КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474648 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221116
Пользователей - 102814

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Я спас РФ-3 [Игорь Подус] (fb2) читать онлайн

- Я спас РФ-3 (а.с. Я спас РФ -3) 1.2 Мб, 355с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Игорь Подус

Настройки текста:



Глава 1. Последний бой.

1945–2045 «Капитан ВДВ Сухов».

— Командир, он снова нарисовался — прохрипел голос сержанта в наушнике.

Среагировав, капитан Сухов откинул забрало шлема и прильнул щекой к прикладу древней пятизарядной «ПТРС-41», взятой со склада, оставшегося с тех времён, когда старые шахты только начали преобразовывать в секретный подземный комплекс. Конечно прижиматься к рассохшейся деревяшке было неудобно, но по-другому точно прицелиться из противотанкового ружья практически невозможно.

— Сержант, где эта тварь? — прохрипел смертельно уставший капитан, в повреждённый коммуникатор, последние часы работающий с перебоями.

— На один уровень выше нас. Только что обошёл две заложенных мины. Вот гад, словно знает где они. Двигается к лифтовой шахте. Если обойдёт все ловушки, то через пару минут выйдет ко входу в лабораторию.

— Принял — буркнул Сухов и сплюнул кровавую пену на потрескавшийся железобетонный пол.

Затем он глянул на часы. До конца неимоверно затянувшихся суток оставалось сорок минут, а потом, если он победит, настанет очередной «день сурка», по какой-то причине предоставляющий возможность начать всё заново в случае смерти.

Час назад, после последнего прихода «тринадцатого», Сухов вырубился минут на сорок и не успел восстановить взорванную баррикаду. Броня тяжёлого «Ратника» была окончательно измочалена, а перегруженные энерго-накопители экзоскелета едва успели подзарядиться на 18 %, боеприпасов тоже не прибавилось, а единственная надежда остановить несущуюся сюда очередную копию «тринадцатого», заключалась в противотанковом ружье 1943 года выпуска.

Столетний агрегат пока не разу не подвёл и уже пять раз остановил неугомонного модифицированного рейнджера, появляющегося каждый час.

— Ничего, ещё один разик и наступит новый день. Не подведи — пробормотал капитан ВДВ и погладил холодный ствол ружья.

Взрыв верхних уровней подземного комплекс, не помог как он надеялся избавиться от перерождающихся пронумерованных, и остаткам его роты пришлось туго. С каждой атакой, рвущихся к лаборатории модифицированных бойцов, он терял своих. И это происходило что бы он не предпринимал.

Сотни раз Сухов и сам погибал, откатываясь к началу одного из бесконечных «дней сурка». Кажется, после того как ушла Альфа их прошло три. В первый день он погиб семь раз, во второй — раз двадцать, а сегодня он так устал, что сбился и перестал считать где-то на полусотне.

Теперь он остался в строю один, и первый раз дошёл до точки возможного окончания очередного бесконечно повторяющегося цикла перерождений.

Лишь одно заставляло Сухова зло улыбаться, несмотря на всё происходящее, сутки назад остальные пронумерованные перестали приходить, и тринадцатый каждый раз возвращался только один. А значит у капитана ВДВ появился призрачный шанс его окончательно победить.

Если честно, то Сухов так устал, что уже давно бы сдался и попытался найти способ с собой навсегда покончить. Но кое-что не позволяло ему это сделать. Там за сейфовыми гермо-воротами, в лаборатории находится его Валюша с дочкой, которых кроме него никто не защитит.

Тринадцатый, появился из-за угла совершенно неожиданно. Заскочив в туннель, он сразу выпустил веер 6-мм вольфрамовых болтов из электромагнитной винтовки. Сверхскоростные стержни, заколотили по полностью выгоревшему бронекостюму «Ратник», снятому капитаном с погибшего бойца.

Пустую оболочку швырнуло на сейфовую дверь, и от неё полетели куски композитной брони.

Несмотря на снопы искр и скачущие осколки, Сухой лишь на мгновение прикрыл глаза и улыбнулся, видя стремительно приближающийся корявый силуэт врага.

Он дождался, когда на электромагнитной гаус-винтовке рейнджера загорятся оранжевые огоньки, предупреждающие о временном перегреве, и только после этого навёл ствол точно на стремительно приближавшегося врага. Палец нажал на спусковой крючок, и 14,5-мм бронебойно-зажигательная пуля БС-41 с сердечником из карбида вольфрама, ударила в композитный торс тринадцатого, остановив его на полушаге.

Затвор загнал следующий патрон в патронник и «ПТРС» снова выстрелил. Тяжёлая пуля шлёпнула о электромагнитную винтовку тринадцатого, и не позволила ему сделать следующий шаг. При этом оружие вырвало из его рук.

— Получай сука! Это тебе не 7,62 — прохрипел Сухов и всадил третью пулю в кирасу тринадцатого.

После попадания, того крутануло и бросило на бетонную стену. Ударившая следом четвёртая пуля ужалила в бок и едва не опрокинула тринадцатого, пытавшегося удержаться на ногах.

После этого он упал на одно колено и подставил под удар боковую проекцию шлема. Вот туда-то и надо было сейчас бить.

Но вместо этого капитан быстро посмотрел на заклинивший затвор, с торчавшей оттуда донцем смятой латунной гильзы.

— Да мля! — вырвалось из пересохшей глотки гвардейца десантника, и руки тут же выпустили давшее клин противотанковое ружьё.

Тело выпрямилось, и Сухов выскочил из-за груды покорёженного железа и рванул в сторону начавшего подниматься врага.

Левая рука на ходу захлопнула забрало, а правая вырвала из кобуры тяжёлый пистолет «Утёс-М50», заряженный двумя последними патронами.

Два быстрых выстрела гулко прогремели в покрытом копотью туннеле. Одна из бронебойных пуль попала в забрало рейнджера, а вторая в выставленную вперёд кисть правой руки.

— За ВДВ! — взревел Сухов, и выхватил из разгрузки виброклинок, специально предназначенный для пробивания уязвимых мест в тяжёлых композитных доспехах.

В побитую броню «Ратника» тут же заколотили пули 45 калибра, выпущенные из «Глока-88», но капитан, стиснув зубы продолжил разгоняться, даже не пытаясь уклониться.

В последний миг перед столкновением он заметил, как отлетел в сторону угловатый пистолет, а вместо него в руке тринадцатого сверкнуло раскалённое лезвие силового штык-ножа.

Две бронированные махины с лязгом врезались в друг друга. Посыпались удары тяжёлых кулаков, надсадно взвыли сервомоторы экзоскелетов, работающих в запредельных режимах.

Это была далеко не первая их рукопашная схватка, и Сухов успел хорошенько изучить повадки противника. Тринадцатый постоянно норовил атаковать силовым клинком либо в пах, либо под мышки, где композитные доспехи были наиболее тонкими. Это должно было помочь, но вместе с тем капитан чувствовал на своей шкуре что и враг с каждым разом учится.

Создавалось стойкое ощущение что он тоже помнит все их схватки. Это подтверждало то что тринадцатый начал обходить заложенные противотанковые мины, кое где установленные в туннелях и лифтовых шахтах, и начал выбирать наиболее безопасный путь, отлично ориентируясь в разветвлённых уровнях подземного комплекса.

Во все стороны полетели искры, куски разорванной амуниции и брони.

После обмена контузящими ударами, Сухов сумел пробить тринадцатому по колену, вывернув при этом сустав сервопривода. Затем он запоздало заметил, как несмотря на повреждения экзоскелета, противник сместился в сторону, и воткнул искрящийся штык-нож в его открывшийся бок.

В последний миг Сухов успел среагировать и зажал кисть с горящим клинком у себя под мышкой. При этом четырёхсоткилограммовый бронекостюм, прижался к не менее массивному экзоскелету тринадцатого.

Взаимное давление массой продолжалось считанные мгновения. Затем надсадно рычащие сервоприводы «Ратника» победили, завалив «Рейнджера» навзничь, на бетонный пол.

Оказавшись сверху капитан воткнул четырёхгранный виброклинок во вмятину, оставшуюся после удара тяжёлой пули в рифлёном забрале шлема, и надавил всем весом. Одновременно с этим тринадцатый продолжал дёргать зажатый штык-нож, пытаясь прожечь дыру в композите.

Бок Сухова обожгло, и он почувствовал едкий запах палёной кожи, но несмотря на это капитан продолжать зажимать кисть тринадцатого, не давая тому вырваться.

А виброклинок продолжал надсадно долбить словно бешеный перфоратор, очень медленно расширяя микроскопическую дырочку, образовавшуюся в смятом забрале «Рейнджера».

Тарахтение клинка сопровождалось треском раскалённого композита и надсадным визгом борющихся сервоприводов. Но Сухов этого почти не слышал, он рычал словно зверь и неотрывно смотрел на щиток шлема, где в реальном времени отображалось состояние всех систем тяжёлого экзоскелета, работающего за пределом своих возможностей.

В этот момент он осознал, что накопители стремительно теряют энергию и при работе в таком турборежиме опустеют через десяток секунд, а вместе с тем дырочка, проделываемая виброклинком расширялась слишком медленно. Если энергия кончится, то ему уже ничего не поможет, и этот невыносимо долгий «день сурка» придётся повторить снова.

— Никто кроме нас! — зло взревел капитан ВДВ, затем отпустил зажатый под мышкой штык-нож, и сместив центр тяжести, надавил обоими руками на рукоять виброклинка.

В следующий миг он почувствовал раскалённое лезвие, на пару сантиметров проникшее под частично расплавленную композитную пластину, и взревел ещё сильнее. А ещё через мгновение слитное усилие рук принесло свои плоды и надсадно тарахтящий клинок наконец пробило забрало и вошло в голову тринадцатого по самую рукоять.

Вражеский экзоскелет тут же обмяк, одновременно прервался поток ругательств, всё это время раздающихся из внешних динамиков.

— На, сука-а-а! — запоздало проорал Сухов, и вырвал из своих рёбер продолжавшее искриться силовое лезвие штык-ножа.

Затем он с трудом поднялся и уставился на застывшее тело тринадцатого. Оно почти сразу начало становиться полупрозрачным и принялось растворяться, словно было соткано из белёсых нитей паутины.

Откинув забрало, Сухов жадно втянул воздух, пахнущий жжёным порохом, и покачал головой.

— Вот гадёныш, даже трофеев не оставил — с сожалением проговорил он и подобрал свой виброклинок, оставшийся лежать на том месте где пару секунд назад лежал поверженный враг.

Пару минут постояв, пытаясь отдышаться, капитан медленно побрёл к жалким остаткам взорванной баррикады. На ходу он сбросил старый часовой таймер и активировал новый, тут же начавший отсчитывать примерно один час до следующего появления тринадцатого.

Едва добравшись до баррикады, он нетерпеливо постучал по расколотой от удара автоматической аптечке, начавшей с запозданием вводить обезболивающее и стимуляторы, немного притупившие боль в развороченном боку.

Затем Сухов поднял валяющийся на полу силовой кабель и воткнул его в разъём, открывшийся сбоку в композитной кирасе. И лишь убедившись, что энергия начала заполнять почти полностью разряженные накопители, он подобрал противотанковое ружьё и принялся осматривать зажатую гильзу, примеряясь как её лучше достать.

В этот момент в левом ухе затрещало, и он услышал голос Валюши:

— Вадим, как ты? — озабоченно спросил она.

— Бывало и лучше — пробурчал капитан и в следующий миг ему показалось что он услышал вскрик дочки. — Как там у вас?

— Лизавета Петровна сказала, что оба раненых бойца стабильные и им ничего не угрожает. А прапорщика пришлось поместить в стазис капсулу, иначе он бы не выжил.

— Как там наш Академик?

— Алфёров сидит в вычислительном симуляторе суперкомпьютера, и, если честно я не понимаю, что он делает — печально констатировала Валя.

— Надеюсь то что он делает нам поможет — сказал Сухов и одним движением сумел выдрать большую часть зажёванной гильзы.

Затем он открыл затвор и увидел, что патронник забит оставшимся куском покорёженной латуни.

Похоже придётся повозиться — подумал Сухов, а в это время в ухе продолжала лепетать Валюша, не позволяя капитану высказать в слух то что хотелось, при виде неисправного оружия.

Неожиданно начала отъезжать в сторону стальная створка, ведущая в пункт охраны, расположенный сбоку от гермо-ворот. Оттуда выполз сержант в тельняшке, которому трое суток назад ампутировали ногу до колена. Присев в проёме, он вытер пот со лба и посмотрел на командира.

— Товарищ капитан — начал говорить он и неожиданно тяжко выдохнул. — Сухой, я ничего не понял, но там похоже этот гад опять появился.

— Как появился? — недоверчиво пробормотал Сухов и уставился на только что активированный таймер, ещё не разменявший первый десяток минут.

— Не знаю как, но похоже циклы опять ускорились — вымученно пробормотал сержант и с трудом вытянул из дверного проёма древнюю противотанковую мину, с примотанными скотчем тротиловыми шашками.

При виде собранного фугаса, Сухой поморщился и спросил:

— Где он точно?

Сержант посмотрел вглубь пункта охраны где на стене висели три десятка голографических мониторов.

— Рейнджер, на два уровня выше нас. Сейчас продвигается через хим-лабораторию. Там стоит фугас, но он не сработал. Минут через семь, снова будет в туннеле. — Сержант тяжко вздохнул. — Сухой, давай я — пробормотал он и указал на мину.

— Нет уж Коля, я без тебя ослепну — решительно отказал Сухов, затем он покачал головой и поднял с пола собранный фугас.

Тяжёлые шаги тринадцатого, послышались минут через пять. Едва появившись в конце тоннеля он с ходу несколько раз выстрелил в то место откуда в прошлый раз вёл огонь капитан.

Куски разорванного металла и искры ударили шрапнелью по броне-костюму «Ратник». Сухов замер прямо за углом и ждал единственно возможного момента.

В очередной раз послышались жаргонные ругательства уличных банд, в которых лишь иногда проскальзывали знакомые слова. Тринадцатый медленно шёл по коридору и иногда расчётливо постреливал по углам, больше не перегревая электромагнитную винтовку.

Не дойдя метров пятнадцать, он замер и принялся с двойной силой поливать вдвшника, на своей смеси английского и испанского языков, явно призывая его выйти и драться как мужчина.

А самое интересное в ухе до сих пор раздавался голос Вали, продолжавшей что-то лепетать.

Сам Сухой в этот момент неотрывно смотрел на таймер. До начало нового цикла перерождений оставалось минут двадцать и дотянуть до этого момента было невозможно.

Да что же опять не так? Почему всё снова сбилось? — сотни безответных вопросов клубились в голове Сухова. А ведь десять минуть назад казалось, что он снова смог.

— Значит попробуем ещё раз — пробормотал капитан ВДВ и выскочив из-за угла, метнул в тринадцатого собранный сержантом фугас, при этом на пальце осталась предохранительная чека, а ухо уловило щелчок взводимого взрывателя.

В кирасу тут же ударили сразу несколько скоростных болтов, опрокидывая Сухова навзничь.

После того как он упал, стрельба практически сразу прекратилась. Фугас грохнулся рядом с ногами замершего тринадцатого, но взрыва не произошло.

А затем снова послышались тяжёлые шаги, сопровождающиеся торжествующим хохотом, раздающемся из внешних динамиков экзоскелета.

Удары кинетических зарядов не пробили измочаленную композитную кирасу, но хорошенько ударили по грудной клетке, выбив из лёгких капитана весь воздух.

Автоматическая аптечка, нехотя фыркнула и впрыснула в вену Сухова очередную дозу боевой химии, не давшей ему отрубиться.

Сфокусировав зрение, он увидел стоявшего в пяти метрах от него рейнджера с цифрами 13 на шлеме и утробно зарычал. На него смотрело шестимиллиметровое дуло винтовки, прикрытое кожухом с разгонными электромагнитными элементами и хладогенными системами отвода тепла. Сейчас Сухов желал только одного, получить несколько болтов в голову, чтобы активировать очередное начало этого нестерпимо долгого «дня сурка».

Неожиданно шлем бронекостюма «Рейнджер» разделился на несколько частей, спрятавшихся в футляре, расположенном за затылком. Смуглое татуированное лицо, перечеркнул оскал злой ухмылки победителя.

— Я убью тебя, а затем сожру сердца тех, кто находится там — пообещал тринадцатый на почти чистом английском и указал стволом винтовки на сейфовую дверь.

В этот момент на таймере оставалось минут десять.

Если прямо сейчас не умереть, то помешать осуществить всё это Сухов не сможет. Решив, что пора, он начал аккуратно тянуться к ножнам с виброклинком. Нет, на этот раз победить тринадцатого он даже не надеялся, но почему бы не попытаться.

И в тот момент, когда Сухов дёрнулся, победная речь тринадцатого резко прервалась, а его татуированная голова беззвучно исчезла в облаке кровавой взвеси.

Ближайшая стена и потолок туннеля покрылся розовой испариной, а совершенно целый экзоскелет остался стоять на месте, продолжая сжимать электромагнитную винтовку.

— Что за херня? — удивлённо проговорил Сухов и с трудом поднялся.

Основные сервоприводы «Ратника» перестали подавать признаки жизни и каждое движение давалось с трудом. Но несмотря на это он смог сделать два шага и открыл забрало. Затем недоверчиво потрогал совершенно пустой бронекостюм, оставшийся от исчезнувшего врага.

Через пару минут, за спиной послышался треск механизмов, и броне-створка сейфовой двери начала медленно со скрежетом отъезжать в сторону.

Измученный Сухов обернулся и увидел, как через появившуюся щель протиснулась его Валя. Подбежав, она посмотрела ему в глаза. Следом вышел Академик и с любопытством осмотрел экзоскелет тринадцатого.

— Зачем вы открыли? — спросил, наконец пришедший в себя Сухов. — Он может снова появиться в любую минуту.

— Нет капитан, судя по показаниям выловленным суперкомпьютером, у наших что-то получилось — сказал Алфёров и указал на покрытый трещинами железобетонное перекрытие у себя над головой.

— Значит это всё закончилось? — пробормотал Сухов, не веря своим ушам.

Академик Алфёров посмотрел на покрытое кровоподтёками измученное лицо капитана и отрицательно покачал головой.

— Боюсь, что для нас всё только начинается.

Глава 2. Эвакуация (1).

2045 год. Шилов.

Шилов смотрел на своих родных и не верил своим глазам. Он хотел что-то сказать, но в этот миг где-то в далеке загудели сирены. Первые мгновения он думал, что это нереально, но затем в соседнем дворе надсадно завыла ещё одна сирена, влившись в общий хор усиливающегося воя. Затем они разом заглохли и с улицы послышался голос диктора.

Подбежав к окну, Шилов распахнул его настежь и замер, а вместе с ним замерли десятки миллионов жителей столицы.

«Граждане, в эфире автоматизированная система предупреждения ГУиЧС Российской Федерации. Служба экстренного оповещения вынуждена с прискорбием сообщить что девять минут назад в сторону территории РФ, были выпущены несколько тысяч сверхзвуковых ракет. Одновременно подверглись нападению все военные базы находящиеся за пределами территории РФ».

Пока диктор читал текст, немного дрожащим голосом, Наташа подошла к головизору и включила его. На трёхмерном экране появилось хмурое лицо говорившего, и на какой бы канал она не переключила, картинка не менялась.

«В связи с происходящим, генеральный штаб вооружённых сил РФ объявляет о инициации ответной ракетной атаки. С этой минуты в стране вводится военное положения, с ограничением передвижения гражданских лиц и призывом на военную службу всех военнослужащих запаса…»

Шилов поймал испуганный взгляд Наташи и ему стало не по себе. В этом взгляде было что-то неуловимо чужое. На лице жены застыло выражение растерянности, перемешанной с испугом. А это было несвойственно той боевой подруге, которая прошла с ним огонь, воду и опасные заграничные мытарства.

Похоже это совсем ни его Наташа, и что с этим делать Шилов не знал.

— Саша, что происходит? — спросила она и подошла вплотную.

— Война — однозначно ответил Шилов и закрыл распахнутое настежь окно.

И в этот короткий миг он всё решил. Хоть это и не совсем его семья, для него это ни меняло ровным счётом ничего. Он по-прежнему хотел лишь одного, их спасти.

— Саша, я не понимаю, какая война? С кем? — растерянно переспросила Наташа и схватила Шилова за руку.

В этот момент сердце опера бешено заколотилось, а по рукам пробежал разряд статистического напряжения. Эффект от этого несильного удара током на миг шокировал сознание. В голове заклубился ворох воспоминаний о тех событиях, которых в жизни Шилова никогда не было, а перед глазами замелькали запечатлённые моменты из прошлого.

2042 год. Спокойное возвращение с прекрасного заграничного отдыха. Рождение младшего сына, не в хижине на краю вьетнамских джунглей, а в платном роддоме. Повышение по службе, присвоение звания майора. И снова отпуск в Греции уже в этом году, из него семья вернулась два месяца назад.

Чужие и одновременно с этим свои воспоминания в миг заполонили голову, превратив все мысли опера в полный сумбур.

А затем он уловил в глазах Натальи знакомую решимость и инстинктивно понял, что к нему вернулась его боевая подруга, так много пережившая вместе с мужем.

— У тебя получилось! — изумлённо воскликнула она и её мягкие губы впились в потрескавшиеся губы замершего Шилова. Затем она спохватилась, и отпрянув от мужа, посмотрела на пацанов, замерших на пороге кухни. — Мальчики, ко мне — тут же приказала мама и поочерёдно расцеловала каждого, будто не видела их очень давно.

После этого в глазах пацанов появились проблески понимания и даже самый младший, как-то странно, немного по-взрослому посмотрел на папу.

— Я не понял. Это же наша старая квартира!? — сказал старший Денис и растерянно оглядел стены.

После возгласа сына, Шилов окончательно осознал, что они вернулись и все воспоминания оставшиеся от обеих версий реальности перемешались в их головах. Схватив со стола пульт, он выключил головизор, прервав льющийся поток предупреждений.

— Так, все смотрим на меня. Разговоры и обнимашки потом. А сейчас собираем самые необходимые вещи и все за мной — грозно приказал Шилов.

Он посмотрел на начавшую метаться Наташу, и уже хотел спросить где ключи от оружейного сейфа, но в этот момент вспомнил, и решительно направился в спальню, где в шкафу был вмонтирован железный ящик.

Через минуту он вышел в коридор с охотничьим нарезным карабином «Молот», очень походивший на обычную полицейскую ксюху.

Смутные воспоминания подсказали что его машина сейчас находится на служебной стоянке у отделения полиции, куда его исчезнувший двойник с утра отправился на службу, а вот гибридный семейный минивен жены, прямо сейчас стоит во дворе.

Диктор за окном, всё ещё продолжал вещать, зачитывая всевозможные предупреждения и инструкции, когда он со своими вышел из квартиры.

Игнорируя лифт, они спустились по лестнице и быстро направились к минивену, припаркованному на обочине.

Возле подъезда замер тот самый торгаш, сосед с первого этажа, который в прошлой жизни просветил насчёт братьев Калоевых, позже упокоенных Шиловым.

При их появлении он кивнул, приветствуя соседей, и с удивлением уставился на карабин без чехла, очень похожий на укороченный автомат Калашникова. А после того как они проскочили мимо, торгаш опрометью кинулся в подъезд.

Через минуту машина завелась. Затем севший за руль Шилов вырулил со двора, и влился в реденький поток автомобилей, при этом он сразу же начал лавировать, по полосам, нарушая правила.

— Саша поаккуратнее — предупредила жена и пристегнулась.

— Не Наташ, поаккуратнее не получится, если в течении получаса не вырвемся из Москвы, то застрянем тут надолго, а если встанем в пробке, то уже и не вырвемся.

В подтверждении своих слов Шилов увидел легковушку, на скорости вылетевшую из дворов и с ходу врезавшуюся в зад рейсового электробуса, стоявшего возле остановки.

Он знал, ещё десяток минут и на дорогах появятся десятки тысяч тревожных личностей, стремящихся, как и они вырваться из города.

— Куда едем? — спросила Наталья.

— Да похоже всё туда же, по объездному радиальному шоссе мимо станции, в тот маленький микрорайон. — После описания маршрута, жена удивлённо подняла брови. — Извини Наташ, но спрятать вас если я и смогу, то только там — уверенно проговорил Шилов и посмотрел в зеркало заднего вида на притихших сыновей.

— Пап, интернета нет, и телефоны на блокировке — сказал средний и помахал прозрачным куском пластика, отображающем на экране бесконечную крутилку загрузки.

— Можешь его выкинуть. Теперь это бесполезный кирпич. Мне рассказывали, что прошлый раз в момент нападения альянса, все иностранные гаджеты и компьютеры, находящиеся на территории страны, вырубились или сгорели. Похоже сейчас та же байда творится.

— Значит опять война — с тревогой проговорил старший.

— Не опять, а снова — пробурчал Шилов, и резко крутанув руль, уйдя от столкновения с подрезавшей машиной.

Его слова про гаджеты, оказались верными. Кстати стоявших на обочине иномарок, вырубившихся из-за накрывшихся бортовых компьютеров, тоже хватало.

За пятнадцать минут, их минивен несколько раз едва не попал в аварию, причём один раз на встречку выскочил дорогой спорткар сигналящий как безумный. Шилов не стал бодаться и уступил дорогу. Впрочем, обладатель спорткара не долго наслаждался ездой по встречке, уже через сотню метров в него на полном ходу врезался мусоровоз, откинувший ярко красную машину за разделительную полосу. При этом грузовик даже не стал останавливаться и покатил дальше, разгоняясь ещё сильнее.

Поток машин постоянно уплотнялся и по пути начали попадаться небольшие пробки. Низко над домами несколько раз проскочили звенья боевых вертолётов, а высоко в небе появились многочисленные инверсионные следы, оставшиеся от стремительных истребителей.

Небольшие группки военного транспорта, сновали по дороге, выполняя задачу, ведомую только личному составу.

Ещё через десяток минут их стремительно обогнали два чёрных внедорожника, на которых горели синие мигалки. При этом они едва не спихнули минивен на встречку. Но уже через пару километров Шилов снова заметил эти же машины, но уже лежавшие в кювете. Рядом, стояли несколько солидно выглядевших мужчин в дорогих костюмах и с ненавистью смотрели на солдат, сидящих на броне трёх замерших БТРов.

По всей видимости парочка торопыг с мигалками решили подрезать небольшую колонну мотострелков и за это они тут же поплатились. Как говорится — «по законам военного времени».

Минут через тридцать, минивен с трудом смог пересечь четвёртое транспортное кольцо и добраться до объездной радиальной магистрали, остановившись почти на том самом месте, где совсем в иной реальности Шилов с семьёй пережидал проезда огромной колонны грузовиков западной корпорации, охраняемых ЧВК.

На этот раз, выезд на восьми-полосное шоссе перегораживали две бронемашины военной полиции с включенными мигалками на крыше. А мимо них проносилась длинная тройная колонна военной техники, следовавшей на запад Подмосковья.

Всю дорогу Наташа щёлкала радио, но по всем каналам передавали одно и тоже. Прочитанные сообщения диктора сводились к одному, все москвичи должны сидеть по домам и ожидать новых вводных от сотрудников полиции и работников военных комендатур.

Тем временем военная колонна и не думала кончаться, БТРы, Танки на тягачах, самоходные артиллерийские установки и сотни грузовиков нескончаемым потоком проносились мимо, отгораживая Шилова от единственного направления эвакуации.

Внезапно один из тягачей прижался к обочине и остановился, при этом стоявшая на длинном прицепе мобильная зенитная установка «Панцирь-44», с уже расчехлёнными ракетными системами, явно собралась съехать на асфальт. Шилов с тревогой посмотрел на её локатор, с огромной скоростью вращающийся между съёмными ракетными пакетами.

Вдалеке послышались гулкие раскаты взрывов, а небо расчертили десятки стремительных трасс межконтинентальных ракет, запущенных с окраин столицы.

— Кажется начинается — недовольно проговорил глава семейства и посмотрел в округлившиеся глаза жены.

В этот момент мобильный ракетный комплекс «Панцирь-44» наконец сполз с трапов и направился прямиком на середину восьми-полосного шоссе. Среагировав, бронемашины военной полиции, расчистили путь зенитке, и перекрыли путь военным грузовикам. При этом они перестали перегораживать запруженную автомобилями второстепенную дорогу, где в третьем ряду стоял минивен Шилова.

«Панцирь-44» тут же вклинился на образовавшуюся площадку и задрала вверх все четыре пусковые установки, с подвешенными пакетами зенитных ракет.

Прошло всего пару секунд, и первая ракета с воем устремилась вверх, а за ней в небо ушло ещё минимум девять её близнецов.

Дым от стартовых пороховых зарядов окутал мобильный комплекс. Послышался характерный лязг отстрелившейся пустой кассеты, упавшей на дорогу рядом с «Панцирем-44».

А на заднем плане, военная полиция начала по одному пропускать военные грузовики. И именно в этот момент Шилов почувствовал, что здесь оставаться нельзя.

— Держитесь! — рявкнул он, и вывернув на обочину, вдавил педаль газа.

Бензиновая часть гибридного двигателя взревела, и мгновенно разогнавшийся до шестидесяти километров минивен, отфутболил пластиковую секцию заграждения, устремившись в прореху, между продолжавшим стрелять «Панцирем-44» и сверкающей люстрой бронемашиной ваишников.

Точно рассчитав момент, Шилов проскочил между двумя медленно объезжающими зенитку армейскими грузовичками, и съехав в неглубокий кювет, понёсся по совершенно сухому дождевому жёлобу.

Он слышал, как истошно засигналила бронемашина ВАИ, и даже увидел в зеркале заднего вида сотрудника военной полиции, выскочившего на обочину и взявшего нарушителя на прицел автомата.

— Пригнитесь! — приказал Шилов, но выстрелов вслед минивену так и не последовало.

Поняв это, глава семейства облегчённо выдохнул. Метров через двести он смог вырулить и снова заскочить на дорогу, при этом объехав длинный хвост машин, по какой-то причине желающих вернуться в Москву.

А в это время над головой что-то часто взрывалось, оглашая пространство гулкими раскатами эха. Без единого облачка голубое небо, покрыла застывшая вязь инверсионных следов, с тёмными участками частых разрывов, окутанных снопами ярких искр.

— Ма, салют! — воскликнул самый мелкий, заворожённо смотревший на происходящее, через огромный прозрачный люк, наполовину прикрывающий крышу автомобиля.

— Да уж, салют — пробормотал Шилов и покачал головой. Затем он сжал дрожащие пальцы жены и вкрадчиво проговорил — Наташа не бойся, мы обязательно прорвёмся.

— Па, смотри — воскликнул старший и Шилов увидел, как сверху, на огромной скорости падает большой самолёт.

Что это за самолёт? И чей он? С такого расстояния невозможно было рассмотреть. А затем совсем рядом в подлеске упал ударный беспилотник альянса, чьи хищные обводы Шилов легко узнал. Когда минивен проскочил опасный участок, раздался сильный взрыв, поднявший в воздух сорванные с деревьев ветки и сильно встряхнувший дорожное полотно.

В этот момент Шилов объехал по обочине две врезавшиеся в друг друга легковушки, и игнорируя людей, призывающих прийти им на помощь, повернул направо.

Сейчас он понимал, что для безопасности нужно оказаться как можно дальше от центра города, но вместе с тем Шилов чувствовал шкурой, что если они отдалятся на сотню километров от пятого транспортного, то навряд ли сумеют вернуться к тому месту где ждёт раненная Альфа.

Инстинкт ему подсказывал что именно рядом с ней у его семьи появится хоть какой-то шанс на спасение. А терять второй раз тех, кого только-только вернул из небытия, он точно не хотел.

— Что это! — внезапно воскликнула Наталья и Шилов увидел, что она указывает на прямой оранжевый луч света, вертикально падающий на перекрёсток в том самом месте где стоял «Панцирь-44», продолжавший выпускать зенитные ракеты.

— Не знаю — пробормотал опешивший Шилов, так как ничего подобного раньше не видел

Казалось, что оранжевый луч бьёт прямо из стратосферы, а возможно и с орбиты планеты.

Едва Шилов успел об этом подумать, как прямо по лучу проскочила нестерпимая яркая вспышка, ударившая в перекрёсток.

В тот же миг огромный участок дорожного покрытия вместе со скопившимися машинами и частью построек беззвучно поднялся вверх, словно под землёй родился пузырь газа, внезапно вырвавшийся на свободу.

А затем вокруг места странного взрыва образовался двухсотметровый шар, не дающий взрывной волне распространиться за пределы.

Мощный вихрь, прокрутил внутренности этого шарика словно в гигантском блендере, и он с громким хлопком лопнул, выплеснув за свои пределы кучу вывернутого грунта и тучи пыли.

Увиденное повергло в шок. О таком оружии альянса Шилов точно раньше не слышал.

Взорванный перекрёсток скрылся за деревьями, а в небе появились ещё несколько оранжевых лучей, поочерёдно появляющихся в почерневшем от разрывов небе. Придя в себя, Шилов поддавал газу, непроизвольно разгоняя минивен.

Теперь их машина катила по старой дороге, идущей параллельно радиальному шоссе, а в это время в посеревшем небе продолжал разгораться грандиозный воздушный бой.

В высоте постоянно что-то взрывалось, и вниз падали обломки с кусками обшивки различных летательных аппаратов. Всего за десять минут Шилов увидел минимум один падающий квадролёт альянса, пару сбитых вертолётов, и пронёсшийся низко над землёй, объятый пламенем истребитель. Разваливающихся беспилотников и горящих дронов было несколько десятков.

Кроме этого в Землю периодически били оранжевые лучи, предвестники точечной бомбардировки, скорее всего осуществляемой некими космическими станциями, бьющими прямо с орбиты.

Через пол часа суматошной езды, минивен выехал из подлеска и помчался вдоль железнодорожного полотна. Ещё пара километров и Шилов увидел стоявший железнодорожный состав. Видок у того был явно необычный.

В конце и начале состава прицеплены по нескольку древних товарных вагонов, а посредине он состоял из шести огромных рефрижераторов с холодильными установками и буквой «М» на боку.

Когда минивен поравнялся с составом, подозрения Шилова подтвердились. Совершенно внезапно, на рефрижераторах начали разъезжаться крыши и оттуда появились острые мысы поднимающихся ракет.

Увидев происходящее, Шилов поддал газку, и постарался оказаться как можно дальше, до момента пуска.

— Это то, о чём я думаю? — растерянно проговорила Наташа.

— Да — Шилов кивнул и с опаской посмотрел на двух бойцов в тяжёлых экзоскелетах, промелькнувших между кустами.

А затем сзади раздалось нестерпимо громкое шипение и в небо одна за одной ушли шесть баллистических ракет.

После стремительного подъёма на сотню метров, с хлопками отстрелились стартовые ступени и врубились мощные разгонные двигатели, полностью заглушившие все звуки. А ещё через несколько секунд, раздались шесть мощных хлопков, сигнализирующих что баллистические ракеты, наверняка оснащённые ядерными боеголовками, перешли на сверхзвуковую скорость.

— Красиво ушли — проговорил старший сын, когда шум чуть стих, и в этот момент очень высоко в небе один за одним расцвели шесть огненных цветков.

При этом взорвавшиеся ракеты на несколько мгновений подсветили гигантскую сферу силового щита, прикрывающего Москву и часть территории московской области.

Увиденное поразило Шилова и только сейчас до него дошло, что он снова оказался совсем в иной реальности, и возможно именно теперь всё только начинается.

Глава 3. Эвакуация (2).

2045 год. «Шилов».

Они едва успели удалиться на пару километров от выпустившего ракеты железнодорожного состава, как примерно в то место где он стоял, ударили сразу три оранжевых луча, затем по ним промелькнули яркие вспышки, и пространство огласили три оглушительных хлопка.

После этого, сомнений в незавидной судьбе железнодорожного ракетного комплекса, у Шилова не осталось.

А между тем бой в небе разгорелся с новой силой. Пару раз Шилов замечал целые рои беспилотников, атаковавших звенья истребителей и вертолётов. Всё чаще к земле устремлялись разбитые летательные аппараты. При этом постоянно что-то взрывалось, и иногда наиболее сильные разрывы подсвечивали гигантскую сферу, в существование которой отказывалось верить сознание.

Минут через двадцать беглецы проскочили под линией ЛЭП и подъехали к очередному перекрёстку. Тут Шилов остановился и не веря глазам уставился на почти идеально ровный отвал грунта, вздымающегося вверх метров на восемь.

Выскочив из автомобиля, он пробежал мимо рейсового автобуса с высыпавшими наружу пассажирами, и с разгона взобрался на покатый вал.

То, что он увидел, ему совсем не понравилось. Практически идеальная воронка, достигала двухсот метров в диаметре и была глубиной не менее сорока.

Внутри виднелись крупные куски дорожного покрытия, перемешанного с покорёженными остовами автомобилей.

К тому же воронка разверзлась в столь неудобном месте, что перебраться через неё или объехать на Автомобиле, не было никакой возможности.

Перспектива идти пешком, Шилова не вдохновляла. Кидать минивен, нельзя. Навряд ли в данной ситуации они смогут найти транспорт или их захотят подвезти, туда куда нужно.

Если так пойдёт дальше, то вооружённые силы РФ не смогут долго сопротивляться — подумал Шилов и скрипнул от безысходности зубами. — Точечные орбитальные бомбардировки, портящие транспортные узлы и выводящие из строя наиболее боеспособные подразделения. А ещё этот чёртов силовой купол, по всей видимости не позволяющий кому-либо вылететь из-под своего полога.

Вернувшись, нахмурившийся Шилов вцепился в руль, и уставился на номерной знак рейсового автобуса. В салоне минивена повисла тревожная тишина. Все, кроме самого младшего понимали, что дальше они на машине точно не проедут, а после уничтожения железнодорожного состава, возвращаться попросту некуда. С Альфой тоже не связаться, ни одно устройство связи не работает.

Вспомнив о последней возможности, Шилов достал из кармана звезду корпоративного инспектора и импульсивно нажал на её центр, активировав сигнал тревоги. Он не знал зачем это сделал в этой новой реальности, в которой это точно не работает.

Внезапно, гнетущую тишину прервал старший сын.

— Пап, мы пять минут назад проскочили под линией ЛЭП. Под ней просека. Когда проезжали я заметил старую грунтовку. Может попытаемся проехать по ней?

Послушав Дениса, Шилов вернувшись к линии ЛЭП и увидел невзрачную колею, петляющую между высокими кустами и молодыми деревцами.

Иного выхода не было и минивен, полтора часа продвигался по ухабам со скоростью быстро идущего пешехода, при этом он несколько раз застревал и всему семейству приходилось вылезать и толкать машину.

Всю дорогу Шилову казалось, что перед ними кто-то едет, свежие следы протектора, это подтверждали. А потом он окончательно убедился, что ему не привиделось, в какой-то момент в трёх сотнях метрах впереди, между кустами промелькнула крыша внедорожника, с навьюченными на ней чемоданами и сумками.

А над головой продолжался нескончаемый воздушный бой. Мимо проносились рои мелких дронов, предшествующих появлению ударных беспилотников альянса. Некоторые из них сбивали зенитные ракеты, другие совершенно неожиданно теряли ориентацию в пространстве, начинали беспорядочно метаться, и падали в лес.

Наших самолётов в воздухе тоже хватало. Особенно Шилову запомнилась атака юркого одноместного истребителя, носящегося над линией ЛЭП и пытающегося за несколько стремительных заходов уничтожить огромный рой беспилотников.

Оранжевые лучи, продолжали бить с орбиты, но делали это не так часто, как раньше. По всей видимости у противника существовал некий лимит на их использование.

При каждом появлении очередного луча, проявлялись очертания гигантской сферы над головой. А иногда в неё что-то врезалось и взрывалось настолько мощно, что по верхушкам деревьев проносилась остаточная взрывная волна, вызывающая ураган из сухих веток и листьев.

Во всем происходящим вокруг беспределе, Шилова пока радовало только одно, сколько он не смотрел по сторонам, не заметил ни одного ядерного гриба на горизонте. Это значило, что альянс пока не хочет применять ядерное оружие, и решил попробовать победить РФ при помощи более технологичных средств.

А по всем радио и телевизионным каналам, продолжал вещать голос диктора, который изменил текст и однозначно сообщал что на Российскую Федерацию напал вновь созданный альянс демократических держав.

Текст инструкций тоже поменялся, теперь всем москвичам и жителям Московской области, настоятельно советовали проследовать к станциям метро, либо спуститься на подземные парковки, подвалы жилых домов и торговых центров. Гражданам советовали взять с собой воды, еды и медикаментов на несколько дней, так как возможны некоторые перебои с обеспечением населения.

Ехать оставалось километров тридцать, когда минивен в очередной раз сел на грунт. Семейству пришлось снова вылезать и его толкать, а когда они уже залезли назад, из густых кустов, выбрался молодой полноватый мужчина в охотничьем камуфляже дубок, очках на носу и с помповым ружьём наперевес.

Увидев вновь появившегося, жать на газ Шилов не стал, так как с ходу разогнаться на этих ухабах всё равно не получится. Вместо этого он на треть опустил окно и положил обе руки на верхнюю часть руля.

При этом взгляд непроизвольно скосился на карабин «Молот», который со сложенным прикладом поместился в пластмассовой нише, водительской дверцы.

Шилов отлично понимал, что если дёрнется и схватит его, то выстрелить всё равно не успеет. Тем более, из наложившихся воспоминаний своего двойника он выяснил, что карабин не сможет выстрелить без развёрнутого приклада.

Судя по смутным образам, он хотел эту ненужную функцию исправить с помощью специальной заглушки, но сделал ли это его двойник, Шилов не помнил.

— Бензин в запасных канистрах есть? — грозно спросил явно нервничавший молодой мужик, при этом он вплотную подошёл к водительской дверце и направил на неё ствол.

— В канистрах точно нет. Мужик, не дури. У меня в машине жена и дети — сказал Шилов спокойно.

— У меня тоже дети — нервно проговорил очкарик и его взгляд пробежался по Наташе и пацанам, замершим на заднем сидении.

— Так если есть дети, нам надо держаться вместе — подчёркнуто дружески начал Шилов, почувствовав нерешительность, неопытного гопстопера. — Это же твоя машина мелькала впереди? Давай вместе подъедем, я помогу чем смогу, или подвезу куда надо.

— Если бензина в запасных канистрах нет, значит валите из машины — грозно потребовал, не послушавший увещевания очкарик и передёрнул цевьё помповика, при этом из экстрактора в траву, упал не стреляный патрон двенадцатого калибра.

После этого импульсивно-показного поступка, Шилов понял, что договориться с нервным типом будет трудно.

— Забирать машину, это неправильно. Ты же нормальный человек. Неужели не видишь, что творится? — всё же решил попробовать Шилов и посмотрел наверх, где в этот момент пролетала целая эскадрилья ударных беспилотников альянса, направляющаяся в сторону Москвы.

Очкарик нервно зыркнул в небо, и в этот момент Шилов убрал правую руку с руля. Он уже несколько раз пожалел, что не взял с собой один из пистолетов, оставив всё оружие в БТРе.

— Не доводи до греха. Вылазь наружу! — приказал гопстопер.

— А моя семья? — тихо пробормотал Шилов, чувствуя, что начинает закипать.

— Да мне твоя семья, до одного места! Быстро все из машины!!! — больше не сдерживаясь взревел очкарик и перевёл ствол помпового ружья на окошко, прямо за которым сидел младший сын.

— Всё, всё, я понял. Мы выходим. Только не нервничай — соглашаясь на всё, проговорил Шилов, не сводя глаз с трясущихся рук, державших ходившее ходуном ружьё. — Денис, открывай свою дверцу и выводи братьев. Наташа, ты выходишь следом за ними — проинструктировал он, и услышал, как у него за спиной открылись пассажирские дверцы.

В принципе он был готов отдать минивен, ради того, чтобы никто не пострадал. Судя по примерным прикидкам, до бетонки, ведущей к расположению танковой дивизии, оставалось километров двадцать. Конечно будет трудно, но они смогут добраться пешком.

— Видишь, все выходят. Только не стреляй, это никому не нужно — монотонно говорил Шилов, стараясь успокоить нервного очкарика.

Теперь его заботило лишь одно, как аккуратно выйти самому, чтобы тот не увидел сложенный карабин, засунутый в дверцу. А то ведь начнёт с перепугу палить во всё что движется. То, что он в состоянии это сделать, Шилов не сомневался.

И в тот момент как он собрался открыть водительскую дверцу, прямо над линиями ЛЭП пронёсся фронтовой штурмовик, с красными звёздами и эмблемами военно-космических сил РФ на крыльях.

Нервный товарищ с ружьём, явно не был готов к тому что небо над просекой перечеркнёт очередь трассирующих снарядов, пытающихся достать очередную волну беспилотников, в результате он пригнулся от неожиданности, при этом задрав длинный ствол вверх.

А вот обстрелянный Шилов даже не моргнул. Руки выдернули карабин из пластмассовой ниши и пальцы без участия сознания щёлкнули флажковый предохранитель и дёрнули затвор.

Очкарик выпрямился и в этот момент указательный палец опера нащупал спусковой крючок и начал на него очень часто нажимать.

При этом Шилова оглушило грохотом выстрелов, боковое стекло покрылось трещинами и обзор окончательно затянул пороховой дым и пыль, выбиваемая пулями, из пробиваемой насквозь водительской дверцы.

Он продолжал дёргать за спусковой крючок, пытаясь удержать ровно дергающийся карабин, стреляющий в силуэт, облачённый в камуфляж «дубок».

Лишь когда затвор стал на задержку, Шилов распахнул дверцу, и выскочив наружу, выбил помповое ружьё из рук, корчившегося в траве неопытного гопстопера.

Из двадцати пуль минимум треть, попали в его тело и теперь он изгибался, глядя в небо через оправу разбитых очков, и выпуская кровавые пузыри изо рта.

— Наташа, всё нормально! — предостерегающе выкрикнул, напрочь оглохший Шилов и сам себя не услышал. — Стойте там, я сейчас закончу.

Он подобрал помповик и снял с пояса несостоявшегося гопстопера патронташ, наполненный патронами 12 калибра. В этот момент агония умирающего почти прекратилась.

— А ведь я мог тебе просто помочь — скорбно проговорил Шилов, и посмотрел в наполнившиеся кровью глаза, затем он обернулся и увидел Наташу, замершую с пацанами у передка минивена.

— Быстро в машину! — приказал Шилов и сел за руль.

Перед тем как тронуться, он передал помповое ружьё жене, поменял магазин в карабине «Молот», и положил его себе на колени.

Когда они проехали метров триста, Шилов увидел внедорожник, стоявший прямо на пути. Сразу догадавшись чья это машина, он с трудом её объехал, проломившись через невысокую поросль.

При этом он увидел молодую настороженную женщину, сидевшую на переднем пассажирском сидении внедорожника. Кроме неё в салоне находились две девчушки на вид пяти и семи лет, с любопытством смотревшие на проезжающую мимо машину, через немного запотевшее стекло.

Испуганно-осуждающий взгляд девушки ему не понравился. Опер Шилов почувствовал, что она явно знала куда и зачем отправился её муженёк, и теперь поняла, что он не преуспел в своих намерениях.

— Саша, может нам надо их подвезти? — проговорила Наташа, и он её расслышал, несмотря на звон в ушах.

— Куда подвезти? — нервно спросил Шилов. — Во-первых, не я устроил эту проблему и ни мне её теперь расхлёбывать. А во-вторых, вполне возможно им будет безопаснее остаться здесь. Да и ножки у них есть. Куда-нибудь дотопают. А потом будут всем рассказывать, как их родного и любимого человека убил бандит, ограбивший их на дороге — раздражённо закончил Шилов, который сотни раз лично слышал подобные рассказы мнимых жертв, а потом выяснялось, что в реальности всё происходило совсем наоборот.

— Саша, там дети. Они ни при чём — шёпотом проговорила жена и отвернулась.

Расслышавший это Шилов тяжко вздохнул.

— Наташа, я тебя уверяю, что чем быстрее я найду Альфу, тем быстрее мы сможем попытаться всем помочь. Кстати, в том числе и им. А если очень повезёт, то даже их нервный папаша, будет жив.

Двигаясь дальше они пересекли пару просёлков с отличным дорожным покрытием. Шилову хотелось на них завернуть, но поразмыслив он продолжили пробираться по колее, накатанной грибниками и техничками электриков, обслуживающими ЛЭП. И лишь когда линия начала отворачивать в сторону от маршрута, им пришлось выехать на очередной просёлок.

А когда до расположения танковой дивизии оставалось километров десять, Шилов увидел, что впереди поднимается столб дыма от разгорающегося лесного пожара.

— Саша, там что-то горит — предостерегающе проговорила жена.

— Вижу. Скоро тут везде будет гореть. Закройте все форточки и наденьте маски, мы обязаны проскочить — проговорил глава семейства сквозь зубы и поддал газку, спеша к зоне задымления.

Видимость с каждым метром становилась всё хуже и после того как минивен чуть не влетел в стоявший посреди дороги грузовик, Шилову пришлось снова сбавить скорость. Преодолев с километр они объехал несколько силуэтов машин. По дороге Шилов увидел человека, лежавшего на обочине, но останавливаться не стал. А дальше вдоль просёлка выросли две стены огня, иногда смыкающиеся сверху. Высокие ели пылали словно огромные факела, а ветер раздувал верховой пожар, идущий им навстречу.

Кузов минивена тут же нагрелся и внутри стало нестерпимо жарко. Но сейчас Шилов боялся не этого, а того что на дорогу упадёт один из ярко пылающих еловых стволов. Вот тогда-то им точно не проскочить.

Однако им повезло, через пару минут они выскочили из эпицентра пожара, пересекли очередной перекрёсток и вынырнули на участок трассы, с которого сильный ветер уносил дым.

Только тут Шилов понял, что внутри салона минивена застыло туманное марево. Он приказал открыть окна, чтобы выпустить скопившийся угар, и услышал гулкий взрыв, затем ещё и ещё один.

После десятка взрывов из-за поворота выскочил армейский грузовик, несущийся по встречке. Едва уклонившись от столкновения, Шилов успел рассмотреть сидевшего за рулём подростка, и двух девчонок, с искажёнными от испуга лицами.

Чудом разминувшись с грузовиком, минивен взобрался на небольшой подъём и остановился на обочине. И тут Шилов увидел то что ему совсем не понравилось.

Дальше шоссе заходило в небольшой посёлок, а прямо над ним летала пара вражеских беспилотников, которые быстро кружили над домами и выпускали ракеты с тепловым наведением, по машинам появляющимся на дороге.

Конечно, это были не большие ударные беспилотники класса «Акула», а всего лишь средние «Барракуды», имеющие на подвесках по дюжине небольших ракет, но для того чтобы навести шорох в небольшом посёлке и этого вполне хватило.

— Что будем делать? — спросила Наташа, словно озвучив мысли Шилова.

— Нам надо на ту сторону — ответил он и тронулся, уклоняясь от встречных машин, вырвавшихся из посёлка.

— Саша! — предостерегающе воскликнула жена, увидевшая как в микроавтобус, идущий навстречу, попала одна из ракет.

— Наташа, помолчи. Если я нужен, то мы проскочим — прорычал Шилов, и уклоняясь от места подрыва, свернул в проулок.

При этом выпущенная уже по ним ракета влетела в дом, и осыпала минивен градом осколков. Треснутые лобовое и боковое стекло тут же рассыпались. «Барракуда» проскочила мимо, а Шилов вдавил педаль газа выруливая к замаячившему впереди съезду, ведущий к берёзовой роще, опоясывающей посёлок, с другой стороны. И в этот миг к ним навстречу устремился второй беспилотник.

Шилов успел заметить, что на двух подвесках не осталось ракет, а затем заработал курсовой пулемёт «Барракуды», начавший выбивать куски асфальта из дороги.

— Похоже не проскочим — пробормотал Шилов, глядя на быстро приближающиеся фонтаны крошева, выбиваемые крупнокалиберными пулями, и в этот миг со стороны рощи послышались знакомые звуки.

Короткая очередь стремительных трассеров из 30-мм пушки, ударила в беспилотник, сбив его с курса атаки. При этом «Барракуда» клюнула хищно загнутым носом и с разгона влетела в дорожное покрытие, пропахав его рядом с минивэном. Следом раздался хлопок и дымящиеся остатки летательного аппарата, объяло ореолом яркого пламени.

А в это время из берёзовой рощи вырулил БТР «Ракушка-38», ставший Шилову родным, за время его прошлых мытарств.

— Альфа! — выпалил он, радостно улыбаясь, и уловил краешком глаза, как Наташа на него вопросительно зыркнула.

Глава 4. Станция «МИР-5» (1).

Космическая станция «МИР-5».

Геостационарная орбита.

36 000 километров от поверхности Земли.

2045 год.

«Космонавт-стажёр Анна Алфёрова».

Полёт транспортного корабля «Заря-4», и стыковка со станцией «МИР-5», должны были пройти в автоматическом режиме. Курсант Космической Академии Анна Алфёрова, следила за происходящем с места для «туристов». Именно так пренебрежительно, российские космонавты прозвали ряд сидений, расположившихся за местами основных членов и командира экипажа. Они в отличии от Анны восседали на четырёх стационарных креслах, расположенных напротив большого обзорного монитора.

Анна выглядывала из-за спин опытных космонавтов и не могла налюбоваться видами, открывающимися из нутра небольшого рейсового космолёта. Первоначально корабль предназначался для миссии на Марс, но после отмены грандиозной программы по освоению красной планеты, превратился в обычный транспортный грузовик, многоразового использования, курсирующий от Земли до станции «МИР-5».

Это был первый полёт Анны в космос, к тому же в связи с предшествующими ему обстоятельствами, она постоянно чувствовала волнение, переходящее в навязчивую нервозность.

— Автобус в пути. Время подлёта две минуты, начинаю подтормаживать курсовыми — жаргонно, отчитался опытный командир экипажа, майор Берёзов.

— Скорость станции стабильна. Разрешаю остановку по требованию. Занимайте боковой стыковочный шлюз номер три, служебного модуля — тут же ответил из динамиков голос, отлично знакомый Анне с самого детства.

Дядя Юра.

Нынешним командиром станции «Мир-5», Полковник военно-космических сил Юрий Семёнович Крикалёв, лётчик-космонавт с общим стажем нахождения в космосе, едва не достигающим семи лет. Имея высший допуск, он долго работал с матерью и отцом в подземном комплексе, по проектам, имеющим сверхсекретный артикул «Сигнал», и помогал Анне осуществить экспериментальную программу самостоятельного зарождения и последующего программирования искусственного интеллекта. А ещё он был тем человеком, с которым она очень жаждала поговорить, желая наконец выяснить, что случилось с её родителями.

Стыковка прошла в штатном режиме, и буквально через пять минут распахнулся люк переходного шлюза, ведущего в нутро служебного модуля, являющегося самым крупным сегментом станции.

Встреча как всегда у космонавтов прошла радушно. Анну по очереди обляпали пять членов экипажа обоего пола, чья вахта должна была через двое суток закончиться.

Вновь прибывшие передали старичкам грелку со спиртом и другие контрабандные деликатесы, затем по-быстрому обсудили штатный запуск с космодрома Восточный, полёт до станции и свежие космические сплетни, в обилии курсирующие в сообществе космонавтов. Следом пошла обычная рутина по разгрузке транспортного модуля и передачи станции под управления нового экипажа.

Всё это продолжалось почти два часа, и за это время Анна едва перекинулась двумя словами с дядей Юрой, который по её призывным взглядам явно понял, что космонавт-стажёр Алфёрова очень желает приватно побеседовать.

Доставив из грузового отсека транспортника очередной контейнер с грузом, Анна едва успела его транспортировать в служебный модуль и закрепить в специальную нишу для хранения, когда почувствовала, что к ней сзади кто-то подлетел.

Резко обернувшись, она увидела полковника Крикалёва и замерла в невесомости, с надеждой на него уставившись.

— Курсант Алфёрова, ну что застыла? Полетели в астрономический модуль, там сейчас никого нет — проговорил пока ещё действительный командир станции.

По лицу Анны проскочила нервная улыбка и она резко нажала на сенсор активации створок, закрывающих нишу. В этот момент она не заметила, что весящий несколько сот килограмм, грузовой контейнер, не зашёл до щелчка в паз и его угол вылез, не дав пневматике закрыть пластиковые створки.

Послышалось надсадное шипение, и Анна вместо того чтобы подтолкнуть контейнер внутрь, провела по сенсору, значительно наращивая усилие пневматического привода.

Из-за резкого скачка давления в простенькой системе, прозрачный шланг выскочил из форсунки, обдав её потоком технического воздуха. Одновременно оттуда выплеснулась дюжина капель машинного масла, как обычно присутствующих в патрубках.

Полковник Крикалёв мгновенно среагировал, обесточил пневмопривод, толкнул контейнер в паз и закрыл створки вручную. Всё это он сделал так быстро и умело, что Анна даже не успела дёрнуться, чтобы ему помочь.

К ним тут же подлетели будущий командир станции майор Берёзов и молодой стажёр-космонавт в звании лейтенанта, из сменяемого экипажа.

— О, да я смотрю «Аннушка уже разлила масло» — проговорил улыбающийся майор и указал на десяток янтарных капель, медленно разлетающихся в разные стороны.

— Коля, типун тебе на язык. Это разве пролила? Ты же помнишь, как на международной станции два японских распи…..я раздолбали бак с двуустами литрами НП-257, вот это да, разлили. А тут так, пара капель — проговорил Крикалёв и посмотрел на космонавта-стажёра из своего экипажа. — Лейтенант, уберите здесь всё, а затем займитесь разгрузкой транспортника.

Пробывший на станции три месяца стажёр, явно хотел возразить, но промолчал, при этом неодобрительно зыркнув на Анну.

— Ну-ну — промычал Берёзов и радостно ощерился.

— Так, курсант Алфёрова, за мной — безапелляционно приказал Крикалёв, и ловко оттолкнувшись от страховочной скобы, поплыл к распахнутому люку, ведущему в главный коридор разветвлённого нутра станции.

Анна виновато улыбнулась и начала продвигаться следом, едва успевая не потерять из виду юркого командира. Нагнала она Крикалёва только у распахнувшегося люка, ведущего в далеко выдвинутый астрономический модуль, являющийся обсерваторией, оснащённой мощным гамма-телескопом, постоянно сканирующим безбрежное пространство космоса за бортом.

— Дядя Юра, зачем вы так? Я же знаю традиции. Прибывший космонавт-стажёр должен лично разгрузить транспортник и трижды проверить все его системы — начала Анна, оказавшись во вспомогательном сегменте, ведущим в нужный модуль.

Полковник обернулся и неодобрительно покачал головой.

— Курсант Алфёрова, для вас я дядя Юра на земле, а тут я пока командир станции и офицер, значительно выше вас по званию — с появившемся металлом в голосе, отчеканил Крикалёв, и подождав, когда Анна залетит внутрь обсерватории, закрыл за ней огромную створку люка.

— Так точно, товарищ полковник! — отчеканила Анна и едва не отдала честь.

— Да ладно, расслабься, тут можешь называть меня дядей Юрой, всё равно никто не услышит. Насколько я понял ты срочно хотела со мной поговорить?

— Да.

— Спрашивай, если смогу отвечу — проговорил полковник и подлетел к огромному чашеобразному иллюминатору, открывающему отличный вид на далёкую Землю.

— Дядя Юра, я знаю, что вас включили в комиссию, расследующую инцидент в подземном комплексе.

После этого смелого утверждения, Крикалёв нахмурился и уставился Анне прямо в глаза.

— Кто тебе сказал?

— У отца много друзей. До информации по инциденту у них допуска нет, но список членов комиссии мне выдали.

— Значит решила встретиться с тем, кто не сможет тебе отказать. Тебя поэтому включили в расписание полётов в последний момент?

— Нет. Я же готовилась два года — Анна замотала головой, отвергая домыслы старого друга её родителей. — После инцидента меня сначала временно отстранили от полётов, но потом я смогла сдать все психологические тесты и пройти детектор. Это совпало с прорывом в программировании экспериментального ИскИна, находящегося на станции. Вот меня и решили вне очереди отослать сюда.

— Анна, ты пойми вся информация секретная, а я ознакомился только с той её частью, которую переслали сюда по зашифрованному информационному «Лучу». Так что пока я не могу на что-либо повлиять. Через трое суток буду на Земле и тогда от меня будет больше толка, но вот только что-либо сообщить по открытым каналам пока ты остаёшься здесь я не смогу.

— Дядя Юра, я всё понимаю. Но расскажите мне хотя бы то что уже доступно, а то меня держат в неведении — взмолилась Анна.

— Хорошо, я подумаю, что можно рассказать — задумчиво пообещал Крикалёв и активировал новенький гамма-телескоп, начавший сканировать пространство вокруг Земли. Одновременно с этим на иллюминаторе начали появляться сотни меток космических кораблей, станций, спутников и шаттлов, находящихся на орбитах голубой планеты. Удовлетворённо посмотрев на начавшую вырисовываться проекцию, командир станции снова повернулся к Анне. — А теперь расскажи мне то, что знаешь. Насколько я понял, ты тоже присутствовала на территории комплекса в тот день.

Анна почувствовала, что дядя Юра колеблется и поняла, что придётся всё рассказать, причём ничего не утаивая.

— Меня привезли в подземный комплекс, второго мая, и я провела там всю неделю, помогая отцу настроить суперкомпьютер в его лаборатории.

— Они к чему-то готовились?

— Кажется нет. Обычная рутина. Мать занималась в лаборатории искусственного биосинтеза, а отец подготавливал квантовый пробойник к тестовому холостому прогону всех энергосистем.

— Насколько я понял из отчётов, ты вышла из комплекса, прямо перед инцидентом?

— Нет, не так — пробормотала Анна почти шёпотом, окончательно решив поведать дяде Юре, всё то, что она никому раньше не рассказывала. — Девятого мая, меня выводили из комплекса, по стандартной схеме. Сначала на лифте, а затем пешком по галереям верхних уровней. Нечто необычное начало твориться ещё в лифте. Голова резко заболела и пол подомной завибрировал, но этого никто из сопровождения не заметил. Я решила, что это слабость после бессонных ночей, но, когда шла по одной из галерей, явственно увидела полупрозрачные фигуры. Фантомов, никто кроме меня не заметил, пришлось сделать вид, что ничего не происходит. А когда группа выходила в транспортный туннель, энергетический барьер образовался прямо у меня за спиной. Я видела, как охранник, вышедший следом медленно растворялся прямо в воздухе, пока вовсе не исчез.

— Что было потом?

— Потом, меня экстренно вывели наружу, продержали три дня в спец-гостинице ФСБ, и получив полные отчёты и подписи о неразглашении отпустили, готовиться к старту. Мне показалось, что от меня решили поскорее избавиться.

— Почему ты не указала в отчётах о увиденных фантомах и вибрации, которую больше никто не почувствовал?

Услышав вопрос, Анна потупила взор и тяжко вздохнула.

— Дядя Юра, ты же всё понимаешь. Если бы я об этом рассказала следователям, то меня бы надолго заперли, и космос был бы навсегда закрыт.

— Ясно.

Немного повозившись с настройкой телескопа, Крикалёв попросил её описать подробно всё необычное, что она почувствовала и увидела. Анна поведала о физических ощущениях, а потом долго рассказывала о фантомах разной степени прозрачности, всю дорогу мелькающих в галереях. Особенно полковника заинтересовала дюжина пронумерованных бойцов в бронированных экзоскилетах, с характерными шевронами спецназа США, которые Анна как ей показалось подробно рассмотрела.

— А старшие братья в курсе ситуации с родителями?

— Нет, я решила ничего не сообщать, пока всё не проясниться. А те, кто этим занимается держат их в неведении. Они до сих пор думают, что родители работают.

— Да уж. В этом не трудно всех убедить. Твой отец и мать иногда по полгода на поверхность не поднимались. — Дядя Юра тяжело вздохнул и начал на автомате помечать разные группы спутников, разделяя их по типам и орбитам. Это продолжалось несколько минут, и Анна заметила, что он начал увлекаться.

— Ну так что? — не выдержав спросила она, прервав затянувшуюся паузу.

— Хорошо, я тебе поведаю то о чём знаю. Только не вздумай кому-то разболтать.

Анна часто закивала, и замерла, боясь спугнуть удачу.

— Через три дня, после возвращения на Землю, я буду знать больше, а пока обрисую предварительный расклад. По полученным данным, часть того энергетического пузыря что ты видела, это граница некого хроно-сдвига, по всей видимости образовавшегося после незапланированного эксперимента, произведённого твоим отцом с квантовым пробойником.

— Но как? Он же не собирался ничего делать? — возмущённо выпалила Анна.

— Аннушка, как ты думаешь, почему твой отец отослал тебя из комплекса именно девятого мая?

Этот неожиданный вопрос заставил её призадуматься.

— Ну мы почти закончили, суперкомпьютер начал обсчитывать какой-то прогноз… — промямлила Анна и осеклась.

— Вот, вот. — пробормотал дядя Юра. — Короче так. Внешне, внутренности комплекса не повреждены. То есть взрыва там точно не было.

— Значит туда заходили группы? — удивлённо спросила девушка.

— Заходили. Только не все выходили — загадочно проговорил полковник Крикалёв и недовольно покачал головой, всматриваясь в составленную телескопом карту расположения рукотворных аппаратов, летающих вокруг Земли. Что-то, в этой постоянно меняющейся схеме, ему явно не нравилось.

— Что значит не все выходили? Они нашли родителей? — дрожащим голосом спросила Анна и затаила дыхание.

— Поочерёдно зашли три спецгруппы по два профессиональных сталкера, первая группа добралась до второго минусового уровня и вернулась, вторая дошла до лифтовой шахты и после возвращения один из исследователей бесследно исчез. Третья группа не вернулась совсем. То есть проникнуть ниже второго уровня пока невозможно.

— А если отправить робота или дрон?

— Аннушка, ты думаешь, что ты одна такая умная? Роботов отправляли, только почти вся наша суперсовременная электроника начинает вырубаться, прямо за границей пузыря. Даже для съемки внутри, пришлось использовать старинные плёночные камеры.

— И что теперь будет? — обречённо проговорила Анна.

— Идёт расследование, и кое какие его детали наводят на некие интересные теории. Ты в курсе, что кроме твоих родителей и тех, кто был в комплексе, одномоментно исчезли ещё несколько интересных персонажей.

— Кто?! — выпалила девушка, пытаясь уцепиться за любую ниточку.

— Некоторых ты знаешь. Девятого числа исчез, крёстный твоих братьев, и закадычный друг твоего отца, доцент Северский. Причём он исчез из хорошо охраняемого института. Я видел съемки с камеры наблюдения, он просто растворился в воздухе, когда сидел у себя в кабинете. Кроме Северского, пропали шестьдесят четыре бойца роты ВДВ, вместе со своим командиром. Кстати их командир, капитан Сухов, родной сын командующего Московским военным округом. Все они находились на учении в Калининградской области, и просто перестали выходить на связь. Те, кто остался утверждают, что они просто растворились в воздухе.

— Но как это всё связано?

— Они все исчезли в ту самую секунду, в которую образовался энергетический пузырь вокруг лаборатории. Кроме них чуть позже исчезли майор московской полиции из убойного отдела, некто Шилов и двое модифицированных. Самое интересное, что один из них самый первый модифицированный человек. Насколько я знаю, экспериментом по вживлению искусственной нейросети, заменившей нервную систему, руководил твой отец. Как говорится нулевое поколение, а вместе с ним исчезла единственная модифицированная пятого поколения. Эксклюзивный засекреченный образец. Но самое интересное они находились совершенно в разных точках нашей страны.

— И как всё это связано?

— Я не знаю, но могу предположить, что у твоего отца получилось — загадочно проговорил дядя Юра.

Анна поняла, что он имеет ввиду, и недоверчиво покачала головой. В то что отец решился на эксперимент она не верила. Ведь он должен был её предупредить.

