КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474648 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221116
Пользователей - 102814

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Система Возвышения 4: Тропою Мастерства [Максим Мамаев] (fb2) читать онлайн

- Система Возвышения 4: Тропою Мастерства (а.с. Хроники Руса -4) 890 Кб, 261с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Максим Мамаев

Настройки текста:



Максим Мамаев Система Возвышения 4: Тропою Мастерства

Глава 1


* * *

С шумом и грохотом, разбив своим телом часть стены, из центральной башни Гранда вылетела объятая языками жадного пламени фигура. Кувыркаясь, данная фигура, рыча от гнева, какое-то время летела к земле, но через несколько мгновений всё же сумела выправить полёт и погасить пламя. Из пролома показался ещё один человек. Народ, замерев, наблюдал за происходящим. Бойцы Унии, служившие здесь под началом Наместника, стянулись, образуя кольцо вокруг вторженца. Полторы тысячи бойцов, от ранга Лидер до их командующих, Полководцев, приготовились атаковать незванного гостя. Приготовились, но, тем не менее, нападать пока не спешили — ибо пока они просто, заняв позицию, демонстрировали готовность к атаке, была надежда, что вторженец образумится.

Будь их противником кто угодно другой, они бы не стали церемониться. Но тут был особый случай. Во первых, политика — раздолбавший телом Наместника стену человек, ещё недавно числившийся для гордых москвичей деревенщиной из Химок, теперь был одним из высших руководителей Нуменора, единственного человеческого анклава, способного потягаться с Унией во всём. Тогда как их Наместник фигурой в Унии была значительно менее значимой. В общем, тут пахло политикой, интригами и кабинетными баталиями — всем тем, с чем пятерым Полководцам, командующим пятью батальонами, взявшими сейчас в кольцо донжон, иметь дело совершенно не улыбалось.

Но это лишь первая. И далеко не главная, потому что в конце концов всегда можно было бы просто скрутить смутьяна и сдать старшему руководству, а на все претензии показывать ролик, в котором Станислав Котов пробивает спиной башню. И стоять на том, что они просто выполняли свой долг. Главное, взять живым, и тогда максимуи, что им может грозить — устный выговор. Всё это малоприятно и хлопотно, но, в конце концов, они могли бы на это пойти. Вот только тут начинается вторая причина.

Она проста, и наверное, даже банальна. Дело попросту в том, что у них были довольно серьёзные опасения касательно того, каковы их шансы в столкновении с таким противником. Аура и Воля противника находилась на запредельном для бойцов уровне, а про самого этого Системного Лорда было хорошо известно, что уж в чём он знает толк, так это в бою. Вот и стояли бойцы, ожидая указаний Наместника. Пусть высокое начальство отдаст приказ да само возглавит атаку, тогда и начнем действовать. А пока — ждём.

* * *
Руслан.

Я глядел на скривившуюся от злобы рожу Котова. Только что, в своём кабинете, этот уебок пытался давить на меня Волей, а затем, поняв, что ничего не выходит, заявил, что это внутренние дела вассала и сюзерена. И вообще, мол, если ей, Алёне, что-то не нравилось, она могла просто сказать ему об этом.

— На этой записи она, по-моему, как раз рыдает и просит прекратить. Но что-то не похоже, что собираешься перестать засовывать в её пизду латную перчатку, пропитанную некроэнергией. Да и кинжал не похоже, что для красоты достал, — спроецировал я Волей один из отрывков тех видео, что мне дала девушка. — Ты что, уебан тупоголовый, меня за имбицила держишь? Кто я по твоему такой?

— Наглый хач полукровка, которому разовый успех вскружил голову, — надменно и зло процедил он.

Ладно, стоит признать — миром это дело я решать не собирался. Стол, разделявший нас, летит в сторону, и я Рывком перемещаюсь к вспыхнувшему силой Смерти уебку. В прошлый раз он не показал мне всего, что мог. Системный Лорд, за спиной которого стоит организация вроде Унии, по определению не может быть слаб. Доступ к самым лучшим навыкам, экипировке, профессиям — всё это сделает грозным бойцом кого угодно. К тому же, насколько я знаю, в финальной стадии сражения с ордой монстров он лично возглавил контратаку Гранда.

Мой кулак встречается с вовремя поставленным блоком. Сила Смерти тянется ко мне, пытается проникнуть в плоть и энергетику, но… Но я вспыхивая огнём, активирую технику усиления и Огненный Плащ. Десятая доля секунды — и моё пламя напрочь выжигает смерть. Котов морщится, моя Воля уверенно скидывает его Волю, я и в этом сильнее и искуснее, и следующий мой удар отшвыривает врага в стену. Объятый пламенем, пытающимся преодолеть его защиту, Котов с грохотом проламывает её и вылетает наружу.

Со всех сторон уже спешат отряды бойцов Унии. Что характерно, грандовцы помогать людям сюзерена не спешат. Что ж, отлично. В воздухе несколько десятков Генералов и пяток Полководцев, внутренний двор и стены заняты униатами. Ну, посмотрим, что вы из себя представляете. И что решит Котов — попробует ли прибить меня, пользуясь случаем?

Я готов к любому повороту событий. Больше того, после увиденного мной сражения мне очень нужно выплеснуть злость и раздражение — неприятно осознавать, сколь ты ничтожен в сравнении с действительно Великими, с теми, кто решает судьбы Вселенной. Страх и бессилие — мне нужно выплеснуть негатив от этого дерьма, и эти уёбки подойдут отлично.

— Я отпущу тебя и закрою глаза на наше недопонимание. Принеси извинения и можешь быть свободен, — бросает Котов. — Не будем разжигать конфликт между Унией и Нуменором.

— Да пошёл ты нахуй со своей Унией, извинениями и прочей хуйнёй. Если там такие же, как ты, мудаки верховодят, то мне похую на вас, вашу репутацию и уж тем более ваше мнение обо мне, — беспечно ответил я. Этот клоп пытается меня пугать жалкой Унией после того, как я увидел, что такое настоящая мощь? Смешно, блядь.

— Разрешаю применение всех навыков, — подчеркнул он голосом важное слово. — Схватить или убить.

— Протокол мертвеца? — поинтересовался кто-то из них.

— Да.

Пока шла беседа, я готовился к свалке. Сотру всех в порошок! Моя Воля ужалась, уплотнилась вокруг меня — о том, что бы атаковать ей боевые подразделения во главе Системным Лордом со Стальной Волей, и речи быть не могло. Но мне это и не нужно. Я вскинул руку и воплотил глефу из пламени, стараясь придать ей максимальную плотность. Феникса, как и Семени, у меня больше нет, так что обходимся тем, что есть. Спасибо хоть все навыки на месте. Я не стал пока брать замену Фениксу, ибо тратиться на что-то дешёвое не имело смысла, а реально адекватная замена стоила чересчур дорого.

Но взглянем, что из себя представляет их «протокол мертвеца». Интригующе звучит. И противники не замедлили подтвердить мои надежды, показав не виденное мною ранее.

Из теней бойцов вышли скелеты, весьма разномастной наружности. В основном — крысы, кошки, собаки и прочая громадная живность, реже — гуманоиды. От Лидеров выходило по одному-два, от Полководцев сразу по несколько десятков. Интересный сюжетный поворот.

Котов сумел удивить самым настоящим костяным драконом, на башке которого он гордо стоял. Впечатляет, надо признать. Саммонов я не ожидал.

— Ещё не поздно попросить прощения. Извиниться, и я…

Что там будет, если я извиняюсь, мы так и не узнали. Убедившись, что все жители Гранда убрались подальше, я призвал пламя. Меня весьма впечатлил тот удар Авидайла, что открыл их с Гарудой дуэль. И я кое-что из него для себя вынес. В той чудовищной атаке было намешано столько всего, что я и десятитысячной доли не понял. Но кое-что важное я всё же осознал. Элементы магии, стихии, аспекты, и пути магии, должны быть не просто впихнуты друг в друга, а правильно выстроены. Естественно, я это и раньше понимал и пытался разобраться, но именно тогда я и увидел, как это работает. И даже того мизера, что я понял, хватило для того, что бы научиться кое-чему новому.

Над крепостью вспыхнул небольшой шар огня, к которому со всех сторон тянулись нити энергии. Враги поняли, что шутки кончились — да и сложно это не понять, наблюдая за навыком, в который я стремительно вливал весь запас своего Духа. В меня сразу полетели навыки — самым настоящим водопадом, переполненным мощью стихий, Генералы и Полководцы во главе с Котовым образовали круг, в центре которого парил костяной дракон. По колыханиям энергии от них я явственно ощутил, что эта атака может меня прикончить с одного удара, но… От обычных ударов я защитился, прикрывшись разгоревшимся до размеров небольшого дома шаром пламени. Мои запасы Духа почти полностью исчерпались, и теперь я тянул энергию напрямую из своих артефактов Бессмертия. Их энергия, в отличии от других артефактов, идеально подходила для использования мной напрямую.

Всё это заняло считанные секунды. Враги, несмотря на выложенные ими козыри, банально не успевали. Не успевали призванные твари, уже рванувшие мне на встречу, не успевал Котов со своими лучшими бойцами, что уже составляли что-то донельзя опасное и связанное со Смертью, не успевал вообще никто. И лишь я один успел всё сделать вовремя — ведь здесь и сейчас моя атака уже была готова. Огромной силы пламенная волна готова была обрушиться во все стороны, превращая всё вокруг в филиал инферно. Конечно, я понимал, что убью этим ударом далеко не всех. И что после этого удара я буду не в состоянии защититься — это я тоже осознавал. Вот только как минимум половина тех, кто мне сейчас противостоит, вместе с Котовым и его окружением, погибнут.

И тут в голове родилась вполне здравая мысль. Время для меня словно замедлилось, да и скорость мышления на моём ранге и уровне далеко за пределами возможностей человека, так что я даже успел додумать то, что пришло мне в голову. А именно — за каким хером я сейчас собираюсь устроить бойню, в которой вряд-ли выживу сам и ещё и прикончу кучу ни в чём передо мной не виноватого народа? Только из-за того, что Алёна заигралась в манипуляции Котовым и теперь стала неебабельна? Какой же ты всё же кретин, Рус…

И тут я понял, что пауза затянулась. Даже не так — ОЧЕНЬ затянулась. Мой навык буквально замер в воздухе, пламя застыло в самом начале преобразования из шара в атакующую форму. Белый огонь, с переливающимися в нём золотыми молниями, уплотнённый Волей и напитанный силой пространства и несущий в своей глубине тёмно-зелёные сгустки энергии астрала — моя ультимативная атака замерла. Замерли и летящие в меня навыки, застыло почти сформированное заклятие Котова, остановились бесчисленные костяки… Я был не в силах пошевелиться, но прекрасно всё осознавал. Неужели опять какой-то аврал и разборки Трансцедентов и Божеств? Хотя, судя по всему, сейчас осознавали происходящее все присутствующие.

— Рады сообщить каждому, кто развился в достаточной мере, что бы называться хуннусом, об открытии Башни Возвышения! Системный Турнир для вас отменяется. Вместо этого вам даруется уникальнейшая возможность для качественного роста. Приготовьтесь к перемещению! Врата Башни распахнутся для вас через:

167:59:58.

И мир снова отмер. Вот только моё заклятие уже исчезло из мира, как и всё, что заготовили мои противники. С другой стороны, запасы Духа были вновь полны. Вот только желания устроить погром больше не было. Нам опять показали, что мы лишь несмышлёныши, и шалить пока ненужно. Да и отмена боевых навыков явно показывала, что Система думает о нашем конфликте.

— В общем, так, чувырло, — обратился я к Котову. Он и его люди, походу, всё ещё пребывали в шоке от произошедшего. — Собирай манатки, своих людей и уёбывай отсюда. Мне поебать, где и чем ты будешь заниматься, но в Гранде твоей ноги больше не будет. Иначе я подниму этот вопрос в Унии, и мы оба знаем, что тебе это на пользу не пойдёт. Если через 12 часов ты ещё будешь тут, я буду считать, что ты отказался от моего предложения. А если ты ещё хоть раз попробуешь повторить с Алёной то, что я видел — клянусь Системой, я тебя убью.

— Клятва принята.

Отлично. Сохранять ему лицо не входит в список моих планов, так что плевать на то, что всё это прозвучало как ультиматум. Я просто развернулся и полетел обратно к своей крепости. Кстати, пора бы и имя ей дать. А то анклав «Хуннусы», когда это слово имя собственное твоей расы, по меньшей мере странно. Но об этом позже.

Как оказалось, всё то действо, что я наблюдал в Астрале во время битвы Хунну, или Системы, кому как удобнее, в нашем мире не заняло и секунды. Битва Гаруды с Авидайлом, способная разрушить несколько десятков звездных систем своим буйством, сражение высших Трансцедентов всех трёх рас, где каждый удар способен был раскалывать материки на нашей планете, и даже тот чудовищный удар радужной иглой и ответ Системы, ещё более устращающий — для нашей крохотной планетки и её населения всё это прошло незамеченным. Единственное — небо теперь сменилось вечной серо-зелёной хмарью просторов астрала. Прежде, чем отправляться на разговор с Котовым, я поведал своим соратникам и Алёне об увиденном. На меня сперва смотрели, как на сумасшедшего — даже для нашего безумного времени этот рассказ звучал слишком фантастично. Но я дал Системную клятву, и на этом сомнения у всех развеялись.

— Это и хорошо, и плохо, — первой высказалась Изольда. — Я не ожидала, честно говоря, такой мощи от Хунну. И я никогда не слышала даже смутных упоминаний о том, что существует кто-то, способный выйти на поединок с одним из Королей сур и биться с ним на равных. Суры считаются самой могущественной из трёх высших рас. Астики — хранители и распорядители природной энергии во Вселенной, что поддерживают в ней баланс, суры — воины и защитники, чей первейший долг это защита Вселенной от сил Хаоса и иных планов бытия. Первые обладают абсолютным бессмертием — убить навсегда астику невозможно. Вернее… Возможно, но лишь чисто теоретически. Они все — повелители стихий с рождения, и для того, что истребить их, нужно полностью уничтожить всю энергию в нашей Вселенной. А это… Ну, разрушить её целиком — и то проще. Но в бою они уступают сурам, сильно уступают. У сур чудовищная регенерация, сверхмощные даже в гуманоидной форме тела, огромные запасы энергии и высочайшее мастерство в бою.

— Ты как-то подозрительно много знаешь для выходца из затрапезного клана, что обитал в затрапезном мире, Изольда, — прервал её я. — Меня всё больше тревожит этот вопрос. Не хочешь прояснить по поводу своей осведомлённости?

Девушка задумчиво смотрела мне в глаза. Хотя какая девушка — сейчас передо мной сидела опытная, прожившая два десятка веков разумная. Мы смотрели в глаза друг другу с десяток секунд, и она, наконец, заговорила.

— Выложим карты на стол. Я Исъольда Летремиэль Оррай Дариэнна, пятнадцатая принцесса Империи Нолтарион, мира двенадцатого уровня. Нолтарион — один из немногих высших миров, что не имеют сюзерена среди высших рас. Клан Намрель, довольно мелкий и незначительный клан с окраины нашего государства, мира шестого уровня, был приглашён Системой сюда, в ваш мир. Так вышло, что в тот момент я находилась в том клане в качестве невесты одного из сыновей главы клана — я должна была стать его женой в обмен на то, что они отдадут империи три разведанных ими планеты с богатыми месторождениями эриардов, — твёрдо заговорила он. — Но это официальная причина. Настоящая кроется в том, что этот мир был стратегически важным пунктом нашей границы с империей Рагрейн. Это мир одиннадцатого уровня, вассал астик. Население мира и империи — смешанного типа, там хватает всех — от низших рас до старших, поэтому у мира не было поддержки расового божества. В таких случаях обычно ищут покровителя среди сур или астик — у первых Короли кланов способны самостоятельно одолеть любое божество, у вторых нет разделения на кланы и Первобытные Боги, их лидеры, тоже весьма грозные противники.

— Я не просил лекцию об основах и реалиях жизни и быта этой вселенной — прервал её я.

— А зря! — зло зашипела она. Но тут же взяла себя в руки. — Пойми, Рус, до твоего рассказа я наивно верила в то, что моё божество, Нимрадэль, освободит меня от клятвы, данной именем некоей Системы. Я думала, она что-то вроде артефакта или ещё что-подобное, что она механизм — а оказалось, что это Хунну! И судя по твоим словам, ваше божество обладает мощью, сопоставимой с самим Анантой, королём змей. Даже Сурья и Аста не смогут отменить данную перед лицом Хунну клятву, так что я теперь с тобой до конца — хотим мы с тобой этого или нет. Когда я только попала в этот мир, я хотела просто собрать максимум информации, обрести нужные связи, стащить что-нибудь ценное и смыться домой. Давая тебе вассальную клятву, я сильно рисковала, и риск не оправдался. Но клянусь именем Хунну — я не собиралась тебе вредить, и я была искренне настроена помочь тебе всем, чем смогу, а потом тихо уйти домой.

— Клятва принята.

— С этим разобрались. Продолжай рассказ, невестушка, — усмехнулся я, глядя на помрачневшего Тристана.

— Так вот. Настоящая причина, самая главная из них — моя мать далёкий потомок Трансцедента из расы хуннусов. В моём женихе же очень ярко проявилось наследие вашей расы — он был способен развиваться и как боец, и как маг, что было редчайшим проявлением наследия высших. И пусть не полноценно, пусть часть стихий и воинских умений ему были недоступны, но по расчётам наших учёных, наши с ним дети сумели бы обрести ещё больший талант. Я из правящего рода, и стать Бессмертной, с ресурсами правящей семьи, могла бы ещё шесть веков назад — но решила выжать максимум возможного из бытия смертной — ведь чем крепче фундамент, тем сильнее я буду как Бессмертная и тем больше шансов у меня достичь Трансцедентности. В общем, намечался династический брак, который, правда, у многих вызывал недоумение — слишком огромной была разница в социальном статусе между моей семьёй и семьёй Айтара, моего жениха. Но договор был таков — все дети от нашего союза становятся частью императорского клана. Клан Намрэль же в замен получает влияние в империи, поддержку ресурсами от нашего клана и освобождение от любых налогов на три тысячи лет. Все рады, все довольны, и я смирилась со своей судьбой.

— Однако мироздание любит шутить. В результате его шутки мне удалось убедить клан моего жениха в том, что я смогу стать разведчиком в стане Нуменора — конкурентов того обьединения хуннусов, на который сделал ставку клан Намрэль. А дальше ты знаешь — я фактически предала и отца, и клан Намрэль, связавшись с Тристаном. Я рассчитывала в будущем упросить тебя отправиться со мной, любимый, — виновато повернулась она к Тристану. — Увидев перед собой истинного хуннуса, отец бы расторг мою помолвку с Айтаром, откупившись от них, что бы не нарушать своё слово. И мы смогли бы быть вместе…

— Без обид, Иза, — покачал я головой. — Но я не намерен со слезами на глазах, растрогавшись, аннулировать твою клятву. Не после всего услышанного. Извини, если недоволен, Тристан, но она действительно нам нужна, так что твой побег в эльфийские миры пока откладывается в долгий ящик.

Мы говорили ещё долго и о многом. После чего я решил сходить разобраться с проблемой Алёны, а затем приступать к захвату и разработке шахт, обнаруженных её людьми. Разобрался я откровенно так себе, но прилюдно отпиздеть Котова я ещё успею. Будет возможность вызвать его на спарринг после приёма, который послезавтра затевает Уния.

Мой полёт был прерван приближающейся на огромной скорости со стороны Москвы фигурой. Её внимание было столь явно сконцентрировано на мне, так что я остановился. Приближающееся ко мне существо летело одно, и по ощущениям было Системным Лордом. Драпануть или проверить, кто там? Впрочем, учитывая, что Крылья Феникса мне нынче недоступны, а навык полёта доспехов был хоть и неплох, но далёк от совершенства, я решил остановиться. Вряд-ли сбегу, да и зачем? Если что, до подхода подмоги я выстою всяко. Через несколько секунд я, наконец, разобрался в том, кто летит ко мне на полном ходу.

— Карина, — кивнул я остановившейся в полусотне метрах девушке. Она парила, серьёзно глядя на меня. — Чем обязан?

— Ты знаешь, что мне нужно, — встряхнула роскошной чёрной гривой девушка. — И ты мне дашь это, Мясник!

— Трахать я тебя не буду, не надейся. У меня рыжая есть, — попробовал отшутиться я.

— Свою крохотный член можешь и дальше беречь, как Кощей свою иглу, мне он без надобности, — фыркнула она. — Я видела битву Трансцедентов и Божеств, как и ты. И я хочу наконец одолеть тебя, что бы спокойно двигаться дальше. Мне это нужно, Мясник! И я это получу!

Вместо ответа я материализовал огненную глефу. Я не против хорошей драки, пусть и бессмысленной. Точнее, сейчас я бы с удовольствием занялся чем-нибудь другим, но разве эта ёбнутая мне даст?

— Ты без оружия, а я с клинками второго класса. Но у тебя доспехи первого, — сказала она, обнажая клинки.

— Заранее ищешь оправдания? — поднял я бровь.

— Наоборот, — рассмеялась она. — Теперь мы будем на равных.

С этими словами она единым, слитным движением рванула мне на встречу, широко распахнув крылья из ветра. Я взмахнул глефой, и мы обменялись первыми, осторожными выпадами, прощупывая почву. Секунда, другая, третья — и вокруг нас поднялся настоящий шквал остаточных энергий от столкновения ударов. Внезапно Карина кольнула меня Волей, сбивая концентрацию, и её меч скользнул по моему наплечнику, пройдя мою защиту. Второе лезвие полетело прямо по направлению к моему забралу — девушка не шутила и щадить меня не собиралась.

Я извернулся в воздухе и пнул её стальным сапогом прямо в лицо, защищённое забралом. Девушку откинуло назад, и я выпустил ей вслед Вспышку Сверхновой, одновременно защищаясь от здоровенного полупрозрачного меча, рухнувшего прямо с небес. Ничья.

На пути вновь рванувшей ко мне Карины возник, прямо в воздухе, Лавовый Капкан, поверх которого я призвал Огненных Змей и докинул до кучи Огненный Столб. Я не рассчитывал этим прибить девку, но сбить ей наступательный порыв, заставить перейти в оборону и ранить, хоть слегка, если повезёт. В нашей схватке очень важно было держать инициативу за собой — ибо и она, и я предпочитали работать именно первым номером.

Однако девушка показала, что не теряла времени даром. Пока она боролась с моими атаками, я рассчитывал призвать своего Аватара Пламени и затем призвать Ярость Небес. Наши Поля Превосходства уже во всю боролись. Однако мечница показала, что я слишком привык считать её слабее себя.

— Пространство Меча! — взревела Карина из огненного ада, в который я её упаковал.

И в следующую секунду я ощутил, как разрываются на части мои атаки. С изумлением я увидел, что всё пространство вокруг нас было заполнено тысячами мечей, парящих в воздухе. Аватар даже пикнуть не успел, как целое цунами клинков разорвало его в клочья. Я едва успел активировать Купол Тёмной Воды и использовать на Карину Угнетение. Однако тысячи клинков забарабанили по моему куполу, и я с удивлением понял, что проигрываю! Эта девка теснит меня! Меня!

Наконец моя кровь вскипела. Вот теперь я готов был высечь обнаглевшую дуру как следует. Я призвал Ярость Небес, и отменив купол, рванул на Карину. В этот раз я не выпускал молнию, а планировал ударить ею вместе с ударом глефы. Однако не пролетев и трети разделяющего нас пространства, я ощутил пробежавший по спине холодок опасности и выпусти Ярость небес.

Карина ударила крест на крест перед собой, рассекая молнию. Я не очень понял, что я сейчас увидел — это явно было что-то из арсенала Высшей магии, но такого я ещё не видел. Мощь наших атак, уничтожив друг друга, стёрла в пыль всё на много сотен метров вокруг. Не давая мне отступить, девушка, использовав Рывок, оказалась вплотную ко мне. Она всегда была быстрее меня, но сейчас, под воздействием Угнетения, наша скорость сравнялась. Её окутывало холодное, серо-стальное мерцание, успешно отражавшее мой огненный плащ. Без настоящего оружия в руках, лишь с огненной глефой, было сложно держать удары Карины. Много сил и внимания уходило на стабилизацию и удержание материальной формы оружия. Карина наседала, всё взвинчивая натиск, и мне приходилось всё больше уходить в защиту. Я атаковал шарами пламени и разрядами молний, жалил Волей, то и дело сбивая ей концентрацию и одновременно защищался от тысяч полупрозрачных мечей, что защищали девушку и атаковали меня. Постепенно я поймал ритм её атак. Несколько раз её удары проникали через мою защиту, но доспех держал удар. Пора повысить накал боя.

Я использовал Кровавую Ярость и перешёл в наступление. Взмах левым лезвием, девушка отражает его правым клинком, но я провожу неожиданный маневр — резко, с приседом, оборачиваясь вокруг своей оси, подобно юле, и бью не успевшую среагировать девушку плечом в живот. Её серая аура обжигает болью плечо, я чувствую, как начинает идти кровь — но главное сделано, Карину отшвырнуло на несколько десятков метров.

И я начинаю закидывать её атаками, не давая подняться и прийти в себя. Девушка понимает мой замысел почти сразу, пытается сделать Рывок прямо из положения лёжа, и ей почти удаётся — но Копьё Синего Пламени успевает зацепить её взрывной волной, и движение сбито, а она вновь на земле. Потоком золотых молний я вынуждаю уйти её в глухую защиту — вскинув светящиеся от какого-то активированного навыка мечи, она принимает молнии на них. Этим молниям, конечно, до полноценной Ярости Небес — как до луны, это лишь чистое управление энергией, куда менее концентрированной и плотной, чем оригинальный навык — но мне и этого достаточно. Параллельно на неё нападают Огненные Змеи, возникает Лавовый Капкан и Огненный Столб, а в небе над ней я готовлю атаку сильнейшим своим навыком Высокого ранга — Копьём Синего Пламени.

Карина ревёт от ярости, подобно огромной львице. Даже грохот гул пламени и треск молний не в силах заглушить этот звук. Я давлю на всех уровнях, ещё немного — и победа моя. Сейчас она наверняка покажет свой главный козырь, но я готов ко всему. И Карина не заставила долго ждать.

Прямо из огромной, под сотню метров диаметром полусферы пламени и молний, в которых девушка борется за жизнь, пробивая всё на своем пути вырывается чёрный, источающий эманации смерти и разложения, клинок. Это помесь силы Меча и Смерти, внушающая мне серьёзные опасения, встречается с Куполом Тёмной Воды и, к моему удивлению, моментально раскалывает артефактную защиту, но я не зря был уверен в себе — Огненный Кокон, мой лучший защитный навык, всё же отразил этот удар. Моё пламя вокруг девушки опало — защищаясь, я потерял контроль почти на всеми остальными навыками, которомы забрасывал её.

— Продолжим, — прохрипела упорная девка.

— Ты проиграла, моя глупая безмозглая пиздёнка, — улыбнулся я. — Дури у тебя прибавилось, но вот мозгов наоборот, поменьше стало. Подними свою чудесную головку к небу, радость моя ебанутая.

— Да блядь! — в ярости пнула она какой-то валяющийся у неё по ногами валун, заставив его улететь в мою сторону.

Почти попала, кстати. Моя визави стояла на маленьком, в метр диаметром, пятачке земли, окружённом настоящим озером лавы. А над её головой висело дамокловым мечом моё Копьё Пламени. И мы оба понимали — если бы я хотел, я бы просто ударил им сразу, как только она атаковала в тот, последний раз. И сейчас девушка уже была бы мертва — ведь мой навык был уже готов, тогда как на то, что бы защититься, ей понадобилось бы как минимум секунда — на активацию навыка доспехов или нанесение встречного удара достаточной силы. А секунда в таких боях — это очень много.

— Да и даже если продолжить — ты же совсем без сил. Признаю, последняя твоя атака была просто нечто, но и силы ты отдала почти все. Так что харошь упрямиться и вали откуда припёрлась. Вот, кстати, посмотришь в пути, — отослал я ей видео Алёны.

— Это что? — мрачно поинтересовалась плюхнувшаяся прямо на задницу посреди своего островка девушка.

— Это очередное доказательство того, что ты дерьмо, а не подруга. Тупоголовое, эгоистичное, самовлюблённое и видящее лишь себя дерьмо, — пояснил я. — Я всё же рад, что наши дороги разошлись. Ты всегда много болтаешь о товарищах, о том, что пойдёшь до конца и так далее, но по сути своей — ты просто рандомная, криповая шлюха, которой повезло получить силу и у которой ни морали, ни принципов, ни даже гордости. Где-то поманили куском мяса посочнее — и вот уже все уверения в дружбе и товариществе забыты, и ты с довольной рожей делаешь вид, будто не видишь, что твоих друзей ломают. Да что там — ты даже на настоящий бой не способна. Бегаешь, играешь в поединки, выясняешь, кто сильнее, претендуешь там на что-то… Я даже Котова уважаю больше, чем тебя — при всех своих минусах мужик хоть знает, что ему от жизни нужно, и приносит пользу обществу. Не то, что ты, которая болтается подобно говну в проруби. Бывай, Карина. И напомни Вите — моё обещание в силе, я обязательно его однажды прикончу.

Не слушая, что там ответила растерянная моим спичем девушка, я взмыл в воздух. Всё же хорошо, что я её встретил. И душу в драке отвёл, и на Котова натравил. Хотя не сказать, что я в чём-то кривил душой — я реально так думаю о ней. А теперь — домой!


Глава 2


В крепости я сразу направился в лазарет, где лежала Алёна. Костя, заместитель Ани, лично занимался девушкой. Я взглянул на лежащую обнажённой на хирургическом столе девушку. Никакого улучшения пока не наблюдалось.

— Ну что, вообще никаких подвижек? — обратился я к хмурому мужчине.

— Проблема в том, что в её ранах чересчур мощная энергия, — пояснил он. — Ни мне, ни даже Анне — никто из наших не сумеет ей помочь. Больше того, нам даже не удаётся сдержать эту… некроэнергию. Не наш уровень. Если ничего кардинального не предпринять, повреждения станут необратимы. Я даже не уверен, выживет ли она. Калекой станет точно.

— Как же так? — нахмурился я. Честно говоря, не ожидал, что всё будет так плохо. Видимо, зря я оставил в живых Котова. Ну да ничего, на днях поквитаемся. — Я могу чем-то помочь? Моя энергия значительно плотнее и сильнее чем у того, кто это с ней сделал. Может, если я своей силой попытаюсь очистить её энергетическое тело…

— Руслан Курбанович, — перебил меня Костя. — Вы сильный воин, могущественный маг и отличный предводитель, но при всём уважении — вы не целитель. Вы, конечно, сумеете выбить некроэнергию из девушки, но тогда мы окончательно лишимся надежды на её исцеление. Это сродни тому, что бы прижечь раны огнём — эффективно, спасёт ей жизнь, но навсегда изуродует.

— Раз ты против, значит, у тебя есть иной вариант? — прищурился я.

— Да, и вы сами знаете, какой, — грустно улыбнулся он.

Ну да. Хельга, кто же ещё. Впрочем, почему нет?

— Разбуди её, — потребовал я.

— Это нежелательно… — начал было возражать врач, но я не дослушал.

— Дело не терпит отлагательств. Разбуди и будь тут, на всякий случай. Девочки, — повернулся я к его помощницам. — Вам стоит прогуляться.

Те молча склонили головы и вышли. Костя поднял ладонь, и, быстро начертив прямо в воздухе руну, влил в неё энергию. М-да, отстал я от жизни… Уже и такое могут использовать.

— Привет, — хрипло пробормотала Алёна, глядя на нас затуманенным взором. — Можно воды? Пить хочется жутко.

Константин тут же поднёс ей кружку с водой. Одной ей оказалось мало, так что девушка влила в себя целых три, прежде чем напилась.

— Сейчас у нас мало времени, Алён, так что слушай внимательно, — начал я. Врачу я доверял, так что барьер от прослушивания накрыл всех троих.

— Я сходил к вам в Гранд. Отныне ноги Котова там не будет, это я тебе гарантирую. К тому же, скоро приём в Унии, на который я приглашён в числе прочих. Прямо там, на приёме, я разберусь с этим ушлёпком. Отделаю, как бог черепаху, поверь, ты останешься довольна. Но вот твои раны… Мы здесь не в силах их исцелить. Нужно тащить тебя в Унию, что бы тобой занялась лично Хельга. У меня есть возможность попасть на их территорию напрямую, и по моей просьбе тобой она займётся вне очереди, за это можешь быть спокойна. Но ты должна знать — для того, что бы полноценно надрать зад Котову и переломать ему конечности, не навлекая на Гранд проблемы, я должен буду показать Хэле то, что ты скидывала мне. Возможно, придётся показать это ещё некоторым людям в Унии — самому Некроманту и остальной семёрке, что руководит анклавом. Ты согласна?

— Обещай, что отделаешь его. Что заставишь орать от боли и переломаешь ему конечности, что разъебёшь его так, что бы он надолго это запомнил, — потребовала она. — Я понимаю, к чему ты ведёшь — указать тебе координаты заранее. Мне тоже пришло оповещении о Башне Возвышения, так что я в курсе, что время терять нельзя.

— Системная клятва подойдёт? — поднял я бровь.

— Мне не нужна Системная клятва. Я не хочу, что бы ты делал это из-под палки, — с трудом покачала она головой. — Посмотри мне в глаза и дай слово, что расквитаешься за меня. Мне хватит этого.

— Даю слово, — кивнул я, глядя ей в глаза.

— Сними блокировку от прослушивания, она у тебя слишком мощная, не могу воспользоваться Системной связью, — сказала девушка.

Я отменил свой барьер. Несколько минут она лежала с закрытыми глазами, мысленно общаясь со своими подчинёнными. Видимо, не только раздавала указания, но и слушала отчёты о том, что произошло.

— Хорошо, что Система остановила тебя, — посмотрела она мне в глаза. — Ты, как обычно, перестал думать о последствиях, как до драки дошло. Если бы ты использовал этот навык, в анклаве были бы тысячи погибших среди мирного населения. А потом, когда вы сцепились бы после первого обмена ударами, погибло бы ещё больше народу. А закончилось бы тем, что Уния объявила бы на тебя охоту, за убийство полутора тысяч их солдат и нападение на их вассала. И всем было бы похуй, из-за чего ты это сделал.

— У меня был повод. Взгляни на себя, дура, и подумай — кто бы…

— Рус, — устало перебила она меня. — Ну что ты как маленький? Ты же сам всё понимаешь, несмотря на свой мерзкий характер, мозги у тебя есть. Да никто даже в Нуменоре не одобрил бы бойню, что ты устроил у вассалов Унии ради какой-то там бабы. Пусть бы меня даже не один Котов ебал и калечил, а всё его войско. Это не рыцарский роман, а я не благородная девица, что бы из-за меня войны развязывать. План с дуэлью в Унии мне больше нравится, там хоть дело будет один на один и после предъявления доказательств.

— Ладно, чё теперь то об этом рассуждать? — отвёл я взгляд. Так-то я и сам понимаю, что на эмоциях чуть не наделал херни, но признавать свои ошибки вслух — дело неприятное. Во всяком случае, с моим ЧСВ.

— Мои люди придут в течении двадцати минут. Они проводят тебя или тех, кого ты пошлёшь, по нужным координатам, — сказала девушка и, неожиданно улыбнувшись, добавила. — И знаешь, хоть я сказала, что это было глупо, но… Спасибо тебе, Рус. Я рада, что в этом мире есть человек, готовый порвать за меня любого врага. Ты и вправду хороший… Друг. Завидую твоей рыжей.

— Ладно, спи, завистница. Сейчас встречу твоих гавриков, пошлю с ними людей и отнесу тебя на ремонт, — смущённо отвернулся я.

Костя дал девушке зелье Мёртвого Сна и та вновь выключилась. Через десять минут, как она и обещала, к воротам крепости прибыло десяток человек и сразу потребовали встречи со мной. Естественно, им сперва чуть пинка под зад не дали, но слава богу, вовремя разобрались в ситуации. Старший у десятка бойцов, Матвей, хмуро глядел на меня. Особой радости мужик явно не испытывал. Это был невысокий, худощавый мужичок ранга Командир.

— Руслан, я могу увидеть Алёну? — поинтересовался он.

— Алёна не предупредила, что её не будет? — поднял я бровь.

— Предупредила. И она обещала нам один процент от того, что будет добываться на шахте. Собственно, нас всё устраивало, но появилось одно но… Мы с мужиками… — оглянулся он на своих угрюмых и явно чувствующих себя не в своей тарелке в присутствии трёх Системных Лордов и нескольких десятков Полководцев. — Подумали и… Эм…

— Что, решили, что продешевили? — с усмешкой спросил я. — Захотели процент побольше? Ты говори, дружище, не стесняйся, — подбодрил его я.

— Да нет… Вернее, не совсем, — замялся он. Но, собравшись с духом, всё же закончил. — От Системы пришло сообщение про Башню. И раз мы отказаться от этого не можем, а сколько там вся канитель продлиться и насколько это опасно не знаем, мы решили попросить вместо доли либо денег, либо сразу экипировку и навыки. Ведь если там жизнью рисковать придётся, что толку от будущей доли, если мы там и сдохнем? Сами видите, экипировка у нас так себе… — развёл он руками.

Ну, тут сложно спорить. Они действительно были в доспехах Среднего Ранга третьего класса. Да и оружие у них было не лучше.

— А у тебя варит соображалка… Знаешь, я даже пойду тебе на встречу. Вижу, вы все добрались до Командира? — начал я. — А в бойцы не пошли, потому что строем ходить не хочется, да?

— Да. Оно, конечно, с одной стороны и неплохо — за казённый счёт жить. И коинами не обижают, и с экипировкой какой-никакой помогут, да навыки дают… Да чего я тебе рассказываю, сам лучше меня знаешь. Но вот только постоянно кому-то подчиняясь, высоко не забраться. Мы поколение старое, не смотри, что выглядим лет на сорок, среди нас младше шестидесяти пяти никого нет. Мы долго разбирались, как и что работает, поэтому не сумели урвать своего на старте. Вот сейчас и ходим в отстающих. А мы не хотим быть в аутсайдерах. Система дала нам шанс — мы с каждым днём всё моложе и моложе… Мы пережили весь ад что творился в первые месяцы, голодали, теряли близких, наблюдали, как наш мир, блять, идёт пиздой! И теперь, — распалился мужик. — Мы больше не хотим быть дичью. Не хотим служить кому-то, хотим стать чем-то большим!

— Например? — поинтересовался я.

— Да хоть Системными Лордами, как ты. Что бы ни от кого ни зависеть. Никому не кланяться. Что бы… — продолжил он с горячностью, но был прерван моим смехом.

— Дело, конечно, хорошее, мужик, — заговорил я отсмеявшись. — Но буквально сегодня я понял, что так не бывает. Все кому-то кланяются. И я. И мой шеф. И даже самые могучие Трансцеденты, вроде моего предка, Авидайла, — закончил я по странными взглядами окружающих. Не характерные для меня слова. — Я удивлён, что ты, в свои годы, этого не понимаешь.

— Я понимаю, как раз таки. Просто от того, кто ты есть и что из себя представляешь, зависит и то, скольким людям ты кланяешься и сколькие — кланяются тебе. Обычный Командир — мелкая сошка, практически чуть выше, чем рядовая пехтура. А развивать за казённый счет обычных солдат никто не будет. Часть добычи всегда отдай. Выбирать, когда и на кого идти охотиться, тоже не можешь…

— Старый, ты чего тут разнылся? — нахмурился я. — Ой, ему, бедному, не дадут на службе креативить, поэтому он в солдаты не идёт, видите ли. А напомни мне, где ты скупаешь экипировку? Добычу продаёшь где? Где отдыхаешь, куда развлекаться ходишь? В анклавах, вот где, — сурово припечатал я. — А анклавы эти держаться на плечах солдат. И все, здесь присутствующие, поднялись до своих рангов именно из них. Вот он — кивнул я на Би Рёна. — Начинал как рядовой выживальщик, прибился к нам, взял несколько рангов, а теперь он и вовсе — Системный Лорд. Так что не надо тут петь, что в солдатах не подняться. Просто солдаты истребляют всю ту нечисть, к которой вы сунуться боитесь. Всё дело в банальном страхе. Проводите моих людей до этих месторождений. Как только они убедятся, что там всё без обмана, вы получите по набору экипировки и оружия Высокого ранга пятого класса. И по одному навыку того же ранга и класса на выбор. Клянусь Системой, если всё честно — вы получите обещанное и вас отпустят целыми и невредимыми. Но с условием — поклянётесь Системой, что в течении трёх дней будете хранить в тайне информацию об этих месторождениях. Договор?

— Договор, — хмуро ответил Матвей, и Система оповестила нас о том, что обе клятвы приняты. Накладно, конечно, отдавать под два с половиной миллиарда этим типсонам, но да хуй с ним — месторождения окупятся многократно и очень быстро. Это стратегические ресурсы, да и большую часть оплаты за экипировку я выбью из Артура.

В поход к месторождениям отправилась небольшая армия во главе с Ромой и Изольдой. Девушка единственная из присутствующих разбиралась в вопросе и могла хоть как-то организовать производство. С ними в поход уходило полторы тысячи бойцов — путь был не близкий, да и сами места нужно было зачистить от монстров. У эриардов хозяйничали пауки. Кто там самый мощный из них, было не известно, Матвей с его людьми глубоко не заходили. На записи, что он нам показал, было хорошо видно стены пещеры, из которой проглядывали камни, и системное пояснение, что сие — месторождение эриардов. А дальше мужики во всю драпали от оравы разгневанных пауков.

А вот со вторым месторождением всё было страннее и опаснее. Издалека, примерно с километров двух, были видны руины какого-то здоровенного здания, которуоё Система уже с этого расстояния обозначила как жилу лунного серебра. Вот только в самом здании мелькали странные тени и в округе раздавался вой, отдалённо напоминающий волчий, так что туда они даже соваться не стали. Было решено, что ребята сперва зачистят пауков, а с непонятным зданием пока подождут, туда мы отправимся уже со мной и Би Рёном во главе — на всякий случай. Полторы тысячи наших бойцов, где рядовые солдаты — Лидеры, а ведёт их всех Системный Лорд — это, конечно, грозная сила, мало ли что там за нечисть может оказаться? Одно то, что вокруг шахты с лунным серебром на день пути ни одного монстра не было, весьма настораживало.

Я же, взяв на руки Алёну, с отрядом своих охранников отправился к Унии. От нас и до Нуменора путь был относительно чист — скопления монстров, способных доставить неприятности двадцати пяти Генералам, пятерым Полководцам и Системному Лорду там попросту отсутствовали. Владения Антараса сейчас представляли собой уродливую пустошь, принявшую на себя всю мощь сражения армии монстров с корпусами Нуменора. Если там, где бились мы, основной накал энергий, делавших место непригодным для большинства живых организмов, начал стихать, тут было наоборот. Прямо на бывшем поле боя зарождалась опасная пустошь, на которой, среди руин домов и выжженной земли, вполне можно было попасть под спонтанный выброс энергии, повредиться умом (если ты слабенький Лидер или ниже), или влипнуть ещё во что-то. Говорят, по ночам там даже приведений встретить можно. В общем, здесь нам больше следовало опасаться различных аномалий. В обход идти было опасно — один край пустоши упирался в территорию Мусорной Горы, другой — во владения Скормы и аватара Гекаты. Вот и приходилось идти через аномалии, благо более-менее приемлемый маршрут был уже выработан. Конечно, он был далёк от идеала, но самые опасные участки были помечены, что позволяло более менее передвигаться. Над составлением нормальной карты этих земель уже пыжились ребята из нашей метрополии.

Летели невысоко и небыстро, внимательно глядя по сторонам. Некоторые чудовища, совсем уж отбитые, тут всё же обитали, да и риск поймать шальную молнию с ясного неба тоже присутствовал. К счастью, полёт прошёл почти без эксцессов. Пара совсем уж ошалевших от жизни крыс Вожаков, рискнувших плюнуть в нас каменными шипами, да пяток разных спонтанных атак из гуляющих аномалий не в счёт — с этим мы справились играючи. Наконец, мы оказались на территории Нуменора. Попав в него через северные ворота (просто пролететь над стенами было нельзя, срабатывали защитные протоколы, если только не лететь выше пяти километров. Но и на этот случай были свои меры предосторожности.

В самой анклаве я задерживаться не стал. Нужно было как можно скорее доставить Алёну в Унию, а для этого нам требовался проводник — в нынешнее время даже для меня и моего отряда было слишком опасно летать дальше Нуменора — только шагом, только ножками. Тут, надо сказать, не так, что бы уж очень большое расстояние — десятка два километров, но частота анклавов и количество разных монстров, что были бы даже для моего отряда серьёзной угрозой, зашкаливали. Так что пришлось обращаться к Лине за помощью — она была здесь моей ближайшей знакомой. Из тех, кто мог провести меня в кратчайшие сроки, разумеется.

— Да, Рус? — отозвалась девушка на пятую секунду моего звонка.

— Есть просьба, Лина, — начал я.

Выслушав меня, девушка ненадолго задумалась, а затем предложила саму себя в проводники. Мол, и дорогу знает, и делать ей сейчас особо нечего. Уточнив, где мы находимся, она попросила подождать минут пять. И естественно, опоздала на пол часа. Явилась девушка с внушительной свитой — три десятка Полководцев плюс сотня Генералов.

— Ты что, на войну собралась? — настороженно поинтересовался я. — Мне просто туда добраться надо. Там же по пути две трети анклавов — или наши, или Унийские вассалы.

— Зато оставшаяся треть — нелюдь, монстры и банды отморозков, — возразила она. Кстати, одета девушка была не в доспехи, а в довольно фривольное платье, что шло вразрез с её словами.

— И поэтому ты нарядилась как на выпускной? Сиськами врагов отпугивать будешь? — поднял я бровь.

— Это мой доспех. Надо будет — активирую, а пока не вижу смысла косплеить металлическое чучело. Могу себе позволить. Да и вообще — я Системный Лорд или где? — возразила она.

Я бы, конечно, мог ей сказать, что думаю по поводу того, какой она Системный Лорд, но промолчал. Во первых, не хотел ссориться, во вторых — это не моё дело. Ей очень повезло — Сердце Силы, что ей досталось, не имело для неё никаких особых требований, ибо Артур притащил ей лично изувеченного Зверолорда и дал добить. Тогда, после боя с армадой Антараса, у него была такая возможность. Поэтому, даже не обладая выдающимся талантом, девушка смогла легко перейти на следующую ступень силы. Вот только плотность её энергии, по моим ощущениям, была меньше единицы. Сказалась жидковатая база. В конце концов, узнав, что она принцесса Нуменора (это не я выдумал, её действительно так называли некоторые персонажи), особого усердия в тренировках она уже не проявляла.

— Как скажешь, — пожал я плечами. — Веди тогда, времени в обрез.

— Это у тебя Алёна? — поинтересовалась она, пока мы летели к нужным воротам. Членам анклава по территории полёты были разрешены. Однако лишь по территории — попасть внутрь и покинуть анклав можно было лишь через ворота.

— Да, — кивнул я. Девушка, погружённая в искусственную кому, всё так же покоилась у меня на руках.

— Кто её отделал? И каково состояние? — поинтересовалась она. — Это мой бывший шеф, как никак, и впечатления у меня от неё очень положительные. Жаль, на неё в своё время Уния глаз положила, пришлось уступить им Гранд. Иначе они тебя требовали в вассалы.

— Монстры задрали. Ходила в рейд, решила поактивнее опыт набивать, да и тренироваться ей нужно. Вот и не рассчитала сил, нарвались на Зверолорда, — соврал я. Если бы Алёна хотела её помощи или считала нужным посвятить Лину в свои дела, сделала бы это сама.

Покинув Нуменор, мы шагом двинулись через город. Здесь, ближе к центру, разрушений было не в пример меньше, многие здания вообще сохранили почти изначальный облик. Конечно, тут и там виднелись замки и крепости небольших анклавов, постоянно встречались обозы торговцев, группы охотников на монстров, возвращающиеся с рейдов, и многие другие, но это были наши ближайшие окрестности, и людей с гербом грозового облака (символ Нуменора), здесь уважали.

— Скоро начнётся буферная зона между нами и Унией, — сообщила Лина. — Возможны разные эксцессы. Тут обретается в тоннелях метро здоровенная анаконда семьсот какого-то уровня. Опасная тварь, и ей служит немаленькая стая змей, так что осторожнее. Твари редко нападают на людей, в принципе, поэтому их никто пока и не трогал, но всё же разное случается. Если идти аккуратно, всё будет хорошо. Вот по воздуху летать не советую — небо тут контролирует орёл, Владыка Небес — это не поэтическое преувеличение, его и вправду так зовут. Очень опасный уродец, Системный Князь. Примерно как Антарас. Пока мы ходим по земле, ему плевать — ни он сам, ни его Системные Лорды никого не трогают, а за Вождей и прочих монстров, что сами могут полезть к нам, они не мстят. Но летать никому, кроме тех, кто служит пернатому, не позволяют. Так что идём и не шумим, монстры тут на людей почти не нападают.

— А кто нападает? — поинтересовался я.

— Нелюдь и другие люди. Но с ними, я думаю, наша компания справится. С нами же знаменитый Мясник! — усмехнулась она.

Некоторое время мы шли молча. Тут уже люди встречались куда реже, и подозрительных персонажей среди них хватало с избытком. Однако к нам соваться пока не решался никто — ни монстры, ни люди. И так продолжалось, пока я вдруг не ощутил, что мы окружены со всех сторон. Я напряг Волю, охватывая всё вокруг, стараясь понять, где враги и почему они не нападают, и неожиданно понял — мы в мираже. Очень мощном и качественном мираже, что сумел обмануть даже меня.

— Ты чего так напрягся, Рус? — поинтересовалась Лина.

— Мы в жопе. Тоня, — повернулся я к одной из своих охранниц. — Присмотри за Алёной. Остальные — в круг, живо!

К счастью, никто не пытался оспорить мои указания. Передав девушку Тоне и заставив её отойти в саму глубину строя, мы выстроились кругом.

— Догадалс-с-с-я-я… — раздался шипящий насмешливый голос. — Умный, однако. И наверное очень вкус-с-с-сный…

— Не придуривайся, змея. Я знаю, что Системные Лорды могут говорить нормально. Чего вам от нас нужно? — спросил я.

Иллюзия вокруг исчезла, и люди вздрогнули, увидев то, что до этого видел лишь я один. Со всех сторон нас окружали сотни гигантских змей, заполонивших улицу, свисающих с домов и выглядывающих из люков и провалов в земле. А впереди стояла обнажённая, невысокая девушка и насмешливо улыбалась, глядя на меня своими изумрудно-зелёными глазами с вертикальными зрачками.

— Поговорим, Руслан? — с улыбкой поинтересовалась она.


Глава 3


— Ну, давай говорить, — кивнул я.

Мои спутники напряжённо оглядывались. Паники, конечно, не было но… Скажем прямо — начнись сейчас драка, и гарантированно прорваться и уйти живым смогу лишь я, как самая мощная боевая единица. У остальных шансов куда меньше — хотя, если твари не напали сразу, ещё в момент действия иллюзии, значит, им не нужен бой.

— Наша королева хочет поближе пообщаться с тобой, — всё с той же улыбкой сказала девушка.

Чёрт, давно у меня секса не было… Глаза сами скользили вниз, любуясь точёной фигуркой. Высокие скулы, аккуратный носик, крепкая, налитая, стоячая грудь второго размера, с призывно торчащими острыми сосками, изящные, слегка мускулистые бёдра и икры, упругая попка и водопад чёрных волос, ниже талии. И ни единого волоска на теле, помимо бровей, волос и ресниц. Присмотрелся к данным, выведенным Системой.

— Внутренний тайпан, 467 уровень. Системный Лорд змей.

— Хватит, хватит, — покачал я головой. — Ты уже трижды покрутилась, все твои прелести я заметил. Мне вот интересно — ты вроде из породы самых ядовитых змей на планете. Так кто же твоя королева?

— Самая ядовитая не равняется самой могущественной, — ответила она. — Впрочем, ответы на все свои вопросы ты сможешь получить от нашей королевы, если согласишься на встречу. Пойдём с нами, пусть твои спутники пока подождут.

— Вы же меня там сожрёте, — усмехнулся я. — Лучше я пойду со своими на прорыв, чем…

— Клянусь Великим, что даровало нам силу и разум, человек, что тебе не причинят вреда. А если причинят, то только через мой труп, перебила она меня.

— Клятва принята.

Да блин, что за день такой?! Сперва вся эта катовасия в Астрале со сражением высших сил, потом Котов, потом Карина, и вот теперь — ещё и эти змеи. Этот день вообще когда-нибудь кончится?! Ладно, попытаемся ещё.

— У меня нет времени, — покачал я головой. — У меня на руках раненная, и я тороплюсь доставить её к целителю. Может, на обратном пути проведем эту встречу?

— Великое объявило, что через неделю начнётся грандиозное событие. Многих, очень многих из нас, всех тех, кто хоть чего достиг на пути Возвышения, отправит на Поля Дикой Охоты. И нам нужно готовиться к этому событию. Уверена, вам тоже известна эта новость, и у вас будет своя Дикая Охота. Ты, конечно, можешь отказаться и уйти, мы не станем препятствовать, но подумай вот о чём — ты не единственный и даже не самый сильный человек на этих землях. Есть как минимум двое, что сильнее тебя, и около десяти — равных тебе. Сейчас тебе очень повезло — ты шёл по нашей территории, и королева решила дать тебе шанс. Ценный шанс заключить с нами сделку, которая будет выгодна и тебе, и нам.

Чёрт возьми, звучит интригующе. Да, хотелось бы самому доставить Алёну в Унию, лично переговорить с Хельгой, попросить её подготовить почву для той порки, что я решил устроить Котову, но… Есть возможность заключить какую-то сделку, суть которой, видимо, поможет мне в Башне Возвышения. И я не хочу упускать такую возможность, особенно учитывая, что доставить девушку к целительнице смогут и без меня. Но этот момент надо ещё прояснить.

— Что будет с моими спутниками? — поинтересовался я.

— Ничего. Если хотят, могут подождать тебя здесь, нет — мы не держим их, могут свободно идти куда хотят по нашей территории. В знак нашей доброй воли мы гарантируем им безопасный проход по нашей земле сегодня, — ответила змея. — Но предупреждаю — твой визит может затянуться на несколько дней.

— Алёну доставьте в Унию. Вот это — достал я полученный когда-то от Хельги пропуск. — Позволит вам попасть к Хеле. И…

Я собрался с мыслями. Блин, нужно как-то донести Хельги свои мысли, а озвучивать послание не хочу — тут Лина. Ладно, попробуем-ка вот что…

Я закрыл глаза, погружаясь в глубины разума. Медленно, вдох за вдохом, заставил себя полностью успокоиться, выровнял дыхание и пульс и приступил к осуществлению задуманного. Я хотел при помощи Воли выделить кусок своей памяти и сформировать из него послание, добавив туда ещё и собственные мысли о том, что нужно делать Хеле. Сперва я даже не знал, с какого края подступиться к этому вопросу, но не зря даже Феникс отмечал мой талант к манипуляциям Волей. Задача оказалась проще, чем я ожидал — нужно было лишь сосредоточившись, прокрутить все необходимые события в разуме. С нынешними мощностями моей черепушки — раз плюнуть. Затем, аккуратно, используя Волю, скопировать увиденное, сформировать из него словно бы небольшой шарик. А затем — вложить свои мысли и комментарии.

Открыв глаза, я с удивлением увидел, что сижу в позе лотоса, а на меня с любопытством уставились все присутствующие. Даже змеиное шипение стихло. Опустив глаза на свою левую ладонь, я увидел в ней небольшой, размером с мячик для пинг-понга, непроглядно чёрный шар с алыми прожилками.

— Что ты сейчас сделал? И как? — жадно выпалила Лина.

— Небольшой фокус. Будешь усердно заниматься — тоже научишься, — отмахнулся я. — Вот пропуск, Макс. Хельга говорила, что если показать его на входе в Унию, там сразу поймут что к чему и сообщат ей. И сразу скажи стражникам — дело срочное, пусть тормошат Хельгу, чем бы она ни была занята. Используй моё имя и шугай их анальными карами, если надо, — но своего добейся. А то подозреваю, что её могут решить не отвлекать от дел. Как увидишь её, сперва отдашь это шар. Пусть направит в него свою Волю, так он активируется. В нём — мое ей послание. Всё понял?

— Да, — кивнул начальник моей охраны.

— Тогда удачи вам.

— Рус, если что, знай, — нарочито громко обратилась Лина. — Я сообщу о том, что ты здесь, Артуру. И если завтра к 12 часам от тебя не будет вестей — мы устроим охоту на змей.

— Хотелось бы посмотреть, что вы сможете без своей летающей крепости, — насмешливо бросила змея. — Владыка Небес вам летать здесь не позволит, а подземелье — наша территория. Глупая человеческая самка, мы знаем, что вам невыгодно на нас нападать, так что не грозись нам тем, чего не в состоянии сделать. Тем более что он — гость, и я уже поклялась, что он уйдёт от нас живым. А теперь пойдём, человек. У тебя много дел, и, видимо, мало времени, так не будем его тратить понапрасну.

И, резко развернувшись, гордо зашагала к руинам станции метро Аэропорт. Я невольно залюбовался ею — маленькая фигурка, с гордо выпрямленной спиной, шагающая среди сотен змей, самая малая из которых была около пяти метров длиной, а самые крупные — десятка четыре метров. На пол пути она остановилась, и, обернувшись, вопросительно посмотрела на меня — мол, долго мне тебя ещё ждать?

— Командир, — негромко сказал мне Макс. — Я вижу, как ты на неё смотришь. Помни главное — она не человек. Не слишком увлекайся змеиными прелестями.

Это меня слегка отрезвило. Действительно, чего я так пялюсь? Я зашагал вслед за ней, и та, дождавшись, повела меня к станции. Как ни странно, сам вестибюль и станция сохранили прежний вид. Аппараты, через которые раньше пополнялись карты «Тройка» и покупались билеты для проезда, были, конечно, сметены, но само помещение было на удивление чистым и опрятным. К тому же, я заметил здесь людей. Причем к вползающим змеям они относились абсолютно равнодушно. Само помещение станции, как и вход в вестибюль, были значительно расширены, что бы даже самая крупная змея могла свободно проползти, но сделано это было аккуратно, явно человеческими руками и со знанием дела. Людей было несколько десятков, и каждый занимался чем-то своим, деловито передвигаясь по огромному теперь помещению. Сама станция находилась не глубоко под землёй, но теперь от неё шли десятки ответвлений. Каждый туннель был явно рукотворен, вернее, украшен и укреплён при помощи магии.

— Эти люди — ваши рабы? — поинтересовался я.

— Зачем нам рабы? — удивилась она. — Они служат нашей королеве так же, как и мы. Она не делает различий меж ними и нами, для неё мы все — её дети. В числе её консортов есть даже двое мужчин вашей расы. Мы защищаем этих людей и позволяем жить на наших территориях, добываем мясо и делимся им с ними, они же помогают нам украшать и укреплять своды тоннелей, делать жилища более удобными поддерживать кладки яиц в тепле. Люди сами идут к нам.

— Да у вас прямо утопия тут, если тебе верить, — хмыкнул я, шагая в один из огромных, метров тридцать в диаметре, тоннелей вслед за своей проводницей.

— Я не знаю, что значит это слово, — нахмурилась она. — Но явно что-то плохое. Впрочем, какое мне дело до твоего мнения о нас? Думай, что хочешь.

Растолковывать значение слова «утопия» животному я не стал. Как и комментировать в слух то, что вижу. Почти все змеи расползлись куда-то, видимо, по своим делам — в том тоннеле, по которому мы шли, было множество ответвлений. Я чувствовал в окружающих меня стенах немало силы — прорытые магией, они, видимо, ею и держались. Сколько же сил нужно ежедневно вбухивать в поддержание этих конструкций? Да уж… Хорошо всё-таки, что у нас есть руны. Я даже просто пока мы шагали по тоннелю, сумел прикинуть пару вариантов того, какие и как бы вычертил. Всё же какое-то время назад я был в числе лучших рунологов, хоть теперь и подзабросил это занятие.

