КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474648 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221116
Пользователей - 102814

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Отдельные циклы романов эпопеи "Звёздные войны". Компиляция. Книги 1-38 [Карен Трэвисс] (fb2) читать онлайн

- Отдельные циклы романов эпопеи "Звёздные войны". Компиляция. Книги 1-38 (пер. Автор Неизвестен, ...) (а.с. Антология фантастики -2021) (и.с. Звёздные войны-6) 29.62 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Карен Трэвисс - Джуд Уотсон - Шон Уильямс - Дрю Карпишин - Трой Деннинг

Настройки текста:



Кевин Андерсон, Ребекка Места Наследники силы Молодые рыцари-джедаи-1 (Звездные войны)

С ними Сила…

1

Джейсен Соло провел в Академии джедаев Люка Скайуокера уже месяц, но только сейчас ему удалось наконец устроить в своей комнате все так, как хотелось. В древнем храме на заросшей джунглями луне Явин-4 комнаты учеников были сырые и темные, и по ночам там царил ужасный холод. Но Джейсен и его сестра-близнец Джейна не пожалели времени на то, чтобы оттереть от мха стены своих жилищ, повесили светопанели и поставили портативные обогреватели.

Сын Хана Соло и принцессы Леи смотрел на оранжевый рассвет, лучи которого проникали в стрельчатые окна, прорезанные в толстых стенах храма. Снаружи, в джунглях, раздавались крики птиц, разыскивающих себе насекомых на завтрак.

Каждое утро, прежде чем идти на занятия к дяде Люку, Джейсен кормил и обихаживал странных тварей, которых он раздобыл в джунглях на Явине-4. Джейсен любил животных.

Дальняя стена комнаты была заставлена ящиками и клетками, вольерами и булькающими аквариумами. Некоторые из них были хитроумными изобретениями талантливой сестры Джейсена. Он восхищался выдумками Джейны, хотя никак не мог понять, почему сами клетки интересуют ее куда больше, чем населяющие их существа.

В одной клетке верещала парочка крикунов-стинтарилов, древесных грызунов с глазами на стебельках и длинными челюстями-клювами, полными острых зубов. Стинтарилы без устали носятся с дерева на дерево и едят все, что имеет неосторожность замереть на ту долю секунды, которой им достаточно для укуса. Вот было развлечение их ловить!..

Во влажном прозрачном террариуме крабы-плывуны строили из липкой грязи сложные гнезда с башенками и изогнутыми бастионами. В круглом баке плавали розоватые слизистые саламандры — бесформенные, полужидкие, — но стоило им вылезти на высокий бережок, как их наружная мембрана отвердевала, и они становились похожи на мармеладины со ртом и ложноножками и в таком виде вволю охотились на насекомых в прибрежной растительности.

В другой клетке, затянутой толстой прочной проволочной сеткой, ползали переливчато-голубые жуки-пираньи, щелкая челюстями в неустанной надежде прогрызть себе путь к свободе. На воле, в джунглях, рой жуков-пираний налетает на жертву с пронзительным зловещим жужжанием. Набросившись на добычу, они способны в считанные минуты превратить здоровенного зверя в дочиста обглоданный скелет. Джейсен гордился, что в его зверинце находятся и такие страшные твари.

Частенько самым трудным для Джейсена оказывалось выяснить, а что же едят его экзотические пленники. Иногда они питались фруктами и цветами. Порой им было нужно нарезанное свежее мясо. А случалось и так, что более крупные выбирались из клеток и пожирали представителей других видов. Джейсен тогда ужасно расстраивался.

Люк Скайуокер был совсем не похож на суровых наставников, тиранивших Джейсена и Джейну на родной планете-городе Корусант. Он не настаивал на жесткой программе занятий. Чтобы стать джедаем, объяснял дядя Люк, нужно изучить разные кусочки сложной мозаики галактики, а не следовать строгим образцам, которые устанавливают тебе другие.

Поэтому Джейсену и разрешалось едва ли не все свободное время проводить в густом подлеске, продираясь сквозь высоченные травы и цветы, собирая красивых насекомых, срывая редкие и необычные грибы. Он всегда чувствовал глубокую, таинственную связь со всеми живыми существами, — точно так же, как его сестра понимала тайны машин и приспособлений. Особый талант, связанный с Силой, позволял Джейсену призывать животных к себе и на досуге изучать их.

Некоторые его соученики, особенно избалованный и скандальный Рейнар, были недовольны тем, что Джейсен держит в комнате целый зоопарк. Но Джейсен попрежнему изучал живых тварей, заботился о них и многому у них учился.

Джейсен взял ковшик и разлил по блюдцам в клетках прохладную воду из небольшого бака, который Джейна вделала прямо в стену. Его движения вспугнули семейство фиолетовых скачущих пауков — те запрыгали, отскакивая от плотной сетки, которой был затянут потолок их вольера.

Джейсен пробежал пальцами по топким нитям: — Спокойно, — шепнул он. — Все хорошо.

Пауки прекратили спектакль, сбежались к блюдцу и принялись всасывать воду длинными полыми клыками.

В другой клетке примолкли птицы-шептуны — должно быть, проголодались. Придется отправиться на развалины храма за рекой и нарвать там свежих, полных нектара цветов ползущего по камням вьюнка.

Пора было отправляться на уроки. Джейсен похлопал по клеткам, прощаясь с питомцами. Однако уже у двери он приостановился и поглядел на самую нижнюю клетку, где жила прозрачная хрустальная змейка. Обычно она лежала, свернувшись, в ворохе сухих листьев. Хрустальная змейка была почти невидимой, и Джейсен различал ее, только глядя под определенным углом. Но сейчас, сколько ни верти головой, не было видно ни мерцания стеклянных чешуек, ни легчайшего радужного ореола вокруг прозрачного создания. Джейсен встревожился. Нагнувшись, он обнаружил, что сетка у дна клетки чуть приподнята… как раз настолько, чтобы тоненькой змейке удалось выскользнуть.

— Ох, не нравится мне все это, — буркнул Джейсен, не заметив, что повторяет любимое присловье отца.

Хрустальная змейка — животное не очень опасное; по крайней мере, так думал Джейсен. Собственный опыт говорил ему, что укус змеи чреват мгновением острейшей боли, а потом жертва впадает в глубокий сон. Конечно, после пробуждения — примерно через час — никаких следов укуса не остается… Но что, если кто-то вроде Рейнара решил украсть змейку, чтобы наделать бед? Вдруг Джейсена заставят убрать питомцев в какую-нибудь подсобку за стенами храма?

Так или иначе, хрустальная змейка оказалась на свободе.

Сердце Джейсена заколотилось от ужаса, но он вовремя вспомнил один из джедайских приемов расслабления, которому научил его дядя Люк, и в голове сразу стало гораздо яснее. Джейсен сразу понял, что делать: надо попросить Джейну помочь разыскать змейку, пока никто не заметил ее отсутствия.

Он выскользнул в мрачный коридор, быстро огляделся — вдруг кто-то его увидит? — и нырнул в соседнюю дверь. В комнате сестры было темно. Джейсен, щурясь, застыл.

В жилище Джейны целую стену занимали аккуратные штабеля ящиков и ящичков — хранилище всевозможных запасных частей, кибер-предохранителей, электронных контуров и крошечных устройств, снятых со сломанных или устаревших дроидов. Джейна даже умудрилась утащить ненужные модули питания и системы контроля из зала, скрытого глубоко во внутренних помещениях пирамиды, где когда-то прятались повстанцы.

Давным-давно, задолго до рождения близнецов, в древнем храме, скрытом в джунглях этого затерянного спутника, находилась секретная база Альянса повстанцев. Мать Джейны и Джейсена, принцесса Лея, помогала повстанцам оборонять базу от чудовищной имперской «Звезды Смерти», а отец, Хан Соло, в те времена был простым контрабандистом, но ему удалось спасти от неминуемой гибели самого Люка Скайуокера.

Теперь оборудование опустевшей базы было никому не нужно, и ученики-джедаи и не думали о нем. А вот Джейна дни напролет перебирала детали и делала из них что-то свое. В ее комнате было так много массивных устройств, что Джейсен еле протиснулся внутрь. Он огляделся, но следов пропавшей хрустальной змейки не обнаружил — да и как их обнаружить в такой темноте?

— Джейна! — окликнул он. — Джейна, нужна твоя помощь!

Сестры видно не было. Остро и резко пахло горелыми предохранителями, и слышались удары каким-то тяжелым инструментом по металлу.

— Погоди, — гулко отозвался голос Джейны из глубины бочкообразного проржавевшего корпуса какого-то механизма, занимавшего добрую половину комнаты. Джейсен прекрасно помнил, как они с сестрой и их подругой Тенел Ка, отличавшейся мощным телосложением, неумело пытаясь применить Силу, тащили громоздкий агрегат по извилистым коридорам, чтобы Джейна могла работать с ним и по ночам прямо в своей комнате.

— Ну скорее! — Джейсен и так уже изрядно разволновался. Джейна, извиваясь, выползла из отверстия впускной трубы. Темно-каштановые волосы, обрамлявшие узкое лицо, были стянуты сзади простой резинкой, чтобы не лезли в глаза. На левой щеке виднелись пятна темной смазки.

Волосы Джейны, остриженные по плечи, были настолько же густы и пышны, как у матери, но девушке всегда было жалко времени на всякую там завивку, укладку и на создание сложных изысканных причесок, которыми так славилась принцесса Лея.

Джейсен протянул сестре руку и помог ей подняться.

У меня хрустальная змейка пропала, — пожаловался он. — Надо срочно разыскать. Ты ее не видела?

Джейну его слова ничуть не расстроили.

— Да нет, не видела, я все время тут возилась. Уже почти все, — она мотнула головой в сторону покрытого смазкой насоса. — Доделаю — можно опустить его в реку возле храма. Вода будет вращать колеса и зарядит все наши батареи. — Она тараторила все быстрее и быстрее. Джейна просто обожала объяснять про технику и, раз начав, не могла остановиться.

Джейсен пытался вставить словечко, но куда там.

— А змейка…

— А энергию можно будет передавать прямо в Великий Храм, и света у нас будет сколько угодно. Сделаем протеиновые фильтры — будем собирать водоросли, из них еду можно делать. Можно будет снабжать энергией все системы связи в академии и даже…

Джейсен решился наконец ее перебить.

— Джейна, на что ты время тратишь?! На повстанческой базе просто-таки груда энергоблоков!

Джейна вздохнула, и Джейсену сразу стало ясно, что он безнадежно упустил самое главное.

— Я же не для пользы это делаю, — объяснила она. — Просто смотрю, что я могу. А когда я пойму, что я могу, а что — нет, можно будет не ломать голову, стоит мне вообще здесь учиться или не стоит.

Нельзя сказать, чтобы Джейсен так уж все и понял. Правда, сестрица никогда не разделяла его страсти к живым существам.

— Джейна, сделай перерыв, помоги мне змейку разыскать, ладно? У меня змейка пропала. Ума не приложу, где она может быть.

— Ла-адно, — протянула Джейна, вытирая грязные руки о еще более грязный рабочий комбинезон. — Если змейка выбралась из твоей комнаты, она, наверное, поползла дальше по коридору.

Они вышли в длинный широкий коридор и начали шаг за шагом обследовать пол и стены.

Еще царила тьма, так что полагаться на зрение не приходилось.

Комната Джейсена была последней — дальше коридор выходил в большой зал, облицованный растрескавшимся камнем. Однако трещины были совсем узенькие, и змейка никак не могла там спрятаться.

— Надо посмотреть во всех комнатах, — решила Джейна.

Джейсен кивнул.

— Если что-то не так, мы ведь почувствуем, правда? Может быть, Сила поможет разыскать змейку… Где же она прячется?

Было слышно, как прочие ученики в своих комнатах умываются, одеваются или просто досыпают последние сладкие минутки. Джейсен навострил уши: в глубине души он надеялся, что вот-вот кто-то вскрикнет, — тогда-то будет точно ясно, куда подевалась змейка.

Они скользили от двери к двери, ненадолго задерживаясь у каждой комнаты. Джейсен осторожно ощупывал кончиками пальцев деревянную поверхность дверей, но еле заметного трепета, выдававшего бы присутствие беглянки, так и не ощутил.

Однако у полуоткрытой двери комнаты Рей-нара близнецы сразу поняли — что-то не так. Они заглянули внутрь и обнаружили, что Рей-нар лежит ничком на полированных каменных плитах пола.

Рейнар, как всегда, был в лилово-ало-золотых одеждах — он почитал цвета своего знатного рода. Несмотря на тактичные намеки дяди Люка, Рейнар оставался верен пышному наряду и никогда не показывался в грубом, но практичном костюме ученика-джедая.

Жесткие светлые волосы Рейнара в оранжевом утреннем свете, проникавшем в комнату через узкое окно-бойницу, казались золотой стружкой. Было видно, как тихонько вздымается румяная щека, — Рейнар мирно спал, хотя лежать ему было неудобно и холодно.

— Бластеры-шмастеры, — растерянно сказал Джейсен. — Вот и нашли змейку.

Джейна закрыла раздвижные створки и прислонилась к ним спиной, чтобы не пропустить беглянку.

Джейсен опустился на колени возле спящего Рейнара и прикрыл глаза. Он вытянул руки и выпрямил пальцы так, что суставы хрустнули. Надо было представить себе мысли сбежавшей змейки. Сила, как обычно, показала ему сразу очень много всего, но Джейсен сконцентрировался на змейке.

Он поймал тоненькую нить мыслей неприхотливого сознания, которому сейчас было уютно и спокойно. Думала змейка только о том, что ей тепло-тепло… сонносонно… и еще тихо… Хрустальная змейка, свернувшись, дремала в лиловых складках нижней рубашки Рейнара.

— Здесь, Джейна, — шепнул он. Джейна осторожно подошла и присела рядом с ним. Промасленная ткань комбинезона зашуршала, как еще одна рептилия.

— Прямо под Рейнаром, да? Джейсен кивнул.

— Нашла теплое местечко.

— Тоже мне, фокус, — фыркнула Джейна. — Давай я его переверну, а ты хватай свою змею, — Нет, мы ее так вспугнем, — возразил Джейсен. — А вдруг она еще раз укусит Рейнара?

Джейна нахмурилась.

— Тогда он проспит целую вечность и все занятия пропустит…

— Ну, зато дядя Люк спокойно дочитает лекцию, и никто не будет перебивать его дурацкими вопросами, — пожал плечами Джейсен.

— Что да, то да, — хихикнула Джейна. Джейсен чувствовал, как мирно дремлет свернувшаяся змейка. Но тут Рейнар, словно услышав, что они говорят, всхрапнул и пошевелился.

Змейка в панике дернулась. Джейсен вспомнил техники релаксации, которым учил его дядя Люк, и послал рептилии успокоительный сигнал. Мир и покой, которые Джейсен пытался внушить змейке, успокоили не только ее, но и Рейнара.

— Слушай, Джейна, а давай вместе попробуем просто поднять Рейнара над полом. Я тогда подлезу снизу и заберу змейку. Джедаи мы или нет, в самом деле? — предложил Джейсен.

— Ну и чего мы ждем? — Джейна подняла брови.

Близнецы закрыли глаза и сосредоточились. Они дотронулись до ярких складок одежд Рейнара и стали представлять себе, какой он легкий, как перышко, парящее в теплом воздухе… он вообще ничего не весит, дунь — и взлетит…

Джейсен задержал дыхание. Рейнар, по-прежнему мирно посапывая, начал понемногу подниматься над плитками. Одежды болтались под ним, как занавеска, и сонная змейка оказалась на свободе.

Хрустальная змейка проснулась в страшном гневе — ее лишили уютного теплого домика — и была готова кинуться на первого встречного. Джейсен почувствовал, как она развернулась и стала искать мишень для броска.

— Держи Рейнара! — крикнул он Джейне и схватил готовую ускользнуть змейку. Его пальцы сомкнулись на шее беглянки за аккуратной треугольной головкой. Джейсен без устали посылал небольшому змеиному мозгу успокоительные сигналы, усмиряя гнев рептилии и всячески ее улещивая.

Быстрые движения Джейсена помешали Джейне сосредоточиться, к тому же удержать Рейнара одной оказалось очень трудно, так что хватило ее секунды на две. Пока Джейсен успокаивал змейку Джейна окончательно выдохлась и отпустила парящего Рейнара.

Он рухнул на плиточный пол бесформенной грудой, — не разберешь, где голова, где ноги, где роскошная ткань. Удар был так силен, что Рейнар проснулся, несмотря на действие яда. Он заворчал и сел, моргая и тряся головой.

Джейсен все еще успокаивал змейку, спрятав ее в ладони. В конце концов, ласковые вибрации заставили змейку зашипеть от удовольствия. Она обвилась вокруг запястья Джейсена и пристроила треугольную головку на его сжатом кулаке. Даже на ярком свету ее было почти незаметно. Чешуйки мерцали, словно бриллиантовая пленка, и ясно виднелись лишь черные, как угольки, глазки.

Рейнар затуманенным взглядом посмотрел на стоящих перед ним темноволосых близнецов. Он в замешательстве поскреб затылок.

— Джейсен? Джейна? А что это вы тут… Э! — он выпрямился и потряс левой рукой, словно она у него затекла. Затем поглядел на Джейсена.

— Кажется, я тут видел одну твою… твою зверюшку. Вот только что. Больше ничего не помню. У тебя никто не сбегал?

Джейсен поспешно завел за спину руку со змейкой.

— Нет, — он помотал головой для убедительности. — Честное слово, у меня они все строго учтены.

Джейна помогла Рейнару подняться.

— Наверное, ты просто заснул, — сказала она. — Надо же, как хотел спать, — даже до постели не добрался. — Она отряхнула его. — Смотри, весь твой наряд теперь в пыли.

Рейнар встревожено посмотрел на пыльные пятна, покрывавшие его пышные одежды.

— Придется переодеться, — озабоченно сказал он. — Не показываться же в таком виде! — Он в досаде попытался отряхнуть пыль.

— Ну, переодевайся, мы пошли, — Джейсен двинулся к двери. — Пока-пока, до встречи на лекции.

Джейсен и Джейна выскочили из комнаты Рейнара. Джейсен осмелел настолько, что на прощание махнул рукой с невидимой хрустальной змейкой.

Близнецы разбежались по комнатам — им самим пора было переодеваться и бежать на занятия. Дядя Люк будет учить их, как становятся рыцарями-джедаями.

2

Джейна юркнула в свою комнату переодеться, а Джейсен побежал к себе — водворить хрустальную змейку в клетку. Джейна принялась оттирать лицо ледяной водой над новой раковиной, которую она недавно вмонтировала в стену своей спальни.

Не успев вытереть лицо, она выскочила в коридор, и крикнула подоспевшему брату: — Бежим, а то опоздаем!

Близнецы ринулись в турболифт, который доставил их на верхние этажи пирамидального храма. Джейсен и Джейна вошли под гулкие своды большого лекционного зала. В зале стоял гомон — там уже толпились другие ученики-джедаи, ожидая ежедневной лекции Люка Скайуокера.

Полированный камень блестел в лучах утреннего солнца. Оранжевый свет лучи приобретали, отражаясь от висевшего в небе оранжевого газового гиганта — планеты Явин, вокруг которой и обращался покрытый джунглями спутник.

Десятки других учеников-джедаев самых разных рас и возрастов спешили занять места в расположенных уступами рядах каменных сидений. Джейне всегда казалось, будто кто-то швырнул на сцену громадный валун и от него побежали к задней стене каменные волны.

Джейну захлестнул поток слов и звуков, а в окна врывался свежий аромат девственных джунглей. Даже принюхавшись, она не могла разобраться, какими именно цветами пахнет сегодня, хотя Джейсен, конечно, назвал бы их без запинки. Скорее уж она чувствовала запахи джедаев других рас — густой мех, нагретая под солнцем чешуя, сладковато-терпкие феромоны.

Джейсен вслед за сестрой пробрался к пустым сиденьям. Впереди расположилась пара могучих звероподобных существ, покрытых розовой шерстью, — их язык состоял из рыка и шипения. Усевшись на прохладный гладкий камень, Джейна подняла голову чтобы полюбоваться потолком, украшенным сложной многоцветной мозаикой с непривычными для человека узорами.

— Каждый раз, как прихожу сюда, вспоминаю ту видеозапись — ну, помнишь, где мама награждает папу и дядю Люка медалями. Она там такая красавица. — Джейна машинально пригладила прямые распущенные волосы.

— Ага. А папа — вылитый… вылитый пират, — отозвался Джейсен.

— Ну, вообще-то он и правда тогда контрабанду возил, — усмехнулась Джейна.

Она вспомнила повстанцев, уцелевших после нападения на первую «Звезду Смерти», — тех, кто в великой космической битве сражался с войсками Империи и сумел уничтожить чудовищную смертоносную станцию. Прошло более двадцати лет, и Люк Скайуокер превратил заброшенную базу повстанцев в учебный центр для подающих надежды джедаев, возродив Орден рыцарей-джедаев.

Люк начал учить других джедаев, когда близнецам было года два. Сейчас ему часто приходилось отлучаться, и в академии он проводил лишь часть времени, а вели занятия в основном другие рыцари-джедаи — ученики Люка.

У некоторых учеников чувствительность к Силе на первый взгляд вовсе отсутствовала — им предстояло стать историками и исследователями традиций джедаев. Другие были очень одарены, но еще не приступили к полномасштабным занятиям. Люк считал, что потенциальные джедаи могут всему научиться друг у друга. Пусть сильный учится у слабого, а старый — у молодого, и наоборот.

Джейсена и Джейну отправила на Явин-4 их мать Лея. Их младший брат Энакин остался дома — на планете-столице Корусант, — но скоро должен был к ним присоединиться.

Люк Скайуокер помогал детям принцессы Леи и Хана Соло разобраться в их способностях с самого раннего возраста. Здесь, па Явине-4, им предстояло учиться, упражняться, тренироваться и узнавать новое, и пока что это было куда интереснее, чем рутина, которой окружали близнецов па Корусанте занудные дроидыучителя.

— А Тепел Ка где? — Джейна оглядела толпу, но не обнаружила никаких следов их приятельницы с планеты Датомир.

— Должна быть, — ответил Джейсен. — Я видел утром, как она побежала делать зарядку в джунгли.

Тенел Ка всю жизнь мечтала стать джедаем и теперь только об этом и думала. Книжная ученость, история и медитации мало ее интересовали: она была превосходным спортсменом и словам предпочитала дела. Люк Скайуокер говорил ей, что подобные качества для джедая очень ценны, если знать, когда их уместно применять.

Подруга близнецов была нетерпима, упряма и начисто лишена чувства юмора. Близнецы даже спорили друг с другом, кому первому удастся ее рассмешить.

— Ну где она застряла? — шепнул Джейсен, когда все умолкли. — Дядя Люк вотвот появится!

Краем глаза заметив какое-то движение, Джейна взглянула вверх, на прорезанные высоко под потолком окна. На узком каменном подоконнике показался тоненький гибкий девичий силуэт.

— Вон она!

— Наверное, по стене залезла, — вздохнул Джейсен. — Она давно собиралась, только я думал, ей слабо.

— Там же плющ, — логично возразила Джейна, словно восхождения на древний монумент были для учеников-джедаев наскучившим ежедневным упражнением.

Между тем Тенел Ка тонким кожаным шнурком перетянула длинные золотисторыжие волосы, чтобы не мешали, а потом зацепилась за трещину в камне серебристым крюком и спрыгнула с подоконника, придерживаясь за прицепленный к поясу трос. Она ползла, словно паучок, осторожно перебирая ногами по каменной стене.

Соученики глядели на нее — кто с восторгом, а кто с тихим уважением. Чтобы поскорее спуститься, Тенел Ка могла бы воспользоваться Силой, но она предпочитала во всем полагаться только на собственные мускулы и прибегать к Силе только в самом крайнем случае. Девушка полагала, что слишком надеяться на свои специфические таланты — это проявление слабости.

Тенел Ка легко спрыгнула на каменный пол, стукнув каблуками блестящих чешуйчатых сапожек. Она встряхнула руками, чтобы расслабить мышцы, взялась за трос, при помощи Силы отцепила крюк и ловко поймала его.

Девушка аккуратно свернула трос, подвесила его к поясу и обернулась. Лицо ее было, как всегда, предельно серьезно. Тенел Ка развязала кожаный шнурок и тряхнула головой, опять распустив по плечам рыжеватые пряди.

Одевалась Тенел Ка, как и другие датомирские женщины, в короткие облегающие одежды, сделанные из алых и изумрудных шкурок тамошних рептилий. Легкая безрукавка и шорты оставляли открытыми руки и ноги. Несмотря на это, Тенел Ка никогда не жаловалась ни на ссадины, ни на укусы насекомых, хотя проводила в джунглях кучу времени.

Джейсен с улыбкой помахал ей рукой. Она ответила легким кивком и, пробравшись между рядов, уселась на свободное сиденье рядом с Джейсеном.

— Приветствую, — солидно сказала Тенел Ка.

— Доброе утро, — ответила Джейна. Она улыбнулась юной амазонке, а та осталась серьезной и ответила ей холодным взглядом больших серых глаз. Это не было ни грубостью, ни обидой, — просто таков уж был ее характер. Тенел Ка улыбалась очень редко.

Джейсен пихнул ее локтем в бок и зашептал: — Послушай, Тепел Ка! Тебе понравится! Скажи, как называется тот, кто приносит обед ранкору?

Девушка озабоченно нахмурилась: — Не поняла.

— Это шутка такая, — заерзал Джейсен. — Ну, отгадывай!

— Ах, шутка, — кивнула Тенел Ка. — Мне что, смеяться?

— Будешь смеяться еще как, когда поймешь, в чем соль, — обнадежил ее Джейсен. — Ну, так как же называется тот, кто приносит обед ранкору?

— Не знаю, — помолчав, ответила Тенел Ка. Джейна готова была поспорить на сотню кредитов, что девушка даже не попыталась подумать.

— Закуска! — хихикнул Джейсен. Джейна фыркнула от смеха, но Тенел Ка осталась серьезной.

— Объясните, пожалуйста, что тут смешного… О, начинается лекция. Потом расскажете.

Джейсен с досады закатил глаза.

Едва Люк Скайуокер поднялся на кафедру, из турболифта выскочил взволнованный Рей-нар. Раскрасневшись и запыхавшись, он помчался по проходу посередине зала, разыскивая место поближе к первому ряду. Джейна заметила, что наряд на Рейнаре совсем другой, но не менее яркий. Наконец щеголь уселся и уставился на мастера-джедая, явно собираясь произвести на него хорошее впечатление.

Люк Скайуокер остановился на возвышении и оглядел разномастную толпу учеников. Его ясные глаза словно бы пронзили толпу. Все смолкли, как будто аудиторию накрыли теплым одеялом.

Люк по-прежнему выглядел мальчишкой, как на старых видеозаписях, но теперь в его тонкой фигуре чувствовалась спокойная сила, словно молния, запертая до поры до времени в алмазном сосуде. Люк прошел множество испытаний и неизменно выходил из них, обретя новую мощь. Он стал краеугольным камнем нового Ордена джедаев, призванного защищать Новую Республику от последних остатков затаившегося в галактике зла.

— Да пребудет с вами Сила, — негромкий голос Люка без труда достиг последнего ряда слушателей. При звуках этой знакомой фразы по телу Джейны пробежали мурашки. Джейсен снова улыбнулся. Тенел Ка выпрямилась от почтения.

— Как я вам уже много раз говорил, — начал Люк, — я не верю, что истинный джедай может так уж многому научиться в лекционном зале. Мне хотелось бы научить вас, как действовать, как что-то делать, а не только думать об этом. «Нельзя пытаться», — говорил Йода, один из моих учителей.

Рейнар в первом ряду поднял руку и даже пальцами пошевелил, чтобы привлечь внимание мастера. По залу прокатился еле слышный стон; Джейсен тяжко вздохнул, а Джейна навострила уши, — интересно же, что Рейнар ляпнет на сей раз!

— Мастер Скайуокер, — прогудел Рейнар, — я не понимаю, что это значит — «нельзя пытаться». Вам наверняка приходилось пытаться что-то делать и терпеть неудачу. Никому не удается делать все как надо с первого раза.

Люк посмотрел на него с пониманием и терпением. Джейна никогда не понимала, как дяде Люку удается сохранить самообладание под градом непрерывных вопросов Рейнара. Наверное, это и значит — быть настоящим мастером-джедаем.

— Я и не говорю, что у меня всегда все получалось, — сказал он. — Совершенных джедаев не бывает. Но иногда то, что у нас получается, может и не совпадать с тем, что мы собирались сделать. Поэтому надо сосредоточиваться на том, что удается сделать, а не на несбывшихся надеждах. И не на неудачах. Да, следует понимать, что не удалось, но в то же время видеть и собственные достижения.

Люк сцепил руки за спиной и стал ходить по возвышению скользящими шагами, не отрывая взгляда от вопросительно поднятого лица Рей-нара, но при этом у всех слушателей складывалось впечатление, что учитель и на них тоже смотрит и обращается к каждому в отдельности.

— Позвольте привести пример, — продолжал он. — Несколько лет назад у меня был блестящий ученик по имени Брэкисс. Он был не просто одаренным учеником, но обладал ревностной тягой к обучению и поразительными способностями к использованию Силы. К тому же он был добр, всегда готов прийти на помощь и прямо-таки зачарован всем, что бы я ему не говорил. А еще он был великий актер.

Люк глубоко вздохнул, воскрешая неприятные воспоминания.

— Вы же понимаете, — как только стало известно, что открывается академия для обучения рыцарей-джедаев, оставшиеся имперцы начали подсылать сюда в качестве учеников своих людей. Этого следует ожидать. Первых нескольких шпионов мне удалось разоблачить и выгнать — они были тупы и бездарны. А вот Брэкисс… Я понял, что он имперский шпион, в тот самый миг, когда юноша спустился по трапу и взглянул на джунгли Явина-4. Я так и чувствовал тень, скрытую под маской дружелюбия и рвения. Но Брэкисс был талантлив, действительно талантлив. А какаято его часть была испорчена — давным-давно. Словно гнилая сердцевина сочного плода.

— И вот я решил не прогонять его сразу, — снова вздохнул Люк, — а оставить здесь. Показать ему другие дороги. Исцелить его. Потому что если частичка добра осталась даже в сердце моего отца Дарта Вейдера, в юном Брэкиссе это было тем более вероятно. — Люк посмотрел в потолок и снова обернулся к слушателям.

— В общем, он пробыл тут несколько месяцев, и мне было особенно интересно учить его, направлять, подталкивать к светлой стороне Силы. Казалось, он раздумывает, смягчается… И тут выяснилось, что Брэкисс куда холоднее и хитроумней, чем я предполагал. На определенном этапе обучения я отправил его в виртуальную экспедицию. Он-то был уверен, что все происходит взаправду. Я устроил все так, что он вынужден был показать свое истинное лицо. Брэкиссу пришлось заглянуть внутрь себя и увидеть собственную сущность так, как не мог бы ее увидеть никто другой. Я-то надеялся, что это его исцелит, но ту битву Брэкисс проиграл. Может быть, он просто не был готов к встрече с тем, что обнаружил в себе. Это его сломало. Он сбежал с Явина-4 и, по всей видимости, отправился в Империю. А с ним и все то, чему я его научил.

Ученики ахнули. Джейна выпрямилась и встревожено покосилась на брата. Раньше она эту историю не слышала.

Рейнар было опять потянулся с вопросом, но тут Люк прищурился на него так, что неучтивый ученик вздрогнул и поспешно опустил руку — Я понимаю, о чем вы сейчас думаете, — снова заговорил Люк. — Вы думаете, что я попытался вернуть Брэкисса на светлую сторону и потерпел неудачу. Но — как я вам уже сказал несколько минут назад — мне пришлось взглянуть на эти события с точки зрения того, чего мне удалось достичь. Так вот, мне удалось продемонстрировать Брэкиссу симпатию и понимание. Мне удалось поведать ему тайны светлой стороны, не затронутые тем темным, чему он уже успел научиться. И мне удалось заставить его взглянуть в себя и осознать собственную испорченность. Это мне удалось. А дальше уже не мое дело, правда? Теперь решать Брэкиссу. И он и сейчас вправе принять то или иное решение.

Люк Скайуокер снова обвел взглядом учеников-джедаев. Джейне показалось, будто ее коснулась невидимая рука.

— Чтобы стать джедаем, надо принять очень много подобных решений, — улыбнулся Люк. — Некоторые из них кажутся простыми, но сопряжены с трудностями, другие — страшны и судьбоносны. Здесь, в Академии джедаев, я пытаюсь дать вам средства, с помощью которым будет легче принимать такие решения. Но сами дилеммы я вам предоставить не могу. Это — дело ваше.

Он хотел сказать что-то еще, но тут зазвучала пронзительная сирена — сигнал опасности.

Ардва-Дидва, маленький астродроид, которого Люк все время держал при себе, вкатился в лекционный зал, разразившись целым фонтаном непонятных электронных визгов и писков. Люк, однако, его понял и спрыгнул со сцепы.

— Что-то случилось на посадочной площадке! — сообщил он, бросаясь к турболифту. — Подумайте о том, что я вам рассказал, и ступайте упражняйтесь, — велел он напоследок.

Ученики растерялись.

Джейсен, Джейна и Тенел Ка переглянулись. Думали они об одном и том же: «Побежимка посмотрим, что там стряслось!»

3

Джейсен понял, что у других учеников родилась та же мысль. Они бросились вниз по винтовым лестницам и набились в турболифты. Между тем Тенел Ка схватила Джейсена за руку и потащила в противоположную сторону.

— Так быстрее получится, — деловито сказала она.

— Джейна, пошли!

Тенел Ка подбежала к каменной стене, изрезанной узкими окнами, проскользнув между двумя невысокими ящероподобными учениками, которые возбужденно переговаривались тоненьким свистом. Тенел Ка уже отцепила от пояса невесомый трос и подкинула на ладони крюк.

— Заберемся по стене, вылезем в окно и спустимся снаружи, — распорядилась Тенел Ка и ловко метнула крюк мускулистой рукой. Джейсен и Джейна направили его с помощью Силы, так что крюк надежно зацепился за покрытый мхом подоконник. Острые дюрастиловые наконечники вошли в трещину между камнями.

Тенел Ка обеими руками взялась за трос, натянула его и принялась карабкаться вверх. Она перебирала по гладкой каменной стене носками чешуйчатых сапожек, непостижимым образом находя, на что опереться.

Джейсен взялся за веревку следующим. Тенел Ка уже взобралась, ловкая, как змейка, по стене и поджидала их на подоконнике. Джей-сену лезть было далеко не так легко, и руки у него заболели. Приходилось прибегать к помощи Силы, подтягиваясь вверх и не давая ногам соскальзывать, а между тем Джейсену ужасно хотелось, чтобы Тенел Ка увидела, какой он сильный и ловкий. Наконец ему удалось вскарабкаться на подоконник и выбраться наружу, на широкий бурый карниз, оставленный древними строителями.

Джейсен протянул руку, чтобы помочь сестре вылезти из окна. Влажный воздух джунглей достигал самой вершины пирамиды, и камень снаружи, в отличие от прохладных сумрачных помещений храма, был горячий и липкий.

Близнецы не успели отдышаться, а Тенел Ка уже свернула трос и побежала по карнизу. Из-под ног у нее так и летели мелкие камешки, но опасность свалиться ничуть девушку не заботила.

— За угол, — скомандовала она, даже не запыхавшись. — Там быстрее.

Тенел Ка легко добежала до угла и остановилась, глядя вниз, на площадку, куда прибывали и откуда взлетали все корабли. Она так и застыла, словно воин перед схваткой с могучим противником.

Джейсен и Джейна, подоспев, в ужасе и изумлении глядели на то, что творилось перед храмом.

На площадку только что приземлилось потрепанное грузовое судно «Молниеотвод». Длинноволосый старый Пекхам, курьер, всегда доставлявший в академию припасы, стоял у открытого люка, совершенно оцепенев. Глаза у него округлились и побелели от ужаса. Вид был такой, как будто он даже кричать уже не может.

Глядел он на огромное неестественного вида чудище, выползшее из джунглей и тоже застывшее, злобно урча и словно бы выжидая, когда Пекхам сделает следующий ход.

— Это еще что такое? — ахнула Джейна, поглядев на брата так, будто тот и действительно мог ответить.

Джейсен прищурился на зверюгу. Размером она была с добрый транспортный челнок, массивное, почти кубическое тело покрывала свалявшаяся клочковатая шерсть и подпирали шесть колоннообразных ног, похожих на стволы древних деревьев. Здоровенная треугольная голова, напоминавшая звездный разрушитель, сидела прямо на плечах, безо всякой шеи, а на морде у этого кошмара была дюжина толстых гибких стебельков, на конце каждого из которых поблескивал круглый немигающий глазок. Из пасти торчали кривые клыки, длинные и на вид такие острые, что могли без труда пропороть обшивку песчаного краулера.

— В жизни такого не видел, — присвистнул Джейсен.

Тенел Ка угрюмо глянула на чудище.

— Вместе мы его одолеем, — провозгласила она. — За мной! — И принялась спускаться по уступчатой внешней стене храма.

Чудище вызывающе зарычало — так громко и страшно, что даже камни, казалось, поежились от страха. Три ученика-джедая ринулись вниз, стараясь не сорваться с уступов.

— Помогите! — закричал Пекхам. Голос у него дребезжал от ужаса.

Чудище между тем зашевелилось и повернулось, словно бы что-то заметив. Сердце у Джейсена екнуло — он подумал было, что зверюга почуяла их приближение. Но тут оказалось, что тварь смотрит на одинокую фигуру, показавшуюся из дверей храма и уверенно шагающую по подстриженной траве.

Люк Скайуокер был в обычном костюме джедая. Джейсен сначала подумал, что у него с собой световой меч, но руки Люка оставались свободны.

Люк смотрел на зверюгу не отрываясь. Чудище тоже уставилось на него дюжиной глазок на колышущихся стебельках.

Мастер-джедай шел на зверя так уверенно и спокойно, словно находился в трансе. Шаг, другой… Тварь ощетинилась, но не шелохнулась, лишь заревела так, что деревья пошатнулись. Птицы и мелкие зверюшки так и разбежались.

Воспользовавшись тем, что зверь отвлекся, Пекхам рухнул наземь и на четвереньках метнулся в недра корабля. Джейсен вздохнул с облегчением, когда его старый знакомец очутился под надежной защитой металлических стен.

Обнаружив, что добыча ускользнула, зверь заревел еще пуще. Но тут послышался странно спокойный и холодный голос Люка, совершенно не приглушенный расстоянием.

— Смотри сюда. Я здесь.

Тенел Ка одним махом перепрыгнула последние четыре уступа и, мягко спружинив, припала к земле. Джейсен и Джейна, покраснев и отдуваясь, плюхнулись рядом с ней. Все трое застыли, глядя, как Люк Скайуокер стоит перед чудовищем из джунглей. Оружия у них не было.

И тут совершенно неожиданно из грузового отсека «Молниеотвода» показался старый Пекхам. В руках у него была древняя бластерная винтовка.

— Сейчас я его, мастер Скайуокер! Только не двигайтесь! — он упал на одно колено и прицелился.

Однако Люк остановил его движением руки: — Не надо.

Оружие так и выпало из рук Пекхама. Старик в полном недоумении глядел, как Люк преспокойно идет к чудовищу — Это животное никому не желает зла, — тихо, но твердо сказал на ходу Люк, не отрывая взгляда от чудища. — Оно испугано и ошарашено. Оно не понимает, где находится и что мы тут делаем. — Он сделал глубокий вдох. — Нет нужды его убивать.

У Джейсена внутри все похолодело от невыносимого напряжения. Стебельки на морде твари вытянулись в сторону Люка, а три толстенные ноги переступили, как опоры имперского шагохода.

Зверюга опустила треугольную голову и помотала ею из стороны в сторону Острые клыки так и вспороли воздух. Тварь коротко хрюкнула от изумления.

Джейсен ахнул от ужаса и почувствовал, как Джейна рядом вся сжалась. Джейсену и самому много раз приходилось использовать Силу при встрече с разными животными в джунглях, но таких могучих чудищ, громадных глыб гнева и недоумения, ему еще не встречалось.

А Люк подошел к косматой рассерженной твари на расстояние вытянутой руки. Рядом со зверем он казался невероятно маленьким, но совершенно бесстрашным.

Пекхам у корабля так и стоял на одном колене. Винтовка лежала прямо перед ним, но старику и в голову не приходило его взять. Он переводил взгляд с чудища на Люка, на троих замерших учеников и на заросли, словно боясь, что оттуда вотвот покажется что-нибудь еще более жуткое.

Люк остановился перед кошмарной тварью и снова глубоко вздохнул. Он не шевелился. Зверь тоже не шевелился и грозно зарычал. Немигающие глаза уставились на противника узкими вертикальными зрачками.

Люк поднял руку ладонью вперед.

Зверь урчал и ждал, не двигаясь. Зловещие клыки замерли в метре от Люка.

В джунглях настала тишина. Ветер — и тот стих. Джейсен вдохнул и позабыл выдохнуть. Джейна стиснула его руку. Тенел Ка сощурила холодные серые глаза.

Тишина была такой всепоглощающей, что когда Люк наконец нарушил ее, его шепот прозвучал, как крик.

— Уходи, — велел Люк твари. — Тебе здесь ничего не нужно.

Зверь попятился, тяжело переставляя могучие ноги. Глазные стебельки в ярости хлестали воздух. А потом, издав пронзительный трубный вопль, тварь повернулась и двинулась в густой подлесок. Ломались ветви, гнулись деревья, а зверюга со всех ног неслась в неведомые глубины джунглей, горько сожалея, что покинула их.

Люк расслабился, словно спущенная тетива. Казалось, он едва сдерживается, чтобы не дрожать, и тут Джейсен, Джейна и Тепел Ка бросились к нему со всех ног.

— Дядя Люк!

Люк обернулся и с улыбкой посмотрел на троих друзей.

Старый Пекхам поднялся на ноги, сжимая в руках древнюю винтовку. Глаза у него блестели от сдерживаемых слез.

— Как вы его, а, мастер Скайуокер?! Я уж думал, вам конец, — у вас же оружия вовсе не было!

— Я всегда при оружии, — спокойно ответил Люк. — Со мной Сила.

— Эх, завидую я вам, дядя Люк, — признался Джейсен. — Это было просто здорово.

— Не завидуй, все у тебя получится, Джейсен, — улыбнулся Люк. — У тебя такие способности. Только учись.

Люк посмотрел в джунгли, откуда до сих пор слышался треск деревьев и хруст кустарника тварь спешила домой.

— Чего только нет в этих джунглях, — заметил Люк и снова обернулся к близнецам и Тенел Ка. Он кивнул в сторону корабля Пекхама, «Молниеотвода». Грузовой отсек по-прежнему был открыт, и в глубине виднелись ящики с припасами и снаряжением.

— Кажется, нашему общему другу господину Пекхаму выпал трудный день, — сказал он. — Еще столько всего надо выгрузить, а ему наверняка не терпится вернуться на орбиту, — там нет никаких чудовищ.

Старик отчаянно закивал, и Люк едва удержался от смеха.

— Считайте, что помощь в разгрузке — тоже упражнение для джедаев. И вообще у нас куча дел, потому что завтра ваш отец с Чубаккой привезут сюда новенького.

— Папа прилетит?! — заверещала Джейна. Чего же ты нам раньше не говорил?! — добавил Джейсен. Он был просто в восторге — ведь они с отцом не виделись целый месяц!

— Хотел сюрприз сделать. Он прилетит на «Тысячелетнем Соколе», но сначала им пришлось остановиться на планете Чубакки. Они уже вылетели с Кашиика и направляются сюда.

Юные джедаи в восторге кинулись разгружать корабль Пекхама. Это было не так-то просто, потому что пришлось в полной мере применять все их навыки по подниманию тяжестей с помощью Силы, но зато управиться удалось меньше чем за час. Джейна и Джейсен наперебой рассказывали Тенел Ка о славных подвигах Хана Соло. Джейна так и охнула, представив себе, сколько времени у них уйдет на то, чтобы привести свои комнаты в должный вид, — пока что пускать туда папу было просто стыдно.

И вот наконец потрепанный корабль взлетел в затянутое дымкой небо, направляясь к Явину.

Джейсен задумчиво улыбнулся, глядя на вытоптанную площадку. Следующим сюда приземлится «Тысячелетний Сокол»!

4

— Сюда, — сказала Джейна и ослабила ментальный захват огромного клубка проводов и проволоки. Клубок более или менее аккуратно улегся на верхнюю полку только что приведенного в порядок стеллажа с деталями. — Вот и хорошо, — добавила она с удовлетворенным кивком.

— Ну что, можно наконец пойти поесть? — взмолился Джейсен. — Мы тут полночи проторчали!

— Хочу, чтобы папе понравилось, — отрезала Джейна.

— Можно подумать, у него когда-нибудь бывает порядок! — рассмеялся Джейсен.

— М-да, кажется, я увлеклась, — ответила Джейна и тоже рассмеялась. — Время-то еще есть!

Джейсен фыркнул и поднялся с пола, где сидел рядом с сестрой. Он отряхнул пыль с комбинезона и пригладил длинными пальцами растрепанные темные кудри.

— Ну как я тебе?

Джейна критически подняла на него бровь.

— Сразу видно, всю ночь не спал. Джейсен побежал взглянуть в крошечное зеркальце, которое Джейна повесила над раковиной. Джейне стало ясно, что брату так же не терпится увидеть отца, как и ей самой.

— Да не, ничего, — утешила она Джейсена. — Хорошо, что ты разрешил мне вычесать травки и веточки. На вот, надень, — она вытащила из шкафчика у кровати новый комбинезон. — Хоть на человека будешь похож.

Джейсен убежал к себе переодеваться. Джейна тоже подошла к зеркальцу. Она презирала всяческое кокетство, но предпочитала держать себя в чистоте и порядке, как и свою комнату.

Джейна пригладила щеткой прямые темные волосы и уставилась на свое отражение в зеркале. А потом, глянув через плечо — не подсматривает ли брат, — зачесала волосы назад и не без труда заплела их в косу. Ни для посла, ни для какого-нибудь глупого сановника она нипочем не стала бы стараться, но ради отца. .. Оставалось только надеяться, что Джейсен не станет это комментировать.

Причесавшись, Джейна вышла в коридор и сунула голову в комнату брата.

— Ну что, покормил зверей? — спросила она.

— Давно уже, — тяжко вздохнул Джейсен, появляясь в свежем отглаженном комбинезоне. — Хоть кому-то удалось вовремя поесть.

Джейна все губы себе искусала, разглядывая небо в поисках искорки, которая знаменовала бы появление «Тысячелетнего Сокола». Они с братом стояли на краю посадочной площадки перед Академией джедаев, на том самом месте, откуда накануне появилось ужасное чудище. Короткая трава на площадке была местами вытоптана, а местами опалена из-за частых взлетов и посадок.

Джейна вдохнула утренний аромат мокрой зелени, витавший над джунглями. Листва шелестела и шепталась на ветру, доносившем всевозможное чириканье, щебет и писк, напоминавший близнецам о кипучей жизни под зелеными сводами леса.

Джейсен нетерпеливо переминался с ноги на ногу, сосредоточенно наморщив лоб. Джейна вздохнула. Ну почему если чего-то хочешь, то ждать приходится целую вечность, а если не хочешь, — наоборот, раз — и вот оно?

Словно почувствовав волнение сестры, Джейсен повернулся к ней с плутовской усмешечкой.

— Эй, Джейна, — спросил он, — а знаешь, почему СИД-истребители так пищат на лету? Джейна кивнула.

— Конечно. Потому что сдвоенный ионный двигатель продуцирует ударную волну. ..

— А вот и нет! Потому что скучают по кораблю-базе!

Джейна захихикала, радуясь, что удалось хотя бы ненадолго отвлечься. И тут вокруг раздался долгожданный гул, словно напряженное ожидание воплотилось в звуке.

— Гляди! — крикнула Джейна, указывая на серебристую звездочку, мелькнувшую над деревьями.

Звездочка блеснула и пропала, а затем, вздохнув наконец полной грудью, Джейна увидела, как по небу к площадке летит «Тысячелетний Сокол».

Знакомый тупоносый силуэт отцовского корабля на несколько мучительных мгновений, показавшихся вечностью, завис над их головами, а затем, включив репульсоры, мягко опустился и завис над землей прямо перед ними. Остывая, обшивка «Сокола» шипела и щелкала, а двигатели затихали. В нос ударил запах озона.

Джейна прекрасно знала, что на все процедуры, связанные с посадкой легкого кореллианского транспортного корабля, требуется определенное время, но сейчас ей ужасно хотелось, чтобы все это как-то ускорилось. Когда ей стало уже совсем невтерпеж, «Сокол» с глухим ударом сел на площадку.

А потом их отец слетел по трапу, обнял близнецов, гладил их по голове и прижимал к себе — сразу обоих, словно маленьких, хотя теперь это было не так-то просто.

Наконец Хан Соло отошел на шаг, чтобы как следует посмотреть на отпрысков.

— Ну что ж, — сказал он наконец со своей знаменитой кривоватой усмешкой. — Не считая вашей мамы, такой теплой встречи мне еще никто не устраивал.

— Папа, — укорил его Джейсен, — мы же еще ничего не устроили!

Отец рассмеялся, а Джейна улучила момент посмотреть на него и с облегчением заметила, что за месяц, который они провели вне дома, он ничуть не изменился. На Хане, как всегда, были просторные черные штаны и удобные ботинки, белая рубаха с открытым воротом и черный жилет — уютная и практичная одежда, которую он в шутку называл «рабочей формой». Привычно потрепанный «Сокол» тоже остался прежним.

— Ну как мы тебе, папа? — спросила Джейна. — Очень выросли?

— Ну раз уж ты спросила… — протянул Хан, снова оглядывая близнецов. — Ты, Джейсен, действительно вырос, — вроде даже сестру догнал. А ты, Джейна, — только не швыряй в меня монтировкой! — страх как похорошела за этот месяц.

Джейна неженственно фыркнула, чтобы показать, что презирает всяческие комплименты, но в глубине души была польщена.

Из глубины корабля послышался громкий гулкий рев, так что Джейне не пришлось выдумывать, что бы такое ответить. По трапу прогрохотали тяжелые шаги, и могучие мохнатые лапы подбросили Джейну в воздух.

— Ай, Чуй! — взвизгнула она. — Я уже не маленькая! — Великан-вуки поймал ее и пoставил на землю, и Джейна рассмеялась. Когда Чубакка повторил ритуал приветствия, подбросив ее брата, Джейна наконец произнесла то, о чем думали близнецы.

— Здорово, что ты приехал, папа! Только почему тебя сюда занесло?

— Вот-вот, — кивнул Джейсен. — Неужели это мама тебя послала, чтобы проверить, не забываем ли мы менять носки? Не может быть!

— Еще чего! — расхохотался отец. — Мы с Чубаккой прилетели в ваши края, потому что наш друг Лэндо Калриссиан открывает новое предприятие.

Джейна всегда питала слабость к сногсшибательному брюнету Лэндо, но достаточно его знала, чтобы понимать, как легко ее названый дядюшка впутывается во всякого рода финансовые авантюры. Она подняла руку, чтобы прервать отца.

— Дай я сама догадаюсь. Он… он открывает на своей космической станции новое казино и попросил тебя доставить ему полный корабль карт для игры в сабакк…

— Да нет же! Дай я скажу! — встрял Джейсен. — Он открывает ранчо по разведению нерфов и хочет, чтобы ты помог ему построить ферму…

На это уже Чубакка, откинув голову, разразился хохотом вуки.

— Опять мимо, — покачал головой Хан Соло. — Лэндо собирается добывать самоцветы в атмосфере газового гиганта. — Он махнул рукой в сторону нависшего в небе оранжевого шара Явина. — Просил нас прилететь и помочь все наладить.

Бластеры-шмастеры! — расстроился Джейсен. — Я бы сам догадался! Пап, а дядя Люк еще про кого-то новенького говорил…

Из глубины «Сокола» снова послышался рык вуки. Чубакка повернулся и пошел вверх по трапу.

— Что это? — удивилась Джейна.

— Забыл сказать, — ответил Хан. — Когда Люк узнал, что мы все равно сюда прилетим, он попросил нас заглянуть на планету Чуи, Кашиик, и прихватить очередного джедая-кандидата. Он будет с вами учиться.

При этих словах Чубакка спрыгнул с трапа, а за ним шел маленький вуки, который тем не менее был заметно выше Джейсена и Джейны. Мех у юного вуки был густой и рыжеватый, а вверх от левого глаза через затылок и по середине спины шла приметная черная полоса шириной в руку Джейны. На нем был только пояс, сплетенный из какого-то незнакомого блестящего волокна.

— Детки, это племянник Чуи, его зовут Лоубакка. Прошу любить и жаловать. Лоубакка, это мои дети Джейсен и Джейна.

Лоубакка поклонился и проурчал вукианское приветствие. Он казался тощим даже по меркам вуки, а лапы и ноги у него были длинные и неуклюжие. Юный вуки явно волновался. Чубакка пролаял какой-то вопрос и показал могучей лапой в сторону храма.

— Само собой, — кивнул Хан. — Веди его к Люку прямо сейчас. У детей еще будет время познакомиться.

Вуки поспешили на поиски Люка, а Хан, сказав близнецам, что припас им коечто, снова нырнул в «Сокол». Вскоре он вернулся с целой охапкой каких-то свертков и всякой зелени.

— Во-первых, — сообщил он, вручая каждому по диску с записью, — вот вам каждому по голографическому письмецу от мамы. Вот еще одно — от малыша Энакина. Ему не терпится поскорее прилететь сюда.

Джейна повертела в руках блестящие диски. Ей не терпелось поскорее их просмотреть, но пришлось до поры до времени спрятать послания в карман комбинезона.

— А вот… — Хан протянул детям букет пышных разлапистых ветвей, усаженных белыми и фиолетовыми звездочками цветов.

— Ой, папа, ты не забыл! — Джейсен так и запрыгал от восторга. — Моя древесная ящерка их просто обожает! Дам ей прямо сейчас! Я скоро вернусь, пап! — Он ухватил букет и помчался к Великому Храму.

Джейна осталась с отцом. Она выжидательно глядела на последний массивный сверток. Хан поставил его на траву и отошел в сторону, предоставив Джейне самой развернуть подарок.

— Здорово ты его упаковал, — с улыбкой заметила она.

— А мне самому-то сколько удовольствия, — развел руками Хан.

Сняв последнюю обертку, Джейна так и задохнулась от восхищения. Она подняла глаза на отца. Тот с безразличным видом пожал плечами и усмехнулся.

— Это же гипердвигатель!

— Понимаешь, он не работает, — объяснил отец. — Старье. Я его снял со старого имперского челнока типа «дельта», который разобрали на Корусанте.

Джейна с удовольствием вспомнила славные времена, когда помогала отцу чинить «Сокол», чтобы довести его до идеального состояния, — по крайней мере, по возможности.

— Ой, пап, какой чудный подарок! — воскликнула она, вскакивая и повисая у отца на шее. Джейна чувствовала, что, несмотря на деланное безразличие, отец очень рад, что подарок ей понравился, и даже несколько смущен.

Хан взглянул на нее сверху вниз, подняв бровь.

— У меня на корабле найдется еще парочка деталей. Поможешь вытащить сюда — папочка покажет, что из них можно сделать.

Джейна вприпрыжку кинулась за ним на корабль.

5

В следующий раз встретиться с отцом, Чубаккой и его племянником Лоубаккой близнецам удалось лишь поздним утром. Джейсен и Джейна провели несколько часов на лекциях и тренировках, управились с ежедневными обязанностями и вернулись к себе, когда трое гостей как раз выходили из пустовавшей ранее комнаты.

— Привет! — крикнул Джейсен Лоубакке. Сестра подбежала следом. — Ты не очень устал? Тогда давай я покажу тебе мою комнату! У меня там такие звери — ого-го! Я их в джунглях наловил, а Джейна им чудные клетки сделала — слушай, это надо видеть! И у Джейны тоже страшно интересно! Она собирает всякие сломанные машины, а потом делает из них разные разности… — Джейсен выпалил это все единым духом.

Лоубакка глядел на мальчика сверху вниз, а Джейсен все тараторил: — А зверей ты любишь? А машины? А ты кого-нибудь привез с Кашиика? А…

Хан умудрился вклиниться в неиссякаемый поток вопросов.

— Малыш, успеешь еще поболтать! Мы все утро разговаривали с Люком, а теперь помогаем Лоубакке устроиться в комнате. Хотите поводить его по академии и все показать? Сейчас вы наверняка знаете тут все лучше нас с Чуи.

— С удовольствием! — Джейна даже не стала дослушивать вопрос.

— Мы экскурсоводы что надо, — приосанился Джейсен. — Мы сюда первый раз прибыли когда нам было два годика. — И он кривовато усмехнулся — когда Джейсен так делал, мама всегда говорила, что он похож на отца.

Лоубакка вопросительно зарычал.

— Он спрашивает, сколько раз вам приходилось водить такие экскурсии, — перевел Хан.

— Ну… — Джейсен начал краснеть. — Официально, конечно, не… а вот если.. . — Он умолк.

— Он хочет сказать, — объяснила Джейна, — что это в первый раз.

Лоубакка с дядей обменялись взглядами. Чубакка махнул в сторону коридора бурой мохнатой лапой и коротко рявкнул.

— Отлично, — согласился Хан. — Идем.

Близнецы провели экскурсантов по растрескавшимся замшелым ступеням на лужайку перед Великим Храмом. Джейсену страшно хотелось оправдать самые смелые ожидания гостей и рассказать о каждом уступе гигантской пирамиды.

— На самом верху у нас наблюдательный пункт, оттуда здорово видно планету Явин. Можно, конечно, забраться на высоченное дерево массасси, — усмехнулся он. — На верхнем этаже всего одно помещение — большой лекционный зал. Там несколько тысяч мест, представляете?

— Там дядя Люк… ну, мастер Скайуокер… читает всем лекции, — объяснила Джейна.

Джейсен принялся рассказывать о том, что в последние годы нижние этажи храма перестроили. Прямо под большим лекционным залом разместились комнаты для всех, кто жил при академии, — учеников, преподавателей и самого мастера Скайуокера, — а также кладовые, помещения для медитаций и свободные комнаты для гостей и важных посетителей.

Нижний, самый большой этаж академии занимали центр связи, компьютеры, залы заседаний, администрация и общие кухни и столовые. Был там и стратегический центр, или Военная Комната, как ее называли в те дни, когда в храме была секретная база Альянса. Под землей, совершенно скрытые от глаз, находились гигантские ангары с космическими челноками, спидерами, истребителями и прочими кораблями.

С двух сторон Великого Храма, вдоль посадочной площадки, текли широкие реки, а за ними раскинулись пышные неизведанные Джунгли четвертого спутника Явина.

— Эти храмы строили массасси — таинственная древняя раса. В джунглях на самом деле полно всяких построек, — рассказывал Джейсен. — От некоторых остались одни развалины, — вон, например, Дворец вуламандры на том берегу.

Он показал гостям и электростанцию у главного храма — длинный ряд нанизанных на одну ось колес с лопастями, диаметр каждого вдвое больше роста самого Джейсена.

— Так что получается, — сказала Джейна, приходи на помощь выдохшемуся брату, — что у академии есть своя электростанция, реки и джунгли, так что мы можем обойтись вовсе без посторонней помощи. А теперь пошли внутрь.

Экскурсия продолжилась в комнатах близнецов, где Джейсен и Джейна, к своему удовольствию, похвастались перед отцом и гостями-вуки драгоценными зверями и затейливыми механизмами из старых деталей. Хан Соло так и сиял от отцовской гордости. Лоубакка отнесся к зверинцу Джейсена с уважительным, хотя и несколько сдержанным интересом.

Когда компания перешла в комнату Джейны, Джейсен быстренько сунул на место хрустальную змейку — не мог же он ей не похвалиться — и бросился следом. И сразу увидел, что Лоубакка увлеченно изучает нечто с торчащими проводками и детальками, разложенное по полу. Электроника явно интересовала его куда больше, чем фауна джунглей, — А, так ты тоже любишь всякие машинки, правда, Чуи… извини, Лоубакка? — спросила Джейна, пристроившись рядом с мохнатым вуки.

Великан выразил свое восхищение таким взрывом рыка, урчания и рева, что Джейсену оставалось только догадываться, как простой вопрос из разряда «да или нет» может вызвать подобную бурю эмоций.

Отец, как обычно, все перевел.

— Во-первых, Лоубакка будет очень рад, если вы в знак дружбы будете называть его Лоуи.

Джейсен с радостью согласился: — Лоуи? Ничего, симпатично.

— А все прочее… Честно говоря, я не все уловил. Он сам не свой от компьютеров.

Джейна погладила юного вуки по плечу.

— Тогда мы сработаемся, Лоуи. Лоубакка одобрительно фыркнул, а Джейна вдруг озабоченно нахмурилась: — Слушай, пап, ведь Лоуи знает наш язык и прекрасно нас понимает. Как Чуи. Но мы-то его не понимаем. Ты сам говорил, что учил язык вуки много лет и так толком и не выучил. Как же он будет тут жить — ведь никто в Академии джедаев его не поймет?

— Ой, сейчас кое-что покажем, — Хан потер руки. — Си-Трипио и Чуи такую штуковину сработали — загляденье!

Чубакка извлек откуда-то сияющий металлический предмет. Серебристая овальная машинка была величиной чуть больше ладони Лоуи и толщиной в четыре пальца, плоская с одной стороны и выпуклая с другой. Она походила на лицо с двумя желтыми оптическими сенсорами ближе к верху, более или менее треугольным выступом посередине и сеточкой внизу — Джейсен решил, что это динамик.

Чубакка подкрутил что-то на задней стороне устройства, и желтые глазки так и загорелись. Из динамика послышался тоненький металлический голос, старательно выговаривающий слова: — Приветствую вас. Я — миниатюрный дроид-переводчик, меня зовут Эм Тиди. Специализируюсь на диалогах между вуки и людьми. Я владею навыками шести способов коммуникации. Первичная программа позволяет переводить с языка вуки на гуманоидные языки. Машинка помолчала и добавила: — Чем могу служить?

— Вот это да! — засмеялся Джейсен.

— Как похоже на Трипио! — обрадовалась Джейна.

— Да уж, похоже, — отозвался ее отец, снова кривовато усмехнувшись. Он рассеянно потер пальцем под воротником. — На мой неискушенный вкус, даже слишком. Но поскольку это он программировал Эм Тиди, ничего тут не поделаешь. — Хан виновато пожал плечами. — Ладно, детки, испытайте его за обедом, хорошо? Нам с Чубаккой еще надо кое-что обсудить с Люком. «Сокол» стартует днем. Полетим к Лэндо, посмотрим, как там его самоцветы.

Ученическая столовая, она же зал собраний, была обставлена деревянными столами самой разной высоты. Сиденья — стулья, кресла, скамьи, насесты, гнезда, подушки, табуреты — были приспособлены для разнообразной анатомии и обычаев людей и представителей других рас.

Растениеподобные ученики отправились на залитые ярким солнцем ступени Храма, чтобы впитать свет белого светила и подкрепить себя минералами. А в столовой разместились десятки самых разных существ. Для каждого была приготовлена еда, сообразная его биологии и привычкам.

Джейсен продолжал трещать о древних храмах массасси, а Джейна нашла свободный стол в дальнем конце зала — там стояло подходящее для Лоубакки кресло. Пока что Джейсену удалось добиться от юного вуки лишь нескольких кивков и жестов, — тот был очень задумчив и поглощен струящимися отовсюду запахами и звуками.

Джейсену не терпелось нормально поговорить с новым соучеником, и он ломал себе голову, выдумывая хороший вопрос. «Ну что, Лоуи, чего тебе не хватает, чтобы обустроиться?» Как-то глупо. Может быть, спросить, сколько ему лет? Да нет, ответ будет совсем короткий, к тому же утром отец говорил, что юному вуки девятнадцать — по стандартам его планеты, он был еще подросток. Лучше вот как: «Лоуи как ты понял, что хочешь стать джедаем?» Ага!

Но не успел он задать вопрос, как на соседний стул уселась Тенел Ка — как всегда, стремительная и серьезная.

— Новенький, — заключила она, оглядев Лоубакку в упор, как это было у нее в обычае.

— Лоуи, — представил ее Джейсен, — наша подруга Тенел Ка с планеты Датомир.

— А это, — Джейна начала церемонию представления на своей стороне стола, — Лоубакка, племянник Чубакки, с Кашиика, планеты вуки.

Тенел Ка учтиво привстала и наклонила голову. На лицо упали пряди золотисто-рыжих волос.

— Приветствую тебя, Лоубакка с Кашиика, провозгласила она и села обратно. Лоубакк кивнул ей в ответ и трижды коротко рыкнул.

Джейсен выжидательно взглянул на машинку-переводчика, прицепленную к поясу Лоубакки, но ничего не произошло.

— Ну? — поторопила Джейна дроида. — Ты будешь переводить, Эм Тиди?

— Ах, госпожа Джейна, извините великодушно! — взволнованно ответил механический голосок. — О, какой кошмар! Я был создан для того, чтобы переводить господину Лоубакке, и подвел его! Но я заверяю вас, дамы и господа, что с этой минуты я буду стремиться делать все переводы сколь возможно быстро и изящно…

Лоубакка прервал излияния переводчика резким лаем.

— Ах, переводить? — ответил малютка-дроид. — Что переводить? О! О, понимаю. Да. Немедленно. — Эм Тиди издал такой звук, как будто откашлялся, и начал: — Господин Лоубакка говорит: «Пусть ни разу не взойдут ни солнце утром, ни луна ночью без того, чтобы осиять нашу с вами встречу, и я почту за великую честь видеть вас и пребывать в вашем обществе, как в этот светлый миг».

Джейна закатила глаза, Джейсен недоверчиво замотал головой, а Тенел Ка осталась совершенно бесстрастной.

Краем глаза Джейсен заметил за одним из столов злосчастного Рейнара: сверкая попугайским нарядом, тот косился на них и хихикал. Автоматические сервировщики принялись разносить подносы с едой.

Лоуи что-то проурчал, глядя прямо в оптические сенсоры крошки-дроида.

— Ну хорошо, пусть я несколько приукрасил вашу речь, — что из того? — с выражением оскорбленного достоинства пищал дроид. Между тем на столе перед вуки оказалась большая миска дымящегося кроваво-красного мяса. — Мне хотелось представить вас в более цивилизованном свете!

Угрожающий рык Лоубакки не оставил никаких сомнений в том, что благодарности к дроиду он не испытывал.

— Ну хорошо, — уступил Эм Тиди. — Вероятно, лучше будет передать слова господина Лоубакки следующим образом: «Никогда еще солнце не сияло для бедного вуки столь ярко, как в день нашей встречи».

Джейна передала брату через стол кружку ароматного бульона. Джейсен вопросительно глянул на Лоуи, а тот снова что-то проурчал.

— Что ж, пусть будет по-вашему, — надменно сказал дроид, заметно понизив голос. — Смею вас заверить, мой вариант перевода отличался куда большим изяществом. Гхм. На самом деле господин Лоубакка сказал следующее: «Очень рад с вами познакомиться».

Вуки удовлетворенно рявкнул, а Тенел Ка сурово, словно не слышала прежних вариантов, отозвалась: — Радость была обоюдной, Лоубакка.

Автоматический сервировщик двинулся к соседнему столу, за которым сидел Рейнар, но тут Тенел Ка протянула руку и ловко ухватила с подноса последний кувшин свежевыжатого сока. Разлив густую рубиновую жидкость по чашкам, она со стуком утвердила кувшин посередине стола.

— Джейсен и Джейна — мои друзья. Я предлагаю дружбу и тебе, Лоубакка с Кашиика.

Вуки помедлил, явно не зная, как поступить. Джейна сунула ему чашку. Джейсен поднял свою и провозгласил: — За дружбу.

— За дружбу, — отозвалась Джейна.

Лоуи кивнул и поднял чашку, а потом откинул голову и зарычал так, что все обернулись.

В наступившей тишине послышался голосок Эм Тиди.

— Господин Лоубакка с признательностью принимает ваше предложение дружбы и отвечает вам тем же.

К великому удивлению собравшихся, Лоубакка его не поправил.

— Принято, — сообщила Тенел Ка, отхлебнув из чашки. Когда все сделали то же самое, она подвела итог: — Теперь мы друзья.

— Это значит, что ты можешь называть его Лоуи, — сказала Джейна.

Тенел Ка ненадолго задумалась.

— В знак почтения я буду называть его полным именем, — решила она.

За соседним столиком сидели три рептилии-ча'а: они неподвижным взглядом — хищники как-никак — глядели на целый поднос трепещущих теплых яиц. Дождавшись, когда яйца треснут, ча'а выхватывали из скорлупы ярко-розовых пушистых птенцов.

Два птицеподобных создания щебетали над блюдом голубых извивающихся щетинистых нитей — аппетитных клейких гусениц, которых они по одной втягивали длинными тонкими клювами.

Джейсен прихлебывал бульон и обдумывал, что бы такое сказать Тенел Ка и как завязать беседу с Лоуи, и тут заметил, что по полу к соседнему столику что-то ползет. Стеклянный блеск. Тоненькое шипение.

Сердце Джейсена так и екнуло. А запер ли он клетку с хрустальной змейкой, когда показывал отцу и гостям-вуки своих питомцев?

— Эй, — окликнул их Рейнар. От блеска его наряда у Джейсена зарябило в глазах, — Сок верните, а? — с помощью Силы Рейнар стянул со стола кувшин и по воздуху понес его к себе. — В другой раз будьте любезны не брать чужое без спросу! — он откинулся на стуле и с самодовольной усмешкой скрестил руки на груди.

Тут на спинку змейки упал луч света, и Джейсен ясно разглядел ее. Рептилия взобралась к Рейнару на колени и угрожающе зашипела, качая треугольной головкой прямо у его лица.

Увидев ее, Рейнар вскрикнул, утратил контроль над Силой, и кувшин, покачнувшись, упал. Густой красный сок залил нарядные одежды.

Джейсен вскочил и кинулся к нему, чтобы поскорее схватить змейку, пока она не натворила еще чего-нибудь. Он толкнул Рейнара, чтобы поймать змейку, а Рейнар, решив, что его обложили со всех сторон, завопил во всю мощь своих легких и принялся отбиваться.

Джейсен продолжал напирать, и в результате стол опрокинулся. Во все стороны полетели коричневые брызги сладкого десерта, кувшины с напитками и прочая еда. Соседи Рейнара в мгновение ока оказались испачканы с головы до ног.

Тенел Ка, не разобравшись в том, что происходит, кинулась на помощь другу, выплеснув на приятелей Рейнара остававшийся в кружке Джейсена бульон, и тут Рейнар, охваченный жаждой мести, кинулся в бой на новом фронте.

В голову Джейне полетело блюдо медовой лапши, но она вовремя уклонилась. В результате лапша облепила жесткий белый мех талза — медведеподобного создания, пропевшего раздосадованную мелодию. При виде белого гиганта с лапшой на ушах Джейна расхохоталась.