Крикалёв отвернулся от задумавшейся девушки и принялся быстро выводить какие-то графики и таблицы, прямо на активное голографическое покрытие огромного иллюминатора.

— Ты не беспокойся, через три месяца вернёшься, я уверен за это время всё прояснится — проговорил он, не сводя глаз со строчек данных, быстро пробегающих по прозрачной поверхности.

— Дядя Юра, что там такое? — спросила Анна, желая отвлечься от тяжких дум. К тому же его поведение её заинтересовало.

— Что-то непонятное. Да что они чёрт возьми творят? — воскликнул Крикалёв и включил коммуникатор, вмонтированный в стойку панели управления. — Коля, к нам на сближение идёт американский челнок «Энтерпрайз», минут через двадцать, наши курсы сойдутся. Ты что-то знаешь об этом или как?

— Нет, мне ничего не сообщали. Может опять на Земле что-то напутали — проговорил будущий командир станции.

— Все работы прекратить. Объявляю жёлтый уровень тревоги. Коля, дуй в пункт управления станцией, и вызывай «Энтерпрайз» на связь, я сейчас буду. Да на всякий случай, активируй программу автоматического манёвра уклонения.

Глава 5. Станция «МИР-5» (2).

2045 год.

Космонавт-стажёр Анна Алфёрова.

После отданных распоряжений, Крикалёв приказал Анне чтобы та следовала за ним, и на максимальной скорости устремился к модулю управления, находящемуся в трёх отсеках от технического модуля.

Когда Анна его догнала, то застала четырёх самых опытных космонавтов из двух экипажей, зависших возле ряда обзорных мониторов. Как она поняла, связь с американцами уже установили и на одном из мониторов помаргивала нечёткая картинка, транслируемая из рубки управления шаттлом.

Перед камерой расположились два ряда кресел, в которых сидели восемь американских астронавтов, в новеньких блестящих скафандрах, оборудованных керамидовыми экзоскелетами.

— Майкл, вы слишком быстро двигаетесь в нашу сторону — проговорил Крикалёв на чистом английском, и судя по обращению, он явно зная того, кто сидел на месте командира шаттла.

— Юрий, у нас аварийная ситуация, борьба за живучесть — практически на чистом русском ответил американец. — Выпускали спутник из грузового отсека, произошёл небольшой взрыв, в результате жилой отсек разгерметизирован, в рубке управления постоянная утечка воздуха. Мы с ребятами едва успели запихнуть раненого парня в скафандр. Сейчас передам тебе полную телеметрию шаттла.

По экрану тут же побежали строчки цифр.

— Как видишь, почти такие же повреждения как на той китайской станции, которую после столкновения со взбесившимся спутником, нам три года назад пришлось вместе спасать — неожиданно напомнил американец.

— Майкл, я всё понял, центральный причальный порт служебного модуля в твоём полном распоряжении, только перед стыковкой снизь скорость, а то ты нам так опорные сегменты с блоками фотоэлементов снесёшь. Я знаю, ты можешь — уже завершая спич, поддел американца Крикалёв.

— Есть, снизить скорость, через семнадцать минут пристыкуемся. Юрий, сразу после стыковки нам понадобится медик и стандартный набор для латания пробоин, с внешней стороны фюзеляжа.

— Ждём. Через десять минут всё будет готово.

Экран видеосвязи тут же моргнул и погас, а командир станции начал быстро отдавать распоряжения всем членам экипажа, включая вновь прибывших.

По расписанию Анна должна была надеть свой лёгкий скафандр, оставшийся в транспортном модуле «Заря», поэтому она полетела за двумя высшими офицерами, направившимися к служебному модулю. Из-за этого она невольно слышала о чём они негромко говорят.

— Семёныч, что-то мне это всё не нравится — недовольно проговорил сменный комендант станции, майор Берёзов. — У американцев и европейцев за последние три дня семнадцать штатных запусков, мы ели поймали окно, чтобы никому не помешать. А теперь их бешеное корыто несётся прямо к нам.

— Коля, всё нормально. Это же Майкл Армстронг, правнук того, кто первым ступил на луну. Тем более я его лично знаю. Три вахты провели вместе на «МКС-2», ещё до постройки «Мира». Многое пережили. Кстати, отличный парень. А насчёт частых запусков, так у них сроки горят, тридцать семь погодных установок, надо скорректировать и разместить на очень низкой орбите, такая грандиозная программа, без внештатных ситуаций, никак не обойдётся.

Анна с интересом изучала всю доступную информацию по новой космической программе США. Сеть погодных установок, размещённых на низких орбитах над северной Америкой, в недалёком будущем должна была начать успокаивать ураганы и тайфуны, иногда проходящие по территории континента.

— И всё же, не нравится мне это, что им делать на этой далёкой орбите? — пробурчал майор Берёзов, и отделившись от Крикалёва, направился в транспортный модуль, для облачения в именной лёгкий скафандр.

Анна очень хотела посмотреть на астронавтов в их новеньких скафандрах. Проскочив мимо дяди Юры она устремилась вслед за майором, но внезапно почувствовала, что её поймала за щиколотку крепкая рука, остановив прямо у люка, ведущего в переходной шлюз.

Обернувшись она увидела, что её держит Крикалёв.

— Курсант Алфёрова, а ты это куда собралась? Разве в академии не учат штатному расписанию поведения экипажа, в аварийных и экстренных ситуациях? — громко спросил он и бесцеремонно подтянул Анну к себе. — А ну-ка марш к резервной панели управления станцией.

— Но… — начала было Анна, желая оспорить приказ, и посмотрела в глаза командира станции, который её уже отпустил и теперь сам умело облачался в лёгкий скафандр, используемый внутри космических аппаратов, в случае нештатных ситуаций и во время стартов с земли.

— Курсант Алфёрова, никаких, но — прервал он её. — Быстро на место дежурства. А за тем что мы здесь будем делать, можно и оттуда понаблюдать — проговорил Крикалёв и постучал по боковой проекции своего шлема, где была установлена стационарная камера.

— Но мой скафандр, он там — всё же попыталась возразить Анна.

— Ничего, в запасном пункте управления есть штатный скафандр, старого образца, наденешь его — отбрил полковник Крикалёв и так грозно зыркнул на девушку, что она поняла, что лучше отправиться туда куда положено.

Анна пролетела мимо одевающих скафандры улыбающихся космонавтов и импульсивно рванула в глубь станции, но тут же, едва не влетев в стажёра-космонавта, тянувшего оранжевый контейнер с несколькими аварийными комплектами, для латания дыр в космических аппаратах.

В последний момент схватившись за страховочную скобу, Анна увернулась от столкновения с хмурым лейтенантом и помчалась дальше. Она пересекала один за одним центральные модули разного назначения, образующие четырёхсотметровой длинны корневой коридор, от которого в стороны ответвлялись отдельные модули разных назначений и нежилые структурные сегменты, с блоками фотоэлементов и грузовыми платформами.

И хоть она на станции «Мир-5» раньше не разу не была, это не мешало ей хорошо ориентироваться и безошибочно определять направление движения. Не зря в бассейне центра подготовки космонавтов, воссоздана практически полная копия новой Российской станции.

Она видела, как по ходу её полёта, начали загораться мерно моргающие оранжевые огоньки, на панелях автоматического управления системами. В случае повреждения двойной оболочки, любого модуля, они напрямую получат команду с датчиков и смогут самостоятельно задраить любую переборку или люк.

Стремясь в самый дальний уголок станции, Анна ругала дядю Юру на все лады. Первый раз в космосе, и в первый же день нештатная ситуация. Ей не хотелось отсиживаться на галёрке за запасным пультом управления, вместо этого она хотела помочь и проявить себя, доказав всем что она не просто протеже очень влиятельных людей, знающих отца, но и сама кое чего стоит.

А дядя Юра, своей опекой на корню зарубил её стремление, и даже припомнил старый пункт полувоенного космического устава, который как она слышала, уже давно никто не соблюдал.

Лично она искренне считала, что в космос должны летать люди без погон и званий. Лучше всего обычные гражданские учёные и специалисты, не скованные военной дисциплиной и приказами безмозглых вояк.

Минут за пять яростного полёта в невесомости, она добралась до другого конца станции и замерла перед закрытой переборкой, ведущей в обычный на вид грузовой модуль, на самом деле являющийся скрытым пунктом управления и заодно хранилищем искусственного разума, который она несколько лет дистанционно программировала с Земли.

Если честно, то Анна долгих два года стремилась сюда попасть, но только не при таких обстоятельствах.

Раскрыв липучку на запястье, она посмотрела на закреплённую там карточку с личным крипто-кодом и провела ей над сенсором. Переборка тут же отъехала в сторону, открыв проход в небольшой затемнённый модуль, в центре которого был закреплён контейнер, похожий на саркофаг, с намалёванными белым маркером буквами на чёрном боку.

«АЛ»

Сама Анна, называла искусственный интеллект Алёшей

По пути проведя рукой по холодной матовой поверхности, скрывающей под собой миллиарды сопряжённых нейросетей, образовавших некое подобие человеческой нервной системы с мозгом, Анна подлетела к резервной панели управления, и внезапно запоздало почувствовала статический разряд, проскочивший между пальцами и саркофагом.

Если бы она не понимала, что это невозможно, то обязательно решила, что Алёша её таким образом поприветствовал.

Мотнув головой, Анна уселась в единственное кресло оператора, и посмотрела на немного изогнутый корневой сегмент станции, образующий четырёхсотметровый коридор. Затем она пристегнулась и инициировала закрытие толстенного люка, отгородившего её от станции. После этого девушка посмотрела на стоящий в нише громоздкий потёртый скафандр, специально предназначенный для выхода в открытый космос, и недовольно покачала головой.

— Нет уж, я это старьё не надену. Неизвестно, кто в него последний раз блевал — проговорила она сморщив вздёрнутый нос, и решительно активировала пульт управления.

Перед ней тут же появилось спроецированное трёхмерное изображение, обрабатываемое Алёшей и выводимое, в границах инфо-поля, посредством тысяч точечных микропроекторов, вделанных в поверхность антигравитационного саркофага.

Изображение, полученное сразу с полусотни камер, трансформировалось в точнейшую голограмму, превратившую объём грузового отсека в точную копию служебного модуля с группой замерших космонавтов, приготовившимися к стыковке с шаттлом «Энтерпрайз».

На миг Анне показалось, что она сама сидит у них за спиной. Одновременно над головой появились несколько виртуальных экранов, показывающих двухмерное изображения из иных ключевых сегментов, с возможность в любой момент на них переключиться.

Дотронувшись до того, что транслировал внешнюю картинку, Анна тут же очутилась в черноте космоса, с мерно горящими разноцветными звёздами, голубой Землёй и подлетающим челноком.

Эффект полного присутствия заставил затаить дыхание. На Энтерпрайзе заработали, носовые тормозные двигатели и он, значительно уменьшив скорость, принялся медленно продвигаться к центральному стыковочному блоку.

Несмотря на то что космические корабли строили по разным технологиям и на разных континентах Земли, по международным договорам все стыковочные и переходные узлы делались по единому стандарту, позволяющему без труда осуществлять взаимные стыковки.

Вот и в этот раз стыковка прошла в стандартном режиме. Послышался лязг и станцию едва заметно толкнуло. Анна увидела перед собой тупой нос шаттла, вокруг которого расположились обзорные иллюминаторы. Посмотрев на сидящих в креслах астронавтов, она пробежалась глазам по бело-голубому фюзеляжу челнока.

Никаких внешних повреждений Анна не заметила, но зато ей сразу бросилось в глаза, что одна из длинных створок грузового отсека полностью распахнута, а вторая едва приоткрыта. По всей видимости после взрыва, экипаж так и не смог их закрыть.

Снова переключившись на служебный модуль, Анна увидела, как вокруг центрального шлюза загорелись зелёные огоньки, сигнализирующие о выравнивании давления. Затем тяжёлая переборка отъехала в сторону и из небольшого перехода вылетел астронавт в блестящем скафандре, нового образца. Он сразу же провёл рукой по сенсору на шлеме и тот сложился словно капюшон, состоящий из нескольких довольно толстых композитных пластин.

Альфа сразу узнала командира экипажа шаттла.

— Юрий, можно сразу переправить нашего раненого в медблок? — обратился он к Крикалёву и указал на двух астронавтов, тянувших неподвижный, измазанный чем-то чёрным скафандр, с телом человека внутри.

Вперёд сразу вылетела опытная медик-хирург из вновь прибывшего экипажа. Именно ей Анна год назад сдавала в академии экзамен, по оказанию первой помощи в космосе.

— Какие повреждения? — тут же поинтересовалась она.

— Проникающие ранения брюшной полости, удар током, большая потеря крови. Мы извлекли крупные осколки из ран и поставили кровоостанавливающий бандаж. Нужна срочная операция — тут же ответил американский астронавт с красным крестом на плече.

— За мной — сказала медик-хирург, и сняв шлем скафандра, полетела вперёд указывая путь в медицинский модуль.

В это время все восемь астронавтов покинули шаттл и принялись здороваться с нашими космонавтами.

— Ну что Майкл, как в старые добрые? — проговорил Крикалёв и обнялся со старым приятелем.

— Да Юра, сейчас чуть передохнём и начнём латать мою колымагу.

— Ох и красивые у вас скафандры, только не пойму зачем сервоприводы и композитная броня в невесомости? — спросил Крикалёв, и указал на жёсткую кирасу и наплечники, чьи очертания явственно проглядывались через серебристый материал.

Армстронг не ответил, и резко перестав улыбаться, принялся напряжённо вглядываясь в коридор, куда с медиком уплыли два его астронавта с раненым. По всей видимости тот, кого они туда транспортировали, был ему очень дорог. Обернувшись Анна увидела немного изогнутый корневой коридор и распахнувшуюся переборку медицинского модуля, размещённого прямо напротив командного отсека станции.

А когда она обернулась, то не поверила своим глазам, и в тот же миг осознала, что её с самого начало беспокоило в поведении астронавтов. Они как бы невзначай окружили наших полукругом и теперь замерли, держа в руках серебристые пистолеты.

— Майкл, я не понял? — проговорил полковник Крикалёв, рассматривая направленное ему в голову странное оружие, которое держал его давний товарищ. — Ты что, решил поиграть в пиратов?

— Юрий, а что ты не понял. Эта станция реквизирована военно-космическими силами США и переходит под моё полное управление.

После этих слов до Анны наконец дошло что происходит, и она от изумления открыла рот.

— А ты случайно ничего лишнего из автоматической аптечки скафандра себе не ввёл? — спросил Крикалёв и обвёл взглядом замерших астронавтов, которые все, кроме командира задраили зеркальные шлемы.

— Нет Юрий, я ничего лишнего себе не ввожу. А тебе и твоим людям советую просто сдаться, и не усугублять. Тогда никто не пострадает.

Лицо американца пересекла кривая ухмылка и в этот момент сзади послышалось несколько звонких хлопков. Мгновенно среагировав Анна переключилась на канал трансляции, ведущийся из командного пункта и изумлённо уставилась на медленно проплывающее тело оператора. Рядом замерли два астронавта, а мимо них в разные стороны разлетались капельки крови, вырывающиеся фонтаном из пробитого горла убитого космонавта.

— Шеф, центр управления под контролем, две единицы русских списаны в расход — отчитался астронавт, открывший окровавленный шлем, и Анна увидела, что под ним скрывается лицо короткостриженной молодой девушки.

А сзади она увидела тело медика, которое тянул за собой третий астронавт, в измазанном чем-то чёрным скафандре. За той, кому Анна сдавала экзамен, оставался кровавый след из зависших в невесомости алых капель.

Внезапно несколько виртуальных капель устремились к застывшей Анне и пролетели через её голову, и в этот самый момент она услышала частые хлопки выстрелов и звуки борьбы.

Переключившись на служебный модуль, она оказалась в эпицентре сцепившихся тел в скафандрах. В следующий миг она увидела стандартный электро-дырокол в руке майора Берёзова. Он прижал его к шлему одного из астронавтов и нажал клавишу, активирующую поршень с пьезоэлектрическим стержнем, способным прожечь точечным сверхмощным разрядом тока, пятнадцатимиллиметровый стальной лист. Американец тут же обмяк, а затем раздались частые выстрелы и прострелянное тело майора отлетело и ударилось в закрытый шлюз над головой.

Неожиданно сквозь Анну пронеслись два серебристых росчерка. На автомате проследив куда летят пули, она увидела что они пробили спину молодого космонавта-стажёра, бьющего острой частью универсального гаечного ключа, по покрытому трещинами шлему ещё одного астронавта.

Молоденький лейтенант воскликнул и выпустил из рук инструмент. После этого освободившийся от захвата американец, грубо оттолкнул его тело в сторону открытой ниши с приготовленным ремонтным-роботом, затем он открыл измочаленный шлем и зло сплюнул кровавую пену.

Бой прекратился. В итоге короткой рукопашной схватки все наши космонавты перестали подавать признаки жизни, кроме раненого Крикалёва и раненой в плечо женщины биолога, из прибывшего вместе с Анной экипажа. Американцы потеряли того, кого достал Марков. У ещё одного из звёздно-полосатых астронавтов в боку торчала длинная отвёртка и из раны постоянно выскакивали капельки крови, вливаясь в общую мешанину из кровавых сгустков, зависших в невесомости инструментов и стреляных серебристых гильз, внешне походивших на маленькие баллоны.

— Одного не хватает — отчиталась девушка астронавт, вынырнувшая из центрального коридора.

— Обыскать станцию и найти последнего. Все модули и отсеки открыть настежь — мгновенно среагировав, приказал Майкл Армстронг.

— Зачем? — спросил зажатый между двумя астронавтами полковник Крикалёв.

В этот миг Анна увидела что одна из пуль порвала его ухо, да и сам скафандр пробит в районе живота.

Его давний знакомец, поменял магазин пистолета и только после этого подлетел ближе.

— Потому что с нас хватит.

— Чего хватит?

— Вы нас тормозите. Русские, китайцы, индийцы и даже бразильцы вы все постоянно что-то запускаете в космос, заставляя наших военных следить за тем не учудите ли вы что-либо в очередной раз. Хватит засорять орбиты своими спутниками. Пришло время планомерному освоению, без оглядки на остальных.

— Майкл, то что ты говоришь, это полная чушь — проговорил дядя Юра.

— Нет, это не чушь. Ты знаешь, что в моей семье никогда не отмечали день космонавтики, только из-за того, что он начал свой отчёт с посылки в космос советского колхозника. Лучше бы он тогда сгорел на старте и этот день стал совсем другим — эмоционально отчеканил Армстронг и зло ощерился. — Теперь у нас появился шанс всё изменить.

— Майкл, а ты понимаешь, что это война? — утробно прорычал полковник Крикалёв, и вывернув голову, посмотрел на плавающие в невесомости неподвижные тела космонавтов, облачённые в лёгкие скафандры.

— Юрий, да мы уже давно с вами воюем, вот только вы очень старательно этого не замечаете — ответил американец, и сорвав с плеча эмблему НАСА, указал на необычный шеврон, где американский белогривый орёл развернул свои крылья над солнечной системой. — Теперь всё будет только так. И как полковник новой космической пехоты, я начну с этой никчёмной станции. Как говорил мой дед, «Это маленький шаг для человека, но огромный для всего человечества».

— Ну это навряд ли — проговорил дядя Юра и неожиданно уставился прямо в глаза Анны. — Стажёр-космонавт Алфёрова, приказываю активировать протокол полного проветривания.

Только после этих слов, Анна наконец вышла из оцепенения и встрепенулась. Её пальца на автомате забегали по сенсорной панели управления, выводя команды из аварийного списка.

Трёхмерная схема станции тут же появилась перед глазами, и на ней одна за одной начали загораться оранжевые метки обозначающие размещённые заряды. Когда приготовления завершились, она занесла руку над всплывшей в центре панели красной кнопкой, и уставилась на дядю Юру.

В этот момент Анна услышала, как по закрытому люку грузового модуля, провели чем-то металлическим. Это значило, что астронавты прямо за ним.

— Ты блефуешь — проговорил Армстронг и нервно огляделся, словно ища прямо в служебном модуле кого-то невидимого.

— Нет Майкл, ты знаешь, что я не блефую. Аннушка «ПОЕХАЛИ» — совсем обыденно проговорил он и широко улыбнулся, невольно копируя улыбку своего двоюродного прадеда и тёзки Юры Гагарина, о родстве с которым знали лишь несколько человек.

Мгновение назад Анна сомневалась, стоит ли выполнять приказ и с тревогой всматривалась в едва видимые очертания круглого люка, который прямо сейчас пытались взломать, а услышав слова дяди Юры она импульсивно вжала красную кнопку, вызывая всепоглощающую бурю серии взрывов, тут же поглощённых космическим вакуумом.

Глава 6. Пробуждение.

20… год. «Профессор Митчелл».

Каждая клеточка тела, рвалась на части, отдавая всю боль расщеплённому сознанию. При этом нестерпимая агония постоянно наращивала свой бешенный темп, преодолевая один пик адских мучений, за другим. А затем всё резко прекратилось, и раздробленные на атомы молекулы выкинуло в неосязаемое ничто.

Нестерпимый свет обрушился на зрачки и человек открыл глаза, инстинктивно прикрыв их руками.

Что?!… Руки?!… Свет?!… — образы и воспоминания захлестнули мозг, и человек осознал кто он, и понял, что всё ещё жив.

Присев на чём-то мягком, профессор Митчелл приоткрыл глаза и аккуратно осмотрелся.

— Он очнулся! — возглас неизвестного, заставил его вздрогнуть, и в следующий миг послышался хлопок и быстро удаляющиеся шаги. Зрение начало восстанавливаться, и профессор успел увидеть двоящуюся фигуру в белом, скрывшуюся в дверном проёме.

Дверь тут же захлопнулась и Митчелл рассмотрел просторную, совершенно белую комнату, с зеркальной стеной напротив себя. В отражении он увидел закрытую дверь, перевёрнутый стул, и себя, сидевшего на медицинской кушетке в одной рубахе.

Никакого медоборудования вокруг не имелось, руки сбыли свободны и лишь мягкие пластиковые наручи на щиколотках не позволяли спустить ноги вниз.

После пробуждения прошло пару минут, а затем в помещения вошёл высокий приятный мужчина в явно очень дорогом, но слегка старомодном тёмном костюме и галстуке в косую полоску. Он поднял стул, сел рядом, и посмотрел Митчеллу в глаза.

— Здравствуйте — поприветствовал он, и учёный уловил в том, как это произнесено, лёгкий английский акцент.

— Здравствуйте — ответил Митчелл, и услышал, как непривычно скрипуч его голос.

— Называйте меня просто агент. А как мне к вам обращаться? — напустив загадочности, спросил незнакомец и дружески улыбнулся.

— Называйте меня профессором — ответил Митчелл, почувствовав в вопросе некий подвох.

— Значит профессором. А теперь огласите мне пожалуйста, ваше полное имя и фамилию? — настоятельно попросил агент, продолжая радушно улыбаться.

— Брайан Дэвид Митчелл, профессор Колумбийского университета — честно озвучил учёный, отлично понимая, что, если надо, его личность легко установят и без признания.

Хотя задающий вопросы агент говорил с английским акцентом, Митчелл понимал, что скорее всего оказался в руках у русских, которым кажется снова удалось изменить историю, несмотря на его попытку их остановить.

— Значит Колумбийский университет. Очень интересно. А ваш отец, тоже там преподаёт?

— Да, он преподавал там — ответил учёный, при этом уловив, что упоминание отца прозвучало так, будто он ещё жив.

А ведь действительно. Если русским удалось предотвратить войну, то возможно отец жив, как и мать, жена и дети. Сердце Митчелла забилось чаще, при одной мысли что они могли пережить, возможно несостоявшуюся ядерную бомбардировку территории США.

— Хорошо, этот вопрос мы прояснили. А теперь скажите мне профессор, какое сегодня число и месяц.

Митчелл на мгновение призадумался.

— Я не знаю, сколько я здесь провалялся в беспамятстве, но последним днём что я помню, было двадцать третье мая.

— Отлично. Я так и думал. — Агент широко улыбнулся, встал, и направился к двери. Уже на пороге он остановился и посмотрел на призадумавшегося учёного — И кстати, вы мне не подскажите, какой сейчас год?

— Две тысячи сорок пятый, разумеется — на автомате ответил Митчелл и ему показалось что обаятельная улыбка мужчины на миг превратилась в торжествующую, словно он выяснил нечто самое важное.

— Да, да, конечно, сорок пятый. Как я мог такое забыть — проговорил агент и скрылся за дверью.

Да что, чёрт возьми происходит? — спросил себя Митчелл и посмотрел на зеркальную стену, за которой сто процентов, кто-то сидел и внимательно за ним следил и всё записывал.

Зачем русским вообще задавать такие простейшие вопросы? Чего они хотят добиться? — десятки безответных теорий, каждую секунду рождались в сознании учёного, множа вопросы с каждой секундой.

Несмотря на слишком маленький период, прошедший после пробуждения, он успел прийти в себя и приготовиться к долгому допросу. Учёный решил, что ничего не расскажет о спецификациях и конструкции оборудования, сделанного в лаборатории спрятанной глубоко под «Скалистыми горами», но вместо этого у него решили узнать какую-то обыденную белиберду. Это обескураживало.

Весь в смятении, он начал вспоминать, то что произошло накануне. Перед глазами замельтешили рваные картинки. Хроно-пузыри. Полностью остановившееся и идущее вспять время. Замершие в стазисе термоядерные взрывы, шапки которых уходили в стратосферу. Развалины небольшого городка, собирающиеся и распадающиеся снова каждые несколько секунд. Безумный полёт на взорванном десантном квадролёте, бой пи-джеев со странными русскими, и приход всепоглощающего хроно-урагана, сметающего саму корневую составляющую времени и плетущего из неё нечто совершенно новое.

Затем в сознании появились образы раненой русской модифицированной, исчезнувшего агента ЦРУ Пирса, и разлетающаяся татуированная голова пи-джея тринадцать.

Митчелл вспомнил безумного русского, внезапно вломившегося в поле хроно-пузыря из распадающегося временного потока, и его непроизвольно передёрнуло. Ведь это именно он выкинул его наружу, и даже не удосужился выслушать то что учёный говорил.

Болезненный момент распада на атомы повторился и голова профессора закружилась. Он упал на мягкое ложе, уперев взгляд в ослепительно белый потолок.

Митчелл знал, что русские снова что-то изменили в прошлом, причём они совершили нечто такое, что полностью перечеркнуло все его тщательно разработанные планы. И теперь он просто хотел узнать, какая реальность заменила ту, в которой учёный совсем недавно пребывал.

В данной ситуации лишь одно было хорошо, он каким-то образом остался жив, да и последствий полноценной ядерной войны, не наблюдалось.

Одиночество продлилось часа четыре, а потом невзрачный человек в медицинской маске принес ему вполне сносный бургер и питьевую воду, в пластиковой бутылочке без этикетки.

А ещё через пол часа вернулся переговорщик в тёмном костюме. Сев на стул, безымянный агент снова уставился Митчеллу в глаза.

— Посмотрите, и расскажите, что вы тут видите — спокойно попросил он и без прелюдий протянул небольшой планшет с включенным роликом.

На видео, Митчелл сразу узнал себя. Видимо снято, когда ему было без малого 17 лет. Судя по одежде, времени года и зданию, к которому он направлялся, съемка велась прямо перед выпускным из средней школы. Тогда он был очень худой, одевался как полный обсос, носил очки и совершенно не привлекал особ женского пола.

— Это я, двадцать с небольшим лет назад, иду в свою среднюю школу на занятия — проговорил Митчелл, и неожиданно до него дошло что ведущий съемку оператор словно специально сфокусировался именно на нём, напрочь игнорируя всех остальных учеников, некоторых из которых учёный сразу узнал.

Это было странно. Зачем кому-то понадобилось в то время его тайно снимать?

— Всё верно, это вы. А теперь скажите, на какой именно машине, отец вас подвозил в школу?

— Нет, что вы. — Митчелл невольно ухмыльнулся. — Отец, никогда меня не возил в среднюю школу. Обычно это делала наша домработница, мексиканка Мария, на своей старенькой тойоте. Я этого стыдился и просил её высаживать меня за квартал от школы.

Выслушав короткий рассказ, агент довольно кивнул.

— Ну рас вы знаете такие подробности, то это действительно вы — сказал он довольно, и в тот же миг улыбка исчезла с его лица, а глаза превратились в две узкие щёлочки. — А что вы мне скажете, если узнаете, что эта съемка сделана всего два часа назад?

* * *
Митчелл едва не открыл рот от удивления. Нет, он мог предположить, что в результате попадания в хроно-бурю, время сдвинулось на несколько долей секунды, но в то что его тело переместилось в 2021 год, он поверить не мог.

Сидя в лаборатории под «Скалистыми горами» он примерно рассчитал, сколько понадобится энергии, чтобы перенести во времени на год всего один грамм вещества. Получалось, что для совершения подобного пришлось бы высосать половину объёма водорода, из Солнца.

— Да нет, это чушь. Не надо меня так разыгрывать. Я слишком много знаю о перемещении во времени, чтобы поверить в этот вымысел. И кстати, вы меня не обманите своим английским акцентом. Я уверен, что нахожусь в плену у русских.

— Ну ладно, давайте тогда так — спокойно проговорил агент, сделав вид что не обратив на реплики Митчелла никакого внимания. Он, посмотрев на зеркальную стену и властно приказал: — Разблокировать все запоры и открыть карантинный периметр. Всё под мою личную ответственность.

Сначала ничего не происходило, но, когда агент повторил текст дважды, мягкие наручи на щиколотках ослабли, а дверь с щелчком отворилась. Затем агент помог Митчеллу встать на пошатывающиеся ноги и повёл его за собой, по такому же идеально белому коридору, как и та комната где стояла кушетка.

Их путь закончился метров через тридцать. Агент распахнул двойную дверь, и в лицо Митчелла ударила немного прохладная волна ночного воздуха, смешанного с запахом покрышек и мытого асфальта.

— Узнаёте? — спросил агент и обвёл рукой подсвеченные здания и улицы, отлично видимые сквозь прозрачные заграждения небольшой обзорной площадки.

Учёный лично ни разу не был в этом городе, но всё равно его опознал, по некоторым характерным постройкам, сразу бросающимся в глаза.

— Москва — растерянно промямлил он, помня, что совсем недавно видел с борта квадролёта зону кремля с остатками башен, кое где торчавших из развалин. А теперь эти же башни, но только целые, он видит воочию.

— Да, это Москва. 2021 год. А вы сейчас находитесь на крыше посольства Великобритании. Кстати если хотите, мы можем организовать телефонный звонок вашему отцу или матери.

И только в этот момент Митчелл понял, что действительно провалился в прошлое. А ещё до него дошло, что, судя по пропускному пункту с флагами Великобритании которые он успел заметить внизу, русские до него так и не добрались

— Нет, звонить никому не нужно. Я не знаю о чём с ними говорить. К тому же это косвенно может сказаться на моём будущем — отказался учёный немного подумав. — Лучше расскажите, где именно вы меня нашли?

Агент явно был удовлетворён эффектом и провёл Митчелла по коридору назад. На этот раз медицинская кушетка из помещения без окон исчезла, а вместо неё там стоял маленький стол и два стула.

— Присаживайтесь, у нас будет очень длинный разговор — предложил агент и открыв одну из двух бутылочек с водой отпил из неё. — Если честно, то вас нашли совершенно случайно. Несколько дней назад агентству, которое я здесь представляю, пришла просьба о помощи, от наших американских коллег. В Москве, при загадочных обстоятельствах пропал атташе посольства США по культуре, являющийся новым главой отдела ЦРУ в Российской Федерации. Вместе с ним исчезли двенадцать морских котиков, из спецгруппы, которых он задействовал в какой-то тайной операции.

— А этот пропавший, случайно не Майкл Пирс? Специальный агент ЦРУ, у которого только один целый глаз. — Митчелл прервал рассказ англичанина и с удовлетворением увидел, что его реплика того явно зацепила.

— Вы меня заинтриговали. Я надеюсь потом услышать рассказ об этом — тут же скрыв эмоции, проговорил безымянный агент.

— Я вам всё расскажу — пообещал Митчелл. — Но вначале я хочу услышать, где вы меня обнаружили.

— Начну с далека. Я прибыл в Москву и начал по своим каналам искать ваших пропавших соотечественников. Для этого были задействованы все протоколы возможных действий в чрезвычайной ситуации. Один из них включал в себя автоматическое подключение инновационной системы поиска, которая не должна была сработать, так как находилась в тестовом режиме. И каково же было наше удивление, когда с одного из только что запущенных спутников мониторинга, пришло сообщение о том, что на территории Московской области сработал аварийный маячок, существующий только в проекте.

— Да, это необычно — проговорил Митчелл, слушающий агента затаив дыхание.

— Техники меня уверяли, что такое бывает и это просто сбой нового оборудования, но я решил лично всё проверить. — Агент тяжко вздохнул и посмотрел в глаза Митчелла. — Через восемь часов пришёл повторный сигнал, и готовая к этому моменту группа выехала по полученным координатам.

— И именно там вы меня обнаружили?

— Да. Температура тела была низкая и вы едва дышали. По дороге сюда, нам даже пришлось вас реанимировать, после внезапной остановки сердца. А всего через неделю, вы полностью восстановились и пришли в себя.

— И что же вас во мне так заинтересовало? Как вы докопались до сути?

— А посмотрите сами — проговорил агент и снова включил планшет, на котором начали поочерёдно прокручиваться короткие ролики со стоп-кадрами в нужных местах.

Митчелл увидел, что лежит на земле лицом вверх, возле высокой ели. А его стандартный шлем морпеха США, буквально врос в древесный ствол на метровой высоте. Создавалось полное впечатление, что дерево с самого начала росло вместе с посторонним предметом.

— Именно в этом шлеме мы обнаружили маячок, подающий сигнал на спутник. Там же был вмонтирован голографический щиток, на который выводились данные и образы, транслируемые из боевого чипа дополненной реальности. Такого оборудования, судя по маркировкам, в наше время пока не существует.

— Значит вас заинтересовало оборудование?

— Да, мы досконально проверили всю вашу экипировку, и выяснили что ничего подобного пока не выпускают. Хотя прототип сегментарного бронежилета что был на вас мы обнаружили, но он только в начальной стадии разработки.

— Но как вы так быстро определили кто я? — больше из любопытства спросил Митчелл.

— Мы просто проверили ваше ДНК. — Агент довольно улыбнулся. — Вы знали, что ваш отец очень продвинутый человек? Настоящий учёный с большой буквы. Образцы ДНК всех членов семьи, он поместил в единую базу данных граждан США, к которой как вы понимаете у нас есть допуск. Там то мы вас и обнаружили, и очень удивились тому, что именно сейчас вы заканчиваете среднюю школу и готовитесь к поступлению в Колумбийский университет.

Услышанное удовлетворило учёного, про увлечения отца глобальными базами данных, он знал всё.

— Вы, из «МИ-6»?

— Можно сказать и так, но не совсем — загадочно проговорил агент и посмотрел на учёного. — Я понимаю, что наше сотрудничество затянется надолго, так что, наверное, могу вам откровенно обо всём рассказать. МИ-6, МИ-7 или МИ-8 — это ширмы, к которым я имею некое отношение, но на самом деле я специальный агент Английской короны, не подотчётный руководству данных структур.

— Агент с двумя нулями и лицензией на убийство — решил пошутить Митчелл, но внезапно увидел, что агент даже не улыбнулся.

— Да я могу убивать если посчитаю это необходимым, и иногда это делаю, но, если честно не люблю этого делать — вполне серьёзно поведал он и по спине учёного пробежал холодок. — А нули, это всего-навсего киношные штампы, созданные Флемингом и подхваченные Голливудом.

— И что вы будете делать? Свяжете меня с ЦРУ?

— Посмотрим — уклончиво ответил агент. — Конкретно в вашем случае, о вас пока никто не должен знать. А теперь я хочу услышать подробности, о нашей истории вплоть до 2045 года, исходя из неё я буду решать, что делать дальше?

Митчелл понимал, что подробного рассказа избежать не удастся, к тому же помнил, что англичане являются самыми главными стратегическими союзниками США. Так что немного поразмыслив профессор начал рассказывать о будущем, явно очень толковому агенту. Сначала он поведал о первой версии истории вплоть до 2045 года с итогами «тридцатидневной войны», затем рассказал о изменениях, вызванных русскими диверсантами, попавшими в 2021 год, а закончил он рассказом про то как они с агентом ЦРУ Пирсом пытались всё изменить.

В какой-то момент Митчеллу даже показалось что он чересчур откровенен, с тем, кого почти не знает. В сознании проскользнуло неожиданное предположение, что ему что-то подмешали в бутылочку воды, из которой он периодически отхлёбывал.

В конце рассказа профессор почувствовал лёгкое головокружение, подтвердившее догадку. Уставившись на бутылочку, он увидел, как по водной глади пробежала лёгкая зыбь и внезапно ощутил, как всё вокруг поплыло, словно было соткано из тумана.

Внезапная сознание на миг прояснилось, и в голову пришла страшная догадка. После этого он посмотрел на сидевшего напротив агента, совсем по-другому.

Да ведь я одним этим рассказом отправил хроно-волну в будущее — запоздало осознал он и потерял сознание.

Глава 7. На перепутье (1).

2021 год. «Серый, Северский».

Серый стоял неподвижно, на третьем этаже особняка, у обзорного окна, и безотрывно смотрел на едва подсвеченное фонарями озеро, за которым виднелись очертания ночного леса, с несколькими проблесками огоньков, на том месте где располагался охотничий домик и лодочная пристань.

После его последних приключений прошло две недели и зашитое ухо, почти зажило, так что он легко определил, что к нему крадётся босоногий Северский, аккуратно ступающий по толстому ковровому покрытию.

— Что Петрович, не спится? — спросил он, когда учёному осталось преодолеть последние три метра.

— К тебе хрен подкрадёшься — недовольно пробубнил Северский и покачал головой. — А как ты понял, что это я?

— Да всё просто. Ты в будущем ходил с палочкой и хромал. А теперь будучи в своём молодом теле, иногда начинаешь чуть прихрамывать, и подволакивать ногу. Это слышно — отчеканил молодой диверсант, к которому после последних событий вернулись некоторые функции модифицированного организма. — Ну а кроме всего этого, я прямо сейчас смотрю в стекло и отлично вижу твоё отражение на фоне освещённого проёма — добавил Серый и довольно ощерился.

— Ну конечно. Отражение — Северский хлопнул себя по лбу, затем встал рядом и несколько минут смотрел на идеальную озерную гладь, отражающую звёзды и луну. — О чём думаешь? — наконец спросил он, не выдержав.

— За две недели ни одного вещего сна — недовольно проговорил Серый и тяжко вздохнул. — Я даже не знаю жива она или нет.

После вынужденного побега из Москвы, концессионеры скрывались в отлично охраняемой усадьбе олигарха, находящейся в пятидесяти километрах от Уфы. За две недели Северский насмотрелся, как Серый ежедневно изнуряет себя бегом и тренировками на выносливость. И это несмотря на ещё не до конца зажившие раны.

Он отлично понимал зачем ему это всё. Парень доводил тело до состояния изнеможения, чтобы в очередной раз вырубиться на диване на несколько часов, с единственной целью, увидеть во сне Альфу, и убедиться, что с ней всё в порядке. Но каждую ночь ему ничего не снилось.

— Я надеюсь, что там всё хорошо — осторожно проговорил Северский. — Ты пойми, из-за действия хроно-волн время идёт не линейно, у нас прошло две недели, а в 2045 году могло пройти пару часов или дней — как мог объяснил учёный. Ему тоже не нравилось, что вестей из будущего нет, но что с этим делать он не знал.

— Из-за этого чёртового временного сбоя, мы сидим на жопе ровно и стараемся не отсвечивать — немного эмоционально начал Серый. — А вдруг для того чтобы снова запустить эту долбанную временную мельницу, нужно что-то сделать?! — резко повернувшись, он посмотрел в глаза учёного.

— Ты же знаешь, пока не придёт весточка оттуда, нам ничего нельзя предпринимать. Даже Глебов это понял, перестал рьяно играть на бирже пользуясь моим инсайдом, и заморозил разработку всех проектов по «Сигналу». Пойми, любые наши действия, могут запустить новую хроно-волну и не прогнозируемо изменить будущее.

— Но мы так и не узнали, поменяли ли мы его в лучшую сторону — пробормотал Серый.

— Мы свою часть задания выполнили. Будем надеяться, что поменяли. Потерпи Серый, я чувствую, что мы скоро всё узнаем.

Парень кивнул и снова посмотрел на далёкий лес, затем указал на него рукой.

— Я помню это место. Вон там за озером, на месте тех деревьев и охотничьего домика, стоял лагерь эвакуированных. Если бы ни это озеро, то к тому времени как мы с Альфой сюда прибыли, они бы все передохли.

— Это тогда, ты первый раз встретил Глебова? — поинтересовался Северский.

— Да. Тогда Глебыч был комендантом лагеря и делал всё что мог, чтобы хоть кто-то выжил.

— Он и сейчас делает всё, чтобы до нас не добрались люди Шагина старшего.

Внезапно Северский вспомнил как они с Пашей Павловым, эвакуировались из аэропорта Шереметьево и его передёрнуло. Они чудом выскочили в последний момент, и если бы не дядя Толик, то точно не улизнули.

Как не странно, но его сообщение о заложенной террористами бомбе, подействовало как надо. А затем посланные Шагиным старшим спецы, каким-то образом сумели вычислить машину с беглецами в плотном потоке автомобилей и едва их не нагнали, но Толик сумел уйти от погони и дистанционно организовал прикрытие, отрезавшее преследователей.

А затем они вырвали семью Павлова из-под носа Шагина младшего и эвакуировали его Алёну.

— Кстати. Как там твой молодой коллега, всем удовлетворён? — внезапно спросил Серый.

— Насчёт полного удовлетворения, пока непонятно. Сейчас Павлов нервничает. Жене рожать недельки через две, а тут мы, со своими тайнами «Мадридского двора».

— Может стоит ему обо всём рассказать?

— Нет, высока вероятность, что после его посвящения в наши дела, в будущее уйдёт новая хроно-волна. Так что давай пока подождём.

— А вообще, как он? Толковый? Нам пригодится?

— Обязательно пригодится — однозначно ответил Северский. — Я посмотрел его выкладки и расчёты по теме создания антигравитационных модулей — это гениально. Я бы так точно не смог. Если в скором времени мы получим в распоряжение техническую базу и специалистов для воплощения технологии, то первые пробные образцы антигравов, можно будет протестировать через год-полтора.

— Год, это много.

— Это нормально. Хотя, это всё можно и ускорить.

— Это как?

— Я сотню раз просмотрел всю информацию, расшифрованную из сигнала и случайно вычленил интересную технологию, позволяющую ускорить воплощение разработки в готовые изделия. Если привлечь к делу Павлова и закупить необходимое оборудование, то скорее всего мы сможем всё это осуществить за пару-тройку месяцев.

— И опять всё упирается в неизвестность — раздражённо проговорил Серый.

— Да, пока мы не узнаем, что там, будем сидеть тихо как мыши. И даже более того, если мы узнаем, что там всё нормально и нет войны, то нам придётся сидеть в каком ни будь подземном бункере и ждать годами, не делая вообще ничего, дабы всё случайно не испортить. Я думаю моей Алёне это не понравится.

— Мне это тоже не нравятся — пробормотал Серый, которого не вдохновляли перспективы, расписанные учёным.

— И мне не нравится, но такова реальность — согласился Северский и в этот момент по идеальной водной глади озера, пробежала странная рябь.

А затем учёный ощутил, как прямо сквозь него, прошла тепловая волна, кинувшая в пот.

— Похоже это не мы — неуверенно промямлил Северский.

— Петрович, что это? — проговорил встрепенувшийся Серый, почувствовав то же самое.

А затем его затылок пронзило боль, и он упал навзничь.

Перед глазами Серого возник, не совсем целый, обзорный экран БТРа, на котором виднелись окраины горящего посёлка. Затем в поле видимости появился хищный беспилотник «Барракуда», заходящая на стремительно несущийся минивен с разбитыми окнами.

Тяжёлые пули заколотили по асфальту, и в следующий миг 30-мм пушка, выпустила очередь стремительных трассеров, устремившихся к летающему хищнику. Подбитый беспилотник клюнул носом, пропахал им дорогу, влетел в кирпичный забор и тут же загорелся. Разминувшийся с ним минивен свернул в сторону и помчался навстречу БТРу.

Лобовое стекло отсутствовало, и Серый узнал сидевшего за рулём. Это был тот, кто помогал Альфе в видениях. А затем он услышал стон и увидел руки Альфы лежащие на штурвале. На одной из них почти полностью отсутствовала кожа, и были отчётливо видны керамидовые костяшки пальцев, обтянутые синеватыми полусинтетическими мышцами.

И в этот момент на горизонте появился оранжевый луч, бьющий в Землю из космоса.

Серый даже в забытьи почувствовал, что рычит словно загнанный зверь, и попытался заставить себя очнуться, но новый водоворот видений, настиг его на пол пути к пробуждению и захлестнул новыми образами.

Человек в лёгком скафандре с эмблемой рос-космоса, откинул круглый шлем и воткнул длинную отвёртку под мышку бронированному астронавту, с шевроном «НАСА» на плече, причём сделал он это так быстро и умело, словно пару сроков отсидел в бараке лагеря перевоспитания фбкашников.

Новый источник образов находился в эпицентре рукопашной, происходящей в полной невесомости. Астронавты в блестящих скафандрах, усиленных керамидовыми экзоскелетами, палили в упор из коротких пистолетов в российских космонавтов, а те как могли пытались их достать подручными инструментами. Причём у некоторых это получалось.

Тяжёлые скафандры и дистанционное оружие, давали явное преимущество астронавтам, так что в том, кто победит, сомнений не было.

Но самое интересное, тот чьими глазами Серый это всё видел, сам не принимал участие в рукопашной, а следил за всем этим непотребством через информационное поле, транслируемое из устройства похожего на саркофаг, на борту которого виднелись две буквы, намалёванные белым маркером.

«АЛ»

Кроме этих букв, Серый успел рассмотреть пару виртуальных мониторов с пробегающими данными, а затем его грубо швырнуло в реальность, словно засидевшегося в баре забулдыгу.

Открыв глаза, он увидел Северского, который сидел на его руке и с трудом удерживал кулак, сжимавший дымящийся «Глок-22». При этом он смотрел прямо в глаза парня. Увидев учёного, Серый всё понял, тут же выпустил пистолет и расслабился.

— Что брат, накатило? — спросил запыхавшийся учёный и отпустил руку.

— Да Петрович, что-то совсем новенькое.

— Что там? — нетерпеливо поинтересовался Северский и отодвинул пистолет ногой.

— Похоже начинается новый виток. Альфа гоняет на БТРе и сбивает беспилотники альянса из 30-мм пушки, а в космосе на станции «МИР-5» появился кто-то новый, с кем установлен канал связи.

— Это не ошибка?

— Нет, я видел дату на мониторе 2045.05.25. Петрович, это точно свежая война.

— Значит пока всё что мы сделали, это выиграли три года мирной жизни — недовольно проговорил учёный и протянул руку Серому, помогая ему подняться.

— Надо срочно выходить на связь с Глебовым. Он должен об этом узнать.

Северский соглашаясь кивнул и внезапно увидел, что Серый смотрит на отметины от пуль в стене и широко улыбается.

— Ты чего это лыбишься, теперь стену надо заново шпаклевать и красить — пробормотал учёный.

— Альфа жива — радостно ответил Серый и посмотрел в глаза товарища.

* * *
«Северский»

Повисшую паузу прервал специальный телефон Серого, на который могли позвонить только два человека.

Подхватив его с журнального столика, парень прижал большой палец к своим губам и принял вызов.

— Серый, это я — из мощного динамика раздался голос Толика, декодированный из цифровой мешанины криптокода.

— Слушаю — ответил Серый, и врубив громкую связь, положил аппарат на журнальный столик.

Затем он полностью вырубил освещение в доме, откинул спинку дивана, и выхватил из потайной ниши автомат АК-103, оборудованный коллиматорным прицелом, гранатомётом и глушителем. Присев у проёма, Серый замер, словно готовый броситься хищник.

И проделал он все эти телодвижения не просто так. Северский знал всё, о предварительной договорённости. Толик мог позвонить на этот номер, только чтобы сообщить нечто совсем плохое.

Линия связи была совсем непростой. Кодированный спец-сигнал проходил через сеть подставных станций, раскиданных по всему миру, затем транслировался через спутник, и только после этого сам смартфон его декодировал.

— Серый, я знаю, что у нас режим полного карантина, и поставлен стоп-кадр по всей движухе, но прямо сейчас мне больше не к кому обратиться.

Начало диалога Северскому не понравилось.

— Что случилось? Что-то с Глебычем? — напряжённо спросил Серый.

Пока Толик молчал, Северский сел прямо на пол и раскрыв тоненький ноутбук, вывел на экран изображение с камер наружного наблюдения.

— Сплюнь. С глебычем всё ок. Мы крутимся последние дни как ужаленные в жопу. Проводим встречу за встречей, с теми чьи фамилии лучше не называть прилюдно. За это время Глебов стал беднее почти на миллиард баксов, но сумел добиться чтобы усилия Шагина старшего, не принесли быстрые плоды. Генпрокуратура и ФСБ взяли таймаут на месяц, МВД продолжает рыть, но и это можно порешать.

Казалось Толик дал краткий отсчёт о их действиях в Москве, но от Северского не ускользнуло, что он необычно словоохотлив, словно пытается от чего-то отвлечь.

— Толя, что за кипишь? Не томи — проворчал Серый, не сводя глаз с ведущей вниз лестницы.

— Я только что узнал, что в опасности Павлов с семьёй.

— Как в опасности?! — рявкнул Серый и перевёл взгляд на озеро. — Петрович был у них днём, они в охотничьем домике за озером, всего пять километров по объездной. Я прямо сейчас смотрю на лодочную пристань, там огни горят.

— Сообщение пришло семь минут назад. В заповеднике, наши камера засекла пролёт двух вертолётов, судя по направлению движения идут прямым курсом к охотничьему домику. Минут через тридцать будут там.

Услышав про гостевой домик Северский ещё больше напрягся, ведь вместе с Павловыми там была его Алёна. Он тут же попытался переключиться на канал камер наружного наблюдения на той стороне озера, но у него не получилось. Связь кто-то вырубил.

— Почему направляются именно туда?

— Не знаю. Может думают, что там находитесь вы.

— Наши действия? — коротко спросил Серый и Северский понял, что он готов сразу ринуться в бой.

— Внешней охране сообщать нельзя — задумчиво проговорил Толик. — Они ни из той структуры что люди которые с нами в Москве. Просто наёмники. Есть прямое подозрение что кто-то именно из них сливает информацию, короче доверия никакого и их вообще лучше не посвящать. Местных прикормленных ментов и бандитов дёргать поздно, да они всё равно только всё испортят, придётся ехать тебе.

После этих слов Северский не выдержал, схватил аппарат со столика и быстро заговорил:

— Мы же кажется договаривались, Серый не должен больше никого убивать.

— Скорее всего убивать и не придётся. Он просто доедет до гостевого домика и вывезет Павлова с семьёй на вертолётную площадку, что на нефтеперегонном заводе Глебыча. Вертолёт МИ-8 уже в пути. В это время ты Петрович едешь туда один. Через полтора часа вы встретитесь и вертолёт вывезет вас всех в безопасное место.

Внезапно Северский услышал за спиной подозрительные щелчки, и обернувшись увидел, что Серый стоит в тяжёлом бронежилете и теперь надевает каску, оборудованную прибором ПНВ.

— Две минуты, и я выезжаю — сказал он решительно и так громко, чтобы на той стороне точно услышали.

— Принял. Подключай меня к гарнитуре будем на прямой связи — ответил Толик через секунду.

После этого подошёл Серый, и забрав телефон из рук Северского, подключил к нему гарнитуру шлема. Затем он наклонился чтобы взять с журнального столика электронный брелок от бронированного микроавтобуса, но Северский импульсивно схватил его первым.

— Петрович, отдай — вроде спокойно попросил Серый, но таким тоном, что по спине учёного пробежал холодок.

В ответ на скрытую угрозу, Северский покачал головой и сунул электронный брелок в карман брюк.

— Я за рулём — обрубил он и вытянул второй бронежилет, лежавший в потайной нише.

Серый молча помог ему облачиться, затем закрепил небольшой тактический щит на руку, проверил пистолет и сунул его в кобуру на бедре учёного. В этот момент Северский увидел промелькнувшую улыбку на лице парня.

— Чего любишься? Не было бы там Алёны и Паши с семьёй, я бы тебя вообще не пустил — не выдержав проговорил Северский.

Серый соглашаясь кивнул, и водрузил на голову учёного глухой шлем, насадив его утяжелённый обод на титановый штырь, идущий от жёсткого корсета панцирного бронежилета. Эта нехитрая конструкция, позволяла уберечь шейные позвонки от перелома, при прямом попадании пули в толстый щиток каски.

Затем он закрепил в специальное крепление на спине учёного автомат «Бизон ПП-19», с запасным шнековым магазином, и пристегнул подсумки с гранатами. Северский знал, что всё это не для него, а как всегда для Серого.

— Ну Петрович, рассказывай — сказал парень, когда они начали спускаться с третьего этажа. — Я же вижу, что ты уже чего-то надумал.

— Те образы что ты видел. Теперь всё сходится. Похоже уничтожение или захват Паши Павлова, это очередной удар от реки времени, пытающейся руками Шагина старшего всё исправить. А насчёт той хроно-волны, так мы её точно не посылали. Боюсь, что скоро мы столкнёмся с кем-то новым, попавшим в наше время из будущего.

Выбежав вслед за Серым с чёрного хода, Северский провёл брелоком, по двери припаркованного микроавтобуса, и тот мигом завёлся.

Глава 8. На перепутье (2).

2021 год. «Северский».

— Петрович пора — проговорил Серый и Северский вжал клавишу прямой связи с охотничьим домиком.

Паша Павлов поднял трубку почти сразу, словно стоял рядом со стационарным аппаратом и ждал вызов.

— Да слушаю.

— Паша, твои и Алёна рядом?

— Да, у нас тут спонтанные ночные посиделки.

— Вот и хорошо. Никого не придётся будить — Серый резко вмешался в диалог. — Паша, прямо сейчас всех собирай. Вещей не берите. Форма одежды чтобы снаружи не замёрзнуть. Как соберётесь сразу спускайтесь в подземный гараж, выключайте свет, запирайте за собой дверь и ждите у внешних ворот.

— Что происходит? — озабоченно спросил молодой учёный.

— Паша, все вопросы потом — сказал Северский. — Ты же хочешь, чтобы никто не пострадал? А значит выполняй всё что сказал Серый.

— Ок, я сделаю, только мне всё это не нравится.

— Нам всем это не нравится — пробормотал Северский, после того как вырубил прямой канал связи.

И в этот миг в ушах снова раздался голос Толика.

— Сколько вам осталось ехать?

— Четыре минуты, и мы на месте — ответил Серый.

— Ускорьтесь. Минуту назад камеры на дальнем периметре засекли два вертолёта, минуты через три-четыре они будут над охотничьим домиком.

Услышав новую вводную, концессионеры переглянулись и Северский вжал педаль газа.

И всё-таки они не успели. Когда микроавтобус с выключенными фарами, вынырнул с узкой лесной дороги, прямо над плоской крышей охотничьего дома уже висел вертолёт. Второй вертолёт, намного побольше, садился в четырёхстах метрах на поле для игры в гольф, край которого выходил прямо на берег озера.

— Петрович, жми! — прорычал Серый и откинув бронещиток на лобовом стекле, начал на ходу стрелять короткими очередями по спецам, спускающимся по тросам.

Бронебойные пули срезали одного из них и тело сорвалось вниз с десятиметровой высоты. А через пару секунд микроавтобус прижался почти вплотную к трёхэтажному деревянному дому, скрыв остальных десантирующихся и вертолёт.

— Я пошёл! — рявкнул Серый, и захлопнув бронещиток, на ходу выскочил наружу.

Тяжёлая дверца захлопнулась, а в ухе Северского тут же раздался его голос.

— Петрович, паркуйся на площадке между лодочным сараем и съездом в подземный гараж. Как остановишься врубай турель и отсекай тех, кто пойдёт со стороны гольф поля. На дом внимание не обращай, это моя забота.

Получив указания, Северский затормозил где сказано и сразу же почувствовал, как по крыше и лобовому стеклу часто заколотили пули. Волосы на загривке встали дыбом, и он вжал тумблер, активирующий защитную систему, тут же закрывшую стёкла пластинчатыми бронеставнями.

В кабине стало темно, а через секунду из передней панели выехали несколько обзорных мониторов, транслирующих картинку с камер, установленных по периметру бронированного микроавтобуса.

Пули продолжили стегать по корпусу, а Северский пытаясь этого не замечать, активировал турель, скрытую в фальшивой крыше броневика.

Рука легла на джойстик управления и на мониторах появилось перекрестье. Учёный тут же навёл его на небольшой ландшафтный парк отделявший гостевой дом от поля для игры в гольф и врубил люстру освещения.

На крыше загорелись четыре мощных прожектора, высветивших дюжину подвижных теней, мелькающих между деревьев, всего в каких-то двухстах метрах.

Для Северского так и осталось секретом, зачем Глебову понадобился такой очень специфически вооружённый броневик, скрывающийся под личиной обычного изделия немецкого автопрома, но сейчас он был рад что предусмотрительный олигарх не пожалел денег на оснащение и передал его им в полное распоряжение.

Прицелившись примерно в левый фланг цепочки приближающихся наёмников, учёный нажал на красную кнопку и повёл дёргающийся прицел слева направо.

Над головой тут же затарахтела спарка ПКМов, спец комплектации с необычно толстыми, ребристыми стволами, оборудованными системами принудительного охлаждения. Как объяснял Серый, такие пулемёты способны стрелять непрерывно длиннющими очередями, и ничего в них не заклинит. А трёх тысяч патронов в специальных коробах должно хватить на 3–4 минуты плотного боя.

Палец жал на гашетку, и ливень пуль перепахивал позиции наступающих наёмников. Северский видел, как от подстриженных деревьев и декоративной оградки полетели щепки, вперемешку с кусками земли, и фонтаном покрывающей дорожки речной гальки.

Сознание учёного как всегда заставило задуматься, о том, а враги ли те люди, по которым он сейчас стреляет. Ведь скорее всего это бывшие или нынешние сотрудники спецслужб и военные, нанятые Шагиным старшим для выполнения определённой задачи. Впрочем, мысль что его любимая прямо сейчас под угрозой, заставила Северского отмести все сомнения, и сжав зубы, ещё сильнее вдавить гашетку.

Очереди свинца, продолжили терзать ландшафтный парк, и судя по датчику расхода боеприпасов всего за минуту пулемёты расстреляли треть боезапаса. А затем Северский увидел приближающийся вертолёт, и среагировав, задрал прицел, выпуская в его сторону длинную очередь.

Трассирующие пули, указали что он не попал, но пилотам вертолёта хватило и этого. Пузатый «МИ-8» резко дёрнулся в сторону, уходя из-под зенитного огня, при этом он слишком сильно накренился на бок, и резко снизившись, задел лопастями несущих винтов деревья.

После этого во все стороны полетели щепки и осколки, а резко крутанувшаяся вокруг своей оси машина, рухнула вниз.

Здоровая махина забилась в агонии на идеально ровной лужайке, продолжая пахать дёрн кусками разлетающихся лопастей. Осознав, что из-за его действий случилось, Северский прекратил стрелять и замер, глядя на начавший гореть вертолёт.

И в этот миг, на флангах залёгшего противника полыхнули две яркие вспышки.

— РПГ! — в ушах учёного раздался возглас Серого.

Среагировав, Северский успел опустить забрало броне щитка и прикрыть тело небольшим тактическим щитом. А как только он закрыл глаза, с оглушающим грохотом взорвалась стойка между кабиной и пассажирской бронекапсулой.

* * *
«Серый».

Серый выпрыгнул на ходу, и ушёл в перекат, затем рванул через кусты к деревянной стене дома, и двигаясь вдоль, подобрался к выбитому окну. На ходу он быстро проинструктировал Северского, очень надеясь, что тот сделает всё правильно.

Сейчас Серый очень жалел, что в аптечке нет боевых стимуляторов, способных на десяток секунд, выводить модифицированное тело за грань человеческих возможностей. Была бы в наличии хоть одна инъекция боевой химии, и он легко бы решил вопросы с высадившимися на крыше спецами.

Добравшись до выбитого оконного проёма, Серый нырнул внутрь, и почувствовал, как под ногами предательски хрустнули осколки стекла. Обругав себя за невнимательность, он сделал пару шагов, и в этот момент за спиной мерно затарахтела спарка пулемётов.

— Молодец Петрович — одобрительно прошептал Серый еле слышно.

Он понимал, что ливень пуль задержит вторую группу наёмников минуты на 2–3 не больше, а это значит действовать надо шустро.

Судя по типу начавшего улетать вертолёта, десант не мог быть больше 7–8 человек. Одного из них он смог срезать на ходу, значит наверху осталось не больше семи бойцов.

Все ощущения модифицированных органов чувств обострились до предела и тело Серого начало быстро перетекать к широкой лестнице, ведущий на второй этаж. При этом он тщательно выбирал траекторию движения, из тех вариантов, что несколько раз в секунду предлагал тактический имплант.

На полпути краешек глаза засёк лучик света, пробивающийся из-под двери, ведущей к спуску в гараж.

— Паша, паша — еле слышно пробормотал парень, и выхватив пистолет с глушителем, два раза выстрелил в прозрачную крышку электрощита, висящего на стене.

Демаскирующий беглецов свет, тут же потух, а Серый обложил себя за шум, способный выдать его местоположение, и ступил на нижнюю ступеньку лестницы. В этот миг наверху послышался глухой топот.

Отсиживаться в засаде он не собирался, задача совсем не та. Так что придётся действовать беспредельно грубо. Сняв прибор ночного видения, Серый закрыл лицо бронещитком, и максимально увеличил чувствительность рецепторов модифицированных глаз. Затем он задрал вверх ствол автомата и бесшумно двинулся по лестнице.

В тот же миг раздался характерный щелчок и по ступенькам заскакало нечто цилиндрическое. Серый успел подумать, что это граната, но имплант тут же оповестил что это колёсный дрон с камерой, предназначенный специально для проверки зачищаемых помещений с точным определением местоположения противника.

Поняв это, Серый оскалился, рванул вперёд, и с ходу раздавил пластиковый аппарат. Затем он не останавливаясь преодолел лестничный пролёт и открыл огонь по проёму и деревянной стене. Он не знал точное местоположение противника, но если бы сам что-то кинул на лестницу, то точно стоял там куда сейчас ложились пули.

И судя по открытому в ответ огню, начавшему крошить висящие гад головой охотничьи фотографии в рамках, он оказался прав.

Большой магазин на 60 патронов быстро опустел, Серый вжал клавишу сброса, и мигом поменял его на стандартный. Причём проделал он это одной рукой, в то время как вторая молниеносно выдёргивала из специальных подсумков наступательные гранаты РГН и отправляла их одну за одной в окутанный дымом проём.

После четвёртого броска, Серый закончил упражнение по точному метанию, и замер, дожидаясь первого взрыва.

Четыре взрыва один за одним сотрясли деревянный дом. Как только рванул последний, диверсант вжал спусковой крючок и ворвался в огромный каминный зал.

Длинная очередь бронебойных пуль, прочертила три дёргающихся на полу тела и сконцентрировалась на наёмнике, замершим в углу со штурмовым щитом, прикрывающим тело до колен.

Прижатый наёмник успел открыть ответный огонь из пистолета, но Серый не обратил внимания на пару попаданий в тяжёлый бронежилет и прострелил ему обе ноги. Крайняя очередь из трёх пуль пришлась в бок свалившегося спеца.

«-5»

Бесстрастный имплант вывел цифру вражеских потерь, и в этот момент из выбитых окон донёсся страшный грохот. Спарка «ПКМ» сразу замолчала, и Серый рванул к окнам, на ходу перезаряжая автомат.

Первое что он увидел, отодвинув рваную занавеску, это вертолёт «МИ-8», бьющийся на боку, словно выкинутая на берег беременная касатка. Затем Серый уловил характерное движение поднявшихся бойцов.

— РПГ! — проорал он в гарнитуру, и увидел как в сторону микроавтобуса рванули два стремительных росчерка реактивных гранат, выпущенных из одноразовых гранатомётов «Муха».

— Да мля! — взревел парень, и присел в проёме выбитого окна, начал одиночными стрелять по гранатомётчикам.

Обе кумулятивные гранаты попали точно в левый борт и взорвались, заключив дрогнувший микроавтобус в кокон ярких искр, заполонивших пространство, словно взорвавшийся фейерверк.

И в этот момент Серый увидел двух наёмников, рванувших из-за угла в сторону микроавтобуса. Получалась что эта пара спустилась с крыши по стене, с противоположной стороны дома.

Спецы на ходу открыли огонь по водительской дверце, и Серый среагировав выпустил две длинные очереди, целясь точно в их головы.

«-7»

Новое сообщение импланта мелькнуло перед глазами. Одновременно с его появлением, Серый спрыгнул вниз и приземлился на согнутые ноги. И в этот момент, на него сверху обрушился град пуль, выдавший местонахождение восьмого члена, десантированной группы.

По каске щёлкнули две пули. Керамидовое армирование скелета выдержало, и шейные позвонки не сломались, от резких рывков. Остальные пули ударили в тяжёлый наплечник, толстенный кевларовый воротник и бронепластины, прикрывающие спину.

Среагировав на попадания, Серый упал ничком, тут же перевернулся и выпустил гранату из подствольника, целясь в кромку крыши, под ноги стоявшему спецу.

Последняя выпущенная им пуля, попала по центру бронещитка, больно приложившего Серого по носу.

«ВОГ» взорвался там, где надо, и алюминиевые осколки окатили ноги противника, сбросив его с крыши.

Тело не успело долететь до земли, а Серый уже вскочил, и выхватив «Глок-22», выпустил пол магазина в упавшего наёмника.

«-8»

Перезарядив автомат, Серый отмахнулся от нового сообщения импланта, и понёсся к микроавтобусу.

Проведя рукой по сенсору, он быстро набрал четыре цифры на засветившейся панельке. Тяжёлая водительская дверца распахнулась и в дымном мареве появилось лицо учёного.

Осоловелые глаза и капающая из носа кровь, намекали о получении лёгкой контузии. Разбираться ранен ли Северский Серый не стал, вместо этого он дал команду импланту выкрутить громкость в гарнитуре товарища, и заорал во все лёгкие:

— Петрович, стреляй! — при этом пальцы Серого схватила кисть учёного и положили её на джойстик.

Одновременно с этим парень сунул ствол автомата между распахнутой дверцей и броне створками, прикрывающими лобовое стекло, и не глядя нажал на спусковой крючок, выпуская весь магазин одной длинной очередью, в сторону чёрных фигур наёмников.

Дымящиеся гильзы застучали по шлему Северского, и в этот момент Серый уловил в его глазах осмысленность. Резко развернувшись, парень захлопнул дверцу и понёсся к спуску, ведущему к гаражу.

По дороге он на автомате поменял магазин, а добежав, начал колотить прикладом по полотну рольставни.

— Петрович! Твою мать! Стреляй! — взревел Серый и тут же услышал, как за спиной загрохотала спарка ПКМов.

В этот миг полотно дёрнулось вверх, и рольставня начала заходить в защищённый коробом барабан. Затем он увидел испуганные лица двух девушек и девочки свернувшейся на руках отца.

— Всем взяться за руки и за мной — с ходу приказал Серый и вложил Павлову конец короткой стропы, выдернутой из бронежилета.

Убедившись, что его поняли, парень развернулся и быстро засеменил к микроавтобусу, при этом водя автоматным стволом, по местам возможного появления противника.