В какой-то момент мы уже шли только вдвоём. Моя проводница шла, погружённая в какие-то свои, явно не весёлые думки. Я ожидал, что всё вокруг будет кишеть змеями, но к моему удивлению, люди нам по пути попадались чаще. Все встречные почтительно кивали моей спутнице, впрочем, без какого-либо страха. Видимо, у них здесь действительно был полноценный симбиоз. По сути, тоннель, по которому мы двигались первое время, был чем-то вроде центральной магистрали в городе — по нему двигалось довольно много как змей, так и людей, но мы в какой-то момент свернули из основного тоннеля в уходящее вниз боковое ответвление. Вот тогда мы и остались вдвоём и стали всё реже встречать прохожих. Через минут пятьдесят пути и семь различных поворотов на развилках, мы оказались в огромной пещере, освещённой десятками парящих высоко в воздухе светящихся шаров. А в глубине пещеры свивала кольца хозяйка помещения.

— Королева пресмыкающихся Москвы, Тарсая. Системный Лорд 1087 уровня.

Передо мной была огромная, метров пять в охвате и под семьдесят-восемьдесят в длину анаконда. На меня взглянули два нечеловеческих глаза с вертикальным зрачком и я почувствовал, как защитных барьеров моего разума коснулась её Воля. Стоило признать, это был тот редкий случай, когда я готов был признать, что противник в этом плане превосходит меня мастерством. И если в случае с Бессмертными из числа нелюди это было несложно объяснить — живущие десятки и сотни тысяч лет, они просто не могли уступать мне в мастерстве, то змея обрела разум явно не так давно. И, тем не менее, лесная троица Системных Лордов ей в подмётки не годится.

— Приветствую тебя, человек, — раздался слегка шипящий голос в моей голове.

А затем я впервые в жизни наблюдал за тем как происходит преображение у зверей. Огромная змея, шурша, сворачивалась кольцами, которые становились всё туже и меньше, пока, наконец, передо мной не предстала Тарсая собственной персоной. И если честно, она… Внушала. Под два метра ростом, жёлтыми глазами с вертикальным зрачком, она, в отличии от моей спутницы, одеждой совсем уж не пренебрегала, приняв из рук подошедшего к ней здоровяка роскошный плащ и накинув его прямо на голое тело. Усевшись на мгновенно сформировавшийся под ней гранитный трон, она молча, оценивающе оглядывала меня. Я же с куда большим интересом воззрился на мужика, что притащил ей плащ. Это был человек, довольно посредственный Полководец, каких в Нуменоре пруд-пруди. Правда, ростом великан был под два двадцать, что внушало. Тут из разных концов зала потянулось ещё пятеро человек. Вернее, один человек и пять змеев-мужчин Системных Лордов в людском облике. Оглядев присутствующих и так и не дождавшись больше ни слова, я нарушил тишину.

— И тебе привет, королева Тарсая. Ты столь же прекрасна, как о тебе говорят, — дипломатично улыбнулся я.

— И что же обо мне говорят? — разомкнула губы в холодной усмешке та.

Что сиськи большие и голова пустая, раздражённо подумал я. Откуда я нахрен ебу, что о тебе говорят и говорят ли вообще хоть что-то? Но не говорить же теперь, что ляпнул из вежливости. Ладно, использую безотказный номер — начну нахваливать внешность. На это даже самые умные бабы ведутся, главное делать это правильно. Хотя… Правильно я как раз не умею, но попробуем.

— Что глаза твои прекрасны, будто языки кипящего пламени, — начал я. — Что взор холоден и суров, а ум ясен и прям. Что локоны твои подобны водопаду золота, пальчики изящны, ноги стройны и длинны, — увлёкся немного. Ладно, закончим всё плоской шуточкой. — А задница сочна и упруга. Перси же подобны двум горным пикам, увенчанным двумя прекрасными сосками, а уж твоя п…

— Достаточно, — фыркнула она. — Не знаю, что такое перси…

— Сиськи, — охотно пояснил я. — Груди, титьки, буфера…

— Я поняла, — улыбнулась она. — Спасибо за комплименты, пусть и грубоватые. Но впредь говори осторожнее — хоть никто и не стал тебя перебивать, а твои слова меня позабавили, некоторым из моих мужей это может не понравиться.

— Мне вроде обещали неприкосновенность, — заметил я.

— И во время переговоров она тебе гарантирована, — кивнула она. — Но жизнь не ограничивается нашими пещерами и нынешним диалогом. Они могут попробовать подловить тебя позже.

— В таком случае сразу приношу вам соболезнования, моя королева, — улыбнулся я. — Вы овдовеете ровно на то количество своих мужей, что решиться на подобную глупость. Но простите мне мою дерзость. Мне было сказано, — скосил я взгляд на свою провожатую. — Что у вас есть ко мне предложение. Взаимовыгодное предложение, которое может отнять у нас день, а то и два. Я уверен, вы, как существо, наделённое властью, прекрасно знаете, сколь бесценно время для тех, кому приходиться править и нести ответственность. Поэтому предлагаю перейти к нему напрямую, прекраснейшая.

Я откровенно любовался сидящей передо мной Тарсаей. Плащ, что по идее должен был скрыть её тело от моего взгляда, каким-то образом лишь подчёркивал все её достоинства. Её не портило даже то, что она на десяток сантиметров превосходила меня ростом. Огромная стоячая грудь, аристократически бледная кожа, прекрасные ноги, которые она держала скрестив… И нечеловеческий взгляд, в котором, тем не менее, угадывались искорки чисто женского любопытства. Такого рода, знаете ли, любопытство, удовлетворяя которое женщина может сама не понять, как оказалась в кровати мужчины. Чёрт, ладно, надо собраться. Что-то в этих змеях всё же не так — мысли постоянно уходят ниже пояса. И ведь даже обвинить их ни в чём не могу — это не магия, не давление Волей и прочие выкрутасы.

— Хорошо, интересный человек, — после некоторого молчания улыбнулась она. — Ты прав, терять время понапрасну не стоит. Я рада, что ты оказался умнее, чем некоторые считали.

Я уловил Волей небольшой всплеск недовольства рядом с собой. Во время нашей беседы с Тарсаей никто из присутствующих не смел открыть рта — видимо, она действительно не просто первая среди равных, как Артур у нас, а именно королева — единоличная правительница, которой здесь не то, что возразить — в разговор влезть без её дозволения не решаются. Молодец, змейка. Установить такую дисциплину, учитывая что тут, помимо меня и её самой, ещё пять Системных Лордов — дорогого стоит.

— Артём, даю слово тебе, мой возлюбленный консорт, — мягко обратилась она к тому самому здоровяку, что подал ей плащ. Остальные вновь не пикнули, но ревнивые взгляды мужчин на упомянутого Антона я увидел. Ну и ну, блин. Султанский гарем, только наоборот.

— Благодарю, моя королева, — откликнулся он на удивление приятным баритоном. — Мы нуждаемся в секретах ваших рун, уважаемый, — обратился он напрямую ко мне. — До нас дошли новости, буквально три дня назад, что Нуменор может с помощью рун творить статичные заклятия различной направленности. В том числе и руны сбора энергии, что убирает необходимость постоянно поддерживать своими силами наложенные чары. Мы нуждаемся в данной технологии, и готовы щедро отплатить вам за то, что бы получить её.

Он замолчал, ожидающе глядя на меня. Я тоже молчал — ибо пока никакой конкретики не услышал.

— Ну? — поинтересовался один из присутствующих, некто Удон, судя по пояснению Системы.

— Хуй гну. Я что, все дела бросив сюда тащился ради того, что вы и сами через торгашей достать сможете? — ответил я. — Секретами рунописи Нуменор не торгует. Точнее, торгует всякой мелочевкой, но судя по твоим словам, вас интересуют секреты не рядовых познаний в рунописи. А что-то серьёзное… Боюсь, я могу помочь вам только одним — могу помочь вам оформить заказ на то, что вам нужно сделать при помощи рун. И вам это сделают, за определённую сумму, разумеется. Я даже с вас процент за помощь в сделке не возьму, пусть это будет платой за возможность лицезреть столь ослепительно прекрасную Королеву, — вновь подмазался я к Тарсае. Хотя… Девка действительно огонь, так что я не покривил душой. Честно говоря, моя провожатая казалась на её фоне просто голенькой девочкой-подростком.

— Ты весьма… любезен, почтенный гость, — заговорил Удон, предварительно получив одобрительный взгляд королевы. — Но это не единственная наша проблема. Нам нужны эриарды. Чем больше, тем лучше.

— А при чём здесь я? — с виду расслабленно поинтересовался я. Чёрт, неужели пронюхали про шахту? Но откуда?!

— Альянс далеко от нас и отказывается вести дела с, как они выражаются, чудовищами и их ручными зверушками, — ответил он. — Нам нужен посредник, и мы хотим попросить тебя им стать.

— Тоже возможно, — кивнул я. — Но для этого мне нужно вернуться домой, что бы организовать весь этот процесс.

Пока что у меня складывалось впечатление, что они не решаются задать мне тот вопрос, ради которого и позвали меня сюда. Что за хождения вокруг да около? Что за разговоры о торговой чепухе? Для подобного разговора необязательно выводить на поверхность небольшую армию, что бы перехватить Системного Лорда, проходящего мимо. И только начиная закипать, я внезапно ощутил, как на моём левом предплечье кольнуло татуировку в виде головы Азратота. Метка нашего с ним контракта, что мы заключили в астрале, до сих пор никогда не давала о себе знать. Это был не зов, не просьба о помощи и попытка одолжить сил. Странно, в чём дела?

— Оставьте нас, — внезапно подала голос Тарсая.

Что-то объяснявший мне Удон резко замолчал и удивлённо посмотрел на неё. Как и остальные, я тоже вгляделся в глаза женщины и увидел в них далёкий отблеск астрала, и всё встало на свои места. Это не мой контрактор, это она заставила среагировать татуировку! Но как?

— Вон! — повысила голос королева, и присутствующие подчинились. Осталась лишь та, кто привела меня сюда.

— Ты владеешь силами астрала, человек, — утвердительно сказала она.

— А какое вам до этого дело? — чуть настороженно поинтересовался я.

Азратот предупреждал, что бы я не светил лишний раз нашим контрактом, да и Изольда подтвердила, что Путь Астрала считается одной из запретных тем в магии. Мол, слишком рисково заигрывать с этими силами и бла-бла-бла. Естественно, лекции эльфийки ничуть не повлияли на моё намерение изучать эту дисциплину — больно интересные открывались перспективы. Но тем не менее, я никому не афишировал, что чем-то подобным занимаюсь.

Девушки переглянулись между собой, и заговорила Тарсая:

— Дело в том, что то, что мы хотим предложить, сработает лишь в том случае, если человек владеет астралом и способен управлять им. Я сумела почувствовать слабый отголосок этой силы в тебе, но была не уверена, насколько хорошо ты с ней сроднился. Поэтому и провела небольшую проверку. А что бы убедиться в этом окончательно…

Я внезапно почувствовал, как потяжелел воздух, как время пошло разрываться — замедляясь для Тарсаи, стремительно метнувшейся с трона ко мне, и ускоряясь для меня. Один из сложнейших боевых приемов магии астрала, которым я уже неплохо владел — Вес Времени. Навык прокручивал время так, что использующий навык маг словно бы ускорялся, тогда как тот, на кого оно наложено — наоборот, замедлялся. Звучит не впечатляюще, но на самом деле, когда время начинает работать на врага, это серьёзно. Это не банальное давление гравитацией, сковывающий навык или попытка ограничить перемещения — нет, всё куда опасней. Действие, что ты обычно выполняешь за пол секунды, теперь будет выполняться за целую, мысли в твоей голове будут протекать вдвое медленнее, Дух оформляться в навыки — тоже, и так далее. И не зная контрмер, сбросить Вес Времени не выйдет. Удары по площади сырой силой, вроде моего Огненного плаща и аналогичных навыков, не помогут.

Но вот только я знал, что делать. И, не смотря на то, что меня застали врасплох, я не сплоховал. Вскипел в моих жилах ядовитый астрал, возмущения времени прекратились, уравновесившись моим Весом Времени, и я успел ударить коленом в челюсть уже протянувшую к моей шее руку Тарсею. Она отлетела, кувыркаясь, в сторону и с грохотом врезалась в стену, я же замер.

— Судя по тому, что она не вмешалась и не сдохла, причинять вред ты мне не намерена, — проговорил я. — Я прошёл проверку?

— О да, Руслан, — ответила она с довольной улыбкой, сидя на полу и потирая ушибленную щеку, совершенно не обращая внимания на распахнутый плащ и то, что в её позе я видел буквально её всю. — Мы довольны.


Глава 4


— Итак, человек, — подобралась, плотоядно улыбаясь, Тарсая. — Я хочу предложить тебе дар, от которого ты не сумеешь отказаться.

— Да заебали вы этим хождением вокруг да около. Ну о чём речь там? — раздражённо поинтересовался я.

Королева неспеша приблизилась ко мне, скинув на ходу плащ. Я ощутил аккуратное касание Воли, лёгкое, невесомое и игривое, и почувствовал, как кровь прилила к паху. Я почувствовал возбуждение. Внезапно я понял, что королева уже рядом. Сейчас, подойдя вплотную, она оказалась чуть ниже меня за счёт того, что я оказался на небольшом возвышении. Игриво улыбаясь, она посмотрела мне в глаза — снизу вверх, заставляя сердце глухо стучать от тёмной, жёсткой похоти. Её рука оказалась на нагруднике моего доспеха, прямо напротив сердца. Протяни руку, и я буду твоя — вот о чём говорил её взгляд.

— Руслан… Как ты смотришь на то, что бы стать одним из нас? — негромко и мягко шепнула она, сделав ещё один крошечный шажок и обнимая меня.

Невольно я сменил форму брони с латного доспеха на повседневную одежду, с наслаждением ощущая её мягкие округлости. Мелькнула мысль о Хельге — мелькнула и погасла. Никто не узнает, если я разок пересплю с другой. Я и прежде, несмотря на всю любовь к Хельге, периодически наведывался к шлюхам. Ещё разок ничего точно не изменит.

— Не уверен, что это хорошая идея, — прохрипел я.

— А вот я уверена, — прошептала она, покусывая мочку моего уха. — Ты станешь моим королём, первым среди всех, разделишь со мной власть… Каждую ночь я буду только твоей…

Она шептала что-то ещё, но уже глядя мне прямо в глаза. Я чувствовал легчайшие, тончайшие прикосновения её Воли. Она не пыталась ломать моих барьеров, не искала лазейку в защите моего разума, нет. Скорее, это было своего рода сексуальной прелюдией. Что-то сродни легким, осторожным поглаживанием напряжённого члена тонкими женскими пальчиками, лёгкими, дразнящими движениями коготков по нему… Я умел ломать чужую Волю в прямом ментальном противоборстве, мог отразить чужую ментальную атаку, устроить свою — в общем, я умел биться Волей, я был воином. Но то, что происходило сейчас, никак не было противостоянием Воль. Она просто… Ласкалась, наверное? Другого слова не подобрать.

И тут я почувствовал ещё один поток Воли. Совсем тонкий и слабый, он, тем не менее, заставил меня встрепенуться и прийти в себя. Я вдруг понял, что Тарсая уже на коленях передо мной и готовится достать мой член из штанов. Я всё ещё был очарован и увлечён ею, но какие-то крупицы самоконтроля, задавив ревущего в предвкушении зверя в моей душе, вернули мне остатки благоразумия. И по этому я сделал то единственное, на что меня хватило — активировал метку Азратота. Вспыхнула сквозь рукав татуировка с головой демона, заключённой в многолучевую звезду, и демон вошёл в моё сознание. Я примерно представлял, как сейчас выгляжу — мои привычные алые глаза с изменившимися зрачками, ставшими такими же вертикальными, как у самих змей, и белки глаз, из белых ставших чёрными.

Изменилась и моя аура, обретя нотки, присущие аурам астральных демонов. Во рту проросли клыки, достойные любого хищного зверя, а когти на левой руке удлинились. Азратот вошёл в мой разум одним из потоков своего сознания, и, оценив ситуацию, направил в меня все ресурсы, перехватывая управление моим телом на себя.

Тарсая, чьи губы уже тянулись к самой драгоценной части моего тела, изумлённо замерла и вскину взгляд. Она мгновенно поняла ситуацию и отпрянула назад, усиливая свой натиск Волей — но было поздно. С наслаждением хрустнув шеей и глубоко вдохнув воздух, Азратот мечтательно произнёс:

— Какая мощь… Жаль, ты меня раньше не призывал. Эх, знал бы ты, чем обладаешь, Рус!

— Кто ты? — прошипела змея, медленно пятясь.

— Я? Я жалкий астральный демон, который в своей истинной форме тебе на один зубок. Но, видишь ли, с этим человеком у нас равноправный контракт. Это даёт мне возможность управлять его силой, если он призовёт меня. А это сильно меняет дело, не находишь, почтеннейшая? — мерзко улыбнулся он.

Всё это время меж ними шёл незримый поединок — битва Воли. Не того рода, что бывали у меня — тут шла в ход не огромная мощь, а тонкие, изящные построения, влияющие на разум и эмоции. Каждый пропущенный выпад на долю мгновения вызывал ту или иную эмоцию у Тарсаи — страх, гнев, похоть, радость, грусть… Абсолютно разные, но каждый пропущенный выпад, каждая навеянная эмоция, хотя и держалась не больше доли мгновения, но постепенно разрушала концентрацию королевы. Она уже потихоньку пятилась, обливаясь потом, всё чаще пропуская атаки Азратота и всё реже атакуя сама, уходя в глухую оборону.

— Видите ли, почтеннейшая, — заговорил мой контрактор, ничуть не напрягаясь. — Вы играете не на своём поле. В обычных обстоятельствах Система не позволяет использовать умения и навыки, что превосходят средний уровень жителей этого мира. Это ограничение касается всех, кто прибыл сюда из иных миров, так что будь я тут в своём истинном облике, прорвав грань миров, вы бы легко одолели меня. Но контракт с Русланом позволяет обойти мне эти ограничения, так как в случае, если меня призывает Руслан, Система считает меня с ним одним целым, а он — коренной абориген. Я житель Астрала, и хоть мне, как жителю того мира, меньше полугода, но я своего рода гений. У нас, что бы вы понимали, Воля — важнейший аспект бытия, куда более важный, чем в реальном мире. Поэтому, не будучи виртуозом в её использовании, выжить невозможно, — лекторским тоном вещал он, загоняя змею в угол. — Руслан же обладает внушительным талантом и огромным даже для своего ранга количеством Воли. Имея такие запасы под рукой, и управляя энергетикой подобного ему существа, я практически непобедим в данном аспекте. Но у меня вопрос — почему все ваши усилия направлены исключительно на игры с его эмоциями? Я, признаться, удивлён этому обстоятельству.

— Всё, хватит, — внезапно вмешалась моя проводница. Я взял тело под свой контроль и пожелал, что бы Азратот прекратил атаку. — Как видишь, Система не наказала меня — это лучшее доказательство того, что мы не намереваемся причинить тебе вред. Моя королева, — поклонилась она Тарсае. — Думаю, уже очевидно, что вы проиграли. Пора выполнять уговор.

— Хорошо. Ты победил в борьбе разумов, человек, — вздохнула она. — Жаль, из тебя бы вышел отличный консорт. Наверное, даже лучший.

— Хотелось бы услышать объяснения произошедшего, — зло спросил я. Объединение с Азратотом я отменять не спешил

— Если бы ты поддался моим чарам и возлёг со мной, я бы сумела провести твою эмоциональную привязку и ты сам бы решился стать моим консортом, — неохотно пояснила она. — Мы, змеи, обладаем особым навыком, который даруется нам по достижении ранга Системного Лорда. Это способность, основанная на нашем яде. Ну и как пассивное свойство — способность вырабатывать феромоны. Я — анаконда, я не обладаю ядом. Однако как компенсацию за отсутствие яда я получила возможность вырабатывать особенно мощные феромоны. Не в последнюю очередь благодаря этому я стала королевой, собирая вокруг себя консортов. Наш предыдущий король был сожран Владыкой Небес, и я увела свой народ под землю. Что бы сколотить общество, которое ты видела, мне нужно единодушие всех сильнейших представителей собранных здесь лидеров. И благодаря системе консортов я его добилась. И мужчины, и женщины — все, кто поднялся достаточно высоко и стал Системным Лордом, мои консорты. Но не эта малышка, — махнула она в сторону тайпана (моей проводницы). — Она обладает слишком мощным ядом и, соответственно, навыком выработки феромонов. Слабее моего, но достаточным, что бы не поддаться моему воздействию. И она хочет увидеть внешний мир, мир людей. Поэтому мы с ней заключили договор — если однажды попадётся тот, кто сумеет устоять передо мной, я отпущу её с этим человеком. Ты стал первым.

— А на кой мне эта феромонная бомба, позвольте спросить? — изумился я.

— У тебя есть лишние Системные Лорды? — деланно удивилась сама обсуждаемая.

— Нет, но тащить к себе того, кто может заставить всех вокруг пускать на себя слюни и подчинятся себе, я точно не желаю. Мало ли, что ты задумала? — ответил я.

— Я могу поклясться Великим… — с жаром начала она, но я решительно перебил её.

— Что не будешь вредить мне и так далее. Но ведь навредить можно и не намеренно. Вы очень хорошо умеете использовать это свойство — я оценил на себе, вкупе с правильным использованием Воли комбинация сильная. Да и… Ты ведь не хотела меня обольщать, верно? Но тем не менее я с самого начала чувствовал возбуждение по отношению к тебе. А это значит, что ты не полностью контролируешь эту способность. Верно? — поинтересовался я.

Судя по угрюмому молчанию, верно.

— И на кой хер мне этот геморрой? — развёл я руками.

— Есть один вариант, — внезапно заговорил моими устами Азратот. — Эта змейка кое-что тебе не договорила.

— Ну-ка? — заинтересовался я.

— Ритуал. В астрале он довольно популярен. Называется Сродство Душ. При его использовании обе стороны обретают эмоциональную связь. Если совсем коротко и без лишних подробностей — это что-то вроде отношений вассала и сюзерена. Вассал никак не может тайно предать сюзерена, но и обратное тоже недопустимо. В случае, если одна из сторон это сделает, вторая мгновенно об этом узнает со всеми подробностями. Плюс эмоциональная связь позволяет при желании читать эмоции друг-друга.

— Так я же сказал, что она может и нечаянно… — начал я, но был перебит.

— Руслан, не тупи! Я же вижу, что через неделю произойдёт некий Системный ивент. У тебя в интерфейсе написано. Что она за неделю сделает? А там, в Башне Возвышения, тебе точно не будет лишней Системный Лорд с самым мощным ядом в мире. Плюс если там будут большие расстояния и тебя с твоими союзниками и подчинёнными раскидает далеко друг от друга, эта связь, в отличии от клятв Системы, позволит понять, где она. А в этом случае быстро найти сильного союзника определённо будет большим преимуществом. Зная характер Системы, подозреваю, что бойня там будет та ещё.

— Что-то ты больно сильно радеешь о моём будущем, Володя, — подозрительно заметил я.

— Это имя мертво. Оно погибло в тот день, когда ты прикончил меня в зале Совета. Называй меня Азратот! И да, я радею не за тебя, а за себя — ведь чем ты сильнее, тем быстрее растут и мои силы. Контракт выгоден нам обоим, так что я надеюсь, что ты сдохнешь как можно позже. После того, что Высшие устроили, астрал вокруг этого мира напоминает ад, и что бы выжить в нём, мне подобным нужен кто-то, кто может помочь в случае чего.

Я на некоторое время задумался. Вообще, Володя прав — с чего я решил, что Система переместит меня вместе с моими товарищами? Речь идёт о некой Башне, а зная возможности нашего божества, башня — явно весьма условное понятие. Она может быть воистину циклопических размеров, и я могу оказаться совершенно один. Тогда личный вассал ранга Системный Лорд, с которым у тебя есть возможность объединиться, будет весьма серьёзным подспорьем. А её феромоны… Да пусть спит там хоть со всем моим анклавом, какая мне-то нахуй разница?

— Я согласен. Что от меня требуется?

Ритуал оказался занятием сложным, долгим и весьма нудным. Мы обменялись кровью, затем смешали Волю, синхронизируя её, провели ряд манипуляций (вернее, их провели над нами Азратот и Тарсая, как более подкованные в магии Астрала) и, наконец, спустя четыре часа, уже глубокой ночью, закончили. Это отняло все силы — как физически, так и в плане Воли, ибо чем дольше я поддерживал связь со своим контрактором, тем большей была нагрузка на меня. Последним пунктом шло Именование — я должен был дать имя своей ручной змейке.

— Назови меня Элизабет! — заявила она.

— Какая ещё нахуй Элизабет? Будешь Азрая, — устало отмахнулся я.

— Почему Азрая? — поинтересовалась она. Вроде бы даже без недовольства.

— Потому, что созвучно с Тарсаей.

Под конец я просто рухнул на месте проведения ритуала, погрузившись в глубокий сон. Сил не было совершенно, даже на то, что бы попроситься куда-нибудь на кровать.

Проснувшись, я обнаружил себя лежащим там же, где упал. Перетаскивать меня никто не стал. Тайпана, ныне Азрая, сидела рядом, с нетерпением глядя на меня.

— Отдохнул? Тогда пойдём скорее! — заявила она.

— Куда пойдём? Зачем? Чё за спешка? — поинтересовался я, принимая сидячее положение.

— Тарсая бесится, что не вышло сделать тебя своим консортом. Конечно, тронуть она тебя не решиться — её слово крепко — но лучше как можно скорее договориться обо всём, что ты обсуждал вчера с её консортами, и уходить. И я хочу наконец увидеть, как живут люди в своих гнездовьях! — заявила она.

— У нас анклавы, а не гнёзда, — машинально поправил её я.

Прислушавшись к себе, я ощутил в себе странное, чужое чувство. Потянувшись Волей, я понял, что это та самая связь с Азраей. Ого! Да у змейки некислое возбуждение от открывшихся перспектив! Заглянув в интерфейс, увидел новое сообщение от Системы.

— Поздравляем! Вы успешно провели Сродство Душ со змеёй ранга Системный Лорд и нарекли её именем! Между вами образована связь Старшего и Младшего партнеров. Вы получаете пассивную способность Змеиная Ловкость — реализация потенуиала вашего параметра Ловкости увеличена на 100 %. Теперь все действия, имеющие основные требования к данному параметру, изучаются вами вдвое быстрее и реализуются вдвое эффективнее!

Некислый бонус. Рывок, сами передвижения в бою, мастерство обращения с глефой (а оно имело больше требований к Ловкости, чем к остальным параметрам) — всё это получило нехилую прокачку. Только ради этого стоило затевать всю эту возню.

— Для начала тебе нужно раздобыть одежду, — заметил я. — В таком виде у нас расхаживать не принято.

— Я знаю. У меня уже есть одежда, оденусь перед уходом.

— Тогда пошли, — вздохнул я.

Как объяснила по пути Азрая, та пещера, в которой мы находились, была редко используемым помещением. Сейчас меня повели в совершенно иное. Не буду вдаваться во все детали, ибо дальше ничего интересного не было. Я договорился со змеями о том, что они отправят своих людей в Нуменор, и те найдут там кварталы, занятые моими людьми, а там попросят встречи со старшим Ливнёвым. Того я предупрежу, и они сами договорятся о подробностях заказа на рунные плетения и эриардах.

— Ты в этом собралась идти в люди? — поинтересовался я у Азраи.

— Да! Согласись, красиво? — радостно поинтересовалась девушка.

Она была обряжено в нечто розовое, с рюшками и бантиками, довольно изящные башмачки и кокетливо сдвинутую на бок бежевую шляпку.

— Во первых, это полная безвкусица. Подобное носили лет двести назад. Во вторых — ты яркая зеленоглазая брюнетка, и ядовито-розовый — не твой цвет, уж поверь мне, — пояснил я. — И в третьих — оно неудобно и непрактично. В первой же серьёзной заварушке от этого наряда ничего не останется. Да и вообще — в платьях стоит ходить лишь на абсолютно безопасной территории. Надо будет подобрать тебе что-то в нашем арсенале. Ты человеческие артефакты экипировать можешь?

— Только в этой форме, — буркнула она.

В общем, подбирать ей здесь доспехи я не стал — чего либо стоящего ей бы не отдали, а всякий шлак таскать целому Системному Лорду не пристало. Так что выцыганив у местных футболку, короткие джинсовые шортики, бейсболку и белые кроссовки, я счёл, что пока сойдёт. Нижнее бельё девушка одевать наотрез отказалась, заявив, что на ней итак слишком много одежды, а причин стыдиться своего тела у неё. И то, что сквозь футболку отчётливо виднеются её торчащие соски, девушку совершенно не волновало. Хотя чего я ещё ожидал — она, как никак, зверь. В прямом смысле этого слова.

И вот мы с Азраей топаем к воротам Нуменора. Сегодня мне предстоит обсудить дело с шахтой с Артуром, потом отправиться на зачистку месторождения лунного серебра — а затем, после завтра, размотать в щепки Котова. Мне предстоят насыщенные деньки.

Попав в крепость, первым делом направился к своим, в наш квартал. По пути Азрая с любопытством оглядывалась, жадно разглядывая вывески, гуляющих людей и прочее.

— Что они едят? — поинтересовалась она, глядя на сидящую на лавке парочку.

— Это мороженное. Хуй знает, где они берут сливки и молоко… Хотя я даже знать не хочу, у кого в наше время и как они его добывают. Так вот, это сладость, которую обычно едят люди летом, — пояснил я.

Блять, ну вот о чём я говорил? Девушка привлекала очень много внимания. Во первых, при взгляде на неё становилось очевидно, что она не человек — системная надпись об этом прямо говорила. Во вторых — феромоны. К нам решительно протолкнулся какой-то модно одетый парень Полководец и твёрдо зашагал в направлении Азраи.

— Могу ли я познакомиться со столь прекрасной особой? — поинтересовался он, не глядя на меня.

— Нет, — отрезала та, беря меня под руку.

Тот перевёл взгляд на меня, молча кивнул и ушёл. А я сам вдруг понял, что моя рука уже у неё на заднице. Да ёб твою мать!

— А ну прекращай! — рыкнул я.

— Что прекратить? — удивилась она. Моя рука её совершенно не смущала.

— Феромоны! Выруби свои ёбаные феромоны!

— Я… Я не могу, — пробормотала она.

— Как это — не можешь? — опешил я. — Я не понял, это что значит?!

— Феромоны выходят через пот, — пояснила она. — Вернее, не всякий раз когда я потею, но когда они активируются — именно через испаряющийся пот они доносятся до других. Я сейчас нервничаю, и способность от этого выходит из под контроля. Вот и результат.

Бля-а-а-а… На нас уже пялились десятки человек. Собственно, на нас не хлынула толпа желающих подкатить к змее только по причине того, что я расправил свою Волю, давая понять, что её спутник — не тот, кто подвинется в сторону. Хотя один умник всё же нашёлся. И выполз на свет он как раз тогда, когда я купил девушке мороженное.

— Братишка, мне кажется, девушка не рада твоему обществу, — преградил мне путь молодой, лет семнадцати парень.

С ним была целая свита — то ли охрана, то ли няньки, не знаю. Что удивительно — сам парень был лишь довольно посредственным Лидером, тогда как окружающие его бойцы — не ниже Генерала, под предводительством двух Полководцев.

— Ты кто нахуй такой, цыплёнок? — вскинул я брови. — Уверен, что ничего не попутал?

— Я младший брат одного из лидеров этого анклава. Так что можешь не пыжиться, выпячивая свою ауру, нас этим не проймёшь, — небрежно бросил паренёк. — Лучше вообще проваливай отсюда. Девка твоя нам понравилась, хочу показать ей, что такое настоящие мужики. Думаю, нам с ребятами она будет раа больше, чем…

Дальше я слушать не намеревался. Вы когда-нибудь бывали в ситуации, когда гуляете с девушкой, которую очень хочется трахнуть, но нельзя, потому что уже есть та, кого вы любите? А к этой вы испытываете лишь чистую, незамутнённую похоть. И дело осложняется тем, что вы знаете, что объект вашей похоти не против, и ей вообще плевать на мораль как таковую? Нет? Так вот скажу вам одно — если в этот момент к вам полезет какой-то мажор с повадками гопника, которому не хватает мозгов проверить, что выдаёт интерфейс Системы при взгляде на меня, вы разозлитесь.

Моя Воля вскипела подобно цунами, пригибая всю компанию к земле. Они рухнули на колени, трясясь от ужаса — защититься от атаки моей Воли им не хватило ни мастерства, ни сил. Лишь пара Полководцев, с трудом выдерживая мой натиск, стояли пошатываясь. Однако ещё одна атака, уже конкретно на них — и они валяются на земле, поскуливая от ужаса. Прохожие останавливаются, глядя на происходящее со всех сторон. Я вижу их злорадство — видно, эта компания тут не первый день пошаливает, раз все с таким восторгом наблюдают за их унижением. Даже подлетевшая было стража почтительно держиться на расстоянии, не вмешиваясь. Что тут же замечает лидер этой стайки отбросов.

— Что вы… встали? Помо… помогите! Взять его! — визжал он, съёжившись на земле и с ужасом глядя то на меня, то на них.

— Они не вмешаются, долбоёб, даже если я тебя прямо тут на мясо пущу, — присел я перед ним на корточки. — И не потому, что боятся меня или плохо исполняют свои обязанности. Просто я — Руслан Мясник. Один из лидеров этого анклава. И мне похуй, чей ты там брат, падаль, — взял я его за волосы, заставляя глядеть мне прямо в глаза. — В таком тоне со мной не говорит никто. Ни члены совета, ни сам Артур, ни уж тем более всякая падаль, чьими бы она родственниками не была. Я возьму с тебя цену за сказанное.

Я поднял указательный палец, объятый пламенем, и провёл им вдоль его щеки, оставляя жуткий ожог. Пацан верещал как резаный. Едва я убрал палец и открыл рот, что бы продолжить внушение, как был откину назад мощным пинком. Я полетел назад, сшибая углы встречающихся строений, и, с трудом, пустив струю пламени, погасил инерцию полёта. Рывок — и я на месте, глядя на пытающегося ухватит Азраю Мишу Долгова. Так вот он чей братец… Пизда тебе, Мишаня.

Рывок и резкая подсечка — и оппонент с грохотом падает, но оттуда же, с земли бьёт гравитационным тараном. Меня откидывает, но я цел. Долгов что, ебанулся? Использовать боевую магию в черте поселения?

— Ты ёбу дал, мудила? — взревел я. — Мы в городе! Хули ты магию используешь?! Люди могут пострадать!

Тот, видимо, и сам осознал свою промашку. Ни слова не говоря, он направился к скулящему от боли парню.

— Зачем? — спросил он, глядя на него. Вопрос был задан мне.

— Ничего страшного я с ним не сделал. Пусть в будущем думает, кому стоит говорить о том, что он с дружками собирается отъиметь спутницу. Целее будет, — хмыкнул я.

— Я прошу прощение за его поведение, — ровным, безэмоциональным голосом сказал он. — Мой брат… Я его избаловал. Простите, что напал, не разобравшись в ситуации. Леди, — поклонился он Азрае. — Если я могу как-то загладить вину перед вами, только скажите.

— У вас тут каждый день друг на друга кидаются? — спросила она. — Я слышала, что люди — самые цивилизованные существа в мире. Но пока я вижу лишь кучу дикарей, что ради случки с понравившейся самкой готовы разрушить своё же логово. Мне ничего от тебя не нужно, человек. Надеюсь, я больше никогда не встречу вашего брата.

— Ты права, змейка. Люди сейчас — самые далёкие от цивилизованности твари, — вздохнул я. — Ладно, Миша. Мы пойдём.


Глава 5


Оставив девушку на попечение удивлённых охранников, что вернулись ещё вчера, я уточнил, как всё прошло с моим поручением.

— Да рассказывать особо не о чем. Нас сразу пропустили внутрь и связались с Хельгой. Мы передали ей Алёну и тот твой шар. Она его использовала, потом устроила нам допрос на тему того, где ты. Мы всё рассказали и упомянули, что твари Системную Клятву дали, что тебя не тронут. А дальше она занялась Алёной, сказав, что бы мы возвращались.

— И как вам Уния? — поинтересовался я.

— Центр Москвы, босс. Во многом в том же виде, что и до апокалипсиса. Только в том же Музеоне теперь вместо прежних статуй — боевые големы. Большая часть парка Горького — это их оранжерея, где растут растения для алхимии. Но это всё окраинные и срединные районы анклава, в центр нас нас не пустили. Лаборатории и медицинский центр Хельги в парке Горького, мы именно там и были. С нами, кстати, Аня вернулась.

Тут мне пришёл вызов от Артура. Естественно, я ответил, и перед моим взором предстала хмурая рожа нашего предводителя.

— Привет, — буркнул он. — Разговор есть, о вчерашнем. Жду у себя.

— Иду, — ответил я.

Разговор и у меня к нему был, так что это весьма кстати. Вот только что именно его интересовало? Неторопливо шагая к стоящему на своём месте Снежному Замку, я решил набрать Изольде. Неплохо бы выяснить, как там дела с моими поручениями, прежде чем что-то предлагать Артуру. Девушка ответила не сразу, и когда она предстала передо мной, я понял, что выдернул её прямо из постели.

— Что там с шахтой? — сразу перешёл к делу я.

— Зачистили от пауков, — ответила она. — Сейчас укрепляемся, расставляем людей и строим защитный периметр. Я осмотрелась на предмет перспективы — это очень, очень богатое месторождение. Когда о нём станет известно, у нас его точно попробуют отнять. Нам нужна полноценная крепость в этом месте, иначе не удержать. Да и монстров здесь хватает — диких, под предводительством Зверолордов, с которыми не договориться.

— Я решаю этот вопрос, — кивнул я. — Позже свяжусь с вами и дам знать, до чего договорился с Артуром. Что по поводу лунного серебра?

— Там какие-то странные чудовища, лэр Руслан. Очень похоже на гнездо вампиров, правда, не знаю, как эти твари оказались в вашем мире. Что самое поганое — они из числа природных вампиров, что изрядно осложняет задачу, — отчиталась она.

— Вампиры… Блядь, вот только этого нам не хватало. Что значит природные? И чем это на осложняет задачу? — уточнил я.

— Искусственно созданные вампиры, как следует из названия, созданы кем-то. Как правило, если создатель — не Трансцедент высоких порядков как минимум из старшей расы, то данные твари имеют ряд ограничений — боязнь истинного серебра, солнца и некоторых магических пород дерева. Но вот природные — это совсем иное дело. Сами себя они называют истинными, и возникают они, как правила, от чрезмерных астральных искажений, прорвавшихся в воплощённый мир. Как правило, подобные воздействия порождают безумных чудовищ из тех существ, что оказались в области поражения. Но если очень, очень сильно повезёт — подобные изменения могут пойти на пользу. Природные вампиры — это тот самый случай. Они не обладают слабостями искусственных, сохраняют все свойства своей изначальной расы и приобретают ряд иных, присущих астральным существам. И ещё одно — с талантом вампиров к магии крови не сравниться никто, даже высшие расы. Это тот редкий вид существ, что может потягаться с высшими расами по части врождённых умений, но есть одно но — истинные вампиры не способны закрепить и передать наследникам свои таланты. Каждое последующее поколение у них значительно слабее предыдущего, плюс они как правило из различных рас. Ну и встречаются крайне редко.

— А кровь пьют или это сказки, что они без неё жить не способны? — поинтересовался я. Любопытно же!

— Они питаются энергией напрямую. Для нормального существования им нужна энергия жизни, которую самостоятельно вырабатывать они не могут — это одно из ограничений подобных существ. А самое высокое содержание силы жизни в живом существе — в его крови. Но учитывая чудовищный энергетический фон этого мира, с его невероятно мягкой и плотной энергией, думаю, им тут вообще питания никакого не нужно. Ваш мир один из немногих, который подходят под определение рая для этих тварей. Но тревожит меня не это.

— А что?

— Высшие не могут стать истинными вампирами. Это аксиома, подтверждённая миллиардами лет существования Вселенной. Сделать из высших искусственного вампира — ещё куда ни шло, но природными — никогда и никак. Высшие слишком устойчивы и непластичны для подобного, одно из их многочисленных преимуществ — устойчивость к астралу. Путь Астрала, намного более развитый чем у прочих, само строение ваших душ — всё это наделяет вас невообразимой для остальных устойчивостью к этой энергии. В случаях, когда остальные преобразятся под её воздействием либо в монстра, либо в вампира или ещё что-то подобное, высший или умрёт, если слишком слаб, либо отделается травмами, если достаточно силён. Вы единственная раса, которая может соприкасаться с астралом напрямую уже на Смертных Ступенях.

— Ну так может, там какая-нибудь нелюдь попала под удар? — пожал плечами я.

— Маловероятно. Но надеюсь, что именно так и есть — ибо страшно представить, на что способны природные вампиры из числа хуннусов. Но в любом случае — эта проблема требует немедленного решения. Мы просто обязаны с этим разобраться здесь и сейчас. Лэр, если потребуется, вынесите это на обсуждение завтра на приёме. Пусть даже частью прибыли на данной шахте придётся делиться — это всё равно лучше, чем позволить данной угрозе существовать, — настойчиво сказала она. — Истинный вампир вашей расы на ступени Бессмертия при прочих равных в семи случаях из десяти будет сильнее Бессмертного из обычных хуннусов. Во всяком случае, именно такова статистика у старших рас. Эльф-вампир чаще всего сильнее равного ему по развитию эльфа. Всё очень и очень серьёзно.

— Откуда столько познаний? Нет, серьёзно — я ещё не припомню случая, что бы мы столкнулись с чем-то, чего ты не знаешь. А ведь ты даже не Бессмертная, что живут бесконечно долго, ты лишь Полководец, или Архимаг по вашему, тебе всего две тысячи. Это по нашим меркам много, но по меркам Бессмертных — сущая ерунда. Так откуда столько познаний в абсолютно разных областях? — поинтересовался я.

— Я — принцесса Звёздной Империи, что входит в первую сотню сильнейших среди эльфийских и в первые пять сотен во Вселенной, — гордо ответила она. — Пусть нас и не сравнить с высшими, пусть цифры вроде первые пять сотен звучат для вас не впечатляюще — но это действительно выдающееся могущество и выдающийся результат. Ведь в ойкумене сотни триллионов населённых миров, и даже высшие миры, что образуют свои Звёздные Империи, исчисляются многими тысячами. Свыше двадцати тысяч только Звёздных Империй — это много. А ведь есть ещё свыше полутора миллионов Звёздных Королевств, десятки миллионов Звёздных Княжеств — и воистину неисчислимое количество миров, именуемых низшими, которые никто даже не считает. И среди всего этого великого множества образований — мы в первых пятистах по развитию и силе. А я — дочь, причём признанная весьма одарённой и перспективной, правителя. Самого могущественного существа в этом государстве, которую обучали в течении семнадцати веков лучшие из возможных наставников. Я обладала всем самым лучшим — от ресурсов для развития и магических техник и практик до тех самых наставников. Как, по вашему, мой лэр, я могу не разбираться в столь очевидных для любого просвещённого мага вещах? Тем более учитывая то, как ярко во мне проявилось наследие высшей расы, всё, известное о хуннусах, я должна была изучать особенно тщательно — ведь мой отец планировал возродить как можно более близкую к вашей линию крови, что несомненно лишь укрепило бы и наш род, и наше государство.

Ого… Вот это отповедь. А ведь и правда — поглощённый суетой ежедневных дел, я даже не задумывался о том, кто же такая эта вечно зовущая меня лэром девушка. Даже после того, как она рассказала мне о себя, я просто принял к сведению этот факт, не задумываясь о том, кто она на самом деле. Ну принцесса и принцесса, пусть и эльфийская, пусть и из какого-то там высшего мира, какой-то империи… Я ж хуннус, я ж высший, кто они все такие? Но если задуматься — сейчас мы одно название от высшей расы. Надувать щеки и важно твердить о том, что круче нас только яйца нашему народу ещё очень рано. Всё, что у нас есть сейчас — это Хунну, ака Система, да сотня сверхсильных Трансцедентов. И все они — наследие прошлого, что каким-то образом возродились и сейчас защищают нас. Убери их — и нас сожрёт любое хоть что-то из себя представляющее государство Вселенной. Ведь даже в плане силы — Система намеренно ограничивала всех нелюдей в нашем мире в вопросах мастерства. Оставляя им всю прежнюю силу, она блокировала большинство их навыков и умения, уравнивая для нас шансы. Так-то сейчас мы тупо голая сила без настоящего мастерства. Оно, мастерство, приходит с опытом и практикой. Само по себе, из воздуха, оно возникнет. Хотя, судя по тому, что Система затеяла ивент с Башней Возвышения, какое-то решение проблемы у неё есть. Надеюсь, оно сработает и не угробит всех нас. Знаю я её методы, спасибо Апокалипсису, насмотрелся.

— Что ж, ты права. Мне всё ещё сложно уложить в голове подобные масштабы — ведь меньше года назад я был обычным смертным, который в существование магии даже и не верил. Ладно, отложим лирику на потом — я уже на месте. Свяжусь с тобой позже.

Я уже прошёл к лифтовой площадке первого этажа Снежного Замка. Естественно, никто по пути и не думал меня окликать и останавливать. Подойдя к центральному столбу, я попросил душу крепости перекинуть меня напрямую к Артуру, что она и выполнила без возражений — видимо, он её уже предупредил о моём визите. Мгновение — и я посреди небольшого, но уютного помещения, в котором уютно раскиданы пять кресел вокруг круглого столика, на котором стоит початая бутылка алкоголя. По запаху — что-то, купленное у нас. Мои люди по праву держали марку лучших изготовителей алкоголя в анклаве. Сейчас его производство, естественно, перенесли в наш квартал в анклаве — в крепости остались лишь некоторые рунологи-оружейники и бойцы. Ну и медики, конечно.

В комнате помимо Артура находился тот, кого я меньше всего ожидал здесь встретить — сам Некромант. Оба лидера сидели и неспеша потягивали алкоголь из бокалов. Видимо, своим появлением я прервал их беседу.

— Я не вовремя? — уточнил я.

— Нет, как раз тебя мы и ждали. Садись, наливай себе. По моему, нам троим есть, что обсудить без лишних ушей, ответил Артур.

Ясно, сейчас будет трёп о вчерашнем. Я присел в одно из кресел, и, налив себе полный стакан, сделал первый глоток. Гм. Виски, улучшенное чем-то явно из Леса Монстров. Не очень люблю этот напиток, но отвергать хорошую халявную выпивку не в моих правилах.

— А ты очень деятельный парень, Рус, — обратился ко мне Артур, задумчиво вертя бокал в руках и пристально глядя на меня.

— Я в курсе, — кивнул я. Не нравится мне его тон что-то, как будто чем-то недоволен. — Но это, как по мне, скорее плюс, а не минус.

— Ну, когда как, — возразил он. — Я вот, после увиденного вчера в Астрале, целый день пил. Впечатлён был зрелищем, знаешь ли, и не сразу вернул себе душевный покой. Ты же, наоборот, успел и подраться пару раз, и месторождение эриардов найти и прибрать к рукам, и даже к змеям на сутки погулять сходить… Не хочешь объясниться? — недобро сказал он. — Отношения с соседями ты нам своими выходками испортил, о важных для всего анклава ресурсах умолчал, о…

— Пошёл ты нахуй со своими прензиями, мой дорогой Артур. Такое объяснение тебя устроит? — расслабленно ответил я, делая очередной глоток.

Установилась недобрая, гнетущая тишина. Некромант всё это время сидел молча, слушая нашу беседу. Артур, побагровевший от моих слов, разразился Волей, надавливая на меня, но…

— Не на того напал, многоуважаемый лидер анклава. Трюки с давлением на своих пёсиках используй, меня таким не проймёшь, — холодно проговорил я, отбрасывая чужую Волю.

Уж в этом я ему точно не уступаю — моя Воля уже перевалила за четыре с половиной тысячи единиц, увиденное в Астрале и пережитое у змей весьма положительно сказались на этом моём параметре. А в вопросах прямого давления я на голову превосходил почти всех известных мне Бессмертных.

— Ты, видимо, забыл своё место, деревенщина? Забыл, кто дал тебе эти доспехи, кто принял в Нуменор, и самое главное — кто из нас сильнее и выше по статусу? — прошипел он.

— А ты забыл, кто поднял Нуменор на седьмую строчку мирового рейтинга, кто сделал возможным поражение Антараса с минимальными для нас потерями, кто привёл рунологов в Нуменор? — зарычал в ответ я. — И что теперь? Возомнил себя царём и богом в одном лице? Пока ты, весь такой чувствительный, сидел в своём уютном замке, я вершил дела. А ты мне тут при посторонних выволочки намерен устраивать? Или, может, хочешь со мной силами померяться, о Системный Князь? Так я не против. Что-то я ещё ни разу не видел и не слышал, что бы ты лично сразился с кем-то действительно сильным. Я не слабосилок из числа тех, кого ты побеждал. Рискни, сука, здоровьем!

Пожалуй, мы бы действительно сейчас сцепились, если бы не деликатное покашливание Некроманта.

— Господа, по моему, в вас говорит излишний гнев, — заговорил он, дождавшись, когда мы переведём взгляды на него. — Руслан действительно окупил, на мой взгляд, все полученные от Нуменора авансы. Окупил с процентами, Артур, и я думаю, это очевидно всем и каждому. Но и ты, Руслан — в соглашении о слиянии анклавов чётко прописан пункт о том, что при обнаружении стратегически важных для всего анклава ресурсов, необходимо ставить в известность весь Совет анклава и в первую очередь — его председателя. Твоя попытка утаить их — прямое нарушение ваших договорённостей, и Артур имеет полное право требовать от тебя объяснений.

К сожалению, Седой прав. В соглашении это чётко прописано. Одно дело — частная добыча, то, что может представлять интерес одному человеку или нескольким. Ну, например, если я найду какой-то ресурс, полезный при личном развитии — я не обязан не то, что отдавать, а даже ставить анклав в известность о нём. И плевать, если стратегически его будет выгоднее отдать кому-то другому — в этом вопросе все могут дружно идти в задницу, это твоя личная добыча. Другое — что-то вроде этой шахты. Тут ты обязан поставить всех в известность. И по нашим внутренним законам, ты имеешь право на двадцать пять процентов лично в карман своей фракции и плюс на соразмерный потребностям твоей фракции процент из остальной добычи. В моём случае — это всё вместе что-то около тридцати пяти процентов, десять из которых я намеревался отдать Алёне.

Но вот только тот факт, что о шахте известно, плюс то, что известно не только Артуру, но и Седому, мог многое изменить. В частности, хотелось бы знать — в курсе ли он, что сведения о нём принесли вассалы Унии? Если да, и если это причина того, почему он тут — значит, он может потребовать свою долю. Если же нет, и он по поводу моей стычки с Котовым — то мне сильно повезло.

— Я приношу свои извинения, — выплюнул я. Не время для ссор. — Я хотел поставить тебя в известность сегодня же. За тем и пришёл. Сделал бы это ещё вчера, но, как тебе должно быть известно, задержался у змей. По поводу же стычки со Станиславом Котовым, наместником Унии в нашем регионе, — повернулся я к Седому. — У меня имелись свои причины. И я могу их вам указать.

— Я тоже погорячился, — неохотно выдавил из себя Артур. — Прошу прощения. Что по поводу стычки с Котовым?

— Дайте мне несколько минут, и я вам всё покажу, — попросил я.

Оба кивнули и я сосредоточился. Я сотворил два Шара Памяти (так я решил назвать придуманный вчер фокус с переносом воспоминаний) и передал их двум слегка удивлённым Князьям.

— Интересный приём. Просто, довольно очевидно и оригинально. Как я сам до такого не додумался? — вскинул брови Некромант.

Я скинул им практически весь свой разговор с Алёной, с Котовым, показал тело Алёны, разговор с Костей, врачом, что пытался её лечить, и сами видеозаписи того, как именно Котов занимался сексом с Алёной. Разумеется, некоторые моменты не попали в эту запись — в частности, тот момент, когда Алёна сказала о найденных ими месторождениях.

— Мерзость какая, — с отвращением сказал Артур. — Слушайте, коллега, если всё так, как есть, то я не вижу ни единого основания в чём-то упрекать Руслана. Любой на его месте поступил бы схожим образом.

— Тем не менее, это нанесло удар по нашей репутации, — начал было Седой.

— Гораздо больший удар по ней нанесёт обнародование этих сведений, — перебил его Артур.

Неужели удалось отвести их внимание от шахты?

— Согласен, — вздохнул Некромант. — На этом, считаю, инцидент можно считать исчерпанным.

— Не соглашусь, — встрял я. — Я взял на себя кое-какие обязательства. Если бы не вмешательство гарнизона в тот день, я бы не отпустил Котова целым. Но оставлять подобное безнаказанным — в корне неверно. И уж простите, но я не верю, что он понесёт хоть какое-то наказание в Унии. Не считая устных выговоров. Насколько я понимаю, он не в вашей фракции, и у него есть свои покровители среди большой семёрки.

— Допустим. И что ты предлагаешь? — поинтересовался он.

— Дуэль. Поединок между мной и им. Не до смерти, разумеется, — тут же уточнил я. — Я хочу как следует его отделать. Разумеется, его потом буквально за пару дней поставит на ноги Хельга, с её навыками подобное несложно. Но зато он надолго запомнит этот урок.

Седой задумчиво молчал, барабаня пальцами по столу. Мы с Артуром тоже не торопились продолжать разговор. Наконец, что-то для себя решив, Некромант заговорил:

— Я согласен. Скрывать не буду, это можно использовать для укрепления своего влияния, и я намерен извлечь из этого пользу. Но теперь перейдём к главному вопросу — шахта. Мне известно, что её обнаружили наши вассалы, но сведения передали вам. Сейчас, рассмотрев всё произошедшее и увидев, как обращался с девушкой Котов, я понимаю, почему она поступила именно так. Но факта это не отменяет — мы имеем права на эту шахту. Не меньше, чем вы.

Вот блядь, скотство. Всё же знает. Теперь придётся часть этого куска уступить и им.

— Не соглашусь, — возразил, моему удивлению Артур.

— Простите, но… Почему же? — сверкнул глазами Седой.

— Да всё, на самом деле, очень просто, уважаемый Дмитрий. Я не хуже вашего знаю свод законов, созданных Системой и которые регулируют отношения вассал-сюзерен. Вы имели право требовать долю с любого предприятия, которое было у вашего вассала на момент принятия вами их присяги. И на долю со всего, что они организуют при вашей помощи. Но в случае, если они открывают что-то своё, уже будучи вашими вассалами, но при этом без вашей прямой поддержки, принадлежит лишь им и максимум, что вы можете с этого поиметь — это регулярные налоги в случае, если предприятие ориентировано на прибыль. Требовать готовую продукцию или тем более долю во владении вы права не имеете — иначе это вполне может дать право вассалу уйти от вас. А вы на определённый лично Системой срок лишитесь возможности принимать новых вассалов. Но это лирика, суть то вот в чём — шахты они обнаружили сами? Сами. Значит, и распоряжаться могли ими на своё усмотрение. Плюс они их лишь нашли — зачистку и захват провели люди нашего анклава, лишь своими силами.

Ого. Пожалуй, пора признать — то, что Артур больше времени уделяет шевелению мозгами, чем прямым битвам, не следует принимать как его никчёмность, к чему я понемногу уже склонялся. Лично мне такие нюансы были неведомы, и я вполне мог повестись на слова Некроманта. И кстати, пусть будет мне уроком — после своей личной встречи с ним на приёме я слишком расслабился, считая его просто эдаким добрым интеллигентом. Совсем при этом забыв, что именно он стоит во главе самого могущественного анклава в России, занимающего шестую строчку в мировом рейтинге.

Дальше последовал откровенный торг. Про лунное серебро они тоже были в курсе — и если насчёт того, что среди перешедших ко мне во фракцию бойцов Нуменора не могло не быть шпионов от всех прочих, то осведомлённость Некроманта и Унии, как всегда, неприятно удивляла. Треклятые Игроки, их разведка. Ну ничего. Скоро этих типчиков ждёт неприятный сюрприз — я не забыл, что они сделали с семьями врачей, и не забыл своё обещание медикам. Месть скоро свершится.

Мы договорились на том, что лунным серебром займёмся на следующий день после приёма. По поводу же доль было всё же решено, что я буду получать по двадцать процентов с доходов в виде сырья, Алёна — по пять, ещё двадцать пять Уния, остальное — в общую казну Нуменора. Двадцать пять процентов, кстати, Уния будет получать не просто так — отныне получение профессии Некромант открыто для всех желающих в Нуменоре. При иных раскладах Артур был твёрд — Уния придётся покупать это сырьё у нас по рыночной стоимости. И ни какие увещевания Некроманта об общих бедах, союзах, врагах и прочем не помогли.

— Вы же сами видели, какие у нас враги в космосе! — всплеснул руками он под конец. — Всё человечество должно помогать друг-другу, объединятся и…

— Мы видели то же, что и вы, — перебил его Артур. — И давайте откровенно — и мы, и вы прекрасно понимаете, что пока что всё увиденное нас мало касается. Вернее, касается, но ничего поделать с этим мы не можем. Нам остаётся только развиваться и стремиться к силе как и прежде, так что в сущности всё остаётся по старому. Так что вселенские катаклизмы — одно, а ресурсы — другое. И вообще, следуя вашей логике, вы должны сами без вопросов дать доступ к этим профессиям — Целителю и Некроманту. Ведь это усилит человечество.

В общем, Артур его дожал. После того, как переговоры закончились, мы разошлись — каждого ждали свои дела. Артур обещал сегодня же отправить отряды на усиление защиты и начать набор будущих шахтёров. По хорошему, там будет возведена целая крепость с как минимум одним Системным Лордом для её защиты. В общем, пока всё шло неплохо.


Глава 6


Вернувшись обратно в квартал, я потопал прямо к зданию своего особняка. За это время в центре выделенных нам четырёх кварталов было возведено что-то вроде трёхэтажного укреплённого поместья. Вообще, именно моим его можно было назвать с большой натяжкой — я сам там бывал крайне редко, и по большому счёту в нём располагалась Инна со своими ближайшими учениками и товарищами. Но третий этаж всегда был пуст — хозяином дома был я, и являлся я, как правило, без предупреждения, так что было бы глупо явиться в свой дом и узнать, что для тебя нет места. По большому счёту, и на втором тоже никто не жил — тут предполагались комнаты для моих бойцов, но иногда на втором всё же кто-то появлялся.

Изначально я вообще не хотел заводить себе целый особняк, в котором практически не бываю. На его возведении с самого начала, с момента, как стала моим личным вассалом, настояла Изольда. Едва ли не самым первым дело.

— Вы — лорд. Я читала уцелевшие книги и общалась с хуннусами о прежних временах, до апокалипсиса. Поэтому понимаю, что аристократические порядки в вашем обществе исчезли довольно давно, по вашим меркам, но сейчас всё постепенно к ним возвращается. Это неизбежный процесс, и его правильность и полезность уже всем очевидна — ведь в тех людских анклавах, где сохранились игры в народную власть, сейчас живут куда хуже, чем в ваших. Нуменор — это будущее ядро целого государства. Скорее всего, по моим прогнозам, вы образуете довольно мощное государство, в основе которого будет лежать союз двух анклавов — Красной Унии и Нуменора. И на вершине власти будут именно эти две структуры. Как ни странно, но подобное, хоть и нечасто но встречается. А теперь подумайте вот о чём — на самом верху власти будут два лидера, Артур Буранов и Дмитрий Седых. Они образуют два мощнейших аристократических клана. Клан от рода отличается как раз таки тем, что в нём, несмотря на то, что основная власть передаётся именно потомкам и детям основателя, если тот вдруг погибнет, но его члены необязательно должны быть кровными родственниками. Так вот, они создадут два самых старших клана в вашем государстве. А сразу за ними будут идти кланы, или фракции, что сейчас составляют основу этих анклавов. В вашем случае это ваша фракция, фракция Юлии Соколовой и фракция Михаила Долгова. Это три основные фракции Нуменора, но есть образования и помельче — эти будут делить власть с наиболее влиятельными среди ваших вассалов. Дальше будут идти вассалы помельче и так далее. Причём заметьте — анклавы вассалы будут представлены не фракционно, а целиком, иначе будут слишком мелки, что бы вообще на что-то претендовать. И со стороны Унии, собственно, будет зеркальная ситуация.

— А Альянс ты, я смотрю, во внимание совсем не берёшь? — спросил я тогда.

