КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474576 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221094
Пользователей - 102813

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Последний из легенд [Илья Мордовских] (fb2) читать онлайн

- Последний из легенд (а.с. the last of the legends -1) 1.5 Мб, 439с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Илья Мордовских

Настройки текста:



Илья Мордовских Последний из легенд

ПРОЛОГ


«Системная ошибка 30е46/17. Сбой загрузки информационной матрицы. Интеграция произведена в удаленный архивный кластер. Ввиду слишком старой модели подключаемого модуля погружения вам не могут быть доступны функции интерфейса, упрощающие доступ к инвентарю, доступ к умениям, распределению очков навыков. Активирован режим абсолютного погружения.

Характеристики распределены автоматически:

Сила — 5;

Выносливость — 5;

Ловкость — 5;

Меткость — 5;

Удача — 20;

Внутренняя энергия — 1.

Для компенсации неудобств вы получите вознаграждение в виде… в виде…».

Изображение пару раз моргнуло и, выдав на прощание: «Приятной игры», полностью погасло.


* * *

Часть 1

Часть 1. Глава 1



Мир вокруг нестерпимо гудел на одной раздражающей ноте, отдавая пульсирующей болью в основание черепа. Сил терпеть больше не было, пришлось открывать глаза.

Разглядеть, откуда идет этот гул, не получалось. Вокруг царила темнота. Вспомнить, как тут очутился, тоже, увы, не удалось. И вообще, кто он? Мысли не то чтобы путались, их совсем не было.

С трудом сев, прислушался. Тело ныло, как будто его долго и со знанием дела пинали. Осмотрел свои руки, приблизив их к лицу. Собственно ничего необычного: худые, по пять пальцев, кожа не морщинистая, скорее всего подросток. Ощупал затылок. Едва прикоснулся, как голову пронзила острая боль. Огромная шишка свидетельствовала о том, что он и правда попал в какой-то переплет.

С третьей попытки удалось встать. Худое, полуобнаженное тело слушалось плохо, голова кружилась, ужасно тошнило. Интересно, чем это его так.

— Хорошо хоть штаны оставили, — пробормотал, оглядываясь по сторонам. Быстро светало, и уже можно было кое-что разглядеть.

А разглядеть и правда было что. На небольшой окружённой сосновым лесом поляне лежали три окровавленных тела. Одно, как и он, только в тонких штанах из грубой серой ткани. Другое еще и в рубахе из того же материала, изрядно изрезанной и пропитавшейся кровью. Лишь третий в легкой кожаной куртке, но спина словно ежик утыкана стрелами.

Подойдя к ближайшему, который лежал, уткнувшись лицом в сырую землю, собрался с духом и перевернул. Суровое мужское лицо, искорёженное гримасой боли и мучительной смерти, ситуацию не прояснило. Да и что он хотел узнать. Все, хоть сколько-нибудь ценное, с мужчины сняли, даже одежду утащили, оставили одни подштанники. Смуглое загорелое лицо сильно контрастировало с бледным жилистым телом.

Направился сразу к последнему, у того хоть куртка осталась. Может по ней удастся что-то узнать.

Возиться с телами не хотелось, гул в голове прошел, но набатом билась одна мысль — бежать. Бежать подальше от этого места, куда глаза глядят. Но разум говорил, что надо выяснить как можно больше, ведь если не разобраться, то можно напороться на тех, кто устроил тут кровавое побоище.

Аккуратно потянув за плечо, убедился, что человек мертв. Перевернуть его не получалось, мешали стрелы, но повернутое на бок тело открыло меч, лежавший под ним. Хотя мечом это можно назвать с натяжкой. Едва больше пары ладоней клинок, испещрен мелкими сколами и рытвинами. То ли качество стали не очень хорошее, то ли применялся слишком часто и не только, чтоб нарезать мяса.

Использовать столь бесхитростное оружие убитый, видимо, не успел. Присмотревшись, вдоль клинка вдруг увидел странную слабо различимую зеленоватую надпись: «Короткий меч скарталлей, 5/1/0, 45/100». Она висела прямо в воздухе, и стоило перестать фокусироваться на ней — пропадала. Но едва начинал присматриваться — надпись снова появлялась. Больше ничего примечательного. Рукоять обмотана кожей и навершие в виде рыбьего хвоста.

Лицо человека казалось знакомым. Кажется, он учил его чему-то. Ну да, искать следы, охотиться. Звал его Тимом и часто смеялся, но больше вспомнить не получалось. Подняв меч и крепко стиснув рукоять, парень осмотрелся по сторонам. Окончательно рассвело, лес шумел и раскачивался, где-то негромко трещали ветки, падали шишки. В голове совсем прояснилось, хотя боль никуда не делась.

Следы. Мужчина учил его читать следы. Так, что же тут произошло? По примятой траве было понятно, что на поляну вышло две группы людей. С одной стороны Тим с теперь уже убитыми соратниками, с другой стороны множество противников. Их следы вели за деревья и там терялись. Вероятно, засада. Сама поляна сильно истоптана, понятно, что тут был бой. А вот следы сбоку от поляны. Кто-то зашел им за спину и расстреливал из лука. Нехорошо получилось.

Больше всего Тим нервничал от того, что ничего не помнил. Он прочитал следы, но как все произошло, абсолютно не сохранилось в его памяти. Это могло стать последствием удара, но чувствовалось, что дело в чем-то еще.

Осмотр поляны показал, что нападающие двинулись в ту сторону, откуда пришли охотники. И как бы ни хотелось Тиму бежать в противоположную, но по всему выходит, что и ему нужно двигаться туда же. Ведь дом, скорее всего, там.

Нет, Тим не чувствовал в себе хоть сколько-то силы, чтобы кого-то защищать и спасать, но и бросить на произвол судьбы своих вероятных родичей тоже не мог.

То и дело, прячась за деревьями, он двигался по свежей, но уже хорошо натоптанной тропе.

Вскоре едва уловимо в травянистом аромате утреннего леса стал чувствоваться запах гари. Ноги сами собой увеличили скорость, а сердце усиленно застучало. Запах чувствовался все сильнее, и вскоре он уже перекрывал остальные. Тим бежал из последних сил, боясь запнуться и упасть. Только бы успеть, стучало в голове, отдаваясь пульсирующей болью в затылке. Только бы успеть.

Не успел.

Когда ноги вынесли его к краю деревни, там уже давно все закончилось. Густой утренний туман прикрывал от стороннего взора разграбленные и местами сгоревшие дома. Деревня была мертва.

Сам не понимая, куда идет, он добрел до одного из таких обгоревших домов. В нем было что-то знакомое. Кажется, здесь он жил, хотя уверенности не было. Туман не только прокрался в деревню, он стоял в голове, укрывая воспоминания. Но нет, этот дом он точно помнил. Вот если сейчас войти в дверь, то справа у стены будет стоять охотничий лук. Вошел.

Крыши не было. Впрочем, сгорело все, кроме стены с дверью. В дальнем углу над грудой углей еще поднимался дым. Рука, обессилено опустилась и наткнулась на слегка обгорелое дерево лука.

Взяв за рукоять, присмотрелся «Обгорелый лук скарталлей 0/0/0 10/100». Тетивы не было. Зато было три кривые стрелы, без подписи.

Сил удивляться, а тем более делать что-то полезное, тоже практически не осталось. На заплетающихся ногах он побрел к ближайшему уцелевшему дому. Упал на пол, и не обращая внимания на перевернутую скудную мебель, уснул.

***

Разбудил его негромкий плач. Солнце уже вовсю проникало в небольшие распахнутые окна и дверь. Звук шел откуда-то снизу. Не до конца придя в себя, он нашел крышку погреба, почему-то придавленную большим перевернутым сундуком. Едва сумев его сдвинуть, потянул веревочную ручку на себя. Та нехотя поддалась, открывая вход в подпол, откуда на него уставился огромный перепуганный глаз девушки. Второй глаз заплыл. Над головой ярко светилась надпись #5414712

Сфокусировавшись, он разглядел небольшое пояснение: «Лия. Раса: Человек, Аура +40».

Худощавая, длинноволосая девушка, с разбитой губой, опухшим носом и крупным налитым синяком под глазом выглядела ошарашено.

— Тим, это ты? — не веря своему глазу и пытаясь еще сильнее вжаться в глиняную стену, прошептала она.

— Нет, — почему-то так, ответил парень.

— А кто ты?

— Сам не знаю.

— А, — девушка замялась, — а ты меня не съешь?

— Нет, а ты меня? — усмехнувшись, спросил Тим.

Ситуация была странной. В пустынной ограбленной деревне сидит девушка. Ее избили и сунули в подпол, но почему не убили? С другой стороны, судя по тому, что кровавых луж нигде нет — обитатели ушли до того, как налетели враги. Почему тогда она тут, почему не ушла со всеми?

— Вылезай, — сказал Тим, отступая чуть назад.

— Я не могу, у меня нога, кажется, сломана, — проговорила девушка, поднимаясь с земли и автоматически пытаясь отряхнуть изодранное платье.

— Лия, а что ты тут делаешь? — спросил Тим, помогая бедняге выбраться.

— Вы когда на охоту пошли, я за вами решила прогуляться.

— Следила?

— Ну… вроде того. А когда все началось, и кайрийские воины на вас напали, я назад в деревню побежала, чтоб предупредить всех. Но все решили, что враги будут преследовать меня и так найдут нашу деревню. Обвинили меня, представляешь?! Я им жизнь спасла, а они, они…, — опустившись на пол, девушка снова разрыдалась.

Тим присел рядом и неловко приобнял ее, пытаясь успокоить. Девушка прильнула было к парню, но тут же настороженно отстранилась.

— А ты как выжил? — спросила она, пытаясь заглянуть ему в лицо.

— Да не помню я. Видишь какая шишка. Память всю напрочь отшибло.

— Что совсем ничего не помнишь?

— Совсем.

— А имя мое помнишь, я тебе специально не называла, а ты сам вспомнил. Не забыл, значит, — хитро прищурилась девушка, тут же зашипев от боли и приложив руку к заплывшему глазу.

— Болит? — поинтересовался Тим, чтобы уйти с не очень приятной и пока самому непонятной темы.

— Болит, — согласилась Лия. Только сейчас он заметил, что цифры над головой девушки исчезли, а вместо них появилось имя «Лия».

— Была бы тут моя бабушка, она бы быстро нас с тобой на ноги поставила и память тебе вернула.

— А где она?

— Умерла, Тим. Ты что совсем-совсем ничего не помнишь? — снова спросила девушка.

— Совсем.

— Знахаркой она была. Нашла по молодости у реки Яр, это камень такой энергетический, и лечила всех в меру своих сил. Меня тоже учила. Я бы может и сама нас на ноги поставила, да только забрали камень у меня, когда в яму скидывали.

— Слушай, а у нас есть какие-нибудь родственники там, друзья? Что делать-то теперь будем, не тут же оставаться.

— Друзей у нас с тобой, наверное, теперь нет совсем. Не знаю, ушли ли люди от кайрийцев, но нам лучше не встречаться с теми, кто уцелел. Кажется, деревенские от страха обезумели все.

— А кайрийцы что, не люди? — напрягся Тим.

— Да тоже люди, только другие они, не наши. А родственники… У меня тетка есть в Усть-Укаре, а вы с Туком пришли с севера. Там ледники и наши люди туда не ходят обычно. Ты совсем маленький был. Тут и остались. Тук быстро стал главным охотником в нашем селении, здорово у него это получалось. И тебя учил. Мне бы переодеться.

Девушка, кажется, совсем оклемалась и чувствовала себе неуютно в рваной и испачканной одежде.

— Я пойду поищу что-нибудь, — проговорил Тим и вышел.

Тщательно обшарив все дома, нашел груду тряпья, в основном разодранного и ни на что не похожего. Возле одной из покосившихся хижин на плетеном заборе обнаружил серое платье, больше походившее на два прямоугольника, прошитые с трех сторон и с вырезами для головы и рук. Видимо кто-то постирал его недавно и повесил сушиться, да впопыхах забыл. Там же висела рубаха, грубо связанная из толстой нитки. Больше не было ничего. Жители унесли с собой многое, остальное выгребли нападавшие.

— Слушай, есть хочется, может ты подстрелишь кого? Ты же умеешь из лука стрелять, — проговорила Лия, натягивая платье через голову.

Когда Тим повернулся, она уже ловко резала на длинные лоскуты свою прежнюю одежду.

— Может и умею, да только лук без тетивы, стрел нет. Нож вот этот и все, больше нет ничего.

— Хм, нож, скажешь тоже. Это же меч. На него столько железа ушло, таких, наверное, во всей Айтане не больше сотни, — проговорила Лия, ловко крутанув кинжал перед собой.

— Айтане?

— Ну, мы так наш край называем, Айтана. Вот смотри, — она стала рисовать мечом на песке, — тут живем мы, тут кайрийцы, ближе к пустыне шиниты есть, а на севере… На севере тоже кто-то.

— А в эту сторону? — спросил Тим, указывая влево от того места, где по рассказу девушки находились они.

— А там побережье и море.

— А за морем что?

— Варвары.

— Хорошо. Тогда идем к твоей тетке, а дальше видно будет.

— Только не любит она меня.

— От чего же?

— Мама при родах померла, а тетка винит меня.

— Разберемся, не чужая же, приютит поди.

— Наверно, — вздохнула девушка и поднялась, опираясь на Тима. Так и пошли.


Часть 1. Глава 2


Золотистый сосновый лес жил своей жизнью. Яркие лучи от полуденного солнца легко пробивались через редкие тяжелые ветви, освещая длинные прямые стволы деревьев. Вся земля была укрыта толстым слоем хвои и, несмотря на обилие солнечного света, травы оказалось мало. Лишь небольшие опушки, то и дело видневшиеся с разных сторон, выбивались яркими зелеными пятнами из общей цветовой гаммы. Возле одной из таких полян с зарослями малины решили сделать привал. Все это время шли без остановок, но продвинуться далеко не успели. Несмотря на опору из обгоревшего лука и помощь Тима, сломанная нога девушки не располагала к быстрым перемещениям.

Усадив уставшую спутницу на поваленный ствол дерева, Тим отправился собирать ягоды. Голод был такой, что он бы и от сырых грибов не отказался, но то ли был не сезон, то ли места не грибные. Единственный встретившийся до этого гриб оказался мухомором и в пищу не годился.

Часто по веткам скакали белки, шуршали, перебегая между деревьями, грызуны. От звука громко треснувшей под ногой ветки с соседнего края поляны взлетела не очень крупная серо-рыжая птица. Тиму показалось, что это рябчик, и он даже сглотнул набежавшую слюну. Как бы хорошо сейчас было подкрепиться мясом, а не ягодами. Набрав полную горсть, он вернулся к Лие.

Девушка сидела и что-то плела. Ловкие пальцы быстро перебирали тонкие пряди волос. Только тут Тим обратил внимание, что часть ее длинной косы отрезана, от чего она стала тоньше, а лоб спутницы прикрывала неровная челка.

— Что ты делаешь? — спросил Тим, протягивая ей наполненные ладони.

Зажав пальцами одной руки край получающейся веревки, другой Лия взяла горсть предложенных ягод.

— Тетиву, — как само собой разумеющееся сказала она, и, сунув пригоршню малины в рот, продолжила плести.

Тим успел еще несколько раз сходить за ягодами, прежде чем Лия заявила, что все готово.

Очень аккуратно, боясь переломить лук, приложив лишнее усилие, Тим попробовал натянуть тетиву. Не тут-то было. Сил согнуть прочное почерневшее дерево не хватало. Он даже подумывал сказать Лие, что тетива слишком короткая для этого древка, но решив предпринять последнюю попытку, сумел-таки зацепить петлю за конец плеча.

«Обгорелый лук скарталлей 0/0/1 10/100» засветилась надпись.

Подхватив три имеющиеся в наличии стрелы, крадущейся походкой Тим скользнул вдоль кромки опушки. Подобравшись поближе к гнезду, стал ждать. Он не видел самого места гнездования в траве и за зарослями малины, но пока собирал ягоды несколько раз видел, как птица то возвращалась, то улетала вновь.

Ждать пришлось недолго. Буквально через десять минут, хорошо прицелившись, Тим выстрелил в юркую птицу. Стрела с глухим звуком полетела в мишень, тетива обожгла руку, лук треснул и переломился.

Перед глазами появилась надпись:

«Победа! Поздравляем, вы совершили скрытную победу.

+1 к ловкости;

+1 к меткости.

+1 к удаче;

Это ваша первая скрытная победа. Совершайте скрытные победы, чтобы получить награду. Скрытных побед 1/100.

Приятной игры».

Он даже проверил, помахав руками перед собой, в воздухе ничего не было, надпись не осязаема.

Целился новоиспечённый охотник в центр тушки, но угодил в голову. Тело птички несколько раз дернуло крыльями и упало в траву. Продираясь сквозь малинник, Тим выскочил на проплешину и быстро нашел подстреленную добычу. Вернувшись к Лие, он с гордым видом показал трофей.

— Ну, теперь ты настоящий охотник, — рассмеялась та.

— Лук жалко, — вздохнул он и отбросил обломки. Снятую тетиву сунул за пазуху.

— Ничего, до города недалеко осталось. Через пару часов выйдем к реке, поужинаем и заночуем, а завтра к вечеру уже будем там. Пойдем?

— Пойдем, — согласился Тим, подхватив девушку под руку.

Идти без лука стало еще сложнее.

К неширокой реке вышли в легких сумерках.

Пока Лия у реки разделывала тушку, Тим насобирал дров. Сложил их в круг, обложенный камнями, хотел было разжечь огонь, но, как это сделать, не придумал. На выручку пришла Лия. Пару раз ловко ударив странным камнем по мечу, она высекла сноп искр. Из хвои и пучка сухой травы пошел легкий дымок, и вскоре они уже глотали слюну, глядя на тушку птицы, насаженную на палку над огнем.

— Лия, а что ваша магия не работает без Яров?

— Магия?

— Ну ты говорила, что умеешь лечить.

— А, вот ты про что. Чтобы лечить, мне нужен камень с энергией. Бабушка говорила, что они разные бывают. Яр — желтый. Он иногда встречается в наших землях, но самый слабый. Хотя многое зависит от размера. Она такой нашла на побережье, и сама сделала амулет.

— И что, с таким камнем каждый может лечить?

— Нет, конечно, нужно чтобы Даар был к тебе расположен, и знания тоже нужны.

— Знания — это понятно, а Даар это кто?

— Даар, — заговорщицки зашептала Лия, — это хранитель нашего мира. Вот если он будет тебе благоволить, то у тебя получится все, что захочешь. А если нет, то никакие накопители не помогут. Даже Стонг.

Тим понял, что Даар — это что-то неосязаемое, даже скорее мифическое.

— А Стонг это что? — устало спросил Тим, впиваясь зубами в свою половинку дымящейся тушки.

Лия какое-то время молчала, утоляя голод.

— Стонг — это самый сильный камень, а Ред — средний.

— И где водится этот Ред?

— Говорят, что внутри мутантов, на побережье. Только давно никто такого камня не видел.

— А Стонг? — спросил Тим поднимаясь.

— Стонг самый сильный, он черный и он всего один… у вожака кайрийцев. А ты куда?

— Пойду руки в реке помою.

— Нельзя, темно уже, — Лия зевнула, — вытри о траву, и пойдем спать.

— Ну и что, что темно? — обтерев руки, спросил Тим и сел рядом с девушкой.

— Ночью у реки всякое бывает, утащат тебя, как я одна дойду? — сказала девушка и, прижавшись к нему, закрыла глаза.


Часть 1. Глава 3


Тим сидел и устало смотрел в ночное небо. Несколько раз он вставал, чтобы подбросить дрова в костер, а Лия спала, прислонившись к дереву. Небо было ясным, и звезды образовывали какие-то созвездия, но ни одно не было знакомым. Все эти Яры, Стонги, Даар… он не мог вспомнить все это. Да что там вспомнить, он впервые все это слышал. Зато вспомнил, как когда-то так же сидел возле костра и любовался звездами. Другими звездами. Вспомнил, как где-то моют самородки металлов и решил, что надо будет попробовать…

За этими мыслями и не заметил, как усталость взяла над ним верх.

Сон был странным. Несколько человек в масках и белых халатах чем-то больно тыкали в его тело и кричали друг на друга. Он попробовал возмутиться, что-то сказать, но ничего не получалось. Из последних сил дернулся, чем привлек-таки к себе внимание. Один из них наклонился, направил яркий прожектор прямо в глаза.

Тим проснулся. Солнце уже поднялось над верхушками сосен. Костер давно прогорел, и Лия ежилась во сне от утренней прохлады. Подбросив новую охапку толстых веток в огонь, Тим двинулся к реке. Уже светло, а значит, и бояться нечего. На небольшом участке берега, где густая растительность отступала от кромки воды, образуя песчаный пляж, камней было немного. Быстро осмотревшись, он не нашел ни одного жёлтого. Стянув с себя рубаху, нагреб в нее гору песка и опустил в воду. Песчинки легко вымылись сквозь крупную вязку, а внутри остались лишь камни. Но опять ни одного желтого. Раз за разом повторяя эту операцию, Тим уже проклинал себя за глупую затею. Замёрз так, что зубы стучали друг о друга. И где он мог такое видеть, никак во сне ему пришла такая дурацкая идея, не иначе. Вдруг что-то неярко блеснуло, между камнями очередной порции вываленной на песок из растянувшейся рубахи.

«+3 к удаче.

Вы нашли энергетический камень древних рас. Поздравляем!»

Не обращая внимания на возникшую надпись, дрожащими руками схватил камень размером с перепелиное яйцо и побежал к костру.

— Что это? — спросила Лия, глядя на ярко желтый кругляш в своей ладони.

— Ты мне скажи. Я думал это Яр.

— Да Яр это, Яр, но откуда?

— На берегу нашёл.

— Но как? Наши поисковые группы давно все берега обшарили, если и остались камни, то только на кайрийских землях. Такой крупный мы точно бы не пропустили.

— Даар помог, — пошутил Тим, но девушка, кажется, шутку не оценила и смотрела на него округлившимся глазом. Даже показалось, что второй приоткрылся.

— Ну чего сидишь, давай колдуй.

— Что давать?

— Лечи скорей свою ногу и пойдем, а то есть хочется.

Тим уже который раз поймал себя на мысли, что некоторые слова из его речи Лия не понимает.

Тем временем девушка сняла тугие повязки и, зажав камень в одной руке, второй стала водить над покалеченной ногой. Она-то сжимала ладонь, то разжимала, рисовала в воздухе какие-то символы и вначале ничего не происходило. Тим даже расстроиться успел. Подумал, что все это бред и не надо было снимать повязку. А ну как совсем идти потом не сможет. Но вдруг, опухоль стала спадать, уменьшаясь буквально на глазах, и вскоре бесследно прошла.

Над головой девушки всплыла надпись: «+1 к внутренней энергии» и тут же пропала

— Офигеть, — выдохнул ошарашенный Тим.

— Что?

— Здорово, говорю, получилось. А можешь и мне так? — спросил он, поморщившись от прикосновения к шишке на затылке.

— Могу, но не сейчас. Яр должен зарядиться. Он хоть и большой, но остались крохи. На то, чтобы срастить кость, уходит много энергии, гораздо больше, чем на заживление мягких тканей. Вот и израсходовался почти весь запас. А у тебя с головой, похоже, большие проблемы. К вечеру должен наполниться, тогда и попробуем, — показала она блеклый, посеревший камень.

Если бы Тим встретил его раньше в таком виде, то и не догадался, что это магический предмет. Камень как камень. Да на берегу теперь сотни таких.

Обижаться на подкол девушки не стал. Просто устало сказал:

— Пошли уже.

— Подожди.

Лия взяла самую длинную повязку из тех, что не так давно перетягивали ее ногу, и вложила камень. Обвязала его с двух сторон так, чтоб не выпал, а полученную конструкцию использовала вместо пояса.

Мешком висящее до этого платье преобразилось, получив дополнительный аксессуар, и Тим даже засмотрелся на изящные изгибы.

— Вот теперь пошли, пока ты еще и с глазами травму не заработал, — хохотнула она и уверенной походкой зашагала вперед.

Идти стало легче. Девушка теперь не прыгала, а быстро шла, или медленно бежала. Тим не мог приноровиться к ее скорости движения. Если начинал бежать, то быстро выдыхался, а если пробовал идти, то отставал. К полудню такой способ ходьбы дал результат, и они вышли к стене из высоких хорошо подогнанных бревен. В распахнутых настежь воротах их встретили два хмурых воина в кожаных доспехах. Опершись на копья, без особого энтузиазма расспросили, что случилось, и, получив короткий ответ, впустили внутрь. Тим обернулся на скрип и увидел, что ворота закрывают. Значит прониклись.

Усть-Укар походил на большую деревню. Возле приземистых изб женщины стирали белье в деревянных корытах, бегали чумазые дети. Тут же, по растоптанным босыми ногами и копытами животных дорожкам, ходили куры, слышалось блеяние мелкой живности и хрюканье свиней. В общем, жизнь шла своим чередом.

Тетка, как и все встреченные до этого селянки, оказалась дородной бабой. Подбоченившись она с порога спросила:

— Чего надо?

— Деревню нашу, тетушка, кайрийцы пожгли да пограбили. Нам бы переждать маленько, раны залечить, а после мы уйдем.

— Лекарки у нас нет. Уж почитай второе лето без нее живём.

— Да на нас быстро все заживает, не волнуйтесь, — Тиму эта тетка сходу не понравилась, но делать было нечего. Других мест, даже переночевать, не было.

— Ладно, Лия, ты иди в дом, поможешь мне по хозяйству. А ты, ступай в мальчишечью избу. Там тебе покажут. Вечером муж с охоты вернётся, решит, что с тобой делать.

Лия подскочила к Тиму и, поцеловав в щеку, прошептала:

— Приходи вечером на ужин. Все хорошо будет. Заодно и подлечим тебя.

— Да поживее там, — проворчала тетка, развернувшись и направляя свое крупное тело в дом, — устроили тут.

Она сплюнула, после чего окончательно скрылась в проёме.

Мальчишечья изба, как ее назвала тетка Лии, располагалась недалеко от ворот. Длинное одноэтажное строение с единственной дверью, казалось, было пустым. Заглянув внутрь, Тим никого не разглядел в темноте помещения, а потому вышел и сел на лавку возле двери. Стал ждать.

Вскоре к нему подошёл бородатый дед и, присев рядом, спросил:

— Давно ждешь?

— Не очень, — ответил Тим, переложив меч на другую сторону лавки.

— Ооо, да ты никак при оружии. Ну, молодец. А где взял?

— От отца досталось, — нахмурился Тим, ожидая неприятности.

— Бывает, — сказал старик, — а чего в избу не заходишь?

— Нет там никого, хозяев жду.

— Пошли давай. Турох долго еще не объявится, а, значит, судьбу твою завтра решать будет. Заходи. — Старик поднялся и шаркающей походкой вошёл в дом, низко пригнувшись в дверном проёме.

— Располагайся, — махнул дед в непонятном направлении и вышел.

Через маленькое окно в стене проникал скудный луч света, но даже его хватало, чтобы разглядеть убранство. Вдоль стен стояли лавки. Посредине из крупных камней сложена небольшая печь, которая явно топилась по-черному.

Сунул постоянно мешающийся клинок между лавкой и стеной, лег рядом и, закрыв глаза, подумал, что надо соорудить какие-нибудь ножны или хотя бы пояс повязать. Надоело все время в руках эту железяку таскать. Сон накатил так же быстро, как и прежде.

Проснулся от скрипа ворот и громких криков, доносившихся с улицы. Подскочив, бросился к двери. Окно под потолком еще светилось, но внутри помещения было темно. Выскочив за дверь, попытался сориентироваться.

В распахнутые ворота вошла группа охотников. Четверо тащили волокуши с окровавленным телом какого-то мужика, остальные несли оружие и убитого медведя.

Раненого протащили прямиком в сторону избы, где осталась Лия, и Тим двинулся следом. Слетев с крыльца, тетка припала к умирающему мужчине и запричитала, обливаясь слезами. Лия что-то прошептала тетке на ухо, и та, резко перестав плакать, внимательно посмотрела на нее. Было видно, что она что-то обдумывает, и, наконец-то, решившись, скомандовала мужчинам занести мужа в дом. Поколебавшись пару секунд, они исполнили поручение и удалились, а Тим зашёл вслед за Лией.

Мужчина лежал на крепком столе и тяжело дышал.

Взрезав одежду маленьким, но острым ножом девушка открыла доступ к израненному телу. Видимо медведь зацепил мужчину лишь краем когтей, но раны получились очень глубокие. Выглядело так, как будто мужчине пытались несколько раз вскрыть живот, но чудом не выпустили внутренности наружу.

— Если что, держи меня, — серьезно сказала Лия. Камень уже был крепко зажат в ее руке, и она ловко начала плести Тиму узор второй рукой. Время шло, на лбу молодой лекарки выступил пот, раны медленно стали стягиваться. Мужчина то и дело стонал. Девушка менялась на глазах. Кожа ее стала бледной, скорее даже серой. Когда края центра последней раны сомкнулись, девушка обессилено стала заваливаться. Тим едва успел подхватить, казалось, невесомое тело.

Абсолютно серый Яр с грохотом упал на пол и покатился.

Этот звук словно разбудил уставившуюся на них тетку, которая до этого стояла с открытым ртом и, кажется, забыла, что надо моргать. Она подхватилась, быстро подобрала камень, вложила обратно в руку девушки и запричитала.

— Неси ее сюда, на меха клади. Ой, доченька, спасительница моя.

Она что-то непрерывно бормотала, но Тим не обращал внимания. Он аккуратно уложил Лию на кровать, покрытую шкурами, и боялся даже дышать. Не открывая глаз, пересохшими губами девушка прошептала:

— Пить.

Тетка буквально через мгновение достала откуда-то кубок и приложила его к губам девушки. Чуть-чуть отпив, она отстранилась и уснула.


Часть 1. Глава 4


Тим вздрогнул, когда на плечо легла пухлая рука женщины.

— Ночь на дворе, шел бы ты спать. Вы теперь надолго у нас останетесь. Я для Лии все сделаю, но нельзя тебе у нас ночевать. Люди судачить начнут, — виновато проговорила женщина.

Злобно скинув руку, Тим встал и глянул на растерявшуюся тетку:

«#1736279 (Тамана, Раса: Человек, Аура +32)»

— Тамана, клянусь Дааром, если она умрет, то и вы все… — не договорив, он вышел и хлопнул дверью.

Сердце бешено колотилось. Полная луна хорошо освещала окрестности. Мысленно Тим проклинал себя за то, что пришли в эту деревню, ругал идиотов охотников, быстро меняющую свое отношение к людям тётку, да и Лию, которая знала, чем все обернется, но все равно полезла лечить.

С такими тяжелыми мыслями он зашел в мальчишескую избу.

— Оооо, смотрите, кто пришел. Наш нищий мечник, — раздался насмешливый голос.

Посреди комнаты, сразу перед печью, стоял высокий крепкий парень. Черты лица особо было не разглядеть. В тусклом лунном свете, едва проникающем через оконце, угадывались скорее общие очертания. Он перекинул знакомый меч из руки в руку.

Нервы не выдержали, и Тим с размаху врезал кулаком прямо туда, где предположительно должен был располагаться нос местного гопника. Что-то хрустнуло, парень, громко замычав, выронил меч и начал оседать. Держась руками за лицо, он стал отползать.

Тим подобрал меч, осмотрелся. Других желающих показать свою удаль не обнаружилось. Устало вздохнув, он лег на то место, где спал днём, прижал к себе холодный металл и уснул.

— Что, на войну собрался? — раздался старческий голос мгновение спустя. Тим открыл глаза. В комнате было светло, из окна под потолком бил яркий солнечный свет.

— Вставай, вояка. Турох уже два часа парней мурыжит, скоро до смерти загонит, а это тебе популярности не добавляет.

— А я-то тут причем?

— Ну так все знают, что тебя он ждёт. Давай провожу, чо ли.

Дошли быстро. Сразу за забором, с противоположной стороны от ворот, расположилась ровная площадка, на которой 10 парней мутузили друг друга деревянными мечами. Вокруг них с суровым видом ходил и что-то подсказывал тот самый мужик, которого вчера лечила Лия.

— Ну что, наспался? — улыбаясь, воскликнул мужчина, издали завидев приближающегося Тима. Старик похлопал парня по плечу и развернувшись зашагал обратно. Поздно спохватившись, парень развернулся, но разглядеть имя провожатого не успел.

— Что с Лией? — спросил Тим, подходя ближе.

— Не знаю, — честно ответил мужчина, — первый раз такое вижу. Обычно лекари тратят энергию камня и все. А она….

— Что она?

— А она, она как будто отдала свой внутренний запас, — Турох перешел на шепот, — я про такое слышал только от стариков. Говорят, что раньше появлялись в наших краях люди, которые могли и без камней лечить. А камни служили лишь для накопления энергии. Чтобы использовать, когда своей не хватает. Да много чего ещё говорят про древних, только вот сказки все это.

И уже громко, так чтоб все услышали, добавил:

— Ну что боец, давай посмотрим, на что ты годен. Только на вот, меч другой. Уж больно грозен ты с этой железякой. Смотри, как Заноза на тебя зыркает. Не ты ли ему нос сломал?

— Говорю же, я упал, — прогнусавил тот, кого мужчина назвал Занозой.

— Ну, уж если ты в полатях на ногах не стоишь, то страшно тебя на поле боя представить. Ну-ка поднимай свой меч и покажи Тиму, на что способны без пяти минут воины скарталлей. В круг, — скомандовал Турох и вокруг бойцов быстро образовался круг из других ребят.

Заноза тут же бросился на противника. Воздух рассек стремительный мах меча. Тим еле успел подставить свое оружие. Глухой удар. Руку мгновенно отсушило, пришлось перехватить деревянный меч в другую. Но Заноза уже снова атаковал. Сделал ложный замах, отвлекая все внимание Тима на стремительно летящий меч, и неожиданным пинком в грудь отправил его в короткий стремительный полет. Приземлившись, тот больно клацнул зубами, но тут же вскочил и, яростно зарычав, бросился вперед.

Раз за разом Тим вставал, но через несколько минут скоротечного боя снова оказывался на земле. Лишь единожды он сумел подловить проворного Занозу, со всей силы ударив ему по голени. Но даже хромающий теперь противник уверенно одерживал верх.

Пришла Тамана. Понаблюдав минуту за поединком, что-то шепнула мужу и удалилась обратно.

— Хватит, — скомандовал Турох, когда измотанный Тим в очередной раз поднялся, сплевывая кровь из рассечённой губы.

— Я думаю, он понял, что ты, Заноза, тоже можешь за себя постоять, а не только языком чесать горазд. Занимайтесь. А ты, Тим, пошли в дом. Лия там в себя пришла, тебя спрашивала.

Весь день Тим провел с другими подростками. Лишь утром на несколько минут заглянул к Лии, но, когда пришел, девушка уже снова спала. Щечки ее приобрели естественный оттенок, дыхание стало глубоким и ровным. Девушка явно шла на поправку и довольно быстро. Постояв пару минут рядом, он кивнул Тамане и вышел.

Дел у будущих воинов скарталлей оказалось немало. Все утро посвятили тренировкам. Многие моменты Тим не понимал, а потому часто лишь смотрел на то, что делают другие, и лишь иногда повторял.

А вот когда дело дошло до стрельбы из лука, он всех удивил.

Выйдя на рубеж, Тим крепко сжал рукоять учебного лука, проверил натяжение тетивы. От небольшого усилия лук легко согнулся.

— Ну, силач, — заржал Заноза, — лук тоже, небось, впервые видишь?

— Успокойся, пока он тебе снова нос не расквасил, — проговорил другой парень, которого, кажется, звали Бурый. Он был огромен, от чего походил на медведя.

Стрелы других летели в разные стороны, но в мишень попадали редко. Тим уложил ровную, сбалансированную стрелу на пару пальцев левее от центра мишени. И повторил это действие еще четыре раза. Не очень точно, но и не в молоко. Все ошарашено уставились на него, после чего стали с удвоенным энтузиазмом стрелять по соломенным целям. Всюду сопровождающий их хромой и одноглазый мужчина с надписью #1773622 лишь усмехнулся. Пояснений над ним не было, но Тим и не присматривался. Еще утром Турох сказал, что нечего ему делать со всеми. Ребята далеко продвинулись в умении владения мечом и уже осенью пройдут обряд становления мужчины. Догонять их по мастерству Тиму придется долго. Сам дядька чувствовал долг перед Лией и был благодарен парню за то, что он ее привел, поэтому пообещал сам поучить его навыкам боя на мечах.

После обеда дружно натаскали дров для всего поселения, водой из реки напоили скот. Бегать босыми ногами было не всегда приятно, но и особого дискомфорта не чувствовалось. Буквально за пару часов до заката Турох позвал Тима к себе в дом.

Поужинали кашей и варёным мясом. Это оказалось гораздо вкуснее, чем обеденная бурда из общего котла.

Тетка Тамана вынесла ему стопку одежды и котомку, напоминающую вещмешок.

— Примерь, — сказала она, — пусть не новая, но тебе должно быть в пору.

Удалившись в комнату, где спала Лия, он стал переодеваться. Две пары чистых штанов и рубаха оказались как раз. Были еще две точно такие же, их мерить не стал. Мягкие сапоги чуть великоваты, но носить можно.

Поблагодарив хозяев, Тим вышел. Следом вышел Турох.

— Ну что, готов повоевать?

— Повоевать, — удивленно переспросил Тим, оборачиваясь, и едва успел подхватить брошенный ему деревянный меч. Только сейчас он понял, что оружие тяжеловато, чтобы оказаться полностью деревянным. Значит, в нем есть что-то металлическое. Но додумать не успел, пришлось вертеться, уклоняясь или отбивая множество ударов и выпадов. Всякий раз, когда наставник одерживал победу, он пояснял, каким приемом этого добился, рассказывал, как можно было выйти из этой, казалось бы, безвыходной, ситуации, как защититься. Некоторые приемы были Тиму уже знакомы по встрече с Занозой. Так рубились до самой темноты. Перед тем как распрощаться, Тим заметил, что Турох даже не запыхался, а вот с него пот лил ручьем.

Идти на речку не рискнул. Решил отложить это до утра.

Практически в бессознательном состоянии он добрел до, теперь уже можно сказать, своей скамьи и, уместившись на ней, уснул, не обращая внимания на появившийся текст:

«+3 к силе;

+3 к выносливости;

+3 к ловкости;

+1 к меткости.

Получено негативное воздействие — усталость. Все ваши характеристики временно снижены на 80 %.»

Во сне он снова бился на мечах, потом шёл с группой охотников через лес, впереди был Тук. Они вышли на поляну, и тут со стороны кустов вылетел рой стрел, кучно накрыв впереди идущего. Тим подхватил заваливающегося мужчину под руку, стараясь плавно уложить на землю. Заглянул в лицо — это был его товарищ, боец с позывным Медведь. Вокруг свистели пули. Крепко сжав автомат, Тим закричал, отстреливаясь от набегающих со всех сторон врагов. Но Медведь крепко ухватил его за плечо и закричал:

— Тимууур, ложись!

Дернул и повалил на землю. Что-то больно обожгло спину и грудь. Но медведь так и продолжал трясти.

— Тииим, Тим, проснись!

Он открыл глаза. С трудом сфокусировался. Согнувшись над ним, стоял Бурый и продолжал трясти за плечо.

— Ты чего? — спросил Тим, понимая, что это всего лишь был сон. Но он все вспомнил. Вспомнил свое детство, учебу в институте, и как их салаг прямиком из учебки отправили умирать.

— Ты кричал, Тим. Я думаю, вся округа слышала. Тебе снились кайрийцы? — прошептал обеспокоенный Бурый.

— Можно и так сказать. Спасибо, что разбудил, — не стал откровенничать Тимур. Или теперь уже Тим? Тимур Кунавин остался там, ну или умер, а он тут. И зовут его Тим.


Часть 1. Глава 5


Спать расхотелось совершенно.

Молодой организм словно накачали силой, хотя перед сном он едва ноги мог переставлять. Покинув душное помещение, Тим дошел до распахнутых входных ворот. Стражники бессовестно дрыхли, усевшись на бочки. Тихонько проскользнув между ними, рысцой направился к реке.

Холодная вода окончательно взбодрила и, выскочив на песчаный берег, Тим стал растирать покрывшееся мурашками тело. Натянул одежду. Сделав пару махов руками, присел, подпрыгнул и побежал.

Сперва легко, чтобы согреться, а после уже в полную силу. Он чувствовал, что тело меняется. Каждое очко силы, ловкости, которым его награждает непонятно кто, меняет организм. Кажется, даже мышцы со вчерашнего дня слегка подросли. Добежав до развилки, развернулся и с удвоенной силой ринулся назад. Вернувшись к реке, рухнул на песок, тяжело дыша. Он бы рад немного пройтись и восстановить дыхание, как учили в той жизни, но сил не осталось. Намеренно измотав организм, он ждал награду. Но ничего не происходило. Прошла минута, две… Где-то пели птицы, шумел лес, высоко в голубом светлеющем небе плыли пушистые облака. Награды не было. Ждать дольше показалось бессмысленным, и Тим, легко поднявшись, вернулся в деревню.

Еще от ворот он заметил Туроха, стоявшего на крыльце своей избы. Хмурые стражники пропустили Тима, не обронив ни слова, демонстративно уставившись в разные стороны, не глядя на него.

— Чего это они? — спросил Тим, подойдя к дядьке.

— А вот скажи-ка мне, мил человек, как ты утром мимо стражи прошел? — вопросом на вопрос ответил Турох.

— Так это, — не нашелся, что сходу ответить Тим, — У них надо спросить.

— Вот я и спросил, — усмехнулся мужчина, но улыбка тут же пропала.

— Потому и косятся на тебя, что нагоняи получать никто не любит. Это ж надо, что удумали, на посту спать. Ох, я им и устрою, чтоб сами запомнили, и другим неповадно было.

При этих словах мужчина потряс тяжёлым кулаком так, что даже Тим поежился.

— Расслабились мы тут все. Редко кайрийцы настоящие набеги устраивают в последнее время. Все мелкими шайками на незащищённые деревни нападать стали. Чует мое сердце — готовятся они к большому походу на наши земли.

— Думаешь скоро? — заинтересованно спросил Тим.

— А кто ж их разберет. Вот поедем на ярмарку к шинитам, там и поспрошаем. Может, даже у самих кайрийцев и спросим, — дядька снова хохотнул. Похоже, настроение у него было хорошим, поэтому Тим решил получить как можно больше информации.

— А что к шинитам и кайрийцев пускают?

— К ним всех пускают. Кайрийцы слабы, чтоб на шинитов нападать. А у тех своих забот хватает. Каждый год почитай к ним орда тварей с пустыни прёт, вот и не до нас им. Ты бы видел эти сражения, — кажется, Тим наткнулся на любимую тему Туроха.

— Я по молодости год у них наемником был. Столько всего навидался, а мечники у них какие славные. Да один шинитский мечник с пограничья трех наших стоит. Ох, и повоевали мы тогда, — мужчина закатил глаза, наверное, вспоминая минувшие сражения.

— А на ярмарку мы зачем?

— Как зачем? — удивился Турох, возвращаясь из грез на грешную землю.

— Ты у нас шахты видел, где руду роют?

— Нет, — честно ответил Тим. Уточнять, что он только лес да погоревшую родную деревню видел кроме Усть-Укара, парень не стал.

— Воот, а все потому, что нет на наших землях руды. Леса есть, поля с зерном есть, река и та есть. Руды нет. Вот и едем к шинитам менять то, что есть на то, чего нет. У них пески да камень в основном, а не земля. Зерна мало, скотины почти не держат. Дичь и то только в ближайшей к нам местности. Вот и повезём мясо, шкуры да зерно. Раньше еще Яры возили, да все вывезли. Сами теперь не в каждом поселении имеем.

— А лук нормальный там можно купить?

— Купить то можно все, были бы коронки. А чем тебе наши луки не угодили?

— Да мне бы свой, личный.

— Так сделай. Я слышал, что охотники сами себе луки мастерят.

— Ну, так я же не прошел еще обряд становления, не учил меня отец луки делать, — нашел как выкрутиться Тим.

— Впервые о таком слышу. Да и возрастом ты уже взрослый муж. Хотя, вы пришлые, кто разберет, как у вас там на севере заведено. Ладно, возьмешь пока из учебных, я распоряжусь, чтоб тебе выдали. А потом… сам купишь. Ты, говорят, стрелять мастак, вот и настреляй мелкой дичи. Недели три есть еще, успеешь несколько шкурок набить, если повезет. Глядишь на ярмарке и выменяешь на что. Ох, совсем забыл, — всплеснул руками Турох.

— Лийка там в себя пришла, тебя дожидается. Беги скорей, а то Тамана узнает, что мы тут лясы точим, опять меня пилить начнет. А я вон схожу этим разгильдяям овса задам.

Дядька направился к часовым у ворот, а Тим со всех ног бросился в дом. Распахнул дверь, перескочил через порог и замер. За столом сидела Лия.

Лицо девушки сильно преобразилось с их последней встречи. Синяки бесследно исчезли, носик стал тонким и изящным, а из-под длинных ресниц на Тима уставились два сияющих блюдца глаз. Девушка улыбалась, глядя на то, как он ест, не отрывая от нее взгляда.

— Тим, мне столько нужно тебе рассказать. Ты даже не представляешь. Ты сейчас покушай, а потом мы пойдем прогуляемся. Со мной столько всего произошло. Ты вообще слушаешь? — девушка помахал перед ним рукой.

— Слушаю, конечно, да я и сам вижу, что ты изменилась.

— Правда видишь, — девушка удивилась, даже подалась вперед, радостно хлопая ресницами.

— Твое лицо. Ты без синяков. А кожа снова стала нормальной. Лия, ты совсем здорова, — радостно воскликнул парень. Ее улыбка, смеющиеся глаза заражали хорошим настроением. Не хотелось думать ни о чем, просто быть рядом и радоваться жизни.

— Да я не об этом, — разочарованно протянула девушка, — доедай, после поговорим.

Лия встала из-за стола и вышла на улицу. Тим быстро дожевал остатки пищи, поблагодарил хозяйку и выскочил следом.

Она сидела на скамье возле двери. Как только сел рядом, Лия не громко заговорила:

— Ты не Тим. Он был другим. Такой же красивый, но робкий и замкнутый. Он часто боялся и никогда не улыбался. А ты смеешься. Ты смотришь по-другому. Ты сражаешься, даже когда упал. В общем, ты другой. Да и я теперь другая.

Дальше сидели молча. Тим не знал, как заговорить. С чего начать, что сказать. Он ведь и сам не знает, почему он тут. Не до конца понимает, что с ним случилось там. Что произошло, и где сейчас настоящий Тим, тоже не понятно. Да и что это за Айтана такая? Рай? Не так он себе представлял рай, да и на ад это место редко походило. Что-то не состыковывалось во всем этом. Реинкарнация? Новая жизнь? Почему тогда не с рождения? Ответов не было, одни вопросы. Он молчал.

— После встречи с тобой я поняла, что что-то во мне изменилось. А когда впервые применила твой камень, все пошло совсем не так как раньше. Я почувствовала пустоту. Словно чего-то нужного вдруг не стало. А потом эта пустота заполнилась. Энергией заполнилась, понимаешь. Раньше я только пропускала сквозь себя энергию камня, а теперь энергия во мне. Ее оказалось немного, меньше чем в твоём Яре, но это большой камень. И когда лечила Туроха, я эту энергию тоже использовала. Все использовала, что могла. Я ведь не знала, сколько можно брать. А когда очнулась, поняла, что пустота увеличилась. Тим, понимаешь? Да, она все еще до конца не заполнилась, а уже, наверно, столько же энергии, сколько в твоем Яре. Тим, я боюсь. Вдруг это не навсегда.

— Не бойся. Как ты там говорила, все будет хорошо, — проговорил Тим.

— Меня сегодня в дом знахарки переселяют. Я теперь лечить могу. Камень уже наполнился, — как-то отрешённо сказала Лия.

— Вот и хорошо. Только свои силы больше не трать.

— Мои? Но так не бывает Тим, — снова вскинулась она, — только в преданиях о древних такое было, но это сказки.

— Вот и не рассказывай никому. Рубаха моя старая где, не знаешь? — Тим понял, что ему нужны еще такие камни. И очень много.

— Знаю, в тряпки бросили. Вдруг куда-нибудь сгодится еще.

— С собой ее забери. Я вечером зайду за ней.

Он встал и не оборачиваясь пошёл на стрельбище выбирать лук. Голова кипела от мыслей, и хотелось отвлечься. Заняться чем-то физически-полезным, а кроме как охотится, Тим в этом мире больше ничего не умел.

Девушка так и осталась сидеть, провожая его недоуменным взглядом.

Даже самый лучший лук из учебных, намного уступал тому, что Тим встретил первым. Но выбирать особо было не из чего, пришлось использовать то, что есть. Пристальный взгляд не давал информации об изделии, видимо не считая его оружием, и полагаться пришлось на ощущения. Покинуть поселение Тиму никто не мешал, и второй раз за день он легким бегом направился в лес.

Переместившись по тропе на приличное расстояние, пригнулся и крадучись стал прислушиваться. Судя по следам, живности было немного. Оно и понятно, большое поселение перебило в округе все, что могло. Теперь охотникам приходилось ходить далеко и надолго. Через несколько часов блужданий по лесу краем глаза Тим засек какое-то движение и затаился. Что-то мелькнуло в траве между деревьями, он вскинул лук и выстрелил, едва успев прицелится туда, где, по его мнению, в следующий момент должен был оказаться зверек.

«Победа! Поздравляем, вы совершили скрытную победу.

+2 к ловкости;

+1 к меткости;

+1 к удаче.

Это ваша вторая скрытная победа. Совершайте скрытные победы, чтобы получить награду. Скрытных побед 2/100».

Соболиная тушка была небольшой. Но главное, что Тим понял — зверье есть. Нужно только уметь охотится. А он, судя по всему, это умел.

Приятным бонусом оказались добавки к его характеристикам. Пусть и не ощутил в себе никаких изменений, но по прошлому опыту знал, что эти неосязаемые плюсики делают его более приспособленным к реалиям местной жизни. Если впереди ждет большая война с кайрийцами, то Тим должен быть готов к ней. И он приложит все усилия, чтобы в этот раз выжить.


Часть 1. Глава 6


Десятый вечер подряд Турох обучал Тима владению холодным оружием. Утром парень уходил из селения, а вечером тратил все оставшиеся силы на сражения со старым воякой.

— Невероятно, Тим, — тяжело дыша, воскликнул Дядька, помогая тому подняться. Последний поединок длился почти двадцать минут, и лишь применив неиспользуемый до этого прием, Турох сумел одолеть противника.

— Я еще никогда не видел, чтоб человек так легко и быстро перенимал науку боя. Готов даже предположить, что ты врал нам, намеренно прикидываясь слабаком, да только вижу, что приемы-то все наши, которые я тебе показал. Неужто ты все запоминаешь на раз? — удивлялся он.

— А чем это ты меня? — спросил Тим, потирая ушибленную шею.

— Да я уже и не знаю, чем тебя побеждать. Ты гляди, какой резвый стал. Прием это один хитрый, у шинитов перенял. Вот смотри…

И дядька в привычной своей манере объяснил, что к чему. Тим не стал рассказывать, что каждое утро на берегу реки сотни раз повторяет изученные вечером упражнения. Лишь когда солнце поднимается высоко в зенит, а пот заливает глаза, он ныряет в реку и искупавшись идет на охоту. В сундуке у Лии уже лежало пять хорошо выделанных соболиных шкурок. Еще две пришлось отдать одному из жителей, за выделку. Тим не знал тонкости обработки, но результатом был доволен.

— Последний раз мы с тобой вот так воюем, — проговорил Турох. — Завтра с мужиками на охоту пойду. Часть с вами тут останется. Далеко пойдем, надолго. А как вернемся, к шинитам поедем. Ты уж не серчай, что мог, я тебе рассказал. Дальше уже сам. Ты ловкий, многое запомнил. Теперь только тренировки, чтоб само собой получалось все.

— Спасибо, дядька, — Тим стиснул протянутое ему предплечье, как это было заведено у скарталлей. Вернувшись в мальчишечью избу, с удовольствием упал на скамью.

Ночь наградила за очередной трудный день еще парой очков к ловкости, силе и сном без сновидений. Тим заметил, что поначалу так легко начисляемые очки, стали появляться реже, и не в том количестве как раньше. Хотя и без того он чувствовал себя прекрасно. Тело окрепло за десять дней так, что его трудно было узнать. Хорошо хоть рубашка скрывала основную часть изменений, а потому кроме Туроха никто ничего не заметил. Дядька же, не стал акцентировать внимания на метаморфозах парня. Он был рад, что в селе появится еще один сильный боец и не задавал лишних вопросов.

А вот во взаимоотношениях с Лией ситуация была куда хуже. При вечерних встречах перед тренировками, она слушала внимательно, в основном молчала. Говорила теперь только по делу и, не глядя в глаза. Каждый вечер Тим приходил к ней на ужин, но разговоры не клеились.

Однажды на охоте, ему посчастливилось подстрелить и загнать кабана. Девушка обрадовалась принесенному трофею, но и тут особо на контакт не пошла. Зато вечером ели сытный суп на мясном бульоне с какой-то зеленью и кореньями. Тим был счастлив. Нет, голодать не голодали, Лия то и дело кого-то лечила, за что ей приносили зерно и крупы. Но мясо во всем поселении было дефицитом. Мужское население составляли в основном воины, не сильно сведущие в охотничьем промысле, домашний скот берегли. Пара местных охотников была не в состоянии покрыть все потребности в мясе. Так что половина упитанного кабана, отданная на еду в общий котел молодняка, была встречена радушно. Парням редко доставалось мясо, а Тим по себе знал каково это. Бегая по лесам, он практически постоянно испытывал голод. Хотя, может быть, виной всему были быстро растущие, сухие жгуты мышц.

Через пару дней Лия принесла ему довольно увесистый мешочек, набитый доверху короткими и тонкими полосками вяленого мяса, закрученными спиралью. На память сразу пришли макаронные изделия из прошлой жизни. Тим даже подумал, что неплохо было бы и тут попробовать их воссоздать, только вот не представлял технологию изготовления. Да и вообще, он понял, что критически мало знаний и умений прошлой жизни может тут применить. Некоторые идеи, подсказываемые памятью, ему самому казались абсурдными, а некоторые вызывали улыбку у окружающих. Так было и с карманами, которые он попросил у Лии пришить ему прямо на куртку.

Проснувшись еще до зари, Тим выгреб из мешка две горсти мясных спиралек, уже привычным движением рассовал их по карманам. Остальное сунул обратно в котомку и, вспомнив о своих планах на сегодняшний день, закинув ее на плечо, вышел на улицу.

В центре селения собирались мужики. Кто с луками, кто с мечами, некоторые были даже с деревянными треногами вроде вил. Такого столпотворения Тим не видел тут, пожалуй, никогда. Со стороны больше походило, что они собирались на войну, никак не меньше. Хотя если вспомнить, как погиб отец Тима, такой подход был оправдан. Парень не стал дожидаться, когда крики мужиков перебудят всю деревню и тихо выскользнул за ворота.

Тренировка у реки была в самом разгаре, когда по дороге, пыля сапогами, прошла галдящая толпа мужчин. Раздетый по пояс юноша, одиноко размахивающий настоящим металлическим клинком и то и дело разящий невидимые цели, вызвал всеобщее удивление. Когда Тим заметил эту кавалькаду, останавливать тренировку было уже глупо, а потому он продолжил. И даже когда те прошли мимо и скрылись в дали за стволами деревьев, тоже не остановился. Охотиться сегодня не получится. Даже если вдруг какой зверек забрел утром в эти края, то после такого шума он уже несется со всех ног в неизвестном направлении.

Закончив последнюю связку выпадом шинитов, который изучил вчера, Тим сбросил штаны и с разбегу нырнул в реку. Сделал пару мощных гребков, в момент очутившись на середине русла и вдохнув полную грудь, расслабившись замер. Течение подхватило и понесло его вниз, равномерно покачивая. Спустя какое-то время Тим развернулся и, стараясь развить максимальную скорость, кролем поплыл назад. Несмотря на небольшую ширину, речка была достаточно глубокой, а течение небыстрое, но достаточное, чтобы ощущать дополнительное сопротивление. Добравшись, наконец, до песчаного берега, Тим отдышался, достал свою старую растянутую рубаху, нагреб в нее песка и опустил в воду…

— Да что же это такое, — Тим выругался. Он уже сотню раз повторил свой нехитрый алгоритм и не нашел ни одного камня. Берег напоминал собой место боевых действий. Тут и там виднелись воронки, словно от разорвавшихся снарядов. При последней попытке рубашка не выдержала и с треском порвалась. Мокрый, замерзший и злой Тим вышел на берег. Казалось, что никогда прежде он так не уставал. Сел на песок рядом со штанами, выгреб остатки сегодняшнего рациона вяленого мяса, забросил в рот и стал остервенело жевать, глядя на опускающееся за горизонт солнце.

Идти к Лие было уже поздно. Плохо, конечно, что он не предупредил ее, но уже совсем стемнело, девушка наверняка спит. Решил, что тоже отправится спать. Подходя к дверям длинного дома, услышал, как кто-то его позвал.

— Тиим, — прошептал взволнованный мальчишеский голос, и говоривший скрылся за бревенчатым углом.

«Что там еще стряслось», — лениво шевельнулась мысль в голове, когда Тим шагнул за поворот.

В следующую секунду думать стало некогда. Прямо в лицо прилетел кулак. Не ожидавший такого поворота парень даже слегка опешил от обжигающей лицо боли, благодаря чему пропустил еще и пинок в живот, но сумел стерпеть сильную боль и, ухватив за ногу, со всей силы выкрутил ее, падая сверху. Что-то противно хрустнуло, и тишину спящего поселка прорезал душераздирающий крик.

Перекатом Тим ушёл от нового удара, который то ли услышал, то ли предугадал каким-то шестым чувством. Одним рывком подскочил и, встав в боевую стойку, которая сама собой всплыла в памяти из прошлой жизни, прислушался. Голова кружилась, к горлу подкатывала тошнота. Боковым зрением уловив движение, ударил наотмашь. Удар получился хлестким, под рукой что-то чавкнуло и хрустнуло. Кто-то ухнул, заскулил, и вскоре послышались убегающие шаги. Нападающих явно было больше одного, потому что со сломанной ногой так резво бегать не получится. Но вскоре все стихло.

Тим развернулся и, пошатываясь, медленно передвигая ноги, побрел к дому Лии.

Запнулся о стоящее у крыльца ведро, отшатнулся, наступив на хвост спящей рядом кошки. Та, истошно завопив, бросилась куда-то во тьму. Дверь со скрипом отворилась, и в проеме появилась голова Лии.

— Тим, это ты? — спросила она.

— Я, — ответил парень и рухнул, потеряв сознание.


Часть 1. Глава 7


Запах гари вырвал Тимура из тревожного сна. Мысли суматошно забегали в гудящей голове: «Неужели опять кайрийцы. Тихо как. Все снова повторяется. Что было перед тем, как я вырубился? Вроде кто-то напал. Я умер? Только бы не новый мир, только бы не новый мир».

Жмурясь от солнца, Тим открыл глаза. Мир был тот же что и вчера. Где-то у дымной печи возилась Лия. Девушка что-то варила в небольшом глиняном горшке.

Приподнявшись на одном локте, он понял, что ничего не болит, а еще, что под простыней абсолютно голый. Вещей нигде не было.

— Лия, — решившись, позвал он.

— Проснулся? Ну и горазд ты спать.

— Я это… что было-то?

— Опять ничего не помнишь? Заноза тебя с дружками вчера подкараулил. Хотел отомстить. Я ведь ему только на днях окончательно нос выправила. И все без толку, — сокрушенно покачала головой Лия.

— Почему?

— Ты опять ему физиономию разукрасил, да еще пуще прежнего. И ногу Хилому сломал. Они вроде как друзья. Я теперь тебя еще больше боюсь.

— Не бойся, я свой, — пробормотал Тим.

— Ты-то свой, а вот я сама не своя. Староста приходил, просил сынка своего подлечить, да как тебя увидел тут, бессознательного и в кровати моей, сразу ушел. А я не стала лечить. Сила Яра на тебя ушла, а свою тратить не захотела.

— Это правильно. Кто у нас сынок старосты?

— Как кто, Заноза. Ты разве не знал?

— Откуда мне.

— Ну, вы же в одном доме живете.

— А как я тут очутился, и где мои вещи?

— До дома моего ты сам добрел, а следом за тобой Бурый пришёл. Спросил, чем помочь. Вот вдвоем тебя и занесли, да раздели. Ох, и тяжелый ты стал, Тим.

Девушка замолчала, принесла горшочек, обхватив его полотенцем, и поставила перед ним. Взяв большую ложку Тимур жадно стал хлебать наваристый бульон, в котором плавали спиральки вяленого мяса. Немного подумав, словно не решаясь, девушка спросила:

— А как тебя на самом деле зовут?

Тим поперхнулся. Впервые за много дней он заглянул в глаза девушки. Он понял, что нет смысла дальше что-то скрывать. Эти глаза видели его насквозь.

— Тимур, — ответил он.

— Тим-ур, — повторила девушка, — это не наше имя. А как ты очутился в теле Тима?

— Не знаю. Меня словно закинули из другого мира. Там я, наверное, умирал. А тут умирал Тим. Вот нас и поменяло местами, я так думаю, хотя точно не знаю.

— Ты храбрый и сильный воин, Тим-ур. В вашем мире все такие?

— Не все, — на автомате ответил Тимур.

— Тьфу, то есть с чего ты взяла, что я сильный и храбрый?

— Я видела, как ты сражаешься с Турохом. Никто тут в поселке так не может. Поэтому дядька главный среди местных мечников. А вчера ты не побоялся и вышел против двоих. У вас там все такие?

— Почему ты спрашиваешь?

— Если Тим там, то ему, наверное, плохо, — проговорила девушка.

— Не переживай, максимум, что ему грозит, закроют в общей избе и посадят на казённые харчи, — проговорил Тимур, думая, что если Тим выживет, то его точно комиссуют как свихнувшегося.

— Куда посадят? — широко распахнув напуганные глаза и прикрыв рот ладонью, спросила Лия.

— Кормить будут из общего котла. А ты что его любишь? — почему-то приревновал Тимур.

— Понимаешь, у нас в деревне не было других ребят нашего возраста, поэтому ему бы пришлось жениться на мне. Он пришлый, поэтому не надо было искать ему жену из другого поселения. Он ведь тоже не ахти какой был. А я страшная, на меня вряд ли кто глаз положит. В общем, я думала, что он меня в жены возьмет, когда пройдет обряд. Надеялась я. А теперь вот, — девушка разрыдалась, усевшись на край кровати.

Тимур отставил горшок с остывающим бульоном на скамью и, натянув простынь почти до подбородка, обнял девушку со спины.

— Не плачь, я же теперь рядом. Чего это ради ты страшная?

— Да ты посмотри вокруг, — всхлипывала девушка, — все нормальные женщины как тетка моя, крупные, таз широкий, такие много нарожать могут. Да и прокормить. А я что, бабка всегда говорила, что не в коня овес.

— Дурочка, — рассмеялся Тимур и поцеловал ее в затылок.

Девушка подскочила. От слез уже остались только следы, и, вытерев их рукой, насупившись произнесла:

— Только после свадьбы!

— У вас прям свадьбы бывают? — спросил, не сумев удержаться чтобы не хохотнуть, глядя на взъерошенную, зарёванную, но гордо вскинувшую носик девушку.

— Бывают! Я вот однажды в Дарке была, так там…

Что там, девушке договорить не дали. В избу ввалился Бурый. Оценив обстановку пробасил.

— Тим, выйдем поговорить?

Тим чувствовал себя отлично. Ничего не болит, силы вновь переполняют, даже голова ныть перестала.

— От чего не выйти, одеться дай.

Бурый глянул на Тима, потом на Лию, густо покраснел и, быстро развернувшись, вышел.

Девушка бросила мешок с вещами в Тимура и пообещала:

— Прибью.

Спустив ноги с кровати, не вылезая из-под простыни, он натянул штаны. Затем, уже не стесняясь, одел рубаху и вышел.

— Тим, я это, — пробубнил здоровяк, — видел, что ты с Занозой и Хилым сделал. Ну, как видел, темно же было, а ты вон как уложил…

— Ну, и? — подбодрил здоровяка парень, не понимая, к чему он клонит.

— Ну, и как вы с Турхом бьетесь, видел, — Бурый опять засопел.

«Такое ощущение, что все видели», — подумал Тим, а вслух произнес:

— Ну, и?

— Научи меня на мечах так же, а?

Не ожидавший такого поворота парень не смог удержаться, пару секунд покряхтел в кулак, пытаясь сдержаться, а потом в голос заржал. Вытирая слезы, выступившие в уголках глаз, он всё-таки решил объясниться. Не хватало ещё и Бурого заполучить в список врагов.

— Я меч двенадцать дней назад первый раз в руки взял. А ты говоришь учить.

— Тим, мне неважно, что о своем прошлом ты скрываешь. Я верю своим глазам и прошу — научи.

— Хорошо, — сказал Тим, рассудив, что на время отсутствия Туроха ему нужен партнёр для оттачивания умений, — вечером приходи, обсудим.

— А ты здесь теперь будешь жить? — кивнул головой Бурый в сторону дома Лии.

— Эээ, — парень задумался, — давай я сам тебя найду.

— Хорошо, — согласился Бурый и побежал к воротам. Тим посмотрел на небо. Солнце уже было достаточно высоко, а значит у молодняка тренировка. Решив оставить все разборки на вечер, Тим рассовал по карманам две горсти вяленого мяса, взял лук со стрелами и лёгким бегом отправился в лес.


Часть 1. Глава 8


Небо быстро затягивало тяжёлыми тучами. Казалось, только что приветливый солнечный лес вдруг стал хмурым и темным. Бежать в поселок теперь было поздно, вот-вот разразится нешуточная гроза.

Ветер с огромной силой гнул высокие сосны. Деревья жалобно скрипели, раскачиваясь словно мачты корабля, угодившего в шторм. Едва успев отскочить от падающей вниз тяжёлой обломившейся ветки, Тим юркнул под поваленный ствол огромного дерева. Выворотило этого исполина вместе с корнем, и теперь под нижней частью ствола зиял просвет. Вот туда-то Тим и закатился, накрыв лук своим телом. А дальше началось что-то совсем уж нереальное. Непрерывные раскаты грома закладывали уши, лес то и дело озарялся проблесками молний. Где-то вдалеке раздался хруст веток, которые ломались под тяжестью падающего дерева. Но тут же потонул в очередном раскате грома. Тим даже пожалел, что не поискал себе более серьезного укрытия, как вдруг ветер стих, природа замерла, и шелестящей волной округу накрыл плотный ливень.

Спустя пару десятков минут раскаты грома удалились, а потоки дождя прекратились так же резко как начались. Весь перепачканный и до нитки промокший Тим выбрался из своего укрытия. Шлепая хлюпающими сапогами по мокрой земле, он не обращал внимания на лужи. Даже не пытался их обходить, все равно все и так промокло. Настроение ужасно испортилось, и понуро он шел обратно в поселение.

Из тяжёлых мыслей о превратностях судьбы его вывел детский плач. Тим даже замер, не донеся ногу до земли. Прислушался. Звук повторился, но теперь он был похож не на плач, а на… Мяуканье? Тим побежал в ту сторону, откуда доносился звук.

Обойдя очередного поваленного исполина, он едва не отпрыгнул, когда где-то слева, практически из-под ноги снова мяукнули.

Тим раздвинул высокую траву и замер, оценивая ситуацию. Огромный ствол дерева ровно посредине придавил местное животное. Идентифицировать, на половину скрытое под тяжёлым деревом существо из семейства кошачьих, не получалось. Он присмотрелся привычно, используя пристальный взгляд.

«#23745699»

— Не густо. Мурка, откуда ты тут только взялась? — не рассчитывая на ответ, спросил Тим.

Набор цифр тут же сменился на имя «Мурка», и она снова жалобно мяукнула.

— Потерпи, моя хорошая, сейчас я тебе помогу, — стараясь говорить, как можно дружелюбнее, он попробовал приподнять бревно. Не получилось. Напрягая все тело, Тим присел, и, просунув руки под ствол, попытался разогнуть ноги. Бревно лишь качнулось, и Мурка мяукнула ещё громче.

Тим отскочил, боясь, что раненый обезумевший зверь махнет своей огромной когтистой лапой, но та лишь обессилено рычала, иногда прерываясь на вдох.

Почему-то Тим сразу понял, что это кошка. Там, в прошлой жизни у Тимура была такая же. Ну, может раз в пять поменьше. Осмотревшись по сторонам, Тим увидел небольшую опушку, на которой рос молодой подлесок. Быстро добежав, выбрал высохший длинный ствол, чуть толще руки, неровно обломленный выше человеческого роста, и потянул его на себя, повиснув всем телом. Обломок давно покалеченного дерева нехотя выворотился с небольшим комком земли. Тим торопился, подтаскивая обломок к Мурке. Сунул его нижней частью под ствол, приложил максимальное усилие. Руки скользили, но Тим сумел приподнять ствол и выдохнув перекатил его в сторону, вдоль по жерди.

Мурка перестала рычать и лишь иногда тихонько поскуливала, скаля крупные клыки.

С трудом подняв на руки тяжёлое кошачье тело, Тим двинулся в сторону Усть-Укара. Когда местность стала знакомой, он отыскал огромное дерево, корни которого были подрыты, образуя неглубокую ложбинку. Аккуратно опустил мяукнувшую Мурку, прикрыл искалеченное тело лапником, сунул ей в пасть размокшие спиральки вяленого мяса и побежал в поселок.

— Тим, это же тайкон, — испуганно прошептала Лия. Она едва поспевала за парнем, пока они шли через лес, и теперь тяжело дышала.

— Ей надо помочь, она умирает.

— Но она нас сожрёт после того, как я ее вылечу. И вообще, с чего ты решил, что это она?

— Не знаю. Просто чувствую, что это кошка и ей нужна помощь.

