КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474576 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221094
Пользователей - 102813

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Владыки Безмирья 2 [Полина Громова] (fb2) читать онлайн

- Владыки Безмирья 2 (а.с. Владыки Безмирья -2) 2.42 Мб, 735с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Полина Сергеевна Громова

Настройки текста:



Полина Громова Владыки Безмирья 2


* * *

ЧАСТЬ VIII. Хохот мечей, шепот безумия

Глава 33. Дороги Безмирья


Легкий ветер колыхнул лапы могучей ели, и стеклянные игрушки, которыми она была украшена, весело зазвенели. Какая-то девушка-игрок, разговаривавшая со своим спутником громко, но неразборчиво, схватила его за рукав и нетерпеливо потащила куда-то. Едва не сбив с ног группу других игроков, пронесся крошечный зеленый гоблин в красном колпаке с белой оторочкой, за спиной у него был мешочек, и один из игроков тут же громко воскликнул: «Ивент!» — и бросился следом за гоблином. Но догнать гоблина ему не удалось: он почти сразу же растянулся на снегу, а странное существо преследовали уже другие игроки. Словно испуганная ими, пробежала по заснеженной площади Вэллнера легкая поземка.

— Ну, и что мы будем делать дальше? — нетерпеливо спросил Киф.

Я обернулся, чтобы посмотреть на него, и обнаружил, что взгляды всех моих спутников обращены ко мне.

— Э-э… Наверное, нужно узнать, как дела у Рейда и Селейны.

— Понял! — тут же бодро откликнулся Тим. — Сейчас напишу им.

И он с головой ушел в свой интерфейс: не только его взгляд сфокусировался на том, что больше никто не видел, но и руки его заработали с чем-то незримым.

— А еще, если мы планируем оставаться здесь, нужно зарегистрироваться в гильдии. Так, Боггет?

Инструктор кивнул.

— И найти жилье, хотя бы временное, — продолжил я, чувствуя, что смелею. — Первое время можем брать простые заказы и…

— Скучно! — возразил вдруг Киф. — Скучный, скучный план!

— А ты что предлагаешь?

— Двинуть отсюда куда-нибудь, и чем раньше, тем лучше! Здесь же неинтересно совсем. Квестов нормальных нет, одна стандартная социалка, ничего особенного не происходит. Да и вообще, тут зима сейчас. Ты к гнездам виверн хочешь по пояс в снегу пробираться? А больше я вот даже не знаю, куда тут можно сходить. И зачем. Природные ингредиенты для алхимии тоже не достать. — Он повернулся к Боггету. — Может, в Нимзенд рванем? У меня свиток портала есть, как раз дотянет.

— Простите, что вмешиваюсь, — заговорил Лэнди. — Но тут, вообще-то, есть неподалеку одна локация, Подземелье Туманных Жриц. Можно там монстров пофармить. Там круто, говорят… Эй, вы чего?

Я не успел придумать, как объяснить Лэнди, почему мы все, кроме Кифа, вдруг помрачнели. Но как раз магик и спас положение:

— Ой, да мы там были уже! — беззаботно заявил он. — На фарм каждый день из города не набегаешься, далековато, а лут так себе.

— Но рядом же деревня какая-нибудь есть наверняка. Если…

— Рейд зовет в гости, — перебил его вдруг Тим, не отрывая взгляда от своего интерфейса. — Селейна в походе со своим отрядом, отлучиться не может, у них миссия. Но она пообещала, что дня через три прибудет сюда, в Вэллнер.

Дочитав, он взглянул на нас.

— Ну, вот, значит, пока что мы останемся здесь, — сказал я, обращаясь к Кифу. Я хотел лично убедиться в том, что с нашими друзьями все в порядке, и готов был спорить с магиком и дальше, если это потребуется. Но ссориться с ним мне не хотелось, к тому же мне самому было интересно посмотреть Безмирье, и поэтому я добавил: — А потом и правда можем отправиться куда-нибудь.

— Ладно, — Киф задорно тряхнул челкой. — Если мы не идем навстречу приключениям, надо узнать, какие приключения можно найти, не сходя с места! Заглянем в гильдию?

— Я не пойду с вами, ничего? — спросил Лэнди. — Не подумайте, что я вас бросаю, просто…

— Да иди уже по своим делам, — добродушно сказал Тим. — Я тебе заявку кинул. Примешь?

— Ой, точно! Сейчас! Прости! — слегка покраснев, Лэнди принялся что-то менять в воздухе перед собой. Тим, улыбаясь, подмигнул мне. Я ответил ему кивком головы. Да, это было необычно и забавно — общаться с настоящим игроком.

— Ну, все, я побежал! Спасибо, что выручили! Еще увидимся! — помахав нам рукой, Лэнди заспешил с площади в сторону лавок.

— Интересно, куда это он, — вслух подумал Тим.

— За свитком портала, я полагаю, — ответил Боггет. — Надеюсь, денег у него хватит. А то пешком он отсюда будет долго выбираться.

— Зависит от того, куда он хочет попасть, — возразил Киф.

Инструктор хохотнул.

— Да куда бы ни хотел! Это же Крайние земли, отсюда в любом направлении все далеко! Между прочим, если бы мы все-таки решили отсюда портануться, он бы снова нам на хвост сел.

Киф кивнул.

— Но он, кажется, неплохой парень. И может пригодиться. Так что хорошо, что Сэм прихватил его с собой.

Магик и инструктор обменялись понимающими взглядами.

— И в чем дело? — поинтересовался Тим.

Боггет ухмыльнулся.

— Потом объясню. А сейчас пойдемте в гильдию. Вы уже как четверть часа снова в Безмирье и, похоже, покидать его в ближайшее время не собираетесь. Так что пора последовать совету Адельвайса.

Несмотря на то, что Вэллнер, по словам Кифа, ничем особенным не отличался, в отделении гильдии было довольно людно. Игроки толпились у стенда с заданиями и около конторки из темного дерева, единственной здесь. За конторкой работала миловидная шатенка с кошачьими ушками. На ней было форменное светло-коричневое платье, отделанное кружевами цвета сливок. Девушка улыбалась всем, но явно не справлялась с таким количеством работы, хоть и очень старалась. Увидев нас мельком, она улыбнулась еще шире и громко произнесла:

— Добро пожаловать в гильдию «Парящие в поднебесье»! — и тут же повернулась, чтобы ответить на вопрос какой-то искательнице приключений.

Боггет уверенно подошел к конторке и, не обращая внимания на возмущенные взгляды остальных посетителей, наклонился к девушке и четко произнес:

— Код двенадцать восемьдесят четыре тридцать один зет.

Девушка на секунду замерла с широко распахнутыми глазами.

— Будем надеяться, он еще работает…

А потом произошло нечто удивительное: девушка раздвоилась, причем одна из получившихся двойняшек, как ни в чем не бывало, продолжила заниматься посетителями, а вторая повернулась к нам и заговорила:

— Здравствуйте, меня зовут Маэринн. Чем я могу быть Вам полезна?

— Первичная регистрация, создание личного кабинета.

Девушка улыбнулась.

— Принято! Прошу за мной!

Она вышла из-за стойки и повела нас в к небольшой двери, до этого совсем не бросавшейся в глаза. Боггет пропустил нас с Тимом вперед, но, хотя в дверной проем мы вошли друг за другом почти след в след, каким-то образом получилось, что в комнате я оказался один. Это была обычная небольшая комната с двумя окнами и шкафами вдоль стен. На стене в проеме между окон в обрамлении темно-синей ткани висело деревянное панно с изображением птицы — символ этой гильдии. Посреди комнаты стояла на тонких металлических опорах большая голубая сфера, источавшая неяркий пульсирующий свет. Сфера была полупрозрачная, и внутри нее вращается несколько магических печатей. При соприкосновении символы без труда проходили друг сквозь друга, лишь загораясь ярче на стыках. Маэринн стояла рядом. Дверь за моей спиной была закрыта.

— Пожалуйста, подойдите сюда, — сказала девушка. — Введите, пожалуйста, имя и пароль. Пароль нужно повторить дважды. Имя и пароль может содержать буквы, цифры и другие символы.

Передо мной в интерфейсе появилась полупрозрачная панель с тремя длинными горизонтальными окошками. Маэринн молчала в ожидании. Ее кошачий хвостик игриво помахивал.

— Имя — Сэймор. Пароль…

В верхнем окошке появились было буквы, но едва я попытался перейти к следующему, как буквы исчезли.

— К сожалению, пользователь с именем «Сеймор» уже существует. Пожалуйста, выберете другое имя.

Девушка говорила с добродушием, но однообразие фраз и интонаций сбивали с толку. Впрочем, наша давняя знакомая Зарина из «Белого льва» была такой же.

— Э… Сэм?

Результат был таким же.

— К сожалению, пользователь с именем «Сэм» уже существует. Пожалуйста, выберете другое имя.

Я задумался. До этого момента мое имя отображалось у меня в статах, и Безмирье не имело ничего против. Что же теперь было не так? И как я должен поступить? Хотя, один раз я ведь уже поменял имя — правда, тогда это вышло случайно. Но, может, получится и на этот раз.

— Имя — Сэй Морр.

Послышался чей-то короткий смешок — словно позвонили в хрустальный колокольчик. Верхнее поле заполнилось, и, когда я перешел к следующему, буквы не исчезли.

— Принято! — обрадовала меня Маэринн. — Имя нового пользователя — Сэй Морр. Уважаемый Сэй Морр, пожалуйста, введите пароль. Пароль нужно повторить дважды. Пароль может содержать буквы, цифры и другие символы.

Ну, это должно быть легче, чем имя.

— Лачуга Боггета. Подойдет? Лачуга Боггета.

Оба оставшихся поля заполнились.

— Принято! Пожалуйста, проверьте свои персональные данные.

Я понятия не имел, что она от меня хочет, поэтому просто сказал:

— Все верно.

Клавиша внизу панели сменила цвет, одна панель исчезла и появилась другая, занявшая почти все видимое пространство. На ней отображались мои характеристики. Маэринн посмотрела на меня озадаченно, моргнула, затем моргнула еще раз.

— Данные устарели, — наконец сказала она. — Требуется обновление данных. Пожалуйста, подойдите сюда и приложите ладонь к дата-сфере.

Как только я увидел эту штуку, я понял, что до этого дойдет. Но если бы это было опасно, Боггет бы нас с Тимом предупредил, так что я, ничего не опасаясь, приблизился и приложил ладонь к сфере.

Это был опрометчивый поступок.

Нет, я не испугался. Испугаться я не успел. Я не успел даже убрать руку со сферы — все произошло слишком быстро. Я сообразил лишь, что что-то происходит не так, как должно, даже с учетом нашей необычности: печати внутри сферы закрутились быстрее, символы в них озарили комнату голубым сиянием, но вдруг они замерли, сложившись в одну большую сложную печать, и точно такие же печати, только гораздо больше, появились на полу комнаты, потолке и стенах. Я словно оказался в шкатулке, расписанной изнутри сияющей краской. Силуэт Маэринн замер и странным образом изменился — девушка будто бы стала плоской, нарисованной, а затем дрогнула раз, два и исчезла в разноцветной ряби. На ее месте появился необычный юноша. Он был стройный, белокожий, в причудливой одежде, похожей на хламиду священнослужителя. У него были длинные волосы голубого цвета, завязанные в хвост. Он не стоял на полу, а висел над ним и смотрел на меня светло-серыми, серебрящимися глазами. Когда наши взгляды встретились, он улыбнулся и кивнул, а затем исчез. В тот же миг исчезли и печати — все, кроме той, что была внутри сферы, но и она рассыпалась на прежние, более простые печати. И все же перед тем как это произошло, я понял, что уже видел эту печать раньше. Где и когда, я не помнил, но я определенно уже видел ее.

Как только странный юноша исчез, Маэринн вернулась на свое место. Она снова была объемная, настоящая. Как ни в чем не бывало, она произнесла:

— Благодарим за регистрацию в гильдии «Парящие в поднебесье»! Будем рады видеть вас в любое удобное для вас время!

Я понял, что все закончилось. Сосредоточившись на интерфейсе, я обнаружил, что мои показатели изменились. Теперь я был сорок третьего уровня, объем шкал здоровья и маны увеличился. Основные характеристики остались прежними, но количество свободных очков, которые можно было по ним распределить, увеличилось до ста шестидесяти пяти (путем нехитрых вычислений я понял, что это очки за все уровни, которые я набрал после десятого, исходя из пяти очков за каждый уровень). Дополнительные характеристики не изменились. Параметры выносливости, скорости, скрытности и так далее тоже остались прежними, но, насколько я помнил объяснения Кифа, они изменятся, как только я распределю очки опыта. А еще вместо моего прежнего имени на месте ника значилось: «Сэй Морр». Надеюсь, друзья не станут надо мной смеяться.

Выйдя из комнаты, я снова оказался в зале гильдии. Народа стало меньше, но близняшка Маэринна была по-прежнему завалена работой. Моих спутников видно не было. Я вышел из гильдии и обнаружил их на улице. Они ждали меня. Боггет сидел на низком каменном ограждении парка, остальные стояли рядом.

— Что-то ты долго, — сказал Тим. Его уровень скорректировался и теперь был тридцать девятым. Ник над его головой изменился тоже — к нему добавились цифры «127». Заметив, куда я смотрю, Тим объяснил: — Это все, что я смог придумать!

— Добавить цифры?

— Ну да. Игроки часто так делают, посмотри по сторонам.

Действительно, у многих игроков в никах были цифры. Как я теперь знал, это нужно было, чтобы ники не повторялись.

— А почему сто двадцать семь?

Тим хитро улыбнулся.

— А это чтобы не забыть, какого уровня я собираюсь достичь.

— Всего-то?

— Для начала, — он посмотрел на мой ник. — О, да ты теперь Сэй Морр?

— Мне нравится, — влез в разговор Киф. — Сэй — звучит красиво.

Ну вот, ни тела прежнего, ни имени — докатились…

— Зовите меня как раньше, пожалуйста, — я перевел взгляд на инструктора. — Боггет, а откуда у тебя пятнадцать уровней взялось? Ты же был пятьдесят третьего, а теперь шестьдесят восьмого.

— А, я тоже решил данные обновить. Теперь можно будет и экипировку поприличнее надевать, и квесты получше брать.

— А как связаны уровни и экипировка?

— Здесь у многих вещей есть дополнительные характеристики, — напомнил Боггет.

Я кивнул.

— Почти у всех.

— Есть вещи с хорошими характеристиками, но они имеют ограничения — скажем, броня с прибавками к силе и ловкости или с защитой от магии. Но экипировать ее может только игрок выше, например, восемнадцатого уровня. Механика мира такова, что, если игрок этого уровня еще не достиг, броня просто не экипируется. Мы же ее экипировать можем, но, если нашего уровня не хватает, дополнительных характеристик у брони не будет — они просто отключатся, и все. Это будет обычная вещь. То же самое с оружием и амулетами.

— Между прочим, если бы вы зарегистрировались в какой-нибудь гильдии сразу же, как только попали в Безмирье, уровней на этом вы могли бы поднять больше, — заметил Киф.

— Почему? — спросил Тим.

— Потому что для каждого нового уровня нужно набрать больше опыта, чем для предыдущего, там действует математическая прогрессия. Если бы вы затянули с этим еще сильнее, то вместо десяти-пятнадцати уровней получили всего семь или пять, а то и того меньше. Но все это не так уж и важно. У нас есть дело поинтереснее.

— О чем ты?

Киф хищно улыбнулся.

— Распределение очков опыта! Я жду — не дождусь…

— Э, нет, Киф. Рано, — Боггет поднялся со своего места.

— Это почему еще?

— Потому что! — он бросил быстрый взгляд на нас с Тимом. — Нужно сесть и спокойно разработать грамотные билды. Сейчас на это нет времени. Так что зайдем в гостиницу, оставим лишние вещи — у меня и у Тима все в инвентарь не влезет, как ни крути. И в путь.

Киф удивился.

— Так мы все-таки куда-то отправляемся?

— К Рейду, — напомнил я. — Мы идем в гости к Рейду.

Гостиница не заняла у нас много времени. Нам с Кифом комнаты пока не были нужны, поэтому мы просто ждали Тима и Боггета внизу, в обеденном зале. Инструктор задерживался. А вот Тим вернулся быстро — вероятно, не стал разбирать вещи, просто оставил их в комнате.

— Так, теперь понятно, зачем нужен пароль, — сказал он, подсаживаясь к нам.

— О чем ты? — спросил я.

— Ой, тут все очень интересно устроено. Когда просто входишь в комнату, это обычная гостиничная комната, больше ничего. В зависимости от гостиницы, конечно, комнаты будут разные, но не в этом дело. А если войти в свою комнату… Сэм, тебе надо самому это попробовать. Ты словно оказываешься в каком-то пространственном кармане. То есть, это тоже комната, но Боггет сказал, что никто, кроме меня, в нее без моего ведома не попадет. Там можно оставить личные вещи, и никто их не тронет. Я сам там буду в абсолютной безопасности. И в любой гостинице, или другом месте, где сдают жилье, или даже в гостях я смогу попасть именно в эту комнату. А еще ее можно настраивать — менять размер, мебель, даже вид за окном. Правда, это за дополнительную плату, но все равно удивительно.

— Обязательно попробую. Но, думаю, после регистрации в гильдии меня еще долго тут ничего не удивит.

Тим нахмурился.

— А что такого было с регистрацией?

Я было открыл рот, чтобы рассказать о странном смехе, печатях и появлении юноши с голубыми волосами. Но тут в моей голове отчетливо пронеслось: «Не говори. Сейчас не говори об этом, Сэй Морр. Пожалуйста».

Если большинство от удивления открывают рот, то я свой, наоборот, от удивления захлопнул. Я, конечно, был склонен порассуждать сам с собой в своих мыслях. Но отличить свой собственный голос от чужого я все-таки был способен.

— Знаешь, это было довольно необычно, — осторожно произнес я.

Тим задумался.

— Ну… Пожалуй.

«Интересно, — подумал я. — А что если с ним произошло что-то подобное и он тоже сейчас услышал просьбу не рассказывать об этом?» Мне стало досадно. Мне не хотелось, чтобы какая-то подозрительная личность со своими тайнами вмешивалась в отношения между мной и моими друзьями. Я снова открыл рот, чтобы все рассказать. Я был готов к тому, что снова услышу голос в своей голове, и был готов проигнорировать его просьбу или приказ. Но никакого голоса я не услышал. Вместо этого у меня поперек горла встал комок, и я не сумел произнести ни слова. Наверное, я побледнел и со стороны выглядел испуганно.

— Сэм, что случилось? — встревоженно спросил Тим.

— Я… Нет… Ничего… Просто я…

На большее меня не хватило. Я сам был ошеломлен не меньше своего друга: в воздухе передо мной на уровне горла вертикально висела сияющая голубая печать. Она была не такой большой, как та, что я видел в шаре, но и не маленькой, и ее рисунок был такой же, я был в этом уверен. И я точно, точно уже где-то видел эту печать.

— Сэм, — медленно и каким-то непривычно-глубоким, вязким голосом произнес Киф. Прищурившись, он всматривался в печать, и на его губах блуждала странная улыбка. — Да ты же…

Затем он посмотрел мне в глаза и вдруг оглушительно расхохотался.

К тому времени как вернулся Боггет, мы успели выяснить, что с Тимом ничего необычного при регистрации не случилось. Он прошел следом за своей версией Маэринн в отдельную комнату, ввел имя (не с первого раза, конечно, но все же) и пароль, приложил ладонь к сфере и увидел, что его показатели изменились. Затем Маэринн поблагодарила его за регистрацию и предложила обращаться в гильдию в любое удобное время. Я же так и не сумел рассказать о том, что случилось со мной. Написать об этом я тоже не смог: не получилось сделать это ни на бумаге, ни с помощью интерфейса — в первом случае мне просто физически не удавалось написать на листке слова, во втором слова попросту исчезали, едва я дописывал их. В конце концов я прекратил эти бесполезные попытки: как бы я ни старался использовать иносказания, мир каким-то образом понимал, какую именно информацию я хочу донести, и сопротивлялся этому. В поисках подсказок я углубился в интерфейс и обнаружил, что в списке квестов у меня появился еще один, вот только прочесть его название и описание мне не удавалось — символы были незнакомые. Я смог понять лишь, что его статус — «предложенный», то есть я мог согласиться на его выполнение или отказаться от него. Ограничений по времени для принятия решения я не обнаружил. Как ни странно, об этом рассказать мне удалось, и, выслушав меня, Киф удовлетворенно кивнул.

А еще я наткнулся на давнее письмо от Лэнди с тем, что он назвал «видеозаписью», и переслал его Тиму. В результате мы посмотрели бой Сынка и Смугляка — удивительно было наблюдать за фигурками так, как если бы я видел это своими глазами. Выиграл, кстати, Смугляк, но, на мой взгляд, противники были практичеки равны друг другу. Пока мы с Тимом обсуждали это (заодно мне пришлось рассказать и о том, при каких обстоятельствах я познакомился с Лэнди), Киф сидел и расстраивался, потому что, как я внезапно выяснил, ни добавить его в друзья, ни написать ему письмо почему-то не получалось. Впрочем, когда наконец-то пришел Боггет, он снова развеселился.

Инструктор понял по выражению наших лиц, что что-то произошло, и сердито спросил:

— Что случилось?

Киф одарил его лучезарной улыбкой.

— Квест мирового уровня. Скрытый. Пока только у Сэма. Но, возможно, и нам что-нибудь достанется!

Я мог только молить всех известных богов, чтобы моему легкомысленному другу не пришлось расплачиваться за то, во что я каким-то образом ввязался.

В тот же день мы двинулись в путь. Деревня около Драконьего моста (как я для себя его называл) находилась недалеко от Вэллнера. Теперь, когда мост был восстановлен, оживленный тракт снова шел через деревню, и нам удалось договориться с одним торговцем, который путешествовал вместе с семьей, — он согласился подвезти нас в своей повозке за совсем небольшую плату. С учетом того, что дорога была заснеженной, это была настоящая удача. С другой стороны, мы лишь пожинали плоды собственных трудов: это ведь благодаря нам удалось восстановить мост.

По дороге я все пытался вспомнить, где и при каких обстоятельствах я мог видеть ту печать, но ничего мне в голову так и не пришло. Зато пришло новое письмо от Лэнди — он интересовался, не поменялись ли наши планы, поскольку сам собирался через пару дней навестить нас. Я ответил, что мы его дождемся, а заодно поделился впечатлениями о бое, который мне благодаря Лэнди все-таки удалось увидеть. Я рассказал о том, что думаю, довольно подробно, но отнюдь не потому что мне так хотелось это обсудить. Да, бой Сынка и Смугляка был интересным, сложным, но для меня было важнее освоить саму технику переписки. Я видел, как это делает Тим: он набирал слова с помощью специальной панели с буквами и знаками. В моем интерфейсе тоже такая была, но была и возможность как бы надиктовать текст, и я старался обучиться именно ей. Махание руками в воздухе меня все-таки смущало.

К вечеру мы добрались до деревни. Встречать нас к околице вышла Арита. Боггет связался с ней, и она нас ждала. Выглядела она поправившейся, похорошевшей — вероятно, ее супруг наконец-то вернулся домой. Вместе с ней нас встречала ее старшая дочь. Заметив, как подросла девочка, я неожиданно вспомнил о том, сколько времени прошло с тех пор, как мы были здесь последний раз. Боггет прощался с добродушным торговцем и его семьей — они направились к постоялому двору, который снова работал. Киф о чем-то оживленно беседовал с Аритой. А я стоял, ошеломленный внезапно пришедшей мне в голову мыслью.

— Сэм, с тобой все в порядке? — спросил меня Тим. — На тебе лица нет.

— Да… Тим, если пересчитывать время, сколько мы здесь не были?

Он ненадолго задумался.

— Два года. Да, примерно два года.

— Два года… — шепотом повторил я.

Все правильно. Восемь месяцев по времени нашего мира, которые я провел неизвестно где, обернулись двумя годами здесь, в Безмирье. Для меня этого времени как будто бы и не было — мне казалось, что битва с Проклятым Гуру в Подземелье Туманных жриц была всего недели две назад. Но для Кифа, Тима и Боггета прошло восемь месяцев, я все время забывал об этом. А для Рейда и Селейны прошло два года. Между мной и моими друзьями стояли не границы миров, а нечто большее. Нас разделяло время. На протяжении этого времени меня не было рядом ни с одним из них, я не знал, что с ними происходило, чем они жили, о чем думали, к чему стремились. Наверное, можно было бы попытаться заполнить эту пропасть, подробнее расспросив обо всем Рейда или Селейну, но я прекрасно понимал, что слышать рассказ о жизни своего друга совсем не то же, что делить с ним его жизнь. Теперь, подумав об этом, я не знал, как заговорю с Рейдом.

Я так увяз в собственных мыслях, что Боггет дозвался меня только со второго раза, да и то лишь после того, как Тим дернул меня за руку. Мы двинулись по деревенской улице. Уже стемнело, но в окнах горел свет, на снегу лежали прямоугольники цвета топленого масла. Некоторые домики были занесены снегом по самые окна, около других были расчищены широкие площадки. К дому, куда нас вела Арита, вела аккуратная тропинка.

Здесь нас тоже ждали: заслышав шум, на порог, широко распахнув дверь, вышел рослый широкоплечий мужчина, в котором я с трудом из-за отросшей бороды узнал Рейда. Он широко улыбнулся, за руку поздоровался с Боггетом, облапал меня с Тимом и даже потрепал Кифа.

— Ну, здорово, здорово! Заходите! — даже голос Рейда теперь звучал иначе — ниже и глуше.

В доме было натоплено, от щедро накрытого стола сытно пахло едой. Навстречу нам вышла молодая хозяйка, та самая светловолосая девушка, которую я видел лишь однажды, когда ее младший брат случайно выбежал нам навстречу. Девушку звали Люсия, и ее брат Корн, подросший, как и дочка Ариты, тоже встречал нас. Люсия улыбалась, но улыбка ее была тревожной, и весь вечер она разрывалась межу нами, гостями ее дома, и двумя маленькими детьми, близнецами, девочкой и мальчиком. Это были дети Рейда.

— В прошлом году угол дома выправил и конек новый поставил, — рассказывал Рейд. — В следующем надо будет комнату еще одну пристроить, а то тесновато.

Он заматерел и, если не остепенился, то, по крайней мере, приосанился. Регистрироваться в гильдии Рейд не стал, но и так его уровень вырос до сорок девятого, а из-за разницы во времени между нашим миром и Безмирьем он стал еще старше меня. Рейд был рад меня видеть, и было заметно, что у него от сердца отлегло, когда он узнал о том, что я жив. Смотрел он на меня по-прежнему сверху вниз, только теперь не как главарь банды на новичка или напарник Боггета на инструкторского ученика-помощника, а как взрослый мужчина на юношу — было что-то покровительственное в его взгляде. Не то чтобы это так уж сильно задевало меня. Но теперь, когда Рида была для меня потеряна, я, слушая, с какой гордостью Рейд говорит о своем доме, хозяйстве, жене и детях, с удивлением поймал себя на мысли о том, что было бы не так уж и плохо, если бы в свое время Рейд отбил Риду у меня. Он сумел бы позаботиться о ней.

Вечер прошел весело, но для меня все было как в тумане. В глубоких сумерках, когда Люсия отправилась готовить для нас постели, зашел разговор о событиях двухлетней давности. Со свойственной ему бестактностью завел его, разумеется, Киф, но я был благодарен магику. Сам бы я ни за что не набрался смелости, чтобы спросить Рейда, почему он решил остаться в Безмирье.

— Да не было у меня никаких особых мотивов, — ответил Рейд, захмелевший от домашнего пива собственной варки. — Я поступил так просто потому, что захотел, а она… — он кивком головы указал на комнату, где возилась Люсия, — не стала возражать. — Рейд вдруг прямо посмотрел на меня, словно не Киф, а я его спрашивал о причинах его поступка. — Знаешь, Сэм, меня всегда раздражали все эти сопливые истории — типа помог девушке, потому что влюбился, или спас старика, потому что у самого есть старый больной отец, или позаботился о брошенном ребенке, потому что потерял младшего брата или сам когда-то потерялся. Как будто бы что-то такое нельзя сделать просто так!

Я кивнул. Я понимал его. Но сам я вряд ли бы отважился на что-то подобное — так круто изменить свою жизнь, причем не ради себя, а ради другого человека. Мне следовало наконец-то признать: что бы ни произошло, мне никогда не превзойти Рейда. Сам он никогда не станет всерьез указывать мне на это, и мне его не превзойти поэтому тоже.

Мы неплохо провели вечер, а когда наутро наш маленький отряд засобирался в дорогу, Люсия то и дело с тревогой смотрела на Рейда. Она боялась, что мы его сманим, что он уйдет и оставит ее, как когда-то поступили ее жених и старший брат. Но Рейд не ушел. У него и в мыслях такого не было. Он очень тепло попрощался с нами и наказывал не забывать его, заезжать в гости. И лишь напоследок он отозвал меня в сторону и, нахмурившись, попросил:

— Сэм. У меня, это… Там мать осталась. Сможешь ее проведать при случае?

— Когда мы уходили, с ней все было в порядке, — сказал я. Еще до того, как мы отправились в эту деревню, я решил, что не заговорю об этом сам, если Рейд меня не спросит. Но он спросил, и я был готов ответить. — Она сейчас не одинока и ни в чем не нуждается. Но я не разговаривал с ней лично, поэтому не знаю подробностей. Я просто навел справки, понимаешь? Рейд, я не был уверен, что смогу вернуться в Безмирье, так что…

— Я тебя понял, — перебил меня Рейд. Он крепко пожал мою руку. — Спасибо.

На этом мы и расстались.

С дорогой обратно в Вэллнер нам повезло меньше: возвращаться пришлось пешком. На середине пути Тим получил письмо от Селейны.

— Они уже в Вэллнере, — сообщил он.

Думаю, на моем лице отразилось сожаление о том, что мы до сих пор не добрались до города. Мне очень, очень хотелось увидеться с Селейной, причем как можно скорее. После встречи с Рейдом мне казалось, что в общении с ней я смогу найти утешение.

— Если бы у нас были лошади…

— У меня есть свиток портала, — напомнил Киф. — Он на дальнюю дистанцию, жалко, конечно, но мы ведь еще добудем, правда? — он достал из инвентаря и протянул мне плотно свернутый пергамент. — Заодно научишься пользоваться этими штуками.

Я было потянулся за свитком, хотя мне было неловко принимать такой дар, но тут заговорил Тим.

— Подожди, Киф. Лошадь — не лошадь, да и не ездовой маунт, но кое-что у нас есть, — Закопошившись под одеждой, он достал из внутреннего кармана какой-то маленький предмет и протянул его мне.

Это был простой деревянный свисток со шнурком. Точнее, свисток владельца питомца, на его боку можно было вырезать свое имя — и я прекрасно знал его. На этом свистке имя владельца было когда-то вырезано, но теперь оно было соскоблено, на плотном полированном дереве остался грубый шрам. Боль, которую я почувствовал, была настолько реальной, что у меня закружилась голова.

— Она просила передать его тебе, — сказал Тим. Видя мою реакцию, он быстро добавил: — Если ты откажешься, я все равно не смогу его вернуть, ты же понимаешь. А ему наверняка скучно и грустно сидеть там одному… Ну, где он у вас сидит…

Я покрутил свисток в руке. Прощальный подарок от Риды.

— Значит, ты виделся с ней?

— Да, пару раз. Мы помирились.

— Хорошо.

— А еще она попросила передать тебе свое благословение.

— Благословение? Что это значит?

Тим пожал плечами.

— Не знаю. Наверное, что она хочет, чтобы у тебя все было хорошо.

Я кивнул. Может быть, Рида действительно хочет этого… Что ж, я тоже хочу, чтобы у нее все было хорошо. Очень, очень хочу. Я любил ее и больше не сердился на ее поступок. И в то же время я все еще не мог избавиться от недоумения, вызванного ее поведением.

Свистеть правильно без помощи свистка я не умел, поэтому воспользовался свистком. Флипп появился сразу же — косматый, здоровенный, довольный тем, что его выпустили на свободу, он толкнулся мне в бок с такой силой, что я едва устоял на ногах, и рыкнул от удовольствия. Затем он повернулся и, высунув огромный лиловый язык, лизнул Кифа.

— Фу! — завопил магик, жмурясь и отбиваясь от копны шерсти, которая лезла к нему ласкаться.

— Когда-нибудь он тебя сожрет, — не без удовольствия заметил Боггет.

— Сэм, забери его! Эй, чего ты улыбаешься?..

Я и правда улыбался, хотя мне было очень грустно. А еще я как новый владелец питомца видел показатели Флиппа. Никакой особой информации о нем, правда, не было — ни вида, ни породы. Просто «питомец, монстр» — а это было видно и невооруженным глазом. Уровень у Флиппа был восемнадцатый из двадцати пяти возможных. Такие показатели, как сытость, бодрость и здоровье, были на максимуме.

— Забирайся на него, он отвезет тебя в Вэллер, — сказал Тим. — Я думаю, он справится. А мы вас догоним.

Я подозвал Флиппа, потрепал его по холке, примерился. Пока мы странствовали по Безмрью, управляться с лошадью я кое-как научился. Но Флипп был не лошадью. Это был крупный монстр, седло и уздечка не предусматривались.

— Залезай на него и держись крепче, — сказал Киф. — Давай, это может сработать.

Я знал: когда магик говорил такие вещи, больше всего ему хотелось посмотреть, что из всего этого получится. Киф был очень любопытным существом.

Скрепя сердце, я вскарабкался на Флиппа, устроился на его загривке, покрепче вцепился в бурую шерсть. В конце концов, однажды Флипп уже нес меня на себе. Правда, тогда я был без сознания. А вот на этот раз мне отключаться никак нельзя: подбирать меня, если я свалюсь с Флиппа, будет некому.

— Ну, это… Вперед?..

Флипп повернул в мою сторону голову и, хотя глаз его не было видно из-за шерсти, я чувствовал, что он смотрит на меня.

— Вперед, — попросил я. — Пожалуйста.

Флипп фыркнул. Киф фыркнул тоже. В этот момент оба монстра были как никогда похожи друг на друга: оба смеялись надо мной.

— Боггет, что я должен сделать?

— Попробуй тронуть его бока пятками, как лошадь, — посоветовал инструктор.

Лица его в этот момент я не видел, а по интонации не мог угадать, всерьез он это сказал или нет, поэтому просто последовал его совету. Может, мне нужно было тронуть Флиппа совсем чуть-чуть…

— А-а-а!..

Монстр сорвался с места в радостный галоп. Чтобы удержаться, я сжал его шерсть в руках так сильно, что у меня свело пальцы. Если бы не пассивный навык «Каменная кожа», я бы просто изрезал ладони — надеть перчатки я не догадался. А еще пришлось стиснуть зубы, чтобы не оббить их друг об друга.

— Счастливого пути! — зловредно прокричал мне вслед магик.

До Вэллнера я добрался быстрее, чем это было бы, будь у меня лошадь. Флипп двигался длинными скачками, но при этом так быстро, что управлять им я бы не смог, даже если бы захотел. К счастью, монстр оказался достаточно маневренным для того, чтобы огибать попадавшихся нам на дороге путников. Когда показались стены Вэллнера, я с ужасом подумал о том, что будет, если я не смогу остановить Флиппа. Но, к счастью, когда я натянул его шерсть так, как если бы это были поводья, он послушался, замедлился и постепенно остановился.

Когда я понял, что Флипп перестал двигаться, я чуть не свалился с него. Тело закостенело от напряжения и холода, но при этом самого меня трясло от только что пережитого путешествия. Хорошо, что от городских ворот до гостиницы нужно было еще какое-то расстояние пройти пешком — так у меня было время, чтобы прийти в себя. Впрочем, был во всем этом и плюс: каждый миг рискуя слететь с Флиппа, я все это время не думал о предстоящей встрече с Селейной.

Войдя в город, я спрятал Флиппа, пообещав, что еще выпущу его, и направился к гостинице. Издалека заслышав шум, я понял, что Селейна прибыла в Вэллнер не просто не одна — компания, сопровождавшая ее, была отнюдь не маленькой.

На первом этаже гостиницы было накурено так, что потолочные балки терялись в сизом дыму. Было шумно: пил и веселился отряд наемников, только что удачно завершивший какое-то дело. Несмотря на то, что здесь были представлены различные расы и их причудливые смеси, все посетители были игроками. Заливисто взвизгивал рожок, стучали каблуки отплясывающих под эту музыку девиц. Когда я вошел, никто не обратил на меня внимания, и я, в свою очередь, тоже постарался сделать вид, что меня никто особенно не интересует. Тем не менее, я оглядел всех присутствующих в зале и за одним из столов обнаружил того, кого искал. Двинувшись по проходу, я не удержался и издалека окликнул:

— Селейна!

Она обернулась, но тут же путь мне преградили двое громил-наемников — человек и полутролль.

— Чего тебе надо? — сиплым басом спросил тролль.

— Айгер, Брим, это мой друг! Сэм! — раздался позади них голос Селейны. У меня мурашки пробежали по коже — так я был счастлив снова слышать его.

Наемники слегка расступились. Селейна проскользнула между ними, и в следующий миг мы крепко обнялись. От Селейны пахло горько-сладким дымом костра, палой листвой, а еще чем-то резким, тяжелым, мускусным — так пахнут звери. Краем глаза я заметил, как насторожились остальные наемники, сидевшие за ближайшими столами, особенно один из них — явно вожак, рослый скуластый мужчина с гривой седоватых волос, в которые была вплетена всякая мелочь вроде бусин и перьев. Смотрел он на нас странно — не поворачивая головы, но скосив глаза.

— Вернулся, — прошептала Селейна, и мы наконец-то немного отстранились друг от друга.

Я кивнул. Селейна улыбалась, хотя на ее щеках блестели две тонкие дорожки от слез. Если бы я увидел ее вдруг вот так, вблизи, то, возможно, в первую минуту и не узнал бы. Селейна была… открытая. Другого слова, чтобы описать ее теперь, у меня не было.

— Пойдем, — она взяла меня за руку и повела к маленькому столу, чудом оставшемуся свободным этим вечером. Проходя мимо серогривого вожака, Селейна сказала ему: — Это мой друг. Мы очень давно не виделись.

Вожак кивнул и отвернулся, делая вид, что расслабился. Если бы не мой опыт работы в бестиариуме, я бы не заметил, как он одним взглядом указал нескольким своим подчиненным следить за тем, чтобы я не причинил Селейне вреда.

— Рассказывай, — потребовала она, усадив меня на лавку и устроившись напротив. Нам подали выпивки, но Селейна, кажется, этого даже не заметила. Она подалась вперед и вся превратилась во внимание. Я покачал головой.

— Это ты рассказывай.

Она рассмеялась. Рассмеялась! Так легко и естественно, как будто бы и раньше делала это в каждой подходящей ситуации. Наверное, недоумение на моем лице было выражено слишком явственно, и Селейна, смутившись, опустила голову.

— Ну, чего ты на меня так смотришь?

— Прости. Ты такая…

Она не удержалась и снова хихикнула.

— И ты прости меня.

Первая неловкость прошла, и она подняла голову. Глаза ее были влажны, на губах блуждала мягкая улыбка.

— Ты один?

— Нет. Со мной Киф, Боггет и Тим. Они прибудут чуть позже.

Селейна кивнула. Спрашивать о Риде она не стала.

— Давно вернулся?

Я пожал плечами.

— Как сказать… Меня где-то носило восемь месяцев. Потом выбросило в нашем мире. Через пару недель мы смогли попасть сюда, — я подался вперед. — Я очень хотел повидаться с тобой и Рейдом.

— Рейд недалеко отсюда. Помнишь деревню с призрачным драконом? Он вернулся туда.

— Я знаю. Мы как раз ездили навещать его.

И я рассказал Селейне о нашем путешествии в деревню около Драконьего моста.

— Удивительно, правда? — выслушав меня, спросила Селейна.

Я кивнул, соглашаясь, хотя ничего удивительного в этом я не видел. Наоборот, это была самая обыкновенная жизнь.

— А ты чем занималась все это время?

Селейна выпрямилась и со слегка забавной гордостью произнесла:

— Тем же, чем и раньше. Магией.

— Нисколько в этом не сомневался. Однако выглядишь ты… — я демонстративно уставился на ее наряд.

Селейну можно было принять за кого угодно, только не за мага. Больше всего она походила на разбойницу: белая блузка, черный корсет, широкий пояс с массивной пряжкой, коричневые кожаные штаны со шнуровой от бедер до голени, замшевая обувь. Косы, к которой я так привык, не было. Теперь Селейна носила волосы собранными в высокий конский хвост, чем будто бы отдавала странную дань Боггету. Новая прическа Селейне шла, придавая ее облику нечто дерзкое. Но самым странным в ее внешности была все-таки еще одна деталь наряда. За спиной Селейны был не плащ, а что-то вроде платья из плотной темно-коричневой ткани, сложенного и закрепленного с помощью застежки на шее и пояса на талии. Рукава этого платья были убраны под широкие парные браслеты на запястьях, а длинный подол свисал с края лавки. В целом выглядело это красиво, но чересчур уж необычно.

— Это мантия мага, — пояснила Селейна. — Если меня видят в одежде мага, я превращаюсь в приоритетную цель. А так меня сложно отличить от простого наемника. Я ее перешить хотела, да навыка пока не хватает — там не только швейное мастерство нужно, но и работа с артефактами. К тому же, если ее перешивать, она утратит часть характеристик. Можно было бы вообще ее не носить, но это легендарный предмет, дает приличные прибавки, особенно к защите.

— А почему бы тебе не носить броню? Наверняка можно подобрать что-то подходящее.

Селейна покачала головой.

— Тяжелая броня накладывает серьезные ограничения на использование местной магии. Правда, это каким-то образом не касается заклинаний, которые я изучила в нашем мире. А с учетом того, что я могу использовать магию без визуальных эффектов да и заклинания могу произносить про себя — сам понимаешь, противники обнаруживают меня далеко не сразу… Если вообще обнаруживают. А союзники держатся за меня всеми силами, — она кивком головы указала в сторону расположившегося в трактире отряда. — Столько привилегий… Мне даже неловко порой.

— А как ты попала в отряд наемников?

— После того как все ушли, мы с Рейдом вернулись в Вэллнер. Он почти сразу же покинул город, а я пошла регистрироваться в гильдию искателей приключений. Так получилось, что там было очень много народа, но все пришли за квестами, а мне была нужна регистрация. Одна из сотрудниц отвела меня для этого в специальную комнату — ты ведь тоже уже зарегистрировался, понимаешь, о чем я говорю, да? Так вот. Я сделала все, что нужно, и данные в моем интерфейсе изменились. А когда я вышла, в зале гильдии вдруг стало очень тихо. Потом почти все, кто там был, ринулись ко мне с криками. Я чуть не испугалась, — Селейна выделила голосом последнее слово и многозначительно посмотрела на меня. — Но все оказалось совсем не страшно. Они просто увидели мой уровень и расу и стали наперебой приглашать в группы, звать на квесты. А потом все расступились и ко мне подошел Эрон, — Селейна кивком головы указала в сторону серогривого. — «Пойдем со мной. Ты будешь защищать моих людей, а я буду защищать тебя», — так он сказал. Вот так я и оказалась в этом отряде, — Селейна улыбнулась. — Я с ними уже два года. Здесь весело, хотя порой бывает и страшно. А сам Эрон сказал, что не успокоится, пока не захватит для меня какой-нибудь замок.

Я понимал, что за смысл стоит за ее словами. Между Селейной и этим Эроном было нечто большее, чем отношения командира и подчиненного. Но это, кажется, пошло Селейне только на пользу. Она стала гораздо уверенней в себе, и ничего страшного в том, что нынешний ее избранник не совсем человек. Вернее будет.

— Так что там с твоей расой? — спросил я.

— А, тебе же не видно… Подожди, сейчас.

«Игрок Селейна хочет добавить вас в друзья. Принять заявку? Да/Нет».

Как только я выбрал «Да», под ником Селейны появилась новая информация. Теперь там значился уровень, класс и раса. Девяносто третий, маг.

— Серафим? — переспросил я с недоумением.

Селейна кивнула.

— Очень редкая раса. Говорят, серафимы живут в Небесном Граде и почти никогда не покидают его. На поднебесных островах и на земле иногда рождаются их потомки — нефилимы. Но я чистокровный серафим. Понятия не имею, как я оказалась в нашем мире.

«Наверное, на это были причины, — подумал я. — Но это уже другой квест».

— С расовой точки зрения у меня чуть ли не стопроцентная предрасположенность к магии, — продолжила Селейна. — Это многое объясняет. Знаешь, серафимы…

И она принялась мне рассказывать об особенностях своей наконец-то выясненной расы. Я слушал ее и не мог понять, получаю ли я от встречи с Селейной то, чего ждал. Да, я убедился в том, что с ней все в порядке, что она в отряде, вожак которого ее защищает, и что она занимается тем, что умеет лучше всего и, кажется, все-таки любит, и что место в ее жизни, от которого когда-то отказался Рейд, теперь занято кое-кем другим. Да, она явно обрадовалась, увидев меня живым, — даже расплакалась. Конечно, как только мы вернулись в Безмирье, Тим сообщил ей, что я жив. К тому моменту, как мы встретились, ее первая радость уже поблекла. Но в тот момент… Почему она не пришла в Вэллнер сразу же, как только узнала, что мы вернулись? Тим же сразу написал ей. Да, она была в рейде со своим отрядом. Но неужели она не смогла бы найти возможность оказаться в Вэллнере, если бы хотела этого достаточно сильно? Или, может быть, она просто сочла, что мы точно встретимся и нет смысла так уж торопиться?.. И Рейд — конечно, он позвал нас к себе в гости, стоило ему узнать о нашем возвращении. Встреча была теплой, дружеской, расстались мы хорошо. И все же создавалось впечатление, что мы вторглись в жизнь своих друзей и отвлекли их от их собственных дел. Новый мир увлек их, и они разошлись по своим дорогам, а мы все — прежде всего, я — словно остались на месте, так никуда и не двинувшись.

— И что ты намереваешься делать дальше? — спросил я, когда она закончила свой краткий экскурс.

— Ничего особенного. Пока что я состою в отряде Эрона, и меня это устраивает. Но если тебе понадобится моя помощь, сообщи мне об этом.

— С чего ты взяла, что мне может понадобиться помощь?

Селейна смотрела на меня. Взгляд ее был пристальным.

— А разве ты вернулся в этот мир просто так?

Мне стало не по себе от этого взгляда. Я вдруг отчетливо понял, что Селейна видит то, что я тщательно прячу даже от самого себя. Более того — она в силу своего характера может довольно свободно говорить об этом.

— Да, я хочу кое-что выяснить, — признался я наконец. — Но на квест это пока не похоже, — я попытался свести все к шутке.

Селейна приняла это, кивнула.

— Тем не менее, можешь рассчитывать на меня, — сказала она.

— На нас, — поправил ее низкий, надтреснутый голос. Позади меня, слегка нависая надо мной, стоял серогривый. — Никуда я своего мага в одиночку не отпущу.

Невидимость, в которой он пребывал до этого, была хороша — скрывала даже звуки дыхания. Вот только запах замаскировать ему не удалось, так что я уже давно знал о его присутствии, просто не подавал вида. Теперь, когда он сам решил разоблачить себя, я мог свободно посмотреть на него. Эрон Шмидт, разбойник, уровень скрыт. Сердце у меня сжалось, но совсем не от страха.

— А я никуда еще не ухожу, — произнесла Селейна.

— Я тебя понял, — покладисто ответил Эрон и, подмигнув мне, снова исчез. Я его больше не видел, но вряд ли он продолжил подслушивать наш разговор.

— Селейна, — заговорил я. — Он же…

— Знаю, — она мягко перебила меня. — Он игрок. Ну и что?

Я медленно перевел дыхание и, тщательно подбирая слова, произнес:

— Он же не понимает, что ты не бессмертна. Мы ведь даже не знаем, сможешь ли ты… как я. Вернуться. Если что-нибудь случится…

Селейна пожала плечами.

— Я сказала ему, что, если погибну, то оставлю его навсегда. Он согласился принять меня в отряд на этом условии и поклялся защищать меня. Его люди защищают меня тоже.

— Но ведь это совсем не то! Разве ты не понимаешь? Одно дело — быть игроком, ничем не рисковать и покинуть отряд, если тебя убьют, но воскреснуть и играть дальше. И совсем другое дело — быть… как мы.

— Как мы? Сэм… — она вздохнула. — А ты знаешь, кто мы? Есть в этом мире для нас название?

Я промолчал. О безмирниках Селейна знала, но, поскольку она не произнесла этого слова, было ясно, что оно ее не устраивает.

— В отряде меня за глаза называют искин, — продолжила она. — Я не совсем понимаю, что это означает, но это точно не ругательство. Это слово означает что-то важное и особенное. Они так и говорят Эрону: «твой искин». И они действительно защищают меня, Сэм. Иногда — ценой собственной жизни. Они не сомневаются в том, что, если я умру, то покину их отряд, потому что для меня это будет окончательная смерть. Хотя сама я в этом не уверена. Если честно, мне хотелось бы знать, смогу ли я вернуться после смерти. Это так любопытно. Если бы можно было как-то это выяснить…

— Селейна. Не смей.

Она улыбнулась.

— Вот и он мне то же самое говорит, — Селейна скосила глаза в сторону стола, за которым снова сидел вожак. Сделала это она по-волчьи, совсем как сам Эрон. — Не беспокойся об этом, Сэм. Пожалуйста.

Я сдался. Селейна умная, она знает что делает. Если она так доверяет этому человеку…

— Любишь его? — спросил я бестактно.

Селейна посмотрела на меня с удивлением, а потом улыбнулась так, словно я был ребенком, которому приходилось объяснять элементарные вещи.

— А как ты думаешь, Рейд любит ту девушку?

Такой поворот разговора поставил меня в тупик. Я задумался. Вспомнил, как Рейд впервые увидел Люсию, как вел себя после.

— Не знаю. Он будет хорошим мужем и отцом, в этом я уверен. Но, возможно, он путает любовь с жалостью.

Селейна удовлетворенно кивнула.

— А если я не люблю, то с чем тогда я путаю любовь? С чувством равенства? — она подалась вперед. — А ты, Сэм?

В глазах Селейны плясали озорные огоньки. «Я же не спрашиваю тебя, почему ты вернулся в Безмирье без Риды, — говорил ее взгляд. — Но я подозревала, что ты вернешься без нее». Я улыбнулся, покачал головой.

— Ты сердишься на нас с Рейдом? — спросила Селейна.

Я удивился.

— Почему я должен на вас сердиться?

— Мы ведь не вернулись в наш мир, хотя ты сделал очень многое для того, чтобы мы получили такую возможность.

Я пожал плечами.

— Я сделал не больше, чем все остальные. Эта возможность была результатом общих усилий. Вы сами решали, воспользоваться ей или нет.

Селейна кивнула.

— И все-таки Тим, Киф и Боггет вернулись, а мы остались здесь. Мы не отправились домой, чтобы дождаться тебя, — взгляд моей собеседницы был пытливым. — Ты не считаешь, что это было неправильно?

Я бы мог поделиться с Селейной своими соображениями на этот счет. Я думал так тогда и до сих пор считаю, что многие из тех, кто попал в другой мир, хотят вернуться не только из-за своих родных и близких. Конечно, для многих это самая важная, если не единственная причина. А у кого-то есть любимое дело, обязательства или неоплаченный долг. Но все это не так важно, ведь не каждый день выпадает возможность начать жизнь заново, с головой окунуться в увлекательные приключения. Возможно, большинство из тех, кто истово хочет вернуться в родной мир, на самом деле просто-напросто хотят рассказать о том, что с ними произошло. Рассказать свою историю — яркую, в чем-то веселую, в чем-то грустную или даже страшную, но неизменно увлекательную и необычную. Стать героем такой истории — вот самое большое искушение. Я мог бы рассказать Селейне об этом. Но ведь она имела в виду совсем иное. Фактически, она спрашивала меня, не считаю ли я, что она и Рейд меня предали. Она ждала моего ответа. Но я молчал, не зная, какими словами воспользоваться, чтобы они не показались неискренними, и тогда Селейна заговорила снова.

— Рейд слишком твердолобый, чтобы сделать это, так что придется мне. Сэм… Прости нас. Понимаешь, пока мы все были вместе, ты был как воздух, которым мы дышали. Ты связывал всех нас. Но когда тебя не стало, каждый получил возможность идти своим путем.

Я почувствовал, как в горле засвербело, и потер нос, пытаясь перебить ощущение. Расплакаться от слов Селейны в присутствии всего ее отряда — этого еще не хватало.

— Сэм?..

Мне хотелось объяснить Селейне, что мне, разумеется, грустно оттого, что теперь нас троих разделяет столь многое, но в то же время я понимаю, что иметь собственную жизнь, как бы ты ни был привязан к своим друзьям, — это нормально. Но я не знал, как правильно выразить это.

— Я не сержусь на вас, — сказал наконец я. — Никогда не сердился, даже не думал об этом.

Она кивнула, принимая мой ответ. Глаза ее снова блестели. Так мы и сидели какое-то время, глядя друг на друга и разговаривая без слов. Это было удивительно.

— Где ты остановился? — спросила вдруг Селейна.

— Я нигде не остановился. Но здесь, кажется, еще есть свободные комнаты.

— Остальные тоже прибудут сюда? Мне хотелось бы с ними увидеться.

— Да, конечно.

— Хорошо. А ваш новенький придет? Тим писал мне о нем. Я хотела бы с ним познакомиться.

«Ваш новенький», — полоснуло мне по слуху. «Ваш». Выходит, Селейна все-таки уже не считает себя членом нашей команды. Но при этом она считает новым членом нашего отряда Лэнди — по крайней мере, так она поняла Тима. Такое отношение Селейны к своему статусу по-настоящему расстраивало меня. Что касается Лэнди, считать его членом нашего отряда я пока не мог, но все же ответил:

— Да, он будет здесь через пару дней.

— Значит, он меня не застанет. Мы уходим завтра.

Я удивился.

— Завтра? Так скоро?

— Да. Время не ждет. Но я не уйду, пока не повидаюсь с Тимом. Это было бы не честно. Хотя тут можно легко писать друг другу письма, это все равно не то. — Селейна улыбнулась нежно и немного грустно. — Знаешь, Сэм… Помнишь, я когда-то сказала, что хотела бы освоить профессию летописца? Сейчас она у меня есть. Но первым, что я написала, было письмо отцу — туда, в наш мир. Боггет взялся передать его. Сэм… Если у тебя будет возможность каким-то образом связываться с нашим миром, скажи мне об этом. Я бы предпочла знать, что с моим отцом все в порядке.

Я кивнул. Вторым человеком, о судьбе которого я справился перед тем, как уйти в Безмирье, был господин Гилмур. Как и с матерью Рейда, лично я с ним не виделся. Я не знал, что было в письме, которое написала ему Селейна, и не хотел давать ему надежду на то, что, возможно, увижусь с его дочерью, потому что сам не был уверен в этом. Но с господином Гилмуром тоже было все в порядке. Я рассказал Селейне все, что мне удалось узнать, и пообещал ей, что при случае выполню ее просьбу.

Какое-то время мы еще сидели вдвоем, потом наемники оживились — подоспела новая порция еды и выпивки. Селейна взяла меня за руку и подвела к одному из столов, за которым было свободное место. Так я оказался между остроносым конопатым парнем и еще одним полутроллем, а передо мной возникла тарелка с кашей и мясом, добрый кусок ржаного хлеба и здоровенная кружка с пивом.

Пирушка продолжалась до ночи. А к ночи явились Боггет, Тим и Киф, усталые настолько, словно только что втроем прошли Подземелье Туманных Жриц до самого конца, но все же готовые присоединиться к общему веселью. Я даже не удивился, когда выяснилось, что и в отряде Эрона у Боггета нашлись знакомые. Так уж выходило, что расставание в этом мире было только иллюзией. Оно ничего не значило, пока все были живы и хотели снова встретиться друг с другом, — лишь бы только хотелось этого.

Когда настало время расходиться, хозяин гостиницы показал мне свободную комнату, и я наконец понял, о чем с таким восторгом говорил Тим. Можно было войти в обычную комнату гостиницы и провести ночь в ней, а можно было, введя в окошки выплывающей панели имя и пароль, оказаться в совсем другой комнате. В отличие от гостиничной, довольно большой, но протопленной слишком щедро и поэтому душноватой, эта другая комната была маленькой, с ровной температурой. В ней совершенно ничем не пахло. Меблировка была разной, высота потолков отличалась тоже — в гостинице мебель была проще, потолки — выше. Маленькая комнатка была чище, в ней не было даже пыли. И все же, выбирая между двумя комнатами, я остановился на гостиничной. Несмотря на то, что в своей личной комнате я, как говорил Тим, мог быть в полной безопасности, чувствовал я себя в ней словно в запертом ящике. Даже вид из окна, который можно было изменить, казался простым рисунком — иллюзией пространства, которого на самом деле нет. Я не пробовал распахнуть окно, но не удивился бы, если бы выяснилось, что это невозможно.

Вернувшись в гостиничный номер, я лег в постель и почти сразу же уснул. Утром сквозь сон я услышал, как отряд наемников отбывает. За окном брезжил тусклый сероватый рассвет, моя комната выстыла за ночь, и казалось, весь мир выстыл тоже, и я был в нем один, совсем один.

Я не пошел прощаться с Селейной, мы попрощались заранее, еще вечером. Но, открыв интерфейс, я обнаружил письмо от нее с пожеланиями удачи во всех моих начинаниях, какими бы они ни были.

— Да, я хочу кое-что выяснить, — повторил вслух я слова, сказанные Селейне накануне.

Может быть, это и в самом деле был квест мирового уровня, как считал Киф. А может быть, все это не стоило и выеденного яйца — даже в настоящей жизни не всегда удается предугадать такие вещи, что уж говорить о Безмирье. Но это было единственным, чему я мог посвятить себя теперь. И я не сомневался в том, что, если дойдет до дела, мои друзья меня поддержат. Каким бы дурашливым ни был иногда Киф, в одном он был прав: вернуться в Безмирье, чтобы жить здесь обычной жизнью, — да, это был слишком скучный план.


Глава 34. Подземелье: рестарт


— Я тоже хочу питомца, — сказал Тим, глядя, как я разлегся на полу гостиничной комнаты около весело потрескивающего камина, удобно привалившись к боку Флиппа.

Позже, когда я вспоминал о том, что случилось, я снова и снова приходил к выводу, что именно с этого разговора наши приключения в Безмирье будто бы вышли на новый уровень.

— Это не проблема, — ответил Киф. — Можно купить какую-нибудь зверушку, маленькую или уже взрослую. А можно взять квест на получение питомца. Ты хочешь какого-то конкретного или пока не знаешь? В Безмирье множество разных существ.

Селейна отбыла со своим отрядом, за окном разыгралась метель, и мы маялись от безделья. Гостиница была устроена очень удобно: несколько номеров группировались в блок, имевший общую комнату, что-то вроде гостиной, в которой можно было проводить время. В нашем блоке было пять комнат — одна пустовала, и так было даже лучше, потому что я мог выпустить Флиппа, не опасаясь, что кто-то посторонний будет этим не доволен. Впрочем, можно было считать, что свободны две комнаты: очевидно, решив обитать в гостиной, Киф своим номером не пользовался тоже. Он обложился едой и методично ее поглощал, поначалу подкармливая Флиппа прямо с рук. Но Флипп уже давно насытился, а Киф, кажется, только вошел во вкус.

— А ты сам-то что за существо? — спросил я его, наблюдая за тем, как исчезает пирог с гусятиной и овощами. Спрашивал я его, конечно, не всерьез. Но и Киф ответил несерьезно:

— Я молодой растущий организм! Мне нужно много энергии. Особенно на тот случай, если мы все-таки куда-нибудь пойдем.

— Да куда ты пойдешь в такую погоду? — спросил Тим. Он хотел разобрать принесенное с собой оборудование, но делать на нем все равно было нечего, и он скучал.

— Погода нам не указ. Если хотите, можем хоть сейчас прямо в саванну какую-нибудь перенестись или даже в тропики. Я знаю одно местечко, там на комодских варанов поохотиться можно. Сладостей местных поедим заодно…

— Какое отношение вараны имеют к комодам?

Киф хохотнул.

— Никакого, — ответил Боггет. Он дремал, полулежа в кресле. Я только совсем недавно понял, что это наемничья привычка: отдыхай всегда, когда есть возможность, потому что уже в следующую минуту тебе может понадобиться твой меч. — Просто они так называются по месту, где их обнаружили, — остров Комодо. Это здоровенные хищные ящерицы, весят как два взрослых человека, а сами легко справляются с добычей, которая в восемь-десять раз превосходит их по весу. Жрут все: не только мясо, но и кости, копыта, шкуры. Слюна токсична. В общем, те еще зверушки.

— Ну и зачем нам охотиться на таких опасных тварей?

— Это весело, — ответил Киф. — А еще с них лут хороший падает: зубы, когти и глаза, они в кузнечном деле идут и алхимии, редкие и дорогие очень. Можно еще шкуры брать, но их дорого не продашь. Крафтеры с ними не любят работать, там дополнительных ингредиентов много нужно.

Тут у меня мигнул значок, оповещающий о новом письме.

— Лэнди спрашивает, где мы и можно ли к нам зайти, — сказал я.

— О, тот белобрысый разбойник? — воскликнул Киф. — Давай, зови его сюда. Он забавный.

Уже через пару минут Лэнди был в нашей гостиной. Он не стряхнул снег со своей накидки, и теперь по ней струились тонкие темные ручейки. С нашей прошлой встречи он подрос на один уровень. Изменения в наших уровнях он заметил тоже.

— Это где вы успели так подняться? Грац вас всех! А это что? Питомец? Твой, Сэм? Ой, а что у тебя с ником?

Слишком много вопросов.

— Да, это мой питомец. Его зовут Флипп, — Я поднялся с пола, и потревоженный монстр утробно заворчал, устраиваясь поудобнее. Лэнди смотрел на него во все глаза. — А ник мне пришлось изменить немного. Зови меня, как раньше, Сэмом.

— Ладно. А твой питомец — что это за порода? Или правильно говорить «вид»?

— Понятия не имею. Мне его подарили.

— А, ясно. А что он умеет?

— Охотиться, — я подошел к Лэнди, снял его накидку и, встряхнув, повесил около камина. Может, я вел себя слишком фамильярно, но на полу и так уже образовалась лужа — этакий полумесяц из воды. Когда я обернулся, то обнаружил, что Лэнди смотрит на меня с недоумением.

— И что это сейчас был за чит? — спросил маленький разбойник.

Я не понял вопроса и в поисках поддержки оглядел своих спутников. Тим, кажется, ничего не понимал тоже, Киф просто выжидал, а Боггет смотрел на меня так, словно я только что добавил неприятностей в его жизнь. Лэнди хлопал глазами.

— Не скажешь, да? И как вы так быстро уровни набрали, тоже секрет? Ну, ладно…

— Скажем так: мы закрыли кое-какой квест, — ответил я. — Ты, я смотрю, тоже прибавил уровень. Грац тебя.

— А, да, спасибо, — Лэнди снова заулыбался. — Я тоже кое-какие квесты позакрывал, поэтому и не появлялся так долго. — Он потянулся к сумке, висевшей у него на поясе, вытащил из нее несколько свитков и протянул мне. — Вот. Они не на дальние расстояния, но все равно пригодятся. Вы меня выручили. Я думал, как сказать спасибо, чтобы это были, ну, не просто слова, а что-нибудь полезное. Я решил, свитки портала подойдут.

— О, это отличная мысль, — одобрил Боггет. Он потянулся, встряхнулся, прогоняя сон, и сел ровно. — Они расходуются так быстро, что не успеваешь замечать. Бери, Сэм.

— Открой обмен, — попросил Лэнди, но я уже взял свитки и убрал их в инвентарь. Маленький разбойник уставился на меня во все глаза, но было некогда выяснять, что его так удивило. Если я совершил какую-то оплошность, я уже не мог это исправить.

— Может, отметим это? — предложил Киф.

— И каким же образом ты хочешь это отметить?

— Он хочет устроить вылазку, — ответил я за магика Боггету.

Киф фыркнул.

— Какой ты проницательный!

Я развел руками.

— Это просто кто-то слишком предсказуем.

— Ах, так? Знаешь, я сейчас специально для тебя придумаю такое…

— А может, и правда сходим куда-нибудь? — спросил Тим. — Лэнди, что ты об этом думаешь?

Он пожал плечами.

— Я бы сходил. Времени у меня сегодня еще много, но я не знаю, какие локации есть в окрестностях. Я слышал только о Подземелье Туманных Жриц, но вы же туда не пойдете.

Легкий холодок пробежал по моей коже, словно я почувствовал чье-то дыхание.

— Почему ты так считаешь? — спросил я.

Лэнди нахмурился.

— Вам ведь, кажется, там не понравилось или что-то вроде того…

Боггет усмехнулся.

— Вроде того. Сэм, ты сейчас это серьезно?

— Что?

— Ты действительно хочешь туда пойти?

Я пожал плечами.

— А почему бы и нет. Можем поохотиться в первой части подземелья. Дальше идти не обязательно.

— А дальше мы без Селейны и не пройдем, — мрачно произнес Боггет, поднимаясь. — Или без кого-то вроде нее. В общем, без мага-дамагера там делать нечего. Но в первой части, да, мы поохотиться можем. Ты прав.

Он встал посреди комнаты, уперся руками в бока и внимательно посмотрел на меня. Взгляд был тяжелым, настороженным.

— Сэм, я хочу тебя кое о чем спросить. Ты правда готов снова пойти туда?

Я кивнул.

— Зачем?

На этот вопрос мне отвечать не хотелось. Но что-то мне подсказывало, что инструктор знал ответ или, по крайней мере, догадывался о нем.

— А ты как думаешь? — наконец задал я встречный вопрос.

Боггет еще какое-то время буравил меня тяжелым взглядом. Потом ухмыльнулся.

— Ладно. Пошли.

Вот так совершенно внезапно мы во второй раз отправились в Подземелье Туманных Жриц.

Лэнди пришлось подождать, пока мы экипируемся и возьмем оружие. За этими приготовлениями он наблюдал молча, явно удивляясь происходящему. Тим спросил его:

— Что-то не так?

Маленький разбойник только покачал головой:

— Странные вы ребята.

Тим улыбнулся.

— Это да. Жалко, что ты с нашей Селейной еще не познакомился.

Мне было грустно слышать эти слова: я-то знал, что Селейна уже не считала себя «нашей». Но говорить об этом с Тимом я не стал. Мало ли как могут сложиться обстоятельства — может быть, наш отряд еще соединится и мы сходим не в один рейд… Наивные надежды. Но я ведь могу позволить их себе, пока от этого никому нет вреда, верно ведь?..

— Внутрь подземелья перенестись нельзя, — объяснял Боггет, пока мы выходили из гостиницы во двор. — Так что выбирай точку, наиболее близкую ко входу.

— Ущелье подойдет?

— Да.

— Хорошо. Все готовы?

Мои спутники закивали и сгрудились. Я вытащил свиток портала. Я хотел спросить Боггета, что мне нужно делать. Но все каким-то образом получилось само собой: я все еще думал об ущелье перед Подземельем Туманных Жриц, а вытаскивая свиток, взмахнул им в воздухе. В следующую секунду свиток исчез, а мы все оказались между покрытых трещинами каменных стен, почти что сходящихся над нашими головами. К небу тянулись корявые оголенные ветви растущих на уступах деревьев, у их корней лежал снег.

— Как быстро! — воскликнул Тим. — Удобная магия!

— Не то слово, — Боггет поправил воротник отороченной мехом куртки. — Ну, что, идем? Ах, да, тебе же нужно кинуть группу…

Он повернулся к Лэнди, одновременно работая со своим интерфейсом. Но тут маленький разбойник, отступив на несколько шагов, остановил его.

— Подождите.

Вид у Лэнди был напряженный, серьезный. По его стойке можно было предположить, что он готовится защищаться.

— В чем дело? — спросил Боггет.

— Кто вы такие? Вы же не обычные игроки, правильно? Вы читеры? Бета-тестеры? Или, может, вы нелегалы? Понимаете, мне просто не нужны проблемы.

Мы молчали. Лэнди переводил взгляд с одного из нас на другого. Не дождавшись ответа, он принялся объяснять свои догадки.

— У вас откуда-то взялось по десять-пятнадцать уровней всего за несколько дней. Это еще ладно, можно с хаями прокачаться. Но вы не отображаетесь на карте локации! Ники меняете, как хотите. Его, — он пальцем указал на Кифа, — невозможно добавить в друзья. — Лэнди наконец посмотрел на меня. — Сэм, а ты можешь взять любую чужую вещь. Я это понял еще там, на арене, когда ты помогал мне надевать броню.

— На какой еще арене? — сердито спросил Боггет. Я предпочел проигнорировать его вопрос — расскажу потом, когда разберемся с этой ситуацией.

— Ведете вы себя странно, — продолжал Лэнди. — Как будто все действия совершаете в реальности. Но такого же не бывает. Что с вами не так?

Замолчав, он снова принялся оглядывать нас. Я бы предпочел, чтобы Лэнди сам придумал какую-нибудь теорию, объясняющую все странности нашей команды, а мы бы только подтвердили его догадки. Но тут заговорил Боггет.

— Боишься куда-то с нами идти?

Все взгляды в этот момент были устремлены на Лэнди. Мальчишка не выдержал, обмяк, отвернулся.

— Я не боюсь, — пробормотал он. — Просто вы странные, и все. Когда я встретил Сэма в той локации… Когда я увидел всех вас… Там ведь больше никого не было! Я несколько дней искал — только неписи, ни одного игрока! Я думал, это тестовая локация. А здесь… — Он вдруг поднял голову и снова прямо посмотрел на меня. — Сэм, когда ты активировал свиток, у меня даже запроса на разрешение переноса не появилось! Просто сообщение: «Внимание! Вы будете перенесены в локацию „Подземелье Туманных Жриц“ через 0 секунд»! — он снова обвел взглядом всех нас. — Знаете, с вами, конечно, интересно, вы необычные и все такое. Но я не хочу застрять еще где-нибудь вроде той локации!

— О какой локации он говорит? — спросил меня Тим.

— О городе с ведьмачьим училищем, — ответил я, с трудом сдерживая улыбку.

— Тебя никто не держит, — произнес Боггет. — Можешь уйти порталом в любой момент. Если у тебя своих не осталось, Сэм тебе даст. Да, Сэм?

Я кивнул. Лэнди на секунду поджал губы — ему было стыдно.

— Я не это имел в виду. Я просто хотел…

Он не договорил, замолчал.

— У тебя ведь время ограничено, так? — напомнил я ему. Лэнди неохотно кивнул. — Решайся уже, идешь ты с нами или нет.

Лэнди помялся еще пару секунд. А потом, собравшись с силами, гордо вскинул голову и сказал:

— Я иду.