— Хоть сейчас они и третья сила хуннусов в Москве, но… У них слишком рыхлое образование. Я уверена, как только отгремит война со Скормой, которую, вы по моему мнению, разобьёте, Альянс растащат на части Уния и Нуменор. Если я правильно прикинула, эта война даст достаточно мощный толчок к развитию, который поднимет эти два анклава как минимум до четвёртого ранга. А Альянс — в лучшем случае получит в своих рядах пару анклавов третьего ранга. Хотя… Скорее всего, гарантированно получит. И вот тогда равновесие в них будет нарушено — ведь в основе Альянса союз равных анклавов и боевых групп. И я сомневаюсь, что те, кто стали сильнее, не захотят пересмотреть вопрос равенства. Не сразу, но постепенно более сильные начнут пытаться перетягивать выгоды на себя, подводя более слабых к мысли о том, что бы провести процедуру слияния анклавов, на подобие того, что сделал Нуменор с вашим анклавом и анклавами Михаила и Юлии.

— А если вопрос встанет подобным образом, то какой резон им становиться частью анклава третьего ранга, если рядом два анклава четвёртого, что горят желанием присоединить их, — продолжил её мысль я. — Ведь если уж продавать свою независимость, то как можно выгоднее. А мы им сможем дать в любом случае больше, чем те анклавы, которые возьмут третий ранг.

— Да. Ну, и согласитесь, лэр — проще присягнуть тому, кто изначально был выше вас, чем тому, кто ещё вчера был тебе ровней. Это чисто психологический момент, который прекрасно дополняет ситуацию с тем, что с нами выгоднее, — кивнула она.

— Вот только дело в том, милая Изольда, что лидеры Альянса это и сами понимает не хуже нас, — возразил я.

— А что это меняет, лэр? — вскинула она тогда брови. — Это тот случай, когда понимание ситуации ничем не поможет её избежать. Те, кто стали сильнее, просто не смогут играть по прежним правилам с теми, кто станет слабее. Им ведь тогда придётся искусственно ограничивать свой рост и развитие. И ради чего? Ради мнимого равенства, которое таким образом не факт, что удастся сохранить? В мире, где тебе ежедневно грозит опасность, где предать может кто угодно и правит бал лишь сила — разумные руководствуются не эфемерными понятиями равенства и братства, а исключительно интересами. Своими и своей общины, клана, группы, анклава — называйте как угодно. Тут нет постоянных врагов и друзей, есть лишь общие интересы. Вот и всё.

— Звучит, конечно, здорово, но при чём тут мой особняк? — поинтересовался я.

— Лэр, вы и сами поняли, — укоризненно заметила она. — Этот особняк — символ вашей власти в вашем анклаве. Разумные везде должны видеть подобные символы, что бы потом не оказалось, что все забыли, кто есть власть. Сейчас в квартале всем распоряжается ваш управитель Ливнев со своим сыном, и люди видят власть именно в нём. Его дом самый большой, он чаще всего отдаёт распоряжения и так далее. Да, — заметила она. — Звучит как мелочь. Ею и является, не спорю. И не подумайте, вашего распорядителя я ни в чём не подозреваю — он достаточно умён, что бы понимать, что ему не хватит сил и влияния даже перехватить управление, не то что его удержать, что обычно куда тяжелее. Но тем не менее, хоть это и пустяк, хоть это и мелочь — из таких мелочей складывается престиж и влияние на мирное население вашей фракции. Для воинов вы и так образец для подражания — тут мне даже добавить и посоветовать нечего.

Вот так и появился мой особняк. И сейчас девушки из моей охраны, как доложил Макс, отправились искать приличный повседневный наряд для Азраи, вместе с ней самой. Разумеется, не покидая пределы квартала — о действии феромонов на окружающих я всех сразу поставил в известность.

— Привет, Руслан, — зашла ко мне Инна.

— Привет. А ты чего не ковыряешься в своих рунах? — поинтересовался я.

— Заебалась, — устало вздохнула она. — Ты мне вот что скажи — тут меня приглашает составить на приёме компанию Максуд.

— И? — поинтересовался я. — Если твои отец и брат не против, что такая малолетка пойдёт на приём со взрослым, здоровым мужиком — топай. Если возражают — я в это дело лезть не сбираюсь, это ваши семейные разборки.

— Вот как раз в этом и дело. Они против, — вздохнула она. — Но я хочу! Почему нет? Он мне нравится, он умён, красив, силён…

— Да Системы ради, — развёл я руками. — Иди и повтори всё это отцу, мне не интересно.

— Если ты прикажешь, то они согласятся! — притопнула она ногой. — Руслан, ты должен! Он мне…

— Так, — ледяным тоном перебил я её.

Девушка сходу заткнулась. Я ещё раз окинул её внимательным взглядом. А ведь наша замухрышка, под влиянием высокого уровня и больших показателей Выносливости, расцвела. Раньше она была гадким утёнком, а сейчас стала вполне себе лебедем. Ещё дозреет до нужных размеров округлостей — и совсем хороша будет. Но вот вопрос — а на кой она сдалась Максуду? В анклаве куча не менее, а порой и более красивых девушек, причём не пятнадцатилетних пигалиц.

— Так, — повторил я. — Ты что-то путаешь, девочка моя. Я тебе ничего не должен. Не буду напоминать тебе историю нашего знакомства, но думаю, ты и сама её ещё не забыла. Это раз, — холодно посмотрел я на съёжившуюся под моим взглядом девицу. — Во вторых — давить и требовать от меня чего-либо ты ещё не доросла. Если тебе запрещают отец и брат — значит, запрещаю и я. И в третьих — думаю, пора чуток расширить твои горизонты относительно того, что зовётся большой политикой, а то ты, уйдя в свои руны, смотрю, кое-чего не понимаешь. Не хотел этого делать, надеялся, твой отец, умный мужик, кстати, сам это сделает, но видимо придётся мне. Присядь, — махнул я рукой.

Девушка присело в кресло, не сводя с меня настороженного взгляда.

— Как думаешь, мне нравиться Хельга? — спросил я.

Её мой вопрос явно сбил с толку. Инна явно ожидала чего-то другого.

— Ну, по-моему, вы отличная пара, и это все знают… А что? — осторожно ответила она.

— Отлично. Тогда почему, по твоему, я с ней в разных анклавах и редко вижусь? — продолжил я.

— Ну… Так получилось…

— Согласен, так получилось. Но давай я тебе расскажу о причинах того, почему так получилось, а потом ты постараешься мне ответить, почему тебе нельзя на приём с Максудом, хорошо? — предложил я.

Девушка заинтересованно кивнула, и я начал.

— Когда пала стена и началась делёжка химкинских анклавов между Унией и Нуменором, у них существовал договор. По нему Хельга и четыре анклава должны были отойти Унии, а я с тобой — Нуменору. Так договорились эти два анклава, что бы каждый получил что хочет. По одному человеку с потенциалом добавления в анклав новой профессии, по одному Системному Лорду и так далее. Нуменор взял только наш анклав и отдал четыре других Унии по причине того, что в перспективе потенциалом стать чем-то серьёзным обладал, по их мнению, только наш анклав.

— А причём тут вы с Хельгой? — нахмурилась она.

— То, что мы были парой, мешало этим планам, поэтому они пошли более сложным путём, как ты помнишь. Поэтому они заварили небольшую кашу, в результате которой было уже поздно что-то менять. Вернее, при желании, я бы мог уйти за Хельгой или она остаться со мной — но тогда мы подвели бы тех людей, которые на нас рассчитывали. Хельгу бы у меня всё равно забрали бы, а меня, скорее всего, уничтожили бы — ведь нарушать договорённости двум крупным акулам не с руки, и проще убрать препятствие, чем устроить грызню меж собой. И при обоих раскладах — пострадали бы люди, что идут за нами. Видишь ли, благодаря Лине я в глазах Артура имел определённую ценность, потому, учитывая что и ты, и я в одном анклаве, нас приняли в свои ряды. Но заартачься я и реши последовать за Хельгой, бросив вас — дело бы кончилось тем, что тебя бы попросто забрали в Нуменор вместе с твоими родными, а остальных бросили бы. Без меня, лидера бойцов и Системного Лорда, и тебя, рунолога, что обеспечивал нас рунной магией. Как думаешь, сколько бы просуществовал наш анклав в таком случае? Отвечу — ровно до того момента, когда крысы перешли бы в наступление. Мы и так выиграли чудом, и то лишь потому, что я сумел убедить Артура выделить мне силы и поверить в мой план.

— А если бы Хельга решила отказаться от предложения Унии? — поинтересовалась она.

— Хельга отвечает за доверившихся ей жителей Мирного. Им предложили сказочные условия, при которых жизнь её людей улучшилась бы на порядки. И она не могла отказаться — ведь личные прихоти, даже такие, как любовь, для настоящего человека никогда не перевесят долг и ответственность. Мы с ней не пустоголовые Ромео и Джульетты, которых куда половые органы потянут — туда и несутся. У нас нет такой роскоши, так как есть такое слово, как долг. Теперь я задам тебе вопрос. По приглашению Максуда ты должна была идти в свите Артура, как и он, верно?

— Да, с ним. Но мы же идём туда, как представители Нуменора, какая разница, кто с кем будет? — спросила она.

— Разница в том, что в каждом анклаве вроде нашего существуют свои фракции. И чем выше коэффициент полезности, силы и богатства этой фракции, тем выше её влияние, и тем лучше положение членов этой фракции как внутри анклава, так и вне его. На данный момент у нашей фракции два основных столпа, девочка — это я, Рома и Би Рён, как представители её боевой мощи, и ты, как та, кто является человеком, внёсшим профессию Рунолог и от которого зависит её развитие. Причём уверяю тебя, Инна — твоё наличие в моей свите на первом приёме придало веса нашей фракции даже больше, чем та победа. Понимаешь? Я уверен, что многие хотели бы, что бы в тот день ты пришла не с нами. Артур и Михаил пытались через твоего отца утянуть тебя на свою сторону уже тогда, он рассказал об этом. Но он отказался, и твоё присутствие тогда, по сути, определило, что нашей фракции в Нуменоре быть. Понимаешь свою значимость?

— Честно говоря, я о таком даже не задумывалась, — малость растерянно ответила девушка.

— Понимаю. А теперь к тому, почему ни твои отец с братом, ни я не хотим, что бы ты шла с Максудом. Дело в том, что он — правая рука Артура. И нацелен он, скорее всего, на то, что бы переманить тебя к ним. Завтра ты на приём придёшь с ним и в их свите. Послезавтра ты начнёшь всё чаще бывать со своим любимым. А потом и окончательно уплывёшь от нас.

— Звучит так, будто мы враги с ними. Не слишком ли серьёзно, Рус? — тихо спросила она. — Мне теперь что, и любить нельзя?

— Можно. И даже нужно. И нет, вражды нет. Просто там, где речь идёт о власти, деньгах и ресурсах, всегда будет политика, интриги и прочая грязь. Поэтому я предпочитаю иметь дело с монстрами — с ними проще. Но и от этого никуда не уйти, это закулисное пихание локтями будет всегда. Такова жизнь.

— Я поняла, — хмуро кивнула она. — Пойду к себе, мне надо подумать.

— Конечно, иди.

Я остался один. М-да, я не лучший кандидат в учителя по таким вопросам. Что же, все приготовления закончены, пора бы и потренироваться. Завтра сложный день. Всё оставшееся время я посвятил тренировкам. Циркулировал энергию тем способом, что показал в своё время Феникс, купил глефу — всего лишь пятый класс Высокого ранга, но в казне пока одни дыры, так что выбирать не приходится. Потренировался с Максом в фехтовании и помедитировал.

Затем занялся магией. Заигрывание с силами молний, астрала и прочего решил оставить на потом. В конце концов, у меня на руках два могущественных артефакта — латная рукавица и кольцо. подумав, я решил заняться кольцом — аспект гравитации мне был ближе и интереснее, чем стихия воды. Дело в том, что оба артефакта обладали познаниями погибших бессмертных, из душ которых, по сути, и возникли. В частности, кольцо Живоглота несло в себе его понимание аспекта гравитации. И надо бы с этим начинать работать.

Была и проблема — артефакт не желал делиться со мной этим знанием. В нём как будто бы остался небольшой осколок сознания прежнего владельца, задавшийся только одной целью — не дать мне изучать заложенное в кольцо знание. И самое гадкое — никак его разом уничтожить или выбить оттуда я не мог, ибо явственно ощущал, что тогда артефакт потеряет большую часть своих свойств. Поэтому мои попытки разобраться с пониманием данного аспекта были двойной тренировкой — ведь боролся и выгрызал себе право на обучение силе притяжения я посредством Воли.

Так я и провёл весь день. Итогом его стало скромное:

— Отрицательная Воля + 32.

Тоже хлеб, если подумать. А пока — бокал коньяка и спать. Проснувшись, первое, что я увидел — Азраю.

— Тебе чего? — поинтересовался я, глядя на одетую в какое-то легкомысленное платьице девушку.

— Ты возьмёшь меня с собой на приём в Унию? Туда, где живёт Некромант? — прямо спросила девушка, глядя на меня своими змеиными глазами.

— Возьму, — кивнул я.

— Я не хочу туда идти, — покачала она головой. — Я не пойду в обитель мёртвых.

— Пойдёшь, — твёрдо сказал я.

— Нет. И не проси! — упрямо зашипела она, опасно сощуриваясь, будто змея перед броском.

— Конечно не буду, — кивнул я. — С чего мне просить то, что я вправе требовать? Ты навязалась мне в спутницы, ты обещала что от тебя будет толк и польза — и ты сейчас, на второй же день, решила мне права качать, змейка? Ты пойдёшь туда, куда я скажу, и будешь делать, что я прикажу. Скажу танцевать на потеху публике — будешь танцевать. Скажу кого-то соблазнить — соблазнишь. А свои хотелки будешь исполнять в свободное от моих приказов время. Тебе ясно?! — рыкнул я.

По нашей связи я чувствовал ярость девушки змеи. Ярость и удивление — видимо, она не ожидала, что ей действительно придётся выполнять условия нашего соглашения. Думала, что я тебя просто как украшение таскать буду? Вот уж хер!

— Почему ты заставляешь меня? — спросила она. — Я не хочу это делать. Я пошла с тобой что бы посмотреть на вашу жизнь, что бы наслаждаться ею, а не сидеть в клетке наших подземелий, ожидая, когда Владыка Небес начнёт войну с нами. А что я получаю вместо этого? Того, кто ограничивает мою свободу и заставляет делать то, что мне не нравится? Так не должно быть. Я так не хочу, и так не будет.

— Ты что, совсем дура? — удивлённо спросил я. — Ты такую же хрень и Тарсае отвечала на её требования заняться делом?

— Королева — это королева, — покачала она головой. — И я её чаще слушалась, чем не слушалась. Но ты — не она. Я готова иногда драться на твоей стороне, готова даже иногда с тобой спариваться. Что ещё от меня нужно? Я хочу делать то, что мне

— Заткнись, идиотка, — перебил я её. — Заткнись, пока я не оторвал тебе твою тупую голову. Я-то гадал, почему Тарсая отказалась от тебя, а дело вот оказывается в чём… То есть иногда драться и трахаться, а в остальное время развлекаться — это твой план? Закрой рот, — не дал я ей заговорить. — Не отвечай, а то я прибью тебя, услышав очередную хрень. Значит, слушай меня внимательно. Своими делами ты будешь заниматься ровно тогда, когда у меня не будет к тебе заданий и дел. Это раз. Два — запомни-ка одну важную деталь — вся жизнь хуннусов, среди которых ты хочешь жить, это борьба. Если ты думала, что в королевстве змей жизнь сложнее чем у нас, то спешу тебя расстроить. Мы, хуннусы, существа, вся жизнь которых проходит в борьбе — с врагами, союзниками, друзьями, с миром — вообще со всем. И не всегда битва — проявление этой борьбы. Больше того — прямая драка, чаще всего, лишь финал очередного этапа этой борьбы. Ты Системный Лорд, ты вершина силы нынешнего общества, и значит, бороться тебе предстоит больше, чаще и тяжелее остальных. Бороться за ресурсы, за силу, за влияние, за богатство, за власть, за право самой определять свои действия — за всё это надо бороться. Ты хотела больше свободы, я понимаю, и меньше ответственности. Но так не бывает. Если решишь жить среди обычных хуннусов, тех, что занимаются исключительно мирной деятельностью — тебе придётся именно что трудиться, зачастую без отдыха, что бы заработать на пищу и крышу над головой. Станешь рядовым бойцом — тоже самое. Станешь командиром отряда или руководителем какого-то цеха (хотя ты не станешь, я уже вижу, что характер не подходящий, слишком ленивая) — придётся больше работать мозгами, чем руками — но тоже работать. Везде, сверху донизу, кем бы ты не был — от никому не нужного рядового жителя до главы огромного анклава — ты везде связан обязательствами, долгом и работой. А работа твоя — делать всё, что бы те, кто идёт за тобой, жили как можно лучше. А теперь скажи мне — вы уверяли меня в том, что для меня будет только плюсом наличие ещё одного Системного Лорда в наших рядах. А теперь выясняется, что ты даже такого пустяка, как поприсутствовать на важном мероприятии, делать не хочешь. Тогда какая у меня может быть вера в то, что когда мне и вправду понадобится твоя помощь, ты не скажешь очередное не хочу? Ведь наша клятва не предусматривает никакого для тебя наказание за нытье и нехочуши. Ты можешь просто ничего не делать — и это уже не предательство. Жаль, что я не пошёл на уточнение пунктов наших обязательств, тут твоя королева ловко обошла острые углы. Но если ты намерена продолжить в том же духе — убирайся обратно. Я разорву клятву меж нами прямо сейчас и выпну тебя из нашего анклава на улицу, и что с тобой будет дальше — исключительно в твоих руках. Но думаю, тебя сожрут в ближайшие два дня — не монстры, так люди, ради получения Сердца Силы, уровней и лута. Так что спрошу последний раз — ты будешь меня слушаться или наши пути расходятся?

Ничего не ответив, девушка с ледяным выражением лица резко отвернулась и шагнула к выходу. По эмоциональной связи я ощутил всю глубину её ярости — бессильной ярости.

— Стой! — резко велел я. — Я не слышу ответа!

— Да, мерзкий хуннус. Будь ты проклят, да, я буду слушаться, — выплюнула она и вышла, громко хлопнув дверью.


Глава 7


Четвёртый флот Империи Эгин, Кераний Варрион.

— Итак, уважаемы лэры и лэсси, я предлагаю считать, что задание Императора выполнено в полной мере. Астральный маяк был выстроен, высшие явились беспрепятственно — дальнейшее не наша забота, — заявил один из немногочисленных Бессмертных Лордов, что были в составе четвёртой флотилии.

Единственным Князем среди присутствующих был сам Кераний, однако с ним на кораблях плыло четыре десятка Лордов — для обеспечения готовности отразить любую возможную угрозу в пути. Они не являлись капитанами кораблей — в четвёртом флоте были корабли слишком низкого класса, что бы ими управляли существа подобного ранга. Этот отряд, часть гвардии Императора, был достигшими своего потолка в развитии рядовыми бойцами и располагался на флагмане флота, могучем Астаратосе. Это было весьма мощное судно, стоившее как два десятка обычных судов флотилии — и свою дороговизну оно окупало с лихвой, ибо помимо скоростных и боевых преимуществ ещё и обладало свойствами расширения внутреннего пространства и должным уровнем комфорта.

— Выполнено, да, — кивнул Кураний. — Вопрос только в том, что делать нам. Отправиться домой или попытать счастья здесь?

— Едва ли нам удастся это сделать, лэр, — ответил ему навигатор корабля. — Я про возвращение. Видите ли, я уже попробовал осмотреться в ближних слоях астрала при помощи контрактных духов.

— Что там видно? — спросил один из присутствующих.

Собрание решили устроить уже глубокой ночью. День был отдан восстановительным медитациям и празднованию того, что они сумели выбраться живыми из того ада, в который происходил во время битвы высших. Но теперь стоял вопрос, что им делать. Все понимали, что раз планета до сих пор цела, то битва кончилась явно не победой их хозяев.

— Во первых, всё ближайшее пространство к миру кишит астральными тварями. Скоро у этого мира будут проблемы с их вторжениями, если их Божество и Трансцеденты не зачистят окрестности. Во вторых… Ужасающей мощи Астральный Шторм. Я никогда не слышал и не читал ни о чём подобном — стоит отдалиться на дневной переход от мира и становится видна его граница. Там сходят с ума пространство, время, материя и астрал, и я не уверен, что даже Трансцеденты того уровня, чьё сражение мы видели, способны самостоятельно преодолеть подобное — а ведь мои духи-разведчики лишь издалека увидели самый краешек происходящего. В общем, видимо, нам придётся надеяться на то, что хозяева этого мира не решат нас уничтожить.

— Если бы они этого хотели, сделали бы сразу, — заметил Кераний. — Мы для них не более чем пылинка. Так что, раз нам оставили жизнь и позволили попасть сюда, значит, их вполне устраивает факт нашего пребывания здесь.

— И это меня весьма настораживает, — заметил Тулл, старший среди присутствующих Бессмертных Лордов и их неформальный лидер.

Всё взаимоотношения Керания и гвардейцев Императора оставляли желать лучшего. Впрочем, это и не удивительно — ведь в отличии от них, достигших практически пика развития, Кераний имел все шансы дорасти в будущем до Бессмертного Императора, а если очень, очень сильно повезёт — стать Трансцедентом. Как, впрочем, и все личные ученики Императора и прочих Трансцедентов Империи — иных они и не брались обучать лично. В гвардии же Императора… Скажем так, рядовые бойцы гвардии максимум на что могли рассчитывать — это стать Бессмертным Князем. На большее их таланта попросту не хватало. Именно потому личные ученики Трансцедентов и их гвардейцы всегда недолюбливали друг-друга — ведь у первых был шанс стать действительно правящей элитой, а другие были обречены на вечное прозябание в своих рангах. Ведь Бессмертных в Звёздной Империи Эгин было десятки тысяч, а Трансцедентов — всего семнадцать. Собственно, статус Империи, а не Королевства, за империей закрепился совсем недавно — и то лишь по причине прямого вассалитета самому Гаруде. И для всех до сих пор было огромной загадкой, как их Император сумел этого добиться.

Разница в том, что бы быть вассалом клана Гаруда и быть вассалом лично самого Гаруды, несмотря на неочевидность для непосвященных, была огромна. В первом случае можно было рассчитывать на помощь сюзерена лишь в критических ситуациях — когда вассал действительно на краю гибели, клан послал бы на помощь своих членов. Но не лично короля или его приближённых, а некоторое количество своих средненьких (по меркам клана, для всех прочих это были чудовищной силы существа) Трансцедентов и войска из ракшас (аналогичная Бессмертным у других рас ступень развития сур). И если противником было достаточно могущественное государство, например, из первой тысячи в Звёздном Списке (список всех государств, носящих приставку Звёздное. Данные государства считались хоть на что-то претендующими во вселенских масштабах, состоя, как правило, из множества миров и обладая хоть одним Трансцедентом. Государства, не обладающие хоть одним существом подобного ранга, в данный список не входили.) то этих сил вполне могло не хватить для победы. Самая большая ирония заключалась в том, что если бы высланные на помощь войска не справились со своей задачей и были разбиты, клан бы дальше не пошёл. Суры вообще были народом, крайне сурово относящимся к слабым — раз не справились, то хрен с вами.

А вот личный вассал короля клана Гаруда — другое дело. Вот в таком случае нельзя было исключать даже того, что Гаруда лично явится на войну — а это уже меняло весь расклад. Правда, и тут была оговорка — если агрессором является сам его вассал, он лишь не позволит его уничтожить. Да собственно, одного лишь слова Гаруды хватит, что бы остановить войну. Вот такая вот вселенская политика, благодаря которой мир девятого уровня, истощённый и разграбленный в результате поражения в войне с соседями и отколовшийся от остального государства, к которому раньше принадлежал, вместо того, что бы скатиться до Звёздного Княжества, сумел остаться в статусе Империи. Ибо личный вассалитет кому-либо из Первобытных Божеств астик или Королей кланов сур — явление настолько редкое, что подобных счастливцев можно было пересчитать по пальцам двух рук. И как подобного сумел достичь Император — до сих пор великая загадка для всех.

Поэтому сейчас сложилась довольно щекотливая ситуация. Все присутствующие уже успели оценить преимущества этого мира — чистейшая и плотнейшая энергия, разительно отличающаяся от того, что можно встретить в любом ином уголке мироздания, давала надежды на возвышение всем присутствующим. Что бы достичь ранга Бессмертного, требовались не только талант, ресурсы и поддержка сильного наставника или организации — самым главным было обладание сильным внутреннем стержнем, ярким желанием дойти до пика своих возможностей и превзойти их. Именно подобный стержень был необходим, что бы веками и тысячелетиями не упускать из виду главную цель, которой подчинены все прочие — жажду развития. Как хороший спортсмен всегда будет желать развиваться, как талантливый художник будет искать новые горизонты и способы стать лучше — так же и все те, кто достигал Бессмертия, всегда желали пройти ещё дальше и добиться ещё большего. И этот мир с его энергией пробудил в присутствующих почти угасшую в них надежду — надежду стать сильнее. Весь вопрос заключался в одном — Кераний, как глава экспедиции и личный ученик Императора, был обязан в первую очередь думать о соблюдении интересов его учителя и их сюзерена. И они опасались, что он потребует от них выполнения этих обязательств. А что должны делать воины в тылу врага? Правильно, пытаться уничтожить всё, до чего дотянутся, нанести максимальный ущерб миру, расставить сигнальные маяки и выполнить кучу прочих предписаний, за которые их могли стереть с лица земли хозяева этого мира.

В общем, Кераний был на пороге самого настоящего бунта. Вот только сам Кераний тоже не стремился отдать жизнь во благо пославшего его на смерть учителя. И вариант с тем, что бы воспользоваться выпавшим шансом, ему нравился даже больше, чем прочим присутствующим. Ведь в этом мире он гарантированно обладал возможностью достичь Трансцедентности и, чем Кали не шутит, возможно даже превзойти великого Императора и учителя.

— Я понимаю, о чём вы все думаете, — осторожно начал он, тщательно взвешивая слова. — Но… Считаю, что начинать диверсионную деятельность в этом мире нам не следует. В конце концов, Империя Эгин войну хуннусам не объявляла. Думаю, для Империи будет лучше, если мы осядем в этом мире и займёмся развитием. Здесь у нас есть все шансы достичь Трансцедентности, что для нашего государства, как вы понимаете, крайне важно. У нас тысячи воинов во флоте, которые в ином месте имели крайне низкие шансы достичь Бессмертия, но здесь… Здесь, вполне может случиться, что если всё сложится хорошо, в Империю вернётся не сорок Бессмертных и пять тысяч воинов Смертной ступени, а сорок Трансцедентов с тысячами Бессмертных. Что вполне исправит нынешнюю ситуацию нашей родины — ведь, как бы горько ни было об этом говорить, реальная боевая мощь нашего государства на уровне средней руки Звёздного Княжества. Так что считаю, что нам нужно тщательно исследовать окружающий нас мир и заниматься в первую очередь Возвышением. Так как это очень важное решение, я не берусь брать на себя смелость единоличного решения. Потому предлагаю голосование. Поднимите руки кто за?

И естественно, к общей радости всех присутствующих, за оказались все. Решение было принято единогласно, а потому, вооружившись этой, хоть и довольно неубедительной, отговоркой, присутствующие приступили к обсуждению более важных вопросов. К утру второго дня четвёртый флот решительно направился в сторону ближайшей суши, до которой было два дня плавания. К городу, как они позже узнают, под названием Санкт-Петербург.

На второй день пути, когда в пределах досягаемости поисковой магии кораблей замаячила пока ещё далёкая земля, к ним заявилась гостья, от одного вида которой Кераний мгновенно покрылся ледяным потом.

— Привет, маленький альв, — с улыбкой обратилась к нему возникшая посреди его каюты прекрасная девушка. — Надеюсь, ты уделишь мне пару минут своего времени? Думаю, тебе будет интересно послушать, что я хочу сказать. Как и всем вам.

Каюта мгновенно оказалась в эпицентре восприятия всех присутствующих на корабле воинов. А спустя миг Кераний понял, что сейчас их слышат вообще все альвы на всех кораблях флотилии. От прекрасной незнакомки с точёными, аристократичными чертами лица, хрупкой фигурой и короткими, по плечи, волосами, не веяло невероятной мощью, не доносились отголоски внутренних законов и вообще не было ни одного признака её силы. Более того, ощупав её восприятием и Волей, Кераний ощутил, что перед ним самая обычная смертная. Чего быть не могло в принципе — незаметно возникнуть в его каюте простая смертная точно не могла. Как не могла бы и мгновенно сотворить связь меж всеми членами флотилии, игнорирую личную защиту присутствующих и ментальные щиты кораблей.

— Не буду играть в загадки. Я — Рокрея Звёздный Луч, Трансцедент расы хуннусов и владелец оружия из серии Истребителей Божественного. Как вы уже поняли, этот мир таит в себе бесчисленные возможности для всех тех, кто жаждет развития. И я послана нашим божеством затем, что бы решить проблему вашего присутствия. Видите ли, вы здесь не званные гости, тем более служите нашим врагам, так что желание Хунну от вас избавиться я поддерживаю целиком и полностью, но… Эти несколько дней я наблюдала и за вами, и за событиями в городе, к которому вы плывёте. И на ваше счастье в городе сложилась ситуация, в которую я, из-за правил, установленных нашим божеством, вмешаться лично не могу. Собственно, через несколько часов на город начнётся последняя атака вторгнувшихся туда наг, сирен и русалов с их прирученными монстрами. Хуннусы там не в силах отбить эту атаку, и город обречён. Однако, на ваше счастье, я не согласна с некоторыми деталями плана нашего божества, и потому я хочу дать населению города шанс. Мне не нравится мысль, что какие-то твари из числа младших рас разрушат этот город и истребят его население. И я решила дать вам шанс. Если вы ударите в тыл атакующим город войскам и сумеете его спасти, можете считать, что вы официально приняты этим миром. Дальше можете делать что хотите — при условии, что не станете разрушать город и истреблять хуннусов. Вы согласны?

Естественно, Кераний был согласен. Правда, он не совсем понимал, каким таким образом ситуация дошла до того, что войско младших рас сумело поставить на грань уничтожения город, населённый высшими, но какая разница? Оставался лишь один вопрос, который следовало разрешить.

— Видите ли, о великая, — аккуратно начал он. — Я полностью согласен и готов вам помочь в этом, несомненно, благом начинании, но есть одно но. Клятвы верности Империи не допускают…

— Нет больше этих клятв, — щелкнула изящными пальчиками брюнетка. — Это всё? — нетерпеливо спросила она, с тревогой поглядывая вверх.

Кераний же, осмотрев своё энергетическое тело, увидел, что плетения клятвы вечной верности Императору и Империи больше не существуют. И он не сомневался, что не у одного него они пропали. Теперь он воистину свободный альв, а значит, и задание принять может.

— Мы сделаем или сгинем, моя госпожа! — преклонил он колено.

Смести армию каких-то жалких водоплавающих, имея в своём распоряжении целый флот? Легко!

— Отлично. Тогда плыви, мой Кераний, — кивнула она ему. — И вот вам примерная информация о положении дел в этом мире. Что бы не было лишних вопросов.

И таинственная Рокрея Звёздный Луч исчезла так же, как и появилась, оставив удивлённых альвов разбираться в пакете полученных сведений, возникших прямо в их головах.

* * *
Астрал, над планетой Земля.

— Рокрея Звёздный Луч, как ты объяснишь своё неповиновение? — спросило своим странным голосом божество.

Божество было не то, что бы разгневано, но весьма недовольно. Установив определённые правила и законы на планете Земля, став Системой, её сервером и источником энергии для великой игры на планете, Хунну лишил себя возможности напрямую вмешиваться в происходящее там. Создавать ивенты, играть временными потоками, награждать и наказывать за победы в боях или нарушения взятых на себя клятв — это пожалуйста, но напрямую уничтожить тех, кто вписывался в очерченные им же рамки, не мог. К тому же, груз воистину бесчисленного количества душ прежних хуннусов и их нынешних потомков, что слились с ним, помимо того, что наделили божество ужасающей силой, понемногу искажали его сознание. Пока удавалось скидывать часть нагрузки, направив часть сознаний на вычисление попыток пробить с той стороны бреши в Астральном Шторме, что предпринимали противники. Другая часть сознаний занималась контролем функционала Системы. Сам же Хунну был занят одним — поддерживал небывалый в своей мощи шторм, что спутал все астральные пути тысячам ближайших галактик.

И теперь ему приходилось полагаться на тех, кого удалось вернуть к жизни — сильнейших магов их расы, первую сотню Владык. И вот одна из них, отправившись по его заданию, возвращается, отказавшись его выполнять.

— Я и не обязана тебе повиноваться, о великий. Ты — наше божество, а не наш правитель. И я не согласна с теми правилами, что ты установил на планете, — пожала она плечами. — Из-за того, что именно ты вернул нас к жизни, мы тоже не можем влиять напрямую на происходящее с теми, кого ты призвал в мир сам. Но влиять на случайно сюда попавших, без твоего дозволения — мне по силам. Так что теперь они свободны от всех клятв своим прежним сюзеренам и могут отправиться спасать город. Не знаю, на что был твой расчёт, о великий, но по мне, ты привела слишком много враждебной нам нелюди в этот мир. Пусть и из числа тех, кто обладает какими-то крохами нашего наследия.

— Что ж, я надеюсь, что твоё вмешательство в попытке спасти город не приведёт к ещё большим жертвам. Ведь на них не было наложено Ограничение Мастерства, так что свои навыки они могут использовать в полной мере, — заметил Хунну.

Придётся и их включить в список тех, кто отправится в Обитель Бессмертия. Хунну было разработано три места, в каждом из которых жители этого мира будут развиваться. Обитель Бессмертия — для нелюдей, Поля Дикой Охоты — для зверей, и Башня Возвышения — для хуннусов. Эти альвы родились действительно под счастливой звездой — пальцем о палец не ударив, они получили возможность попасть в Обитель, хотя все прочие пришельцы ради этого сражались и проливали кровь.


Глава 8


Мы прибыли на приём в Унию к шести часам вечера. Хотя какой вечер? Нынче у нас были белые ночи — ночью наступали сумерки, днём было светло. Никакой полной темноты — планета-то сейчас находилась в Астрале, а наше Солнце осталось за его пределами. Позабыли взять огненный шарик с собой, да.

Принимали нас в Кремле. Могучая летающая крепость висела над центром территории Унии, и попасть на неё было возможно лишь при помощи телепортационной площадки, с которой нас и перекинуло напрямую в зал, где всё и происходило. М-да, никогда не предполагал, что окажусь в месте, что символизирует власть над Россией, в качестве приглашённого гостя. Со мной были Рома, Изольда, всё семейство Ливневых, Азрая, Арсен, старый азербайджанец, который какое-то время был комбатом, но сейчас отошёл от армии и открыл свой мясной цех. Его я взял из чувства уважения к пожилому трудяге, что всегда выступал одной из моих опор в начале формирования анклава, когда мы были бедны и слабы. Ну и плюс Тристан, на присутствии которого настояла Изольда.

— Нахрена он там? Я итак уже дохуя народу беру на мероприятие, — поинтересовался я при составлении списка.

— Это личная просьба, лэр, — скромно потупилась девушка. — Мне бы хотелось, что бы мой избранник был вхож в высокие слои общества, а не оставался деревенщиной. Надеюсь на ваше понимание и снисхождение, почтенный, — церемонно поклонилась она.

Ну как можно сказать нет своему ближайшему уже помощнику во всех не военных вопросах, когда она так об этом просит? Да и зачем, собственно? Одним Полководцем больше — не велика проблема, ограничения по количеству гостей не было. А вот с Би Рёном вышла обратная ситуация.

— Кто-то должен остаться, — заявил китаец. — И этим кем-то буду я.

— Вообще-то я хотел бы видеть тебя там, — возразил я.

— Тогда придётся остаться тебе, — усмехнулся он. — Шахту без присмотра оставлять нельзя, а Рома ещё слишком молодой, что бы такое дело на него повесить. Вот и остаёмся — либо ты, либо я. Без Системного Лорда такие места оставлять опасно. Но я не против, если останешься ты — там явно будет вкусная выпивка и отличная еда. Меняемся?

Так и вышло, что пришли мы без китайца. Хотя видит Система, как раз его бы я с удовольствием взял с собой. Сейчас, стоя в зале и глядя как представляют Артура и его свиту, я был рад тому, что нас пригласили одними из последних. Торчать здесь несколько часов, дожидаясь, когда же все соберутся, было бы совсем тоскливо. Хотя будь Хэля, всё было бы не так однозначно…

Наконец все реверансы были сделаны. Тайком показав средний палец недовольно глядящему то на меня, то на Инну Максуду, я пошёл к столику с закусками. Официанты таскали бокалы с чем-то на подобии шампанского, так что, вооружившись аж двумя фужерами, я двинулся к еде. Собственно, все нужные экономические вопросы и контакты наладят мои люди, а если будет что-то важное — сами подойдут и поинтересуются моим мнением. Моя роль конкретно сегодня больше сводилась к тому, что бы заинтересованные персонажи видели меня и могли подойти с вопросом или предложением. Я этакое справочное бюро на тему взаимодействий с моей фракцией в Нуменоре. В основном это было для лидеров небольших анклавов, из числа вассалов Унии, которые были приглашены сюда, а также анклавов первого ранга и слабых кланов нелюди. Уния собрала на своём приёме куда больше народу, чем Нуменор. Артур для таких деятелей птица слишком высокого полёта, так что со своими вопросами и предложениями они топали ко мне, Долгову и Юлии Соколовой. Ну и к Максуду, как к первому заму Артура.

— Добрый день, — раздался справа от меня мужской голос. — Не ожидал увидеть вас в столь… экзотической компании.

— Мы знакомы? — не поворачивая головы, небрежно поинтересовался я.

— Не совсем. Скажем так, я знаком с вами заочно, вы же со мной — не уверен, — вежливо ответил мой собеседник.

Повернувшись к нему, я увидел ничем не примечательного мужчину в доспехах Высокого ранга Пятого класса. Среднего роста, подтянутый, гладко выбритый и голубоглазый блондин. Не, этого хрена я точно не знаю. У столика я стоял с Азраей, и теперь мы оба с любопытством глядели на этого странного персонажа. Кстати, по рангу он был Системным Лордом. Довольно посредственным — плотностью энергии он уступал мне раза в три, но тем не менее.

— Вы, видимо, знаете, кто я, — ответил я. — Вот только слегка неудобно, когда собеседник, заявляющий, что заочно с тобой знаком, не спешит даже представиться. Несколько невежливо, не находите?

— Ох, простите мои манеры, — всплеснул руками он. — Герман. Герман Немцов, — протянул он руку с улыбкой.

— Рад познакомиться, — кивнул я с улыбкой. Забавное сочетание имени и фамилии. — Чем обязан? Моя подруга впервые на светском мероприятии, так что я нынче знакомлю её с главными достоинствами подобных приёмов.

— Какими же? — тут же встрепенулась змея. — Ты нагло врёшь, хуннус! Ты ничего мне не показывал!

— Дорогая моя Азрая, — с улыбкой повернулся к ней я. — Для тебя на подобных мероприятиях самое важное — это факт бесплатной еды и напитков. Ведь в таких случаях хуннусы стараются выложить на столы всё самое вкусное, то, что обычно даже сами не едят. Так что лопай, чешуйчатая моя, такой вкуснотой нас ещё не скоро покормят.

— А зачем они так делают? — поинтересовалась змея, тут же переключаясь на снедь и цапая один из моих бокалов с шампанским. — Почему они кормят всяких пришлых самым вкусным и лучшим, а не оставляют это себе?

— Потому, прекрасная госпожа, что хуннусы так хвастаются перед гостями, — пояснил Герман, восхищёнными глазами глядя на девицу.

Ага, феромоны попёрли. Хоть я и просил змею минимизировать их влияние, но совсем убирать тоже было нельзя. Я, если честно, весьма рассчитывал позабавляться, глядя, как народ начнёт пытаться девушку клеить. Тут собрались те, кто обладал достаточной силой Воли, что бы держать себя в руках при ограниченном воздействии, так что до дурного не дойдет. А вот к официантам змее лучше не приближаться — там люди, не добравшиеся даже до ранга Лидер, так что лучше не устраивать эксцессов.

— Хвастаются едой? Но это глупо! — удивилась та.

— Не едой, Азрая, — улыбнулся я. — Так они показывают своё богатство и силу. Всё мясо, что мы сейчас едим — это звери уровня Генерал и Вождь. Напитки и алкоголь из фруктов и ягод Среднего ранга. Что бы добывать всё это в таких количествах, что бы выставлять на столы на банкете, нужна сила, власть, земли и богатства. Власть — что бы брать в качестве дани у вассалов то, что у тебя не растёт. Сила — убивать подобных чудовищ. Земли — ибо нужны обширные владения, что бы добыть такое разнообразие, ведь большая часть того, что тут выставлена — добыта ими. И богатства — ибо не будь они богаты, они бы не сумели выставить такое угощение на стол просто так.

— А просто рассказать, что они сильные? Если тут есть те, кто этого ещё не знает, конечно.

— Все знают. Но вот, например, это мясо — мясо медведя Вождя. И я представления не имею, как он выглядит, но подозреваю, что это один из опаснейших хищников на планете. Что заставляет ещё раз задуматься о том, как далеко тянутся их руки — ведь я ни одного медведя не видел. Ну да ладно. Герман, я подозреваю, вы подошли ко мне не просто так?

— Ах да, — опомнился он. — Дело в том, что у меня появилось необычное оружие. Выпало мне, знаете ли, недавно. Я сам из Каширы, это на границе с тульской областью. Анклав Руново, вассалы Красной Унии. Недавно на нас напала орда монстров, под предводительством Зверолорда. Нам удалось его убить, и так уж вышло, что честь добить эту тварь выпала мне. Так я стал Системным Лордом, первым в округе, и получил кое-что в качестве лута. Но… Это кое-что мне не очень подходит.

— О чём, собственно говоря, речь? — поинтересовался я.

— Глефа. Мне выпала глефа, Высокого ранга второго класса. И я её продал, буквально вчера, Хельге Целительнице. Она просила передать эту глефу вам и молчать о том, кто её у меня купил. Так что мы с вами сейчас официально занимаемся куплей-продажей. Я готов принести вам оружие сюда и отдать, только кивните.

— А ты, смотрю, подручным у неё ходишь? — прищурился я.

— Всем нужны покровители. Быть официальным вассалом — хорошо, но иметь связи с кем-то из непосредственного руководства анклава — ещё лучше. Мы довольно далеко от столицы, и в случае большой беды нам остаётся надеяться только на помощь метрополии, — пояснил он. — Так что приходиться крутиться.

— А почему сюда не переберётесь? — поинтересовался я.

— А кому мы тут нужны? Тут своих людей хватает. Да и не ждёт нас здесь никто. Ведь мы получаемся анклавом, что добывает некоторые ресурсы, которых здесь нет. Плюс сеем поля, выращиваем урожай, несём дозор… Большим шишкам выгодно иметь такие анклавы. Мы что-то вроде передового поста разведки, через который контролируются дальние подступы к Москве. Вот и сидим там, хотим мы того или нет. Впрочем, нам тоже это выгодно — бойцов от нас не забирают, наоборот, помогают экипировкой, лечебными зельями, даже вот профессии брать позволили у них в анклаве. И налог платим тем, что выращиваем на полях — частью урожая. Плюс через них же и торгуем… В общем, всем выгодно. Можно, конечно, плюнуть и перебраться — но тогда мы тут будем сами по себе. А без поддержки Унии нас тут мгновенно сожрут — у вас в городе и ближайших окрестностях хоть и больше возможностей, но и опасностей на порядок больше. Ладно, мне нести глефу? Хельга настаивала, что бы я передал её как можно раньше.

— Тащи уж, — кивнул я.

Умница моя рыжая. Учла, наверное, что у Некроманта посох исчез, да и уверен — он поделился рассказом о битве в астрале с ближайшими соратниками, в число которых входила и Хэля. Так что этот подарок — явно подгон по случаю.

Через пару минут я уже держал в руках новое оружие.

— Глефа, Высокий ранг второй класс.

+ 400 ко всем харктеристикам. Пассивные навыки:

Сам себе оружейник — в случае некритических повреждений оружие способно к самовосстановлению.

Сквозь воздух — игнорирует на 40 % сопротивление воздуха.

Активные навыки:

Воздушное Копьё, Высокий ранг третий класс. 200 единиц Духа (700 из окружающей среды).

Шквал Лезвий, Высокий ранг третий класс — множественные атаки воздушными лезвиями. 280 единиц Духа (940 из окружающей среды).

Запас Духа — 900 единиц.

Очень далеко до Феникса, очень. Лишние единицы характеристик ничуть не компенсировали утраченные навыки моего прежнего оружия. Ни Пепельного Шторма, ни Крыльев, ни тем более Элементаля… Ну, на безрыбье и рак рыба, что поделать. Пора бы подойти и к Котову. Тот стоял в окружении Системных Лордов Унии с весьма кислым выражением лица — видно, прекрасно знал, к чему идёт дело. И не будь Некромантом выбита доля с найденных Алёной месторождений, меня бы на приёме в лучшем случае послали с тем предложением, с которым я иду. Но всё уже утрясено, и ты, Котов, разменная монета в этой игре. Часть платы за долю в добыче столь необходимых ресурсах для Унии. Это просто бизнес, детка.

— Добрый вечер, господа, — заговорил я. — Привет, Хельга, — кивнул отдельно своему рыжему чуду. — Как вам, наверное, уже известно, у меня с господином Котовым имеются определённого рода разногласия, урегулировать которые я бы хотел сегодня. По правилам нового мира — в бою, один на один. Не найдётся ли у вас площадки для проведения данного мероприятия?

— Найдётся. Предлагаю вам проследовать за Артёмом, — кивнул Седой одному из присутствующих. — Он сопроводит вас на специально подготовленную арену. Надеюсь, вы разрешите свой конфликт сегодня в дружеском спарринге.

Собственно, мнением Стаса никто не интересовался. Да и зачем? Все всё прекрасно понимали, а посторонние нас не слышали.

Артём повёл нас к выходу из зала, и, миновав толпу, мы оказались у портальной площадки.

— Внизу — арена, специально подготовленная для вас, — повернулся он к нам. — Правила простые — сдавшегося противника не атаковать. В случае неспособности одной из сторон продолжать бой — прекратить атаки. Никто, конечно, не застрахован в таких делах от гибели, но скажу сразу — мы крайне негативно отнесёмся к гибели любого из участников поединка, так что старайтесь всё же не угробить друг друга. Удачи, Стас, — кивнул он Котову. — Сломай ему очко. Мы болеем за тебя, братишка.

Не удостоив меня и взглядом, он хлопнул Котова по плечу и отошёл в сторону.

— В засос его ещё поцелуй, дегенерат обсосный, — хмыкнул я презрительно и шагнул к засветившемуся порталу.

Внизу меня ждал самый обыкновенный пустырь. Высоко в небе парил Кремль — грозная, величавая крепость, суровая и могучая. Снежный Замок выглядел как творение некоего сказочного художника, решившего нарисовать прекрасную фентезийную крепость, с многосотметровыми стенами и ещё более высокими башнями на них, с центральной башней, вздымающейся более чем на километр. Снежный замок был прекрасен, словно молодой паренёк из золотой молодежи — не из той, что наследует дела отцов, посвящая себя делу, а из тех, что стараются блистать в клубах, на светских мероприятиях и прочем. Сверкающий, хвастающийся рельефной мускулатурой, брендовыми шмотками и дорогой машиной — вот кем казался Снежный Замок.

Кремль был иным. Не было никаких искусственных, гипертрофированных стен — крепость не изменилась в размерах. Всё так же сверкали алыми бликами красные звёзды, всё так же угрюмо и строго смотрели кирпичные стены на каждого, кто оказывался в пределах видимости. На фоне нашего Снежного замка Кремль выглядел совсем небольшим, простая кирпичная кладка не могла сравниться с безупречной монолитностью высоких белых стен, башни казались лилипутами в сравнении с нашими — но при всём при этом он чувствовался как взрослый, опытный и битый жизнью мужчина, не стремящийся кичиться своим богатством и силой и снисходительно позволяющий делать это другим. Ему не было нужды кому-то что-то доказывать — главное, что он сам знал, чего он стоит. И именно этой кажущейся простотой он манил взгляд — ведь быть в эпоху крепостей-гигантов небольшим замком, способным выдержать любой удар, значило обладать силой, недостижимой для многих и многих.

Но это всё лирика. Напротив меня появился мой противник, зло и с вызовом глядящий на меня.

— Готов? — спросил я.

Вместо ответа в меня полетела свора клацающих пастями черепов. В основном — нечеловеческих, животного происхождения. Каждый череп был не просто напитанной энергией костяшкой — покрытые различными цветными, светящимися узорами, каждый из них представлял из себя артефакт. Не очень опасные для меня по одному, такой кучей (а их было не меньше тридцати) они вынудили меня отступать. Сукин сын подготовился к встрече, хвалю.

Искусство некромантии — это в первую очередь призывные сущности и некроконструкты. Поэтому к чему-то подобному я был готов. Купол Тёмной Воды закрутил вокруг меня свой вихрь, и черепа, взвыв от бессильного гнева, принялись атаковать мою защиту. Хуй вам, детки, не доросли до того, что бы тягаться с Высшим навыком.

Котов же тем временем разорвал дистанцию меж нами, готовясь призывать всё новых уродцев. Под его ногами побежали стремительные линии, складываясь в огромную пентаграмму со сложной вязью узоров — и прямо из земли, отряхиваясь, словно пёс, вылез костяной дракон. Присмотревшись повнимательнее, я усмехнулся — да кто-то у нас ограбил музей палеонтологии! Передо мной был гигантский тирекс, которому этот умник приделал огромные перепончатые крылья. Сам некромант оказался меж рёбер призванной им твари — биться со мной лицом к лицу, видимо, в его планы не входило. Знакомое алое свечение его доспехов разлилось по всему дракону — видимо, у него был способ делиться навыками с питомцем.

Ясно. Ну что же, мой ход!

Купол лопнул, и черепа полетели во все стороны, трескаясь — детонация моего навыка им основательно навредила. Развернув Поле Превосходства, я рванул прямо на вражеского недодракона, активируя все усиления, что были, и даже сразу выходя на форсаж — активируя Кровавый Гнев. Этот бой я намерен закончить быстро.

Короткие передние лапы твари со щелчком резко удлиняются, и я вынужден отражать удар когтистой лапы, окутанной мерзким зеленоватым облаком. Трупный яд? Не будем проверять. Огненный плащ вспыхивает, выжигая отраву, а я рывком приближаюсь к твари. Сейчас посмотрим, с-сука, чего ты стоишь…

* * *
Андрей.

Я пришёл на этот приём от лица всех обитателей Леса Монстров. Сперва я рассчитывал пообщаться с нужными людьми, затем подойти к Русу, вспомнить былое, похвастаться достигнутым… Но внезапно перед всеми присутствующими развернулась иллюзия, на которой были два человека, явно настроенные на драку. Хозяева объяснили суть ситуации и предложили насладиться зрелищем.

— Готов? — спросил Руслан в иллюзии. И закрутилась схватка.

Когда объятая пламенем фигура атаковала дракона туда, где располагался в данный момент его призыватель, я подумал, что всё, бой окончен. Но в следующую секунду Руслан, кувыркаясь, полетел назад. Дракон же на глазах начал покрываться… Словно бы призрачной плотью поверх своих костей. В пустых глазницах вспыхнуло ядовито-зелёное свечение, и твари взмыла в воздух.

Руслан, видимо, решив, что с играми пора кончать, взмыл за своим противником. Несколько десятков секунд две яркие молнии — белая и зеленоватая — сталкивались и разлетались по небосклону, пока в какой-то момент зелёная не начала всё ощутимее замедляться.

— Вес Времени… Откуда он знает столь продвинутую боевую технику? — изумлённо зашептались стоящие рядом со мной эльфы.

— Это навык Пути Астрала, и его изучение требует веков практики. Хоть в его исполнении навык и слаб, но сам факт, что он уже на него способен, удивителен, — кивнул их сосед альв. — Что же ответит идущий путём мертвых?

Костяного дракона окружило настоящее облако смерти, не позволяющее приблизиться к нему. Даже пламя Руслана сперва оказалось бессильно, затухая под действием полупрозрачного чёрного пара. Было очевидно, что некромант готовится к сокрушительному удару, а пока выигрывает для него время. Уцелевшие черепа вновь полетели к Руслану, завыл вытер, с неба закапали первые капли дождя…

И тут внезапно наступила развязка. Неторопливым, плавным движением Руслан вскинул глефу, на кончике которой засиял, подобно маленькому солнцу, небольшой огненный шарик. А затем столь же плавно начал опускать её вниз. И то, что я увидел, заставило задуматься о том, где Рус может черпать знания для составления таких магических атак.

Всё свободное пространство, от небес до земли, на миг заполнило бушующее белое пламя. Всего лишь на краткий миг — но даже отсюда, из крепости, защищённой не одним барьером, я почувствовал дыхание чудовищного удара. Одного только Духа Рус в него сумел вложить тысяч пять единиц — а уж сколько энергии он втянул из окружающей среды, страшно представить.

Иллюзия на несколько секунд исчезла, а когда вновь появилась, Рус парил в воздухе, держа в одной руке глефу, а в другой — почти бездыханное обожжённое мясо, что недавно было могучим Системным Лордом.

— Конфликт исчерпан, — мрачно бросил Некромант. И я явственно ощутил, что тот зол. Вот только вместе с этим пришло и осознание — теперь Рус не в той когорте людей, кого может испугать чей-то гнев. Он сам в числе тех, кого стоит начинать бояться.


Глава 9


Грохнула молния, и раздался яростный вой откуда-то с небес. Метнулась бесшумная тень, уклоняясь от бьющих с небес десятками огромных молний. Враги сильны, но мы не хуже.

— Истинный вампир из расы хуннусов, 932 уровень. Системный Лорд.

А ей навстречу шагнула охваченная пламенем фигура. Взмах глефы, остановленный клинком из крови, и серебрянновласая девица, извернувшись в воздухе подобно змее, пинает противника в грудь.

— Подлые чудовища! — вскричала девушка. Юная, прекрасная, стоящая в сумерках средь хлещущего ливня, озарённая вспышками ударов высшей магии, она смотрела своими яркими глазами прямо мне в душу. — За что?! Что мы вам сделали?! Мы тихо жили здесь, никому не причиняя вреда! Так за что же, ублюдки?!

— У вас есть лунное серебро, — сплюнув, ответил я.

В небесах творилось настоящее безумие — Снежный Замок на пару с Кремлём пытались утюжить скромные руины потоками магии, и, ко всеобщему изумлению, не могли продавить защищающую здание алую полусферу. А из недр здания тем временем вырвались десятки кровососов во главе с пятью Системными Лордами и опрокинули нашу пехоту. Даже поддержка с воздуха не помогла — эти уродцы просто уклонялись от ударов крепостей, да и тем стало не до них — из-под полусферы вампиров в парящие цитадели начались ответные удары, и им стало резк не до поддержки пехоты.

Собственно, бой уже был проигран. Вопрос лишь в количестве потерь, которые мы понесём при отступлении. Собственно, сейчас я, Би Рён, Азрая и Рома пытались, вместе с моей охраной и сотней других бойцов, выиграть время на отход и перегруппировку. И конечно, мне досталась самая большая заноза в жопе.

— Вы могли прийти и попросить! Мы могли бы торговать! Жить как добрые соседи! Но теперь мы не успокоимся, пока последний из вас не будет иссушён!!! — в ярости орала девушка, демонстрируя аккуратные и тонкие клыки. Две пары — одна вверху, другая внизу. И безумная ярость в глазах, которые, вопреки легендам, были ярко синими, а не красными.

Блядь, милая, да я согласен, вот только кто же знал, что так повернётся? Первоначально предполагалось, что мы устроим разведку, во время которой, если выясним, что противник разумен, попробовать договориться. В отряде был трое — я, Рома и Артур, которому стало любопытно посмотреть на вампиров и тряхнуть стариной. И когда летающие крепости зависли вдалеке, а отряды воинов расположились ближе к Лесу, мы двинулись на чужую территорию. При помощи Воли сокрыв свою ауру и аккуратно используя восприятие, мы двинулись вглубь их территории.

Первое, что нам встретилось по пути, это парочка уединившихся вампиров. Банально трахающихся на свежем воздухе. Парень и девушка, она — сто тридцатого уровня, он — трёхсотого. Лидер и Командир. Мы хотели аккуратно обойти парочку и выйти к остальным, не желая прерывать парочку. Перед нами — самые обычные разумные, так что можно попробовать договориться, решили мы. Вот только мы, все такие умные, заглушив эманации своей силы, забыли про банальные звуки. Хрустнула ветка под моей ногой, и увлечённая парочка мигом оказалась на ногах. А в следующую секунду парень, даже не пытаясь одеться, подхватив меч, метнулся к кустам, за которыми мы прятались. И надо сказать, его скорость, как для Командира, весьма впечатляла. Отбив его атаку, я ударил в ответ, рассчитывая оглушить бедолагу и объясниться, но его ловкость сыграла с ним дурную шутку — извернувшись и попробовав поднырнуть под лезвие моей глефы, он не рассчитал сил. И в следующее мгновение его голова покатилась по земле, отделившись от туловища.

— Блядь, мудила, ты что наделал?! — заорал в ярости Артур. — Ты нахуя его прикончил!?

— Я, блядь, не спецом. Ты же видел, он сам… — начал оправдываться я, понимая, что налажал, но тут забытая нами девица разразилась воплем.

— Назад! — резко приказал Артур, метнув слабенькую молнию в девицу. Та упала, лишившись чувств, но не жизни — Системный Князь пощадил бедняжку.

Дальнейшее превратилось в хаос. Срочно вылетели обе крепости, Артур улетел в Снежный Замок, а я возглавил наземную операцию. Вот только и там, и там мы терпели на данный момент поражение. И если мы проиграем — это будет целиком моя вина. Блядь, да что за срань такая? До Башни Возвышения три дня, не считая этого. Сегодня мы должны были закончить с захватом ресурсных залежей и приступить к финальной подготовке, а вместо этого столкнулись с врагом, который вполне способен дать нам по зубам.

— Мы не хотели этого. Может, попробуем договориться? — предложил я. — Продолжить бой мы всегда успеем, но от этого никто не выиграе…

Договорить мне не дали. Метнувшаяся ко мне вампирша была, к сожалению, сильнее меня в плане астрала, а стихией молнии и магией крови владела не хуже, чем я огнём. Да блядь, чем их там кормят, что мне какая-то баба зад надрать имеет шансы?! К сожалению, моё нынешнее оружие было однолезвийным, и форму менять неумело. Покрытая разрядами тока вампирша с мечом, словно из застывшей крови, всё сильнее взвинчивала темп. Наша Воля заставляла трещать всё вокруг от напряжения, кровавые ленты девушки так и норовили опутать меня, повалить, проникнуть через доспех, ужалить… И мой Огненный Плащ был не в состоянии полностью нивелировать эту угрозу. Воистину достойный враг! Что же, если не выйдет мира, то будем драться до конца. Именно в таких боях растёт настоящее Мастерство!

Взвыло пламя, наполняясь моей яростью и Волей, чувства обострились до предела, а золотые молнии заплясали вокруг. Хочешь по взрослому — хорошо, будет тебе по взрослому! Мир привычно сузился до одного-единственного существа — моего противника. Сознание начало делиться на несколько потоков — одним я контролировал наш поединок Воль, другим управлял стихиями, атакуя пламенем и молниями, и Полем Превосходства, третий слой анализировал и выжидал возможности для атаки чем-то из козырей — Огненным Штормом, заклятием, что я использовал против Котова, или Гневом Небес. Четвёртый слой, последний поток, который я мог породить без ущерба основному, контролировал ситуацию вокруг, отмечая происходящее и реагируя на случайные атаки в нашу сторону и отмечая обстановку вокруг, что бы не пропустить подход подкрепления ко мне или к ней.

Вот так и бьются настоящие Бессмертные. Как два суперкомпьютера, мгновенно высчитывая всё. Мультизадачность высшего уровня — когда каждый нерв, каждая клетка мозга задействованы в бою. Именно поэтому моя битва с Котовым вышла не слишком долгой — я победил в битве разумов, переиграл по шагам и сумел поставить мат неожиданно мощным ударом. И хоть со стороны это могло выглядеть совсем просто — просто это не было, костяная тварь, в которой он спрятался, оказалась на удивление крепка.

Вампирша тоже стала серьёзней. Прямо из пор её кожи периодически вылетали капельки крови, оборачивающиеся мощными, хоть и топорными атаками. Её Вес Времени давил на меня, потихоньку превозмогая мою аналогичную технику. Да и её стиль боя мечом — крайне мерзкий, неприятный и основанный на быстрых, скоростных атаках, вкупе с её невероятной ловкостью и гибкостью. Видно, на Реакцию и Ловкость был сделан особый упор при развитии, ибо даже несмотря на мою Змеиную Ловкость, я ей в этом значительно уступал. Однако в силе девушку я превосходил значительно — ещё бы, по самое немогу во врубленных техниках усиления.