— Кошка? Ты что ослеп, она же огромная, хищная тварь. Это самый опасный и хитрый зверь. Стая таких может запросто уничтожить деревню. Я не знаю, откуда она тут, эти твари водятся гораздо дальше от моря.

— Помоги ей, я подержу.

Тим взял из мешка еще горсть мяса, подставил к морде Мурки и, положив другую руку ей на холку, придавил своим весом. Та, казалось, этого даже не чувствовала. Лизнув подставленную ладонь, принялась есть предложенное.

Лия, не теряя больше ни мгновения, принялась за дело. Несколько раз Мурка пыталась взбрыкивать, но силы Тима хватало, чтобы ее успокоить. Он чувствовал, что зверь с лёгкостью может скинуть его или откусить кисть, но не отступал от своей затеи.

— Все, — сказала девушка, отступая назад.

Тим тоже поднялся и отошёл.

Мурка несмело поднялась на лапы, покачиваясь, сделала пару шагов, и вдруг резво вскочила на ствол ближайшего дерева. В два длинных прыжка взлетела к самым кронам и, перепрыгивая с ветки на ветку, скрылась из виду.

— Вот тебе и спасибо, — проговорил Тим, глядя куда-то вдаль.

— Лучше уж так, — произнесла девушка и крепко сжала его ладонь.


Часть 1. Глава 9


Сражаться с Бурым было легко. То ли Тим не умел объяснять так хорошо, как это делал Турох, то ли специфика самого ученика, но новые приемы и их связки давались гиганту трудно. Неповоротливый от природы сын кузнеца действовал топорно и экономил силы буквально на всем. Там, где Тим рекомендовал отскочить и контратаковать, Бурый еле успевал поставить блок. Зато, когда он всё-таки дотянулся своим деревянным оружием до меча Тима, тот вылетел из рук, закрутившись в воздухе, глухо ударился о стену.

Солнце уже садилось, и решили на этом знаковом событии закончить тренировку.

Тим удовлетворенно присел на скамью, протянул Бурому горсть вяленого мяса.

— Откуда? — все ещё тяжело дыша, спросил Бурый. Только тут Тим заметил, что надпись над парнем с пепельно-серого сменила цвет на зелёный.

— Лия принесла, — не стал говорить всю правду Тим.

Бурый понимающе покивал. Ей платили по-разному, и только Тим знал, что мясного в дарах, принесенных благодарными жителями, не было.

— Нам раньше тоже всякое носили, — придался Бурый воспоминаниям.

— А сейчас что?

— Отец без работы сидит давно. Железа нет, даже после ярмарки заказы нечасто. Всё-таки за Яры мы много получали, не то что сейчас. Зерно, конечно, тоже ценится, но его и самим надо.

— Яры нам как будто не нужны, — пробурчал Тим, и уже громче добавил, — пошли спать, завтра трудный день.

— А что завтра? — нехотя поднялся Бурый, продолжая жевать.

— Узнаешь.

Занозы и Хилого не было. Видимо отец решил забрать их от греха подальше, пока остальные мужики не вернутся. Да и вообще, у подрастающих воинов получились своеобразные каникулы. Никто их не будил по утрам, тренировки временно отменили, и каждый занимался, чем хотел.

— Вставай, — потряс Тим товарища за плечо.

— Куда, темно ещё?

— Кто рано встает, тому Даар подает, — перефразировал Тим.

Бурый тут же соскочил, вытаращив глаза.

— Что? — удивился Тим.

— Ты ведун? Ты говоришь, как они. Ты двигаешься, как они. Тим, кто ты? — стал тараторить Бурый, вытаращив глаза.

— Ты во сне головой не ударялся? Это же я — Тим.

— Прости, друг, я вижу, что ты это ты, но иногда ты меня пугаешь.

— Да я сам себя боюсь, — засмеялся Тим. Но Бурый шутку не оценил.

— Пошли уже, побегаем, — сказал Тим, выводя парня из оцепенения, и вышел на свежий воздух.

Утро пахло цветами, на траве под ногами была прохладная роса. Уверенно ступая босыми ногами по тропе, Тим шел впереди, а следом нехотя плелся Бурый. Выйдя за ворота, Тим развернулся и крикнул:

— До развилки и назад, — резко стартовал.

Бежать было в удовольствие, а вот Бурый через пару минут стал пыхтеть, гулко топая ногами. Тим даже хотел было уже остановиться, как вдруг тот увеличил скорость, обогнал его и истошно завопил:

— Тим, бежим, там тайкон, — не оборачиваясь, прибавил еще скорости.

Тим остановился и обернулся, в этот момент что-то сбило его с ног, придавило грудь и… по щеке прошелся мокрый шершавый язык.

Бурый стоял на расстоянии шагов в пятьдесят и смотрел, как его новый ненормальный друг борется с тайконом. Тварь не из сказок, а вполне реальная. Кошка переросток, от клыков которой часто погибали не только охотники, но и полностью экипированные воины, не могла прокусить рубаху Тима. А ему было не то, что не страшно, он хохотал на весь лес. Нет, с этим парнем было явно что-то не так.

Вдруг Тим сумел высвободиться из-под громадной изящно изогнувшейся туши и опрометью кинулся в сторону Бурого.

— Бежим! — заорал он, да так натурально, что стоявший в напряжении сын кузнеца едва не запнулся, быстро развернувшись и бросаясь прочь.

Добежав до развилки, он всё-таки замешкался, не сумев решить в какую сторону продолжить бег, запнулся о корягу и упал на землю, приготовившись умереть.

«+5 к ловкости, +3 к выносливости», — Тим, улыбаясь и тяжело дыша, смотрел, как над товарищем меняются надписи.

— Эй, дружище, ты как там? — спросил он отдышавшись.

— Тим, мы ж-живы, — спросил Бурый поднимая голову и осматриваясь вокруг.

— А что нам сделается? — усмехнулся парень в ответ, — ты же бежал быстрее ветра. Я едва не отстал.

— А эта тварь где? Ты ее убил?

— Не называй Мурку так, а то мало ли обидится. Вон она сидит.

Бурый поднял голову и увидев, что на толстой ветке над его головой вальяжно развалившись сидит и намывает морду лапой самый настоящий тайкон, подскочил и побежал в обратную сторону, но через пару секунд остановился понимая, что никто его не преследует.

Мурка, спрыгнув с ветки, обнюхала Тима и уткнулась мордой в карман, где обычно хранилось вяленое мясо. Карман, к сожалению, был пуст.

— Слушай, Бурый, ты назад сам доберешься? Мы пойдем с Муркой поохотимся?

— Мурка, — протянул Бурый, все ещё не осознавая реальность происходящего. Потом, что-то сообразив, затараторил:

— Конечно, идите, я сам. Я сам доберусь, и провожать меня не надо, — он встал и медленно поплелся к поселению, то и дело повторяя на разный манер, — Мурка, хм, ну надо же. Мурка…

Посидев еще с пару минут и убедившись, что приятель движется в нужном направлении, Тим погладил тайкона по загривку.

— Ну что, Мурка, пошли поохотимся?

Та утробно заурчала.

Лука с собой, к сожалению, не было, поэтому, подобрав толстую дубину, Тим подошёл к высокой сосне, в которой виднелось дупло. Несколько раз сильно ударив по стволу, увидел, как из отверстия выскочила куница и стала проворно перескакивать с ветки на ветку убегая.

Двумя мощными прыжками Мурка догнала беглянку и, сомкнув челюсти на относительно не крупном теле, прикончила. Спрыгнув на землю, бросила ее к ногам Тима. Он присел, осмотрел трофей — даже шкурку не попортила. Тут же у него в голове появилась идея…


Часть 1. Глава 10


Время летело быстро. После того памятного дня, когда Бурый впервые получил повышение, прошла почти неделя. Сын кузнеца ещё дважды получал прибавку к нужным характеристикам, и теперь поединки с ним получались не только довольно длительными, но и зрелищными.

Когда вечерами два молодых парня начинали свой смертоносный танец, поглядеть на них приходила вся деревня. Сказывалось отсутствие телевизора, да и вообще каких-либо развлекательных программ. Тим даже стал иногда проигрывать товарищу, специально разжигая интерес зрителей еще больше.

Охота тоже значительно изменилась.

Сложилась даже некоторая традиция. Когда Тим выходил к развилке, его уже поджидала довольная Мурка. У ног ее лежала тушка какого-нибудь пушного зверька, придушенного ловкой охотницей.

Тиму даже пришлось научиться на месте снимать ценные меховые шкурки и сворачивать их так, чтобы не портились при переноске в сумке. Похоже, что Мурке тушки нравились как раз без шерстяной кожуры, и она за несколько минут расправлялась с остатками. А вот дальше, начиналось настоящее веселье. С мечом в руке сломя голову Тим бежал за перепрыгивающей с ветки на ветку хищницей. В конце концов, она выводила его к какому-нибудь кабану или оленю, спрыгивала сверху, сбивая добычу с ног, а Тим успокаивал ошарашенного зверя, перерезая мечом горло.

Сняв шкуру с туши и завернув в нее лучшие куски, под довольное урчание и чавканье дикой кошки, он направлялся к Лие. Девушка всякий раз удивлялась такой добыче, но ничего не спрашивала. Количество меха и шкур в сундуке росло, а еще рядом появилось несколько увесистых мешочков с вяленым мясом несмотря на то, что добрую его часть теперь уплетал не только Тим, но и Бурый.

«Все это хорошо, только мало», — думал Тим, в очередной раз вымачивая окровавленную после охоты старую рубаху. «И почему я не замочил ее еще днем до тренировки?» Он поглядел на заходящее солнце. Оттереть засохшие кровяные пятна, конечно, не получалось. Промаявшись почти до темноты Тим решил, что придется охотиться в такой. Придавив рубаху большим камнем к песчаному дну (а вдруг за ночь вымокнет и утром легко отстирается), поднялся. Собрался было уже идти, но замер.

— Тииим, — донёсся со стороны реки женский голос. Резко обернувшись, он увидел, как в неясно откуда льющемся свете из воды по средине реки вынырнула обнаженная женщина.

— Иди ко мне, Тим, — поманила она его. Женщина была столь прекрасна и желанна, что он не в силах сопротивляться зашагал к воде. Был даже готов разбежаться, нырнуть и поплыть, чтоб как можно быстрее оказаться рядом с красавицей, как вдруг с ног его сбила Мурка, непонятно откуда взявшаяся на песчаном берегу. Она выгнула спину и, глядя прямо на высунувшуюся из воды страшную морду непонятного существа, зарычала.

Парень выругался, глядя на водянистые выпученные глаза неведомой твари, а в голове тут же раздалось «едаааа». Тим отполз подальше от кромки воды и бросил в существо горсть сушеного мяса. Небольшая серая морда словно разделилась на две половины, открывая огромную пасть с несколькими рядами зубов. Все кусочки угодили точно в распахнутый рот существа. Не к месту перед взором выскочила надпись:

«+1 к меткости».

Тим встряхнул головой и вновь, скорее понял, чем услышал, «еще». Он попробовал представить и послать в сторону твари изображение большого круглого Яра.

Тварь нырнула, и из воды вылетел камень. Примерно такого размера и формы, какой представил Тим, но обычный серый. В след за ним высунулась серая морда, и прилетел более яркий ментальный посыл — «Еда!»

Тим швырнул камень назад, угодив в один из выпученных глаз, от чего тот лишь недоуменно моргнул.

«+1 к меткости».

Опять выругался и отправил изображение желтого камня, а потом еще добавил просто желтый цвет.

Тварь нырнула, и уже через более длительный срок на берег вылетел Яр, формой и размером напоминающий куриное яйцо.

Тим радостно швырнул в ответ остатки мяса, пасть снова разинулась и все проглотила.

Тут же голову буквально пронзил ментальный рев «много еды!»

Тим сделал паузу, приводя голову в порядок, и ментально заорал «много Яров!» По крайней мере он наделся, что получилось не менее ошеломляюще чем у твари.

Существо зарычало и скрылось под водой, но ни через минуту, ни через полчаса ливня из магических камней не наблюдалось.

Бережно уложив Яр в котомку, он направился спать.


Ночью опять пошел дождь. Тим долго не мог уснуть, вспоминая события дня. Уже под утро в коротком кошмаре он увидел серую тварь с водянистыми глазами, которая десятками выбрасывала в небо разнокалиберные желтые камни. Под градом из Яров, хохоча словно умалишенный и широко раскинув руки в стороны, бегал Заноза. Тим проснулся.

В комнате потянуло дымом, это Кабан растапливал печь. Недавно проснувшийся Бурый натягивал сапоги.

— Сегодня меня вечером не жди. Первые подвозы с полей пришли. Отец зовёт, коней подковать, телеги подремонтировать. Работы много. Вон малого за мной прислал.

В дверях стоял парень один в один похожий на Бурого, только на пару годков помладше.

— Да и вообще, Тим, до поездки вряд ли получится встретиться, а после уже обряд.

— Удачи тебе, друг, — протянул руку Тим.

— И тебе, — пожал ее Бурый.

— И это, — он замялся, — спасибо, Тим, кто бы ты ни был.

Нацепив кожаные накидки, оба здоровяка скрылись за пеленой дождя.

Постояв пару минут, осмысливая услышанное, Тим выскочил следом. Дождя он не боялся. Пусть накидки у него нет, зато есть хорошо знакомая знахарка, которая в случае болезни всегда сможет подлечить. Заметив, что над крышей дома Лии тоже поднимается первая робкая струйка дыма, Тим постучал в дверь.

Высунувшаяся растрёпанная голова не очень вежливо спросила:

— Чего надо? — а, потом рассмотрев, кто пришел, зевая добавила:

— А, это ты Тимур, заходи.

— Подожди, мяса дай, — сказал он, протягивая мешочек. Девушка окончательно проснулась и поинтересовалась:

— Зачем столько?

— Дело есть. И зови меня Тим.

— Хорошо, — снова зевнула девушка, — только этим не давай, — кивнула она в сторону вереницы телег.

— Я весь Яр на их мелкие хвори истратила, а так ничего и не принесли пока.

Девушка скрылась за дверью и вскоре показалась с наполненным мешком.

— Спасибо, — сказал Тим и, сунув мешочек в рюкзак, побежал к реке.

Яров на берегу не оказалось. Тим даже заподозрил, что пришлые возничие могли собрать нечаянный урожай. Успел поругать себя за нерасторопность и за то, что долго спал. Потом решив, что если бы кто-то нашел Яр, то точно все об этом узнали еще ночью, да и к Лии не пошли бы лечиться. «Ну а если кто-то нашел гору Яров…» нет, о таком думать не хотелось.

В конце концов, ничего не найдя, Тим пошел за замоченной рубахой.

Вместо камня на рубашке он с удивлением обнаружил склизкий, размокший от воды деревянный сундучок. Вытащив его на берег, Тим откинул окованную жестяными полосками крышку и обалдел. До половины тот оказался набит неизвестными золотыми монетами. Сверху россыпью лежали мелкие камушки Яров. Вишенкой на этом слоеном пироге оказались три желтых камня, каждый размером с виноградину. Озираясь Тим захлопнул сундук. Сунул его в котомку на место вынутого мешка с мясом. Закинул котомку на спину, подошёл с мешком к реке.

— Э-ге-ге, чудище болотное, — проорал Тим, что было сил. Но ответа не последовало. Лишь капли дождя шелестели по глади реки.

Сердце парня ликовало, а потому он запел:

«Я водяной, я водяной, никто не водится со мной, мои подружки пиявки, да лягушки, ой, фу какая гадость», сплюнул Тим залетевшую в широко открытый рот крупную мошку.

Тут же из реки высунулись водянистые глаза, а в голове послышался голос твари «еда».

— Лови, — прокричал парень и забросил мешок. Упав рядом с серой головой, он поднял кучу брызг, а тварь накинулась сверху, на прощание ударив по воде большим зеленым рыбьим хвостом.

— Русалка, блин, — озадаченно проговорил Тим и, подхватив лежащий на песке меч, отправился в поселение.


Часть 1. Глава 11


— Сто сорок четыре полновесных скипетра, тринадцать малых Яров, три средних, примерно такой у моей бабки был.

Лия быстро отошла от шока, который получила, когда Тим, закрыв на засов дверь, выставил перед ней сундук.

— Ты что ограбил сокровищницу Древних?

Тим уже давно понял, что легенды и сказки местных жителей не совсем сказки, а потому заинтересованно спросил:

— А что есть такая сокровищница? Пойдем скорей туда, нам на днях на ярмарку, а продать-то нечего.

Лия засмеялась.

— Да у нас столько всего, что весь караван скарталлей обойдется дешевле. На один скипетр можно две, а то и четыре телеги зерна купить. В том году его привезли столько, что цены упали до 20 коронок за телегу. А в этом урожай никак не меньше.

Тим уже знал от Туроха, что один полновесный золотой скипетр равен 100 серебряным коронкам, но как выглядят эти самые скипетры, увидел впервые. Оказалось, что монеты совершенно обычные. С одной стороны нарисована палка, вроде как символизирующая и единицу, и рукоять, а с другой стороны — что-то вроде планеты, поделенной на четыре части, обозначающей навершие того самого скипетра. Чеканка была очень качественной, даже не верилось, что этот предмет принадлежат древнему, не развитому миру.

Бурый рассказывал Тиму, что у скарталлей не принято использовать монеты. Между собой или поселениями приветствуется натуральный обмен товарами и услугами, а вот у шинитов все наоборот. У них порою даже слова оцениваются монетами. Так говорил Бурому отец. Так что по прибытию сначала распродаются, обменивая товар на монеты, а потом уже закупаются.

— А правда, где ты их взял? — не отступала Лия. И Тиму пришлось рассказать.

— Ну, ты вечно со всякими чудищами дружбу заводишь, — удивлённо проговорила девушка.

— Не смей так о Буром говорить. Он нормальный, — пошутил Тим, и оба рассмеялись.

— Слушай, Тим, не рассказывай про них никому, пока не приедем на ярмарку, — проговорила Лия, ссыпая монеты в небольшой мешочек. В таких местные жители хранили обычно крупы. Мешочек получился увесистым.

Девушка встала, сложила все в сундук, надежно укрыв шкурами.

— А что будем с Ярами делать? — спросила она.

— Пока не знаю, — сказал Тим, сгребая мелкие как бобы и горох камушки в мешочек. Виноградины положил аккуратно сверху, завязал и сунул в котомку.

В дверь кто-то постучал.

Окинув помещение взглядом и убедившись, что на столе не завалялась какая-нибудь горошина Яра, Тим открыл дверь.

На пороге стоял дед, который встретился ему в первый день пребывания здесь. Надпись над этим колоритным персонажем так и гласила: «Дед».

— Заходите, дедушка, — позвала Лия из-за плеча, завидев гостя.

Дед тут же зашёл в дом, обогнув замершего Тима, уселся за стол. Извлёк из аналогичной котомки несколько свертков со шкурками и три мешка, в похожих Лия приносила вяленое мясо.

— Присаживайся, чего стоишь, в ногах правды нет, — проговорил дед обернувшись.

Тим сходу уловил, что старик специально ввернул земную поговорку. Не было еще таких совпадений в этой жизни, и Тим уцепился за спасительную нить. Снова закрыл дверь на засов. Уж теперь-то старик не уйдет и все расскажет.

— Не враг я вам, — проговорил старик, видя, что Тим не собирается садиться и запер единственный выход.

Лия подбежала к парню и затараторила:

— Это он нам шкурки выделывает, и мясо вялит тоже он. Он хороший, ему можно доверять.

Тим заметил, что девушка боится за старика.

— Ты чего, я что ли монстр какой дедушку обижать? — изумился он.

— Вот и правильно, — крякнув, проговорил дед и протянул Лии берестяной туесок.

— На вот, дочка, завари-ка нам чаю. Беседа, чую, будет долгая.

Неспешно потягивая чай, седобородый старец поведал, что давным-давно, во времена его молодости, встретился им похожий на Тима парень.

Ничем непримечательный поначалу, после обряда совершеннолетия стал он чудить. Сперва вот также позабыл все, а потом, когда освоился, нарастил гору мышц, решил в поселении власть свою установить. Законы какие-то диктовать стал да жизни мужиков учить.

— Ну, так и где он? — не выдержал Тим.

— Да где-где. Сожгли мы его.

Все замолчали.

— Но пришёл я к тебе не за этим. Ты, я вижу, нормальный парень. Не могу я в этом году на ярмарку ехать, а надо мне кой-чего прикупить.

Дед развернул длинный кожаный свиток, испещрённый какими-то не понятными символами.

Тим повертел его в руках, но не разобрал ни слова.

— Не обучен я письму.

— А тебе и не надо, — не удивился старец.

— Зайдешь в лавку, где вот такие склянки нарисованы. И отдашь список. Торговец сам тебе вынесет все, что нужно.

В углу свёртка красовалось изображение каких-то химический склянок.

— А вот это все продай, — дед сдвинул в кучу мешки и шкуры, — да не продешеви. Заплатишь с вырученного за товары из списка, а сколько останется — себе возьмёшь. За работу, стало быть. А, вот еще, — старик снял с шеи короткий костяной ножичек на плетеном кожаном ремешке.

— Это тебе, на шкурах чертить да писать, — усмехнулся в бороду старик.

— Не умею я, — хмуро повторил Тим.

— Бери-бери, пригодится.

И распрощавшись, странный гость ушел.

Едва дверь закрылась, как снова распахнулась, и на пороге возник всполошенный староста.

— Лия, беда, — прокричал он.


Часть 1. Глава 12


Впереди шел староста, показывая дорогу. Рядом, перекинув котомку за спину, шагал Тим, а Лия едва поспевала за мужчинами. Дверь в дом главы селения была распахнута, по крыльцу к ней тянулся кровавый след.

Шагнув внутрь, Тим очутился в душной комнате, наполненной людьми. В центре, на широкой деревянной скамье, укрытый по шею некогда белой простыней, лежал Заноза. Сознание, похоже, покинуло бедолагу, кожа его была белой как у мертвеца. Лия подошла и приложила палец за холодное ухо.

— Жив, — через пару секунд сказала она.

Тим тоже подошел и заглянул под окровавленную простынь. Тело словно вытащили из пасти хищника. Чуть ниже груди одежда превращалась в лохмотья, кожа под ней была в крови, и чем дальше, тем больше виднелось глубоких ран. Ноги ниже колен представляли из себя просто фарш, непонятно каким образом все ещё прикрепленный к телу.

Тим посмотрел на людей. Все ждали от Лии чуда, но, заметив суровый взгляд парня, приуныли. Староста выдернул из толпы Хилого. Тот тоже был весь в крови, мокрый, но вроде без ран, лишь свежий синяк наливался под глазом.

— Я все объясню, это все не я, это он, — залепетал парень, размазывая слезы и указывая на Занозу.

— После, а сейчас все вон, — рявкнул Тим, пытаясь скрыть омерзение.

Толпа попятилась назад, первым выскочил Хилый, за ним остальные. Даже староста дернулся было к выходу, но остановился.

— Дверь запри, — сказал Тим и повернулся к Лии, — Ты сможешь ему помочь?

— Попробую. Но потребуется много… девушка осеклась, переведя взгляд на старосту.

— Бери сколько надо, — сказал Тим, положив на стол мешочек с Ярами.

Первыми после камня Лии ушли три виноградины, после поочередно каждый мелкий камень. И когда Тим был готов вытащить свою заначку в виде самого крупного, Лия истратила часть внутренней энергии. Тим заметил, как руки девушки слегка засветились, когда она перешла на резерв, и заслонил ее своим телом. Староста стоял, широко открыв рот и выпучив глаза, попеременно глядел то на Лию, то на постепенно растущую кучку опустошённых камней.

— Кажется все, — выдохнула девушка, вытирая пот с лица.

Заноза открыл глаза и, глядя в потолок, неожиданно произнес:

— Я во-дя-ной, — после маленько помолчал и повторил, — я водяной.

— Чего это с ним? — спросил староста, глядя на уставившегося в потолок сына.

— Не знаю, но физически он абсолютно здоров, — проговорила Лия.

— И это дорого нам обошлось, — добавил Тим, собирая камешки в мешочек.

— А, — раскрыл рот староста.

— После, — перебил его Тим, — встретимся вечером, и Хилого приведи. Больно уж интересно послушать, что это за водяной такой.

Староста кивнул и присел рядом с сыном.


Тим сидел, перекатывая по столешнице серые камешки. Время шло, а 13 маленьких Яров так и не восстанавливались. При этом виноградины уже во всю желтели пополненным запасом. В дверь постучали, и Тим спрятал пару жёлтых камней в мешок, оставив один.

Через секунду староста втолкал Хилого внутрь.

— Рассказывай давай, что вы, негодники, учудили, — прикрикнул он на парня, присаживаясь к столу. Хилый остался стоять. Похоже, парень не первый раз пересказывал пережитые события, а потому бодро начал:

— Утром мы увидели, как Тим уходит с практически пустой котомкой в сторону реки, и часа не прошло, а он возвращается с полной и тяжеленной. Все же знают, что он ведун. Вот Заноза и решил, что Тим нашел месторождение с Ярами и таскает их Лие. Мужики говорят, что больно ловко у нее лечить получается. Камень-то их, конечно, знатный, да не на все раны такого хватит. Вот мы и пошли, — хилый замолчал, уставившись на горку серых камней и один желтенький, мелькающий между пальцев Тима.

Тот, как бы не замечая, поморщился. Ведь говорил Лие не применять свой запас без особой нужды.

— Дальше говори, — рыкнул староста.

— А дальше… из реки меня дева позвала. Красивая такая, да только Занозе видно послышалось, что она его зовет. Я к ней бежать, а он меня за рубаху да в морду кулаком. Сам нырнул. А я вижу девы нет, вместо нее тварь лупоглазая, да Занозу под воду тащит. Заорал я тогда и бросился к другу на выручку. А он не сопротивляется и все песенку бормочет какую-то. Еле вытащил его тогда. Ну а дальше сами знаете….

— И чего вас тварь не съела? — задумчиво произнес староста.

— Сытая была, — сказал Тим и замолчал, поняв, что сболтнул лишнего.

— Видел такую? — уцепился староста.

— Нет, откуда, — с невозмутимым видом соврал Тим.

— А у реки что делал?

— Рубаху стирал. На охоте замарал.

Лия поставила на стол горшок с кашей, сдобренной кусками мяса.

Гости синхронно сглотнули слюну, ощутив аромат свежеприготовленного ужина.

— Свободен, — обернувшись к замершему Хилому, обронил староста и придвинулся к столу поближе, зачерпывая ложку каши.

Еще утром Тим попросил Лию приготовить ее максимально вкусно, а сам отправился на охоту. Свежее, зажаренное на костре мясо щедро покрошили в горшок перед приходом старосты.

Тим ел с неохотой. Рассказ парня перебил аппетит. Днем, обсуждая с Лией произошедшее, он уверял, что все обойдется. Но та была непреклонна, заверяя, что нужно уходить. По ее мнению, прежде не очень довольные их присутствием жители больше им спокойной жизни не дадут. Все поселение завидует им, а когда староста увидел часть настоящих сокровищ… либо просто выгонят, отобрав все имущество, либо еще и сожгут, как Дед рассказывал. Теперь Тим был с ней согласен.

Практически единолично прикончивший ужин староста бросил ложку в пустой горшок и погладил надувшийся живот.

— Эк, вы хорошо питаетесь. Хороший ты охотник, Тим. А что, камешки разве не должны восстановиться уже? — кивнул он в сторону рассыпанных на столе Яров.

— Мелкие они. Одноразовые похоже. Вот этот только зарядился, — кивнул Тим на виноградинку, которую специально крутил меж пальцев все время общения.

— Одноразовые, — повторил староста как бы пробуя слово на вкус.

Тим внимательно осмотрел мужчину. Выглядел он так, будто за этот день постарел лет на пять, если не на десять. Над головой был как обычно номер и серым цветом пояснение «Иган, Аура +53».

— Дело у меня к тебе есть, староста.

— Говори, — тут же подобрался мужчина.

— После обряда становления мы сыграем свадьбу, а потом уйдем от вас. Куда — пока не решили, да вам то и не важно. А чтоб вы совсем без лекаря не остались, — Тим раскрыл ладонь с лежащим на ней маленьким желтым камешком, — пришли к Лии на обучение девчонку посмышленее.

Он закрыл ладонь и сунул камень в карман. Незачем старосте знать, где Тим хранит остальные, да и про их существование тоже рассказывать не собирался.

— Ишь ты как все повернул, — задумчиво проговорил староста, — я ведь грешным делом думал, что сегодня бежать решитесь. Даже посты пришлось выставить. А ты вон как хитро все разложил. Так-то оно, конечно, человечнее получится. Я благодарен вам, да только сам видишь, люди уже всякое думать начали, а нам без лекаря никак нельзя сейчас. Турох говорит война скоро, а он человек опытный, я ему верю. На том, стало быть, и порешим. Завтра Сойку к вам пришлю. Она хоть и мелкая, да по годам уж скоро замуж пора. Может так ловчее ее выдать получится. Только вот в избу мальчишечью ты больше не ходи. Да с пацанами нашими не общайся. Больно худо им с такого общения.

— Согласен.

На улице кто-то загалдел, и заскрипели почему-то закрытые на ночь ворота.

— Ну что там еще, — пробормотал староста. Тяжело поднявшись, он нехотя добрался до двери и, не попрощавшись, вышел.


Часть 1. Глава 13


Шум, поднявшийся из-за возращения охотников, не стихал до самой глубокой ночи. Груженые мясом и шкурами диковинных животных, они едва сумели дотащить встреченных неподалеку от селения раненых мужчин. Староста тут же опознал в них трех своих людей, отправленных на дорогу к развилке, ждать убегающих Тима и Лию.

Турох нашел постовых, когда двое из них потеряли слишком много крови и лежали беспомощными куклами на сырой земле. Третий сидел, прислонившись спиной к дереву, и озирался вокруг, выставив перед собой обломок копья. Напуган мужчина был так, что пришлось долго уговаривать его убрать оружие.

Приказав затащить тяжелораненых в свою избу, на скамью, где недавно лежал Заноза, староста отправил людей за Лией.

Девушка с Тимом зашли в уже знакомое помещение. Других людей кроме старосты, его сына и двух раненых мужчин там не оказалось. Заноза сидел на скамье в углу комнаты и размеренно покачивался, смотря на потрескивающий огонь в печи. Когда Лия проходила мимо, подняв глаза, он негромко произнес:

— Спасибо, — и снова уставился на огонь.

Голос парня был совсем неживым, и веял таким спокойствием, не присущим ему ранее, что Тима передернуло.

Сперва остановив кровотечение обоим пострадавшим, Лия стала поочередно лечить мужчин. Силы двух камней не хватило, чтоб полностью их исцелить, но раны затянулись, дыхание выровнялось, и казалось, что они просто спят.

— Завтра закончим, — устало проговорила девушка, убедившись, что жизни очередных пациентов ничего не угрожает.

— Теперь им нужен покой и много жидкости.

Староста понимающе кивнул, уступая дорогу уходящим гостям.

Заноза так и сидел, глядя, как языки пламени пляшут на раскаленных углях. По всему было видно, что встреча с русалкой оставила на парне неизгладимый отпечаток. Возможно, со временем он позабудет подробности и даже снова станет похож на нормального человека, но будет это ой как не скоро.

За мыслями о парне, которого можно было назвать если не врагом, то занозой уж точно, Тим едва не проморгал непонятно откуда появившегося Туроха. Он словно черт из табакерки выскочил, заслонив дорогу парочке, и зычно произнес:

— Ну что, племяннички, соскучились? Вижу, что вы тут времени зря не теряли, по всей округе только и разговоров что про Вас. Тим, говорят, в ведуны заделался, да с мечом скачет так, что степные ришны позавидуют, — он хохотнул, — Поговаривают, что и Бурого зачаровал. Отец парня в кузне запер да боится выпускать, думает, что ты и на него какую-нибудь тварь натравишь.

— Лия, детка, — дядька протянул ручища к девушке и неловко приобнял, а после шёпотом спросил:

— А правду говорят, что у тебя теперь не один Яр, а целая куча? Откуда?

— Не куча, а всего лишь два, — произнесла девушка, выскальзывая из объятий родственника.

— Ну, где два там, наверно, и три, — снова хохотнул мужчина, — Ладно. Пойдемте к нам, там Тамана таких пирогов напекла, ммм, — он закатил глаза, изображая невероятное удовольствие, и, подхватив Лию под руку, потащил в дом. Тиму ничего другого не оставалось, как пойти следом.

Пироги оказались и правда вкусными. Куски сочного мяса запекались в прослойке тонко порезанных корнеплодов, напоминающих картофель, только чуть острее на вкус.

— И вот выскакивает на меня этот марон и со всех ног несется, ломая жиденький ельник своими лапищами. Шесть кругов я вокруг клыка сделал, прежде чем эти олухи закидали его копьями. Ты представляешь, Тим, шееесть! — закончил дядька и, налив себе мутную жидкость из кувшина, залпом осушил кружку, после чего зажевал сочным куском мяса.

Тим поморщился. Сивухой от напитка разило на весь дом, а дядька похвалился:

— Вот, у земледелов выменял на кусок маронского мяса. Как оно тебе, кстати? Ты, небось, и не едал такого?

— Вкусно, — простодушно ответил Тим. Мясо ему и правда понравилось. Как он понял, мароны — это что-то сродни помеси слона и быка. Огромные, достигающие до 3 метров в высоту существа, имели столь же массивные рога, толстые, но короткие конечности, а вот хобота и бивней не было. Шкура их толстая, с жестким мехом, как сказал Турох, очень часто использовалась шинитами в качестве ковров для своих военных шатров.

Как только дядька вспомнил про шинитов, так сразу уцепился за эту тему. Лия незаметно ускользнула домой, а Тим слушал вполуха о подвигах старого по местным меркам вояки. Сам он думал о том, что делать дальше, на что потратить золото так, чтобы с умом и пользой, и где они с Лией будут жить после свадьбы.

Когда рассказчик, наконец, выдохся и заклевал носом, на улице уже стало светать. Душевно распрощавшись с хозяевами, Тим вышел на свежий воздух. Утро выдалось прохладным, и стоящие у ворот мужчины переминались с ноги на ногу, пытаясь согреться. Подойдя к ним, парень спросил:

— Что слышно, кто на дозор напал?

— А ты не в курсе? — удивленно воззрился на него стучащий зубами часовой.

— Да все вокруг со вчера только и пересказывают друг другу что слышали. Говорят, стая тайконов это была, самых настоящих, — проговорил другой.

— Парни сами виноваты. Пришли к развилке, а у нее тайкон сидит. Огромный, метра два в длину, глаза огнем горят, оленью тушу ест. Правда Турох говорит, там только соболя нашли придушенного, да это не столь важно. Ну вот, Косой и решил, что Тайконова-то шкура на ярмарке побогаче всех других уйдет. Больно редко они к нам забредают и то мимоходом. Мы же обычно только следы их видим. При переходах они в селения не суются, прямиком к морю пробираются. А тут удача, подумал Косой, ну и метнул копье. Только вот не зря его Косым прозвали. Промазал. А из кустов на них, да с веток, стая налетела, своего значит защищать. Косого с Рябым потом вы с Лийкой выходили, а Хорь до сих пор с земледелами упивается, все страх унять не может. Такие вот дела, — вздохнул мужик закончив. А второй добавил:

— Староста говорит, завтра уже на ярмарку двинемся. Если и есть стая, то обязательно по пути поймаем. Если повезет, я своей Данке воротник сделаю, — парень толкнул в плечо товарища, — представляешь, Лис, из тайкона воротник.

И оба стражника заржали.

Не показывая своей обеспокоенности, Тим вышел и направился в сторону леса.

— Ты куда, — крикнул ему в след тот, которого звали Лис.

— Да пойду посмотрю, может и Лие какой-нибудь зверек на воротник попадется, — не оборачиваясь прокричал Тим и скрылся среди деревьев.

Выбежав к развилке, он остановился. Спустя несколько минут, прыгая от ствола к стволу, показалась Мурка. А спустя еще секунду Тим был повален на землю, и влажный шершавый язык привычно прошелся по его щеке.

— Все, Мурка, слезай, — проговорил сквозь смех он, придавленный лоснящейся тушей.

Потом долго и упорно втолковывал ей, что нужно бежать отсюда, что она не должна приходить, что это опасно, но хищный и страшный зверь тайкон, по-кошачьи ласково прижимался и выпрашивал, чтоб его погладили.

Тим принял максимально строгий вид, оттолкнул Мурку и послал ментальное сообщение, как делал это с серой тварью, живущей в реке. Сообщение содержало картины страшной смерти мурлыкающего ужаса всей округи, если та не убежит как можно дальше и желательно сейчас же. Животное отшатнулось и присело на задние лапы. Воодушевленный таким успехом, парень усилил нажим, посылая еще более жестокие картинки и то ли перестарался, то ли просто Мурка была возмущена содержанием мысленного видеоряда, но она зашипела, ударив парня лапой в грудь, развернулась и в два длинных прыжка исчезла из виду.

— И тебе прощай, — крикнул ей в след Тим, глядя как по рубахе расплывается четыре кровавых пятна.


Часть 1. Глава 14


Лия сидела за столом. Странно, но она так и не привыкла считать этот дом своим. Все тут было чужим и неприятным. Особенно люди.

Тимур пропадал где-то между телегами с пришедшими земледельцами, даже кушать не приходил. Но сейчас ее мысли занимало не это. Сосредоточившись каждой толикой своего существа, она охотилась.

Прошлым вечером, останавливая кровотечения у мужчин, она поняла, что при желании или необходимости сможет остановить их сердцебиение полностью. Эта мысль ошеломила ее, ведь получалось, что она может не только лечить, но и убивать.

Внутренний запас сил, которые Тим призывал скрывать, бил через край. Девушка целыми днями изнывала от желания его использовать, ведь когда она делала это прежде и тратила накопленное без остатка, объем пустоты, а после и вернувшейся энергии, увеличивался. Лия хотела, чтобы объем запасов рос, а для этого энергию нужно тратить. Причем всю без остатка.

На полу возле ящика с припасами, пытаясь прогрызть себе ход, скреблась большая черная крыса.

Именно на ней сосредоточила все свои мысли девушка. Вытянув руку вперед, она чувствовала, как из груди к кончикам пальцев разливается жар пульсирующей энергии. Перед внутренним взором девушки появились маленькие сосуды, несущие кровь к каждой клеточке зверька. Сердце представилось так ярко и красочно, словно девушка держит его в руке. Постепенно, такт учащенного сердцебиения грызуна стал совпадать с пульсацией энергии, и вот уже одно стало неотделимо от другого. Было непонятно, сердце заставляет энергию пульсировать или энергия сердце. Девушка приготовилась остановить это биение, сжав ладонь, как вдруг в дверь постучали. Связь оборвалась так быстро, что по руке пробежал мороз, часть энергии испарилась, а крыса, оскалив морду, завалилась набок.

Лия обернулась. В открывающуюся дверь вошёл староста, за ним низенькая худощавая девчушка с черными глазами и чуть задранным к верху носиком.

— Ой, — пискнула она, увидев крысу, и заскочила на стоявшую у двери лавку. Староста вздрогнул, резко обернулся в сторону, куда показывала девчушка.

— Всего лишь крыса, чего ты так перепугалась, — сказал он, подходя ближе к грызуну, — а что это с ней?

— Отравилась, — недружелюбно сказала Лия.

— Бывает, — обронил староста, потеряв интерес к животному.

— Знакомьтесь, это Сойка, твоя ученица. Знаю, что ты не сильно много успела от бабки перенять, так что прошу, расскажи ей все что знаешь. Вечером на Косом сможете потренироваться. Рябой сам уже ходить может, его меньше задело. И да, на ярмарку она с тобой поедет. Надеюсь, что по возвращению, будет лечить не хуже, чем ты.

— У меня практики было много, — проговорила Лия, — особенно в последнее время.

— Чую, что практики у Сойки будет не меньше, а может даже больше, — неопределенно буркнул староста и вышел.

Лия подняла крысу за хвост, положила на стол и, взяв в руки нож, сказала, — Ну что, начнем наше обучение…


Часть 1. Глава 15


Сосновый лес уже примелькался своим однообразием. Тим шел рядом с Бурым. Тот вел под уздцы лошадь, запряженную в телегу полную зерна. Следом на облучке точно такой же телеги ехали Лия с Сойкой.

— Слушай, а зачем мы твой сундук в зерно спрятали? — спросил Бурый так, чтоб никто не услышал.

— А чтоб ты у нас все мясо не слопал, не то продавать будет нечего, — сказал Тим, поправляя вечно мешающий меч, заткнутый за пояс. Видя, что парень насупился, он решил увести разговор в другое русло:

— Вот ты мне лучше скажи, откуда у кузнеца две телеги зерна. Не заметил я, чтоб вы в поле трудились.

— Ну, так люди в течение года со всяким идут. Кому топор починить, кому меч выправить, а под конец и лошадей всех подковать надо было. Уйму времени на это потратили же. А чем земледелам расплачиваться? Отец не пьет, вот и несут зерно. Больше брать с них нечего.

— А лошадей мы зачем подковали, земля же мягкая кругом?

Колонна из телег и пеших воинов растянулась змеёй по петляющей между деревьев узкой колее.

— Это тут земля да трава, а как границу пересечем, дорога нормальная пойдет. В столице шинитов и вовсе все камнем выложено. Телеги у нас хоть и крепкие, но зато тяжёлые. В общем, без подков и не доедешь, и лошади копыта собьешь. А то и вовсе ноги переломает.

— А откуда столько народу?

— Так со всей округи к нам возы шли, чем дальше, тем больше будет. Вон видишь, деревенька стоит.

Тим посмотрел в указанном направлении и, действительно, разглядел что-то отдаленно напоминающее дома.

— Сейчас до развилки доедем, и их возы нам в хвост пристроятся. Мы часть воинов домой отправим, чтоб кайрийцы на ослабленные деревни не напали. В итоге каждый берет воинов по минимуму, а вместе мы сила. Никакие разбойники не рискнут напасть. Сколько помню себя — всегда так делали.

И, действительно, на развилке было около десятка телег и 12 воинов. Завидев стоящих издали, часть мужчин из колонны отделилась и направилась назад. Странный получался конвой, но в вековые традиции, помня о сожжённом когда-то собрате по несчастью, Тим лезть не стал.

Поравнявшись с сурового вида мужчинами, стоящими на перекрестке, он поймал на себе взгляд одного из них. Тот что-то пробормотал справа стоящему спутнику и махнул головой в сторону Лии. Оба были чем-то недовольны, но, как и все прочие, дождались, пока колонна пройдет мимо, и пристроились в самый конец.

На ночь устроили привал. Едва успели остановиться, расседлать коней, и разжечь костер, как из вечернего полумрака к стоянке вышли запомнившиеся днём двое мужчин. Без всякого приветствия они начали свой задиристый диалог:

— Ну, здравствуй, Тим. Давно не виделись — произнес один, над головой которого оранжевым светилось имя «#322432 (Грог, Раса: Человек, Аура +5)».

— А че это, мы тебя похоронили, оплакали, а ты тут значит, живой? А мой Прошка тоже жив? Чего я тогда его не вижу? Вы же вместе на охоту поехали в тот раз.

— Сходил бы да сам проверил, — спокойно сказал Тим. Всматриваясь в имя второго человека. Такая же оранжевая надпись гласила «#3221453 (Тихон, Раса: Человек, Аура +9)». И больше никаких пояснений.

— Эта девка, — проговорил незнакомец, показывая на Лию, — сказала, вас всех порешили.

— Да она и сама должна была подохнуть там, а гляди-ка ты — живая. Никак с кайрийцами снюхались, — выкрикнул первый и обнажил клинок.

Откуда-то сбоку вышел Турох.

— Остынь, — произнес дядька, вынимая из ножен свой меч.

Смелые и дерзкие до этой секунды мужчины сразу сникли.

— Да мы это… Не могли они от Кайрийцев живыми уйти. У этой вон, вообще нога сломана была. Мы ее…, — тут мужчина замялся.

— Так это вы мою единственную племянницу в яму скинули, так? — нахмурил брови Турох.

— Нет, не мы, — затараторил мужик, который оказался чуть посообразительнее, — это все Гришанка, она и камень забрала и в погреб Лию сунула.

Другой, все так же размахивая мечом, проорал:

— Пусть Даар нас рассудит. Тим, выходи на честный поединок, — и сплюнул на землю, после чего принял боевую стойку.

Видимо, он не заметил, насколько изменился парень, а потому, считал его несмышленым юнцом. Турох разочарованно отошел к Лии и, приобняв, шепнул на ухо, — Готовьтесь, скоро у вас с Сойкой будет работенка.

Лия вскинула на него испуганный взгляд.

— Не бойся дочка, Тим должен суметь за себя постоять.

Противники начали сходиться. С ехидной улыбкой Грог крутанул меч в руке и сделал пробный выпад. Тим легко отбил удар, но хитрый соперник тут же крутанулся и попытался достать его локтем по лицу. Парень, привыкший к честным поединкам, где оттачивал в основном работу против известных приемов, едва успел среагировать и уйти от удара в сторону.

А вот Грог, не ожидавший от него такой прыти, на секунду растерялся. Не встретив сопротивления движению локтя, он выставил правую ногу вперед, пытаясь удержать равновесие. Тим одним коротким росчерком рассек противнику штанину и бедро от колена практически до пояса. На секунду даже показалось, что он слышал, как острие клинка заскрежетало о кость. Тело Грога накренилось, он заорал от дикой боли и рухнул на землю. В этот момент сзади на спину Тиму с громким воплем бросился Тихон. Коротким кинжалом он метил прямо в сердце парню, но тот развернулся на крик, лишь для того, чтобы получить удар остриём клинка в грудь.

Падая, Тим услышал, как Тихон вскрикнул, видимо, тоже получив ранение, но на этом сознание его покинуло. Дальше была тьма.


Часть 1. Глава 16


«Получен урон. Текущий уровень жизни 7/135

Благословение. Текущий уровень жизни 60/135

Получен урон. Текущий уровень жизни 8/135

Благословение. Текущий уровень жизни 65/135».

Тим не знал, сколько прошло времени с тех пор, как мир вокруг погас, а спустя мгновение появилась первая надпись. Теперь они регулярно повторялись.

«Вы получили благословение. Текущий уровень жизни 93/135.

Негативный эффект «Проклятие смерти» развеян».

С вернувшимся сознанием тело пронзила боль. Горело все, начиная от места, куда угодил кинжал ненавистного Тихона, заканчивая ступнями, по которым вдобавок ко всему еще и мурашки побежали.

— Проснулся? — раздался голос Лии.

— Да. Где мы? — хрипло спросил Тим, осматривая белый потолок, оштукатуренные стены и вдруг склонившуюся над ним девушку. Коса ее перекинулась через плечо и свисала почти до кровати.

Настоящей кровати с белыми простынями.

— Мы на постоялом дворе «У Магнала Сбэйдо». Место не из дешёвых, но тебе был нужен покой.

— А мы уже у шинитов?

— Да, где же ещё можно встретить такие постоялые дворы. Ты посмотри, у них даже потолок и тот из камня.

— Долго я спал?

— Почти неделю, — девушка присела рядом.

Лицо ее было бледным, вокруг глаз появились синяки. Тим понял, что Лия потратила много энергии. Своей энергии.

— Мы доехали позавчера, а вчера Тамана помогла мне все распродать. Вот, — девушка поставила на стол два кожаных мешочка.

— 1241 серебряная коронка. Пока мы торговали, за тобой Сойка следила.

— Чтоб не убежал? — пошутил парень, пытаясь приподняться с кровати.

— Лежи-лежи. Кинжал у Тихона отравлен был. Мы с Сойкой тебя раз сто пытались вылечить, но только все внутренние кровотечения устраним, как у тебя что-то новое рвалось. В общем, не умею я от ядов лечить.

— Теперь умеешь. А что дальше делать? Действие яда прошло, но мне как-то не очень радостно. Я даже ногу размять не могу, будто бревном придавлен.

— Либо покой пару недель, либо ждать пока наши с Сойкой камни восстановятся.

— Она теперь у нас лучшая подруга?

— Она хорошая. У нее мать травница была, Сойка много переняла. Она и без камня немножко врачевала. А теперь, думаю, совсем станет хорошей лекаркой. Жалко только ее.

— Чего это вдруг?

— Староста хочет за Занозу сватать. В общем, приберет он это сокровище себе.

— Ладно, нам бы со своими проблемами разобраться. Скажи мне, чего этим уродам надо было? Почему они так взъелись?

— О, а вот тут самое интересное. Мы их подлечили немного, ну чтоб не сразу умерли. И Бурый давай спрашивать, а когда те не отвечали, он их железом каленым прижигал, а потом Сойка какой-то травкой мазала. Мы же поначалу думали, что они тебя убили, очень ты был плох. В общем, рассказали все как на духу. Заплатили им кайрийцы, чтоб деревню нашу сдали, вот и напоролись вы на засаду. А я им тогда все карты спутала. Они и сейчас поехали, чтоб договориться с благодетелями своими, да на обратном пути нас на засаду навести. Не знаю, может и прав был староста, когда сразу их прикончить предлагал. Теперь я нервничать буду всю обратную дорогу.

— Предупреждён, значит вооружен, — попытался успокоить девушку Тим.

— Это у вас там так говорят? Мудро. Ой, смотри, Яр готов. Сейчас мы тебя еще подлечим, и за ночь ты восстановишься полностью.

Тим шёл по центральной улице столицы шинитов. Дорога и правда была выложена чем-то напоминающим брусчатку. Ровные ряды аккуратных каменных домиков выгодно отличались от всего, что он видел раньше в этом мире. Однотипные крыши, покрытые красной черепицей, делали город даже красивым.

Лия с теткой с самого утра отправилась выбирать наряды. Как-то получилось так, что Тим не делая предложение Лии, объявил о их свадьбе, но девушка не возражала, а потому все шло как-то само собой. Все уже привыкли, что после обряда становления мужчины, который Тим с легкостью должен пройти, они поженятся. Девушка с теткой уже начинали готовиться к столь значимому мероприятию. Пришлось даже выделить им на это финансы. Парень, не скупясь, отдал оба мешочка с серебряными коронками, перед этим подробно рассмотрев, как выглядит данный вид валюты. Сам же, ссыпав в маленький мешочек с десяток золотых монет, отправился искать лавку для закупки ингредиентов из списка Деда.

Вывеска со склянками, как на картинке, нашлась довольно быстро. Отворив тихо скрипнувшую дверь, Тим вошёл.

Внутри оказалось довольно темно. Глаза, привыкшие к не по-утреннему яркому солнцу, адаптировались не сразу, а потому пришлось замереть в дверях.

— Проходите молодой человек, проходите, — раздался старческий голос, — Нечего в дверях стоять. Всех покупателей мне распугаете.

— Не заметил особой очереди, — сказал Тим, но прошел и, прикрыв за собой дверь, двинулся к прилавку. Торговец был стар. Толстостенные очки на крючковатом носу и взлохмаченные седые волосы делали его похожим на сову, выпавшую из гнезда.

— Зачем пожаловали? Может быть приворотное зелье, из отвара крылышек летучих змей с острова Лиронтос? — спросил он, встряхивая литровую бутыль с мутной жидкостью.

— Или может быть вам нужен туманный кристалл, превращающий соленую воду в пресную? Если так, то вы опоздали, уже весь запас раскупили, приходите после…, — торговец сделал вид, что задумался.

— Мне вот это, — Тим поспешно положил на стол пергамент, пока старичок с бурной фантазией еще чего не придумал.

— О-о-о, — многозначительно протянул старец с именем «#0132412 (Клиф Гаммаль, Раса: Человек, Аура +22)», — А где сам Дед?

— Приболел он, попросил меня подсобить.

Тим удивился. Впервые он видел собеседника у которого кроме имени имелась еще и фамилия.

— А-а-а, ну да, ну да. Товары недешевые, да и редкие. Приходите-ка вы завтра, молодой человек, — в момент сделавшись серьезным, проскрипел продавец и, развернувшись, скрылся в проеме подсобного помещения.

Тимур осмотрелся по сторонам, подождал пару минут и вышел.

На голубом небе не наблюдалось ни облачка. Солнце стало уже хорошо припекать, и без того немноголюдные улочки опустели. Тим знал, что основная торговля продолжится ближе к вечеру, когда перепившиеся после вчерашних удачных сделок жители снова придут в себя. А потому, никуда не торопясь, зашел в ближайшую лавку. Резко напахнуло чем-то химическим.

Лавка принадлежала кожевенной мастерской. Быстро осмотрев товар, Тим выбрал качественную куртку, с десятком небольших карманов на уровне пояса и перекрестием ремней на груди. Множество мест шнуровки делали ее очень универсальной. На деле обновка оказалось тяжеловатой, но удобной. Тим даже помахал руками над головой, за спиной, выискивая изъяны, но так ничего и не обнаружив, направился к прилавку. Скучающий до этого продавец, заинтересованно осмотрел парня в обновке.

— Замечательный выбор. Предлагаю присмотреться еще вот к тем штанам. По-моему, будет отличная пара, — проговорил он, указывая в сторону.

И действительно, штаны из грубой ткани оказались впору. Они были оснащены ремешками, с помощью которых на голень и бедро для усиления защиты можно было пристегнуть металлические пластины.

— А на куртку таких пластин не предусмотрено? — поинтересовался Тим, вспомнив про коварный удар кинжалом в спину.

Торговец удивленно приподнял бровь.

— Я думал, вы знаете, что берете. Редкий покупатель обращает внимание на экипировку разведчиков последней грани, но и абсолютно несведущий должен был заметить тяжесть, которой обладает данное изделие.

— Ну, да, тяжеловата, но вполне терпимо. А что в ней особенного?

Мужчина снисходительно посмотрел на покупателя.

— Дело в том, молодой человек, что под подкладкой данного изделия находится семь слоев тончайшей сетки из нивелировой проволоки. Очень редкий материал, немногие мастера берутся с ним работать из-за повышенной прочности. Даю вам гарантию, что, когда слой кожи на данной куртке придет в негодность от порезов и проколов, сетка все так же будет защищать не только от ударов меча, но даже от стрел. Не бронебойных, конечно, — наставительно произнес торговец.

— Хотя и их будет сдерживать значительно, — подумав, закончил он.

— Сколько будет стоить такой набор?

Прикинув что-то в уме, продавец обозначил цену:

— Если без пластин, то сорок шесть скипетров, с пластинами пятьдесят.

Тим, подумав, что ослышался, переспросил.

— Ровно пятьдесят полновесных скипетров, — повторил торговец, — если цена слишком велика, то можем присмотреть что-то попроще. Вот, например, отличный экземпляр.

Продавец указал на ничем непримечательную куртку. В таких ходило большинство скарталлей, приехавших с Тимом.

— Всего два скипетра сорок пять коронок.

Тим с сожалением снял так понравившуюся куртку и примерил другую. Ощущение было не то, но расставаться с пятьюдесятью монетами он не хотел. Хорошо, давайте эту.

Торговец разочарованно повесил куртку разведчиков на место.

— Что-то еще? — безэмоционально спросил он.

— Да, — Тим положил на стол самый большой из имеющихся Яров. Глаза продавца тут же расширились от удивления.

— Сделайте мне женский пояс, чтобы в него можно было вставить данный камень, но так, чтоб со стороны было не заметно.

— Откуда у вас такое сокровище? — спросил торговец, уже приходя в себя.

— Наследство, — намеренно скучным голосом ответил парень.

— Предлагаю обмен. Я отдам вам куртку, штаны и вот этот браслет, в обмен на Яр, — торговец положил на стол кожаный браслет с закреплёнными на нем металлическими ядрами. Каждый шарик плотно лежал в небольшом углублении.

— Нет! Мне нужен пояс. Сможете?

— Смогу, конечно. Сейчас только размеры снимем, — торговец достал линейку.

— А вместо ядер в браслет вставьте вот эти камешки, — Тим высыпал на прилавок горсть маленьких, так и не восстановившихся Яров, — его я тоже возьму.

— Что это? — поднял торговец одну из некогда желтых горошин.

— Думал, что Яры, но после того, как из них забрали силу, это просто камни.

— Однажды я слышал легенду, что у древних были такие камешки, куда они могли сливать излишки внутренней энергии. Может быть это они?

— А вы когда-нибудь встречали человека с этой самой внутренней энергией? — оживился Тим.

— Нет.

— Ну, так что, сделаете мне такой комплект, чтоб пояс и браслет с этими камнями?

— Сделаю. Плюс еще два скипетра к цене за куртку. Итого с вас четыреста сорок пять коронок.

Тим положил на стол пять золотых.

— Однако. Тоже наследство? — поинтересовался торговец.

— Оно самое, — ответил Тимур, пряча сдачу и Яр в котомку.

— Заходите вечером, все будет готово, — прокричал озадаченный мужчина ему в след.


Часть 1. Глава 17


Выйдя из лавки кожевника, Тим огляделся. Вывески ярко отображали, что и где продается. Это не могло не радовать, ведь читать он так и не научился. Если всё-таки удастся остаться в Усть-Укаре или поблизости, то это еще одно важное дело на грядущую зиму. Нужно будет поговорить по этому поводу с Дедом, всё-таки Тимур делает ему одолжение, закупая товар.

Разглядев вывеску с луком и мечом, парень направился прямиком туда. Едва переступил порог, как глаза стали разбегаться. Чего тут только не было. Ровными рядами на вбитых в стены крюках висели мечи, булавы, кистени и прочее оружие. Сталь полированных клинков походила на зеркала. Казалось, что тут можно найти все, что пожелаешь. Помня о неприятной ситуации в кожевенной мастерской, Тим направился прямиком к торговцу.

Высокий и крепкий мужчина средних лет с серьезным выражением лица поинтересовался о желаниях клиента.

Тимур попросил лук и колчан со стрелами, но так чтобы не сильно дорого.

Когда продавец спросил о более конкретных пожеланиях, парень растерялся. Видя это, бывалый торгаш выложил на стол несколько изделий. Большой дугообразный лук, длинна которого оказалась чуть меньше роста самого Тима, он отверг сразу. По лесам с таким не побегаешь, да и в тесном бою он становился бесполезным. Такими хорошо в строю лучников работать, а не одиночке. Сборный, из неизвестного черного дерева, был громоздким и тяжелым, потому тоже не прошел отбор, а вот последний…

Даже в покое, тело лука было изогнуто так, что представляло собой четыре дуги. Спина и живот, невиданного ранее оружия, сделаны из древесин разного цвета и плотности. Изогнутые концы явно изготовлены из рогов какого-то местного существа. Черные, будто отполированные, они были увиты золотистыми прожилками. Надпись гласила «Лук проклятых, 4/0/17, 140/140»

Тимур сразу положил на него глаз. Но торговец предложил сделать пару пробных выстрелов, потому как ассортимент широк, а других покупателей не предвиделось еще пару часов. Накинув тетиву и наложив стрелу, Тим прицелился в ростовой щит, установленный в конце помещения. С лёгким шелестом тетива натянулась и негромко щёлкнула, выпуская стрелу. Та прошила щит насквозь и застряла в нем.

— Огоонь, — протянул парень.

— Что, простите? — удивленно вскинул бровь продавец.

— Отличный лук.

— Совершенно с вами согласен. Мое первое творение в такого рода модификациях. Очень долго подбирал древесину. Клей по моему фирменному рецепту. Полировка и покрытие водоотталкивающими составами.

— Сколько вы хотите за него?

— Совсем недорого, семь с половиной скипетров. Аналогичный товар стоит на порядок выше. Вот, к примеру, тот, — продавец указал на висящий на стене лук, практически точную копию того, что Тим держал в руке, — будет стоить уже 25.

— Почему этот настолько дешевле?

— Не каждый готов ходить с луком, на изготовление которого пошли рога огненного торда.

— А это кто?

— Мутант с прибрежной полосы. Редкая тварь и опасная. Дело в том, что люди у нас суеверные и боятся всего, что связано с прибрежными мутантами или тварями пустыни.

— Зачем тогда было использовать эти рога?

— Говорю же, то был мой первый лук такого плана. До этого я рога не использовал. А у нас тут трудно достать нечто подобное, поэтому сделал из того, что нашлось, — то ли виновато, то ли расстроенно произнес мужчина.

— Я возьму, плюс мне нужен колчан.

— На 24 стрелы или на 48?

Тим задумался.

— Давайте так, — пришел на выручку ушлый торговец, — Вот колчан, который я делал специально для этого лука. Подходит по цвету, по размеру. Правда есть один нюанс, не угадал с объемом и теперь в него входит 36 стрел. Раз вы не можете решить, сколько нужно, то, может быть, возьмёте его? Дам в подарок как раз 36 отличных стрел из тикса. Посмотрите, они абсолютно черные. Идеально подходят под колчан. Все вместе обойдется в… десять золотых. Очень уж не хочу лук и колчан продавать отдельно. Мне нравится этот набор.


Тимур вышел с постоялого двора. В кошельке снова позвякивали десять золотых, а пятьдесят пять серебряных корон он рассовал по карманам. Направившись к площади с торговыми рядами, Тим высматривал по сторонам Лию. Выглядел он теперь как настоящий охотник. Кожаная курточка, лук и колчан, под завязку набитый стрелами. Подходя к знакомым телегам, издалека поприветствовал Бурого. Тот даже не сразу признал парня, так он изменился в своих обновках.

— Тим, — восхищенно осмотрел его друг, — да ты никак все, что накопил, спустил на одежду и оружие?

— Осталось маленько. А ты что приобрел?

— Да немного, — погрустнел парень. Камни вот точильные, да железа небольшой слиток. Налегке поедем обратно.

— А что, железо дорого стоит?

— Ну, мне хороший знакомый вот такой слиток отдал за 40 коронок. Дрянное, конечно, качество, но отец перекует, очистит, в общем, хороший меч может получиться, если время да руки приложить. Дома за такой в три раза больше получим. Сам знаешь, у нас дефицит изделий из металла.

Тим прикинул что-то в уме и, решившись, протянул другу кошель.

— Давай я сделаю вклад в ваш семейный бизнес. Дядька говорит война скоро, нам без мечей не победить.

— Что сделаешь? — не понял Бурый. Но, заглянув в мешочек, испугано прошептал, — Тим, откуда столько?

— Наследство, — привычно соврал парень и хлопнул друга по плечу.

— А что мне теперь делать? — сын кузнеца стоял, не в силах прийти в себя.

— Покупаешь железо, отвозим твоему отцу, куете мечи. Продаем или меняем на что-то полезное. Все, что с отцом наторгуете, делим поровну.

— Хм… ну так это, я пошел?

— Ага. Только половину на нормальное железо потрать, нет у нас столько времени, чтоб все очищать да перековывать по нескольку раз.

— Как скажешь, — отчего-то погрустнел Бурый. Видимо он уже прикинул, сколько всего можно купить, на сколько месяцев, а может и лет, кузница будет обеспеченна работой и какая прибыль получится. После уточнения Тима расчет должен был поменяться.


Побродив ещё немного между пустыми телегами, Тим вернулся к магазинчикам местных торговцев. Время уже перевалило далеко за полдень, и улица буквально кишела разномастной толпой. Толкаться между людьми желания не было, а вот живот уже призывно урчал. Тим вспомнил, что к постоялому двору примыкает небольшое помещение, где трапезничали постояльцы. Легко сориентировавшись, он направился туда.

За 10 коронок перед ним поставили блюдо с большим куском зажаренного мяса и порцией отварной зелени. Удивившись столь невысокому ценнику, Тим взял короткий, но острый костяной ножичек, лежащий с одной стороны от тарелки, и вилку. Зажаренная мясная корочка, хрустнув от лёгкого нажима треснула и не встретив преграды нож провалился в гущу белого вязкого вещества. Хрустящая оболочка была наполнена субстанцией больше всего напоминающей переваренную овсянку. Он скривился. Официант, стоящий неподалеку, сразу же подошел на жест недовольного клиента.

— Что-то не так?

— Это что, — брезгливо поморщился парень, указывая на тарелку.

— О, это мясо склиза. У нас самый лучший повар, он берет только молодых особей, не длиннее полутора метров. Вырезает среднюю часть пустынного червя и готовит по только ему известному фирменному рецепту. Ни в одном постоялом дворе вы не найдете такого изысканного мастера.

— Как вы вообще это едите? — спросил Тим, отодвигая тарелку, где зелень уже практически плавала в белой каше.

— Вы не местный? Люди быстро привыкают к непривычному вкусу. А вообще это сытное и полезное блюдо.

— А что за зелень? Тоже что-то из пустыни?

— Нет, это зеленый тростник. Вы могли видеть его, если приехали с нынешней колонной скарталлей. Пусть и опасно подходить так близко к побережью, но наши воины приносят его достаточно. Стоит гораздо дешевле, чем пища, выращенная на окультуренных землях, но тоже довольно вкусный и полезный. Да и вокруг оазисов его полно. Если вы желаете, мы можем приготовить для вас мясо лесных животных, например, с пшеничной кашей или даже корнеплодами, но стоить это будет несколько дороже. Несмотря на то, что сейчас сезон и мяса ваши охотники привезли достаточно много, выйдет в среднем на полтора золотых.

Тим был в шоке. Закупочные цены отличались от того, что ему предлагали сейчас даже не в три и не в пять раз. А ведь чем ближе к пустыне, тем будет дороже.

— А можно мне порцию тростника, без этого, без червя? — есть всё-таки хотелось.

— Конечно, 3 коронки.

Вкус был так себе, но хотя бы наелся.

Когда Тим вышел на улицу, солнце уже практически село за горизонт. Продираясь сквозь толпу, он отправился в мастерскую кожевников.

— Вот, как вы и заказывали, — торговец выложил на стол широкий пояс. В центре был сделан красивый цветок вроде ромашки с объёмными листьями и выпуклой сердцевиной.

— С обратной стороны есть карман, который позволит как раз спрятать туда ваш камень. Проверим?

Тим удивился такому предложению. Было и так видно, что камень поместится.

— Не взял я его. А браслет, готов?

— Конечно, — расстроенно сказал продавец.

Все получилось, как нельзя лучше.

Когда довольный Тим вышел на улицу, собираясь искать Лию, солнце окончательно скрылось. Удивительно, но город не погрузился в полную темноту. Тут и там зажгли фонари с маслянистой жидкостью. Оглядываясь по сторонам, Тим заметил двух странного вида мужчин. Черные плащи с капюшонами, накинутыми на голову, выделяли их из толпы. Но привлекло внимание не это. Странные типы следовали за Тимом, не особо скрываясь, и все быстрее приближались.

Решив не оттягивать встречу, парень свернул в проход между домами.

Едва успел развернуться и принять стойку, выхватив меч, как преследователи тоже зашли в переулок.

— Смотри-ка, это скарталльский птенец похоже захотел поиграть с нами, — захохотал один.

— Откуда это у такого олуха меч? Отдай его нам, пока не порезался, — сказал второй, вынимая из-под плаща свой клинок.

Тим отступил на шаг назад и приготовился сражаться.


Часть 1. Глава 18


Мечи с громким лязгом снова ударились друг о друга. Несколько искр разлетелось в стороны и что-то больно ужалило Тима в правую бровь. Новая куртка была порезана в нескольких местах, и рубаха под ней начинала прилипать к телу не только от пота, но и крови. Один противник с перерезанным горлом уже лежал на брусчатке переулка, но второй еще сопротивлялся. С трудом отбиваясь от редких и тяжёлых ударов Тима, он уже не пытался огрызаться. Лишь медленно отступал, не глядя под ноги. Это его и сгубило. Запнувшись о ступеньку крыльца черного хода одного из домов, он подался вперёд, пытаясь устоять на ногах. В тот же миг зазубренное, не очень острое лезвие меча пронзило его грудь.

В переулок все с той же стороны вбежали еще трое мужчин в похожих плащах. Кровь заливала правый глаз Тима, руки гудели, сил сражаться не было. Он развернулся и побежал, выскочив с другой стороны переулка.

Расталкивая толпу плечом, Тим пробирался к повозкам. Едва заметив Лию, Бурого и Сойку, помахал им. О чем-то спорящие до этого друзья бросились к нему на помощь. Дотащив до повозки, уложили на деревянные доски. Лия тут же принялась стягивать с него намокшую куртку.

— Сойка, найди Туроха, у меня, кажется, проблемы, — проговорил парень, морщась от боли.

Ловкие руки Лии совершали быстрые движения и боль уходила. Кровь из раны над бровью перестала сочиться, а когда девушка добралась и до нее, то та бесследно исчезла, поддаваясь магии этого мира.

Тим подошёл к стоящей рядом бочке с водой и омыл лицо.

Откуда-то из-за телег вышел взволнованный дядька. Как раз вовремя — с другой стороны подходил десяток воинов в плащах.

До этого момента Тим не успел их толком рассмотреть. Теперь же он видел, что под плащами скрываются суровые воины, несильно отличающиеся от скарталлей. Такие же бородатые угрюмые лица, лёгкие кожаные куртки, неказистые мечи и луки. Над головами все те же номера цифр.

— Кайрийцы, — тихо шепнула Лия на ухо Тиму, — вон тот здоровый вроде из тех, что участвовал в засаде, тогда на поляне.

Тим покрепче стиснул меч.

— Этот малолетний ублюдок убил двух моих людей, — заорал великан, на которого показала Лия.

— Они напали первые, — парировал Тим.

— Я не верю, что малолетний выкормыш скарталлей мог в честном поединке убить двух моих не самых последних людей. Ты, наверняка, напал со спины. Докажи мне свою правду. Мы вызываем тебя на бой.

— Что, все сразу? — хохотнул Турох.

— Если есть у вас, кто встанет рядом, чтобы честной сталью подтвердить слова этого недомерка, то пусть встают с ним рядом. Мы в любом случае убьем его и тогда уйдем. Так гласит правило чести наших земель.

— Это не ваши земли, тут нельзя убивать.

— А мне плевать, — перебил Туроха гигант.

Было видно, что вражеский предводитель запугивает людей. И ему это удалось. Не смотря на ненависть к кайрийцам и на то, что скарталлей сейчас было больше, люди стали расходится и прятаться подальше от места возникающего конфликта. Лишь Турох вышел вперёд, подойдя к Тиму, обнажив клинок. Через секунду, вытащив из повозки внушительный молот, рядом с ними встал Бурый.

— Это все? — усмехнулся здоровяк.

— Еще я, — негромко сказала Лия, сделав шажок вперёд.