Хрустальная змейка тем временем ловко выскользнула из кулака Джейсена. Джейсен завопил, как резаный, и оставив в покое яростно извивающегося Рейнара, на четвереньках помчался под столами в погоню за беглянкой. Едва не свернув еще один столик, он почти настиг ее и уже ощутил под пальцами сухую гладкую чешую, но змейка снова ускользнула.

На помощь пришел Лоуи. Столик, за которым сидели птицеподобные, полетел на пол, раздался протестующий щебет, голубые щетинистые гусеницы поползли кто куда. Взметнулись цветные перья, и обиженные ученики кинулись в битву.

По воздуху носилась разнообразная еда — кто-то поддерживал ее в воздухе с помощью джедайских умений, кто-то просто бросался. Ученики покатывались от хохота, радуясь случаю расслабиться после занудных занятий и необходимой для них глубокой концентрации. В лицо рептилиям-ча'а полетели тушеные листья, жестоко прервав их хищнические восторги. Все трое мгновенно развернулись и приняли боевую стойку спина к спине, сверкая глазами и грозно шипя. Молочно-белые яйца на подносе между тем продолжали трескаться, и розовые пушистые птенцы вовсю пользовались блестящей возможностью сбежать подобру-поздорову.

Лоуи издал рокочущий рев, и Эм Тиди встревожено запищал: — Ничего не вижу, господин Лоубакка! Что-то съедобное для вас залепило мне оптические сенсоры! Будьте так любезны, почистите их!

В столовую вкатился Ардва-Дидва. Он испустил долгий электронный вопль, но никто его не услышал из-за громового хохота, грохота и плеска. Не успел Ардва выкатиться за дверь, как о его округлую верхушку разбился поднос с кремовыми пирожными. Астродроид пискнул и поспешил исчезнуть.

Хрустальная змейка устремилась к изрезанной трещинами каменной стене. Джейсен сделал отчаянный рывок. Он шлепнулся на живот, вытянул руку и ухватил заостренный хвост. Змейка в бешенстве повернула голову и сделала молниеносный выпад, щелкнув ядовитыми зубами, готовая вцепиться Джейсену в руку. Но Джейсен с помощью Силы сумел достучаться до крошечного мозга рептилии.

— А ну, не смей! — крикнул он.

Змейка замерла, и Джейсен ловко перехватил ее за шею и поднял в воздух. Длинное прозрачное тело яростно извивалось. Джейсен обвил его вокруг запястья, посылая успокаивающие сигналы. Затем поднялся, улыбаясь.

— Поймал! — воскликнул он. И тут сразу три спелых фрукта разбились о его лицо и грудь. Джейсен оказался весь в сочной бордовой мякоти. Он принялся отплевываться, фыркая, хохоча и не забывая крепко держать змейку за шею.

— Прекратите! — раздался у входа в столовую громовой голос.

Все замерло, словно остановилось время. Даже летевшая еда так и зависла в воздухе; капельки жидкости застыли над столами. Слышно было только пыхтение учеников.

В дверях стоял мастер Люк Скайуокер. Он с суровым видом обозревал царившее в столовой безобразие. Джейсен, приглядевшись, прочел на лице дяди скрытое под маской гнева тихое веселье.

— Ну что? — печально сказал Люк. — Долго искали Силе лучшее применение, да так и не нашли? — Он обвел рукой зависшую в воздухе еду и повернулся, чтобы уйти, — и тут-то на лице у него прорезалась сдерживаемая улыбка. — Так я вам подскажу: приберите-ка все это с помощью ваших умений. — Он хлопнул в ладоши, и тарелки, миски, чашки, блюда, фрукты, десерты и прочие деликатесы лавиной посыпались на пол. Всех обрызгало вкусным и липким с ног до головы.

Джейсен оглядел поле славной битвы. Не выпуская змейку, он смахнул с носа кусочек сахарной глазури.

Прочие ученики, исподтишка хихикая от облегчения, взялись за уборку.

6

Душный влажный воздух пронзали косые предвечерние лучи. Лоубакка провожал дядю и Хана Соло на «Тысячелетний Сокол». Рядом щебетали близнецы Соло: тропическая духота была им нипочем. Однако Лоуи чувствовал напряжение в их голосах: они будут скучать по отцу ничуть не меньше, чем он по Чубакке, матери и прочей оставшейся на Кашиике родне.

Золотые глаза Лоубакки беспокойно обежали площадку перед Великим Храмом. Ему не нравились открытые пространства на поверхности планеты. Дома все города были построены на толстых ветвях могучих сплетенных деревьев. Даже самые храбрые вуки редко отваживались спускаться в негостеприимный лес, не говоря уже о его корнях, где таились неисчислимые опасности.

Высота для Лоубакки означала цивилизацию, удобство, безопасность, дом. И хотя громадные деревья массасси раз в двадцать превосходили высотой все другие растения на Явине-4, по сравнению с деревьями на Кашиике они были не более чем подлеском. Похоже, на этом крошечном спутнике для Лоубакки не найдется достаточно высокого места.

Лоуи так задумался, что не заметил, как они дошли до «Тысячелетнего Сокола».

— Во время войны обычно не до технического осмотра, — заметил Хан Соло, — но вообще-то пренебрегать им не следует. — Он обернулся и ласково улыбнулся всей троице. — Вот что, детки, если вы сейчас не слишком заняты, помогите-ка нам с Чуи с предполетной проверкой, — Ура! — обрадовалась Джейна. Джейсен просто не успел ничего сказать. — Чур, гипердвигатель мой! — Она кинулась вверх по трапу, приостановившись лишь на миг, чтобы, подпрыгнув, поцеловать отца в щеку. — Спасибо, папочка! Ты лучше всех!

Хан Соло так обрадовался, что довольно долго не мог вспомнить о делах. Потом тряхнул головой.

— Ну, какие будут пожелания? — он посмотрел на Лоуи, который после секундного размышления прорычал ответ.

Хотя Хан Соло, конечно, прекрасно понял юного вуки, прилежный переводчик оказался тут как тут.

— Господин Лоубакка выражает желание осмотреть компьютерные системы, чтобы послать их куда следует.

Хан покосился на Чубакку.

— Вроде бы ты говорил, что превосходно его отладил, — сказал он без всякого выражения, кивнув на Эм Тиди. — По-моему, его надо срочно подстроить.

Чубакка красноречиво пожал плечами и привел в действие аварийный алгоритм номер один — стиснул серебряный овал в громадном кулаке и хорошенько потряс, пока внутри у дроида не зазвенело.

— Ох! Ох! — заверещало устройство. — Сознаюсь, вероятно, надо было перевести точнее… Э-ммм… Господин Лоубакка выражает желание произвести предстартовую проверку навигационной системы.

— Отлично, малыш, — одобрил Хан Соло, оживленно потирая руки. — Джейсен, тогда на твоей совести будет обшивка; кстати, проверь, не поселился ли кто в соплах за последнюю пару часов. Я начну с системы жизнеобеспечения. Чуи, проверь-ка грузовой шлюз.

Последние слова Хан произнес, чуть вздернув подбородок и подмигнув: Лоубакка сразу понял, что это был какой-то особенный знак старшему вуки, но не знал, какой именно. Он огорченно подумал, что никогда не будет понимать людей так же здорово, как дядя.

Проверять навигационный компьютер было одно удовольствие. Лоуи дважды проделал все операции по предполетному регламенту — не потому, что боялся что-то пропустить, а потому, что чувствовал себя дома в двух местах: на вершине дерева и перед монитором.

Завершив второй проход, Лоуи отправился искать Хана Соло. Тот уже закончил проверять системы жизнеобеспечения и теперь возился с аварийным генератором. Увидев Лоубакку, Хан вытер руки замасленной тряпкой, отшвырнул ее и поднял палец, словно бы его осенила блестящая мысль.

— Иди-ка помоги дядюшке в грузовом отсеке, а я пока тут все доделаю. — Разбойничья усмешка была даже более кривой, чем обычно.

Лоубакка никак не мог понять, что означает эта улыбочка и почему так уж нужно помогать дяде проверить грузы. Попробуй пойми этих людей. Он пожал плечами и направился в грузовой отсек.

— Простите, господин Лоубакка, — запищал Эм Тиди, — но ведь в ближайшее время вам не понадобятся мои услуги?

Лоубакка отрицательно рявкнул.

— Отлично, сэр, — обрадовался Эм Тиди. — Тогда, с вашего позволения, я ненадолго отключусь. Если вам понадобятся мои услуги, прошу вас, не замедлите прервать программу отдыха.

Лоуи заверил Эм Тиди, что тот первым узнает, если ему что-нибудь понадобится.

Его дядя шагал вдоль рядов ящиков и свертков, проверяя, хорошо ли они закреплены. Похоже, Лэндо Калриссиану для добычи самоцветов требовалась просто уйма всякой всячины.

Несмотря на тесноту грузового отсека, Лоуи вздохнул, радуясь знакомым запахам топлива, разогретого металла, смазки, разнообразного космического провианта и пота вуки — запахам, пробуждавшим в нем тоску по древесным городам Кашиика. В Академии джедаев у него не будет ни компьютеров, ни механических устройств — кроме, конечно, Эм Тиди. Придется утешаться, забираясь время от времени на деревья и вспоминая там о доме.

Возможно, придется это проделать, как только «Сокол» улетит, но пока что у юного вуки была куча дел.

Он спросил дядю, чем помочь, и принялся проверять защитную сетку на какихто мешках, которые указал ему Чубакка. Оказалось, что и ремни, и сетка закреплены слишком свободно, да и ткань, в которую был завернут груз, тоже, — настолько свободно, что стоило Лоубакке приняться за работу, как упаковка съехала полностью. Лоубакка, разинув от изумления рот, отошел на шаг, чтобы как следует рассмотреть случайную находку.

Не узнать разобранный на несколько крупных блоков аэроспидер было невозможно. Это была старая модель — скайхоппер Т-23. Панель управления у него была почти такая же, как и у Х-крылого истребителя, но у этого корабля имелись трехгранные крылья, пассажирское кресло и крошечный грузовой отсек позади кабины. Серебристо-синий корпус был помят и местами заржавел, но двигатель, видневшийся между крыльями, похоже, еще годился в дело.

Лоуи обернулся и поймал на себе выжидательный взгляд дяди. Он очень удивился, когда дядя спросил, что он думает об этой машине.

Скайхоплер был очень хорош — небольшой, прекрасно продуманный. Собрать его было делом нескольких минут. Лоуи похвалил несколько старомодные очертания корпуса и позволил себе сделать некоторые предположения о предельной дальности полета и маневренности. Конечно, бортовой компьютер нуждается в переустановке системы, а над обшивкой еще работать и работать, но это ерунда. Вмятины и царапины на обшивке только придавали машине обаяния.

С удовлетворенным урчанием Чубакка распростер объятия и потряс племянника сообщением, что Т-23 — это прощальный дар. Соберешь — и он твой.

Лоубакка вместе с Джейсеном и Джейной стоял на посадочной площадке и махал лапой вслед «Тысячелетнему Соколу». Позади объятия, благодарности и просьбы о приветах и поклонах.

«Тысячелетний Сокол» миновал вершины деревьев и взлетел в голубое небо, а три ученика-джедая все махали руками, задумчиво глядя вслед кораблю.

Наконец Джейна вздохнула и опустила голову.

— Ну что, Лоуи, — спросила она, потирая руки в предвкушении интересного дела, — помочь тебе поставить эту железяку на крыло?

Лоуи благодарно кивнул. Он понимал, что Джейна хотя и моложе, но куда опытней в обращении с корабельными двигателями.

Следующие несколько часов они провели, подготавливая Т-23 к первому полету над Явином-4. Джейсен болтался рядом, отпуская шуточки, которых Лоуи не понимал, и, поднося двум ревностным ремонтникам всякие инструменты. Джейна так и сияла, радуясь случаю показать, как здорово она знает спидеры, устройство их двигателей и конкретно модель Т-23.

Когда работа была наконец завершена и Лоубакка забрался в кабину, чтобы запустить двигатель, Т-23 чихнул, зашипел и радостно взревел. Он приподнялся над землей на репульсорах, и ионные дожигатели радостно засияли. Трое друзей разразились двумя восторженными воплями и одним утробным рыком.

— Ну что, возьмешь меня штурманом в испытательный полет? — с надеждой спросила Джейна.

Лоуи замялся. На помощь ему пришел Эм Тиди, давно завершивший программу отдыха: — Господин Лоубакка хочет сказать, — сообщил он, — что признателен вам за любезность, но предпочел бы совершить первый полет в одиночестве.

Лоубакка коротко рявкнул.

— И? — удивился малютка-дроид. — Что «И»? А! Понимаю. Вторая часть. Но, сэр, вы же не хотите…

Лоубакка настойчиво заурчал.

— Как скажете, как скажете, — ответил Эм Тиди. — Гхм. Господин Лоубакка говорит, что счел бы за честь, если бы вы, госпожа Джейна, согласились сопровождать его в качестве пассажира. Однако, — поспешно добавил он, — позвольте мне заверить вас, что последнее утверждение было сделано с большой неохотой!

Лоубакка застонал и стукнул себя волосатым кулаком по лбу, — вуки так выражают крайнюю степень замешательства.

— Но ведь это правда! — принялся оправдываться Эм Тиди. — Я истолковал интонацию абсолютно верно!

Джейна, которую отказ Лоубакки поначалу расстроил, увидев его досаду, улыбнулась.

— Понимаю, Лоуи, — сказала она. — Будь корабль мой, я бы тоже предпочла в первый раз полететь сама. Прокатишь нас завтра, ладно?

Лоубакка радостно заревел, так и подпрыгнув на сиденье, и пристегнул ремень. Он был страшно рад, что близнецы на него не обиделись. Рокот двигателя заглушил голосок Эм Тиди, пытавшегося что-то перевести. Лоуи поднял лапу, подождал, когда близнецы отбегут подальше, и, запустив двигатели на полную мощность, направил машину в джунгли.

Т-23 оказался очень маневренным, и Лоубакка отдался чувству высоты и свободы. Но все же ему не хватало того, о чем он думал весь день.

Деревья. Высокие, горделивые, надежные деревья.

Через полчаса, когда Великий Храм и Академия джедаев остались далеко позади, он посадил Т-23 на крепкие сучья гигантов-массасси. Джунгли были непривычно низкими, воздух казался каким-то жидким, а ароматы не то чтобы неприятными, но чужими. Тем не менее Лоубакке впервые с момента прибытия на Явин-4 стало спокойно и уютно.

Джейсен говорил, что оранжевый газовый гигант в небе лучше всего наблюдать с вершины деревьев массасси, и был абсолютно прав. Лоуи огляделся по сторонам, посмотрев на небо, на зелень, на развалины небольших храмов, видневшиеся в прогалинах между деревьями, на неспешные реки, незнакомые растения и диковинных зверей. Лоуи вздохнул с облегчением. На этом спутнике, оказывается, можно найти уютное уединенное местечко, чтобы на досуге подумать о доме и семье.

Могучие ветви золотились в вечернем свете. Вдали в джунглях что-то блеснуло. Лоуи не знал, что бы это могло быть, — ни камни, ни растения так не блестят. Свет отражался от чего-то гладкого и ровного, — это что-то, кажется, застряло в ветвях дерева. Лоуи высунулся из кабины, словно бы так было лучше видно. Эх, бинокля не захватил…

Любопытство и удивление заставили его сердце биться сильнее. Лоубакке захотелось подлететь поближе, но осторожность взяла верх. Скоро стемнеет. К тому же если это что-то важное и интересное, почему его раньше никто не видел? Хотя нет. Снизу, из джунглей, эта штуковина наверняка не видна, а на деревья здесь едва ли лазает каждый встречный-поперечный. Лоуи понял, что честь открытия принадлежит именно ему.

Задыхаясь от волнения, Лоуи постарался запомнить, где находится сверкающий предмет. Надо вернуться при первой же возможности. Надо обязательно разведать, что это за штука.

7

— Интересно, почему Лоуи не пришел ужинать, — протянул Джейсен. Рядом с ним сидели Тенел Ка и Джейна. Люк Скайуокер созвал учеников в лекционный зал, чтобы сделать важное объявление. Закатный свет лился в стрельчатые окна, словно расплавленный металл, а под потолком большого гулкого помещения сияли белые светопанели.

— Все от своего Т-23 оторваться не может, — прошептала Джейна. — Я бы тоже летала и летала…

— А может быть, он просто не. проголодался, — основательно подумав, предположила Тенел Ка.

Джейсен недоверчиво покосился на нее.

— Ты что?! Вуки — и не проголодался? Ха! А еще говоришь, что у меня шутки глупые.

— Это не шутка, а гипотеза, — пожала плечами Тенел Ка.

— Ладно, ладно, — кивнул Джейсен. — Только я не шучу. Вдруг действительно с машиной что-то стряслось? Вдруг Лоуи упал в джунгли?

— Да нет, не может этого быть, — твердо ответила Джейна. — Я сама все проверила.

Тенел Ка чуть-чуть приподняла брови.

— Ага-ага, — сказала она. — То есть если ты все проверила, системы не могут дать сбой?

Она кивнула, и Джейсен был готов поклясться, что на губах у нее появилось отдаленное подобие улыбки.

— Обошлось. Вот он, Лоуи — объявил Джейсен и махнул рукой приятелю-вуки.

— Ясно? — Джейна гордо выпрямилась. — Я же говорила — ничего не случилось.

Джейсен словно бы ее и не слышал.

— Молодец, вовремя, — сказал он вуки. — Мастер Скайуокер вот-вот появится.

Никто не знал, ради чего всех собрали в такой необычный вечерний час. Все, кто жил, работал и учился в академии, на самом деле изрядно нервничали, ожидая, что же им сообщат, но скрывали свое волнение.

— Ты где был, Лоубакка? — прошептал Джейсен.

Лоубакка ответил низким урчанием, — Джейсен никогда не слышал, чтобы вуки рычали так тихо. И тут на весь зал раздался звонкий металлический голосок Эм Тиди: — Господин Лоубакка хочет сообщить, что экспедиция была весьма успешной и. .. — малютка-дроид умолк на полуслове, потому что Лоубакка зажал ему динамик рыжей мохнатой ладонью.

— Тсс! — шикнула Джейна.

— Выключи его, ладно? — попросил Джейсен.

Со всех концов лекционного зала на них уставились удивленные глаза. Лоубакка плюхнулся на сиденье с таким смущенным видом, что все было ясно без всякого перевода. Он нагнул голову, чтобы видеть прицепленного к поясу дроида, и несколько раз тихонько, но грозно рыкнул.

— Ах, простите великодушно! — взволнованно, но куда тише прежнего отозвался Эм Тиди. — Я не понял, что вы не намерены делиться своим открытием.

— Открытием?! — поразился Джейсен. — А что ты…

Но именно в эту секунду в зал вошел мастер Скайуокер. Настала тишина, и Джейсен понял, что до конца собрания он уже ничего не узнает. Люк взбежал на возвышение, а следом за ним туда поднялась тоненькая женщина с серебристыми волосами и огромными сияющими глазами.

— Спасибо, что пришли, — начал Люк. — Сегодня утром я получил важное известие. У меня неотложные дела. Мне придется уехать.

По залу, словно круги по воде, прокатился удивленный шепоток. Джейсен сразу подумал, не связаны ли эти неотложные дела с сегодняшним визитом отца.

В ласковых и не по годам мудрых голубых глазах, оглядевших слушателей, не было и намека на то, что за дела предстоят мастеру-джедаю.

— Я пока не знаю, сколько времени меня не будет, — продолжал Люк, — поэтому попросил мою прежнюю ученицу джедая Тионн приглядеть пока что за вашим обучением, — он жестом представил стройную незнакомку. — Тионн не только знает практически все, чему я могу вас научить, но и поразительно сведуща в традициях и истории джедаев. Ее стоит послушать, и вы в этом скоро убедитесь.

Джейсену стало страшно любопытно. Ему уже рассказывали о невероятной силе и способностях Тионн, а теперь по теплой улыбке, которой обменялись Люк и его ученица, Джейсен понял, что они в прекрасных отношениях и мастер Скайуокер полностью доверяет своей заместительнице.

Люк соскочил с возвышения, а Тионн, оставшись наедине с аудиторией, извлекла откуда-то затейливый струнный инструмент. Он состоял из двух корпусоврезонаторов на концах тонкого резного грифа. Натянутые вдоль него струны у корпусов расходились веером.

Тионн присела на низкую скамеечку и пробежала пальцами по струнам.

— Я расскажу вам о мастере-джедае, который жил давным-давно. — Голос у Тионн оказался неожиданно низким. — Баллада о мастере Водо-Сиоске Баасе.

Она запела, и Джейсен сразу же согласился с дядей: послушать Тионн стоило. Чистые звуки ее звонкой песни достигали дальних рядов зала, словно бы перенося слушателей в незапамятные времена. Джейсена захлестнул поток музыки, повествующей о храбрости, победе и самопожертвовании.

Тионн пела о событиях четырехтысячелетней давности — о том, как загадочный мастер-джедай пал от руки Экзара Куна, собственного ученика, склонившегося на темную сторону. Мастер Водо попросил прочих мастеров-джедаев не выходить на бой с Экзаром Куном и в одиночку бросил ему вызов. Дело было почти безнадежное и кончилось трагически.

В наступившей тишине Джейсен, очнувшись от переполнявших его мыслей, подумал, что послушать Тионн стоит не только ради ее голоса.

Тионн поднялась, и все вздохнули. Джейсен только сейчас понял, что все это время сдерживал дыхание.

— Ну что ж, надеюсь, первый урок был не очень трудным, — заключила Тионн, весело блеснув жемчужными глазами. — Следующий будет утром, сразу после завтрака.

На этом вечернее собрание закончилось. Многие так и остались сидеть, словно стремясь впитать последние отзвуки витавшей в зале музыки. Остальные потянулись к выходам — кто в одиночку, кто небольшими группками, перешептываясь. Некоторые остались, чтобы поговорить с Тионн.

Джейсену, Джейне, Тенел Ка и Лоубакке наконец-то представилась возможность поболтать. Забившись в уголок, они обсудили открытие Лоуи. Эм Тиди усердно переводил — голосок его стал теперь сообразно обстоятельствам таинственноприглушенным.

Всесторонне обсудив обнаруженный Лоубаккой в джунглях блестящий предмет, они пришли к единодушному решению: при первой же возможности отправиться в джунгли втроем и все разведать.

Утренняя баллада Тионн спустилась на слушателей нежным музыкальным туманом, напитав их ощущением чуда и сообщив новую порцию сведений из истории джедаев. Джейсен сидел во втором ряду, закрыв ореховые глаза, и старался усвоить все, чему могла научить его эта музыка. Впрочем, глаза можно было и не закрывать, — все равно все затмевали радужные одежды Рейнара.

Когда стихли последние ноты, Джейсен открыл глаза и обнаружил, что Джейна смотрит на него в немом изумлении. Ни Тенел Ка, ни Лоуи, сидевшие рядом с ним, ничем не выдали, что заметили, как глубоко Джейсен погружен в музыку. Между тем Тионн заговорила: — Могущество джедая никак не связано с его физической мощью. Оно — в понимании Силы, в доверии к ней. И неотъемлемой частью вашего обучения должно стать воспитание в себе этого доверия. Для этого понадобятся долгие упражнения, а без них у нас не получится самого главного. Это относится ко многим жизненным навыкам. Послушайте, что я вам расскажу.

Все замерли.

— Жила-была у глубокого озера одна девочка. Наблюдая за соседями, она узнала очень многое о том, как плавают. И вот однажды, воспользовавшись тем, что все кругом были очень заняты, девочка прыгнула в озеро в самом глубоком месте. Она двигала руками и ногами так, как делали это другие пловцы, но удержать голову над водой никак не получалось. К счастью, одна рыбачка увидела ее, прыгнула в воду и спасла глупышку. Этой женщине, опытной пловчихе, не надо было думать о том; как плавать, но маленькой девочке, которая только видела, как плавают другие, не хватило умения даже для того, чтобы просто держаться на воде. Когда они выбрались на берег, рыбачка взяла Девочку за руку и сказала: «Пойдемка на отмель, малышка, и я научу тебя плавать».

Тионн задумалась на секунду, а потом сверкнула жемчужными глазами.

— Вот и с Силой выходит так же. Если не тренироваться, а только смотреть, и если не проверять свои умения, никогда не узнаешь, можно ли полагаться на Силу, когда это действительно будет нужно. Именно поэтому наша академия называется еще и праксеум — тренировочный центр. Мы здесь не только узнаем что-то новое, но и пользуемся полученными знаниями. Это как с плаванием — чем больше тренируешься, тем больше уверен в своих силах, и наконец то, чему научился, становится твоей второй натурой. — Она улыбнулась. — Вот поэтому в ближайшие несколько дней я поучу учеников начальных и средних курсов одному из базовых умений джедая — с помощью Силы поднимать предметы. Сегодня мы будем набивать руку па маленьких предметах — не тяжелее листка.

— Интересно, как можно набить руку, если вы заставляете нас делать то, что мы с детства умеем? — возмутился Рейнар.

Джейсена покоробила грубость Рейнара, но в глубине души он думал то же самое.

Тионн ласково, без всякого раздражения улыбнулась Рейнару.

— Хороший вопрос. Позвольте привести пример. Чтобы развить мускулы руки, можно поднять сразу много камней, а можно много раз поднимать один камень. Вот и навыки джедая таковы. Пожалуйста, делайте сегодня именно то, о чем я вас просила. Конечно, это не единственный способ тренироваться, но это хороший способ. Выбор есть всегда. Я вам обещаю — в результате вы научитесь куда большему, чем просто поднимать листок.

И Тионн отпустила учеников. Спускаясь по истертым каменным ступеням, Джейна внезапно остановилась. Глаза у нее так и сверкали.

— Спорим, вы тоже об этом думаете! — шепнула она.

Джейсен сразу понял, что ей не терпится исследовать таинственную находку Лоуи. Джейна пожала плечами.

— Нет лучшего места для поднятия листков, чем джунгли!

8

— Меня тут точно не расплющит? — недоверчиво спросил Джейсен, залезая в багажный отсек за пассажирским креслом.

— Отстань, — отмахнулась Джейна, забираясь на сиденье. — Ты же обожаешь забираться во всякие дыры и норы.

— Только если за жуками, — пробормотал Джейсен. — Тут ужасно жестко.

Тенел Ка в багажном отсеке никак не помещалась — она была выше близнецов и заметно шире в кости. Джейсену пришлось мириться с подобными неудобствами, а то бы он и вовсе никуда не полетел. Джейна милостиво согласилась на обратном пути уступить брату место в кресле. Поерзав, он кое-как устроился, и двигатели Т-23 заурчали.

Лоубакка что-то прорычал, перекрывая рокот разогревающихся машин. Эм Тиди перевел: — Господин Лоубакка просит удостовериться в том, что вы пристегнули ремни. Он заинтересован в вашей совершеннейшей безопасности. Мы отправляемся сию же минуту.

Лоубакка снова рявкнул, и дроиду пришлось уточнить перевод: — По правде говоря, господин Лоубакка сказал нечто вроде «Ну, держитесь! Взлетаем!».

— Бластеры-шмастеры! А багажу ремни не положены? — возмутился Джейсен, пока Джейна и Тенел Ка вдвоем втискивались на пассажирское сиденье.

Корабль слегка тряхнуло, и он взлетел. За дребезжащими окнами засвистел ветер. Т-23, вспомнив молодость, стал набирать скорость и высоту. Завыли ионные дожигатели. У Джейсена даже дух захватило — он очень любил летать. Лучше скорчиться в багажном отсеке, чем торчать на земле.

Джейсен исхитрился поглядеть в исцарапанное оконце. Лоубакка летел над самыми верхушками деревьев, направляясь в неизведанную глубину джунглей. Вскоре в оконце не было видно уже ничего, кроме деревьев, — внизу все было сочнозеленое, а наверху — ярко-синее.

Ноги у Джейсена, однако же, начали затекать. К тому времени, когда Т-23 наконец сел на крошечную полянку, дрожь двигателя проняла беднягу до зубов.

Джейна и Тенел Ка отстегнули ремни и ловко выпрыгнули из кабины. Джейсен с трудом выбрался из грузового отсека, разминая занемевшие ноги, и неуклюже слез в густой подлесок. Он с силой потер комбинезон пониже спины, чтобы восстановить кровообращение.

— По-моему, — буркнул он, — мне сейчас, кроме листика, ничего и не поднять. ..

Лоуи кинулся к краю поляны, делая прочим знаки, чтобы догоняли.

— Господин Лоубакка говорит, что дерево, на котором обнаружен артефакт, находится вон там! — взволнованно запищал Эм Тиди. — У дерева сломано несколько ветвей, поэтому его превосходно видно с воздуха!

Джейна поглядела туда, куда указывал Лоубакка.

— Ну и чего мы ждем? — спросила она. Тенел Ка решительно направилась к юному вуки, уже готовая прокладывать в джунглях столбовую дорогу. Джейсен страстно глянул в сторону зарослей незнакомой травы, но вынужден был последовать за остальными.

Лоубакка махнул лапой в сторону толстенных ветвей громадного дерева массасси. Ствол был толщиной с небоскреб на планете-городе Корусант, и даже до самых нижних веток Джейсену было нипочем не дотянуться. Неужели Лоубакка хочет, чтобы они на него взобрались?!

— Ой! — У Джейны даже лицо вытяну лось. — Как же сюда залезть-то?

Лоубакка через Эм Тиди сообщил им, что для вуки подъем никаких трудностей не представляет. Он предложил, что сначала заберется на дерево один, а потом расскажет, что видел, и можно будет разработать план дальнейших действий.

— Мы пока посмотрим, нет ли чего у подножия, — предложил Джейсен. — Вдруг тут валяются куски… ну, этой штуковины. — А может быть, найдутся интересные животные, грибы или растения, — с надеждой подумал он.

Джейна и Тенел Ка с готовностью согласились. Лоубакка волосатой ладонью пригладил черную полосу, начинавшуюся у него над левой бровью. Он проворно влез по стволу, подтянулся на нижней ветке и вскоре исчез из виду.

У Джейсена урчало в животе от голода, и он от души надеялся, что Лоубакка скоро вернется. Три ученика-джедая разошлись от Т-23 по спирали, рыская в подлеске. По пути они действительно делали домашнее задание — подбрасывали сухие листья в кустах и поднимали всякий лесной сор с сырой замшелой почвы.

Вскоре появился Лоубакка. Он с треском пролетел нижние ветви и спрыгнул наземь с протяжным воем.

Джейна кинулась к нему: — Ну как, Лоуи, нашел что-нибудь? Лоубакка энергично закивал.

— И что? — Джейну распирало любопытство. — Ну расскажи!

— Господин Лоубакка полагает, что это нечто вроде солнечной батареи, — перевел Эм Тиди ответ вуки. Затем дроид пустился в подробные описания.

У Джейны по спине побежали мурашки.

— Гм-м, — протянула она. — По-моему, эта штуковина даже еще интереснее.

Лоуи не все разглядел. Давайте-ка и мы посмотрим.

Тенел Ка порылась в кармашке на поясе и вытащила пачку углеводно-белковых галет.

— Держите. Надо подкрепиться. Джейсен жадно впился в галету.

— Что мы ищем-то, Джейна? — спросил он с набитым ртом.

— Обломки обшивки, двигатель, еще одну солнечную батарею, — Джейна, прикрыв глаза ладонью от солнца, вгляделась в джунгли. — Пойдем отсюда кругами и будем искать, пока не найдем. Далеко ходить не придется.

Джейсен вытащил из кабины Т-23 фляжку воды, отпил и протянул сестре. Джейна, напившись, передала воду Лоубакке и отправилась от подножия дерева на поиски, даже не обернувшись, чтобы проверить, идут ли за ней остальные. Она прикусила губу, почувствовав легкий укол совести.

В подобных ситуациях Джейна, как и ее мать, всегда брала бразды правления в свои руки. А что делать-то? Ее родители учили всех троих детей оценивать ситуацию, взвешивать альтернативы и принимать решения.

— Разойдемся, — велела она.

— Здорово! — согласился Джейсен и, обогнув массивный ствол, направился к густым кустам.

Джейна усмехнулась, понимая, что брат радуется вовсе не перспективе найти таинственный артефакт, а возможности полазить по незнакомым джунглям и поближе познакомиться с их обитателями.

Она и сама уже хотела нырнуть в подлесок, но тут Лоубакка остановил ее вопросительным рыком. Эм Тиди перевел: — Господин Лоубакка говорит, и лично я с ним совершенно согласен, что расходиться по одному в джунглях небезопасно. Даже для того, чтобы ускорить поиски.

Джейне не терпелось взяться за дело, но она остановилась подумать. Тенел Ка поймала ее взгляд и кивнула, упершись кулаками в бока: — Факт.

Джейна снова покусала губу, подумала и приняла решение.

— Ладно. Будем идти цепью, не выпуская друг друга из виду. Годится?

Все закивали, но тут из кустов, в которые направился. Джейсен, послышалось громкое кваканье, и оттуда вылетела стая змеептиц. Джейсен, напуганный, но тем не менее довольный, выполз из кустов на четвереньках.

— Ничего существенного, — доложил он. — Глядите, что нашел. — Он разжал кулак. На ладони у него лежало крошечное кругленькое создание, покрытое серым пухом. Свернувшись в гнездышке из блестящих волокон, оно дрожало мелкой дрожью.

Опять зверюшка. Джейна вздохнула. Могла бы и догадаться.

— Ага-ага, — только и сказала Тенел Ка. Лоубакка протянул косматый палец и погладил малыша по спинке.

— Смотри, Джейна, — Джейсен повернул гнездышко на ладони и показал на плоский тусклый кусочек металла, вплетенный в волокна.

— Ой! Скобка! — обрадовалась Джейна, наконец сообразив, что брат имел в виду.

— Такими обшивку крыла прикрепляют, — кивнул Джейсен.

— Отличная работа, — торжественно одобрила Тенел Ка.

— Ну и чего мы ждем? — спросила Джейна. — Пошли дальше!

Однако к середине дня Джейна начала разочаровываться. Джейсен отвлекался на все ползучее и жужжащее.

— Умоляю вас, постарайтесь быть чуть более осторожным! — пищал Эм Тиди. Это уже третья выбоина! И я уже утратил счет весьма досадным царапинам, полученным мною в ходе вашей экспедиции… Прошу вас, будьте чуточку внимательней!

Предостережения Эм Тиди потонули в удивленном реве Лоубакки, послышавшемся из спутанных ветвей.

— Ох! Ох! Госпожа Джейна, господин Джейсен, госпожа Тенел Ка! — вопль Эм Тиди испугал не только Джейну, но и целые полчища мелких летучих и ползающих тварей. — Скорее! Скорее идите сюда! Господин Лоубакка сделал потрясающее открытие!

Второй раз никого звать не пришлось — вся трое кинулись посмотреть, что же обнаружил Лоубакка. Сердце Джейны неистово заколотилось.

Продираясь сквозь заросли и поспешно выдирая густую траву, покрывавшую гору ржавого металла, они изрезали и исцарапали себе все руки. И когда очертания находки стали наконец вырисовываться — потускневшая круглая кабина, совсем маленькая, одноместная, черная квадратная солнечная батарея на опорах, — у Джейны перехватило дыхание. Второй батареи не было — это она застряла в ветвях, где и нашел ее Лоуи. Но ошибиться было невозможно.

Это был разбитый имперский СИД-истребитель.

9

— Но что подобный корабль делает в джунглях Явина-4? — задумчиво прищурилась Тенел Ка, разгребая завалившие останки истребителя сухие листья и ветки. — Может быть, это имперский разведчик?

— Не, не может быть, — помотала головой Джейна. — В имперской армии СИДистребители использовались только для полетов на короткие расстояния. На них нет гипердвигателей, поэтому ему не так-то просто было сюда попасть.

Джейсен кашлянул.

— Кажется, я понимаю, как он здесь оказался, — протянул он. — Но тогда получается, что этому кораблю… дай посчитаю…

— Лет этак двадцать, — закончила за него Джейна.

Лоубакка издал долгий вопросительный рык, а вид у Тенел Ка по-прежнему был озадаченный.

— Когда Империя построила первую «Звезду Смерти», — объяснила Джейна, — это было самое мощное оружие в галактике. При ее испытаниях уничтожили Алдераан, родину нашей мамы. А потом «Звезду Смерти» доставили сюда, к Явину-4, чтобы расправиться с базой повстанцев.

Продолжая говорить, Джейна отбросила с купола кабины последнюю ветку и заглянула внутрь. Скелета на сиденье не было. Джейна скользнула в заплесневелую кабину.

— В воздушных боях с СИД-истребителями, охранявшими «Звезду Смерти», погибло очень много пилотов-повстанцев, но и вражеских кораблей сбили немало, — закончил за нее Джейсен.

Джейна сморщилась от тяжелого запаха сырости и рукавом вытерла плесень с панели управления. Она пробежалась пальцами по рычагам и кнопкам, закрыв глаза и представив себе, каково двадцать с лишним лет назад пришлось неведомому пилоту, погибшему в битве при Явине-4. Она так и видела, как истребитель противника атакует ее на бреющем полете, как загорается подбитый двигатель, как крошечный корабль выходит из-под контроля…

Ее мысли прервал голос Джейсена: — А потом, на финишной прямой, папа прикрыл Х-крыл дяди Люка. И дядя Люк выстрелил и разнес «Звезду Смерти» в клочья.

Тенел Ка сурово кивнула золотистой головой в венце из тяжелых кос.

— А почему они называются СИД? — спросила она.

— Потому что у них сдвоенные ионные двигатели, — отозвалась из кабины Джейна. — С-И-Д, понимаешь?

Пригнув голову, она пробралась к люкам двигателей и, не сдержав любопытства, отодвинула проржавевшую пластину. Какой-то перепуганный грызун в панике выскочил из норки и юркнул в дырочку в обшивке.

Джейна пошарила в двигателях. Топливопроводы продырявились, но в целом двигатель был, кажется, не задет, хотя, конечно, его надо было еще проверять и проверять. Ничего, у Джейны в комнате полно запчастей.

Она медленно выпрямилась, снова высунула голову из кабины и провела мозолистыми руками по борту разбитого корабля.

— А чего, справимся, — задумчиво произнесла она.

Все вопросительно посмотрели на нее.

— Ну, я думаю, мы починим этот истребитель.

Брат секунду смотрел на нее неподвижным взглядом, а потом потер лоб: — Не нравится мне все это.

Когда шум двигателя скайхоппера Т-23 затих вдали, перепуганные лесные зверюшки стали понемногу возвращаться к привычной жизни.

Они забегали по подлеску, преследуя друг друга, шуршали листья, летучие твари перекликались в вершинах деревьев, окончательно забыв о незваных гостях.

Далеко внизу, у подножия деревьев, кто-то раздвинул ветви густого кустарника. Потертая, изодранная черная перчатка отодвинула колючий побег.

Пилот разбитого СИД-истребителя выбрался из убежища на только что вытоптанную поляну.

— Капитуляция есть измена, — в стотысячный раз пробормотал он себе под нос. За годы одинокой жизни в необитаемых джунглях Яви-на-4 это превратилось для него в молитву.

Защитная униформа пилота клочьями свисала с костлявого тела. Местами дыры были кое-как залатаны клочками звериных шкур. Левая рука, сломанная во время падения истребителя, срослась неправильно, превратившись в уродливую клешню, и теперь пилот прижимал ее к груди. Он шагнул к месту катастрофы, которое перестало быть его тайным убежищем. Под разбитыми ботинками хрустели ветки. Пилот много лет назад тщательно укрыл разбитый корабль от глаз повстанцев. А теперь все насмарку — истребитель нашли.

— Капитуляция есть измена, — повторил он и принялся осматривать корабль, чтобы узнать, что с ним сделали повстанческие шпионы.

10

Несколько следующих дней Тионн все усложняла задания для учеников, и четверо друзей неустанно оттачивали свои умения обращаться с Силой.

Джейсен, Джейна, Лоуи и Тенел Ка постоянно искали предлоги отправиться в джунгли. По инициативе Джейны они стали считать ремонт корабля делом своей команды, но во время экспедиций в джунгли никогда не забывали о заданиях Тионн.

Как бы это ни оказалось неприятно, но Джейна в глубине души была вынуждена признать, что так рьяно взялась за эту работу во многом из зависти к личному Т23 Лоубакки: ей хотелось летать над джунглями на собственном корабле. Но и сама задачка — поставить на крыло разбитый истребитель — ведь страшно интересна. Возраст и сложность конструкции корабля предоставляли массу возможностей усовершенствовать познания в механике, и Джейна не собиралась ими пренебрегать.

Но самая серьезная причина заняться этим делом — возможно, единственная, заставлявшая работать до седьмого пота и не жаловаться, — заключалась в том, что ремонт корабля крепил между ними узы дружбы. Они учились работать в команде, максимально используя способности каждого и прикрывая слабые места друг друга. Нити связывавшей их дружбы переплелись в простой и прочный узор. В их компанию мало-помалу вошел и Эм Тиди, который наконец научился вступать в разговор в нужный момент.

Джейна посвящала свое время ремонту механических устройств, а Лоубакка занимался в основном компьютерными системами. Джейсен пользовался блестящими возможностями наблюдать и исследовать живую природу под официальным предлогом поиска в подлеске по-терявшихся при катастрофе деталей, к тому же при первой необходимости его можно было отправить па Т-23 в академию за запчастями, если это было нужно Джейне или Лоубакке. Тенел Ка с готовностью выполняла любые задания, связанные с решительными действиями и физической силой, — особенно ценной была ее помощь при латании новыми металлическими пластинами огромных дыр в обшивке истребителя.

— Эй, Тенел Ка! Что такое «Ха-ха-ха — бум!», а? — спросил Джейсен.

Тенел Ка посмотрела на него серыми глазами, мерцающими, как полированный гранит.

— Не знаю.

— Это дроид лопнул от смеха! — хихикнул Джейсен.

— Ага-ага, — кивнула Тенел Ка. Немного подумав, она без тени веселья добавила: — Да, это очень смешно.

И вернулась к работе.

Время от времени Лоубакка взбирался на самый верх кабины, чтобы подумать и насладиться одиночеством: юный вуки обожал посидеть один в тишине. Тенел Ка иногда делала перерывы на то, чтобы побегать по подлеску или взобраться на дерево.

А Джейна ни на шаг не отходила от поверженного истребителя. Она изучала все нюансы его конструкции и неустанно придумывала, что же еще с ним можно сделать. Необходимость принимать чудовищно неудобные или просто смехотворные позы для ремонта труднодоступных мест совершенно ее не смущала.

Вот и теперь Джейна засунула голову под панель управления в кабине, перевесившись через спинку кресла пилота. Так она и висела пятой точкой кверху, и тут кто-то похлопал ее по ноге.

Джейна не без труда выпрямилась. Лоуи вручил ей карманный компьютер, в который он записал все чертежи и спецификации СИД-истребителей, — все это он нашел в главном компьютерном центре, в Великом Храме. Джейна изучила данные и проглядела список нужных Лоубакке микросхем.

— Джейсен их найдет, — пообещала она. — У меня в комнате есть почти все.

Тут вмешался Эм Тиди: — Господин Лоубакка желает знать, на каких системах вы намерены сосредоточиться в ближайшем будущем.

Джейна рассудительно наморщила лоб: — Ну, оружия нам не нужно, это мы решили. По-моему, лазерные пушки работают, но устанавливать их что-то не хочется. Наверное, разберемся с энергетическими системами. Я их еще не трогала.

Подоспевшие Джейсен и Тенел Ка тоже вступили в разговор.

— Это факт. Тебе понадобится вторая солнечная батарея, — сказала Тенел Ка. — Которая на дереве.

Джейсен поднял на нее бровь.

— Факт? — передразнил он. Тенел Ка без улыбки кивнула в ответ.

Джейсен самодовольно сложил руки на груди: — Кто помнит, что нам сегодня задала Тионн?

— Поднимать предметы совместно с одним или несколькими соучениками, — отбарабанила Тенел Ка.

Джейна хлопнула в ладоши и потерла руки, выбираясь из тесной кабины.

— Ну и чего мы ждем?

Дело оказалось вовсе не таким уж простым, но в конце концов у друзей все получилось. Сначала Лоуи и Тенел Ка полезли на дерево, чтобы обломать ветви и ободрать мох, покрывший батарею за двадцать лет. Тенел Ка обвязала тяжелую плиту тонким тросом, висевшим у нее на поясе, а Лоубакка для надежности добавил крепких лиан. Джейна и Джейсен, вытянув ятей, наблюдали за ними с нижних ветвей.

— Ну что, готовы? — спросила Джейна. — Хорошо. Теперь сосредоточились… — Секунду все глядели на солнечную батарею, сверкающую отраженным светом. Четверка старалась словно бы мысленно охватить обломок корабля.

— Поехали, — скомандовала Джейна.

Все четверо устремили свои мысли вверх, подталкивая плиту. Довольно быстро удалось мягко и аккуратно снять батарею с сучьев, на которых она провисела два десятилетия. Широкий плоский прямоугольник поколебался в воздухе и начал медленно спускаться. Тенел Ка натянула трос, осторожно спуская громоздкую плиту. Сила изрядно уменьшила вес батареи.

Вместе друзьям удалось спустить батарею на несколько веток пониже и остановить там. Лоубакка и Тенел Ка отвязали лианы и трос от верхней ветви, спустились вниз и привязали их к тому суку, на который теперь опиралась их добыча.

Получалось все не очень-то гладко. Согласовать ментальные действия оказалось совсем не просто, и каждый из друзей не раз и не два терял мысленный захват. Но трос и лианы удерживали батарею от падения.

Когда измотанные друзья спустили наконец батарею к корням дерева и дотащили ее до места катастрофы, все они обливались потом и еле держались на ногах от ментального напряжения.

Джейна с усталым стоном рухнула возле истребителя. Она откинулась навзничь на листья и грязь, совершенно не заботясь о том, что потом в волосах будет полно сора, как у Джейсена после экспедиций по кустам.

Лоуи кинул каждому по пакету с едой — они всегда брали с собой контейнер с припасами. Джейне пакет угодил прямо на живот, и она с деланно-возмущенным ворчанием перекатилась набок. Прямо перед ее носом оказалась дыра в обшивке. И тут Джейну осенило.

— А знаете, — протянула она, опершись подбородком на кулаки, — готова поспорить, что туда поместится гипердвигатель.

— Ты же говорила, что СИД-истребители летают только на короткие расстояния, — припомнила Тепел Ка.

Взвесив услышанное, Лоуи согласно заурчал. Джейсен, подумав о том, сколько впереди работы, горестно застонал.

— Их строили с расчетом на короткие расстояния, это да, — сказала Джейна. — Гипердвигатели не ставили, потому что Император дорожил маневренностью.

— Скорее всего, он просто не хотел, чтобы у его пилотов была возможность легко и просто сделать ноги, — фыркнул Джейсен.

Джейна повернулась к нему, сияя.

— Слушай, а ведь я никогда об этом не думала! — Она так и лучилась энтузиазмом. — Тогда что нам мешает поставить гипердвигатель на этот истребитель? Гипердвигатель у меня есть, папа подарил!

— Можно, — без особого рвения сказала Тенел Ка.

Джейна прекрасно понимала, что все устали. Но новая идея привела ее просто в восторг. Она быстро все обдумала и решила: — Ладно, давайте-ка вернемся в академию. Надо кое-что посчитать. На сегодня хватит.

— Ты с самого утра ничего более умного не говорила, — с облегчением вздохнул Джейсен.

На следующий день Джейсен лежал на том же месте, опершись подбородком на кулак, и созерцал сырую почву под низким густым кустарником. Ноги у него торчали наружу, так что прочие сразу поняли бы, где он, если бы оторвались от работы. Чего едва ли стоило ожидать. Сзади доносился звон и глухие удары — Джейна ставила гипердвигатель. По громкому «пшшш» было ясно, что Лоубакка и Тенел Ка обрабатывают герметиком края заплаты возле крепления возвращенной на место солнечной батареи. Все были заняты, и Джейсен мог спокойно заниматься «поиском потерянных деталей».

Он завороженно наблюдал, как похожее на листик создание пристраивается на тонком побеге, приобретая тот же синевато-зеленый оттенок, что и растения вокруг. Для лучшей маскировки существо выпустило длинный коричневый хоботок и присосалось к веточке. Джейсен почувствовал, что существо предвкушает пир. Мгновение спустя налетел целый рой крошечных насекомых — их привлек запах, который Джейсен различить не мог. Они расселись на «черешке» и мгновенно прилипли. Джейсен даже ахнул, когда листообразное существо с ясно различимым чмоком втянуло хоботок.

У земли больше ничего интересного не происходило, и когда листообразное существо улетело восвояси, Джейсен посадил в куст небольшую змейку и стал следить за ней. Змейка обиженно зашипела, и тут у локтя Джейсена в траву из потревоженных ветвей шлепнулся какой-то предмет.

Это была имперская кокарда.

Джейсен повертел в руках металлическую эмблему, но тут он краем глаза уловил знакомый отблеск и, не успев ничего подумать, протянул туда руку. Потом он выполз из-под куста, поднялся и побежал к истребителю.

— Глядите, что я нашел! — объявил он. Из кабины показалась нижняя часть его сестрицы: похоже, Джейна прилаживала какую-то деталь гипердвигателя, скрытую под креслом пилота.

— Погоди, — приглушенно ответила она. — Паяльник дайте…

Тенел Ка с другой стороны открытой кабины протянула ей паяльник, а потом вместе с Лоубаккой вышла из-за корабля, вытирая вымазанные герметиком руки. Они подошли посмотреть, чем Джейсен собирается хвастаться.

— Брошка какая-то… — пожала плечами Тенел Ка, внимательно изучив находку.

— Имперская кокарда! — замотал головой Джейсен. — Это с формы!

— Ну вот, — сказала Джейна, выбираясь из кабины и спрыгивая на землю. — Получилось, кажется.

Джейсен вручил ей находку, и Джейна покивала с отсутствующим видом.

— А смотри, что я еще нашел! — Джейсен показал сестре левую руку с чем-то блестящим, обмотанным вокруг запястья.

Джейна то ли хихикнула, то ли застонала и отскочила.

— Ну, молодец! Только этого нам не хватало! Еще одна хрустальная змейка! Она же тоже сбежит!

Тогда Джейсен применил тактику, против которой его сестрица устоять не могла.

— Ой… — разочарованно протянул он. — Я-то решил, что если ты так здорово все изобретаешь, может, придумаешь клетку, из которой змее не уползти… Ну, раз не можешь, тогда конечно…

Джейна даже просияла, предвкушая трудную задачку, а потом ее орехового цвета глаза сузились, и Джейсен понял: попалась.

— Это нечестно! — закричала она. — Ты же прекрасно знаешь — я могу… — Она тряхнула головой, словно бы задохнувшись от возмущения, а потом смирилась с неизбежным. — Ладно! Я сделаю тебе клетку для хрустальных змеек…

— Спасибо! — Джейсен поспешил поймать ее на слове. — Ты — лучшая сестренка в галактике!

Джейна грубовато фыркнула: — Только не вздумай приносить новую змею к себе в комнату, пока я клетку не сделаю!

— Конечно, — закивал Джейсен. — Суну на время куда-нибудь, да хотя бы в багажный отсек. Слушай, верни кокарду, а? — Джейна сунула ему значок, и Джейсен принялся полировать его о рукав комбинезона. — Интересно, ее носил пилот этого корабля?

Лоубакка посмотрел на разбитый СИД-истребитель, а потом на Джейсена и чтото проурчал в ответ.

— Господин Лоубакка предполагает, что пилот едва ли пережил катастрофу, даже если корабль при падении спружинил на ветвях, — пискнул Эм Тиди Тенел Ка немигающими глазами оглядела поляну.

— Скелета не было, — заметила она.

— Ничего странного — двадцать лет прошло, — пожал плечами Джейсен. — В джунглях полно хищников. Наверное, растащили по косточкам.

Возможно, — согласилась Тенел Ка, но в ее обычно холодных глазах мелькнула тревога.

Четверка молча и дружно залатала последнюю дыру в обшивке. А потом, пока остальные накладывали уплотнитель, Джейсен нырнул в подлесок. Он прекрасно знал, что пропадать из виду больше чем на несколько секунд нельзя, но в ближайших окрестностях поляны он уже все облазил.

Пообещав себе, что это ненадолго, Джейсен пробился через густые темнозеленые заросли и оказался на крошечном пустом пятачке диаметром не больше его расставленных рук. Растений там почти не было, словно бы его вытоптало какое-то животное. А дальше в джунгли уходила… тропа! Она была совсем узенькая, но вполне отчетливая.

Забыв о решении не уходить далеко, Джейсен кинулся по следу. Деревья массасси здесь были еще молодые, и нижние ветви висели низко над землей. Наверное, именно поэтому с воздуха тропинку и не заметили.

Джунгли сгущались. Крики, урчанье и щебет производили все более угрожающее впечатление.

В конце концов, Джейсен стал понимать, что ушел непозволительно далеко от остальных, и тут-то и оказался на поляне у ручейка.

Кто-то построил поперек ручья дамбу, направив воду в углубление, так что получился просторный мелкий пруд. Над ручьем высилось выжженное изнутри дерево массасси, а к нему, по всей видимости тот же, кто-то прислонил несколько толстых сучьев, прикрытых мхом и папоротником так, что получилось подобие шалаша. Наверное, это было то самое животное, по чьему следу Джейсен и попал на поляну.

Джейсен мысленно обследовал шалаш, но не обнаружил никого крупнее насекомого. Он обогнул пруд и подошел к шалашу, и сердце у него неистово колотилось. Джейсен прекрасно понимал, что надо быть осторожнее, но интересно было до безумия.

А что, если здесь живет какой-то хищник? Что, если он вернется, пока Джейсен осматривает его логово?

Услышав громкий хруст, Джейсен подпрыгнул, но это оказалась всего-навсего сухая ветка под его собственным ботинком. Он нагнулся к занавешенному ветвями входу в шалаш и ахнул.

Ствол дерева массасси был выдолблен на треть, образовав сухую пещеру высотой в человеческий рост. У груды листьев, вполне способной сойти за постель и прикрытой какой-то драной тряпкой, стоял самодельный деревянный табурет. У стены лежал запас плодов и сушеных ягод и кое-какое снаряжение. На самой вершине груды припасов лежал кошмарный черный шлем с треугольными окулярами и респиратором, снабженным парой резиновых шлангов, — Джейсен решил, что они когда-то присоединялись к кислородным баллонам.

Шлем пилота имперского СИД-истребителя.

Джейсен кинулся прочь из шалаша, едва дыша от ужаса. Он запнулся и упал прямо в круг плоских камней с кучей пепла в середине. Кострище. Он сгреб в сторону горстку золы и потрогал землю. Еще теплая.

Джейсен вскочил на ноги и бросился со всех ног бежать назад по тропе, не обращая внимания ни на хлеставшие по лицу ветки, ни на колючки, норовившие разорвать комбинезон, ни на зверюшек, в панике разбегавшихся во все стороны. Он не сбавлял хода, пока не добежал до кустов, которые обрамляли поляну с лежащим на ней разбитым истребителем.

Он выскочил на поляну и кинулся к кораблю, крича на ходу: — Джейна! Тенел Ка! Лоуи! Он жив! Пилот СИДа не погиб!

Все трое изумленно уставились на него, и тут Джейсен услышал в кустах за спиной какой-то шелест. Он обернулся и увидел оборванного изможденного человека, который продирался сквозь подлесок за ним по пятам. Лицо незнакомца было в глубоких морщинах, а летный костюм висел клочьями. На левой руке, согнутой под странным углом, была перчатка черной кожи.

В другой руке он держал уродливый старомодный бластер.

Оружие было нацелено на четверку молодых джедаев.

— Да, — сказал пилот. — Я очень даже жив. А вы мои пленники.

11

Стоило пилоту отвести взгляд на долю секунды, как Тенел Ка с быстротой молнии метнулась в сторону и бросилась бежать. Так ее учили воительницы с Датомира.

— Бегите! — крикнула она остальным, потому что точно знала, что делать. Она нырнула в ближайшие заросли, укорачиваясь от возможного выстрела.

Реакция у Тенел Ка была такая быстрая, что даже самые строгие наставницы по праву ею гордились. Девушка назубок затвердила их советы: Сбей врага с толку.

Делай то, чего от тебя не ждут. Захвати противника врасплох. Не мешкай, не трать драгоценное время.

Тенел Ка продиралась сквозь колючки и синеватые кусты, раздвигая ветви обнаженными по плечи руками. За ее спиной смыкалась зеленая стена. Девушка летела вперед, не обращая внимания на царапины и колючки. Тело защищала чешуйчатая броня, но золотисто-рыжие волосы развевались за плечами, и в них запутались листья и побеги. Ветви то и дело вырывали с корнем целые пряди, и Тенел Ка тихонько шипела от боли, но бежала вперед, стиснув зубы.

Но что же остальных не слышно? — Приведи подмогу! — это кричал Джейсен. Голос по-прежнему доносился с поляны. Что же они-то не бегут?

Слева, совсем рядом, ослепительно вспыхнуло пламя. Пилот СИДа открыл по ней огонь! В ноздри ударил запах паленой листвы и кипящей смолы. Тенел Ка бросилась на землю, откатилась в сторону и побежала в другом направлении. Если сейчас дать слабину, он ее убьет. Она в этом больше не сомневалась.

Тенел Ка неслась вперед, думая только о том, как бы оказаться подальше от пилота, и то и дело сворачивала, чтобы сбить врага с толку. Под ногами хрустели ветки. Тенел Ка совершенно не думала, куда бежит… и углублялась все дальше и дальше в непроходимые джунгли Явина-4.

Лоубакка медлил всего полсекунды.

Тенел Ка крикнула свое «Бегите!» и словно бы испарилась. Пилот крутанулся на месте и нацелил бластер в кусты, куда она нырнула, а Лоубакка сумел этим воспользоваться. Испустив вопль изумления и гнева, он стрелой взлетел по стволу ближайшего дерева массасси, взбираясь все выше и выше — потому что знал с рождения, что чем выше, тем безопасней.

Он хватался за ветки и лианы, стремясь как можно скоре углубиться в густую ароматную листву. Имперский пилот открыл бешеный огонь. Оттуда, где бластерные разряды задевали сучья под ногами Лоубакки, сыпались искры и пахло горелой зеленью и озоном.

Лоубакка, могучий, как и всякий вуки, лез вверх и вверх и наконец оказался на толстых верхних сучьях, по которым, перебегая с дерева на дерево, он и добрался до того места, где оставил Т-23.

Надо было привести помощь. Надо было спасти друзей. Тенел Ка удалось убежать — по крайней мере, Лоуи на это надеялся, — но Джейсен и Джейна не обладали ни такой блестящей реакцией, ни навыками лесной жизни. — Ужас, ужас! — пищал прицепленный к поясу Лоубакки Эм Тиди. — Куда мы бежим? Тот человек хотел нас убить! Только представьте себе!

Лоуи карабкался по толстым сучьям, ловко прыгал с дерева на дерево, убегая все дальше и дальше от пилота, по-прежнему палившего в джунгли без разбора.

— Господин Лоубакка, ответьте что-нибудь! — молил из динамика тоненький голосок Эм Тиди. — Не могу же я болтаться у вас на поясе без дела!

Лоубакка на бегу коротко рыкнул в ответ.

— Но это же совершеннейшая клевета! — возразил Эм Тиди. — Я же делаю, что могу! Если у меня нет полноценных рук и ног, это не значит, что я не хочу вам помочь!

Между тем с поляны больше не доносились бластерные выстрелы, и Лоубакка испугался: это могло означать, что Джейсен и Джейна оказались в плену — или еще того хуже. Мысли у него от паники стали путаться. Было ясно, что надо их как-то спасать, но как? Ему никогда не приходилось попадать в подобные передряги. А Тенел Ка одной не справиться, так что нужно было делать хоть что-нибудь, — что получится.

Ветви поредели, нависая над поляной, где Лоубакка оставил Т-23. Корабль оказался на месте, и Лоубакка, прыгая с ветки на ветку и хватаясь за лианы, спустился на землю. Т-23 был его последней надеждой.

Лоубакка очень гордился подарком дяди Чуи, но сейчас кораблик казался таким жалким и потрепанным, совершенно бессильным против вооруженного имперского пилота. Лоуи побрел по траве к маленькому скайхопперу. Надо было лететь. Ничего лучшего все равно не придумаешь.

В воздухе висело низкое ровное жужжание насекомых. По-прежнему не было слышно ни бластерных выстрелов, ни криков боли или возмущения. Было тихо. Ужасающе тихо. Лоубакка понял, что надо спешить.

— Какая блестящая мысль! — восхитился Эм Тиди, когда они оказались в кабине Т-23. — Мы полетим домой, в Академию джедаев, приведем подкрепление, правда? Это самое разумное, что можно сделать в сложившейся ситуации!

Но Лоуи прекрасно понимал, что для близнецов это может оказаться слишком поздно. Надо было действовать прямо сейчас. Он объяснил Эм Тиди, что намерен делать, и крошка-переводчик испуганно заверещал: — Господин Лоубакка! Ведь у вашего Т-23 на борту нет никакого оружия! Как вы собираетесь сражаться против этого имперского пилота? Он же профессиональный военный и находится в отчаянном положении!

Включая репульсоры Т-23, Лоуи думал примерно то же самое, и было ему примерно так же страшно. Однако дроиду-переводчику он сказал нечто оптимистическое.

— Уловки? И какие же у вас, позвольте спросить, камни за пазухой? — пищал Эм Тиди. — Напомню, у вас и пазухи-то нет!

Двигатель заревел — ровно и мощно, — нарушив молчание джунглей. Почуяв резкий запах выхлопа, Лоуи фыркнул. Черное сиденье под ним завибрировало.

Вообще говоря, пролететь между деревьями к месту крушения имперского истребителя — дело весьма непростое, но Лоуи надо было прийти на помощь друзьям, сделав для них все, что только возможно. Вероятно, шум приближающегося корабля испугает имперского пилота и заставит его спасаться бегством. А тогда можно будет взять близнецов на борт и улететь восвояси.

Лоубакка начал набирать скорость и поднял Т-23 с примятого подлеска. Ионные дожигатели взревели, и кораблик, стремясь прямо навстречу опасности, стрелой понесся но джунглям, срезая ветки и свисающие пряди мха.

Джейсен и Джейна ошеломленно застыли на миг, а потом повернулись и бросились бежать, но путь им преградил почти отремонтированный истребитель. Джейна схватила брата за руку, и они побежали вместе. Они были перепуганы до смерти и думали только о том, чтобы двигаться и двигаться, не останавливаясь.

Имперский пилот все палил и палил. Он дважды выстрелил в кусты, в которых исчезла Тенел Ка. В воздух взвилась туча листьев и щепок. Джейна успела подумать, что их подруга с Датомира погибла, но тут же услышала шелест листвы и хруст веток, — Тенел Ка удалось сбежать.

Тогда пилот выстрелил вверх, в крону дерева, но Лоубакки там уже не было. Близнецы обогнули истребитель, и тут Джейсен споткнулся о ящик с гаечными ключами, киберпредохранителями и прочими ремонтными инструментами и рухнул наземь.

Джейна схватила брата за шиворот и попыталась поднять. Земля вздрогнула от вспышки кластерного огня. Три высокоэнергетических заряда отскочили от потрепанной обшивки разбитого корабля.

Джейна машинально вскинула руки, заслоняясь от опасности. Спрятаться было негде. Джейсен поднялся на ноги и встал рядом с сестрой, отряхивая комбинезон. Пилот шагнул к ним. Он весь кипел от холодной ярости.

— Шелохнетесь — убью, — сквозь зубы процедил он. — Повстанческая мразь.

Черная летная броня после долгой жизни в джунглях выглядела совсем непрезентабельно. Скрюченная левая рука пилота, затянутая в перчатку черной кожи, была неподвижна, как у дроида. Пилот был тяжело ранен, но старая рана давным-давно зажила, хотя кость срослась неправильно. Бывалый старый солдат безумными глазами уставился на Джейну.

— Вы мои пленники.

Он повел зажатым в руке старомодным бластером.

— Положите бластер, — тихо сказала Джейна. — Вам он не нужен. — Она говорила спокойно и ласково, вспомнив все, что знала о практикуемых джедаями техниках убеждения. Дядя Люк рассказывал им, что Оби-Ван Кеноби часто пользовался ментальными фокусами, чтобы сбить с толку слабовольных имперских солдат.

— Положите бластер, — повторила, она мягким глубоким голосом.

Джейсен сразу понял, что делает его сестра. — Положите бластер, — присоединился он.

Близнецы твердили это снова и снова, казалось, что это говорит один голос, и ему вторит эхо. Они изо всех сил старались посылать врагу мирные, успокаивающие сигналы, — в точности так же Джейсен улещивал хрустальную змейку.

Пилот потряс седой головой и сощурил безумные глаза. Бластер дрогнул, но опустился лишь на самую чуточку.

«Почему же не получается?!» — отчаянно думала Джейна.

— Положите бластер, — повторила она уже более настойчиво. Но тут она столкнулась с, такой неприступной стеной в сознании имперского пилота — чернобелой, отшлифованной, холодной, — что невольно подумала о программном обеспечении дроидов.

Пилот вдруг выпрямился и снова посмотрел на них безумными белесыми глазами.

— Капитуляция есть измена, — твердо, как заученный урок, отчеканил он.

Джейсен, понимая, что вот-вот они упустят все шансы, мысленно ринулся вперед и ухватился за бластер грубой ментальной силой.

— Хватай бластер! — шепнул он. Джейна тоже принялась тянуть пистолет с помощью Силы, пытаясь вырвать оружие из руки пилота. Но бронированная перчатка сомкнулась вокруг рукоятки так крепко, словно была к ней пристегнута. Пальцы стиснулись еще сильнее, и пилот второй рукой ухватил себя за запястье, получше нацеливая бластер на близнецов.

— Бросьте ваши джедайские штучки, — холодно сказал он. — Будете сопротивляться — расстреляю обоих.

Сообразив, что пилоту требуется всего-навсего спустить курок, а на это нужно куда меньше времени, чем на то, чтобы отнять у него оружие ментальными средствами, Джейсен и Джейна застыли, опустив руки по швам, и оставили свои усилия.

И тут над джунглями раздался гулкий рев — приближающийся шум корабельного двигателя.

— Это Лоуи! — закричал Джейсен.

Т-23 вылетел из густой листвы в облаке веточек и щепок и на полном ходу ринулся на поляну, словно рассвирепевший банта.

— Зачем это он? — тихо спросил Джейсен. — У него же никакого оружия нет!

— Хочет отвлечь пилота! — ответила Джейна. — Чтобы мы спаслись!

Но закованный в броню имперский солдат застыл посреди поляны в привычной боевой стойке. Он решительно нацелил бластер на приближающийся аэроспидер.

Джейна знала, что если выстрел угодит в маленький репульсорный реактор, то корабль взорвется, и тогда погибнет и Лоубакка, и, наверное, они все.

Лоубакка заложил вираж, словно бы собираясь протаранить имперца. Тот в отчаянии прицелился в двигатель и нажал на курок.

— Ой, мама! — закричала Джейна и в последний момент ментальным усилием толкнула его под локоть. Ей удалось сбить прицел на какую-нибудь долю градуса. Пылающий бластерный заряд скользнул по обшивке и по крышкам репульсорных генераторов. Металлические пластины оплавились, брызнуло топливо и охлаждающая жидкость. Повалил сизый дым. Двигатели зачихали, гул стал гораздо тише. Лоуи приподнялся на сиденье, стараясь не врезаться в могучие стволы деревьев массасси. Корабль едва держался на воздухе.

— Ну давай, Лоуи! — шептал Джейсен. — Улетай подальше!

— Катапультируйся! — крикнула Джейна. — Взорвется же!

Тут Лоубакке удалось набрать высоту, облететь стволы и снова взмыть над кронами. Из двигателей вырывались струи вонючего дыма, от которого листья бурели и сворачивались.

— Далеко не улетит, — произнес имперский пилот без всякого выражения. — Ему конец.

Хотя Т-23 уже скрылся из виду в зеленых кронах, Джейна слышала, как чихает, глохнет и снова взревывает вдали подбитый корабль. В тишине джунглей его было далеко слышно, но, в конце концов, звуки стали затихать, забормотали ионные дожигатели, и вес смолкло.

Пилот все с тем же каменным лицом повел стволом бластера.

— За мной, пленники. Будете сопротивляться — застрелю.

12

Лоубакка сражался с Т-23, пролетая сквозь чащу.

Из пробитого правого двигателя валили клубы густого дыма. Лоуи рискнул обернуться через плечо, чтобы оценить масштабы бедствия. Огня не видно, но ситуация и так нерадостная. К вечеру поднялся ветер, норовивший опрокинуть скайхоппер.

Т-23 трясло и швыряло. Один раз он спружинил от сучьев, которые царапнули по обшивке днища, словно когти, но Лоубакка сумел выровнять кораблик. Он был хорошим пилотом и собирался, во что бы то ни стало добраться до академии и привести помощь. Что сталось с Тенел Ка, он не знал, — может быть, спаслась, а может быть, пилот и ее захватил в плен. Получалось, что Лоубакка — последняя надежда его троих друзей.

Господин Лоубакка! — запищал Эм Тиди. — Мои сенсоры ощущают заметную примесь дыма в воздухе кабины!

Лоубакка досадливо зарычал. Неужели этот дроид полагает, что у него, вуки, недостаточно острое обоняние?

— Ну, положим, — настаивал Эм Тиди, — пока это не опасно, но если мы сбросим скорость, ветер перестанет уносить дым и тогда концентрация токсинов достигнет смертельного уровня! — тут дроид чуть повысил голос для вящей убедительности: — Даже для вуки!

Корабль содрогнулся, снова зацепив ветки. Лоубакка в мрачной решимости попытался набрать высоту. Т-23 почти не слушался его. Было непонятно, сколько он продержится.

Но выхода не оставалось. Нельзя же бросать друзей в беде.

Т-23 снова содрогнулся и нырнул. Лоубакка глубоко вздохнул. Словно бы в ответ на это правый двигатель закашлялся, зашипел…

И заглох.

Призвав на помощь все свое умение, Лоуи старался не дать кораблю рухнуть. Густая, обманчиво мягкая на вид зелень летела ему навстречу, и Т-23 застыл, застряв в путанице ветвей. Корабль лежал на вершинах деревьев, как раненая птица, спрятав правое крыло в листве. Левый двигатель еще чихал, но дым так и валил снизу прямо в кабину.

Голова у Лоубакки закружилась от удара, но он все-таки сумел сообразить, что надо выбираться. Он стал возиться с ремнями, пытаясь их отстегнуть. Перед глазами все плыло от едкого дыма, а от зловония перехватило дыхание. Пальцы не желали слушаться.

Наконец в порыве решимости он рванул за ремни, и те попросту оторвались. Лоубакка выбрался из кабины и отошел по веткам подальше от корабля, с облегчением отметив, что открытого пламени так и не появилось. Лоубакка вдохнул полную грудь свежего влажного воздуха Явина-4. Пробираясь по ветвям в сгустившейся мгле, он почувствовал, как ноет колено, которым он во время падения крепко ударился о приборную панель.

