КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474648 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221116
Пользователей - 102814

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Магия калибра 7.62 [Антон Федотов] (fb2) читать онлайн

Книга 547492 устарела и заменена на исправленную

- Магия калибра 7.62 (а.с. Магия 7.62 -1) 784 Кб, 225с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Антон Сергеевич Федотов

Настройки текста:



Глава 1

— Маааам, смотри, пахарды! Пахарды… Ну, мааааААА! — голосил парнишка лет пяти, утаскиваемый матерью от наших авто буквально за ухо.

И то верно, девчушка лет двадцати пяти прекрасно понимала, что крепкие ребята возле пусть и на двадцатилетие устаревших, но все еще безотказно надежных "Паккардов" вовсе не зря надели не по размеру свободные плащи поверх классических костюмов. И пусть у троих из них руки заняты дипломатами, остальные вполне могли скрывать под свободной одеждой "папаши" — ППШ, что здесь известны не менее чем "Томпсоны" в Чикаго 30-х годов. Хотя чего греха таить? Свободные плащи именно их и скрывали. Переговоры между представителями профсоюзов и местными аристократами — дело такое. Никак легкомысленного отношения не прощающее.

— Иди, красотка, иди… — не спеша повел я дипломатом, показывая наиболее короткий и безопасный маршрут от места будущих агрессивных переговоров.

Та с испугом покосилась на Винни, который не особо-то и скрывал свой "рабочий инструмент", и, сглотнув, посеменила прочь, уволакивая за собой любопытное дитя, так заинтересовавшееся нашими "Твелвами" [1]. Глядишь и обойдется все. Перекрестится через пару кварталов, а через недельку забудет и даже дергаться не будет на громкие звуки рядом с собой. А вот знала бы, что у нас в чемоданах, совершенно точно бы поседела. Это нам у местной диаспоры "ковбоев" выкупить удалось три изделия с надписью "FORWARD ENEMY", что равно как и настоящий клеймор[2] способны выкосить противника на дистанции до 50 метров. Если тот окажется в зоне поражения волны направленного взрыва, естественно.

А ведь хорошо на улице, после почти недели дождей. Ясно, тепло, легкий ветерок…

— Одним словом, даже погода против нас… — едва слышно пробормотал я себе под нос.

Слегка мокрый от волнения палец дрогнул, плотнее сжимая проволочку кольца. Вот никогда не любил подобные украшения. Даже обручальное ни в одном из трех браков не носил, а тут вот нате, сподобился. Впрочем, сегодня мое "украшение" связывает меня вовсе не невидимыми узами с очередной барышней, а вовсе даже реальной леской со взрывателем "Клеймора", детонатор которого настроен "на разрыв" по принципу растяжки. Аристо под "доспехом", с собой, конечно, не прихвачу, но вот проредить свиту, и перегрузить защиту оппонента — запросто! А там уж и Кот с Винни поддержат со скоростью 900 аргументов в минуту. Не говоря уже о снайперах и засевших с немецкими "фаустами" на заранее подготовленных позициях парнях. Лично мне это все уже вряд ли поможет, но я уже умирал. Мне не понравилось, но и ничего особенного я в этом уже не видел. Неплохо пожил. Причем дважды!

— "Шеви" на местах, — раздался голос за спиной. — Три.

Это Кот. Из казаков потомственных. Дед и отец пластунами при прошлом императоре были, вот и обучили ухваточкам, а он вона как знаниями распорядился. Впрочем, родственники, особых орденов и пенсий не выслужившие, а лишь оставившие здоровья в абсолютно коммерческих аферах приближенных очередного Романова, что тогда согревал главную табуретку страны своим задом, на нынешние "приключения" парня смотрели сугубо положительно! Даже не оборачиваясь можно сказать, что признанный красавчик сейчас облизывается на резво удаляющуюся дамочку. Ну… Согласен, было на что посмотреть, хотя лично меня больше волновало скорое прибытие бойцов Рода Кареевых. Вместе со своими хозяевами, конечно. Однако голубоглазый жгучий брюнет, телосложением напоминавший Брюса Ли, имел иное мнение.

Пусть его! Главное, чтобы о деле в нужный миг не забыл, а такого за ним не водилось никогда.

А "Шеви" — это хорошо! Может и спасут кого бригады на заморских пикапах с форсированными двигателями, коль уж дело и впрямь дойдет до пламенных "приветов".

— Что, Котяра, снова весна наступила не по графику? — добродушно прогудел гигант Виктор-Винни.

В руках этого исполина, что мордой лица оооочень напоминал одного боксера-депутата с моей родины, даже "папаша" смотрелся пластиковым пистолетикам в руках карапуза. Интересно, что среди местных дамочек бешеным успехом пользовался именно он… Чем постоянно и подкалывал своего приятеля, о личных неудачах которого в определенных кругах ходили легенды. Чего только стоила дочка околоточного, что была поймана во время скачек на представителе семейства кошачьих разъяренным папашей. Дело, конечно, замяли. Вот только стоимость ряда "услуг" местных мундиров для нас подросла существенно. Если бы не золотые руки, острый глаз и ощущение "стены за спиной", если тыльную часть прикрывал невысокий боец, то… Впрочем, знаменитое умение падать на четыре лапы с любой высоты было присуще парню вполне. Может потому и не было ему еще "плохо", несмотря на все проблемы, что принесла нам его нездоровая тяга к красоткам и риску.

Винни — он другой. Простой как три рубля с виду телохранитель на проверку оказался неплохо подкованным в гуманитарных науках лицеистом. Бывшим. Об обстоятельствах, заставивших его сменить парту и ручку на диван нашего "Паккарда" и рукоять ППШ, он предпочитал отмалчиваться. А мы особо и не спрашивали. Всякое в жизни случается…

"Чайки" с гербами на дверях появились минут через семь после нашего прибытия, и ровно через шестьдесят секунд после назначенного срока. Ну да, ну да! Не могут же аристо ждать каких-то холопов!

Красиво, черт побери, выгружаются из лимузинов представители той стороны. Слуги в ливреях дверь открывают, парадные мундиры сверкают на солнце, резко контрастируя с нашими неброскими костюмами, а из распахнутых дверей льется "Полет Валькирии" Вагнера. Мда, встреть я такое на "стрелках" лихих 90-х, со смеху, наверное, бы сдох.

А тут ничего! Пообтерся уже!..

Сразу следом за лимузинами "господ", прибыла пара "догонялок" ГАЗ-23 местной опричнины. Ага, значит, и "Тройка" в деле… Ну-ну, уважаемые маги и их холуи, я в свое время, может, с "каскадерами" дворец Амина и не брал, но по афганским горам с другими такими же мышками летучими полазил вдосталь. Да и потом поработал уже в городских условиях… по обе стороны границы закона. Так что посмотрим, смогут ли ваши хваленные Фамилии противопоставить что-либо МОЕМУ опыту организации городских засад!

Их головной "Волги", тем временем выбрался Фриц, потомок того самого Александра Христафоровича Бекендорфа, что в свое время был шефом жандармов и Главноуправляющим Третьего отделения собственно ЕИВ канцелярии. По следам дедовым ступал внучок. Вот только по малолетству (едва "нащупывая" возраст Христа) серьезной должности еще не имевший. А вот команду весьма серьезных ликвидаторов уже сколотивший. Вот определился и посланник нынешнего Романова.

Я же молча кивнул "коллеге", и, дождавшись ответного жеста, едва слышно продекламировал:

Палач не знает роздыха!..

Но все же, черт возьми,

Работа-то на воздухе,

Работа-то с людьми. [3]

Блеск монокля, какой бывает при покачивании головой, и слегка напрягшееся лицо оппонента подтвердили две вещи:

а) Фриц использует какое-то заклятие для улучшения зрения (вот ведь сволочь, а мы все по старинке на "цейсы" надеемся).

в) Ликвидатор прекрасно читает по губам.

Ну что ж… Посмеется потом. Чувство юмора у мужика имеется. Проверял лично. Он вот до сих пор мне мои шуточки припомнить надеется!

— Чт… Что вы с-сказали? — донесся из-за моей спины дрожащий голос Карла Фридриховича Берга, "представителя профсоюзов и отдельных трудящихся".

Выставили, блин, кого не жалко. Все одно его задача лишь передать предложения "той" стороне, а коль не свезет, так туда ему и дорога, скандалисту известному!

— Ничего, — обрубил я известного любителя без дела и смысла потрепать языком. — Пошли, что ли!

С этими словами я первый сделал шаг вперед навстречу грядущим неприятностям. А как же иначе? Они ведь ждут!

[1] Паккард Твелв. Первый 12-цилиндровый автомобиль этой американской фирмы. К моменту событий уже безнадежно устарел, но все еще способен справиться с основной задачей — перевозкой людей. В данном случае вооруженных.

[2] Мина направленного действия. Аналог нашей МОНки

[3] Стихи Владимира Вишневского

Глава 2

"Не трогай!", — тогда, какой-то год назад, умирая на грязном асфальте от ножевого ранения, я впервые услышал этот грубый, словно надтреснутый мужской голос.

Рука словно сама собой отдернулась от торчащей из живота рукояти. "Не думай даже. Успокойся. Раз еще шевелишься, значит, брюшная аорта не задета! У тебя есть от 6 до 12 часов", — успокоил меня неизвестный.

— А потом что?.. — с трудом прохрипел я.

"А потом перитонит, горячка и шансы — пятьдесят на пятьдесят" — немедленно отозвался собеседник. Равнодушно так отозвался. Словно бы и не был для него торчащий из человеческой тушки кусок стали чем-то из ряда вон.

— А… — едва слышно начал я, но тут же был перебит голосом.

Внутренним.

" Молчи. Экономь силы. Не паникуй. Жди помощь. Вслух не говори. Я тебя и так прекрасно слышу", — заверил… Эмм… Он?.. Или все же Я…

В голове взорвалось небольшое солнышко, смывая болью в висках все ощущения от инородного тела в животе. Вместе с болью пришло понимание…

Я-второй родился в тот самый день, когда весь мир оплакивал гибель некоего Сталина. Детство и юношество мало чем отличалось от моего собственного — босоногое, частенько голодное, с легким привкусом крови из-за разбитого в который раз носа. Школа… Она отличалась от того, к чему привык Я-первый, но… Все то же самое: оценки, уроки, шалости с травмами разной степени тяжести для себя и других. А потом… Потом жизнь Голоса понеслась вскачь.

- Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, уступая в ряды Вооруженных сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить государственную и военную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников [1]...

Как же ярко вспыхнула картинка в моей голове. Это МОИ руки сжимали красную папку военной присяги с красной звездой над текстом клятвы Родине…

Бег, еще бег. Сколько же лет прошло с того момента на плацу? Я давно уже сменил китель на удобную для побегушек по горам "Горку" и старые, но очень удобные разношенные кеды. А в голове лишь одна мысль: "Чертов Афган!". Хоть и крепкие, но все-же почти детские руки за это время загрубели и покрылись загаром в этом адском пекле. Или это засохшая корка крови и ружейного масла? Не знаю. Здесь Я-второй много творил дел много во имя исполнения Присяги. Не даром же стал одним из тех, кого называют летучими мышами. Командиром пятерки таких же отмороженных головорезов.

К горлу подкатил комок. Это Я накрывал по ночному времени каких-то "духов", Я тащил придерживающего руками собственные кишки Гошу, Я перехватывал горло, зажав рот едва только обзаведшемуся бородой, но уже взявшему в руки оружие, юнцу. И Я же вытаскивал из какой-то школы полуголых и едва живых от ужаса детишек, которых "бородачи" попытались использовать в качестве живого щита…

Даже боль от засевшего в теле клинка уже казалась какой, то далекой, на фоне перепахавшего ногу Я-второго осколка. Он щедро поделился воспоминаниями, едва не выбив из меня сознание вместе с духом.

Нет, все-таки умеют немцы машины делать. "Моя" рука кончиками пальцев пробежалась по коже переднего сидения "Кабана"[2]. Чисто автоматически контролирую вторую машину. "Мерс" не отстает, словно прилипший следуя за головной машиной. Еще бы! За рулем обоих авто мои люди. Еще с тех пор как по чужим горам шмонались во имя рухнувшей ныне империи… Не нужны стали матерые волкодавы новому государству… А на гражданке каждого из них разыскал я. И сделал очень интересное предложение. Каждому свое… Согласились все.

- До прибытия тридцать. — сообщил Гоша, готовый в любой момент "вильнуть", если кому из нынешних партнеров придет в голову накрыть нашу мини-колонну, не дожидаясь пока мы покинем авто.

Но мы-то люди тоже те еще… Ученые. С самого утра пара стрелков с непростыми "плеточками"[3] пространство пасет. Не должны они угрозу просмотреть! Серьезными дядями пацаны учены в местах, которых для большинства жителей СССР не существовало в принципе. А сейчас, после развала, иных уж и действительно нет…

Только профессионализм наблюдателей — вовсе не повод самим хлебалом щелкать.

А место-то хорошее, тихое. Глазу лишнему ни разу не открытое! Потому-то и покинули мы "Кабанчики" охотничью стрелковку, да пару автоматов не скрывая. "Собеседники", впрочем, хоть и скучились баранами около своих машин, но оружие картинно держали на весу. Насмотрелись, б@я, новомодных Рэмбо. Лучше бы книжки читали. Там Джон Джеймс показан куда более похожим на спеца. Однако сейчас молодняк книги читает неохотно. Время такое. Все жить торопятся.

Мдааа…

Сразу же захотелось договориться тихо и мирно, а то этот молодняк на ноль помножить, в общем, проблем нет никаких, но даже как-то жалко, что ли… Как дети, право слово…

— Санни, брат, ты где?! — голос Лешки словно продирался сквозь хорошие беруши.

Я еле понимал, что говорит брат.

"Скажи этому дебилу, чтобы трясти не вздумал!", — прикрикнул мой новый внутренний голос.

— Не трогай… — еле слышно прошептал я.

— Да как же, — в глазах Леши плескалась откровенная паника. — А ты же… Как?!

" Доктора, срочно!", — ледяной безэмоциональный голос.

— Врача, — с трудом разлепил сухие губы я. — Быстро.

— Понял, Саш, понял… — заголосил он (сколько лишних движений и слов!). — Сейчас будет все. Ты держись только!

"Вот где мобилки-то не хватает. Терпеть, боец! Терпеть, б**дь, сказал!", — усмехнулся Я-второй.

Чтобы хоть чуток отвлечься, мысленно передал эмоцию-вопрос. Уже через миг я с удивлением обнаружил перед внутренним взором зеркальце с изображением каких-то островов. А, вот оно что! Телефон без провода… Забавно. "Свет мой, зеркальце, скажи, да всю правду доложи…", — всплыли в памяти строки из старой сказки, что читала мне мама.

Что ж, Голос, теперь я примерно знаю кто ты, но ЧТО ты забыл в моей голове?

Еще одна вспышка воспоминаний меня едва не доконала окончательно.

Я-второй довольно встал с шикарного кресла, и обвел хозяйским взглядом огромный шикарный кабинет. Ну да, хозяйским. А что? Мое отныне. Вот эти трое господ, что расположились прямо передо мной, только что своими подписями сей факт и заверили. Ну а то, что выглядят они так, словно их через соковыжималку пропустили, так думать надо было в какие игры и с кем вы играть за стол садитесь. Их, кстати, еще сегодня утром четверо было. Один не доехал. Самый несговорчивый и на язык резкий. Обещал он Мне-второму веселую жизнь устроить с цыганами и медведями… В смысле с прокурорами и адвокатами, а так же молодчиками, что за мзду малую ноги готовы переломать кому угодно.

А ведь говорят в народе (и не зря!), что не стоит рыть яму другому. Глядишь и не случилась бы неисправность в электрике авто сегодня утром. А так немецкий авто вспыхнул моментально, не оставив ни единого шанса на спасение пассажиру и двум охранникам.

Дождавшись, пока юрист еще раз перепроверит бумаги, Я-второй небрежно махнул рукой:

- Свободны!

Бывшие хозяева жизни в целом и сего кабинета в частности, сорвались с мест, словно ракеты с направляющих, а уже через три минуты пришел сигнал от НОВОЙ охраны здания. "Собеседники" покинули здание и, если им дороги собственные шкуры, то уже через час все трое должны будут покинуть Питер.

С чувством выполненного долга, я отправляюсь к лифту, краем глаза отмечая двух "теней", что привычно взяли под контроль окружающее пространство. Эти ребятки уже из "новой", после нас воспитанной формации. Однако неплохо. Можно сказать, что даже хороши!

Спустившись вниз, Я-второй уже было повернулся к отбрасывающему лаковыми бортами солнечные блики авто.

"Он… Он просто прекрасен!", — только и смог мысленно присвистнуть я, завороженный хищно-грациозными формами творения сумрачного тевтонского гения… По имени Бенц.

Затаив дыхание, я на миг даже забыл о боли… Которая резким "рывком" нутра тут же о себе напомнила.

Ответная эмоция была сродни пожатию плечами: "обычная "эска"".

Я-второй неожиданно сбился с шага не дойдя пары шагов до услужливо распахнутой одним из телохранителей дверей.

Кофе. Внимание мое привлек кофейный ларек на другой стороне ОЧЕНЬ оживленной улицы.

Мне только и осталось, что вздохнуть: столько авто за раз я не видел никогда!

Все-таки врачи страшные люди. Черное волшебное зелье, что дарило приятную горечь, поддерживая в горе и радости, нынче было под запретом. Возраст все-таки… Но сегодня можно. Такое дело провернул! Надобно бы и отпраздновать.