— Тогда принимай приглашение в группу, — сказал Боггет. — Опыт на всех поровну, так что, если повезет, ты сегодня еще два-три уровня поднимешь.

Лэнди насупился.

— Эй, я иду с вами не для того, чтобы вы меня по уровням протащили!

— А я этого и не говорил. Поэтому не рассчитывай, что мы будем тебя защищать. Умрешь — твои проблемы.

— Ладно. Но хоть вещи-то прихватите?

— Сэм возьмет.

Он посмотрел на меня.

— Возьмешь?

— Возьму.

Может, Боггет и не собирался защищать Лэнди, но за всех в нашей команде он говорить не мог. По крайней мере, я постараюсь присмотреть за этим мальчишкой. Но, если он погибнет, я не буду слишком уж корить себя за это. Лэнди игрок. Он, в отличие от нас, на самом деле ничем не рискует.

На этом мы закончили обсуждение и наконец-то двинулись в подземелье. Перед самым входом инструктор остановился.

— Я иду первым. Киф, ты за мной, прикрываешь Тима. Сэм, вы с Лэнди замыкающие.

— Эй, а как же разведка? — заныл Киф. — Это ведь моя обязанность!

— На данный момент твоя обязанность следить за тем, чтобы никто не вынес нашего хилера.

— Но…

— А когда у нас появятся проблемы, ты будешь кайтить.

— Я? — магик с недоумением ткнул себя пальцем в грудь. Боггет обернулся и одарил его злорадной улыбкой.

— Ага. Заметь, я сказал не «если», я сказал «когда». Так что готовься.

— Ладно… — Киф сник, но я чувствовал, что расстроился он только для вида. Все это было похоже на представление, ритуальную игру перед намечающейся битвой. И словно подтверждая мою догадку, магик вдруг воспрянул духом и заговорил: — Слушай, а может, вы с Сэмом тогда вместе танковать будете? А я присмотрю за ребятами.

Боггет покачал головой.

— Только если мы будем двигаться достаточно быстро. Иначе монстры зайдут к нам со спины.

— А в чем проблема? Давайте пройдем подземелье на скорость.

Боггет задумался, потер подбородок, посмотрел на меня, затем на Тима. Под конец он оценивающе оглядел и Лэнди.

— Интересная мысль. Ребята, как насчет побегать?

— Я не против, — ответил Тим.

— Я тоже, — отозвался Лэнди.

— Боггет, а в чем разница? — спросил я.

— Проходим подземелье за ограниченное время, — пояснил вместо инструктора Киф. — Боггет, сколько там? Сорок минут? Я так и думал. Двигаемся быстро, валим все, что видим, — ну или удираем, так тоже можно. Как Боггет и сказал, если что, я буду кайтить.

— Что значит «кайтить»?

— Агрить монстров и убегать от них, не давая себя догнать.

— Понятно. Неплохой план.

— Ну, попробуем? — спросил Боггет.

— Давайте.

— Тогда приготовьтесь — сейчас побежим! — он что-то переключил в интерфейсе. Я получил какое-то оповещение, но отмахнулся от него. Главным был таймер, который появился среди моих панелей. — Три, два… Вперед!

И мы побежали.

Когда навстречу выскочил первый монстр — это был не простой грифон, а уже усиленный маской, — меня отчетливо передернуло. Я словно на мгновение перенесся в прошлое и поймал себя на мысли, что мне нужно защитить Риду, а Селейна сможет сама постоять за себя, к тому же там, на ее фланге, есть еще Рейд… Но ни Риды, ни Селейны и Рейда на этот раз с нами не было. Когда я вспомнил об этом, Боггет уже расправился с монстром.

— Подбирай лут! — скомандовал он Лэнди. — Сэм, не спи, за мной!

И мы побежали дальше. Я взял себя в руки, подстроился под темп Боггета, и монстров, попадавшихся нам на пути, мы уничтожали без проблем — остальным даже не приходилось вмешиваться. Немного мы задержались в одной из довольно больших пещер, где нам навстречу выскочило полдюжины крупных и сильных особей. Киф, как и планировалось, прикрывал Тима — тот поддерживал нас стрельбой из лука и иногда даже простыми заклятьями, но свой жезл держал наготове. Лэнди тоже бросился в битву. На левой руке у него были длинные когти — три лезвия, крепившиеся поверх тыльной стороны ладони. Ими можно было не только нанести, но и парировать удар. Что касается правой руки, то я поначалу счел, что в ней у разбойника маленький нож. Но потом заметил еще одно небольшое лезвие с другой стороны кулака и не только резанные, но и рваные раны, которые оставляли его атаки на шкурах монстров, и догадался, что у Лэнди багнакх — те же лезвия-когти, только более короткие, согнутые и спрятанные в ладони. Крепились они как обычный кастет. Когда-то такое оружие я видел у одного из приятелей Рейда, но мне, к счастью, не пришлось наблюдать его в действии. Как я видел теперь, это была довольно опасная вещь, и следовало признать: управлялся Лэнди со своими когтями весьма умело. Вот только в какой-то момент…

— Ай! Это еще что за гадость?..

Лэнди вытащил из-за шиворота и отбросил в сторону крысу, свалившуюся на него с потолка.

— Крысы, — ответил я. Одновременно пришлось защититься от атаки монстра и пнуть еще одну крысу, подвернувшуюся под ногу. — Их тут много.

— Хочешь сказать, ты не знал, что они здесь водятся? — удивился Боггет. — Гайд не удосужился почитать?

— Да все как-то быстро произошло, и я…

— Берегись! — мне пришлось одной рукой оттащить мальчишку в сторону, а плечом сбить атаковавшего нас монстра.

— Сэм, спасибо!

— Кончайте болтать! — крикнул инструктор. — И под ноги смотрите!

Зал мы покинули вовремя — крыс в нем становилось столько, что они могли превратиться для нас в проблему, а девушки с волшебным клинком, способным заморозить потолок, среди нас не было. Интересно, что Рида сделала с подарком Ариты? Сохранила у себя или положила в сокровищницу храма? Или, может быть, отдала своей тетке?..

Вспышка боли в боку вернула меня к реальности.

— Сэм, какого черта? — рявкнул Боггет.

— Прости! — я уже сориентировался и ответил на атаку ранившего меня монстра. Но инструктора это не удовлетворило. Расправившись со своим противником одним неточным, но очень злым и результативным ударом, Боггет обернулся. Он запыхался, его дыхание было хриплым и прерывистым.

— Сэм, я тебя дважды спросил, хочешь ли ты сюда вернуться. Дважды! Мог подумать, прежде чем отвечать? Или ты соберешься и будешь драться как надо, или я исключаю тебя из группы и ты вылетаешь из данжа. Дождешься нас у выхода. Мне еще один твой труп не нужен, ты меня понял?

— Я все понял, Боггет! Больше не повторится!

— Я тебя предупредил. Тим, подлечи его!

— Уже сделано!

— А, точно. Хоть кто-то быстро соображает… Все, не спим, вперед, вперед!

И мы побежали дальше. Проход сузился, мне пришлось отстать от Боггета, зато Тим и Лэнди оказались рядом. Киф замыкал.

— Сэм, может, и правда не надо было… — тихо на бегу заговорил Тим.

Я стиснул зубы. Мне хотелось возразить ему, но дело было в том, что Тим мог оказаться прав: может, мне действительно не стоило соглашаться на все это. До последней минуты, пока мы не вошли в подземелье, я не думал, что все будет настолько похоже.

— Я справлюсь, — ответил я.

И вдруг я ощутил острое чувство стыда. Все было точно так же, как с теми боями, в которых мы участвовали вместе с Лэнди: арена, трибуны, гул голосов… и ощущение, что ничего на самом деле тебе не угрожает. Я не мог вернуться в прошлое и помочь Риде, когда она сражалась против дрессированных зверей под гомон и улюлюканье толпы. И сейчас я не мог переиграть то, что однажды уже случилось, — я не мог не погибнуть тогда, что бы я сейчас ни делал. Поход в это подземелье не дал бы мне ощущение реванша, даже если бы мы решили пройти подземелье до конца, вплоть до Проклятого Гуру. Даже если бы мы, невзирая на отсутствие Рейда, Селейны и Риды, победили его — хотя это, конечно, было невозможно. Боггет говорил: Безмирье — это в голове. Что мне нужно было сделать со своей головой, чтобы перестать думать обо всем этом?..

В этот момент мы выбежали в пещеру, где в прошлый раз сражались с боссом локации. Здесь нас поджидала целая стая грифонов. Я заорал и бросился на монстров.

— О, Сэм скилы вжал, — заметил Лэнди. — Давай, вали их, я прикрою!

Я слышал его голос, но не видел его даже боковым зрением. Все мое внимание было сосредоточено на моих противниках — на грифонах с масками, на странных несчастных зверушках, которых я колол и кромсал, выплескивая свою боль, обиду и горечь.

— Эй, Сэм, полегче! — окликнул меня Боггет. Но по его интонации я понял, что он не имеет ничего против истребления грифонов. Просто беспокоится обо мне.

— Босс локации! — воскликнул Тим.

— Ой, все! — в тон ему отозвался Киф. — Я собираю эту шушеру, а вы бегите дальше. Мы должны успеть!

Киф окутался фиолетовой аурой, и все монстры подземелья, в том числе только что явившийся грифон в каменной маске, ринулись к нему. Не мешкая, Киф вскочил на один из уступов стены, тут же перепрыгнул на другой, затем на третий и, наконец, скрылся из вида в одном из коридоров.

— К выходу, быстрее! — скомандовал Боггет. — Времени почти нет!

И мы побежали к выходу.

В том, что с Кифом все будет в порядке, я не сомневался. Пусть мы были знакомы не так уж давно, я успел заметить: Киф не делает ничего такого, что может обернуться для него фатальными последствиями. Хотя, конечно, рискует он сильно, часто и с удовольствием.

Не прошло и нескольких минут, как мы выскочили из подземелья и оказались в уже знакомой крошечной долине, расположенной между двумя частями подземелья. Отбежав от входа, мы остановились, чтобы отдышаться. Я с удивлением заметил, что снега здесь нет: мы оказались по голени в густой зеленой траве. Я поискал глазами след от нашего костровища двухлетней давности и, конечно, ничего не нашел.

— Ой! А откуда опыта столько? — удивленно воскликнул Лэнди. — Двадцать седьмой… Нет, у меня теперь двадцать восьмой уровень!

— Грац тебя, — сказал Тим.

— Киф босса локации завалил, — не отвлекаясь от интерфейса, пояснил Боггет. — Молодец, уложился. А за скоростное прохождение опыта больше дают, если кто не в курсе. И лут должен быть поинтереснее. Посмотрим, что Киф притащит. Подождем его здесь.

— Боггет, я отойду? — осторожно спросил я.

— Да, разумеется, — он отмахнулся, делая вид, что мои намерения совсем его не интересуют.

Я направился вглубь долины. Отступившие во время последнего боя чувства снова нахлынули на меня. Я шел, стараясь торопиться, но в то же время ощущал, что ноги переставляются все медленнее. Тем не менее, путь был не такой уж и длинный, и довольно быстро я добрался до места, в которое хотел попасть, — ради которого решился снова отправиться в это подземелье.

Здесь все было почти по-прежнему. Словно защищая от дождя и снега, утес нависал над скромными могилками: простым, едва различимым в траве холмиком, деревянным крестом с косыми плашками и столбиком со шнурком, почти потерявшим свой цвет. Четвертую могилу обозначал столбик с поперечиной сверху. Один ее край был несколько раз обмотан шнурком, на котором висел расколотый деревянный оберег. Золотистый глазок из него выпал и, наверное, потерялся.

— Что ты здесь делаешь? — спросил Лэнди, неслышно подойдя ко мне.

— Да так. На могилку свою смотрю.

Маленький разбойник нахмурился.

— В смысле? У нас же не бывает могил.

— Иногда бывают.

— Сэм… Я, конечно, все понимаю, но, может, хватит…

— Точно-точно, хватит! — услышал я позади голос Кифа. С широкой довольной улыбкой он в компании Тима и Боггета приближался к нам.

— Ты в порядке? — спросил я магика.

— В полном.

— А как ты босса локации победил?

— Я его заманил в узкое место и запинал по-быстрому.

— А говорил, что с одного удара его не свалишь.

— Так я и не с одного. К тому же, я сегодня не дрался почти, у меня маны полный бар был, — Киф наконец приблизился к нам вплотную. — О, а ты свою могилку нашел? И как тебе? Прости, поставить памятник как-то руки не дошли. Но, когда мы в следующий раз завалим Проклятого Гуру, можем притащить сюда его череп. Интересно будет смотреться, как думаешь?

Бестактность Кифа отлично приводила в чувства — почти так же, как грубая ругань Боггета. Но самым интересным было то, что я в этом не очень-то и нуждался. Я думал, что испытаю гораздо более глубокие переживания, когда приду сюда. Но я почти ничего не чувствовал. Ну, жил. Ну, умер. Ну, с кем не бывает… Сейчас ведь я стою здесь вполне себе живой. И, кажется, больше ничего не имеет значения.

— Может, надо было цветочков принести? — продолжал вслух размышлять Киф. — Почтить твою, так сказать, память.

— Постойте, так это действительно могила Сэма? Настоящая? — спросил Лэнди. Он не мог понять, правду мы ему говорим или просто дурачимся.

— Ну да.

— Но у игроков же не бывает могил! Только кокон с вещами остается, и все! Ну или надгробие, с которого, опять-таки, можно вещи взять. Только если кокон кто угодно может подобрать, с надгробия можешь забрать свои вещи только ты сам. Я такие видел, эта опция есть у игроков с элитными аккаунтами. А здесь что, настоящие захоронения?

— Хороший вопрос! Можно попробовать раскопать и посмотреть, что там.

— Да ничего там нет, — вступил в разговор Боггет. Он, похоже, принял правила игры Кифа. — За два года все перегнило и растворилось.

— Ничего подобного! — возразил магик. — Здесь климат такой, что труп в земле может долгие годы храниться! Буквально как мумия!

— Откуда, интересно, у тебя такие познания?..

— Сэм, — окликнул меня Тим. — Если ты увидел, что хотел, может, пойдем отсюда?

Я кивнул. Забавно: я смотрел на собственную могилу, но, забыв о ней, вслушивался в разговор своих спутников. Я беспокоился о Кифе. Боггет же не знает то, что знаю о нем я. Все эти шуточки про познания Кифа в области захоронений — как бы они не оказались слишком жестокими для моего друга.

— Идемте, — громко сказал я. — Киф, ты был прав.

— О чем это ты?

— Умирать не страшно. Противно, досадно. Но не страшно, это точно.

Киф посмотрел на меня с удивлением, но ничего не сказал. Боггет только ухмыльнулся. Мы двинулись к выходу из подземелья.

Обратно в гостиницу, точнее, в ее двор, мы вернулись порталом. Заметив кислое выражение лица Лэнди, я спросил:

— Что, у тебя опять не спросили согласия перед переносом?

— Ага.

— Ничего, мы найдем, чем его утешить, — Боггет хлопнул мальчишку по плечу, тот аж пошатнулся. — Пойдем-ка, скинем дроб вендерам. Посмотрим, сколько мы сегодня заработали. Не знаю, как у тебя, а у меня инвентарь битком. — Повернувшись ко мне, Тиму и Кифу, он добавил: — А вы идите в гостиницу. Мы скоро вернемся.

И, панибратски приобняв Лэнди за плечи, Боггет повел его прочь с гостиничного двора в сторону площади и лавок.

— С ним ведь будет все в порядке? — спросил Тим.

Киф фыркнул.

— Да что с ним случится-то? Он же игрок.

— Ага. Но он считает, что мы тоже игроки.

Что ответить Тиму, я не знал. Но я не думал, что нам стоило беспокоиться о Лэнди. Ход мыслей нашего инструктора был мне понятен, и я вполне одобрял его действия.

Следуя распоряжению Боггета, мы отправились в гостиницу. Через некоторое время Боггет вернулся, и он был один.

— А где Лэнди? — спросил Тим.

— Ушел. У него время кончилось. Он же игрок, к тому же с дешевым аккаунтом.

— И что ты ему наврал про нас? — спросил я.

Боггет осклабился.

— Мы тестируем новое оборудование, предполагающее полное погружение пользователей в мир игры. Максимально возможная имитация реальных действий и ощущений. Но это большой секрет.

— Понятно. И ты думаешь, Лэнди в это поверит?

— Уже поверил! Видели бы вы, как загорелись его глаза.

— Ты сказал ему, что он тоже может в этом поучаствовать?

Боггет вдруг стал серьезным.

— Нет. Я что, идиот?

— Извини.

— Я просто разрешил ему играть с нами, если ему этого хочется. В исследовательских целях.

— И какая от этого польза?

— Информация. Пока не знаю, как объяснить ему, почему у нас нет доступа к форумам и чатам, но я что-нибудь придумаю.

— Например, что мы слишком заняты, чтобы заниматься этим?

— Вроде того. Или пусть думает, что это проверка его полезности. А если он не спросит, то и придумывать ничего не придется.

— Форумам? — переспросил Тим, выразительно намекая на то, что ему требуются объяснения. — Чаты?

— Это что-то вроде библиотеки, которая доступна игрокам через интерфейс, — Боггет растянулся в кресле, которое, похоже, становилось его персональным. — Информация там хранится не в виде книг или свитков, а сразу в виде текстов и изображений. А еще в этой библиотеке можно общаться с другими игроками. Но на самом деле это не одна библиотека, а несколько, и все они являются частью огромной, просто бесконечной библиотеки с таким количеством информации, что ее объем не поддается исчислению. Так вот, у нас доступа к этой библиотеки нет. А у Лэнди есть, поскольку он игрок.

— Получается, с его помощью мы можем найти любую информацию об этом мире? — догадался Тим.

— Если такая информация существует, то да, можем.

— Потрясающе.

Боггет кивнул. Он замолчал на секунду, явно набираясь решимости, чтобы заговорить снова, а потом произнес:

— У меня когда-то тоже был доступ к этой библиотеке. Но я его потерял.

— Когда погиб?

— Нет. Когда попал в Безмирье.

В комнате воцарилась минутная тишина. Впрочем, чтобы сложить два и два и получить результат, много времени не потребовалось.

— Боггет, ты был игроком, — сказал Тим. — Ты играл в этот мир и жил настоящей жизнью в своем мире. Так? И у тебя тоже было два тела: реальное и здешнее.

Инструктор кивнул.

— А что случилось потом?

Он пожал плечами.

— Потом я просто попал сюда. И мое цифровое тело стало моим настоящим.

— Цифровое?

— Тело игрока.

— А что случилось с тобой в твоем мире?

— Понятия не имею. Думаю, я там просто исчез.

— И ты никогда не пытался это выяснить?

Боггет помрачнел.

— Если честно, я бы не хотел это узнать.

— Почему?

— Потому что… — он поморщился.

У меня снова возникло это чувство: словно я общаюсь не с человеком старше меня на десять лет, а с ровесником. И теперь у меня были основания полагать, что интуиция не обманывала меня. Если нынешний облик Боггета был плодом этого мира, то и настоящий возраст инструктора мог быть совсем иным.

— А что если ты настоящий лежишь в коме, из которой никогда не выйдешь, да? — заговорил Киф. Боггет посмотрел на него с удивлением, но также в этом взгляде промелькнул испуг. — Или ты умираешь, а это предсмертные галлюцинации твоего сознания, которые вот-вот оборвутся и наступит вечная чернота. Или ты уже умер, и нет никакого рая или ада, и нет никакой надежды на следующую жизнь — все останется навсегда так, бессмысленно и бесконечно, — Киф усмехнулся. — Ариэл частенько говорил о таких вещах в последнее время. Если честно, я думаю, что он потихоньку сходит с ума. Не советую тебе идти по его стопам. Но если ты решишься, у нас есть способ все выяснить. Сэм ведь умеет ходить между мирами и даже способен переводить других.

Боггет нервно сглотнул. Странно было видеть инструктора одновременно таким взвинченным и таким растерянным.

— Нельзя проложить путь в мир, который ты никогда не видел.

Киф поморщился, отмахнулся.

— Ой, дай ему только время, он и не такому научится. Кстати говоря, Сэм… — он достал из инвентаря и протянул мне металлический амулет в форме шестиугольника с крупным красным камнем посередине. Вещица была габаритная, безвкусная, и впечатление усиливала массивная металлическая цепь. Я бы предпочел, чтобы ко мне вернулся мой прежний деревянный оберег. Но Кифа эстетическая сторона явно не беспокоила: — Держи. Это с босса подземелья упало.

«Медальон Кнарха Серого. Уникальная вещь, сетовый предмет. Ограничения по кассу: только для мага. Ограничения по уровню: от сорокового уровня и выше. Состав сета: медальон Кнарха Серого, браслеты Кнарха Серого, пояс Кнарха Серого. Прибавки к характеристикам: плюс десять к интеллекту, плюс двенадцать к скорости восстановления маны, плюс пять к силе ментальных атак».

— Киф, ты ничего не путаешь? Может, это лучше отдать Тиму?

Магик покачал головой.

— Ему не пойдет. Раскрой подробное описание. Эта вещь не для хилера. Она именно для мага.

Подробное описание у меня и так было открыто. Но оно мне ничего не объясняло.

— Не очень понимаю разницу. Но в любом случае я же не маг.

Киф прищурился.

— Ну, это только пока.

В комнате снова на какое-то время стало тихо. Затем Боггет с шумом втянул воздух в грудь.

— Киф прав. Если мы хотим и дальше брать квесты и проходить подземелья, нам нужен маг, раскаченный в сторону нанесения урона противнику. Такой, как Селейна.

— Но ведь лучше нее все равно никого не будет, — тихо сказал я.

— Да, — легко согласился инструктор. — Но за неимением гербовой бумаги пишут и на простой.

— Постой, — я начал кое-что соображать. — Ты хочешь, чтобы я стал магом? — Я посмотрел на Кифа. — Вы оба этого хотите?

— Мне все равно, — сказал Киф. — Главное, чтобы тебе было интересно.

— Мне, по большому счету, тоже, — ответил Боггет. — Но, если мы хотим быть полноценной командой, нам нужен маг-дамагер. Пока что у нас танк в моем лице, начинающий хилер и очень приличный вор. Можем, конечно, позвать в команду мага со стороны. А можем переучить тебя, Сэм. Ты милишник, боец ближнего боя с уклоном в урон. Можно раскачивать тебя и под танка…

— Что это значит? — нетерпеливо перебил Боггета я.

— Я — танк, — он ткнул себя пальцем в грудь. — У меня высокая сопротивляемость практически ко всем видам урона. Я должен сдерживать противника, пока все остальные его лупят. Магией я не владею в принципе. Это не из-за класса или раскачки, это из-за моего… происхождения. Но у меня есть артефакты, и я могу комбинировать классовые навыки так, что это сходит за магию достаточного уровня. А еще для того, чтобы быть танком, нужен определенный склад характера. Не каждый способен сносить удары, когда сдержать противника важнее, чем контратаковать или сбежать. Для этого нужны злость, упрямство и самоконтроль.

— Ну, для любого класса нужен определенный склад характера, — возразил Киф. — У мага должен быть гибкий ум и хорошая память. А вор должен быть немного трусливым и нечестным.

— И что, ты часто врешь?

— Иногда вру, да, — Киф подмигнул. — Но чаще просто не договариваю.

— А вообще что такое «танк»? — спросил Тим.

— В моем мире так называют металлические боевые машины, которыми управляют люди, — ответил Боггет. — Страшная сила даже в одиночку.

— Вот и я о том же, — снова встрял Киф. — Если у нас уже есть один танк, зачем нам второй?

— Второго не надо, — согласился инструктор. — А вот маг — да, нужен. И именно специализирующийся по урону, чтобы Тим мог сосредоточиться на лечении. Тим, не сочти, что я тебя недооцениваю. Как лучник ты очень хорош, да и другими талантами не обделен. Просто есть вещи, которые невозможно совмещать.

Тим кивнул.

— Я понимаю. Это как если бы лекарством занялся Киф.

— Именно!

— Эй, я, вообще-то, кое-что в этом плане умею, вы же знаете!

— Но ты не хилер. Хотя да, что у Тима, что у тебя, по сути, гибридная раскачка. Ты же не столько вор, сколько ассасин.

— Я вор, не оскорбляй меня!

— А еще у тебя есть магические скилы, верно?

— Даже не думайте об этом! Я на мага переучиваться не собираюсь.

— А тебя никто и не заставляет. У нас ведь есть Сэм.

— Простите, но у меня крайне скромные способности в области магии, — наконец заговорил я. То, о чем говорили Боггет, Киф и Тим, одновременно и смущало, и притягивало меня. — Я могу использовать только низкую ведьмачью магию, да и то не очень эффективно.

— И это говорит человек с навыком «Слова», способный создавать коридоры между мирами, — Киф картинно закатил глаза. — О том, как ты с твоей подружкой чистой силой лупите, я вообще молчу.

— Насчет «Слова» ты мне сам говорил, чтобы я был осторожнее при его использовании. Коридор между мирам не боевой навык, как ни крути, и оба они поглощают ману так, что очень быстро ничего не остается. А моя ведьмачья магия ни в какое сравнение не идет с тем, что умеет Селейна.

— Маны у тебя мало, потому что интеллект низкий, — пояснил Боггет. — Вот вложишь в него очки опыта… Сколько их у тебя, кстати?

— Сто шестьдесят пять.

— Отлично. А у тебя, Тим?

— Сто сорок пять.

— Замечательно! Эти очки нужно распределить по основным характеристикам, за счет этого увеличатся объемы баров маны и здоровья и дополнительные параметры изменятся. Только делать это надо с умом, — Боггет потянулся роскошно, как сильный и спокойный дикий зверь. — Тим, ты что-нибудь хотел бы изменить в своей раскачке?

— Я хотел бы узнать, как можно ее улучшить.

— Хорошо. А ты, Сэм? Готов стать магом?

Никогда не думал, что услышу такой вопрос.

— Я не уверен, что у меня получится. Моя сила…

— Твоя сила в Безмирье никак на это не влияет. Здесь магия, как бы объяснить… Часть механики мира. Как и все остальное, кстати. Если сейчас все очки опыта Тима вложить в силу, он тобой стенку пробьет с одного удара. Понимаешь? Есть очки опыта — можешь вложить их во что угодно. Для мага важен интеллект. Чем выше этот показатель, тем объемнее бар маны и тем сильнее и разнообразнее заклинания ты можешь использовать. А сами заклинания изучаются у мастеров, по книгам или просто покупаются на свитках. А еще, если станешь магом, мечом махать ты не разучишься, хотя придется подумать, какие в дальнейшем навыки брать и как их сочетать. И с экипировкой могут быть сложности.

— Я знаю. Селейна говорила, что здесь маг не может носить тяжелую броню.

— Ну так и не будешь. Ты ее и сейчас-то не стремишься носить. А надо будет — придумаем что-нибудь, не переживай.

— Я не переживаю, но…

— Так ты согласен?

Мне не хотелось отвечать. Я понимал, что Боггет и Киф говорят разумные вещи. Если мы не хотим брать в наш отряд кого-то со стороны, кто-то из нас самих должен стать магом. Моя кандидатура на эту роль выбиралась методом исключения. У Боггета не было способности к магии, к тому же у него, как и у Кифа, класс был уже сформирован. Тим в отношении магии был куда талантливее, чем я, но хилер нам был нужен тоже, а на поддержку и атаку одновременно никаких сил не хватит. И я бы согласился — если бы Боггет на меня так не давил. «Вот бы Селейна вернулась», — подумал я. У нас ведь даже была одна свободная комната — как раз для нее.

Словно услышав мои мысли, Боггет прикрыл глаза и произнес:

— Ладно, Сэм. Извини. Не хочешь — так не хочешь.

— Я хочу, — это было правдой.

Боггет приоткрыл один глаз.

— Тогда в чем дело?

Все в том же.

— Я не думаю, что справлюсь.

Боггет усмехнулся.

— Пока не попробуешь — не узнаешь. Но я тебя могу заверить, что все получится. Механика мира универсальна. Киф, хоть ты скажи ему…

— А что я могу сказать? Я ему амулет мага уже отдал, — запрокинув голову, он добавил: — В инвентарь не клади только. Чтобы он работал, он должен быть экипирован. Могу и еще что-нибудь подкинуть, у меня есть. Хочешь, покажу, Сэм?

Я сдался.

— Ладно, давайте попробуем. Что от меня требуется?

— О, это уже разговор по делу! — Боггет повеселел. — Для начала закажем еды и выпивки. А потом сядем и рассчитаем для тебя, Сэм, и для Тима правильное распределение очков характеристик и прикинем, какие навыки и заклинания вам понадобятся.

— И как сделать так, чтобы они друг с другом не конфликтовали, — добавил Киф. — Это работа до ночи, Боггет, так что закажи еды побольше.

— Мы сегодня неплохо заработали, так что можем даже пирушку закатить, — ответил инструктор. Хорошее настроение не покидало его, и мне было немного неловко из-за того, что он так радуется моему согласию. — Хоть до ночи, хоть на всю ночь.

Боггет как в воду глядел: до темноты с расчетами и схемами раскачки мы не уложились. Я и Тим уже клевали носами, а Киф и Боггет все еще спорили, составляя все новые и новые варианты. Они так увлеклись, что говорили едва ли не на птичьем языке, изобиловавшем терминами и жаргонными словечками. Говорили они быстро, и мы с Тимом их почти не понимали, несмотря на подсказки языковой системы Безмирья. Наконец Боггет заметил, что от нас никакого толка, и нас отправили спать.

К тому моменту, как это случилось, голова у меня гудела так, что я, не вдумываясь, последовал бы любой инструкции Боггета, какую бы они мне ни дал. Но стоило мне лечь в постель, как я понял, что устал не настолько, чтобы спать. Наверное, дело было в голосах Боггета и Кифа: они звучали убаюкивающе. Теперь же, в тишине, я снова слышал собственные мысли, и сон отступал.

Я стал думать о прошедшем дне. Вылазка, предпринятая сегодня, была более чем опрометчивой: нас было всего пятеро, без мага атакующего подкласса, к тому же наш новенький разбойник не отличался большой силой, а у меня все еще были ограничения на количество наносимого урона из-за того, что я погиб. И все же я ни о чем не жалел. Маленький столбик с перекладиной — мне нужно было это увидеть. А то мне казалось, что меня разыграли каким-то особенно жестоким способом и я не знал, кого в этом винить.

С тех пор, как я в очередной раз пришел в себя в домике Боггета, я не единожды пытался вспомнить обстоятельства своей смерти и то, что было потом, в течение следующих восьми месяцев. Я ничего не помнил об этом времени, более того — я, как ни старался, не мог ощутить, что это время прошло. Я осторожно подкрадывался к черной дыре в моей памяти и испытывал беспричинное чувство тревоги, которое нарастало по мере того, как я пытался вспомнить хоть что-нибудь. Потом, если я осмеливался двигаться дальше, холод сочащегося из этой черноты ужаса все-таки вынуждал меня остановиться. Но, как бы далеко я ни заходил, ощущение прошедшего времени все равно не появлялось. Я словно уснул накануне и проснулся с утра и теперь пытался вспомнить ночной кошмар, оставивший ощущение страха, но накрепко забывшийся при пробуждении.

Вот и теперь, лежа в постели, я решил сделать это снова. Закрыв глаза, я устремился вглубь черноты, поселившейся внутри меня, и, как и много раз до этого, почувствовал тревогу. Казалось, если сосредоточиться на этом ощущении, можно было почувствовать, что оно гладкое и прохладное. В какой-то момент тревога переходила в страх. Он тоже был прохладным и гладким, но немного липким, и чем плотнее он становился, тем тяжелее было дышать. Я лежал на постели и в то же время двигался — медленно шел в непроглядном мраке. Страх нарастал, перерождаясь в мерзкий, унизительный ужас. Я уже доходил до этого — до состояния, когда разум готов вывернуться наизнанку, лишь бы перестать осознавать все это. Меня тянуло назад, прочь из этой темноты, в постель, где, дожидаясь нисхождения благостного сна, лежит мое тело. Но мне так хотелось продвинуться хотя бы еще чуть-чуть вперед…

Мне кажется, я физически сделал этот шаг — и очутился в темноте полностью. То есть, я забыл о том, что лежу в постели, и в полной мере почувствовал себя стоящим в темном пустом пространстве. Страха не было — его как отрезало. Темнота, как при использовании навыка, была зыбкой, я чувствовал это всем своим существом. А передо мной в этой зыбкой, податливой темноте… От удивления я очнулся, открыл глаза. Но и наяву я увидел перед собой то, что, как я думал секунду назад, мне просто снится. Ощущение зыбкости мира постепенно отступало, оставляя ощущение влажной прохлады на коже — словно кто-то медленно стаскивал с меня невидимое шелковое покрывало. Я все еще лежал в постели, а в воздухе надо мной висела сложная печать с голубыми светящимися символами. Я действительно уже видел ее раньше. Теперь я наконец-то вспомнил, где и когда это было.


Глава 35. Питомец для Тима и новое приключение для всех (1)


Наутро я проснулся рано. За окном едва брезжил рассвет, все мои соратники еще спали — Боггет и Тим в своих комнатах, а Киф прямо в гостиной, свернувшись на одном из кресел трогательным клубочком. После вчерашнего ужина и дебатов здесь царил хаос, но убираться, пока все еще спят, я не решился. Я умылся, вышел во двор. Жалко, что с нами не было Рейда — даже спарринг устроить было не с кем.

— Привет! — раздался вдруг рядом со мной незнакомый голос. — Скучаешь?

Я повернулся и увидел парня немногим старше меня. Он был темноволосым, с веселыми глазами. Игрок, сорок четвертый уровень. Ник необычный: Ладноок Яснопонятно.

— Привет. Ага.

— Мне тоже скучно. Ты мечник? Как насчет ПВП?

— Давай.

«Игрок Ладноок Яснопонятно предлагает вам дружеский поединок. Принять предложение? Да/Нет». Я принял вызов и достал из инвентаря меч и щит. Убирать их туда было куда удобнее, чем постоянно таскать с собой.

Хорошего поединка не получилось: парень вынес меня третьим же ударом, угодившим мне прямо в грудную клетку. Странно это было — видеть, как меч противника пробивает тебя насквозь, но чувствовать только легкое жжение. Хоть Киф и говорил, что на дуэли погибнуть нельзя, они безопасны, несколько неприятных мгновений я все же пережил. Но в том месте, где должна была быть рана, всего лишь возникло неяркое зеленое свечение, да и оно быстро исчезло. Следа от удара мечом не осталось даже на одежде. Ладноока столь быстрое мое поражение явно смутило.

— Ты чего?

— Не проснулся еще.

Второй раунд был не намного лучше первого: хоть я и продержался чуть дольше, Ладноок победил. В технике боя я ему не уступал, но он был сильнее и быстрее меня, и сократить разрыв мне не удавалось, даже используя ускорение и усиление. В общем, пока я берег свои очки опыта, этот парень, как и полагалось игроку, вложил их в силу, ловкость и удачу, и, хотя по уровням мы были практически равны, в честном бою мне было нечего ему противопоставить. На этот раз, если бы механика мира не сработала, я бы лишился руки и умер от раны в боку.

— Извини. Я сегодня, кажется, не в форме.

— Ничего, — парень убрал меч в ножны. — У тебя интернет медленный, да? Поверь, это не повод для комплексов. Разрешение скинь до минимума, тогда быстрее прогружаться будет. Но графика, конечно, будет уже не та. Ну, бывай! — он помахал мне рукой и скрылся из виду.

— Что, еще одного друга-игрока завел? — спросил Тим, спускаясь с крыльца.

— Нет, — я повернулся к нему. — Доброе утро. Просто мне было интересно, насколько очки опыта влияют на характеристики.

— Доброе. И как прошел эксперимент?

— Удовлетворительно. Мечник моего уровня с распределенными очками легко меня вынесет, если я не использую дополнительные навыки. — Я вспомнил, что окна комнаты Тима выходят на гостиничный двор, и спросил: — Мы тебя разбудили своей возней?

— Нет. Я в личной комнате спал, туда ни единого звука не проникает.

Мы вернулись в гостиницу и, поскольку Боггет и Киф проснулись тоже, принялись наводить порядок в нашей общей комнате. Следовало убрать этот бардак хотя бы для того, чтобы за завтраком развести новый.

— Ну, так что вы придумали для нас с Сэмом? — спросил Тим.

— С тобой все более-менее просто. Всего несколько вариантов, да и те однотипные. Вот, взгляни, — Киф протянул Тиму пачку исписанных и изрисованных листков. — А с Сэмом сложнее. Вариантов тоже несколько, но они очень разные, и достаточно далеко путь развития персонажа просчитать не получается, — мне тоже досталась кипа бумаг. — Выбирайте. Хотя, если вам обоим ничего из этого не придется по душе, мы придумаем что-нибудь еще.

— Если что-то непонятно, спрашивайте, — предложил Боггет.

Я и Тим дружно углубились в изучение записей. Через какое-то время я услышал голос Тима:

— Мне все нравится, но я хотел бы внести кое-какие изменения. Если я сделаю вот так, это ничего не испортит, как считаете?..

Сам я не мог похвастаться такой решимостью. Варианты, предложенные мне Боггетом и Кифом, были хороши, но выбрать из них какой-то оказалось сложно. Один, правда, был практически идеальным: я мог выбрать класс паладина и сочетать магию и силовые приемы. Но стоило мне об этом подумать, как на память приходил Арси, следующий за Черным Принцем. Я понимал, что это не должно меня останавливать, и все же не мог преодолеть своих эмоций. Вторым очень хорошим вариантом был подкласс рыцаря света, какой был у Адельвайса. Он был ориентирован на физические атаки, которые можно было подкреплять магией, причем перспективы их развития и улучшения рисовались колоссальные. Но все же это было не совсем то, чего от меня ждали мои спутники. Я просмотрел остальные варианты и вернулся к тому, что был третьим. Он предполагал выбор класса мага, причем возможности совмещать магические и физические навыки и усиливать одни другими он почти не давал, чем сильно уступал первым двум вариантам. Однако именно этим он меня и привлек. Как ни странно, этот вариант соответствовал тому плану, который я когда-то изложил Лэнди: постепенное освоение не противоречащих друг другу навыков совершенно разных классов. Почему бы не начать приводить его в действие?

Кроме того, выбор характера магии оставался за мной. Подробнее изучив записи, я понял, что могу выбрать магию двух природных элементов — основного и дополнительного — и еще один вид магии неэлементального типа. В качестве магии природных элементов я остановился на огненной магии как основной и воздушной как дополнительной. Мой выбор основного вида магии объяснялся довольно просто: я видел ее в действии, не сомневался в ее эффективности и рассчитывал на то, что знакомый мне специалист по ней — конечно же, Селейна — найдет время, чтобы обучить меня ее азам и хитростям. Так у нас будет причина видеться чаще. Что касается вида дополнительной магии, то комбинировать его с основным можно было только по определенному принципу. Так, вместо воздушной магии я мог выбрать магию земли, но не воды, потому что водная магия противоречила огненной. Я счел, что огонь и воздух отлично подойдут друг другу.

В отношении магии неэлементального типа у меня были следующие варианты: магия света, магия тьмы, бытовая магия, некромантия и ментальная магия. Я мог вовсе отказаться от стихийной магии и выбрать два типа магии из этого перечня, среди расписанных на листках вариантов были и такие. Но это бы фактически полностью лишило меня возможности еще хоть как-то развить мои навыки воина. Поэтому я углубился в изучение пояснений к этим видам магии. Из кратких замечаний я узнал, что магия света — это все виды прибавки к характеристикам, или бафы, и вызов сущностей, которые могли бы оказать поддержку. Подклассом в такой магии был жрец, и не составило труда догадаться, что именно такой магией владела Айна. Правда, у нее наверняка было что-то еще — например, из магии тьмы, хотя я пока не знал, можно ли их сочетать и, если можно, то как это делать. Магия тьмы, соответственно, представляла собой дебафы — проклятия, снижающие характеристики противников. Также она включала вызов темных сущностей вроде злобных духов или демонов. Бытовая магия была идеальным решением для крафтера, мне она не подходила. С некромантией я связываться не хотел, я не стал даже читать пояснения, относящиеся к этому виду магии — с меня и так было достаточно маленького холмика в долине между двумя подземельями. Впрочем, все предыдущее я прочел только из уважения к работе Боггета и Кифа. Еще даже не дойдя до соответствующего пояснения, я выбрал ментальную магию. И мое решение диктовалось не только тем, что у меня уже было «Слово» — строго говоря, этот навык не в полной мере укладывался в направление ментальной магии.

Может, не стоило пытаться освоить этот довольно сложный, трудоемкий и потому непопулярный вид магии. Это было нерационально — ведь еще вчера я не чувствовал никакой уверенности в том, что у меня вообще получится хоть что-нибудь. Но мне было интересно, что я смогу сделать — как с ее помощью сумею повлиять на своих врагов и помогу соратникам. Да и та голубая печать внутри моего сознания — что-то мне подсказывало, что это имеет отношение к ментальной магии. Кроме того (как я узнал, все-таки снизойдя до пометок на полях страницы), этот вид магии подразумевал работу с информацией. А информация была очень важна в Безмирье — особенно для таких как мы.

— Ну, что, выбрал? — нетерпеливо спросил Боггет, заметив, что я закончил перебирать листки и глубоко задумался над одним из них. Я поднял взгляд и обнаружил, что и Боггет, и Киф выжидающе смотрят на меня. Я вытащил из пачки страницы, на которых был расписан выбранный мной вариант, и помахал ими. Киф и Боггет переглянулись, и Боггет злорадно осклабился.

— Вы опять на меня спорили! — догадался я.

— Ага. И тощий проиграл. Он думал, ты выберешь пала.

— Пала?

— Паладина. Или, в крайнем случае, рыцаря света. Но я-то знаю тебя получше, — Боггет толкнул под ребра Кифа. Тот покачнулся, стараясь сохранять невозмутимость, хотя выражение его лица было кисловатым.

— Считай, что я тебе поддался. Нельзя же все время выигрывать.

Я улыбнулся — я совсем не сердился на них. И я был рад тому, как они поладили.

— А что ты выбрал, Тим?

— Стану полноценным баффером, как и собирался, — сказал он. — Уклон в лекарство и поддержку. Но лук не брошу, это мое. А стихийную магию я изучать не буду вообще. Попробую объединить магию света и бытовую.

— Бытовую? — удивился я.

— Ага, — подтвердил Киф. — Это его собственная идея.

Я хотел спросить, почему Тим решил сделать такой выбор, но понял, что уже знаю ответ: если я хоть в чем-то разбирался, бытовая магия в сочетании с его интересом к конструированию и одной уже выбранной профессией даст прекрасное сочетание — маг-артефактор.

— У меня мастер-статус в профессии ювелира, — сказал Киф. — Я подучу тебя.

Тим выглядел довольным — он явно был рад тому, что его усовершенствование плана одобрили.

— Ага, — согласился Боггет. — Но сначала нам придется закупиться свитками с заклинаниями. На несколько штук денег хватит, но это едва покроет базовый уровень освоения магии, а нам нужен, как минимум, продвинутый. Киф, может, тряхнем инвентарями?

Магик пожал плечами.

— Я не против. Но я бы с большим удовольствием сходил в рейд. Знаешь, в какое-нибудь стоящее местечко…

Инструктор закатил глаза.

— Опять ты за свое…

Тут я обнаружил, что мне пришло письмо от Лэнди.

— Наш маленький разбойник снова разыскивает нас, — доложил я. А затем с некоторым недоумением добавил: — Боггет, он пишет, что выполнил твою просьбу. О чем ты его просил?

Инструктор самодовольно заулыбался.

— Киф, ты хотел рейд? Будет тебе рейд, — сказал он.

Когда через пару минут к нашей компании присоединился Лэнди, все встало на свои места.

— Ты же хотел питомца, верно? — спросил Лэнди у Тима. — Насколько я понял, обычные питомцы вроде тех, что можно взять у вендеров, вас не интересуют, а те, что на аукционе, слишком дорогие для вас. Я подобрал несколько квестов, которые помогут получить уникального питомца. Вот, держите, — и он переслал нам довольно много записей, снабженных очень реалистичными иллюстрациями. Какое-то время мы их изучали.

— Там можно грифона получить — правда, квест довольно сложный, многоступенчатый, — Лэнди наскучило сидеть в тишине, и он заговорил снова. — Есть квест на археоптерикса — это птица, хотя больше похожа на летающую ящерицу, по-моему. Раскачка долгая, но в итоге помощник будет сильный. Может на себя урон принимать, так что для мага хороший вариант. А можно завести ктулха. Они прикольные, на осьминожек похожи, только в воздухе плавают и мозги высасывают. Ментальный дамаг, в общем. А еще…

— Я хочу собаку, — проговорил Тим.

— Просто собаку? — удивился Киф. — Да ее же можно в лавке купить, хочешь — щенка, хочешь — взрослую. Но зачем тебе обычная собака? Я думал, ты хочешь что-то особенное.

Я передвинул на панели перед собой послание Лэнди так, чтобы видеть, о чем говорит Тим. Речь шла о небольшой лайке белого цвета с умной и милой мордашкой.

— Я хочу собаку, — упрямо повторил Тим. — И она не будет обычной. — Он посмотрел на Лэнди. — Ты знаешь, где это место?

— Имеешь в виду, могу ли я туда портануться? В саму локацию — нет. Но я бывал в городке неподалеку, так что смогу вас провести.

— Хм… — Боггет внимательней вчитался в описание предполагаемого питомца. — Вообще-то, вариант неплохой. Собака компенсирует твою уязвимость во время каста. По крайней мере, от нападения с ближней дистанции она тебя защитит. Я только не понимаю, как она попала в твой список, Лэнди.

— О, я так увлекся, что решил обзор сделать, — с гордостью сказал маленький разбойник. — Я вам потом ссылку кину, оцените. А пока я собирал информацию, наткнулся на упоминание не очень популярных, но интересных квестов, связанных с питомцами. Этот, который на собаку, вообще-то цепочка, причем начинается с простой социалки, а кончается полным трешем. На этап социалки достаточно минимального уровня, а вот до конца не дойдешь, если ты ниже тридцатого, к тому же в одиночку квест не сделать. В общем, он для тех, кто хочет результат сразу. Такое не бывает популярным. Но зверушка того стоит, я думаю. Если вы готовы, можем пойти прямо сейчас.

Тим, кажется, был только за такой поворот событий, но Боггет произнес:

— А как насчет завтра, Лэнди? Завтра ты свободен? Сегодня у нас есть кое-какие дела.

— Ладно, — легко согласился Лэнди. — Завтра так завтра. Встречаемся в это же время?

— Если тебе удобно.

— Мне удобно! Тогда сегодня я пошел?

— Да. Спасибо за все.

— Не за что, — Лэнди направился к двери. На прощание он напомнил: — Обзор посмотрите обязательно!

— Что за питомец, расскажите хоть, — попросил Киф, когда Лэнди ушел.

— Белая лайка с голубыми глазами, — ответил Тим. — Среднего размера, шерсть гладкая, хвост колечком. Активная, выносливая, быстрая, отлично развиты слух, зрение и нюх. Хороший компаньон и охотник. Послушная, исполнительная, напугать практически невозможно.

— И что в этом необычного? Можно было бы выбрать питомца, который усиливал бы тебя во время боя или принимал на себя урон.

— Я такое существо просто призвать могу, когда захочу, — возразил Тим. — То есть, пока не могу, но смогу со временем. А собака будет со мной постоянно.

— И что?

— Не догадываешься? — спросил Боггет. — Быстро обучаемый сторож и охотник с резистом к ментальным атакам. А еще компаньон и активный помощник.

Я бы к этому добавил, что Тим просто не способен завести питомца, которому пришлось бы переносить урон вместо него самого.

Киф вскинул руки ладонями к нам.

— Вы так говорите, будто бы я имею что-то против!

— А что, нет? Вообще-то, на это похоже!

— Вообще-то нет! Мы же не мне питомца заводим.

— А что, ты тоже хочешь питомца? — спросил я.

— Конечно!

— И какого же?

— Дракона, разумеется!

— Киф, ты сам как питомец! — заметил Тим. — По крайней мере, Сэму все время приходится тебя кормить!

— Это не так! — возразил я. — Вообще-то, я не один этим занимаюсь.

Киф насупился, моя компания залилась смехом.

— Кстати, может, правда поедим? — предложил вдруг магик. — А то у нас сегодня еще много дел.

— Вот, я же говорил! Повремени пока с питомцем, Киф. Двух драконов мы не прокормим.

Тим и Боггет рассмеялись снова. А Киф вдруг посмотрел на меня как-то странно — почти испуганно. Но буквально через мгновение веселость вернулась к моему другу.

— Давайте есть уже! — потребовал он.

После завтрака мы приступили к тем самым делам, о которых говорили Киф и Боггет. Они заключались в распределении очков опыта. Тим вложил в интеллект почти все свои очки, оставив немного для ловкости и удачи, и наконец-то выбрал класс. У меня в интеллект ушло чуть больше половины очков. Остальное я распределил по другим характеристикам. Класс выбирать не стал. Не буду этого делать, пока не возникнет острая необходимость.

— Ну, что, можем идти?

— Не так быстро, Сэм, — Боггет попивал квас из большой деревянной кружки и никуда не торопился. — Тебе сначала научиться ходить нужно.

— В каком смысле?

— Встань.

Я встал. Голова закружилась, я будто бы приподнялся над полом, а потом оказался сидящим на нем. Впрочем, так и было: вместо того чтобы просто встать, я умудрился подпрыгнуть и от неожиданности упал.

— Что это было?

— Результат распределения очков по силовым характеристикам. У тебя теперь на каждое действие будет уходить намного меньше усилий. Если будешь двигаться, как раньше, все вокруг поломаешь и сам покалечишься.

— И что мне делать? — я осторожно поднялся с пола.

— Учись двигаться правильно. Ели бы ты распределял очки опыта постепенно, то рост характеристик почти не ощущался бы. А так ты стал более сильным очень резко. Но ты не переживай, ты быстро привыкнешь. Я же — видишь? — ничего не ломаю. Если, конечно, это не является моей целью, — и он снова приложился к кружке с квасом.

Я аккуратно повел рукой по воздуху. Никаких отличий от того, как рука двигалась раньше, я не ощутил.

— Давай помогу, — Киф спрыгнул со своего места и подошел ко мне.

— Эй, не здесь! — крикнул Боггет.

Но было поздно. Магик ринулся на меня, я инстинктивно уклонился и снова оказался на полу, на этот раз опрокинув табурет. Чувствовал я себя странно: я словно был марионеткой, способной двигаться самостоятельно, но при этом кто-то все равно дергал меня за ниточки, увеличивая силу и амплитуду движений. Это сбивало с толку. Тело было будто бы не совсем мое.

— Вставай, — потребовал Киф. — И попробуй меня поймать.

— Киф! — возмутился Боггет.

— Да ладно тебе! У него сопротивляемость к физическому урону тоже должна была повыситься, так что не убьется.

— Можете хоть оба убиваться. Но вы же тут все разнесете!

— А, ну, это да. Ну и что? Сэм, хватит валяться, поднимайся!

Я как раз пытался встать так, чтобы снова случайно не прыгнуть. Нарушения чувства равновесия не было, но в остальном было непросто.

— Запомни эти ощущения и то, как ты с ними справляешься. Если на тебе окажется усиливающая экипировка с большой прибавкой к характеристикам, будет примерно то же самое.

Я наконец встал, шагнул к Кифу, подаваясь вперед. На этот раз я сумел удержаться на ногах.

— Вот, неплохо! — магик отступил на пару шагов, не глядя запрыгнул на спинку дивана. Я вспомнил, как он порхал по пещере Проклятого Гуру.

— Киф, сколько у тебя в ловкости?

— Секрет! Поймаешь меня — может, скажу!

Краем глаза я заметил, как Боггет закрывает ладонью лицо.

Поддаваться на провокацию Кифа я не намеревался. Просто подошел и осторожно сел на диван. Киф рассмеялся и плюхнулся рядом.

— Ты двигаешься, будто бы ты хрустальный и все вокруг хрустальное тоже. Это перебор.

— Знаю. Но я не понимаю, как рассчитать силу движения. Я ее не чувствую.

Магик хлопнул меня по плечу.

— Боггет правильно сказал, ты привыкнешь, и быстро. Просто не думай об этом. Давай потренируемся еще.

Он вскочил с дивана, я встал следом. Запоздало заметил, что на этот раз проблем не возникло. Я рассчитал усилия машинально, с учетом предыдущего опыта. Кажется, я начал понимать, что от меня требовалось…

— Вашу мать! — воскликнул Боггет, когда мы все-таки перевернули стол. Он успел подхватить кувшин с квасом, но все остальное полетело на пол. Киф заливисто хохотал надо мной, растянувшимся на остатках мясной подливки.

— Сэм, у тебя здоровье просело, — заметил Тим.

— Я запястье потянул, кажется. Но этого типа я все равно достану!

— Не достанешь!

Киф юркнул за спину Боггета.

— Слушайте, может, на улицу пойдете играть в догонялки?

Я попробовал ухватить Кифа за лодыжку, но тот увернулся и ловко подставил вместо себя табурет. Мои пальцы стиснули его ножку. Дерево хрустнуло и обратилось в щепки.

— Если мы выйдем на улицу, весь город соберется посмотреть на это представление. Сэм же потом умрет со стыда! Ты этого хочешь?

— Я хочу, чтобы вы угомонились! Оба!

Я предпринял еще одну попытку достать Кифа и снова потерпел неудачу.

— Может, я тебе помогу, Сэм? — предложил Тим, занося руку для магического пасса.

— Двое на одного? — притворно возмутился Киф. — Так не честно!

Боггет осклабился.

— Черт с вами! Двое против двоих!..

Как мы не разнесли гостиницу, остается загадкой. С грохотом, криками, ругательствами и смехом, отпуская шуточки, мы носились по комнате, словно дети. Я был самым неуклюжим, но было заметно, что и Тиму тоже нужно приноравливаться к обновленному показателю своей ловкости. Боггет делал вид, что пытается достать меня. Киф, как всегда, дурачился. Поймать его я так и не смог, зато все-таки сбил со спинки дивана, запустив в полет подвернувшуюся под руку подушку. Рассчитывать силу замаха, как и прочих движений, я уже был вполне в состоянии. Наконец все мы выдохлись и распластались на полу среди устроенного нами бардака.

— Придурки, — закрывая глаза локтем, прошептал Боггет. — Полные придурки…

Затем последовал поход в магическую лавку за свитками с заклинаниями, после которого Боггет отвел нас во двор гильдии, оказавшийся неожиданно большим и отлично расчищенным. Однако здесь было совсем не людно: в углу двора, около поленницы под большими раскидистыми деревьями, стояли, переговариваясь, два крепких местных мужика, а у глухой задней стены здания гильдии, вдоль которой располагалось несколько макивар, находился игрок. Заняв место у одной из макивар, он атаковал ее с помощью магии, затем менял экипировку и атаковал снова.

— О, тебе это тоже предстоит, Сэм, — заметил Боггет. — У всех, кто хочет сочетать магические и физические атаки, очень тонкий баланс между уроном и экипировкой. Сам в этом убедишься, когда потренируешься на одной из этих штук.

— А Тим? — спросил я.

— А Тим будет тренироваться на тебе!

Мы прошли к дальней стороне двора, и Киф немедленно забрался на остатки толстой красной каменной кладки, которые, наверное, когда-то были одной из стен здания. Сверху он мог обозревать весь двор и комментировать происходящее. Для полноты картины не хватало чего-то, что Киф мог бы жевать. Он тоже запоздало понял это и погрустнел. Но я предвидел такой поворот событий и протянул ему несколько бутербродов, прихваченных из гостиницы. Инвентарь сохранил их теплыми.

— Держи, — в свою очередь Боггет протянул мне свиток. Тиму новые свитки он уже отдал. — Начнем с него. Это заклинание из школы магии огня. Простое, контактное. На первом уровне это «Лепесток пламени». Прокачаешь до третьего — превратится в «Огненную вспышку». Бросить это заклинание ты не сможешь, но подожжешь все, к чему прикоснешься. Давай, изучай.

Изучить заклинание оказалось совсем несложно. Как только я взял свиток в руки, он распознался и появилась надпись: «Желаете изучить данное заклинание? Да/Нет». Я выбрал «Да», и у меня появился еще один значок на небольшой вертикальной панели справа. Еще один — потому что два там уже было. Насколько я понимал, там были символически обозначены «Слово» и мой странный «Вход в».

— Сделал. Что дальше?

— Просто вытяни руку ладонью вверх и активируй заклинание.

Я последовал инструкциям Боггета и удивился, как быстро и легко получил результат. Как только я мысленно утопил значок, на моей ладони вспыхнул крошечный огонек — действительно, «лепесток» пламени. Он совсем не жегся, только мана постепенно начала убывать.

— Погаси.

— Как?

— Сожми ладонь.

Я послушался, и пламя погасло.

— Тим, твоя очередь. Восстановление маны и сокращение времени отката заклинания.

— Понял, — мальчишка потянулся за посохом.

Так мы развлекались какое-то время. Я прокачал заклинание до второго уровня, и оно превратилось в «Огненный цветок» — теперь я мог держать на ладони целый венчик из лепестков пламени. Потом Боггет решил изменить правила игры. Он заставил меня экипироваться и использовать заклинание снова. К моему удивлению, «Огненный цветок» снова превратился в «Лепесток огня».

— Понял, как это работает? — спросил инструктор. Затем он повернулся к Тиму. — Баф на магический урон.

— Есть.

Доля секунды — и в моей ладони снова целая горсть огоньков.

— Думаю, принцип понятен, — сказал Боггет. — Сэм, вот остальные заклинания. Изучай, прокачивай.

Мне досталось заклинание ментальной магии, еще одно заклинание огня и заклинание воздуха. Заклинание ментальной магии должно было заставить противников остолбенеть от страха. Оно называлось «Аура ужаса» и действовало не на конкретного врага, а на площади определенного радиуса, который должен был увеличиваться вместе с моим ростом в уровнях. Огненное заклинание было способно сдержать противника и при этом наносило ему урон. Оно тоже было трехступенчатым: начиналось с «Огненных шипов», продолжалось «Огненными терниями» и заканчивалось «Стеной огня». Воздушное заклинание не было связано с левитацией, как я втайне надеялся. Это был «Воздушный щит», которым при умелом использовании можно было не только защититься, но и ударить. Что именно было у Тима, я не спрашивал, но не сомневался в том, что и ему Боггет подобрал заклинания грамотно.

Я довольно быстро прокачал «Огненные шипы» — красивое заклинание, предстающее в виде тонких огненных веток, из которых росли ярко-алые шипы, — и научился управляться с «Воздушным щитом». Меня поражало то, с какой легкостью мне давалась магия. Поражало — и расстраивало. Так всегда бывает: если прикладываешь недостаточно усилий для достижения результата, он перестает казаться значительным. В моем же случае прикладывать усилия не приходилось вовсе — механика мира все делала за меня.

Когда мы освоились с тем, чему научились, а Киф, заскучав, едва ли не заснул прямо на стене, инструктор заговорил снова.

— Так, а теперь попробуем сделать то, что Лэнди назовет читерством, если увидит, — оглянувшись и убедившись в том, что игрок покинул двор, произнес Боггет. — Сэм, доставай свой «Лепесток» и опускай его на землю.

Я послушался. Огонек вспыхнул на ладони и легко перекинулся на землю, когда я прикоснулся к ней. Он по-прежнему тратил ману, которая сгорала в маленьком ярком пламени.

— Славно. А теперь сосредоточься и заставь его двигаться.

Я не понял.

— Как?

— Как хочешь. Можешь просто сдвинуть пламя с места, можешь сделать огненную дорожку.

Я нахмурился. Могу, значит?..

Я постарался сосредоточиться и толкнуть пламя силой мысли. Никакого результата. Тогда, может, стоит воспользоваться маной?.. Огонек заплясал выше и ярче, но с места не сдвинулся. Когда я увеличил количество маны еще, он почти что превратился в «Огненный цветок», но других изменений не последовало.

— Не так, Сэм, — сказал Киф. Он сел, свесил ноги со стены. — Вспомни, как ты управляешь своими навыками. Не с помощью интерфейса, правда? Ты делаешь это интуитивно. Тебе ведь не нужно нажимать на кнопку, чтобы поднять руку. Попробуй сделать то же самое с заклинаниями.

— Хочешь сказать, можно управлять заклинанием как навыком?

— Не просто можно, но и нужно, — магик спрыгнул со стены, потянулся. — Вообще-то, игроки управляют своими навыками точно так же, как заклятьями, то есть с помощью интерфейса. У тебя там панель быстрого доступа к заклинаньям должна быть. Место на ней ограничено, и игроки на нее помещают то, чем пользуются чаще всего. Интерфейс, конечно, полезная штука. Но для тебя было бы лучше, если бы ты и тем, и другим управлял, минуя его, — Киф подошел ко мне. — Ты же чувствуешь свои навыки, верно? А игроки здесь никогда не почувствуют ничего подобного… — он искоса взглянул на Боггета. — Да и в своем мире, возможно, тоже.

Инструктор кивнул.

— Давай, ты справишься.

И я попробовал вызвать ощущение зыбкости окружающей действительности, волшебной ее проницаемости и пластичности — то особое состояние, которое я для себя называл гранью навыка. Безмирье откликнулось сразу, как будто ждало этого. А когда это произошло, я направил силу своей воли на огонек, заставив его двигаться. По земле побежала узкая пылающая дорожка.

— Умница! — похвалил меня Боггет. — Сэм, не прекращай. Киф, твоя очередь!

— Понял!

В отличие от магика, я замысел инструктора не понимал, но от меня этого и не требовалось. От меня требовалась реакция: когда впереди моей огненной дорожки появилась небольшая магическая печать, созданная Кифом, я сообразил, что от меня требуется попытаться ее обогнуть. С первого раза не получилось, со второго тоже, зато с третьего я не только обогнул печать, но и, вынудив пламя двигаться быстрее, заставил его сделать петлю вокруг печати и подобраться к Кифу.

— Ловишь на лету! — удовлетворенно сказал Боггет. — Считай, что твоим домашним заданием будет придумать, как ты можешь управлять и другим огненным заклинанием. Только велосипед не изобретай — превращать «Вспышку» в «Стену огня», например, нет никакого смысла. А пока просто потренируйтесь.

— Что такое велосипед? — спросил я.

Но Боггет не ответил. Легко ему было говорить, просто наблюдая за нами! Я же наконец-то стал чувствовать, что действительно использую магию, то есть трачу на что-то силы. Как ни странно, это обрадовало меня, потому что прибавило реалистичности происходящему. Мы упражнялись так довольно долго: Киф ставил ограничения, я пытался обойти их, Тим поддерживал меня. Я научился не только создавать дорожки, но и сдвигать маленький одиночный огонек. Под конец я исхитрился и разделил линию пламени надвое. Но после этого буквально сел на землю от усталости. В голове с непривычки звенело, будто после удара. Обе огненных дорожки, бесконтрольно продлившись еще немного, погасли.

— Очень хорошо, — сказал Боггет. — А теперь еще кое-что.

Я посмотрел на него снизу вверх с мольбой во взгляде, чем тут же явственно напомнил себе Кифа.

— Не переживай, от тебя многого не потребуется. Вызови «Воздушный щит» и держи его, сколько сможешь.

Я поднялся. Выполнить просьбу Боггета сейчас может быть непросто. Но это не означало, что я не попытаюсь.

«Воздушный щит» вызвался легко. Это было интересное заклинание: оно как бы стягивало и уплотняло воздух передо мной, и, прилагая усилия, я мог сделать его крепче или слабее, больше или меньше. Щит легко вращался во всех плоскостях, которые подразумевали защиту от удара, даже от атаки снизу — например, какого-нибудь мага, решившего взорвать почву прямо у меня под ногами, или монстра, обитающего в толще земли.

— Хорошо, Сэм. Достаточно. Теперь просто поддерживай его. Тим, ты должен взять заклинание под свой контроль. Забери его у Сэма.

Тим клонил голову набок.

— Как?

— Маной. И волей. Сначала попробуй подпитывать его вместе с Сэмом. А потом перетягивай к себе.

Поддерживать «Воздушный щит» было несложно, поэтому я мог следить за попытками Тима выполнить распоряжение Боггета. Влияние его маны я не чувствовал, только заметил, что щит стал тяжелее и нестабильнее. А вот когда Тим попытался притянуть его к себе… Это было похоже на то, как если бы на моей руке была перчатка и кто-то пытался стянуть ее.

— Сэм, не сопротивляйся.

— Я стараюсь!

Тим старался тоже. У него не было такого опыта работы с навыками, как у меня, и ему было сложнее. Но в конце концов у него получилось. Здорово было видеть его сияющие глаза, когда он полностью взял «Воздушный щит» под свой контроль и заставил его висеть перед собой. Щит у Тима был не такой ровный, как у меня, однако теперь он принадлежал ему одному. Маг, не владеющий воздушной магией, — и контролирует воздушное заклятье! Тут было чем восхититься.

Я стал постепенно убирать свою ману из щита, и тот заколебался сильнее.

— Рано, Сэм. Забери его обратно.

Я тихонечко взвыл — волевое направление маны утомляло быстро и сильно.

— Не ныть! Работать! Ты же собираешься стать могущественным магом?

— Уже не знаю…

— Что?!.

— Да, да, собираюсь! — я снова полностью управлял щитом.

— То-то же, — Боггет удовлетворенно кивнул. — Давайте-ка повторим это еще раз.

Пока мы повторяли упражнение, инструктор пояснял:

— «Воздушный щит», конечно, не абсолютная защита, есть гораздо лучше. Но принцип действия у них у всех одинаковый: чем ты сильнее, тем плотнее и больше можно сделать щит. Но, в отличие от печатей и барьеров, защитить им кого-то на расстоянии нельзя… Все, молодцы, хватит. А теперь Киф покажет вам, почему я хочу, чтобы Тим научился брать это заклинание под контроль. Да, Киф?

— Без проблем, — магик подошел ко мне и, не церемонясь, потребовал: — Давай сюда. — Оглядев нас с Тимом, он, рисуясь, добавил: — И если что, имейте в виду: заклятий школы воздуха у меня нет.

Маны на то, чтобы держать «Воздушный щит», у меня еще хватало, но я послушно передал его. Киф уверенно взял заклинание под свой контроль, покрутил воздушную линзу так и этак — и вдруг перевернул ее параллельно земле и ловко вскочил на нее. В тот же момент щит взмыл в воздух на высоту двух человеческих ростов.

— Посмотрите на меня! — воскликнул Киф. — Я властелин мира, муа-ха-ха!

— Научишься так же, и фиг кто тебя с земли достанет, — сказал Боггет Тиму.

— А в форме шара его сделать можно? — тут же спросил мальчишка.

— Умница! — похвалил его Боггет. — Да, можно. Но тогда ты сам сможешь использовать только дистанционные заклинания. Все, что ты создашь внутри шара, останется внутри — ну или разнесет его на куски.

— Понял. Спасибо, Боггет!

— Не за что! Со временем научитесь друг другу и другие заклинания передавать, если захотите. Так можно не со всеми поступать, но в школах стихийной магии подходящих заклинаний полно. А на сегодня это все. Киф, спускайся!

— Ни за что, муа-ха-ха! Пресмыкайтесь передо мной, жалкие букашки!

Боггет прищурился.

— Сэм, достань его.

— Боггет, нет! Он же упадет!

— Он ловкий, как кошка!

— Нет!

— Ладно, тогда я сам…

— Все, я все понял, спускаюсь! — Киф спланировал на землю, щит исчез. — Какие вы жестокие люди!

— Эти жестокие люди сейчас тебя накормят.

— О, этим жесто… Я хотел сказать, этим прекрасным людям пришла в голову замечательная мысль!

На этом наша тренировка завершились, и мы вернулись в гостиницу. Киф болтал без умолку, несмотря на набитый рот, а Тим почти не разговаривал, и по выражению его лица было видно, что мысли его блуждали где-то очень далеко, пораженные открывавшимися возможностями.

— Боггет, а ты много знаешь о магии, — заметил я.

— Ага. Я пытался ей научиться. Но ты сам видишь, каковы мои успехи.

— А ты все еще хочешь этого?

Боггет ухмыльнулся и взглянул на меня с притворным злорадством.

— Ну уж нет! Пусть этим занимаются те, у кого есть способности!

И снова он показался мне более молодым, чем выглядел. Странные штуки творило с нашим инструктором Безмирье.

На следующий день нам предстояло опробовать то, чему мы научились. Лэнди явился вовремя. Бодрый, одетый в новую куртку с десятком кармашков на всех возможных местах, он ворвался в нашу гостиную и, поприветствовав всех, спросил:

— Ну, что, отправляемся?..

Уже через пару минут мы стояли на оживленной площади небольшого городка. Перед моими глазами висела панель с оповещением:

«Внимание! Вы находитесь в городе Глиняная Горка! Внимание! Город Глиняная Горка — это обычная зона! Будьте внимательны! Добро пожаловать!»

«Ладно, будем иметь в виду», — подумал я, сбрасывая ее.

Я огляделся. Местечко располагалось на возвышенности, а самым приятным было то, что здесь уже было совсем тепло: никакого снега и даже слякоти, ясное солнце и легкие белые облака на небе, россыпь крошечных ярко-зеленых листьев на деревьях и кипы каких-то белых цветов с приятным сладким ароматом, напоминавшим запах ванильного сахара. Здания, окружавшие площадь, были облицованы глянцевой разноцветной плиткой и казались сказочными. Впечатление усиливали башенки и фигурные украшения карнизов. Местные жители были почти все светловолосые, одежда их была белых, зеленых и коричневых цветов. Среди горожан мелькали игроки, одетые более ярко и разнообразно. Некоторых девушек называть одетыми было не совсем правильно, но я уже привык к тому, что игроки в Безмирье мало чего стесняются. Такие уж тут были порядки.

— Как раз вовремя, — сказал Лэнди. — Сейчас начнем.

— Что от нас требуется? — спросил я.

— Предоставьте все мне!

И он двинулся по направлению к гостинице, от крыльца которой к неподалеку стоящей карете направлялась красивая пара местных жителей. Мужчина был светловолосым, женщина — шатенкой. Одеты они были как аристократы: на мужчине был синий камзол с золотыми галунами, на женщине было длинное лилово-розовое платье, отделанное широкими кружевами и расшитое мелкими серебряными бусинками. Мужчина вел женщину под руку. Выглядели они как супруги, что подтверждалось именами: лорд Ульрих Керн, леди Магдалина Керн. Лэнди прошел мимо них, но едва они разминулись, он остановился и поднял что-то с земли.

— Прошу прощения, сэр! Вы, кажется, обронили.

В руке Лэнди была замшевая мужская перчатка.

— О, благодарю! — откликнулся обернувшийся мужчина.

В этот момент к паре подбежал мальчишка-посыльный и протянул мужчине конверт.