Но думать об этом не было времени. Первая попытка спасти друзей окончилась неудачей, но он пока что был жив и свободен. Выход есть всегда. Надо вернуться в академию.

Пробираясь по сучьям, Лоубакка не заметил, как застежка, которой Эм Тиди крепился к его поясу, щелкнула, и крошка-дроид с тоненьким воплем упал в джунгли.

Сумерки перешли в кромешную темноту тропической ночи. Проснулись и вышли на охоту сонмища ночных тварей, а Лоубакка все стремился вперед.

Здравый смысл заставил его спуститься чуть ниже самых вершин деревьев — здесь ветви были достаточно длинны и прочны, и ловкому вуки можно было без опаски бегать по ним и перепрыгивать с дерева на дерево. Когда ноги очень уж уставали или подгибалось ушибленное колено, Лоубакка полагался на могучие лапы, перехватывая ветки и лианы и зорко глядя вокруг, — все вуки превосходно видят в темноте.

Но отдыхать он не останавливался. Успеется.

Все его чувства были сейчас остры, как лазер медицинского дроида. Подушечки на подошвах и острейшее обоняние помогали избежать прогнивших сучьев и скользких наростов на ветвях. Чуткий слух различал шелест ветерка в листве и шорохи ночных животных, Лоуи старался держаться от них подальше.

Ночная тьма в джунглях Лоубакку не страшила. В зарослях на Кашиике таилось куда больше опасностей, а он сталкивался с ними столько раз и всегда выходил целым и невредимым. Он помнил ночные игры в лесу с родичами и друзьями: бег наперегонки по вершинам деревьев, соревнования по прыжкам и сальто, отважные экспедиции в неизведанные нижние уровни, вызванные исключительно желанием покрасоваться друг перед другом, и обычные обряды инициации, сопровождавшие для любого вуки переход от детства к юности.

Продираясь через густые заросли, Лоуи обнаружил, что за его пояс зацепился какой-то побег, и оторвал его. Ощутив под пальцами затейливое переплетение волокон, Лоуи вспомнил ту ночь, когда заслужил этот пояс, — ночь инициации.

Он вспоминал…

Той давней ночью сердце готово было выскочить из груди от восторга. Лоуи тогда спустился к самым корням деревьев. Так глубоко он бывал лишь дважды, когда присутствовал при инициации своих друзей, — так было принято, потому что для того, чтобы вырвать длинные шелковистые пестики из самой сердцевины цветкасирены, силы одного было недостаточно.

Однако Лоубакка решил идти один, предпочитая бросить вызов прожорливому цветку, полагаясь лишь на свои собственные мускулы.

Та ночь на Кашиике была сырая и холодная. Кругом оглушительно визжали, пищали, рычали и каркали неведомые звери. Добравшись до земли, Лоубакка поправил рюкзак и начал охоту.

Навострив все чувства, Лоубакка решительно шел от дерева к дереву, пока не почуял терпкий запах дикого цветка-сирены. Он уверенно двинулся по нижним ветвям в сторону источника этого яркого аромата, дрожа от смеси предвкушения и страха, и, наконец, оказался на суке, нависавшем прямо над цветком. Он нагнулся, чтобы рассмотреть свою добычу, — неподвижную, но невероятно злокозненную.

Огромный цветок-сирена состоял из двух соединенных посередине овальных лепестков, ярко-желтых, блестящих, на пятнистом кроваво-красном стебле вдвое толще того сука, на котором сидел Лоубакка. Из середины цветка торчал пучок длинных белых мерцающих тычинок, испускавших разнообразные феромоны — запахи, которые привлекали самых разных ничего не подозревающих животных.

Красота громадного растения была преднамеренно обманчива, поскольку стоило завороженному животному коснуться чувствительной внутренней поверхности цветка, как запускались смертоносные рефлексы и челюсти-лепестки смыкались, чтобы переварить жертву.

Лоубакка решился в одиночестве и без всяких капканов раздобыть сверкающие пряди из самой сердцевины цветка.

Обычно несколько сильных друзей не давали цветку закрыться, а юный вуки забирался в цветок, срывал нити и быстренько спасался. Но даже такая помощь ничего не гарантировала. Недостаточно проворным случалось лишаться лап и ног, если кровожадному цветку удавалось их ухватить.

Решившись на такое дело в одиночку, Лоубакка, однако, должен был проявлять особую осторожность. Он снял с мохнатой спины рюкзак и вытащил из него маску, крепкую веревку, тонкий шнур и складной вибронож. Маской он прикрыл нос и рот, чтобы не чувствовать соблазнительного аромата сирены. Лоуи знал, что феромоны способны вызвать сильнейшее, прямо-таки страстное желание коснуться цветка, и не мог позволить себе ошибиться.

Лоуи заторопился — зловещие ночные шорохи изрядно его нервировали. Он отмерил немного тонкого шнура и сделал на конце скользящую петлю, а потом из толстой прочной веревки устроил нечто вроде качелей. Перекинув конец толстой веревки через сук прямо над сиреной, Лоуи зажал его в лапе, соскользнул с ветки и повис на могучих лапах.

Лоуи спустился как можно ближе к колышущимся лепесткам — на расстояние вытянутой лапы от вожделенных волокон. Конец веревки он зажал в зубах, чтобы освободить лапы. Охватив тычинки петлей тонкого шнура, словно арканом, он спустился еще чуточку ниже, нагнулся и срезал пучок виброножом. Рыча он дернул добычу к себе, прижал к груди волосатой лапой и принялся запихивать в рюкзак.

Тут-то он и разволновался настолько, что разжал зубы, и длинный конец веревки свесился вниз, задев блестящий лепесток смертоносного цветка. Похолодев от ужаса, Лоубакка ухватился за веревку и подтянулся вверх, едва увернувшись от сомкнувшейся пасти сирены. Лепестки лишь чуть задели ему ногу, а потом со зловещим хлюпаньем закрылись.

Лоуи подумал, что заслужил свою добычу, каждую ее ниточку, и что волокон хватит на то, чтобы сплести символический пояс. С тех пор он носил его, не снимая.

Лоубакка все прыгал и прыгал с дерева на дерево — час за часом, всю ночь напролет — и мало-помалу стал чувствовать усталость в каждой мышце.

О расстоянии он не думал: надо было добраться до Академии джедаев. Вуки уже не слышал ничего, кроме собственного сиплого дыхания. Ушибленная нога подгибалась при каждом шаге. Перед глазами плыло от изнеможения, а шкура была вся в листьях и побегах. Он мчался все вперед и вперед, — лапы-ноги, лапы-ноги, лапы-ноги…

И вдруг Лоуи растерянно остановился и огляделся. Прыгнув на очередную ветку, он обнаружил, что деревья кончились. Подняв голову, он посмотрел вниз, на поляну — это была посадочная площадка! — и увидел величественные ярусы Великого Храма, освещенного в предрассветной мгле мерцающими факелами.

Лоубакка не помнил, как слез с дерева и добежал до храма. Он видел только прекрасные гостеприимные очертания древней каменной пирамиды — и издал клич тревоги. Он ревел снова и снова, пока из храма по ступеням не повалил поток фигур в плащах с яркими факелами.

Отчаянный бег дорогого стоил Лоубакке. Как только необходимость держать себя в тисках решимости отпала, колено наотрез отказалось слушаться. Мохнатые ноги подогнулись, и Лоуи упал на землю, пытаясь еле слышно рассказать, что случилось.

Повернувшись на спину, он увидел над собой множество встревоженных лиц. Над ним нагнулась Тионн и отвела с его глаз клок спутанного меха.

— Лоубакка, мы же о тебе волновались! — сурово сказала она. — Ты цел?

Лоуи застонал в ответ, но Тионн, кажется, его не поняла. Она нагнулась поближе. Серебристые волосы мерцали в свете факелов.

— Джейсен и Джейна тоже ушли с тобой? А Тепел Ка?

Лоуи попытался ответить.

— Что случилось? — недоумевала Тионн. — Ты знаешь, где они? Скажи!

Лоубакке наконец удалось сказать, что все прочие попали в беду в джунглях. Тионн обеспокоено нахмурилась.

— Прости, Лоубакка, но я ни слова не понимаю!

Лоуи пошарил на поясе, чтобы включить Эм Тиди, но ничего не обнаружил. Крошка-дроид пропал.

13

Тенел Ка бежала по прохладной полумгле подлеска, стараясь выработать хоть какой-нибудь план. Руки она держала перед собой, прикрывая глаза и раздвигая ветви и стебли. Ветки хлестали ее по лицу, вырывали целые пряди волос и безжалостно царапали голые руки и ноги.

Она стала задыхаться, не от быстрого бега, к которому давно привыкла, а скорее от пережитого ужаса. Одна надежда — что решение было принято верно. В ушах стучала кровь, заглушая разнообразные шорохи и звуки, которыми ночные зверюшки приветствовали ночь. Все успокоительные техники разом вылетели у нее из головы.

Послышав прямо за спиной громкие вопли какой-то птицы, Тенел Ка вздрогнула и обернулась. Не успев повернуться назад, она с размаху налетела на ствол дерева массасси. Девушка отлетела назад и осела на землю, прижав руку к лицу чтобы оценить масштабы бедствия.

Крови нет, подумала она холодно, словно бы глядя на себя со стороны. Хорошо. Под шелковистой кожей на скуле и виске наливалась здоровенная шишка. Будет громадный синяк и к тому же, наверное, головная боль. При этой мысли Тенел Ка скривилась. Головная боль… Как будто она неженка какая-нибудь! Щеки Тенел Ка вспыхнули от унижения, хотя никто ее не видел.

Девушка поднялась на ноги и стала обдумывать ситуацию. Ощутив свежеприобретенное спокойствие, она отдала себе отчет в том, что безнадежно заблудилась. Между тем Джейсен и Джейна, а теперь, наверное, еще и Лоубакка рассчитывают, что она приведет помощь. Тенел Ка всегда гордилась своей силой, верностью, спокойствием и надежностью. В начале побега она еще сохраняла хладнокровие, но потом совсем потеряла голову от страха. Она мотнула головой, отгоняя мысли о своем позорном безрассудном бегстве.

Ну что ж, подумала Тенел Ка, поджимая бледные губы, зато теперь я снова владею ситуацией. Она решила пройти еще немного, чтобы найти место для ночлега. Утром можно будет сориентироваться и вернуться в академию.

Она пошла вперед, озираясь в последних лучах дневного света. Кругом стали попадаться крупные камни, лес поредел. Заметив на фоне потемневшего неба зазубренную тень, Тенел Ка остановилась. Впереди была большая каменная гряда — давно застывшая лава, покрытая пятнами лишайника.

Тенел Ка откинула голову и взглянула вверх, но вершины гряды уже не было видно: ее поглотила ночная лесная тьма. Тщательно прощупав гряду, Тенел Ка обнаружила разлом в скалистой стене, пятно черноты, — пещерку. Может быть, удастся спокойно переночевать в этом укромном местечке? Однако пещерка была девушке всего по плечо и шириной в вытянутую руку, и поэтому Тенел Ка пришлось пригнуться. Впрочем, в качестве убежища на ночь пещерка вполне годилась.

Сворачиваясь на холодном песчаном полу, Тенел Ка поежилась. Все тело ныло, но с этим было ничего не поделать; к тому же она умела переносить боль стойко, как подобает воительнице. Однако с самого полудня она ничего не ела. Девушка нащупала кармашек на поясе — там еще оставалась одна углеводно-белковая галета. С холодом справиться было проще простого: можно разжечь костер крошечным паяльником, спрятанным в другом кармашке.

Тенел Ка на четвереньках поползла по земле у входа в пещеру в поисках листьев, побегов, веточек — чего угодно, лишь бы горело. На Датомире ей пришлось вволю попрактиковаться в навыках путешественника и ночевках под открытым небом.

При мысли об уютном костерке и мягкой постели из листьев Тенел Ка приободрилась. Кошмарные события сегодняшнего дня стали отходить в прошлое. Это просто такое приключение, заверила она себя. Повод проверить волю и решимость.

Собрав растопку и толстые сучья, Тенел Ка принялась разжигать костер. Совсем стемнело, наступила бархатно-черная ночь. Девушка полезла в кармашек за паяльником — и застонала, вспомнив, что Джейна зачем-то его одолжила. Тенел Ка потерла голые холодные плечи и подула на ладони, чтобы согреться.

Она с тоской подумала о веселом треске огня, о кружке горячего хейпанского эля, который пила с родителями. Подумав о Тенениел Джо и принце Айсолдере, она даже улыбнулась. Дома-то стоило ей поднять руку, как какой-нибудь слуга со всех ног кидался выполнять приказ наследной принцессы…

Тенел Ка скривилась. Бедность и трудности по большому счету были ей незнакомы — она устраивала себе подобные приключения, только когда сама хотела. «Ну что ж, принцесса, — сурово напомнила она себе. — Ты ведь хотела научиться делать все своими руками».

Ее отец, Айсолдер Хейпанский, любил говорить, что два года, которые он пробыл инкогнито наемником, подготовили его к царствованию куда лучше, чем все наставники хейпанских королевских отпрысков. А мать, выросшая в первобытном племени на планете Датомир, гордилась, что ее единственная дочь несколько месяцев в году проводит за изучением обычаев Клана Поющей Горы и одевается, как подобает воительнице, — все это Тенел Ка особенно нравилось не в последнюю очередь потому, что крайне раздражало ее хейпанскую интриганку-бабушку.

Тенениел Джо обрадовалась еще больше, когда ее дочь решила поступить в академию и стать джедаем. В списках девушка значилась просто как Тенел Ка с Датомира, поскольку ей вовсе не хотелось, чтобы из-за знатного происхождения к ней относились как-то по-особому.

Во всей академии об истинной родословной Тенел Ка знал только мастер Скайуокер — старый друг ее матери, человек, которым Тенениел Джо всегда восхищалась. Девушка не рассказывала о себе далее Джейсену и Джейне, ближайшим друзьям на Явине-4.

Джейсен и Джейна. Близнецы надеются на нее. Им нужна помощь, и скорее. Тенел Ка поежилась. Надо было переждать ночь, а утром вернуться в академию за подкреплением.

За спиной у Тенел Ка послышалось тихое шуршание, шипение и какие-то хлопки. Она обернулась и вгляделась в дрожащую тьму, поморгав, чтобы лучше видеть. А вдруг в темноте действительно что-то шевелится? Какая, в сущности, глупость — устраиваться на ночлег в пещере, которую она толком и не рассмотрела; наверное, усталость и страх победили ее всегдашнюю осторожность. Тенел Ка подняла голову — ей показалось, что на потолке висит кто-то большой и блестящий, колыхаясь, словно черная морская волна.

«Не будь ребенком!» — прикрикнула она на себя. Ведь она всегда слегка кичилась перед друзьями уверенностью в себе. Сейчас Тенел Ка замерзла, дрожала от страха и чувствовала себя глубоко несчастной. Что бы сказал Джейсен, если бы увидел ее сейчас? Наверное, опять отмочил бы какую-нибудь дурацкую шуточку.

Тенел Ка скрипнула зубами. Придется раз — жечь огонь без паяльника — зря ее, что ли, учили на Датомире?

Даже ее сильным рукам пришлось удручающе долго тереть друг о друга два кусочка дерева. Наконец затеплился огонек и запахло дымом. Тенел Ка поскорее приложила к угольку сухой листик и подула. По листу поползло слабенькое желтое пламя. Тенел Ка в восторге добавила еще листочек, еще, потом щепочку, потом веточку…

От входа тянуло сквозняком, поэтому Тенел Ка окружила костерок земляным валиком. Она подбросила еще веток, и скоро огонь уже согревал ее и отбрасывал успокоительный кружок света.

Вскоре Тенел Ка поняла, что неустанный шорох и, треск становятся все громче. Гораздо громче.

И вдруг с потолка сорвалось что-то змеевидное с огромными кожистыми крыльями. Щелкали челюстями две острые головки, извивался скорпионий хвост, острые когти нацелились на жертву. Тенел Ка заслонила лицо локтем и отшатнулась к стене, но когти все равно располосовали ей руку, а острые клыки впились в голую ногу. Тенел Ка яростно пнула неведомую тварь чешуйчатым сапогом. В мерцающем свете костерка девушка в ужасе увидела, как с темных сводов пещеры на нее летят целые полчища кошмарных тварей с размахом крыльев больше се роста.

Она уперлась в песчаный пол, оттолкнулась ногами от стены и выбежала из пещеры на четвереньках. На прощание пнула костерок, так что искры полетели в крылатых зверюг, и метнулась прочь, не замечая, как горящие листья жалят ее собственные ноги. Одна из рептилий заверещала от боли.

Тенел Ка мрачно усмехнулась и бросилась бежать в угольную черноту лесной ночи. Чудовища полетели за ней.

14

Между тем пилот отвел своих пленников в маленькую убогую хижину, где провел последние годы.

— Так вот почему ты примчался, — шепнула Джейна брату. — Разведал, где он живет.

Джейсен кивнул.

— Молчать! — рявкнул имперский пилот.

Джейна с трудом сглотнула — во рту пересохло — и оглядела крошечную полянку. Рядом журчал узкий ручеек. У Джейны просто в голове не укладывалось, как можно прожить здесь в полном одиночестве.

Климат на Явине-4 был теплый и мягкий, так что к жилищу, которое выстроил себе пилот, требований было немного. Он выдолбил себе пещеру в полусгоревшем стволе дерева массасси, перед которым выстроил навес из расколотых сучьев. В результате получилась незатейливая, но удобная каморка. Джейна попыталась представить себе, сколько времени у пилота ушло на то, чтобы расчистить поляну и выстроить этот домик, — у него же наверняка не было никаких орудий, кроме разве что обломка разбитого корабля.

Из полого тростника пилот соорудил подобие водопровода, и вода из ручья стекала в углубления внутри хижины. Из дерева, диких тыкв и затвердевших грибов сделал грубую утварь. Он жил себе и жил, одиноко и мирно, желая только выжить и дождаться дальнейших приказов, надеясь, что когда-нибудь его найдут и спасут, но никто так и не появился.

Пилот остановился у хижины.

— На землю, оба, — скомандовал он. — Руки на голову.

Лежа ничком на траве, Джейна покосилась на брата. Пути к спасению, кажется, не было. Пилот подошел к густым зарослям и здоровой рукой раздвинул стебли. Ухватившись за какие-то тонкие сиреневатые лианы, свисавшие с увитых ослепительно-яркими орхидеями ветвей у него над головой, пилот со всей силы дернул за них.

Лианы у него в руках извивались и дергались, словно были живые и хотели улизнуть. Пилот проворно связал руки сначала Джейне, потом Джейсену. Из оторванных концов вытек темно-фиолетовый сок, растение перестало дергаться, и упругие лианы сжались, так что теперь узлы было не развязать.

Джейсен и Джейна переглянулись. Две пары ореховых глаз так и светились от невысказанных мыслей, но подать голос близнецы не отважились, чтобы не разгневать врага.

После быстрой ходьбы по жарким влажным джунглям они вспотели и запыхались, а Джейна к тому же была вся испачкана — она же ремонтировала корабль. От вечерней прохлады девушку бросило в дрожь. В занемевших руках кололо и пульсировало, потому что лианы впились в запястья, отчего, конечно, лучше не становилось.

С тех пор как близнецов взяли в плен, прошло уже больше часа, а Тепел Ка и Лоубакку слышно не было. Джейна боялась, что с ними что-то случилось и се друзья заблудились и потерялись где-то в джунглях. Но тут ей пришло в голову, что ей самой сейчас куда хуже.

Пилот, не говоря ни слова, рывками поднял пленников на ноги и провел мимо комьев застывшей лавы, которыми он обложил кострище у входа в шалаш. Там близнецы сели. Каменные сиденья были гладкие-гладкие: за долгие годы пилот медленно и терпеливо сколол все острые углы.

Исчезли последние медно-золотые лучи большой оранжевой планеты Явин, и почти мгновенно спустилась ночь: Явин-4 вращался очень быстро. Под сплетенными ветвями сгустилась чернота, и у подножия деревьев стало куда темнее, чем самой темной ночью на сверкающем Корусанте, родной планете Джейны и Джейсена.

Имперский пилот подошел к поленнице — эти замшелые куски сухого дерева он долго и мучительно собирал в джунглях и складывал у своего жилища — легко ли это с одной рукой?

Пилот принес охапку дров и стал подкладывать их в костер, умело складывая поленья колодцем.

Затем вытащил из ящика в глубине шалаша ржавый запальник и нацелил его на очаг. Заряд почти кончился, и из серебристой горелки вылетело всего несколько искр, но пилот, по всей видимости, давно свыкся с подобными трудностями. Он молча трудился, не ругаясь и не жалуясь, — просто разжигал костерок. И когда пламя разгорелось, на лице пилота не было заметно ни удовлетворения, ни радости.

Затем пилот нырнул в шалаш, порылся в сплетенной из лиан корзине и вернулся с большим круглым плодом. Кожура у плода была бурая и бородавчатая. Джейна не знала, что это такое. Ничего подобного в Академии джедаев не ели.

Пилот зажал плод в изувеченной руке, надрезал кожуру заточенным камнем и пальцами счистил ее. Мякоть была блеклая, желтовато-зеленая, с алыми прожилками. Пилот разломал плод на дольки, вернулся к пленникам и ткнул долькой Джейне в лицо: — Ешь.

Джейна сжала губы, испугавшись, что враг хочет ее отравить, но тут же поняла, что, во-первых, пилот и так может в любую секунду убить пленников и, вовторых, она очень хочет пить и есть.

Руки у нее по-прежнему были стянуты высыхающей лианой, поэтому она нагнулась и укусила яркий плод. Брызнул терпкий кисло-сладкий сок, оказавшийся очень вкусным и бодрящим. Джейна медленно прожевала дольку, стараясь растянуть процесс подольше.

Джейсену тоже достался кусочек. Близнецы благодарно кивнули пилоту, а он в ответ смерил их ледяным взглядом.

Джейсен воспользовался удобным случаем и спросил: — Сэр, а что вы с нами сделаете?

И попытался вытереть о плечо стекавшую с подбородка капельку сока.

Пилот несколько секунд бесстрастно смотрел на него, а потом отвернулся к лесу.

— Еще не решено.

У Джейны сжалось сердце. Ох, не стоило за это приниматься… Ведь этот человек, наверное, наблюдал, как они возятся с кораблем, с самого начала. А когда Джейсен случайно набрел на его логово, пилоту пришлось как-то реагировать. ..

Что же сделает с ними имперский солдат? Не то чтобы у него есть из чего выбирать, но…

— Как вас зовут? — спросила Джейна. Пилот резко выпрямился и посмотрел на перчатку на скрюченной руке. Он медленно, словно дроид со старыми сервомоторами, повернулся к пленнице.

— СЕЗК-1977, — отчеканил он, словно затвердил этот номер на память давнымдавно.

— Да нет, не номер, — настаивала Джейна. — Зовут-то вас как? Меня, например, зовут Джейна, а это мой брат Джейсен.

— СЕЗК-1977, — бесстрастно повторил пилот.

— Как вас зовут? — в третий раз спросила, Джейна.

По всей видимости, тут смысл вопроса дошел до пилота и изрядно его озадачил. Пилот уставился в землю, потом оглядел потрепанную форму. Ему пришлось несколько раз открыть и закрыть рот, и лишь потом он прокаркал: — Кворл… Кворл. Меня зовут Кворл.

— Мы из академии в старом храме, — сообщил Джейсен и чуточку улыбнулся — такая улыбка всегда обезоруживала его маму, когда та сердилась. Но на пилота это не произвело ни малейшего впечатления.

— База повстанцев, — уронил он.

— Нет, сейчас там школа, — помотала головой Джейна. — Там учатся. Это больше не военная база. Уже… уже двадцать лет как не база.

— База повстанцев, — отрезал Кворл с такой убежденностью, что Джейна решила больше на эту тему не разговаривать.

— А как вы сюда попали? — спросила Джейна, придвигаясь по гладкому камню поближе к пляшущему между ними огню. — Сколько вы уже живете в джунглях? — Лианы были затянуты ужасно туго, и руки у нее совсем онемели. Вдыхая густой сладкий аромат горящей сырой древесины, она пошевелила пальцами.

Пилот поморгал белесыми глазами и уставился в потрескивающий огонь, словно бы перенесся назад во времени и снова переживает погребенные в памяти события тех давних дней.

— «Звезда Смерти», — произнес Кворл. — Я был на «Звезде Смерти». Когда гранд-мофф Таркин взорвал Алдераан, мы прибыли сюда, чтобы уничтожить базу повстанцев. Это была наша следующая цель.

Джейна с грустью вспомнила мамины рассказы о прекрасной зеленой планете Алдераан, о городах с высокими башнями, высившимися на равнинах, и о мирном пении ветра. Родина принцессы Леи была оплотом цивилизации и галактической культуры, но прислужники Империи с невероятной жестокостью превратили ее в осколки одним выстрелом.

— Нужно любой ценой уничтожить повстанцев, — продолжал Кворл. — Повстанцы вредят Империи. — Он говорил механически, словно бездумно твердил зазубренный урок. — Новый Порядок, установленный Императором, спасет галактику. Повстанцы хотят разрушить царство нашей мечты, поэтому повстанцев надо уничтожить. Они — угроза миру и стабильности.

— Вы служили на «Звезде Смерти», — напомнил Джейсен. — Это было двадцать лет назад. А дальше что произошло?

Кворл не отрываясь глядел в огонь. Хриплый голос был не громче шепота.

— Повстанцы знали, что мы появимся. Они сражались с нами. Они послали против боевой станции свои силы обороны. В воздух были подняты все эскадрильи СИДов. Я летел со своей эскадрильей. Все мои соратники погибли, когда Х-крылы открыли заградительный огонь. Меня подбили. Вышла из строя одна из солнечных батарей. Я потерял управление и вошел в штопор. Находился далеко от «Звезды Смерти». Надо было вернуться и встать на ремонт. Связь барахлит, эфир забит запросами о помощи. Я слетел с орбиты и стал падать на четвертый спутник Явина. Старался связаться со своими. Потом это получилось, и мне велели ждать спасателей. Мне велели посадить корабль как можно мягче и ждать.

— И вы разбились, — кивнула Джейна.

— Джунгли смягчили падение. Меня выбросило из корабля в густой кустарник, а одна из батарей застряла в ветвях. Я пополз к моему кораблю. Старался держаться поближе, но не слишком, — боялся взрыва. Рука… — Он пошевелил скрюченной левой рукой, затянутой в перчатку. — Скверный перелом, сухожилия порваны. Посмотрел в небо — и тут как раз взорвалась «Звезда Смерти». Как второе солнце. Осколки горят, разлетаются. Наверное, лесных пожаров было очень много. Месяца два шли метеоритные дожди, потому что обломки падали в джунгли. И я остался здесь.

Танцующее пламя бросало на лицо Кворла желтые отсветы. Шепоты ночных джунглей норовили убаюкать. Пилот ничем не давал понять, что осознает присутствие двух пленников. Он словно окаменел. Только губы шевелились.

— Я ждал. Выполнял приказ. Никто не прибыл.

— Но ведь столько времени прошло! — ужаснулась Джейна. — Конечно, довольно долго тут никого не было, но ведь Академия джедаев открылась одиннадцать лет назад! Почему вы не объявились? Вы хоть знаете, что произошло в галактике с тех пор, как разбился ваш корабль?

— Капитуляция есть измена! — выпалил Кворл, глядя на нее с перекошенным от гнева морщинистым лицом.

— Честное слово! — воскликнул Джейсен. — Война закончилась, Империи больше нет! — Он глубоко вздохнул и продолжал: — Дарт Вейдер погиб. Император погиб. Теперь в галактике правит Новая Республика. Только в Глубинных мирах еще остались твердыни сторонников Империи.

— Не верю, — бесстрастно ответил Кворл.

— Если вы позволите нам проводить вас в Академию джедаев, сами во всем убедитесь. Мы вам все покажем, — предложила Джейна. — Неужели вам не хочется вернуться домой? Разве вам не надоело тут жить? Да и руку можно вылечить.

Кворл уставился на свою перчатку.

— У меня была аптечка, — проговорил он. — Лечил, как мог. Получилось хорошо, хотя было очень больно… долго.

— Но у нас же есть врачи-джедаи! — настаивала Джейна. — И медицинские дроиды. Вы снова будете здоровы и счастливы! Зачем вам тут сидеть? Предавать вам уже нечего: Империи больше нет.

— Молчите, — приказал Кворл. — Империя будет всегда. Император непобедим.

— Император же погиб! — твердил Джейсен.

— Империя бессмертна, — возразил Кворл.

— Ну хорошо, если вы не хотите, чтобы мы взяли вас с собой туда, где вам окажут помощь, тогда что вам нужно? — спросила Джейна.

— Чего вы добиваетесь? — подхватил Джейсен — Что нам сделать, Кворл, чтобы вы были довольны?

Пилот отвел глаза от огня и уставился на них. Изможденное обветренное лицо засияло от одержимости и внутренней силы, пробившихся наружу откуда-то с задворков его сознания.

— Почините мне корабль, все доделайте, — велел он. — Тогда я улечу из этой тюрьмы. В Империи меня встретят как славного героя. Капитуляция есть измена, а я никогда не сдавался.

— А если мы откажемся? — дерзко спросил Джейсен. Джейна едва не пнула его — нечего сердить вооруженного врага!

Кворл снова был бесстрастен. Оглядев пленника, он уронил: — Пущу в расход.

15

Когда Эм Тиди упал с плетеного пояса Лоубакки, у него ушло несколько секунд на то, чтобы подстроить сенсоры. Он все падал и падал, путаясь в листьях, стукаясь о сучья и отскакивая от пружинящих веток, и наконец застрял в густом переплетении пышных лиан, опутавших нижние сучья.

— Господин Лоубакка, вернитесь! — запищал дроид, увеличив громкость до максимума. — Не бросайте меня! Ох-ох! А ведь у меня это с самого начала не вызывало доверия!

Он настроил оптические сенсоры, чтобы лучше видеть в тенистом подлеске. Заросли оказались такими густыми, что существу габаритов вуки, даже юного, там было в принципе не протиснуться.

— Помогите! Помогите! — взывал Эм Тиди. Он решил, что целесообразнее всего будет кричать каждые сорок пять секунд, потому что подсчитал, что за это время случайный прохожий может оказаться в пределах слышимости.

Поскольку двигаться Эм Тиди не мог и разведать местность тоже, он был в состоянии лишь предположить, что находится метрах в двадцати над землей. Оставалось только надеяться, что ветки, случайно качнувшись, не сбросят его вниз. Упав с такой высоты, можно стукнуться об обломок окаменевшей лавы, и тогда корпус расколется, микросхемы разлетятся по джунглям, и никогда уже Эм Тиди не будет прежним, никто не сможет его починить… При этой мысли проводка едва не заискрила.

Прошло сорок четыре секунды. Дроид снова позвал на помощь и стал ждать. Он повторял призыв еще час одиннадцать минут, страстно надеясь привлечь внимание хоть какого-нибудь потенциального спасителя.

Когда же спаситель явился, Эм Тиди горячо пожалел, что не отключил динамики вовсе.

По сучьям неслась стайка щебечущих вуламандр, шурша листьями и ломая побеги. Эти лесные создания были шумны и подвижны и умели ловко перескакивать с тонких веток на толстые и обратно, не теряя равновесия. Несмотря на собственное верещание, они сумели расслышать вопли Эм Тиди. По всей видимости, им страх как хотелось поглядеть, кто это так громко орет в сгущающихся вечерних сумерках.

У Эм Тиди была небольшая база данных по Явину-4, и он знал, что вуламандры — общественные животные с весьма развитым любопытством. Заслышав его, они стали искать источник звука, расширяя вертикальные зрачки глаз. Острое зрение позволило вуламандрам в считанные секунды заметить блестящий корпус дроидапереводчика. К бедняге Эм Тиди кинулась стая ярких пушистых созданий.

— Не надо! — взмолился бедняга. — Извините великодушно, но я надеялся, что спасать меня будет кто-нибудь другой!

Вуламандры подобрались поближе. Листья шуршали, ветки потрескивали под их лапами. Лиловый мех топорщился от восторга и волнения.

— Уходите! Кыш! — завопил Эм Тиди. Вуламандры радостно заверещали — еще бы, такая находка! Один из них, крупный самец, выхватил Эм Тиди из лианового гамака.

— Положите меня, пожалуйста, на место! — потребовал Эм Тиди. — Я настаиваю на том, чтобы меня немедленно положили на место!

Крупный самец передал Эм Тиди подружке, и та принялась вертеть его в лапах, пытаясь подцепить коготком блестящую крышку. Чумазым пальцем она поковырялась в обведенном золотой рамкой оптическом сенсоре.

— Это же мой глаз! — взвыл Эм Тиди. — Выньте палец! Ну вот, теперь вы меня перевернули… Верните на место! Положите!

Самочка потрясла его и постучала по нему кулачком, — а ну как он умеет и другие звуки издавать? Когда же она подобралась к толстому суку и приноровилась разбить о него дроида, словно большой орех, Эм Тиди запустил аварийную сирену, и та завыла и заулюлюкала настолько громко и пронзительно, что самочка выронила капризную игрушку. Отскочив от сука, Эм Тиди снова застрял, но на сей раз между очень тонкими ветками, и свалиться оттуда было проще простого.

— На помощь! — закричал он.

Небольшая вуламандра нагнулась, выхватила его из развилки и, держа добычу высоко над головой, помчалась по веткам, визжа от восторга, а Эм Тиди продолжал отчаянно вопить. За малышкой неслись, вереща и требуя поделиться, прочие детеныши.

Эм Тиди было так страшно, что подобная паника запросто могла вызвать короткое замыкание, поэтому он счел за лучшее отключиться — лучше не знать, что с ним будет.

Поздней ночью он осторожно включился и ничего не увидел: все заслонял густой мех. Он ощутил легкое колебание воздуха — дыхание, сопение. Затем маленькая вуламандра пошевелилась во сне и повернулась на бок, и Эм Тиди обнаружил, что малышка лежит в развилке ветвей, прижимая любимую игрушку к: меховому пузику. Над ними в кроне дерева расположилась вся остальная семья. Вуламандры мирно посапывали и вздыхали во сне. Эм Тиди едва не позвал на помощь снова, не теряя надежды на появление спасителя, однако шумные вуламандры наконец спали, и надо было дорожить минутами покоя. Оставалось лишь надеяться, что завтрашний день окажется лучше.

16

Рассвело почти мгновенно, и сразу стало жарко. Белое солнце ползло по небу над зеленым Явином. Воздух прогрелся, из впадин в земле поднималась накопившаяся за ночь сырость, и было очень душно. Джейсен и Джейна спали плохо и неровно, потому что руки у них по-прежнему были связаны упругими лианами. Джейсен горько раскаивался, что жалел времени на трудные упражнения в использовании Силы. У него не хватило бы ни умения, ни аккуратности на то, чтобы при помощи ментальных техник распутать узлы на лианах.

Когда рассвело достаточно, чтобы можно было работать, Кворл выбрался из шалаша и растолкал близнецов. Дав им напиться холодной воды, которую зачерпнул из ручья выдолбленной тыквой, он длинным каменным ножом разрезал лианы.

Джейсен стал сжимать кулаки и разминать запястья. Кололо и щипало в затекших руках просто немилосердно.

Пилот нацелил на них бластер и махнул рукой: — Обратно к истребителю, — велел он. — Работать.

Джейсен и Джейна поплелись по джунглям, спотыкаясь о корни и лианы. Пилот шел за ними по пятам. Они выбрались на поляну, где лежал истребитель. Обшивка отблескивала в первых утренних лучах. Когда Джейсен увидел подпалины в тех местах, куда Кворл стрелял, целясь в Тепел Ка и Лоуи, у него по спине побежали мурашки.

— Я знаю, что вы уже почти завершили ремонт, — сказал пилот. — Я уже несколько дней за вами наблюдаю. Сегодня вы все доделаете.

Джейна сощурила ореховые глаза и нахмурилась.

— Так быстро мы не можем, тем более вдвоем. Этот корабль пролежал здесь двадцать лет. — Мы еще не расчистили субсветовые двигатели. Конверторы энергии надо вообще заменить.

Покосившись на сестру, Джейсен понял, что она врет.

— И киберпредохранители надо поставить, — продолжала она. — Система воздухообмена совсем засорилась, так что надо…

Кворл поднял бластер, но голос его был по-прежнему бесстрастен.

— Сегодня, — повторил он. — Сегодня вы все доделаете.

— Бластеры-шмастеры! Он это серьезно! — шепнул Джейсен. — Покажи, чего делать-то!

— Ладно, — вздохнула Джейна. — Ты вчера опрокинул ящик — так вот, собери все инструменты. Вот, возьми гаечный ключ. А мне пока что надо кое-что откалибровать в двигателе.

Кворл уселся на большой замшелый валун и здоровой рукой принялся отряхивать с ног настырных насекомых. Он сидел, словно дроид-часовой, и не отрываясь наблюдал за работой близнецов. Джейсен старался не думать ни о нем, ни о бластере.

Он чувствовал, что в Джейне закипает гнев и досада. Ничего дельного она сейчас придумать не могла. Конечно, размышлял Джейсен, можно просто саботировать ремонт, но Кворл сразу обо всем догадается и поквитается с ними. Рисковать нельзя.

Как Джейсен жалел, что его восторженная сестрица установила на корабле гипердвигатель, подарок отца! Как он жалел, что все работали с таким жаром и почти все доделали! Но теперь сокрушаться было поздно.

Джейсен вытер пот со лба. В животе урчало. Он повернулся к сидевшему неподалеку на камне пилоту, который по-прежнему целился в них из бластера. Джейсен уже начал от этого уставать.

— Кворл, — окликнул он, намеренно обращаясь к врагу по имени. — Можно нам воды и чего-нибудь поесть? Мы хотим есть. Это мешает работать.

Кворл слегка кивнул и начал подниматься на ноги, но вдруг застыл, помедлил и снова сел.

— Еда и вода будут, когда вы все доделаете.

— Что? — в отчаянии воскликнул Джейсен. — На это же целый день уйдет!

— Значит, весь день будете хотеть есть и пить, — ответил Кворл. Вид у него был нетерпеливый и встревоженный. — Не останавливайтесь. Работайте.

Джейсен понял, что Кворл волнуется, как бы Тенел Ка или Лоуи не удалось добраться до Академии джедаев и привести помощь. До Великого Храма было ужасно далеко, кругом расстилались полные опасностей джунгли, но надежда умирает последней.

Джейна между тем наладила регулятор системы охлаждения. Она повернула кран, и холодная ослепительно-белая струя переохлажденного пара с визгом вырвалась вверх. Металлическая обшивка вокруг заиндевела. Джейна отступила на шаг и грязной рукой потерла щеки. Под ореховыми глазами появились черные пятна.

— Кворл, — спросила она, — а кто вас ждет дома?

— Мне надо будет отчитаться в выполнении долга, — был ответ.

— Но дом-то у вас есть? Семья?

— Моя семья — Империя, — автоматически отбарабанил пилот.

— Но кто-то же вас любит? — допытывалась Джейна.

Кворл помедлил долю секунды, а потом грозно поднял бластер: — Работать!

Джейна пихнула брата в бок: — Давай, Джейсен. Неси-ка сюда те пакетики уплотнителя для обшивки. Все, что остались, — вздохнула она. — Надо укрепить оплавившиеся места. — Она показала на три круглых пятна на броне. — Кворл сам повредил корабль не далее как вчера, когда палил по нам.

Джейна кувалдой отрихтовала вмятины. Джейсен порылся в ящике с инструментами и нашел пакетики «живого» уплотнителя. Особая паста сама наползала на поврежденный участок, сама выравнивалась, а потом затвердевала и становилась даже прочнее, чем сплав, из которого была сделана броня. Джейсен залатал одно из пятен — послышалось легкое шипение, взвился дымок, и пятно исчезло. Джейна занялась следующим.

Третье оказалось высоко, у самого багажного отсека, вблизи от открытого транспаристилового купола кабины. Джейсен взял последний пакетик и полез на верх корабля. Залатав подпалину, он стал ждать, когда уплотнитель схватится.

Глядя, как вязкая паста делает свое дело, Джейсен слушал шорохи от копошащихся кругом мелких зверюшек. Он почувствовал, что одна из них совсем рядом, и, взглянув вниз, в багажный отсек, заметил едва различимый мерцающий отблеск. Сердце у него екнуло. Он нагнулся, протянул руку и схватил свою добычу. Надежда умирает последней.

— Парень, вылезай оттуда! — закричал Кворл. — Я должен тебя видеть.

Джейна с озабоченным видом шепнула: — Что ты там делаешь? Что ты нашел?

Джейсен коротко улыбнулся и снова стал серьезным, чтобы Кворл ничего не заметил: — Кажется, мы спасены.

— Хватит разговоров! — рявкнул Кворл. — Шевелитесь!

— Мы и так стараемся, — спокойно отозвалась Джейна.

— Мало стараетесь! — закричал пилот. — Надо вас подхлестнуть! Вот что: если ты не закончишь ремонт в ближайшее время, я пристрелю твоего братца, и будешь все доделывать одна!

Джейсен и Джейна разом ошеломленно взглянули на пилота.

— Кворл, так же нельзя, — пробормотала Джейна.

— Я солдат Империи, — ответил Кворл. — Меня учили при необходимости делать все, что угодно. И я это сделаю.

Джейсен с трудом сглотнул. Было ясно, что пилот говорит истинную правду.

— Не сомневаюсь, — вполголоса произнес он.

Тогда Джейна вздохнула и с гримасой отвращения швырнула гаечный ключ на кучу инструментов. Она вытерла замасленные руки о штанины комбинезона.

— Ладно, — бросила она. — Готово. Мы сделали все, что могли. Можно лететь.

17

Лоубакка все рычал — тревожно и смущенно. Он размахивал могучими мохнатыми лапами, пытаясь выразить серьезность ситуации. Вуки ломал голову над тем, как бы донести до окружающих то, что он хочет сказать; надо было во что бы то ни стало объяснить все про СИД-истребитель и добиться помощи для Джейны, Джейсена и Тенел Ка.

Тионн и ученики-джедаи, столпившиеся вокруг Лоубакки, волновались все больше и больше. Никто из них не знал языка вуки.

— Лоубакка, я тебя не понимаю, — развела руками Тионн. — Где твой дроидпереводчик?

Лоуи снова похлопал себя по поясу и расстроено завыл. Он и представить себе не мог, что когда-нибудь ему будет настолько не хватать настырного дроида.

— Где Джейсен, Джейна и Тенел Ка? — спросила Тионн. — Они живы?

Лоубакка снова зарычал и замахал лапами в сторону джунглей.

— Несчастный случай? Они ранены? — пыталась догадаться Тионн. Ее перламутровые глаза потемнели от тревоги, а серебряные пряди вились, словно живые. Узкими нежными ладонями она стиснула косматую лапу Лоубакки.

Когда Тионн пела баллады о джедаях в большом лекционном зале, голос у нее был спокойный и ласковый. Сейчас в нем появились твердые острые нотки — сила подлинного рыцаря-джедая.

Лоубакка пытался придумать, как все объяснить, но чем сильнее он волновался, тем труднее было это сделать. Его слова никто не понимал. Можно, конечно, размахивать лапами в сторону джунглей, но как описать разбитый истребитель? Как рассказать об оставшемся в живых имперском пилоте? О том, что близнецов взяли в заложники?

Юные ученики-джедаи держали свою деятельность в строжайшей тайне. Они никому не говорили, что чинят разбитый корабль. Джейна хотела сделать из этого сюрприз и похвастаться отремонтированным истребителем перед соучениками. Теперь это работало против них. Никто не понимал, о чем говорит Лоуи, и никто ничего не знал о потерпевшем крушение корабле.

К тому же он не знал, что стало с Тенел Ка. Может быть, она убита? Или ей все-таки удалось сбежать? Неужели она заблудилась в джунглях, и теперь ее выслеживают хищники? Он застонал от досады.

Не в силах больше сдерживаться, Лоуи изложил свою историю, громко рыча и урча, на языке вуки. Все разволновались еще больше, но ни слова понять не могли. Поддавшись отчаянию, Лоубакка стукнул кулаком по каменной стене и мимо Тионн и толпы учеников помчался в прохладную темноту Великого Храма.

— Ты куда, Лоубакка? — окликнула его Тионн, но тот даже не обернулся.

Несмотря на то, что Лоубакка очень устал, угнаться за ним не мог никто. Длинные могучие ноги уносили его по извилистым коридорам древней каменной громады, и хромоты почти не было заметно. Окончательно запыхавшись, юный вуки добежал до комнаты, которая в те времена, когда в храме была база повстанцев, служила коммуникационным центром. Люк Скайуокер оборудовал ее, чтобы держать постоянную связь с остальной Новой Республикой.

Лоуи знал, что его дядя Чубакка находится в пределах системы Явина неподалеку от оранжевого газового гиганта, где Лэндо Калриссиан собирался начать добычу самоцветов. Если только Лоуи сумеет выйти на связь с «Тысячелетним Соколом» и поговорить с дядей, тот сможет все объяснить. Чубакка и отец Джейсена и Джейны Хан Соло сумеют придумать, что предпринять.

Громко вздохнув от облегчения, Лоуи прыгнул в кресло перед панелью управления.

Комната была битком набита компьютерами и электронным оборудованием — сейчас вуки казалось, что ничего другого он здесь, в академии, толком и не знает. Они-то его и поймут.

Лоуи быстро и уверенно разобрался с панелью управления и пробежался пальцами по клавиатуре. Когда Тионн и прочие добрались до коммуникационного центра, Лоуи уже установил прямой канал связи с «Тысячелетним Соколом».

Тионн сразу поняла, что он делает, и, кивнув и уронив: «Молодец, Лоубакка», — замерла в ожидании. Послышался сонный голос Хана Соло.

— Соло на связи… С кем я говорю? Люк, ты? Это что, Академия джедаев?

Лоубакка заревел в микрофон, от души надеясь, что этот-то человек его поймет. Однако Тионн нагнулась и первой взяла микрофон: — Генерал Соло, у нас неприятности. Близнецы и Тенел Ка пропали, Лоубакка пытается нам объяснить, что случилось, но он потерял дроида-переводчика, и мы его не понимаем.

Из динамика раздался изумленный рык Чубакки. Лоуи, сбиваясь от волнения, еще раз выложил все, что знал, на языке вуки. Чубакка возмущенно заревел, и снова вмешался Хан: — Да тише ты, приятель! Я все слышал, но не все уловил. Что там насчет разбитого СИД-истребителя и пилота, который взял детей в плен?

Оба вуки хором согласно заурчали.

— Ладно, не дергайтесь там. Мы к вам летим! — пообещал Хан. — Со станции Лэндо мы можем стартовать хоть через минуту. Все равно собирались двигаться. Часа через два будем у вас — к середине вашего утра, да? Давайте, держитесь и, если что, прикройте меня с тыла, когда я пойду выручать малышню!

Лоуи и Чубакка снова согласно заурчали, а Тионн в изумлении взглянула на юного вуки: — СИД-истребитель? Здесь силы Империи? Надо поскорее подготовиться к обороне.

«Тысячелетний Сокол», ослепительно сверкая субсветовыми двигателями, прорезал темно-сииие верхние слои атмосферы и устремился к древним строениям массасси. Лоуи стоял на посадочной площадке перед Великим Храмом, в нетерпении ожидая прибытия дядюшки. Завидев приближающийся корабль, он приветственно замахал косматыми лапами.

С каждой минутой становилось все теплее. «Тысячелетнему Соколу» понадобилось два часа, чтобы покинуть газовый гигант Явин и долететь до покрытого джунглями спутника, но Лоуи показалось, что так долго ему в жизни не приходилось ждать.

Когда «Тысячелетний Сокол» зашел на посадку, свистя двигателями, Лоубакка отошел под Деревья. Установились посадочные подпорки, и с корабля спустили трап.

Из недр корабля показался Чубакка. Пригнувшись, чтобы не стукнуться головой о переборку, он выскочил наружу и устремился в Храм. Лоуи, прихрамывая, перехватил его на полпути. Тут же к ним присоединился Хан Соло — не теряя времени даром, он держал бластер наизготовку.

— Ну что, собрались? Пора спасать детишек. Полетели! — крикнул Хан. Навстречу ему кинулись Тионн и несколько учеников. Хан огляделся: — А Люк-то где? Еще не вернулся?

— Мастера Скайуокера здесь нет, — ответила Тионн. — Будем защищаться сами.

— Разберемся, — отмахнулся Хан. — Лэндо одолжил нам кое-какого оружия, лазерные пушки заряжены под завязку. Лоуи, можешь показать, где держат малышей?

Лоубакка кивнул косматой головой.

— Если тут поблизости ошиваются еще имперские истребители, — грозно сказал Хан, — то вам, Тионн, нужно прежде всего думать об обороне академии. Ясно, что это будет их наипервейшая цель. Империи, по-моему, не особенно нравится, что Новая Республика растит себе поколение джедаев.

— Мы защитим академию, генерал Соло, — заверила его Тионн. — Спасайте детей.

— Заметано, — кивнул Хан. — Лоуи, пошли.

18

Рев сдвоенных ионных двигателей сотряс тишину лесного утра. СИД-истребитель ожил. Птицы, вереща от страха, взлетели на верхние ветви. Вокруг имперского корабля клубилась пыль и скрученные сухие листья.

Кворл, закрыв купол кабины, медленно и мягко запускал двигатели, словно чувствуя, как мощь машины струится из его пальцев. Из выхлопных отверстий в задней части боевого корабля валил зловонный бурый дым. Имперский корабль рычал, снова готовый к действию после долгого отпуска.

Пилот показался из кабины, держа в руке потрепанный шлем. Шланги респиратора болтались, потому что кислородные баллоны все равно были пусты. Хотя блестящие стекла защитных очков за долгие годы были исцарапаны и помутнели, нилот нес шлем с гордостью, словно реликвию.

Кворл был готов доложить об исполнении долга.

— Системы тяги проверены, — сообщил он. — Поскольку корабль теперь оснащен гипердвигателем, я получил возможность пересечь галактику и найти остатки моей Империи. Иначе я был бы прикован к этой планетке.

— Вот уж молодец так молодец, сестрица, — буркнул Джейсен. Джейна с размаху двинула брата локтем иод ребра, и он умолк.

— Ас нами вы как поступите, Кворл? — спросила Джейна пилота. — Зачем вам куда-то отсюда лететь? Если вы просто вернетесь вместе с нами в Академию джедаев, никто вам ничего не сделает: война кончилась.

— Капитуляция есть измена! — рявкнул Кворл с таким жаром, которого Джейсен раньше в нем не замечал. Рука пилота, направлявшая на близнецов изрядно уже надоевший бластер, заметно тряслась.

— Больше вы ничем не можете быть мне полезны, — произнес он с глухой угрозой.

Джейсен похолодел. Джейна надеялась сделать из истребителя прогулочный корабль и кататься на нем, как Лоуи на своем Т-23, только вот на крошечном истребителе было лишь одно место — кресло пилота. Кворл попросту не сможет взять их с собой в качестве пленников, как бы ему этого не хотелось. Не решит ли пилот со свойственным имперцам холодным расчетом попросту убрать единственных свидетелей его существования и долгой жизни в джунглях? Может быть, он их попросту застрелит и улетит восвояси?

Джейсен отчаянно пытался посылать Кворлу успокоительные сигналы, как часто делал, общаясь с хрустальными змейками. Но ничего не вышло: он наткнулся на холодную стену, заставлявшую Кворла мыслить внедренными в сознание штампами.

Пилот между тем поглядел вокруг. Кажется, он смягчился. Джейсен не понял, в чем было дело, — помогли его умения джедая или просто солдат отвлекся.

— Так что вы с нами сделаете? — спросил Джейсен.

Кворл устало взглянул на близнецов. Теперь он казался совсем старым и изможденным.

— Вы мне очень помогли. Вы — единственные… живые души, с которыми я разговаривал за двадцать лет. Так что я оставлю вас здесь, в джунглях.

— Вы что, нас тут просто бросите? — поразилась Джейна. Теперь уж Джейсен пихнул ее локтем. Мысль о том, что придется остаться одним в джунглях, грела ему душу не больше, чем сестре, но было ясно — все это могло кончиться куда менее приятно.

— Будете достаточно находчивы — выберетесь, — сказал Кворл. — Я точно знаю. Я здесь жил. Может быть, вас, в конечном счете, найдут. Надежда — лучшее оружие. Не сомневаюсь, что вы попадете домой раньше, чем через двадцать лет.

Он помедлил секунду, обхватив руками черный шлем. За его спиной урчал отремонтированный истребитель, которому словно не терпелось снова отправиться в полет.

— Радуйтесь, что вы целы и невредимы, — заметил Кворл. — А я вернусь в армию Империи. Последнее, что мне осталось сделать на этом проклятом лесном спутнике, — это уничтожить базу повстанцев.

— Не надо! — хором закричали Джейсен и Джейна.

— Это же просто школа! Это никакая не военная база! — добавил Джейсен.

Но Кворл их словно бы не слышал. Он не спеша надел на седую голову старый потертый шлем и опустил защитные очки.

— Да погодите же! — со слезами на глазах взмолилась Джейна. — Там, в храмах, даже оружия никакого нет! — Она попыталась телепатически достучаться до пилота, чтобы тронуть его сердце, но тот лишь направил на нее бластер и отступил к кораблю.

Взобравшись в кабину истребителя, он устроился в древнем драном кресле перед приборной доской и закрыл купол кабины. Близнецы подбежали к кораблю и стали колотить кулаками по обшивке.

Рев двигателей стал громче, а репульсоры разбросали во все стороны сухие листья, камешки и прочий лесной мусор.

Истребитель зажужжал и поднялся из зарослей, в которых пролежал так долго. Джейна в последний раз попыталась ухватиться за пластины обшивки, но руки соскользнули с гладкого металла. Двигатель прибавил мощности, и Джейсен оттащил сестру подальше. Система охлаждения начала со свистом сбрасывать отработанные газы.

Близнецы кинулись под нависающее над поляной дерево массасси. Они остались одни в джунглях — одинокие и беспомощные.

Наконец истребитель Кворла, пролежавший в джунглях на Явине-4 больше двадцати лет, взмыл в воздух. Ионные двигатели взвыли — этот характерный вой в свое время наводил ужас на многих повстанцев.

Неожиданно легко лавируя между ветвями и стволами, истребитель набрал скорость, поднялся над джунглями и помчался к Академии джедаев.

19

В темноте лесной ночи Тенел Ка продиралась сквозь спутанные лианы и густые колючие кусты, уповая на то, что крылатые рептилии прекратят преследование. Девушка задыхалась от напряжения, в груди так и горело, но она изо всех сил старалась не закричать.

Прямо за спиной слышалось хлопанье широких кожистых крыльев, кошмарные двухголовые твари пикировали на нее, выставив убийственно острые когти, хриплые вопли леденили душу. Тенел Ка вспомнила, что подобное чудище много лет назад едва не убило мастера Скайуокера. Как эти твари умудряются так здорово маневрировать ночью в джунглях? — поражалась она. — Почему же никак не удается оторваться?

Заросли кругом шипели и щебетали, хвост со смертоносным жалом мелькнул у самого плеча. Значит, крылатое чудище догнало ее и летит прямо над головой! Что же делать?

Она протиснулась в развилку между двумя стволами. «Бум!» — послышалось над головой: значит, летучая тварь застряла в ловушке. «Отлично, — подумала Тенел Ка. — Остальным придется искать обходные пути. Удалось выиграть время».

Тенел Ка бросилась через поляну к темной массе — она надеялась, что это густой кустарник, однако недооценила скорость, с которой крылатые рептилии способны облетать препятствия. Девушка ощутила грозное дуновение поднятого крыльями ветра. Твари ринулись вниз прямо перед ней.

Тенел Ка скорее почувствовала, чем увидела растопыренные когти и бросилась было в сторону, но поскользнулась на какой-то гнилой гадости и рухнула на замшелое поваленное дерево. Она почувствовала, как еще одна пара когтистых лап царапнула воздух там, где только что был ее живот.

Тенел Ка вздрогнула, когда две пасти разом испустили злобный вопль и тварь взмыла под сень переплетенных ветвей.

Ну почему как только понадобятся джедайские успокоительные техники, их никак не вспомнить? Надо было учить! Девушка закрыла глаза, ощутила угрозу и перекатилась на бок как раз в тот момент, когда рептилия заложила вираж для очередной атаки.

Хлопанье десятков крыльев заставило Тенел Ка двигаться. На четвереньках она продралась сквозь какие-то колючки, немилосердно царапавшие голые руки и ноги, вскочила и кинулась бежать дальше.

«Ощущай, — велела она себе. — Призови Силу».

Словно бы машинально Тенел Ка свернула в сторону. Она не знала, с чего вдруг ей пришло в голову это сделать, потому что все равно в ночном мраке ничего не видела, но была твердо уверена, что поступила правильно. Она снова и снова уворачивалась от ударов ядовитых жал на хвосте и от цепких когтей и, наконец, добежала до группы прижавшихся друг к другу деревьев массасси. При звуке ее шагов в кронах началась яростная перебранка визжащих и щебечущих голосов.

Судя по звукам, в ветвях засела большая стая устроившихся вместе на ночлег вуламандр. Должно быть, Тенел Ка их разбудила. Может быть, теперь жуткие ящеры от нее отвлекутся?

Тенел Ка согнулась и нырнула под спасительную сень теснящихся деревьев. Погоня тут же отстала. Девушка слышала высоко над головой вопли крылатых хищников — лишившись добычи, твари набросились на вуламандр. Летучие чудовища страшно ревели, охваченные жаждой крови, а вуламандры, поначалу перепугавшись, вскоре стали отвечать им разгневанными дерзкими голосами. В ветвях кипела битва.

Золотисто-рыжие волосы Тенел Ка слиплись от пота, в них запутались листья, веточки и прочая дрянь. Девушка встряхнула головой.

И тут ей показалось, что среди общего гвалта она различила знакомый тоненький голосок.

— О, прошу вас, будьте поосторожнее! У меня невероятно сложные схемы, меня ни при каких обстоятельствах нельзя… — и голос сорвался на пронзительный писк. Шмяк! Что-то твердое шлепнулось к ногам Тенел Ка.

— Эм Тиди, это ты?! — поразилась девушка. Пошарив вокруг, она нащупала округлый металлический предмет.

— Ах, госпожа Тенел Ка, неужели это вы! — заверещал крошка-дроид. — Я буду вечно благодарен вам за спасение! Ох, ох, вы и представить себе не можете, что мне довелось пережить! — простонал он. — Меня ковыряли, толкали, швыряли, трясли! А этот кошмарный…

— Я провела ночь не более приятно, чем ты, — сухо оборвала его Тенел Ка.

— О, послушайте! Какая удача! — воскликнул Эм Тиди. — Этих ужасных существ, кажется, больше нет!

Тенел Ка не поняла, о ком говорит Эм Тиди, — о вуламандрах или о летучих ящерах, но действительно различила, что шум битвы мало-помалу затихает где-то вдали.

— Надо спасаться, госпожа Тенел Ка, надо срочно спасаться!

— Сейчас нельзя. Нужно подождать до утра. Можешь посторожить, пока я посплю?

— Буду несказанно рад стеречь ваш сон, госпожа моя, но неужели так уж необходимо ночевать прямо здесь?

— Да, необходимо, — отрезала Тенел Ка. Она твердо решила, что главные опасности позади. — Надо подождать до утра, а тогда я залезу на дерево и сориентируюсь, — Но зачем же, госпожа моя, так трудиться?

— Потому что мы заблудились в джунглях, — нахмурилась Тенел Ка. — Факт.

— Ах, неужели вас тревожит только это? — поразился Эм Тиди. — Почему же вы сразу не сказали? В конце концов, я владею шестью способами коммуникации и оснащен всевозможными сенсорами — фотооптическими, обонятельными, навигационными, слуховыми…

— Навигационными? — перебила его Тенел Ка. — То есть ты хочешь сказать, что знаешь, где мы находимся?

— И весьма точно, госпожа Тенел Ка. Я же уже упоминал…

Тенел Ка со стоном помотала головой.

— Хорошо, Эм Тиди. Пошли. Веди.

На душе у Тенел Ка стало совсем солнечно, куда светлее, чем от лучей из глаз Эм Тиди, освещавших ей путь. Несмотря на то, что крошка-дроид был способен вывести из себя кого угодно, девушка была несказанно рада его обществу. Эм Тиди с искренним интересом выслушал рассказ о том, что случилось с нею с тех пор, как пилот СИД-истребителя едва не захватил ее в плен вчера днем. А Тенел Ка, узнав об аварии Т-23 и о том, как Эм Тиди побывал у вуламандр, задумалась о том, что же сталось с Лоубаккой и близнецами.

Она останавливалась лишь затем, чтобы отхлебнуть глоток воды или залепить пластырем очередную царапину. На поясе у нее была аптечка, так что удалось даже перевязать следы когтей на руке и укус на ноге. Раны горели и пульсировали, но Тенел Ка не сбавляла ходу. Большую часть пути она пробежала и даже тогда, когда совсем выбивалась из сил, шла размашистым шагом.

Далекое белое солнце системы Явина стояло высоко в утреннем небе, когда Тенел Ка и Эм Тиди наконец оказались па посадочной площадке перед Великим Храмом. Нагретая солнцем кладка древней пирамиды сияла, словно маяк.

— Дошли! — радостно запищал Эм Тиди. Тенел Ка огляделась и увидела посреди площадки старого знакомого — «Тысячелетний Сокол».

К переоборудованному легкому транспортному кораблю на полной скорости неслись два вуки — побольше и поменьше, — и отец Джейсена и Джейны Хан Соло. Девушка тут же поняла, зачем они здесь и куда так спешат, и тоже свернула к «Соколу», размахивая руками и крича, чтобы обратить на себя внимание.

И тут над головой раздался леденящий душу вой приближающегося СИДистребителя. Тенел Ка ускорила бег.

Однако Соло и оба вуки ее не заметили. Все трое так спешили па помощь Джейсену и Джейне, что, не оборачиваясь, взбежали по трапу «Сокола». Девушка услышала рев и поняла, что двигатели еще нужно прогреть на холостом ходу. Тенел Ка очень хотела тоже отправиться спасать близнецов, но докричаться до Соло и вуки ей не удалось.

— Эм Тиди, позови их, — велела она, из последних сил мчась к кораблю на дрожащих от усталости ногах.

— Вы хотите сказать, что желаете связаться с кораблем?

— Факт!

— Конечно, госпожа моя, я буду просто в восторге, только вот что я должен.. .

— Давай! — Тенел Ка скрипнула зубами и рванулась вперед.

И вдруг над посадочной площадкой загремел на полной мощности голос Эм Тиди.

— Внимание, «Тысячелетний Сокол»! Просьба немедленно отложить вылет и взять на борт еще двоих пассажиров!

Тенел Ка даже не обратила внимания на то, как сильно зазвенело у нее в ушах, — ведь с «Тысячелетнего Сокола» спустили трап! Девушка взлетела по нему одним прыжком.

— Отлично, — прохрипела она, рухнув на пол кабины экипажа. — Отправляемся!

20

Кворл вел свой одинокий истребитель на полной скорости над густым ковром джунглей. Воздух Явина-4 с воем разбивался о круглую кабину пилота и прямоугольные солнечные батареи. Кворл вспомнил те дни, когда был еще курсантом. Он стал превосходным пилотом, одним из лучших в эскадрилье, — и на учениях, и потом, выполняя несокрушимую волю Императора.

Воздушные потоки подхватили корабль, и пилот отдался ощущению полета. Даже после стольких лет он ничего не забыл. Его переполняла радость от чувства трепещущей силы, наполнявшей двигатели истребителя, от ощущения свободы и возвращения из вынужденного изгнания.

Кворл глядел, как колышутся внизу от поднятого кораблем вихря зеленые узловатые кроны деревьев массасси. Оказалось, что управлять истребителем, когда у тебя рука изуродована и к тому же затянута в толстую перчатку, не очень-то удобно, но Кворл как-никак бывалый имперский пилот. Великий пилот. Он сумел посадить корабль с пробитым двигателем под ураганным огнем противника. Он два десятилетия прожил на вражеской территории, и засекли его всего лишь несколько дней назад.

И вот, мчась над густыми джунглями на бреющем полете, чтобы обмануть оборонительные сооружения базы повстанцев, Кворл чувствовал, как к нему стремительно возвращаются воспоминания и летное мастерство.

Империя — моя семья. Повстанцы стремятся уничтожить Новый Порядок. Повстанцы должны быть уничтожены. УНИЧТОЖЕНЫ!!!

Внезапность была его величайшим преимуществом. База будет атакована словно бы из ниоткуда. Он застанет повстанцев врасплох. Он откроет огонь из всех бортовых орудий. Он поравняется со строениями базы повстанцев и расстреляет их в пыль. Он истребит всех, кто затаился там и уничтожил «Звезду Смерти», тех, кто убил Дарта Вейдера и гранд-моффа Таркина. Он, воин-одиночка, сумеет отомстить за всю Империю.

Вот она! Кворл прищурил глаза за исцарапанными стеклами шлема. На большой поляне среди джунглей высился величественный каменный храм — ступенчатая пирамида, главное здание базы.

Кворл пролетел над твердыней Альянса совсем низко. Недалеко от храмов джунгли прорезала широкая медленная река. На другом берегу коричневато-зеленого потока громоздились развалины — кажется, необитаемые. Тут Кворл заметил мощную генераторную станцию совсем рядом с пирамидой и сразу понял, что не ошибся: здесь действительно военная база, а никакая не школа.

Заложив вираж для первой атаки, Кворл заметил, что перед Великим Храмом джунгли вырублены и оборудована взлетно-посадочная площадка. На ней был всего один звездолет — дискообразный, с двумя выступами спереди.

Кворл не распознал ни модель, ни происхождение одинокого корабля. Какое-то легкое грузовое судно, не похожее ни на Х-крылый повстанческий истребитель, ни вообще на боевые корабли, которые он когда-то изучал в суровые месяцы предполетной подготовки.

К неизвестному кораблю от каменной пирамиды бежала кучка людей. Наверно, спешат на боевые станции. Кворл усмехнулся. Сейчас он их…

Он пробежался по кнопкам на панели управления, запуская бортовое вооружение истребителя. Но не успел он поймать жертв в прицел, как они забрались в корабль, убрали трап, и звездолет приготовился взлететь.

Кворл решил не считать легкое судно достойной мишенью, по крайней мере пока. Вероятно, рассудил он, повстанцы держат более мощные боевые корабли в подземных ангарах. Если так, то в первую очередь надо помешать этой флотилии подняться в воздух, — например, разнести вход и сломать ворота так, чтобы их заклинило и корабли оказались заперта внутри.

Он заключил, что лучшей тактикой будет продолжать лететь по прямой и открыть шквальный огонь из лазерных пушек по главному сооружению — Великому Храму. Все здание разлетится в пыль. Хорошо бы стены провалились внутрь, тогда погибнут все повстанцы внутри и все оборудование базы.

Тогда можно будет развернуться и вплотную заняться одиноким кораблем. Успеется, даже если к тому времени он взлетит. Третьей мишенью станет генераторная станция.

И когда повстанцы будут окончательно парализованы его молниеносной атакой, можно будет развернуться в последний раз. Перезарядив лазерные пушки, он подчистит все, что уцелеет после первых заходов.

Вся операция от начала до конца займет всего несколько минут. Повстанцы будут разбиты.

Кворл навел прицел на Великий Храм, поймав вершину ступенчатой пирамиды с узкими прорезями окон и древними увитыми плющом изваяниями. СИД-истребитель пошел в атаку.

Кворл потянулся здоровой рукой к гашетке. Точно в нужный момент он нажал на нее, и на обычно бесстрастном лице расцвела улыбка предвкушения.

Но ничего не произошло.

Он давил на гашетку снова и снова — и ничего не происходило! Системы вооружения не отвечали!

Заложив новый вираж, Кворл снова прицелился и нажал на аварийную гашетку. Он снова и снова пытался выстрелить, но лазерные пушки были мертвее мертвого. Кворл в панике бросил взгляд на датчики, но все показатели были в норме.

Рукой в перчатке Кворл ударил по приборной панели, словно бы это могло чтото исправить. Надо сказать, что на старых имперских кораблях подобная тактика иногда срабатывала. Но не сейчас.

Кворл лихорадочно колотил по кнопкам, даже поднял панель и перезагрузил систему вооружения. Опустив руку, он пошарил вокруг сиденья — нет ли там какогонибудь инструмента, которым удастся починить разладившиеся лазерные пушки.

Краем глаза Кворл заметил какой-то отблеск, отразившийся в темном стекле защитных очков. Опустив взгляд, он увидел, что по полу кабины что-то ползет… что-то волнистое, едва заметное, мерцающее, прозрачное.

Хрустальная змейка приняла боевую стойку и уставилась на него, радужно сверкая треугольной головкой в свете ламп. Кворлу во время жизни в джунглях приходилось иметь дело с прорвой всяких рептилий, поэтому он сразу узнал ее и принял надлежащие меры.

Заорав, он попробовал отбросить ее подальше. Змейка раздула шею и куснула изуродованную руку, которой пилот попытался от нее закрыться. Копьевидные зубы вошли глубоко в толстую перчатку, но до руки не добрались.

Кворл яростно тряс рукой и чувствовал, как почти невидимая увесистая рептилия извивается и мотается по кабине.

Чтобы схватить здоровой рукой длинную рептилию сразу за головой, пришлось бросить штурвал. С криком отвращения пилот выбросил яростно сопротивляющуюся тварь в аварийный воздуховод. Змейка полетела вниз, в джунгли, мгновенно пропав из виду в ярком солнечном свете.

Кворл снова принялся сражаться с управлением безоружного корабля. Наверняка эти двойняшки-джедаи что-то там намудрили во время ремонта.

Ему удалось выровнять истребитель, но не успел он выработать новый план, как огонь открыли вражеские лазерные пушки. Воздух вокруг затрещал от энергетических разрядов.

Он крутанул штурвал здоровой рукой, и истребитель лег на правый борт. Легкий повстанческий корабль поднялся в воздух и несся за Кворлом, словно разъяренная хищная птица за добычей. Его-то вооружение работало отлично.

Кворл запустил ионные двигатели на полную мощность. Оставалось только спасаться.

В чаще джунглей у шалаша Кворла сидели, глубоко сосредоточившись, Джейсен и Джейна. Посредством Силы они старались узнать, что делается в Академии джедаев. Пока что у них получались только смутные образы, отдаленные отзвуки мыслей… Но и этого было достаточно.

— Он не знал, что я не стала чинить систему вооружения, — сказала наконец Джейна. — Вообще-то он никогда об этом и не спрашивал. А интерфейс я подстроила так, чтобы все датчики показывали норму. Лететь-то он летит, но защищаться ему нечем.

— Ага. И хрустальная змейка, по-моему, его отвлекла, — кивнул Джейсен. — Интересно, что с ней сталось.

Близнецы с улыбкой переглянулись. — Ну, а теперь, — продолжал Джейсен, прищурившись на утреннее солнце, пронизывающее листву, — наступает следующий этап: надо придумать, как добраться домой.