Решившись, Я-второй отправился к своей новой цели… Прямо через дорогу, на которой как раз наблюдалось "окно" в которое вполне мог "протиснуться" спешащий за любимым напитком старик.

К сожалению, ни деньги, ни положение, ни даже профессионалы-телохранители не могут помочь, когда на тебя летит с десяток тон мусоровоза, а пьяный водила даже и не думает воспользоваться тормозом!

Последнее, что запомнил истекающий кровью на асфальте, согласно сводкам "Семенов Игорь Николаевич, 1953 г.р.", это ощущение пристального взгляда двух пар глаз и еле слышные шепотки-эмоции, которые можно было грубо перевести примерно так:

— Забавный…

— А то… Эй, ты, а ну-ка, повтори!

Впрочем, чего только не почудится затухающему разуму!

— Сашка, Сашка! — вырвал меня из чужих-моих воспоминаний голос брата. — Я привел… Вот!

"Вот теперь можешь вырубаться с чистой совестью!", — усмешка в голосе была настолько очевидна, что я ее пропустить не смог бы и при всем желании. Следующую часть фразы я понял смутно, но тоже от всей души понадеялся, что "Пилюлькин" справится!

Словно получив разрешение, мое сознание "погасило свет".

Это был первый и последний вечер, когда я воспринимал Я-второго отдельно от себя. Не стало Семенова Игоря Николаевича, сбитого мусоровозом на глазах своих телохранителей, как не стало и Александра Сергеевича Короткова, зарезанного за небольшой, но плотный конверт в темной подворотне, остался лишь Я.

И каким быть новому Мне — предстояло еще крепко подумать!

[1] Текст Присяги СССР.

[2] "Кабан". "Мерседес" в кузове W140. Флагманская модель марки. Икона 90-х.

[3] Сленговое обозначение снайперской винтовки.

Глава 3

— Маааам, Сашка проснулся! — раненным бизоном взревел над моим ухом Лешка.

Вот ведь… Олух! Вроде старше меня на целых семь лет, а ведет себя… Ну надо же понимать, что едва проснувшемуся после проникающего ножевого ранения гораздо больше показаны тишина и покой, чем трубный глас над ухом, от которого с потолка едва не сыплются старые белила. А еще хвастается, что "дела делает" какие-то там. Ну да, ну да. Вот поправлюсь и посмотрим, что там и кто делает!… И как этот процесс можно оптимизировать.

Тем временем в комнату "на две койки" ворвался ураган, оказавшийся миниатюрной женщиной лет 35, тут же обрушившей на меня целый шквал эмоций:

— Санечка, как себя чувствуешь, не болит? Как ты вообще мог сбежать из дома ночью?!!! Нужно тебе что-то?! Еще раз такое будет, вообще из дома не выйдешь?! Кто это был?!! Скоро будет городовой, так что вот!

Не болит… Ха-ха три раза. На всякий случай, если кто сомневается, то уверяю, место попадания в организм инородных, природой непредусмотренных, предметов затем болит ВСЕГДА. За свои две жизни я насмотрелся всякого. Уж можете мне поверить! Почти 90 лет на двоих, все же.

— Я… — только и попытался вклиниться в этот поток я, но тут же был перебит решительным заявлением всплеснувшей руками матери.

— Хочешь есть, — безапелляционно заявила она, срываясь с мета. — Доктор сказал, что тебе нужно хорошо питаться! Я сварила бульон.

Последние слова доносились уже с лестницы наравне с перестуком шагов по ступеням.

Это сводило с ума! И речь вовсе не о желании мамы срочным образом накормить меня, а о двойственности чувств: одновременно хотелось умудренно хмыкнуть "Не впервой просыпаться по госпиталям!" и расплакаться на самом дорогом и близком в мире плече.

Пришлось выбирать нечто среднее для успокоения. Обе мои половины были единодушны в одном — за такое надо мстить. Тем более, конвертик-то с полноценными имперскими рубликами пропал, и за это еще придется отвечать. Вот только почему именно этот момент меня беспокоит сейчас гораздо меньше, чем те образы, что нет-нет, да и проскальзывают в моей памяти при слове "месть"?

Через миг явился братец, с аппетитом уплетающий сочное зеленое яблоко, отрезая кусочки острой заточкой. Рот моментально наполнился слюной.

— Поделишься? — хитро прищурился я.

— Так тебе и нес, — скорчил заговорщицкую мину брательник. — Как видишь, почти донес!

— И нож! — попросил я, получив в руки сочный плод.

Лешка, ловко перекинув клинок в руке, передал его мне тем местом, где должна была бы быть хоть какая-то рукоять.

Убедившись, что его подношение вызвало мой интерес как минимум, брат снова сбежал вниз со словами:

— Бульон почти готов!

Задумчиво отрезав кусочек, я осмотрел комнату. Она была небольшой. Это как минимум. Вообще-то в ней с трудом помещались две кровати, небольшой шкаф на два отделения, да небольшая тумбочка между двумя "ложами". Свет проникал внутрь сквозь единственное окошко, но помещение мрачным не казалось, даже не смотря на выкрашенные в отвратительный зеленый цвет стены и уже давно требовавшего "освежиться" побеленного потолка.

Стены украшали постеры с классическими маскл-карами годов 70-х по привычному "деду" летоисчислению, какими-то музыкантами, и, конечно, хоть и одетыми, но все же вполне годными для услады взора в период пубертата красотками. Брат всегда любил… Подобное. Сегодня я впервые начал его понимать! Вот ведь странно. Раньше я просто жил. Мне не было дела до красоток, тачек и прочих развлечений моих сверстников. Однако с тех пор, как где-то внутри меня поселился сильный и голодный волк…

"Волкодав", — тут же ехидно поправил внутренний голос.

… Мне действительно захотелось жить и стремиться. Даже не так важно к чему. Молодое тело просто желало действия!.. И другого молодого тела! Причем таким образом (образами!), что меня кидало в краску от тех видений, что прорывались из сознания моего внутреннего Голоса. Нет, я и сам был влюблен в Анютку, пекареву дочь. Давно и безответно. И даже прекрасно понимал, что мужчины и женщины занимаются сексом. Вот только практический опыт пока ускользал от меня как вода сквозь пальцы. А вот теперь еще и образы внутри моего сознания очень прозрачно намекали что помимо связки ухаживания- постель-брак, где второй и третий пункт несильно расходятся во времени и могут меняться местами, есть и более интересные жизненные пути. Осталось только понять, откуда у меня при мыслях об Аньке ассоциации с динамо машиной?

Взгляд мой упал на закрывшуюся за Лешкой дверь, где был наклеен плакат с каким-то гангстером, гордо целящимся в зрителя из чего-то монструозно-эпического.

Отправив в рот очередной кусочек, я поднял на уровень глаз клинок. Сталь так себе. Заточка… Ну тоже не особо. А вот баланс… Так, от плеча до двери около трех метров. Хм.

Так, за дверью тишина, а значит… Привычное (это, блин, когда оно привычным-то стало?!) движение отправило нож в кроткий полет. В миг полета откуда-то из глубин подсознания всплыло слово "плоскооборотка" [1]. С привычным звуком лезвие вошло точно в горло нарисованному господину.

Лешка ворвался в комнату буквально через несколько секунд.

— Чего грохочешь? — весело спросил он, буквально через несколько десятков секунд явившись с дымящейся тарелкой, от которой определенно пахло чем-то мясным.

Поставив еду на тумбочку, он оглянулся на дверь.

— Ого! — только и прокомментировал он, окинув меня взглядом.

Полностью расшифровать эту гремучую смесь удивления, восхищения и восторга не смог бы и профессиональный психотерапевт, кем бы он ни был (видимо, кто-то сродни привычным мне мозгоправам)! Как-то раньше мне не приходило в голову, что моя семья явно отличается не самым спокойным темпераментом.

И угораздило же меня родиться флегматиком в таком окружении… Да что же это? Непонятные слова и непривычные мысли. Вот и к кому подойти поинтересоваться, что за черт этот самый "флегматик"?!

Я в ответ на ставший откровенно оценивающим взгляд лишь аккуратно пожал плечами, стараясь чтобы движение не отдалось болью в пострадавшую брюшину. А то во время броска я про этот нюанс слегка подзабыл… Было неприятно!

Однако… А вот встать действительно сложно. Но боль временна, а триумф духа на телом — вечен, верно? Минуты через три я все-таки принял вертикальное положение, и доковылял до шкафа (целых два с половиной шага!). Что ж, раньше я и не подозревал, что две пары брюк (одна для особого случая), рубашка и пара застиранных футболок со старым, но крепким пиджаком на плечиках — повод срочно задуматься о повышении благосостояния! Однако сейчас я подозревал, что заняться мне придется срочно — так как больше одежды в пределах видимости у меня не было. Зато на обратной стороне одной из створок обнаружилось небольшое зеркало. По-моему, последний раз я смотрелся обращал на него внимание лет так пять назад. Сейчас же я присмотрелся к своему отражению внимательнее. Как и всегда, зеркальная поверхность отразила почти точную копию моего брата: крепкого пепельного блондина с голубыми глазами. Юношеская припухлость — явно не про меня! О скулы порезаться можно. Да и само телосложение — худощавое и жилистое. Порода гончая, одним словом. Борзая. И у меня откуда-то имеется дикое желание привести поведение в соответствие с этой самой породой. Только дайте поправиться!

— Уже встал?!

Черт, когда брат успел вернуться?

Растяпа…

— Решил, что пройтись стоит. — криво усмехнулся я, чувствуя, что длинные переходы пока в одиночку не осилю.

— И далеко собрался?

— Мне бы облегчиться, — признался я. — Поможешь?

— Поддержать? — удивленно-насмешливо вскинул брови брат.

— Дойти помочь, дубинушка!

— Да не вопрос, Санни, — посмеиваясь ответил Лешка, подставляя плечо. — Только давай быстрее. Скоро здесь будут ментокрылые, так что лучше поторопиться. Впрочем, если ты желаешь беседовать с ними голодным…

Полицию у нас не любят. Да и вмешивать в свои дела мундиры — дело, по местным реалиям, распоследнее. Нет, говорят, что где-то в богатеньких и чистеньких районах при любой беде зовут городового. И он, что характерно, появляется, чтобы решить любой вопрос баловней судьбы. Однако здесь, на окраине промзоны, правила и законы немножко другие. Голос внутри меня согласно усмехнулся. Он тоже предпочитал не выносить сор из избы, решая проблемы в "узком кругу". Такая вот местная омерта [2].

— Ты не болтай, а быстрее шевели ногами, — поторопил я брата. — Так ведь и впрямь пожрать не успею. А у меня уже кишка кишке колотит по башке. И что характерно, совсем не от переедания!

Леха коротко усмехнулся, но двигаться мы стали быстрее. Благо далеко особо идти не пришлось. Все удобства были буквально в шаге от двери нашей с братом комнаты.

— Ну что ж, — только и прокомментировал я наш поход после возвращения. — Сегодня подвиг — завтра план!

— Мальчиикиии! — раздался звонкий голос мамы (кто бы знал, насколько это здорово — вновь слышать маму!). — К вам гостья!

Мы с Лехой переглянулись, одновременно пожав плечами. С визитом мы никого не ждали, но коль уж пришли…

— Сейчас спущусь! — крикнул брат, выходя из комнаты.

Впрочем, устроиться поудобнее на подушках я не успел. Он тут же вернулся в сопровождении курносой девчушки лет 18. Нет, вид она, конечно, имела неплохой. Со всех сторон. Вот только все впечатление портило выражение лица начинающей королевы. Ну, помните, из той серии: "Ты мне должен квартиру, машину, отдых на югах пять раз в год и по соточке на СПА раз в неделю. Окей, а ты мне чего? Пиииисечку!". И чего я при виде нее еще вчера начинал мямлить и мяться, словно девственник из японского аниме (грешен был, каюсь, насчет азиатской анимации)? Ах, да, точно…

— Ну, оставлю вас одних! — хитро подмигнул брат, тут же скрывшись в закат.

Тактичный, сука, слов нет. А с этой- то что мне делать?

— Привет, Ань.

Ладно, не будем забывать о вежливости.

Девчушка удивленно хлопнула пару раз длинными и пушистыми ресницами. Ох не к такой реакции она привыкла на появление Ее Светлости. Зря что ли пуговка якобы случайно на блузке расстегнута? Да и не одна. Раньше на меня это действовало словно удар кувалдой по голове, а теперь…

— Санни, мой отец тебе передать просил, — выложила она на тумбочку какую-то сдобу. — Когда он узнал, что с тобой случилось…

Ну да, ну да, я частенько помогал ему разгрузить мешки развести товар. Все что угодно, лишь бы быть поближе к его дочке. Это устраивало всех.

До этого момента.

Анечка же, аккуратно наклонилась, неумело выпятив уже оформившуюся грудь…

Ох нет, жар и робость вновь накатили на меня товарняком, грозя похоронить под кучей фантазий… Мозги отключились сразу же. Однако стоило мне на миг прикрыть глаза, как…

- Гош, ты серьезно?

Моего собеседника можно было бы назвать представительным, если бы не его наряд — одно единственное широкое полотенце, небрежно обмотанное вокруг бедер. Впрочем, и мой наряд не особо отличался. В сауне, как говорится, все равны. Хотя, по мне все равно род деятельности определяется безошибочно. В свои 48 у меня сильное и послушное тело, а с пяток татуировок, среди которых безошибочно угадывались партаки времен моих развеселых приключений в жарких горах Афганистана, явно намекали на военное прошлое. Еще три "картинки" — стали свидетелями другой романтики. Я не сразу после грохота ночных взрывов и обстрелов сообразил каково это — жить на гражданке! Вот и "присел" ненадолго. Может и к лучшему. Двушку так отмотал, а не более серьезный срок за свои последующие художники. Мой собеседник младше меня года на три, но уже появилась в нем та "благородная" чиновничья обрюзглость… Эх, что жизнь с людьми делает. А вот выражение лица человека Власти не спутать ни с чем! Вишенкой в торте бросался умный и острый взгляд опытного аппаратчика, которым мужчина одаривал мир из-за стекол в золотой оправе.

- Миш, — спокойно выдержал его испытующий взор я. — Мы с тобой давно знакомы. Я тебе когда-нибудь фигню предлагал? А шансы со "Спецстройинвестом" очень и очень… вкусные. Равно как и куш. Я тебе завтра документы пришлю!

- Гошик, вот что с тобой делать, а? Я то думал, что ты меня просто посидеть пригласил, а вон оно как…

- Так ведь одно другому не мешает! — только и осталось ухмыльнуться мне.

А хорошо здесь! Я с удовольствием окинул взглядом помещение. Вроде бы и не "мрамора-позолота" и "по пол ляма за сутки", но комплекс банный комплекс из бруса в этом живописном месте отгрохали на совесть. Все просто, функционально и уютно, а воздух-то какой! Вот прав, черт возьми, Мишаня, надо чаще выбираться отдыхать.

- Ваш, квас, — пропел звонким колокольчиком голосок едва ли не над самым ухом. — желаете чего-то еще?

Не без удовольствия окинув взглядом стройную нимфу, как и положено здесь дочерям Евы, носящей наряд имени той же богини. Он ей, кстати говоря, шел совершеннейшим образом. Еще сверху вниз оценив открывшиеся виды, секунду "задерживаюсь" на аккуратно выбритом треугольничке волос. Может, и правда сейчас чего… пожелать?

- О, вот теперь вижу, ты действительно настроен на отдых!

Шутник, мля. Весь настрой сбил.

Придав ускорение девице легким шлепком по упругой ягодице, я вновь повернулся к собеседнику. Его ехидная физиономия прямо таки сигнализировала о том, что этот нюанс он просчитал прекрасно. Ну так сколько лет знакомы!

- Сам дурак, и шутки у тебя дурацкие! — резюмирую под негромкий смех собеседника и свой собственный.

Чего уж тут. Наша общая история насчитывает не только пуд соли, но и десятки килограмм совместно сожженного пороха. Можно ему… такие номера откалывать.

- Боцман, торпедаж мимо прошла! — шутливым голосом закончил он старый анекдот, вскинув руки в защитном жесте, но тут же тон его сменился на серьезный. — А по документам: присылай, я ознакомлюсь, и дам ответ позже. Может быть, и вправду дело выгорит.

- Все, — теперь настала моя пора вскидывать руки точно в таком же жесте. — Ни слова о работе! Теперь отдыхаем!

- Ну-ну, что-то у меня сомнения, что ты готов к отдыху, — усмехнулся Мишаня. — Артем…

Здоровенная "рама" появилась в зале отдыха почти мгновенно, глухо бухнув что-то вроде "Слушаю, Михаил Петрович".

- Девка тут была сейчас. Давай ее в пятый.

Рама испарилась мгновенно.

- В окно дуло, — задумчиво комментирую исчезновение здоровенного охранника. — Штирлиц закрыл окно и дуло исчезло!

- Как выйдешь, нумера слева будут. Цифры на двери. Не перепутаешь!

- Мамлей, а ты не попутал цельному майору приказы раздавать?

Смеемся оба. Давно это было. Да и на погонах моих тогда красовались капитанские звездочки. Все-таки Мишка уволился из рядов намного раньше меня.

- На посошок. — только и усмехнулся тот, поднимая над столом наполненную рюмку.

Молча подношу к ней свою, и уже через несколько секунд направляюсь "к нумерам" — аккуратный треугольник действительно заинтересовал настолько, что я даже не стал ждать прибытия "основных сил".

В конце концов, куда они от меня денутся, верно?