— Успокойся женщина, — насмешливо произнес предводитель шайки, — если хочешь, мы с тобой после поборемся, на сене. Хоть ты и не в моем вкусе, — все кайрийцы заржали.

— Начнем, — выкрикнул Турох, и одним ловким движением полоснул ближайшего из окруживших их противников, по лицу.

Самым кончиком меч рассек лицо воина по диагонали, откромсав кончик носа.

Тим успел лишь подумать, что надо бы и свой меч наточить, а в следующий момент все так завертелось, что стало совсем не до того.

Отбивая удары, летящие с разных сторон, он лишь успевал смотреть, чтобы его контратаки не задели товарищей.

В один из моментов, зарубив очередного противника, он понял, что не успевает развернутся, чтобы отразить удар меча, занесенного над головой предводителем кайрйцев. Как вдруг тот стал заваливаться, оседая на пол. За ним стояла Лия. От руки девушки исходило небольшое свечение, а лицо перекосила гримаса ярости.

Тим обернулся, собираясь прийти друзьям на выручку, но было уже поздно. Оба добили последних противников, да так, что от удара молота Бурого, непонятная масса разлетелась по мостовой от головы его врага. Выбежавшая из-за телег мгновением позже Сойка тут же согнулась, не в силах сдержать рвотный позыв.

Картина была и впрямь жутковатая. Кроме тела главаря целых не было. Тут и там валялись раздробленные и отрубленные конечности, кровавые лужи разукрасили серый камень мостовой. С громким топотом на площадь вбежала стража. Не разбираясь, они схватили стоящих на ногах мужчин, едва успевших поспешно бросить мечи, и потащили в центральную часть города, где располагались тюремные камеры.

Тим только и успел, что крикнуть Лии:

— Собери мечи, — после чего, получив тяжелый удар в живот, скрылся за поворотом.


Часть 1. Глава 19


Лия стояла и смотрела в след удаляющимся стражникам. Все знали, что сражаться в столице шинитов запрещено, но что теперь делать и как вызволять соратников, девушка не представляла. Впервые она видела, как кого-то из своих арестовала стража.

В спину толкнула Сойка:

— Собираем скорее, надо успеть, пока стражники не вернулись, — и бросилась к телам. Пока Лия нашла мечи Тима и Туроха, дотащила тяжелый молот Бурого и все это положила в телегу, маленькая юркая помощница обшарила убитых. Семь тощих кошелей тут же скрылись в опустевшем после торгов сундуке. Следом пришла очередь оружия врагов. Всего нашлось 6 мечей, 3 коротких кинжала и 4 деревянных дубины с каменными шипами. Когда кроме одежды брать с трупов оказалось нечего, Лия сказала Сойке остановиться. Только девушки присели перевести дух, как из той арки, куда утащили Тима и остальных, выехала конная телега, с помятого вида воинами в белой униформе стражей порядка. Они молча закинули тела на повозку, и так и не проронив ни слова, удалились.

Теперь о случившемся сражении, напоминали лишь пятна крови, размазанные по мостовой.

Тим лежал на жестких нарах, не в силах заснуть под храп Бурого и Туроха из соседних камер. Рана на плече ныла и чесалась. «Как глупо будет получить заражение крови и умереть, когда у тебя в котомке есть огромный полностью заряженный Яр», — подумал он.

Вещи, к счастью, не забрали, и сейчас парень лежал, засунув свои сокровища под голову вместо подушки.

Поняв, что уснуть так и не получается, решил рассмотреть подарок для Лии получше. Давно в голове созрел план сделать девушке нормальное предложение. А пояс и браслет заменят кольцо, или что там принято дарить у местных, предлагая руку и сердце.

В тусклом свете маслянистой лампы, висящей на каменной стене в коридоре, Тим с большим трудом втиснул Яр в потайной кармашек на поясе. Удивительно, как мастеру удалось так точно соблюсти все размеры, но камень встал в отлично подогнанное углубление и прикрылся жестким куском кожи с внутренней стороны. Теперь кармашек было совершенно не заметно.

Если не знать, что внутри изделий скрыты волшебные камни, то внешне, они были вполне обычными. Да и Тим был совсем не уверен, что удастся заставить камешки в браслете работать как надо. Он даже пожалел, что не отдал две оставшихся виноградины на инкрустацию браслета.

Если пояс хоть немного был женственным и праздничным, то серые камни на маленьком куске кожи смотрелись мрачновато. Надо было что-то делать. А что вообще Тим мог сделать, сидя за решеткой. Вспомнив про ножичек, подаренный Дедом, он хотел было как-нибудь разрисовать браслет, но мысль о том, что ни в прошлой жизни, ни в этой он не отличался художественным мастерством резчика, заставила передумать. Оставалось что-нибудь написать. На настоящей родине Тима, часто делали гравировку на подарочных изделиях в виде какого-нибудь четверостишия популярного автора.

Вспомнить что-то подходящее моменту не удавалось, и Тим решил написать что-то свое.

Провозившись добрую половину ночи, он прочел что получилось:

«Мы связаны с тобой давно, незримой ниточкой судьбы.
В ее руках веретено, сплетает ярок холст, где мы,
Друг с другом рядом сотню лет. А чтоб был слог не затяжной,
Прошу в подарок взять браслет и вечно быть моей женой».
Неказистые угловатые буквы, вырезанные неопытной рукой, вспыхнули. Щурясь от яркого света, Тим отшатнулся, но тут же все погасло.

— Вот же, блин, и правда Великий и Могучий, — прошептал он. Только тут до парня дошло, что текст он писал на русском языке.

Взяв в руки, заметил, что буквы ещё больше исказились и почернели, будто были выжжены на коже. Перевернув браслет лицевой частью, Тим удивился. Камни растеклись по коже тонкими нитями красивого серебристого узора.

Перед глазами всплыла надпись:

«Поздравляем! Вы создали малый артефакт «Браслет силы».

Основные характеристики: объем накапливаемой энергии — 14 единиц.

Дополнительные характеристики: в любой момент создатель может отследить направление местоположения браслета.

Открыта новая профессия: артефактор.

Уровень профессии — 1.

Текущий уровень внутренней энергии персонажа — 0/2.

Приятной игры».

Тим замер. Перечитал растворяющийся текст ещё раз, прежде чем тот полностью исчез.

Вдруг, в проеме длинного коридора, ведущего на свободу, заплясали отблески приближающегося факела, и послышались шаги.

Быстро засунув все в котомку, Тим упал на нары и положил ее под голову. Выполняя этот скоростной акробатический прием, больно ударился о доски локтем, руку словно электричеством пронзило. Но он сдержался и не застонал.

В небольшое пространство между камерами ввалился грузный седой мужчина. Было видно, что некогда это был сильный и крепкий вояка, но годы спокойной жизни его расслабили.

Единственный шрам на шее говорил о том, что мужчина чертовски везучий, ведь с такими ранениями редко выживают. А вот объемный живот намекал, что годы боевых свершений остались далеко позади.

— Турох, мерзавец, ты ли это? — просипел пришедший.

— Я, — ответил тут же проснувшийся дядька, всматриваясь в столь интересного персонажа.

— Жардон Уршак? — словно не веря своим глазам, воскликнул он и крепко обнял распахнувшего дверь стражника, — Я думал тебя убили тогда у каньона.

— Почти, — снова просипел стражник, еще больше оголяя шею, — совсем чуть-чуть не успели, когда вы с пятой лортой пришли на помощь. Тогда я был рад тебе не меньше чем сейчас. Пошли, надо отметить такое событие, — радостно похлопал Туроха по плечу старый приятель.

— Пошли, только эти двое со мной. Племянник мой непутевый.

— У тебя ж вроде не было никого из родни-то, — удивился охранник, пропуская вперед всю компанию.

— Не было, — согласился дядька, — да вот теперь есть.


От предложенного куска склиза Тим сразу отказался. Его передёрнуло от вида того, как дядька с приятелем уминают это блюдо, запивая мутной жидкостью. Бурый тоже не ел и сидел, понуро уставившись на разрезанную штанину. Под глазом у здоровяка наливался синяк, костяшки правой руки были содраны. Только Турох умудрился не пострадать в этой мясорубке.

— Слушай, друг, а чего они у тебя такие хмурые? — поинтересовался Жардон.

— Не знаю, может вещи оплакивают. Беречь пока не научились, а одежка не казённая, — повернувшись, подмигнул Тиму дядька.

— Велика беда, эт мы мигом поправим, — проговорил охранник и шатающейся походкой дошел до двери. Что-то сказав часовому, он вернулся за стол. Сейчас одежду убитых вами принесут, там ребята уже повыбирали кое-что чистое, думаю подойдёт вам.

Через пять минут в дверь вошёл молодой парень. С недовольным выражением лица он сложил на скамейку ворох одежды и вышел.

Едва успели переодеться, как дверь снова открылась. В комнату зашёл высокий и плечистый мужчина.

— Эти вот… пытались за этих вот… мне взятку дать, — пробасил он, потирая расцарапанную щеку, и втащил связанных, но упирающихся Лию с Сойкой.

— А с мордой у тебя что? — поинтересовался пьяным голосом Жардон.

— Так я когда сказал, что их тоже в камеру за взятку посажу, бежать пытались. Втроем еле связали их.

— Развяжи, они тебя подлечат, — сказал Тим, поднимаясь, — правда, Лия.

— Угу, — нехотя ответила насупившаяся девушка.


Часть 1. Глава 20


Утром Тим нашел Лию возле повозки Туроха. Она, весело смеясь, крутилась перед Таманой в новом платье.

Восхищённо глядя на преобразившуюся девушку, он всё-таки спросил:

— А что-нибудь более практичное ты купила?

Ойкнув, девушка остановилась.

— Конечно! Сейчас покажу, — и, резко развернувшись, спряталась в стоящем рядом крытом фургончике.

Через десять минут девушка вышла в плотно облегающем кожаном костюме и покрутилась перед парнем.

— Ну как?

— Ты красавица, — прошептал Тим. Приталенная куртка и брючки выглядели очень практично и в то же время вызывающе, не хватало только одной детали. Он вынул из котомки пояс, а потом и браслет. Долго не выдумывая слов, Тим просто прочитал то, что написал на браслете, и надел его девушке на руку.

Лия с тёткой остолбенели. Перевод получился ещё более неказистым чем оригинал, но женщин проняло.

— Я согласна, — сказала Лия, а Тамана выдохнула:

— Ну, точно ведун.

— Завтра утром отправляемся в обратный путь, — сказала девушка, — а сегодня вечером праздник, приходи, должно быть весело.

— Обязательно приду, — сказал Тим, глядя на невидимую другим, золотистую нить, протянувшуюся к браслету. Он моргнул, пытаясь прогнать наваждение, и нить пропала. Рассказывать про секреты подарков при тетке не стал, а просто, попрощавшись, направился по своим делам.

Подойдя к лавке алхимика, убедился, что сегодня за ним никакой слежки нет, зашёл внутрь.

Все тот же взлохмаченный седой старик, завидев парня, вынул из-под прилавка большой мешок.

— Молодой человек, где вы ходите. У меня уже все готово, поставщики ждут, когда я им принесу деньги за столь редкие товары, а вы пропали неизвестно куда. Я уже начал подозревать, что вы передумали помогать бедному Деду. С Вас 7 золотых. Все это торговец говорил с такой улыбкой, что Тим невольно тоже начал улыбаться, но услышав цену, тут же стал серьезным.

— А не сильно ли вы много запросили? Пересчитайте там, Дед дал всего две с половиной монеты, — соврал Тим. То, что принес на продажу загадочный старик, ушло за 495 коронок. Очень не хотелось расставаться со своими деньгами, а потому парень решил торговаться до конца. Спустя полчаса препирательств, ещё более взлохмаченный торговец, согласился на 5 золотых, заявив, что это его последнее слово. Было видно, что торговаться ему очень нравилось, но как Тим ни старался, дальше цену сбить не удалось.

Выложив на стол круглые жёлтые монеты, он взял мешок и вышел. Всю дорогу до повозок парня терзали сомнения, что мешок набит соломой. Слишком уж он лёгкий для такого объема. Наконец-то добравшись до Бурого, о чем-то беседующего с Сойкой, Тим поставил приобретение на телегу и заглянул внутрь.

Поначалу ему даже показалось, что он был прав. Но приглядевшись, заметил, что в соломе тут и там виднеются какие-то бутылочки. Ловкий торговец обернул каждую пучком высушенной травы и перетянул бечёвкой. От такого способа защиты драгоценных сосудов, мешок раздулся в объеме раза в три, но вероятность довезти содержимое в целости значительно возросла. Да и трава оказалась разной и совершенно не знакомой. Возможно, она тоже считается купленным ингредиентом. На дне было что-то мягкое, но Тим углубляться в поиски не стал. Затянув завязки, он положил мешок на дно повозки.

— Бурый, а где железо? — спросил он приятеля, подходя к парочке.

— Так я его под дно спрятал, — проговорил здоровяк.

— Куда? — удивился Тим.

— Пошли, покажу.

Бурый встал и, подойдя к телеге, приподнял несколько досок. Двойное дно было сделано практически точно под высоту слитков, так что, даже если бы их там была всего пара, то они бы не двигались, зажатые между досок. Но их оказалось больше. Все дно было выстлано плотно сложенными крупными брусочками.

— Ну, и вот еще, — здоровяк положил на доски свой огромный молот.

— Как ты умудрился столько всего купить?

— Говорю же, это мой хороший знакомый. Он сделал мне скидку, а за такой опт в подарок дал молот. Боялся, что не довезу купленное до дома. Лия говорила, что надо молот тут продать, но после вчерашних приключений вроде не против оставить. Я думал по приезду перековать его на мечи. Но, — парень замялся, — можно я его себе оставлю, пока остальной металл не перекуем?

— Конечно, — легко согласился Тим, заметив свой меч. Он видел Бурого в деле с молотом, и действовал тот гораздо ловчее, чем с тренировочным оружием.

— Слушай, Бурый, а можешь мне меч наточить? У тебя же вроде есть камни.

— Могу, давай я и тебе покажу как надо.

С мечами провозились до самого вечера. Обновки, которые собрали девушки, тоже привели в порядок. Сталь оказалась ещё хуже, чем та, что использовалась в оружии Тима. Хорошо наточив и подправив лезвия молотом, Бурый оказался удовлетворен результатом.

Когда с делами было покончено, вокруг во всю уже веселились люди. Еды расчётливые скарталли оставили себе немного, в аккурат на обратный путь, а вот спиртное лилось рекой. Возле большого костра в центре площади, под незатейливую мелодию местных музыкантов уже вовсю танцевали. Тим с Бурым решили, что не плохо бы и им принять участие в местных гуляниях. Так как оба не пили, они сразу направились к костру, где молодые девушки и парни тут же затянули их в хоровод.

Вокруг мелькали знакомые и не очень знакомые лица, все смеялись и что-то пели. Основная масса девушек уже прилично приблизилась к местным канонам красоты, а потому, часто именно они выбирали себе партнёров для танца, просто хватая их за руку и втягивая в гущу веселого хаоса. Так и Тим, влекомый какой-то пышнотелой барышней, влетел практически к костру, где его ловко перехватила Лия. Парень обнял ее и крепко прижал к себе, боясь потерять среди такого веселья. Предприняв слабую попытку уйти в свободное плавание, которая завершилась провалом, Лия обвила шею парня руками, на одной из которых Тим разглядел браслет, и поцеловала. Он ещё крепче прижал ее и прокричал на ухо, что хочет ей что-то рассказать, но тут слишком шумно. Улыбнувшись, раскрасневшаяся девушка потащила его за собой.


— Тим, но откуда такой большой Яр? Я же думала это просто пояс. А браслет тоже с сюрпризом? — сидя на кровати в номере постоялого двора спросила девушка.

— Вроде как в нем можно хранить излишки энергии.

— Правда? — изумилась она.

— Да, только никто не знает, как это сделать. Да и если честно, кроме тебя никто ей не владеет.

Девушка попробовала направить в браслет все, что накопилось. Энергия легко хлынула в браслет, наполняя его узор жёлтым свечением. Узор заполнился не весь, лишь передняя часть, а Лия, завороженная зрелищем, пропустила момент, когда осталась совершенно пуста.

Вдруг в дверь громко постучали.

— Открывайте, беда, — раздался взволнованный голос Бурого.

Тим тут же подскочил и открыл дверь. На пороге кроме приятеля оказалась и Сойка. — Что там еще, опять кайрийцы?

— Хуже, Тим, орда пришла.

— Монстры с пустыни? — удивился парень. Судя по рассказам, эти твари лезли каждый год, но чаще всего весной или летом, когда в пустыне сильно припекало.

— Нет, варвары, — разворачиваясь, крикнул Бурый.


Часть 1. Глава 21


Огни варваров заметили издалека, да и прискакавший со стороны берега разъезд сообщил, что идет не просто шайка разбойников, а настоящая орда. Город оказался не очень готов к атаке с этой стороны.

Наспех затворив ворота, стражник отправил посыльных, предупредить всех о надвигающейся опасности.

С постоялого двора опрометью кинулись к повозкам. Бежать было недалеко, а вот выступать против варваров без основной части оружия не хотелось. Лию с Сойкой отправили к центральному костру. Там уже начали готовиться принимать раненых.

«Ну, какие еще варвары», — думал Тим, следуя за Бурым, но поговорить с товарищем времени не было, так как события стали развиваться слишком быстро.

Оказавшись у повозок, Тим нашел свой лук, колчан стрел и меч. Громкий топот заставил обернуться. По проходу между телегами бежал Турох, за ним с десяток деревенских мужиков. Тимур видел их лица не раз, утрами выходя из деревни на пробежку. Большинство было с мечами и достойно одеты, но троих он окликнул. Турох тоже подбежал к парню. Глянув на мечи кайрийцев скривился, но подхватив один в свободную руку, скомандовал трем мужикам, что бежали с вилами, перевооружиться. Все беспрекословно подчинились бывалому войну, размахивающему двумя мечами в попытке разогреть мышцы.

До стены, огораживающей город, добрались за пару минут. Ворота, которые должны были сдерживать натиск врага, к тому времени уже пали. Волна озлобленных мужчин в меховых шкурах, с пылающими факелами в руках, катилась по узкой улочке, размахивая мечами и топорами. Разъяренные стражники, до этого отступающие, получив подкрепление в виде скарталлей, бросились вперед. Но их атака завершилась ничем, ударившись о стену щитов. Началась бойня. Тим уклонялся и разил врагов, легко отличая их по обилию шкур и обветренным злобным лицам. У местных жителей таких нарядов не водилось.

Он даже не пробовал считать, сколько людей пало от его меча. На месте одного убитого, из темноты появлялись два, которые тоже быстро пропадали из виду или погибали, уступая место следующим.

Знакомых лиц и воинов в кожаных куртках становилось все меньше. Услышав, что на соседней улице тоже идет бой, Тим понял — врагов слишком много.

Увернувшись от острия огромного топора, пытающегося рассечь его надвое, кольнул противника в глаз, затравлено обернулся, ушел от удара мечом, достал кого-то в печень. Все сильнее его оттесняли к стенам домов, и когда он уперся спиной в тяжелую дверь, кто-то с силой затащил его внутрь. Обернувшись, Тим разглядел Бурого. Парень был весь в крови, но бодро стоял на ногах, сжимая молот.

— Тим, что делать, они повсюду? — заорал товарищ, которого, судя по всему, здорово приложили по голове.

— Пробираемся к площади, там Лия.

— И Сойка, — прорычал Бурый и выскочил следом. Основная волна варваров уже прокатилась, следуя в том же направлении, куда так хотелось попасть Тиму. Остервенело он рубил всех, кто попадался на пути, то и дело с трудом перешагивая через тела погибших. Варвары, не ожидающие удара со спины, редко успевали среагировать, а потому умирали быстро и без затей.

«Поздравляем, это ваша сотая скрытная победа. Убито врагов 100/100.

Вы получаете 1 уровень скрытности. Теперь вас труднее заметить при перемещении в сумраке. Совершайте скрытные победы, чтобы повысить свой уровень скрытности.

Прогресс уровня 1/120».

Тим бегло прочитал надпись, продолжая колоть, рубить, уклоняться и изредка отбивая вражеские удары. Бурый едва поспевал за ним, прикрывая спину.

Добравшись до центральной площади, Тим понял, что опоздал.

Нет, врагов было ещё достаточно, тут и там они занимались грабежом, но основная масса ушла. Словно веерными граблями прочесав одну улицу, варвары свернули на другую, где соединились со своими товарищами и направились к выходу. Выдохшийся Тим устало упал на колени, глядя на золотистую нить, ведущую куда-то в сторону городских ворот. Рядом на труп одного из поверженных ими врагов устало сел Бурый.

— Что теперь? — спросил он, тяжело дыша.

— Сперва прикончим этих, — Тим махнул головой на вышедшую из дальнего переулка пятерку варваров. Весело хохоча, они тащили упирающуюся местную жительницу, — А потом найдем наших девочек, — закончил он, устало поднимаясь.


Часть 1. Глава 22


— Нам их не догнать, — сказал Бурый, опираясь на свой окровавленный молот.

Над лесом появились первые лучи солнца. Тим и сам понимал, что слишком много времени ушло на то, чтобы добраться до распахнутых искорёженных ворот.

Заметив две ускользающие в лес фигуры, он снял лук, вложил черную как уголь стрелу и сделал единственный за этот день выстрел. Описав небольшую дугу, стрела юркнула в кусты, где секундой ранее спрятались спины в волчьих шкурах.

«Скрытная победа! Поздравляем, это ваша 185 скрытная победа. Вы приняли участие в великой битве. Общее количество убитых врагов 213. Это максимальное количество среди всех участников битвы. Вы победитель! Получена награда:

+75 к силе;

+56 к выносливости;

+63 к ловкости;

+5 к меткости;

+21 к удаче.

Поздравляем! Совершайте великие достижения и получайте достойные награды. Приятной игры».

Тим досмотрел текст до конца. Эти слова и цифры не вязались с происходящим вокруг. Какая к черту игра, если здесь кровь, убийства, насилие. Он сплюнул от досады. Сегодня он видел столько смертей, что хватило бы на несколько жизней, но цифра была нереальной. Да он сам должен без сил валяться, если стольких уничтожил. Но главное, что если пару дней назад он еще безумно хотел вернуться домой, то сейчас… Сейчас его дом был тут.

— Нужно найти Туроха.

Часто останавливаясь чтобы перевести дух, добрались до своих телег. Одна из них была перевёрнута. Вторая, набитая железом, стояла на месте. Видимо волна варваров, не сумев перевернуть такой груз, просто обошла ее. Тим удостоверился, что мешок с травами и склянками тоже на месте, спрыгнул на землю.

Все чаще на улицах стали появляться люди, в основном это были местные жители. К вновь разведённому костру стали подтаскивать раненых. Несколько лекарей трудились над ними, перевязывая.

Турох обнаружился там же. Правая часть груди мужчины была перемотана белой тряпкой, через которую уже начала проступать кровь. Множество мелких порезов можно было не считать. С такими лекари справлялись на ура.

— Они забрали их, — прохрипел Турох. И без уточнений было ясно, о ком идет речь, поэтому парень кивнул. Глаза бывалого война слезились, но было не ясно, то ли от нестерпимой боли, то ли от чувства утраты.

— Я найду их, обещаю, — тихо ответил Тим.

— Никто никогда не возвращался с той стороны моря. Все, кто попал в плен к варварам, считай, что мертвы, — пробасил Бурый.

— Значит, мы будем первые, кто это сделает, — серьезно заявил Тим. Вид его был устрашающим. Куртка вся пропиталась чужой кровью, на лице тонкая красная корочка из той же субстанции начала подсыхать и трескаться.

Немного постояв, прикидывая в уме, что делать дальше, он поинтересовался:

— Турох, ты с нами?

Мужчина закашлялся, приподнимаясь на локоть. Тут же подбежала девушка, сильно напоминающая медсестру. Тим видел ее раньше в караване, но она была из другой деревни.

— Никуда он уже не пойдет. Пробито легкое. Скорее всего, ему пара часов осталась, — со страхом пролепетала девушка, глядя на парня.

— Ну, так где лекари, пусть подлечат его.

— Энергия в Ярах закончилась и у меня, и у остальных. Теперь только травы и время.

Девушка показала опустевший камень, словно боясь, что ей не поверят.

Тим достал из котомки две полностью заряженных виноградины и подал ей.

Мгновенно сделавшись сосредоточенной, незнакомка поводила руками над Турохом, от чего тот блаженно расслабился.

— Вот, теперь он выживет и даже сможет ходить, но пока недалеко. Требуется либо еще энергия, либо время, проговорила девушка, возвращая серые камни.

«Скорость лечения была на порядок выше, чем у Лии, значит, лекарка знает, о чем говорит», — подумал Тим.

Вложив один камень Туроху в руку, он поднялся.

— Как зарядится, повторите, — сказал он, вкладывая золотой в руку девушки. Та удивлённо взглянула на монструозного вида парня, спрятала монету и, согласившись, отправилась к следующим пострадавшим.

Тим снова огляделся. Нужно было срочно смыть с себя кровь и поменять одежду.

Как ни странно, практически все лавки остались целы. Вовремя услышав о приближающейся опасности, торговцы забаррикадировали двери, закрыли редкие окна крепкими ставнями, а когда орда ушла — начали все открывать.

Неясно, откуда появились патрули, блуждающие по улицам и пресекающие мародёрство. По словам Бурого, все добро пойдет в городскую казну. Так тут принято.

Добравшись до постоялого двора, Тим убедился, что и тут все в порядке. За небольшую плату ему в номер принесли таз с горячей водой, полотенце и штаны с рубашкой на подобии тех, что были на нем при появлении в этом мире. Лишь хорошо оттерев засохшую кровь и переодевшись, Тим вышел в коридор. По разговору местных жителей он понял, что войска, спешно отозванные в город со стороны пустыни, никак не успеют прийти до полудня. К тому времени варвары погрузятся на корабли и уплывут в неизвестном направлении.

Он знал, что нужно делать, а потому, закинув на плечо котомку, звякнувшую остатками монет, вышел на улицу.


Часть 1. Глава 23


— Тим, вон там, — прошептал Бурый, указывая рукой в сторону засевших в кустах варваров. Вероятно, это группа, оставленная прикрывать тылы. Вряд ли варвары ждали, что за ними будет погоня, но прикрытие оставили.

Пролежав минут двадцать, наблюдая за врагами, Тим насчитал пятерых. Негусто, но если учесть, что в городе остались единицы боеспособного мужского населения, то довольно серьезная команда.

— Ты лежи тут. Если что-то пойдет не так, и заметишь, что я в опасности, приходи на помощь. Только помни, один нужен нам живым.

Тим привстал и, пригнувшись к земле, побежал по широкой дуге, обходя место засады. Новая куртка разведчика, купленная с парой десятков стрел и метательными ножами, приятно давила на плечи. Ножи удобно разместились на одном из ремней, перетягивающих грудь.

Зайдя в тыл к врагам, Тим выпрямился, достал лук, наложил стрелу и, крадучись, стал приближаться.

День уже подходил к концу, и лес давно погрузился в полумрак. Вытянутые тени лениво качались от затихающего ветра.

Стараясь слиться с ними, Тим приближался к пятерке варваров и оставался незамеченным. Все внимание их было направлено в сторону дороги к разграбленному городу.

Когда до противников оставалось шагов пятнадцать, под ногой парня что-то хрустнуло, и засыпающий лес вмиг оживился.

Сидящие воины синхронно обернулись в тот момент, когда с тетивы сорвалась первая стрела. Обмотанное тряпками острие вдруг прорезало ткань, ударяясь о висок одного из варваров. По лицу падающего худощавого парня потекла кровь, Тим успел выстрелить еще лишь раз, угодив в горло одному из подскочивших мужчин, после чего выхватил меч и закружился в смертельной схватке. Не смотря на то, что так и не удалось поспать и передохнуть после ночного сражения, он чувствовал себя полным сил. Движения получались быстрыми, резкими, он словно лучше начал ощущать свое тело. Враги были умелыми воинами, но всякий раз опаздывали на доли секунды, не успевая уйти от ударов меча. Последнему он с разворота отсек голову, замерев в любимой стойке. Вдруг сзади раздался рык, Тим развернулся, рассекая воздух перед собой мечом, но увидел лишь заваливающегося парня, которого поразил первой стрелой. По лицу варвара стекала струйка крови, в руках он сжимал арбалет, а позади стоял Бурый с огромным молотом в руках. Он словно завороженный смотрел на Тима.

— Ты нафига его убил, — сказал он, пытаясь выровнять дыхание.

— Он хотел стрельнуть тебе в спину, — ответил Бурый, — А ты не бессмертный.

Потом он подумал и добавил:

— Вроде.

— Вроде, — повторил Тим, — проверь там этого, может жив.

— Да я тихонько, — смутился здоровяк.

— Тихонько, кувалдой. Ну-ну, — сказал Тим, прощупывая пульс у раненого. Пульс был.

Тим срезал мечом длинную полоску ткани, со штанины одного из варваров и связал ей руки пленному, после чего похлопал его по лицу.

— Да вы все кровью умоетесь, — заорал тот, придя в себя и оглядываясь по сторонам. Надпись над его головой гласила «#3234581 (Котар, Раса: Человек, Аура +23)».

— О, да ты никак по-нашему понимаешь, — удивился Бурый.

— Это всеобщий язык, варвар ты необразованный. Какого, вам вообще от меня надо?

Пленник задёргался, пытаясь освободить руки, но не мог. Бурый легонько пнул его по рёбрам, от чего парень заскулил.

— Твои друзья, — начал он, — увели мою девушку. Мне бы хотелось ее вернуть.

Говорить спокойно удавалось нелегко, но Тим старался.

— Уплыла уже твоя зазноба. Муръяк, глава похода, всех баб на первых кораблях повез. Если она красивая да молодая, то уже наверно и не твоя, — пленник осклабился, но тут же заскулил, получив еще один, уже более тяжёлый удар.

— Да, что я-то, всех кроме лекарок ваших либо в бордель, либо в рабский ошейник. А хоть там, хоть там долго не живут, так что хоть бей меня хоть нет, а она уже…, — договорить он не успел, снова получив по рёбрам.

— А лекарки че, особые? — Спокойно, пытаясь не выдать свою тревогу, продолжил Тим.

— Особые. Их не трогают, пока лечить согласны. У нас таких умений нет. Даже у Румагов нет таких. Всяко пробовали, не слушаются нас ваши булыжники.

— Да вас тут сотни полегли, и все из-за пары десятков лекарей? Ну не умеете камнями пользоваться, приложили бы подорожник к больному месту. Зачем все это?!

— Бранг обещал хорошо заплатить за каждого, кто умеет лечить. Очень хорошо. А он теперь у нас правящий, и может озолотить любого.

— Ясно. Вы-то тут впятером навсегда остаться планировали?

— Нет, — буркнул пленник. Было видно, что говорить ему не хотелось. — Три дня нас будет корабль ждать, потом уйдет.

— А далеко до моря?

— Ты же абориген, а не знаешь где море?

— Слишком много болтаешь, отвечай только на поставленные вопросы. Тим приложил острие меча к горлу Котара.

— Сутки, сутки, — зашипел тот, вытягивая голову, — но вам не пройти. Хоть ты и псих. Нас пятеро было, и то могли не пройти.

— Разберемся, — Тим вырубил парня прямым коротким ударом в подбородок.

— Так, Бурый, слушай меня. Ты сейчас отправляешься назад… — начал он короткий инструктаж.


Часть 1. Глава 24


Солнце только осветило лес, когда двинулись к морю. Котар нехотя шел впереди, а Тим иногда придавал ему ускорение, тыча его же мечом между лопаток.

Поначалу оба были напряжены, шарахаясь от каждого шороха. Но время шло, лес уже стал меняться, а никто не нападал. Тим даже начал думать, что все эти жуткие рассказы про обитателей побережья и, прилегающих к нему лесов, преувеличены.

Как раз в тот момент, когда оба путника расслабились с огромной ветки, нависающей над тропой, на них метнулось неизвестное существо. Да так ловко, что Тим даже оружие выхватить не успел. Большая черная туша одним мощным ударом в грудь повалила его на землю, не давая времени на какие-либо действия, раззявила пасть и лизнула Тима в щёку.

— Мурка! — радостно воскликнул он. Но в этот момент что-то ударило в бок непонятно откуда взявшемуся тайкону.

Животное скатилось на землю, увлекаемое телом Котара. Тут же Мурка подскочила на ноги и, выгнув спину, зашипела.

Быстро отползая спиной вперед, пленник заорал:

— Мечом бей, — он понимал, что без оружия в схватке с этим существом у них нет шансов.

— Заткнись, придурок! Мурка, фу! Не ешь его, он ядовитый, — проговорил Тим, подходя к взъерошенному тайкону и, успокаивая, погладил по спине.

Варвар сидел, выпучив глаза и, не моргая, молчал. Мурка легла у ног Тима и громко замурлыкала.

— Где же ты пропадала, моя хорошая? — потрепал он питомца по голове между ушей. Грациозное тело существа, кажется, стало еще больше с последней их встречи.

— А ты молодец, — обратился Тим к Котару, — не испугался, спасти меня пытался. Вижу, что если придется, то ты будешь помогать мне отбиваться от тварей побережья. Держи свой меч. Только Мурку не задень. А то она и обидеться может, — Тим взрезал путы на руках пленника и, вспомнив прошлое прощание с тайконом, потер то место на груди, где когда-то когти оставили глубокие следы.

Лениво поднявшись, Мурка встала и тремя прыжками скрылась из виду. Совсем успокоившись, Тим развел костер и достал скудные запасы еды. Через несколько минут к огню вышел тайкон, неся в пасти неизвестного, но довольно упитанного зверька.

Идти дальше было веселее. Мурка то перепрыгивала по веткам, забегая далеко вперед, то снова возвращалась, требовательно подсовывая голову под руки Тима. После нескольких поглаживаний она убегала.

Котар шел первым, понурив голову и что-то бормоча на тему неправильности всей этой ситуации, того, что к кораблю их не пустят, и что он вообще зря поплыл в этот набег. С последним, кстати, Тим был полностью согласен. И раз уж один варвар понял это, то и остальным нужно как-то объяснить.

В конце-то концов, он пришелец из другого, более развитого мира, неужели не сможет вернуть единственного человека, который стал дорог в этом. «Да запросто!», — подумал Тим, тут же падая на землю.

Лес как раз кончился, и со стороны виднеющегося вдалеке моря на них двигалось непонятное существо. Словно дух давно усопшего воинственного варвара. При жизни тот явно был пиратом. Если не учитывать наряд призрака, то он сильно смахивал на главаря морских разбойников из книжек, которые Тим читал в детстве.

— Аякаси — прошептал Катар, отползая назад.

Невесомый, как казалось до этого, дух, вдруг обрёл четкие очертания, превращаясь в огромного, сильно разложившегося утопленника. Оторванная местами плоть некогда живого существа, висела ошметками. Вместо одной ноги была культя, продолжающаяся деревянным костылем. Монстр замер на месте принюхиваясь.

Тим инстинктивно тоже вдохнул, пытаясь задержать дыхание, и понял, что зря. Смрад разложившегося мяса и тухлой рыбы тут же ударил в нос, заставил желудок скрутить тело в рвотном позыве.

Среагировав на этот негромкий звук, существо вдруг взмахнуло рукой, заканчивающейся крюком.

Загнутое окровавленное орудие отсоединилось и с неимоверной скоростью полетело вперёд, звеня цепью. Тимур понял что не успевает откатится в сторону, но сделал отчаянный рывок. В следующую секунду Тайкон прыгнул на монстра, а туда, где мгновенье назад лежал Тим, вонзился огромный крюк. Вырвав большой клок земли, и взметнув его вверх, ржавая железяка полетела назад.

Тимур подскочил и, бросив взгляд на бледного, замершего в ужасе Котара, со всех ног устремился к обидчику, отбросившему тайкона в сторону. Лезвие меча с лёгким шелестом выскочило из ножен. Тим пригнулся, не снижая скорость, пропустил над собой очередной запуск страшного крюка. Сместился вправо, выставив руку с зажатым клинком в сторону, и крутанулся под ногами ожившего утопленника.

Куски смердящей плоти вперемешку с щепками полетели, увлекаемые остро отточенной сталью. Аякаси завалился на бок, и в этот момент подоспел Котар. Одним мощным ударом варвар отсек монстру голову. Не успев долететь до земли, она превратилась в сгусток тумана, следом растаяли и другие останки.

Тим вдохнул полную грудь воздуха, успокаивая бешено стучащее сердце, и медленно выдохнул.

— Воздух чистый, как такое возможно.

— Аякаси упокоен, его чары развеялись, — ответил Котар.

— А где Мурка? — забеспокоился Тим, озираясь, и тут же увидел ее. Огромная черная кошка беспомощно лежала на песке, тяжело дыша. Лоснящийся черный бок был пропитан кровью, которая пульсирующими толчками вытекала из глубокой рваной раны.

Парень опустился рядом с ней. Мурка приподняла голову и положила ему на колени.

— Если бы демон не отвлекся на тайкона, то мы бы были мертвы, — то ли пытаясь успокоить, то ли констатируя факт произнес Котар.

Тим молчал. Он гладил своего непослушного, едва вернувшегося питомца, чувствуя, как того покидает жизнь. Какое-то время спустя все закончилось.

Тим даже не стал подниматься, когда из-за огромных валунов, чуть левее того места откуда выплыл Аякаси, вышли четверо незнакомых варваров.

— Кот, кто это с тобой? — спросил один из них, подойдя.

— Мы видели, что он сделал с демоном, который убил нашу команду, — тихо проговорил второй, словно опасаясь Тима.

— Не бойтесь. Ему просто нужно на ту сторону. В Хайтаб, — ответил Котар.

— Просто, — усмехнулся самый старый из пришедших. На вид ему было лет сорок — сорок пять, а над головой у единственного кроме цифр в скобках красовалось имя — Тронгвар.

— Сейчас нам ой как не просто вернуться, — продолжил он, — этот Аякаси всю команду положил. Видал, какой здоровый вырос. А ведь поначалу чахлый был, да удачно выплыл. Парни как раз в одних подштанниках тростник собирали. На них и отожрался. Мы, когда опомнились, уже поздно было. Рубились сколько могли, а потом в воду сиганули… только вот вчетвером и спаслись.

— Доплывем, — уверенно сказал Тим, поднимаясь, — только Мурку у леса закопаем.

Мужики переглянулись. Посмотрели на Котара. Тот пожал плечами и развел руки в стороны.

— Слышь, а ты кто такой вообще, чтоб мы тебя слушались? — гнусаво произнес молчавший до этого четвертый незнакомец.

Тим молча поднялся, делая вид, что потянулся за клинком, и с разворота вбил кулак ему в нос. Не рассматривая, что получилось, подхватил с земли свой меч, крутанул, стряхнув с лезвия какие-то налипшие водоросли.

— Да ладно, ладно, не горячись ты, — затараторил парень, пытаясь унять кровь, хлынувшую из носа, — я ж ниче, я просто спросить хотел. А то даже как обращаться к тебе не знаем.

— Тимом зови, — буркнул парень и вогнал меч в ножны, после чего с трудом поднял Мурку и зашагал в сторону леса.

Следом двинулся сперва Котар, а потом и все остальные.


Часть 1. Глава 25


— Готовься, сейчас пропустим его, — бешено заорал Котар, от усталости едва удерживая щит. С другой стороны стены, выставленной пятёркой варваров, бесновался огромный черный бык переросток. Заметили его поздно. Тим как раз опустил тело Мурки на дно наспех вырытой ямки, когда ближайшие к краю леса деревца затрещали под напором мутанта. А в том, что это не обычный бык, переколотый стимуляторами роста, сомневаться не приходилось. Бешеные кровавые глаза, горы мышц и периодически вырывающиеся из ноздрей язычки голубого пламени. Тим с лёгкостью опознал огненного торда по рогам — именно такие украшали купленный недавно лук. Выпустив последнюю стрелу, которая пролетев над головами варваров, удачно увязла в глазнице чудовища, он выхватил меч. Как раз в этот момент щиты разошлись, и огромная обезумевшая от ран туша понеслась в его сторону.

В последний момент, сделав рывок, Тим рубанул наотмашь, падая на правый бок.

Передние лапы торда подкосились, он резко ткнулся рогами в песок и, сделав невероятный кувырок, забился в агонии. Тронгвар перехватил топор двумя руками, замахнулся, словно собрался рубить дрова, и метнул свое грозное оружие. Описав дугу и сделав несколько оборотов, оно скрылось в столбе пыли, после чего все вдруг стихло.

— Готов, — утвердительно произнес один из варваров.

— Иди, Тим, твоя добыча, — добавил Тронгвар, — только рога чур мне. Хочу себе такой же лук как у тебя соорудить.

Тим поднялся и, стряхнув с меча кровавые капли, прихрамывая, направился к туше. Всё-таки эта тварь его задела.

Извозившись буквально по уши, он извлек из груди существа крупный красный булыжник размером с кулак. И оставив торда на растерзание остальным, направился к Мурке. Даже имея такой крупный и, наверняка, сильный камень, лекарем парень не стал. А уж о том, чтобы оживить тайкона, даже речи не шло.

Просто действуя по наитию, он засунул Ред в рану на теле животного.

Ничего не произошло. Поразмыслив, Тим решил, что так камень будет в большей сохранности, а когда вернутся с Лией, можно будет подумать, что делать с ним дальше.

С грустью и болью он засыпал неглубокую яму песком и, немного постояв, решил произнести речь.

«Ты была самым преданным другом,
что встречал в этой жизни и в той.
Я надеюсь, что в следующей тоже,
Навсегда будешь рядом со мной».
Сказать что-то еще не получилось из-за подкатившего к горлу кома.

Спустя час дошли до побережья. На небольшом расстоянии от берега виднелся кораблик. Идя к морю, Тим думал, что корабль будет огромным, но так было даже лучше. Солнце низко висело над горизонтом, и варвары напрочь отказались плыть до судна.

— Ночью нам там делать нечего. Якай человек тридцать упокоил. Моя бы воля, я бы вообще на тот корабль не совался, да доживать жизнь в этом отсталом месте тоже не хочется.

Тронгвар всегда говорил от лица всей пятерки варваров. Раз он сказал, что никто не поплывет ночью, значит так и будет.

Наспех отмывшись от засохшей крови, Тим прислонился спиной к одному из валунов, между которыми варвары уже развели костер. Тепло быстро его разморило, и парень сам не заметил, как уснул.

«Отрядная победа.

Вы победили Якиму — существо, имеющее уровень в два раза выше суммарного уровня членов Вашего отряда.

Отрядная победа.

Вы победили огненного торда — существо, уровень которого значительно превышает суммарный уровень членов Вашего отряда.

В награду вы получаете:

+ 15 к силе;

+ 8 к выносливости;

+ 10 к ловкости;

+ 32 к меткости;

+ 15 к удаче.

Это были отличные сражения! Побеждайте больше врагов, получая достойные награды».

«Поздравляем! Вы достигли десятого уровня.

В награду вы получаете:

+ 10 к силе;

+ 10 к выносливости;

+ 10 к ловкости;

+ 10 к меткости;

+ 1 к удаче;

+ 1 к внутренней энергии.

Текущий уровень внутренней энергии персонажа — 3/3.

Вам доступно одно очко для овладения новой профессией».

Тим удивился. Мало того, что за победу над такими существами дали не очень много очков характеристик, так еще и уровень какой-то. Но следующая надпись совсем выбила из колеи.

«Получен урон. Текущий уровень жизни 160/190. Получен негативный эффект «Потеря сознания».

До возвращения в игру 594 секунды

До возвращения в игру 593 секунды

До возвращения в игру 592 секунды…»

Счетчик времени монотонно показывал последовательно уменьшающиеся цифры.


Тьма отступила. Яркое солнце висело высоко в голубом небе, по которому бежали редкие облака. Собственно, это было все, что мог видеть Тим. Руки ужасно затекли, но пошевелить ими он не мог.

— О, проснулся, — хохотнул кто-то из варваров.

— Я уж подумал, что ты помер. Вроде легонько тебя приложил, а ты прям как труп пол дня провалялся, — судя по голосу говорил Тронгвар.

— Зачем? — прохрипел Тим.

— За тебя неплохо заплатят, — это уже говорил Котар, — к тому же, может ты и встретишься со своей любимой. На рынке.

И все пятеро заржали.

Сжав кулаки, Тим закрыл глаза.

В целом все было не так уж и плохо. Куртка на нем, меч и лук тоже должны быть где-то рядом. Главное — корабль движется в нужную сторону, золотистая нить четко указывает направление. А то, что он избит и связан — лишь легкое неудобство, с которым, впрочем, нужно что-то решать…

Перед глазами возникла надпись.

«Вы покидаете стартовую локацию. Если остались незавершенные дела, вернитесь назад.

До пересечения границы с открытым миром осталось 10 секунд;

До пересечения границы с открытым миром осталось 9 секунд;

До пересечения границы с открытым миром осталось 8 секунд…»


Часть 2

Часть 2. Глава 1


Монотонно бьющие о доски волны уже перестали раздражать. Лия сидела у самого борта, в темноте непроизвольно слушая перешёптывания других женщин.

— Мне кажется, мой Зимес не сможет больше грести. Когда в прошлый раз нас носили лечить раненых, я видела, что только цепь не даёт ему упасть. Как же мне хочется ему хоть чем-то помочь.

— Зачем они вообще перебили нам всем ноги, тут ведь некуда бежать, да и цепь эта не даст мужчинам даже отойти от лавок, — недоуменно отвечала вторая женщина.

Лия только вздохнула. Она слышала этот диалог, кажется, уже в сотый раз. Нужно было что-то делать.

Все камни у женщин забрали практически в самом начале, еще до погрузки на корабли. Кто и до этого был без камня, оставили на берегу с остальными пленниками. А всех, кто, по мнению варваров, умеет хоть как-то лечить, погрузили на два корабля и тут же отчалили. Лия с грустью вспомнила про Сойку, которая была сейчас на другом корабле. Уж вместе-то они что-нибудь придумали бы.

Пояс с самым большим яром, подаренный Тимом, забрал капитан уже на корабле. Уж больно ему понравился столь красивый и качественный предмет. Этот неотёсанный варвар даже не понимает, какое богатство носит теперь на своем жирном пузе. Лия, обязательно, собственноручно придушит мерзавца, но это потом. А сейчас, она в очередной раз слила все внутренние запасы энергии на лечение левой ноги. Браслет, с красивым серебристым узором, был пуст с момента битвы. Тогда, в осажденном городе, лекари не успевали ставить на ноги тяжелораненых защитников, поэтому Лия не смогла защититься и сбежать.

Судя по тусклому свету, который то появляется, то исчезает в дверном проеме, прошло уже больше трех суток, как они отплыли от берега Айтаны. Все это время ушло на восстановление перебитых ног. Зато через пару часов Лия снова сможет ходить. Девушка с удивлением обнаружила, что каждый раз, вливая в перебитую конечность все без остатка, она чуть-чуть увеличивает свой внутренний резерв. Да и скорость наполнения возросла. Хотя о последнем в темном трюме судить довольно сложно.

В маленьком душном отсеке их было шестеро. За деревянной стеной слышался скрип множества весел и звон цепи. Мужчины гребли не переставая. Лия закрыла глаза, пытаясь провалиться в сон. Она давно заметила, что во сне так необходимая сейчас энергия восстанавливается куда быстрее.

— Эй, дикарки, — раздался вдруг грубый окрик одного из помощников капитана, — пора за работу.

Это тоже повторялось уже не первый раз, и проснувшаяся Лия знала, что сейчас лохматый, с испещренным мелкими язвами лицом варвар зайдет в едва освещённый дверной проем. Приподняв повязку, закрывающую один глаз, он выберет женщину из тех, что сидят поближе к двери, и потащит наверх. Там она поочередно потратит запасы всех камней на лечение тяжелораненых пленивших их мужчин, после чего вернётся в трюм и начнет причитать по старой схеме, лишь имя умирающего мужа сменится. Римес, Зимес, Гомес. Одно из трёх, это Лия уже тоже запомнила. Нет, определенно нужно что-то менять.

С тех пор как тело незаурядного, но привлекательного Тима занял Тим-ур, все в ее жизни резко изменилось. И дело даже не столько в том, что пришлось покинуть родную деревню, а в самом восприятии окружающей ее обстановки. Серые однотипные дни вдруг стали как бы ярче и разнообразнее. В голову часто стали приходить мысли о будущем, о том, что нужно делать, чтобы оно стало таким как хочется ей. Да, череда событий привела ее в этот плен, но прежде она словно проснулась. С тех пор, как Тим впервые назвал ее по имени, все изменилось. А самое главное, что теперь ей необязательно использовать Яр, ведь есть свой внутренний резерв энергии. Объем вместимости которого растет, и его-то уж точно никто не сможет отобрать.

Освободиться и покинуть корабль Лия сможет, в этом проблемы нет. Но остается два неясных вопроса. Во-первых, что делать потом. Вплавь до берега ей точно не вернуться. Во-вторых, нужно спасти Сойку. Лия уже привыкла к девушке, да и как потом смотреть в глаза Бурому. С этими мыслями девушка снова задремала.

Проснулась она уже глубокой ночью от ощущения голода. Потратив часть того, что накопилось, на полное излечение ноги, она с радостью слила остатки энергии в браслет. В темноте, конечно же, не видно, поменял ли хоть какой-то элемент узора цвет, но это было не важно. Она почувствует, когда браслет заполнится и перестанет принимать энергию.

Делая вид, что очень больно, девушка поползла к дверному проёму. Нашарив в полной темноте корзину с какими-то пресными кореньями, взяла пару и отправилась назад.

Жевать их было противно, но альтернативы не предвиделось. Зато корзину каждый день наполняли до краев, видимо считая, что пленники должны питаться досыта.

К следующему вечеру браслет был заполнен полностью. Когда Лия почувствовала, что внутренний запас тоже практически полон она решилась. Аккуратно добравшись до дверного проема, словно снова за едой, она прислушалась. Женщины спали. Сопение и редкое похрапывание были хорошо различимы, даже в звуке скрипа весел и звона цепей. Ветер, видимо, стих, и волны перестали терзать борта судна. Девушка поднялась на ноги и с опаской выглянула в проем. Как раз в этот момент в трюм спустился варвар с горящим факелом. Лия едва успела спрятать голову, когда он начал озираться по сторонам, проверяя все ли в порядке. Сердце бешено стучало, разгоняя по телу кровь. Пытаясь успокоиться, Лия опустила глаза и тихонько выдохнула. Лестница снова заскрипела, извещая о том, что проверяющий уходит. В последнем отблеске факела девушка вдруг заметила, что над полом в дверном проёме натянута тонкая нить. Она не успела проследить, куда та ведет, но это явно было устройство, которое оповестит варваров, если кто-то из женщин попытается выйти, точнее выползти.

Лия мысленно поблагодарила Даара за то, что он ее предупредил о хитрой ловушке. Ведь план освобождения мог провалиться еще до начала его осуществления.

Переступив через нить, она направилась к самой крупной из мужских фигур. Пленники не обращали на скользящую мимо тень ни малейшего внимания, лишь монотонно гребли, выдерживая ритм.

Подойдя к самому крупному здоровяку, Лия зашептала:

— Греби не останавливаясь.

Мужчина вздрогнул, чуть сбившись, но его напарник продолжил толкать весло, так что секундной заминки никто не заметил.

— Я могу лечить, но не всех сразу. Постепенно помогу каждому, после чего мы захватим корабль. Понял? — прошептала девушка. Мужчина лишь кивнул. Лия приложила к его ногам руки, накрытые курткой. Вряд ли кто-то сумеет заметить едва различимое свечение, пробивающееся из-под нее.

Внутреннего запаса почти хватило на обе ноги здоровяка. На обратном пути, Лия подлечила спящего худощавого парня, который судя по неровному дыханию и периодическому поскуливанию, был совсем плох. Браслет опустел, но дыхание мужчины выровнялось, и он затих, полностью погрузившись в здоровый сон.

Девушка вернулась на место и жадно вгрызлась в захваченный по пути корень, пытаясь заглушить вновь нахлынувшее чувство пустоты. Первый шаг к свободе был сделан.


Часть 2. Глава 2


Тим сбился со счета, пытаясь прикинуть, который день их таскает по морским волнам. Проклятое солнце пекло неимоверно, а от соленого ветра кожа лица обветрилась, губы растрескались, и практически всегда хотелось пить. Веревки оставили лишь на руках и ногах, благодаря чему он мог перемещаться по палубе, но пользы это не приносило. Каждый день был похож на предыдущий, разве что запасы еды быстро подходили к концу. Ни котомки, ни своего оружия Тим не заметил. Вероятнее всего, ушлые варвары спрятали их где-то в небольшом трюме, куда спускались по одному отдыхать.

Едва различимая золотистая нить каждый раз указывала далеко за горизонт, теряясь где-то там среди отблесков солнца на вершинах волн. Парус, возвышающийся над палубой, позволял развить приличную скорость, по крайней мере, так казалось, если смотреть по сторонам. Ориентиров не было никаких, кругом лишь голубое небо и море.

— Тронгвар, где мы? — устало спросил Котар, сменяя лидера группы на рулевом весле.

— А пес его знает, — отозвался мужчина, — дождемся ночи, там посмотрим. Если снова облака не наползут.

Тим сосредоточился и уловил направление едва заметной золотистой нити.

— Нам туда, — прохрипел он пересохшим горлом, руками указывая направление градусов на тридцать отличающееся от их текущего курса.

— А ты прям бывалый моряк, — без злобы усмехнулся Тронгвар и, заметив, что Котар замешкался, добавил — не сворачивай. Этот дикарь сам не знает, что говорит, ты же знаешь, они к морю даже не суются. Тварей боятся.

— Знаю, — сказал Котар, — но этот какой-то странный. Мне даже иногда кажется, что он из этих, из Румагов, — закончил варвар, чуть понизив голос.

— Ерунду не говори. Румаг нас бы давно сжег, или как бабочек на меч нанизал, а этот, — мужчина сплюнул в сторону Тима, — обычный варвар. Один из тех, что зовут на помощь их бабы, разбегаясь в ужасе при нашем появлении.

— Как там они вопят? «Варвары, Варвары», — повысив голос до писклявого изобразил женщину один из команды корабля, — как будто они могут их спасти.

Все заржали.

Тим сидел, прислонившись спиной к борту, и старался больше не слушать их насмешки. Но выходило плохо.

— А может он из двумирян? — не отступал Котар.

— Да что ты заладил. Нет тут двумирян. Только тупые дикари. Да, те, что ближе к пустыне, хорошие вояки, потому мы туда и не суемся, а тут у моря таких не было отродясь. Этот, может, приходил в город из пустыни отдохнуть или еще зачем. Хватит уже ерунду говорить. То, что он знает с какой стороны меч держать, нам только на руку. Дороже продадим. Закончили, — оборвал Тронгвар, что-то пытающегося сказать Котара.

После обеда небо стало затягивать тучами, и Тим даже обрадовался легкому прохладному ветерку, который медленно усиливался.

Когда черное тяжелое небо разверзлось ливнем, а их утлое суденышко швыряло как пушинку по волнам, он, проклиная все на свете, пытался доораться до обезумевших варваров, чтоб те развязали ему ноги и руки. Но бывалые морские волки, не обращая внимания на вопящего пленника, привязывали себя веревками к вбитым в палубу скобам.

Тим, упал от очередного удара волны и вцепился руками в выскочивший из-за пазухи костяной ножичек. Короткое лезвие, которое так удобно использовать для вырезания букв на коже, с трудом перегрызло спутывающую руки верёвку. Торопясь и дрожа от пронизывающего ветра, он принялся за ту, что связывала ноги. В тот самый миг, когда удалось всё-таки освободиться, что-то ударило в борт с такой силой, что корабль накренился, затрещал, получил ещё толчок, закрутился, подставляя другой бок. Из воды в небо взметнулось огромное темно-синее щупальце и с размаху упало на палубу, одним ударом размозжив одного варвара так, что только ошметки полетели в разные стороны. Тут же, обхватив корабль, оно стало его сжимать. Доски затрещали, и стали проламываться будто игрушечные. Корабль начал складываться пополам. Тим буквально вылетел с палубы, больно приложившись спиной, и тут же ушёл под воду.

В шуме и круговерти бушующих волн он сразу потерял из виду корабль, лишь единожды увидев, как над водой промелькнуло окончание гигантского щупальца. Вынырнув в очередной раз из черной пучины, Тим едва продрал глаза и заметил неровно обломанный край мачты, несущийся прямо на него. В последний момент увернувшись от острого торца обломка, он обхватил бревно руками и ногам. Округу накрыл душераздирающий вой неизвестного существа, который тут же потонул в раскатах грома.

Сколько времени бушевала стихия, Тим не знал. Холодные злые волны, то и дело пытавшиеся выхватить спасительное бревно из рук, уже стихли, а тучи все ещё лениво ползли куда-то вдаль. Парень кое-как пристегнулся ремнями куртки к вбитым в мачту ступеням и устало закрыл глаза.

Проснулся Тим в сумерках. Было абсолютно непонятно, поздний вечер это или раннее утро. Осмотревшись вокруг, он не увидел ничего кроме воды. Выбирать направление, куда плыть, решил по линии, связывающей его с Лией. Сосредоточился, пытаясь ее разглядеть, но не удалось. В душе быстро зародилась и начала разрастаться тревога.


Часть 2. Глава 3


Идея, где взять еще энергии, к Лие пришла не сразу. Прикинув, что такими темпами до конца плавания можно и не успеть, девушка решилась.

Спускающийся по утрам варвар, всякий раз забирал ближайшую лекарку, что сидела на лавке слева от двери. Это были неизвестные Лии пышнотелые женщины, больше походившие на знахарок из глухих деревень. Кайрийские одежды сразу выдавали их принадлежность к вражескому народу, а потому налаживать диалог желания не появлялось. Выждав момент, когда крайняя женщина спустилась со скамьи и доползла до корзины с кореньями, Лия заняла ее место. Та лишь недобро зыркнула, но промолчала. Села туда, где раньше ютилась сама Лия.

Новое место оказалось гораздо удобнее. Отсюда и в неярком свете, пробивающимся сверху, она могла видеть большую часть мужчин и выбирать, кому оказать помощь в первую очередь.

Заметив ее, здоровяк улыбнулся уголком рта, показывая взглядом на штырь, которым общая цепь крепилась к стене. Тот ходил из стороны в сторону, подчиняясь движениям цепи. Это означало, что мужчины поняли свою задачу и сумели договориться.

Утром Лия проснулась от скрипа, издаваемого лестницей, по которой надсмотрщик спускался вниз.

Произнеся свою ритуальную речь, мужчина хмыкнул, разглядел Лию и, подхватив за талию, закинул ее на плечо словно мешок. Девушка шипела и строила гримасы боли, когда болтающиеся позади варвара ноги ударялись о элементы корабля.

Спустя несколько секунд ее небрежно бросили возле лежанки с десятком израненных и смердящих воинов. Тут же на круглой тряпке лежало 10 яров разного размера. Вдоль бортов судна сидели варвары. Их было много. Кто-то пил, кто-то, окружив бочки, перекидывался в карты, азартно выкрикивая какие-то слова. То тут, то там раздавались ругательства и хохот.

Истратив последний камень, девушка отложила его в сторону.

— Гляди-ка, а эта аж троих вылечила, — удивился один из охранников.

— Забирай ее, завтра эту же тащи, — распорядился капитан, — и мяса дай ей, пусть поест, уж больно тоща. Не дай бог не доплывет. За нее Стефан хорошие деньги даст.

Лие сунули в руки мешочек вяленного мяса и, снова закинув на плечо, потащили вниз. Девушка даже кривляться забыла, глядя на то, что ее браслет практически полон, от той части энергии, которую она тайком сливала с камней при лечении. Разделить бурлящий поток было нелегко, но ей удалось, а не сведущие в этом деле варвары ничего не заметили.

Место у двери оказалось занято, но мужчина пинком сбросил задремавшую на скамье женщину и усадил туда Лию.

Кайрийка, что-то злобно шепча, отползла в сторону.


Вторая, третья и седьмая. Лия взлетела вверх по лестнице, ни разу не дав той скрипнуть. За долгую неделю она изучила, какие ступеньки издают протяжный режущий ухо звук, когда на них встает кто-то из охраны.

Ночь, выбранная для побега, оказалась темной и довольно прохладной. Все рабы мужского пола, крепко стоя на ногах, ждали ее сигнала внизу.

Варвары спали. Лишь один часовой, как раз у лестничного проема успел повернуться на шорох. Лия отработанным движением мысленно обхватила его сердце и, сжав кулак, остановила кровоток. Дернула заваливающееся тело за шиворот серой шкуры, направляя в трюм. Сильные мужские руки подхватили обмякший труп и, быстро разоружив его, беззвучно выскочили на палубу.

— Побег, — вдруг раздался вопль варвара, стоящего у руля, тут же оборвавшись булькающими звуками.

Через мгновение ночь разразилась множеством предсмертных криков, все чаще перемежающихся лязгом клинков.

Лия прямиком бросилась в единственную каюту на корабле. Жирный боров капитан спал, развалившись на широкой настоящей кровати. Подхватив лежащий у изголовья клинок, девушка воткнула его в грудь проснувшегося противника. Пояс нашелся на спинке кровати. Быстро его надев, девушка выбежала на палубу.

Бой уже был окончен.

Сонная команда корабля не сумела оказать хоть сколько-нибудь значимого сопротивления, и к рассвету палубу полностью освободили от убитых варваров. Женщины перевязали раненых.

— Лия, спасибо тебе, — начал совет тот самый здоровяк, — мы все благодарны за спасение. Теперь нам нужно решать, что делать дальше.

Как бы ни хотелось Лие сказать, что и думать нечего, надо догонять второй корабль и спасать Сойку, она понимала, что люди тут собрались разные и, судя по всему, большинство из них Кайрийцы.

— У нас есть два пути, — начала девушка, — либо мы разворачиваем корабль и возвращаемся назад, либо продолжаем двигаться дальше, пытаясь догнать врагов, которые увозят наших братьев и сестер. Я думаю их тоже нужно освободить.

Толпа одобрительно загудела. Тут и там были слышны возгласы «Догнать» и «Освободить».

Практически единогласно приняли решение следовать в погоню, лишь пара женщин, что когда-то сидели вместе с Лией в трюме, недовольно бормоча, спустились обратно. Обсудив все дела и подкрепившись, мужчины тоже вернулись на весла.

Через несколько часов с мачты корабля послышался возглас забравшегося туда Кайрийца: «Земля».

Огромный остров, возникший на горизонте, вскоре стал заметен и всем остальным.

— Нужно причалить, пополнить запасы пресной воды, — сказал один из мужчин.

— Да и бабы говорят, что к вечеру гроза будет, — добавил другой.


Оплыв остров, обнаружили небольшую удобную бухту, куда с трудом загнали плохо слушающийся корабль. Десяток добровольцев спустились в лодку и отправились к берегу в поисках источников чистой воды.

Лия, как и все другие женщины, осталась на корабле и нисколько не пожалела, потому что через несколько часов началась буря. В бухте было относительно спокойно, но сидеть пришлось в трюме, прячась от ливневого дождя. Мужчины о чем-то переговаривались, хвастались друг перед другом новым оружием и одеждой. Женщины спали.

Вдруг раздавшийся вдалеке звериный вой, походивший на пение, заставил всех вздрогнуть и замолчать. По спине Лии пробежали мурашки.

— Марул, — запричитали женщины. Девушка и сама подумала о том же. Пусть моряков в Айтане давно не осталось, во всех племенах и деревнях знали рассказы про Марула, тварь, похожую на огромного осьминога, злобную и кровожадную. Его радуют шторма, крики моряков, терпящих кораблекрушения, их боль и страдания. Во время страшных бурь его дикую песню можно услышать даже с далекого берега, это значит, что Марул устроил себе торжество в честь ещё одного затонувшего судна.

Через пару мгновений все стихло и, успокоившись, Лия опять уснула.


Часть 2. Глава 4


Тревога, так неожиданно охватившая Тима, так же неожиданно прошла, когда, отстегнув ремни и развернувшись, он обнаружил яркую золотистую нить. В сумерках не было понятно, куда она ведёт, но свет оказался настолько сильным, что Тим быстро заработал ногами и руками.

Такой отчётливой линия не была уже давно, а это могло значить только одно — Лия рядом.

Надежда догнать девушку придавала сил, и лишь когда босые ноги коснулись сухого песка неизвестного острова, Тим понял, что чертовски устал. Пробираться сквозь утренние джунгли было бессмысленно, поэтому парень направился вдоль широкой прибрежной полосы.

Солнце висело уже высоко, над морской рябью летали птицы. Казалось, что Лия совсем близко, он даже четко определил поворот, за которым должен был ее увидеть. Выбиваясь из последних сил, взбежал на поросший низкой растительностью холм и замер.

Далеко внизу виднелась крупная черная точка уходящего в море судна. Он знал, что это корабль варваров, что на нем Лия и, возможно, Сойка. Именно туда сейчас тянулся указатель, но догнать или хоть как-то привлечь внимание на таком расстоянии было нереально.

Тяжело дыша, Тим рухнул на колени. Он с болью и грустью смотрел на уплывающий корабль, понимая, что сделать ничего не может.

Когда даже черная точка скрылась за горизонтом, расстроенный парень встал и направился к берегу залива. Там, у кромки воды виднелся дымок и поваленные бревна.

Костровище оказалось приличным. Большая гора тлеющих углей, стволы деревьев, сложенные так, чтобы было удобно на них сидеть целой компанией и косточки неизвестного животного, свалены в кучу неподалеку. Все указывало на то, что варвары провели тут ночь. Тропа, по которой они ходили куда-то в джунгли, была хорошо натоптана.

Тим подбросил на угли дровишек, нарубленных кем-то из толстых сухих веток, огляделся еще раз и, не обнаружив ничего интересного, двинулся по извилистой дорожке.

Идти пришлось достаточно долго, но в конце он вышел к не очень большому прозрачному водоёму у подножья скалы. По каменистому склону из небольшой пещеры в центе отвесной стены стекало несколько ручьев. Вероятно, когда-то давно тут был приличный водопад, теперь пересохший. Где-то в стороне слышалось журчание ручья, по которому излишек жидкости стекал в море.

Зачерпнув ладонью воду, Тим отпил. На вкус она была чистой и достаточно пресной. Он отпил еще.

Кожа начинала чесаться от подсыхающей на мелких ранах соли. Тим вообще не понимал, как местные могут неделями обходиться без купаний. Сам он уже привык к утренним процедурам в прохладной реке и даже стал скучать по ним.

Стянув с себя куртку и штаны, бросил их на серый камень возле берега и быстро зашёл в холодную воду, погрузившись по плечи.

«Вы обнаружили источник силы.

Поздравляем! Получен положительный эффект: благословение Хора. Время действия: 40 минут».

«Ну и ну,» — удивился Тим, тут же почувствовав, что усталость начала отступать, мышцы снова наполнились силой, а желудок требовательно заурчал, напоминая, что давно пора подкрепиться. Сделав пару размашистых гребков, парень легко доплыл до противоположной части водоема. Вблизи скала выглядела гораздо выше, чем с берега. Тим обратил внимание, что на черной поверхности камня имеются не только природные сколы и выступы, но и множество упорядоченных отметин, где, наверное, давным-давно, была рукотворная лестница. Ступени ее местами стерлись совсем, но наблюдательный глаз мог с лёгкостью вообразить, где они находились.

Если тут и правда был водопад, то лестница скрывалась за ним, лишь у самой пещеры выдвигаясь чуть вперед. Наверное, от этих ступеней водопад был еще более красивым.

Заинтересовавшись древним сооружением, Тим оттолкнулся от воды и зацепился за первый выступ.

То и дело пальцы соскальзывали, местами выступила кровь, но ранки тут же сами собой затягивались. Тимом овладел азарт, он даже несколько раз упал с небольшой высоты, пока не приловчился карабкаться вверх. Наверняка со стороны голый альпинист выглядел как минимум комично, но людей, как понял Тим, на острове нет, и новоявленный Робинзон может делать все, что хочет. Совершив последний рывок, он повис на краю выступа, который являлся полом пещеры. Струйка воды вместо стены потекла по правой руке, защекотав тело. Тим тут же подтянулся и заполз в низкий проход.

Пещера оказалась невероятно маленькой. Буквально через пол метра тоннель перекрывался стеной, исписанной неизвестными Тиму иероглифами. Осмотрев ее внимательно, он заподозрил, что это дверь. Справа у стены было высечено углубление в виде раскрытой ладони человека. Терять было нечего, а потому Тим вложил свою пятерню и попытался нажать. Стена поддалась, рука чуть провалилась внутрь и стенки углубления охватили ее. Парень дернулся, но высвободить ладонь не смог. Под кончиками пальцев что-то быстро нагрелось и обожгло кожу. Дверь треснула ровно посередине, и с громким шипением начала расходиться. Изнутри, словно из пожарного брандспойта, вырвался столб воды и, сильно ударив Тима в грудь, выбросил его обратно в озеро. В полете парень заметил, что дверь закрылась обратно, отсекая поток воды.

Чертыхнувшись, он выполз на берег и стал отплевываться. Нахлебался изрядно, так что лезть назад расхотелось. Рука, с ободранной по краям ладони кожей, моментально стала зарастать. А вот символы, выжженные на кончиках пальцев, исчезать не собирались. Спустя пару минут Тим был снова цел и здоров, а вот голод только усилился. Черные выжженные символы затянулись тонким слоем кожи, но отчётливо виднелись под ним, никак себя иначе не проявляя. Даже боль полностью прошла. Тим поймал себя на мысли, что запах жаренного мяса, там, у входа в пещеру, был довольно аппетитным. Нужно было срочно чем-то подкрепиться.

Лес походил на джунгли, которые Тимур раньше видел только по телевизору. Наспех прополоскав штаны и рубаху от соли, он натянул их на голое тело, подхватил на плечо увесистую куртку и лёгким бегом направился к костру, осматриваясь по сторонам.