По мастерству мы были примерно равны — она ловчее, у меня длиннее оружие. Её магия крови доставляла проблемы, но не так, что бы серьёзные — несмотря на силу ударов, я успевал банально отводить большую часть из них либо уворачиваться. Воля моя начала продавливать, всё чаще вампирша пропускала болезненные уколы. Мои щиты были для неё нерушимы, надёжно защищая мой разум. Вот на её щеке появился первый порез, вот огненный шар, прорвавшись сквозь защиту из кружащихся вокруг хозяйки лент крови, попадает в плечо, сметая девушку. Воспользовавшись этим, я едва не срубил её голову, но та успела отпрыгнуть.

Так, Рус, не спеши. Сперва изранить, измотать, заставить и выдохнуться и уйти в оборону — и уже потом одним мощным ударом сокрушить защиту и отнять жизнь. Не надо пытаться сходу отсечь ей голову — не выйдет.

Но противница сумела меня удивить. Взбаламутился вокруг нас астрал, вспыхнула изумрудная вспышка — и гигантская призрачная голова какого-то чудовища проглотила меня. Я почувствовал, как вокруг искажается пространство — да меня же затягивает этому монстру прямо в пасть, только не в призрачную, а во вполне реальную, уже в самом астрале! Она ж меня сейчас выкинет из нашей реальности!

Мои скромные познания в магии пространства сами по себе были недостаточны для того, что бы справиться с подобным, поэтому я прибегаю к мощи второй по силе моей способности. С оглушительным треском, буквально раскалывая небеса надвое, рушится к моей фигуре со вскинутой глефой поток золотых молний. Астральная тварь мгновенно развеяна, всё на десятки метров вокруг попало под удар Гнева Небес. Меня переполняет весёлая злость — она сильна, сильнее Котова, Живоглота, Окреи и многих других. Только Ялмог, из всех моих противников, превосходил её в силе. Ей не хватает опыта боёв с равными врагами — того, чего у меня больше всех. Она неплохо управляется со своими силами, но против демона войны, которым я стал, против Мясника — неплохо это не тот уровень мастерства, с которым стоит надеяться на победу. Мастера победит лишь Мастер!

Её электричество смело, синие молнии, что до этого тягались с моим пламенем, трусливо поджимаются к хозяйке, кровавые ленты пытаются образовать купол, а астрал — напитать своей силой всё вокруг неё. Она пытается выстроить защиту, но не успевает — и не может успеть, ибо, как и многие, не понимает, что не всегда силу нужно отражать силой. Её единственным шансом было попытаться отступить, обрушивая град мелких, но быстрых ударов, призванных хоть немного отвлечь меня и выиграть ей время. На встречный удар её собственной ультимативной атакой у неё попросту не было времени. Но к её несчастью — ей недоставало опыта битв против равных врагов, и поэтому её стиль боя был постоянной попыткой сломить солому силой.

Моя несчастная глефа с трудом выдерживает эту энергию. Пора ставить точку. Взглянув полные слёз ненависти, боли и страха глаза вампирши, я использую усиленный молниями и пламенем Рывок.

— Не-е-е-ет!!!! — разадаётся откуда-то сзади крик, полный отчаяния от осознания того, что не успевает остановить мой удар.

Даже не крик — звук не успел бы за мной. Это был отчаянный всплеск Воли. И в последний миг, перед тем, как наполненная мощью глефа, играючи сокрушив все преграды, вонзилась в сердце вампирши, меня сбивает с ног мощный удар кулаком в плечо. Спросите, почему я допустил этот удар? Ведь четвёртый поток сознания контролировал окружение, и пропустить появление нового действующего лица я никак не мог.

Я и не пропустил. Вот только этим лицом оказалась Хельга, потому я попросту не мог атаковать её. Потому и позволил ударить себя. И надо сказать, удар моей девушки обладал сокрушительной мощью самого настоящего тарана, сумев отшвырнуть меня. Только и для неё это не прошло бесследно — окружающие меня золотые молнии Гнева Небес сожгли девушке руку по самый локоть.

— Что ты делаешь?! Совсем ебанулась, дура рыжая?! — взревел я в ярости. — А если бы тебя убило?! Я же не контролирую, кого эта сила ранит!?

Вся мощь, что была собрана в моём оружии, ушла, можно сказать, в молоко. Поток молний ушёл вверх, не причинив никому вреда. Вампирша, не будь дурой, мигом оказалась за спиной Хельги и прижала появившийся в руке алый шип из собственной крови к её шее.

— Хоть шаг — и она умрёт! — истерично взвизгнула та. Шок от разминувшейся с ней на волосок гибели до сих пор отчётливо плясал в её глазах.

— Хоть волос с её головы упадёт — и я клянусь Системой, что буду убивать каждого твоего сородича, которого сумею найти, вне зависимости от пола, возраста и того, чем он занимается! Сровняю нахуй вашу дыру с землёй и прикончу всех без пощады! — зарычал я.

— Клятва принята.

— Прошу вас обоих, успокойтесь! — заговорила Хельга. — Битва окончена, ваши старейшины, девушка, договорились о перемирии. Пожалуйста, убери глефу, Рус, — попросила она, морщась от боли.

— Хорошо. Отпусти её, — велел я вампирше.

— Нет! Она пойдёт со мной, в каче… — начала она, но я поднял руку.

Представить, что весь мир собирается на твоей ладони… Что язычок пламени в твоей руке — живое существо, могучее и яростное, голодное до чужой крови и жизни… Вложить в него молнии, как второй слой, уплотнить с помощью пространства…

Вот сейчас всё стало серьёзно. Ручейки энергии потянулись ко мне, становясь небольшими речками, пространство и время испуганно начали подрагивать, а на всех присутствующих начало опускаться мощное давление от по-настоящему Высшей магии… Высшие навыки, даруемые Системой — лишь заготовки и инструмент, из которого умелая рука может сотворить воистину нечто смертоносное — а в таких вопросах моя рука была воистину умела. Даже в арсенале Системных Князей и их летающих крепостей не было навыка, способного разом высвободить подобную мощь. Этот навык, весьма ослабленную версию которого я показал в дуэли с Котовым, был моим козырем, призванным преодолеть пропасть в силе между Системным Лордом и Системным Князем, вызванную разницей в плотности энергии. Этим ударом, выложись я на полную и вложи в него все силы, я бы, пожалуй, мог попробовать разрушить алый купол, что защищал гнездо вампиров.

— Я повторю один раз — отпусти её, сука, иначе этим ударом я смету к хуям защиты вашей дыры. И тогда никаких переговоров не будет — вас разбомбят, как Америка Вьетнам. Ты меня поняла, пизда? — рыкнул я.

Она не могла не понять. Все действительно сильные бойцы на поле боя, начиная с Генералов, ощутили опасность, исходящую от небольшого комочка белого пламени в моей левой руке. Да я и сам немного охренел, если честно — никак не думал, что сумею настолько хорошо реализовать этот навык, который впервые использовал на полную мощь. Видимо, страх за рыжую подтолкнул моё мастерство, никак иначе этого я не могу объяснить.

— Хорошо, — сглотнула та. — Ты только не психуй, долбоёб… Спокойно, спокойно… Видишь, я убрала руки, — медленно попятилась она, уставившись на пламя. — Всё, отошла, окей? Ты только это… Огонёк свой убери, ладно?

— Съебала в ужасе, овца! — велел я. И она съебала, судорожными рывками уносясь в сторону сородичей, что стояли на краю купола, укрывавшего их логово. Я подошёл к Хельге, на ходу впитывая обратно энергию. Моя сила вернулас процентов на семьдесят, остальное развеялось с природной энергией. Я шёл к ней, окутанный радужными бликами, вызванными выброшенной в воздух огромной энергией.

— Дура ты, златовласка, — прижал я её к себе. — Нахрена ты так подставилась? Ну прикончил бы её, и хер с ней.

— Она кто-то важный для них. На переговоры они решились, когда стало ясно, что она не справляется с тобой. Так что если бы убил её, бой ы продолжился, Рус, — ответила она.

— Займись своей раной, рыжик. Пойду послушаю, что к чему, — отстранился я от девушки, и, взлетев, отправился к Некроманту с Артуром, уже спустившимся к кучке вампиров.

— Мы не с того начали знакомство, почтенные, — заговорил с ними Седой, мазнув по мне взглядом. — Весь этот конфликт — результат недопонимания. Мы не имеем враждебных намерений к вашему народу. Как нам загладить вину?

— Убирайтесь с наших земель и заберите своих людей! — резко ответила одна из вышедшей на переговоры женщин. — И впредь не приближайтесь к нашим землям! Это чудовище убило Андрея, а вы ещё спрашиваете, как загладить вину? Отдайте нам его голову, и мы…

— А ты попробуй сама забери его голову, кровососка, — перебил её Артур. — Ваш щенок кинулся к нам с мечом, а мой соратник лишь защищался. Он сам виноват в том, что сдох, так что не надо выкатывать свои претензии!

Некромант возвёл очи горе и устало вздохнул, мол, с кем приходится работать?

— Возможно, мой товарищ через чур резок, — поднял руки он, призывая к спокойствию. — Но суть дела он обрисовал верно — ваш человек сам напал, а наш товарищ лишь защищался. Его гибель — лишь недоразумение, пусть и без сомнения трагичное. Но ставить крест на возможности добрососедских отношений из-за этого будет опрометчиво для обеих сторон.

— Согласен. Я просто не ожидал, что парень будет столь ловок, потому вместо того, что бы разоружить, я ненароком убил его. Клянусь Системой — я сделал это ненамеренно, — подтвердил я.

— Клятва принята.

— Тем не менее, это не меняет факта того, что вы прибыли к нам с армией и двумя летающими крепостями, — рассудительно заметил стоящий по центру мужик. — Мы не хотим продолжать конфликт, но вынуждены просить вас отвести войска от наших территорий. Без этого — любые попытки наладить диалог невозможны.

— Вы предлагаете дружить после того, как ударили и стоите с обнажённым мечом, — добавил третий. — Разве это имеет смысл?

С этим требованием было сложно спорить. Уже уходя, я услышал в спину крик:

— Постой!

Обернувшись, я увидел давешнюю соперницу. Та стояла, с вызовом глядя на меня.

— Не думай, что ты сумел победить. Я обязательно расквитаюсь с тобой за это поражение. Да и белый огонь — это был явно блеф! Так что жди, я обязательно возьму реванш. Ты ответишь за смерть Андрея! — распаляясь с каждым словом, заявила она.

— Это вряд-ли, детка, — покачал я головой и зашагал в сторону Хельги.

— Почему? Моя сила не меньше твоей!

— Даже больше. Ты на добрые три с половиной сотни уровней выше меня. Но это ничего не изменит, — бросил я, не оборачиваясь. — Сила — не главное в битве. Главное — мастерство, а его у тебя нет. И без настоящих боёв с разумными и сильными врагами, боёв насмерть, а не тренировок, оно не вырастет до нужного уровня. Разница не в количестве, а в качестве.


Глава 10


С вампирами всё утрясли. И вот, наконец, когда договорились торговать с ними эликсирами и бытовыми артефактами в обмен на возможность добывать на их территории лунное серебро, эта эпопея заглохла. Нет, конечно, так-то, по хорошему, всё бы не закончилось. Не за один день, по крайней мере. Но новости от Системы заставили всех ускориться с завершением внешних дел, особенно политических и военных.

— В Башню Возвышения отправятся все хуннусы, достигшие ранга Лидер и выше. Так же все пришлые расы отправятся в Обитель Вознесения, а все животные — на Поля Дикой Охоты. Отправятся по тому же принципу, что и раса хуннусов.

Срок пребывания в данных местах — десять лет по летоисчислению Земли. Во внутренних областях, куда будут отправлены все Избранные — тысяча лет.

Распределение по областям на первом этаже будет случайным, возможность встретиться со знакомыми вам разумными — минимальна. Цель данного ивента — развитие личного мастерства, поэтому возможность повышения уровня будет заблокирована. Возможность повышения ранга — не выше чем до Генерала для Лидеров, и не выше одного ранга для Системных Князей, Системных Лордов и Полководцев. Предел для Командиров и Генералов — ранг Полководца, для самих Полководцев — не выше Системного Лорда.

Что тут началось! Почти все носились, как в жопу ужаленные, подготавливая себе смену. Приходилось срочно набирать не ранжированных в армии, продвигать и ставить замами на производствах и руководящих постах, да и вообще везде — как выяснилось, обычно те, кто не имел хотя бы ранг Лидера, почти не имели перспектив карьерного роста. Система сумела подъебать — впрочем, в этом она Мастер. И вот, наконец, как-то организовавшись, мы все устроили прощальный пир. И сейчас я сидел, держась за руку с Хельгой. Мы взяли от последней ночи всё, что могли, и теперь тихо сидели и ждали, глядя, как утекают последние мгновения отсчёта.

— 3… 2… 1.

Яркая, слепящая вспышка портала — и я оказываюсь на пшеничном поле. Над головой светит яркое солнце, от которого за неделю уже успел отвыкнуть. Бросаю восприятие волной вокруг себя — в пределах нескольких километров вокруг меня около трёхсот человек. От Лидеров до Полководцев, и даже пара Системных Лордов. И — ни одной знакомой ауры.

— Добрый день, дорогие Избранные! Я — Мертольд Шёпот Ветра, Хозяин данного этажа Башни Возвышения! — раздался голос откуда-то сверху.

Вскинув голову, я увидел невысокого, худощавого мужчину в странном, похожем на халат одеянии ярко-фиолетового цвета. Странное дело — я совершенно не чувствовал его своим восприятием, да и на высоте он был более чем приличной — никак не меньше пяти километров, но я, даже не прилагая к этому никаких усилий, различал каждую черту его лица.

— Сперва обрадую вас — у каждого вошедшего в Башню ровно пять жизней. Пять раз вы можете погибнуть, точно зная, что сумеете возродиться в пределах этажа, на котором погибли. Дальше — шестая смерть конечная. После провала испытания на прохождение этажа, если провал окончился смертью — вы будете лишены на год права на следующую попытку. В это время вы можете брать уроки мастерства в любых направлениях магии и боевых искусств у мастеров этажа. С первого по десятый этаж — бесплатно, дальше же лишь за Баллы Башни, которые можно получать за прохождение испытаний этажа и выполнение миссий, взятых у Судей этажа.

— На каждом этаже десять Судей и один Хозяин Этажа. Вот, пожалуй, и всё. В честь того, что это первое ваше испытание в Башне, я, Мертольд, объявляю, что за сегодняшнее испытание никто не лишится одной из жизней. Считайте, что у вас одна пробная попытка. А теперь — к первому испытанию. Называется оно Королевская Битва. Думаю, суть его вам понятна из названия, но прясню на всякий случай. Это битва, в которой каждый за себя. Лимит времени — десять минут. Если за это время вы не успеете сократить число участников до необходимого уровня, будет засчитан провал для всех присутствующих. ну, или если Судья или я решим, что необходимый порог пройден — мы остановим испытание. За каждого убитого, в зависимости от его ранга, вам будут начисляться баллы. пять, двадцать, сорок, сто и пятьсот — в каком порядке за кого, думаю, всем ясно. Удачи, Избранные!

Гм. И при чём тут мастерство? перебить кучку слабаков за десять минут — никому из присутствующих навыков это не добавит. Но кто я такой, что бы спорить? Я метнулся к стоящему рядом мужику с топором — Командиру, одним ударом срубая ему голову. Дух пока тратить не буду — мало ли, что там дальше?

Началась форменная бойня. Кто-то, из тех, кто послабее, пытался прятаться, кто-то пытался объединятся против более сильных врагов. Сильные старались не драться друг с другом — все понимали, что сперва нужно выбить слабаков. Через три минуты семьдесят процентов присутствующих уже погибла. Пока помимо тех двоих, которых я видел в начале, других Лордов видно не было. Вот уже почти кончились Лидеры.

Семь минут. На ногах лишь Генералы и Полководцы. Встретить кого-то уже стало сложно, я весь покрыт чужой кровью. При моём приближении все начинают разбегаться, и я понимаю — либо бить площадными навыками, либо прекратить бессмысленную беготню.

На девятой минуте бойня кончилась объявлением, что испытание пройдено, и нас вновь перенесло — на этот раз в огромный зал, посреди которого стояла такая же кучка счастливчиков, как я. На счету позвякивало ровно две с половиной тысячи баллов — бойня вышла знатная.

— Добро пожаловать на второй этап, дорогие участники! — заявила нам высокая, красивая девушка. — Я — судья второго этапа испытания, Ойса Тень. Второй этап — поединки один на один с рандомно подобранными противниками. Испытаем вашу удачу, дамы и господа! А пока — получасовой перерыв.

Я присел, оглядывая присутствующих. К моему удивлению, Лидеров и Командиров было всё ещё большинство.

— Привет, — подошла ко мне чернокожая девушка с целой копной тонких, но длинных дрэдов. Система работала исправно, так что её речь звучала для меня как русская. — Не хочешь присоединиться к нам? Мы планируем…

— Не интересует. Можешь проваливать, — махнул я рукой.

Я немало думал о том, что буду делать в Башне, когда узнал о тысячелетии, что нам предстоит здесь провести, и о том, что мы будем каждый сам по себе. Думал и решил — я пройду Башню, не входя ни в какие группы, что могут облегчить мне путь. Услышав уже здесь об испытаниях, внёс для себя поправку — кроме командных испытаний, где в одиночку прохождение не предусмотрено или невозможно. Так что собираться в кучку м этой девкой Лордом и её соратниками меня не тянуло совсем. Я здесь с одной целью — стать истинным Мастером магии и боевых искусств. А не для игр в политику и невнятные махинации — спасибо, этого дерьма мне во внешнем мире хватило.

— Смотри не пожалей, маленький Полководец, — хмыкнула она.

Мусор. Воля — слаба, восприятие неглубокое, плотность энергии — ничтожна. Даже не смогла определить мою маскировку с сокрытием ранга. Она, кстати, не с тех полей, где мы рубились. Видимо, здесь с разных направлений народ. А вот тот пристально глядящий на меня мужик в лёгких кожаных доспехах явно не обманулся моей маскировкой. Да и его аура… С ним было бы интересно сразиться. Не уверен, что справился. Он, кстати, негритянку тоже отшил.

— А вы весьма надменны, о потомок Авидайла, — с улыбкой обратилась ко мне незаметно оказавшаяся рядом Ойса. — Почему вы отвергли её предложение, даже не выслушав?

— Потому, что я знаю, что она сказала бы. Давайте объединимся в команду, бла-бла-бла, в случае, если в поединке окажемся в паре с кем-то из своих — пусть победит сильнейший, а дальше, на третьем этапе, если выпадут командные испытания, будем заодно и так далее… Не интересует.

— Почему же? — с любопытством уточнила она.

— Я здесь ради того, что бы нарастить свою силу и мастерство. Что бы стать лучше как воин и маг, иначе зачем бы Системе разделять нас с нашими соратниками? Это индивидуальное соревнование, и я намерен пройти его в одиночку — настолько, насколько это возможно.

— Вы обладаете столь же скверным и прямолинейным характером, как и ваш предок, — хмыкнула Ойса. — Когда-то я была весьма тесно знакома с лэром Авидайлом, и в память о тех днях скажу вам кое-что. На десятом этаже вам встретиться Хозяин Этажа, что, скажем так, не в ладах с вашим предком. И этот Хозяин гарантированно постарается осложнить вам жизнь, так что будьте готовы. Больше того, советую по достижении десятого этажа задержаться на нём и изучить и отточить всё, что вам может дать первая декада этажей. Раньше, чем вы решитесь проходить испытание по переходу на следующий этаж, он не сможет вам доставить проблем.

— Благодарю вас, прекрасная госпожа, — склонил я голову. — Могу ли я чем-то отплатить вам за совет?

— Вырасти и стань сильным, малыш Руслан, — рассмеялась она. — Стань столь сильным, что бы суметь разбить оковы судьбы, кармы и колеса душ.

— Я не понимаю, госпожа, — слегка растерялся я. О чём она?

— Тебе ещё рано понимать подобные материи, маленький Бессмертный. Но придёт время — и ты, как и другие, предстанешь перед нелёгким выбором. И правильного среди них не будет — у каждого будет своя цена и свои последствия. А до тех пор — рвись на вершину силы, потомок Палача! Надеюсь, ты сумеешь покорить эту Башню.

Она исчезла так же, как и появилась — совершенно незаметно. Я же задумался о её словах. Какой выбор? И что за речи о судьбе, карме и прочем индуизмо-буддистском дерьме в этом духе? Сперва Авидайл, теперь она… Ладно бы ещё что-то толком говорили, так нет же — невнятные, мутные изречения. Ладно, потом разберёмся.

— Второй этап начинается! — объявила Ойса. — На этой арене будут проходить поединки. Удачи, Избранные!

Прямо перед нами, по небрежному щелчку её пальцев, появилось сооружение, напоминающее клетку октагона — только раз в десять побольше и созданная словно бы из самой тьмы. Густые тени образовывали прутья и сеть клетки, и даже одного взгляда было достаточно, что бы понять — даже всей толпой мы не сумеем нанести этому сооружению никакого ущерба. А затем первая пара, не успев моргнуть даже глазом, очутилась в клетке.

Командир против Лидера. Девушка азиатка, отвратительно экипированная, превосходила свою оппонентку, по виду — натуральную индианку, в ранге. Однако её противница была в доспехе Системного Стража — Средний ранг 1 класс. С оружием того же ранга и класса, длинным копьём, весьма плотной для своего ранга энергией, она смотрелась довольно уверенно. Азиатка же была в какой-то хрени — третий класс Среднего ранга, а оружие — вообще меч Низкого ранга. Плотность энергии не слишком высокая, да и уверенной она себя явно не чувствовала. Видимо, обе девушки сумели добраться до второго этапа благодаря умелой маскировке — личных сил что бы выжить в той бойне, что я наблюдал, им явно не хватило бы.

Постояв несколько мгновений и поправив шлем на голове, индианка рванула в атаку. С кончика копья срывается молния Среднего ранга, а сама девушка, используя что-то на подобии Рывка, только куда более плавное (полноценная техника движения, видимо. А у нас такого не было, да и в целом с воинскими техниками лажа была.) Азиатка, окутанная Личной Защитой, легко отражает атаку своей противницы и отводит мечом удар копья. У них, по идее, должна быть значительная разница в характеристиках из-за разрыва в рангах, но качество экипировки и наличие техник у индианки не просто компенсирует эту разницу, а даёт преимущество. Азиатка не спешит использовать атакующие навыки, отступая и отмахиваясь от ударов копья и обновляя Личную Защиту, в которую раз за разом бьют молнии, воздушные копья и лезвия, сосульки и прочее. Индианка давит, не давая продохнуть сопернице.

— Кажется, узкоглазой конец. Васанта Чоудари, младшая дочь главы анклава Чоудари, четвёртого в мировом рейтинге, — самодовольно произнесла подошедшая в компании единомышленников негритянка. — Она в нашей группе, кстати. На более высоких этажах мы повстречаем своих. У тебя весьма плотная энергия для Полководца, поэтому… — начала она старую песню, но тут рядом раздался смешок.

— Я сказала что-то смешное? — нахмурившись, спросила она у стоящего рядом с нами мужика.

Деточка, если бы ты знала, кому и что ты вякаешь… Довольно умело скрывающий свой истинный ранг рядом с нами был Системным Князем — уж моё восприятие не обманешь. Сила восприятия напрямую зависела от мощи Воли, а это как раз моя сильная сторона.

— Сказала, — ответил я за него. — Азиатка, в отличии от твоей Васанты, умный и умелый боец. И сейчас ты поймёшь, почему, комнатный цветочек.

Тем временем изредка огрызающаяся азиатка, получившая уже пару травм, в том числе и открытый перелом руки, дождалась своего часа. Подуставшая Чоудари уже почти праздновала свою победу, когда её оппонентка поставила точку в их сражении. Подрасслабившаяся индианка решила закончить бой изящно, и, вскинув копьё, начала кастовать навык Высокого ранга. И именно этого ждала её противница.

Дело в том, что чем выше твой ранг, тем быстрее происходит активация навыки. Одно из небольших преимуществ более высокого ранга развития. К тому же, желая закончить всё красивее, индианка пыталась использовать огненный навык — самые мощные в плане атаки и самые медленные в активации. Разница с навыками других стихий была почти незаметна, но она была. Это была одна из тех мелочей, которые отделяют победу от поражения, ведь стоящая перед ней на коленях азиатка использовала воздух — самый быстры в активации и скорости атаки, хоть и самый слабый в плане атаки. И Личная Защита её противницы не выдержала удара навыка Высокого ранга. Тело несчастной Васанты просто разлетелось фаршем.

— Твоя подруга переоценила свои навыки и недооценила навыки противницы, — пояснил мужик. — А косоглазая просто дала ей почувствовать победу — и вырвала её в последний момент. Это называется опыт. Видно, хуёво учил свою младшую дочь глава столь крупного анклава, — захихикал он.

— Ты себя главное не переоцени, оборванец, — зло ответила она ему. Создатель всемогущий, эта дура чернозадая вообще безнадёжна. Надеюсь, они с мужиком попадутся в одну пару. Я бы взглянул, как он надирает ей зад.

Азиатку переместило с арены обратно к нам, и она, тихонько отойдя в сторону, устало села, прислонившись к одной из колонн спиной. Все повреждения у неё исчезли, но вот психологическую и физическую усталость никуда не дели.

Тем временем поединки продолжались. И если глядя на первый, могло показаться, что пары подбирают примерно равные, то дальше стало очевидно, что это отнюдь не так. Лидер спокойно мог оказаться против Лорда. Никакой системы — чистый рандом. За час успело сразиться больше семи десятков пар — большинство просто сразу сдавалось, увидев разницу в силах. Всё же умирать, пусть даже зная, что это не окончательно, никому не хотелось — ощущение точно не из приятных.

Наконец, настал и мой черёд. Против меня оказался Системный Лорд из числа тех, кто собрался в команду негритянке. Невысокий, щуплый азиат в доспехах Высокого ранга третьего класса. Бедолага, у него даже энергия раза в три уступала моей по плотности. Вежливо кивнув, он предложил:

— Друг, предлагаю тебе сдаться. Тебе не победить достигшего Бессмертия, а мне не хотелось бы без нужды ранить тебя.

Как самоуверенно.

— Госпожа Ойса! — внезапно обратился примеченный мной Системный Князь. — Позволите ли обратиться к вам с просьбой?

— Да, я согласна на то, что бы вы делали ставки, — сразу ответила она.

— Вы читаете мысли, госпожа? — удивился тот.

— Я контролирую одновременно 173 подобных арены разом, разными потоками сознания. И вы 105, кто обращается ко мне с подобным вопросом, так что нужды читать мысли нет, — пояснила та с улыбкой.

— Тогда предлагаю ставку. Ставлю тысячу баллов на мужика с глефой! — заявил он, ехидно глядя на негритянку.

Началась настоящая буча — многие захотели сделать ставку на Системного Лорда против Полководца. А я подумал, что мужик хитрец — те, кто был способен разобрать мой настоящий уровень сил, явно сами были достаточно сильны. И некоторые из них обладали действительно стоящими средствами спрятать свою силу — на меня поставило двадцать три человек, из которых я лишь четырнадцать сумел идентифицировать. Остальные — либо просто ставили на тёмную лошадку, либо умело прятались.

Я и сам поставил на себя всё, что имел. Только сперва дождался, когда все желающие поучаствуют в ставках, и лишь потом озвучил свою ставку. Китайца это напрягло, и он подобрался. Наконец, когда все желающие сделали ставки, я просто перестал маскировать силы и Рывком переместился к противнику. Удар глефы был умело отведён саблей, и противник тут же использовал навык — всё вокруг моментально покрылось льдом, а сам он использовал Поле Превосходства.

— Так ты тоже Бессмертный, мой друг, — раздался его голос из ледяного тумана, в котором он спрятался. — Ты сильный враг. Меня зовут Ли Цзынь, Туманный Тигр, из анклава Пэн. Позволь узнать твоё имя?

— Руслан Мераев, по прозвищу Мясник. Член совета анклава Нуменор, — представился я.

Я стоял, окутанный Огненным Плащом, и старался восприятием уловить противника. И как ни странно, но мне это никак не удавалось. Голос его исходил будто бы со всех сторон разом, так и что и по звуку не было возможности поймать засранца. Ну что же, пойдём по другому пути.

Огненные Змеи рванули во все стороны, заполнив всё свободное пространство, и одновременно на меня обрушился удар белого луча. Атака была достаточно сильна, что бы прорвать мою защиту и оставить чувствительный ожог на щеке. Моя атака не нанесла врагу никакого ущерба, однако главну задачу выполнила — и я рванул на китайца.

Дальше последовал довольно короткий и странный бой. Ему было очевидно, что никаких шансов у него нет, но проигрывать быстро он не хотел, потому продолжал сопротивляться. Мне тоже всё было очевидно, однако упирающегося китайца пришлось глушить, используя лишь самые простые из моих навыков Высокого ранга. Мы оба сознательно берегли козыри, понимая, что эта схватка того не стоит — китайцу через год проходить этот же тест, и ему не хотелось бы, что бы возможные противники в будущем знали, чего от него ожидать. У меня была схожая ситуация — только вот противники были бы не через год, а в ближайшее время. Так что наш бой больше походил на противостояние Полководцев, пусть и сверхмощных — навыки не выше Высокого ранга и упор на ближний бой.

Наконец, мне это надоело, и я использовал на полную мощь все возможные усиления, кроме Кровавого Гнева, и просто задавил в ближнем бою своего противника. Он пытался Огрызаться, даже попробовал вновь вызвать туман, сыпал льдом и ветром, но… Я использовал целые реки пламени, сметая все его атаки, а под конец просто разрубил его пополам.

— Это не в счёт! — возмущенно запричитали проигравшие. — Он скрывал свою силу!

— А кто сказал, что это запрещено? — поинтересовался я. — Мы не на олимпийских играх, так что идите нахуй. Или вам, может, ещё допинг-тест на мильдоний сдать? Госпожа Ойса, не слушайте всяких долбодятлов, — с поклоном обратился я к Судье.

— Никаких правил во время боёв нет, подтвердила она, — обращаясь разом ко всем присутствующим. — Скрывать свою силу, использовать подлые приёмы, обманывать, да вообще что угодно — вы вольны использовать все доступные вам средства. Недопустимо лишь стороннее вмешательство напрямую, а так — хоть доспехи с оружием друг у друга одалживайте, дело ваше.

При этом Ойса высвободила частичку своей ауры — и все присутствующие, включая меня, рухнули, с трудом дыша. Это ощущалось так, будто будто каменная плита, рухнувшая на спину и придавившая меня к полу. Лишь один, краткий миг, и давление пропало, но этого всем хватило, что бы вспомнить, что улыбающаяся красавица перед нами — не случайный человек, не одна из нас, а Судья — существо, что призвано держать в узде всех умников, что явились на её испытание. И оспаривать свои решения она никому не позволит.

Я заработал на этом тотализаторе пятнадцать тысяч четыреста сорок баллов. Отличный результат, как по мне. И плевать, что сейчас мне их девать некуда — придёт время, и они мне пригодятся. Большинство присутствующих косилось на меня с неудовольствием, но сказать ничего не решались. Девяносто процентов присутствующих ставили на Туманного Тигра. И теперь, когда тигр свалил в туман, претензии им было высказать некому. Впрочем, какое мне дело?

Дальнейшие поединки шли ещё несколько часов. Народу была куча, но более менее равные противники попадались нечасто, и как правило среди низких рангов. Тем не менее я смотрел и запоминал — тут были люди со всех сторон света, и я регулярно видел что-то для себя новое. Это был ценный опыт, позволяющий расширить мои горизонты понимания боевой магии и боевых искусств.

Но всё же ничто не вечно. И когда ровно половина народа отсеялась, Ойса обратилась к нам:

— Поздравляю, Избранные! Вы прошли второй этап. Сейчас мы приступим к третьему, финальному на сегодняшний день, испытанию, после которого все прошедшие получат месяц на то, что бы отдохнуть и осмотреться в жилой зоне для победителей!

Да уж, отдыхать нам никто давать не собирался. Впрочем, я и не устал.

— Третий этап будет командным. Я поделю вас на равные по силе команды, с учётом ваших сил, экипировки и навыков. Команды будут состоять из десяти участников, и задачей каждой из команд будет победить команду противников в игре, правила которой для каждой пары команд будут различаться. Желаю удачи, Избранные!


Глава 11


— Меня зовут Марк, — представился блондин. — Ранг — Полководец, специализируюсь на ближнем бою.

— Аглая. Генерал, стихия Воздух, — коротко бросила невысокая шатенка.

И дальше, пока не настала моя очередь представиться.

— Руслан Мясник, Системный Лорд. Ближний бой и бой на средней дистанции, — кивнул я присутствующим.

Четыре женщины и шестеро мужчин. Пять Генералов, три Полководца и два Системных Лорда. Мощная команда, ничего не скажешь. Я ожидал, что окажусь в куче слабаков, а оказалось наоборот. Что заставило задумать — а кто же тогда противники?

Игра была очень проста. Мы находились на высоком холме, с воткнутым на его вершине флагом. Холм был напичкан ловушками, имел собственный барьер и атакующие заклятия, превращавший его в настоящий укрепрайон. Задачей команды было захватить точно такой же флаг на таком же холме в сотне километров. Ну, вернее — одной из задач. Вторая задача — у каждой команды был водящий, со специальным значком. Водящий не имел права находиться на холме после начала игры — а нам дали полчаса на приготовления. Победой считалось поймать водящего и после — отнять флаг. Захватив вражеский значок, можно было отключить всю систему защиты холма, превращая его из грозного опорного пункта в обычный элемент ландшафта. В целом, конечно, можно было бы плюнуть на поиски водящего вражеской команды и идти штурмовать вражеский холм, вот только… Я бы, лично, едва ли сумел бы взять этот холм. И даже в составе команды — потерял бы половину отряда. Так что поиск водящего становился насущной задачей. В случае, если через десять минут после начала игры водящий будет в пределах пяти километров от своего холма — защита будет деактивирована. Прятать знак водящего было нельзя, так что вариант закопать его где-нибудь отпадал. И чужой значок мог использовать только водящий, в руках других он не работал.

— Какие предложения? — поинтересовался Марк.

— Один на холме. Остальные — с водящим. Ловим вражеского водящего и идём к холму, — лаконично высказалась Аглая.

Собственно, тактика проста и примитивна, но довольно действенна. Не распыляя силы, столкнуться с вражеской командой, победить, и топать к холму. Вот только и риск был не мал — проиграй мы, и это конец игры. А местность нам незнакома, и, судя по всему, полна ловушек и разных неприятных сюрпризов.

— Я возьму роль водящего на себя, — предложил я. — Все Генералы и ты, Марк, остаётесь стеречь холм и флаг, мы выдвигаемся вперёд и обустраиваем позиции для боя. Если вдруг враги попробуют взять штурмом холм — вас хватит, что бы отразить любую атаку на холм. Если враг не попытается выйти на вас, что бы атаковать холм, то как только увидите, что сражение началось — бегите к нам на помощь, оставив тут кого-то одного. Только сразу в бой не вступайте — выждите момент. Не дети, в бою бывали, так что учить не буду, надеюсь, сами разберётесь. Санса, — обратился я ко второму Лорду в нашей команде. — Как у тебя с площадными атаками?

— Нормально, — ответила девушка. — Метеоритный Дождь Высокого ранга и Гнев Ветров Высшего.

— Тогда отлично. Мой план в том, что бы дать врагу понять, где мы. Пусть ударят первыми, а мы подготовимся на выбранной позиции. Есть у меня догадки, кто у нас в противниках, и если я прав — все, кроме него, в его команде — шлак.

— Кто же? — поинтересовался Марк, двухметровый бугай в тяжёлых чёрных доспехах Второго Класса Высокого ранга.

— Там один Системный Князь затесался среди проходивших испытание, — мрачно ответил я. — Если я прав, то он или остался на своем холме — что вряд-ли — либо оставил слабаков, что ему достались, стеречь холм, а сам, взяв метку водящего, двинулся на охоту.

— Я не видел среди испытуемых никого, кто мог бы претендовать на ранг Князя, — нахмурилась Санса.

— Конечно не видела, — вздохнул я. — Слабовата у тебя Воля и восприятие для того, что бы его раскусить.

Это был прямой вызов с моей стороны. В мире тех, кто шёл дорогой Возвышения, превыше всего ценилась личная сила. Так что сейчас надо было расставить точки над Ё — я не собирался играть в демократию. И вопрос с главенством следовало решить на этом берегу.

Санса попробовала надавить на меня Волей. Вот только при том, что у неё была довольно плотная энергия, Воля у неё действительно была далека от идеала. Я играючи отразил атаку и надавил уже сам, в полную мощь. Не ожидавшая такого напора Санса отшатнулась, а окружающие попятились. Вокруг меня раскрутился ураган острой, могучей Отрицательной Воли, моя энергетика, высвобожденная из тисков маскировки и самоконтроля, высвободилась на полную мощь — и девушка подняла руки, признавая поражение.

— Окей, ты сильнее, я поняла, — спокойно сказала она. — Делаем, как ты сказал. Вот только… Хоть ты и сильнейший Лорд, которого мне доводилось видеть, этого мало против даже самого чахлого Князя. У них плотность энергии выше в десяток раз, как минимум, да и артефакты с навыками шикарные.

— На мне доспех первого класса. И в моих загашниках есть, чем удивить Князя, — ответил я. — Он явно слабее той пары Князей, что знакомы мне, плюс драться будем пятеро на одного.

— А если ты ошибся, и там не Князь? — поинтересовался Дарий, один из Полководцев.

— Тогда нам повезло, потому что я не проиграю никому другому. Смысла Генералов брать нет не потому, что они слабы, а потому, что они вряд-ли умеют бить навыками так, что бы те не задевали союзников. Это умею обычно только Полководцы. Я же собираюсь связать противника боем, что бы вы могли атаковать без помех.

— А с чего ты уверен, что он не ждёт на холме? — спросила Санса.

Тут на неё уже все посмотрели как на идиотку.

— Потому что это бессмысленно, — ответил за меня Марк. — Если он будет на холме, мы рано или поздно поймаем их водящего и придём к холму, лишённому защиты. Так-то, конечно, ему всё равно, но если он выйдет на охоту в одиночку, будучи водящим, он сможет сосредоточится на врагах, точно зная, что холм под надёжной защитой. Так бы сделал умный человек, а Князем дурак бы вряд-ли стал.

— Ещё есть вариант, что он оставит только одного человека на холме, а остальных выпустит перед собой, что бы они служили чем-то вроде минеров. Где одного грохнут — там и враги, — заметил я. — Что бы самому в ловушку не попасть.

— А если там всё-таки просто похожий по составу отряд? Пара-тройка Лордов с Генералами и Полководцами? — всё же вернулась к этой версии Санса.

— Тогда нам повезло, потому что я сомневаюсь, что в мире есть хоть один Лорд, что сравниться со мной в бою. Порвём и пойдём дальше, — отрезал я.

Та лишь покачала головой, но продолжать спор не решилась. Я же твёрдо не хотел брать с собой пятёрку Генералов — они были моим страховочным вариантом. Если мы проиграем, я в любом случае заберу сильнейших врагов с собой. И тогда пятёрка свежих бойцов довершит дело. Надеюсь, они сумеют выбрать правильный момент для атаки. Почему я не брал их с собой? Потому, что если враг вдруг решит, что зная нашу позицию, лучше обойти и ударить всеми силами по холму — они, хоть и с потерями, имеют все шансы успеть преодолеть защиту холма. Поэтому пусть будут страховкой.

Мы выдвинулись на поиски более-менее подходящей позиции. Следовало расположиться на достаточном удалении от холма, что бы враг решился на риск — слишком близко к нашей базе они нападать не станут, понимая, что в случае чего мы просто отступим под защиту холма. Но и слишком далеко уходить нельзя — подкрепление подойти может не успеть. В конце концов, битвы тех, кто имел в своём ранге слово Системный длятся не слишком долго. Наступательная мощь слишком велика, что бы затягивать битвы.

Мы остановились в тридцати километрах от базы, между опушкой леса и скалистой грядой, на небольшой, пустынной поляне. Я торопливо вычертил рунную вязь атакующего массива со слабым навыком Высшего ранга. Вихрь Четырёх Ветров — новейшее изобретение Инны, верхушка её познаний в боевом применении рун. Собственно, по её руководством я всё свободное время изучал эту рунную вязь. Это был её подарок всем нашим, кто был способен воплотить такую вязь — Системным лордам и сильнейшим Полководцам.

Для того, что бы мой рунный строй сработал, пришлось тратить кое-что из НЗ — дорогостоящую краску из большого количества редких ресурсов, вроде растений Высшего ранга и крови Зверолордов с их толчёными органами. Жалко, конечно, но я хочу попасть в зону для победителей на первом этаже и наконец увидеть, что нам может предложить Башня.

— Что это за каракули? — поинтересовался один из присутствующих Полководцев, японец, судя по всему. Имени не запомнил — все эти товарищи лишь случайные попутчики, до которых мне нет дела.

— Секрет фирмы одуванчик, — отрезал я. — Меньше знаешь — крепче спишь. Санса, — повернулся я к девушке. — Ёбни-ка в воздух чем-нибудь зрелищным, что бы издалека видно было. Пусть враги идут. И вы сами — постарайтесь где-нибудь укрыться, что бы…

— Да не нужно, не нужно, — раздался ехидный комментарий со стороны леса. — Здесь мы. Не трать силы зря, красавица. Хотя можешь и потратить — всё равно вам конец.

Из леса вышло девять фигур. И если восемь из них можно было в расчёт особо не брать — это были Лидеры и пара Командиров — то стоящий в центре невысокий, немного пузатый коренастый мужичок был тем самым Системным, мать его, Князем. Худшие мои опасения подтвердились.

— Сам выполз, как видишь. Ну так что, не покажешь, что твой рисунок делает? Я чувствую в нём немало энергии. Научишь? — спросил он, уверенно шагая к нам.

Издевается, сукин сын. Ну ничего, ничего, мы ещё посмотрим, кому достанется победа.

— Все назад. Все, кроме Сансы, займитесь остальными. Санса, с тебя огневая поддержка, в ближний бой не лезь, — скомандовал я.

— Неужто всерьёз собираетесь сопротивляться? — удивился он. — Да брось, давайте лучше…

Что там было бы лучше я дослушивать не стал, призвав Огненных Змей и рванув к нему на встречу. В ближнем бою удерживать такого врага было под силу только мне — или, если не выйдет у меня, то нам однозначный конец.

Мужик легко, словно танцуя, увернулся от нескольких взмахов моей глефы. Я активировал, одно за другим, все усиления, кроме Кровавого Гнева, наращивая темп. На пятом взмахе ему пришлось призвать собственное оружие — огромную золотистую алебарду. Так ты ещё и схожее оружие используешь!

Его доспехи, как ни странно, были не выше третьего класса, но вот оружие…. Я такого ещё не встречал. Это было явно не из серии рядовых поделок по типу Высокого ранга. Не из серии Истребителей Божественного, нет — но точно мощнее всего прочего, что я видел.

— Ты не плох, парень, — хмыкнул он. — Меня зовут Абрахам Вальштейн, по прозвищу Разрушитель. Ни к каким организациям не отношусь. Запомни моё имя, Руслан Мясник!

Да уж запомню. Чего там мои возятся?! Абрахам взялся за дело всерьёз, и всё, на что меня хватало — защищаться. Он использовал на полную катушку своё Поле Превосходства, подавляя моё, управлял разом землёй, металлом, молниями и гравитацией, обрушивая каждую секунду комбинации атак. Земля вспучивалась плитами, пытаясь меня прихлопнуть, со всех сторон летели металлические колья, обвитые электричеством, давил гравитацией и обрушивал тычки из неё же, плюс весьма неплохо орудовал своей алебардой — и играючи загонял меня в угол. Даже Воля — я управлялся ею куда искуснее, но у него её было тупо куда больше и она была мощнее. Его Стальная Воля давила на меня, вынуждая уходить в защиту и огрызаться редкими контратаками. Плотностью энергии он превосходил меня раза в четыре — и потому всё, что я мог, это защищаться. Белое пламя и моя Воля кружились яростным вихрем, выжигая всё вокруг, но даже на защиту мне приходилось тратить куда больше сил, чем моему противнику.

После очередного обмена ударами мой противник отпрыгнул назад и использовал по-настоящему мощную атаку — Высший навык, что атаковал меня огромной тучей крохотных металлических песчинок, меж которыми плясали огромные молнии. Сверху рухнуло столь мощное давление гравитации, что я оказался вмят в огромный кратер, не в силах даже сделать шага. И тогда мне пришлось использовать свой сильнейший защитный навык — Огненный Кокон. Навык можно было применять не раньше раза в трое суток — но если проиграю сегодня, то будет уже неважно, какой у него откат.

Охваченный огненной защитой, в которой тянулись рунные цепи, я сумел пережить удар врага, однако и прочность навыка полностью исчерпалась. Я стоял, тяжело дыша, в то время как Абрахам не выглядел даже немного запыхавшимся.

— А ты и вправду силён, — сказал он, глядя на меня сверху вниз, паря над кратером. — Санса, девочка моя, он и вправду имел шансы на победу, если бы всё шло по его плану, — обратился он к моей, по идее, союзнице. — Даже жаль, что по условиям испытания — он мой враг.

Санса подлетела к нему и зависла рядом. Нельзя сказать, что я не был удивлён — был, и ещё как. Но показывать им своё изумление не собирался.

— Прости, Руслан, — обратилась девушка ко мне с улыбкой. — Но моя фамилия — Вальштейн, и он — мой отец. Так что придётся провалить тебе это испытание.

— Вот как, — сплюнул я. — Наши уже мертвы?

— К сожалению, пришлось их убить, — кивнула она. — Я готова провалить испытание вместе с тобой, что бы отец сумел продвинуться выше. Ты же понимаешь — он мой родитель. А теперь тебе придётся умереть. Но не бойся — сегодня штрафа по жизням не будет, так что…

Что она там ещё хотела сказать, я не узнал, потому что Абрахам, в отличии от дочери, просёк мои манипуляции и ударил. Вот только было поздно — призванный мной Азратот, взяв на себя управление Волей и магией астрала, обрушил на противников Вес Времени и атаки Волей, а я призвал своё коронное заклятие — Огненный Шторм зарождался в моей руке, но…

Системный Князь — он и есть Системный Князь. Он успел и выставить защиту, и ударить одновременно. Возникший вокруг меня Купол Тёмной Воды смело, однако защита поглотила большую часть силы его атаки. Гравитационный клинок оторвал мне левую руку, пробороздил весь бок, превращая в рваную рану, и оторвал левую же ногу. Доспех тоже ослабил удар — иначе срезало бы половину туловища — но я всё равно остался калекой. И тем не менее, стоя на одной правой ноге, я высвободил свой удар.

Огненный Шторм, состоящий в который я вложил всё, что имел, сумел сокрушить золотую сферу, укрывшую Абрахама и Сансу. Девушка, обожжённая до не узнаваемости, рухнула к моим ногам. Несмотря на жуткую, разрывающую сознание боль, я заставил себя, активировав Кровавый Гнев, прыгнуть к девушке. Один взмах — и она без ног, второй — без рук. Затем обернуться к её отцу и активировать рунную вязь, заготовленную заранее.

Абрахам ревел разъярённым зверем. Весь покрытый ожогами, без одной руки, он летел сверху прямо на меня, но Вихрь Четырёх Ветров обрушился на могучего Князя, раня и терзая его. Брызнула в разны стороны кровь, но даже в таком состоянии он сумел, хоть и с явным трудом, защититься от моего последнего козыря.

— Убью, выродок! С дерьмом смешаю, шлюхин сын! — ревел он, постепенно перебарывая сомкнувшуюся вокруг него сферу разноцветного ветра.

Я же тем временем подошёл к Сансе. То, что прикончило бы болевым шоком любого другого, было хоть и значительной, но не смертельной раной для Системного Лорда. У меня не было времени вдоволь насладиться, пытая эту грязную тварь, поэтому я сказал лишь одно:

— Я сделаю всё, что бы ты и твой отец погибли окончательно. Жди, блядина, — и одним взмахом отрубил ей голову.

Ну что же, пора принять поражение. Принять его как воин — в последней атаке.

Абрахам, окончательно одолевший Вихрь, сделал выпад алебардой, но я принял его на барьер доспеха. Гравитационное копьё, а следом за ним и целая скала, сомкнувшаяся вокруг меня, разбились о него. Сам я использовал несколько лавовых капканов, но безуспешно. Что же, пора вложиться в последний удар.

Я прыгнул, нацелив глефу в отчаянном выпаде в сердце противника. Даже под Весом Времени он слегка превосходил меня в скорости, но тут пришло время использовать последнюю заготовку — кольцо Живоглота с его навыком.

Не ожидавший подобной подставы Абрахам на долю мгновения замедлился под действием Угнетений, но почти сразу легко его сбросил. Я не сумел пронзить ему сердце, но пробил лёгкое. А в следующий миг я почувствовал, как всё моё тело разрывается на куски.

— Третий этап испытания провален, Руслан Мясник, — бесстрастно сообщила Ойса.


Глава 12


Я плавал в чернильной, густой темноте, чувствуя злость. Ну надо же — так тупо подставиться! Справедливости ради стоит отметить, что я никак не мог знать, что Санса окажется дочерью Абрахама, но утешало это слабо. А ведь судя по нашему бою, у меня был шанс на победу. Не один на один, конечно, но навались мы всей командой, как и планировалось, шанс был, пусть и небольшой. Моих сил оказалось достаточно, что бы изранить врага на ступень выше меня, но совершенно недостаточно, что бы убить. Даже Огненный Шторм лишь ранил его, ссуку такую. Но ничего — у нас ещё тысяча лет впереди. Я мстительный и злобный сукин сын, Абрахам, и я тебе обещаю — я возьму реванш. А уж Санса… К самому Системному Князю я, если честно, особой злобы не питал. Это битва, и я проиграл — и не важно, какими он методами воспользовался методами для победы. Будь у меня свой человек в стане врага я бы поступил аналогично. Другой вопрос — сама девушка. Мне неважны её причины, но одно гарантирую точно — я сделаю всё, что бы обнулить и убить её.

— Каково тебе проиграть? — внезапно услышал я вопрос.

Я покрутил головой, но так никого и не увидел. Голос принадлежал Ойсе, но вот саму Судью видно не было.

— Хуёво. Но я наверстаю упущенное, — ответил я. — Не подскажите, почтеннейшая, где я?

— В моём внутреннем мире. В той его части, что отвечает за законы Тьмы.

— Не понял… Это как? — удивился я. — Впервые слышу о подобном.

— Я Трансцедент расы хуннусов, достигшая этапа Воплощения. Что тебя удивляет?

— Признаться, я впервые слышу об этапах Трансцедентности, — ответил я. — Я как-то даже не задумывался, что на этом этапе развития есть своя градация силы.

Ответом мне была тишина, которую никак, кроме как изумлённой, я назвать не мог.

— А что ты вообще знаешь о развитии? В чём различие Смертной и Бессмертной Ступени?

— В силе? — предположил я. Думать особо не хотелось, вернее, думать на отвлечённые темы. Сейчас меня больше всего занимали мысли отловить и уничтожить Сансу, осмыслить ошибки прошедшего боя и подготовиться к последующей мести со стороны Абрахама. Но и игнорировать Судью было нельзя — если ты только не клинический идиот.

— Это самое заметное со стороны различие. Как жаль, что Хунну пришлось прибегнуть к резервному варианту возрождения нашего народа, — вздохнула темнота. — Однако выбора не было. Если бы всё пошло так, как мы изначально задумывали, у нас были бы тысячи лет для того, что бы плавно обучить вас, вернув все технологии и знания нашей расы. Но я отвлеклась. Различий между Смертной ступенью и Бессмертием несколько. Во первых, ни один смертный не сумеет самостоятельно работать с Духом на уровне, необходимом для того, что бы творить Высшую магию. Пусть тебя не обманывает то, что вы называете навыками Высшего ранга — на самом деле это примитивнейшие варианты использования силы подобного уровня, заготовки, через которые вы должны обучиться самым азам. Во вторых — работать с астралом, судьбой, временем и некоторыми другими действительно тонкими материями могут лишь Бессмертные. И в третьих — достигнув Бессмертия, энергетическое и физическое достигшего этой стадии существа преодолевает установленный самой природой лимит возможного для любой жизни. Всё, что выше Смертной ступени, уже имеет очень мало общего с замыслом природы.

— Всё, кроме момента работы с судьбой и временем, итак очевидно, госпожа. Но вот эти возможности… — заинтересовался я.

— Не обольщайся насчёт времени и судьбы. Приведу тебе пример, как это работает и на каком уровне, что бы ты понимал. Играешь ты, допустим, в кости. И используешь силу судьбы, что бы повлиять на исход броска. Теория вероятности срабатывает в твою пользу — и тебе выпадает три шестёрки. Понял?

Наставник из неё, конечно…

— А в бою польза от такого навыка есть? — поинтересовался я.

— Нет. Как ты хочешь приплести судьбу в схватку? Если только опосредственно — попытаться привлечь больше удачи себе перед боем, но подобное чревато тем, что затем на какое-то время тебя начнут преследовать неудачи. И чем больше тебе будет везти в бою, тем страшнее будут удары судьбы позже. Мой тебе совет — не увлекайся играми с судьбой. Наше плачевное положение сейчас — не в последнюю результат подобных заигрываний с ней. Судьба — это чистый хаос. Она не предопределена и не высечена в камне, как думаю многие — мы, хуннусы, больше всех разбираемся в вопросах, связанных с ней. Судьба — это набор вероятностей, которые с разной долей возможности могут сложиться абсолютно в по разному. Это самая сложная материя не только в нашей Вселенной, а вообще во всём мироздании, что лежит даже за пределами нашего понимания. В основном её используют в науке, во время разработки нового обородувания и так далее. Ну, знаешь там — эксперимент более удачно что бы прошёл и так далее. Мы для победы над астиками начали использовать её в войне — и в итоге три клана сур пришли на порог наших миров.

— А что со временем? — спросил я.

— А с временем проще. Единственное, что пока не удавалось ещё никому — это повлиять на хоть сколь-либо глобальные события прошлого. А вот игры с его замедлением или ускорением — всегда пожалуйста. Истинные мэтры этого искусства способны, управляя временем, не наносить вреда тем, кого они им затронули. Замедлить время, как в Башне, способна и я — вот только если это сделаю я, вы выйдете отсюда инвалидами, неспособными развиваться. Если проведёте в моем потоке времени хоть лет пять. Но не беспокойся, — с усмешкой в голосе добавила она. — Хунну и я — это слишком разные уровни возможностей. Пребывание в Башне вам никак не навредит.

— А какие этапы развития у Трансцедентов? — полюбопытствовал я.

— Зарождения Мира, Осознания Законов, Сотворения Источника, Воплощения Сил, Зарождения Разума и, наконец, Абсолют. Кстати, в моё время во Вселенной существовало лишь около трёхсот семидесяти Абсолютов. Сотня у нас, сто пятьдесят у сур, четыре десятка у астик и остальные у разных рас. Ну да хватит об этом. Лучше скажи, как ты намерен провести год, оставшийся до следующей возможности пройти испытание?

— Тренироваться, конечно же. У меня наконец появилось свободное время, которое можно потратить исключительно на себя, — ответил я.

Ну, и мстить, само собой.

* * *
Спустя восемь месяцев. Новый Лондон, город Избранных, проваливших испытание первого этажа, основанный выходцами из Великобритании.

— Слышал про того типа, что предлагает двадцать пять штук тому, кто поможет ему отыскать Сансу Вальштейн? — лениво Клаус, предводитель небольшого отряда охотников.

Проигравшие в испытаниях, оставшись на этаже, основали множество поселений и городов. Пространство башни оказалось воистину огромным, и некоторые пробовали путешествовать в поисках знакомых, но большинство решило не тратить время понапрасну. Так возникло множество поселений. На этаже первое время было по настоящему опасно — убийства, грабежи и насилие, чистейший закон джунглей. Однако по распоряжению Судей были основаны города, в которых взяли власть сильнейшие представители хуннусов. Теперь каждый убийца получал особую аурную метку, а за его поимку, живым или мёртвым, выплачивалась награда в Баллах Башни. На баллы в Башне можно было приобрести всё — от пищи до эликсиров и оружия, вплоть до Высокого ранга 5 класса. Для большинства присутствующих это было невиданное благо — не столь уж много на Земле, где можно было приобрести всё это. Так же можно было заработать баллы, охотясь на астральных монстров, что специально выпустили на территорию первого этажа Судьи. Это служило отличным источником заработка на закупку всем необходимым, а так же способ тренировки. Конечно, опыта для получения уровней с них не давали, но любой бой — это возможность для практики своих навыков.

— Ага. Мне даже интересно, что будет, когда его приведут сюда и покажут на «ратушу», — хохотнул Пшек, поляк ранга Командир. — Она дочь Системного Князя и одна из глав нашего города. Интересно будет взглянуть, что он намерен делать.

— Сегодня и узнаем, — приземлилась к ним за столик Нэнси, ещё один член отряда. Симпатичная мулатка довольно улыбалась, оглядывая товарищей. — Я уже получила от него плату. Он топает к центральной площади.

— Ты… Ты привела этого психа в город!? — подскочил Клаус. — Ты в своём уме?! Санса ведь узнает, кто это сделал! И нам конец! Дура алчная, ты мать родную за ломанный балл готова продать, но должны же быть какие-то мозги в твоей тупой башке?! Или она у тебя только для приёма еды и членов?!

— Не переживай, Клаус, — усмехнулась та в ответ. — Ничьих членов, кроме твоего, в моей «голове» не было. У нас двадцать пять штук, и никто не узнает, кто его привёл. Я довела его до окрестностей города, объяснила всё про Сансу и получила деньги. А он дал Системную Клятву, что в случае чего меня не выдаст. Пойдёмте лучше посмотрим, что он намерен делать — у меня есть ощущение, что он сумеет встряхнуть наше болото. Выглядел он… Сильным.

Тут по всему городу прошлась волна чужого восприятия. За эти месяцы все успели отточить свои навыки, основанные на Воле — восприятие, ментальные силы, иллюзии и прочее. Не имея возможности получать что-то новое, приходилось оттачивать уже имеющееся. В волне, что прошлась по городу, отчётливо чувствовался посыл убираться отсюда подальше.

— Ребята, нам нечасто выпадает шанс увидеть битву такого уровня. Конечно, руководство города его быстро задавит — но мы хоть сумеем увидеть их схватку! Это отличный шанс чему-нибудь научиться! — возбуждённо заговорила Нэнси. — Пойдёмте залезем на крышу и накроемся куполами защиты. Сможем взглянуть на зрелище!

В итоге, вся компания так и сделала. Несмотря на ворчание Клауса, охотники были действительно отчаянными ребятами, так что шанс научиться чему-то у титанов магии упускать не стали. Забравшись на крышу соседствующей с кабаком высокой башни, служившей им домом, они посмотрели на площадь, предварительно использовав все доступные защитные навыки и заклятия.

На площади, в самом центре, стоял одинокий воин. Толпа, что обычно заполоняла это место, уже рассеялась — от угрюмой фигуры разливалась мощь Системного Лорда.

— Я предупрежу лишь раз, жители славного Нового Лондона, — внезапно заговорил он. — Я пришёл по душу Сансы Вальштейн, и никому иному вреда причинять не желаю. Потому советую вам всем покинуть город, иначе вы рискуете попасть под горячую руку. Я вас предупредил.

Несмотря на предупреждение, большинство, оккупировав крыши всех более-менее высоких зданий, так же, как Клаус с командой, следили за ходом событий. На площадь уже высыпала служба безопасности города, а все Командиры, Генералы и Полководцы, не нашедшие себе достаточно удобного места, парили вдалеке, наблюдая за действом. Атаки на города, особенно такие крупные как этот, ещё не случались, и всем было интересно взглянуть на решившегося на подобное безумца.

— Городу хана, — внезапно подал голос обычно молчаливый парень по имени Влад. — Я знаю его.

— Да? ну-ка, подробнее, — потребовал Клаус.

— Я из Москвы. Из анклава Нуменор, — начал он.

— Это который седьмой в мировом рейтинге? — присвистнула Нэнси.