Часов через 6 активного отдыха с банькой, шашлыком и прочими активностями, можно было сказать совершенно точно: "Верно, никуда не делись!".

Открываю глаза. Послу того, что я только что увидел и ПРОЧУВСТВОВАЛ на собственной шкуре, все эти заигрывания мигом были перенесены в разряд дошкольных развлечений.

Окидываю взглядом уже ее, совершенно однозначно усмехаясь:

— Рад видеть, Анечка…

Во как! Аж отпрянула. А щечки-то раскраснелись.

— Я…

И я. Продолжения ждал. Очень уж интересно мне было, что она скажет. Да и открытие очень интересное я сегодня совершил: оказывается не только девочки могут играть с парнями в свои игры. При желании играть в них можно и вдвоем. И уж совершенно точно счет вестись в одни ворота больше не будет.

Ха, а кому-то нужно время на латание порванного шаблона.

— Я пойду, наверное…

И чего только приходила, но…

— Иди, Анечка, иди, — довольно откровенно усмехнулся я, еще раз окидывая взглядом открывшиеся виды (ох, на поправку иду!). — И пуговки застегни, а то батька строгий у тебя — заругает!

Малолетняя Лолита, пискнув нечто неразборчивое, буквально вылетела из комнаты, освещая себе путь жаром раскрасневшихся щечек. Какие, оказывается, тут все стеснительные. А нечего играть во взрослые игры… Без должной квалификации.

Однако сейчас меня больше интересовало даже не содержимое кофточки соседки, а один простой вопрос: где бы мне достать хороший толковый словарь.

Очень уж меня, после моего "видения", заинтересовало слово "субботник".

Веселая, оказывается, штука!

[1] Вариант броска ножа.

[2] Омерта — кодекс чести мафии на Сицилии. Несодействие государству. За доносы и сотрудничество с полицией предполагает смерть.

Глава 4

Местный "Пилюлькин" Станислав Иванович Кобылкин, чье имя подсказала "младшая" половина, почтил меня своим присутствием почти сразу после ухода раздраженного городового. Здоровяк с бульдожьей мордой, по которой можно было изучать последствия всех грехов мира словно по атласу, явно подозревал, что над ним полтора часа просто издевались, а вот понять где и в чем именно, увы, не так часто используемому мозгу не удалось. Ну что же, для этого у человека должна быть вторая извилина, как минимум. Помимо вмятины от форменного головного убора, я имею ввиду. И не надо подозревать меня в предвзятом отношении к полиции! Среди "серых" встречаются крепкие профессионалы, великолепные бойцы и попросту Люди. Просто мой сегодняшний собеседник ни к одной из этих категорий не относился, по скромному моему мнению.

Судя по слегка злорадной ухмылке доктора, который разминулся со вспотевшим и раскрасневшимся "бульдогом", он мои чувства разделял целиком и полностью.

— Нехорошо выглядите, Геннадий Сергеевич, — только и поцокал языком вслед гулко топающему городовому доктор. — Вам бы на диетке посидеть, да за здоровьицем последить. А то, знаете ли, сердечко, в отличие от сапог, не казенное, да, совершенно не казенное…

Ответа он, понятно, не получил. Внятного естественно. Да и не ждал особо…

— Пшел вон, трубка клистерная! — только и рявкнул багровый служитель закона, протопав мимо.

— Клистер, клистер, клистер, — на непонятный мотив пропел себе под нос доктор. — Ох, кому-нибудь я бы клизмочку-то прописал!..

— Ведерную, Станислав Иванович?! — весело поинтересовался я. — А как же клятва Гиппократа?

— Полагаете, молодой человек, что данная процедура доблестному городовому повредит? — ничуть не смутился тот. — Уверяю вас, признаки хронической обстипации[1] у данного господина на лицо. Только на пользу пойдет процедура доблестному городовому!

Я легко рассмеялся над каламбуром, связавшим вместе понятия "запор" и "на лицо". Вот что значит настоящий интеллигент! А уж какая интересная манера речи.

— Ну-с, — поинтересовался он. поставив на прикроватную тумбочку объемистый саквояж. — Как себя чувствуем, герой?

— Да уж немного геройства заточку в бок словить, — только и ответил я. — Сейчас жив. Вероятнее всего, буду здоров. И уж совершенно точно все это благодаря вам. Спасибо большое, Станислав Иванович!

— Ну вот, — снова продемонстрировал свою "улыбку Айболита" гость. — Хорошо-то как. Значит, и впрямь лучше! А то собакой сутулой меня называли ведь, и что характерно, отнюдь не кобелем. Нет, отнюдь не кобелем, молодой человек.

Я покраснел. Это "молодого" реакция. "Старый" и не такого повидал, а болевой шок штука вообще удобная. Много на нее списать можно!

— Простите меня, пожалуйста…

— Бог с вами, Александр! — даже замахал он руками, демонстрируя, что все произошедшее — такой пустяк, что и упоминать-то о нем не стоило. — Эх, знали бы вы, чего я наслушался, когда оперировал "по живому" сержанта, которому ягодичную мышцу посекло осколками. Вот тогда да… А это ерунда. Не стоит она внимания….

Все верно, но вот что-то в словах доктора заставляло напрячься. "Да он же меня раскачивает!", — сообразил кто-то из моих "половин". Да так аккуратно, что и особист Ворончихин, с которым немало "бесед" пришлось провести после иных выходов, от зависти бы удавился.

— А что нашего внимания стоит? — неожиданно очень серьезно поинтересовался я.

— Промедол. — спокойно ответил доктор, подслеповато щурившись, изучавший недра медицинской сумки.

Всем своим видом демонстрирую вежливое внимания, сжимая пальцами рукоять выдернутого из двери ножа. И нет, не собирался я оставлять доктора здесь в виде хладного тельца. Просто яблоко принесенное Лешкой все никак доесть не мог. Отвлекали посетители всякие, понимаешь…

А что такое промедол я, как оказалось, "помню" очень хорошо.

Я шел по следам Вовчика. Шаг за шагом, внимательно следя за тем, чтобы мои кроссовки не выступали за контуры рельефных отпечатков на сухой земле. Вот еще не хватало подорваться рядом. И хлопок то вроде негромкий был, а вот лежит сейчас боец, предоставив мне нелегкий выбор: поспешить и вполне вероятно вообще уже никогда и никому не помочь, или сохранить голову "холодной", увеличив шансы раненого умереть прямо на моих глазах…

Хорошо хоть вырубился! Не придется сейчас перетягивать артерии бьющемуся в агонии куску мяса…

Сука! Сто раз говорил: "Идем след в след, от маршрута ни на шаг!".

Что тут у нас?

Открытый перелом бедренной кости, массивное кровотечение и "отрыв левой руки по средней трети", как говаривал наш спец по медподготовке. Нет руки, проще говоря. Оторвало ее. Даже знать не хочу, что местные напихали в СВУ[2]. Так, стоп, "охладить" голову! Ярость, мысли — все потом!

Добрался.

Первым делом коленом пережать бедренную артерию. Может, и не истечет кровью… Еще какое-то время. Пробежаться взглядом по телу. Остальные повреждения не критичны. Значит, с ноги и начинаем! Именно из нее сильнее хлещет кровь, а любой медик скажет вам, что 60 % смертей в таких случаях приходятся на кровопотерю.

Краем глаза отмечаю, что мои заняли круговую оборону. Работаем дальше!

Резким движением пропускаю под коленом несчастного жгут. Стараясь не сильно замараться в крови. Я и так уже как после скотобойни, но лучше бы ладони были хотя бы относительно чистыми и не скользили! Одним махом затягиваю узел.

Да… Ни на одной тренировке я не справлялся лучше. Все-таки старые песочные часы и капли крови, отмеряющие жизнь твоего бойца — совершенно не одно и то же! Вторые мобилизуют куда лучше.

Жгут Эсмарха [3] лег в несколько нахлестов на остатки руки буквально через несколько секунд.

- Оттаскиваем! — ору я.

Все равно засветились, подняв на ноги всю округу, так что уж теперь…

Тут же две тени метнулись к нам, без звука подхватив безвольное тело.

Далеко не ушли. Нас прижали огнем в небольшом полуразрушенном доме. Однако и "выкуривать" не спешили. Все-таки не всякий что у нас, что у них хочет вот непременно сдохнуть, но забрать с собой хоть кого-то. Мы ведь не получали "задачу" друг на друга, а просто столкнулись в одной давненько покинутой жителями горной деревеньке.

Теперь все зависело от того, кто появится первым: наша вертушка или их подкрепление.

- Проверить жгуты!

Кивок, и одна из "моих" теней отправляется к телу, чтобы через секунду поднять руку в жесте "Норма!". Лады. Ответный жест напоминает просьбу принести счет за кофе в западных странах. Я по "ящику" видел. Однако собеседник понимает меня правильно, обозначая время и дату наложения повязок. Все-таки вертушка должна прибыть через полчаса, а, значит, менять жгуты будут уже другие люди. Если доживет… Если доживем…

А снаружи постреливали. Именно так: не пытались задавить огнем, либо пойти в атаку, а просто обозначали присутствие: "Мы здесь!".

Ну это ладно… Пока не по мне — против ничего не имею. Жгите боеприпас!

- Одно легкое не работает. — сообщает медик.

Киваю "Работай!". На грудь Вовчика тут же ложится специальная повязка. Хорошо штатовцы сделали. На кровь и грязь лепится лучше, чем банный лист к заднице! А мой человек уже "колет" декомпрессионную иглу в межреберье пострадавшего.

Так, основное есть! Сейчас пойдет обезболка и восполнение жидкости.

- Сука…

Мой кивок отправляет на помощь медику вторую тень. Ох, не вовремя Вовчик пришел в себя.

- Коли! — кидаю я шприц-тюбик в руки бойца.

Тот на секунду замешкался, но хуже уже действительно не будет, а потому пострадавший получает порцию промедола. Страшная штука. Но сейчас либо поможет дотерпеть до вертушки… Либо уйти без боли.

Краем глаза наблюдаю за тем, как медик накладывает ИПП на культю.

Вертолет прибыл через 17 минут.

Вовчик не дышал уже 12 из них.

— Хм, я настолько плохо выгляжу? — немножко нервно усмехнулся я, борясь с легкой слабостью после "воспоминания". — А мне-то грешным делом казалось, что на поправку иду!

— Вы требовали его у меня, — с охотой сообщил док, оборачиваясь. А когда получили отказ, то выразили свое негодование матерно и многократно, а затем заявили, что, цитирую, "Сталина на тебя нет!". Оставим за скобками личность этого несомненно выдающегося человека, раз вы вспомнили о нем даже в такой момент. Хотя само выражение, конечно, мдааа… Ну ладно, а вот… Скажите, Александр, где именно вы услышали про это лекарство?

— Может, от кого-то из друзей? — попробовал включить "дурочку" я.

— О да, конечно, — все та же добрая улыбка, что могла сделать его звездой любого детского кино, украсила лицо доктора. — Каждый друг любого шестнадцатилетнего мальчишки БЕЗУСЛОВНО знает все о наркотических анальгетиках опиоидной группы, что даже спецам выдается не вдруг, а по особому списку и под личную ответственность, а?

Я промолчал, стараясь придать своей физии как можно более несчастное выражение. А что тут скажешь?..

Доктор же понимающе усмехнулся.

— Доверие нужно заслужить, а, Саш? — тепло улыбнулся он, вот только глаза его были ни черта не веселые.

Крайне внимательные были у него глаза.

По моей груди растеклось приятное тепло.

— На время, — произнес доктор, резко поднимаясь к своему саквояжу. — Больше не могу. Выздоравливайте, Саша. И помните, что если что, то ко мне вы можете обратиться с любым вопросом. До свидания!

О как! Мне только и осталось, что в шоке откинуться на подушку, наслаждаясь отсутствием боли. Незарегистрированный одаренный… Риск со стороны дока и риск безумный! Если я его сдам, то моя семья несколько месяцев не будет знать нужды ни в чем, а вот последствия для Станислава Ивановича будут очень плачевны. Не любит местная аристократия выпускать одаренность из под своего контроля.

А с другой стороны, если верить "старику", то во времена его аристократии священники входили в штатную структуру МВД. И в задачу их входило, да-да, то самое! Доклад о настроениях общества и отдельных лиц лицам иным, что заинтересованы в стабильности государства.

Не зря же док так напоминал особиста из "той" жизни…

Так почему же он раскрылся?

И почему так привязался к этому промедолу?

Я был почти уверен, что он неоднократно повторил название препарата не просто так. Но вот, как в той песне, "что конкретно ты имеешь ввиду?!".

Да и с какого хрена мне вообще его требовать у доктора? Рана не настолько опасна, чтобы травить организм столь "резким" противошоковым.

Вот черт, глаза закрываются… не знаю кто ты, доктор, но за возможность поспать без боли большое тебе спасибо.

[1] Запор.

[2] Самодельное взрывное устройство.

[3] Жгут для временной остановки крови при артериальных кровотечениях.

Глава 5

"Смеркалось!..", — только и успел подумать я, почувствовав крепкие захваты на своих руках. "Жаркий день бледнел неуловимо", но все же предо мной вовсе не тот "кроткий образ твой", а двое бугаев, что явно желают меня пригласить для приватной беседы. Отказ, увы, не предусматривается.

Вот так вот! Всего три дня после ранения, впервые покинул дом воздухом подышать, а тут ходят всякие, малину мне накрыть пытаются тазом медным, да объемным. Чтоб их! Они бы еще мне по затылку дать попытались. Шутники. Однако повезло… Им. Сейчас бы добрейшего Пилюлькина пришлось вызывать… Все мои навыки ЛЮБОЕ потенциально опасное движение за спиной трактуют как смертельную угрозу. Действую соответствующе!

— Парни, вы там как, нормально? — вполне искренне поинтересовался я, с интересом наблюдая как два тела пытаются подняться с земли.

Падать "торпеды" местные не умеют совершенно.

— Ты чего творишь, Санни?!

Вот оно как! Всегда поражала подобная логика: за руки хватают меня, а "творю", значит, я?!

— Иду по пути любви! — только и нахожу что ответить, искренне удивленный сим образцом душевной простоты.

Ну да, был грешок! Ближе к "полтишку", когда пора бы подумать уже если не о душе, то хотя бы о здоровье, увлекся я айкидо, оставив ударку в самом неспортивном ее варианте как "факультатив". Всю жизнь боевыми искусствами занимался, а тут пришла пора старые косточки пожалеть и… Неожиданно даже для себя увлекся! Четверть века изучал сию непростую удумку. Нет, я не сдавал на пояса и не выступал на соревнованиях и шоу. Мне вполне хватало удовольствие от самого движения. Тот кайф, когда ты понимаешь, что сегодня двигаешься гораздо лучше чем вчера… И кто бы знал, с какой шизой сталкивается молодой парень, "вспоминая" СВОИ возрастные изменения! Как бы то ни было, работал я легко и с удовольствием. С каким-то даже упоением прекратил атаку Кота, попросту бросив его на землю, чтобы через секунду уже слегка подправить вектор той бешенной энергии, что вложил в свой удар Винни. Ох, не зря молва людская гласит, что чем больше шкаф, тем громче падает. Особенно, если слегка "подтолкнуть" его в верном направлении, обычно добавляет про себя айкидок.

— Чего?!!!

— Того, парни, — слегка зло выплюнул я (очень уж болела моя тушка в месте ее "прокола" инородным предметом после пусть и скупых, но все-таки довольно быстрых движений). — Что вам от меня надо. И не надо молчать, а то возлюблю так, что свои не признают!

Тишина… Кто бы сомневался. Разрыв шаблона — наше все!

— Пока было только обидно! — добавляя спокойно, но веско. — Дальше будет еще и больно!

— Да пошел ты!

Лаконично. Информативно. И, самое главное, дает развернутый ответ на вполне вежливо заданный вопрос. Не культууууурно как…

Два шага вперед.

— Стой! — крикнул тот, что в лежачем положении напоминал спящего динозавра.

Здоровый черт! А вот руку в мою сторону протянул зря. Итак, детишки, сегодня мы проходим тему заломы. Будь ты хоть раз шкафом двустворчатым, но степеней свободы движения у твоего скелета не больше чем у остальных, и если аккуратно надавить вот так…

— Аааааааа!!! — пароходной сереной взревел Винни. — Бл…АААА!!!

Мда… Не слишком тут боевые искусства развиты!

— Отпустил бы ты его, Саш!

Ох-ты, а ведь кто-то готов меня переубедить. Кот, словно оправдывая свое прозвище мягко шагнул вперед.

— Ну что ж, удиви… — столь же мягко улыбнулся я, позволяя туше здоровяка свободно осесть на разогретый солнышком асфальт.

Тот озадаченно нахмурился, но все же сделал рывок вперед… Чтобы покатиться дальше, зарабатывая все новые следы "асфальтовой болезни."

— Ну что ж ты, — почти разочарованно протянул я, с неким даже неудовольствием оглядывая второе тело, решившее поспорить с законами физики. — А самостраховка как же? Группировка при броске? А еще говорят, что кошаки всегда на все четыре лапы приземляются!

Нет, это точно не система… Да, парень отлично физически развит, кто-то явно взял на себя труд обучить его чему-то вроде знакомых мне "казачьих ухваток", но на хоть сколько-то целостную СТРУКТУРНУЮ подготовку это не тянуло совсем. Интересно, хватит ума нож выхватить? Я совершенно четко вижу, где и как Кот носит свой клинок. И совершенно точно могу сказать, где именно он окажется, вздумай мой собеседник вытащить его на свет!