— Ульрих, нас ждут, — нетерпеливо произнесла женщина.

— Одну минуту, дорогая. Это от бургомистра.

Мужчина развернул письмо, углубился в чтение, нахмурился. Лэнди стоял рядом и ничего не предпринимал.

— Дорогая, боюсь, наш визит к твоей кузине отменяется. У меня появились срочные дела.

— Но, милый… Ты ведь обещал…

— Или, быть может, ты сама навестишь ее?

— Но ведь нам еще нужно купить подарки для племянников и…

— О, я уверен, ты справишься с этим, — он достал и протянул супруге небольшой кошелек. — И о себе не забудь, — Он чмокнул супругу в щеку. — А чтобы тебе было не о чем беспокоиться… — Мужчина повернулся к Лэнди и заговорил. — Молодой человек, не будете ли вы так любезны сопроводить мою дражайшую супругу во время небольшого променада по лавкам? Я был бы очень обязан вам.

— С радостью, если леди не против моего общества, — Лэнди галантно поклонился. Тронутая этим женщина улыбнулась.

— Леди не против, — сказала она. — Но я не могу отправиться к Литиции в одиночку, это ведь выезд за город, Ульрих.

— Молодой человек, нет ли у вас достойных друзей, готовых сопроводить мою супругу? Не сочтите, что я сомневаюсь в ваших способностях. Но я предпочел бы, чтобы моя жена была под надежной защитой.

— Да, разумеется, господин Ульрих! — Лэнди повернулся к нам. — Группа?..

Передо мной возникла панелька с предложением вступить в созданную Лэнди группу и сразу же за ней еще одна с предложением принять квест. Он состоял из двух частей: сначала сопровождение супруги господина Ульриха во время ее прогулки по лавкам, затем ее охрана во время поездки к кузине. В качестве награды предлагалась небольшая сумма денег. Я или соглашался, или автоматически покидал группу, поскольку квест был групповым и выдавался лидеру — в данном случае Лэнди. Я согласился. Тем временем Ульрих распрощался с женой и, поцеловав ей руку, торопливо устремился в сторону ратуши. Мы приблизились к Лэнди. Магдалина Кен выглядела немного растерянной, на ее щеках алел легкий румянец.

— Благодарю за то, что согласились сопровождать меня, — сказала она. — Это очень мило с вашей стороны. А теперь идемте.

Мы последовали за женщиной. Сопровождая ее, мы обошли несколько лавок, в которых она, не жалея выданных мужем денег, покупала подарки. Относить их к экипажу приходилось тоже нам. Мне сложно было представить, что у лорда Керна так удачно возникли неотложные дела и не нашлось слуг, чтобы сопровождать его супругу, но я не стал задумываться, почему обстоятельства складывались именно так. В конце концов, мы сейчас были искателями приключений, мир подыгрывал нам.

Пока мы ходили по лавкам, стороной пронесло грозу — до нас донеслись отдаленные раскаты грома и свежий горьковатый запах. Наконец, все покупки были сделаны, и первая часть квеста закрылась. Леди Керн села в экипаж и предложила Лэнди составить ей компанию. Тот охотно согласился. Боггет устроился рядом с возницей, мы с Тимом заняли место позади экипажа, Киф, разумеется, забрался на крышу. Мы двинулись в путь. Дорога была недальней, и, выехав за город, мы довольно скоро увидели обширное поместье с большим каменным особняком в центре ухоженного парка. Я задремал по пути и, когда вы въехали за ворота, не сразу сообразил, что проснулся: и парк, и особняк удивительно напоминали те, что принадлежали госпоже Алозии, тетке Риды. Вероятно, мое недоумение хорошо читалось на моем лице.

— Тоже заметил, да? — спросил Тим. — Представь, она сейчас нас встретит.

— Нет, Тим. Нет. Такого не может быть.

К счастью, нас встретила действительно не госпожа Алозия, а дворецкий и еще двое слуг. И почти сразу же навстречу гостье, проявляя свое нетерпение, вышла леди Литиция, сама хозяйка особняка и поместья. Это была рослая шатенка в кокетливой шляпке и костюме для верховой езды. Как только она сбежала со ступеней крыльца и, обняв свою кузину, расцеловалась с ней, закрылась вторая часть квеста. Я впервые услышал негромкий мелодичный звон, сопровождавший оповещение о том, что мной получена денежная плата в награду за выполнение квеста.

— Круто, — сказал Тим. У него было то же самое.

— О, а это те люди, которые сопровождали тебя? — поинтересовалась госпожа Литиция, заметив нас. — Здравствуйте, уважаемые искатели приключений! Рада приветствовать вас в моем поместье! Надеюсь, вы не сильно утомились за время дороги? Дело в том, что вы могли бы оказать мне одну услугу, очень важную, поверьте.

— Что случилось, госпожа Литиция? — спросил Лэнди, продолжая разыгрывать свой галантный спектакль. Лицо женщины исказилось так, словно она вот-вот могла заплакать.

— Моя Пышечка, рыжий шпиц. Она убежала. Я взяла ее с собой на конную прогулку — знаете, она такая резвая, так любит побегать! Но тут началась гроза, Пышечка испугалась и убежала. Я не сумела ее догнать, а из-за грозы мне пришлось вернуться в поместье. Я собиралась отправиться на ее поиски, но, может быть, вы окажете мне эту услугу? Обещаю щедро наградить вас, если отыщете мою малышку и вернете ее домой!

Мы с Тимом переглянулись — еще свежи были воспоминания о девочке, которая бесконечно теряла козлика.

— С удовольствием, леди, — Лэнди принял квест, и передо мной снова возникла панель с подробной информацией. На этот раз нужно было найти рыжую болонку Пышечку, изображение прилагалось. Наградой были деньги и щенок с псарни госпожи Литиции для одного из членов группы, выполняющей квест. Также говорилось, что, если мы выполним задание до полуночи, нас ждет дополнительная награда.

— Скажите, где вы совершали прогулку?

— Вдоль леса, что западнее поместья. Пышечка бросилась в самые заросли.

— Мы разыщем ее, можете не сомневаться, — заверил разбойник. Он повернулся к нам и, довольно улыбаясь, произнес: — Вот теперь начнется хардкор!

Покинув поместье, мы сначала просто шли по дороге, затем свернули на широкую тропу, которая вывела к опушке леса и, сузившись, потянулась вдоль него.

— Что там в гайдах пишут? — спросил Боггет у Лэнди. — На этот раз ты их почитал?

— Разумеется, — по тону разбойника было заметно, что такие сомнения в его предусмотрительности оскорбляли его достоинство как искателя приключений. — Шпиц прячется в корнях старого дуба, это недалеко отсюда. Но, чтобы туда добраться, нужно пройти через старое кладбище.

— Что на кладбище? Мертвяки?

— Конечно. Там еще старая церковь есть с катакомбами, данж.

— О, можно будет клады поискать, — заметил Киф.

— Каких уровней нежить? — спросил Боггет.

— Солдаты от восемнадцатого до двадцать пятого, но есть лейтенанты тридцать второго — сорок первого, генералы в районе пятидесятых уровней и лич шестьдесят шестого. Но, судя по описаниям, их там не много. Проблема в другом.

— И в чем же?

— По пути можем на волколаков наткнуться. Стаи хоть и небольшие, по три-пять особей, но их тут много и перемещаются они хаотично. Чтобы точно обойти их, заранее маршрут не проложить.

— Уровни высокие?

— Обычные волколаки от тридцать седьмого до сорок третьего, вожаки пятидесятых уровней. Но в сумерках у них урон повысится и регенерация, а еще резист будет на ментал, хотя и не полный.

— Нормально. Успеем до сумерек.

Лэнди кивнул.

— Должны успеть, — он повернулся ко мне. — Если я вылечу или у меня время кончаться будет, я тебе полномочия лидера группы передам, сдашь квест за меня.

Я кивнул. Если нужно будет — разберусь, Боггет с Кифом помогут.

— Сюда, — скомандовал Лэнди, сверяясь с картой на своем интерфейсе, и углубился в лес. Необычный это был лес: пока мы шли вдоль него, казалось, что подлесок довольно густой. На самом же деле пространство между деревьями было почти пустым, а земля чистой, утоптанной. Она была серо-желтого цвета, кое-где попадались россыпи мелких камней. Кусты встречались редко, лоскутки низкой и неестественно-яркой зеленой травы смотрелись сиротливо. И еще что-то с этим лесом было не так — вот только я пока не мог понять что.

— О, черт, мобы! — воскликнул Лэнди. — На девять часов, три особи. Ну, вот кто им сказал, что мы тут, а?..

— Рандом, мать его систему, — со злобной веселостью ответил Боггет и вытащил меч. Бросив короткий взгляд на меня и Тима, он добавил: — Эти твари быстрые и прыгучие! Высокий уровень регена, так что старайтесь бить на поражение с первого раза!

Едва он договорил, как на поляну выскочило зверье — три существа, похожие на волков, но с более длинными задними лапами, напоминающими заячьи, и огромными когтями на передних лапах. При этом плечевой пояс был узкий, а голову чудом не перевешивала здоровенная челюсть. В описаниях у каждого их них значилось отнюдь не «Волколак», а «Пятнистый грызун». Двое были тридцать восьмого уровня, один тридцать девятого. На шкурах вдоль спин у них действительно виднелись более темные пятна.

«А этим созданиям, должно быть, сложно передвигаться с такими когтями», — подумал я, активируя «Ауру ужаса». Все три зверя уже оказались в нужном радиусе, и я рассчитывал, что остановлю всех. Но резко застыли, вздыбив куцую шерсть на загривках и спинах, только двое. С одним тут же расправился Боггет, второго пронзила точно в глаз стрела Тима, усиленная заклинанием. Третий волколак прыгнул и на секунду завис на стволе дерева под углом, противоречащим всякой логике. Так я узнал, что моя «Аура» не срабатывает на противнике, если тот оказывается достаточно высоко. А волколак узнал, что не стоит прыгать по деревьям, если рядом есть существо, которое считает воздух территорией своего обитания.

Туша зверя упала на землю, Киф спрыгнул следом и тут же ее лутнул.

— О, Тим, лови колечко на меткость!

— Быстро вы, — заметил Лэнди.

— А чего тянуть-то? — спросил Боггет. В голосе его слышалась гордость от того, как слаженно мы сработали, пусть и уровни монстров были небольшими. — Идем дальше.

Хотя формально лидером группы был Лэнди, командовал вылазкой Боггет. Меня это устраивало: инструктор взбодрился и, кажется, та давняя проблема, о которой он мне рассказал, пока не беспокоила его.

— Может, вызвать Флиппа? — спросил я.

— Тебе решать, — ответил Боггет. — Твой же питомец. Но если ты хочешь знать мое мнение — да, в этой локации он будет полезен.

Я достал свисток и позвал Флиппа. Как всегда, он сначала полез ласкаться, затем обежал нашу компанию, сунул морду под ближайший куст. Там что-то пискнуло и сочно захрустело у Флиппа на зубах. Мне пришло оповещение о получении опыта моим питомцем за убийство кролика.

На следующую стайку волколаков мы наткнулись примерно через четверть часа. Их снова было трое, но на этот раз среди них был вожак, оказавшийся значительно сильнее своих состайников. Волею случая он достался мне, и я своими глазами увидел, как волколак восстанавливается после ранения, если удар его не убил. Впрочем, и на этот раз бой окончился быстро. Пока я возился с одним волколаком, Боггет убил второго. Третьего, к вящему ужасу Лэнди, целиком умял Флипп, буквально налету вцепившись в хребет зверя и свалив его на землю. Волколаки порадовали нас в качестве трофеев клыками, шкурами, горстью мелких монет и зельем для восстановление маны, которое, как и единственное выпавшее кольцо, отправилось Тиму.

Мы двинулись дальше, и я наконец понял, что было не так с этим лесом: звуки. Пока мы шли вдоль опушки, раздавались голоса птиц и шелест листвы. Но птицы не замолкали, когда мы проходили мимо, чтобы потом снова приняться за свои песни. И сейчас, пока мы шли по лесу и сражались с монстрами, хор птичьих голосов звучал ровно, словно ничто не могло потревожить этих беспечных пичужек. И следов того, что буквально только что здесь прошла гроза, не было никаких.

В настоящем лесу такого быть не могло.

— Мы уже почти на месте, — сказал Лэнди, сверяясь с картой. Он указал вперед. — Нам туда!

Деревья расступились, открыв низкий земляной вал, обозначавший границу кладбища. За ним виднелись пологие могильные холмы, кое-где увенчанные серыми мшистыми камнями. Далее можно было разглядеть полуразрушенные скульптуры, покосившиеся узорчатые кресты и даже несколько склепов. Силуэт старой церкви был виден плохо, словно его, несмотря на еще ранний час, уже окутывал полумрак. Вдруг послышался странный звук — нечто среднее между скрипом несмазанных дверных петель и сдавленным криком живого существа. Кажется, даже сам воздух потемнел, как это бывает перед грозой. Между могил появился сизый туман, в нем тут и там начали вспыхивать крохотные язычки голубого пламени.

— Начинается, — произнес Лэнди.

Полускрип-полукрик повторился. На этот раз прозвучал он ближе и отчетливей, и от него пробежал мороз по коже: разыгравшееся воображение помогало угадывать в этом звуке слова. Я напрягся, ожидая, что сейчас могилы вскроются и оттуда поползут полуистлевшие мертвецы, источающие запах гнили, и мне придется сражаться с ними. В ведьмачьем училище нас к такому не готовили — в нашем мире ничего подобного не было и не могло быть. По крайней мере, нам так говорили… В общем, я приготовился бояться.

Послышался новый звук, сухой, щелкающий, а также раздалось бряцание оружия и амуниции. Я ошибся: мертвецы не вылезли из-под земли, они двигались нам навстречу из глубины кладбища. Это было четыре скелета — один шел чуть впереди, остальные отставали. Просто скелеты, едва прикрытые обрывками одежды, с весьма скромными уровнями. Их вооружение составляли ржавые мечи, дубинки, топоры. У одного был щит и кистень, голову другого прикрывал пробитый шлем. Ветер был со стороны кладбища, но он доносил только запах пыли. Волколаки хоть пахли псиной и мускусом. «Совсем как командир отряда Селейны», — мстительно подумал я. И тут же мне стало грустно: была бы сейчас с нами Селейна, от кладбища бы уже камня на камне не осталось.

Поймав себя на этих мыслях, я почувствовал, что успокаиваюсь. Спина выпрямилась, плечи расслабились.

— Бояться нечего, — услышал я ровный голос Боггета. — Это простые солдаты, они слабые и медленные. Когда покажутся другие, будьте внимательней: лейтенанты довольно быстрые, генералы сильные и хорошо защищены. Сэм, ментал на нежить не действует, так что не трать ману попусту. Мы с тобой впереди. Тим, ты за нами. Ну, что, пошли фармить?

— Я клады пока поищу, — сказал Киф. — Не возражаете?

— Да иди уже, тощий.

— Если что, зовите!

— Можно я тоже? — проводив Кифа взглядом, спросил Лэнди.

— Иди. Только постарайся никого не сагрить. Притащишь паровоз — голову оторву.

— Я все понял!

Лэнди тоже скрылся из вида.

— Боггет, что такое «паровоз»? — спросил Тим.

— Это когда за игроком гонятся монстры, а он не может оторваться и приводит их к остальным игрокам. — Боггет покрутил в руке меч, критично оглядывая его, затем поменял на другое оружие — металлический шар с шипами на длинной рукояти. — От дробящего урон больше будет, — пояснил он. — А вообще, паровоз — это такое средство передвижения. Возможно, Тим сможет его собрать, и мы будем разъезжать на нем по Безмирью, как только здесь проложат рельсы.

И закончив эту странную тираду, Боггет бросился с упоением крушить скелеты. Мы с Тимом переглянулись. Во взгляде моего друга была тревога, но я только пожал плечами.

— Не подпускай их к себе, — напомнил я. — И смотри, если они все воины, то здесь могут быть и лучники.

Тим кивнул. Боггет тем временем расправился с тремя скелетами из четырех, оставив мне того, что был в шлеме, и двинулся вглубь кладбища. Мой противник удручал меня своей медлительностью — было в ней что-то зловещее, усыпляющее бдительность, и я до последнего ждал, что скелет вдруг «оживет» и примется атаковать меня с удвоенной силой и скоростью. Но этого так и не случилось. После очередного моего удара он просто обратился в россыпь сломанных костей, оставив в качестве лута свой ржавый меч, дырявый шлем и несколько монет. Я подобрал только деньги.

Отбежав в сторону, Флипп из любопытства ударил один из праздно шатающихся скелетов лапой, повалил его на землю и потоптался сверху, ломая кости. Затем он вытянул из-под останков кусок полуистлевшего одеяния, без удовольствия пожевал его и, разочаровавшись, вернулся ко мне.

Идти за Боггетом было скучно. Он расправлялся с противниками прежде, чем те успевали подобраться к нам. Но так продолжалось совсем недолго: среди простых скелетов-воинов стали появляться лейтенанты и генералы. Они двигались иначе и были экипированы не в пример лучше своих собратьев. Боггет как раз схлестнулся с генералом — довольно большим скелетом в полном доспехе, вооруженным топором, — когда появился еще один лейтенант. Обогнув меня и моего очередного противника, он, словно соображая, что делает, попытался напасть на Тима. Тим выставил барьер. Скелет не мог его преодолеть, но бился об него так остервенело, что становилось страшно. При этом он, хоть связок у него уже давно не было, издавал свистяще-хрипящие звуки. Такое кого угодно из равновесия выведет.

— Сэм!..

Драться с лейтенантом я не хотел, у меня на него были другие планы. Боггет говорил, что ментальная магия на нежить не действует. А что насчет стихийной?

Проведя обманную атаку, я коснулся пальцами плеча скелета, и того объяло веселое пламя. Скелет стал стремительно терять силы, но — что меня немало удивило — двигаться медленнее они при этом не стал. Я мог дождаться гибели противника, просто уворачиваясь от его ударов. А еще можно было применить другое огненное заклинание. Но я, изловчившись, просто снес лейтенанту голову. После этого бедняга обрел покой.

Дойдя до середины кладбища, Боггет остановился. Мы сблизились с ним и стали постепенно перемалывать ходячие скелеты в лежачие кости. Ничего страшного в этом не было, но и ничего интересного — тоже. Однако в какой-то момент со всех сторон раздались жуткое загробные завывания, и инструктор закричал:

— Волна!

Количество скелетов вокруг нас сразу увеличилось. Я использовал «Огненные шипы», чтобы сдержать и замедлить нежить. Тим расстреливал скелеты издалека. Боггет крушил все, что попадалось под его страшное оружие. Я старался помогать ему. Свой меч я убрал в инвентарь, поменяв его на палицу, взятую у одного поверженного генерала. Инструктор прав, дробящее оружие против этой нежити куда эффективней.

Мы пережили еще две волны, и я при поддержке Тима прокачал свои «Огненные шипы» до «Огненных терний» — ветки превратились в лозы, которые могли опутать противника, — а Боггета можно было поздравить с новым уровнем. Скелетов вокруг нас почти не осталось, так что мы, фактически, зачистили кладбище. Но вдруг послышался голос Лэнди.

— А-а-а! Я лича сагрил!

Маленький разбойник бежал, перепрыгивая через могилы, а следом за ним, хрипло завывая, летел скелет в рваном фиолетовом балахоне, развевающемся на ветру. В руке у скелета был посох с сияющим навершием, и из него время от времени вылетали яркие алые лучи. В Лэнди лич пока еще не попал ни разу. Но мальчишку это не очень-то радовало: за ним увязалась еще парочка уцелевших обычных скелетов.

— Беги сюда! — позвал его Боггет.

— А можно?

— Быстрее, а то паровоз соберешь!

Ни в чем больше не сомневаясь, Лэнди резко сменил направление и устремился в нашу сторону.

— Тим, как только подлетит, запирай его в барьер. Два удержишь? Понадобится защита от магии. Затем ты, Сэм. Жги его, сколько сможешь. Если те мелкие подгребут, они тоже на тебе, понял?

Я кивнул. Лэнди был уже совсем близко. Перепрыгнув через очередное захоронение, он пронесся мимо меня — я на мгновение увидел его перепуганные, но горящие глаза. Тим за моей спиной как раз закончил читать заклинание, и лич, преследуя добычу, резко дернулся, остановился, потому что ровно под ним в воздухе загорелась большая темно-синяя печать. Лич взвыл, вскинул руку с посохом, с нее в нашу сторону понеслись лучи. Второй барьер, выставленный Тимом для нашей защиты, выдержал. Настала очередь контратаки: Боггет снова взял в руки меч и шарахнул по нежити с каким-то усилением, явно магическим — об этом говорило белое сияние, окутавшее лезвие, а затем устремившееся с него по траектории удара, и вопль лича. Помня распоряжение инструктора, я использовал на скелете сдерживающее заклинание. Сдерживать его было не так уж и важно — эту функцию выполняла печать Тима. Но мои «Огненные тернии» постепенно лишали противника сил. Конечно, простой огонь был бы гораздо эффективней, но возможности прикоснуться к личу у меня не было.

Боггет продолжил атаковать лича, чередуя приемы и не давая тому снова воспользоваться посохом. Поддерживая заклинание пламени, я оглянулся, чтобы проверить, как там скелеты, которые увязались за Лэнди. Выяснилось, что с одним из них маленький разбойник уже расправился самостоятельно и теперь небыстро, но настойчиво приканчивал второго.

Жизнь лича — если к таким существам применимо слово «жизнь» — была уже в красном секторе, когда Боггету не удалось в очередной раз помешать его колдовству. Лучи из посоха снова понеслись на нас. Барьер Тима не выдержал и разбился. Я успел выхватить Тима из-под атаки и оттащить в сторону — ловкости и скорости у меня теперь на такое хватало с лихвой. Но в ту же секунду лич взял посох обеими руками, поднял его над головой и громко заверещал. Этим звуком меня оглушило и словно прибило к земле. Я потерял контроль над огненным заклинанием, сдерживающая печать исчезла тоже. Тим рухнул на колени рядом со мной, выронил жезл и, сжимая голову руками, закричал.

— Ментал! — крикнул Боггет. — Держитесь, это не продлится долго!

По тому, как перекосилось его лицо, я понял, что инструктору тоже не сладко. Его сопротивляемость к этой атаке была высока, но занести меч и ударить снова он пока не мог. Где-то поблизости совсем по-собачьи заскулил Флипп — он был очень уязвим для ментальных атак, это я узнал еще во время битвы с отрядом Говарда. Я отозвал питомца — от него теперь не было толку, и ни к чему было заставлять его мучится, пусть пока передохнет. Сам я был бесполезен тоже. Пусть мне было не так плохо, как Тиму, — всего-то звон стоял в голове, словно по ней ударили, — я никак не мог сообразить, что делать. Мысли путались.

Крик монстра прекратился так же резко, как и начался. А еще за это время лич успел немного восстановить свое здоровье.

— Тварь… — просипел Тим, поднимаясь. Жезл снова был в его руке. На ресницах блестели слезы. — Дрянь какая!

— Ничего страшного, — сказал я. — Мы его уделаем, Тим. Я даже знаю как.

— Тим, барьер! — потребовал Боггет. — Держи его на месте!

— Да, Тим, нам нужен барьер, — подтвердил я. — Сделаешь?

Тим молча кивнул и принялся читать заклинание. Лич плавал в воздухе, но Боггет все же сумел помешать его еще одной магической атаке, прежде чем под скелетом снова появилась печать.

— Что теперь?

— Доставай лук.

Если я не могу дотронуться до лича рукой, то мы донесем до него мое пламя другим способом.

— Я тебя понял.

Когда первая окутанная пламенем стрела пронзила балахон скелета, Боггет ошарашенно оглянулся на нас. Затем он довольно осклабился и показал нам большой палец. Лича охватило пламя, и я жег его, не жалея. Боггет атаковал его с помощью своих приемов. Вместе мы добили его до того, как он сумел применить свою ментальную атаку снова. И воспользоваться посохом он больше не сумел ни разу.

— Молодцы! — похвалил нас инструктор, когда с личем было покончено. Как и остальные скелеты, он осыпался горсткой изломанных костей. Взглянув на все еще хмурого Тима, Боггет сказал: — Давай, лутни его.

Добычей с лича стал его посох, балахон (все такой же рваный, но, как ни странно, совсем не попорченный огнем) и связка ключей.

— О, вы уже все? — послышался голос Кифа. Он неторопливо шел в нашу сторону, неся за шкирку, как кота, круглую рыженькую собачку с выпученными глазами. Приблизившись, Киф продемонстрировал свою добычу: — Смотрите, что я нашел. Жалко, в инвентарь нельзя убрать. Придется так тащить.

— А ты ее на землю поставить не пробовал? — со скептическим тоном спросил Боггет. — Может, она сама побежит?

Киф на секунду задумался.

— Да, за кем-нибудь из вас, наверное, побежит.

Он опустил собаку на землю, и та сразу же словно ожила: залаяла, засуетилась, закрутилась на месте.

— Киф, как ты думаешь, что это? — спросил Тим, протягивая магику ключи. Тот взял, повертел в руке, вернул Тиму.

— Оставь на память или выброси. Этот тайник я уже выпотрошил.

— И не только его, я правильно понимаю? — спросил я.

Киф хитро улыбнулся.

— Все тебе расскажи…

— Можем возвращаться, — сказал Боггет. — Идемте.

— А тебе не кажется, что мы кого-то забыли?..

Лэнди лежал в траве между могильных холмиков, широко раскинув руки. Он снова прибавил в уровне, но был уже ни на что не способен. Заслышав наше приближение, он скосил глаза и жалобно заныл:

— Я сейчас умру-у-у…

— Не умрешь, — авторитетно заявил Боггет. — У тебя не здоровье просело, а бодрость.

— Да знаю я, — Лэнди сел, потер затылок. — Мне ее вечно не хватает.

— Ну так в выносливость очки вкладывай. И еду с собой таскай. Или хотя бы воду. Бодрость можно через здоровье подтянуть.

— Знаю! — на этот раз голос Лэнди звучал почти обиженно. — Но ловкость и удача мне тоже нужны!

Боггет усмехнулся и протянул Лэнди маленький розовый пузырек.

— Твою удачу Киф притащил. Надо сдать ее Литиции, пока не стемнело. На, пей, и пойдем. Грац тебя, кстати.


Глава 36. Питомец для Тима и новое приключение для всех (2)


Выбраться из леса до сумерек мы не успели, потому что сумерки наступили довольно внезапно. Одни птицы замолкли и заголосили другие. Небо потемнело, лес потемнел тоже, но при этом идти, не сбиваясь с дороги, было еще возможно. С другой стороны, мы могли идти, не сбиваясь с направления, и в потемках — карта в интерфейсе подсказывала направление.

Боггет шел впереди, вполголоса поругиваясь себе под нос: потеря дополнительного вознаграждения волновала его не так сильно, как риск встретить еще одну стаю волколаков. Мы шли следом. Пышечка резво трусила рядом с Лэнди, который о чем-то болтал с Тимом.

— Там впереди что-то есть, — сказал вдруг Киф.

Наша компания остановилась, мальчишки притихли. Боггет вгляделся в темноту. Я последовал его примеру, но смог различить только какой-то крупный темный сверток, лежащий на земле. Он не опознавался.

— Как ты думаешь, это что-то опасное?

— Не знаю, — беспечно ответил магик и двинулся вперед. — Может, сходить посмотреть? Вдруг это какой-нибудь квест валяется…

Не успел он сделать и нескольких шагов, как вспыхнувшая в воздухе перламутровая печать с силой ударила и отбросила его. Киф легко перевернулся в воздухе и приземлился, припав на одно колено.

— Вот теперь я точно хочу посмотреть, что это! — заявил он.

Сверток тем временем зашевелился, попытался заползти за ближайший куст, затем приподнялся и вдруг резко, словно надломившись посередине, обрушился на землю и затих. Какое-то время ничего не происходило.

— Может, просто обойдем? — предложил Лэнди.

— Я пойду посмотрю, что там, — сказал я. — Киф, вытащишь меня, если что.

— Разумеется.

— Подожди, — потребовал Тим. Достав жезл, он прочел заклинание, и у меня под ногами появилась печать защитного барьера. — Все, теперь иди.

Я сделал шаг вперед, и печать сдвинулась вместе со мной. Замечательная магия.

Я осторожно приближался к лежащему на земле свертку, и в нем все явственнее угадывались очертания человеческого тела. Длинные белые волосы разметались по земле, ладонью вверх беспомощно лежала тонкая светлая рука. Когда я подошел совсем близко, я уже не сомневался.

— Это девушка, — сказал я. Присев, я аккуратно потянул ткань, в которую была закутана фигура. — Она без сознания. Думаю, она сильно ранена.

— Думаешь? — спросил Киф. Он уже спешил ко мне.

Ткань в моих пальцах была влажной от крови.

— Уверен.

— Тим, как насчет света? — спросил Боггет, когда мы все собрались вокруг неожиданной находки.

Тим зажег над нами россыпь желтоватых огоньков разных размеров — не без ревности я отметил, что у него это получилось не хуже, чем у Риды, а рассеянный свет был даже мягче, приятней. Я осторожно перевернул девушку на спину, поднял ткань. По комплекции девушка была высокой и жилистой, но грудь у нее была крупная, женственная. Одежда была изорвана. Две крупные рваные раны — в животе и боку — сильно кровоточили. Еще на теле девушки было множество синяков и царапин, а около правой ключицы, пузырясь и извиваясь, расползалась мерзкого вида сиреневая клякса. Девушка была местной, остальные данные были скрыты. Однако и так несложно было догадаться, что она не принадлежит к человеческой расе: кожа девушки имела серо-металлический цвет, а уши, показавшиеся из-под длинных, совершенно белых волос, были тонкие и острые.

— Тим, вылечи ее. Сможешь?

— Думаю, да.

Он прочел заклинание, и фигуру девушки окутало мерцающее зеленое сияние, в котором угадывались крошечные листья и цветы. Раны девушки перестали кровоточить и начали затягиваться.

— Все, — с шумом выдохнул Тим. — Больше не убрать. А вот эту штуку — вообще…

— Эта штука по моей части, — сказал Киф.

Он уселся на землю и протянул ладонь над пузырящейся кляксой. Та дернулась, словно возмущаясь, потом забурлила еще сильнее и вдруг, оторвав свои отростки от кожи девушки, сползла с нее и потянулась прочь. В ее движениях чувствовалось едва ли не оскорбленное достоинство.

— Сэм!

Я поджег кляксу, и та, взвизгнув, исчезла. А у меня прибавилось опыта и наконец-то открылось «Познание» — оказывается, я только что уничтожил магического монстра-проклятие и теперь мог его изучить. Но я смахнул оповещения — не до этого было сейчас.

— Давайте заберем ее с собой, — предложил Тим. — Я ее еще подлечу попозже.

Кажется, Боггет хотел согласиться. Но тут послышался протяжный волчий вой.

— Черт! — воскликнул Лэнди. — Надо было быстрее уходить!

— И бросить ее так? — возмутился Тим.

Лэнди нахмурился.

— Это квестовая непись, что с ней будет-то? У нее работа такая — раненной в лесу валяться. А вот нас сейчас сожрут, и придется квест на твою собаку заново проходить.

Тим подобрался.

— Не сожрут, — сказал он. Уверенности в его голосе не было.

— Тим, у тебя еще мана есть? — спросил Боггет.

— Есть. И эликсиры есть про запас. А зачем?

— Просто так спрашиваю, — инструктор поднялся, выпрямился. В руке у него был меч.

Из темноты на нас медленно шли три темные волкообразные фигуры. И только я подумал о том, что эти звери выглядят гораздо более крупными по сравнению с теми, которых мы видели днем, как еще двое — быстрые, словно ветер — нагнали и перегнали своих состайников. Высоко подпрыгнув, они бросились на нас.

Времени на то, чтобы выработать какую-нибудь стратегию, не было. Я не успевал даже достать свисток, чтобы позвать Флиппа, — я хранил его в инвентаре для надежности. «Надо срочно учиться правильно свистеть», — подумал я. Двое волколаков быстро заходили с боков, трое шли в лобовую. Нас тоже было пятеро, но мы представляли собой не такую команду, в которой каждый мог бы взять на себя по одному зверю.

— Сэм, мой правый, твой левый! — скомандовал Боггет. — Киф, задержи остальных!

Магик взметнулся в воздух. Он нагло разминулся с одним из зверей, даже хлопнул того по холке, а когда тот осклабился и повернул морду, чтобы цапнуть обидчика, в горло ему прилетела стрела Тима. Волколак рухнул на все четыре лапы передо мной, напряг шею — обломки стрелы упали на землю. Рана тут же затянулась. Зверь утробно зарычал. Был он в полтора раза больше меня и куда мощнее.

— Тим…

— Не волнуйся. Ты справишься.

На долю секунды у меня возникло острое, щемящее чувство — мне показалось, что позади меня стоит Рида и произносит эти слова. Беда была в том, что я не мог вспомнить, говорила ли так мне Рида хоть когда-нибудь или я только воображал звучание ее голоса.

Тем временем Киф добрался до наступающей троицы и осыпал их чем-то похожим на искрящуюся пудру. Звери замедлились и словно потеряли ориентацию в пространстве.

— Кромешная пыль! — воскликнул Лэнди.

— Восхищаться потом будешь! — злобно одернул его Боггет. Он уже сцепился со своим противником. — Ты же тоже рога, сделай что-нибудь!

— Он может восхищаться мной всегда, когда захочет! — возразил Киф. На него, как это частенько бывало в минуты опасности, нашло шутливое настроение.

— Я попробую! — серьезно отозвался Лэнди.

Он ушел в режим невидимости, подкрался к одному из зверей и полоснул его по горлу своими когтями, а потом попытался пробить бок.

— Не могу! У меня урона не хватает!

Тут уже я не выдержал — урона ему не хватает, сопляку…

— По глазам бей!

— О, прошел! — в голосе Лэнди было больше удивления, чем радости. И в каком мире нужно жить, чтобы не знать такие простые вещи?..

В это же время Киф тихой тенью упал на одного из волколаков и, словно весил в десять раз больше, чем на самом деле, прижал его к земле. На мгновение вспыхнула магическая печать, и волколак, дернувшись, затих. Третий зверь было бросился на Кифа, но тот уже исчез в темноте. Лэнди же все прыгал вокруг раненного им монстра, не позволяя ему достать себя, но и не нанося серьезного урона — противник был явно не по силам ему. Может, я бы и понаблюдал за боем Лэнди или за тем, как месит своего волколака Боггет, но у меня тоже был враг. Я попробовал активировать «Ауру ужаса», она должна была захватить, по крайней мере, трех зверей. Эффекта почти не было, мой противник лишь встряхнул шкурой и снова зарычал.

— Тихо, — сказал я. — Тихо…

И очень осторожно запел ведьмачью колыбельную. Зверь подвигал ушами, прислушиваясь к звуку моего голоса. Глаза его стали щуриться. Конечно, мне его не усыпить. Но еще немного, и он начнет покачиваться в такт песни — тогда я смогу выбрать момент для такого удара, после которого он не поднимется. И я…

— Тим, хил! — раздался вдруг голос Боггета.

Я, и сам успевший немного уйти в транс колыбельной, сбился, резко очнулся — и зверь очнулся тоже. Он тряхнул тяжелой головой и, гневно оскалившись, ринулся на меня. Я ударил его чистой силой наотмашь, принял его удар на щит, ткнул мечом — больше наугад — но ранил, разозлив тем самым зверя еще больше. Он уронил меня, навалился, принялся драть когтями щит, одновременно пытаясь дотянуться до моего горла. Из пасти волколака тошнотворно воняло. Он был настолько сильным и тяжелым, что я не мог откинуть его или хотя бы выбраться из-под него. Для нового удара чистой силы мне не хватало места, чтобы размахнуться. Вывернув руку, я достал до шкуры зверя, вызвал огонь. Волколак покрылся пламенем, отскочил, но тут же встряхнулся, и пламя погасло, не причинив зверю серьезного урона. Я использовал «Огненные тернии» — они сработали лучше. Зверь, горя, снова пошел на меня, но движения его были медленными. Думая о том, попробовать ли применить «Ауру ужаса» еще раз или не стоит, я отступил на шаг, затем еще на шаг. Теперь за мной была раненая девушка. А спиной я прижимался к спине Тима. Краем глаза я заметил, что Боггет разобрался с одним зверем и теперь кромсал другого. В руках у него был добытый сегодня на кладбище топор.

— Он в порядке? — тихо спросил я.

— Уже да.

— Хорошо. Приглядывай за ним.

— А ты?

— А за мной присмотрит Киф. Да, Киф?

Мой друг тут же перестал быть невидимым. Он стоял слева от меня, спокойный и обманчиво-расслабленный.

— И как ты это сделал?

Я улыбнулся.

— От тебя моими бутербродами пахнет.

В этот момент зверь снова бросился в атаку. Я взвесил все: два волколака уже мертвы, третьего Боггет добьет, куда он денется, четвертого связал схваткой Лэнди — хотя от него немного толку, зверь занят им, а значит, не станет атаковать Тима и ту девушку… наверное. Но, с другой стороны, нас страхует Киф. Я решил рискнуть. За миг до того, как принять атаку зверя на остатки щита, я сконцентрировал всю свою силу и всю свою волю — а потом направил их на волколака, вложив в одно-единственное слово.

— СЛУШАЙСЯ!

Надо же как-то навык прокачивать, верно?..

Мана рухнула в ноль, перед глазами замелькали черные точки. Но сквозь них я увидел, что зверь замер и смотрит на меня с недоумением. «Интересно, — подумал я. — А для дальнейших приказов мана нужна или так получится?» Я поднял меч и указал на волколака, с которым сражался Боггет.

— Напади на этого зверя. Убей его.

Волколак совершенно по-собачьи повернул голову. В его взгляде было все то же недоумение и совсем немного любопытства. И тогда я понял: зверь воспринял чистую волю и силу, но смысл слов для него оставался непонятным. Пусть я говорил на языке этого мира, волколак не знал этого языка.

Я должен был что-то придумать — например, создать у себя в голове образ того, как один волколак нападает на другого и убивает его, — а потом попытаться передать этот образ моему противнику. Но у меня не получалось. Не то чтобы мне было так трудно представить битву двух чудовищ. Просто в силах Боггета я был уверен, а этот зверь больше не был опасен для меня. Его внимательный взгляд не позволял мне совершить с ним такое. И тогда я на секунду вызвал у себя в мыслях образ самых густых зарослей, какие я только видел в этом лесу, и постарался показать их зверю.

— Уходи.

Это волколак понял. Он встрепенулся, повернулся и, взмахнув хвостом, исчез в сумерках. Я не удержался на ногах и осел на землю. Словно откуда-то издалека послышался победный рык инструктора, и тут же визгливо, чуть не плача, заголосил Лэнди:

— Да помогите же вы мне! Добейте его кто-нибудь! А лучше подержите, чтобы я его добил!..

— Сэм, не стоило, — непривычно-серьезным голосом сказал Киф, ставя меня на ноги.

— Думаешь, Лэнди что-нибудь заметил?

— Нет, конечно. Он, скорее всего, сочтет, что ты зверя убил и уже лутнул его.

— Тогда в чем дело?

— Это опасно. Я же говорил тебе.

— И это все? Киф, отвечай.

— Да.

Я начинал сердиться.

— Что — да?

И тогда мой друг посмотрел на меня зыбким, плавающим взглядом, и произнес:

— Да… Хозяин. — Губы Кифа растянулись в диковатой улыбке. Он словно силой заставил себя закрыть глаза и проговорил: — Сэм, я сам чуть за этим волколаком не ушел. Что бы ты тогда без меня делал, а?

— Тебя зацепило «Словом», — догадался я, чувствуя, как у меня внутри все холодеет.

— Ага, — Киф говорил, не открывая глаз. — «Слово» — это не прямой приказ, Сэм. Это аура силы и воли. По крайней мере, до тех пор, пока ты не научишься обращаться с ним как следует.

— И… Сильно я тебя?

— Нет. Скоро пройдет. Но если ты задумаешь повторить такое, я предпочту оказаться подальше, — он приоткрыл один глаз и улыбнулся настолько двусмысленно, насколько был способен. — А то мало ли чего тебе придет голову…

— Идиот! — обругал я его. В том, что магик приходил в себя, я не сомневался. И тут же я вспомнил о том, кто еще мог оказаться в зоне действия моего «Слова». Но, поискав глазами Тима, я успокоился. Он залечивал разодранное в очередной раз плечо Боггета и никаких признаков подчинения мне не выказывал.

— Так, вторая попытка выбраться из леса, — сказал Лэнди.

Я посмотрел на его статы.

— Грац тебя еще разок за сегодня.

Лэнди рассердился.

— Я с вами пошел не для того, чтобы вы меня по уровням тащили! Я что, виноват, что у меня уровень такой маленький и у вас опыт режется, а у меня, наоборот, прибавляется?

— Да никто тебя в этом не обвиняет, — сказал Боггет, подходя к нам. Выглядел он очень усталым, но и очень, очень довольным. — Правда, давайте выбираться отсюда. Еще один пак мы не потянем.

— А что будем делать с ней? — спросил Тим, указывая на девушку. Та, кажется, в сознание больше не приходила.

— Возьмем с собой. Сэм, уложи ее на щит… А, черт, у тебя же маны нет. Тим… Хотя нет, не надо пока. Мало ли…

— Есть у меня мана, — я полез в инвентарь за пузырьками, выданными когда-то Боггетом. — Сейчас все сделаю.

«Щит ветра» не потреблял много маны, так что я создал его без труда. Как только я его перевернул, Тим и Лэнди уложили девушку на него, как на носилки, и я еще немного приподнял щит над землей.

— Не знал, что его можно так использовать, — сказал Лэнди.

— Гайды читай, нуб, — незлобно заметил Боггет.

Довольно скоро мы наконец-то выбрались из леса.

— Я с Кифом останусь здесь, мы разобьем лагерь, — сказал Боггет. — А вы идите, сдайте квест.

— Может, вам лучше сразу отправиться в город? — предложил Тим.

— А ее ты куда денешь? — инструктор кивнул в сторону девушки, которую я уложил на траву. — Местных нельзя перемещать с помощью портала.

— С помощью стационарного — можно, — похвастался своей компетентностью Лэнди. Мол, читаю я гайды, читаю.

— Ты где-нибудь здесь видишь стационарный портал или мага-порталиста? Иди сдавать квест уже.

— Ладно…

В поместье нас встретили с фонарями. Госпожа Литиция тискала Пышечку, которая визжала от радости и пыталась облизать всю окружающую действительность. Деньги мы уже получили и теперь ждали второй части вознаграждения. Наконец Пышечка была поставлена на свои четыре крошечные лапки и госпожа Литиция повела нас на хозяйственный двор, где располагались псарни. Не успели мы достаточно приблизиться к постройкам, в которых держали собак, как оттуда донеслась такая знакомая по бестиариуму вонь, что у меня приятно защемило сердце.

— Снежинка ощенилась не так давно, но щенков уже можно забирать, — говорила Литиция, проходя между вольерами. Ее питомцы — разномастные гончие и легавые — заливались лаем, и хозяйке приходилось перекрикивать его. Напротив одного из вольеров она остановилась, отворила дверцу и вошла внутрь. Она долго возилась с крупной белой лайкой и выводком ее щенков, ласкала их, что-то приговаривала, наконец выбрала одного и вынесла его из вольера.

— Первая в помете, самая крепкая, — сказала она, демонстрируя щенка — белый комочек шерсти с умильной мордочкой и торчащими в разные стороны бойкими лапками. — Или, может быть, хотите кобелька?

Тим завороженно потянулся к собаке, позволил понюхать руку. Щенок ткнулся носом в его пальцы, лизнул их.

— Нет, пусть будет эта. Он славная. Спасибо.

— Ну и замечательно, — госпожа Литиция вручила Тиму щенка и заперла вольер.

— То, что ты хотел? — поинтересовался Лэнди.

— Да. Спасибо тебе, — голос Тима звучал как-то рассеянно, и я понял, что он вчитывается в описание питомца.

— Как назовешь?

— Как назову? Не знаю. Я еще об этом не думал.

— Правда? Ну, ты даешь! Да некоторые только и заводят питомца, чтобы дать ему какое-нибудь прикольное имя.

— Да? Например?

— Ну… Собака Простособака. Или Песец, в смысле полный, — Лэнди подмигнул.

— По-моему, это не очень забавно.

— А если питомец зубастый, то его можно назвать Лыба!

— Тоже так себе.

— Да что ты понимаешь! Тут некоторые даже персонажей с такой целью создают! У меня двоюродная сестра играет, так ее тут зовут Карина Небесная.

— И что?

— Сокращенно — Кара. Кара Небесная, понимаешь? Везет ей, у нее полный аккаунт, можно имя выбирать, какое нравится… Она за мага играет, кстати. Уже семьдесят первого уровня.

Мы покинули поместье и шли по темной дороге. Щенок угомонился и дремал у Тима за пазухой. Лэнди, возбужденный успехом затеянного им предприятия, болтал без умолку, и это действовало на меня успокаивающе. Никакие опасности нам не угрожали, но я на всякий случай позвал Флиппа, и он, оклемавшийся после ментально атаки лича и довольный сегодняшней охотой, затрусил по дороге рядом с нами.

— Кстати, Сэм, я не знал, что ты прокачиваешь магию, — заговорил со мной он. — Почему ты не использовал ее при прохождении того подземелья?

— Потому что у меня ее тогда еще не было.

Он скосил глаза и одарил взглядом, полным недоумение.

— Странная вы команда. Баффер с луком, мечник-маг, вор-лекарь… С вашим командиром-то хоть все в порядке?

Я подумал о том, что Боггет не владеет магией и вообще он когда-то был игроком, а теперь является частью этого мира, как и все мы. Но раскрывать секреты инструктора и заодно всей нашей компании я не намеревался. Поэтому я просто улыбнулся и сказал:

— Нет.

Лэнди прикрыл глаза и покачал головой.

— Странная команда, — повторил он. — Не понимаю я: вы хорошо сражаетесь, уровни у вас не маленькие. Но вы двое не знаете простых вещей.

«О, самые простые вещи порой оказываются самыми сложными», — пришла мне в голову мысль совершенно в духе Кифа — я даже как будто бы услышал ее озвученной его голосом. А вслух я произнес:

— Можно подумать, ты все знаешь.

Тим смутился.

— Ну, я еще низкого уровня — по сравнению с вашими.

— Мы тоже еще низких уровней — по сравнению с теми, которых собираемся достичь.

Лэнди скептически посмотрел на меня, а Тим улыбнулся, молча соглашаясь со мной. Так, весело болтая, мы и шли. Наконец показался огонек костра, который развели Киф и Боггет.

— Ну, как? — спросил инструктор.

Тим развернул плащ и продемонстрировал спящего щенка.

— Маленький совсем, — сказал Киф.

— Вырастет.

— Конечно, вырастет! А если будешь его кормить такими же странными вещами, какими Сэм кормит свое чудовище, то вырастет из него что-нибудь интересное!

— Флипп не чудовище, — возразил я.

— Конечно, — легко согласился Киф. — Может быть, когда-то он тоже был простой собакой…

— Флипп, съешь его.

Монстр вопросительно рыкнул, затем повернулся к Кифу и лизнул его своим длинным лиловым языком.

— Фу! Флипп! Противный, противный!..

Я рассмеялся. Киф и монстр-утилизатор прекрасно ладили.

— А где девушка? — спросил вдруг Тим. — У меня мана восстановилась, могу подлечить ее еще, если надо.

Я поискал взглядом вокруг костра, но никого не обнаружил.

— Она ушла, — сказал Боггет.

— Ушла? — удивился я. — Она ведь была ранена.

— Да, но Тим же вылечил ее раны. Она пришла в себя и сказала, что должна идти.

— И что, на ней никакого квеста не было? — спросил Лэнди.

Боггет поморщился.

— Был, но запутанный и с непонятным вознаграждением. Мы решили отказаться.

Я насторожился. Чересчур обтекаемо говорил инструктор.

— Да, мы решили отказаться, — поддержал его Киф. — Слишком хлопотно.

Чтобы Киф отказался от приключения? Да ладно!.. Если слова Боггета я еще мог принять на веру, то после сказанного Кифом я уже не сомневался, что с девушкой и прилагавшимся к ней квестом что-то было не так.

— Может, тогда вернемся в город? — предложил я. У меня еще оставались свитки порталов, которые дал Лэнди.

— Отличная мысль, — Боггет поднялся. — А завтра скинем лишний дроб и подберем тебе магический жезл, Сэм. Думаю, ты уже сможешь с ним управляться.

— А тот, то упал с лича, не подойдет?

— Не подойдет. Он для магов тьмы и некромантов. Давай, доставай свиток.

Я планировал перенести нас в Вэллнер, но свиток не сработал. Оповещение подсказало, что выбранная точка находится слишком далеко. Все свитки, что у нас остались, были на совсем малые расстояния.

— Может, тогда вернемся в этот городок — как его, Глиняная Гора?

— Глиняная Горка, — поправил меня Боггет. — Давай.

На этот раз портал сработал без проблем — мы оказались во дворе гостиницы.

— А я даже рад, что мы остаемся здесь, — сказал Киф. — Тут уже снега нет.

— Мне пора, — произнес Лэнди. — У меня время…

— Погоди. Для тебя есть пара заданий.

Лэнди подобрался. Его готовность выслушать Боггета и выполнить его поручения со стороны выглядела очень трогательной.

— Во-первых, посмотри на аукционах посох на мага сорок пять плюс, предпочтительно то, что подойдет стихийнику-огневику с дополнительным уроном в ментал. Во-вторых, выясни, где выпадают части сета Кнарха Серого — все, кроме медальона. Может, кстати, какие-то из них тоже на аукционе найдутся.

— Понял! Это все?

— Еще нет, — по жестам Боггета я понял, что он работает с интерфейсом. — Купи свитков порталов разной дальности. Денег не жалей, завтра будет еще.

— Сделаю! Теперь все?

— На сегодня — да. Спасибо.

— Не за что! Это вам спасибо, было весело! До завтра!

И Лэнди, взмахнув рукой, круто повернулся на пятках и растаял в воздухе.

— Зачем он ушел в режим невидимости? — спросил Тим.

— Он не ушел в режим невидимости, — ответил Боггет. — Он из игры вышел. Он же игрок, не забывайте. Идемте. Кстати, сейчас интересную штуку вам покажу…

Гостиница, в которую мы вошли, была маленькой и опрятной — мы словно оказались внутри кукольного домика. Несмотря на поздний час, нам навстречу вышла светловолосая женщина средних лет в зеленом платье и белом переднике. Ее голову украшала косынка.

— Приветствую вас, уважаемые искатели приключений! Желаете снять комнаты?

— У нас уже сняты, — ответил инструктор. — Ларс Боггет, «Синяя заря».

— Добро пожаловать, мастер Боггет, — женщина слегка поклонилась. — Ваши комнаты на втором этаже, по коридору направо. Прикажете подать ужин?

— Да, — в один голос сказали мы с Кифом, опередив Боггета.

Инструктор усмехнулся.

— Да. На четыре персоны.

— «Синяя заря» — это что, пароль? — спросил я, пока мы поднимались по лестнице.

— Да, пароль. А еще… кое-что еще, в общем. Расскажу как-нибудь потом. Может быть, — бросив на меня короткий взгляд через плечо, Боггет осклабился. — А теперь то, что я обещал.

Он распахнул дверь — и мы оказались в нашей прежней гостиной, которая должна была остаться в Вэллнере. Единственным отличием был накрытый к ужину стол. Парок над горшочками с жарким поднимался такой ароматный, что я невольно сглотнул.

— И как это возможно? — спроси Тим, входя в комнату.

— Механика мира, — ответил инструктор. Он прошел в гостиную, на ходу скидывая экипировку. — Снимаешь комнаты в одной гостинице и, пока платишь, можешь пользоваться ими, где бы ты ни оказался. Это как доступ в личные комнаты, только для группы и с меньшей защищенностью от вторжения. Небольшие кланы и просто сыгравшиеся команды искателей приключений часто используют их как штабы.

«Небольшие кланы или сыгравшиеся команды искателей приключений», — повторил я про себя. Мне хотелось это запомнить.

— А что будет, если перестать платить?

— Ничего, просто не сможешь сюда попасть. При этом тебе никто не запрещает снять в любой гостинице обычный номер и из него войти в свою личную комнату.

— А если внести плату, то можно будет попасть сюда снова?

— Ага. Так что не стесняйся, ставь свою лабораторию, — Боггет уселся за стол и первым делом налил себе вина. Тим смутился.

— Вообще-то, я ее уже собрал. В личной комнате.

Боггет усмехнулся.

— Что, боишься, что кто-нибудь позарится на твои склянки?

— Нет, дело не в этом! Просто я не хочу никому мешать. А личная комната — она ведь поглощает звуки и… все остальное, в общем.

— В том числе и урон — например, от взрыва, — догадался я. — А еще, если ты в ней какой-нибудь ядовитый газ синтезируешь, то он из нее не выйдет. Но, с другой стороны, и мы не сможем туда попасть. Это значит, что, если с тобой что-то случится, у нас не будет возможности тебе помочь. Ни единого шанса.

Наверное, мои слова прозвучали чересчур зловеще — Тим сжался, втянул голову в плечи.

— Я не собираюсь делать ничего такого. Я так, на всякий случай…

— А случаи бывают всякие, — подлил масла в огонь Боггет.

— Я просто начал изучать местную алхимию, и все, честное слово. А там на начальных уровнях ничего опасного — травы, в основном, и минералы. Лечебные мази, простые эликсиры на здоровья и ману…

— Ядовитые зелья, взрывчатые смеси и горючие жидкости, — безжалостно закончил за него Киф. — Я знаю, у меня алхимия прокачена. Не до мастера, правда, но все же.

— Тим, Сэм прав, — снова заговорил Боггет. — Если ты ненароком распределишь себя по стенам своей личной комнаты, мы об этом узнаем только по посеревшему значку в списке группы. А если и будет шанс тебя спасти, мы не сможем им воспользоваться.

— Ладно, — сдался Тим. — Я перенесу лабораторию из личной комнаты в обычную.

— Вот и молодец, — одобрил Боггет. Тим обиженно вскинулся.

— Но если здесь что-нибудь случится, я…

Инструктор расхохотался.

— Не «если», Тим. Правильно говорить «когда»: «Когда здесь что-нибудь случится…»

Тим насупился. Боггет продолжал хохотать.

— Если здесь что-нибудь случится, — сказал я, сделав ударение на первом слове, — это будет нашей общей проблемой, а не только твоей. Значит, разобраться во всем будет легче.

На следующее утро я отправился вместе с Боггетом к скупщикам — сбывать нашу вчерашнюю добычу: органические материалы (студентом ведьмачьего училища я сдавал такое мастеру Титту) и мелкий дешевый дроб, который инструктор называл трэшэм или мусором. Порядок был таков, что, если мы брали задание в гильдии, то там же и следовало отчитываться. Если мы добыли что-то по собственной инициативе, можно было и отнести это в гильдию, и продать скупщикам — среди них были как местные, так и игроки — и выставить на аукцион. Как я понял, аукцион представлял что-то вроде торговли с опорой на механику мира — продавец и покупатель договаривались о сделке и совершали ее с помощью интерфейса, даже не видя друг друга. Но доступ к аукциону был только у игроков.

Когда мы вернулись в гостиницу, нас ждал Лэнди. Тим сдержал свое обещание и теперь собирал свою небольшую алхимическую лабораторию в обычной комнате, его щенок крутился около него. В описании собаки появилась кличка и уровень — Ласка, один из пятнадцати. Киф сидел рядом на полу и с видом гуру что-то вещал о взаимодействии химических элементов.

— О, привет! — воскликнул Лэнди, когда мы вошли. — Боггет, я нашел, что ты просил, посмотри. Сэм, держи свитки. А еще наконец-то обзор по питомцам доделал, ссылка в письме, увидишь.

— Привет. И когда ты все успел? — удивился я. — Ты же говорил, что у тебя время ограничено.

Лэнди хитро прищурился.

— В игре — да. Но интернет у меня безлимитный. Я вам сейчас нужен? А то хочу быстренько кое-куда сбегать.

— Конечно, иди, — отпустил его Боггет, уже погрузившийся в чтение. — Спасибо за работу!

— Не за что! — и Лэнди вприпрыжку выбежал из комнаты.

— Он такой энергичный, — сказал Киф.

— Как ты, когда речь заходит о квесте, — заметил Боггет.

— Кстати, о квесте, — спросил я небрежно. — Что за задание было у той девушки?

Возникла секундная пауза.

— Да я даже вчитываться особо не стал, — произнес инструктор. — Увидел, что цепочка с неизвестным количеством заданий и что награда не обозначена, и отказался.

До того, как ответить мне, они с Кифом обменялись взглядами. Сделали они это быстро, но я все-таки заметил. Значит, признаваться они не хотят? С чего бы?..

— Ясно… А что там пишет Лэнди?

— Он прислал список магических жезлов, которые могут тебе подойти, и кое-что насчет твоего сета. Я не уверен, стоит ли его собирать, но сейчас посмотрим, что там с остальными предметами, где они, можно ли их купить, какие на них квесты… А еще он пишет, что сегодня в городе проходит фестиваль кузнечного мастерства. Хотите сходить?

— Хотим, — Киф подался вперед. — Если, конечно, тебе не нужны мои мудрые советы по поводу оружия для Сэма. А ты сам разве не хочешь сходить?

Боггет поморщился.

— Я просто хочу посмотреть, что вообще есть. Знаете, мне еще не приходилось подбирать оружие для мага, я никогда не играл за этот класс. А Лэнди накопировал всего подряд, так что я с этим долго провожусь.

— Какой ты стал серьезный, Боггет, — заметил я. Инструктор осклабился.

— Либо вы идете гулять, либо вы идете прокачивать магию!

— Гулять! А может, и покачаемся немного, делов-то, — Киф поднялся с пола и аккуратно оттащил Тима от оборудования. — Давайте дадим нашему мудрому лидеру возможность предаться пьянству и разврату… — в Кифа полетел кувшин — первое, что попалось под руку Боггету. — В смысле, погрузиться в пучину познания, ай!..

— Боггет осторожнее! — Тим попытался закрыть собой свою полусобранную лабораторию. Но кувшин благополучно пролетел мимо и, не задев увернувшегося Кифа, вылетел в открытое окно. Послышался звук разбивающейся посуды.

— Хотите повторить его траекторию или через дверь выйдете? — вежливо поинтересовался Боггет. Мы предпочли оставить его одного как можно скорее.

— Что это с ним? — спросил Тим, когда мы вышли из гостиницы. Щенок трусил рядом с ним. — Не ожидал, что выбор твоего оружия так важен для него.

— Дело не в этом. Смотри.

Я переслал Тиму письмо со всеми данными, собранными для Боггета. Лэнди отправил мне копию, поскольку я был заинтересованным лицом. Письмо было очень большое и представляло собой разрозненные куски информации и иллюстраций, которые сопровождались отзывами и комментариями других игроков, зачастую переходившими в жаркие споры или свободное общение. И что-то мне подсказывало, что эти отзывы и комментарии интересовали нашего наставника едва ли не больше, чем основные описания предметов. Ведь это были голоса людей из его мира. Неудивительно, что Боггет вцепился в них так жадно. В них — и в самого Лэнди. Правда, кое-что удивляло меня: если Боггет так тосковал по общению, почему он сам не сблизился с кем-нибудь из игроков? Здесь же это было проще простого.

Тим понимающе кивнул.

— Интересно, а мы можем для него что-нибудь сделать?

— Пока не знаю, — уклончиво ответил я. У меня была одна мысль на этот счет, я обдумывал ее с тех самых пор, как увидел глазами Лэнди бой между Смугляком и Сынком. Но говорить и, если уж честно, даже всерьез размышлять об этом было еще слишком рано.

Фестиваль кузнечного мастерства проходил на центральной городской площади, которая по этому случаю была украшена флажками и гирляндами из бумажных цветов. Здесь было шумно: повсюду сновали игроки, кричали зазывалы и торговцы, раздавались удары кузнечных молотов и лязг оружия. Площадь казалась совсем небольшой, но было ясно: чтобы обойти ее теперь, понадобится немало времени.

Для начала мы направились к подмосткам, на которых игроки-кузнецы демонстрировали оружие, созданное своими руками. Одно было чуднее другого: топор с лезвием в виде кривых солнечных лучей и полумесяцами вдоль длинной рукоятки, что-то вроде сдвоенного серпа, лезвия которого были способны одновременно раздвигаться в разные стороны, копье с наконечником в виде изящного букета цветов, стебли которых срастались в острие. Больше всего было мечей и топоров. Обычного размера и огромные, цельные и покрытые отверстиями, гладкие и с гравировкой, все они представляли собой результат буйства фантазии. Игроки красовались со своими творениями.

— Это оружие нового поколения! — смело заявлял игрок в очках с толстыми круглыми линзами. В руке у него было что-то вроде метлы с металлическими лезвиями вместо прутьев, к рукояти была приделана цепь с гирькой. — Я назвал его «Святое очищение». Никто не устоит перед «Святым очищением»!..

Описания предметов были открыты, и, читая их, я довольно быстро понял, что это не столько боевое, сколько художественное оружие. Характеристики были весьма скромными. Но ведь кто-то, заметив привлекательную форму, вполне мог попытаться улучшить содержание, и какое-нибудь из этого причудливого оружия вроде топора с тремя лезвиями или скрученного спиралью меча в будущем могло стать по-настоящему смертоносным.

— Пожалуйста, возьмите! — к нам подошла девушка с большой корзиной, в которой лежали голубые бантики. Можно было взять один из них и прикрепить к костюму игрока, оружие которого понравилось больше всего. Игрок, набравший больше всего бантиков, должен был получить какой-то приз.

Потолкавшись по ряду лотков, на которых продавали всевозможные кованые изделия — от мечей и доспехов до изящных брошей и шпилек — мы направились к палатке, где рослая смуглая женщина-игрок с роскошной копной рыжих волос прямо на глазах зрителей обрабатывала кусок металла. На женщине был кожаный передник, надетый поверх расклешенной кожаной юбки и лифа, который был не шире полоски кожи, перетягивающей ее лоб. Женщину звали Лагда Вирд, была она мастером-ковалем сто восемнадцатого уровня и соответствующей комплекции. Не отрываясь от работы, она давала пояснения:

— Кованый клинок по остроте никогда не сравнится с прокатным. Все дело в обработке металла. На станке металл просто раскатывают в пластинку нужной толщины, а потом затачивают. При ковке из металла выбивают дурь — эй, не ржать! «Дурью» называют окалину, которая образуется при плавке. А еще ковка убирает пузырьки воздуха и трещины. И структура металла становится другой. Когда металл льют, в нем образуется что-то вроде комочков, зерен. При ковке эти комочки размельчаются, металл становится плотнее. Но слишком плотным он быть не должен, иначе клинок сломается. Кстати, прокатный клинок из-за этого сломать довольно трудно — он слишком мягкий.

— Но тупой, — задалось из толпы.

— Сам ты тупой! — женщина резко выпрямилась и ткнула молотом в сторону говорившего. — Оба клинка острые, если их заточить. Но не оба одинаково хороши. Элли! Эй, Элли, иди сюда!

На зов женщины прибежала светловолосая девочка лет десяти в ярком желто-зеленом платье и сандалиях. Это тоже был игрок — Алексиэль91, разбойница, тридцать шестой уровень.

— Уже пора? — спросила она мелодичным голосом.

— Еще нет. Но показать кое-что мы можем.

— Ладно! — девочка вытащила два совершенно одинаковых с виду ножа и продемонстрировала их зрителям.

— Один из них кованый, другой прокатный, — сказала Лагда. — Сами по описаниям видите, какой из них какой. Заметьте, оба новые, прочность стопроцентная. Размер, форма, вес — все идентичное. А теперь смотрите, чем они отличаются.

Лагда вытащила из-да палатки стойку, на которой был повешен пеньковый канат. Стойка была сколочена из толстого дерева и явно весила немало, но Лагда справилась с ее передвижением, не напрягаясь.

— Элли, покажи, — попросила она.

— Ага!

Встав напротив каната, девочка замахнулась и легко перерубила его. Лагда поправила канат, чтобы он стал прежней длины, и девочка в точности повторила движение, но уже с другим ножом в руке.

— И чего? — спросил кто-то из зрителей.

— Не так быстро, — ответила Лагда.

На стойке вместо одного висело уже два каната, скрепленные нитью. Девочка снова замахнулась, ударила и перерубила два каната сначала одним, затем другим ножом. Я не мог не любоваться тем, как она двигалась: ее тело словно скручивалось, а рука ударяла легко и хлестко. Локоть девочка не выставляла, удар совершался за счет движения кистью. При этом, какой бы нож девочка ни держала, движения были совершенно одинаковыми. Когда очередь дошла до трех канатов и оба ножа перерубили их, кто-то в толпе воскликнул:

— А, я понял! У них прочность по-разному проседает!

Я тоже уже заметил это — понижение характеристик отображалось в открытых описаниях обоих ножей. Характеристики кованого ножа снижались медленней.

— Именно! — похвалила догадливого зрителя Лагда, крепя на стойку связку из четырех канатов. Кованный нож перерубил их, прокатный застрял в третьем канате. Обвинить в этом Элли было невозможно: девочка двигалась безупречно.

— А какой рекорд по числу канатов? — спросил кто-то.

— В реальном мире — девять. А здесь рекорд еще не поставлен, — женщина-кузнец развела руками. Вернувшись к наковальне, она снова взяла в руку молот. — А теперь поговорим о заточке…

Мы пошли дальше. Посмотрели на девушку в одежде из тончайших разноцветных тканей, танцующую с блестящими кинжалами под звуки флейты. На флейте играл парень, сидевший на коврике, и тут же были разложены другие кинжалы — на продажу. Потом мы купили перекусить с лотка торговца-местного и посмотрели несколько поединков мечников. Поединки устраивались для новичков — участники должны были быть не выше двадцатого уровня. В качестве награды победителям доставалось что-то из простой латной экипировки. Киф отчаянно болел за участников, пытался подсказывать им и громко расстраивался, когда у его фаворитов ничего не получалось. Впрочем, в общем гомоне толпы его было не слышно.

Потом меня уговорили поучаствовать в примерке доспехов. Какой-то крупный магазин представлял на фестивале свои товары, несколько красивых девушек в декоративной броне завлекали покупателей, и мне пришлось позволить им надеть на меня полный латный доспех. Все происходило на глазах у прохожих, и я чувствовал себя неловко, к тому же Киф, не унимаясь, дразнил меня. Но в то же время я видел, что большинство игроков-мужчин очень хотели бы оказаться на моем месте. Что ж, выполнив свою задачу, я с радостью уступил его им.

Погуляв еще немного, мы набрели на огороженный участок, где проходило соревнование между метателями ножей.

— Не хочешь поучаствовать? — спросил я Тима. Тот качнул головой — резче, чем это было нужно, как мне показалось.

— Нет. Давайте просто посмотрим.

Соревнование проводилось в нескольких категориях, по которым участники были распределены в зависимости от уровней. В качестве мишеней использовались обычные деревянные щиты с изображением разноцветных кругов. Ножи вонзались в них с жутковатыми глухими ударами.

— А пойдемте к гильдии, — предложил вдруг Тим.

— Ты что, хочешь взять квест? — притворно ужаснулся Киф. — Втайне от Боггета?

— Нет. Но ты же сам сказал ему, что мы, может, не только погуляем, но и потренируемся.

Здание гильдии стояло с восточного края площади. Это была двухэтажная постройка, покрытая розовой штукатурной и отделанная белой лепниной, — сахарный домик, а не место выдачи опасных заданий. Но в само здание мы не пошли, а обогнули его. Расчет оказался верным: здесь тоже был двор и тоже стояли макивары. А еще здесь было полно игроков, которым не терпелось опробовать только что приобретенное оружие и экипировку.

— Пойдемте во двор гостиницы, — предложил я. — Может, там нам повезет больше.

По сравнению с двором гильдии двор гостиницы был крошечным и невероятно загроможденным. Однако подходящую колоду мы все-таки нашли. Улыбаясь, Тим вытащил из инвентаря перевязь с метательными ножами, некогда принадлежавшую Рэккену, — боевой трофей, утаенный даже от Раэна.

— Я не доставал их с тех пор, как мы были в Безмирье в прошлый раз, — Тим вынул один из ножей и покачал его на ладони. — Они в инвентаре застряли.

Легкий взмах кистью — и стальное перышко впилось в волокнистую плоть дерева. Тим сделал шаг в сторону, на ходу доставая еще два ножа и отправляя их следом за первым. Один вошел прочно, второму не хватило инерции и он, едва коснувшись колоды кончиком, упал на землю.

— Как они тебе? — спросил я. — Может, нужно было присмотреть что-нибудь получше?

— Они неплохие. Для того разбойника они были даже слишком хороши. Но для меня это не важно, — Тим отошел от колоды на несколько шагов и бросил нож с большей силой. Клинок вошел глубоко и прочно. — Я не могу пользоваться ими в настоящем бою, я еще в Подземелье Туманных Жриц понял это. Странно: выстрелить из лука в человека или животное я могу. А бросить в них нож — я имею в виду, всерьез, так, чтобы на поражение, — не получается.

Еще один клинок полетел в колоду.

— Но когда ты дрался с Рэккеном, у тебя это получилось, — напомнил я.

Тим кивнул.

— Вот с тех пор и не могу.

Мне вдруг пришло кое-что в голову.

— Помнишь, что сказал Боггет, когда Киф предложил купить для тебя комплект метательных ножей?

— Что он хотел бы избежать ситуации, в которой мне пришлось бы их использовать. Конечно, помню, — Тим быстро бросил оставшиеся три ножа, заставив их выстроиться ровно друг под другом, выпрямился, расслабился. — Думаете, он жалеет меня?

— Нет. Причем здесь это? С луком ведь ты управляешься без проблем. Просто Боггет, скорее всего, рассчитывал, что, если мы превратимся в настоящую команду, ты станешь именно хилером.

Тим улыбнулся.

— Ты правда так считаешь? Хочешь сказать, он изначально распределил наши роли?

Я пожал плечами.

— Может быть.

Тим задумался. Он подошел к колоде, собрал ножи, вернулся на исходную позицию.

— Знаешь, а это вполне вероятно, — сказал он, машинально примериваясь к очередному броску. Возможно, именно потому что Тим думал о чем-то постороннем, бросок вышел безупречным. — Сам Боггет — танк, как он себя называет. Это лобовая атака, ближний бой, связывание противника схваткой. Киф — вор и разбойник. Это разведка, слежка и неожиданные нападения, — еще один безупречный бросок.

— А еще покорение противника красотой и обаянием, — встрял Киф.

Тим кивнул, не отвлекаясь от своего рассуждения.