— Да, — кивнул он. — Он был лидером одной из фракций. Большая шишка в анклаве, у него репутация отбитого психа. Он не особо умеет ничего, кроме воевать и сражаться.

— Это же одно и тоже, не? — уточнил поляк, внимательно глядя на берущих вторженца в кольцо стражей.

— Воевать — это в смысле командовать войсками. Он лучший военачальник в анклаве, и, возможно, в Москве, и отличный боец, Руслан по прозвищу Мясник. Он провернул несколько операций, с помощью которых основные массы монстров были выбиты с наших рубежей, сумел припугнуть дракона, одолел разом нескольких противников своего ранга… В общем, если он тут — значит, будет бойня. Я слышал, он неплохой парень, но если перейти ему дорогу — как бешенный пёс будет кидаться. Может, он и проиграет, но жару задаст, так что…

Но тут на площади началось основное действо. Видимо, словами отговорить пришельца не удалось. Во все стороны хлынула Воля, приобретая форму полупрозрачных щупалец, атакую стражу. Те пытались защититься от столь необычного способа использования воли, и многим удалось — в конце концов, в стражу кого попало не брали. Но большинство всё же дрогнуло и подалось назад.

Бойцы, видимо, решили больше не церемониться, и в ход пошла магия. Забурлила земля, полетели атаки разных стихий и аспектов — но тут Руслан рванул в ряды противников, используя глефу. Размытая тень, легко уходя от всех попыток противника сбить его напор и задержать на месте. Один за другим враги гибли, и изумл1нный Клаус понял, что такими темпами стражи проиграют. Защитники города не могли использовать самые разрушительные из своих навыков, опасаясь разрушить город, а их противнику навыки даже не требовались — он легко справлялся одной лишь глефой.

Наконец, страже улыбнулась удача — один из Полководцев, ценой своей жизни, сумел на пару мгновений задержать неуловимого противника. Чем остальные сумели грамотно воспользоваться, сотворив настоящую клетку из различных стихий. Ещё мгновение — и настоящий шквал ударов обрушился на одинокую фигуру.

Но этого оказалось недостаточно. От Мясника хлынули во все стороны золотые молнии, переплетённые с потоками чернильно-чёрной воды. Пространство вокруг мага дрогнуло — и присутствующие ощутили мощное искривление пространства, которое отклонило все вражеские атаки. Удар Руслана убивал сотнями его противников, тогда как самый настоящий шторм всех стихий и аспектов крутился вокруг него, не в силах преодолеть барьер искажённого пространства, что уводил их во все стороны.

— Санса!!! — взревел он. — Вылезай, пока я не снёс этот городишко к хуям!

Я стоял, глядя на их «ратушу». Небольшой замок в средневековом стиле, с красивыми, игрушечными тонкими башенками, широкими окнами вместо бойниц и аккуратными, опрятненькими воротами, которые можно было бы плевком снести. Я чувствовал в замке пятёрку Системных Лордов, одной из которых была преследуемая мной девушка.

За эти восемь месяцев я развил всё, чем обладал. Не до предела, но до того края, когда уже чувствовал, что дальнейший рост крайне затруднителен. И эти восемь месяцев прошли даже плодотворнее, чем я ожидал. Я полностью покорил оба артефакта, и кольцо, и латную рукавицу. Полностью изучил всё, что мог выжать из Окреи на тему магии Воды и Тьмы, что и создавало сочетание сил, дарующих столь мощные защитные способности. И изучив, сумел создать отличную комбинацию навыков, из которой вышло заклятие, имени которому я ещё даже не дал. Вода отвечала за подвижность и пластичность, тьма — за разрушение защиты противников, и золотые молнии — за убийство. Именно этим навыком я сумел прикончить большую часть стражи — в отличии от меня, они так далеко в самопознании не продвинулись. Не понимаю я свою расу — в месте, где каждому дан шанс отбросить всю мирскую суету и заняться саморазвитием с полной самоотдачей, совершенствуя дарованное нам Системой, готовя себя к предстоящим битвам — так нет же! Что сделали все неудачники? Кинулись сперва убивать и грабить ради сраных баллов, а потом строить свои города-муравейники, навешивать на себя хомуты правил и обязательств, выстраивать вертикали власти и прочее…

Ну блядь, разве не очевидно — раз нам дают целую тысячу лет на саморазвитие (которая во внешнем мире будет считаться всего за десять лет!) — значит, в итоге нас ждёт тотальный пиздец и резня. Значит, надо выйти отсюда максимально подготовленными. Но нет — мы и тут будем играть в социальность, создавать свои образования, играть в политику и власть. Конечно, таковы не все — были и люди вроде меня, что не заморачивались всей этой чушью. Тот же Марк, которого я не так давно встретил, был занят исключительно этим.

И тем не менее, я тоже мудак. Вместо того, что бы продолжать совершенствоваться и оттачивать навыки на астральных монстрах, я сейчас здесь, сражаюсь с целым городом. Но таков я — мне плевать, каковы были причины у Сансы. Она сделала выбор и помогла отцу — это правильно, это здорово. Но мне похуй на её мотивы, и потому ей конец.

— Ты уверен, что желаешь продолжить начатое, Руслан? — раздался голос Сансы.

Над замком взлетело пять фигур. Энергия начала сгущаться, готовясь разразиться убийственными ударами, перегруппировавшиеся стражи приготовились к новой атаке, и я решил, что пора показать, на что я способен по настоящему.

Активировались все мои усиления, хлынула моя мощь, сшибая ближайших врагов с ног, и призванный мной Азратот обрушил на всех в радиусе двух километров Вес Времени. Навык поглощал энергию со страшной силой, но мне было плевать — я призвал усовершенствованный Огненный Шторм. Враги успели обрушить свои атаки — и разлетелся на куски Барьер Искажений, смело Купол Тёмной Воды, Огненный Кокон треснул и осыпался, подобно стеклу — но барьер моего доспеха сумел удержать растратившие почти всю свою мощь вражеские атаки.

Мой ответный удар был страшен. Отточенное в многочисленных битвах с монстрами астрала, доведённое до автоматизма заклятие впитало больше шести тысяч единиц Духа из моих резервов — и свыше ста тридцати из окружающей среды. Шторм белого огня, усиленный стихией ветра, был, на первый взгляд, не спешен — я жертвовал скоростью удара ради его мощи, но ни выставленная защита, ни попытка отступить никого не спасли — и больше половины города обратилось в прах. И лишь Санса осталась в живых, окутанная сиянием Золотого Шара — того же навыка, что спас в своё время её отца. Видно, подарок от папочки.

Но это уже не могло помочь девушке — ибо Гнев Небес, рухнув с вышины голубого аэра, впитался в мою глефу. Последний выпад, и я либо победил, либо зазря стал самым разыскиваемым человеком в Башне. Система уже прислала Сообщение:

— Вами убито 16 495 разумных. Награда за вашу голову — 10 000 000 баллов. Тому, кто окончательно вас уничтожит, будет даровано право подняться на пятнадцать этажей без испытаний, 100 000 000 баллов и комплект оружия и доспехов Высшего Ранга. В случае, если вы сумеете подняться на вершину Башни и пройти последнее испытание, вы получите право на одно желание. Так же вы получаете право на 5 объявлений, которые услышат все Избранные в Башне. Поздравляем, Руслан Мясник — отныне вы главное Зло в Башне! Система и Сотня Владык с интересом наблюдают за вашими деяниями!

Отлично. Я подозревал нечто подобное и был к этому готов. Возможно, это безумие, возможно, я буду сломан и сломлен в итоге — но если я сумею выстоять, я выйду кем-то действительно могучим. Посмотрим, сломит ли меня этот мир — или я прогну его под себя!

Моя глефа разнесла на куски ноги Сансы. Убивать её здесь я не собирался — иначе обнулить её не выйдет. Так что ходу отсюда! Когда местные переродятся, они уже будут знать, чего от меня ждать — и тогда у меня никаких шансов не будет. Так что, держа за волосы верещащую от боли и гнева девушку, я летел через руины города. Да начнётся моя игра — игра безумца, ищущего Силу!


Глава 13


— Тебе конец, придурок! — выплюнула Санса. — За тобой будут охотиться все! Ты вообще видел, какая за тебя награда? Мой оте…

Хлёсткая пощечина прервала излияния девушки. Мы находились в моём убежище, которое было специально подготовлено мной. Это была огромная пещера прямо в сердце горы. Перерождение после гибели происходило через два дня, там, где была твоя точка привязки. Но… В Башне не было нерушимых правил. Если тебе что-то нужно обойти — достаточно очень постараться, то обходной путь всегда можно найти. Эта Башня действительно великолепное место для личностного роста — всё в ней говорило о том, что не бывает бесполезных знаний и бесполезного труда. Всё окупается, главное — не сдаваться и идти вперёд.

Взяв с полки зелье Мнимой Смерти, я силой разжал челюсти девушки и влил его в неё. Следовало спешить — метка Азратота пылала всё сильнее, сигнализируя, что моему партнёру нужна моя помощь. Дождавшись, пока девушка, я лёг на свою койку, отрешаясь от этого мира. О пленнице можно было не волноваться — зелье погрузило её в летаргический сон на месяц. Без другого зелья, отвечающего за детоксикацию, ей никак не пробудиться, а найти моё логово у тех, кто меня ищет, шансов не было — оно находилось в самом сердце территорий, оккупированных мощной группой астральных монстров. Я бы нипочём не смог его организовать, не будь у меня Азратота, что обманывал восприятие монстров, заставляя принимать меня за одного из своих.

— Что у тебя тут, Аз? — поинтересовался я, ощущая себя в чужом теле.

— Сожрать меня хотят, — ответил мой партнёр. — Кое-кто примерно твоего уровня силы. Моя стая и я сейчас в логове, держим оборону, но враги сейчас пойдут в атаку. Обычным заимствованием твоих сил не обойтись — сам знаешь, в чистой боевой магии я пока слаб.

Мы находились в мрачной крепости, на клочке стабильного астрала, что служил логовом моему контрактору и его стае. Крепость окружало несметное воинство разнообразных монстров, и на что рассчитывал Азратот, я не понимал.

— Я такую толпу не вывезу, — заметил я. — Ладно бы ты меня в моём теле призвал, я бы ещё мог помочь тебе удрать, но так…

— Не переживай, — с усмешкой ответил мой соратник. — Я договорился о поединке с предводителем этой армады. Мне нужно одолеть его в бою один на один, и тогда это войско уйдёт.

— Что-то слабо вериться, — скептично заметил я.

— По условиям — если я его побеждаю, он уводит свою армию, если побеждает он — все мои территории и подчинённые становятся его собственностью. Мы обменялись клятвами именем вашего божества — как бывший хуннус, я имею на это право. А местные отлично знают, на что способен Хунну, так что рисковать не станут. Так что если он проиграет (во что никто не верит) — все те, кто имеет возможность стать следующими лидерами, поклялись оставить меня в покое.

— М-да. То есть если ты победишь — тебя просто оставят в покое, если проиграешь — всё твоё достанется врагу? Не больно-то и выгодно, — заметил я.

— Мне повезло, что они вообще на это согласились, — вздохнул тот, кто когда-то был Владимиром, а ныне предпочитал имя Азратот. — И если бы они знали о том, что мой контрактор — ты, они бы даже на это не согласились. Ты устроил настоящее безумие, друг мой.

— Ты о чём? — напрягся я.

— О том, что ты цель для всей Башни, — пояснил он. — Башня находится в Астрале, а астральных монстров, то бишь нас, используют у вас как пушечное мясо, так что мы волей не волей в курсе основных событий. Ты псих, Руслан, но сейчас мне похую на это. Раз ты целый город со всеми его защитниками сумел расколотить, надеюсь, и одного Астрального Лорда прикончить тебе по силам.

— Если возьмёшь на себя управление Волей и всем, с ней связанным, то в чистой боевой магии я ему не проиграю, — ответил я. — Но управление телом придётся отдать мне. И после этого ты будешь весьма… Потрёпан. Использование моих сил для твоей энергетики в таких масштабах даром не пройдёт.

— Я знаю, так что давно подготовил всё необходимое, что бы быстро оправиться. Отдаю тебе тело и надеюсь, что ты не подведёшь, — вздохнул он.

М-да. Ощущения от демонического, трёхметрового тела (подрос Аз, подрос) с хвостом были не такими, как я ожидал. Я уже привык к огромной мощи собственного тела. Если подбирать сравнения — нынешний я был примерно на одном уровне физической силы и крепости с Суперменом. Возможно, и посильнее — не уверен. А вот тело Азратота… Это было тело среднего Полководца, раз в пять слабее моего. Я ощущал себя весьма уязвимым, но вместе с тем чувствовал, что вся мощь моей магии была при мне. А значит, не всё так плохо — главное, не лезть в рукопашку, как я привык.

Я спрыгнул вниз со стены и пошёл на встречу врагам. От них отделилась громадная, метров семи, фигура воина с мечом и щитом, в рогатом шлеме. Сквозь узкие прорези горели алые глаза, настороженно наблюдающие за мной. Мы встретились в центре свободного пространства.

— Так вот на что ты рассчитывал, Азратот, — пророкотал из по шлема мой противник. — Но даже Мясник тебя сегодня не спасё…

— Да заткнись уже, чучело, — вздохнул я. — Драться можем начинать?

Вместо ответа мой противник быстрым, неуловимым движением взмахнул рукой — и на меня обрушился огромный меч.

Но я не стоял на месте. Напрягая все силы, используя всё, что мог, я ушёл от первого удара. Два Веса Времени столкнулись — и учитывая, что моя Воля была мощнее, уравновесили друг друга. На второй взмах вражеского меча я ответил потоком концентрированного белого пламени, вынуждая врага урыться за щитом.

Демон, укрываясь щитом, взревел — и с небес на меня полетел огромный, сотканный из тумана клинок. Что это такое я выяснять не стал, и ударил в ответ Огненными Змеями Высшего ранга — да, я усовершенствовал свой любимый навык. Змеи обвили своими гигантскими телами клинок, сжали — и туман брызнул в разные стороны, не выдержав напора пламени.

Гигант сделал Рывок в мою сторону, но его новый удар столкнулся с Тёмной Водой — теперь я мог использовать навык и без артефакта. В ответ на вражеский удар я использовал Огненный Столб, а затем двумя Вспышками Сверхновой отбросил его от себя. Всё это время наши Воли бились, подобно двум штормам, сошедшимся в бою. Будь я здесь в своём реальном теле, гиганту пришлось бы туго, но к сожалению, я был в чужом — и от чрезмерного использования Высших навыков оно уже начало страдать. Я призвал автономного Огненного Гиганта, и пока тот развлекал врага, сосредоточенно призывал Гнев Небес.

Сотворить в этом теле Огненный Шторм не приходилось и надеяться — физиология Азратота просто не выдержала бы подобного, так что приходилось уповать на третий по силе свой навык и надеяться, что тело не рассыпется, а враг не выдержит. Рисковая ставка, но затягивать бой было нельзя — Азратот просто не выдержит, тело слишком слабо.

Светящийся золотыми молниями трёхметровый демон врезался во врага, смяв и испепелив щит великана. Моя лапа вонзилась глубоко в грудь врагу, и тот рухнул на колене. Так мы и стояли — великан на краю гибели, но всё же пока не мёртвый, и я, понимающий, что ещё одно, любое применение силы — и Азратот мертвец.

— Я признаю своё поражение, великий, — глухо прохрипел враг. — Прошу, даруй мне жизнь, и я клянусь трижды прийти на твой зов. Да будет Хунну мне свидетелем!

— Клятва принята!

Если бы ты знал, орясина, в каком я сейчас состоянии, то просто добил бы. Тем не менее, не стирая с лица (хотя скорее морды) уверенное выражение, я кивнул. Открывать рот я поостерёгся, ибо чувствовал, что из него вот-вот хлынет кровь. Кивнув ему, я резким рывком выдернул руку и, шатаясь, зашагал назад.

— Меня зовут Рукхранатраислар! — донеслось мне в спину. — А как звать тебя, великий? Я точно знаю, что ты — не Азратот.

— Руслан Мясник, — не оглядываясь, ответил я. — И я запомнил твою клятву. Я так понимаю, к Азратоту больше претензий нет? — с трудом сглотнув кровь, продолжил я.

— Да. Клятва исполнена, и я ухожу, — прохрипел он.

— Быстро ты, — заметил Азратот. — Я думал, бой затянется.

— Если у тебя всё, то я пошёл. А тебе стоит подумать о лечении. Не выдерживает твоё тело таких нагрузок, — заметил я.

Разорвав связь, я открыл глаза в своём теле. Санса всё так же лежала, погружённая в летаргический сон. Пора возводить рунный полог, который я лично разработал для этого дела. Не спеша, я начал выводить одну за другой десятки и сотни рун, располагая их в заранее продуманную фигуру — звезды с двенадцатью лучами. Было трудно, и на это ушло несколько часов и почти весь запас красок. Затем я начал творить одну за другой стены темницы — из подвластных мне стихий. Мало-помалу я сформировал клетку, прутья которой были сформированы из Тёмной Воды.

Эта часть была уже намного сложнее. За один день закончить работу не вышло — Воля для создания стабильного и долгоживущего заклятия требовалась в огромных количествах. День за днём я творил этот свой шедевр — подобная магия была в разы сложнее, чем удары голой мощью. Даже Огненный Шторм не шёл ни в какое сравнение — здесь я проводил действительно тонкую работу. Да уж, ломать не строить — просто прикончить Системного Лорда было в сотни раз проще, чем сотворить хорошую темницу.

Наконец, через три месяца усилий, дело увенчалось успехом. Вот теперь можно и будить Сансу.

— Где я? — прохрипела девушка, придя в себя. — Ты?!

Она дёрнулась и попыталась использовать что-то из навыков, но…

— Что, подруга, ничего не выходит? — улыбнулся я.

Та в ответ мрачно уставилась на меня. А затем начала оглядываться. Увиденное её явно не порадовало — клетка, размером с небольшую комнату, состоящая из Тёмной Воды, по краям которой изредка проскакивали разряды тока — золотого цвета, разумеется. А вокруг клетки многолучевая звезда, в которой вместо линий использовались рунные вязи. От звезды шло ровное синее свечение и лёгкий гул.

— Красиво, правда? — обратился я к девушке. — Знаешь, после того, как я проиграл твоему папаше из-за твоего предательства, я был очень зол. Пиздец как зол, вот так будет вернее. И моим основным планом на весь год до следующего шанса вылезти из этой дыры было найти тебя и обнулить.

— Так чего ж ты ждёшь? — зло бросила она в ответ. — Вот она я, перед тобой. Действуй, психопат! Только помни, что потом мой отец обнулит уже тебя!

— Я придумал нечто поинтереснее обнуления, — покачал я головой. — Видишь ли, я чуть ли не впервые в жизни проиграл. И это заставило меня усиленно заняться саморазвитием. И оказалось, что я очень многого не знаю о своих силах. Я много тренировался, долго оттачивал навыки, истребил целое полчище астральных тварей, испытывая свои силы — и результат ты увидела тогда, в Новом Лондоне. Даже небольшой армии во главе с вами оказалось недостаточно, что бы остановить меня. В целом — я доволен своими результатами, и не могу не признать, что не получи я тогда щелчка по носу от тебя с твоим папашей, я бы так и остался самоуверенной посредственностью. Поэтому я даже в какой-то мере благодарен тебе. Я передумал тебя убивать и вместо этого решил дать тебе шанс — сродни тому, что выпал мне. Этот рунный строй откачивает из тебя Дух и не позволяет тебе поглощать его из окружающей среды. А темница не даёт покинуть эту пещеру. Этот строй, кстати, откачивает Дух не только у тебя, а вообще у любого, кто войдёт в пещеру. В том числе и у меня, но как видишь, я полон энергии. А всё потому, что есть способ преодолеть его действие — но какой, тебе предстоит выяснить самой. А затем найти и распутать узлы в моём комплексе заклятий, что образуют её. Предупреждаю сразу — если, вернув себе возможность управлять энергией, ты решишься попробовать сломать темницу силой — тебя уничтожит моими золотыми молниями. Атакующее заклятие будет подпитываться энергией, что соберёт этот строй — так что можешь даже не пытаться пережить его удар, тебе ни при каком раскладе не хватит энергии для того, что бы защититься. И не надейся, что умерев, вернёшься на точку привязки — возродишься ты в этой же клетке. Так что, дорогая Санса, — улыбнулся я. — Сидеть тебе здесь до той поры, пока не найдёшь способа развеять мои заклятия. Это будет отличной мотивацией развивать своё мастерство. А уж сколько у тебя это займёт времени — год, десять лет, сто или вообще не выйдет — полностью в твоих руках.

Я направился на выход. Здесь все мои дела были закончены, да и сам процесс сотворения столь сложных магических конструкций стал для меня отличным экзаменом. До возможности перейти на следующий этаж оставался неполный месяц, и его я планировал потратить на совершенствование маскировки. В моей ауре маяком в ночи полыхала метка преступника, оставленная Системой, а я не планировал светить этим украшением на людях

— Я выберусь отсюда и разыщу тебя, ублюдок, — негромко, но отчётливо прошептала мне в спину девушка.

— Всенепременно, — обернулся я. — Ах да, забыл сказать — мы в горах монстров, в самом их сердце. Так что будь осторожна, когда выберешься — точка привязки у тебя будет здесь, пока не доберёшься до цивилизации. Если тут, конечно, ещё останутся люди к этому моменту. Удачи!

Теперь мой путь лежал в сторону ближайшего города, имеющего Доску Регистрации — специальный артефакт на центральной площади, вводя Волю в который ты регистрировался для прохождения испытаний. Без этого — никаких тебе испытаний. Вот такая бюрократия…

Я скользил бесшумной тенью, регулярно скрывая себя от восприятия местных обитателей — устраивать здесь битвы в мои планы не входило, монстры тут были в таких количествах, что меня сожрали бы без всяких шансов на спасение. Да и не спешил я никуда — большую часть пути я разбирался с меткой. Что бы экранировать эту гадость, по моим расчётам, мне приходилось тратить изрядное количество сил и внимания. Это было подобно тому, что бы идти, держа в руках тяжёлую и хрупкую вазу — вроде не сложно, если ничем иным не занят, но о том, что бы бегать или драться, можно было забыть. Ну да ладно — я знал, на что я шёл. И способ избавиться от этой метки у меня тоже был, осталось лишь договориться о цене.

— Ойса, негромко позвал я.

— Да? — откликнулась Судья мгновенно. От взора Судей здесь ничто не могло укрыться.

— Что мне делать с меткой? — спросил я.

— Если ты согласен дать мне клятву, я готова сокрыть её так, что без твоего на та желания её никто не сумеет узреть, — предложила она.

— А что за клятва? — поинтересовался я.

— Что исполнишь одно желание от человека, что предъявит тебе мой символ, — был дан мне ответ.

— Судьи тоже играют в эти игры, да? — вздохнул я. — Я подумаю, госпожа Судья.

— Подумай, юный Мясник, хорошо подумай…

Я явился в ближайший город с Доской, и, выйдя на площадь, оставил свою заявку. Дальше я направился прямиком к ближайшей гостинице — хотелось снять комнату и отдохнуть эту пару недель. Скоро начнутся сумасшедшие гонки с моим обнулением на кону, так что я хотел спокойно расслабиться, пока есть время. Баллов Башни у меня было огромное количество — я заработал на перебитых мною монстрах не малое количество здешних денежных единиц.

В заведении, на ресепшене, стояла молодая девушка. Даже, скорее, девочка — лет 13, тем не менее, она являлась Командиром, причём не самым слабым.

— Номер на три недели, — бросил я, подойдя к ней. — С питанием и всем, что вы тут можете предложить усталому путнику.

— А усталый путник сможет себе позволить такое? — скептично оглядела та меня.

Видок у меня действительно был так себе — аура Лидера, грязный и местами рваный плащ, под которым вместо доспехов — джинсы и свитер, в которые я превратил свою броню… М-да.

— Сможет, дочка, всё он сможет, — раздался сзади негромкий голос. Обернувшись, я увидел молодого мужчину, в мешковатой одежде и большим распятием на груди. И лишь усталые серые глаза выдавали его истинный возраст — он был раза в два старше меня. От мужчины исходила аура Генерала, и он, судя по всему, и был владельцем заведения.

— Мясник Руслан, если не ошибаюсь? — негромко спросил он.

— Вы меня с кем-то путаете, — не моргнув глазом, соврал я.

— Едва ли… Я лично присутствовал в Новом Лондоне, когда вы столь убедительно продемонстрировали свои навыки, — пояснил он, подходя ближе. — Не переживайте — я не собираюсь доставлять вам проблем. Но у меня есть к вам одно предложение, приняв которое, вы весьма облегчите себе жизнь. Интересует?

— Я готов послушать, — кивнул я.

— Тогда прошу за мной, — махнул он рукой. — Много времени наш разговор не займёт.

Прежде, чем шагнуть за ним, я быстро проверил всё восприятием — вроде ловушки нет. Послушаем, что мне предлагают. Спустившись куда-то в подвал, мы прошли в освещённое факелами помещение, где странный то ли монах, то ли ещё кто решил продолжить наш разговор.

— Итак, я внимательно слушаю, зачем вам понадобилась помощь самого разыскиваемого преступника в Башне? — иронично спросил я.

— Моя дочь. Я хочу, что бы она сумела Возвыситься, и ради этого готов на многое, — начал он. — Но проблема в том, что у нас есть могущественные враги. Пока мы в городе — нам ничего не грозит, но во время испытаний и на более высоких этажах мы будем беззащитны. Потому нам нужна помощь кого-то твоего уровня.

— Отлично. Я понял, ты любящий папаша, она твоя ненаглядная доченька, и вам очень хочется наверх, — кивнул я. — Но причём тут я? И если ты вдруг собираешься поведать мне душещипательную историю, услышав которую я должен буду со слезами умиления на глазах кинуться подтирать вам задницы — спешу тебя разочаровать, мне глубоко похуй на ваши игры в дочки-матери.

— Дай Системную Клятву, что то, что я тебе расскажу, ты оставишь лишь меж нами, — потребовал он в ответ.

— Нет, не дам. Я не намерен раскидываться клятвами по пустякам. Или ты говоришь, зачем мне это нужно, или я просто уходу отсюда. Думаю, снять номер в любой другой гостинице города будет проще, чем выслушивать твои бредни, — покачал я головой.

— Я обладаю даром, которого здесь ни у кого нет, — поколебавшись, заговорил он. — Я могу давать дополнительные жизни любому. По одной единице в месяц. Глава города пока защищает меня, но стоит уйти с этажа — причем не важно кому, ему или мне — и я буду лишён этой защиты. У него уже есть команда, и я подозреваю, что на последующих этажах он попытается пересмотреть наш договор. Пока мы на первом, его удерживает клятва.

— Дополнительные жизни… Что же, ты меня заинтересовал, — кивнул я. — У тебя уже есть команда? Я зарегистрирован как одиночка, так что…

— Мне нужна клятва, — перебил он. — Клятва о том, что мы будем партнёрами и ты не попытаешься нас подчинить, как те, с кем я имею дело сейчас.

— Хорошо, — легко кивнул. — Клянусь, что до тех пор, пока мы с тобой в одной команде, я буду выполнять все возложенные на себя обязательства, которые мы с тобой оговорим отдельно. И надеюсь, клятва будет взаимной.

— Клятва услышана. Оговорите условия и она будет считаться вступившей в силу.

— Вот так просто? — слегка недоверчиво спросил он. — Без подвоха? Без двойного дна?

— У тебя любопытная способность, которая может принести мне пользу, но поверь, мужик, ты не пуп земли. Будь мне так важна эта возможность — и тот хиленький барьерчик, который ты надеешься в случае чего активировать, тебе бы не помог, — усмехнулся я. — Ну-ну, не бледней, я всё понимаю. Скажу больше — если бы ты затеял этот разговор безо всякой страховки, я бы точно отказался. Потому что не люблю иметь дело с идиотами. Но ты молодец — можешь радоваться, риск, на который ты пошёл, окупился. Я в деле.


Глава 14


— Вы готовы? — оглядел ещё раз нашу команду Алонсо.

Настал день испытаний. Вот-вот должен был начаться первый этап, самый опасный для моих товарищей. Ведь первый этап — королевская битва, в которой может случиться что угодно. Конечно, я более менее подтянул их в плане боевых навыков и маскировки за три недели, но это всё ещё не давало гарантии успешного прохождения.

Вы спросите, зачем я вступил в команду, если изначально желал проходить Башню в одиночку? Всё просто — по нашему с Алонсо договору мне каждый месяц достаётся по одной дополнительной жизни. Что явно не будет лишним в будущем. Капитаном команды оставался он, но во всём, что касалось тактики и битв, командовал я. Своеобразное разделение труда — я не лезу в быт команды и её дела в мирные моменты, он — в боевой обстановке. Мы договорились, что если кого-то что-то не устроит, разорвать контракт, предупредив об этом другую сторону.

— Самое главное — помните, первое испытание вы должны пройти, как можно меньше влезая в драки, — напутствовал я. — Не нужно гоняться за баллами или тешить чсв — вы всё ещё слабаки, которых любой серьёзный противник сожрёт и не поморщится. Как вы знаете, теперь испытания, начиная со второго, строго командные, так что всё, что от вас нужно — дождаться, пока мы не воссоединимся. Дотяните до этого, и дальше всё будет нормально.

— Да поняли мы, — недовольно буркнула Фрида, дочь Алонсо. — Не кудахтай, как курица-наседка.

— Тебя это всё в первую очередь касается, — хмуро повернулся я к ней. — Это не в гостиницу народ заселять, тут мозги нужны, сопля. Не натвори глупостей.

Та собиралась что-то съязвить в ответ, но тут началось перемещение. Пришёл час испытания.

— Думаю, напоминать вам суть этого испытания не нужно? — поинтересовался мрачный мужик в небесах. В этот раз был другой Судья. — Вот и отлично. Действуйте!

Я рванул вперёд, к ближайшей цели. Всё как в прошлый раз — сильные принялись истреблять слабых, те же кинулись прятаться. И судя по тому, что уже через минуту даже моё обострённое восприятие никого вокруг не сумело уловить, к этому испытанию народ подготовился отлично. Да и не удивительно — сейчас на испытании были лишь действительно сильные бойцы. Все, кто был не уверен в своих силах, отказались от участия, мудро рассудив, что попытают удачу в другой раз.

Спустя десять минут испытание было окончено.

— В этот раз было решено пропустить этап индивидуальных поединков, — заговорил всё тот же Судья. — Вторым этапом будут командные игры. Поздравляю всех прошедших. А теперь — снова вперёд.

Что-то он явно не в духе. Никакого перерыва, никаких объяснений — словно куда-то спешит. И косился он на меня как-то недружелюбно…

— Все на месте? — оглядел я товарищей.

Команды разрешались количеством до десяти человек. Так как теперь состав команд участники определяли сами, никакого уравнивания команд в силах не было — на кого попадёте в процессе, на того и попадёте. Рандом, мать его.

В моей команде было два Полководца, один Командир — Фрида — и шесть Генералов. Крепкий состав, набранный из середнячков. Ничего, я ещё подтяну их до приемлемого уровня — опыт в наставничестве у меня огромный, я целую армию лично натренировал в своё время. К счастью, выбывших не оказалось, только у Томаса, одного из Генералов, в энергетике я ощутил серьёзную травму.

— Что с тобой? Всех же лечат после возвращения с испытания, — удивился Алонсо.

— Техника с отложенным эффектом, — морщась, пояснил тот. — На меня Лорд напал, под самый конец. Я думал, что сумел от него уйти, но он какую-то дрянь заклятием подсадил. Оно активировалось уже после переноса, и мне пришлось мгновенно выжигать эту дрянь из ауры. Не знаю, что это было, но вроде какой-то мощный паразит из астрала. Впервые такое вижу.

— Ладно, нихуя страшного, — утешил я его. — Будешь с Алонсо и соплячкой флаг стеречь. Мы с остальными двинемся на поиски врага. Все помнят план на игру? — поинтересовался я.

Ответом мне стали кивки и согласное мычание. М-да, с опаской ко мне относится команда, с опаской… Зря я их при первом знакомстве на больничную койку отправил. Впрочем, им не стоило пытаться показать новичку (мне), кто в команде глава. Допаказывались.

— Тогда всё. Двинулись, дамы и господа. Мне осточертел этот первый этаж, так что поторопимся наверх, — бросил я.

Мы осторожно выдвинулись. Меня терзали смутные ощущения неправильности происходящего. Как-то слишком быстро, слишком просто… И тут, едва мы спустились с холма, пространство дрогнуло и нас телепортировало. Всё произошло мгновенно — мы попросту в единый миг оказались на неизвестной территории, окружённые десяткой Системных Лордов.

— Что за дела? — удивлённо вскрикнула Аня, одна из моих Полководцев.

— Судья, мать его, — сплюнул я. — Как вы умудрились подкупить Судью?

— Никак, — сказал появившийся из ниоткуда Мертольд Шёпот Ветра. — Это моё решение, потомок Палача.

— И чем же оно вызвано, почтенный владыка Мертольд? — с лёгким поклоном поинтересовался я, сдерживая злость. Существо из первой сотни Трансцедентов — не тот, кому я рискну хамить.

— Ты наложил кучу зловонного дерьма на моей территории, мальчишка, и теперь удивляешься моему гневу? — вскинул он брови. — Презрел установленные мной правила, отнял по одной жизни у тысяч других Избранных ради того, что бы потешить чувство собственной важности — ЧСВ, так вы говорите, кажется? — и теперь удивлён моему гневу? Ты смутьян и наглец, и я не намерен тебя терпеть. Ты будешь гнить на этом этаже всё тысячелетие, что отведено остальным на возвышение. Если, конечно, не одолеешь всех здесь присутствующих, — ледяным тоном ответил он. — Это называется ответственностью за свои поступки. Желаешь что-то сказать своим товарищам, которые по твоей вине тоже провалят испытание? Или может, попытаешься оправдаться?

— На мне метка, за мной в любом случае будет идти охота. Я достаточно наказан, разве нет? К тому же, я честно предупредил всех, кто там находился, что намерен делать. Никто не заставлял присутствующих вступать со мной в бой и уж тем более не заставлял их сидеть и пялиться на происходящее. Мне кажется, владыка, вы зашли слишком далеко в своём гневе.

— Не пытайся играть со мной в софизмы, дитя. Ты прекрасно знал правила, знал, что стража просто обязана пытаться тебя остановить. То, что ты бросил пару фраз, прежде чем устроить бойню, не оправдывает тебя. С чего бы остальные должны угождать твоим хотениям? Сверши ты свою месть вне города, подлови Сансу где-то в ином месте — и я бы не сказал ни слова. Но я вижу, что ты несёшь лишь угрозу хуннусам, потому не намерен пропускать тебя дальше.

— Заметьте, владыка — не я это начал, — вздохнул я. — Простите мне мою наглость, но я прекрасно понимаю, что Санса и Абрахам — носители вашей родословной. Я узнал об этом заранее, ещё готовясь к мести. То, что сейчас произойдёт — лишь ваша вина.

Вот сейчас на меня удивлённо уставились все присутствующие. А в следующий миг раздался дружный хохот — со стороны Мертольда и той десятки, что он выставил против меня. Смейся, смейся, Мертольд. Ойса предупреждала меня о возможности подобного, а так же дала совет, что делать.

— Там, где против тебя выступают Судьи и Хозяева Этажей, ты тоже можешь обратиться к эквивалентной силе, — сказала она тогда. — Каждый в этой Башне, от Судий до Хозяев, имеет среди хуннусов своих потомков. Десятки, а иногда и сотни потомков. Даже у тебя в Башне шестнадцать таких «родственников». И хоть Судьи и Хозяева напрямую не могут влиять на Избранных (за исключением отдельных ситуаций), опосредственно жизнь попортить они могут. И если ты окажешься в ситуации, когда против тебя играет Судья или Хозяин, я советую тебе воззвать к Авидайлу.

Она объяснила мне, как это сделать — оказывается, тогда, когда Авидайл общался со мной в Астрале, перед битвой, он оставил во мне крошечную искорку своего сознания. По правилам Башни, каждый Хозяин этажа был ограничен своим этажом, и не мог вмешиваться в дела, что творились на иных этажах. Однако наличие этой искры позволяло Авидайлу нарушить это правило. Жаль, что лишь дважды — на большее её «заряда» бы не хватило. Палач не врал — он действительно дал мне тогда нечто более ценное, чем банальные навыки и знания. Возможность дважды воззвать к нему в моей ситуации — бесценна. Жаль, конечно, тратить первую возможность так рано, но что поделать — Мертольд чётко дал понять, что никуда со своего этажа меня не выпустит. А одолеть разом десятерых Лордов, которые к тому же явно готовы к схватке, мне попросту не по силам.

Так что пока враги смеялись, я бросил с помощью Воли Зов. И приготовился быстро объяснять, в чём дело и что нужно, но в этом не оказалось никакой необходимости. Предок сумел удивить — высокий, мощный воин в глухих латах и шлемом на сгибе локтя, внезапно появившийся рядом с Мертольдом, принялся хохотать даже громче Хозяина Этажа. А вот сам гордый владыка Шёпот Ветра тут же умолк, мрачно уставившись на Палача.

— Что, старина, не ожидал? — поинтересовался Авидайл, с улыбкой глядя на замолкшего Мертольда и заткнувшихся Лордов. — Можешь ничего не объяснять, мой туповатый потомок, — махнул он рукой, не дав заговорить. — На высших этажах сейчас пусто, так что мы сидим без работы и наблюдаем за происходящим. С ловушкой для девушки ты неплохо придумал. Если бы ты её банально прибил — я бы очень разочаровался. Кстати, я вернул её обратно. Не следует выпускать девицу, которую заточил не ты, старина. Даже если она из числа твоих потомков. И россказни о том, что тебя заботит бойня в городе, оставь для других, хорошо?

— Это не твоё дело! — зашипел Мертольд. — Я в своём праве! Он…

— Да мне насрать, — жёстко обрубил Палач. — Разборки между детьми должны оставаться между ними. Башня сотворена, что бы закалить их волю и научить драться. И если ты, олух, желаешь лезть лично в подобные дела, то это лишь говорит о том, что ты всё такой же зацикленный на власти и гордыне идиот, которого даже могила не исправила. Я предупрежу лишь раз, владыка Шёпот Ветра, — перешёл он на сухой и официальный тон. — Прекрати эти игры.

— Это мой этаж и мои правила. Ты не Хунну и не император, что бы указывать мне, — с презрением ответил он. — Убирайся на свой этаж. Здесь нет твоей власти, владыка Кровавый Палач, — буквально выплюнул он титул Авидайла.

В ответ на это Авидайл просто сделал шаг вперёд. Простой шаг, не удар глефой, не разрушительная атака магией — но тем не менее само пространство дрогнуло от тяжести разгневанного воина. Нас все разметало в стороны, но в следующую секунду появившиеся Судьи прикрыли нас щитами.

Тем временем от давления двух столкнувшихся аур само поле для испытаний начало рушиться. Исчезла находившаяся неподалёку роща, а сам окружающий мир треснул, будто стекло — и начал стремительно осыпаться. Пару мгновений — и мы уже находились посреди разбитых осколков реальности.

— Башня не выдерживает вашего напора, владыки! — крикнул один из Судей. — Прошу, прекратите! Это место не предназначено для подобного!

— Сирладар Праведник, тебя я всегда уважал, старик, — пророкотал Авидайл. — Прости, но сейчас я не могу тебя послушать. Нужно преподать зарвавшемуся засранцу урок о том, почему я Первый, а он Сотый. Даже на своей территории ты слабее меня, ничтожество! — обратился он к Мертольду. — Думаешь, я не знаю ваших планов? Решили начать делить власть? Мы до сих пор под угрозой уничтожения, а вы с Императором всё играете в свои игры… Зажимаете потомков протеже тех, кто вам не угоден, продвигаете своих и при этом ещё смеете лицемерно что-то заявлять о том, что печётесь о нашей расе! Даже Башню, что воздвиг Хунну, превратили в своё поле для игрищ. Неужели ты думал, что раз меня и остальных ваших противников назначили на верхние этажи, то вам никто не сможет помешать? Руслан, — обратился ко мне мой предок. — Мне жаль, что приходится это тебе говорить, но первые десять Этажей под контролем того, кто будет очень не рад моим потомкам. Так что прибереги хоть один заряд моей Искры Души для того, что бы призвать меня на десятом Этаже — у меня будет разговор к тамошнему Хозяину, Императору хуннусов — Бельсигарду Покорителю Миров. А сейчас я займусь тобой, червь!

Схватка этих двоих закончилась в одно движение. Вернее, нам так показалось — ибо в этот раз не было Хунну, что намеренно упрощал происходящее так, что бы мы могли различать детали схватки. За один миг окружающее нас пространство искривилось, исказилось и диком спазме, взвыл ветер, напоённый чудовищной мощью — но то был не победный рёв сокрушающей врагов на своём пути стихии, а вой отчаянья, предсмертный крик побеждённого зверя. Волны пламени пожрали ветер, и даже Судьям пришлось нелегко, защищая нас.

А через пару мгновения, за которые двое Владык обменялись, наверное, сотнями ударов и атак, мы увидели стоящего на коленях, окровавленного Мертольда, с ненавистью глядящего на победителя. Авидайлу тоже досталось — тяжёлый доспех был иссечён, с него капали тяжёлые капли крови, что капали куда-то вниз, в тёмные глубины астрала — ибо именно в нём мы и находились. Кровавый Палач тяжело дышал, от него шёл пар — однако глефа, лезвие которой прижималось к глотке Шёпота Ветра, не дрожала. Было очевидно, кто тут победитель, а кто — проигравший.

— Всё ещё хочешь продолжить, Шёпот Ветра? — спросил Авидайл. Не смотря на внешние травмы, голос его был твёрд и наполнен решимостью

— Убить ты меня всё равно не посмеешь, — с насмешкой ответил тот. — Ты потратил столько сил на столь очевидную ловушку… Ты как был глупцом, Авидайл, так и остался. Ты растратил столько мощи, что бы одолеть меня на моей территории… Как ты теперь собираешься справиться с Императором? Эй, сопляк, — взглянул он на меня. — Ты подставил своего предка этим ходом. Неужели у тебя не возникло вопроса, почему тебе помогает Ойса? Моя подчинённая, моя Судья — как она могла помогать кому-то, кто неугоден мне?! А ведь по слухам, ты, в отличии от него, не совсем уж идиот. Но видимо, ты действительно его потомок — такой же тупой дуболом, не видящий обходных путей.

— Прости, Руслан, — с улыбкой взглянула на меня Ойса. — Но ты действительно… Глуповат.

— Ну что ты, Ойса, какие обиды, — улыбнулся я. — Каждый крутится как может, верно? Но может, вы мне объясните, в чём дело и зачем все эти махинации с потомками?

— От того, чьи потомки добьются большего успеха в Башне, зависит то, какая из фракций будет принимать решение по поводу дальнейших действий в войне. На данный момент мнения разделились. Есть три лагеря — противники продолжения войны, нейтральная фракция и те, кто намерен продолжить древнюю войну, — пояснил мрачный Авидайл. — Я сторонник войны, и я во фракции Рокреи Звёздный Луч. Нас, её сторонников, семнадцать. Сторонников мира — тридцать один Трансцедент из первой сотни. Их лидер — Бельсигард Покоритель Миров, первый и единственный Император нашей расы. Остальные — пятьдесят два разумных — нейтральны. И вот было решено, что от того, чьи потомки добьются большего, будет зависеть и то, кто решит дальнейшую нашу судьбу. Вот только эти выродки, как всегда, прибегают к грязным методам. Ничтожества, что сами развязали в своё время Вторую Войну Небес, которая лишила нас всего, что нам было дорого, теперь готовы склонить голову и намерены заставить нас поступить так же. И ты прав — я потратил немало сил, придя сюда и сразившись с тобой. Но вот чего ты не учёл и учесть не мог…

Внезапно Ойса захрипела и упала на колени. А затем, буквально у нас на глазах, с жуткими криками вспыхнула и буквально за несколько мгновений осыпалась прахом. Я невольно вздрогнул от увиденного — могущественный Трансцедент так легко оказалась уничтожена…

— Я тоже люблю играть разные игры… Эта дура соприкоснулась с моей Искрой, пытаясь исследовать её на предмет уязвимостей. Самоуверенная идиотка, на что она рассчитывала? Она ведь ещё не обрела полного перерождения, и была лишь тенью себя прошлой. Кстати, забавный каламбур — Тень была тенью.

— Ты… Ты убил одну из нас, из хуннусов! — потрясённо прошептал Мертольд. — Несмотря на все наши разногласия, это…

— А вы думали, я с вами шутки шутить буду? — спросил Авидайл. — Я — Кровавый Палач! Я ни перед кем и ни перед чем не остановлюсь! Теперь её энергия неплохо послужит мне.

Разбитые доспехи на глазах приобретали целостность, кровь перестала сочиться, и Авидайл вновь стал выглядеть полным сил. М-да, оказывается, что он не совсем дуболом…

— Она лишь Судья. А я напоминаю всем Судьям Башни — вы ещё не возродились окончательно, и потому весьма уязвимы. Не стоит лезть в игры, которые вам не по плечу. Я не постесняюсь прикончить любого из вас. А ты, Шёпот Ветра, помни — ты жив лишь потому, что ты Хозяин Этажа. Ещё есть желающие оспорить мои слова или дела? Может, ты, Бельсигард? Или ты, Иннара? Или Разгор? Или Трой? Молчите? Вот и отлично. За сим считаю, что стоит предоставить детишкам проходить свои испытания. Руслан — сразись с любыми двумя членами вражеской команды разом. Победишь — отправитесь всей командой на второй этаж. Проиграешь — попробуешь заново через год.

Вспышка света — и мы все на оказываемся посреди бесплодной равнины. Ни травинки, ни кустика — лишь голая, потрескавшаяся земля.

— Я не питаю к вам никаких претензий, — обратился к команде моих противников Авидайл. — Понятное дело, что любой на вашем месте согласился бы. Но вышло так, что ваша ставка не сыграла, поэтому вы не можете отказаться от моего предложения. Выберите сами двоих из вас, что будут представлять остальную команду. Вы сразитесь вдвоём против Мясника, и команда победителей попадёт на следующий этаж без дополнительных испытаний. Так, Мертольд? — повернулся он к Хозяину.

— Да, — неохотно кивнул тот с мрачным видом.

Противники с минуту шептались, я же, закрыв глаза, мысленно старался выкинуть всё произошедшее из головы. Сейчас следовало сосредоточиться на поединке — подумаю о творящемся здесь позже. Противники на этот раз вполне себе серьёзные, подготовленные бойцы, не чета Сансе и ей подобным. Это были действительно крепкие ребята, с мощной энергетикой и отличной экипировкой. Не уверен, что справлюсь даже с парой — а уж о битве со всей это толпой даже думать не стоило. Уработали бы без шансов.

Наконец, от них отделилась пара бойцов. Братья, судя по похожим чертам лица. Они не чувствовались самыми сильными, так что, наверное, выбор пал на эту парочку из-за слаженности их работы. Я зашагал им на встречу. Мы остановились на расстоянии трёх метров друг от друга. Парни кивнули мне, на что я ответил тем же. Нам не требовалась отмашка судей — простояв ровно три секунды, мы одновременно начали бой.

Первый из братьев использовал длинное копьё, второй — меч и щит. Я уклонился от острого выпада копьём, сократил дистанцию и попробовал ткнуть лезвием в ногу щитоносца. Тот легко отшагнул чуть в бок, даже не пытаясь ударить мечом, а его брат снова атаковал копьём. Как я и думал — идеальная комбинация, они ни капли не мешают друг другу, перекрывая слабости друг друга.

Мы закружились в танце стали, постепенно наращивая темп. Наши Воли схлестнулись, но ничего помимо неё и честной стали мы пока не использовали. Это был поединок чистого мастерства, в котором первый прибегнувший к магии признал бы своё поражение — и ни я, ни они не собирались уступать. Я крутился юлой, отражая их удары и пытаясь найти щель для атаки — и не находил. Щитоносец почти не использовал меч для атаки, лишь изредка пытаясь ужалить меня в момент самых острых моих атак. Копейщик же, избавленный от необходимости думать о защите, изгалялся во всю — и я постепенно начал понимать, что так мне их не одолеть. Я впервые бился с по-настоящему слаженным врагом, идеально работающим в команде, и попросту ничего не мог им противопоставить. Они были словно роботы — никаких лишних движений, никаких ошибок, никакой спешки. Мне просто не за что было зацепиться, и я, в конце концов, использовал Угнетение, резко обрушив его давление на копейщика. Тот на миг замедлился — столь простой навык мог сработать на нашем уровне лишь на долю секунды и в случае, если враг этого не ждёт — и я обрушился на щитоносца. Я успел сделать четыре удара — и лишь четвёртый сумел оставить длинную царапину на его щеке.

На этом церемонии закончились. Оба моих противника разразились мощь подвластных им стихий — тяжёлой, монолитной мощью Земли от щитоносца и быстрым, насмешливым и хлёстким Ветром, что взвыл голодным шакалом, почуявшим добычу. Вот только я тоже был Системным Лордом, хорошо познавшим свою стихию — и моё пламя, взметнувшись подобно ярчайшей из звёзд, с яростным треском и шипением столкнулось с чужими стихиями.

Мгновение мы медлили, тягаясь мощью Поля Превосходства. А затем я нанёс первый удар — и Огненные Змеи, моё привычное оружие, обрушилось на врага. Им на встречу шагнул огромный Каменный Голем, и в следующий миг играючи смёл творения моей магии. А затем настал мой черёд защищаться.

Воздух вокруг меня внезапно начал складываться в фигурки всадников с копьями. Десятки, сотни а затем и тысячи кавалеристов разом двинулись в атаку на меня, со всех сторон разом. Купол Тёмной Воды задержал их лишь на пару секунд — а затем расплескался, бессильный остановить эту могучую атаку.

Чем ответить на столь совершенную Высшую Магию? Конечно, встречным ударом! Эта атака явно была ультимативным навыком, сродни моему Огненному Шторму — вот и посмотрим, чья ульта мощнее! Взвыло белое пламя, яростно бросаясь на воздушную кавалерию — и меня швырнуло на колени от чудовищного напряжения, ведь враги, воспользовавшись мгновением перед началом моей атаки, совместным ударом проломили на краткий миг защиту моего разума и атаковали Волей. Это было сродни удару молотом по голове — на секунду всё в моей голове смешалось, и лишь чудовищным усилием я не упустил контроль над своим заклятием. Тяжело дыша, стоя на одном колене, я держал и держал Огненный Шторм, который, добив остатки вражеского удара, яростно пытался преодолеть каменный купол, защищающий моих врагов.

Столь мощного защитного навыка мне видеть ещё не приходилось. Я понял, что оставшихся в Шторме сил попросту не хватит, что бы пробить каменную преграду, и не стал продолжать. Отпустив нити заклятия, я полноценно встал на ноги и приготовился продолжать схватку, ожидая, когда они выползут из купола.

Ждал я, как оказывается, зря. Вокруг меня резво выскочило четыре каменных столба, меж которыми зазмеились десятки толстых, в руку взрослого мужчины, жгутов электричества. Сука! Ловушка! А тем временем в небесах надо мной собирался огромный каменный шип, с каждым мигом становясь всё больше. Ветер же вновь начал складываться в фигуры всадников — только на этот раз в навык было вбухано значительно больше сил.

Я швырнул Вспышку Сверхновой в самый дальний столб — без толку, молнии обвили огненный шар и попросту развеяли. Активировав Восприятие на полную, я понял, что этот навык братья поддерживают совместно. Собственно, на эти три навыка у них, по моим расчётам, уйдут почти все силы. И если я сумею пережить предстоящее — я победил. Вот только это если…

Гнев Небес, мой верный навык, сумел освободить меня — но и только. Обрушившиеся сверху потоком золотые молнии истратили всю свою силу на то, что бы подавить своих синих товарок. Однако не успел я активировать Рывок, как на меня рухнула гравитация такой мощи, что я за пару мгновений оказался на дне настоящего кратера. Ни о каком рывке речи не уже не шло — я с трудом мог пошевелиться.

— Ну ладно, братцы-кролики, — зло прошипел я. — Сами довыёбывались.

Я вложил все силы, что у меня были, в ещё один Огненный Шторм. Руководствуясь озарением, что пришло прямо во время схватки, я с трудом поднёс руку к лезвию глефы и оцарапал кожу. А затем впервые в жизни использовал Магию Крови — моя кровь, испаряясь, окрасила моё пламя кроваво-алый цвет. Я почувствовал, как стремительно уходят жизненные силы. Пять секунд — и я прекратил расход жизненных сил.

Моё пламя выжгло энергию, что создавала давящее гравитационное поле, и я выпрямился. Всё описанное заняло у меня и парочки братьев одиннадцать секунд — по меркам Системных Лордов, это просто огромный срок для подготовки одной атаки. Обычно на активацию даже самых мощных навыков нам хватает максимум двух секунд — но тут и они, и я решили бить наверняка.

Кровавое Пламя сжалось вокруг меня — а затем резко расширилось, сметая метнувшихся ко мне воздушных всадников и каменную глыбу. Это был дикий, злобный и непокорный огонь, который не поддавался контролю. Я не мог прицельно навести его на нужную мне мишень, и потому он просто жёг всё вокруг. К счастью, до каменной защиты братьев он дотянуться сумел — и когда свистопляска стихий закончилась, мы оказались на дне многократно увеличевшегося, оплавленного кратера.

Мои противники с трудом держались на ногах. Оба были покрыты страшными ожогами, и тем не менее оба готовы были продолжать. Настоящие бойцы, что стиснув зубы, идут до конца, не взирая ни на что.

— Как вас зовут? — спросил, я перехватывая глефу подобнее.

— Петер, — буркнул щитоносец.

— Фриц. Братья Штраусы, — добавил копейщик.

— Рус. Рус Мераев, — кивнул я.

Мне тоже досталось. Несколько десятков воздушных копий всё же прорвалось через моё пламя, и два из них сумели меня ранить. Одно — в плечо, другое — в бок. Ну и немаленький булыжник перед этим прилетел — он и просадил защитный барьер доспеха, позволив воздушным копьям ранить меня.

Дальнейшее было уже больше битвой упорства и злости, чем мастерства. Кровавый Гнев ещё как-то поддерживал меня, плюс зелья Регенерации и Бодрости — из нз, которое мне дала Хэля. Взмах, выпад, отход, ещё выпад, и снова отпрыгнуть… Парни давили, уже из последних сил — но я хорошо держал удар. А затем уже я начал навязывать правила поединка.

Лезвие глефы отбрасывает в очередной раз рванувшее в атаку копьё, и я резким движением сокращаю дистанцию, вместо того что бы разрывать её. Подшаг влево — и мимо меня проносится лезвие вражеского меча, а сам я изо всех сил бью плечом в выставленный моим противником щит.

Копейщик Фридрих ничем не может помочь брату — минус длинного копья в его требовательности к дистанции, и сейчас он как раз пытается довести её до необходимого минимума. Петер же, не ожидавший удара в щит, невольно делает пару шагов назад. И я тут же, забыв о нём, метнул глефу на манер копья в его брата.

Они не ожидали, что я расстанусь со своим оружием. В моей ситуации это было безумием — ведь оставшись без глефы, я, даже убрав одного из них, окажусь безоружным перед вторым. Вот только у меня не было выбора — парни слишком уверенно меня теснили, и ничего иного мне в голову не пришло.

Моё оружие вошло точно в грудь копейщику — прямо в сердце, если быть точным. Хотелось бы сказать, что я так и задумывал, но нет — тупо удача. Петер, увидев гибель брата, взревел и попёр на меня как бык. И началась вторая пляска — уже безоружного меня против разъярённого щитоносца.

Вот только парень явно не привык работать первым номером — и когда я использовал последние капли энергии в доспехах на Лавовый Капкан, бедолага с рёвом провалился в него по пояс. Закалённую плоть Системного Лорда не могла мгновенно сжечь даже лава — но это мне было и не нужно. Выдернув из трупа Фридриха своё оружие, я просто срубил голову почти выбравшемуся из лавы противнику. Всё, наконец-то! Я уже сам не верил в победу.

— Руслан Мясник и его команда отправляется на второй этаж. Поздравляем с прохождением испытания, Избранные, — кисло сообщил Шёпот Ветра.

— Молодец, щенок, — похлопал меня по плечу Авидайл. — Ты не до конца безнадёжен. А теперь спрашивай, — разрешил он, взмахом руки телепортируя всех присутствующих. Вокруг нас возникла полупрозрачная пелена защиты — о лишних ушах он тоже заранее позаботился.

— Что ждать на остальных этажах? Если, как ты говорил, на всех с первого по десятый — твои враги? — поинтересовался я. — Я как-то, знаешь ли, не ожидал оказаться в фокусе интересов враждующих Трансцедентов. Не мой уровень.

— Ты сам дал официальный повод этому мудаку Мертольду, — пожал он плечами в ответ. — Не стоило брать город штурмом, это тоже перебор. С другой стороны, сам Мертольд тоже не имел права так нагло вмешиваться — именно поэтому мне было позволено попытаться его осадить. На последующих этаж тебе стоит вести себя примерно. Тренировки, саморазвитие и никаких авантюр. Хотя если на тебя будут нападать из-за метки — можешь хоть дотла сжечь этаж, защищаясь. Это не возбраняется, право на самозащиту есть у каждого, не смотря ни на что.

— А насколько плохо всё с десятым этажом? Если там прямо целый Император… Я так понимаю, что на чужой территории твои силы ограничены? Уверен, что справимся?

— Уверен, что нет, — поморщился Палач. — Всё же Бельсигард не просто правитель — он в первой пятёрке сильнейших нашей расы. На своей территории он меня точно одолеет — так что на меня можешь не рассчитывать.

— Ну ахуеть теперь, — вздохнул я. — И как мне его миновать?

— Повторяюсь — не ведись на провокации, занимайся только покорением Башни и ни на что не отвлекайся. И тогда никто не посмеет навредить вам напрямую — всё же Хунну смотрит на такое сквозь пальцы лишь до определённого предела. Так что не отвлекайся ни на что. Мой совет — сосредоточься на том, что бы успеть достичь сотого этажа и пройти испытание Хозяина Этажа. Моё испытание будет сложнейшим в Башне, но и награда за прохождение будет соответствующая. А сейчас иди к своим — они заждались.


Глава 15


Мы молча шли по бескрайней равнине в сторону далёких стен города. По прибытии на второй Этаж каждый из нас получил в интерфейс карту с указанием основных городов, тренировочных зон и обозначением опасных областей, в которых водились астральные монстры.

Впереди находился город со странным названием Эбиад. Как показывала карта, это бы один из крупнейших городов на Этаже, в котором располагались тренировочные зоны, магазины и свободный рынок. Так же в нём можно было взять задание на уничтожение монстров, или, будь у нас такое желание, уроки магии или боевых искусств — правда, лишь у таких же, как и мы, Избранных.

— Что ты намерен делать дальше, Руслан? — поинтересовался, наконец, Алонсо, первым нарушив молчание.

— Мои планы неизменны. Я ищу силы, и намерен взять от Этажа всё, что он может мне дать, — пожал я плечами.

— Как я понял, с первого по десятый Этажи тебе не рады. Прости, если это прозвучит неприятно, но я связался с тобой, надеясь на твоё покровительство. Однако в таких обстоятельствах… Я не могу подвергать свою дочь опасности, путешествуя с тобой. Прости, но здесь наши пути расходятся. Вот вторая дополнительная жизнь, — протянул он руку, касаясь моего плеча. — Ты хороший парень, и мне жаль, что так вышло.

— Понимаю, — кивнул я. — Надеюсь, у тебя всё будет нормально, Алонсо.

Я ожидал чего-то подобного. Больше того, на его месте поступил бы так же. Он связался со мной, рассчитывая, что я сумею защитить его от посягательств со стороны остальных Избранных, но тут выяснилось, что я втянут в проблемы масштаба Хозяев Этажей — а это последнее, с чем любой здравомыслящий разумный решится иметь дело. К тому же он нес ответственность за свою дочь, что тоже накладывало на него свои обязательства.

— Я прекрасно всё понимаю, ребята, — остановился и посмотрел на них я. — На этом наше совместное путешествие окончено. Желаю вам удачи. Советую не идти со мной до города — будет лучше, если нас никто не свяжет в одну группу. Лучше для вас, — уточнил я. — Советую посидеть где-нибудь в окрестностях и лишь затем топать в город

Я ушёл, не оборачиваясь, выкинув из головы мысли о несостоявшейся команде. Прощальных речей никто не говорил — всем было явно неловко от того, как всё вышло. В конце-концов, я провёл их на этаж, а они вынуждены меня покинуть из опасения получить неприятностей. Но как я и сказал, меня это не волновало.