А ведь я еще даже не приступил к старой доброй русской забаве "то не досочки, то косточки трещат". Однако любое движение оружия тут же ситуацию изменит!

Снизу раздалось невнятно бормотание.

— Ты чего, Санни? — прогудел здоровяк поднимаясь.

— Все тихоней был, а теперь…

— Пуля многое меняет в голове, даже если попадает в задницу. Слова "нож" и "живот" сам подставишь в нужных местах или помочь?

— Да справлюсь! — достаточно добродушно махнул рукой здоровенный лоб с мимикой Валуева.

Мдаааа….

Кот же ловко прыгнул с земли в стоячее положение. Акробат, что тебя. Подучить немного, и был бы кадр! С физикой все отлично, но почему нет системной подготовки? Рабочий квартал Питера — безликие панельки и немножко частного сектора. Это совершенно не то место, где парни с подобными характерами могут остаться вдалеке от увлечения всякими подпольными качалками и боевыми клубами. Однако же вот… Имеем то, что имеем. Это удивление "старшей" половины, а вот для "младшенький" даже и не слышал о том, чтобы кто-то специально и систематически совершенствовался в каком-либо виде боевого рукомашества. Максимум, что было известно Санни — простейшие удары и связки… Странно… Нет, конечно, уникумы вроде Виктора-Винни и быка на полном ходу прямым ударом вполне сложить могли. Но для нынешнего уровня развития системы нанесения увечий себе подобным должны были развиться до довольно высокого уровня… А вот поди ж ты!

Я никогда раньше не задумался, что и в военном деле был такой же перекос, но "старый" подарил мне очень много поводов для размышления. Вот возьмем снайперов… Их тут не было как класса! Бывшие охотники и достаточно мелкие стрелки — немного не то. Положить пулю в цель — пожалуйста, а вот взаимодействие с другими соединениями и стрелками, обучение командиров применению подобных "единиц", тактическая подготовка… Где это все, я спрашиваю?

— Так что ж вы от мня хотели-то, господа хорошие?

— Нас… Вызывают… — пробуя "нащупать" собственное дыхание совершенно "понятно" объяснил Кот.

Терпение, только терпение.

— Кто вас вызывает?

И практически никакой издевательской нотки в голосе.

— Нууууу…

— Парни, — мне как-то все резко надоело. — Я теряю время и терпение. Я так понимаю, речь о Том-Кого-Нельзя-Называть и одном симпатичном, но увы, бездарно про***ном мной конвертике, который, вообще-то, поручили доставить двум великовозрастным дебилам, но они, великовозрастные дебилы, решили, что никто ничего не узнает, если доверить груз лоховатому парнишке "с района". Верно?

— Ну…

— Один вопрос: ну и как вы собираетесь организовать доставку Великого и Ужасного Меня к Тому-Кого-Нельзя-Называть?

Тишина. Ну вот, а я-то думал…

— Не мороси, Санни, — неожиданно серьезно прогудел Винни. — Не было у нас мысли спихнуть все на тебя.

Удивленно поднимаю бровь.

— Это тот случай, когда оправдание будет явно хуже правды.

Тоже верно.

— Итак… — развожу руками, предлагая собеседникам самостоятельно сообразить, чего именно я от них хочу.

— Да расспросить мы тебя хотели, — буркнул Кот. — А тряхнуть решили так… Вдруг бы чего еще вспомнил…

Я несколько секунд смотрел на двух… Да уж… Вот просто слов нет.

— Еще одна такая херня, господа, и прозвища у вас будут Биба и Боба. Это я вам обещаю!

Парочка переглянулась. Меня явно не поняли, но молчаливо сошлись во мнении, что это обидно.

— Пошли, мужчины!

— Это куда? — аккуратно поинтересовался Виктор.

— Вот вы и расскажете!

Великий и Ужасный отправляется к Тому-Кого-Нельзя-Называть. Джоан Роулинг и Александр Волков[1] удавились бы от зависти!

* * *
— Убью, найду, украду!

Слова падали спокойно и тяжело. Вот только нужного мне впечатления, увы, не производили. Хозяин заведения, а так же… Хм… Руководитель неформальной организации, на чьей земле находился район, Кирилл Петрович Гусаков смотрел спокойно, но равнодушно. А вот люди его веселились вовсю. Особенно надрывался один субчик насквозь продувного вида. Беззубый и кривоватый в плечах он стоял, прислонившись к деревянной колоне салуна, да прям таки надрывал свое неплохо выпирающее даже под старым плащом брюшко. Да-да, мы находились в самом настоящем трактире в стиле Дикого Запада! Фанател здешний Биг Босс от того времени. Впрочем, стоит заметить, что и истории здесь порой разыгрывались вполне достойные того старого доброго времени. По крайней мере, как минимум половина пулевых отверстий на стенах, по слухам, была выполнена вовсе не для создания антуража, а во время обсуждения передела сфер влияния.

— И как же ты собираешься это сделать? — спросил хозяин заведения, отметивший что двое шпаненков, которым о в качестве проверки получил простую задачу, стоят позади худющего парня, явно оберегающего бок.

Надо ли говорить, что кандидаты в "торпеды" вступительный экзамен завалили.

— Убью, найду, украду! — слегка удивленно, будто бы поражаясь глупости местного главы, повторил я.

"Уверенно держится, стервец", — отметил бывший капитан имперских егерей, потерявший левую руку в стычке, которой никогда и не было.

И их ТАМ не было. Официально. А это автоматически равнялось вылету со службы без пенсии и регалий. Суки.

— Ты вообще знаешь, кто я такой? — спокойно поинтересовался он, вполне зная, как показное равнодушие действует на его собеседников.

— А ты? — я не проявил никаких признаков беспокойства, лишь усмехнулся кротко, да нагло уставился в глаза главе собравшегося здесь достойного общества.

— А что я?! — весело "отзеркалил" Кирилл Петрович.

— Знаешь кто я такой? — легко улыбнуться, продемонстрировав, что стоматолог мне понадобится очень и очень не скоро… Особенно если научусь тонкому искусству в нужный момент попридержать свой язык, но меня уже понесло. — Чей сын я ты знаешь?

— Ну и чей?

— Божий! — поднял я палец жестом одного известного кролика, который считал, что "Просто кто-то слишком много ест!".

Тип у колонны просто захлебнулся визгливым хохотом, да и остальные свидетели демонстрировали ту или иную степень веселья. Кое-кто уже предвкушал веселую расправу. Как сказал один Великий, Древо Демократии время от времени нужно поливать кровью патриотов. Фикус Криминальной Власти порой нуждался в том же "топливе".

А многие тут, оказывается, к разговору прислушиваются!

Сам Гусак, как называли его ближники… Он понял!

— Я не свой, я Божий? — только и спросил он.

Тонкая улыбка скользнула по губам криминального воротилы.

Киваю.

Тот слегка наклонил голову.

Точно понял! Тот самый код из серии киплинговского "Мы с тобой одной крови, ты и я!". Вопрос очень специфического взгляда на жизнь. Русские ратоборцы бесстрашно бросались в бой с мыслью "Я не свой, я Божий" [2], вверяя себя в руки Творца. Японские войны сражались с мыслью "Самурай живет для смерти". В древнейшем индийском трактате "Бхагавад-Гита" сказано "уровняв поражение с победой — сражайся". Не всегда от человека зависит победит он или проиграет. Однако тот, кто может "отпустить" себя, преисполниться презрением к результату, но стремится сделать все возможное для его достижения, действует совершенно, тотально эффективно! Логичное продолжение из этих древних формул дошло до наших дней в виде классического "делай, что должно, и будь, что будет!".

Недаром и сегодня данные эти сентенции ложатся в основу психологической подготовки воинов. Тем более, если речь идет о штурмовых частях. Верно, Кирилл Петрович?

А хохот местного шакалья уже давил на нервы…

ДЗЫНЬ!

Миниатюрной стальной молнией блеснула заточка, с привычным звуком на пару сантиметром вошедшая в дерево… Совсем недалеко от уха весельчака в плаще.

— Найду. Украду, — четко и раздельно обронил каждое слово я в полной тишине, и, обернувшись, к пузану, закончил в тишине. — Убью.

— Ты че, а?!! Че ты?!.. — начал он, но тут же замолк, повинуясь властному взмаху руки.

А народ-то притих слегка. Многие, в отличие от насмешника, довольно неплохо разбирались в методах лишения жизни и здоровья себе подобных. Так что просчитать результат броска, будь бы он направлен в сторону их босса, для них не составило никакого труда.

— И что тебе нужно? — поинтересовался Гусак, в чьих глазах я впервые разглядел искорку интереса.

Он-то получше многих оценил дистанцию телохранителей от его драгоценной тушки и… полное отсутствие их реакции на смертоносное движение. Две пары злых глаз, ожидавших вполне заслуженной головомойки, получше неонового указателя выдавали "личников". Хотя с их навыками я бы употребил слово "личинок". Что возвращает нас к вопросу о достаточно низкой подготовке бойцов. А ведь они из "бывших"! Единственное предположение, которое выдала "старая" половина — ограничения искусственные. Чем выше технический прогресс, тем меньше разница между магом-аристократом и неодаренным простолюдином. Действительно, кому оно надо, чтобы подготовленный "крестьянин" со снайперской винтовкой мог спокойно "сместить" какое-нибудь Сиятельство? Интересно, как с этим у соседей? Из "той" истории я прекрасно помнил, что почти вся аристократия развитых стран то ли родственники, то ли повязаны кучей взаимообязывающих отношений. Могло это быть глобальным соглашением для сохранение власти одаренных? Да кто его знает! Это всего лишь теория! Слишком мало данных. А пока память обеих моих "половин" подкидывает все больше фактов к тому, что "местные" в искусстве войны заметно отстают от сородичей "старого".

— Оружие, транспорт, информационное сопровождение, оперативное прикрытие… — тем временем скороговоркой начал перечислять я.

А что? Проси невозможного, если хочешь получить хоть что-то!

Кто-то удивленно присвистнул, а глава местный и бровью не повел.

— А если прямо сейчас и в рамках возможного?

— Предположение.

Гусак приподнял бровь, предлагая продолжить.

— Кто?

Усмешка.

— Мы тебе что, на рынке торгуем? — спокойно спросил он. — Предположение… Это Кареев. Не сам, естественно, но люди его!

Вот ведь! А всего-то лет триста назад таких слабосилков в стихиях просто удавили бы. Два века тому — пинком родственного колена изгнали к чертям, чтобы Семью не позорили. А сейчас, гуманисты хреновы, одному из них ветвь младшую создать позволили, да отправили на самостоятельное кормление. Вот и предстоит мне потягаться с людьми Артема Эдуардовича Кареева, чей дар оказался недостаточно силен, чтобы остаться в Роду, но и не совсем слаб, чтобы имя "бракованного" ребенка стерли с гобелена. Самое неприятное для меня тут в том, что Род не протянет руки изгою, а вот за смерть его или унижение отомстит однозначно и демонстративно. Иначе общество не поймет.

Изгой, значит! Что ж… Просто "отлично"!

Однако и тени сомнений на моем лице не отразилось. "Е**ть, так принцессу или мы не ищем легких путей", верно? А потому только и спросить:

— Срок?

— Не тороплю.

Только махнул рукой местный заправила, но тут же уточнил вроде как для меня, но на самом деле отвечая на немой вопрос, что плескался далеко не в одной паре глаз:

— Мне стало интересно.

[1] Авторы произведения "Гарри Поттер и…" и "Волшебник Изумрудного города".

[2] По материалам книги Психологическая адаптация к экстремальным ситуациям" Владимира Алексеевича Антипова.

Глава 6

Глава 6.

Мы все-таки договорились.

Долг ведь по-разному вернуть можно: деньгами, службой или услугой.

Я выбрал третий вариант и теперь у меня появилась первая в этом мире цель: шикарная, как наложница арабского шейха, и столь же черная, словно кофе в постели прелестницы, с капелькой сливочной белизны сверкающих дисков. Имя ей Де Томазо Мангуста [1]. Умеют делать итальянцы вещи!.. Как жаль, что я не смогу ощутить всю прелесть обладания ей, ведь моя задача вовсе не банальный угон, а ее уничтожение. Да еще и с выдумкой из серии "удиви меня"! Впрочем, и прокатиться я все же успею.

Проверка вроде как! А почему бы и нет, собственно? Мне брата нужно вытаскивать из лап мелких банд, семью поднимать и… Привык я как-то к определенному уровню комфорта, путь это тело его и не знало. Да и не испытываю я никакого особого волнения в походе "на дело". Силовые акции, а затем и силовой криминал, были немалой часть моей жизни ТАМ. Не сказать бы, чтобы я стремился снова вернуться в этот круговорот, но пока других "социальных лифтов" в насквозь сословном обществе я не видел. Да и вообще (шутка ли!) доступ к серьезной медицине и магии лишь малой части общества обеспечивала разрыв в продолжительности жизни до 3–4 раз (!!!). В среднем! Самые старые в местном аристократическом серпентарии еще помнят крепостное право. И какой тут шанс пробиться наверх трудом или честным служением? Да, пусть крепостных уже не держат по закону, но что вот экономический и социальный "ошейник" ощущается более чем.

А вот вызвав интерес у Гусака и убедив его в своей готовности выпустить кишки любому, кого сочту врагом (чтобы сам подмять не вздумал!), можно сделать ему предложение чисто производственного характера.

Вот и согласился устроить легкую шутку с машиной Изгоя. Тут с конями железными, кстати, все то же довольно интересно — импорт бери любой, лишь бы денег хватило. А вот купить продукцию отечественных заводов можно только если ты Благородие или выше…

Основатель младшей ветви теоретически имел право приобрести себе хоть "Чайку", да вот предпочитал дорогие и редкие иностранные модели, которые словно подчеркивали его дистанцию от Рода. Всего полгода тому назад главной жемчужиной его коллекции стала красавица Мангуста…

В истории же противостояния воротил теневого мира тоже нет ничего особо сложного.

Опиаты против классических темных делишек вроде проституции алкоголя и, куда ж без него, рэкета. Не удивительно, что Гусаку совершенно не нравится появление дурмана на подконтрольной территории. И дело тут даже не в высоких идеалах, либо принципиальной позиции, а в банальном нарушении порядка и сокращении "кормовой базы". Появление в одной семье опианиста автоматически лишала уличного воротилу не только одного клиента, но и вычеркивало из списка потенциальных "покупателей" всех его близких. Люди здесь живут очень не богато. Не говоря уже о том, что на своей территории Кирилл Петрович, в чем-то так и оставшийся офицером-штурмовиком, беспредела не терпел. Изгою же было абсолютно все равно. Он "на районе" не жил, а его подчиненные могли творить, и этой возможностью пользовались часто и с удовольствием, все что угодно. Два правила: толкай дурман и не воруй у начальства. Все остальное по желанию. Одним из следствий такого управленческого подхода стала довольно широкая практика привлечения наркоманов к несложным актам: грабежам "под ключ", убийствам, акциям устрашения. Жертвой подобной политики совсем недавно я и стал. Судя по всему, кто-то кому-то что-то шепнул, и вот на меня уже выходят три "заряженные" торпеды с отключенным мозгом и единственной целью — угодить хозяевам, чтобы им кинули косточку в виде очередной дозы. Человеческого в них не осталось уже ничего.

* * *
Контроль допуска — великая вещь!

А то вот открыл ты ресторан для дядек и тетенек умеренной важности, но сомнительной репутации. Охрану у дверей поставил, да внутри пара "наблюдателей" за спокойствие клиентов радеет. А вот в комнату персонала совершенно свободно заходит молодой человек, что несколько дней подряд наблюдал за сотрудниками заведения и совершенно свободно взламывает несколько ящиков сотрудников отдыхающей смены. Так ж не торопясь он спокойно переодевается и никем незамеченный выходит "на смену".

И где его искать в многомиллионном Санкт- Петербурге? Особенно, если этот молодой человек великолепно знаком с несколькими способами быстрого и простого преображения собственной внешности.

Вторая, но уже не самая удачная штука для людей рискованных профессий — предсказуемость!

Не надо так. А то однажды, приехав КАК ОБЫЧНО в среду пообедать в любимой ресторации, услышишь что-то вроде:

— Все будет исполнено, господин, не извольте беспокоиться! Наше заведение желает вам приятного отдыха!

Вот только сказаны они будут вовсе не услужливым лакеем-парковщиком, а кем-то вроде меня.

После этого я спокойно сяду за руль, наслаждаясь ощущением продавливания прекрасной кожи собственной пока еще тощей задницей. Затем с удовольствием проведу руками по приятному на ощупь ободу руля и запущу двигатель. Очень здорово, если машина тебе действительно нравится, и ты остановишься на миг, чтобы послушать утробный рык двигателя и полюбоваться отблесками солнца на сверкающем черном лаке со стороны. Тогда у тебя останется то самое, ПОСЛЕДНЕЕ приятное воспоминание о своем железном коне. Ведь в тот момент, когда машина тронется с места — она потеряна навсегда!

Никто не крикнул "Стой!", и не попытался остановить меня при выезде со стоянки.

Лишь охранник в небольшой будочке, стилизованной под КПП Зимнего дворца, завистливо бросил своему напарнику:

— Повезло новичку! Сейчас тачку отмоет, глядишь и не поскупится господин хороший…

— Задницы готовы целовать, чтобы лишнюю копеечку заиметь, холуи, что с них… — зло сплюнул не опохмеленный, а потому злой представитель племени "вохры"[2], поправив съехавшую кобуру нагана. — То ли дело мы? Тут честнее как-то… Сутки через двое, опять же!