— С Селейной и мной все просто — маг атакующего подкласса и маг-лекарь, — еще два ножа вошли в колоду. Почти сразу же к ним добавился третий. — И Рейд — силовая поддержка. А еще с нами был Вен — отличный мечник, но не танк. И оба они лучше всего дерутся, когда вступают в бой не первыми, а вторыми. Идеальные дамагеры. — Тим бросил еще один клинок и посмотрел на оставшиеся в его руке два ножа. — Арси я не считаю. И если то, что ты сказал, верно, то Боггет его не принимал в расчет тоже. Остаетесь вы с Ридой. Какие роли инструктор выделил для вас?

Я усмехнулся.

— Мы были запасными, Тим. Если бы что-то случилось с тобой, Рида бы стала хилером. Если бы не только Вен нас оставил, но и Рейд или что-то случилось бы со мной, Боггет дал бы ей в руки меч, и она бы взяла. Я был мечником поддержки, но, если бы не было Кифа, мне пришлось бы взять на себя его роль. Теперь, когда с нами нет Рейда и Селейны, я продолжаю оставаться воином, но должен еще и занять место мага.

— Все это звучит логично, — произнес Киф. — Но не очень весело.

— А кто говорит о веселье? Это жизнь, Киф.

— И что, жизнь, по-твоему, не может быть веселой? Да с такими убеждениями ты себе тут никогда девушку не найдешь!

Киф, как всегда, был восхитительно бестактен. Я хотел сказать ему, что и не пытаюсь — у меня есть девушка, которую я люблю, и я не собираюсь что-то менять, даже если она отказалась остаться со мной. Но объяснять Кифу тонкости человеческих отношений было занятием неблагодарным. Он любил только мир, в котором жил, — свое Безмирье.

— Знаешь, Сэм, а все это не так уж и плохо, — произнес Тим. — Помнишь, как сказал Лэнди? Баффер с луком, мечник-маг, вор-лекарь…

— И Старый Псих, — не удержавшись, закончил я. — Просто Старый Псих.

Тим рассмеялся.

— Да. Но ты же понял, что я имею в виду, — передумав бросать два последних ножа, Тим пошел подбирать уже брошенные. — Киф, что ты думаешь об этом?

— Я думаю, что мы самая интересная и самая необычная команда, — уверенно заявил магик. — Пока мы еще в начале пути, но придет день, и мы станем лучшим отрядом во всем Безмирье! У нас будет собственный замок, украшенный трофеями и картинами с нашими подвигами, и огромная сокровищница, и статуи в залах славы по всему миру…

Вернувшись, Тим принялся убирать ножи в перевязь.

— …Менестрели сложат о наших подвигах песни, мы станем легендами, и нашими именам будут поучать нубов! — Киф заливался соловьем. Забавно, но его предсказания сбылись: нас ждал и замок, и подвиги, и сокровища с трофеями, и место в легендах этого мира. Но тогда никто из нас, конечно, всерьез не думал об этом.

Тим улыбался. Но вдруг уголки его губ дрогнули, и лицо приобрело странное выражение.

— Что случилось, Тим?

Он поднял голову и посмотрел на меня. Его улыбка стала шире.

— Здесь спрятан еще один нож, Сэм, — сказал он.


Глава 37. Сплошные сюрпризы


К вечеру вернулся Лэнди. Боггет все еще изучал присланные им материалы, Тим заканчивал сборку лабораторного оборудования, Киф, опять усевшись на пол рядом с ним, что-то вещал. Так что я прихватил тарелку с печеньем и кружку горячего шоколада и вместе с Лэнди вышел на просторный балкон нашей общей комнаты, который находился как раз над гостиничным крыльцом. С него открывался вид на двор перед зданием и улицу. В отличие от Вэллнера, в Глиняной Горке балкон не был завален снегом и прекрасно подходил для времяпрепровождения. Здесь даже была большая деревянная лавка под козырьком, подвешенная на цепи. На ней мы и устроились.

— Ты сегодня в игре дольше, чем обычно, — заметил я.

— Я просто выходил днем и теперь снова зашел. Ну, как, ты посмотрел мой обзор?

— Прости, у меня не получилось, — я не лгал. В еще одном письме, полученном от Лэнди, была запись: «Обзор тут!» А дальше следовала длинная строка из символов, которые меняли цвет, если я пытался прикоснуться к ним. Но больше ничего не происходило. — А ты можешь мне прислать свой обзор так же, как ты прислал бой на арене?

Расстроившийся было Лэнди взбодрился.

— Разумеется. Это все из-за того оборудования, которое вы тестируете, да? Боггет говорил мне об этом. Получается, у вас нет доступа в сеть?

— Типа того.

— Не проблема… Вот, сделано. Смотри давай.

Я открыл только что пришедшее письмо, в нем оказалась запись. Но она была совершенно не похожа на ту, что я видел до этого. На фоне стены, заклеенной яркими картинками, на диване с кремовой обивкой сидела полненькая смуглая девчонка лет четырнадцати с длинными блестящими черными локонами, к которым было прицеплено множество маленьких разноцветных бантиков. На щеке красовалась крохотная золотая звездочка. Одета девчонка была в свободное черное платье с блестками, на шее висели бусы.

— Здравствуйте, дорогие зрители и подписчики моего канала! С вами снова я, Лера Эланлис, и сегодняшний обзор будет посвящен квестам, с помощью которых можно получить необычных питомцев. Но перед тем как начать, хочу вам напомнить про одну замечательную игру — о квестах в ней, кстати, и пойдет речь…

Девочка говорила бодро, задорно. По мере ее рассказа на панели передо мной появлялись разноцветные картинки, некоторые даже двигались. Среди представленных на них питомцев нашлось место и для щенка Тима. Девочка рассказала о квесте, который нужно пройти, чтобы его получить, упомянула о скелетах на кладбище и волколаках. Говорила она все это голосом Лэнди.

— …На этом все! Подписывайтесь на мой канал, ставьте лайки! И до следующих встреч!

— Ну, как? — спросил Лэнди, рассчитав, когда запись должна была закончиться.

Я был настолько ошеломлен, что не мог произнести ни слова.

— Здорово, — наконец выдавил я из себя и попытался улыбнуться. — Извини, задумался. А почему у тебя имя такое странное — Лера Эланлис?

— Так оно же латиницей пишется. Leerа_Alonless — игра слов, понимаешь? А вообще, меня действительно Лерой зовут, — Лэнди улыбнулся по-новому, кокетливо. Меня передернуло.

— Я думал, ты парень.

— Ну да, в этой игре у меня мужской персонаж. Но это же никак не влияет на характеристики и… — Улыбка вдруг сошла с лица Лэнди. — Не надо было тебе этого говорить, да?

Я промолчал. Настроение Лэнди испортилось. Он поднялся.

— Я не хотел тебя обидеть. Я знаю, что раскрывать свою настоящую личность в играх не принято. Но я подумал, что мы могли бы подружиться. Извини. Я, пожалуй, пойду.

Выглядел Лэнди так, будто бы вот-вот расплачется. Я постарался взять себя в руки. Ну, да, он оказался девчонкой — и что с того? Притворяться кем-то другим в природе многих людей… И не людей тоже — Киф ведь строил из себя девушку, а я его за это все-таки не убил. И я ведь знал, что у игроков по два тела — одно цифровое, как говорил Боггет, а другое настоящее. Вполне естественно, что они могут отличаться. К тому же, насчет возраста Лэнди у меня заблуждений не было — я и раньше относился к нему как к подростку. Мне не следовало так резко реагировать на его признание… Да. Но одно дело — знать о чем-то, и совсем другое — столкнуться с этим лицом к лицу.

— Не уходи, — попросил я. — Если у тебя еще есть время, не уходи, пожалуйста.

А еще я только что видел кусочек чужого мира. Интересно, это был тот же мир, в котором когда-то жил Боггет, или какой-то другой?.. Мой тайный замысел приобрел чуть более ясные очертания.

Лэнди посмотрел на меня с удивлением.

— Я не обиделся. Просто это было… неожиданно. Садись. Печенья хочешь? — я протянул ему лакомство. Во взгляде Лэнди появилось недоверие, но он все же снова сел на лавку и медленно протянул руку. «Словно подманиваю щенка», — пронеслось у меня в голове. Тем временем Лэнди осторожно взял печенье. Я разжал пальцы, и тут уж пришлось удивляться мне: лицо мальчишки озарила искренняя радостная улыбка.

— Получилось! — воскликнул он. — У меня получилось!

— И что же у тебя получилось?

— Я смог взять это! Не через обмен, а просто так!

Для меня в этом не было ничего удивительного, но для игрока, вероятно, взять что-то в руки, минуя интерфейс, было очень необычно. Лэнди надкусил печенье.

— А у них бафы на удачу, — сказал он. — Маленькие совсем, правда, но все равно, дай еще пару штук. — Я протянул ему миску, Лэнди выгреб из нее горстку печенья и убрал в инвентарь. — Вот бы еще вкус был или хотя бы запах! А то оборудование, которое вы тестируете, будет создавать ощущение вкуса?

Я пожал плечами. Признаваться, что никакого «оборудования» не существовало и для меня это был самый настоящий мир со вкусами и запахами, я не собирался.

— Я еще хотел спросить себя кое о чем. Если можно, конечно. Мы же в одном языковом кластере играем, верно? Если уж все так сложилось… — Лэнди робко покосился на меня. — Мы могли бы познакомиться в реале. Я могу приехать, если не очень далеко.

Я молчал. Щеки мальчишки вспыхнули.

— Я не настаиваю! Просто ты проводишь в игре столько времени, и я подумал, что на это должны быть какие-то причины. Где ты живешь?

Я улыбнулся.

— Здесь.

Лицо Лэнди вновь стало грустным. Он вздохнул, отвернулся.

— Дурацкий разговор. Прости.

Я понимал ход его мыслей. Лэнди считал, что я игрок, который проводит здесь дни напролет, потому что у него — то есть, у меня — в настоящем мире, скорее всего, какие-то проблемы. Может быть, я не могу ходить, или меня не выпускают из дома, или у меня сложности с общением — в общем, должна быть веская причина, чтобы отказаться от настоящей жизни и уйти в игру с головой. А еще я видел, что и Лэнди, и та девочка на записи очень одиноки. Им обоим больше всего хотелось иметь друзей.

— Мы не сможем встретиться в реале, — сказал я. — Но здесь можем видеться, когда захочешь.

Лэнди посмотрел на меня недоверчиво.

— Парень ты или девушка — не важно, — добавил я.

Он улыбнулся. Мне захотелось рассмеяться — когда я решил, что смогу притворяться игроком, я не думал, что дойдет до такого.

Вдруг на улице послышался шум. Он выбивался из обычных монотонных звуков и поэтому привлек мое внимание. Выглянув за перила, я заметил светловолосую девушку, бежавшую к гостинице. Она двигалась рывками, прихрамывая на одну ногу, и почти не пыталась прятаться. Ее преследовали несколько человек, я заметил у них оружие. Когда девушка вбежала во двор гостиницы, один из них, на секунду обернувшись, крикнул остальным:

— Да быстрее же! А то опять уйдет!

Девушка сделала еще несколько шагов и рухнула на колени посреди двора. Плечи ее дрожали, длинные белые волосы почти касались земли. Один из преследователей — тот, что шел первым, — сбросил темп и уверенно вошел во двор. В руках у него появились два тонких золотистых клинка, ярко блеснувших в сумерках. Остальные загонщики — их было примерно полдюжины — рассыпались цепью позади своего лидера. Мечник двинулся к девушке.

Борясь с легким чувством тошноты, я встал, оперся рукой на перила и сиганул с балкона. С учетом увеличенных за счет очков опыта показателей такой прыжок теперь не представлял для меня сложности. Краем глаза я видел, как Лэнди подается вперед, чтобы увидеть, что заставило меня так поступить.

— Прикрой, — шепнул ему я.

Оглянувшись, я прочитал в его глазах вопрос.

— Как?..

Как хочешь, Лэнди. Может быть, ты сообразишь позвать кого-нибудь на подмогу. Если придется драться, она мне понадобится.

Я приземлился перед самым носом девушки. Она вздрогнула всем телом и всхлипнула, но головы не подняла и убежать не попыталась. Очевидно, она приняла меня за одного из своих преследователей и смирилась с тем, что ее сейчас убьют. Мечник тем временем остановился и с удивлением посмотрел на меня.

— Сэм?.. Что ты здесь делаешь?

Я пожал плечами.

— Играю. Живу.

Он опустил клинки и двинулся вперед. Я напрягся, и он, будучи опытным воином, это заметил, остановился.

— Это наша добыча. Ты что-то имеешь против?

Я кивнул. Клинки в руках мечника едва заметно повернулись — он поменял их угол для того, чтобы атаковать. Но я оказался быстрее — черкнул по земле носком сапога, и по ней побежала тонкая дорожка пламени. Сделав быструю петлю вокруг меня и девушки, огонь лег дугой перед мечником и взметнулся чуть выше его коленей.

Да, магию мы сегодня прокачивали тоже, как и требовал Боггет. Я замучил Тима — опыта, который он набрал, помогая мне, ему хватило, чтобы прокачать пару своих заклинаний и получить следующий уровень. А я научился управляться с пламенем так, как мне этого хотелось.

Мечник замер. В моей ладони тоже появилось оружие.

— Ты… — он вдруг усмехнулся. — Похоже, ты это серьезно.

Повернув голову, он скомандовал через плечо своим спутникам:

— Уходим.

И они исчезли.

Несколько мгновений я стоял неподвижно, прислушиваясь к сумраку. Затем убрал меч, погасил пламя и склонился над девушкой.

— Все закончилось. Идем.

Она подняла голову, и я увидел ее лицо, залитое слезами. Глаза у девушки были серебряные.

— Идем, — повторил я.

Подняться девушка не смогла, и я, недолго думая, взял ее на руки. То ли я стал настолько сильнее, то ли девушка была очень легкой — я почти не чувствовал ее веса.

Когда я поднялся со своей ношей на крыльцо гостиницы, навстречу мне выскочил Лэнди. Вид у него был перепуганный.

— Сэм, что случилось?

— Это та девушка из леса, — ответил я, аккуратно огибая его. — Она нашла нас. И сейчас кое-кто ответит мне на пару вопросов.

Теперь, когда опасность миновала, во мне волнами поднималась злость. Я занес девушку в нашу гостиную, мельком бросил взгляд на Боггета и Кифа, окликнул Тима, который до этого играл со своим щенком на полу около камина, но, встревоженный шумом, вскинул голову.

— Тим! Помоги мне, пожалуйста!

Я уложил девушку на постель в свободной комнате. Она попыталась что-то сказать, но голоса не было слышно. Лэнди принес лампу, и в ее свете мы с Тимом осмотрели девушку. Она снова была ранена: длинный порез шел по ребрам с правой стороны, чем-то с очень кривыми краями было распорото бедро. Удивительно, что она вообще могла передвигаться.

— Я займусь ей, Сэм, — сказал Тим. — Иди.

Я послушно вышел в гостиную. Если бы потребовалась перевязка, я бы остался. Но у нас был хилер, а у хилера были мана и отличные навыки, а значит, можно было обойтись без тазиков с теплой водой, мазей, швов и бинтов. После работы Тима у девушки, скорее всего, даже шрамов не останется.

В гостиной меня ждала тишина. Гневно смотреть на Кифа было практически бесполезно, поэтому я испепелял взглядом Боггета. В конце концов инструктор сдался, шумно вздохнул.

— Прости, Сэм. Было ясно, как ты отреагируешь, если узнаешь. Поэтому лучше было бы, если бы ты ничего не узнал.

— О чем? О том, что Вен здесь? — хоть извинение Боггета и потешило мое самолюбие, я не мог успокоиться так быстро. — Или о том, чем он занимается? Как вы вообще узнали, что это был Вен?

— Когда Эйвен пришла в себя, она довольно точно его описала, — сказал Киф. — Ошибиться было трудно.

— Эйвен?

— Так ее зовут.

— Хорошо. И что Вену от нее нужно? Она вам рассказала? Какой на ней квест?

Ответом мне была тишина.

— Извини, Сэм, — повторил Боггет. — Но она всего лишь квестовый непись. Не стоит принимать все так близко к сердцу.

Это было последней каплей. Негодование, клокотавшее во мне, выплеснулось наружу.

— Близко к сердцу? О чем, ты Боггет? Какая непись? У меня руки в ее крови! Не знаю, зачем, но Вен и его люди хотели ее убить. А она пришла сюда. Она пришла к нам, Боггет! Она рассчитывала на нашу помощь!

И тут лицо инструктора посерело. Он медленно, очень медленно повернулся и посмотрел на Кифа.

— Ты…

Магик сжался в кресле и закрыл голову руками.

— Ты принял квест! Киф! Мы же договорились!

— Прости! — пискнул Киф. — Я думал, ничего плохого не случится. В крайнем случае, просто сольем его, и все.

Боггет закрыл глаза и медленно перевел дыхание, чтобы успокоиться. Нормальный цвет постепенно возвращался к его лицу, но мне по-прежнему было жутко. Я еще не видел инструктора таким.

— Ты кретин, Киф. Чертов кретин, — хрипло произнес Боггет. — Нам не вытянуть этот квест! Отказывайся. Сейчас же.

— Ладно…

— Нет, Киф, — возразил я. — Стой. — Я снова посмотрел на Боггета. — Сначала вы мне расскажете, в чем дело.

Инструктор поморщился.

— Да ничего особенного. Эта девушка — квестовая непись, ей нужно добраться из точки А в точку Б и при этом выжить. Любой из искателей приключений или группа может взять квест на ее сопровождение и охрану.

Слова Боггета сбили меня с толка.

— И в чем сложность?

Боггет громко хлопнул ладонями по подлокотникам кресла.

— А сложность в том, что к этой же неписи привязан квест на ее убийство, и взять его может тоже любой игрок или группа игроков, — он поднялся и прямо посмотрел на меня. — Если девушка доберется до места назначения живой, выигрывает охрана. Если она погибает, выигрывают охотники. Такое вот соревнование, и награда в обоих случаях довольно высока. Теперь ты понимаешь, Сэм? Понимаешь, во что мы ввязались?

Я медленно кивнул.

— Чтобы убить девушку, охотникам нужно уничтожить тех, кто будет ее защищать.

«И похоже, что до нас еще уже кто-то защищал — иначе бы она не добралась до этих мест, — добавил я про себя. — Вот только предыдущие ее защитники не пережили встречу с отрядом Вена».

— Именно! А этот идиот принял квест на ее охрану! — Боггет ткнул пальцем в Кифа.

— Эй, полегче, — наигранного чувства вины и стыда в голосе Кифа больше не было.

Я потер пальцами лоб.

— Я все понимаю… Кроме того, как в этом замешан Вен.

— Думаю, ему нужна награда за выполнение квеста, — предположил Боггет.

— Ему?

— Или тому, кто послал его.

В гостиной снова стало тихо. В этой тишине особенно отчетливо послышались шаги Лэнди и Тима. Дверь в комнату, куда я отнес девушку, не была закрыта, и они слышали весь наш разговор.

— Как Эйвен? — спросил я, оборачиваясь.

— Уснула, — Тим пересек комнату и устало опустился в кресло. — С ней все будет в порядке.

— На какие уровни рекомендован квест? — спросил Лэнди.

— Семьдесят плюс, — ответил Боггет. — Но против нас будут игроки, а в такой ситуации заранее не угадаешь. Может быть, против нас будет кучка нубов, которую можно выкосить, как траву. А может, будет два-три хай-левела, которые выкосят нас, — он аккуратно скосил глаза в сторону Лэнди, затем снова оглядел нас. — А мы все знаем, что этого допускать никак нельзя.

— Вена сложно назвать нубом, — сказал я, кивком головы дав Боггету понять, что я уловил смысл его слов. Тим кивнул тоже. — Но кто его сопровождал, я не разглядел.

— На них были плащи, маскирующие имена и уровни, — заметил Лэнди. — Дорогой шмот.

— Ну, так что, мне отказываться от квеста? — спросил Киф.

— Отказывайся, — произнес Боггет.

— Не надо, — одновременно с ним сказал Тим. Я посмотрел на него с удивлением. Тим пояснил: — Мы спасли эту девушку дважды, и я дважды лечил ее. Будет жаль, если ее все-таки убьют. Но теперь, когда Вен знает, что мы ее защищаем, может, он отступится от своих планов? Сегодня же он ушел. В крайнем случае, мы можем попытаться договориться. И вообще, возможно, задача перед нами стоит не такая уж и сложная. Мы ведь не знаем, какой путь девушка уже проделала. Может быть, ее цель совсем близко. Давайте дождемся, когда она проснется, и расспросим ее обо всем. Тогда и решим, что будем делать дальше.

Мы переглянулись. Я кивнул в знак согласия с Тимом.

— Хорошо, — сказал Боггет. — Так и поступим. Но с одним условием: сегодня вы все спите в личных комнатах. И не покидаете их до утра, что бы ни случилось. Ясно? А для тебя, Лэнди, будет особое задание.

— Посмотреть, что есть на форумах по этому квесту? — догадался маленький разбойник.

— Именно.

На том мы и разошлись. Я вошел в личную комнату и снова почувствовал себя запертым в коробке. Но делать было нечего: мы пообещали инструктору, что позаботимся о своей безопасности. Иначе он мог вышвырнуть Эйвен на улицу — с него бы сталось.

Спал я плохо и проснулся рано, когда только-только начало светать. Первым делом я покинул личную комнату и вышел в гостиную, чтобы убедиться в том, что ночью никто не покушался на Эйвен. К счастью, там все было в том же порядке, что и накануне. Мои соратники еще спали. Дверь в комнату Эйвен была приоткрыта, и я осторожно подошел к ней. Оттуда доносились какие-то тихие звуки. Сначала я решил, что у девушки после перенесенных ран началась лихорадка, поэтому она часто дышит и вертится в постели. Но, заглянув внутрь, я понял, что ошибался.

Девушка стояла посреди комнаты ко мне спиной. На ней было только нижнее белье, рассеченная и заляпанная кровью туника лежала на полу около постели. Эйвен неторопливо, но и не жалея собственного, только-только вылеченного тела, разминала плечи. Я видел, как ходят мышцы под ее кожей на спине, как проступают и исчезают лопатки. Чуть ниже правой у Эйвен была татуировка — длинная цветущая лоза, и она будто бы извивалась в ритме движений девушки. Закончив с разминкой, Эйвен принялась наклоняться в стороны и тянуться, как это делают мечники перед спаррингом. Я наблюдал за ней, зачарованный плавностью и красотой ее движений. Где-то на задворках сознания трепетала мысль о том, что я, вообще-то, подглядываю, а это неприлично. Но меня это не останавливало.

Эйвен не останавливалась тоже: теперь она делала наклоны, без усилий доставая до пола ладонями, и разминала бедра. Наконец она опустилась на пол, по-прежнему оставаясь спиной ко мне, и принялась за растяжки. Вот тут я понял, что мне следовало уйти раньше, пока я еще мог. Последний раз я был с Ридой слишком давно, и сейчас она была слишком далеко от меня, и не было никакой надежды, что я смогу обнять ее и привлечь к себе, а потом долго целовать и ласкать, прежде чем наконец насладиться ей — так, как хотелось мне сейчас насладиться этой девушкой. Тело Эйвен, стройное, гибкое, было восхитительно. Мои глаза видели одно, но воображения рисовало другое — то, что может быть, если я сейчас войду в ее комнату. Меня охватило острое, почти болезненное желание. Мое тело кричало. Я тихонько прикусил пальцы, чтобы попытаться заставить его замолчать.

В этот момент Эйвен, распластавшись на полу, скосила глаза в сторону двери. Разумеется, она заметила меня, причем совсем не сейчас, а гораздо раньше. Легко, но неторопливо поднявшись, она подошла, взглянула мне в глаза.

— Я просто хотел узнать, все ли в порядке, — я попытался оправдаться. Жар заливал мое лицо.

— Сейчас узнаешь, — сказала Эйвен и потянула меня за одежду в комнату.

Шквал эмоций пронесся через меня, потом наступило мгновение абсолютной, звенящей тишины. А в следующий миг мы вместе оказались на полу.

Я никогда не знал девушек, кроме Риды, и не хотел знать. Но Эйвен и не была девушкой. Это было воплощенное желание, гладкая кожа и пламя под ней. Стоило мне закрыть глаза, как я переставал понимать, где ее руки и сколько их. Эйвен оплетала, окутывала меня собой, и я наполнялся сладким соком и хотел, чтобы она выжала из меня этот сок. Я потерял счет времени и забыл о том, что в любой момент может проснуться кто-нибудь еще — если он войдет сюда, то застанет нас. Никаких мыслей больше не было — Эйвен вылакала их из меня своим языком. Когда же я наконец достиг наивысшей точки удовольствия, она напряглась вместе со мной, и тихонько, трогательно вскрикнула, и вместе со мной же расслабилась.

— Вот, видишь, все в порядке, — прошептала она. — Как тебя зовут?

— Сэм, — мой голос был хриплым.

— А я Эйвен. Меня хотят убить. Сэм, пожалуйста, защити меня.

Передо мной появилась панель с предложением квеста. Я принял, не задумываясь.

За завтраком Киф, поглядывая в мою сторону, так ехидно улыбался, что я решил, что он видел меня с Эйвен. Но когда Боггет спросил его, в чем дело, он ответил:

— Сэм квест принял. Мне оповещение пришло — мол, у меня теперь есть соратник.

Боггет, и так не отличавшийся этим утром хорошим настроением, помрачнел еще сильнее.

— Мы же договаривались, — сквозь зубы процедил он. Я понимал, что он прежде всего думает о нашей безопасности, и мне было стыдно из-за того, что я нарушил наш договор.

— Может, все-таки выслушаем ее? — Тим кивком головы указал на девушку, сидевшую с нами за столом. — Эйвен, расскажи нам, что случилось.

Эйвен вела себя тихо, сдержанно. Спустя несколько минут после того, как я ее оставил, она вышла из своей комнаты в новой чистой тунике фиалкового цвета и накидке, закрепленной крупной брошью, а еще в ее статусе теперь отображалось имя и уровень — шестьдесят первый. Где она взяла одежду и украшение, я не знал, списал все на механику мира. Когда Тим обратился к ней, она подняла голову, оглядела нас и произнесла:

— Мое полное имя — Эйвен Лан Аэстер, я принадлежу к древнему клану дроу. Довольно долго у нашего народа не было настоящего правителя, наследник был слишком юн, а регент не мог претендовать на трон. Все это время корона дроу тайно хранилась в нашем клане. Но в этом году наш наследник достигнет совершеннолетия, и мы должны были передать ему корону. Однако несколько дней назад на наш клан вероломно напали. Численность врагов была велика, и я не знаю, скольким дроу из нашего клана удалось выжить. Я была вынуждена бежать, чтобы спасти корону. Сейчас она у меня. Но меня преследуют и пытаются убить. Пожалуйста, помогите мне добраться до города дроу Арракона. Мой народ не останется в долгу и щедро заплатит вам за спасение короны и наследницы клана Аэстер.

Закончив, она слегка склонила голову.

— Я никакой короны при ней не заметил, — сказал я.

Боггет поморщился.

— Сэм, не тупи. Корона — это дроб, он выпадет, если ее убить, — он повернулся к Кифу. — У тебя карта до Арракона открыта? Где это?

— Далековато, — Киф был погружен в интерфейс. — Пешком не дойдем. Но можно сократить дорогу — в Арраконе есть стационарный портал.

— Значит, нам нужно добраться до ближайшего города со стационарным порталом, верно? — Спросил Тим.

— Ага. До Гинсенгбурга. Это всего день пути, если на лошадях. Или давайте искать мага-порталиста, который нас прямо отсюда добросит либо до Гинсенгбурга, либо сразу до Арракона.

— Да где мы мага-порталиста найдем? — Боггет был по-прежнему мрачен.

— Лэнди найдет. Ему не долго. Но мы и сами добраться до Гинсенгбурга сумеем.

— Постойте, — заговорил Тим. — Я правильно понимаю, что мы сейчас уже обсуждаем квест? Значит, мы его принимаем?

Мы переглянулись. Эйвен сидела молча, глядя на собственные руки, сложенные на коленях.

— Черт с вами. Давайте, — сказал Боггет.

Передо мной появилось оповещение, что у меня появился соратник — отныне Эйвен, наследницу клана Аэстер, защищает игрок Ларс Боггет. Тут же возникло еще одно, точно такое же, но в нем речь шла уже о Тиме.

— Группа? — предложил я. В этот момент я чувствовал себя настоящим игроком, и не мог с уверенностью сказать, чего мне хотелось больше — защитить девушку или обыграть Вена.

Эйвен подняла голову и улыбнулась.

— Благодарю вас, отважные искатели приключений! Вы не пожалеете о сделанном выборе!

— Надеюсь, — буркнул Боггет. Но было заметно, что думает он уже о другом. — Киф, поделись картой. Что там за маршрут?..

Когда все было наконец согласовано, встал вопрос о том, как провести остаток дня. Оставить Эйвен без присмотра мы не могли, а так как в гостинице она была в относительной безопасности, нам тоже не следовало уходить далеко. Строго говоря, нам вообще не следовало покидать комнаты — за нами могли следить. Вен видел только меня и, может быть, Лэнди. Если он не знает, что с нами Тим, Боггет и Киф, это станет нашим преимуществом.

Я заглянул в описание квеста и узнал, что один игрок или группа игроков может взять его сколько угодно раз. По его условиям, если в процессе выполнения задания Эйвен погибнет, игроку или группе можно взять квест снова, но проходить его придется с самого начала. Если же девушка оставалась жива, но игрок погибал, он терял право продолжить выполнение задания — для него квест считался проваленным. Сопоставив эти сведения с собственными наблюдениями, я сделал вывод, что до нас Эйвен действительно уже кто-то защищал, и, скорее всего, это были обычные игроки. Но они не справились с заданием, а значит, не должны были иметь к нам никаких претензий.

После того как мы приняли квест на защиту Эйвен, девушка успокоилась и стала более раскованной. Она не старалась понравиться нам, но была мила, охотно поддерживала беседу о всякой ерунде и часто улыбалась, особенно Тиму, который изо всех сил пытался ее развлечь. Ласка уже давно лежала у девушки на коленях. Щенок уснул, мусоля краешек ее накидки, и Эйвен рассеянно поглаживала его. При этом она ничем не выдавала того, что было между нами, и мне было неловко оттого, что я никак не мог разобраться, хотел ли я, чтобы она вела себя иначе, или нет. А когда приблизилась ночь, все стало еще сложнее.

— На нас могут напасть, — напомнил Боггет. — Кто-нибудь должен забрать Эйвен в свою личную комнату.

— Это возможно? — удивился Тим.

— Если вы связаны квестом — да.

— Вот ты и забирай, раз сам это предложил, — хитро прищурившись, сказал Киф.

Боггет одарил его взглядом, который, если бы имел физический вес, превратил бы магика в блин.

— Ты за кого меня принимаешь?

— За нормального здорового мужчину. А что, не стоит?

— Я тебе сейчас объясню, что стоит, а что не стоит.

Киф развел руками.

— Ничего не поделаешь, среди нас нет ни одной девушки. Кому-то придется сегодня ночью вести себя прилично. Если, конечно, ты настаиваешь на своей идее.

— Я настаиваю. Мне все равно, кто из вас это сделает. Я просто хочу спокойно выспаться. Завтра нам предстоит тот еще денек.

— А что кто-то не выспится, тебя не волнует? — Киф продолжал дразнить инструктора. Тот постепенно доходил до точки кипения.

— Может, бросим жребий? — предложил Тим. — Только пусть участвуют все, в том числе и ты, Боггет.

— А может, спросим сначала у Эйвен? — сказал я. Мне не легко далось выдержать ровный тон фразы. — Может быть, она не согласна на такое.

Боггет ухмыльнулся.

— Я согласна, — сказала Эйвен. — Пожалуйста, позаботьтесь обо мне.

В этих ее словах было столько двусмысленности, что мне снова стало жарко.

— Может, ты даже скажешь, с кем ты готова провести эту ночь? — спросил у нее Киф. — В смысле, в чьей комнате.

— Это не важно. Я не сомневаюсь в благопристойности ваших намерений.

А стоило бы, — подумал я. По крайней мере, я за себя не отвечал.

— Хорошо, — Киф вспорхнул со своего места. — Тим, пиши на бумаге наши имена и кидай в эту миску. Пусть Эйвен вытянет одну.

Тим принялся выполнять просьбу Кифа. «Если он не напишет на всех четырех бумажках свое имя — а он слишком честный, чтобы так поступить, — то у меня есть шанс», — подумал я. Мне было стыдно за свои мысли. Но я смотрел на Эйвен, послушно ожидавшую, когда Тим закончит, и мои глаза буквально поедали ее. Сердце бухало в ушах так, что заглушало остальные звуки. Я искренне надеялся, что никто из моих спутников не испытывает того же — это было бы несправедливо.

Секунды тянулись мучительно долго. Наконец Тим протянул миску Эйвен, и та, закрыв глаза, опустила в нее руку. Киф хлопнул в ладоши, потер руку об руку.

— Ну, великий рандом, удиви нас, — сказал он.

Эйвен вытащила бумажку. Я почему-то не удивился, когда увидел на ней свое имя.

Киф с размаху хлопнул меня по плечу.

— Поздравляю! Смотри, не упусти свой шанс!

Я был счастлив. Но странное это было счастье — к нему примешивалась горечь вины и стыда. И совершенно не хотелось встречаться взглядом с Тимом: не нужно было обладать большой наблюдательностью, чтобы заметить, что девушка ему нравилась. А я забирал ее без всякого на то права.

Боггет подошел ко мне и тихо сказал:

— Все в порядке, не стесняйся. Это просто один из сценариев квеста. Иди.

Когда мы с Эйвен остались наедине, она улыбнулась и положила руки мне на плечи. Мне вспомнилось, как уверенно она вытащила бумажку с моим именем и как из последних сил еще тогда, в лесу, с помощью волшебной печати отбросила Кифа, потому что сочла, что он собирается напасть на нее.

— Ты владеешь магией? — спросил я.

— Немного. Достаточно, чтобы добиваться желаемого, — она потянулась ко мне губами, раскрывая их, как раскрывает свои лепестки цветок.

На этот раз наша близость не была такой торопливой и ошеломительной. В нашем распоряжении была кровать, большая и не испачканная кровью, и уж точно никто не мог помешать нам. Но от этого мое желание не было менее острым. Эйвен втягивала меня в себя уверенно и настойчиво и в то же время была такая податливая, что, кажется, сожми я ее пальцами чуть сильнее, и она просочиться сквозь них, чтобы в следующий миг обрести прежнюю форму и снова прильнуть ко мне. Ее глаза и волосы будто бы светились, но сама она была мраком, чувственным и нежным.

А еще — теперь я не сомневался в этом — Эрин была гораздо опытнее, чем я. Немного смущая меня, она — без слов, только с помощью движений — предлагала мне делать с ней такие вещи, которые не приходили мне в голову даже в самых смелых фантазиях. Ее тело говорило с моим на понятном ему языке, и это было восхитительно. Пожалуй, впервые, дойдя до пика наслаждения, я был готов продолжить, не останавливаясь.

Все-таки в том, что звук из личной комнаты не проникал вовне, был огромный плюс. Можно было сколько угодно кричать самому и вынуждать кричать кого-то другого.

После Эйвен лежала у меня на плече, дыша ровно и спокойно, а я никак не мог избавиться от ощущения неправильности на своей левой ладони. Точно так же, как Эйвен сейчас, когда-то у меня на плече частенько лежала Рида. Моя рука помнила ее мягкий теплый бок и никак не могла осознать его замену иным, гладким, плотным, упругим телом. Эйвен остывала так же быстро, как и разогревалась, и сейчас ее кожа была приятно-прохладной. Я осторожно поглаживал ее кончиками пальцев.

— Когда мы прибудем в Арракон, ты останешься там? — тихо спросил я.

— Разумеется, — голос Эйвен был тягучий, словно нектар. — Это мой народ, я должна жить с ним. А чего бы ты хотел?

— Чего бы я хотел… — я задумался. Это был отличный вопрос, чтобы перевести разговор на другую тему, потому что эта мне резко разонравилась. Я продолжил в полушутливом тоне: — Даже не знаю. Я же искатель приключений. Наверное, я бы хотел заработать много денег, заиметь свой дом, жениться на хорошей девушке…

Я почувствовал, как тело Эйвен напряглось. Она перевернулась, приподнялась и, взглянув мне в глаза, прошептала:

— Не смей.

Ее взгляд был настолько прямой и серьезный, что я растерялся.

— Что?..

— Не смей этого делать. Можешь думать об этом сейчас, если это придает тебе сил перед битвой. О том, что заведешь свой домой, женишься на хорошей девушке… Но не смей так поступать. Лучше погибни где-нибудь — быстро и по глупости, так, чтобы об этом никто не узнал.

Под конец ее тирады ее голос становился все злее, и последние слова она едва ли не цедила сквозь зубы. Я был ошеломлен.

— Эй, успокойся, — Я погладил Эйвен по спине. — Чего ты?

Она обмякла, снова положила мне голову на плечо.

— Извини. Нашло что-то… — она ткнулась носиком мне в шею, лаково поцеловала. — Передохнешь еще немного или продолжим?

— Передохну, — ответил я с полной уверенностью, что мы сегодня не остановимся на достигнутом. Но уже через пару минут я спал, как убитый. Мне снилась сияющая голубая печать и звонкий смех в темноте.


Глава 38. Дорога через Гинсенгбург


Как только солнце начало садиться, я сменил Тима на козлах. Мы как раз въехали в небольшую лощинку. Каурая лошадка, которую мы арендовали вместе с фургончиком, бодро бежала по укатанной дороге. Слева и справа от меня, качаясь, поскрипывали магические фонари. Они только что загорелись.

День прошел без приключений: мы выехали из Глиняной Горки затемно и по дороге останавливалась всего один раз, чтобы покормить лошадь и дать ей возможность отдохнуть. Если нас в пути так ничто и не задержит, то примерно к полуночи мы доберемся до Гинсенгбурга. Единственное, что меня беспокоило — до сих пор почему-то не появлялся и не отвечал на письма Лэнди. Но, с другой стороны, он ведь был игроком, у него вполне могли появиться неотложные дела в его настоящем мире.

Накануне мы подробно обсудили несколько вариантов дальнейших действий. Мне больше всего нравился план, согласно которому мы могли бы отвлечь группу Вена и провести Эйвен маршрутом, которого он от нас не ожидает. Но, к сожалению, в чистом виде этот план был невыполним. Механика мира, в стольких случаях помогавшая нам, на этот раз играла против нас: Эйвен была отмечена на личных картах охотников как цель, и спрятать ее было невозможно. Существовало, правда, заклинание, превращающее точку в диапазон на карте, и Киф им владел, но применить на ком-то, кроме себя, он не мог. Возможности найти мага-порталиста без помощи Лэнди у нес не было, а Боггет сильно злился на мальчишку еще и потому, что у него могла быть полезная нам информация. Но и ждать, пока Лэнди объявится, мы не могли тоже: это позволило бы охотникам собрать больше информации о нас самих и выстроить свою стратегию. Поэтому Боггет решил подтолкнуть их к тем действиям, которые будут на руку нам самим. Ну и без подстраховки не обошлось, конечно же.

Дорога шла прямо, ветви деревьев проплывали над моей головой. Пока что все было спокойно: вечерние птицы тянули свои трели, в траве стрекотали насекомые. Но когда наш фургончик достаточно углубился в лощину, раздался наконец тот самый звук — треск, с которым падает заранее подрубленное дерево. Рухнув, кипа зелени впереди скрыла дорогу. Я натянул поводья, остановив лошадь довольно далеко от появившейся преграды, и принялся ждать.

С местом для засады Боггет угадал. Но дальше отряд Вена мог повести себя разными способами: напасть на фургон разом со всех сторон, атаковать небольшими группами с разрывом во времени и с разной стратегией, выйти на дорогу для лобового столкновения, оставив кого-то в резерве, и так далее. Вариантов было много, а мы не знали, сколько у Вена людей. Может быть, позапрошлой ночью я видел всех. Может быть, это была только часть его отряда. Так, как, например, волколаки, они на наших личных картах не отображались — их присутствие скрывала специальная экипировка, и алый маркер на поле появлялся только тогда, когда противник оказывался замеченным.

Сидя на козлах в свете фонаря, я представлял собой отличную мишень. И я ждал, что в меня полетит стрела или арбалетный болт. Я не опасался их, потому что был под защитой Тима. Но, возможно, наши противники тоже видели эту защиту, поэтому избрали другую тактику. Справа сверху дрогнули листья, скрипнули ветви, и на меня набросился рога. В сумерках влажно блеснул кривой кинжал. Противник был в плаще, скрывающем статы, поэтому ничего о его уровне я сказать не мог. Мы свалились с козел и покатились по земле. В этот момент еще один рога спикировал на мое место и тут же рухнул под ноги лошади со стрелой из лука в груди. Боггет выпрыгнул из фургончика и сцепился с двумя выскочившими на дорогу мечниками. Орудовал Боггет топором — грубо, но эффективно — и у его противников было немного шансов остаться в живых. Мой же рога был ловким, быстрым и будто бы скользким, но создавалось странное впечатление, что драться он не умел — попытался сыпануть мне в лицо каким-то порошком, а когда я поджег эту взвесь прямо у него перед глазами и его откинуло взрывом, ушел в режим невидимости и стал издалека закидывать меня дротиками. Я вытащил из инвентаря щит и прикрылся им, в то же время отвечая на атаку накинувшегося на меня еще одного мечника. Сначала я хотел ударить его чистой силой и разорвать дистанцию, но потом решил, наоборот, сблизиться с ним — так моему роге будет сложнее попасть в меня своими дротиками, если он захочет продолжить кидать их. В паузе между двумя ударами я окинул взглядом поле боя и заметил, что нападающих, как и в прошлый раз, примерно полдюжины. Но я наверняка видел не всех, да и сам Вен еще не показался. Это был еще не настоящий бой — так, разминка.

Вдруг над дорогой пронесся ледяной вихрь, и я получил уведомление об уроне холодом и дебафе переохлаждения. Там, где дорогу перекрыло дерево, стоял человек в мантии и с посохом в руке — классический маг. Посмотрев вниз, я увидел ледяную корку, приморозившую мои ноги к земле. В это время мой противник решился на финальный удар. Я не мог ни отразить его, ни уклониться, но все-таки это было опрометчивым решением с его стороны: не бросая настоящий щит, я создал поверх него воздушный и просто поднял мечника на нем и перекинул через себя. Потом присел и прижал ладонь ко льду. Будь это мой родной мир, лед бы таял довольно долго. Но здесь он исчез почти сразу же — у меня как раз хватило времени на то, чтобы чуть сдвинуться в сторону и парировать удар моего противника, который уже тоже оказался на ногах. Я совсем забыл о роге — и зря, потому что, стоило мне сцепиться с мечником, он решил атаковать меня со спины. Сработало заклинание Тима — рогу откинуло и оглушило ударом. Маг скастовал новое заклинание, на этот раз с неба посыпались ледяные лезвия. Выручил снова барьер Тима, куполом накрывший фургон и ближайшее пространство. Мне наконец удалось ранить моего противника — всего лишь в бедро, но зато глубоко. Добавив ему в челюсть краем щита, я отступил к фургону. Мы трое — я, Тим и Боггет — стояли почти что рядом. На дороге лежало несколько раненых охотников — а может, среди них были и убитые. Но, чтобы занять их место, появились новые — они обходили нас, выстроившись цепью. Я насчитал десяток. Плюс маг-дамагер. Интересно, а хилер у них есть?..

— Сэм, — скомандовал Боггет.

— «Аура ужаса»!

Перед моими глазами возникло оповещение, но я смахнул его, не читая, и поэтому не сразу понял, что заклинание не сработало — только тогда, когда Боггет, бросившийся в атаку, встретил мгновенное сопротивление ничем не пораженного противника. Инструктор тоже сообразил, что заклинание не прошло, и отпрянул назад. А потом из тени деревьев на дорогу выступила еще одна фигура. Несмотря на то, что ее голову прикрывал капюшон, я без труда узнал Вена. Сделав несколько шагов, он остановился, оставаясь за спинами своих людей.

— Сдавайтесь, — сказал он. — Вам не справиться, вас слишком мало. Отдайте нам Эйвен.

— Не могу, Вен, — ответил я, вальяжно покачивая клинком. Я знал, это раздражало профессиональных мечников. — У меня квест на ее защиту.

Лицо Вена скривилось.

— Ну почему именно ты? Неужели так сложно было играть где-нибудь в другом месте! — в его руках появились золоченые сабли, и он двинулся на нас.

— Стой, — попросил его я. Тон моего голоса заставил Вена остановиться. Я ни на секунду не сомневался в том, что Вен уже достаточно освоился в Безмирье и знал, в чем отличия между игроками и такими, как мы. Я продолжил: — Мы оба знаем, чем сейчас рискует каждый из нас. Ты видишь мой отряд. Я не вижу твоего. Но ты понимаешь, что я имею в виду, правда, Вен? Ты уверен, что хочешь этого?

Я видел, как на скулах Вена заиграли желваки. Он злился. Мне было непонятно, почему для него так важно выполнить этот квест, но, кажется, у него была на это веская причина. Впрочем, у меня тоже были причины не уступать ему.

— Просто отдайте нам девушку, — повторил Вен.

— А если мы не согласимся?

— Что ж, тогда…

Соратники Вена напряглись, приготовившись к атаке. Маг скинул посох. Но тут полог фургона приподнялся, и на землю осторожно спустилась девушка, закутанная в плащ. Следом за ней, уже с гораздо меньшей деликатностью, из фургона выпрыгнули еще двое, тоже закутанные в плащи. Их комплекция и шум, который они при этом произвели, не позволяла усомниться в том, что это мужчины, причем в доспехах и с оружием.

— Хватайте ее! — приказал Вен.

Я буквально видел собственными глазами красный маркер цели на его личной карте и картах его подчиненных, который безоговорочно указывал на девушку. Но тут она сняла с головы капюшон.

Видеть лицо Вена в этот момент дорогого стоило. Рядом с нами стояла Селейна. Двое ее сопровождающих — игроки-хаи, которых нам в поддержку выделил Эрон — тоже сняли капюшоны, чтобы были видны ники, уровни и принадлежность к отряду наемников с отнюдь не скромной репутацией.

— Извини, Вен, — сказал я. — Эйвен с нами нет. Ее украли.

— Кто? — возмутился кто-то из отряда Вена.

Я улыбнулся.

— Самый лучший вор в этом мире.

Вен выругался, сплюнул.

— Я не знаю, как ты это сделал. Но ты за это ответишь! — он отвернулся и скомандовал своему отряду: — Уходим!

И они снова отступили. Я наблюдал за темными силуэтами в плащах, пока они окончательно не затерялись в сумерках. Хоть я и прекрасно держал лицо, на душе у меня было тревожно: это была победа, но победа не в войне, а только в одном из сражений. И я не сомневался, что Вен попытается взять реванш. Нам следовало поторопиться.

— Хорошо, что не пришлось с ними драться. Пустая трата сил и времени, — произнесла Селейна своим жутковато-спокойным голосом, от которого у меня потеплело на сердце. Как все-таки здорово, что некоторые вещи не меняются.

— Это на твоем уровне пустая, — ответил Тим. — А нам бы пришлось повозиться. И не факт, что мы бы справились.

— Мы бы не справились, — сказал Боггет. — Спасибо, что выручила.

Селейна улыбнулась.

— Не за что. Зовите еще. Если действительно нужно будет драться — зовите тем более.

— А ничего, что за услугу для нас рассчитываться придется тебе? — спросил Тим.

— Да какие между нами счеты! — она повернулась к своим спутникам. Одного звали Марик Черт, он был копейщиком сто семнадцатого уровня — темноволосый парень с нахальной улыбкой. Другого, тоже воина, звали Одиночка777, его уровень был сто тридцатым. На вид ему можно было дать лет сорок, он был седоволосым, по левой стороне лица шел длинный вертикальный шрам. Сейчас он был вооружен алебардой, причем держал он ее в левой руке.

— Ребят, уберите то дерево, пожалуйста! — попросила Селейна.

— Угу, — Одиночка направился к дереву, на ходу меняя алебарду на обычный топор. Парой ударов он разрубил дерево на аккуратные чурбаки и просто распинал их. — Дорога свободна, королева!

Тим деликатно кашлянул.

— А они тебя любят, — заметил я.

— Я их тоже люблю, — ответила Селейна игриво и вдруг с неожиданной серьезностью добавила: — Но вас я люблю больше.

Путь до города занял у нас еще около часа. Теперь, когда наш план сработал, можно было воспользоваться порталом, но острой необходимости в этом не было. Нам оставалось преодолеть совсем небольшой отрезок пути. Выходя из лощины, дорога взбиралась на возвышенность, и перед нами внезапно открылся вид на усыпанный огнями огромный город, посреди которого на темной скале, напоминавшей пень гигантского дерева, сиял сказочный замок.

— Гинсенгбург, — сказал Боггет. — Много слышал о нем, но никогда еще здесь не был.

К городу вел длинный пологий спуск. Ворота, несмотря на поздний час, были гостеприимно распахнуты, хотя по обеим сторонам от них и стояла стража. Над воротами висел герб города — большое синее полотно в желтой окантовке, в центре которого было изображено растение с ярко-зелеными крупными листьями и венчиком алых ягод. Когда мы проходили под высокой каменной аркой, из-под нее уже привычно прозвучало:

— Внимание! Вы входите в город Гинсенгбург! Внимание! Город Гинсенгбург — это обычная зона! Будьте внимательны! Добро пожаловать!

Дело оставалось за малым — найти любую гостиницу. Как раз одна располагалась справа от ворот. Боггет торопливо зашагал к ее крыльцу. Киф и Эйвен уже должны были ждать нас.

— Добро пожа… — начал служащий из-за стойки, но инструктор перебил его.

— Ларс Боггет, «Синяя заря».

— Здравствуйте, мастер Боггет! Ваши комнаты… — заговорил расплывшийся в улыбке служащий. Но Инструктор не слушал его, он уже направлялся к лестнице.

— Эй, нам доступ кинь! — напомнил Марик.

Когда мы вошли в комнату, Киф и Эйвен действительно уже ждали нас. Хоть я и понимал, что с девушкой все в порядке — иначе я бы получил оповещение о том, что квест провален, — у меня все равно отлегло от сердца только тогда, когда я увидел ее своими глазами. Не то чтобы я за эти два дня так привязался к Эйвен. Просто она доверилась нам, и это было важно.

— С возвращением! — поприветствовал нас Киф. — Как я вижу, все получилось?

— Да, все получилось, — ответила Селейна. — Давай, меняй нас обратно. А потом мы проводим вас до портала.

Спутники Селейны разместились в креслах, а сама она прошла на середину комнаты и встала напротив Эйвен. Киф достал из инвентаря большой свиток, развернул его так, чтобы он оказался между девушками, и прочел заклинание. По обеим сторонам свитка появились узорные зеленые печати, девушек окутало сияние, и какое-то время крошечные светящиеся зеленые точки отделялись от фигур и впитывались в печати. А потом печати поменялись местами, пройдя через свиток, и исчезли. Сияние погасло тоже.

— Сделано! — провозгласил Киф. — Можем ид…

Остаток фразы поглотил грохот, с которым вылетели оконные рамы и часть стены. Я успел только выставить руки перед собой, чтобы прикрыть лицо.

— «Оковы Тиамат»! — зычно прокричал кто-то, и я понял, что больше не могу пошевелиться. Передо мной повисло оповещение о воздействии обездвиживающего заклинания. Дверь грохнула, распахиваясь во всю ширь. Послышался топот. В пыли, заполнившей комнату, замелькали человеческие фигуры.

— Какого… — начал где-то за моей спиной Марик, но это было все, что он сумел сказать. Раздался глухой стук — словно на пол упало что-то каменное — и почти сразу же послышался второй такой же.

Киф попытался уйти в невидимость, но его выбили из нее и еще кинули под ноги какое-то зелье — он стал задыхаться. Эйвен, Селейна и Тим, как и я, не могли сдвинуться с места. Что было с Боггетом, я не видел, но по возне в пыли и обломках где-то слева понял, что он сражается. Продолжалось это, впрочем, недолго — рыки и ругань Боггета свидетельствовали о том, что его повалили и скрутили.

«Сопротивляйся, — сказал я себе. — Ты же можешь. СОПРОТИВЛЯЙСЯ!»

Напрягшись изо всех сил — так, что заскрипели зубы — я повел рукой, чтобы вытащить оружие. Тут же кто-то резко ударил меня сзади по ногам и, схватив за руки, вывернул их за спиной. Я оказался на коленях. Попытался вызвать в ладонях пламя, чтобы высвободиться. Но тот, кто меня держал, дернул меня за руки вверх, и я, сбившись с каста, взвыл от боли в плечах и ткнулся носом в пол.

Вдруг резкий порыв ветра очистил помещение от пыли, и наконец-то открылась полная картина происходящего. Напавших на нас было не меньше десятка, и по экипировке я узнал отряд Вена. Правда, маг с ними был другой — сухощавый старик с лысым черепом, острыми, плотно прижатыми к нему ушами, зеленоватой кожей и крупным овальным камнем, вдавленным прямо в лоб. Судя по статам, игрок, Гар Син, колдун сто шестьдесят второго уровня. Без труда поддерживая свои «Оковы», он вытащил свиток и заставил его сгореть голубым пламенем. У меня в ушах резко и пронзительно зазвенело. Это было заклинание, полностью блокирующее использование магии — так подсказал мне интерфейс.

Послышались звуки шагов, и в комнату вошло еще трое. Одного я не знал, но одет он был как маг. Двумя другими были Вен и Амир Ди'Асанн. Маскировка больше не скрывала их данные. Более того: Безмирье опознавало их как игроков. Вен был семьдесят девятого уровня, класс — воин, ассасин. Эйр был двести четырнадцатого уровня. Класс не отображался.

— Добрый вечер! — громко произнес Черный Принц на ходу. — Простите за грубость, но мы торопимся.

Он пересек комнату и остановился напротив Эйвен. Перед глазами у меня потемнело. Где-то на полу завозился Боггет, коротким быстрым ударом его заставили угомониться.

Я понимал, что шансы противостоять незваным гостям у нас мизерные. Но я не мог просто стоять на коленях и смотреть на то, что будет делать Черный Принц. Я был уверен, что он собирается убить Эйвен. Я попытался вырваться.

Черному Принцу не пришлось даже смотреть в мою сторону, чтобы отдать приказ. Он бросил короткий взгляд на Вена, и тот, вытащив саблю, приставил ее к моему горлу.

— Не двигайся, — произнес он.

Это не было похоже на угрозу, скорее это была просьба. Но от этого мне было не легче. Гнев и бессильная злость криком рвались из груди. Все повторялось: девушке, которую я взялся защищать, грозила смертельная опасность. А я опять не мог ничего сделать. Я не хотел смотреть на то, что случится. Но и закрыть глаза я не смел.

«Прекрати! — одернул я себя. — Проваленное задание не стоит этого. Боггет прав, Эйвен всего лишь непись. Это не Рида, с ней ничего плохого не случится. Даже если ее сейчас убьют, она возродится, чтобы другие игроки могли взять ее квест…» Не помогало…

Я вдруг одернул себя. Это не должно было помогать. Как ни удивительно, именно в ту минуту я, кажется, случайно обнаружил корень болезни, называемой «проклятьем хиро». Когда воспринимаешь игру всерьез и переживаешь за персонажей, как за настоящих людей, а с ними случается такое, что-то внутри начинает сопротивляться, чтобы ты не потерял рассудок от боли, обиды, страха, беспомощности — или всего вместе взятого. А потом это чувство просто прогрессирует, и через какое-то время ты уже не можешь заставить себя относиться к происходящему как к реальности. Даже если больше всего в жизни хочешь этого. И это — начало конца. Такой ты Безмирью не нужен. Оно не потерпит подобного отношения. Если ты попал сюда, ты обязан жить по-настоящему и по-настоящему все испытывать. Иначе тебе здесь нет места.

Интересно, а что случилось с Боггетом, что у него началось «проклятье хиро»?..

Тем временем Черный Принц встал напротив Эйвен. Она была по-прежнему неподвижна, даже глаза неотрывно смотрели в одну точку. Эйр взмахнул рукой… Сердце у меня остановилось. Но следом за движением принца в воздухе всего лишь появилась целая россыпь панелей, похожих на те, что составляли мой интерфейс. Черный Принц искоса взглянул на меня и улыбнулся, наслаждаясь произведенным эффектом.

— Есть одна девушка, — заговорил он, манипулируя панелями. Те двигались следом за его пальцами, раскрывались, и Эйр стирал на них одни записи и вносил другие. — Я очень хочу, чтобы она стала моей королевой. Но мне еще только предстоит завоевать ее руку и сердце. Один человек сказал, что подарок в виде короны дроу может ей понравиться. И она это подтвердила.

Черный принц утопил какую-то кнопку, и из груди Эйвен, окутанная золотистым сиянием, медленно выплыла изящная корона из темного металла, украшенная гладко отполированными алыми камнями. Эйр взял ее одной рукой, а другой достал из инвентаря серебряную корону с причудливыми зубчиками и ярко блестящими черными и прозрачными камнями и аккуратно поместил ее на место той, что забрал. После этого он смахнул панели, и они исчезли. Черный принц повернулся к Селейне.

— Пожалуйста, прими этот скромный подарок, — сказал он, протягивая ей корону обеими руками. — Пусть он украшает твою голову, ибо меньшее тебя не достойно! — И вдруг, сменив пафосный тон на обычный, он добавил: — Ах, да, ты же не можешь двигаться. Тогда я сам примерю ее на тебя, если не возражаешь.

И он аккуратно надел корону на голову Селейны.

— Ну, на сегодня все! — Черный Принц хлопнул в ладони. — Всем спасибо! Мы уходим!

Клинок Вена исчез в ножнах, руки, державшие меня, отпустили. Я покачнулся, оперся ладонями в пол, но не упал. Наоборот — я подался вперед.

Я не знал, что я сделаю. У меня не было никакого плана — и, если оценить ситуацию здраво, никаких шансов у меня не было тоже. Но после всего, что он вытворил, я просто не мог позволить ему вот так просто уйти.

— Эйр!..

Что-то сильно ударило меня одновременно в голову и грудь. Сильно — но не больно: просто так ударило. Я почувствовал, что откидываюсь назад.

— Тим, хил! — где-то очень далеко заорал Боггет.

А потом настала темнота. Оказавшись в ней, я почувствовал себя сбитым с толку: я словно бы стоял в огромном помещении — настолько огромном, что стен и потолка его не смог бы, наверное, разглядеть даже при свете, — и в то же время я ощущал, что это помещение замкнутое. Если здесь и были двери, они были закрыты. А в темноте передо мной, высотой примерно в мой рост, сияла уже знакомая голубая печать.

Время шло, ничего не происходило, и я решил приблизиться к печати. Я даже протянул руку, чтобы коснуться ее — вдруг это могло что-нибудь повлечь за собой. Но ничего особенного не случилось. Символы были гладкими и прохладными на ощупь, и было странно, что они, вполне материальные, висят в воздухе строго на определенных местах и не падают.

Вдруг я почувствовал что-то странное у себя за спиной. Сначала я даже не понял, что это, но потом все же узнал это ощущение — там стоял ужас, тот самый, что не подпускал меня к воспоминаниям о моей смерти. Но я будто бы каким-то образом прошел сквозь него, даже этого не заметив, и теперь он был не передо мной, а позади меня — стоял темным монолитом. Монолит был не таким уж и большим: если бы я захотел, я мог бы довольно быстро обойти его по периметру. Но я не хотел. Он не был интересен мне. Мое внимание привлекала печать. И как только мои мысли вернулись к ней, я понял, что за ней может быть спрятано то, что я так хотел вспомнить.

Я снова потянулся к печати. На этот раз от моего прикосновения по ней пробежали искры, а потом… Страха не было — была только короткая яркая вспышка. А когда я открыл глаза, оказалось, что я лежу на полу нашей гостиной. В голове немного шумело, но я без проблем сел и огляделся.

— Наконец-то, — устало выдохнул Тим.

Он сидел на полу около меня, его жезл лежал рядом. Камень, укрепленный в навершии, посерел, по нему шла широкая трещина. Следующей я увидел Эйвен. Она сидела на краешке дивана, живая и здоровая, но будто бы немного сонная. Киф сидел рядом, подобрав под себя ноги. Он был пыльный, как вылезший из подвала кот, и слегка шальной, но никаких повреждений у него я не заметил. Селейна сидела в глубоком кресле напротив них. Выражение ее лица было спокойным настолько, что всем, кто когда-либо осмеливался перейти ей дорогу в прошлом или намеревался сделать это в будущем, было лучше самостоятельно завернуться в саван и ползти на кладбище. Боггет стоял позади нее, положив ладони ей на плечи. Его пальцы едва заметно сжимались и разжимались. Разбитая физиономия инструктора уже начала отекать, но более серьезных травм, кажется, не было. Корона дроу валялась на полу у дальней стены. А еще в нашей комнате откуда-то взялись два небольших надгробья с никами «Одиночка777» и «Марик_Черт» и классами соответственно. Вместо дат жизни были обозначены уровни.

— Я его убью, — тихо произнесла Селейна. — Если он действительно игрок, я буду убивать его, пока он не откажется от игры. Если он безмирник, я буду убивать его до тех пор, пока его душа не обратится в прах.

— Он не игрок и не безмирник, — сказал я, поднимаясь. Судя по всему, пробыл я без сознания не очень долго. — Он что-то другое. И у него полная башка причуд.

Селейна чуть повернула голову. Ее взгляд нашел меня и медленно на мне сфокусировался.

— Ты его оправдываешь?

— Нет. Но ведь он не убил нас, хотя мог.

Боггет кивнул.

— Да, тот маг снес тебе ровно девяносто девять процентов здоровья. Ювелирная точность.

— Он нашел способ извлечь корону из Эйвен.

— И при этом посмеялся над нами.

— Для хай-левела это нормальное поведение.

Селейна прищурилась.

— По-моему, ты все-таки оправдываешь его.

— Ты в Безмирье без году неделя и будешь рассуждать, что нормально, а что нет? — возмутился Боггет. Селейна напряглась, и инструктор поспешил взять себя в руки. — Не знаю, Сэм… Но в чем-то ты, пожалуй, прав. У этого типа полно причуд.

— Селейна, что это вообще за история с короной? — спросил я.

Она прикрыла глаза.

— Это было довольно давно, еще до того, как ты вернулся, Сэм. Этот человек нанял наш отряд для выполнения задания. Ничего сложного: прокачка его людей и параллельно добыча ресурсов. Платил золотом, не скупясь, но и не соря деньгами. Он тогда был в маскирующей экипировке, все звали его просто «Эйр», а Вена с ним не было. Я не узнала его. Я же видела его до этого всего один раз, ночью, раненым, мне и в голову не могло прийти, что Эйр и Черный Принц — одно и то же лицо, — она невесело улыбнулась. — Я только сегодня вспомнила, что Арси тоже называл его «Эйр».

Я кивнул — с помощью магии Селейна стала свидетелем разговора, который состоялся между мной и Арси с Веном, когда они решили отправиться к Черному Принцу.

— Пока он находился в нашем отряде, он вел себя очень дружелюбно. Много шутил, дурачился. Заигрывал с девушками, в том числе со мной. Теперь, когда я вспоминаю его поведение, я понимаю, что он уделял мне слишком много времени и внимания, а с другими девушками флиртовал для того, чтобы это не бросалось в глаза. Как-то вечером у костра зашел разговор, дурацкий, как это часто бывает у мужчин, — о том, с помощью каких подарков можно снискать расположение девушек из нашего отряда… Вообще-то, было весело. Маленькая стройная эльфийка, мечтающая о тролльей боевой секире, — это ведь и правда забавно. Когда очередь дошла до меня, кто-то из ребят сказал: «Ей понравится разве что корона дроу, не меньше!» Я тогда улыбнулась и ответила: «Может быть». Я не думала, что кто-то примет это всерьез, тем более Эйр. А то, что он сказал сегодня… — не договорив, она замолчала.

— Может быть, он говорил не всерьез, Селейна.

— Но, может быть, он говорил всерьез. Он такой человек — с ним никогда нельзя быть уверенным, серьезен он или шутит. Теперь я понимаю это.

Я кивнул. Мне это довелось понять немного раньше.

— Ты все-таки спасла ему жизнь, — напомнил я. — Наверное, это произвело на него сильное впечатление.

— Ты тоже спас его жизнь, — возразила Селейна. — Но на тебе он жениться не хочет.

Тут голос подал Киф.

— Да кто б ему позволил.

— Киф, ты пугаешь меня, — признался я.

— О-ой, я сам себя пугаю… Простите, я после того элика еще не отошел. Голова гудит, а лечить нельзя… Да и нечем.

Селейна подалась вперед.

— Все, хватит, спасибо. Пусти, пожалуйста.

Боггет приподнял ладони, и она встала с кресла, пересекла комнату и подняла с пола корону, которую сама же, скорее всего, и отправила в полет.

— Если он серьезен в своих намерениях, меня ждет непросто будущее, — сказала она, рассматривая изящную работу с металлом и камнями. — Такие люди, как Эйр, обычно добиваются своего.

— А как же Эрон? — спросил я. — Разве ты не можешь рассчитывать на него?

Селейна посмотрела на меня.

— Сэм, Эрон игрок. Мы оба знаем, что это значит, — она убрала корону в инвентарь. — На вас я могу рассчитывать в полной мере. А на него — нет. То, насколько мы с ним близки, не имеет значения. Он никогда не будет воспринимать происходящее здесь достаточно серьезно.

Я снова был вынужден с ней согласиться. Я и сам уже столкнулся с тем, что игроки могут оказаться легкомысленными, необязательными, чересчур жадными, могут и помочь, и отказать в помощи без особых на то причин или попытаться убить тебя просто ради развлечения. В этом не было ничего странного: для них ведь это была не настоящая жизнь, они приходили в Безмирье развлекаться, и мы были не вправе требовать от них серьезного отношения. Вон, Лэнди до сих пор не появился… Смешно сказать: я даже немного беспокоился о нем. А еще я испытал прилив гордости — все-таки Селейна между нами и игроками выбрала нас. И пусть сейчас она большую часть времени проводила с отрядом Эрона, связь между нами не разрушилась.

Вдруг в коридоре снова послышался топот, и в гостиную ввалились Марик и Одиночка. Оба были в экипировке, но она уступала той, что была на них прежде.

— Всем привет, мы вернулись! — бодро поздоровался Марик. — Блин, меня так даже мобы в песочнице не выносили! Где тут мое надгробье?.. Вот не взял бы я элитку, сейчас бы ты подобрал мой кокон, не надо было бы сюда переться.

— Или твой кокон подобрал бы кто-нибудь другой, — сердито ответил Одиночка.

Оба почти одновременно приложили ладони к надгробным камням, оставшимся на месте их гибели, — те сразу исчезли — и принялись менять экипировку.

— Прости, Селейна, — сказал Марик. — Мы лузеры. Но вы каким-то образом квест все-таки не слили, я смотрю?

Селейна улыбнулась. Улыбка была неискренней.

— Да, все в порядке. Можно сказать, мы разошлись миром. Пойдемте к порталу.

Выйти из гостиницы теперь можно было, не таясь. Но это почему-то не радовало меня. Сопровождая Эйвен, мы всей нашей большой, позвякивающей железом компанией проследовали к одной из площадей, посреди которой сиял голубой портальный круг в изящной золотой оправе. В сумерках это выглядело особенно красиво, к тому же через портал постоянно кто-то уходил и приходил. Вообще, несмотря на поздний час — а может быть, наоборот, благодаря этому — на площади и окрестных улицах было довольно людно. Кажется, такие крупные города, как Гинсенгбург, никогда не затихали полностью.

Эйвен все это время вела себя как ни в чем не бывало. Я специально наблюдал за ней — со стороны все было в порядке. Поэтому я долго обдумывал то, что хочу сказать, и все-таки решился — отозвал Боггета в сторону, заговорил:

— Послушай, Боггет. Если мы вернем ее… такой. Неужели они ничего не заметят? Я имею в виду, не заметят подмены?

Боггет задумался.

— Если я правильно понял то, что сделал Эйр, то да, они ничего не заметят.

— А есть способ это проверить? Извини, может, я зря беспокоюсь, просто…

— Я тебя понял, — инструктор оборвал мою сбивчивую речь. — Ты прав, Сэм.

Он повернулся и позвал:

— Эй, Марик! Мы тут с Сэмом поспорили. Квест, который мы сейчас делаем, — как в нем корона дроу вообще выглядит?

— Да я-то откуда знаю? Сейчас посмотрим, — он сделал в воздухе несколько жестов, потом словно нажал на десяток невидимых клавиш. Затем его рука на секунду замерла, после чего снова задвигалась. Мне и инструктору одновременно пришло по письму. — Вот, глядите. По мне, довольно миленькая. Тут еще другие изображения есть, но это с официальной страницы игры. Скорее всего, предмет абгрейдили. Такое бывает, когда авторские права на дизайн нарушаются или разработчикам тупо заняться нечем.

Мы с Боггетом переглянулись. Марик переслал нам изображение той самой короны, которую в Эйвен поместил Эйр. Я улыбнулся.

— Давай поделимся с ними квестом. Пускай сдадут его и получат вознаграждение. Может, при их уровнях им оно и не покажется большим, но все равно так будет правильней.

— Заодно и на портал тратиться не придется, — одобрил нашу идею Киф. За время прогулки он пришел в себя в полной мере, что подтвердила его следующая фраза: — А сэкономленные деньги потратим на еду!

— Тим, что ты думаешь об этом?

Тим пожал плечами.

— Мне все равно. Если с ней точно ничего не случится, я не против.

Я отчетливо ощутил его настроение: мы были в шаге от выполнения квеста, мы выиграли, Эйвен была жива и здорова. Но почему-то казалось, что мы ее все-таки потеряли.

— С ней ничего не случится, — заверил его я. — Эй, Марик, а вы с Одиночкой за нас квест сдать не хотите?

Марик выразительно изогнул бровь.

— В смысле? А награда? А экспа? Вам же меньше достанется.

— Да фиг с ней. Вы же со смертью часть опыта потеряли.

Одиночка наморщил лоб.

— Да немного совсем. И вообще, мы же не за оплату договаривались — так, по знакомству помочь.

— Тогда считайте, что это наша просьба, — сказал Боггет и посмотрел на Селейну.

— Я сдам, идите, куда вы так торопитесь, — сказала она. — Заодно посмотрю на столицу дроу, давно хотела ее увидеть.

«Внимание! Отныне Эйвен, наследницу клана Аэстер, защищает игрок Селейна».

— А я согласен, — казал Марик. — Опыт лишним не бывает!

«Внимание! Отныне Эйвен, наследницу клана Аэстер, защищает игрок Марик_Черт».

— Марик, не хорошо малышей обижать, — укорил его Одиночка.

— Это они-то малыши? Ладненько! Но, может, я и сам еще не взрослый!

Селейна повернулась к нам.