Джейна отбросила с лица спутанную прядь некогда тщательно расчесанных волос и глубоко вздохнула.

— Заметано, — ответила она, потирая руки. — Ну и чего мы ждем?

21

— Держись! — кричал Хан Соло.

«Тысячелетний Сокол» поднялся с посадочной площадки перед Великим Храмом, и Тенел Ка забралась в кресло рядом с Лоубаккой и пристегнула ремень.

— Вон летит этот СИД, и вид у него гнусный, — бормотал Хан, вместе с напарником-вуки лихорадочно настраивая переключатели и калибруя системы прицела. — Надеюсь, Тионн успела вывести этих олухов-учеников…

«Сокол» взмыл в небо, всех прижало к спинкам сидений. Субсветовые двигатели взревели. Имперский истребитель пронесся над ними, словно ревущий таран.

Хан Соло, помрачнев, положил руки на приборную панель, выпятив челюсть и напряженно выпрямившись. Он не знал, что сталось с его детьми, и не было никакого способа это узнать — живы они или имперский солдат убил обоих, ведь пытался же он застрелить Лоубакку и Тенел Ка.

Тенел Ка и рада была бы его утешить, но и сама ничего не знала. Все еще задыхаясь после пробежки по джунглям, она поправила ремень на груди, обтянутой чешуйчатой броней из шкурок рептилий. С пояса донесся тоненький дрожащий голосок Эм Тиди: — Извините великодушно, госпожа Тенел Ка, но я совсем ничего не вижу! Ваше аварийное снаряжение закрывает мне оптические сенсоры!

Тенел Ка извлекла из-под ремня плоскую серебристую машинку, и Эм Тиди издал писк, очень похожий на вздох облегчения.

— О, да, мне так куда лучше! Все превосходно видно! Ох, какой ужас! — запищал он. — Неужели вы спасли меня лишь для того, чтобы всех нас взорвал этот СИД-истребитель, за которым мы гонимся!?

Лоубакка рыкнул и с явным удивлением и облегчением глянул на крошку-дроида.

— Это твой, Лоуи, — сказала Тенел Ка. — Я нашла его в джунглях. — Она вручила Эм Тиди благодарно заурчавшему юному вуки.

Хан Соло вслед за СИД-истребителем заложил крутой вираж. Двигатели взревели еще громче.

— Собирается атаковать, — заметил Хан. — Но не стреляет. Интересно, с чего бы это.

Через иллюминаторы кабины Тепел Ка глядела, как имперский истребитель, который она чинила своими руками, снижается над Великим Храмом, явно собираясь его разрушить, — но лазерные пушки почему-то молчали.

— Надо привлечь его внимание, Чуи, — решил Хан. — Открывай канал связи. Этот парень сделал что-то с моими детьми, надо выяснить, где они.

Чубакка зарычал и стал длинной мохнатой лапой переключать кнопки на приборной панели «Тысячелетнего Сокола».

Хан сделал два предупредительных выстрела. Два пучка ярчайшего света прошли вплотную к прямоугольным крыльям истребителя, не причинив ему никакого вреда.

— Внимание, пилот СИДа, — сурово сказал Хан. — Сейчас отправишься прямиком в никуда, если не скажешь, где… — он на секунду примолк, — где два маленьких ученика-джедая. Я держу тебя на прицеле, так что выбор у тебя простой: или сдавайся, или разнесу в клочки.

— Капитуляция есть измена, — послышался из динамика резкий голос. После этого пилот истребителя прервал связь.

Имперский корабль взмыл над густыми зелеными вершинами невероятной «свечкой». Затем истребитель обманным маневром вильнул вбок.

— Ладно, — сквозь зубы процедил Хан Соло, окончательно разъярившись. — В свое время наша старая посудина посбивала массу этих самых СИДов. Можем продолжить. Ну-ка, задай ему, Чуи.

Чубакка снова взялся за переключатели, а «Сокол», набирая скорость, рванулся вперед.

— Ой, не могу, не могу смотреть! — заверещал Эм Тиди. — Пожалуйста, ктонибудь закройте мне оптические сенсоры!

Хан бросил взгляд на дроида и увидел, как Лоубакка пристраивает Эм Тиди себе на пояс.

— В точности как старина Си-Трипио. Может, хватит? Перепрограммируем его?

— Какой ужас, — немедленно воскликнул Эм Тиди.

Лоубакка сзади что-то проурчал, и Чубакка громко поддержал племянника.

— А что, неплохая мысль, — одобрил Хан. — Давайте-ка попробуем для начала притягивающий луч. Может быть — все может быть, — получится посадить его на землю целеньким. Тогда у нас есть шанс что-то узнать. Если скажем волшебное слово «пожалуйста», может, он тоже будет паинькой.

Чубакка запустил генератор: невидимый луч охватил имперский корабль силовым полем.

Истребитель нырнул и дернулся в сторону, когда лучу удалось частично его ухватить. Но тут нилот увеличил мощность ионных двигателей и вырвался на свободу, закрутившись штопором и взмыв вверх. Хан невольно присвистнул от восхищения.

— А парень-то молодец, — заметил он. — За ним, Чуи! Полный вперед!

Истребитель, поняв, что остался всего один путь к спасению, ринулся вниз, к темно-зеленым вершинам деревьев массасси. Он уворачивался от скрюченных ветвей, опаленных молниями или лесными пожарами, которые тянулись к кораблю, словно скрюченные пальцы старой ведьмы, падал вниз и проносился над самой поверхностью извилистых рек, пытался укрыться в заросших буйной зеленью каньонах, а «Тысячелетний Сокол» висел у него на хвосте.

Если бы дело было только в скорости, «Тысячелетний Сокол» со своими мощными двигателями давно бы обогнал истребитель и заставил его приземлиться, но невероятная маневренность крошечного корабля в джунглях давала имперскому пилоту серьезное преимущество.

Однако у Хана Соло было куда больше решимости.

— Что ты сделал с моими малышами?! — крикнул он в динамик.

Разумеется, ответа он не ждал, но тут, ко всеобщему удивлению, послышался голос пилота, тщательно взвешивающего слова.

— Так это твои дети? Когда я оставил их в джунглях, они были живы, но места там опасные. Неизвестно, успеешь ли ты их спасти.

Тенел Ка поразилась такой блестящей стратегии.

— Это же он специально! — воскликнула она. — Он хочет, чтобы вы прекратили погоню!

— Сам знаю, — отозвался Хан, оглядываясь на нее. Лицо его посерело. — А что, если это правда?

Пилот истребителя воспользовался замешательством Хана и стрелой взмыл вверх, к верхним слоям атмосферы. — Сдвоенные ионные двигатели с ревом пронесли его сквозь слои разреженного воздуха.

В ответ на это Чубакка коротко рявкнул. Не дожидаясь команды Хана, пилотвуки разогнал корабль до предела. «Сокол», сверкая белым пламенем, вырывавшимся из субсветовых двигателей, помчался за истребителем.

Ускорение вдавило Тенел Ка в сиденье, и она скривилась, почувствовав, как кожа натягивается от усилившейся гравитации. Девушка зажмурилась. Лоубакка в соседнем кресле зарычал от напряжения, но Хану и Чуи подобные испытания были, судя по всему, давно привычны.

Яркое молочно-белое небо стало темнеть, приобретая темно-фиолетовый оттенок. Корабль взлетал все выше и выше. На черном фоне открытого космоса ярко засияли звезды. Мерцающий шар оранжевого газового гиганта Явина закрыл почти все иллюминаторы.

Пилот истребителя начал вилять, чтобы оторваться от погони, он то и дело сворачивал, меняя скорость и немилосердно расходуя энергию. — Может, все-таки подобьем его и посадим? — сдавленным голосом предложил Хан. За штурвал сел Чубакка, а Хан стал разбираться с пушками.

— Не прицелиться, — процедил он.

СИД-истребитель парил над зеленым самоцветом лесистого спутника.

«Сокол» стал описывать вокруг него круги, подбираясь все ближе и ближе. Хан несколько раз стрелял из пушек, но алые разряды не попадали в цель.

Хан стукнул кулаком по приборной панели.

— Да уймись ты на секунду! — не сдержался он.

И тут, словно по приказу, СИД-истребитель замер прямо под прицелом «Сокола». Paдap вспыхнул, и Хан в восторге воскликнул: — Попался!

И выстрелил из всех орудий.

Но в самый последний миг одинокий истребитель рванулся вперед с ошеломляющей скоростью, превратившись в ослепительную, словно капля расплавленного металла, точку. Внезапно оказавшись неизмеримо далеко, он мгновенно развил скорость света и с неслышным хлопком исчез в гиперпространстве.

— Братцы, я тут ни при чем, — растерянно проговорил Хан, глядя на исчезнувшую цель. Дрожащие руки бессильно упали с приборной доски. — У СИДистребителей нет световых двигателей! Эти корабли рассчитаны на короткие дистанции!

Лоубакка зарычал, рассказывая, в чем дело, и Тенел Ка покивала.

— Джейна?! Это все она?! — не поверил Хан. — Я же подарил ей тот гипердвигатель так просто, повозиться, а не устанавливать куда попало! Она же про гипердвигатели ничегошеньки не знает, я думал, ей все объяснить надо… — Он осекся, вспомнив, где сейчас близнецы.

— А, чтоб ему провалиться, этому истребителю! — воскликнул он. — Все, забыли! Полетели за близняшками!

«Сокол» развернулся и стрелой понесся прямо вниз, к изумрудно-зеленому шарику покрытого джунглями Явина-4.

22

А в это время на крошечной полянке, где двадцать лет пролежал разбитый истребитель, Джейсен и Джейна решили, что остается только одно — взобраться на дерево. Трудно, конечно, но что делать. С высоты можно будет заметить корабли и попробовать подать сигнал.

Перед уходом они осмотрели поляну и шалаш Кворла, забрали все полезное и распихали по рюкзакам. Джедаев учат быть предусмотрительными и находчивыми.

Вспомнив, как при помощи Силы им с Тенел Ка удалось лазать по стенам Великого Храма, близнецы разыскали дерево массасси с тесно переплетенными ветвями, увитыми свисающими лианами. Джейсен и Джейна поглядели вверх, затем переглянулись и начали долгий тягостный подъем. Добравшись до вершины, они были с ног до головы вымазаны зеленью, обливались потом, у них все болело, но достижение неожиданно воодушевило близнецов.

Устроившись на переплетенных ветвях на самой вершине, они попытались развести сигнальный костерок из свежих листьев, чтобы дыма было побольше. Джейсен нарвал листьев и веточек и сложил на измятом куске пластила, оставшемся после ремонта истребителя.

У Джейны остался паяльник Тенел Ка, но он почти разрядился. Когда маленькое, с палец длиной приспособление зашипело и стало сыпать искрами, Джейна вскрыла корпус и стала копаться в схемах универсальным ключом. Ей удалось подтолкнуть устройство выхода энергии, паяльник ослепительно вспыхнул в последний раз, и горка листьев и побегов наконец загорелась.

Сочные листья медленно тлели, пламя никак не могло разгореться, однако, как близнецы и надеялись, в воздухе начал виться вполне удовлетворительный сероголубой дымок — все, кто его заметит, сразу поймут, в чем дело.

Беда в том, думали близнецы, что неизвестно, заметят дымок или нет. Если Лоубакке или Тенел Ка не удалось добраться до академии, то никто не будет знать, где их искать.

— А знаешь, в следующий раз надо будет хоть кому-то рассказать, где мы и что делаем, а? — протянула Джейна, глядя в удручающе пустое ясное небо.

— Не исключено, — сдержанно согласился Джейсен. По его лицу ползли капли пота. Он Пристроил подбородок на измазанных кулаках. — Хочешь, смешное скажу?

— Нет, спасибочки, — твердо ответила Джейна. Она вытерла лоб рукавом сильно пострадавшего в последнее время комбинезона и снова уставилась в небо. Устроившись поудобнее, она ощутила на лице ветерок и прислушалась к шепоту миллионов деревьев.

Джейсен подбросил в костер еще листьев. И вдруг Джейна выпрямилась: — Гляди! Корабль! — закричала она, указывая в небо. Там зажглась белая звездочка, она росла, приближалась, отливая серебром. Когда корабль перешел звуковой барьер, по небу над Явином-4 раскатился рокот, как в грозу.

Джейсен заулыбался, прикрыв ореховые глаза. А потом близнецы поморгали и переглянулись.

— Это же «Сокол»! — хором воскликнули они.

— Это что же, папа нас почувствовал? — спросил Джейсен.

— Вроде не должен, — усомнилась Джейна. — По крайней мере, Сила тут ни при чем. Погоди-ка… — Она зажмурилась и мысленно потянулась к кораблю, использовав все свои джедайские умения. — Ой, там Лоуи!

— И Тенел Ка тоже, — откликнулся Джейсен. — Вот здорово!

— Интересно, а ты чего ждал? — с облегчением рассмеялась Джейна. — Они же джедаи как-никак!

Тем временем «Сокол», по всей видимости, заметил дымок и направился к ним. Близнецы на вершине дерева вскочили и принялись размахивать руками. Потрепанный легкий звездолет, испещренный следами бластерного огня, казался Джейсену и Джейне прекраснейшим кораблем в галактике.

Корабль включил репульсоры и парил над ними. Ветви так и гнулись на ветру, но Джейсен и Джейна остались на ногах и, когда в днище «Сокола» распахнулся люк, протянули к нему руки.

Из люка показались мохнатые лапы Чубакки, они подхватили Джейсена и втянули его внутрь легко, как перышко. Через секунду Лоуи втащил в корабль и Джейну.

Из кабины появился Хан и горячо обнял детей.

— Целы и невредимы! — радовался он. — Простите, что я так поздно…

— Ничего, — ответил Джейсен. — Мы же знали, что ты появишься.

Тепел Ка и Лоуи тоже радостно приветствовали близнецов, обнимая их и весело похлопывая по спинам.

— Ура! Ура! — пищал среди общей суматохи голосок Эм Тиди, — Это стоит отпраздновать!

— Давайте-ка лучше вернемся в Академию джедаев, — рассудил Хан. — Там, наверное, все с ума сходят. Пожалуй, нам есть о чем рассказать.

Через несколько дней, когда «Сокол» притащил из джунглей потерпевший аварию Т-23, Лоубакка и Джейна в тенистом дворе Великого Храма возились с ремонтом скайхоппера. Джейна высунула чумазое лицо из машинного отделения и огляделась.

Джейсен носился по посадочной площадке — он охотился на восьминогую крабовидную ящерку, которой так недоставало в его коллекции. В его встрепанной шевелюре, как всегда, было полно листьев и травинок. Бедное животное металось из стороны в сторону, пытаясь укрыться в покрывавших площадку ползучих растениях.

Завидев тенистое пятно, крабовидная ящерка нырнула под Т-23 — там ее было не достать. Джейсен с разбегу едва не врезался головой в металлический борт, затормозив в самый последний момент. Джейна захихикала.

Джейсен солидно пожал плечами, отряхнул комбинезон и прислонился к кораблю.

— Ну и ладно, — хмыкнул он. — В другой раз.

— Ты там все равно стоишь, дай, пожалуйста, гаечный ключ, — попросила Джейна.

Джейсен нагнулся, порылся в стоящем на траве ящике с инструментами и протянул сестре ключ.

Разберись с бортовыми компьютерами, ладно, Лоуи? — Джейна обернулась к напарнику, чтобы обсудить стратегии ремонта. — У тебя здорово получается. — Буки согласно заурчал, и Джейна добавила: — Насчет двигателей не беспокойся. Я их в секунду починю.

— Не против, если я присоединюсь? — послышался за ее спиной спокойный голос.

— Дядя Люк! — подпрыгнула Джейна. — Когда ты вернулся?

— Утром, — ответил Люк Скайуокер, с восхищением глядя на корабль. — Не надо помочь? Я ведь неплохо разбираюсь в легких аэроспидерах. — Он улыбнулся, словно радуясь приятным воспоминаниям. — У меня был похожий кораблик — мой личный скайхоппер Т-16, — когда я был маленький. Это было на…

В этот миг из массивных дверей Великого Храма появилась Тенел Ка. В прохладных подземных ангарах базы повстанцев когда-то стояли Х-крылые истребители.

— Секундочку, — извинился Люк и приветливо помахал рукой Тенел Ка. Он подошел ней и пустился в долгую беседу, словно со старым другом. В обществе великого мастера-джедая амазонка с Датомира выглядела на удивление робкой.

— Ну и чего мы ждем? — обратилась Джейна к остальным. Она открыла универсальным ключом внутреннюю панель доступа и начала диагностику двигателей Т-23. Джейсен принялся украдкой исследовать ползучие растения — вдруг удастся еще кого-то поймать.

Лоубакка взялся за сплетенные провода, ведущие к панели управления кораблем, и стал разбирать их по цвету и назначению. Работая, он что-то бормотал себе под нос, и Джейсен заслышал голосок Эм Тиди. Услышав, как что-то со звоном упало на Металлический пол, Джейсен заглянул внутрь. Оказалось, что Лоубакка снова случайно уронил Эм Тиди с пояса.

Миниатюрный дроид-переводчик принялся громко ворчать на юного вуки.

— Нет, правда, господин Лоубакка, будьте любезны обращаться со мной поосторожнее! Вы меня опять уронили, и это непростительная халатность! А если бы это ваша голова отделилась от тела и упала на землю?! Я ведь невероятно ценное приспособление, и поэтому извольте обращаться со мною бережно. Представьте себе, что будет, если мои схемы выйдут из строя и я не смогу вас переводить! Каково вам тогда придется? Даже не верится…

Лоубакка рявкнул, выключил Эм Тиди и удовлетворенно заурчал.

Джейсен взглянул вверх и увидел, что Джейна смотрит в ярко-голубое небо. Он проследил ее взгляд и понял, о чем думает сестра.

— Как ты думаешь, Кворл добрался домой?

— Даже если добрался, наверное, там все совсем не так, как он думал, — ответила Джейна. — Лучше бы ему остаться здесь.

Люк Скайуокер и Тенел Ка тем временем подошли к Т-23. Лоуи и Джейна тоже вылезли из разобранной кабины и встали рядом с Джейсеном.

Люк оглядел потрепанный корабль и погладил полированный борт.

— На Татуине я на спор летал на своем Т-16 по каньону Нищих, вомп-крыс распугивал.

Джейсен и Джейна в изумлении взглянули на дядю — они и представить себе не могли, что тихий и задумчивый мастер-джедай когда-то был отчаянным сорвиголовойпилотом.

Люк печально усмехнулся.

— Совсем другая была жизнь, — он обернулся к ученикам-джедаям. — Почините эту штуковину — возьмете меня полетать? Ну, если это будет удобно?

Они потрясенно взглянули на него. Лоуи пробормотал что-то невнятное и нервно сглотнул.

— Надеюсь, тебе тут неплохо, Лоубакка, — сменил тему мастер-джедай. — Я прекрасно понимаю, что жить далеко от дома в совершенно незнакомом месте очень нелегко, но мне кажется, у тебя тут появились друзья. Люк оглядел остальных троих.

— Я вами горжусь, — сказал он. — Вы в очень суровых условиях сделали все, как нужно, и тем более приятно, что справились без меня. Вы ребята очень способные, но помните, что стать рыцарем-джедаем трудно, надо очень много работать и упражняться.

Ученики дружно закивали.

— Факт, — торжественно подтвердила Тенел Ка.

— Вы еще маленькие и можете распоряжаться своим будущим как угодно, — продолжил Люк. — Вы уверены, что хотите стать именно рыцарями-джедаями?

Все четверо хором закричали, изъявляя горячее согласие. Громкий рев Лоубакки был настолько понятен, что, хотя Эм Тиди был выключен, перевода никому не понадобилось.

Кевин Андерсон, Ребекка Места Академия Тени Молодые рыцари-джедаи-2 (Звездные войны)

1

Джесин покрепче ухватил лазерный меч, чувствуя в ладонях его успокаивающую тяжесть. В голове, покрытой непослушными каштановыми кудрями, что-то пульсировало и билось, когда он почувствовал приближение противника. Ближе, ближе… Он медленно набрал в легкие воздуха и потянулся дрожащим пальцем к кнопке на рукоятке меча.

Рукоять с шипением ожила, превращаясь в светящийся меч. Смертоносный клинок пульсировал и вибрировал в его руках словно живое существо. Со смешанным чувством страха и возбуждения Джесин сжался, готовясь к атаке. Его темно-карие глаза закрылись на мгновение, помогая ему увидеть противника. Без предупреждения он услышал нисходившее на него гудящее лезвие.

Джесин развернулся, принимая вражеский меч на свой клинок. Ярко-алый луч меча противника переливался энергией, заслоняя ему обзор, пока оба лезвия боролись за победу. Джесин знал, что противник намного превосходит его по росту и силе, что ему потребуется все его умение и сообразительность, чтобы выйти из этого поединка живым. Руки заныли от напряжения, пытаясь выдержать удар, и он, воспользовавшись преимуществом своего маленького роста, поднырнул под руку противника и ускользнул за пределы его досягаемости.

Нападавший двинулся к нему, но Джесин вовсе не собирался подпускать его так близко. Рубиновый клинок ринулся в его сторону, но он был готов к этому. Он парировал удар и отвел свой клинок в сторону, уклоняясь от очередного удара. Атака. Контратака. Удар. Блок. Лазерные мечи искрили, с шипением сталкиваясь и снова расходясь в разные стороны.

Несмотря на то, что в комнате было прохладно и сыро, по лицу Джесина струйками стекал пот, попадая в глаза, практически ослепляя его. Он вовремя заметил летящий ему на голову ярко-красный луч и пригнулся, чтобы избежать удара. На его губах заиграла кривая усмешка, и он внезапно понял, что ему это нравится. Вокруг него градом сыпались осколки каменных стен, отколотые алым клинком врага, когда он цеплял потолок над головой. Улыбка Джесина увяла, когда он, отступив, почувствовал, что уперся лопатками в холодную каменную стену. Он отразил еще один удар, отпрыгнул в сторону и уперся в другую стену.

Его загнали в угол. Сердце сжала ледяная рука страха. Джесин упал на колено, выбрасывая вверх руку с зажатым в ней мечом, чтобы парировать следующий удар. В комнате что-то громыхнуло, словно удар грома…

Джесин открыл глаза и увидел стоявшего в дверях своего дядю Люка. Вздрогнув, Джесин отключил меч и случайно уронил инкрустированную рукоятку на каменный пол.

Одетый в темный плащ светловолосый джедай-мастер вошел в комнату, служившую ему личным кабинетом и медитационной камерой при академии джедаев. Он вытянул руку к своему мечу, и оружие послушно прыгнуло к нему в ладонь. Джесин сглотнул подступивший к горлу комок, когда учитель Люк Скайуокер строго посмотрел на него.

— Простите меня, дядя Люк, — пробормотал Джесин. — Я зашел, чтобы попросить вас о помощи, а вас не было, и я решил подождать, а потом я увидел ваш меч на столе. Я знаю, вы говорили, что я еще не готов, но я не думал, что немножко практики может как-то мне повредить. И вот я взял его и, наверное, немного увлекся и…

Люк поднял руку ладонью к племяннику, намеревая прервать дальнейшие объяснения: — К оружию джедая не следует относиться легкомысленно.

Джесин почувствовал, как при этом мягком укоре запылали его щеки.

— Но я уверен, что могу научиться пользоваться лазерным мечом, — возразил он, обороняясь. — Я уже достаточно взрослый, и рост у меня подходящий, и у себя в комнате я тренировался с куском трубы, который взял у Джайны… Я уверен, у меня получилось бы.

Казалось, Люк на мгновение задумался, но потом покачал головой: — У тебя еще будет время, когда ты будешь к этому готов.

— Но я готов, — запротестовал Джесин.

— Пока нет, — ответил Люк, грустно улыбнувшись. — Но время скоро придет.

Джесин издал нетерпеливый стон. Вот так всегда, всегда «потом», всегда «когда подрастешь», всегда «может быть, попозже». Он вздохнул: — Вы учитель. Я ученик. Наверное, мне лучше вас послушаться.

Люк улыбнулся и качнул головой: — Будь осторожен — не следует считать, что учитель всегда прав, не подвергая его решение сомнениям. Ты должен учиться думать самостоятельно. Иногда учителя ошибаются. Но в этом случае я прав: ты пока не готов для обучения владению лазерным мечом. Поверь мне, я знаю, что значит ждать. Но терпение может стать таким же надежным союзником, как и любое оружие. — Он моргнул. — Разве на данный момент у тебя недостаточно забот, кроме как изображать битву с невидимым противником — готовиться к путешествию, например? А твоих любимцев разве не надо покормить?

— Я уже собрал вещи, а животных покормлю перед отъездом, — ответил Джесин, вспомнив о той причудливой коллекции зверья, которую собрал со дня прибытия в академию. — Но я пришел сюда, чтобы поговорить с вами о путешествии.

Люк поднял брови: — Я слушаю.

— Я… Я надеялся, что вы поговорите с Тенел Ка и сможете переубедить ее поехать с нами к Ландо Калриссиану на его станцию по добыче минералов.

Люк нахмурился, тщательно подбирая слова: — Неужели это так важно — заставить ее передумать?

— Потому что мы все едем — Джайна, Лоубакка и я, — сказал Джесин. — И… и без нее это будет совсем не то.

Лицо Люка утратило напряженность, в глазах притаилась улыбка: — Не так-то легко заставить передумать чувствительного к Силе воина с Датомира.

— Но в том, что она остается, нет никакого смысла, — воскликнул Джесин. — Она выдумала какую-то идиотскую отговорку, что это скучно — сказала, что алмазы Коруска ничуть не лучше радужных самоцветов Галлинора, и что она видела много таких камней. Но она показалась мне обеспокоенной и нервной.

— Каждый заботится о себе сам, — ответил ему Люк. — А иногда это значит, что нам приходится принимать нелегкие или неприятные решения. — Он положил руку на плечо мальчика и подвел его к двери. — Иди покорми своих любимцев. Счастливого вам путешествия на станцию ДжемДайвер — и будь уверен, у Тенел Ка есть на это серьезные причины.

Тенел Ка, дрожа, проснулась в прохладной комнате с каменными стенами, вся мокрая от пота. Медного цвета волосы, некогда заплетенные в аккуратные косы, свисали на лоб спутанными клочьями. Простыня скомкана, словно она куда-то бежала во сне.

Затем она вспомнила свой сон. Она бежала. Убегала от темных фигур в плащах, из-под капюшонов которых виднелись покрытые фиолетовыми пятнами лица. В ее сонно гудящем мозге крутились обрывки воспоминаний тех историй, что ей рассказывала мать, когда она была совсем ребенком. Она никогда не видела этих ужасающих темных призраков, но знала, что это — датомирские ведьмы, пользующиеся Темной Стороной Силы, чтобы достигать исполнения своих планов.

Ночные Сестры.

Но последнюю из Ночных Сестер уничтожили задолго до рождения Тенел Ка. Почему же они снятся ей теперь? Единственные ведьмы, оставшиеся на Датомире, пользовались Светлой стороной.

Почему эти кошмары снятся ей? Почему сейчас?

Она зажмурилась и плюхнулась обратно на постель, со стоном вспомнив, что это за день. Сегодня ее прабабушка, матриарх Королевского Хэйпанского Дома, посылала своего представителя к Тенел Ка, наследнице королевского трона Хэйпса. А она не хотела, чтобы ее друзья знали о том, что она принцесса.

Посол Ифра. Тенел Ка вздрогнула, вспомнив о своей могущественной бабке и ее послах, женщинах, которые не колеблясь солгут или даже убьют, лишь бы сохранить свою власть — хоть ее бабушка больше не правила Хэйпсом. Тенел Ка покачала головой. Вероятно, этот визит и есть причина того, что ей снятся эти ужасы.

Несмотря на то, что между жителями Датомира, откуда была родом ее мать, и комфортным миром Хэйпса, родины ее отца, простирались несколько сотен световых лет, параллели между хэйпанскими политиками и Ночными Сестрами Датомира были очевидны: и те, и другие стремились к власти, и ни перед чем не остановятся, чтобы сохранить ее.

Тенел Ка села на постели. Ей вовсе не улыбалось встречаться с послом Ифрой. Единственной утешительной мыслью было то, что ее друзья не увидят этого. По крайней мере Джесин, Джайна и Лоубакка будут далеко, на станции Ландо Калриссиана, задолго до прибытия посла. Их не будет здесь, чтобы недоумевать, почему к их подруге, простой воительнице с Датомира, приехал королевский посол Хэйпса. И Тенел Ка пока не была готова к объяснениям.

Все, оставаться в кровати больше нельзя. Ей придется встать и встретить то, что предлагал ей текущий день. Избежать встречи невозможно.

— Это факт, — пробормотала она, отбрасывая одеяло и поднимаясь.

Джайна и Лоубакка сидели посреди комнаты Джайны, окруженные голографической картой системы Йавина.

— Этого должно хватить, — сказала она. Ее прямые волосы до плеч свисали вперед, частично закрывая ее лицо, когда она наклонялась, чтобы внимательнее изучить панель голопроектора. Она сама построила его, собрав из использованных электронных модулей, проводов и прочих железок, наполнявших банки и коробки, рядами стоявшие под стенами ее жилища.

— Впечатляюще, а, Лоуи? — спросила Джайна, ухмыляясь молодому ярко-рыжему вуки. Она указала на парившую над ними светящуюся точку, представлявшую газовый гигант Йавина. Лоубакка ткнул в крохотную зеленую луну, висевшую над его левым плечом, и издал вопросительный рык.

— Э-э-э, — подал голос его миниатюрный дроид-переводчик Эм Тиди, висевший на поясе вуки. Эм Тиди был овальной формы, закругленный спереди и плоский сзади, оснащенный оптическими сенсорами и большой решеткой динамика по центру. — Масса Лоубакка хочет знать, представляет ли указанная им точка Йавин-4, где мы сейчас находимся.

— Да, — ответила Джайна. — У газового гиганта больше дюжины лун, но я еще не запрограммировала их все. Я хотела посмотреть на траекторию, по которой мы полетим на станцию Ландо в верхней атмосфере Йавина.

Лоуи проворчал что-то, и Джайна нетерпеливо ждала, пока капризный дроид переведет его слова.

— Разумеется, это немного опасно, — ответила она, раздраженно закатывая глаза, — но не настолько. К тому же, это слишком хороший шанс, чтобы упускать его. Ландо позволит нам помочь ему с кое-какими добывными операциями, так что просто зрителями мы не будем, — она указала на точку как раз над светящейся поверхностью Йавина.

Лоубакка протянул лапу за панелью ввода данных и нажал несколько кнопок. Рядом с поверхностью луны появился крохотный металлический объект — станция ДжемДайвер.

— Выпендриваешься, — хихикнула Джайна. — Знаешь что? Отныне я буду строить их, а ты — программировать, согласен?

Лоуи сделал вид, что чрезвычайно гордится собой, одобрительно ворча и поглаживая лапой черную полосу, украшавшую его лоб, покрытый рыжей шерстью.

Как раз в этот момент в дверь вломился Джесин.

— Они уже здесь, — пропыхтел он. — Вернее, почти здесь. Приближаются. Я был в комнате управления и слышал, что «Госпожа Удача» заходит на посадку.

Две пары глаз цвета темного кореллианского бренди встретились, наполненные смесью возбуждения и ожидания.

— Ну раз так, — сказала Джайна, — то чего мы ждем?

Джайна с обожанием смотрела на спускавшегося по трапу «Госпожи Удачи» Ландо Калриссиана. За его спиной струился изумрудно-зеленый плащ, а на его темном привлекательном лице сияла широкая улыбка. Его помощник, лысый киборг Лобот, следовал за ним и остановился рядом, застыв в ожидании. Ландо приветствовал Джайну, галантно поцеловав ей руку, и поклонился ее братублизнецу Джесину и Лоуи. Затем похлопал по плечу Люка Скайуокера, который тоже вышел встречать его в сопровождении своего бочкообразного астродроида Р2Д2.

— Позаботься о них как следует, Ландо, — сказал Люк. — Не надо лишний раз рисковать жизнью, ладно?

Р2 добавил к этому напутствию свою реплику, засвистев на все лады. Ландо взглянул на Люка, прикидываясь оскорбленным: — Эй, ты же знаешь, я не допущу этих детей туда, где, по моему мнению, существует опасность.

Люк усмехнулся и хлопнул Ландо по плечу: — Этого-то я и боюсь.

— Ты просто боишься, что стоит им увидеть мою станцию, как они уже не захотят вернуться в твою академию, — отшучивался Калриссиан.

Махнув полой плаща, он жестом пригласил Лоуи и Джесина подняться по трапу на борт. Затем повернулся к Джайне: — Как я могу сделать это путешествие более интересным и приятным, юная леди? — спросил он, предлагая ей руку, чтобы проводить на корабль.

— Первое, что вы можете сделать, — ответила она, опираясь на его руку с улыбкой, — это рассказать мне все о двигателях «Госпожи Удачи»…

2

«Госпожа Удача» покинула зеленую луну, уводимая Ландо Калриссианом и его помощником Лоботом к газовому гиганту Йавина.

— Вам, ребята, это должно прийтись по вкусу, — сказал Ландо. — Не думаю, что вы когда-нибудь видели что-либо похожее на добычу алмазов коруска.

Когда «Госпожа Удача» приблизилась к огромной планете, в поле зрения появилась орбитальная промышленная станция. Шахтерская корпорация Ландо, станция Джем Дайвер, была симфонией бегущих огней и сетей телекоммуникаций, окруженной множеством автоматических защитных спутников. Эти спутники немедленно направились к «Госпоже Удаче», заряжая свои орудия, пока корабль приближался. Но Ландо набрал на клавиатуре опознавательный код, и спутники, признав его сигнал, вернулись на свой периметр, продолжая поиск возможных нарушителей границ и пиратов.

— Охрана никогда не бывает лишней, — молвил Ландо, — особенно когда занимаешься добычей таких ценных минералов, как алмазы коруска.

Лобот, лысый человек с мозговым имплантом, продолжал спокойно управлять кораблем. Огоньки на задней панели его импланта весело мигали, пока он изучал маршрут и компас. Лобот летел ровно, проводя «Госпожу Удачу» на посадку в главном доке станции Джем Дайвер.

— Я рад, что Люк позволил вам совершить эту поездку, — сказал Ландо, оглядываясь на Джесина, Джайну и Лоуи. — Нельзя изучить вселенную, сидя в джунглях и поднимая камни силой мысли. — Он ухмыльнулся. — Вам надо расширить кругозор — узнать, как работает коммерция в Новой Республике. Это даст вам кое-какие полезные навыки, на случай, если ваши лазерные мечи вас подведут.

— У нас пока нет мечей, — ответил Джесин удрученно.

— Тем более, вы сможете чему-то научиться, — парировал Ландо. Заметив расстроенный вид Джесина, он добавил, — Знаешь, твой дядя Люк заботится прежде всего о вашей безопасности. Возможно, он перестраховывается лишний раз, но я доверяю его чутью. Не беспокойтесь, еще успеете обзавестись мечами. Уверен, если вы расслабитесь и перестанете об этом думать, вы будете практиковаться с мечом раньше, чем сообразите, что к чему.

Сказав это, он помог Лоботу провести контрольную проверку всех систем, когда «Госпожа Удача», наконец, приземлилась в пустом доке.

Выйдя из корабля, Ландо прямо расцвел и вовсю хвастался своей станцией, с воодушевлением размахивая руками. Со следовавшим по пятам Лоботом он провел троих юных джедаев к транспаристиловому смотровому окну, выходившему на кипящую оранжеватую поверхность газового гиганта.

Джесин прижался к окну, разглядывая штормовые цепи, пронзавшие облака. Отсюда Йавин казался обманчиво мирным, окрашенный в пастельные тона с примесью белого и оранжевого. Но он знал, что даже в верхней атмосфере ветры достигали ураганной силы, а давление могло раздавить корабль и превратить в горстку атомов.

Рядом с ним стояла Джайна, изучавшая погодные изменения. Лоуи стоял рядом с близнецами, возвышаясь над ними лохматой громадиной и рыча от восторга.

— Думаю, это очень впечатляющий вид, — подал голос Эм Тиди с пояса Лоуи. — И масса Лоубакка того же мнения.

Станция Джем Дайвер находилась на орбите как раз в верхних слоях атмосферы. Орбита вела ее высоко над планетой, а затем опускала почти до кромки газовых уровней, чтобы шахтеры Ландо, добывавшие алмазы коруска, могли проникнуть глубоко в изменчивые потоки планеты.

Ландо постучал пальцем по транспаристилу: — Вон там внизу, где кончается атмосферный слой, металлическая рудда соприкасается с разреженным воздухом. Давление там достаточно высокое, чтобы спаять элементы в одно целое — в невероятно редкие квантовые кристаллы, которые называются алмазами коруска.

Джесин загорелся: — А можно взглянуть хоть на один?

Ландо на мгновение задумался, затем кивнул: — Разумеется. Там один из кораблей готовится к старту. Идите за мной.

С развевающимся за спиной плащом Ландо легко скользил по вычищенным до блеска коридорам. Джесин рассматривал металлические бляшки, комнаты, офисы, напичканные компьютерами. Стены были выложены гладкими пластиловыми плитами, выкрашенными в нежные цвета и украшенными мерцающими оптическими трубками самых разнообразных форм. Где-то вдалеке Джесин слышал слабый шорох лесов, океанов, рек. Успокаивающие цвета и нежные звуки делали станцию Джем Дайвер прекрасным местом, удобным и приятным для восприятия — совсем не то, чего он ожидал.

Они подошли к целому ряду бронированных дверей, Ландо нажал несколько кнопок на комлинке, висевшем у него на запястье, и повернулся к Лоботу: — Потребуй доступ на уровень повышенной безопасности.

Лобот пробормотал что-то в микрофон на своем воротнике. Запечатанные металлические двери с шипением раскрылись, открывая изолированную камеру, в конце которой был портал, выходивший прямо в открытый космос. На подставках лежали четыре бронированные пусковые установки конической формы, каждый модуль всего в метр длиной и снабжен самонаводящимся лазером.

— Это автоматические грузовые шлюпки, — пояснил Ландо. — Алмазы коруска очень ценные, поэтому приходится принимать дополнительные меры безопасности.

Несколько вооруженных до зубов дроидов усиленно работали около первой шлюпки, открытый модуль был выложен толстым слоем изоляционного материала. Медные корпуса дроидов сверкали, словно только что отполированные.

— Они упаковывают следующую партию алмазов. Давайте посмотрим, — предложил Ландо.

Его спутники заглянули в небольшой зев модуля, куда дроид уже положил четыре алмаза коруска, каждый не больше ногтя. Ландо протянул руку и вытащил один из камней. Дроид замахал своими многочисленными конечностями в воздухе: — Извините, простите! Пожалуйста, не трогайте камни. Вы слышите?

— Все в порядке, — успокоил его Ландо. — Это я, Ландо Калриссиан.

Истеричные припадки дроида мгновенно прекратились: — О! Прошу прощения, сэр.

Ландо покачал головой: — Надо заменить эти оптические сенсоры.

Он держал алмаз указательным и большим пальцами; камень сверкал в его руке словно жидкий огонь. Он не просто отражал свет многочисленных неоновых ламп — казалось, внутри него заключен собственный источник света, огонь метался между гранями сотни веков, пока фотоны по чистой случайности не пробьют себе дорогу наружу.

— Алмазы коруска можно найти только здесь и нигде больше, — сказал Ландо, — только в ядре Йавина. Разумеется, другие газовые гиганты тщательно обыскиваются и проверяются, но пока что все алмазы коруска добываются только моей станцией. Давным-давно у Империи была здесь своя легальная станция. Без поддержки она, правда, быстро обанкротилась. Это рискованная работа, знаете ли… требует крупных капиталовложений с самого начала, но потом это все окупается с многократной степени.

Он дал Джесину, Джайне и Лоуи подержать алмаз и полюбоваться его красотой.

— Алмазы коруска — самое твердое вещество, известное в Галактике. Они прорезают транспаристил с легкостью лазера, проходящего сквозь суллустианскую пасту.

Нервный упаковочный дроид забрал камень из лапы Лоубакки и вернул его в кабину шлюпки, заворачивая алмазы в большое количество упаковочного материала, прежде чем закрыть шлюз. Дроид запустил серию команд на пульте, находившемся на задней стенке шлюпки, и самонаводящиеся лазеры заняли оборонительную позицию.

— Грузовая шлюпка готова к запуску, — сообщил дроид. — Пожалуйста, покиньте взлетный док.

Ландо вывел троих детей из комнаты, и тяжелые металлические двери закрылись за их спинами.

— Сюда. Мы можем посмотреть отсюда. Эта шлюпка оснащена гипердрайвом и направляется к моему брокеру на Борго Прим, а он распространяет алмазы за некоторую долю от продажи.

Они прижались к круглому окну, выходившему в глубокий космос. На их глазах шлюпка вылетела из взлетного дока, переориентировалась и подправила координаты. Яркий свет ее двигателей оставлял видимый след на черном фоне космоса. Спутники вокруг станции развернулись, уловив на радарах шлюпку, и нацелили на нее орудия, но, вероятно, шлюпка посылала идентификационный сигнал, и спутники оставили ее в покое. Затем шлюпка рванулась вперед, уносясь в гиперпространство с целым состоянием в грузовом отсеке.

— Эй, Ландо, а мы можем помочь тебе добывать камни? — спросил Джесин.

— Да, мы бы хотели посмотреть, как это делается, — добавила Джайна.

— Ну, не знаю, — Ландо засомневался. — Это тяжелая работа, немного опасная.

— Как и обучение рыцарей-джедаев, — подчеркнула Джайна. — Мы в этом уже убедились. Вам не кажется, что обучение стоит того, чтобы рискнуть?

Лоубакка прорычал какую-то фразу.

— Что значит ты хочешь пойти на риск? — возмутился Эм Тиди. — О небо, мастер Калриссиан всего лишь пытался объяснить, какие опасности могут подстерегать нас, надеясь, что вы будете благоразумны и откажетесь от этой затеи.

— Ну, а мы все равно хотим пойти, — встрял Джесин.

Ландо поднял руку, усмехаясь, словно ему в голову только что пришла дельная мысль — хотя Джесину казалось, что он с самого начала замышлял это: — Ну, должно быть, пора мне заняться настоящей работой, а не этими административными вопросами. Ладно, я сам отвезу вас вниз, к шахтам.

Джесину шахта показалась огромным переходящим в пропасть колодцем. Его поверхность была бронированной, бледного серого цвета с жирными полосами, неприятно блестевшими в свете ламп. Похоже, здесь все сделано накрепко, даже турболазер выдержит.

— Это называется «Быстрой Рукой», — сказал Ландо, — маленький кораблик, специально созданный для того, чтобы опускаться глубоко в недра Йавина-4. Он доходит до самого ядра, где можно достать самые большие алмазы коруска, — он провел пальцами по замасленному корпусу.

— «Быстрая Рука» покрыт тонким слоем квантовой брони, эта штука была разработана Империей. Но мы повернули их военные штучки для собственного назначения — отличны — результаты в коммерции, должен вам сказать. — Казалось, Ландо произносил речь перед советом директоров, а затем вспомнил о своих слушателях. — Ну, ладно, не обращайте внимания. Броня этой крошки может выдержать даже давление в глубине ядра Йавина. Нас опустят вниз на нервущемся магнитном канате, соединенном со станцией.

— И его не разорвет даже энергетический шторм? — поинтересовалась Джайна.

Ландо широко развел руки, отбрасывая прочь все сомнения: — Ну, нас может немного потрясти… но, — он рассмеялся. — Сидения оббиты мягким. С нами ничего не случится.

Лоубакка пригнулся, но все равно ударился головой о низкую притолоку дверей, когда забирался в кабину. Джесин и Джайна спрыгнули вслед за ним. Ландо зашел следом и закрыл люк. Он постучал костяшками пальцев по внутренней стенке.

— Все надежно, — прокомментировал он, затем устроился на мягком сиденье перед консолью управления. Джесин забрался в кресло второго пилота, а Джайна и Лоуи заняли места позади них. На стенах и в полу были квадратные обзорные иллюминаторы, открывая полный обзор, в какую бы сторону они ни посмотрели.

— Ой, ну неужели это не замечательно? — сказал Эм Тиди. Лоуи утвердительно хрюкнул.

3

Ландо набрал на контрольной панели несколько команд: — Я сообщаю Лоботу, что мы готовы к отправлению.

На стенах дока замигали красные огни, предупреждая, что «Быстрая Рука» готовится к вылету в атмосферу Йавина. Три техника, обслуживавших корабль, вышли из дока и запечатали люк.

— Держитесь, — велел детям Ландо.

Пол под «Быстрой Рукой» раздвинулся. У Джесина скрутило живот, когда бронированный кораблик ухнул вниз, в завихрения газов. Лоуи от неожиданности тявкнул. Сердцебиение Джесина участилось. Джайна вцепилась обеими руками в поручни кресла. «Быстрая Рука» по-прежнему летела вниз, но теперь Джесин чувствовал, что аппарат стабилизируется, замедляет движение и становится более управляемым.

— Я чувствую, как нас удерживает магнитный кабель, — сказала Джайна.

Джесин подключил восприятие через Силу и почувствовал мерцающую нить, соединявшую их с орбитальной станцией. Крайне заинтересованный, он отстегнул ремни безопасности и выглянул в ближайший иллюминатор, глядя на проносившиеся мимо газовые облака. Джесин увидел целую флотилию маленьких корабликов, похожих на каких-то насекомых, пробиравшихся наверх, к самой верхней точке уровня газов. Они тащили за собой блестящую золотом сеть.

— А это что? — полюбопытствовала Джайна, которую, как всегда, интересовало, что как работает.

— Мои подрядчики, — ответил Ландо. — Они вылавливают алмазы коруска. Они проходят цепочкой сквозь облака, таща за собой энергосеть. Энергетический дифференциал сети реагирует на присутствующие в облаках крупинки алмазов. Они подбирают только маленькие камни и алмазную пыль. Возможно, вам покажется, что этого мало, но все-таки даже это стоит приличных денег. Я помогаю им проводить эту операцию, и они отдают мне часть улова. Но самые большие алмазы залегают глубоко внизу. Большое давление не позволяет проводить там работы, но благодаря этой новой квантовой броне мы можем пролететь прямо туда.

— Ну, так чего же мы ждем? — спросила Джайна.

— Правильно. Поехали, — поддержал ее Джесин, потирая руки и хитро улыбаясь. — Эй, Ландо, я слышал, как говорили два дроида. Один спросил: «Ну, тебе уже удалось выиграть у вуки в сабакк?» А другой ему отвечает…

— «Да, но это стоило мне руки и ноги», — закончил Ландо. — Это очень старый анекдот, парень.

Джесин нахмурился, затем хихикнул: — Может, потому Тенел Ка и не засмеялась, когда я рассказал его ей.

Джайна взглянула на брата: — Не думаю, что она не смеялась именно по этой причине.

Шлюпка продолжала спуск. Ландо нажал несколько кнопок, разматывая энергетический кабель. Цветные облака пара и газов окутывали кораблик, ветры легонько скреблись о квантовую броню, потихоньку набирая силу и превращаясь в ревущие ураганы.

Штормовые системы все усиливались. Небо вспарывали голубые молнии. Разряды статического электричества цеплялись к шлюпке, разбрасывая искры, словно стараясь разорвать энергокабель у основания. Лоуи озабоченно проскулил длинную фразу, и его дроид-переводчик тут же откликнулся: — Хороший вопрос, масса Лоубакка. А что с нами будет, если порвется кабель? Как мы вернемся обратно?

— У нас на борту есть система жизнеобеспечения, — махнув рукой, ответил Ландо. — Мы сможем продержаться здесь достаточно долго, пока со станции не прибудет спасательная команда. Здесь есть система связи и альтернативный источник энергии… но этого не случится, можете не беспокоиться.

Словно для того, чтобы доказать обратное, снаружи ударил ветер, выбрасывая их с кресел. Джесин забрался обратно на сиденье и сконфуженно пристегнул ремни. Внезапно «Быстрая Рука» как будто бы сорвалась со своего кабеля. Они полетели вниз словно пушечное ядро. Это продолжалось примерно секкунд десять. Лоуи завыл, Джесин и Джайна визжали. Ландо подкачивал и подкачивал энергию, пока не удалось сосстановить соединение с кабелем.

— Видите? Никаких проблем, — беззаботно улыбнулся он, но Джесин видел капли пота, выступившие у него на лбу. — Но, может, вы все-таки пристегнетесь? Такие бури создают приличную турбулентность в нижних слоях атмосферы. Именно это и выталкивает алмазы коруска на поверхность. Как только опустимся чуть ниже, сразу начнем искать.

— Хотелось бы попробовать, — отозвалась Джайна.

— Вы все по очереди будете управлять кораблем, но должен предупредить, алмазы коруска очень редко попадаются, даже на такой глубине. Не ждите, что они посыплются на вас дождем.

— А если мы будем вести корабль и найдем камень, можно нам оставить его себе? — спросил Джесин.

Ландо снисходительно улыбнулся: — Ну, думаю, да… Но нам нельзя оставаться здесь долго, разыскивая алмазы.

— А нам и не потребуется так много времени, — заверил его Джесин. — Но неплохо бы иметь хоть какой-то стимул.

Ландо расхохотался: — Ты так похож на своего отца.

Джесин улыбнулся, думая о тех временах, когда Ландо Калриссиан и Хэн Соло работали вместе — или друг против друга — на протяжении своей долголетней дружбы. Ландо снова взглянул на консоль и открыл еще несколько иллюминаторов в полу, чтобы получить более широкий обзор. Теперь они отчетливо видели перенасыщенные энергией мутные газы.

— Вот здесь место как раз подходящее, — прокомментировал он. — Можно начинать ловлю. — Он бросил взгляд на хронометр на своем запястье. — Нам скоро нужно возвращаться.

Он сглотнул, и Джесин ощутил, как нервничает Ландо. Ему явно не нравилось находиться так глубоко в уровне газов. В основном так глубоко забирались только заядлые охотники за алмазами, не боявшиеся рискнуть головой ради камешка, пусть даже стоящего бешеные деньги.

«Быстрая Рука» опустилась так низко в планетарную атмосферу, что ветры стали ощутимо темнее, воздух, казалось, уплотнился до такой степени, что они едва видели солнце Йавина. Ландо включил прожекторы. Две полосы света пронзили темноту шторма и вихревую пелену газов.

— Сейчас я размотаю кабели-уловители, — пояснил Ландо. — Это электромагнитные тросы, свисающие в атмосферу и ловящие алмазы коруска, которые были выброшены на поверхность штормом. У каждого из вас будет всего по несколько минут, так как нам надо возвращаться на станцию. Шторм усиливается.

Джесину вовсе так не казалось — уж если говорить об этом, так и сейчас было достаточно плохо, чтобы вернуться. Но напряжение на лице Ландо подстегивало Джесина завершить эту поездку как можно скорее.

— Лоубакка, почему бы тебе не попробовать первому? — предложил Ландо. — Садись сюда и берись за управление.

Юный вуки скорчился в кресле, слишком маленьком для его габаритов, и положил лапы на консоль. Он принялся направлять трещавшие энергокабели, расползавшиеся во все стороны словно щупальца хищника. Джесин отстегнул ремни безопасности и лег на пол, чтобы заглянуть в квадратные иллюминаторы. Он видел желтые магнитные тросы, тянувшиеся сквозь газовые облака, но так ничего и не поймавшие.

Через некоторое время Лоуи огорченно забурчал. Эм Тиди тут же вставил свои пять копеек: — Масса Лоубакка предлагает кому-нибудь сменить его.

Лоуи передал управление Джайне, усевшейся на его место. Она усиленно сконцентрировалась на рычагах управления, слегка высунув язык от усердия. Ее золотисто-коричневые глаза, поначалу глядевшие в пустоту, теперь почти закрылись, когда она передвигала рычаги. Джесин наблюдал за энергокабелями, извивавшимися внизу как змеи, искавшие добычу.

— Ну-ну, не расстраивайтесь, — подбодрил детей Ландо. — Я же говорил, найти камень — дело нелегкое. Они очень редкие. Если б не это, они не стоили бы так дорого.

Джайна продолжала поиски еще несколько минут, затем сдалась. Джесин поднялся на ноги и подошел к консоли, стараясь удержать равновесие, поскольку яростные ветры кидали кораблик из стороны в сторону. Он ухватился за ручку кресла и забрался в него, охватив руками рычаги управления.

Дергая рычаги и переключатели, он чувствовал, как внизу, под кораблем, энергокабели реагируют на каждое его движение, врезаясь в атмосферу словно алчущие золота пальцы. Он потянулся вдаль всем своим естеством, концентрируясь на рычагах так же, как это делала Джайна, используя все известные ему джедайские трюки для поисков алмаза. Он не занл, на что будет похож алмаз коруска в Силе, но подозревал, что сразу поймет, когда найдеть камень. Курящиеся внизу облака казались опустошенными, наполненные бесполезными газами и обломками кораблей, вобщем, ничего интересного.

Его сестра-близняшка сидела рядом, и он почти физически ощущал, как она хочет, чтобы ему повезло. И когда он уже был готов оставить эту затею, он внезапно почувствовал вспышку в сознании. Он дернул рычаги в сторону, выпрямляя энергетические пальцы, выпуская их так далеко, как только мог. Вот один из них скользнул в облако, вытягиваясь все дальше и дальше… и вот он, наконец, ухватил блестящий предмет, отпечатавшийся в сознании.

На консоли замигали огоньки.

— Я нашел камень! — воскликнул Джесин.

Ландо был шокирован неменьше других.

— И в самом деле, — только и сказал он. — Ладно, давайте забирать его. Пора уходить отсюда.

Ландо пересел за консоль и втащил кабели назад в корабль вместе с добычей. Стабилизировав магнитный трос, связывавший их со станцией, он открыл небольшой люк в полу и вытащил грузовой контейнер, покрытый инеем. Открыв его, он достал оттуда неотшлифованный, но необычайно красивый алмаз коруска, больший, чем тот, который они видели на станции. Камень сиял и переливался скрытым внутри огнем. Джесин, затаив дыхание, взял его из руки Ландо, держа его в обеих ладонях.

— Смотрите-ка, что у меня есть! — восхищенно проговорил он.

Джайна и Лоуи поздравили его с удачей. Ландо, зная, что обещал оставить им то, что они поймают сами, покачал головой, любуюсь алмазом: — Хорошенько спрячь его, Джесин. Этого камешка хватит, чтобы выкупить целый квартал на Корусканте.

— Неужели он так много стоит? — Джесин погладил кончиками пальцев ровную твердую поверхность камня. — А вдруг я его потеряю?

— Положи в сапог, — предложила Джайна. — Уж оттуда он точно не выпадет.

— Так и сделаю, — согласился Джесин. — Думаю, я подарю его маме на ее следующий день рождения.

Ландо хлопнул себя по лбу: — Даже Хэн никогда не делал Лейе таких дорогих подарков. Я почти жалею, что у меня нет детей, — пробормотал он. — Ладно, нам пора возвращаться.

Снова налетел ветер и закрутил кораблик вихрем. Джесин едва не уронил алмаз коруска на пол, но вовремя подхватил его и крепко сжал в кулаке. Он немедленно засунул его в сапог, уверенный, что пока камень там, ему нечего волноваться.

Ландо Калриссиан, беспокойно морщась, принялся сматывать энерготрос, поднимая «Быструю Руку» на более безопасные уровни атмосферы Йавина. Шторм кидал их во все стороны. Один раз они даже услышали громкий удар о квантовую обшивку. Ландо вскрикнул и взглянул на стену: — Еще один! Джайна, иди сюда и проверь, нет ли там дыры.

— Что случилось? — спросил Джесин.

Джайна опустилась на колени и нагнулась, чтобы посмотреть.

— Похоже, все в порядке, — сказала она.

— Что это было? — настойчиво допытывался Джесин. Он заметил легкую вмятину на стенке, но не чувствовал пробоины.

— В нас только что попал алмаз коруска, брошенный ветром на большой скорости. Все равно что торпеду в бок получить, нас спасла только квантовая броня. Поверить не могу, как нам повезло, — Ландо потряс головой. — Я часами отыскиваю эти алмазы в одиночку и всякий раз возвращаюсь с пустыми руками. А тут я взял вас с собой, Джесин сразу же ловит камень, а потом нас ударил еще один.

Лоуи рыкнул. Эм Тиди отозвался: — Я абсолютно согласен с масса Лоубаккой. Будем надеяться, что они нам больше не попадутся.

Небо прочертила молния, разбрасывая голубой свет в облака. По мере того, как они поднимались к станции Джем Дайвер, ветры утихали. Ландо заметно расслабился.

Когда они наконец-то поднялись на станцию и за ними закрылся люк, Ландо облегченно вздохнул и рухнул в кресло пилота.

Док наполнился воздухом, пригодным для дыхания, и Ландо передвинул рычажки, открывая запечатанные люки корабля.

— Ну вот, мы снова в полной безопасности, — сказал он, выбираясь из корабля на едва державших его ногах. — Думаю, на сегодня приключений хватит. Как насчет того, чтобы немного перекусить?

Едва он закончил фразу, по интеркому разлился визг сирен.

— Ну а теперь-то что? — недовольно пробурчал Ландо. — Что еще стряслось?

Три юных джедая выпрыгнули из «Быстрой Руки» и последовали за Калриссианом, подскочившим к висевшему на стене комлинку.

— Говорит Ландо Калриссиан. Докладывайте обстановку.

— Из гиперпространства только что вышел неопознанный флот, — ответил ему сдавленный голос начальника безопасности станции. — Они отказались выслать опознавательные коды и приближаются к станции на огромной скорости. Намерения неизвестны.

Джесин и Джайна подбежали к иллюминаторам и выглянули наружу в темноту космоса. Джесин разглядел корабли, похожие на рой метеоритов, направлавшиеся в их сторону. Каким-то образом он чувствовал, что они заряжали свои орудия и ничего хорошего не замышляли. Он сглотнул подкативший к горлу комок.

— По-моему, это имперский флот, — выдохнула Джайна.

4

Ландо бросился к главному мостику станции Джем Дайвер.

— Давайте, ребята, за мной!

Джайна летела впереди, за ней Лоуи и Джесин. Лоуи со своими длинными ногами в спешке едва не перескочил через Ландо.

— О, поосторожней, Лоубакка! — воззвал к нему Эм Тиди.

Поднявшись на турболифте на верхний уровень, они ворвались на мостик, цилиндрическую башню, простиравшуюся над вершиной бронированной станции. В стенах были длинные прямоугольные окна, открывавшие обзор со всех сторон. Под каждым окном мерцали мониторы. На всех сейчас мигал сигнал тревоги. Вооруженные охранники Ландо бегали туда-сюда, пристегивая к ремням дополнительное оружие, готовясь защищать станцию.

— На нас напали, сэр, — пробормотал Лобот едва слышно. Киборг двигался с головокружительной быстротой, его руки мелькали над панелями управления, взгляд перепрыгивал с одного монитора на другой. Огоньки на его имплантанте мигали как фейерверк.

Ландо быстро оглядел все окна и увидел выходивший из космоса флот.

— Думаешь, это пираты? — спросил он. Повернувшись к близнецам и Лоуи, он успокоил их. — Не волнуйтесь. Система безопасности станции сейчас включена. Эти люди, кто бы они ни были, не имеют никаких шансов проникнуть сюда.

Джайна изучала один из мониторов, поджав губы. Она покачала головой: — Это не просто пираты, — сказала она, узнавая очертания эллипсоидного корабля с мощными двигателями под и над корпусом. — Имперские корабли. Вон те четыре по бокам — это ударные крейсеры, каждый их которых оснащен тремя ионными пушками, протонными и ударными торпедами и двумя сдвоенными лазерными установками.

Ландо, казалось, удивился: — Да, все верно. Откуда ты столько знаешь?

Она спокойно подняла на него глаза: — Папа заставлял меня изучать модели кораблей. Поверьте мне, здесь намного больше мощи, чем вы можете себе представить. И думать нечего справиться с ними, даже при всех ваших системах безопасности.

Ландо схватился рукой за лоб и застонал: — Это не пиратский флот, это целая армада! А что это за корабль по центру? Я его не узнаю.

Джайна мысленно пробежалась по всем известным ей моделям и техническим спецификациям, но не обнаружила ничего похожего.

— Может, какой-то модифицированный штурмовой шаттл? — предположила она. Они смотрели на увеличенную картинку на мониторах. — Но я не знаю, что это за прибор у него впереди.

У загадочного корабля на носу было приспособлено какое-то странное устройство, круглое, с рваными краями, словно открытая пасть подводного хищника.

— Посылай сигнал тревоги, — распорядился Ландо. — На полную мощь. Чтобы все знали, что на нас ведут атаку.

С прямо-таки раздражающим спокойствием Лобот покачал головой: — Я уже пробовал. Они глушат нас, сэр, я не могу пробиться сквозь их щиты.

— Ну, так чего им надо? — раздраженно бросил Ландо.

— Они не выдвигали никаких требований. Они отказываются отвечать по нашим вызовам. Мы не знаем, что им нужно.

Джайна уставилась в окно на приближавшиеся корабли и почувствовала холод глубоко внутри. Она вздрогнула. Джесин сжал ее руку, беспокойно наморщив лоб. Они оба поняли.

— У меня очень плохое предчувствие, — сказал Джесин. — Они пришли… за нами, не так ли?

— Да, я чувствую это, — ответила Джайна едва различимым шепотом. Лоуи кивнул и рыкнул, соглашаясь с близнецами.

— Вы это о чем, ребята? — Ландо уставился на них, не веря собственным ушам. — Они наверняка пришли за алмазами коруска — это единственное, что имеет какой-то смысл.

Джайна покачала головой, но Ландо был слишком занят, чтобы и дальше обращать на них внимание. Четыре корабля покинули свои позиции вокруг крейсера и двинулись к защитным спутникам вокруг станции Джем Дайвер.

— Ты убрал предохранительные программы со спутников? — спросил Ландо Лобота. Тот кивнул: — Система готова к бою.

Каждый из спутников выстрелил, но у них не было достаточно энергии, чтобы пробить тяжелую броню имперских кораблей. Все имперские крейсера прицелились и выстрелили из ионных пушек. Спутники перезаряжали орудия, готовясь к новому выстрелу, но внезапно все огни погасли.

— Ионные пушки поджарили их цепи, — сообщил Лобот спокойным голосом. — Все спутники отключены.

Крейсера зашли с другой стороны и бахнули из лазерных пушек, на этот раз разнося спутники в металлическую пыль.

— У нас еще остается броня станции, — сказал Ландо, но его дрожащий голос ясно показывал полное отсутствие уверенности в этом.

Модифицированный шаттл по центру армады рванулся к ближайшему шлюзу. С нижних палуб станции раздался оглушительный грохот, когда что-то огромное и тяжелое ударило по обшивке.

— Что это они делают? — удивился Ландо.

— Шаттл подсоединился к внешней стене станции, — доложил Лобот.

— Где?

Лысый киборг проверил данные: — Один из доков с оборудованием. Думаю, они стараются прорваться внутрь.

Ландо отмахнулся: — Пускай стучат сколько влезет, войти сюда им не удастся. — Он нервно усмехнулся. — Запечатайте все шлюзы. Броня должна выдержать.

— Прошу прощения, — подала голос Джайна, — но, возможно, я знаю, что это у них за модификация. Думаю, они собираются пробурить стену. Эти штуки, похожие на зубы… Я думаю, они прорежут металл.

— Только не этот металл, — Ландо отчаянно затряс головой. — Это двойная броня. Ее ничем нельзя разрезать.

— Да вы же говорили, что алмазы коруска могут разрезать что угодно, — встрял Джесин.

Ландо снова покачал головой: — Да, но для этого им бы потребовался целый корабль алмазов. — Он резко умолк, его глаза широко раскрылись. — Ну-у… Мы недавно послали корабль, груженный алмазами…

Он схватил комлинк и заговорил в него: — Это Ландо Калриссиан. Охране собраться в нижнем доке с оборудованием номер…, — он перегнулся через плечо Лобота, чтобы посмотреть на экран, — номер 34. При полном вооружении. У нас вот-вот высадится вражеский десант.

Ландо достал из запечатанного сейфа бластер и повернулся к Лоботу: — Никто не смеет проникать на мою станцию без разрешения. — Он рванул вперед по коридору, крича через плечо. — Ребята, вам лучше найти какое-нибудь укрытие и оставаться там, пока мы с этим не разберемся!

Естественно, юные джедаи последовали за ним.

Охрана станции в темно-синих унифромах металась по пересечениям коридоров. Пастельные тона, в которые была выкрашена станция, и звуки природы, доносившиеся невесть откуда, теперь совершенно не вязались с обстановкой и больше не оказывали успокаивающего воздействия. Мешал царивший в коридорах хаос, приготовления к отражению атаки и визжавшие сирены.

Когда они добрались до дока 34, там уже собрался целый взвод озранников, сгруппировавшихся за пустыми грузовыми контейнерами, с бластерами наизготовку. Джайна услышала противний пискливый звук, от которого вибрировало в зубах. На стене мерцало округлой формы пятно, и она буквально видела прилепившийся снаружи шаттл, словно огромное животное, прогрызавшее себе путь внутрь.

По центру пятна возникла яркая белая линия, когда огромный бур из алмазов коруска пробил толстую панель. Джайна запоздало понадеялась, что соединительные трапы вражеского корабля окажутся воздухонепроницаемыми.

Один из охранников Ландо, вероятно, взвинченный до предела, дважды выстрелил из лазерной винтовки. Оба разряда отскочили от стены, оставив белесое пятно на внутренней обшивке, но беспощадные зубы бурильной машины продолжали вгрызаться в бронированный металл. В мгновение ока с обшивки отвалилась огромная плита, свалившись в док в облаке пара. Охранники Ландо немедленно открыли огонь — даже дым еще не рассеялся, но и враг с другой стороны времени не терял. В дыру просочились десятки имперских штурмовиков в белых доспехах, словно рой бешеных ящеромуравьев, которых Джесин когда-то держал в своей коллекции экзотических животных. Штурмовики стреляли не переставая, но Джайна с облегчением заметила, что они использовали только голубые парализующие лучи.

Четыре штурмовика рухнули с пробитыми доспехами, но из челнока выходили все новые и новые взводы. Пространство дока было исполосовано лазерными лучами выстрелов. Следом за штурмовиками вышла высокая зловещая фигура женщины в черном плаще. У нее были вьющиеся черные волосы, напоминавшие крылья хищной птицы. Несмотря на весь ужас, Джайна увидела, что глаза женщины имели слишком яркий цвет, напоминавший фиолетовые орхидеи из джунглей Йавина-4. Сердце Джайны словно сдавила ледяная рука.

Окутанная тенью женщина вышла из дыры в стене станции Джем Дайвер, совершенно не замечая выстрелов. Вокруг нее светилось бледное сияние статических разрядов, очень похожих на те, которые едва не сорвали «Быструю Руку» с магнитного троса.

— Помните: дети нам нужны целыми и невредимыми! — выкрикнула она. Говорила она медленно и тяжело, но каждое слово сопровождал оттенок острой как бритва угрозы.

Услышав слово «дети», Ландо резко обернулся и увидел, что те все еще следуют за ним.

— Вы почему до сих пор здесь? Пошли, надо обеспечить вашу безопасность.

Он махнул бластером в сторону выхода, затем, словно передумав, развернулся и выстрелил еще три раза, попав одному из штурмовиков в грудь. Джесин и Джайна понеслись по коридору. Лоуи, которому дважды повторять не приходилось, метнулся за ними, подвывая на ходу. Ландо догнал их: — Кажется, вы были правы. По неизвестным мне причинам они пришли именно за вами.

— Я всего лишь обычный дроид, — заныл Эм Тиди. — Надеюсь, я им не нужен.

За спиной раздалась серия приглушенных взрывов. По коридорам пронеслась горячая волна. Дети споткнулись. Ландо удержался на ногах и подхватил Джайну.

— Направо, — выдохнул он. — Вот сюда.

Они снова побежали. Им вслед раздались еще выстрелы и очередной взрыв. Ландо стиснул зубы: — Это явно не самый удачный день, — пробурчал он.

— Я полностью с вами согласен, — отозвался Эм Тиди с пояса Лоубакки.

— Сюда, в камеру отправки.

Ландо жестом велел детям остановиться перед забаррикадированной дверью комнаты запуска, где они видели грузовые шлюпки и дроидов, упаковывавших алмазы коруска для отправки. Он набрал код доступа, но у него дрожали руки. Замигала красная лампочка. «Доступ запрещен». Ландо процедил что-то сквозь зубы и набрал код еще раз. На этот раз загорелся зеленый диод, и тяжелые тройные двери с шипением открылись. Внутри камеры дроиды продолжали упаковывать алмазы.

— Прошу прощения, — сказал один из них несколько сконфуженно, — не могли бы вы прекратить эти взрывы? Вибрации мешают нам продолжать работу.

Ландо не обратил на них никакого внимания и впихнул детей в камеру: — Отправить вас отсюда мы не можем — эти крейсера наверняка погонятся за вами, но это самое безопасное место на станции. Я постою у дверей и буду охранять вход.

Он сжал рукоять бластера, излучая решимость сражаться до конца. Лоуи заворчал, явно желая принять участие в потасовке. Но прежде чем Джесин и Джайна успели что-либо возразить, Ландо ударил по контрольной панели. Мощные бронированные двери захлопнулись, запирая их в камере.

Джесин прижался ухом к двери и прислушался, но до него доносились только слабые приглушенные звуки сражения. Лоуи со вздыбленной на загривке шерстью — явным признаком готовности к бою — разминал свои огромные лапы, хрустя костяшками пальцев. Джайна осмотрелась в поисках чего-нибудь, что помогло бы им при сражении. Джесин окликнул дроидов: — Эй, здесь есть хоть какое-то оружие? Вы вооружены?

Дроиды прекратили работу и повернули головы в их сторону. Их оптические сенсоры светились.

— Пожалуйста, не мешайте нам, сэр, — ответили они в один голос и вернулись к упаковке. — У нас очень ответственная работа.

Звуки стрельбы за дверью внезапно усилились. Джайна оттащила Джесина от двери, когда Ландо прикрикнул на них. Дверь заходила ходуном под воздействием энергетических лучей, затем все стихло. Джайна замерла в ожидании, отступив и заглядывая своему брату-близнецу в глаза. Оба судорожно сглотнули. Лоуи заскулил. Дроиды продолжали свою работу как ни в чем не бывало.

По периметру двери посыпались искры — кто-то вспарывал металл тяжелым вибролазером, вырезая проход.

— Как думаешь, ты бы смогла изобрести какое-нибудь оружие за несколько секунд, чтобы спасти нас? — спросил сестру Джесин. Та обратилась к своему воображению, но на этот раз изобретательность подвела ее.

Дверь распахнулась. От нее все еще валил пар. Система охраны включила еще одну сирену, но эти звуки тонули в гвалте битвы на борту станции Джем Дайвер. Внутрь ворвались штурмовики.

Упаковочные дроиды повернулись к ним.