Через несколько секунд их эвакуационный хоровод прикрыл борт микроавтобуса. Боковая дверь-купе была заранее открыта Северским, так что Серый просто затолкал всех внутрь бронированной капсулы.

— Всем лечь на пол! — рявкнул он, и глянув на пробоину от РПГ в противоположном борту, активировал механизм, закрывающий массивную дверцу.

В этот момент спарка ПКМов резко замолчала. Судя по раздающимся щелчкам продолжавшего работать электропривода кончились патроны в коробах.

Поняв, что остались считанные секунды, Серый распахнул дверцу кабины и буквально вытолкнул Северского с водительского сидения.

Дверца не успела за ним захлопнуться, а работающий на холостых оборотах двигатель уже взревел. Микроавтобус рванул с места с пробуксовкой и о его борта часто застучали пули.

Уже завернув за угол гостевого домика, Серый увидел вспышку РПГ и росчерк стремительно приближающейся реактивной гранаты. На миг он перестал дышать. Впрочем, имплант тут же просчитал траекторию полёта кумулятивного снаряда, и вывел перед глазами вероятность попадания.

«0,02 %»

Граната разминулась, влетев в лодочный сарай и Серый с облегчением выдохнул.

— Ты, их вывел?! — проорал Северский, и тут Серый увидел, что он по-прежнему сжимает джойстик управления турелями и жмёт на гашетку.

— Да, я их вывел. Успокойся, они в бронекапсуле — ответил Серый, как только микроавтобус пронёсся последний десяток метров открытого берега и вынырнул на лесную дорогу.

Проскочив ещё пару сотен метров, Серый чуть сбавил скорость, и оторвал руку Северского от джойстика. Затем он быстро осмотрел учёного и заметил кровь, сочащуюся из-под тонких бронепластин на его бедре. Быстро растекающаяся лужа ему не понравилась.

— Вы ушли? — голос Толика неожиданно раздался в гарнитуре и Серый увидел, как Северский вздрогнул от неожиданности.

— Да, все в коробочке. Скидывай схему маршрута до места посадки эвакуационного вертолёта, и, если найдётся медик, то срочно гони его туда.

— Маршрут уже отправил. Кто ранен?

— Петрович. Кажись осколочное в ногу и лёгкая контузия. Я сейчас жгут накину, но крови много натекло, возможно понадобится переливание.

Глава 9. Бункер Сталина (1).

2045 год. «Шилов».

Минивэн затормозил возле БТРа. Шилов выскочил наружу и распахнул заднюю пассажирскую дверцу.

— Быстро в бронетранспортёр — скомандовал он, и схватив младшего сына, побежал к распахнувшемуся десантному отделению.

Внутри БТРа творился полный бардак, на сверкающем разноцветными огнями ящике, валялся бронекостюм рейнджер с вывернутыми наоборот цифрами тринадцать на плечах и кирасе. Всё остальное было свалено как попало в общую кучу. И на этой куче лежали останки разорванной ищейки, а рядом как ни в чём не бывало сидел кот Матрос и лизал акустические сенсоры, жалобно скулящей железяке.

Как только все забрались внутрь, броне-переборка десантного отсека захлопнулась и из кабины послышался слабый голос Альфы:

— Саня, скажи детям чтобы ничего не трогали, и дуй сюда, а то мне что-то совсем хреново.

Шилов выполнил её тех задание, как смог рассадил и пристегнул всех своих, затем потрепал голову пушистому хозяину БТРа и пробрался в кабину.

Альфа выглядела не очень, видимо раны и отсутствие кожи на правой руке давали о себе знать. Её одежда состояла из короткого мехового полушубка и необъятные камуфляжные штанов, висевших на ней мешком.

— Спасибо, ты вовремя — поблагодарил Шилов и привычно уселся в кресло мехвода, которое девушка сразу уступила.

— Да не за что. Хорошо, что ты сигналку на своей инспекторской звезде врубил, она на твоё местоположение и навела. — Девушка указала на планшет, отображающий карту с моргающей точкой. — Саня, дальше давай сам. Я дорогу покажу. Если по пути вырублюсь — толкни.

Отдав распоряжения, Альфа устроилась на место командира экипажа, пристегнулась, и уставилась в одну точку прямо перед собой.

Как только БТР тронулся, в кабину заглянула Наташа и посмотрела на неё.

— А мне Шилов ты так шубу и не купил — проговорила она с неприкрытой претензией и покачала головой.

Альфа тут же оглянулась и посмотрела на Наташу.

— Могу отдать — пробормотала она и оголила плечо с сорванным куском кожи.

— Нет, нет, что вы — сказала Наташа, и её голова исчезла из зоны видимости.

После этого Шилов укоризненно глянул на Альфу и покачал головой. Та виновато улыбнулась, а затем снова появилась Наташа, но уже с аптечкой.

Шилов вёл БТР, плутая по лесным тропам и обочинам дорог, опасаясь выезжать на большие открытые пространства, а в это время Наташа обрабатывала и бинтовала, оставшиеся без защитного покрова, синтетические мышцы Альфы. Та было начала слабенько сопротивляться, но жена быстро объяснила, что она дипломированный косметолог, и от этого хуже точно не будет.

Минут через десять Шилов включил мощную радиостанцию «Ракушки» в режим сканирования, но в эфире был слышен лишь шум помех и короткие закодированные передачи, похожие на цифровой скулёж ищейки. Однако, минут через пять сканер перехватил передачу по рации и все присутствующие замерли, вслушиваясь в декодированные переговоры.

— Полста двадцать, вызывает Нюхач.

— Полста двадцать слушает. Нюхач, что у тебя.

— Станция горит, а на месте жд-развязки большая воронка. Так что дальше не проедем.

— Запусти развед-дрон, посмотри, что там творится.

— Уже запускали. Связь плохая, сразу потеряли. Но я и без него вижу, что там дальше. Склады ГСМ Роснефти горят. Я сам видел, как на их ударные беспилотники заходили.

— Нюхач, делай что хочешь, но мне нужна хоть какая-то связь с Москвой.

— Так точно товарищ полковник, продвигаюсь дальше. Надеюсь дым нас прикроет от стай воронья.

Передача прервалась, а над деревьями, промелькнули силуэты двух десятков боевых дронов, образовавших небольшой рой.

Шилов инстинктивно потянулся к пульту дистанционного управления огня.

— Саня, не дёргайся, не работает ничего. Оба конвейера подачи снарядов порваны — осадила его пыл Альфа.

— А ты чем стреляла?

— Вручную несколько снарядов загрузила в обрывок ленты. Как знала, что пригодятся.

Модифицированная девушка в очередной раз удивила Шилова. Он вспомнил в каком состоянии её оставил, и ему стало не по себе. За эти несколько часов она смогла немного оклематься, загрузить все трофеи в БТР и самое главное прийти к ним на помощь.

Когда до точки альтернативного спуска в подземный комплекс, оставалось километра три, в то место где примерно располагалась танковая дивизия, один за одним ударили четыре оранжевых луча. Немного запоздало донеслись глухие хлопки.

— Похоже танкистов накрыло — констатировал Шилов и Альфа кивнула.

Тем временем БТР вырулил из реденькой лесополосы и полетел вдоль знакомой Шилову речушки. И в этот самый момент, удача отвернулась от беглецов. Радар обнаружения воздушных целей, поймал сенсорами приближающийся штурмовой беспилотник «Акула».

На панели управления бронемашиной загорелась тревожная индикация, а противный звуковой сигнал дал понять, что воздушный охотник готов выпустить ракету.

— Наташа, дуй к пацанам и пристегнись! — приказал Шилов, и задействовав обе части гибридного двигателя, попытался максимально разогнать семнадцатитонную махину.

Сразу дало о себе знать отсутствие средней пары шарообразных колёс, ходовая не позволила оперативно поднять скорость. А затем сканер, дал сигнал о пуске ракет и Шилов в последний момент, крутанул штурвал, съезжая с грунтовки, проходящей по косогору, нависающему над речным бережком.

Два взрыва, выбили несколько кубометров грунта справа от БТРа, и по композитной броне лупанула ударная волна, вместе с тучей осколков и камней.

Едва стих раскат, как над ними пронёсся штурмовик «Акула», заходящий на новый вираж.

— Сейчас достанет — прорычал Шилов и внезапно почувствовал, что ему в карман кожанки нырнула рука Альфы. Она вырвала оттуда звезду корпоративного инспектора.

— Приложи палец — приказала девушка и Шилов без раздумий провёл пальцем по сенсору в середине эмблемы.

Мотор БТРа ещё сильнее взревел, а Альфа прижала звезду к планшету, закрыла глаза и что-то беззвучно зашептала одними губами. В этот момент в голову Шилова пришла несвоевременная мысль, что это похоже на ритуал, по вызову духов.

Затем послышался рёв пикирующей «Акулы». Шилов вжался в сидение, приготовившись к взрыву. Теперь он и сам что-то зашептал, моля богов-инженеров создателей бронемашин лишь об одном, чтобы композитная броня выдержала пару ракетных попаданий.

В последний момент, он снова дёрнул штурвал пытаясь уйти от системы наведения беспилотника, но пусков и взрывов не последовало. «Акула» прошла мимо и судя по показанию сканера, не отстрелявшись начала выходить из зоны видимости, направившись в сторону расположения танковой дивизии.

— Ну, как-то так — удовлетворённо проговорила Альфа.

— Что ты сделала? — спросил удивлённый Шилов.

— Небольшие женские хитрости, от очень злой модифицированной.

— Надеюсь эти хитрости всегда будут нам помогать?

— Нет, это одноразовая уловка. Такой быстрый и умный аппарат как «Акула», просто так не подчинить, но отогнать его я смогла — немного печально пробормотала Альфа, и в этот момент сканер снова засёк приближающуюся «Акулу».

Шилов с тревогой посмотрел на обзорный экран. Красная треугольная метка едва успела появиться на небе, а затем на её месте расцвёл огненный цветок.

— Зенитная ракета. Похоже танкисты ещё огрызаются. Жаль только ненадолго. Уже ночью, про стоящую на отшибе танковую часть вспомнят и окончательно сомнут — предрекла Альфа и тяжко вздохнула.

Шилов знал, что она права. Судя по всему, сейчас альянс отрезает все транспортные узлы от центра Москвы и гасит организованные очаги сопротивления и точки ПВО. Одновременно с этим силовой купол не позволяет в полной мере задействовать ВВС Российской Федерации и дальнобойные ракетные системы.

И скорее всего это ни единственное место, где альянс прибег к подобным методам. Оборону Калининграда, Питера, Крыма, Владивостока и ещё десятка ключевых центров сопротивления интервентам, ломают точно таким-же способом.

Кроме этого Шилов был уверен, что ядерные ракеты если и были выпущены, то никуда не долетели, иначе бы ответный термоядерный удар альянса, не заставил бы себя ждать.

Похоже нас опять переиграли — подумал он и свернул к спуску в большой заросший карьер. Судя по карте отображаемой планшетом, секретный спуск в подземный комплекс, находился где-то совсем рядом.

Немного поплутав между рукотворными курганами, на которых росли плотные заросли кустов, БТР выехал к нижней части небольшого обрыва.

Остановившись, Шилов осмотрел каменистую почву, заросшую чахлой травой. Кроме пары больших валунов, пейзаж разбавлял вид останков ржавого экскаватора, по кабину вросшего в грунт. Не найдя ничего похожего на спуск под землю, он вопросительно уставился на Альфу и спросил:

— Надеюсь мне не надо доставать лопату?

— Саня, это точно здесь. Дай мне пару минуток — отмахнулась Альфа и закрыла глаза.

А в это время в небе началось настоящее светопреставление. В силовой купол что-то врезалось. Гул мощных взрывов сопровождали проявляющиеся очертания гигантской сферы, чьи границы, как заметил Шилов, были не так уж и далеко.

* * *
«Альфа».

Альфа закрыла глаза, и открыла все порты информационного восприятия, отправив цифровой щуп на поиски хоть какой-то точки взаимодействия.

При этом ей стало ещё хуже. Голова снова закружилась, а смазанная какой-то лечебной мазью и перевязанная рука, начала болеть, почти также как после получения ран.

Отклик, долго не приходил, а когда ей уже показалось что тут просто ничего нет, краюшек неимоверно удлинившегося щупа, вошёл в узенький информационный поток.

Поначалу она даже не смогла определить, что это за электроника, но потом перед глазами всплыла краткая спецификация оборудования с возможностью взаимодействия.

«ОХРАННЫЙ ПЕРИМЕТР «С.Б.» КГБ СССР»

«ВОЗМОЖЕН ВЗЛОМ ОБЪЕКТА»

«ВОСПОЛЬЗУЙТЕСЬ УНИВЕРСАЛЬНЫМ КРИПТО-КЛЮЧОМ»

Сообщения часто заморгали, а снизу появился список возможных команд.

«ДА и НЕТ»

Немного удивившись, появлению всплывшей аббревиатуры, Альфа запустила взлом, после чего перед глазами быстро промелькнула мгновенно заполнившаяся шкала загрузки и появилось новое сообщение.

«ОХРАННЫЙ ПЕРИМЕТР «С.Б.» КГБ СССР» — Статус: ВЗЛОМАН.

Возможные действия:

ОТКЛЮЧЕНИЯ БОЕВЫХ СИСТЕМ.

ВСКРЫТИЕ ЗАКОНСЕРВИРОВАННОГО ОБЪЕКТА.

Альфа мгновенно активировала весь небогатый список, и открыв глаза, принялась ждать. Поначалу ничего не происходило, но потом резисторные калькуляторы древней системы, сформировали список отдельных команд и выполнили пришедшую директиву.

Внезапно, под землёй что-то начало вибрировать и с обрыва посыпался песок. Затем его каменная стена дрогнула и начала расходиться на две части, открывая путь в широкий туннель.

— Саня, что ждёшь? Давай вперёд, иначе по наши души опять может кто-то прилететь — приказала она и БТР тут же тронулся и въехал под своды туннеля.

После этого Альфа активировала частичную консервацию объекта, и прервав контакт с древней системой, отключилась.

* * *
«Шилов».

— Присмотри за ней — сказал Шилов жене, и открыв люк мехвода, вылез на броню.

Створки за ними уже закрылись. БТР стоял почти в самом конце двухсотметрового туннеля, вырезанного в белом известняке. В свете фар виднелись, две турели со спарками крупнокалиберных авиационных пушек, грозно нависающих над сводом.

Кроме этого в боковых стенках выделялись несколько невзрачных металлических дверей, а по центру красовались ворота, значительно отличающиеся от всего ранее увиденного.

На их сворках виднелись бронзовые барельефы с гербами республик советского союза. По бокам их оплетали медные лозы с гроздями винограда, листьями, колосьями и цветами. Это походило на оформление одного из павильонов ВДНХ.

Как только Шилов спрыгнул с брони, от каменной стены донеслось тарахтение дизельного генератора, а на своде туннеля начали моргать тусклые фонари.

Открылась бронестворка десантного отсека и оттуда выбралась его семья, во главе с полосатым котом.

Матрос сразу оббежал все углы и заглянул куда можно, а Наташа с пацанами в это время следили за ним, словно за засланным разведчиком.

— Саша, убежище, оно здесь? — спросила жена и обвела долгим взглядом, покрытые рыжеватыми потёками, белые стены.

— Нет, это намного ниже — ответила появившаяся Альфа за Шилова, и уселась на пороге десантного отсека.

— Кажется там лифт — сказал старший сын и указал на ворота.

— На лифте не советую. Последний раз оборудование проверяли в 1999 году, после этого только раз в два года меняли солярку в генераторной и подзаряжали аккумуляторы. — Альфа недовольно покачала головой. — Я скачала простенькую схему бункера. Вон за теми дверями лестница вниз, по ней будет надёжнее.

— Ты с нами? — спросил Шилов и посмотрел на девушку, о ноги которой уже тёрся вернувшийся кот.

— Спускаться четыреста метров. Знаю, что пожалею, но я с вами. Есть у меня пара вопросов к Алфёрову, если конечно он ещё жив. Да к тому же там наверняка стоит ещё одна охранная система. Вам без меня не пройти.

Через пять минут Шилов осмотрел ржавую железную лестницу, ведущую вниз и начал собираться.

Сборы заняли какое-то время. Альфа настояла, чтобы он облачился в бронекостюм тринадцатого. Шилов сопротивлялся как мог, но после аргумента что внизу их может ждать всё что угодно, сдался.

Тело тринадцатого исчезло, после окончания хроно-бури, но Шилов помнил разлетающуюся голову, окутанную кровавыми брызгами, и ему инстинктивно хотелось оттереть то, чего не было.

Бронекостюм «Рейнджер-8» автоматически подогнал внутренние габариты под нового носителя, а Альфа вкратце объяснила, как пользоваться его боевыми системами и встроенным керамидовым экзоскелетом.

Кроме этого она провела краткий инструктаж, по эксплуатации электромагнитной винтовки, стреляющей 6-мм вольфрамовыми болтами и тяжёлого пистолета, заряженного безгильзовыми патронами 50 калибра.

Сама она надела побитый бронежилет Шилова, застегнула набедренную кобуру с «Глоком-88» и накинула термоплащь от диверсионного костюма хамелеон, норовивший слиться с окружающим пространством.

Когда младший сын увидел папу в камуфлированный бронекостюме с цифрами 13 на кирасе, обтекаемых наплечниках и раскрытом шлеме, он сразу залез ему на руки и напрочь отказался спускаться.

После этого Альфа заперла кота в БТРе и направилась первой к лестнице.

Сваренная из толстых швеллеров и прутов арматуры железная лестница, выглядела надёжно и спуск шёл достаточно бодро. И лишь иногда, под теперь весящим триста килограммов Шиловым, иногда раздавался нехороший скрип и скрежет.

Пролёт за пролётом, проплывали мимо. Метки глубины на стенах едва виднелись в свете очень тусклого помаргивающего освещения.

Как только мимо промелькнула отметка в -300 метров, Альфа остановилась и посмотрела на Шилова.

— Саня закрывай забрало, кажется сейчас начнётся — предупредила она и в этот момент лестница под бронированными ступнями Шилова мелко завибрировала, словно где-то за стеной проходила линия метрополитена.

Шилов успел довести всех своих до очередной переходной площадки, и передав младшего в руки Наташи, прикрыл семью бронированным торсом, Альфа это сделала, с другой стороны.

Сверху тут же посыпалась ржавая труха с остатками краски. Ближайшие фонари ярко моргнули и лопнули, но Шилов сразу врубил фару вделанную в плечо «Рейнджера».

Хроно-волна принесла с собой локальный эпицентр толчков и вибрации, начавшей расшатывать металлическую конструкцию лестницы. Стук и скрежет распространился по всей её длине, превратившись в самом конце в настоящую какофонию, стонущего металла.

Шилов увидел, как на площадку упал ржавый болт с вырванным креплением и инстинктивно расставил ноги, приготовившись к удару. И удар действительно прилетел. Нечто объёмное с грохотом опустилось на спинную бронеплиту, прикрывающую силовую установку сервоприводов.

Экзоскелет надсадно рыкнул от мощного толчка и мерно зажужжал, выпрямляя тело. И в этот момент всё резко прекратилось. Столетняя конструкция какое-то время продолжала содрогаться, но затем замерла, испустив напоследок протяжный металлический стон.

Альфа перевела семью ниже на пару площадок, а затем Шилов выскользнул из-под куска давившей конструкции. Оказалось, что это был один из лестничных пролётов, чьи старые крепления не выдержали встряски.

— Похоже там опять что-то изменилось — проговорила Альфа и указала наверх. — И самое хреновое, мы даже не знаем, что именно?

— Надо продолжать спускаться, надеюсь Алфёров снова поможет во всём разобраться — с надеждой ответил Шилов.

Дальнейший путь прошёл без эксцессов, а внизу медленно бредущая Альфа приказала всем замереть, и уселась прямо на лестнице, напротив ржавых гермодверей. Затем она снова закрыла глаза и принялась что-то зло шептать.

На этот раз процесс взлома охранной системы длился минут двадцать, и судя по напряжённому лицу девушки, это оказалось трудной задачкой.

В какой-то момент за закрытыми дверями что-то заскрежетало, словно по бетонному полу тащили нечто металлическое. После этого Альфа наконец вымученно улыбнулась.

— Ламповые компьютеры, это даже хуже тех восьмибитных калькуляторов что стоят сверху. Не понимаю почему они всё это не заменили на что-то более современное, ведь это всё может накрыться в любой момент — немного удивлённо посетовала она.

Вскрыв гермодверь, они вышли в новый туннель. Чуть подальше из пола торчала настоящая танковая башня Т-34-76, нацеленная на закрытые створки лифта, с позеленевшими от времени гербами СССР.

— И что, эта рухлядь до сих пор работает? — удивлённо спросил Шилов, указывая на древнюю турель.

— А чего ей не работать. Несколько фотоэлементов и простейшие датчики движения контролируют проход, а автоматическая система, легко разрядит барабан 76-мм фугасных снарядов. Первым проникшим сюда я не позавидую. К тому же тут есть куча минных ловушек, так что двигайтесь осторожно и только по стрелочкам на полу.

Обойдя танковую башню, они прошли в створ очень толстых, приоткрытых гермоворот, и завернув за угол, замерли.

В двух сотнях метров впереди, колыхалась, слегка светящаяся, стена хроно-пузыря.

— Ну вот мы и прибыли — облегчённо проговорил Шилов и посмотрел на удивлённые лица своих.

Глава 10. Бункер Сталина (2).

2045 год. «Шилов».

Подойдя к стене хроно-пузыря, Шилов увидел, что похожая на водяную поверхность словно дышит, каждые несколько секунд наступая на несколько сантиметров, а затем возвращаясь в исходное положение.

Вслед за ним до стены добралась Наташа с детьми. Измученная Альфа брела последней. Как только она подошла метров на пятнадцать, стена резко дёрнулась вперёд на два метра, едва не затянув Шилова с семьёй внутрь пузыря, затем она откатилась назад на четыре метра и снова рванула вперёд.

— Альфа стой! — воскликнул Шилов, и едва успел выдернуть среднего сына из-под новой волны.

Выкрик заставил Альфу замереть, а затем она попятилась назад. Как только девушка удалилась метров на двадцать, колебания стены снова стабилизировались.

Дальнейшие эксперименты показали, что это именно её присутствие так действует на капризную преграду.

Когда Альфа попыталась приблизиться одна, стена начала вести себя как разбушевавшаяся океанская волна, готовая закрутить случайно подвернувшегося сёрфера, причём колебания становились сильнее. При этом в сыром туннеле стало заметно теплее, а от стен пошёл пар.

— Что-то не пускает. Похоже не судьба мне сегодня туда попасть — с сожалением констатировала модифицированная девушка. — Придётся вам дальше самим.

— Опять какой-то временной парадокс — раздражённо пробормотал Шилов и посмотрел Альфе в глаза.

— Ничего Саня, идите. Прячь своих, а я тебя здесь подожду. Где-то тут должен быть столетний склад НЗ. Чувствую если в ближайшее время я ничего не закину в топку, то точно свалюсь — устало подытожила Альфа, и посмотрела на ряд дверей, с выцветшими от времени табличками.

Шилов кивнул, и тут же представил, как девушка вскрывает столетние консервы, вполне возможно когда-то отложенные в бункер для самого товарища Сталина.

Непослушную стеночку, он с семьёй преодолел спокойно. Поначалу родные начали медленно исчезать, но прикосновения главы семейства хватило, чтобы они вновь проявились.

Дальше Шилов шёл впереди, а Наташа с детьми брела следом, ощетинившись небольшими фонариками и отстав на всякий случай метров на десять.

Альфа точно описала дальнейший путь до лаборатории, подсмотренный в прошлое своё посещение, так что заблудиться Шилов не боялся.

Поначалу они продвигались по сухому туннелю, искусно отделанному мрамором нескольких цветов. Судя по антуражу помещений, расположившихся по бокам, тут действительно должны были размещаться высшие лица государства.

Рассохшаяся мебель и остатки богатой отделки, давно превратились в груды трухи и рухляди, но кое где попадались отпечатки эпохи с барельефами пионеров, шахтёров и колхозников.

Было видно, что бункер готовили тщательно, но им так никто никогда и не воспользовался по назначению. А полная секретность уберегла его от разграбления.

Спустившись всего на уровень, они окунулись совершенно в другой антураж. Стены были отделаны белым кафелем, который почти весь осыпался. Помещения напоминали разгромленные лаборатории, операционные и больничные палаты.

И чем ниже они опускались, тем подозрительнее становился декор. Белый кафель с просторными палатами, сменил потрескавшийся железобетон и огороженные решётками загоны, смахивающие на стойла для скота.

Когда они спустились ещё на три уровня, Шилову показалось, что за ним кто-то наблюдает. Он хорошенько всё осмотрел, но камер слежения не обнаружил.

На всякий случай сказав своим, чтобы ждали на лестнице, он закрыл забрало шлема и пошёл по очередному туннелю. Именно он вёл к ещё одному спуску, ведущему в ту часть комплекса, что примыкала к лаборатории Алфёрова.

Метров через двести Шилов зашёл за угол, заметил впереди проблеск света и замер. Цифровой визор шлема тут же приблизил участок изображения, и он увидел самого себя в отражении, на слегка мутной поверхности.

Выдохнув, он побрёл дальше, при этом с интересом рассматривая зеркальную стеклянную стену, перегораживающую туннель в двухстах метрах впереди.

Судя по просторным помещениям с грудами ящиков по бокам, вокруг размещались какие-то склады.

Шилов спокойно шёл, а на щитке отображался план комплекса, автоматически зафиксированный цифровым визором. Судя по наложенному чертежу, загруженному Альфой напрямую в тактический процессор бронекостюма, спуск располагался в паре сотен метров за зеркальной стеной, до которой оставалось топать метров пятьдесят.

И в тот момент, когда он приостановился, чтобы уточнить координаты, его отражение внезапно выключило фару на плече. Это было так неожиданно, что Шилов на миг замер, уставившись в толстое стекло, за которым промелькнула корявая тень.

Да это же не зеркало! — дошло до него, и в этот момент раздались резкие щелчки. Стекло начало покрываться пересекающимися сетками трещин, окутанных яркими брызгами иск.

Как он потом понял, его спасло то, что тот, кто открыл огонь, думал, что вольфрамовые болты, лепящие со скоростью 2400 метров в секунду, легко пробьют стеклянную преграду, но та оказалась с сюрпризом.

Шилов среагировал с запозданием. Вырубив фару на плече, он выхватил из магнитного держателя рельсотрон, и быстро перемещаясь ко входу в один из складов, начал впечатывать в стену болт за болтом. От некогда прозрачной преграды полетели фонтаны стеклянного крошева, ещё больше закрывающие обзор.

Боевая система «Рейнджера», получала от визора данные и пыталась подсветить противника. Устройство дополненной реальности выводило на внутреннюю поверхность забрала, контурный силуэт врага, в местах его возможного появления. Но вместо того чтобы помочь, это ещё больше путало Шилова, заставляя выпускать болты в мутные образы, постоянно меняющие своё местоположение.

Как результат, он в очередной раз нажал на контактную клавишу, замыкающую электромагнитный контур, но визжащего выстрела не последовало. А тем временем с той стороны вылетел первый прорвавшийся болт и ударил в свод туннеля.

Хлипкая дверь склада разлетелась под его плечом, и Шилов скрылся в проёме, за которым стояли накрытые брезентом ряды ящиков. И только оказавшись в укрытии он посмотрел на счётчик снарядов с показателем заряда батарей.

«Болт — 132 из 180»

«Заряд батареи 94 %»

Он едва расстрелял четверть магазина, но по неопытности делал это так быстро, что перегрел метало-керамический охладитель, заставив включиться временную блокировку.

— Твою ж мать!!! — в сердцах выкрикнул Шилов.

На зашипевшей гаус-винтовке, тут же загорелся пятидесятисекундный таймер. Пришлось её примагнитить к броне-кирасе и вырвать из кобуры здоровенный пистолет 50 калибра «Кольт-2035».

А между тем расчётливая стрельба с той стороны продолжалась, и от оказавшейся очень толстой стены, начали отлетать огромные куски, походившие на ледяные глыбы, из которых торчали обрывки армирующей проволоки.

Затем сразу несколько болтов залетели в туннель, и с резким щелчком высекли сноп искр из противоположной стены. Шилов непроизвольно дёрнулся назад и натолкнулся на ящики, в которых что-то подозрительно звякнуло.

Резко повернувшись, он сдёрнул задеревеневший брезент и уставился на грязно-жёлтые этикетки с еле читаемыми названиями армянского коньяка «ДВИН», обозначением в 50 градусов и печатями госрезерва, времён второй мировой войны.

Сразу сообразив, что будет если сюда прилетит нечто взрывоопасное, Шилов почувствовал, как волосы на затылке встали дыбом. За долгие годы все автоматические системы пожаротушения в этой части комплекса, перестали функционировать. Так что он сгорит в элитном столетнем пойле и ему не поможет даже огнеупорный бронекостюм «Рейнджер», самой продвинутой, восьмой модели.

А между тем стрельба с той стороны прекратилась. Донёсся хрустящий шум шагов по битому стеклу. Выглянувший на миг Шилов, успел увидеть свою точную копию, замершую возле большого пролома.

Два вольфрамовых болта тут же ударили в железобетонную стену и бронекостюм осыпало крошевом.

— Снайпер хренов — пробормотал Шилов и встал за углом, надеясь, что ему удастся в последний раз огрызнуться.

Но в этот момент, все его мысли были не здесь, а в трёх сотнях метров. Там на ступеньках лестничного пролёта замерли его жена и дети. Добраться до них он не надеялся и теперь молил только об одном, чтобы они додумались вернуться к Альфе.

— Вылезь Сука тринадцатая! Я тебя видел — возглас на чистом русском, усиленный внешними динамиками, встроенными в экзоскелет, Шилова удивил. А то что он узнал сам голос, его одновременно и удивило, и зародило смутную надежду.

Проведя вытянутым подбородком по одному из сенсоров, он врубил свои внешние динамики.

— Эй ВДВ! Сухов, это я Шилов! Что не узнал?! — быстро выпалил он. Затем услышал пару осторожных шагов по стеклу и скрежет чего-то металлического о стену.

— Не тварь татуированная, ты Сухова не обманешь. Я твой модный экз, за километр по запаху учую — проворчал капитан и судя по хрусту сделал ещё один шаг.

— Капитан, так ты ж сам в таком же трофейном прикиде. Я из-за него тебя с реальным тринадцатым спутал, вот и начал палить. Давай я выйду, и мы спокойно поговорим.

— Ага, давай, выходи. Как только выглянешь я твою задницу сразу болтами нашпигую.

Послышалась ещё пара осторожных шагов, судя по звуку десантник был метрах в десяти и продолжал медленно красться вдоль стены.

Шилов посмотрел на подсумки, скрытые композитными броне-пластинами, кроме запасных магазинов там хранились шесть гранат, неизвестного ему свойства. Использовать их против капитана ВДВ он точно не хотел, но промелькнувшая в башке мысль о том, что одна из таких прямо сейчас прилетит на склад Сталинского коньяка, ему не понравилась.

Поняв, что иного выхода нет, Шилов молниеносно принял решение, и выкинул пистолет в дверной проём, затем туда же полетела электромагнитная винтовка и здоровый штык-нож, как уверяла Альфа, по свойствам схожий с её трофейным энергетическим мечом.

Эти действия заставили капитана ВДВ замереть.

— Сухой, не дури. Я свой. Неужели меня не помнишь? Ты ж меня сам раненого вытащил наружу и едва пинка не отвесил напоследок. Давай выдохнем, и всё спокойно обсудим.

Молчание, после вполне резонной просьбы, продолжалось около минуты, а затем в проём что-то прилетело и отскочило внутрь.

Шилов невольно зажмурился, и приготовился к самому худшему, но взрыва не последовало. А когда он открыл глаза, то увидел на полу кусок стекла вместо гранаты.

В следующий миг стремительная тень промелькнула за порогом. Вспыхнула мощная фара, и в грудь Шилову уставился толстый ствол в белёсом металлокерамическом кожухе.

— Руки в гору! Забрало открыл! Шлем убрал! — короткие приказы посыпались, и Шилов принялся их безропотно выполнять.

Только после того как капитан несколько раз осмотрел его лицо, он выключил яркую фару, бьющую в глаза, и оставил лишь габаритные огоньки, едва подсвечивающие габариты корявого экзоскелета.

— Когда тревога в этом секторе сработала, я подумал, что это снова тринадцатый вернулся. Повезло тебе Шилов, что у тебя цифра тринадцать вывернута в другую сторону. Иначе извини, но никогда не поверил бы — проговорил Сухой. — Всё, руки можешь опустить.

— Да уж, везение в нашем деле, первое дело — пробормотал Шилов в ответ, и на автомате протянул руку, для приветствия.

Капитан тут же сжал его закованную в броню кисть и в этот момент по телу обоих пробежал статический разряд. Шилов сразу вспомнил о совершенно одинаковых ключах, с нацарапанным номером квартиры, которые прямо у него на ладони срослись в один.

Отдёрнув руку, он уставился на запястье Сухова, где начал ярко светиться керамидовый браслет, изначально принятый за элемент экзоскелета. Точно такой же браслет, но только на левой руке Шилова тоже засветился и через мгновение исчез. После этого, тот что был на вдвешнике потух и на нём появилась светящаяся метка в виде зелёного кружка.

— Что за шняга? — выпалил Сухов.

— Не знаю — честно признался Шилов. — Надеюсь Академик объяснит.

— Надеюсь — Сухов указал на валяющееся оружие. — Собирай своё барахло. Надо возвращаться в лабораторию. Судя по тому, что говорил мне Алфёров, тебя с Альфой ждёт новое задание.

— Честное слово, я сюда уже как на работу хожу — проговорил Шилов в ответ и указал в другой конец туннеля. — Сухов, а теперь только не дёргайся, похоже сюда мои топают.

И действительно, через пару секунд из-за поворота сначала выглянул старший сын, а когда папа замахал руками вышли все члены семейства.

— Понимаю — проговорил Сухов. — Только ведь тут тоже не лафа. Я с этим гребаным клоном тринадцатого больше двух сотен раз встречался, пока он не испарился из своего экза. Думал совсем свихнусь, теперь мерещится что-то постоянно.

— А знаешь кто на той стороне тринадцатого привалил? — спросил Шилов и невольно расправил плечи.

— Неужели ты?

— Получается, что я. А перед этим Альфа практически одна со всеми остальными рейнджерами расправилась.

— Так вот почему он один начал приходить, без своих пронумерованных болванчиков — задумчиво проговорил Сухов.

Затем подошли Наташа с детьми, и Шилов познакомил их с хмурым дядей, облачённым в зеркальную копию его трофейного бронекостюма.

По дороге в лабораторию, Шилов поведал что творится снаружи и как всё изменилось, в ответ капитан ВДВ рассказал свою историю, с периодическими смертями и повторяющимися «днями сурка».

Через полчаса они добрались до входа в лабораторию, где у баррикады дежурил один из уцелевших гвардейцев десантников. Облачён он был в кое как залатанный, побитый болтами тяжёлый «Ратник», а в руках сжимал ствол старинного противотанкового ружья.

— Всё своё давно потратили, отбивались чем могли — проговорил Сухой, увидев удивлённый взгляд Шилова.

Алфёров с ассистенткой их встретил прямо за порогом, и тут же начал проверять каким-то прибором, всех по очереди.

— Ну значится так Шилов, расклад такой — начал учёный, когда сверил показания приборов. — Если ты хочешь оставить своих здесь, то должен знать, что надолго сюда нельзя. Иначе станут такими же, как и мы, без права выхода наружу.

— А сколько времени им тут можно пересидеть без последствий?

— Время, тут и там идёт по-разному. Я думаю дней пять или неделю по-нашему.

— А дальше что?

— Дальше они полностью адаптируются к внутреннему хроно-давлению, искусственно созданному внутри пузыря. А без полной стабилизации реактора холодного синтеза и сращивания всех созданных временных потоков, возврат к стабильному состоянию невозможен.

— Значит неделя. А сколько времени пройдёт снаружи.

— Точно не знаю. Но с момента уничтожения последнего клона тринадцатого, тут прошло две недели.

— У нас там, прошло меньше суток.

— Вот из этого и исходи. Только учти, временной поток внутри пузыря нестабилен и может в любой момент сровняться с вашим или рвануть вперёд.

После объяснения учёного, Шилов непроизвольно скрипнул зубами.

— Обратного пути нет. Они останутся.

— Хорошо — согласился академик и указал наверх. — Ну что там, совсем всё плохо, или как?

— Мы выиграли три года. Теперь война с альянсом началась в 2045 году.

— Это интересно. Значит мои сыновья теоретически могут быть живы. Я бы многое отдал чтобы их увидеть — задумчиво проговорил Алфёров и они вместе с ассистенткой принялись забивать какие-то данные в терминал, провода от которого уходили в глубь квантовой установки.

При этом на Шилова посыпались вопросы, и он как мог рассказал о всём что успел увидеть и что пережил за последние сутки.

Особенно Академика впечатлил рассказ о американском учёном и его устройстве в прозрачном контейнере, которое могло гнать время вспять.

— Инверсия времени — заключил он, выудив у Шилова всё что он помнил. — Интересно это локальный эффект или он распространяется на всё сущее? — спросил академик словно сам у себя.

— А вот такие вопросы точно не ко мне — пробормотал Шилов, глядя как жена Алфёрова, водит Наташу с пацанами по подсобным помещениям лаборатории.

— Вы знаете, существует очень интересная теория, допускающая, что, когда наша вселенная максимально расширится и снова начнёт сжиматься, время пойдёт вспять, и все, кто когда-либо существовал смогут прожить свои жизни наоборот. Раньше я ей не доверял, но теперь… — учёный покачал головой.

— Что-то мне не верится — недоверчиво пробормотал Шилов. — Начинать жизнь с момента своей смерти и заканчивать в утробе матери. Хотя, вполне возможно, что так даже лучше, можно будет узнать всё и сразу, а затем постепенно забывать. Это как прожить пятьдесят лет в деревянном доме становясь всё моложе, а затем начать его собственноручно разбирать и брёвна отвозить в лес, превращая их снова в живые деревья — проговорил опер и тяжко вздохнул.

— Насколько я выяснил, время — это точно такая же физическая единица измерения, как и все остальные. А это значит с ним точно также можно работать.

— Что-то плохо у нас получается с ним работать. Снаружи снова началось то что мы пытались исправить — проговорил Шилов, когда учёный снова начал что-то быстро забивать в терминал.

— Это сам поток времени пытается нивелировать влияние внесённых изменений. Похоже я ошибался, когда ставил местечковые задачи, мы должны действовать более глобально, иначе всё снова вернётся на круги своя.

— И что вы предлагаете. Когда мы спускались сюда пришла новая хроно-волна?

— После визита Альфы у нас осталось прямое подключение к потоку, но я не знал где искать. Теперь я знаю и только что запустил новый алгоритм поиска.

— Значит у нас есть шанс вытянуть нужную инфу? — спросил Шилов, примерно поняв замысел учёного.

Алфёров кивнул и погрузился в вычисления и сортировку, начавших приходить данных. При этом Шилов видел, как изменилось лицо ассистентки. Видимо в этой мешанине цифр и графиков, она увидела нечто совершенно новое.

А затем к нему подошла Наташа. Короткий разговор перешёл в прощание со слезами и только присутствие детей не давало ей разреветься. А вот сами пацаны его удивили, младший не понимал, что происходит, и постоянно норовил отправиться в недра оплетённой световыми кабелями установки, видимо для её срочного исследования. А старшие вели себя по-взрослому и отнеслись ко всему с пониманием.

— Помогайте матери — напутствовал Шилов и в этот момент прощание прервала вибрация, начавшая идти от пола.

Академик тут же что-то выкрикнул и скрылся внутри установки, его жена устремилась туда же.

К Шилову подбежала ассистентка, воткнула световой кабель прямо в процессорный блок экзоскелета и начала закачивать туда информацию.

— Что там? — поинтересовался Шилов.

— Там очень много, передай Альфе, чтобы запустила эмулятор. Объяснить подробнее нет времени. Ей придётся выбирать самой что делать — загадочно заключила она и замахала руками призывая Сухова.

— Вадим, выводи его. У тебя где-то час, до того, как снова замкнётся контур.

Шилов хотел задать кучу вопросов и ещё раз попрощаться со своими, но всё что он успел после того как ассистентка отсоединила кабель, это поцеловать жену и потрепать голову младшего сына.

А дальше снова бег по коридорам, туннелям и лестничным пролётам, на пару с капитаном ВДВ.

Глава 11. «Мёртвый космос» (1).

2045 год.

Космонавт-стажёр Анна Алфёрова.

«АЛ» успел вывести на инфополе, голограмму парящей в космосе станции «МИР-5» и в этот момент её сотрясла серия микровзрывов, в миг разделивших творение человека на отдельные сегменты. Грузовой модуль «Прогресс-2» резко дёрнулся и в закрытый люк что-то врезалось. Удар был такой силы что Анну мотануло в кресле словно тряпичную куклу.

Моргающая голограмма в последний раз показала разлетающиеся модули и потухла, окунув девушку в полный мрак.

А затем «Прогресс-2» начало неистово дёргать, и разнонаправленные перегрузки обрушились на пытавшуюся сгруппироваться Анну. В этот момент ей показалось, что оторвавшийся грузовик попал на крючок некоего космического рыболова, который резко и неумело дёргает удочкой, пытается его подтянуть к себе.

Причём Анна чувствовала постоянно увеличивающееся ускорение, словно где-то работали разгонные двигатели. При этом в композитную оболочку «Прогресса» постоянно что-то стучало.

Затем сработала аварийная энергосистема и часто заморгали красные лампочки тревоги.

Нечто мелкое словно град колотило о поверхность модуля. Прилетали куски покрупнее и тогда внутри раздавались звонкие удары, заставляющие сердце Анны биться чаще, и жалеть, что она первым делом не надела скафандр, как это положено по инструкции.

В какой-то момент серия дёргающихся ускорений резко прекратилась, но ей на смену пришла сильная вибрация, сразу перешедшая в зверскую трясучку, пытающуюся вытряхнуть содержимое желудка Анны. А затем в «Прогресс-2» врезалось нечто большое, дернув модуль с такой гигантской перегрузкой, что девушка потеряла сознание.

Открыв глаза, Анна увидела моргающие лампы аварийного освещения, и услышала тревожный сигнал системы пожаротушения, перемежавшийся с очень нехорошим свистом воздуха, уходящего из пробоин. А прямо перед её глазами летали капельки крови, одна за одной отрывающиеся от немного вздёрнутого носа девушки.

Едва взглянув на сенсорную панель с быстро уменьшающими процентами улетучивающегося давления, Анна ударила по кнопке, экстренного отстрела ремней безопасности и оттолкнулась от кресла.

Между тем «Прогресс-2» опять дёрнулся, и она промахнулась мимо ниши со скафандром, влетев в один из хорошо прикреплённых грузовых контейнеров.

— Да мля! — вырвалась у неё.

При этом рука успела ухватиться за страховочную скобу, синхронизировав траекторию движения тела, с получившим боковое вращение грузовым модулем. Пальцы тут же нащупали сенсор, и прозрачная створка свернулась в рулон, открыв доступ к громоздкому скафандру.

Между тем свист начал стихать, и дёргающая колпак шлема Анна, почувствовала приход космического холода, вместе с ощущением что ей почти нечем дышать.

Год назад, в рамках подготовки, она принимала участие в восхождении на Эверест группы курсантов академии, так вот теперешние ощущения были сродни испытанным, во время возвращения в базовый лагерь.

Громоздкий колпак наконец поддался и отлетел в сторону, а тело девушки совершив кульбит, вошло ногами вперёд внутрь объёмного скафандра. Если бы на её месте оказался кто-то погабаритнее, то он навряд ли сумел так ловко и быстро попасть в армированные конечности руками и ногами. При этом Анна умудрилась попасть пальцами с первого раза точно в сенсорные перчатки.

Услышав жужжание сервоприводов, она первым делом потянула за сверхпрочную леску, не дающую отлететь колпаку шлема. Пальцы ухватились за толстые края и прозрачная сфера с щелчком встала на место, тут же запотев от частого дыхания.

Теперь Анна молила об одном, чтобы кислородная станция и баллоны были полностью заправлены. Ладонь надавила на внешнюю клавишу активации регулятора давления, и внутри скафандра раздалось шипение нагнетателя дыхательной смеси.

В тот же миг со щитка исчезли следы дыхания, и Анна увидела, как над саркофагом «Алёши» мечутся слабенькие лучи голографа, рисующие всего два слова.

«АННА, ОПАСНОСТЬ!!!»

— Мистер очевидность — пробормотала девушка и невольно ухмыльнулась.

Затем её взгляд пробежался по показаниям системы жизнеобеспечения, выводимым прямо на передний щиток шлема и улыбка слетела с её лица.

Тот недоделок, что последним выходил в этом скафандре в открытый космос, не поставил кислородную станцию на заправку, и вместо стандартных 5 часов 30 минут, система отчиталась о наличии дыхательной смеси на 2 часа 12 минут. Анна знала, что в её случае можно смело прибавить минут семь, но этого всё равно мало.

Заряд аккумулятора, на уровне — 80 %.

Наличие топлива в манёвровых двигателях ранца — 54 %.

Наличие сухой плазмы, в кассете плазмореза, встроенного в правый рукав — 72 %.

Скафандр явно недавно использовали, и после этого не дозаправили. Кроме этого последний носитель, не протёр его внутренности нейтрализующими салфетками и запах чужого пота ударил в нос девушки.

Анна потянулась к рычагу, открывающему магнитные держатели, и в этот момент в «Прогресс-2» что-то снова врезалось, да с такой силой, что она на пару минут потеряла сознание.

Когда Анна очнулась то не поверила своим глазам. По отсеку летали осколки композитной оболочки, а справа от люка зияла пробоина, в которую при желании могла пролезть её голова.

Пальцы дёрнули рычаг, и скафандр вынырнул из ниши для хранения, полетев прямо к этой дыре. Прильнув к ней прозрачной сферой шлема, девушка непроизвольно задержала дыхание, так как увиденное поразило своей нереальностью.

Она мало что знала про экстренную команду «Проветривание». Космонавтам-стажёрам прямо перед первым полётом кратко объясняли, что есть засекреченный протокол безопасности при котором все сегменты и модули станции должны одномоментно разделиться, полностью потеряв герметичность, но как это будет выглядеть, Анна даже не представляла.

А ещё она так и не поняла, почему астронавты из США напали на станцию. Раньше, Анна даже представить себе не могла что подобное может произойти. Что их заставило это сделать? Почему это произошло прямо сейчас? Что за бред, нёс их командир экипажа? — сотни вопросов клубились в голове девушки, рассматривающей картину полного разгрома.

Прямо сейчас она видела разлетевшиеся сегменты, которые удерживались между собой страховочными тросами. Многие модули были сильно повреждены, вплоть до практически полного разрушения, и вокруг этого всего летали обломки солнечных батарей, куски конструкций корпуса и туча мелких частиц, блестящих на солнце, которое периодически появлялось в зоне видимости.

А ещё Анна увидела минимум два разорванных на части скафандра, с торчащими оттуда кусками человеческих тел.

Но самое неприятное, что всё это кружилось вокруг неопределённой оси, при этом троса продолжали переплетаться, натягиваться и дёргать разлетевшиеся модули, вытянувшиеся в спираль словно спутанная новогодняя гирлянда. От этого сегменты снова сталкивались и непредсказуемо разлетались.

Творящийся вокруг хаос настолько впечатлил своею безысходностью, что слезы сами навернулись на глаза Анны. А затем у неё в сознании всплыл образ и зазвучал голос дяди Юры, некогда серьёзно отговаривавшего её идти в космическую академию.

«Запомни девочка, каждый будущий космонавт, должен понимать, что его будут запускать в космос посадив голой задницей на ящик пороха, привязанный к бочке авиационного керосина и баллону с водородом, и никакая страховка или спасательное оборудование не поможет, если всё это одномоментно рванёт. Так что подумай дважды, а стоит ли вообще посвящать этому обдуманному экстриму всю свою жизнь?»

— Отставить мокроту — прорычала Анна, невольно копируя интонацию его голоса. — Ты космонавт или где!?

Перед глазами тут же пронеслись строчки уставов и памяток, вбитых инструкторами академии в подкорку. Там имелись точные описания действий космонавта в любых аварийных ситуациях.

Отлипнув от пробоины, Анна подлетела к панели управления, и переключив информационный поток на процессор скафандра, принялась прокручивать показания датчиков и систем. Судя по ним грузовой модуль «Прогресс-2» был отрезан от внешних источников энергии и продолжал функционировать, питаясь из аварийных батарей. Причём энергии на поддержание минимального освещения, функционирования систем и энергоёмких нейросетей Алёши, должно хватить часов на шесть не больше.

С кислородом всё было намного хуже. Видимо в момент появления первой пробоины, Алёша принял на себя функцию координатора и врубил на всю нагнетатель внутреннего давления дыхательной смеси, это дало Анне те несколько секунд форы, что позволили облачиться в скафандр, но вместе с тем это практически опустошило резервные баллоны «Прогресса-2». А своей станции электролиза воды, выделявшей кислород, в складском модуле не имелось.

Теперь, если ей даже удастся залатать все пробоины, и запустить процесс закачки, то дыхательной смеси хватит часа на полтора. А ещё может повезти и в одном из контейнеров, хранящихся внутри «Прогресса-2», найдутся кислородные свечи, способные увеличить шанс на выживание.

Включив радиопередатчик на сканирование частот, Анна не обнаружила ничего кроме сильных помех, нещадно забивающих все каналы. Тогда она переключилась на открытую трансляцию, сразу по всем известным частотам, и пару раз кашлянув, начала зачитывать:

— Космонавт-стажёр Анна Алфёрова, вызывает всех оставшихся в живых. Код опасности красный-плюс. Космонавт-стажёр Анна Алфёрова, вызывает всех оставшихся в живых. Код опасности красный-плюс… — безрезультатно повторив сообщение десяток раз, она его записала и поставила его на ежеминутный повтор.

Затем она вскрыла оранжевый аварийный бокс, вытянула одноразовый пено-нагнетатель и включила пару мощных прожекторов на скафандре. Большая пробоина её пока не интересовала, в первую очередь она должна найти те, через которые первоначально стравилось давление.

Раньше космонавтам приходилось исследовать каждый сантиметр оболочки модуля в поисках пробоины, но теперь всё намного проще. Во-первых, датчики, прикреплённые к внешним броне-пластинам, дали информацию о всех столкновениях с внешним фюзеляжем модуля. Картинка, транслируемая устройством дополненной реальности, начала проецироваться на щиток шлема, выделяя все подозрительные зоны.

Кроме этого один из композитных слоёв корпуса состоял из маленьких сот, которые при разрушении выделяли облако красящего аэрозоля, надёжно метящего места любой микро пробоины.

Две такие оранжевые метки Анна нашла практически сразу, и ещё одну после вскрытия одной из пластиковых панелей. Силиката-алюминиевая пена накрыла толстым слоем пробоины, заполняя молекулярным быстросхватывающим клеем любое отверстие толще человеческого волоса.

Состав быстро нагревался и расширялся, образуя кипящие наросты, а затем начинал опадать мигом твердея и намертво закрепляясь на любой поверхности. При этом он буквально срастался с ней на молекулярном уровне.

Когда с мелкими повреждениями было покончено, Анна подлетела к большой пробоине и ещё раз выглянула наружу. То, что она увидела на этот раз, её чрезвычайно заинтересовало. Всего за несколько минут обстановка снаружи изменилась. Разорванные на сегменты остатки станции перестали сталкиваться, и кружились примерно с одной скоростью, образовав нечто подобное цепочке, загнутой словно серп, больше чем на два километра. При этом удерживающие сегменты сверхпрочные керамидовые троса кое где натянулись.

А больше всего её заинтересовал новенький модуль обеспечения «Заря-7», зависший всего в десятке метров, от грузовика. Насколько Анна помнила, под его развёрнутой боком толстой оболочкой, прячутся всевозможные системы жизнеобеспечения, способные решить кучу её проблем.

СОГС — система обеспечения газового состава.

СВО — система водообеспечения.

ССГО — система санитарно-гигиенического обеспечения.

СОП — система обеспечения питанием.

СОТР — система обеспечения теплового режима.

Список тут же выплыл из памяти и заставил Анну улыбнуться.

Судя по виду модуля его знатно потрепало, один из люков отсутствовал, кроме этого он был обвит тросами, идущими от «Прогресса-2» и устремляющимися к следующему сегменту.

Заделав последнюю, самую большую пробоину, Анна подлетела к задраенному люку, и взявшись за ручку барашка, внезапно замерла.

Всего десять оборотов по часовой стрелке и запоры откроются. После, она сможет открыть люк и вылететь наружу. А там совсем рядом баллоны с кислородом, вода, еда. Но что-то её заставило впасть в ступор.

Внезапно «Прогресс-2» снова дёрнуло, и Анна услышала скрежет троса, скользящего по его корпусу, и в этот момент её отпустило, и она начала неистово крутить ручку, желая увидеть, что происходит снаружи.

Люк открылся легко и перед глазами разверзлась космическая бездна, с парящими останками станции «МИР-5». Волосы на холке девушки тут же встали дыбом, а тело покрылось гусиной кожей.

Внезапно ей стало так страшно, как не было страшно никогда. Даже там, на выходе из подземной лаборатории отца, когда произошло ЧП, она почувствовала страх, но не такой животно-первобытный и ощутимый каждой клеточкой как сейчас.

А может дядя Юра был прав, когда её отговаривал идти в академию? — спросила Анна себя, и внезапно услышала, как её сжатые зубы заскрипели.

— Заткнись гребаная трусиха! — прорычала она вслух, и решительно пристегнула карабин страховочного фала к тросу, идущему прямо к соседнему модулю.

— Это как в симуляторе. Будешь всё делать правильно, и выживешь — проговорила она вслух, повторяя слова инструктора, и тело в скафандре выскользнуло из круглого проёма.

Ребристые подошвы ботинок оттолкнулись от края, и Анна поплыла навстречу модулю обеспечения. И в этот самый момент, вся сцепка сегментов начала расправляться, и нужный модуль как на зло начал удаляться. При этом перекрученные троса принялись на глазах натягиваться.

Похоже развёрнутая в гирлянду станция наконец сравняла траекторию полёта, совмещённого с перманентным вращением. Из-за этого все сцепленные сегменты начали растягиваться в корявую струну.

Это заставило её лететь намного дальше изначальных пятнадцати метров. Рука в толстой перчатке мерно перебирала трос до тех пор, пока до модуля не осталось метров пять. Затем Анна принялась подтормаживать, стараясь направить тело прямо в то место где раньше была сорванная переборка.

В самое последнее мгновение трос натянулся словно струна и модуль обеспечения развернулся, открыв вид на своё нутро. И тут она увидела вынырнувший навстречу силуэт астронавта.

Воскликнув от неожиданности, Анна попыталась его оттолкнуть, и у неё это легко получилось. Блестящий скафандр с полностью оторванной рукой отлетел в сторону, а оттолкнувшая его девушка устремилась в противоположную. В следующий миг луч солнца упал на прозрачный щиток закрытого шлема, и она увидела распухшее лицо астронавта, перекошенное в предсмертном крике.

Рука скользнула по тросу и сорвалась, но страховочный фал не дал улететь в открытый космос. А вот скафандр с астронавтом напротив начал удаляться, тут же влетев в облако мелких частиц, двигающихся параллельно останкам станции.

От множества мелких столкновений скафандр мёртвого астронавта перевернулся, и Анна увидела вполне целый ранец, наполненный всевозможными системами жизнеобеспечения. Как она помнила, вполне стандартную блоковую структуру, можно легко разделить на отдельные сегменты, вынуть батареи, баллоны с дыхательной смесью, бак с водой и устройство поглощения углекислоты.

Теперь она пожалела, что необдуманно оттолкнула то, что могло позволить ей прожить лишние два-три часа.

В сердцах обругав себя, Анна подтянулась за фал и наконец влетела внутрь модуля «Заря-7». Здесь было темно и ей пришлось врубить мощные фонари скафандра.

Сразу бросились в глаза внутренние повреждения, и разочарование охватило сознание девушки. Тут явно что-то взорвалось. Панели управления были сорваны и оттуда торчали шлейфы оплавленных кабелей и части оборудования. Место дозаправки кислородных станций было вырвано с корнем. Аварийного освещения не наблюдалось ни в каком виде, значит энергосистема накрылась медным тазом.

Скорее всего тут до сих пор оставалось что-то полезное, но прямо сейчас разбираться в этом месиве было нереально.

Пролетев насквозь через хаос разорванных пластиковых панелей, Анна замерла напротив распахнутого люка и увидела два следующих модуля, парящих в сотне метров. Первый из них являлся переходным сегментом, оборудованным техническим шлюзом для выхода в открытый космос. По какой-то причине, после активации протокола «Проветривания», он не отделился от жилого модуля, носящего гордое название «Звезда-3».

А вот сам вид «Звезды», Анну не вдохновил. Два надувных сегмента, с двухместными каютами экипажа, были смяты в результате резкой разгерметизации. В них зияли покрытые инеем пробоины, в которых что-то периодически искрило. А как известно, без кислорода в открытом космосе искрить ничего не может. Значит прямо сейчас там продолжается большая утечка.

Анна посмотрела на показания датчика дыхательной смеси.

01:42

Без малого два часа. Конечно прямо сейчас можно вернуться в грузовой модуль, заполнить его остатками дыхательной смеси из резервных баков, и попытать счастье найти что-то полезное в контейнерах. Но уверенности что там есть кислородные свечи или полные баллоны у Анны не было. Так что иного выхода как продвигаться дальше, она не видела.

Опытные инструктора в академии учили, что в подобной ситуации нужно найти оптимально надёжный способ продлить себе жизнь, на максимальное количество времени. Старенький грузовик «Прогресс-2», без собственной станции переработки воздуха, для этого точно не подходил.

Карабин снова зацепился за натянутый как струна трос и Анна, принялась быстро перебирать руками, по пути уворачиваясь от осколков, некоторые из которых летели по непонятным траекториям.

Эту сотню метров она преодолела за пять минут. Первое что она увидела, влетев внутрь сцепившихся модулей, это стабильно работающее освещение и включенные панели. Значит энергия тут точно есть.

Пробежавшись пальцами по сенсорам ввода, она переключила информационный поток с панели управления на процессор скафандра, и принялась читать побежавшие строчки данных. Этот процесс затянулся, так как она не была специалистом в области обслуживания жилых модулей.

Но через десяти минут, первичного анализа она выяснила, что основные и резервные баллоны с кислородом, практически пусты. Оставалась небольшая кислородная станция для заправки скафандров, находящаяся возле шлюза для выхода в открытый космос, но там была другая проблема. Люки шлюза были сорваны взрывом и один из них врезался в нишу, перебив все патрубки и практически уничтожив компрессор.

Анна понимала, что между толстенными композитными стенками есть два полных баллона с готовой дыхательной смесью, способные раза четыре полностью заполнить систему жизнеобеспечения её скафандра, но как добраться до них, не повредив и подключиться, она не понимала.

Зато обнаружился целый блок заряженных батарей высокой мощности, способных обеспечить энергией «Прогресс-2» на пару недель. Прямо сейчас можно снять пару из них и лететь назад. Вот только кислорода в систему жизнеобеспечения это не добавит.

Пролетев насквозь через покалеченный модуль «Звезда», Анна посмотрела на натянутые тросы и невольно сморщила лоб. Дальше остались целыми только два из четырёх. И вели они к длинному практически разрушенному сегменту, некогда бывшему биологической лабораторией, состоявшей из трёх срощенных модулей.

Глядя на повреждения, у Анны сложилось стойкое впечатление, что лабораторию сначала взорвали изнутри, а затем или обстреляли из скорострельной пушки, либо она попали под удар большого роя мелких метеоритов. Не стоило даже надеяться найти там что-то целое.

А вот то что виднелось дальше её заинтересовало намного больше. Если добраться до останков лаборатории и преодолеть ещё пару сотен метров по натянутым кабелям, то можно добраться до стыковочного блока, с двумя модулями. Один из них, это на вид вполне целый грузовик, являющийся ещё одним складом, а второй это тот самый астрономический модуль, в котором она разговаривала с дядей Юрой.

Насколько она смогла определить на таком расстоянии, никаких повреждений на модулях заметно не было. А если очень сильно повезёт, то стоящий в астрономическом модуле экспериментальный аппарат связи «Луч», до сих пор функционирует.

Именно по нему она перепрограммировала «Алёшу», прямо с земли, используя первый прототип аппарата, установленный вблизи территории военной части, и километре от лаборатории отца.

Решение лететь дальше, родилось само собой и Анна снова пристегнула карабин страховочного фала к очередному тросу.

Преодолев около двухсот метров, она оказалась в середине пути до биологических лабораторий. В этот момент гирлянда из остатков разорванной станции совершила очередной оборот и прямо перед ней появилась далёкая Земля.

Анна прекратила перебирать руками и на миг зависла. Страстное желание прямо сейчас оказаться там, заставило её тяжко вздохнуть, и в этот момент голубая планета моргнула и покрылась рябью, словно она видела её сквозь раскалённый воздух.

Странный визуальный эффект, заставил насторожиться, а затем Анна явственно увидела полупрозрачную сферу, расходящуюся в разные стороны от Земли. Поняв с какой скоростью это происходит, она вцепилась двумя руками за натянутый трос, и попыталась обхватить его ногами.

Внезапно трос начал вибрировать так, словно это гигантская струна, которую яростно дёргает медиатор гитариста. В то же время Анна продолжала видеть быстро растущий шар, чьи границы стремительно приближались к станции.

А затем произошло совсем уж странное, она увидела, как от её местоположения расходится нечто похожее на мыльный пузырь. Его границы рванули навстречу приближающейся волне и молниеносно поглотили разрушенную станцию и большой кусок космоса вокруг.

Прошло всего пару мгновений и огромный шар врезался в свою маленькую копию, по какой-то неведомой причине родившуюся вокруг неё. Маленький пузырь был тут же поглощён, яростно заколебался и лопнул.

Перед глазами тут же замелькали пёстрые картинки, и до мозга Анны дошло, что всё происходящее как-то связано с тем что произошло в подземном комплексе, и с пропажей родителей. Но поразмышлять об этом ей не позволили дальнейшие события.

После прихода волны, останки станции пришли в движение словно попали в космический шторм, и гирлянда из сегментов начала неимоверно быстро закручиваться в гигантский штопор.

При этом трос дёрнулся так сильно, что вцепившуюся в него Анну оторвало и начало мотать из стороны в сторону. Все мысли тут же улетучились, и она успела пожелать только одного, чтобы страховочный фал выдержал эту космическую болтанку.

Глава 12. «Мёртвый космос» (2).

2045 год.

Космонавт-стажёр Анна Алфёрова.

Необычная вибрация охватившая скафандр продолжалась около минуты, а затем резко исчезла, но от этого легче не стало. Тело Анны продолжило трепыхаться на дёргающемся тросе словно флажок попавший в эпицентр ураганна.

Болтанка была настолько сильной, что Анна начала периодически терять сознание, от резких ускорений и перепадов давления.

А те образы, которые вставали перед глазами в короткие периоды пробуждения, вгоняли в ужас.

Вынырнув из забытья в очередной раз, она увидела перекрученные нити тросов, начавшие на глазах стремительно разматываться, при этом ощетинившийся остатками солнечных батарей технический сегмент рванул в её сторону.

Она закричала и потеряла сознание, а когда глаза снова открылись перед ними предстала стремительно кружащаяся и сталкивающихся друг с другом гирлянда модулей. Всего пара секунд, и Анну опять бросило на резко распрямившийся трос, окунув в новый период забытья.

Вынырнув из тьмы, она увидела перед собой страховочный фал, который быстро скользил по тросу словно она спускалась с горы, причём вниз головой. Почувствовав опасность Анна задрала голову и увидела быстро приближающийся разорванный модуль. Перед тем как снова отрубиться, она успела выставить руки перед собой и истошно заорать.

Нырки в забытьё, чередующиеся периодическими возвращениями в реальность, проносились в сознании словно бесконечный калейдоскоп сумасшедшей карусели.

Когда она в очередной раз пришла в себя, Анна поняла, что спокойно висит в невесомости, а дёрганья и тряска полностью прекратились. Раскрыв глаза, она огляделась по сторонам и увидела замершие останки модулей и сегментов станции «Мир-5». На этот раз длинные троса, с насаженными на них модулями, причудливо изгибались вокруг, образуя ломанную кривую, и медленно кружились вокруг некого невидимого центра.

Поймав в фокус зрения Землю, Анна внезапно осознала, что находится намного дальше чем положено, а вот луна наоборот увеличилась в размерах.

Интересно, насколько откинул останки станции, этот нереальный космический шторм, само существование которого ставило под сомнение все основы космической физики? — вопрос сам по себе родился в гудящем мозгу Анны, и в следующий миг она увидела, как нечто непонятное блеснуло на пределе зрения. Это смахивало на оторвавшийся модуль, который унесло от медленно кружащейся гирлянды.

Включив встроенный в шлем визор цифрового приближения, Анна посмотрела на всплывшую интерактивную линзу, в которой появился американский шаттл.

Видок у многоразового аппарата был плачевен. Носовая часть разорвана в клочья, словно там что-то взорвалось, кресла членов экипажа, вывернуты наружу, а в фюзеляже зияли несколько крупных пробоин. Но несмотря на это, Анна заметила выхлоп из бокового сопла маневрового двигателя, который периодически выпускал короткую реактивную струю, стабилизирующую полёт кружащегося шаттла.

Сомнений в том, что это кто-то делает вручную у Анны не возникло. Управлять шаттлом из грузового отсека мог только опытный пилот, а это значило, что кто-то из астронавтов остался жив и теперь медленно приближается к останкам космической станции.

Ничего хорошего от напавших на станцию астронавтов Анна не ожидала и потому постаралась взять себя в руки. Она вывела показания скафандра на внутреннюю поверхность шлема и непроизвольно открыла рот.

Увиденное повергло её в шок и заставило сердце биться чаще. Напротив, строчки обозначавшей количество дыхательной смеси в основном и вспомогательном баллонах, часто моргал двенадцатиминутный таймер. Получалось что она проболталась в открытом космосе почти два часа.

Кроме этого на всплывшей проекции скафандра горели жёлтым две области. Это означало что во время страшной болтанки, она несколько раз во что-то сильно врезалась и повредила броне-каркас старого скафандра.

Огромный колпак шлема тоже моргал жёлтым. Быстро его осмотрев Анна сразу нашла несколько царапин над головой и крохотную трещину. Впрочем, ни одно из повреждений не привело к утечки дыхательной смеси.

— Да мля! Только этого не хватало — возглас отчаяния вырвался из пересохшей глотки девушки, а вместе с ним в пространство шлема вылетели несколько капелек крови.

Это заставило открыть пункт с часто моргающим красным крестиком и посмотреть показания автомедика, вделанного в ранец скафандра.

Включив медицинский диагност, она выяснила, что всего за два часа автомедик ввел ей десяток стимуляторов, оживляющих нервную систему и дающих возможность перенести нереальные перегрузки, кроме этого её минимум один раз реанимировали после краткосрочной остановки сердца.

Перечень лекарственных смесей и стимуляторов, введённых ей автомедиком, заставил задуматься о правильном восприятии реальности, так-как такого количества химии в её организме никогда не было.

Между тем неумолимый таймер перешагнул отметку в одиннадцать минут, и в этот момент до очухавшейся Анны дошло, что надо срочно что-то предпринимать. Конечно в ранце имеется ещё один аварийный баллон способный поддержать дыхание на пятнадцать минут, но если продолжить болтаться здесь, то и он вскоре закончится.

Быстро оглядевшись, она отмела все иные варианты и вперила взгляд в астрономический модуль, пристыкованный к техническому сегменту, вместе с пузатым модулем хранения оборудования.