— Мы пойдем.

— Спасибо, Селейна. Еще увидимся.

И они вошли в портал, забрав с собой Эйвен. Я попытался поймать на прощание взгляд ее серебряных глаз, и мне это удалось. Но во взгляде Эйвен не было ничего особенного. Она лишь улыбнулась мне мило, но невыразительно и исчезла в голубом сиянии.

— А я думал, ты захочешь взглянуть на город дроу, — сказал Боггет.

— Они ведь живут в подземельях, да? Что-то мне туда не хочется.

Мы уже собрались покинуть площадь, как вдруг портальный круг засветился ярче, и из него звенящей и гомонящей волной высыпало несколько десятков игроков в голубых плащах и накидках с одним и тем же символом — белым кругом, внутри которого, деля его на одинаковые секторы, остриями к центру сходились четыре белых стрелы. Площадь мгновенно оживилась.

— Это «Целестион»!..

— Смотрите, это же клан «Целестеон»!..

— Круто! Топы!..

— Да они же только что из рейда!..

— Вау!..

Между тем игроки все прибывали. Уровни у них были от сто сорокового и выше, оружие и экипировка внушали уважение. Игроки рассредоточивались по площади, и повсюду сияли улыбки и звучали радостные голоса — кто-то уже хвастался подвигами, кто-то демонстрировал трофеи. Воины вернулись из рейда явно победителями, и их поклонники нетерпеливо требовали новостей. Особенно плотная их группа окружила лидера, стоявшего вместе со свитой и знаменосцами. Это был паладин триста четырнадцатого уровня по имени Северозар — белокурое божество в сияющих серебряных доспехах с изысканной белой гравировкой, на полторы головы выше самого высокого игрока из тех, что были на площади, и, кажется, шире в плечах даже тех, кто принадлежал к расе троллей. Шлем паладин держал в руках, из-за его плеча виднелась рукоять роскошного меча. Поверх его доспехов тоже был плащ, но цвета на нем располагались наоборот: сам плащ был белым, а круг и стрелы — голубыми.

Если бы я не поддался настроению толпы и не впал бы в благоговейный трепет, разглядывая отряд высокоуровневых игроков и его сияющего лидера, я бы заметил, что Боггет тянет меня за локоть. Но когда я наконец обратил на это внимание, было поздно. Что-то кому-то говоря и между делом оглядывая толпу своих почитателей, юный бог заметил нас. Лицо его на секунду застыло. А потом он медленно двинулся в нашу сторону.

Толпа расступилась, освобождая ему дорогу. Паладин смотрел так, что ошибиться было невозможно — он шел именно к нам. Я оглянулся на своих спутников. Тим недоумевал, как и я. Киф, как всегда, с любопытством ждал, что же будет дальше. А Боггет стоял с таким лицом, будто бы под ним сейчас были доски эшафота и это палач неторопливо, но уверенно шел к нему, покачивая закинутым за плечо топором.

Приблизившись, паладин остановился. Их с Боггетом разделяло несколько шагов — абсолютно пустое пространство, невозможное при скоплении такого количества народа. Боггет смотрел на паладина снизу вверх и по сравнению с ним казался маленьким и щуплым. Паладин смотрел на Боггета с высоты своего роста и величия. Но вдруг его прекрасное лицо исказила гримаса, отчего он вдруг стал похож на ребенка-переростка, который вот-вот заплачет. Стиснув зубы, паладин прошептал:

— На твоем месте должен был быть я.

«Лучше бы мы пошли провожать Эйвен», — пришло мне в голову.

Боггет отступил на шаг, но игроки позади нас стояли так плотно, что нам было некуда деться.

— Сэм, портал! — крикнул Боггет.

Свиток был уже у меня в руке.

— Стой!

Паладин протянул руку в металлической перчатке, но она схватила воздух. Сияющие пальцы — последнее, что я увидел, перед тем как мы оказались перед крыльцом гостиницы. Боггет немедленно ринулся внутрь. Но вернуться в гостиницу оказалось недостаточно. Боггет встал посреди нашей чудесным образом восстановившейся гостиной, покрутил головой.

— Уходим отсюда. Немедленно. Сэм, покажи свитки порталов. Все, что есть.

Я послушно протянул ему кипу свитков, которыми нас обеспечил Лэнди. Боггет бегло оглядел их, прочитывая описания.

— Отлично, — он вытащил свиток на дальнюю дистанцию. — Значит, так. Собирайте все, что вам может понадобиться, в инвентари. Но не перегружайтесь. Остальное оставьте здесь, никуда не денется.

— А что нам может понадобиться? — спросил Тим. — Мы же не знаем, куда идем.

Боггет поморщился.

— Ничего особенного. Там будет поселение, будут люди. Но в ближайшее время мы не будем жить в гостиницах или на постоялых дворах, — Боггет принялся собирать свою экипировку. — Считайте, что это поход.

— Внезапно! — прокомментировал Киф. Ему ничего собирать было не нужно.

Вдруг мне пришло оповещение — начислился опыт, добавилось денег.

— Селейна квест сдала, — сказал я.

— Ага, — подтвердил Киф.

— Ой, а мне предмет упал в инвентарь! — воскликнул Тим. — Боггет, посмотришь?

Он неохотно поднял голову.

— Что там?

— Перчатки на рогу от тридцатого уровня, — он вытащил их из инвентаря и протянул инструктору. Тот разочарованно нахмурился.

— Мелочь какая.

— Естественно, мы же квест в самом конце приняли — считай, не сделали ничего, — сказал Киф.

— А можно я их Лэнди отдам? — спросил Тим.

— А чего ты у меня-то спрашиваешь? Отдай, если хочешь, твой же дроб, — Боггет покрутил перчатки в руках и вернул их Тиму. — Пусть на аукцион кинет.

— Нет, я имел в виду, можно я отдам их ему совсем? Он как раз тридцатого уровня стал.

— Да делай, что хочешь, я же сказал.

— Вообще-то, он их не заслуживает, — с едва заметной наигранностью заявил Киф. — В квесте с Эйрин он не участвовал. И где только его носит?..

Тим пожал плечами.

— В реале, где же еще. Он же игрок.

В этот момент раздался громкий торопливый стук в дверь.

— Кого еще принесло? — с неудовольствием спросил Боггет.

— Это Лэнди, — ответил я. Он вошел в игру всего несколько минут назад, но успел отправить мне уже три письма. — Пустить?

— Ну, пусти.

Лэнди с шумом ворвался в комнату.

— Простите меня! — воскликнул он прямо с порога. — Никак не мог прийти раньше! Понимаете, у меня две тройки в четверти получилось, по физике и по математике, мне родители вообще запретили подходить к компьютеру, представляете? Я сейчас у Каринки в гостях, она меня пустила… уф… Простите меня, пожалуйста! А вы квест с короной дроу уже сделали, да? Я столько всего пропустил… Ой, а что, вы куда-то собираетесь?

— Да, мы уходим, — сказал я. В общем-то, мы уже были готовы выступать, куда бы Боггет ни намеревался отправиться.

— А можно с вами?

— Нет, — резко ответил инструктор. — И вообще, Лэнди…

На ресницах мальчишки блеснули слезы.

— Ну я же не виноват! Так получилось! Что я должен сделать, чтобы вы меня простили? Скажите! Я все сделаю!

Мне стало неловко за их обоих.

— Да не надо ничего делать! — Боггет нахмурился, но, пожалев Лэнди, добавил: — Пока. Просто какое-то время тебе лучше держаться от нас подальше. И если кто-то спросит, не болтай много. Да, играл с нами, да, сделали вместе пару квестов. И все. Ничего необычного ты не заметил. Никаких контактов с нами у тебя нет. Понял? Это для твоего же блага.

Опешивший Лэнди неуверенно кивнул.

— Но хоть переписываться-то с вами можно?

Боггет криво ухмыльнулся.

— А то! Обязанности, которые ты на себя взял, никто не снимает.

Лицо Лэнди озарилось улыбкой.

— Понял! Это что-то секретное? Вы же мне потом все расскажете, да?

— Да, да, расскажем. Ты все понял?

— Да!

— Тогда иди.

— Хорошо!

И Лэнди унесся так, словно опаздывал на свидание. Напускная веселость исчезла с лица инструктора.

— Нам тоже пора, — сказал он. — Уходим.


ЧАСТЬ IX. Геймеры (1)

Глава 39. «Целестион» (1)


— Да, люди у нас часто пропадают, — с гордостью сказал деревенский староста.

Местечко называлось Корогод и было то еще — обширное, но при этом глухое и полузаброшенное. Поля вокруг селения заросли, огороды и сады стояли затянутые бурьяном. Пустующие дома с просевшими и покосившимися крышами попадались даже по центральной улице и хищно чернели окнами. Очагами жизни были постоялый двор, лавка и кузница, но они предназначались для искателей приключений. А чем и как тут жили местные и, главное, зачем они здесь оставались, было непонятно.

Зато локаций для игроков как раз наших уровней в окрестностях было множество, причем на любой вкус. Хочешь — вали ходячих мертвецов на старом кладбище, хочешь — лезь в заброшенные полузатопленные шахты, броди по каменному лабиринту и фармь всяких монстров, хочешь — охоться и добывай ресурсы в ближайшем лесу, буквально кишащем зверьем разной степени причудливости и агрессивности. Можно отправиться в долину с горячими озерами и хищными слизнями, я слышал о ней от других игроков, забегавших в деревню. Но туда мы еще не ходили.

— А что так? — поинтересовался Боггет

— Так это, кровопийцы одолевают, мил человек! — ответил староста. — В развалинах баронского замка обосновались, житья от них нет. Вы, я вижу, люди сильные, бравые. Может, сходите туда, изничтожите эту погань? А мы-то уж в долгу не останемся!

К вампирам мы еще не ходили тоже, хотя болтались тут уже вторую неделю.

— Боггет, они разумные, — напомнил я. — Может, не будем брать этот квест?

— Конечно, не будем. Этот — не будем. Но тут скрытый сценарий есть… — Боггет как лидер группы отказался от предложенного квеста и снова обратился к старосте, забавно подражая его манере речи: — А раньше-то они вас, поди, не трогали?

— Конечно, не трогали! Как им было нас трогать-то? Нас Апия защищала, это божество наше, она при старом капище жила. Но год назад ураган был, идола-то повалило. С тех пор Апия не появляется, и мы без защиты остались.

— А почему вы сами идола не поднимете да на место не поставите?

— Да как можно! — лицо старосты приобрело преувеличенно-испуганное выражение. — На старом капище тогда же чудище завелось — простому человеку не подойти! Но вы, поди, герои. Уж вы-то справитесь. Может, и правда — сходите на старое капище, изничтожите тварь лютую да поставите идола на место? Уж тогда и награда вам будет!

По выражению лица Боггета стало ясно, что нужный квест мы наконец получили. Боггет принял его, и передо мной тоже возникло соответствующее оповещение. На личной карте появился еще один фрагмент — скрытая локация. Довольный староста пожелал нам удачи и оставил нас.

— Прямо сейчас пойдем? — поинтересовался Тим.

— Как хотите. Квест без ограничений по времени, — Боггет оторвал взгляд от интерфейса и посмотрел на нас с подозрением. — А с чего такой вопрос? Лэнди опять пишет?

Мы с Тимом переглянулись. Пока Боггет разговаривал со старостой, мы с ним обсудили все в переписке.

— Не Лэнди. В смысле, Лэнди, конечно, пишет, — мальчишка и в самом деле заваливал меня письмами. Он все еще извинялся, а еще всеми правдами и неправдами пытался выяснить, где мы находимся и не может ли он наконец присоединиться к нам. А вот порадовать меня результатами по поиску информации, которая меня интересовала, он пока не мог. — Но я не говорю ему, где мы, как ты и просил, так что он не доставит нам проблем. Я получил письмо от Марика — одного из тех парней, что были с Селейной, помнишь? Они, когда провожали Эйвен, случайно нашли новое подземелье. Вот, зовут нас в рейд.

— Кого это — нас?

— Всех четверых.

— Когда?

— Завтра вечером.

— И что, вы собираетесь идти?

— А почему бы и нет? — я прямо посмотрел на Боггета. Он не отвернулся, и какое-то время мы буравили друг друга взглядами. Вообще-то, следовало бы потрепать нервы инструктору и посерьезней, но я пока на это не решался.

Боггет нахмурился.

— Тим, Сэм… Мы уже говорили об этом. Мы не можем играть вместе с другими игроками.

Искатели приключений, выбравшие для прокачки эту же местность, уже несколько раз предлагали нам совместные рейды. Боггет был категорически против. Теперь мне было понятно, почему, так скучая без общения с другими игроками, Боггет сторонился их. Он не хотел, чтобы кто-то заподозрил, что с ним что-то не так, и боялся, что его выследит его друг-паладин.

— Они ничего не узнают, — сказал Тим. — Как только мы войдем в подземелье, мы появимся на локальной карте. Я проверял, это работает. А в остальном нас никак не отличить от обычных игроков.

Инструктор нахмурился сильнее.

— Ага. За исключением того, как вы используете навыки.

Тим пожал плечами.

— Пусть думают, что это чит.

— Читеров никто не любит.

— Значит, мы не будем так их использовать. Да, Сэм? Думаю, мы справимся.

Я кивнул. Хмурая гримаса на лице Боггета сменилась выражением недоумения.

— Вы так хотите пройти подземелье вместе с игроками?

Мы снова переглянулись. Тим заговорил:

— Не в этом дело, Боггет. Просто… Как бы тебе объяснить… В общем, нам надоело прятаться.

Теперь инструктор удивился.

— С чего вы взяли, что мы прячемся? Здесь просто отличное место для прокачки — на ваши уровни лучшее из всех, какие я знаю.

— Ты не понял, Боггет, — я взялся разъяснить слова своего друга, хоть и понимал, что Тим сказал именно то, что хотел сказать. Но Боггет, похоже, был еще не готов к такому разговору, поэтому я придал словам Тима несколько иной смысл: — Мы прячемся с тех самых пор, как попали сюда. Не в этот раз, вообще. Мы только и делаем, что пытаемся избежать опасности.

— Ну да, разумеется, — Боггет криво ухмыльнулся и упер руки в бока. У него был вид человека, с которого только что сняли какие-то неприятные подозрения, — и это наши подозрения только укрепляло. — Тогда почему вы постоянно во что-то ввязываетесь?

Я пожал плечами.

— Потому что это интересно. Глупо жить в Безмирье и ни во что не ввязываться.

Усмешка Боггета стала горькой.

— Киф бы тобой гордился.

Над моей головой скрипнула ветка, несколько чешуек коры странного местного дерева со стволом, похожим на змеиное тело, спланировали на землю. Следом спрыгнул магик.

— Вы меня звали? Я пришел!

— Тебя никто не звал, — буркнул Боггет.

— С чего такое недружелюбие?

— Эти, — инстуктор кивком головы указал на нас, — в рейд собрались.

— Ну так да, ты же квест взял. Мне оповещение пришло. Сейчас пойдем?

— Да не в этот! Они с игроками в рейд собрались. Завтра вечером. Говорят, что им надоело прятаться, — он повернулся к нам и, наконец одарив нас взглядом, спросил: — А жить вам не надоело?

Мы молчали.

— Ничего, что вы не бессмертны, как другие игроки? Ты-то, Сэм, может, еще и отреспишься, с тебя станется. А ты, Тим? Так хочешь проверить, сколько у тебя жизней?

— Эй, не кипятись, — примирительным тоном сказал Киф. — Я присмотрю за ними.

— Ты уже один раз присмотрел! — воскликнул Боггет. Но тут же понял, что сказал лишнее, отвернулся, сплюнул, добавил: — Да и я не лучше…

Повисла неловкая пауза.

— До завтрашнего вечера еще много времени, — заметил я. — Может, займемся нашим квестом? А насчет предложения Марика — обсудим позже все еще раз. Может, ты и прав, Боггет.

Он покачал головой.

— Я не собираюсь вам ничего доказывать. Делайте что хотите.

И, повернувшись, он зашагал в сторону околицы.

— На этот раз вы его, похоже, довели, — сказал Киф.

— Это еще кто кого довел…

Состояние Боггета и его намерения нервировали меня не меньше, чем инструктора — наше вызывающее поведение.

— Киф, он слишком сильно боится за нас, — сказал Тим. — Когда мы были в училище, такого не было.

— Но в училище вы и не рисковали каждый день, верно?

— Вообще-то мы с Ридой как раз по специальности подрабатывали — благодаря этому я с тобой и познакомился, — напомнил я.

Киф расплылся в улыбке — похоже, воспоминания о тех деньках доставляли ему удовольствие.

— Это да, это было. Но по-настоящему опасная работа вам предстояла ведь только после выпуска.

— Кому как. Мне — скорее всего. А вот Тим говорил, что собирается стать фитоаптекарем.

— Надо же было что-то говорить, — сказал Тим. — Но теперь-то какая разница? Я маг-хилер, и мне это нравится. Но с Боггетом надо что-то делать. Это начинает надоедать.

Я кивнул, соглашаясь. Тим стал таким взрослым, а я все никак не мог отвыкнуть называть его мальчишкой. Что касалось Боггета, если бы дело было только в его чрезмерной опеке, это было бы полбеды, а то и меньше. Но наш инструктор кое-что затеял — мы все догадывались что. И никому его затея не нравилась.

Следуя за Боггетом, мы вскоре покинули деревню и прошли немного по дороге, больше похожей на зеленый коридор — ветви деревьев с густой листвой смыкались над нашими головами. Затем мы свернули на тропинку, которой еще вчера здесь не было. То есть, она была, но мы не могли увидеть ее, поскольку она была скрыта от наших глаз.

Тропинка привела нас в необычное место. Довольно большая лесная поляна была выровнена и замощена желтыми каменными плитами. Они прилегали друг к другу не плотно — между ними виднелся рыжеватый мох, кое-где пробивалась трава. Площадка была усыпана прошлогодними палыми листьями, сучками и прочим лесным сором, на ее края кое-где наваливались кусты. А посередине лежал сброшенный с постамента идол — колонна с причудливой резьбой.

— Здесь обитает монстр, — сказал Боггет, остановившись у границы скрытой локации. — Противник не очень сильный, всего пятьдесят восьмого уровня, но зато быстрый и может излечивать себя.

— А монстров-помощников нет? — спросил Тим.

— Нет, он один. Точнее, одна. Это женщина-монстр. Ну, сами увидите.

— И как мы будем ее уничтожать? — спросил я.

Боггет ухмыльнулся.

— А вот это вы мне скажите.

Тим поморщился.

— Слишком мало информации.

Боггет развел руками.

— Ну, извините. Без меня вы не имели бы и этого.

Мы с Тимом переглянулись снова.

— Ладно. А урон у нее какой?

Инструктор ненадолго задумался — явно над тем, предоставлять нам эту информацию или нет. Наконец, сжалившись, ответил:

— Физические атаки и магия проклятий. Итак, каков ваш план?

Я повернулся к Тиму.

— Я вызову Флиппа. Монстр должен среагировать на него и появиться. Взглянем на его характеристики. Заодно проверим, насколько улучшилось твое «Постижение».

— И твое, кстати, тоже. Нужно выяснить, какой радиус действия и сила у его атак.

— Думаю, в пределах площадки. Но тут все равно негде спрятаться.

— От магической атаки монстра такого уровня я смогу тебя прикрыть. Может, попробуем выманить его в лес?

— Не стоит. Мы не знаем, как он выглядит. Так что заранее нельзя сказать, легче ему будет передвигаться в лесу или сложнее. К тому же, в лесу могут оказаться другие монстры.

— А как насчет ловушки?..

Обсуждая план, присутствие Боггета мы игнорировали. В течение всего времени, которое мы провели в Корогоде, — между прочим, практически не вылезая из локаций для фарма, — инструктор подталкивал нас к этому. Он сам брал квесты и сам вел переговоры по сдаче добычи, но стоило нам оказаться в какой-нибудь локации, и он практически устранялся из действия. Чаще всего он просто стоял в стороне. Иногда, когда это было действительно нужно, он подсказывал нам, что и как делать. Но так случалось все реже. А иногда Боггет принимался вдруг изливать на меня и Тима потоки информации, относящейся к бою или просто приходившей ему в голову. Инструктор не был таким разговорчивым с того памятного дня, как прочитал нам лекцию об эльфах, окончившуюся рассуждением о Безмирье в целом. Мы сражались и одновременно слушали. Но так тоже бывало все реже. И только идиот не понял бы, что инструктор пытается как можно быстрее вложить в нас все, что знает и умеет сам. Это наталкивало на определенные мысли.

— Подожди, а Кифа нам можно задействовать?

— Давай попробуем обойтись своими силами. Если что, он сам подключится. Так ведь, Киф?

Магик кивнул. Во время схваток он страховал нас и в бои так же, как и Боггет, практически не вмешивался. Благодаря тому, что я и Тим делали основную работу, а распределение опыта в группе Боггет поставил пропорционально участию, за день мы брали по два, три, а то и по четыре уровня. Даже щенок Тима, выслеживая добычу и атакуя ее по мере сил и возможностей, подрос с первого уровня до пятого и превратился в молодую собаку. Дважды монстры убивали ее, но через некоторое время Тим мог призвать ее снова. Ласка была славным, дружелюбным созданием, но ее поведение казалось мне странным: никого, кроме Тима, она как будто бы не замечала. Обычные собаки обнюхивают все подряд, вертятся, отвлекаются. Эта же всегда трусила рядом со своим хозяином, глядя прямо перед собой. Не знал бы я, что это живая собака, сказал бы, что это какая-то удивительная машинка, сконструированная Тимом. Команды она выполняла безупречно.

За минувшее время мы освоили по нескольку новых заклинаний и начали их прокачивать, подстраивая под себя и комбинируя с уже имеющимися навыками. Опытным путем выяснилось, что одновременно пользоваться жезлом и холодным оружием я все-таки не могу — я путался, сбивался с каста или пропускал удар. Но стоило мне отказаться от жезла, как все возвращалось к норме и даже становилось лучше. В конце концов, я осознал, что для работы с магией мне не нужны медиаторы вроде тех, что были у Риды или Тима. Они мне только мешали. А вот голыми руками и силой воли я мог и собирать, и рассеивать магию, и придавать ей форму, и направлять ее, и регулировать ее количество, вливая в то или иное заклинание столько, сколько мне было нужно. Все это можно было делать с помощью интерфейса, как я и поступал вначале. Но с каждой новой попыткой интерфейс мне мешал все больше, и я стал избегать его использования — ведь для того, чтобы нанести удар мечом, простой или усиленный, интерфейс мне не был нужен. В итоге я научился даже выбирать заклинания, не обращаясь к нему. Тим признался, что, хоть он и использует жезл (камень в его навершии был новый, но само оружие вскоре нужно было менять, Тим уже вырастал из него), заклятия тоже выбирает сам, а не с помощью интерфейса. Боггет и Киф порадовались за нас, после чего мой жезл отправился обратно в лавку, а мы купили еще одно заклинание для нашего хилера.

— Значит, договорились. Ну, начинаем?..

Я вызвал Флиппа, выпустил его на круг из плит. Питомец понюхал камни, лизнул их, сделал несколько шагов по площадке и вопросительно осмотрел на меня. Ничего не происходило. Мы с Тимом переглянулись. Я шагнул на площадку, приготовился к появлению монстра. Но монстром больше не становилось.

— Что-то не так, — сказал я, опуская оружие. — Может, здесь нет никакого монстра?

— Подожди, — Тим подошел ко мне. — Ты помнишь предысторию квеста? Староста говорил, что монстр появился после того, как ураганом уронило идол. Местные пытались поставить идол на место, но монстр им не позволял это сделать. Может, все дело в идоле? Вдруг, если мы попробуем вернуть его на место, это вызовет появление монстра?

— Запросто, — сказал я, убирая меч в ножны. Мне на память пришла история о сломанном мосте и призрачном драконе. Сценарии квестов могли в чем-то повторяться.

Я вышел на середину площадки, обошел идол и постамент. Никакой норы, из которой мог бы внезапно появиться монстр, я не обнаружил. Мох и дерн в трещинах между камней были слишком давними, чтобы под плитами скрывался потайной ход. Я наклонился, обхватил каменного идола, намереваясь поднять его и поставить на место. Тут же по верхушкам деревьев пронесся тревожный ветер, превратившийся в сердитое шипение.

— Начинается! — воскликнул Тим.

Я отпустил идола, обернулся и увидел, как на площадке появляется большой кокон из плотного зеленого жгута. Жгут сверху вниз раскрутился, упал на плиты, и перед нами оказался монстр — наполовину женщина, наполовину змея. Кожа у нее была зеленоватая, крупную грудь поддерживали узорные золотистые полумесяцы. Алые волосы двигались сами по себе, закручиваясь в кольца. Скуластое лицо монстра было жутким из-за черных глаз и длинных белых клыков. В описании значилось: Апия, разгневанное божество, пятьдесят восьмой уровень.

Я вытащил меч. Благодаря бафам Тима, проклятий я мог не бояться. Но оставались еще физические атаки.

— Флипп, слева! — скомандовал я, заходя с правой стороны.

Напали мы одновременно. Монстр зашипел, заверещал, из его рта выплеснулось нечто черное, вязкое — визуализированная магия проклятия. Попадая на нас, она начинала сиять и таять. Я замахнулся и ранил монстра в бок. Затем последовала атака хвостом. Я уклонился, Флипп схватил хвост зубами, я рубанул по этой зеленой извивающейся плоти. Брызнула кровь, и я почувствовал, как половину лица обжигает. Тут же появилось сообщение об уроне от химического ожога. Я отскочил в сторону, инстинктивно попытался стереть кровь. Руку обожгло тоже.

— Тим!

— Я вижу!

Жжение стало проходить. Флипп тем временем тряс женщину-змею за хвост. Апия была не очень умным монстром: она продолжала поливать Флиппа проклятиями, которые на него не действовали. Но рана в ее боку начала затягиваться, а хвост, даже надрубленный, не отрывался. Я напал снова, на этот раз пронзив монстру грудную клетку и сразу же добавив удар «Воздушным копьем» — новым заклинанием в моем арсенале. Пришло сообщение о нанесении критического урона. Апия вскрикнула, вскинула руки над собой. Вырвав лезвие меча из ее груди, я пронзил горло монстра. Крик прекратился. Апию окружило желтоватое облако дыма, и она исчезла, оставив на каменных плитах браслет с подвеской, горстку монет и пару мензурок — с кровью и ядом. Флипп растерянно крутил кудлатой головой, явно сожалея о том, что нет останков монстра, которые он мог бы сожрать. Выразительность его поведения была удивительной. Я ни за что бы не променял своего питомца на что-то вроде лайки Тима, даже если бы мне предложили создание в десятки раз сильнее.

— Все? — спросил Тим.

— Нет еще. Надо эту штуку на место поставить, — я убрал меч в ножны и снова двинулся к идолу.

В какой-то момент мне показалось, что сейчас на площадке появится что-нибудь еще и с этим чем-нибудь тоже придется сражаться. Но ничего такого не случилось. Я водрузил идола на постамент, вернулся к Тиму. Вместе мы двинулись к краю площадки. Боггет и Киф, наблюдавшие за нами все это время, ждали нас.

— Неплохо, — расщедрился на похвалу Боггет. — Быстро управились.

Я кивнул — действительно, быстро.

— Боггет, почему ты не сказал, что у нее кровь ядовита? — спросил Тим.

— А я об этом и понятия не имел. На меня кровь этой твари не попадала. Гайда у меня по этому квесту не было, я его сам случайно нашел. И вообще, не привыкайте к тому, что с помощью Лэнди или кого еще можно доставать гайды по квестам. У вас не всегда будет такая возможность. А некоторые гайды пишут такие криворукие лузеры, что по ним только в сортир ходить, и то не факт, что получится. Поняли?..

Остаток дня мы фармили монстров в ближайшей локации. К вечеру вернулись в деревню, сдали квест на идола, отнесли лишний дроб в лавку. Теперь можно было поужинать и завалиться отдыхать. Здесь, в Корогоде, мы, чтобы как можно реже встречаться с другими искателями приключений, жили не на постоялом дворе, а в пустующем амбаре, куда за скромную плату пустила нас одна вдовствующая селянка. Кормились мы у нее же. Вот уже вторую неделю каждый наш день был похож на предыдущий. Но так не могло продолжаться вечно.

— Как думаешь, сегодня? — спросил Тим, когда стемнело.

— Кто знает. Может быть, — я, не стесняясь, зевнул.

— Хочешь, я подежурю первым?

— Давай.

— Эй, нет, — возразил Киф. — На вас обоих смотреть грустно. Первым сегодня дежурю я. Потом ты, Тим. Сэм, утро твое.

— Ладно, — легко согласился я.

— Спасибо, Киф, — произнес Тим.

В общем-то, и я, и Тим слишком уставали, чтобы еще и дежурить по ночам. Нападений мы не опасались. В крайнем случае, мы могли воспользоваться личными комнатами — поскольку жилье мы снимали, они были доступны. Однако мы договорились, что не спустим глаз с Боггета, и пока что справлялись с дозором. Но когда мы были совсем уж ни на что не способны, Киф выручал нас. Замысел Боггета ему не нравился тоже.

Кажется, я только лег на твердый, набитый рогозом матрас, как Киф, склонившись надо мной, шепнул:

— Сэм, вставай. Началось.

Я осторожно поднялся с постели. Нет, я все-таки поспал — чувствовалось, что тело отдохнуло, да и шкала бодрости была полной. Киф отправился будить Тима. Я двинулся к выходу из закутка, служившего нам комнатой.

Стараясь производить как можно меньше шума, Боггет собирал вещи. Несмотря на отсутствие света, руки его двигались точно. О том, что он способен видеть в темноте, я знал давно. У меня, кстати, тоже теперь был такой навык — я обзавелся им, когда мы лазили по шахтам на прошлой неделе. Там же я получил достижение «Водохлеб», дававшее незначительный процент сопротивления водной магии. Да, воды я там нахлебался.

Я недолго постоял в дверном проеме, чтобы убедиться в том, что мы не ошиблись, а потом негромко спросил:

— И куда ты собрался?

Боггет вскинул голову. Глаза его сверкнули.

— Попытаешься меня остановить?

Послышалось шлепание босых ног по деревянному полу. Тим подошел, не скрываясь. Он тер кулаком заспанные глаза. Киф черной тенью стоял рядом.

— Нет. Я просто хочу спросить… — Я оглянулся на своих спутников и поправился: — Мы хотим спросить. Так ли это необходимо?

Боггет молчал. Потом с шумом выдохнул, поднялся.

— Я не знаю. Но я думаю, что так будет лучше.

— Кому? Тебе или нам?

— Всем.

Я кивнул. Если бы я все последние дни не думал о том, как пройдет этот разговор, меня бы сейчас знатно трясло. А так я просто покачал головой.

— Нам нужно серьезно поговорить, Боггет. Если ты все решил, если ты уверен в своем решении — иди. Силой мы тебя не удержим. Но, может быть, есть другой выход?

В темноте вдруг послышался тихий невеселый смех инструктора.

— Все это время я следил за тем, как бы на нас не вышел «Целестион». Оказывается, надо было лучше следить за вами.

— Нет, Боггет. Надо было следить за собой. Так что, мы поговорим?

Он усмехнулся.

— Ну, давайте попробуем. Только… не здесь. Ненавижу это место.

— Тогда зачем ты нас сюда привел? — спросил Тим.

— Потому что здесь нас никто не стал бы искать. Как видите, я не ошибся.

— Хорошо. Но ты все равно решил уйти отсюда. Куда ты хочешь отправиться?

— Домой, — ответил Боггет слишком быстро. Но тут же поправился: — Вэллнер, гостиница. Сойдет?

Несмотря на близость Подземелья Туманных Жриц, а может, благодаря этому, Вэллнер мне нравился. Было бы неплохо сделать этот городок нашей базой.

— Разумеется.

Портал нужной дистанции у меня был. Если бы не было, я попросил бы у Кифа, у него подходящий был тоже.

Всего через несколько минут мы вошли в нашу гостиную. Здесь все было так, как мы и оставили. Хотя я понимал, что Боггет под словом «дом» подразумевал нечто другое, я почувствовал себя именно дома. И не я один: всей нашей компании стало спокойнее.

За окнами было темно, в комнате горел уютный желтоватый свет. Потрескивая, играло пламя в камине. За окнами мела метель, в трубе завывал ветер. Боггет заказал вина, устроился в своем любимом кресле. Игра света и тени искажала черты его лица, делала их резкими, ломаными, как у старой куклы из потрескавшегося дерева.

— Извини, что не дали тебе сбежать, — разливая вино, сказал я. — Но ты не отделаешься от нас так просто.

Он улыбнулся.

— Простите. Я не придумал ничего лучше.

— Объясни, в чем проблема, и, возможно, вместе мы придумаем что-нибудь еще, — предложил Киф.

— Возможно?

— Скорее всего.

— Киф… — На скулах Боггета заиграли желваки. — Вот кто-кто, а ты уж точно уже давно должен был сообразить, в чем дело.

— Я сообразил. Ты и тот паладин в навороченных доспехах — вы из одного мира. И он знает, что ты безмирник. А сам он обычный игрок. Ты, вероятно, все это время прятался от него. Но вот вы случайно столкнулись, и он тебя узнал. Это все сообразили, Боггет.

— Вот оно как? Ясно… Что ж, к этому могу добавить, что Севка, то есть Северозар, когда-то был моим лучшим другом. Да, он игрок из мира, где я жил раньше. И в общем-то, он прав: он должен был быть на моем месте.

Боггет замолчал. Стало понятно, что сам он больше ничего не скажет.

— Он глава клана? — спросил я.

— Да, клан «Целестион», сейчас это третий клан в общем рейтинге. Возможности колоссальные. Так что, если он хочет меня найти, рано или поздно он меня найдет.

— А он хочет тебя найти?

Боггет опустил голову. Его руки до хруста стискивали подлокотники. Хрустело дерево, а не пальцы.

— Не знаю. Раньше хотел. Сейчас… Может, да, может, и нет. В любом случае, нельзя допустить, чтобы Севка понял, кто вы такие.

Речь шла в первую очередь обо мне и Тиме. Но Боггет имел в виду Рейда и Селейну тоже. А может быть, он думал и о Кифе.

— Почему?

Пальцы Боггета сжались еще сильнее. По одному из подлокотников пошла трещина.

— Потому что на моем месте должен быть он. Не я — он должен был стать безмирником. Но когда мы оба еще жили в нашем мире, никто из нас не верил, что такое возможно. Это не было даже легендой. Так, выдумка, сказка. О таком только в книжках пишут. Но когда это случилось со мной и Севка получил подтверждение, что такое возможно… Я не знаю, как далеко он способен зайти. Но вывернуть любого из вас наизнанку, чтобы узнать, как перейти из одного мира в другой, — запросто.

Я не стал спрашивать, что именно случилось. Я спросил:

— Мы можем чем-нибудь помочь?

Боггет покачал головой — нет, мол. Киф подошел, сел на пол у его ног и снизу вверх заглянул ему в глаза.

— Не понимаю, в чем проблема, Боггет, — заговорил он. — Безмирье огромно. Даже третьему в местном топе клану не хватит ресурсов, чтобы найти одного человека, если тот вздумает скрыться. Особенно если он не отображается на общей карте. Не хочешь уходить далеко — можем найти локацию поукромней. А то и вовсе рванем в Поднебесья, покатаемся на летающих островах. Им, — он кивком головы указал на меня и Тима, — интересно будет. Я и сам давно там не был. Или отправимся в Бездну, там тоже есть что посмотреть. Твой приятель замучается гоняться за нами. А если он будет настойчив, то можно сменить и территорию, — последнее слово Киф выделил особой интонацией.

— Ты смеешься? Куда я их потащу — в Зону? Или, может быть, в Метро? Да они здесь только-только обвыклись! Поднебесья — крошечные закрытые локации. Если нас там обнаружат, мы никуда уже не денемся. А к Бездне, если твой уровень ниже стосемидесятого, не стоит и приближаться.

Киф пожал плечами.

— Уровни можно поднять — до Бездны еще добраться надо, по дороге и прокачаемся. Среди Поднебесий есть довольно большие куски, я бывал на таких. А другие территории — ну, их освоение не должно быть проблемой. Скорее наоборот. Тому, кто разобрался в здешнем Безмирье, проходить другие территории легче. Условия игры меняются, но механика мира остается той же. Думаю, ты все усложняешь, Боггет.

Инструктор покачал головой.

— Это не ваши проблемы. Пока Севка не знает, кто вы такие, ему нет до вас никакого дела.

— Мы и дальше можем выдавать себя за обычных игроков, — сказал Тим. — Так же, как делали это раньше.

— Не выйдет. Даже Лэнди сообразил, что мы не простые игроки.

— Это недоказуемо.

— Скажешь это, когда тебя прирежут и ты не отреспишься.

Тим пропустил грубость Боггета мимо ушей.

— А как насчет того, чтобы попросить защиты у другого клана? Этот «Целестион» всего лишь третий. Значит, есть еще два клана, которые его превосходят. Но не обязательно, чтобы это был более сильный клан. Нам подойдет и достаточно сильный, разве нет?

Инструктор снова покачал головой.

— Не подойдет. Клан полезен игроку, но и игрок должен быть полезен клану. Какова цель обычного игрока? Поднимать уровень, улучшать свой персонаж, добиваться результата любым способом. В клане он может быстрее прокачиваться, получать прибавки к характеристикам от членства и клановых достижений, рассчитывать на поддержку сокланов. Но он платит налог и должен участвовать в выполнении заданий. Для игрока смерть во время рейда — это нормально. Но нам погибать нельзя. Мы хотим приключений, но не хотим умирать — а это не честно. С точки зрения игроков, я имею в виду. Игровая смерть — это прежде всего потеря опыта и посмертные дебафы. Так почему одни игроки должны рисковать и защищать других, чтобы те не умирали? Понимаете, о чем я?

Мы дружно покивали.

— Вообще-то, существует режим игры, при котором игрок не имеет права умирать, — продолжал Боггет. — Он называется «Без сохранения». Если игрок погибает, характеристики его персонажа сбрасываются до стартовых. Квесты обнуляются, из инвентаря исчезает все, кроме легендарных привязанных вещей, если такие были. Некоторые игроки выбирают этот режим, чтобы игра казалась им более сложной и вызывала больше эмоций. Мы можем выдавать себя за игроков, которые играют в таком режиме. Но мы не сможем выставить в качестве условия вступления в клан нашу защиту от игровой смерти. Никакой клан не примет нас на таких условиях, разве что крафтерами или социалами. А это означает поставить крест на нашем нынешнем образе жизни. И потом, отношения между игровыми кланами — это не соревнование в силе. Это политика. Разделение зон влияния, дипломатия, распределение доходов. Если одному клану будет выгодно выдать нас другому, он это сделает.

— А неигровые кланы? Такие существуют?

— Иерархии местных? Да. Но чтобы внедриться в них и получить необходимую защиту, нужна прорва времени — в основном, на выполнение соответствующих квестов. И это не надежная защита.

Тим кивнул, принимая аргументы Боггета. На какое-то время воцарилась тишина. Инструктор обвел нас взглядом.

— Ну, что, теперь понимаете, что у меня только один выход? Если я уйду, может, «Целестион» и решит, что вы обычные игроки.

Я невольно усмехнулся.

— Как ты и сказал Лэнди? Мол, играли с ним, сделали вместе пару квестов, ничего странного не заметили, никаких контактов не осталось. И, главное, это все для нашего же блага. Верно?

Боггет серьезно кивнул.

— Так не пойдет. Можешь говорить что угодно, но мы тебя не бросим.

— Сэм… Это не разумно.

— И что? Зато правильно.

Боггет усмехнулся тоже.

— Может быть… Но я того не стою, Сэм. Это мое дело. Мои проблемы. И я должен…

— Единственное, что ты должен, это хорошенько пораскинуть мозгами. Не забывай, мы безмирники. Мы не можем столкнуться с задачей, у которой нет подходящего нам решения. Ты сам говорил это. Если мы пока не видим нужного решения, значит, мы плохо смотрим. И вообще, я не понимаю, почему мы еще не обсудили самый простой вариант.

Боггет посмотрел на меня с удивлением.

— Какой?

— Возвращение в наш мир. Конечно, не насовсем. Но расхождение во времени даст нам возможность затаиться и еще раз все обдумать.

Удивление Боггета было таким глубоким и искренним, что он стал похож на сову, разбуженную посреди бела дня.

— А ведь действительно, Сэм. Твой навык. Я совершенно забыл о нем… — лицо инструктора вдруг исказила гримаса отчаяния. Он схватился руками за голову. — Я забыл, Сэм! Понимаешь? Понимаешь?..

Стиснув пальцами волосы, Боггет скорчился и тихо-тихо заныл. Это было жутко: инструктора словно ударили под дых и он, хоть и выдержал удар, пытался справиться со вспышкой боли, разливавшейся по всему телу. Я подошел и положил руку ему на плечо.

— Я понимаю. Успокойся, Боггет. Я понимаю, о чем ты.

— Сэм, в чем дело? — спросил Тим. Он был явно напуган. В ответ я только качнул головой — мол, не сейчас.

Киф поднялся с пола, плеснул в кружку вина, досыпал в него какого-то порошка из своих запасов, разогрел в углях камина и, обернув полотенцем, сунул Боггету.

— Пей. От тебя в таком состоянии никакого толку.

Инструктор кивнул. Ладонью, все еще лежащей у него на плече, я чувствовал, что его трясет.

— Согрей для меня вина тоже, Киф, — попроси я. — Мне понравилось то, какое мы пили в прошлый раз, помнишь?

— Это называется глинтвейн. Сейчас сделаю. Думаю, подходящие специи на кухне найдутся.

— Может, там найдется и какая-нибудь еда? — спросил Тим. — Простите, но я, кажется, хочу позавтракать. Здесь же зима сейчас, светает поздно. Может, уже наступило утро?

— Странно, что это говоришь ты, а не Киф.

— Зато я об этом думаю!

— Кстати, я бы тоже не отказался от какого-нибудь бутерброда. Киф…

— Я ушел!

Магик испарился. За время этого простенького разговора Боггет вылакал половину порции зелья, приготовленного Кифом, и немного пришел в себя.

— Можем уйти хоть сейчас, — сказал я. — Киф поймет. Захочет — пойдет за нами, ты знаешь, он на это способен. Не захочет — останется здесь. Он сможет о себе позаботиться. И он сообразит, что мы не обидимся на него, если он решит остаться.

Боггет покачал головой.

— Если я забыл о твоем навыке, я мог забыть и что-то еще, Сэм. Что-то важное.

— Как хочешь. Тебе решать.

Инструктор посмотрел на меня, затем перевел взгляд на Тима.

— И вы готовы отказаться от Безмирья ради… ради…

Закончить фразу смелости у него не хватало. Я пожал плечами.

— Наш мир не так уж отличается от Безмирья. Кроме того, я же сказал, не обязательно возвращаться насовсем. А еще…

Вот тут уже у меня не хватило смелости поделиться одной своей очень смелой мыслью. Но, на мое счастье, делать этого и не пришлось.

— Вы ненормальные! — воскликнул Киф, вспыхнув в воздухе, словно черное пламя. В одной руке у него была бутылка вина и кулек с чем-то, в другой корзинка с собранной второпях снедью: с одной стороны торчал пучок зелени и краешек каравая, с другой — ножка индейки. — Из-за какого-то одного паладина вы готовы бросить Безмирье! И меня! Да я после такого с вами едой делиться не буду!

Боггет откинулся на спинку кресла, запрокинул голову. Пустую кружку, все еще обернутую полотенцем, он держал на коленях. Взгляд инструктора плавал.

— А ведь это тоже выход, — произнес он вдруг, ни к кому не обращаясь. — Если меня не станет, не станет и проблемы.

Повисла напряженная пауза.

— Я мог бы уйти в какой-нибудь другой мир, где меня никто никогда не найдет. Или я мог бы просто исчезнуть…

— Киф, что ты ему дал? — спросил я.

— Успокаивающее зелье, — ответил магик как ни в чем не бывало. — А еще порошок правды. Я хотел знать, что у него на уме на самом деле.

Боггет, казалось, не слышал нашего разговора. Он странно, жутковато улыбался.

— Что с ним происходит? — шепотом спросил Тим.

— Это называется «проклятье хиро», — ответил Киф. — Не переживай, он придет в себя.

— Я не могу не переживать! Я же ваш хилер. Если это лечится…

— Это не лечится. По крайней мере, не так, как умеешь ты.

— А как? Ты знаешь?

Киф покачал головой.

— Знал бы — давно бы помог ему.

— Боггету?

— И Боггету тоже… — Киф вдруг повысил голос и четко спросил: — Эй, Боггет, ты понимаешь, что можешь умереть окончательной смертью?

— Да, — спокойно ответил инструктор.

— Ты хочешь этого?

— Нет.

— Ты хочешь навсегда покинуть Безмирье?

— Нет.

— Ты хочешь бросить Сэма и Тима?

— Нет.

— Ты готов сражаться за то, чтобы остаться в Безмирье со своими друзьями?

Улыбка Боггета стала шире и перестала быть жуткой. По тому, что взгляд его обретал осмысленность, я понял, что действие зелья заканчивается.

— Да. Разумеется. Киф… Я тебя за это убью.

Магик повернулся к нам. Он улыбался во весь свой хищный рот.

— Ну, теперь, думаю, нам всем будет проще.

Боггет резко выпрямился.

— Киф, ты не жилец.

— Да пофиг! Зато теперь мы знаем, к чему стремиться. Определиться с целью — это главное. А способы ее достижения — это уже дело десятое.

— Спасибо, Киф, — сказал я и перевел взгляд на инструктора. — Извини, Боггет.

Тот тряхнул головой.

— Ладно… Будем считать, я это заслужил. Что теперь?

— Завтракать, — уверенно заявил Киф.

Метель за окном утихла. Стало видно, как занимается поздний зимний рассвет. Вскоре стало светло настолько, что можно было погасить свет. Все успокоились, и я счел возможным напомнить:

— Марик ждет нашего ответа.

Боггет нахмурился.

— Насчет рейда завтра вечером? То есть, уже сегодня.

— Да.

Боггет вздохнул. Он чувствовал себя неловко, трудно было не замечать этого. Но ничего было уже не исправить, и ему оставалось только продолжать играть свою роль.

— Я высказал свое мнение. Но вы, насколько я понял, с ним не согласны.

Мы переглянулись.

— Я хотел бы поучаствовать, — сказал Тим. — Хотя бы ради того, чтобы понять, каково это вообще и сможем ли мы вести себя так же, как обычные игроки.

— Я думаю, мы могли бы рискнуть. А для разнообразия позовем с собой Лэнди.

— Я тоже за! — воскликнул Киф.

Боггет посмотрел на него.

— Насчет тебя, тощий, я и не сомневался. Что ж… Трое против одного. Нечестно. Хотя, может, вы и правы.

— О чем ты, Боггет? — спросил я.

Инструктор осклабился — так весело, злобно и так знакомо, что у меня отлегло от сердца.

— Пожалуй, мы действительно слишком долго прятались.


Глава 40. Рейд


На площади перед стационарным порталом в Гинсенгбурге было людно, хотя и не настолько, как было, когда сюда прибыл «Целестион». Игроки, собравшиеся около золотистого кольца с голубой мембраной, не привлекали внимания других искателей приключений, переходивших площадь. Их было всего около пятнадцати, и было заметно, что они рады видеть друг друга. Люди, эльфы, оборотни, тролли, полутролли и существа других рас, одетые ярко и разнообразно, сбившись в небольшие кучки, вели оживленные разговоры. Уровни игроков располагались в диапазоне от пятьдесят пятого до семидесятого, но было и несколько высокоуровневых. Время отправления еще не пришло, но, насколько можно было судить по членам отряда Эрона, все ждали начала рейда с нетерпением.

Как только мы появились, Марик тут же заметил нас, махнул рукой и подбежал.

— Рад, что вы все-таки пришли! — сказал он. — О, с вами еще один?

— Привет! Я Лэнди, — представился наш маленький рога. — Да, я с ними. Можно?

— Можно, разумеется!

— Марик! Марик, черт! Черт тебя подери! — К нам спешил высокий худощавый парень в длинном синем балахоне. Волосы у него торчали в разные стороны, круглые очки съехали на переносицу. — Что ты творишь? Какое «можно»? Меня бы спросил сперва! Рейдом кому командовать?

— Тебе, — спокойно ответил Марик. — Я же предупреждал, что в составе может быть еще одна пятерка.

Парень поправил очки, строго посмотрел на нас. Ник у него был Санька Борзый. Чародей, сто двенадцатый уровень.

— Что-то я не соображу никак. Вы вообще кто такие?

— В каком смысле? — спросил Лэнди. — Я рога.

— Это я вижу. Я про остальных!

— Я тоже рога, — бодро ответил Киф. — Эти двое милишники, а Тим наш хилер.

— То есть, вы уже сыгравшаяся пятерка? А за дамаг у вас кто отвечает?

— Все помаленьку, — уклончиво сказал я. Санька прищурился.

— Откройте доступ к статам и скилам.

Какое-то время он изучал новую информацию.

— Гибридники… Ладно. Давайте договоримся так. Я включаю вас в рейд, но я вас не знаю, так что внутри группы сами решайте, кто что делает. Координатором кто у вас будет?

— Я, — ответил Боггет. Мы с ним договорились: он руководит группой, я страхую. Я должен был постараться, чтобы не подвести его. — Кидай приглашение.

Очкарик кивнул и углубился в интерфейс. Я получил предложение присоединиться к рейду, дал согласие. В этот момент на площади раскрылся персональный портал, и из него в сопровождении какого-то игрока-латника выпорхнула Селейна. Ее появление встретили радостными выкриками. Санька повернулся на сто восемьдесят градусов.

— Ты тоже идешь?

— Ага! Раз идут мои друзья, как я могу остаться в стороне?

Очередная вспышка — очередной портал. На площади появился Эрон в компании игрока-полутролля со здоровенной дубиной и девушки в мантии мага.

— Селейна! — закричал Эрон. — Я кому говорил…

— Я прослушала! — задорно отозвалась девушка под всеобщее улюлюканье.

— О, тяжелая артиллерия прибыла! — заметил Марик. — Все, за рейд можно не волноваться. Эти что угодно вынесут.

Санька Борзый взвыл.

— Да что вы творите такое! Я стратегию два дня разрабатывал! Она на три пятерки, а не на двадцать пять человек!

Эрон вразвалочку подошел к нему и хлопнул по плечу.

— Ну, придумай что-нибудь еще. Ты же спец по импровизациям.

— Залог успешной импровизации — тщательное планирование!

Эрон только усмехнулся.

— Привет, ребята. Не обращайте внимания на истерику этого парня, он отличный стратег. Можете на него положиться. Вы же идете с нами, я правильно понял?

— Да, — ответил я.

— Отлично, — Эрон повернулся и оглядел свой отряд. — Значит, все в сборе. Отправляемся!

Игроки потянулись к порталу, мы двинулись вместе с ними. Координаты пункта назначения были заданы заранее. Прямо с площади мы попали в пещеру, огромную и очень светлую, но, по сути, оказались посередине другого города. Передо мной появилось оповещение:

«Внимание! Вы находитесь в городе расы дроу Арракон! Внимание!

Город Арракон — это обычная зона! Будьте внимательны! Добро пожаловать!»

— Мы все-таки попали сюда, — сказал Боггет.

Город был серым, и в первые мгновения мне показалось, что здания вокруг сделаны из того же материала, что и осиные улья, — пористого, волокнистого и такого же хрупкого. Сходство усиливали плавные линии построек, их вытянутые, каплевидные формы и причудливое расположение (многие были выстроены на узких уступах скальной породы или крепились прямо к потолку). При этом постройки украшали лестницы и галереи. Окна были или круглыми, или стрельчатыми, какие-то из них были забраны резными решетками. От площади, на которой мы стояли, расходилось несколько дорог, и одна вела к единственному зданию со строгими геометрическими очертаниями, выстроенному из черного камня. Судя по всему, это был храм. Другая дорога вела к особенно причудливому многоярусному сооружению — вероятно, дворцу. Среди домов и на стенах пещеры виднелись деревья — точнее, белые древесные скелеты, ветви которых были облеплены розово-лиловой искрящейся пеной, напоминавшей плесень или грибок. Что касается местных жителей, то все они были похожи на Эйвен: стройные, невысокого роста, с металлически-серой кожей и светлыми волосами. Их одежда отличалась от той, что носили жители на поверхности, яркими, насыщенными цветами и свободным покроем. Но стоило только присмотреться ко всему вокруг повнимательней, и сквозь причудливый пейзаж проступили обычные реалии Безмирья. Работали лавки, гостиницы, харчевни. Игроки разных рас в соответствующих классам одежде и экипировке спешили по своим делам. На одном из зданий, располагавшихся на площади, можно было заметить вывеску гильдии искателей приключений — «Паучье логово».

Пока я крутил головой, рассматривая город дроу, к нам подошел игрок-маг.

— Опаздываете! — сказал он и открыл еще один магический портал. Экспедиция устремилась в него.

На этот раз в месте, где мы очутились, было довольно темно. С непривычки я смог различить только слабо светящееся сиреневое пятно неправильной формы.

— Свет! — скомандовал Санька.

Несколько магических огней осветили низкую пещеру, вход в одно из ответвлений которой и был закрыт сиреневой пленкой. На свету, пусть и не ярком, сияние ее поблекло.

Из какого-то укромного уголка нам навстречу вышел рога восемьдесят первого уровня.

— Опаздываете, — он широко зевнул. — Эрон, с тебя премиальные… Эрон, а ты что здесь делаешь? Ты же не собирался идти.

— Я передумал, — он оглянулся. — Тут много кто передумал.

Рога покачал головой.

— Уровень данжа шестьдесят пять плюс. Для вас маленький. Скучно будет, и опыт порежут. Хотя, конечно, ваше дело. Все, я ушел!

И рога исчез во вспышке личного портала.

— Все на месте? — осведомился Санька. — Каркуша, идете первыми. Людоруб, твоя группа за ними. Эрон и Боггет, со мной. Ромыч, замыкаешь.

Каркуша была белокурой девицей-копейщицей в доспехах, больше похожих на нижнее белье. При этом на ней был шлем и кованые сапоги. Людорубом звали здоровенного тролля, вооруженного секирой. Ромыч был рослым рыжим парнем с мечом, закинутым за плечо. Чем-то он напоминал мне Рейда.

— Принято! — отозвался он.

— Готовы? Вперед!

Сиреневая пленка лопнула, авангард ринулся в открывшуюся пещеру. Второй отряд последовал за ним.

— Каркуша, доклад!

— Проход чистый! — Голос девицы раздавался так, словно она стояла рядом с нами. — Дальше пещера с руинами города дроу… Граница локации. Мобы, много, но только на карте, так не видно. Неподвижные, не агрятся… Стоим, ждем вас!

— Идем!

Довольно скоро мы нагнали оба отряда. Граница локации была обозначена тонкой сиреневой линией. За ней лежали руины города дроу — теперь можно было убедиться в том, что их строения все-таки из настоящего камня.

«Славный искатель приключений! — значилось на оповещении, появившемся передо мной. — Знай: ты стоишь перед Нед-Рооном, древним поселением дроу. Когда-то здесь кипела жизнь, но однажды из недр скалы пришло зло, погубившее всех жителей. Ныне это место проклято. Будь осторожен! Пусть все жители поселения погибли, души их не обрели покой, а древнее зло до сих пор таится среди руин! Но тех, кто сможет совладать с ним, ждет награда! Удачи, славный искатель приключений!»

— Зомби, — сказала девушка-маг, состоявшая в пятерке Эрона. — А в качестве босса локации какой-нибудь демон с магией земли и сильной физикой.

— Простенько и со вкусом, — отозвался какой-то рога. — Но тут должна быть уйма квестовых предметов. Что с дробом?

— Как всегда, делим цену на вес и гребем все, начиная с установленного значения, — ответил Эрон. — Борзый, ты там что, уснул?

— Мне не дают покоя обозначенные на карте мобы, — ответил маг. Я понимал, о чем он говорит: на открывшемся кусочке карты виднелось полукружие красных точек, совпадавших с границей города. Но среди камней ничего не было видно. — Бесит, когда нет визуализации.

— Забей. Что бы это ни было, мы все вынесем.

— Конечно, вынесете! Кто бы сомневался! Зачем вы вообще пошли? Переростки!

Эрон осклабился.

— Это же новый данж. Когда мы его зачистим, дроб крутой будет. И наши имена на стеле в центре — красота же. Ну, что, двинули?

— Стой. Каркуша, вперед.

Девушка переглянулась со своими соратниками, и пятерка выступила вперед. Маг отряда поднял вокруг остальных защитные печати. Авангард пересек линию города. Короткий вскрик пронесся под потолком пещеры.

— О, где-то побочный квест есть, — заметил один из игроков.

В этот момент камни впереди зашевелились, стали сползаться в кучки, соединяться. «Пещерный роулинг, — прочел я в появившемся описании. — Шестьдесят третий уровень».

— Это еще что за фигня? — возмутился кто-то.

— Каменный монстр, — отчеканил Санька. — Урон — физика. Скорее всего, резист к магии — если не ко всей, то к огню точно. Резист на яды и простые колющие атаки. Людоруб, вперед! Всем, оружие дробящее! Холстер, массбаф на физику! Аоинн, готовься! Все, пошли, пошли!..

— Понеслась! — воскликнул кто-то, и его поддержал громкий, нестройный, но веселый гомон.

«Внимание! К вам применено заклинание „Богатырская сила“. В ближайшие пять минут урон от Ваших физических атак будет увеличен на пятнадцать процентов. Внимание! К вам применено…»

Камни перед нами собирались в монстров, напоминавших снеговиков, какие зимой ребятишки делают на улицах. Какие-то были похожи на людей, какие-то на животных. Были даже простые длинные цепочки — видимо, подразумевались змеи. Лиц у них не было — головы заменял простой камень. Но создавалось впечатление, что монстры видят, потому что им удавалось уклоняться и достаточно точно направлять удары.

— Народ, если не разбить голову, эта хрень снова соберется! — крикнул эльф-рога из отряда Каркуши. Он в первые же секунды боя взметнулся на уступ повыше и наблюдал за всем оттуда. — Раздробленные руки-ноги не в счет, они заменяются другими камнями!

— Да поняли уже! — ответил Людоруб, наотмашь ударяя по одному из монстров. Секиру он сменил на молот. Камень, сбитый с плеч монстра, долетел до стены и разбился в щебень. Рядом взорвался от прицельного магического удара еще один монстр. Трое других поодаль увязли во льду, воссозданном Аоинн.

— Что хоть с них падает? Не вижу ничего, кроме экспы!

— Мне камушек обломился!..

Меньше чем за пару минут смешанный отряд Каркуши и полностью состоявшая из милишников группа Людоруба при поддержке магов-дамагеров раскидала каменных монстров. Некоторые роулинги разваливались, какое-то время лежали неподвижно, затем собирались заново, и тогда игроки набрасывались на них снова. Боггет не отдавал приказа вмешиваться, но несколько монстров обходило нас сбоку. Я кивком головы указал на них и попросил разрешения:

— Можно?

— Да не стоит. Им самим мало.

Он имел в виду остальных игроков.

В этот момент в группу монстров врезался парень-мечник. Голова одного раскололась сразу, второй просто рассыпался. Третий оказался крепче, парень сцепился с ним. Второй стал собираться в кучку. Я создал воздушный щит между его головой и туловищем — мне просто хотелось проверить, сработает это или нет. Сработало: монстр застыл.

— Сяпки! — отозвался парень. Он расправился с нынешним своим противником и одним ударом расколол голову предыдущему.

— Сяпки? — переспросил я у Боггета.

— Это значит «спасибо».

— А ничего, что мы не вмешиваемся? — спросил Тим.

— Команды от Борзого не было, — ответил инструктор. — Значит, сейчас мы в бою не нужны. Но вы не переживайте, вам еще будет в чем себя проявить.

С каменными монстрами было покончено, с чем Безмирье нас и поздравило. Однако впереди, как обещалось в тексте оповещения, нас ждали более серьезные испытания.

Внимая указаниям Саньки, мы вошли в город. Послышались сиплые стоны, карта на интерфейсе рассветилась красными точками. Нам навстречу вышли местные жители. Вид у них был не гостеприимный.

— Всем, зачищаем локацию! Мобы отображаются, только если их замечает кто-то из рейда! Каркуша, Ромыч, рог на стрем! Боггет, давай своих тоже! Эрон, прикрываешь хилов и дамагеров!

— Я пошел по периметру, — сказал Киф Лэнди. — А ты далеко не отходи, понял?

Они говорили за моей спиной, я не поворачивался. Картина, развернувшаяся передо мной, не позволяла оглянуться. По улице, шатаясь и подволакивая ноги, шли дроу — но не живые, а мертвые. Одежда превратилась в лохмотья, серая кожа на их телах полопалась, куски темного, сочащегося слизью мяса ломтями свисали с костей. Здесь были мужчины, женщины, дети. У некоторых было оружие — палки, мечи, кинжалы, камни. И все это, хрипя и рыча, шло на нас. Мне кажется, я чувствовал гнилостный запах, переносимый легким пещерным сквозняком.

— Я знаю, о чем вы сейчас думаете, — спокойно сказал Боггет. — Но для игрока в этом нет ничего необычного. Вы же хотели играть, как игроки? Смотрите, как это делается.

И Боггет, вытащив меч, пошел на зомби. Он рубил их легко, равнодушно, чуть ли не со скукой. Я взял себя в руки и пошел за ним. Но когда приблизился, снова замер. На меня шел мужчина с кривым кинжалом в руке. В кожаной куртке и рваной грязной сорочке под ней. Грудная клетка прогнила, сквозь ребра виднелся подрагивающий черно-зеленый комок — судорожно бьющееся сердце.

Запах был, но скорее просто сладковатый — так пахнут цветы, если букет надолго оставить в теплой закрытой комнате. Но я все равно почувствовал тошноту.

Боггет поймал мечом кинжал ожившего мертвеца. Мог бы отрубить ему руку, но не стал. Мертвец остановился, попытался достать инструктора другой рукой.

— Давай, Сэм. Просто упокой его.

Я занес меч. Передо мной стоял не живой человек и даже не монстр — мертвая плоть, оживленная чудовищной магией. Глаза с затянутыми пеленой зрачками. Разорванная отгнившая кожа. Бьющееся сердце.

Я не мог опустить оружие.

Над моим плечом пронеслась стрела. Она пронзила комок гнили под ребрами трупа. Боггет скинул с меча руку с кинжалом, повернув запястье, снес мертвецу голову.

— Неплохо, Тим! Сэм, ты лузер.

— Я исправлюсь, — сквозь зубы процедил я.

— Ну-ну.

Боггет повернулся и двинулся по улице. На ходу подобрал дроб, упавший с теперь уже окончательно мертвого человека.

— Ты как? — спросил меня Тим.

Я мотнул головой.

— Никак. Ерунда какая-то.

— Виснешь? — с тревогой спросил Лэнди. — Скорость соединения упала?

О том же меня спрашивал случайный игрок, предложивший мне как-то утром дружеский поединок. Что ж, если со стороны игроков моя нерешительность выглядит как технические проблемы, это не так уж и плохо.

— Нормально все.

Я солгал. И дальше было еще хуже.

Следующим моим противником оказалась женщина. Я подозревал, что Боггет специально пропустил ее, отдалившись от нас чуть больше, чем это было нужно. Всего-то шестьдесят седьмой уровень, обычный зомби… Молодая женщина с палкой, утыканной гвоздями. Край платья оборван, видны тонкие, почти детские лодыжки.

— Сэм?..

— Тим, я не могу.

— Ясно.

Он принялся расстреливать женщину из лука. Она упала, не дойдя до нас пару шагов. Я не стал спрашивать Тима, как он справляется с этим.

— Позволь мне сделать кое-что, — казал он.

Я даже не стал спрашивать, что.

— Давай.

«Внимание! На вас использовано заклинание „Сила духа“. В ближайшие девяносто секунд в случае нанесения урона Ваши жизненные показатели будут восстанавливаться быстрее, а Ваши атаки приобретут больший шанс нанести противнику значительный урон!»

— Тебе лучше?

— Честно? Нет.

Я вообще ничего не почувствовал.

Боггет обернулся. Он только что расправился с очередным противником.

— Тим, бафни меня на резист к яду. Сэм, я не понял, ты на прогулку вышел?

Меня охватывало отчаяние.

— Я… Иду. Я иду!

— Стой, — задержал меня Тим. — Есть еще одно.

Он принялся за каст.

«Внимание! На вас применено заклинание „Ясный разум“. Ближайшие тридцать секунд ментальные атаки, направленные на Вас, будут неэффективны».

— Ну?

— Бесполезно, Тим. Не трать ману.

Он вздохнул и принялся за каст для Боггета. На нас тем временем надвигалась группа из трех зомби. Если я не возьму себя в руки, я подвергну риску всю нашу группу… Хотя, о чем это я? Я уже подвергаю ее риску. И ничего, ничего не могу сделать.

Мне приходилось нападать на людей — последней как раз была стычка с отрядом Вена, во время которой я мог убить не игрока, а настоящего, живого человека. Но тогда я сражался, не зная сомнений. Я без проблем расправлялся со скелетами, полностью лишенными плоти, — как показал квест на болонку госпожи Литиции, даже лич не произвел на меня гнетущего впечатления, несмотря на его сильную ментальную атаку. Но эти существа… Я не понимал, что не так. Но я не мог, не мог с ними сражаться.

Краем глаза на своем интерфейсе я заметил значок письма. Я не стал бы просматривать его в такую минуту, но письмо было от Селейны. Внутри было всего одно слово.

— Простите! — крикнул я и полоснул по мертвецам стеной огня.

У кого я просил прощения — у товарищей, которых едва не подвел, или у этих не живых, но и не мертвых существ? Я не знал.

В письме Селейны было сказано: «ЖГИ».

Огонь оказался гораздо эффективнее, чем я мог представить. Мертвецы обращались в тлен за считанные секунды.

— О, дошло наконец-то! — одобрительно воскликнул Боггет.

— Мне подсказали! — признался я.

Почему применить магию оказалось легче, чем атаковать мертвецов простым оружием? Этого я не знал тоже. Но и эту свою беспомощность я намеревался преодолеть. Заорав для смелости, я подбежал к последнему мертвецу, еще стоявшему на ногах, и рубанул сверху вниз. Убрал пламя, больше не нужное — мне пришло оповещение о трех уничтоженных противниках. Подобрал зависший над россыпью пепла дроб…

— Это игра, Сэм, — произнес Боггет, подходя к нам. — Понимаешь, в чем проблема?

Я кивнул. Я уже давно понял, в чем проблема. Просто не думал, что придется ощутить это так явственно.

— Идем, — скомандовал инструктор. — Валим зомби, гребем дроб, собираем квестовые предметы — всякие штуки, их тут и правда полно. Живее, живее!

Квартал за кварталом мы продвигались по улице, выбранной Боггетом. Он шел впереди, время от времени пропуская зомби для меня. Тех, что я доставал огненной атакой, я жег, не жалея пламени. Кого-то все-таки приходилось рубить, принимая на щит атаки мертвецов — они не только использовали оружие, но и норовили разодрать экипировку и кожу противника, вцепиться, укусить. В их слюне был трупный яд, и Тим наложил на меня такое же заклинание, как и на Боггета. Постепенно я стерпелся с тем, что делают мои руки, и, заметив, что маны остается не так уж и много, стал активнее орудовать мечом. Удивительно, к каким жутким вещам можно привыкнуть.

Пока мы с инструктором уничтожали мертвецов, Тим поддерживал нас. Лэнди кружил в нешироком радиусе, обнаруживая новых зомби, чтобы те вовремя отображались на наших картах и не имели возможности напасть исподтишка. Изредка он подбирал интересные предметы. Зомби перерабатывались в дроб, который отправлялся в инвентарь. Предметы отправлялись в инвентарь сразу. Они совсем не были дорогими, наоборот — простые вещи, которые можно было бы найти в любом доме. Горшок, писчее перо, дудочка. К каким-то из них прилагались истории, рассказывающие о том, откуда этот предмет взялся, а в конце истории излагались условия квеста. Какие-то предметы давали прибавки к характеристикам, если их присвоить. Какие-то оказывались просто сувенирами. Попадались и проклятые предметы. Если присвоить их, они снижали характеристики и параметры. Но к некоторым из них были привязаны причудливые легенды и любопытные квесты, их можно было выгодно продать другим игрокам, поэтому мы собирали их тоже. Так мы продвигались вглубь города.

С соседних улиц доносились крики игроков — в основном, задорные. Но пару раз среди прочих звучала и тревожная команда Саньки:

— Массхил!..

Судя по тому, что на наших картах появлялись все новые и новые красные точки, разведка работала прекрасно. Тех, что были на улицах, оставалось все меньше. Чтобы зачистить локацию полностью, игрокам уже приходилось заходить в дома, забираться на чердаки и в подвалы. Наконец красные точки стали исчезать гораздо быстрее, чем появлялись новые. Число мобов неуклонно сокращалось. Когда исчезла последняя, послышался страшный рев, и на карте вспыхнула новая яркая метка. Нетрудно было догадаться, что появился босс локации.

— Хотите посмотреть? — спросил нас Боггет.

Наша улица уже была зачищена полностью, как и все в округе — собственно, поэтому демон и появился. Ничего больше не опасаясь, мы могли отправиться смотреть на бой с боссом. Когда мы вышли на центральную площадь, он уже был там — четверорукий демон с бугристой темно-зеленой кожей, ростом с двух взрослых людей, рогатый. По его лицу и шее шли сияющие жилы, словно демон плакал расплавленным золотом, а то так и застыло подтеками на его теле. Что выглядело довольно забавно, он был одет в драные коричневые штаны. Мне-то всегда казалось, что, если существо понимает, что такое одежда и для чего она нужна, то явно не станет надевать какие-то обноски, особенно если имеет возможность достать что-нибудь получше.

Демон был семьдесят девятого уровня. При поддержке мага-хилера и мага-дамагера его валило три игрока ближнего боя, все уровней на десять-пятнадцать меньше. Демон огрызался, кидался камнями, плевался лавой, атаковал своими конечностями. Но игроки все равно побеждали. На их примере я понял многое, о чем говорил Боггет. Один из них, латник, просто сдерживал атаки демона, не нанося никакого урона. Он сам получал урон, но маг-хилер, стоящий в задних рядах, систематических подлечивал его. Игрок был тем, что инструктор называл «танк». Не вызывало никаких сомнений, что для подобного поведения в бою действительно нужен особый склад характера. Хотя, может быть, я воспринимал все слишком серьезно: если это был обычный игрок (а повода считать иначе у меня не имелось), он не чувствовал и толики того, что на его месте испытал бы, например, Боггет. Вторым и третьим были мечники, наносившие урон. Более мобильные, они уклонялись от атак демона и атаковали сами, прикрываемые защитой магов. Сначала я думал, что это отряд Ромыча, но потом заметил, что это сборная пятерка и состоит она из игроков с самыми низкими уровнями в рейде. Что ж, победив этого противника, ребята заработают больше опыта и кто-то из них, скорее всего, поднимется на уровень, а то и на два. Зависимость количества начисляемого опыта от уровня противника, а также качества и стоимости дроба и учет в этой схеме уровня игрока уже давно не были для меня тайной.