— Тревога. Нарушители. — сказал один. — Предупреждение. Посторонним вход строго воспрещен. Вы должны вернуться в…

В ответ штурмовики открыли огонь, разбив обоих дроидов на запчасти, с искрами посыпавшиеся на пол. Джайна увидела, что Ландо лежит на полу без сознания, вытянутая правая рука все еще сжимала бластер. В камеру вошла высокая темная женщина, ее фиолетовые глаза сверкали. Штурмовики направили бластеры на Джесина, Джайну и Лоубакку.

— Подождите! — воскликнула Джайна. — Что вам нужно?

— Не позволяйте им манипулировать вашим сознанием! — завизжала женщина. — Станируйте их!!

Прежде чем Джайна успела что-либо сказать, к ней скользнули яркие голубые лучи, и всех поглотило беспамятство.

Джайна провалилась в темноту.

5

На Йавине-4 Тенел Ка меряла шагами площадку перед Великим Храмом, служившим Академией джедаев под началом Люка Скайуокера. На ней были начищенные до блеска доспехи из чешуи рептилий, согласно традициям воинов с Датомира. Ее золотисто-рыжие волосы были заплетены в многочисленные косы, украшенные перьями и жемчугом. Ее серые глаза беспрестанно осматривали небо, ища корабль, который должен был привезти посла от ее бабушки.

Ветер разметал ее косы в стороны, и Тенел Ка раздраженно смахнула их с лица. Наполненный влагой воздух давил на мозги, источая угрозу. Сезон сухой погоды на Йавине закончился. Она ощутила какое-то дребезжание в глубинах сознания, предупреждавшее ее о том, что что-то должно произойти, словно вотвот ударит молния. Она вздохнула. Посланники ее бабушки могли оказаться так же смертоносны, как и молния…

Им не чуждо было убийство врага или даже друга, чтобы убедиться в том, что наследником трона Хэйпа станет тот, кого они больше всего желают видеть у власти. Ходили слухи, что нанятые бабушкой убийцы уничтожили дядю Тенел Ка, брата ее отца, принца Изольдера.

Она вздрогнула от удивления, когда на ее обнаженную руку плюхнулась капля дождя, горячая как кровь. И хоть воздух не был холодным, она задрожала. У нее не было каких-то однозначных чувств по отношению к бабушке: она одновременно и любила, и презирала пожилую женщину. Тенел Ка предпочитала носить доспехи из чешуи рептилий, как воины на Датомире, чем тончайшие шелка Королевского Дома на Хэйпсе. Пока что ей удавалось твердо выдерживать свои позиции, доставляя удовольствие своей бабке и одновременно действуя ей на нервы, но в пределах разумного. Она не сомневалась, что если отклонится от этой линии поведения куда-нибудь в сторону, то наемные убийцы как-нибудь нанесут ей визит.

Небесную гладь разорвала вспышка молнии, раздался удар грома. На вершине Храма Тенел Ка металась по площадке словно запертое в клетке животное, ее волнение все усиливалось по мере того, как она методично обходила пирамиду по периметру, недоумевая, почему посол Ифра так задерживается. Она была так поглощена своими мыслями, что не заметила, как к ней присоединился Люк Скайуокер. Она и дальше не замечала бы его, но он встал прямо перед ней. Джедай-мастер положил руки ей на плечи и заглянул ей в глаза. От него исходили покой и тепло, и Тенел Ка понемногу расслабилась.

— Тебе пришло сообщение, — произнес он тихо. — Хочешь, чтобы я присутствовал при твоей беседе с послом?

Тенел Ка не смогла подавить отвращение, вспомнив про посла.

— Ваше присутствие будет.., — она запнулась, подыскивая слова, — будет большой честью для меня, мастер Скайуокер.

Тенел Ка выпрямилась, высоко держа голову и глядя на изображение посла в центре связи — несмотря на всю жестокость, в чертах посла было что-то неимоверно прекрасное. Волосы и глаза посла Ифры были цвета начищенного олова.

— Встреча на Корусканте заняла больше времени, чем мы ожидали, принцесса, — сказала Ифра тоном, не допускавшим никаких вопросов. — Поэтому наша беседа откладывается еще на два дня.

Тенел Ка ничем не выказала потерю самообладания, но сердце у нее упало. Джесин, Джайна и Лоубакка, конечно же, вернутся к этому сроку. Она бросила умоляющий взгляд на Люка. Джедай-мастер выступил вперед и мягко спросил: — Возможно, я мог бы доставить принцессу Хэйпса на Корускант для встречи с вами?

Посол Ифра улыбнулась в манере, казавшейся данью вежливости, но в ее глазах не было ни вежливости, ни примирения: — У меня четкий приказ встретиться с принцессой там, где она проходит обучение.

Тенел Ка открыла было рот, но вспыхнувший рядом с монитором сигнал тревоги избавил ее от необходимости продолжать разговор. Люк среагировал мгновенно.

— Посол Ифра, нам пришло сообщение по частному приоритетному каналу. Пожалуйста, подождите, — сказал он и переключил каналы, прежде чем посол успела что-либо ответить.

На мониторе возникло темное лицо Ландо Калриссиана. Его красивые правильные черты были искажены гримасой беспокойства. В глазах светилось смущение. Волосы и одежда на нем были в полном беспорядке, а за спиной завывали сирены.

— Люк, дружище, — выдохнул он, — я не совсем уверен, что тут произошло. Они… поджарили наши спутники безопасности, высадились на станцию… кажется, станировали нас. Тут все в порядке, но, — Ландо закрыл глаза и поджал губы, — Джесин, Джайна и Лоубакка пропали. Их похитили.

Люк медленно вдохнул. Тенел Ка догадалась, что он применяет джедайскую методику релаксации, но не так успешно, чем обычно. Его тело казалось полностью расслабленным, но в голубых глазах светился огонек. Одна рука сжалась в кулак.

— Кто это сделал? — спросил он жестко.

Ландо затряс головой: — Мы не знаем, кто это был и зачем им дети, но все мои лучшие люди работают над этим. Это как-то связано с Империей, наверняка.

— Я буду у вас через час, — бросил Люк, протягивая руку за комлинком.

— Подождите, — вмешалась Тенел Ка. — Это мои друзья. Я знаю, как они мыслят. Я знаю, как бы они поступили в той или иной ситуации. Я не могу торчать здесь, когда они в опасности. Пожалуйста, я просто обязана полететь с вами.

Люк кивнул: — Твое присутствие… будет большой честью для меня, — ответил он, повторяя ее собственные слова. Он снова взглянул на экран. — Мы будем через час, — поправил он и снова переключил на канал связи с послом.

У посла рот был открыт, словно она собиралась протестовать против такого грубого обращения, но Люк заговорил первым: — Мне очень жаль, что мы заставили вас ждать, посол, но у нас появилось срочное дело. Это потребует моего присутствия и присутствия принцессы. Боюсь, нам придется отложить встречу с вами на неопределенный срок, пока не разрешится проблема. Прошу вас передать Королевскому Дому Хэйпса наш нижайший поклон.

С легким поклоном он вырубил канал связи.

Несмотря на беспокойство о судьбе друзей, Тенел Ка ощутила удовлетворение от той бесцеремонности, с которой мастер Скайуокер обошелся с послом Ифрой. Люк взглянул на нее: — Уверен, посол не привыкла к откладыванию встреч, когда ей не дают практически никаких объяснений, но сейчас у нас есть дела поважнее.

Тенел Ка согласно кивнула: — Это точно.

Тенел Ка старалась сохранять безмятежность и беспристрастность, пока магистр Скайуокер мастерски вел корабль к станции Джем Дайвер. Ей надо оставаться спокойной, чтобы отыскать следы, которые могли бы помочь им найти юных джедаев — лучших друзей, чем они у нее никогда не было.

Разноцветные огни станции замигали, когда ворота в док открылись, и Люк повел шаттл на посадку. В любой другой ситуации Тенел Ка обратила бы внимание на окружение и технику, с помощью которой строилась и контролировалась станция, но когда двери открылись, на нее навалилось чувство продолжительного насилия и тьмы. Что-то было не так.

Взъерошенный и потрепанный Ландо Калриссиан встретил их у трапа. Жестом пригласив Люка и Тенел Ка следовать за ним, он привел их к запечатанной камере отправки, где и произошла последняя стычка. Тенел Ка обвела камеру глазами, замечая подпалины от бластерных выстрелов на стенах и потолке в коридоре, застывшие потеки расплавленного пластила, из которого была сделана дверь, осколки металла. Затем она увидела, как Люк опустился на одно колено, положил обе руки на пол и закрыл глаза.

— Да, это произошло здесь, — пробормотал он. Он сделал несколько глубоких вдохов, затем уставился на Ландо прожигавшими насквозь голубыми глазами. — Не вини себя. Ты хорошо сражался.

На лице Ландо было написано сожаление. Он покачал головой: — Но этого было недостаточно, приятель. Я не сумел спасти их. — В его голосе послышались нотки злобы и укоризны. — Я был слишком занят, думая о спасении станции… Я думал, это пираты, которые хотят украсть мои алмазы коруска. Мне и в голову не приходило, что они пришли за детьми… пока не стало слишком поздно что-то изменить.

Люк не осуждал и не оправдывал Ландо, заметила Тенел Ка. Он просто слушал. Наконец, Ландо снова заговорил: — Если вам что-нибудь нужно, чтобы разыскать их — моя станция, корабль, мои люди… Все что угодно…

Предложение Ландо было прервано прибытием его помощника Лобота. Его головной имплантант переливался огоньками.

— Мы залатали дыру в обшивке дока 34, — доложил он безо всякого вступления.

Ландо повернулся к Люку и Тенел Ка, наморщив лоб: — Они вспороли броню словно консервную банку.

Лысый киборг кивнул в подтверждение: — У них было специальное оборудование для снятия частей обшивки.

Ландо продолжил: — Единственный известный мне материал для резки дюрастила с такой скоростью — это…

— Алмазы коруска, — закончил за него Люк.

— Причем, промышленной обработки, — добавил Лобот.

— Правильно, — сказал Ландо. — Они использовали наши алмазы против нас самих.

— Очень редкие и дорогие, — вставил Лобот. — Мало кто может позволить себе такое.

Тенел Ка увидела, как в глазал Люка вспызнула искорка надежды: — А кому вы продавали алмазы?

Ландо пожал плечами: — Как уже сказал мой помощник, алмазы производственной обработки очень редкие и дорогие. Мы сделали всего две поставки с момента открытия станции, — он вопросительно взглянул на Лобота. Лобот нажал кнопку на своем имплантанте и сдвинул там панель, прислушиваясь к голосам, которые мог услышать только он. Через мгновение он кивнул: — Обе поставки были проданы через брокера на Борго Прим.

— А ты можешь узнать, кому он продал их? — спросил Люк.

— Сомневаюсь, — ответил Ландо. — Брокеры по продаже алмазов очень скрытные. Они получают хорошие коммиссионные, но никогда не выдают клиентов — боятся, что если мы узнаем, кто клиенты, то сможем продавать камни без их участия.

— Значит, надо лететь на Борго Прим и искать самостоятельно, — подвела итог Тенел Ка. Люк одарил ее теплой улыбкой и снова повернулся к Ландо: — А что из себя представляет Борго Прим?

— Космопорт на астероиде и торговый центр. Там любят ошиваться торговцы, воры, убийцы, контрабандисты… Короче, отбросы со всей Галактики. Очень похоже на Мос Айсли на Таттуине. — Ландо ухмыльнулся. — Ты почувствуешь себя совсем как дома.

Тенел Ка молча ожидала, пока Люк Скайуокер стоял перед коммуникационным монитором на станции Джем Дайвер.

На экране Хэн Соло обвил рукой плечи жены, Лейи Органы Соло, которую с другого бока поддерживал дядя Лоуи, вуки Чубакка. Тенел Ка изучала изображение и думала, что как раз сейчас Лейя больше похожа на взволнованную мать, чем на могущественного политика.

— Но, Люк, это же наши дети, — говорила она. — Мы не можем просто стоять в стороне, когда они в опасности.

— Чтоб ты и не сомневался, — добавил Хэн.

— Конечно, нет, — тихо согласился с ними Люк. — Но как новая Глава Республики, ты не имеешь права подвергать себя опасности. Соберите все силы. Начните расследование. Вышлите шпионов. Но оставайтесь там, где вы сейчас, будете центральным источником информации.

— Хорошо, Люк, — ответила Лейя. — Мы будем работать на Корусканте, но как только мы сделаем здесь все, что можем, мы сами полетим их искать.

— Я прилечу за вами на «Соколе», — предложил Хэн.

— Сначала дай мне десять стандартных суток, — ответил Люк. — Здесь есть след, по которому я хочу пойти, пока он не остыл. Нам пора. Мы будем информировать вас о том, как обстоят дела.

— Мы? — переспросил Хэн. — Ландо летит с тобой?

— Нет. Наследница Хэйпанского трона удостоила меня честью сопровождать меня, — сказал Люк, указывая на Тенел Ка.

— Мы благодарны за помощь, — как-то очень официально произнесла Лейя.

Тенел Ка коротко кивнула изображению на мониторе.

— Джесин, Джайна и Лоубакка имеют больше, — ответила она. — У них есть моя дружба.

Черты Лейи смягчились: — Тогда как мать я выражаю вам свою благодарность.

Чубакка пробурчал что-то, что Тенел Ка восприняла как согласие.

— Не беспокойтесь, мы найдем их, — сказал Люк. — Но сейчас нам надо лететь.

Хэн вздернул подбородок и улыбнулся джедаю: — Ладно, ступай, младший.

Прежде чем прервалась связь, Лейя заговорила снова: — И да пребудет с тобой Сила.

6

Джайна очнулась оттого, что Лоуи усердно тряс ее за плечи. Долговязый вуки жалобно скулил, пока она не застонала и не пришла в себя, часто моргая. На нее нахлынула волна неприятных ощущений: тошнота, жуткая головная боль, ломило все суставы — явные последствия воздействия станирующих лучей. Человеческое тело мало годилось для того, чтобы на него воздействовали энергетическими вспышками. И в ушах у нее, вдобавок ко всему, шумело, но затем инстинкт подсказал ей, что шум был настоящим — вибрации работающего гипердрайва на крупногабаритном корабле.

Резонно решив, что принять более вертикальное положение ей вряд ли удастся, Джайна осторожно повернула голову. Она, Джесин и Лоубакка находились в крохотной комнатушке неопределенного назначения. Она глубоко вдохнула, пригладила руками волосы и быстро ощупала себя со всех сторон, чтобы убедиться, что ничего не сломано.

Внезапно к ней вернулись воспоминания о нападении на станцию Джем Дайвер, и она резко села, так резко, что тут же накатила новая волна тошноты, а голова взорвалась болью. Она судорожно схватила ртом воздух и заставила себя успокоиться, чтобы хоть немного снять боль.

— Где мы? — спросила она.

Джесин уже сидел на узкой скамейке, протирая кулаками глаза и проводя пальцами по своим растрепанным волосам в попытке привести их в порядок. На его лице было написано смущение, и Джайна почувствовала сильное волнение, исходившее от брата.

— Понятия не имею, — ответил он.

Лоубакка тоже прорычал какой-то вопрос.

— Ну, по крайней мере, мы вместе, — сказала Джайна. — И они не надели нам наручники.

Она подняла руки, удивляясь, как это имперцы не разделили и не связали своих пленников. В небольшой нише в стене стоял поднос с едой и питьем. Похоже, Лоуи уже попробовал кое-какие из фруктов.

— Интересно, что случилось с остальными на станции. Как думаешь, что они сделали с Ландо? — поинтересовался Джесин. Джайна пожала плечами, все еще борясь с тошнотой: — Я видела, что он лежал без сознания, а потом нас станировали. Не думаю, что они собирались убить его. Им нужны были не алмазы. Похоже, они искали только нас троих.

— Ага… Вроде как ощущаешь собственную ценность, да? — мрачно согласился Джесин. Лоуи заворчал.

Джайна встала и потянулась, нормальное самочувствие возвращалось к ней по мере того, как она двигалась: — Кажется, со мной все в порядке. А вы как?

Джесин ободряюще улыбнулся, а Лоуи кивнул косматой головой. Полоска черного меха, падавшая ему на глаза, дрожала от беспокойства. Он пригладил мех лапой и хрюкнул. Только сейчас Джайна заметила, что чего-то не хватало. Она посмотрела на пояс вуки, но миниатюрного дроида-переводчика там больше не было.

— Лоуи! А где Эм Тиди?

Лоуи издал жалобный звук и похлопал себя по поясу.

— Наверное, его забрали имперцы, — предположила Джайна. — Что им от нас нужно?

— А, всего лишь завоевать Галактику, доставить массу проблем, покалечить как можно больше людей… Ну, ты знаешь, как обычно, — легкомысленно вякнул Джесин. Он подошел к тяжелой металлической двери. — Хм… скорей всего, она закрыта, но нет ничего плохого в том, чтобы попробовать, — пробормотал он, нажимая кнопки на контрольной панели.

К большому удивлению Джайны, дверь отодвинулась в сторону, открывая полный обзор на стоявшего в коридоре охранника. Штурмовик в белой броне повернул голову, глядя на них.

— Ух ты! — воскликнул Джесин, затем добавил, понизив голос. — Ну, зато дверь открыта.

— Может, они не знают, как она закрывается, — сказала Джайна. — Вспомни, имперские технологии так ненадежны и громоздки. — Она добавила в свой голос нотку сарказма, чтобы услышал охранник, — кроме того, ты ведь знаешь, какие у штурмовиков поганые доспехи. Даже водяной бластер и тот не остановят.

— Просто пройди мимо него, — предложил заговорщическим шепотом Джесин, видя, что охранник даже не сдвинулся с места. — Может, он не будет нас останавливать.

Штурмовик снял с плеча лазерную винтовку: — А ну стоять.

Выходивший из-под шлема голос не носил никаких оттенков, но в нем все равно сквозила угроза. Охранник с кем-то посоветовался через встроенный в шлем комлинк, а затем снова запер юных джедаев в камере.

Некоторое время они сидели в молчании.

— Может, хоть анекдоты порассказываем, — предложил Джесин.

Прежде чем Джайна придумала более-мене пристойный ответ, дверь камеры снова открылась. На этот раз рядом со штурмовиком возвышалась зловещая темная женщина, которую они видели на станции Джем Дайвер. Джайна быстро втянула в себя воздух. Черные волосы женщины спускались на плечи как волны тьмы, черный плащ сверкал осколками нашитых на него драгоценных камней, развеваясь вокруг нее как ночное небо, усыпанное звездами. Фиолетовые глаза светились на фоне такого бледного лица, что, казалось, оно выточено из отполированной кости. Губы женщины были цвета темного вина, словно она только что съела перезревший фрукт. Женщина была красива — но в какой-то жестокой манере.

— А, рыцари-джедаи, наконец, проснулись, — отрывисто бросила она. У нее был глубокий звучный голос. — Начну с того, что я в вас разочаровалась. Я ждала большего сопротивления от таких могущественных учеников, уже владеющих Силой. Ваши защитные реакции было просто смехотворны! Но мы изменим это. Вас будут учить по-новому. Эффективным способом.

Женщина развернулась на каблуках, черный плащ взметнулся словно стелющийся дым.

— Следуйте за мной, — приказала она и вышла в коридор.

— Нет, — отреагировала Джайна. — Да кто вы такая? Для чего вы привезли нас сюда против нашей воли?

— Я сказала, следуйте за мной, — повторила женщина. Когда они не подчинились, она ткнула в их сторону пальцами и слегка шевельнула ими. Внезапно Джайна почувствовала, как горло захлестнула невидимая холодная удавка. Женщина согнула пальцы, дернув Джайну как животное на поводке. Джайна уперлась, когда невидимая веревка вытащила ее в коридор. Лоубакка и Джесин сопротивлялись таким же невидимым удавкам Силы, вуки возмущенно ревел. Но, несмотря на сопротивление, спотыкавшихся детей потащили по коридору.

— Я могу делать это до самого мостика, если хотите, — сказала женщина, ее алые губы змеились в усмешке. — Или же вы могли бы поберечь силы для сопротивления на потом.

— Ладно, — прохрипела Джайна, чувствуя, что женщина владеет Темной Силой, с которой ей пока не сравниться.

Когда удавки ослабли, друзья остановились, тяжело дыша и вздрагивая. Они обменялись негодующими взглядами, полными немого унижения, сознавая, что их победили. Джайна первой пришла в себя. Судорожно сглатывая, она выпрямилась, высоко подняла подбородок и последовала за женщиной в черном. Ее брат и Лоуи не отставали.

— Кто вы? — спросила она через некоторое время. Женщина замедлила шаг, словно обдумывая вопрос, затем ответила: — Меня зовут Тамит Каи. Я состою в новом Ордене Ночных Сестер.

— Ночных Сестер? Как на Датомире? — переспросил Джесин.

Джайне вспомнились истории, которые им рассказывала Тенел Ка, когда приходила ее очередь пугать учеников перед практикой методики релаксации — истории про ужасных злобных женщин, которые однажды едва не уничтожили цивилизацию в ее мире.

Тамит Каи взглянула на Джесина, ее губы растянулись в некое подобие хищного оскала: — Ты слышал о нас? Хорошо. Моя планета населена вионами Силы, а Империя помогла нам снова возродиться. Может быть, теперь вы поймете, что сопротивление бесполезно. А вот сотрудничество, наоборот, будет вознаграждено.

— Не будем мы с вами сотрудничать, — огрызнулась Джайна.

— Да, да, — отмахнулась Тамит Каи со скучающим видом. — Всему свое время.

— Эй, куда вы нас ведете? — спросил Джесин, ускоряя шаг, чтобы не отставать от сестры. Лоуи следовал за ними, рыча и возмущаясь по поводу отсутствия Эм Тиди.

— Скоро узнаете, — ответила Ночная Сестра. — Мы скоро перейдем на досветовую скорость.

Все четверо ступили на высокую платформу, вознесшую их на уровень выше, и вышли на мостик корабля. В высоком кресле с обитой спинкой сидел единственный пилот, склонившийся над консолью. Впереди, сквозь передние экраны, Джайна видела вихревое многоцветье гиперпространства.

Пилот вытянул правую руку и схватился за рычаг, пока на мониторе велся обратный отсчет времени. Когда отметка достигла нуля, он дернул рычаг, и гиперпространство внезапно свернулось, исчезая в звездной темноте реального космоса.

— Мы в системах Ядра, — немедленно сказала Джайна, взглянув на звездные россыпи и потоки межзвездного газа, свернувшиеся в центре Галактики. Системы Ядра были последним пристанищем Империи, даже объединенные силы Республики не смогли стереть их в порошок. Но им так и не удалось подобраться к какой-нибудь системе. Они просто зависли посреди звездной черноты.

— Мы на месте, Тамит Каи, — сказал пилот, разворачиваясь в кресле. У Джайны упало сердце, когда она узнала это усталое лицо и седые волосы бывшего пилота ДИ-истребителя, проторчавшего на Йавине столько лет.

— Куорл! — воскликнул Джесин.

Лоуи злобно взревел. Куорл напал на них в джунглях, когда они обнаружили и попытались починить его сломанный ДИ-истребитель. Имперский пилот стрелял в Лоуи и Тенел Ка, которой удалось сбежать от него, но Куорл захватил в плен Джесина и Джайну.

— Приветствую вас, друзья мои. Я так и не поблагодарил вас за ремонт моего истребителя и за то, что вы позволили мне вернуться в Империю.

— Ты предал нас! — крикнула Джайна, чувствуя неимоверную злобу к слабоумному человечку. Будучи у него в плену, они сумели подружиться с Куорлом, рассказывали друг другу разные истории, сидя у костра по вечерам. Джайна решила, что сердце пилота смягчилось, что он понял, что все стили правления Империи были преисполнены лжи. Но в конце концов оказалось, что армейские привычки Куорла сильнее всего этого.

— Я вернулся, как сделал бы любой другой солдат, и подал рапорт о происшедшем, — тупо проговорил Куорл. — Эти люди приняли меня и… переинструктировали меня. Я рассказал им о вас — могущественных джедаях, только и ждущих того, чтобы их обучили служить Империи.

— Никогда, — в унисон бросили Джесин и Джайна, а Лоубакка поддержал их яростным ревом.

Тамит Каи смерила их презрительным взглядом. Стоя рядом с Куорлом, темноволосая женщина казалась еще выше.

— Хорошо, что вы злитесь, — сказала она. — Подпитывайте злость. Позвольте ей расти. Мы используем ее, когда начнется ваше обучение. Но пока что… мы прилетели.

Лоуи недоверчиво рыкнул.

Джайна выглянула в иллюминатор, пытаясь успокоиться. Мастер Скайуокер говорил, что ярость ведет на Темную Сторону Силы. Она не должна срываться, это она знала твердо. Надо придумать способ сопротивляться им.

— Но мы же в абсолютной пустоте, — сказала она. — На что тут можно смотреть?

— Космос не всегда бывает пустым, — ответила Тамит Каи. Ее густой голос походил на песню, словно она думала о чем-то другом. — Реальность не всегда такая, какой кажется.

Куорл сверился с координатами и набрал код доступа в охраняемую зону.

— Уже передается.

Тамит Каи посмотрела на юных джедаев: — Вы вот-вот вступите в новую фазу вашей жизни, — сказала она, указывая на монитор. — Смотрите.

Пространство замерцало, словно кто-то стаскивал невидимый покров. Впереди возникла космическая станция, по форме напоминавшая пончик. По всему ее периметру угрожающе высились орудийные башни, целясь во все стороны, отчего станция походила на строгий ошейник для какого-то чудовища. С одной стороый поднимались обзорные башни. Джайна сглотнула.

— Маскировка снята, — объявил Куорл.

— Смотрите хорошенько, — сказала Тамит Каи, но сама на экраны не смотрела. В ее глазах мерцало фиолетовое пламя. — Здесь вас будут обучать как Темных джедаев… для служения Империи.

Куорл напомнил ей: — Мы должны немедленно войти в док и восстановить щитневидимку.

Ночная Сестра кивнула, но, похоже, вообще его не слышала, не отрывая взгляда от юных джедаев: — Добро пожаловать в Академию Теней.

7

Тенел Ка сунула руку под ремень, удерживавший ее в кресле второго пилота, и украдкой почесала под неизвестной ей материей, из которой был сшит ее маскировочный костюм, бесконечно сожалея о том, что не может надеть свои доспехи из чешуи рептилий, которые защищали гораздо лучше и при этом не раздражали кожу. Большую часть путешествия на Борго Прим она молчала, напуганная, не в силах сказать ни слова. Рядом с ней сидел мастер Скайуокер — самый знаменитый и почитаемый джедай в Галактике. Он спокойно и умело вел «Случай», старый грузовик, на котором Ландо когда-то прорывал блокады и который выиграл у кого-то в сабакк.

Бабка Тенел Ка настояла на том, чтобы девочка училась дипломатии и правильному обращению к представителям различных рас, полов и возраста. Тенел Ка не была болтливой, но не была и застенчивой; тем не менее, оставшись один на один с такой впечатляющей личностью, как джедай-мастер, она не могла придумать тему для разговора. Она попыталась собраться с мыслями, но ум подводил ее, отказываясь работать. Ее облепила липкая влажная усталость, совсем как то тряпье, которое сейчас на ней было. Она нетерпеливо заерзала в кресле, стараясь подавить нервный зевок.

Люк взглянул на нее, в уголках губ притаилась улыбка: — Устала?

— Я плохо спала этой ночью, — ответила Тенел Ка, смутившись оттого, что он заметил ее усталость. — Мне снятся плохие сны.

Голубые глаза Люка сузились на мгновение, словно он рылся в памяти, отыскивая подобное явление, но затем он качнул головой: — Я тоже не очень хорошо сплю в последнее время, но, устали мы или нет, мы не имеем права на ошибку. Давай еще раз повторим нашу легенду. Скажи мне, кто ты.

— Мы торговцы с Рандона. Имен называть не будем, но если придется, вас зовут Илтар, а я ваша двоюродная сестра Бекнит, находящаяся под ващей официальной опекой. Мы торгуем археологическими ценностями и не помедлим преступить закон, чтобы нажиться. Мы прибыли с секретных раскопок на… — она запнулась, вспоминая название планеты.

— Оссус, — подсказал Люк.

— А… Да. Оссус. — Она сделала глубокий вдох, намертво впаивая название в свой мозг, затем продолжила. — На Оссусе мы обнаружили сейф, запечатанный печатью Старой Республики. Сейф врезан в камень и покрыт такой прочной броней, что никакой бластер или резак не может ее пробить. Мы не осмелились взорвать камень, чтобы не повредить сейф. Мы прилетели на Борго Прим в поисках алмазов коруска промышленной обработки, чтобы прорезать броню и открыть сейф. Мы готовы заплатить втридорога за эти алмазы.

Тенел Ка с интересом наблюдала, как на обзорных экранах растет мрачный астероид Борго Прим. Камень был выхолощен многими поколениями шахтеров, прорывших в его недрах сотни шахт. Сначала там искали один минерал, потом, когда условия рынка изменились, другой, затем третий. Но чуть больше столетия назад Борго Прим лишили даже самой бесполезной руды, оставив тысячи похожих на губку коридоры, полностью оснащенные системами жизнеобеспечения и транспортными узлами, которыми пользовались шахтеры. Превратить опустевшую шахту в гудящий как улей космопорт ничего не стоило.

Люк переслал стандартный запрос разрешения на посадку и получил его безо всяких проблем..

— Для нас освободили док 94, — сказал Люк. — Ты готова, э-э… Бекнит?

Тенел Ка кивнула: — Конечно, Илтар.

Люк некоторое время разглядывал ее, на его лице было написано искреннее беспокойство: — Там, внизу, может быть трудновато. Ты же слышала, что сказал Ландо: Борго Прим кишит людьми, начисто лишенными совести — ворами, убийцами, существами, которые с такой же легкостью убьют тебя, с какой пожали бы тебе руку.

— О, да, — заметила Тенел Ка, поднимая бровь. — Похоже на визит к королевскому двору на Хэйпсе.

Два торговца с Рандона, «Илтар» и его кузина «Бекнит», покинули свой корабль, стоявший в доке за громадными дверями ангара, и пошли по коридору, соединявшему наикрупнейший космический док Борго Прим с деловым районом, находившимся глубоко в ядре астероида.

Несмотря на многочисленные репетиции и повторы, Тенел Ка было нелегко все время помнить, что она должна походить на бывалого торговца, для которого такие места — дом родной. Она с полуоткрытым ртом разглядывала высокие ряды однотипных зданий. То здесь, то там мелькали огнями вывески различных предприятий, находящихся в отдельно размещенных куполах. Это место было так не похоже на примитивную неприрученную цивилизацию Датомира. Даже Хэйпс со своими представительными и утонченными городами — а некоторые из них были куда больше всего этого астероида — не шел ни в какое сравнение с этим космопортом, в котором шла своя жизнь. Над головой, сквозь сводчатый пластиловый купол, сияли звезды, затуманенные в свете огней Борго Прим.

Люк остановился подле нее, позволяя ей собраться с мыслями: — Раньше ты никогда не бывала в подобных местах, верно?

Она покачала головой и зашагала снова, подыскивая слова, чтобы описать переполнявшие ее эмоции: — Я чувствую себя… идиоткой. Словно я здесь не к месту.

Она поковыряла ногой покрытие в коридоре, сплошь покрытое цветными яркими объявлениями. Она остановилась, чтобы прочесть одно, затем другое. Первое объявление заблестело фосфоресцентной краской, когда она ступила на плиту около него:

Доки Борго Сдаются на час или на месяц

На другом было просто написано:

Информация для новичков Торговля всех видов Полная анонимность

Тенел Ка покачала головой: — Я не понимаю этого места. Оно вызывает отвращение… и интерес одновременно.

— Тебе совсем необязательно проходить через все это, — сказал Люк. — Я и сам могу справиться.

Это была абсолютная правда, поняла Тенел Ка — довольно-таки неприятная мысль. Она тряхнула головой и провела рукой по волосам, свободно свисавшим на плечи, в стиле Рандом, и золотисто-медным каскадом ниспадавшим на спину словно струящийся солнцем поток. Ей хотелось выглядеть уверенно, но ледяные когти сомнения не давали ей покоя, вонзаясь в мозг.

— Я сделаю то, что должна сделать, чтобы спасти моих друзей, — сказала она деловито. — Ну, и где это гнездо или логово, про которое нам говорил Ландо?

Люк ткнул пальцем в очередное объявление.

— Кажется, мы только что его нашли, — заявил он с довольным видом.

Логово Шанко Отличная выпивка и развлечения для всех рас и возрастов

На плоской картинке был изображен насекомоподобный бармен, предлагавший дюжину напитков, зажав стаканы в многочисленных членистых лапках. Ряд мерцающих лампочек указывал дорогу к «логову».

Тенел Ка внезапно охватил панический страх, но она знала, насколько важно для них сейчас оставаться в роли. Она поправила свой костюм, откашлялась и посмотрела на Люка: — Должно быть, ты очень хочешь пить после такого путешествия, Илтар.

— Да, спасибо, Бекнит, — ответил он. — Выпить бы не помешало, — он склонился к ней и добавил уже тише. — Ты уверена, что хочешь этого?

Тенел Ка твердо кивнула: — Я готова ко всему.

— Вот уж не думала, что на астероиде таких размеров может быть такая огромная забегаловка, — сказала Тенел Ка, запрокидывая голову, чтобы посмотреть на «Логово Шанко», серо-зеленую постройку, имевшую собственный атмосферный купол. Здание возвышалось над землей как минимум на четверть километра.

От страха и неуверенности у нее свело живот, и она остановилась, чтобы сделать глубокий вдох. К великому огорчению Тенел Ка, в глазах мастера Скайуокера заплясали озорные огоньки: — Ты ведь знаешь, что ждет нас внутри, правда?

— Воры, — сказала она.

— Убийцы, — добавил он.

— Обманщики, бродяги, контрабандисты, предатели… — ее голос оборвался.

— Совсем как у тебя дома на Хэйпсе? — полюбопытствовал он с легкой усмешкой.

Будучи наследницей королевского трона на Хэйпсе, Тенел Ка приходилось встречаться с наемными убийцами, как в свое время и ее отцу, принцу Изольдеру. И если ей удалось выжить, значит, и с кантиной космопорта она справится.

— Спасибо, — сказала она, опираясь на предложенную ей руку. — Теперь я готова.

Люк бросил в щель на замке монету: — Постараемся держаться незаметней.

Дверь открылась. Первое, что увидела Тенел Ка, когдавошла внутрь — это насекомоподобный бармен, Шанко, возвышавшийся над ними на целых три метра. Помещение было наполнено запахами, которых она не могла определить — нельзя сказать, чтобы они были особенно приятны, но позывов на рвоту не вызывали. В воздухе стоял дым от многообразия горящих предметов: трубок, свечей, ладана, кусочков древесного топлива, даже одежды или меха посетителей, случайно приблизившихся к источнику огня.

Не говоря ни слова, Люк подбородком указал на бар. Но даже если бы он и сказал что-то, Тенел Ка вряд ли услышала бы его, поскольку в кантине играли как минимум полдюжины различных музыкальных групп, исполняющих популярные хиты стольких же планетных систем.

К счастью, до прихода сюда они уже решили, где начать поиски. Зная, что на Рандоме девочке-подопечной оказываются почести — в основном из-за наследства — и что ее всегда обслуживают первой, Тенел Ка подошла к бару, чтобы заказать выпивку.

— Добро пожжжаловать, путешшшшественники, — произнес Шанко, складывая три пары конечностей и кланяясь так низко, что его усики едва не касались стойки бара.

— Ваше гостеприимство так же приятно для нас, как и предоставление напитков, — ответила Тенел Ка.

— О, вы прекрасссно обучены, — сказал Шанко. — Можжет быть, вы дипломат?

— Она — моя сестра и находится на моем попечении, — мягко вставил Люк.

— В таком случччае, это дейсствительно чесссть обслужжживать вассс, — сказал Шанко, выпрямляясь во весь свой трехметровый рост.

— Мне «рандомийскую желтую чуму», — без раздумий сказала Тенел Ка. — Лучше двойную. И охлажденную.

— А мне «дальнего терминатора», — сказал Люк.

Веки на фасеточных глазках бармена дважды дернулись от удивления: — Его редко заказззывают. Очччень крепкий напиток, не правда ли? — на мгновение он казался сконфуженным, затем издал булькающий звук, который, как решила Тенел Ка, заменял ему смех. — Вам как, препрограммировать или рандомиззззировать?

— Рандомизировать, разумеется, — ответил Люк.

— Ахх, риссскуете, да? — Шанко одобрительно похлопал двумя своими конечностями по стойке. Затем его лапки проворно замелькали над стойкой, нажимая рычаги и кнопки, наполняя чашки и стаканы, смешивая напитки в рекордно короткий срок.

— Без риска нет и победы, — сказал Люк, беря свой напиток из лапки Шанко.

Тенел Ка наклонилась и понизила голос: — Нам нужна информация, — сказала она, вытаскивая из рукава тонкую цепочку с крошечными алмазами коруска. Шанко понимающе кивнул: — У нассс наилучшшшие информационные брокеры в ссссекторе. Дажжже хатт есссть. — Он махнул вправо от стойки. — Ессли вы не найдете того, что ищщщете, значччит, этого вообщщщще нет на Борго Прим, — заключил он с оттенком гордости в голосе.

Они поблагодарили его и направились туда, куда он показал. Оглушающая музыка, казалось, немного утихла, когда они с трудом протолкались сквозь толпы посетителей, каждый из которых потягивал любимый напиток. Их было так много, что Тенел Ка вообще не видела, куда они идут. Рядом с ней Люк замер и закрыл глаза.

— Значит, хатт — информационный брокер, да? — размышлял он вслух. — Это самые лучшие тоорговцы информацией.

Тенел Ка почувствовала шевеление в Силе, когда он протягивал ментальные пальцы, ощупывая сознания находившихся вокруг существ. Она тоже искала, но искала глазами. Беглый взгляд не нашел ничего интересного. Она задрала голову и посмотрела в открытый центр конусообразной крыши кантины, затем на витую лестницу, восходившую по неровной стене и вевшую — судя по знакам — в игровые комнаты.

Люк открыл глаза: — Я нашел его.

Он взял Тенел Ка за руку и стал проталкиваться сквозь толпу. Они прошли секцию с притушенным светом, где расположились чувствительные к свету существа, отрывавшиеся под невнятную музыку. Они обнаружили хатта, с трудом втиснувшегося за низкий столик у самой стены. Рядом с ним стоял маленький ранат, покрытый серо-коричневым пухом. Его усы ритмично двигались. Хатт был слишком худым для хаттских стандартов и вряд ли имел высокое положение в своем мире. Может быть, именно поэтому он и занимался бизнесом на Борго Прим, подумала Тенел Ка.

— Нам нужна информация, и мы готовы заплатить за нее, — безо всяких преамбул брякнул Люк. Хатт подобрал со стола небольшой носитель информации и нажал несколько кнопок: — Как вас зовут?

— А как вас зовут? — спросила Тенел Ка, слегка поднимая подбородок. Глаза хатта сузились в крохотные щелочки, и Тенел Ка решила, что хатт пересматривает свое впечатление о них.

— Конечно же, — пробурчал он, — такие вещи не имеют особой важности.

Люк пожал плечами: — И у всякой информации есть своя цена.

— Разумеется, — повторил хатт. — Прошу вас, садитесь и скажите, что вам нужно.

Люк сел в гравитационное кресло, отрегулировал его высоту и жестом пригласил Тенел Ка сесть рядом. Он отпил из стакана со своим коктейлем, но когда Тенел Ка подняла свой к губам, бросил в ее сторону предостерегающий взгляд. Когда хатт наклонился посовещаться со своим помощником-ранатом, Люк шепнул: — Этот напиток вырубит тебя по-черному.

— Ой… ладно, — Тенел Ка поставила стакан на стол.

Ранат убежал с каким-то поручением. Люк и Тенел Ка рассказали хатту свою историю, дав только ту информацию, которая была необходима. Пока они говорили, по-очереди добавляя подробности, прочие завсегдатаи кантины продолжали насыщать атмосферу бара шумом и суетой. Раздалось несколько выстрелов, а бронированные дроиды-вышибалы вышвыривали клиентов, которые не платили за учиненный ими беспорядок. Группа контрабандистов стреляла по мишени ракетами, не попадая в мишень и запустив одну из ракет в бок пушистого белоснежного талца. Существо взревело от боли и удивления, когда его шкура загорелась, затем выместило свою злобу на пьяном иторианце, случайно оказавшемся поблизости.

Клиенты покрупнее старались сожрать клиентов поменьше, а музыканты продолжали играть, Шанко смешивал напитки. Хаттский информатор не обращал на всю эту кутерьму никакого внимания.

Пока они говорили, Люк прихлебывал свой напиток, а Тенел Ка искала способ избавиться от своего. Когда вернулся посланный с поручением ранат, она улучшила момент и выплеснула половину стакана в стоявший рядом с ее креслом цветочный горшок. Лишь когда ствол растения затрясся, а его листья начали сворачиваться в трубочки, Тенел Ка осознала, что это был не цветок, а цветкоподобный посетитель бара. Она пробормотала извинения и повернулась обратно к Люку. Ранат снова убежал прочь, унося с собой инфочип хатта, а через некоторое время вернулся, ведя за собой бородатого человека, слегка прихрамывавшего при ходьбе.

— Тут вот ранат мне сказал — никаких имен, и меня это устраивает, — сказал человек, садясь за столик. — Ранат сказал, вы ищете алмазы коруска промышленной обработки? Никто другой для вас это не организует. Алмазы промышленной обработки… Рано или поздно они пройдут через мои руки.

— Значит, вы — агент по покупке? — спросила Тенел Ка, не подумав. Бородатый фыркнул: — Скажем так, я посредник.

И снова Люк коротко рассказал про сейф на Оссусе. Они незамедлительно заключили сделку о покупке одного камня. Сделав это, Люк попробовал было выведать у посредника про то, кто еще мог покупать эти камни. Бородатый сразу же преисполнился подозрений.

— Никаких имен — вот мои условия, — заявил он.

Тенел Ка сняла еще одну цепочку с алмазами со своей шеи и положила ее рядом с деньгами, которые они уже отдали за большой камень.

— Я уверен, вы поймете, почему мы так осторожны, — забросил сети Люк. — Мы должны знать, есть ли кто-то, способный украсть наши сокровища.

Посредник подобрал нитку алмазов и внимательно осмотрел ее.

— Я знаю не так много, — сказал он тихо. — Последний большой груз алмазов… Их купил один человек. Крупный заказ.

— А вы не могли бы описать их корабли? Или откуда они прилетели? — настаивал Люк. Бородач не поднимал глаз: — Я мало что знаю. Ни разу не видел корабля, на котором она прилетела. Я только знаю, что она называла себя… ээ-э… вечерней леди… или дочь тьмы, как-то так.

Тенел Ка перестала дышать и ощутила, как Люк весь сжался.

— Вы хотите сказать, Ночная Сестра? — спросила она дрожащим голосом.

— Да, точно! Ночная Сестра, — ответил бородач. — Ну и имячко.

Люк встретился взглядом с Тенел Ка.

— Благодарю вас, господа, — медленно произнес он. — Если ваши предположения верны, боюсь, что эта Ночная Сестра уже украла кое-что из наших ценностей.

8

Джесин стоял у кресла Куорла, кусая губы. Тамит Каи возвышалась над ними, могущественная и угрожающая. Он бросил взгляд на Джайну, но не считал, что они как-то могут противостоять Ночной Сестре.

Пока не могут.

Ворота доков Академии Теней распахнулись в тишине космоса, открывая темный зев ангара, окаймленный желтыми светодиодами, освещавшими путь Куорлу. Имперский пилот мастерски управлялся с консолью, и Джесин заметил, что его поврежденная левая рука — которая так и не зажила нормально после крушения его истребителя на Йавине-4 — теперь была защита в черную кожу до самого плеча, обернутая ремнями, на которых крепились источники энергии.

— Куорл, что с твоей рукой? — спросил Джесин. — Они вылечили тебе руку, как мы могли бы вылечить ее у нас в Академии?

Куорл отвлекся от своих маневров и обратил взгляд безумных бесцветных глаз к мальчику: — Они не вылечили ее. Они просто заменили ее. Теперь у меня рука дроида, и она лучше, чем моя старая. Она сильнее, может выполнять много функций, — он согнул ее в локте. Джесин услышал слабое жужжание сервомоторов. Живот резко свело от отвращения.

— Это было необязательно. Мы могли вылечить тебя в бакта-камере, или тебя мог осмотреть медицинский дроид. В крайнем случае у тебя был бы биомеханический протез, который с виду похож на настоящую руку — у моего дяди такой. Не было необходимости заменять твою руку на это…

Лицо у Куорла не выражало ровным счетом ничего. Он повернулся обратно к панели управления: — Тем не менее, это уже случилось. Моя рука теперь лучше, сильнее.

Имперский корабль влетел в ангар, полосы пульсирующих огоньков продолжали освещать стены. Сверху из внутренней стены выступал обшитий транспаристилом наблюдательный отсек. Джесин видел, как там суетятся люди, проводя диагностику систем, задавая координаты для посадки корабля Куорла.

Корабль сел. Ворота ангара закрылись за ними, запечатывая пленников внутри зловещей Академии Теней. Тамит Каи заговорила в интерком: — Включить режим невидимости.

И хотя Джесин не видел и не ощущал разницы, он каким-то образом узнал, что станция снова испарилась, оставив лишь пустое место, где никто никогда их не найдет.

В сопровождении имперского эскорта Тамит Каи повела детей вниз по трапу, подальше от корабля, похитившего их со станции Джем Дайвер. Она вела их через весь ангар, к широкой алой двери, которая открылась, когда они приблизились. Там стоял молодой человек, одетый в ниспадающую серебристую тунику. Его гладкая кожа и шелковистые светлые волосы, казалось, светились изнутри. Он был одним из самых красивых людей, которых Джесин когда-либо видел — идеально сложенный, похожий на голограмму идеального человека или выточенный из алебастра шедевр скульптуры. За его спиной стояла охрана с ружьями, взятыми к плечу.

— Добро пожаловать, новички, — сказал он мягко, словно пропел. — Я Бракисс, глава Академии Теней.

Джесин услышал, как его сестра судорожно вздохнула, и сам не удержался: — Бракисс? Разрази меня бластер, мы ведь слышали о вас! Вы — тот самый имперский шпион, которого послали в академию мастера Скайуокера, чтобы выкрасть нашу методику обучения.

Бракисс улыбнулся, словно его чрезвычайно развлекало происходящее.

— Правильно, — взволнованно продолжала Джайна. — Мастер Скайуокер узнал, кто вы, и попытался обратить вас обратно к свету, чтобы спасти вас, но вы не выдержали ужасов, скрывавшихся у вас в душе.

Улыбка Бракисса ни разу не дрогнула.

— Ах, так вот как он это преподнес? Мастер Скайуокер и я не достигли соглашения по поводу… некоторых особенностей обучения. Но по крайней мере одна его идея была верной: восстановить Орден джедаев. Он понял, что рыцариджедаи были хранителями и защитниками Старой Республики. Они объединяли распадавшийся Сенат и поддерживали в нем жизнь длительное время, хотя он давным-давно должен был пасть в хаос. А теперь, когда такой хаос царит среди оставшихся в живых имперцев, нам нужна объединяющая сила. Мы уже нашли нового могущественного лидера, — Бракисс улыбнулся, — но нам нужна группа Темных джедаев, джедаев Империи, которые сплотят нас вместе и дадут нам силу победить извращенное незаконное правительство Новой Республики и возродить Вторую Империю.

— Эй, наша мать возглавляет правительство Новой Республики! — запротестовал Джесин. — И никакая она не извращенная. Она не мучает людей и не похищает их.

— Все зависит от того, как на это посмотреть, — ответил Бракисс.

— Ну, и кто этот новый лидер? — перебила его Джайна. — Разве вы и раньше не пытались найти нового лидера — и все обычно кончалось тем, что вы дрались за то, кому править остатками имперских сил? Это не сработает.

— Тихо! — осадила ее Тамит Каи. Ее голос сочился угрозой. — Вам запрещается задавать вопросы; вам дадут ознакомиться с новой доктриной. Вас будут обучать как могущественных воинов на службе у Империи.

— Не думаю, — вызывающе бросил Джесин. Лицо его сестры пылало гневом.

— Мы не станем с вами сотрудничать. Вы не имеете права похищать нас, да еще и считать, что мы будем послушными учениками. Мастер Скайуокер и наши родители прочешут всю Галактику, чтобы найти нас. И они найдут нас, а вы пожалеете о том, что сделали.

За их спинами Лоуи зарычал и расставил лапы, словно собирался разорвать кого-то на куски — так говорили про его дядю Чубакку, когда он проигрывал партию в голошахматы. Штурмовики прицелились в разъяренного вуки из винтовок.

— Эй, не стреляйте в него! — Джесин встал между Лоуи и штурмовиками. Джайна заговорила таким авторитетным тоном, что он удивился: — А что вы сделали с дроидом-переводчиком Лоуи, Эм Тиди? Ему нужно как-то общаться — или ваши штурмовики говорят по-вукийски?

— Ему отдадут дроида обратно, — сказала Тамит Каи. — После того, как его немножко… перепрограммируют.

Бракисс хлопнул в ладоши: — Сейчас мы пойдем в ваши комнаты. Ваше обучение скоро начнется. Второй Империи очень нужны Темные джедаи.

— Вы никогда не сможете обратить нас, — сказала Джайна. — Вы попусту теряете время.

Бракисс взглянул на нее и снисходительно улыбнулся, помолчав некоторое время: — Скоро вы узнаете, что можете и передумать. Давайте подождем и увидим.

Штурмовики окружили их со всех сторон, пока они шли по выстеленной металлическими листами палубе.

Академия Теней не была такой комфортабельной и приятной, как станция Ландо. Стены не были выкрашены в пастельные тона, не играла музыка, из динамиков доносились только жесткие сухие рапорты и звук хронометра, отбивавший каждую четверть часа. Изредка попадавшиеся компьютерные терминалы на стенах показывали на мониторах карту станции.

— Здесь не курорт, — прокоменнтировала Тамит Каи, когда Джесин уставился на холодные бездушные стены. — У нас здесь нет такой роскоши, к которой вы привыкли в вашей академии в джунглях. Но у каждого из вас будет своя комната, чтобы вы могли медитировать, делать упражнения и отшлифовывать свое умение владеть Силой.

— Нет! — крикнула Джайна.

— Мы хотим остаться все вместе, — добавил Джесин. Лоубакка поддержал их ревом.

Тамит Каи резко остановилась и посмотрела на них сверху вниз: — Я не спрашивала, хотите вы этого или нет! — гаркнула она. Ее фиолетовые глаза сверкали. — Вы будете делать так, как вам говорят.

Они достигли пересечения коридоров и разделились на три группы. Бракисс повел группу с Джайной в коридор, уходивший направо. Большая группа штурмовиков, окружавших Лоубакку, помогала Тамит Каи вести Лоубакку. Оставшиеся штурмовики увели Джесина налево.

— Погодите! — воскликнул Джесин и повернулся, чтобы посмотреть, как ему показалось, на свою сестру-близнеца в последний раз. Джайна уставилась на него, широко раскрыв глаза, в которых сквозило волнение, но когда она храбро задрала вверх подбородок, Джесин внезапно почувствовал прилив мужества. Они найдут способ выбраться из этой переделки.

Охрана повела его по коридору, пока они не остановились перед одной из абсолютно одинаковых дверей. Комнаты учеников, подумал он. Дверь открылась, и штурмовики втолкнули Джесина в неудобную крохотную комнатку с голыми стенами. На стене не было ни панели интеркома, ни контроллеров, ничего, что позволило бы ему связаться с остальными.

— Я что, должен здесь жить? — спросил он недоверчиво.

— Да, — ответил ему один из штурмовиков.

— А если мне что-нибудь понадобится? Как же я позову кого-нибудь?

Штурмовик повернул к нему свою пластиловую маску: — Будешь ждать, пока кто-нибудь не придет за тобой.

Охранники отступили, и дверь закрылась за спиной Джесина, запирая его в полном одиночестве и совершенно безоружного.

А затем, словно для того, чтобы еще больше усложнить ситуацию, погас свет.

9

Тенел Ка проснулась в кромешной тьме, скорчившись в окружавшей ее тупой вибрации. Сердце оглушительно стучало в груди, простыня пропиталась потом. Ее не оставляло ощущение, что что-то не в порядке, что-то не так. Она попыталась сесть и больно ударилась головой о верхнюю койку. Подавив раздраженный возглас, она вспомнила, что находится на «Случае», и расслабилась — но только слегка.

Закончив дела с хаттом-информатором, Люк с Тенел Ка решили, что поиски Джесина, Джайны и Лоубакки надо начинать с Датомира, родины Ночных Сестер. Единственным ключом к разгадке похищения была таинственная Ночная Сестра, и теперь им надо разузнать, кто она и действительно ли близнецы и вуки находятся у нее.

Люк велел Тенел Ка выспаться, пока они летели. Это было первой возможностью отдохнуть с тех самых пор, как были похищены ее друзья, и Тенел Ка с благодарностью подчинилась.

И вот она спала на одной из коек «Случая», надежно защищенная от света и звуков, но снова ее отдых был нарушен какими-то ужасными снами. Она нажала кнопку над головой и сморщилась, когда кабину озарил яркий свет. Перевернувшись на живот, она свесила ноги с койки и ухнула на пол с полутораметровой высоты. Отбросив за спину длинные растрепавшиеся волосы, Тенел Ка выпрямилась во весь рост и с наслаждением отметила ту легкость движений, которую ей позволяли доспехи из чешуи рептилий. Она была рада, что снова одета как воин.

Неприятное ощущение, навеянное сном, не исчезало, а, наоборот, усилилось, когда она пробралась в рубку и рухнула в кресло второго пилота рядом с Люком. Тенел Ка выглянула в передний иллюминатор, глядя на цветные завихрения, показывавшие, что они все еще в гиперпространстве.

Люк оторвался от панели управления: — Удалось поспать хоть немного?

— Это факт, — она пристегнула ремни безопасности, затем принялась заплетать волосы в косу, вплетая в волосы перья и жемчуг, которые она хранила в небольшом мешочке, притороченном к поясу.

— Но спала ты плохо, как я понимаю?

Она моргнула, удивленная тем, что он заметил это: — Это тоже факт.

Люк не ответил. Он просто ждал, и с нарастающим чувством дискомфорта она поняла, что он ждал от нее объяснений.

— Ну… Мне приснился сон, — сказала она. — Это не так важно.

Его голубые глаза пытливо вглядывались в ее лицо. Когда он заговорил, его голос опустился до шепота: — Я чувствую в тебе страх.

Она скорчила гримасу и пожала плечами: — Этот сон снился мне и раньше.

Он ненадолго опустил веки и тряхнул головой, словно по-прежнему глядя на нее. Наконец, он произнес: — Тебе снились Ночные Сестры?

— Да. Это совсем не по-взрослому, — согласилась она, покраснев от смущения.

— Странно… Мне они тоже снились.

Тенел Ка недоверчиво взглянула на него: — Я всегда считала, что это просто сказки, которыми матери на Датомире пугают детей, чтобы они слушались. Ночные Сестры были уничтожены, все до единой. Как же так могло случиться, что кто-то из них уцелел?

— Люди на Датомире владеют Силой, и нет ничего проще обучить их пользоваться ею с позиций зла, — он откинулся на спинку кресла и уставился в гиперпространство, словно что-то вспоминая. — Вообще-то, много лет назад — еще до твоего рождения — я был на Датомире, разыскивая родителей Джесина и Джайны, Хэна и Лейю. Там я познакомился с твоими родителями, и мы объединили усилия, чтобы победить последних Ночных Сестер.

Тенел Ка бросила на него любопытный взгляд. Об этой части истории ее родители говорили мало и неохотно.

— Моя мать очень высокого мнения о вас, — сказала она, надеясь, что он продолжит рассказ. Люк задорно посмотрел на нее: — Она никогда не рассказывала тебе, как мы познакомились? Как она взяла меня в плен?

— Вы хотите сказать, что… Неужели она…

Люк хихикнул: — Это факт.

— О, мастер Скайуокер! — сконфуженно простонала Тенел Ка при мысли о том, что Люк мог брать участие в примитивных свадебных обрядах, которые она всегда считала провинциальными и недалекими. На Датомире женщины выбирали и брали в плен мужчин, за которых хотели выйти замуж. И ее мать, Тенениел Дйо, проделала это с Люком Скайуокером?..

Она покраснела еще сильнее, поняв, что ее мать завладела величайшим джедай-мастером в Галактике и хотела, чтобы он женился на ней и стал отцом ее детей. Внезапно вся ситуация показалась ей настолько нелепой, что она издала звук, который был вовсе для нее нехарактерен — смех.

— Моя мама всегда учила меня уважать джедаев, а вас особенно, мастер Скайуокер… но… пожалуйста, не обижайтесь, — выдохнула она, — я очень рада, что у нее ничего не получилось.

Люк, все еще улыбаясь, потянулся к ней и понимающе сжал ее плечо: — Я тоже рад. Твои родители были предназначены друг для друга.

— Знаете, я ведь люблю своего отца, — сказала Тенел Ка, — и маму тоже.

— И, тем не менее, ты так и не сказала своим друзьям, кто твои настоящие родители. Почему?

Тенел Ка заерзала под ремнями, которые, как ей показалось, уж слишком сдавили ей грудь. Она часто размышляла над этим вопросом и каждый раз принимала одно и то же решение.

— Это трудно объяснить, — начала она. — Я не стыжусь своих родителей, если это то, что вы подумали. Я горжусь тем, что моя мама очень могущественна в Силе и что она, воин с Датомира, правит всем Хэйпанским кластером. И я горжусь своим отцом и его достижениями, несмотря на то, в каких условиях он вырос и кто его растил.

Люк кивнул: — Твоя бабушка?

— Да, — процедила Тенел Ка сквозь зубы. — Вот как раз этой частью своей семьи я не могу гордиться. Моя бабушка жаждет власти. Она манипулирует людьми. Я не уверена, что она вообще умеет любить, — она почувствовала легкое замешательство, повернувшись к Люку. — А вот мой отец очень мудрый и любящий. Он совсем на нее не похож.

— Нет, не похож, — согласился Люк. — Давным-давно твой отец Изольдер совершил один мужественный и трудный поступок. Осознав, что его мать настолько любила власть, что не брезговала даже убийством для ее достижения, он отверг ее учение. Она сильная и гордая женщина, но ее уроки весьма ядовиты. Вместо этого он избрал честную жизнь. И трудное решение твоего отца было истинно верным.

Тенел Ка кивнула. Ее мысли отдавали горечью: — Мое происхождение определялось поколениями властолюбивых и кровожадных тиранов. Я не могу гордиться тем, что родилась в королевской семье Хэйпа. Я не хочу, чтобы мои друзья знали о том, что я наследница престола, так как я ничего не сделала, чтобы заслужить это. Я даже не имела права выбора.

Лицо Люка приобрело задумчивое выражение: — Джесин и Джайна поняли бы это. Их мать — одна из самых могущественных женщин в Галактике.

Тенел Ка яростно затрясла головой: — Прежде чем я признаюсь им, я должна доказать самой себе, что я не такая, как мои предки. Я хочу гордиться только тем, чего достигла самостоятельно — сначала собственными усилиями, затем с помощью Силы — но не с помощью наследственной политической власти. Мои родители рады, что я решила стать джедаем.

— Я понимаю, — ответил Люк. — Ты избрала нелегкий путь. — Он тепло улыбнулся ей. — Но для джедая это неплохое начало.

10

На следующий день радость Джайны от встречи с братом была омрачена присутствием Тамит Каи и тем, что их обоих конвоировали по два вооруженных до зубов штурмовика. Когда Джесин вырвался от своей охраны ровно настолько, чтобы быстро обнять ее, она прошептала ему на ухо: — У меня есть план. Мне понадобится твоя помощь.

Жесткие, закованные в белую броню руки оторвали брата и сестру друг от друга. Один из охранников направил свой бластер в их сторону и жестом велел им двигаться дальше. Джайна улыбнулась. Даже при условии, что Тамит Каи будет рядом, Бракисс все равно боялся, что они скооперируются и вместе что-нибудь придумают. Штурмовики были здесь для того, чтобы они ничего не натворили. Легким кивком головы Джесин показал ей, что понял ее слова.

— Эй, хочешь, анекдот расскажу? — спросил он жизнерадостно, намеренно меняя тему разговора.

— Конечно, — ответила Джайна невинным тоном. Джесин прочистил горло: — Сколько требуется штурмовиков, чтобы заменить лампочку?

Джайна в душе сьежилась. Ее брат действительно был смел — или же ему вообще неведомо чувство страха. Но она подхватила его идею.

— Не знаю. Так сколько надо штурмовиков, чтобы заменить лампочку?

Один из охранников встал перед Джайной и остановился перед дверью в лекционный зал, где уже находилось множество людей. Она догадалась, что это, должно быть, другие ученики Академии Теней. Охранник с бластером велел им зайти туда.

— Чтобы заменить лампочку, требуются два штурмовика, — провозгласил Джесин так, чтобы все услышали. — Один для того, чтобы заменить ее, а другой — чтобы пристрелить первого и присвоить себе заслугу.

Джайна довольно неудачно попыталась подавить смех. Тамит Каи пронзила Джесина взглядом. Он скривился и пробормотал: — Я сразу вижу, что вы с Датомира. Ваши люди вообще не слыхали о чувстве юмора.

Оба охранника крепко взяли ее за руки, и Джайна вынуждена была признать, что небольшая демонстрация бравады что-то открыла в ней, показала ей, что ее разум — по крайней мере пока — был все еще свободен, что у нее все еще остается выбор. Ее втащили в зал и заставили сесть на одну из узких скамеек. Джесина посадили в противоположном углу комнаты — явно в наказание за шутку. Джайну обрадовало то, что Лоуи сидел всего в метре от нее, между ними сидел еще один ученик. Вуки прорычал приветствие, обращаясь к ней и Джесину.

Остальные ученики все принадлежали к человеческой расе, коротко остриженные и одетые в темные униформы. Казалось, они с удовольствием учатся, и им нравится быть здесь — настоящие юные имперцы. Раньше ей уже доводилось встречать таких людей. Кажется, она, Джесин и Лоуи — единственные, кто отказывается проходить здесь обучение.

Джайна нахмурилась, увидев, что на поясе Лоуи по-прежнему отсутствует Эм Тиди. Это очень осложнит общение. Она спросила себя, что бы на ее месте сделал дядя Люк, окажись он в такой ситуации. Она выпрямила спину, очистила сознание и послала в сторону Лоуи поток Силы. Он не испытывал никакой боли. Она была уверена, что ему не причинили зла, но он был напряжен, смущен и расстроен. Она попыталась успокоить его. Она не знала, что именно у нее вышло, но когда Лоуи вытянул когтистую лапу и коснулся ее плеча, она увидела, что он понял ее.

Джайна не была уверена, что может открыто поговорить с вуки. Сначала надо узнать, что за ученик сидит между ними. Он был примерно ее возраста и немного выше. Как и все прочие ученики, он был одет в облегающий черный комбинезон под черной туникой. У него были светлые волосы и темно-зеленые глаза. Он окинул ее взглядом, не выражавшим никакого особого интереса. Она попробовала коснуться его Силой, но ничего не ощутила, кроме ускользающих обрывков, похожих на отдельные ноты оркестра, настраивающего свои инструменты.

— Почему ты здесь? — спросила она едва слышно.

— Потому что мы все здесь, — ответил он. — Потому что мастер Бракисс хочет, чтобы мы были здесь. — он с подозрением уставился на нее, словно она была полоумной. — Разве мы здесь не для того, чтобы обучаться у мастера Бракисса владению Силой?

Прежде чем Джайна ответила, в зал вошел сам Бракисс. В помещении воцарилась абсолютная тишина. В его присутствии не раздавалось ни звука. Бракисс обвел взглядом ряды учеников. Когда его взгляд встретился с ее, Джайна почувствовала, как по спине пробежала дрожь.

Он начал обучать их безо всякого вступления.

— Сила — это энергия, окружающая все живое. Она течет сквозь нас. Она исходит от нас.

Его голос лился по аудитории, а Джайна постепенно расслабилась. В конце концов, не все так плохо. Все это было правдой. Сила в голосе Бракисса требовала согласия, подталкивала к действию. Джайна заметила, что многие ученики кивают. Она тоже кивнула. Джайна не помнила, что именно говорил Бракисс, пока он логически подводил их от одной концепции к другой. Она только помнила мысли, чувства, легкость всего этого.

Затем внезапно по какой-то причине — возможно, из-за волосатой лапы, тронувшей ее спину — она слова сконцентрировалась на словах, которые начали постепенно проникать в неясный туман безоговорочного согласия, застилавший ее сознание.

— Каждый из вас носит в себе орудие для овладения самим собой и Силой, — говорил спокойный уверенный голос. — А для того, чтобы контролировать Силу, вы должны открыть в себе самое могущественное, что в вас есть: сильные эмоции, глубокие желания, страх, агрессию, ненависть, ярость.

Противоречивое «нет» пронзило мозг Джайны, и она затрясла головой, чтобы избавиться от него.

— Этого… не может быть, — прошептала она. — Это неправда.

Сидевший рядом с ней ученик бросил на нее презрительный взгляд: — Конечно же, это правда. Так сказал мастер Бракисс, значит, это правда.

— Почему ты так уверен в этом? — прошипела Джайна. — разве ты не видишь, что он завладел твоим сознанием? Тебе надо убраться отсюда и начать думать самостоятельно.

— Я не хочу уходить, — сказал он с невозмутимым видом. — Я хочу учиться у мастера Бракисса и стать джедаем.

Джайну аж перекосило от такого тупого упрямства: — А ты думал об этом? Ты же не можешь просто слепо принимать на веру то, что он говорит. А если он неправ?

— Он — учитель, — зеленые глаза парня мигнули, словно ее вопрос был лишен смысла. Он резко встал, требуя внимания Бракисса. Джайна воспользовалась этим, чтобы нагнуться у него за спиной и шепнуть Лоуи: — У меня есть план. Через пару дней надо, чтобы ты вырубил всю станцию, отключил ее от источника энергии. Будь готов.

Выпрямившись, она, наконец, заметила, что светловолосый ученик обращался к Бракиссу.

— … пытается убедить других учеников не слушать вас, что у вас неверные представления о Силе. И я считаю, что эта… девочка… недостойна быть вашей ученицей, мастер Бракисс.

Прекрасные пронизывающие глаза Бракисса сузились, его взгляд остановился на Джайне. Она чувствовала, как он давит на нее всем своим разумом, и пыталась сопротивляться.

— Ты здесь новенькая, — сказал он. — Ты не знаешь наших методик. Послушай мое учение, а затем уже выноси суждение. Решай сама. Но не смей внушать другим недоверие ко мне.

Все ученики в унисон пробормотали согласие — все, кроме троих.

— В этой академии мы изучаем Силу не только с одной стороны, — продолжал Бракисс, хотя теперь его слова были явно обращены к Джесину, Джайне и Лоубакке. — Это не школа тьмы. Я называю ее Академией Теней, поскольку что создает жизнь по своей природе, как не тени? И только благодаря использованию всего спектра эмоций и желаний — как светлых, так и темных — вы станете могущественными в Силе и исполните предначертанное вам. Светлая сторона сама по себе предлагает очень ограниченную силу. Но когда она смешается с Темной стороной, и вы будете работать под покровом тени, только тогда вы сможете открыть весь ваш потенциал. Используйте мощь Темной стороны.

Джайна взглянула на Джесина, который медленно качал головой. Рядом с ней Лоуи глухо рычал. Больше не в состоянии совладать с собой, Джайна встала: — Это неправильно. Темная сторона не делает нас сильнее. Она быстрее, легче, соблазнительней. И схватывается на лету. Свет несет свободу, а тьма сковывает. Как только мы позволим Темной стороне подчинить себя, обратной дороги нет.

Зал дружно ахнул, но никто не сказал ни слова, пока Бракисс и Джайна смотрели друг на друга поверх голов других студентов. Бракисс помолчал какоето мгновение, по-прежнему стараясь подавить ее сознание. Джайна отшвырнула его влияние и бросила ему вызов, гордо глядя на него.

Наконец, Бракисс грустно покачал головой: — Я не хотел делать из тебя пример, но ты не оставляешь мне выбора. Ты решила противопоставить свои жалкие силы света моим. Я предупредил тебя. Второго предупреждения не будет.

С этими словами Бракисс поднял руку, словно для того, чтобы помахать на прощание. С кончиков его пальцев сорвались голубые молнии и охватили Джайну дымкой агонии.

Безмятежная жестокость Бракисса по отношению к Джайне бросила Лоубакку в неудержимый гнев. Не совладав с собой, он вскочил с места, свалив на пол сидевшего между ними ученика. Он взревел на полную силу своих могучих легких и обнажил клыки. Ярко-рыжая шерсть стояла торчком, он схватил скамейку, на которой сидел, и занес ее над головой.

В зал вбежали охранники со станирующими пистолетами наизготовку, разыскивая источник беспорядка — а разъяренного вуки не так уж трудно не заметить. Лоуи швырнул скамейку в приближающихся штурмовиков. Удар опрокинул передних охранников на стоявших за ними. Со своего возвышения Бракисс велел всем сохранять спокойствие, но никто его не слушал.

Открылась еще одна дверь, и ворвался новый отряд штурмовиков. Джесин ринулся к потерявшей сознание сестре и положил ее голову себе на колени, с облегчением заметив, что она не сильно пострадала от энергетического взрыва Силы. Она застонала и моргнула, пытаясь прийти в себя.

— Джайна! — позвал он. — Джайна, борись с этим.

— Хорошо… я стараюсь, — ответила она, садясь. Затем она заметила побоище, которое затеял Лоуи. Второй отряд штурмовиков вытащил станирующие пистолеты, когда Лоуи вырвал еще одну скамейку из-под какой-то ученицы, сбросив ее на пол. Девочка сердито взвизгнула. Лоуи не обратил на нее никакого внимания и поднял скамейку, чтобы запустиит ею в штурмовиков.

Они направили на него станнеры и выстрелили — но лучи ударили в скамейку, не причинив вреда. Лоуи бросил ее, и штурмовики постарались поспешно убраться с ее пути. Скамейка разбилась о стену. Лоубакка нагнулся, чтобы подобрать чтонибудь и снова запустить в охрану, но первый отряд наконец-то поднялся на ноги и выстрелил в него из станнеров. Голубые лучи пролетели над Лоубаккой, не попав в него, и ударились во второй отряд, станировав троих. Они рухнули на пол, только броня заклацала по полу.

— Прекратите этот беспорядок! — крикнул Бракисс. Его спокойные черты лица исказились. Один из штурмовиков сделал два шага вперед и прицелился прямо в спину вуки. Джесин использовал все свое умение и усилия, чтобы с помощью Силы схватить бластер в руке штурмовика и развернуть его прямо в закованной в белую броню ладони, так что когда штурмовик нажал на курок, дуло было нацелено ему в грудь. Станирующий луч свалил незадачливого охранника на пол.

— Лоуи, со мной все в порядке, — крикнула Джайна другу, поднимаясь на ноги. — Смотри, я в порядке!