Когда в кустах что-то мелькнуло, он остановился, и в этот момент с ветки над головой на него прыгнул тайкон. Животное оказалось чуть меньше Мурки, но злобное и опасное. Огромные когти с лёгкостью располосовали сырую рубаху и кожу под ней. Тим в ответ также ударил кулаком в нос распахнувшей пасть твари, услышал хруст. Животное покатилась вниз по склону, но сзади на спину прыгнул второй хищник. В последнее мгновение извернувшись, Тим выставил перед собой руку, закрывая лицо и горло. Клыки впились в предплечье. Второй рукой он ударил по ребрам животного, вновь раздался хруст. Тайкон распахнул пасть и взвыл от боли. Коронным ударом в нос Тим прервал его страдание.

Огляделся по сторонам — было тихо. В голове металась мысль, что нужно срочно что-то съесть. Оба животных скатились далеко вниз по склону. Тим упал на колени, глядя, как рана на руке быстро затягивается. Желудок рычал, требуя пищи. Обезумевший взгляд наткнулся на растущие у дороги синие грибы.

«Действие благословения Хора отменено досрочно в связи с нехваткой ресурсов. Вам требуется подкрепиться. Впредь постарайтесь не доводить свое тело до полного истощения, это чревато негативными последствиями».

«Как вовремя», — подумал Тим, глядя на ненавистную надпись и закидывая в рот четвертый гриб. По телу разлилось тепло, голова закружилась, в глазах потемнело, и он упал.

«Получено задание: игры Хроноса.

Цели: узнать тайное, спрятать ценное, спасти важное.

Необязательное дополнительное задание: выжить.

Приятной игры».


Часть 2. Глава 5


Высокий белый потолок был разукрашен золотыми узорами. На стенах висели портреты каких-то странного вида мужчин в белых высоких париках и вычурных нарядах.

— Дарио, ты спишь? Нам пора на лекцию, Дарио.

В комнату влетела девушка лет 20 в красивом красном платье и на высоких каблуках.

Тим, краснея, натянул одеяло повыше.

— Что за шутки, избалованный мальчишка? — воскликнула девушка, стаскивая с него одеяло.

— Ты кто? — сдался Тим и отпустил объект борьбы.

Девушка, видимо не ожидавшая такой легкой победы, сделала несколько шагов назад, не удержалась и бухнулась на пятую точку, прикрыв ноги одеялом.

— Я твоя сестра, придурок мелкий! Совсем все мозги с этим Фернандо пропили. Одевайся, нам пора, — сказала она, поднявшись, и вышла за дверь.

— Фернандо тут, похоже, ни причем, — озадаченно проговорил Тим, поднимаясь с кровати. В шкафу нашелся черный бархатный камзол, короткие штаны, белые гольфы и больше ничего. Тим нехотя натянул это все на себя. У дверей обнаружились ботинки.

— Ну и франт, — оценил он незнакомого юнца, глядя в зеркало.

— Ты скоро? — измученным голосом выдавила из себя девушка в очередной раз, заглянув в дверь.

— Иду, — отозвался Тим и вышел следом.

В крытой повозке ехали молча. Он смотрел в окно и не верил своим глазам. Узкие улочки, трёх и четырехэтажные здания, кругом лепнина и маленькие статуи. Люди, разодетые в наряды, подобные тому, что сейчас был на Тиме, поспешно отходили в стороны, пропуская их экипаж. Все это походило на сон.

Бегом добравшись до кабинета в большом здании, сестра отпустила руку Тима, которого буквально тащила за собой, и юркнула по длинному ряду к девушкам студенткам. Тут же забыв о брате, она начала оживленно с ними перешептываться.

Тим, или теперь уже Дарио, сел на край ближайшего ряда. Седой профессор, держа в руках что-то вроде маленькой плоской батарейки, продолжал свою речь, даже не прервавшись:

— … и таким образом, чтобы иметь возможность вести огонь по выбранным целям, вам необходимо сделать надрез по середине ладони, вставить энергол и…

Тим закрыл глаза, не став дослушивать. «Нет уж, хватит мне одного перерождения, верните все, как было», — подумал Тим, тут же почувствовав тошноту, и потерял сознание.

«Желаете пропустить?» — возникла надпись на черном фоне. «Да» попытался прокричать Тим, и надпись тут же пропала.

— Дарио, давай выпьем за ваше восемнадцатилетние, — икая, с трудом выговорил взлохмаченный прыщавый парень, чокнувшись кружкой о точно такую же в руке Тима. Все вокруг плыло в неясном тумане, и они выпили.

— Вот ты где, мелкий придурок! — воскликнула подлетевшая к столу разъярённая девушка.

Тим попытался сосредоточиться и сфокусировать на ней взгляд. Удалось не сразу, но он узнал ту самую особу, что будила его в прошлый раз. Надо заметить, что она похорошела. Пышная грудь, в глубоком декольте вздымалась в такт разъярённому дыханию.

— Э-э-э, прости, — с трудом выговорил Тим и, шатаясь, поднялся. Нет, пить, конечно, приходилось и в прошлой жизни, всякое случалось, но чтоб набираться вот так… Девушка подхватила его под руку.

— Как же ты меня уже достал, — причитала она, помогая брату пробираться между столов к выходу.

Тим не знал, что ответить, а поэтому опять выдавил:

— Э-э-э, прости.

Когда проходили мимо барной стойки, он разглядел одетого словно банкир хозяина заведения.

— Соньер, запиши на мой счет, — обронила в его сторону девушка.

— Хорошо, Луиза, — кивнул тот.

Дальше Тим будто перемещался отрывками, периодически отключаясь. Вот они идут мимо конюшен, вот булочная и фонтан с женщиной, льющей воду из кувшина.

Какая-то компания подвыпивших мужчин начинает приставать к Луизе с непотребными предложениями.

Тим бьёт одного из них. С трудом попадает по расплывчатой морде. В стороны брызжет кровь из разбитого рта противника, и все трое с воплями убегают. Вот уже знакомое учебное заведение. Карета довезла их до дому, и кучер помог Тиму добраться до постели. Луиза гладит брата по голове и со словами «Спи, придурок мелкий», выходит из комнаты, погасив свечу.

Тим снова погружается в темноту. На этот раз надолго.

«Обучение завершено».

Надпись вспыхивает и тут же пропадает.

— Сегодня мы должны отбить этот остров у проклятых серых. Готовьтесь к высадке!

Тим открыл глаза. Он стоял на палубе огромного парусника в длинной шеренге таких же молодых людей. Все они были одеты в красные плащи и преданно глядели на стоящего перед строем высокого лысого мужчину. Перед каждым лежал небольшой зеленый рюкзак. Рядом с Тимом стояла Луиза. Едва лысый закончил свою пламенную речь, девушка и все остальные откинули полу плаща, достали клинки наподобие того, что был у Тима в Айтане, только отполированные, из качественной стали, и присели на одно колено.

— Не тупи, — зашипела она, дернув Тима за край накидки.

Парень присел, достав клинок. Луиза вынула из кармана рюкзака ленту батареек, оторвала одну, лёгким росчерком разрезала ладонь и вставила энергол внутрь. После закинула в рот печенье, вынув его из другого кармашка. Тим не стал ждать очередного упрека и сделал то же самое. Ладонь обожгло. Морщась от боли, он вставил батарею. По краям зрения появились две полоски, а в центре перекрестье, словно он смотрел в прицел. Левая полоска была зеленая и показывала 100/100. Правая была просто красной.

— Придурок, ешь давай, — сказала Луиза, сунув Тиму печенье в рот.

Едва он начал жевать, как рана на ладони затянулась.

— Высадка, — заорал лысый, как только судно ткнулось носом в берег и немного протащилось по мокрому песку.

Один за другим красные плащи закидывали рюкзаки за спину, спрыгивали вниз и гурьбой бежали в сторону леса. Рядом пришвартовался еще один корабль.

Тим узнал этот залив. Где-то там озеро и пещера, где-то там когда-то лежал или будет лежать он, отравившийся грибами. Дождавшись своей очереди, тоже спрыгнул и побежал следом за сестрой Дарио. Вокруг что-то громыхало. Песок то и дело взлетал огненными фонтами ввысь, обжигая и убивая множество красных плащей. Но большинство всё-таки добралось до кромки леса.

Едва пересекли границу песка и джунглей, навстречу выскочила огромная серая человекоподобная фигура. Девушка вскинула руки и прокричала «Огонь».

Из изящной ладошки вырвался огненный шар размером с голову и полетел в сторону твари. Та, ловко увернувшись, побежала к ним, словно сломанную куклу отшвырнув вставшего на пути неизвестного юношу в красном плаще.

Тим выскочил вперед, оттолкнув и заслонив девушку собой. Тоже выставил руку, практически вплотную выстрелил в тварь, крикнув «Огонь».

Ладонь обдало жаром, но не более. Вырвавшийся огненный шар пробил грудь существа насквозь, оно вспыхнуло и повалилось на землю. А снаряд нисколько не притормозив ушел вдаль.

Левая шкала стала показывать 99/100, а правая обесцветилась.

«До перезарядки 59 секунд,

До перезарядки 58 секунд…»

Возникали надписи, закрывая весь обзор.

— Как текст убрать? — спросил Тим, протягивая руку девушке. Он заметил, что из чащи леса к ним бежит очередная тварь.

— Какой текст? — не поняла Луиза, в ужасе заметив серое существо.

— Ну, вот этот отсчёт до следующего выстрела, — проорал Тим, выхватывая меч и бросаясь навстречу монстру. Длинные когти не уступали по прочности стали. Девушка как завороженная смотрела на смертоносный танец.

В конце концов, получив легкую царапину на предплечье, Тим всё-таки сумел выйти из поединка победителем. Холодная сталь наискось рассекла тело, покрытое короткой серой шерстью, от шеи до груди и с чавкающим звуком вышла наружу. Тим привычным движением стряхнул кровь и развернулся к девушке.

— Ну, так как его убрать? — он нервничал. Если бы не раздражающие буквы, то ранения, скорее всего, удалось бы избежать.

— Просто произнеси «интерфейс», но ты не будешь знать сколько секунд осталось до возможности снова использовать фаербол.

— Интерфейс.

Надпись и шкалы пропали.

— Идем, я знаю одно место, — сказал Тим, чувствуя, что рука с царапиной начала неметь.

— Тебе надо вернуться, ты ранен.

— Некогда, за мной! — скомандовал парень и побежал по знакомой тропе вглубь леса.

До озера добрались без происшествий. Основная линия неясного фронта осталась позади и немного левее.

С полностью онемевшей рукой Тим ногами скинул сапоги и бросился в воду.

— Куда, утонешь, — заорала девушка, прыгая следом.

«Вы обнаружили источник силы.

Поздравляем! Получен положительный эффект: благословение Хора. Время действия: 40 минут».

Вынырнув, она радостно воскликнула:

— Дарио, что это?

— Это наш шанс на спасение, — ответил Тим, — поплыли.

В этот раз ступени были заметно длиннее и более отчетливы. Несмотря на тяжесть намокшего плаща и рюкзака, он легко добрался до пещеры. Тут ничего не изменилось. Протянув руку Луизе, помог ей забраться.

— Ого, это же хранилище драмунгров! Именно его мы и пытаемся захватить. Как ты узнал, что оно тут?

— Просто повезло, открыть сможешь? — поинтересовался Тим.

— Конечно, так посмотрим. Вот тут на каждом пальце символ, надо найти их на двери и вдавить. Помогай, чего встал? — сказала девушка, сбросив на пол рюкзак.

Но Тим уже не смотрел. Активировав интерфейс, он целился в группу серых тварей, выбежавших из леса. Выстрел.

В стороны взметнулись огненные брызги и части тел.

— Поторопись, — выкрикнул Тим и сам стал обшаривать иероглифы.

Когда все пять символов были активированы, он с замиранием сердца вдавил ладонь, готовясь снова лететь вниз.

Дверь с шипением поднялась вверх. Луиза, не ожидавшая такого, отступила назад и замахала руками, пытаясь удержать равновесие. Тим успел ухватить ее, но рюкзак, лежавший возле ног, соскользнул и упал в воду.

— Идем внутрь, — сказала девушка, шагнув в темноту.

Глядя, как со всех сторон к озеру выскакивают группы серых тварей, Тим понял, что битва завершилась не в пользу красных плащей, и шагнул следом. Комната к великому разочарованию оказалась совершенно пуста, лишь в центре возвышался постамент с большой красной кнопкой. Тим снял свой рюкзак, сунул в него скомканный плащ, закинул все это в угол, чтобы ничего не мешало сражаться, и встал в боевую стойку. В дверях появилась первая серая тварь, но девушка удивлённо посмотрела на брата и ухмыльнулась.

— Придурок мелкий, — привычно обронила она и нажала красную кнопку.

Тварь лопнула, забрызгав стены у самого входа кровью, и мир перед взором Тимура погас.


Часть 2. Глава 6


«Задание «Игры Хроноса» завершено.

Вы выполнили все условия и в награду получаете:

+7 к ловкости;

+13 к меткости;

+26 к удаче;

+1 к внутренней энергии.

Текущий уровень внутренней энергии персонажа — 4/4.

Поздравляем, изучена новая профессия: повелитель стихий.

За выполнение необязательного условия, вы получаете дополнительную награду.

Приятной игры».

Вечерний лес был наполнен различными звуками. Как ни странно есть совершенно не хотелось. Тим сел и огляделся. Вокруг ничего не изменилось. Внизу лежали туши убитых тайконов, где-то в траве шуршали мелкие грызуны.

— Ну, и где моя дополнительная награда? — ни к кому особо не обращаясь, произнес Тим. Ответа не последовало.

Добежав до потухшего костровища, он снова подбросил дров, но развести огонь так и не удалось.

Ночевать у холодного берега не хотелось, и Тим решил вернуться к пещере. Если удастся проникнуть внутрь, то он сможет хотя бы вздремнуть, не опасаясь нападения хищников.

Довольно легко забравшись наверх и стуча зубами от холода, он нащупал пять нужных иероглифов. Вдавил их и приложил руку к выемке. Дверь нехотя поднялась. Внутри оказалось совершенно темно.

Слепо шаря руками вдоль стены, он обо что-то запнулся и под ногами звякнуло. Присев на корточки с радостью обнаружил покрытый пылью рюкзак. Пожалуй, это было самое ценное, что удалось спрятать, выполняя неожиданное задание. Открыв застежку, вытащил теплый красный плащ, который тут же накинул на плечи. Еще внутри нашлась металлическая фляжка. Тим принюхался, сделал глоток и закашлялся. Жидкость оказалась ужасно крепкой, но сладковатой. По груди тут же разлилось тепло, и парень закрутил крышку. Пошарив вокруг, поднял меч, который кто-то бережно засунул под рюкзак. Оружие оказалось приятным дополнением, но все это мелочи по сравнению с тем, что он нашел в переднем кармашке. Девять не тронутых энерголов — самая большой награда, что он мог себе представить. Теперь, имея огнестрельное оружие, он легко освободит Лию и заставит варваров вернуть их в Айтану. Плащ почему-то был довольно тесным, но кое-как укутавшись и согревшись, Тим засунул под голову рюкзак и уснул.

Выспаться ему не дали…


Лия вздрогнула от прикосновения к плечу.

— Проснись, Великая, — негромко сказал здоровяк. Кроме него в трюме никого не оказалось.

— Вот твои Яры, что мы нашли в каюте капитана. Кто-то заколол этого жирного идиота его же мечом, — мужчина протянул Лии пять небольших камней.

Спросонок девушка не обратила внимание на новое прозвище, которым наделил ее здоровяк. А только поинтересовалась, где все, и почему нужно было ее будить, ведь камни можно отдать и позже.

— Ну, так это, там бойцов нужно подлечить. А остальные уже потратили свои Яры.

Лия встала и поплелась вслед за мужчиной.

Солнце висело высоко над головой, за бортом весело плескалось море. Остров остался далеко позади.

— Но серьезно пострадавших в битве не было, кто там ранен? — спросила Лия и чуть не натолкнулась на спину замершего здоровяка.

— Да вот, — проговорил он, уступая дорогу.

На расстеленных волчьих шкурах лежали три Кайрийских воина. Тела их были изранены и перемазаны кровью.

— Что произошло? — спросила Лия, присаживаясь и осматривая рваные края раны одного из мужчин.

— Мы нашли карты, там этот остров обозначен как проклятый. Но узнали об этом слишком поздно. На рассвете команду, высадившуюся на берег за водой, атаковали какие-то страшные существа. Тварей было трое, но, когда с боем нашим удалось уйти, на берег прибыло подкрепление. В общем, не зря все предпочитают не соваться на этот остров, пережидая бури на корабле в заливе.

Лия аккуратно провела пальцем по синюшному краю раны. Кайриец даже не поморщился от боли. Он продолжал неспешную беседу со своими, будто это была не его нога. Лия ткнула пальцем в рану, но реакция была такой же. «Онемела она что ли», — подумала девушка, но вслух спросила:

— То есть такие штормы, как был ночью, тут не редкость?

— Да, совершенно верно. В записях значится, что воды тут крайне неспокойные и штормы у острова обычное дело.

— Откуда ты во всем этом разбираешься? — по-новому взглянула на здоровяка Лия. Изначально она не придала значения тому, что мужчина был одет несколько странно, теперь же этот момент бросился в глаза.

— Раньше, — он замялся, — меня звали Гисли и я был капитаном этого судна. Мы занимались торговлей и еле сводили концы с концами.

Лия слушала и попутно лечила раненых. Некрупные Яры быстро утратили свои силы и на последнего пришлось пожертвовать силу камня из пояса. Лие показалось, что это движение не ускользнуло от цепкого взгляда говорившего. Он даже на мгновение запнулся, но тут же продолжил.

— Когда полтора года назад в порту появился Бранг и предложил нам одно выгодное дельце, я отказался. Красть и продавать женщин двумирянам перечило моим принципам. Жирный Даго предал меня и устроил бунт. Часть команды перешла на его сторону, а часть продали на невольничьем рынке. Меня же этот мерзавец оставил как напоминание тем, кто посмеет перечить. Это второй набег на забытые земли. Не знаю, где Муръяк раздобыл карты, но оба раза удалось добраться без особых потерь. Да и сам первый набег прошел на ура. Только жадным двумирянам оказалось мало пойманных лекарей. В этот раз все пошло не так. Говорят, какой-то невидимый демон вырезал добрую половину войска, а теперь ты, Великая, освободила нас.

Лия слушала молча. Она помнила первый набег варваров, и тогда их деревню он не коснулся. Но люди рассказывали ужасы, которые творились в других, более крупных поселениях. Варвары и раньше совершали небольшие набеги на их земли, но такой ордой пришли второй раз.

— Я видел, что ты сделала с тем часовым. Ты не простая дикарка.

— Все мы непростые, — оборвала его Лия.

— Нам не догнать второй корабль. Муръяк забрал самых сильных гребцов, они уже далеко ушли вперед. По моим подсчетам, через три дня они будут в порту. А мы только через пять и то, если продолжим грести.

Все стояли молча, глядя то на говорившего, то на Лию.

— Значит, мы нападем на порт, — неуверенно сказала девушка.

— Ну-ну, — усмехнулся мужчина и удалился в каюту капитана. Следом за ним туда прошествовала одна из лекарок.

— Вы слышали его, — повысила голос Лия, — если мы хотим догнать и вернуть наших братьев, сестер и женщин, то нужно грести.

Люди нехотя стали расходится. Вскоре на палубе остались только женщины.


Тим проснулся от громкого звериного рыка, разлетевшегося по округе. Где-то метрах в ста от озера, над густыми зарослями деревьев вспорхнула стая возмущенных птиц, разлетаясь в разные стороны. Парень вскочил, решая, что делать. Там внизу осталась его куртка и штаны. Если потерю последних пережить еще как-то можно, то куртку, за которую отдал целое состояние, надо было спасать.

Присев на одно колено, Тим полоснул себя по ладони и вставил в разрез энергол. Только когда по краям взора появилось две полных шкалы, он вспомнил про печенье. Быстро обшарил рюкзак, стараясь не заляпать его кровью, и не нашел ничего подобного. Вспомнив про благословение Хора, закинул сумку на спину, крепко сжал меч здоровой рукой и, разбежавшись, прыгнул в воду. Руку тут же обожгло, словно солью посыпали, но рана быстро затянулась. Тим поплыл к берегу.

Натянув сухую одежду, куртку и словно накидкой укрывшись плащом, парень пересыпал оставшиеся энерголы из рюкзака в карман, осмотрелся. Что-то мелькнуло между деревьев с той стороны, где в небо взметнулись птицы, потом с другой, с третьей. Вращаясь как волчок, Тим целился, выставив руку, но боялся потратить выстрел впустую. Вдруг он отчётливо увидел серую лохматую тварь, замершую на краю леса. Существо принюхалось, высоко задрав слепую волчью голову и, резко развернувшись, бросилось в сторону человека.

«Огонь!» — проорал Тим, и пылающий шар, сорвавшись с пальцев, пролетел сквозь существо, оставив круглую зияющую дыру.

Пошел обратный отсчёт. Отдав команду, Тим скрыл раздражающе мерцающие цифры и поднял свой меч, готовясь к бою. Тут же на него выскочила следующая тварь. Клинок скользнул по черным когтям, высекая сноп искр. Вторая лапа пролетела буквально в миллиметре от горла, обдав ветерком. Закончив свой прыжок кувырком, существо встало на ноги.

Тим не поверил глазам. Абсолютно нормальные человеческие ноги, словно бриджами прикрытые серой шерстью. Но рассматривать себя тварь не дала, совершив очередной прыжок. Уйдя от опасности коротким перекатом, парень встал в боевую стойку, ожидая нового удара.

Серое существо начало медленно обходить противника по широкой дуге, пытаясь найти слабину в его обороне. Тимур тоже стал шагать по кругу. Когда тварь оказалась между ним и водоемом, из кустов у кромки леса на спину, не ожидавшему подвоха человеку, прыгнула вторая серая тень. Он едва успел развернуться и по-дилетантски выставить меч перед собой. Острая как бритва сталь погрузилась в покрытую коротким мехом плоть и прочно там засела. Когти уже умершего противника противно проскрежетали, взрезав верхний слой куртки. Тим крутанулся, выпустил меч и едва успел уйти с линии атаки первого существа. Оно буквально разделило тело собрата напополам, и стальной клинок упал на песок. Громко зарычав, тварь бросилась на юркую жертву, но, не достигнув цели, упала с разлетевшейся от огненного шара головой. Из леса сбоку выскочило еще одно существо. Тим выругался. Непонятно откуда взявшийся порез на ноге вспыхнул огнем, а в животе заурчало.

До следующего выстрела оставалось секунд сорок. Он даже подумал, что было бы неплохо вставить такую же штуку во вторую руку и посмотреть, что из этого выйдет. Но это потом, а сейчас… Тим выдернул окровавленный клинок из пятой твари и понял, что больше не в силах сражаться. Тем временем, на берег выскочило сразу три лохматых чудовища. Взвыв словно волки, загоняющие добычу, они бросились в сторону парня.

Тот решил, что остался всего один шанс спасти свою шкуру, уронил меч и с разбегу прыгнул в озеро, поднимая множество брызг. Сам не заметил, как взлетел по камням наверх и нажал на заветную красную кнопку. Все стихло. На поверхности озера не осталось ни одного существа, и берег был тоже чист.

Точнее живых тварей на нем не было, а вот кровавых ошметков и частей тел — как грязи.

Нужно срочно выбираться с этого проклятого острова. Тим спрыгнул и, добравшись до суши, побежал к морскому побережью.

Сложив из бревен высокий шалаш, на месте старого костровища, он отошёл, прицелился и выстрелил. Шар с шипением прожёг дыру через все преграды и вошёл в землю, подбросив вверх столб песка.

Костер вспыхнул, оповестив об этом округу черным столбом дыма.

Тим присел и, полоснув клинком по второй руке, вставил энергол. Мир тут же погас. Он даже не успел отхлебнуть из приготовленной фляжки.

«Непредвиденная ситуация. Вы совершили действие, непредусмотренное правилами игры. Ожидайте».

Возникла надпись, после чего растворилась и надолго повисла темнота….


Часть 2. Глава 7


Уже третьи сутки Лия сидела в большой рыбацкой лачуге на берегу моря. Увидев порт издали, проклятые кайрийцы поняли всю безнадежность затеи и твердо решили поворачивать назад. Лие и капитану, которого среди варваров звали Гисли, едва удалось уговорить их на пятидневную отсрочку. Во что бы то ни стало, она решила спасти Сойку и по возможности остальных своих собратьев.

— С этими варварами надо держаться начеку, — сказал Грот, — негласный глава скарталлей. На корабле их оказалось всего семеро, а потому, чтоб не оставаться со своими давними врагами в меньшинстве, они тоже сошли на берег вместе с Лией.

Гисли как раз возвращался с очередной вылазки в порт.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросила девушка, едва он распахнул дверь.

— Там все, как всегда. Рабы, грязь, деньги, — не вдаваясь в подробности, ответил капитан. Наполнив кружку вином, он осушил ее залпом до дна и сел за стол.

— Наших видел? — не унималась Лия, наливая в чашки горячую похлебку. Как ни странно, три шинита, оказавшиеся среди освобожденных гребцов, были благодарны настолько, что пообещали ценой жизни защищать ее. Сейчас они тоже сидели за столом и с наслаждением ели пресную рыбную уху. Скарталли расселись по периметру комнаты. Один из них по указанию Грота занял место у окна, периодически выглядывая наружу. Сам глава новообразованной мини-общины сидел напротив двери, дорабатывая трофейный арбалет коротким ножом. Нервозность мужчин возрастала с каждым днём.

Гисли по несколько раз в сутки ходил в порт, но среди множества рабов не мог отыскать нужных. Отведенное время шло, а результата не было.

— Завтра вместе пойдем, там слишком много пленников. Вчера подошли остальные корабли с Айтаны, а неделю назад вернулись хормины Грунда с ничейных земель. Они притащили с собой столько народу, что я сотню таких как твоя Сойка видел. Хоть бы шрам у нее какой был на пол лица, а то вообще никаких примет, — грустно пошутил капитан и еще раз выпил. Лия видела, что сегодня тот был более мрачен чем обычно.

— А хормины это кто? — спросила она, присаживаясь, напротив.

— Эх, Великая, слишком мало ты знаешь про наш народ. Хормины — это основная часть регулярного войска Правящего. Кстати я узнал, что эту должность уже год занимает Бранг. Не знаю, как этот неизвестно откуда взявшийся выскочка сумел захватить власть, но теперь все перед ним лебезят, хоть и плюют в спину.

— А эти хормиты действительно хорошие воины? — спросил Грот, укладывая болт в ложе.

— Хормины, — автоматически поправил Гисли, — и да, если раньше у вас был шанс освободить часть своих и уйти без особого шума, то теперь надежды на это нет. Подумай, может быть лучше вернуться на корабль и уплыть, пока нас не обнаружили? — закончил он, обращаясь уже к Лии.

— Ты сказал, что в черном заливе кораблю ничего не угрожает, — напряглась девушка.

— Кораблю да, но вас тут могут найти в любой момент.

— За нас не волнуйся, — перебил Красанг Вроает — один из шинитов. Эта тройка вооружилась так, что за них и правда можно было не волноваться. По телосложению они лишь немного уступали Гисли, а в мастерстве владения мечом, возможно даже превосходили.

— Да кому вы-то нужны, — огрызнулся в ответ капитан, — а вот она…

Гисли печально показал кивком в сторону Лии, встал и вышел на улицу. Он всегда так делал, когда начинал сильно нервничать. В этот раз было ясно, что нервы его на пределе. Не остановившись у скамьи, на которой обычно успокаивался, куря трубку, здоровяк зашагал обратно в порт.

Лия не стала удерживать мужчину и просто продолжила есть.

За окном сгущались сумерки. Серое небо, затянутое тучами, в конце концов не выдержало и пролилось нескончаемым моросящим дождем.

Еще вчера, ожидая возвращение Гисли, они договорились, что совершат вылазку в порт и сами попытаются отыскать своих. Если поймут, что освободить всех не удастся, то заберут хотя бы Сойку и, вернувшись на корабль, уплывут домой. Кайрийцы не сбегут одни, так как кроме капитана, только Грот успел мало-мальски научиться управляться с кораблем. Склонность к этому у него была на родовом уровне. Прадед всегда напряжённого воина был купцом в то время, когда от берегов Айтаны до других земель еще плавали торговые суда. Дед с бабкой часто говорили, что он похож на прадеда как две капли воды.

Затянув потуже пояс и спрятав волосы под капюшон, девушка вышла вслед за тройкой хорошо вооруженных мужчин.

По обочине вдоль дороги шиниты двигались тихо и уверенно. Лия едва за ними поспевала, тоже старясь не шуметь.

Вдруг послышался чей-то топот и разговор. Она вжалась в поваленное дерево, больше всего на свете желая стать невидимкой.

— …пятьдесят золотых, а за мужчин, если выживут, то по десять, надеюсь, они и правда окажутся такими хорошими воинами.

По дороге двигалось человек двадцать. Впереди Муръяк, суровое лицо мужчины со шрамом Лия узнала сразу. Рядом уверенной походкой шёл Гисли.

«Что он тут делает?» — подумала она. Верить в то, что спасенный ею от рабства и прошедший через столько мучений человек их предает, не хотелось. Но все указывало именно на это.

— И команда, что сейчас на корабле остается со мной, — продолжил торговаться капитан.

— Да если у этой девки и правда внутренняя сила, а в придачу камень с мой кулак, то я тебе еще и из своей команды пару человек дам, чтоб управлять дикарями.

— С теми я и сам договорюсь, они тупые как нож скального одра. А вот пару десятков верных мне людей, которых жирный Даго не по закону продал в рабство, надо бы освободить.

— Ты же знаешь, теперь у нас другие законы, — хохотнул Муръяк так, что у Лии мурашки пробежали по спине, — А остальных баб, что с Ярами были, точно этот выродок всех погубил?

— Всеех, — отозвался Гисли, — На проклятый остров с ними высадился. Там их твари вместе с основной частью команды и порешили. Даго видать думал, что лекарки его спасут. На дары древних позарился, жирный…

Дальше голоса и топот ног скрылись за поворотом.

— Что будем делать? — прошептал Красанг. — Убьём гада?

— А справимся? — недоверчиво переспросила Лия. Не хотелось бросать начатое, но оставлять семерых скарталлей разбираться с солдатами Муръяка тоже нельзя. Воинственные варвары легко победят плохо вооруженных собратьев. А потому, не дожидаясь ответа, Лия пошла следом за удаляющимися врагами.

Бой получился кровавым и скоротечным. Видимо скарталли оказались готовы к чему-то подобному, или услышали приближение врага, но едва дверь в хижину распахнулась, из нее вылетело два коротких арбалетных болта. Первый угодил в голову самому незадачливому варвару, а второй в грудь Муръяка. Мужчина упал, хватаясь за хвостовик, и, рыча от боли, откатился в кусты.

Шиниты ударили в тыл, а Лия, настроившись на сердечный ритм капитана, с ненавистью прервала его жизнь. Все было кончено в считанные секунды.

Коротко посовещавшись, решили, что скарталли возвращаются на корабль и спешно отплывают в Айтану. Грот хмуро пообещал, что они соберут всех, и даже попробуют договориться с кайрийцами, но вернутся сюда с войском за собратьями. Лия не сильно на это надеялась. Единственное, о чем попросила, так это подождать до рассвета, а если их команда не успеет вернуться, то передать Тиму, что она его любит.

Попрощавшись, девушка направилась в порт. Следом за ней увязались шиниты. Кровь бурлила, не желая успокаиваться после быстротечной драки. Лия стала часто замечать, что когда сила переполняет ее и льется через край, мысли путаются и появляются странные желания лечить и убивать. Если с первым еще можно было мириться, то второе сильно пугало девушку.

Пробравшись за портовые ворота, Лия растерялась. План, скрыться в темноте и без лишнего шума выкрасть Сойку, провалился: множество ярко освещённых улиц тянулись змейками во все стороны. Кругом ходили толпы людей в разнообразных нарядах. На замершую с открытыми ртами четверку внимания никто не обращал.

Лия присела, ухватив пробегающего мимо мальчугана за рукав, и узнав, где располагаются торговцы людьми, направилась прямиком туда. Пленников было действительно много. У каждого загона стояли хорошо вооруженные охранники, а торговцы расхваливали свой товар словно скот.

До самой полуночи Лия с соратниками проходила по длинной улице, но лишь однажды издалека увидела знакомое лицо — Заноза сидел, понурив голову. Если бы Лия раньше не видела его с разбитым носом и опухшим лицом, то сейчас бы точно не узнала. Отчаявшись найти Сойку, решили выбираться из порта, но на выходе их уже ждали.

Едва четверка сильно выделяющихся людей шагнули за ворота, как дорогу преградил десяток стражников. Развернувшись, девушка решила пойти назад, но и тут путь был отрезан хмурыми варварами.

— Что вам от нас надо? — воскликнула Лия, но тут же замолчала, увидев, что из-за широких спин мужчин выходит Муръяк. Только сейчас Лия подумала, что надо было проверить и добить всех варваров там, у хижины.

— Глупая девчонка, ты думала так легко от меня избавиться?

— Я видела, как тебя пронзил арбалетный болт.

— Не только у тебя есть секреты, — захохотал варвар и, задрав волчью шкуру, показал серебристую кольчугу из множества маленьких колец.

— Солдат разоружите и бросьте к остальным, — сказал он окружившим шинитов варварам, — а этот пояс я заберу себе.

Никто не оказывал сопротивления, глядя на множество стрел и копий, хищно направленных в сторону пленников.

Лия было дернулась, чтобы атаковать Муръяка, но он приставил к ее горлу острый нож, снимая драгоценный пояс.

Через несколько минут, с хорошо связанными руками, Лию впихнули в дверь невысокой хижины. Подняв глаза, предательски наполнившиеся слезами обиды, девушка увидела удивленную Сойку.

— Вот ты где, — сказала Лия своей ученице, украдкой промокнув слезинку, и уже более уверенным голосом добавила, — Ну что, будем выбираться?


Часть 2. Глава 8


— Великий Румаг Алого пламени, рады приветствовать тебя на нашем корабле. Мы, свободные нурмоны, благодарны Румагам за помощь в борьбе с драмунграми, — десятый раз за последние три дня громогласно произнес капитан торгового судна.

Тим очнулся на борту корабля и первое, что услышал, была эта фраза. Вначале он не придал значения непонятным словам. Главное спасли, выходили, движутся в нужном направлении, и никаких связываний и прочего. Его даже определили в капитанскую каюту. Единственное, что начинало раздражать, это всеобщее молчание и лишь одна и та же реплика капитана. Кажется, с Румагом его уже сравнивали, но вот нурмоны, драмунгры… вся эта околесица начала порядком раздражать. Вывести капитана корабля с именем #0371892 на нормальный диалог не получалось. Чаще всего он лишь отвечал да или нет на поставленный ему вопрос, а когда ответа найти не мог, начинал нести эту чушь про нурмонов и драмунгров. А ведь Тим, кажется, слышал это название раньше. Немного подумав, парень вспомнил, что драмунгры — это те серые твари с острова. Именно так их называла Луиза.

А Румаги Алого пламени это получается люди в красных плащах, что как мясо шли на убой в прекрасной тихой заводи острова, на котором его как раз и подобрали. Вот почему купец как заведенный твердит про Румагов, все дело в плаще.

Тим поежился, натягивая капюшон сильнее на голову. Холодный ветер начал приносить первые капли дождя. Оставалось только понять, кто такие свободные нурмоны. С этим все оказалось просто: купец говорит «мы», значит он нурмон, а по виду варвар варваром. Значит нурмоны это варвары. Решив на этом остановиться, Тим задался другим вопросом. Все люди, встреченные им до этого, вели себя адекватно, если так можно выразиться. Предательство, нападение на первого встречного, работорговля, это же в принципе нормально для человеческой натуры, не обремененной нормами морали современного Тимуру общества, но этот персонаж выбивался из общей картины. Казалось, что кто-то поставил ему запись на повтор, и теперь приходится слушать один и тот же бред раз за разом. А чем, собственно, капитан отличается от Лии, Бурого и Котара, в конце-то концов? С последним так вообще только лица разные. Одежда, рост, телосложение все как под копирку. Да даже лица чем-то похожи. Вон только цифры над головой разве что были разные. Точно, цифры! Как же он раньше не догадался. У этого человека были только цифры. Ни раса не указана, ни Аура. Просто цифра.

Тим попробовал придумать имя капитану. Ничего кроме Немо и Флинта в голову не приходило. Парень еще раз окинул взглядом лохматого варвара в шкурах, с мечом, заткнутым за пояс, и с лохматой рыжей бородой.

— Слушай, Флинт, а долго нам еще до Хайтаба плыть, — решил проверить свою догадку Тим.

Капитан на мгновение замер. Цифры над его головой сменились на белого цвета надпись «Флинт» и вместо привычного «рады вас приветствовать» он просто сказал:

— Да дня три еще.

Тим радостно выдохнул. Наконец-то, можно было нормально поговорить. И задать ту кучу вопросов, что, словно снежный ком, катящийся с горы, росла с каждым днём.

За следующие два часа неспешной беседы удалось узнать немного. Первая, и как показалось Тиму, не очень важная новость, это то, что Айтана далеко не самый большой материк. А точнее самая маленькая и отдаленная область открытого мира, про которую сам капитан знал меньше, чем удалось выяснить Тиму за короткий промежуток своей текущей жизни. Гораздо интереснее было слушать про варваров, а точнее нурмонов, которые обитали на краю большого континента Массори. Во главе всего свободного народа стоял Правящий. Четко понять, какими правами и обязанностями обладал этот персонаж, не удалось. Одно было ясно, нурмоны его почитают, любят и боятся. Причем последнее, кажется, преобладает над всем остальным. Свобода нурмонов тоже понятие весьма расплывчатое и непостоянное. Существовал свод законов, по которым любой мог легко превратиться из свободного человека в раба. А вот обратный процесс был практически невозможным. Купить себе раба или рабыню так же просто, как обзавестись парой башмаков, или даже еще проще, главное иметь при себе золото. К великому удивлению Тимура, монеты были все те же скипетры и коронки.

Проговорили до самого вечера. Взглянув на едва различимую золотистую нить, Тим убедился, что корабль движется в нужном направлении и, распрощавшись с Флинтом словно старые друзья, отправился в каюту.

Несмотря на то, что капитан перестал твердить одно и то же, речь его была весьма запутанной, местами спонтанной, перескакивающей с одной мысли на другую и полной непонятных слов.

Главное, что Тим успел уяснить, это то, что будь у него даже все войско скарталлей и кайрийцев вместе взятых, захватить порт и освободить пленных не удастся. Значит, чтобы спасти Лию, нужны деньги. И судя по всему, деньги немалые. Из того, что парень слышал ранее, получалось, что набеги в Айтану имели основной целю именно захват лекарей с камнями. Куда и зачем они стали так срочно нужны, никто не мог объяснить, но платили за них хорошие деньги. Флинт даже посетовал, что его конкуренты наверняка озолотятся, а он отказался от участия в набеге. «Идеям отца торговца претит кровопролитие», — выразился он. Глядя на острый топорик, с которым капитан, наверное, не расставался даже когда спал, Тим усмехнулся. Агрессивная, воинственная внешность варвара никак не вязалась с его словами о том, что «гораздо приятнее получить сверкающую коронку принося людям пользу, нежели скипетр, омытый кровью».

А вот вопрос, где раздобыть так необходимые Тиму деньги, остался открытым. Парень невесело подумал, что всё течет, все меняется, даже мир и тело другие, а проблемы те же. Там, в прошлой жизни его друг Валерка сумел откупиться от армии благодаря своему отцу бизнесмену средней руки. А вышедшему из учительской семьи Тимуру не повезло. И вот он здесь.

«Неплохо было бы продать что-то ненужное», — подумал Тимур. Заглянув в по-прежнему пустой рюкзак, тут же сам себе ответил, — «но прежде нужно это ненужное купить. А денег нет».

Какая-то патовая ситуация получалась. С детства ему твердили, что самое ценное в мире — это знания. И вот сидит он сейчас такой умный, едва не с красным дипломом за плечами, а как применить эти знания в новом мире понятия не имеет. Специальность программиста, благодаря которой он должен был провести свою спокойную жизнь в тепле перед монитором компьютера, почему-то не очень-то помогала в этом мире. Изобрести компьютер было бы, конечно, хорошо, но тут ещё до электричества мама не горюй, чего уж говорить о более сложных моментах. Значит, нужно искать другой способ легкого и быстрого заработка.

Раз знания и умения прошлой жизни пока что применить не удается, Тим решил проверить то, чем его наградила эта жизнь. Бросив на стол тяжёлую куртку разведчика и присев рядом на деревянный табурет, он задумался, вертя в руках костяной ножичек.

«Артефактор». Звучало, конечно, неплохо. Можно создавать и продавать различные вещички, наделяя их полезными свойствами, но как это умение работает, никто не объяснял. «Значит, придется выяснять все самому», — вздохнул Тим и принялся аккуратно выводить буквы нового творения на кожаной куртке.


Часть 2. Глава 9


Почти все остатки запасов своей энергии Лия потратила на лечение загнивающих ран Сойки. Часть из них девушка получила в Айтане, по-звериному отбиваясь от варваров, а остальные уже на корабле, несколько раз пытаясь сбежать.

Во влажном солёном климате даже мелкие царапины начали опухать и гноиться, а глубокий порез на плече выглядел совсем скверно. Бледная Сойка, одолеваемая лихорадкой, сперва было подумала, что Лия всего лишь видение. Мать рассказывала, что перед мучительной смертью разум часто выдает желаемое за действительное, а она так мечтала встретить напоследок кого-то знакомого, что видение было вполне объяснимо. Хотя, конечно, лучше бы еще разок увидеть Бурого.

Но, к счастью, образ подруги не пропал, даже когда обессиленная Сойка ущипнула девушку за руку.

Лия вскрикнула от неожиданности.

— Ты чего?! — возмутилась она.

— Проверяю, вдруг ты видение или морок какой. У меня лихорадка, я, наверное, умираю, — грустно ответила обычно жизнерадостная Сойка.

— Точно, сама выглядишь как призрак, а туда же. Ну-ка ложись, я посмотрю, что можно сделать.

Следующие пару дней Лия потратила, накапливая собственные силы и наполняя браслет.

Долгие и упорные попытки на пальцах объяснить Сойке, как с помощью энергии можно убивать — результата не принесли. Девушка отвергала саму мысль, что энергия света может приносить вред. Остальные женщины делали вид, что не обращают внимания на странные речи девушек, хотя после манипуляций над ранами Сойки, на Лию часто заинтересованно косились.

Когда за маленьким оконцем в очередной раз рассвело, а браслет был полон, в комнату ввалился Муръяк.

— Ну что, дикарки, пора на выход. Скоро вы забудете, как жили в грязи и ютились в таких вот комнатах. Радуйтесь — вас ждут королевские палаты в Замке, — и мужчина захохотал, видимо считая, что отлично пошутил.

Вдоволь отсмеявшись и утерев выступившую слезу, он добавил:

— Выходим парами, и без глупостей. Слушать всех нурмонов как меня самого. В глаза не смотреть, — тут он замолчал, разглядывая Сойку. Бросил взгляд на Лию, довольно кивнул, видимо, сам соглашаясь со своими мыслями.

— А если кто захочет сбежать, — он приподнял опущенную голову Сойки за подбородок и, глядя в глаза, прошипел, — отделаю так, что никаких сил на лечение не хватит. На выход!

Женщины тут же подскочили и стали выходить, разбиваясь на пары.

В запертую на железный засов дверь каюты кто-то громко постучал. Тим даже вздрогнул от неожиданности. В неярком свете на половину оплавленной свечи, он изрисовал рифмованными строчками оба рукава, но ничего не получалось. Через щель под дверью уже пробивался солнечный свет, а куртка оставалась обычной дорогой вещью, не желая превращаться в артефакт. Что-то тут было не так, что-то Тим делал неправильно, чего-то не учел. И вот за этими размышлениями, его и застал внезапный стук. Лишь когда вскочил на ноги, сжимая в руках меч, парень понял, что дверь закрыта, а пришедший гость, молча, ожидает снаружи. Чуть успокоившись, он открыл засов и отошёл в сторону, произнеся:

— Входи, не заперто.

То недолгое общение с варварами, да и в целом с различными обитателями этого дружелюбного мира, потихоньку начало прививать Тиму осторожность. Поэтому он замер у стены сбоку от двери, высоко занеся меч и приготовившись атаковать.

Петли тихонько скрипнули, в каюту вошел капитан. Слепо щурясь он осмотрелся и, обернувшись, расплылся в улыбке.

— Дорогой Тим, не надо быть таким напряженным. Расслабьтесь, Румагу на моем корабле ничего не угрожает. И я благодарен вам, что вы решили не использовать боевой магии на судне. Значит, вы понимаете, что огненный дождь может погубить не только всю команду, но и нас с вами.

Тим опустил меч. Странно, но сейчас капитан говорил совершенно обычным языком. За несколько часов мужчина изменился настолько, что его было не узнать. Стандартная бородка оказалась необычно подстрижена, седые волосы слегка растрёпанны, а взгляд стал необычайно живым и пытливым.

— А что это у вас за узор такой на рукавах? — спросил он, разглядывая куртку.

— Это текст заклинания, — как можно безразличней ответил Тим.

— Какой необычный язык, и что вот тут написано? — капитан заинтересовался еще сильнее.

Тим, желая нагнать побольше страха и почтения в душу Флинта, набрал в грудь воздуха и зловещим громогласным голосом прочитал:

«В этой куртке человек, вдруг сольётся с окруженьем.
Легкий шаг и даже бег ветерка простым движением
Обернется для врага, взор чужой скользнёт пусть мимо.
Время бурная река не спешит неумолимо,
А застынет как кисель, подчиняясь силе слова.
Лишь когда достигнет цели, видимым он станет снова».
Словно по заказу на последнем слове снаружи громыхнуло. Все буквы на куртке вспыхнули и стали расползаться черным узором, который показался Тиму уже знакомым.

Варвар, до этого смотрящий на происходящее с широко открытыми глазами вдруг рухнул на колени и зашептал что-то про великих древних. Тим не вникал, он смотрел на появившийся текст.

«Поздравляем! Вы создали малый артефакт «Куртка тени». Основные характеристики: невидимость — 2 секунды. Далее каждая следующая секунда расходует 1 единицу энергии.

Дополнительные характеристики: ускоренное восприятие — на 2 секунды для владельца артефакта время замедляется в 50 раз.

Время перезарядки способностей 24 часа.

Требования: 3 уровень скрытности.

Физические характеристики:

Защита +30;

Ловкость –3;

Вес: 4,3 килограмм.

Вы потратили 2 очка энергии, 2 энергола.

Текущий уровень внутренней энергии персонажа — 2/4.

Приятной игры».

Тут же замигала следующая надпись:

«Произнесите слова, которые будут использоваться для активации невидимости».

Тим задумался. Энерголы лежали в кармане куртки и хорошо, что исчезло всего два, а не сразу все. Нужно будет более внимательно относиться к такому сокровищу впредь.

— Это узор Древних, — прошептал Флинт, — Тим, а Вы знаете, какими свойствами обладает данный артефакт?

— Да ничего особенного, — раздраженно отмахнулся парень, размышляя над столь важной задачей как выбор слова для активации нового умения. Ведь оно должно быть коротким, ёмким и запоминающимся, а то забудешь в самый неподходящий момент.

Вдруг надпись сменилась.

«Принято. Для активации невидимости просто скажите: «да ничего особенного».

Произнесите слова, которые будут использоваться для активации ускоренного восприятия».

— Время, — выпалил Тим, не задумываясь, пока снова что-нибудь не произошло.

— Время завтрака, уважаемый Румаг, — Флинт снова согнулся в глубоком поклоне, после чего развернулся и зашагал по скрипнувшим под сапогами доскам.

«Принято. Для активации ускоренного восприятия просто скажите: «время». Приятной игры».


Часть 2. Глава 10


Стерев пот со лба, Бурый отложил молот в сторону и взял раскаленную заготовку клинка. Окунул ее в воду, и, привычно зашипев, металл начал остывать. Купленными на ярмарке инструментами было приятно работать.

Тщательно следуя плану Тима в наспех отстроенной новой кузне, Бурый ковал свой первый меч. Все этапы он хорошо знал и проделывал каждый по отдельности много раз, помогая отцу в семейном деле, но, чтобы исполнить все от и до самостоятельно, такое было впервые. Еще раз придирчиво оглядев дело рук своих, он удовлетворенно выдохнул. Клинок был готов. Оставалось сделать только рукоять, а с этим справится и Млад, которого отец отрядил ему в помощники. Увидев, сколько железа привез сын, кузнец даже растерялся, но выслушав рассказ и пояснения, быстро прикинул, что к чему, и организовал сыну отдельную кузню, в соседней деревне. Благо ее староста был только рад приобретению столь полезного мастера, даже несмотря на условие, что первый год тот будет заниматься исключительно мечами.

Сам отец с остальными братьями тоже обещал немедленно приступить к работе, но Бурый знал, что они будут часто отвлекаться на текущие нужды округи. При таком темпе по подсчетам молодого кузнеца выходило, что закончат они не раньше весны. На душе постоянно скребли кошки, и чтобы не думать о плохом, он с головой ушел в работу.

В дверь шумно вбежал Млад.

— Бур, там какой-то дед пришел, тебя спрашивает.

— Точно, — раздосадовано буркнул старший брат. У него совсем вылетело из головы, что Тим наказывал передать мешок со склянками старому деду. А он, оказывается, не так прост. Деревня хоть и соседняя, а добираться больше чем полдня, небось, пришлось.

Бурый вышел из полумрака кузни, низко нагнувшись в дверях, и направился поприветствовать гостя, которого по словам Млада уже усадили за стол.

Добротный свежесрубленный дом, который едва обжили брат старосты с женой, остался практически пуст. Хозяева погибли при набеге варваров, оставив восьмилетнюю дочь и сыночка в два раза младше на попечении главы селения. После случившегося он сам хотел переехать в это строение со всем своим большим семейством, но с появлением нового мастера, отдал этот дом ему. А в придачу и племянницу с малышом определил за хозяйством присматривать. Девочка была хоть и худенькая, да толк в бабьем деле уже понимала.

— И еду сварить может и пол подмести, а ежели что другое надо, так у нас три вдовы за последние года образовалось, ты к ним обращайся, — наставлял его староста. В общем, и по дому помощь и сиротинушки при деле да не в тесноте.

Ополоснувшись из колоды с холодной водой, раскрасневшийся Бурый вошел в дом.

Пожал, как это принято, протянутую руку и сел за стол напротив гостя. Липка тут же принесла миску горячего супа.

— Неплохо ты тут устроился, — проговорил Дед и, подув на деревянную ложку, полную горячей похлебки, громко швыркнув, опустошил ее.

— Не жалуюсь, — серьезно посмотрел Бурый на собеседника. Несмотря на возраст, тот был такой же, каким парень помнил его с самого детства. Крепкий, плечистый и, казалось, нисколько не постаревший с тех пор.

— А приятель твой, Тим, ничего мне не передавал?

— Передавал, мешок должен быть в сундуке на телеге у конюшни, — стал подниматься Бурый.

— Да подожди, не к спеху. Расскажи мне лучше, что там произошло, — остановил его Дед, снова зачерпнув полную ложку.


В порт пришли ранним солнечным утром.

Перед лицом возникло системное сообщение:

«Поздравляем! Открыта новая игровая локация: континент Массори».

Огромный грязный город был полон разного народу. Поблагодарив капитана за все, Тим сошел на берег. Толпа расступалась, завидев красный плащ, и он с легкостью двигался вдоль торговых рядов.

Сразу у пристани стояли лавки торговцев с рыбой. Сырая, соленая, вяленая, на любой вкус и цвет. Аромат стоял такой, что даже спеша изо всех сил, Тим все равно умудрился провонять.

Дальше шли ряды со всем подряд. Оружие продавали рядом с мясными вырезками, одежду из грубой кожи и меха — напротив ароматных булочек и многое другое.

Неожиданно короткие ряды кончились, и он вышел на широкую улицу вдоль загонов с рабами.

Раньше ему приходилось читать, что когда-то людей продавали как скот, но такой размах он и представить себе не мог.

Множество безразличных ко всему рабов стояло, сидело и даже лежало в низкостенных загонах. Бежать никто не пытался. Во-первых, кругом стояли вооруженные варвары, а во-вторых, скрываться было особо некуда. Все корабли имели хорошо вооруженную команду, а уйти по суше мешала высокая каменная стена.

Вдруг взгляд Тима выхватил из толпы пленников знакомое лицо. Приглядевшись, он удостоверился, что у дальней стены одного из загонов, безвольно повесив голову, сидел Заноза. Рубаха и штаны парня были точно такими, в каких Тим очнулся в этом мире.

— Вам кто-то приглянулся, уважаемый Румаг? — раздался незнакомый голос. Тим резко обернулся на пузатого торговца, автоматически положив руку на эфес меча.

— Что вы хотите за вон того хиляка, уважаемый свободный нурмон? — наконец, взял себя в руки он и ткнул пальцем в сторону Занозы.

Услышав к себе такое обращение, варвар подобрался, еще больше выпятив живот, и произнес:

— Ну что Вы, зачем Вам этот мусор. Посмотрите лучше вот на тех сочных дам. Совсем свежие, мы привезли их из ничейных земель. Эти самки смогут выносить и выкормить много детей. Вы только взгляните на их…

— Мне нужен раб, чтоб таскать вещи и следить за моим конем, — оборвал Тим, — слишком трудный путь ждёт меня впереди. Боюсь, что эти женщины будут меня только тормозить и отвлекать.

— Отвлекать это уж точно, — торговец хохотнул, — ну, тогда у меня есть как раз то, что вам нужно. Стиф!

На окрик мужчины угрюмо поднялся огромный, накаченный бугай, явно из местных, но почему-то оказавшийся по ту сторону торгов.

— Вы меня не поняли. Я не собираюсь таскать с собой гору мяса. У меня не так много денег, чтобы кормить этого гиганта.

— Зато с ним можно никого не бояться, — погрустнев, ответил торговец.

— Мне и так некого бояться. Тот хилый, сколько? — напомнил варвару Тим. Играть роль бесстрашного Румага Алого пламени он решил до конца.

— Пять скипетров, — совсем приуныв от того, что не удалось развести, казалось бы, богатого клиента, сказал мужчина.

Продавать куртку не хотелось, а денег не было ни гроша. Идея вернуться на корабль и за умеренную плату зачаровать для капитана какую-нибудь вещичку пришла неожиданно и показалась интересной. Демонстрировать свой дар и возможности кому-то другому совсем не хотелось, а потому, Тим развернулся и зашагал обратно.

— Постойте, за 3 золотых, забирайте это безмозглое создание за три золотых.

Тим ухмыльнулся, но не остановился, а наоборот ускорил шаг, вспомнив, что скоро начнется ряд с рыбой.


Часть 2. Глава 11


— Эк все завертелось, и чего это нурмоны к нам зачастили, — проговорил, размышляя Дед.

— Кто? — переспросил Бурый.

— Да эти ваши, как там их, варвары. И чего им у нас понадобилось.

— Говорю же, лекари им нужны были. С камнями.

— Ну да, ну да. Лекари теперь всем нужны, — задумчиво проговорил мужчина. Назвать его стариком у Бурого язык не поворачивался.

— Ну, так что, идем? — он посмотрел на Деда, отодвигая пустую тарелку.

— Идём, — отозвался тот.

Мешок оказался на месте. Слегка намокшая от дождей мешковина местами потемнела, но на содержимом это никак не сказалось.

Бурый посмотрел на небо. Высоко висящее солнце говорило о том, что время перевалило за полдень. Хорошо бы было успеть провести начальную обработку следующей заготовки.

— А ну-ка, смотри, что у меня есть. Я хоть и не думал, что все так завертится, но прихватил с собой одну занятную книжечку. Ты читать-то умеешь? — Дед извлёк из-за пазухи тонкую стопку рукописных листов, перехваченных по одной стороне тесьмой.

— Да не особо, — Бурый с интересом глядел на бумагу. Видеть такое ему ранее не доводилось.

— Липка, дочка, беги сюда, — прокричал Дед, заметив девочку у колодца. Та, тут же бросив дела, подбежала к беседующим мужчинам.

— Что, дедушка?

— Ты случаем не знаешь, кто у вас в деревне читать умеет?

— Я умею, — тут же отозвалась Липка.

— О, как, — удивился он, — ну, так оно и к лучшему. Ступайте в дом, да прочитай Бурому, что умные люди вот тут в книжечке понаписали.

— Так мне же надо, — начал было кузнец, но Дед его перебил.

— Ты сначала послушай, подумай, а потом иди к своим железякам ковыряться. Ох, чует мое сердце, тяжкие времена грядут.

— Думаешь, Тим не вернется? — помрачнев больше обычного, спросил Бурый.

— То-то и оно, что этот скорее всего вернется.

Дед закинул мешок на плечо, развернулся и зашагал прочь.

Бурый с Липкой долго еще стояли молча, глядя ему в след. Каждый думал о своем.

— Ну, что пошли, — не выдержала первой девочка.

— Пошли, — вздохнул он, — что хоть за книжка-то?

— Се-кре-ты дали-ман-ской стали, — практически по слогам прочитала она.

Бурый тут же ещё раз обернулся, но силуэт Деда уже скрылся меж густого леса.


Взбежав по дощатому трапу на корабль, Тим едва не сбил с ног капитана.

— Что-то случилось, уважаемый Румаг? — удивился тот.

— Кажется, я знаю, как улучшить ваш… э… топорик.

— Ну, вы же знаете, я не люблю воевать, он у меня больше для полноты образа. Да и вы не кузнец, — забеспокоился капитан, положив руку на заткнутое за пояс оружие.

— Не переживайте, дайте мне десять минут. Обещаю, Вам понравится то, что из него получится.

Неуверенно протянув топорик Тиму, капитан замер, внимательно наблюдая за действиями Румага. Но, к сожалению, парень взял оружие и быстрым шагом проследовал в каюту, прикрыв за собой дверь.

Через пятнадцать минут он вышел и, держа в руке преобразившийся топорик, широко улыбнулся. Капитан изумлённо посмотрел на своё оружие. Деревянную рукоять украшал орнамент древних.

— Я думал, вы просто открываете скрытые свойства артефактов, — задумчиво сказал Флинт.

— Нуу, — Тим раздосадовано замолчал. Получается, он самолично раскрыл свой секрет капитану, потому что решил, будто тот и так все знает.

— Но это же невозможно! Знания древних утеряны больше пятисот лет назад.

— А я вот кое-что нашел. Надеюсь, вы понимаете, что эту нашу тайну следует держать в секрете? — сделав максимально грозный вид, на который был способен, Тим поудобнее перехватил топорик и крепко сжал рукоять.

— Конечно-конечно, — зашептал Флинт. Мужчине показалось, что в глазах юного Румага блеснул алый огонь.

— Вот и славно, — парень тут же мило улыбнулся и протянул топорик капитану. От этой улыбки у старого купца по спине пробежали мурашки, чего прежде в жизни не случалось.

Аккуратно взяв артефакт, повертел его в руках.

— А что он может?

— Ну, во-первых, он всегда покажет направление, в котором нужно двигаться, чтобы попасть в этот порт. Попробуйте бросить его на палубу.

Капитан недоверчиво посмотрел на Тима, вытянул руки с уложенным на них топором перед собой и отпустил. Глухо звякнув, тот чуть подскочил, и вновь упал, указав рукоятью точно на портовый город.

Флинт озадаченно почесал бороду и нахмурился.

— Это весьма полезно. Вы сказали, во-первых?

— Да, есть второе свойство, работает не совсем, как я хотел. По задумке оно должно было защитить вас от бурь, но в итоге только лишь показывает направление, с которого приближается шторм. Видите, край правого угла стал переливаться фиолетовым цветом, значит в той стороне гроза.

— О-о-о, — капитан был поражен.

Как понял Тим, сделать щит от бурь не удалось, потому что для этого требовалось добавить накопитель энергии. Тратить один из шести оставшихся энерголов не хотелось, а Яров просто не было, поэтому он решил оставить артефакт таким какой получился.

— Не знаю даже, какое из свойств более полезно. Что вы хотите за этот шедевр?

Глаза старого морского путешественника горели, но выражение лица ясно давало понять, что он весьма опечален.

— Понимаете-ли Флинт, я бы не взял с вас ничего, в благодарность за помощь, но мне неожиданно понадобилось золото, — никогда Тимуру не доводилось торговать, и сейчас он чувствовал себя неудобно. Мало того, что не умеет себя вести в такой ситуации, так еще и не имеет ни малейшего понятия о ценах за такие услуги.

Капитан нахмурился еще сильнее.

— Не надо ходить вокруг да около, говорите прямо, — серьезным тоном сказал он.

— Я бы хотел получить 50 золотых, сказал Тим, и посмотрел в глаза хмурому Флинту. Тот молчал. Тим было подумал, что загнул цену, у мужчины пропал дар речи, и приготовился вновь услышать реплику про то, что капитан благодарен Румагам за помощь в борьбе и так далее, но все пошло не так. Суровый моряк коротко хохотнул, потряс головой, отгоняя видимо какую-то забавную мысль, вновь сделался серьезным.

— Простите сколько? — переспросил он.

— Пятьдесят золотых, — уже менее уверенно сказал Тимур.

— Пятьдесят золотых, — словно пробуя слова на вкус, повторил капитан и вновь усмехнулся, — пятьдесят золотых.

Тут мужчина не выдержал и заржал в голос.

— Тим, я не знаю, откуда вы, — проговорил он сквозь слезы, вдоволь отсмеявшись, — но, по-моему, таких больше нет.

— Что вы имеете в виду? — не понял парень, немного растерявшись.

— Да все знают, что Румаги за коронку удавятся. Именно поэтому, и без того редко доходящие в наши земли артефакты, стоят баснословно дорого, а наделенные двойными свойствами, да еще и полезными… я даже не знаю во сколько оценить этот раритет. Будь на вашем месте кто-то другой, я бы подумал, что вы шутите, и отдал бы вам топорик обратно. У меня нет достаточной суммы, а если я отдам вам все что есть, то мне не на что будет закупаться. Сейчас я готов отдать вам свободную часть своих накоплений — 157 золотых скипетров. Остальное постоянно находится в обороте. Что-то в изделиях, которые мы привезли, на что-то мои люди уже закупают новый товар. Я знаю, что эта вещь стоит дороже раз в десять, а то и в двадцать. Если вы согласитесь подождать пару дней, то я найду Вам покупателя, за небольшую компенсацию для меня.

— К сожалению, у меня нет лишнего времени, но вы были честны со мной, — подумав, проговорил Тим, — Я согласен продать вам его за 157 полновесных золотых скипетра. Остальную часть будем считать моей платой Вам за молчание.

Капитан удивлённо взглянул на собеседника.

— А вы не так просты, господин Румаг. Я ведь даже не успел подумать, что информация о таком как вы человеке будет недёшево стоить. Хорошо, договорились. Дайте мне пару минут, я все принесу.

И довольный Флинт заспешил в свою каюту.

Тим взглянул на все еще висящую на границе видимости надпись.

«Текущий уровень внутренней энергии персонажа — 0/5.

Приятной игры».

— Вот, — протянул капитан три небольших, но тяжёлых мешочка, — три по 50 и 7 монет. Да, и еще, господин Румаг, позвольте мне дать вам один совет.

— Говорите, — разрешил Тим, сложив увесистые мешочки в рюкзак. Семь желтых монет он привычно сунул в карман куртки.

— Многие люди по тем или иным причинам недолюбливают Румагов. Я бы на вашем месте снял этот превосходный плащ.

— Спасибо за совет, дружище, — пожал протянутую руку Тим и заспешил в ряды торговцев рабами. Пробираться сквозь ряды шумной толпы без плаща сильно не хотелось. Сейчас он шел словно нож сквозь масло, а что будет если снять плащ было неизвестно, но он понял предупреждение и постарается быть настороже.

Где-то далеко над морем появились синие тучи и поднялся лёгкий ветерок.

«Не обманул топор», — подумал Тим, радуясь дуновению, разгоняющему рыбную вонь.


Часть 2. Глава 12


Рекомендации из книги переворачивали все с ног на голову. Многие этапы были незнакомы Бурому, хоть и выглядели вполне обоснованными после разъяснений. Но были и такие, что казались абсурдными. Ну вот, например, закалка клинка путем охлаждения его в крови дикого бурдингинга или «обдуванием ветра неимоверной силы». Где взять упомянутый ветер, не пояснялось, впрочем, про то, кто такой этот бурдингинг тоже не было ни слова. А вот процесс старения клинка был описан подробно и вполне логично объяснен. Так что изготавливая второй клинок, Бурый попробовал совместить некоторые этапы из книги с традиционным алгоритмом скарталлей.

Солнце уже поднималось над горизонтом, когда воодушевленный процессом, он вышел на свежий воздух, держа в руках вытянутую полосу стали, которая в будущем станет клинком. Уже сейчас было ясно, что попытки применять советы из книги давали результат. Металл был ровным, без раковин и переливался сине-голубым оттенком.

Решив, что нужно хотя бы пару часов вздремнуть, а потом попросить Липку еще раз перечитать книжку, довольный Бурый отправился в дом.


— Уважаемый Румаг, вы вернулись, — подскочил со своего места торговец. Тим бросил ему три монетки.

— Давай сюда этого безмозглого.

— Сию минуту, мастер.

Продавец подозвал одного из своих людей, и тот, пройдя через весь загон, притащил Занозу. Парень, не поднимая головы, плелся за охранником, но, когда его подвели к Тиму, медленно снизу-вверх скользнул заплывшими глазами по покупателю и надолго замер, не веря, глядя ему в глаза. Потом открыл было рот, пытаясь что-то сказать, но тут же закрыл.

— Не волнуйтесь, господин Румаг, этому дерзкому глупцу мы укоротили язык, поэтому он не будет вам докучать, — расплылся в довольной улыбке торговец, глядя на потуги Занозы заговорить.

Тим раздосадовано сплюнул. Но тут же успокоился, решив, что, когда встретят Лию, она сможет как-то помочь парню.

— А нет у вас специалистов, чтобы рожу ему от синяков вылечить, а то смотреть противно, — попытал удачу Тим. Если Лию он еще мог найти по браслету, то где Сойка можно только предполагать.

— Нет, у нас специалисты обратного профиля, — хохотнул варвар, — всех лекарей увезли в…

Но тут видимо торговец понял, что сболтнул лишнего и, попрощавшись, отвернулся.

Поняв, что выпытать, куда именно увезли всех пленных медичек, не удастся, Тим взял веревку, привязанную к рукам Занозы, и зашагал вдоль низкого забора в сторону городской стены. Туда вела бледная золотистая нить.

— Эй, парень, — услышал он низкий голос из-за забора. Тим притормозил, удивленный, что кто-то столь невежественно обращается к Румагу. Кинув быстрый взгляд на говорящего, он узнал того самого варвара, которого торговец обозвал Стифом.

— Чего тебе? — нахмурив брови, спросил Тим.

— Выкупи меня.

— С чего бы это?

— Вижу, что тебе нужны лекарки. Я знаю, куда их повезли. А ты, как я понял, вообще не понимаешь, что тут и как.

— А это ты с чего решил? — уже заинтересовавшись, спросил Тим.

— Этого задохлика и за золотой бы никто не купил, а ты заплатил три. Я всю жизнь занимался военным делом и понимаю, что он слабак, и долго не протянет, даже таская твои невеликие пожитки. Кстати, не припомню, чтобы кто-то рассказывал о путешествующих Румагах.

— Ну, хорошо, я куплю тебя, если ты подскажешь, где тут неплохая таверна.

— Таверна? — удивился раб.

— Ну, переночевать, поесть, ванну принять, — Тим попытался объяснить, что ему надо.

— Постоялый двор в конце улицы, но тебя не пустят. Не все у нас терпимо относятся к двумирянам.

— Ладно, пошли, куплю я тебя. А потом расскажешь, кто такие эти двумиряне.

— Только больше 30 золотых не плати. И бумаги стребуй. А то без них покупка будет считаться незаконной и на тебя натравят стражу.

Тим даже чуть не запнулся от такой новости, а главное суммы. Но, поняв, что проводник ему оказывается действительно нужен, подошёл к торговцу.

— Товар возврату и обмену не подлежит, — совсем по земному протараторил недовольный варвар.

— Ишь ты какой. Ну, тогда давайте мне вон того, только со скидкой, подешевле.

— Это еще почему? — пришла очередь торговца удивляться.

— Ну, так первый-то бракованный. Он еле ноги передвигает, не то что мои вещи носить, сам через пару десятков метров упадет. А воняет так, что на меня вся улица оборачивается. В общем вот Вам 10 золотых, и я забираю того раба. Как вы сказали его зовут, Стиф?

— Да Вы… да Я… да Вы что, вы же разорите меня. Этот боец убил моего лучшего охранника. Дешевле 50 монет я его не отдам.

— Двадцать и можете забрать обратно этот мешок костей, — Тим дёрнул Занозу за верёвку, от чего тот возмущённо замычал.

— Нет-нет, — замахал руками купец, — тридцать и по рукам. А этого оставьте себе. Он вообще ничего не умеет, может вы его на опыты какие-нибудь там пустите или кожу на книжку сдерете.

— Ну, хорошо, — нехотя согласился Тим. Развязал рюкзак и три раза отсчитал по десять монет, ссыпая их в мешочек, подставленный хитрым купцом.

— Бумаги давай, — сказал он улыбающемуся торговцу. Улыбка тут же сползла с его лица, и мужчина нехотя достал из-за пазухи стопку бумажных карточек. Быстро пролистав их, протянул две Тиму.

— Всегда рады Вас видеть, уважаемый Румаг, — уже без натянутой улыбки прокричал он, провожая колоритную троицу. Когда красный плащ скрылся за поворотом, к торговцу подошёл старший охранник.

— Сбежит ведь у него Стиф-то, — проговорил он, — ведь три раза у нас бежать пытался. Прибьет мальца и сбежит.

— Может и сбежит, — сказал купец, а потом, подумав, добавил, — а может и нет. Это не наши проблемы.

Вся троица шла по улице, вертя головами по сторонам. Заноза успокоился, когда Тим пообещал ему, что не будет продавать, убивать и тем более сдирать кожу. А после того как он намекнул, что когда найдут Лию, то она, наверное, сможет хоть как-то помочь парню, тот раскрыл глаза широко насколько мог и тоже стал старательно высматривать знакомые лица. Но как ни старались отыскать хоть кого-то в разномастной толпе рабов, им это не удалось.