— И то верно, Вань Палыч! Сколько до смены осталось?!

А я к концу содержательного диалога охранников уже стоял на светофоре, ненавидя себя за то, что сейчас сделаю. Секунд за десять до зеленого сигнала я заставил взреветь фордовскую V-образную "восьмерку", срываясь с места под визг сгораемой в клубах дыма резины и сигналы недовольных соседей по ряду. Траектория была выверена до идеала, я буквально "срезал" морду полицейского "Форда", но не повредил двигатель, который тут же и взревел во все свои четыреста лошадок. И этот табун рванул следом за мной за мной!

Эх, тяжело было бы, наверное, где-нибудь на длинных "ковбойских" автострадах уходить от подобного монстра. А вот на юркой европейке с мустанговким движком, да еще и по улочкам Петербурга, да по заранее проработанному маршруту — самое милое дело!

Хвост из двух аналогичных тачек удалось собрать буквально в минуту. Можно было бы подцепить и еще, но я ж не былинный герой. А ведь эту теплую компанию нужно не только удержать и разозлить, но еще привезти в нужную точку в строго определенное время.

* * *
— Господин Подветкин, — любил, сволочь, когда его по примеру с шефом господином называли. — Артем Эдуардович вас зовет.

— Куда? — с подозрением покосился на незнакомого парнишку один из главных счетоводов Изгоя по прозвищу Нюня.

Здоровенный мужик, под полтора центнера весом на таковое не обижался совершенно. Да и мало кто бы рискнул употребить его с целью оскорбить. Кулаки у Нюни были вполне под стать сложению. И пускал он их в ход без всякого угрызения совести!

— Он только что звонил, сказал, что сейчас подъедет к заднему входу.

— Ты кто вообще?

— Ефим я. Без "погремухи" пока. Шнобеля подменил. Уж отправил его отправил на…

— Ладно, — только и махнул рукой человек-гора (невысокая, правда, но все же!), с большим сожалением покосившийся внутрь своего небольшого, как выразился Санни, офиса. — Будешь Обломом, блин. Чего он не позвонил мне?

— А он…

— А… — сообразил здоровяк, кинув еще один взгляд в сторону кабинета. — Хм!

Ну что ж, это вполне объясняло, почему секретарша покинула свое место посреди рабочего дня. Почему-то Кот предположил, что сейчас она занята возле хозяйского стола… на или под уровнем столешницы.

— Еще что-то?! — грозный рык заставил вздрогнуть посыльного.

— Да… — едва слышно пролепетал "испугавшийся" мальчишка. — Он просил… Сказал что должны быть пятьдесят "ос" и десять тысяч имперок.

"Осы" — ампулы с морфием. А всего-то и достаточно, что скоренько поспрашать того самого Шнобеля. Он рассказал Санни вообще все, что тот от него хотел, буквально за три четыре минуты. Впрочем, Кот был уверен, что и он бы рассказал… Вообще все! Если бы его ТАК спрашивали.

— Хм, — призадумался счетовод — запас у него имелся, но оперативного резерва он лишался совсем. — Еще что-то?

— Ничего, господин. Я передал все.

— Свободен, — грустно вздохнул Нюня, окинув взглядом свой кабинет. — Облом, блин!

* * *
И вот кому, скажите на милость, придет в голову живого человека да по затылку бить на заднем дворе здания, где "квартирует" нехилый даже по меркам столицы Босс. Может быть, разве что отморозку, что двадцать минут назад нахлобучил того самого Старшего на тачку и был уверен, что на сегодня это явно не последнее бесчинство!

— Артем Эдуард… Бл… Рррр…

Вот ведь какие чудеса творит ПРАВИЛЬНЫЙ крепкий захват и тряпочка со всем известным средством, что вырубает человека не хуже удара свинчатки по затылку. Отсыпал от щедрот своих Гусак взамен на обещание, что будет зелье сие будет применено исключительно по делу. Нынешнему. Ему исключительно полезному.

Секунды двадцать ушло на неторопливую погрузку тела на пассажирское сидение, и не успела длинная стрелка сделать один полный оборот, как потерявшие было цель уже три фордовских перехватчика вновь присоединились к погоне за неуловимой "Мангустой".

Кот же, как и полагается любому уважающему себя четырехлапому, растворился в ближайшей подворотне, разве что не махнув хвостом на прощание!

[1] Спортивный итальянский авто. В "нашем" мире выпускался с 1967 года. Было выпущено 400 экземпляров. Вариант для тех, кого не устраивали "Форд" и "Феррари". Европейская внешность + движок от "Мустанга", доработанный господином Шелби

[2] ВОХР — вооруженная охрана.

Глава 7

— Есть у меня теория такая странная, — тоном умудренного жизнью лектора разглагольствовал я. — Чем "элитнее" вещь, тем меньше в ней недостатков в рамках заложенной в нее идеи! Как говорится, если акулу оценивать по ее умению карабкаться по деревьям, то она всю жизнь будет чувствовать себя не полноценной. Или, например, та же Мангуста. Глупо предъявлять ей рев мотора за спиной…Оп!

Резкий маневр вновь заставляет сбросить газ полицейский перехватчик, а резкий поворот влево градусов так на сто сорок, так и вообще нехило так отстать… Всю троицу, распугивающую завываниями спецсигналов и проблесками "люстр" соседей по очень жидкому (по оценке "старого") потоку.

— Да не бойтесь, парни, подожду! — только и остается, что ухмыляться над потугами созданных для перехвата преступников на прямых и длинных дорогах "интерцепторами". — Рановато пока "отрываться". Так… На чем я остановился? А! Так вот, в рамках своей задачи машина — почти идеальна. Быстрая, мощная, красивая… Согласен?

Расценив молчание как положительный ответ, я резко "вильнул" вправо, блокируя попытку обойти меня, и чуть дал зажать себя второму перехватчику! Ого, слажено играем, ребята! Ничего, сейчас доберемся до лабиринта узких улочек, вот где взвоете!

— Вот так, — удовлетворенно улыбаюсь, поглаживая трехспицевый руль — какая все-таки красота! — Конечно, и здесь ей недостатки… Вот что это такое?!

Я с некоторой злостью подергал солнечный козырек вверх-вниз, ради чего мне пришлось почти вжать голову в подголовник кресла, иначе бы я точно щелкнул себя по лицу!

— Разве вот так можно?! В такой машине?!!

Собеседник вновь одобрительно помолчал. Лишь безвольно мотнул головой на особо резко маневре, а на ниточку слюны, тянущуюся изо рта, я решил внимания не обращать. Нюня ж, все таки… Вроде как и штатным расписанием ему положено!

— Эт хорошо, что ты такой молчаливый! — под нос бормочу себе я. — А то хрен бы мы сейчас с тобой поговорили!

Словно подтверждая мои слова доработанная господином Шелби [1] "восьмерка" за моей спиной буквально взревела, заставив внутренности рвануться к размазанной по спинке кресла спине!

"Форды" заметно отстали. Снова. Ну, как в том анекдоте про напившуюся мышку, что "пряталась" от кота: "Ну ничего, б***ь, мы подождем!".

— За-ши-бись! — довольно проорал я, сжигая излишки адреналина. — Так вот, с людьми все наоборот. Вот реально, чем "элитнее" человек, тем он больше напоминает резиновое изделие номер два. А… Нифига ж ты не знаешь. Презерватив это. Гондон, если по-простому! Вся ваша хваленая аристократия суть вырождение и деградация. Нет, не спорю, далеко не всегда. Лучшие из аристо — пример для подражания: великие войны, политики, значительно резе мыслители и философы. Видимо, на сытый желудок хуже думается! Ох, я бы сейчас пожрал… Иээээх!!!!

Очередной резкий маневр "позволил" отыграть преследователям приличное расстояние… Пусть не теряют нас из виду. Еще рано.

— Но ведь и пороки худших из аристо вовсе не "украл, выпил, в тюрьму", а голод, мор, война и насилие таких масштабов, что и самому отъявленному маньяку не снилось в страшном сне. И полное отсутствие личной ответственности! На днях читал, что в Петропавловской крепости графу какому-то лоб зеленкой намазали. Вроде как лет двадцать девчонок молодых насиловал. Самой младшей шесть было… Вот только, уверен, что приятный ужин в компании расстрельной команды он заслужил вовсе не за преступление как таковое. Оно лишь повод! Он ведь до этого чем занимался? Казначеем при Дорожном департаменте был. То есть, скорее всего, по каким-то причинам выпал из местных договоренностей. Крысятничал, быть может. Али кому неправильно попилы-откаты распределил… Причин-то может быть тьма… Но точно не девчонки…. А, чтоб тебя! А этот ваш… Изгой недоделанный… Опиаты на наших улицах толкает… Вот сколько не слышал историй про наркоту, все ж на аристократах завязано. Вот не помню я иных примеров…

Это было близко! Один из "Фордов резко рванул вперед, попытавшись зацепить меня мощным силовым бампером и развернуть… Что на скорости под сто восемьдесят километров в час немножко опасно, да…

Я чуть "сыграл" педалью тормоза, позволив преследователю приблизиться "до щелчка". Удар сотряс машину, в очередной раз заставив голову Нюни безвольно дернуться. Он там жив вообще, интересно?! Хотя… Не так оно и важно, если честно!

— Ага, — только и прокомментировал я. — Вот видишь, знал бы водила "Форда", что за рулем простолюдин, давно бы кувыркались, а так берегут — осторожничают. Хоть и младшая ветвь, а аристократ, чтоб его!.. А, да! Этот ваш… Изгой недоделанный… Опиаты на наших улицах толкает… Вот сколько не слышал историй про наркоту, все ж на аристократах завязано. Не помню я иных примеров. Ты тоже, а?

Нюня, что твой кот Шредингера, сидел ни жив ни мертв, опять сочувствующе промолчал. Прекрасный все же собеседник!

— Арррррр!!! — прорычал я, пытаясь разогнать неожиданно накатившую красную пелену перед глазами.

Здорово меня "старший" завел. "Младшенький" против был плана, где могли бы пострадать люди. Ну вот никак не укладывалось у меня раньше в голове, что мне придется заниматься целенаправленным и осознанным членовредительством. А то и душегубством вовсе. Вот и занимал до сего момента довольно низкое положение в местной пищевой цепочке. Вот только подкатывающую истерику моментально смыло словно ушатом ледяной воды яркой вспышкой очередного воспоминания.

Красивая… Она всегда была красивой, даже не смотря на свое последнее пристанище — дубовый гроб, обитый красным шелком. Верхняя часть головы была закрыта белой тряпочкой — уроду показалось недостаточно изнасиловать припозднившуюся на защите диплома девушку. Это была последняя оценка "отлично" в короткой, но яркой жизни комсомолки, студентки и просто красавицы Лены Пивоваровой. Закончив со все еще сопротивлявшейся девушкой, ублюдок попытался убить ее подобранным тут же камнем. Удалось это тупому нарку и трем его дружкам, что держали жертву "распятой" во время… процесса, далеко не сразу. И пусть о мертвых хорошо, либо ничего, но он явно заслужил билет на тот свет и тот способ, что я выбрал специально для него.

Меня вырвало прямо на пол. Я и не мог представить раньше, что такое можно сотворить с человеческим телом. Одного результата "работы" старшего мне вполне хватило бы, чтобы полюбоваться горькой желчью и содержимым желудка на полу перед собой. А ведь он продемонстрировал мне и весь процесс.

Суд прошел быстро и с очевидным результатом. И почему детишки крупных милицейских чинов нередко получаются такими уродами? По девушкам такую статистику не вел, но вот парни… В общем, я такие случаи встречал нередко.

Доказать убийство нарка так и не смогли, а вот на его сообщниках я "спалился". Не смог заставить себя "подчистить" двух школьниц, что на мою беду решили именно в этот день прогулять уроки и отправиться бродить по городу. Странно было ободряюще улыбаться двум зареванным мордашкам, что после перечисления злодеяний "невинной жерты", совершенно не хотели давать показания. Однако у обеих были семьи, и все мы хотели, чтобы так и оставалось впредь, так что девчушке заученно зачитывали тихими голосками "правильные" показания. Они мне писали потом. Настя — пять писем, Вика — четыре. Я не отвечал. Зачем портить девочкам жизнь? За переломанные руки и ноги я получил четыре года. Как я узнал позже, у судьи и самой была дочка примерно того же возраста, а потому с учетом того бешенного пресса, что свалился на эту сильную женщину со стороны "правильных людей", наказание выглядело очень по-божески. Она не только обеспечила мне минимально возможный срок, но и смогла добиться относительно приличного места отбывания наказания, где "красные" особой власти не имели. А потому я пережил всего лишь два покушения. Да и то как-то так выходило, что один "сам повесился", а второй решил "сам вскрыться". Разбираться почему же один перед этим проломил левый висок, а второй исполосовал руки, ударил себя заточкой в печень, а потому загнал ее в собственное же горло (оба удара были смертельными) никто не стал.

Я вышел через два года по УДО, когда начальника того уже "уволили" на пенсию за какие-то свои пригрешения. Пришлось мне сделать еще одно доброе дело — освободить Пенсионный фонд от необходимости содержать одного зажившегося на этом свете ублюдка.

В этот раз свидетелей я не оставил.

Я не спал двое суток. Около часа просто прорыдал навзрыд — не смог справиться с тем вихрем боли и горечи, что дал прочувствовать на собственной шкуре "старший". Лена Пивоварова была первой и единственной девушкой, которой он действительно хотел надеть на пальчик заветное кольцо. Я "припозднился" со срочки на два дня. То колечко лежало в "моем" сейфе до последних дней. Зато в момент исполнения акции я был собран и сосредоточен. Никаких особых эмоций при мысли о физическом уничтожении торговцев наркотиками я не испытывал.

Вот ж!…

Едва удержал машину в повороте. А вот нефиг легко и изящно исполнять на скорости "под 80" довольно крутую траекторию. Самое время вспомнить, что между газом и сцеплением находится еще одна замечательная педалька, которой пользоваться изредка — совсем не грех! А тебе, придурок, повезло! Выскочил, блин, поперек дороги. Будь бы у меня чуть меньше водительского опыта, пришлось бы сейчас размышлять как заменить формулировку "сраный велосипедист" в протоколе допроса по случаю столкновения с известным для тебя исходом. А мне, как на зло, ничего в голову кроме "второй участник ДТП" не приходит. Но ведь это же канцелярит! Некрасиво.

Кстати, о птичках, а "крякалки" трассовых перехватчиков уже почти и не слышны. Как бы не заблудились болезные! Новых-то где сейчас найдешь?

Хотя… Мы почти на месте, можно и начинать!

Дождавшись появления в задних зеркалах рубленых морд "Фордов", я вновь дал по газам, четко входя в повороты. Недаром же я прошел этот путь раз двадцать, едва ли не с рулеткой просчитав траекторию прохождения небольшого "лабиринта". Машины дорожной полиции должны будут отстать секунд на сорок… Более чем достаточно!

Чисто преодолев восемь виражей, я ударил по тормозам, остановившись в аккурат перед неплохим таким склоном. Ох уж эти чудесные питерские окраины. Чего здесь только не сыщешь!

Дальнейшее заняло секунды, так как было отрепетировано раз 50 до этого в одной из машин Гусака, что я попросил специально для этих целей. В первый миг он слегка опешил, но услышав мою задумку, сразу же передал ключи от авто… Одному из своих людей. Под его присмотром мы и тренировались.

В общем, заминок не вышло. Едва стрелка спидометра замерла на отметке "0", я вылетел из салона, чтобы через секунду забраться в него головой вперед. Тем временем Винни, подскочивший с другой стороны, уже отстегнул тело Нюни, и даже полил его водкой, не забыв залить сколько-то огненной воды и в рот. Полупустая тара была брошена на пол. Слаженным рывком мы втащили тушу на переднее сидение, а сумка с "осами" осталась на полу перед передним сидением. А вот деньги ее, как-то так получилось, уже покинули и теперь приятно согревали мой карман.

Двадцать секунд. Время!

Одновременно хлопнули двери с обеих сторон.

— Прикольный ты мужик, Нюня, — только и прокомментировал я наваливаясь на авто. — Удачи тебе, что ли! Винни, давай!

Машина весело покатилась вниз, уже через пару метров закрутившись волчком.

Наблюдать дальше мы не стали.

Отход.

В тот миг, когда сюда явятся перехватчики, заранее вызванные городовые и пресса, куда ж без нее (моя идея, местные пока не оценили все плюсы работы со СМИ), мы уже вовсю должны следовать кодексу поведения пионеров при уходе из леса — нас здесь не было!

[1] Фордовски двигатель V8 4.7 от "Мустанга", что устанавливался внутрь "Мангусты". Дорабатывался в легендарной компании Кэролла Шелби и развивал 306 лошадиных сил. Кстати, рель идет о том самом Шелби, что стал автором "Элеонор" на базе "Форд Мустанг" в фильме "Угнать за 60 секунд" с Николосом Кейджем. Подробнее о компании можно узнать в фильме "Форд против Феррари".

Глава 8

— Вы посмотрите как крепко он держит кий и как чувствует свои шары!

Щелк!

Закрученный волчком шар отправился в хаотичное путешествие к правому борту, а несколько пар "игроков", расположившихся за соседними столами, заставил содрогнуться громоподобный хохот их шефа. Некоторые даже рванулись в сторону Гусака, но тут же остановились, достаточно глупо хлопая глазами. И руки то под пиджаки да жилетки рванулись вовсе не за огнестрелом… Ну-ну.