В зал вбежали новые штурмовики, все с оружием.

— Лоуи, успокойся, — сказал Джесин.

Лоубакка поглядел из стороны в сторону, растопырив пальцы, готовый разорвать первого, кто приблизится, пока не увидел, что его явно превосходят численностью.

Бракисс встал и вытянул руки. Между его ладонями мерцала Сила, готовая вырваться на свободу.

— Мы не хотим причинять вам вред, — сказал Бракисс, — но придется приучить вас к дисциплине. — Мастер Академии Теней посмотрел на штурмовиков. — Верните их в их комнаты и держите их отдельно друг от друга. У нас здесь много работы, и мы не можем позволить себе отвлекаться на подобные проявления гонора.

Бракисс успокоился, снова обретая свои красивые черты. Он восхищенно поднял брови, глядя на Лоуи: — Мне приятно видеть силу твоего гнева, юный вуки. Это нужно развивать. У тебя большой потенциал.

Охрана в белых доспехах схватила Лоуи за руки. Штурмовики вывели юных джедаев из зала и повели в их комнаты.

11

Датомир сверкал как топаз, приветствуя Тенел Ка, пока Люк вел «Случай» в атмосферу. Ее прямо колотило от ожидания. Независимо от неприятных обстоятельств, которые привели их сюда, Тенел Ка не могла не чувствовать удовольствие и радость, переполнявшие ее с каждым ударом сердца. Дом-дом. Домдом.

Турбулентность немного покидала корабль из стороны в сторону, пока они снижались. Люк изучал показания навигационного компьютера и изредка подправлял курс.

— Давненько я не наведывался в Поющий Горный Клан, — сказал он. — Даже не знаю, вспомню ли я, как туда добраться. Думаю, что мы подлетим достаточно близко, но если ты не знаешь точных координат…

Тенел Ка выдала цифры прежде чем он закончил мысль. Одновременно она наклонилась над консолью и ввела координаты в навикомпьютер.

— Я часто здесь бываю, — пояснила она. — Это мой второй дом в Галактике, но первый и единственный в моем сердце.

— Да, — отозвался Люк. — Я прекрасно тебя понимаю.

Пока «Случай» нес их к месту обитания Поющего Горного Клана, под ними проносились сияющие морские глади, пышные леса, пустыни, покатые верхушки холмов и просторные плодородные равнины. Тенел Ка чувствовала, как сквозь нее течет сила и энергия, словно сама атмосфера планеты заряжала ее могуществом.

— Смотри, — Люк ткнул пальцем в покрытых голубой чешуей рептилий, несшихся через равнину на огромной скорости.

— Это население Голубой горы, — объяснила Тенел Ка. — Они мигрируют с каждым восходом и закатом.

Люк кивнул: — Один из них как-то подвез меня.

— Это… редкая честь, мастер Скайуокер. Даже мне ни разу не выпало такой возможности.

Бледное розовое солнце уже поднялось высоко над горизонтом, когда они, наконец, достигли широкой чашеобразной долины Поющего Горного Клана, второго дома Тенел Ка. Зеленые и коричневые клетки полей и садов расстилались под ними в розоватом солнечном свете. Небольшие скопления хижин усеивали долину, то здесь, то там мерцали утренние костры, на которых готовили завтрак.

Люк указал на каменную крепость, прилепившуюся к отвесной скале, поднимавшейся над долиной: — Здесь до сих пор правит Огвинн Дйо?

— Да. Моя прабабушка.

— Отлично. Значит, мы пойдем прямо к ней. Я бы предпочел, чтобы о нашей миссии знали всего несколько человек, чтобы наше присутствие осталось тайной.

Он повел «Случай» на посадку к гладкой площадке неподалеку от крепости.

— Это будет нетрудно, — размышляла Тенел Ка. — Мой народ не болтает без надобности.

Люк усмехнулся: — Ну, уж в это я могу поверить.

Тенел Ка остановилась, пройдя половину ведущей вверх тропки. Она не устала, а всего лишь наслаждалась каждым моментом. Следовавший за ней Люк тоже остановился и ждал, когда она снова двинется в путь. Он, казалось, вообще не чувствовал никакой нагрузки, его дыхание оставалось таким же ровным — никаких признаков того, что он шел слишком быстро, едва поспевая за Тенел Ка. Чем дольше она знала мастера Скайуокера, тем больше восхищалась им. И тем больше понимала, почему ее мать — которая, надо сказать, редко отзывалась о мужчинах хорошо, за исключением своего мужа Изольдера — всегда высоко ценила Люка.

Тенел Ка сделала глубокий вдох. В воздухе вкусно пахло, но не только жареным мясом и овощами, приготовленными на костре. В долине стоял конец лета, и теплый ветерок доносил запахи спелых фруктов, золотистых трав и раннего урожая. Даже несмотря на примешивающуюся вонь из вольеров, где содержались ранкоры, в воздухе чувствовалась свежесть, наполнявшая ее сердце восторгом.

Тенел Ка снова пошла вверх по каменистой тропке, словно не хотела больше терять ни минуты. Наконец, она остановилась у ворот крепости, где назвала себя как член клана. Ворота распахнулись, и сестры Тенел Ка по клану приветствовали ее теплыми объятиями. Все они были одеты в разноцветные туники из кожи ящериц, похожих на ту, что носила Тенел Ка. Некоторые носили на голове шлемы, а у иных волосы были заплетены в косы, украшенные перьями.

Одна из сестер с длинными черными волосами до пояса ввела путников внутрь.

— Огвинн говорила, что вы прилетите, — сказала она. Ее лицобыло мрачным, но Тенел Ка заметила притаившуюся во взгляде улыбку.

— У нас срочное дело, — заявила Тенел Ка, не утруждая себя приветствиями. — Мы должны немедленно повидаться с Огвинн наедине.

Она никогда раньше не использовала командный тон в присутствии мастера Скайуокера, но знала, что ее сестры не обидятся. В такие времена, как сейчас, обмен любезностями считался излишней роскошью среди ее народа.

Женщина слегка склонила голову: — Огвинн и это предвидела. Она ждет вас в военном зале.

Старая женщина поднялась им навстречу, когда они вошли: — Добро пожаловать, джедай Скайуокер. И ты, внучка, Тенел Ка Чьюм Та'Дйо.

Она обняла каждого по-очереди. Тенел Ка застонала: — Прошу тебя, не называй мое полное имя. И никому не говори, что мы здесь.

Люк перебил ее: — Мы идем по следу, привевшему нас от Йавина к Борго Прим, а затем к Датомиру. Мы пришли потому, что нам необходима информация.

Тенел Ка глубоко вздохнула, подыскивая нужные слова. Она посмотрела прямо в лицо прабабушке. Обрамленные морщинами глубокие глаза Огвинн внимательно смотрели на нее.

— Мы ищем Ночных Сестер. На Датомире осталась хоть одна?

Тяжелый вздох Огвинн подсказал ей, что они пришли по адресу. Старая женщина вперила взгляд в Люка: — Это не те Ночные Сестры, какими их знали мы с тобой. Это не те отвратительные твари с обесцвеченной кожей, которые заживо гнили от использования темных заклятий, — она покачала головой. — Нет, это новый орден Ночных Сестер, юных и прекрасных, которые вступили в союз с Империей, — она погладила Тенел Ка по щеке. — Их зло весьма утонченного характера. Они приручают и ездят на ранкорах, совсем как мы. Они одеваются как воины, если хотят. В ордене не все женщины… но они все дети тьмы. Они опасны, у них новые цели. Не ищите их.

— Мы обязаны это сделать, — просто сказала Тенел Ка. — Это наша единственная надежда спасти моих лучших друзей.

Огвинн смерила внучку взглядом.

— Ты установила дружескую связь с людьми, которых хочешь спасти?

Тенел Ка кивнула: — По всем правилам и с надлежащим ритуалом.

— Значит, у нас нет другого выхода, — обреченно произнесла Огвинн. — Ты должна представить этот случай на Совете Сестер.

12

У Бракисса в Академии Теней был свой кабинет, место, где он искал уединения. Теперь, предаваясь размышлениям, он уставился на чудесные изображения, висевшие на стенах: водопад алой лавы на планете Нкллон; взрывающееся солнце, посылающее огненные дуги в Денарии Нова; мерно пылающее ядро Каулдрон Небулы, где все семь гигантских звезд одновременно превратились в сверхновые; рой осколков Алдераана, уничтоженного первой Звездой Смерти Империи более двадцати лет назад. Бракисс видел величайшую красоту в насилии, происходившем во Вселенной, в необузданной силе, созданной гениальностью человека.

Стоя в тишине и одиночестве, Бракисс использовал тезнику Силы для медитаций, поглощая эти космические катастрофы, кристаллизируя в себе мощь. С помощью Темной стороны он узнал, как заставить Силу повиноваться его воле. Хранившееся в галактике могущество принадлежало ему, и он мог пользоваться им. Завладев им и удерживая его в глубинах сердца, Бракисс мог сохранять внешнее спокойствие и не склоняться к насильственным методам, в отличие от своей помощницы Тамит Каи.

Бракисс опустился в кресло, сделав медленный выдох. Клонированная кожа заскрипела под давлением его тела, а теплорегуляторы, встроенные в сиденье и спинку, быстро установили температуру, способствовавшую расслаблению. Подушки кресла подстроились под положение его тела, обеспечивая еще больший комфорт. Тамит Каи сразу же отказалась от подобных ухищрений.. Она была жесткой женщиной, настаивая на уединении, чтобы усовершенствовать свои способности для Империи, распознавшей в ней великий потенциал и забравшей ее с ее родной планеты, Датомира. Тем не менее, Бракисс обнаружил, что ему думается легче, когда ему удобно. Он мог планировать свои действия, обдумывать возможности.

Бракисс влючил терминал на своем столе и вызвал план дня. Ему придется написать отчет и отослать их новому могущественному лидеру, скрывшемуся глубоко в системах Ядра. Прошло уже немало времени с того момента, как он обосновал базу в ущелье на Датомире в поисках новых сильных учеников, но трое похищенных учеников (и весьма талантливых) из академии Люка Скайуокера были совсем другой историей, они стоили того, чтобы рискнуть и украсть их. Бракисс чувствовал это. Да только у них неверные понятия. Мастер Скайуокер обучил их слишком многому, да еще и неправильно. Они не знали, как превратить ярость в острое копье и нанести удар. Они слишком много думали. Они были слишком спокойными, слишком пассивными — разве что кроме вуки. Бракиссу надо обучить эту троицу. Он вместе с Тамит Каи лично займется этим.

Бракисс забарабанил пальцами по крышке стола. Иногда он чувствовал отдаленную печаль оттого, что покинул Йавин-4. Он многому там научился, хоть его миссия во благо Империи всегда занимала ключевую позицию. Давным-давно Империя выбрала Бракисса из-за его нераскрытых джедайских способностей. Он прошел изнурительный курс обучения в довольно нериятных условиях, чтобы шпионить за академией Скайуокера и передавать ценную информацию. Никто не должен был знать, что он шпион, внедренный для изучения техники, с помощью которой он должен был обучать джедаев во время Второй Империи. Новай глава Империи настаивал на создании собственного ордена Темных джедаев, символ того, что верные Империи могли свободно передвигаться вокруг.

Но каким-то образом мастер Скайуокер разглядел обман. Он распознал истинную сущность Бракисса. Но Бракисса не изгнали с позором, как прочих необученных и неловких шпионов, бывших в академии до него. Скайуокер не потерпел тех ни секунды более, но, возможно, он увидел в Бракиссе настоящую силу. Он начал работать с ним, в открытую обучая его тому, что он хотел знать. У Бракисса действительно был талант в направлении Силы, и Люк показал ему, как им пользоваться. Но Скайуокер постоянно старался заразить его светлой стороной, спокойными и мирными методами Новой Республики. Бракисс содрогнулся при этой мысли.

Наконец, во время личного и жизненно важного испытания, мастер Скайуокер отправил Бракисса в ментальное путешествие — не позволяя ему выглянуть за пределы Силы, но направляя его взгляд в его же собственное сердце, чтобы темный ученик мог увидеть, из чего сделан на самом деле. Бракисс открыл дверь ловушки и рухнул в пропасть, наполненную самообманом и жестокостью, к которой его может вынудить Империя. Мастер Скайуокер стоял рядом, заставляя его смотреть и смотреть, пока Бракисс не стал выдираться из транса, чтобы только не видеть всего этого, чтобы убежать от самого себя, не желая сталкиваться с собственной лижью.

Но заложенные имперские программы лежали слишком глубоко. Его разум был слишком замутнен служением Империи, и Бракисс едва не сошел с ума во время этого испытания. Он сбежал от Скайуокера, забрав его корабль и умчавшись в глубины космоса. Он долго плутал в одиночестве, прежде чем вернуться в распростертые объятия Новой Империи, где нашел применение своим талантам… как это и было запланировано с самого начала.

Бракисс был красив, отлично сложен и совсем не извращен как Император в последние дни своей жизни, когда Темная сторона уже сожрала его изнутри. Бракисс пытался сопротивляться, оставаясь прекрасным снаружи, но не мог скрыться от уродливой тьмы в сердце. Он знал, что его место в Империи снова возродится, и научился удовлетворяться службой. Его величайшим триумфом была Академия Теней, где он мог наблюдать за обучением темных джедаев: десятки учеников, некоторые совсем не обладали никакими талантами, а некоторые поражали своей мощью, напоминавшей о Дарте Вейдере.

Разумеется, новый глава Империи тоже знал об опасности, которуя таила в себе такая могущественная группа темных джедаев. Рыцари, упавшие на Темную сторону, имели собственные амбиции и устремления, соблазненные властью, которую они сами контролировали. Бракисс должен был держать их в повиновении. Но глава Империи сам предпринял защитные меры. Вся Академия Теней была нашпигована устройствами самоуничтожения — сотни, если не тысячи, взрывных установок цепной реакции. Если бы у Бракисса ничего не получилось или если бы ученики подняли бунт, имперский лидер запустит последовательность кодов для самоуничтожения станции. Бракисс и все темные джедаи будут уничтожены в одно мгновение.

Будучи заложником тьмы, Бракиссу не позволялось покидать Академию. По приказу главы Империи он должен оставаться там, пока все его ученики не пройдут испытание и не присягнут на верность Второй Империи.

Бракисс обнаружил, что сидение на громадной бомбе не позволяет ему в полной мере сосредоточиться. Но он был уверен в своих способностях и в способностях Тамит Каи. Без этой уверенности он никогда бы не смог стать джедаем — как не посмел бы коснуться запретных учений о Темной стороне. Но он изучил все это и стал сильнее.

Он сумеет обратить новых учеников. Он был уверен, что у него все получится.

Бракисс ухмыльнулся, закончив отчет о своих дальнейших планах. Злость вуки можно использовать, и Тамит Каи как нельзя лучше могла это сделать. Новая Ночная Сестра была прирожденным мучителем и исполняла свои обязанности просто замечательно. Бракисс отдаст ей Лоубакку в обучение.

А он сам будет работать с близнецами, внуками самого Дарта Вецдера. Они были слишком спокойны, слишком хорошо обучены и сопротивлялись так, что в дальнейшем сломить это сопротивление будет только сложнее.

Он придумал для них новые методы обучения. Сначала придется разузнать, чего Джесин и Джайна хотят больше всего — а затем он даст им это.

И с этого момента они будут беззаветно принадлежать ему.

13

Комната обучения в Академии Теней была огромна и пуста, темнеющий зев, огражденный четырьмя стенами по периметру. Двери захлопнулись за спиной Джесина, оставляя его один на один с Бракиссом и с тем, что учитель припас для него. Стены были унылого серого цвета, утыканные решеткой компьютерных сенсоров. Джесин не видел ни контрольной панели, ни способа выйти отсюда.

Он поднял глаза на красивого мужчину, стоявшего перед ним в своих серебристых одеждах и улыбавшегося спокойной терпеливой улыбкой. Бракисс достал из складок своего одеяния черный цилиндр длиной в половину руки Джесина. На нем были три кнопки и выемки для пальцев.

Лазерный меч.

— Тебе это пригодится для сегодняшних занятий, — молвил Бракисс, улыбаясь еще шире. — Возьми. Это твое.

У Джесина широко распахнулись глаза. Он протянул руку, но тут же отдернул ее, стараясь скрыть свое страстное желание.

— Что я должен с ним делать? — спросил он осторожно.

— Ничего, — ответил ему Бракисс. — Просто пользуйся им, только и всего.

Джесин сглотнул, пряча от Бракисса глаза, боясь показать ему, как он мечтает иметь собственный меч. Но здесь и при таких обстоятельствах он никогда его не возьмет.

— Э-э… Вообще-то, мне нельзя. Я еще не закончил обучение. Мы с мастером Скайуокером говорили об этом всего несколько дней назад.

— Ерунда, — отрезал Бракисс. — Мастер Скайуокер совершенно напрасно сдерживает тебя. Ты уже знаешь, как этим пользоваться. Давай, бери.

Бракисс протянул рукоять меча Джесину, все ближе и ближе, соблазняя его: — Здесь, в Академии Теней, мы считаем, что владение лазерным мечом является одним из тех талантов и навыков, которые джедаю следует развивать в первую очередь. Нам всегда нужны сильные умелые воины. Если рыцарь-джедай не готов бороться за правое дело, тогда какая от него польза?

Бракисс всунул меч Джесину в руки, и тот инстинктивно сомкнул пальцы на рукояти. Оружие казалось отяжеленным ответственностью, но в то же время облегченным властью и могуществом. Выемки для пальцев были расположены слишком далеко для его руки, но он быстро привыкнет к этому.

Джесин коснулся кнопки активации, и воздух с шипением пропорол яркий сапфировый клинок, в середине цвета индиго, по краям — цвета электрик. Он помахал мечом, и сфокусированный энергетический луч прорезал пространство. В воздухе запахло озоном. Джесин нанес удар воображаемому противнику. Бракисс сложил руки на груди: — Хорошо.

Джесин развернулся и поднял меч вверх: — А что остановит меня, если я прямо сейчас разрежу тебя на куски, а, Бракисс? Ты злой. Ты похитил нас. Ты обучаешь здесь врагов Новой Республики.

Бракисс рассмеялся — не насмешливо, но как-то удивленно: — Ты не убьешь меня, юный джедай. Ты не станешь нападать на безоружного противника. Хладнокровное убийство явно не входило в программу обучения, разработанную мастером Скайуокером… или он все же изменил свои позиции с тех пор, как я покинул Йавин-4?

Гладкое алебастровое лицо Бракисса носило оттенок утонченного спокойствия, он изящно изогнул бровь: — Конечно, если ты выпустишь свой гнев и разрежешь меня пополам, ты сделаешь первый важный шаг по тропе Темной стороны. Даже если меня уже не будет, чтобы проследить за твоими достижениями, Империя несомненно воспользуется твоими способностями для собственного блага.

— Достаточно, — бросил Джесин, отключая меч.

— Ты прав, — согласился Бракисс. — Хватит разговоров. Это центр обучения.

— И что ты собираешься со мной сделать? — поинтересовался юный джедай, поднимая рукоять, готовый снова активировать меч в любое мгновение.

— Тренируйся, мой милый мальчик, — мягко проворковал Бракисс, направляясь к двери. — В этой комнате есть голопроекторы, создающие иллюзию схватки с реальным противником, чтобы ты смог научиться пользоваться своим новым оружием как следует. Своим лазерным мечом.

— Но если это всего лишь голограммы, для чего вообще мне сражаться? — вызывающе брякнул Джесин. — С чего вдруг я стану сотрудничать с тобой?

Бракисс скрестил руки на груди: — Я вынужден просить тебя иметь хоть чуточку снисхождения, но сомневаюсь, что ты послушаешься — по крайней мере, не сейчас. Давай посмотрим на это с другой стороны, — его голос внезапно приобрел остроту бритвы. — Голограммы представят тебе воинов-монстров. Но как ты можешь быть уверен, что все они — голограммы? Я могу подпустить среди них и настоящего монстра. Ты не сможешь отличить их, голограммы довольно реалистичны. И если ты откажешься сражаться, настоящий враг запросто может отрубить тебе голову. Конечно же, я вряд ли сделаю это на первом же занятии. Скорей всего, нет. А, может, и сделаю, чтобы доказать тебе, что я не лгу. Ты пробудешь здесь достаточно долго, изучая технику Темной стороны. И тебе вряд ли удастся угадать, когда именно мне надоест с тобой возиться, и я потеряю терпение.

Бракисс вышел из зала, и металлические двери с грохотом закрылись за его спиной.

Оставшись один в плохо освещенном зале с серыми стенами, Джесин в напряжении ждал. Кроме звука дыхания и стука собственного сердца он ничего не слышал, в комнате было тихо, словно она поглощала все прочие звуки. Он переступил с ноги на ногу, чувствуя в сапоге спрятанный алмаз коруска. Его успокаивал тот факт, что имперцы не нашли его и не отобрали, но пока что он понятия не имел, какая от этого теперь польза.

Джесин покрутил рукоять меча в руках, пытаясь решить, что же делать. Разум подсказывал ему, что Бракисс блефует, что он никогда не запустит в зал настоящее чудовище-убийцу. Но где-то в глубине души Джесин все же сомневался, и это причиняло весьма ощутимый дискомфорт.

Воздух замерцал. Джесин услышал рокот и развернулся. Открылась не замеченная им ранее дверь, за которой виднелось темное подземелье, откуда выползало что-то очень большое, волоча по полу острые когти. Дома у Джесина было хобби — изучение редких и необычных животных и растений. Он сутками сидел над записями о нечеловеческих расах, запоминая их — но все же у него ушло несколько мгновений, прежде чем он сумел опознать жуткое чудовище, выбиравшееся из недр подземелья прямо в зал.

Это был абиссин, одноглазый монстр с зеленоватой кожей, широкими плечами и длинными могучими передними лапами, свисавшими чуть ли не до земли и оканчивавшимися когтями, которые могли бы превратить столетние деревья в щепки.

Существо выкарабкалось из своей темницы, зарычало и осмотрелось вокруг. Казалось, абиссин страдает от боли, и единственной целью, которую он узрел — впрочем, больше никого в зале и не было — было Джесин, вооруженный лазерным мечом. Абиссин взревел, но Дджесин даже не шелохнулся. Он поднял руку ладонью вверх, используя успокаивающую технику Силы, которая прежде помогала ему приручать незнакомых животных.

— Успокойся. Успокойся, я не причиню тебе зла. Я не с ними заодно.

Но абиссин успокаиваться не желал и бросился вперед, размахивая когтистыми лапами. Разумеется, Джесин понял, что если бы монстр был голограммой, то его джедайские штучки оказались бы бесполезны. Абиссин выхватил из-за спины громадную дубину, похожую на плохо обработанную ветвь с шипами на конце. Дубина была намного длиннее меча. Одноглазый урод мог запросто ухлопать Джесина и при этом даже не пораниться о лазерный меч.

— Вот гониво, — пробурчал Джесин. Он активировал меч, чувствуя энергию клинка, пульсировавшего у него в руках синим сиянием. Абиссин моргнул, затем рванул в атаку, широко распахнув клыкастую пасть и размахивая дубинкой. Джесин махнул мечом перед собой, инстинктивно защищаясь от нападения. Сияющий клинок срезал конец дубины с такой легкостью, словно это был кусок сыра. Шипы посыпались на пол.

Монстр поглядел на дымящийся обрубок дубины, затем взвыл и напал снова. На этот раз Джесин был готов — сердце колотилось как бешеное, адреналин волнами растекался по телу. Он сконцентрировался на противнике, прислушиваясь к Силе. Абиссин замахнулся дубиной, слишком близко, чтобы Джесин мог отразить удар. Он отскочил в сторону, но чудовище снова ринулось на него, на этот раз загребая воздух когтями. Джесин бросился на пол и перекатился на бок, держа меч в вытянутой руке, чтобы не пораниться самому. Абиссин попытался ткнуть в него обрубком дубинки. Джесин перевернулся на спину и поднял меч, скрестив запястья и срезая остаток дубины, оставив в лапах монстра только жалкую щепку, затем снова перекатился на бок, уворачиваясь от падающих обломков.

Абиссин отшвырнул остатки дубины и завыл, затем прыгнул, желая сграбастать Джесина, пока тот еще лежал на полу. Но Джесин поднял меч перед собой, выставив его вперед как копье. Мерцающий кончик лезвия вонзился в широкую грудь монстра, прошивая чудовище насквозь, пока не добрался до сердца и не испарил его.

Животное рухнуло на пол с громким воплем боли. Джесин сморщился, зная, что сейчас его придавит мертвая туша, но на полпути падения циклоп растворился в статических помехах, когда голографические проекторы выключились.

Задыхаясь и утирая пот, Джесин деактивировал меч. Шипящий луч ушел назад в рукоять. Он поднялся на ноги и отряхнулся.

Снова открылась дверь, и Джесин повернулся, готовясь к встрече с новым врагом. Но там стоял Бракисс, тихо аплодируя.

— Очень хорошо, мой юный джедай. Совсем неплохо, правда? Ты проявляешь великолепные способности. Тебе всего лишь надо больше практиковаться.

14

Лоуи скрючился на койке в своей камере, вжавшись спиной в угол, подтянув лохматые колени к груди. Он полностью погрузился в невеселые думы и самообвинение, время от времени поскуливая. Как он мог быть таким глупым? Он позволил учению Бракисса затянуть его все глубже и глубже в безбрежный океан ярости, пока не утонул в нем, подхваченный течением.

Джесин не сдался. И несмотря на всю соблазнительность учения Бракисса — Лоуи упрямо не желал называть его учителем — Джайна тоже не поддалась на уловки и уговоры, у нее хватило мужества встать и отстаивать свои убеждения.

В его горле клокотало рычание — он сам себя укорял. Только он, который всегда гордился собственной рассудительностью, своей привязанностью к обучению, к пониманию — он один позволил отравить себя неверными учениями. В будущем придется быть более осторожным. Сопротивляться, не слушать их слов. Если Джесин и Джайна могли быть силными, то он, Лоуи, тем более. Джайна не сдавалась. Она сказала, что у нее есть план, и ему надо быть готовым к выполнению той части плана, которая касалась непосредственно его, когда придет время побега. Он сумеет противостоять гневу. Он стукнул мохнатым кулаком по стене и рыков выразил свою решимость. Он будет сопротивляться.

Словно в ответ на брошенный им вызов дверь открылась и вошли два штурмовика, а за ними Тамит Каи. Лоуи сморщился: ему не нравился их запах, запах тьмы. У штурмовиков были станнеры, и Лоуи понял — они боятся, что он снова начнет буянить.

— Встань, — молвила Тамит Каи.

Лоуи спросил себя, посмеет ли он противиться приказу. Ощутимый тычок одного из станнеров ответил на этот вопрос вместо него. Лиловые глаза Тамит Каи бегло осмотрели его с ног до головы, она коротко вздохнула, словно собиралась заняться необычайно трудным делом.

— Ты еще не обучен владению Силой в достаточной мере, — сказала она без излишней грубости. — Но в тебе заложен потенциал для великого гнева, — она одобрительно кивнула. — В этом твоя наибольшая сила. Я научу тебя, как призывать этот гнев, как подпитывать себя яростью, чтобы овладеть Силой в полной мере. Ты удивишься, насколько ускорится твое обучение.

Она повернулась к штурмовикам: — Снимите с него пояс.

Лоуи поспешно попытался прикрыть руками плетеную перевязь, опоясывавшую его мохнатое тело и перекидывавшуюся через плечо. Он рисковал жизнью, чтобы добыть волокна растения сирены — часть ритуала наступления совершеннолетия у вуки. Затем он потратил много усилий, чтобы сплести из волокон пояс, символизировавший его независимость и уверенность в себе. Он раскрыл пасть, чтобы протестующе зарычать, но тут же остановился, осознав, что они именно этого и хотят — заставить его разозлиться. На этот раз его так легко не проведешь. Он спокойно стоял, пока штурмовики снимали с него драгоценную перевязь.

Она жестом указала ему на дверь. Один из охранников услужливо ткнул его станнером. Улыбка Тамит Каи дразнила Лоуи: — Да, юный вуки, твоя ярость станет твоей величайшей силой.

Его привели в большую пустую комнату. С потолка струился ярко-оранжевый свет, излучаемый лампами без защитных плафонов. Прохладный воздух был пропитан запахами металла и пота. Когда дверь с шипением закрылась, Лоуи осмотрелся. Он был совершенно один.

Лоубакка стоял и ждал часами, ожидая, чем же Тамит Каи попытается вывести его из равновесия. Его золотистые глаза с подозрением сканировали стены.

Ничего не происходило.

Пока он ждал, свет в комнате как будто стал ярче, воздух стал еще холоднее. Наконец, он устал стоять и сел, прижавшись спиной к стене, все еще зорко глядя по сторонам, все еще в ожидании.

Ничего.

Спустя долгое время Лоуи резко выпрямился, поняв, что едва не заснул. Он снова осмотрел стены, ища любую, даже малейшую перемену и сожалея, что с ним нет обычно надоедливого Эм Тиди, который уж точно не позволил бы ему заснуть.

Внезапно в голове Лоуи взорвался мучительный высокотонный визг, выталкивая его из состояния полусна. Яркий свет пылал огнем, ослепляя его. Лоуи вскочил на ноги. Стараясь сфокусировать взгляд, он поискал вокруг источник звука и зажал уши лапами, постанывая от боли, но ему не под силу было подавить звук, вгрызавшийся в его мозг словно лазер в древесину.

Безо всякого предупреждения визг прекратился так же внезапно, как и начался, оставляя девственную тишину. Свет тоже приглушили, и лампы теперь сияли со своей обычной мощностью.

За широкой транспаристиловой панелью появилось лицо Тамит Каи. Раньше Лоуи не заметил эту панель. Все еще заторможенный после сна, Лоуи яростно бросился на транспаристил. Удовлетворенный смешок Тамит Каи немедленно привел его в чувство.

— Прекрасное начало, — сказала она.

Лоуи попятился на середину комнаты и сел, обхватив лапами колени, не решаясь как-то реагировать, чтобы снова не выйти из себя. Ее насмешливый голос эхом отдавался в камере: — О, мы еще не закончили урок, вуки. Встань.

Лоуи ткнулся лбом в колени, отказываясь смотреть на нее, отказываясь двигаться.

— Ага, — продолжал голос, — возможно, это даже к лучшему. Чем больше топлива я добавлю, тем ярче будет гореть огонь твоего гнева.

Высокотонный визг снова вгрызся ему в мозг, а яркий свет ослеплял его хуже прежнего. Лоуи сосредоточился, направил взгляд внутрь себя. Он безмолвно сопротивлялся нападению. Звук и свет снова пропали, а на пол рядом с ним упал какой-то тяжелый черный предмет. Все еще находясь глубоко внутри себя, Лоуи не пошевелился, но поднял глаза, чтобы посмотреть, что упало.

— Это звуковой генератор, — сообщил ему богатый оттенками глубокий голос Тамит Каи. — Это он производит ту замечательную музыку, которую ты имел удовольствие слышать, — в ее словах сквозило какое-то жестокое удовлетворение. — В нем также находится высокочастотное реле для контроля за световыми панелями. В завершение сегодняшнего урока тебе всего лишь нужно уничтожить этот генератор.

Лоуи бросил взгляд на черную коробку: менее метра в ширину, он был сделан из темного металла с закругленными краями и не имел никаких ручек или выемок. Он потянулся к нему лапой.

— А, кроме того, — продолжала Тамит Каи, — даже взрослый вуки не может поднять его без помощи Силы.

Лоуи попытался сдвинуть предмет и обнаружил, что она права. Он закрыл глаза и призвал Силу. Генератор не сдвинулся с места. Лоуи растерянно затряс головой. Вес предмета и его размер не имеют значения, напомнил он себе. Возможно, подумалось ему, он был слишком утомлен. Или же Тамит Каи Силой удерживала генератор на месте.

— Подумай, мой юный джедай, — сладко пела Тамит Каи, — уж не думаешь ли ты поднять тяжелый предмет самыми слабыми мускулами, которые у тебя есть?

Снова вспыхнули лампы на потолке, а стены наполнились жутким воем, но всего лишь на несколько секунд.

— Не подавляй свой гнев, — продолжала Тамит Каи, словно никогда и не переставала говорить, — ты должен использовать его… освободить его. Только тогда ты сможешь стать свободным.

Лоуи распознал ее намерения, и это знание придало ему сил. Он закрыл глаза, глубоко вздохнул и сконцентрировался, готовясь противиться воздействию звука и света.

Но он не был готов к тому, что за этим последовало.

Со всех стен хлынули ледяные потоки воды, сбивая его с ног своей мощностью. Он мгновенно промок до костей и дрожал, но тугие струи воды под высоким напором продолжали поливать его. Вода просочилась под плотно сжатые веки, в уши, в рот и струйками стекала по его телу, пронизывая его холодом.

Водяная атака неожиданно прекратилась. Содрогаясь в конвульсиях от холода, Лоуи посмотрел вниз и увидел, что стоит по щиколотку в воде, которая была отнюдь не теплее. Внутри него нарастала ярость, но он подавил ее, отбрасывая ее прочь, и снова попробовал поднять генератор, но безрезультатно.

Генератор начал новую звуковую атаку, словно усилия Лоуи каким-то образом включили его. Комната наполнилась оранжевым огнем и пронзительным визгом, пока Лоуи не начал опасаться, что сейчас просто сойдет с ума, ослепнет или оглохнет. Или все сразу.

Вместо этого он вызвал в памяти лица своих друзей, Джесина и Джайны. Он будет сильным. Когда генератор приутих, на него снова обрушились потоки ледяной воды.

Как долго продолжались эти пытки, Лоуи сказать не мог. Через некоторое время ему уже казалось, что вся его жизнь состояла из круговерти света, звука, воды, света, звука, воды…

Но он все равно не отдался во власть своего гнева.

Когда Тамит Каи снова заговорила с ним, он скрутился в промокший и замерзший комок, взгромоздившись на генератор, чтобы хоть немного уберечь заиндевевшие лапы от ледяной воды.

— Положить конец этому испытанию полностью в твоих руках, — насмешливожалостно прозвучал ее голос. — Увы, юный джедай, упрямство достойно восхищения лишь тогда, когда оно дает тебе какие-то преимущества.

Лоуи даже не поднял головы.

— Так ты себе не поможешь. Ты не поможешь друзьям. Твои друзья, кстати, уже познали правоту моих слов.

Лоуи резко поднял голову и недоверчиво рыкнул.

— Но это и в самом деле правда, — сказала она с некоторым поощрением в голосе. — Хочешь убедиться в этом сам?

Прежде чем он успел утвердительно гавкнуть, перед ним развернулись две голографические картинки. На одной был Джесин, размахивавший лазерным мечом, его юное прекрасное лицо было озарено жестокой радостью, вызванной этим занятием. На другой голограмме Джайна использовала Силу, чтобы расшвыривать тяжелые предметы в стороны, ее голова запрокинулась назад — она улыбалась какой-то дерзкой, вызывающей улыбкой.

Лоуи потянулся к мерцающим изображениям с воплем потрясения и упал лицом вниз прямо в воду. Он вскочил на ноги, и звуковой генератор возобновил свой мучительный вой.

Где-то глубоко внутри него ужас, смешанный с яростью и чувством того, что его предали, смыл последний удерживавший его барьер. Пламя гнева вспыхнуло, согревая его, поднимаясь выше и выше, пока не вырвалось из его глотки разъяренным воплем бешенства.

И он уже не помнил себя.

Лоуи проснулся в успокаивающей темноте своей камеры. В комнате было тепло, и он лежал на койке, укрытый мягким одеялом. У него болели все мышцы, но он чувствовал себя отдохнувшим. Он ощупал себя и убедился, что на нем снова его драгоценный пояс из волокон растения сирен.

Где-то рядом послышался голос Тамит Каи. Лоуи не удивился, увидев, что высокая темноволосая Ночная Сестра стоит рядом с ним. В неярком свете ламп дневного освещения он увидел, что у нее в руке лежит какой-то неровный металлический предмет.

— Ты прекрасно справился с заданием, юный вуки, — молвила она.

Лоуи печально застонал, вспомнив, что произошло.

— Твой гнев превзошел все мои ожидания, — продолжала она, глядя на него с чувством неимоверной гордости. — В награду я принесла тебе твоего дроида.

Лоуи был удручен и сконфужен. Неужели он должен гордиться тем, что сделал? Может, ему следует стыдиться? Он принял Эм Тиди из рук Тамит Каи и поцепил его на пояс, где он и был все время.

— Из тебя выйдет отличный джедай, — таинственно улыбнулась ему Тамит Каи. — После того, как ты выпустил свой гнев, мы даже не смогли починить генератор, как чинили после многих учеников.

Она выплыла из комнаты, оставляя его наедине со своими мыслями.

Лоуи встал и застонал, когда мускулы отказались повиноваться ему. Пришлось снова лечь.

— Ну, если бы ты спросил, что я об этом думаю, — прорезался тоненький голосок Эм Тиди, — ты своим сопротивлением сам себе причинил боль.

Лоуи недоуменно заворчал.

— Как это кто меня спрашивал? — пропищал Эм Тиди. — Я вообще не понимаю, почему ты так расстроился. В конце концов, ты находишься в Академии Теней, чтобы учиться. Да тебе очень повезло, что они проявили к тебе такой интерес. У имперцев свои понятия, знаешь ли. Они умные, они разглядели во мне великий потенциал и внесли меня в свои планы. Это большая честь для меня.

Преисполнившись самых мрачных подозрений, Лоуи прогавкал вопрос.

— Что со мной? Да ничего. Даже наоборот. Дабы выразить полное доверие ко мне, Бракисс и Тамит Каи улучшили мою программу. Я чувствую себя намного лучше, чем когда бы то ни было. Я буду важной частью твоего обучения. Ты должен понять, что они чрезвычайно заботятся о твоих интересах. Империя — твой друг.

Лоуи задумчиво буркнул, словно соглашаясь со словами дроида, и выключил его. В голове у него прояснилось. Слова Эм Тиди постепенно выкристаллизировались у него в голове. Возможно, он уступил на этот раз, но не сдался. И если он так же хорошо знал Джесина и Джайну, как самого себя, значит, они тоже не сдались — по крайней мере, ему придется на это надеяться.

15

К тому времени, как Тенел Ка вернулась, было уже далеко за полдень. Она обнаружила мастера Скайуокера, предававшегося размышлениям, в небольшой комнатке для рабов, которую Огвинн Дйо предоставила ему, чтобы он мог укрыться от любопытных взоров.

— Я говорила с Советом Сестер, — сообщила она ему. Волны послеполуденного зноя омывали крепость со стороны обрыва, наполняя воздух запахом гари. — Они ожидают гостей к наступлению темноты. Тогда и будут ответы на все наши вопросы.

— Значит, будем ждать, — ответил мастер Скайуокер, глядя на нее безмятежными голубыми глазами. — Сейчас это самое сложное — особенно в такое время, когда мы не знаем, что случилось с Джесином, Джайной и Лоубаккой. Но если ожидание принесет нам ответы, которых действие дать не в силах… значит, — он улыбнулся, — мы должны выбрать ожидание.

Как порядочный гость Тенел Ка занималась различными мелкими делами, помогая Поющему Горному Клану, пока тянулись бесконечные часы ожидания. Солнце клонилось к линии горизонта. В чистом воздухе нависали пурпурные и оранжевые облака, пропуская последние солнечные лучи. Начинали суетиться насекомые и ящерицы, пока в их мире воцарялась вечерняя прохлада, нарушая тишину едва слышным шорохом.

На нижнем уровне поселения Горного Клана Тенел Ка и мастер Скайуокер наблюдали за удлиняющимися тенями, созданными заходящим солнцем. По сравнению с яркими чешуйчатыми доспехами, которые носила Тенел Ка, коричневые одеяния Скайуокера казались безликими и тусклыми — но она знала, какая необыкновенная сила таилась в нем.

Тенел Ка заметила какую-то большую темную тень, двигавшуюся по равнине. Она вскочила и прищурилась, разглядывая существо, подходившее все ближе. Какой-то громадный зверь, несущий всадника — нет, двух всадников.

Мастер Скайуокер кивнул: — Да, я вижу. Ранкор с двумя ездоками.

Тенел Ка снова прищурилась, затем поняла, что Люк усиливал зрение с помощью Силы, используя и зрение, и ощущение. К окну подошли другие сестры Клана и встали на балконах, глядя вниз с явным нетерпением.

Ранкор медленно, но неустанно брел вперед. Тенел Ка могла четко разглядеть грозного монстра, его темно-серое шишковатое тело казалось всего лишь средством передвижения, оснащенное устрашающими клыками и когтями. Впереди сидела высокая мускулистая женщина, за ее спиной — темноволосый молодой человек с густыми бровями, одетый в искрящуюся серебром черную накидку. Такая же накидка была на женщине.

— Это Ночная Сестра, — сказала Тенел Ка. — Я это чувствую.

Магистр Скайуокер кивнул: — Да, но эта их новая порода, похоже, превосходно обучена и более опасна. Здесь что-то происходит. Мне кажется, мы на верном пути.

— Но что этот… мужчина делает рядом с ней? — недоумевала Тенел Ка. — Ни одна женщина на Датомире не станет обращаться с мужчиной как с равным.

— Ну, — задумался Люк, — кажется, многое здесь и вправду изменилось.

Ночная Сестра остановила ранкора. Когтистое чудовище зашипело и встало на задние лапы, пропахав когтями землю. Ночная Сестра слезла с его спины вместе со своим спутником. Они стояли между двумя бронзовыми камнями, поднимавшимися из песка.

— Слушайте меня, достойнейшие из достойнейших! — воскликнула женщина, подняв голову. Ее призыв эхом разнесся по холмам, отражая ее слова и делая ее голос громче и глубже. Тенел Ка не могла понять, как женщине удается говорить так могущественно. Она чувствовала, как Ночная Сестра цепко охватывает ее сознание, пока она слушала ее.

— Она пользуется Силой, — сказал Скайуокер, — играя твоими эмоциями, заинтересовывая тебя тем, что она сейчас собирается сказать.

Тенел Ка кивнула. Прохладный ветерок, поднявшийся от смены температуры, растрепал ее золотисто-рыжие волосы.

— Мы снова пришли, чтобы найти тех, кто интересуется нашим предложением. Да, мы знаем, что в прошлом злобные Ночные Сестры правили Датомиром железной дланью и жестокостью. Они были плохими людьми, но это не значит, что их обучение было неправильным, что все, что они знали о власти, должно презираться. Я — Воннда Ра, а это мой спутник Вилас. Да, он мужчина. Я чувствую ваше удивление и шок, но вам не стоит переживать по этому поводу. От других союзников мы узнали, что эта мощь, называемая… Силой, живет везде, в мужчинах и женщинах. Не только Сестры пользуются ею, но и мужчины — Братья — могут развить в себе эти способности.

Многие в поселении заволновались.

— Я чувствую ваше недоверие, — продолжала Воннда Ра, — но заверяю вас, это правда.

— Я многое повидала за последние годы, — шепнула Тенел Ка Скайуокеру, — и уверена, что знаю, как устроены другие сообщества, но, боюсь, некоторые более консервативные кланы на Датомире вряд ли готовы принять подобное равенство.

Магистр кивнул, плотно сжав губы: — Учение джедаев не дает никаких преимуществ мужчинам или женщинам — все равны, гуманоидные и негуманоидные формы жизни. Твой народ занимается самообманом.

Далеко внизу Воннда Ра стояла рядом со своим ручным ранкором и продолжала выдавать информацию к сведению: — Вилас, мой лучший ученик, покажет вам коекакие мелочи, которым он научился. Вы испытаете настоящее потрясение, когда увидите, что он умеет.

Темноволосый мужчина сбросил плащ и перекинул его через седло на спине ранкора. Он стал концентрировать внимание, стоя между каменными колоннами, его руки были прижаты к бокам, пальцы сжаты в кулак. Даже на таком расстоянии Тенел Ка слышала, как Вилас что-то бормочет нараспев. Глаза у него были плотно закрыты. Черные волосы у него на голове зашевелились, на них заиграли статические разряды. Он наполнялся мощью, все возрастающей с каждым мгновением.

В пурпурном небе как раз загорелись звезды, яркие белые точки на темнеющем фоне только что зашедшего солнца. Набежали облака — сначала лишь блеклые дымчатые тени, которые постепенно уплотнялись. Тенел Ка отступила, прячась от усиливающегося холодного ветра.

— Мы всегда ищем новых учеников, — кричала Воннда Ра толпе, собравшейся на скалах. Народ Поющего Горного Клана буквально прилипли к своим окнам и поручням балконов.

— Если кто-то из вас хочет научиться управлению Силой, делать то, что умеем мы с Виласом — неважно, мужчина вы или женщина, раб или властитель — присоединяйтесь к нам. Наше поселение на дне Великого Каньона, в трех днях пешего пути отсюда. Мы не можем дать гарантии, что изберем вас, но ваши способности будут тщательно проверены. И любого, кто обладает достаточным талантом, мы примем к себе в обучение. Мы научим вас, как стать важной частью вселенной. Если вы с нами, ваше будущее будет безоблачным.

Когда Воннда Ра умолкла, ее последние слова потонули в оглушительном раскате грома. Небо рассекали голубые молнии. Вилас забрался на одну из колонн, легкий как перышко, и теперь стоял на плоской верхушке камня с поднятыми руками. Вокруг него вихрились статические разряды, а вызванная им буря все набирала силу. Над песчаной пустыней снова засверкали молнии, попадая в одиноко стоящие валуны и вздымая фонтаны искр и песка. Шторм надвигался, хлеща людей ледяным ветром. Тенел Ка моргнула, в глаза ей попал песок, огненно-рыжие волосы развевались вокруг головы. Вилас все так же стоял на камне, управляя грозой. Тучи сгустились, небо стало черным.

Тенел Ка посмотрела вниз и увидела, что и Воннда Ра тоже вытянула руки ладонями вверх, растопырив пальцы и призывая бурю. Над пустыней мелькнула молния. Ранкор захрапел и рыкнул, но в бегство не обратился.

— Приходите к Великому Каньону! — кричала Воннда Ра сквозь ураган. — Если хотите познать подобную силу, приходите к Великому Каньону!

Вилас спрыгнул с валуна и легко приземлился на ноги рядом с ревущим ранкором. Вдвоем с Вонндой они забрались в седло. Воннда Ра схватила поводья и стегнула ими ранкора. Монстр сорвался с места и потрусил прочь, а буря продолжала бушевать над скалами.

Тенел Ка уставилась им вслед, стараясь не упускать из виду чудовище и двух седоков.

— Ну вот, теперь мы знаем, — произнесла она. — Что будем делать?

Люк положил руку ей на плечо, и она почувствовала исходившую от него уверенность.

— Пойдем к Каньону и предложим себя в качестве кандидатов на обучение. Они ищут новых учеников. А теперь мы знаем, что находимся на верном пути. Возможно, Джесин, Джайна и Лоубакка уже там.

Тенел Ка кивнула, прикусив губу: — Это факт.

16

Джайна не стала включать лазерный меч и оттолкнула его обратно к Бракиссу, но он не взял его.

— Я не стану играть в твои игры, — настойчиво повторила она.

— В Академии Теней в игры не играют, — ответил ей Бракисс. — Мы оттачиваем мастерство. Практика — важная часть обучения джедаев.

— Сражаться с идиотскими голографическими уродами? Я больше не буду этим заниматься. Я и так слишком много для тебя сделала. Можешь спокойно отправлять нас домой, потому что мы никогда не будем служить тебе и твоей академии.

Бракисс развел руками: — О, но у тебя так хорошо получается обращаться с мечом, — увещевал он ее словно маленького ребенка. — Попробуй еще раз. Я дам тебе достойного противника, кого-то, кто не уступает тебе.

— И что мне с этого? Я тебе ничего не должна. Я хочу видеть брата. И Лоуи тоже.

— Скоро ты их увидишь.

— Я не стану драться, пока не получу от тебя обещания, что я увижу их.

Бракисс вздохнул: — Очень хорошо. Я обещаю, что позволю тебе увидеться с ними, во время занятий. Но, — он поднял вверх палец, — если ты пообещаешь больше не устраивать никаких потасовок.

Джайна искривила губы в мрачной ухмылке. Пока что это было наибольшим ее достижением.

— Я согласна.

Бракисс продолжал: — Посмотри на это с другой стороны — чем больше ты будешь тренироваться, тем больше у тебя шансов когда-нибудь сойтись с поединке со мной и остаться в живых. Подумай над этим… Обучаться, чтобы вырваться отсюда, как тебе это?

Эта спокойная улыбка на его прекрасном лице доводила ее до бешенства.

— Сегодня утром я ввел кое-какие изменения в программу. Во время поединка ты будешь облачена в голографическую маскировку. Она не стеснит твоих движений, но, возможно, ты найдешь ее несколько отвлекающей. Ты должна научиться сражаться в этой трехмерной маске: для блага Империи нам может понадобиться снабжать наших темных воинов маскировкой.

Джайна держала меч перед собой: — Ладно, я пройду эту программу, а затем ты позволишь мне встретиться с моим братом и Лоуи.

— Именно так мы и договорились, — ответил Бракисс. — Я пойду организую это прямо сейчас. А тем временем, удачи.

Он выскользнул за дверь, которая тут же закрылась за его спиной.

Серые стены замерцали, и Джайна увидела, как вокруг нее обертываются тени — они не слепили ее, только слегка заволакивали зрение. Должно быть, это и есть голографический костюм.

На другом конце комнаты распахнулась воображаемая деревянная дверь, и Джайна закатила глаза. Всего-навсего иллюзия, как и все остальное. Джайна даже не удивилась. Ее единственным заданием было установить, как работало оборудование станции. В один прекрасный день она взломает все системы Академии, а пока можно немного подыграть Бракиссу, возможно, так она найдет его слабое место и обратит планы учителя против него самого.

Ее новый соперник вышел из двери — высокая фигура в черном с ног до головы. Черная пластиловая маска издавала шипящие звуки, когда Дарт Вейдер дышал сквозь респиратор.

Пораженная, она задержала дыхание, инстинктивно взмахнув мечом. Бракисс вел нечестную игру! Это превосходило все прочие иллюзии, которые он выставлял против нее раньше. Дарт Вейдер был убит задолго до рождения близнецов, но Темный Лорд Ситхов был ее дедушкой. Она знала о нем все.

Лазерный меч Вейдера полыхал багровым пламенем словно кровь. Джайна ощутила, как в ней поднимаются гнев и смущение, и шагнула вперед, чтобы сразиться с ним. Голографический костюм закружился вокруг нее, но она не могла позволить ему отвлекать ее. Джайна ненавидела все то зло, сотворенное Дартом Вейдером во времена его союза с Императором, но ей нравилось думать о нем как об Анакине Скайуокере, замечательном человеке, которым он стал в последнюю минуту, обернувшимся против Императора и покончившим с правлением террора.

То ли это был ее страх, то ли что-то более глубокое, но Джайна чувствовала в комнате ауру замешательства, пульсирующую нить, стеснявшую движения. Дарт Вейдер воспользовался ее нерешительностью. Он приблизился к ней, алый клинок шипел в его руке, свистящее дыхание заполняло комнату. Вейдер нанес размашистый удар, и Джайна подставила ему свой клинок, ее обдало искрами, когда оба лезвия с треском скрестились.

Они наносили удары снова и снова. Удар. Блок. Атака. Защита.

Джайна развернулась, стараясь ударить Вейдера в защищенную броней грудь, но Темный Лорд вовремя отразил удар. Она отступила, а он напористо повел атаку, размахивая мечом. Визг электрических зарядов едва не оглушил ее. Но стоило Джайне сделать ошибку, как она тут же представляла на месте Вейдера Бракисса или Тамит Каи — тех, кто похитил ее и привез их всех в эту школу тьмы — и ей снова удавалось защититься с удвоенной силой, отбрасывая Вейдера назад.

Она наносила удар за ударом. Мечи скрещивались, но Вейдер, похоже, черпал силы в ярости Джайны. Они сражались уже довольно долго, ни один из них не мог победить противника. Джайна потеряла счет минутам и часам.

Они стояли, скрестив мечи, вокруг летали электрические разряды, а они все давили друг на друга, напрягая все силы. Вейдер не мог победить ее, а она — его. Они были равными по силе. Она стиснула зубы и снова напряглась, тяжело дыша. Легкие горели холодным огнем. Она схватила ртом воздух, но сдаваться не собиралась. Вейдер тоже не останавливался.

— Достаточно! — раздался из интеркома голос Бракисса.

Голографические симуляторы растворились, оставляя ее в серой комнате, лазерный меч все еще скрещен с мечом соперника. Только теперь она видела, кто он был на самом деле.

Джесин.

В командном центре Бракисс сложил кончики пальцев, глядя на мониторы, отражавшие то, что происходило в голографической комнате. Он с удовольствием наблюдал за поединком близнецов. Рядом с ним стоял Куорл, одетый в темную имперскую форму, и тоже наблюдал за сражением. Монитор не отображал маскировку, только близнецов, сражавшихся не на жизнь, а на смерть — и они даже не знали об этом! Их лазерные мечи с треском сталкивались, и ни один из них не мог превзойти другого.

Куорл долго молчал, ерзая от волнения. Наконец, он сказал: — А это не опасно, Бракисс? Одно неверное движение — и эти дети поубивают друг друга. Ты потеряешь двух лучших учеников.

— Сомневаюсь, — отмахнулся Бракисс. — Но если один их них убьет другого, мы узнаем, кто из них более сильный боец. На нем мы и сосредоточим все внимание.

— Столько потерь, — не отставал Куорл. — Зачем тебе это? Какой смысл?

Бракисс повернулся к старому летчику, по его красивому лицу пробежала легкая тень гнева: — Смысл в том, чтобы получить сильнейших воинов для Империи. Самых талантливых темных джедаев.

— Любой ценой?

— Цена значения не имеет. Эти близнецы — всего лишь инструменты, которыми мы воспользуемся — такие же инструменты, как ты, как все мы.

Куорл нахмурился, наблюдая за битвой: — Ты хочешь сказать, что близнецы — всего лишь пушечное мясо?

— Они — ингредиенты… Детали, которые надо вставить в механизм. Если они не пройдут тестирование, значит, нам они не подходят. Но, возможно, ты и прав, — добавил Бракисс. — Оба отлично сражались и продемонстрировали свое умение владеть лазерным мечом. А теперь мы произведем на них впечатление…

Он включил интерком и крикнул: — Достаточно!

И отключил голограммы.

Дети вскрикнули и отскочили в разные стороны, увидев, что сражались друг против друга.

Через некоторое время Бракисс отключил интерком, не желая слушать разъяренные вопли близнецов. Он пожал плечами и взглянул на Куорла: — Я же пообещал ей, что она увидится с братом, разве нет? Не понимаю, почему она так расстроилась.

Куорл отвернулся и побрел прочь, чтобы Бракисс не заметил его сомнений. Жестокое обращение с Джесином и Джайной ему не нравилось, против его воли.

— Их обучение идет просто замечательно, — сказал Бракисс, когда Куорл достиг двери. — Я доволен их продвижением. Они станут величайшими темными джедаями в нашем распоряжении.

Куорл буркнул под нос нелицеприятный комментарий по этому поводу, закрыв за собой дверь.

17

Тенел Ка и Люк ехали верхом на молодом ранкоре, который пока не принадлежал ни одному из кланов. Ночной воздух был теплым и все еще влажным после вызванного Вонндой Ра и Виласом шторма. Датомирские луны исчезали и появлялись из-за облаков, разливая жемчужный свет, освещавший дорогу.

Тенел Ка сидела в седле впереди Люка, направляя ленивый бег ранкора в сторону Великого Каньона. Она была отличной наездницей и знала это. Приходилось признать — ей нравилось показывать магистру Скайуокеру, что и она в чем-то разбирается.

Легкий ветерок шевелил листву на низким кустарнике, и когда Люк наклонился шепнуть ей что-то, она поначалу даже не расслышала слов.

— Однажды мне пришлось убить ранкора. Явно не лучший поступок в моей жизни, они замечательные животные.

— Даже если и так, — ответила Тенел Ка, — они опасны для тех, кто приходится им врагом.

Некоторое время Люк молчал: — Я принимал участие во многих сражениях. И да, мне приходилось убивать, но светлая сторона Силы научила меня, что сначала лучше сделать все, что в моих силах, чтобы… изменить ситуацию…

— Но это же очевидно, — перебила его Тенел Ка, — Ночная Сестра или кто-то другой, совращенный Темной Силой, не стал бы колебаться, чтобы убить вас.

— Вот именно! — тихое восклицание Люка застало ее врасплох. — Теперь ты начинаешь понимать. Те, кто пользуется светлой стороной, и те, кто принял тьму, верят совершенно в разные вещи. Но эти различия мы можем показать только тогда, когда поступаем согласно с нашими убеждениями. В противном случае… мы не так уж и отличаемся друг от друга.

— А… Ну да, — пробурчала Тенел Ка. — Вот я из кожи вон лезу, чтобы показать, что я не похожа на свою бабушку на Хэйпсе… Теперь я понимаю, о да.

Несмотря на кромешную тьму ранкор уверенно пробирался по крутой тропке, вевшей на дно каньона. Во время спуска они заметили созвездие огней дюжины костров и поняли, что нашли поселение Ночных Сестер.

К тому времени как они достигли дна каньона, и Люк, и Тенел Ка чувствовали себя усталыми и измотанными, словно на них живого места не осталось. Воздух был прохладным, а над землей висела пелена молочно-белого тумана, так что оба путешественника порадовались теплым плащам, которые им дала Огвинн перед поездкой. Она также выдала им сменную одежду в соответствии с ролями, которые им предстояло сыграть, и о провизии тоже не забыла. Затем она едва не задушила Тенел Ка в объятиях.

— Дочь дочери моей дочери, — сказала она на прощание, — да будет безопасным твой путь. Мысли Поющего Клана будут с тобой, — она повернулась к Люку. — И да пребудет с вами Великая Сила.

Огвинн выпустила Тенел Ка и продолжала: — Я горжусь тем, что ты делаешь для друзей. Ты настоящая женщина-воин нашего клана. Всегда помни наш самый священный закон из Книги Законов: «Никогда не уступай дорогу злу».

И теперь, пока они приближались к этому самому злу, Тенел Ка вздрогнула и плотнее завернулась в плащ. Интересно, найдут ли они Джесина, Джайну и Лоубакку в пристанище Ночных Сестер или это всего лишь промежуточный этап на пути к ним. Неужели Ночные Сестры обучают их Темной Стороне Силы? Тенел Ка закрыла глаза и потянулась вдаль сознанием, но не обнаружила никаких следов присутствия своих друзей.

Словно угадав ход ее мыслей, Люк снова склонился к ней: — Если их здесь нет, Сила приведет нас к ним. Мы очень близко… Я это чувствую.

Сверху раздалось оглушительное улулюканье. Тенел Ка вздрогнула: — Охрана подала сигнал тревоги, — пробормотала она, раздраженная, что ее застали врасплох.

— Хорошо, — ответил Люк. — Значит, они знают, что мы здесь.

Тенел Ка нерешительно придержала поводья, неуверенная, безопасно ли будет идти дальше, затем стегнула ранкора. Подняв голову, она взглянула на небо, подернувшееся серой предрассветной дымкой, вспоминая, сколько времени прошло с тех пор, как пропали ее друзья.

Завернув за очередной утес, ранкор резко остановился. Тенел Ка посмотрела на дорогу и увидела, что путь им преграждают три взрослых ранкора, каждый из который нес на спине всадника, одетого так же, как Воннда Ра и Вилас. Она почувствовала предупреждающую тяжесть руки Люка на своей талии, но уже и сама все поняла. Даже в полумраке она видела, что каждый всадник держал нацеленный на них имперский бластер.

Тенел Ка растили на роль лидера, и хоть она довольно редко прибегала к своей силе, у нее это получалось довольно естественно. Она выпрямилась в седле и подняла руку: — Сестры и братья Клана Великого Каньона! Мы услышали ваш призыв в Клане Туманных Водопадов и пришли сюда, чтобы присоединиться к вам. Мы не обделены Силой и хотим научиться вашему способу управления ею, чтобы использовать Силу в полной мере и стать сильнее.

Оставив ранкора в стойле, Тенел Ка и Люк последовали за охраной в центр поселения. Она удивилась, увидев две имперские самоходки, шагавшие по периметру лагеря, неподалеку от привязанных ранкоров.

Проходя мимо ярко раскрашенных палаток из кожи ящериц, Тенел Ка заметила как минимум десятерых женщин и столько же мужчин, которые были заняты различными утренними делами в гробовой тишине, словно туман, клубившийся у их ног, поглощал все звуки. В лагере вообще не было детей, не слышно ни плача младенцев, ни звуков игры. И вообще, в этом клане едва ли был кто-то одного возраста с ней.

Хоть она и знала, чего ожидать, Тенел Ка поразилась тому, что мужчины ходили по лагерю так же свободно, как и женщины, и они явно не были ничьими рабами. Неужели на Датомире стало возможным уравнить мужчину и женщину в их правах?

В центре лагеря стояла огромная расшитая палатка, парившая в тумане словно необитаемый остров из меха и шкурок ящериц. В середине и по краям ее поддерживали толстенные трехметровые копья. Одна из Ночных Сестер подняла полог палатки и пригласила их внутрь. Они зашли, но Ночная Сестра с ними не пошла. Полог опустился за ними, отрезая их от тумана и утреннего света. Ожидая, пока привыкнут к полумраку глаза, Тенел Ка снова попробовала поискать друзей. Ей все еще не удавалось обнаружить их, но легкое прикосновение руки мастера Скайуокера придало ей уверенности.

В центре палатки крошечная точка света внезапно превратилась в яркое пламя, и Тенел Ка увидела, что оно заключено в старую масляную лампу, сделанную из черепа горной ящерицы. Рядом с лампой, на покрытой меховыми шкурами и подушками платформе в громадном кресле сидела внушительного вида женщина. Она поманила их поближе к свету.

Безо всяких приветствий Воннда Ра спросила: — Что вам здесь нужно?

Тенел Ка, сразу же узнавшая женщину, ответила: — Я пришла, чтобы присоединиться к Ночным Сестрам, и привела с собой моего раба.

— И что ты можешь нам предложить? — Воннда Ра выглядела заинтересованной, но не слишком. — К нам приходят многие, но они слабы. Женщины разыскивают нас, потому что их сила довольно незначительна и их статус в клане невелик. Мужчины приходят, потому что у них никогда не было силы, а наше учение предлагает им свободу, но обычно им нечего предложить. А вы что скажете?

Воннда Ра вытянула руку и указала на лампу, наполненную горящим маслом.

— Можешь сделать вот так?

Лампа поднялась в воздухе к верхушке палатки, отбрасывая широкий, но слабый круг света на землю, затем медленно опустилась на платформу возле Воннды Ра. Тенел Ка кивнула: — Я кое-что умею.

Решив не использовать никаких театральных жестов или слов, она прикрыла глаза, концентрируясь, и схватила лампу цепкими ментальными пальцами. Ей никогда особо не нравилось хвастаться своим умением в Силе, она пользовалась ею только в случае необходимости, но теперь она делала это не для себя. Возможно, она никогда больше не увидит Джесина, Джайну и Лоубакку, если не продемонстрирует этой Ночной Сестре свои возможности.

Она глубоко вздохнула. Лампа бесшумно соскользнула с платформы и взмыла к потолку. Тенел Ка подумала о пламени, заставляя его разгораться все ярче, пока его сияние не достигло самых темных уголков палатки. Затем она отправила лампу вдоль матерчатых стен, и лампа так быстро описала круг, что Воннда Ра ахнула, потрясенная. Сквозь полуопущенные веки Тенел Ка увидела, что темноволосая женщина выпрямилась, вытянула руку ладонью вверх, словно собиралась задать вопрос. Тенел Ка послала лампу по кругу, затем еще раз и еще, круги делались все меньше, пока лампа, наконец, не зашла в нисходящую спираль в центре палатки, все еще ярко пылая, и не опустилась на ладонь Воннды Ра.

Ночная Сестра усмехнулась: — Добро пожаловать в наш клан, Сестра. Как твое имя?

Тенел Ка откинула голову: — Мое имя… Наши имена уже ничего для нас не значат. Мы отказались от них, когда покинули наш клан.

— Подойди, — приказала Ночная Сестра. Когда Тенел Ка выполнила приказание, Воннда Ра взяла девочку за подбородок и заглянула ей в глаза.

— Да, — молвила она, удовлетворенно кивнув головой, — в тебе много злости. Ты хочешь отправиться на обучение куда-нибудь в другое место? В тренировочный центр среди звезд?

У Тенел Ка дрогнуло сердце. Возможно, туда отвезли Джесина, Джайну и Лоуи.

— Я хочу туда, где находятся ваши лучшие учителя, — сказала она твердо.

— Тогда тебе придется оставить своего раба здесь. Он вряд ли принесет какую-то пользу.

— Нет!

Воннда Ра вздохнула: — А если я скажу тебе, что у мужчин редко бывает талант и что мы никогда не сможем обучить мужчину в подобном возрасте? Он будет только отвлекать тебя от занятий. Вряд ли его удастся обучить. Если бы ты знала все это, что бы ты сказала?

— Я бы сказала, — ответила Тенел Ка, устремив самый суровый взгляд на Воннду Ра, — что ты совершенная дура.

Глаза Воннды Ра расширились от удивления, но Тенел Ка еще не закончила: — Этот мужчина умел пользоваться Силой задолго до того, как я родилась. Не многие из живых видели его силу. Но я видела и знаю, что говорю.

Воннда Ра скептически окинула Люка взглядом: — Если сможешь поднять это, — она ткнула пальцем в лампу, — и осветишь эту палатку так же, как она, поедешь с ней.

Ночная Сестра вперила взгляд в лампу, затем в Люка и снова в лампу. Лампа не двигалась, и на губах женщины заиграла презрительная усмешка. Вдруг между ними проплыл какой-то большой предмет, заслонив взор. Пламя в старой лампе стало ярче, и им усмехнулся громадный череп ранкора, из которого было сделано кресло, его безжизненные глаза горели отраженным огнем. Череп поднялся вверх и заскользил вдоль стен словно корабль.

Тенел Ка увидела, что мастер Скайуокер стоит со скрещенными на груди руками, одно колено слегка согнуто в расслабленной позе, голова склонена к плечу. Он улыбнулся Воннде Ра, пока голова ранкора летала по павильону.

— Раз уж вы попросили, я дам вам свет.

Голова ранкора молниеносно взмыла к потолку. Она исчезла в небе, оставив в потолке внушительную дыру, сквозь которую хлынули солнечные лучи. Воннда Ра выглядела более чем обеспокоенной, когда шагнула вперед и подняла голову Люка за подбородок. Она с минуту всматривалась в его глаза, затем прошипела: — Да, ты понимаешь Темную Сторону.

Она отошла от него в подобии священного ужаса, уставилась в дыру на потолке, затем перевела взгляд на Люка и Тенел Ка.

— Завтра на рассвете прилетит продовольственный челнок. Когда он покинет планету, вы двое отправитесь на нем.

18

Джесин, Джайна и Лоубакка поначалу удивились и пришли в восторг от того, что следующее упражнение им надо выполнить вместе, но мрачное выражение на лицах Бракисса и Тамит Каи отравило им радость. Ясней не бывает, подумал Джесин — инструкторы Академии Теней задумали что-то сложное и невероятно опасное.

— Поскольку ваше обучение должно продвигаться дальше, — сказал им Бракисс, делая небрежный жест, — мы придумали новые упражнения, которые станут настоящей проверкой ваших способностей.

Лоуи издал смущенный стон.

— Для следующего упражнения вы будете работать вместе. Каждый должен научиться должен действовать в координации с остальными для достижения цели. Наступят времена, когда нам придется работать сообща, чтобы служить Второй Империи.

Эм Тиди попугаем отозвался с пояса Лоуи: — Да-да, совершенно верно — чтобы служить Второй Империи.

Лоуи рыкнул маленькому роботу, чтобы тот заткнулся.

— И совсем необязательно разговаривать со мной в таком тоне! Я всего лишь напоминаю тебе о том, что ты должен знать, — сварливо отозвался Эм Тиди.

Трое друзей очутились в небольшой комнате со множеством маленьких отверстий в стенах. Тамит Каи подошла к контрольной панели в углу и ввела несколько команд, постукивая по клавишам длинными ногтями. Четыре олюка открылись, и оттуда вылетели четыре металлических мячика на репульсорах, оснащенные крохотными лазерами. Они напомнили Джесину защитные спутники, которым так и не удалось остановить имперские корабли, вторгшиеся на станцию Джем Дайвер. Он почувствовал себя неуютно, предполагая, что сейчас эти шарики откроют по ним стрельбу.

— Эти шарики будут вашей защитой, — прокомментировала Тамит Каи. — Если, конечно, вуки сумеет справиться с их управлением.

Лоуи проворчал вопрос.

— Ах, будь терпелив, Лоубакка, — взвизгнул Эм Тиди. — Я уверен, она даст объяснения в свое время. Она очень хорошо в этом разбирается, будь спокоен.

Бракисс указал на оставшиеся закрытые люки в стенах: — Эти отверстия будут беспорядочно открываться и бросать в вас различными предметами.

Он сунул руку в складки своих роскошных одеяний и вытащил пару отполированных деревянных палочек, каждая длиной с руку Джесина. Он протянул их близнецам.

— Это ваше оружие. Эти палочки… и Сила. Если Сила будет вашим союзником, вы получите мощное оружие.

— Это мы уже знаем, — резко бросила Джайна.

— Вот и хорошо, — Бракисс все еще улыбался мягкой спокойной улыбкой. — Значит, вы не будете возражать, если мы установим еще кое-какие ограничения, — он вытащил две длинные черные повязки. — Отражать удары вы будете вслепую. Вам придется использовать Силу, чтобы попасть по предметам, летящим на вас.

У Джесина упало сердце.

— Когда на вас полетят снаряды, вы должны либо отклонить их Силой, либо ударить по ним палочками и отбить, — он пожал плечами. — Вот и все. Довольно простая игра.

Тамит Каи подхватила: — Вуки будет сидеть в комнате наблюдения и защищать вас. У него в распоряжении будет компьютер, управляющий этими четырьмя шариками. У них довольно мощные лазеры и при попадании они разнесут летящие на вас объекты в пыль. Правда, если он промахнется и лазер попадет в вас, вы получите довольно серьезные повреждения.

— Значит, — Бракисс самодовольно потер руки, на его лице было написано предвкушение занимательного зрелища, — у вас ваше оружие, а у вуки — контроллеры. Втроем вы должны защитить друг друга, чтобы выжить.

Джесин нервно сглотнул. Джайна высоко задрала подбородок и нахмурилась. Лоуи хрустел костяшками пальцев, сжимая и разжимая кулаки.

— Добавлю, что это не голограммы, — вставила Тамит Каи. — Это настоящая угроза, и если в вас что-нибудь попадет, будет по-настоящему больно.

— А что за предметы в нас полетят? — спросил Джесин. — Чем кидаться будете?