Всё это висело в пятистах метрах. Правда ведущие туда троса были перекручены и опутывали разбитые остатки биологической лаборатории.

Если перебираться по этой гирлянде, то придётся постоянно перекидывать страховочный фал и тратить на это кучу времени, которого у неё почти не осталось. Так что единственный вариант как это сделать намного быстрее, пришёл сам собой.

Пользоваться реактивным приводом ранца ей раньше не доводилось, к тому же инструктора в один голос твердили что ощущения на симуляторе не соответствуют реальному полёту в открытом космосе.

«Ничего, тебе всё равно в открытом космосе станцию латать не придётся» — именно с такими словами инструктор, хороший знакомый матери и друг дяди Юры, поставил ей зачёт по работе на симуляторе полёта.

Анна вжала клавишу на запястье и откинула ручку управления реактивным ранцем, левая рука привычно обхватила джойстик, а большой палец откинул прозрачную крышку предохранителя и аккуратно погладил красную кнопку пуска.

В то же время правая рука отстегнула карабин страховочного фала от троса. Но то что она ощутила в миг отрыва, заставило её дёрнуться и снова вцепиться в трос.

Это было схоже с приходом приступа клаустрофобии, но только наоборот. Ведь стоит ей только отпустить этот чёртов трос, и она окажется один на один с бесконечностью космоса. А если она слишком сильно вдавит красную кнопку, и плохо отрегулированная реактивная струя вынесет её за пределы скованных тросом останков станции? Ведь тогда вернуться будет невозможно.

Если бы не таймер с быстро уходящими секундами жизни, то она скорее всего так и не решилась отпустить этот гребаный трос.

— Курсант Алфёрова, прыжок! — рявкнула она сама на себя, подражая инструктору по сверхвысотным парашютным прыжкам и машинально разжала пальцы. В этот момент таймер разменял десять минут, и теперь каждую вторую уходящую секунду начал сопровождать противным звуком тревожного зуммера.

Парящее в невесомости тело, получило минимальное ускорение и на пол метра отлетело от страховки. В сознании тут же заметались сомнения, в правильности показания наличия сжиженного топлива в баке реактивного привода. Чтобы их рассеять и отшвырнуть тень зарождающейся паники, большой палец нежно надавил на красную кнопку.

На спину тут же надавила реактивная струя, и тело Анны поплыло в сторону модуля обсерватории, оборудованного мощным гамма-телескопом.

Девушка облегчённо выдохнула и вперила взгляд в шкалу наличия топлива, начавшую очень быстро терять проценты.

Обманчиво медленный разгон, едва не сыграл с ней злую шутку. Она перемещалась относительно всех объектов вокруг, и не заметила, как разогналась, а опомнилась только тогда, когда, преодолев половину дистанции, пролетала мимо разбитой био-лаборатории с появившимся из-за неё остатками медицинского модуля.

В этот момент она увидела быстро приближающийся силуэт в лёгком скафандре российского образца, и потянула джойстик на себя и в сторону, активировав тормозные сопла на поясе и маневровые, расположенные по бокам ранца.

Перед глазами появились две слабенькие реактивные струи разогретого газа, а затем промелькнуло распухшее в вакууме лицо докторши с дыркой в черепе.

Чудом проскользнув мимо мёртвой космонавтки, Анна внезапно вспомнила что видела, как её убивал астронавт в покрытом сажей скафандре.

Почти полностью затормозить удалось лишь за несколько метров от нужного сегмента станции. При этом её немного отнесло в сторону, и Анне пришлось хвататься за страховочную скобу, в последний момент попавшуюся на пути.

После этого тело дёрнулось и зависло в невесомости. Взгляд тут же упал на таймер количества дыхательной смеси с моргающими цифрами:

00:01:17

Анна знала, что после обнуления включится пятнадцатиминутный аварийный баллон, но несмотря на это ей всё равно нужно было ускориться. Несколько быстрых движений переместили её тело к взорванной переборке стыковочного сегмента, и она наконец смогла заглянуть в его нутро.

Первое что бросилось в глаза, это наличие нормального освещения. Это значило что энергонакопители остались целы, и по какой-то неясной причине внутри сегмента не сработала аварийная сигнализация.

Влетев внутрь, Анна увидела, что круглый люк ведущий в модуль обсерватории закрыт и над ним часто моргает жёлтый огонёк, это означало что внутри сохранилось давление, но существуют явные неполадки с обеспечением воздушной смеси. Это не вдохновляло.

Вместо того чтобы лететь к нему, Анна повернула к распахнутому настежь люку грузового модуля, в глубине которого имелась вожделенная кислородная станция заправки скафандров.

Вплыв внутрь трубообразного коридора Анна замерла на пороге. Тут в отличии от сегмента моргало красным аварийное освещение. Она увидела дюжину плавающих в невесомости контейнеров и сотни капелек замёрзшей крови, заполонивших свободное пространство.

А в конце двадцатиметрового туннеля, там, где находилась кислородная станция, замер покрытый кровью и копотью скафандр с американским астронавтом, тем самым который убил медика.

— Это просто ещё один труп — проговорила Анна, стараясь унять сильное сердцебиение, затем она повернулась, и закрыв люк, задраила его за собой.

В этот момент таймер основного баллона с дыхательной смесью обнулился и несколько вдохов девушка дышала тем что оставалось внутри скафандра. Следом к системе автоматически подключился аварийный баллон, и к её облегчению появился новый пятнадцатиминутный таймер.

Сдув капельки пота с носа, Анна повернулась и уставилась на неподвижный скафандр мёртвого астронавта.

Теперь ей нужно было просто подлететь к кислородной станции, посмотреть показания давления в баллонах системы, и исходя из них либо подключиться к ним напрямую, либо восстановить внутри модуля нужное давление дыхательной смеси. Сделать последнее ей хотелось намного сильнее, так как долго дышать внутри скафандра было тяжело.

Подлетев поближе, она посмотрела сквозь прозрачный щиток шлема, туда где в облаке маленьких капелек крови, виднелось лицо чернокожего астронавта, с закрытыми глазами.

Внезапно Анне стало жутко и ей резко расхотелось трогать тело в забрызганном кровью скафандре. И в этот миг она осознала, что осталась совсем одна, очень далеко от Земли, со смутными шансами прожить хотя бы пару часов. А вокруг только разгромленная станция, трупы и кружащий вокруг шаттл, на котором выжил кто-то из врагов.

И как только Анна успела себя пожалеть, глаза астронавта распахнулись, и она увидела кроваво-розовые белки глаз, контрастирующие с тёмно-коричневой кожей афроамериканца.

А затем она почувствовала сильный толчок в грудь, затем ещё один и ещё. Мощные удары отправили в полёт тяжёлый скафандр. Отлетев на пару метров, Анна увидела оружие в руке астронавта, изрыгающее выхлопы, похожие на реактивные струи сжатого газа.

Серия ударов продолжала колотить по многослойной броне разгоняя тело, при этом Анна беспомощно махала руками пытаясь хоть за что-то ухватиться. Этого сделать не получилось, и она проскочила двадцать метров, влетев спиной в закрытый люк. Затем раздался, едва не оглушивший, смачный хлопок, и перед глазами девушки появились несколько трещин, одна из которых тут же соединилась с имеющейся над головой.

На огромном прозрачном колпаке шлема появилась реденькая паутинка, распустившаяся в месте попадания пули.

Паника тут же заполонила сознание Анны, и она вперила взгляд в астронавта, который перестал стрелять и теперь шарил рукой в пластиковых подсумках, закреплённых на поясе.

То, что он хочет перезарядить похожее на пистолет оружие, Анна поняла сразу, и в этот миг ей стало до жути обидно. Она искренне не понимала за что он хочет её убить, ведь в данной ситуации они скорее должны помогать друг другу, несмотря ни на что.

И в этот миг перед её глазами появилось замёрзшее лицо мёртвой докторши, которую убил этот гад. А следом за неприятным образом пришла злость, напрочь вытеснившая панику.

Внезапно Анна поняла, что если он перезарядит свой чёртов реактивный пистолет, и ещё одна пуля попадёт в покрытый трещинами колпак, то ей точно не выжить.

Трёхэтажный мат вырвался из рта девушки, она схватилась за джойстик и с силой вдавила красную кнопку активации реактивного ранца.

Громоздкий скафандр рванул вперёд, и за пару секунд проскочил разделяющие врагов двадцать метров, при этом разметая контейнеры, попавшиеся на пути. Анна втаранилась в астронавта, и с удовлетворением заметила, как из его руки выскочил прозрачный магазин, снаряжённый маленькими баллонами.

Пальцы правой руки вцепились в подсумок на плече астронавта, а левая продолжила давить на джойстик, не прерывая выхлоп реактивной струи.

На миг Анна почувствовало, что астронавта что-то держит, а затем эта страховка оборвалась и их сцепившиеся тела начали молнией метаться по отсеку, ударяясь о контейнера и пластиковые панели обшивки.

Отпустив джойстик Анна вцепилась в руку с пистолетом, но в тот же миг астронавт его выпустил и ловко перехватил обе её руки. Девушка услышала, как надсадно завизжал сервопривод его экзоскелета.

Понимая, что её сейчас заломают, девушка вспомнила что её старый и тяжёлый скафандр, предназначен для работы в космосе, и оборудован сервоприводом верхних конечностей.

Подбородок дотронулся до сенсора резервного управления всеми системами, и вывел на щиток список из нескольких функций. А уже через мгновение завибрировала мощная силовая установка, разгоняющая титановые шнековые поршни.

Борьба двух сцепившихся тел, облачённых в скафандры, продолжалась около минуты. Сервоприводы надсадно жужжали, давление увеличивалось, но никто не мог одержать верх.

Она смотрела в искажённое от злости лицо астронавта, который что-то кричал, и судя по доносящимся в момент соприкосновения шлемов глухим обрывкам слов, он грязно ругался, проклинал девушку и желал ей всего самого худшего.

А Анна всё это время давила, сжав от напряжения зубы и стараясь дышать не так часто, как хотелось. При этом её глаза неотрывно следили за таймером наличия дыхательной смеси в аварийном баллоне, который неуклонно терял драгоценные секунды.

Это будет продолжаться, до тех пор, пока у кого-то не кончится энергия в батареях или у меня не закончится кислород — поняла Анна и в этот момент американец её удивил.

Он максимально отдалил свой шлем и внезапно обрушил его на покрытый трещинами колпак скафандра Анны, при этом раздался глухой шлепок и пространство внутри огласил неприятный треск появившейся трещины.

Увидев результат, зловеще улыбающийся астронавт начал обрушивать удары с маниакальной регулярностью. При этом колпак начал покрываться всё новыми трещинами и судя по быстрее побежавшим секундам таймера, некоторые из них начали очень медленно пропускать воздух.

Но несмотря на происходящее, Анну не охватила паника. К своему удивлению она до скрипа сжала зубы и начала выводить на щиток меню всевозможных систем скафандра, в поисках хоть чего-то полезного.

С ходу не обнаружив ничего, она начала перебирать в голове все слова, вбитые инструкторами, при изучении старых скафандров. И тут до неё дошло какая же она дура.

Зло оскалившись Анна провела подбородком по сенсору и активировала нужную систему. Из утолщения на правом запястье скафандра выдвинулся раструб плазмореза и упёрся в локтевой шарнир астронавта. В этот момент Анна ослабила хватку и замкнула контакты между большим и указательным пальцами.

Пятисантиметровый пучок плазмы вырвался из сопла резака и мигом раскалил до бела место попадания.

Астронавт тут же дёрнулся, перестал стучать шлемом о продолговатый колпак и попытался вырваться из захвата, но Анна продолжала его удерживать, не давая отдалиться и на сантиметр.

На коричневом лице американца появился испуг, а затем он истошно заорал, впрочем, продолжалось это не долго, всего пару секунд. Затем его рот начал часто разеваться словно у выброшенной на берег рыбы, а широко раскрытые глаза резко остекленели.

В тот же миг Анна вырубила плазморез и наконец вырвалась из захвата. И в этот миг она увидела, как отрезанная конечность астронавта отделилась от скафандра и продолжает цепляться за неё.

Машинально отбросив её в сторону, Анна отодвинула поверженного врага в сторону и уставилась на кислородную станцию у него за спиной.

То, что она увидела ей не понравилось. Обрывок заправочного шланга, дёргался из стороны в сторону выпуская драгоценный кислород, а оба запасных штуцера были скручены, и вместо них стояли стандартные заглушки.

Заправиться здесь без вскрытия станции и прямого подключения к баллонам было невозможно. Поняв это Анна машинально выключила подачу воздушной смеси на оборванную магистраль и уставилась на таймер, начавший слишком быстро разменивать последние пять минут.

При этом она перестала дышать и явственно услышала свист воздуха, уходящего через микротрещины в колпаке. Это заставило её начать действовать. Оглядевшись по сторонам, она оттолкнулась от подвернувшейся скобы и полетела к собственноручно задраенному люку.

По дороге она увидела то, чего сразу не заметила в свете моргающего красным аварийного освещения. В паре мест на панелях виднелись оранжевые метки от пробоин, а это значило что восстановить давление в грузовом модуле не удастся.

В этот миг отчаяние захлестнуло сознание, и если бы не последний слабый шанс на выживание, о котором Анна помнила, то она наверняка опустила руки.

Ударившись о задраенный люк, Анна вырвала из крепления на стене короткую ручку и начала её быстро крутить против часовой стрелки. С каждым вращением исчезали горящие датчики вакуумных запоров. А когда последний престал гореть, даже через оболочку скафандра, очутился щелчок открывшегося устройства центрального запора.

Почувствовав это, Анна схватилась за поручень и впечатала ступни в медленно открывающийся люк. Затем она выпорхнула внутрь стыковочного модуля и уткнулась в люк, ведущий в обсерваторию.

К её облегчению, на нём по-прежнему моргал жёлтый индикатор, сигнализирующий о нормальном давлении внутри.

Вскрыв прозрачную мембрану, Анна схватилась за клапан стравливания давления и крутанула тумблер, по бокам от люка открылись четыре канала и из них вырвались струи газа.

Это продолжалось всего несколько секунд, а затем индикатор давления окрасился в красный цвет. А в тот момент как Анна схватилась за ручку отпирания центрального замка, напротив показания наличия дыхательной смеси в скафандре часто заморгали посеревшие нули.

Рот раскрылся, судорожно засасывая в лёгкие остатки воздуха. Левая рука в толстой перчатке непроизвольно легла на место попадания пули от которого по щитку расползались трещин, а правая принялась с остервенением мотать ручку.

Щелчок открывшегося замка снова передался через прижатый к люку скафандр, и в следующий миг Анна почувствовала, как сквозь плотно сжатые губы начал уходить воздух, увлекаемый отрицательным давлением, неумолимо захватывающим внутренности скафандра.

Она пыталась удержать воздух, но в тот момент как люк отъехал в сторону сама выпустила всё из лёгких, чтобы их не разорвало.

В глазах тут же появилась лёгкая дымка, а череп начал давить изнутри. Понимая, что остаётся жить всего десяток секунд, Анна на ощупь сумела захлопнуть люк и дёрнула ручку активации аварийных систем жизнеобеспечения, которую нащупала справа от защёлкнувшего люка.

Она не знала, все ли инструкции соблюла, но всё равно вскрыла оба внешних запора, открывающих прозрачный колпак шлема. Лицо тут же оледенело от космической стужи, но через пару секунд она услышала шипение закачки воздушной смеси.

Сделав судорожный вдох, она почувствовала, как в пустые лёгкие хлынул поток сильно разряженного воздуха и тут же закашлялась, выпуская изо рта фонтан мокроты с сукровицей.

Надсадный кашель бил её несколько минут, и всё это время она пыталась выбраться из опостылевшего скафандра и начать нормально дышать. Вырвав мокрое от холодного пота тело из нутра громоздкого скафандра, Анна начала яростно тереть глаза, дабы избавиться от слёз, которые сами собой хлынули наружу.

Наконец немного оправившись, она сняла капюшон комбинезона с наушниками, которые сберегли её ушные перепонки, и посмотрела на несколько огромных иллюминаторов, образующих единый выгнутый колпак, и первое что ей бросилось в глаза это появляющаяся надпись на прозрачной интерактивной поверхности:

«Я в большом стыковочном тех отсеке. Анна помоги!!!»

Новое сообщение повторялось каждые десяток секунды, и в нём периодически менялось количество восклицательных знаков. А это значило что кто-то постоянно её вызывает, зная, что она осталась в живых.

— Дядя Юра! — прохрипела девушка, понимая, что позвать её мог только он, и снова закашлялась

Анна нашла глазами частично уничтоженный технический отсек, с по-прежнему пристыкованным грузовым кораблём «Заря-5». Всё это находилось на расстоянии почти километра от обсерватории.

Затем девушка обернулась, посмотрела на зависший в невесомости скафандр с покрытым трещинами колпаком, и недовольно покачала головой.

Интерлюдия 1. Бункер «Судного дня».

Норвегия.

Центральный бункер «Судного дня».

Штаб северной группировки альянса демократических стран (АДС).

Огромный стол, за которым сидел президент США Дэвид Гор, был идеально круглым, а расставленные кресла совершенно одинаковыми, но несмотря на это, все сидевшие за столом главы государств, отлично понимали кто из них сидит на главном месте.

В данный момент три дюжины глаз с интересом рассматривали интерактивную виртуальную карту Российской Федерации, развернутую в центре огромного зала.

На ней, в режиме реального времени, отображалось точное тактическое расположение войск противоборствующих сторон, на недавно образовавшихся фронтах.

Зоны наибольшего сопротивление были окрашены в красный цвет, и, если присмотреться можно рассмотреть отдельные летательные аппараты и спутники, находящиеся над территорией РФ.

Особо футуристично смотрелись два десятка силовых сфер, накрывавших наиболее значимые города и зоны наибольшего сопротивления, с значительной концентрацией сил противника. К тому же над ними ярко сверкали спутниковые установки, периодически осуществлявшие точечную орбитальную бомбардировку транспортных узлов, аэродромов, ракетных установок стратегического назначения и систем ПВО.

Но наибольшее впечатления, оказывали серые щупальца двенадцати военно-воздушных групп вторжения альянса, вгрызающихся в территорию РФ глубиной до тысячи километров, и уже контролирующих миллионы квадратных километров вражеской территории.

Костяк этих групп составляли гигантские квадролёты-авиаматки нового типа, способные нести на своём борту до тысячи ударных беспилотников и рои вспомогательных дронов разного типа, управляемых пилотами операторами.

А над этим всем, виднелась голографическая фигура главы сил вторжения генерала армии Макартура, лично руководившего основными силами вторжения с борта флагманского квадролёта-авианосца, гордо носящего имя первого чернокожего президента США. Прямо сейчас авианосец парил на километровой высоте, и подходил вплотную к границам Московского сектора.

К этому моменту Макартур закончил первую часть немного помпезного доклада, состоящего из весьма оптимистических прогнозов и преступил к оглашению первых результатов.

Весь доклад, президент Гор сидел с непроницаемым лицом и лишь иногда кидал на Макартура не совсем приязненные взгляды.

— Таким образом, я могу с уверенностью рапортовать о полном завершении первой фазы операции «ДРОПШОТ-2» — сказав это, генерал посмотрел прямо в лицо президента и победоносно улыбнулся. — В связи с этим я хочу прямо сейчас инициировать начало второй фазы, включающую в себя вторжение воздушных десантных групп с высадкой спецподразделений на границах зон наибольшего сопротивления, и последующим за этим выдвижением сухопутных бронегрупп и войск ЧВК, для взятия под полный контроль оккупированных территорий противника.

Несмотря на бравурные заявления военного и заверения что 90 % воздушного пространства находится под полным контролем военно-воздушных сил альянса, президент Гор продолжал морщить лоб и не собирался довольно улыбаться, как большинство присутствующих. Вместо этого он кинул мимолётный взгляд на британского премьер-министра, будто ища поддержки, а затем посмотрел прямо в глаза чернокожему генералу и вкрадчиво заговорил:

— Перед тем как инициировать ввод больших групп живой силы, я хочу лично от вас получить полный отчёт о наших потерях.

Генерал Макартур явно такого не ожидал, и его взгляд устремились в пустоту, видимо прямо туда, где сейчас стояли его офицеры штаба. После нескольких секунд замешательства, перед глазами генерала побежал текст, случайно отобразившийся в автоматически транслируемом информационном поле мощного голографа.

Президент США и сам мог прямо сейчас просмотреть отчёт о потерях, и даже более того прямо сейчас на экране перед ним был выведен чат, отображающий точные цифры потерь, меняющиеся в режиме реального времени, но ему сейчас было нужно нечто иное.

Его неожиданная просьба несла в себе двойную функцию. Во-первых, она должна была остудить бравурный пыл генерала, который судя по приходящей информации в будущем намеревается приписать все победы себе и попытается стать конкурентом Гора на следующих президентских выборах, как кандидат от республиканской партии.

А во-вторых президента Гора действительно беспокоило нечто неосязаемо опасное витающее в воздухе и преследующее его в ночных кошмарах. Ему постоянно казалось, что всё происходящее уже произошло. Сформулировать что именно его беспокоит он не мог, но найти хоть какое-то реальное зерно, зародившее сомнения, страстно желал.

Тем временем генерал Макартур наконец взял себя в руки и начал неуверенно зачитывать:

— К данному моменту ВВС и ПВО противника сбили 12 % из общего числа всех наших беспилотных аппаратов разных типов, задействованных во вторжении. Общее число потерь составило 8.780 беспилотников и дронов. Кроме этого потеряны три сотни фронтовых штурмовиков и истребителей седьмого поколения управляемых илотами. А также русскими была отбита первая атака, предпринятая стратегическими бомбардировщиками прорыва, оснащёнными новыми технологическими системами маскировки «Стелс-2». Потеряно, больше трёхсот машин.

— Я хочу знать по какой причине были потеряны почти треть всех стелс-бомбардировщиков, на которые генштаб возлагал столько надежд? — внезапно спросил британский премьер-министр, прервав генерала на полуслове.

После этой реплики, с лиц присутствующих окончательно исчезли улыбки и все политики поняли, что у них на глазах начинается какая-то игра.

— Дело в том, что мы не предвидели что конкретно этот тип доставки бомб и ракет окажется наиболее уязвим. Оказалось, что русские системы ПВО, видят их на новых радарах и выделяют как приоритетные цели для зенитных ракет большой дальности. После почти полной потери первой волны, мы были вынуждены прекратить использование аппаратов, управляемых живыми пилотами.

— Значит это ваш стратегический просчёт? — не унялся англичанин и президент Гор невольно оскалился.

После кинутой реплики, глаза генерал расширились, и он замотал головой.

— Нет, это просчитались ведущие аналитики из пентагона. Они уверяли что стелс-бомбардировщики это самый действенный из видов нашего вооружения.

— Да, да, аналитики из пентагона, с большинством из которых генерал Макартур играет в гольф, а ещё он вместе с ними состоит в совете директоров одной мощной военно-промышленной корпорации, специализирующихся на выпуске бомбардировщиков, оборудованных системой стелс-2 — торжественно объявил президент, и в зале повисла тревожная тишина. — Хорошо, с этим всё ясно, а теперь расскажите присутствующим о остальных ваших промашках.

В этот момент чернокожее лицо генерала умудрилось покрыться пунцовыми пятнами, а затем побагроветь. Он явно был готов взорваться, но Гор именно этого и ждал. Впрочем, Макартур каким-то чудом смог взять себя в руки, и продолжил зачитывать заунывным тоном список потерь.

В акватории Чёрного моря был уничтожен Турецкий авианосец. Сводная группа ВВС Турции была частично рассеяна и вынуждена отступить, это позволило русским потеснить наши позиции на юге. В результате один из истребителей камикадзе прорвался к расположению резервной воздушной группы и атаковал соединение десантных квадролётов «Кондр». В результате над территорией Болгарии произошёл ядерный взрыв малой мощности, уничтоживший часть резервной группы вторжения армии ЮГ. По нашим данным, русскими использовался малый тактический заряд из старых запасов, не подвергшийся атаки боевых вирусов.

— Каковы потери личного состава?

— Более тридцати пяти тысяч военнослужащих, но большинство из них — это турецкие и албанские десантники.

— Что значит, но? То есть вы считаете, что жизни солдат наших союзников не так важны? — Президент обвёл взглядом молчащих глав государств альянса и буквально почувствовал, как вгоняет последний гвоздь в крышку гроба, хоронящего президентские амбиции генерала Макартура.

По залу пробежал возмущённый ропот. Напряжённое лицо генерала намекало он всё понял, но прямо сейчас начать оправдываться и спорить означало окончательно вогнать себя в полную жопу.

— Я думаю, нам не стоит все недочёты командования скидывать на Макартура — примирительно проговорил британский премьер. — Просто генерал находится на острие атаки и не видит общей картины, это повлекло за собой некую замыленность взгляда. Я предлагаю оставить Макартура командовать группой армии «Центр» и доказать делом что подобные просчёты больше не повторятся. А управление всеми военными силами альянса, можно передать главе генерального штаба генералу Монтгомери. В данный момент он более отчётливо видит всю картину и может минимизировать наши потери.

После предложения английского премьера, в зале установилась полная тишина и все присутствующие уставились на президента США.

— Пожалуй я склонен согласиться — проговорил Гор и скорчил весьма скорбную гримасу, там самым сделав вид что это решение далось ему с трудом. — Коллеги, я прошу вас проголосовать, за или против данного решения.

После слов президента, прошло быстрое голосование, и как отметил Гор ни один из трёх дюжин глав государств не осмелился проголосовать против нужного решения.

— Ну что же генерал Макартур, вы сами всё видели. Конечно это было трудное решение, но в данном случае необходимое. Так будет лучше для всей военной компании. А теперь я предлагаю вам продолжить развевать наступление на вверенном вам театре боевых действий, а мы с нетерпением будем ждать докладов о ваших будущих успехах. — После сказанного, Гор провёл по сенсорной панели управляющей информационным полем голографа и фигура Макартура исчезла.

Вот теперь мы посмотрим, кого республиканцы выдвинут кандидатом на следующих президентских выборах. После внезапного понижения, генерал точно не сможет стать бесспорной фигурой.

Президент продолжил хмуриться, при этом внутри, хваля себя за то как ловко воспользовался предложением британского премьера и убрал конкурента. И главное сделал это всего за миг до полного триумфа.

Дальше на информационном поле появился почти точно такой же зал подземного бункера, только находящийся в Японии. Там заседали главы государств, восточной части альянса, действующие с некоторой долей автономии.

На востоке и северо-востоке РФ дела шли не так хорошо, как на европейской части. Так уж получилось, что орбитальная бомбардировка там не велась, да и установок, создающих силовые сферы контроля над воздушным пространством, было задействовано всего несколько.

Из-за этого Япония потеряла два авианосца и один антигравитационный линкор гигантских размеров, возглавлявших одну из трёх ударных группировок. Впрочем, это не помешало силам альянса взять под контроль небо и начать высадку сухопутных сил Японии, Австралии, Южной Кореи, Индии, Канады и Пакистана.

Потери на этом направлении оказались наиболее болезненными, впрочем, это заранее спрогнозировали аналитики пентагона, и президент Гор относился к этому нормально, как и к тому что начавшие самостоятельное наступление Польские и Украинские войска не смогли войти в Крым и были отброшены, понеся большие потери.

Конечно сохранялась вероятность что находящийся в глубоком кризисе Китай с их ручной Северной Кореей могут вступить в игру, но на такой случай к берегам поднебесной максимально приблизился седьмой флот США, который пока не учувствовал в боевых действиях и был в резерве ставки.

Вот и сейчас президент слушал докладчиков, озвучивающих сводки боевых действий, а сам просматривал данные совсем другого доклада, произошедшего полтора часа назад.

В нём директор «НАСА» совместно с главой комитета обороны территории США, поведали о уничтожении всех межконтинентальных ракет, которые русские смогли выпустить по США и Европе.

Силовые щиты системы периметр сработали на все сто. Более 800 межконтинентальных ракет с ядерными боеголовками и около сотни сверхскоростных были остановлены. Лишь две боеголовки детонировали в нейтральных водах США и одна над территорией Японии.

Впрочем, уничтожение ядерной триады Российской Федерации ценой нескольких десятков тысяч случайных жертв, это неплохой результат. Хотя президенту, было жаль, что не удалось этого избежать.

А ещё жаль, что агенты влияния, которых успел внедрить смещённый два года назад со своего поста бывший президент РФ Борисов, не смогли внедрить вирусы во все боевые системы Русских. Кроме того, кое-что сработало не так как предполагалось.

Президент США очень жалел, что Борисов не остался у власти. В этом случае победа была бы достигнута ещё быстрее.

А ещё русских удалось переиграть в космосе. Во-первых, они прошляпили что за программой запуска и размещения на низкой орбите, 37 станций климатического контроля, спрятались боевые установки орбитальной бомбардировки.

Очень странно получилось, украденные из «Сигнала» технологии, теперь позволяли победить тех, кто сам не смог ими воспользоваться.

Российский экипаж «МКС-2» был нейтрализован, и прямо сейчас космические истребители в автоматическом режиме уничтожают военные и телекоммуникационные спутники РФ, способные повредить альянсу.

Огорчила президента только одна весть, пришедшая из космоса. Погибла боевая группа астронавтов США, пытавшихся захватить станцию «МИР-5». Русские космонавты взорвали станцию, уничтожив абордажный шаттл.

Но самая главная цель достигнута, русских больше не осталось в космосе, а это значит, никто больше не помешает реализовать все космические амбиции США.

Когда очередное совещание прекратилось, технической службой был объявлен короткий перерыв и некоторые главы государств отправились в свои апартаменты, находящиеся на глубине 800 метров.

Но сам Гор никуда не ушёл, он ждал, когда к нему подойдёт британский премьер. Лорд Глостер не заставил себя ждать и через несколько минут уже сидел на место личного секретаря.

После этого президент подал знак службе безопасности и за столом вокруг его сектора появилось поле, гасящее любое записывающее оборудование.

— Поздравляю! — с ходу начал англичанин.

— С чем? — делано удивлённо спросил Гор.

— С избранием на второй срок.

Президент США кивнул и невольно улыбнулся.

— Вас я тоже поздравляю. Теперь именно британец руководит всеми войсками вторжения, а значит он будет тем, кого запишут в официальные победители русских.

— И это правильно. Так уж получается, что хоть и исторически, но именно мы должны завалить русского медведя.

— А навсегда ли у нас получится это сделать?

— Теперь я могу сказать точно, что навсегда — уверенно сказал лорд Глостер. — Через каких-то два-три года РФ будет разделена на 30–40 национальных автономий и мелких полугосударственных формирований, находящихся под контролем совершенно разных стран. И я вас уверяю, что даже китайцы примут участие в дележе того, что останется от этой зарвавшейся недоимперии.

— А правильно ли давать другим возможность пользоваться результатами наших трудов? — Гор озвучил вопрос, который терзал его почти сутки.

— Может это и неправильно, но это полезно. Получение новых территорий за Амуром успокоит китайского дракона на несколько лет и усыпит его бдительность. Китай и не заметит, как останется совсем один, а дальше придет его черёд.

— И Английский флаг снова будет реять над поднебесной — пробормотал Гор и поцокал языком, мелодию британского гимна.

Его совершенно не удивили слава британского премьер-министра, ведь англичане всегда славились умением, просчитывать все свои шаги на долгие годы вперёд с проработкой стратегии на столетия.

— Уверяю вас, британский флаг нам там не нужен, а вот ресурсы Китая понадобятся всем. А его раздел на десяток частей уж точно никому не помешает. — Лорд Глостер осмотрелся по сторонам и вкрадчиво продолжил: — Но я подошёл не для того чтобы обсуждать будущее государств конкурентов, сейчас мы должны прояснить пару вопросов, касающихся наших стран.

— Я готов, говорите — сказал президент США, примерно понимая темы предстоящего обсуждения.

— Первый вопрос, это воплощение в жизнь нашей маленькой договорённости о предстоящей работе международных корпораций по освоению бывших территорий РФ. Мне кажется, что войска ЧВК, именно наших с вами коммерческих структур, должны войти первыми, вместе с десантом и броне-кулаками ударных армий. Мы должны застолбить за собой самые лакомые кусочки.

— Я полностью согласен, но не кажется ли вам что мы слишком рано начали делить шкуру раненого медведя? — сказав это, президент посмотрел в глаза премьеру.

— Нет, мне так не кажется. Этот медведь будет повержен в течении трёх-четырёх ближайших суток, и ему уже точно не встать. А если мы хоть на миг промедлим, то плодами наших усилий воспользуются другие.

— Да, гиены набегут быстро — проговорил Гор раздражённо. — Вы знаете, ко мне утром пробился президент Украины и настоятельно просил, чтобы Крым достался именно им. Он даже не в курсе что полуостров давно обещан Турции, с условием что его часть будет навсегда отдана под наши базы.

— Ничего, пускай будет в неведении. «Собака не должна знать куда идёт пастух».

Президент США выслушал древнюю поговорку и невольно ухмыльнулся.

— Кстати, а какую тему вы ещё хотели обсудить?

После этого вопроса, британский премьер достал планшет трансформер и вывел на развернувшийся экран карту Московской области. Затем он обвёл небольшой участок на периферии и шёпотом заговорил:

— По данным наших спецслужб именно здесь находится некая секретная установка русских, которая может нам помешать воплотить в жизнь все наши планы.

Эти слова заставили президента Гора подобраться и перед его глазами непроизвольно пробежали образы разбомбленных американских городов, видимые им во сне.

— У меня такое ощущение, что этот разговор уже был — проговорил он шёпотом.

— Всё это когда-то уже было — сказал британский премьер таинственно, и ещё раз обвёл небольшой сектор на карте.

— Что вы хотите?

— Я хочу, чтобы именно этот сектор перешёл под контроль английских спецслужб. Группы британского спецназа его прочешут, разберут там всё по косточкам и найдут корень зла.

После этих слов президент Гор уставился на обведённый красной линией участок и завис на пару минут.

— Хорошо, я согласен выдать вам полный карт-бланш, но с одним условием. Вся информация по этой секретной установке, должна оперативно оказываться у меня на столе.

Глава 13. Перекрёсток реальностей (1).

2045 год. «Шилов».

Когда Шилов перебирался через дыру в побитом болтами толстенном стекле, заметил несколько помещений, закрытых такими же пронизанными армирующей проволокой стёклами.

— Зачем эти перегородки? — озвучил он, непроизвольно родившийся вопрос.

— Да кто его знает. Эта часть комплекса построена сразу после войны. Жена Алфёрова говорила, что раньше здесь были биологические лаборатории, изучающие мутацию живых организмов. Программу курировал лично Берия. А после прихода Хрущёва к власти, исследования свернули. Я сам сюда забредал только один раз. Вскрыл древний оружейный арсенал, растравил датчики движения и сразу свалил.

В голосе капитана ВДВ, Шилов уловил напряжение.

— Колись Сухов, что тут не так?

Услышав просьбу вдвшник, напрягся и покачал головой.

— Да видится тут всякое. Не хочу вдаваться в подробности, но прямо сейчас за этими прозрачными стенами я вижу призраков. И выглядят они как зомби из фильмов ужаса.

Сухов направил фару на очередную прозрачную стенку и осветил большое помещение, с исцарапанными стенами.

— И что, там прямо сейчас кто-то есть? — спросил Шилов, постепенно перестающий удивляться, всяким необъяснимым штукам.

— Да, есть. И лучше бы я этого не видел. А то потом снится всякое.

Минут через десять они добрались до перехода. На этот раз стена, окружающего комплекс хроно-пузыря, вела себя спокойно, и лишь едва колебалась вперёд-назад на пару сантиметров.

— Странно — сказал капитан Сухов и провёл рукой над похожей на водную гладь поверхностью, при этом его палец едва дотронулся до неё, и в этот миг на надетом на сегмент экзоскелета браслете, ярко зажглось зелёное колечко. — А это что за хрень? — удивлённо пробормотал он.

— Не знаю, но, когда в прошлый раз я видел пронумерованных, у них у всех браслеты были активированы. Покажи Алфёрову, может он поймёт, что это значит — посоветовал Шилов и протянул руку Сухову. — Ну что капитан, я пошёл. Надеюсь скоро увидимся.

Вдвшник машинально пожал руку, и Шилов заставил себя сделать шаг сквозь преграду. Стараясь на оглядываться, он отвернулся и начал быстро удаляться. Сейчас он снова почувствовал, как устал и боялся только одного, что желание сразу вернуться заставит смалодушничать.

Альфа обнаружилась сразу за поворотом. Она сидела на старом кожаном диване, видимо выволоченным из грубо вскрытого помещения, и уплетала тушёнку из огромной банки, умело работая штык-ножом. При этом девушка смотрела на огонь, чьи язычки вырывались из пустой бочки.

— Долго ты — с ходу предъявила она.

— Сколько тут прошло времени? — озабоченно спросил Шилов, помнящий о сроках.

— Четырнадцать часов.

— Это хреново. В пузыре прошло часа четыре.

— С кем воевал? — поинтересовалась Альфа и Шилов понял, что она смотрит на отметки оставшиеся на местах попадания осколков бетонной шрапнели, кое где видневшиеся на броне.

— Да это так, с капитаном Суховым слишком горячо поздоровались.

— Ясно. Тушёнку будешь? — спросила Альфа и указала на раскрытый ящик, чьи внутренности были до краёв залиты подсохшим солидолом, под слоем которого проглядывались жестяные реверсы полукилограммовых банок. — Сталинский резерв. Самой молодой банке 103 года.

Шилов отрицательно покачал головой, при этом пустой желудок возмущённо забурчал. Затем он перевёл взгляд на Альфу и улыбнулся.

— У тебя волосы отрасти успели? И рука — удивлённо пробурчал он.

— Саня, ты что забыл я ж модифицированная от макушки по самую пятую точку и ниже. Это уже второй мой ящик тушняка. Колония нанитов получила питание и работает в поте лица. Ещё сутки такой диеты и я полностью восстановлюсь. — Девушка подняла руку, затянутую свежей полупрозрачной кожей, из-под которой проглядывались синеватые синтетические мышцы. Затем она пригладила огненно-рыжую шевелюру, переросшую стадию ежика. — А волосы — это пробочка.

— Это хорошо, что быстро восстановишься. А вообще, как тут? Всё тихо?

— Здесь тихо, кроме призраков нквдшников в кожаных плащах, никого не видела. А вот там, происходит нечто нехорошее. — Альфа показала на сводчатый потолок туннеля. — Ох чую я Саня, что-то новое грядёт. Война идёт, даже сюда несколько раз толчки приходили. Кстати, как там Алфёров, сказал, что дальше делать?

— Да сказал. Всё закачано в цифровой накопитель экзоскелета.

Среагировав, Альфа отложила почти пустую банку тушёнки, и Шилов увидел, как яростно заморгала сенсорная панель ввода команд на поднятом забрале шлема, мгновенно перешедшая под внешний контроль.

— Ну что там? — спросил он через пару минут, не выдержав.

— Куча разной инфы. Нарезка из разных источников выловленная из инфополя 2021 года. Это словно слепок всех хроно-изменений, взятый за несколько дней. Короче, надо разбираться — задумчиво сообщила Альфа, которая в это время махала перед собой руками, словно копаясь в невидимых Шилову менюшках с папками и изображениях. — Поговорить бы с Алфёровым, он наверняка уже что-то накопал.

— Можешь попытаться сходить — предложил Шилов.

— Не Саня, это не вариант. Я пыталась пока тебя не было. Стоит только приблизиться к стене, так её начинает штормить, аж до появления пузырей. А ещё жар такой идёт что можно без баньки пропотеть. Чую, сейчас мой заход до добра не доведёт.

— Ну тогда пошли наверх. А с остальным будем разбираться по ходу пьесы — нетерпеливо заключил Шилов, чувствующий, что ему надо держаться подальше, от места где скрылась его семья.

— Пошли — согласилась Альфа и указала на запакованный ящик с тушёнкой. — Только его прихвати.

— И зачем нам эта древность? — пробурчал Шилов, но ящик взял и положил на плечо.

— Ты что забыл? У нас там кот Матрос не кормленый. Ведь наверняка уже всё заточил что в БТРе нашёл и теперь ругает нас последними кошачьими ругательствами. Раз приручил скотину, так надо надо кормить.

В ответ Шилов кивнул и в этот момент пол начал вибрировать. Локальное землетрясение, обозначавшее приход новой хроно-волны не заставило себя ждать, и в самый его пик, ожило пламя в почти потухшей бочке и на метр взвилось вверх.

***

2045 год. «Альфа».

После прихода новой волны, Альфа ощутила нечто странное, словно где-то очень далеко появилась некая точка притяжения, а ещё перед глазами успели пронестись образы.

Стены туннеля исчезли, а вокруг появилось беспредельное космическое пространство, с разноцветными звёздами и мелькающей вдалеке Землёй. А совсем вблизи, мимо неё проносился пук перекрученных тросов, идущих к сегментам разбитой космической станции.

Последнее что она успела увидеть перед тем как наваждение пропало, это промелькнувший рядом труп космонавта, с эмблемой станции МИР-5 на плече лёгкого скафандра.

Новый контакт — сразу поняла она и посмотрела на Шилова который кинул ящик, и держа у плеча электромагнитную винтовку, озирался по сторонам.

— Что видел? — с ходу спросила Альфа.

— Чертовщина какая-то. Вертолёты, высаживающие десант, перестрелка и люди в чёрных разгрузках с автоматами.

— Похоже всё снова изменилось. Надо спешить — пробормотала Альфа и не забыла напомнить Шилову о кинутом тушёнке.

А дальше они почти бежали по туннелям, коридорам и лестничным пролётам. Сложность возникла на месте обрыва проржавевшей лестничной конструкции. Частично восстановившаяся Альфа смогла допрыгнуть до покосившейся площадки, а вот Шилову закованному в трёхсоткилограммовый бронированный экзоскелет, пришлось забираться по остаткам креплений, торчавших из покрытых застарелыми потёками железобетонных стен.

Кот Матрос их встретил наверху у входа в лифт, и сразу же возмущённо высказал на своём воющекошачьем всё что о них думает. Как он выбрался из закрытого БТРа, было непонятно. Успокоился кот только после того как перед его носом вывернули вскрытую банку тушёнки.

После того как десантный отсек побитого БТРа открылся, Альфа выволокла оттуда остатки разобранных ищеек и принялась собирать, разорванного в бою, поскуливающего робота. При этом она вывела перед собой все каталоги с информацией выданной Алфёровым и внимательно её штудировала в поисках ответов.

Уже через десять минут она вывела что первая хроно-волна пришла от некого нового источника, появившегося в 2021 году. И этот источник точно не был связан с Сереньким иди Северским.

Закончив с первичным анализом и сбором ищейки, Альфа посмотрела на Шилова, который после подъёма наверх подключил экзоскелет к силовому кабелю БТРа и сразу уснул, привалившись бронированной спиной к круглому колесу.

— Саня, я знаю какое задание надо дать нашим в прошлом.

— Ну и какое? — спросил мигом проснувшийся Шилов, а устроившийся на сочленениях экзоскелета наевшийся кот возмущённо заурчал, требуя тишины.

— Я знаю практически точное местоположение объекта, отправившего первую волну, надо передать инфу Серому, пусть принимает меры, для устранения новой переменной, иначе всё что они делают в прошлом может накрыться медным тазом.

— Ясно. Опять Серому придётся резать и убивать — пробормотал Шилов и поднялся. — Ну и как будем передавать инфу?

— Не знаю, но чую что скоро всё прояснится. А пока надо выполнить просьбу Алфёрова и организовать хоть какую-то охрану подземного комплекса.

— Да какая с нас охрана? БТР надо чинить, а наверху прекратили шуметь, похоже всё закончилось, и отнюдь не в нашу пользу.

— Ничего Саня, прорвёмся. Есть у меня пара мыслей. Авось прокатит. Так что готовься, надо выползать наружу.

— Солдат всегда готов — обречённо проговорил Шилов и в этот момент Альфе показалось, что она уловила в его голосе тень безразличия.

Закончив сборы, они выбрались с восстановленной ищейкой наружу, оставив кота охранять БТР и их скромные пожитки. До местоположения экспериментальной установки связи «Луч» было всего полтора километра, так что напарники решили прогуляться пешком.

На этот раз Альфа облачилась в полный комплект легкобронированного костюма хамелеон, оставшегося от исчезнувшего црушника. Кроме этого она реквизировала у Шилова крупнокалиберный «Кольт 2031» и взяла с собой трофейную катану.

После контакта с установкой прерывания временного потока, находящейся в прозрачном контейнере, оружие получило необычные свойства. Теперь при активации, вделанный в длинную рукоять небольшой накопитель энергии, начинал выдавать на силовую кромку лезвия максимальное напряжение, при этом он перестал разряжаться и таким образом отпала надобность таскать с собой пояс с цепочкой дополнительных батарей.

Альфа не знала сколько продлится это артефактное явление, ведь оно было совершенно необъяснимо научно. Впрочем, после того что с ними случилось за последние дни, она совсем перестала удивляться.

Шилов так и не снял тяжёлый бронированный экзоскелет «Рейнджер-8», укреплённый керамидовым каркасом. За спиной он закрепил огромный рюкзак, в который Альфа заставила засунуть контейнер с прерывателем временного потока.

— Пригодится — коротко объяснила она.

В руках опер сжимал хладогенные ствольные накладки электромагнитного автомата «М-180» стреляющего вольфрамовыми болтами, для лучшего разгона заключёнными в ферритовые оболочки.

Вышедшая из каменной стены парочка выглядела необычно. При свете восходящего солнца, силуэт Альфы сливался с окружающей средой и словно перетекал, а стоило ей замереть так и вовсе растворялся. А рядом топал закованный в камуфлированные латы воин, с перевёрнутой цифрой «13» на массивном шлеме.

Первым делом Альфа вышла в сеть при помощи планшета-трансформера и замерла, не доверяя тому что обнаружила.

— Что там? — нетерпеливо спросил Шилов.

— Похоже всё снова поменялось. В новой версии реальности война пока не началась.

— Значит те две волны что-то поменяли. Может зря я своих упрятал под землю? — с сомнением в голосе проговорил Шилов.

— Нет, не зря. — Альфа покачала головой. — Похоже произошёл откат горизонта событий минимум на сутки или чуть побольше. Судя по косвенным признакам, совсем скоро всё снова повторится, хотя и с некоторыми незначительными вариациями. Война начнётся в любую минуту.

— Значит войны не избежать — печально проговорил Шилов, которого первое известие явно приободрило.

Альфа сразу догадалась, что он наверняка уже начал строить планы как вытаскивать своих из подземного комплекса, а она своими прогнозами всё обломала.

— Да, такой глобальной угрозы точно не избежать при помощи прихода мелких хроно-волн, на этот раз в прошлом должны произойти глобальные изменения.

— Ну тогда пошли менять. — Шилов решительно закрыл забрало шлема, и обойдя Альфу, побрёл вперёд, сканируя инфракрасным визором заросли высоких кустов.

* * *
До периметра секретного объекта они добрались через пол часа, за это время солнце поднялось над горизонтом. Объект располагался на берегу речки, недалеко от моста, а на другом берегу находился тот самый городок, где Шилов в прошлый раз потерял семью и где они лицезрели призрак несостоявшегося Армагеддона.

Охранный периметр объекта представлял из себя ряд невзрачных столбиков, между которыми натянута сетка, подключённая к датчикам движения. Кроме этого кое где виднелись камеры слежения, направленные на узкую область запретной полосы. Дополняли картину таблички с грозно предупреждающей надписью: «ОСТОРОЖНО МИНЫ». Впрочем, в их реальное наличие Альфа не верила.

— Будет сложно — в слух проговорила она, отлично понимая, что подключиться к спрятанной под землю установкой, так просто не получится.

Слишком уж большое расстояние, для её новых талантов электронного взлома. Конечно можно начать по одной отрубать системы слежения и датчики движения, но это плохой вариант. Наверняка за объектом следит специально выдрессированная нейросеть, которая в случае систематических сбоев поднимет тревогу.

— Не пойму. Это же система связи с космическими объектами. А где тут антенна или нечто похожее на неё? — спросил Шилов, вглядываясь в покрытый выцветшей травой и кустами бугорок, прикрывающий железобетонные перекрытия бункера.

— Саня, это экспериментальная установка. Судя по спецификациям, технология взята всё из того же «Сигнала», с которым работал Северский.

Устройству не нужны внешние антенны и уловители волн. Передача данных осуществляется совершенно по иному принципу. В специальной разгонной центрифуге квантовой установки создаются условия для создания частиц дублёров, полностью синхронизированных квантовым полем и имеющие общее магнитное поле.

После синтеза их разделяют и помещают в специально созданные устройства. Способные оказывать воздействие на их магнитное поле и считывать малейшие колебания. Как ты, наверное, уже понял если воздействовать на одну частицу, то её дублёр в точности повторит все колебания. И как недавно выяснилось расстояние между ними не играет никакой роли. Причём информация передаётся намного быстрее скорости света.

— Но это же невозможно? — удивлённо пробурчал Шилов.

— Саня, а тебе не кажется, что вокруг нас творится так много невозможного, что уже пора перестать округлять глаза? — Альфа вымученно улыбнулась. — Сама информация, приходящая из сигнала, приходит откуда-то извне нашего мира. Все технологии — это рывок в будущее. Я могу уверенно утверждать, что те силовые сферы что недавно закрывали небо над Москвой, и установки орбитальной бомбардировки, тоже взяты из сигнала.

— Ты права, надо переставать удивляться — согласился Шилов. — просто реально не верится, перемещение сигнала, выше скорости света.

— Ничего, я, пожалуй, смогу тебя ещё сильнее удивить. В том блоке информации что ты принёс, я нашла одну интересную теорию, изложенную Алфёровым. Он предположил, что если развить технологию квантового дублирования, и научиться строить из частиц структуры, то с помощью получившихся устройств можно будет передавать не только информацию, но и энергию и даже материальные объекты.

— Ты имеешь ввиду, что возможно создать телепорт?

— А почему бы и нет. Мы же научились создавать новые временные континуумы и влезаем в сам ток хронопотока. Так что если в ближайшее время землю не поглотит ядерный Армагеддон, то через десять-двадцать лет первый телепорт можно будет опробовать в реале.

Шилов явно был обескуражен таким заявлением, и Альфе даже показалось, что донимающие его думы о семье на какое-то время отступили на второй план. Впрочем, именно этого девушка и добивалась, ибо кислая рожа напарника, её начинала раздражать.

— Значит возможность быстро добраться до иных звёздных систем — это реальность, а не фантастика — после минутного раздумья, мечтательно выдал Шилов.

— Ну это не совсем так, чтобы закинуть к соседней звезде установку телепортации, туда нужно будет как-то долететь. А с нынешними технологиями освоения космоса, это займёт столетия. Да и энергию на перенос материальных объектов, нужно очень много. Пока её взять просто неоткуда. — Альфа немного успокоила разыгравшееся воображение напарника. — Эту проблему могут решить реакторы холодного синтеза, но из-за нашей игры со временем, все опытные образцы реакторов оказались заперты в хроно-пузырях.

В ожидании окна возможности, Альфа около часа рассказывала Шилову о всяких фантастических технологиях, и о теориях Алфёрова. В какой-то момент она заметила, что это переключило сознание напарника на происходящее вокруг. А именно это ей и было необходимо.

Тем временем, имплант прокрутил все варианты взлома, и выдал вердикт, что, не привлекая внимание проникнуть в объект не удастся.

После этого уныние напало на саму Альфу. А когда она решила, что никакой возможности не осталось, началось то что она предсказывала.

Это было похоже на дежавю. На миг само время будто застыло, а затем по всем радио и телевизионным частотам начал вещать диктор, оповещающий граждан страны, о грядущем нападении на Российскую Федерацию, альянса демократических стран.

Глава 14. Перекрёсток реальностей (2).

2045 год. «Альфа»

Прошло пару минут и небо прочертили инверсионные следы, от десятков запущенных ракет и взлетевших самолётов, а затем первый раз неярко проявился силовой купол, не дающий вылететь из зоны не одному летательному аппарату. Несколько ярких вспышек сверкнули в облаках, и до ушей Альфы донеслись раскаты взрывов.

— Пора — прошептала она и решительно потянулась цифровым щупом к охранным системам бункера.

Альфа отчётливо понимала, следящая нейросеть поднимет тревогу, но надеялась, что в свете происходящего никто не обратит внимание, на один из сотен аварийных сигналов, моргающих на одной из схем, расположившихся на стенах, в информационном центре генерального штаба.

Войдя в систему, она легко взломала процессоры умных камер слежения. А вот с системой датчиков слежения пришлось повозиться, взламывать там было нечего. Простейшие электрические цепочки удалось разомкнуть, с трудом дотянувшись до спрятанного под землю распредблока, оборудованного примитивной системой управления.

После этого, Альфа приказала Шилову с ищейкой наблюдать за подступами, а сама забралась в огороженный сеткой периметр. Пройдя пару сотен метров, она добралась до замаскированного кустами спуска к массивным гермодверям, и замерла, не зная, что делать дальше.

Оказалось, что охранная нейросеть заметила вторжение и активировала хитрый запор, закрывающий проход внутрь секретного объекта на 6 часов. При этом система активировала простейший механический вычислители времени, исключающий любую попытку цифрового взлома.

Пока Альфа обдумывала, что делать дальше, в небе появился клин ударных беспилотников альянса, после чего там закипел настоящий воздушный бой. Прошло ещё несколько минут и из космоса прилетел первый оранжевый луч, обозначающий цель орбитальной бомбардировки.

Уже отчаявшись установить связь с объектом, Альфа легла на заросший дёрном спуск, и направила поисковый щуп вертикально вниз, а там внезапно обнаружила запасной терминал программирования, находящийся на восьмиметровой глубине.

«ВОЗМОЖЕН ВЗЛОМ ОБЪЕКТА»

«ВОСПОЛЬЗУЙТЕСЬ УНИВЕРСАЛЬНЫМ КРИПТО-КЛЮЧОМ»

Сообщения, часто заморгали в интерактивном поле импланта, а снизу появился список возможных команд.

«ДА: НЕТ».

Инициировав взлом, Альфа невольно прикусила губу от волнения. Перед глазами появилась медленно заполняющаяся шкала, тут же окрасившаяся в оранжевый цвет. Взломать терминал удалось только с пятой попытки.

Простенькая менюшка вывела единственный пункт, доступный для взаимодействия с системой «Луча».

Войдя в сенсорное взаимодействие, Альфа активировала единственный канал межпространственной связи и словно цифровой аквалангист нырнула в него.

В тот же миг модифицированное тело пронзил разряд, пришедший из-под земли, а затем Альфа увидела себя со стороны. Её тело на глазах таяло, превращаясь в серебристый дымку, причём создавалось стойкое ощущение, что если сейчас подует ветер, то эта дымка без следа развеется.

Чувство опасности захлестнуло сознание. Затем её буквально бросило в информационном поток, и там полностью растворило. Альфа увидела перед собой обзорный экран, по котором неслась лесная дорога, с мелькающими по обочинам деревьями.

М в этот миг она ощутила вкус его крови у себя во рту. А в нос ударил едкий запах жжёного пороха.

— Серенький — проговорила Альфа, почувствовав его тело и после этого сознание девушки практически отключилось.

Серый что-то спрашивал, а она отвечала. Затем она потребовала от него решить проблему и даже начала перекидывать ему базу данных выданную Алфёровым. Альфа потеряла чувство времени, но в какой-то момент канал тактильной связи исчез, так же неожиданно, как и появился, оставив ноющую пустоту в груди девушки.

— Я всё сделаю, а после приду за тобой — это были последние слова Серенького которые она смогла понять.

После этого забытьё продолжило удерживать сознание ещё какое-то время, и все попытки импланта пробудить носителя, тонули словно в бездонном омуте.

А затем глаза Альфы резко раскрылись. И то, что она увидела, повергло её в шок. Изображение, пришедшее с подключённого к «Лучу» гамма-телескопа, удручало своей нереальностью.

Космической станции «МИР-5» больше не существовало в том виде какой она её помнила. Взорванные модули и сегменты образовали нечто похожее на застывшее торнадо, кружащееся в космосе довольно далеко от Земли.

И всё это не распадалось окончательно только из-за сцепки длинных тросов, обвивавших остатки станции.

Что за катастрофа произошла в космосе она не понимала, но всего за минуту наблюдения, увидела минимум двух зависших в невесомости космонавтов в скафандрах, не подающих признаков жизни, причём один из них был астронавтом США.

Вокруг развороченных модулей кружилась уйма кусков разбитого оборудования и целые рои мелких осколков, а еще на пределе видимости мелькал сильно повреждённый американский шаттл, медленно облетающий скопление по эллипсоидной орбите.

Подключив поворотный механизм гамма-телескопа, Альфа настроила его на показ Земли и активировала составления схемы расположения всех рукотворных аппаратов, находящихся в космосе. А пока шёл процесс, подключилась к аудиоканалу астрономического модуля и быстро заговорила:

— Земля, вызывает станцию «МИР-5», если меня кто-то слышит, срочно ответьте. Земля, вызывает станцию «МИР-5», если меня кто-то слышит, срочно ответьте. — Повторив вызов десяток раз она замолчала, но ответа не последовало.

Бессильное отчаянье на миг заполонило сознание, и она почувствовала, как пальцы выдрали пучок травы из покрытого дёрном спуска.

Всё что она хотела сделать при помощи системы «Луч» летело в тартарары и теперь придётся выдумывать другой план.

— Земля вызывает станцию «МИР-5», если меня кто-то слышит срочно ответьте — проговорила она ещё раз, предварительно поставив трансляцию на запись, а затем активировала её на постоянный повтор.

А в это время перед глазами прорисовалась составленная схема космической группировки, зависшей над территорией Российской Федерации.

Над евразийским континентом на разных орбитах висело более двух тысяч спутников. Большинство входили в сетки информационных системы, осуществляющих передачу данных, но кроме них имелась куча спутников слежения, наличие которых свидетельствовало о вторжении.

А ещё, на низкой орбите замерли 37 погодных установок, которые судя по вспыхивающим оранжевым лучам, прямо сейчас осуществляли орбитальную бомбардировку РФ.

Отдельно выделялась сеть российских спутников, помеченных зелёненькими значками. Причём прямо на глазах эти значки гасли, один за одним. Выделив заинтересовавший её участок космоса, Альфа приблизила изображение и увидела, как к одному из российских спутников приближается странный аппарат, отдалённо напоминающий станцию навигации ВМФ США.

Подлетев на расстояние трёх километров, аппарат стабилизировал орбиту и выпустил небольшую ракету, через минуту поразившую спутник связи. Отметив космический истребитель, Альфа дала команду выделить подобные аппараты, и поисковая нейросеть тут же подсветила красным два десятка станций истребления.

Вычислить через сколько времени РФ останется без космической группировки не составило труда. Где-то через два часа над территорией Евразии не останется ни одного аппарата, не подконтрольного альянсу демократических стран.

Первоначально у Альфы был план как этого избежать, но огромную роль должна была сыграть именно станция «МИР-5» с её опытным экипажем. Как действовать дальше она просто не понимала, ведь по-другому подключиться к космической группировке просто невозможно.

Альфа навелась на станцию «МКС-2», зависшую над территорией РФ словно огромный паук. После постройки «МИР-5», большой экипаж Российских космонавтов оттуда ушёл и там оставались три-четыре учёных занимающихся экспериментами в лабораториях Российского сегмента. Наверняка сразу после начала интервенции их изолировали и лишили возможности как-либо повлиять на ситуацию. А как помнила Альфа из истории прошлого варианта оккупации, никто из стран имеющих доступ к космосу, не пришёл РФ на помощь.

— Земля! Земля! Это станция «МИР-5». Приём — совершенно неожиданно хриплый девичий голос ворвался в открытый канал связи, повторил скороговоркой мантру вызова два раза, и тут же надсадно закашлялся.

— «МИР-5», что у вас происходит? Что со станцией? — воскликнула Альфа, почувствовав, как лучик надежды дотронулся до сознания.

— Земля, кто со мной говорит? — спросила вышедшая на связь девушка, когда откашлялась.

— Оператор связи, системы «Луч». Позывной «Альфа» — скороговоркой ответила Альфа и нахмурилась. Судя по строгому голосу, девушка на том конце не собиралась сразу идти на полный контакт.

— Альфа?! Не знаю такую — внезапно заявила она. — Прошу зачитать ваш индикационный айди, иначе связь будет прервана.

Альфа была готова к такому повороту событий и вывела перед собой взломанную базу данных с айди операторов и программистов, взаимодействующих с сигналом. Выбрав самую верхнюю из дюжины строчек, она быстро перечислила все цифры и буквы.

Всего в строчке было 54 символа. Альфа понимала, что девушка навряд ли их проверит, но вот сосчитать правильное количество, безусловно сможет.

— Всё верно, айди принят — сказали на том конце, когда Альфа закончила. — Только вот одна неувязочка, это мой личный айди, который я знаю наизусть.

Услышанное не вдохновило. Похоже единственная вышедшая на контакт с уничтоженной станции «МИР-5», готова вот-вот сорваться с крючка. И надо же было Альфе из всех операторов, взаимодействующих с «Лучом», попасть именно на хозяйку, случайно выбранного айди.

Молниеносно прокачав сложившуюся ситуацию, Альфа снова нашла нужную строчку взломанной базы данных и прочла короткую сноску под айди.

Анна Алфёрова — программист проекта «АЛ»

Знакомая фамилия, перетряхнула все данные собранные в голове Альфы, и имплант тут же порекомендовал выбрать определённый паттерн поведения, с готовым отключиться контактом.

— Анна, я знаю, станция разрешена, но я хочу спросить. Ты знаешь, что прямо сейчас творится на земле? Посмотри на схему расстановки космических аппаратов, над территорией РФ. Ты что не понимаешь, что это война, и прямо сейчас доступ к «Лучу» имею только я, единственный авторизованный оператор генерального штаба, находящийся прямо на объекте.

Молчание на том конце затянулось на несколько минут, и Альфа всё это время с надеждой смотрела на зелёную иконку, указывающую на открытый канал связи со станцией. Если эта иконка посереет, то это будет означать что с той стороны обесточили приёмный элемент и с Земли связь уже не восстановить.

— Как я пойму, что со мной разговаривает не враг? — внезапный вопрос девушки заставил Альфу улыбнуться.

— Я знаю лично твоего отца и мать, знаю, что твои старшие братья служат в вооружённых силах РФ, один танкист, второй лётчик.

Выдав эту информацию, Альфа рисковала, ведь вся инфа о семье Алфёрова пришла от Шилова и от короткого личного контакта с учёным и его женой в подземном комплексе. А про то что у Алфёрова оказывается есть дочь, она догадалась, сопоставив фамилии и близость установки «Луч» к подземной лаборатории.

— Когда ты их видела последний раз? — Услышав вопрос, Альфа почувствовала, что он с подвохом.

Имплант тут же вывел перед ней несколько вариантов нейтральных ответов, но все они были враньём, и несли лишь одну функцию успокоить контактёра. Молниеносно приняв решение, Альфа решительно свернула меню подсказок, выдаваемых коммуникационным ботом.

— Я лично видела твоих родителей, чуть больше суток назад — сказала она, решив отвечать правдиво.

И как только последнее слово ушло на ту сторону, зелёная иконка контакта, моргнула и потухла, став серой.

Увидев это, Альфа скрипнула зубами и услышала, как где-то высоко над головой начали взрываться межконтинентальные ракеты, так и не преодолевшие стену силового купола.

Это полностью повторяло события, произошедшие накануне. Именно после этого орбитальная бомбардировка достигнет своего апогея. Буквально через час, все электростанции, узлы связи и развязки основных путей сообщения, перестанут существовать. А через два часа по территории расположения танковой дивизии ударят оранжевые лучи, уничтожив последний шанс, хоть как-то организовать охранный периметр над подземным комплексом.

А после увиденного в инфе скинутой Алфёровым, она не сомневалась, те кто надо, о наличии квантовой установки уже знают, и высадка спецназа альянса по точным координатам, это только вопрос времени.

Прошло несколько минут. Но иконка контакта так и осталась неактивна. За это время, Альфа прошерстила доступную базу данных терминала, но не нашла ничего, кроме списка сеансов связи и времени, затраченного установкой «Луч».

Кстати получалось, что эта Анна, пользовалась устройством очень часто и передавала на станцию «МИР-5» миллионы терабайтов зашифрованной информации. Значит этот проект «АЛ» некий банк данных, по какой-то причине созданный в космосе.

Альфа попыталась выяснить что это за проект и зачем создан, но в скупых крохах записей автоматического регистратора, ничего не обнаружила. А когда миллионы однотипных строчек заполонили сознание, серая иконка связи снова активировалась.

— Что они делали? — спросила девушка на том конце, и Альфа сразу поняла кого она имеет ввиду.

— Работали. Пытались справиться с последствиями, вязанными отправкой квантовых слепков сознания в прошлое.

— Значит они провели первый эксперимент без меня? — проговорила девушка и Альфа уловила в её словах скрытую обиду.

— Да, эксперимент проведён, и его последствия ты можешь наблюдать на Земле.

— Значит это из-за него началась война?

— Нет, я же говорю это последствия первых исправлений хроно-потока. То, что твой отец исправил, было намного хуже этого и началось на три года раньше активации квантового пробойника. По крайней мере мне хочется верить, что мы всё исправляем, а не загоняем в тупик. — Альфа почувствовала, что скрывать от Анны ничего не стоит и выдавала всё откровенно.

— То, что ты говоришь, похоже на правду, но я тебе всё равно не верю. Они не могли так со мной поступить, отец обещал, что я буду присутствовать во время первого эксперимента — чересчур эмоционально выдала Анна и зелёная иконка связи несколько раз моргнула.

— Твоё право, можешь мне не доверять, но иного контакта с Землёй у тебя нет. Так что друг без друга мы не обойдёмся.

После этих импульсивных реплик, иконка перестала моргать и в эфире снова зазвучал срывающийся голос Анны.

— Зачем я тебе? Ты же видишь, что творится с остатками станции! Я не знаю сколько часов здесь продержусь, и навряд ли смогу хоть чем-то помочь!

— Анна пойми. Ты единственный контакт в космосе, к которому есть доступ. Мне надо, чтобы ты направила луч на те координаты что я скину. Я просмотрела спецификации систем, это вполне возможно, используя гамма-телескоп. Мы должны попытаться остановить орбитальную бомбардировку из космоса любыми доступными способами, иначе у твоего отца не останется времени всё изменить.

— Но как?! — эмоционально воскликнула девушка. — Я всего-навсего курсант космической академии. Стажёр-космонавт самого нижнего ранга с птичьими правами, первый раз оказавшаяся в космосе. Ты знаешь, как таких как я называют?! — «Духами»! К тому же чтобы синхронизировать «Луч» с Гамма-телескопом, мне придётся снова выйти в открытый космос. А у меня колпак шлема весь в трещинах. Кроме этого вокруг станции мечется шаттл, и судя по всему кто-то из абордажной группы астронавтов НАСА остался жив и снова хочет высадиться. А ещё, прямо сейчас на панели постоянно повторяется текстовое сообщение, от дяди Юры. Я должна ему помочь — девушка на том конце, скороговоркой вываливала все свои проблемы, периодически срываясь на хриплый крик, при этом молчавшая Альфа чувствовала, что прямо сейчас по щекам Анны текут слёзы. — А ещё, в старом грузовом модуле кончается энергия, и если я не подключу «Алёшу» к иному источнику, то его нейросети начнут отмирать, и их навряд ли удастся снова оживить, ведь процесс формирования сознания ИскИна ещё не закончен.