Я демонстративно и поочередно "обозначил" взглядом двух бильярдистов и одного маркера. Вот и "личка".

А босс все продолжал ухмыляться, разглядывая своих людей уже совершенно недобрым взглядом. И не стоит его подозревать в пристрастии к низменным развлечением. Однако силу "соленой" шутки в нелегком деле поддержания боевого духа личного состава Гусак ценил и уважал еще со времен сержантских лычек. А вот острый ум вполне сейчас вполне ясно подсказывал ему ЗАЧЕМ я ляпнул эту фигню ему под руку, сбив тщательно выверенный удар.

— Эх, испорченное поколение, — с притворным вздохом констатировал он убедившись, что его телохранители вполне прониклись своей скорой незавидной судьбой. — Все об одном думаете!

Зря, кстати, на мой взгляд! Это не спецы, а значит сейчас эти субчики будут больше думать о грядущих звездюлях, а вовсе не об охране своего шефа.

— И это говорит человек, разложивший свою "тещу" прямо на бильярдном столе?!

Новый взрыв хохота от Гусака и несколько приглушенных смешков от соседних столов, где действительно собрались поиграть люди понимающие, стали мне ответом. Охрана в этот раз лишь недоуменно переглянулась. Ну, ребятки, нужно же хоть чуток знать терминологию, коль скоро решились изображать любителей покатать шары. "Тещей" испокон веков называли специальную подставку, которая помогала "удлинять" удар. Однорукий босс пользовался ей постоянно.

— Совсем не плохо, — тем временем оценил посерьезневший Гусак мою работу, не отрываясь от важного и ответственного процесса натирания кия мелком. — Для семнадцатилетнего-то парня.

Хм, как он последние слова выделил-то.

— Что именно тебя смущает в этом? — только и уточнил я, не забыв добавить легкого раздражения в голос — как и поступал всякий раз, стоило моему собеседнику начать задавать вопросы обо мне. — Возраст, оценка ситуации, моя половая принадлежность?

Однорукий ответил лишь после того, как нанес точный удар, заколотивший сразу два шара по разным лузам. Конечно, он не мог держать кий классическим хватом, но небольшая подставка-держатель замечательно решила вопрос.

— Никогда не нравилось шары гонять, — вздохнул он, слегка меняя тему. — Да и не умел… А вот как потерял "крылышко", так незаметно для себя и увлекся!

— Бывает. — только и согласился я.

А что? Лично знавал парня, которому оторвало взрывом обе ноги, а он вместо того чтобы скатиться в меланхолию и депрессию неожиданно один за другим стал брать кубки в пауэрлифтинге.

"Присед, правда, отстает!" — любил посмеяться он над собой после тяжелой тренировки.

Еще один странный взгляд в мою сторону. Да что ж такое-то? Впрочем, моя новая личность, похоже, способна порвать шаблон кому угодно.

— Александр…

— Санни, — мягко поправил я. — Я предпочитаю именно этот вариант.

Да, Александр этого мира, равно как и Игорь Николаевич того, умер на нагретом за день асфальте от проникающего ножевого ранения. Тогда же и родился Я. И мне нужно было новое имя. Санни-Солнечный — вполне подойдет. Солнцевские, с которыми у меня в свое время были неплохие отношения, сейчас бы оценили [1]!

— Хорошо, Санни, пусть будет по твоему, давай-ка продолжим за обедом.

Городской оборванец, пусть и старавшийся придать своей худющей фигуре приличный вид, не слишком акцентируя внимание на потертой рубашке и поддерживаемых лямками чуть великоватых брюках, НЕ МОГ отказаться от такого предложения. Во-первых, легенда, а, во-вторых, я действительно с момента осознания себя Санни ел при каждом удобном случае. Впрочем, набор хоть какого-то веса все равно шел с большим трудом — быстрый метаболизм и постоянные тренировки, которые я ввел в свой распорядок едва смог хоть как-то самостоятельно передвигаться, попросту сжигали все калории, что я загружал в свой организм.

В общем, на предложение я откинулся с радостью. Да и где еще я смогу попробовать настоящий стейк с кровью (видел в здешнем меню)? Ммм… Ну не маме же объяснять, что такое прожарка Rare [2]! А тут за повара настоящий "ковбой" из многочисленной местной диаспоры штатовцев… Должно быть вкусно!

До того момента, пока передо мной не оказалась дощечка со здоровенным ароматным стейком, рядом с которым лилипутами смотрелись парочка соусников и сиротливо примостившийся сбоку листочек салата, мы болтали о всякой ерунде. А после уж, с трудом подавив в себе желание голодным волком наброситься на угощение, а так же задавив попытки желудка довольно заурчать, я внешне неторопливо взялся за столовые приборы.

Ммм… Красота!

В течение всего позднего ужина Гусак молчал. Да и я не стремился прерывать таинство насыщения пустопорожней болтовней. Наконец, я с удовольствием откинулся на спинку стула, ощущая приятное тепло в желудки. Все-таки, часто мясо моя семья покупать себе позволить не могла… До сего дня. Осталось лишь легализовать деньги, чем я и собирался заняться прямо сейчас.

— Ты из "блоков"?

Судя по интонации вопрос был серьезным. Однако ни одна из моих половин не смогла понять, что именно хочет спросить местный шеф.

Молчание затягивалось… Что совершенно не смутило собеседника, пришедшего к каким-то своим выводам.

— Ну да, первое правило "блокского" клуба — никому не говорить о "блокском" клубе. Второе правило "блокского" клуба…

— Никому не говорить о "блокском" клубе. — только и усмехнулся я какой-то эфемерной, еще неосознанной ассоциации, которая все же вызывала невольную улыбку одной из моих половин.

— Хм… — только и протянул хозяин заведения, очень серьезно воспринявший вылетевшую из моих уст белиберду.

— Определимся с терминами, — слегка "надавив" на собеседника взглядом. — Что знаешь о "блокском" клубе?

Естественно, местный босс не опустил взгляд подобно боящейся в первый раз "помять юбочку" институтке, но саму попытку давления заметил и оценил… По-своему…

Гусак сделал приличный глоток из пузатой кружки с пивом (деревянной, вот честное слово!), задумчиво посмотрел в ему одному видимою точку на стене за моей спиной, но все же ответил.

— Если бы подобный клуб существовал, то в него бы входили боевого аспекта одаренные в силу разных причин лишившиеся дара. Из них бы формировались ударные подразделения высокой выучки, заточенных на средства ведения войны "простаками"…

Ага, таки я был прав. Не хочет местная аристократия выпускать из под своего контроля одаренность, которая подобно холодному оружию в мире "старого", была привилегией благородного сословия. Появление на поле боя танков, самолетов, огнестрела и прочих штуковин для лишения жизни себе подобных разрыв между аристо и "чернью" сократил настолько, что последним пришлось даже дать некоторую свободу… Ограничившись социальным и финансовым давлением. В то же время, не смотря на наличие эффективных систем подготовки кадров, получить хоть что-то отдаленно напоминающее полноценную боевую подготовку без наличия у Семьи герба, было практически нереально. Ухватки, приемчики, наработки — вполне могли передаваться из уст в уста, но попытка открыть хотя бы что-то на уровне детской школы бокса могла закончиться очень плохо для самоуверенного "учителя". Для этого даже не нужно реакции каких-либо специальных служб. Местные аристо и сами прекрасно справляются с ролью "регулятора".

Да и с учениками в подобной секции были бы большие проблемы. Чертовы "регуляторы" редко ограничивались тренером, предпочитая сразу дать понять, что есть область знания только для высшей касты. Вот и гибли нередко последователи вслед за своим "сенсеем"!

Но подразделения специального назначения нужны любой стране. В том числе и те, что смогут работать в местах подавления дара. Там где моментально сляжет любой "маг", задачи должны выполнять неодаренные. Вот только откуда брать кадры, если любое обучение "черни" запрещено?

Тогда-то и появились бойцы, в силу разных причин свои способности потерявшие, но с самого детства натасканные как войны. И оказалось их очень немало… Настолько, что в государстве российском пришлось открыть несколько центров переподготовки, где ковались кадры тихой и тайной войны. Вот там-то и применялись все наработки в данной области, а каждый найденный "алмаз" получал индивидуальную огранку, нередко становясь настоящим бриллиантом чистой воды.

— Опасные ребята, должно быть… — на этом месте задумчиво и вместе с тем с легким намеком улыбнуться будет в самый раз.

— Да… — подтвердил Гусак, делая еще один богатырский глоток "на добой" кружки. — Я однажды видел людей, которые могли бы быть членами этого клуба. После них труповозку смыла не было посылать — только строительную технику…

— Да я даже не про это… — еще одна задумчивая улыбка. — Война-то она далеко… А вот ветеранские организации наверняка в Петербурге имеются, мда.

Судя по тому, как задумался местный босс, сказанного оказалось достаточно. Умному достаточно. Не знаю, существуете ли вы на самом деле, ребятки, но за "крышу" вам отдельное и душевное спасибо. И вроде бы даже и не соврал ни словом!

— Что ж, так, значит, вы?..

— Кто сказал МЫ? — мягко, но довольно твердо перебил я собеседника. — Даже если ОНИ и существуют, то причем тут Я?

— Конечно, — покладисто согласился Гусак. — У нас на районе, кстати, каждый знает, что такое middle rare прожарка, а уж поведение за столом…

Что?! Я попытался вспомнить, как выглядели Кот и Винни, когда мы гасили первый "адреналиновый" жор… Ой, мля… Я выглянул на нож и вилку в своих руках, после чего медленно промокнул губы салфеткой и поднял взгляд на хозяина заведения. Внимательный такой взгляд.

— Ты сейчас ножичек этот не в сердечко ли случаем вогнать хочешь, метнувши?

— Так ведь и в ребро попасть можно, — задумчиво протянул я, заставив нож сделать пару оборотов вокруг ладони. — Вопить начнешь. А вот если в глазик, то я половину зала пройти успею, прежде чем твоя голова коснется столешницы, а там и до окошечка всего метров семь остается… Я правильно посчитал?

Гусак перевел взгляд за мою спину, посмотрев в то самое окно и… Расхохотался!

— Примерно. — кивнул он, отсмеявшись, и… вновь вернулся к пиву уже в следующей кружке.

Вот и показал, называется, зубки. Чистая работа с высокопоставленным лицом Кареева, легкая демонстрация способностей и — "я сам обманываться рад" — подозрения принадлежности к некому клубу с разветвленной сетью ветеранских организаций.

Умному, повторюсь, достаточно.

Такого собеседника надо сразу либо валить, что связано с известными сложностями и возможными последствиями, либо как-то договариваться.

А с учетом того, что искорок любопытства в глазах собеседника вполне хватило бы на разведение нескольких костров, то…

— Что ты хочешь? Денег?..

— Деньги у меня уже есть, — спокойно улыбаюсь я. — Сумма вполне достаточная для того, чтобы называться стартовым капиталом, но явно не способная кормить меня и мою семью хотя бы пару ближайших лет.

— "Стартовый капитал", — задумчиво повторил Гусак, оглядывая мою явно заношенную рубашку. — Интересное выражение, но, кажется, я тебя понял. Итак, что тебе нужно?

— Покровительство, небольшая помощь в организации моего дела и умеренный процент, что вы возьмете себе за "защиту". Тринадцати, как мне кажется, будет вполне достаточно.

— Хм…

— И в какой же сфере ты собираешься… Стартовать?

— Авто. Ремонт, обслуживание, перепродажа. Модернизация.

На последнем слове хозяин заведения удивленно приподнял бровь.

— Легкое бронирование, "заточка" под определенные задачи, форсирование и доработка двигателя, подвески и иных узлов, установка спецоборудования.

— Спецоборудования… — только и хмыкнул он.

— Ваши, заказы, естественно, будут выполняться со значительной скидкой! — заверил я.

— Ты так уверен, что я тебе их дам?

Ню-ню… Грозно спросил он… А в глазах-то все тоже лю-бо-пыт-ство. И его там настолько много, что я, не выдержав, рассмеялся.

— Уверен! Ждите опытные образцы через пару месяцев после запуска мастерской. В любом случае, денег вы не теряете ни копейки, верно?

— Ну, посмотрим-посмотрим.

Видимо, я рассмеялся достаточно искренне, чтобы собеседник не воспринял это на свой счет.

— Что-нибудь еще?

Я в деланном удивлении вскинул бровь.

— Кирилл Петрович, ты что, забыл, с чего начался наш разговор, — с равнодушным видом я потянулся за стаканом с великолепным травяным отваром. — Оружие, транспорт, информационное сопровождение, оперативное прикрытие.

И, подумав мгновение, за которое я успел сделать небольшой глоток обжигающего напитка, добавил:

— Для начала.

Думаю, мало кто видел, как Гусак поперхнулся пивом.

А я никому не расскажу.

[1]Солнцевское ОПГ — организованная преступная группа, возникшая в начале 90-х в Москве. Действует с 1988 года по наши дни (согласно "Википедии")

[2] Rare степень прожарки. Фактически предполагает только внешнюю термическую обработку, оставляя мясо внутри сырым.

Глава 9

Часть 2.

Глава 9.

Вжух!

Злым шмелем "вжикнул" серебристый росчерк гаечного ключа, тут же перехваченный ловкой рукой Кота. Миг, и тройка в очередной раз сместилась, чтобы контролировать не только объект, но и пространство вокруг. Еще пара жестов, и вот уже Уж опускает ценный, немалыми трудами модернизированный двигатель внутрь подкапотного пространства пикапа. Руки бойца отпускают ворот лебедки, а сам он тут же отступает назад, обеспечивая контроль обстановки. "Усатому" лидеру тройки и Секачу подсказки не нужны. Лишь убедившись, что тыл надежно "удержит" товарищ, они рванули вперед, с опытом бывалых хирургов и жадностью сумасшедших вивисекторов с головой ныряя во внутренности их сегодняшнего " пациента".

— Красиво плывут!

— Кто?

И как этот боров умудрился совместить простой вопрос с отрыжкой, да еще и сделать это настолько отвратно, что поморщился даже я. Хотя, казалось бы, повидал!

— Вон та группа в полосатых купальниках! — ожидаемо непонятно для обитателей мира "этого" ответил я.

Ну не знают местные великого актера Василия Ланового, а и "Полосатый рейс", увы, тут никто не снял. Бескультурье, чтоб его…

— Издеваешься? — секунд тридцать похмурив кустистые брови спросил Янус.

Да-да, человек Гусака. Играющий роль босса, а по факту лишь держащий ответ на нескромный вопрос "Есть чо?" от десятков мелких и средних любителей поживиться за счет честного предпринимателя (меня, то есть!), Ян Пулов стал глазами и ушами вроде как решившего дать мне шанс удивить его криминального воротилы. Крупным игрокам же мы были не интересны. Пока.

Естественно громилу, половина лица которого была словно изжевана то ли взрывом, то ли химическим ожогом, я тут же окрестил Янусом. А так как человеком он оказался хоть и своеобразным, но не лишенным известной приятности, я даже потратил немного времени на то, чтобы просветить нашего "подсадного" в некоторых нюансах древнеримской мифологии. Тот посмеялся и пообещал выделить участок на своей и так практически полностью "синей" коже для наколки в виде ключа и посоха — неизменных атрибутов двуликого бога. Чувствовать себя властителем всех начинаний, дверей, входов и выходов было куда как приятнее, чем обычным сторожем при слишком много о себе возомнивших малолетках!

— Нет, — спокойно ответил я. — Просто развлекаю себя…

Собеседник поднял бровь, что на изуродованном лице смотрелось довольно угрожающе.

—… за твой счет!

Вторая поднятая бровь его ничуть привлекательнее не сделала.

— Да, — со вздохом пришлось подтвердить мне. — Издеваюсь.

— Вот так бы сразу! — Преспокойно заявил Янус, делая еще один глоток пива в половину литровой бутылки. — А то умный ты слишком. Будь проще и люди к тебе потянутся!

Поймать в глазах ставленника Гусака хитрую искорку, тут же спрятавшуюся в глубинах черепной коробки старательно лепившего из себя идиота собеседника, удалось с большим трудом.

— Издеваешься?

— Развлекаюсь, — со вздохом ответил он, но тут же ехидно добавил. — За твой счет!

Я лишь пожал плечами, продемонстрировав единый во всех известных мне мирах (целых два — уже не мало!) — поднятый вверх палец. Пока большой.

— Так, глядишь, и пообтешешься! Совсем на человека похож станешь! Учись, в общем, студент, пока я жив!

Еще одно упоминание шедевра мирового кино осталось непонятым. Ну и ладно! В конце концов, мы тут не байки травим, а капоэйрой занимаемся. Не в том смысле, что крутим невообразимые кульбиты, а в изначально-историческом. По меркам "старого" мира. В этом португальцы не сгоняли чернокожих рабов из Анголы, Гвинеи, Конго, Мозамбика и других колоний в Южную Америку. Я уж не стал разбираться почему — нет и нет. Вот и не образовались на улицах "свободных городов" страшное в своем изначальном понимании искусство, спрятанное от глаз ненавистных португальцев под видом танца. Нехило в свое время пришлось прикурить рабовладельцам, когда пришлось столкнуться с последствиями подобных "танцулек"…

Здесь и сейчас же под крышей обычного, как сказал бы Старый, "автосервиса с разборочкой" тренировались целых две боевые тройки и одна пара прямо под носом ничего не подозревающего наблюдателя. Язык жестов, взаимодействие, работа с пространством — все это пригодится, едва эти ребятки получат в руки оружие!

А они его, уж будьте уверены, получат обязательно!