Не слишком волновало меня и то, что я втянут в интриги Авидайла. Плевать, я уже смирился, что если ты из себя хоть что-то представляешь, то обязательно найдутся те, кто попробует тебя использовать. Ты обязательно окажешься в каком-нибудь дерьме, в которое не желал быть втянутым, и придётся либо смириться, либо пытаться выбраться. Вот только когда дело доходит до личностей такого калибра, как Авидайл, Мертольд и прочие — что я могу? Остаётся лишь выгребать по течению. Сейчас я слишком слаб, что бы взять судьбу в свои руки, и это бесит меня. Можно опустить руки и смириться — а можно пусть и медленно, но шаг за шагом идти к силе. И пусть это займёт тысячу, две, да хоть сто тысяч лет — лишь идущий осилит дорогу. Я обязательно доберусь до Трансцедентности, достигну уровня Абсолюта — и тогда уже посмотрим, посмеют ли всякие Мертольды открывать свою пасть в мою сторону.

На входе в город не стояло никакой стражи. Не было никаких ограничений на вход или выход из него, кроме одного — мне хватило одного взгяды на невысокую, метров в десять, стену, что бы ясно ощутить — перелететь не выйдет. Могучая магия, заложенная в них, ясно указывала, что город возводился не руками хуннусов моего поколения — даже стены Нуменора, да что там, стены Снежного Замка были жалким булыжником без грана магии в сравнении с этим шедевром искусства магической фортификации. Уверен, даже сильнейшая моя атака не в силах оставить ни царапины на этих грубоватых, нарочито небрежно сложенных камнях.

Метка преступника всё ещё активно указывала на то, кто я такой. Я совершенно позабыл о ней — и как оказалось, напрасно.

— Надо же, такая куча халявных баллов притопала к нам сама, господа! — преградил мне дорогу мужик в кожаных доспехах, с парой кинжалов на поясе.

Разумеется, преградил не в одиночку — за его спиной стояло десятка два бойцов. Сам мужик, как и ещё пара человек в его компании, был Системным Лордом, прочие же были Полководцами. Я не успел пройти в сам город, меня подловили за полсотни шагов до ворот. Прохожие, с любопытством глядя на намечающееся шоу, обходили нас стороной. На стенах тоже появились любопытствующие люди — видимо, рассчитывали на интересное зрелище.

— Если позволишь трижды убить себя без сопротивления, обещаю, что обнулять не станем. Не звери же мы, в конце концов, — с усмешкой продолжил он.

Я лишь устало вздохнул, не сбавляя шага. ну почему всегда найдутся идиоты, не умеющие адекватно оценить обстановку? Очевидно ведь, что раз за мою голову предложена такая награда — значит, я действительно опасен. Неужели даже в Башне, где куда не плюнь, всюду попадёшь в Системного Лорда или Полководца, подобные типы всё ещё считают себя пупом земли?

Видя, что я не тороплюсь отвечать ему, мужик напрягся. Когда расстояние меж нами сократилось до пяти шагов, он резко (как он сам, наверняка, полагал) рванул ко мне, выхватив оба кинжала. Взвыл ветер, подхватывая его шаги, заискрились молниями лезвия кинжалов, ударила в меня Воля и…

И я одним взмахом, всё так же не сбавляя шаг, перерубил напополам, от левого плеча до правого бедра, этого недоумка. Разлетелись в стороны половинки тела, обрызгав меня струёй крови, а я всё так же шёл, закинув глефу на плечо, в сторону преграждающей мне дорогу толпы. И толпа дрогнула.

Я неспеша прошёл меж рядов расступившихся воинов и направился к воротам, чувствуя на себе настороженные взгляды. Больше желающих заработать не оказалось. Я спокойно прошёл в город и двинулся по главной улице, читая строки Системного сообщения.

— В Эбиаде запрещены сражения, убийства и грабежи. Нарушители данных правил будут наказаны на усмотрение Судьи Рислинга, несущего ответственность за данное поселение. Пребывание в городе более трёх часов в сутки стоит 300 баллов. Право проживания непосредственно в городе — 1500 баллов в неделю. Право доступа к тренажёрам развития характеристик — 1000 баллов в час, не больше двух часов в сутки. Уроки по дисциплинам Артефакторики, Магии Стихий, Аспектов и Путей, искусству применения Воли — 5000 баллов за урок для Системного Лорда, 3500 для Полководца, 2000 для Генерала и 1000 для Командиров и Лидеров.

Принимая во внимание ваш уровень мастерства в стихии Огня, Пути Астрала, навыки обращения с древковым оружием (глефой), Отрицательной Воли, специфические навыки в обращении с Тёмной Водой, познания в магии Рун и аспекте Молнии, вам предоставлено право пройти тест на возможность стать официальным наставником ранга Системный Лорд. В случае прохождения теста вам будет предоставлено право бесплатного проживания в Эбиане, скидка в 40 % на товары и услуги внутри города и возможность использовать тренажёры характеристик до 6 часов в сутки. Желаете пройти тест?

Разумеется, я желал. Но не сразу, конечно. Сперва можно осмотреть достопримечательности, приметить жильё и вообще — отдохнуть и посмотреть, как живут на втором Этаже. Учитывая мой неоднозначный статус и попытки срубить денег за мою голову, стоит как можно быстрее здесь закрепиться, но перед этим неплохо бы пообщаться с местными и узнать хоть что-то. А где это можно сделать, совместив приятное с полезным? Правильно, в баре.

Денег у меня было всё ещё предостаточно. Целый год фарма на первом Этаже не прошёл даром — и сейчас в моём кошельке звенело сто двенадцать тысяч очков. Огромное состояние для первого Этажа — правда, судя по здешним ценникам, здесь эта сумма ни огромным, ни вообще хоть каким-либо состоянием не считалась. Ну да ладно — не отметить прохождение первого Этажа и победу над дуэтом братьев Штраус было бы грешно. Так что я схватил за руку проходящего мимо мужика и поинтересовался:

— Где тут можно выпить?

— Руку отпусти, быдло. Больно же! — прошипел тот.

Я ослабил хватку — что-то я не учёл, что мужик лишь Командир, как бы не сломать ему конечность.

— Так где? — повторил я вопрос.

— Прямо по улице, выйдешь на центральную площадь. Там бар «Золотой Галеон». Здание ни с чем не спутаешь, оно в форме корабля, — ответил он.

— Спасибо, мужик, — похлопал я его по плечу и двинулся по указанному маршруту. Город был невелик, поэтому уже через десяток минут я был на месте. Центральная площадь Эбиана чем-то напоминала Красную площадь — так же мощенная брусчаткой, так же окружена зданиями и так же набита народом. Справа от меня действительно стоял с виду самый настоящий испанский галеон. Туда я и направился.

В заведении царил приятный полумрак. С одной стороны тянулись столики с диванами, ближе к центру стояло возвышение с шестами — видимо, вечерами тут баловались стриптизом — и в дальнем конце заведения тянулась барная стойка. Народу было совсем немного — лишь пара занятых столиков и две закрытые кабинки, да у барной стойки сидело несколько персонажей. За самой стойкой стоял молодой парень, воплощая стереотипы о протирании стаканов.

— Водка есть? — поинтересовался я, присаживаясь

Бармен молча поставил передо мной гранёный стакан советского образца (откуда только достал!), налил до краев и подвинул ко мне.

— За счёт заведения. Поздравляю с прибытием на второй Этаж, — улыбнулся он.

Кивнув, я залпом опрокинул в себя прозрачную жидкость. От горла к груди пробежал обжигающий, уже позабытый мной жар действительно крепкого напитка, от которого у меня слезинки в уголках глаз выступили. Вот это пойло!

— Хороший напиток, не правда ли? Сделать водку, что будет достаточно крепкой даже для Системного Лорда — непростое дело. Очень дорого и требует трёх месяцев для изготовления, — поведал мне довольный произведённым эффектом парень.

— Недурно, согласен, — прохрипел я. Чёрт, хорошо-то как! — С чего ты взял, что я только прибыл?

— Я и не говорил, что ты только прибыл, — заметил он.

— Не придуривайся, ты явно не последний человек в этом городишке. Целый Системный Лорд за барной стойкой, который, к тому же, так хорошо скрывает свой ранг — такое не каждый день увидишь. Кажется, я не прогадал, придя сюда, — ответил я.

— Ну, человека с самой яркой меткой убийцы в Башне, который не постеснялся прийти в наш город и так легко прикончил Алеса Варшавского и зашугал его банду, тоже не часто можно встретить. Так что тут мы с тобой в одинаковом положении, Руслан. Кстати, прозвище у тебя действительно отражает твою суть, — Улыбнулся он. — Меня зовут Хасан. Но люди меня чаще зовут Бармен. Я так понимаю, ты хочешь узнать, что да как в нашем славном городе? Решил обосноваться у нас?

— Ага, есть такая мысль, — подтвердил я. — Только вот хочу примерно понять, что и как у вас устроено. Надеюсь, ты сумеешь мне в этом помочь. Мне тут прилетело сообщение о том, что я могу у вас наставником поработать. Вот и хожу, пытаюсь понять — стоит ли оно того? И какие есть альтернативы?

— А наставником какого ранга? — заинтересованно спросил Хасан. Да и прочие сидящие вдоль стойки примолкли, напряжённо уставившись на меня.

— Системный Лорд, — пожал я плечами и придвинул пустой стакан к нему. Тот молча налил, и, отложив бутылку в сторону, пристально уставился на меня.

— Какой стихии? — поинтересовался он напряжённым голосом.

— Мужик, если ты сейчас намерен мне угрожать или что-то в этом духе — советую вспомнить, какая метка в моей ауре и какое у меня прозвище, — погрозил я ему пальцем. Что-то меня слегка напрягла воцарившаяся тишина.

— Нет-нет, почтенный, я и не думал ни о чём подобном! Просто… В общем, соглашайся! Соглашайся стать наставником! И сделай всё, что бы сдать тест! Это очень, очень выгодно! Я расскажу подробнее, только скажи, по каким направлениям искусства тебе позволено сдать тест? Это очень важно лично для меня!

— Огонь, Отрицательная Воля, магия Рун, Тёмная Вода — это специфическое направление в магии Воды — аспект Молнии и Путь Астрала. Ах да — бой на древковом оружии, глефа, в частности, — поведал я и снова осушил стакан.

На некоторое время установившаяся тишина была прервана разом о чём-то попытавшимися со мной заговорить людьми, но Хасан мгновенно навёл порядок, гаркнув:

— Заткнулись все!

Это подействовало, и народ разом угомонился. Видимо, Бармена здесь действительно уважали. Ну и главное — моя будущая профессия, видимо, здесь действительно ценилась.

— Понимаешь, Руслан… На Этаже ещё девять подобных городов, что находятся под управлением непосредственно Судей. Только в этих городах можно купить Системную Экипировку, зелья и пользоваться тренажёрами. Но жить здесь — дорогое удовольствие, как ты заметил, и большинству не по карману. Собственно, все, кто ниже Генерала, редко имеют возможность зарабатывать достаточно, что бы позволить себе подобное. Поэтому большинство живёт в собственных поселениях вокруг этих городов. Зарабатывать на этаже можно охотой на монстров и продажей найденных на этаже ингредиентов для алхимии. Растения, всевозможные ягоды, фрукты и прочее.

Он взял небольшую паузу, и, сделав глоток из небольшой фляжки, которую достал из-за пазухи, продолжил.

— Но есть ещё одна проблема. Начиная со второго Этажа, нельзя просто так заявиться на испытание. Вернее, нужно пройти первый тест, на котором и проваливается большинство. Тест Мастерства — тест, на котором проверяют, владеешь ли ты на нужном уровне хоть одним видом магии. Или боевого искусства. Неважно даже, каким именно — но хоть одним. Большинство тех, кто могли чему-то научить, уже в первые полгода отправились на Этажи повыше, и сейчас на весь Этаж лишь семеро наставников ранга Лорда. Тех, кто может чему-то научить Полководцев — десятки, но и их мало. С рангами ниже дело обстоит получше — но ты видел ценники. За меньшее учить нельзя — это контролирует сам Судья. И не только в городе — обучение посторонних — не близких друзей или родни — карается гигантскими штрафами и наказаниями. Это сделано, как я понимаю, что бы заставить всех не сидеть на месте. Так вот — если ты сумеешь стать наставником Лордов, для всего города это будет сплошная выгода. Понятно, что ты здесь вряд-ли решишь задерживаться — но даже так, пока не получишь всё, что сможешь, от этого Этажа, ты никуда не пойдёшь. Ведь На каждом Этаже можно получить строго определённое количество дополнительных очков Характеристик на тренажёрах. В общем — если ты сумеешь сдать тест, это будет выгодно для всех. Большинству жителей Этажа нужны подобные тренировки, и они готовы щедро платить тебе за это. Плюс можно заключить уникальный контракт с Судьёй — за определённое количество времени службы наставником ты сумеешь перейти на следующий Этаж без испытаний.

Вот как… Что ж, согласно тому, что сказал Авидайл о делах с Хозяевами Этажей, мне точно не позволят пройти дальше без испытаний. Либо в контракте срок нереальный заложат. Но судя потому, что предложение попробовать пройти тест на наставника пришло от Системы, а не от Судьи, в вопросе подбора персонала Система решает всё сама.

— У тебя комнату можно снять? — поинтересовался я. — У меня был сложный день, и мне не помешает отдых. А потом пойду сдавать этот ваш тест.

— Конечно, конечно, — расплылся в улыбке Хасан. — Для тебя — лучший номер, не могу же я оставить друга без крыши над головой?

Угу, уже и друга. Ну и ладно, пусть подмазывается — я не против. Хасан лично провёл меня на третий этаж заведения. Открыв комнату и сообщив, что еду подадут в любой момент, он удалился. Помещение действительно было отличным — большая, удобная кровать, ванная с горячей водой, нормальный унитаз… Особенно последнее — тёплую ванну я и сам где угодно мог себе сообразить, благо магии огня для этого хватало.

Хоть меня и мгновенно подлатали после схватки с братьями, психологическая усталость никуда не делась. Мне хотелось просто спокойно поспать, и я, установив вокруг кровати Купол Тёмной Воды, провалился в спокойный, глубокий сон без сновидений.

Проснулся я часов через девять. На улице уже царила ночь. На столике перед кроватью стоял поднос с ещё горячей едой — видимо, не стали будить и оставили прямо тут. Посуда сама поддерживала нужную температуру пищи, так что я, с аппетитом умяв всё, спустился вниз. Хасан всё так же стоял за стойкой, а само помещение было наполнено народом. И я оказался прав насчёт стриптиза — с десяток девушек (Командиров и Лидеров) вовсю крутилось на шестах. Откуда у них была музыка, не представляю, но она здесь играла не хуже, чем в любом баре до апокалипсиса.

— Хасан, сколько с меня? — поинтересовался я.

— Для тебя — бесплатно, — ожидаемо ответил он.

Что ж, отказываться не буду.

— Тест проходит на площади. Тебе достаточно выйти нажать на согласие, появится Судья Рислинг и проведёт его. Это открытое мероприятие, и на нём могут присутствовать все желающие. Пойдёшь сейчас? — поинтересовался он.

— Да, мой проницательный друг. Ты уже открыл тотализатор на то, получится ли у меня? — спросил я.

— Ещё нет, ставки можно будет делать, лишь когда объявят список тех дисциплин, по которым ты будешь проходить испытания. Хочешь заранее сделать ставку?

— Да. Сто штук на то, что сдам тест по Огню.

— А остальное? — тут же заинтересовался он, получив мои деньги.

— Остальное не знаю, я ж ещё не участвовал ни разу, хрен знает, что за тесты тут у вас, — пожал я плечами.

— Тогда удачи, мой друг. Я очень надеюсь на твой успех! — пожелал он мне.

Я кивнул и двинулся на выход. Выйдя на площадь, я громко объявил:

— Я желаю пройти испытание на должность наставника ранга Системного Лорда!

В центре площади появился молодой, высокий кареглазый шатен. И это был точно не Судья — его я успел в своё время заметить во время битвы за Землю, что происходила в Астрале. Да и аура Трансцедентов этапа Абсолюта сильно отличалась от ауры Судей. Передо мной предстал, видимо, сам Хозяин Этажа.

— Приветствую владыку, — склонил я голову. Может, он и не в лучших отношениях с моим предком, но он — один из первой сотни, один из тех, кто защищал мой мир. Поэтому, пока я не видел зла с его стороны, я буду оставаться почтителен.

— Разгор Гнев Океанов, — кивнул он, холодно глядя на меня. — Очередное отродье Авидайла, да к тому же ещё и более прочих наделавшее шуму. Даже твои братья и сёстры, что сейчас находятся с четвёртого по шестой Этажи, принесли нам меньше головной боли, чем ты один своим призывом Авидайла. И вот ты на моём этаже, в моём городе, намерен стать наставником? Ты ведь в курсе наших разногласий с твоим предком-дуболомом, так как тебе хватает наглости заявляться сюда и требовать себе самую уважаемую, почётную и выгодную позицию для Избранного на любом Этаже? Мне следует это воспринимать как оскорбление, юный воин?

Я, признаться, ожидал, что не всё пройдёт гладко, но что настолько — даже предположить не мог. Голос Разгора был слышен всему городу, и теперь все в курсе, что я не в фаворе у самого Хозяина данного Этажа. Великолепное, блядь, начало.

— Владыка Разгор, я лишь маг, что стремится к новым вершинам мастерства и силы, — ответил я, тщательно подбирая слова. — Все эти дрязги среди магов вашего уровня для меня нечто далёкое, признаться, малоинтересное. Я не желал ставить препон никому, а то, что произошло на первом Этаже — лишь результат того, что произошло страшное недопонимание с владыкой Мертольдом. Я не хотел и не хочу ни встревать в разборки, что выше моего понимания, ни уж тем более доставлять вам хлопоты. Всё, чего я хочу — спокойно покорять Башню и учиться новому.

— То есть натравить на Мертольда эту безумную псину, Авидайла — ты называешь недопониманием, червь? — презрительно бросил он.

Ах ты ж сука такая! Какой ты смелый, зная, что я не стану тратить на тебя последнюю возможность призвать предка на помощь!

— Великая Система, прошу, даруй мне ответ — имеет ли право Хозяин Этажа запретить мне становиться наставником? Не противоречит ли эта его попытка самой сути его обязанностей — проверять, учить и вести вперёд Избранных?

Не знаю, на что я надеялся, но ответ, к моему удивлению, пришёл мгновенно.

— Хозяину второго Этажа Разгору Гневу Океанов запрещено вмешиваться в процесс испытания Избранных на должность наставника.

— Я думаю, на этом наш разговор можно считать исчерпанным? — поинтересовался я.

— Червяк с меткой убийцы, да кто захочет у тебя учиться? Ты так же туп и никчёмен, как твой предок, — фыркнул он.

— Вот только вчера, когда мой предок отделал как пса Мертольда и спросил, есть ли желающие оспорить его право и силу, ты промолчал, — заметил я.

— Я что, должен на каждую псину, что на меня лает, обращать внимание? — вскинул он бровь.

— Полностью с тобой согласен. Мне тоже не интересен пустой лай, так что предпочту заняться прохождением испытания, — не удержался я.

На миг мне показалось, что он прямо тут меня и прикончит за эту дерзость. Но нет, секунды шли, а я был всё ещё цел.

— Однажды ты пожалеешь об этих словах, — пригрозил Разгор, прежде чем исчезнуть.

Мужик, да я уже жалею.


Глава 16


Тесты оказались не сложными. Первый тест — взять под контроль пламя небольшого костра, что возник в центре пощади. Я практиковал подобное ещё на первом этаже — действительно, отличный способ развивать контроль над энергией в целом и над огнём в частности. Причём довольно сложный для новичка — ведь управлять огнём, который не создан лично тобой и в котором нет энергии Духа, невероятно сложно. Это примерно как голыми руками хватать раскалённую сковороду — весьма болезненно и опасно. Конечно, мне, целому Лорду, ущерба никакого не было и быть не могло — но вот болезненные ощущения никуда не девались. Однако я сумел заставить себя обучиться этому навыку, и ни разу не пожалел. Так что первый тест на владение огнём я прошёл.

Следующим тестом стала задача перехватить контроль над огнём, созданным навыком другого хуннуса. Для начала решили брать Лидера на роль того, кто будет метать огнём. Проводивший испытания Судья Рислинг, что появился с уходом Разгора, вызвал добровольца из окружающей нас толпы зевак. Им оказалась молодая девушка, с вызовом глядящая на меня.

— Когда ещё можно будет просто так Лорду по морде дать? — с наглой улыбкой заявила девица.

— Верно рассуждаешь, — кивнул я. — Действуй.

Дважды просить не пришлось, и в меня полетел плотный шар пламени. К слову, девчонка весьма недурно распоряжалась своей силой — засранка всунула в навык огня стихию воздуха, что значительно его усиливало и многократно осложняло задачу по перехвату контроля. Будь у неё ранг Командира — и мне не удалось бы перехватить контроль из-за слишком плотной энергии. Однако она была именно Лидером — и потому то, что ей казалось стремительной и мощной атакой, для меня выглядело медленным и неуклюжим комком почти сырой энергии.

Я напряг Волю, аккуратно вводя её внутрь летящего ко мне навыка и вытесняя Волю девушки. Сделать это в её собственном навыке, на ходу, за доли мгновения — это была действительно сложная задача. Ведь несмотря на всю разницу в нашей мощи, в данный момент я играл на её поле, пытался подчинить её силу — и это уравнивало шансы. В данном случае чем выше плотность энергии оппонента, тем большее преимущество у его Воли в борьбе за контроль, к тому же дело осложнялось тем, что в навыке было две стихии, вместо оговорённой одной. С Командиром у меня подобного не выйдет вообще, не говоря уж о более высокоранговых разумных. И кстати — пидрила-Судья не сказал ни слова.

То, что девушке казалось кратким мигом, для меня растянулось куда дольше. При моём уровне характеристики Реакция время для меня имело совсем иное значение, чем для низкоранговых существ. Поэтому, когда её огненный шар, вместо того, что бы врезаться в меня и нанести хоть какой-то урон (хотя никакой урон столь слабая атака Среднего Ранга от Лидера мне не способна нанести урон по определению, с моими-то характеристиками, не говоря уж о броне), он просто аккуратно приземлился мне на ладонь, девушка растерялась.

— Ты, конечно, молодец, что стараешься всеми доступными методами усилить свои атаки, — заметил я, легко сжимая пламя в более плотную сферу. — Но твоей задачей было не выпендриться, используя навык из двух стихий, а атаковать чистым пламенем. И если уж смешиваешь стихии, желая усилить атаку, стоит делать это правильно. Например, вот так.

Моя энергия, в десятки, а то и сотни раз более плотная, хлынула в изменивший свой цвет огненный шарик. Пламя сменило цвет с рыжего на тёмно-синий, с помощью гравитации обрело тяжесть нескольких тонн и благодаря золотым молниям, что бегали по его поверхности, обрело огромную бронебойную мощь. Я создавал заклятие в порыве вдохновения, на ходу выплетая с помощью Воли его форму и распределяя стихию и аспекты — огонь, гравитацию и молнии.

Побледневшая девушка растерянно глядела на нечто, что парило над моей ладонью. Подмигнув ей, я направил его прямо вверх — и на высоте нескольких сотен метров моя атака врезалась в невидимый защитный купол города. Небеса расцвели буйством синего огня и золотых молний, гравитация же, к сожалению, визуальных эффектов не имела. Естественно, куполу я не нанёс ни единой царапины — Духа в навык было вложено немного, это была показательная атака.

— Вот так надо сочетать силы. И на будущее — бесплатный урок всем вам — со стихиями лучше всего сочетаются не другие стихии, а аспекты, — добавил я. — Полагаю, со стихией огня мы определились? — повернулся я к Рислингу.

— Да. Экзамен по Пути Астрала проводить не буду — у вас довольно интересный партнёр в этом плане, так что сам факт наличия татуировки Договора служит достаточным доказательством. Что по поводу молний, Тёмной Воды и мастерства боя глефой?

— Я не буду учить никого навыкам Тёмной Воды. В Пути Астрала же я буду обучать лишь самым базовым вещам — призыву низкоуровневых монстров, не выше ранга Командир, способу выходить в Астрал и нескольким способам заключать там сделки. Плюс ещё паре боевых навыков — Астральному Мигу и Астральному Лезвию. Всё лучшее, уж извините, я намерен оставить себе. Эти знания тянут на получение ранга наставника в ранге Системного Лорда?

— Вполне, — кивнул Судья. — Вы вообще на данный момент единственный, кто сумел заключить взаимовыгодный контракт с сильной астральной сущностью, да и в целом Астрал — самый редкий из Путей, что практикуют в вашем поколении. Десятка два самоучек, не более.

— С молниями тоже хочется внести ясность — у меня очень ограниченное понимание этого аспекта, — признался я. — Учить этому не буду — самому бы у кого поучиться. Бой с глефой — я готов продемонстрировать свои навыки. В какой форме это сделать? — поинтересовался я.

— Я лично проведу с тобой спарринг, — шагнул ко мне он.

— Издеваетесь? — вскинул я брови. — Бог против человека? Трансцедент против Бессмертного? Я же даже одного удара не сумею выдержать.

— Я не собираюсь биться с тобой в полную силу, Руслан, — покачал головой Рислинг. — Лишь проверю твои навыки. Не переживай — если я нанесу тебе вред, сам Хунну покарает меня. К сожалению, влиять непосредственно на Избранных нам запрещено, за исключением особых случаев, — напоказ вздохнул он.

— А что за особые случаи? — заинтересованно спросил я, перехватывая своё оружие боевым хватом.

— Этого тебе знать не положено, Избранный, — улыбнулся он, доставая прямо из воздуха длинный, изящный серебристый клинок. — Не использовать заклинаний, не использовать техник усиления, не использовать Волю. Только оружие. Удары руками и ногами допускаются. Всё ясно? — спросил он, на что я ответил кивком.

Мы рванули с места одновременно. Он — ко мне, я же, наоборот, спиной вперёд и подальше от этого монстра. Рислинг был невероятен. Несмотря на то, что Судья явно ограничил свои физические параметры до моего уровня, я едва-едва, с огромным трудом блокировал его атаки. Он не был чересчур быстр или чересчур силён, он вообще ни одним параметром меня не превосходил, скорее даже наоборот — уступал, но его фехтование… Тридцать обменов ударами, а я уже чувствую себя так, словно меня зажали в угол. Он легко и непринуждённо навязывал мне свой рисунок боя, видел насквозь все мои попытки обманных финтов и уловок, и не просто видел — он использовал их против меня, не позволяя мне даже надеяться на то, что бы его хоть как-то зацепить. Противник попросту играл со мной, словно взрослый, фехтующий на палках с пятилетним ребёнком. Ещё два десятка обменов ударами — и глефа попросту вылетела у меня из рук, глухо звякнув о брусчатку площади. Чистая, безоговорочная победа.

— В целом, сносно, — насмешливо заметил Рислинг.

Я скрипнул зубами от досады. Ну да, проживи я столько же, сколько и ты, я бы тоже дрался не хуже.

— Это да или нет? Я сдал? — тем не менее, спокойно поинтересовался я.

— Сдал, — кивнул тот. — Теперь ты официально наставник ранга Системного Лорда города Эбиад в стихии Огня, Пути Астрала и владению глефой. Поздравляю с назначением, Избранный!

* * *
— Тарас, ну сколько можно? — устало вздохнул я. — Не пыжься, пытаясь впихнуть максимум энергии в своё Огненное Копьё. У тебя большие паразитные затраты энергии при попытках вкачать больше положенного. Ты в целом всё сделал правильно — придал форму, укрепил структуру навыка Волей, но прыгать выше головы — бесполезно. Сосредоточься не на объёмных заклятиях, а на чём-то попроще. Твой Плевок Магмы, например — у тебя же отлично с ним выходит. Блин, да я бы тебя уже гнал взашей, если бы не видел, как ты с этим заклятием управляешься. Оттачивай мастерство на нём, добейся результатов с ним — и уже на его примере разбирайся с прочими твоими огненными навыками и заклятиями.

Прошло уже два месяца с того дня, как я стал наставником в Эбиаде. И надо сказать, я быстро оценил все прелести своего положения, однако и минусов оказалось немало. Я обязан был принимать всех желающих обучаться с восьми утра и до десяти вечера — это было моё рабочее время, во время которого единственное, на что я мог отвлекаться было едой. А желающих, несмотря на драконовские цены, оказалось не мало.

В основном моими клиентами были Системные Лорды и самые богатые из Полководцев. Наставниками, помимо меня, работало ещё четверо моих «коллег» — Системные Лорды, как и я, обучающие, правда, лишь Полководцев и ниже. Для обучения чему-либо стоящему на нашем ранге у них банально не хватало умений, так что мы друг другу не мешали — приток клиентов у них ничуть не уменьшился.

Сейчас передо мной сидела группа из двадцати трёх Системных Лордов, самый первый мой набор. Занятия шли как раз с восьми утра до десяти вечера, с тремя перерывами по пол часа на перекус. Каждого из них я вёл индивидуально, помимо общих познаний и помощи с ответами на интересующие их вопросы помогая совершенствовать и те навыки огня, которые они желали улучшить. Здесь были лишь те, кто уже легко мог бы перейти на следующий Этаж, но решили задержаться ради того, что бы улучшить мастерство с моей помощью.

Всего у меня было семь групп, каждую из которых я отводил один день в неделю. Самая многочисленная группа насчитывала полторы сотни человек, самая малая — двадцать три. И надо сказать, упахивался я на этих занятиях пиздец как. Но они давали мне ничуть не меньше, чем самим ученикам — объясняя и обучая их тому, что я знаю сам, я углублял свои познания. Ведь передо мной были не сопливые новички — каждый из них и сам немало знал и умел, а я не стеснялся брать на заметку всё стоящее, что видел у них. К тому же, благодаря этим занятиям, я изрядно развил способности к разделению сознания на потоки.

Первая группа, к тому же, брала у меня и уроки Пути Астрала. Мы чередовали их — два урока Огня и два урока Астрала в месяц.

— Тарас хорошо умеет только сало в себя впихивать, — ухмыльнулся Ли Синь.

— Всё лучше, чем как ты тараканов жрать, узкоглазая обезьяна, — не остался тот в долгу.

— Заткнулись нахрен оба, — рыкнул я. — Сраться будете после того, как урок окончится. А сейчас завалили ебальники — и работаем, девочки, работаем!

Когда занятие наконец закончилось и довольные ученики свалили отдыхать, я со вздохом направился к зоне тренажёров. В народе это место звали качалкой, хотя оно ничем не напоминало тренажёрные залы. Шесть столбов, покрытых Рунами — а это были воистину Руны, с заглавной буквы, куда могущественнее тех, которыми владели мы — образовывали круг, в который и нужно было войти для развития характеристик. Довольно удобные тренажёры — тебе не нужно ничего делать, лишь заплатил и стоишь в центре, впитывая поток удивительно чистой энергии Жизни, что и развивала параметры. Это было невероятно сложное приспособление, что задействовало разом сотни сложнейших заклятий, потихоньку развивали разом все параметры. Настоящее чудо магической мысли.

После сеанса я открыл свои параметры.

Руслан Мераев, 27 лет, человек ранга Системный Лорд, 630 уровень, 36 в мировом Рейтинге. Член Совета анклава 3 ранга Нуменор, глава автономного владения Хуннусы.

Плотность энергии — 4.9 единиц от нормы Системного Лорда.

Сила — 4200

Ловкость — 4150

Интеллект — 3500

Реакция — 4500

Выносливость — 5000

Дух — 15320/15320

Отрицательная Воля — 7000/7000

Достигнут предел развития характеристик для текущего Этажа.

В среднем, я прибавил по тысяче единиц к каждой характеристике, кроме Духа. Объем духа увеличился почти вдвое — так как моё тело, оказывается, слабо развило потенциал этой характеристики. Подросла и плотность энергии — но это заслуга не только и не столько тренажёров, сколько работы над собой и техники циркуляции энергии, которой обучил меня Феникс и которую я постепенно дорабатывал и перерабатывал под себя.

Дел на Этаже у меня практически не оставалось, но бросать всё и рваться на следующий Этаж сломя голову я не собирался. По нескольким причинам — во первых, хотел довести до конца занятия у своих учеников, ведь многие из них заплатили наперёд. Я, конечно, мог просто вернуть баллы за те занятия, которые не стал бы проводить, но… Как-то я втянулся в это дело. Не хочу их подводить, ведь многие из них оказывали мне разные услуги, закупая для меня по всему Этажу то, что я заказывал. Самому мне покидать город было слишком рискованно — желающие открутить мне голову награды ради здесь водились в таких количествах, что меня просто закидали бы шапками.

Вторая же причина — у меня ещё осталось нерешённые задачи на Этаже. Первое — я вёл дела с Алонсо, покупая у него жизни. За два месяца я купил ещё две жизни, накопив в общей сложности уже девять штук. Фактически, десять — о том даре, что я получил от Феникса, знали лишь Авидайл и Система, так что это был мой козырь. Хозяева Этажей и Судьи могли видеть количество твоих жизней, но Нирвана Феникса — это нечто уровня уникальных ультимативных заклятий самих Абсолютов, так что о нём они не знали. Активируется же он лишь в том случае, если я лишусь всех остальных жизней, дарованных Башней. И ещё один дополнительный плюс этого навыка — я не буду воскрешён на точке привязки, где меня могут ждать враги. Я воскресну там, где сам пожелаю — в пределах Этажа, на котором умер.

Второе дело — я копил деньги и нужные мне ресурсы для мощного рывка наверх. Я намеревался как можно быстрее нагнать ушедших вперёд от меня покорителей Башни, ведь как я смог узнать от тех, у кого были нормальные взаимоотношения — первые десять Этажей были «песочницей», где все были в относительно равных условиях. Дальше же — чем раньше ты попал на очередной этаж, тем больше у тебя шансов получить некие уникальные бонусы. Их количество будет ограничено, и получать их можно будет лишь выполнив определённые задания — но тем не менее, это возможность.

А ещё каждый десятый Этаж служил точкой соприкосновения с Полями Дикой Охоты. То есть там можно было войти в контакт со зверями Системными Лордами, Зверолордами и Вождями — и всеми, кто обрёл достаточный разум, что бы общаться с человеком. Это тоже было любопытным фактом. Так что мне предстояло провести здесь как минимум месяц, в ожидании того, что всё, что я заказал, мне будет доставлено. И кстати, у способности Алонсо был предел — не больше десяти жизней в одного разумного. Так что получив последний, десятый заряд (навык перерождения, дарованный Фениксом, в расчет не брался), я намеревался покончить с делами и отправиться дальше, задерживаясь на каждом этаже ровно настолько, сколько этого требовалось для развития характеристик. Ладно, поспать пару часов, перекусить — и снова в бой…

И потянулись дни. Теперь, когда тренажёры не отнимали у меня по шесть часов в сутки, у меня было время расслабиться. Так что я стал завсегдатаем Золотого Галеона, в котором сейчас и сидел в отдельной кабинке, ожидая одного из своих бывших учеников. Завтра я намеревался отказаться от звания наставника, устроить прощальную вечеринку и через пару-тройку дней идти на испытание.

— Долго ждёшь, учитель? — вошёл Джон.

— С пол часа, — ответил я. — Ты достал то, о чём я просил?

— Когда я тебя подводил, наставник? Всё при мне. Вот, держи, — протянул он мне небольшой кулон с крупным изумрудом на серебряной цепочке. — Два миллиона баллов — я, конечно, знал, что ты богат как арабский шейх, но не думал, что настолько. Только не понимаю, почему ты не захотел брать кулон с заложенным в него заклятием? Зачем именно пустой? Этот русский, Ярополк, не просто отличный Артефактор, он ещё и Лорд примерно твоего уровня силы. И за такую кучу денег он готов был вложить в него три заряда своего ультимативного навыка — Гнева Перуна. Я видел, как он им пользуется — это что-то с чем-то. Никому бы не помешало иметь такое в запасе.

— Джонни-бой, дружище, скажи-ка мне — на кой хрен мне две примерно равные по силе атакующие способности? — вскинул я бровь. — Тем более три заряда — а дальше эта штука превратиться в бесполезное украшение? Не-е-т, у меня идея получше, — улыбнулся я.

— Какая? — заинтересованно взглянул он на меня.

— Знаешь, у нас в России есть такая присказка — любопытной Варваре на базаре нос оторвали, — ответил я. — Не будь Варварой, Джонни-бой. Повеселись хорошенько — сегодня все твои расходы в Галеоне за мой счёт. Сейчас сюда придёт Линда — считай это бонусом за успешное выполнение работы. Она твоя на неделю — во всех смыслах. Можешь что угодно с ней делать — устраивать романтические прогулки, ебать во все щели с друзьями, что угодно, только не калечить

— В смысле — всё? Вообще всё? Но она же не трахается за деньги… Только с тобой и спала… — растерялся парень.

— Да какая тебе разница? — улыбнулся я. — Ты ж с Этажа из-за неё не уходишь? Вот тебе и шанс проверить, стоило ли оно того. Кстати — завтра последнее занятие, обязательно приходи на него. Я научу тебя кое-чему действительно стоящему.

Я вышел из кабинки, оставив в ней охреневшего от свалившейся удачи парня.

— Ты не передумал? — зло процедила Линда, стоящая передо мной в латексном костюме и на высоких каблуках. Костюм был с вырезами для груди и задницы и очень шёл высокой блондинке.

— Нет. Топай, отрабатывай свободу, — равнодушно махнул я рукой.

— Ну ты и скот, Мясник, — прошипела она. — Ебаное животное…

— Да-да, — равнодушно кивнул я, топая на выход. — Я в курсе. Пиздуй работать задницей.

Линда была собственностью Хасана. В прямом смысле — в своё время, ещё до Башни, она принесла ему рабскую клятву. Не знаю всех подробностей истории, но вроде как она поклялась быть его рабыней взамен на то, что он спас жизнь ей и её ребёнку. К её несчастью, даже перенос в Башню не освободил её от ушлого Бармена — Система закинула хозяина и рабыню в одну локацию. Девушка была Генералом, причём не самым слабым, и работала в заведении Хасана в качестве его помощницы, изредка танцуя для особо важных гостей — девица была чудо как хороша. Какое-то время назад у нас с ней закрутилось что-то вроде романа, как она думала. Я же просто сбрасывал пар с её помощью. Очевидно, что девушка очень рассчитывала стать для меня кем-то значимым и надеялась, что я выкуплю её свободу у Хасана.

Её уже не раз пытались у него выкупить, вот только деньги уже мало интересовали торгаша. Тот собирался начать восхождение вместе со мной — я собрал отличную команду из десятка Системных Лордов. С таким составом я себе очень слабо представляю ситуацию и испытание, с которыми не сумею совладать. Девушку же он хотел оставить в качестве хозяйки заведения на этом Этаже. Достигшие десятого Этажа имели право путешествовать на нижние Этажи, и в планах этого ушлого типа была целая сеть своих заведений.

Так что отдавать Линду он очень не хотел. Но согласился освободить в обмен на то, что я научил его Весу Времени, а ведь этот навык я очень не хотел раскрывать. Я взял с него клятву не учить этому никого без моего личного разрешения. Так что сейчас я отправлял Линду обслуживать Джонни в знак благодарности за выполненную им работу — и после этого девушка получила бы свободу. Вот только девица была отнюдь не в восторге, что я не беру её в свою команду и эксплуатирую её как шлюху, отдавая кому-то. Дура, как по мне — ты всё равно своей дыркой на меня ради свободы нацелилась, так какая тебе разница, как именно ты её получишь? А уж о том, что балласт вроде неё я за собой по Башне таскать не намерен, я вообще открыто ей сказал.

За что же я столь благодарен этому Джонни, спросите вы? За то, что он сумел достать для меня артефакт, который никак и ни при каких обстоятельствах мне не удалось бы добыть самому. Ярополк, кузнец-артефактор, собственно, как Хельга, Инна и Седой имел Профессию — Артефактор. И лучшим его творением был вот этот кулон. Он выковал всего три таких за всё время пребывания в Башне — слишком редки и ценны были ресурсы для его изготовления, и здесь, на втором Этаже, их было почти не достать. А ещё он прилюдно пообещал никогда не ковать артефакты для меня и от каждого требовал Системной Клятвы, что тот покупает артефакт для себя, а не с целью кому-то передать. И его мало волновало, что это вызывает неудобства для клиентов — он знал, что он такой один, так что все молча терпели.

Кулон, что висел на моей шее, был артефактом Псевдо-Высшего Ранга. Он был способен удерживать в себе не просто Системные Навыки, а самостоятельно изобретённые заклятия, личную магию, причём Высшего Ранга. А мы с моими товарищами по команде собирались в ближайшие дни провести довольно смелый эксперимент — совместно составленное заклятие. И по расчётам, это было нечто, что потребует огромного количества сил и немало времени для воплощения. Проще говоря — в обычном бою заклинание будет неприменимо.

Тут и вступал в действие кулон. Я заказал его именно пустым для того, что бы впихнуть туда готовую, финальную версию заклинания. Это будет нашим козырным тузом — удар, по мощи равный сильнейшей атаке Системного Князя. Была лишь одна проблема — кулон с этим заклятием я хотел лично себе, а этот упоротый отказывался его продавать для меня.

Тут и объявился Джонни. Он сказал, что попробует достать эту штуку для меня, и даже не попросил ничего взамен. Только оплатить возможные расходы и саму покупку. Я согласился, не слишком-то веря в успех — и этот везучий сукин сын меня не подвёл. Кулон Последнего Удара — тупое название ты придумал, друг мой Ярополк, но оно как нельзя лучше отражает суть того, что я вложу в него. Почти пять сотен тысяч ушло только на умасливание этого удода, ещё два ляма — на саму покупку. Но деньги — тлен.

Так что Линда — это первая часть моей благодарности парню. Парень страстно сох по девушке, так что дам ему возможность утолить желания. Ну и научу его завтра Весу Времени — это моя вторая благодарность. А сейчас пора идти поспать. Завтра долгий день.

Прошёл целый месяц. Наконец покончив со всеми делами, мы собрались всей командой. Пора было создавать нашу мини ядерную боеголовку — совместное заклятие. У нас уже было несколько попыток и имелись первые наработки. Для использования совместной магии требовалось две вещи, которые были ключевыми — синхронизация Воли всех участвующих и грамотное смешение Духа — ведь эта энергия у каждого была индивидуальна. Дух обладал разной плотностью и разным… Назовём это почерком — что-то вроде ДНК, делающее эту энергию уникальной для каждого. Конечно, в целом она была у нас схожа — но лишь в общих чертах.

С первым, синхронизацией Воли, мы успешно справились. Пока на минимальном уровне — но и это было уже большим достижением. Сейчас мы работали над вторым этапом — успешным смешением Духа в одном заклинании. И как раз сейчас у нас наметился определённый прогресс.

— Слушайте, сколько ещё можно тянуть? — устало вздохнула Каори Куросаки, миниатюрная японка из Токио. — Руслан-сама, пора бы уже заняться воплощением заклинания. Чем дольше мы тянем с этим, тем дальше уходят конкуренты. Теоретическая часть уже готова, Воля и Дух синхронизированы — так чего нам ещё ждать? Продолжим тренировки синхронизации уже на следующем этаже. Уверена, мы сумеем купить ещё одну болванку для заклятия, если поднимемся повыше. Сам Ярополк уже ушёл на следующий этаж. Там и договоримся с ним снова, ведь раз он согласился один раз — согласится и второй. Уверяю вас, я приложу для этого все силы и если будет нужно — даже соблазню его. Только давайте уже закончим с этим занятием. Я уже два месяца тут торчу только из-за того, что жду вас.

М-да, у нашей прекрасной азиатки первой лопнуло терпение. Что же, если уж на то пошло — она выражала лишь общее мнение, так что возразить я хоть и мог, но не стал. Вздохнув, я кивком подтвердил своё согласие.

— Только вот одна проблема, Каори — за стенами города полно шакалов, ждущих, когда я выйду. Как только это произойдёт, им дадут знать местные. А в городе Судья не позволит нам проводить подобные эксперименты — ты сама знаешь его отношение ко мне, — напомнил я.

— Не переживайте, господин, — сверкнули льдом её глаза. — Сомневаюсь, что на Этаже найдутся силы, способные справится с нашей командой. Мы вырежем всех идиотов, что посмеют к нам сунуться, и будем в своём праве — члены одной команды имеют право оказывать любую поддержку друг-другу. Мы не затем столько времени тут сидим, что бы бояться какого-то сброда.

— Это будет даже полезно, — заметил Густав Штольц, ещё один мой сокомандник. — Нам не помешает совместный бой для налаживания взаимодействия. Будет неплохая тренировка перед основными действиями.

Остальные согласно закивали. Хасан, Ольга Демидова, девушка из Петербурга, лидер тамошнего анклава второго ранга Дети Петровы, Сунь Вэй, китайский Лорд одиночка, Джессика Хатсон, британка из анклава третьего ранга Британская Империя, что занимал девятую строчку мирового рейтинга, Наронг На Талонг, потомок дворянского рода Тайланда, Икром Баймуджев — узбекский Системный Лорд и Магомед Магомедбеков, россиянин дагестанского розлива, как шутливо выражался он о себе. Чрезвычайно пёстрая команда, в которой некоторые переносили друг-друга с трудом. Японка и китаец, например, или таец и немец, бодающиеся рогами за внимание петербурженки. Не команда, а головная боль, с которыми мы договорились совместно добраться до десятого, а там уже решать, что да как. Но несмотря на все минусы, лежащие на поверхности, команда собралась на удивление мощная. С этим отрядом я не побоялся бы и Антараса подёргать за усы — а уж Князей типа Вальштейна мы были способны одолеть со стопроцентной вероятностью.

Конечно, все эти сильные бойцы имели свои причины торчать на Этаже. Одни не желали подчинятся слабым лидерам в других командах, считая, что только тот, кто сильнее чем они, может отдавать им приказы. Такими были Мага и Наронг — и при этом ни один, ни второй собственную команду собирать и не думали. Многие провалились год назад, пытаясь преодолеть испытание Этажа — пройдя по мастерству, провалили второй этап, как Каори, Ольга и Джессика. Да вообще всяких причин хватало, но для меня самым главным было то, что мне достались эти ребятки. У японки вообще интересный случай — она что-то не поделила полгода назад с кем-то из своих земляков из числа якудзы и пустила в расход всех в их убежище. Теперь на ней тоже было клеймо убийцы, правда, награда была невелика — около сотни тысяч. Учитывая, что девушка среди всех присутствующих в силе уступала лишь мне — с ней никто не желал связываться ради подобной суммы.

Чувствую, Этаж сегодня ждёт резня.


Глава 17


3 года спустя, десятый Этаж, Би Рён.

— Здравствуй, Рома, — приветливо улыбнулся китаец, пожимая руку парню.

Встреча друзей происходила в квартале, принадлежащем Нуменору, в городе Джадде, центральном городе десятого Этажа. По достижению этого этажа все крупные анклавы вынужденно оседали здесь Проход на одиннадцатый был пока закрыт, Судьи отказывались выдавать задание на прохождение этажа в течении ближайших пяти лет.

С целью собрать всех своих людей, попавших в Башню, перегруппироваться и основать свои штабы и центры, крупные анклава принялись исследовать Этаж, консолидируя свои силы. Крупные игроки сосредотачивали силы, организовывали команды и шерстили Этаж в поисках добычи — ведь по размерам и богатству десятый превосходил первые девять, вместе взятые. Ресурсы для целебных зелий и пилюль, для зелий, помогающих очищать и уплотнять энергию, препаратов допингов, материалы для артефакторики, возможность обучаться невиданным ранее техникам Воли и магическим заклятиям и ритуалам у Судей данного Этажа, которых здесь было аж полторы сотни, возможность торговать с выходцами с полей дикой охоты — зверями, истинными вампирами, оборотнями и иными мутировавшими под влиянием Астрала бывшими людьми, что проходили свои испытания на Полях Дикой Охоты — десятый Этаж воистину кладезь бесценных сокровищ.

Не был исключением и Нуменор со своим союзником Красной Унией. Объединение сил этих двух анклавов делало их, пожалуй, одной из самых мощных сил на Этаже на данный момент. Прочие анклавы третьего ранга, коих на момент начала прохождения Башни в мире было уже двадцать семь, друг с другом контактировали весьма осторожно. По сути, у двух московских гигантов было большое преимущество в этом вопросе — располагаясь в одном регионе, они успели притереться друг к другу и выработать определённый кредит доверия. Благодаря этому, а так же деловой жилке Некроманта, первым увидевшего все выгоды от данного решения, Джадда фактически была подмята по союзников. Российские анклавы со всей страны подтягивались к этому городу. Исключение составлял анклав Сибирь, третьего ранга. Анклав возник в Новосибирске, и занимал последнее место в мировом рейтинге — но тем не менее, он в нём был, в отличии от десятков тысяч иных организаций. Сибирь собирала сторонников в городе Камило, куда восточнее. Заключив союз с третьими в рейтинге — Небесными Драконами из Китая.

— Ну что там у сибиряков, Би? — спросил парень, присаживаясь напротив. — Что твои земляки говорят?

— Дела не очень хороши, мой друг. Совсем не хороши. Лидер Небесных — радикально настроенный коммунист, бывший военный. Собрал анклав и солдат Пекинского военного округа, яркий сторонник идеи отнять Сибирь у России. Ядро анклава — как раз солдаты, но немало и простого люда, огромное количество вассалов… В целом, если посчитать, только в городе у них втрое больше бойцов, чем у нас вместе взятых. Но есть и плюсы — у нас куда выше средний уровень бойцов и экипировка. Сибиряки… Тут сказать ничего не могу, надо ждать Макса. А что слышно тут у вас? Рус ещё не добрался?

— Нет. Судя по рассказам тех, кто его встречал по пути с нижних Этажей, он собрал команду себе под стать — безумцев, которую прут наверх, сметая в пути всех. Их называют «Бойней», делая отсылку к его прозвищу. Они от каждого Этажа берут по максимуму, но и Хозяева Этажей выдают им исключительно сложнейшие миссии. Впрочем, он сейчас на девятом, судя по новостям. Так что скоро доберётся и к нам. Лучше скажи, как рейд в Долину Ветров? Удалось найти что-то ценное? — поинтересовался Рён.

— И да, и нет, — ответил Рома. — Я рассчитывал на что-то, связанное со стихией воздуха, а обнаружил Громовое Дерево Высокого ранга первого класса. С четырьмя созревшими плодами. Но дерево имеет все шансы в будущем перейти в Высший ранг, так что пришлось очень аккуратно выкапывать и переносить сюда.

— А кто в Долине водился? Не могло же такое сокровище бесхозным лежать.

— Стая какой-то астральной погани, что медленно поглощала энергию молний из дерева, — отмахнулся парень. — Мне другое интереснее — как думаешь, до войны с Сибирью и Драконами дойдёт?

— Не знаю даже, Ром, — вздохнул в ответ китаец. — Мне не хотелось бы войн между хуннусами — нам сейчас даже делить нечего, Этаж огромен и на нём всякого хватает, добывай не хочу. Но что решат Артур и Седой — мне неведомо, а к моему мнению они особо не прислушиваются. Вон, даже послали с этим заданием к Небесным.

— Жаль, шефа тут нет, — покачал головой Рома. — И Иза тоже не с нами, она бы справилась с ситуацией. Я чувствую, как в воздухе пахнет гнилью, Би. Без лидера у нас не получается удержать позиции в анклаве, и из общего котла нам достаются лишь объедки. Я только теперь по настоящему понимаю, почему Рус так ценил Изольду — мозги куда важнее мускулов. И с мозгами у нас вроде неплохо, но не хватает авторитета, что бы проталкивать свои решения. Меня бесит охуевшая в край Юля, бесит самодовольный мудила Долгов и просто вымораживает эта мразь Лина, которая вообще никто и звать никак без своего брата. А уж сам Артур… Выпотрошил бы ублюдков, честное слово. Всю грязную работу валят на нас! Даже мое дерево — знаешь, кому оно досталось?

Би Рён прекрасно догадывался, кому могла достаться столь редкая диковинка, улучшающая связь с аспектом молнии. И Рома подтвердил его выводы.

— Лине! Эта блядина заявила, что ей оно необходимо, а для нас, мол, толку всё равно не будет! Шлюха! — шипел разгневанной кошкой подросший за почти пять лет в Башне парень. — Я решил уйти из Джадды, Би. И увести всех, кто ещё верит Русу. Нас не так много, как хотелось, но больше, чем я ожидал. Би, прошу тебя, присоединяйся к нам!

— И что ты намерен делать, так показательно отколовшись от Нуменора, мальчик? — внезапно раздался голос справа.

К выпивающим мужчинам за стол подсела Лина. Расслабившиеся друзья не почувствовали приближение девушки, полностью подавившей свою ауру — причем явно при помощи какого-то артефакта, ибо даже к расслабленным Системным Лордам уровня Ромы и Би Рёна ей не хватило бы навыков подкрасться незаметно.

— Это тебя не касается, — раздражённо ответил парень.

— Ну почему же? Вы подчинённые моего брата, как и Рус. И даже не смотря на то, что у вас есть определённая свобода действий — она не безгранична. А судя по вашему разговору, вы опасно близко подошли к черте, за которой — измена Нуменору. Всё ещё считаешь, что меня это не касается? — иронично поинтересовалась она.

— А ты изменилась, девочка, — внезапно сказал Би Рён.

— Все меняются, узкоглазик, — ответила она. — И я не исключение. Но я всё ещё не услышала ответа на свой вопрос.

— Тогда послушай меня внимательно, девочка, и донеси мои слова до своего брата. Отныне и до возвращения Руслана мы отказываемся признавать распоряжения Нуменора и отдавать хоть гран добычи. Вы перегнули палку, играя во власть. Если вас не устраивает положение дел — я и ещё немалое количество бойцов готовы покинуть Нуменор навсегда. Поверь, нас с радостью примут в любой анклав, стоит нам того пожелать. Уяснила? — спокойно ответил китаец.

— Ты много на себя берё… — начала было возражать девушка, но осеклась, почувствовав, как закипел гнев в её собеседнике.

Внезапно Лина вспомнила давние разговоры о том, что этот китаец — единственный, кто изредка побеждал в спаррингах Руса. И сейчас, чувствуя давящую её к земле могущественную Стальную Волю, наполненную холодным гневом вперемешку с презрением, девушка чувствовала себя абсолютно беспомощной. Захрипев, она сползла со стула, и стоя на коленях, захрипела. Все её попытки дать отпор противнику оказались бесполезны — хоть они с Рёном и были в одном ранге, разница в их способностях и развитии оказалась колоссальна. Невысокий китаец обладал мощью, на голову превосходившей абсолютное большинство Лордов, что она знала. Пожалуй, он был даже сильнее Михаила Долгова — официального номера два в Нуменоре на данный момент. И как он только скрыл подобную мощь?!

— Я… Я поняла… Отпусти… — прохрипела Лина.

— Прежде, чем уйти, обещай вернуть моему другу Древо Молний со всеми его плодами.

— Обещаю, — скрипнула зубами от унижения девушка.

— Не строй из себя дуру! Твой язык столь же лжив, как и язык твоего брата. Поклянись Системой! — потребовал он.

— А иначе что? Тебе духу не хватит нарушить правила в городе! Тем более ты знаешь, что Артур с тобой сделает! — огрызнулась она, почувствовав, как ослабло давление. И тут же об этом пожалела.

Гигантским молотом Воля Рёна просто вмяла девушку в пол. Рядом тут же возник хмурый Судья, тем не менее, не вмешиваясь — на своей территории хозяева могли использовать Волю. Пока они не калечили ей — за нарушение подобное не считалось, а Би Рён, несмотря на всю мощь своего давления, действовал весьма аккуратно.

— Комнатное растение, ты слишком бесхребетна, — с презрением бросил он. — Ты вообще стала сильнее за эти годы? Ладно, это дело твоего старшего брата. Клятву!

— Клянусь… вернуть Дерево Молний… со всеми… плодами… — донёсся униженный шёпот.

— Проваливай, — отвернулся от неё китаец.

Стоило девушке уйти, Рома мрачно спросил:

— Мне очень понравилось, Би, но теперь придётся иметь дело с Артуром. Стоило ли оно того?

— Ни с кем нам дело иметь не придётся, — поморщился тот. — Одно дело мелкие свары внутри анклава — другое дело раскол. Артуру власть дороже всего на свете, и он прекрасно понимает, что доводить дело до черты невозврата не стоит. Ведь если начнут уходить целые фракции, Нуменор рухнет целиком. Ему и так было сложно собрать нас вместе на этом Этаже. То же, на что ты жалуешься — я согласен с тем, что мы слишком долго молчали, но и рубить с плеча не будем. Пока абстрагируемся от остального анклава и займёмся исключительно делами нашей фракции. И уходить никуда тоже не будем — нам не от кого прятаться.

* * *
Примерно то же время, десятый Этаж, безымянная роща к северо-западу от Джадды.

— Ну что, Кириллушка, — улыбаясь, поинтересовался Андрей. — Всё же настроен прижать меня здесь? Неплохо организовал засаду, не спорю. Вот только ты уверен, что оно того стоит?

Среди невысоких деревьев группа мужчин и женщин, облачённая в доспехи, окружила нескольких воинов. И хоть окружающая их группа насчитывала несколько сотен человек бойцов, Андрей и троица его верных заместителей — Айсберг, Камень и Буря — не выглядели хоть сколь-либо взволнованными. Во первых, три сильных Полководца во главе с Системным Лордом были достаточной силой, что бы дать отпор окружившему их отряду — ибо в нём, кроме самого Кирилла, действительно сильных бойцов почти не было. Во вторых — он был уверен, что противники не решатся на открытый конфликт.

— Это всего лишь страховка, — спокойно ответил Кирилл. — Ты тот ещё ублюдок, можешь и попытаться прокатить со сделкой. А так — уверен, рисковать лишней жизнью ты не станешь. Слишком сложно и дорого их добывать, ведь доноров на всех желающих не хватит. Ладно, в жопу словеса. Ты обещал принести Сердце Силы с набором зелий, необходимых для перехода на следующий ранг. Ты достал товар?

— Достал. Это было сложно и дорого, но сам знаешь — я с Хельгой давно знаком, так что всё при мне. Полюбуйся, — протянул он, сняв с плеч, небольшой рюкзак.

Открыв его, Кирилл обнаружил предмет сделки и довольно улыбнулся. Наконец он сможет преодолеть этот осточертевший ему ранг Полководца! Дорога к настоящей силе открыта!

— Несите груз, — распорядился он, не оборачиваясь.

Из глубины рощи вышло четверо человек, несущих огромный, окованный сталью каменный сундук, покрытый узорами. Необычная, голубоватая, слегка мерцающая бледными отсветами сталь сама по себе была очень ценна — это был сплав Гиллинга, названный так в честь того, кто его открыл девять месяцев назад. Секрет сплава тщательно охранялся, и продажей изделий из него занимался американский анклав Пентагон, четвёртый в мировом рейтинге. Откуда у третьесортного вассального анклава вроде Ордена деньги на покупку такой редкости, было не ясно. Камень тоже был необычен — так называемый изолирующий гранит, главным свойством которого являлось то, что он отлично блокировал излучение энергии, не позволяя ей проникать вовне.

— Этот сундук стоит дороже всего вашего анклава, со всеми вашими людьми, вместе взятыми, — заметил удивлённо Андрей. — Не поделишься, где ты столько денег достал?

— Где достал, там больше нет. Я не спрашиваю тебя, как ты достал стратегически важный товар, которого в Унии всего три штуки, и делаю вид, что верю в сказки про хорошие отношения с докторшей. А ты не задаёшь мне тупые вопросы и делаешь вид, что всё увиденное — в порядке вещей. И все довольны, Андрюша, все счастливы. Как говаривала Алёна — пусть друзья богатеют, враги не беднеют — посмотрим, кто кого одолеет.

— Знаешь, самоуверенным болваном, кичащимся своей силой, ты мне нравился больше, — заметил Андрей, глядя на поставленный перед ним сундук и не спеша его открывать.

— Мир оказался слишком велик и наполнен теми, кто сильнее меня, — ответил Кирилл. — Увы, оставаться в нём болваном и рассчитывать чего-то добиться оказалось нельзя. Ты так и будешь пялиться? Сундук я тебе отдавать не намерен, так что либо забирай содержимое и проваливай, либо используй прямо тут.

Ничего не ответив, Андрей легко откинул тяжёлую, многотонную крышку. То, что было тяжёлой ношей для четвёрки Командиров, для Системного Лорда являлось пустяком. Под крышкой оказался яркий, наполненный ослепительно-белым светом небольшой камень с голубиное яйцо. Бережно подняв его, Андрей с наслаждением вгляделся в него.