— Так, стоп! Стажёр космонавт Алфёрова, харе реветь! — внезапно для себя, гаркнула Альфа. — Пойми детка, ты сейчас осталась одна и если сама себе не поможешь, то тебе никто не поможет. Так что все проблемы придётся решать самой. А теперь я начну прямо сейчас передавать координаты объекта, с которым мне нужно установить контакт в первую очередь. И если ты это не сделаешь, то всё то чем занимался академик Алфёров пойдёт по одному месту, а твоя родина скорее всего перестанет существовать — выпалив всё это, Альфа начала набирать координаты.

Молчание на том конце продлилось пару минут, затем послышались шмыганья носом, и в эфире снова раздался хриплый голос девушки.

— Хорошо, я попытаюсь всё сделать — проговорила она, а ещё через несколько секунд перед Альфой появилось текстовое сообщение.

«Внешние источники радиообмена не работают. Видимо где-то работает мощная глушилка. Я подключила ретранслятор луча к системе передачи данных скафандра, и мы сможем общаться текстовыми сообщениями, когда я выйду наружу».

— Приняла, буду на связи — сказала Альфа в эфир и почти сразу получила новое текстовое.

«Альфа, ты только не отключайся».

«Анна не ссы, я рядом» — ответила Альфа текстовым сообщением, желая подбодрить Анну.

«Насчёт последнего, поздно, я уже» — ответила та, и Альфа увидела в конце улыбающийся смайлик.

Глава 15. Миссия в Москве.

2021 год. «Серый»

Как-только уши уловили тревожное дыхание Альфы, голова Серого пошла кругом. На тактильном уровне их тела снова воссоединились, и парень почувствовал, что она ранена.

— Серенький — послышался её слабый голос, и по их телам побежали приятные мурашки.

— Живая — проговорил Серый и на миг забыл обо всём происходящем вокруг.

— Принимай инфу — прошептала девушка и Серый почувствовал, как она сворачивается калачиком у него на груди.

Раненый Северский чудом заметил, что напарник впал в ступор, и кое-как закрепив жгут на ноге, посмотрел в остекленевшие глаза Серого. Затем дотянулся до руля и начал помогать управлять, нёсшимся по лесной дороге, бронированным микроавтобусом,

А в это время имплант парня принимал поток информации, пришедшей из будущего. Перед глазами мелькали образы и графики расчётов, с цифровыми схемами расходящихся по реальности хроно-волн.

— Как там? — спросил Серый, у урчащей словно кошка Альфы.

— У нас снова война.

— Я видел. Что будем делать?

— Всё как обычно. Карать врагов и помогать своим.

— Как мы можем помочь?

— Алфёров выдал новое задание. В ваше время попал диверсант, один из тех, с кем мы уже сталкивались. Его надо устранить, иначе всё чего мы добились рухнет.

— Принял. Я всё сделаю, а затем приду за тобой — после этих слов, Серый почувствовал, как Альфа улыбнулась, а затем контакт начал прерываться.

— Серенький. Убей его. Это важно.

— Я всё сделаю — пообещал он и их тактильная связь оборвалась.

Перед глазами тут же появилось новое сообщение импланта.

Закачка данных — 37 %.

— Что там, снова Альфа? — спросил Северский, когда парень очнулся, и отпустил руль.

— Похоже у нас новое задание — ответил Серый и посмотрел на всплывшую карту Москвы с одинокой отметкой и короткой подписью:

«Устранить!»

* * *
2021 год. «Профессор Митчелл».

Профессор помнил, как несколько раз рассказывал агенту о происходящем в будущем, каждый раз оглашая всё более откровенные подробности, но сколько прошло времени после пробуждения он не знал. Сонное состояние не позволяло сосредоточиться на себе, и лишь в короткие периоды просветления в голове появлялись вопросы, на которые он не мог найти ответы.

Очнувшись в очередной раз, Митчелл понял, что снова лежит на медицинской кушетке, задвинутой в угол просторной белой комнаты с огромным зеркалом во всю стену. Именно в нём он увидел двух молодых мужчин в белых комбинезонах, собирающих в деревянный ящик некое оборудование. Агент британских спецслужб стоял в дверях и внимательно за ними следил.

— Сэр, мы всё собрали и упаковали. Можете вызывать курьерскую службу посольства — проговорил один из мужчин и указал на открытый ящик.

— Тут точно все его вещи и цифровые носители, имеющиеся в карантине? — поинтересовался агент, и закрыв за собой дверь, подошёл к ящику.

— Да сэр, я туда положил даже свой цифровой плеер, чтобы не возникало лишних вопросов.

— Отлично Эдвард. Щедрые премиальные уже переведены вам на счета. Господа, рад был с вами поработать. Надеюсь, что не в последний раз. — Агент пожал обоим мужчинам руки. — Можете запаковывать, а я пока вызову курьеров.

Агент достал смартфон и начал что-то быстро набирать на экране. Тем временем, мужчины закрыли крышкой, похожий на гроб, деревянный ящик, и принялись его заколачивать.

А затем произошло то, чего Митчелл точно не ожидал. Агент прижал пластиковый гаджет к уху и очень элегантно выхватил из-за пояса крохотный пистолет с глушителем. Два глухих щелчка донеслись до ушей профессора, и он увидел, как тела в белых комбинезонах упали ничком рядом с ящиком.

При этом агент вёл себя так, словно не пристрелил только что своих подручных, а отмахнулся от назойливой мухи.

Митчелл едва не воскликнул, но сдержался.

— Код, два нуля. Москва, карантин. Срочный вызов чистильщиков и усиленной группы эвакуации — рублено-чётко проговорил агент в смартфон, поочередно подошёл к убитым, и проверил пульс на их шеях.

Затем он опустил смартфон и через зеркало посмотрел Митчеллу прямо в глаза. Агент явно хотел что-то сказать, но зажатый в кулаке смартфон начал яростно жужжать.

Приняв вызов, он выслушал что ему говорили, при этом периодически кивая.

— Начинаю выполнение миссии — проговорил агент и Митчелл расслышал короткие гудки.

Хатем агент подошёл к профессору, и по-прежнему глядя в его глаза через зеркало, заговорил:

— Хорошие ребята, очень жаль, что они стали невольными свидетелями того, что им видеть и слышать не положено.

— Значит лицензия на убийство — это не враньё? — проговорил Митчелл и перевёл взгляд на лежащие тела.

В ответ агент лучезарно улыбнулся и поправил идеально сидящий галстук.

— Вы меня тоже убьёте? — спросил профессор отрешённо.

— Ни в коем случае. Возможно вы сейчас самый важный человек на всей планете. Таких не убивают — таким помогают. Вас надо отсюда срочно вывезти. И я прямо сейчас занимаюсь организацией вашей эвакуации в более надёжное место.

— Но это же британское посольство, разве тут не безопасно? — откровенно удивился Митчелл.

— Кроме меня, о вас сейчас знают только один человек. Пускай так и остаётся.

— Значит вы не собираетесь передать меня своим союзникам.

— Ни в коем случае. Не хочу вас обидеть, но США слишком импульсивны. Так что это даже хорошо, что вы попали именно к нам, в отличии от наших союзников, Британия будет действовать тонко и аккуратно — уверил агент и подойдя к Митчеллу, щёлкнул тумблером на автоматической капельнице, висевшей над головой учёного. — А пока группа в пути, нам придётся побыть одним.

Картинка в глазах профессора поплыла, и он тут же уснул.

* * *
2021 год. «Серый».

Толик лично прилетел за Серым на одном из самолётов Глебова. Небольшая взлётно-посадочная полоса, расположенная посреди тайги, радушно приняла «Gulfstream G350», и уже через пол часа попрощалась с редким в этих местах элегантным гостем.

— Как ты? — поинтересовался Толик, как-только самолёт набрал высоту.

— А что со мной будет? Я прямо сейчас смогу сдать на краповый берет, по правилам модифицированного спецназа — ответил парень, и невзначай так строго посмотрел на распахнувшую шторку молоденькую стюардессу, что та резко передумала подходить к угрюмому пассажиру и скрылась за атласной портьерой.

— Только что разговаривал с хирургом. Все осколки из бедра Северского извлекли, опасности для жизни нет.

— Это хорошо?

— Док сказал, что наш учёный потерял много крови, но это восполнимо. Кстати, его Алёна пообещала, что при следующей встречи надаёт тебе по хлебалу. Думает, весь кипишь из-за тебя.

— Пускай так и думает. Так будет проще — проговорил Серый и невольно улыбнулся, вспомнив какие взгляды девушка Северского бросала на него, во время полёта на эвакуировавшем их вертолёте.

— Глебыч считает, что всем причастным придётся всё рассказать, разумеется умолчав некоторые факты.

— Петровичу это понравится. А вот я против. После расширения числа причастных в будущее может уйти новая хроно-волна. Как она повлияет совершенно неизвестно — озвучил Серый своё мнение и недовольно покачал головой. — Толик, как думаешь, Шагина удастся прижать к стенке, после таких выкрутасов?

— Нет. Эта сука однозначно выкрутится — уверенно ответил Толик. — Отправить его в отставку может только дин человек, а он сейчас занят совершенно другими делами. Ты в курсе что в Европе новая газовая волна начинается?

— Жаль — сказал Серый, проигнорировав вопрос про геополитику. — Интересно, как Шагин старший будет выкручиваться? Все следы от случившегося этой ночью в заповеднике точно приведут к нему. Да и трупы, сами собой не пропадут.

— Чего гадать. Завтра вечером включим телевизор и посмотрим. Глебыч приказал, чтобы никто из наших туда не совался. По бумагам земля принадлежит заповеднику, а охотничий домик и гольф-поле оформлены как пансионат нефтяников и оздоровительный комплекс.

— А может стоит самим всё слить журналистам?

После этого вопроса, Толик как-то странно посмотрел на Серого.

— Вот ты боец — лучше я не видел, но наивный… Пока Шагин старший в силе, его трогать нельзя, иначе его друзья впишутся и проедут по нам железным катком.

Услышав это, Серый нахмурился. Судя по повадкам спецов в доме, они были из российских силовых структур. Скорее всего большинство действующие сотрудники, использованные в тёмную. Таких как они Серому убивать не нравилось.

— Ты так и не рассказал, что за срочное дело, из-за которого я всё бросил и сорвался за тобой? — спросил Толик, тем самым заставив парня перестать скрипеть зубами от злости.

— Пришло новое задание. Прямо оттуда — ответил парень, после короткой паузы, и указал рукой по курсу полёта самолёта.

— Что надо делать?

— Убить человека.

— Когда?

— Как можно быстрее.

— Я, его знаю?

— Нет.

— Без этого не обойтись?

— Нет.

— Какое понадобится оружие и оборудование?

— Пока не знаю. Но передай своим, чтобы приготовили пару штурмовых и снайперских стволов. И если возможно, что-то потяжелее. А ещё нужна одна или две не засвеченные машины и опытный шофёр.

— В свете последних событий, чуда не обещаю, но кое-что найдём. А насчёт водилы — никого из людей Глебыча дёргать нельзя, так что я сам сяду за руль.

— Меня это устраивает.

— Ну раз устраивает, можешь пару часов поспать, а мне надо сделать пару звонков — сказав это, Толик вытащил спутниковый телефон и ушёл в хвост самолёта.

Атласная занавеска снова распахнулась и Серый увидел кислое лицо молоденькой стюардессы. Не желая её больше смущать, он закрыл глаза, и имплант тут же вывел перед ним карту Московской области, с несколькими моргающими точками, обозначающими возможное местоположение цели.

* * *
2021 год. «Профессор Митчелл».

Первый раз профессор очнулся всего на пару секунд, и увидел что его везут на каталке, по длинному коридору, к раскрывавшимся створкам грузового лифта.

Перед тем как снова отправиться в гости к Морфею, он успел заметить в зеркале лифта безымянного агента, медсестру в белом халатике, и четверых британских коммандос из спецподразделения SAS, в полной экипировке.

* * *
Повторно он проснулся, когда каталку с ним задвигали в настоящий похоронный лимузин, оборудованный рядами сидений по бокам. На сидения тут же устроились пара коммандос, агент и медсестра, которая лучезарно улыбнувшись, потянулась к короткой стойке с капельницей.

* * *
В третий раз Митчелла разбудил резкий щелкающий стук, короткая ругань и сквозняк бьющий в голову через люк, открытый прямо над головой.

Распахнув глаза, он увидел, как бронестекло на задних дверцах, быстро покрывается частой паутиной трещин, от пулевых попаданий. И в этот миг почувствовал нечто странное. Где-то рядом находился человек, который был с ним каким-то мистическим образам связан.

Не успев ужаснуться происходящему, Митчелл ощутил, как ему на лицо и грудь брызнуло что-то тёплое. А ещё через миг на него упал коммандос с прострелянной головой.

Сидящая рядом медсестра, тут же вскочила, спихнув на пол тяжёлое тело, и начала возиться с капельницей. В этот момент голова Митчелла запрокинулась, и он увидел ещё одного раненого коммандос. Одной рукой тот зажимал рану на шее, а второй пытался поменять магазин в коротком автомате с глушителем.

Агент, как ни в чём ни бывало сидел рядом, и судя по отрешённому выражению лица, усиленно делал вид, что вокруг него ничего необычного не происходит.

Посмотрев на убитого коммандос, он поправил, забрызганный кровью, но по прежнему идеально сидящий галстук, и раскрыл лежащий на коленях кейс. Затем он одним ловким движением вырвал оттуда две части механизма и соединил в короткую винтовку, с толстым магазином, скрытым в прикладе.

В это время пули продолжали угрожающе стучать по стёклам и бронированному кузову громадного катафалка, а управляющий им шофёр постоянно маневрировал, сразу по нескольким полосам дороги.

Как агент понял в этой неразберихе что пора действовать, Митчелл не понял, но в какой-то момент он весь подобрался словно готовый броситься хищник, и вскочив на спину мёртвого коммандос, вылез по пояс в люк.

Профессор услышал пять громких выстрелов, и ему на грудь упала необычно толстая горячая гильза. После этого агент молниеносно вернулся на своё место и обворожительно улыбнулся медсестре.

Последнее что увидел Митчелл перед тем как снова вырубиться, это как агент разбирает свою короткую винтовку, а улыбающаяся сквозь силу медсестра, что-то вкалывает в пакет с фарм-раствором.

* * *
2021 год. «Серый».

Несущийся на огромной скорости японский внедорожник крутануло, и он пошёл юзом, едва не выскочив на встречную полосу, где в полной темноте навстречу неслась грузовая фура.

Как Толику удалось уйти от столкновения, Серый не понял. Сам он в последний момент успел нырнуть из люка в салон, отпустить автомат, и вцепиться в подголовники передних кресел. После этого внедорожник спотыкнулась на взорвавшемся колесе и улетел кубарем в кювет.

А дальше им просто повезло, автомобиль приземлился бортом на покрытый подстриженной травой склон и пару раз перевернувшись, пропахал бампером мягкий дёрн.

Как только внедорожник замер, Серый вышиб ногами треснувшее стекло и юркнул наружу. Затем зло посмотрел вслед уходящему катафалку и принялся выламывать водительскую дверцу, за которой дёргался Толик, окружённый сразу несколькими сдувавшимися подушками безопасности.

Через пару секунд начальник охраны выбрался наружу, и снял с головы глухой шлем, с прикрытой бронестеклом узкой прорезью для глаз.

— Мля, ушли твари! — прорычал он и вытер камуфляжным рукавом кровь, капающую из разбитого носа. — Я уже думал, что сейчас добьём.

— Ещё магазин и добили бы. Боковое стекло почти рассыпалось, не хватило одной очереди. Было бы что-то помощнее АК — раздражённо проговорил Серый и взял глухой шлем из рук Толика. — Видел, как этот в костюмчике стрелял, пока я перезаряжался. Всего пять выстрелов. Два по двиглу, один в колесо, и по одному нам с тобой. — Серый указал на глубокую вмятину, под смотровой щелью шлема.

— Ещё как заметил, если бы не подголовник, то мой позвоночник в трусы осыпался — проворчал Толик и тут в подсумке его тяжёлого бронежилета заработала рация.

— Первый, мы рядом. Через пару минут подберём.

— Выходим на дорогу — ответил начальник охраны Глебова, и вырвав из подсумка термитную гранату, закинул её внутрь покорёженного внедорожника.

— Две минуты. Может догоним? — с надеждой спросил Серый, и закинув автомат на плечо, начал забираться на косогор.

— Не, не успеем, им до Домодедова осталось ехать километра четыре. А там лучше даже не пытаться, иначе нам припишут терроризм, со всеми отягчающими.

— Мля, жалко — прорычал Серый, и принялся нетерпеливо всматриваться в ночное шоссе, с редко проносившимися машинами.

* * *
2021 год. «Профессор Митчелл»

Митчелл очнулся в салоне двигающегося самолёта, и в первый миг подумал, что в его глазах двоится. Рядом стояли сразу две совершенно одинаковые худенькие медсестры в коротких халатиках, прикрытых лёгкими бронежилетами.

— Да они же близняшки — проговорил он практически беззвучно и заметил язык жестов с помощью которого общались девушки.

Агент, замер между сиденьями и пристально смотрел через иллюминатор в сторону терминала аэропорта. Больше в небольшом салоне никого не было.

— Разрешение получено. Сэр, мы взлетаем — неожиданно раздалось из динамиков.

— Взлетайте — приказал агент в маленькую рацию.

Когда самолёт оторвался от взлётной полосы, агент повернулся, и хитро улыбаясь посмотрел на Митчелла. И в этот миг один из иллюминаторов с громким щелчком рассыпался, окатив девушек осколками стекла. При этом одна из них дёрнулась вперёд и перелетела через ряд сидений.

Упав около дивана, к которому был пристёгнуты носилки с профессором, она забилась в конвульсиях. Повернув голову, Митчелл увидел, как из-под лёгкого бронежилета хлынула кровь, начавшая быстро растекаться по трясущемуся салону.

— Сэр, у нас разгерметизация. Надо идти на посадку — голос пилота из динамика, на миг заглушил шум воздушного потока за бортом.

— Никаких посадок! Набирай высоту! — взревел агент, с лица которого на краткий миг слетел псевдо-благородный лоск, оголив его звериную сущность.

Затем он схватил девушку, стоявшую на коленях возле убитой сестры, и толкнул её к Митчеллу, указав при этом на капельницу. Следом агент активировал жалюзи, начавшие закрывать иллюминаторы, и лишь убедившись, что они закрылись, подошёл и наклонился к самому уху профессора.

«Не время умирать» — шёпотом проговорил он, и Митчелл почувствовал, что снова проваливается в царство Морфея.

* * *
2021 год. «Серый»

Серый лежал на крыше микроавтобуса, стоявшего между кустов, и яростно дёргая затвором крупнокалиберной болтовки, всаживал одну тяжёлую пулю за другой, вслед начавшего набирать высоту самолёта.

Отстрелявшись, он отпихнул винтовку и вскочил на ноги.

— Без шансов, два километра, слишком большое расстояние — проорал Толик, пытаясь перекричать раскатистый шум турбин.

— Попал, минимум два раза. Одна ушла в фюзеляж, вторая в двигатель — ответил Серый и недовольно покачал головой.

— Всё. Надо валить. Больше нам тут ничего не светит кроме приключений на задницы — проговорил Толик, когда самолёт почти скрылся из виду.

Серый, постоял несколько секунд, с надеждой глядя на уходящую цель, затем недовольно сплюнул, и подобрав винтовку, спрыгнул вниз.

— Я должен знать где они приземлятся и куда конкретно переместят объект. Из наших средств можешь взять сколько нужно — сказал он, глядя прямо в глаза Толику.

— Ничего не обещаю. Это будет реально трудно, но есть у меня один контакт при погонах, который не откажется от десятка вечнозелёных миллионов. Надеюсь он поможет.

— Вот и хорошо, для нас всех это сейчас в приоритете — проговорил Серый, и ещё раз посмотрел в небо, где до сих пор чувствовал слабое присутствие, ускользнувшей цели.

Интерлюдия 2. Шагин старший.

2021 год. «Антон Шагин»

Антон прибыл в подмосковную резиденцию отца поздно ночью. При входе его первый раз в жизни обыскали телохранители. После чего, сына хозяина заставили сдать все электронные гаджеты, и даже часы, брильянтовые запонки и фамильную печатку.

Затем его препроводили в большой зал для совещаний, расположившийся на втором этаже пятиэтажного особняка, отдалённо походившего на старинный английский замок, стоявший посреди рукотворного озера.

Причём, следовавшие по пятам телохранители, вели себя подчёркнуто грубовата, что без личной санкции Шагина старшего было невозможно.

Впрочем, в свете последних событий Антона это не удивляло. Если честно, то он был готов к тому, что ему наденут наручники и посадят за детектор лжи. При желании отец мог устроить и нечто похуже.

Приезжать сюда, Шагин младший не хотел, и лишь реальная возможность воспользоваться моментом, заставила его это сделать.

Массивные двери распахнулись, впуская в огромный зал, и сразу-же закрылись за Антоном. Отец сидел во главе массивного стола для совещаний, судя по виду весившего не меньше нескольких тонн.

Рядом с Шагиным старшим были расставлены проводные телефонные аппараты с гербами РФ и несколько гаджетов Vertu люксовой комплектации с вынутыми батареями. Кроме этого пред ним лежали аккуратные стопки бумаг и пара раскрытых папок с какими-то фотографиями.

Кроме роскошного кожаного кресла хозяина особняка, ни одного стула в зале не имелось, так что Антон сразу понял, что весь разговор ему придётся стоять.

— Здравствуй папа — проговорил Антон и замер с другой стороны стола.

Сидевший напротив властный мужчина, сделал вид что занят работой с документами и не заметил приветствия сына. Только через минуту он отвлёкся от внимательного изучения каких-то снимков, и подняв голову, вперил тяжёлый взгляд в вошедшего.

— Антон, вот скажи мне, ты дурак или просто идиот? — спросил он, и этот вопрос больше походил на безапелляционное утверждение. — Тебе доверили всего одно дело, посадить нищего учёного в самолёт и отправить его в штаты к нашим друзьям.

— Папа, мы же уже это обсудили. Так получилось — Антон вспомнил очень неприятный разговор, двухнедельной давности, и невольно отвёл глаза в сторону, при этом уперев взгляд в ростовой портрет отца, висевший над монстроподобным камином.

На картине страшно дорогого и всемирно известного художника, Шагин старший был изображён в виде императора, гарцующего на лошади, в роскошном золотом камзоле, с эполетами, орденами и при шпаге. Насколько знал Антон, именно для этого портрета, ему доставили из запасников Эрмитажа реальный мундир времён Наполеона, с кучей наград и перевязь со шпагой.

— Не папкай мне! — рявкнул Шагин старший, и ударил кулаком по столу. — Я тот разговор с тобой ещё не закончил. А после того как ты обосрался, у мня пошла череда сплошных неприятностей. В Европе и США заморозили две трети всех моих финансовых активов, а это почти сорок миллиардов долларов. Кроме этого меня вызывали туда! — воскликнул хозяин особняка и указал на потолок, разукрашенный аляповатым позолоченным орнаментом, окружающем солнце, луну и звёзды. — У меня состоялся очень короткий и неприятный разговор, из-за которого мне пришлось затихариться на целых две недели и отложить месть тем, кто тебя поимел.

— Папа, я по твоей просьбе передал американцам весь массив данных, к этому моменту выловленных из «сигнала». Алгоритм расшифровки тоже у них. Я уверен, что они совсем скоро разблокируют все твои западные счета. Тем более ты же видел, они нигде не упомянули о пропажи агента ЦРУ и дюжины морских котиков, они списали их по-тихому чтобы не подставить нас — выпалив всё это, Антон выдохнул, ведь ему пришлось по-настоящему поднапрячься в последние несколько дней.

— Посмотрим — проговорил Шагин старший и ещё сильнее нахмурился. — Антон, ты смотрел новости? — спросил он и пихнул папку с фотографиями, отправив её через весь стол.

При этом фото разлетелись, и Шагин младший увидел сгоревший дом, вертолёт и пару трупов в чёрной тактической амуниции, лежавших посреди развороченной клумбы.

— Да, катастрофа вертолёта под Уфой. Кажется, там была пара твоих людей. Я могу чем-то помочь.

— Ты! Помочь! — делано удивлённо воскликнул Шагин старший, и его лицо перечеркнула злая улыбка. — Знаешь какие связи мне пришлось задействовать, чтобы по телевизору и в интернете, катастрофу вертолёта с моими людьми и наёмниками, преподнесли как ошибку пилотов, потерявших управление в тёмное время суток. Людей списать оказалось намного легче.

— Это была ошибка. Не надо было их туда посылать — начал тихо говорить Антон. — У Глебова слишком хорошая служба безопасности. Исчезновение генерала Полторака и американцев, это подтверждает. Даже мы бы ни о чём не узнали, если бы не знали где искать.

После этих слов лицо Шагина старшего побагровело, и он явно с трудом сдержался чтобы не заорать на сына. Антон это заметил и невольно сжался, представив себе, что было, ели кто-то посторонний намекнул о некомпетентности влиятельного хозяина резиденции.

— Судя по приходящей из разных источников информации, Глебов потратил очень большие деньги, чтобы его на какое-то время оставили в покое. Причём заплатил он так много, что некоторые из тех, кто мне обязан, начали саботировать приказы — необычно спокойно проговорил Шагин старший.

— Так может и тебе вложиться деньгами. Иногда лучше финансово заинтересовать исполнителей, тогда они действуют лучше.

— Нет! — не сдержавшись рявкнул Шагин старший и Антон увидел, как его нижняя челюсть непроизвольно выдвинулась вперёд. — Ещё не хватало чтобы я платил тем, кто занимает свои хлебные должности благодаря мне. Они должны знать своё место и помнить с чьих рук едят!

После этих гневных реплик Шагин младший нервно сжал зубы, заставив себя промолчать и не брякнуть что-нибудь про мелочное жлобство папаши.

Он отлично помнил, что Шагин старший искренне считает, что ему все должны. Выскочив на вершину власти, он не собирался не с кем делиться и это наконец-то сыграло с ним злую шутку. Ведь наверняка даже тех погибших наёмников, которых он послал на поимку учёного, организовал кто-то из его лизоблюдов.

А все остальные прямо сейчас смотрят со стороны, делают вид что работают, а сами саботируют выполнение прямых приказов замазавшегося шефа.

— Ну ничего — протяжно начал Шагин старший, прервав долгую паузу. — Придёт время, я всё разгребу всё дерьмо, а затем накажу каждого, делавшего вид что его мои приказы не касаются.

— Надеюсь это так и будет.

— Именно так и будет, я уверен. И пока хозяин кремля занят европейскими делами, у меня появился шанс рас и навсегда, покончить с Глебовым и его командой.

Услышав подобное, Антон подобрался и невольно сжал кулаки, вспомнив о своём персональном враге Северском.

— В свете последних событий не стоит ли придержать коней — проговорил он, при этом страстно желая узнать подробности.

— Нет, это исполнят люди, которые со мной никак не связаны. С моим заместителем связались турецкие товарищи и предложили заплатить за конфиденциальную информацию. Оказалось, их интересует Глебов. Пару дней назад я взял всё в сои руки и узнал, что Глебов их цель. Мои люди пробили Турков, те оказались очень серьёзными ребятами, более того, оказалось, что совсем недавно они уже пытались уничтожить нашего олигархчонка, но у них не вышло. Я решил, что помогу им с информацией, сопровождением и логистикой, в обмен на конкретные действия.

— Сделать дело чужими руками, это правильно — проговорил Антон, примерно предположивший откуда дует турецкий ветер.

— Нет, только не чужими руками. Главное условие, я лично всажу пулю в тупую башку Глебова. А пока, пускай этот крысёныш думает, что переиграл старого волчару. Шагин с ним ещё не закончил. Скоро всё что есть у него, до последней копейки, будет моим.

Отец зло оскалился и мечтательно посмотрел вверх, и в этот миг Антон решил, пора начать разговор, ради которого он сюда и приехал.

— Я надеюсь, что у тебя всё получится — начал он немного отстранённо. — Папа, ты помнишь, как мне всегда говорил, что не нужно держать все яйца в одном месте?

— И?!

— Со мной на связь вышел один английский джентльмен, который как оказалось в курсе почти всех наших раскладов. Надеюсь ты понял кого он представляет? Так вот с самого начала беседы, он дал понять, что Британская корона, может в любой миг взять нас под своё крыло, независимо от своих заокеанских партнёров. Нашей семье гарантирован полный иммунитет, в обмен на передачу всех данных по проекту «Сигнал». Я хочу знать, что ты об этом думаешь?

После вопроса, Шагин старший надолго задумался, при этом делая вид что рассматривает бумажки, лежавшие в стопке перед ним. Пауза затянулась на десяток минут и когда Антон подумал, что ответа не дождётся, папа поднял глаза и утвердительно кивнул, явно дав добро на дальнейшую связь с британцем.

Глава 16 Война в бездне (1).

2045 год. Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

Поставив смайлик в конце сообщения, Анна поймала плавающий в по отсеку продолговатый колпак скафандра и осмотрела покрытую трещинами поверхность. В принципе, сильно растрескался только верхний защитный слой, и лишь в месте попадания реактивной пули, сетка трещин окутала все три слоя. Видимо именно там и стравливалось давление.

Раскрыв стандартный аварийный комплект, Анна сорвала с магнитного держателя пено-нагнетатель с алюминиево-силикатной пеной. Именно с помощью точно такого же она заделала пробоины в грузовом модуле «Прогресс-2».

Выкрутив форсунку нагнетателя на минимум, Анна едва нажала кнопку смесителя активных составов. Клубок пены тут же вспух на внутренней поверхности колпака.

Резко отдёрнув руку с нагнетателем, девушка принялась себя ругать за слишком сильное нажатие, но через пару секунд пенный комок резко сократился и зашипел, вплавляясь в прозрачную поверхность и заполняя сквозные трещины.

Через минуту, на месте пробоины, осталось двухсантиметровое пятно, расходящееся неровной кляксой. Чтобы ещё больше усилить заплатку, Анна повторила процедуру с внешней стороны, и придирчиво осмотрела то что получилось.

Она знала, что если бы подобный эксперимент по устранению пробоин в скафандре, предложила произвести на экзаменах в космической академии, то 100 % ушла бы на пересдачу. Но в той ситуации что она оказалась, другого выхода не оставалось.

Комплект для ремонта скафандра, со специальным прозрачным пластырем для заделки трещин в шлеме, обязательно есть в местах стационарного хранений скафандров, но захватить его из «Прогресса-2» Анна конечно-же не догадалась.

Удовлетворившись ремонтом, Анна перевернула громоздкий скафандр и раскрыла ранец. Перед ней тут же предстала блоковая система, специально разработанная конструкторами для простоты смены комплектующих.

Вскрыв крышку, закрывающую основной баллон для дыхательной смеси, она открутила форсунку, идущую к маленькому компрессору, предназначенному для стравливания избыточного внутреннего давления в скафандре.

После этого Анна подключила силовой кабель скафандра, к одному из разъёмов, предназначенных для ремонта оборудования, и принудительно активировала мини компрессор. Воздушная смесь из отсека начала тут же закачиваться в совершенно пустой баллон.

А вот как раз этот способ принудительной заправки дыхательной системы скафандра, ей приватно подсказал друг дяди Юры, пожилой опытный космонавт-инструктор, преподававший в академии основы выживания.

Заправить баллон полностью, таким способом конечно-же невозможно, но набрать дыхательной смеси на десяток минут, вполне реально.

Поначалу стрелка на манометре даже не дёрнулась, и Анна уже успела подумать, что что-то делает не так, но через минуту стрелка начала трястись, показав, что процесс заправки идёт полным ходом.

«Как там у тебя? Я жду»

Сообщение от Альфы появилось на внутренней поверхности колпака, и увидевшая его девчушка невольно прикусила губу. Вышедшая на связь псевдо-оператор «Луча», вызывала в ней обоснованные сомнения, ведь она могла оказаться врагом. Но иного контакта с землёй у Анны не имелось, так что выбора не оставалось.

— Не отвлекай. Готовлюсь к выходу наружу. Чиню скафандр — сказала Анна, и процессор скафандра, перевёл её слова в текстовое сообщение.

«Молчу» — ответила Альфа.

Внимательно осмотрев старый скафандр в тех местах куда попадали реактивные пули, Анна не нашла ни одного серьёзного повреждения. Невольно улыбнувшись, она провела языком по потрескавшимся губам и внезапно осознала, как страшно хочет пить.

Подлетев к вскрытой горловине скафандра, она вытянула гибкую трубку для подачи питательной смеси и принялась затягивать большими глотками сладковато-солоноватую жидкость, способную долго поддерживать работоспособность организма.

При этом недавно почувствовавшее космический вакуум горло, едва не извергло всё назад. Анна снова закашлялась и в дальнейшем пришлось пить мелкими глотками.

Пока баллон заправлялся, девушка облетела обсерваторию и заглянула в каждый её уголок. В одном из них она нашла небольшой контейнер с НЗ, в виде двух суточных рационов еды и стандартного комбинезона для нахождения внутри станции.

Обрадовавшись такой удаче, Анна сразу же стянула жёлтый комбинезон с шевроном практикантки, который за время её нахождения в скафандре можно было выжимать от пота. Обнажённое жилистое тело гимнастки, тут же отразилось в огромном обзорном иллюминаторе. Придирчиво себя осмотрев, Анна провела ладонью по коротким всклокоченным волосам, горящих огнём, на фоне прошедшего через фильтр солнечного света.

Натянув оранжевый комбинезон, с шевроном станции МИР-5 на плече, она застегнула молнию и нажала два автоматических клапана, подтянувший универсальную одежду под её размер, при этом вздёрнутые груди девушки необычно очертило и выделило, волшебным образом сделав их ещё объёмнее.

— Хм, а в курсантских шмотках такой функции нет — проворчала она, глядя на своё отражение в выпуклом иллюминаторе.

И в этот момент Анна вспомнила про еду из НЗ. Несмотря на то что три минуты назад было выпито грамм триста питательной смеси, молодой и измученный организм потребовал новых подношений. Порывисто вскрыв рацион, она первым вытянула пакет с вишнёвым желе и вцепилась в него зубами.

Наевшись, Анна проверила систему жизнеобеспечения модуля обсерватории. Оказалось, что воздуха ей одной хватит примерно на сутки. Правда при каждом выходе наружу, она будет терять уходящей в вакуум воздушной смеси, почти на три часа. Так что долго отсидеться внутри модуля не удастся. Это Анну не вдохновляло.

Ко всему прочему внутри обсерватории не работали газоанализаторы. Видимо основные датчики вырубились. В ходе проверки Анна вспомнила как именно из-за жёлтой индикации на люке ведущем в обсерваторию, отправилась не в неё, а в прямиком в руки астронавта-убийцы.

Минут через пятнадцать, мини компрессор принялся подавать звуковой сигнал, давая понять, что работает впустую. Манометр показал, что дыхательной смеси в системе скафандра хватит минут на двенадцать, большее давление, компрессор создать не в состоянии.

Уже забравшись в скафандр, Анна минут десять провозилась, проверяя несколько раз все системы и герметичность скафандра. В какой-то момент взгляд упал на интерактивную карту отображающую положение всех рукотворных объектов, находящихся на орбитах Земли. А под ним она снова увидела повторяющиеся сообщения, непонятно по какому каналу приходящие от дяди Юры.

И в этот миг Анна подловила себя на том, что специально тянет время. Зло зарычав на себя, она поймала едва початый пено-нагнетатель и импульсивно засунула его в подсумок, на боку скафандра. Затем глубоко вдохнула воздух несколько раз, и водрузила на себя покрытый трещинами колпак.

Щёлкнули запоры, и внутренняя поверхность покоцанной сферы начала покрываться испариной.

— Вперёд трусиха — приказала она себе, и активировав чат с Альфой, добавила — У меня всё готово. Выхожу наружу.

Процессор скафандра, тут же перевёл всё на символы и на щетке появилось её сообщение, отправленное на Землю. Ответное сообщение не заставило себя ждать.

«Приняла, с нетерпение жду подключения к объекту»

Подлетев к люку, Анна решительно рванула ручку отключающую систему жизнеобеспечения, а затем вскрыла клапан, стравливающий внутреннее давление.

Люк открылся легко, и первое что она увидела в круглом проёме, едва не заставило её снова его захлопнуть. Прямо за ним застыл труп астронавта, по какой-то причине выплывший в стыковочный сегмент.

Дыхание Анны резко участилось, а руки предательски задрожали.

— Стажёр-космонавт, вперёд! — гаркнула она на себя, и не дожидаясь, когда справится с волнением, оттолкнуло тело в скафандре, направив его в сторону распахнутого люка, ведущего в грузовой модуль.

Вынырнув наружу, Анна посмотрела на искажённое в крике лицо, навеки застывшее под толстой сферой шлема, и в этот момент к ней запоздало пришло понимание, что это именно она его убила.

Раньше, даже в кошмарном сне она не могла представить, что ей когда-либо придётся кого-то убивать. А тактику ведения космической рукопашной, факультатив которой проходили все курсанты космической академии, считался самым забавным и бесполезным на их курсе.

Опомнившись, Анна затолкнула тело астронавта в люк склада, и решительно направилась наружу, при этом постоянно просматривая показания системы жизнеобеспечения старого скафандра.

Оказавшись снаружи, она ещё раз быстро осмотрелась. Шаттл висел на той же позиции, как и пол часа назад, а сами останки станции медленно кружились. Из-за этого солнце освещало разные стороны скопления обломков, и это создавало нереально-фантастическую картину разрушения.

Но долго рассматривать всё это у Анны времени не имелось. Продвигаясь по страховочным скобам, она добралась до массивного гамма-телескопа, расположившегося рядом с невзрачного вида блоком межпространственной связи «Луч», и закрепила многострадальный страховочный фал.

Работать именно с этим оборудованием ей уже приходилось, на первом курсе, при наземной подготовке модуля обсерватории к запуску. Идентификационная карточка была спрятана в рукаве нового комбинезона, так что Анна просто провела запястьем над сенсором.

Чуткий сканер поймал сигнал чипа через многослойную оболочку скафандра, и красный огонёк на массивном кожухе «Луча», окрасился в зелёный цвет, после чего магнитные замки раскрылись, открыв доступ к простенькой панели ввода.

Система была настолько примитивной, что тут справился бы даже ребёнок. Проведя по сенсорному меню, Анна выбрала нужный пункт и активировала привязку «Луча» с гамма-телескопом.

Согласно пункту секретного устава, это действие было строго запрещено, так-как теперь любой проникший в модуль обсерватории мог воспользоваться системой «гиперсвязи» — как её называл её отец, академик Алфёров.

Затем Анна забила в меню координаты нужного космического объекта, активировала систему отслеживания и захлопнула защитный кожух, на котором если хорошенько присмотреться, можно было найти нацарапанные инициалы её имени и фамилии, оставленные три года назад перед запуском для истории как тогда думала она.

— Альфа, лови контакт, через пару секунд телескоп наведётся на цель поисковый сегмент луча. Если у тебя есть коды, сможешь подключиться к объекту своего интереса.

Практически сразу как текстовое сообщение ушло, пришло ответное.

«Контакт приняла. Начинаю вводить коды доступа»

Анна отсоединила страховочный фал, быстро вернулась внутрь стыковочного сегмента, и уже добравшись до люка обсерватории, замерла. Её глаза уставились на таймер, отсчитывающий количество дыхательной смеси.

00:09:03

— А вдруг получится? — проговорила она, и развернувшись, рванула внутрь грузового модуля.

«Что у тебя там получится?»

— Да я о своём — проговорила Анна, только тут сообразив, что процессор передаёт на

землю всё что она говорит.

«Эй экспериментаторша, будь там поаккуратнее, а то сейчас весь наш космос держится только на тебе»

Предостерегающе ответила Альфа.

Тем временем Анна проникла внутрь складского модуля и снова отпихнула от себя скафандр с мертвецом. Распихав плавающие в невесомости контейнера, она протолкнулась к кислородной станции, и выдернула штуцер оборванного шланга, повреждённого во время рукопашной.

Затем она проверила показатели на панели, и убедилась, что система заполнена дыхательной смесью на три-четверти. После этого пришла пора быстрому обыску.

Анна принялась открывать пластиковые крышки боксов для хранения оборудования, которыми были утыканы стены вокруг. Внезапно она подумала, что со стороны она похожа на грабителя, дорвавшегося до банковского хранилища.

Причём действовала Анна импульсивно стремительно, и постоянна зыркала на счётчик количества дыхательной смеси. Оказаться второй раз наедине с космическим вакуумом она точно не хотела.

А когда среди вывернутых запчастей и электронных плат она увидела то что искала, то сначала не поверила своим глазам.

Длинный фал, предназначенный для долгого выхода в открытый космос, оказался в её руках, и она сразу же подсоединила один из его концов к своему скафандру, второй она воткнула в единственный целый разъем кислородной станции.

Затем она включила систему закачки и сразу увидела, как время на таймере пошло вспять. Это было настоящей победой. Через десять минут она получит полный заряд баллонов на 4.5 часа. А значит после этого сможет попытаться добраться до дяди Юры.

Слёзы радости, хлынули из глаз девушки и в следующий миг она поймала прозрачный магазин с блестящими баллончиками внутри. Пробежавшись глазами по хаотично летающим предметам, она увидела пистолет астронавта, и слетала за ним.

Внимательно осмотрев оружие и маркировку, она поняла принцип действия, и решительно вставила магазин в раздутую рукоять. На маленьком табло появилась индикация количества боеприпасов.

«+20»

По всему выходило, что пистолет предназначен специально для боя в космосе. Боеприпас делился на две части. Баллончик с разгонной реактивной смесью, активировался с помощью электрических клемм и при детонации выплёвывал 8-мм алюминиевую пулю, имевшую собственный реактивный двигатель. В невесомости такая пуля могла сильно разогнаться и пролететь практически бесконечное расстояние и поразить космонавта в лёгком скафандре. При этом попав в обшивку космических аппаратов она их практически не повреждала.

При выстреле конструкция пистолета полностью гасила отдачу и обеспечивала довольно точное прицеливание, с помощью голографического прицела.

Немного подумав Анна отстегнула от скафандра мёртвого астронавта магнитные подсумки и пристроила их к себе на пояс. Теперь у неё под рукой были замаскированная под бокс кобура, тычковый нож, две запасные обоймы и нечто похожее на гранату с таймером, и закрытой пластиковой крышечкой, красной кнопкой активации.

— Вот теперь мы на равных — воинственно проговорила она и подлетев к небольшому иллюминатору, посмотрела на Шаттл, который начал медленно облетать останки взорванной станции «МИР-5».

Глава 17. Война на Земле (1).

2045 год. Альфа.

От Анны пришёл сигнал и буквально через минуту «Луч» вошёл в цифровое взаимодействие с обычным телекоммуникационным спутником, принадлежащем индийской компании, и носящим звучное имя «Раджа-33».

Войдя в сложную систему, Альфа закинула коды доступа в корневой каталог безопасности спутника и принялась ждать, когда сработают шпионские закладки.

О «Раджа-33» она узнала от главы комитета сопротивления Глебова, во время выполнения весьма специфических заданий, по возрождению из небытия секретной программы «Мёртвая рука».

Оказалось, что во времена участия Российского космического агентства в зарубежных программах освоения космоса, наши на всякий случай оставляли шпионские закладки в цифровой оболочке спутников, принадлежащих нескольким нейтральным странам.

И как оказалось делали они это не зря. В прошлых версиях реальности, после «тридцатидневной» войны, произошедшей в 2042 году, ни одного Российского спутника на орбитах планеты не осталось, и повстанцам приходилось пользоваться именно такими закладками.

Проснувшаяся шпионская программа, быстро захватила электронную оболочку спутника, и не блокируя его основные функции, вывела перед Альфой меню возможных действий.

Активировав пункт работы во время ведения военных действий, Альфа автоматически получила доступ в сеть спутниковой группировки РФ. Перед глазами тут же предстала объёмная карта Евразии с полной картиной разворачивающейся войны, с обозначениями основных воздушных клиньев вторжения.

Сразу бросились в глаза, силовые сферы закрывающие целые сектора и крупные города. Пассивное оружие блокировало воздушные пути и мешало использовать потенциал вооружённых сил РФ в полной мере. По крайней мере там, где не было силовых сфер, ВВС громили подступающие группировки противника и не давали действовать крупным скоплениям беспилотников. Впрочем, источника появления этих образований, Альфа с ходу найти не смогла.

Иной коленкор был с орбитальной бомбардировкой, тут всё было предельно ясно. Европейскую территорию РФ утюжили с 37 псевдо-погодных станций, зависших на низкой орбите. Ей лично удалось наблюдать эффект от попадания неизвестного боеприпаса, так что Альфа понимала, сейчас это самый главный враг, которого каким-то образом нужно вывести из игры.

Она смотрела на картину разворачивающегося сражения и в какой-то момент уловила появление яркой вспышки. Оказалось, в пределах береговой линии Болгарии, взорвался небольшой ядерный заряд. Увеличив район подрыва, Альфа увидела десантные квадролёты альянса, градом падающие в море и на курортный городок.

— Огрызаются родимые — проговорила девушка и зловещая улыбка сама собой появилась на её лице.

Она помнила какие проблемы во время прошлого варианта сражения на территории России, возникли с ядерным вооружением. Сейчас история явно повторялась, а это значит, что в распоряжении вооружённых сил РФ всего несколько действующих тактических зарядов малой мощности из старых запасов, и всего одна старая подводная лодка с 16 ракетами «Булава».

— Негусто — проворчала Альфа и снова развернула полную картину вторжения.

Получалось, что на дальнем востоке у вторгшихся клиньев противника складывалось не так уж всё хорошо. Сражения шли кровопролитные и все стороны несли большие потери. На юге страны, всё тоже не однозначно, Крым ещё держался, но было видно, что сопротивление ненадолго, уж больно большие силы согнаны в регион Турцией. А вот на европейской части РФ, всё должно решиться в течении несколько часов. Крупные группировки наших войск заблокированы сферами и не могут развернуться, авиации приходится весьте воздушные бои на чрезвычайно ограниченных территориях. К тому же Альфа видела, что-то явно мешает чёткой координации обороны.

Проверив трафик проходимости сети спутниковой группировки, она сразу выяснила в чём дело. Похоже генеральный штаб располагавшийся в Москве, вместе с остальными центрами управления войсками, были практически отрезан от спутниковой сети. Это значило что оперативной информации у наших нет, как и средств доведения приказов до всех подразделений.

По какой-то причине запросы военных не обрабатывались, а вся спутниковая связь висела от потока многократно дублируемых сообщений. С сетью явно творилось что-то непотребное.

Немного покопавшись в сводках, Альфа сразу нашла причину сбоя. То, что сделали программисты Альянса, впечатляло.

Видимо ещё задолго до начала вторжения, Альянс создал по всему миру несколько тысяч фейковых станций, настроенных на постоянную связь со спутниками Российского сегмента. И как только началась война, эти станции начали слать бесконечные запросы от фейковых операторов, взяв за основу вполне реально существующий образец сообщения. Эти сообщения забивали буферы обмена данными. Охранные фаерволы, реагировали на это и временно закрывая все каналы для взаимодействия с Землёй.

Таким образом, действия российских вооружённых сил, координировали с помощью наземных линий связи и простейшего радиообмена, а всё это практически прошлый век. И если так пойдёт дальше, то орбитальная бомбардировка уничтожит и эти средства, вгоняя войска в 19 век с курьерами и коротковолновыми рациями.

Как выяснила Альфа, координацию процесса хакерской атаки осуществляли 12 спутников альянса, находящихся на стационарных орбитах. Информация, почерпанная из другой реальности, давала понять, именно на этих спутниках располагаются ИскИны, соединённые в единую глобальную сеть, координирующую все действия альянса в настоящем и будущем.

Получалось что сейчас у альянса в космосе, имеется огромная группировка спутников слежения, действующие батареи орбитальной артиллерии и две дюжины космических истребителей, прямо сейчас зачищавших орбиты. И вся эта армада управляется 12 ИскИнами координаторами.

Как это всё вывести из строя, Альфа не понимала, но что-то сделать она должна.

Первым делом она решила попробовать устранить фактор информационного коллапса из сложившегося уравнения. Войдя в систему охранных файерволов, Альфа начала вручную отключать все станции делающие запросы не с территории РФ.

За десять минут ей удалось вывести из игры почти 17 тысяч операторов, но ИскИны ввели в игру в четыре раза больше станций. Подключив имплант к процессу отключения фейковых операторов, Альфа убедилась, что это бесполезно. Сколько бы она не отключала, ещё большее количество, появлялось и начинало делать запросы.

— Тогда мы пойдём другим путём — повторила она выражение отца, повторяемое им сотни раз. — Саня, как там обстановка вокруг?

— Пока норм. На этом берегу ни души, а вот в военном городке большой кипишь. Танкисты грузят гражданских на автобусы и грузовики. Колонны идут в сторону военной части, похоже тотальная эвакуация населения.

— Хорош наблюдать, дуй сюда. Дело есть.

— Иду, а пока буду топать, посмотри один интересный ролик, который твой механический бобик снял, пока ты к космосу подключалась.

После слов Шилова, перед глазами начал транслироваться загрузившийся ролик, снятый с камер ищейки. На нём Альфа узнала себя, видимо снятую во время контакта с Сереньким. На записи её тело начало таять в воздухе, превращаясь в серебристое марево. Это было похоже на то как исчезали люди, во время прихода хроно-волн. Увиденное удивило, ведь она думала, что раньше ей это почудилось.

— Ну что посмотрела? — спросил добравшийся Шилов, и стал на одно колено рядом с ней.

— Да посмотрела, какая-то чертовщина.

— И что будем делать?

— Ничего, работаем дальше. А проблемы будем решать по мере их появления.

— Ну как скажешь. Чего звала? — спросил Шилов, и раскрыв забрало, принялся оглядываться по сторонам.

— Вынимай свою звезду инспектора. Кажется, она и в этом слое реальности отлично работает. Хочу попробовать провернуть один фокус.

— Ой навряд ли — недоверчиво пробормотал Шилов, уже вытаскивая звезду из подсумка.

Поймав узкий информационный поток, передаваемый идентификационным чипом звезды, Альфа подключила его к «Лучу» и начала вплетать его в ответные потоки информации, уходящие к фейковым операторам.

Во вражеской схеме проникновения, сработал алгоритм, включивший сообщение в программную оболочку хакерского продукта, и сигнал начал скакать от станции к станции, высвечивая фейковых операторов. Сеть быстро росла, создавая настоящую паутину, окутывающую все континенты земли, с концентрацией в 12 центрах притяжения.

Схема тут же престала перед глазами, во всём своём цифровом великолепии. Альфа прекратила отключать, фейковых операторов, которыми как она поняла становился любой компьютер или смартфон, подключенный к сети, и одновременно подала запрос на взаимодействие к 12 центрам.

Около минуты ИскИны обрабатывали запросы, а затем тот что был под номером 7, дал ответный запрос, на полную идентификацию инспектора.

— Саня, срочно палец на центр значка — приказала Альфа, и Шилов это мгновенно исполнил.

Ответ на запрос тут же ушёл, а через пару секунд ИскИн ответил утвердительно.

Допуск уровня «С+» подтверждён.

— А теперь жрите своё дерьмо сами — зло проговорила Альфа и активировала обратную рассылку фейковых сообщений от всех операторов одновременно, которых кстати к этому моменту стало больше трёх десятков миллионов.

Вся паутина начала на глазах перекрашиваться в другой цвет, и сотни миллионов запросов заполонили вражескую сеть, тут же забив приёмные мощности ИскИнов петабайтами само дублируемой информации.

В тот же миг группировка российских спутников освободилась от цифрового гнёта и начала работать только с реальными операторами военных штабов, передавая действующим частям всевозможную информацию.

Альфа представила себе, как прямо сейчас в сотнях центров обороны по всей стране, заработали спутниковые системы связи и начали двигаться зависшие картинки на огромных мониторах, отображающих тактическую обстановку в режиме реального времени.

Постепенно, вывод ИскИнов из игры начал приносить свои плоды. Альфа увидела, как орбитальная бомбардировка прокатилась по целям, явно не являющимися основными. Это продолжалось несколько минут, а затем космические батареи перестали стрелять, видимо отключённые живые операторами.

Правда и ИскИны не сидели без дела, по паутине, окутывавшей все континенты земли, прокатилась цепная реакция, единовременно вырубившая все станции, ИскИн с номером 7, тоже был исключён из схемы.

При этом, насколько она поняла, все задействованные компьютеры и гаджеты сгорели, от импульса.

Оператор, ваш допуск уровня «С+» отозван.

Новое сообщение часто заморгало перед глазами, и Альфа поняла, что инспекторство Шилова превратилось в ничто.

— Ну что ж пора поработать с танкистами — проговорила частично удовлетворённая Альфа и снова полезла в систему.

Глава 18. Война на Земле (2).

2045 год. Норвегия.

Центральный бункер «Судного дня».

Штаб северной группировки альянса демократических стран (АДС).

Президент Дэвид Гор.

Президент мелкой восточноевропейской страны, вот уже пол часа распинался перед присутствующими главами государств АДС, и суть его бесконечного спича сводился к одному — как же это важно наконец победить наглого русского медведя, который так много лет не давал никому жизни.

Докладчик был членом одной из партии зелёных, боевых экологов, некогда созданных под эгидой Центрального Бюро Расследований, Соединённых Штатов.

Из его речей вытекало, что только РФ не давала развиться зелёной энергетике и загоняло крупные экологические программы в тупик. А это значит, что решение о уничтожении огромной страны и разделении её на части, весьма верно, отражает чаянья всей прогрессивной Европы нового образца.

Но за этими красивыми словесами, президент Гор видел нечто иное. Этот мелкий восточноевропейский президентишка готов сейчас оправдать всё что угодно, и даже более того, он готов кинуть в бой всю свою мизерную армию самокатчиков с собаками поводырями, и всё ради того, чтобы потом на правах победителя принять участие в дележе шкуры убитого медведя.

Нет уж, я лично прослежу чтобы тебе ничего не досталось — проговорил про себя Гор и непроизвольно оскалился в широкой улыбке. — А вот пару костей остальным псам, я непременно кину, и потом буду наблюдать как мелкие шавки грызутся между собой.

Тем временем стоявший у трибуны президентик, заметил, что ему улыбнулся лидер свободного мира, и у него открылось второе дыхание.

Дальше он принялся осуждать русских за неудавшуюся попытку устроить ядерный Армагеддон и реальное боевое применение двух тактических ядерных зарядов малой мощности, над территорией Болгарии и на Сахалине.

Идиот совсем не понимает, что происходит, и упорно делает вид что США с ближайшими союзниками не готовы применить ядерное оружие при первой же возможности.

После последних слов докладчика, президент Гор перестал на него обращать внимание и уткнулся в голографический монитор, отображавший в режиме реального времени все самые важные моменты, всё сильнее разгоравшихся, военных действий.

А вот тут всё шло не по сценарию. Силовые сферы заперли в ограниченном пространстве основные группировки войск РФ, но вместе с тем не позволили альянсу применять некоторые, очень эффективные виды вооружения. И пока не начнётся наземная фаза операции, не ясно насколько такая концентрация войск противника, сможет помешать быстрой победе.

К тому же в космосе начались какие-то нехорошие телодвижения. Тщательно подготовленная НАСА и Пентагоном хакерская сеть, одномоментно рухнула, спалив по всему миру более 150 миллионов компьютеров и всевозможных гаджетов, принадлежащих обычным гражданам. А вместе с сетью вышел из строя один из ИскИнов контролирующих вторжение, прямо из космоса.

Но самое плохое, после этого русские снова получили доступ к космосу, и теперь могут взаимодействовать с остатками своей спутниковой группировки. А координация их усилий, это последнее что сейчас нужно АДС.

Конечно НАСА в течении двух часов обещали полностью устранить угрозу из космоса, и уничтожить последние остатки русской системы глобального позиционирования и спутниковой связи, но пока ничего кроме временного прекращения орбитальной бомбардировки, президент Гор не наблюдал.

А как он помнил, именно работающие установки орбитальной бомбардировки и были той песчинкой на весах, которая удерживала основных членов альянса от применения по врагу тактических ядерных зарядов малой мощности.

Президент Гор провёл рукой по сенсорной панели, увеличил схему расположения русской космической группировки, и принялся наблюдать как космические истребители очень медленно чистят орбиты планеты от вражеских спутников.

Внезапно, космические орбиты земли исчезла с экрана, а на их месте появилась совершенно другая карта, показывающая североамериканский континент. И в следующий миг на всём восточном побережье США, начали вспыхивать силовые защитные сферы.

А по центру экрана побежала оранжевая строка с повторяющимся предупреждением:

«РАКЕТНАЯ АТАКА!!!»

Президент нахмурился, и подал знак своему секретарю. В тот же миг на столе появился ядерный чемоданчик, а вокруг Гора появилась стена телохранителей с автоматами, в полной тактической выкладке и лёгких экзоскелетах. Американский сектор за круглым столом накрыло поле, делающее невозможным ведение любых электронных записей. Голос болтуна за трибуной, тут же прекратил раздражать слух Гора.

А на экране стремительно побежали строчки боевого чата, комитета обороны территории США. Одновременно с этим президент Гор вцепился пальцами в сенсорную панель, едва не продавив прозрачный пластик.

Залп произведён подводным ракетоносцем ВМФ Российской Федерации.

Дистанция до побережья: — 152 морские мили.

Выпущено 16 ракет. (Предположительно «Булава»)

Активирован оборонительный силовой периметр.

По вражескому ракетоносцу выпущено 12 ракет «Гарпун-3». Предположительное уничтожение цели 00:03:00 Минуты.

В воздух подняты оперативные стаи беспилотных перехватчиков.

Активирована система ПВО периметра, расположенная на боевых платформах.

Системой ПВО периметра, отслеживает 16 основных целей.

Системой ПВО периметра, выпущены противоракеты.

Две из шестнадцати основных целей, уничтожены.

Бегущие строчки чата полностью захватил всё внимание президента, превратив его в дёргающую головой марионетку, следящую за росчерками быстро разлетающихся целей.

Системой ПВО периметра, зафиксировано разделение 14 основных целей на боевые модули.

После последнего сообщения, 14 целей на экране взорвались, и каждая разделилась на четыре десятка отдельных осколков, тут же устремившихся к береговой линии США.

Системой ПВО периметра, отслеживается 560 новых целей. Предположительно наличие боевых модулей с ядерными боеголовками.

ИскИн оборонительного периметра тут же начал сортировать цели, помечая предположительно ложные, но несмотря на это стаям противоракет и беспилотникам, был отдан приказ на полную зачистку воздушного пространства.

Сверхскоростные модули, нёсшиеся к побережью, оказалось чрезвычайно нелегко перехватить. Они крутились и резко меняли траекторию полёта, повинуясь некому сумасшедшему алгоритму уклонения.

Но несмотря на это один за одним они исчезали, попав под удар перехватчиков и противоракет ПВО. Как заметил президент, боевые крейсера береговой охраны, кроме ПВО задействовали рельсотроны главного калибра, и пытались помочь сбить вражеские боеголовки любым доступным способом.

Счётчик боевых модулей начал резко уменьшаться и разменял цифру 400, но несмотря на это президент видел, что оставшихся в строю нарушителей спокойствия ещё слишком много.

372 разлетевшихся веером модулей, добрались до ряда куполов, прикрывающих побережье, и в этот миг система оборонительного периметра, многократно увеличила подачу энергии к установкам, создающим сферы магнитных полей.

Силовые купола вспучились, став значительно крупнее, и цепная реакция из взрывов, прокатилась по вражеским модулям, попавшим в тиски оборонительного периметра.

После этого счётчик целей просел на 270 единиц, выдав что в строю остались всего 102 вражеских модуля.

Дальше в ход пошли стаи беспилотников перехватчиков, которыми в режиме реального времени управляли опытные операторы.

Дроны начали нещадно крошить юркие модули и счётчик целей начал терять их десятками каждую секунду.

Счётчик на глазах просаживался и от сердца президента Гора чуть-чуть отлегло.

Системой ПВО периметра, отслеживается «92» цели.

Системой ПВО периметра, отслеживается «79» цели.

Системой ПВО периметра, отслеживается «63» цели.

Системой ПВО периметра, отслеживается «51» цели.

Такты тикали каждую секунду, изводя на нет самоубийственно-отчаянную атаку русской субмарины.

Системой ПВО периметра, отслеживается «43» цели.

Системой ПВО периметра, отслеживается «31» цели.

Системой ПВО периметра, отслеживается «20» цели.

Системой ПВО периметра, отслеживается «11» цели.

Системой ПВО периметра, отслеживается «3» цели.

Ещё секунда, и президент Гор был готов вскочить с кресла, и победно вознести руки вверх, так как он это делал во время финала по «Супербоулу», но в самый последний момент, он увидел, как прямо там, где заканчивалась граница распухших силовых сфер, появились два огненных миазма, начавших стремительно распухать и исходить волнами радиоактивного пламени.

А затем на месте взрывов, в стратосферу взметнулись два ядерных гриба.

Оборонительной системой периметр зафиксировано два подрыва ядерных боеголовок. По предварительным данным под удар попали города Балтимор, Аннаполис.

После прочтения сообщения, на экране коммуникатора президента начали один за одним появляться вызовы от разных силовых структур и глав государств альянса, но Гор не стал никому отвечать, вместо этого он схватился за голову и закрыл глаза.

Перед глазами мгновенно появились картинки разрушенных городов, пришедшие из ночных кошмаров, которые ему снились, уже несколько лет, со времён избрания на пост.

Глава 19. Война на Земле (3).

2045 год. Альфа.

После возвращения группировки спутников в руки спецов из генштаба, по линиям коммуникаций побежали тысячи новых приказов, расходящихся по территории РФ.

Спутник «Раджа-33», система приняла за свой реальный сегмент, и включила его в сеть. Альфа тут же начала получать отчёты о действиях вооружённых сил и оперативные сводки с поля боя.

Перед глазами появились сотни роликов, снятых с борта кораблей, бронемашин и самолётов, подробно иллюстрирующие реальные огневые контакты с противником в разных частях РФ. Включившись Альфа принялась всё это сортировать, постепенно создавая реальную картину происходящего.

То, что она видела не вдохновляло, вся разница с прошлой войной была в том, что пока альянс ни разу не применил ядерного вооружения, ограничившись сковыванием силовыми сферами вооружённых сил РФ и очень эффективной орбитальной бомбардировкой.

А когда полная картина происходящего, наконец прорисовалась перед глазами, случилось то, чего она никак не ожидала. По сети прошёл приказ о атаке любыми доступными средствами объектов альянса по всему миру, и сразу после этого, началась ракетная атака территории США.

Альфа смотрела как 14 ракет «Булава» разделились на боевые модули, устремившиеся на скорости в 20 махов к береговой линии североамериканского континента. Только четвёртая часть модулей несли реальные боеголовки, но и этого оказалось достаточно.

Как только информация о двух ядерных детонациях прошла по сети, Альфа подключила процессор бронекостюма Шилова к чату боевых сводок.

Шилов посмотрел на изображения, снятых из космоса ядерных грибов и его глаза округлились.

— Это как так? — спросил он, явно опешив.

— Да вот так. Похоже это последствия нашего вмешательства. И главное без всяких хроно-волн — недовольно ответила Альфа.

— Сейчас такое начнётся, туши свет — проговорил Шилов, и посмотрел в небо, где снова появились оранжевые лучи орбитальной бомбардировки, всё чаще проявляющие очертания силовых сфер. — А я-то уж подумал, что этот вариант будущего более лайтовие.

— Да не, похоже такая же шняга, только боком. — Альфа поднялась с земли и отругала себя за недальновидность. — Кстати, теперь альянс ничего не сдерживает.

— Значит этот вариант реальности уже не исправить — пробормотал Шилов, поймав недовольный взгляд девушки. — Ну что командир, каковы наши действия?

— Действуем как и собирались, охраняем подземный комплекс до последнего, надеюсь наши ребятки там всё исправят — твёрдо сказала модифицированная девушка и махнула себе за спину.

Затем она снова вошла в информационное поле спутника «Раджа-33», и запросила все данные по данному сектору Подмосковья.

Быстро изучив информацию, она поняла, что танковая дивизия получила приказ и прямо сейчас формирует две колонны, готовые выдвинуться к Москве. Косвенно, она этому лично поспособствовала, разблокировав систему связи.

Придётся разбираться — пробурчала Альфа себе под нос и полезла в недра данных.

Чтобы показать ядерные взрывы, на восточном побережье США, Альфа подключила Шилова к информационному полю, и теперь он воочию наблюдал за всеми её действиями. Оценив какой массив данных, она обрабатывает, оперу стало не по себе.

В одном из окон, Шилов увидел две колонны танкистов, снятые с беспилотника. Старенькие «Арматы Т-34» и новенькие «Т-240» шли своим ходом через старый мост, и строились между опустевших многоэтажек военного городка. Вторая мотострелковая колонна формировалась параллельно и состояла из сотен БТРов и грузовиков гружёных боеприпасами.

Пушки и танковые рельсотроны были расчехлены на всей технике, а зенитные установки и малые шептуны умело расставлены по периметру, и готовые в любой миг отразить атаку с воздуха.

— Если наши уйдут, в случае целенаправленного вражеского десанта, нам тут крышка — пробормотал Шилов, и приподняв щиток забрала, посмотрел на замершую Альфу. — Ты чего замерла? Делай что ни будь.

— Это неправильно — внезапно проговорила модифицированная девушка, и развернула перед Шиловым полный реестр личного состава танковой дивизии, выстроенный в аккуратные таблицы и списки.

Выделив иконку с командиром части, она активировала меню просмотра его личного дела, и указала Шилову на голографическое фото.

— Генерал Звягинцев Артём Палыч. Я его лично знаю. Нет не так, скорее знала в другой реальности. Мы не должны их трогать.

— Но почему? — реально не понял Шилов.

— Звягинцев, самый последний командующий сводной группировкой войск в Сталинграде образца 2042 года. Именно он держал город до последнего и инициировал подрыв ядерного фугаса за Волгой.

— Альфа я всё понимаю, но, если они уйдут, нам будет очень туго. Да и это же совсем другая реальность, после стольких хроно-волн, прошлые варианты напрочь стёрты — неуверенно пробормотал Шилов.

— Нет, я так не могу. А вдруг это неправда? Это словно предательство — ответила Альфа, и в тот же миг перед её глазами пробежали наиболее яркие моменты, «тридцатидневной войны», в которой она лично принимала участие.

Альфа вспомнила как первый раз увидела Серенького. Тогда он с бойцами сводного батальона модифицированного спецназа, с трудом вырвался из окружения под Самарой. Перед глазами появились его закадычные друзья, Лёлик и Болик. Два шкафоподобных модифицированных олуха второго поколения, с лапами как у гориллы, могли катать любое квадратное, не взирая на его вес, и бегать в сверхтяжёлых Бронекостюмах Ратник плюсовой серии, без помощи выключенных экзоскилетов.

Весь их сводный батальон спецназа, как и сам генерал Звягинцев остались навеки лежать, в Сталинграде образца 2042 года.

Затем Альфа вспомнила как по сигналу аварийного маячка, нашла огрызок человека. Она тащила Серого пятнадцать километров, сначала по коллектору, а затем по снесённому городу, в котором горел даже железобетон.

Внезапно до неё дошло, что в тот момент она спасала ни его, а скорее себя. Ведь это он уберёг её от навязчивого желания уйти в последний самоубийственный рейд, и вырезать столько врагов, насколько хватит сил.

Видимо тогда она его и полюбила.

Полумеханическое сердце девушки внезапно заныло, и судя по показаниям, какой-то странный сбой системы, повысил давление крови в, практически полностью синтетическом организме.

— Альфа ты должна что-то сделать. Ведь они всё равно идут на смерть — голос Шилова продрался сквозь поток воспоминаний, заставив девушку очнуться.

— Нет Саня, это не так. Они идут выполнять свой долг. И я знаю, генерал Звягинцев выполнит его до конца — твёрдо ответила Альфа и непроизвольно оскалилась.

— И что будем делать? Первый же десант альянса нас сметёт.

— Не знаю Шилов, как ни будь справимся. Чай не впервой.