Наблюдателей, кроме нас, было всего трое: Санька, Эрон и Селейна. Неподвижный взгляд Эрона свидетельствовал о том, что он делал запись сражения. Я не сомневался в том, что любой из этих троих, а то и все трое вместе, если сражающейся пятерке начнет угрожать опасность, вступят в бой. Не столько ради их спасения, сколько ради выполнения квеста. Но, если одно неразрывно связано с другим, так ли это плохо?.. Остальные, как не трудно было догадаться, рыскали по подземелью в поисках ценных предметов. Боггет и Лэнди, кстати, тоже куда-то делись. Может, нам тоже стоило пойти чем-нибудь поживиться.

Демон испустил последний рык и издох. Рейд завопил от радости. По потолку пробежала трещина, посыпались мелкие камни.

— Выносим данж! — скомандовал Санька. — Семь минут!

Пещера стала осыпаться. Ровно через семь минут она должна была рухнуть, погребя под собой руины города и останки его жителей.

— Давай ближе к выходу, — предложил я. Тим кивнул.

Мы направились к выходу из пещеры. Довольно быстро нас нагнал Боггет, а затем и Киф. Лэнди присоединился последним. Он двигался медленней, чем обычно.

— Перегруз, — виновато признался он.

Шумной, гомонящей кучей — приходилось перекрикивать звуки обвала — рейд выкатился из подземелья. Грохот рушащейся породы сразу стал глуше, потом что-то отдаленно бахнуло, и наконец стало тихо.

— Прошли, — с гордостью произнес кто-то из игроков.

Как только мы оказались в пещере перед данжем, одна из стен засветилась золотистым светом. Из ее поверхности проступила ровная коричневая плита, и на ней сами собой написались имена всех участников рейда. Наши имена там были тоже. Очередность шла в соответствии с уровнями. Имя рейд-лидера было выделено жирным шрифтом.

— Заскринь, — сказал Боггет Лэнди.

— Разумеется!

У меня появилось новое достижение — «Первопроходец». Оно увеличивало мои шансы найти никем не пройденное подземелье в будущем.

Обмениваясь впечатлением, рейд понемногу успокаивался. Потери, составившие двух игроков, никто не счел серьезными. Дроб радовал всех, а слава члена отряда, первым прошедшего неизвестное подземелье, радовала еще больше.

— Я гайд по этому данжу напишу, — сказала Аоинн. — Поскидывайте видео в личку, плиз.

— Давай вместе, — предложил ей кто-то.

— Где носит нашего порталиста? — спросил другой.

— Ему уже написали, сейчас будет, — ответили ему.

Маг-порталист появился минут через пять.

— Ну, все, прошли? Поздравляю! Едем домой?

— А ты можешь домой?

— Я могу до Арракона, сам же знаешь. Или до любой открытой на карте пещеры в пределах этого же радиуса. Соряш, но это мой максимум.

— Значит, до Арракона! Эй, народ, собираемся!..

В следующую минуту мы уже были на площади города дроу, а затем вернулись в Гинсенгбург. Конечно, нас не встречали так, как «Целестион», но у отряда Эрона тоже были свои поклонники, приветствовавшие нас, да и некоторые его соратники, не ходившие в этот рейд, были здесь. Мы стояли в сторонке, дожидаясь возможности сказать спасибо и попрощаться. К нам подошла Селейна. Она была бодрая, веселая.

— Ну, как вам мои ребята?

Я улыбнулся.

— Они тебя любят.

— Я знаю. Но я не об этом спрашиваю. Как вам они в деле?

— Очень неплохо, — высказался Боггет. — На месте простого игрока я был бы рад попасть в этот отряд. Сколько у Эрона сейчас человек?

— Около семидесяти. Но активных человек сорок.

— До клана пока не дотягиваете.

— Мы стремимся к этому. Но Эрон не хочет набирать народ только ради числа. Если нас станет девяносто, но активных игроков останется столько же, создавать клан не будет смысла. А почему ты об этом спрашиваешь? Хотите вступить куда-нибудь?

— Да нет. Интересно просто.

Селейна кивнула, принимая ответ инструктора.

— Если захотите присоединиться к отряду Эрона, думаю, он согласиться.

— Хорошо, — ответил Боггет и улыбнулся. — Спасибо.

Но я знал, что сам он ни в какой отряд и ни в какой клан вступать не намеревается. А вот нас с Тимом пристроить под чье-нибудь крылышко, желательно поближе к Селейне — это запросто. Мне было обидно, что после всего, что произошло сегодня ночью, Боггет все-таки не оставил мысль о том, чтобы уйти от нас. Но это — я был уверен — теперь стало не основным, а крайним вариантом на тот случай, если всем нам будут угрожать действительно серьезные неприятности.

— А где ваша база? — спросил Боггет.

— Она… — начала Селейна.

Но тут на площади появились новые действующие лица. Это была небольшая группа людей. Впереди шел человек зрелых лет, худощавый, со строгим смуглым морщинистым лицом и белыми, очень короткими волосами. Он был одет в синюю хламиду, перетянутую желтым поясом. Желтые бармы с изящными узорами лежали на его плечах поверх хламиды. Грудь украшал крупный амулет с камнем. Человек был местным. В описании значилось: Менеген, епископ, двести семидесятый уровень. Свиту его составляла полудюжина священнослужителей. Четверо были экипированы как воины, двое оставшихся представляли собой обычных служек.

Когда эта процессия, игнорируя все вокруг, направилась к нам, я испытал неприятное чувство — нечто подобное уже было. Правда, на этот раз не божественный паладин выцелил Боггета. Через площадь двигался епископ, и смотрел он прямо на меня.

Приблизившись, Менеген брезгливым выражением оглядел меня, затем протянул руку. Я не понял, чего он хочет.

— Послание, — пояснил священник, не утруждая себя соблюдением правил этикета. С другой стороны, чем хуже он ко мне относится, тем проще будет от него отделаться.

Я полез в инвентарь, вытащил послание Черного Принца, завалявшееся там, и протянул священнику.

— Наконец-то, — он нетерпеливо вырвал футляр у меня из рук. — Пришлось погоняться за тобой, молодой человек. Теперь…

Это были последние слова епископа Менегена. Как только он сломал на футляре печать, с абсолютно ясного неба сорвалась молния и испепелила его на месте.


Глава 41. «Целестион» (2)


Я был ошеломлен, но реакция не подвела. Свиток портала уже лежал у меня в ладони. Вот только он не сработал — стоило мне попытаться воспользоваться им, как под ногами вспыхнула красная печать, а перед глазами появилось сообщение о невозможности переместить персонаж в другую локацию. Послышался топот и бряцание амуниции — на площади появилась городская стража. Я почему-то подумал, что стража обязательно должна громко топать и бряцать оружием и экипировкой, иначе преступники не успеют вовремя убраться с ее пути, а с ними бывает столько хлопот… Но мне все равно было никуда не убраться. Я не мог сдвинуться с места.

— Искатель приключений Сэй Морр! Вы арестованы по подозрению в убийстве епископа Менегена! — отчеканил усатый капитан стражи в шлеме с открытым забралом. — Вам надлежит проследовать в городской магистрат для дальнейших разбирательств!

Двое стражников встали по обеим сторонам от меня, третий защелкнул на моих руках кандалы. Значки навыков, заклинаний и инвентаря стали серыми.

— Сэм, не паникуй! — раздался позади меня голос Боггета. — Это всего лишь…

Конец фразы я не расслышал — инструктора, как и остальных, оттеснила стража. Меня повели в сторону магистрата. Он располагался здесь же, на площади. Пока мы шли, я видел, как растет цифра на значке с конвертом. «Ну ты ваще чума, крутого местного среди бела дня завалить! Гоу во френды?» — значилось в первом же. Я закрыл его и не стал читать остальные. От моих друзей никаких сообщений все равно пока не было.

В магистрате меня подвели к столу, за которым чиновник записал мое имя и статус — искатель приключений.

— Ваше дело будет рассмотрено через сорок минут.

«Быстро у них тут», — подумал я.

Меня провели в полуподвальное помещение, заперли в одной из камер. Хотя кандалы с меня сняли, значки на интерфейсе оставались серыми. Работала только почта, но я не торопился проверять ее. Машинально потер запястья, прошелся по камере. Она была с койкой, но без окон. Свет проникал сюда через зарешеченное окно, находившееся в дальнем конце коридора.

У меня было около получаса, чтобы разобраться в том, что произошло, и решить, как действовать дальше. Бояться мне было нечего — по крайней мере, страха я не испытывал, только чувство тревоги из-за неизвестности. Вместе с тем на меня волнами накатывала ярость. Черный Принц — этот ублюдок использовал меня в качестве убийцы! Вслепую. Он улыбался, когда просил меня об услуге и передавал футляр… Тварь! Увижу его — и… и… Я задыхался от злости, которую ни на что не мог выплеснуть.

В коридоре послышались легкие шаги. Знал я эту поступь лучшего в мире вора.

— Привет. Я за тобой, — сказал Киф, встав напротив решетки. Нечто подобное тоже уже однажды было. — Ты не против?

— Нисколько. Вытащи меня отсюда.

— Один момент! — он присел перед замком на корточки и запустил в замочную скважину отмычку.

— Что это вообще было? — спросил я, пока Киф возился с замком.

— Ты с помощью магии убил местного. Заклинание сработало, когда он сломал печать. Но у тебя же квеста на его убийство не было?

— У меня был квест на передачу ему послания.

Киф кивнул.

— Может, ты закрыл чей-то чужой квест на его убийство. Но ты не переживай. К местным его ранга привязано много квестов, так что он, скорее всего, воскреснет. Но в чем дело, у него самого мы, боюсь, уже не спросим. Когда он воскреснет, он не вспомнит о случившемся, квест же. А вообще, он какой-то странный был… — замок щелкнул, дверь открылась. — Все, можем идти. Выберемся через комнаты архива, оттуда на задний двор магистрата и на улицу. Я, кстати, на устройство твоего побега квест взял. Боггет тебе написал же?

Письмо от Боггета наверняка было в списке полученных, но мне сейчас было не досуг туда лезть. Я шагнул прочь из камеры… Яркая вспышка отбросила меня назад. Киф нахмурился.

— Не понял…

В воздухе, преграждая выход, висела большая сияющая голубая печать. Она состояла из нескольких печатей поменьше, которые вращались вокруг центра в одной плоскости, но в разных направлениях и с разной скоростью. Я уже знал эту печать, как свои пять пальцев.

— Сэм?

— Подожди немного.

Я встал и вчитался в сообщение, повисшее у меня перед глазами. Это было обновление когда-то предложенного мне квеста. Теперь текст можно было прочитать.

«Внимание, игрок! Вам предлагается уникальный квест „Обитель“. Когда-то этот мир…» — прочитать текст дальше было невозможно, он все еще был зашифрован. Однако через несколько строк он снова становился понятным: — «… этого мира».

Тип квеста: цепочка задний. Количество заданий в цепочке: неизвестно.

Уровень квеста: мирового значения.

Награда за выполнение: вариативно.

Минимальный уровень для выполнения квеста: не установлен.

Ограничения по уровню для выполнения квеста: не установлены.

Ограничения по классы для выполнения квеста: отсутствуют.

Возможность выполнения квеста в группе: Да.

Ограничения времени для выполнения квеста: отсутствуют.

Санкции за отказ от выполнения квеста: отсутствуют.

Принять? Да / Нет.

Я мог отказаться. Насколько я понял, это ничем мне не грозило. Голубая печать исчезла бы, я спокойно бы вышел из камеры — и, возможно, никогда бы не вспомнил об этих странных символах и зашифрованных словах. Но на что бы я тогда стал тратить жизнь, подаренную мне этим миром? На фарм мобов и подъем уровней? Пожалуй, здесь было и кое-что поинтереснее.

— Киф. Хочешь приключение? — спросил я.

— Разумеется! Странный вопрос.

Я принял квест. Печать исчезла. Я активировал опцию выполнения в группе и включил в нее Кифа. Глаза магика выразительно округлились.

— Ты серьезно?

— А что такого? Да, описание еще не полностью прочитывается, но не думаю, что это сейчас важно. Условия приемлемые. А если будет слишком сложно или слишком опасно, я просто откажусь от него.

Киф покачал головой. Весь он был — предвкушение и волнение.

— От такого не отказываются. И я не про это… Ты реально готов поделиться этим квестом со мной?

Мне оставалось только усмехнуться.

— Киф. Я не только им с тобой делюсь. Я еще и выполнять его тебя заставлю. Это ведь то, чего ты хотел. На моей памяти ты раза два заговаривал об этом, так что вот — возможно, Безмирье нам подыграло. Придется взяться. А если остальные будут не против, я предложу поучаствовать и им.

— Сэм… Это потрясающе! Я в деле!

Киф принял участие в квесте. Тут же перед нами появилось новое оповещение.

«Внимание! Вам предлагается первое задание в цепочке заданий квеста „Обитель“.

Вам необходимо отыскать и спасти одного из пленников, находящихся в подземелье крепости Ан Горд. Время на выполнение задания: 24 часа. Минимальное количество игроков, необходимых для выполнения задания: не установлено.

Внимание! Если задание не будет выполнено, квест „Обитель“ не будет считаться проваленным!

Принять задание? Да / Нет».

— Первый раз такое вижу, — Киф казался озадаченным. — Вообще-то, так не бывает.

— А ты что, часто квесты мирового уровня выполняешь?

— Ты прав. Наверное, у выполнения таких квестов свои правила.

— Ты, кстати, не знаешь, где эта Ан Горд?

Добраться на другой край света за сутки и кого-то спасти в стоящей там крепости нам может оказаться не по силам. Если выполнение этого задания не критично для всей цепочки — несмотря на то, что оно является первым, — мы можем отказаться от него. Нам бы для начала отсюда выбраться.

Киф пожал плечами. Его недоумение не проходило, и мне было очень непривычно видеть магика таким.

— Это тоже странно. Ан Горд — городская крепость, она стоит на территории Гинсенгбурга. И, вообще-то, мы сейчас недалеко от нее.

— Мне принять задание?

Киф вскинул голову и посмотрел на меня широко распахнутыми глазами.

— Чего ты у меня-то спрашиваешь? По-твоему, я могу сказать нет?

Я смотрел прямо на него.

— А если я действительно скажу «Нет»?

Магик улыбнулся.

— Твое право. Я приму любое твое решение.

Я кивнул, выбирая на панели с описанием задания ответ «Да». Тут же моя личная карта обновилась. На ней появилась метка — очевидно, это был пленник, которого мы должны были спасти. А еще…

В коридоре послышались шаги. Пока что они раздавались за поворотом, со стороны лестницы, но вскоре люди должны были появиться в коридоре и увидеть Кифа. Магик потянул меня за рукав.

— Идем.

И мы пошли — но не в ту сторону, куда изначально собирался Киф.

Как только я оказался в коридоре, инвентарь и навыки снова стали доступны. Мне стало спокойнее и даже как-то веселее. Сверяясь с картой, мы добежали до противоположного конца коридора, вошли в одну из камер, прикрыли за собой дверь. Киф тут же принялся обследовать дальнюю стену.

— Это должно быть здесь… Ага!

Он утопил один из камней в кладке — тот легко поддался его усилиям — и часть стены опустилась, открывая узкий темный проход. Из прохода тянуло затхлостью и плесенью. Слабого света хватало только на то, чтобы увидеть первые несколько ступеней лестницы, уходящей вниз.

— Идем? — спросил Киф. Его восторженное волнение передавалось и мне.

— Разумеется.

Как только мы ступили на лестницу, проход позади нас закрылся, и мы оказались в полной темноте. Я хотел активировать ночное зрение, но этого не понадобилось: от нас вдоль стен сами собой стали зажигаться факелы. Они находились довольно далеко друг от друга, но света было вполне достаточно. За лестницей, по которой мы спустились, начинался длинный коридор, тоже освещенный факелами.

— Лабиринт? — спросил я.

— Ага. С ловушками. Знаю я такие. Пойду первым, — он легко побежал вперед. — Давай за мной! И напиши Боггету, что мы немного задержимся!

Лабиринт не отображался на карте полностью, но лестница и коридор на нем уже появились. Киф бежал впереди, я следом. Иногда приходилось уклоняться от стрел и дротиков, вылетавших из тайных гнезд, или перепрыгивать через ямы с кольями, внезапно открывающимися в полу, или наступать только на определенные плиты, чтобы потолок не обрушился на голову. Были еще ловушки со змеями и огнем, но Киф легко предугадывал их. Не теряя темпа, я написал письмо Боггету. Я сообщил ему, что мы задержимся, но беспокоиться не о чем, и попросил дождаться нас в гостинице. Отправляя письмо, представил себе, как инструктор сердится на наше самовольство, и улыбнулся.

— А живых противников здесь нет? — поинтересовался я.

— Есть. Но мы их обойдем. Лучше потратим чуть больше времени. Ты не против?

— Нисколько.

Мы бежали по лабиринту около часа. Я доверял Кифу и даже не задумывался о том, куда мы движемся. Точка нашей цели становилась то ближе, то дальше, то снова ближе в зависимости от того, куда мы поворачивали. На карте открывалось все больше проходов, многие из них уже соединялись между собой. Но наша цель все еще была на неизвестной территории, причем довольно далеко. Наконец мы оказались в небольшом зале с куполообразным потолком, расписанным яркими цветами.

— Все, — сказал Киф.

— Это конец лабиринта?

— Этого уровня? Да. Но нам нужно попасть не на следующий уровень, а в другую локацию. Соседнюю… Подожди, я сейчас.

Киф принялся обходить зал. Он внимательно разглядывал рисунки, что-то сверял, рассчитывал. В конце концов со всей силы наступил на одну из плит, которыми был вымощен пол зала. Декоративная круглая плита, располагавшаяся в самом центре, отъехала в сторону. Из открывшегося отверстия пахнуло помоями.

— Добро пожаловать в городскую канализацию! — радостно воскликнул Киф.

— Ты уверен, что нам туда?

— Ага.

— Ладно.

Лазить по канализации мне было не впервой. Еще в бытность рейдов с Ридой нам частенько приходилось отлавливать и уничтожать тварей, прятавшихся под городом. Но канализация Гинсенгбурга поразила меня: это был целый подземный город со своими реками, мостами и постройками на «берегах», населенный не только монстрами, но и вполне разумными существами. Здесь было просторно и даже светло. Мы шли вдоль берега канала — миновали палаточо-коробочное поселение каких-то тощих созданий, одетых в лохмотья, затем обогнули существо с полурыбьей головой, сидевшее на каменном выступе с удочкой в руках. Я заметил зеленокожую девушку, пропалывавшую огородик, который был каскадом расположен на галереях вдоль стен. В огородике росли странного вида овощи и огромные пятнистые грибы. Несколько раз нам попадались группы искателей приключений, как степенно шествовавших, так и носившихся по канализации с воплями и гиканьем. Однажды из заводи, мимо которой лежал наш путь, показалось чудовище, представляющее собой нечто среднее между угрем и водным растением. Оно было всего тридцатого уровня и на нас не сагрилось. Потом нам пришлось спуститься в воду, потому что каменная арка перехода осыпалась. На нас напала какая-то тварь. Я разделался с ней, не успев даже хорошенько рассмотреть. Лутом были кости для крафта, внутренности — препараты для алхимии, которые я не мог подобрать, потому что у меня в инвентаре не было соответствующей посуды, и горсть мелочи.

Торопясь, Киф двигался по подземному лабиринту. Проходы становились все уже и темнее, голоса искателей приключений звучали все дальше и глуше, пока не исчезло даже их эхо. Наконец мы остановились перед глухой стеной, украшенной рельефом в виде головы гидры.

— Если я все правильно рассчитал, это должно быть здесь, — сказал Киф. — Это внешняя граница крепости Ан Горд, и здесь должен быть потайной вход… или выход — смотря с какой стороны идти.

— В нашем случае — вход. Как его открыть? Ты знаешь?

— Понятия не имею. Но я же вор. Такие вещи — моя работа. Передохни пока, я займусь этим.

— Моя помощь тебе не нужна?

Киф осклабился.

— Кто сказал, что будет заставлять меня выполнять квест? Смотри, я избавляю тебя даже от этой работы!

Я послушно оставил Кифа наедине с каменной гидрой и сел около стены. После длительной прогулки бодрость у меня просела, было бы неплохо ее восстановить.

Кифу понадобилась пара минут, чтобы разобраться.

— Здесь должен быть ключ. В качестве него используется особый предмет — полагаю, что меч. Его надо вставить в рельеф.

— Нам нужно найти этот меч?

— По правилам квеста, похоже, да.

— И где?

— Понятия не имею! Пиши Лэнди, пусть срочно ищет информацию на форумах. Мол, не знает ли кто, как открыть потайную дверь с изображением гидры в канализации Гинсенгбурга. А мы пойдем опрашивать местных!

Пока возвращались в более обжитую часть канализации. Пока разыскивали того, кто мог бы нам что-то рассказать. Пока сопоставили эти рассказы с тем, что удалось найти Лэнди — а тот выяснил только, что в том месте, где мы находились, есть несколько квестовых неписей да где именно их можно найти… В общем, когда мы взяли квест у главы местного жабьего племени на убийство монстра под названием «Вонючий хрюк», поедающего его соплеменников, — в награду за выполнение квеста обещался нужный нам меч — я уже валился с ног. Я не представлял, как буду сражаться с монстром, а потом еще и спасать какого-то пленника. Но остановить таймер было нельзя. Так что, разжившись у того же жабьего племени копченой рыбкой и хлебом из водорослей, мы отправились на поиски монстра.

Вонючий хрюк жил в подводной пещере, имел отвратительные, покрытые слизью щупальца и длинный скользкий язык. Он достиг всего сорок восьмого уровня — уступал мне, и сильно — и был уязвим к ментальным атакам, чем я не преминул воспользоваться. Я забил его даже без помощи Кифа, который воспользовался этой передышкой, чтобы отдохнуть. Потом мы обменяли голову монстра у вождя жабьего племени на нужный нам меч и вернулись к стене с рельефом.

— А может быть такое, что он не подойдет? — спросил я.

— Может, — жизнерадостно ответил магик и воткнул меч в прорезь, обозначавшую рот гидры.

Меч подошел. Стена со скрипом отошла в сторону, открывая нам новый проход. Он был длинный и темный, но на этот раз никакие факелы загораться не спешили.

— Я начинаю думать, что мне лучше было остаться в камере, — сказал я, глядя в темноту.

— А, насчет этого не переживай, стража этого города все равно будет тебя искать. Если тебе интересно пройти этот квест, то просто попадись им на глаза или сам сдайся в магистрате.

— Квест? — удивился я.

— Ну да. За убийство местного в зависимости от его значимости могут в качестве наказания назначить штраф, приговорить к общественным работам или отправить на рудники. Там, говорят, хорошо прокачаться можно и есть много скрытых квестов. Тот святоша как раз на рудник тянул. Но он какой-то подозрительный был. Так что я все-таки решил тебя вытащить, да и Боггет с Тимом на этом настаивали.

— Спасибо.

— Кстати, совсем забыл! — Киф вытащил из инвентаря простой деревянный футляр и протянул мне. — Я полагаю, это тебе.

— Что это?

— Не узнаешь?

— Узнаю, разумеется! Просто не понимаю, как это попало к тебе.

Киф пожал плечами.

— Я же вор. Спер у стражника, который его подобрал.

Я взял футляр. Печать была сломана. Я потянул было части футляра в разные стороны, но передумал, соединил их и бросил предмет в инвентарь. Потом разберусь, что там.

— Идем, Киф.

Я первым пролез во все еще открытый проход. Перед моими глазами появилось оповещение. «Мне лучше было остаться в камере», — подумал я, причем на этот раз серьезно. Текст оповещения гласил:

«Внимание, игрок! Вы проникли на территорию клана „Целестион“! Проникновение на территорию клана, членом которого вы не являетесь, незаконно! Будьте осторожны!»

— Киф… — жалобно позвал я. — Мы в крепости игрового клана…

— Ага, — отозвался магик. — Наверное, «Целестион» купил ее. Хороший выбор…

— И здесь нам нужно найти пленника?

— Ну да. Он должен быть где-то поблизости, посмотри на метку.

Метка все еще была в неоткрытом пространстве, но, судя по масштабу, до нашей цели действительно оставалось немного.

— Давай, Сэм, вперед. Просто сделаем это. Разве тебе не интересно, кого нам предстоит спасти?

— Мне интересно, зачем я во все это ввязался… — проворчал я. Про себя добавил: Боггет узнает — убьет.

Мы пробирались по темному коридору. Навык ночного зрения выручал, но не сильно: все вокруг было черно-зеленым, прямо перед глазами светлее, по сторонам темнее, словно у меня на лбу был странный фонарь. Поблуждав по коридорам, тихим и пыльным, мы наконец вышли к тому, что шел вдоль ряда крошечных камер. Некоторые из них пустовали, в некоторых можно было различить какие-то фигуры. Охраны поблизости видно не было, но в конце коридора горел неяркий свет. Камера с нужным нам пленником находилась к нему слишком близко.

— Киф…

Он молча достал из инвентаря свиток и протянул мне. Это было заклинание невидимости. Как только я взял свиток, сам Киф исчез. Но я отчетливо ощущал его присутствие рядом с собой.

Мы двинулись дальше. Подходя к камере, я услышал, как с другого конца коридора сюда тоже кто-то идет. Нам лучше было спрятаться — и мы бы так и сделали. Но люди, голоса и шаги которых я слышал, прошли мимо, не заметив нас. Звуки стали удаляться.

Сделав последний рывок, я оказался перед прутьями решетки. Пленник был прикован цепями к дальней стене. Это был игрок в сильно изодранной одежде. Он был ранен, его жизнь находилась в красном секторе и колебалась на двенадцати-тринадцати процентах. Метка цели безоговорочно указывала на него.

Как бы я ни выражал свое недовольство несколько минут назад, теперь я не жалел, что оказался здесь. В камере был Курай.

Не теряя времени, Киф принялся за замки. Затем настала очередь цепей. Когда Киф сделал свою работу, я взвалил пленника себе на спину. Он был без сознания. Но, если нам удастся уйти незамеченными, Тим наверняка сумеет ему помочь.

Стараясь производить как можно меньше шума, мы вышли из камеры и направились назад, к тайному лазу. Никто нас не преследовал. Как только я с Кураем спустился на пол канализационного хода, Киф вытащил меч изо рта гидры. Проход закрылся. Мы выдохнули. Я смахнул оповещение о выполнении квеста и награде, которую мы получили за это — опыт и золото. Самая важная награда лежала у меня на плечах.

Минут пятнадцать мы просто сидели на полу, привалившись к стене и уложив Курая рядом. У эльфа была разбита голова и исколота грудная клетка, множество порезов покрывали руки. Местами отсутствовала кожа, плоть была покрыта потрескавшейся коркой, сквозь которую сочилась гнойная сукровица. Ногтей на пальцах не было, кое-где торчали тонкие белые кости. Парень был весь в синяках. Я влил ему в рот несколько пузырьков лекарского зелья, наскоро перевязал его раны. Бар его жизни, упавший было до одиннадцати процентов, подрос до пятнадцати, но Курай так и не очнулся. Сердце бешено бухало у меня в голове. Одна мысль не давала мне покоя: а те пленники, которые остались в крепости, — они тоже безмирники?..

— Куда мы теперь, Киф? — спросил я. — Назад, в лабиринт?

— Нет. К ближайшему выходу, затем порталом до гостиницы.

— Жаль, что здесь порталы не работают.

— Не то слово…

Передохнув, мы продолжили путь. Идти было недалеко, но сложность заключалась в том, что нужно было по возможности избегать встреч с командами искателей приключений — мы могли привлечь их внимание, вызвать ненужный интерес. На Курая, пока он был без сознания, применить свиток с заклинанием невидимости было невозможно. Наконец мы добрались до люка, поднялись на поверхность, где была не то что глубокая ночь — уже светало. С облегчением я вытащил свиток портала и использовал его. Мы очутились перед крыльцом гостиницы и тут же вошли внутрь.

— Киф, Сэм, наконец-то! — воскликнул Тим, выбегая нам навстречу.

— Не радуйся так. Мы тебе работу принесли, — сказал я. Усталость брала свое, нервы начали сдавать. Но Тим и сам уже увидел Курая. Посох мгновенно возник в его руке.

— Это еще… — начал Боггет и замолчал.

Я уложил эльфа на постель в свободной комнате, предоставив остальное Тиму.

— Откуда вы его взяли? — спросил инструктор.

— Боггет, ты только не ругайся… Мы… В общем, мы вытащили его из крепости «Целестиона».

Лицо Боггета сначала посерело, затем налилось кровью. Я думал, он мне врежет. Но вместо этого он повел себя совсем уж странно — рванулся в комнату, где я оставил Курая. «Ну и ладно», — решил я, усаживаясь в кресло. Стоило только прикоснуться к его гостеприимной поверхности, как усталость новой волной накатила на меня, и я провалился в глубокий сладкий сон.

Пока я спал, Киф рассказал Тиму и Боггету о наших приключениях. Поэтому, когда я проснулся (было уже светло), мне не пришлось ничего объяснять. Боггет был задумчив и высказывать мне свои претензии не торопился. Тим сидел в кресле с кружкой чая в руках. Вид у него был усталый и сонный. Судя по статам, мана его была на нуле, бодрость близилась к этому показателю. Курай, хоть его и лечили, так и не пришел в себя. Сквозь открытую нараспашку дверь я видел, что в ногах его постели, свернувшись клубком, лежит Ласка. Она источала неяркое зеленое свечение — визуализацию лечебной магии. Необычного питомца воспитывал Тим из своего щенка — совсем не то, что предлагали гайды, найденные Лэнди.

Я пошевелился и обнаружил, что кто-то заботливо накрыл меня пледом. Тим заметил, что я проснулся.

— Я написал Адельвайсу, но он пока не ответил, — сказал он. — Его нет в игре.

— А где Киф?

— В городе. Слушает, наблюдает. Это же по его части.

Я кивнул. Энергии нашего маленького монстра, как и аппетиту, можно было только позавидовать.

— Он вам про квест рассказал?

— Про тот, что мирового уровня? Ага.

Я потянулся к интерфейсу, пригласил участвовать в выполнении квеста Тима и Боггета. Тим ответил согласием сразу. Боггет — после короткого раздумья и своей привычной ухмылки.

— Странный квест, — изучив описание, заявил инструктор. — Никогда с такими не сталкивался.

— А ты делал мировые квесты?

— Нет. Но я о них читал. Там все было проще: открытие новых земель, возвращение в мир богов. В крайнем случае, тестирование локаций и сценариев. Тот, что у тебя, ни на один из них не похож. Конечная цель неизвестна, никаких особых условий или ограничений нет, результат выполнения задания в цепочке ни на что не влияет. Такое ощущение, что у квеста нет сценария, есть только цель, к которой можно прийти разными путями и за разное время. Но так не бывает.

Я пожал плечами. Я слишком мало знал о Безмирье, чтоб думать о таких вещах. А что касается реальной жизни, то в ней только так и может быть.

— Цель будет ясна, когда откроется полное описание квеста. Поначалу оно все было зашифрованное, а теперь можно кое-что прочесть. В крайнем случае, мы всегда можем от него отказаться.

Боггет покачал головой.

— От таких вещей не отказываются.

Я рассмеялся.

— Киф сказал то же самое.

Боггет кивнул.

— Значит, просто подождем следующего задания в цепочке. Возможно, оно что-то прояснит. Но меня беспокоит другое…

Я догадывался, о чем он. Мы перешли дорогу «Целестиону». Дважды.

Из соседней комнаты послышалось копошение. Боггет вскочил как ужаленный и ринулся к Кураю. Я поднялся, и вместе с Тимом мы последовали за ним.

Эльф сидел на постели, уставившись на собаку. Он явно был сбит с толку.

— Живой? — спросил Боггет.

Курай поднял голову, посмотрел на инструктора, потом на нас.

— Вы?..

— Ага. Все закончилось. Ты в безопасности.

Эльф медленно опустился назад, на подушки, прикрыл глаза, перевел дыхание. Повязки на его голове, груди и руках Тим сменил на новые, и лицо Курая было едва ли не белее чистой ткани. Только сейчас я заметил, что эльф теперь девяносто второго уровня. Что же «Целестион» делал с ним…

— У вас есть игрок, которому можно доверять? — тихим голосом спросил Курай.

— Найдется.

— Тогда, пожалуйста, сделайте для меня кое-что. Нужно создать тему на форуме игры с предложением поучаствовать в квесте по сбору ягод, социалка. В теме указать «Идем за земляникой». Выйти на контакт с игроком, который отпишется… В его сообщении будет кодовое слово «колодец». Это будет Адельвайс, но под другим ником. Пожалуйста… Я знаю, что прошу о многом — после того, что вы уже сделали для меня…

— Попробуем, — сказал Боггет. Лицо его смягчилось. — Ну и влип же ты в историю, Курай.

Эльф приоткрыл глаза и слабо улыбнулся.

— Не то слово…

Ласка развернулась, подползла к эльфу и вытянулась вдоль его тела. Курай положил ладонь ей на голову, погладил чистую шелковистую шерсть. По его взгляду можно было понять, что он вчитывается в описания питомца.

— Славная девочка… Твоя, Тим?

— Да.

— Молодец. Я до такого не додумался.

Тим пожал плечами.

— По статистике, в случае сражения с группой игроков хилер чаще всего является приоритетной целью противника. Компенсация урона и защита не всегда достаточно эффективны, на использование зелья может не хватить времени. Я подумал, что мне нет никакого смысла чему-то всерьез учиться, если меня убьют в первом же серьезном бою. Поэтому я стараюсь позаботиться о своей безопасности. А еще она может быть полезной, если у меня самого кончится мана или я окажусь бесполезным по какой-то другой причине.

— Ты что, сделал из Ласки живую аптечку? — догадался я наконец.

— Типа того, — Тим виновато улыбнулся. — Только, пожалуйста, не сочтите, что это из-за того, что я вам не доверяю. Это потому что…

— Молодец, — перебил его Боггет. — Питомец Сэма вон только жрать умеет.

— Неправда. На нем еще ездить можно.

— Ага. Если жить надоело — то да, конечно. Видел я, как ты на нем скакал. Странно, что ты с него не свалился. А если бы и свалился, то он сожрал бы то, что от тебя осталось.

— Боггет, сейчас я его вызову, и ты останешься без завтрака.

— Не надо! Скоро Киф вернется, нам еще его кормить… Черт, я реально могу остаться без завтрака!

Кажется, в сложных ситуациях шуточки на тему еды становились традицией нашего маленького отряда. Но я краем глаза наблюдал за Кураем — тот улыбался. Значит, эти шутки делали свое дело. Но и серьезные темы для разговора у нас тоже были.

— Курай, расскажи, пожалуйста, что случилось. Как ты попал в Ан Горд?

Лицо эльфа помрачнело.

— Я могу рассказать немного. Меня просто схватили. Не в Гинсенгбурге, далеко отсюда, но в городе, в пределах городской черты. Мы не ожидали, что на нас кто-то нападет. Адельвайса убили сразу, но он же игрок, вы понимаете… Мне здоровье снесли до одного процента, я потерял сознание. Пришел в себя уже в подземелье. Но я не знал, где нахожусь. Это было… Постойте. Это было четыре недели назад. Кажется… — Курай потер пальцами лоб.

Боггет присвистнул.

— Как они только тебя не убили.

Губы Курая дрогнули.

— Лучше б убили. А так доводили до смерти, а потом отлечивали. Я мечтал, чтобы все закончилось.

— А Адельвайс?

— Я не знаю, что с ним. Но мы уже давно договорились: если что-то случится, свяжемся через форум с помощью какого-нибудь постороннего игрока.

— У нас есть на примете один парень. Я попрошу его, он все сделает. Можешь пока оставаться у нас.

Курай кивнул.

— Благодарю.

— Прости, что спрашиваю об этом, Курай, — заговорил я. — Но я хочу знать. Там, где тебя держали, были еще пленники. Это тоже безмирники?

Эльф как-то странно осунулся, взгляд его поплыл.

— Я не знаю.

— Прости.

— Нет… Это ты… Я…

— Сэм, — строго сказал Боггет. — На два слова.

Мы вышли в гостиную.

— Ты на черта задаешь такие вопросы? — сквозь зубы прошипел инструктор. — Ты что, собрался лезть туда еще раз?

Я смотрел прямо на инструктора.

— Хороший вопрос… Еще не знаю.

Ответ был провокационный, зато честный. На скулах Боггета взбугрились желваки. А я чувствовал себя до странности спокойно. Я был рад, что сказал правду. Зная меня, инструктор понимал, что мое «еще не знаю» — это скорее да, чем нет.

— Сэм…

— Об этом рано говорить, Боггет. Мы не знаем всей обстановки. Возможно, есть другой способ. Или даже несколько способов.

Боггет медленно, очень медленно перевел дыхание.

— Ты понимаешь, что вам просто повезло?

— Нам не повезло. Об этом можно было бы говорить, если бы мы с Кифом полезли туда по собственной инициативе. Но у нас был квест. Квест, Боггет. Это была воля мира.

Лицо инструктора искривила злая усмешка.

— Воля мира? Да что ты знаешь об этом мире?

— Немного. Но я решил, что стоит попробовать. Нам ведь не могут выдать квест, который в принципе не выполним, верно?

Боггет отвернулся.

— Решил он… К черту такие решения.

— Извини, Боггет. Я понимаю твои чувства, но… — я набрался смелости и наконец высказал то, что вот уже какое-то время вертелось у меня в голове: — Ты не считаешь, что все это звенья одной цепи? Что твоя встреча с тем паладином и наш квест на освобождение Курая — не случайности?

Боггет задумался. Думал он долго, серьезно.

— Знаешь, Сэм… Боюсь, ты можешь быть прав. С Безмирья станется. Но я бы предпочел, чтобы это все-таки были случайные совпадения. Потому что если это не так, значит, этот мир втянул нас в свою игру. И игра эта будет совсем не простой.

Я кивнул, принимая его ответ. Я не стал напоминать ему, что игра — суть этого мира. А еще я не стал говорить ему, что, возможно, в этой цепи есть еще одно звено. Я пока не был достаточно уверен в своих предположениях: Черный принц мог оказаться слишком своенравной фигурой, чтобы Безмирье просчитало его поведение и учло его. И все же…

Оставив Боггета, я направился в свою комнату. Не в гостиничную — в личную. Там я достал из инвентаря футляр, переданный мне Черным Принцем. Не то чтобы я опасался повторного удара молнии. Шанс на это был минимальным. Просто я счел необходимым предпринять все меры предосторожности. Но когда я, сидя на постели, открыл футляр, ничего особенного не произошло. В нем оказалось два свитка, один был обернут вокруг другого. Я развернул верхний и прочел:

«Дорогой Сэм!

Если ты это читаешь, значит, мои худшие предположения подтвердились. Не вини себя в смерти господина епископа — этот человек предал мое доверие. Если бы было иначе, столь печальная участь не постигла бы его. В любом случае, это не имеет к тебе никакого отношения. Ты выполнил мою просьбу, а значит, заслуживаешь награды. Ты получил бы ее от епископа, окажись тот честным человеком. Но, раз вышло иначе, тебе теперь принадлежит то, что могло бы принадлежать ему.

Свиток, который ты найдешь в этом футляре, содержит уникальное заклинание. То есть, это не совсем заклинание, скорее навык. Он был разработан совсем недавно, никто в этом или каком бы то ни было ином мире таким не обладает (если и обладает, мне не известно об этом). Может быть, существует что-то подобное. Но именно этот навык еще никем не апробирован, и я не уверен, что он будет работать так, как нужно. Тем не менее, я предлагаю тебе принять этот подарок. Мне кажется, это именно то, что тебе нужно на пути, который ты выбрал.

Всегда рад возможности поболтать с тобой,

Эйр».

Я вздохнул. Как всегда, Черный Принц был многословен. И как всегда, непонятно, серьезен он был или нет. Моя злость на него прошла. Ее смыло иными, не менее сильными эмоциями, которые мне довелось испытать уже после того, как я невольно стал его орудием. Но здраво обдумать его поступок я все равно еще не мог.

Интересно, я когда-нибудь отвыкну называть его Черным Принцем? Он ведь уже давно король… Король моей родной страны, который покушается на руку и сердце моей подруги и настойчиво превращает меня в нечто среднее между наперсником и наемником. Бред какой-то…

Я отложил письмо и осмотрел второй свиток. Развернув его, я обнаружил письмена на неизвестном мне языке, но тут же перед глазами возникло сообщение:

«Внимание, игрок! Вам предлагается изучить уникальный навык „Глаза врага“. Этот навык позволит Вам увидеть поле битвы глазами противника и понять, что им руководит.

Внимание! В случае принятия навык будет работать в тестовом режиме! Возможны сбои в алгоритме работы навыка!

Принять? Да / Нет».

Я свернул свиток. Сообщение исчезло. Значит, у меня было время подумать над тем, принимать подарок Черного Принца или нет. Он был прав: навык подобного рода отлично подходил к… чему? Стилю моей игры? Если выражаться языком игроков, то, наверное, да. Но меня ведь не должны смущать такие вещи. Меня не должно смущать, что этот человек понимает меня. Он правитель, он обязан быть проницательным.

Я развернул свиток, сообщение появилось снова. Что я получу, если изучу этот навык? Увидеть поле битвы глазами противника и понять, что им руководит — даже если это будет срабатывать не всегда или не полностью, такая информация может быть очень полезной. А чем я рискую? Этим способом я могу получить неверную или неполную информацию, которая только исказит общую картину и усложнит все. Но, пока я не попробую, я не узнаю, как именно работает этот навык. Я мог бы посоветоваться с кем-нибудь, учесть чужой опыт. Но, если Черный Принц говорит правду, такого навыка больше ни у кого нет.

Если Черный Принц говорит правду…

Мне следовало учитывать еще и то, что это его подарок, а не кого-то другого. Если я его приму, это будет значить, что я стерпел то, как он обошелся со мной. Это развяжет ему руки, и он и впредь может вытворить что-то подобное. Впрочем, они в любом случае может что-нибудь вытворить.

У меня есть время подумать. Я могу посоветоваться с Боггетом или Кифом — даже если навык действительно уникальный и они не знают его достоинств и недостатков, мнением своим они со мной обязательно поделятся. Так ведь?..

Я поймал себя на том, что уговариваю себя подождать с принятием решения. Правда была в том, что больше всего мне хотелось утопить маленькую панельку с надписью «Да» и лично выяснить, каков этот навык в действии. Меня мучило любопытство.

Усилием воли я заставил себя свернуть свиток и убрать его в инвентарь. «Никуда он оттуда не денется», — с этой мыслью я вышел из комнаты.

К вечеру Курай сумел подняться с постели, а через несколько дней, представлявших для него чередование еды, сна и сеансов работы Тима, он почти полностью оправился. Гостиницу он покинул только раз, и то ушел лишь на пару шагов от крыльца, чтобы вместе с нами перенестись в Вэллнер. Пусть расстояния не имели значения в мире, где существует портальная магия, оставаться в Гинсенгбурге никому не хотелось. Атмосфера была тревожной. По сведениям Кифа, регулярно подслушивавшего разговоры искателей приключений, клан «Целестион» искал какого-то игрока. Один из офицеров клана получил серьезный разнос за то, что не поставил на него охотничью метку, хотя имел такую возможность.

— Что за метка? — спросил я, когда Киф рассказал об этом.

— Классовый навык, используется рогами. Можно поставить на игрока или моба особую метку, и тогда он будет отображаться на твоей личной карте.

— А избавиться от нее можно?

— Разумеется. Нужно просто убить игрока, поставившего метку. Кстати, если его убьет кто-то другой, это не считается. И если добычу кто-то другой убьет, это тоже метку с нее не снимет. На меня, кстати, поставить такую метку нельзя, но это моя особая способность. А вот вы все запросто можете попасться.

— А есть какие-то способы скрыться от этой слежки?

— Да, разные артефакты, вроде тех плащей, что были на членах отряда твоего приятеля. Но такую вещь не будешь носить постоянно, она сама по себе очень заметна.

Я кивнул. Пару плащей с соратников Вена я стащил под шумок, они лежали у меня в инвентаре. Но все же лучше было бы не подставляться под этот разбойничий навык. Меня или Кифа пока не искали — по крайней мере, открыто. Но довольно много игроков видело нас в канализации. Им нетрудно будет вспомнить, что с нами был какой-то тяжело раненный эльф. Рано или поздно выяснится, что это тот самый игрок, которого ищет «Целестион», и свидетели, которые выведут клан на наш след. А в том, что клан приложит все усилия, чтобы отыскать нас, можно было не сомневаться.

Как раз к тому времени, когда Курай пошел на поправку, Лэнди выполнил поставленную перед ним задачу и связался с Адельвайсом. Однажды вечером они пришли в гостиницу вместе. Я немало удивился: нашего маленького рогу сопровождал бледный парень с длинными, совершенно белыми волосами. Он был одет во что-то вроде сутаны, поверх которой был простой нагрудник. Парень носил ник Айс747, он был рыцарем смерти шестого уровня. Пафосное наименование класса смотрелось смешно рядом с такой маленькой цифрой.

— Курай!..

Едва завидев эльфа, наш гость ринулся к нему, крепко обнял.

— Я искал тебя. Я тебя искал…

Голос принадлежал Адельвайсу. Курай погладил парня по спине.

— Знаю.

Лэнди смотрел на эту сцену с недоумением.

— Чего это ты решил в рыцари смерти податься? — спросил Боггет. — Или это так, резервный аккаунт?

— Был резервный, теперь основной, — отступив на шаг, ответил Адельвайс… То есть, Айс. — Мой прежний ак взломали, персонажа удалили со всей историей. Я писал админам — у меня же легальный доступ был. Но они только извинились, ничего не сделали. Еще и спасибо сказали за то, что я им об этом сообщил — они учтут мой случай при улучшении защиты игры… Сволочи.

— Что, компенсацию не предложили?

— Предложили, разумеется. Любой аккаунт с нуля, три месяца бесплатной игры плюс набор гайдов от разработчиков. Я взял, но не активировал, пусть пока так повисит. Может, продам… Я просто думаю, это было подстроено, — он снова посмотрел на Курая. — Чтобы я не мешался.

— Ты все равно не смог бы ничего сделать.

Зубы Айса скрипнули.

— В том-то все и дело. Курай… Прости, что я тебя об этом спрашиваю, но… Ты там был один?

Эльф тихо усмехнулся.

— Сэм спросил у меня то же самое. Я не знаю.

— Квест был на спасение одного пленника, — вступил в разговор я. — Но формулировка там была странная: «одного из».

— Квест? — переспросил Айс.

Я окинул взглядом своих соратников. Тим и Киф кивнули, но перехватить взгляд инструктора я не сумел — Боггет отвернулся. «Ладно, потом», — решил я и прислал Кураю и Айсу предложения участвовать в квесте. История выполнения сохранялась, так что они могли сами во всем разобраться.

— Я думаю, все это как-то связано.

Пока эти двое вчитывались в описания, я снова посмотрел на Боггета. Мне хотелось знать, как он отнесся к моему поступку. Но на лице инструктора было сложно прочитать что-то. Он было словно персонаж игрока, который отвлекся… Вдруг я вспомнил о Лэнди. Немного подумав, я прислал предложение и ему.

Он опустил взгляд на свой интерфейс. Какое-то время он не отрывался от него. Потом посмотрел на меня — как-то странно, грустно — и, снова опустив взгляд, нажал отказ. Я получил уведомление об этом. Не заметить мое удивление Лэнди не мог.

— Сэм, мы можем поговорить наедине? — спросил он.

— Да. Разумеется.

Я пригласил его в свою комнату. Через порог Лэнди шагнул робко. Оглядевшись, он произнес:

— Как у тебя свободно и скромно.

Я пожал плечами.

— Простая комната. А что, у других игроков иначе?

— У обычных игроков личная комната завалена трофеями. А ты как будто бы здесь живешь.

Так и есть — хотелось сказать мне.

— Я не часто ей пользуюсь. Так что ты хотел сказать?

Лэнди замялся. Я решил его поторопить.

— Ты почему от квеста отказался? Мне говорили, от такого не отказываются.

Он неловко улыбнулся.

— Знаешь, это не для меня. Я в игре чисто ради фана, веселья. А вот это все… Это не мое. К тому же, новая четверть начинается, мне нужно больше заниматься, чтобы улучшить оценки. Если по математике в году тройка выйдет, родители меня убьют. В общем, я не смогу бывать в игре часто. Но ты не подумай, если нужно будет что-то сделать, чем-то помочь — узнать что-то, достать, порталов купить — я сделаю, не сомневайся. Просто я…

— Это все — что? — перебил я его. — Квест мирового уровня?

Я понимал, что давлю на него. Но мне хотелось, чтобы Лэнди нашел в себе смелость быть прямолинейным.

— Нет. Я не об этом… — он покачал головой. — Я имею в виду вас… всех. Ваши дела. Я не такой, как вы. Не один из вас. Мне и раньше приходило это в голову. Но сегодня я все понял. Вы… странные. Необычные. Не знаю, дело в оборудовании, которое вы тестируете, или в чем еще… Да, с вами интересно. Но мне не нужны неприятности.

Он снова замолчал. Его пальцы машинально двигались. Я заметил, что на руках Лэнди перчатки, подаренные Тимом.

— И что же, по-твоему, с нами не так?

Лэнди вскинул голову. В глазах его был гнев.

— Да я уже тысячу раз говорил это! Что с вами не так? Все! Вы словно живете в игре! Меняете ники, едите здешнюю еду, берете вещи без режима обмена. Много чего еще. Так не бывает, не должно быть! Не бывает персонажа, которому здоровье нельзя восстановить до ста процентов с помощью хила! Не бывает игроков, которые не могут выйти на форум и без специальных скилов не отображаются на карте! Не может быть такого, чтобы квест мирового уровня не зависел от заданий, которые входят в него!

Я терпеливо ждал, когда Лэнди закончит. Ход его рассуждений был мне понятен. Но я все еще не знал, к чему он клонит.

— А сегодня я кое-что понял. Есть что-то, что вас объединяет. Между вами существует какая-то связь. У игрока вроде меня никогда не будет ничего подобного.

— И что, это повод отказываться от квеста? — спросил я.

Лэнди сокрушенно вздохнул.

— Наверное, я не смогу объяснить тебе все так, чтобы ты понял.

Я решил сдаться.

— Что тебе удалось узнать?

Он посмотрел на меня с мимолетным испугом в глазах — понял, что все это время я только делал вид, что не понимаю его. Однако он быстро успокоился и заговорил:

— «Синяя заря» действительно существовала. Это была группа из пяти игроков, они были довольно известны лет шесть назад. У них еще был забавный девиз: «С нами Бог».

— И что забавного в этом девизе?

— «Бог» писалось с точкой. Имелось в виду сокращение от ника «Боггет».

Я кивнул. Лэнди продолжил:

— Состав группы я тебе только что переслал. Двое из игроков уже давно бросили своих персонажей. Создали они новых или больше не играют здесь, я выяснить не смог. Третий своего персонажа раскачал и продал. Я не узнал бы об этом, если бы он сам не хвастался этим на форуме. Продолжает ли этот человек играть, я не знаю. Четвертый играет до сих пор. Его ник Северозар, это кланлид «Целестиона». Палладин триста четырнадцатого уровня, сейчас он один из самых популярных игроков. Последним был… сам понимаешь кто.

Я снова кивнул.

— Что-нибудь еще выяснить смог?

Лэнди невесело усмехнулся.

— Это было непросто. Но ты же сам написал тогда, что я рога — значит, справлюсь… В общем, да. Я вычислил его через сохранившиеся контакты и ссылки на социальные сети. Вот что вышло. Человек, игравший под ником «Ларс Боггет», пропал без вести пять лет назад. Я переслал тебе его настоящее имя и кое-что из статей, которые нашел в Интернете. Дело было странное, его до сих пор не раскрыли, поскольку тело обнаружено не было. Вообще, неприятная история. Есть даже подозрение, что это было самоубийство. Материала не так уж и много, новостные порталы публиковали, в основном, одно и то же. Но я постарался собрать все, что есть. Надеюсь, ты найдешь то, что ищешь.

— Это все?

— Нет. Я сделал видео, которое ты просил. Сейчас пришлю его тоже. Не понимаю, зачем оно может тебе понадобиться. Но мне ведь и не надо знать такие вещи, да?

— Не сгущай краски. Это была просто просьба, Лэнди. Ты сделал больше, чем я рассчитывал. Как я могу отплатить тебе?

Щеки маленького роги вспыхнули.

— Да ничего мне особенного не надо…

Я улыбнулся.

— Хорошо. Тогда я сам подумаю над подарком для тебя. Не смущайся, ты проделал большую работу и заслуживаешь награды, — я отбросил всплывший в моей памяти образ Черного Принца и добавил: — Платить за труд — это нормально.

Я опасался, что он попросит раскрыть ему нашу тайну. Конечно, я опасался не того, что мне придется в чем-то признаться. Я просто не хотел рассказывать Лэнди то, во что он не сможет поверить.

— Тогда… Да, у меня есть просьба. Пожалуйста, не забывай обо мне. Если тебе что-то понадобиться, обратись именно ко мне, ладно?

Я невольно рассмеялся и, машинально положив ладонь на голову Лэнди, взлохматил его челку.

— Договорились.

«Но подарок я тебе все равно сделаю, — решил я для себя, — как только пойму, что действительно тебя порадует».

— Эй, как ты это сделал? — Лэнди удивленно ощупывал свою челку.

Я уже понял, что в игре, которой представляется Безмирье Лэнди, нельзя свободно брать вещи других персонажей, в том числе одежду, или как-то еще влиять на их внешность. Но в моем мире эти правила не действовали.

— Хочешь, фокус покажу?..

Не дожидаясь ответа, я стащил шнурок, которым были перевязаны волосы Лэнди. Светлые прядки рассыпались по плечам.

— Эй! Что ты творишь! Как ты это делаешь?!

Я только снова рассмеялся.

— Завяжи обратно!

— Хорошо. Повернись.

Я выполнил просьбу Лэнди. Его волосы снова были собраны в хвост. Рога ощупывал их так, словно на его голове была не обычная прическа, а, например, внезапно появившийся рог.

— Если передумаешь, скажи мне, я снова пришлю тебе приглашение.

Лэнди кивнул. Согласия Курая и Айса уже были у меня — вероятно, пока мы с Лэнди болтали, они успели обсудить мое предложение между собой и принять решение.

После того как мы покинули комнату, Лэнди не стал задерживаться.

— Ладно, всем пока! — он помахал рукой на прощание. — Еще увидимся!

Дверь за ним захлопнулась.

— Славный парнишка, — сказал Курай.

— Это девушка, — поправил его Айс.

— В реале?

— Ага.

— Вы что, познакомились?

— Списались. И да, она славная.

Боггет деликатно покашлял.

— Я смотрю, вы согласились на предложение Сэма. Не сочтите, что я против. Но нормальным этот квест, похоже, не будет.

Я повернулся, чтобы возразить инструктору и вообще поставить под сомнение само понятие нормальности, и врезался лбом во внезапно возникшую передо мной печать. На этот раз хоть к стене не отбросило, и на том спасибо.

— Что, второе задание в цепочке? — спросил Боггет.

— Похоже на то, — ответил я и уткнулся в интерфейс.

Прочитав сообщение на информационной панели, я расхохотался в голос.


Глава 42. Ненормальный квест


Капли пота стекали по лицу и спине Боггета.

— Сэм, я тебя ненавижу.

— Я знаю.

Волосы лезли инструктору в глаза. Ему было жарко, он дышал часто, прерывисто.

— Я ненавижу тебя, Сэм.

— Я знаю.

Он подался вперед, наклонился. Мышцы на его плечах напряглись. Короткий рывок — и в воздух взметнулись сияющие брызги.

— Как же я тебя ненавижу, о… Если бы ты знал…

— Да знаю я! — От моего крика с окрестных деревьев спорхнули перепуганные птицы. — Но что я могу сделать?

Действительно — стоя по голени в болоте, с закатанными штанами, под нещадно палящим солнцем — что я мог сделать для Боггета, стоявшего в точно таком же виде в нескольких шагах от меня?.. В руке инструктора трепыхалась только что пойманная крупная жаба. Небрежным движением он бросил ее на берег.

— Боггет, ты сам говорил, что нам нужно какое-нибудь укромное место, где «Целестион» нас не найдет, — напомнил Тим. Он сидел на берегу, верхом на большом коробе, который выдали нам в деревне. Веса Тима не хватало, короб пошатывался. Придерживая его, Тим слез, подобрал брошенную Боггетом жабу и сунул ее под крышку короба. — Мне, конечно, сложно об этом судить, но уж здесь-то они нас искать не должны. Игроков выше пятнадцатого уровня я в деревне не видел.

— Тим прав, — поддержал его Курай. Длинноногий, в белой сорочке с широкими рукавами, он ходил по болоту и был очень похож на аиста. — Шанс того, что среди игроков такого уровня будут члены топового клана, минимальный. Не стоит исключать клановых вербовщиков, но тут ничего не поделаешь, придется положиться на удачу. Хотя, у «Целестиона», скорее всего, отбоя от новичков нет, так что вряд ли мы столкнемся с их вербовщиками.

— Придется положиться на то, что «Целестион» еще не вышел на наш след, — поправил его Айс. Он выпрямился, упер руки в бока. Он был обнажен до пояса, намокшие волосы липли к спине и плечам. Айс был уже одиннадцатого уровня, и на его груди красовалась первая ритуальная татуировка — стилизованный человеческий череп.

Перед тем как отправиться сюда, мы еще раз все обсудили. Выбор у нас был небольшой: забиться в какую-нибудь отдаленную локацию и сидеть там, надеясь, что «Целестион» нас не найдет, или попытаться выполнить второе задание в цепочке квеста мирового уровня. На самом деле, это был никакой не выбор: условиям задания мы как раз и должны были отправиться в довольно тихое местечко. Был и еще один вариант — вернуться в наш родной мир. Но он был по умолчанию оставлен на крайний случай. Курай и Айс еще не знали, что у меня есть соответствующий навык, и, следуя советам Кифа и Боггета, я не торопился распространяться об этом. Поэтому мы дружно приступили к выполнению второго задания в цепочке квеста. От нас требовалось поймать пятнадцать пятнистых жаб и отнести их старушке-лекарше, проживающей в здешней деревне. Обязательным условием было присутствие всех участников квеста.

— Нубское задание в нубской локации за нубское вознаграждение, — продолжал возмущаться Боггет. — Как такое может быть частью квеста мирового уровня?

— Зато теперь мы знаем, что у рыцарей смерти даже подштанники черные, — легкомысленно заявил Киф.

Он проплывал мимо меня, лежа на спине. В отличие от Айса, на нем не было ничего, даже подштанников. Второй наш монстр, то есть Флипп, тоже спасался от жары в воде — забрался в заводь под сенью раскидистого дерева, лег на дно и радостно пускал пузыри.

Вдруг в физиономию Кифа прилетела квестовая жаба.

— Отвали от моих подштанников, нудист!

Магик встрепенулся, но забыл, что он в воде, а не на земле, и смешно бултыхнулся, подняв в воздух фонтан брызг. Отфыркиваясь, он вскочил с жабой в руке.

— Да как ты посмел!..

Несчастная тварюшка полетела в сторону ухмыляющегося рыцаря смерти. Он увернулся, жаба звонко шлепнула по пояснице Боггета.

— Киф, я тебя сейчас утоплю тут! Я и так злой!

Он как раз поймал очередную жабу, которую тут же и бросил в Кифа. Мне надо было не смеяться, а следить за траекторией. Жаба угодила в меня и смешно крякнула при столкновении. Я поймал тварюшку в ладони и отправил обратно, особенно не целясь. Боггет увернулся. Но физиономия у него была оскаленная, и он уже сунул руку в воду, чтобы достать новую жертву. А Киф уже принял стойку с двумя жабами в руках.

— Эй, прекратите! — попытался образумить их Курай. Киф бросил в него жабу не глядя. Но бросок был настолько быстрый и точный, что Киф попал. Вторая жаба уже летела в Боггета. Инструктор не отставал. Эльф выхватил посох.

— Ну, держитесь! Сила ветра!

Он взмахнул посохом, по воде пронесся резкий и сильный порыв ветер. Поднялась волна, окатив с ног до головы и Кифа, и Боггета, и меня.

— Ах, так?.. — В руке Боггета появился меч. Он шарахнул им по воде. — Усиленный удар!

Болото взорвалась, вместе с водой вверх полетели листья и стебли растений. Я шлепнулся на спину, попытался встать, но рука соскользнула, и я оказался в воде снова. Пальцы искали жабу, которую можно было бы запустить в инструктора или даже в эльфа, но нащупали что-то другое. Оно тоже было пупырчатое, однако совсем не мягкое. Я схватил предмет и вытащил его из воды.

«Внимание! Вы обнаружили предмет Зерно Порядка. Класс — редкий…»

— Еще не все! — воскликнул эльф и снова взмахнул посохом. — Торнадо!

Вырвавшийся на свободу вихрь вобрал в себя воду вместе со всем, что в ней росло и обитало, взметнул в воздух и бросил на землю. Ливень посреди ясного дня — вот как это выглядело.

— Да хватит вам уже! — завопил Тим. Жабы падали с неба, и она стукнула его по макушке. Не ступавший в воду, мальчишка был мокрым до нитки. Вымокшая Ласка впервые сделала нечто собачье — отряхнулась.

Я сидел в воде, разглядывая свою находку.

В это время из леса на край болота вышло двое игроков — девушка-разбойница десятого уровня и милишник двенадцатого. У парня была с собой корзинка с крышкой. Похоже было на то, что им тоже выдали квест на ловлю пятнистых жаб. Какая-то из них, отправленная в полет, шлепнулась парню прямо под ноги.

— О, одна уже есть! — обрадовался он.

Когда мы возвращались в деревню, вид у нас был еще тот. Мы договорились, что постараемся как можно меньше бросаться в глаза, поэтому убрали из статусов уровни, спрятали всю экипировку кроме той, что могла сойти за низкоуровневую, и остались в обычной одежде. Но теперь, вымокшие, перепачканные илом, с засохшими водорослями на одежде и коже, мы выглядели так, словно только что подрались с утопленниками — и они нам наваляли. А вот все вокруг, напротив, дышало миром и благодушием.

Пасторальность пейзажа зашкаливала. Голубое небо с пушистыми облачками, ясное солнце, ярко-зеленая трава, пестрые цветы и порхающие бабочки, чистенькие козочки, пасущиеся за околицей, аккуратные беленые домики с разноцветными черепичными крышами, дымки колечками… Когда я первый раз увидел все это, ощутил радость. Местные жители — опрятные, приветливые создания небольшого роста, точь-в-точь сказочные гномы — улыбались нам, и чувство тревоги и близкой опасности отступало. Но стоило только подумать о том, что, возможно, нам придется прожить в этом месте какое-то время, почему-то становилось очень тоскливо.

Сдав жаб старушке-лекарше, мы отправились на постоялый двор, чтобы перекусить. Здесь было довольно людно. Игроки свободно и весело общались, сидя за столами. Но и для нас нашлось местечко.

— Интересно, а в этой локации кладбище есть? — вслух подумал Айс. — А то мне как-то прокачиваться надо.

— Если и есть, оно, наверное, очень милое, — ответил Киф. — Могилки ухоженные, скелеты с цветочками в черепах…

— Лохмотья веселенькой расцветки, — продолжил я.

— И лич-пацифист, — закончил Боггет.

— Мы же задание выполнили, — сказал Курай. — Можем отправиться куда угодно. Тебя и правда надо в уровнях поднять. Зачистим какой-нибудь данж пару раз, а ты постоишь у входа. А там, может, и следующее задание в цепочке откроется.

— Я даже думать не хочу, что там будет дальше, — проворчал инструктор. — В том, что мы сегодня делали, смысла не было вообще никакого.

— Если сравнивать с первым заданием — да. Но, может быть, мы просто чего-то не замечаем. Может, был какой-то скрытый сценарий, а мы его не обнаружили.

— Тим, не усложняй. У нас и так хватает проблем.

— Ну, я не знаю, насколько это скрытый сценарий, — я достал из инвентаря свою находку и положил ее на стол. — Но вот что попалось мне в болоте.

Все как по команде уставились на предмет. Формой и размером он напоминал гусиное яйцо, только его поверхность покрывало множество ограненных драгоценных камней разных цветов и размеров. Описание гласило: «Зерно Порядка. Редкий предмет. Если у Вас есть собственный дом или Ваш клан обладает замком, с помощью данного предмета можно создать защитный магический купол, который защитит Вашу обитель от посягательств». Обитель — слово, которое больше всего привлекло мое внимание в этом описании. Наш квест мирового уровня имел то же название, и, сдавалось мне, именно за этой штукой мы на самом деле сюда и были посланы.

— Спрячь, — потребовал Боггет. — А еще лучше немедленно положи в личную комнату. Ты не представляешь, сколько эта вещь стоит.

Я кивнул и убрал зерно в инвентарь. Но, сколько бы оно ни стоило, я не продам его, — я уже тогда знал это. Не для того оно попало мне в руки. Я начинал догадываться, чего хочет от меня Безмирье.

— А у крепости Ан Горд такого же не было? — предположил Тим. — Иначе бы вы с Кифом не смогли…

Он не договорил. Перед глазами вспыхнуло оповещение:

«Внимание, игрок! На территории локации „Лесной край“ использовано заклинание, блокирующее перемещение персонажа! Перемещение персонажа временно невозможно!»

И тут же сразу:

«Внимание, игрок! На территории локации „Лесной край“ использовано заклинание, блокирующее применение атакующей магии! Примирение атакующей магии временно невозможно!»

— Это еще что такое? — воскликнул кто-то из игроков.

Но ответ уже входил в двери постоялого двора.

— Ух ты, хаи! — послышался голос какой-то девушки. — Круто!

Их было четверо. Впереди шла светловолосая милишница в роскошном доспехе. Роксолана, двести третий уровень, член клана «Целестион». Ее сопровождало двое магов. Четвертым был рога в режиме невидимости. Я не узнал бы о его появлении, если бы не получил оповещение:

«Внимание! Игрок ЗачемВообщеНуженНик отметил Вас как приоритетную цель. Теперь…»

Дочитывать я не стал — и так было понятно, что рога поставил на мне свою охотничью метку. Тут же пришло еще одно оповещение, точно такое же, только ник игрока был другой — СеняГений.

— Попались, — Роксолана улыбнулась. — Сами пойдете или…

Стрела пронзила ее незащищенное горло. Шкала жизни милишницы едва дрогнула, но ее лицо исказила гримаса презрения.

— Да как ты пос…

Она не договорила — мой меч вошел между пластин ее доспеха. Панцирная защита монстра или металлическая экипировка — принцип атаки одинаковый.

Роксолана выхватила боевой топор, но не успела сделать даже взмах. Боггет снес ей полголовы. На пол упало надгробие из белого мрамора с золотыми надписями. Следующим был последний маг. Последний — потому что первого вынес Киф, ушедший в режим невидимости. Один из разбойников появился, чтобы атаковать меня, но меня защитила магия Тима. Его самого прикрыл Боггет.

— Уходим! — скомандовал он.

Мы выкатились во двор перед постройкой, сбились спиной к спине, ожидая нападения разбойников и остальных участников рейда на нас — они наверняка были.

— Куда уходим? — воскликнул Айс. — Портальная магия не работает. А пока мы тут торчим, сюда прилетит их подкрепление. Оцепят радиус, и все, пиши пропало.

— Не паникуй! — задорно посоветовал ему Боггет. — На нас полно меток. Куда бы мы ни делись, нас найдут везде.

— Как работает ограничение? — спросил я.

— Где-то засел маг с соответствующим кастом.

— В пределах радиуса или за?

— В пределах.

— Киф?

На песок двора рухнуло тело одного из разбойников. Это был рога, пометивший меня, тот самый СеняГений. Он был жив — Киф держал его для того, чтобы кто-нибудь из нас мог его убить. Боггет ударил мечом наотмашь. Моя метка, естественно, не исчезла. Наоборот: появилась еще одна. Боггет выругался. Очевидно, у него новая метка появилась тоже — взамен сброшенной.

— Киф, что с магом?

— Я его не вижу, он хай-левел.

Дамочка, от которой осталось одно надгробие, нас недооценила — так я подумал сначала. Но, возможно, она и ее спутники были просто отвлекающим маневром. Настоящая миссия была возложена на разбойников.

— Сколько у них рог? — спросил Боггет.

— ЗачемВообщеНуженНик, СеняГений и Крысолов1281, - перечислил я авторов меток, что были на мне.

— Алая Розка, — добавил Тим.

— Все? Значит, четверо?

— Фау2002, - добавил Курай. Это были первые слова, которые он произнес, и голос его был упавшим. Я старался не смотреть на эльфа — лицо у него за считанные секунды осунулось и будто бы постарело.

— Пятеро… — со злостью выдохнул Боггет.

— Может, и больше. Остальные просто не светятся.

— Вряд ли. Но все же…

Я лихорадочно соображал, что делать. Попробовать открыть переход, несмотря на ограничения? Это же не портальная магия, это навык, он должен сработать. По крайней мере, он активен… Да, но тогда «Целестион» узнает то, что ему знать не следует. Попытаться перебить рог? Все метки мы все равно не снимем — одного игрока можно убить только один раз, а каждый разбойник поставил по несколько штук. К тому же, пока мы этим занимаемся, прибудет подкрепление… Если оно еще не здесь.

Ситуация была патовой.

— Давайте попробуем вырваться из окружения, — предложил я. — Потом уйдем порталом. У нас будет фора.

— Как ты мага найдешь?

— Дайте мне немного времени. Я попробую.

Боггет посмотрел на меня с подозрением. Я потянулся к инвентарю. Подарок Черного Принца оказался у меня в руке.

«Внимание! Вы изучили навык „Глаза врага“! Этот навык позволит Вам увидеть поле битвы глазами противника и понять, что им руководит. Внимание! Навык работает в тестовом режиме! Возможны сбои в алгоритме работы навыка!»

Он оказался доступным сразу. Я не представлял себе, как он сработает, когда активировал его, и немного опешил, на несколько секунд увидев поле боя с высоты птичьего полета. Деревенька, в которой мы находились, была частично перекрыта двумя большими, наслаивающимися друг на друга печатями — белой и сиреневой. В центре печатей, как раз там, где мы стояли, светилось шесть красных точек. Пять синих точек окружили их на небольшом расстоянии. За пределами печатей тоже было несколько синих точек — две или три. Вот появилась еще одна, и еще… Внутри печатей также была яркая голубая точка.