Стиф шёл иначе. Широко расправив плечи и задрав голову, он бросал ленивые взгляды по сторонам, часто кивая встречным прохожим в знак приветствия. Постоянно озирающийся по сторонам Румаг выглядел менее достойно в глазах окружающих, чем этот авторитетный вояка, пусть и оказавшийся в рабском одеянии, но не сломленный.

Вскоре улица сделала еще один поворот, смещаясь к центру порта, и по обеим сторонам пошли домики. По словам Стифа это тоже торговые лавки, только посерьёзнее. Тим даже забыл, что попросил его сказать, когда будут проходить мимо торговца одеждой и доспехами, поэтому едва не выпустил из рук верёвку, когда варвар неожиданно остановился.

— Тут, — сказал он.

— Что тут?

— Лучшая одежда в портовом городе продается тут, — пояснил Стиф.

— А сразу и не скажешь, — усомнился Тим, входя внутрь.


Часть 2. Глава 13


— Да чтоб тебя, Турох! Ты же их совсем загоняешь.

Неожиданный возглас заставил вздрогнуть внимательно следящего за поединками старого воина. С тех пор как вернулись в деревню, он никак не мог найти себе покоя. Без Таманы и Лии дом опустел, а надежды, что Тим сумеет их спасти, таяли с каждым днем. Чтобы хоть ненадолго забыться, Турох с утра до ночи гонял молодняк по усовершенствованному тренировочному полю. Теперь под его руководством было 28 молодых бойцов. Старосты единодушно признали, что Турох оказался лучшим наставником, ведь в битве с варварами из молодежи выжили только Бурый с Тимом. Посовещавшись, все поселения выслали по два своих самых лучших подростка ему на воспитание. К следующей весне, когда состоится посвящение, он должен был передать им основные идеи военного мастерства. Как Турох ни пытался объяснить, что Тим просто сам оказался необычным самородком, старосты были непреклонны.

— Дай ребятам отдохнуть и пойдем в дом, нужно поговорить, — Дед, появившийся из ниоткуда, выглядел хмуро, а потому Турох решил не перечить и, назначив старшего, отправился следом.

— Скверные времена грядут, Тур. К кайрийцам вернулась часть пленных, захваченных варварами, — проговорил Дед, усаживаясь на скамью возле стола.

— Ну да, недобрая весть, — кивнул собеседник.

— Да что ты, весть-то добрая, только есть один момент. Варвары вернутся. Судя по слухам, им были нужны наши лекари, а на бежавшем судне было то ли пять, то ли шесть Кайрийских женщин с камнями. Не досчитается орда нужного и придут снова. Да теперь уж, вероятно, прямиком через нас к кайрийцам двинут.

— Что ты предлагаешь? — спросил Турох, не совсем понимая, к чему ведёт Дед.

— Да я-то ничего. Говорят, на корабле пяток наших был, вот они придут и что-нибудь предложат. Совет будет, и тебе как лучшему и опытному воину скарталлей на нем слово дадут.

— Ну, так и чего ты хочешь? — не выдержал Турох. Не любил он всех этих витиеватых фразочек.

— Не ходите на варваров. Нет у нас тех сил и средств, чтобы даже один их город взять, а там их штук десять наберётся. До лета вряд ли сунутся они к нам, а через год, глядишь, сообща и сумеем отпор организовать.

— Эх, Дед, не видел ты ту орду. Да даже если всех воинов скарталлей соберём, не устоять нам, — Турох покачал головой.

— А кто же тебе говорит, что только скарталли на съезде будут? Придут и кайрийские старосты. Их воины, вернувшиеся из плена, привезли с собой хорошее оружие, доспехи. Пусть и не очень много, но с учётом наших потерь при набеге сейчас у них преимущество.

Турох хмыкнул. Сообща, да выбрав место, может быть и удастся оказать достойное сопротивление, но все равно получалось слишком мало сил, чтобы остановить орду.

— Сомневаюсь я, что мы сможем одержать победу. А кто там вернулся из наших-то? Бабы есть?

— Нет, — покачал головой Дед, понимая, что Турох переживает о своих и все еще надеется их дождаться.

— Я подумаю над твоими словами. Это все?

— Нет. Давай поговорим теперь про обучение парней. Я бы хотел кое-что предложить, — сказал дед, выложив на стол толстую книгу, и раскрыл ее на странице с закладкой.


Высокий деревянный потолок общего зала был закопчен от дыма, который вырвался из камина при закладке туда большого количества дров. Надо сказать, что это огромное отопительное сооружение впечатляло. Вертел, который располагался в центре, сейчас был пуст, и сквозь язычки пламени хорошо просматривалась противоположная часть зала, но Тим готов был поспорить, что от случая к случаю в камине жарят крупных кабанов или ещё какое-нибудь мясо.

Благодаря советам Стифа по внешнему виду он теперь не сильно отличался от местных жителей. Куртку Румаг снимать отказался наотрез, а потому было решено просто приделать меховой воротник. Красный плащ до поры был спрятан в рюкзак. А вот Занозу и самого варвара пришлось обмундировать, как говорится, по полной. Точнее одежду и доспехи им купили, а вот одевать все это на грязные вонючие тела Тим запретил.

В результате он лишился еще двадцати трех монет, и судя по словам варвара это была хорошая сделка. Еще пять золотых потратил в соседней лавке на набор коротких метательных ножей, взамен тех, что потерял, добираясь в Хайтаб из Айтаны. Пусть не новые, но вполне сносно сбалансированные, они хорошо легли в петли нагрудных ремней. Итого оставалось девяносто шесть золотых.

Как-то не удавалось разбогатеть надолго. Глядя в тарелку, на которой дымился мясной гуляш с неизвестными, но довольно вкусными овощами, Тим думал о том, что делать дальше.

Можно, конечно, изготовить кучу артефактов и продать, но для этого нужно ждать. Энергия до сих пор не восстанавливалась. Кроме того, терзала этическая сторона вопроса: если безостановочно клепать улучшенные доспехи или оружие и продавать их направо и налево, то скоро варвары станут самой могучей силой, и тогда не поздоровится всем. Ужасно не хотелось, чтобы эти люди поработили всю Айтану, а может и мир.

По словам Стифа в государстве варваров недавно сменился правитель. Поговаривают, будто бы теперешний Правящий имеет какие-то связи с двумирянами, и именно им должен передать девушек и камни. Сами же варвары не ходят на территории соседнего государства, лишь иногда устраивая набеги на приграничные земли. Кто такие эти двумиряне, он не смог толком объяснить, однако уточнил, что среди них иногда встречаются Румаги. Из старых легенд ясно, что последние, давным-давно спасли мир от нашествия серых тварей, но многие не верят в это. Особенно ярыми противниками такой теории становятся те, кому не посчастливилось встретиться с современными представителями древней профессии. Отряды двумирян, в которых есть Румаги, чаще обычного пробираются на территории варваров и выжигают целые деревни, устраивая показательные казни. Вспомнив это, Стиф надолго замолчал.

Выкупить Лию у таких отмороженных ребят будет совсем непросто. Остаётся надеяться на то, что он догонит караван, на котором повезли девушек, до того, как тот прибудет в место назначения.

— Стиф, а откуда ты знаешь, что девушек повезли именно туда? — Тим никак не мог решить, что делать дальше. С одной стороны, нужно спешить, но в одиночку он вряд ли сможет спасти девушек. На Занозу в теперешнем состоянии надежды мало, а на Стифа в таком деле полагаться нельзя. В свете последних событий доверия к варварам совсем не было. Если этот или какой-то другой нурмон решит выкинуть очередную неприятную штуку, то Тим, имея в запасе 186 выстрелов и отлично отточенный клинок, задаст им жару.

Кстати о мече, в суматохе последних дней он так и не успел его внимательно изучить. Тим сфокусировал зрение, и тут же выскочила подсказка: «Древний клинок Румага», а на лезвии возле гарды блеснули цифры «0/32/0 99/100»

— Ндаа, — выдохнул парень, ничего толком не понимая.

— Баня готова, — поклонившись проговорил тихо подошедший хозяин заведения.

— Хорошо. Заноза, Стиф, идите в баню… А я пока вздремну. Где там наши комнаты? — обратился он к владельцу.

— Пройдёмте за мной, — ответил тот, и направился к лестнице на второй этаж.

— С рассветом выезжаем, — напомнил Тим, поднимаясь, и обернулся на сотрапезников.

— Не извольте беспокоиться, «хозяин», будем готовы, — с издевкой сказал Стиф и подтолкнул замешкавшегося Занозу.

Хозяин постоялого двора, за полтора золотых скипетра любезно выделил гостям две комнаты. Одну, с большой кроватью и уютным столиком занял Тим, а вторая досталась спутникам. После жизни в загоне, они не должны обидеться, тем более там имеется все необходимое, а именно две кровати. Парень планировал хорошо выспаться, а утром выдвинуться в путь, но едва он закрыл дверь и собрался снять куртку, как с улицы послышался шум и громкие ругательства.

— Чертов выродок откусил мне ухо, — услышал Тим, распахнув окно. Внизу от разъяренной фигуры рыжеволосого варвара, с окровавленным ртом отползал Заноза. Тут же с земли поднимался перепачканный Стиф. Компания из трёх неизвестных мужчин обнажила клинки, когда он встал и принялся закатывать рукава новенькой рубахи. Временные товарищи Тима только вышли из бани, и он пожалел, что к достойной одежде не приобрел для них пару клинков. Видя, что нападающие вот-вот кинутся в бой, Тим громко свистнул, чем привлек всеобщее внимание и с силой запустил меч в сторону Стифа. Сделав в воздухе один медленный оборот, клинок глубоко вонзился в землю у ног варвара. Тот, казалось ничуть не удивившись, крепко ухватил оружие за рукоять и выдернул, от чего во все стороны полетели клочья сырой земли, но на это уже никто не обратил внимание. Замершие поначалу враги быстро опомнились и ринулись в атаку.


Часть 2. Глава 14


Сердце бешено колотилось. Перепрыгивая через ступени, Тим бежал вниз. В голове промелькнуло множество сценариев того, что произошло и происходит на улице. Быстро пролетев между столами, заполненными людьми, он выскочил наружу.

Бой был в самом разгаре. Отбиваясь клинком от рыжего и еще одного варвара, Стиф почему-то упустил из виду третьего, который хромая, заходил ему в тыл. Тим выскочил как раз в тот момент, когда этот подлый налётчик высоко замахнулся, чтобы нанести удар в широкую, ничем не защищённую спину.

Откуда-то сбоку, бешено вращая глазамии раздувая ноздри, бежал Заноза, размахивая неизвестно от чего оторванной доской. Но он точно не успевал.

Выкрикнув «Время», Тим выхватил нож и, сделав короткое движение кистью, бросил его в хромого. Звуки, наполняющие мир, тут же замерли, уступив место непрерывному тихому шипению. Тим даже подумал, что у него заложило уши. Короткое лезвие соскочило с разжатых пальцев и к удивлению метателя, сразу увязло в густом как кисель воздухе.

Преодолевая сопротивление, Тим бросился к рыжему, вырвал из крепко зажатых рук меч и воткнул его в землю, тоже проделал со вторым варваром. К этому моменту нож, брошенный вначале, достиг цели и стоявший за спиной Стифа варвар стал заваливаться. Таймер, сразу появившийся в правом углу поля зрения, показывал еще 40 секунд из ста изначальных, и Тим со злостью попытался пару раз толкнуть рыжего главаря налетчиков на другого нападающего. Ощущение было словно стучался в стену, обитую войлоком. Плюнув на бесполезную затею, вернулся на прежнее место, как раз к моменту, когда таймер показал, что время ускорения истекло.

Сто секунд, потраченные Тимом, в реальности оказались всего парой мгновений. Заноза почти успел добежать, и едва затормозил, не понимая, что произошло.

Мир взорвался множеством звуков, от чего Тим даже поморщился. Картинка резко ускорилась. Рыжий варвар с диким воплем полетел в своего напарника. Оба рухнули в сантиметре от воткнутого в землю клинка одного из них.

— Никому не двигаться! — заорал Тим первое, что пришло в голову, сам пытаясь устоять на ногах. Мир кружился и раскачивался. В конце концов организм не выдержал такого к себе отношения и повергший всех в шок своим появлением Румаг согнулся пополам, не в силах удержать рвущийся на свободу сытный ужин.

Стиф резко оглянулся, выставив перед собой меч, но осознав, что врагов больше нет, подбежал к Тиму.

— Ты как? — спросил варвар, помогая парню разогнуться.

— Нормально. Какого черта тут вообще происходит? — Тим сбросил его руку с плеча, отобрал меч и зашагал к поверженным врагам.

— Эй, придурки, что вам надо от моих рабов? — выкрикнул он, приходящим в себя противникам.

— Этот сын шакала твой раб? — удивился в ответ рыжий, помотав головой — Да ты хоть знаешь на кого поднял руку, безродный щенок?

Варвары так и не поняли, что случилось, но то, что их позорное поражение произошло благодаря выскочившему из заведения парню, сомнений не вызывало.

Тим приставил клинок к горлу говорившего.

— Нет. Представься, если тебе не трудно, — сказал он уже спокойным голосом.

— Я Грунд, глава хорминов Великого Правящего, — просипел рыжеволосый, задирая повыше голову.

— А я Дарио, последний из клана истинных Румагов Алого пламени, — нагло соврал Тим, — ну так и что тебе, Грунд, понадобилось от моих рабов?

— Простите, Дарио, мы не знали, что этот шакал, предавший наш род, теперь является рабом столь великого человека.

— Тогда инцидент исчерпан, проваливайте, — снова прикрикнул Тим, отступив назад, но не опустив меча в вытянутой руке.

Второй варвар, видимо получивший при падении меньше повреждений, помог рыжеволосому подняться, и, забрав свои мечи, оба растворились в толпе зевак, начинающей собираться вокруг.

— Надо уходить, — сказал Стиф, подбирая клинок убитого, — скоро тут будут все хормины и тогда нам не поздоровится.

— Согласен. Заноза, обыщи труп. Я за сумкой и уходим.

— Думаешь это хорошая идея? Хорминам может не понравиться, — покосился на мертвеца Стиф.

— Если догонят, то дважды они нас все равно не убьют, — отмахнулся Тим, направляясь внутрь постоялого двора.


***


— А ведь ты прав, Дед! — Турох хлопнул по столу свой огромной ладонью, — и почему я раньше до такого не додумался. Ведь у шинитов практически так же было. Только там все в сотнях. А тут ты предлагаешь в десятке каждому свою роль определить. Почему же ты раньше молчал. Если мы все свое войско научим десятками работать, а потом из десятков выстроим заграждение да в несколько линий… ох не прост ты, не прост. Откуда ты только пришел к нам в деревню.

— С севера. А раньше вы и без меня справлялись, — уклончиво ответил Дед.

— Сейчас, стало быть, не справимся?

— А сейчас, Турох, сам Даар не знает, что нас ждёт. Готовиться надо к худшему. Ваша система поединков давно уже изжила свое. Даже варвары и те понимают это. Ты видел, как они стену щитов ставят? Да как потом по одному вырезают нас, как щенков несмышленых?

Турох помрачнел, вспоминая прошедшую битву у шинитов.

— Вот то-то и оно, — подытожил Дед, видя, как резко сменилось настроение бывалого воина. В общем, задача тебе такая: тренируешь молодняк десятками сражаться. Наших ребят с пришлыми не смешивай. Пусть так восьмеркой и работают. Когда начнет хорошо получаться десятками биться, объединяй, чтоб два десятка против одного стояли. Да так, чтоб каждый десяток побывал в схватке с превосходящим противником. Ну и там уже совместные учения отработаем. А я через пару недель вернусь.

— Далеко собрался-то? — задумчиво спросил Турох. В уме он уже рисовал новые схемы боя, взвешивал все плюсы и искал минусы, прикидывая как эти недостатки устранить.

— Далеко, — согласился Дед, — и вот еще что, шкур набейте мне побольше. Надо нашим ребятам доспех получше справить, да и зима скоро, мех лишним не будет.

— Книжку оставишь? Уж больно она интересная у тебя.

— Оставлю, куда тебя девать. У старосты как дела?

— Плохо. Запил наш староста, почитай тоже один совсем остался, — вздохнул Турох. Самого его спасало то, что был постоянно при деле, от того и обрадовался затее Деда. Обучать без пяти минут воинов сражаться на мечах стало уже скучно. Каждый из них был лучшим мечником или лучником среди молодежи своей деревни. И чему их ещё можно научить, Турох не знал. Теперь же в его голове вился целый рой идей. Но прежде нужно выявить способности каждого из ребят и разбить их на группы.

— Ну, тогда я пошел, навещу и его, — сказал дед поднимаясь.

Турох не пошел провожать гостя, а продолжил свои раздумья.

«Эх, как не хватает мастера по изготовлению копий, луков и стрел. Наконечники мог бы сковать и Бурый, но отвлекать парня от мечей не хотелось, тем более, он начал добиваться в этом деле хороших результатов. Мужчина поглядел на новенький меч, выкованный уехавшим в другую деревню сыном местного кузнеца. Клинок был не в пример лучше тех, что привыкли видеть в Айтане. Кроме того, что сама сталь была гладкой и отполированной до зеркальной чистоты, еще и заточку по обещаниям молодого мастера будет держать дольше обычного. Форма лишь была несколько необычная. И где он только такую высмотрел? Не иначе как у проклятых варваров, у них полно разномастного оружия. Ну, хоть хвостовик оставил привычный взору воинам скарталли».


Часть 2. Глава 15


— Ладно, выходите, — сжалился над подозрительными путниками стражник у портовых ворот. Широкоплечий, заросший косматой бородой, словно специально перепачканный грязью раб, кого-то ему напоминал, но молодого парня и второго невольника стражник точно видел впервые. Едва троица скрылась из виду, оставшийся у ворот варвар достал кошель, который по указу хозяина отдал ему чахлый и избитый парнишка с прозвищем Заноза. Пересчитав монеты, стражник довольно осклабился. Смена выдалась удачной. Иначе и не скажешь, если в самом конце тебе ни за что перепало 6 золотых и немного серебра. Заметив сменщика, мужчина спрятал мешочек с монетами за пазуху и, глупо улыбаясь, покинул пост.

Довольный стражник направился прямиком на постоялый двор, тратить неожиданный куш. Но по дороге столкнулся с шумной толпой хорминов во главе с самим Грундом. Мрачный рыжеволосый воин шел с окровавленной щекой, и у его левого уха отсутствовал довольно крупный кусочек. Перепугавшийся стражник уступил им дорогу, вжавшись в каменную стену ближайшего здания. После того как стадо хорминов прошло мимо в сторону ворот, он с сожалением подумал, что, когда этими воинами управлял Стиф, такого бардака не было. И тут же чуть не треснул себя по лбу. Вот кого ему напоминал этот перемазанный грязью раб. Если бы он сразу посмотрел бумаги парня, то сейчас бы не оказался в столь опасной ситуации. Видимо Грунд всё-таки решил прикончить того, чье место внезапно занял, и он обязательно будет искать стражника, выпустившего бывшего главу хорминов из порта. Пришлось отложить поход на постоялый двор и свернуть на узкую улицу, ведущую обходными путями к морю, где за коронки можно на некоторое время спрятаться в одной из хижин рыбаков.

Спустя несколько часов, едва разглядев обрывистый склон над широкой рекой недалеко от накатанной дороги, Тим скомандовал привал. Стиф предложил спустится вниз и развести костер только там, чтобы его не было видно издалека. Проделать это удалось с трудом. Последние метры Тим преодолевал уже в полной темноте, проклиная себя за то, что повелся на такую авантюру.

Он сильно сомневался, что их будут преследовать за пределами портовых стен, но посчитал, что лишняя предосторожность не помешает, о чем сейчас жалел. Последним на галечный пляж с невысокого выступа спрыгнул Заноза. Сначала парень мычал протестуя, видимо с речным берегом у него были связаны не самые хорошие воспоминания, но получив подзатыльник от Стифа, поморщился и нехотя пополз вниз.

— Полегче с ним, — хмуро сказал Тим, и, дождавшись, когда сам варвар начал спускаться, последовал за ними.

Где-то на полпути он обогнал Занозу и спрыгнул буквально через секунду после ловкого Стифа. Тот по дороге успел обломать несколько сухих веток с чахлых кустов, непонятно как укоренившихся на скалистом склоне. Этих крох хватило, чтобы варвар разжёг небольшой костер. Заноза с радостью пошел практически на ощупь собирать разбросанные вдоль каменистой стены обломки каких-то досок, вероятно раньше составляющих целую телегу.

— Слушай, Стиф, а почему они вообще напали на вас? — Тим присел на корточки, подставив поближе к огню замёрзшие пальцы. Погода менялась быстро. Мелкий дождь давно кончился, уступив место холоду и пронизывающему ветру.

— Знаешь, Тим… или как там тебя, последний Румаг? Год назад у нас сменился Правящий. Сменился резко и довольно кровопролитно. Хормины, которые должны были защищать опору и надежду всех нурмонов, предали его. Не все, конечно, но часть из них оказалась подкуплена золотом и сладкими речами Бранга. Лишь тогдашний глава хорминов и горстка преданных ему людей встали на защиту прежнего Правящего. Из них чудом уцелел один лишь я. В рабском загоне раны зарастали долго. И вот теперь Грунд, правая рука Бранга, ищет меня, желая закончить начатое.

— Почему он не убил тебя в загоне?

— Ну, во-первых, чтобы убить чужого раба нужны веские причины, да и пока я сидел в загоне под присмотром, то никому не угрожал. Кроме того, если бы он вызвал меня на поединок, то неизвестно, кто вышел бы победителем.

— А выкупить тебя он не мог? — ситуация казалась Тиму как минимум странной.

— Мог, конечно. Но зачем тратить деньги, если можно немного подождать и убрать меня бесплатно.

— Почему он напал на тебя, когда ты стал моим рабом, ведь я тоже мог выставить ему счет за убийство.

— Мог, но тогда он убил бы и тебя. Ты никто в наших землях и про это быстро забудут.

— Стало быть, ты неплохо сражаешься? — спросил Тим, немного помолчав.

— Ну, стало быть, так.

Заноза подбросил доски в огонь, и через несколько минут вокруг стало значительно светлее и теплей. Какое-то время сидели молча. Тучи на небе стали расползаться и выглянула луна, однако река была широкой настолько, что другого берега не было видно. Тим поймал себя на мысли, что ему постоянно кажется, будто за ними кто-то наблюдает. Но, оглядевшись, не заметил ничего подозрительного. Зато увидел большой кусок бревна, недалеко от места, где они спустились.

— А что на том берегу, нас никто не увидит? — задал он терзающий подсознание вопрос.

— Нет. Там такой же скалистый берег и лес с ничейными землями. Мы редко ходим в те края, стараясь не тревожить народ, который выбрал долю отшельников. Нурмоны, хитабы и даже двумиряне находят приют в тех обширных забытых всеми территориях. Много разных тварей водится по ту сторону, как безмозглых, так и вполне разумных. Думаю, даже тебе было бы там непросто. А здорово ты приложил Грунда. Не знаю, как у тебя это получилось, но выглядело красиво. Я и глазом моргнуть не успел. Не думал, что ты и правда Румаг. И… спасибо тебе, ты спас мне жизнь, — вдруг серьезно сказал Стиф, подкидывая очередную порцию сухих досок в огонь. Заноза дремал, сидя рядом, опустив голову на подтянутые к подбородку колени.

Тим задумался. Действительно спас, но потом самого скрутило достаточно серьезно. Будет неловко, если каждый магический трюк заставит сгибаться в три погибели. Нужно все испытывать заранее в безопасных условиях. Сейчас уже, конечно, поздно. Ускорение должно быть недоступно, ведь использовать его можно раз в сутки, а невидимость лучше приберечь на всякий случай.

Вдруг на темном фоне противоположного берега блеснул неясный жёлтый огонек и тут же погас. Именно с того направления Тим постоянно чувствовал взор неведомого наблюдателя. Решив, что так продолжаться не может, произнес:

— Стиф, сходи-ка принеси вон то бревно. А то мы так не уснем, вечно подкладывая эти щепки.

Варвар тоже заметил отблеск и внимательно смотрел в ту сторону, но услышав слова Тима нехотя обернулся в направлении, которое указал парень и, поднявшись, поплелся за дровами. Тим отошел от костра, погрузившись в тень, и приблизился к реке. Даже когда глаза привыкли к темноте, он не смог разглядеть что находится на той стороне, а потому скомандовав «интерфейс» взял в прицел предположительно то место, где мерцал огонек. С удивлением парень обнаружил, что тип полосок поменялся. Рядом с той, что обозначала готовность следующего выстрела, появилась вторая — голубая. Рядом с первой появился значок огонька с тремя язычками, а возле второй — схематическая молния. «Вот и пришло время провести испытание», — подумал Тим. Еще раз хорошо прицелившись двумя руками непонятно куда, он крикнул первое, что пришло в голову глядя на этот значок — «Молния». И ничего не произошло. «Электричество, гром, гроза, бей, круши, тыдыдыщ…», — перебирал он все, что приходило на ум. В конце концов, сдавшись, сказал «Огонь». С правой руки сорвался огненный шар и устремился вдаль, разгоняя темноту. Через несколько секунд он с грохотом разбился о камни на противоположном берегу. Сзади послышался глухой удар. У костра стоял Стиф, не мигая глядя в темноту, вновь захватившую соседний берег. Оброненное им бревно угодило одним концом в костер, от чего тот довольно выпустил в небо сноп искр. Заноза подскочил и ошарашено завертелся по сторонам, пытаясь рассмотреть что-нибудь в темноте. Лишь Тим не обратил особого внимания на происходящее, перечитывая новое сообщение.

«Вы одержали победу, поздравляем!

В неравном бою Вы сокрушили пресноводную ондатру. В связи с тем, что уровень противника на много ниже вашего, Вы не получаете наград.

Подсказка: противник был полностью уничтожен. Чтобы получать больше трофеев, вместо фаербола, используйте электрический разряд. Электричество не будет испепелять существо, а лишь частично или полностью прекратит функционирование внутренних органов противника. Для активации умения произнесите команду «разряд».

Приятной игры».


Часть 2. Глава 16


Третий день немногочисленная команда спасателей следовала по дороге, накатанной множеством телег. На десятках перекрестков Румаг безошибочно выбирал правильный путь. В нескольких местах даже сам Стиф не смог бы точно выяснить, куда поехал нужный им караван, но парень легко указывал направление. Варвар понял, что сильно ошибся при первом знакомстве с ним, и теперь смотрел на Тима, если не с уважением, то как минимум с опаской.

Утром второго дня сумасшедший Румаг отдал бумаги своим рабам, что делало их свободными людьми. При этом он попросил о помощи в спасении своей возлюбленной и других лекарей из далёкой Айтаны. Если Заноза закивал, не раздумывая, то Стиф некоторое время молчал. С тех пор как встретил этого парня, бывший глава хорминов стал часто и подолгу размышлять над своей жизнью. Большую часть ее он провел, защищая устои привычного уклада жизни нурмонов. Сперва в Тринде, приграничном городе-крепости, который часто подвергался нападениям двумирян, а уже став достойным воином, перебрался в портовый Хайтаб, где его заметил сам Правящий. Это был великий человек, одержавший множество побед. Но он мертв, а его место занял ничем непримечательный и ранее никому неизвестный Бранг. Этот мерзавец завоевал почетное место не доблестью и отвагой, не великими деяниями и даже не грубой силой. Переворот был совершен золотом, которое, скорее всего, подлый Бранг получил от таких же подлых двумирян. Пусть Тим тоже похож на них и называет себя Румагом, но он не такой. В этом молодом, но сильном юноше есть отвага, он владеет искусством, которое современные мелочные Румаги давно забыли. А главное, у него есть какое-то свое, пока не всегда ясное для Стифа понятие чести. Взять хотя бы саму суть его похода. Зачем отправляться на другой край земли ради бабы. Их же кругом полно, эфемерное понятие любви и вечной дружбы было чуждо сердцу закалённого в кровопролитных боях нурмона. Однако сейчас их интересы совпадают. Стиф очень хочет хоть как-то насолить Брангу, а передача дикарок двумирянам явно его рук дело.

— Я помогу тебе. Если мы сумеем догнать караван до того, как он пройдет через Тринд, то я выступлю в битве на твоей стороне. Если не успеем, то организую твой беспрепятственный проход через крепость, но дальше я не пойду. Мы отстаём на сутки и, судя по следам, разрыв увеличивается. Они идут и днём и ночью, ты и сам это видишь. Но нам так не сделать. У нас нет повозок, чтобы поочередно отдыхать на них, нет факелов и ламп, чтоб освещать дорогу. Да у нас даже мечей всего два на троих, а в караване людей явно больше. Ты, конечно, справился с тремя, но я видел, чего тебе это стоило. Судя по следам, в караване человек двадцать пеших и, наверное, столько же отдыхают на телегах. Победить их втроём мы вряд ли сумеем, хотя постой. Ты ведь умеешь держать меч, Заноза? — варвар остановился, с неподдельным интересом глядя на тощего парня. Синяки у того на лице уже стали проходить, и он все больше становился похож на прежнего задиру, только исхудал и постоянно молчал. Вот и сейчас он лишь кивнул, продолжая идти.

Тим тоже не стал останавливаться. Варвар ошибался на счёт того, что им не одолеть охрану каравана. Да у них всего два меча, но у Тима в запасе есть несколько сюрпризов, которые могут решить исход сражения в пользу малочисленного отряда. А вот то, что они отстают, стало неприятной новостью. Золотистая нить постоянно светилась примерно с одинаковой силой, и парень думал, что они если не догоняют, то движутся хотя бы с той же скоростью. Открытие, которое для него сделал Стиф, все меняло.

— Что за лампы? — поинтересовался, остановившись, Тим. Он впервые услышал что-то напоминающее прогрессивное человечество.

— Ну, ты у нас Румаг, вот ты и объясняй. Я не знаю, как работает этот артефакт древних. Знаю только, что светят они отлично, хватает на пару сотен ночей. А если пользоваться не каждую ночь, то и на больший срок. Света от них даже больше чем от хорошего факела, не коптят, не греются. В общем одни плюсы, если не смотреть на цену.

— С чего ты взял, что у них такие есть? — Тиму очень хотелось понять, как варвар так ловко читает следы. Выслеживать животных в лесу он и сам умел, но тут, на пыльной дороге с пересечением множества путей.

— Так вон же валяется разбитая лампа. Это точно они бросили. Значит, она перестала работать и либо ей нашли замену, либо….

Дослушивать Тим не стал. Подойдя к овальной пыльной коробке, которую изначально принял за камень, он поднял ее, стараясь, чтобы ничего не выпало из треснувшего корпуса. Конструкция оказалась довольно простой: стекло в виде линзы, за ним два стержня, верхние концы которых расположены на небольшом расстоянии друг от друга. Нижние концы были заплавлены в камень размером с яйцо. С обратной стороны камня имелось углубление, в котором Тим обнаружил уже знакомый предмет — энергол.

Сама коробка оказалась сделана из невероятно прочного материала, который погнулся и не давал соединить две половинки так, чтоб все неровности совпали. Тим попытался разогнуть, неровный край, но ничего не получилось.

— Не мучайся с ней, это бесполезно. Никто, кроме пары избранных из числа Румагов, не может их зарядить. А берут они за это лишь немногим меньше, чем стоит такой артефакт у копателей. Хотя постой, — Стиф задумался, — Ты же Румаг, сможешь зарядить?

— Не знаю, — честно признался Тим.

— Ладно, потом посмотришь, — махнул рукой, тут же потерявший интерес к этой теме Стиф. Видя, что Тим снял рюкзак и собирается засунуть разбитый артефакт туда, с надеждой спросил:

— Есть еще что-нибудь съедобное?

Перед тем как выскочить с постоялого двора, за 50 коронок, Тим набил полный рюкзак различными булками, мясом и всем, что показалось приемлемым для долгого похода. Единственное, что он не учел, был нереальный аппетит Стифа. И вот сейчас, вытряхнув на траву плащ, Тим пошарил по внутренностям котомки рукой. Сделав торжественное выражение лица, он извлёк последнюю корочку хлеба.

Варвар насмешливо фыркнул и, развернувшись зашагал дальше, но сделав пару шагов, неуверенно остановился, вернулся, забрал корочку хлеба и сунув ее в рот сказал:

— Поторопифь.

Тим заржал, не в силах сдержаться. Наблюдающий за всем этим Заноза тоже улыбнулся, а Стиф теперь совсем уверенно зашагал дальше.

— Идите, я догоню. У меня тут одно дело, — сказал Тим, видя, что Заноза его ждет.

Собрав плащ обратно в рюкзак и придавив его сверху увесистой «лампой», парень забросил свои пожитки за спину и сошел с тропы. Пригибаясь к земле, он легко заскользил между деревьев, выискивая звериные следы. Места тут были людные, но, несмотря на это, Тим быстро обнаружил кабанью тропу, уходящую немного в сторону от нужного направления. Включив интерфейс и убедившись, что оба снаряда готовы к залпу, побежал по следу.

Тратить драгоценные выстрелы не хотелось, но умирать с голоду было куда более неприятно. Так что, завидев матёрого кабана издалека, он прицелился. Используя фаербол, Тим рисковал бы вместо прожаренного сочного мяса получить пепел, а потому набрал в грудь воздуха и крикнул «Разряд».

Среди ясного неба раздался гром, кабан хрюкнул, перепугавшись, подскочил на месте, собираясь бежать, и тут же в него ударила яркая молния. Тима слегка ослепило, но он бегом бросился к чуть дымящейся тушке, рассчитывая добить дичь мечом. Но, приблизившись, понял, что этого уже не требуется.

Солнце уже склонилось к горизонту, когда устроили привал. Стиф ни разу не пожаловался на тяжелую тушу кабана, которую сразу забрал у Тима и радостно взгромоздил себе на плечи.

— Ты не перестаешь меня удивлять, — проговорил он, впиваясь зубами в запечённое сочное мясо, когда вокруг уже совсем стемнело.


Часть 2. Глава 17


Темное небо заполнили звезды, а всегда полная в этом мире луна заняла свое место, одиноко наблюдая за сидящими у огня путниками. Густой лес закончился, и теперь часто попадались такие вот поляны. Тим чувствовал себя таким же одиноким как эта огромная луна. Окружённый людьми, он не мог никому довериться и поделиться своими мыслями и переживаниями. Лишь Лие он мог говорить правду и полностью доверять, но как Тим ни старается догнать светило его местной жизни, ничего не удается. Парень вздохнул, прочитав очередное сообщение о том, что третье из пяти очков энергии восстановлено. Так необходимая магическая сила копилась крайне медленно. Лишь поздними вечерами появлялось сообщение, что запас возрос еще на одно очко.

Тим даже задумался, какой артефакт создать, но мысли почему-то от стихов перешли к Лие, и в груди тоскливо заныло. Он еще раз вздохнул и постарался выбросить упаднические мысли из головы. «Сейчас не время горевать, нужно действовать», — твердил себе парень, в очередной раз рассматривая прибор, названый лампой.

Как ни хотелось бы ему найти поломки, из-за которых фонарь перестал светить, но все указывало на то, что элементарно разряжен энергол.

Дар древних, благодаря которому новоявленный Румаг собирался подчинить варваров, спасти Лию и вообще прожить жизнь, ничего не опасаясь, кто-то додумался использовать как обычную батарейку. От такого кощунства Тима коробило, и возмущение то и дело вырывалось наружу.

— Ну, чего ты там пыхтишь? — возмутился Стиф, переворачиваясь и подставляя левый бок к медленно догорающему костру.

— Шел бы, поспал. На рассвете снова в путь, а ты даже не ложился.

— Да я типа часового, вдруг кто-то нападет, — отозвался Тим.

— Кому мы тут нужны? Хормины так далеко от порта не уйдут. А до крепости еще пару дней идти. Путники здесь совсем нечастое явление.

— Да, сейчас пойду, — недовольно ответил Тим, вынув разряжённый энергол из гнезда, убрал в отдельный карман, а на его место установил новый. «Если тратить их вот так легко на все подряд, то не останется на великие свершения», — в очередной раз подумал он и утопил круглую плоскость на корпусе лампы, которая, судя по всему, была в роли выключателя. Фонарь им нужен позарез, пришлось пожертвовать практически самым ценным из всего имеющегося богатства.

Между тем чуда не произошло. Разбитое надвое устройство так и осталось лишь грудой бесполезного мусора. Тим вздохнул, достал из сумки плащ и, расстелив его по траве, лег сверху, глядя в звёздное небо.

Утро выдалось холодным. Когда доели последние кусочки мяса, решили следовать дальше. Спустя несколько часов дорога, которую вновь окружил плотный лес, преподнесла путникам неприятный сюрприз.

— Кто это? — поинтересовался Тим, разглядывая тела трех убитых кем-то незнакомцев. Кожа коротко стриженых черноволосых мужчин была светло-оранжевой. Множество старых и совсем свежих шрамов покрывали их тела так же густо как открытые раны. Но самое удивительное — глаза. Тимуру еще не доводилось видеть в этом мире людей, столь разительно отличающихся от него самого. Даже шиниты и те были всего лишь с более темным оттенком кожи, что и на земле вполне обычное явление. Этих же, кроме кожи, выделял зрачок, оказавшийся немного вытянутым и занимающий две трети глазного яблока. А еще руки. Чуть длиннее обычного, с ярко выраженным рельефом мышц и мозолистыми ладонями.

— Не знаю, может кто-то из далиман. Видишь, какие поджарые и краснокожие. Я их без доспехов раньше не видел, — озадаченно ответил Стиф, рассматривая колотую рану на груди одного из погибших.

— Глаза посмотри, и кто такие эти далиманы?

— Как тебе объяснить. Есть далеко в свободных землях один немногочисленный народ. С другими общаются мало, занимаются в основном военным ремеслом и выживают, добывая из тварей различные предметы. Мы их не трогаем, зато некоторые двумиряне не жалуют, оттачивая свое мастерство на вот таких вот небольших группах путников. Точно далиманы, — заключил Стиф, заглянув в глаза одного из мужчин.

— Как они вообще тут оказались, ты же говоришь, что дом их далеко? Я никогда прежде таких не видел.

— Тут до границы совсем уже близко, а самую большую цену за свой специфический товар они могут получить только у двумирян. Вот и приходится далиманам отправляться в дальние путешествия. Там продадут, тут закупят нужные продукты, инструменты. В общем, похоже, этих ограбили. И не так давно. Видишь следы? Выходит, что шли они как раз из Тринда, видимо, возвращались с деньгами, но пока без товара. Тут должны были либо свернуть в сторону ничейных земель, до них еще пара крупных селений нурмонов будет, где обычно закупаются такие группы, либо по нашему пути дойти до порта. Такое хоть и редко, но тоже случается. А вот тут, — Стиф обошел перекресток по дуге и направился к придорожным кустам, — Вот тут их поджидали двумиряне. Человек десять, не меньше.

— С чего ты решил, что это были двумиряне? Мы же еще на вашей территории.

— Ты вообще меня слушаешь, Тим? Свободные нурмоны не нападают на далиман без причины. Слишком дорого это обходится. Мы хоть и умеем сражаться не хуже проклятых двумирян, однако краснокожие слишком кусачая добыча.

— Куда пошли нападавшие? — Тиму ужасно не хотелось оказаться на месте погибших воинов, поэтому нужно быть готовым, если вдруг впереди ждет засада.

— О, — радостно воскликнул Стиф, — а я и не ожидал, что ты такой смелый и тоже захочешь догнать и наказать этих разбойников. Не дело это чтобы по землям нурмонов беспрепятственно ходили двумиряне и творили что им вздумается. Мне все больше нравится путешествовать с тобой, парень.

Довольный от предвкушения славной битвы нурмон положил руку на плечо Румага. Заноза с недоверием посмотрел на убитых, потом на эту парочку сумасшедших и обреченно вздохнул. А Тим задумался. Вообще-то в его планы не входило кого-то наказать, да и времени было в обрез, но не мешало бы получше вооружить спутников, да посмотреть, на что они способны в бою с немногочисленным противником. Кроме того, Тиму почему-то стало неловко разочаровывать воодушевленного нурмона.

— Вот смотри, следы единственной телеги, которая ехала не в Тринд, а из него ведут туда. Думаю, как раз там и засели эти головорезы, — возбуждённо жестикулируя руками, говорил Стиф. В памяти опытного воина всплыли те времена, когда он юнцом в компании таких же неопытных сопляков преследовал и зачищал отряды двумирян, то и дело шаставшие вдоль ослабленной границы. Сейчас он был не так молод и горяч, зато гораздо опытнее и просто жаждал отомстить врагам за те давние и глупые потери. Тим внимательно следил за тем, что говорил варвар, описывая произошедшее на перекрестке сражение, и, в конце концов, принял решение.

— Выдвигаемся. С дороги сойдём тут и максимально быстро догоняем противника. Выясняем, что к чему, и если это, действительно, двумиряне, которые напали на невиновных далиман, то убиваем их. Забираем повозку и продолжаем преследование каравана с Лией.

— А ты лампу починил? Хорошо бы было этой ночью не останавливаться. Тогда, возможно, к обеду мы догоним караван. А уже следующим вечером будем в крепости.

— Нет, — ответил Тим. Лампа была в рюкзаке, но надежды починить ее уже практически не оставалось.

— Понятно. Ну, тогда поспешим.

К стоянке неприятеля вышли примерно через час. Наблюдая за наспех организованным походным лагерем двумирян, Тим все больше мрачнел. Увидеть такое он не ожидал.


Часть 2. Глава 18


В центре большой поляны стоял разноцветный шатер. В нескольких метрах от него горел костер, вокруг которого на подушках расселись сурового вида мужчины. Тим насчитал одиннадцать, когда из шатра вышел главарь. Одетый в тёмно-синий бархатный костюм, с павлиньим пером на шляпе он настолько вычурно смотрелся на фоне своих спутников, что Тимур едва не засмеялся.

— Ты чего? — прошептал Стиф, хмуро взглянув на парня, тихо хихикающего в кулак. Тем временем павлин вальяжно подошёл к одному из здоровяков и пинком согнал того с места. Уселся на подушки, и другой бугай протянул ему кружку.

— Это, что вообще такое, что за балаган? — спросил Тим, откатившись за дерево.

— Это походный лагерь двумирян. Ты что вообще ничего не знаешь? — удивился Стиф. Он закрывал глаза на то, что спутник не очень хорошо разбирается в традициях нурмонов и вообще плохо понимает, что творится по эту сторону границы, но традиционный-то лагерь своих собратьев должен узнать.

— Ага, ничего. Давно я просто тут не был, не обращай внимания.

— Ну что, нападаем? — Стиф крепко сжал клинок, с ненавистью глядя на веселящихся врагов.

— Подожди, — прошептал Тим. Достал свой меч и отдал его Занозе, сказав, что сам постарается справится без него. Пригрозив чтобы ни тот, ни другой, не вступали в бой без команды, поднялся на ноги и открыто зашагал к лагерю предполагаемого противника. Спутники за спиной недоуменно переглянулись и тоже подскочили, поспешив догнать ненормального Румага.

— Давай тащи этого, — издали расслышал Тим. К костру выволокли связанного по рукам и ногам пленника. Одного взгляда хватило, чтобы опознать в беспомощном человеке далимана. Мускулистое, но стройное тело с красноватым оттенком очень выделялось на фоне десятка тяжеловесов. Даже Стиф рядом с ними казался не таким уж и большим.

— Ну что, тварь, скажешь нам, где вы спрятали свои денежки? — ехидно выкрикнул главарь шайки отморозков. Голос мужчины неприятно резанул по ушам, и, не вставая с места, он ловко взмахнул длинной плетью. Описав широкий круг, та оставила кровавый росчерк на красной груди пленника.

Все присутствующие на поляне заржали, когда далиман дернулся. Банда была так увлечена происходящим, что никто даже не заметил вышедших из леса мужчин. Встав в паре метров от спины главаря, Тим замер, готовый атаковать. План был прост. Сперва он снимает главаря с помощью двух метательных ножей, потом дает залп огня, молнию и останавливает время. Дальше, действуя по обстоятельствам, уничтожает как можно больше противников. Оставшихся в живых добьет Заноза со Стифом. Но все как обычно пошло не так.

Мужчина с павлиньим пером снова задал свой вопрос и попытался ударить пленника. Тим рефлекторно перехватил край свистящего хвоста плети и дёрнул ее со всей силы на себя. Рывок получился настолько неожиданным, что разодетый пижон слетел с подушек, сделав неуклюжий кувырок назад и, громко вопя что-то нечленораздельное, вскочил на ноги, двумя руками убирая с глаз копну волос.

Остальные мужчины тоже подскочили, недоуменно глядя на возникшую из ниоткуда троицу. Заноза и Стиф разошлись немного в стороны, освобождая себе место для маневра.

— Это еще что за чучела?! — спросил павлин, над головой которого Тим успел увидеть золотистую надпись: «Нагибулька».

— Не знаю, — пожал плечами стоявший рядом мужчина, — очередные неписи пожаловали. Вон тот точно нурмон. И меч у него нурмонский. А этот дохляк вообще непонятно откуда вылез. И оружие как из музея, — указал здоровяк пальцем на Занозу.

— Ага, — осклабился главарь, — сейчас мы с этими тупоголовыми позабавимся. Назовись с…

Договорить он не успел. Тупо уставившись куда-то на кончик носа и пытаясь осознать, что произошло, бандит начал оседать на землю. Метательный нож вошёл глубоко в его кадык, едва не вылетев с другой стороны. Остальные двумиряне удивлённо захлопали глазами, а Тим уже скомандовал «Время».

На этот раз двигаться в киселе застывшего времени было куда проще. Один за другим Тим выпустил еще три метательных ножа и с последним кинулся к врагам, на ходу перерезая им глотки.

Выходя из ускорения, последним ударом чиркнул по горлу мужчины, который держал пленника и тут же выпустил огненный шар в сторону трех оставшихся в живых бандитов. Двое из них стояли так близко друг к другу, что тела их с громким треском разлетелись большими кусками по округе. Не добежав до них пары метров, на землю рухнул Стиф, прикрывая голову руками. Заноза следовал немного позади, а потому не стал припадать к земле и на полном ходу перепрыгнул еще дымящиеся останки. С размаху снёс голову последнему из разбойников. Лагерь был чист.

Тим перерезал веревки, спутывающие пленнику руки. Подошел к главарю бандитов, пинком перевернул тело на спину. Тут же началось что-то странное. Лицо двумирянина покрылось испариной и стало оплывать будто свеча, Тим только и успел, что вытащить у трупа из ножен меч, как все тела убитых вспыхнули ярким голубым огнем и пропали.

— Что. Это. Черт возьми было? — чётко проговаривая слова раздельно, произнес Тим.

«Поздравляем! Защищаясь, Вы одержали победу над одиннадцатью игроками. В награду вы получаете:

+ 15 к силе;

+ 3 к выносливости;

+ 5 к ловкости;

+ 15 к меткости;

+ 1 к удаче.

Список имён побежденных игроков можно посмотреть в расширенном логе события.

Приятной игры».

— Что это было?! — проорал в ответ Стиф. То ли его оглушило взрывом фаербола, то ли просто нурмон был не в состояниях контролировать эмоции, но он продолжил, — Да ты их всех убил! Один! Даже мне никого не оставил!

Он раздосадовано сплюнул.

— Неправда, Заноза одного убил. Вон голова поверженного им двумирянина.

— Где? — резко обернулся Стиф.

— Да вон же, — Тим указал рукой в сторону окровавленной головы, лежащей недалеко от костра.

Нурмон тут же подскочил к ней и вколотил в глазницу меч. Голова вспыхнула и исчезла.

— Шпионил, гад, — проворчал варвар.

— В смысле шпионил, — не понял Тим, — он что мог слышать, что мы говорим?

— Не только слышать, но и видеть. Некогда объяснять. Давайте собираем все самое ценное и валим отсюда. Потом в крепости отметим координаты, ребята тут все соберут.

Тим был согласен с Нурмоном, а потому поспешил ему на помощь.

Как ни странно, личные вещи двумирян пропали вместе с телами. От банды осталась лишь разноцветная палатка да меч, выхваченный Тимом у главаря. Но расстраиваться не пришлось. В балагане обнаружились вещи и оружие, которое бандиты сняли с далиман. Теперь даже с учётом хорошо вооружившегося и одетого бывшего пленника мечей было в избытке. Каждый нёс по два.

— Вы вообще по-нашему понимаете? — спросил Тим постоянно молчавшего нового спутника. Как-то само собой получилось, что мужчина увязался за группой.

— Понимаем, — односложно ответил далиман.

После недолгой беседы выяснилось, что все было именно так, как говорил Стиф. За единственным исключением. Тень, так назвался далиман, еще до пересечения границы заподозрил что-то неладное и, находясь в Тринде, отдал местному торговцу все имеющиеся деньги, заключив договор на поставку товаров. Сами же далиманы двинулись дальше, в надежде, что смогут одолеть невидимого противника. Но подлых двумирян оказалось слишком много.

На привале Тим все-таки решился проверить одну из своих идей. Отойдя за полосу кустов, он сложил две половинки лампы, обвязал их по шву широким кожаным ремнем, снятым с одного из доспехов далиман. Достал из-за пазухи нож и написал наспех придуманную строчку:

«От вечернего заката
И до утренней зари
Ярче факела, собрата,
Путь нам ночью озари».
Только Тим произнес вслух последнее слово, как среди ясного неба раздался знакомый гром и по глазам резанул яркий свет. Ремень вспыхнул искрящимся огнем, словно кто-то заваривал трещину на лампе сварочным аппаратом. Парень отвернулся, зажмурив глаза.

Едва шум и мерцание прекратилось, как сквозь кусты с треском проломился Стиф.

— Что тут происходит? — спросил он, убирая мечи за спину.

«Вы создали малый артефакт света «Лунный фонарь».

Артефакт начинает действие автоматически, с заходом солнца в точке нахождения носителя и отключается с восходом.

Вы потратили 2 очка энергии, 1 энергол.

Текущий уровень внутренней энергии персонажа 1/5.

Приятной игры».

— Да ничего особенного, — отмахнулся Тим.

«Попытка войти в режим невидимости не удалась. Требуемый уровень скрытности 3. Текущий уровень скрытности 1. Прогресс текущего уровня 85/120.

Приятной игры».


Часть 2. Глава 19


Вечерело как обычно быстро. Вдобавок к холоду, небо затянуло серыми тучами, и вот-вот мог начаться дождь. Сидя у костра, путники доедали обнаруженные в лагере разбойников припасы. Когда последний кусок пирога скрылся в недрах безразмерного желудка нурмона, Тим встал и принялся доставать вещи из рюкзака.

— Ты куда? — удивился Стиф.

— Как куда, дальше пойдем. Ты же видел, что я лампу починил.

— Лучше бы ты нам ещё одного кабанчика раздобыл, — лениво потянулся варвар, поднимаясь со своего места.

— Будет тебе кабанчик, по дороге что-нибудь подстрелим.

— Слушай, Тим. Я вообще не уверен, что эта штуковина у тебя будет работать. Собрать в единое целое это одно, это любой Румаг может. Наверное. Но заставить снова светить… и, как ты в темноте на ходу охотиться собрался, ума не приложу.

— Ты же сам сказал, что лампы светят лучше факела. Сейчас, солнце зайдет за горизонт и должно засветить, — сказал Тим, выставив лампу перед спутниками.

Стемнело уже практически полностью. Все четверо сидели, уставившись в стеклянную линзу лампы, которую теперь покрывал узор древних.

— Да чтоб тебя, я больше не могу, — сказал Стиф, — Солнца уже давным-давно…

Договорить он не успел. Сперва коротко моргнув, лампа вдруг вспыхнула с такой силой, что все тут же отпрянули, прикрывая глаза руками и тщетно пытаясь проморгаться.

— Тим, что это? — заорал Стиф. Ему даже показалось, что свет резанул по ушам.

Парень подскочил к лампе и слепо шаря руками уронил ее линзой вниз. Тут же вокруг стало темно.

— Так и знал, что нельзя тебе ничего давать в руки. Ты даже из лампы сделал оружие. Я, похоже, ослеп, Тим.

Варвар снова поднимался с земли, словно его учили при любой непонятной ситуации падать. «Хотя, может, так и было», — подумал Тим, ведь он не знал, как обучают нурмонов.

Ухватив лампу так, чтобы направить луч света в сторону противоположную от своих товарищей, Румаг поднял артефакт. Белый дневной свет озарил все, что было перед Тимом, да и по бокам стало заметно светлее.

— Шагов на пятьсот бьет, — сказал подошедший сзади Стиф.

— О, ты никак прозрел, — усмехнулся Тим.

— Предупреждать надо, придурок — обиделся нурмон. Тим обижаться не стал. Парень вспомнил Луизу, и заулыбался еще шире.

— И угораздило же меня связаться с ненормальным Румагом, — проворчал варвар, помогая остальным закапывать костер.


— Отступайте, лучники! — Турох нервно потряс руками. Сражаться в десятке парни начали практически сразу. Уже успевшие изучить способности и особенности друг друга, они легко выбрали так называемых десятников, а вот связать три десятка воедино пока не удавалось.

На поляну вышел староста.

— Пойдем, там гонец пришел, — сказал он Туроху, искоса поглядывая на парней, вооруженных кто тренировочным мечом со щитом, кто длинной палкой в виде копья без наконечника, а кто луком с двумя пачками стрел. Стрелы кстати тоже были в основном без наконечников.

— А чего они у тебя стрелы то совсем без наконечников пуляют? — поинтересовался по дороге в деревню староста.

— Не пуляют они. Это мы тактику отрабатываем, — отозвался Турох.

— Тахтику, — многозначительно повторил староста незнакомое слово. С тех пор, как глава его мечников стал тренировать общий молодняк, речь его преобразилась, и то и дело проскакивали незнакомые слова. Да и сами тренировки не походили ни на что, видимое старостой ранее.

«А проблему с оружием нужно как-то решать», — подумал Турох. Десятки получились настолько слаженными, что хоть сейчас иди в бой. Но куда пойдешь с деревянными палками.

Кланяться Бурому или его отцу не хотелось. У них своё дело. Да и неизвестно, как сложится судьба. Нужно, чтоб парни сами добыли себе денег или товаров, чтоб выменять на оружие. Поразмыслив, Турох решил, что пора всё-таки вновь пойти на большую охоту. Но сперва предстояла беседа с гонцом.

За большим деревянным столом в хате старосты сидел Грот. Турох не знал его раньше, но внешний вид воина ему понравился. Ничего лишнего. Добротная куртка, штаны, меч явно варварского происхождения и арбалет, оружие не очень популярное в Айтане, но весьма эффективное в некоторых ситуациях.

— Слышал, Лия твоя племянница и это ты ее воспитал? — гость сразу взял инициативу в свои руки.

— Племянница, да, но воспитывал не я. А где ты с ней познакомился? — опытный мечник не мог сдержать своего удивления и заинтересованности.

— Так она нас всех спасла. Хотел вот тебе спасибо сказать. Если бы не Великая, гнили бы мы сейчас в рабских ошейниках.

— Великая? А где она сама? — казалось, смирившийся с судьбой Турох вдруг снова почувствовал, что накатывает волнение и переживание за судьбу Лии, а главное Таманы.

— Сказала, что ей нужно освободить какую-то Сойку, но не вернулась в назначенный срок. Так что прости, но я не знаю, где она, — путник действительно выглядел расстроенным.

— Как вы могли бросить ее там, ведь она вас освободила? — зарычал Турох, но взяв себя в руки, сел за стол.

— Таману не видел?

Гость отрицательно покачал головой.

— На корабле были в основном кайрийцы. Кроме Лии наших женщин там не было.

— Чего ж вы ее не забрали?

— Это была воля Великой. Да и мало нас было, чтоб ставить кайрийцам условия.

— На сходе нас будет, стало быть, больше?

— Больше, — ответил Грот.

Дальше ели молча. Турох огляделся по сторонам. Всё-таки дед был ой как не прост. Впавший в уныние староста взял себя в руки, навёл в доме порядок и снова принимал участие во всех аспектах жизни селения.

— Выходим уже завтра. Пойдем что ли, покажем гостю твою тахтику?

— А пойдем, — согласился со старостой Турох.

Спустя несколько часов, все трое с удовольствием смотрели, как восемь парней ловко отбиваются от нападения двадцатки сверстников.

— Эко, у них хорошо получается, — удивлялся Грот.

— И как мы раньше не догадались до такого, — одобрительно качал головой староста.

Видя, что, прикрывая друг друга, парни могут биться еще долго, гонец сказал:

— Завтра их с собой возьмём. Надо бы показать остальным скарталли, чтобы тоже применяли.

— Согласен, — довольно закивал староста.

А Турох лишь подумал, что придется отложить охоту.

— Ну, чего такой недовольный? — спросил староста, когда гонец отправился спать.

— Да ты правильно сказал, что не хватает парням нормального вооружения. Хотел я их на охоту сводить, чтоб получить шкур да мяса. Глядишь, выменяли бы на что. Теперь до зимы не успеть.

— Ну, так мы ж через лес пойдем. Твоя орава пусть впереди прочесывает округу, глядишь, и наловят чего. Путь неблизкий.

Турох согласился, хотя не так он планировал провести охоту.

Утром довольные парни выстроились у ворот. Всем не терпелось двинуться в путь, но Турох не спешил.

— Гусь, вы с десятком идете вдоль реки. Остик, на противоположной стороне относительно дороги уходите в лес на три сотни шагов и двигаетесь попутным курсом. Ну и Берк с остальными по центру, на пару сотен вперед относительно обоза.

Такой расстановкой бойцов, мужчина рассчитывал охватить как можно большую территорию.

Турох был против тащить с собой телеги, народ и прочее, но совет селения решил, что нужно провести гулянья да обмен товарами. Ну, и людям какое никакое развлечение. Даже Бурый со своими железяками пристроился в конец колонны.


Часть 2. Глава 20


— Вон там, — задорно кричал Стиф, указывая клинком в сторону, где прошмыгнула тень зайца. Тим повернул свет лампы в указанном направлении, готовый стрелять, но увидел лишь шатающиеся ветки. Нурмон с досадой выругался.

— Через пару часов уже начнется рассвет, а мы так ничего и не поймали. Так и до Тринда дойдем голодными.

— А далеко еще?

— Если совсем не будем останавливаться, то к вечеру окажемся у самых стен.

— Совсем не получится, — вздохнул Тим. Тащить лампу, два меча и тяжеленную куртку было трудно. Все тело ныло, чесалось, и жутко хотелось искупаться.

— Можно было и не торопиться, все равно они уже пересекли границу.

— Дак чего ты молчал?! — воскликнул Тим.

— Я думал, мы спешим.

— Спешим, конечно, но раз ты за границу с нами не пойдешь, то можно и отдохнуть. Все привал, — скомандовал Румаг, поставив лампу на землю и сев рядом.

Стиф задумался. За эти несколько дней он сильно привязался к парню, и отпускать его одного к двумирянам не хотелось. Заноза, конечно, тоже неплохой, но слишком худ да слаб. Хотя за время путешествия немного поправился и возмужал, непонятно с чего бы это. Оказывается, и среди чужеземных рабов попадаются неплохие парни. Но и пойти с Тимом он не мог. Нужно было что-то срочно решать с проблемами собственного народа, а по сравнению с этим, трудности одного человека всего лишь мелочь.

В крепость пришли голодными.

— Да все у нас теперь не так. Сидим опять все по норам и нос не высовываем. Такие вот дела, — закончил подвыпивший трактирщик, грохнув деревянной кружкой об стол.

— А почему так? — непонимающе спросил Стиф, пытаясь переорать шум полного зала заведения. Новость, что уже второй день все воины приграничья сидят в казармах, не укладывалась у него в голове. Хотя это объясняло, почему двумиряне спокойно разгуливают по эту сторону границы.

— Приказ сверху, до завтрашнего вечера никого не выпускать. Говорят, сам Правящий отдал распоряжение.

— Правящий, — брезгливо повторил Стиф. Что бы ни произошло, во всем есть след действий этого Бранга, — Ну, баню ты мне и моим друзьям можешь организовать?

— Это можно. Парни будут рады, что ты вернулся. Сейчас все будет, — трактирщик поднялся и, шатаясь, пошел куда-то в сторону дверей.

— А тебя тут, похоже, хорошо знают, — сказал Тим, отодвигая уже пустую тарелку.

— Есть такое. Слушай, вас не выпустят через ворота до завтрашнего вечера.

— Но что же делать? Лию увезут уже слишком далеко.

— Есть один вариант. Только вряд ли тебе понравится. Сточные лабиринты.

— Чего? — парню показалось, что он ослышался.

— Когда Румаги строили эту крепость, они учли все, что может пригодиться при длительной осаде. Вот и отходы стекают тут ни куда попало, а в специальные рвы, и трубы. По трубам они попадают в сточные лабиринты и из них в Низинные топи. Ладно, пойдемте, бросим верхние вещи в комнаты, а потом отправимся в бани, там все и обсудим.

Еще в сумерках, как только дошли до Тринда, Тим удивлялся размаху, с которым было построено данное оборонительное сооружение. По словам Стифа, гарнизон насчитывал более пяти сотен человек. Имелись таверна, бани, само собой казармы и многое другое. В общем, при желании, нурмон мог провести тут всю свою жизнь и вполне неплохо. Кроме тех, кто нес службу, было и мирное население. В основном семьи пограничников, так решил называть их для себя Тим.

— Вещи можете оставить тут. К утру вам их простирают, заберёте в…, — проводник замялся придумывая. как объяснить, где находятся подвалы с прачками, но увидев ухмыльнувшегося Стифа, продолжил, — в общем сами знаете где. Пока можете надеть вот те синие робы новобранцев. Отдыхайте.

И худощавый нурмон, служащий, видимо, при банях кем-то вроде управляющего, вышел за дверь.

— Вот, видишь этот слив, он уходит в лабиринт. Там, совершив множество поворотов и, возможно, пройдя через сотни таких же сливов, вода попадает в центральный сток, по которому и уходит в топи.

— А зачем были такие сложности? Почему не сделать нормальный водоотвод?

— Ну, так строилась эта крепость во времена мировой войны с серыми тварями. Чтобы они неожиданно не проникли внутрь, и построили лабиринт. Говорят, в нем до сих пор работают ловушки, сделанные Румагами для того, чтобы никто не проник в крепость.

— А как ты собираешься его пройти?

— Ну, во-первых, с нами Румаг, — Заноза с Тенью посмотрели на Тима, — А во-вторых, у меня есть карта. Как-то во времена былой молодости мы с друзьями бегали через лабиринт, грабить приграничные селения двумирян.

— Они своих рабов крестьянами зовут. И те за них поля обрабатывают, охотятся, рыбу ловят… да вообще все подряд делают. Вот в такие деревушки мы и наведывались. Тут скот утащим, там посевы пожжем…эх, было время. Кроме нас в те лабиринты никто и не совался с тех пор. Здорова, — закончил за нурмона, подошедший вояка. Такой же не очень молодой мужчина как сам Стиф, с клочковатой бородкой и несколькими шрамами на груди.

— Клин, — радостно воскликнул варвар из четверки Тима и похлопал по плечу старого приятеля.

— Что привело столь благородного нурмона в наши края? Слышал, тебя сместил выскочка Грунд?

— Было дело, но я тут не поэтому, — Стиф подмигнул Тиму видя, что у того расширились глаза от только что раскрывшейся тайны. Оказывается, путешествующий с ними нурмон не просто был в составе группы хорминов, защищавших прежнего Правящего, он этой группой руководил. Теперь стало понятно, почему Стиф так опасался погони.

Как ни странно, но над головой усаживающегося на скамью нурмона не было нормального имени, лишь набор цифр.

— Уважаемый Клин, а как много вы слышали из нашей беседы? — негромко спросил Тим.

Мужчина молчал. Даже показалось, что он не расслышал вопроса, из-за постоянного плеска воды.

— Чего это с ним? — спросил Стиф, беспокоясь о давнем товарище почти через минуту. Но увидев, что над головой нурмона загорелась надпись «Клин», Тим поспешил всех успокоить.

— Все нормально, он просто думает.

— Я все слышал, господин Румаг, — тут же ответил Клин, — и мало того, я думаю, что вся эта заварушка по поводу нашего заточения произошла именно из-за вас. А потому, помогу вам выбраться так, как предложил мой друг. Видимо, он, как и я уже, забыл, какие опасности скрывает лабиринт, иначе бы не сунулся туда вновь. Хотя и мне уже осточертело сидеть взаперти на собственной земле. Когда выдвигаемся?

Тим не ожидал такого поворота событий, а потому решил уточнить, что нужно ещё продать некоторые вещи. В итоге договорились встретиться через три часа возле центральной площади.

Как бы ни хотелось посидеть, распариться и отдохнуть, но пришлось поторапливаться.

— Что-то не больно вы похожи на новичков, — прохрипел старый торговец, разглядывая мечи, которые принесли на продажу четыре подозрительных головореза в синих робах. Стиф настоял, что прежнее нательное белье надо оставить якобы для стирки. Тогда их побег обнаружат не сразу. Да и в форме новичков передвигаться по крепости, не цепляя каждый взгляд, куда проще. А нормальный доспех можно свернуть и потаскать пока в руках.

— Ты нам цену называй, — прикрикнул Стиф.

— Сталь отличная, никак далиманское происхождение. По пятьдесят золотых дам за каждый.

— Совсем сдурел, старый, да они не меньше сотни стоят.

Дальше слушать препирательства Стифа с торговцем Тим не стал. Он пошел вдоль рядов с товарами рассматривая всевозможное диковинное оружие.

— Ну, хорошо, вот вам по 77 золотых за каждый, и по комплекту портков нательных. Доволен?!

Тим вернулся как раз к моменту, когда торговец сдался. Было видно, что мужчина не привык к столь долгим торгам. Руки его тряслись, а глаз нервно дергался.

— Вот еще, — Тим бросил на прилавок меч главаря бандитов.

— Пятьсот, — тут же выпалил Стиф, взглянув на сверкающий в свете свечей эфес клинка.

Торговец поднес меч близко к глазам, что-то прошептал, повертел и разочарованно бросил обратно на стол.

— Пустышка. Сталь дрянная с каким-то напылением, с таким не сражаться, а только людей смешить. Десять скипетров, и то только потому что давно искал нечто подобное, чтоб на вывеску приколотить, — уже успокоившись сказал он.

— Пятнадцать, — с воодушевлением начал Стиф.

— Ладно, пятнадцать, — разочаровал его торговец, — давайте все сюда, — сказал он, шаркая ногами в сторону свободного стеллажа.


Уже ближе к ночи, переодевшиеся в боевое снаряжение путники спустились в местную канализацию. Едва люк над их головами закрылся, в нос ударила вонь, а в воздухе повисла гнетущая тишина.

— Ну, что там, Стиф? — спросил Клин, вглядываясь в темноту через плечо друга, который сжимал факел. Как самый опытный боец, бывший глава хорминов спустился первым, за ним Клин.

Когда Тень изъявил желание сопровождать Тима, пока не отплатит ему за спасение жизни тем же, все удивились, но отказываться от помощи опытного воина была глупо, а потому он шёл третьим. Замыкал команду Заноза. Он и закрыл люк, после чего свалился на бетонный пол с большим куском ржавой лестницы.

— Да не видно ничего. Тим, давай свой артефакт.

Все застыли в напряжении, ожидая пока Румаг достанет из рюкзака завернутую в плащ лампу. Нервы были на пределе, и хотелось срочно нормально оглядеться, но едва Тим осветил широкий коридор, как вертеть головой по сторонам стало некогда.


Часть 2. Глава 21


К деревне с названием Староушаково вышли перед закатом. Тактика Туроха сработала, и сейчас он довольный, вместе со своими бойцами, сидел в большом старом доме, который им любезно предложил староста. Остальные тоже разбрелись по друзьям и знакомым. Лишь несколько семей установили на краю деревни большой походный шатер.

— Двенадцать кабанов, семь меховиков и пять куниц. Ну, молодцы! Половину мяса отнесите нашему старосте. Да и нам бы чего-нибудь сварить.

Едва Турох закончил озвучивать свою мысль, как в дверь вошёл сам староста.

— Пойдем, местные с тобой поговорить хотят. Дело у них есть к тебе и твоим ребятам.

Турох поднялся, услышав приятную новость. Хлебать пустой бульон, хоть и с мясом, ему не очень-то хотелось, а где взять то, чем можно его наполнить, вариантов было немного. Да и ребят у него прилично, для Айтаны, считай, маленькое войско. Таких легко не прокормить. Но вот если заключить сделку, да получить крупы в обмен на услугу… В общем, шёл предводитель маленькой армии, светясь словно кот, наевшийся сметаны.

— Плохи дела у нас, воевода, — с порога начал местный староста, — завелась в лесу тварь неясная. Давеча на земледелов напала. Две лошадки загубила да мужиков пяток. Если с теми считать, что от шинитов не вернулись, почитай десяток душ к праотцам отправилось. А как мы в поля перестали ходить, так на кладбище нашем третью ночь тварь та озорует.

— Треть зерна ещё в полях стоит, а ведь зима уже со дня на день придёт.

— Да ремесленники простаивают, ни шкур, ни железа. Боятся люди в лес-то ходить.

Мужики, сидящие за столом, стали вываливать все свои проблемы, будто перед ними не воин, обучающий пару десятков выбранных подростков, а самый что ни на есть Даар.

— Стоп, — громогласно проревел Турох, хлопнув ладонью по столу, — от нас-то чего хотите?

— Видишь ли, мил человек. Побороть бы чудище проклятое, глядишь и решились бы проблемы наши, — пролепетал староста, после того как все замолчали.

— А что за тварь-то, впервые такие приметы слышу, — не стал кривить душой Турох. Отправлять ребят на убой не хотелось, да и самому еще пожить надобно. Хотя бы до прихода варваров, чтобы отомстить за Таману.

— Да мало ли их по лесам нашим бродит, и мы не встречали раньше этакого, — пожал плечами староста, а все остальные мужики согласно закивали.

— Ну что же, попробуем помочь мы вашему горю. А вы нам крупы дайте, чтоб поужинать перед охотой непростой.

— Так ить что, прям ночью и пойдете? — испуганно спросил один из мужиков.