После этих слов опытный опер понял, что Альфа не отступится, и не станет дёргать танкистов, не совсем честными методами.

— Ты сможешь выйти на связь с генералом? — спросил он, решив, что стоит вмешаться.

— Зачем?

— Надо с ним побазарить. Не бойся, хуже, чем сейчас точно не будет — заверил Шилов и Альфа пристально посмотрела в его глаза.

Затем он увидел, как перед ним появился значок вызова.

— У аппарата — сказал властный голос, при звуке которого Шилову захотелось встать по стойке смирно.

— Генерал Звягинцев? — спросил он вместо этого.

— Да. Кто это? Почему по спец линии?

— Генерал, моя фамилия вам ничего не скажет. Я офицер из структуры МВД. А по спец линии, потому что так нужно.

— Что нужно? — спросил генерал, явно поняв все намёки.

— Вы в курсе, что за секретный объект находится под землёй, прямо под КПП вашей военной части? — спросил Шилов, вставая на очень тонкий лёд.

Ведь то что генерал Звягинцев знает о наличии секретного объекта, это было лишь предположение, опытного опера. Однако Шилов знал людей, если бы на его земле творилось нечто мутное, он был в курсе.

— Я понял о чём вы — сказал генерал после небольшой паузы. — Что конкретно вам нужно?

— Моё подразделение обеспечивает охрану данного объекта. Есть информация, что вскоре, произойдёт десантирование крупных сил противника в данном секторе. Хотелось бы, чтобы вы чем-то помогли, как говорится по-соседски.

— Передайте приказ по официальным каналам генштаба, и я возьму периметр под охрану. Без приказа, это разговор не о чём — заявил генерал и Шилов почувствовал, что он готов прервать разговор.

— По официальным каналам не хочется, хотя и могу. Я отлично понимаю, что перед вами поставлены совсем другие, очень важные задачи. Но генерал, хорошенько подумайте, может вы сможете хоть что-то сделать, разумеется не нарушая боевой потенциал дивизии? Поверьте на слово, это очень важно.

Генерал выслушал просьбу молча, и в эфире надолго воцарилась тишина. А затем снова послышался его голос.

— Я знаю какой квадрат вас интересует. Через пять минут шесть установок «Ветер М-4» произведёт постановку минных заграждений дистанционным способом. Кроме этого на оставленной дивизией базе остался большой шептун с опытным оператором. Если противник попытается высадить десант, то он поспособствует их жёсткой посадке, на пятую точку. Дальше, за танковым полигоном, в 12 километрах от базы, замаскированы позиции с четырьмя САУ «Коалициями — СВ-2». Артиллерийские установки полностью заряжены, и работают в автоматическом режиме. Коды доступа к управляющему контуру минных полей и управлению артиллерийскими установками, отправлены по каналам генерального штаба, я думаю если вы тот, кем представились, то в состоянии их достать.

Услышав последние слова генерала, Альфа энергично закивала, и Шилов понял, что это даже больше чем она ожидала.

— Спасибо — проговорил он.

— Удачи — коротко ответил Генерал и сразу отключился.

— Вот видишь, и не надо никого разводить, иногда люди сами готовы помочь, главное правильно попросить — сказал Шилов широко улыбающейся Альфе.

Внезапно улыбка слетела с её губ, и девушка быстро вывела перед собой ещё один чат, где несколько раз повторялось одно и тоже сообщение.

«Альфа, я так и не получила ответа. Выдвигаюсь за дядей Юрой».

Глава 20. Война в бездне (2).

2045 год. Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

Отправив Альфе уже пятое сообщение подряд, Анна так и не дождалась ответа. От души обложив трёхэтажным матом свой земной контакт, она снова вывела на голографическое покрытие треснувшего колпака, результат полной диагностики скафандра, и в десятый раз просмотрела основные данные.

Уровень заряда аккумулятора — 77.5 %.

Наличие сухой плазмы, в кассете плазмореза — 27 %.

Наличие кислородной смеси — 99.8 %

Наличие топлива в манёвровых двигателях ранца — 0.03 %.

Последний пункт немного удивил Анну, так-как во время прошлого цикла диагностики бак реактивного ранца, показывал сплошные нули.

Досконально всё проверив, Анна выяснила что выделенный дыхательной системой скафандра углекислый газ, начал сбрасываться в совершенно пустой баллон реактивного ранца.

Оказалось, что это сработала стандартная аварийная схема, не позволяющая просто так удалять любые отработанные газы. Анна плохо разбиралась в устройстве старых скафандров, предназначенных для долгой работы в открытом космосе, и была удивлена наличию подобной функции.

Значит совсем скоро, система заправится на пару-тройку процентов, и у неё появится возможность использовать ранец, выпустив пару не очень мощных реактивных импульсов. Такая новость Анну порадовала.

Улыбнувшись, она просмотрела показания датчиков, отображавших целостность скафандра. Несколько сегментов на схеме помаргивали жёлтым, видимо кое-какие из десятков слоёв были повреждены во время космических мытарств. Немного покривив нос, Анна решила на это не обращать внимание, ведь решить эту проблему она всё равно не в состоянии.

Свернув все менюшки, она оставила в поле видимости основные показатели, и выглянула из стыковочного сегмента наружу. Смотреть вдаль через паутину трещин, было неудобно, но судя по показаниям имеющего лазерный дальномер визора, до огромного причального модуля, с по прежнему припаркованным грузовиком «Заря-5», было не меньше 1200 метров по прямой.

А если следовать по перекрученным тросам и останкам станции «МИР-5», то это расстояние увеличится наполовину.

Вид по прежнему припаркованной «Зари-5» заставлял задуматься. А что, если штатный автобус космической доставки остался цел. Топлива в баках грузового корабля, должно хватить до Земли и обратно.

Судя по показаниям гамма-телескопа, расстояние до голубой планеты увеличилось до 90 тысяч километров, но ведь изначально «Зара-5» рассчитана на полёт до Луны и Марса, к тому же корабль каждый раз дозаправлялись при любой возможности, так что увеличение дистанции не критично.

Размечтавшись о возвращении на Землю, Анна поймала себя на том, что опять тянет время. Решительно оттолкнувшись ногами от края круглого проёма, она полетела вперёд, вдоль сильно перекрученных тросов. Метров через тридцать, рука поймала один из них и сразу же пристегнула страховочный фал.

Затем Анна принялась быстро перебирать руками, продвигаясь вдоль изгибающегося троса, к следующему модулю.

В этот миг она представила какие перегрузки выдержал этот не очень толстый трос, во время разрушения станции и последующего за ним странного космического шторма. Мысленно поблагодарив конструкторов, додумавшихся вплетать керамидовые нити в его сердцевину, Анна продолжала наматывать десятки метров, пока не упёрлась в громоздкий сегмент, с торчавшими в разные стороны остатками солнечных батарей.

Сегмент окружало облако зеркальных пластин, по какой-то причине не улетевших в космос. Продвигаясь дальше, Анне пришлось раздвигать руками скопища небольших шестигранников, опасаясь наткнуться на что-нибудь более массивное.

При этом, чтобы не оторваться от поверхности сегмента, ей постоянно приходилось перекидывать страховочный фал, с одной скобы на другую.

А затем, из-за изгибающейся гирлянды разрушенной станции выглянуло солнце, и все до единой пластины, ярко засветились, многократно отражая его своими зеркальными гранями. Путешествовать посреди зеркального водоворота, оказалось не так уж приятно. Анну едва не ослепило, и её скорость передвижения ещё больше замедлилась.

Преодолев зеркальное облако, девушка облегчённо выдохнула и устремилась вдоль очередного троса к следующему модулю.

Ещё одно препятствие, она встретила, преодолев две трети пути. Прямо перед носом появился модуль обслуживания, состыкованный с сегментом, состоящим из баков, для хранения ракетного топлива и всяческих химических составов, необходимых для работы станции.

Судя по открывшейся картине, большинство резервуаров были повреждены, и жидкости прямо на глазах сочились из них наружу. Облака мелких янтарных капель, соединялись с тёмными шарами какого-то масла, и собирались в огромные скопления, похожие на мутные пузыри. Эти пузыри степенно плавали вокруг сегмента абсорбируя в себя, всю мелочь, попадавшуюся на пути.

Замерев, Анна представила, что будет если она вляпается в один из метровой величины шаров, предположительно состоявших из смеси зачастую очень едких жидкостей. Если такое попадёт на колпак шлема, то просто так утереться не удастся. А оказаться слепой в космосе, перспектива так себе.

И в этот момент в поле видимости снова появился шаттл Энтерпрайз. Анне пришлось подлететь к модулю обслуживания, и замереть, прижавшись к покорёженному фюзеляжу.

В данный момент, перспектива быть замеченной астронавтами, ей показалась более опасной, чем возможность вляпаться в летающие вокруг маслянистые шары.

Пока она сидела за массивным модулем, то из любопытства заглянула в его нутро, и увидела, что внутри слабенько помаргивают аварийные огни, показывающие полное отсутствие сгустков, свободно летающей жидкости.

Дождавшись, когда шаттл скроется из виду, Анна включила мощные фонари на плечах скафандра, и принялась решительно продвигаться вдоль длинного коридора. Тридцать метров по покорёженным внутренностям модуля, и она вылетела с другой стороны, при этом с разгона, едва не воткнувшись головой в проплывающий мимо тёмный шар.

Продвигаясь дальше, она ещё несколько раз пряталась от кружащегося шаттла. Весь боевой дух постепенно выветрился, и чем ближе Анна приближалась к модулю космической пристани, тем чаще с сомнением поглядывала на торчавшую из кобуры толстую рукоять трофейного пистолета. Воевать больше не хотелось, да и как это делась в космосе она не знала.

До пункта назначения оставалось метров двести пятьдесят, если продвигаться вдоль изгибающихся тросов. А вот если по прямой, то всего каких-то шестьдесят, не больше.

Внезапно в голову замершей Анны пришла безумная мысль. А что, если оттолкнуться от разбитого сегмента и прыгнуть прямо туда. Ведь если она даже не долетит, то один маленький импульс углекислоты из реактивного ранца ей обязательно поможет.

Думы о коротком перелёте по космосу без страховки, заполонили разум девушки и тут совершенно внезапно ей стало не по себе.

— А ведь каких-то четыре часа назад ты даже боялась оторвать руки от троса — сказала Анна сама себе, и покачав головой, защёлкнула карабин страховочного фала на очередном тросе.

Через минуту она уже скользила вдоль него, и быстро перебирая руками, старалась как можно скорее преодолеть последний отрезок долгого маршрута.

И ровно посередине пути, в тот момент как в очередной раз пришлось перекидывать карабин страховки, из-за обломков станции появился шаттл НАСА. Делая очередной виток, аппарат пролетел в полукилометре от Анны.

Пока он скользил мимо, девушка замерла, вцепившись в трос руками и ногами. При этом она вспомнила всех богов космического варпа скопом, прося их лишь об одном, чтобы её не заметили.

Через минуту шаттл со звучным названием Энтерпрайз на опалённом борту, скрылся из виду, и Анна принялась яростно перебирать руками, ругая себя за то, что струсила, и не решилась прыгнуть через бездну пять минут назад.

Впрочем, кажется её не заметили, по крайней мере шаттл не изменил курс и продолжил свой бесконечный облёт останков станции.

А может им просто не до неё — подумала Анна. Ведь судя по повреждениям, те кто находится в грузовом отсеке, прямо сейчас должны бороться за живучесть корабля.

Когда до стыковочного модуля «Причал-2» оставалось метров пятнадцать, Анна резко сбросила скорость, так-как ей стало жутко. Солнце осветило объёмные внутренности модуля, и она увидела во всей красе что там творится.

Мертвые изломанные тела, в скафандрах разного цвета, вцепились в друг друга, образовав распадающийся клубок, замерший в моргающем свете аварийных фонарей.

Даже на таком расстоянии она видела руки, цепляющиеся за противников. Рядом зависли всевозможные инструменты, использованные в рукопашной. И всё это было перемешано с серебристыми гильзами и замёрзшими каплями человеческой крови. Картина была настолько ужасной, что Анне пришлось отвернуться и отдышаться.

Сделав над собой усилие, она медленно поплыла вперёд, при этом стараясь не смотреть на искажённые лица, виднеющиеся под покрытыми трещинами шлемами скафандров.

Если бы не сигнал от дяди Юры, то она бы уже точно развернулась и поспешила вернуться в обсерваторию. Анна понимала, что прожить там сможет от силы пару суток, но уж лучше так, чем смотреть на трупы, зависшие в невесомости.

Ничего, сейчас я его найду, и он мне скажет, что делать дальше — повторяя эту мантру про себя, Анна медленно подлетела к рваному проёму, оставшемуся после взрыва без люка.

И в следующее мгновение, она узнала его по аккуратной бородке, опалённой благородной проседью. Знакомое с детства лицо потомственного космонавта почти не изменилось под влиянием космического вакуума, а голубые глаза смотрели на неё с укором, точно также как раньше.

— Дядя Юра? — удивлённо пробормотала Анна и вцепилась пальцами в кромку покорёженного проёма. И в этот момент на глазах девушки набухли слёзы, тут же отделившиеся от длинных ресниц, и отправившиеся в свободное плавание по внутренностям объёмного шлема.

Глава 21. Война в бездне (3).

2045 год. Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

— И кто же меня вызывал? — пробормотала Анна, и с опаской огляделась, пытаясь получше осмотреть внутренности объёмного отсека, пока туда били прямые лучи солнечного света.

Кроме подмороженных мертвецов, она не увидела никого. Короткие волосы на затылке девушки вздыбились, а по телу побежали огромные мурашки, сопровождающие порцию адреналина, впрыснутую в кровь надпочечниками.

В пору начинать креститься — подумала он, и только силой воли заставила себя не оттолкнуться от проёма, отпрыгнув подальше

Значит та зубодробительная болтанка, с многочисленными потерями сознания, во время распада станции и последующего за этим шторма, не прошла без последствий. И те прочитанные сообщения, всего лишь плод воспалённого сознания, накачанного лошадиными дозами стимуляторов. В это не верилось, но другого объяснения той мистике что творилась вокруг, у Анны не имелось.

Оценив количество дыхательной смеси, она зло ощерилась. Потратить целый час жизни, чтобы добраться сюда и увидеть дюжину окоченевших покойников, и всё из-за сбоя в собственной голове.

Внезапно, на треснутом щитке появилось новое сообщение.

«Анна, извини, не смогла сразу ответить. Я не поняла, ты куда там отправилась?»

А может и это сообщение с Земли, существует только в моей голове? — спросила себя девушка, и попыталась стряхнуть с ресниц слёзы, мешавшие оценить неуютную обстановку.

И тут совершенно неожиданно, аварийный свет в очередной раз моргнул, и высветил пустую нишу, предназначенную для хранения грузовых контейнеров. Как её показалось, там что-то двигалось.

Два пальца на автомате замкнули контакт, и на плечах девушки вспыхнули две мощные фары, пробившие насквозь пространство отсека.

В то что увидели её глаза, она сначала не поверила, и зажмурившись, замотала головой. Но раскрыв их, она снова увидела космонавта в лёгком скафандре, который махал ей рукой. При этом было видно, что весь скафандр залит алюминиево — силикатной пеной, образовавшей на нём застывшие бугры и наросты.

Наконец поняв, что это не бесплотное привидение, Анна кинулась вперёд, при этом стараясь не задеть скопище мертвецов, в центре отсека.

Подлетев вплотную, она увидела молодое лицо парня, под выпуклой поверхностью шлема, и сразу же его вспомнила. Это был тот самый лейтенант, который в экипаже дяди Юры считался космонавтом-стажёром.

Правда с лицом у него было не всё в порядке. Оно было неестественно искажено, левая часть радушно улыбалась, а правая застыла, словно на фотографии.

Рука лейтенанта, тут же схватила скафандр Анны, за крепление на плече, и притянула к себе, да так резко, что их шлемы стукнулись и плотно прижались друг к другу. И в тот же миг она услышала его рычащий голос.

— Ты, пришла. Я знал, что ты придёшь.

— Но как? Я думала, что меня вызывает дядя Юра — пробормотала Анна в ответ.

— Нет, командир не выжил — скорбно сказал парень, при этом непроизвольно скривившись от боли.

Анна посмотрела в его глаза, красные от полопавшихся капилляров, и поняла, что ему явно больно говорить.

— Ты ранен? — спросила она спохватившись.

— Да. Одна из пуль пробила скафандр и повредила в позвоночник. Всё что ниже пояса не ощущаю совсем. Правую часть тела чувствую с трудом, словно всё отлежал. Одна левая рука работает нормально. Если бы автодок не ввёл мне сильные стимуляторы, то скорее всего я бы уже не пришёл в себя — печально проговорил парень.

— Как у тебя получилось передать сообщение? — спросила Анна, отлично понимая, что всё равно прямо сейчас ничем помочь не сможет, к тому же она хотела сменить, явно неприятную для молодого лейтенанта, тему разговора.

— Анна, я инженер по обслуживанию оборудования. Мне положено такое уметь. — Парень тяжко вздохнул. — Во всех страховочных тросах, вплетён контактный провод, для их прозвона в случае обрыва. По этому проводку нельзя пустить большой поток информации, но подключиться к нему, и передать пару текстовых сообщений вполне можно — максимально просто объяснил парень.

— А как ты узнал, что я жива и добралась до обсерватории? — Анна решила выяснить всё сразу.

— Визор на шлеме — ответил лейтенант и кивнул на камеру постоянной фиксации, совмещённую с мощной оптикой. — Причал случайно развернуло в правильном направлении, в тот момент как ты выбираешься из старого складского модуля. Кстати я очень удивился, что после такой болтанки кто-то остался жив.

— Ты видел космический шторм?

— Какой из них? Их было целых два — ответил парень и вымученно улыбнулся.

— Значит два? — пробормотала Анна, при этом удивлённо на него уставившись.

— Да, первый начался сразу после того как ты активировала «Протокол проветривания». Он закрутил распавшуюся станцию в настоящий торнадо, и гонял её по космосу почти целый час. Если честно, я всё помню фрагментарно, да и то только из-за лошадиной дозы стимулятора. А вот второй шторм ударил после того как я увидел тебя.

— Ты заметил что-то странное?

После вопроса, лейтенант на несколько секунд задумался.

— Да там всё странное. Таких гравитационных штормов, в космосе не бывает. Тут как-никак правит его величество вакуум. А ещё я видел рождение странного пузыря, который через несколько секунд поглотила волна, пришедшая со стороны земли.

— Что будем делать? — спросила Анна, частично удовлетворившая своё любопытство.

— Пока рядом летают эти ублюдки, здесь каши не сваришь. Я предлагаю свалить куда подальше, желательно поближе к Земле. Там мы выйдем из зоны действия их глушилки, и сможем выйти на связь с нашими. Дальше пусть начальство само решает возникшие вопросы.

Внезапно, Анна осознала, что лейтенант не знает о том, что происходит на Земле.

— Боюсь, что начальству сейчас не до нас. Насколько я поняла, на Земле творится нечто подобное — Анна махнула рукой в сторону мёртвых тел.

После такого заявления девушки, глаза лейтенанта округлились.

— Значит война — зло проговорил он. — Я почему-то так и думал. Слишком странные речи вёл с командиром, главарь астронавтов. Ну это ничего не меняет, отсюда надо сваливать, и по возможности сделать так чтобы мы были единственный кто это сможет сделать.

Как только лейтенант договорил, в душе Анны зародилась робкая надежда. Только теперь она поняла, что больше не одна, посреди беспредельного космоса.

— На чём будем выбираться? — спросила она.

— Вариантов осталось немного. Думаю, «Заря-5» нам вполне подойдёт. Я тут подключился к терминалу и провёл диагностику всех систем корабля. Похоже во время шторма, наш рейсовый автобус получил минимальные повреждения. Оболочка целая. Разгонные двигатели в норме. Фотонный движок, тоже в рабочем состоянии и готов домчать хоть до Марса.

— Значит мы можем прямо сейчас сесть в «Зарю» и улететь? — недоверчиво спросила Анна, и с надеждой кинула взгляд на переходной шлюз, на котором горели красные огоньки, указывающие что он заперт.

— Э нет. Так просто такое не провернуть. По протоколу безопасности, при приближении шаттла Энтерпрайз, командир «Зари-5» запер переходной шлюз и спрятал электронный ключ от автобуса в сейф, находящийся под центральной панелью управления станцией. Без него мы на «Зарю» не попадём.

Услышав это, Анна резко погрустнела. Минут сорок назад, она карабкалась по распухшему фюзеляжу центрального модуля, и то что там увидела ей не понравилось.

— Я была там. В отсеке управления что-то взорвалось. Корпус разбух, и раскрылся словно вскрытая консервная банка. Мы там навряд ли хоть что-то найдём — поведала она, про то что видела.

— Это хреново — пробормотал парень. — Можно попробовать вскрыть композитную обшивку «Зари» плазморезом, но это только в крайнем случае.

— Выходит, что улететь мы не сможем? — разочарованно спросила Анна.

— Не знаю. Кажется, есть ещё один вариант, но я не уверен.

— Рассказывай.

— Ты слышала, когда ни будь о «универсальном ключе»?

Услышав этот термин, Анна сразу вспомнила лабораторию отца. Насколько она знала нечто подобное имелось в его распоряжении. С ним он мог ходить по подземному комплексу и открывать любые двери без исключения. А вдруг нечто подобное существует на станции «МИР-5»?

— Я понимаю о чём ты? — проговорила Анна.

— Ну тогда ты сама понимаешь у кого он может быть. По крайней мере, я нечто подобное видел лично у него на шее. Хотя скорее всего это одна из космических баек, в которой говорится что ко всем нашим объектам, находящимся в космосе, может получить допуск один человек — договорив, лейтенант посмотрел на то место, где замерло тело последнего коменданта станции.

Анна посмотрела туда же, и, хотя ей это не нравилось, утвердительно кивнула.

— Я сделаю это — пробормотала она, и в этот момент почувствовала, что лейтенант отпустил крепление, за которое держал её скафандр.

Развернувшись, Анна облетела распадающийся клубок тел, и замерла перед дядей Юрой. Стараясь не смотреть ему в глаза, она дотронулась до его шеи, и немного пошарив, с трудом нащупала титановую цепочку.

Потянув за неё, она увидела серебряный крестик и продолговатую керамидовую пластину, гравированную сложной крипто-перфорацией. Аккуратно сняв цепочку, она замотала её на запястье, прямо туда где толстая перчатка пристёгивалась к сегменту скафандра, и закрепила универсальными магнитными держателями.

Затем Анна повернулась, и показала ключ лейтенанту. Когда она вернулась к нему, он уже отцепил страховочный фал, и возился с переходником, идущим прямо к кислородной станции.

Анна помогла ему отсоединиться, и их шлемы снова соприкоснулись.

— Извини, сам передвигаться практически не смогу, так что придётся тебе меня тащить — виновато проговорил лейтенант.

Вслед за этим Анна увидела его мечущийся взгляд, почувствовала, как его рука начала бесцеремонно шарить по её поясу.

— Берегись! — услышала Анна возглас лейтенанта, и уставилась на его руку, сжимающую серебристый пистолет.

А затем она увидела, как затвор, раз за разом беззвучно задёргался, гоняя пружины амортизаторов, компенсирующих отдачу, и выплёвывая из экстрактора маленькие гильзы, больше походившие на баллончики.

При этом выброшенные гильзы, защёлкали по покрытому трещинами колпаку. Анна ещё не успела испугаться, когда увидела в отражении зеркального забрала, частично прикрывавшего шлем лейтенанта, то что происходит за спиной.

В оставшемся без переходного шлюза, носовом стыковочном модуле, виднелся кусок белого фюзеляжа шаттла, на котором просматривалась надпись Энтерпрайз. А уже на его фоне, мелькали две или три фигуры, облачённые в знакомые Анне скафандры, со звёздно полосатыми флажками на плечах.

Именно по ним и стрелял лейтенант.

— Уходи! — рявкнул он, застывшей девушке, продолжая выпускать одну реактивную пулю за другой. А когда затвор стал на задержку, он и вовсе попытался её отпихнуть.

— Да хрен тебе на воротник! — проорала Анна в ответ, и схватив лейтенанта за страховочные стропы, резко дёрнула его на себя, использовав при этом сервопривод верхних конечностей.

Затем большой палец привычно надавил на запястье и в руку лёг маленький джойстик, управляющий реактивным ранцем. В этот момент их тела влетели в скопище мертвецов, и Анна оттолкнулась ногами от одного из них, разворачиваясь в нужном направлении.

Полетев в сторону оставшегося без люка проёма, девушка вдавила на максимум красную кнопку, и реактивная струя, вырвавшейся под давлением углекислоты, ударила в спину, стремительно разгоняя сцепившиеся тела.

Через секунду они пулей вылетели наружу, едва не задев шлемами кромку круглого проёма. На счётчике, показывающем количество реактивной смеси, заканчивался последний процент, когда Анна сообразила, что они летят прямо в открытый космос, и дёрнула джойстик в сторону, немного изменив траекторию движения.

— Ну ты и отбитая — проговорил криво улыбающийся лейтенант, через пару секунд, и Анна увидела в отражении его шлема, быстро удаляющийся модуль «Пирс-2».

Затем она увидела, как мимо них проносятся серебристые росчерки пуль.

— Куда мы летим? Не вижу — поинтересовался парень.

— Надеюсь, я нацелилась куда надо — ответила Анна, и её взгляд упёрся на самый последний, из сегментов нанизанных на растянувшиеся на несколько километров тросы.

Глава 22. Поиск цели.

2021 год. «Серый».

— Объект, в дух сотнях метров — голос Толика раздался в ухе Серого, и тот перестал пялиться на небольшой экран, показывающий обстановку на трассе позади их автомобиля.

Затем Серый прижал подошвами ботинок, ствол винтовки к небольшой бойнице и прильнул глазом к толстой резиновой накладке, обрамляющей окуляр снайперского прицела.

При этом парень перестал дышать и замер в ожидании. Мышцы, тренированного тела постоянно то напрягались, то наоборот расслаблялись, пытаясь компенсировать болтанку, сопровождающую поездку в багажнике обычного на вид легкового автомобиля.

Объект появился в зоне видимости, и Серый быстро перенёс перекрестье прицела на правое переднее колесо чёрного новенького мерседеса, представительского класса.

— Я готов — утробно прорычал он, и прикреплённый к шее ларингофон, считал слова прямо с гортани.

— Подожди. Стрелять только на повороте — предупредил Толик, и Серый принялся ждать, тот момент, когда вереница окруживших машин, начнёт слитно поворачивать, перед выездом на виадук.

— Пора — шепнул Толик, и в этот момент чёрный мерседес закрыла спортивная ауди, перестроившаяся между полосами, на огромной скорости.

Едва красная ауди, обогнала на корпус мерседес, Серый нажал на спусковой крючок, и мощная пневматическая винтовка, выплюнула из своего гладкого ствола, обычный гвоздь без шляпки.

Не обращая внимание на результат, Серый отложил пневматическую винтовку, и нажал на клавишу, вделанную в крышку багажника. Бойница в заднем крыле, тут же начала закрываться, отгораживал парня от потока свежего воздуха.

А в это время снаружи доносился визг тормозов, и грохот минимум двух машин, улетевших в кювет.

— Готово — прояснил ситуацию Толик, и через пару секунд Серый почувствовал, как машина выехала на виадук.

Через пол часа, обычный на вид старенький форд, въехал на подземную парковку торгового центра, и припарковался за сетчатым забором, огораживающим места для служебного транспорта.

Затем багажник открылся, и Серый увидел улыбающегося Толика.

— Твоя идея сработала. Я думал, это невозможно — проговорил он удивлённо, и протянул Серому руку.

— Да, делов то — отмахнулся парень и молнией выскочил наружу.

Затем они уселись в салон, курьерского микроавтобуса, с логотипом известной фирмы, выпускающей бытовую технику.

— Ну что душегуб? — заговорил Серый, когда микроавтобус тронулся. — Теперь то твоя душенька довольна?

— Да, одной проблемой меньше — спокойно ответил, сидевший напротив, Толик.

— А мы там случайно трупов не наделали?

— Да нет, служебный мерс генерала улетел в кювет чисто. К тому же он новый, все подушки безопасности должны сработать. Так что водила отделается лёгким сотрясом, а генерал Строев, разобьёт лоб о монитор, вделанный в переднее пассажирское сидение, и вполне возможно, при этом что-то себе сломает по мелочи. Как раз это нам и нужно. Пускай пару месяцев полечится и наконец отстанет от Глебыча.

— А кто там ещё с ним улетел?

— Да так, шашечник на спортивной ауди — ответил толик и зло оскалился. — А не хрен лезть. Вот пускай теперь сам себе волосы на заднице рвёт. Я на сто процентов уверен, что наш мстительный генерал МВД, аварию спишет именно на него. А гвоздь во взорвавшемся колесе, следаки благополучно потеряют.

Серый соглашаясь кивнул.

Внезапно у Толика в кармане завибрировал старенький телефон, и он, едва глянув на экран, открыл окошко в кабину и продиктовал водителю новый адрес.

— Что-то случилось? — спросил Серый настороженно.

— Нет, похоже шеф хочет устроить мозговой штурм, и вызвал нас принять участие в небольшом производственном совещании. Северский тоже будет по видеосвязи.

Через полтора часа микроавтобус выехал из Москвы, и заехал в один из невзрачных коттеджных посёлков.

Ещё минут через пятнадцать, переодевшийся Серый вышел из душа и уселся за один из двух мониторов. Толик уже сидел напротив него и проверял специальным прибором безопасность соединения с сетью.

Экран монитора моргнул, и на нём появились два разделённых изображения. В одном сидел Глебов, на фоне массивных книжных полок. На втором появился Северский, у которого за спиной виднелась бетонная стена.

— Как там наш клиент? — с ходу спросил олигарх, не удосужившись даже поздороваться.

— По телевизору передали, что в результате ДТП, генерал МВД Строев получил повреждения средней тяжести. Кажется, у него сломана ключица, нос и парам пальцев.

— Вот, а я всегда говорил, что даже на заднем сидении нужно пристёгиваться — удовлетворённо проговорил Глебов и притворно сожалея поцокал языком.

— А это было обязательно делать руками Серого? — нервно спросил Северский.

— По-другому никак — однозначно ответил Глебов. — Шагин затихарился после крушения вертолётов и обнаружения горы трупов его наёмников. Чую, опять что-то нехорошее готовит. А его личная шавка, генерал Строев, продолжал пить мне кровь, не взирая ни на что. Надеюсь после аварии, он на пару месяцев отстанет.

— А может ему надо было просто дать денег? — не унялся Северский.

— Уже пробовали. Не берёт. Вернее, берёт, но только не у нас. И вообще генерал строит из себя благородного друга, пришедшего на помощь своему дражайшему благодетелю. Наверняка, Шагину старшему льстит такая безумная преданность.

После ответа олигарха, Северский надул щёки, но промолчал.

Глебов кратко рассказал о огромных тратах, которые пришлось осуществить дабы отвести удар. Затем он поведал историю выкупа нужного завода, у ранее несговорчивого губернатора.

Как оказалось, серьёзные тёрки с самим Шагиным, повысили авторитет олигарха, и теперь ему перестали просто так отказывать. Тем более что в определённой среде ходили упорные слухи, о том, что вскоре Глебов сможет лично встретиться с очень большим человеком, сидящим в кремле. И кстати, как понял Серый, под этими слухами, имелась вполне осязаемая основа.

— Сергей Петрович, а вы как сами? Что-то вы сегодня больно задумчивый. Чем нас порадуете? — поинтересовался Глебов, закончив политинформацию.

— Да чем-чем, мы начали работать только две недели назад. Пока результаты скромные. Установку синтеза, стабильных частиц запустим только через месяц, не раньше. Кстати, кое какое оборудование ещё не подвезли.

— Ничего, я сегодня подгоню наших китайских поставщиков — пообещал Глебов. — а через месяц, вы действительно сможете синтезировать, этот ваш керамид?

— Один бы я точно ничего не смог, но после того как его благоверная благополучно разродилась. наш Паша Павлов начал творить чудеса. Мне иногда кажется, что он понимает в технологиях, вытащенных из «Сигнала», намного больше меня, и возможно даже больше тех, кто передаёт массив безбожно перепутанных блоков информации.

— А зачем он нам, этот керамид? — неожиданно спросил Толик.

— Этот материал очень важен, для освоения всех технологий «Сигнала» — тут же начал объяснять Северский, запрыгнувший на своего любимого конька. — К 2045 году, из «Сигнала» получат описания создания десятков видов материалов, способных перевернуть представление человечества о физике, космосе и химии частиц. Керамид это практически единственный из них, который мы сможем синтезировать уже сейчас, разумеется в ограниченных количествах. В кратце могу рассказать, на что он способен. Представьте себе материал, состоящий из отдельных программированных нано-частиц. То есть сложные механические микросистемы, смогут менять свою конфигурацию, прямо по ходу работы. А ещё материал будет неимоверно крепким и иметь собственную систему умного обслуживания, восстанавливающую структуру при повреждении.

— То есть, это думающий материал с задаваемыми свойствами, из которого можно построить всё что угодно? Непонятно, почему тогда в будущем из него не делают космические корабли, самолёты и танки? Я думаю это было бы очень эффективно.

Выслушав Толика Северский усмехнулся.

— Да, из керамида действительно можно делать всё что угодно, кратно повышая износостойкость и эффективность изделия. Но, вся загвоздка в цене чистейших элементов, используемых при синтезе конечного продукта, и огромной энергоёмкости процесса. Один грамм керамида в 2045 году, на бирже стоил в десятки раз дороже золота. А конечное изделие из него стоит ещё дороже. И кстати, керамидом можно заменить любой элемент скелета человека, а при производстве синтетической мышечной ткани, используются сверхпрочные волокна, на основе того же керамида.

— Значит это самый волшебный материал во вселенной? — не унялся Толик.

— Нет, это не так. К 2045 году, начались работы по синтезу кое чего более впечатляющего. Например, в новой системе гиперсвязи, известной под аббревиатурой «Луч», предполагалось использовать дублированные частицы материала, имеющие свойства намного интереснее чем керамид. Синтез этого материала в миллионы раз дороже синтеза керамида. — Учёный тяжко вздохнул, и по его лицу проскользнуло странное выражение, которое успел уловить Серый. — Я могу ещё кое о чём рассказать, но боюсь тогда мы все уверуем в существование божественных сущностей и иных измерений — загадочно закончил он.

Серый в пол уха слушал, краткое изложение свойств материалов, но сам мысленно был совсем в другом месте. Как только начался сеанс связи, он сова почувствовал нечто странное, и уставился на ничем не примечательную стену.

Закрыв глаза, Серый напрягся, и увидел искорку, иногда появляющуюся в темноте. После того как он упустил цель, прошло три недели и теперь Серый ощущал нечто странное. Это было похоже на примитивную систему самонаведения, дающую понять в какой сейчас стороне находится цель.

Чувство направление, подкреплялось неуёмной жаждой, требующей выполнить задание Альфы.

— Петрович, что тебя беспокоит? — неожиданно для себя спросил Серый, почувствовав, что учёный что-то скрывает.

Услышав вопрос, Северский покачал головой, а затем тихо заговорил.

— Я не знаю, что происходит, но теперь я так же, как и ты вижу во сне всякое — признался он.

— Что именно?

— Космос. Разорванную станцию «МИР-5», и обнажённую девушку, в отражении иллюминатора. У меня чувство, что я её откуда-то знаю.

— Что конкретно она делала?

— Она одела скафандр, и перебиралась по корпусам, покорёженных модулей. А ещё я видел, как она отталкивала от себя мертвеца в скафандре американского астронавта.

— Я тоже видел нечто подобное, какой-то новый объект. Я думаю скоро всё прояснится.

— Да, наверное — неуверенно согласился учёный и Серый опять уловил странность в его поведении.

— Петрович, я чую, что ты не всё мне рассказал. Давай колись — потребовал Серый, неотрывно глядя на учёного.

— Ты же знаешь, я против того, чтобы ты кого-то убивал, так-как это не даёт нужного результата — начал Северский со своей обычной отповеди. — Короче так, я видел твою цель в зеркале, и могу описать то что окружает объект охоты.

Услышав такое, Серый весь подобрался, и почувствовал, как зашевелились волосы на загривке.

— Рассказывай.

— Это мужчина, лет сорок пять на вид. Я его раньше где-то видел в будущем, но не помню где. Его прячут в каком-то бетонном бункере. Могу в вкратце описать помещение. На стенах надписи на немецком языке. И скажу еще одно, судя по антуражу, этот бункер построили во время второй мировой войны, или до неё.

— Ты в этом уверен? — неожиданно спросил молчавший Толик.

— Да, на сто процентов. На одной из стен я видел плохо закрашенную свастику с немецким имперским орлом.

Серый сидел напротив Толика, и не упустил что у того дёрнулся глаз, при упоминании нацистской символики. А затем безопасник и вовсе подозрительно прикусил губу.

— Толя, ты кажется хочешь, что-то мне рассказать? — проговорил Серый, мгновенно среагировав на мимику, начальника охраны.

Затем он увидел, как Толик и Глебов переглянулись, и олигарх коротко кивнул.

— Просто, не хотел тебе сообщать раньше времени — начал Толик, после небольшой паузы. — Несколько дней назад мне показалось что я кое-что нарыл насчёт твоей цели.

— Говори — нетерпеливо потребовал Серый.

— Ты же знаешь, самолёт сел в Албании, затем следы его пассажиров потерялись на побережье Средиземного моря. Предположительно они сели на частную яхту, и уплыли в сторону Испании. Это конечно неточно, но некоторые контакты это подтвердили. А пару дней назад, пришла совсем иная информация, от одного очень высокопоставленного источника из ГРУ. Короче того красавчика в костюмчике, что в нас стрелял, заметили в одном польском городке. А теперь это всё косвенно подтвердилось. Именно там имеется несколько нацистских бункеров, построенных во время второй мировой.

— Значит цель там — проговорил Серый и указал на стену, именно в том направлении в котором чувствовал присутствие объекта.

Толика этот жест заинтересовал, и он, достал телефон, и что-то проверил.

— Странно, ты указываешь точно туда куда надо — проговорил он удивлённо.

— Значит надо готовиться к командировке — подчёркнуто обыденно сказал Серый, и до хруста сжал кулаки.

Глава 23. Начало конца (1).

Норвегия.

Центральный бункер «Судного дня».

Штаб северной группировки альянса демократических стран (АДС).

2045 год. Президент США, Дэвид Гор.

Вернувшись в зал заседаний, президент Гор увидел следующую картину. Три десятка глав государств, поочерёдно вскакивали со своих мест, и едва не перебивая друг друга, зачитывают срочные обращения. Суть их речей сводилась к тому что они очень сожалеют о случившемся на восточном побережье США и выражают искренние соболезнования.

Но кроме этого Гор уловил, большую толику истерии, которая пронизывала речи докладчиков, иногда переходившие едва не на крик. А ещё он уловил завуалированную претензию, которую питали главы государств лично к нему. Её суть сводилась к тому, что США ни в коем случае не должна отвечать, практически поверженным русским, ядерным ударом возмездия.

Через пол часа не прекращающейся болтовни, некоторые осмелели и начали предлагать принять резолюцию, запрещающую применение ядерного оружия, без разрешения всех членов альянса.

Прошло всего восемь часов с начала войны, а первые крысы уже норовят сбежать с корабля получившего несущественную пробоину — проговорил про себя президент Гор, и скрепя зубами, продолжил слушать выступающих болтунов.

Впрочем, делал он это в пол уха, основное его внимание в данный момент сосредоточилось совсем на другом. Он ожидал прихода крайне нужного сообщения с родины, и без конца просматривал оперативные боевые сводки. И чем больше он вникал в суть происходящего, тем больше мрачнее и злее становился.

Ему совершенно не нравилось, то что творилось в космосе. Один из двенадцати ИскИнов координаторов временно выведен из игры, после краха хакерской сети, ранее блокирующей работу космической группировки РФ.

Теперь все спутники русских снова ожили, и это практически сразу отразилось на происходящем на Земле. Почти разгромленные войска русских, начали координироваться из единого центра. Производились переброски больших масс бронетехники. Организовывалась эшелонированная оборона секторов, начавшая сильно прореживать волны наступающих беспилотников.

Это повлекло резкий рост потерь, и безрадостные прогнозы аналитиков, сообщающих о появлении вероятности отражения русскими первого удара.

Новые данные, заставили президента США прикусить губу и по несколько раз перечитывать все сообщения. Шло время и вражеские спутники начали очень странно себя вести, некоторые из них меняли орбиты и сами нападали на космические истребители альянса.

В результате получили повреждения три боевых аппарата, а один был уничтожен. Орбитальные батареи тоже получили порцию пристального внимания, в виде полусотни спутников камикадзе, норовивших пойти на таран. Из-за этого боевым станциям пришлось маневрировать, выходя из режима обстрела. Эффективность бомбардировок сразу просела на -11 %.

ИскИны мгновенно приняли решение отвести космические истребители, и при их помощи организовать оборону станций, производящих бомбардировку. Но это повлекло за собой прекращение планомерного уничтожения спутников противника, которых в космосе оставалось почти две тысячи.

Получалось что уже практически поверженный враг, начал яростно сопротивляться, и очень больно огрызаться.

Со своего места поднялся очередной докладчик, начавший прямо требовать принять резолюцию прямо сейчас, и в этот момент на личный коммуникатор президента США пришло долгожданное сообщение.

«В результате внеочередных заседаний обеих палат, конгресс США принял единогласное решение, о срочном нанесении ядерного удара возмездия по территории РФ.»

Гор облегчённо выдохнул. Ведь по последним оперативным данным, сообщение могло иметь совсем другое содержание. Уж очень многие в конгрессе очень жаждали объявить Гору импичмент. А теперь у него появился ещё один шанс избраться на второй срок.

Прочитав сообщение три раза, президент Гор ощерился, и решительно поднялся со своего места. При этом очередной говорун тут же резко заткнулся, и, как и все присутствующие в зале, уставился на негласного лидера альянса.

— Коллеги, я внимательно выслушал вас всех, и теперь сам хочу кое-что сказать — громогласно проговорил Гор, отлично поставленным голосом, и обвёл тяжёлым взглядом всех присутствующих. При этом его глаза остановились на британском премьер-министре, который тут же кивнул в ответ. — Если кто-то из вас думает, что президент США будет спрашивать его разрешение, на применение ядерного оружия, то он глубоко ошибается. Это право у меня уже есть, и его мне дал конгресс США и два миллиона американцев, погибших во время вероломной атаки русских!

Нет, на самом деле Гор не жаждал прямо сейчас нанести ядерный удар возмездия, но полный карт-бланш, данный конгрессом придётся отрабатывать. Для этого в нужный момент он обязательно отдаст приказ запустить несколько ракет по городам РФ, но это будет позже. А сейчас он хотел лишь одного, беспрекословного подчинения, и для этого необходимо срочно заткнуть рты всем распустившим хвосты шакалам.

— Прямо сейчас я вынужден покинуть вас, и отправиться лично командовать войсками вторжения. А вам всем следует срочно покинуть зал заседания и разойтись по личным убежищам. И я вас уверяю, те лидеры государств, которые продолжат выступать, и попытаются на меня надавить какими-либо резолюциями, потом очень пожалеют. Ваши страны мгновенно получат статус нейтральных, со всеми вытекающими. А после безоговорочной победы альянса, этот статус будет пересмотрен, и вполне возможно поменяется на враждебный. А теперь я объявляю о роспуске этого балагана! — заявил Гор, и решительно развернувшись, зашёл в плотный круг телохранителей, облачённых в тяжёлые экзоскелеты «Рейнджер-9».

Эскорт президента США вышел через распахнутые гермоворота, в полной тишине. После этого президенты, премьеры и канцлеры, начали вставать из-за круглого стола, и не производя ни звука, уходить через боковые выходы.

* * *
2045 год. «Альфа, Шилов.»

Альфа с удивлением следила за действиями операторов генерального штаба, работающих со спутниковой группировкой. Телекоммуникационные модули, срывались со своих мест в сети, и используя маневровые двигатели начали атаковать космические истребители альянса, и орбитальные батареи.

Одиннадцать, оставшихся в строю ИскИнов координаторов, тут же перестроили боевые порядки космических истребителей и начали сводить в одну группу псевдопогодные станции, обстреливающие Землю из космоса.

В какой-то момент орбитальная бомбардировка почти полностью прекратилась. В следствии этого, резко увеличилась активность войск Российской Федерации в Московском секторе, и судя по отсчётам вверх пошёл график потерь, наносимых ПВО волнам ударных беспилотников альянса.

У Альфы осталось пассивное подключение, к отключенному ИскИну носящему номер 7, и она смогла оценить мощность трафика данных, которые по-прежнему через него перегонялись. Это полностью подтвердило то что альянс не контролирует работу искусственного интеллекта с Земли, отдав космическую группировку под полный контроль думающих машин.

Значит если их вырубить, можно будет попытаться уничтожить космические батареи и полностью нивелировать угрозу из космоса. Только как это сделать? — спросила Альфа сама себя и в её голову тут же пришла одна интересная идея.

Набрав очередное сообщение, она отправила его в космос по гиперсвязи, и снова не получила ответа. Раз Анна не отвечает с ней явно что-то произошло — решила модифицированная девушка и пожалела, что не может себе позволить изменить параметры направления гамма-телескопа, и посмотреть, что происходит на разбитой станции «Мир-5».

В этот момент она почувствовала, как кто-то коснулся её плеча, и среагировав, частично вывалилась из информационного поля спутника «Раджа-33». Раскрыв глаза, она упёрлась в тяжёлый взгляд Шилова.

— Похоже волна идёт — проговорил он, и сняв с плеч рюкзак с временным пробойником, положил его на землю.

В тот же миг, от земли пошла знакомая вибрация, перешедшая на сухую траву и листья молоденьких деревьев.

— Что-то не так — проговорила Альфа через пару минут, так и не дождавшись прихода хроно-волны. — Как-будто что-то сдерживает.

— Река времени опять чудит. Помнишь, как в прошлый раз — напомнил Шилов, которого в этот момент обсыпали листья, дождём сыплющиеся с ближайшего дерева.

— Сейчас посмотрю — сказала Альфа и потянулась к трофейному прибору, в случае надобности способному обратить время вспять.

Цифровой щуп, быстро нашёл вход в систему и Альфа вошла в информационное поле пробойника. Миллионы петабайт заскриптованной информации тут же нахлынули на модифицированную девушку. Уйдя в эту пучину с головой, она на миг увидела реку времени, точно также как видела её в лаборатории Алфёрова, а затем почувствовала, что перестала ощущать своё тело.

Миллионы мелькающих образов тут же поглотили её цифровой образ, затянув в быстро крутящееся торнадо. При этом перед глазами появились вполне живые картинки, которые из-за скорости прокрутки невозможно было успеть воспринять.

Она не знала сколько времени прошло, но в какой-то момент просто вывалилась в реальность и почувствовала, что снова дышит.

Первым что она увидела, оказался покрытый трещинами щиток шлема, за которым открывалась космическая бездна, и заполонявшая всё пространство голубая Земля, с явственно различимыми очертаниями Африканского и Евразийского континента.

А вокруг куда бы она не посмотрела, в невесомости летали тысячи мелких обломков, куски каких-то конструкций, разрушенные спутники и вздувшиеся от взрывов сегменты станций. Причём эта мусорная масса заполоняла пространство на десятки километров вокруг.

Подняв руку, Альфа поймала покрытое фотоэлементами шестигранное зеркальце, и в этот миг её внимание привлекли множество быстрых росчерков летящих ракет, стремительно входивших в атмосферу планеты. А затем вдоль береговой линии Африки и Евразии начали расти ядерные грибы, причём с каждой секундой их становилось всё больше.

Тысячи корявых шапок взметнулись в стратосферу, поднимая тучи мутной пыли, и Альфе показалось, что прямо сейчас какой ни буди из ближайших может легко дотянуться до неё.

Взрывные волны прокатывались по континентам, сталкивались, и поднимали всё больше серой хмари, уже застилавшей всю поверхность планеты. При этом Альфа видела, что новые шапки термоядерных взрывов продолжают терзать атмосферу планеты, многократно увеличивая размеры грязевых туч.

Последнее, что она увидела, это была часть Южноамериканского континента, на которую накатывали гигантские волны цунами. Затем всю поверхность Земли закрыло грязной пеленой, а Альфу снова поглотило торнадо быстро мелькающих образов.

Прошло всего несколько секунд, и она снова очнулась. На этот раз она висела в невесомости, перед огромным обзорным иллюминатором. А из-за толстого стекла, открывался отличный вид на голубую планету, со знакомыми очертаниями континентов.

Причём в совершенно неосвещённом отсеке было невыносимо жарко, и Альфа почувствовала, что её полностью обнажённое тело, покрывают мелкие бисеринки пота.

— Сауна — проговорила она, и в этот миг за стеклом промелькнул огромный лоскут нестерпимо яркого пламени, устремившегося к Земле.

Прильнув лбом к нестерпимо горячей поверхности иллюминатора, она увидела ещё десятки сполохов огня, несущихся к Земле. А затем сама атмосфера голубой планеты вспыхнула сразу в нескольких местах, и пламя начало быстро распространяться, проносясь огненными волнами по всем континентам.

При этом фронты пламени накатывали на океаны, порождая гигантские гейзеры, бьющие прямо в космос.

Максимально раскрыв глаза, Альфа до конца неотрывно смотрела на настоящий огненный Армагеддон, стремительно пожиравший некогда голубую планету.

А затем её снова затянуло в водоворот стремительных образов, выплюнувших в новую реальность.

Мгновение и на неё навалилась страшная перегрузка, припечатавшая тело к чему-то очень твёрдому. При этом она поняла, что снова в скафандре, только на этот раз на округлой сфере шлема нет ни единой трещинки.

Прямо перед ней переливалась огнями приборная панель, с сотнями кнопок и тумблеров, размалёванных китайскими иероглифами. А чуть выше виднелся маленький иллюминатор, за которым виднелась совершенно белая планета.

Причём планета стремительно приближалась, и уже через десяток секунд Альфа снова узнала немного изменившиеся очертания континентов, на которые наплывали шапки ледников, рождающихся из заледеневшей поверхности океанов и морей.

Как только замёрзшая Земля полностью заполонила иллюминатор, несущийся космический корабль резко дёрнулся. После этого скорость снизилась, и Альфа почувствовала, как на смену давлению приходит невесомость.

Неожиданно, в ушах зазвучал нежный женский голос, говорящий на китайском. Имплант тут же перевёл текст и перед глазами Альфы появились строчки переведённых фраз:

«Произведено отделение разгонной ступени.»

«Корабль «Маджонг-5» переведён в режим спускаемого аппарата.»

«Экипажу приготовиться к приземлению на планету.»

«ИскИн корабля, начинает финальный отсчёт.»

«30. 29. 28. 27. 26. 25. 24. 23….»

Женский голос нежно проговаривал цифры, а Альфа не сводила глаз с маленького иллюминатора, в котором мелькали белые массивы снежного покрова, перемежающиеся гигантскими ледниками.

«….8. 7. 6. 5. 4. 3. 2. 1.»

Как только последняя цифра была произнесена, Альфа почувствовала, как спускаемый аппарат начал снова разгоняться. Прошло всего пару секунд, а перегрузка снова прижало её к креслу. При этом в иллюминаторе появился огненный протуберанец.

Спуск продолжался около минуты, а затем раздался взрыв и корабль резко дёрнуло. Давление тут же отпустило, а нежный голосок снова заговорил:

«Произведён выпуск основных парашютов.»

«Касание земли, через восемь минут.»

«ИскИном проведена коррекция расчётов.»

«Касание земли, через семь минут.»

«ИскИном проведена коррекция расчётов.»

«Касание земли, через шесть минут.»

Сообщения мелькали одно за одним, и Альфа сразу сообразила, что тут что-то не так.

«ИскИном проведена коррекция расчётов.»

«Касание земли, через пять минут.»

«ИскИном проведена коррекция расчётов.»

«Касание земли, через четыре минуты.»

«Тревога!»

«Скорость спускаемого аппарата, превышает заложенную производителем.»

«Экипажу рекомендуется срочно запустить процесс катапультирования.»

После последнего сообщения альфа увидела, как с левого бока, на пульте часто заморгала оранжевая клавиша с несколькими иероглифами, и однозначно понятным значком, изображающем парашютиста в скафандре.

«Экипажу рекомендуется срочно запустить процесс катапультирования.»

Повторил приятный голос, и Альфа уже собралась потянуться к клавише и нажать на неё, но тут её опередили. Чья-то рука в толстой перчатке протянулась вперёд. Внезапно осознав, что она не одна в небольшом отсеке, Альфа крутанула головой и за выпуклым стеклом шлема разглядела до боли знакомое лицо.

— Серенький — удивлённо проговорила она, и в следующий миг его палец дотянулся до клавиши.

Стены отсека тут же с треском распались на ровные дольки. А где-то сзади сработал патрон, резко откинувший её кресло от конструкции спускаемого аппарата.

«ИскИн корабля «Маджонг-5», советует отделить кресло.»

«Приятного приземления.»

Тут же пожелал голосок напоследок.

Пространство вокруг резко закрутилось, а затем прямо над ней с треском раскрылся, гигантский оранжевый парашют. Как только скорость стабилизировалась, Альфа огляделась и поймала взглядом точно такой же парашют раскрывшийся на расстоянии трёх сотен метров.

— Серенький — снова проговорила она и по щеке пробежала слеза. В этот момент ей резко перехотелось уходить из этого ужасно реального наваждения, по какой то причине наброшенного рекой времени.

Налетевший ветер, начал сносить парашют в сторону и Альфу крутануло. В этот момент она увидела быстро спускающийся космический корабль, состоявший из двух сегментов и грозди огромных парашютов, которые явно не справлялись с возложенными на них функциями.

Альфу уносило всё дальше от Серого, и она принялась рассматривать белые пейзажи под собой. Солнце было в зените, и она сразу узнала город, который увидела внизу. Белые башни небоскрёбов Москва-сити, торчали из-под снежного покрова, закрывавшего большую часть домов, словно пустыня с барханами.

При этом из-под белого наста тут и там торчали крыши многоэтажек, а кое где виднелись поднимающиеся вверх дымки, намекающие на присутствие живых людей.

Опытный взгляд Альфы заметил, что скорость спуска слишком большая, к тому же её явно сносило на трёхсотметровую стену ледника наползавшего с востока на Москву.

— Отделить кресло — проговорила Альфа и начала искать нечто похожее на рычаг.

Искомое обнаружилось прямо между ног, и она сразу рванула длинную ручку на себя. В тот же миг за спиной что-то щёлкнуло и отделившееся кресло устремилось вниз, значительно уменьшив скорость спуска.

После этого Альфа смогла дотянуться до строп, и управляя парашютом, благополучно разминуться с хрустальной стеной ледника, приземлившись у его основания, прямо между двумя крышами многоэтажек, торчавших из снежного наста.

Коснувшись плотного покрова, она позволила парашюту себя завалить и только после этого провернула клапан раскрывающий сбрую страховочных ремней.

Поднявшись, Альфа посмотрела на зацепившийся за вышку сотовой связи купол парашюта, и сделала пару шагов, по направлению к вертикально вздымающейся хрустальной стене.

Ноги непривычно тряслись, но она подошла вплотную, и пыталась рассмотреть нечто похожее на БТР, вмерзший в стену на глубине десятка метров, от почти идеально ровной поверхности.

И в этот момент краюшек солнца вынырнул из-за кромки стены, преломив свет и превратив её в идеально зеркальную поверхность, в которой Альфа увидела себя, облачённую в белый скафандр, со шлемом закрытым зеркальным забралом.

Руки сами потянулась к креплениям по бокам, и нащупали парные замки, открывающие шлем. Раздался щелчок и забрало поднялось вверх, окунув лицо Альфы в морозную свежесть, явно разряженного воздуха.

А в следующий миг Альфа увидела незнакомое лицо в отражении. На неё смотрела симпатичная весноватая девчонка, со слегка вздёрнутым носиком, и огромными голубыми глазами, в которых читалось неприкрытое удивление.

Затем в ушах раздался знакомый голос Серого:

— Координаты твоего трекера получил. Я приземлился в семи километрах. Думаю, через час-полтора доберусь. И Анна, пожалуйста стой на месте, и никуда не уходи, тут есть люди, они могут быть опасны.

После упоминании Анны, брови Альфы возмущённо поднялись вверх, и она резко вспомнила что однажды уже видела отражение веснушчатой девчонки в иллюминаторе.

Подняв руку она начала искать сенсор, включающий коммуникатор, но так и не успела выйти на связь с Серым.

Её снова затянуло в бурлящий поток образов и тут же выкинуло в реальность. Открыв глаза, она увидела лицо Шилова, и гладкую титановую голову ищейки, смирно сидевшую рядом с тревожно поднятыми слуховыми сенсорами.

— Шилов, твою мать! — эмоционально проговорила Альфа, и опешивший опер округлил глаза.

— Не трогай моих родственников — проговорил он и широко улыбнулся.

Глава 24 Начало конца (2).

2045 год. Президент США, Дэвид Гор.

Многотонный флагманский квадролёт, носящий славное имя «Джордж Буш», медленно продвигался между Норвежских фьордов, а в это время сверху его прикрывал силовой купол малой мощности, способный выдержать массированный ракетный удар.

Президент Гор стоял на капитанском мостике, находящемся над рулевой рубкой, где в креслах располагались два десятка флотских офицеров, управляющих воздушным судном.

Позади, за бронеперегородкой находились две сотни капсул удалённого доступа, с лежавшими внутри операторами ударных беспилотников. Прямо сейчас там кипела основная работа. Операторы входили в информационное поле боевых машин, находящихся на прибалтийских аэродромах, и построившись в атакующие порядки, спешили проникнуть внутрь силовых сфер, накрывавших Калининградскую и Ленинградскую области.

На огромном экране президент видел сотни быстро передвигающихся беспилотных аппаратов, упорно пытающихся достать помеченные ИскИнами цели. Иногда это получалось и моргающие красным сектора, перекрашивали в жёлтый цвет, обозначающий умеренную степень опасности.

Президент Гор видел, как постепенно тают оборонительные порядки вражеской армии, но вместе с тем он понимал, это происходит слишком медленно. Казалось уже выигранная война, совершенно внезапно начала затягиваться.

Сбоку послышался скрежет открывающейся бронестворки, и на мостик вступил британский премьер-министр. Обойдя телохранителя в громоздком экзоскелете плюсовой серии, он подошёл к Гору и протянул руку.

— Я поздравляю вас мистер президент — с ходу сказал англичанин, и хитро улыбнулся.

— С чем? — притворно не поняв, спросил Гор, но руку пожал.

— С подавлением бунта крыс в зародыше. Через пять минут после того как из подземного зала для заседаний ушли вы, там остались только два наиболее несговорчивых членов альянса, и третий, оставшийся по моей личной просьбе. Впрочем, и он скоро покинет пару упёртых ослов.

— О, я знаю, один зелёный фашист, а второй рьяный националист. Отличная парочка. Только эти ребятки так далеко не уедут. Прямо сейчас им на родине готовится достойная встреча. Боюсь через месяцок, эти два президентика покинут свои тёпленькие кресла и отправятся в Россию разгребать завалы.

— Через два-три дня, мы победим, и они приползут на коленях.

Услышав слишком радужный прогноз, Гор непроизвольно скривился, и посмотрел в глаза британскому премьеру.

— Война впервые пришла на американскую землю! Как я мог это допустить? — проговорил он чересчур эмоционально. — Если в будущем случится что-то более трагическое, меня обязательно захотят убрать с занимаемого поста.

— Дэвид, вы чересчур загоняетесь. Граждане США уже погибли и теперь вам нужно просто использовать эти жертвы в своих целях.

Услышанное, заставило Гора кинуть гневный взгляд на премьера.

— Я понимаю, как это нехорошо звучит — тут же оправдался он. — Но не смотрите на меня так строго. Я всего-навсего прагматик теоретик, черпающий опыт из истории, а вот как раз ваши предшественники не раз пользовались этим приёмом. Гибель граждан и война, ещё не разу никому не мешала избраться на второй срок, кстати на явном подтверждении этой аксиомы мы сейчас находимся. Надеюсь вы не забыли, чьё имя носит ваш флагманский квадролёт? Я уверен, у вас будет всё хорошо, а ваши союзники в этом обязательно помогут.

— Значит продолжаем игру — проговорил Гор, и посмотрел на трёхмерную карту евразийского континента.

— Обязательно продолжаем. Кстати новый глава генштаба, подготовил свежий план наступления. В связи со сложившимися обстоятельствами, он предлагает ослабить натиск на других направлениях, сконцентрировать все силы, и ударить по сердцу вражеского сопротивления, Москве. И кстати, в данном случае, я хочу предложить, чтобы на острие атаки оказались войска наших колеблющихся союзников.

— Это разумно. Америка и так потеряла слишком много своих граждан. А насчёт нового плана. Вы думаете, после падения Москвы, русские начнут сдаваться?

— У них не останется иного выхода. И кстати, если где-то на периферии останется несколько очагов сопротивления, то их можно будет с чистой совестью сравнять с землёй, при помощи десятка ядерных боеголовок. Электронная версия плана уже готова, и вам нужно просто поставить свою подпись — договорив, премьер достал из кармана планшет трансформер и активировал голографический экран с подготовленным документом.

Президент Гор быстро просмотрел, пару сотен пунктов электронного текста и выделил один из них.

— Вы хотите сконцентрировать огонь всей орбитальной артиллерии на Москве? Но для этого придется собрать в кулак все батареи и истребители спутников, находящиеся в космосе.

— Именно так и надо сделать. Мы раз и навсегда сровняем их столицу с землёй, воспользовавшись тем что останется.

Внезапно Гор почувствовав, как он хочет отомстить. Желваки президента заходили ходуном, и он поставил виртуальный росчерк, тем самым активировав личную крипто-метку высшего ранга.

* * *
2045 год. Альфа, Шилов.

— Ты опять начинала пропадать — озабоченно сообщил Шилов, и указал на ищейку. — В какой-то момент я подумал, что останусь один с твоей железной шавкой.

— Я тебе уже говорила, не называй так Жучку — потребовала Альфа и поднялась с продолжавшей вибрировать земли.

— Что ты видела?

— Даже не знаю. Фрагменты каких-то иных реальностей, и кажется там появлялись Серый и Анна? — задумчиво проговорила Альфа.

— Анна, та самая из космоса?

— Да.

— И Серый вместе с ней? Очень странно.

— Я в курсе.

— А как там наш временной поток.

— Я не разобралась, но похоже что-то закупорило реку времени, словно плотиной, вполне возможно это из-за того учёного, которого ты выкинул в 2021 год.

— Я был не в себе, и не знал, что всё так получится — как мог оправдался Шилов, и внезапно потянулся к земле. — А это что? — спросил он, подняв с заросшего травой спуска, шестигранное зеркальце, покрытое концентрирующими свет фотоэлементами.

Альфа вырвала его из его руки, и не поверив собственным глазам, покрутила шестигранник между пальцами.

— Не может быть?! — удивлённо проговорила она.

— Неужели ты притащила это оттуда? — догадался Шилов.

— Похоже да. Этот кусок солнечной батареи летал в космосе, и я машинально его схватила.

— Ты знаешь, я уже никакой мистической хрени не удивлюсь. Даже если сейчас на Землю высадятся инопланетяне, то я просто попрошу у них сигаретку и огонька. Кстати посмотри на свою кожу — Шилов указал на шею девушки, где совсем недавно просвечивалась рана, покрытая прозрачной плёнкой.

Среагировав, Альфа сделала запрос импланту, и тот вывел перед глазами подробный медицинский отчёт, из которого следовало что модифицированный организм полностью восстановился.

Но сообщить Шилову, о резком улучшении состояния, она не успела. Внезапно силовая сфера над головой вспыхнула ядовито-зелёным светом, и через стену, находящуюся всего в десятке километрах от них, хлынули тучи мелких дронов, сопровождающих ровные клинья ударных беспилотников.

— Начинается. Саня, садись ко входу в бункер, и не отсвечивай — приказала Альфа Шилову, и указав на спуск, прикрытый бетонным козырьком.

После этого она передала короткий блок информации ищейке, приказав ей скрытно патрулировать периметр, а сама инстинктивно сунула шестигранное зеркальце в разгрузку. Затем накинула на голову армированный капюшон, прикрывший лицо теплоотражающей сеткой.

Пальцы нащупали терморегулятор костюма хамелеон, и выкрутили его до предела. По лёгкой композитной броне тут же прошлась холодная волна, а верхняя маскировочная накидка, слилась с окружающей Альфу средой.

Присев на траву, девушка вошла в систему «Луча», и начала получать многочисленные сводки с фронтов. Выделив те что нужно, она развернула спутниковую карту Московского сектора, и недовольно покачала головой.

Альфа не ошиблась, когда предположила, что это начало вторжения под сферу. Судя по количеству вражеских беспилотников и дронов, альянс наконец решился на взятие сектора под полный контроль.

Кроме первой удалённо управляемой волны наступающих, за пределами силовой сферы формировались двенадцать крупных броне групп вторжения, распределившихся по кругу в виде циферблата часов.

Прямо сейчас Альфа видела тысячи грузовых квадролётов, транспортирующих ближе к сфере, и выгружающих тяжёлую бронетехнику альянса. Кроме них в воздухе зависли крупные соединения хищных «Кондоров», разных типов, с десантом на борту.

Такого количества войск альянса, собранных в одном месте, она не видела со времён Сталинграда версии 2042 года.

— Надеюсь защитникам столицы, найдётся чем останавливать миллионную группировку войск — проговорила Альфа шёпотом.

— Что, там совсем всё по одному месту? — спросил Шилов, среагировав на её слова.

— Сам посмотри — ответила Альфа и подключила процессор бронекостюма «Рейнджер-8», к тактической спутниковой карте.

После этого она врубила имплант на прокачку анализа сложившейся ситуации, и принялась вводить коды доступа к артиллерийским системам, и минным полям, оставленным танкистами.

Из анализа выходило, что основная масса беспилотников устремилась к границам города. Поставленная им задача, была ясна как день. По возможности проломить воздушную оборону, и выявить скрытые системы ПВО и расположение бронетехники.

Кроме этого, она заметила, что на орбитах планеты началась движуха. Боевые батареи перемещались к Московскому сектору, в окружении космических истребителей, отстреливающих спутники, пытающиеся этому помешать.

И этот замысел противника легко читался. Выбить орбитальной бомбардировкой любое сопротивление противника, тем самым обеспечив высадку десанта, и вход основных броне кулаков в Московский сектор.

Отправив ещё одно сообщение Анне, Альфа выделила на тактической карте небольшую группу боевых дронов, отклонившихся от курса на Москву, и явно направляющихся к оставленному танкистами расположению военной базы.

— А вот и по наши души — проговорила она и активировала раскиданные по периметру пакетные заряды.

Выпускать сразу барражирующие снаряды, она не спешила, решив для начала посмотреть за работой оператора «большого Шептуна», спрятанного где-то на территории базы.

Оператор проявил себя минуты через две, первая волна дронов, прямо на глазах начала хаотично метаться в воздухе над базой. Помехи, созданные шептуном, мешали операторам альянса управлять удалённо аппаратами, и те начали сталкиваться и падать, оглашая окрестности взрывами детонировавших боеприпасов.

Активность в квадрате тут же была замечена, и по направлению к базе повернули два звена ударных беспилотников «Акула». Впрочем, шептун справился и с ними. Одна из «Акул» неожиданно отделилась от стаи и резко ушла в сторону. Затем уйдя на вираж, начала атаковать своих товарок из автоматических пушек.

Жаль, что получивший контроль над вражеской машиной оператор шептуна, не сможет воспользоваться ракетами, висевшими на внешней подвеске. Система свой-чужой в умных боеголовках с тепловым наведением, не позволит их выпустить по своим.