Мне повезло. Я нашел восемь человек вместе с Котом и Винни. Целых восемь человек за пять месяцев. Замотивированных, голодных и очень-очень злых, но жизнью не обиженных, не сломавшихся. Хоть капельку Человека в себе да сохранивших! Если тут кто высказаться желает в стиле "да я б за это время…", то могу заметить, что в свое время помощник Старого четыре месяца уборщицу нормальную искал в первый тогда по счету офис, чтоб после нее грязнее чем до не было! Все это время полы мыть приходилось самим. По очереди. Элемент тимбилдинга, конечно, на лицо, но факт остается фактом — найти даже на низовую должность человека, который будет работать хотя бы чуть лучше чем "на от***сь" — очень сложно!

А у меня Цель.

И люди мне нужны соответствующие.

Первым к нам присоединился брат Кота — Уж. Столь же жилистый и ловкий. Парни были готовы на все, лишь бы у их сестры и матери на обед была миска супа и что-нибудь на ужин. А уж если удастся накормить женскую половину семьи еще и завтраком, то гоп-компания была готова загрызть кого угодно. Однако если отбросить в сторону крайнюю нужду, то гнили в парнях не чувствовалось. Брат мой Леха, по прозвищу Секач, стал заключительным бойцом их тройки. Окрестили его, кстати, вовсе не за кабанистую фигуру. Был у него интересный опыт — садовником при каком-то аристо из мелких отработал пару сезонов. Вечно таскался с секатором в руках. Да, не почувствовал я в нем лидерских качеств, как и стремления возглавить группу. Исполнитель, типичный исполнитель. Вполне довольный своей ролью… Что и прекрасно! А вот Винни своих привел сам — двух полуголодных студентов — Кирилла и Максима, что за денежку малую, да долю куцую участвовали в различных "бумажных аферах". При этом клептоманией, тягой к адреналину на грани безумия или безудержному авантюризму не склонен был ни один из них. Бизнес, только и всего. Спокойный и расчетливый. Невысокий и круглолицый Кир обладал типичной "рязанской рожей", как довольно точно выразился Кот, что отнюдь не мешало продемонстрировать ему во время "прописки" (вот попробуй объясни, нафига им тестовые замеры сдавать, а вот околотюремные темы — это мы все прекрасно понимаем!) недюжинную крепость кулаков и стойкость. Однако меня заинтересовало вовсе не это, а основательная неторопливость и, как удалось выяснить, отлично развитый глазомер (в бильярд сходил сыграть с каждым!). С тех пор пришлось ему резко учиться владеть ножом и другим подсобным оружием вроде тут же и подаренного ремня с тяжелой пряжкой. Драться я ему попросту запретил. Не фиг разбивать руки будущему снайперу! Максим-Шпала же тоже отлично прошел бильярд-тест, но вот характер и склонности… В общем, будет в пару Киру корректировщик. Тем более долговязый и тощий паренек цыганских кровей не смотря на свой почти двухметровый рост великолепно умел оставаться незаметным. Может быть, из-за граничащей с болезненной худобы? Кто его знает… Умел, одним словом.

Чук и Гек, они же Анатолий и Геннадий, просто пришли. Буквально постучались в ворота автосервиса на третий день после открытия. Два брата близнеца, не смотря на внешность очкариков-ботаников, были готовы работать сутками, лишь бы обеспечить свою семью. Проверил. Не только готовы, но и могут. Без нытья и излишних рефлексий. Однако покорили меня они своим флегматичным до откровенного пофигизма характером и высочайшей степенью взаимодействия, граничащей с телепатией. Один мог спокойно закончить фразу другого даже не задумываясь о том, как странно это выглядит со стороны. Один мозг на двоих, право слово!

Окончательно "купили" они меня сообщив, что три года работали забойщиками скота по вызову, да вот платить стали совсем крохи, видишь ли… "Крови не боятся, значит!", — сделал я для себя тогда простой вывод. Можно и на близкий контакт ставить.

Идеальная штурмовая пара!

Я долго думал над распределением ролей в тройках в "идеальном" варианте. Всегда, знаете ли, стараюсь думать на перспективу. Да и то, что рано или поздно мои руки доберутся до пулеметиков-гранатометиков особого сомнения не вызывало. Почему? Да потому что у меня-старого была Идея. Надеялся осуществить еще при той жизни, да вот не сложились обстоятельства. И если кто думает, что тектонические сдвиги возможны волей одного "захотевшего" — то я рад его прекраснодушного человека. Стив Джобс как явление не мог бы появиться без технической возможности осуществить свои мечты, а Ленин бы не возник без вакуума власти и готовности общества к переменам на тот момент. Исторические личности — это те, кто первыми подняли знамена, как только мир ПОЗВОЛИЛ это сделать!.. В общем, было у меня подозрение, что такие мелочи как плюс-минус пара пулеметов "на балансе" меня скоро волновать перестанут. "Младшая" половина не возражала. Не было у нее своей Цели по малолетству.

Итак, к группам! Две тройки: пулеметчик-снайпер-корректировщик и два автоматчика-гранатометчик (очень уж я облизывался на РПГ-7, которые что со складов СССР, что имперских "расползлись" по всему миру). Ко всем ним одна пара для близкого контакта. неплохо бы им достать чего бесшумного и компактного. Вполне реальный вариант. Не получится купить-украсть, так сами сделаем "саундмодераторы". Благо мастерская с прицелом на будущее уже заложена, а учили меня как в очень специфических заведениях, так и технических на совесть! Жаль, что Чук и Гек насколько хороши в парной работе, настолько же плохо "контачат" с остальными бойцами во взаимодействии. Однако если акулу судить по умению покорять горные вершины… Найдем, в общем, парням достойное применение.

А вот о лояльности я не беспокоился совершенно. Чук и Гек по моей просьбе организовали экскурсию в забойный цех, где я на купленной туше продемонстрировал, что именно способна сделать малая саперная лопатка с куском мяса. Тупых среди собравшихся не было. Все прекрасно поняли намек. А тот факт, что семьи всех участников мероприятия компактно проживают в прямой моей доступности… Жестко, скажете? А вот ребята хоть и побледнели, но к подобной предосторожности отнеслись с пониманием. Время такое. Вот разве что на братца моего, что с независимым видом стоял в сторонке косо поглядывали. Но я кумовство разводить не собирался, а потому сразу же после "общей программы" пригласил его на приватный разговор, пояснив, что родственнику поблажек не будет, а фантазия у меня богатая… Видимо слегка позеленевшее лицо стало вполне убедительным сигналом для всех остальных, так как задумчивости в глазах стало больше, а повисшее было напряжение между братцем и остальными членами команды резко сошло на нет. Он даже удостоился легкого сочувствующего похлопывания по плечу от Винни.

Ну а чтобы слегка сбить напряжение, из этой же туши я приготовил шашлык… На следующий день, дав хорошенько промариноваться как мясу, так и моей команде.

По мне так получилось неплохо.

И то и другое!

Еще раз окидываю взглядом ангар. Небольшой, но нам хватило под вполне достойную мастерскую. Гараж особого назначения, блин!

На улице же под крышей уже стоит несколько десятков авто разной степени ушатанности. Все, что удалось раздобыть за пять месяцев. Среди них жемчужинами выделялись пара остовов полицейских перехватчиков, от которых мы вполне легально избавили местных правохранителей. Чуть дороже обошлась мзда, благодаря которой нам их отдали "как есть". Не проверяя что из специального оборудования осталось, а что нет! Кстати, где-то между нашими машинами сейчас должны скользить тенями наши близнецы, имитируя зачистку в условиях узких коридоров, а тройка Кота всячески осложнять им жизнь. Все шло по плану…

— Гусак интересуется, как скоро будет готов образец? — неожиданно поинтересовался Янус после очередного глотка.

Я лишь протянул руку, ткнув пальцев в накрытый до времени чехлом авто.

— Хм… — задумчиво протянул соглятай. — Взгляну? Очень уж интересно, что ты собираешься подарить шефу!

— Подарить? — удивленно приподнял бровь я. — Продать. Довольно дорого. Обломки. Которые останутся после демонстрации возможностей этого…. Образца. А после взять с него еще дороже за заказ, скажем, штучек в пять.

Собеседник задумался. Несмотря на свою внешность, пользоваться мозгом он не только умел, но и любил. А я же припечатал:

— И нет, не взглянешь!

Долгий взгляд в ответ. Ну и кого ты хочешь "продавить" подобными шалостями? Получай безмятежный взор уверенногов себе сопляка в ответ!

— Я так понимаю, — протянул он. — Простым перерезанием ленточки ты не ограничишься?

— Увы, планирую более интересную программу!

— Что требуется от меня для полноценной демонстрации?

Вот за что мне нравится поход Януса…

— Один из ваших "Каприсов" с действительно опытным водителем. Об остальном позабочусь сам!

— Ты же уже получил один, — только и усмехнулся он, кивая в сторону зачехленного авто, где действительно скрывался "Классик" третьего поколения. — Теперь еще и нам же его загнать пытаешься!

— Опытно-конструкторские работы дело не дешевое! — Только и пожимаю плечами. — Кстати, с Гусаком мы договорились, что если ему не понравится результат, то я выплачиваю полную стоимость машины. Фирма веников не вяжет!

Янус отвечать не стал, отвернувшись ко мне изуродованной половиной лица, на котором сейчас проявлялась нешуточная работа мысли.

Хм.

Глава 10

Вот за что люблю Петербург и его окрестности, так это за возможность найти в пределах пятидесяти километров от городской черты площадку практически любых целей: от пикника на природе до испытания ядерной бомбы. И это если не повезет! Вполне возможно, что искомое сыщется уже в соседнем дворе-колодце. В общем, к чему это я? Старый заброшенный аэродром для демонстрации мы нашли без каких-либо проблем. Нам даже трактор не пришлось заказывать. Лишь пробежаться разок, убирая крупный мусор, либо перераспределяя его в импровизированную разметку для демонстрации, по территории полукилометровой взлетки, да веничками пройтись в районе старта. Чтоб уж совсем красиво было.

— Красота-то какая, — вздохнул я полной грудью свежий после легкого дождичка воздух. — Ле-по-та.

Вроде бы капли только и успели смочить землю, почти сразу растаяв под лучами выглянувшего из-за тучек солнца, но свежесть теплого летнего утра кружили голову, навевая воспоминания о деревне и бабушке. Вернее, о деревнях и бабушках! В этом ощущении у обеих моих половин было полное согласие!

— Долго жмуриться будешь? — недовольно прогудел Гусак.

— Так я ж тебя давно заметил, — только и пожал плечами я, тут же кивнув на укрытый слегка влажным чехлом авто. — Все готово! Эх, сюда бы еще пару девчушек полуголых для антуража…

— Эх, молодежь, — по-стариковски проворчал первый мой "клиент". — Зачем же ограничиваться полумерами?!

Тут согласен. Проблемы выравнивания гормонального баланса уже встают в полный рост. Вот не развита здесь секс-индустрия. Вернее, развита, но исключительно по принципу "все для эксплуататорского класса", что очень и очень дорого, да еще и не всем "дадут". В смысле, если нет у тебя аристократической фамилии и Рода, то добро пожаловать в СССР, где секса, как известно, не было. Правда, каким образом тамошние жители обеспечивали рекордные темпы прироста населения при таких установках до сих пор остается загадкой для историков. Вариант два: заведения моего собеседника. Однако в отсутствии конкуренции в виде "дам за коктейль/чебурек/Айфон" местные желтобилетницы, так сказать, "качеством" не блещут. А зачем, если и так спрос всегда превышает предложение? Да и с товарищем Кириллом Петровичем, равно как и с другими центрами силами, любое взаимодействие я планировал ограничить исключительно необходимым. А это, как не крути, подходы с проблемами типа "трахацца хоцца" к моему собеседнику исключало напрочь. Даже не напрямую. Даже за деньги.

Помогала медитация и постоянная тренировка осознанности. Серьезно, если кто думает, что Служба "А" КГБ СССР, где я начинал познавать мир так называемых "активных мероприятий", отказывалась от работающих психотехник в подготовке сотрудников лишь потому, что большая часть населения страны считала их эзотерикой и происками капиталистов, то… Пффф… Кто ему здесь доктор? Просто понятий типа лайф коуч, просветление, осознанность и прочих современных мне-старому определений, а потому очень неплохо монетизированные понятия мы не использовали. Все вполне умещалось в емкий и содержательный курс "Основы психофизической подготовки".

— Ну так начинай! — прервал мои размышления "клиент".

Я молча кивнул стоящим поодаль Чуку и Геку. Те с удивительной синхронностью шагнули вперед, уже через пару мгновений слаженным резким движением сдернув покров с автомобиля.

Я молчал.

Гусак молчал.

Я посмотрел на него.

Он посмотрел на меня.

Мы вместе посмотрели на "Каприс".

— Мда. — Непонятно крякнул он.

Понятия "предпродажная подготовка" и "детейлинг" познакомьтесь, это Гусак, Кирилл Петрович, позволь представить тебе "детейлинг" и "предпродажную подготовку"!

— Красиво! — наконец хмыкнул он.

Ну еще бы! Подубитый и выцветший грязно-желтый корпус с россыпью жизненных косячков ныне задорно сверкал лакированным черным бортом, подмигивая солнышку отблеском чистых и ПРОЗРАЧНЫХ фар. Восстановленные декоративные элементы придавали автомобилю вид "как с конвейера".

— Степень восстановления "в идеал", — представил я работу моей команды. — Продать возможно в полтора раза дороже чем… Исходный материал. Маржа за вычетом цены материалов и работ — от десяти до двадцати процентов конечной стоимости автомобиля.

— Неплохо, — прикинул в что-то в уме собеседник. — Не разбогатеешь, конечно. Заказов просто столько не будет. Но на кусочек хлеба хватит точно. И… Можешь рассчитывать на несколько от меня точно. Это все?

Я с тщательно демонстрируемым удивлением обернулся к собеседнику.

— Нет, конечно, здесь свет лучше чем в боксе, — провел я пальцами по (уже!) гладкому борту, в котором при желании смог бы рассмотреть собственное отражение. — Да и антураж опять же… Но не ужели ты думаешь, что я оторву столь уважаемого человека от дел ТОЛЬКО ради этого?

Тон на грани. Вроде еще не издеваюсь, но и легкая усмешка в моих словах уже явно чувствуется.

Гусак с подозрением покосился на меня, размышляя. Вроде как и независимость демонстрирую (частичную, как и все в этом мире, ага!), а по шее бить, окорачивая, еще рано!

— Так показывай! — с легким нажимом предложил он. Вроде как "Я тебя услышал, но еще посмотрим что ты там за птица… Независимая, ага!".

— Прокатимся! — Предложил я.

Местный босс лишь пожал плечами. А чего б ему отказываться? Затем и приехал, в конце концов.

— Мда, — вновь протянул он, едва устроившись на переднем пассажирском сидении. — Санни, у тебя реально хреново со вкусом! Что за убожество?

Фу ты, ну ты! Салон ему не нравится. Ну-ну, через пять минут пообщаемся и за интерьер!

Я лишь пожимаю плечами, вдавливая педаль газа в пол. "Шеви" рванул вперед словно черная сверкающая торпеда, оставив позади себя дым стираемых покрышек. Гусак только зубами клацнул. Еще бы, да я ж соточку секунд за семь набрал, что по нынешним временам успех успешный!

Сбросив скорость метров за сто до конца полосы, пускаю машину в полицейский разворот. Визг резины по бетонке, дым стираемых в "прокрутке" колес и сдавленное "О-о-о!" пытающегося удержать в себе плотный обед "клиента".

О, я забыл предупредить не наедаться перед демонстрацией? Да еще и специально назначил ее на послеобеденное время? Ну праститиииии….

Едва завершив маневр, я тут же отправил авто в очередной разгон, заставив внутренности пассажира вновь метнуться к горлу. Все-таки резкая машинка поучилась!

— Мотор форсирован. Расчетно около 320 сил. Примерно плюс двадцать процентов мощности помноженные на некоторые наши ноу-хау.

Не уверен, что мой пассажир знал, что такое ноу-хау, но рот он благоразумно держал закрытым, часто дыша через нос. Хех.

— Подвеска перебрана, — продолжил презентацию я небольшой змейкой вокруг заранее расставленных конусов, тут же превратившейся в "лосиный тест" [1] внутри коридора из бутылок. — Здесь мы ничего не меняли, лишь отладили! Установлен полицейский пакет, который позволяет делать так!

Резкий рывок в сторону, и вот пустая железная бочка улетает в сторону с явными следами соприкосновения с "силовиком", который мы для вида прикрыли частями родного бампера.

— О-о-ох…

— Да, — согласился я. — Силовой бампер прикреплен к раме. Есть более суровая и технологичная модель. За полчаса крепится к раме своими силами. Натуральный таран выходит! Хотя и этот… Экземпляр, пусть выглядит не столь вызывающе, но вполне позволяет не только убирать с пути преграды, но и выполнять классический полицейский "зацеп" по принципу ударил в багажник и тут же маневром развернул преследуемую машину!

Удивленный взгляд стал мне ответом. Ну да, ну да, здесь так не работают. Пока. Кто сказал, что я собираюсь зарабатывать только на технике, упустив возможность содрать с клиентов живые деньги за элементарный ликбез по ее использованию. Да и мне легче, если буду ТОЧНО знать каких маневров ждать от пользователей моих машин. Два зайца, однако! Главное, минимум теории и того меньше практики, чтобы кого надо не заинтересовать. Принцип "показал-забыл", не разъясняя механики процесса для меня станет основным. Типа вот эта шайтан-труба, если тык-тык сюда, сделает вот такой "бум!".