Камень Света… Отлично. Камушек, что при поглощении даровал возможность глубоко заранее начать формировать собственное Семя Трансцедентности основанное на аспекте Света, уже на этапе Системного Князя. Великое сокровище, ценность которого сложно переоценить. Достав небольшой мешочек, покрытый странными узорами, Андрей положил Камень в него и спрятал его за пазуху. Могучие эманации силы Света тут же исчезли, как небывало.

— Ого, Мешочек Вора, — присвистнул Кирилл. — А ты даже побогаче меня будешь. Выгодно дружить со зверями, да?

— Почти столь же выгодно, как быть одним из потомков Бельсигарда, пусть и не самым сильным, — кивнул в ответ Андрей.

Не говоря больше ни слова, вся четвёрка помчалась из рощи в направлении города. Взлетев по выше, они неспешно полетели к стенам Джадды.

— Стоило ли давать ему понять, что мы в курсе его родословной? — спросил Айсберг.

— Если он и вправду стал умнее — стоило, — ответил ему Камень. — Он бы и так, и так бы понял, что мы в курсе. Вопрос в другом — когда мы начнём переход на следующий ранг, Андрюх? Мне уже тесно в шкуре Полководца.

— В принципе, уже хоть сегодня, — ответил он. — Сам понимаешь, до этой сделки мы не могли ему показать, что у нас больше одного набора. Кирилл всегда был жадной скотиной, так что он бы точно запросил больше, если бы подозревал, что у нас есть чем платить. Всё же даже ему, потомку Бельсигарда, сложно было достать что-то подобное. И он бы с удовольствием оставил Камень для себя, будь у него альтернативы.

— М-да, кто бы знал, что с Дарбазаном и Ко так выгодно дружить, — хмыкнул Буря.

Источник благосостояния Андрея и его группы «Бродяги» заключался в том, что их союзники из Леса Монстров доставляли ему с Полей Дикой Охоты Сердца Силы окончательно погибших Зверолордов и Системных Лордов. Среди зверей особенно много было именно первых — по словам их союзников, в мире было больше Зверолордов, чем Системных Лордов и у человечества, и у монстров вместе взятых. Раз эдак в шесть-восемь. Но всё равно — Сердце Силы было достать непросто, к тому же вероятность перехода на следующий ранг с помощью добытого чужими руками Сердца всё ещё была крайне низка.

Однако при помощи объединённых усилий Хельги Лаас и Адриана Сфорца, итальянского Системного Лорда с профессией алхимик, члена анклава Евросоюз, что находился на второй строке мирового рейтинга, был создан ряд препаратов, употребление которых многократно повышало шансы на успех. И чем сильнее был Полководец, тем больше повышались шансы. В случае Кирилла — шанс на успех был стопроцентный. Всё это стоило крайне дорого в силу редкости Сердец, ресурсов для препаратов и нежелания Хельги и Адриана уделять слишком много времени его изготовлению. Что делало товар достаточно дефицитным и подлежащим применению только внутри анклава. На сторону столь стратегически важные ресурсы не продавали — слишком мощный способ усиления собственных рядов, что продавать его на сторону. В данном вопросе Сердце было куда проще достать, чем сами препараты.

Бродяги в этом вопросе были исключением. Как оказалось, в мире очень немногие сумели наладить достаточно плотный контакт с по настоящему сильными группировками зверей. Всего на данный момент было известно лишь о четырёх поставщиках данного товара, включая Бродяг. Так что уж кто-кто, а сами поставщики имели возможность приобретать подобную продукцию, хоть и дорого. Три Сердца за один набор препаратов — цена кусалась, но выбора не было. В месяц Андрей предоставлял от семи до двенадцати Сердец, так что за четыре месяца у него скопился достаточный запас препаратов.

— Ну, мы их в накладе тоже не оставляем, — заметил Камень. — Осталось дождаться, когда откроют возможность подниматься дальше. Вроде на двадцатом Этаже будет возможность пересечься с нелюдями, насколько я слышал. Там ещё и наши союзники из Ордена Знающих объявятся. Если всё делать, как нужно, Башню мы покинем одной из мощнейших сил на планете — полторы сотни Системных Лордов во главе с мощным Системным Князем. Вот тогда и настанет время выйти из тени. Главное — дотянуть до этого момента.

— А что бы до него дотянуть, надо не лезть на первый план и держаться в тени, — заметил Андрей. — Пусть анклавы из мирового рейтинга трясут яйцами и тратят силы в стычках друг с другом — мы в подобное лезть не будем.

* * *
Алёна с наслаждением встала и потянулась. Прекрасно! Бытие Системного Лорда очень отличалось от бытия Полководца. Возросшая чувствительность к силе, более пластичная и могучая Воля, более чем в десять раз уплотнившаяся энергия и многое другое — это было прекрасно. Не прекрасно было другое — Котов, её заклятый враг, становился всё влиятельнее и сильнее. После той трёпки, что ему устроил Рус, девушка надеялась, что тот сломается и окончательно станет отщепенцем в своём анклаве.

Но Алёна просчиталась. Поражение, слухи о его поведении и поступках, запущенные самой девушкой, и ещё несколько грязных трюков с её стороны оказались бесполезны — слишком мало оставалось времени до старта событий в Башне, и потому лишь озлобили её противника. Они пропали из поля зрения друг-друга вплоть то подъёма на десятый Этаж.

А вот на самом этаже девушку ждал сюрприз. Поднимаясь по Этажам, Котов собрал крепкую команду из бывших одиночек, которую привёл вместе с собой в анклав год назад. И уже с ними в течении одного года сумел собрать буквально с нуля свою фракцию, стать сильнее самому, достать достаточно ресурсов, что бы, перепродав их, купить жутко дорогие доспехи и оружие Высшего ранга первого класса, облачить всех своих ближайших приспешников — троих Лордов и шестерых Полководцев — в доспехи второго класса и вооружить оружием первого и обрести достаточно влияния и союзников, что бы потихоньку подавлять фракцию Руслана, лишённую в данный момент лидера. По сведениям Алёны он сошёлся с Линой Молнией, которая по неведомым ей причинам как кошка ластилась к нему.

В этой ситуации Алёна не понимала лишь одного — почему её оставили в покое? Из-за покровительства Хельги? Едва ли, подобное не способно было остановить такого человека, как Станислав Котов. Да и не помогло бы ей покровительство Хельги — Стас не дурак, напрямую давить не стал бы. Просто потихоньку перекрыл бы кислород Гранду, не обязательно даже своими руками — и ничего она поделать не смогла бы, ведь как ни крути — Котов один из руководителей Унии, пусть и не из первой семёрки, а она и её анклав всего лишь один из бесчисленных вассалов этого гиганта. Причём далеко не самый сильный и полезный вассал, надо признать. Даже не из первой тридцатки по значимости.

И вот эта странная тишина её и настораживала. Человек, поставивший на грань столь мощную фракцию, как у Руса, причём даже не входящую в его анклав, что многократно усложняло дело, был способен сожрать её и Гранд практически без усилий. И то, что этого до сих пор не произошло значит лишь то, что у него какие-то свои виды.

Так что следовало воспользоваться затишьем перед бурей. Жаль, что та сообразительная эльфийка сейчас не в Башне — всё же остальные заместители Руса были больше военачальниками и боевыми магами, чем политиками. Бойцы под стать своему лидеру, только лишёнными его таланта грязных интриг и беспринципности по отношению к врагам. Бедолаги пытались подражать ему, но дурная привычка полагаться целиком и полностью в таких вопросах на Руса и его талантливую советницу сейчас их губила. Прямолинейные, пытающиеся играть по навязанным им правилам Роман, Би Рён и Макс, начальник охраны Руса, пока ничего не могли поделать. На днях у них вообще случился нелепый конфликт с Линой, что в купе с их резким ультиматумом ещё больше усложнил ситуацию.

И вот сегодня она намеревалась встретиться с наименее заметным и наиболее гибким в этой троице человеком — Максом. В отличии от фракций таких гигантов, как Нуменор и Уния, Гранд не мог себе позволить целый собственный квартал в Джадде, обходясь лишь небольшим особняком ближе к окраине. И именно здесь Алёна собиралась встретиться со своим гостем.

Девушка прошла в гостиную, где уже стоял небольшой столик-артефакт, предназначенный в первую очередь для защиты от прослушивания. На столике уже был небольшой чайник с ароматной смесью трав и графин с вином из сапфирового винограда. Зная привычки окружения Руслана девушка справедливо полагала, что один из его приближённых едва-ли будет в восторге от чая.

Спустя десять минут в комнату провели Макса. Окинув взглядом помещение, мужчина быстро и почти незаметно бросил волну Воли, проверяя помещение. Алёна невольно отметила мастерство бойца — даже будучи Полководцем, причём с обычной, не имеющей направленности Волей, тот был весьма искусен. Сама Алёна не сумела проделать подобное столь легко и непринуждённо, а главное — почти незаметно. И это несмотря на разницу в целый ранг. Да уж, бойцы из больших анклавов оправдывают свою репутацию лучших из лучших.

— Вам нечего опасаться в Джадде, Максим. И уж тем более не стоить опасаться меня, — с легкой иронией сказала девушка, когда её гость сел напротив неё.

— Привычка — вторая натура, — ответил Макс. — Жизнь непредсказуемая штука, и лучше быть перестраховщиком, чем однажды получать неожиданный удар. Я обычный воин, который часто бывает опасных локациях, мне непривычно в стенах городов.

— Да, я наслышана о вас. Убийца Лордов, сильнейший Полководец Нуменора и один из руководителей фракции Руслана Мераева. Человек, возглавлявший охрану такой личности, просто не может быть заурядным, — с улыбкой заметила Алёна, глядя, как гость ловко наливает ей отвар, а себе — вино. — Да ещё и достаточно воспитанный, что бы ухаживать за дамой во время чаепития. Редкость в наши дни.

— Я тоже наслышан о вас, Алёна. Простите меня, если прозвучит грубо, но цитирую нашего общего знакомого, Руслана — «без мыла в любую жопу залезет и вытащит оттуда алмаз». Несмотря на грубость сказанного, это, пожалуй, высшая оценка, которую я от него слышал в чей-либо адрес, — ответил гость, делая глоток из изящного бокала.

— Да, Руслан довольно прямолинейный и острый на язык человек, — вздохнула девушка. — И мне его действительно не хватает. Он действительно хороший друг, на которого можно положиться. Но, как мне кажется, вам его не хватает даже больше, чем мне, судя по последним событиям.

— Да, — неохотно признал Макс. — К сожалению, мы не достаточно хорошо справляемся с задачей вести наших людей в это непростое время. Но, думаю, вы позвали меня не для того, что бы вспомнить общих знакомых. Я не слишком хорош в утончённых беседах, поэтому прошу — давайте перейдём к делам.

К делам, так к делам, — согласилась девушка. — Буду откровенна — вы неспособны самостоятельно справиться с начавшимся кризисом. У вас было два мозга — Руслан и Изольда, обладающие достаточным личным авторитетом и способностями, что бы решать подобные проблемы. Сейчас их нет, а вы, к сожалению, хорошие бойцы, отличные боевые командиры и хорошие люди, но очень слабые политики. Понимаю, это неприятно, но так есть. Согласны?

— Допустим, — мрачно отозвался гость, доливая себе вина.

— Тогда давайте я обрисую своё видение ситуации, затем предложу возможный выход из неё и поведаю ценную информацию. Стоит ли прислушиваться к моему мнению и моим советам и доверять ли моей информации — вы решите, конечно же сами.

— Я само внимание и сосредоточенность, — кивнул Макс.

— В последние полгода вас постепенно оттесняют на задний план в вопросах распределения всевозможных ресурсов. Материалы для изготовления зелий регенерации, восполнения Духа, для медитативных эликсиров и таблеток, предназначенных для развития и уплотнения энергетики, материалы для изготовления одноразовых боевых артефактов, распределение мест силы для тех же медитаций и производств — во всём этом ваша фракция колоссально отстаёт от остальных фракций вашего анклава. И это при том, что многое из перечисленного добывается при вашем активном участии, а часть территорий, где они добываются, хоть и были найдены вами и вашими людьми, используется вовсе не вами. Всё это подается под соусом того, что так будет лучше для общего блага и прочей чепухой. Я всё верно говорю? — уточнила она.

Макс угрюмо кивнул в ответ. Действительно, всё было именно так, как сказала Алёна. Даже удивительно, откуда столь точная информация у человека, к Нуменору отношения не имеющего.

— Ваша проблема в том, что вы не заострили внимания на этом изначально, — продолжила она. — Всё это началось плавно и постепенно, и вы пропустили первые тревожные звонки, будучи сосредоточены на внешних проблемах. В итоге всё семейство Ливневых перешло во фракцию Артура Буранова, а вы остались лишь тенью былого могущества. К сожалению, вы ещё больше ухудшили ситуацию, ведь буквально на днях Би Рён повелся на провокацию Лины Молнии и усугубил конфликт. Сейчас вы стали как никогда близки к тому, что бы стать изгоями среди своих. Вас постепенно раздёргивают мелкими укусами, постепенно растворяя вашу фракцию, и если вы продолжите действовать в нынешнем ключе, ваше окончательное исчезновение лишь вопрос времени.

Девушка на миг прервалась, и, с наслаждением глотнув ароматный напиток, продолжила:

— Ваша проблема в том, что вы не видите, откуда исходит угроза и кто конкретно ваш враг. Вы заблуждаетесь, считая, что всё дело лишь в жадности Артура и других лидеров Нуменора. Корень проблемы таится в человеке, что не имеет отношения к вашему анклаву. Всё дело в небезызвестном вам Станиславе Котове. Как вы знаете, Руслан весьма показательно разгромил его за несколько дней до начала событий в Башне. Сейчас же Котов — один из самых влиятельных людей в Унии. За вашими проблемами изначально стоит он. Не снимаю вину и с остальных — всё же не будь столь жадны и недальновидны члены вашего руководства, до этого бы не дошло. Но началом всему стало то, что Котов, через своего партнёра по добыче эриардов Юлию Соколову, продавил решение о том, что бы вывести из под вашего управления Сад Тюльпанов — обнаруженную и зачищенную исключительно вашими силами локацию, где произрастает довольно много ценных в алхимии растений. Преподносилось это как то, что Унии не хватает алхимических ресурсов, а вы, монополизировав Сад, приносите сплошные убытки всем. Насколько я помню, взамен на сад вам были обещаны пять комплектов препаратов, помогающих в переходе на ранг Лорда. И судя по тому, что вы ещё Полководец — обещание всё ещё не выполнено, ибо посредником выступал сам Артур, так что вы поверили на слово. Дальше…

— Я знаю, что дальше, женщина! — скрипнув зубами, перебил её Макс. — Переходи к своим предложениям и информации.

На некоторое время установилась тишина. Алёна, глядя ледяным взглядом на Макса, молчала. Наконец, справившись с собой, мужчина произнёс:

— Прошу меня простить за грубость и несдержанность. Для меня слишком неприятны обсуждаемые события, и я потерял над собой контроль.

— Понимаю, — кивнула Алёна. — Тогда к предложениям. Ещё пару дней назад, до конфликта с Линой, положение дел было куда лучше и вариантов действий было куда больше, но увы… Я рекомендую вам, собрав всех и всё, кого можете, перебраться в другой город. В любой, на ваше усмотрение. В вашем случае важно дать понять, что ваша позиция серьёзна и конфликт прошёл стадию, когда сор не выносят из избы. Вам тут же поступит множество предложений сменить анклав — всё же вашим началом всё ещё полноценный Корпус элитных войск анклава из первой десятки, а это слишком соблазнительная цель. К вам тут же направят эмиссаров Артур — в попытках призвать не рубить с плеча и попыткой урегулировать конфликт. Он попытается бросить вам кость, преподнося это компенсацию — не соглашайтесь. Чем явственнее будет для всех ваш конфликт, тем больший будет это удар по репутации Артура. Я же со своей стороны сделаю так, что каждая собака в окружающих городах будет знать, в чём дело — через слухи. И чем больше будет длится эта ситуация, тем более выгодным будет для вас возвращение назад. Тут главное не пережать.

— А если Артур просто исключит нас из анклава? — спросил он.

— Если сделает это сразу — то тогда он выйдет победителем из этой ситуации, выставив всё так, будто это не вы ушли, не соглашаясь с травлей, а он вас изгнал как незаслуживающих доверия персон. Тогда всё — он победит за один ход. Но! — подняла она указательный палец, не позволяя себя перебить. — Он так не сделает. Он привык к тому, что вы до ужаса предсказуемы. Он будет рассчитывать на то, что вы, поупрямившись, выслушаете его благородное предложение и тысячу заверений в дружбе, и приняв «компенсацию», вернётесь назад. Ведь в его глазах — вы предсказуемые дурачки. А котов же не станет вам препятствовать через своих союзников в Нуменоре по иной причине — он как раз будет рассчитывать на окончательный разлад между вами и Артуром. Вот только вы поступите хитрее — вы, уйдя, не будете говорить ни да, ни нет никому из тех, кто вам что-то будет предлагать. В том числе и Артуру. Ваша задача — тянуть кота за яйца. К сожалению, шанс достигнуть большего нами упущен, а моих возможностей и влияния недостаточно, что открыто вас поддержать. Тем не менее — враг у нас общий, Котов. Думаю, мою с ним историю вы помните, — на это Макс кивнул. — А теперь в чём суть моего плана — мне, буквально несколько дней назад, стало доподлинно известно, что Руслан в ближайшие недели приступит к испытанию для перехода на десятый Этаж. А зная, какую он команду собрал — думаю, вам очевидно, что он легко пройдёт его. Сейчас мой расчёт — это его возвращение и личное вмешательство. Насколько мне известно, сейчас его личная сила на уровне, позволяющем сражаться со слабыми Системными Князьями, и как минимум часть его команды наверняка согласится присоедениться к Нуменору и его фракции. С его силой, связями в Унии и с небезызвестным вам Андреем, лидером весьма влиятельной в наших краях боевой группы Бродяги, он вполне сумеет повернуть ситуацию в иное русло. И то, что остальные сейчас считают, что Руслан ещё только перешёл на восьмой Этаж, нам лишь на руку. Выиграем время, обострим конфликт, что бы стало очевиднее, кто поддерживает политику вашего подавления в Нуменоре и настроим рядовых бойцов анклава на поддержку вам — и тогда у Руслана будут возможности переломить ход событий. Ну и наконец, что бы развеять ваши опасения — клянусь именем Системы, что информация про Руслана — правда. И клянусь Системой — в данном вопросе я на вашей стороне.

— Клятва принята.


Глава 18


— Вставайте, мистер Мераев, — куснула меня за ухо Джессика. — Время завтракать и тренироваться. Ты не забыл, что у нас скоро финальное испытание?

Я с трудом открыл глаза. Голова гудела так, будто её использовали вместо колокола, во рту словно кот нассал а в желудке слушалось невнятное, но очень грозное бульканье и подвывание. Это что же я вчера пил, что бы ощущать такое похмелье? Столь чудовищно я себя не чувствовал уже много лет. Усевшаяся на мне верхом Джесс выглядела, в отличии от меня, великолепно. Мои глаза невольно остановились на дерзко торчащем соске, но девушка, заметив мой взгляд, со смехом вскочила.

— Не сейчас, Руслан. Тебе пора привести себя в порядок. Вот, выпей, должно полегчать. Местный аналог аспирина, — протянула она мне большой стакан с мутной розоватой жидкостью,

— Это пойло выглядит так, словно в вишнёвый сок добавили мочу шипохвоста. И если судить по запаху — рангом не меньше Лорда, — недовольно заметил я, с трудом садясь в кровати.

Оглядевшись, я убедился в печальных последствиях моего загула для жилища Джесс. Комната выглядела так, будто в ней сражался десяток хуннусов, причем насмерть. Оплавленные стены, пол и потолок, ни единого уцелевшего предмета — и при этом ровный круг не тронутого пространства, на котором находится кровать.

— Так а что было вчера? — поинтересовался я, маленькими глотками вливая в себя эту мерзость.

— Отмечали победу в предпоследнем испытании. Ты, Наронг и Магомед упились как свиньи и устроили погром, Вэй пытался вас урезонивать, но потом нажрались и остальные. Он с Каори еле вас угомонили. Ладно, я пойду. Жду тебя через пятнадцать минут — нужно подготовиться к последнему тесту. Походу, Судья Григ подготовил что-то особенное, раз дал нам время на перерыв.

Девушка ушла, а я аккуратно стал облачаться в свои доспехи. Зелье, несмотря на омерзительный вкус, действовало отлично — к моменту выхода из пещеры, что служила нам самодельным пристанищем последние несколько месяцев, я уже был достаточно бодр. Жрать хотелось изрядно, но, видимо, не мне одному — чуть ниже по склону горы расположились мои соратники, устроив настоящее барбекю.

— За успех вы уже вчера выпили, — с укором взглянула на нас Каори, когда процесс поглощения мяса подходил к концу. — Так что надеюсь, до прохождения испытаний вы воздержитесь от употребления алкоголя. И к вашему сведению, у нас три последних болванки под заклинания, так что предлагаю заняться их заполнением. Я и Наронг свои потратили во время предыдущего теста, так что нам нужны новые. И одну про запас не помешает сделать. Мы в шаге от десятого Этажа, хотелось бы, что тест Судьи прошёл без неприятных неожиданностей.

Да уж, и мне хотелось бы, ведь он уже завтра. Последнее задание далось нам с огромным трудом, и мы едва не понесли потери — впервые за историю команды. Нашим заданием было зачистить эту гору и её окрестности на тридцать километров вокруг от облюбовавших её чудовищ. Одно из любимых заданий у Судей для нашей команды — идите и устройте хорошую резню. Только вот в этот раз задание оказалось куда сложнее обычного — гору заняла гигантская стая полуразумных искажённых — существ, мутировавших под влиянием астрала. Изначально мирные создание, под воздействием грязной энергетики изнанки бытия они превратились в ужасающих тварей. Это был один из самых распространённых типов монстров на всех Этажах, причем как правило куда менее опасных, чем изначальные обитатели астрала. Однако в этот раз нам попалась особенно мощная колония, возглавляемая тварью уровня Системного Князя.

Бой за гору вышел жарким. Мы два дня штурмовали её, превратив в настоящий филиал инферно. Сейчас некогда покрытая зеленью гора превратилась в уродливый, оплавленный булыжник гигантских размеров, ставший памятником нашей победы. Да уж, гринпис бы не одобрил…

Через некоторое время, рассевшись полукругом, мы приступили к процессу создания объединенных заклятий. Сложная процедура, требующая полной самоотдачи от всех участников. За время наших странствий мы достигли определённых успехов в том, как это лучше делать. Под каждого участника нашей группы мы сплетали именно тот вариант, который подходил ему больше всего, что повышало эффективность заклинания при применении. Для Каори центральным элементом заклинания нужно было делать стихию воздуха, для Наронга — воду.

Многочасовой и муторный процесс, самой сложной и скучной частью которого являлось загонять получившееся заклинание в специально предназначенную для этого болванку, при этом поддерживая заклятие на самой грани — сформированным, но не активированным. От каждого из нас исходила по одной стихии или аспекту, каждый вкладывал что-то своё. В случае с заклятием для японки мой огонь смешивался с её ветром, взаимно усиливая друг-друга. Гравитация служила для того, что снизить до минимума подвижность противника, следом за ней нерушимая каменная сфера заковывала врага в ловушку, к тому же усиливая эффект атаки. Камень должен был быть достаточно прочен, что бы выдержать тот ад, что происходил во время удара, не оставляя противнику шанса выбраться.

Как дополнительное свойство, для усиления урона, вся сфера была пронизана металлическими иглами. Когда противник, замедленный гравитацией и мощнейшими ударами десятка Воль (от каждого из нас по сильнейшему удару), попадал в сферу-ловушку с шипами, изнутри начинали бить молнии, при помощи металла устраивая неплохую встряску любому находящемуся внутри существу. Затем же наступал финальный этап — внутри начинал крутиться смерч из воздуха и пламени, до предела наполненных мощью. Затем сфера раскрывалась, исчерпав свою силу, и если противник был ещё жив к этому моменту, на него обрушивался финальный удар, в котором содержалось пятьдесят процентов всей энергии заклятия — Казнь Ветров, лучшее и сильнейшее заклятие Каори, напитанное мощью десятка Системных Лордов. На всё заклятие уходило триста тысяч единиц Духа и это при том, что у меня, смею надеяться, не самого слабого из Лордов, запас Духа был равен тридцати четырём тысячам единиц.

Казнь Ветров был удивительный по своей простоте и гениальности навык. Мой Огненный Шторм, ультимативное заклинание личной разработки, которым я по праву гордился, значительно уступал её навыку. Казнь порождала невероятно мощное воздушное давление, которое само по себе могло без труда убить неосторожного противника, призванное не дать врагу пошевелиться, а затем к зафиксированному на месте противнику с четырёх сторон разом летело по огромному воздушному лезвию. На первый взгляд — очень просто, одна запредельный уровень сродства японки со стихией воздуха и невероятное её понимание превращало порождённый энергией воздух в нечто смертоносное и ужасающее. У неё был воистину великий дар, которому даже я завидовал.

Дело в том, что чем лучше ты понимаешь аспект или стихию, которой пользуешься, тем могущественнее она в твоих руках. Скажу на примере — моя энергия плотнее, чем у Каори, так что теоретически, при использовании схожих или одинаковых навыков с равным количеством Духа, мой навык должен быть сильнее. Однако, как мы специально проверяли, когда девушка использовала Воздушное Копьё Среднего ранга, а я — Плевок Магмы такого же, мой навык слегка уступал. То есть родство со стихией и её понимание напрямую влияли на силу магии, основанной на этой стихии.

Девушка была не просто безусловным номером два в нашей команде — если быть откровенным, я сам не был уверен, что в бою один на один одолею её. Шестьдесят на сорок в мою пользу, где-то так. Всё же пользоваться на нашем ранга лишь одной стихией в бою против равного противника неразумно, приходиться комбинировать, да и в целом много других нюансов — Поле Превосходства, мастерство в боевых искусствах, качество экипировки и оружия, наличие расходников и так далее.

К чему я это всё говорю? Как нам стало известно от Судей во время покорения Башни, на десятом Этаже сейчас собираются все анклавы и боевые группы. Подъём выше десятого заблокирован, так что предвижу уже отсюда — анклавы, территории, делёж ресурсов и, конечно же, конфликты. Больше половины моих товарищей уже состояли в других анклавах, но Каори, Хасан и Сунь Вэй были свободны. И насколько я узнал за это время, только японка обладала ещё живой роднёй — старшим братом, что тоже покорял Башню. По её словам, талантами сестры Тоширо не обладал, и на момент вступления в Башню был лишь Командиром.

Хасан и Сунь Вэй уже дали согласие на вступление ряды Нуменора, Каори же пока колебалась. Поэтому, завершив процесс заполнения болванки заклинанием и расположившись на отдых (восполнять запасы Духа), я подсел к японке. Через два-три дня финальное испытание и переход на десятый Этаж, так что надо ускорить процесс.

— Каори, думаю, прошло достаточно времени, что бы ты определилась с ответом на моё предложение. Не хочу давить, но скоро мы попадём на десятый Этаж, и мне хотелось бы какой-то определённости в этом вопросе, — обратился я.

— Да, Руслан-сама. В принципе, меня устраивает ваше предложение, но есть один нюанс — я хочу разыскать своего брата по прибытию на Этаж. Раз там предвидится долгая остановка, я планировала отдать поискам все силы, но раз вы приглашаете меня присоединиться к вам, я хочу выдвинуть одно условие — вы и ваш анклав поспособствуете моим поискам. Нуменор, насколько я поняла, очень крупное и могущественное образование, так что я надеюсь, что вы поможете мне найти Тоширо. И что примите его в ваши ряды. Его возможную слабость я…

— Каори, да я кого угодно возьму, если этот человек идёт в комплекте с тобой, — довольно улыбнулся я. — Само собой, я брошу все доступные ресурсы на его поиски. По рукам?

— Да, господин. В таком случае — я ваша, — склонила голову она.

М-да, вот чего из неё не выбить — это официальность в общении со мной. С прочими она давно общалась на ты, продолжая выкать лишь мне и добавлять уважительный суффикс к моему имени. Я уже давно махнул рукой на попытки исправить это — ну хочет подчёркнуто уважительно обращаться к лидеру — пусть обращается. Правда, теперь, похоже, к этому ещё и слово «господин» добавиться, но да и хрен с ним. В конце концов, во всей нашей команде она была самым адекватным человеком в плане отсутствия тараканов в голове. Всяко лучше нимфомании Джесс, которая спала уже со всеми в команде (даже Каори как-то напоила и трахнула, за что японка, протрезвев, едва её не прикончила), алкоголизма немца, алчности Хасана, моей жестокости и прочих заскоков отряда «Бойня».

Через три дня, отдохнувшие и готовые ко всему, мы доложили Судье, что готовы продолжать. Все болванки были заполнены, как и запасы расходников. Пора было приступать к финальному испытанию.

— На этот раз испытание будет сложнее обычного. Но и за её его прохождение предусмотрена более значительная награда, — заявил Судья Ригволд. — Вам предстоит сражение на открытой местности против другой команды Избранных, что сама выразила желание сразиться с вами. В случае победы вы все получите по бонусной жизни плюс по одному артефакту Высшего ранга на выбор. Вашими противниками будет команда из девятерых Лордов и одного Князя, что уже больше года пробыли на десятом Этаже. Так как испытание повышенной сложности, вы имеете права отказаться, и никаких штрафных санкций не последует. Учитывая обстоятельства, штраф на возможность в следующий раз пройти Испытание будет сокращён до полугода. Ваше решение, Избранные?

— Что-то я впервые слышу о подобных мероприятиях, — подозрительно сощурился Мага. — С чего это нам повышение сложности и что за Князь такой, решивший нам не дать перейти на следующий Этаж?

— Его зовут Адам Вальштейн, — ухмыльнулся Судья. — Думаю, это вам должно о чём-то да сказать?

Вот сука! Значит, пришёл за дочку меня наказывать? Не сомневаюсь даже, кто ему донёс о том, что я с ней сделал. Суки Хозяева со своими игрищами, не сумели подготовить ничего, что остановило бы меня по пути, и я расслабился. А они подстраховались — устроили под самый конец засаду, как-то сумели обойти правила. И ведь сейчас даже Авидайла не вызвать — нам предложена возможность отказаться, плюс нам полагается дополнительная награда за сложность — всё по правилам. Да и жалко тратить последнюю страховку на такую мелочь.

— Что скажете, друзья мои? — поинтересовался я. — Этот ублюдок явно готов. Да и эти мудаки, — кивнул я на Ригволда. — Явно выложили ему всё, что могли, о нас.

Пиетета перед Судьями я больше не испытывал. Эти отрыжки прошлого делали всё, что бы испортить нам жизнь, особенно стараясь в отношении меня, так что я отбросил к ним всякую вежливость.

— Я не хочу терять ещё полгода, не имея гарантий, что этого мудака снова не будет в следующем испытании, — заявила Ольга. — Так что давайте пойдём и сотрём в порошок ушлёпка. Тем более уверена, что секрета комплексной магии они не открыли. Князь там у них или ещё кто — уверена, шансы есть. Обидно не попробовать, особенно учитывая, какая награда на кону.

С её мнением согласились и остальные. Что же, сожжём ушлёпка!

* * *
Андрей и Алёна сидели в той же гостиной, где девушка до этого принимала Макса. Девушка медленно помешивала ложкой травяной настой и внимательно глядела на расслабленно сидящего в кресле собеседника, что неторопливыми, маленькими глотками пил из своей чашки.

— Знаешь, с развитием наш тел, при всех плюсах вроде идеальной внешности, прекрасного здоровья и всеобщей красоты, пришли и вроде бы мелкие и поначалу неявные минусы, — первым нарушил молчание гость. — Вот, например, этот чай. Вернее, травяной сбор, но не суть. Вот вроде горячий, пар идёт, все признаки того, что напитком можно обжечься — и я по старой привычке, выработанной за четыре десятилетия, пью маленькими глотками. Инстинктивно боюсь обжечь язык или нёбо, забывая, что нынешние мы лишь внешне люди. Вот взять меня — ведь мои нынешние силы таковы, что я супермена из фильмов как щенка отделаю. И кипяток в сотню градусов в принципе не способен мне причинить вреда. Да что там кипяток! Мы даже вместо алкоголя пьём чистый яд, в сравнении с которым цианистый калий — сироп от кашля. А как влияет на нас Система? Мы лишились всего прежнего мира, девяносто девять наших близких мертвы, а нам плевать. Мы лишь констатировали этот факт и пошли дальше. И знаешь, Алёна, мне это не очень нравится. Я хочу пить обычный чай и бояться обжечься, пить нормальный коньяк, а не эти пойла, спать с женщинами, не выясняя предварительно их ранг и показатели характеристик выносливости, что бы не бояться ненароком убить, хочу…

— Андрей, — со вздохом прервала его Алёна. — Я не о этом хотела поговорить.

— Да, прости, — чуть виновато улыбнулся он. — Я внимательно тебя слушаю. Очень удачно совпало, что ты меня позвала сегодня — у меня тоже есть к тебе дело. Но дамы вперёд, — шутливо склонил он голову. — Слушаю тебя.

— Я узнала, что именно ты стоишь за Котовым. И я хочу спросить тебя, зачем ты травишь людей Руслана? Не хочу тебе угрожать, но когда он вернётся, он явно приложит все усилия, что бы вникнуть в суть происходящего. И я хочу узнать главное для себя — стоит ли мне молчать, тем самым приняв твою сторону, или стоит вспомнить, что именно он мне уже не раз помогал и всё ему честно выложить.

— Выкладывай, если сочтёшь нужным. Но какая выгода тебе от моего открытого конфликта с Русом? Он всё равно ничего не сможет изменить. Благодаря тебе его люди уже пошли ва-банк, спасибо, что посоветовала им обострить конфликт, — пожал он в ответ плечами.

— Он сотрёт тебя в порошок, — заметила Алёна. — Ты хитёр, умён и скользок, нужен сильным мира сего и так далее, но… Он выследит тебя и уничтожиттебя и твою группу. Мой человек, что встретил его на девятом Этаже, говорит, что он стал невероятно силён. Он уже ощущается как слабый Князь, хоть и всё ещё является Лордом. А его норов ты не хуже меня знаешь — если он решит кого-то убить, он пойдёт до конца. И я не хочу оказаться в числе его врагов, не зная даже, нужно ли мне это, стоит ли такой риск возможной выгоды?

— Ты глубоко копнула, Алёна. Почти до самого дна, надо сказать. Я сильно недооценил ту сеть шпионов, что ты раскинула, — чуть подумав, заговорил Андрей. — Я рад, что не ошибся в своих ожиданиях относительно тебя. Но ты не знаешь самого главного, что не удивительно — конечная цель операции «Раздор» известна только мне, Камню, Айсбергу и Буре. Поэтому и пришла к не совсем верным выводам. Но давай обо всём по порядку. Я расскажу, что мне нужно от тебя и поясню, зачем я делаю то, что делаю, а уже потом ты будешь делать выводы.

— Хорошо, — согласилась она.

— Я страшно разбогател на торговле товарами между зверями и хуннусами. Работаю, так сказать, перекупщиком и посредником, зарабатывая огромные деньги на этом. Но богатство в Башне — вещь весьма относительная, то, что огромное состояние здесь, на следующем Этаже может утратить большую часть актуальности, а ещё через пять-семь и вовсе стать мусором. Переводить всё в баллы — тоже не самый надёжный вариант, ведь во внешнем мире они ничего не будут значить. Поэтому…

— Андрей, — перебила его Алёна. — Может, ты перестанешь заговаривать мне зубы? Ты же не намерен мне сейчас втереть историю о том, что ты хочешь реализовать имеющееся преимущество здесь и сейчас, что бы потом его не терять в процессе подъёма по Этажам, а Рус с его людьми, мол, тебе нужны потому, что Бродяги слишком малочисленны. Байку о личной мини-армии в лице Руса и его фракции оставь иным. Либо говори, как есть, либо уходи.

Андрей некоторое время молча разглядывал девушку, прежде чем вновь заговорить.

— Ты права, это чушь. Ну что ж… Что ты знаешь о Фаворитах?

— Прямые потомки Хозяев Этажей. Руслан, насколько я знаю, потомок Авидайла, одного из сильнейших. Фаворитами называют не всех потомков, а лишь тех, кого признал сам их предок, но и остальные не обделены талантами. Все они быстрее учатся, имеют преимущества в тех или иных областях магии плюс обладают большим потенциалом, чем остальные.

— Верно. Всего их две группы — тридцать шесть основных Фаворитов и шестьдесят четыре вторичных. Первые обладали особым оружием, вторые — просто лучшие потомки первой сотни. Наш Рус потомок Хозяина сотого Этажа, плюс не просто одному из, а именно что сильнейшего Трансцедента. И я в этом противостоянии хочу сделать ставку на Руса. Ты ведь знаешь, чей потомок Артур Буранов?

— Понятия не имею, — развела руками Алёна. — Да и откуда?

— Действительно, откуда… Он потомок Мертольда Шёпота Ветра, Хозяина первого Этажа. И как я узнал у Судей, у Руслана каким-то образом случился конфликт с самим Хозяином данного Этажа.

— Так вот почему Артур подыгрывал Котову… — задумчиво покивала Алёна. — Но тебе это зачем?

— Всё просто — я делаю ставку на Руса. Если бы я не начал всю эту возню с обделением людей Руслана ресурсами, как думаешь, многие бы за ним последовали после того, когда он, вернувшись, оказался бы в опале у Артура? Сомневаюсь. Для подавляющего большинства это были бы какие-то личные разборки между небожителями, которые их касаются мало. Попёрли Руса из Нуменора? Да и хрен с ним, наше дело маленькое — развиваться да свои проблемы решать.

— А сейчас всё иначе, — подхватила Алёна, осознавшая размах замысла своего былого врага. — Сейчас, когда Рус явится и у него случится конфликт с верхушкой анклава, а он будет обязательно, этот конфликт, в глазах своих людей он будет героем и заступником, которого ущемляют за то, что он вступился за своих людей. И люди пойдут за ним. И в итоге у него будет своя армия — пусть не очень большая, но весьма мощная. Прими моё восхищение — сработано тонко. Но что дальше?

— А дальше, моя дорогая Алёна, зависит уже от того, что ты ответишь на моё предложение присоединиться ко мне…


Глава 19


Мы стояли на ровной площадке. В этот раз опять предполагалось не просто сражение, а игра. Правила были просты — нас перемещали в лабиринт, в случайном порядке. В лабиринте было четыре сектора, в каждый из которых закидывало по пять человек. Небольшой рандом игры заключался в том, что в каждый сектор отправлялось два участника от одной команды и три от другой. Что бы как-то сгладить шансы, все появлялись порознь.

Все четыре сектора вели в центр лабиринта. Задачей было добраться туда, пройдя напичканные ловушками и монстрами коридоры, не проиграв врагам и сохранив максимум сил — зелья использовать было запрещено. Так же в лабиринте было невозможно взлететь выше уровня стен, а сами стены были нерушимы.

Центр представлял собой мирную зону. Там запрещались сражения до момента, пока не появится оба капитана — я и Валенштайн. Как только оба капитана добирались до центра, начинался обратный отсчёт в пятнадцать минут, по окончанию которого начиналась финальная битва. В случае же, если один из капитанов погибал в своем секторе лабиринта, команде, чей капитан уцелел, выдавался бонус — возможность воскресить и вернуть на поле боя двух потерянных участников.

Вот такая вот была придумана занятная игра Судьями. Преимущество в ней изначально было у противника — неважно, сколько человек попадётся в одном секторе с Валлентайном, тот вырежет всех, то есть как минимум двоих у нас можно вычёркивать смело, тут шансов нет. Одолеть Князя была возможность лишь навалившись толпой из меня, Каори и ещё хотя бы двух человек. Уверен, тот, кто добрался до десятого Этажа тоже не терял времени и набрался сил. Хотя, будь наша схватка открытым противостоянием десять на десять — мы бы проиграли с куда большей вероятностью.

В идеале для меня было бы, что бы я с Каори попали в разные сектора лабиринта, в которых мы с ней будем по двое, выщелкнуть по трёх противников без потерь, а потом оставшимися силами сражаться в центре. Если бы нас осталось четверо на четверо, я бы попросту потянул время, пока мои товарищи не одолеют его союзников, а затем устроили бы бой четверо на одного, с недурными шансами на успех. А если уж совсем повезёт, то наши и в третьем секторе одолеют всех, и тогда будет четыре на семь в нашу пользу. Но в такое я даже не верю.

В общем, оглядевшись после перемещения в лабиринт, я двинулся вперёд. Когда-то давно я слышал что-то на тему движения в лабиринтах. Типо, поворачивай всегда в лево, и рано или поздно доберёшься до выхода. Чтож, буду двигаться и ставить метки Волей. Кстати, восприятие работало лишь на тот отрезок пути, что был в пределах моего зрения. Хотя даже не так — в просматриваемом отрезке пространства впереди и позади я мог что-то прощупать Волей, но за повороты она не заходила. И тут ограничили, уёбки. А ведь именно Воля была одной из моих сильных сторон.

Я успел миновать две развилки, прежде чем попалась первая западня. Гладкие стены лабиринта в этом месте были покрыты лианами. Воля не прощупывала их, они воспринимались как самые обычные растения. Настороженно оглядев их, я даже метнул шарик пламени в ближайшую — и та с шипением сгорела. Окончательно уверовав в то, что это обычная декорация, я двинулся дальше, и моя самоуверенность сыграла со мной злую шутку. Примерно в середине коридора растения внезапно хищно метнулись ко мне, но реакция не подвела меня, и первый удар оказался встречен Куполом Тёмной Воды.

Вокруг меня бесились, гневно атакуя мою защиту, сотни и тысячи лиан. Присмотревшись, я прочёл:

— Ядовитый плющ, 732 уровень. Растение Высшего ранга.

Высший ранг у растений соответствовал Бессмертным. Причём у них не было чёткого разделения, как у разумных, на Лордов, Князей и так далее. В их случаее как повезёт — чем старше растение и чем более благоприятным было место, в котом оно выросло, тем оно сильнее. Конкретно это соответствовало довольно сильному Лорду.

Круговая волна пламени выжгла ближайшие ветви, но тут на остальных лианах начали стремительно расцветать цветы. Пару секунд — и из каждого расцвётшего бутона устремилось по лучу света. Каждый такой лучше соответствовал навыку четвёртого-пятого класса Высокого ранга, не более — но их с каждым мгновением становилось всё больше и больше. Десятки, затем сотни лучей секунд за пять сломили мой Купол, вынуждая меня сразу же ставить новый. Я раз за разом сплетал Огненных Змей, выжигая проклятые лианы, коридор заполнил гул пламени и треск сгорающих растений — но их с каждым мигом становилось всё больше и больше. Я уже несколько раз менял Купол, световых лучей становилось всё больше и больше — и тогда я решил призвать Аватара Пламени.

Доработанный мной навык стал куда могущественнее и долговечнее, но и потреблял энергии немерянно. Треть общего запаса Духа требовалось вложить в это чудовище, однако оно себя полностью оправдывало — ибо по силе соответствовало Системному Лорду средней руки.

Призванный в этот раз Аватар не обладал гигантским ростом — видимо, законы этого места давили на него, поэтому вместо трёхсотметрового гиганта передо мной предстал воин с глефой метров двадцати в высоту — аккурат на пять метров ниже высоты стен. Аватар обладал всеми моими навыками, связанными с огнём, и был моей гордостью — ведь при правильном применении был куда полезнее Огненного Шторма. Не говоря уж о том, что имел куда больше применений.

Теперь я сосредоточился чисто на защите, в то время как созданный мной конструкт принялся выжигать мерзкое растение. Однотипные и туповатые атаки типа световых лучей не действовали на моего усовершенствованного красавца — тут требовались или атаки на основе воды, либо комбинированные навыки, в которых сочеталось множество стихий и аспектов, что бы суметь дестабилизировать его структуру.

Под конец растение всё же сумело подкинуть неприятный сюрприз, собравшись с силами и пробив мой купол особо мощной атакой лучами свет. Меня это, конечно, не ранило, но выжгло последние крохи энергии в артефакте — рукавице Окреи, за счёт которого я и держал защиту.

После победы я всё же не ушёл в минус — на пепелище я мгновенно ощутил Волей, что мне достался ценный трофей. Разгребя кучку золы, я наклонился и поднял добычу.

Корень ядовитого плюща Высшего ранга.

Что ж, для меня предмет бесполезный, но для Маги будет в самый раз — он как раз специализируется на магии Земли с уклоном в друидизм. При должных усилиях он сумеет их этого корня вырастить себе могучего питомца — ну или использовать в алхимии, ингредиенты высшего ранга с активных растений, способных дать отпор, ценились дороже всего.

Дальше я шагал уже на пару со своим Аватаром Пламени. Гигансткий воин, сотканный из разноцветных языков пламени и вооружённый сияющей огнём глефой, молча вышагивал впереди. Следующая неприятность поджидала нас через двадцать минут странствий по запутанным коридорам. И на этот раз опасность оказалась посерьёзнее — мы нарвались на небольшую стаю фурболгов — изменённых астралом медведей.

Коридор тоже, как назло, преобразовался под действием магии Судей — вместо прохода шириной пятнадцать метров мы каким-то образом оказались на неровной, бугристой поляне. Полтора десятка тварей, среди которых было трое Зверолордов и двенадцать Вождей, тут же метнулись в атаку. Гиганта я отправил разобраться с Вождями, сам же, перехватив поудобнее глефу, метнулся к троице Лордов.

Двое из них тоже рванули мне на встречу, третий же начал медленно сплетать нечто мощное и убойное. Не теряя времени даром, я обрушил на не ожидавших от меня такой подставы мишек-мутантов Вес Времени, и, пользуясь их секундным замешательством, первым же взмахом отсёк одному из них лапу.

Вообще, даже для меня это было довольно сложной задачей — вот так легко отсечь тварям ранга Зверолорд конечность. Их естественная защита значительно превосходила мой доспех, так что их рекомендовалось глушить толпой, с расстояния и могучей магией — но благодаря навыку Астрального Лезвия их броня почти не оказывала мне сопротивления. Конечно, дай монстры себе труд применить хотя бы что-то наподобии защиты энергией своих тел, и ничего бы не удалось — но они слишком привыкли полагаться на свою мутировавшую плоть.

Астральное Лезвие — довольно специфичный навык. По сути, это было особое переплетение энергии Астрала и Воли, позволяющее без труда рассекать любую защиту, основанную на неструктурированном астрале. Если говорить доступным языком — это был специальный навык для охоты на мелких и средних по силе монстров, изменённых Астралом. Они привыкли полагаться на усиления чистой энергией, что даровала им изуродовавшая их сила, и как раз её без труда рассекало Лезвие. Навык мало кому ведомый, кроме тех, кого я ему обучил лично, и изрядно облегчающий борьбу с этими тварями.

Обиженно взревев, раненный мной враг отпрыгнул. Его коллега, наоборот, обрушил на меня мощную волну Астральных Искажений — тупой уродец не успел осознать, что моя связь с этой стихией куда крепче и стабильнее, чем его. Я просто развеял вражеское заклятие усилием Воли, подкреплённой небольшой порцией Духа.

Не останавливаясь, я продолжил двигаться к своей изначальной цели — третьему медведю. На ходу призвав Гнев Небес, я обрушился на противника, рассекая направленный на меня огромный шар чистого холода, что по замыслу его создателя должен был обратить меня в лёд. Не выйдет, Михайла Потапыч, Не со мной. Рассечённый на две половинки монстр рухнул к моим ногам, и я, приняв на созданный своими силами Купол Тёмной Воды сдвоенный удар молниями от обоих оставшихся мишек, рванул к ним.

Те, наученные горьким опытом, уже не старались задавить меня Путём Астрала. Тем временем мой Аватар во всю давил несчастных Вождей, не скупясь на использование навыков. Конечно, ему доступны были лишь чисто огненные атаки, но даже так, у меня их было более чем достаточно. Правда, на мой взгляд, расходовал он энергию чересчур быстро — можно было задавить противников и с меньшим расходом сил, но тут уж ничего не поделать — в автономном режиме он был далёк от совершенства, заклятие предстояло ещё дорабатывать и дорабатывать. Но пока и так сойдёт, мне же нужно было сосредоточиться на паре фурболгов.

Покалеченный мной монстр, кстати, вовсю пытался, приложив отрубленную лапу на место среза, регенерировать её. Получалось с трудом, но он имел на это все шансы — Зверолорды обладали запредельной живучестью. Даже тот, которого я разрубил пополам, был ещё жив, так что, прежде чем продолжать бой, я начисто сжёг его тело Белым Пламенем — и лишь затем начал кастовать Огненный Шторм.

Надо было одной мощной атакой ещё больше усугубить положение врагов, что бы мой Авар успел прийти на помощь. Одновременно с моей атакой огромные пласты земли, стремительно плотнея и обрастая множеством шипов, взметнулись вокруг меня, стремясь задавить и прикончить. Второй фурболг сосредоточился на защите, выставив на пути моей атаки какой-то барьер.

Грохнуло весьма знатно, у меня аж уши заложило. Себя я защитил очередным Куполом плюс барьером доспехов — этого едва-едва, но всё же хватило, что уцелеть и не получить травм. Мой Огненный Шторм бушевал во всю, так что огромную массу окаменелой земли с меня просто смело взрывной волной. Я сам едва удержался на ногах — и то лишь потому, что надавил на себя Угнетением, навыком Кольца Живоглота, увеличивающим гравитацию на выбранном объекте.

Противников, к моему удивлению, не прикончило. Да, их изрядно опалило и изуродовало, но тем не менее, они были всё ещё живы и не собирались сдаваться. Видимо, их защита оказалась чуток покрепче, чем мне казалось. Да и в целом — такие твари в разы живучее и крепче людей. Природа таким образом компенсирует этим тварям отсутствие нормального разума.

Тем не менее, это была уже агония. Мой Аватар уже шёл к ним сбоку, постепенно раскручивая над головой глефу и готовя свой сильнейший навык — Поток Белого Пламени Высшего ранга третьего класса. Я тоже не стал медлить — нельзя дать им прийти в себя, нужно прикончить как можно быстрее, что бы сэкономить силы.

Я повторно призвал Гнев Небес. Нынешний я кардинально отличался от того, каким я пришёл в Башню — теперь я мог использовать этот навык столько, сколько потребуется, не опасаясь перегрузить энергетику. Целью нашего сдвоенного удара мы оба выбрали первоначально раненного мной монстра. Бедолаги фурболги просто не успели толком среагировать — слишком были изранены. После того, как наша сдвоенная атака прикончила второго Зверолорда, оставшийся рванул прочь, и пространство, в котором шло сражение, тут же исчезло. Я вновь был в лабиринте, а впереди стремительно удирал последний из медвежат. Можно было, конечно, погнаться и добить — но я решил не тратить силы.

Блядь, такими темпами я и без всяких Системных Князей провалю испытание. Всего два раза напоролся — а уже большей части сил как не бывало. И зельями не воспользуешься — только своими силами, только хардкор. Пришлось действовать по старинке и садиться в медитативную позу, что бы восстановить силы. Раз за разом прогоняя энергетику по методу, которому меня научил Феникс.

Просидев так пять с половиной часов, я полностью восстановился, попутно восполнив до краёв энергию моего Аватара. Впервые столь долго его использую, кстати.

Двинувшись дальше, мы, на удивление, три часа путешествовали, не влипая в неприятности. Пару раз мы снова натыкались на разные ловушки — но наученные горьким опытом, обходили их стороной. Теперь тактика «всегда поворачивай влево» была забыта, так что я брёл наугад. Не очень люблю подобные заковыристые задания, я больше сторонник хорошей драки грудь на грудь. Не в тупую разумеется — сперва к ней тщательно подготовившись, но всё же без долгих блужданий в поисках не пойми чего. Эх, и почему нельзя было раскидывать всех хотя бы попарно? С моим огненным истуканом особо не поболтаешь, а так хоть не такая скука была бы бродить по унылому, однообразному лабиринту.

На исходе третьего часа я нос к носу столкнулся с каким-то здоровяком. Дурные шутки лабиринта — за повороты восприятием не пролезть, так что столкнулись мы с ним буквально. Среагировали мы оба мгновенно, но по разному — он стремительным рывком попробовал отскочить назад, я же, наоборот, рванул на него. Я оказался быстрее, и мои пальцы сомкнулись на стальном воротнике его доспеха, без особого труда чуть помяв металл — экипировка у парня была класса третьего, не выше.

Однако мой оппонент тоже оказался далеко не промах — ударом окованного сталью щита он сбросил мою руку и выхватил меч, тут же заискрившийся разрядами электричества. Вот оружие у него, кстати, было весьма недурственного качества, причём явно не дешёвая штамповка от Системы — походу, ковал мастер-артефактор на заказ.

Мощным пинком в грудь я отшвырнул противника подальше, перехватывая глефу обеими руками.

— Ты кто такой, чучело? — миролюбиво поинтересовался я. — Отвечай, пока тебя не отшлёпали. Я сегодня добрый.

Вместо ответа тот попробовал надавить на меня Волей — вот чудак человек! Прекрасно же чувствует, что я куда сильнее, и всё равно рыпается. Не дожидаясь, пока противник разродится заклятием, я обрушил на него всю мощь гравитационного давления, на которое был способен, и резким ударом древка под колени повалил противника на землю.

Тот мгновенно оказался закрыт сферой молний, но я и не собирался атаковать — мне было необходимо прояснить, кто в команде врага и на что они способны, так что я демонстративно отошёл на пару шагов и закинул оружие на плечо.

— Так и будешь в молчанку играть? — поинтересовался я. — Будь у меня желание тебя прибить, я бы уже действовал. Ответь на несколько моих вопросов — и я тебе заплачу.

— Я связан клятвой, — ответил он. — Так что не могу тебе помочь. Продолжим!

А жаль, честно говоря. Хотя это следовало предполагать — парень походу наёмник, и за оговорённую плату взялся выполнить дело. Наверняка с него взяли клятву на время испытания не помогать врагу и не разглашать информацию, но попробовать стоило — а вдруг повезёт?

Как только я услышал ответ, Аватар, всё это время молча стоявший за моей спиной, словно почувствовав мой настрой, обрушил на врага Поток Белого Пламени. Сфера молний пошла рябью и чуть прогнулась под натиском этой атаки, я же, воспользовавшись выигранными мгновениями, обрушил на противника Вес Времени и гравитационное давление.

В следующий миг в нас полетел ответный удар. Толстый, метра два толщиной, жгут слепяще голубой молнии обрушился на меня — противник явно применил свою ультимативную способность. Молнии, воздух стремительный водяной смерч — что бы защититься от этого, мне пришлось использовать Огненный Кокон и непрерывно вливать в него силу. В какой-то момент мне показалось, что я не удержу защиту — скорость, с которой он вливал в соё заклятие Дух была поначалу даже выше, чем та, с которой я подпитывал свой сильнейший защитный навык.

Противоборство наших энергий продолжалось секунд тринадцать — очень, очень долго по меркам таких боёв. В конце концов, меня с грохотом впечатало в противоположную стену — такой мощи от этого парня я совсем не ожидал. Но тут подключился Аватар — не мудруствуя лукаво, он обрушил на атакующего меня здоровяка весь арсенал доступных ему навыков. Огненный Столб, Огненные же Змеи, Вспышка Сверхновой и Копья Синего Пламени — он сыпал ударами со скоростью хорошего пулемёта, ни на мгновение не прерываясь.

Его атаки разбивались о водяной смерч, что всё ещё кружился вокруг нас. Вода отлично дополняла атаку молний, проводя их через себя и значительно усиливая. Всё пространство коридора, в котором мы сражались, превратилось в мешанину пара, электрических разрядов и языков пламени.

Тем не менее, самое главное Аватар сделал — часть натиска противника рассеивалась, сталкиваясь с его атаками, что позволило мне собраться и ответить. Я сформировал Огненный Шторм, вкладывая в него огромное количество Духа, и швырнул в направлении врага.

Грохот был неописуемый. Я на некоторое время оглох и наполовину ослеп. Всё тело чувствовалась как хорошо отбитый кусок стейка — взрывная мощь двух наших навыков оказалась такова, что моя защита попросту не сумела поглотить весь урон. Где-то в конце коридора, у самого края, жался отброшенный, уменьшившийся до четырёх метров, практически потухший Аватар. С огромным изумлением я ощутил от него волну нестерпимой боли и страх — страх смерти! Как так? Как моё творение обрело жизнь!? Меня так поразило увиденное, что я совершенно забыл о своём плачевном состоянии и недобитом враге. Аватар полз ко мне, молча глядя на меня. Это было… Ну, словно умирающий щенок ползёт к хозяину. Даже у такого, как я, что-то шевельнулось в душе.

Всмотревшись, я увидел, что энергетические узлы и нити энергоканалов в моём творении в ужасном состоянии. Разглядывая его повреждения, я с удивлением всё больше понимал, что его структура куда сложнее и глубже того, что в него закладывал я. Больше того — моё изначальное заклятие на фоне этого, хоть и покалеченного, но всё ещё шедевра, не тянуло даже на корявую пародию. Как же тебе помочь, малыш?

И тут в него влетела молния со стороны, как оказалось, ещё не добитого здоровяка. Тот лишился обеих ног и правой руки, но всё равно был твёрдо намерен драться до конца — и в другой ситуации я бы отдал ему должное, но не теперь

— Ублюдок! — взревел я, обрушивая на врага всю мощь Воли.

Тот захрипел, не в силах удержать барьер на своём разуме. В порыве гнева я метнулся к врагу, и, сорвав с его головы шлем, с силой потянул вниз его нижнюю челюсть. Бешенство душило меня, и я с радостью, перехватив челюсти урода, потянул одну в верх, другую вниз, непрерывными атаками Воли не давая ему собраться и использовать магию. Здоровяк в ужасе мычал, пытался дёргаться и сопротивляться — но всё было бесполезно. Я медленно оторвал его нижнюю челюсть и, окутав кулак пламенем, воткнул ему в глотку. Думаю, он меня надолго запомнил.

Обернувшись к Аватару, я увидел…


Глава 20


Покончив с безымянным здоровяком, я тут же бросился к Аватару. Тот совсем побледнел и уменьшился до размеров обычного человека. Надо помочь ему, я чувствую его боль и отчаяние, но что делать не представляю.

Я начал вливать Дух в бедолагу, но простое переливание энергии не решило проблему, а лишь отсрочило. Существу стало явно легче, но повреждения не затягивались, а энергия всё так же стремительно утекала, с чуть меньшей скоростью, чем я вливал её в него. В отчаянии я начал сращивать порванные каналы, уплотнять растворяющиеся узлы энергии, пытаясь таким образом хоть как-то поддержать жизнь в Аватаре. Я разделил сознание на полтора, а затем и на два десятка потоков, стремясь всюду успеть — но повреждений было тысячи, так что мои попытки были сродни тому, что бы вычерпать трюм Титаника, после его встречей с айсбергом, ведром. Я просто не представлял, что мне делать, как никогда отчётливо поняв, насколько тяжелее что-либо созидать, чем разрушать.

— Что же мне с тобой делать, малыш? — прошептал я.

Тот, как будто поняв мои слова, ответил эмоцией, напоминающей смирение. Мол, ты сделал всё, что мог, друг, не трать больше сил. И это меня взбесило.

— Да хуй там! Терпи!

Как всегда, на помощь пришёл мой самый верный помощник — гнев. Зарычав от ярости, я усилием Воли сотворил небольшое лезвие из Тёмной Воды и рассёк им оба запястья, причём вдоль, а не поперёк — что бы крови вытекало побольше. Напрягшись ещё больше, я не позволил краям раны сомкнуться и начал напитывать вытекающую из моих густую, алую жидкость чистой жизненной силой. Это был весьма опасный приём — пару лет назад соприкоснувшись с возможностями магии крови, я очень аккуратно вникал в тонкости этого искусства. А так как его принципы кардинально отличались от всего, что я знал и умел, без толкового наставника хоть сколь-либо значительными успехами я похвастать не мог — моим максимумом являлось усиление заклятий ценой жизненной энергии. Причём с чудовищно низким КПД — восемь десятых этой энергии уходило в никуда, а при перерасходе её вполне реально было двинуть кони.

Однако сейчас я не видел иного выхода. И я вливал эту энергию, щедро делясь собственной жизнь с этим странным существом, не скупясь и не задумываясь о последствиях. Аватару на глазах становилось лучше — и я понял, что на правильном пути. Однако тут возникла новая проблема — я сам был изрядно потрёпан, плюс мой запас жизненных сил тоже не был бездонен — так что я отчётливо понял, что даже отдав всю свою жизнь до капли, не сумею спасти своего подопечного.