Расстреляв две машины, оператор протаранил ещё одну и в воздухе расцвёл огненный цветок, огласивший пространство раскатистым взрывом. В этот момент Альфа уже собралась выпустить несколько барражирующих снарядов, чтобы помочь добить оставшиеся в небе «Акулы», но опять отложила это действие.

Оператор «Шептуна», смог взять под контроль ещё одну «Акулу» и повторить воздушный бой, закончившийся полным уничтожением группы беспилотников.

— Виртуоз — сказал наблюдавший за боем Шилов.

— Да, хорош — согласилась Альфа, в этот момент сканирующая воздушное пространство над базой.

Подобного мастера, она знала лично в той прошлой жизни. Щупленький лейтенант с позывным «Очкарик», виртуозно работал на любых типах «Шептунов», и до последней минуты надёжно контролировал воздух над развалинами тракторного завода в Сталинграде.

Однажды, после возвращения группы модифицированного спецназа с вылазки, он протянул ей несколько полевых цветов, непонятно где найденных в полностью выгоревшем городе. Тогда отец ещё не отключил все блокировки восприятия, и она вела себя словно механическая кукла, как заведённая выполнявшая свою работу.

В 2042 году той реальности, за неделю до полной победы альянса, она не поняла жеста молоденького лейтенанта, и фыркнув, отказалась принять цветы. А теперь она вспомнила, и пожалела о своём глупом поступке. Ведь что ей стоило взять те цветы, и чмокнуть лейтенантика в щёчку.

А между тем в воздушном пространстве под куполом, снова появились истребители, вертолёты и штурмовики, ВКС Российской федерации. Бой над городом закипел и непрекращающаяся канонада, свидетельствовала о нереальных масштабах происходящего.

Тысячи беспилотников Альянса и воздушных машин ВКС, сходились на встречных курсах, выпуская ракеты, и веера снарядов из авто-пушек. ПВО тоже работало бесперебойно. В какой-то момент, Альфе показалось что про покинутую базу, находящуюся под контролем одинокого Шептуна, забыли, но это оказалось не так.

— Может отобьёмся? — неуверенно проговорил Шилов и в этот миг по системе спутникового оповещения пришло экстренное сообщение, о постройке боевых станций противника в некую конфигурацию, похожую на цветок, а затем к земле устремились оранжевые лучи, начавшие лупить по окраинам столицы.

Чат генштаба начал стремительно заполняться сводками о потерях военной техники и личного состава.

Взглянув на бегущие строчки, Альфа тут же нырнула в информационное поле спутника «Раджа-33», и собственными глазами увидела раскрытый цветок, сформированный из боевых станций. Орбитальные батареи работали в едином ритме, и по данным тактического импланта, каким-то образом ускорили темп обстрела на 42 %.

Находясь в этом построении, все станции оказались в стокилометровой зоне, и к ним тут же устремились вереницы спутников Российского сегмента, в отчаянной попытке помешать орбитальному беспределу.

В свою очередь летающие рядом космические истребители альянса, надёжно прокрывали батареи, уничтожая каждую минуту до полусотни спутников камикадзе. В какой-то момент Альфе показалось что некоторые смогут прорваться, но имплант тут же остудил её пыл, выдав неутешительный прогноз, что через десять минут боевой потенциал Российской космической группировки сойдёт на нет.

И когда показалось что хуже быть не может, по каналам генштаба пошли сообщения о заходе внутрь силовой сферы, броне групп и крупных соединений десантных квадролётов.

А затем она услышала совсем рядом характерный хлопок, и почувствовала приход взрывной волны. Открыв глаза Альфа увидела сразу несколько оранжевых лучей бьющих по оставленной танковой базе.

На месте штаба тут же образовался шар, вобравший в себя сотни тонн кирпичей и железобетона. Перетряхнув содержимое, шарик лопнул, выплеснув наружу груды обломков и тучи пыли.

Вслед за ним, появилось ещё несколько шаров, смешивающих базу буквально с землёй. В клубах пыли что-то взрывалось и горело, а лучи всё продолжали бить, порождая новые хлопки и остаточные взрывные волны.

Произведя несколько залпов, орбитальная батарея перенесла огонь на некий другой объект.

— Нет у нас больше «Шептуна» — печально проговорил Шилов, стоявший в клубах, долетевшей до них пыли.

— Ничего, значит мы пойдём другим путём — прорычала Альфа в ответ, и снова нырнув в информационное поле, порывисто отбила Анне следующее сообщение.

«Курица космическая, хватит спать! Посмотри, что творится на Земле, и сейчас же ответь!!!»

Подумав она сделала небольшую приписку.

«Без тебя не справимся!»

Глава 25. Полёт в неизвестность (1).

2045 год. Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

Серебряные росчерки, часто замелькали рядом со сцепившимися космонавтами, и одна из реактивных пуль сильно толкнула в спину, попав в ранец. Анна тут же вывела на треснутый щиток показания датчиков повреждений, и обнаружила, что пробит пустой бак из-под реактивной смеси. После этого процессор скафандра, отрубил выбывший из строя блок, и начал стравливать углекислый газ прямо в космический вакуум.

В этот момент на щитке проявилось новое сообщение с Земли, и Анна, не став вчитываться моргнула два раза, дав системе команду убрать строчки.

Когда они отлетели на километр, стрельба прекратилась. Анна снова услышала хриплый голос лейтенанта.

— Промахнёмся — уверенно сказал он.

Повертев головой, Анна увидела, что он смотрит, через закреплённое на рукаве зеркальце, себе за спину, на медленно приближающийся грузовой модуль, чей побитый корпус был самым последним в изогнувшейся гирлянде.

Оценив траекторию полёта, с помощью встроенного в визор лазерного дальномера, Анна легко подтвердила правоту лейтенанта. Видимо попавшая в ранец пуля, немного сместила направление движения.

— Ты прав. Но скорректировать курс не смогу, реактивный ранец накрылся. Что будем делать? — спросила она и тут же вспомнила про плазморез, в кассете которого оставалось 27 % процентов сухой плазмы. — Может им удастся подрулить? — предложила она и активировала механизм, выпускающий раструб из утолщения в запястье.

В этот момент они пролетели две трети расстояния до цели, и удалились от зависшего шаттла на два километра.

— Нет, импульс от выброса плазмы практически никакой. Лучше спрячь. Он ещё может пригодиться — лейтенант решительно отверг идею, выщелкнул пустой магазин, и потряс реактивным пистолетом перед глазами Анны. — Лучше этим. Только надо пошевеливаться.

Анна всё поняла, и нащупав пластиковый подсумок, выдернула оттуда полный магазин за специальное кольцо, затем засунула его в рукоять пистолета.

— Корректируй — приказал лейтенант, и повернул рычажок, заклинив стабилизатор ствола, гасящий импульс отдачи от выстрела.

По шлему Анны тут же защелкали блестящие гильзы.

Первая пара несильных толчков незначительно изменила курс полёта, и вместе с тем едва не оторвала их скафандры друг от друга. Из-за этого Анне пришлось вцепиться в лейтенанта ещё крепче, и пристегнуть свой страховочный фал к одной из коротких строп на его скафандре.

— Давай ещё — прорычала она. — кажется получается.

В итоге лейтенант разрядил полный магазин, и только после этого Анну удовлетворило изменение траектории их полёта.

— Держись, сейчас столкнёмся — предупредила она, увидев растущий на глазах грузовой модуль и отпустив руки, как смогла обхватила лейтенанта ногами.

Столкновение с корпусом грузовика, оказалось жёстким. После удара, скафандры расцепились, и заскользили по поверхности модуля, прикрытой рваными светоотражающими экранами, состоящими из десятков слоёв кевлара, покрашенного в золотистый металлик.

В итоге, Анне удалось чудом зацепиться за длинную страховочную скобу. Лейтенант по инерции полетел дальше, и едва не оторвал усиленную сервоприводом руку, от титановой трубы. А когда импульс дёрнул его назад, он снова влетел в Анну, шмякнув многострадальный колпак шлема о фюзеляж модуля.

В этот момент Анна похвалила себя за то, что додумалась пристегнуться к его скафандру.

Полностью стабилизировавшись с модулем, начала судорожно перебирать руками, спеша к остававшемуся распахнутым люку. Забравшись в тёмное нутро отсека, Анна подтянула едва шевелящегося лейтенанта, и захлопнула люк.

Оглядев отсек, с едва светящейся аварийной индикацией, подлетела к пульту, и проверила количество энергии, оставшейся в повреждённых накопителях складского модуля.

Информация не вдохновила, за время её отсутствия, саркофаг с Алёшей высосал почти всю энергию и теперь выжимал последние крохи, так необходимые для запуска системы жизнеобеспечения.

В этот момент с Земли пришло новое послание, и Анна опять его зло отклонила не читая. Затем она замерла, не зная за что хвататься, и едва не заплакала от накатившего отчаянья.

Внезапно, она почувствовала пальцы, вцепившуюся в стропу на плече скафандра. Лейтенант дёрнул её, и развернул к себе, прижавшись шлемом к треснутому колпаку. В следующий миг, Анна увидела его хмурый взгляд, в едва подсвеченных внутренностях шлема.

— Курсант Алфёрова, да ты еще заплачь — прорычал он и снова дернул за стропу.

— А что делать. Энергии нет, даже для запуска системы жизнеобеспечения. А ещё эти — Анна кивнула в сторону закрытого люка. Если шаттл прилетит сюда, то нам крышка.

Глаза лейтенанта зло блеснули.

— Отставить панику — рявкнул он, и из его рта выплеснулась кровь. Лейтенант сделал вид что не заметил этого, и продолжил как мог быстро говорить — если бы Энтерпрайз мог, то уже прилетел за нами. Видимо реактивное топливо в маневровых закончилось, пока они догоняли остатки станции и нарезали круги вокруг. А насчёт остального, давай так. Сейчас выполняй всё что я скажу, и ты останешься в живых.

Услышав грозное рявканье раненого, Анна подобралась и часто закивала.

Первым делом лейтенант приказал ей соединить их страховочные фалы, и подключить клеммы, прямой передачи данных. После подключения в наушниках раздался его голос, принявшийся чётко и ясно давать указания. Оказалось что он знает в точности где и что находится в складском модуле.

Раскрыв один из контейнеров, удивлённая Анна нашла там настоящий упакованный спутник фиксации, предназначенный для работы на орбите луны. С конструкцией подобного экспериментального аппарата она ознакомилась ещё на Земле.

Замысел лейтенанта, сразу стал ясен. Вскрыв корпус спутника, Анна вытянула блок с ядерным генератором, способным вырабатывать до мегаватта энергии в сутки. Затем по настоянию лейтенанта, она подключила генератор прямо к троллее, идишей к саркофагу, и запустила процесс выработки энергии.

В этот момент радиационный фон в отсеке подскочил в сотни раз, но обрадовавшаяся Анна не обратила внимание, на предупреждающую индикацию. Прошло секунд десять и все приборы, и системы начали получать энергию. Внутри отсека загорелись световые панели, а саркофаг с Алёшей ожил, и начал транслировать картинку с внешних камер, на созданные микро-гологрофами виртуальные мониторы.

Затем, система вентиляции, провела пробную продувку и начала заполнять отсек воздушной смесью. Давление поднялось на нужный уровень, и на мониторе заморгал таймер, обозначавший на сколько именно времени им хватит дыхательной смеси.

01:04

Причём секунды шли нормально, а это значило, что ранее она нашла и заделала все пробоины.

Осознав это, Анна сразу же отстегнула многострадальный колпак шлема, и выкарабкалась из недр громоздкого скафандра. Затем подлетела к лейтенанту, и начала разоблачать его. Впрочем, быстро это сделать не получилось. Мешала засохшая силикатно-алюминиевая пена, попавшая на клапаны и соединения. Пришлось доставать трофейный штык-нож из подсумка и ковырять им.

Наконец раскрыв скафандр, Анна вытянула потерявшего сознание лейтенанта, и только тут заметила кровь, заливавшую его оранжевый комбинезон. Раны ей сразу не понравились. Одна пуля точно попала в позвоночник, а вторая пробила спину в области сердца и кажется застряла в сломанном ребре.

Анна понимала, что без хорошего хирурга тут не обойтись, и сделала единственное что смогла. Вскрыв штык-ножом спец ткань комбинезона, она залила раны медицинским клеем, и прижала к шее раненого, универсального автодока, сорванного с пояса своего скафандра.

Автодок, быстро оценил состояние пациента, и Анна почувствовала, как пневматический инъектор начал с шипением вводить стимуляторы и искусственную кровь.

Через пару минут, глаза лейтенанта открылись, и он поймал в фокус лицо Анны.

— Как ты? — спросила она.

— Ничего не чувствую, но главное что живой — слабенько ответил он, и еле-еле пошевелил пальцами левой руки.

— Я не знаю, что делать дальше — проговорила Анна, затем указала на картинку, транслируемую саркофагом, и приказала — Алёша увеличь модуль Причал-2.

Чёткое изображение рвануло вперёд и немного размылось, но на нём стали сразу видны два астронавта, начавших продвигаться по изогнутым тросам к ближайшему сегменту.

— Я только что заметила. Расстояние — километра три. Минут через сорок они будут здесь.

— Значит у нас есть целых сорок минут, чтобы подготовиться — спокойно ответил лейтенант, и скривил рот, явно пытаясь улыбнуться. — Направь камеру на Землю? Хочу посмотреть что там творится.

Анна попросила ИскИн выполнить его просьбу. Окуляры внешних камер, не были способны отразить происходящее, и выделить определённую зону, но несмотря на это цифровое приближение позволило увидеть, как над Евразией часто вспыхивают оранжевые точки.

— Я видел сообщения, на твоём шлеме. Что от тебя хотел контакт с Земли? — совершенно неожиданно спросил лейтенант.

— Что бы Альфа не хотела, мы всё равно не сможем ей помочь. Я, больше не буду отвечать — обиженно ответила Анна и надула губки.

— Ты красивая, когда дуешься. А ещё эти веснушки… — проговорил лейтенант. В этот момент Анна покраснела до кончиков ушей и почувствовала какая она дура. — Скажи конкретно, что написала Альфа?

— Обозвала космической курицей, а затем приписала, что без меня они не справятся — призналась Анна.

— Выходи на связь. Нужно узнать, чем мы сможем помочь.

— Но разве нам сейчас до этого? — удивилась Анна, и увидела, как лейтенант начал недовольно покачивать головой.

— Анна, я вроде и сам ещё космический дух, и не мне тебе читать нотации, но выслушай меня. Разве ты не знаешь, что все, кто летит в космос, должны осознавать, что любой полёт может оказаться дорогой в один конец?

Среагировав на слова умирающего парня, которому осталось жить от силы пару часов, Анна неожиданно представила, что сейчас перед ней дядя Юра, как обычно объясняющий, что значит быть настоящим космонавтом, а не туристом.

— Хорошо, я выйду на связь — согласилась она, и схватив летающий по отсеку колпак шлема, активировала чат.

* * *
2045 год. Земля.

«Альфа»

Альфа следила за стаей десантных квадролётов, медленно пролетающих через светящуюся зелёным силовую стену, всего в десятке километрах от них.

— По наши души — проговорила она, и перекинула изображение на шлем Шилова.

— Если повернут сюда, то нам крышка — предрёк оперуполномоченный, и в этот миг перед глазами Альфы появилось сообщение.

«Извини не могла ответить. Была чуть-чуть занята. Что тебе?»

«Как обычно, связь и помощь ИскИна, который как я поняла вы тренировали на станции МИР-5»

Набрала обрадовавшаяся Альфа и подмигнула Шилову.

«Связь, у тебя и так есть. А насчёт ИскИна, то это мимо. Алёша молодой, ещё до конца не сформировавшийся искусственный интеллект. Работает с перебоями, и при большой нагрузке постоянно отвлекается на задачи и операции, которые не доделал ранее»

«Всё равно нужно попробовать, иначе нам тут будет совсем туго»

После последнего отправленного сообщения наступила пауза, а затем начали приходить ответы будто надиктованные другим человеком.

«Мы поможем. Ставь конкретные задачи. Сделаем, всё что сможем»

— Кажется, там ещё кто-то выжил — удивлённо проговорила Альфа, и начала быстро побывать текст списка заданий.

* * *
Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

— Размножить контактный сигнал «Луча», и обеспечить стабильную связь одновременно с почти четырьмя десятками объектов, постоянно передвигающихся по орбите планеты. Да такое он точно не сможет — возмущённо предрекла Анна, прочитав дважды пришедший с Земли текст. — Во-первых, Алёша не работает стабильно, а во-вторых ему надо находиться в десятке метров от обсерватории и установки гиперсвязи, чтобы хотя-бы попробовать.

Выслушав девушку, лейтенант скосил взгляд на показания голографического монитора, моргающего над автодоком, и попытался криво улыбнуться.

— Кажется я знаю, что нужно делать — проговорил он и указал на саркофаг, с двумя буквами «АЛ», намалёванными на чёрном боку.

Глава 26. Полёт в неизвестность (2).

2045 год. Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

— Я не понимаю, как мы им поможем?

— Анна, ты же специалист. Расскажи мне что это такое? — спокойно спросил лейтенант, и указал на саркофаг, растянутый на страховочных стропах.

— Устройство, тип НБ-С4. Предназначено для культивации искусственной нейронной системы, в условиях полной невесомости. После установки программы поэтапного воссоздания искусственного интеллекта, в устройство заправили семнадцать триллионов, культивированных нано-ботов, пятого поколения, восемь килограмм керамидового порошка, сорок килограммной титановых, алюминиевых, кремневых и полимерных гранул, для создания композитной оболочки — смертельно уставшая Анна отчеканила ответ на автомате, так как знала о устройстве практически всё.

— На какой стадии находится процесс воссоздания ИскИна?

— В течении двух лет формировались нейронные цепочки. Всё это время нам приходилось постоянно вмешиваться в процесс и перепрограммировать управляющий контур, чтобы не загнать работу в тупик. Полгода назад я подумала, что ничего не получится, но потом внезапно наметился прорыв. Первичная нейросеть полностью сформировалась, ответила на первые запросы на взаимодействие, и начала процесс самообучения. — Анна не понимала зачем эта информация понадобилась лейтенанту, но продолжала рассказывать, выполняя последнею просьбу умирающего. — Сейчас внутри этого саркофага очень мощный суперкомпьютер, способный обрабатывать огромные массивы информации. И мне иногда кажется это нереальным. А зачем ты спрашиваешь? До окончательного формирования искусственного интеллекта ещё очень далеко. Пока Алёша не может себя самоидентифицировать.

— В данном случае это уже не важно. Анюта, я хочу попросить тебя об одном одолжении. Прямо сейчас, ты должна надеть свой покоцанный скафандр, и выкачать дыхательную смесь из отсека. — Лейтенант предложил это так спокойно, что у девушки открылся рот от удивления.

— Но, твой скафандр? Теперь его не одеть — ответила Анна и указала на летающие по отсеку повреждённые части.

— Мне и не придётся его одевать. Я знаю, жить осталось от силы час. Так что сама понимаешь.

— Но зачем это всё?! — воскликнула девушка, почувствовав, как на ресницах начали набухать слёзы.

— Всё просто. После того как в отсек придёт космический вакуум, снизится температура. Наниты среагируют на воздействие, и образуют защитный контур. Затем тебе придётся открыть крышку саркофага и засунуть моё тело внутрь.

Поняв смысл странной просьбы, Анна смахнула слёзы, и посмотрела на лейтенанта как на сумасшедшего.

— Ты не думай, у меня крыша не поехала — проговорил он, будто прочитав её мысли. — Анна, ты что ни будь знаешь о программе создания модифицированных людей.

Конечно она об этом знала, и даже более того, именно ученик отца, был ведущим специалистом в этой области. А ещё Анна помнила, что первую операцией по вживлению искусственной нервной системы, отец провёл лично в 2021 году.

— Но, в саркофаге, прямо сейчас находится семнадцать триллионов нанитов. Это очень много, слишком агрессивная среда для человеческой плоти.

— Мне это будет не важно. В этот момент я буду уже мёртв.

— Я до сих пор не пойму зачем это делать. Наниты не вылечат, а наоборот абсорбируют живые клетки.

— Это нам и нужно. Ты помнишь медика экспедиции? Её застрелили самой первой при нападении. Так уж получилось, что за три месяца вахты мы с Наташей сблизились. — Признавшись, лейтенант на пару секунд замолчал, и несколько раз глубоко вдохнул. — Но я сейчас не об этом. Она многое мне рассказывала, а я помогал ей обслуживать саркофаг с Алом. Наташа была одной из помощниц ученика твоего отца, и говорила, что точно такое же оборудование используется для модификации людей. Три вахты по три месяца, она посменно следила за экспериментом и определила главную ошибку, не дающую получить удовлетворительные результаты.

— И какая же это ошибка? — спросила Анна заинтересованно, так как очень много и долго думала о ходе затянувшегося эксперимента.

— Те, кто его затеял, должны были изначально использовать человеческий мозг, и строить нейросети, используя его за основу. Она утверждала, что на западе именно таким способом добились успеха при создании первых ИскИнов.

— Мы не знаем точно, использовали ли они человеческий мозг — сказала Анна, но вместе с тем вспомнила подобные разговоры учёных.

— В любом случае иного выхода у нас нет. Нужно попробовать. Тем более Наташа уже создала экспериментальную программу вживления, которую нужно просто активировать. Процесс будет длиться не более двадцати минут.

Анна представила себе неаппетитный процесс переваривания нанитами человеческого тела, и ей стало жутко.

— Я всё понимаю. Если после этого Алёша заработает стабильно, то он сможет подключиться к системе обсерватории, и взаимодействовать хоть с сотней объектов, удерживая каналы в стабильном состоянии. Но, для подключения мне придётся оттащить саркофаг к обсерватории и подключить напрямую. Я не понимаю, как это возможно? — спросила Анна и указала на монитор, где две фигурки Астронавтов уже преодолели треть расстояния.

Неожиданно лейтенант криво улыбнулся, и дотронулся до кресла стоявшего посреди отсека, перед сенсорным пультом управления.

— Анна, я боюсь, что ты забыла, что находишься в модуле, имеющем собственные маневровые двигатели. На долгий полёт топлива в баках не хватит, но сделать короткий рывок до обсерватории ты сможешь. А там ты подключишь Ала напрямую к системе гиперсвязи, и он сделает всё что требуется.

— Но как. Я же останусь одна, а там эти грёбаные астронавты и удерживающие модуль тросы.

— Не ссы подруга, я тебя научу что делать — пообещал лейтенант, и изумлённая Анна увидела, как он ей подмигнул.

* * *
И всё же он понял, что сама это сделать, Анна не сможет. Как только кромка колпака шлема зашла в паз и защёлкнулась, за спиной послышалось шипение от раскрывшихся клапанов, начавших стравливать внутреннее давление отсека.

Смотреть на задыхающегося человека Анна не хотела, так что сжав кулаки и зубы, заставила себя досчитать до тридцати. И лишь после этого она развернулась, и увидела совершенно обнажённого, застывшего парня, который сжимал рукоять, принудительного отключения системы жизнеобеспечения.

В этот момент, ей показалось что она видит пар, выходящий из его немного приоткрытого рта.

До сих пор не понимая, как она на это согласилась, Анна подлетела ближе, и стараясь не смотреть в остекленевшие глаза, аккуратно переместила мгновенно окоченевшее тело, поместив его над крышкой саркофага.

Затем Анна метнулась к пульту, и вжала большую красную кнопку, активирующую ряд заранее запрограммированных команд.

Первым делом, система стравила давление из саркофага, пропустив заполняющую её углекислоту, через специальные фильтры, задерживающие отдельных нанитов.

Огромная колония искусственных строителей, тут же среагировала, сформировав наросты над клеммами постоянной подзарядки. Таким образом слепившиеся наноботы сохраняли заряд и практически переставали расходовать энергию. Отец называл этот процесс капсулизацией колонии.

Как только защитные капсулы сформировались, нейросеть, образовывающая практически копию нервной системы человека, высвободилась, и начала расправляться в подобие плотной паутины, опутывающей всё внутреннее пространство саркофага.

За всеми этими процессами, Анна наблюдала через виртуальный монитор, и практически не дышала от нахлынувшего волнения. В какой-то момент ей показалось что нейросеть повторила очертания человека, будто уловил электрические импульсы, идущие от замершего над саркофагом, тела.

При этом структура нейросети повторяла нервной системы, с полностью сформировавшимся спинным мозгом, и зачатками головного мозга.

После этого магнитный замок, перестал удерживать чёрную крышку, а поменявшее заряд магнитное поле, оттолкнуло её от саркофага.

Анна тут же схватилась за массивный монолит, и потянула его в сторону. затем она переместилась выше и аккуратно подтолкнула тело мёртвого лейтенанта, отправив его внутрь саркофага. При этом она случайно заглянула в его глаза, и от этого нервно содрогнулась.

Оправившись, Анна кинулась ловить отлетевшую крышку, и возвращать её на место. Перед тем как она закрыла саркофаг, увидела обнажённое тело, опутанное мириадами тоненьких фосфоресцирующих паутинок, которые буквально затягивали лейтенанта в глубину, прямо туда где замерли хищные колонии нанитов.

Затем начался обратный процесс закачки углекислого газа, внутрь герметичного резервуара, и переключение всех энергетических цепей, обеспечивающих поэтапное увеличение подающегося напряжения

Мельком Анна увидела, как триллионы нанитов, поднялись со дна саркофага и накинулись на неподвижное тело лейтенанта, словно стая голодных пираний. Но наблюдать за процессом не было времени.

Увеличив второй виртуальный монитор, Анна начала судорожно выискивать местоположение астронавтов. Их фигурки, она заметила на скрученных тросах, ведущих прямо к стыковочному сегменту, соединённому с модулями обсерватории и складским.

Добравшись до сегмента, один из астронавтов забрался в его нутро, а второй пристегнулся к корпусу и судя по направлению промелькнувшего лазерного луча дальномера, принялся наблюдать за модулем в котором она находилась.

Шла минута за минутой, но астронавты так и не соизволили начать двигаться дальше. Судя по их скорости передвижения, раньше они так надолго нигде не задерживались, а это значило, что их внимание привлекла космическая обсерватория, с работающем гамма-телескопом.

Такой расклад, составленный лейтенантом план, не предусматривал, и Анне это совсем не нравилось. Прошло минут десять, но ситуация так и не изменилась.

— Если они вскроют обсерваторию, то гиперсвязи крышка. Придётся действовать не по плану — зло проговорила Анна, будто подстёгивая себя к действию, и прекратив пялиться в экран, рванула к люку.

Вскрыв его, она врубила фонари на плечах скафандра и выпорхнула наружу. После этого привычно пристегнулась к одному из натянутых тросов, и используя набор инструментов, найденных лейтенантом на складе, начала снимать кожух, закрывающий одну из четырёх катушек, и кронштейн удерживающий трос.

Как оказалось, сделать это оказалось совсем не просто. Всё было намертво прикручено с контргайками и компенсационными пружинами, заметно укрепляющими надёжность креплений, но вместе с тем значительно усложняющими работу.

За пять минут ей удалось снять все четыре кожуха и лишь на половину открутить один из толстенных кронштейнов, удерживающих трос. А затем от астронавтов пришло весточка, в виде промелькнувшего над головой серебристого росчерка.

Это значило что её действия заметили. И это было хорошо. Ещё одна реактивная пуля ударила в композитный корпус модуля, и распалась на мелкие кусочки, всего в метре от неё.

Развернувшись, Анна увидела двух астронавтов, снова двигающихся в её сторону по разбитым конструкциям. При этом они явно увеличили темп, и лишь иногда останавливались чтобы выпустить пару реактивных пуль в её сторону.

— Ага, суки!!! Зашевелились! — выкрикнула Анна, и оскалившись, принялась с удвоенной силой откручивать неподатливые болты, от фиксатора, удерживающего трос.

Глава 27. Полёт в неизвестность (3).

2045 год. Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

Крепление отошло от корпуса модуля, и напряжённый трос, вырвало из паза. При этом он едва не задел Анну. А вот отскочивший разводной ключ, точно улетел бы в космос, но его остановила толстая леска, надёжно прикреплённая к перчатке скафандра.

Анна посмотрела на извивающийся словно змея трос, и ей неожиданно стало жутко. Ведь если отсоединить оставшиеся три, то складской модуль перестанет цепляться, остатки разваливающейся станции, и останется с космосом один на один.

А если датчики, показывающие что в баках маневровых двигателей, осталось 7 % топлива, безбожно врут, то она проложит болтаться на далёкой орбите, где-то между Землёй и Луной.

Ещё одна алюминиевая пуля разлетелась, врезавшись в корпус модуля, это заставило Анну, начать судорожно отвинчиванию крепление следующего троса.

Когда второй трос освободился, пули всё чаще начали стучать по композитному корпусу. При этом одна из них щёлкнула по титановому плечевому суставу скафандра, заставив Анну вздрогнуть.

В этот момент она осознала, что если астронавты приблизятся, то начнут попадать регулярно. И если одна из пуль, по закону подлости, клюнет в покрытый трещинами колпак, то ей ничто не поможет.

Но самому плохому сценарию, пришедшему в голову Анны, не суждено было воплотиться, ибо сама сила гравитации пришла ей на помощь. Как только второй трос отлетел, модуль получил незаметный толчок, и начал медленно поворачиваться, уводя из-под обстрела.

Буквально через минуту Анну прорыло корпусом, от вражеских пуль, и работа пошла пошустрее.

Через пять минут, третий трос вырвался на свободу, при этим снова дёрнув модуль, начавший неуклонно разворачиваться, вновь подставляя тушку девушки под пули.

Вынырнув из мёртвой зоны, она обернулась, и была шокирована тем что обнаружила.

Один из астронавтов отстал метров на 200, а вот второй, видимо совсем перестал соблюдать технику безопасности, и прямо сейчас стремительно перемещался по модулю, до которого оставался лишь двухсотметровый отрезок, последнего троса.

Рука Анны вздрогнула, и разводной ключ соскользнул с очередного болта. Выскочив из руки, он начал яростно крутиться на леске. В тот же миг астронавт добрался до троса, и не пытаясь выстрелить, накинул на него страховочный фал, а затем принялся стремительно перебирать руками, по немного искривлённой серебристой нити. Причём действовал он так ловко, словно обезьяна, натренированная лазать по пальмам.

До Анны тут же дошло, что она не успевает. Не став даже пытаться ловить ключ, девушка вжала сенсор на запястье, и активировала плазморез на полную мощность.

Семисантиметровый язык разогретой плазмы, словно прицениваясь лизнул трос, и сфокусировался на одном месте. Сама Анна схватилась за кромку проёма, и не отрываясь начала следить за капсулами с сухой плазмой, пробегавшими в маленьком контрольном окошке, на запястье.

Капсулы, поочерёдно заходили в одну из шести камер разогрева, и получив дуговой удар током, мгновенно превращались в раскалённую плазму, вырывающуюся из сопла.

Трос практически сразу покраснел до бела, и от него начала отскакивать яркие окалины, образующиеся при разрыве десятков композитных нитей.

Через пару-тройку секунд. Перед глазами Анны родился настоящий гейзер искр, мешающий прицелиться точно, и заставивший продолжать резать по наитию.

Отогнав от себя зарождающийся испуг, девушка зарычала, словно разгневанная рысь, и в следующий миг почувствовала, как модуль дёрнулся. При этом её чуть не утянуло за отрезанным тросом, так как страховочный фал, был за него прицеплен.

И в этот момент ей повезло, кольцо карабина соскочило с раскалённого конца, заставив Анну выдохнуть с облегчением. После этого она оглянулась, и увидела всего в десяти метрах от себя, за щитком шлема, пылающее ненавистью лицо молодого астронавта, так и не успевшего до неё добраться. При этом в руке он сжимал штык-нож, с пылающей огнём кромкой лезвия.

В этот миг она поняла, что если бы у него был хоть маленький шанс допрыгнуть, то он им обязательно воспользовался. Анна успела прочитать по его яростно шевелящимся губам, грязные ругательства, которыми он её кроет, а затем удерживающий его трос начал изгибаться, отдалив неудачливого врага от начавшего отлетать модуля.

Посмотрев на моргающий ноль, указывающие на полное отсутствие капнул в кассете плазмореза, Анна деактивировала резак, и решительно направилась внутрь отсека.

Первое что она увидела, после того как пересекла порог, была зелёная индикация, моргающая на нижней кромке саркофага. Она обозначала что апгрейд ИскИна полностью завершился, и теперь система проводит ряд тестов, определяющих пригодность к работе новых элементов, пополнивших инструментарий искусственного интеллекта.

Не став закрывать люк, Анна прижала скафандр к креслу, и закрепила ремни безопасности. После этого она едва взглянула на монитор, показывающий нечто похожее на человеческий мозг, и вызвала на универсальную панель, интерфейс, использующийся космонавтами во время ручной стыковки модуля.

В этот миг сканер радиочастот, вывел на щиток эквалайзер, отображавший звук, раздавшийся внутри шлема.

— Русский космонавт, здавайся. Мы оставим тебе жизнь — проговорил женский голос по слогам, при этом нещадно коверкая слова.

Анна не стала отвечать, а вместо этого просканировала эфир, тут же убедившись, что астронавты отключили глушилку, видимо для того чтобы попытаться с ней поговорить.

— Ну это вы зря — проговорила она, обрадованная нежданно свалившейся удачей, и тут же отправила запрос в обсерваторию, на установление удалённого контроля, над всеми системами.

Незамедлительно получив положительный ответ, Анна отключила продолжавший неумело увещевать голос, и вышла на аудио контакт с Альфой.

— Эй там, на Земле! Готовность номер один. Как только ИскИн придёт в себя, я подключу тебя к нему и открою все доступные системы. Но запомни, времени, на всё про всё, очень мало.

— Я уже с утра готова — послышалось в ответ. — Обеспечь мне связь, хотя бы минут на пять-десять, и проси потом что хочешь золотая рыбка.

— Десять не гарантирую — предупредила Анна, при этом неотрывно глядя в монитор, на двух астронавтов, начавших обратное движение по гирлянде из разрушенных сегментов.

Затем она, включила маневровые двигатели, и вцепилась в джойстик. Поднявшийся из недр, пульта управления.

Первая же попытка дать реактивный импульс, привела к тому, что модуль рванул назад, и начал медленно удаляться, от разрушенной станции. При этом Анна спалила впустую почти пол процента реактивного топлива.

6.5 %

Неутешительный цифры заморгали на табло, и девушка непроизвольно выругалась.

Истратив ещё один процент, она вернула модуль в первичное положение, и повернув чуть левее, начала продвигаться вдоль распавшейся станции, взяв курс к обсерватории.

Пролетев километр, Анна увидела, как зелёная индикация перестала моргать под саркофагом. А над ним тут же начали появляться быстро сменяющиеся строчки оповещения.

«Инсоляция продукта завершена»

«Тест системы завершён на — 100 %»

«Результат удовлетворительный»

«Стабильность работы — 92.8455 %»

«Для более детально исследования всех изменений, требуется запустить процесс подробного анализа»

«Процесс продлится 12 часов 18 минут»

«Запустить процесс подробного анализа?»

«ДА — НЕТ»

Увидев запрос, Анна его молниеносно отклонила.

«ИскИн «АЛ», готов к цифровому взаимодействию, и находится в режиме ожидания постановки задач»

Наконец увидев нужное сообщение, Анна непроизвольно улыбнулась и сразу переключила поток данных на канал Альфы.

— Эй на земле, лови открытый канал, пока на тридцать процентов мощности трафика. Сейчас подлечу ближе к ретранслятору, и источник выйдет на все семьдесят — сообщила Анна и начала притормаживать, собираясь остановиться на безопасном расстоянии.

— Канал поймала. Подлети вплотную. Пойми, каждый процент сейчас критичен — тут же попросила Альфа.

От этой настоятельной просьбы, Анна невольно скривилась, и немного скорректировав движение, развернула модуль так, что распахнутый люк оказался, всего в метре, напротив огромного обзорного иллюминатора обсерватории.

— Девяносто два процента. Выжала всё что могла — проговорила Анна и принялась наблюдать за растущим объемом трафика, начавшего проходить по распахнутому настежь каналу гиперсвязи.

Она даже не представляла, что такая объёмная передача возможна по «Лучу». Прямо сейчас ИскИн обрабатывал миллиарды петабайт информации, затем он успевал её размножить, передавая на десятки источников одновременно, и декодируя на ходу полученные ответы, многократно преумножал количество и частоту запросов.

Процесс шёл около пяти минут, а затем Анна почувствовала надвигающуюся опасность. Снова расширив монитор, отражающий обстановку снаружи, она зафиксировала местоположение астронавтов.

То, что она обнаружила, поразило своей нереальностью. Один из астронавтов, снова значительно отстал, и едва преодолел половину дистанции, а вот второй буквально нёсся с немыслимой скоростью, с которой обычные люди передвигаться не в состоянии.

Перестав полностью пользоваться страховкой, он скакал с модуля на модуль, при этом пролетая через стометровые пропасти, расчётливо отталкиваясь от скоб или кусков обшивки, попадающихся на пути. Без боевых стимуляторов, подобное невозможно.

Если так продолжится, то он будет здесь через минуту — подумала опешившая Анна, и снова вышла на связь с Землёй.

— Альфа, у тебя осталось секунд двадцать, затем трафик начнёт уменьшаться.

— Дай мне ещё минимум минуту — прорычала Альфа в ответ.

Услышав приказ, Анна хотела выругаться, но вместо этого активировала минутный таймер, и нервно прикусила губу.

Вражеский астронавт стремительно приближался, а секунды нехотя уходили. Анна держала трясущуюся руку в сантиметре от джойстика, при этом чувствуя вкус крови во рту.

Когда на таймере осталось 7 секунд, несущийся астронавт исчез из виду, а таймер будто замер. Как только он показал нули, Анна дёрнула джойстик на себя, и модуль медленно подался назад.

Через пару секунд, она снова увидела астронавта. Он успел переместиться на сегмент станции зависший перед ней, и схватившись за крюк, завис на фоне огромного выпуклого иллюминатора обсерватории.

В этот момент она почувствовала, что он хочет сделать последний рывок, и едва не зажмурилась от страха. Впрочем, он так и не прыгнул. Осознав это, Анна облегчённо выдохнула, ибо видела, что он смог бы до неё добраться. Но судя по выражению лица молодого астронавта, ему кто-то запретил это сделать.

Отлетев на безопасное расстояние, Анна убедилась, что объём трафика многократно снизился. Возможно у Альфы всё получилось — подумала она и развернула модуль в сторону огромного сегмента «Причал-2», с пристыкованным космическим кораблём «Зара-5» и зависшим рядом шаттлом Энтерпрайз.

— А теперь попробуем отсюда свалить — проговорила она, и видимо от чрезмерного волнения, продолжала давить на ручку джойстика, при этом спалив последний процент топлива, практически впустую, и сильнее чем надо разогнав складской модуль.

Поняв, что наделала, Анна сгруппировалась, и приготовилась к столкновению с быстро приближающимся модулем «Причал-2». И когда до него осталось метров тридцать, в круглом проёме, оставшемся от взорванного люка, появился ещё один астронавт, целящийся в неё из реактивного пистолета.

Последнее что она увидела, перед тем как зажмуриться, было перекошенное злобой молодое лицо незнакомой девушки, и реактивные пули, начавшие стремительно вылетать из серебристого ствола.

Глава 28. Высший приоритет (1).

2021 год. «Северский».

Сергею Петровичу нравилось новое место дислокации, их маленькой группы. Небольшая военная база времён СССР, стояла посреди казахской степи, и состоял, из огороженного бетонным забором, периметра давно покинутой военной части, с заброшенными казармами, складами и вертолётными ангарами. Рядом располагалась, заросшая степной травой, взлётная полоса, и военный городок, из пары кирпичных пятиэтажек, давно оставшихся без единого целого стекла.

Местные утверждали, что когда-то, вертолётный полк занимавший базу, обслуживал космодром Байконур.

А вплотную с расположением военной части, возвышалось давно покинутое десятиэтажное здание, с мастерскими на первых этажах, и просторными офисами на верхних. Рядом стояла, пара приземистых железобетонных ангаров, имеющих сложные подземные уровни, смахивающие на полноценные бункеры.

Именно этот сектор, частично восстановленного комплекса, и занимали вновь прибывшие, вместе с полусотней работающих по контракту технических специалистов, и взвода охраны, набранных Толиком преимущественно из местных военных.

По всей видимости, раньше это здание занимало некое конструкторское бюро, работающее на космическую программу СССР. А после развала Союза, пришедшие к власти люди всё благополучно слили в унитаз. Исследовательский центр закрыли, и заодно расформировали вертолётный полк.

Казахским властям, место не пригодилось ни в каком виде, так как оно находилось на отшибе, вдалеке от крупных населённых пунктов. Из-за этого, некто из власть предержащих, восемь лет назад сбагрил объект полезному русскому олигарху, по очень сходной цене.

Когда Серый узнал где они находятся, сообщил что после окончания тридцатидневной войны, тут находился один из объектов сопротивления.

За восемь лет после покупки, Глебов восстановил взлётную полосу, десятиэтажное здание и два ангара, вместе с подземными уровнями. Построил генераторную станцию и несколько боксов для персонала.

Теперь в одном из ангаров, собирали экспериментальную установку для синтеза керамида, а в другом расположился бункер, где жили все причастные. На частично восстановленную полосу, каждый день садились небольшие грузовые самолёты, везущие заказанное оборудование, прямиком из Китая.

Место для создания установки было выбрано не случайно. Как оказалось, у Шагина старшего давние нехорошие тёрки с властями Казахстана, так что обратиться за помощью к ним он не сможет. Глебов же напротив имел очень большие связи, ну и самое главное был финансово полезен элите, управляющей страной.

После последнего проявления Шагина старшего, прошло почти три месяца, и раны от осколочных ранений давно зажили. Правая нога Северского иногда по ночам ныла, но это быдло некритично.

Главное, что его Маша была рядом, и после честного объяснения о том, что происходит на самом деле, не уехала за границу, как ей изначально предлагалось. Поначалу она не поверила Сергею Петровичу, но потом начала рассказывать, что по ночам ей снятся странные сны, из их прошлой жизни. А ещё она вспомнила, про не родившихся детей.

В отличии от неё, Паша Павлов врубился сразу, и как оказалось вновь открывшиеся фантастические обстоятельства, его ни капли не испугали, и лишь подстегнули работоспособность, убрав комплексы, тормозившие полёт его научной фантазии.

Те идеи, которые он начал продуктивно генерировать, полностью доказывали, тот факт, что его ни в коем случае нельзя было отпускать работать за океан.

В том варианте будущего, из которого прибыл сам Северский, Паша пропал, из поля его видимости, именно в это время. Шагин младший всегда уклончиво отвечал на вопросы про него, и лишь как-то между делом однажды обмолвился, что он уехал на стажировку в одну из западных стран. После этого Сергей Петрович о нём ничего не слышал.

А тем временем, простое исключение Паши из уравнения, отдалило начало войны, на целых три года. И вездесущий временной поток, постоянно спрямляющий возникшие аномалии, был вынужден первый раз сильно отступить. Это было очень неожиданно, и если честно, то сам Сергей Петрович раньше считал, что это невозможно.

Оглянувшись, Северский посмотрел на молодого учёного, самозабвенно работающего с виртуальной моделью установки, проецируемой дорогущими логографами в центре зала.

Офис, где они находились, занимал весь десятый этаж здания, и сюда не мог проникнуть никто, не имеющий доступа к специальному лифту. Это полностью снимало все вопросы, связанные с безопасностью, и ограничивало личные встречи с местной охраной и непричастным техническим персоналом.

Внезапно, послышался звук поднимающегося лифта, и Северский невольно напрягся. Встав из-за компьютера, он, сделал несколько шагов, и нажал указательным пальцем на сенсор, расположенный на закрытой створке высокого сейфа.

В тот же миг толстая дверца открылась, и Сергей Петрович положил руку на заряженный автомат АК-204, при этом встав за железобетонной колонной.

А через пол минуты створки грузового лифта открылись, и оттуда вышел Глебов с двумя телохранителями.

— Сергей Петрович, здравствуйте — с ходу поздоровался он, и стремительно переместившись, пожав протянутую руку Северского. Затем огляделся и укоризненно посмотрел на раскрытый сейф, где хранился полный комплект амуниции, подобранной для учёного самим Серым. — Что Сергей Петрович. Не навоевались?

— Да нет. Навоевался на всю жизнь — отмахнулся Северский. — Это так рефлексы. Злотворное влияние Серого.

В ответ олигарх улыбнулся, и покачал головой.

— Уверяю вас, тут нам ничего не угрожает. Шагину в Казахстан, въезд закрыт и его лизоблюдам тоже. Жаль, что не могу выставить свою охрану, из-за специфики нахождения в чужом государстве, но тех, кто охраняет периметр, отбирал лично Толик, а я ему всецело доверяю.

— Я не знал, что вы прилетите.

— Никто не знал. Мне пришлось совершить сей маневр. В Москве сейчас не безопасно. Так что пару месяцев я проведу вместе с вами, заодно прослежу как продвигается работа. Кстати, как себя ведёт наш специалист, после раскрытия всех секретов? — спросил Глебов и посмотрел на молодого учёного, с стоявшего в пятидесяти метрах, и увлечённо жонглирующего частями виртуальной голограммы.

— Парень рвёт с места, словно беговой жеребец. Боюсь у нас не хватит денег, обслужить все его технологические хотелки. А между тем китайские поставщики опять задержали отгрузку частей корпуса, и катушек, создающих сложное магнитное поле, нужной конфигурации.

— Я в курсе, и по пути сюда провёл переговоры с Шен-ли. Он пожаловался, что требования к оборудованию слишком завышены. Из-за этого процесс изготовления затянулся. Попросил ещё недельку.

— Наверняка, хочет денег?

— Ни без этого. Пришлось немного подвинуться в цене.

— Меня это беспокоит. У нас слишком большие расходы — проговорил Северский, так как понимал, что Глебов давно тратит не только их деньги, но и свои.

— Ничего, месяц назад это было критично, но буквально вчера оправдался ваш инсайд о газовом кризисе в Европе. Похоже, мы снова в плюсе, и если всё произойдёт так как вы спрогнозировали, то этот плюс увеличится на пять или семь миллиардов евро. В результате я решил разморозить проект нового завода и отдал приказ продолжить завозить оборудование.

— Значит мы еще поплаваем?

— Да, считайте, что течь в трюме устранена, и мы в последний момент успели отвернуть от столкновения с айсбергом — образно выразился Глебов.

— А этот айсберг, в курсе наших дел? — спросил Северский, имевший в виду Шагина старшего.

— Надеюсь, что нет. По крайней мере об этом объекте, он точно ничего не знает. Всё оформлено, на подставные фирмы и граждан других государств. К тому же, пока я приношу доход, наши казахские друзья будут нас охранять, денно и нощно.

— И всё же мне интересно, почему он притих? — спросил Сергей Петрович, предчувствующий надвигающую опасность, вот уже в течении недели.

— Мне тоже интересно. На Шагина это не похоже. Правда по некоторым данным, после выволочки полученной в кремле за его художества, иного выхода у него нет.

— Надеюсь, что это так — неуверенно проговорил учёный, опасавшейся новой подлянки Шагина. Затем он тяжко вздохнул и упёр пронзительный взгляд в глаза Глебова. — Час назад, я разговаривал с Серым. Он как раз ехал в аэропорт с Толиком. Мне не нравится вся эта затея.

Высказав своё недовольство, Северский вспомнил короткий и сумбурный разговор с модифицированным диверсантом. Тот явно закусил удила, и любые доводы на него не действовали. «Высший приоритет, уничтожить цель», сказал он упёрто в конце перепалки, и не выслушав учёного до конца, бросил трубку.

— Сергей Петрович, не сгущайте и так тошно. К тому же в прошлый раз это сработало — твёрдо сказал Глебов. — Три выигранных года, это очень много. Представьте себе, что будет, после уничтожения цели. А вдруг мы победим?

Северский покачал головой.

— Вы знаете моё отношение к убийствам во имя светлого будущего. Мне кажется это неэффективно — решительно не согласился он.

— Уже скоро мы узнаем это. Через два часа самолёт с Серым приземлится во Франкфурте. Там его встретят и переправят в Польшу. Нашедшая цель группа спецов, готова ему всецело содействовать. И судя по тому как он настроен сам, всё решится в ближайшие сутки.

— Я в нём не сомневаюсь, но что-то мне не спокойно. Почему он полетел один?

— После определённых событий, Толику в Европе лучше не появляться, из-за этого он даже не является официальным начальником моей охраны. Но он обо всём договорился. Его источник в ГРУ, обеспечил связь с наёмной группой спецов, выходцев из стран бывшего Советского Союза. Они давно работают на наши спецслужбы и обеспечат Серому встречу, прикрытие во время акции, и последующую эвакуацию. Толик их проверил, и выяснил что люди проверенные и надёжные. Десять миллионов евро уже переведены на счета наёмников, за ранее предоставленные услуги по обнаружению и отслеживанию цели. Ещё пять переведено на сопутствующие расходы. И тридцать находятся на открытом депозите, и позволяют возложить на группу, всю ответственность и снять кучу лишних вопросов.

— Будем надеяться на лучшее — проговорил Северский, и невольно посмотрел в окно, в том направлении, откуда вот уже неделю чувствовал нечто необычное.

Глава 29. Высший приоритет (2).

2021 год. «Серый».

Самый обычный рейсовый самолёт, приземлился в аэропорту Франкфурта, точно по расписанию. Пройдя паспортный контроль, Серый вышел из здания аэропорта, и отыскав заученные автомобильные номера, залез в стоящее на отшибе такси.

За рулём сидел здоровенный тип с бритой головой, а рядом на пассажирском расположился не менее здоровый гражданин в камуфлированной бейсболке. Как только Серый уселся, оба товарища одновременно оглянулись, и хмуро уставились на него.

Тот что в бейсболке заговорил на немецком, и имплант тут же перевёл его слова.

«Эй студентик, ты часом тачкой не ошибся? Очки протри, и давай вали отсюда.»

Прочитав перевод, Серый снял очки с обычными стёклами, надетые для маскировки, и кинул на соседнее сидение спортивную сумку со шмотками.

— Я, от Толика — спокойно сказал он на русском, и сидевшие спереди удивлённо переглянулись.

На несколько секунд повисло молчание.

— Рейс из Москвы? — спросил лысый, будто давая себе время всё осознать.

— Да, из Москвы — подтвердил Серый, в принципе ожидавший подобной реакции на своё появление.

— Нам сказали, что прилетит спец — проговорил второй, и окинул взглядом, с ног до головы, невзрачно одетого юношу.

— Я за него — буркнул Серый, которому изрядно надоели затянувшиеся смотрины, и указал на выезд со стоянки. — Ну что там у нас по программе? Мы продолжим в гляделки играть, или поедем?

— Ну поехали, раз ты за него. Гиря двигай — приказал тот что в бейсболке, и отвернувшись, принялся что-то быстро набирать на экранчике старенького телефона.

— Ок — нехотя согласился лысый, и перед тем как завести машину, невольно засмотрелся на выход из терминала аэропорта, будто ожидая что прямо сейчас оттуда появится некто выглядевший более внушительно, и вытащив за ухо, прогонит слишком молодого и нагловатого самозванца.

Но как он не смотрел, из здания никто подходящий так и не вышел, так что ему пришлось крутить руль и выезжать со стоянки. Они ехали молча около получаса, затем такси заехало на подземную парковку многоэтажного комплекса, и вся троица переместилась в наглухо тонированный БМВ-Х7.

Когда они пересаживались, Серый мимоходом рассмотрел парней. Судя по повадкам, они явно раньше отслужили в десанте или спецназе. Пружинная походка и чёткие движения профессиональных бойцов, намекали простым гражданам, что с этой парочкой лучше не связываться, но вместе с тем бандитами они точно не выглядели. Скорее их можно принять за сотрудников спецподразделения немецкой полиции.

На взгляд Серого, для спецов они были слишком перекачаны, и обращали на себя излишнее внимание.

Ещё минут через двадцать, машина выехала из города, и помчалась по скоростному шоссе, ведущему к польской границе.

При подъезде к пропускному пункту, тот что в бейсболке снова заговорил.

— Значится так, обычно тут машины с немецкими номерами не останавливают, но, если остановят, просто покажи погранцу свои документы. Надеюсь они в полном порядке? Шенген стоит?

Документы у Серого были настоящие, и просто изначально принадлежали другому человеку, очень похожему на него студенту из России, реально учащемуся в одном из немецких вузов.

— Конечно стоит. Вчера лично Шенген приклеивал — нагло заявил он.

— Шутник мля — буркнул лысый себе под нос, и оба здоровяка переглянулись.

Границу, БМВ прошла без остановки. Сидевший в будке сотрудник, кинул быстрый взгляд в показывающий номера машины монитор, и махнув рукой, продолжил что-то отхлёбывать из дымящейся кружки.

Затем БМВ въехало на мойку, и они там снова пересели. Теперь в микроавтобус. Причём оба встречающих сели напротив Серого, а место водителя, и пассажирское кресло, заняли ещё двое парней, с точно такими же повадками, и не менее грозным видом.

Как только микроавтобус тронулся, оба встречающих вперили немигающие взгляды в Серого.

— Сейчас заедем в одно место, надо показать тебя геру майору и забрать то, что мы для тебя приготовили — предупредил тот что в бейсболке.

Серый, ничего не ответил, и кивнул соглашаясь.

— А ты точно спец? — спросил лысый, через пять минут.

— Я же сказал, он не смог. Так что я за него — ответил Серый.

После этого лысый нервно поцокал языком и снова переглянулся с напарником.

Через час езды по просёлкам, микроавтобус заехал на территорию сельской фермы, и припарковался в огромном арочном боксе, рядом с наполовину разобранными тракторами и старыми легковушками.

Тут из микроавтобуса вышли все четверо, и к ним тут же присоединились ещё пятёрка бойцов. Кто из них главный Серый определил мгновенно.

Пятидесятилетний подтянутый мужчина, в камуфляжных штанах и короткой кожаной куртке, вышел вперёд на пол шага, и явно привычно расставив ноги на ширину плеч, заложив руки за спину. Осмотрев Серого, он коротко зыркнул на встречающих.

— Это точно тот спец? — спросил он с сомнением, и Серый уловил в его речи слабенький акцент.

«Прибалтийский» — тут же подсказал имплант.

— Герр майор, этот парень сказал, что он за него — чётко ответил тот что в бейсболке, и при этом невольно встал по стойке смирно. Это намекало о чёткой дисциплине, поддерживаемой в группе.

— Что значит за него? — грозно спросил майор, и уставился Серому в глаза.

— А то и значит — ответил Серый, собиравшийся поддерживать легенду до конца. — Основной исполнитель прилететь не смог. Так что я всё сделаю сам.

После этих слов, на лице майора, ходуном заходили желваки, и он явно еле сдержался чтобы не сказать что-то резкое.

— Я сейчас — сказал он, и отойдя на несколько шагов, начал с кем-то быстро переписываться, используя небольшой смартфон.

Скорее всего пишет Толику. Уточняет того ли спеца они встретили — решил Серый. — Ну ничего, Толя в курсе небольшой постановки, и если надо подыграет.

Через минуту майор вернулся, и грозно посмотрел на стоявших смирно парней.

— Работаем — коротко сказал он, и снова посмотрев на Серого, протянул ему жилистую руку.

Серый аккуратно пожал, сдавившую его кисть руку, и указал на наручные часы, висящие на запястье майора.

— Время идёт. Пора узнать подробности — с нескрываемым нетерпением сообщил он.

— Наташа, предоставь весь расклад, прибывшему специалисту — приказал главный, невзначай подчеркнув слово специалист.

— Так точно, Герр майор — рявкнул грубоватый женский голос, и из-за спин членов боевой группы вышла коротко стриженная девушка.

Взглянув на неё, Серый понял почему сразу не заметил, что среди мужиков затесалась девица. Выглядела и одета, она была точно также как остальные. И судя по бицепсам, перекатывающимся под рукавами камуфляжной футболки, эта Наташа ходила в спортзал как на работу.

Положив на капот старого автомобиля Ауди, бронированный кейс, она его раскрыла, и указав на экран ноутбука, начала быстро и чётко оглашать подробные факты, словно в миг превратившись в безэмоционального робота.

— Первый раз разыскиваемый объект был замечен на съемках камеры видеонаблюдения, в ресторане, находящемся в центре города.

На экране тут же появилась картинка, с мужчиной выходящем из заведения. Он был одет в элегантный костюм, и Серый его сразу узнал. Это был тот самый тип, что легко вывел внедорожник из строя, и заодно едва не убил их с Толиком, во время погони за целью. Впрочем, это видео он уже раньше видел.

— После запроса к базам данных, выяснилось. Объект является, работающим под прикрытием, сотрудником британских спецслужб. К какой именно организации он принадлежит выяснить не удалось.

В этот момент на экране появился спутниковый снимок города, с обозначением ресторана.

— По просьбе заказчика, за местом было установлено круглосуточное наблюдение. За пять прошедших недель, агента засекли ещё пять раз. С помощью следящих дронов было выявлено, что он постоянно проживает в небольшом чанной гостинице, расположенной на окраине города.

На экране ноутбука появилась ещё одна отметка. Находящаяся в трёх километрах от ресторана.

— За агентом была установлена постоянная слежка, с помощью пассивного визуального контроля и электронных средств наблюдения. За месяц выявлены все маршруты его передвижения.

На карте появилось всего несколько коротких маршрутов, и один длинный, ведущий на противоположную окраину города. Причём именно этот маршрут, начал призывно помаргивать.

— Таким образом, основной маршрут, используемый агентом два раза в сутки, привёл нас к интересующему заказчика объекту.

На экране начали появляться фотографии, со съемками с дронов. На них был виден высокий кованный забор, за котором располагалось трёхэтажное здание, закрытое лесами для реставрации.

— В результате подробного анализа, мы выяснили что за забором старинное здание, построенное перед второй мировой войной. Сейчас оно на реставрации. Рядом с ним находится вход в нацистский бункер, состоящий из нескольких подземных уровней. Прямо сейчас он официально считается затопленным, но по нашим данным, двадцать лет назад бункер частично восстановлен и теперь используется британской разведкой, для содержания граждан, подозреваемых в терроризме.

Похоже всё сходится — подумал Серый, в этот момент рассматривая на экране подробный план здания и подземных сооружений, времён второй мировой войны. Имплант мигом скопировал схемы, и развернул перед ним трёхмерную модель сооружений, с точно выдержанными пропорциями.

Первое что сразу бросилось в глаза после анализа, это некая недоделанность проекта. Создавалось стойкое впечатление, что подземный комплекс должен иметь ещё минимум несколько подземных уровней, а не заканчиваться на четвёртом.

— Забор периметра оборудован камерами наблюдения и датчиками движения, внутри одновременно дежурят шесть охранников, вооружённых автоматическим оружием. Сменную охрану привозят ежедневно из Варшавы. Все сотрудники состоят в штате Британского посольства. Подробного плана размещения используемых помещений нет, но есть схема обходов охраны, с точными временными отметками.

— Кроме охраны и агента, кто-либо замечен на территории? — прервав девушку, поинтересовался Серый.

— Каждый понедельник, на территорию заезжают два грузовика, привозят некое оборудование, а возможно и заключённых. Место разгрузки находится не в зоне видимости, так что рассмотреть, что происходит на самом деле, мы не смогли.

— А что местные, ничего не замечают? — спросил Серый, которому показалось странным само местоположение нацистского бункера.

— Все местные привыкли, и не обращают внимание. До второй мировой там была окраина города с частными особняками местной элиты. Во время войны, местность разбомбили. Пять лет назад, землю вокруг выкупили. Рядом построили большой торговый центр, и начали строить комплекс многоэтажных зданий, прямо сейчас идёт подготовка к заселению. Днём вокруг объекта бывает многолюдно, но ночью всё спокойно.

— Какое расстояние до бункера отсюда?

После очередного вопроса Серого, Наташа активировала некое приложение и быстро вывела все показания на экран.

— Сорок два километра по прямой. Ехать полчаса не больше.

Посмотрев на виртуальный компас, показывающий точное направление на экране, Серый прикрыл глаза, и попытался увидеть мелькающую искорку, как он надеялся показывающую местонахождение цели.

На этот раз она долго не хотела проявляться, но затем промелькнула, примерно в том же направлении, куда указывала стрелка. Получалось что цель находится там, где надо. Это порадовало.

После этого Серый ощутил, как его туда тянет, и невольно оскалился. И в этот момент он понял, что тянуть время не стоит, а действовать нужно сегодня ночью.

— Когда вы сможете меня туда доставить? — спросил он, обратившись к майору.

— Через три часа стемнеет, интересующий нас сектор опустеет, и можно будет выезжать. В два часа ночи агент выйдет с территории и отправится в гостиницу, как раз на этот момент лучше всего назначить проведение акции.

Серый кивнул соглашаясь, и указал на закрытый багажник старой ауди.

— Надеюсь, то что вы должны были для меня приготовить находится там? — спросил он и вопросительно посмотрел на майора.

— Да — словно нехотя подтвердил тот, и дал распоряжение одному из своих открыть багажник.

После того как ржавая крышка поднялась, Серый увидел две сумки, плотно набитые амуницией и оружием.

Глава 30. Высший приоритет (3).

2021 год. Серый.

— Это наш специалист по боевому снабжению — сказал майор, и указал на, вытащившего объемные баулы, усатого мужчину. — Старшина, покажи гостю, что мы для него приготовили.

Кинув сумки на крышку багажника, тот расстегнул одну из них, и начал вытаскивать амуниции, по ходу своих действий озвучивая спецификации.

— Бронежилет, пятого класса защиты. Металлокерамика, титановые пластины и кевларовая подкладка. В разгрузке восемь бундесверовских гранат «ДМ-51», и три стандартных магазина для автомата — развернув бронник, Старшина окинул придирчивым взглядом Серого. — Хорошая вещь, правда на мой взгляд тебе будет тяжеловат, да и по фигуре придётся подгонять.

— Разберёмся — буркнул Серый.

Старшина покачал головой, и вытянул чёрный шлем.

— Титан и кевлар. Щиток из поликарбоната, мелкие осколки и пару пуль выдержит на раз. Прибор ночного видения, в комплекте. Размер в самый раз.

Отложив шлем, Старшина вытянул жёсткий пояс с подсумками.

— Это, строго как заказывали, отдельные подсумки на шесть стандартных магазинов, и ячейки на двенадцать осколочных гранат, под 40-ММ подствольный гранатомёт.

Следом старшина извлёк ботинки и чёрный комбинезон.

— Ботинки и штурмовой комплект. Наколенники и налокотники вшиты, штанины и рукава укреплены кевларовой тканью и поликарбонатной чешуёй. Всё подгоняется по фигуре. Правда боюсь по размеру всё равно не подойдёт — задумчиво проговорил Старшина, и в очередной раз придирчиво осмотрел невыдающуюся фигуру Серого. — С ботинками, та же самая беда. Большеваты будут.

— Ничего, у меня с собой кое-что есть — отмахнулся Серый, и похлопал по своей спортивной сумке.

А старшина тем временем, раскрыл второй баул и достал оттуда серьёзного вида автомат с подствольным гранатомётом.

— Дальше самое вкусное. Укороченная штурмовая винтовка «НК-416», под натовскую семёрку. Всё как заказано, без коллиматора и обвесов, но с подствольником и глушителем.

Серуму сразу захотелось взять и примериться к автомату, разобрать, и всё проверить, но действуя согласно легенде, он сдержался, и натянув на лицо кислую мину, посмотрел на оружие как баран на новые ворота.

Подойдя, он провёл пальцами по ребристой раме, для крепления обвесов, и по слогам прочитал:

— Кех-лер и Кох. Мне бы лучше обычный калаш.

— Не парень — тут же встрял старшина. — Эта машинка получше будет, к тому же в наших пенатах, калаш сложнее достать. А этого добра завались на складах бундесвера. Да и до отследить оружие невозможно.

Отложив автоматическую винтовку, он извлёк из баула два одинаковых пистолета.

— А как тебе это? Два «Вальтер ПП-99», под девятку. С увеличенными магазинами по двадцать патронов. К одному из них имеется глушитель. Ну и дальше всё по списку. Рация, штык-нож, магазины снаряжённые. Все боеприпасы бронебойные, как заказано.

Когда старшина закончил, Серый взял один из пистолетов, при этом он заметил, как некоторые из присутствующих напряглись. Сбросив магазин, он выщелкнул пару патронов, и осмотрел их. Затем, оттянул затвор и заглянул внутрь. Затем он всё подёргал и пощупал, не разбирая оружие.

Делал он все эти движения подчёркнуто правильно, и только в конце специально допустил оплошность, не поставив заряженный пистолет на предохранитель.

Затем Серый вопросительно посмотрел на хмурого майора, и провёл рукой по цевью винтовки.

— И где можно всё это добро отстрелять?

Тонкие губы майора, тут же превратились в напряжённую ниточку, и он зыркнув на старшину, указал на деревянный щит, лежавший в проходе, между машинами.

— Отведи гостя в подвал. Пусть всё проверит.

Через минуту Серый спустился в длинный подвал, оборудованный в жалкое подобие тира, с двумя мишенями, висящими в 30 метрах.

Тут он не стал возникать, а просто пострелял по мишеням, опробовав всё оружие. При этом никакой излишней точности и скорости стрельбы, показывать не стал, так что спустившийся в подвал гер майор, почти после каждого выстрела недовольно качал головой.

Затем Серый попросил старшину, разобрать автомат. Внимательно покрутил всё в руках, и собрал его сам, при этом едва не забыв про одну из деталей. Сделав вид что в последний момент спохватился, он пересобрал оружие правильно, не желая показывать, что совсем уж профан.

На самом деле, со всеми предоставленными образцами оружия, Серый был хорошо знаком, а кое-что ранее уже приходилось использовать во время боевых действий. В принципе его всё устраивало, хотя было жалко, что негде опробовать гранаты, и подствольник, но это было не критично.

Внутренне он чувствовал, что если его доставят в нужное место с одним пистолетом и штык-ножом, то ему и этого хватит. А главной цели, он готов сломать шею голыми руками.

Поднявшись наверх, Серый обвёл взглядом группу спецов и обратился к майору:

— Гер майор, давайте так, я сейчас экипируюсь, а ваши люди доставят меня до места назначения, перед выходом агента. Затем я зайду внутрь и всё сделаю сам. А после выхода наружу, вы меня эвакуируете.

Выслушав его, майор непроизвольно оскалился, и сухо заговорил:

— Нет, так не пойдёт. Сумма внесённого заказчиком депозита, позволяет возложить на группу, всю основную работу. Тем более, в связи с неприбытием основного исполнителя, это более чем актуально. Короче без нас, вы молодой человек не справитесь — безапелляционно заявил майор. — Нами разработан план операции, подготовлено оборудование. Так что всю работу мы сделаем сами, а вы поучаствуете в качестве консультанта и координатора процесса, со стороны заказчика. И хочу предупредить сразу, по-другому мы работать не будем.

Серый с самого начала ожидал, что разговор приведёт к этому, так что ни капельки не удивился. То, что Толик узнал о группе наёмников, выяснивших местоположение агента, давало понять, что по-другому они не работают. В связи с этим, он и не стал выказывать излишнюю компетентность. Пусть лучше думают, что клиент по какой-то причине прислал новичка.

Для вида немного поломавшись, Серый согласился, и принялся экипироваться и подгонять амуницию. Остальные члены группы, делали тоже самое, при этом кидая косые взгляды на него.

В процессе он заметил, как увидевший его голый торс старшина, удивлённо поднял брови. Серый отлично понимал, что выглядит не совсем обычно, но как-либо скрыть следы пыток и сухие частично синтетические мышцы, завязанные в плотные узлы, ему бы всё равно не удалось. К тому же после последнего контакта с Альфой, проявились следы от многочисленных операций произведённых при модификации тела, и шрамы от ранений, полученных в будущем, во время войны.