— Ну а где нам по вашим полям днем бегать искать чудище это? Мы ведь не просто так мимо прогуливались. Ждут нас.

— Чага, накорми спасителей наших. Не жмись.

— Да где же нам такую ораву накормить, — вскинулся мужичок, который больше других переживал за зерно.

— Если мы ту треть с полей не соберём, всё одно с голоду пухнуть будем. А так какой никакой шанс. И не спорь, — непонятно откуда взявшимся властным голосом сказал староста деревни.

На этом и разошлись. Чага тут же побежал за крупой, а Турох направился к общей палатке. Где-то там был Бурый. Немного навоюешь с деревянными стрелами да редкими ножами.

— Я с вами пойду, — заключил кузнец, выслушав рассказ Туроха.

— Да я не против, ты скажи, сколько у тебя мечей есть, чтоб нам на время дать. Убьем тварь и вернем, — смущаясь, проговорил Турох. Не любил он торговаться, а тем более выпрашивать.

— Да мечей двадцать дам, только мне какая польза? Что ты со старосты их за помощь попросил?

— Так я это, у них вроде, как и нет ничего. Сами впроголодь живут, зерно вон опять же не убрано стоит, — окончательно стушевался бывалый воин.

— Ну, ты меня прям поражаешь, — удивился Бурый, — ты хоть знаешь, что у них бронник есть. Он из шкур кирасы делает, которые потом твои шиниты с руками выкупить готовы. Да и кузнец имеется, стало быть, один-два меча тоже найдутся. А кто из наших с тобой при разговоре том участвовал?

— Так староста наш меня туда и привел.

— Уж этот-то свое с них поимеет. Ладно, ступай, да ребят ко мне пошли. Дам я вам мечи, но смотри, чтоб все до единого вернули. А в наградах после дела разберемся.

Турох шёл в избу и удивлялся. Вроде совсем недавно Бурый был его подопечным. И, скажем так, не ахти каким. Двух слов связать не мог. Меч держал словно палку, да все норовил как молотом ударить, а поди ж ты. Полгода не прошло, а он вырос раза в два, рассуждает как купец, а мечи…

Знал Турох, что Тим откуда-то кузнецам железо раздобыл, но чтоб столько. Двадцать мечей. Да если они такого качества как тот, что Бурый Туроху вручил недавно, со словами мол потом сочтемся… это же целое состояние. И на кой он их все с собой тащит, все равно нет столько золота ни у кайрийцев, ни у скарталлей, чтоб кто-то себе мог хоть один позволить. Да и не любят они на золото торговать, все больше обмен в чести. А вот Бурый упёрся, что Тим велел только за монеты продавать. «Эх, и жив ли он вообще, этот удачливый мальчишка», — подумал Турох, заходя в избу.


В ясном свете луны небольшое кладбище было как на ладони. Окружив его со всех сторон, три десятка воинов ждали, когда объявится неизвестная тварь.

Обычные деревянные щиты, заострённые полутораметровые колья вместо копий и отличнейшие мечи не позволили бы врагу определить насколько грозную силу представляют эти ребята, но Турох знал. Он понимал, что байки, которые его воинам с детства рассказывали бабки, чтоб ночью они по глупости не сбегали в лес, да местные страшилки про чудовище, разрывающие могилы, все это подрывало боевой дух ребят, поэтому надежда была только на личный пример командира.

Вот и стоял сейчас Турох одинокой фигурой меж покосившихся деревянных крестов. Крупные следы от когтей, изученные еще при свете заката, явно давали понять, что существо огромное. Тропа, на которой разместился суровый, но спокойный воин, была облюбована монстром по непонятным причинам, но то, что тварь ходила всякий раз одним и тем же маршрутом, сейчас было на руку ночным охотникам. Турох знал, откуда придет опасность, а потому замер в ожидании. Ждали и остальные.

Прислонившись к березе, Бурый нервно выглядывал на тропу, сжимая рукоять огромного молота, упертого в землю. В любой момент он был готов броситься на выручку своему бывшему наставнику. После ежедневной изнуряющей работы в кузнице, путешествие казалось ему обычной прогулкой, а потому энергия переполняла молодое тело. В последнее время по утрам он чувствовал необычайную лёгкость и всякий раз возрастающую силу. Пусть изготовление мечей и давалось ему всё проще, но вечером он приходил в дом затемно и устало падал на жёсткую кровать. Такой подход давал свои плоды. Клинки стали получаться куда лучше, чем первые, а темп изготовления возрос настолько, что скоро придется забирать часть железа, оставленного отцу.

Выглянув в очередной раз на скучающего на тропе Туроха, Бурый замер прислушиваясь. Ему показалось, что где-то за спиной хрустнула ветка. Через секунду хрустнуло снова, совсем рядом. Не став дожидаться дальнейших событий и не оборачиваясь, он дернул молот, словно бросая к соседней сосне, и, не выпуская рукояти, прыгнул за ним.

Тяжелое оружие придало телу ускорение, от чего прыжок получился нереально длинным. Бурый буквально пролетел шагов пять, как раз вовремя, потому что в ствол дерева, за которым он прятался, врезалась огромная тварь. В прыжке она пыталась достать, сверкнувшими в свете луны когтями до тела парня, но тот отпрыгнул настолько неожиданно, что атака существа не увенчалась успехом. Услышав треск ломающегося дерева, Бурый с силой махнул молотом, разворачиваясь на месте. Тварь к этому моменту тоже пришла в себя и как раз потянула левую лапу к человеку. Словно по наковальне молот ударил по протянутой конечности, от чего существо взревело и метнулось в сторону, одним прыжком очутившись на тропе возле Туроха.

Опытный воин среагировал моментально, хоть и ждал нападения с иного направления, он, не задумываясь, взмахнул клинком, норовя с оттяжкой проехать по шее животного. В темноте существо больше всего напоминало медведя, только вот вместо шерсти костяные чешуйки. Удар был такой сильный, что руку тут же отсушило, а клинок жалобно звякнул. Но, к счастью, не сломался. Само же существо не получило видимых ранений и тут же переключилось на столь дерзкого нового воина. Да так, что через секунду уже Туроху пришлось уворачиваться и отбивать в сторону неожиданные взмахи лап, увенчанных острыми когтями. Запнувшись о корягу, воин упал, в полете отбивая очередной выпад существа.

Тут же со всех сторон налетели его десятки, тщетно пытаясь пробить чешуйчатую шкуру твари. Та закрутилась, едва не наступив лапой на Туроха, благодаря чему, он заметил, что подмышки существа покрыты черным мехом, а не чешуей. Не задумываясь о своей безопасности, он использовал единственный шанс и вонзил клинок под левую лапу. Не встретив особого препятствия, меч вошёл на всю глубину. Существо яростно зарычало, обдав воина смрадом разлагающегося мяса, взмахнуло лапой, отправляя Туроха в далёкий полет, и повалилось на бок. Беспрестанно размахивая лапами, оно то и дело норовило встать до тех пор, пока Бурый не вколотил клинок окончательно, попав молотом по рукоятке. Тварь дернулась в последний раз и затихла.


Часть 2. Глава 22


— Ложись! — проорал Тим, и практически не целясь в очередной раз выстрелил фаерболом в толпу набегающих мутантов. Полутораметровые белокожие твари лезли, казалось, из всех ответвлений. Едва он осветил невысокие своды широкого коридора, как со всех сторон через проходы в стенах стали выскакивать эти существа. Где-то по одному, где-то парами. Длинные когтистые лапы то и дело разлетались в стороны, отсекаемые острыми мечами.

Нацелившись в последнюю группу из трех обезумевших мутантов, парень крикнул «разряд». Вдруг появившаяся из ниоткуда молния, успокоила эту шумную компанию.

— Стиф, нас тут сейчас всех перебьют! — заорал Тим, заметив, что наступило небольшое затишье. Он знал, что спустя пару минут начнется новая волна и придется тратить драгоценные заряды. Кроме того, Клин уже заметно прихрамывал, подволакивая раненую ногу.

— Надо выбираться, как вы в прошлый раз проходили?

— Да не было тут такого в прошлый раз, — нервно ответил Стиф, с грустью глядя на обломок лестницы, висящий слишком высоко над головой, — мы тогда таких максимум штук пять за всю дорогу встретили.

— Может покричать, — спросил Тим, глядя в том же направлении.

— Там люк и кладка кирпичная. Да нас быстрее эти твари услышат, — ответил Стиф.

— Уже услышали. Слева пятеро, — негромко проговорил Тень за секунду до того, как с указанного направления вышли монстры.

— А что именно тут все-таки было в прошлый раз, — спросил Тим и выпустил только что восстановившийся фаербол.

— Да не знаю я. Темно тут было, — уже не мог сдержать эмоции Стиф. Огненный шар, пролетев пару десятков метров, врезался точно в цель. Две твари разметало на куски, а три упали на пол, пытаясь сбить охватившее их пламя.

— Точно, темно, — заорал Тим и бросился к приставленной к стене лампе, на ходу вытаскивая плащ. Едва тоннель погрузился во мрак, как из того же ответвления, откуда пришли прошлые пять тварей, вышло еще две. Их корявые угловатые фигуры казались страшнее в пляшущих бликах догорающих собратьев. Существа остановились, вертя головами.

— Надо добить, пока огонь совсем не погас, — сказал Стиф и шагнул им навстречу, поднимая меч.

Сделав пару вымеренных движений, он снес лохматые головы и вернулся назад. Тим к этому времени обвязал лампу так, что лишь тонкий луч выбивался из-под плаща.

Стиф поднял артефакт и быстро пробежался световым пятном по сторонам. Все было тихо.

— Ну что, веди нас, Сусанин, веди нас, герой, — нервно ухмыльнулся Тимур.

— Что? — не понял Стиф.

— Куда говорю идти?

— Давай за мной.

Двигаться в полумраке стало труднее, но поток тварей и правда иссяк. За следующие двадцать минут скитаний по различным коридорам, произошло всего три быстротечных стычки. И вот когда Тим уже расслабился, привыкнув к размеренному передвижению и шуму протекающей где-то воды, Стиф внезапно заорал «ложись». Словно годами слаженная команда все распласталась на брусчатке. Послышался приближающийся свист, и по спине прошелся холодок.

— Что это? — удивленно закричал Тим.

— Ловушки древних, — напряженно ответил Стиф, когда свист и ветер затихли.

— Поднимайтесь.

Он повернул луч лампы в ту сторону, где оборвался шум. Под потолком на ржавых цепях зависла глыба льда, с торчащими во все стороны шипами. Как этот огромный кусок замороженной воды не таял при постоянной плюсовой температуре, для Тима было загадкой.

— Поспешим, иначе нам не успеть пройти до утра. Очень хотелось бы взглянуть и на остальные ловушки, а не как в прошлый раз полагаться лишь на слух, — поторопил всех Клин.

Едва прошли несколько метров по новому ответвлению, как Стиф опять прокричал команду «ложись». Над головой что-то засвистело и застучало, словно Тимур вернулся на войну.

Когда спустя два часа Стиф в десятый раз устало крикнул «ложись», парень понял, почему этот опытный воин всегда падал на землю в любых непонятных ситуациях. Чего только не пролетало над ними за относительно короткий промежуток времени. Однажды, Заноза замешкался, и волосы ему подпалило краем струи огня.

— Осталось совсем немного, — сказал Стиф, увидев воткнутый в стену горящий факел. Тим даже не стал удивляться, что спустя много лет этот деревянный предмет, обмотанный с одного конца черными смолянистыми тряпками, не прогорел и не затух. Шагая за нурмонами, он в точности как они переступил порог, находившийся на краю светового пятна факела. Через пару секунд, сквозь постоянное журчание центрального сточного канала послышался тихий щелчок. Резко остановившись, Тим обернулся и увидел, что Заноза не стал перешагивать, а просто наступил на порог и тот, словно, не имея под собой опоры, ушёл вниз. Стиф с Клином прошли немного дальше, прежде чем услышали нарастающий гул. Тим успел разглядеть, что варвар привычно падает на пол, крича «ложись», прежде чем между ними вдруг выросла кирпичная стена. Она просто сдвинулась, открывая новый проход и отсекая удивленных нурмонов от остальной группы.

— Стиф! — заорал Тим, пытаясь проверить насколько стены толстые. Он надеялся, что если тут все как в современных ему новостройках, то можно попробовать пробиться на ту сторону. Но ответа не было. Заноза стоял, виновато повесив голову, а Тень был как всегда невозмутим.

— Ну что, куда пойдем? — спросил Тим, вытаскивая факел из крепления на стене.

Далиман махнул головой в открывшийся проход, который также шел с небольшим уклоном куда-то вниз. Едва Румаг шагнул внутрь, освещая узкий коридор, как выскочило сообщение:

«Обнаружен скрытый вход в задание: «Лабиринт смерти».

В течение 24 часов необходимо найти выход из подземелья. Принять?».

— Да, — сказал Тим, решив, что обратного пути все равно уже нет.

Вскоре узкое ответвление канализации нурмонов вывело воинов в большую круглую пещеру с глубоким колодцем в центре.

Тим осмотрелся. Во все стороны вели такие же ответвления как то, из которого они только что вышли. Быстро проверив каждое, выяснили, что все они поднимаются вверх и не имеют каких-то особенных отличий.

Выбирая направление, в котором следует пойти, Тимур вспомнил, что в прошлой жизни видел фильм, где герои спаслись, следуя за движением воздуха. Если есть сквозняк, значит где-то есть вход и выход. Но теория развалилась, когда выяснилось, что во все тоннели воздух только уходит.

Еще раз обойдя все тоннели, он заметил рядом с каждым иероглифы. Точно такие же обнаружились на каменной кладке вокруг колодца. Лишь один камень, с иероглифом именно того коридора, из которого вышли путники, лежал на земле, выбитый со своего места. «Хм, легкотня», — подумал Тим и вставил камень на место. Иероглифы вспыхнули, кладка стада монолитной, и вновь все погасло.

«Раунд 1».

Возникла неожиданная надпись.

— В центр, — скомандовал Тим, выхватывая меч. Едва путники встали спина к спине, всматриваясь в полумрак, надпись погасла, а со всех сторон, к ним устремились сотни крупных пауков. Румаг пожалел, что истратил ускорение в начальной битве, еще у спуска в канализацию. Приходилось работать мечом без остановки. Краем глаза он заметил, насколько быстро двигается Далиман, и лишь позавидовал ему. А вот Заноза явно отставал. Несколько раз, мелкие противные твари цапнули его за ногу, от чего штанины окрасились в кровавый цвет. В остальном обошлось без потерь. Когда бой был окончен, пол покрывал толстый слой из множества тел и лохматых лапок.

«Раунд 2».

Появилась знакомая надпись и тут же пропала.

— Приготовились, — сказал Тим запыхавшимся спутникам. На этот раз времени до появления первой черной лохматой твари прошло больше. Тим даже подумал, что дальше ничего не произойдет, когда из тоннеля показалось первое существо. Чуть больше овчарки, с такой же мордой, но бугрящимся от мышц, нереально изогнутым телом, оно легким шагом вышло из темноты. Следом показалось еще и еще. Тим активировал интерфейс и прицелился. Словно по сигналу твари бросились на людей. Всадив фаербол, а следом разряд, Румаг бросил факел в пасть ближайшего существа, благо света от горящих после огненного шара останков хватало, чтобы без разбору крушить налетающих адских созданий. Клыки одной особо проворной твари сомкнулись на предплечье, меч выпал, но Тим успел выхватить метательный нож и воткнул его в бешено горящий глаз хищника. Тот с воем разжал пасть, а парень упал под ударом лап следующей бестии. Он тщетно шарил рукой, выискивая меч, когда тварь победоносно завыла. В этот момент меч далимана снес высоко задранную звериную голову. Бой был окончен. Тим огляделся, стараясь не упасть, подобрал меч и подошёл к тому месту, где раньше стоял Заноза. Откинув тушу монстра с торчащим из спины лезвием меча, помог товарищу подняться. На ногах худой и израненный парень хоть и плохо, но всё-таки устоял.

«Раунд 3».

Возникла вполне ожидаемая надпись.

— Хватит, — заорал Тим, но ответа не последовало.

Пламя уже почти догорело, когда из коридора, задевая боками стены, вышло существо, похожее на медведя. Только вот шерсти не наблюдалось. Под абсолютно черной кожей перекатывались все те же груды мышц. Глаза твари вспыхнули двумя красными огоньками, когда останки прошлой волны перестали гореть. Тим прицелился ровно между двух огней, судорожно считая секунды до перезарядки. Вдруг в темноте вспыхнула ещё пара глаз, и ещё, и ещё. Парень попятился, почувствовав, что упёрся пятками в каменную кладку. Осознав, что выжить в этом раунде не удастся, Тим принял решение.

— В колодец! — заорал он, тут же выстрелив с двух рук. Заметив, как внутрь колодца метнулся Тень, прыгнул следом, ухватив за шиворот и увлекая за собой Занозу.

— Туда, — выныривая, услышал Тим голос далимана. Протерев глаза, и сам увидел, что на одной из стен очередной пещеры, в которой они оказались, светится проход. Плыть было недалеко, а потому, не выпуская из рук ворот куртки Занозы, Тим всё-таки добрался до изломанных древних ступеней, поднимающихся из воды к арочному входу кирпичного тоннеля. С трудом выбравшись, вместе с Тенью затащили Занозу, уложив того на ровный пол. Парень не дышал.

Перебросив бессознательное, чуть синюшное тело через колено, лицом вниз, Тим надавил на спину несчастному товарищу. Но это не помогло. Вспомнив институтские уроки, на которых почему-то не рассматривали случай, когда спасаемый без языка, Тим сунул ему пальцы в рот. Казалось уже погибший Заноза, пришел в себя, закашлялся, заливая пол водой, которая накопилась в лёгких за время внезапного плавания.

— Тиим, — неожиданно взволнованно произнес Тень, — иди сюда, ты должен это видеть.


Часть 2. Глава 23


— Это что еще за тварь? — спросил Турох, и сплюнул наполнившую рот кровь. Грудь горела огнем, из бедра торчал деревянный осколок, отколовшийся от неизвестного креста. Выдергивать глубоко засевшую щепу он не стал, опасаясь кровопотери, а потому стоял, опершись на пару бойцов родом из Усть-Укара. Несмотря на то, что последние месяцы тренировались все вместе, восемь деревенских парней первыми пришли в себя и помогли воеводе подняться.

Остальные молодые воины замерли, окружив убитое существо, над телом которого присел Бурый.

— Я не знаю, что это за тварь, — сказал он, — но вот броня у нее отменная. Посмотри сюда.

Кузнец указал на остроконечную широкую голову, покрытую треугольной роговой пластиной.

— Я уже раз пять ударил по этой штуке молотом, а она даже не треснула. Думаю, если удастся отделить ее от черепа, то получится сделать неплохой щит.

— Скажешь тоже, такую громадину потаскай-ка — махнул рукой Турох, снова сплюнув кровью.

— А вот чешуя отлично подойдёт для укрепления кирасы. Ее даже сейчас мечи не берут. Парни вон сколько раз рубанули, а ни царапины. Или ты, воевода, планируешь опять с варварами биться в простой охотничьей куртке?

— Сталь всё-таки была бы лучшей защитой в этом деле, а так… да чем тебе куртка-то моя не угодила, — озадаченно взглянул на Бурого Турох.

— Да тем, что второй раз тебе все внутренности переломало. А если у деревенских нет знахарки, что тогда делать будем?

— Что-нибудь придумаем, давайте лучше убираться отсюда, — махнул рукой Турох.

— Только тушу с собой надо прихватить, — поспешил заметить кузнец, уж больно ему приглянулся трофей ночной охоты.


Утро выдалось хмурым, но дождя не было. Ногу вдруг пронзила адская боль и Турох, дернувшись, открыл глаза.

Что-то шепча у его кровати, стояла старуха в черном балахоне.

— Тебе чего, старая? — отодвинулся вплотную к стене мужчина.

— Глаза змеи тебя излечат, но далеко не убежишь. Приклони колена пред Дааром, да наградит он тебя силой обжигающей. А не согнешь спины, преломит словно лучик, и канешь во тьму.

Начав свою речь низким зловещим тоном, к концу неясного послания бабка перешла на скрипучий, старушечий голосок и мерзко захихикала.

Взяв из миски комок липкой, грязной субстанции, она плюнула на него и ловко залепила кровавую рану, откуда выдернула кусок древесины. Турох зашипел, сдержав крик боли.

— Пойди прочь, — взмолился он, еле сдержав желание отшвырнуть бледную бабулю подальше от кровати.

— Зря ты так с ней, — раздался из темноты молодой девичий голос, когда бабка вышла за дверь избы.

— Ты еще кто? — прорычал Турох, вздрогнув от неожиданности.

— Ученица я её, — вышла на свет молодая, но такая же бледная девушка. Лицо ее, со впалыми щеками и заострённым носом было покрыто черными татуировками, которые резко контрастировали с белой кожей.

— Откуда взялись только. Чего она мне в рану напихала? — мужчина поморщился, почувствовав жжение.

— Смола, травы. Ничего необычного. Были бы Яры — я бы могла тебя подлечить, а так… Только время теперь поможет, хотя я смотрю не так уж и много его.

— В смысле? — не выдержал Турох. Вся эта ситуация начала его раздражать.

— В смысле я умею лечить, только вот Яр мой иссяк.

— Так бывает? — удивился Турох.

— Бывает, — грустно ответила девушка и направилась к дверям.

— Постой. На вот, — раненый воин достал из-за пазухи мешочек с двумя небольшими камнями, которые ему оставил Тим. Увидев, как заблестели глаза у молодой лекарки, тут же добавил:

— Они не мои, не обольщайся. Подлечишь меня и вернешь. О награде со старостой поговорим. Половину того, что он мне даст — твое.

— Ну, хорошо, — легко согласилась девушка и хитро улыбнулась.

— Давай уберем эту дрянь, — проговорила она, взяв тряпку из миски с водой.

Турох снова зашипел и закрыл глаза, когда ловкие пальчики оторвали комок грязи с его ноги.

— Вот и всё, — сказала девушка, бросив на стол рядом с миской два пустых Яра.

— Грудь ещё немного поболит, но вскоре пройдет. Слишком маленькие камешки.

— Какие уж есть, — парировал Турох, убирая Яры в мешочек на шее, нога была цела, а вот грудь и правда болела, хоть и намного меньше, — спасибо тебе.

— Спасибо в карман не положишь, пошли уже к старосте, а то мы спешим, — девушка хихикнула. Турох поежился, услышав этот смешок, так похожий на смех старухи, что вышла на улицу ранее.

Дом старосты был опять полон. За столом сидел все тот же состав, да еще Бурый. Когда Турох зашёл вместе со своей спутницей, никто ничего не сказал, лишь удивлённо посмотрели на колоритную пару.

Воин сел на общую лавку, а девушка придвинула табурет, стоящий у двери. Места рядом с мужчинами ей не хватило.

— Говори, Чага, — староста глянул на уже примелькавшегося Туроху мужичка.

— А что говорить? Правду гласит молва, что чудище мало, да страх велик. Хватило бы и пары крепких мужиков, чтоб с таким справиться. Зря земледелов послушали. Сами бы упокоили, а мы таких великих воинов от дела отвлекли.

Турох нахмурился. Он ожидал, что много взять с небогатого поселения как их собственное не получится, но такого поворота не предвидел.

— Чего ж сам не пошел? — хмуро пробасил Бурый.

— Так кто ж знал, что там и не чудище вовсе, а не пойми кто. Медведей мы и сами убивали не раз, а тут не намного больше. Голова только здоровенная. Вот, видать, и напугались наши селяне.

— За добро добром отплатить все равно надобно, — сказал местный староста, откинувшись на единственном в доме стуле.

— Отплатим, а как же, — сказал Чага, и остальные мужики забубнили и одобрительно закивали.

— Пусть тушу, что приволокли, забирают. Ну и зерна им на обратном пути телегу дадим. Теперь собрать все успеем, так что зиму проживем, — договорил свое слово местный счетовод и сел.

— Устроит такой расчет?

— Нет, — поднялся Бурый, — мы там все жизнью рисковали, и лишь благодаря воеводе отделались малой кровью. Между прочим, его кровью. А вы хотите горстью зерна откупиться, да еще трофеем, который и так наш?

— Не такой уж и страшный этот ваш трофей. А зерно тоже собрать да вырастить надо. Говори Турох, что ты хочешь? — староста перебил Бурого, показывая, что не будет считаться с его мнением.

— Нам нужны доспехи, стрелы, клинки. Я ребят научу, как убивать, как обороняться, но без перечисленного все не имеет смысла. Битва с варварами будет. Неважно на их или на нашей земле, но мы должны победить. И эти парни будут проливать за вас, за ваших жен и детей свою кровь, я не прошу ничего для себя, но если вы дадите что-то из перечисленного этим ребятам, то мы будем в расчете.

— Жен своих мы и сами защитим, — нахмурился староста.

— А чего ж ты не золото сразу просишь? Ты же знаешь, что железа во всей Айтане не сыскать. Лишь шиниты со своими шахтами могут себе позволить разбрасываться им. И те продают, между прочем, дешевле, чем ваш Бурый. А с нас за убийство паршивой собаки хочешь сталью взять? — взвился Чага.

Тут не выдержала лекарка.

— Собаки? Да вы хоть знаете, что бы было с вашей деревней, если бы эти вои не одолели макарý? Питаясь трупами и костями ваших усопших, оно росло. А когда иссякло бы кладбище, пришел бы и ваш черед. Тогда отбитыми внутренностями вы бы не отделались. А ты, жалкий пес, спишь на золоте, а за спасение жизни жалеешь клинок отдать? — ткнула пальцем в сторону Чаги разъярённая девушка.

— Да кто ты такая? — заверещал в ответ тот, вскакивая.

— Я та, кто выпьет твою душу без остатка, коль будешь мне перечить, ты умрешь, — голос девушки оказался неожиданно громким и властным, — Отдашь… четырнадцать золотых монет, и семь вернутся вскоре. Не скупись, глупец.

Последние слова девушка проговорила спокойным голосом, обращаясь к старосте. В повисшей тишине, даже от спокойного ее голоса, по спине Туроха пробежали мурашки.

— Мы уходим. Утром встретимся в лесу, — обронила она напоследок, обращаясь к Туроху. Тот кивнул, и громко чеканя шаг черными сапожками, странная незнакомка удалилась.

Первым прервал молчание местный староста.

— Турох, а это кто?

— Я думал это ваша лекарка, — удивленно ответил воевода, — они с бабкой приходили меня лечить.

— У нас нет ле-к-арей. Да и Яров уже много лет не видели в наших край-ах. Я бы знал, — заикаясь проговорил Чага. Он не понимал, как незнакомка прознала про имеющиеся в их казне 84 скипетров, но не на шутку перепугался.

— Может это была Мафдет? — закончил он.

— Может быть, — задумчиво почесал подбородок староста, — Ну так что, мы договорились? 84 монеты, зерно и туша?

На службе у шинитов Турох тоже слышал рассказы про старуху правосудия, которая может обращаться в прекрасную девушку, и мстить тем, кто задумал или совершил обман. Судя по всему, местные тоже знали эту легенду, а значит, больше у них выторговать не удастся.

— Договорились, — сказал Турох, понимая, что и на это не рассчитывал, когда пришел торговаться.

Лишь староста Усть-Укара вздохнул, понимая, ему в этой сделке ничего не перепадёт.


Часть 2. Глава 24


Тим стоял перед большой каменной дверью, перекрывающей проход.

— Что будем делать? Назад нам не залезть, — монотонно произнес далиман.

— Надо открывать. Видишь вот эти иероглифы, ищем такие же на самой двери, — Тим знал, как действуют такого типа секреты. Только вот иероглифов оказалось не пять, а десять. По количеству пальцев на отпечатках рук, расположенных с двух сторон от проема. Причем обе были правые.

Время шло. В подрагивающем свете двух факелов, воткнутых над дверью, Тим с Тенью искали необходимые значки, начертанные тут в огромном количестве. Когда осталось отыскать лишь один, дело застопорилось. На помощь пришел Заноза, который до этого сидел у кромки воды. Тим даже подумал, что парень окончательно свихнулся, но тот вдруг поднялся, оглядел дверь и ткнул мечем в самый верх. В указанном направлении обнаружился десятый знак.

Тень подсадил Тима и тот вдавил необходимый символ внутрь каменной двери. Заодно прихватил горящий факел.

— Теперь прикладываем руки к отпечаткам. И лучше отойти в стороны, — добавил Тим, оглянувшись на печально замершего Занозу.

Предосторожность оказалась излишней. Негромко зашипев, дверь поднялась вверх и резко остановилась. Открывшийся зал был небольшим. В центре стояла статуя далимана, в кожаных доспехах и с высоко поднятым топором. У ног трёхметрового исполина горело две свечи, а у противоположной стены обнаружилась разбитая арка. Выхода из помещения не нашлось.

— Это же Трок, — восхищенно глядел на статую Тень. Тим впервые заметил на его лице целую гамму эмоций.

— Кто такой? — спросил Тим, останавливаясь перед статуей. Судя по всему, в комнате никого не было давным-давно, а свечи горели, кажется, перестав плавиться, едва истаяв до половины. Тим дунул и одна свеча погасла.


— Ты что, не знаешь? — удивился далиман, — Это же величайший из древних, лишь благодаря ему выжили далиманы.

А перед взором Тима возникла надпись:

«Открыта новая локация: «Мост в Фивион».

Доступно задание: «Последний завет».

Основные цели: не дать врагу захватить мост, спасти Фивион».

— А ты случаем не знаешь, что за Фивион такой? — спросил Тим.

Несмотря на то, что каждое новое задание приносило много полезного, соглашаться, не зная на что, не хотелось. А ну как опять попрут твари со всех сторон, а тут даже намека на выход нет.

— Фив? Это наш дом. Город, в котором живут все далиманы, — удивился Тень.

— И от чего его нужно спасать?

— Э-э-э… не знаю. От двумирян? — напрягся Тень.

— Возможно. Ладно, принять, — согласился Тим, и мир вокруг погас.


— Тревога, — вдруг заорал кто-то. Тим открыл глаза и огляделся. Кругом с кроватей вскакивали краснокожие воины и в спешке облачались в броню.

«Пропустить обучение: Да\Нет?»

— Нет, — сказал Тимур, вспомнив как в прошлый раз чуть не погиб, поторопившись и перескочив учебу.

— А ты кого ждешь, увалень?! — прокричал у него над ухом подбежавший Трок.

От неожиданности Тим подскочил. Почему-то вспомнив начало своей службы в армии.

К счастью, меч и одежда оказались родными, да и тело, судя по всему, то же самое.

Быстро снарядившись, парень двинулся вслед за остальными солдатами…

«Чертовы тренировки», — думал Тим, опершись на деревянные грабли и рассматривая мозоли на пальцах. Перчатки спасали от ударов тетивы, но защитить пальцы не смогли. Слишком велика была нагрузка. Сколько суток длилось обучение, уже было не сосчитать. Похожий один на другой, дни слились в бесконечную череду тренировок и испытаний. Он много раз пожалел, что не согласился пропустить их, когда в первое же утро возник вопрос об этом. Теперь такой возможности не было. Наверняка Лию увезли уже очень далеко, ведь казалось, что прошло больше месяца. Утренние пробежки и стрельба из луков, собранных из рогов и стальных пластин, перед обедом были лишь лёгкой разминкой. Первые дни Тим оставался вовсе без этого приема пищи, не успевая собрать лук до самых стрельбищ, но вскоре, запомнил, как это делают другие и перестал отставать. Теперь же, лук собирался на автомате за несколько минут, а за обедом он мог перекинуться парой фраз с сослуживцами.

Обычные цифры говорили неохотно, поэтому пришлось дать им имена.

Вильгельм и Робин поведали своему товарищу много нового. Экскурс в историю был увлекательным, но больше всего парни пригодились, когда на пятые сутки, после обеда, всех отправили на баллисты. Тим даже расстроился, ведь у него только начало получаться стрелять из тяжёлого, слишком тугого лука.

Рука, раненая в сражении с тварями у колодца, уже заросла, и теперь спустя двадцать с лишним дней он мог стрелять из боевого лука без промаха, минут тридцать бегая по полосе препятствий, и выпуская при этом в среднем по 400 стрел на круг. Сменные колчаны подавал один из парней. На следующем круге уже Тим служил ему подавальщиком.

Баллиста тоже стала слушаться, и вчера он был удостоен чести стать командиром своей группы по обслуживанию одного из четырех огромных арбалетов, водруженных на стены крепости неизвестными мастерами. Отстрелялась вверенная ему группа на отлично. Первыми разметав по полю за рвом семь приготовленных стогов сена, они не потратили ни одного снаряда впустую. Парни даже заржали, когда соседняя команда, истратив все десять выстрелов, так и не поразила две из своих мишеней. Это значило, что ребятам, которые стояли с Тимом, придется собирать всего пять больших куч сена, разбросанных соперниками. В то время как проигравшим предстоит сгрести на место все семь.

«Обучение завершено», — возникла долгожданная надпись, сменившись следующей: «желаете повторить?»

— Нет, сохрани меня Даар, — воскликнул Тим. И надпись пропала. Вместе с ней моргнул и мир.

Словно по желанию злого волшебника сменились декорации. На поле спустились сумерки, ров оказался засыпан неизвестно откуда взявшимися булыжниками, а копны сена заменены на толпы разъярённых тварей. На этот раз абсолютно черных. Ряды этих существ были настолько плотными, что казалось, будто к стенам цитадели волнами приближается море.

— Приготовились, — заорал стоящий посреди площади в центре города высокий далиман. Сотни воинов, сжимающих огромные луки, легли на спину и уперев ступни в специальные выемки на древках своих орудий, двумя руками потянули за толстые нити, взводя луки. Тут же стоявшие рядом парнишки наложили им на толстые тетивы по стреле, которые Тим вначале принял за маленькие копья.

— Огонь, — раздался крик командира, и стрелы-копья взмыли в воздух.

— Огонь, — повторил старший из лучников, что двумя плотными рядами застыли на стене и следом за копьями в воздух взмыли обычные длинные стрелы. Небо почернело окончательно. Тим не стал мешкать и прицелился баллистой в то место, где, по его мнению, в следующий момент окажется наиболее плотная куча тварей. Едва Трок, стоявший за спиной Тима, прокричал огонь, Робин выбил скобу, удерживающую натянутой тетиву. Четыре огромных снаряда полетело в редеющую толпу тварей.

Алгоритм повторился еще три раза, прежде чем часть лучников перешла ближе к стене, поливая градом стрел подступившую толпу. Заметив, что далеких мишеней остались единицы, Трок отдал приказ покинуть баллисты и помочь лучникам.

Одну за другой, Тим выпускал стрелы, по взбирающимся по стенам существам. Острые, словно стальные когти пронзали кладку, втыкаясь между блоками.

— Лучники, отступить, — скомандовал Трок, заметив, как наверх выскочила первая тварь, удачно пронзив глазницу командира лучников, — мечники, вперед.

Отдав последний приказ, мужчина бросился на тварь, словно кукол расшвырявшую десяток замешкавшихся лучников. Топор звенел тревожным колоколом, натыкаясь на черные когти существа. Тим попробовал активировать одно из своих умений, но ничего не произошло, словно ни фаерболов, ни замедления никогда не было. Тогда он вскинул лук, прицелился и выстрелил, метя в глаз бестии. Но та увернулась, в последний момент среагировав на опасность. Этого хватило Троку, чтобы отсечь передние лапы, а потом и голову прыткого создания.

— Спасибо, — только и успел сказать он Тиму, прежде чем на стену выскочила следующая тварь. За ней вторая, третья…

Тим давно бросил лук бесполезный после того, как кончились стрелы, и безостановочно разил врага мечом.

Плохо защищённые лучники не успели уйти со стены, и погибли полным составом. Тим, рубясь плечом к плечу с Троком, прикрывал отход горстки мечников, спускающихся все ниже по узким коридорам цитадели. Бой был проигран.

— Куда мы идем? — спросил Тим, не понимая, как выбраться из этого задания. Умирать совсем не хотелось. В голове было столько планов, и смерть не была их частью.

— Телепорт. Это единственный шанс спастись, но он не должен попасть в лапы тварей, иначе они проникнут в Фивион! — прокричал Трок, готовясь, что твари вот-вот сломают очередную дверь и хлынут в зал.

Тим огляделся. Это была та же огромная пещера с колодцем посередине, где он с Занозой и Тенью отбивал толпы пауков и другой живности. Сейчас один за другим мечники спрыгивали в колодец, из-за чего образовался затор.

— Я сломаю арку моста, когда последний из выживших уйдет. Надеюсь успеть. Главное спрятать рунный элемент до того, как черные ворвутся вниз.

Заметив, что твари вот-вот ворвутся, и Трок может не успеть, а тогда все будет напрасным, Тим прокричал:

— Я попробую их задержать, иди!

— Как тебя зовут, друг? — совсем панибратски спросил предводитель далиман.

— Тим.

Воин кивнул и спрыгнул вниз. Тут же в зал хлынули твари. Размахивая мечом словно мельница, Тимур рубил нескончаемую толпу, но врагов было слишком много. Сперва обожгло ногу, потом по щеке полоснуло когтем, а в конце что-то острое вонзилось в спину, и свет погас.

«Поздравляем! Задание «Последний завет» завершено.

В награду Вы получаете:

Сила +15;

Выносливость +20;

Ловкость +15;

Меткость +54;

Удача +15.

Поздравляем, Вы достигли пятнадцатого уровня.

Приятной игры».

— Поздравляем, — выругался Тим. Спина и щека горели в огне, он открыл глаза. Тут же едва успел перехватить руку Тени, который, судя по ощущениям, уже пару раз ударил его по лицу, приводя в чувства.

— Ты чего творишь?! — возмутился Тим.

— Да я думал плохо тебе. Едва рассказывать начал — ты в обморок упал, — недоуменно проговорил Тень.

— Сколько меня не было? — спросил Тим, поднимаясь, рука оказалась цела. Осмотрев пол, с удивлением обнаружил большой рунный камень, который и упирался ему между лопаток.

— Да минуты три.

— Неплохо, — сказал Тимур, радуясь, что получил столько знаний за короткий промежуток времени, — пойдем мост чинить.

— Какой мост?

— В Фивион. Эта арка — телепорт. Вот смотри, — сказал он, водрузив недостающий камень туда, откуда он был выломан. И, традиционно, ничего не произошло.

— Потерянный мост? — задумчиво произнес далиман.

— Чего-то еще не хватает, — румаг взглянул на рунный камень и заметил три квадрата, в которые, судя по всему, раньше что-то вставлялось.

Подняв факел повыше, парень обошел комнату по периметру и насобирал горсть прямоугольных табличек с иероглифами.

— Что тут написано, — спросил он у Тени.

— Это просто буквы, — недоуменно ответил мужчина.

— Ну, отлично, что за буквы?

— О, м, и, ерь, т, ф, ы.

Тим задумался. Переставлять таблички наугад было слишком долго.

— А есть слово из трёх букв, которое можно из них составить?

— Не знаю. Давай попробуем «миф».

Тень подставил буквы и снова ничего не произошло. Тим даже засунул руку в арку, а потом и голову. Ничего не менялось.

— А если так, — переставил таблички далиман, и пространство в арке вспыхнуло белым свечением.

— Идем, — радостно воскликнул Тим.

— Куда? — опять не понял Тень.

— В Фивион, — ответил румаг и шагнул в телепорт.

Спутники недоуменно переглянулись.

— Другого выхода нет, — вздохнул далиман.

Заноза кивнул, и они оба шагнули в арку.


Часть 2. Глава 25


— По целому золотому? Да ты с ума сошел! — Турох едва не поперхнулся кашей, когда услышал цену, которую Бурому заломил местный бронник.

— А что ты хотел? Он сделает семь добротных кирас, из тех шкур, которые мы ему оставили. А их, между прочим, еще выделать нужно. Ну и обещал укрепить все костяными чешуйками так, что и носить будет удобно, и защита в разы повысится. Нам вообще здорово повезло, что они сидят без работы. Местные охотники еще утром вышли, так что через пару дней мы бы заплатили в разы больше.

— Ладно, — успокоился воевода, отсчитав сорок два скипетра, — больше никакой пользы нам от туши этой твари?

— Да пока не ясно. Отправил ее с братом домой. Мясо с костей срезали, так его даже собаки жрать не стали. Пятьдесят чешуек еще туда же отправил, это почитай половина от всех, что удалось со шкуры сковырнуть. Если понравится нам то, что у местного мастера получится, потом сами такое же смастерим. Тим говорит, что Дед в этом деле тоже что-то понимает. А кости, когти и все остальное буду в кузне смотреть. У местного мастера нет инструмента, даже чтоб щиток с ее лба спилить. Ну, или жмется он, — задумчиво закончил Бурый.

— Ладно, потом разберемся, пошли готовиться к выходу.

Через полчаса колонна двинулась дальше.

Поставив прежнюю задачу, Турох отпустил парней охотиться. Едва десятки разъехались, как на дорогу вышла знакомая девушка, держа под тощую костлявую руку старуху в балахоне.

Турох радостно выдохнул. Его уже несколько часов одолевало чувство напряженного ожидания. Если девушка и правда была Мафдет, то не следовало уезжать не рассчитавшись. Но, увидев, что татуированная красавица и бабка это два разных человека, он обрадовался. Однако улыбка сползла с лица, когда девушка, дождавшись подхода Туроха, протянула руку и вместо приветствия потребовала свою долю в семь золотых.

— Тушу макары́ оставь себе. Да и зерна нам ждать некогда, — серьезно проговорила она.

Вздохнув, воин достал последние монеты и протянул их незнакомке.

— А откуда взялась эта макара́? — спросил он, пока девушка прятала золото.

— Может с побережья, — сказала она, помогая старушке развернуться, и направляясь обратно в лес, — а может из пустыни.

— Но на границе с пустыней стоят шиниты. Они не пропускают такое в Айтану, — прокричал Турох спустя пару секунд раздумий вслед уходящей парочке.

— Ну, мы-то как-то прошли, — весело смеясь махнула ему рукой девушка и скрылась среди деревьев.

— Чего там? — объявился староста.

— Мафдет приходила. Долю свою забрала, — недовольно буркнул Турох и зашагал дальше.

До места встречи дошли без происшествий.

— Явились, — пробормотал вождь кайрийцев, сидя на своем походном стуле.

Все старосты собрались за большим столом. Тут же сидел и Турох. От кайрийцев присутствовала небольшая делегация во главе с немолодым угрюмым воином по имени Кеген. Из остальной группы вожака выделял большой черный камень, удерживаемый на груди мужчины толстой цепочкой, обвитой вокруг шеи.

— Давайте начнем, — сказал Кеген, сходу обозначив свое лидерство в предстоящих переговорах.

К концу дня так ни о чем и не договорившись, старосты и воины разошлись по своим походным шатрам, праздновать с остальными людьми встречу.

Турох вспоминал своих, ходил, узнавая новости, и просто общался со старыми знакомыми из разных деревень. Сам не заметил, как спиртное, наливаемое уважаемому воину возле каждого шатра, ударило в голову, и земля потихоньку стала плыть под ногами. Шатаясь, он вышел к очередному шатру, пытаясь сообразить, как пройти к своим, и с удивлением обнаружил, что сидящие вокруг костра хмуро на него уставились. Во главе этих не знакомых рож он разглядел Кегена.

— Что надо тут этому пьяному скарталлю? — презрительно воскликнул один из не менее пьяных кайрийских воинов.

— Т-с-с, это же тот самый Турох, — потянули его за рукав.

— Какой еще тот самый? — воскликнул, не желая успокаиваться, вспыльчивый воин.

— Ну, тот, про которого говорила Великая, — почти шепотом просипели ему и вновь потянули за рукав.

— А-а-а, Лия, — протянул мужчина и сел.

Опьянение тут же слетело с Туроха. Не обращавший до этого внимания на вопли пьяного кайрийца, мужчина вдруг напрягся и, нахмурив брови, переспросил:

— Ты сказал Лия?

— Лия, Лия. Садись, — в разговор вмешался сам Кеген.

Турох сел, отказавшись от протянутой кем-то кружки. И вопросительно посмотрел на кайрийского предводителя.

— Твоя племянница освободила корабль, на котором вернулись наши люди. А сама осталась в порту, искать какую-то Сойку.

Услышанное не было для Туроха новостью, а потому он спросил то, что сейчас волновало больше всего:

— А Тамана? Таманы там не было?

— Нет. Из ваших кроме Лии было только семь мужчин. Двое погибли на обратном пути. Ну, так что, ты все ещё настаиваешь на том, чтобы дождаться варваров тут, или всё-таки сходим пощипать их волчьи шкуры?

Турох задумался. Его внутренний герой буквально требовал прямо сейчас садиться на корабль и плыть к проклятым варварам, но разумом опытный воин понимал, что это ничего не даст.

— Нет. Нет у нас с Вами сил, чтобы одолеть настоящую армию, — наконец сказал Турох, — я настаиваю, чтобы все готовились, а когда весной придут варвары, уничтожим их, захватим корабли, и тогда можно будет нанести ответный визит. Плыть на одном жалком судёнышке это самоубийство.

— А ты не так прост, как кажешься, но одно не учел. Вот это, — Кеген приподнял Стоун, уперев в цепочку два больших пальца.

— Никакая Сила не спасет от доброй стали, — сказал Турох, чувствуя, что снова начал хмелеть. Адреналиновый всплеск прошел, и теперь он сидел, размышляя о будущем.

— Ты не прав, — ухмыльнулся глава кайрийцев.

— И что ты им сделаешь, залечишь до смерти? — спросил Турох, заводясь. Весь день обсуждаемая дилемма настолько набила оскомину, что он даже слышать про это не хотел.

— Как ты смеешь дерзить самому Кегену? — закричал снова самый пьяный кайриец, — Преклони колени, а не то я тебя за это…, — он начал тщетно пытаться вытащить меч.

— Тихо! — громогласно взревел Кеген, — Ну что же, Турох из скарталлей, давай посмотрим, кто первый повалит один из вон тех столбов. Кто проиграет, тот и встает на колено.

— Согласен, — легко поддался на уловку Турох. Уж очень хотелось утереть нос этому немолодому, некогда крепкому воину.

— На счёт три, — сказал кто-то из толпы, развернувшейся лицом в сторону столбов.

— Один, два, три.

Турох рванул было к столбу, на ходу выхватывая клинок, но тут сзади послышался непонятный набор букв, выкрикнутый Кегеном, гул, и в деревянную мишень врезался огненный шар, разметав ее на горящие брызги.

Кайрийцы благоговейно упали на колени, восхваляя своего вождя. Турох остановился. По всему выходило, что спор он проиграл. Пересиливая гордость, мужчина вернулся, встал на колено и заплетающимся языком сказал:

— Не знаю, как ты это сделал, но получилось красиво.

— Встань, великий воин! Мы многого не знаем в этом мире, поэтому впредь постарайся не делать поспешных выводов.

Турох поднялся и поплелся в сторону, где, по его мнению, должны были находится родичи.

«Тоже мне мудрец», — думал он, — «Как там говорил этот кайриец, когда метнул огонь… Хьюо ляо». Турох сжал в кулаке мешочек с Ярами и махнул мечом в сторону своего столба. «Нет, не так. Хьюо Льйао». Повторил он все в точности, как сказал до этого Кеген. Было бы хорошо научиться метать огонь так же, как это делал гадский кайриец. Изо всех сил Турох пожелал, чтобы сила камня превратилась в пламя и развалила стоящий рядом столб. Но увидел лишь маленькую искорку, которая, взявшись из ниоткуда, упала на стог соломы, расположенный недалеко от цели. Сухая трава вспыхнула, и кайрийцы заметались, пытаясь потушить разгорающееся пламя.

— Огонь перекинулся со столба, который воспламенил наш Кеген, скорее тушите, — кричал кто-то из мужчин, созывая остальных. Тем временем пламя перешло на одну из ближайших палаток. Но люди отреагировали, и уверенный в том, что этот небольшой пожарчик кайрийцы быстро потушат сами, Турох отправился спать.

Утро встретило головной болью и ужасной жаждой. Поднявшись с постели, Турох попытался вспомнить, что произошло, но не вышло. Он выбрался на улицу и огляделся. Поляна, на которой располагались кайрийцы, была пуста. На доброй половине ее чернел выжженный пустырь. Тут же все вспомнив, мужчина ухватился за мешочек с камнями на шее. Если эта искра его рук дело, то…

Он перевернул мешочек, и на ладонь упало два камня, один из которых оказался непривычно бледным.


Часть 2. Глава 26


Тим стоял и осматривал окрестности. Было крайне интересно, что за слово подобрал далиман, так как ландшафт вокруг совсем не походил на легендарный город.

«Нет, понятно, что прошли столетия, но Тень четко сказал — должен быть город с жителями. А где тут жить?», — подумал он.

— Ну, и что это за руины, ты случайно не перепутал слово? Может нас перенесло куда-то не туда? Что ты набрал?

— Я перебрал в уме все, что мог, но у нас нет в языке таких слов, — пожал плечами далиман.

— Ну, так и что ты набрал?

— Я набрал твое имя — Тим.

— Что? Может поэтому нас закинуло черт знает куда, — почесал затылок Тим, всматриваясь в груды белых камней, по-видимому, некогда бывших красивыми зданиями. Сейчас местность поросла высоким лиственным лесом, но тут и там виднелись обломки былого величия.

— Это часть старого города. Обычно мы стараемся обходить его стороной, чтобы не тревожить духов предков. Сам Фив ниже по реке. Нужно только выбраться из леса, и ты его увидишь.

«Так вот зачем спрашивал мое имя Трок. Мог бы и догадаться», — подумал Тим. Хотя, как он устроил так, что именно эти буквы активировали портал, оставалось загадкой. Да и вообще, чем больше Тиму удавалось узнать про древних жителей этого мира, тем больше было вопросов.

— Ну, тогда пошли? — он устало потянулся. Пережитые при выполнении задания бои, сильно вымотали его морально, да и физически парень чувствовал себя разбитым.

— Есть два момента, — замялся Тень.

— Что ещё?

— Нельзя оставлять мост вот так. По-хорошему, тут нужна охрана, а еще лучше — сломать все как было. Варвары чаще всего нас не трогают, но и дружбы к ним нет. Вдруг кто сунется в канализацию и обнаружит проход.

— Ты шутишь? Туда много лет никто не входил, а даже если войдет, ты вспомни, через что нам пришлось пройти.

— Все равно, — продолжал настаивать Тень.

— Ну, хорошо, — сдался Тим и, подойдя к точно такой же арке, вынул четыре значка из камня на вершине.

Арка погасла, и низкий монотонный гул, к которому уже начали привыкать уши, пропал.

— Что еще? — спросил парень, оглядываясь по сторонам. Что-то неправильное было в пении птиц и шелесте листьев.

— Вас не пустят в город. Не любят у нас пришлых.

Вдруг Тим понял, что тревожило его с момента выключения телепорта. Звуки боя, едва слышимые, сливающиеся с трелью пернатых, но с недавних пор очень знакомые его слуху.

— А город стало быть там, — указал он рукой в сторону откуда доносились тревожные звуки.

— Точно, как ты узнал? — Далиман изумленно посмотрел на Тима, но тот сорвался с места и побежал по узкой тропе, когда-то выложенной камнем, в сторону Фивиона.

Догнать сумасшедшего Румага удалось лишь у кромки леса. Тень с Занозой едва не влетели в его спину, когда тот резко остановился.

С холма было отлично видно, что город находится в осаде. Тут и там между улочек поднимался дым, а кое-где и отблески пламени. В высокой стене зияла пробоина, где уже шел бой, и куда стремились немногочисленные разноцветные группы осаждающих.

Расположившись достаточно далеко от города, почти у подножия горы, на которой стоял Тим, большая неказистая катапульта вела стрельбу по городу.

— Почему лучники не перебьют этих клоунов, — спросил Тим, глядя на сумбурное сражение и замерших на стене воинов.

— У нас нет лучников. Далиманы предпочитают мечи слабым и бесполезным лукам. А если ты слышал сказки про Армию Ветра, то это всего лишь сказки. И легендарных луков, описанных в них, не существует, — грустно сказал Тень.

— Приехали, — констатировал Тим, — ладно, потом поговорим. Сейчас надо спасать город. Стойте тут, а когда я подам знак, атакуйте солдат, что стоят вокруг катапульты.

— Где стоят? — переспросил Тень.

— Вон тех, — указал Румаг в нужную сторону мечом.

— Но нас слишком мало, их там человек тридцать.

— Ну, тогда разойдитесь метров на двадцать друг от друга и кричите «Ура», когда будете бежать.

Тень хотел спросить, какого знака им ждать, но Тим уже сделал пару шагов и пропал из виду скрывшись в темноте между деревьями.

Буквально через минуту катапульта взорвалась, разметав по окрестностям оглушенную обслугу.

Тим и сам не ожидал, что получится настолько зрелищно. Совершенно случайно он заметил, что солдаты затаскивают на нее огромную бочку. Решив, что нельзя давать им время на ещё один выстрел, сходу запустил фаербол. Огненный шар ударился точно в бочку, в которой, видимо, находилось что-то горючее, и прогремел взрыв.

«Вы совершили тринадцать скрытых убийств. Поздравляем.

Прогресс текущего уровня 98/120.

Получено новое достижение: Массовое убийство.

В награду вы получаете:

+13 к силе;

+13 к выносливости;

+13 к ловкости;

+13 к меткости;

+13 к удаче.

Список убитых можно посмотреть в полном логе события.

Приятной игры».

Тима ослепило на пару секунд, а придя в себя, он увидел, как с горы несётся далиман, размахивая мечом и вопя во все горло. Рядом едва поспевая бежал Заноза и, судя по выражению лица, тоже пытался что-то мычать.

«Ндааа», — подумал Тим. Предложенная им стратегия оказалась не ахти. «Нужно будет в следующий раз придумать что-то посерьезнее, и как-то уже решить проблему Занозы». Но утешив себя тем, что их грандиозная атака в целом не выбивается из общего дурдома текущего сражения, тоже ринулся в бой. По округе разлилось еще одно «ура», и недоуменно поднимающиеся с земли враги дрогнули. Развернувшись, они бросились туда, где под натиском мечей защитников замка терпели поражение их товарищи.

Как раз в это время, от совсем небольшой горстки воинов в цветных одеждах отделилось человек пять. Видимо, им не захотелось умирать в общей гуще сражения, и они решили отступить, позорно бросив своих товарищей.

Увидев, что дезертиры бегут прямо на него, Тим скомандовал остановиться и приготовиться к бою.

Сражение оказалось недолгим. Перепуганные и обескураженные двумиряне не смогли оказать должного сопротивления, и лишь в последний момент, рассекая одного из них наискось, Тим разглядел имя — «Нагибулька».

— Тень, ты спас нас! — издали закричал один из далиман. — Идите к нам.

«Победа! Выступив на стороне осаждённых, Вы одержали безоговорочную победу над игроком, уровень которого многократно превышает Ваш. Получена двойная награда очков характеристик:

+6 к силе;

+2 к выносливости;

+4 к ловкости;

+2 к удаче.

Приятной игры».

Пока Тим читал сообщение, тела нападающих растаяли, не оставив после себя ничего кроме груды догорающих обломков катапульты.

— Кто это с тобой? — спросил командир защитников города с именем Клык.

— Это Тим. Он уничтожил ту громадную машину, что притащили двумиряне.

— Ага, здорово у вас получилось. Ну, проходите, раз пришли. А где остальные ребята из твоего отряда?

— Пойдем в «Буханку», там расскажу, — грустно проговорил Тень, и все двинулись по узким улочкам к центру города.

Невысокие каменные здания местами имели надстройки из бруса. Узкие окна домов уже заперли ставнями. Пережитый нападение город готовился ко сну.

К заведению пришли в полной темноте. По пути воины рассеялись по домам, и в дверь, освещённую факелом, вошли всего четверо: Тим, Заноза и два далимана.

Вечер удался. Плотно пообедав, Тим слушал радостные тосты в свою честь, попивая чай, заваренный из местных трав. Горячий напиток прибавил сил, и разговор затянулся далеко за полночь.

Когда Тим вежливо отказался от предложения служить в рядах защитников города, заявив, что ему все равно нужно попасть к двумирянам, Тень тут же сказал, что пойдет с ним. На этом и решили закончить посиделки.

Симпатичная немолодая женщина показала Тиму его комнату и, пожелав тихой и спокойной ночи, удалилась, прикрыв за собой дверь.

— Это кто?

Тим с Занозой уже больше получаса ждали далимана на выходе из города. Когда Румаг попросил Тень прикупить все, что может понадобиться в походе, тот запросил целых двадцать монет. Тим был удивлён, но смирился, ведь местные жители зарабатывали себе на жизнь слишком опасным ремеслом, а значит, вещи и еда тут не могут стоить дёшево. Сейчас, вернувшийся товарищ, стоял вместе с пятёркой краснокожих воинов, смотрящих на Тима исподлобья.

— Это твои воины. За десять золотых, они согласились сопроводить нас до двумирян. Вот твоя веревка и арбалет. Извини, лука не было, я тебе говорил, что у нас они не в чести. Да и арбалет не знаю, откуда взялся у торговца. Да, и к нему всего три болта. Зато бронебойные, — не дав Румагу возмутиться, Тень снял с плеча и положил перед ним стреломет, почти с далимана размером и три небольших копья. Веревка же, напротив, оказалась тонкой, но прочной.

— Крепче не найдешь, — заверил один из безымянных далиман. Цифры их шли хоть и не по порядку, но были очень похожи друг на друга.

Идти через лесные тропы, потом снова через крепость варваров показалось слишком нерациональным, а потому Тим решил вернуться через телепорт.

Едва выдвинулись в путь, Тень принялся рассказывать из какой шерсти и какого зверя плетут такие веревки женщины далиман. Тим слушал вполуха, проклиная себя за то, что взвалил на плечи этого монстра инженерной мысли. Когда до арки оставалось метров пятьдесят, ему казалось, что это не арбалет, а та самая баллиста, которая стояла на башне крепости по ту сторону разрушенного моста.

Изначально, план был предельно прост. Требовалось вернуться к колодцу, и запускать стрелу, с привязанной веревкой вверх, пока она там за что-то не зацепится. Далее они подсаживают Занозу, тот добирается до выхода и втягивает самого худого из далиман. Последним, как самый крупный, идет Тим. Ну, а оказавшись в пещере они находят тоннель, по которому пришли и возвращаются к развилке. Там либо открывают дальнейший проход, либо поднимаются наверх, также с помощью арбалета и веревки. Но как всегда, Тим не учел особенности мира, в котором оказался.


Часть 2. Глава 27


— Он зазнался. Мало того, что использует наших ребят в своих целях, так еще и нам перечит, — раздражённо проговорил седой мужчина.

— Вот-вот, — поддакнул ему другой староста.

— А то, что он с кайрийцами учудил. Ведь понял, что проигрывает, и мы-таки отправим этих глупцов вместе с Гротом к варварам, и напрямую пошел к этим животным.

— Говорят, они там с Кегеном так перебрали, что чуть всех нас не сожгли. И ведь кайрийцы-то к нему как к родному после этого. Не будите, говорят, славного Туроха, это наше собственное решение. Как ловко все провернул. И неделя… Да за неделю нас эти варвары перебьют всех и уйдут восвояси, — староста набрал в грудь побольше воздуха, чтобы закончить свою речь каким-нибудь едким словом, но замолчал, видя, что в шатер вошёл тот, про кого они говорили.

— О, славный Турох, а мы уже заждались, — сказал с улыбкой, только что собиравшийся оскорбить воеводу староста.

— Чего не разбудили? — беззаботно спросил воин, присаживаясь к столу.

— Так ведь друзья твои сказали не будить, покуда не проспишься.

— Какие такие друзья?

— Кайрийцы, — процедил староста Староушоковской деревни.

— Ну, допустим, они нам не друзья, а союзники. Хоть и временные. Чего звали-то? — Туроху не понравилось, как вели себя старосты, а потому он сразу решил выяснить, в чем причина.

— Да вот, хотим поглядеть, чему ты наших ребят обучил, — сказал староста другой деревни, дальше всех расположенной от моря, практически на границе с кайрийцами.

— Ну, так пойдёмте. Не в шатре же показывать. Сейчас я своих созову, а вы на поляну приходите, где союзный лагерь стоял. Там и посмотрите.

— Ты пока иди, а мы догоним.

Едва Турох вышел, сидящий во главе стола староста снова заговорил:

— Слышали, он их уже своими кличет.

— А чего Клима нет? — жёстко спросил молчавший до этого староста из Свирей.

— Так он же вроде как с Турохом-то заодно, с одной же деревни, — не понял вопроса говоривший, но уловил раздраженные нотки в голосе старосты одного из самых богатых селений.

— А мы стало быть против? Вот, что я скажу. Ради нас старается Турох. Ради детей да жён наших. У самого ведь племянницу с женой за море утащили, а он беспокоится о тех, что у нас с вами дома остались. У него нет больше никого. Зачем ему против нас идти, — продолжил говорить староста Свирей.

— А я слышал, что девка у него молодая есть. Красавица, но в татуировках вся. Никак у шинитов встретил. Недолго горевал, — ехидно проговорил Староушаковский предводитель.

— Дурак ты. Нечего мне с вами больше обсуждать, пойду я, — и богато одетый мужчина вышел.

— Ну, что же, если больше никому сказать нечего, давайте и мы пойдем. Поглядим, чему там этот воевода учит.

А посмотреть было на что. Вокруг поляны, где разминались парни, собрался весь народ. Звон мечей, переливающихся на солнце синим оттенком полированной стали, приманивал зрителей как магнит.

Как только пришли все старосты, Турох отдал команду, и молодые воины быстро разбились на три группы.

Толпа ахнула, когда в следующий момент, услышав новую команду, два десятка налетели на восьмерых. Мечи гулко ударились о стену щитов, и тут же звон от новых ударов, но уже с клинками, слился в непрерывный гул. Люди завороженно смотрели на зрелище. Новая команда, и вот уже место обороняющихся занял другой десяток, принимая удары на щиты и разя копьями.

Когда все обучаемые побывали в роли обороняющихся и в роли нападающих, Турох скомандовал строиться. Молодые воины быстро встали в три ровные шеренги. Лишь в последней не хватило два человек до полного десятка.

Турох довольно посмотрел на ребят.

«Эх, им бы еще кирасы, наконечники на копья и хоть сегодня в бой», — подумал он, подзабыв, что мечи тоже одолжил у Бурого, и их надо будет к вечеру вернуть.

Люди радовались, кричали, высказывая Туроху свое восхищение увиденным. А вот старосты хмурыми тучами прошли в свой шатер. Турох последовал за ними.

— Вот, что я скажу, — начал староста, сидящий во главе стола, — видно, что научил ты ребят отлично, да в такой короткий срок.

Все собравшиеся закивали, одобрительно зашумев.

— Только вот мало нам трёх неполных десятков. Такой горсткой орду не остановить. Потому, забираю я своих ребят. Пусть теперь мужиков наших обучат такому бою. Почитай до сотни мы их наберем. Кто с вилами, кто с чем правда. А где ты мечи раздобыл?

— Так не наши это. Бурый дал покрасоваться. Людей позабавить, — грустно сказал Турох, понимая, что произойдет дальше.

— И я своих забираю, — сказал следующий староста, а потом еще и ещё.

Окончательно разбитый, Турох вышел из шатра и пошел объявлять новости теперь уже не своим подопечным.

— Постой, — услышал он окрик. Обернувшись, узнал старосту Свирей.

— А я оставлю своих у тебя, пусть до весны еще пообучаются. Основная идея мне понятна, и с мужиками мы покумекаем, как нам вместе строй держать. А лучше тебя молодежь все равно никто не обучит, так что если позволишь, то пусть дальше с твоими вместе стоят?

— Конечно, позволю. Спасибо тебе, — сказал Турох.

— Мне-то за что? Это же ты будешь из них бойцов делать да Айтану спасать.

— За доверие спасибо, — ответил грустный воевода и пожал протянутую руку.

Планы рушились. Еще утром, вспомнив кайрийского вождя, Турох решил, что им срочно нужны камни. Он не верил до конца, что смог использовать Силу, но дело было даже не в этом. Если не будет лекарей, то раненые воины не смогут получать должного лечения, а именно на этом строился весь его план по защите от варваров.

Искать Яры не имеет смысла. Слишком мало их осталось в землях Айтаны. Придется перерыть берега всех рек, все озёра и забраться в северные горы, и даже тогда тех крох, что отыщутся, все равно не хватит. Можно, конечно, надеяться на кайрийцев, но и у них камней тоже практически не осталось. Да еще и заявление о том, что они придут через неделю, наталкивало на нехорошие мысли.

Конечно, им нужно собрать войска, а потом еще и дойти до побережья. Но где уверенность, что, победив варваров, они не добьют ослабленных скарталлей. Ведь земли соседа всегда кажутся плодородней, а леса и водоемы богаче. Камни были нужны, и единственным местом, где их можно добыть, оставалось побережье. По слухам практически каждая крупная тварь, обитающая там, носит вместо сердца Ред. Хотя и тут были сомнения, ведь если макара́ пришла с побережья, а в ней нет камня, то получается, что она слишком маленькая. В каких тогда тварях водится Ред? А уж откуда у вождя кайрийцев взялся Стонг, даже думать не хотелось.

И вот теперь все его планы по зачистке побережья разрушились, не успев даже оформиться в законченную мысль. Соваться к морю с группой из десяти человек было бессмысленно.

В обратный путь вышли утром следующего дня. Весь вечер Турох пытался использовать Силу вновь ставших ярко желтыми камней, но ничего не удавалось. Лишь однажды почти в самом конце, он почувствовал, как нагрелись сами Яры, но нужного результата это не принесло.

Возвращение в Староушаково было недобрым. Староста деревни, обогнавший неспешно двигающийся караван из Усть-Укара на полдня, стоял перед прикрытыми воротами деревянного забора.

— Вот твое зерно. Забирайте и уходите. За телегой я пришлю кого-нибудь, через пару дней, — сказал он, и скрылся, громыхнув засовом.

— Чего это он? — спросил подошедший Бурый.

— Не рады нам тут. Не знаю, странно все это.

— Но там же наши кирасы, наверное, уже готовы.

— Заберём в другой раз, — проговорил Турох, направляясь к десятку своих воинов, которые уже впряглись в телегу. До заката оставалось не так уж и много, а еще нужно подобрать место для ночлега, разбить лагерь и насобирать дров, а потому, не мешкая, люди двинулись дальше.

Оставшийся обратный путь каждый думал о своем.

Турох, помогая десятку своих ребят попеременно тащить и толкать телегу, прикидывал, сколько мяса и шкур нужно набить, чтобы комфортно пережить зиму.

Бурый никак не мог придумать, куда деть мечи. Пока удалось продать лишь два клинка. Один взял глава скарталлей, а второй — староста Свирей. Обозначенную цену в 30 золотых был готов отдать не каждый. Даже для небедных свирейских жителей это была крупная сумма. Обитателям деревни, расположенной далеко в северных предгорьях, повезло. Их не беспокоили кайрийцы, на них не нападали варвары. В лесах водилось множество пушных зверей, а в пищу шло мясо горных козлов, что стадами спускались на поля и к водопою на устье Каменки. Единственное, чего им не хватало, это зерно. Но они легко могли позволить себе его купить на деньги, что получали от продажи шкур шинитам. Или на вяленое мясо, лучше которого было только то, что делал дед.

В итоге, домой кузнец вернулся почти с тем, с чем уехал. Хотя 60 золотых открывали перед ним большие перспективы. «Если с этими деньгами съездить к шинитам и купить еще железа, то можно выковать столько клинков… что их хранить негде будет», — сам себя перебил Бурый, сунув ложку в остывшую кашу.

Липка с парнями сидели у окна, в закатных лучах пытаясь читать книжку с цветными картинками. Дед принес ее давно, и выглядела она так, будто он сам ее нарисовал. Ведя пальцем по крупным буквам, Млад учился читать. Бурый тоже иногда подглядывал, но сейчас его волновали более серьезные вещи.

В дверь постучали, и на порог шагнул Дед.

За недолгой беседой Бурый поделился с ним своими переживаниями, на что седой крепкий старик ответил, мол это все не беда.

— Сейчас мы с тобой вместе найдем правильное решение, — сказал он, после чего положил на стол очередную, ещё более толстую книгу.


Часть 2. Глава 28


«Эх, хорошо бы обзавестись еще десятком лучников, как те, что стояли на стенах, защищая мост. С такой командой мы бы легко отбили Лию у двумирян».

Едва прошли в телепорт, линия, связывающая Тима с браслетом стала заметно ярче, но все равно светилась достаточно слабо. Нужно было спешить. Дождавшись, пока в зал зайдет последний из далиман, Тим вынул три камешка с иероглифами и забросил их в сумку. Моргнув, арка погасла. Блеска свечи оказалось достаточно, чтобы осмотреться. Внутри ничего не изменилось, а вот снаружи над дверью было воткнуто снова два факела. Тим помнил, что один из них забирал с собой в город далиман. Это показалось странным. А еще скользнула мысль, что факелов стало два, а вторая свеча так и не зажглась.

Он решил проверить свою догадку.

— Тень, задуй, пожалуйста, свечу, — сказал Тим, обращаясь к товарищу.

— Но тут станет темно, — удивился далиман.

— Ничего, света от факелов будет достаточно. Кроме того, мы не будем задерживаться в этом зале. Но если вдруг возникнет надпись — соглашайся.

— Какая еще надпись? — не понял Тень, но свечу задул.

— О, — он на секунду замолчал, уставившись перед собой, а потом сказал, — ну хорошо, согласен.

— Не пропускай обучение, — едва успел выкрикнуть Тим, прежде чем далиман стал падать, закатив глаза. Румаг подхватил расслабленное тело и аккуратно положил его на пол.

«Интересно, а на каком языке ему пишут сообщения», — задумался Тим, прикрывая парню довольно жутковато побелевшие глаза.

— Что это ты с ним сделал? — безжизненно поинтересовался один из наемников.

— Ничего особенного, сейчас очнётся.

«Попытка войти в режим невидимости не удалась.

Требуемый уровень скрытности 3. Текущий уровень скрытности 1. Прогресс текущего уровня 98/120.

Приятной игры».