— Этот тест состоит из трех уровней, — пояснил Бракисс. — На первом уровне мы будем бросать в вас твердые шары. Они могут ужалить, но в общем от них особого вреда нет. Второй уровень — камни. И скорость при этом увеличится. Эти камни могут переломать вам кости.

На сочных алых губах Тамит Каи играла широкая улыбка, словно она наслаждалась самой мыслью о предстоящем испытании.

— А третий раунд — ножи.

Джайна втянула в себя воздух.

— Как это здорово, что вы настолько уверены в наших способностях, — проворчал Джесин.

— Я буду весьма разочарован, если вы погибнете, — сказал Бракисс невинно.

— Ага, а уж мы-то как расстроимся, — добавил Джесин.

— Думаю, он быстрей нашего приспособится к этой мысли, — тихо добавила Джайна.

Джесин перенес вес на другую ногу и едва не сморщился, наступив на алмаз коруска, спрятанный у него в сапоге. Он хранил его там, не знаю, что с ним делать, но как раз сейчас камень в сапоге ему был нужен меньше всего — некогда отвлекаться на неприятные ощущения. Он подергал ногой, пока камень не соскользнул в сторону. Так немного удобней.

Бракисс завязал Джесину глаза, и все погрузилось в темноту.

— Вуки сделает все, что в его силах, чтобы защитить вас.

Джесин крепко сжал палку в руках и уже подумывал о том, чтобы съездить этой палкой учителю по коленкам и прикинуться, что не сумел сориентироваться в пространстве. Но затем решил, что подобное деяние только принесет еще больше неприятностей, а силы им еще понадобятся.

— Удачи, — сказал над ухом незримый Бракисс.

Джесин не удостоил его ответом и услышал, как усмехнулась Тамит Каи, выводя Лоуи из комнаты. Вуки застонал, но ему тут же ответил голосок Эм Тиди: — Ну-ну, Лоубакка, жалобы ни к чему не приведут. Ты должен научиться быть храбрым и верным своим идеалам, вот как я.

Джесин, стоя в темноте и не имея возможности ухватиться хоть за чтонибудь, услышал, как двери с шипением закрылись.

— Джайна, ты готова?

— Это еще что за вопрос?

Комната давила тишиной. Он слышал звук собственного дыхания, в ушах стучала кровь. Он чувствовал присутствие Джайны, слышал, как шуршит ее одежда, когда она двигалась.

— Может, будет лучше, если мы станем спиной к спине, — предложила она, — чтобы прикрыть друг друга.

Они прижались друг к другу — плечо к плечу — и стали внимательно прислушиваться. Очень скоро они услышали шум механизмов, а затем один из люков открылся. Джесин подключил восприятие через Силу, чтобы взглядом проникнуть сквозь повязку, стараясь увидеть, откуда полетит шар. Спустя мгновение по ним выстрелил один из предметов. Используя ощущения, Джесин крутанул палкой. Он попытался отбить шарик, но тот влепился ему в плечо. Он был очень твердый — и еще и жалил в придачу.

— Ой!

Тут же выстрелил второй мяч. Он услышал, как зашипели и выстрелили управляемые лазерные шарики, но тут у него за спиной вскрикнула Джайна — не столько от боли, сколько от удивления.

Он попытался определить, откуда полетит следующий снаряд. Теперь звуки слышались чаще. Он услышал, как открывается еще один люк и как к нему летит очередной мяч. Джесин махнул палкой и зацепил его самым кончиком. Уже собравшись было порадоваться успеху, он вдруг осознал, что отбил мяч практически вслепую и это вовсе не его заслуга, а счастливый случай.

Снова раскрывались люки, снова в них летели мячи. Лоуи по-прежнему управлял лазерами, стрелявшими по мячам. Джесин слышал звук попадания лазера по мячу и только надеялся, что долговязый вуки не промахнется.

Бракисс велел им использовать гнев, чтобы усилить контроль над Силой. Еще один мяч с силой влепился Джесину в ребра, и ему действительно захотелось разозлиться, чтобы отомстить за удар. Но Джесин также помнил слова дяди Люка: джедай лучше всего управляет Силой, когда он спокоен и позволяет ей течь сквозь себя, а не пытается повернуть ее так, как ему хочется.

Джесин услышал громкий треск дерева, когда его сестра попала по мячу.

— Вот тебе! — крикнула она.

Открыв свое сознание, Джесин увидел в темноте крохотное яркое пятно и понял, что следующий мяч полетит именно оттуда. С помощью Силы он отшвырнул его в сторону, и мяч отрикошетил в стену. Затем он увидел второе пятно, и третье, и четвертое, а мячи продолжали лететь со всех сторон, все быстрее и быстрее!

Он использовал Силу. Он размахивал палкой, изо всех сил стараясь справиться с мячами, чувствуя, что у Джайны дела тоже как будто налаживаются и что лазеры, управляемые Лоуи, стали чаще попадать в цель. Но все равно они не могли справиться со всеми снарядами, и Лоуи иногда промазывал.

Что-то твердое ударило Джесина в правый локоть, и на мгновение он забыл дышать, так больно ему было. Рука тут же онемела, и Джесин перебросил палку в левую руку, понимая, что пришло время второго уровня — теперь в них летели камни.

В комнате обзора Лоуи остервенело дергал рычаги управления, направляя лазеры. Он выстрелил и разнес на куски несколько снарядов, но пусковые установки набирали скорость, и Лоуи знал, что не может позволить себе промазать. Если он попадет по близнецам, они получат такие же ранения, как если бы в них попал камень.

Он снова промахнулся, и камень ударил Джайну в бедро. Он заметил, как скривилось ее лицо под повязкой. У нее подкосились колени и она едва не упала, но каким-то образом удержалась на ногах, продолжая размахивать палкой. Ей удалось отразить еще один камень, летевший ей в голову.

К близнецам продолжали лететь камни, запущенные с невероятной скоростью. Лоуи стал стрелять из всех четырех лазеров — прицеливался, стрелял, снова прицеливался. Он уже вывел из строя один из люков, и теперь из него больше не летели снаряды. Но, несмотря на все его усилия, он снова и снова промахивался, и на этот раз камень ударил Джесина в бок.

Теперь и брат, и сестра были ранены, оба покрылись синяками и пошатывались, но продолжали сражаться изо всех сил. Лоуи проворчал тихое извинение и опять взялся за рычаги управления.

Эм Тиди пропищал тоненьким голоском: — Неужели мне нужно напоминать тебе, Лоубакка, что Империя будет очень разочарована в тебе, если ты не покажешь себя с наилучшей стороны?

Лоуи не стал тратить силы на то, чтобы ответить назойливому роботу. Он дергал рычаги, нажимал кнопки, перрепрограммировал параметры, левой рукой меняя команды, правой управляя лазерами, используя все, что он знал о компьютерах. У него созрел отчаянный план, но его осуществление требовало предельной концентрации. Пока он отвлекался, все больше и больше камней попадали в Джесина и Джайну, но у Лоуи не было другого выхода, если он хотел, чтобы его затея удалась. Он чувствовал, что для демонстрации силы и власти преподаватели Академии Теней не боялись покалечить учеников. Чтобы отобрать наиболее сильных джедаев, они вовсе не возражали, если кто-то погибнет в процессе обучения. Лоуи надеялся, что ему удастся остановить программу.

Он поднял голову, убирая наползшую в глаза рыжую шерсть, а камни все летели. Джесин упал на колени, вслепую размахивая палкой. Правая рука безжизненно висела. Лоуи увидел, что его друзья изрядно побиты, а камни продолжали выстреливать из люков, добивая их.

Через мгновение что-то изменилось — и из люков стали вылетать ножи. Лоуи был близок к панике, но сосредоточил все внимание на компьютере. Это его единственная надежда. Единственная для Джесина и Джайны.

Близнецы призвали Силу, чтобы отразить ножи, и лезвия оставляли на стенах глубокие царапины. Из люка вылетел еще один нож. И еще один. И еще.

Лихорадочно вводя команды на контрольном терминале, Лоуи совсем позабыл о лазерах. У него оставался последний шанс.

— Хозяин Лоубакка, — укорял его Эм Тиди, — что это вы де…

Лоуи ввел последовательную серию команд, которая, как он надеялся, отключит все терминалы, и выполнил ее. Открылись одновременно пять люков, готовые выстрелить острыми кинжалами… Внезапно все, что было в комнате, выключилось. Погас свет. Закрылись люки. Наступила темнота. Со стоном облегчения Лоуи откинулся на спинку кресла, проводя пальцами по косматой шерсти на голове. Наконец-то ему удалось остановить программу, которая наверняка убила бы близнецов.

— О, Лоубакка! — завопил Эм Тиди. — Боже мой, ты все испортил! Ты знаешь, сколько потребуется сил и умения, чтобы все здесь наладить?

Лоуи улыбнулся, демонстрируя клыки, и одобрительно заурчал.

В комнату воорвались Бракисс и Тамит Каи. Ночная Сестра была в ярости, черный плащ вихрем вился вокруг нее. Ее лиловые глаза, казалось, сейчас начнут метать молнии.

— Ты что наделал? — взвизгнула она.

Бракисс поднял брови, на его лице было написано гордое удовлетворение: — Да ведь вуки сделал как раз то, что от него требовалось. Он защитил своих друзей. Мы не говорили ему, что он должен следовать установленным правилам. Похоже, он прекрасно справился с задачей.

Тамит Каи кисло улыбнулась: — Так ты одобряешь это, Бракисс?

— Это демонстрирует его изобретательность. Очень важно уметь находить новые неожиданные решения. Лоубакка станет прекрасным дополнением к защитникам Второй Империи.

Лоуи заревел от обиды.

— Ах, Лоубакка, я так горжусь тобой! — запищал Эм Тиди.

Штурмовики вывели из тренировочной камеры Джесина и Джайну. Близнецы спотыкались. Их одежда превратилась в лохмотья. Лица, руки и ноги покрылись царапинами и синяками, кровь сочилась из множества порезов, и оба мигали от яркого света.

Бракисс был определенно доволен.

— Прекрасный тест. Вы, юные джедаи, продолжаете изумлять меня. Мастер Скайуокер отлично поработал, подбирая кандидатов в рыцари.

— У него лучшие кандидаты, чем ты когда-либо сможешь заполучить, — рявкнула Джайна, неожиданно почувствовав прилив сил несмотря на ранения.

— И в самом деле, — согласился Бракисс. — Поэтому мы и решили позаимствовать отобранных им кандидатов. Вы трое — первая партия. У вас такой прекрасный потенциал, что теперь мы готовимся похитить вторую партию с Йавина4. И вскоре мы получим всех учеников джедаев, которых можно использовать в наших благородных целях.

Лоуи зарычал. Джесин и Джайна уставились друг на друга, затем на своего друга-вуки. Даже и без Силы все трое поняли, что подумали об одном и том же.

Надо что-то делать — и поскорее.

19

Тенел Ка прибегнула к джедайской методике релаксации, надеясь справиться с нервозностью, прежде чем ее почувствует Воннда Ра. Рядом с ней, застыв в ожидании на плотно утрамбованном клочке земли, используемом в качестве посадочной площадки, стоял Люк. Он выглядел спокойным, но Тенел Ка уловила в нем тень любопытства и волнения, словно он предвкушал очередное приключение.

— Вот он, — Воннда Ра вытянула руку к горизонту, где замерцала серебристая точка. Пока Тенел Ка наблюдала, стал отчетливо виден обтекаемый металлический корпус челнока.

— Вам невероятно повезло, — сказал подошедший Вилас. Воннда Ра вопросительно взглянула на него, и он пожал плечами. — Я почувствовал ее присутствие и не мог не выйти встречать ее, — он указал на приближавшийся челнок. — Одна из наших самых талантливых сестер, сама Гаровин, будет сопровождать вас на тренировочную базу.

Тенел Ка предположила, что Гаровин, должно быть, тоже родом с Датомира, имя было типичным для этой местности. Значит, еще одна Ночная Сестра. Но как стольким Ночным Сестрам удалось так быстро объединиться? Она пребывала в недоумении. Не прошло и двадцати лет с тех пор, как Люк и ее родители покончили со старыми Ночными Сестрами, и вот опять поднимается грозная анклава мужчин и женщин, соблазнившихся мощью Темной стороны. И Империя тоже возродилась, ища новых союзников.

Тенел Ка стиснула зубы. Неужели ее народ в самом деле так ослабел? Или искушение властью было так сильно, что, попробовав однажды, от него уже невозможно было отказаться? Она еще больше утвердилась в своих намерениях: она не станет пользоваться Силой, пока ее собственные силы не подведут ее. Она никогда не была сторонницей легких решений.

Тенел Ка рылась в своих эмоциях, пока маленький компактный кораблик приближался к посадочной площадке. Хоть она и знала, что он принадлежит Ночным Сестрам — или кому-то другому, кто похитил Джесина, Джайну и Лоубакку — она все равно не могла не восхищаться его конструкцией. Корабль был небольшой, вмещал не больше дюжины людей, но его очертания были безупречно гладкими, словно приглашая Тенел Ка погладить его. Корпус не носил никаких углеродных следов; на поверхности не было ни зазора, ни царапинки, ни следов метеоритов, весьма активных в этой части космоса. Дизайн в целом напоминал типичные имперские корабли, но Тенел Ка не могла определить модель. Таких она точно раньше не видела.

Люк тихо присвистнул и вопросительно, сам себе, пробормотал: — Квантовая броня?..

— Именно, — ответил ему Вилас удовлетворенно.

Опустился трап, и Воннда Ра шагнула вперед, чтобы поприветствовать появившуюся из корабля женщину, сцепив руки в приветственном жесте. Когда женщина сошла с тпапа, Тенел Ка увидела, что она была на полметра ниже Воннды Ра. Но, несмотря на невысокий рост, женщина имела довольно крепкое телосложение. Длинные светло-каштановые волосы ниспадали до самой талии, заплетенные в косы, чтобы не лезли в лицо, и ее общий вид соответствовал женщине-воину с Датомира.

Без дальнейших любезностей женщина отодвинула Воннду Ра и остановилась перед Люком и Тенел Ка. Взгляд ореховых глаз критически окинул каждого.

— Это вы новые ученики?

Прежде чем Тенел Ка смогла ответить, вмешался Вилас, словно одержимый желанием поговорить с пилотом: — Вы увидите, у них необычайный потенциал, капитан Гаровин.

Тенел Ка различила в его голосе напряженность, надежду и томление. Может быть, Вилас тайно влюблен в Гаровин? У нее были тонкие черты лица и оливковая кожа, красиво оттененная плотно облегавшими фигуру доспехами из красной чешуи рептилий. Черный плащ до колен не застегивался спереди и казался единственным признаком того, что она была Ночной Сестрой, а по жесткой линии рта и пристальному взгляду Тенел Ка поняла, что Гаровин не склонна к такого рода уступкам.

— Займись разгрузкой корабля, Вилас, — бросила Гаровин, давая понять, что он свободен. — Я сама проверю этих двоих.

Вилас поморщился и нехотя поплелся к челноку, но Гаровин не обратила на него никакого внимания. Она с вызовом глядела на Люка и Тенел Ка.

— Как вам нравится мой корабль, «Охотник за тенью»?

— Очень красивый. Никогда не видел ничего подобного, — мягко ответил Люк.

— Это факт, — добавила Тенел Ка.

— Это точно, — Гаровин была вполне удовлетворена ответом. — «Охотник за тенью» — настоящее произведение искусства. Пока что это единственный такой корабль. — Словно вспомнив о существовании Воннды Ра и Виласа, она довабила. — Не стоит тратить время даром. Поднимайтесь на борт. Как только грузовой отсек освободится, мы тронемся в обратный путь.

С этими словами она повернулась и направилась к кораблю. Люк и Тенел Ка пошли следом.

Когда «Охотник за тенью» вошел в гиперпространство, и мерцающие звезды на переднем обзоронм экране превратились в длинные лучи, Тенел Ка увидела, как Гаровин устанавливает режим автопилота и соднимается со своего кресла.

— Путешествие займет двое стандартных суток, — молвила она, проходя мимо них, — Следовало бы ознакомить вас с кораблем. На него не жалели средств.

Она показала им системы обработки пищевых продуктов и отходов, гипердрайв, спальные отсеки… но Тенел Ка едва могла рассмотреть все это как следует.

— А это, — Гаровин ткнула пальцем в несколько кабинок в хвосте корабля, — спасательные шлюпки. Каждая рассчитана на одного пассажира и оснащена радиомаяком, позволяющим определить местонахождение шлюпки. Сигнал маяка можно расшифровать только в Академии Теней, где вы узнаете цену своим силам.

Гаровин возобновила экскурсию, но Тенел Ка бросила тревожный взгляд на мастера Скайуокера, ответившего ей таким же обеспокоенным взглядом. У нее внутри все перевернулось при мысли, что существует и другая академия, где изучают Темную сторону Силы. Академия Теней.

Гаровин решила проверить их как следует. Она по очереди задавала вопросы Люку и Тенел Ка о том, как и что они умеют делать с помощью Силы. Люк увиливал от прямых ответов, но Гаровин — возможно, причиной этому было то, что она родом с Датомира и считала мужчин совершенно бесполезными существами — больше внимания уделяла знакомству с Тенел Ка.

Когда она задала вопрос о ее опыте в обращении с Силой, Тенел Ка честно ответила: — Я пользуюсь Силой и верю, что достаточно сильна. Тем не менее, — добавила она жестко, — я не стану полагаться на Силу в такой мере, которая сделает меня слабее. Если я могу сделать что-то своими силами, я не стану использовать Силу.

Гаровин рассмеялась — хриплый, циничный смех врезался Тенел Ка в уши как сверло: — Нам нетрудно будет заставить тебя изменить свое мнение. А иначе для чего ты пришла учиться?

Тенел Ка обдумала такой подход и тщательно сформулировала ответ: — У меня нет иного желания, кроме как изучить Силу в полной мере.

Гаровин кивнула, словно показывая, что аргумент исчерпан, и повернулась к Люку: — Я не желаю проводить бои на лазерных резаках на борту «Охотника», но очень скоро мы увидим, насколько ты можешь определить мои намерения.

Она взяла два станнера и бросила один из них Люку. Тот вытянул руку, слегка замешкавшись, но поймал станнер, прежде чем тот коснулся пола.

И так продолжалось целый день.

Тенел Ка делала все, что было в ее силах, на каждом этапе тестирования, но видела, что Люк не открывал свои возможности в полной мере — она достаточно долго наблюдала за мастером Скайуокером, чтобы понять это. Но после того, как он провалил несколько тестов, она забеспокоилась. Что если он заболел? Что если он не может использовать Силу? И что если — даже думать страшно — что если он, в конечном счете, ошибался? А вдруг Темная сторона действительно сильнее? Если так, то спасти Джесина, Джайну и Лоуи им не светит.

Тенел Ка посувствовала себя уставшей и опустошенной, когда подняла в воздух уже десятый по счету предмет, чтобы удовлетворить запросы Гаровин. Титановый блок дрожал, когда она опустила его обратно на пол. Гаровин насмешливо хихикнула: — Ты слишком гордишься своей независимостью, это и есть твоя наибольшая ошибка.

Она прикрыла глаза, откинула голову назад и вытянула руку к Тенел Ка. То почувствовала, как у нее на голове зашевелились волосы, а кожу пощипывало как будто в нее вот-вот ударит молния. Желудок сжался в клубок, закружилась голова. Она подогнула колени, чтобы сесть, но не однаружила под ногами опоры. Она парила в воздухе в метре над полом кабины. Тенел Ка подавила возмущенный вопль и попыталась использовать свое сознание, чтобы освободиться.

Оливковое лицо Гаровин покрылось складками от предельной концентрации.

— Да, — сказала она победоносно, — давай, сопротивляйся. Используй гнев.

Осознав, что именно это она сейчас и делает, Тенел Ка обмякла. Едва она это сделала, Гаровин ослабила хватку, и Тенел Ка затрепыхалась в воздухе. Значит, Ночная Сестра не так уж и сильна. Притворяясь, что борется с невидимым захватом, она сняла с пояса тонкий канат с крючком и огляделась в поисках чего-нибудь, за что можно зацепиться. И сразу же нашла: колесо, регулирующее давление в спасательной шлюпке.

Гаровин все еще развлекалась попытками Тенел Ка освободиться, когда та натренированным броском швырнула канат. Крючок намертво зацепился за колесо. Прежде чем Ночная Сестра заметила разницу, Тенел Ка снова обмякла.. Когда хватка Гаровин опять ослабела, Тенел Ка дернула за канат и освободилась, упав на пол и больно ударившись спиной.

Невысокая фигура Гаровин возвышалась над ней, но вместо сердитого порицания Ночная Сестра разразилась хохотом. Затем она протянула Тенел Ка руку, чтобы помочь ей подняться.

— На этот раз твоя гордость неплохо тебе послужила, но в следующий раз она может тебя подвести.

— Эти слова часто являются правдивыми, — тихо сказал Люк, словно соглашаясь. Его взгляд уперся в Ночную Сестру. — Я мог бы это сделать.

Гаровин искривила губы в усмешке: — Что? Ты думаешь, ты смог бы упасть на…

— Нет, — перебил Люк. — Я смог бы поднять в воздух человека.

— И что с того? — Гаровин почти рычала, словно бросала ему вызов. — Попробуй.

Она скрестила руки на груди, взглядом приглашая Люка сдвинуть ее с места. Внезапно ее глаза расширились от удивления и смущения, когда ее ноги оторвались от пола, и она поднялась в воздух на полтора метра.

— Видимо, пора показать вам могущество Темной стороны, — сердито гавкнула она. Закрыв глаза, она стала сопротивляться изо всех сил. Тенел Ка ощутила, что Люк ослабил хватку — но только чуть-чуть. Гаровин все еще висела в воздухе, но он позволил ей покрутиться вокруг своей оси. Затем, не отводя глаз от барахтающейся Ночной Сестры, Люк сказал: — Тенел Ка, будь добра, открой, пожалуйста, первую шлюпку.

Она сразу поняла его намерения и выполнила просьбу. В следующее мгновение они запихнули все еще вращающуюся Ночную Сестру в шлюпку и заперли ее. Рука Тенел Ка потянулась к рычагу сброса. Люк кивнул. Она с удовольствием дернула рычаг. Шлюпка с Гаровин с глузим стуком выстрелила в космос.

— Мастер Скайуокер, — сказала она серьезно, — кажется, теперь я понимаю, как это возможно… как вы сказали… повернуть ситуацию.

Люк удивленно моргнул, затем рассмеялся: — Тенел Ка, а мне кажется, что ты только что пошутила. Джесин бы тобой гордился.

Позднее, когда они вышли из гиперпространства и автопилот сообщил, что они почти прибыли на место назначения, Люк и Тенел Ка сидели в рубке, ища глазами планету, космическую станцию, что-нибудь, куда можно приземлиться.

Но не обнаружили ровным счетом ничего.

Тенел Ка обернулась к Люку: — А автопилот не мог сломаться? Может, у нас были неправильные координаты?

— Нет, — ответил он спокойно и уверенно, — мы должны подождать.

Затем, словно чья-то невидимая рука отдернула завесу, они увидели космическую станцию. Академию Теней, напомнила себе Тенел Ка. Утыканный шипами гигант вращался в космосе, защищенный внешними орудиями и украшенный несколькими обзорными башнями.

— Должно быть, у них экран-невидимка, — прокомментировал Люк.

Когда они приблизились к академии, двери посадочного дока раскрылись, и Люк успокаивающе положил руку на плечо Тенел Ка.

— Темная сторона не сильнее.

Тенел Ка выпустила долгий вздох, и какая-то часть внутреннего напряжения ушла вместе с ним.

— Это факт, — прошептала она.

20

В часы отдыха в Академии Теней все ученики были заперты по комнатам и получили приказ отдыхать и медитировать, чтобы восстановить запас энергии для дальнейших упражнений. Это была всего лишь малая доля имперских правил, и большинство учеников безоговорочно подчинялось им.

Джесин сидел в одиночестве в своей комнатушке, весь в синяках и порезах после очередного испытания. Он смочил водой носок и прикладывал к ранам, чтобы хоть немного успокоить боль. Они с Джайной попросили легкое болеутоляющее, но Тамит Каи наотрез отказала им в помощи, подчеркнув, что боль только сделает их сильнее. Каждый болевой импульс должен был служить напоминанием о неудаче при отражении камня или ножа. Джесин использовал свои немногочисленные познания о самоисцелении, чтобы приглушить боль, но раны все равно болели.

Джесин сидел, скрестив ноги, в исступлении отыскивая путь к спасению, прежде чем Бракисс совершит еще один набег на Йавин-4 и захватит других учеников дяди Люка. Его сестре Джайне всегда лучше удавалось строить какие-то закрученные планы. Она понимала, каким образом что работает, как сложить детали в одно целое. А Джесин, напротив, любил жить настоящим моментом и наслаждаться тем, что делает, но он был менее организован. Ему, конечно, удавалось доводить дело до конца, но не всегда в том порядке, в каком намечал. Может быть, прежде всего надо освободить Джайну и Лоуи, а после этого они смогут решить, что делать дальше. Пока что самой большой проблемой оставалось то, как вызволить их из их комнат.

И тут он вспомнил про свой алмаз коруска.

Джесин едва не рассмеялся вслух — и почему он не подумал о нем раньше? Он стряхнул левый сапог с ноги, потряс его, но ничего не услышал. Затем он вспомнил, что перепрятал камень в другой сапог. Подняв его, он вытряхнул алмах себе на ладонь. Гладкий с одной стороны, острый и граненый с другой, алмаз коруска мерцал внутренним светом — отблеском огня, который породил его в ядре Йавина много веков назад. Ландо Калриссиан говорил, что алмаз коруска легко прорежет транспаристил как нож масло. Но, вообще-то, Ландо часто говорил вещи, которым вряд ли можно верить, и Джесин надеялся, что к этому факту это не относится. Он сжал камень в пальцах и подошел к запечатанной двери. Когда Тамит Каи и имперские подразделения ворвались на станцию Джем Дайвер, они использовали громадную машину, оснащенную обработанными алмазами коруска, которые вспороли бронированные стены. Наверняка маленький камешек Джесина прорежет тонкую металлическую пластину…

Он провел пальцами по гладкой металлической панели возле дверей. Эх, если б он разбирался в механизмах и электронике, как его сестра! Он не считал, что сможет разрезать дверь одним лишь усилием пальцев, но он знал, где находится контрольная панель. Возможно, ему удастся отогнуть уголок панели, добраться до проводов и закоротить их как-то, чтобы дверь открылась — правда, он не имел ни малейшего понятия, как это сделать. Тем не менее, он взял камень, прикинул, где должна быть панель управления и прощупал это место с помощью Силы. Да, там был источник питания, сложные контроллеры. Вот оно.

Джесин очертил острой гранью большой четырехугольник, легко вонзая камень в металлическую панель. Неплохое начало, подумалось ему. Нажав посильнее, он навел контуры, чувствуя, как острие уходит глубже в металл. На третьем заходе пальцы разболелись, но он заметил, что сумел достаточно глубоко прорезать панель. Сердцебиение участилось, возбуждение придало ему сил. Он начисто забыл о боли.

Металл по линии пореза подался внутрь. Джесин тихо охнул. Почти достал. Он поднажал, увеличивая разрез. С тихим щелчком металл отделился. С остальными сторонами прямоугольника было полегче, он прорезал их довольно быстро и без особый трудностей. Металлическая пластина выпала из-под натруженных пальцев юного джедая и рухнула на пол с громким лязгом.

— Ситх побери, — пробормотал он, уверенный, что сейчас проснутся остальные ученики, и сюда набежит целая армия штурмовиков. Но снаружи попрежнему было тихо, словно станцию накрыли плотным покрывалом, поглощавшим все звуки. Все оставались запертыми в своих комнатах, и лишь несколько охранников бродили по коридорам до утра.

Пока что Джесину ничего не грозило. Он заглянул в прорезанную им дыру, недоуменно уставившись на клубок запутанных проводов и платы, контролировавшие замок двери. Ладно, а что бы сделала Джайна, будь она на его месте? Он закрыл глаза, освобождая разум, прослеживая, куда ведут провода. Некоторые вели в коммуникационную систему, или компьютерные терминалы, вмонтированные в стены коридора на равном расстоянии друг от друга, или к световым панелям, или к термостатам. Некоторые уходили в систему сигнализации, а некоторые… соединялись с механизмом двери!

Джесин сделал вдох. И что теперь делать с этими проводами? Наверное, их надо соединить, но в какой последовательности? Ничего другого не оставалось, кроме как попробовать и посмотреть, что получится. Морщась от боли в пальцах, Джесин отсоединил один из проводов и прикоснулся им к другому, следя, чтобы оголенные провода не коснулись его кожи. Вспыхнула крохотная искра, свет в комнате замигал — но больше ничего не случилось. Он попробовал другой провод, но это не дало вообще никаких результатов. Джесин надеялся, что не включил сигнализацию где-нибудь на контрольном пункте охраны. Он вздохнул. А если ничего не получится? Ну, значит, тогда ему придется резать дверь. Он потряс рукой, пальцы ныли словно их истыкали иголками. Сначала надо проверить последнюю пару проводов.

Словно почувствовав нарастающее отчаяние мальчика, дверь тихо отползла в сторону, едва он скрестил провода. Джесин громко рассмеялся и выглянул в пустой коридор. Он посмотрел туда, посмотрел сюда, но не увидел ничего, кроме цепочки закрытых безликих дверей. В коридоре тускло горел свет, экономя энергию в ночные часы. Снаружи контрольная панель выглядела гораздо проще, и, кажется, у него не будет проблем с освобождением Джайны и Лоуи. Надо только найти их. Это тоже оказалось намного легче, чем думал Джесин. Он видел, куда их уводили охранники, и пошел в том направлени, мысленно зовя их. С Джайной будет проще. Он крался на цыпочках, опасаясь, как бы из-за поворота не вышли штурмовики.

Но Академия Теней спала.

Джайна, подумал он. Джайна!

Джесин продолжал идти вперед, прислушиваясь к звукам из-за каждой двери. Ему не хотелось вздымать слишком сильное волнение в Силе, поскольку ученики академии могли включить сигнализацию, заметив его. За седьмой дверью он наконец-то нашел ее. Джесин почувствовал, что сестра не спит и взволнована, она знала, что он там, снаружи. Он пощелкал кнопками, пока дверь не открылась. Джайна вырвалась в коридор и обняла его.

— Я ждала тебя.

— Я воспользовался алмазом коруска, — объяснил он, указывая на свой сапог, где снова спрятал камень. Джайна кивнула, как будто с самого начала знала, что именно сделает ее братец.

— Надо найти Лоуи и освободить его, — прибавил Джесин.

— Конечно. Мы убежим отсюда и предупредим дядю Люка, прежде чем Бракисс проведет нападение на академию джедаев.

— Верно, — криво ухмыльнулся Джесин. — Ну, раз уж я вытащил нас из комнат, я надеюсь, остальное придумаешь ты.

Джайна просияла, словно он сделал ей самый приятный комплимент.

— Я уже все продумала. Чего мы ждем?

Им удалось найти Лоуи, который был несказанно рад их видеть, и Эм Тиди, который совсем не радовался по этому поводу.

— Должен предупредить вас, что я просто обязан включить сирену. Я теперь служу Империи и это моя прямая обязанность…

Джайна стукнула маленького дроида костяшками пальцев: — Только пискни, и я перенастрою твой вокодер, и ты начнешь говорить задом наперед. Они точно выкинут тебя на мусорку, чтоб ты и не сомневался.

— Вы не посмеете! — взвизгнул Эм Тиди.

— На что спорим? — сладким голоском спросила Джайна. Джесин стоял рядом, в упор глядя на дроида. Лоуи добавил к угрожающему виду близнецов не менее угрожающий рык.

— Ой, ну ладно, ладно, — пробурчал Эм Тиди, — но я протестую, так и знайте. В конце концов, Империя — наш друг.

Джайна фыркнула: — А вот и нет. Кажется, придется кое-кому сделать промывку мозгов, когда вернемся на Йавин-4.

— О, Боже мой, — пискнул Эм Тиди.

Джайна огляделась, посмотрев в оба конца погруженного в тишину коридора. Она потерла руки и в раздумье закусила губу.

— Ладно, значит, план такой, — она указала на терминалы в коридоре. — Лоуи, ты можешь залезть в основную программу управления станцией? Я хочу, чтобы ты отключил маскировку Академии Теней и запечатал все двери, чтоб никто из своих комнат не вышел. Нет смысла навлекать неприятности на наши головы.

Лоуи шумно согласился.

— Лоубакка, ты не сможешь это сделать, — пропищал Эм Тиди, — и я уверен, что ты тоже это знаешь.

Лоуи зарычал на него.

— Если мы проберемся в ангар, я уверена, что смогу вести челнок, чтобы выбраться отсюда. Я училась на авиасимуляторах, и вы ведь знаете, что я могла пилотировать ДИ-истребитель, пока его не забрал Куорл.

Лоуи застучал по клавиатуре компьютера. Он скрючился чуть ли не вдвое, чтобы заглянуть в монитор, находившийся на высоте, явно не рассчитанной на рост вуки. Лоуи вызвал на экран нужные программы и окна, показывавшие состояние ангара Академии Теней.

— Великолепно, — отозвалась Джайна. — Только что прилетел новый корабль, двигатели еще не заглушены. Вот его мы и возьмем, как только Лоуи закроет всех по комнатам.

Лоубакка утвердительно хрюкнул и продолжил работу, но скоро наткнулся на непробиваемую стену паролей. Он расстроенно застонал.

— Вот видишь? — вещал Эм Тиди. — Я же говорил, что сам ты не сможешь.

Лоуи заворчал, но лицо Джайны осветилось: ей в голову пришла новая идея.

— Он прав. Но его перепрограммировали имперцы. Почему бы нам не подключить его к терминалу и заставить его выполнить задание за нас?

Она сняла маленького дроида с пояса вуки и открыла панель доступа.

— Я абсолютно не собираюсь ничего такого делать, — верещал Эм Тиди, — я просто не могу. Это будет предательством по отношению к Империи, и я совершенно не гожусь для…

Лоуи угрожающе рыкнул, и Эм Тиди немедленно умолк. Джайна работала быстро, вытаксивая провода и входные разъемы из головы дроида и вставляя их в гнезда компьютера.

— О, Боже, — сказал Эм Тиди. — А, вот так гораздо лучше. Я столько всего вижу! У меня мозги сейчас переполнятся. Меня ждет бесчисленное количество информации…

— Пароли, Эм Тиди, — Джайна потянулась к дроиду.

— О, да, конечно, конечно. Разумеется… Пароли, — поспешно пробормотал Эм Тиди, — но напомню вам еще раз, мне в самом деле не следует…

— Просто сделай это, — рявкнула Джайна.

— Да-да, вот, пожалуйста. Но не обвиняйте меня, что я не предупреждал, если за вами пойдут штурмовики.

Экран мигнул, показывая файлы, которые хотел открыть Лоубакка. Джесин и Джайна облегченно вздохнули, Лоуи удовлетворенно хрюкнул. Рыжие пальцы так и мелькали на клавиатуре, пока он продирался сквозь различные меню, проникая в самое сердце компьютера станции. Двумя быстрыми командами Лоуи отключил маскирующее устройство академии. Затем он запечатал все двери, кроме тех, через которые они собирались уходить. Он издал победоносный вопль. С некоторым запозданием включились сирены, пронзая слух неприятными резкими звуками, создать которые были способны только имперские инженеры. Лоуи отключил Эм Тиди от компьютера.

— Я вас предупреждал, — заявил серебристый дроид. — Но вы же не хотели слушать, разве нет?

21

Бракисс предавался размышлениям у себя в кабинете поздно вечером, когда все рабочие уже спали. Он задумчиво созерцал висевшие на стенах голограммы: галактические катаклизмы в развитии, ярость вселенной, крутившейся вокруг него подобно вихрю. Он был центром этой бури и мог прикоснуться к этим невероятным силам, но никак не пострадать при этом.

Бракисс только что подготовил план нападения на Йавин-4, чтобы украсть учеников Скайуокера. Он уже отправил закодированное послание в системы Ядра великому имперскому лидеру, одобрившему план. Лидер желал получить больше учеников джедаев, чтобы сделать из них темных воинов. Нападение произойдет через несколько дней, пока Скайуокер, несомненно, переживает пропажу близнецов и вуки. Возможно, его даже нет на Йавине-4, должно быть, улетел на поиски. Тамит Каи проведет рейд. Ей нужно где-то выпустить свой гнев, немного осушить переполненную чашу ярости, кипевшей в ней. Так она будет более полезной.

Бракисс встал и посмотрел на ослепительно яркую картину, изображавшую Денарии Нова, два солнца, поливавших друг друга жидким огнем. Его что-то беспокоило. Он не мог определить, что именно. День прошел как обычно. Три юных джедая делали большие успехи, даже больше, чем он ожидал. И все-таки его чтото беспокоило, что-то мешало. Он медленно вышел из кабинета, серебристые одеяния мерцали как огоньки свеч. Он оставил дверь открытой, повернулся и внимательно осмотрел ппустой коридор. Все тихо, как и положено. Бракисс нахмурился, решив, что ему показалось, и направился было обратно, но дверь внезапно захлопнулась. Бракисс оказался в коридоре и не мог попасть в кабинет. По коридору несколько открытых дверей точно так же закрылись сами собой. Он услышал, полязгиванье, когда защелкивались замки. Завыли автоматические сирены. Ну уж этого Бракисс никак стерпеть не мог. Кому-то придется понести за это наказание. Он сдержал бурю, поднимавшуюся внутри него, и пошел по коридору, намереваясь подавить бунт, если таковой начнется.

Джесин, Джайна и Лоуи ворвались в ангар, готовые сражаться и с боем прокладывать себе путь к свободе. Посреди посадочной площадки стоял сияющий имперский челнок необычной конструкции, все еще проводя последние маневры при отключении двигателей. Другие корабли были выключены и находились на различных стадиях техобслуживания. Сирена продолжала оглушать.

Джесин заметил движение на корабле и жестами велел остальным пригнуться. И вовремя, поскольку на трапе появились две фигуры. Одна нагнулась и вытащила лазерный меч.

— Дядя Люк! — воскликнула Джайна, поднимаясь на ноги.

Вторая новоприбывшая, сурового вида девушка, резко обернулась, готовясь к нападению. Заплетенные в косы золотисто-рыжие волосы падали в глаза.

— И Тенел Ка! — добавил Джесин. — Эй, я так рад тебя видеть!

Лоуи прорычал восторженное приветствие.

— В самом деле, так приятно увидеть знакомые лица в этом аду, — прокомментировал Эм Тиди.

— Ладно, дети, — сказал Люк Скайуокер, — мы вообще-то пришли вас спасать, но, раз вы сами выбрались, думаю, нам пора уносить ноги. Прямо сейчас.

Джайна четко отрапортовала: — Мы отключили маскировку, дядя Люк. Запечатали большую часть дверей на станции. За нами не должно быть погони, но надо убираться отсюда как можно скорее.

— А как мы снова откроем запечатанные двери? — спросила Тенел Ка, глядя через плечо. — Будет нелегко открыть их без помощи изнутри. Как вам это?

Лоуи ответил ей сложной фразой, состоящей из порыкиваний и гортанного ворчания и фырканья. Он помахал лапами. Эм Тиди, у которого крышка панели доступа все еще болталась непривинченной, ругался: — Нет, ты не сможешь сделать это сам, Лоубакка. Ты, по-моему, опять заболел манией величия. Именно я помог вам отключить защиту Академии и… О, Боже, что я сделал?

— Может, мне удастся, — протянула Джайна. — Давайте заберемся в рубку, оттуда и попробуем.

В центре управления ангаром Куорл удивленно пялился на мониторы, а сирены все продолжали выть. Он видел, как три юных джедая ворвались в ангар. «Охотник за тенью» только что вернулся с Датомира, и из корабля вышел светловолосый мужчина в сопровождении суровой молодой дамы. Куорл узнал в ней одну из учениц джедаев, которая помогала чинить его ДИ-истребитель на Йавине.

Как только включились сирены, Куорл сразу понял, что за всей этой суматохой стоят Джесин, Джайна и Лоубакка. Прочие ученики Академии Теней были несказанно рады возможности увеличить свою мощь и с удовольствием учились; но Куорл с самого начала был уверен, что эта троица принесет множество неприятностей — особенно после того, как Бракисс и Тамит Каи едва не покалечили их. Куорлу страшно не понравился поединок одетых в голографические маски близнецов, в результате которого один из них должен был погибнуть. Он также знал, какую разрушительную силу имеет упражнение с летающими камнями и кинжалами — полдюджины подающих большие надежды учеников погибло, выполняя это задание. Он не был согласен с методами Бракисса, но Куорл был всего-навсего пилотом; к его мнению никто не прислушивался, неважно, прав он был или нет. И все же Куорл служил Империи и должен был исполнить свой долг.

Он переключился на коммуникационный канал и доложил: — Мастер Бракисс, Тамит Каи, все, кто меня слышит! Узники пытаются сбежать. На данный момент они находятся в главном ангаре. Кажется, они намереваются угнать «Охотник за тенью». Все защитные программы отключены из-за компьютерной поломки, и я не могу ими воспользоваться. Прошу вас немедленно прийти в главный ангар, если вы как-то можете помочь.

Лиловые глаза Тамит Каи широко распахнулись, и она спрыгнула со своей неудобной жесткой койки, едва послышались первые звуки завывающей сирены. Она сразу проснулась, и в ее мозгу горела лишь одна мысль — немедленно узнать, что происходит. Кто-то угрожал Академии Теней. Ночная Сестра набросила на плечи черный плащ, колыхавшийся вокруг нее подобно серебристым звездным трассам, появляющимся при входе в гиперпространство. Она подошла к двери своей комнаты, но та не открылась. Она налегла на дверь всем телом, ударила по кнопкам, но запоры не сдвинулись с места.

— Выпустите меня! — рявкнула она. Тамит Каи снова и снова нажимала кнопки, и снова безо всякого успеха. В ней клокотала ярость. Что-то происходило, что-то ужасное — и она была уверена, что за всем этим стоит похищенная с Йавина троица! Они причинили гораздо больше неприятностей, чем стоило их обучение. Академия Теней могла найти так много других учеников, жаждущих учиться Темной Силе, что, невзирая на весь потенциал этих троих джедаев, они все равно обретут искомое могущество.

Она уничтожит их раз и навсегда, а затем Академия Теней продолжит свое мирное спокойное существование. Тамит Каи снова будет доминировать, а Бракисс — заниматься всякими мелочами. И она снова станет счастливой. Ее пальцы скрючились, меж ними закрутились черные электрические разряды.

— Выпустите! — рычала она. — Я должна выйти отсюда!

Тамит Каи взмахнула обеими руками, приказывая двери открыться, и дверь открылась — свернулась обратно, едва раздался взрыв и темный дым клубами вырвался из замка. Ночная Сестра голыми руками вырвала одну из металлических плит и швырнула оземь. Она вышла в коридор, ее глаза мерцали подобно фиолетовой лаве.

По интеркому раздался призыв Куорла, и Тамит Каи не остудила гнева ни на мгновение. Ангар. Она сорвалась с места и на большой скорости помчалась по коридору.

Пока Джесин, Джайна и Лоуи забирались на борт корабля, Люк стоял снаружи вместе с Тенел Ка. Он обернулся и крикнул близнецам: — Я хочу знать все про это место. Здесь есть что-то знакомое… Что-то не так.

— Да, — ответила Джайна. — Дядя Люк, Академией управляет…

Но Люк уже отвлекся. Он выпрямился, назмурился.

— Погодите, — сказал он, — я что-то чувствую. Я не чувствовал этого уже очень давно.

Он медленно перешел через весь ангар и снова достал лазерный меч, ощущая возмущение в Силе, смертельный конфликт. Как в трансе Люк приблизился к одной из запечатанных красных дверей, ведущих вглубь станции.

— Дядя Люк! — позвал Джесин, но тот поднял руку, велев мальчику подождать. Надо бежать, пока есть возможность. Надо воспользоваться моментом. Но Люк должен был увидеть, должен был узнать сам. За спиной наливались энергией орудийные системы «Охотника за тенью». Внешние лазерные пушки челнока поднялись и развернулись, готовые выстрелить. Когда алая дверь открылась перед ним, Люк ошеломленно уставился на красивое, словно выточенное из камня лицо своего бывшего ученика.

— Бракисс! — прошептал он, и его голос почему-то эхом разнесся по ангару, перекрывая даже вопившие сирены. Бракисс не двинулся с места, его лицо озарила слабая улыбка.

— А, мастер Скайуокер. Как хорошо, что вы приехали. Мне показалось, что я почувствовал ваше присутствие на моей станции. Ну и как, вас впечатлило мое маленькое достижение? Разве не славно я живу?

Люк выставил перед собой меч, но Бракисс продолжал стоять в коридоре, не переступая порога.

— Ой, да ладно, — отмахнулся он, — если ты хотел меня убить, тебе следовало это сделать, когда я был слабым учеником. Уже тогда ты знал, что я был имперским агентом.

— Я хотел дать тебе шанс спастись, — ответил Люк.

— Как всегда, ты оптимист.

Люк почувствовал внутри холод. Он не хотел драться с Бракиссом, особенно сейчас. У них почти не было времени. Но разве он не должен как-то разрешить давний конфликт с учеником? Пора уходить. Он должен увезти отсюда детей, прежде чем Академия Теней сумеет наладить свои защитные программы.

Бракисс продемонстрировал пустые руки: — Придите и возьмите меня, мастер Скайуокер. Или ты струсил? Позволит ли твоя драгоценная Светлая сторона напасть на безоружного человека?

— Сила — мой союзник, Бракисс, — молвил Люк. — А ты слишком хорошо умеешь пользоваться ею. Ты никогда не бываешь безоружен, не больше, чем я.

— Ладно, будь по-твоему.

Бракисс разгладил свои мерцающие одеяния и приготовился шагнуть вперед. Теперь его глаза сверкали, словно в них таилась вся ярость вселенной, готовая вырваться с кончиков пальцев и нанести удар.

В это время сзади ударила волна раскаленной энергии, пролетев над головой Люка и расплавив механизм управления дверей. Второй выстрел из пушек челнока полностью поджарил все электрические цепи. Тяжелые плиты захлопнулись, отрезая Люка и Бракисса друг от друга.

— Дядя Люк, пошли! — крикнула Джайна. — Нам надо убираться отсюда.

Люк облегченно вздохнул, повернулся и ринулся к кораблю. Он знал, что между ним и Бракиссом разговор еще не окончен; но пока что его придется отложить на неопределенное время.

Джайна, Лоуи и Эм Тиди вломились в компьютер «Охотника», пытаясь открыть огромные ворота ангара. Пока они работали, Тенел Ка носилась по ангару, запирая все красные двери. Человек в серебряных одеждах слегка оглушил Люка, а они не могут себе позволить еще одну такую схватку. Тенел Ка на всякий случай решила запечатать все двери, чтобы в ангар не прорвались штурмовики.

Люк забрался в челнок. Тенел Ка закрыла еще одну дверь и бросилась к последней. Но стоило ей коснуться кнопок, дверь открылась. Перед Тенел Ка стояла высокая, одетая в черное женщина, в ней искрилась энергия, и она была готова к нападению. Тенел Ка подняла голову и сразу же поняла, кто перед ней.

— Ночная Сестра! — прошипела она.

Темная женщина смерила ее взглядом, в котором светилось узнавание.

— А ты — девчонка с Датомира! Ты будешь моей. Ты станешь прекрасной заменой тем троим, которых я сейчас уничтожу.

Тенел Ка стояла перед Ночной Сестрой, широко расставив руки и ноги: — Сначала тебе придется убить меня.

Женщина рассмеялась: — Ну, раз ты так настаиваешь…

Она ударила Силой, невидимый удар едва не сбил Тенел Ка с ног, но девушка отразила его и выпрямилась, плотно сжав губы. Ночная Сестра удивленно подобралась, походя на черную птицу-хищника.

— А, так ты владеешь Силой. Тем лучше, мне будет легче тебя обучить, обратить тебя на Темную сторону.

— А это мы еще посмотрим, — отозвалась Тенел Ка, не двигаясь с места. — Я не позволю тебе причинить вред моим друзьям.

Ночная Сестра едва не лопнула от злости: — Тогда я не стану раздумывать и уничтожу тебя вместе с ними!

Черный плащ трещал подобно электрическому шторму. Она устремила взгляд лиловых глаз на Тенел Ка и подняла руки с растопыренными пальцами. Ее тело наливалось энергией, от нее исходили статические разряды. Тенел Ка не шелохнулась, пока в Ночной Сестре росла мощь Темной стороны. Без предупреждения она нанесла удар ногой, вкладывая всю силу, на которую были способны ее мускулистые натренированные ноги. Носок сапога попал по незащищенной коленной чашечке. Тенел Ка ясно услышала хруст ломающейся кости и рвущихся связок. Ночная Сестра взвизгнула и упала на пол, извиваясь в агонии.

Тенел Ка спокойно и удовлетворенно смотрела на нее, вперив в нее взгляд холодных серых глаз: — Я не пользуюсь Силой, если в том нет необходимости. Иногда старомодные приемы оказываются не менее эффективными.

Оставив Ночную Сестру кататься по полу, Тенел Ка рысью добежала до челнока, где Люк жестами просил ее побыстрее подниматься на борт. Она взбежала по трапу, и люк закрылся.

Сирены продолжали завывать, но внутри челнока были слышны лишь отзвуки. Люк вел корабль, поднимая его на репульсорах. Джайна и Лоуи все еще работали над тем, как открыть ворота. Тяжелые двойные двери с грохотом открылись, не выдержав натиска и взрыва мощных детонаторов, и в ангар высыпали штурмовики в белой броне, поливая челнок выстрелами.

— Вам бы лучше поторопиться и открыть эти ворота, — сказал Люк. Лоуи взвыл.

— Мы пытаемся! — крикнула Джайна, пробуя новыю цепочку команд. Вошли еще штурмовики. Ангар наполнился дымом от выстрелов, они слышали глухие удары и толчки, но броня «Охотника за тенью» выдержала.

— У нас гости, — прокомментировал Люк, уставившись на запертые ворота. — Мы уже никуда не успеваем.

— Я не могу, — начала было Джайна, но ворота внезапно раскрылись, пропуская «Охотника». Защитное поле, содержавшее атмосферу, переливалось перед их глазами на фоне усыпанной звездами черноты, но теперь челнок мог выйти в открытый космос.

— Ну, и чего мы ждем? — спрсила Джайна, стараясь не выдать замешательства.

— Поехали! — заорал Люк, ударив по рычагам ускорителя. Все хуватились за поручни — резкий бросок отбросил всех назад. «Охотник за тенью» выскользнул с имперской станции, оставив громадную шипастую махину дрейфовать без маскировочного поля. Люк издал громкий вздох облегчения, вводя коды в навикомпьютер.

— Назад на Йавин-4.

Ни один из юных джедаев не стал спорить, когда корабль вошел в гиперпространство.

— Отличная работа, Джайна, Лоуи, — наконец, сказал Люк. — Я уж не надеялся, что вы откроете ворота.

Лоубакка пробормотал что-то неразборчивое, а Джайна заерзала: — Э-э-э… Дядя Люк, не хотелось бы говорить, но это не мы открыли дверь.

Люк пожал плечами — детали его не интересовали.

— Ну и ладно, значит, поблагодарим того, кто это сделал. Кто бы это ни был.

Куорл стоял у пульта управления, наблюдая, как уходит «Охотник за тенью». Их побег произвел на станции настоящий переполох, Академия Теней готовилась к перегруппировке. Куорл коснулся контроллеров, открывавших ангар, улыбнулся сам себе и закрыл ворота. Конечно, он не собирался говорить об этом ни Бракиссу, ни Тамит Каи.

Бракисс вошел в центр управления, уставший и обеспокоенный.

— Маскировочный щит подняли? Надо его включить, и побыстрее. Повстанцы, несомненно, пришлют сюда флот. Придется сменить место. Вот для этого станцию и оснастили двигателями.

Бракисс барабанил пальцами по пульту: — Понятия не имею, что я скажу имперскому лидеру. Он в любой момент может запустить механизм саморазрушения станции, если ему не угодить.

Куорл мрачно кивнул: — Возможно, на этот раз он будет не настолько… расстроен.

Бракисс бросил на него взгляд: — Мы можем только надеяться на это.

В комнату, хромая и рыча от злости, вошла Тамит Каи. Ее глаза все еще полыхали фиолетовым пламенем, руки походили на скрючившиеся клешни, словно она собиралася пустить в ход когти и рвать врага на куски.

— Они сбежали! И ты позволил им уйти?

Бракисс миролюбиво посмотрел на нее: — Я ничего им не позволял, Тамит Каи. Мы ничего не могли сделать. Сейчас наша прямая обязанность — убраться отсюда подальше и тщательно спланировать дальнейшие действия. У нас еще будет шанс, можешь не сомневаться.

Куорл включил двигатели станции, и они потихоньку стали перебираться на новое место.

22

Джесин и Джайна сгруздились перед интеркомом в центре связи академии джедаев. На мониторе появились изображения Хэна и Лейи. Близнецы наперебой выкрикивали приветствия. Хэн Соло рассмеялся от удовольствия: — Похоже, мне вовсе не требовалось лететь за вами на «Соколе».

— А мне не пришлось призывать под знамена всю Новую Республику, чтобы вызволить вас, — просияла Лейя. — Мы вчера получили отчет Люка. Наши разведчики, которых я послала за вами, уже ищут Академию Теней.

Где-то за их спинами Чубакка что-то проревел Лоуи, ответившему в той же манере. Рядом стоял Люк Скайуокер в сопровождении Р2Д2, позволив близнецам пообщаться с родителями. Джесин глотал слова в страшной спешке из желания рассказать обо всем как можно скорее.

— Ландо Калриссиан говорит, что такого больше не повторится. Он вместе с Лоботом уже работает над усовершенствованиями оборонной системы Джем Дайвер. Думаю, он даже использует алмазы коруска для этой цели.

Заговорил Люк.

— Так-то оно так, но лично я сомневаюсь, что Академия Теней пошлет сюда за учениками. Мы теперь знаем, что замышлял Бракисс. Он наверняка полетит искать себе темных воинов где-нибудь в другом месте.

— Но мы привели лучший корабль Академии, — вставила Джайна. — Видели бы вы конструкцию! Произведение искусства! Совсем не похоже ни на одну модель в справочнике, папа.

Люк опустил руку ей на плечо: — Мы должны отдать его Новой Республике, Джайна. Он не принадлежит нам.

— Эй, Люк, давай мы пришлем механиков, чтоб они проверили корабль, — перебил Хэн.

Люк пожал плечами: — Если вам так хочется, можете присылать, но у меня здесь уже есть весьма опытный механик и специалист по электронному оборудованию — Джайна и Лоуи.

Лейя одарила его широкой теплой улыбкой: — Ладно, Люк. Мы пошлем инженеров, чтобы они изучили его, но оставь пока корабль себе. Пользуйся им, когда нужно и сколько нужно. Ты заслужил его, спасая Джесина, Джайну и Лоубакку. Кроме того, ты являешься незаменимой частью Новой Республики. Всем нам будет значительно спокойнее, если у тебя будет быстрый корабль, когда ты бросишься через всю галактику в поисках приключений — и не смей мне говорить, что забыл, как летать на быстром корабле!

Люк смущенно хмыкнул: — Нет, не забыл, но практика мне не помешает.

Джайна и Лоубакка сидели у нее в комнате, копаясь в голографическом проекторе, выстраивая схематическую модель нового корабля, «Охотника за тенью». Модель не была такой точной, как та, которую они сделали из «прыгуна» Лоуи, но они еще отшлифуют ее, когда узнают о корабле все.

Лоуи зарычал, когда голограмма пошла рябью.

— Масса Лоубакка говорит, что очень надеется на то, что на жилище создателя этой подсистемы упадет комета, — пискнул Эм Тиди со своего места на поясе Лоуи. Вуки показал маленькому дроиду зубы. Эм Тиди полностью очистили от имперских программ, и теперь противный дроид снова стал самим собой.

— Ну, а откуда мне знать, что ты не хочешь, чтобы я переводил вукийские эпитеты? — защищался крохотный переводчик. — И ты должен признать, что мне неплохо удалось передать смысл. Только подумайте, я должен за секунду перебрать такое количество фразеологизмов и…

С довольным фырканьем Лоуи выключил Эм Тиди.

Тенел Ка вошла в центр связи отдохнувшей. С момента возвращения на Йавин4 ей больше не снились кошмары. Интересно, что теперь будет, когда на Датомире объявился новый орден Ночных Сестер, вступивший в союз с Империей, но по крайней мере они ей не снились.

Тенел Ка связалась с королевским домом на Хэйпсе; поговорила с родителями, заверила их, что с ней все в порядке, и передала привет от Поющего Горного Клана. Затем, приготовившись к приказам, она попросила позволения поговорить с бабушкой, Правящим Матриархом.

Когда бабушкино лицо появилось на экране, скрытое традиционной вуалью, ее глаза улыбнулись, и было в них что-то еще, чего Тенел Ка не могла разглядеть — может быть, удивление?

— Спасибо, что не забыла позвонить. Из моих источников мне известно, что мне следует гордиться тобой, — сказала Матриарх с оттенком удовольствия в голосе. — Мне очень жаль, что мой посол не смогла встретиться с тобой. А теперь, боюсь, визит придется отложить. Мне пришлось послать Ифру в системы Дуро по неотложному делу.

Тенел Ка открыла было рот, но не смогла придумать, что сказать.

— Ты же простишь обеспокоенной бабушке, что она старается присмотреть за тобой на расстоянии, разве нет? Может быть, один или два ненавязчивых охранника в близлежащей системе? Что ты на это скажешь? Это было бы лучше всего для нас обеих.

Изображение наклонилось вперед, чтобы выключить канал связи, но в последний момент бабушка шепнула: — Как мне кажется, ты не особо расстроилась, что не смогла встретиться с послом Ифрой.

— Это факт, — пробормотала Тенел Ка. И осознала вдруг, что впервые за долгие годы согласилась с мнением бабушки.

Джесин стоял на вершине Великого Храма, дожидаясь мастера Скайуокера. После утреннего дождя отраженный оранжевый свет громадной планеты пронизывал серые облака над головой, позолотив из края. Легкий ветерок шевелил волосы, время от времени стряхивая на него капли с какой-нибудь ветки. В ожидании нагоняя, который ему, несомненно, сделают, Джесин был несказанно рад вернуться на покрытую джунглями планету. С момента их возвращения джедай-мастер уже побеседовал с Джайной и Лоуи. И хоть он не имел ни малейшего представления о том, что сказал им Люк, оба казались притихшими.

И теперь его очередь.

Джесин почувствовал присутствие мастера Скайуокера сразу же, едва тот подошел к нему. Долгое время оба молчали, словно договорившись. Постепенно Джесин расслабился. Теперь он был готов ко всему, что хотел сказать джедаймастер.

Ну, почти ко всему.

— Возьми это, — сказал Люк, впихивая ему в руки металлический цилиндр. — Покажи мне, чему ты научился.

Джесин удивленно взглянул на лазерный меч, принадлежавший его дяде. Оружие было тяжелым, рукоятка еще хранила тепло руки джедая. Он повертел ее, осмотрел, провел пальцем по хромированной отделке до самой кнопки активации. Закрыл глаза. Мысленно он уже слышал низкое гудение меча, чувствовал пульсацию, когда клинок рассекает воздух…

Джесин открыл глаза и повел плечами.

— Вот чему я научился, — сказал он, возвращая меч Люку. — Вы были правы. Я не готов. Оружие джедая нельзя воспринимать как игрушку.

— Тем не менее, ты научился им пользоваться. Разве Бракисс не научил тебя?

— Физически я могу это сделать, — кивнул Джесин. — Я знаю, как сражаться с противником, но вот психологически я к этому не готов. Может быть, я просто еще не оформился в эмоциональном плане.

— Тебе не так уж понравилось сражаться, верно? — Люк поднял брови.

— Да. Нет. Ну, да… Кое-чему я выучился… Я просто не уверен, что это было правильно. Лазерный меч — не какая-то там красивая игрушка, которой можно удивить друзей. Это большая ответственность. Одна ошибка — и ты убьешь невинного человека.

Люк понимающе кивнул, его голубые глаза светились.

— Иногда даже мне кажется, что это чрезмерная ответственность. Но Сила ведет нас в бою. И она показывает не просто как победить врагов, но и говорит, когда мы не должны побеждать.

Их глаза встретились.

— Даже если учение противника направлено на злые деяния?

Скайуокер не отвел взгляда: — Никто полностью не является злом. Или полностью добром. — Он улыбнулся. — По крайней мере, никто из встреченных мною.

— Но Бракисс, — начал было Джесин.

— Бракисс передает учение о Темной стороне своим слушателям. Ты слышал, как он ведет уроки. Учитель не всегда прав. И то, что ты думал собственной головой, не дало тебе поверить ему.

Джесин обдумал сказанное.

— Бракисс позволил мне сделать то, чего я хотел больше всего на свете: поупражняться с лазерным мечом. Но я не мог поверить ему. Он надеялся переманить меня на Темную сторону, использовать меня на благо Империи. А вам я верю. Вы были правы насчет лазерного меча, и я подожду до тех пор, пока вы не решите, что я готов.

Люк посмотрел на клубившиеся над головой облака, пропускавшие все больше света.

— Пока Академия Теней дрейфует в космосе и пока Бракисс тренирует темных джедаев, боюсь, что это время придет слишком скоро.

Кевин Андерсон, Ребекка Места Молодые рыцари-джедаи-3: Потеряшки

1

Когда изумрудно-зеленая луна Явина-4 исчезла из виду в задних обзорных экранах «Тысячелетнего Сокола», Джейна Соло радостно вздохнула.

— Здорово, что мы летим домой, правда, Джейсон? — спросила она, взглянув в карие глаза брата-близнеца.

Джейсон пригладил длинными пальцами непокорные кудри.

— Вот уж никогда не думал, что буду так говорить, — признался он, — но, по-моему, провести месяц на Корусканте с мамой, папой и братишкой, оказывается, вовсе не плохо…

— Взрослеешь, — подколола его Джейна.

— Кто, я? — с притворной обидой отозвался Джейсон. — Да ни в жисть! — и словно бы для того, чтобы опровергнуть ее теорию, он криво усмехнулся, отчего стал похож на уменьшенную копию своего отца Хана Соло, и спросил:

— Хочешь загадку-шутку?

Джейна закатила глаза, заправляя за ушко прямую темную прядь, чтобы не падала на лицо.

— Неужели ты думаешь, что я скажу «да»? — тут она прищелкнула пальцами, словно бы ей в голову пришла блестящая мысль. — Слушай, сходи-ка в кабину да пошути там с Тенел Ка

Джейна прекрасно знала, что юная воительница, их ближайшая подруга по Академии джедаев, никогда даже не улыбалась, не то, что не смеялась в ответ на шутки Джейсона, хотя он днями напролет старался добиться от нее хотя бы усмешки.

— Хотел сначала на тебе опробовать, — сообщил Джейсон. — Ладно, пойду лучше Лоуи расскажу, если найду. Для вуки у него просто потрясающее чувство юмора.

— Найдешь, куда денешься, — отозвалась Джейна. — «Сокол» не настолько огромный, а Лоуи все время ошивается возле компьютера.

— А загадку-то я тебе все равно загадаю, хотя ты и пытаешься меня отвлечь, — пригрозил Джейсон. — Ну что, готова?

Джейна вздохнула с бесконечным сестринским терпением.

— Ну, давай.

— Почему дядя Люк так мало спит? — Джейна озадаченно нахмурилась:

— А что, действительно мало? Не знаю.


— Потому что он все время на светлой стороне! — победоносно воскликнул Джейсон, гордый удачной шуткой.

Джейна театрально застонала.

— По-моему, даже Лоуи это не рассмешит!

Джейсон обескуражено уставился на нее.

— А я думал, хорошая шутка. Сам выдумал. — Тут его лицо просветлело. — Ладно, будем надеяться, Зекк по-прежнему ошивается на Корусканте. Он-то всегда смеялся моим шуткам!

Джейна тоже улыбнулась, вспомнив своего приятеля-хулигана, беспризорника, которого взял на воспитание старый Пекхам, — тот, который возил продовольствие в Академию джедаев. Зекк был на пару лет старше близнецов и, несмотря на несчастную жизнь, был очень умен и изобретателен. Джейна могла часами слушать рассказы Зекка о его детстве на Эннте и о том, как его колонию уничтожила буря, и он спасся на грузовом корабле.

Джейна волей-неволей восхищалась упорством Зекка. Буйный темноволосый парень всегда делал только то, что хотел. По правде говоря, когда капитан грузового корабля решил, что Зекку будет лучше в приюте или детском доме, Зекк на первой же остановке сбежал с корабля и спрятался на другом судне. С тех пор он переселялся с планеты на планету, иногда нанимался в команду, иногда просто прятался на кораблях, и вот однажды наткнулся на старого Пекхама, который как раз летел на Корускант. Оба были люди независимые, но между ними возникло что-то вроде дружбы и с тех пор они жили вместе.

— Да, Зекк, может быть, и посмеется, — согласилась с братом Джейна. — У него странное чувство юмора.

Академия джедаев осталась далеко позади, на Явине-4, и Джейна с Джейсоном молча смотрели, как звезды расплываются в яркие линии и «Тысячелетний Сокол» ныряет в гиперпространство, унося их на Корускант. Домой.

Сидя за столом для голоигры в кают-компании, Джейсон изучал положение на доске. Он лихорадочно соображал, чем бы ответить на гамбит Лоуи.

— Твой ход, — сообщила Тенел Ка низким спокойным голосом.

Джейсон надеялся произвести на друзей впечатление парой-тройкой эффектных выигрышей, но оказалось, что если рядом стоит Тенел Ка, сосредоточиться просто невозможно. Она выпрямилась, скрестив обнаженные руки на доспехах из шкуры ящера, и следила за каждым его ходом. Золотисто-рыжие волосы, заплетенные во множество кос, свободно струились по плечам, стоило девушке заговорить или пошевелиться.

По ту сторону стола рядом с Лоуи стояла Джейна, шепотом давая советы рыжему вуки и указывая то на одну голографическую фигурку, то на другую. Крошечные извивающиеся фигурки, казалось, так и ждали, когда Джейсон сделает следующий ход. На лбу и верхней губе Джейсона выступила испарина. Он понимал, что против специалиста-компьютерщика у него шансов нет, особенно если Лоуи помогает Джейна.

— Выходим из гиперпространства через пять стандартных минут, — провозгласил из кабины Хан Соло. — Готовы, детки?

— Ой, папа, а можно пострелять? — Джейсон вскочил на ноги, довольный тем, что игре теперь конец. Ну вот, наконец-то можно будет себя показать!

Джейсон обожал эту игру, которую придумал им отец. Когда Хан Соло привозил детей домой на Корускант на «Тысячелетнем Соколе», он сажал детей к бойницам, и когда корабль приближался к орбите, Джейсон и Джейна высматривали обломки металла и прочий космический мусор, оставшийся после космических боев, которые гремели над Корускантом годы и годы назад, при низвержении Империи.

— На нас обоих мусора уже не хватит, — буркнула Джейна.

— Да что ты говоришь? — с вызывающей улыбкой ответил Джейсон. — Это ты потому, что в прошлый раз я кое-что сбил, а ты нет! А вот сегодня мы точно что-нибудь найдем! У меня хорошее предчувствие, вот! — он дернул плечом. — Хотя, конечно, если ты не в настроении…

Джейна прищурилась, принимая вызов, и улыбнулась уголком рта.

— Так чего же мы ждем? поинтересовалась она. С этими словами она бросилась к одной бойнице, а Джейсон подобрался к другой. Тенел Ка последовала за Джейсоном, а Лоуи двинулся за Джейной: ему страшно хотелось оказаться полезным.

Расплывчатые страшноватые фигурки на голографическом столе присели, ожидая, когда кто-нибудь сделает ход.

Джейсон устроился на огромном сиденье в нижней бойнице. Он пристегнул ремни и нагнулся к рычагам управления лазерной пушкой, а рядом пристроилась Тенел Ка. Гранитно-серые глаза сузились, глядя на оружие.

— Вон, смотри, экран, — показал Джейсон. — Помоги присмотреть цель. Мусора тут выше крыши, но он мелкий какой-то.

— Даже маленькие кусочки металла могут оказаться смертельными для кораблей, — заметила Тенел Ка.

— Факт, — с усмешкой ответил Джейсон, передразнивая любимое словечко подруги. — Именно поэтому мы не упускаем возможности немного тут прибрать. — Из соседней бойницы раздались выстрелы — это Джейна начала палить из счетверенной лазерной пушки.

Джейсон услышал, как вуки издал ободряющий боевой клич.

— Ух ты! Как это она так быстро нашла цель? — удивился Джейсон.

— А вот, — Тенел Ка показала на яркие линии на экране.

— А! Ну ладно, я бы и сам мог выстрелить, если бы не отвлекался… — вздохнул Джейсон. Он снова нацелил четырехствольную пушку и смотрел, как крестик прицела приближается все ближе и ближе. Может быть, это была панель обшивки взорванного звездного разрушителя, а может быть — пустая грузовая капсула, сброшенная уносящим ноги контрабандистом. Ближе, ближе…

— Держи прицел, — шептала Тенел Ка. — Держи прицел… Огонь!

Джейсон немедленно повиновался, нажал на гашетку — и все четыре лазерные пушки выстрелили сфокусированными лучами, которые распылили металлические осколки.

— Есть! — закричал он. От соседней бойницы тоже послышался такой же вопль.

— Может оказаться, что Джейна стреляла по той же цели, — заметила Тенел Ка.

— Не горячитесь, детки, — весело крикнул Хан из кабины.

Его напарник Чубакка согласно заурчал.

— Готовим галактику к мирной навигации, пап, — отозвался Джейсон.

— У нас ничья, — добавила Джейна. — Нам надо еще по выстрелу сделать. Пап, ну пожалуйста, ..

— У близнецов ничья пожизненная, — философски заметил Хан. — Если ждать, пока один из вас вырвется вперед, надо несколько лет мотаться по системе. Давайте-ка обратно в кабину. Мы почти дома.


Когда «Тысячелетний Сокол» сел на плоскую крышу, Лоубакка с нетерпеливым рыком отстегнул ремни. Посадка на Корускант была мягкой, и ему страшно нравилось настраивать компьютеры «Сокола», но все равно хотелось поскорее оказаться под открытым небом. Даже городским, особенно если удастся забраться повыше над землей.

Когда Лоуи дошел до трапа, Джейсон и Джейна тоже отстегнули ремни. Близнецы вслед за Лоуи сбежали по трапу и оказались в материнских объятиях. Лея Органа Соло, глава Новой Республики, стояла на посадочной площадке вместе со своим младшим сыном Энакином Соло и золотистым дроидом Си-Трипио.

Лоуи поправил на поясе миниатюрного дроида-переводчика и направился вниз по трапу, глядя на теплую семейную встречу с изрядной долей зависти. Темноволосый Энакин вился вокруг брата с сестрой, осыпая их вопросами и стараясь все-все разглядеть яркими голубыми глазами. Длинные каштановые волосы Леи были уложены затейливыми кольцами. Она глядела на троих детей с явной гордостью и любовью. Когда Хан Соло показался на трапе и присоединился к прочим, поднялась новая волна объятий, поцелуев и поглаживаний по голове.