— Рог пять. За барьером пятеро или шестеро. Маг за тем домом, слева.

Боггет ринулся в указанном направлении.

— Киф, Сэм, со мной! Тим, Курай, прикрываете!

Мага мы вынесли за считанные секунды — не помогла даже защита двух рог, один из которых очень удачно попался мне под горячую руку. У мага почти не было маны, вся она ушла на каст и длительную поддержку такого большого барьера и двух заклинаний. Стоило ему обратиться в кокон (надгробие, вероятно, по статусу не полагалось), как печати исчезли. Но с разных концов деревни к нам устремились игроки. Их было уже не меньше дюжины, и среди них легко можно было различить фигуру Роксоланы.

— Сэм, портал! В глухомань куда-нибудь!

Я перенес нас на поляну, где мы с Ридой когда-то пытались перевоспитать каменного огра и впервые увидели Курая и Адельвайса. Хоть это и было неуместно, я удивился — дерево, когда-то снесенное атакой Говарда, стояло на своем месте, как ни в чем не бывало.

— Неплохо, — сказал Боггет. — Но не достаточно.

— Конечно, недостаточно! — послышался уже знакомый голос. Из вспышки портала шагнула Роксолана. Была она зла, очень зла. Следом за ней вышел маг-блокировщик, он уже заносил руку для каста. — Сдавайтесь!

Мне не нужно было давать команду. Я воспользовался порталом снова — напоследок успел заметить, что на поляне, прорывая пространство, возникают новые вспышки.

На этот раз я выбрал Элраск — портал еле достал до него. Мы оказались прямо на центральной площади. Мой выбор мог показаться странным, но я за него мысленно похвалил себя: я вспомнил, что этот город был мирной зоной. Напасть на нас здесь было невозможно. Но, оглянувшись на Боггета, я увидел, что его лицо исказила досада.

— Они не собираются нас убивать, Сэм. Мы нужны им живыми. А схватить здесь они смогут нас без всяких проблем.

— Можем отсидеться в гостинице или данже, — предложил Айс. — Успеем?

Вспышка портала — Роксолана и ее теперь уже полностью восстановившийся отряд были на площади.

— Вам не убежать. Если вы считаете, что найдете такую локацию, вы ошибаетесь. У меня бриллиантовый аккаунт. Знаете, что это значит? Полностью открытая карта мира!

— С ними нет рог, — заметил Тим.

— Разумеется. Их роги отслеживают нас и передают информацию сокланам.

— Ну, что, сдаетесь? — спросила Роксолана, кокетливо закинув топор на плечо.

Я снова использовал портал.

— Я же сказала, это бесполезно! — воскликнула милишница, когда вновь последовала за нами. Потом ее тонкие брови сошлись на переносице. — Что это еще за дыра?

Мы находились на берегу реки, в низине. За нашими спинами был каменный мост и часть деревни, расположенная на другом берегу реки. Другую часть поселения, находившуюся на этом берегу, было не видно из-за насыпи. Боггет невольно улыбнулся.

— Сколько воспоминаний… Сэм, какого черта?

— Мы уйдем отсюда, Боггет, — сказал я. — Совсем. Но не сейчас. Мы не можем уйти одни. Поэтому нам придется драться, чтобы выиграть немного времени.

Инструктор кивнул.

— Значит, будем драться, — он вытащил свой фламберг, даже не поинтересовавшись деталями плана. — Я все равно не собирался сдаваться так легко.

Я вызвал Флиппа. Тим окружил нас защитным барьером, Курай встал с посохом наизготовку. Киф исчез. Даже Айс, несмотря на маленький уровень, достал меч с цепью на рукояти и собрался сражаться.

Роксолана улыбнулась.

— Вперед! — скомандовала она своему отряду. В нем уже было около полудюжины игроков, и порталы продолжали вспыхивать. — Живыми нужны все, кроме того нуба! Не дайте им сдохнуть! В остальном делайте, что хотите!

— Удачи нам, кранты врагам! — бодро воскликнул Боггет и ринулся в атаку.

Сколько времени мы должны будем продержаться? Хватит ли у нас на это сил? И имеет ли все это смысл?.. Судя по тому, что я только что получил письмо, — да, попробовать стоит.

Это был страшный бой. Боггет схлестнулся с Роксоланой. Разница в уровнях была огромная, но инструктор не сдавался.

— Я убью тебя еще раз, стерва! — задорно кричал он. — Жалко, что тебя нельзя лутнуть!

Курай взял на себя обязанности боевого мага. Пока он атаковал, моей задачей было сбивать касты других магов, в том числе тех, кто пытался создать барьер, ограничивающий использование магии. Флипп защищал меня от воинов ближнего боя. Тим почти непрерывно лечил Боггета. Киф выносил противников по одному. Но тех становилось все больше.

Я прикинул время — и количество пузырьков с зельем, восстанавливающим ману. Должно было хватить. Я отступил к мосту и, убедившись, что в этот момент на меня никто не обращает особого внимания, попросил:

— ПОЯВИСЬ И АТАКУЙ НАШИХ ВРАГОВ.

Дракон умнее волколака. Он должен был понять, чего я от него хочу.

Мана рухнула до нуля, я тут же принялся пить эликсиры. Ничего особенного не происходило, и я решил, что навык не сработал. Но вдруг над мостом появилось серебристо-голубое сияние, по воздуху прокатился утробный рык. Дракон появился. Оказывается, он был всего шестьдесят седьмого уровня. А когда-то он казался нам таким грозным противником… Впрочем, тогда мы так и не победили его, а сейчас нам годилась любая поддержка.

В разинутой пасти дракона образовалась темно-сиреневая сфера. Зверь дернул головой, и сфера, увеличиваясь в размерах, понеслась к земле. Одного из магов «Целестиона» она снесла, заодно зацепила прикрывавшего его милишника и сбила слаженную работу отряда Роксоланы.

Я заливался зельями, сдерживая своих противников на дистанции с помощью магии огня и воздуха. Мана во мне почти не удерживалась — сразу уходила на касты, которые, между прочим, мне уже пару раз сбивали. Краем глаза я видел, что Тим тоже перешел на эликсиры. Боггет отступал. Кого-то нам удалось повергнуть, но новые члены «Целестиона» все прибывали. Нас теснили к мосту и, если бы хотели убить, давно бы убили. Призрачный Дракон, хоть и продолжал поливать наших противников магическими атаками, качнуть весы в нашу сторону все же не мог.

Я следил за боем, за состоянием своих соратников. Отлечивать Боггета Тим уже не успевал. Он было вызвал Ласку, но бедную псину прикончили почти сразу. Курай держался, но и его мана была на исходе. Айса не вынесли только потому, что никому не было до него дела. Кифа я не видел, но, судя по тому что его значок в группе не был серым, он был жив. Все его показатели, отображающиеся у меня на панели, были на серединах шкал. Сам я неуклонно уходил в ноль. Если я хотел использовать шанс и убраться отсюда вместе со своими друзьями, мне следовало делать это сейчас. Но я хотел уйти со всеми.

На меня вдруг налетел милишник, взявшийся буквально из ниоткуда. Я запоздало сообразил, что на нем было заклинание невидимости со свитка, я сам однажды использовал такое. Милишник был сто восемнадцатого уровня. Я молча записал себя в трупы.

Первый удар я выдержал, но второй перерубил мой щит и пришелся по ногам. Я рухнул на колени. Попытался вывернуть меч для атаки снизу, но не хватило пространства. Половину лица обожгло, кусок мира отрезала темнота. Но и одним глазом я увидел, что на насыпи на фоне темнеющего предгрозового неба появилась крошечная стройная фигурка с посохом в руке. В воздухе вспыхнул алый знак. Поднявшись, он вдруг мигнул и развернулся на полнеба, протянув в обе стороны длинные причудливые ветви.

Думаю, милишник успел заметить мою улыбку, прежде чем обратиться в пепел.

А потом я увидел, как, обходя Селейну, с насыпи стремительно сбегают новые игроки. Они сцепились с «Целестионом». Главной их задачей было не спасти нас, а проложить путь Селейне.

— Вперед!..

О том, что «Целестион» вышел на нее, я узнал пару дней назад от Марика. Я не мог допустить, чтобы она попала к ним. Мы договорились, что, если охота на нас действительно начнется, немедленно свяжемся друг с другом и вместе будем сражаться. А если придется уходить в наш мир, то и уйдем вместе тоже. Я предложил это и Рейду. Насколько я знал, «Целестион» пока не подозревал о его существовании, но я все же счел необходимым предупредить его. Рейд принял мои слова к сведению. Покидать Безмирье, даже временно, он отказался. Он не собирался бросать семью. И все же на всякий случай мы с Селейной, посоветовавшись, решили, что, если дойдет до финального боя, мы проведем его здесь, около моста с Призрачным драконом, чтобы иметь возможность забрать с собой Рейда, пусть и в последний момент. Но, похоже, «Целестион» так и не заинтересовался им. Что ж, я был только рад этому.

— Все! Ко мне! Уходим! — крикнул я.

Пить лекарские зелья или зелья маны? Зелья маны, конечно. Бывают минуты, когда не сомневаешься в расстановке приоритетов.

В считаные секунды я прикончил свой запас. Бар маны стал почти полным.

Рядом оказался Боггет. Был он израненный, шальной и совсем не веселый. Он с тревогой и болью во взгляде посмотрел на меня.

— Сэм, ты сделаешь это?

— Да! — опираясь на меч, я поднялся на ноги. Левую я почти не чувствовал. Одна рука тоже уже не слушалась.

На поле боя царил хаос. Курай отступал, защищая собой Тима. Айса все-таки вынесли. Киф вылетел из невидимости и дрался страшно, остервенело. Под прикрытием своих соратников Селейна прорывалась к нам. Ей оставалось совсем немного, она должна была успеть.

Я отозвал Флиппа — мне не хотелось, чтобы мой питомец погиб, ведь я не знал, способен ли он возродиться. Затем принялся делать то, что собирался.

Процарапываясь сквозь боль и мрак, мое сознание отыскало родной мир. Я выцепил образ площадки перед домиком Боггета — хорошо знакомое мне место, к тому же у меня уже получалось открывать проход между мирами оттуда, и это придавало мне уверенности. Теперь нужно было сделать самое сложное.

Понимая, насколько рискую, я закрыл еще видящий глаз. Охватил сознанием оба мира, потянул их друг к другу, выстраивая между ними хороший, крепкий, надежный, большой коридор, по которому смогли бы пройти все мои друзья. Я активировал навык. Мана исчезла, словно ее бар кто-то выпил залпом. Я открыл глаз. Передо мной было все то же поле битвы. Но я знал, что все получилось.

Проход между мирами был на мосту, за моей спиной. Мне не нужно было оборачиваться, чтобы знать это.

— Вперед! — крикнул я. — Быстрее!

Моих соратников не пришлось просить дважды. Боггет впихнул в портал Тима, затем замешкавшуюся Селейну и буквально зашвырнул в него Кифа, которого только что оглушили магией молнии. Потом ринулся по переходу сам вместе с Кураем.

— Сэм!..

Я должен был уйти с ними. Я собирался.

Но как только члены отряда Роксоланы поняли, что я, именно я открыл какой-то необычный портал, через который добыча может улизнуть, на этом плане можно было ставить крест. Я дернулся, но не двинулся с места. Ноги до колен покрыло льдом. Чтобы растопить его, маны не было. На меня несся какой-то милишник, но Роксолана окриком остановила его. Я увидел плотоядную улыбку на ее губах. И изо всех сил заорал:

— Тим!..

Всегда имей запасной вариант. Так говорил инструктор.

Я думал, мальчишка не справиться. Не сделает то, о чем я его просил, о чем мы договаривались. Но почти сразу же я почувствовал легкий укол под лопатку и увидел острие стрелы, торчащее из моей груди.

Наверное, Роксолана удивилась. Но я этого уже не увидел.


Глава 43. Ладрок


На этот раз все было совсем иначе. Я двигался в темноте, это было довольно легко. Не шел и не летел, скорее скользил. Темнота была непроглядной, но я ощущал, что пространство ограничено. Возможно, это было что-то вроде коридора или трубы. Я не увидел, а скорее почувствовал что-то вроде кольца, которое я миновал. За ним темнота стала более просторной, в ней появились смутные образы. Они были обрисованы тусклыми зеленоватыми контурами. Если я присматривался к одному или другому, контуры становились ярче, и я мог угадать в них то или иное существо. Я догадался, что это варианты, которыми я могу воспользоваться для возрождения — Киф рассказывал о чем-то подобном. Что ж, значит, пришло время выбирать новую жизнь.

Почему, договариваясь с Тимом, я был так уверен, что смогу вернуться? Потому что я был просто уверен в этом. Иных причин у меня не было. А еще я кое-что понял: не бояться смерти — восхитительно.

Я плыл среди образов различных созданий. Мог замедлиться, чтобы рассмотреть какое-нибудь существо подробнее, или, наоборот, ускориться, минуя то, что меня не интересовало. Существ было довольно много. Но по внешнему облику было непросто определить, на что они способны и какие из их черт я могу наследовать. Описаний, как это было в Безмирье — и к чему я, признаться, уже привык — не появлялось. Тогда я решил поискать просто сильное крупное существо. Этого было бы достаточно.

После недолгих поисков я замер перед образом приземистого шестилапого создания, покрытого шерстью. У него была крупная тяжелая голова с широким лбом и небольшими роговыми наростами, плоская хищная челюсть. Существо выглядело сильным, здоровым и опасным. Я решил, что попробую стать им.

Я тронул разум существа — тот поддался без сопротивления. И тогда я устремился в него и почувствовал, как кружится голова, как пульсирует, сжимаясь и разжимаясь, пространство и пульсирую я сам, как я снова обретаю форму и пределы…

— …третий день ничего не ест. Наверное, приболел.

— Ну, пища помягче должна ему понравиться.

— Нет… Нет, пожалуйста, нет… Не надо…

— Заткнись, отродье!.. Давай, я подержу.

— Нет!..

Звук хлесткого удара, звяканье цепей. Приглушенные рыдания.

Я приоткрыл один глаз и сквозь пленку, все еще затягивающую зрачок, различил три человеческие фигурки. Двое мужчин за ногу приковывали на цепь девочку у дальней стены пещеры, в которой я обитал. Мне здесь не очень-то нравилось, но внутри скалы было тепло, а за ее пределами холодно. К тому же, мне не нужно было охотиться. Люди сами приводили мне еду. Друг друга.

Я закрыл глаз, собираясь поспать. Но всхлипы девочки и позвякивание цепи мешали мне. Я снова открыл один глаз. Мужчины ушли. Девочка лежала на полу, свернувшись в клубок. На вид ей можно было дать лет одиннадцать или двенадцать. Из одежды на ней было застиранное до белесости короткое платье. Она была босиком. Тонкие пальцы тщетно пытались растянуть хотя бы одно звено цепи и высвободить лодыжку. Если бы это произошло, девочка смогла бы уйти отсюда. Между прутьями решетки, закрывавший вход в мою большую пещеру, мог свободно пройти и взрослый человек. Я в нынешнем своем размере отсюда бы никогда не выбрался. Но и девочка, справься она с цепью, далеко бы не ушла тоже.

Пошевелившись, я повернул морду в сторону девочки. Она перестала хныкать, застыла на секунду, а потом истошно закричала. Я вздохнул и отвернулся. Я был сыт, ел несколько дней назад. Но если эта девочка продолжит орать, я сожру ее. Раздражает.

Девочка кричала недолго. Сообразив, что есть ее я пока не собираются, она отползла к стене и притихла. Я наконец-то плотно закрыл глаза и задремал.

Во сне мне было некомфортно. Тело нагрелось, какая-то сила мяла и ломала его изнутри. Было больно, но совсем немного и даже приятно — так бывает, когда после долгого перерыва возьмешься помахать мечом, а на следующий день при малейшем движении болит каждая мышца. Но все же эта боль приносит удовлетворение, и ты снова принимаешься за тренировки, чтобы чувствовать ее.

В какой-то момент снова стали раздаваться крики девочки. На этот раз она визжала так, словно ее резали. Она не замолчала, пока не охрипла, но даже тогда продолжила издавать какие-то сдавленные звуки, будто бы ее кто-то душил. Когда я проснулся, она сидела, вжавшись в стену, с широко раскрытыми от ужаса глазами и окаменевшим лицом. Рот ее был приоткрыт, в уголках губ белой корочкой засохла слюна.

Я поднялся, потянулся. Чувствовал я себя великолепно, гораздо лучше, чем после первого респауна. Такими темпами я, глядишь, и втянусь.

Может быть, дело было в том, что Снежок, подаривший мне мою предыдущую жизнь, в отличие от этого создания, был более развитым, разумным.

Шлепая по полу пещеры босыми ногами, я подошел к девочке, присел напротив нее. Я постарался заглянуть ей в глаза. Мне хотелось узнать, окончательно она утратила рассудок или нет.

— Эй, — позвал я. — Слышишь меня? Понимаешь?

Взгляд ее глаз с трудом сфокусировался на мне.

— Не… — прохрипела она. — Не ешь… пожалуйста… Убей… Сначала… Убей…

— Ладно, — машинально ответил я.

Я нащупал цепь, потянул ее на себя. Нога девочкии дернулась, она сдавленно пискнула. Я перебрал пальцами звенья, а затем сжал несколько в ладони около железного браслета, охватывавшего лодыжку. Звенья раскрошились и рассыпались. Я забросил металлическое крошево себе в рот, пожевал. Вкус был приятный, кисловатый. Недолго думая, я оторвал от цепи, прикрепленной к вбитому в стенку кольцу, еще кусок, забросил его на плечо, поднялся.

— Пошли? — спросил я девочку.

Я направился к выходу из пещеры. Шел я неторопливо, мне вообще было некуда спешить. Пока интерфейс включится, пока посмертные дебафы исчезнут… Пока я восстановлю ману в достаточном количестве, чтобы вернуться в Безмирье… На все нужно время.

Я миновал решетку и вышел в большой коридор. Если судить по следам на стенах, он был проделан людьми. Я покрутил головой, вспоминая, с какой стороны приводили ко мне пленников, и двинулся в том направлении. На ходу я жевал звенья прихваченной с собой цепи. Ржавчину сплевывал, она была невкусная.

Через какое-то время я услышал, что меня кто-то догоняет. Я обернулся и увидел ту самую девочку. Прихрамывая, она спешила за мной. Я остановился, чтобы дождаться ее. Заметив это, она удвоила усилия. Споткнулась, но не упала и наконец-то догнала меня. Только теперь я заметил, что внешность у нее необычная. Кожа была розовато-золотистого цвета, короткие волосы — такое чувство, что обрезанные ножом — вились крупными бронзовыми кольцами. Глаза были темно-карими, почти вишневыми. Девочка была невысокой, с наметившейся фигурой. Действительно, мягкая, хорошая пища. Но я был не голоден. Железом так, лакомился.

— Ты демон? — спросила девочка.

Я пожал плечами.

— Возможно. Я не знаю, как здесь называют таких как я.

Она посмотрела в пространство над моей головой.

— Ты демон, — на этот раз сказала она уверенно.

— А ты кто?

— Я? А… Просто рабыня.

— Ты человек?

Девочка опустила голову.

— Не совсем… Нет.

Я ждал.

— Я не человек.

Мне было интересно, что, с ее точки зрения, отличает ее от человека: внешность, какие-то особенности или статус. Но мне это было интересно не настолько, чтобы я стал об этом расспрашивать. У меня были другие дела.

Идти по коридору пришлось долго, прежде чем потянуло запахами людей и их пищи. Издалека я услышал голоса нескольких мужчин, переговаривавшихся между собой. Они рассказывали непристойные истории и смеялись. Помещение, в котором они находились, было чем-то вроде караулки. Я вышел к ним, щурясь на свет масляной лампы. Один заметил меня.

— Смотрите, какой-то голый дебил, — сказал он.

Второй лениво повернул голову.

— Эй, ты еще кто такой?

Третий оказался сообразительней. Он вскочил и, схватив алебарду, направил ее на меня.

— Кто ты? — строго спросил он. Взгляд его на долю секунды поднялся выше моей головы, затем опустился. — Как здесь оказался?

— Я?..

Меня зовут Сэм, я отображаюсь под ником Сэй Морр. Мой текущий уровень — шестьдесят девятый. Я безмирник, только что возродился после второй своей смерти. Ничего такого, что стоило бы знать этим людям.

— Это демон! — воскликнула девочка из-за моей спины. — Настоящий демон! Он сожрет вас! Он сожрет вас всех!

Выкрикивая последние слова, она перешла на визг. Я поморщился, лениво оглянулся. Девочка побледнела, отступила назад.

— Эй, а эта не та рабыня, которую приводили для монстра? — спросил один из солдат. Его вопрос остался без ответа. Тогда он заметил: — Если с монстром что-то случилось, князь будет недоволен. Нам влетит.

Парень с алебардой проигнорировал его слова. Он двинулся на меня, снова опасливо глянув на воздух над моей головой.

— Ты и в самом деле демон? Отвечай!

Я миролюбиво поднял руки.

— У меня нет дурных намерений, — сказал я. — Пожалуйста, позвольте мне пройти.

Парень кивнул.

— Ты пройдешь… С нами. Спустимся отсюда и разберемся, кто ты такой.

Я моргнул. Интерфейс перед моими глазами вспыхнул, погас, потом вспыхнул снова. Инвентарь был активным. Я обрадовался — теперь можно было одеться. Но кое-что задержало меня. Во-первых, поле под моим ником было красным. Я видел такое у некоторых игроков, но не интересовался, что это значит. Во-вторых, парень, стоявший передо мной, был третьего уровня. Третьего! А те, что сидели за столом, и вовсе второго. Я оглянулся на девочку. Она, как и солдаты, была местной. Имя — Йен, статус — рабыня. Первый уровень.

Опомнившись, я поспешил одеться и экипироваться. На лицах солдат отразился ужас. Двое сидевших вскочили со своих мест и с криками бросились бежать. Парень, стоявший передо мной, выронил оружие, отступил, споткнулся, упал и стал отползать.

Никогда не думал, что вид одетого человека может производить такое впечатление.

Я подошел к солдату.

— Поднимайся. Помоги мне выйти отсюда. Не хочу бродить тут полдня… или ночи. Что у вас тут сейчас — день или ночь?

— Ночь, — ответил парень. Он сглотнул, но все-таки взял себя в руки, поднялся и даже подобрал оружие. Снова взглянул на то, что было у меня над головой.

— Я не трону тебя, — заверил я его.

Интересно, что они там видят такое. Не статы — нет необходимости проверять их каждую минуту. Может, что-то другое?..

Парень боялся повернуться ко мне спиной, но ему приходилось идти впереди, поэтому он шел как-то боком. Мы миновали пару коридоров, представлявших собой, скорее всего, старые штольни, и вышли в большую пещеру. Наконец-то пахнуло свежим воздухом… Хотя, он был не такой уж и свежий: от чадящих факелов пахло маслом и гарью. А еще пахло человеческим страхом.

Отряд в несколько десятков человек, ощетинившийся копьями и алебардами, стоял у выхода из пещеры. Когда я двинулся на них, солдаты попятились, но задние ряды не давали передним значительно отступить.

— Пожалуйста, пропустите меня, — попросил я.

Ответом мне было суровое молчание и позвякивание амуниции. Обведя солдат взглядом, я заметил, что многие из них смотрят на меня с ужасом.

— Не пропустите?

Снова молчание.

— Ладно.

Уровни солдат были от первого до пятого. Я раскидал их, стараясь не калечить. При таком соотношении сил это было непросто.

После этого я выбрался из пещеры. Мне открылся вид на город. Обычный город — россыпь невысоких построек, сеть кривоватых улиц. Вдали река, прихваченная, словно стежками, рядком мостов. Городская стена — довольно высокая по сравнению со зданиями и выстроенная между двух скал, служащих естественной защитой поселения. А еще я чувствовал что-то справа и немного сверху. Я повернул голову и увидел, что на уступе скалы, возвышаясь над городом, стоит небольшая крепость. Вероятно, там жил правитель этих мест.

Заметив тропу, ведущую вниз, я стал спускаться. Интерфейс продолжал меня удивлять: бар маны восстанавливался буквально на глазах. Что же это был за мир, в котором я оказался?.. Какая разница. Если так продолжится, я смогу вернуться в Безмирье уже завтра утром. У меня там много дел.

Углубившись в чтение отчетов по бою с отрядом Роксоланы, я не сразу заметил, что меня преследуют. Это была та девочка, рабыня. Она шла в паре десятков шагов позади меня, придерживаясь за стену. Я решил не обращать на нее внимания. В конце концов, нужно же было ей как-то спуститься со скалы, а других троп я не видел.

Глинобитные домики лепились прямо к скале на нижних ее уступах. Так начинался город. Я спустился на улицы, прошел вдоль одной, свернул на другую. Интересно, у них тут есть гостиницы, которые принимают постояльцев посреди ночи? Можно было, конечно, и прикорнуть на улице. Но мне этого не хотелось.

Мне нужно было проверить одну мою теорию.

Раздался топот и бряцание, по которым можно было безошибочно угадать приближение городской стражи. Сначала меня перетряхнуло — воспоминания, связанные с этими звуками, были не очень приятными. Но потом я вспомнил, какого уровня были солдаты в гарнизоне крепости. От городской стражи вряд ли можно было ожидать большего.

Я не ошибся.

— Стой, кем бы ты ни был! — послышался голос капитана. Он единственный был пятого уровня. Остальные были второго или третьего.

— Хорошо, хорошо, стою. Что вы от меня хотели?

Капитан, который был явно в курсе произошедшего в пещере, посмотрел на меня с легким недоумением. Его взгляд тоже то и дело дергался, словно пространство над моей головой притягивало его.

— Я вот хочу найти комнату на остаток ночи, — продолжил я. — В этом городе есть гостиницы, которые принимают постояльцев по ночам?

Капитан задумался. Думал он явно не о том, есть ли в городе такие гостиницы, а о том, как себя вести со мной дальше. Да, я был непростой задачкой.

— Такие гостиницы есть, — осторожно сказал он наконец. — Но, может быть, вы лучше проследуете с нами?

— Куда?

— В городскую тюрьму.

— Нет, спасибо. Не люблю тюрьмы. Лучше в гостиницу. Проводите меня, пожалуйста, если это вас не затруднит. А завтра утром, если захотите, мы поговорим.

Капитан снова долго думал, прежде чем ответить.

— Хорошо, — сказал он. — Следуйте за мной.

Под конвоем — или в сопровождении свиты, точно сказать было трудно — я прошествовал по одной из улиц к простому трехэтажному зданию. Маленькие окна были закрыты ставнями, за некоторыми горел свет.

— Это не гостиница, — сказал капитан. — Простите, но я не могу подвергать простых жителей своего города опасности. Это казармы стражи. Я тоже живу здесь. Пожалуйста, будьте сегодня моим гостем.

— Хорошо, — согласился я. То, что я хочу узнать, я смогу выяснить и завтра.

— Тогда, прошу, идемте, — капитан сделал солдатам несколько условных знаков, отпуская большую часть группы и отправляя с докладами остальных. — Как мне вас называть?

— Сэм, — ответил я. — А мне вас?

Я видел его имя, но решил соблюсти правила хорошего тона.

— Манхейм. Эрик Манхейм, — он вдруг остановился. — Могу я вас спросить? Эта девочка, которая крадется вслед за нами. Она ваша собственность?

— Она местная, — ответил я. — Насколько я понял, это рабыня, которую привели на корм монстру, обитавшему в пещере.

— Монстру, обитавшему в пещере? Ладроку?

— Я не знаю, как он назывался.

— Хотите сказать, что он там больше не обитает?

Я невольно улыбнулся.

— Боюсь, что нет.

Капитан побледнел, но сдержал себя в руках.

— Так что же нам с ней делать?

— Что хотите. Но, боюсь, казармы стражи — это не место для девочек, свободных или рабынь. Если вы понимаете, о чем я.

Капитан кивнул. Подозвав часового, он сказал ему пару слов и указал на девочку. Парень козырнул и скорым шагом направился в ее сторону. Я повернулся к Манхейму.

— Могу я в свою очередь тоже кое о чем спросить вас?

Манера нашего разговора забавляла меня, но я помнил, как Боггет подстраивал свою речь под речь местных и следовал его примеру.

— Да, разумеется.

— Что вы все такое видите у меня над головой?

Капитан сглотнул — совсем как тот солдат в пещере.

— А вы не знаете?

— Представьте себе, нет. Так что же это?

— Нимб.

— Нимб?

— Да. Алый нимб, состоящий из нескольких ломаных линий. Они светятся и как будто пылают.

«Огненные тернии, — догадался я. — Только что они делают у меня на голове?..» Проверив интерфейс, я убедился в том, что навык действительно активирован и потребляет ману. Отключить его не получалось. А вот навык «Каменная кожа», наоборот, был заблокирован.

— Благодарю за ответ, капитан. Мы можем идти дальше.

Эрик Манхейм кивнул, и мы направились к казармам.

Капитан стражи занимал небольшую комнату со своего рода прихожей.

— Если вы не возражаете, я уступлю вам свою постель. Сам я посплю здесь.

— Хорошо.

— Может быть, вы желаете поужинать?

— Нет, благодарю. Я не голоден.

— Тогда, пожалуйста, устраивайтесь. Если что-то будет нужно, скажите мне или моему денщику, я предупрежу его.

— Благодарю.

Я скинул в инвентарь часть экипировки и с удовольствием растянулся на капитанской кровати. Она была жесткой, как койки в училище, но зато большой. «Интересно, а они к утру сюда какое-нибудь войско подтянут?..» — подумал я, задремывая. Я полагал, что в самое ближайшее время за мной должен был явиться Киф. Его бы наверняка позабавила такая картина.

Остаток ночи я спал и не спал: мое сознание избавлялось от остатков сознания монстра, телом которого я завладел. Это было непривычно. Я словно воображаемыми руками разбирал волокна своих мыслей, вытаскивая из них грязь и мусор. Монстр обладал примитивным сознанием и в своей жизни занимался только тем, что бездумно жрал, гадил и спал. Впрочем, ничего особенного от него и не требовалось. В каком-то смысле он был идеальным монстром.

Наутро я проснулся отлично отдохнувшим и с удовольствием заметил, что бары маны, здоровья и бодрости полны. Я мог уходить в Безмирье хоть сейчас, не дожидаясь Кифа. Хотя меня немного тревожило его отсутствие, я не сомневался в том, что и сам со всем справлюсь. Мне, наверное, даже следовало бы поторопиться, ведь я не знал соотношение времени между этим миром и Безмирьем. Вдруг там пройдет несколько месяцев или даже лет? Но, во-первых, вчера я сделал главное — перенес своих друзей туда, где они были в безопасности от «Целестиона». Во-вторых, мне было интересно место, в котором я оказался. Я решил, что могу задержаться здесь еще немного. Пара часов не должна сильно повлиять на что-то.

Так я размышлял, лежа в постели и наслаждаясь первыми минутами после пробуждения. Вдруг до моего слуха донеслись голоса. Разговаривали двое. Один голос принадлежал капитану, другой был мне не знаком. Поначалу голоса звучали неразборчиво, но вдруг незнакомец повысил тон.

— Так он здесь? Корум здесь? Ответьте мне наконец, да или нет?

Я поднялся с постели, надел экипировку поприличнее. Я не думал, что придется сражаться. Просто хотелось выглядеть представительно.

В комнату вошли двое. Одним из них был капитан Манхейм.

— Доброе утро, Сэм! Мы вас не потревожили?

— Нисколько. Доброе утро, капитан. И вы, — я взглянул поверх головы вошедшего. Лодрик Ауэрн, князь Цвейгервель, тринадцатый уровень. — Господин Лодрик, здравствуйте, — я слегка поклонился.

Князь шагнул вперед и пристально всмотрелся в меня.

— Корум, это ты?

— Боюсь, что нет. А кто такой Корум?

— Так звали моего питомца, ладрока, жившего в пещере. Сегодня ночью он исчез. Одна девушка сказала, что Корум превратился в молодого мужчину, который ушел из пещеры.

— А, вы про того монстра, которому вы скармливали людей? Боюсь, его больше не существует. Я… Как бы вам сказать. Я поглотил его. Съел. Да, так будет правильней. Просто я съел его не снаружи, а изнутри.

Князь умел держать удар — в лице он почти не изменился. Я решил добить его.

— Мне очень неловко, что я съел вашего питомца. Пожалуйста, простите меня за то, что так получилось. Кстати, я немного голоден. Может, продолжим наш разговор за завтраком?

Вот это его проняло. Князь побледнел и затрясся. Я понимал, что пугать существо, настолько уступающее мне в уровне, неправильно. Но по сравнению с остальными местными жителями он был достаточно сильным, к тому же правил здесь и действительно скармливал этому своему ладроку живых людей. Если бы я не выбрал этого монстра для своего перерождения, та рабыня тоже отправилась бы ему на корм.

— Мы могли бы позавтракать в казарме, — предложил я.

Тут поплохело уже капитану. Я едва сдерживался от того, чтобы рассмеяться. Впрочем, моя шутка зашла слишком далеко. Я добавил:

— Что у вас сегодня на завтрак, Манхейм? Судя по запаху, каша с бараниной? Отличная еда. Найдется пара мисок для меня и князя?

Обоих мужчин отпустило так резко, что они выходили из комнаты, пошатываясь. Мы спустились в столовую, где для нас тут же расчистили один из столов. Принести миски с кашей и свежий, упоительно пахнущий хлеб. Мы с князем сели друг напротив друга, капитан устроился сбоку. Князь нисколько не возражал против его присутствия. Я ожидал, что Лодрик скривится при виде простой еды, но он, очевидно, был в прошлом воякой и навернул солдатский завтрак с солдатским же аппетитом. Я последовал его примеру.

— Кстати, где та девочка, которая вчера пришла следом за мной? — спросил я.

— Мы устроили ее здесь, в казармах, — ответил капитан и тут же уточнил: — В отдельной комнате, закрывающейся изнутри.

Я кивнул.

— Кто она вообще такая? Она не человек?

— Полагаю, она из какого-то племени. Дикий народ, живут в землянках вместе со своим скотом. Но их можно использовать как рабочую силу, а некоторых даже удается приобщить к культуре, — ответил князь. Я не к столу вспомнил о том, что здесь скармливали живых людей монстру-любимцу местного правителя, и подумал, что понятие дикости весьма относительно. — У них необычная внешность. Но в остальном — ничего особенного. Она заинтересовала вас?

— Нет, нисколько, — я поймал себя на том, что в задумчивости грызу алюминиевую ложку. Сгрыз уже больше половины. Это что, я теперь металлом питаться могу? Вот уж о какой способности я точно не мечтал никогда.

— Разрешите узнать, какие у вас планы, — робко заговорил князь после затянувшегося молчания.

— Планы? Ничего особенного. Я хотел бы заглянуть в одну из местных гостиниц, это не займет и нескольких минут. Затем я вернусь туда, откуда пришел.

Князь, казалось, был удивлен.

— И вы не останетесь здесь?

— Не собирался. А зачем мне это может быть нужно?

— Ну… Видите ли, вы ведь очень могущественное существо. Если бы вы любезно согласились остаться, мы предоставили бы вам все, что пожелаете. Любая пища, предметы роскоши, наложницы, золото… или другие металлы, если они вам больше нравятся, — князь заметил, что я машинально отправил в рот остатки ложки.

— Хотите, чтобы я занял место Корума?

— О, нет, что вы! Я предлагаю вам свои покои. Мой замок скромен, но, поверьте, он очень уютен. А если кто-то осмелится посягнуть на границы нашего княжества…

— А если кто-то осмелится посягнуть на границы нашего княжества, я в одиночку вынесу целую армию, — закончил за него я. — Но никто не осмелится, потому что распространятся слухи, что у вас под боком живет еще более страшное существо, чем раньше. Может быть, вы и сами решите присоединить какие-нибудь земли. Некоторые, скорее всего, из страха перед ручным демоном даже сдадутся без боя, — я поднялся. — Простите, это мне не по душе. Может, я и задержался бы тут, но меня ждут друзья. У нас там квест стынет… Спасибо за завтрак и всего вам доброго!

С этими словами, помахав рукой, я вышел из столовой, а потом и из здания казармы. Мне нужно было найти гостиницу. Надо же было довести до конца задуманное.

Не торопясь, но и не задерживаясь, я шел по городу, оглядываясь по сторонам. Меня не преследовали и не пытались остановить, что свидетельствовало о благоразумии капитана (а может быть, и самого князя) и не могло не радовать. Наконец я обнаружил здание с нужной мне вывеской. Здешнего языка я не знал, но принцип понимания устной и письменной речи, действующий в Безмирье, работал. Это было важное наблюдение.

Я вошел в гостиницу и попросил комнату на день. Женщина с полузаплывшими глазами, вышедшая мне навстречу, оглядела меня с ног до головы, затем в обратном порядке и снова в прямом, икнула, сделала странный знак — что-то вроде защитного жеста — и, приняв в качестве платы пару мелких монет, повела меня на второй этаж. Когда она ушла, я вышел из комнаты… а потом зашел еще раз.

Гостиницу я покинул в приподнятом настроении. Мне было что рассказать своим друзьям.

Я остановился неподалеку от крыльца и намеревался, не дожидаясь Кифа, открыть портал в Безмирье. И тут из-за угла выскочила моя вчерашняя знакомая.

— Что ты здесь делаешь?

Я посмотрел поверх ее головы, чтобы вспомнить, как ее зовут. Йен смотрела на меня, собираясь с духом. Я ждал.

— Пожалуйста, съешь меня, — наконец попросила она.

Я удивился.

— С чего бы?

— Разве нужна какая-то особенная причина? Просто съешь меня, и все. Только не заживо. Сначала убей, как ты обещал.

Я нахмурился. Я обещал убить ее? Не помню… Хотя, да, что-то такое во вчерашнем нашем разговоре действительно было.

— Я не собираюсь ни убивать тебя, ни есть, — я повернулся, чтобы уйти.

Девочка сорвалась с места и, подбежав, ткнулась мне в спину. Ее руки обхватили меня настолько крепко, насколько у нее хватило сил.

— Можешь не есть. Тогда просто убей меня.

Я вздохнул.

— Тебя же не заковали в цепи снова, правда? Значит, ты свободна. Иди к своему племени или куда там тебе нужно.

Я почувствовал, что девочку затрясло.

— Нет моего племени. Сожрали всех. Я последняя была.

— Князь своему питомцу скормил?

Она кивнула — я почувствовал это спиной.

— Он… скормил. А ты… убил зверя. Поэтому…

— Я не убивал зверя. Я просто забрал его плоть. А ты, если уж на то пошло, должна ненавидеть не зверя, а того, кто отправлял твоих соплеменников ему на корм.

Йен затряслась сильнее. Я понял, что она заплакала.

— Я не могу ненавидеть его. Такая ненависть лишит меня разума.

— Почему ты так думаешь?

— А что может быть хуже, когда ты ненавидишь, но не можешь отомстить?..

Справедливое замечание.

— Тогда, если для тебя это так важно, живи и ищи способ отомстить.

Она покачала головой.

— Я слабая. И сильной я не стану. Здесь нет сильных, здесь все слабые. Поэтому здесь правит такой человек.

Я не знал, что еще ей предложить, поэтому сделал шаг вперед. Объятья Йен разорвались, она опустила руки. Я повернулся к ней.

— Если ты думаешь, что я всегда был сильным, ты ошибаешься. Сила — это путь, он длинный и долгий. И начинается всегда с одного — со слабости. И, кстати, там, куда я сейчас, я все еще довольно слабое существо.

Глаза девушки расширились.

— Не может такого быть. Ты… великий.

— Тем не менее, это так.

— А ты можешь взять меня с собой? Делай со мной, что хочешь. Я буду принадлежать тебе.

Я подозревал, что до этого дойдет. Взвесил все плюсы и минусы. Минусов было больше. Мне было интересно, что из этого может получиться, но все же я не решился поступать так опрометчиво.

— Нет.

— Почему?

— Потому что сейчас я не смогу позаботиться о тебе. Но…

Я присел на корточки. Девочка отпрянула, но я все-таки достал до ее лодыжки, разомкнул браслет. Описание гласило:

«Предмет Браслет раба. Имя раба: Йен. Пол: женский. Уровень: первый. Внимание! Вы можете присвоить данный предмет и стать владельцем раба. Желаете присвоить данный предмет? Да / Нет».

— Ты можешь принадлежать мне, даже если останешься здесь, — я подбросил браслет на ладони. В голове моей наконец-то стал обретать конкретные очертания план, прежде существовавший только в виде абстрактной идеи. — Это я заберу себе. А взамен я дам тебе кое-что другое.

Теперь, когда Йен принадлежала мне, я мог открыть ее характеристики так же, как характеристики Флиппа. У нее было пять нераспределенных очков опыта, которые я раскидал по всем характеристикам. Насколько я понял, владение магией девочке было доступно, просто мана у нее пока была на нуле из-за того, что в интеллекте раньше был ноль. Но теперь там была единица, а значит, в скором времени все изменится.

Еще я мог сменить Йен имя, но не стал этого делать. Затем я прошелся по инвентарю, выбирая мелкую бижутерию без ограничения по уровню и классу, из которой я уже давно вырос. Я надел на Йен шнурок с парой подвесок, браслет и несколько колец.

— Это поможет тебе стать сильнее. Но этого будет недостаточно. Ты сама должна постараться. Делай что хочешь, я не намерен тебя ограничивать. Только не жалуйся и не жди от меня помощи, я не приду, чтобы спасти тебя. Поняла?

Девочка серьезно кивнула. Пару секунд я смотрел ей в глаза. Ее решимость забавляла меня — наверное, я и сам когда-то был такой. «А ведь она довольно смелая, — пришло мне в голову. — И у нее сильный характер».

— Через какое-то время я вернусь сюда, — сказал я. — Тогда ты окажешь мне одну небольшую услугу. Постарайся не погибнуть до этого времени, договорились?

— Да, хозяин, — она склонила голову.

— Вот и хорошо. А теперь прощай.

Я отвернулся от нее и принялся настраиваться на переход между мирами. Мысли мои снова и снова возвращались к моему плану и Йен, которая могла стать в нем ключевой фигурой. Возможно, использовать ее так было нечестно. Она была такой юной и доверчивой — я чувствовал, что она стоит у меня за спиной, не смея окликнуть меня и тем более последовать за мной, хотя ей очень хочется этого. Но сейчас я и в самом деле не смог бы позаботиться о Йен, а без нее — без ее присутствия в этом мире — у меня не получится совершить задуманное. И чтобы претворить мой план в жизнь, самому мне следует вернуться в Безмирье.

Почему я открыл врата именно в то место? Понятия не имею. Локация не имела значения. Но я подумал о мосте Призрачного дракона, и переход между мирами лег к его подножью. Я шагнул вперед.

Я даже не знаю, кто из нас удивился сильнее — я или Роксолана. Но она опешила настолько, что не атаковала меня. Воспользовавшись этим, я сказал:

— Привет.

— Привет, — ответила она. — Так значит, ты все-таки нормальный?

— В каком смысле?

Роксолана невольно покосилась в сторону. Я проследил за ее взглядом. Не надо было этого делать. Там лежал мой порядком искалеченный труп.

Сразу две вещи дошли до моего сознания. Один: каким бы крутым ты себе ни казался при жизни, после смерти ты выглядишь довольно жалко. Два: с момента, как я умер, в Безмирье прошло очень мало времени. Второе наблюдение было куда важнее первого.

Я огляделся. На поле битвы все еще находились члены как отряда Роксоланы, так и отряда Эрона. Но причина стычки была исчерпана, и многие уже отбыли. Погибшие в бою игроки, наоборот, возвращались, чтобы подобрать свои вещи.

— Ну да, я нормальный, — ответил я. — Мы все нормальные.

— А почему у тебя кокон такой формы?

Я не знал, что на это ответить, и просто пожал плечами.

— Так прикольно же.

Эти слова в Безмирье, кажется, могли объяснить все что угодно.

— А не жутко видеть труп своего персонажа?

— Это всего лишь персонаж.

Знала бы она, чего мне стоили эти слова.

— Понятно… — Роксолана нахмурилась, покачала головой. — Я так и знала, что у кланлида крыша съехала. Нельзя гамать по двадцать часов в сутки каждый день и не свихнуться. — Она посмотрела на меня. — Извини. И, пожалуйста, извинись за меня перед своими друзьями. Я поговорю с Северозаром. Метки мы снимем.

— Было бы мило с вашей стороны, — я улыбнулся. — Зелья маны не найдется? Готов купить.

— Не вопрос. У тебя миленький пет, кстати.

— Ты про Флиппа?

— Ага. На, держи зелья.

— Благодарю.

— Передавай привет своим! Особенно тому, с фламбергом. Как там его?..

Я не сомневался в том, что милишница помнит имя своего противника, но все равно ответил:

— Боггет.

Когда она отошла, я принялся за то, для чего возвращался в Безмирье. Я отправил письма Айсу с сообщением о том, что Курай в безопасности, и Лэнди с просьбой разузнать для меня кое-что еще. Я не был уверен, что смогу связаться с ними из своего мира, поэтому нужно было воспользоваться этой возможностью, пока я находился здесь.

Потом я взялся за кое-что посложнее: подошел к собственному трупу, обобрал его и поджег — не хоронить же его было в присутствии других игроков. Правда, огонь тоже привлек внимание.

— Эй, да ты в конец упоротый! — прокомментировал мои действия кто-то.

— Блин, я тоже себе такой кокон хочу, выглядит как настоящий труп! Круто!

— Что за фича, кто знает?

— Чувак, если ты себе захотел викингосовские похороны устроить, кокон надо было сначала в лодку положить, а потом горящими стрелами утыкать!

— В следующий раз так и сделаю! — отозвался я на последнюю реплику, искренне надеясь, что следующего раза не будет. Нет, смерти я не боялся. Но с собственными останками было слишком много хлопот.

Покончив с неприятной процедурой, я залился зельями и открыл портал в свой мир, на площадку перед домиком инструктора. Здесь времени прошло еще меньше, так что я буквально вломился в компанию своих соратников, только-только приходящих в себя после битвы.

— Всем привет! Извините за задержку!

Видеть их лица было радостно, а настолько удивленные — вдвойне.

— Сэм?.. — переспросил Курай.

Тим бросился ко мне и крепко обнял, нечаянно хлестнув по спине луком.

— Все нормально. Я живой, — я погладил его по голове. — Спасибо, Тим. Ты умница. Что с Кифом? Он мне нужен.

Боггет нахмурился. Магик черной тряпицей висел у него на плече.

— Жить будет. А ты что, куда-то собрался?

— Типа того.

Лицо инструктора стало еще мрачнее.

— Сэм… Поясни.

Я вдруг почувствовал себя виноватым — такой бодрый, здоровый, веселый среди своих друзей, падающих с ног от усталости и ран, полученных в недавней битве. Но отказать себе в маленьком триумфе я все равно не мог.

— Простите. Я, пожалуй, поторопился. Нам всем нужно отдохнуть и… Боггет, как думаешь, старая гостиница напротив училища еще работает?

— Скорее всего, да. Но зачем тебе гостиница? Мы что, здесь все не уместимся? Хотя, да, не уместимся.

Я не слушал его.

— Ты не мог бы сходить со мной туда прямо сейчас? Пожалуйста.

Боггет смотрел на меня с подозрением. Он был сбит с толку.

— Ладно, если ты об этом просишь. Но в чем дело-то?

— Я потом объясню. Пожалуйста, Боггет.

— Ладно, ладно! Я же согласился. — Он осторожно передал Кифа Тиму, обернулся к остальным. — Присмотрите за ним. Курай, если что, его нельзя лечить.

— Хорошо, — эльф кивнул.

Я нетерпеливо двинулся к выходу с территории училища. Я был одержим своим замыслом, и меня не заботило то, что мы можем попасться кому-нибудь на глаза. Боггет нагнал меня.

— Может, ты все-таки объяснишь, в чем дело?

— Думаю, ты сам поймешь… Если все получится.

— Ах, если все получится! И что же, интересно, у нас должно получиться такое?

— Увидишь.

— Твою ж…

Мы вошли в гостиницу, я позвонил в звонок на стойке регистрации. К нам вышла миловидная горничная в переднике поверх голубого платья и наколке.

— Добрый день! Добро пожаловать в гостиницу «Весенний цветок». Вы хотели бы у нас остановиться?

— Здравствуйте, — ответил я. Повернувшись к Боггету, попросил: — Назови свое имя и пароль.

Инструктор нахмурился.

— Сэм… Что взбрело тебе в голову?

— Просто сделай это. Пожалуйста. Потом можешь требовать от меня что угодно.

— Я требую, чтобы ты прекратил эти глупости.

— Боггет, пожалуйста. Всего один раз. Прошу.

Боггет ухмыльнулся.

— Ты, похоже, не отстанешь. Ну, ладно, — он повернулся к терпеливо дожидавшейся ответа девушке. — Ларс Боггет, «Синяя заря».

Лицо девушки озарила улыбка.

— Добро пожаловать, мастер Боггет! Ваши комнаты на втором этаже, направо от лестницы. Напоминаем Вам о том, что своевременная оплата проживания в гостинице гарантирует возможность доступа к полному перечню услуг в любое время!

Боггет как открыл рот, так и стоял с отвисшей челюстью.

— Я в номер, — сказал я. — Приводи остальных. И нам, наверное, нужно увеличить количество комнат в блоке. Это же возможно?..


Глава 44. Глаза врага


Это были восхитительные минуты — когда я, распластавшись в кресле, стоявшем в нашей гостиной, ждал своих друзей. Все они наконец-то были в безопасности. Звуки их шагов в коридоре. Их голоса…

— Я не понимаю, как это работает, но это работает, — произнес Боггет, открывая дверь. — Может, Сэм что-нибудь объяснит.

— Сэм ничего не объяснит, — ответил я. Чувствовал я себя так, словно захмелел. Я столько всего хотел рассказать, но язык во рту едва шевелился. — Как Киф?

— Я нормально, — отозвался магик. — Но повторить героические подвиги последней пары часов пока не смогу, простите.

— Не потребуется. Куда бы Сэм ни рвался, я вас не отпущу. А здесь нас никто не найдет.

— Смотря кто будет искать, Боггет. Но вас это не касается.

— О чем ты?

— Не важно…

— Сэм… Эй, Сэм!

Я очнулся. Инструктор нависал надо мной. Он выглядел встревоженным. У меня было странное ощущение — словно только что прошло очень много времени.

— Ты в порядке? — спросил Боггет.

— Да. А что?

Губы инструктора исказила недобрая ухмылка.

— Ты несколько часов в обмороке пролежал. А так, конечно, ничего.

Я хотел встать с кресла, в котором сидел, но понял, что не сижу, а лежу, причем на постели. В комнате, кроме Боггета, находился Тим. Он сидел на стуле около окна, рука свободно лежала на посохе. За окном было темно. Похоже, Тим оставался со мной все это время. Я приподнялся.

— Где остальные?

— Курай отдыхает, Киф спит. Селейна пошла домой, завтра утром вернется. Меня больше ты беспокоишь.

— Да ничего со мной страшного, Боггет… Бывает. Я ж отреспился только.

Глаза инструктора выразительно округлились.

— В смысле? Когда ты успел?

— Сегодня. А вы что думали?

Боггет посмотрел на Тима. Тот опустил голову. Я поспешил вмешаться.

— Это я его попросил. И он все правильно сделал. Боггет, если ты скажешь ему хоть слово…

Инструктор покачал головой.

— Я думал, мне показалось.

— Тебе не показалось, — я сел, опустил ноги на пол. Голова немного кружилась.

— Тогда будь добр, объясни, что произошло, — он уселся на табурет.

Послышались тихие шаги. Курай постучал костяшками в дверной косяк.

— Можно я тоже послушаю?..

Я рассказал все. О нашем соглашении с Селейной и о том, что я предупредил об опасности Рейда. О плане, который был у нас с Тимом на тот случай, если для меня возникнет опасность оказаться в плену «Целестиона». Боггет порывался как-то это прокомментировать, но я продолжил говорить, не позволив ему этого. Я не хотел, чтобы Тим начал сомневаться в правильности своих действий. Затем я рассказал о мире, в который я попал, и о том, как вернулся в Безмирье и узнал, что прошло очень мало времени. Я передал разговор с Роксоланой и сказал Кураю, что отправил письмо Айсу. Собственно, больше рассказывать было нечего.

— Значит, ты умеешь открывать проходы между мирами? — произнес Курай. — Редчайшая способность.

— Да Сэм у нас вообще полон сюрпризов, — отозвался Боггет. — Злость в его голосе боролась с восхищением.

— Когда мы прошли через твой портал, я решил, что мы оказались в какой-то особой локации.

— Это в каком-то смысле и есть особая локация. Видите, здесь работают некоторые элементы механики Безмирья.

— Я об этом не знал, — признался Боггет. — Интересно, что еще доступно, кроме гостиничного сервиса и интерфейса.

— Опытным путем я выяснил, что здесь можно взять квест. Наличие гостиничного сервиса — мое последнее открытие.

— Как только я оказался здесь, мой интерфейс погас, — сказал Курай. — Сейчас он появился, но не включился. В нем нет смысла, пока он полностью серый. Я даже вас распознать не могу.

— У меня не активны инвентарь, навыки и почта, — сказал Тим.

— У меня активны навыки, — похвастался Боггет. — Доступа к инвентарю и почте нет. Но когда я оказался здесь в прошлый раз, заблокировано было все.

— А у меня все активно, — сказал я, изучая интерфейс. Мимоходом отметил, что Йен подросла в уровне, и распределил ее очки опыта. — Даже почта. Но написать кому-то из вас я не могу, вы заблокированы как адресаты. В прошлый раз после респауна у меня интерфейс не появлялся очень долго. Но потом включился, и все тоже заработало сразу. А когда я впервые встретил Кифа — это было именно здесь — он пользовался и навыками, и инвентарем. Но ведь он не перерождался здесь. Он пришел сюда из Безмирья следом за своими друзьями.

Боггет покачал головой.

— Что же получается, этот мир — часть Безмирья?

— Не думаю. Или, по крайней мере, не совсем. Но они связаны, это точно, как связаны с Безмирьем все остальные миры, где такие как мы могут возвращаться к жизни. Боггет, Курай, вам же приходилось перерождаться раньше. Вы сталкивались с механикой Безмирья за его пределами?

Боггет задумался.

— Да… Пожалуй, да!

— Я тоже, — ответил Курай. — Но я не придавал этому значения.

— И я, — признался инструктор.

— А еще сюда иногда заносит игроков, — я рассказал, когда и при каких обстоятельствах познакомился с Лэнди. — С этого, в общем-то, я и начал свои наблюдения.

— И что все это значит? — спросил Боггет.

— Пока не знаю. Но, думаю, у нас есть шанс это понять.

— Послушай, Сэм, — осторожно заговорил Боггет. — Как ты думаешь, ты мог бы открыть портал в мир, из которого сюда попал я?

Давно, уже очень давно я ожидал от него этого вопроса.

— Я не могу открыть портал в мир, которого не видел. Что касается вашего мира, я не уверен, что в него можно открыть портал вообще. Он, конечно, тоже часть системы. Но он может соотноситься с Безмирьем не так, как другие миры.

— Часть системы? — переспросил Курай.

— Ваш? — переспросил Боггет.

Я посмотрел на них обоих. Продолжать было непросто, но и не договорить, не поделиться с ними своими догадками я не мог.

— У меня есть основания полагать, что вы из одного мира.

Они посмотрели друг на друга так, что я понял: скоро они оставят меня в покое.

— Как ты это выяснил? — хрипловатым голосом спросил Боггет. Он всегда терял голос, когда сильно волновался.

— С помощью Лэнди и Айса.

— Боггет, ты… — начал Курай. Он тоже был очень взволнован.

Ну, все, теперь я точно смогу еще немного отдохнуть. Намекая на это свое желание, я забрался назад, в постель. Инструктор намек понял.

— Сэм, мы пойдем.

— Разумеется.

Курай и Боггет вышли. Тим шевельнулся, взглянул на меня. Я кивнул. Он остался.

— Сэм, я…

— Спасибо. И давай больше не будем об этом.

Он качнул головой, не соглашаясь.

— Я хочу, чтобы ты знал. Я сделал это, потому что ты меня об этом просил. Попросишь еще раз — я сделаю это снова. Но я никогда не сделаю это по своей воле или по чьей-то еще, кроме твоей.

Слова Тима тронули меня до глубины души. Это же было что-то вроде клятвы…

— Хорошо, Тим. Договорились.

…Клятвы, которую я принял.

— То, что ты рассказал, потрясающе. Особенно про тот мир с быстрым временем. Мы могли бы стать в нем богами.

— А вдруг там уже есть боги? Им такое вряд ли понравится.

— А вдруг они будут рады нас видеть?

— Выясним это, если хочешь. Мы же можем в любое время отправиться туда.

Он улыбнулся.

— Хватит с тебя скачков между мирами. Не забывай, у нас важный квест. А еще нужно придумать, что делать с «Целестионом».

— А ты хочешь с ним что-то сделать?

Тим ненадолго задумался.

— Я хотел бы. И ты понимаешь почему. Но я не знаю, что мы можем им противопоставить.

Я заговорчески улыбнулся.

— Вообще-то, у меня есть план. Но его еще нужно додумать.

— План? — переспросил Тим. — Он, конечно, рискованный и почти невыполнимый?

Я кивнул.

— Кифу понравится.

— Не сомневаюсь.

Утро началось с розовых конвертов с золотым тиснением, россыпью лежащих на столе. Их оставили дня нас на стойке регистрации, и все они были именными.

— Пойдем? — спросил Тим.

— Не знаю, — ответил Боггет и многозначительно посмотрел на меня. — Когда ты говорил, что нас и здесь может кто-то найти, ты имел в виду этого человека?

— Да.

Боггет помолчал.

— Как считаешь, он наш враг?

— Нет… Скорее всего, нет. Но и другом я его назвать не могу.

— О ком идет речь? — поинтересовался Курай.

— Местный правитель. Когда-то Сэма и одного его приятеля угораздило спасти ему жизнь. С тех пор он не оставляет нас в покое. Ах, да, Курай, я забыл сказать. Черный Принц способен покидать свой мир.

— Он безмирник?

— Говорит, что нет, — ответил я. — Но я ему не верю. Система опознает его как игрока.

Боггет кивнул.

— Причем весьма необычного игрока.

И он кратко рассказал Кураю о квесте на корону дроу.

— Неординарная личность, — согласился эльф. Среди прочих был конверт и с его именем. — Чего он хочет теперь?

— Кто ж знает, — проворчал Боггет. — Последней его прихотью было жениться на Селейне. Селейна, что ты думаешь обо всем этом?

— Мне не ясны настоящие цели этого человека. Но не похоже на то, чтобы он желал нам зла. Я считаю, нам ничего не угрожает. Не потому что мы имеем для Черного Принца какое-то значение или мы можем быть ему полезны, хотя этого не следует исключать. Просто причинение нам вреда не принесет ему никакой выгоды.

Ее слова, а точнее манера рассуждать вслух была бальзамом для моих ушей. Как же я скучал по таким речам Селейны все это время! Интересно, а что я должен сделать, чтобы Селейна оставила отряд Эрона и вернулась к нам насовсем?.. Стоп, стоп. Хотеть такого — слишком эгоистично с моей стороны.

— Черному Принцу интересны не все из нас, — продолжала Селейна. — До сих пор он уделял внимание только мне и Сэму. Игнорирование остальных может быть намеренным. Но, возможно, по какой-то причине ему действительно нужны только мы. Тогда существует риск, что вы все можете стать заложниками Эйра, если он решит добиться чего-то от Сэма или меня с помощью шантажа. После случая с Эйвен я не уверена, что мы достаточно сильны и опытны, чтобы противостоять ему и его слугам. Хотелось бы понять, что ему нужно. Тогда бы у нас был шанс избавиться от него.

— Я это выясню, — в мой конверт помимо приглашения была вложена еще и записка. «„Костяная Башня“, сегодня, семь вечера». Черный принц предлагал мне встретиться с ним до ужина, который, согласно дворцовому распорядку, начинался в девять.

— Ты действительно собираешься туда идти? После всего, что он сделал? — в тоне Боггета звучало раздражение.

Я пожал плечами. Записку я крутил в руках. Бумага была гербовой — правда, опять каким-то обрывком.

— Почему бы и нет? Он еще не причинил вреда никому из нас. Если вдуматься, он вообще ничего не сделал.

— Ну, как хочешь. Тебя подстраховать? Киф бы справился с этим. Да, Киф? — Боггет взглянул на него, магик кивнул. — А я бы мог подежурить на улице.

— Не надо. Эйр просто хочет поговорить.

— Откуда ты знаешь?

— Иначе он назначил бы встречу в другом месте.

— Это может быть ловушкой.

Я пожал плечами.

— Ловушка так ловушка. Не пойду — не узнаю. В любом случае, сходить туда интереснее, чем сидеть здесь до самого вечера.

— Похоже, на этот вечер ваш Черный Принц нашел компанию себе под стать, — заметил Курай. Я не знал, обижаться на его слова или гордиться таким сравнением.

После обеда я навестил отца. Выяснилось, что, пока меня носило черт знает где, у меня одной сводной сестрой стало больше. Что ж, отличные новости. Нужно будет продать кое-что из завалявшегося в инвентаре дроба и подкинуть отцу денег, даже если он будет отнекиваться.

К семи часам я был у «Костяной башни». Меня снова встретили и проводили на второй этаж. Черный Принц, как и в прошлый раз, встретил меня сидящим за накрытым столом.

— О, Сэм! Наконец-то! — воскликнул он, хотя я совсем не опоздал. — Проходи, присаживайся. Как самочувствие после респа?

Мрачное выражение моего лица развеселило его — он звонко рассмеялся.

— И тебе не хворать, Эйр, — я сел за стол. — Ты хотел меня видеть.

— Разумеется, я хотел тебя видеть! Если бы ты не вернулся, с кем бы я мог поболтать вот так запросто?

— Эйр. Не делай вид, что мы друзья. Это не так.

Черный Принц наигранно выгнул брови.

— Ты предпочел бы быть моим слугой?

— Я предпочел бы не быть слепым убийцей.

Эйр вяло улыбнулся.

— А, ты все еще сердишься на меня из-за смерти епископа… Но ты ведь получил хорошую компенсацию, разве нет? — он снова оживился. — Навык, который был на свитке. Ты ведь уже изучил его? Использовал? — от нетерпения он подался вперед. — Ну, говори же!

— Да, — ответил я неохотно.

— Расскажи, как он работает. Пожалуйста.

Делать было нечего — я рассказал. Рассказ вышел недлинным. Черный Принц слушал внимательно, ловя каждое слово.

— Хм… Ясно, — сказал он. — Именно так он и должен работать. По крайней мере, во время боя. Но я полагаю, он должен быть способен и на кое-что еще… Послушай-ка, Сэм. Не мог бы ты использовать навык прямо сейчас?

— Прямо сейчас? — переспросил я. — Здесь?

— Да.

— Э-э… Ладно.

Я активировал навык. Перед моими глазами возник план помещения, где мы находились. На нем серыми точками были обозначены простые посетители, синими — люди Эйра (их, кстати, здесь было довольно много). Голубая точка отображала местонахождение самого Эйра. Я бы представлен на плане в виде красной. Я описал все это.

— Не то, — сказал Эйр. — То есть, не так. Попробуй использовать навык не на месте, а на конкретном объекте. На мне.

— На тебе? Это как? Разве такое возможно?

— Да, на мне. Как — не знаю, разбирайся сам. Может, в настройках что-то есть. Может, интуитивно догадаешься. А вот возможно это или нет, я и хочу выяснить. Для этого я тебя сюда и позвал.

Пока навык откатывался, я изучал все нюансы в его описании. Черный Принц терпеливо ждал.

— Кажется, я разобрался, — сказал я наконец. — Но я не уверен…

— Давай. Я уверен. Этого достаточно.

Я переключил режим в работе навыка, дождался, пока появится что-то вроде рамки, которой можно захватить объект, посмотрел на Эйра и активировал навык.

Мир взорвался и разлетелся на осколки — точнее, на множество разноцветных точек. Они мерцали перед моими глазами, выстраиваясь в совершенно новую картину.

Я увидел что-то вроде небольшой открытой арены, на которой ко вбитому в песок столбу была привязана крупная черная собака. Она сидела смирно, но была напряжена. Трибуны были пусты, но я услышал голоса, и вскоре появилось трое мужчин. Двое были в свободных однотонных одеждах, украшенных поясами с богатым шитьем. На третьем были черные блестящие доспехи с золотой гравировкой. Его длинные черные кудрявые волосы развевались на ветру. Мужчины сопровождали мальчика лет десяти, жилистого, белокурого, одетого в простую белую сорочку со шнуровкой на груди и коричневые штаны. На поясе у мальчика был кинжал, выглядевший тяжеловато для его возраста. Лица было не разглядеть.

— Вам не кажется, советник Арриет, что Вы перегибаете палку? — спросил один из мужчин, рослый, средних лет, с коротко остриженными пегими волосами.

— Нисколько, — ответил другой, поприземистей и постарше, с залысинами. — Это отличная возможность для мальчика стать мужчиной. К тому же, он был предупрежден за несколько дней. У него было время попрощаться с псом.

— Прощание в таких делах не очень-то помогает, — возразил первый.

— По крайней мере, он должен был свыкнуться с необходимостью того, что ему предстоит совершить.

Его собеседник промолчал. Советник продолжил:

— Если принц будет недостаточно решительным, он только продлит страдания своего любимца, а заодно и свои страдания. Это будет хорошим уроком. Сэр Персиваль, Вы же со мной согласны?

— Я не согласен с методом, который Вы выбрали, чтобы научить принца решительности, — ответил мужчина в доспехах. — Однако, к сожалению, я не имею возможности помешать вам.

Советник удовлетворенно кивнул. Все четверо вышли на арену.

— Ну же, принц, — заговорил советник с мальчиком. — Сделайте то, что должны.

Мальчик ничего не сказал. Он отошел от группы мужчин и приблизился к псу. Пес подался вперед, узнавая хозяина, замахал хвостом. Когда мальчик подошел к нему, пес ткнулся носом в его ладонь, принялся лизать руку. Мальчик опустился на одно колено и крепко обнял собаку за шею. Питомец казался крупнее хозяина.

Какое-то время оба они — мальчик и пес — были неподвижны. Затем мальчик встал.

— Вы действительно хотите, чтобы я пролил кровь? — спросил он.

— Это Ваш долг, принц, — ответил советник. Голос его звучал торжественно.

Мальчик кивнул. Его рука потянулась к кинжалу… Но вдруг он резко повернулся всем корпусом и выбросил руку вперед. Советник вскрикнул, отпрянул, прижимая ладонь к правому глазу. Между пальцев торчало яркое оперение дротика, по лицу советника потекли алые струйки.

— Мой долг — защищать то, что я люблю, — сказал принц. — Этой крови вам достаточно?

Советник согнулся. Он поскуливал, крепко стиснув зубы. Кровь и глазная жидкость капали на песок арены.

— Беру свои слова назад, советник Арриет, — произнес Персиваль. — Вы выбрали отличный метод.

Картинку заволокло разноцветными точками. Когда я проморгался, передо мной оказалось лицо Эйра. Оно было так близко, что я дернул головой и ударился затылком о перегородку.

— Ну, что ты видел? — нетерпеливо спросил Черный Принц.

Я поморщился от боли.

— Тебя… И твоего пса. Я видел, как ты его… не убил.

Лицо Эйра расплылось в искренней улыбке.

— А, Шокер… Славный пес. Мне его щенком подарили, когда мне лет пять всего было. Я его сам растил и дрессировал.

Я проникся пониманием к чувствам Принца.

— Он долго прожил?

— В смысле? — удивился Эйр. — Он до сих пор жив, это же питомец. Прокачан до восемнадцатого уровня, максимального для его вида, но я ему еще броню справил. Здоровый стал, черт. Хочешь, призову?

Я представил себе огромного черного пса в этой крошечной комнате.

— Не надо.

Эйр усмехнулся.

— Я тогда не знал, что петы могут воскресать. Я относился к Шокеру как к обычной собаке, поэтому и повел себя так. Ни о чем не жалею, кстати. Но интересно, почему ты увидел именно это.

Он задумался. Я тоже. Думали мы о разных вещах.

— А тебя ничего не смущает? — спросил наконец я.

— А что меня должно смущать?

— Я видел часть твоей жизни.

— И что в этом такого? Записи боев с твоим участием по Безмирью ходят — тебя же это не смущает? И не только боев, кстати. Кремация своих собственных останков — вообще хит.

Мне стало не по себе. О том, что кто-то делал такие записи, я попросту не знал.

— Сэм… Расслабься. На вот, вина выпей. И перестань уже относиться ко всему так серьезно.

Я покачал головой, но вина все-таки выпил. Вкус был великолепный — таким и отравиться не обидно, если что…

— А у него неплохие прибавки были, — сказал вдруг Принц.

Я взглянул на него и заметил, что он смотрит на мою руку, которую я держал у рта. Оказывается, я, сам того не заметив, прогрыз кольцо, которое носил на указательном пальце. Я расстроился. Но что теперь было делать? Я снял кольцо и забросил его в рот. Металл захрустел на зубах. Эйр рассмеялся и протянул мне один из своих перстней. Я вчитался в описание. Предмет был редкий и знатно добавлял интеллекта и удачи.

— Кого я должен убить на этот раз?

— Одного человека, — ответил Принц. Увидев замешательство на моем лице, Эйр добавил: — Хотел бы я так сказать. Но она тебе пока не по зубам. В будущем — возможно, но не сейчас. Считай, что это была шутка, а кольцо — просто подарок, мелочь, бери.

Я сгреб перстень.

— А если серьезно, Эйр? Чего ты хочешь?

Он посмотрел на меня. Глаза его лукаво щурились.

— У меня есть предложение. Как мне стало известно, у твоей команды возникли проблемы в Безмирье. Вас преследует игровой клан.

— А ты неплохо осведомлен.

— Разумеется. И я могу помочь вам. Не скажу, что это большая помощь, но все-таки. Я могу снять охотничьи метки со всех членов твоего отряда. Сейчас они не активны, это понятно, но как только вы вернетесь в Безмирье, вы снова появитесь на личных картах разбойников «Целестиона». Вас тут же обнаружат. И на этот раз, можешь быть уверен, они не дадут вам уйти.

— И как ты собираешься это сделать? Подкупить рог?

— Нет. Ты же помнишь, как мы решили наш спор насчет Эйвен? Я умею работать с основой Безмирья — информацией. Это не магия, это технология. Ей можно обучиться, но нужен еще специальный доступ. У меня он есть. Твой компаньон Киф, кстати, тоже умеет работать с информацией. Но у него нет полного доступа к ней. Он умеет только подделывать информацию, искажать ее — выдавать одно за другое, например, или создавать видимость, что нечто существует, тогда как этого на самом деле нет, или скрывать нечто существующее. Все это только иллюзия. Я же могу изменять информацию, создавать ее и удалять. Все, что я делаю, отражается на самой реальности. Ваши метки я просто удалю.