— Да чтоб тебе, — выругался Тим. Постоянно выскакивающая надпись начинала раздражать. «Нужно поскорее отвыкать от использования этого словосочетания. А то истратишь невидимость впустую и жди 24 часа, пока снова станет доступна. А ведь в этом мире за такое время можно и умереть».

— А-а-а, — яростно закричал Тень, открывая глаза, и вцепился руками в куртку Тима.

— Тихо ты, — отпрянул Румаг.

— Как вы здесь оказались? Где враги? Где мой лук? — слепо шаря руками, закричал Тень.

— Да успокойся ты! — прикрикнул на него в ответ Тим и продолжил уже более спокойно. — Битва закончилась! Мы победили. Ты когда умер?

— Что? — не понимая, переспросил далиман, начиная приходить в себя и, судя по глазам, осознавая, где находится.

— Ну, ты стоял на стене, отстреливался, а дальше что было?

— А дальше Хуракумы меня убили. Коготь пронзил прямо тут, — Тень снова зашарил руками, теперь выискивая рану, — я что умер?

— Нет, ты всего лишь завершил задание. Держи, попей водички, — Тим протянул ему кожаный бурдюк с водой, который далиман принес из города.

Парень окончательно пришел в себя, осмотрел снаряжение и грустно сказал:

— Жалко лука нет. Я к нему привык. Тим, ты правда самый великий Румаг из тех, что я видел.

— А многих ты видел? — усмехнулся Тимур.

— К сожалению, многих.


К отверстию колодца в высоком потолке пещеры, пришлось плыть. Тим держал взведенный арбалет высоко над водой так, чтоб не промокла тетива, а Тень, едва не захлебываясь, плыл с копьем, к которому заранее привязали верёвку.

Первый выстрел оказался неудачным. Копье ударилось о свод потолка, отколов большой кусок, который едва не задел голову Тима, падая в воду. Пришлось плыть на берег и заряжать арбалет по новой.

Вторая попытка вышла более удачной. Копье вылетело в колодец, срикошетило там от потолка, и сверху послышался рык, а потом отчаянное скуление.

Тим потянул веревку, и та медленно поддалась. Через несколько минут она дернулась словно леска удочки, с которой сорвалась крупная рыба, и копье с грохотом встало поперек горловины колодца.

Прикинув, что толстое крепкое древко должно выдержать, Тим полез вверх.

Едва ноги коснулись пола пещеры, парень понял, что и тут ничего не изменилось. Под ногами валялись кровавые груды мяса, а с разных сторон на него уставились четыре пары красных глаз.

— Время, — выкрикнул Тим, буквально кожей ощутив, что вот-вот станет добычей кровожадных существ. Добежав до первой твари, что было сил ударил по ее шее. Эффект оказался не столь впечатляющим, как ожидалось. Словно по бревну ударил. Рубанув еще и еще, он дошел-таки до кости позвоночника, перерубив ее до середины. То же самое проделал с остальными тремя, на последней почувствовав, как к горлу подступает тошнота, а в глазах начинает темнеть.

Едва рубанул по шее четвертого монстра, и буквально вывалился в реальность. Тварь взбрыкнув, рухнула на пол. Кожа ее была почти цела, а вот удар оказался такой силы, что до Тима долетели звуки ломаемых позвонков.

Голова гудела, руки тряслись, не желая слушаться.

Сидя на чем-то мягком и, привалившись спиной к не движимой туше монстра, он прочитал:

«Поздравляем! Вы прошли три волны финальной комнаты лабиринта смерти. Приготовьтесь, хранитель башни появится тут с минуты на минуту.

Подсказка: При использовании функции замедления времени, Вами были истрачены все очки внутренней энергии. Постарайтесь не доводить до аварийного отключения действия скила. Для штатного отключения используйте слово «Стоп».

Приготовьтесь».

И в центре появился обратный отсчёт с 60 секундами.

Тим подскочил к колодцу, слегка пошатываясь, и помог Тени выбраться. За ним лез Заноза, а потом и все остальные.

Только последний далиман оказался снаружи, бросив на одну из туш арбалет и обнажая клинок, как из колодца послышался звук закипающего чайника. Столб воды вырвался из недр, по какой-то случайности метнув копье с привязанной веревкой прямо в Тима. Парень едва успел увернуться. Следом за внезапным гейзером из колодца вылетел живой трехметровый Трок.

— Приготовьтесь к смерти, жалкие создания, — взревел он, замахиваясь топором на далиман. Те в благоговейном ужасе упали на колени, склонив головы.

— Вставайте, придурки, — заорал Тим, осознав, что большую часть его команды сейчас элементарно размажут по полу. Но далиманы даже не обратили внимания на нанявшего их человека, продолжая сидеть в приклоненной позе.

— Огонь! — заорал Румаг. И огненный шар ударился в грудь ожившей статуи, оставив на ней чёрное пятно.

Над головой воина из древних легенд, вспыхнула красная полоса.

— Разряд, — крикнул Румаг, перекинув меч в другую руку. Полоса стала чуть меньше, а Трок обрушил топор на то место, где мгновение назад стоял Тим. Убегать от разъяренного хранителя башни было нелегко. И без того кружившаяся голова ходила ходуном, но тактика позорного бегства приносила свои результаты. Беспрестанно рубящие гиганта по ногам и спине товарищи, медленно, но уменьшали количество жизни противника. Пару раз, их сдвоенные удары были настолько слаженны, что полоса уменьшалась достаточно сильно, и тогда Тиму приходилось кидать фаербол или разряд в спину развернувшегося к ним хранителя. Получив серьезный урон, воин из древних легенд вновь пускался в погоню за юрким Румагом.

В смертельном хороводе, Тим запнулся о все так же сидящих далиман, и Трок обрушил свой топор, располовинив парочку из них. Парней разделило на четыре равных кусочка, а остальные так и не шелохнулись. Продолжая бежать, Тим снова заорал им, чтобы поднимались, что это никакой не Трок, а лишь монстр, желающий всех убить, но бесстрашные воины оказались глухи к его призывам.

Через двадцать минут смертельного забега Тим заметил, что от полоски жизни непобедимого противника осталась лишь тонкая черта. Именно в этот момент Трок вновь переключился на улепетывающих Занозу и Тень. До восстановления магических зарядов оставалось больше двадцати секунд, а потому парень бросился к арбалету. Притянув за верёвку стрелу-копье, он с трудом зарядил оружие и, практически не целясь, выстрелил.

«Поздравляем! Вы прошли Лабиринт смерти. Принесите древний топор старому Джо, и получите вознаграждение.

За проявленную отвагу и внесённый вклад в общую победу, вы получаете:

+7 к силе;

+30 к выносливости;

+30 к ловкости;

+20 к меткости;

+3 к удаче.

Приятной игры».

Тим огляделся. Все монстры и Трок исчезли. Вместе с ними пропали и погибшие далиманы. На местах их гибели остались лишь мечи и аккуратно сложенные разодранные куртки, чистые, словно после стирки.

— Счастливчики, — сказал один из цифр.

— Их место теперь рядом с Троком, — все ещё летая в облаках, произнес другой.

— Эй, придурки, слушайте меня, — раздражённо выкрикнул Тим, подбирая почему-то не пропавший топор побежденного противника, — Ты теперь Дал1, ты Дал2, а ты, как не сложно догадаться, Дал3. И пока мы не спасём Лию, миссия ваша — слушать, что я говорю. Даже если перед вами вновь всплывёт ваш кумир, а мне понадобится его убить, то вы пойдете и убьете. Ясно?

— Ясно! — ответил Дал1.

— А что такое миссия? — спросил Дал2.

— А что такое кумир? — продолжил Дал3.

Тим негромко зарычал.


Часть 2. Глава 29


Искать выход из пещеры не пришлось. Каждый коридор, из которых ранее выбегали монстры, засветился точно таким же светом, как портал в город далиман. Оглядев их все, Тим не нашел особых отличий. «В конце-то концов, если связь окажется более тусклой, вернусь назад», — подумал он.

— Ждите тут, я проверю, куда нам надо, — сказал Тим, и зашел в первый портал.

С одной стороны, ему повезло, линия, связывающая его с браслетом Лии, вдруг вспыхнула гораздо ярче прежнего, но вот пути назад не оказалось. Поспешно оглянувшись, Тим не увидел ничего, что, хотя бы отдаленно, могло напомнить арку портала.

Румаг стоял на холме. С одной стороны от пыльной грунтовой дороги, на которой он внезапно очутился, были поля, засеянные пшеницей, с редкими проплешинами лесов. Они тянулись, насколько хватало видимости. С другой стороны шел виноградник, так же упираясь своими ровными рядами в горизонт. Лишь внизу, у подножия холма, обнаружилась небольшая деревушка, куда и вела узкоколейная дорожка. Тим подумал, что тут явно не машины и не телеги ездили. Между колеями было меньше тридцати сантиметров.

Решив, что остальная команда легко узнает, куда отправился Румаг, парень закинул за спину котомку, потяжелевшую от сложенных в нее разорванных курток далиман, и насвистывая почему-то всплывшую в памяти «смуглянку», направился в селение.

Пустынные улочки встретили незнакомого человека лаем собак. Привязанные у будок за низкими плетнями вдоль покосившихся избушек, они честно отрабатывали свой хлеб. Людей в округе не наблюдалось. Заслышав шум голосов и свист, Тим поспешил в сторону доносившихся звуков.

Дорога вывела его на небольшую площадь перед внушительного вида хибарой. Тут запросто мог располагаться склад или ангар для самолета типа «кукурзник», но двери оказались распахнуты, и внутри явственно наблюдалось столпотворение. Тим чуть пригнулся, перешагивая через высокий порог небольшой двери, и остановился, привыкая к тусклому свету большого зала. На нового гостя никто не обратил внимания, так как посетители, сгрудившиеся в круг, с огромным интересом наблюдали за представлением в центре, где худощавый паренек задорно лупил здоровяка в серых штанах.

Когда огромный, словно шкаф, боец упал от прямого удара в челюсть, на середину круга вышел бородатый мужчина в переднике и басовито заявил:

— Победил Автоном! Вот держи, — протянул он худому парню пару золотых. Вмиг успокоившиеся люди стали расходиться, присаживаясь за столы и к деревянному прилавку стойки стилизованного под старину бара.

На место бармена или хозяина заведения встал тот самый бородатый мужик, что вручал награду победителю кулачного боя.

— Мне бы чего-нибудь поесть, — сказал Тим, проталкиваясь к прилавку. Судя по количеству домов в деревне, тут собралось все мужское население. Одетые в простые серые робы селяне сидели за столами и о чем-то оживленно переговаривались, создавая непрерывный гул.

— Похлёбка рыбная — серебрушка, рыба запечённая с кореньями и грибами — серебрушка, пирог рыбный открытый — серебрушка, рыба…

— Стоп, — перебил Тим торговца, монотонно перечисляющего меню, — А не рыбное что-нибудь есть?

— Для вас только рыба, — проговорил мужик и принялся натирать кружку.

Парень огляделся. Сидевшие за столами мужики питались далеко не рыбой. Даже тощий Автоном, который сидел за столом один, и то с удовольствием уминал куриный окорочок, оторванный от запеченной тушки.

Тим снова взглянул на торговца. «Старый Джо», висела надпись у того над головой.

— Точно, как я мог забыть, — всплеснул руками Румаг, — у меня же есть кое-что для тебя.

Сказав это, Тим выложил на стол топор, добытый в пещере.

«Аура + 30», — возникла лаконичная надпись.

— О-о-о, так бы сразу и сказали, господин. Благодарю вас за топор. Моему мяснику как раз нечем разделывать мясо. Утром он его заберет, — сказал Джо, и бросил топор в стоящую за спиной корзину. К удивлению Тима, там уже лежала гора точно таких же железяк.

— Ну, так, что вам подать? — спросил торговец. Было не ясно, издевается старый Джо над новым гостем или говорит вполне серьезно.

— Давай что-нибудь с мясом, — попытал удачу Тим.

— Сегодня замечательный гуляш из телятины, который подойдет к гарниру из овощей.

— Отлично, неси.

Буквально из-под прилавка Джо достал большую дымящуюся порцию, с воткнутой в нее деревянной ложкой, и поставил на стол перед посетителем.

— Что-то еще?

— Чай есть? — поинтересовался парень.

— Есть пиво. Светлое и темное. Есть настой из трав. Медовуха есть.

— Давай настой, — согласился Тим.

— С вас десять с половиной коронок, — обозначил сумму бармен, поставив на стол большую кружку с темной жидкостью…

Тим достал из мешочка серебряные монеты и положил на прилавок перед владельцем странного заведения.

— Извини, половинки нет, — сказал он Джо, заметив молодую девушку, снующую между столами с деревянным подносом в руках.

— Не беда, — резко ответил мужчина и рубанул по столу тесаком. Тим отшатнулся, но быстро успокоился, увидев, что монетка, в которую угодил огромный нож, разделилась ровно пополам. Сунув одну из половинок обратно в мешочек, он подхватил свой обед и направился к единственному свободному месту.

Мужчина с золотистой надписью «Автоном» сидел, уткнувшись в тарелку, и самозабвенно пережевывал куриную грудку. Едва Тим присел на скамейку напротив, он поднял удивленный взгляд и без злобы спросил:

— Ты че, непись, охренел?

Поняв, что спокойно поесть не получится, Тимур мысленно активировал интерфейс.

— На твоем месте, непись, я был бы повежливее, разговаривая с Румагом Алого пламени.

Тим не знал, какое значение вкладывают двумиряне в слово «непись», но судя по имеющимся данным это было что-то крайне нехорошее.

— Э-э-э, — мужчина завис.

— Ну вот, и этот туда же, — сказал Тим, и принялся за еду. Вкус оказался вполне приличным.

— А ну-ка, ну-ка, — пробубнил под нос очнувшийся мужчина. Автоном что-то наконец придумал и низким голосом, пытаясь выглядеть солидно, произнес:

— Назовись системным кодом!

— Чего? — поперхнулся Тим.

— Ничего, — сник воодушевившийся было собеседник, — я ведь подумал, что ты цифра. Уже обрадовался, что квест какой мне дашь. Уж больно не типичным было поведение. А ты, стало быть, игрок. Не ожидал увидеть ТУТ игрока. И что, правда Румаг?

— Типа того, сам-то что ТУТ делаешь? — не стал раскрывать карты Тим. Его заинтересовало это ТУТ, которое собеседник выделил ударением. Парень оказался моложе, чем выглядел, участвуя в поединке.

— Понимаешь, Тим. О, как ты кстати сделал ник фиолетовым? Я такого вообще раньше не видел. Обычно цветные ники только у цифр, и то по степени важности в игровом процессе, от серого до синего. Синий вроде только у элитных боссов. Мы как-то такого целой толпой….

Двумирянин оказался невероятно болтлив, а потому Тимур решил перебить его и напомнил:

— Сам то, говорю, что ТУТ делаешь.

— А, да надоело все. Я ведь у Мегов служил, вроде как обещали с экипировкой помочь, да с деньгами подсобить. У них какая-то фишка есть, что, говорят, замок никто отобрать не сможет. Ну, я и повелся. Четыре жизни слил в последнем сражении при обороне замка. А выплатили нам по десять золотых на рыло, не, ну не уроды ли? Вот ты мне скажи, десять золотых, это нормально вообще?

— Нормально, — пожал плечами Тим, — А Меги это кто? Кто-то из ваших, ну, то есть, из наших? Из Двумирян?

— Хм… странный ты какой-то. Мегаубиваторов не знаешь? Да они тут весь город держат. Уже второй год замок только у них в собственности. Там такие деньжищи, ты не представляешь. А ты откуда вообще такой дремучий вылез, только что появился что ли? — Автоном прищурился, — ну точно, ты же пятнадцатый уровень. Когда зарегался? Вчера небось? Слушай, а где ты шмотки такие взял, и меч прям ололошный. Ты че читер какой-нибудь? Расскажи секрет, а?

Парень тараторил словно пулемет и Тим, отвыкшей от настолько «цивилизованной» речи, с трудом успевал улавливать основные мысли звукового потока.

Растолковав молчание собеседника по-своему, двумирянин продолжил:

— Не хочешь, не говори, я понимаю у всех свои секреты. Но я-то парень простой и открытый, так что отвечу на твой вопрос. Скучно мне стало, а потому решил уйти от всех подальше в земли ничейные. Деньги нужны в реальной жизни, понимаешь? А тут, говорят, можно золото заработать и в реал вывести. Только вот у меня заработать не получается. Я поначалу пробовал по квестам бегать да пауков пачками глушить. Ну, тех, которые у старта, на респе. Ерунда с них падает. За тысячу жвал торговцы всего 20 серебра дают. Рыбалка есть, но там опять же…

— И вот ты собрался в ничейные земли? — Тим боялся, что поток сознания Автонома уведет его слишком далеко, а потому решил снова вернуть парня к основной мысли.

— А, ну да, вот я и говорю. В ничейных землях у меня приятель есть. Они там деревеньку с бывшими военными организовали. Каждый день приключения, сражения с монстрами, с нурмонами. В общем, думаю весело у них там. И у тех-то все по-честноку должно быть. Вот. Теперь ты.

— Что я, — переваривая информацию, которую выплеснул на него собеседник, Тим не понял, что от него требуется.

— Ну, расскажи, как ты тут очутился. Обычно новички не забредают так близко к границе. Тут и квестовых заданий особо нет на низкий уровень, да и зверье может на респ отправить. При смерти опыт до начала уровня срезает. Ну, ты наверно в курсе, — ухмыльнулся разговорчивый двумирянин.

— Ага. Да про меня долгая история, — сомневаясь, стоит ли доверять парню, попытался скрыть правду Тим.

— Долгая? Да ты пятнашка, у меня два дня ушло, чтоб стать таким. Сперва квест на чтение и уже десятка, а потом еще принеси-подай. Двадцатый, не выходя из города, взял. У тебя первая профа-то уже открылась? Кто ты там у нас, давай рассказывай? Мне вот вообще не сфартило, прикинь я учитель. Ну, вот кому в этом дурацком мире нужен учитель?! Ладно хоть со второй нормально — Снайпер. Я, по идее, и один качаться могу и в группе. Только стрелковое оружие надо раздобыть. Но я уже почти накопил. Вчера вот сороковой уровень взял до того, как слили при осаде, и третье умение открылось. «Стальной кулак», прикинь! Я и стальной кулак. Пфф. Теперь могу по деревням путешествовать и в кулачных боях участвовать. Долго, правда, идти, но зато золотой стабильно. Видел, как я этого уделал? А хочешь, тоже на золотой забьемся, что я и тебя уделаю? А хотя откуда у тебя золотой. Ну, ты че молчишь, рассказывай, что ты тут делаешь?

— Да ты мне слова вставить не даёшь, — засмеялся Тим, пораженный способностью парня безостановочно тараторить.

— Есть такое. Да просто я полдня уже людей не видел. Думал, вообще тоска будет, пока до ветеранов дойду. Там же еще по лесу дней пять топать. Ты как, по лесам ходить умеешь? Пошли вместе.

— Не, мне в другую сторону.

— Ну, понятно. Тебе качнуться надо. А то с твоим левелом в лесу от любого суслика сольешься. Ты уже сколько жизней слил?

— В смысле умер? Да не много, а ты?

— А я много. Как из города вышел, так по пять раз в день на респ улетал. Слушай, а реально, что ты тут делаешь? Не ходи в город, нечего там интересного нет. Качнуть мы тебя и в предместьях сможем. Давай по окрестностям пробежим, я квесты знаю. Поднимем тебя до двадцатого и вместе пойдем к ветеранам.

— Дело у меня в городе.

— Что за дело? — двумирянин непривычно замолчал, глядя на Тима.

Поразмыслив, что терять особо нечего, он всё-таки решил рассказать.

— Ну, если ты не спешишь.

— Да куда там. Я такого странного как ты впервые вижу, а мне еще часа полтора ждать, пока местный чемпион придет. С ним вроде как можно на два золотых забиться. Так что все равно делать особо нечего.

— В общем, слушай великую тайну. Появился я не в городе, а по ту сторону границы.

— Это че баг такой или ты стартовый набор купил элитный, про который никто не знает? Ты вообще в реале кто? У корейцев, слышал, есть всякие плюшки при старте, если задонатить по-крупному, — наклонившись к столу по заговорщицки зашептал Автоном.

Вспомнив курс истории, из прошлой жизни, Тим понял, что донатить это значит выплачивать деньги, а вот кому нужно заплатить, чтобы появиться в этом мире сразу экипированным да в нужном месте, оставалось пока загадкой.

— Ты дашь рассказать или мне и дальше молчать? — сделал он вид, что возмущен.

— Говори-говори.

— В общем, появился я на той стороне. В деревне, где игроков не было, а все вот такие, — Тим махнул головой в сторону шумного зала.

— Неписи, — поддержал его собеседник.

— Блин, достали вы со своими неписями. Что это хоть значит?

— НПС — это неигровой персонаж. То есть, которые с именами — это НПС, а те которые без — просто цифры. Ими не управляют такие люди как мы с тобой, они просто запрограммированные декорации. У цифр обычно совсем скудный запас слов, действий. А вот с НПС дело другое. Они разные. Бывают тоже немногословные, а бывают вон как Джо. Он даже квест выдать может, но там 50+ надо, так что мы с тобой пока в пролете. Вот ты странный. Тебе лет сколько, если такого не знаешь.

— Да 21 было. Ну и вот, закинуло меня почему-то по ту сторону. Начал в деревне одной обживаться. А тут нурмоны напали и лекарей местных утащили. Я одной вроде как должен был к тому времени. Она мне жизнь спасла. Вот и иду теперь ее спасать.

— Лекарку говоришь? И что, реально лечить может?

— Может. Варвары, вроде как, их для двумирян крали.

— Хм. Впервые о лекарях слышу. Хотя про этот мир вообще мало что известно. Только континент Массори и изучен. И то не весь. Недавно сервер расконсервировали. Лет пять всего как. Ну, слушай, вообще чудо, что ты выжил и на респ не улетел. А магичку твою по-любому в замок увезли. Вот значит, какой у убиваторов секрет. Понятно тогда, почему их победить не могут.

— Как ее освободить?

— Ну, не знаю. Наверно, замок захватить. Кто замок держит, того и имущество, и жители, и слуги. А главное налоги со всего региона, что в сокровищнице появляются, тоже будут гильдии принадлежать, которая замок отобьет. Только вряд ли это произойдет.

— Почему?

— Я ж тебе говорю, никто не может победить Мегаубиваторов.

— Ну, значит я буду первым.

Автоном задорно рассмеялся, но подавился и закашлялся, когда понял, что ставший серьезным Тим не шутит.


Часть 2. Глава 30


Несколькими днями ранее.

Караван, вышедший из ворот Хайтаба, получился небольшим. Портовый городок продолжил жить своей грязной жизнью, не замечая, как пленниц посадили на телеги и повезли в неизвестном направлении. Лия с Сойкой сидели в повозке, управляемой толстым варваром. Щербатое лицо и гнилые желтые зубы делали его омерзительным. Всякий раз оборачиваясь, этот боров подмигивал Лие, плотоядно улыбался и облизывал растрескавшиеся пухлые губы. Девушка не знала, куда их везут, но, судя по всему, лучшего шанса для побега не предвидится. Понимая, что одна не справится даже с парой этих кровожадных мужчин, Лия решилась. Едва выехали за крепостные ворота, она стянула с руки браслет и незаметно для варваров, шагающих по дороге вокруг телеги, передала Сойке.

— Используй его, словно это Яр. В нем есть Сила. Когда подам знак, попробуй убить старшего из конвоя нашей телеги.

— Тихо вы там, успеете наговориться, когда приедете в замок, — задрав голову, гаркнул как раз тот варвар, про которого говорила Лия.

Сойка испуганно замотала головой, но ведущий повозку мужчина обернулся и шикнул, опять подмигнув Лие.

— На привале сходим с тобой тоже пошушукаться, — сказал варвар, обращаясь к девушке, и заржал.

Скривившись от его ухмылки, Лия решила, что первым убьет именно этого негодяя. Но время шло, а удачного места не находилось. Когда караванщики окончательно расслабились, а девушка отчаялась, вдалеке показался поворот, над обрывом берега реки. Лия поняла, что более подходящего момента не найти и нужно действовать.

— Пора, — шепнула она Сойке.

Та замерла, испуганно глядя на подругу, которая сосредоточилась, представила, как энергия окутывает сердце борова и сжимает, останавливая размеренный стук. Мужчина тут же начал заваливаться, но Лия подскочила, выбила его с короткой скамьи и хлестнула спину тяглового животного поводьями.

Бык понесся галопом. Не сразу сообразив, что происходит, охранники заметались и закричали. В борта ударила пара стрел. До обрыва оставалось совсем немного, когда за повозку зацепился ловкий варвар, который был в конвое старшим.

— Убери его, — закричала Лия.

Сойка наконец-то пришла в себя, подбежала, намереваясь ударить сапогом по рукам мужчины, но телега внзапно подскочила, налетев колесом на камень. Изворотливый варвар цепко ухватился за ногу девушки, и та вылетела, увлекая его за собой.

Лия обернулась на шум и, увидев кувыркающуюся в пыли Сойку, резко рванула поводья в бок, уводя быка от обрыва. Животное с зашоренными глазами моментально сменило курс, повинуясь воле ездока. Поворот получился настолько резким, что оглобли и упряжка не выдержали. С громким хрустом телега проскочила несколько метров, отцепившись от быка, и вылетела за край обрыва.

Ногу пронзила острая боль, но слыша звуки погони, Лия бросилась в реку. То и дело скрываясь под бурными потоками и преодолевая течение, она с трудом переплыла водную преграду. Боясь быть обнаруженной, девушка не стала выбираться на сушу, а уцепилась за бревно, которое прибилось к кустам возле берега. Глаза закрылись сами собой, и Лия попыталась успокоить бешено стучащее сердце.

Варвары тем временем обшарили берег, собрали все ценное, что было в разбитой повозке, но девушку так и не нашли. Погрузив Сойку к остальным и связав ей руки и ноги, караванщик приказал всем двигаться дальше.


Проснувшись в полной темноте, замёрзшая и голодная Лия выбралась на берег. Зубы стучали от сырости и холода, небо затянули тяжелые черные тучи, а на соседнем берегу вдруг зажегся костер. Девушка упала на камни, вглядываясь в темную даль.

— Один, два, а вот и третий, — прошептала она, разглядывая темные силуэты. За ней точно устроят погоню. Сейчас преследователи прочесали тот берег, переждут ночь и примутся за этот. Где-то сбоку зашуршал камнями какой-то зверек, Лия едва не вскрикнула, до смерти перепугавшись.

Вновь посмотрев на противоположный берег, она не заметила никакого движения, и решила, что за ночь надо успеть убежать как можно дальше. Вот только нога распухла и болела. Собрав все силы в кулак, девушка направила ладони на покалеченную конечность. Легкое свечение принесло облегчение. Боль прошла, и опухшая нога вновь стала послушной. В этот момент с другого берега реки в ее сторону метнулся огненный шар.

«Откуда у проклятых варваров такое оружие?» — мелькнула в голове мысль, и Лия в очередной раз упала на камни. Закатившись за большой валун, она замерла. Сгусток алого пламени взорвался в полуметре от места, где совсем недавно стояла девушка. Нужно было уходить, но силы стремительно покидали ее измученное тело. Вспомнив, что для восстановления энергии нужна еда и сон, молодая лекарка увидела тушку маленького животного, запечённую выстрелом страшного оружия. Опознать зверька было уже невозможно, но это и неважно. Превозмогая накатившую вдруг усталость, и прижимаясь к камням, девушка доползла до ароматного мяса, но почувствовав тепло нагретого камня, уснула, так и не притронувшись к желанной запеченной тушке.

Утро разбудило пением птиц. Высокое прозрачное небо с легкими облаками было невероятно красивым. Лия лежала и смотрела, не понимая, почему раньше не замечала этой красоты. Каждый день мир вокруг менялся. Шум леса, журчание реки и чьи-то голоса, все было таким ярким и прекрасным в этом новом мире. Голоса! Она перекатилась с нагретого места и спряталась за валун.

Двое мужчин в черных кожаных куртках и накинутых на голову капюшонах шли вдоль берега реки, негромко переговариваясь.

— Да, та же нога, что и в реале. Я первый раз такое вижу.

— А в службу поддержки писали?

— Ага. Много раз. Ты же знаешь, они не сильно могут на LOL влиять. Тут столетия без их участия прошли. Вроде как хотели, чтоб более реалистично получилось. Мир со своей историей, все дела. А в итоге теперь не могут особо хозяйничать. Система весь код переписала, доступы к админским правам перекрыла. Зарабатывают и то только на рекламе да на капсулах.

— Ну, кое-что они все-таки могут. Хотя бы стартовые пакеты вспомни. Детишки олигархов из Атома не в одних подштанниках приходят. Для нас, наверное, пыль в глаза пускают, что мол нет у них возможности влиять на игровые события… Наверняка, все могут, просто не хотят, чтоб мы, простые граждане Конфедерации, хорошо тут жили. Им же будет плохо, если такие как мы перестанут на них горбатиться. Что в реале, что тут — все упирается в деньги.

— Может ты и прав. Не знаю. Но Брута жалко. Отличный командир был, пока под обстрел не попал. Он ведь два года пенсию ветеранскую откладывал, чтоб капсулу купить и сюда уйти. Ни семьи, ни родных. Ему наши гильдейские топы обещали чуть ли не главой его сделать. Они же многие вместе служили, знают, какой он командир и тактик, а тут такой облом. Как ему вообще прокачиваться, если он даже ни одного местного нурмона победить не сможет с такой-то ногой.

Лия слушала, не до конца понимая, о чем говорят мужчины. Хорошо экипированные воины были спокойны, словно находились не на территории варваров, которые сами себя называли нурмонами, а гуляли по собственному лесу. Тот факт, что они обсуждают убийства ее заклятых врагов достаточно спокойно и как само собой разумеющееся, вселил в девушку надежду. Может быть, эти воины помогут отбить бедную Сойку и остальных женщин. Лия привстала и, перебежав через тропу, спряталась за деревом.

— Слышал? — резко обернулся мужчина постарше.

— Нет, — честно ответил второй, — что там?

— У меня профа первая — слухач. Я могу звуки всякие слышать, которые другие не замечают. Мне сейчас показалось, что за нами кто-то пробежал.

Воины достали блестящие мечи и стали отступать дальше по тропе, пятясь спиной вперед.

— Может нурмоны? Тут же их Хайтаб недалеко.

— Да не должны. Они редко на эту половину суются. Знают, что мы им не рады.

— Вроде тихо все, но давай поспешим.

И они поспешили. Лия с трудом поспевала за двумя отважными воинами, быстрым шагом удаляющимися вглубь леса. Мужчины настолько торопились, что едва успели остановиться, когда из чащи выскочила стая огромных волков. Громко рыча и припав на передние лапы, вожак перекрыл узкую тропу. К счастью, Лия оказалась вне кольца, которым лесные хищники окружали людей.

Едва круг замкнулся, вожак стаи бросился в атаку. А вслед за ним и все остальные. Мечи воинов засверкали, явно не успевая за многочисленными нападениями животных. Перерубив тело одного из хищников, молодой воин оступился и упал на тропу, тут же в его тело впились десятки острых клыков. Второй мужчина кувырком ушел в сторону, но вожак прыгнул, намереваясь вцепиться зубами в глотку поднимающегося человека.

Страха не было. Глядя на развернувшееся сражение, Лия чувствовала, как от груди по всему телу разливается жар. Ей хотелось сражаться, хотелось убивать. Никогда раньше она не чувствовала такого. Увидев, что вот-вот и второй мужчина погибнет, Лия вышла на дорогу. Яростно взмахнув рукой, девушка разжала кулак, желая остановить прыжок огромного волка. Не ожидающий нападения зверь неожиданно сменил направление полета, словно ему в бок ударили огромным молотом. Сделав несколько кувырков, он стукнулся о дерево и, коротко взвыв, упал в траву. Вся стая вместе с живым человеком уставились на нового участника сражения. Растрепанная, с перепачканным лицом и горящей синим пламенем кистью правой руки, девушка выглядела устрашающе. Тело убитого воина вдруг стало оплывать и неожиданно исчезло. Поднявшийся вожак стаи заскулил и, поджав хвост, отступил в лес, скрывшись за деревьями.

— Брысь, — громко выкрикнула Лия, понимая, что силы снова покидают ее.

Звери тут же кинулись врассыпную, и через мгновение на поляне не осталось ни одного серого хищника. Девушка опустила потухшую руку и без сил упала на тропу.

***

— Очнулась? — сквозь пелену медленно проясняющегося сознания услышала Лия. Зрение нехотя пришло в норму, перестав двоиться, и она с удивлением разглядела лицо воина, склонившегося над кроватью. Мужчина был ей незнаком. Испуганно оглядевшись, Лия поняла, что находится в небольшой комнате, обставленной бедно, но вполне чистой и светлой. Воин, подволакивая ногу и опираясь на палку, подошел к столу, налил в кружку жидкость из большого глиняного горшка и протянул ей. Принюхавшись, девушка скривилась.

— Не морщись, выпей. Тебе станет полегче. Зелье исцеления. Я сам его варю. Хоть и слабенькое, но других рецептов пока вроде не изобрели, — удрученно сказал мужчина, и сам опустошил такую же кружку.

Девушка приложила серый металлический сосуд к губам и немного отпила. На вкус жидкость оказалась горьковатой, но сделав еще пару больших глотков, она и правда почувствовала себя лучше.

— Кто вы? — слабым голосом спросила Лия.

— Мы Веты. Ну, то есть Ветераны. Гильдия хоть и небольшая, зато порядочная. Большинство люди взрослые и прошли через войну. Так что не переживай, тут безопасно. Ты спасла одного из наших ребят. Смерть в этом мире, конечно, дело не такое уж ужасное, но достаточно неприятное. А вот кто ты — пока для нас загадка. Не поделишься?

Мужчина сел на скамью и принялся растирать больную ногу. Было видно, что стоять на одеревеневшей конечности ему некомфортно, а так называемое «зелье», приносит лишь небольшое облегчение.

— Я Лия, — просто ответила девушка. Вдаваться в подробности при общении с малознакомым человеком не хотелось.

— Ну, это я как раз вижу. Что ты делала в лесу по эту сторону реки? Ты из нурмонов, ведь так?

— Нет! — презрительно скривилась она, вспомнив всех варваров, что видела за последнее время. — Я их ненавижу! Они напали на наших людей, украли всех наших целителей и везут мою подругу в какой-то замок. Так они сказали. Ты случайно не знаешь, где это?

Отпив ещё пару глотков, девушка окончательно пришла в себя и встала с жесткой узкой кровати, на которой лежала. С удивлением она ощутила, как сила буквально на глазах стала наполнять ее тело.

— Ну, допустим, замок в нашем регионе всего один, а вот крепостей и особняков всяких довольно много, ты не путаешь? Точно говорили про Замок?

Лия сама налила себе новую порцию мутноватой жидкости и, сделав очередной глоток, ответила:

— Не путаю. Я должна во что бы то ни стало спасти ее. И убить этих …

Она вдруг закашлялась.

— Не налегай сильно, штука хоть и полезная, но много пить не стоит. Последствия могут быть самые разные. А что касается твоего вопроса… Сомневаюсь, что удастся спасти твою подругу. Замок держат такие отморозки, что тебе лучше туда не соваться.

Мужчина задумался. Объединяясь с другими гильдиями, Ветераны десяток раз пытались отбить столь лакомый кусок игрового пирога, но так и не смогли это сделать. Воины Мегов, словно заговоренные, не погибали даже от сильных ран. Кроме того, на стенах замка при осаде постоянно присутствовали наемники, которые и составляли основную силу обороны.

— Ты говоришь целители? — уцепился за мысль Брут. — Это что, профа такая? Что они могут?

— Да, похоже, многое, — не зная как ответить, проговорила Лия. Совсем недавно она думала, что люди, к которым благоволит Даар, могут только лечить. Но потом сама научилась убивать, а теперь еще и наносить удары с помощью внутренней энергии. К этому моменту ее, кстати, накопилось уже прилично, а потому девушка решила не объяснять, а показать, что могут целители.

— Что с твоей ногой? — спросила она.

Брут удивлялся такой небрежной и бесцеремонной манере общения молодой девушки. Нет, если бы она была игроком, то все понятно. Но это же НПС. По нику хорошо видно, что никакой она не человек, а всего лишь часть игрового мира. Коренной житель, декорация, так сказать. Но что-то есть в ней странное, необычное. Взять, к примеру, то, что она спасла Везунчика. Да еще как спасла. Если парню не привиделось, то девушка может оказаться покруче многих Румагов. Нужно быть с ней поаккуратней. Вполне возможно, что система начала какой-нибудь новый ивент, и эта хрупкая на вид персона — один из ключевых персонажей события.

— Да кто бы знал, — ответил мужчина, едва сдерживая накатившую слезу от очень уж реалистичной боли, снова прострелившей ногу. Хотя может так и есть, может быть, эта боль передается оттуда, из реала. Все говорят, что такое невозможно, но как гласит реклама самой The Last of the Legends — «в Мире Легенд нет ничего невозможного».

Тем временем странная особа подошла к нему и провела над нерабочей конечностью раскрытой ладонью. Тепло разлилось где-то глубоко, словно по кости, и боль моментально прошла. Мучительное чувство, с которым он жил последние шесть лет и не мог никак избавиться, вдруг исчезло.

Не веря в происходящее, Брут поднялся. Нога слушалась плохо, и казалась слабее второй, но он сумел сделать шаг, второй, и третий.

— Жаль, что не хватило силы полностью излечить тебя, но, думаю, к утру ее накопится достаточно, чтобы ты смог нормально ходить.

Закаленный кровавыми боями воин, впервые за несколько лет был счастлив. Он уже забыл, каково это твердо стоять на двух ногах, не чувствуя боль. В принципе, он давно смирился со своим положением. А теперь эта хрупкая и на вид беззащитная девушка подарила ему надежду.

Благодаря Систему за то, что наконец-то послала ему такой подарок, он спросил:

— Чего ты хочешь взамен? Я отдам все, что у меня есть, говори.

— Мне не нужно того, что у тебя есть. Мне всего лишь нужно вернуть Сойку.

— Значит, мы идем захватывать замок, — сказал Брут, читая возникшее системное сообщение с неожиданным заданием.


Часть 3

Часть 3. Глава 1


Все рухнуло. Выстраиваемая по подсказке Деда тактика обороны не имела смысла, если не удастся раздобыть камни силы. А как идти охотиться на побережье, если теперь под его руководством всего десять парней. Турох достал с полки бутыль и налил в кружку мутную жидкость. Выпить не успел, так как в дверь постучали.

— Ну, кто там ещё? — хлопнул он ладонью по массивному деревянному столу, и отставил выпивку.

— Разреши, воевода, потревожить тебя.

— Ну, проходи, коли пришел.

В комнату зашли трое: Дед, Бурый и староста Клим. Мужчины расселись на скамьи у стола.

— Тяжкие времена грядут, — принялся за свое Дед, — не время расслабляться. Варвары небось уже готовят свои корабли да людей собирают со всей округи. Нурмоны обиды не прощают.

— Да что вы ещё от меня хотите? Куда мне с десятком супротив орды тягаться. Понимаешь же, что мы даже до моря не дойдем, чтобы по твоим схемам укрепления сотворить и машины эти выстроить.

— А кто тебе про десяток говорит? Зима на носу, в полях дел нет. Уж человек двадцать-то тебе наберём из земледелов. Выучишь их, и по первому снегу к морю двинете. Я вот и обувку тебе теплую смастерил.

С этими словами старик поставил на стол пару меховых сапог, а бутыль убрал на полку.

— Будто у мужиков и зимой дел нет, — буркнул Турох, рассматривая необычную обувь. Обучать селян он и сам планировал, да только вылетело из головы в круговерти последних событий.

— Дела-то всегда есть, да дела наши не отличаются от дел соседних селений. Если вы хоть пяток Редов добудете, да у шинитов один-два продадите, на это золото можно будет столько всего купить, что вовсе не надо будет до весны нашим мужикам ничего делать. Ну, а ежели нет, то двадцать семей мы и сами обеспечим всем необходимым, — вступил в разговор староста.

— Да где нам с камнями и палками пять Редов добыть? Вы на макару́ поглядите. В ней и то камня нет, а тварь пострашнее тех, что в пустыне первой волной идут, — Турох покачал головой. Вопрос вооружения стоял остро. Его десяток умел сражаться и мечом, и копьем, а из лука теперь стреляли не хуже чем когда-то Тим. Этот парень не только Бурого изменил, но и в остальных зародил своим примером желание учиться хорошо стрелять.

— Ну, тут ты не волнуйся, — сказал молчавший до этого Бурый, — мечи я дам.

— И наконечники для стрел, — тут же вклинился Дед. Бурый кивнул, опустив голову. Было понятно, что разговор по этому поводу между ними уже был, и кузнец согласился отвлечься от ковки мечей, хоть и был против такой траты времени и железа.

— Ну, так мужикам ещё одежда нужна. У нас ведь даже моим ребятам нет приличных вещей, чтобы грудь защитить.

Турох уже успокоился и даже немного повеселел. Мужики земледелы хоть и не привыкшие к мечу, но парни крепкие, а значит можно попытаться сделать из них какую-то силу. Да и большим числом можно на сильного противника идти. Численное превосходство иногда решает многое.

— А вот по этому поводу мы за тобой и пришли. Пойдем к Климу в хату, там гость сидит из Староушаково, заказ твой принес. Нужно посмотреть, с чем он пожаловал, — проговорил Дед поднимаясь.


Новости, что принес кожевник, были неоднозначными. После набега варваров староста со своим братом заявили деревенским жителям, что у них нет толковых воинов, чтоб орде противостоять. А значит нужно копить деньги на откуп от дикарей, когда те вновь приплывут.

— Лекарей в деревне тоже нет, а стало быть, нас не тронут, так сказал Чага. Ну, мы и послушались, — виновато развел руками мужик. Одетый в добротную куртку и штаны из кожи, он стоял, закинув за спину большой мешок.

— А сейчас чего? — спросил Клим, нахмурив брови.

— А сейчас, — мужчина помолчал, подбирая слова, — сейчас я, вроде как, к вам за телегой приехал, но ежели позволите, то у вас жить останусь. Видел я воинов ваших, да какую воевода тварь убил в одиночку. Дак вот думаю, лучше вам те деньги отдавать. Варвары нас всеодно убьют, али в плен возьмут. Вы хоть какая-то надежда.

Мужчины молчали. Трудный выбор перед ними стоял, а потому, спустя пару минут Дед произнес:

— Ты пойди пока, за доспехами сходи. Хочу посмотреть, что ты для наших ребят сделал.

Гость кивнул и вышел за дверь.

— Вот что я скажу. Трудное решение нам предстоит. Если мы сейчас его приютим, то раскол пойдет по землям скарталлей. Сдается мне, не только Староушаковцы такой путь выбрали. Люди хоть и не довольны, а терпеть будут, пока не увидят другого выхода. И мы, Турох, им этот выход должны показать. Да не когда-нибудь, а как можно раньше. А ежели прогоним кожемяку, то не собрать нам силы для отпора варварам.

Дед сел, глядя на остальных. Все молчали, обдумывая сказанное.

Через некоторое время в комнату снова ввалился Староушаковец.

— Вот, — выдохнул он, положив на стол три кожаных куртки, укреплённых на плечах, груди и спине костяными пластинами.

Бурый встал и примерил одну из них. Изделие оказалось впору и плотно обхватило мускулистое тело кузнеца. Сделав несколько махов руками и поворотов, он остался вполне доволен.

— А почему всего три? — поинтересовался Турох.

— Так тяжёлые они, остальные у повозки.

— Ладно, оставайся, — принял решение староста, — поживешь пока в Крестцах у Бурого. Там безопаснее, да и люди про нашу деревню болтать лишнего не станут. Ни к чему нам пока это.

А Дед поднялся и добавил:

— С вами пойду. Надо мне с тобой, Никита, поговорить кое о чем, — хлопнул он гостя по плечу.

Цифры над головой кожевника тут же изменились на полноценное имя и, на пару секунд зависнув, он вышел следом за Дедом.


***


Шум в зале стих, когда сквозь раскрытую дверь, вопя от ужаса, влетел здоровенный мужик в кожаных доспехах.

— А вот и местный чемпион, — сказал Автоном, поднимаясь.

— Помогите! — подбежал к нему ошалевший мужчина. — Там пришлые меня убить хотят.

Тимур напрягся. Автоном медленно вышел к стойке и поднял старый ржавый клинок, непонятно откуда взявшийся у него в руках.

Тим тоже начал было подниматься, но расслабился и сел на место, когда в дверь вошли четыре далимана и Заноза.

— Вот они, вот они, — завопил чемпион и забился в угол.

— Чего орешь? — перебил его Автоном, стоя в напряжённой позе, мечник из него был явно не ахти. — Квест давай!

— А не будет никакого квеста, — решил разъяснить ситуацию Тим.

— Как это? — удивился двумирянин.

— Эти со мной.

С досадой убрав меч в ножны, Автоном вернулся за стол. Перепуганный чемпион вдруг выпрямился, как ни в чем не бывало, и уверенной походкой направился в центр зала.

Далиманы подошли к стойке, перекинулись парой фраз с барменом, и он выставил перед ними поднос с запечённым поросёнком.

— Ну у тебя и друзья, — сказал двумирянин, косясь на усаживающихся за соседний столик далиман. Заноза сел рядом с Тимом и голодными глазами посмотрел на пустую тарелку.

— Девушка, — позвал Тим официантку.

— Пфф, девушка, — усмехнулся Автоном, но замолчал, когда официантка с серым именем Адриана подошла и вежливо поинтересовалась, чего хотят господа. Тим попросил принести чего-нибудь съестного для своего товарища и вложил девушке в ладонь полторы серебряных коронки. Смутившись, она заверила, что сейчас все принесет и удалилась.

— Господа? — удивился двумирянин. — Чего это она так перед тобой раскланялась? Я про такие обращения только в инфограммах на истории смотрел.

— А это, дорогой друг, называется правилами этикета. Джентльмены из приличного общества всегда вселяют в дам любовь и уважение, — сказал Тим. Он хотел завернуть еще что-нибудь этакое, но не выдержал и рассмеялся, глядя на недоуменно хлопающего глазами Автонома.

Настроение было отличное. Тонкая нить, связывающая его с браслетом Лии, светилась достаточно ярко, а главное он знает, где девушка и как ее спасти.

— Кстати, а как захватывают этот ваш замок? — спросил Тимур, глядя на довольного Занозу, поедающего рыбный пирог.


Часть 3. Глава 2


Тим сидел и грустно размышлял о жизни. Он, конечно, знал, что для освобождения возлюбленной понадобятся деньги. Но то, что это будет стоить пять тысяч скипетров, даже предположить не мог. По словам Автонома, для сильных мира сего такой взнос за участие в осаде был совсем небольшой тратой, а вот простой житель Конфедерации мог существовать на них пару месяцев, если сконвертировать через аукцион в реальные деньги.

— А ещё нужно состоять в гильдии с численностью не менее двухсот игроков, — окончательно добил Тима двумирянин.

— А у тебя в гильдии сколько человек?

— Ты че, я ж Автоном. Я не в гильдии, я сам по себе. Может, к Ветам выступлю, но до них дойти надо.

— А у неигровых бывают гильдии? — осторожно поинтересовался Тим.

— У НПС? Конечно. Гильдия убийц, гильдия воров, стражники, тоже, наверное, в гильдии, — начал перечислять парень.

— А как свою новую создать?

— Гильдию-то? Да просто. Подходишь к распорядителю. Это дедок такой на площади, его все знают. Ну, то есть все, кто в городе был. Ты у нас особенный, поэтому ты ниче не знаешь. Но там трудно мимо него пройти, а за 50 голды он тебе создаст гильдию и бирок выдаст. Ты название только придумай какое-нибудь эпичненькое. А то не будут к тебе игроки вступать, если ты тузиками обзовёшься или ещё чем в этом роде. О, подожди минутку. Над чемпионом квест висит, пойду побью его, и продолжим разговор.

Автоном встал и направился к местному рингу. Через пару минут вокруг сражающихся мужчин снова собралась толпа.

Ловкий двумирянин пританцовывал вокруг резкого, но несколько неуклюжего чемпиона.

Тимуру даже показалось, что он заметил, как Автоном начал свой коронный удар, и тут произошло невероятное: противник присел, пропуская кулак двумирянина над головой, и со всей силы ударил его в живот. Парень согнулся пополам и тут же получил короткий удар в челюсть. Упал навзничь и закатил глаза. На этом неказистый бой должен был завершиться, но разъяренный мужчина еще раз ударил бессознательное тело Автонома.

Видя, что обезумевший чемпион не собирается останавливаться, Тим выскочил вперёд, подхватил ногу странного персонажа и резко дёрнул вверх. Не ожидавший такого подвоха чемпион упал, но тут же попытался подняться. Возникшие из ниоткуда далиманы приставили к его горлу клинки, порекомендовав не двигаться.

— Это они! Это разбойники, — завопил Джо, — держи их.

— Валим отсюда, — выкрикнул Тим, подхватывая тело двумирянина, и потащил его на улицу.

Прислонив парня спиной к указательному столбу, он оглянулся на шум. Далиманы и Заноза взяли их в полукруг, прикрывая от разъяренной толпы. Глаза селян кровожадно горели, они что-то кричали и размахивали вилами. Из домов выбегали женщины и, не уступая мужчинам, сыпали проклятия в сторону ощетинившихся мечами далиман.

Когда Тим понял, что вот-вот придется достать клинок и начать кровавую бойню, на тропе, спускающейся с холма, показались три больших повозки. Колеса, посаженные на ось под углом, нижними краями двигались точно по колеям, от чего вверху расходились широко в стороны. Кучера сидели в нарядных камзолах и были, кажется, на одно лицо.

Не обращая внимания на толпу, отступившую при их появлении, повозки подъехали к столбу и остановились.

— Проезд 1 золотой. С каждого.

— До города? — спросил Тим.

— А куда же еще, — ответил извозчик, стеганув кнутом одного из мужиков, который было сунулся между телегами.

Румаг поморщился, но убивать селян не хотелось, а потому все погрузились на телеги, которые тут же двинулись дальше по тропе.

Тень, который помог втащить бессознательное тело Автонома, уложил рядом с ним арбалет. Сам же уселся на край, где уже расположился румаг.

— Слушай, Тень, а что у вас там с этим чемпионом получилось? Почему он орал, что вы его убить хотите?

— Ты как пропал, мы немного подумали и сели ждать. А Заноза рванул за тобой, да так, что я только меч и успел его ухватить. Ну, в общем, посидели мы пару минут еще и следом вошли. А он уже с чемпионом сцепился, в пыли валяются. Ну, я и дал этому мужику пинка. Он вроде как собирался еще что-то сказать, но как увидел меч, который я достал, чтоб Занозе вернуть, так и рванул. Еле догнали, а тут ты.

— Нда. И чего они так взбесились, нормально же сидели, — озвучил свои мысли Тим.

— Не знаю, — ответил Тень.

«+ 1 очко энергии».

Неожиданное сообщение оказалось приятным. По подсчётам Тима первая единица должна была восстановиться только к вечеру, но видимо сытная еда ускорила этот процесс. Он достал наименее порванную куртку, кое-как соединил разрез на плече кожаным ремнём и на внутренней стороне написал:

«Славный воин обагрил куртку эту кровью,
Пред восставшим из могил не повел и бровью.
Возрастет защита вмиг до небес и тучи.
Даже немощный старик станет в ней могучим.
Пусть не сможет одолеть злобный неприятель.
Принести владельцу смерть сможет лишь создатель».
Едва Тим прочел, как небо громыхнуло, а забравшиеся на очередной пригорок телеги встали.

— Смотри, там, — указал Тень.

Недалеко внизу дорогу вперед перекрывал импровизированный шлагбаум, сделанный из нескольких жердей, неизвестно откуда принесенных к дороге. Рядом стояли пять воинов в шикарных доспехах, сверкающих на солнце. Головы двумирян прикрывали шляпы.

Глядя на мужчин, Тим подумал, что действительно неплохо было бы раздобыть шлем, перчатки, поножи и что-нибудь еще из того, что обычно составляет полный доспех.

— Что вам надо? — прокричал он, обращаясь к незнакомцам.

— Проезд платный, — грубо ответили ему.

— Тень, за мной, — скомандовал Тим, спрыгивая с телеги. Товарищ тут же соскочил и зашагал следом. Из-за спины у него виднелись две рукояти мечей. Теперь Румаг понял, куда девалось оружие павших ранее далиман. Один клинок взял Тень, а второй Дал3. Румаг пожалел, что не забрал мечи себе. Теперь отобрать их вряд ли получится, а продавать что-то надо. Как иначе накопить требуемую сумму, придумать не получалось.

— По три золотых с рыла, проговорил незнакомец, пряча лицо под шляпой. Имя двумирянина было почему-то размыто, но шляпа показалась Тиму знакомой.

— Нагибулька, ты ли это? — радостно воскликнул он, вынимая меч.

— Шеф нас раскрыли, — сказал один из бандитов.

— Заткнись, сам знаю, — вспылил прятавшийся до этого за шляпой человек.

После чего он поднял взгляд, чтобы рассмотреть Тима.

— Щенок, опять ты?! — Нагибулька выхватил сверкнувший на солнце меч.

По поляне разнёсся звон стали. Тим с трудом отбивал слабые, но быстрые удары, а через несколько секунд к поединку присоединились остальные двумиряне и далиманы. Мастерство мечников оказалось на высоте. Особенно неприятно Тима удивили редкие, но молниеносные выпады с двойными и тройными связками. Если бы не тренировки с Бурым, то вряд ли бы удалось хоть что-то им противопоставить. Вложив все силы в замах, Румаг рассчитывал располовинить противника, как делал это ранее, но тот оказался научен горьким опытом и успел подставить свое оружие под сокрушительный удар. Сталь зазвенела, и меч двумирянина не выдержал напора, с громким звуком обломившись у самого основания.

— Что за…

Закончить фразу удивленный Нагибулька не успел. Тим пронзил его клинком и поспешил на выручку Тени, рядом с которым уже был Заноза.

Увидев, как один за другим его товарищи погибают, последний разбойник развернулся и что есть сил побежал по тропе.

«Уйдет гад», — подумал Тим, вытаскивая меч из туши убитого врага. В этот момент огромное копье-стрела сбило беглеца, едва шаркнув по плечу, и разбойник, потеряв шляпу, покатился в пыли.

Тим обернулся. На краю повозки сидел Автоном.

— Вот это вещь, — протянул он, поглаживая приклад громадного арбалета, — это чей такой?

— Хочешь — бери, — пожал плечами Тим, пробежав глазами надпись.

«Большая победа! Поздравляем, в битве Вы дважды убили игроков, уровень которых значительно превышает Ваш. Получена двойная награда очков характеристик:

+ 2 к силе;

+ 2 к выносливости;

+ 4 к ловкости;

+ 2 к удаче.

Приятной игры».

В данный момент его больше интересовало, почему нанятые им далиманы опять не вступили в бой, о чем он и спросил.

— Так приказа не было, — сказал один.

— Ты говори, если что. Мы мигом всех, — добавил второй.

Третий промолчал.

Досадно выругавшись, Тимур сел рядом с Автономом.

— Ты как вообще? — спросил он парня.

— Да нормально. Слушай, а ты где так научился железками махать? В лесу что-ли?

— Типа того. Надо шлагбаум убрать.

— Да зачем, дальше мы все равно не поедем.

— Это почему же? — спросил Тим.

— Так телепортироваться быстрее, — сказал Автоном и осёкся.

— Ты же не был никогда в городе, — хлопнул он себя по лбу, — и свитков телепортации у меня нет, уж извини.

Немного подумав, он заговорил снова:

— А что там вообще произошло? Почему ты меня с собой в город потащил, мне же в другую сторону.

— Селяне нас за этих разбойников, похоже, приняли. Слушай, дело есть у меня к тебе. Куртка завалялась, вот. Сгоняй продай, треть вырученной суммы твоя.

При этом парень выложил перед Автономом созданный артефакт. Кроме как узора, покрывшего кожу, ничего визуально не изменилось. Рукав остался почти оторванным, а на спине виднелся разрез.

— Да ну, кому такое барахло нужно, — начал было двумирянин, но замолчал, присмотревшись:

«Основные характеристики: 200 % к имеющимся очкам защиты, + 60 силы, + 20 выносливости.

Полная уязвимость к оружию в руках создателя данного артефакта».

— Круууть, откуда? Никто не умеет сейчас такие делать, сразу видно штука древняя. Это ж вообще полная неуязвимость, а еще допы на силу и выносливость. Ты вообще где такое раздобыть умудрился? А ладно, знаю — секрет. Можешь не отвечать. Я согласен. Встречаемся через пару дней у Соньера.

Проговорив это в привычной своей манере, Автоном сложил пальцы в непонятном символе и исчез.

Тим спрыгнул с телеги, заметив, что последний разбойник начал подниматься.


Часть 3. Глава 3


— Поднимите мне логи. Опросите всех, кто зарегистрировался дней пять-семь назад. Я не знаю, что за чучело меня сливает, но найдите мне его. Найдите адрес, кто родители, чем живёт. Откуда у него вообще деньги на такой шмот, — орал на пределе своих возможностей Дмитрий, единственный сын Николая Боровинских — главы корпорации «Атом».

— Список зарегистрированных аккаунтов за 7 дней будет стоить двадцать тысяч, — уточнил глава охраны.

— Плевать! Отец даст деньги. Замок за несколько дней все покроет, а мне нужно знать, кто этот нубский выскочка. Три моих лучших бизнес-плана на корню зарубил. Он у меня кровью умоется.

Начальник охраны вышел из кабинета.

— Босс, с чего вы вообще решили, что это игрок? Может быть система запустила очередной ивент и это какой-нибудь ключевой персонаж?

— Ты вообще дебил? Какой персонаж будет охотиться именно за мной, да ещё и с таким левелом?! Да после того, как в LOL появился сотый уровень, все ключевые персонажи не бывают ниже восьмидесятого. Да и как я со своим 96 мог заинтересовать систему?! Это чувак, вообще, не качается, ты же видел, что он все еще пятнадцатый. По сути, он только разговаривать и читать научился, а мечом орудует лучше меня. Да я на мастеров уже триста тысяч слил. У меня скилов столько, что в ленточку не помещается, а он каждый из таких моих суперударов легко отбил. А меч Славы, который он у меня забрал в первый раз? Да если бы не руны, которые теперь сгорают при смерти и сохраняют наш шмот, то вообще бы уже голые ходили.

— Ну, не знаю. Мы с вами столько всего сделали, что может быть система решила сама от нас избавиться? А на счет рун… может нам просто ауру в плюс вывести и шмот сам падать перестанет.

— Ну, ты ваще. Тебя там по голове не долго били? Что-то после того, как в последней стычке твоего персонажа пожалел этот Тим, ты слишком правильным стал. Забыл, кто тебя из рудников вытащил? Или может перестать тебе бабло отстегивать? Кстати. Как он мог знать, где будет наша засада? Ему явно кто-то сливает информацию, не ты?

Дмитрий был в ярости. Мало того, что этот пятнашка со странным ником «Тим» третий раз слил его персонажу опыт до начала уровня, так ещё и людям голову морочит.

— Пошел прочь, — оттолкнул он в ужасе застывшего Кирилла.

— Ларриса, придите ко мне и принесите виски, — проговорил сын директора крупнейшей корпорации атомной энергетики в наушник внутренней связи. Парень понимал, что сейчас ему нужно расслабиться.


Дорога оказалась долгой. Пару раз встречались деревни, где за небольшую плату путники устраивали плотный обед. Хозяева придорожных трактиров отказывались продавать Тимуру хоть что-то не связанное с рыбой, поэтому приходилось делать заказы через Тень. Перед далиманским воином мужики в фартуках раскланивались и охотно предлагали на выбор множество разнообразных блюд. В последней корчме удалось даже прикупить в дорогу пирогов с мясом и кувшин свежего молока.

На расспросы Тима о причинах такого поведения местных жителей, Тень отвечал, что для того, чтобы торговцы шли с ним на контакт, нужно заслужить репутацию.

Через четыре дня от начала поездки без каких-либо приключений подъехали к городу.

Высокая белоснежная каменная стена впечатляла. Перед огромной аркой ворот, которая, судя по всему, никогда не закрывалась ввиду отсутствия каких-либо створок, имелся небольшой пруд. Человек пятнадцать стояли вокруг и с некоторой периодичностью закидывали в него удочки.

Едва путники слезли с телег, рассчитавшись с извозчиком, Тим услышал женские крики. Он привычным движением выхватил клинок и побежал сквозь чахлый лесочек туда, откуда доносился звук.

Совсем недалеко обнаружилась поляна. В центре, неловко размахивая дубиной с каменными шипами, вертелась девушка, отбивая нападения множества пауков, как те, что были в первой волне у колодца.

— Зачистить поляну, — скомандовал далиманам Румаг, тоже вступая в бой. Через двадцать минут мужчинам, мокрым от пота, заливающего глаза, удалось взять местность под контроль. Пауки выбирались из трех небольших провалов в земле, и казалось, что они бесконечны. Далиманы встали возле точек выхода и убивали существ до того, как те успевали разбежаться. Тим с Занозой подошли к девушке.

Одетая в короткую юбочку и топ из тонкой коричневой кожи она совсем не проходила на воительницу. Лишь черные высокие сапоги со шнуровкой хоть как-то могли защищать ноги от проворных пауков.

— Это моя добыча, — едва не плача произнесла молодая незнакомка, глядя, как Заноза подобрал один из серых мешочков, тут и там валяющихся на поляне. Как успел заметить Тим, они оставались на местах убитых существ, которые истаивали, словно погибшие двумиряне.

Заноза молча протянул мешочек девушке и виновато улыбнулся.

— Не шуми, мы не причиним тебе вреда. И вот это все можешь забрать себе, — начал Тим, но, увидев гневный взгляд девушки, замолчал.

— Зачем вы тогда их убиваете?! У вас большой уровень, с них вон одна труха сыплется, — девушка перевернула мешочек.

— Ну, прости, — пришла очередь Румага почувствовать себя виноватым.

— Прости?! А что мне есть теперь? Отзови свою патьку и уходите. Мне до вечера ещё 200 жвал набить надо. Эх, не успею, — грустно шмыгнула носом девушка.

— Так зачем тебе это надо, пошли в город, там поедим. Ну, или вон, у Тени еще пирожки есть.

— Да вам с вашими шестидесятыми уровнями не понять. Ой, — девушка помолчала, вглядываясь в надпись над головой Румага.

— Ты что всего пятнадцатый? Я думала, ты главный в этом вашем отряде. Чего они тебя слушают?

— Договор у нас. Ну что пошли перекусим?

— Пошли, — вздохнула 18Котя18, — только не в город. Пойдёмте к озеру, а то мне же ещё возвращаться сюда.

— Зачем? — удивился Тимур, глядя на, прямо так скажем, странное имя.

— Затем, что игровой едой долго сыт не будешь. Если я не набью хотя бы 5 золотых, то не на что будет поужинать. Пока только четыре набрала. Этого хватит лишь за аренду капсулы заплатить, да за подключение на завтра, — проговорила девушка, подобрав последний мешочек.

— О, цветок удачи! — радостно воскликнула незнакомка, тут же сжав кулачок с содержимым. — Не отдам! Ты сам сказал, что все мое.

— Да ладно, не отдавай, — окончательно растерялся Тимур, глядя в по-детски напуганные глаза девушки.

— Спасибо, — сказала она и направилась к краю поляны вслед за Занозой.

Пикник устроили вокруг небольшого выжженного пятна земли, где, по-видимому, когда-то уже был костер.

Заноза быстро сходил за сухими ветками и, сложив их домиком, чиркнул по мечу, высекая искру. Огонек быстро взялся за сухие веточки, и вскоре вокруг стало теплее.

Жадно жующая до этого момента 18Котя18 вдруг замерла. Глаза ее расширились от удивления, когда от нехитрых действий скарталля загорелся огонь.

— Как?! Как ты это сделал? — подскочила к нему девушка и затрясла за плечо, умоляя научить ее разжигать костер без спиков. Как понял Тимур, это были местные спички. Странная штука получалась. Практически все слова парень будто бы знал, они всплывали из памяти, и несмотря на то, что речь была не русской, все оставалось понятным. А вот спиков в словарном запасе бывшего владельца этого тела не оказалось.

Заноза, покраснев от напора девушки, отрицательно покрутил головой.

— Тим, ну скажи ему, — едва не плача попросила девушка, — пусть он мне расскажет, как он огонь разжёг. Спики по семьдесят серебра за коробочку продают. Я же видела, что он без них обошёлся.

— Он не может тебе рассказать, — хмуро ответил Тень, протягивая пирожок Занозе.

— Почему? Это тайна? Далиманский секрет?

— Нет. У него просто нет языка, — сказал краснокожий воин и продолжил есть.

— Как нет? — ужаснулась девушка, — бедненький.

18Котя18 погладила Занозу по короткому ершику волос и вернулась на свое место, задумавшись о чём-то своем.

Покрасневший словно далиман парень присел рядом.

— Слушай, мне тут надо найти пару персонажей, а мы ни разу не были в городе. Ты нам случайно не поможешь? — спросил ее Тим.

— Я бы помогла, — ответила девушка, — но вход стоит 20 серебряных, а у меня нет лишних денег. Разве что вечером. Давай на закате я приду, и мы найдем тех, кто вам нужен. Я всех в городе знаю.

— Давай лучше я за тебя вход оплачу, а ты нам сейчас поможешь, очень надо.

— Тогда я не успею набить последний золотой, — грустно сказала 18Котя18, поковырявшись в огне палкой. Тим видел, что девушка не наелась.

— Вот твой золотой, — протянул он жёлтую монетку, — и давай сперва к распорядителю, а потом к Соньеру. Мы итак задержались.

Девушка удивлённо взяла монетку.

— Я верну, вот цветочек на торгах продам и верну.

— Что, дорогой цветок? — Тим хватался за любую идею, которая могла принести деньги.

— Да не то, чтобы прям сильно. Если повезет, то на торгах можно около десяти голды за него выручить. Редко выпадает, а на пауках так и вообще первый раз слышу, чтоб кому-то повезло. Наверное, у кого-то из вас много удачи.

— Наверно, — задумчиво ответил Тим.

Когда Заноза протянул девушке последний пирожок из своей доли, 18Котя18 расцвела в белоснежной улыбке, тут же впилась в угощение зубами и, подскочив, зашагала в сторону ворот.

Далиманы обогнали ее на полпути и к удивлению Тима, легко прошли внутрь, а вот 18Котю18 стражники остановили. Ссыпав в ладонь одного из них 20 серебряных коронок, девушка тоже оказалась по ту сторону стражников. С Занозой все вышло сложнее. Стража преградила ему путь, требуя платы. На выручку пришел Тимур. Бросив золотой кругляш, он получил шестьдесят монет сдачи, и все вместе отправились за 18Котей18.

Распорядитель оказался у стены, окружающей Замок. Линия связи с Лией была настолько яркая, что Тим попытался пройти через очередные ворота, ведущие прямо к замковому двору, но молчаливые стражники преградили путь, не реагируя на вопросы парня. Пришлось вернуться к распорядителю.

— Желаете ифучить пифьменность? — без приветствия спросил старик, похожий на китайского монаха.

— Конечно, — согласился Тим, тут же получив удар посохом в лоб. Девушка хихикнула, прикрыв рот ладонью.

Парень схватился было за меч, но неожиданно для себя прочитал на доске объявлений за спиной деда слово «информация». А также рядом находился «КУРС ОБМЕНА 1 золотой = 12 д.з. р»

— Ну и методы у вас, — сказал он, потирая лоб.

— Все через это прошли, — снова хихикнула девушка, — Зато ты двадцать пятый.

— Точно, — согласился Румаг, удивленно читая выскочившее сообщение.

«Поздравляем, Вы достигли двадцатого уровня. Обратитесь к распорядителю за наградой.

Поздравляем, Вы достигли двадцать пятого уровня.

Приятной игры».

— Надеюсь награда — это не очередной удар волшебной палочкой? — пошутил Тим, обращаясь к деду.

— Ты дофтойнейший из дофтойных. Прими в чефть моего прихнания вот энти фапоги, — прошамкал дед и бросил под ноги обувь на подобии той, что была сейчас на Коте.

Парень поднял обновку и закинул в рюкзак.

— Гильдию создать хочу.

Дед поднял бровь.

— Приходи, когда дофтигнешь форокового уровня, — сказал он и отвернулся в сторону.

— Ну что, теперь в таверну?

— Ну, пошлите, — прищурившись, словно пытаясь разглядеть что-то новое, 18Котя18 посмотрела на Тима. Так ничего и не заметив, пошла через площадь к лавке с огромной вывеской в виде тарелки супа и кружки пива.

Теперь Тимур понимал, что в принципе и сам мог найти все, что нужно. Вон, например, торговая лавка нарядами, а там бронник.

— Пойдем еще туда зайдем, — сказал он, увидев лавку оружейника.

— Ну, пойдем, — вздохнула девушка, — только дорого там все. Очень. Дешевле на аукционе закупить все, что необходимо.

Дверь тихонько скрипнула, пропуская покупателей внутрь. Далиманы остались снаружи, чтобы не создавать толкучки в и без того тесной лавке.

— Чем могу помочь? — спросил печальным тоном торговец.

— Мне бы лук. Только покрепче, — уточнил Тим, глядя на экспонаты, представленные на витринах.

— О-хо-хо, — вздохнул мужчина и удалился в подсобное помещение.

— Чего это с ним? — шепотом спросил Тимур.

— Так ты спроси про задание — сам расскажет, — ответила девушка.

Торговец вынес красивое оружие с золотыми вставками и камнями. Девушка ахнула.

Румаг взял лук в одну руку и второй неожиданно легко натянул тетиву.

Разжал пальцы и лук разогнулся. «Примерно так же вел себя обгоревший лук скарталлей», — вспомнил парень, прикинув натяжение и удобство оружия.

— А получше ничего нет?

18Котя18 удивлённо ткнула его локтем в бок.

— Ты что, это же лук Славы, лучшее оружие, которое можно купить у НПС.