Лоуи очень скучал по семье на Кашийике.

Джейна между тем говорила:

— Спасибо, мамочка, что разрешила нам взять с собой друзей на каникулы!

— Мы всегда рады видеть ваших друзей, — ответила Лея. Она с ласковой улыбкой шагнула к Лоуи, а потом поклонилась Тенел Ка, спускавшейся по трапу вслед за остальными. — Для нас большая честь, что все вы здесь. Пожалуйста, чувствуйте себя во дворце как дома.

Лоуи ничего не ответил, но с его пояса послышался писк Эм Тиди:

— Ах, Си-Трипио! Мой друг, мой прародитель, мой… наставник! Мне столько надо вам перегрузить! Боюсь, рассказ о некоторых приключениях, в которых я участвовал с тех пор, как Чубакка доставил меня в Академию джедаев, изрядно вас расстроит…

— Тем не менее, жду с нетерпением! Какое наслаждение снова видеть тебя, Эм Тиди! — воскликнул Си-Трипио. — Однако я сомневаюсь, что пережитые тобой волнения можно хотя бы в какой-то мере сравнить с тяжкими дипломатическими обязанностями, которые возложены на меня на Корусканте. Ты себе и представить не можешь, как обидчивы и ранимы некоторые чужеземные послы!

Под щебет двух почти одинаковых голосов Лоуи закатил большие вукианские глаза. Чубакка, завершив послепосадочные процедуры на «Соколе», тоже вышел к племяннику, а Лоуи тем временем вручил Эм Тиди Си-Трипио, чтобы у них тоже получилось что-то вроде семейной встречи.

Лоуи подавил вздох, вспомнив Кашийик, родителей и сестренку. Дядя положил ему на плечо руку, чтобы утешить. Чубакка, похоже, почувствовал, как Лоуи тоскует по дому, потому что тут же бросился описывать на языке вуки комнату, которую присмотрел для племянника, — на самом последнем этаже Имперского дворца. Хотя деревьев из окна видно не было, Чубакка заверил его, что высота поистине ошеломляющая и что там Лоубакка будет чувствовать себя уютно и спокойно. Чуй позаботился и о том, чтобы в комнате висели гамаки и было побольше сочной зелени и декоративных деревьев в кадках.

— Не так хорошо, как дома, — закончил Чубакка, — но для каникул — самое то.

Тенел Ка ошарашено оглядывала роскошную комнату, которую ей отвела Лея Органа Соло. Мебель была покрыта великолепной резьбой, драпировки и покрывала были самой тонкой работы, а перина — мягкая и роскошная.

Это было как дома, во Дворце фонтанов на Хэйпе. Тенел Ка поежилась. Да, конечно, она на самом деле была хэйпанской наследной принцессой, ведь ее отец, сын предыдущей королевы, правил хэйпанцами вместе со своей датомирской женой. Но Тенел Ка скрывала это от друзей в Академии джедаев, предпочитая унаследованные по материнской линии первобытные обычаи Датомира. А этот дворец был слишком уж похож на ее хэйпанский дом, и сейчас подобные напоминания очень смутили Тенел Ка.

— А, — мрачно сказала она. — Ага.

Тенел Ка решительно подошла к кровати, стащила покрывала и скинула перину на полированный каменный пол. Присев на нее, она удовлетворенно кивнула. Теперь комната вовсе не казалась ей такой уж шикарной и пафосной, — и в ней сразу стало гораздо уютнее, не говоря уже о том, что такая обстановка куда больше подходила суровой воительнице. Факт.

2

Пытаясь уснуть, Джейна думала о том, насколько Корускант отличается от непроходимых джунглей на Явине-4. Планета-столица так и бурлила от, переполнявшей ее энергии, и это отражалось даже на повседневных мелочах. Крошечный спутник на несколько часов перед рассветом погружался в глубокий сон — а главная планета Новой Республики бодрствовала сутки напролет.

Когда Джейсон появился утром в столовой, то сонно моргал. Тепел Ка и Лоубакка встали раньше и приветствовали близнецов, уже вовсю налегая на завтрак. Золотистый дроид Си-Трипио сновал вокруг, следя, чтобы гости получили от еды полное удовольствие.

Лоуи ел дымящиеся ломти подогретого, но сырого мяса, красиво разложенные по тарелке, окаймленной золотыми кружевами: Трипио подал гостям лучшие сервизы для дипломатических приемов и самые изысканные приборы. Однако декоративные веточки-цветочки мешали юному вуки расправляться с кровавой трапезой. Тенел Ка небольшим кинжалом нарезала какой-то плод.

— О, госпожа Джейна, господин Джейсон, доброе утро! — затараторил Трипио. — Какая радость, что вы снова дома!

Джейна взглянула в голографическое окно, занимавшее почти всю стену. На самом деле на стену проецировался вид из окна совсем другой башни. Поскольку мать близнецов была главой государства, семейные апартаменты находились в глубине дворца, и никаких окон из них наружу не выходило из соображений безопасности. Джейна знала, что очень многие важные персоны в городе сейчас смотрят на тот же самый спроецированный пейзаж.

— Спасибо, Трипио, — сказал Джейсон. — Мы еле дождались этих каникул. Дядя Люк научил нас кое-каким потрясающим джедайским штучкам, но устали мы ужасно.

Дроид похлопал в золотистые ладоши.

— Как приятно это слышать, господин Джейсон! Хотя я, разумеется, очень занят, ведь я опекаю господина Энакина, я взял на себя смелость организовать для вас цикл занятий, чтобы и здесь, на Корусканте, вы не теряли времени даром. Разумеется, ваши гости также могут присутствовать на уроках. Ах, все будет как в старые времена!

— Уроки?! — перебил его Джейсон, плюхаясь на стул и поднося ко рту полную ложку. — Шутишь, да?!

— Что вы, господин Джейсон, — сурово ответил Трипио. — Нельзя пренебрегать занятиями.

— Прости, Трипио, — вмешалась Джейна, — но у нас на сегодня другие планы.

Не успел дроид продолжить спор, как в комнату вошла мама близнецов.

— Доброе утро, дети, — сказала Лея. Джейна улыбнулась маме. Принцесса Лея была такой же красавицей, как и на старых портретах времен Восстания. С тех пор ей пришлось взять на себя труднейшие политические обязанности, и большую часть времени, кроме тех немногих часов, которые приходилось отводить на сон, Лея распутывала сложные дипломатические узлы.

— Что у тебя сегодня, мама? — спросила Джейна.

Лея со вздохом закатила темные глаза: Джейна очень часто неосознанно подражала этой гримасе.

— У меня встреча с ревущим древесным народом с Бендона… У них очень необычный язык, потребуется целая толпа переводчиков… Все утро уйдет на светскую беседу, — она прикрыла глаза и потерла виски кончиками пальцев. — А от ультразвуковых голосов у меня мигрень! — Лея набрала побольше воздуха и вымученно улыбнулась: — Работа, что поделаешь. Надо укреплять силу Новой Республики. Новые внешние угрозы возникают постоянно…

— Факт, — резко сказала Тенел Ка. — Мы сами столкнулись с Академией Тени и авангардом Второй Империи.

Лоуи рыкнул, явно вспомнив то жуткое время, когда они с близнецами оказались на борту замаскированной имперской учебной станции.

— Ой, мам, совсем забыл. На, утешься, — Джейсон порылся в кармане. — Вот тебе подарок.

Он протянул матери сверкающий самоцвет коруска, который поймал при помощи старательской аппаратуры Лэндо Калриссиана глубоко в бурной атмосфере газового гиганта Явина.

Лея посмотрела на камень и даже заморгала от изумления.

— Джейсон, это же самоцвет коруска! Это что, тот, который ты поймал на станции Лэндо?

Джейсон с деланной небрежностью пожал плечами. Он так и сиял.

— Ага! И это им я прорезал дверь камеры в Академии Тени. Ну что, нравится? Бери.

По лицу Леи было видно, как она тронута, но тем не менее она сомкнула пальцы сына вокруг драгоценности.

— Даже то, что ты хотел мне его подарить, — уже необыкновенный подарок, — сказала она. — Но драгоценности и сокровища мне больше не нужны. Лучше пусть он будет у тебя, и придумай, как пристроить его к делу. Я уверена, ты найдешь ему достойное применение.

Джейсон побагровел от смущения, а потом побагровел еще больше, потому что Лея крепко обняла его.

Хан Соло вышел в уютную столовую, еще мокрый после душа и очень бодрый.

— Ну что, детки, какие планы?

Джейна подбежала к отцу и обняла его.

— Привет, пап! Хотим пообщаться с нашим приятелем Зекком.

— Это тот малолетний грязнуля — барахольщик? — с легкой улыбкой уточнил Хан.

— И ничего он не грязнуля! — обиделась Джейна.

— Ладно, шучу-шучу…

— Вы только поосторожнее, ладно? — попросила Лея.

— Ну мам, кому ты это говоришь! — притворно возмутился Джейсон.

— Вам, — кивнула Лея. Не забудьте, что завтра вечером у нас дипломатический прием. И я не хочу, чтобы вы в это время общались с медицинским дроидом из-за растянутой щиколотки или чего похуже.

— Вот если бы вы, госпожа Лея, позволили мне оставить их дома и провести несколько занятий… — вмешался Трипио, пытаясь увести темноволосого Энакина в классную комнату. — Так было бы куда безопасней!

Энакин ужасно расстроился, что его не пускают со старшими братом и сестрой на поиски приключений.

Эм Тиди подал голос с пояса Лоубакки.

— Мой усердный коллега, право, не стоит беспокоиться об их безопасности. Я лично пригляжу за тем, чтобы они вели себя со всей возможной осмотрительностью. Положитесь на меня.

Лоубакка что-то проурчал, и Джейна почему-то решила, что юный вуки вряд ли согласился со своим дроидом-переводчиком.

Джейна вместе с Джейсоном, Лоуи и Тенел Ка стояла под открытым небом у одного из многочисленных корускантских информационных центров для туристов — на террасе, выступавшей из стены пирамидального дворца. Сановники и туристы из самых разных уголков галактики прибывали в столицу, чтобы потратить кредиты на посещение музеев, парков, странных скульптур и строений, созданных художниками прошлого, принадлежавшими к самым разным расам и народам.

Мимо пролетел на репульсорах квадратный рекламный дроид, с энтузиазмом что-то бормоча. Он бодро перечислял, на что в столице стоит посмотреть в первую очередь, рекомендовал рестораны, приспособленные к самой разной биохимии, и рассказывал, как организовать экскурсии для туристов всевозможного телосложения, с самыми разными требованиями к атмосфере и говорящих на всяческих языках.

Джейна переминалась с ноги на ногу, изучая бурлящую толпу, — послов в белых одеждах, деловитых дроидов и экзотических созданий, привязанных ленточками к другим экзотическим созданиям: поди-ка разбери, кто тут хозяин, а кто зверюшка.

— Ну, где он? — нервно шептал Джейсон, упираясь кулаками в бока.

Растрепанный, красный, он высматривал в толпе знакомое лицо.

Четыре юных ученика-джедая стояли под какой-то горгульей, во рту у которой был установлен громкоговоритель, оповещавший о прибытии туристских челноков. Задрав голову, Джейна глядела на мелькающие среди рваных серых туч серебристые искорки кораблей. Она попыталась занять себя определением моделей пролетающих судов, но никак не могла отвлечься от мысли, что задержало их приятеля Зекка. Она снова посмотрела на хронометр и обнаружила, что Зекк опаздывает всего на две стандартные минуты. Просто ей не терпелось скорее его увидеть.

И тут со статуи горгульи спрыгнул и оказался прямо перед ней худощавый подросток с обрезанными по плечи темными волосами. На узком лице была широкая улыбка, а яркие зеленые глаза были распахнуты от радости, так что было видно, что изумрудные радужки обведены темной каймой.

— Привет, ребята!

Джейна ахнула, а вот Тенел Ка, как всегда, отреагировала с ошеломляющей скоростью. За долю секунды до того, как Зекк приземлился, юная воительница сорвала с пояса шнур с якорьком и набросила его на Зекка, как лассо, а потом еще и затянула.

— Эй! — обиделся тот. — Это что, рыцари-джедаи всегда так встречают друзей?

Джейсон со смехом похлопал Тенел Ка по спине.

— Он хороший! Тенел Ка, это наш друг Зекк.

Тенел Ка моргнула.

— Рада познакомиться.

Худощавый мальчик поерзал в путах.

— Я тоже, — робко ответил он. — А теперь развяжи меня, пожалуйста.

Тенел Ка ловким движением руки ослабила петли.

Зекк сердито отряхивался, а Джейна тем временем представила ему своего друга-вуки Лоубакку. Глядя на Зекка, Джейна улыбалась. Сложения ее друг был хрупкого, но при этом был крепок, как противобластерная броня. Ей даже казалось, что он довольно красив, особенно если его умыть… но ей ли говорить о неумытых лицах?

Придя в себя, Зекк поднял брови и улыбнулся разбойничьей улыбкой.

— Я вас ждал, — сказал он. — Хочу кучу всего показать и вообще… Дело есть. Поможете кое-что спасти.

— А куда мы сейчас? — спросил Джейсон.

— Туда, где нас не станут искать, само собой, — усмехнулся Зекк.

— Здорово! Тогда чего же мы ждем? — засмеялась Джейна.


Джейсон оглядел необъятный город и подумал, сколько там есть неразведанных мест.

Корускант был столицей не только Новой Республики, но и Империи до нее, а еще раньше — Старой Республики. Почти все свободное место на планете занимали небоскребы, которые становились все выше и выше с течением веков и сменой правительств. Самые высокие здания были высотой в несколько километров. Во время кровавых битв Восстания много домов было порушено и недавно отстроено заново огромными строительными дроидами. Некоторые части планеты-города по-прежнему были в развалинах и запустении, а заброшенные нижние уровни и свалки пустовали годами.

Здания были такими высокими, что между ними получались настоящие ущелья, в темные глубины которых невозможно было заглянуть — туда никогда не проникая солнечный свет. Дома соединялись между собой мостиками и пешеходными галереями, сплетаясь в гигантский лабиринт. На уровне нижних сорока-пятидесяти этажей даже обычный транспорт не летал: только изгои всех мастей и отважные охотники за крупной дичью добровольно спускались в темное подполье в поисках чудовищных городских зверей пожирателей мусора.

Зекк, словно настоящий экскурсовод, вел четверых друзей вниз — на нескольких лифтах, по подвижным трубам, по проржавевшим железным лестницам и по подвесным мостикам, ведущим от одного здания к другому. Джейсон был в полном восторге. Он уже не знал, куда они забрели, но ему так нравилось изучать неисследованные места, никогда не зная наперед, какие создания и растения ему там встретятся.

Стены небоскребов возвышались по обе стороны, словно утесы из стекла и металла, а сверху доходили лишь жалкие лучики дневного света. Чем ниже Зекк уводил своих спутников, тем дома казались шире, а стены грубее. В трещинах массивных строительных блоков росли уродливые рыхлые грибы, а стены густой коркой покрывали лохматые лишайники — некоторые даже светились. Вид у Лоубакки был определенно встревоженный, и Джейсон вспомнил, что вуки ведь вырос на Кашийике, а там чем ближе к земле, тем опаснее.

Высоко над головой у Джейсона раздавались крики бесшерстных крылатых тварей — хищных нетопырок. Снизу потянуло ветром, который принес с собой тяжелую теплую вонь гниющего мусора. Джейсона замутило, но он уверенно шел вперед. Зекк, кажется, ничего не замечал. Тенел Ка, Лоуи и Джейна спешили за ним.

Они пробежали по крытому переходу, транспаристиловые панели в стенах которого были выбиты и ветер свистел в металлических переплетах. Джейсон заметил на стенах какие-то рисунки — некоторые из них почему-то показались ему угрожающими. Они напоминали то кривые клинки, то клыкастые пасти, но чаще всего это был треугольник со вписанной в него крестовиной прицела. Джейсону показалось, что прямо ему в лоб нацелена стрела.

— Эй, Зекк, а это что за значок? — он показал на треугольник.

Зекк, нахмурясь, огляделся, а потом прошептал:

— Он означает, что надо вести себя потише и поторапливаться. В эти дома нам не надо.

— А почему? — спросил Джейсон.

— «Потеряшки», — пояснил Зекк. — Это банда. Они тут живут — это дети, которые сбежали из дома или которых бросили родители, потому что от них были одни беды. По большей части крайне несимпатичные ребята.

— Будем надеяться, что они так и не найдутся, — заметила Джейна.

Зекк взглянул вверх, наморщив лоб от неприятных мыслей.

— Не исключено, что Потеряшки даже сейчас на нас смотрят, но они меня еще не разу не ловили, — похвастался он. — Между нами такая игра…

— А как ты от них все это время уворачивался? — прошептала Джейна.

— Просто хорошо умею это делать, — задиристо ответил Зекк. — Меня, конечно, на рыцаря-джедая не учат, но и без того я кое-что могу. На улице нахватался, наверное. Но, — продолжал он, — хотя у нас с ними некое… взаимопонимание, дразнить их я не собираюсь. Особенно когда со мной дети-близняшки главы государства.

— Факт, — хмуро уронила Тенел Ка. Она держала руки на ремне, чтобы в случае чего сразу выхватить оружие.

Зекк быстро провел их по разрушенным коридорам, щедро разукрашенным знаками банд. Джейсон заметил, что здесь недавно кто-то был, — обертки от всякой еды, блестящие свежие сломы металлических прутьев арматуры.

Наконец они спустились совсем глубоко. Дышать стало легче, хотя Зекк признался, что здесь он еще не все разведал.

— Тут, по-моему, можно срезать, — сказал он. — Я хочу, чтобы вы мне помогли вернуть кое-что ценное. — Он поднял темные брови. — Вам понравится, особенно тебе, Джейсон.

Зекк зарабатывал на жизнь тем, что лазил по развалинам и свалкам — чинил всякие найденные там машины, отдирал пластины дорогих металлов со стен разрушенных зданий. Он находил драгоценные редкие детали и продавал их изобретателям, добывал запчасти для старых машин, всякие мелочи, из которых можно было сделать сувениры. Наверное, у него был особый дар — находить то, что другие не замечали целые века, он почему-то знал, где надо смотреть, и иногда это были самые неожиданные места.

Компания спустилась по пожарной лестнице, липкой от мокрого мха, который буйно рос из-за сочащейся из стен сырости. Джейсону приходилось напряженно щуриться даже для того, чтобы просто разглядеть ступени. Когда они завернули за угол, Зекк в изумлении остановился. В едва доносящемся сверху сумрачном свете Джейсон различил у стены какую-то груду — обломки строительных блоков, дюрастиловая арматура… и разбитый транспортный челнок. Судя по поникшей чахлой траве и грибам, покрывшим обшивку, разбитый корабль лежал там уже долго.

— Ух, ты! — воскликнул Зекк. — А я и не знал, что тут такое! — Он поспешил вперед по разбитому карнизу. — Глазам своим не верю. Ничегошеньки не снято! Глядите-ка, опять повезло!

— Это транспорт времен Старой Республики, — узнала Джейна. — Ему лет семьдесят, не меньше. Таких не делают с… Даже не помню. Ну и находка!

Тенел Ка и Лоуи поддержали скрипящий корабль, а Зекк забрался внутрь, чтобы осмотреться. Он порылся в грузовых отсеках — нет ли там чего ценного.

— Многие детали нетронуты… Двигатель, по-моему, вообще в полном порядке, — крикнул он. — Ух, и пилот тут… Боюсь, права-то у него просроченные…

Джейсон подобрался поближе и увидел пристегнутый к креслу ветхий скелет.

— Осторожней! — заверещал Эм Тиди с пояса Лоубакки. — Заброшенные корабли необычайно опасны, к тому же можно испачкаться!

— Ты нам это хотел показать, Зекк? — спросила Тепел Ка.

Зекк поднялся, стукнувшись головой о согнутую балку, которая поддерживала потолок корабля.

— Нет-нет. Это я только сейчас нашел. Надо будет здесь, внизу, еще поискать, — он улыбнулся. Лицо у него было перемазано копотью с двигателя, а руки были все в смазке. — Это потом. Я вас для другого звал. Пошли.

Зекк выбрался из обломков и схватился за ржавые перила на шатком мостике. Он огляделся, чтобы запомнить ориентиры и потом снова найти свой клад. Череп несчастного пилота печально глядел на них пустыми глазницами.

— Похоже, ты и, правда, знаешь эти места как свои пять пальцев, — заметил Джейсон, когда Зекк повел их дальше.

— Все время тренируюсь, — отозвался Зекк. — Некоторым, знаешь ли, не надо все время улетать с планеты и торчать на дипломатических приемах. Каждый развлекается, как может.


Когда они, наконец, добрались туда, куда вел их Зекк, дело шло к полудню. Черноволосый паренек потер руки, предвкушая удовольствие, и показал куда-то далеко вниз.

— Вон там, — видите?

Джейсон опустил голову и стал смотреть через перила все ниже, ниже… В десяти метрах от них к стене прицепился ржавый строительный краулер. Дотянуться до него было невозможно. Это был механизм вроде крана; когда-то он ездил по рельсам, смонтированным на стенах здания, — оттирал эти самые стены, делал мелкий ремонт, забивал в щели дюракритовый герметик, — но это устройство замерло и начала разрушаться уже лет сто назад. Переплетенная арматура была покрыта мохнатым лишайником и грибами.

Джейсон снова прищурился, не понимая, зачем его старшему приятелю детали с такой старой машины, — но тут он заметил громадный ком, сплетенный из вырванных проводков и утыканный клочками изоляции, рваной тканью и пластиком. Очень похоже на…

— Гнездо нетопырки, — сказал Зекк. — Там четыре яйца. Мне их отсюда видно, но добраться туда сам я не могу. Если раздобыть хотя бы одно яйцо, за него дадут столько кредитов, что можно будет продержаться целый месяц.

— Ты хочешь, чтобы мы тебе помогли их достать? — спросила Джейна.

— Именно, — кивнул Зекк. — У вашей подружки Тенел Ка есть отличная прочная веревка. Имел возможность убедиться. А вы наверняка здорово лазаете, особенно вуки.

— Нет-нет, господин Лоубакка! — в панике заверещал Эм Тиди. — Вы просто не имеете права туда лезть! Я вам решительно это запрещаю!

В первый момент Лоуи не то чтобы рвался лезть, но вопли дроида-переводчика пробудили в нем дух противоречия. Вуки заурчал, одобряя план Зекка.

Тенел Ка зацепила крюк за край моста.

— Лазать умею, — признала она. — Факт.

Зекк в восторге потер руки.

— Отлично.

— Давай я заберу яйца, — предложил Джейсон, которому не терпелось коснуться теплой гладкой скорлупы и исследовать конструкцию гнезда. — Всегда мечтал поглядеть поближе.

Удавалось это редко. Нетопырки кишмя кишели в глубоких ущельях улиц Корусканта, но поймать такую тварь живьем было безумно трудно.

Потихоньку вытравливая трос, Тенел Ка ухватилась за него руками и стала снижаться над старым строительным краулером. Джейсон видел, как она спускалась по стенам Великого Храма на Явине-4, но все равно он с восторгом смотрел, как она спускается по стене, полагаясь исключительно на силу мощных рук и мускулистых ног.

Джейсон восхищался девушкой с Датомира, но вот только рассмешить ее ему никак не удавалось. С начала их знакомства Джейсон рассказывал ей отборные анекдоты и отмачивал чудные, на его взгляд, шутки, но не сумел добиться даже легкой улыбки. Кажется, у нее вовсе не было чувства юмора, но попыток Джейсон не оставлял.

Тенел Ка добралась до строительного краулера и закрепила трос, а потом помахала Джейсону, чтобы он тоже спускался. Джейсон полез вниз, стараясь подражать Тенел Ка. С помощью Силы он поддерживал равновесие, то и дело, отталкиваясь ногами, и вскоре уже стоял рядом с Тенел Ка на шаткой платформе.

— Ну вот, считай, дело сделано, — пробормотал он, запыхавшись и отряхивая руки.

— Ну что ты, — очень серьезно возразила Тенел Ка. — Мы еще и не начинали.

Джейсон усмехнулся, понимая, что юная воительница даже и не думала шутить.

Лоуи легко соскользнул по тросу, но Эм Тиди всю дорогу верещал.

— Ой, смотреть страшно! Лучше отключу оптические сенсоры!

Когда все они уже стояли на скрипучей платформе, Джейсон наклонился и потянулся к спутанному кому гнезда прямо под ним.

— Слезу туда, — решил он, — и передам яйца наверх.

Никто не успел возразить, как Джейсон пролез между двумя металлическими прутьями и дотянулся до скобы, на которой лежало гнездо. Яйца были коричневые в зеленую крапинку, — словно куски каменной кладки, покрытой лишайником. Каждое было размером с раскрытую ладонь Джейсона, а когда он коснулся теплой скорлупы, то почувствовал, что поверхность шероховатая и грубая, как камень. Сила позволила ему разглядеть в каждом растущего детеныша. Может быть, Сила поможет, и поднять яйца наверх, к друзьям.

Он улыбнулся, чувствуя, как в пальцах у него покалывает от ощущения чуда, и взвесил яйцо в ладони. Оно было совсем не тяжелое. Однако когда он коснулся следующего яйца, сверху послышался приближающийся пронзительный визг.

— Берегись, Джейсон! — крикнула Тенел Ка.

Джейсон взглянул вверх и разглядел блестящие крылья мамаши-нетопырки, которая летела на него и яростно кричала, растопырив металлические когти. Крылья ощерились острыми шипами. Размах их был метра два. Голова твари состояла в основном из твердого рогового клюва с острыми белыми зубами, готового разодрать жертву в клочки.

— Оп-па, — сказал Джейсон.

Лоуи тревожно зарычал. Тенел Ка схватилась за метательный нож, но Джейсон понял, что ждать помощи не стоит.

Тварь летела на него, как ракета, и Джейсон закрыл глаза, чтобы достучаться до нее с помощью Силы. Он всегда любил животных и умел находить с ними общий язык. Он чувствовал их эмоции и умел доносить до них свои собственные.

— Все хорошо, — прошептал он. — Прости, что лезем в твое гнездо. Спокойно. Все хорошо. Тише.

Нетопырка прицепилась к изъеденной ржавчиной балке твердыми, как дюрастил, когтями. Джейсон услышал, как когти со скрипом соскребают ржавчину с металла, но держал себя в руках.

— Мы не хотим навредить твоим малышам, — сказал он. — Мы всех не возьмем. Только одного. И я обещаю, что мы доставим его в безопасное место, в зоопарк, где его вырастят в заботе и ласке, и где им будут восхищаться миллионы зрителей со всей галактики.

Нетопырка зашипела и придвинула острый клюв поближе к Джейсону, дыша на него гадостью из-за стиснутых острых зубов. Джейсон понимал, что нетопырке он не внушает ни малейшего доверия, но по-прежнему внушал ей мысли о залитом светом вольере, где юную нетопырку будут кормить вкусностями всю жизнь, где она сможет летать на просторе, не боясь ни голода, ни хищников… ни того, что ее застрелят юные бандиты. Последнее видение — расплывчатые фигуры молодых особей человеческой породы, палящих из чего попало по охотящейся нетопырке, — Джейсон позаимствовал из разума матери-нетопырки.

Он-то ее и убедил; нетопырка захлопала шипастыми крыльями, отлетела от гнезда и оставила Джейсона в покое — пока что. Джейсон задрал голову и улыбнулся друзьям.

Тенел Ка стояла с кинжалом в руке, готовая спрыгнуть к Джейсону и сразиться с хищницей. Джейсону стало страшно приятно при мысли о том, что она хочет его защищать. Он призвал на помощь Силу и стал осторожно поднимать яйцо, направляя его прямо в руки Джейне. Джейна ловко поймала его и вручила Зекку

— Ты что сделал? — окликнул приятеля Зекк.

— Договорился с нетопыркой, — ответил тот. — Пошли отсюда.

— А остальные яйца? — напомнил Зекк, не без удивления принимая от Джейны свое сокровище.

— Одно, — мотнул головой Джейсон. — Я так договорился. А теперь давайте-ка убираться отсюда. — Он выбрался наверх к Лоуи и Тенел Ка.

Лоуи первым взобрался по тросу, перебирая ногами по стене, и вылез на карниз. Джейсон стал подгонять друзей, и когда они все снова выбрались на мост, Зекк спросил:

— Ты же вроде бы договорился с нетопыркой. Почему надо убегать?

— Потому что у нетопырок очень плохая память, — ответил Джейсон, подпихивая их вперед, подальше от строительного краулера.

3

Пятеро друзей оставили позади гнездо нетопырки. Джейна держалась поближе к Зекку. Она наблюдала, как ее черноволосый приятель инстинктивно находит дорогу в лабиринте переходов и мостов, чтобы поскорее добраться до дома. Зеленоглазый паренек так и сиял от гордости, глядя на драгоценное яйцо, словно это был трофей, который он уже давным-давно хотел заполучить.

— Пекхаму понравится, — радовался Зекк, переводя взгляд с Джейны на Джейсона. — Он сумеет его пристроить. Он всегда помнит, кому что нужно. — Он снова искоса взглянул на Джейсона. — Не волнуйся, мы найдем гнездышко этому птенчику, как ты и обещал, Джейсон. Профессиональному зоологу будет нетрудно устроить ему инкубатор.

Тенел Ка откашлялась и зловеще сказала:

— Если донесем его целеньким.

Джейна вдруг обнаружила, что они снова оказались в заброшенных кварталах, изрисованных значками банд. Потеряшки.

Острые концы креста в треугольнике казались ярче, словно их нарисовали совсем недавно. Джейна подумала: а вдруг юные бандиты метили свою территорию заново уже после того, как она с друзьями здесь проходила? Если бандиты так ревностно за всем наблюдают, они, наверное, уже заметили их небольшую компанию!

А вдруг они прямо сейчас глядят на нее из темных углов…

Тенел Ка напряглась и вытащила небольшой метательный кинжал, оглядываясь по сторонам. Она была готова броситься в битву при малейших признаках опасности, но Джейне от этого легче не становилось. У нее по спине побежали мурашки.

— Но если эти твои Потеряшки такие крутые и могучие, чего же мы раньше о них не слышали? — Джейсон нервно окинул взглядом поскрипывающие пыльные стены.

— Потому что никогда сюда не спускались, — ответил Зекк. — Мы всегда встречались или в Имперском дворце, или на безопасных верхних уровнях. Зуб даю, у твоих предков просто предохранители полетят, если они узнают, где мы сейчас.

— Мы сами можем о себе позаботиться, — обиделась Тенел Ка, взмахнув кинжалом.

— Ах, на вашем месте я не был бы в этом так уж уверен, — пискнул Эм Тиди с пояса Лоубакки.

Юный вуки рявкнул.

Зекк бледно улыбнулся:

— Зато здесь, внизу, вы поймете, как я живу изо дня в день. Мне никто руки не моет и супчик не варит, знаете ли. И я не могу позволить себе роскошь думать, как бы развлечься. Каждый день все ищешь и ищешь — и мне еще повезло, что у меня талант все находить.

Джейна даже удивилась, услышав в голосе своего друга нотку возмущения.

— Зекк, если тебе что-то нужно, скажи словами! Мы бы могли подыскать тебе жилье, дать кредитов…

— А кто сказал, что я этого хочу? — ответил он сквозь сжатые зубы. — Благотворительности мне не нужно. Здесь я на воле. Могу идти, куда хочу. Да и лучше, по-моему, жить по собственному разумению, а не позволять нянчиться с собой и носиться…

— Ну, знаете, господин Зекк! — запищал Эм Тиди. — Может быть, вам будет интересно узнать, что далеко не всякому противно, когда с ним нянчатся и носятся…

Джейна ничего не ответила дроиду, недоумевая, действительно ли Зекк так думает.

— Не принимай на свой счет, — пожал плечами Зекк и взглянул на значок креста в треугольнике. — Бандитом быть меня тоже как-то не впечатляет. Их главный, Норис, наших лет примерно, — здоровенный такой парень и страшно любит, чтобы все у него по струнке ходили. Ну, а я умею бегать по нижним уровням быстрее любого из Потеряшек, так что он меня уже давно уговаривает перейти к нему. Хочет из меня своего заместителя сделать, но я зависимости не люблю. Я сам по себе.

Они стояли у входа в узкое здание с отвесными стенами, у полуразрушенного крытого перехода, ведущего к соседнему небоскребу. Внутри было еще больше угрожающих значков на стенах. Половина окон была разбита, и сквозняки подвывали, словно голоса, предупреждающие незваных гостей, что лучше бы им уйти.

Зекк обернулся через плечо.

— Этот дом — берлога Потеряшек. Мы здорово рискуем, что сунулись сюда. — Изумрудные глаза вспыхнули. — Здорово, правда?

Здание было большое и темное, кругом виднелись провалы пустых залов собраний, кабинетов и кладовых. Джейна задалась вопросом, сохранились ли в бездонных компьютерных архивах Имперского информационного центра планы этого здания.

— По-моему, беспокоиться о Норисе не стоит, — чуть громче добавил Зекк. — Говорит он много, но на самом деле многого не хочет. Самое большое, что его интересует, — это стать самым крутым парнем то ли в нижних этажах небоскреба, то ли на средней планетке в галактике. — В голосе Зекка появилась насмешка. — И он никогда ни к чему не придет, потому что у него фантазии не хватает!

Тут несколько потолочных панелей с грохотом обрушились — и прямо перед ними на пол спрыгнули несколько крепких парней и девушек. Они были грязные и оборванные, с жесткими узкими лицами, и у каждого в руках было диковатого вида оружие, собранное на скорую руку из чего попало.

— Что, мусорщик, решил меня подразнить? — сказал самый крупный полноватый парень.

Лицо у него было широкое и смуглое, глаза близко посажены, а зубы, когда он расплылся в усмешке, оказались кривыми.

— Подслушивать нехорошо, Норис, — укорил его Зекк.

Тут глаза вожака банды уперлись в драгоценное яйцо, которое Зекк прижимал к груди,

— Ну-ка, что это у нашего маленького барахольщика? — протянул Норис. — Эй, ребята! У нас тут, кажется, свежие яйца на завтрак!

Лоубакка зарычал — достаточно громко, чтобы напугать Потеряшек, — и оскалил длинные клыки. Зекк почему-то занервничал, как будто драгоценное яйцо делало его в чем-то уязвимым.

— Зачем тебе яйцо? — спросил Джейсон.

— Оно ему нужно просто потому, что нужно мне, — пояснил Зекк. — Наверное, просто разобьет его, не придумав ничего получше.

Теперь у Тенел Ка уже в обеих руках было по кинжалу. Потеряшки смерили взглядом сначала ее и Лоуи, а потом троих более слабых, на их взгляд, противников, — близнецов и Зекка.

— В подобных случаях, медленно сказал Зекк, вытягивая перед собой руки с яйцом — медленно и неохотно, словно не хотел уступать добычу смуглому бандиту, — самым разумным является… бежать!

Он повернулся и помчался прочь по шаткому переходу. От его шагов зашаталась и выпала стенная панель, беззвучно ухнувшая в сумрак внизу. Юные джедаи быстро сообразили, что происходит, и ринулись по крытому переходу вслед за своим другом.

Бандиты издали боевой клич и кинулись в погоню, колотя по стенам своим самодельным оружием.

Посреди полуразрушенного моста Зекк внезапно резко остановился, потому что из здания напротив показалась одна из подчиненных Нориса — злобная девица сложением покруче даже Тенел Ка — и с грозным видом остановилась на том конце перехода.

— Попались! — задохнулась Джейна. Место для обороны было явно неудачное.

Зекк поглядел вперед, потом назад, словно в поисках вдохновения, которое подсказало бы ему, что делать, оказавшись в подобном положении посреди качающегося моста. Сквозь битые окна и дыры в полу свистел холодный ветер.

— Честно говоря, — сказал Зекк, с притворным добродушием скрестив на груди руки, — я бы предпочел, чтобы эту шараду разгадали вы, ребята. Какие будут предложения?

Джейна ломала себе голову, что бы сделать такого, чему их учил дядя Люк в Академии джедаев. Если ее не отвлекали, она уже могла двигать предметы с помощью Силы, но не представляла себе, как ее жалкие способности могут выручить их из беды.

Норис вышел вперед, так и раздуваясь от самоуверенности.

— А теперь отдавай яйцо, мусорщик, и тогда мы, может быть, не сбросим тебя за перила!

И тут сверху донесся леденящий душу звериный визг. Черная тень хищника метнулась за разбитыми окнами перехода, словно покрывало.

Раздался еще один вопль, и мать-нетопырка ударилась в боковые окна, о хлипкий металлический переплет. Она плевалась и шипела, острый клюв так и рвал проволоку а раздвоенный язык трепетал. Растопыренные когти так и стремились добраться до Нориса. Вожак банды отпрянул, вскрикнув от неожиданности.

Зекк еще крепче прижал яйцо к груди. И в тот же миг Лоуи издал яростный рев и кинулся вперед, на одинокую девицу в противоположном конце перехода.

— Ах, ах! — заверещал Эм Тиди. — Если не будет возражений, я снова отключу оптические сенсоры, чтобы не смотреть!

Девица, которая отвлеклась на нетопырку и страшно испугалась, когда Лоуи рыжим меховым тараном кинулся на нее, отшатнулась и прыгнула в сторону.

— Так чего же мы ждем? — закричала Джейна и бросилась бежать. Зекк помчался за ней, пригибаясь, чтобы не разбить яйцо. Джейсон тоже не отстал, а Тенел Ка обернулась, чтобы напоследок припугнуть Потеряшек кинжалами, и тоже ринулась прочь во всю мочь мускулистых ног.

Увидев, что они спаслись, мамаша-нетопырка еще раз взвизгнула, а потом улетела, словно бы удовлетворившись происходящим.

Зекк все бежал, а Норис кричал ему вслед:

— Ничего, еще поймаем тебя, барахольщик! Слышишь? — орал он. — Так или иначе, я заполучу тебя в банду!

Зекк ничего не ответил и снова повел юных джедаев по лабиринту мостов, лестничных пролетов, лифтов и переходов на нижние уровни, а потом по шатким карнизам — выше, к свету. Он задыхался, но на раскрасневшемся лице появилась довольная улыбка. Зекк с победным видом прижимал к себе яйцо нетопырки.

— А ты вроде говорил, что у нетопырок плохая память, — пропыхтел он.

Джейсон пожал плечами с кротким видом:

— Разве ты не рад, что я ошибся?

— Мы все рады, — ответила за Зекка Джейна. — Еще как.

— Пошли, — велел Зекк. — Отнесем, наконец, яйцо домой.

4

Четыре юных джедая, страшно проголодавшиеся после волнений, вслед за Зекком отправились туда, где он устроил себе дом. Поскольку большая часть населения Корусканта бежала с планеты во время разрушительных битв времен Восстания, на средних уровнях было много пустующих, но вполне пригодных для жилья квартир. Там можно было жить вполне достойно и не ютиться в трущобах глубоко внизу, у самой земли.

Зекк уже несколько лет жил вместе со старым Пекхамом. Этот тощий седой человек не занимался ничем определенным, а брался за всякую разовую работу — например, возил грузы на своем стареньком корабле «Молниеотвод» или выполнял мелкие поручения Новой Республики. Зекк прекрасно уживался со старым пилотом как с родственником, и они вполне по-семейному поддерживали друг друга, разделяя жилье и составляя друг другу компанию.

Зекк по темному коридору привел друзей к себе домой. У входа Джейна заметила, что Пекхам приделал у двери новое устройство для записи сообщений, чтобы те, кто заходил и не застал никого дома, могли оставить видеозаписку.

— Посидим тут пока, — сказал Зекк, пристраивая яйцо на сгибе локтя и набирая гибкими пальцами код доступа.

Металлическая дверь отъехала в сторону, и за ней обнаружился мусорный рай: комнаты были загромождены всяким хламом, недоотреставрированными древностями и непонятными штуковинами, чье предназначение с течением лет было безнадежно забыто. Под потолком кружилась небольшая сапфировая птичка, но Джейна не поняла, живет она здесь или просто случайно залетела в поисках материала для гнезда.

Из-за шаткого стола поднялся седой старик — он просматривал что-то на экране старенького карманного компьютера. У старика была взлохмаченная шевелюра, обветренное лицо и широкая улыбка, а еще ему не мешало бы побриться.

— А, вернулся, Зекк, — он взглянул за плечо подростку. — О, гостей привел. Привет, друзья-джедаи.

Зекк запер за ними дверь, и Джейсон тут же принялся носиться за птичкой, а Тепел Ка с подозрением стала разглядывать машины и механизмы, словно ожидая подвоха или ловушки. Лоуи принюхался к груде всяческой электроники.

Зекк с гордой улыбкой показал Пекхаму пятнистое яйцо нетопырки.

— Гляди, что нашел! — объявил он. — Как ты думаешь, сколько за него дадут?

Пекхам радостно закивал и, протянув руку, осторожно взял яйцо:

— Больше сотни кредитов, наверно. Зоопарки и биологические институты с руками оторвут такой экземпляр.

Джейсон сурово предупредил:

— Ему там должно быть хорошо! Я обещал его матери!

Пекхам рассмеялся и покачал головой:

— Никогда вас не понимал, рыцари-джедаи. Но, наверное, я с этим справлюсь. По правде говоря, я, наверное, поговорю далее с твоей мамой, — где-то я слышал, что главе государства нужны необычные звери…

Джейсон заморгал:

— Наша мама собирает непонятных зверей?! Спросила бы у меня…

Пекхам пожал плечами.

— Я не спрашивал, зачем ей они. Наверно, для каких-нибудь дипломатических подарков. А это яичко, если полежит в хорошем инкубаторе, будет самое то!

Джейна нашла себе местечко и присела на стопку подержанных одеял, которые Пекхам, несомненно, собирался продать какому-нибудь торговцу. Зекк принялся что-то готовить.

— В последний раз мы видели вас, Пекхам, на Явине-4, когда на вас едва не напало чудище из джунглей, — начал светскую беседу Джейсон.

Пекхам нервно рассмеялся.

— Лет десять так не пугался, — признался он. — Будем надеяться, что на вашем спутнике заведется какая-никакая цивилизация.

— А скоро опять туда полетите? — спросил Джейсон.

— Нет, меня наняли возить зеркала по орбите над Корускантом, — сказал Пекхам. — Скучно, конечно, но платят хорошо, к тому же кто-то ведь должен это делать. Да и отдых это… Конечно, с какой стороны посмотреть…

Поскольку вся поверхность планеты Корускант была застроена городскими кварталами, инженеры издавна искали способ сделать более комфортными для проживания даже холодные северные и южные широты. Направляя солнечные лучи при помощи вращающихся на орбите огромных зеркал, можно было согреть землю даже в арктических краях, поэтому миллионы и миллионы обитателей Корусканта могли селиться даже в негостеприимных местах.

Джейна понимала, что следить за огромными автоматическими зеркалами непросто, потому что надо следить, чтобы лучи с них падали куда надо. Это было почти, как жить, словно в древние времена, на маяке, где работали в одиночку и были всегда готовы к опасностям, возникавшим довольно редко.

— Такое занятие предоставляет широкие возможности для размышлений, — указала Тенел Ка.

— Еще бы, конечно, — согласился Пекхам. — Жалко только, что условия такие… простые.

— А почему на зеркальной станции так неудобно? — спросила Джейна. — Там что, нет ни средств связи, ни развлечений, ни кухонных машин?

Пекхам хмыкнул.

— Конструкция, конечно, все это предусматривает. Но все давно сломалось. Зеркальные станции построены давным-давно, еще до Императора. Во времена Империи на зеркальные станции ссылали в наказание штурмовиков, ослушавшихся приказа. А теперь все — и кухня, и музыка, и связь, — то и дело отказывает. А техники-ремонтники не хотят лететь наверх и все там чинить. У Новой Республики столько других дел, что, сдается мне, едва ли у кого-нибудь в списке неотложных дел стоит починить головидео на зеркальной станции.

Джейна поджала губы и оперлась подбородком на кулаки.

— Знакомые симптомы, — кивнула она. — Может быть, вам просто нужно новое центральное многозадачное устройство. Оно разом все и исправит.

Пекхам выключил компьютер и сунул его в кармашек, привешенный к стулу:

— Будто я сам этого не понимаю! Но такие устройства денег стоят, и поди их найди! Я пять раз посылал запросы, и всегда мне отказывали! «Ресурсы Новой Республики требуются ей для более насущных нужд», — отбарабанил он, словно цитируя официальный документ. — А мое удобство для Новой Республики — вовсе не насущная нужда. — Он поскреб небритый подбородок. — Ладно, проживу как-нибудь. Работа есть работа. В прошлом месяце я на собственные кредиты купил ручной голо-плейер. Возьму с собой. И ладно.

Зекк появился из кухни, балансируя стопкой саморазогревающихся консервов.

— А я знаю, где раздобыть центральное многозадачное устройство! — он прижал стопку банок подбородком, чтобы не уронить. — Помните тот разбитый челнок? На таких моделях стоит куча подсистем. У них там для всего есть устройства.

— Ну да, — закивала Джейна. — На устаревших пассажирских кораблях всегда ставили такие штуки. Здоровенные, конечно, зато работают.

Пекхам улыбнулся, а потом нахмурился:

— Знаете, я отправляюсь прямо завтра утром и не уверен, что смогу сам поставить такое устройство, даже если вы мне его раздобудете.

Зекк отмахнулся:

— Расслабься, Пекхам, я тебе к возвращению такое раздобуду. Зуб даю.

— А когда вы в следующий раз отправитесь на станцию, мы поднимемся с вами и все установим! — обрадовалась Джейна.

Лоубакка заурчал — проект его тоже заинтересовал.

Пекхам просиял:

— Ну, тогда есть надежда… Давайте-ка это отпразднуем!

Старик смахнул с низкого стола разносортный мусор и расчистил Зекку место под стопку банок. Темноволосый парень оглядел банки и раздал гостям. Из-под крышек вырывался теплый пар — в каждой банке стоял нагреватель.

Джейна подозрительно понюхала банку, а Джейсон поковырялся в клейкой массе. Тенел Ка со всей серьезностью прочитала этикетку. Лоуи заурчал с явным сомнением.

— Не надо капризничать, господин Лоубакка! — одернул его Эм Тиди. — Не сомневаюсь, это очень питательно! Видите? На этикетке стоит имперский знак качества!

Зекк взял в руки банку.

— Это пайки для штурмовиков. Мы нашли в одном доме внизу целый тайник. На вкус, конечно, так себе, но все питательные вещества тут в наличии.

Тенел Ка попробовала кашицу и удовлетворенно хмыкнула:

— Приемлемо.

Джейна поворошила нечто, похожее на сероватую замазку, усмехнулась, глядя, как Зекк наворачивает имперский паек, и взяла в рот крошечный кусочек. Вкус был совсем не плох. И не хорош тоже. На вкус это было никак, поэтому Джейна отважно принялась есть. Когда с едой было покончено, она поднялась и взглянула в изумрудные глаза Зекка:

— В следующий раз приглашаем тебя пообедать с нами.

Зекк оживился:

— Согласен. Когда?

— Ну… протянула Джейна и задумчиво прикусила нижнюю губу. — Поскольку Пекхам тебя бросает, как насчет прийти в Имперский дворец прямо завтра вечером? С утра мы идем гулять с родителями, а вечером намечается какой-то там банкет. Банкеты обычно полная тоска, но я думаю, что мы сумеем раздобыть тебе приглашение.

— Ой, правда? — обрадовался Зекк.

— Конечно, — кивнула Джейна.

— Классная мысль, — добавил Джейсон. — Вот уж Трипио порадуется, когда будет нас обслуживать, — в жизни, наверное, так не веселился!

5

Хлопья снега выписывали узоры белым по белому. Насколько хватало глаз, горы на полюсе Корусканта были покрыты снегом и льдом. Джейна выдыхала пушистые облачка тумана. В носу и в горле уже саднило от холода, но это ей страшно нравилось. Морозный воздух был чистый, свежий и вкусный.

А вот от тонтона пахло совсем невкусно. Предполагалось, что зверюга совсем ручная, но Джейне думалось, что ботан, следящий за полярным загоном, тратил на воспитание диких арктических зверей не больше времени, чем на их гигиену.

Тонтон — белая пушистая рептилия с изогнутыми рогами на голове. Он бегает на крепких трехпалых задних ногах, приспособленных для того, чтобы нестись по снегу с огромной скоростью. Эти звери происходили с ледяной планеты Хот, где у Альянса Повстанцев когда-то была секретная база. Однако в последние годы один предприимчивый заводчик стал поставлять таких зверей на корускантские полюса, задумав сделать катание на тонтонах популярным среди отдельных энтузиастов зимним видом спорта. Но вдали от дома тонтоны стали упрямыми и сердитыми, и Джейна не понимала, как катание на такой твари может считаться развлечением.

Ее тонтон закусил удила, когда она попыталась поравняться с Джейсоном. Энакин держался поближе к отцу, а тот — к Лее. Хан Соло утверждал, что прекрасно умеет обуздывать недружелюбных тонтонов, но Джейна исподтишка хихикала, глядя, как трудно ему сохранить достоинство во время гонки по снегу.

Зато Джейна была просто счастлива, что можно провести несколько часов вдали от городских кварталов вместе с семьей, немножко побыть детьми, а родители пусть будут родителями, — хотя бы ненадолго.

У Лоуи были свои планы на дядю Чубакку, а Си-Трипио предложил провести день с Тенел Ка — показать ей лучшие на Корусканте полосы препятствий и тренажерные залы.

Скоро Джейне, Джейсону и их друзьям пора будет возвращаться в Академию джедаев и продолжать учебу, а Хан и Лея продолжат строить Новую Республику.

Но пока у них каникулы.

— Давай наперегонки! — крикнул Джейсон, пришпоривая своего тонтона.

Джейна с готовностью приняла вызов.

— Ну и чего же мы ждем? — она наклонилась и ударила пятками в бока снежного ящера.

Но стоило Джейсону предложить соревнование, как его тонтон остановился как вкопанный и решительно отказался продвинуться хоть на сантиметр.

Скакун Джейны понесся вперед на полной скорости, но похвастаться победой в гонке она не могла, потому что остановить тонтона ей было даже труднее, чем Джейсону — заставить его двигаться.

— Еще бульончику? — предложила Лея, пристроившись у контейнера-термоса на снегу.

Джейна помотала головой:

— Не, мама, в меня уже не лезет.

— А мне налей, пожалуйста, — сказал Джейсон.

— И мне, — подхватил Энакин.

— Три голодных Соло для ровного счета, — добавил Хан Соло с кривой усмешкой, вручая кружку Лее. — Ты всегда на пикники такую вкуснятину берешь…

— Да уж, — ехидно улыбнулась Лея, — никто из твоих знакомых не умеет лучше меня нажимать на кнопки кухонной машины!

Джейна удовлетворенно вздохнула, радуясь передышке. После езды на тонтонах они еще несколько часов гоняли на турболыжах, играли в снежки и строили снежные крепости. Устроившись на толстом куске изоляционной пенки, отражающей тепло, Джейна раскинула руки и стала ловить снежинки на перчатки.

— Вот бы так почаще, — сказала она.

— Постараемся, — ответила ее мать. Энакин шумно допил суп.

— Я скоро тоже полечу в Академию джедаев, — пообещал он. — Тогда все время будем обедать вместе.

— А, хорошо, что напомнил, — подняла палец Лея. — Не забудьте, у меня сегодня вечером важный банкет в честь новой посланницы с Карнак-Альфа.

— А Карнак-Альфа — это где? — спросил Джейсон. — Никогда о ней не слышал.

— За Хэйпанским кластером, у Центральных Миров, — ответила Лея.

— Но ведь в Центральных Мирах еще остались оплоты Империи! — заметила Джейна.

— Остались, — кивнул Хан Соло. — Именно поэтому ваша мама и придает такое значение этому банкету. Извольте вести себя как следует.

Джейсон взвыл.

— Если это так важно, что нам-то там делать?

Лея ласково улыбнулась:

— Я хочу представить вас посланнице. В обществе на Карнак-Алъфа дети играют совершенно особую роль. Их считают великими сокровищами, которые с каждым днем становятся все больше. В карнакском обществе, чем больше у тебя детей, тем выше твое положение и оказываемые тебе почести. У них даже есть детский совет в правительстве.

— Бластеры-шмастеры! — оторопел Джейсон. Чуть не забыл. Мы же пригласили Зекка сегодня на ужин!

— Мам, а можно, он тоже придет на банкет? — спросила Джейна.

Лея оторопела — такое выражение Джейне редко приходилось видеть на лице матери.

— Зекк? Этот ваш уличный приятель?

— Мам, ты всегда говоришь, что всякий ценен как личность, и неважно, откуда он! — несколько обиженно сказала Джейна.

— М-м-м-ммда… — протянула Лея.

— Мам, ну, пожалуйста! Если ты позволишь, я даже соглашусь заплести косы, — с надеждой предложила Джейна.

Она посмотрела на братьев в поисках поддержки, и обнаружила, что Энакин чуть скривился, как делал всегда, когда решал какую-то задачку.

— Если они так ценят детей, так посланница только обрадуется, если с нашей стороны их будет побольше! — выпалил он.

Лея просияла:

— Да, конечно, так оно и есть. Да, мы будем очень и очень рады видеть вашего друга Зекка. И пригласим Лоуи и Тенел Ка тоже.

Джейна рассмеялась с облегчением:

— Здорово! Я им скажу, когда вернемся!

Джейсон допил бульон и поднялся:

— Ну что, пора домой? Прямо сейчас?

Хан справился с хронометром:

— Нет, еще часик-другой у нас есть.

— Ну, тогда — давайте наперегонки вон, до того холма! — закричал Джейсон.

Все рассмеялись и стали нацеплять турбо-лыжи.

6

Тем же вечером в назначенный час Зекк прибыл к Имперскому дворцу и его впустили внутрь. Гвардейцы Новой Республики нашли его имя в списке приглашенных и провели по великолепным коридорам с высокими сводчатыми потолками. Хотя дорогу в комнаты Джейны и Джейсона Зекк прекрасно знал, солдаты в форме настояли на том, что ему нужен «эскорт», чем несколько его испугали. Его новый официальный костюм был очень чопорный и страшно неудобный, но Зекк понимал, что приглашен на важное дипломатическое мероприятие. Он дал себе клятву никого не смутить. Особенно ему не хотелось разочаровать близнецов.

Перед тем как отправиться на зеркальную станцию, старый Пекхам помог Зекку выбрать нарядную одежду, для чего Зекку пришлось поторговать, выменяв некоторые драгоценные мелочи на невероятно шикарный пиджак. Поднимаясь на турболифте на верхние этажи и шествуя по лабиринтам дворца главы государства, Зекк чувствовал себя настоящим денди.

Протокольный дроид Си-Трипио встретил Зекка у дверей и отпустил эскорт.

— А, вот и вы, юный господин Зекк! Надо спешить, вы опаздываете! Нам еще нужно сделать некоторые приготовления…

Зекк одернул неудобный парадный костюм.

— Какие приготовления? Я совсем готов, одет… что еще нужно?

Трипио поцокал динамиком и пригладил манишку Зекка.

— Ах-ах! Ваш костюм действительно очень хорош и невероятно… интересен. Согласно моим данным, он был в моде несколько десятилетий назад. Я бы сказал, что это историческая находка!

Зекк почувствовал страшное разочарование. Он так старался, он из шкуры вон лез, чтобы подготовиться к этому вечеру, и вот всего за несколько секунд зануда-дроид свел на нет все его усилия!

Из задней комнаты выбежала Лея Органа Соло. При виде Зекка темные ее глаза расширились.

— О… О, здравствуй, Зекк. Рада, что ты смог прийти.

Взгляд у нее был такой, что Зекк едва на кусочки не развалился; он стиснул зубы, изо всех сил стараясь не выказать смущения, хотя не сомневался, что щеки у него побагровели. Изысканный костюм казался ему теперь клоунским балахоном.

— Надеюсь, беспокойства я вам не причиню, — запинаясь, проговорил он. — Я вовсе не хотел, чтобы Джейна и Джейсон меня приглашали…

— Ну что ты! — быстро перебила его Лея и улыбнулась. — Посланница с Карнак-Альфа приведет собственных детишек. Так что, пожалуйста, расслабься. Просто веди себя хорошо, ладно?

Вернулся Трипио и принес целую гору всяких щеток и баночек.

— Во-первых, юный господин Зекк, надо причесаться. Все должно быть, как следует. Для Новой Республики это вопрос дипломатической гордости, хотя мне очень жаль, что никак не удается разыскать старые данные об обычаях Карнак-Альфа. Те, кто меня программировал, забыли их загрузить.

Он посмотрел на волосы Зекка и запричитал:

— Ах-ах, вас непременно пора подстричь! Гм, интересно, хватит ли времени…

Джейна и Джейсон пришли поприветствовать приятеля и обнаружили, что он безмолвно терпит бесцеремонные манипуляции дроида. Волосы Джейсона лежали противоестественно гладко, а лицо было отмыто до такого сияния, что Зекк его даже не сразу узнал.

— Привет, Зекк! — с искренней радостью воскликнула Джейна, но когда она заметила его вид, то прикрыла рот ладонью, чтобы спрятать усмешку.

Зекк почувствовал, что снова заливается краской стыда.

Когда Зекк попытался воспротивиться тому, что Трипио взял в руки какую-то жужжалку, тот строго его одернул:

— Я, — заявил он, — протокольный дроид и прекрасно умею обращаться с парикмахерским оборудованием.

Зекк спорить не стал, только вздрогнул, когда Трипио проделал пробор в его черных волосах.

— По-моему, зря я сюда пришел, — буркнул он. — Я же про дипломатию ничегошеньки не знаю. И про манеры и этикет тоже…

Джейна засмеялась:

— Это неважно. У тебя есть здравый смысл, к тому же можешь смотреть, что делаем мы все, и делать так же. Это большой дипломатический прием, будет куча скучных церемоний, зато потом вкусно покормят. Тебе понравится!

Зекк не стал возражать, что-де легко Джейне так говорить, ведь ее воспитывали на самой верхушке политического общества и учили благопристойному поведению так долго, что это стало частью ее. А Зекка никто ничему не учил. Нет, этот обед определенно обернется катастрофой…

Си-Трипио, наконец, отказался от попыток причесать Зекка и в отчаянии покачал золотистой головой.

— Вот дела… Не нравится мне все это, — вздохнул он. Зекк с ним согласился.

Тенел Ка вошла вместе со всеми в зал для официальных обедов, продумывая каждое свое движение. Это был важный дипломатический прием, а суровая бабушка в роскоши Хэйпанского кластера долго учила ее хорошим манерам. Тенел Ка была как-никак принцессой королевской крови, наследницей престола целого созвездия, но вся эта чепуха ее не интересовала и большую часть времени она проводила на родине матери, Датомире, неустанно тренируясь. Хэйпанская бабушка Тенел Ка была категорически против избранного внучкой пути, но Тенел Ка предпочитала решать за себя сама — и частенько это демонстрировала.

Теперь она спешила в обеденный зал вслед за Джейсоном, Джейной и Зекком, рядом с Лоубаккой и тихим малышом Энакином. На ней было короткое, тесно облегающее платье из ярких шкур рептилий, смазанных и начищенных так, что они сверкали при каждом движении. Мускулистые руки и ноги были обнажены, но на плечи она набросила легкий развевающийся плащ цвета лесной листвы.

Тенел Ка провела несколько месяцев в Академии джедаев в первобытных джунглях на Явине-4, а до этого жила в горных деревеньках Клана Поющей Горы. Со всякого рода роскошествами она рассталась давным-давно и к официальному обеду с посланницей с Карнак-Альфа относилась просто как к очередной трудной задаче.

Лоубакка вымылся с шампунем и высушился феном, а потом причесал свой мех так аккуратно, что даже казался гораздо тоньше обычного — ведь шерсть теперь не торчала во все стороны беспорядочными клочьями. Черная полоска над бровью была приглажена, отчего Лоуи стал просто красавцем — по меркам вуки.

Си-Трипио вышагивал впереди Леи и Хана, словно караул. У входа в большой обеденный зал застыли новореспубликанские гвардейцы — при приближении главы государства они распахнули двери. Лея, сжав руку Хана, вошла в зал. Вид у нее в ослепительно-белом платье был поистине царственный. Глава государства была невелика ростом, но казалась полной энергии и уверенности в себе, словно заряженная батарея. Тенел Ка не переставала ею восхищаться.

Вошли они как раз вовремя. Как только они оказались в обеденном зале, противоположные двери тоже распахнулись и появилась посланница с Карнак-Альфа в сопровождении цепочки из восьми детей.

Посланница представляла собой копну рыжевато-коричневого меха, такого длинного, что больше ничего об очертаниях ее тела сказать было невозможно. Не было видно ни глаз посланницы, которыми она смотрела сквозь ниспадающие пряди, ни ног, на которых она торопливо вышагивала вперед. Посланница заняла свое место во главе стола, рядом с креслом Леи. Лея тоже села рядом с мужем.

Дети посланницы, все восемь, были миниатюрными копиями матери — копны меха, рассевшиеся по креслам. Мех у девочек был переплетен цветными лентами, а мальчики позванивали колокольчиками, привязанными к прядям. Дети были явно очень ухоженными и благовоспитанными. Они смирно рядком сидели вдоль стола.

Тенел Ка была рада, что сообразила вплести в собственные золотисто-рыжие косы множество разноцветных лент. Когда она жила при хэйпанском королевском дворе, то видела уроженцев Карнак-Альфа. Эти пушистые существа были очень застенчивы, и обычаи у них довольно странные, но договориться с ними вполне можно.

Тенел Ка сидела возле Лоубакки, а Джейсон и Джейна пригласили своего черноволосого приятеля Зекка к переднему концу длинного полированного стола. Их братишка Энакин, сияя странноватыми холодно-голубыми глазами, казалось, был рад сесть где угодно и спокойно ждал, когда можно будет устроиться между Джейсоном и Лоубаккой.

Си-Трипио ходил туда-сюда вдоль стола, сокрушаясь по поводу примерещившихся ему мелких недостатков сервировки и явно гордясь своим положением. Ведь протокольного дроида программировали именно для этого — не для подвигов и приключений, а для сложных дипломатических обязанностей.

Перед каждой сверкающей тарелкой стояла хрустальная ваза с пучком свежих ароматных трав и экзотических цветов, выросших в корускантских ботанических садах, — интересные экземпляры, которые составляли изящный букет в подарок каждому гостю.

Перед началом обеда Лея произнесла тщательно продуманную речь, приветствуя посланницу и выражая надежду на долгое и плодотворное сотрудничество, основанное на коммерческой выгоде, взаимном уважении и поддержке. Она шепнула что-то Трипио, и тот исчез в нише и тут же появился обратно, держа в руках небольшой пакет. Тенел Ка тут же узнала инкубаторную оболочку, в которую был, завернут гладкий яйцевидный предмет.

— Ой, это же наше нетопырье яйцо! — воскликнул, не сдержавшись, Джейсон.

Лея с улыбкой кивнула.

— Да, и я полагаю, что посланнице будет тем более приятно получить подарок, что его нашли те самые дети, которые сейчас разделят с ней трапезу.

Посланница затрепетала от волнения, встряхнув длинными прядями, так как Лея пояснила:

— Госпожа посланница, мы знаем о вашей культуре лишь немногое, но осведомлены, что вы очень любите редких животных. Мы слышали о великолепных голографических диорамах и обширных зоопарках с имитацией самых разных сред обитания, где животные даже не подозревают, что живут в неволе. В качестве дипломатического дара вам и вашему народу мы преподносим редкое и драгоценное яйцо нетопырки — этот вид живет в Имперской Столице, но нетопырок необычайно трудно изловить. В неволе их практически нет.

Посланница с Карнак-Алъфа в восторге заворковала:

— Это будет превосходным дополнением к нашей коллекции!

— Но только позаботьтесь о нем как следует! — вмешался Джейсон. — Я лично обещал это его матери!

Пушистая посланница вовсе не нашла эту реплику странной.

— Торжественно обещаю, — кивнула она.

Затем посланница произнесла ответную речь, но рта ее все равно никто не увидел — он двигался где-то под слоем меха, отвечая на высказанные Леей теплые слова.

Между тем дети посланницы, трепещущие копны меха, сидели, нетерпеливо пуская слюнки. Джейсон, Джейна и их друзья тоже почувствовали, что в животах у них пустовато. Хан Соло беспокойно ерзал рядом с Леей, словно бы парадный мундир с жестким воротничком и орденами за воинские подвиги немилосердно ему тер. Тенел Ка ему посочувствовала.

Си-Трипио вошел в зал, семеня рядом с дроидом на колесиках, который вез изысканный серебряный поднос, уставленный роскошными блюдами со всякими вкусностями, красиво разложенными и украшенными. Золотистый дроид прошествовал к главе стола, а Лея и посланница с Карнак-Альфа высказали подобающее случаю восхищение деликатесами.

Тенел Ка увидела, что Си-Трипио направился прямо к посланнице и уже берет большое блюдо с подноса. Она сразу поняла, что Трипио собирается первой обслужить посланницу — а по обычаям Карнак-Альфа это было невероятной грубостью.

Молниеносным движением она вскочила на ноги и окликнула золотистого дроида.

— Извините, Си-Трипио! Позвольте мне… — Она поспешила к дальнему концу стола, а дроид замер, совершенно не представляя себе, что делать.

Тенел Ка сняла блюда с подноса одно за другим и почтительно поставила их перед каждым из детей посланницы, начиная с самого маленького и, следовательно, младшего мехового шарика.

Принцесса Лея удивленно посмотрела на Тенел Ка, но ничего не стала говорить. Посланница сделала движение, которое, скорее всего, было легким поклоном.

— Благодарю вас, юная леди. Это большая честь для нас. Какие неожиданные знания о наших обычаях!

Тенел Ка подтолкнула Си-Трипио, отправив его к другой стороне стола, а там она похлопала по плечу Энакина. Вручив мальчику тарелку, она что-то шепнула ему на ухо. Энакин не стал спорить и задавать вопросы, а просто поставил следующую тарелку перед посланницей.

Посланница ахнула от изумления.

— Какая честь для меня, госпожа глава государства! — обернулась она к Лее. — Вы поручили вашему младшему ребенку прислуживать мне!

— Я… благодарю вас, — только и могла сказать Лея.

Тенел Ка встала за спиной у Леи и поклонилась. Золотисто-рыжие косы упали на грудь.

— Да, госпожа посланница, — сказала она. — Мы хотели выказать свое почтение, соблюдая обычаи Карнак-Альфа, согласно которым молодой член принимающей семьи прислуживает детям гостя, а затем младший ребенок хозяев подает угощение самому почетному взрослому гостю.

— Я польщена, — ответила посланница. — Видимо, дипломатические соглашения не вызовут у нас трудностей, ведь граждане Новой Республики с таким уважением относятся к нашим обычаям!

Тенел Ка даже задрожала от облегчения при мысли о том, от какого конфуза она уберегла главу государства, и скромно села на место, а Джейсон наклонился к ней, округлив от восхищения карие глаза.

— Откуда ты все это знаешь? — шепнул он. Тенел Ка вздрогнула под шкурой ящера.

— Это… читала, в общем, — промямлила она и умолкла, потому что не хотела, чтобы все узнали о ее королевском воспитании, — даже лучшие друзья.


Хотя Зекк сидел смирно и ничего не говорил, ему все равно было страшно неловко. Еда была очень вкусная, но стоило бедняге шелохнуться, и он сразу начинал бояться, что любой его жест кого-нибудь обидит или приведет к дипломатическим недоразумениям.

Трипио разносил блюда, и Зекк ел осторожно и вдумчиво, смакуя деликатесы… да, к таким роскошествам он, конечно, не привык.

Салат в хрустальной миске перед ним был очень странный: некоторые листья были горькие, а некоторые — очень волокнистые, — но за годы жизни на улицах он привык и не к такому. Он жарил скальных слизней и ел ломтики гриба, паразитирующего на дюракрите. А эта зелень была свежая и сочная, и он был просто счастлив.

Застольная беседа была обычной светской болтовней, и Зекк, который чувствовал себя не в своей тарелке, решил по мере сил поучаствовать. Он отодвинул пустую хрустальную миску.

— Очень вкусный салат, — проговорил он. — В жизни не пробовал такой интересной зелени.

Фраза была вполне ничего себе — похвалил угощение, а ничего лишнего не сказал, — просто выказал желание поучаствовать в общей беседе. Не придерешься.

И вдруг он понял, что все глаза уставились на него. Он опустил взгляд — не пролил ли он чего-то на грудь старомодного пиджака?

Джейсон, кажется, просто глазам своим не верил. Тенел Ка ничем не показала, что слышала слова Зекка. Джейна шутливо подпихнула Зекка локтем,

— Это был не салат, — шепнула она. Это был букет. Его нельзя было есть.

Зекк покрылся холодным потом, но «лицо держал».

Из-за его спины послышался голос Си-Трипио:

— Но ведь, госпожа Джейна, многие растения действительно съедобны, в том числе и декоративные. Не сомневаюсь, они совершенно безвредны…

Принцесса Лея кашлянула на дальнем конце стола.

— Рада, что салат вам понравился, Зекк, — сказала она так громко, чтобы все точно ее услышали, и пододвинула к себе хрустальную вазу. Выбрав вырезной лиловато-зеленый лист, она сунула его в рот и принялась жевать с довольным видом. Хан Соло взглянул на жену так, словно усомнился в ее здравом уме, а потом дернулся, как будто его пнули под столом. Тогда он тоже принялся есть свой букет. Джейна последовала примеру родителей, и вскоре все за столом стали вовсю жевать «салаты».

Зекк помертвел, хотя изо всех сил старался этого не показать. Манеры у него оказались комичные, наряд вышел из моды и он поставил всех в идиотское положение, съев настольное украшение. Он от души жалел, что принял приглашение на банкет.

Остаток вечера он провел в молчании, испытывая невыносимые муки, пока, наконец, посланница с Карнак-Альфа и ее детишки-помпончики не удалились в сопровождении главы государства и ее супруга.

Когда появились гвардейцы Новой Республики, готовые сопровождать гостей в их покои, Зекк решил сбежать при первой же возможности.

— Не переживай из-за сегодняшнего, Зекк, — понимающим шепотом утешила его Джейна. — Ты наш друг, а остальное неважно.

Ее слова больно укололи Зекка — просто потому, что она сочла нужным что-то сказать. Он чувствовал себя чужим. Это было написано в его мозгу пылающими буквами. Раньше надо было думать! И с чего он решил, что сможет вписаться в компанию таких великосветских друзей?!

Выскользнув из боковой двери главного обеденного зала, он твердо решил, что пойдет прочь так быстро, что даже эскорт за ним не угонится, и тут Джейна попыталась его остановить.

— Погоди! — окликнула его она. — Мы же завтра все равно встретимся, правда? Мы же обещали помочь тебе вынуть то центральное многозадачное устройство для Пекхама!

Домой Зекк особенно не рвался, но