Когда он полностью приготовился, то надел сверху привезённое с собой дутое синтепоновое пальто, частично скрывающее подогнанную амуницию. Осмотревшись, Серый понял, что по сравнению с остальными спецами, выглядит несерьёзно.

Чем темнее становилось снаружи, и чем ближе был момент выезда, тем сильнее росло, витавшее в воздухе, напряжение. Имплант, ежесекундно сообщал о косых взглядах и подозрительной активности членов группы. Впрочем, Серый на это не реагировал, отлично понимая, перед боем бывает и не такое.

За десять минут до выезда вся команда собралась вокруг Серого, и в ангар вернулся майор с Наташей. Теперь они были вооружены и экипированы, как и остальные, во всё чёрное.

— Значит так — начал майор, больше обращаясь к остальным, чем к Серому. — Наблюдатель на месте, сообщил что на объекте всё как обычно. Агент находится внутри. Торговый центр закрылся пол часа назад, строители закончили работать ещё раньше. Район постепенно очищается от возможных свидетелей акции. Через пол часа, в другом конце города, в витрину банка влетит грузовик, полицейские патрули направят туда. После этого у нас появится окно в сорок минут. Путь чист, так что выезжаем строго по расписанию. на месте, пара снайперов занимают точки на верхотуре в новостройках, я с Наташей и Старшиной организую прикрытие. Ещё две штурмовые пары, заходят на объект вместе с гостем. После начала операции, разрешаю полную зачистку объекта. Свидетелей не оставляем. На всё про всё пятнадцать минут. После этого полная эвакуация. Всем всё понятно?

— Так точно гер майор! — ответили все хором, и Серый невольно ещё раз подивился дисциплине.

Подойдя к майору, он коротко ему кивнул, и протянул руку.

— Спасибо за всё, гер майор.

Тот машинально пожал его руку, и в этот момент, Серый незаметно прикрепил на его рукав маленькую булавку с маячком, выданную Толиком на всякий случай.

— Пока не за что, молодой человек — проговорил майор, и тут же развернувшись направился к микроавтобусу.

Через десять минут, в ангар въехала обычная на вид инкассаторская машина. Но как заметил Серый, такой она только казалась. Судя по специальным колёсам, её вес был намного больше стандартного, что намекало на дополнительное бронирование.

Они подумали даже о возможном обстреле — подумал он, подивившись предусмотрительности майора.

Ещё через пять минут в инкассаторскую машину загрузились четверо, наиболее здоровых спецов. Оба встречающих оказались среди них. За руль сел старшина.

Забравшись внутрь, Серый подивился толстой дверце, больше похожей на сейфовую, и увидел небольшие мониторы, показывающие то что, происходит снаружи, со всех сторон.

Во время поездки, он забился в дальний угол, и принялся подмечать все странности в поведении членов штурмовой группы, пытаясь вычислить их профпригодность.

Тот, кто его встречал в камуфляжной бейсболке, теперь держал на коленях глухой шлем с прорезью и был вооружён бельгийским пулемётом «ФН-Миними». Всю дорогу он молчал и жевал резинку.

Лысый, напротив травил скабрёзные анекдоты, но по струящемуся по лбу поту было видно, как он нервничает. Один из оставшихся крутил между пальцами короткий метательный нож, а второй невпопад ржал, над шуточками лысого, при этом периодически нервно зыркая на Серого, словно ожидая от него подвоха.

Сам Серый к подобному давно привык, и не нервничал, хотя чувствовал нечто необычное при приближении к цели.

— Готовность номер один. До отключения района от электричества три минуты — сообщил из рации, налившийся металлом голос майора.

После этого штурмовики подобрались и надели глухие шлемы. Еще через пару минут, в мониторах появился знакомый кованный заборчик.

— Мы выходим первыми, гость следом! Только смотри держись сзади, и не мешайся под ногами — быстро протараторил лысый, и грозно зыркнул на Серого. Затем он легко подхватил, тяжеленный кинетический щит, и встал возле дверцы.

Как только инкассаторская машина остановилась, вся четвёрка пулей вылетела наружу, будто тренировала экстренное десантирование долгие годы. Серый собирался выскочить следом, но прямо перед его носом захлопнулась стальная перегородка.

Ударив по ней ногой, парень мигом понял, что произошло, и снял автомат с предохранителя. Послышался лязг, и Серый уже разворачиваясь успел увидеть, как опускается створка, отгородившая его от кабины.

Затем на всех мониторах появилось лицо сидевшего за рулём старшины, а из динамиков послышался его голос.

— Хлопец, ты только не дёргайся, это бесполезно. Взрывать гранаты и стрелять по стенам категорически не советую. Вокруг тебя специальная капсула, предназначенная для утилизации противопехотных мин и ручных гранат. Я сам её покупал и устанавливал. Кстати если ты себя случайно замочишь, то меньше бабла мы не получим. Да и план, в любом случае будет реализован — развёрнуто предупредил он.

— Значит подстава. Старшина, это как-то не по понятиям — зло проговорил Серый, в этот момент ругая себя последними словами, за беспросветную тупость и самоуверенность.

— Выходит, что так — честно согласился старшина. — Ты пойми, мы раньше работодателей никогда не кидали и совсем не против лишних грошей в кармане, но те, кого ты прилетел замочить, дали майору намного больше. Так что после этого дела мы все сможем выйти на заслуженную пенсию.

Старшина продолжал что-то говорить, но Серый его больше не слушал, внезапно он почувствовал, как приближается нечто необычное. Не успев понять что это, он внезапно увидел, как сорвавшаяся с его носа капелька пота, зависла в воздухе, будто само время резко остановилось.

Глава 31. Инверсия (1).

2045 год. «Шилов, Альфа.

Крупные капли дождя, начали бомбардировать землю несколько минут назад, но Шилов их не замечал. Его взгляд был прикован к щитку мокрого шлема, на который продолжала проецироваться картинка из космоса. И чем больше он смотрел на происходящее совсем рядом, тем сильнее хмурилось его лицо, словно отражающее настроение чернеющего от туч неба.

Всего в пяти километрах, на высоте в несколько сотен метров, двигалась ударная группа средних десантно-штурмовых квадролётов «КОНДОР», в количестве не мнения пятисот машин. А впереди, неслась волна дронов и ударных беспилотников, надёжно отгораживающих кулак вторжения, от редких зенитных ракет, и пробивающихся сюда истребителей ВКС.

Ударная группа не развернулась в их сторону, как это предрекала Альфа, а пошла прямо на Москву. Впрочем, от этого Шилову легче не стало, ведь пройдёт всего несколько часов, и если он будет ещё жив, то станет свидетелем того как снова гибнет его родной город.

Следом за первой волной квадролётов, из зеленоватой стены силовой сферы, начали вылетать десятки огромных десантных машин «КОНДОР», на которых могли легко разместиться пара колёсных танков и рота морпехов в экзоскелетах.

Совсем недавно, именно в такой летающей машине, они с Альфой дали бой пронумерованным спецназовцам.

Одновременно с квадралётами, на ближайшем шоссе появилась голова колонны тяжёлой техники, во главе с танками «СуперАбрамс-2», парящих в метре от земли на мощных антигравах,

— Кто-то к нам сто процентов завернёт — уверенно проговорила Альфа, и в этот миг с ней на связь снова вышла Анна. Причём теперь Шилов слышал её необычно хриплый голос, через систему связи.

— Эй там на Земле! Готовность номер один. Как только ИскИн придёт в себя, я подключу тебя к нему и открою все доступные системы. И запомни, времени, на всё про всё, будет очень мало.

— Я уже с утра готова — рявкнула Альфа в ответ. — Обеспечь мне связь, хотя бы минут на пять-десять, и проси потом что хочешь, золотая рыбка.

— Десять не гарантирую — честно предупредила Анна.

— Ничего, мне бы хоть сколько — прошептала Альфа, и снова окунулась в разместившийся на разных орбитах планеты, разветвлённый цифровой мир, ежесекундно обменивающийся миллиардами терабайт информации.

Выполняя свой безумный план, она принялась множить, активированный отцом универсальный крипто-ключ, нетерпеливо ожидая момента, когда сможет это применить.

Прямо сейчас она и сама могла воспользоваться каналом отключенного ИскИна номер семь, и легко дотянуться до любого элемента, космической группировки альянса. Но даже в случаи положительного результата, остальные ИскИны её сразу вычислят, и отрубят ту ниточку связи с чужеродной сетью, что у неё ещё оставалась. Так что этот вариант Альфу не устраивал.

Количество цифровых щупалец ежесекундно кратно увеличивалось, и в какой-то момент она почувствовала, что превращается в некое подобие виртуального спрута, готового в нужный момент попытаться дотянуться до всего что окажется на пути.

Напряжение с каждым мгновением росло. Имплант, трубил тревогу, выводя перед носом целый сонм панических сообщений. Внезапно Альфа ощутила, что если прямо сейчас не отправит созданную армию цифровых щупалец в атаку, то они точно поглотят свою прародительницу.

— Эй на земле, лови открытый канал, пока на тридцать процентов мощности трафика. Сейчас подлечу ближе к ретранслятору, и источник выйдет на все семьдесят.

Услышав долгожданное сообщение, Альфа смогла с трудом втянуть воздух, в оцепеневшее тело.

— Канал поймала. Подлети вплотную. Пойми, каждый процент сейчас критичен — попросила Альфа, отлично понимая, она должна исторгнуть всё то, что продолжало накапливаться.

— Девяносто два процента. Выжала всё что могла — отчиталась Анна через несколько секунд, и в тот же миг Альфа одновременно открыла все каналы, выпустив неимоверно изголодавшуюся армию разъярённых цифровых змей.

Прорвавшись сквозь распахнуты настежь буфер, цифровые щупальца заскользили по сети Альянса, круша простейшие преграды подобранных паролей, и вторгаясь в фаерволы, надёжно охраняющие от взлома, нутро спутников слежение и боевых станций. Вражеские ИскИны тоже получили свою порцию цифрового штурма, и погрязли в отражении неожиданной атаки.

В этот момент Альфу чуть не затянуло вместе с потоком данных, но в самый последний миг её удержала крепкие руки союзника, обеспечивающего точную навигацию цифровых армий по сети альянса.

Догадавшись что это союзный ИскИн, Альфа внезапно увидела его материализовавшуюся тень, и едва успела насладиться той холодной и расчётливой мощью, которая от него веяла. Затем перед глазами появились тысячи шкал загрузки универсальных ключей, созданных её имплантом.

Разнокалиберные полоски, наползали друг на друга, множась с каждой минутой, и тут же исчезали из-за отклонения запросов. Бежали секунды, но не один из запросов так и не мог пробиться через мощные фаерволы. Альфу захлестнуло отчаяние, и она снова почувствовала, как её с головой накрывает цифровая волна, а затем в сознании снова зазвучал голос Анны.

— Альфа, у тебя осталось секунд двадцать, затем трафик начнёт уменьшаться.

— Дай мне ещё минимум минуту! — прорычала Альфа в ответ, при этом чувствуя на сжатых зубах привкус синтетической крови, вырабатываемой фабрикой нанитов, находящихся на месте селезёнки.

Последние секунды утекали сквозь пальцы, а тысячи отказов, продолжали обрывать шкалы загрузок. При этом Альфу едва не захлестнуло отчаяние. А затем в поле зрение появилось одинокое, и такое долгожданное, сообщение.

«Объект, (Спутник слежения), взломан»

Радостно оскалившись, Альфа буквально распотрошила на составляющие, информационное поле спутника слежения альянса, а в этот момент перед её глазами начали появляться десятки одинаковых сообщений.

«Объект, (Спутник слежения), взломан»

«Объект, (Спутник слежения), взломан»

«Объект, (Истребитель спутников), взломан»

«Объект, (Спутник слежения), взломан»

«Объект, (Спутник слежения), взломан»

«Объект, (Спутник слежения), взломан»

«Объект, (Боевая станция), взломан»

«Объект, (Спутник слежения), взломан»

Радостно захохотав, Альфа начала раздавать короткие команды, в этот самый момент триумфа, она почувствовала удар по щеке, и возглас Шилова:

— Альфа!!!

Мгновенно среагировав, она скинула все процессы под контроль импланта, и вынырнув из цифрового поля.

— Ну, саня! — возмущённый возглас вырвался из груди, и раскрыв глаза Альфа почувствовала, как по открытому лицу, часто барабанят дождевые капли.

Хмурое лицо Шилова, было озарено оранжевым светом тревоги, а глаза смотрели куда-то наверх, причём с каждым мгновеньем зарево становилось всё ярче и ярче, напрочь вытесняя все остальные цвета, и окрашивая дождь в нечто невообразимо кровавое.

В этот момент само время растянулось вокруг модифицированной, будто она находилась под действием боевого стимулятора. А затем до неё дошло, что происходит.

Посмотрев вверх, Альфа увидела прямой яркий луч, протянувшийся прямо с орбиты, к тому месту, где замерли она с Шиловым. А ещё она заметила маленькую ослепительную звёздочку, стремительно опускающуюся вниз по оранжевому туннелю.

Ещё пара секунд и на том месте где они стоят, вспухнет энергетический пузырь, который перетряхнёт в своём чреве несколько тысяч кубометров земли, и навсегда похоронит две мелкие букашки, посмевшие встать на пути альянса.

Убежать, они точно не успеют, как и что-либо предпринять — отрешённо подумала Альфа едва не здавшись. — Хотя?!

Цифровой щуп послушно выскользнул, и грубо вошёл в чрево переливающегося огнями прозрачного бокса, мелко вибрировавшего на земле. Трофейный пробойник мгновенно обработал её запрос, и от него во все стороны пошли волны временной аномалии.

А потом альфа узрела, как падающая с неба ослепительная звезда замерла всего в десятке метров над головой. Модифицированные глаза тут же врубили световые фильтры, и в этот момент она успела подробно рассмотреть снаряд. Увиденное испугало.

Через пару мгновений, звезда выпустила целый сонм ярких молний, и начала нехотя подниматься вверх. Одновременно с ней в движение пришли застывшие дождевые капли, начавшие реверсивное движение.

— Дождь наоборот. Красиво — проговорил Шилов, и подняв закованную в броню руку, посмотрел, как с сервоприводов срываются крупные капли воды, и всё быстрее разгоняясь, устремляются вверх.

— Инверсия времени — констатировала Альфа и в этот момент контейнер с трофейным пробойником засветился ещё ярче и начал испускать, протуберанцы разноцветных лучей.

Заглянув в его информационное поле, Альфа выяснила, что чем дольше работает инверсионное поле, тем не стабильнее работает прибор.

Мгновенно среагировав, она вычислила предел его прочности и активировала таймер, способный вовремя отключить спасительную инверсию.

— Я должна успеть — прошептала она и снова нырнула в практически застывшую, космическую сеть.

Прорвавшись сквозь сонм замерших крипто-кодов и цифровых завихрений, Альфа начала быстро перерубать все точки доступа на захваченных объектах альянса. Несколько боевых станций, тут же получили команды, переориентирующие систему наведения, на новые цели. Пара космических истребителей, получили приказ атаковать ближайшие объекты альянса, а спутники слежения превратились в злобных камикадзе.

Стараясь сделать как можно больше за несколько секунд, Альфа чувствовала всё нарастающее сопротивление. Создавалось впечатление что она пытается плыть в ускоряющемся горном потоке.

А потом этот поток превратился во встречное цунами, и её буквально вытолкнуло в реальность. В последний миг, она неожиданно увидела очертание лица любимого, отражавшееся во включенном мониторе.

Глаза открылись, и по лицу Альфы снова забарабанил дождь, а пространство вокруг начал заполнять оранжевый свет, от вновь появившегося луча, предвещавшего орбитальный удар.

— Я сделала всё что смогла — проговорила Альфа.

— Я знаю — ответил Шилов, и открыв на всю забрало шлема, посмотрел на небо.

Глава 32. Инверсия (2).

2045 год. Космонавт-стажёр, Анна Алфёрова.

Внезапно наступила полная тишина, и Анна перестала слышать собственное дыхание. Вместе с этим она почувствовала, как заложило уши, словно от резкого перепада давления, происходящего при наборе высоты самолётом.

Так и не дождавшись прилёта реактивных пуль в её тушку, Анна распахнула глаза, и от изумления приоткрыла рот. Прямо перед её носом медленно кружились три блестящие пули, замершие словно в очень замедленной съемке. Причём ближайшая не долетела, до покрытого трещинами щитка, всего несколько сантиметров.

Да и сам космический модуль, вместо того чтобы врезаться в «Причал-2», завис всего в метре от круглого проёма, к которому до активации протокола проветривания, крепился люк.

Что за чертовщина?! — спросила Анна, сама у себя, и тут же догадалась что именно так и выглядит пресловутая инверсия.

В это невозможно было поверить, но она явственно видела, как само время пытается пойти вспять, словно желая предоставить ей второй шанс. Да нет, это же антинаучно.

Второй шанс! — попыталась воскликнуть девушка, но вместо слов из глотки вырвалось короткое утробное урчание, чей отзвук едва пробился до барабанных перепонок.

Шевельнув пальцами, она почувствовала, что космическая невесомость превратилась в плотную неподатливую массу. Причём складывалось стойкое впечатление, что её окунули в бассейн с патокой.

Нужно бороться — решила Анна, и начала давить на эту массу, стремясь дотянуться до центра, переплетённых в районе солнечного сплетения, страховочных ремней. Именно там находился сенсор, отпирающий замок, удерживающий её на раздвижном сидении, предназначенном для фиксации пилота.

И в этот напряжённый момент она увидела, как пули начали медленно отступать то её тушки, направляясь прямиком к распахнутому люку. Одновременно с этим пришёл в движения складской модуль и принялся удаляться от «Причала-2».

Взглянув на мелькающую в проёме астронавтку, Анна увидела, как та ловит пули стволом своего пистолета. В этот момент инверсия начала разгоняться, и складской модуль начал стремительно удаляться от причала. Как только он удалился метров на двести пятьдесят, Анну внезапно выкинуло из поля обратной инверсии, окунув в реальный ток времени. В тот же миг она услышала своё судорожное дыхание, и тревожный писк скафандра.

Причал начал снова стремительно приближаться, и в тот же миг рука хлопнула по замку, высвобождая от ремней тело в скафандре. Мгновенно среагировав, Анна по наитию рванула влево, к самой ближайшей переборке. Сдёрнув пластиковую крышку, с закрытой панели, она без размаха ударила кулаком по красной кнопке, освобождая саркофаг от паутины растяжек, надёжно фиксирующих его посреди отсека.

Высвободившиеся стропы, тут же выскочили из пазов на саркофаге. Ближайшая, отпружинив стеганула по скафандру. Всё что успела сделать Анна, перед неминуемым столкновением складского модуля с причалом, это отвернуться от корпуса, и безрезультатно пытаясь свернуться калачиком, прикрыть руками треснутый колпак шлема.

В последний миг, она заглянула в промежуток между пальцами, и успела увидеть, как пустое кресло пилота, терзает целая стая, стремительно влетающих в отсек, реактивных пуль.

А затем её спину бортануло корпусом модуля, да с такой силой, что она увидела звёзды в плотно закрытых глазах, и на несколько мгновений потеряла сознание. Придя в себя, Анна увидела круговерть осколков, и человеческую фигуру, запутавшуюся в развивающихся стропах.

Затем её саму начало стремительно мотать по отсеку, от переборки к переборке, словно тряпичную куклу. Сильная болтанка продолжалась несколько секунд. Следом модуль получил боковое ускорение, и прижал свою невольную живую игрушку к корпусу.

В этот момент Анна наконец смогла рассмотреть всё в подробности. Первое что бросилось в глаза это отсутствие саркофага внутри отсека. Следом она увидела тело дяди Юры, прижатое к корпусу совсем не в далеке, и от неожиданность вздрогнула.

Скорее всего при столкновении с причалом, его труп влетел внутрь, а освободившийся саркофаг наоборот, ударился о кресло пилота, и отпружинив, вылетел в открытый нараспашку люк.

— Ну и мне пора — пробормотала Анна, и последний раз взглянув, на знакомое с детства бородатое лицо.

Затем она поймала одну из длинных строп, и начала подтягивать своё тело к круглому проёму.

Сделав несколько резких движений, она дотянулась до страховочной скобы, и выглянула наружу. Первое что увидела, был чёрный саркофаг, прижимающий скафандр с астронавтом, к одной из переборок. А вокруг него дёргалась масса, из мёртвых тел, кусков пластиковой обшивки, и выскочивших из креплений контейнеров.

Мгновенно среагировав, Анна зацепилась за выпирающую часть покорёженной конструкции, модуля «Причал-2», и повисла на руках, сопротивляясь гравитации, неумолимо тянущей вниз.

В следующий миг, она почувствовала, как что-то резко изменилось, и уловила момент исчезновения грузового модуля под собой.

По всей видимости, при лобовом ударе, оба модуля получили сильные повреждения, и их конструкции сцепились. А теперь, когда их начало яростно болтать в космосе, сработал эффект железнодорожного состава. Получив ускорение, трёхкилометровая сцепка из полусотни модулей и сегментов пришла в движение, и словно плеть резко распрямилась, стряхнув с себя всё лишнее. Это значило, что совсем скоро начнётся обратный эффект, собирающий модули в переплетённую тросами гармошку.

Испугавшись что следующий толчок, стряхнёт и её, Анна ухватилась за торчавшую из конструкции трубку, и задействовав сервопривод верхних конечностей рванула вперёд.

Влетев во взорванный проём, она тяжело дыша оглянулась, и увидела стремительно уменьшающийся в размерах, одинокий складской модуль, чьи очертания исчезали на фоне наполненного звёздами космоса.

— Спи спокойно, дядя Юра — проговорила Анна, прощаясь с тем, из-за кого она и пошла в космическую академию.

Затем она услышала знакомый звук зуммера, и уставилась на появившийся на щитке шлема, десятиминутный таймер, начавший быстро отсчитывать секунды, до исчезновения дыхательной смеси в баллоне.

— Курсант, вперёд! — приказала она сама себе, и начала перемещаться по отсеку, цепляясь за всё что только можно.

При этом модуль «Причал-2», продолжало мотать из стороны в сторону, не давая ей хотя бы элементарно сориентироваться, и оценить происходящий внутри сумбур.

В свете моргающих, аварийных огней, она видела лишь мешанину из трупов, каких-то контейнеров, и кусков пластиковой обшивки, стремительно перемещавшихся по огромному отсеку.

В какой-то момент, ей показалось что рывки начали сходить на нет. Воспользовавшись моментом, Анна, врубила фары на скафандре, и наконец смогла всё подробно рассмотреть.

Теперь чёрный саркофаг болтался в самом центре, расталкивая адскую мешанину, состоящую из замороженных тел и всяческой мелочёвки. Всё это образовывало неаппетитную массу, напоминавшую поднятую сачком взвесь в давно не чищенном аквариуме.

С надеждой посмотрев на переходной шлюз, пристыкованного к «Причалу», транспортного корабля «Заря-5», Анна увидела, что внутренняя крышка шлюза срезана, и теперь летает рядом с саркофагом. И судя по покрывшемуся характерной чёрной кромкой срезу, тут явно поработал тяжёлый плазморез.

Причём индикация показывала, что люк ведущий на борт корабля надёжно заперт, и на вид не повреждён. Видимо астронавты решили пока его не вскрывать.

А может они вообще каким-то образом узнали, что ключ от «Зари-5» у неё, и из-за этого и гоняются — подумала Анна, и с облегчением выдохнула. Затем посмотрела на примотанную к запястью цепочку, с керамидовым мастер-ключом.

Это был её единственный шанс, попытаться выбраться отсюда живой.

Тем временем «Причал-2» снова с чем-то столкнулся, и всё внутреннее пространство отсека резко взбаламутилось. Анна успела схватиться за подвернувшуюся страховочную скобу, и увернувшись от тела в скафандре, увидела, как оно вылетело в огромную дыру, оставшуюся после взрыва центрального шлюза. Через мгновение туда же устремился саркофаг, и сердце девушки ёкнуло.

И в этот момент Анна сама себе призналась, что реально считает, ИскИна Алёшу, самым главным, к чему ей удалось приложить свою руку. И теперь она точно не хочет, чтобы он навсегда потерялся в космосе.

Через мгновение, модуль снова встряхнуло, и он поменял направление движения, не дав вылететь саркофагу наружу. Затем в отсеки временно воцарилась невесомость.

Облегчённо выдохнув, Анна оттолкнулась от покорёженной переборки, и полетела в сторону вырезанной дыры, ведущей к кораблю «Заря-5». И в этот момент совсем близкого триумфа, она ощутила сильный толчок в плечо.

Сбившись с траектории движения, Анна повернулась, и внезапно увидела вражескую астронавтку. Та вцепилась в труп своего собрата, и прячась за него, самозабвенно палила из пистолета в её сторону.

Реактивные пули одна за одной, защёлкали по корпусу скафандра, толкая её и увеличивая дистанцию до стрелявшей. Одна из фар на плече, тут же потухла от попадания. Ещё одна пуля, с противным щелчком отрикошетила от шлема. После этого по поверхности полусферы, заструились новые трещины.

В этот миг Анна почувствовала, как на загривке встали дыбом волосы, и зарычала, от накатившей злости. Рука сама скользнула к кобуре и выхватила пистолет, заряженный последним магазином.

А затем она начала быстра жать на спусковой крючок, выпуская целый веер пуль в сторону астронавтки, застывшей в дёргающемся круге света. Лишь израсходовав больше половины боезапаса, Анна осознала, что стреляет либо мимо, либо попадает в скафандр мертвеца, которым прикрывался враг. Впрочем, лошадиная порция попавшего в кровь адреналина, не позволила ей остановиться.

Спонтанная ковбойская дуэль, закончилась так же резко, как и началась. У оппонентов почти одновременно закончились патроны. И судя по тому, что оба участника отбросили свои пистолеты, запасных магазинов ни у кого не осталось.

Мимолётно взглянув на моргающие красным предупреждения, сообщавшие о явно неудовлетворительном состоянии скафандра, Анна схватилась за рукоять штык-ножа. Одновременно с этим астронавтка, сорвала с магнитного держателя за спиной, некий опасно выглядевший агрегат, похожий на отбойный молоток, сращенный с перфоратором, и оборудованный боковой ручкой, с небольшим защитным щитком.

Оттолкнувшись от саркофага, астронавтка тут же рванула к застывшей оппонентке. При этом на резко удлинившимся штоке агрегата, начал часто проскакивать длинный язык плазмы. И вот именно в его ярком отблеске, Анна и увидела зловещий оскал короткостриженной девушки, по всей видимости очень желающей её убить.

А в следующий миг, в канал коммуникатора ворвался срывавшийся на крик голос, суливший Анне на языке Шекспира, быструю и мучительную смерть.

— А вот хрен тебе! Да по всей морде! — взревела та в ответ, и внезапно почувствовала зарождающийся в душе боевой азарт.

Вырвав из ножен острый штык-нож, она вжала клавишу, и две его режущие кромки, мгновенно раскалились до бела. В этот миг Анна очень сильно пожалела, что в космической академии их не учили ножевому бою, в условиях невесомости.

И в тот момент, когда разъярённой астронавтке оставалось лететь чуть больше метра, Анна резко оттолкнулась от корпуса модуля, и попыталась под неё поднырнуть. Над головой промелькнули языки плазмы, и пролетавшая мимо Анна, успела ударить вскользь, по щитку на ноге.

Затем, ругавшиеся как сапожники фурии, разлетелись в разные стороны, и лишь почувствовав опору под ногами, снова рванули навстречу друг другу.

На этот раз языки плазмы проскочили по сервоприводу на левой руке Анны, и из срезанных трубок во все стороны брызнули струйки гидравлического масла. Сразу после этого, рукой стало заметно трудней управлять.

Затем астронавтка, смогла ловко уклониться от ответного размашистого удара Анны, и совершив невообразимый акробатический кульбит, попыталась её снова достать плазморезом.

Яркие язычки промелькнули где-то сбоку, и Анна желая отмахнуться от наседавшей противницы, сделала прямой выпад, вложив в удар штык-ножа всю силу сервоприводов правой руки.

Острый клинок ударил во что-то неимоверно твёрдое, и словно на миг прилипнув, нехотя отскочил назад. Затем Анна почувствовала, как на запястье обрушился сильный удар, и сквозь сетку трещин увидела штык-нож, выскользнувший из её пальцев.

Даже не пытаясь его поймать, девушка разразилась трёхэтажным матом, и каким-то образом успев сгруппироваться, ударила ногами в грудь противницы.

После этого их тела вновь разлетелись. Оказавшись в нескольких метрах, Анна оттолкнулась от проплывающего мимо вырезанного люка, и рванула в сторону саркофага, зависшего совсем недалеко от огромной рваной дыры.

Ударившись о массивный монолит, она замерла, и на миг засмотрелась на бездонное космическое пространство. А ведь это последний шанс не остаться поджаренной плазморезом. Правда даже нырнув туда, ей останется жить минут 6–7 от силы, пока не закончится воздушная смесь. А затем она мучительно задохнётся от нехватки кислорода.

— Отличная альтернатива — хрипло прошептала, безумно уставшая девушка, и решительно развернулась, готовясь дать последний бой.

В тот же миг, она увидела своего врага, и вначале не поняла, что та делает. Вместо того чтобы преследовать и добить Анну, астронавтка замерла на расстоянии в дюжину метров, и крутясь на одном месте, судорожно копалась в многочисленных подсумках скафандра. Причём плазморез она вырубила, и теперь он завис в метре от неё.

А уже в следующий миг, Анна чумела рассмотреть, что та извлекла из приметного оранжевого бокса, и до неё тут же дошло что происходит. Оттолкнувшись от саркофага, она, не теряя драгоценного времени, рванула вперёд, направившись прямиком к противнице.

Подлетев вплотную, Анна с размаха ударила по бронированной перчатке, сжимающей покрытую специальным гелем, развёрнутую заплатку, и та, закружившись в невесомости, стремительно улетела в другой конец отсека. Затем Анна быстро заглянула в изумлённые глаза Астронавтки, и принялась как ни в чём не бывало осматривать прозрачное забрало шлема.

На идеальной поверхности не было видно ни единой трещинки, и лишь почти незаметная маленькая дырочка, размером с толстую иголку, указывала на то место, куда попало раскалённое остриё штык-ножа.

И прямо сейчас из этого маленького прокола, вырывался воздушный спрей, мгновенно растворяющийся в окружающим их космическом вакууме.

— Сука!!! — взревела астронавтка, используя международный язык общения, и вытянула руки вперёд, пытаясь достать зависшую рядом Анну, но та просто оттолкнула руки, и плотно сжав зубы, продолжила наблюдать.

Сначала, короткостриженная девушка попыталась заткнуть пробоину пальцем, а когда это не получилось, начала хватать ртом воздух, словно аквариумная рыбка. Ещё через мгновение её посиневшие губы плотно сжались, в попытке удержать внутри организма содержимое лёгких. Затем Анна увидела, как резко приоткрылся её рот, и начали остекленеть глаза.

— Такая же сука, как и ты — констатировала она, и поймала зависший в невесомости плазморез.

В этот миг в модуль Причал-2 снова что-то врезалось, и это заставило Анну посмотреть на отсчитывающий время её жизни таймер, который начал разменивать последние пять минут.

Внезапно она вспомнила, что вполне возможно, оба астронавта ещё живы, и прямо сейчас подбираются к ней сзади. Резко оглянувшись, Анна осмотрела обе большие пробоины, и оттолкнувшись от корпуса, направилась в сторону грубо вскрытого переходного шлюза.

Глава 33. Инверсия (3).

2021 год. «Серый».

Капелька пота сорвалась с носа, и зависла в воздухе. В тот же миг тело Серого оцепенело, а имплант перестал подавать признаки цифровой активности. Вместе с ним из головы исчезли все мысли, и зарождающиеся там помыслы.

Затем капля пришла в движение, и вместо того чтоб упасть, прилепилась к кончику носа. Но произошедшую странность, тут же затмили другие необъяснимые события.

Серый почувствовал, как сделал два шага назад, и начал быстро оглядывать стенки бронированного фургона, периодически вглядываясь в мониторы. Причём он совсем себя не контролировал, будто его вёл невидимый кукловод. Да и само происходящее было каким-то извращённо неправильным.

На экране монитора промелькнул облачённый в тяжёлую амуницию человек с пулемётом, бегущий почему-то задом наперёд. Затем серый и сам начал пятиться по кругу, словно ища выхода. Причём его рот открылся и буквально втянул в себя несколько рубленых слов, произнесённых наоборот.

В тот же миг он осознал, что с ним происходит, но уже через мгновение мысль стёрлась из головы, вызвав новую волну необъяснимых вопросов.

А обратное движение времени неумолимо продолжалось. Сначала Серый увидел, как резко распахнулась стальная переборка, отгораживающая тяжело бронированный фургон от кабины водителя, затем открылась ещё одна перегородка, запустив внутрь четвёрку тяжеловооруженных бойцов, стремительно двигающихся строго наоборот, словно отметая большинство физических законов.

Практически каждую секунду Серый начинал понимать, что происходит, но затем воспоминания полностью стирались из памяти.

Он рассматривал, облачённых в тяжёлую броню штурмовиков, начавших садиться на свои места. Один из них отставил в сторону тяжёлый кинетический щит, с линейкой фар над смотровой прорезью. Второй поставил между ног пулемёт, с сильно укороченным стволом. Третий вытащил магазин из автомата «М4-А1» и снова вернул его на место. Четвёртый вытащил из крепления на рукаве, короткий метательный нож, и начал снимать шлем, походивший на сильно модернизированную, советскую «Сферу».

Слова, произнесённые наоборот терзали уши Серого, а в ближайшем мониторе было видно, как инкассаторская машина несётся назад, неумолимо удаляясь от кованного забора.

Обратная прокрутка жизни, продолжалось несколько минут, и закончилась на том моменте, когда несущаяся задом машина, не добралась до тонированного микроавтобуса, стоявшего на перекрестке.

Задние огни осветили кабину, и Серый увидел лица сидевших впереди, гера майора и Наташи.

В следующий миг, к телу снова вернулась управляемость, но вместе с этим стёрлись все последние воспоминания.

Микроавтобус с группой поддержки остался на ночном перекрёстке, а инкассаторская машина устремилась по направлению к объекту, который предстояло штурмовать. Одновременно с этим перед глазами Серого замелькали сообщения, от импланта, сообщающие о сбое всех систем сразу.

«Система ориентирования и навигации — требуется перезагрузка».

«Система перманентного сохранения данных — требуется перезагрузка».

«Система цифровой передачи данных — требуется перезагрузка».

«Система поиска и определения степеней опасности — требуется перезагрузка».

«Боевая и тактическая система — требуется перезагрузка».

Как же всё это не вовремя. Похоже почти приехали — недовольно проговорил Серый про себя, и тут же разрешил импланту уйти на перезагрузку, тем самым прервав длинную вереницу продолжавших всплывать сообщений.

В тот же миг его голова начала кружиться, и в неё хлынули неясные образы, будто пришедшие из-за некой потусторонней грани сознания. В глазах всё поплыло и сквозь шум в ушах послышался скабрёзный анекдот лысого, и нервное ржание ещё одного штурмовика.

Я уже это слышал — подумал Серый, и попытался уловить ускользающие мысли, из гудящей головы.

Тем временем в мониторах промелькнул знакомый кованный заборчик. Его образ, каким-то образом успокоил сумбур в голове парня, и позволил ему собраться. И тут Серый вспомнил всё, что произойдёт дальше.

Прямо сейчас лысый снова грубовато укажет ему на отведённое место в штурмовой группе, а затем четвёрка мордоворотов пулей вылетит наружу, а Серый окажется запертым в ловушке — почти забытые воспоминания, проскочили сквозь пелену праведного недоверия, и в этот миг лысый начал подниматься.

— Мы выходим первыми, гость следом! Только смотри держись сзади, и не мешайся под ногами — быстро протараторил он, и грозно зыркнул на Серого. Затем легко подхватил, тяжеленный кинетический щит, и встал возле задней дверцы.

И тут Серый понял — пора действовать. При этом имплант ещё не вышел из режима перезагрузки, поэтому пришлось действовать по наитию.

Закрыв прозрачный щиток шлема, Серый мгновенно отстегнул крепление, от специальной тактической сцепки, удерживающий автомат строго под мышкой. Затем он дослал патрон в патронник, максимально выдернул сложенный телескопический приклад, и без замаха двинул им по затылку сидящего за рулём старшины.

А после того как вырубившийся водила клюнул носом, перед Серым начала сдвигаться стальная переборка, в прошлый раз надёжно перекрывшая путь в кабину. Автомат тут же зажало, и ему пришлось его отпустить. Произошедшее не прошло незамеченным, и четвёрка готовящихся к выходу штурмовиков, резко обернулась.

Затем, оставшаяся без водителя машина, во что-то врезалась, и Серый без раздумий рванул вперёд. При этом его правая рука выдернула из кобуры один из пистолетов, и указательный палец начал быстро жать на спусковой крючок.

Пули забарабанили по глухой каске пулемётчика, выбивая искры, и оглушая всех присутствующих. Одновременно с этим левая рука Серого перехватила пальцы штурмовика, сжимающие метательный нож, и воткнули его в подбородок хозяина.

Затем Серый прыгнул вперёд, и ударил ногой по короткому автомату «ХК МП-5», который начал поднимать лысый. Среагировав, тот зло заматерился, и попытался повторить попытку, но Серый расчётливо перевёл ствол пистолета и выпустил последние две пули в его тяжёлый шлем.

Через мгновение разряжённый пистолет полетел на пол, а сам Серый едва увернулся от ствола автоматической винтовки, чей хозяин всего несколько секунд назад неистово ржал, слушая анекдоты.

Пули начали стучать в стальную стену, у Серого за спиной. Во все стороны полетели их осколки и искры. Среагировав, Серый максимально сблизился со стреляющим, и рванув из его нагрудной кабуры кургузый револьвер последнего шанса. Затем он сунул короткий ствол ему под мышку, и выпустил туда пять пуль.

Тут же отпустил рукоять револьвера, и почувствовал, как в спину ударила длинная очередь. Если бы на его месте был обычный человек, то на этом этот неравный бой и закончился. Но Серый был модифицированным спецназовцем, пускай не самой последней модели, но зато прошедшем школу реальных боёв, происходивших совершенно в разных условиях. К тому же, все повреждения купировались нанитами, способными вырубить любую повреждённую часть организма. В данном случае наниты отключили болевые рецепторы на спине и позвоночнике.

Руки Серого обхватили мёртвого хохотуна и резко развернули его тело, покрыв от доброй половины пуль, выпущенных лысым.

Выпустив последнюю, лысый моментально выдернул из разгрузки снаряженный магазин. Впрочем, зарядить его Серый не позволил. Откинув тело мёртвого штурмовика, он рванул вперёд, и выбил магазин из рук.

— Ах, ты ж, мля! — недовольство воскликнул лысый, и попытался выдернуть пистолет из кобуры.

Серый перехватил его руку, и начал её неумолимо выкручивать. Лысый реально был очень здоровым и сильным, так что борьба шла почти на равных. К тому же телу Серого явно не хватало массы, для борьбы с таким противником.

Через пару секунд он смог, выкрутить руку, и ствол пистолета упёрся лысому в бедро. Грохнули два выстрела, и хватка последнего члена штурмовой группы резко ослабла. Вырвав пистолет, Серый отпрыгнул, и выпустил полный магазин в упор, расчётливо целясь в наиболее уязвимые места.

После этого лысый свалился и протяжно застонал. Как оказалось, раненый в шею наёмник тоже жив, и лёжа в луже крови, пытаясь из последних сил зажать рану пальцами.

Вытащив штык-нож, Серый расчётливо прервал мучения выжившим. После этого он воспользовался зажатым в щели автоматом, и раздвинул толстенные стальные переборки.

Нащупав слабенький пульс на шее старшины, он заинтересованно осмотрел приборную панель, и в этот момент перед глазами появились сообщений, от импланта.

«Перезагрузка систем — завершена»

«Статус импланта — активен на 100 %»

Заметив движение, Серый посмотрел на обзорный монитор, показывающий, что твориться снаружи, и увидел три фигуры, продвигающиеся вдоль стены недостроенной многоэтажки.

— Что ребятки — вам мало? — спросил он эмоционально, и при этом непроизвольно зло оскалился. — Так ничего — сейчас добавим!

Глава 34. Инверсия (4).

2021 год. «Северский».

Глебов долго смотрел со стороны за работой Паши Павлова, а затем вернулся к Северскому, и уселся в кресло.

— Я даже не представляю, как перевернёт мировой рынок, наше новое производство — проговорил олигарх, и отмахнулся от назойливой мухи, пытающейся усесться на стол перед ним.

— Вы имеете ввиду репульсорный двигатель или антигравитационный модуль? — уточнил Северский.

— Нет, что вы. Так далеко я не захожу. А вот микроволновые стабилизаторы композитного материала, которые мы можем начать производить уже через год, это очень мощно.

Северский немного удивился, такой оценки данной технологии. Конечно она значительно упрощала, кое-какие производственные процессы, и удешевляла их, но чрезмерного оптимизма Глебова он не разделял.

— Не понимаю вашего оптимизма — удивлённо проговорил учёный. — В 2045 мобильные установки начали использовать японские компании, для быстрой прокладки дорог, на оккупированных территориях, и производства стандартных модульных конструкций. Кроме этого стационарными стабилизаторами материи пользовались в десятке стран, для производства композитной брони.

— Похоже вы не догоняете — сказал Глебов, и в очередной раз отмахнулся от назойливой мухи. — Мои технологи и бухгалтера произвели предварительные расчёты. Получается, что если загнать стандартную мобильную установку на расчищенный участок почвы, то просто при помощи достаточно мизерного количества энергии, и добавления песка и щебня, за сутки можно создать около пяти километров двухполосного шоссе. Причём стоимость работ, в десятки раз меньше нынешней, а прочность дорожного покрытия на порядок выше.

— Да согласен. Гусеничные танки по такому полотну смогут спокойно передвигаться, не ломая его — согласился Северский.

— Нет похоже вы не понимаете. Это же перевернёт всю игру. После открытия серьёзного производства, мы сможем захватить весь рынок строительства дорог в Российской Федерации, а возможно и во всём мире. Кстати ремонт старых дорог тоже автоматически перейдёт под наше крыло.

— Многие разорятся, и у нас появится очень много новых врагов — посулил Северский, мгновенно просчитав перспективы и последствия. — Значит вот вы что имели ввиду, когда сказали, что вам придётся всю жизнь передвигаться на броневике?

— Да это не главное — отмахнулся олигарх, и учёный увидел, как загорелись его глаза. — Главное перспективы. В будущем эту технологию можно использовать для строительства сверхпрочных конструкций, титанического размера. Создать новый космодром за пару месяцев, да рас плюнуть. Перегородить реку дамбой за три недели, да сколько угодно.

— Боюсь, вы сильно забегаете вперёд. Пока мы не решим насущные проблемы, придётся топтаться на месте — Северский специально остудил пыл олигарха, отлично понимая, что они сейчас находятся на периферии разворачивающихся событий.

Среагировав на его слова, Глебов снова отмахнулся от мухи, и посмотрел на телохранителя, замершего возле ближайшего окна. Бодигард тут же среагировал и отрицательно покачал головой.

— Пока никаких вестей от Серого нет, но как только что-то прояснится, Толик сразу сообщит — пообещал он напряжённо.

— Я уже говорил, что убийство нового попаданца ничего не решит, а возможно и усугубит ситуацию. Мне не нравится эта затея — проговорил учёный, ещё раз обозначив свою позицию.

— Тогда, как вы думаете, что именно решит все проблемы?

В ответ Северский указал на Пашу Павлова и обвёл кружком, голографическую модель установки синтеза.

— Скорее, нам поможет то что мы делаем здесь.

— Возможно — задумчиво проговорил Глебов. — Но, тогда как мы поймём, что у нас получилось? Как это будет?

— Я думаю мы почувствуем. В будущее уйдёт мощная хроно-волна, заставляющая реку времени, пробить новое прямое русло. После этого она больше не сможет петлять и изворачиваться, в попытке исправить, то что мы делаем. Такой напор, река переварить попросту не сможет.

— Я вижу, что вас ещё что-то беспокоит. Может поделитесь? — неожиданно спросил Глебов, видимо почувствовав, что за волнением за судьбой миссии Серого, скрывается нечто большее.

Северский нахмурился, и пытаясь поймать взглядом неугомонно носившуюся кругами муху, тихо заговорил:

— Подумайте сами. Если уже в 2045 году, мы смогли прыгнуть на 24 года назад, и видимо по оставленному нами темпоральному следу, в 2021 год проник ещё один человек. То, что будет происходить, за известным нам горизонтом событий? Допустим лет через двадцать, пятьдесят, или сто.

После озвученного вопроса наступила тишина. Глебов задумался на несколько минут, и лишь жужжащая муха, иногда заставляла, его коротко от неё отмахиваться.

— Когда я узнал откуда вы, то сначала не поверил, но потом всё подтвердилось. После этого мне пришлось проштудировать всю существующую литературу, описывающую прыжки во времени. А это в большинстве своём либо художественные произведения писателей фантастов, либо теоретические выкладки учёных.

Услышав такое, Северский невольно усмехнулся.

— Тесть, вам пришлось начинать с книги Герберта Уэллса «Машина времени» и заканчивать теорией струн.

— Да, не смейтесь — отмахнулся олигарх. — Я даже кучу голливудских фильмов пересмотрел, в попытке найти хоть какое-то разумное зерно.

— И что же вы выяснили?

— Всё что я смог, это нарисовать для себя некий набросок картины, с сотнями белых пятен — проговорил Глебов, и хлопнул по столу, в попытке убить надоедливую муху.

— Не думайте, я продвинулся не дальше вас — честно признался Северский. — Правда кое какую формулу, я для себя вывел.

— Расскажите?

— Когда-нибудь расскажу, но пока в моём уравнении не хватает одной важной переменной, которая бы смогла её подтвердить.

— И что это за переменная? — заинтересованно спросил Глебов.

— Представьте, себе будущее через сто лет. Технологии освоены, путешествие по реке времени, вполне нормальное явление. Что первое приходит вам на ум в связи с этим?

— Первым делом потомки будут вынуждены создать некую силовую структуру, контролирующую любые перемещения по реке времени, у которой будут иметься ресурсы, исправить небольшие огрехи в истории.

— Сразу виден деловой подход — Северский похвалил олигарха. — А теперь подумайте, что должна сделать подобная структура, когда засечёт нашу активность?

— Они должны были ворваться в лабораторию Алфёрова перед началом эксперимента и по крайней мере деактивировать установку квантового переноса — с первого раза догадался Глебов

Учёный покачал головой как бы соглашаясь, и поводил руками по сторонам.

— Ну и где они? Эти контролёры временных потоков. Хотя вполне возможно мы кое-что не учли — Северский неожиданно перебил сам себя и начал загибать пальцы. — Во-первых, возможно в будущем, на вмешательство в историю наложено строгое табу. Во-вторых, в результате наших действий может возникнуть такая ситуация, что проникнуть за предел 9 мая, 2045 года просто невозможно. Ну а в-третьих, за нами прямо сейчас следят, но не вмешиваются в связи с возможным возникновением временных парадоксов и аномалий, способных изменить будущее.

— Вы забыли упомянуть о четвёртом, самом плохом варианте — печально проговорил Глебов и непроизвольно нахмурился. — А что, если там, нашей цивилизации больше нет, и вмешаться в наши дела, попросту некому.

— Есть такой вариант — нехотя согласился Северский.

— Как вы думаете, что там могло произойти? Может глобальная катастрофа, но какая именно?

— Да всё что угодно. Первое что приходит на ум это ядерная война. Прямо сейчас в 2045 началась война, как я понял практически без применения ядерного оружия. Но как я помню, у Российской Федерации осталось оружие последнего шанса, в виде системы «Мертвая рука. Если раненому медведю больше нечего будет терять, то он превратится в берсеркера. Я делал подсчёты, население планеты сократится в одночасье больше чем на половину, а если с той стороны прилетит ответка, то на все 99 %. Впрочем, глобальная ядерная зима добьёт и тех, кто успеет спрятаться в бункерах и убежищах.

— Плачевная картина.

— Уверяю вас, альтернативы этому ничуть не лучше. Например, возможный выброс солнечной плазмы, легко выжжет атмосферу планеты. Или наоборот, снижение активности солнца, приведёт к приходу нового ледяного периода. А ещё Земля может погибнуть из-за наших с вами действий, разумеется если мы залезем туда куда не следовало.

— О таком даже думать не хочется — проговорил Глебов.

— Однако придётся. Я буду рад если мы получим хоть какую-то весточку из будущего, отстоящего от 2045 года, хотя бы на пару лет.

— Будем надеяться на лучшее — сказал олигарх, затем посмотрел на пролетевшую мимо муху, и тяжело вздохнул.

И в этот самый миг Северский заметил, что он застыл на полу вздохе. А кружившаяся вокруг муха, зависла перед носом учёного. Несколько секунд он следил как она очень медленно ворочает своими крылышками, и судя по скудным знаниям в аэродинамике, определил, что она это делает в неправильном направлении.

Затем, время совершенно неожиданно пошло вспять. Северский втягивал в себя уже произнесённые слова, при этом чувствуя, как неловко двигается, словно его телом управляет некий дёргающий ниточками кукловод.

И как бы он не старался этому сопротивляться, ни одна мышца так и не послушалась хозяина. Причём сами воспоминания о происходящем, тоже пытались улететь из сознания, и удерживались там только силой воли.

Поняв, что ничего не может с этим поделать, Северский перестал предпринимать бесполезные попытки сопротивляться, и принялся следить за полётом мухи, кружащейся строго в обратном направлении. И как не странно, но в какой-то момент, продолжавшего обратную прокрутку времени, он смог сосредоточить взгляд на мухе.

Затем он почувствовал, как пальцы на руках шевельнулись, повинуясь его воле, и тут же подняв руку, схватил муху.

После этого время продолжало идти вспять, поглотив ещё несколько секунд, пока сидящий напротив Глебов не встал с кресла и не сделал два шага назад. В тот же миг, время вернуло свой прежний ток, и севший напротив олигарх, повторил фразу, начавшую разговор в прошлый раз.

— Я даже не представляю, как перевернёт мировой рынок, наше новое производство — проговорил он, и попытался отмахнуться от назойливой мухи, которой перед ним теперь не было.

Весь их разговор полностью повторился, и Северский не стал менять в нём ничего. Впрочем, как он заметил, Глебов вёл себя несколько по-другому. Его правая рука периодически непроизвольно поднималась и опускалась, а глаза словно что-то искали, мимолётно зыркая по сторонам.

Только ближе к окончанию разговора учёный понял, что Глебов ищет глазами и порывается отогнать? Даже в этом повторном варианте разговора, он продолжает пытаться отогнать муху, которая теперь отсутствует.

— Будем надеяться на лучшее — сказал олигарх, и в очередной раз зыркнув по сторонам, тяжело вздохнул. — Пойду посмотрю, чем там занимается наша восходящая звезда науки — добавил он, и встав с кресла, направился в сторону Паши Павлова.

— Да уж. Будем надеяться — пробормотал Северский, и подняв кулак к глазам, разжал его.

В тот же миг, получившая свободу муха, рванула с места, и сделав стремительный вираж, с разгона врезалась в толстое стекло и упала на пол.

После этого Северский посмотрел на муху, лежавшую к верху лапами, и нахмурившись, недовольно покачал головой.

Глава 35. Сражение за Москву (1).

2045 год. Шилов, Альфа.

Пространство вокруг небольшого холмика, превратилось в сплошное оранжевое пятно, и Шилову пришлось захлопнуть забрало шлема, чтобы не получить ослепляющий удар по сетчатке глаз.

Но как только световой фильтр визора подправил картинку, луч резко потух, словно кто-то дёрнул рубильник. Не веря в то что их пронесло, Шилов максимально расширил маленькое окошечко, продолжавшее транслирующее изображение с орбиты, и взглянул на Землю, выбрав максимальное приближение.

Увиденное, заставило приоткрыть рот от изумления. Сразу три снопа оранжевого света упёрлись в четырёх полосную трассу, сплошь запруженную боевой техникой альянса. Следом появился ещё один луч, поймавший на прицел огромный квадролёт крейсер суперкласса, летевший в центре стаи десантных аппаратов. Причём этот луч начал медленно передвигаться, не позволяя цели уйти.

А через несколько секунд, и по трём оранжевым снопам света, пробежались три стремительные и ослепительные звёздочки, породившие три уродливых пузыря, вспучившихся на трассе. Они в один миг вобрали в себя сотни единиц техники, и тысячи кубометров асфальта, вперемешку с грунтом.

Шилов отлично видел, как всё это стремительно перекрутилось внутри, словно во включённом блендере. Затем пузыри лопнули, огласив пространство раскатистыми хлопками.

Вслед за ними с неба сорвалась четвёртая звёздочка. На этот раз пузырь появился на высоте в пол километра, и в него угодили два десятка больших десантных квадролётов, во главе с огромной летающим крейсером, суперкласса. Несколько секунд всё это стремительно вращалось внутри, породив в силовом пузыре вихрь разрывов, детонирующих боеприпасов. Затем раздался оглушительный звук лопнувшей струны, и во все стороны полетели тысячи горящих осколков, вгрызающихся в попавшиеся на пути летательные аппараты альянса.

Шилов почувствовал, как сквозь вибрацию вздрогнула земля, и откинув забрало шлема, увидел огромный кусок композитного фюзеляжа, с номером погибшего «КОНДОРА», воткнувшийся в грунт, на расстоянии тридцати метров. Причём открывшееся ему с Земли зрелище воздушной катастрофы, впечатляло ещё больше чем вид с орбиты.

— Ну ты даёшь! — воскликнул Шилов, обращаясь к замершей Альфе, которая в своём боевом костюме хамелеон, практически полностью сливалась с окружающей средой.

— Пришлось немного уровнять шансы — спокойно ответила модифицированная девушка и хищно улыбнулась.

После этого Альфа нырнула в цифровой мир, оказавшись в информационном поле индийского спутника «Раджа-777». Войдя в только что созданную, собственную сеть, она молниеносно оценила результаты взлома, и удивлённо присвистнула, так как подобного результата даже не ожидала.

Получалось, что прямо сейчас под контролем импланта находятся, 4 из 37 станций орбитальной бомбардировки, 5 из 28 космических истребителей, и 42 спутника, разных типов. Причём вся сеть альянса, временно перестала функционировать, уйдя на долгую перезагрузку.

Пока она рассматривала всплывшую перед глазами интерактивную схему, тактический имплант перенацелил четыре орбитальные установки за пределы накрывавшего Москву энергетического купола, и ударил по месту концентрации наземной группировки альянса.

Дав приказ продолжать в том же духе, Альфа взяла на себя управления всеми истребителями, и натравила их на точно такие же машины, оставшиеся под контролем альянса.

Понадеявшись на взломанные процессоры автопилотов, она не стала напирать на микроконтроль и наведение на цель, а вместо этого нырнула в информационное поле одной из машин, взяв её управление под полный контроль.

Перед глазами тут же появилась интерактивный интерфейс управления, на фоне стремительно вращающегося космического пространства.

Первый, из замерших истребителей, удалось уничтожить уже через минуту, двумя выпущенными в упор ракетами. Но при приближении к следующему, тот ожил и стремительно скользнул в сторону, уйдя из-под удара.

Весь процесс боя в космосе очень походил на фантастический фильм, в чьих действиях приходилось лично принимать участие.

Интуитивная система управления истребителем, не походила ни на что, с чем Альфе приходилось раньше сталкиваться, и явно не предназначалась для управления человеком оператором. Так что ей пришлось осваивать её прямо на ходу.

После мига входа в информационную оболочку, она ощутила себя рычащим зверем, закованным в обтекаемую титаново-композитную шкуру. Процессор аппарата считывал каждое движение оператора, распределяя по конечностям и пальцам, управление всеми своими системами.

Разжав кулаки, Альфа вытянула руки вперёд, тем самым врубив максимальную степень форсажа, и начала управлять, меняя направления и наклон ладоней. Экономить энергию, ядерного генератора, она точно не собиралась, так что истребитель почти мгновенно разогнался, и уйдя в стремительный вираж, догнал уходящую цель.

После этого указательный палец несколько раз дёрнулся, словно давя на невидимый спусковой крючок, и из подвесной кассеты начали отстреливаться сверхскоростные ракеты, устремившиеся к аппарату альянса.

При этом Альфе пришлось вырубить систему автонаведения на цель, дабы избежать блокировки системой свой-чужой. Так что умные ракеты использовались как обычные неуправляемые, летящие к цели строго по прямой.

Два явно дезориентированных истребителя противника, один за одним получили по ракете в обтекаемую корму. При этом взрывы в космосе не выглядели столь уж впечатляющими, как их показывали в кино. Просто после каждого попаданий, во все стороны летели куски фюзеляжа, и подбитые аппараты крутясь в пространстве, уходили в полёт по хаотичной траектории.

Бой выглядел очень странным, влияние гравитации планеты, практически равнялось нулю, но вот силы инерции пока никто не отменял, и это накладывало определённые ограничения. К тому же орбита была низкой, и близость порога входа, в плотные слои атмосферы. Заставлял всё время — это учитывать.

После небольшой серии побед, сразу два истребителя взяли Альфу на прицел, и начали расчётливо её преследовать. Это значило, что в дело наконец вступили ИскИны.

За пол минуты, Альфе удалось уклониться от дюжины ракет, которые ко всему прочему взрывались, как только подлетали на наиболее близкое расстояние.

Уже на повреждённом истребителе, она добралась до двух ближайших станций, и ушла в умопомрачительный вираж, уклоняясь от встречи с новой порцией ракет, и в этот момент перед глазами появилось необычное сообщение, едва не выбившее её из колеи.

«Оператор генерального штаба ВКС РФ, срочно вызывает неизвестного оператора спутника-шпиона «Раджа-777»

«Срочно обозначьтесь, иначе система признает вас чужеродным элементом, и отклонит предоставленный допуск»

— Мля! Как же не вовремя меня вычислили — недовольно пробормотала Альфа, и едва успев среагировать, развернула аппарат в сторону орбитальной станции врага, под которой только что появился яркий оранжевый луч.

При этом оба указательных пальца начали часто давить на виртуальные гашетки, выпуская десятки ракет по цели. Через секунду, взрывы начали отрывать крупные куски от станции, наполняя пространство тучей мелких осколков.

Поменяв направление движения, Альфа проскочила сквозь них, при этом почувствовав несколько уколов, сообщающих о новых повреждениях фюзеляжа. Затем она чудом выровняла машину, и направила истребитель на следующую станцию. Зациклив форсаж, вырубила систему управления, и усилием воли вывалилась из сенсорного взаимодействия.

Сразу после этого перед глазами появился повторные сообщения с Земли, но Альфа их решительно смахнула.

Уже наблюдая со стороны, она увидела, как истребитель врезался в станцию, неминуемо сталкивая её с низкой орбиты, в сторону плотных слоёв. Это походило на столкновение шаров в бильярде.

А через секунду в безвоздушном пространстве вспух неровный энергетический шар, заполонивший собой десяток квадратных километров. Он походя поглотивший пару истребителей альянса, и провернув их в своих жерновах, вместе с разрушенной станцией, выплюнул наружу веер мелких осколков.

После этого Альфа передала приказ атаковать все станции противника, всеми доступными способами, и лишь потом начала набирать сообщение.

«На связи оператор системы связи «Луч», веду бой в космосе»

Вторым сообщением она передала личный АйДи Анны, и не дожидаясь ответа, взяла по управление, один из двух истребителей, к этому моменту оставшихся в строю.

Едва втянувшись в очередную схватку, она получила новое сообщение.

«АйДи принят. Оператор Системы «Луч», генеральный штаб, инициировал срочную передачу кодов доступа ко всем космическим аппаратам альянса, попавшим под ваш контроль»

— Начинается — недовольно проворчала Альфа, к этому моменту сбившая ещё два истребителя альянса, теперь пытающихся пробиться к четвёрке отделившихся станций орбитальной бомбардировки, недавно попавших под её контроль.

«Коды доступа, передать не могу, веду интенсивный космический бой»

Отправив новое сообщение, она бросилась на перерез ещё одной паре истребителей, уже понимая, что не успевает.

Глава 36. Сражение за Москву (2).

2045 год. Альфа.

Сбив ближайший истребитель, Альфа увидела, как разлетается одна из четырёх станций, атакованная вторым камикадзе. После этого она ожидала что на месте столкновения появится новый всепоглощающий шар, но детонации боезапаса не произошло.

«Требую срочной передачи кодов доступа.»

Тон нового сообщения, намекал, что его написал кто-то другой, и этот кто-то явно обличён властью.

«Кто на связи?»

Набрала в ответ Альфа, и ушла на большой вираж, пытаясь как можно быстрее развернуться, при этом стараясь не залетев в плотные слои атмосферы. А через пару секунд, в ушах зазвучал властный мужской голос:

— На связи Генерал армии Сухов. Глава обороны Московского сектора. Я требую срочно передать коды доступ операторам ВКС.

Знакомая фамилия, заставила Альфу вспомнить, что отец охраняющего подземный комплекс капитана ВДВ, кажется руководил обороной Москвы. Насколько она помнила, в прежней реальности именно он до последнего руководил сопротивлением в столице, и после массированной химической атаки альянса, спустился в метро с последними остатками войск. Именно там он и погиб.

Пожалуй этому генералу доверять можно.

— Приготовьтесь. Передаю каналы управления, тремя боевыми станциями. Надеюсь что вы генерал сможете их применить по назначению.

Интуитивно, ответив положительно, Альфа запросила у импланта коды доступа, и мимолётно заглянула в рабочий контур управления одной из боевых станций. Расширив сетку изображений, транслирующихся с камер технического контроля, она переключилась на первую попавшуюся и увидела следующую картину.

Из кассетного хранилища вынырнул прозрачный цилиндрический бокс, с бледно мерцающей звёздочкой внутри. Пройдя по каналу транспортёра, он заскочил в одну из четырёх ячеек здорового барабана. В тот же миг на силовых кабелях появилась индикация, отображающая подключение к энергетическим накопителям. Видимо это активировало заряд, начавший в тот же миг интенсивно разогреваться. Затем в выходном канале родился оранжевый луч, указывающий на точку попадания орбитального удара.

Переключившись на тактическую схему, Альфа максимально расширила нужный квадрат, и увидела, как очередной луч, упал на стаю десантных квадролётов альянса, находящихся всего в десятке километров, от её реального местонахождения. Дождавшись выстрела, она открыла все каналы и передала станции под управление операторов ВКС.

— Работайте. Но смотрите, похоже у вас ещё осталось несколько минут — честно предупредила она.

Освободившись от управления станциями, Альфа направила боевую машину в сторону затухающей схватки. В этот момент ведомый имплантом союзный истребитель, пытался уйти сразу от двух пар преследователей, в то время как ещё пять противников, отбивались от жиденькой волны свих же спутников, пытающихся добраться до боевых станций.

Альфе удалось поразить одного из преследователей, после чего она отдала приказ подбитому истребителю пойти на таран, ближайшей боевой станции. Имплант выполнил приказ, при этом взрыв вызвал появление нового энергетического пузыря, поглотившего попавшие в ловушку вражеские истребители.

В результате боевая машина Альфы остался один, против пятёрки врагов, уже заметивших её появление. В зоне размещения боевых станций альянса с новой силой закипело сражение.

Бой в космосе шёл на таких огромных скоростях, что иногда даже тренированный мозг Альфы не успевал среагировать. Если бы не помощь тактического импланта, выбирающего оптимальные варианты действий из нескольких десятков, то её сбили бы в первые десять секунд.

Ракеты мелькали, перед глазами, раскалённая шрапнель от взрывов, била словно дождь по композитному корпусу машины. Умопомрачительные виражи и резкие развороты, заставляли нервно вздрагивать модифицированную вестибулярную систему.

Но даже сделав всё возможное, победить пять последних противников в одиночку оказалось практически невозможным. Альфе удалось уничтожить два из них, но после этого под брюхом взорвалась ракета, обдав фюзеляж густыми брызгами разлетающейся шрапнели.

Из последних сил, она попыталась направить теряющую управляемость подбитую машину на одну из станций альянса, но это не позволили сделать, ещё две ракеты, точно поразившие корму и сопла. В тот же миг Альфу выкинуло в стратегический режим.

Оценив итоги космического сражения, она поняла, что проиграла. Хотя, смотря с какой стороны на это посмотреть? Прямо сейчас у альянса остались только семь боевых станций и три истребителя, расстрелявших практически весь боезапас.

Жаль, что судьба трёх станций, перешедших под удалённое управление операторов ВКС, уже предрешена. Через пару минут ИскИны, переменно отправят в атаку своих потрёпанных коршунов.

— Я наблюдал за вашими действиями. Спасибо за помощь — голос генерала заставил Альфу нахмуриться.

— Увы, но их было слишком много — ответила она обречённо, отлично понимая, что до полной победы не хватило малости.

— Ничего девочка, мы их сейчас немного огорчим — новая реплика генерала, побудила Альфу развернуть тактическую схему расположения, сильно поредевшей космической группировки ВКС РФ, и взглянуть по-новому на менявшуюся на глазах картину.

Видимо с Земли не просто так следили за космическим сражением, и предприняли определённые шаги.

Прямо сейчас около трёх сотен крупных коммуникационных спутников разного калибра, образовали разомкнутый строй, и постоянно разгоняясь, стремительно приближались к боевым станциям альянса, с единственно возможной целью.

Атака железных камикадзе, навряд ли могла увенчаться успехом, имей истребители полный боезапас, уж слишком невелики были набранные наступающими скорости. Но между тем несколько волн спутников, смогли пробиться к станциям, пройдя сквозь заградительный огонь.

Один за одним, они вонзались в корпуса станций орбитальной бомбардировки, повреждая и кромсая остатки космической группировки альянса. Истребители сработали на все сто, но не справились, один из них протаранил крупный спутник связи, а оставшиеся два угодили в очередной силовой пузырь, поглотивший последнюю волну атакующих.

После этого наступило затишье. Миллионы хаотично кружащихся осколков наполнили сектор, превратив его в скопище высокотехнологического мусора. И только на самом краю оставались три действующие боевые станции, продолжавшие бомбардировать Землю, оранжевыми лучами. Причём именно этими станциями, как раз и управляли операторы ВКС.

И в этот момент кажущегося триумфа, в сторону орбитальной батареи побежали три стремительных росчерка, пришедших прямиком из космоса. Три взрыва, один за одним взбудоражили пространство, породив сразу два детонационных пузыря.

Расширив зону видимости, Альфа вывела значки всех известных космических объектов, и сразу определила, что произошло. Ракетную атаку, произвёл один из сегментов международной космической станции, как раз в этот момент стремительно спускавшейся с высокой орбиты.

Увеличив изображение, она увидела станцию «МКС-2». Из-за разветвлённых секций солнечных батарей, с этого ракурса, та очень походила на гигантского паука.

— А вот этого паучка нам мочить нечем — проговорила Альфа вполголоса, затем вынырнула из интерактивного поля, и посмотрела на бронированную спину Шилова.

Тот стоял около продолжавшего всё сильнее вибрировать контейнера, и смотрел на плотные столбы дыма, поднимающиеся вдоль зеленоватой стены силовой сферы.

— Ну что там?

— Что, что, у меня кот в БТРе не кормленый. Наверное обкладывает нас на своём кошачьем, по полной — пробормотал Шилов, и повернулся к девушке.

— И ты сейчас думаешь о коте? — удивлённо спросила Альфа.

— А о чём ещё думать? Этим ты по зубам вроде надавала, но я тут сверху кое-что заметил. Как только лучи с орбиты бить перестали, в нашу сторону выдвинулась группа из трёх десятков десантно-штурмовых квадролётов. Судя по опознавательным знакам — Британцы. Ох чует моё сердце — это точно по наши души. Так что пушистая скотина похоже вовсе некормленой оста