— Есть, — громко ответил торговец, — только то оружие особое. И продам я его тому, кто спасет мою кровиночку из плена. Доченьку мою единственную похитили из деревни Бравино. Спаси ее, и я продам тебе лук, равных которому нет в Массори.

— Принять, — согласился Тим, прочитав новое задание. Ничего не произошло.

— У, ну это ты зря, теперь висяк будет у тебя в заданиях, — сказала девушка, выходя из лавки.


Часть 3. Глава 4


Тим с компанией шли за 18Котя18 и смотрели по сторонам. После оружейной лавки девушка упросила мужчин сходить до аукционного торговца, чтобы выставить на продажу цветок удачи и конвертировать золото в реальные деньги.

— Мама, наверное, как раз за продуктами пошла, вот она обрадуется, — мечтательно заявила девушка.

— Слушай, Котя, а сколько тебе лет? — напряжённо спросил Тим.

— Ну, понятно же, что восемнадцать. Я уже неделю в игре, ты же знаешь, что до 18 сюда не пускают.

— Ага, точно, — прикинулся, что вспомнил это правило Тимур, — но ведь в девятнадцать имя не изменится, я потому и спросил. Вдруг тебе уже сорок.

Девушка остановилась.

— Блин. Точно же. Как я сама не додумалась.

— А поменять имя нельзя?

— Можно, один раз на пятидесятом уровне за 50 золотых, — девушка зашагала дальше.

Когда узкая улочка вывела их на очередную площадь с фонтаном, Тим замер.

— Кто это? — спросил он, неотрывно глядя на статую, возвышающуюся над путниками.

— Как кто, это же Луиза. Великая освободительница и последняя правительница мира, до прихода, — удивилась девушка.

— Какого прихода?

— Ну, нашего, двумирянского. Ты что вообще про игру ничего не знаешь? Я уже пять лет историю Легенд изучаю. А вот там, Фернандо, ее возлюбленный. Она остановила волну серых, а он черных тварей. Правда красавчик?

— Ага, — проговорил Тим, не веря глядя на статую Фернандо. Парень был точно таким, каким он его запомнил, — а Дарио?

— Какой еще Дарио, впервые слышу, — удивилась девушка, — вон аукционист. Подождите немного, я сейчас.

— На вот, за проход, — Тим протянул ей двадцать серебряных.

— А я думала, ты забыл, — сказала 18Котя18.

— Иди уже, пока мама домой не вернулась.

Обратный путь до таверны прошли быстрее. На улице вечерело и стало прохладно. Ежась от ветра, девушка заскочила в просторный зал. Следом вошли все остальные.

В заведении было практически пусто. Лишь пара из десяти столов оказалась занята одинокими не игровыми персонажами.

— Почему тут так тихо, — спросил Тим.

— Вообще, это заведение слишком дорогое. Тут не по карману обычным игрокам. А те, у кого есть такие деньги, питаются в забегаловках верхней части города. Иногда тут назначают встречу, если не хотят попадаться другим игрокам на глаза. Сейчас к нам подойдет хозяин заведения с предложением поесть или снять комнату. Вы повторяйте все за мной и не вздумайте ничего заказывать, — сказала 18Котя18, усаживаясь за стол.

Лишь когда подошёл улыбающийся мужчина в фартуке местных барменов и трактирщиков, Тим вспомнил, где слышал имя Соньер. Перед ними стоял все тот же официант, который обслуживал мероприятие по поводу восемнадцатилетия Дарио и Луизы. Это было невероятно, но пожилой хозяин нисколько не изменился.

— Что будете заказывать?

— У нас тут встреча, уважаемый Соньер. Принесите по стакану воды, пожалуйста. Заказ мы сделаем позже.

— Ты же сказала ничего не заказывать, — прошептал Тим.

— Вода бесплатная, — так же шепотом ответила девушка.

— Уважаемый Румаг, что Вам принести? Сто лет не видел Вас и вашу сестру. Накрыть как обычно?

Тим опешил. Неужели Соньер тоже его узнал? Но как? Ведь выглядел он совсем иначе.

— Ну, да, — выдавил из себя Тимур, глядя на 18Котя18. Девушка опять выпучила глаза и то открывала, то закрывала рот, не решаясь что-то сказать.

Не обратив внимания на остальных присутствующих, хозяин заведения удалился.

— Ты что, бывал тут раньше? — спросила пришедшая в себя двумирянка.

— Да нет, — пожал плечами Тимур.

— О-о-о, ну тогда ребят я не с вами, — засобиралась она.

— Постой, ты куда?

— Родители вот-вот придут. Мне пора выбираться. Если что, то завтра я буду на том же месте. Пока.

Силуэт молодой собеседницы стал оплывать, и через минуту она исчезла. Тимур даже проморгался, не до конца поверив в произошедшее. Но от девушки действительно даже мокрого места не осталось.

— Что будем делать дальше? — поинтересовался Тень.

— Поедим, узнаем про цены на постой, и там уже решим. Денег у меня не очень много, но возможно Котя преувеличила, и мы сможем тут задержаться до утра.

Как раз в этот момент с кухни вышла девушка в коротком пышном наряде с глубоким декольте. Поставив на стол тарелки и фужеры по числу сидящих, она удалилась, чтобы через секунду вынести несколько больших блюд, а потом еще и еще.

Открыв крышку, Тим вдохнул аромат горячей свежеприготовленной пищи и взял металлическую ложку. Живот довольно заурчал, а потому парень решил, что еда тут все равно не дороже денег, и приступил к трапезе. Глядя на него, остальные тоже вооружились ложками. Чтобы начать есть, команды далиманам почему-то не потребовалось.

Спустя полчаса довольный Тим откинулся на спинку скамьи.

— Что-нибудь еще, уважаемый Дарио? Вы не притронулись к вину, что-то не так?

— Нет, Соньер, все замечательно! Давно я так не объедался. Сколько с нас?

Сделав небольшой расчет, мужчина ответил:

— Двадцать девять золотых.

Тень поперхнулся, а Заноза положил на место куриную ножку, которую только что взял, намереваясь впиться в нее зубами.

— Как желаете расплатиться? Наличными или списать со счета, который оставила на ваше имя Луиза?

— Со счета, — поспешно ответил Тим, пока его не раскусили. — А много там?

— Девятьсот пятьдесят семь тысяч сто двадцать пять золотых скипетра. Правда есть ограничение. В сутки вы не можете тратить более пятидесяти золотых, сорок из которых должны приходиться на еду. И лишь десять на спиртное. Ну и предвидя ваш вопрос, Луиза сказала, что я не могу выдать вам наличными ни одной монеты.

— О как, — выдохнул Тень.

— А комнаты, чтобы переночевать, у тебя есть? — с надеждой спросил Румаг.

Конечно, для вас всего 2 золотых за сутки. Но каждая комната оплачивается отдельно и только наличными.

Тимур задумался. Видимо, удачи у него и правда было через край. Жалко только, что не обналичить такое щедрое наследство.

— Хорошо, — решился он, — неси мне лучшего вина на все десять монет. Только в бутылках. И размести ребят, а я прогуляюсь.

— Две бутылки Галдене вас устроит? — скептически подняв одну бровь, спросил Соньер.

— Конечно, — ответил Тим, поднимаясь из-за стола.

Тень с Занозой тут же засобирались отправиться с ним.

— Нет, уж, — осадил их Румаг, — за все, что есть на столе, с нас уже вычли, так что ешьте.


Спустя тридцать минут блужданий по малознакомым улочкам с сотнями разношерстных людей Тим вышел к аукциону. Наряженный в золотые цепи и кольца толстенький мужчина стоял со скучающим видом. Рядом высились два амбала с серьезными клинками и буграми мышц.

— Чем могу быть полезен? — спросил торговец.

— Мне бы продать вот это коллекционное вино, — протянул Тим две бутылки.

Мужчина взял их, придирчиво осмотрел и сунул в сундук.

— Стартовая цена и ваше имя?

— Пять скипетров. Дарио.

Торговец ухмыльнулся, но что-то записал в небольшом планшете.

— Что-нибудь еще?

— Да, подскажите, как мне посмотреть, что есть на вашем аукционе?

— Ну, так скажите «аук», у вас откроется системное меню. Если что-то понравится, там же можно сделать ставку. Ну, а в случае выигрыша приходите ко мне и забирайте товар.

— Аук, — попробовал Тим. Ничего не произошло. Он попытался ещё пару раз, но результат был тот же.

— А другой вариант есть?

— Ну, хорошо, держите, — торговец протянул Румагу свой планшет. На деревянной доске была изображена таблица с картинками товаров, их кратким описанием и стоимостью. Тим нажал стрелочку вниз, и страница со списком драгоценных колец перелистнулась. Он нажал еще, еще, и еще…

— Молодой человек, мы закрываемся. Приходите завтра, если хотите еще что-то посмотреть. Заодно и деньги за свои бутылки заберете.

— А что, думаете, их купят? — Тим успевал просматривать страницы. Он как раз дошел до раздела расходников.

— Конечно. Уже есть ставка на обе бутылки. Думаю, к вечеру завтрашнего дня мы выберем лучшего покупателя.

— Хорошо, — сказал парень, намереваясь уже отдать столь интересную игрушку, как вдруг взгляд его зацепился за изображение очень знакомого предмета.

«Энергол. Цена 30 коронок». Тим замер.

— Ну, так что, будем прощаться? — поторопил его торговец.

— Постойте, а можно выбрать все однотипные товары?

— Конечно, вот тут вверху фильтр. Пишите, что вам надо, — устало ответил мужчина.

Тим набрал слово «энергол» и не поверил своим глазам. Три страницы по двадцать лотов. Все в пределах пятидесяти коронок. — А можно поставить на все? — поинтересовался он у торговца.

— Да, пожалуйста. Если у вас, конечно, хватит денег. В случае вашей победы и невозможности внести нужную сумму, лот уйдет тому, кто сделал ставку перед вами.

— Тогда поставьте от моего имени на все выбранные лоты на 2 серебряных больше, чем дают за них сейчас.

— Хорошо, — сказал торговец, забирая планшет, и пропал вместе с охраной и сундуком.

Тим боялся делать слишком большую ставку, ведь тогда цены поползут вверх, но и слишком маленькая сумма делала ситуацию рискованной. Нельзя упускать такое сокровище. Если же кто-то перебьет его цену, то Тим даже узнать об этом не сможет. Придется с самого утра бежать к аукциону, чтобы проверить.

В отличном настроении парень отправился к Соньеру. День оказался просто шикарным. Впервые в этой жизни ему везло во всем. Лия уже совсем близко, проблема питания решилась сама собой, а если удастся раздобыть шесть десятков энерголов… да он будет просто бог в этом мире. Он наделает таких артефактов, что Айтана превратится в неприступную крепость. Даже пустыню можно будет попытаться зачистить, не то, что усмирить кайрийцев. «Всё-таки важная эта характеристика — удача», — подумал Румаг, решив, что надо узнать, как ее повысить.

Солнце уже совсем скрылось за горизонтом, когда Тим свернул на вроде бы знакомую улочку и тут удача от него отвернулась.


Часть 3. Глава 5


Подкараулившая Тимура компания явно была не случайными разбойниками. Едва он свернул с широкой улицы, как в лицо прилетело облако едкого песка, заставив зажмуриться. Не успев протереть слезящиеся глаза, парень получил сильный удар ботинком в живот.

Ловкие и, наверняка, опытные в этом деле похитители связали руки, а после некоторых раздумий и ноги жертвы. Тряпка, которой заткнули рот, судя по запаху, была несвежей. В довершение ко всему, лежащему на сырой брусчатке Румагу повесели на грудь глиняную табличку с вязью знакомых узоров. Такие рисунки появлялись на созданных им артефактах. Тим попытался рвануть из последних сил, но тщетно.

— Не дергайся, ты все равно не сможешь выйти из игры. Видишь ли, у нас есть артефакт древних, который блокирует такую возможность, — раздался над ухом насмешливый женский голос. Еще раз проверив, насколько хорошо связанны руки, незнакомка разочарованно продолжила:

— И что, это и есть тот самый Тим, про которого нам Нагибулька все уши прожужжал? Даже рыпнуться не успел.

Девушка обошла пленника по кругу и присела перед ним. Молодое лицо, длинные черные волосы, забранные в тугую косу, и золотая диадема с красным камнем на лбу. Одежда похитительницы отличалась множеством металлических бляшек и колец, которые по задумке модельера, вероятно, должны были защищать воительницу от ударов судьбы. Тимур очень сомневался, что столь откровенный наряд, не прикрывающий изящные изгибы подтянутого тела, а скорее подчеркивающий их, мог служить хоть какой-то защитой.

— Что же в тебе такого особенного, — произнесла незнакомка, глядя в суровые глаза парня.

— Кэпри́сиа, хватит! Бросайте его в телегу, и уходим. Судя по инструкции с ним еще несколько далиман, и мне бы не хотелось на них нарваться. Ты, может быть, и выстоишь со своими магическими штучками, а вот нам с парнями может не поздоровиться.

— А это точно тот самый Тим? Там говорилось, что он пятнадцатый и не качается. А этот всё-таки двадцать пятый, — спросила красотка, поднимаясь.

— Ты же знаешь, что первые тридцать левелов набрать легко. Да и вообще, много ты дебилов видела, чтоб выбрать такое дурацкое имя — Тим. Будь с ним поаккуратнее. Видишь ник фиолетовый? Мало ли какие у него еще сюрпризы есть.

— Ну, слушай, Вильчура, а может он действительно цифра? Всё-таки до прихода игроков это мир жил и развивался сам. Сомневаюсь, что все древние цифры были тупыми как современные. Взять хотя бы Луизу, — задумалась девушка, помогая трем мужчинам загрузить Тимура в телегу.

— Некогда проверять, на привале спросишь, — сказал мужчина, надев на голову пленника мешок.

Тряска прекратилась минут через двадцать. Это радовало, так как далеко отъехать за такой срок не могли. По подсчетам Тимура повозка сделала три поворота налево и один направо. Попутчики молчали, лишь иногда мужчины кряхтели, а девушка ойкала на особо резких ухабах.

— Вылазь, — услышал он голос одного из похитителей, и тут же полетел на землю, получив увесистый пинок в спину. Больно ударившись правым боком, Тим застонал.

— Полегче там. Убиватор сказал живым брать. Никакой артефакт не удержит, если парень внезапно скопытится.

— Ты как, живой? — незнакомка сняла мешок с головы Тима. Он присмотрелся и прочел имя «Кэпри́сиа». Затем отрицательно покрутил головой.

— Значит, живой, — улыбнулась девушка, потрепав его по волосам.

Двое мужчин подхватили Румага под руки и дотащили до вбитого у края поляны столба.

— Посиди пока тут. Скоро заказчик сам тебя заберет, — сказал один из них и ушел вслед за приятелем к костру.

Тимур огляделся. Лесная поляна, ничем не примечательная для этого мира, давно погрузилась во мрак. Звездное небо завораживало своей красотой. Он вдруг вспомнил свой прошлый мир. Воспоминания были словно покрыты дымкой и приходили нечасто. Наверное, со временем он и вовсе забудет, что было там. Размышляя о том, как выпутаться из сложившейся ситуации, парень приуныл. Если бы ладони не были так плотно привязаны друг к другу, то он бы запросто сжег разбойников, плотно сидящих кругом у костра, но ребята знали свое дело. Тим даже подергался, пытаясь освободить руки, но тут из шатра вышла та самая девушка. Подойдя к Тимуру, красотка присела на корточки.

— Опять ты дрыгаешься, — усмехнулась она, приставив к его горлу короткий клинок. Под остро отточенной сталью тут же выступила капелька крови.

— Расскажи-ка мне дружок, чем это такой малявка смог насолить самому Дмитрию?

Тим попытался сказать, что никакого Дмитрия не знает, и вообще предложить похитителям пешее путешествие по известному всем направлению, но внятного ответа не получилось.

— Сейчас я уберу повязку, а ты не дергайся, иначе, — девушка замолчала. Нахмурив бровки, она что-то прошептала, и клинок в ее руке вспыхнул неярким голубым огнем, — иначе я прикончу тебя.

Сказав это, Кэпри́сиа развязала ненавистную тряпку, мешающую говорить.

— Что за Дмитрий? — откашливаясь, спросил Тим. Число врагов почему-то множилось, хотя парень ничего для этого не делал.

— Ну как это, сын главы корпорации Атом. Больше известный под ником Нагибулька. Почему он так сильно хочет найти тебя в реале, что в тебе особенного?

— А, этот. Убил я его пару раз, — небрежно ответил Румаг.

— Даже не смешно, — надула губки похитительница, — ну, расскажи, расскажи.

Девушка капризно повысила голос.

— Я бы с радостью пообщался, но сейчас не ВРЕМЯ, — улыбнулся парень и тут же погрузился в уже привычный кисель застывшего воздуха. С трудом дотянувшись до выставленного разбойницей клинка, он перерезал веревки на руках. Приложив усилия, разжал пальцы девушки, забрал меч и освободил ноги. Ударив плечом ей между лопаток, побежал в палатку.

Замедления едва хватило на то, чтобы среди множества нарядов, бутафорских корон, и прочего хлама, вывороченного из сундука, отыскать свой рюкзак и меч. Время резко ускорило бег, а Тим затаился.

— Ааааа, — раздалось откуда-то с боку, — он фломал мне ноф.

Парень удивился такому повороту. Дождавшись, пока топот множества ног удалится в сторону крика, Тимур выскользнул из палатки, бросив на гору разбросанного тряпья все ещё горящий клинок.

Когда расстояние до поляны стало приличным, Тим обернулся. Далеко между деревьев, веселым огнем, пылал шатер. Словно дети в пионерском лагере вокруг него носились маленькие тени двумирян. Может быть, показалось, но Румаг на секунду разглядел знакомую фигурку в шляпе с пером.


***


— Господин Луканио Дзян Ли, случилось ужасное! — в священный парк для медитаций влетел младший ученик ректора университета румагии.

Луканио уже пять лет считался самым сильным румагом не только континента, но и в целом мира The Last of the Legends. Рождённый в семье шахтера и младшей медицинской работницы, он всю жизнь провел возле ленты конвейера по сборке капсул для виртуальной реальности. Лишь выйдя на неоплачиваемую пенсию, Василий на последние деньги взял в прокат одну из таких. Уже несколько лет в новостях часто показывали репортажи о внезапно разбогатевших игроках недавно расконсервированной игры. Экономическая составляющая Мира Легенд не шла ни в какое сравнение с другими проектами. В каждом городе игрового пространства было установлено цифровое табло, отражающее отношение курса внутриигровой валюты к реальным денежным единицам. Разработчики, коими являются правительственные организации России и Кореи, не выводили финансы со счета проекта в мировом финансовом банке, взамен этого они модифицировали капсулы. После каждой смерти и при подключении игрок вынужден смотреть рекламу. Благодаря тому, что у человека нет возможности заняться в это время другими делами, такой маркетинговый ход очень понравился корпорациям рекламодателям, и они платят большие деньги создателям проекта. Ну, и не надо забывать, что продажа самих капсул, монополию на производство которых установили правительства государств, тоже приносит баснословный доход. Все это сделало игровое золото самой стабильной валютой в современном мире. Оно не рисуется системой, в мире есть определенное количество монет и происходит лишь их перераспределение. Откуда же деньги появляются на счете игры, ведь люди постоянно выводят накопленные средства в реал? И тут все устроено до безобразия просто: подключение к игровому пространству стоит 3 золотых в день, но можно купить абонемент на 30 дней за 80 монет. При этом не важно, играешь ты в это время или нет — через месяц абонемент считается сгоревшим. Второй источник средств на счету игры — донаты. Игроки зачастую вводят реальные деньги, меняя их на золото и серебро, чтобы улучшить персонажа или сделать условия пребывания в мире LOL более комфортными.

В поиске средств к существованию Василий тоже решил испытать удачу. Это было невероятно, но ему повезло. Фортуна оказалась настолько благосклонна к отчаявшемуся мужчине, что трижды его историю крутили в рекламных роликах. Система наградила семидесяти восьми летнего старика величайшими способностями. Сила огня, земли и воздуха. Ему подвластны три из пяти используемых магами игры стихии. Поднявшись с самых низов потом и кровью, он выбил себе место под солнцем игрового континента. Чужой кровью, разумеется.

— Ну, что там еще? — проворчал ректор, понимая, что часть рецепта нового зелья, над которым он работает, придется переписывать еще раз. Уже второй месяц он бьется над вязью энергетических потоков, рассчитывая, в конце концов, научиться создавать эликсиры, увеличивающие максимальный уровень магических запасов. Дело в том, что объем накапливаемой энергии любого Румага в этом мире слишком мал для воплощения в жизнь планов Луканио. Но он, обязательно, найдет способ это исправить. «Ох, если бы не вот эти постоянно отвлекающие от дела молодые выскочки», — подумал про себя великий Румаг.

— Энерголы! Кто-то скупил вчера все энерголы, и сейчас цены на них взлетели почти что до небес, — быстро выпалил юноша.

— Не может быть. Неужели корейцы нарушили договор?

Новость оказалась действительно неожиданной. Либо кто-то опередил Румагов, найдя проход в соседний регион, и теперь готовится к войне, либо это просто ошибка, и ученики перестали соблюдать график закупки энергетических накопителей, чем и породили коллапс в тщательно продуманной системе регулирования цен на магический расходник.

— Посмотрите сами, на аукционе нашего кластера осталось всего лишь три накопителя, а стартовая цена за них девяносто золотых.

Ректор успокоился. Девяносто золотых это мелочь, которую любой ученик первого курса может заработать, не прикладывая особых усилий. Заменить энергол в каком-нибудь артефакте древних обойдется куда дороже, а за час работы выпускника университета в роли щита для отряда платят по несколько сотен. Так в основном и живут современные Румаги, да и вообще маги LOL.

— Ерунда какая-то, — лениво отмахнулся ректор, — неужели плебеи перестали вести раскопки? Раньше же этих энерголов находили по сотне в день.

Давно отошедший от управления институтом и большую часть времени посвятивший науке ректор не следил за тем, что происходит в мире. Жаждущему бессмертия мужчине не давали покоя свершения Румагов прошлого, которые исчезли с континента Массори, но память о коих жива и по сей день.

— Мы сами искусственно снизили стоимость энерголов еще пару лет назад. Люди перестали их добывать целенаправленно. Теперь редкие накопители находят лишь случайно, при закладке фундаментов домов и подобных работах.

— Куда катится мир, — огорчённо покачал головой самый главный Румаг, — свяжитесь с нашими корейскими коллегами и попытайтесь выяснить, не их ли это рук дело. Нужно разобраться в ситуации и найти виновных.


Часть 3. Глава 6


Пробираться через местный лес было легко. В отличии от бурелома Айтаны смешанные посадки континента больше походили на парк, тщательно ухоженный и вычищенный от поваленных деревьев и крупных веток. Решив, что двигаться по дороге слишком опасно, Тим пошел напрямик, тем более линия, соединяющая его с браслетом Лии, уходила в сторону от широкой вытоптанной тропы.

Света луны вполне хватало, чтобы не натыкаться на деревья и кустарники, а вскоре Румаг вовсе выбрался на очередное засеянное поле. Шагая напрямик, он расслабился и ловил себя на мысли, что неплохо было бы поспать. Неожиданно в нескольких сотнях метров от него в едва колыхающееся море пшеницы ударила молния, и по округе прокатился сотрясающий землю гром.

Тим замер, упав там, где стоял. Подождав пару минут, парень не услышал ничего подозрительного, а потому привстал и лёгким бегом направился в ту сторону, куда ударил разряд. Он надеялся на свою способность скрываться в тени, а потому вышел к самому краю выжженной поляны и замер. В центре черного круга закопчённой земли стоял белоснежный Йети.

Растерянно озираясь по сторонам, он словно кого-то искал. Спустя мгновение существо остановилось, точно уставившись на Румага.

Тим мысленно активировал интерфейс, жалея о том, что замедление ещё не восстановилось. Едва человек потянулся за мечом, как лохматое существо сорвалось с места, размахивая когтистыми лапами. Ударив сразу с двух рук, парень рванулся сквозь высокую пшеницу по направлению золотистой нити. Он еще трижды стрелял в беснующегося Йети, пока не выскочил на дорогу. Бежать дальше сил не осталось. Тим сжал покрепче меч и приготовился подороже продать свою жизнь. Будет ли после смерти воскрешение, он не знал, но очень надеялся, что вернётся в этот же мир и не очень далеко от города.

Пропустив над головой огромную лапу, юноша рубанул монстра по шкуре, разворачиваясь для новой атаки. Замедлившаяся тварь тоже развернулась и получила сдвоенный удар огненного шара и молнии. Тим уже приготовился умереть под очередным ударом снежного человека, но вместо этого выскочила надпись:

«Великая Победа! Поздравляем! Вы, не достигнув тридцатого уровня, в одиночку справились со Снежным Энжейем, доказав, что достойны увековечить свое имя в истории Легенд. Соответствующее сообщение будет отправлено в мировой чат, после проверки игрового лога на предмет системных ошибок. Приносим Вам свои извинения за ожидание.

Получена награда:

+ 10 к выносливости;

+ 23 к удаче;

+ 32 к ловкости;

+12 к меткости.

+ 2 к внутреннему запасу энергии.

Текущий запас энергии 2/7.

Приятной игры».

Тим вернулся к туше, которая тут же начала таять. Через минуту, оставив после себя небольшой мешочек, груда меха и мяса полностью исчезла.

Услышав звон металла и крики, Тим быстро поднял трофей и сунул его в карман.

Громко ругаясь и расталкивая друг друга, из пшеницы на дорогу вывалилось с десяток двумирян. Фигура каждого человека была объята голубоватым свечением, а цветным нарядам персонажей позавидовали бы любые ролевики из прошлой жизни Тимура.

— Эй, мелкий, — хватая ртом воздух, проговорил один из них, обращаясь к обескураженно стоящему на дороге парню, — ты тут элиту не видел?

— Чего? — сделал максимально удивлённое лицо Румаг.

— Ну, босс, здоровая такая тварь лохматая не пробегала?

— А, чудище такое, белое?

— Да, да, ну же, Тим, не тупи.

— Пробегала. Вон туда по дороге ломанулось. Но уже минуты три прошло, поторопитесь. Быстро бегает зараза, — Тим выгнул ушибленную спину, рукой указав направление, противоположное тому, куда тянулся его указатель.

Толпа игроков побежала в указанном направлении, лишь один задержался.

— А чё она туда-то побежала?

— Так, э…, за зайцем гналась, — соврал Тим, снова активируя интерфейс.

— Понятно, спасибо, — мужчина рванул за остальными.

А Тимур, что есть сил побежал в другую сторону.

«Надо где-нибудь затаиться и больше не высовываться, пока не наберу нужную сумму и уровень. Желательно уйти в какую-нибудь местность, где есть монстры и нет игроков», — подумал он и тут же выскочило золотистое сообщение:

«Внимание! Игрок Тим совершил подвиг. Он в одиночку уничтожил Снежного Энжейя. Подвиг этот открывает новую эпоху. Славьте героя!

Примечание: уровень элитных монстров удвоен. Будьте осторожны.

Желаем всем приятной игры».

Тимур выругался и постарался бежать еще быстрее.


***


— Где тебя носит? — возмутился Автоном. — Хотя можешь не говорить. Каждый игрок в Массори видел, чем ты занимаешься. И как только умудрился на обычном Энжейе игру в новую эпоху перевести? Это же самый мелкий элитный босс. Как ты вообще его у Нагибаторов увел?

— Да долгая история, — отмахнулся Тим, выпив стакан воды, стоящий перед двумирянином. В город Румаг вернулся уже утром, изрядно устав и проголодавшись.

— Соньер, ты где? Дай поесть мне и моему товарищу, — устало прокричал Тимур, падая на крепкую лавку.

— Значит всё-таки ты, — выдохнул мужчина, — Слушай, говорят даже корейцы уже тебя разыскивают, чтобы узнать, как ты это провернул. У нас вроде как с ними одна эпоха была. А тут такое. Ты вообще из игры-то выходил? — участливо поинтересовался Автоном.

— Не успел, — честно ответил Тим.

— Ты че под бустами? Я, конечно, понимаю, что с этой темой можно долго не выходить, но ты завязывай. Здоровье посадишь, да и дорого. Хотя с деньгами у тебя теперь проблем точно не будет.

— Это еще почему? — удивился румаг.

— Ну, во-первых, я выставил твою куртку за пару тысяч, и на нее уже есть ставки. А судя по тому, что торги продолжаются третий день, там идёт нешуточная борьба за такой ценный артефакт.

— Торги разве могут длиться больше суток? — удивился Тим, наконец-то дождавшись, пока сонный Соньер вынесет большой поднос с куриными крылышками и две чашки горячей каши.

— Конечно. Каждая ставка продляет аукцион на час. Даже если там по одному золотому ставили, то мы с тобой в шоколаде. Ты кстати не забыл, что третья часть моя?

— Угу, — ответил Тим с наслаждением пережевывая пищу.

— Представляешь, мне всю личку взорвали сообщениями с просьбами продать твою куртку, рассказать, где взял и прочее. Некоторые угрожать пытались, но я таких сразу в бан отправил. Даже Веты на меня вышли. Мы как-то с одним их главным в больничке лежали, так вот он и написал. Там у него какая-то то ли подружка появилась, то ли мама его зарегалась, в общем непонятно. Просит ей такую же вещичку раздобыть. У тебя случайно нет еще одной такой, только женской? Я так и думал. Или может, скажешь, где откопал. Я всем впариваю, типа пару сотен далиман от голода спас, и они мне в награду куртку выдали. А че, шмот реально на далиманский смахивает. В общем, пока верят. Ну, так как, есть че?

Тим мало успел разобрать в скоростной речи двумирянина, но кое-что резануло по ушам, а потому он спросил:

— А почему в больнице-то лежали?

Про то, что сейчас происходит в реальной жизни, Тимур знал мало. Хотя, если честно, не особенно и хотелось, но Автоном был единственным, кому из двумирян можно хоть как-то доверять. Требовалось узнать о нем побольше.

— Да долгая история. Бруту ногу повредило в горячей точке. Вообще, он мужик правильный, было бы неплохо его выручить. Глядишь, и мне бы легче к ним в гильдию вписаться было. Ты не переживай, денег у Ветеранов достаточно. Они в последнее время активизировались. Даже элиту стали иногда у Мегов отжимать. Ну а я там по своим болячкам лежал.

— Точно, элита, — хлопнул себя по лбу Тим.

Он так и не удосужился заглянуть в мешочек, выпавший с босса. Все спешил в город, боясь пропустить открытие торгов.

Развязав серые веревочки, парень высыпал на стол содержимое. Тихонько стукнувшись, на деревянную столешницу упало пять черных хрусталиков.

— Это что? — спросил румаг у замершего Автонома.

— Морион, — завороженно произнес двумирянин.

— А поподробнее.

Тим не думал, что когда-нибудь придется попросить Автонома говорить о чем-то более подробно, ведь парень и так без умолку мог болтать часами о чем угодно, но вот пришлось. Как бы в привычку не вошло.

— Это черный хрусталь. Падает с элитных монстров. С Энжейя обычно либо один, либо ни одного. Тут как повезет. Это выпало из него?

— Ну да, это трофей со снежного монстра. Выходит, мне повезло?

— Повезло? — нервно хихикнул Автоном, — да можно сказать, что ты родился с серебряной поварёшкой во рту. Такого везения ещё ни один геймер не видел. По крайней мере, я о таком не слышал. Хотя, кто будет трепаться про это.

— Вот и ты никому не рассказывай. А зачем вообще эти кристаллы? Дорогие?

— Дорогие. Очень. Вообще из них гномы доспехи делают, оружие всякое. Легендарное, конечно. С таким шмотом только Нагибаторы у нас ходят, из верхушки клана. Да Румаг один себе посох собрал. Две сотни кристаллов, говорят, потратил. И денег еще гномам отвалил.

— Какие гномы, ты че несёшь? — не выдержал Тим, чувствуя, что голова вот-вот взорвется. Он только успел немного адаптироваться к реалиям мира, в котором очутился, и вот опять.

— Если сейчас ты начнешь рассказывать про гномов, эльфов и орков, будь они неладны, я точно покончу с собой, файербол мне в голову. Заодно и узнаем, где у меня место респа.

— Какие эльфы? Ты о чем вообще? — удивился Автоном.

— Ну, ты сам сказал «гномы».

— Ну да, Горная Неигровая Община Металлургов. Гильдия обычных неписей, добывающих руду в горах, и занимающаяся переплавкой ее в необходимые предметы. Мужики суровые и за свои услуги дерущие три шкуры, но оно того стоит. О, а вот и твои далиманы.

Тим выдохнул. Ну, хоть эти вроде выспавшиеся и отдохнувшие.

— Дарио, скажите этому господину, чтоб накормил нас, — злобно глядя на Соньера, произнес Тень.

— Эти необразованные юноши выпили вино, которое вчера осталось на столе после вашего ухода, господин Дарио. Поэтому сегодня я вычту ту бутылку из положенных десяти скипетров, — доложился хозяин заведения.

— Хорошо, — нехотя согласился Тимур, — и будь добр, накорми их чем-нибудь.

Вмешиваться в перепалки неигровых персонажей не хотелось.

— Нда, похоже, я погорячился, сказав, что у тебя не будет проблем с деньгами. Вы что, не могли найти другое место, чтобы остановиться на ночлег?

— Долгая история. Расскажи мне лучше, как вызвать меню аукциона, а то на слово «аук» система не реагирует.

— Так ты даже с этим не разобрался?

— Некогда было, — и тут не соврал Тим.

— Ну, так, конечно, где тебе. А ты вообще включил голосовое управление? Там галочка при регистрации была.

— Да, вроде как, — на этот раз неуверенно ответил Тим, подумав, что интерфейс наведения исправно вызывается голосовой командой.

— Ну, тогда скажи меню и там проверь галочку напротив аукциона.

— Меню, — сказал Тим и надолго завис, рассматривая заслонившее взгляд игровое окно.


Часть 3. Глава 7


Время шло. Привыкшие к изнуряющей работе и физическим нагрузкам земледелы старательно постигали науку ратного искусства. Хоть до десятка обученных ребят им было далеко, но к мечам мужчины привыкли быстро и перестали шарахаться от каждого замаха противника.

Основные воины деревни по-прежнему несли попеременно службу на посту или ходили охотиться в лес. Кайрийцы не нападали, а потому даже небольшие отряды могли достаточно далеко уходить в их направлении на охоту. Зверье тут было непуганое, запасы шкур и мяса стали быстро пополняться.

— Каждый день одно и то же, — выругался Турох, — ты посмотри на них. Да им еще учиться и учиться. Где им в десятки вставать, если они поодиночке не могут.

— В том-то и суть, что по отдельности они слабые, а вместе — сила. Дай им луки, и пусть идут за спинами ребят. Если что — издалека постреляют и отойдут. Ну, или на мечи удар примут, ежели противник не больно страшен окажется.

— Побережье — это тебе не стрельбище, — огрызнулся Турох. Дед всегда говорил правильные вещи, и это иногда раздражало.

— Ну, вот где?! Где мне взять столько стрел?! А куртки?! Что они в старых мехах своих пойдут?

— А зачем им броня? Ты их в тылу держи. Там и меха сгодятся и отступать сподручнее. На вот, примерь, — Дед протянул кожаный шлем с нашитым на него черепом макары́. Костяной щиток Бурый спилил, и теперь гладко отполированная черепушка плотно и удобно прикрыла голову Туроха.

— Чувствую себя, как будто меня все-таки сожрали. Весь мир сквозь зубы, — сказал воевода поежившись, — не слишком страшно?

Он прибросил на себя еще и куртку в костяных нашлепках.

— Самое то, — отозвался Дед, расправив складку на рукаве.

— Как бы земледелы от одного моего вида не разбежались, — пошутил Турох.

— Не разбегутся, — пробасил появившийся в дверях Бурый, — весь десяток в такой броне ходит. Привыкли мужики уже. Костяным воинством прозвали вас. На вот, посмотри.

С этими словами кузнец протянул воеводе щит. Деревянная основа была обита по краю стальной полосой, а в центре практически всю площадь прикрывал костяной щиток, спиленный с черепа макары́.

— Не отвалится? — недоверчиво постучал по кости Турох.

— Обижаешь. Целый день потратили с Никитой, чтобы его сюда приспособить.

Воевода поднял щит. Тяжеловатый, но вполне сносный. Будто кроме дерева и стали ничего и нет на нем. Да и куртка, доработанная по схеме Деда, была легкая и удобная.

— Ладно, послезавтра выходим, — сдался воин в костяном одеянии.

— Вот ещё, — Бурый поставил на стол тяжелый мешок, — мы тут с отцом подумали, и, в общем, нашли способ как быстро наконечники для стрел ковать. Будет железо, сделаем ещё. А пока только четыре десятка.

— Про топоры не забыл? — вмешался Дед.

— Да, не забыл. Жалко только на них сталь добрую тратить.

— Ничего. Купим мы тебе стали. Вот дойдем до шинитов и купим.

— Дойдем ли? Зима близко. Да еще и через побережье, — усомнился кузнец.

— Дойдем. Другого выхода у нас нет, — вздохнул Дед.


***


«Функция текстовых сообщений — недоступна.

Функция телепортации к путеводным знакам — недоступна.

Место привязки — не определено».

«Вот тебе и меню. Ничего изменить не получается», — подумал Тим и еще раз пробежался глазами по характеристикам:

«Сила — 168;

Выносливость — 164;

Ловкость — 205;

Меткость — 190;

Удача — 147

Внутренняя энергия — 7».

«Доступ к аукциону — открыт».

— Ну, хоть это работает. Аук, — вслух произнес парень.

Сообщение в верхней части нового окна гласило, что у торговца имеются деньги и товары, которые необходимо получить. Тим с радостью ввел в строку поиска слово «энергол» и ахнул. Единственный лот с таким товаром стоил 119 золотых. Тут же подорожав еще на 5 скипетров. Парень закрыл окно.

— Слушай, Тим, а сколько у тебя физы, ну то есть силы, если не секрет?

— Зачем тебе? — удивился вопросу румаг.

— Ну, знаешь, нечасто встречаешь двадцать пятый левел, способный завалить элиту. Каждый уровень умножается на показатель характеристики. Из этого складывается суммарный урон, выносливость и все остальное. Я вот вроде хотел мечником быть. Поэтому стал физическую силу качать. Но с профой снайпера вышел косяк. Теперь не знаю, что и делать. Что бы сброс произвести нужно много голда. А за арбалет спасибо. Такая махина, что ростовой щит пробивает на раз. Снаряды правда дорогие. Но ничего. Вот получу свою долю и закуплюсь. Пойду на мелиад охотиться, — мечтательно закончил парень.

— О, я как раз хотел спросить, где можно хорошо прокачаться быстренько. Ну, и золото раздобыть. Мне, сам понимаешь, много надо.

— Понимаю, — вздохнул Автоном, — золото и уровень всем нужны. Другому двадцать пятому я бы предложил на рудник идти. Там и физу поднять можно, пока киркой машешь, и камней набить. Хоть в итоге и не сильно прибыльно выходит, но потихоньку капает. А на ночь ставить на рыбалку. Если капсулу не отключать, то твой персонаж может выловить что-то полезное. Конечно, удача для этого нужна.

Каждый ответ Автонома порождал все больше вопросов. Румаг решил начать с наиболее важного.

— А что за камни? Яры, Реды, Стоуны попадаются?

— Впервые такие слышу. Там в основном бурый уголь. Ну и топазы, сапфиры, золото, в конце концов, при большой удаче.

— А большая это сколько? Сколько удачи надо? — Тим снова заглянул в свои характеристики. Судя по всему, в этом мире ему только и оставалось, что полагаться на удачу.

— Ну, при старте больше десяти очков в удачу вложить не даёт. Ты, наверное, и сам это заметил. И если не вложился в нее, то зря. Зря, потому что, как качается это вредная характеристика, никто не знает. Если с силой, ловкостью и остальным все понятно, то тут полный мрак. Хочешь меткость — стреляй из лука, желательно по неписям или игрокам. Попадешь и меткость поднимется. Правда если убивать тех, кто тебе зла не желает, то аура упадет. Нужна сила — маши мечом, кидай камни, куй железо, и она медленно, но подрастет. Ну и так далее. А если нужна удача, то тут кто во что горазд. Слышал я про парня, который со скалы прыгал на деревья внизу. За три недели поднял удачу до сорокового. Он, конечно, свихнулся от постоянных самоубийств, но, когда выживал, при падении — очко удачи прилетало стабильно. Как-то так.

— А выше сорока было у кого-нибудь?

— Может и было. Я не слышал. Кто про такое рассказывать будет, — пожал плечами Автоном.

— А цветок удачи?

— Ну, он на 15 % удачу поднимает в характеристиках примерно на полчаса. Так что, если у тебя удача ниже пятнашки, то лучше сходи убейся раз двести прежде чем такой жрать.

— Спасибо. А с уровнем что? Как его быстро поднять?

— Лучше всего выполнять квесты. Но их только вначале много, а после двадцатого уже приходится бегать, чтобы найти. На мобах, конечно, тоже капает, но их надо очень много. Так что придется тебе путешествовать. Например, по деревням и лесам, в сторону Ветов.

— Мобов говоришь?

— Ну, монстров местных. Не элиту, конечно, которая раз в сутки, а то и раз в неделю ресается, а обычных. Их по континенту тьма тьмущая. На любой вкус.

Тим подумал и вспомнил, что одно задание у него есть.

— А Бравино это далеко отсюда?

— Ты в оружейке что ли квест взял?

— Ну да.

— Даже не думай. В Бравино ты узнаешь, что девицу эту выкрали нурмоны. А у них она вообще непонятно где. Чуть ли не в самом Порту. В общем забудь. За два года даже топовые игроки этот квест не осилили. Висяк стопудовый. О, сорри, мне пора.

И разговорчивый собеседник исчез, не попрощавшись.

Тим взглянул на стол с оставшимся нетронутым земляничным пирогом и уткой в яблоках.

— Соньер, можно мы это с собой заберем?

— Конечно. Списать со счета или вы расплатитесь деньгами?

— Со счета, — радостно ответил румаг. Такая жизнь начинала ему нравится.

— С вас еще восемь скипетров, — произнес управляющий.

— Это еще за что, — удивился Тим.

— За три комнаты для ваших друзей и одну, что я оставил для Вас.

Тим нехотя отсчитал монеты.

— С сегодняшнего дня спите в одной комнате, — сказал он, обращаясь к своим спутникам.

— Но там всего две кровати, — возмутился Тень.

— Значит, мы переходим на осадное положение. Двое дежурят у лестницы на этаж, один у дверей, а двое спят. Потом меняетесь. Соньер, есть кофе? — Тим зевнул, чувствуя, что ночь далась нелегко.

— Конечно. Вам с собой?

— С собой. Стой, куд-да, — воскликнул Тимур, глядя, как Заноза упаковывает в непонятно откуда взявшуюся котомку пирог и утку.

— Да это он для Коти старается. Втрескался наш вояка, — совсем по-человечески улыбнулся Тень. Румаг все чаще замечал, что спутники ведут себя более человечно с каждым днём. Даже откровенно туповатые поначалу нанятые далиманы стали принимать самостоятельные решения и вести себя как люди.

— Ладно, ловелас, собирай все, и пошли к твоей ненаглядной, — зевнув, проговорил Тимур и отпил из деревянной фляги, которую вынес Соньер.

— Списать со счета? — крикнул вслед хозяин заведения.

— Со счета, — лениво отозвался Тим.


Девушка оказалась на прежнем месте. Завидев компанию издалека, она ловко выскочила на тропу и направилась навстречу. Вероятно, боялась, что храбрые воины снова бросятся ее защищать. Но спрашивать о причинах такого поведения Тим не стал.

— Привет, Котя! Ты завтракала? — спросил он буквально подбежавшую девушку. Получив отрицательный ответ, продолжил:

— Пойдем, Заноза тебе еды прикупил. И обещал показать, как разводить огонь.

Парень, о котором зашла речь, бросил злобный взгляд на Румага, но когда девушка радостно защебетала слова благодарности, покраснел и робко улыбнулся.

— Вот твой золотой, я продала цветок за 12 скипетров, — протянула монетку довольная 18Котя18. После того, как съела пол утки и добрую часть пирога, девушка была особенно поражена чашкой кофе, в котором по мнению Румага было слишком много сахара. Сполоснув в озере крышку, которую использовали вместо кружки, Тимур сказал:

— Давай будем считать, что эта монетка — аванс тебе за помощь. Мне нужно поднять уровень. Ты, случайно, не знаешь, где тут поблизости есть эти, как их, — Тим пощелкал пальцами, пытаясь вспомнить незнакомое слово, — мобы, которых нужно убивать?

— Шутишь? Я изучила все карты Массори. Даже земли нурмонов. Так что я знаю почти все про игровой континент. А что такое аванс?

— Это часть оплаты, которую выдают до совершения работы. А вечером ты получишь вторую часть. Договорились?

— Идёт, — пожала протянутую руку девушка, — куда отправимся? На мобов для твоего уровня или на шестидесятых, как у далиман?

— Давай сразу на шестидесятый, — не задумываясь, ответил Тим.

Через двадцать минут путешествия по лесному массиву веселая компания вышла на открытую скалистую местность.

— Далеко еще? — поинтересовался Тим.

— Вон за тем клыком начинается долина кур, — ответила уставшая 18Котя18.

Видимо, выносливости у девушки было совсем немного, потому что никто из мужчин даже не запыхался.

— Кур? — удивился Румаг.

— Ага, Археоптерикс Альбердоерфер, — едва выговорила девушка, присаживаясь на огромный валун, — но все их курами зовут. Сами поймете, когда увидите.

— Ложись! — вдруг заорал Тень. Не раздумывая, Тимур и Заноза упали на камни. Следом среагировали далиманы. Лишь уставшая 18Котя18 не успела ничего предпринять. Обезглавленное тело девушки еще несколько секунд просидело на валуне, прежде чем стало оплывать.


Часть 3. Глава 8


Огромная тварь, представляющая из себя помесь ящерицы с птицей, очень сильно походила на курицу-переростка. Хлопая короткими крылышками, явно не предназначенными для полета, она завершила свой смертоносный прыжок в десятке метров от лежащих воинов. Тим поднял голову как раз в тот момент, когда монстр развернулся и, заклокотав, побежал на распластавшихся противников.

— К бою, — заорал Румаг, подскочив и бросившись существу навстречу. Следом за ним поспешил Заноза, а уж потом все остальные.

Увернувшись от разявленного клюва, с острыми зубами, загнутыми во внутрь, Тимур рубанул по синюшной коже, прикрытой мелким пухом. С лёгким скрежетом клинок прошёлся по груди невиданного существа, не оставив и царапины. А вот далиманский меч взбесившегося Занозы отсек монстру одно из крылышек.

Сами же далиманы действовали более расчётливо и слаженно.

Двое из них выбежали вперед, пропуская мутировавшую курицу. В последний момент мужчины резко развернулись и ударили мечами по коротким лапам. Перерубить их не получилось, но моб споткнулся, припав к земле, а Тень с оттяжкой рубанул, отсекая лупоглазую голову с зелёным гребешком.


***


— Что там? — спросил Тень.

— Еще две серебряных коронки и зеленое перо. Итого: шесть золотых, 165 зеленых и 96 красных перьев, — ответил Тим, складывая добычу в рюкзак. Долина была зачищена. Используя безотказно действующую технику далиман, Тимур, заменивший в тройке Тень, убил 234 курицы. Как и пауки, эти создания появлялись из трёх разломов и разбредались по каменистой местности. Вот только время повторного появления равнялось почти часу. Ждать следующей волны было бессмысленно, а потому решили возвращаться.

Заглянув в меню, Тим обнаружил, что подрос на 2 уровня, получив при этом всего одно очко силы и два выносливости.

«Негусто», — подумал он, сравнивая награду с тем, что получил за убийство первой птицы в этом мире. По нехитрым подсчётам выходило, что на достижение нужного уровня уйдет дней двадцать.

Раз десять Тимур объяснял переживающему смерть девушки Занозе, что она игрок и наверняка уже снова ковыряет пауков на поляне у города. Но найти ее на обратном пути так и не удалось.

Зато аукционист обрадовал шестидесятью скипетрами, тринадцать из которых забрал за пятьдесят энерголов.

Тим был доволен. Сидя за столом, он подсчитывал оставшиеся деньги. С учетом заработанных на курах и торгах, получалось триста двадцать семь золотых монет.

— Вы что, вообще не выходили отсюда? Откуда денег столько на жратву? — удивился Автоном, присаживаясь за свободное место, он тут же придвинул к себе тарелку.

— Выходили, — печально ответил Тим, — и я понял, что мобы — это не моё. Целый день на кур потратили, а всего пару уровней поднял.

— На кур? — удивился двумирянин. — Как ты там выжил вообще?! С них кстати перья хорошие падают. У оружейника можно стрелы заказать. Выйдет совсем недорого. Только местный с тобой разговаривать не будет теперь. Надо поискать другого. Ну, или выполнить квест, — хихикнул Автоном.

— Выполнить квест, — задумчиво проговорил Тим, ковыряясь вилкой в тарелке со спагетти. Нетипичное для этого мира, но привычное для Тимура блюдо не радовало. Темпы, с которыми продвигалось дело, грозили слишком затянуть подготовительный этап. Лия в плену, и что там может прийти в голову этим двумирянам, даже думать не хотелось. Парень так разозлился, что не заметил, как согнул вилку. Столовый прибор не выдержал такого обращения и, сломавшись пополам, звякнул об стол, выводя Тима из печальных раздумий.

— Слушай, а когда следующая осада?

— В конце месяца. Сегодня у нас какое? — ответил Автоном, на секунду задумавшись. — Выходит, что через девятнадцать дней. Можно уже завтра подать заявку на участие.

— Ага, только гильдии нет, денег нет, да и противопоставить Убиваторам особо нечего. Девятнадцать дней. Где мне получить 20 уровней за девятнадцать дней, раздобыть пять тысяч и втянуть в свою авантюру кучу народа? — Румаг отпил кофе. Глаза слезились, и настроение было ни к черту.

— Слушай, друг, тебе поспать бы. Ты так и не выходил из игры?

— Нет. Что там с артефактом? Продал?

— Пока нет. У меня первый раз такое. Обычно максимум полтора дня на продажу уходило. Но оно и к лучшему. Больше ставок — больше денег.

— Ага. Знать бы сколько там.

— Никак. Только после продажи узнаем. Слушай, я тут подумал… Есть один способ быстро апнуться и голды поднять. Это данжи.

— О боги, это что еще? Какие-то новые твари? — спросил Тим, едва не падая лицом в тарелку. Усталость накатила внезапно и так сильно, что он уже и соображал с трудом.

— Это такие групповые задания в закрытых локациях. В конце каждого есть босс, с которого падает отличная награда, вещи или оружие. Ну и опыт, который поднимает уровни. Если хочешь, то сходим завтра вечером. А сейчас давай выходить. Тебя совсем что-то рубит.

— Ага, иди. Я с Соньером рассчитаюсь и тоже спать. Эй, хозяин, принеси вина.

Тут же подошедший Соньер выставил на стол бутылку Галдане.

— С учётом вчерашнего, это всё, — горделиво отвернулся мужчина.

— Тим, — прошептал двумирянин, — это же древность почище твоего артефакта. Как ты уговорил этого жмота продать тебе такое?

— Я все слышу, между прочим, — нахмурившись, сказал Соньер.

— Ой, простите, мне пора, — ответил Автоном и медленно стал исчезать.

Тим вздохнул. К привычке двумирянина чесать языком почём зря добавлялась манера уходить, толком не попрощавшись.

— Соньер, а есть у тебя что-то из еды, что не портится? — закинул удочку Тимур.

— Конечно. Колбаса копчёная хранится две недели. Мясо вяленое — два месяца. Крупа пшеничная в мешках по 2 килограмма — при должном подходе может храниться годами. Армейский рацион, — тут мужчина помолчал, что-то обдумывая, — да судя по всему, почти вечно.

— Отлично. Мне вот всего этого и побольше на остаток средств, выделенных на сегодня. Прям в комнату, а я спать.

— Эм… ну, хорошо, — нехотя согласился хозяин заведения, решив, что данный заказ не противоречит ограничениям.

Ночь выдалась тяжелая. Едва парень коснулся головой подушки, как его одолели кошмары. Он опять видел войну, гибель друзей, а потом снилась Лия. Девушка участвовала в сражениях с невиданными тварями, а он никак не мог ей помочь. Потом они блуждали по лабиринту. Тим едва поспевал, следуя бесплотным духом за возлюбленной, и тщательно пытаясь запомнить дорогу.

В конце концов они прошли запутанное переплетение коридоров и очутились у колодца, где Тим недавно потерял чуть ли не половину своих далиман. Лие помогали незнакомые воины, которые тоже гибли, но с большим трудом им удалось одолеть дух великого Трока.

Проснулся Тимур засветло от шума закрывшейся двери. У стены обнаружился большой сундук. Как Соньеру удалось бесшумно занести его — оставалось загадкой, но содержимое порадовало. Три мешка крупы, две палки колбасы и непонятного вида мешочек, зашитый с обеих сторон. Судя по грязнозеленому цвету, это и был армейский рацион. «Негусто для солдата», — прикинул вес мешка Румаг, но открывать не стал. Что делать с неожиданно полученным припасом, он ещё не решил. Можно попробовать продать, а можно использовать самим, уходя убивать монстров, которых тут почему-то называли мобами. В любом случае до возвращения в Айтану он рассчитывал выжать максимум из неожиданного наследства.


***


В поход выдвинулись широкой разномастной колонной. Впереди шёл сам Турох с Дедом по правое плечо и Бурым по левое. Оставив отца ковать топоры из остатков железа, молодой кузнец был рад отравиться в путешествие. Телег не брали. Все мечи, которые парень рассчитывал продать у шинитов, разобрали воины. Вышло так, что на несколько бывших земледелов оружия даже не хватило, но мужчины не растерялись, взяв первые топоры, на длинной рукояти, которые по заказу Деда выковал отец Бурого.

Вот так налегке по первому снегу и двинулись к морю. Редкие снежинки таяли, не долетая до земли. Первый день прошел без приключений. Преодолев часть пути, к вечеру, вышли на побережье. Подходить к морю побоялись, так и заночевав у кромки леса.

Собственноручно расставив часовых, Турох вернулся к костру. Мужчины кутались в меховые тулупы, пытаясь уснуть, и многим это удавалось. К воеводе сон не шел.

— Чего не спишь? — проворчал Дед.

— Тяжко мне. Не поддержали нас старосты, а зима уже, можно сказать, началась. А ну как все решат откупиться? Вырежет нас орда. А коли орда не одолеет, так кайрийцы добьют.

— Думай, Турох, думай, — проговорил дед, и, зевнув, повернулся другим боком к костру, — думать всегда полезно.

Воевода вздохнул и подбросил веток в костер. Занялась сырая древесина неохотно. Представив, как ее пожирает пламя, Турох направил поток энергии из Яра, дело пошло веселее.

— Ох, хорошо как, — пробормотал дед, поежившись сквозь сон.

Едва сила камня иссякла, пламя снова утихло.

Практически каждый день опытный воин тренировал свою новую способность, расходуя силу одного камня. Второй же оставлял на всякий случай не тронутым.

Выйдя за пределы лагеря, он решил пройтись. Берег был пуст, а море вдалеке завораживало своим величием. Не так представлял он себе этот поход. Тишина, спокойствие, никто не нападает. Где все эти мутанты, которые могли бы отвлечь от тяжёлых раздумий? Сражаться и убивать, казалось, гораздо легче, чем решить, что делать дальше, чтобы объединить народ.

Вдруг вдалеке Турох заметил свечение. Прячась за деревьями, он медленно приблизился. Лесная полоса дальше взбиралась вверх по склону, а песчаный пляж вплотную подходил к утесу. В скалистой стене обрывистого берега черным провалом зияла огромная пещера, у самого входа в которую стоял двухметровый торд.


***


С рассветом все было готово. Двадцать лучников выстроились широкой дугой, в центре которой стоял десяток парней в костяных куртках. Возглавлял их Бурый.

Дед остался в стороне, издали наблюдая за приготовлениями.

— Ну что, все готовы? — негромко спросил Турох.

Лучники кивнули, серьезно намереваясь впервые в жизни выпустить по две стрелы в живую мишень. Кивнул и боевой десяток.

— Зови, — выдохнул облачко пара кузнец, покрепче сжимая меч.

Турох вышел к краю леса, подобрал увесистый камень и бросил его, целясь точно в бок огненного быка. Существо всхрапнуло, дернулось, разглядело обидчика, улепетывающего сквозь кустарник, и бросилось следом. Едва Турох перемахнул через поваленное дерево, он, как и договорились, закатился почти под толстый ствол, зависший на валунах.

Взбесившийся торд также взлетел в воздух, но на землю упал уже утыканный двумя десятками стрел. Бурый подошёл к еще агонизирующему существу и сильным ударом успокоил животное.

Турох вскрыл добычу и к всеобщей радости поднял над головой большой красный камень. Начало было положено.


Часть 3. Глава 9


— Это, вообще, что такое? — запрокинув голову, спросил Турох у подошедшего деда.

Сводчатый верх входа в пещеру поднимался примерно метра на четыре от уровня земли. Сам же тоннель довольно резко уходил далеко вниз. Площадка перед невесть откуда взявшимся сооружением была усыпана камнями и почерневшим песком.

— Не знаю. Я про такое не слышал, — озадаченно ответил Дед.

— Давай так: пока мужики стрелы вырезают из туши, я пойду проверю? Спущусь недалеко, а вы также полукругом вставайте да вход на прицел возьмите. Если замечу что-то подозрительное, то выскочу обратно. Меня только не пристрелите.

— Ну, давай, — с сомнением произнес Дед, — только если там развилки или что-то похожее на двери, ты не заходи. Мало ли что. И под ноги смотри, не наступай на подозрительные предметы.

Турох кивнул и, поудобнее перехватив щит, направился вниз. Глаза быстро привыкли к полумраку помещения, а вскоре мужчина и вовсе добрался до конца длинного коридора, который выходил на полукруглый балкон с резными колоннами и сплошным каменным ограждением. Украшенный изображениями невиданных цветов, заборчик доходил воину до груди. Лишь по бокам каменной площадки виднелись проемы не очень широких лестниц, уходящие куда-то вглубь. Из тоннеля можно было разглядеть только стены да потолок огромной пещеры, высеченной в скале неизвестными мастерами. Таких гладких и ровных сводов не делали даже шиниты, любители работы с камнем. Глядя на пляшущие по стенам голубые отблески, Турох решил пренебречь советами Деда и, пригибаясь, перебежал к бортику. Шум, доносившийся откуда-то снизу, заставил его выглянуть, чтоб выяснить обстановку.

Далеко в глубине рукотворной пещеры, на огромной площади ярким голубым светом горела арка. Прямо из нее верхом на огненном торде выехала крупная человекоподобная фигура, покрытая черной шерстью. Всадник протиснулся между десятком таких же, быки которых пили воду из каменной чаши в центре площади. Над водопоем возвышалась каменная женщина с кувшином, из которого непрерывным потоком лилась прозрачная жидкость. Самый страшный всадник был на две головы выше остальных и шире в плечах. Тело его в отличие от собратьев, покрывал черный кожаный доспех, а на груди на железной цепи висел гигантский рог.

— Это еще что за зверинец? — Турох поправил сползший на глаза шлем, случайно чиркнув мечом о колонну, стоявшую рядом. Звук получился тихим, но, падая на пол, мужчина заметил, что один из всадников обернулся. Больно ударившись о что-то плечом, воевода ощупал предмет, на который наткнулся. Каменная крышка легко подалась, и он с содроганием сунул руку внутрь. Неподъемный сундук оказался наполнен монетами.

Снизу у левой лестницы послышался цокот копыт. Мужчина сгреб пару горстей металлических кругляшей в снятый шлем и опрометью кинулся к выходу. Щит мешал быстрому передвижению, но воин лишь крепче его сжимал, боясь потерять. Наконец-то выскочив на поверхность, Турох замер. Площадь у выхода представляла собой картину едва завершившегося кровавого боя. Трое из земледелов лежали разодранными куклами на песке, не подавая признаков жизни. Остальные спешно вырезали остатки стрел из убитого ранее торда. Десяток парней во главе с Бурым окружили Деда, который острым ножом разделывал тушу непонятно откуда взявшейся черной твари. Беглого взгляда хватило, чтобы понять, что это один из наездников, которые устроили привал внизу. Вряд ли в нем мог обнаружится Ред.

— К бою! — заорал Турох, услышав топот копыт совсем рядом. В следующее мгновение из прохода выскочил тот самый монстр, который среагировал на случайный шум. Бывалый воин чуть-чуть не успел отскочить в сторону. Мощное тело ударило в щит, шлем выпал из рук, и серебряные монеты рассыпались по черному песку, а следом повалился и сам воевода.

Первым среагировал Бурый. Он оттолкнул Деда, увлеченного разделкой монстра, и в прыжке атаковал нового противника. Тот попытался достать кузнеца когтистой лапой, но не дотянулся. Зато Бурый полоснул по мохнатому предплечью клинком. На полном скаку торд врезался в стену деревянных щитов, едва поднятых десятком. Воины разлетелись в стороны, но затормозили животное. Остановка получилась настолько резкой, что наездник вылетел, пропахав песок, перемешанный с камнями. Обезумевший торд, лишившийся всадника, бросился в сторону застывших от страха мужиков.

— Бегите! — заорал Турох. В ужасе земледелы кинулись врассыпную, петляя между деревьями. Следом в прибрежном лесу скрылась огромная туша огненного быка. Всадник же подскочил и, проявляя невероятную прыткость, бросился к Туроху. Завязался бой, в котором опытный воин едва успевал отражать мелькающие с огромной скоростью удары противника. Сталь со звоном ударялась о черные когти, словно они тоже были из металла. Лишь когда пришедшие в себя парни из костяного десятка подоспели на выручку своему воеводе, удалось прикончить неизвестную тварь. Умирая, существо утробно взревело, оглушая людей. И из-под земли донесся протяжный низкий звук. Турох понял, что это сигнал рога, который висел на груди предводителя лохматых существ.

— Надо уходить! — прокричал он, схватив за шиворот Деда, продолжавшего зачем-то разделывать тушу первой твари.

— Уходим, — с ненормальной улыбкой заявил тот, сжимая в руке окровавленный стальной слиток.


*


Сон оказался всего лишь сном, но проснулся Тим в холодном поту. Поднявшись с кровати, он выложил в сундук все перья, полученные с ортодонтов, сунул в рюкзак копченую колбаску, армейский паёк и сверился с указателем. Тонкая светящаяся нить подтверждала, что Лия до сих пор в замке.

Окончательно успокоившись, он умылся водой из большой чаши, заботливо поставленной кем-то на стул у двери, и спустился вниз.

В зале, как и прежде, были только знакомые лица, но с удивлением Тимур обнаружил сидящего за столом Автонома. Парень пил вино, закусывая его бужениной, и складывал пирамидки из нескольких десятков золотых монет.

— Это все, что удалось выручить за куртку? — спросил Тим, присаживаясь напротив.

— Нет, конечно. Ты не представляешь, какого труда мне стоило не прервать торги досрочно. Не поверишь, сколько мы получили за твой раритетный артефакт. Свою долю я уже конвертировал и рассчитался с кредитом за капсулу. Марише купил подарок. Остатки на счет кинул. Вот ведь она удивится. Мы же последние полгода практически на ее доходы и живем. А тут такое. Тим, спасибо тебе! Хотя я тоже молодец, скажи же.

Было видно, что двумирянин доволен собой и буквально светится от радости. Но Тимур не разделял приподнятого настроения друга.

— Молодец-молодец. Сколько там, говори, не томи? Тысяч десять? — грустно пошутил он.

Автоном тоже немного погрустнел. Пододвинул собеседнику две монетки и, как бы извиняясь, ответил:

— Не, ну, не столько. Откуда ты вообще такие цифры взял? Ты хоть представляешь, какие это деньжищи?

— Представляю, — вздохнул Тим, — но с учётом твоей доли, нам надо было заработать именно столько.

— Тогда придется раздобыть еще такую куртку. А лучше две, — мечтательно произнес парень, — Четыре тысячи шестьсот пятьдесят три полновесных золотых скипетра. Столько мы получили. Ты представляешь эту гору золота? — Автоном развел руки в стороны, явно преувеличивая.

— Хм, не наблюдаю тут этой горы, — Тим с сомнением посмотрел на три низенькие стопки из золотых монет. Даже если бы товарищ решил одолжить ему свою часть, то денег все равно не хватало на взнос. А ведь еще нужна гильдия.

— Ты что думаешь, я ненормальный с такой кучей золота ходить по улицам города? Да я даже поднять ее не смогу. Наверное. Да и есть способ проще. В общем, вот, — протянул Автоном лист бумаги, на котором золотистым текстом было написано, что центральный банк подтверждает наличие средств в количестве 3000 золотых скипетров, зачисленных на счёт игрока с ником «Тим».

— И что, распорядитель примет такой документ?

— Конечно, примет. И даже, если нужно, сдачу выдаст таким же образом. Эти нипы все повязаны. Не знаю, как устроен их банк, но работает он как часы. Самое надежное место, чтоб сокровища хранить. За всю историю Легенд, этот банк грабили всего раз, и это было гораздо раньше, чем сервер расконсервировали. Там, кстати, и ссуду можно взять под процент меньший, чем в реале. Мне, когда капсулу покупал, пришлось сперва у Коалиции кредит занимать, а потом уже в игре переоформлять, конвертировать, в общем, мутная схема, но если надо, расскажу.

Тим задумался. Это был вполне себе выход.

— Пока не надо. Давай поедим и подумаем, что делать дальше.

Когда позавтракавший отряд в полном составе вышел из города, солнце висело уже высоко. Заслышав знакомые девичьи возгласы, Заноза бросился в лес.

— Чего это он? — удивленно спросил Автоном.

— Любовь, — вздохнул Тим.

— Он же цифра.

— Ну, бывает и такое, — отмахнулся Румаг и последовал за товарищем.

— Н-да, чем больше нахожусь рядом с вашей компанией, тем меньше понимаю происходящее. Кто вы вообще такие, ума не приложу, — сказал двумирянин Тени.

— Цифры, — флегматично ответил краснокожий далиман и тоже зашагал в лес.


*


— Чего вам опять надо? — неприветливо спросила 18Котя18, в три прыжка выскочив с поляны.

— Да вот, — протянул Тим ей два золотых, — зарплату тебе решили вручить. Или не надо?

— Надо! — девушка быстро сгребла с протянутой ладони блестящие монетки и ловко спрятала их за пояс.

— А где вы были вчера так долго? Я полдня проторчала на краю леса, вас дожидалась. Мне одной до места точно не добраться. Почему вы не вернулись? Я ждала, ждала, — обидевшись, произнесла девушка, глядя под ноги.

— Так ведь некогда было, — удивился Тимур, — мы как только ущелье зачистили, так сразу и вернулись. А тебя нет нигде. В следующий раз сразу вернемся, обещаю.

— Зачистили? — удивился стоявший все это время молча двумирянин.

— Ну да, возрождения птичек долго было ждать, вот мы и двинулись обратно, когда они кончились.

— Нет, вы определенно не обычные цифры.

— А когда следующий раз? — воодушевленно перебила его девушка. Обида ее быстро прошла, а Тим с Автономом переглянулись.

— Да хоть сейчас пойдем, — ответил Румаг, — только мы в какой-нибудь этот собирались…

— Данж, — подсказал ему товарищ.

— Знаешь, где быстрее всего до сорокового дойти?

— «Инферно», — одновременно выкрикнули Автоном и 18Котя18, а Заноза неприязненно посмотрел на двумирянина.

— Там опыт быстро набирается, хотя его уже пару недель никто пройти не может. Там финального босса усилили так, что даже Убиваторы сливаются. Куда нам с неполным отрядом, да еще и с такими левелами идти. Мы, разве что, первый круг захватить сумеем, — пошла на попятную девушка.

— Ты че, это же Тим. Он нас протащит, — хохотнул Автоном и мечтательно продолжил, — было бы неплохо получить Лук Света.

— Ага, — подтвердила 18Котя18, робко спрятав свою дубину за спину, — ну или хотя бы Меч Истины.

— Так чего стоим, пошлите в эту вашу преисподнюю, — не выдержал Тим. Время шло, а его цель не приближалась. Да и вообще, весь этот мечтательный диалог больше походил на фантазии двух детишек, разговаривающих в песочнице о мешке подарков деда Мороза.

— Куда пошли? — снова не поняла девушка.

— В Ад, — уточнил Тимур, — чему вас только в школе учили.

— Как чему? Инженерии, робототехнике, ну и последние два года мы изучали LOL, с его легендами и невероятной историей, профессиями и особенностями механики. Эх, жалко у меня нет Силы. Было бы хорошо стать Румагом, знаешь, какой Луиза была… — снова мечтательно заявила девушка.

— Ага, вот прям так и пойдем? — вмешался Автоном. — Ты посмотри на нее. Доспехи нулевки, сапоги пятнашки, да и сама до двадцатого даже дотянуть не смогла. Ты почему городские квесты не сделала? Чему, говоришь, вас в школе учили целых два года?

— Некогда мне было, деньги нужны, — робко ответила покрасневшая 18Котя18.

— Стоп, — сказал Тим, — Я думал, ты выше двадцать пятого. Откуда сапоги?

— Их всем выдают за выполнение первого квеста у распорядителя. Без них меня бы пауки закусали. А денег на покупные вещи у меня нет.

Девушка совсем раскисла, чувствуя, что путешествие с более сильными игроками отменяется, и придется снова идти крошить ненавистных пауков.

— Охо-хо, — выдохнул Тимур, — где тут можно приодеться?

Идти на попятную и отказывать девушке не хотелось, да еще и Заноза буквально пожирает двумирянку глазами. Но и сражаться с более сильным противником совсем не подготовленными тоже неудачная идея. Тим старался не думать о том, куда его занесет после смерти, и решил старательно избегать этого грустного события.

— Так, стоп! — взмахнул руками Автоном. — Вы что, реально собрались в «Инферно»?!

— Ну да, ты же сам предложил.

— Я пошутил, кроме того еще раз повторяю. Для глухих. Данж усилили. В ко