Понял это и он — и попытался разорвать нашу связь со своей стороны. Эта только появившаяся и начавшая себя осознавать жизнь не готова была продолжить своё существование ценой моей гибели.

— У тебя ещё есть шанс спасти его, потомок Авидайла, — раздался голос из-за моей спины. — Чем убивать себя, почему бы не воспользоваться тем великим даром, что достался тебе?

Оглянувшись назад, я увидел невысокого, одетого простые брюки и рубашку, что странно смотрелись под длинной золотой мантией, спадающей до самого пола, мужчину. Лет тридцати на вид, со спокойным, умным лицом и длинными, пепельно-серыми волосами ниже плеч. Он не имел при себе никакого оружия, не источал никакой особой ауры и вообще… словно нарочито обычный, что ли? Ничего, кроме волос и плаща, не выделяло его. Однако стоило взглянуть ему в глаза, и это впечатление мгновенно испарялось — горящий ярким золотом взор пробирал до самой глубины души, невольно заставляя склонить голову перед обладателем этих глаз. Спокойный, уверенный в себе и своих силах и своём праве приказывать и требовать от других выполнения его приказов — подобных ему я ещё не встречал. Даже Хозяева Этажей, да что там, даже сам Авидайл не внушал мне подобного трепета и не распространял вокруг себя такую мощную, практически осязаемую ауру величия. Кто бы это ни был, но он явно не рядовой Трансцедент, пусть даже и из первой сотни. Ко мне пожаловал кто-то воистину значимый, и даже в своём состоянии я не мог не склонить голову перед этим существом — и к разнице в силах это не имело никакого отношения.

— Не стоит кланяться, потомок Палача, — улыбнулся он. Ощущение величия и властности мгновенно исчезло, и я вновь почувствовал себя в своей тарелке. — Так почему ты действуешь столь топорно? — с любопытством наклонил он голову на бок.

— Прости, не знаю твоего имени, великий, — осторожно начал я, не прекращая своего занятия и наконец подавив сопротивление упрямого пациента. — Я не представляю, о каком именно даре ты говоришь. Но буду весьма признателен и бесконечно благодарен, если ты укажешь на моё невежество.

— А ведь я был против этой идеи с Башней, в которой дети будут грызть друг-другу глотки ради крох силы и знаний. Естественный отбор, говорили они, — вздохнул он, осуждающе покачав головой. — Селекция выкристаллизует лучших, говорили они, лишь полученное с риском для жизни будет цениться… И что в итоге? Редчайшее даже в истории хуннусов явление, признак огромной удачи — а добравшийся до ранга Бессмертного Лорда, причём весьма могучего даже по временам расцвета империи, понятия не имеет, что делать. Больше того — даже не осознаёт, в чём дело.

Я молча слушал, не перебивая. Умолять и упрашивать в таких случаях бессмысленно — он видит, как я близок к критической отметке даже лучше меня самого, так что если посчитает нужным вмешаться и помочь — сделает это, если же пришёл просто поворчать о том, что молодёжь нынче не та — его никакие уговоры не заставят действовать. Перед глазами уже начинало мутнеть, я лихорадочно перебирал все доступные мне варианты — и не находил того, что мог бы чем-то помочь.

— Вашему поколению не хватает фундаментальных, базовых знаний о том, что такое Дух и как его использовать. Вы жадно поглощаете любую информацию и недурно комбинируете силы, создавая разрушительную магию, порой даже действительно достойную того, что бы зваться Высшей, но абсолютно не понимаете, как всё это работает. Спроси тебя, как работает твой Огненный Шторм — ты же даже сам не сумеешь внятно и чётко всё описать, хоть и создал это заклятие сам… Ладно, — решительно оборвал он сам себя и приблизился к нам. — В тебе горит крупица силы Авидайла, той самой Искры, что ты использовал, что бы призвать его ещё там, на первом Этаже. Я так понимаю, она твоя страховка на случай непредвиденных ситуаций с Судьями или Хозяевами? Возможность призвать на помощь первого среди великих — бесценна. Даже на чужом Этаже ему под силу одолеть почти любого из Хозяев.

— Там, куда я направляюсь, она, скорее всего, бесполезна, эта страховка, — прохрипел я. — Хозяин десятого Этажа — не тот, кто уступит Авидайлу на своей территории. Так что лимит своей полезности эта Искра уже исчерпала.

— Не соглашусь, потомок Авидайла, не соглашусь, — снисходительно улыбнулся мой собеседник. — Пусть она крохотна, пусть по сравнению с силой того, кто даровал её тебе — она лишь очень малая крупинка, но тем не менее у неё множество применений. Ведь сколь бы малой она не была для Авидайла, на твоём уровне — это сгусток невероятно чистой и плотной энергии высшего существа, что можно использовать, как минимум, для собственного усиления. Не знаю, говорил ли тебе это твой предок — но ещё десяток лет и она начнёт растворятся в тебе. И тем самым изрядно увеличит плотность твой энергии, пропускную способность каналов, сродство с пламенем и молниями, а так же физические характеристики. Как и потенциал в целом.

— А можно использовать и по иному, — продолжил он после нескольких мгновений молчания. — Просто высвободи её в одной атаке, выплеснув через соединение с Огненным Штормом, и этот лабиринт спалит дотла. Весь, целиком и разом — и пусть при этом твои товарищи лишатся по одной жизни, сам ты уцелеешь и вместе с ними перейдёшь на следующий Этаж. Ты ведь и сам понимаешь — шансов на победу в этом испытании у вас немного. Признаю, они есть — не больше десяти процентов. А ведь твой враг и в следующий раз будет здесь. Он готов быть твоим препятствием ещё долго — и всё это время ты будешь здесь, пока все прочие получают всевозможные блага на одном из богатейших Этажей Башни. Разрыв в силе будет лишь расти, со временем твои товарищи тоже покинут тебя — никто из них не станет жертвовать своим будущим и рисковать полным обнулением из-за того, что ты нажил в своё время опасного врага. И тогда задача станет и вовсе невыполнима — ведь возможности для усиления на десятом Этаже в разы превосходят всё, что есть на девятом. И будь уверен — Абрахам ими воспользуется.

— Есть и третий вариант — я могу подсказать тебе, как, используя Искру, прямо сейчас прорваться на ступень Системного Князя. При переходе на следующий ранг на ступени Бессмертного мгновенно восполняются все силы и исцеляются любые — абсолютно любые, заметь! — травмы. Став Князем здесь и сейчас, ты сможешь подобно степному пожару промчаться через все препятствия лабиринта — он ведь рассчитан лишь на Лордов и слабых Князей, ты же, перешагнув на следующую ступень развития, сразу станешь отнюдь не слабым Князем. Не таким сильным, как уже сейчас Абрахам — ведь не смотря на то, что среди себе подобных он ниже среднего по способностям и силам, он всё же не первый год на данной ступени — но у тебя и твоих друзей появятся более чем реальные шансы на победу. Больше того — даже если ты проиграешь в этом испытании, то будучи на ступени Князя и обладая большим потенциалом, чем твой противник, ты даже при разнице в условиях развития сумеешь к следующему разу победить его.

— Ну или четвёртый вариант — ты можешь помочь этому забавному существу — кивнул он на Аватара. — Спасёшь с помощью этого ему жизнь, останешься израненным в этом лабиринте и окончательно сведёшь к нулю свои шансы. Мы не в романе про добрых волшебников и благородных воинов, что жертвуют выгодой по поводу и без — мы в суровой реальности. Так скажи же мне, дитя, какой выбор сделаешь ты? Что бы ты не решил — я объясню, как этого добиться. Мне очень любопытно посмотреть, что выберет фаворит Авидайла.

Я совру, если скажу, что не колебался. Больше того — любой, кроме абсолютного идиота, выбрал бы либо первый, либо третий вариант. На крайняк — второй вариант, ради мгновенного и гарантированного результата. Но подумав с пару минут, я решился.

— Скажи мне, о великий, как использовать её для исцеления этого существа, — кивнул я.

Тот молча смотрел на меня, подняв бровь — мол, ну и дурак же ты, парень. Однако дураком я не был.

— Твой предок выбрал бы второй вариант — смести всех и идти дальше. Собственно, благодаря таким решением он и стал сильнейшим среди нас — а так же получил прозвище Кровавый Палач. Я бы лично выбрал третий — как самый оптимальный в плане мгновенной и долгосрочной перспективы для меня лично и для моих товарищей в частности. Чем же руководствуешься ты в своём решении? — поинтересовался он.

Сказав это, он буквально мановением брови разорвал мою связь с Аватаром, тем самым, фактически, спасая мне жизнь. И одновременно с этим стабилизировал состояние моего подопечного — не исцелил, а словно бы заморозил все разрушительные процессы в его теле.

— Благодарю, великий, — вновь склонил голову я, с усталым вздохом прислоняясь спиной к стене. Никаких сил уже не осталось — меня сейчас кто угодно одним плевком прикончит. — Вы всё правильно сказали — именно второй и третий варианты наиболее разумны. Первый — слишком долго ждать результатов, и не факт, что они компенсируют мне застревание здесь и отставание по Этажам в будущем. По поводу того, что бы устроить тут ядерный взрыв — слишком… Ну, как по мне, слишком преждевременно. Как вариант на крайний, безвыходный случай — отлично, но использовать её таким образом здесь и сейчас, не исчерпав остальные варианты — попросту преступление против логики. Вариант номер три… Честно признаюсь, мне очень, очень хочется согласиться именно на него. Сила, огромная сила и возможности, что дарует этот ранг, очень соблазнительны для меня. Скажу вам больше — не только в контексте этого боя. Это возвысит меня не только как бойца-одиночку, но и придаст мне куда больший политический вес, позволит увеличить свою власть и повысить положение в обществе, откроет возможности заполучить больше ресурсов и ещё многое, многое другое, чего мне очень хочется.

— Так почему нет? К чему эта игра в благородство, столь не свойственная тому, кто официально признан главным Злом в Башне, хуннусу с прозвищем Мясник, достойному потомку Кровавого Палача? Только не говори, что ты собираешься таким вот образом искупать грехи или что-то в этом же духе, — фыркнул он.

— И не подумаю, о великий, — усмехнулся я. — Понимаете, мне пришла в голову иная мысль. Вы, хоть и не назвали своего имени, явно противник моего предка — иначе вас сюда не допустил бы Атралег, Хозяин данного Этажа. Вариант, что вы Судья, я даже не рассматриваю — вы явно из числа тех, кто достиг этапа Абсолюта в своей Трансцедентности. Так что я уверен, что вы не слишком заинтересованы в том, что бы я сделал верный выбор. Именно поэтому вы привели мне такие примеры — мгновенное решение всех проблем, если я копия Авидайла, вариант с долгосрочной перспективой, если я окажусь действительно дальновиден, и быстрое усиление, причем не временное, а действительно стоящее, что многократно поднимет мои шансы на успех сейчас или, если я вдруг не сдюжу, практически гарантированную возможность одолеть врага чуть позднее, после тщательной подготовки. Ведь по неведомым мне причинам, вы можете выставить против меня лишь Абрахама — иначе это был бы кто-нибудь куда сильнее, кто гарантированно сумел бы разгромить меня при любом раскладе. Думаю, есть определённое ограничение, установленное самим Хунну, которое вы обойти не в силах — ибо он куда сильнее любого из вас. И тогда остаётся вопрос — зачем вы столь негативно отозвались о шансе помочь этому существу? Мне остаётся лишь предполагать, но всё же некоторые соображения у меня имеются.

— Поделись ими со мной, будь добр, — заинтересованно отозвался он.

— Думаю, это своего рода двойная ловушка. У столь могучего существа, как вы, явно имелись возможности собрать информацию обо мне и составить мой психологический портрет. Вы, как мне кажется, нарочно преподнесли всё так, что бы я заподозрил, что четвёртый вариант самый выгодный для меня. Ведь вы не сказали, что исцеление этого существа мне ничего не даст — вы лишь с сарказмом спросили, зачем мне это. И это было основной вашей ловушкой, тем самым вторым слоем — зная меня, вы не могли не предположить, что я, заподозрив подвох в столь очевидной подводке меня к четвёртому варианту, откажусь и выберу третий. Я, как вам, наверное, известно — а вам наверняка известно, если вы тот, о ком я думаю, — не раз сталкивался с разного рода предательствами и подставами, так что по идее, я бы в итоге отказался от мысли выбрать четвёртый вариант. И знаете, будь это я трёхлетней давности, только попавший в Башню — так бы и было. Но я изменился за эти годы, так что сейчас я всё же рискну выбрать четвёртый вариант. Расскажите, как мне передать искру Аватару, великий.

— Согласен, сказанное тобой имеет смысл, — медленно кивнул он, оценивающе разглядывая меня. — Но скажи, а почему ты решил, что я не солгал о сказанном? Вдруг все мои слова ложь и всё, что я делаю, это сбиваю тебя с толку, и все предложенные мной варианты в итоге приведут тебя к беде? Может, не сейчас, но в будущем?

— Потому, что за это время я понял, что как бы вы, хозяева Этажей, не старались показать, что всё в этой Башне в вашей власти, на самом деле это не так. В Башне есть определённый список правил, небольшой, но есть. И эти правила вы нарушить не можете — иначе может вмешаться Хунну, который является Хозяином не Этажей, а всей Башни в целом.

— Ты прав лишь от части, дитя, — ответил он. — Есть и другие причины, но говорить я тебе о них не буду. Скажу лишь вот что — ты меня заинтересовал. Твоя ставка оказалась верной — лучшим для тебя решением будет именно четвёртый вариант, исцеление этого существа.

Внезапно в моей голове само по себе появилось знание о том, что и как надо делать, чтобы трансформировать Искру Авидайла в поток энергии, что завершит лечение Аватара. Я немедленно занялся этим, пользуясь тем, что странный пришелец всё ещё поддерживает стабильность этого существа.

Это была действительно высшая магия. И дело даже не в том, что требовались какие-то особые сверхъестественные усилия в плане расхода энергии или высочайшие показатели её плотности — отнюдь нет, что бы справится с самим действом, хватило бы средней руки Генерала. Сложность была в ином — в невероятно запутанных манипуляциях Духом. Я впервые столкнулся с подобным стилем магии — энергия не преобразовывалась в ту или иную форму, в зависимости от заданных магом параметров — в огонь, воду, гравитационное давление или силу пространства, нет, ничего подобного.

Здесь шла работа самим Духом в его естественном, чистом виде. Требовалось взять невероятно плотный сгусток энергии в виде язычка пламени (так перед моим внутренним взором выглядела Искра) и постепенно «остудить» её края, аккуратно, бережно и медленно вливая свою энергию в него. Затем, когда Искра немного остынет по краям, зачерпнуть немножко, самую каплю своей жизненной силы и направить её к ней. Это требовалось, что бы она почуяла и признала меня потомком Авидайла и позволила взять её под контроль.

И тут началось самое сложное. Попытка провести по моим энергоканалам это пламя была сродни попытки ребёнка проглотить центнер магмы. Меня испепелило и уничтожило бы. Всё, что я сделал перед этим, было лишь подготовкой к основному действу, и лишь сейчас начиналось самое главное. Мне стало страшно — эта сила, как я чувствовал, могла в случае неудачи уничтожить меня так, что все десять жизней разом исчезли бы. Оставалось бы уповать лишь на Нирвану Феникса — не зря же в её описании было указано, что навыку плевать, от чьей руки и при каких обстоятельствах меня уничтожит.

— Страшно, молодой человек? — поинтересовался с любопытством глядящий на меня Трансцедент. — И правильно, тебе и должно быть страшно. Это очень сложный процесс, требующий предельной осторожности и аккуратности. Не спеши, переведи дыхание перед тем, как продолжить. Хоть ты и выбрал самый лучший из четырёх вариантов, но он ещё и самый сложный для исполнения. Но ты должен был и сам понимать — чем выше награда, тем выше и риск. Оставляя в тебе эту Искру, Палач сделал то, что не доступно почти никому, кроме, пожалуй, первой десятки среди хуннусов. Ведь его Искра, мало того, что предназначена была для того, что бы сделать тебя сильнее, ещё и не имеет главного минуса подобных даров — она не вредит твоему потенциалу. Любой достаточно сильный Трансцедент, достигший стадии Осознания Законов(2), способен усилить своего кровного родственника подобным образом. Однако подобное усиление навсегда перечеркнёт почти весь его потенциал. Как сделать так, что бы подобного не случилось, знают лишь десятеро в нашей расе, но даже они никого не сумеют подобному обучить, ведь каждый из Трансцедентов уникален. Для нас нет одинаковых решений в подобных делах, и каждый вынужден искать свои пути, принимая во внимание все грани своей сущности. Именно поэтому Ойса Тень пыталась изучить Искру в тебе — надеялась почерпнуть что-то из наблюдений за ней и попробовать помочь носителям своей линии крови. Вот только подобная Искра — это не просто энергия, она несёт в себе крупицу души и разума её создателя, так что бедняжка жестоко поплатилась за свою попытку. Теперь ей ещё много десятилетий восстанавливаться, причём едва ли она сумеет сделать это в полном объёме.

— Так Авидайл её не убил? — удивился я.

— Открою тебе маленький секрет — смерть смерти рознь. Вижу по твоим глазам, что ты не совсем меня понимаешь, поэтому поясню. В зависимости от того, кто именно тебя убил, вернее, насколько силён убийца, и от того, сколь велика твоя собственная сила, зависит сложность твоего возрождения. Трансцедента вообще убить очень сложно, и уничтожения физического тела для этого совсем недостаточно. Потому и зовётся этот ранг Трансцедентностью — он выходит очень далеко за пределы того, что вписывается в рамки бытия. Удар Авидайла, однако, должен был убить её окончательно — но за её возрождение взялся сам Хунну по нашим многочисленным просьбам. Всё же даже его товарищи признают, что поступок Авидайла был чрезмерным.

— И из этого же вытекает, что если для Ойсы шанс ожить после смерти от его рук ещё есть, пусть и при непосредственном участии Хунну, то для тебя, увы, такой возможности не имеется. Слишком необъятна пропасть между простым Лордом и одним из сильнейших существ нашей вселенной, так что в случае провала тебя не спасёт ничто. Мне известны лишь три способа ожить после подобного, но они недоступны нашей расе в данный момент, так что на них и рассчитывать не стоит.

— Расскажите о них, великий, — попросил я.

Если он скажет, что Феникс мог предоставить такую возможность — я рискну. Если нет — то придётся отступить.

— Первый — это Иггдрасиль, Древо Жизни эльфийской расы, — начал он. — Эльфы сейчас ближе всех к обретению статуса высшей расы в нашей вселенной. Они многому научились у нас, и величайшим их достижением считается именно создание этого Древа. Их высшее божество, Эльфнарид, слился с этим Древом, посаженным и выращенным силами практически всех Трансцедентов, достигших этапа Осознания Законов(2) и выше в их расе. Фактически, оно несёт в себе крупицу знаний и силы почти каждого из сильнейших представителей их расы, а они, в свою очередь, являются сильнейшими среди старших рас в таких направлениях магии, как силы природы и Путь Жизни. Эльфнарид способен возродить любого представителя их расы, что оставил частичку себя в Древе. Высшей наградой для любого эльфа Буквально взрастить заново из этой самой частички. Величайшей наградой для любого эльфа является позволение оставить частичку себя в Иггдрасиле. Не спрашивай подробностей того, как и в пределах чего работает их возможность возрождать, это мне неведомо. Такие секреты каждая раса хранит особенно тщательно.

— Второй способ — это если астика Олдари, верховная владычица силы Жизни в нашей вселенной, Трансцедент этапа Абсолют(6), пожелает вернуть твою душу в бренный мир. Но астика, воскрешабщая хуннуса — это нечто за пределами даже теоретической вероятности. Особенно в твоём случае — ведь именно Авидайл в своё время изранил и заточил её супруга и дочь. Не убил, ибо все астики обладают одним неприятным свойством — их почти невозможно уничтожить, куда сложнее, чем представителя любой другой расы. Да и даже если уничтожить — она бы попросту вернула их к жизни. Так что Авидайл сотворил с ними нечто воистину ужасное и заточил с помощью темнейшей из доступное ему магии так, что они и поныне не найдены, по его же словам.

— Ого… Сильно они, похоже, враждовали, — заметил я.

— На самом деле нет, — возразил он. — Твой предок весьма жестокая личность, склонная к садизму. Просто ты не в курсе его деяний, поэтому относишься к нему с восхищением. Он уничтожил целый мир вместе со всеми жителями, принеся их в жертву ради ритуала магии крови, которым и закрепил эту клетку. Личной вражды у него с Олдари или её мужем, Юриваном, не было. Просто на тот момент мы проигрывали в войне, и он решил подобным методом поднять боевой дух наших войск — показать и нам, и врагам, что даже величайшая среди тех, кто следует путём жизни, не сможет вернуть к жизни тех, кто враждует с нами. И надо сказать, ему это удалось. Собственно, благодаря таким деяниям его и прозвали Кровавым Палачом. Изначально его титул звучал иначе — Авидайл Пламя Звёзд, но теперь он самое печально известное существо во вселенной, затмившее даже Кали. Вторая Война Небес изменила его не в лучшую сторону, и слава Творцу, что он изливал свою жестокость только по отношению к врагам.

— А что насчёт третьего способа?

— Третий способ это Нирвана Феникса. В отличии от первых двух способов, его можно применить далеко не к каждому. Лишь полноценный владелец этого оружия, признанный им. Но зато, насколько я знаю, во вселенной нет того, что может воспрепятствовать возрождению применившего это заклятие. Я знаю, что ты владел им весьма короткое время, но, к сожалению, Феникс сейчас недоступен — все тридцать шесть Орудий Истребления сейчас задействованы, и даже те из нас, кто владел ими изначально, лишены их. На них сейчас завязан Астральный Шторм, что ограждает наш мир от остальной вселенной.

Интересные вещи он рассказывает, если честно. Куда подробнее и понятнее, чем Авидайл и даже Ойса в своё время. Но самое главное, помимо теоретических знаний, это тот факт, что Нирвана Феникса в любом случае способна меня спасти. Я, конечно, понимал, что Феникс даровал мне нечто действительно отличное, но только теперь, получив развёрнутое объяснение, понял, что цены этому подарку и впрямь нет. Да с такой абилкой можно хоть Хозяев Этажей, да что там, хоть на Королей сур залупаться, и ничего не будет! Правда, не чаще раза в год.

Сделав глубокий вдох, я встряхнулся и начал процесс. Требовалось очень, очень аккуратно отделять крохотные крупицы силы от Искры и направлять их через свои каналы. Искра располагалась там, где у не достигших Бессмертия располагалось солнечное сплетение, а у меня же — Алтарь Силы, место, от которого во все стороны тысячи каналов, по которым текла моя сила..

Это было очень больно. Процесс нельзя было прерывать, и с каждым мгновением через меня начинало проходить всё больше и больше маленьких крупиц силы. Я начал осознавать, что потихоньку теряю контроль, боль всё нарастала, мешая концентрации, нарушая ровное течение энергии и всё больше увеличивая риск провала.

И тут я ощутил, что словно бы кто-то невидимый встал за моим плечом, перехватывая управление над моей энергией. Секунда, другая — и я почувствовал, что дело пошло на лад. Зачем он мне помогает? Если я не ошибся с его личностью, он будет в плюсе, если я тут умру. Он же не в курсе подарка Феникса — эту способность в моём сознании не способны увидеть даже Хозяева, я успел в этом убедиться.

— Не могу смотреть, как столь интересный юноша вот-вот погибнет. Да и раз уж я сам явился сюда и сам предложил тебе всё это, то будет нечестно просто наблюдать за твоей смертью, — пояснил он свои действия.

Через двадцать минут между моих ладоней висел небольшой язычок слепяще-белого пламени. Не особо примечательный для несведущего взгляда, он нёс в себе всю мощь Искры Авидайла. У меня дух перехватывало от того, сколь тонкую работу проделал этот хуннус, безо всяко для меня вреда расщепив, выведя из моего энергетического тела и собрав обратно это чудо. Попутно этот процесс ещё и увеличил плотность моей энергии больше чем на две единицы, доведя цифру до 14.6 от нормы. А ведь в последний год она вообще перестала расти, несмотря на все мои усилия.

— Действуй, Руслан, — привёл меня в чувство его голос.

Я по наитию направил плод наших усилий к Аватару. Золотой язычок, впитавшись в него, начал не просто исцелять его, но и трансформировать во что-то ещё более сложное и совершенное. Вспыхнув, Аватар обратился стеной гудящего пламени и впитался в меня. Я почувствовал, как в моей груди забилось словно бы новое сердце. Во внутреннем зрении Аватар, вернее, то, во что он начал трансформироваться, выглядел словно маленький огненный воин в доспехах, сидящий в позе лотоса с глефой на коленях. Пламя вокруг него мерцало, становясь то ярче, то тусклее, в такт биению сердца.

— Полное завершение преобразования займёт какое-то время, — пояснил он. — А сейчас нам пора прощаться, мой юный друг. Надеюсь, тебе будет сопутствовать удача.

— Постойте! — вскричал я, почувствовав, что он вот-вот исчезнет. — Пожалуйста, назовите мне своё имя, что бы я знал, кто оказал мне такую милость!

— Думаю, ты итак начал догадываться. Не так ли, молодой человек?

— Верно. Верно, Ваше Императорское Величество. Но всё же хотелось бы знать точно.

— Не нужно титулов, мой друг. Называй меня просто, — мягко улыбнулся он. И закончил уже другим, полным огромной внутренней силы и величия, холодным голосом. — Бельсигард Покоритель Миров.

А затем он, развернувшись, сделал шаг вперёд и исчез, оставив меня утирать ледяную испарину, появившуюся на моём лбу после его слов. Появившуюся, несмотря на шестьсот градусов по цельсию вокруг меня.


Глава 21


— Что же ты с ним обсуждал, Бельсигард? — поинтересовалась высокая, стройная женщина, чьё лицо скрывала вуаль. Были видны лишь её очи — два бездонных озера синих, как сама сущность льда, глаз, без зрачка и радужки.

Иннара Хозяйка Зимы, пятая по силе среди всех Хозяев Этажей. Одна из первых Трансцедентов этой высшей расы, родившаяся ещё в ту пору, когда хуннусы были не отдельной расой, а просто людьми, во времена, когда человечество было ещё просто младшей расой. Одна из самых могущественных, древних и влиятельнейших среди всех когда-либо существовавших представителей своей расы, она с любопытством глядела на своего собеседника, ожидая ответа.

— Я хотел посмотреть, что из себя представляет фаворит Авидайла, — ответил ей мужчина в золотом плаще. Сейчас он довольно сильно отличался от того образа, в котором показался Руслану. Не слегка загадочный и эксцентричный учёный, но истинный правитель и воин — вот кем был сейчас Бельсигард Покоритель Миров.

Он стоял, облачённый в знаменитый доспех Императора хуннусов — Нерушимый Орланг. Сероватые, из невзрачного с виду металла, они были выкованы из местариала — редчайшего сплава во вселенной, добыть который можно было лишь особым образом погасив звезду и преобразовав всю её энергию в этот металл. Много, много безымянных звёзд в свое время сгинуло, что бы Император получил единственный во вселенной доспех, способный без труда держать удар даже оружия из серии Истребления Божественного, Королей Сур и Первобытных Богов. Четыреста семнадцать, если быть точным. Из этого же металла ковалось и само оружие прославленной серии.

Золотой плащ тоже был бесценным сокровищем. Возможно, даже более ценным, чем доспехи — ведь он был соткан из паутины Рабанды — второй по силе суры клана Асура, и выкуплен за огромные деньги. В самом же плаще были заключены души четырёх могущественных Трансцедентов, в своё время сокрушённых лично Бельсигардом. Вернее, троих из них сокрушил он, четвёртую же душу он получил в дар. Трое сур из враждовавших с хуннусами кланов Гандхарва, Гаруда и Асура и ещё кое-кто из астик. В разговоре с Русланом Император кое-что не договорил — после победы над Юриваном, мужем Олдари, его душа была заточена именно в этот плащ и ныне томилась там. Могучий целитель, один из пятёрки лучших во Вселенной, принёс немало пользы владельцу плаща, куда же Авидайл дел их дочь — не знал даже Император…

— И что же ты увидел, супруг мой? Что может быть интересного целому Императору в ребёнке, что ещё на ступенях Бессмертия? — фыркнула она.

У Императора было много жён. Да и как могло быть иначе, когда ты правишь народом вроде хуннусов, где любая из аристократических семей из первой десятки по силе способна потягаться с десятком Звёздных Империй разом? Нужно иметь надёжные связи со всеми слоями общества и всеми полюсами сил в Империи, так что от каждой из первой десятки семей у Бельсигарда было по две жены, и сверху — бесчисленное количество наложниц из семей поменьше. Гарем Императора был, как не странно, не просто местом, где он мог потешить плоть, но и вполне себе мощным политическим формированием, этакой второй, неофициальной канцелярией для аристократов.

Иннара же была в этом гареме полноправной царицей. Разумеется, не выше Бельсигарда — но сразу за ним. Причина была проста — она была не просто одной из пары жён Императора, отданных в дань политике владыке государства. Она была ещё и главой и основателем семьи Бавитар — одной из семей большой десятки. Так что две представительницы дома Бавитар, основательница и одна из её многочисленных внучек, полностью властвовали в гареме. И именно поэтому, говоря об Императрице хуннусов, имели в виду всегда лишь одну женщину — Иннару Хозяйку Зимы.

— Я увидел в нём потенциал. Возможно, из него вырастет второй Авидайл, — коротко ответил он.

— Упаси нас Хунну, зачем нам второе чудовище, что больше думает о том, как выпустить кому-то кишки, чем про общее дело? Да и вообще — пока он хотя бы до Трансцедентности дорастёт, пройдёт столько времени…

— Я говорю не о Кровавом Палаче, а о Пламени Звёзд, — ответил он ей. — Не о безумном монстре, лишившемся всего и отринувшем человечность, а о том Авидайле, который был мне другом. Ты ведь помнишь эти времена, моя Императрица? Ты старше нас обоих, вместе взятых, и именно ты была нашей наставницей в юности. И именно ты подтолкнула его на ту тропу, что изменила моего друга и сделала палачом. Так что не тебе звать его чудовищем! Ты одна из тех, кто сделала его таким!

— Как и ты, о мой Император. Не делай вид, что ты не знал, что происходит…

От Бельсигарда волной хлынула грозная мощь, золотой плащ взметнулся за плечами, подобно парусу, развеваемому незримыми ветрами чистой силы. Лицо владыки хуннусов исказила гримаса ярости, и, казалось бы, ещё секунда и он ударит женщину.

Однако на Иннару происходящее не произвело ни малейшего впечатления.

— Ты не твой любимчик Авидайл. На моей территории ты бессилен, Бельсигард, и советую тебе не забывать об этом, — ледяным тоном обратилась она к нему. — Или мне напомнить тебе, почему меня Хозяйкой Зимы, мальчик?

И владыка хуннусов сдержался. Опал золотой плащ, затихли ветра мощи, а лицо вновь разгладилось.

— Парень талантлив и неглуп. Он пройдёт это испытание, увёл он разговор.

— Не понимаю твоей уверенности в нём, — покачала головой женщина, покачала головой женщина и медленно подошла к нему. — Да и вообще — зачем ты сокрыл то, что сделал с ним? Я вижу изменения в нём, но не могу понять, к чему они ведут. Зачем помогать ему? Нам было бы лучше, если бы сторонники войны проиграли, а он — один из их основных козырей. Не сильнейший, но самый надоедливый точно.

На это император не ответил. Они всё так же стояли с прекрасном зимнем саду, наблюдая внутренним взором за каждым из участников лабиринта — впрочем, не только за ними, но и за сотнями других мест разом. О чём думала Иннара, Бельсигард не знал — его бывшая наставница, что была в разы старше его самого, всегда была для него загадкой. Иногда он даже не был уверен, что это именно он её соблазнил, а не наоборот.

Весь раскол среди хуннусов, все эти идеи о прекращении войны и заключении мира были затеяны им ради одного — выявить предателя в рядах Абсолютов. Враги каким-то образом слишком рано узнали о том, что Хунну возрождается, и без саботажа здесь не обошлось — то возмущение Эфира, что возвестило вселенной о них, вообще не должно было случится. План возрождения его народа был продуман до мелочей, и в него не входило поглощение их божеством такого количества душ и такой людоедский способ быстро усилить всех потомков. По их замыслу, они должны были тихо вернуться и начать копить силы. По самым скромным расчётам, до того, у них должно было быть два тысячелетия — но кто-то из своих предал хуннусов. И сейчас Бельсигард вёл большую игру, стремясь вычислить изменника.

Однако говорить этого даже Иннаре, свой женщине и ближайшему соратнику, он не собирался. Ибо, как ни странно, до конца верил невиновность лишь четверых существ — и все они в данный момент считали его предателем. Авидайл, Рокрея, Татвин и Месильдан. Иннаре же он доверять полностью не мог никогда — слишком часто в прошлом Хозяйка Зимы преследовала лишь свои интересы.

* * *
Я провёл в проклятом лабиринте, в том самом коридоре, три недели. Хорошо, что у меня были определённые запасы мяса монстров ранга Зверолордов — из числа изменённых астралом. Сердца Силы из таких тварей не падали, но зато их плоть великолепно восстанавливала энергию и травмы — как физические, так и энергетические. Разумеется, при условии, что ты с астралом на короткой ноге — иначе и отравиться было недолго.

За это время Аватар в моей груди успел окончательно оправиться. Однако даже после того, как его исцеление было завершено, никаких признаков активности от него не было. Он всё так же мирно сидел в позе лотоса, и все мои попытки хоть как-то на него повлиять были безрезультатны. Вызвать же по старинке его не получалось — заклятие просто не срабатывало.

И наконец, мне окончательно надоело сидеть на месте. Уверен, за три недели все уже добрались до центральной части лабиринта. Просиживать штаны здесь ещё дольше просто не имело смысла. Я и так выйду на бой будучи сильнее, чем мог рассчитывать — за это время плотность моей энергии достигла двадцати единиц, что по меркам Системных Князей составляло две единицы. Дальше моя энергия попросту не уплотнялась — последние четыре дня, с тех пор как Аватар окончательно исцелился, этот процесс закончился. Что же, и на том спасибо — за две с половиной недели я уплотнил Дух настолько же, насколько за почти четыре года. Достойный результат, как по мне.

Я проблуждал в поисках перехода в центральную часть ещё четыре дня, периодически напарываясь на разные ловушки. Благодаря им я успел оценить свою значительно возросшую мощь — и я был весьма впечатлён, надо сказать.

Переход в центральную часть представлял из себя простую каменную арку, в которой мерцал всеми цветами радуги портал. Не колеблясь, я вошёл в него, и спустя миг открыл глаза посреди песчаной пустыни. Вокруг меня стояли Каори, Магомед, Наронг и Ольга, шагах в сорока от нас — пятеро наших будущих противников. Перед глазами тут же появился таймер с обратным отсчётом — те самые пятнадцать обещанных на подготовку минут.

— Долго ж ты добирался, брат, — заметил Мага.

— Кое-что случилось по пути. Нет времени рассказывать. У вас уже есть план, как мы будем разбираться с этими типами? — поинтересовался я.

— Да, и судя по тому, что вы стали намного сильнее, он имеет все шансы на успех, Руслан-сама, — ответила за всех японка. — Вам нужно выиграть для нас хотя бы несколько минут против вражеского Князя, за которые мы прикончим его свиту. Тогда и навалимся на них всеми силами.

Примерно о том же я изначально думал. Да и говоря откровенно — пустыня и расстояние между командами в сорок метров не оставляли места для хитрых манёвров.

— Как ваше путешествие прошло? — поинтересовался я.

— Я с Каори устроили засаду на тройку противников у портала, — ответил Мага. — Пришлось потратить обе болванки — у врагов очень крутое оружие, что уравнивает шансы.

— А мы с Наронгом и Джессикой почти проиграли паре ублюдков с их стороны бой возле портала. Даже с болванками удалось убить их лишь ценой потери Джесс. Больше никто из наших не вышел. Если бы не пункт в правилах о гибели капитана, мы бы решили, что тебе крышка, — пояснила Ольга. — У тебя энергия почти вдвое плотнее стала. Ты что там, сокровищами питался, пока шёл?

— Не совсем.

Я коротко рассказал о встрече в лабиринте, поединке, ранении Аватара и прочем. Особенно народ впечатлила встреча с Бельсигардом.

— Каков он? — жадно поинтересовался Наронг.

— Да какая разница? У нас по важнее проблемы сейчас имеются, — заметил я.

— Э, братишка, нет, — возразил мне Мага. — Это ты через день больших шишек встречаешь, да и сам потомок одного из них. А мы ещё не настолько зажрались, что бы говорить о встрече с Императором — какая разница. Давай, делись впечатлениями!

— Он такой же отморозок, как твой предок, о котором ты рассказывал? — с блеском в глазах спросила Ольга.

— Авидайл — не отморозок! — возмутился я. — Ну, если только совсем немного. Зато в отличии от остальных, он по отношению к нашему поколению свой в доску. Но Император и вправду от него отличается. Он мне больше мудрого учёного напомнил, чем воина. Хотя я точно знаю, что он очень силён — даже Авидайл это признавал.

Пока мы болтали, таймер приблизился к окончанию. Грязно-серый барьер, разделяющий наши команды, начал исчезать.

— Все готовы? — слегка нервничая, поинтересовалась Ольга.

Ответить ей никто не успел — как раз в этот миг барьер пропал окончательно, и в нашу сторону устремилась настоящая буря чёрных, металлических песчинок, меж которых пробегали разряды молний. Первый привет от Абрахама, так сказать. Системный Князь не поскупился на Дух для этой атаки.

Как и договаривались, мои товарищи рванули в одну сторону, я в другую. Не скрывая своей ауры, я вспыхнул ярким белым пламенем, что уничтожало плетение вражеского заклятия в местах их соприкосновения. Слишком обширной была атака Князя, что бы надеяться нанести серьёзный ущерб мне и моим товарищам. Да и не это было его основной целью — кружащийся вокруг меня вихрь металлических песчинок создавал мощные помехи, мешающие моему восприятию разобрать, что происходит с остальными. Ну да ничего, уверен, Абрахаму интересен лишь я.

— Эй, Вальштейн! — заорал я, останавливаясь. — Неужели не интересно, что с твоей дочкой? Я с ней отлично повеселился прежде чем закончил. Санса так звала папочку, пока я насиловал её в задницу! Ты бы слышал — это была просто музыка!

— Не стоит прибегать к столь дешёвым провокациям, малыш, я и без того не намерен отвлекаться на твоих дружков, — прозвучал насмешливый ответ. — Я знаю, что она жива, так что остальное ерунда. А вот с тебя я буду медленно, наслаждаясь каждым мгновением, сдирать кожу. Жалкое насекомое, ты ведь даже не представляешь, в какие проблемы угодил ты и все твои соратники… Ну да ничего, ты ещё успеешь проклясть тот день, когда перешёл нам дорогу.

— Меньше слов, больше дела, мудильник, — фыркнул я. — Долго мне ещё тебя жда…

Не успел я договорить, как буря прекратилась. Все металлические крупинки начали собираться в единый шар, что завис прямо в небе. А прямо передо мной стоял Абрахам, вооружённый своей золотой алебардой и в странном, будто бы обсидиановом, доспехе. Я едва успел подставить глефу под удар — и полетел далеко в сторону, почувствовав, как загудели руки. Мой враг был чудовищно, невероятно силён физически.

И не только физически. Энергия Князя была раза в четыре плотнее моей. Честно говоря, я надеялся, что благодаря трём неделям, что я провёл восстанавливаясь, разница сократиться примерно до двукратной — всё же мне сам Бельсигард сказал, что Абрахам среди себе подобных ниже среднего по силе. Вот только даже слабый Князь всё ещё в разы сильнее сколь угодно гениального меня. Разницу в рангах не столь просто преодолеть, как мне хотелось бы.

Абрахам вновь метнулся ко мне, но на этот раз я был готов. Дерьмовая, дешёвая глефа, вся в повреждениях, против шикарной алебарды Высшего ранга — так себе расклады, но бывало и хуже. Мы заплясали в танце стали, меряясь чистым мастерством и готовя заклятия — и несмотря на то, что я был на голову искуснее своего врага, я уступал. Я был слишком ограничен своим оружием, что грозило разлететься от прямого столкновения с алебардой, и потому вился ужом, изворачивался, пытаясь разорвать дистанцию и не подставиться — но не мог.

Абрахам быстро понял, что так мы можем кружить долго. В конце концов, хоть он и был самоуверенным мудаком, не понимать, чего я добиваюсь, он не мог — и потому решил похоронить даже призрачную надежду на нашу победу. В небесах над нашей головой сформировались тысячи, тысячи металлических игл около метра длиной — и хлынули, ускоренные до предела гравитацией.

Я попытался отразить удар Куполом, но тот, не выдержав и нескольких ударов, разлетелся. Я не поверил своим глазам — защитный навык Высшего ранга оказался абсолютно бесполезен против каких-то, пусть и напитанных магией, железяк?

И тем не менее, мне пришлось прибегнуть к Огненному Кокону. Одновременно с этим я приготовился активировать свою болванку — при такой разнице в силах я уже не надеялся на то, что мои личные атаки сумеют хоть что-то сделать.

На активацию болванки требовалось двадцать секунд, во время которых я, укрытый Огненным Коконом, успел окинуть восприятием происходящее на поле боя. И увиденное меня совсем не порадовало. Теперь понятно, почему Вальштейн так самоуверен.

Ольгу теснил какой-то чернокожий громила, использующий странное, чёрное пламя. Девушка изо всех сил отбивалась, в основе её магии были вода и воздух, и было видно, что она управляется ими куда лучше, чем её противник — но тому недостаток мастерства компенсировало его оружие. Покрытое странными письменами чёрное копьё значительно усиливало силу его атак.

У маги всё складывалось получше — он сражался при помощи своих питомцев-растений и магии Земли. Его противник, хиленький парнишка, на вид лет семнадцати, при помощи своего серебристого меча, вовсю отбивался, но было видно, что дагестанец медленно, но верно берёт верх. Наронг со своим врагом удалились слишком далеко, что бы я успел что-то понять, а вот Каори со своей противницей, вооружённой магическим посохом, на равных сцепились в воздухе — и пока было неясно, кто из них победит.

В общем, все мои товарищи плотно увязли в бою. У половины из них были болванки с нашими совместными заклятиями, но по плану их нужно было беречь против Князя, ибо это был наш основной козырь.

Наконец, артефакт был готов к применению. Я метнул вперёд маленькую подвеску, вложив в бросок все силы и усилив его направленным потоком гравитации. Секунда — и вокруг замедлившегося из-за гравитационного пресса Артура смыкается каменная сфера, полная металлических шипов. Я с облегчением выдохнул — что бы не готовил мой противник, я успел первым…

И тут сфера разлетается кучей безвредного щебня, а сам Абрахам, окутанный золотым сиянием, делает выпад в мою сторону. Огромный каменный шип с грохотом врезается в мою защиту, противник готовится атаковать повторно — но тут расцветает самая настоящая феерия огня, молний и ветра. Ему тут же приходится уйти в защиту, забыв о попытке продолжить атаку.

Не уверен, ранит ли его это, поэтому я тут же начинаю готовить вторую. Болванок жалко, но лучше потратить расходники и сберечь свои силы, тем более, если есть шанс ранить врага. Продолжим же!

* * *
То же время, десятый Этаж, зал собраний руководства Нуменора.

— Пора, дамы и господа, — объявил Артур.

На очередном заседании Нуменора сегодня принималось важное, и, возможно, судьбоносное решение. Присутствовали на нём лишь четверо — сам Артут, Михаил Долгов, недавно ставший Системным Князем, Юлия Соколова и Максуд.

— Артур, ты точно уверен, что стоит заходить так далеко? — всё же поинтересовался Михаил.

Несмотря на все выгоды, что он получал от сложившейся ситуации, то, что задумал их лидер, откровенно дурно пахло. Если уж говорить на чистоту — воняло предательством, и это заставляло его сомневаться в принятом решении.

— Я потомок Мертольда Шёпота Ветра. К нам присоединился ещё один Системный Князь, мы получили море выгоды от поддержки моего предка, и ты всё ещё решаешься протестовать? Что же ты молчал, когда всё начиналось? — с насмешкой поинтересовался Артур. — Пути назад нет. Нужно принести малое в жертву ради достижения чего-то действительно великого.

— Ты прав, — кивнула Юля. — Мы все знали, чем дело кончится. Да начнётся ночь длинных ножей!

* * *
Спустя десять минут, Андрей. Окрестности тайной базы сторонников Руслана.

— Похоже, они всё же решились на это, Андрюх, — заметил Камень.

Неразлучная троица, как всегда, сопровождала своего лидера. Сейчас они находились в тридцати километрах от базы тех, кто остался в лагере Руса. Таких насчитывалось лишь три с половиной тысячи человек. Большинство всё же решилось уйти, видя, что «мятежникам» не дают продыху со всех направлений.

— Стоит ли ещё рассчитывать на них? — поинтересовался Буря. — Их же обнулят сегодня к чертям. И нас вместе с ними, если решим вмешаться. Нам просто не по силам остановить эту бойню — тут нужен кто-то из Чёртовой Дюжины со всей армией.

Чёртовой дюжиной называли те тринадцать анклавов, что успели достичь третьего ранга ещё на Земле. Здесь ранги анклавам поднимать было нельзя, но тем не менее, именно эти тринадцать организаций сейчас представляли из себя самую большую силу среди Избранных. И Нуменор всё ближе подбирался к тому, что бы войти в первую пятёрку, обогнав по темпам роста Унию.

— Рус — потомок сильнейшего воина-хуннуса. Я больше чем уверен, что как бы дела не повернулись сейчас, союз с ним поможет нам на верхних Этажах, — ответил Андрей. — К тому же, нам необязательно сражаться до конца. Поможем прорваться, кому сможем, а если вдруг что — драпаем. В любом случае, зато мы потом сможем показать Русу, что его единственные союзники — это мы.

— Вот только если он прознает, что это мы дело до такого довели, то будет пиздец как неприятно, — заметил Айсберг.

— Признаюсь честно, господа, — поморщился Андрей. — Это уже не наше влияние. Я вообще заставил Котова завязать с давлением, как только мы добились отделения людей Руса от Нуменора. Так что всё, что сейчас происходит, не имеет к нам отношения. Больше скажу — у меня такое ощущение, что Артур использовал нас в своих целях. У него, видимо, были подобные планы ещё до того, как мы начали давить на людей Руса. А нами он воспользовался, что бы вовлечь в травлю всех остальных таким образом, что бы на первых порах к нему ни у кого не было вопросов. В общем, нас конкретно поимели, господа…

* * *
Рус.

Две болванки — а этот урод отделался лишь ожогами. Я сильно недооценил своего врага, полагая, что мне по силам его серьёзно зацепить одними лишь нашими заготовками. Мои ребята тоже не могли прийти ко мне на помощь — ни один из их поединков ещё не закончился.

— Что, поубавилось самоуверенности, выблядок Палача? — гаркнул Абрахам, обрушивая на меня чудовищной мощи гравитационное поле.

С трудом устояв на ногах, я ответил десятками, сотнями Копий Синего Пламени, готовя Огненный Шторм, однако Князь рванул на меня, закрывшись сферой из золотого металла, которой было плевать на моё пламя. В последний момент я использовал Шторм и воздвиг Купол Тёмной Воды — и нас расшвыряло в разные стороны.

Однако в следующий миг мой противник мощным пинком под рёбра отшвырнул меня в сторону. Доспех не выдержал подобного удара, и я сплюнул кровью. Налетающий противник в каждый удар алебарды вкладывал чудовищное гравитационное давление, разноцветные молнии кружили в воздухе, стараясь ужалить, а его Воля давила, не давая даже шанса на атаку.

Но я держался. Не знаю как, на одних звериных инстинктах, забыв вычурные вязи заклятий — я держался, вращая глефу и заливая всё вокруг нас белым пламенем, отражая, пока что, все заклятия врага. Он был подобен самому воплощению металла и камня — несокрушимый, неуязвимый, раз за разом отбрасывающий меня, подавляя мощью и превосходством по всем аспектам.

Я же, обратившись самой сущностью своего пламени, с трудом держался. На моём теле прибавлялось синянков, ушибов и даже мелких переломов, но я постепенно вспоминал что-то былое, что-то давно позабытое, покрывшееся лоском цивилизации и внутренних запретов.

Я вспоминал себя былого — яростного, неудержимого воина, что шёл вперёд, не думая о преградах. Беспощадного и к себе, и к врагам Руса, того самого, что никогда не стал бы устраивать детских игр в «разгадай секрет заклятия» с предательницей Сансой, а просто запытал бы до полного обнуления, до смерти. Того Руса, что не знал жалости ни к кому — ни к врагам, ни к друзьям, что подпитывался жестокостью и ненавистью — в общем, того, кто сумел сокрушить чудовищ в первые, тяжелейшие месяцы Апокалипсиса. Ибо тот Руслан Мераев, которым я стал, не сумел бы выжить в подобном бою. Здесь не было места — этому глупому Руслану, что щадил врагов. Пришло время вытащить наружу Мясника.

И я вновь им стал. Яростным чудовищем, что с рёвом набрасывается на врага, не взирая на разницу в силах, не обращая внимания на риск и сжигая себя ради победы. Давно разлетелась на части моя глефа, и сейчас я бился сотворённым из чистого пламени оружием.

Даже больше того — раскололись на части доспехи, не было больше на мне дорогих артефактов — всё было уничтожено в яростной схватке. Я был сегодня яростнее и сильнее, чем когда-либо, я превосходил самого себя, все свои лимиты силы и скорости, трещало энергетическое тело от перегрузок, давил в полную мощь Вес Времени, моя Воля на равных противостояла врагу, а тело рассыпалось на части от усилий — но…

Но даже так я проигрывал. Растекалось пламя, усиленное жизненной энергией, бессильное преодолеть несокрушимую защиту Князя, Вес Времени лишь частично компенсировал разницу в наших параметрах, а Воля врага не уступала моей. Все мои контратаки, что проходили сквозь его защиту, не в силах были пробить его защиту, и я всё отчетливее чувствовал, что проиграл.

После очередного хитрого финта, я проскользнул под выпадом алебарды и обрушил лезвие глефы сверху вниз на вражеский шлем. И именно в этот миг он, плюнув на защиту, схватил мою руку, а затем, отпустив алебарду, взмахом обратившейся в лезвие ладони отсёк её. Следующий же удар швырнул меня в огромный бархан песка, что находился в километре от нашей схватки.

«Это конец», — мелькнуло в голове. Вокруг меня с грохотом рушились вниз огромные песчаные массы, я же лежал, чувствуя, как меня заживо погребает. Что же, финал нельзя назвать неожиданным…

Внезапно что-то дёрнуло меня вверх, вырывая из объятий импровизированной могилы. Я пулей вылетел из песка — и почувствовал, как моё горло сжали стальные пальцы Абрахама. Что, пришло время нарезки кожи с моей спины и прочих запланированных БДСМ игрищ?

— Ну, для букашки ты был весьма неплох, — заметил мой враг. — Но только для букашки. Что бы тебе было веселее сидеть следующий год до испытания, я дам тебе один намёк — мы с тобой, Мясник, вроде как сограждане — в одном анклаве живём. И сегодня твои люди…

Но я не слушал самодовольные разглагольствования Вальштейна. Я готовился к последнему, завершающему удару, копил Дух и жизненную энергию в Алтаре Силы, планирую сдетонировать. И за пол мгновения до того, как я это сделал, Аватар, наконец, пробудился. И первое, что он сделал — это перенаправил всю собранную мной энергию на что-то, чего я сперва не понял.

Засвистел, завыл в ярости ветер вокруг нас — Каори, наконец, разобравшись со своей противницей, пришла мне на помощь. Её катана с лязгом столкнулась с доспехом Абрахама — и тот, швырнув меня под ноги, повернулся к девушке.

— А она красавица, Мясник. Ты знаешь, я всегда любил азиаток. Даже в прежнем мире, когда жил в Новом Орлеане, я снимал шлюх исключительно из узкоглазых. Особенно люблю кореянок и японок. Подожди немного и никуда не уходи, ладно? — бросил он и одним ударом алебарды отсёк мне ноги ниже колена.

Не знаю, на что рассчитывала Каори там, где даже я проиграл, но она выигрывала мне время. Аватар творил что-то странное с моей энергией, я даже не почувствовал боли от потери конечностей, стремительно проваливаясь в транс. Я ощущал себя, словно я лечу в бесконечном пространстве наверх, к единственной светлой точке над головой. Я ощущал, как уходят силы, как жизнь покидает меня, но вместе с тем чувствовал, что стоит мне дотянуться до света — и всё наладится.

Я сумел. Смог, на последних крохах сил, на морально-волевых, на характере — я дотянулся до неё. И оказался в самом эпицентре рождения сверхновой. Жгучий белый свет слепил меня, причинял мне боль, я закричал, чувствуя, что, сгораю. Но тут на моё плечо опустилась чья-то ладонь, крепко сжала и потянула меня в сторону.

Это был мой Аватар. Огненный рыцарь, чей доспех был из пламени синего цвета, глефа — белого, а в прорезях шлема сияло огненно-рыжим. Я с удивлением разглядывал его, чувствуя странное, иррациональное родство с этим существом. Словно он был частицей меня, которую я когда-то потерял и сейчас вновь нашёл.

Но времени на рассуждения не осталось. Я вновь вернулся в своё тело, ощущая, как отрастают конечности, как меняется моя энергетика, как я, подобно фениксу, возрождаюсь из пламени — и пока Абрахам, забыв об избитой, полумёртвой Каори, с которой он уже стянул верх, обнажив грудь девушки, забыв обо всём, рванул на меня, осознав происходящее, моё пламя вызвало мощнейший взрыв.

Это было настоящее блаженство. Боль ушла, силы восполнились, разум был ясен а тело жаждало движения. Я открыл интерфейс, что бы увидеть, чем же я стал.

Руслан Мераев, 30 лет, человек ранга Системный Князь, 630 уровень, 36 в мировом Рейтинге. Член Совета анклава 3 ранга Нуменор, глава автономного владения Хуннусы.

Плотность энергии — 5.9 единиц от нормы Системного Князя.

Сила — 12000

Ловкость — 11000

Интеллект — 9000

Реакция — 14000

Выносливость — 15000

Дух — 32000/32000

Отрицательная Воля — 10000/10000

Достигнут предел развития характеристик для текущего Этажа.

Пассивные техники:

Бессмертное тело ур. 2 — плюс 7000 к Силе, Ловкости, Выносливости и Реакции.

Бессмертный дух ур. 2 — плюс 5000 к Интеллекту, плюс 22000 к Духу.

Личная Магия:

Огненный Шторм, Купол Тёмной Воды, Гнев Небес, Огненный Кокон…

Дальше шло перечисление навыков и заклятий, которыми я обладаю, но это было уже не важно. Самое важное я увидел — все мои артефакты, кроме плаща, уничтожены окончательно. Однако я теперь — Князь! Да и характеристики выросли примерно на треть, что не может не радовать.

— Прорвался на новый уровень? Поздравляю, но это ничего не…

— Заткнись, — перебил я его.

Его энергия всё ещё была плотнее моей. Если у меня она достигала условных шести единиц, то у него она была в районе восьми. Плюс он был обвешан шикарными артефактами, как новогодняя ёлка, а я же — гол, как сокол. Но меня это больше не волновало. Шансы на победу резко возросли, а наши энергии стали сопоставимы. Плюс он потратил часть силы на предыдущий бой, я же, после взятия ранга, был свеж и полон сил. И оставался ещё один, немаловажный козырь…

Я шагнул навстречу врагу, создавая в руке глефу из белого пламени. Абрахам, злой и напряжённый, взмахом руки направил на меня десятки каменных пик, обрушил гравитацию и приготовил целый поток металлических лезвий, усиленных молниями. Неплохо, но мне есть, чем тебя удивить, мудила.

Огненный Кокон легко отразил первый удар, второй же не позволил нанести возникший позади Абрахама огненный рыцарь. Удар белой глефой в спину врагу — и Вальштейн, сбившись с такта, едва не упал лицом вперёд. Его доспех выдержал этот удар, но выигранного времени мне хватило, что сократить дистанцию. И тут пошла потеха.

Мой огненный аватар был по силе примерно на том же уровне, что я до того, как стал Князем. И сейчас мы с ним вдвоём кружили вокруг Абрахама, жаля и не давая ему продохнуть. Враг готовил какую-то контратаку, собирал силы для того, что бы поставить точку — но мы банально не давали ему завершить заклятие.

Битва зависла в хрупком равновесии, но тут я Волей коснулся Каори, что с трудом отползала с места схватки. И увидев полуголую девушку, у которой с низа живота вытекала кровь, я вновь озверел. Мясник вернулся обратно.

Я отскочил вместе с аватаром назад. Что же, не можем пробить доспех вручную — у нас ещё есть магия. Два Огненных Шторма — мой и моего подопечного — столкнулись с ветвистой многоцветной молнией, что направил в нас Абрахам, и я снова рванул к нему. Не ожидавший, что я рискну прорываться через ад, возникший на месте столкновения наших заклятий, Абрахам не успел среагировать — и моя ладонь, окутанная Гневом Небес, сумела, наконец, пробить его доспехи. Не зря же я весь бой лупил в одно и тоже место?

Ответный удар кулака Вальштейна отбросил меня в сторону, едва не своротив челюсть, но главное было сделано. Сразу после меня в рану вогнал лезвие глефы мой огненный рыцарь, и, не теряя времени, направил внутрь струю пламени. Взревевший от боли Абрахам едва не прикончил его на месте — но тот успел отскочить, а затем настал черёд моего удара — и прямое попадание Огненного Шторма заставило вновь кричать от боли нашего врага.

Однако он не сдался. Несмотря на ужасающую боль, он поднял такую тучу камней и металла в воздух, что закрыл всё небо. А затем, закрутив всю эту массу воронкой, направил прямо в нас, сковав гравитационным полем.

Будь я один, я бы проиграл. Но я не был один. Мне не требовалось ничего говорить моему огненному рыцарю, он и я были частями единого целого, так что мы сразу начали действовать. Я понимал, что удар Вальштейна никакой защитой не остановить, потому ударил в ответ — всем, что у меня было, потоком золотых молний вперемешку с белым пламенем. Это была игра ва-банк, всё или ничего, победа или поражение — и когда в небесах столкнулись эти две силы, всё вокруг дрогнуло.

Пока два Князя тягались в чистой мощи, мой аватар нанёс завершающий удар. И я, и Абрахам сейчас не могли ни на что отвлекаться, поддерживая каждый своё заклятие, и именно этим воспользовался мой огненный рыцарь. Его глефа вновь вошла в рану Системного Князя, но на этот раз сил защищаться у него не было. Мгновение — и враг, заживо сгоревший прямо в своём доспехе, рухнул на пол.

Дальнейшее сражение носило уже чисто символический характер. Мы со слегка оправившейся Каори просто додавили оставшихся соперников. Испытание было пройдено.

— Поздравляю, Игроки! — появилась перед нами женщина с вуалью на лице.

Синие глаза без зрачков слегка пугали, но в целом — меня интересовал лишь переход на десятый Этаж.

— Руслан, — обратилась она ко мне. — Сейчас на десятом Этаже некоторые твои друзья в опасности. Хочу предложить тебе выбор — если ты откажешься от своей награды, я готова переместить тебя прямо к ним. Вместе со всеми, кто согласен отправится с тобой. Но предупреждаю — подробностей о том, кому она грозит, от меня не жди.

Друзья? В опасности? Уж не Хельга ли?

— Я согласен. Но с дополнением — не моги бы вы исцелить нас перед отправкой?

— Могу.

— Ты со мной, Каори? — спросил я.

Та лишь молча кивнула. А в следующий миг мы с ней оказались в ночных небесах над небольшой лесной крепостью, окружённой многочисленными защитными барьерами. Крепость явно переживала не лучший момент — защита должна была вот-вот пасть от сотен атак, что ежесекундно обрушивались на неё.

— А вот и ты, Рус! — раздался откуда-то со стороны знакомый голос. Да это Артур! Нихрена не понимаю. — Мой предок, Мертольд Шёпот Ветра, просил напомнить тебе о том, что он обещал тебе. Обещал, что ты пожалеешь о сказанном и сделанном. Жалей же!

Взвыл ветер, а в небесах сверкнула ослепительная вспышка молнии — и ударила прямо в меня…





Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21