— Спасибо за предложение, Эйр. Но ты прав — это действительно небольшая помощь. Она даст нам отсрочку только до того момента, как нас заметит кто-нибудь из клана.

Он усмехнулся.

— Я скажу тебе больше. Это даст вам отсрочку до того момента, как вас заметит кто-нибудь, кто знает, что вас разыскивает «Целестион». Их лидер открыто предлагает награду за любую информацию о вас. Желающих заработать хватает.

— Тогда тем более это не имеет смысла.

— Ну, я предложил хоть что-то. В конце концов, не вечно же вам здесь сидеть. Да и спрятаться в Безмирье, если задаться такой идеей, все-таки можно.

— А что бы ты попросил взамен?

Черный Принц вздохнул.

— А какой смысл говорить об этом, если ты отказываешься от моей помощи?

— Скажи, мне интересно.

— Уговори Селейну выйти за меня.

Я прыснул.

— С ума сошел? Да я скорее собственный меч сожру!

— Ну, в нынешнем воплощении это не будет для тебя проблемой.

Я спохватился — а ведь действительно…

— Черт.

Эйр негромко рассмеялся.

— Ты так не хочешь видеть ее моей супругой?

— Я хочу, чтобы она сама выбрала себе мужа. Если она вообще захочет выйти замуж, конечно.

— А если она сама выберет меня, что ты скажешь?

Я медленно перевел дыхание, поднялся.

— Я скажу, что это ваше личное дело. Я не буду вмешиваться. Но только если буду уверен в том, что это ее добровольное согласие. А не согласие, которого ты добился хитростью или другими методами.

— Угрозами? Шантажом? — Принц продолжал сидеть. — Об этом можешь не беспокоиться. Таким способом можно завладеть женщиной, но не покорить ее. Так значит, ты не поможешь мне в этом?

— Нет. И если это все, я пойду.

— Хорошо, иди. Но, я надеюсь, сегодня ты будешь на ужине во дворце?

Я двинулся к выходу.

— Приходи, — сказал Черный Принц мне вслед. — И остальных приводи с собой. Там будут ваши приятели — Артемис Риввейн и Вен Олден. Твой новый навык ведь уже откатился?..

Назад, к гостинице, я возвращался пешком. Пусть времени до девяти часов оставалось очень мало, мне нужно было обдумать свой разговор с Черным Принцем — мне очень хотелось хорошенько поразмыслить над всеми его словами. Выходило, что у Эйра все-таки был враг — возможно, речь шла о том человеке, по приказу которого Черного Принца пытались убить. Возможно, кроме той, в которой были замешаны я, Арси и Селейна, были и другие попытки. Нужна ли была Селейна Эйру для того, чтобы противостоять этому врагу — который, как он сам выразился, мне был еще не по зубам?.. Зубы, это, конечно, важно. Но молния с ясного неба — аргумент повесомей.

Что-то мне подсказывало, что не сила была решающим фактором в этом противостоянии. И не в способностях Селейны было дело — у Эйра в подчинении были маги и посильнее, не считая Арси. И уж совсем непонятно было, зачем Черному Принцу такой как я. Моя способность перемещаться между мирами не представлялась тем, что может заинтересовать Эйра. Он в таком не нуждался. Квест мирового уровня — если Эйр знал о нем — тем более. Он пользовался возможностями Безмирья, но не стал бы вкладывать силы во что бы то ни было находящееся здесь. К тому же, цель этого квеста не известна мне самому. Что остается? Ничего — или что-то, о чем я не знаю.

Мои мысли вернулись к тому, что я увидел благодаря «Глазам врага». Что говорил этот эпизод об Эйре? Ловкий, умный, эгоистичный, независимый человек. Он был непредсказуемым даже для своих воспитателей. Но произошло ли то, что я видел, на самом деле? Эйр ведь сам сказал, что способен изменять информацию. Вдруг это было очередное тестирование навыка — на предмет, можно ли его обмануть?.. Нет, в этом я ни за что не разберусь, это уж точно.

Когда я подошел к гостинице, я увидел два одинаковых экипажа, стоявших около крыльца. Черный Принц прислал за нами транспорт.

— А ничего, что мы отправляемся на ужин во дворец в таком виде? — поинтересовался Тим. — Я бы переоделся, но у меня нет одежды лучше, чем эта.

— Не наши проблемы, — отозвался Боггет. — Если он хочет, чтобы мы там присутствовали, он позаботился и обо всем остальном. Иначе бы мы сейчас пешком к дворцу шли, а не ехали.

Боггет оказался прав. Как только мы прибыли, нами занялся целый штат прислуги. Нас проводили в просторную комнату, где можно было умыться и переодеться в заранее приготовленные для нас костюмы. Селейну, как единственную девушку, провели дальше. Нас же принялись приводить в вид, достойный дворцового ужина. Только Кифа это не коснулось: в своем неизменном камзоле магик и так был великолепен.

Когда нас отпустили, было уже гораздо позже девяти. Но никто не обратил на это внимания. Вообще, ужин, на который нас пригласили, не был похож на торжественное мероприятие, каким он должен был бы быть. Просторный зал освещали резные деревянные люстры со свечами. Освещение было приглушенным и неравномерным. Открытое пространство, отведенное для танцев, было высветлено — там плавно и изящно двигалось несколько пар. Музыканты, наоборот, играли почти в темноте, только блики на металле и лакированном дереве их инструментов выдавали их. В стороне стояло несколько круглых столов, накрытых к ужину. Гости свободно перемещались между ними, общались, пили вино и закусывали. Вдоль стен, украшенных панно и гобеленами, стояли кресла и диваны, на которых тоже можно было заметить гостей. Все это больше походило на салон, чем на дворцовый прием, хотя мои познания в этой области были весьма скромными.

Наше появление ненадолго привлекло общее внимание — мы были новыми лицами, и нас было довольно много. Заметив, что мы держимся вместе, гости издалека наблюдали за нами. Наверняка они строили предположения о том, кто мы такие и как здесь оказались. Но подойти к нам так никто и не решился. Рассматривая присутствующих, я заметил Вена. Наши взгляды встретились. Он отвернулся. Я успел заметить выражение досады на его лице.

Через какое-то время появился Черный Принц в сопровождении небольшой свиты. Его приветствовали согласно этикету — как правителя. Он в ответ поприветствовал всех гостей разом, а затем стал разговаривать с придворными, подходившими к нему. Вел он себя раскованно, но не фамильярно и четко давал присутствующим понять, каково их место. Я невольно любовался Черным Принцем: безупречно сидящая одежда, прямая осанка, плавные движения, мягкие, но властные жесты, уверенное выражение лица с этой легкой улыбкой — все создавало образ человека, который не только обладает властью, но и знает, как ей пользоваться. Это было обаяние правителя, и я чувствовал, что попадаю под него.

Среди тех, кто сопровождал Эйра, был и Арси. Я давно не видел его, но узнал без труда: мальчишка почти не изменился. Разве что лицо стало серьезнее, строже, да богато отделанный золотистый дублет смотрелся странно. Нас Арси, безусловно, тоже заметил. Но он не подал вида.

Наконец в зал вошла Селейна. Вот ее появление взбудоражило гостей. Селейна выглядела великолепно. На ней было темно-сиреневое платье со шлейфом, отделанное полупрозрачной искрящейся тканью. Открытую шею и запястья украшали драгоценности. Волосы были убраны в изящную, но при этом свободную прическу, среди локонов мерцали прозрачные драгоценные камни. Никакой грации при этом в походке Селейны не было. Она двигалась неторопливо, но совсем не так, как присутствующие здесь женщины. Селейна будто бы была у себя дома. Однако не это все вызвало ошеломление и легкий шепоток, прокатившийся по залу следом. Дело было в том, что Селейна подошла к Черному Принцу, который в это время разговаривал с несколькими придворными, и, нарушая правила этикета, поприветствовала его.

— Добрый вечер, Ваше величество, — произнесла она и сделала книксен, который мог бы показаться неловким или небрежным. Любой другой на месте Черного Принца счел бы это попыткой оскорбления — не важно, сознательной или случайной. Но Эйр, прервав разговор на полуслове, повернулся к Селейне.

— Добрый вечер, моя дорогая гостья, — он поцеловал ее руку. — Я счастлив, что могу видеть Вас сегодня в своих скромных чертогах.

— Здесь довольно уютно, — прозвучал простой ответ Селейны.

— Что ж, сочту это за комплимент. Надеюсь, Вам понравится здесь настолько, что однажды Вы согласитесь поселиться здесь.

Селейна натянуто улыбнулась.

— Кто знает.

Принц кивнул, давая понять, что разговор окончен. Не переставая улыбаться, Селейна отошла от него и направилась к нам.

— Я его убью, — прошептала она сквозь улыбку, будто бы засахарившуюся на ее лице.

— Не говори такие слова во дворце, Селейна, — с плохо скрываемым сарказмом в голосе сказал Боггет. — Все-таки он здешний правитель.

Инструктор чувствовал себя вполне свободно. Он бесцеремонно оторвал ногу цыпленка, поданного на один из столов, и, наслаждаясь недовольными выражениями лиц некоторых гостей, неторопливо обгладывал ее. Ни дать, ни взять — наемник при дворе короля, которому он не подчиняется. Игроки в Безмирье вели себя с местными точно так же. Глядя на него, и я немного расслабился.

— Мне все равно. Он это заслужил.

— А что такого он сделал? Он же просто поцеловал твою руку.

— Он прилюдно намекнул на то, что хочет жениться на мне.

— Почему ты так решила? Предложение поселиться в его дворце совсем не означает, что речь идет о замужестве. Возможно, он хочет, чтобы ты работала тут посудомойкой или горничной.

Лицо Селейны стало очень спокойным, даже улыбка исчезла.

— Я пошутил! — поспешил сказать я, почувствовав опасность. — Конечно, речь идет о замужестве. И Эйру зачем-то надо было поставить свой двор об этом в известность. Он хотел показать им тебя.

Селейна медленно перевела дыхание. Щеки ее подернулись румянцем. У меня и, думаю, у остальных тоже отлегло от сердца — все-таки не хотелось бы, чтобы сегодняшним вечером дворец Эйра превратился в изящно дымящиеся руины. Это было бы невежливо с нашей стороны.

— Что бы ни было у него на уме, я не желаю играть в эту игру, — произнесла Селейна. — Давайте уйдем отсюда, как только появится возможность.

Возражений не было. Но уйти быстро нам не удалось: интерес к нашей компании после того, как к нам присоединилась Селейна, заметно возрос, и Эйр вздумал представить нас некоторым своим придворным. Говорил он многословно и витиевато, и к концу его речи я уже готов был сам убить его… По крайней мере, попытаться. Потом все стало еще хуже. Черному Принцу захотелось потанцевать, и он, разумеется, пригласил Селейну. Та замешкалась.

— Ну же, не заставляйте меня просить дважды, — поторопил ее Эйр.

Селейна протянула ему руку. Он удовлетворенно улыбнулся.

— Благодарю, моя леди.

— Я убью его, — задорно сказал Боггет, когда Принц и Селейна присоединились к танцующим.

Я же, хоть мне и было неприятно такое обращение Эйра с Селейной — да и со всеми нами — решил, что воспользуюсь появившимся у меня временем. Я попросил Тима и Кифа составить мне компанию, а Курая и Боггета — по возможности не подпускать к нам других гостей. Втроем мы прошли к нескольким пустующим креслам около одной из стен. Я сел, устроился поудобнее. Я не знал, сколько времени мне потребуется, поэтому постарался подстраховаться. В крайнем случае, я сойду за невоспитанного гостя, перебравшего вина и закемарившего в кресле прямо во время ужина. Киф и Тим сели тоже и завели негромкий и совершенно пустой разговор. Я же выцелил взглядом среди костей Арси.

Я хотел сделать это с того самого момента, как Черный Принц намекнул мне на такую возможность, но до последнего не был уверен, что все-таки решусь. Почувствует ли Арси применение навыка? Поймет ли, что именно я сделал?..

Открыв настройки навыка — они снова сбросились до обычного анализа локации — я изменил режим, поймал Арси в красную рамку и активировал навык…

— Сколько прошло времени? — спросил я у своих друзей, когда разноцветные точки рассеялись.

— Немного, — ответил Тим. — Около четверти часа.

— Хорошо.

Я оглядел зал. Арси вел себя как ни в чем не бывало. Возможно, использование мной моего навыка осталось для него полностью незамеченным. Что ж, меня это более чем устраивало. На всякий случай я отыскал взглядом Вена. Раскованный, веселый, обаятельный, он развлекал гостей Эйра. Я и забыл, что Вен может быть таким.

Танец давно закончился, но Селейна стояла не с Боггетом и Кураем, а в обществе нескольких придворных, среди которых были и женщины. Черный Принц тоже был там. Заметив, что мы больше не нуждаемся в прикрытии, Боггет вразвалочку направился к ней. Мы потянулись следом.

— …Выходит, Вы из этих мест? Отчего же мы не слышали о Вас прежде?

— Я не обладаю достаточно высоким происхождением.

— Происхождение леди Селейны настолько высоко, что никому из нас не допрыгнуть, — вмешался в разговор Эйр в своей привычной полушутливой манере.

— Леди Селейна, эти изумруды Вам так к лицу, — поспешил сделать комплимент один из придворных.

— Если не ошибаюсь, это ожерелье королевы Элиссабет, — опрометчиво заметил другой.

Послышался неразборчивый шепоток.

— Впрочем, эти драгоценности меркнут по сравнению с главным украшением молодой леди — ее обаянием, — попытался исправиться говоривший.

Чего-чего, а обаятельной не рискнул бы назвать Селейну и самый отчаянный льстец. Это было ясно всем присутствующим.

— Боюсь, главное украшение леди не увидит никто, если на это не будет ее воля, — произнес Черный Принц.

Даже я, не сведущий в придворной манере общения, понял, насколько двусмысленно прозвучала эта фраза. Но Селейна стерпела и это. Она стерпела бы и большее, если бы Эйр не добавил небрежно:

— Однако смею надеяться, что когда-нибудь то украшение станет моим.

Селейна посмотрела на Черного Принца. Тот не отвернулся. Обмен взглядами длился слишком долго для того, чтобы быть случайным. Я, как и все вокруг, гадали, что же будет дальше.

В принципе, я был готов попробовать навалять Черному Принцу прямо сейчас. Да, он был двести четырнадцатого уровня, а еще в зале было, как минимум, два мага и Вен, а Курай и Тим не могли использовать магию. Но на нашей стороне было преимущество неожиданной атаки, так что можно было просто врезать Эйру и сбежать. И я уже обдумывал, как мы сгруппируемся, когда будем отступать, как вдруг Селейна расслабилась. С нее слетел весь искусственный лоск, который пытались навести на нее и который она старалась поддерживать.

— Главное украшение, да? — тихо переспросила она и ударила себя кулаком в грудь. В воздухе вспыхнул ее знак. Глаза Эйра жадно сверкнули. Арси и еще один из присутствующих напряглись. Но на остальных гостей знак Селейны не произвел сильного впечатления. Когда первое удивление, смешанное с недоумением, прошло, послышались разговоры и даже негромкий смех.

— Наверное, ты прав, Эйр, — добавила Селейна. — Это мое главное украшение. Но оно всегда будет принадлежать только мне.

Из ее знака показалось два отростка, которые стали стремительно увеличиваться. Словно ветви огромного раскидистого дерева или два гигантских костяных крыла, они в считаные секунды оплели зал и сомкнулись кончиками у дальнего края. Раздались испуганные ахи, кто-то вскрикнул.

— Великолепно, — выдохнул Черный Принц.

— Ты добился желаемого? — спросила Селейна. Знак ее тускнел и исчезал. — Если так, то мы, пожалуй, пойдем. Спасибо за гостеприимство.

— Еще нет, моя дорогая, — Черный Принц галантно поцеловал ее руку. Он едва сдерживал ликование. — Но Вы правы, для одного вечера достаточно. Я буду рад видеть Вас и Ваших друзей в любое время.

Селейна слегка склонила голову и, повернувшись, направилась к выходу из зала. Мы последовали за ней.

Экипажи отвезли нас обратно в гостиницу. На протяжении всего пути, да и после, когда мы оказались в нашей гостиной, Селейна была глубоко погружена в собственные мысли.

— Не совершила ли я ошибку, — подумала она вслух.

— Когда показал им, на что способна? — спросил Боггет. — Скорее да, чем нет. Но тогда уж вся эта наша сегодняшняя вылазка была ошибкой.

Он прихватил из дворца бутылку вина и теперь прикладывался к ней. Киф обошел его: он упрятал в инвентарь целых четыре бутылки и еще кое-что из еды. Я тоже был грешен — в моих карманах лежало пара горстей орехов и засахаренных фруктов. Мы не бедствовали, это было просто мелкое хулиганство.

— Не пониманию, не понимаю… — Селейна опустилась в кресло, уперлась пальцами в виски. Я с удивлением сообразил, что она вот-вот расплачется от досады. — Выставлять меня на посмешище и при этом называть своей невестой — зачем это нужно? Он сам незаконнорожденный, хоть и признанный, да еще и жениться хочет на такой, как я. Аристократия никогда не примет подобного. Эйр достаточно умный, чтобы понимать это. Но зачем тогда ему расшатывать собственный трон?

— Отвлекающий маневр, — произнес Боггет.

— Отвлекающий маневр? — переспросила Селейна.

Инструктор кивнул.

— Это единственное, что приходит мне в голову. Эйр отчаянно валяет дурака на публике, делая за спинами аристократов свои делишки. По всей видимости, на этот раз он затеял нечто грандиозное, раз ему понадобилось устраивать все это.

— Почему ты так считаешь? — спросил я.

— Посудите сами. С одной стороны, нас здесь никто не знает. Наше появление во дворце уже само по себе событие, а представление Селейны в качестве невесты — шок. Теперь все силы двора будут направлены на то, чтобы разгадать истинные намерения Эйра в этом отношении. Никаких истинных намерений, кстати, может и не быть. Черный Принц способен заставить свой двор гоняться за призраками. На его месте я бы так и поступил. С другой стороны, мы понятия не имеем, что происходит в королевстве. Как бы мы ни старались, мы не могли сегодня повести себя так, чтобы хоть как-то повлиять на текущую ситуацию. Мы просто не знали ее. Как ни крути, мы были идеальны для сегодняшнего представления, — он сделал большой глоток. — Хотя, Селейна, все это совсем не исключает того, что Эйр действительно хочет, чтобы ты вышла за него замуж. Я видел, как он смотрел на тебя. Прикажи ему достать с неба звезду в качестве доказательства серьезности своих намерений — и он полезет за звездами.

Селейна покачала головой.

— Он не из тех, кто полезет за звездами сам. Он скорее поручит это кому-нибудь или сделает так, что полезешь ты, Боггет.

Инструктор ухмыльнулся.

— Тогда уж не я, а Сэм. Это его Черный Принц то и дело приглашает поболтать, а заодно и поручает что-нибудь. Да, Сэм?

Я насупился. Хотел сказать какую-нибудь грубую глупость, но тут невесело рассмеялась Селейна.

— Он прислал мне письмо. Только что. Хотите послушать?.. — Не дожидаясь ответа, она прочла: — «Дорогая Селейна! Танцевать ты не умеешь, но я готов становиться твоим партнером хоть тысячу раз, даже если ты так ничему и не научишься. Твой Эйр». Каково, а?.. Правда, здесь есть еще приписка: «Спасибо за все, что ты и твои друзья сделали для меня сегодня. Это было важно».

После этого возникла пауза.

— Значит, у тебя работает почта? — спросил Тим.

— Ну да. У меня активно все, в том числе почта и навыки.

— Кстати, о навыках, — Боггет многозначительно посмотрел на меня. — Ты так и не рассказал, зачем тебе нужно было устраивать на ужине у Эйра свое представление.


Глава 45. Рождение паладина


Не всему из того, о чем я собираюсь рассказать теперь, я был свидетелем благодаря своему навыку. Но со временем я сумел восстановить цепочку событий, и довольно точно. Та ночь, когда мы с Арси волею судеб спасли незаконнорожденного претендента на престол и оказались втянуты в историю с заговором, разделила жизнь моего друга надвое. И целой она так и не стала.

— Господин Риввейн… С прискорбием вынужден Вам сообщить, что Вы подозреваетесь в государственной измене. Вы арестованы.

Арси подумал, что ослышался. Прозвучавшая фамилия — Риввейн — даже на несколько мгновений показалась ему чужой, не его собственной. И уж, конечно, не фамилией его отца.

Потом началась какая-то суматоха. В ней Арси, растерянный, разрывался между отцом и своим другом, но отца увели, друг куда-то исчез, а его самого взял за плечо и вывел из зала лорд Уитмен — дальний родственник их семьи. Он посадил юношу в свой экипаж, привез в поместье Риввейнов и передал матери, которая еще не ложилась. Мать, почувствовав недоброе, поручила сына заботам прислуги и направилась вместе с гостем в свой кабинет. Они говорили за закрытой дверью. Арси чувствовал себя выпавшим из происходящего. Так кукла во время прогулки выпадает из корзины нерадивой няньки и остается лежать в саду. Арси так и не сумел ни о чем заговорить — ни с лордом Уитменом, когда он вез его домой, хотя тот что-то втолковывал ему. Ни с матерью. Когда же он наконец почувствовал, что может задавать вопросы и требовать ответов, оказалось, что он сидит на своей постели, переодетый ко сну, и в комнате темно — разве что луна светит в незашторенное окно, на полу лежат светлые ромбы ее тускло-серого света.

Арси встряхнул головой. Встал и в одной сорочке, не озаботившись тем, чтобы накинуть хотя бы шлафрок, вышел из комнаты и по темному коридору направился к спальне матери. Двери были заперты. Арси постучал, позвал. Ответом была тишина. Возможно, мать заперлась изнутри. Возможно, ее вовсе там не было — она имела привычку запирать свои комнаты и то же наказывала прислуге, поскольку держала в них часть важных документов и некоторые артефакты.

Побродив по пугливо притихшему дому, Арси выяснил у еще бодрствующего дворецкого, что госпожа Риввейн покинула особняк. Ему самому настоятельно рекомендовалось быть благоразумным и вернуться в комнату. Дворецкий даже проводил Арси, чтобы убедиться в том, что он последовал этой рекомендации.

Снова оставшись в одиночестве, Арси присел на постель, погладил ткань. Она была гладкой, прохладной и из-за этого казалась влажной. Он до сих пор был сбит с толку, но все же соображал уже лучше. Он осознал, что его отца публично обвинили в государственной измене… Нет, не обвинили. Сказали, что он только подозревается. Канцлер сказал. И это все из-за того человека, которого спасли они с Сэмом. Сэм…

При мысли о своем друге Арси охватило непонимание. Неужели он не знал, что несет канцлеру? Не думал о последствиях?.. Нет, это сам Арси не думал о последствиях. Это же он предложил Сэму устроить встречу с господином Фирриганом. Хотел похвастаться своими возможностями, идиот… Но почему Сэм исчез потом? Куда он делся?..

Арси чувствовал острую потребность поговорить хоть с кем-то. Было бы здорово, если бы рядом был Вен. Он был надежным, он всегда мог выслушать. Жаль, что его не было с ними, когда Арси и Сэм нашли того человека, и потом, когда… Вен бы не сбежал.

Нужно было выяснить хоть что-нибудь об отце. Но кого Арси расспросить? Лорд Уитмен говорил ему что-то. Но Арси не мог вспомнить из того, что слышал в экипаже, ни слова. А сам лорд Уитмен, конечно же, покинул особняк вместе с матерью.

Как же тошно, как же холодно и одиноко в пустом доме… И почему, хотя в особняке полно ночующей здесь прислуги и где-то в комнатах наверху спят две старших сестры, дом все равно кажется пустым?..

Арси встал, стянул через голову рубашку, оделся. Вряд ли его заперли — а значит, он сумеет уйти.

Куда он пойдет посреди ночи, Арси еще не знал. Но он должен, должен был разузнать об отце хоть что-то. Отец не мог быть предателем. Он не мог быть изменником. Только не он. Это какая-то ошибка, его не должны были арестовывать. И те, кто это допустил, будут наказаны. Иначе быть просто не может.

Скрываясь в тени деревьев, Арси покинул поместье. Куда идти? Можно к особняку Фирригана. Конечно, вряд ли стоит появляться там. Если гости еще не разъехались, то любой, кто его заметит, первым делом постарается отвести домой, как это сделал лорд Уитмен. Но, может быть, удастся узнать хоть что-то… Интересно, а куда направилась мать? Разумеется, к отцу. Туда, куда его увезли. А это могло быть только одно место.

Двигавшийся к дому канцлера, Арси резко изменил направление. Теперь он шел в сторону городской тюрьмы. Отца ведь увезли туда, верно? Больше было некуда…

Арси не знал, что практикующих магов, если те оказывались под каким бы то ни было подозрением, держали в совсем другом месте.

Здание тюрьмы было грузное и темное, как туша какого-то огромного спящего животного. Арси не стал подходить близко, только отметил, что кареты матери и других экипажей у ворот нет. Подойти к караулке и напрямую потребовать, чтобы его отвели к отцу — точно так же, как он совсем недавно требовал встречи с ним на крыльце особняка канцлера?.. У Арси на это не хватало духа. Вот если бы вместе с ним был Вен…

Он стоял, прижавшись к стене, не решаясь подойти ближе, но и уйти не решаясь тоже. Вдруг послышались тяжелые шаги. К Арси приблизилось двое стражников, совершавших обход.

— Эй, парень, что ты здесь делаешь? — спросил один.

— Ни… Ничего.

— Тогда иди домой.

— Да. Конечно.

Арси торопливо ушел вглубь улицы, чувствуя, что стражники провожают его взглядами. На бродягу он не был похож. Иначе с ним бы разговаривали иначе.

Арси брел по улицам спящего города. Голова наливалась тяжестью, в глаза будто бы кто-то насыпал песка. Арси возвращался домой — конечно, не стоило покидать особняк, это было глупо — но, вообще-то, идти домой ему не хотелось. Переходя небольшую площадь с раскидистым деревом, растущем в центре, он, обессилев, сел на одну из лавочек, чтобы немного отдохнуть, и привалился к толстому стволу. Шершавая кора показалось теплой. Арси не заметил, как уснул.

Его разбудил шум оживленной улицы. Он открыл глаза, потер их — оказалось, что солнце уже встало и теперь ярко освещает площадь, а вокруг полно народу. Было странно, что он не проснулся раньше.

Тело затекло от сна в непривычном и неудобном положении. Даже по сравнению с тем, что он умудрился задремать прямо на полу в лавке цирюльника Гилмура, это было чересчур: на улицах Арси не спал еще ни разу. Юноше его положения такое не дозволялось даже в крайних случаях.

Арси пошевелился и вдруг обнаружил, что одежда у него на груди расстегнута, а карманы вывернуты и небрежно заправлены назад. Кто-то пытался обокрасть его, пока он спал. Какой-то неизвестный человек прикасался к нему, трогал своими руками — наверняка мерзкими, грязными, скользкими руками… Арси ощутил резкий приступ тошноты. Он неловко скатился с лавки, ударился коленями о мостовую. Желудок был пуст, наружу вытекло только немного жидкости. Арси стоял на четвереньках, пытаясь отдышаться. Потом вытер рукавом рот. Желудок успокаивался. Стараясь не думать о ночном незнакомце, Арси поднялся, одернул одежду, огляделся.

Горожане направлялись по своим делам, не обращая на него никакого внимания. Арси не мог понять, как такое может быть: его отца вчера обвинили в государственной измене, куда-то увезли, мать тоже исчезла, а сам он вот — стоит посреди площади, не зная, как жить дальше, — и никому нет до этого дела. Город живет своей обычной жизнью, не подозревая о том, что произошло…

Ему все равно, что произошло. Всем все равно. Даже…

А ведь Арси казалось, что они друзья.

Ничего, — решил Арси. Он сам во всем разберется. Он уверен, что его отец ни в чем не виновен, и он заставит остальных убедиться в этом. И он знает, что ему для этого нужно — точнее, кто. Человек, с которого все началось. Да, именно он.

План действий наконец-то выстроился в голове Арси. Он направился к госпиталю.

Городской госпиталь был длинным двухэтажным зданием, покрытым желтой штукатуркой. Кое-где штукатурка потрескалась и отвалилась, обнажив переплет из серого лыка и темную плоть толстых бревен. Арси открыл дверь. Ноздри защипало от резкого запаха. Внутри не было никого — маленькая квадратная комнатка, из которой было несколько выходов, была пуста. На темной лавке, стоявшей около одной из стен, лежал один сильно изношенный сапог. Арси позвал, потом позвал громче. Наконец явился человек с несвежим, отекшим лицом. Поверх простой рубахи и штанов на нем был коричневый халат с пятнами. Не вызывало сомнений, что это была совсем не кровь, но пятна все равно были неприятными, пугающими.

— Чего шумишь? Чего тебе надо?

Арси подобрался.

— Мое имя Артемис Риввейн. Я пришел навестить человека, которого доставили сюда вчера ночью.

Мужчина задумался. Прошлой ночью привезли двоих. Одного пьянчугу с пробитой головой — но он умер уже, да упокоят боги его душу. Одного солдата, отравился, бедняга, до сих пор не перестал, это самое…

Арси почувствовал, как к горлу подступает тошнота. То ли запах, то ли слова этого человека, то ли и то, и другое вместе вызывали у него такое отвращение, какое он, кажется, не испытывал еще ни разу в жизни. До сих пор, даже участвуя в студенческих кутежах, он умудрялся оставаться на чистой стороне этого мира.

— Еще есть один хмырь с ножевыми ранами. Но его привезли не ночью, а недавно совсем, — продолжал служитель госпиталя. — Цирюльник привез с Круглой улицы, как его… Но он уже перевязанный был, так что его никто не трогал.

— Мне нужен этот человек, — произнес Арси, подавляя желание зажать рот рукой или краем рубашки.

— Ну, пошли.

Мужчина повернулся и направился к одному из выходов. Он провел посетителя по узкому тесному коридору, уходящему куда-то далеко в темноту, после чего указал на дверной проем и большую комнату.

— Дальняя койка по левому ряду.

Запах в палате был еще хуже: теперь к нему примешивалось что-то сладковатое, тлетворное, а еще кислое — так пахло из грязных подворотен и от самых дешевых таверн, которые давно следовало бы снести. Арси все-таки натянул на кулак рукав рубашки, прижал его к носу и рту. Это почти не помогало: его желудок, несмотря на то что был пустым, пытался вывернуться наизнанку. Стараясь не смотреть по сторонам. Не все койки были заняты, но на тех, что были заняты, находилось то, что Арси не хотел, не мог считать живыми людьми. Живые люди не должны были выглядеть так отвратительно и так отвратительно пахнуть. Они не должны издавать такие ужасные звуки…

К тому моменту, когда Арси добрался до последней койки, его шатало. Машинально он попытался опереться о стену, но брезгливо отдернул руку: казалось, даже стены здесь, выкрашенные в тот же желтый цвет, что и фасад здания, сочились мерзостью и смрадом.

Услышав его приближение, человек, лежавший на койке, приоткрыл глаза и посмотрел на Арси.

— Отвратительное место, правда?

Арси кивнул. Глаза незнакомца блестели.

— Поможешь мне выбраться отсюда?

Говорил он тихо, но ровно, спокойно. На этот раз Арси на секунду задумался, а потом кивнул снова. Если он намеревался поговорить с этим человеком, его действительно следовало вывести отсюда. Сам Арси хотел покинуть это место как можно скорее.

— Лечить умеешь?

— Немного.

— Давай.

Незнакомец прикрыл глаза. Арси оглянулся, но служащий госпиталя не появлялся, а остальные, кто находился в палате, не обращали на него внимания. Он осторожно ударил себя кулаком в грудь. В воздухе вспыхнул знак мага — неяркий, но с четкими контурами, светло-зеленого цвета. Кто-то из больных заметил это, попытался обратить внимание Арси на себя, но тот сосредоточился на заклинании и магическом воздействии. Через пару минут он почувствовал, что сделал все, что мог. Знак его рассеялся.

— Действительно, немного, — произнес незнакомец, открывая глаза. — Но потенциал у тебя неплохой. Правда, не лекарский.

Арси посмотрел на него с удивлением. Но незнакомец ничего не собирался пояснять. Он приподнялся, сел на постели, проверяя, насколько хорошо теперь слушается его тело. Сочтя результаты проверки удовлетворительными, он опустил ноги на пол. Часть его одежды все еще была на нем, часть лежала около койки. Незнакомец неторопливо одевался. Арси молча ждал.

Странное ощущение было у него в этот момент — казалось, будь у него в руке кинжал, он ударил бы этого человека в грудь, прямо в сердце. Рука сжималась, ища несуществующую рукоятку.

Незнакомец поднялся.

— Идем, — сказал он и покачнулся. Арси подставил ему плечо.

Вместе они вышли из палаты — да, пришлось снова пройти через этот кошмар, теперь усугубленный еще и усилившимися стонами и мольбами о помощи. Но если служитель госпиталя и заметил, что в палате стало более шумно, он не пришел, чтобы узнать, в чем дело.

Наконец они оказались в коридоре и двинулись к выходу. Они были совсем близко, когда с улицы донесся необычный шум. Кто-то раздавал распоряжения, одним приказывая сторожить выход, другим войти в здание. Незнакомец дернул Арси назад, привалился к стене, затем осторожно выглянул из-за нее, пытаясь увидеть через окно, что происходит.

— Наверное, кто-то прислал стражу, чтобы охранять тебя, — предположил Арси.

— Это не городская стража. Это люди Ордена. Вот же… Здесь есть другой выход?

— Не знаю.

— Давай поищем.

Они двинулись по коридору в обратном направлении.

— Тебя преследует Орден? — спросил Арси.

— Мне лучше не попадать к ним в руки. Скорее всего, они воспользуются возможностью и убьют меня, а потом скажут, что к их приходу я был уже мертв. Умер от ран. Или меня убил ты, — он искоса посмотрел на Арси. У того от изумления расширились глаза.

— Я?..

— Ну да. Ты же искал меня, верно? У тебя есть причина ненавидеть меня? Сойдет что угодно.

— Причина ненавидеть тебя… — эхом повторил Арси.

Взятый под стражу отец. Но был ли незнакомец виноват в этом?..

Судя по шуму, люди Ордена были уже внутри здания.

— Давай передохнем немного.

Они свернули под лестницу, ведущую на второй этаж. Незнакомец привалился к стене. Дышал он тяжело.

— Послушай, — заговорил Арси. — Я из высокопоставленной семьи. Я единственный сын лорда Риввейна.

— Даже если так, Ордену ты помещать не сможешь. Они не станут тебя слушать.

— И пусть. Но этим все равно можно воспользоваться. Если они увидят, что моей жизни угрожает опасность, они не станут на тебя нападать.

Незнакомец посмотрел на Арси заинтересованно.

— Ты в этом уверен?

— Они не рискнут причинить мне вред. Даже чтобы задержать тебя. Кем бы ты ни был. А уж о том, чтобы они поняли, кто я такой, я позабочусь.

Незнакомец задумался.

— Хорошо. Тогда, если нам сейчас не удастся сбежать, ты станешь моим щитом?

Арси кивнул. Он взвалил руку незнакомца себе на плечо, и они двинулись дальше. Они миновали еще несколько палат, почти пустых, но таких же смрадных, и комнату, в которой были простые настилы из неструганых досок. Оглянувшись, Арси увидел на крайнем из них чьи-то голые синие ноги. Картинка врезалась в его память и еще долго потом мучила его по ночам.

Отыскав черных ход, они оказались на улице. К счастью, на крохотном захламленном заднем дворе госпиталя никого не было. Арси едва не задохнулся от чистого воздуха. Стоял и хватал его ртом, как выброшенная на берег рыба. Даже забыл, что рука незнакомца все еще лежит у него на плече.

— Идем, — сказал тот.

— Куда?

— Куда… Как насчет городского храма?

Арси удивился, но послушался. В это время суток служб не было, храм должен был быть пуст. Вряд ли Ордену придет в голову искать их там, и никто посторонний их подслушать не сможет. Чем не место для разговора?..

Когда они, таясь и оглядываюсь, доковыляли до храма, из сил выбились оба. Незнакомец вис на плече Арси все более отчетливой тяжестью. Сам Арси тоже едва держался на ногах. Войдя в храм, они сразу свернули налево, в придел, пустой и прохладный, и уселись прямо на пол. Незнакомец прислонился спиной к одной стене, Арси — к другой.

— Как тебя зовут и кто ты такой? — спросил Арси.

— Зови меня Эйр. Я человек, из-за которого у тебя, похоже, неприятности, — на его губах появилась легкая улыбка.

Арси кивнул.

— Моего отца обвиняют в государственной измене. Это из-за того послания, которое ты поручил передать канцлеру Фирригану. Мой друг сделал это, и тогда… Тогда…

Со стыдом Арси понял, что к его горлу снова подступает комок. Но на этот раз его не тошнило. Его душили рыдания.

— Эй, малыш, послушай… В том послании не было ничего особенного. Канцлер ведет свою игру. Девять из десяти, что твой отец ни в чем не виноват.

Арси кивнул, не понимая, что его собеседник просто говорит ему то, что он хочет услышать.

— Видишь ли, меня пытались убить… Ну да, ты, естественно видишь, — он хрипло рассмеялся, закашлялся. — Это были не люди канцлера, но и не заговорщики. Я сильно удивлюсь, если твой отец связан с этим, кем бы они ни был.

— Мой отец — лорд Паскаль Риввейн.

— А твое имя?

— Артемис.

— Вот что, Артемис… У тебя заклинание уже откатилось? — видя непонимание на лице Арсти, Эйр переформулировал вопрос: — В смысле, еще подлечить меня сможешь?

Арси прислушался к своим ощущениям.

— Нет. Пока нет.

— Мда… Лекарство — это все-таки не твое. Но, с другой стороны, если взять особый классовый навык на тридцатом уровне…

— Эйр, — Арси остановил его размышления вслух. — Ты можешь повторить то, что ты сказал? Что мой отец невиновен? Только не мне сейчас, конечно, а канцлеру и…

— О чем ты? Я понятия не имею о делах твоего отца. Я только могу сказать, что я сам не имею с ним дел. Это не означает, что он не замешан в чем-то еще.

Лицо Арси побледнело.

— Но ты же сказал…

— Наврать тебе что-нибудь?

Арси сначала не понял вопроса, потом сообразил, отрицательно помотал головой. Выходило, что этот человек для него бесполезен. Лучшее, что он может сделать, — это позволить Ордену схватить его. Или можно было сдать его страже. Вот только на каком основании? Если бы можно было рассказать о нем канцлеру, он наверняка приказал бы арестовать Эйра…

Так же, как приказал арестовать отца.

Арси подтянул колени к груди, съежился. Пальцы сами собой вцепились в волосы.

— Эй, малыш, что с тобой? — спросил Эйр.

— Ничего. Просто голова заболела.

— Ну-ну.

Какое-то время они сидели молча.

— Мне нужна помощь, — наконец заговорил Арси. — Но я не знаю, у кого ее попросить.

— Что тебе нужно? — спросил Эйр.

Арси усмехнулся.

— Ну, от тебя-то проку все равно никакого. Ты же не поможешь мне спасти отца. Ты даже ничего не знаешь о нем.

— Да, не знаю. Но знает канцлер, я правильно тебя понял? Канцлер Фирриган. Я мог бы у него спросить.

— Да?

— Только не сейчас. Когда представится подходящий случай.

Лицо Арси исказилось от злости.

— Так и знал! Ты бесполезен.

Эйр пожал плечами и скривился от боли. Вдруг снаружи послышался шум. На приближение ритуальной процессии, или городской стражи, или просто шумящей толпы это было не похоже. Эйр насторожился. Затем заозирался, поднялся и двинулся к центру храма, туда, где в окружении колонн стоял алтарь.

— Эй, ты куда? — всполошился Арси.

— Маны качну.

— Что?..

Эйр не ответил. Арси поднялся с пола и поспешил за ним. В этот момент двери храма распахнулись, и внутрь вбежало несколько человек. Впереди была женщина, переодетая мужчиной: кожаные штаны с металлическими нашивками, такая же кожаная куртка, тяжелые солдатские сапоги, перевязь с оружием — мечом и кинжалом. Женщина была черноволосой, глаза ее пылали гневом. За ней следовали трое: еще одна женщина, совсем молодая, ее одежда походила на жреческую, только Арси такой никогда не видел, и двое мужчин, экипированных как воины. У молодой женщины был посох. Оба мужчины были вооружены — один мечом и топором, другой необычного вида алебардой с тускло сияющим зеленоватым лезвием.

— Эйр! — крикнула женщина так, что стены храма вздрогнули. — Не смей убегать, ублюдок!

Эйр вальяжно повернулся. При его ранениях стоило ему усилий, но он и вида не подал. Он посмотрел на женщину с презрением.

— Может быть, мы не будем обсуждать мое происхождение в храме, где мне предстоит священное коронование?

В руке женщины неожиданно появился серп. Она взмахнула им перед собой, и Арси увидел, как по воздуху пронесся сияющий голубой блик. Эйр увернулся от него. Блик врезался в одну из колонн и оставил в камне глубокую зарубину.

— Ты знаешь, чего я хочу! Просто отдай мне его! Верни Персиваля! И я забуду о твоем существовании!

Она ударила снова, Эйр снова увернулся. На этот раз блик ушел далеко в пространство храма и рассеялся. Что-то подсказывало Арси: если бы женщина хотела попасть в Эйра, она бы попала. И если бы она в него попала, она бы его убила. Значит, Эйр был нужен ей живым.

— Я освобожу его, даже если тебя самого придется разобрать на кости!

— Милая Мелисса, послушай меня. Я говорил это тебе уже тысячу раз, но скажу снова. Персиваль мне не принадлежит. Да, он служил мне и в каком-то смысле служит до сих пор. Но я не могу вернуть его тебе. Понимаешь?

— Заткнись, тварь!

— Может, я прикончу его? — предложил алебардщик.

— Нет, — ответила женщина, не поворачиваясь. — Эта вещь не выпадет у него из инвентаря.

— Из него вообще ничего не выпадет, — отметила женщина с посохом. — Он же не агр. А на нем самом вообще ничего нет. Хоть бы шмот был приличный… Такого даже валить обидно. И зачем мы только взялись за это дело?..

— Замолчите! — прикрикнула на них Мелисса. — Вашего мнения не спрашивают. Вам заплатили — работайте.

— Да как нам работать? Вот тот, о ком ты говорила. Уйти отсюда он не может, я блокирнула порталку. Но что ты с ним будешь дальше делать? Тупо сидеть и ждать, пока он не отдаст тебе…

Но предводительница отряда не слушала ее. Рука ее устремилась вверх для нового замаха.

— Верни его!..

Женщина было ринулась в атаку, но тут двери храма распахнулись, и в него вбежало несколько человек, одетых в мантии членов Ордена. Впереди, судя по вышивке на мантии, был один из магистров. Он выставил вперед жезл с тускло поблескивающим металлическим навершием. По воздуху плыл его ярко-синий знак мага — треугольник с причудливым орнаментом за пределами граней. Символ магии сдерживания.

— Остановитесь! — потребовал магистр. Женщина замерла, повернула голову, чтобы взглянуть на него.

В это время из-за спины магистра, ступая мягко, бесшумно, вышел еще один человек. Одежда на нем была цветов Ордена, но это была не мантия, а камзол. Свой жезл человек держал навершием вниз. В воздухе полыхнул еще один знак — яркий алый крест.

— Твое предложение еще в силе? — шепотом спросил Эйр.

Арси не ответил. Он и раньше видел членов Ордена высших искусств — ничего необычного в них для него не было. Но до этого он встречался с ними во вполне мирной обстановке. Аура магии, окружавшая их, создавала впечатление величия и вызывала восхищение. Но Арси и подумать не мог, что в иных обстоятельствах они могут выглядеть так грозно. Нет, не тот, специализируется на сдерживающей магии — другой, с алым крестом. Черноволосый красавец с ястребиным взглядом. Боевой маг.

— Сдавайся, Эйр. Ты свое отбегал, — произнес он.

Эйр повернул голову.

— Так ты поможешь мне? — спросил он чуть громче.

Арси оглянулся. Глаза Эйра странным образом переливались. Это завораживало.

— Ты можешь отказаться. Я не обижусь.

— Я согласен.

Эйр кивнул.

— Хорошо!

Он мельком взглянул на своих преследователей, усмехнулся, а потом схватил Арси и рывком прижал его к себе. В руке Эйра ярко блеснул охотничий нож. Острие ткнулось в горло Арси.

— Еще шаг — и я вспорю этому мальчишке глотку.

Голос Эйра прозвучал так, словно эти слова произнес не он, а какой-то другой человек. Арси инстинктивно вцепился руками в руку Эйра, но та будто бы обратилась в камень. По лицу магистра пронеслась тень. Маг с алым знаком вскинул руку, готовясь атаковать. Что-то внутри Арси сжалось и ухнуло вниз. Ему было и страшно, и больно, и обидно — предлагая себя в качестве заложника, он не ожидал, что все будет настолько… по-настоящему.

— Пусти… Пусти… — прошептал он. Но Эйр даже и не думал ослаблять хватку. Острие ножа — раскаленный шип — впивалось в горло Арси.

По выражению лица заложника нападавшие поняли — Эйр не шутит. Женщина остановилась, маги Ордена тоже. Эйр стал отступать к алтарю, таща Арси за собой.

— Вот и хорошо, вот и славно. Стойте там.

— Может, я все-таки прикончу его? — снова спросил алебардщик. — Зажмем его на респе и будем валить, пока не отдаст то, что тебе нужно.

— Заткнись! — зашипела Мелисса. — Вы даже не знаете, о чем говорите!

— Вы говорите об этом, — Эйр показал откуда-то взявшийся в его свободной руке настоящий человеческий череп, расписанный странными знаками. Лицо Мелиссы перекосило страдание.

— Отдай! — закричала она и бросилась вперед, вытянув руку.

— Не-а.

Эйр подался назад, увлекая за собой своего заложника. Арси подумал, что вот сейчас-то он и перережет ему горло. Острая обида пронзила его сердце. Боевой маг вскинул жезл. Что-то ярко-красное в оранжевом ареоле ринулось Арси в лицо, и на мгновение он очень отчетливо представил свой труп в луже крови, растекающейся по каменным плитам. Но вместо этого Арси и Эйра сдернуло с места и словно куда-то резко всосало, а затем быстро и так же резко выплюнуло. Арси покатился по земле, с удивлением обнаружив, что вокруг вдруг стало гораздо светлей. Проморгавшись от поднятой в воздух пыли, он огляделся. Он находился во дворе небольшой крепости. Эйр сидел на земле рядом. Ни ножа, ни черепа в его руках уже не было.

— Церра! — громко крикнул он. — Эй, Церра! Отхиль меня! Церра!..

В окне второго этажа небольшого здания, стоявшего в центре крепости, промелькнула чья-то фигура. Через пару минут на крыльцо вышла женщина в темном струящемся одеянии. В ее руке был посох. Она подняла руку, кристалл в навершии засветился. Эйра окутало серебристое сияние. Он блаженно улыбнулся, опрокинулся и растянулся прямо на земле.

— Наконец-то… — выдохнул он. — Прости, у меня элики кончились.

— Эйр, ты чертов хардкорщик. Зачем ты выбрал режим игры без возможности сохранения? Когда-нибудь ты все-таки сдохнешь.

— Не так быстро, как хотят мои враги.

Сияние исчезло, кристалл померк. Женщина вытащила из складок одеяния свиток, подбросила его. Свиток завис в воздухе, развернулся, вспыхнул голубым пламенем, и в тот же миг голубое свечение на несколько мгновений обволокло Эйра. Затем погасло и оно.

— Спасибо, конечно, не скажешь, — женщина приблизилась, обошла Эйра, остановилась и разве что только носиком туфли в него не потыкала. — Господи, Эйр, что ты вытворил на этот раз? Я даже не буду спрашивать, стоило ли оно того, но… Кстати, а кого это ты притащил с собой?

Улыбка Эйра стала шире.

— Не скажу. Вдруг сглажу.

Он рывком сел и принялся снимать повязки. Под ними оказалась ровная кожа. Арси подумал, что все это время Эйр только притворялся раненым. Но ему вспомнился резкий металлический запах, тяжелый мокрый плащ… Его снова затошнило. Эйр тем временем встал на ноги.

— Поднимайся. Пойдем позавтракаем.

— Ты еще и голоден? — Церра нарочито тяжело вздохнула и позвала. — Джара! Джара! Подойди сюда, пожалуйста!

Появился ящер. Настоящий ящер! Ростом с человека, он стоял на задних ногах и был одет в изумрудно-зеленый хитон с капюшоном. К кожаному поясу были приторочены ножны с длинным кривым кинжалом.

— Джара, распорядись накрыть завтрак на три персоны, пожалуйста.

— Да, моя госпожа, — ящер элегантно поклонился и скрылся из вида.

— Вставай, — повторил Эйр.

Арси сообразил, что все еще сидит на земле.

— Эйр… Где мы? Это место… Что это за страна?

— Это параллельный мир.

Глаза Арси выразительно расширились.

— Мир демонов?!.

Эйр рассмеялся.

— Я что, похож на демона?

«Пожалуй», — подумал Арси. Вслух он ничего не сказал, но его мысли ясно отразились на его лице. Эйр рассмеялся снова. Смех у него был чистый, искренний.

— Пойдем, — он протянул Арси руку. — Поешь, отдохнешь, а потом во всем разберешься.

Они поднялись по крыльцу и вошли в здание. Эйр переодевался прямо на ходу: его прежняя одежда исчезла, на ее месте появился легкий дублет из плотной ткани темно-синего цвета. Жезл Церры исчез тоже. Существование пространственной магии для Арси не было тайной. Но ему не доводилось видеть, чтобы ей пользовались так свободно в повседневной жизни. Было не так и кое-что еще: используя магию, ни Церра, Ни Эйр не показывали свои знаки, будто бы их и не было. Идя впереди, они вели негромкий разговор.

— …Ивент объявили, но я на него не попадаю. Представляешь, как обидно?

— Не переживай. Захочешь — сами на барлога сходим, делов-то.

Разглядывая интерьеры, Арси слушал их вполуха и вдруг заметил, что не может разобрать слов — они произносились будто бы на другом языке. Он испугался, спохватился, постарался вцепиться в ускользающие смыслы — и неожиданно снова сталь понимать, о чем шла речь.

— …Легендарка выпала. Вторая уже!

Точнее, примерно понимать это, очень примерно — Арси не стоило обольщаться.

— Проходи, — распахнув дверь небольшой уютной столовой, Эйр пропустил вперед Церру и хотел, чтобы Арси прошел следом за ней. Но Арси замер на пороге. Отнюдь не накрытый к завтраку стол так поразил его — завтрака он даже не заметил. Дальнюю стену комнаты занимали три больших окна со стрельчатым верхом. За этими окнами по небу плыл огромный светло-сиреневый шар, испещренный хребтами и кратерами. Заходя на его орбиту, рядом в облаке сияющей золотистой пыльцы летел еще один шар — маленький, ярко-зеленый, сделанный как будто бы из стекла.

— А, Астарта взошла уже, — Эйр проследил направление взгляда Арси, потом посмотрел на него самого. — Привыкай. Тут еще и не такое по небу летает! Церра, ты, кстати, слышала? У «Ленивых обезьян» летающая крепость появилась!..

На завтрак был рулет, сладкие блинчики и чай. Церра и Эйр что-то увлеченно обсуждали, речь их то становилась ясной, то снова будто бы звучала на ином языке. Арси чувствовал, что у него слипаются глаза.

— Есть куда уложить его? — спросил вдруг Эйр.

— Конечно.

Церра позвонила в колокольчик. Появился Джанра.

— Он тебя проводит. Иди, отдохни.

Ящер отвел Арси в одну из свободных комнат. Она была небольшая, но хорошо обставленная и напоминала те, что ему отводились в гостиницах, когда он уезжал куда-нибудь вместе с отцом.

— Если что-то понадобится, позови меня, — Джанра указал покрытым чешуей пальцем с кривым коготком на шнурок, висевший на стене. После этого он ушел.

Запирать дверь ящер и не подумал. Так кто же Арси теперь — гость или все-таки пленник? И где в действительности он находится? Неужели это и в самом деле другой мир?..

Арси взглянул в окно. Но страшного бледного шара и его сияющего путника видно не было. Арси опустился на постель. Сейчас он немного отдохнет, а потом во всем разберется… Наивно было так думать. Нет, он, конечно, разобрался — но не во всем. И далеко не сразу.

Он снова проснулся от шума. В последние минуты перед пробуждением он подумал, что это шум улицы и все, что случилось прежде, было лишь сном. Но, открыв глаза, Арси понял, что ошибся. Он все еще находился в этом неизвестном месте — возможно, в другом мире, он допускал это. И шум, доносящийся до его слуха, был совсем не уличным. Это были звуки сражения.

Арси бросился к окну, но из него был виден только крошечный двор за зданием. Тогда он выбежал из комнаты и уставился в другое окно.

Ворота крепости были нараспашку. Во дворе шел бой. Люди — и не только люди, но и какие-то удивительные существа, словно вышедшие из сказок, в броне и с оружием — сражались с ледяными великанами, тоже одетыми в доспехи. В первых рядах рубился низкорослый бродач — точь-в-точь гном. Рядом с ним вертелась с саблей в руке бледная девушка с развевающимися ультрамариновыми волосами — если и представлять себе русалку, то именно такой, разве что не с оружием и в кольчужном доспехе, а в полупрозрачном струящемся платье. А еще здесь была пара полуголых гигантов с серой кожей, словно сложенных из камней — такими бугристыми были их мышцы — и полулюди-полузвери, чудные, но очень сильные и ловкие.

Гарнизон крепости тоже составляли необычные создания. Они походили на людей, но были непропорциональными и зеленокожими. Оружие у них было самое разное, но противостоять захватчикам они могли разве что числом. Вражеские маги колдовали — в воздух то и дело взвивались разноцветные вспышки, появлялись и гасли печати, летели искры. Все это сопровождалось окриками, гиканьем и лязгом оружия. И ни одного магического знака видно не было.

Арси отпрянул от окна. Мысли его заметались. Что же это выходило — те, что покушались на жизнь Эйра, смогли найти его даже здесь? Но той черноволосой женщины и ее приспешников среди нападавших не было. Арси насчитал дюжину человек… то есть, созданий. Никого из них он не видел прежде.

Развернувшись, он бросился бежать по коридору. Нужно было разыскать хоть кого-то — Эйра, Церру или хотя бы Джанру. Пока он был один, он не знал, что делать.

Церру он обнаружил в маленькой гостиной на втором этаже. Колдунья сидела за столиком и неторопливо пила чай с печеньем. Джанра как раз подливал напиток ей в чашку из изящного чайника. Увидев эту картину, Арси опешил.

— Госпожа Церра… Простите, но там…

— Я знаю, — сказала Церра. Она сделала пару глотков, вытянула шею и взглянула через окно во двор. — Сейчас они последнего ледяного стража доломают, и я пойду к ним… Ну, вот, они закончили.

Она поставила чашку на блюдце, встала и направилась прочь из комнаты. Арси прильнул к окну. Вскоре он увидел Церру на ступенях крыльца. Захватчики приветствовали ее появление радостным улюлюканьем. Два латника ринулись на нее. Взметнулись посохи вражеских магов. Церра тоже подняла свой посох, и воздух расцветили яркие вспышки. Она защищалась и атаковала попеременно, пока воины прорубались сквозь ее защиту. Несколько лучников в это время осыпали колдунью стрелами. Наконец что-то ослепительно сверкнуло, и Церра рухнула на ступени крыльца. Толпа захватчиков разразилась радостным ревом.

— Может быть, хотите чаю? — спросил Джанра.

Арси с трудом оторвал взгляд от двора под окном, повернул голову, чтобы посмотреть на ящера.

— Ты… Как ты можешь? Твоя хозяйка только что…

Ящер моргнул.

— Моя хозяйка что?

Арси не ответил. Он вышел из комнаты, двинулся к лестнице. Что ему следовало делать теперь, чтобы хотя бы остаться в живых? Что он мог сделать в такой ситуации?..

Вдруг до его слуха донесся голос.

— Церра, это новый рекорд! — Двери были распахнуты. В холле внизу стоял тот самый низкорослый бородатый человек в кирасе и юбке из металлических пластин. Он был вооружен секирой с причудливым золоченым орнаментом. — А я тебе говорил, что надо не гоблинов брать, а призрачного рыцаря с хорошим стихийным дамагом!

— Да знаю я! — раздался вдруг голос Церры за спиной Арси. Мальчишка подскочил на месте, обернулся. Женщина стояла у него за спиной. На ней было другое платье, но в остальном она ничем не отличалась от той Церры, которую он видел всего несколько минут назад. Не призрак, не покойница, Церра обошла его и спустилась по лестнице. — У меня на призрачного рыцаря средств не хватает. Накопятся — куплю. Мантию верни.

— Да пожалуйста, — бородач бросил женщине платье, в котором она пила чай перед битвой и посмотрел на Арси. — А это что за нуб у тебя ошивается?

— Эйр притащил. Собирается из него пала сделать.

— Пала? Серьезно? Хотя, стартовые характеристики подходящие…

Арси стоял и просто хлопал глазами. Происходящее никак не укладывалось у него в голове. Только что этот человек и его соратники захватили крепость, уничтожили гарнизон, убили хозяйку — и вот они с Церрой стоят и беседуют, как ни в чем не бывало. Сумасшедший дом — не иначе. Между тем холл начал наполняться другими захватчиками.

— Эй, Церра! Привет! Видела, как я ледяного стража сваншотил?..

— Церра! Мы опять сделали это! Без обид?

— Без обид, — отмахнулась колдунья. — Вы на Вороний Хребет завтра пойдете? Я разгребла кое-какие свои дела, хочу с вами.

— Что, о шкуре барлога мечтаешь?

— Шкуру оставьте себе. Мне нужны его позвоночные кости.

— О, да ты никак косу смерти заказать собралась? Я знаю одного крафтера, он тебе такую сделает…

Арси моргнул раз, потом другой. Картинка, казавшаяся безумным сновидением, не исчезла. Почти неслышно подошел Джанра.

— Может быть, все-таки чаю?

На этот раз Арси кивнул. Но чаем положение было, конечно, не спасти.

Вскоре появился и Эйр. Он был в компании нескольких человек, но, заметив Арси, распрощался с ними и подошел к нему.

— Ну, как тебе здесь? Весело?

— Странно, — признался Арси. Первое недоумение прошло, и он начал анализировать происходящее вокруг. — Непонятно.

— Что ж, я попробую объяснить. Как насчет прогуляться кое-куда?

Они вышли во двор крепости, в котором все еще были видны следы недавней битвы. Эйр достал из ниоткуда неплотно скрученный свиток, взмахнул им. В следующий миг Арси стоял на оживленной площади большого города. Город был многоярусный — то есть, одна улица шла над другой, дома стояли словно на ступенях огромной лестницы.

— Это Линн, — сказал Эйр. — Сейчас мы тебя зарегистрируем, и все сразу станет проще. Мне, кстати, было двенадцать лет, когда я сбежал из дома, чтобы сделать себе регистрацию. А тебе сейчас сколько?

— Пятнадцать.

— Неплохо. Ты магией с рождения владеешь, да?

Арси кивнул. Эйр вел его вдоль улицы, рассказывая на ходу:

— Мир, в котором ты сейчас находишься, довольно необычный. В нем всех можно разделить на местных жителей и так называемых искателей приключений…

Эйр говорил небыстро, последовательно, вдумчиво подбирая слова. К тому моменту, как они подошли к дверям одной из гильдий, представления Арси о месте, в котором он оказался, и об его обитателях уже можно было назвать системными. Особенно его поразила способность искателей приключений воскресать.

— Значит, Церра — искатель приключений?

— Да.

— И какой у нее уровень?

— Восемьдесят первый. Это не очень много.

Арси искоса взглянул на Эйра. Тот был двести девятого.

— А класс у нее какой?

— Маг, дамагер. Специализируется в нанесении урона по противнику. Но у нее есть и пара хилящих заклинаний. То есть, подлечить союзника она тоже может, хотя и не так быстро и хорошо, как настоящий маг-хилер. Хилер — по-другому, лекарь. Другая специализация.

В гильдии Эйр подвел Арси к стойке, объяснил одной из служащих там девушек, что им нужно, и отправил Арси с ней. Арси знал, что от него требуется. Немного удивился, когда у него перед глазами появились полупрозрачные панели. Но он уже знал, что это местный вид информационной магии и он будет ему полезен. Вот только ввести свое имя в качестве ника у Арси не получалось — искатель приключений с таким именем уже существовал. Тогда он сократил свое имя до привычного «Арси» и добавил фамилию. После этого ему удалось пройти регистрацию.

Когда он вернулся в зал гильдии, Эйр взглянул на пространство у него над головой.

— Значит, тебя можно называть Арси?

— Ну… Да. Вообще-то, меня так все зовут.

Покинув гильдию, Арси озирался по сторонам, глядя на окружающий мир новым взглядом. Эйр дал ему время привыкнуть к интерфейсу и рассказывал, как им пользоваться. Затем он повел его в лавку за одеждой, экипировкой и оружием.

— Пока ты такого маленького уровня, можно использовать всякий трэш. Ты быстро из него вырастешь.

— Трэш?

— Мусор. Потом экипируем тебя по-настоящему.

Эйр объяснил, как пользоваться инвентарем.

Эйр объяснил, что такое уровень, класс и профессия.

Эйр объяснил, как зависят характеристики от очков опыта, как улучшить вторичные показатели, что такое навыки, как их получать, развивать и использовать. И все это он сделал четко и грамотно.

В какой-то момент я понял, что завидую Арси.

Потом они ужинали в одной из харчевен за квадратным столом, сбитым из распиленных вдоль бревен. Эйр довольно быстро расправился со своей порцией сытного кроличьего рагу и в ожидании пирога, который он заказал тоже, продолжал рассказывать Арси о Безмирье. Он подробнее остановился на тех, кого называл искателями приключений, или игроками, и их классах.

— Женщина, которая напала на тебя. Она искатель приключений? — спросил Арси.

— Мелисса? Да, но необычный. Таких называют безмирниками. Я расскажу тебе о них позже.

— Какой у нее уровень и класс?

— Разбойница триста пятнадцатого уровня.

Арси покачала головой.

— Что ей от тебя было нужно? Почему она хотела тебя убить?

— Она не хотела меня убивать. В том-то все и дело: если бы моя смерть дала ей то, что ей нужно, она бы, скорее всего, уже давно расправилась со мной. Но ей нужна вещь, которую я храню в инвентаре. А из инвентаря одного игрока другой ничего достать не может.

— Ей был нужен тот череп?

— Ага, — Эйр достал артефакт из инвентаря, покрутил его в руке, нахмурился, произнес: — Бедный Перси, я знал его…

— Этого человека звали Персиваль?

— Да.

— Он умер?

— Он погиб.

— Это ты убил его?

— Нет. Но он погиб, защищая меня. Он служил мне, это было его работой.

— Значит, та женщина хочет вернуть его останки?

— Нет. Она хочет вернуть его самого. Чего ты на меня так таращишься? Нет, мы тут мертвецов не воскрешаем. Просто Персиваль тоже был безмирником. И сейчас он, скорее всего, вполне себе жив и здоров. Просто вернулся туда, откуда пришел. А таких штук, — он снова покрутил череп в руке, — у него было несколько десятков.

Глаза Арси округлились.

— Так это не его череп?

Эйр выдохнул, убрал череп в инвентарь.

— Ну, слушай. Среди игроков есть не такие, как остальные. Их называют безмирниками…

Арси слушал, жадно впитывая информацию, хотя мозг уже гудел от перегрузки. Эйр старался говорить как можно понятнее, и было заметно, что он избегает темы перехода между мирами. Но Арси все равно спросил его об этом.

— Значит, ты можешь перемещаться между мирами?

— С помощью артефакта, который ты видел, — да.

— Ты вернешь меня домой? — взгляд Арси был прямой.

Эйр не отвел глаза.

— Нет.

— Почему? Я твой пленник?

— Ты мой помощник. Ты же сам согласился помочь мне, помнишь?

Арси удивился.

— Я думал, речь идет о побеге.

Эйр улыбнулся.

— Речь идет о всей моей жизни. Видишь ли, в моем положении мне очень нужна помощь людей, которым я могу доверять.

Арси склонил голову на бок.

— И что это за положение?

Глаза Эйра блеснули.

— Ах, да! Ты же еще не в курсе! Мое полное имя — Амир Ди'Асанн. Я незаконнорожденный сын вашего короля и пока единственный его наследник. Люди называют меня Черный Принц. И в ближайшее время я планирую занять престол.

Лицо Арси побелело, затем залилось краской. Он вскочил, хлопнул ладонями о стол.

— Так это ты главный заговорщик! Из-за тебя канцлер арестовал моего отца!

Эйр рассмеялся.

— Я понятия не имею, за что арестовали твоего отца. Но в ближайшее время я это выясню, обещаю. А что касается канцлера, то он на моей стороне, — он подмигнул. — Как и ты теперь, надеюсь.

Арси покачал головой.

— Извини. Я не могу поклясться тебе в верности вот так легко.

— Ничего, — Эйр достал из инвентаря небольшой металлический обруч и положил его на стол. Дыхание Арси перехватило, он попятился. Он знал, он чувствовал, а теперь еще и видел с помощью интерфейса, что это такое.

— Возьми его, — сказал Эйр. — Активирующее заклятье составишь сам, в описании объясняется, как это сделать. Захочешь — нацепишь его на меня. Или на кого-нибудь другого, если тебе это будет нужно.

— Ты сможешь его сломать.

Эйр пожал плечами.

— Он слишком дорогой, чтобы я пробовал это делать. Будь я магом с прокаченным резистом к менталу — да, тогда, скорее всего, получилось бы. А так — не уверен.

— А какой у тебя класс?

— Я играю без класса. Умею все помаленьку. Магией, кстати, почти не владею, полагаюсь, в основном, на зелья и артефакты. Ну, что, возьмешь?

Арси медленно протянул руку и взял обруч. Он до последнего опасался подвоха — обруч мог сжаться и превратиться в кольцо или браслет, который Арси не смог бы снять, а активирующее заклинание могло быть уже создано самим Эйром. Но ничего такого не произошло. Обруч спокойно лежал в руке. Шелковистая тяжесть тянула вниз. Только сообщение возникло перед глазами Арси:

«Внимание! Вам предлагается предмет Ошейник подчинения. Класс предмета: редкий. Чтобы активировать предмет, необходимо…

Внимание! Предмет можно присвоить! Присвоить данный предмет? Да / Нет».

— Он как-то отличается в обычном и активированном состоянии?

— Визуально? Нет.

— А украсть его могут?

— Вообще, могут. Присвой предмет — тогда этого точно не произойдет. Потерять его ты тоже не сможешь.

— Хорошо, — Арси ответил «Да», а потом резким, небрежно-нервным жестом нацепил ошейник себе на шею. Эйр удивился.

— Ты это чего?

— Ты отказался вернуть меня домой. Хочу, чтобы ты не забывал об этом.

Черный Принц усмехнулся.

— Я тоже буду помнить кое о чем, — продолжил Арси.

— О чем же?

— О том, что согласился тебе помочь.

Эйр кивнул.

— И потом, если меня будут считать твоим слугой, это многое упростит. Можешь приказывать мне. Взамен я прошу тебя выяснить судьбу моего отца и…

— Я тебя понял, — перебил его Эйр. Отчего-то он вдруг показался Арси очень усталым. — Сделаю, что смогу.

— Договор?

— Договор.

Они пожали друг другу руки. Прежде, чем рукопожатие распалось, Эйр на секунду задержал ладонь Арси в своей.

— Ты отдаешь отчет своим действиям?

Арси кивнул. Он не сделал ничего особенного — всего-то вверил свою жизнь и судьбу другому человеку. Никакой ответственности. Никакой пощады.

— Хорошо, — Эйр отпустил его руку, поднялся. — Хочешь вернуться в крепость Церры или до завтра останемся в Линне?

— Мне все равно. А что будет завтра?

— А завтра мы начнем делать из тебя моего паладина.

Следующие дни для Арси были довольно насыщенными. Он познакомился со многими искателями приключений, ходил с ними в рейды, понемногу вникая в суть задач, выполнение которых от него требовалось. Поначалу Эйр большую часть времени был рядом, и в рейды они отправлялись вместе. Но потом Черный Принц, уверившись в том, что Арси может постоять за себя, стал оставлять его. Арси случалось сражаться вместе с почти незнакомыми игроками — в Черную падь, расположенную неподалеку от крепости Церры, они наведывались достаточно часто, монстры там не переводились.

Он успел изучить окрестности, втянуться в новый образ жизни и значительно подрасти в уровнях. Эйр обеспечил его новой экипировкой и оружием куда лучше прежнего. Опекала его и Церра. Внешне она была чем-то похожа на мать Арси, только вела себя совсем не как аристократка, но эта противоречивость Арси даже нравилась. Он скучал по дому, по семье и друзьям. Не раз он думал о том, как было бы здорово, если бы Вен был рядом с ним. Порой, когда становилось совсем грустно, он представлял себе, что сказал бы ему, будь они сейчас вместе. И в то же время, выполняя с первого взгляда совершенно бестолковую работу — например, изо дня в день убивая на болоте одного и того же гидрана, который возрождался там раз в сутки, — Арси ощущал нечто странное, совершенно для него новое. Он чувствовал себя нужным.

Вечера он часто проводил в компании Эйра. Обычно к ним присоединялась Церра и другие искатели приключений. Но иногда они оставались вдвоем. Тогда они могли поболтать о чем-нибудь.

— Послушай, Эйр, ты говорил, что собираешься стать правителем. Ты это серьезно? — спросил Арси в один из таких вечеров.

— Да. А что?

— Когда станешь королем, сделай что-нибудь с госпиталем.

Как Арси ни старался забыть то, что увидел, назойливые образы снова и снова возвращались к нему. Эйр уловил ход его мыслей.

— А что я с ним сделаю? Дыры на фасаде зашпаклюю? От этого люди не перестанут болеть и калечиться.

«И умирать», — добавил про себя Арси, осознав нелепость своей просьбы. В этот момент его собственный мир показался ему таким несправедливым — по сравнению с этим, где маг-хилер мог залечить любую рану чуть ли не мгновенно, а если что-то и погибал, то довольно скоро возрождался и вновь присоединялся к своим соратникам.

В один из дней Эйр выполнил свое обещание — принес вести от отца и даже передал ему письмо от него. Отец был жив и даже не под стражей, в письме ясно говорилось, что все это было спектаклем, необходимым канцлеру для выявления участников заговора. Отец выражал свое удовлетворение тем, что Арси сейчас служит благородному и достойному человеку. Он писал о том, что здоровье матери и сестер не вызывает беспокойства, а он сам буде