К точке старта я подкатил с шиком, еще раз пустив тачку в занос. Янус и еще парочка здоровяков вида продувного, но бодрого, буквально отпрыгнули в сторону дабы не снесло их валящей боком машиной. Не привыкли тут к такому! Говорят, что во время просмотра первого фильма в истории про прибытие поезда зрители перепугались настолько, что попросту сбежали из "кинотеатра". Успех братьев Люмьер мне не повторить, но тоже получилось неплохо. Чук и Гек же с равнодушным видом остались на месте. Тяжелый "Каприс" колом встал в полуметре от них, обдав дымком многострадальной резины.

У меня все точно. Как в аптеке! Один из братьев моментально открыл пассажирскую дверь…

Гусак, едва убедившись, что шайтан-арба больше никуда не рванет, вывалился из салона. Стошнит — не стошнит? За: зеленоватый цвет лица и некий асинхрон движений, против: опыт — вон уже какую-то гимнастику дыхательную делает.

Опыт победил! Ну что ж, плюсик тебе в карму…

— Как тебе? — Только и спросил я, едва Гусак отдышался.

— Это все? — Глухо поинтересовался он в ответ.

— Нет, конечно, — вновь леплю деланное удивление. — Как ты мог меня в таком заподозрить? У тебя "Папаши" в машине не найдется?

Собеседник посмотрел на меня долгим взглядом.

— Я что, похож на идиота? — хороший вопрос, по-моему — нет, но еще присмотрюсь. — Зачем мне возить с собой арсенал? А ты тачку еще и бронировал?

— Нет, — слегка поморщился я. — Не стал снижать скоростные характеристики. Против массового обстрела все равно не спасет, а исходя из твоих… Ммм, интересов, я предположил, что тактика "укусил-сбежал", а лучше вообще не попался, будет оптимальной. Под это и "точил" проект. Хотя по желанию могу и усилить дверцы для ведения огня под их прикрытием. Типа, распахнул, вот тебе и щит из-за которого стрелять можно. А так, любой каприз за твои деньги. Исходя из технических возможностей нашей мастерской, конечно! Бронекапсулу, извини, не сделаем.

Гусак понимающе усмехнулся. Он тоже был знаком с новейшей компоновкой, когда сначала создавалось бронированное пространство, а затем уже вокруг него строился автомобиль. Только вот это уже имперский производитель. Если уж обычную "Волгу" без достаточной голубизны крови не купить, то что уж говорить о таких агрегатах!

Про цену просто молчу. Космос. Даже для аристо.

— А вот то, что ни одного ППШ нет, то, конечно, жаль! — Закончил свою мысль я. — Придется фантазировать. Пошли?

Воротила с неким подозрением посмотрел на меня.

С еще большим подозрением глянул на машину.

— Прошу садиться, — распахнул я перед ним заднюю дверь, приглашая сесть в так возмутивший его салон. — Не волнуйся. Ходовые испытания закончены. На сегодня.

— Боже упаси… — Едва слышно пробормотал Гусак.

Откуда ж ему знать, что слух у меня великолепный, да и по губам читаю неплохо.

Садиться было неудобно. Вполне комфортный задний диван был безжалостно выдернут со штатного места, и установлен у меня в офисе, если так можно назвать конурку над мастерской, где мы оформляли заказы. А вот новый заканчивался гораздо дальше от дверного похода, так что занимать места пассажирам было достаточно непривычно. Однако справились.

Я тут же молча указал пальцами на передние сидения к спинкам которых были приторочены тканевые конструкции с фанерой внутри.

— Модульная система, — только и прокомментировал я. — Сейчас настроена на удержание по одному "Папаше" на каждого из пассажиров и до двух дисков к каждому.

Гусак молча смотрел на конструкцию, представляя как оно все должно быть " в металле". Много времени, чтобы оценить нововведение ему не понадобилось.

— Разумно. — Очень коротко и ооооочень задумчиво прокомментировал он. — А это что?

— Перевязочный пакет. — Пожал плечами я. — Где стрелки, там и ранения.

Короткий кивок стал мне ответом.

— Тогда к креслам. — Не стал сейчас гадать над смыслом гримас Гусака я. — Внизу рычажок. Подними его.

Будущий клиент секунд за пятнадцать нашарил рукой указанный предмет и потянул вверх. Повернуться влево он догадался сам. Вместе с креслом.

— Положение для фронтальной стрельбы. Иногда может быть полезно.

Собеседник чуть поморщился.

— Да, места для ног маловато, но жить захочешь, еще и не так раскорячишься.

Согласный кивок.

— Тогда доворачивай.

Удивленно поднятые брови "наткнулись" на мой кивок.

— Давай-давай.

Еще одно движение рычажка, и вот уже Гусак сидит спиной к водительскому сиденью. Место для ног стало еще меньше. Зато… Рядом со мной сидел неглупый человек, умеющий быстро просчитать все выгоды подобного решения.

— Вот упоры под оружие, — продолжил презентацию я. — Диски можно выхватить из модульной системы и в этом положении тоже. Планировали сделать быстрый сброс заднего стекла, но после решили, что стрелять можно и так. Надо будет, доработаем.

— Хм…

— Из минусов. Именно в этой машине нельзя одновременно разворачивать два кресла. Клинит систему. Проблему решим. На выход?

Совершив обратный поворот, Гусак задумчиво выбрался на улицу. Я покинул салон авто вслед за ним.

— За сколько ты сможешь сделать пять таких?

— За пять месяцев, — пожал плечами я. — С момента получения доноров. Если заказываешь, то платишь как за шесть машин. Первую отдам через неделю. Остальные по мере готовности.

Собеседник в который раз за сегодня удивленно поиграл бровями.

— Эта будет первой, — ткнул я пальцами в опытный образец, что после контакта с бочкой пострадал хоть и не сильно, но все-таки и близко не мог претендовать на былой лоск. — Естественно, после того как полностью восстановим внешний вид.

— Так чего ж ты за шесть машин дерешь? — присвистнул Янус.

— Раз-ра-бот-ка. — По слогам проговорил я, не сводя взгляда с Гусака.

Тот только кивнул.

— Тогда обсудим средства расчета.

Ох, похоже за сегодня у меня уже входит в привычку удивлять своих собеседников.

— И чего ж ты хочешь?

— Оружие, транспорт, информационное сопровождение, оперативное прикрытие, — как мантру озвучил я свои желания, высказанные еще при первой встрече, и с тех пор неоднократно повторенные. — Налом готов взять не более половины стоимости работ.

— Ты понимаешь, что это может вызвать проблемы?

Я пожал плечами — не мои же!

— Хорошо, — буквально несколько секунд поразмышляв выдал Гусак. — Список своих хотелок через Яна. Буду думать.

С этими словами он коротко кивнул, и, не прощаясь, пошел к своей машине.

— Делааа! — Только прокомментировал Янус.

Я лишь кивнул.

Вот в этом я со шпиком Гусака был согласен на все сто. Только бы еще добавил: "Закручиваются!".

[1] Испытание автомобиля на устойчивость во время экстремальных маневров. Проверяется поведение ТС при резком объезде внезапно возникшего препятствия. По сути моделирование ситуации, когда на дороге перед машиной выбегает лось. Водитель резко бросает машину сначала влево, а затем сразу же вправо, возвращаясь на исходную траекторию, по размеченному конусами маршруту.

Глава 11

— Здесь держи!

— Да ну на х…!…

Кот уложился секунд в сорок, объяснив окружающим, что совершенно не рад ударить по собственному пальцу сорвавшимся ключом.

— Что б дело мастера боялось, он знает много страшных слов! — только и комментирую экспрессивный монолог я — кое-что даже и для моих "почти ста на двоих" лет в новинку!

Винни так вообще забыл как дышать, старательно запоминая каждое слово. Я понимаю, оно того действительно стоит. Образец ораторского искусства!

Хотя пару дней назад, когда от Гусака пришли первые три машины на доводку и, главное, была получена первая часть оплаты, он выражал эмоции куда круче

— Да р*****итесь вы на хер! — женский голос заставил нас умолкнуть. — Добрый вечер! Я три раза поздоровалась, но услышана не была. Решила попробовать обратиться на вашем… Диалекте. Как вижу, была права.

Реакция на простое пожелание была мгновенной, но сдержанной. Не зря ребят тренировал. Мельком убедившись, что парни вполне грамотно поделили пространство, а Чук с Геком, копавшиеся с двигателем на другом конце ангара уже контролируют вход и, главное, выход из бокса.

— Как вы сюда попали? — довольно вежливо начинаю диалог я. Не особо люблю нежданных гостей.

— Молодой человек, воспитанные мужчины сначала отвечают на приветствие, затем здороваются, а уж потом интересуются, что именно понадобилось гостю. Верно?

О, как!

— Так то ж воспитанные! — Равнодушно пожимаю плечами, намекая на недавнюю сцену, с ужасом обнаружив знакомый зуд в районе кобчика. У меня там интуиция располагается. И сейчас она предупреждает меня, что если я еще не попал, то вот-вот, совсем скоро… — Как вы сюда попали?

Вечерняя гостья только и пожала плечами.

— Вошла. Через дверь. Исчерпывающе?

Вот блин! Передо мной стояла ладная девчушка лет восемнадцати. Абсолютно непохожая на последний десяток моих штампованно-одинаковых партнерш (и уж тем более на полное отсутствие девушек второй моей половины!), словно бы вышедших из-под ножа одного хирурга… Мда. Последние лет 10 я даже особого внимания не обращал на лица. Просто если на мероприятие требовалось явиться в сопровождении, то рядом со мной всегда была какая-то положенная по статусу дама… Имя которой я обычно вроде бы даже помнил. Гостья своему совершеннолетию (я почему-то очень на то надеюсь!) уже вполне оформилась, став вполне привлекательной девушкой, но вот личико… "Baby face" — как говорят выходцы из осененной статуей Свободы страны. Вот только глаза… Слишком уж они умные, а внутри плещется легкая насмешка. Хм…

— Вполне, — кивнул я, одновременно умудряясь кинуть не обещающий ничего хорошего взгляд на близнецов и "пробежаться" по ладной фигурке. — Переходим ко второму вопросу: что вам здесь понадобилось?

— Оружие наркотики и два эфиопа для сексуальных утех!..

Еще стервочка. Это плохо! Лично для меня…

— Пристало ли юной леди…

Только подал свой "гудок" Винни, как тут же был оборван звонким девичьим голоском:

— Я не уточняла ЧЬИХ утех!

Здоровяк на несколько секунд завис. Кот тоже выглядел слегка растерянным. Не привыкли тут к подобным выходкам.

— А если ближе к сути? А то я бы, конечно, предложил вам остаться и поболтать, но так вы ж, красавица, и согласиться можете! Поэтому, пожалуй, остерегусь пока!..

Достаточно жесткая усмешка на еще детском личике смотрелась довольно… Контрастно. Оценила заход, однако.

— Хорошо, я поняла. Вежливость и клиентоориентированность — вообще не про вас…

Ух ты, слова то мы какие знаем! Вслух же замечаю:

— А что ж вы хотели? Живем в лесу, молимся колесу! — Обвел рукой я внутреннее убранство мастерской.

— Да уж…, - согласилась гостья, осматриваясь. — Колес тут много… Лоб не расшиб молиться каждому?

— Мы по очереди! — Заверил я собеседницу в целостности собственного лба. — Ладно, рассказывайте вашу печальную историю!

Кто же знал, что это знакомство станет решающим участником в процессе уничтожения моей спокойной жизни? "Я знал, Я! В районе кобчика помнишь как зудел?", — не раз после отвечал мне на это внутренний голос.

— Почему ж, печальную? — Удивленно подняла бровь гостья.

— Ну такая красивая девушка и вдруг посреди ночи в трущобах одна… Сама собой напрашивается мысль о нешуточной драме, что привела к столь печальному итогу.

Девушка рассмеялась. Впервые с момента нашего знакомства искренне и с удовольствием!

— Ну не совсем посреди ночи, — пожала плечами она, бросив взгляд на циферблат изящного хронометра хронометр. — Время только одиннадцать доходит…

Я вновь нахмурился. Игрушка на ее руке стоило не просто дорого, а для этих мест и этого часа дорого смертельно. Судя по удивленно приподнятым бровям Кота, схожие мысли посетили и его светлую голову. Лица Винни я видеть не мог. Вот не удосужился отрастить глаза на затылке. Но вот обсудить потому произошедшее будет очень интересно. Наблюдательный он парень. Да и вдумчивый.

— Хорошо, откуда вы прибыли в столь ранний час? — все-таки попытался докопаться до истины я.

— Проезжала неподалеку, тормоза плохо слушаться стали. Наверное, прокачать систему надо, ну и проверить заодно. Давно собиралась, теперь вот совсем тормоза "сдали"…Мало ли? — как интересно, а ведь это не мир "старого", где молодые девочки легко могут позволить себе авто и, главное, не права, а ПРАВО на управление самобеглой повозкой. Традиции они такие традиции. — Представляете, ни одна мастерская не работает после захода солнца! Вот мне и посоветовали обратиться к вам!

Ну да, не у всех же прикрытие может аргументированно сказать "Цыц!" большинству способного доставить проблемы населению района. Так, что-то в ее фразе… Стоп!

— Подожди, — посмотрел я в глаза гостье. — Так ты просто остановилась и СПРОСИЛА дорогу к нам?

От неожиданности я даже перешел на "ты".

— Ну да, — легкое пожатие плечами. — Сидела там какая-то компания возле фонтанчика на площадке примерно в километре отсюда. Вот они и посоветовали. Что-то не так?

— Подожди-подожди, — подозрения о грядущих неприятностях все сильнее крепло внутри меня. — Ты просто остановилась и спросила? А потом доехала до мастерской?

Вопрос "Живой?!" я умудрился проглотить. Однако сама ситуация в голове у меня не укладывалась. Судя по круглым глазам Кота, он тоже сомневался в правдивости рассказа.

— Показать тебе? — неожиданно спросила девчушка, столь же легко перешедшая на "ты".

— Что именно? — отвлекся от своих мыслей я.

— Как доехала.

Глубокий вздох. Вот не люблю я ситуации, когда чего-то не понимаю. А логика вещей подсказывала, что не должна была сейчас стоять и хамить нам эта девчонка. У нее только-только второй круг, по которому ее бы пустили ублюдки "у фонтана" должен был начинаться. А приличные люди по ночам не шастают. Не здесь. Свои, как говорил один известный персонаж с полосатым хвостом, дома сидят, телевизор смотрят.

— Покажи.

Легкий шажок вперед, а в мой пах что-то очень неприятно упирается.

— Милый, — мурлыкнула она голосом опытной проститутки. — Тебя зовут-то как?

От ее горячего дыхания на коже становилось жарко всему телу. Вполне себе женские обертоны в голосе бросали в дрожь.

— Санни. — Внешне спокойно ответил я, стараясь унять стадо мурашек, что разбрелись по моей коже.

И дело тут было отнюдь не в страхе. Похоже, настало-таки время изучить рынок местных желтобилетниц поближе. А девчонка не профессионал. Великолепное владение телом — наверняка танцы, а все остальное — природная резкость и живость. Характера много, а вот умения…

— А он ответил — Миха. — Нежно мурлыкнула мне на ухо прелестница, мгновенно умножив "стадо" на два. — Тогда-то я и призналась ему, что всегда мечтала о подруге Махе. На вопрос не хочет ли тут один придурок стать Машей, он столь искренне мотал головой, что поверила даже я!

С этими словами гостья спрятала двухзарядную "мелкашку" куда-то в районе пояса своей юбки.

— Уж вроде ноги на исходе, а юбка все не началась! — задумчиво прокомментировал я ее наряд прочитанным где-то в мире "прошлом" стишком. Справедливости ради стоит уточнить, что юбка заканчивалась где-то посередине бедра, но для этого мира, района и времени суток это было чересчур!

— Ооооо, — скорчила она умильную гримаску, однако в глазах поселилась некая неуверенность. — Это так мило! А то кавалеры нынче пошли — пристанут со своими поэмами на полчаса… Знал бы ты как надоело в сотый раз выслушивать сравнения с кипарисом, обещания прогулок под луной и доставки звезды с неба? А тут все кротко, просто и по делу!

— Двадцать второй змеебой?[1] — вместо ответа задал свой вопрос я.

Взгляд стал еще напряженнее.

— Да…

— Тебя что-то смущает? — насколько возможно светским тоном уточняю я.

— Ты не испугался, — обличающе ткнула она в мою грудь пальчиком. — Тебе было неприятно, но не страшно. Почему? Да и остальные…

— Не спешат подчиняться инстинкту "бей или беги"? — уточнил я и, получив ответный кивок, продолжил вешать лапшу на уши. — Так что ты хочешь, родная? Район опасный. Кто только не заходит! Да и если действительно хочешь кого-то напугать, то нужно снимать оружие с предохранителя. А я щелчка не услышал… А тут вообще никого пугать не стоит — можем и не испугаться. Поняла?

— Ага, видимо эти "только кто" тебя и научили разбираться в довольно редких для наших краев калибрах? — только и пробормотала егоза, начисто проигнорировав вторую часть моего спича.

Вот, черт!

— Представь себе, — вновь улыбнулся я. — Тут недавно девчонка дерринджером размахивала того самого редкого калибра. Так почему ты отказываешь остальным моим гостям быть столь же интересными?

На симпатичной мордахе заглавными буквами была написана напряженная работа мысли.

— Может, хватит? — наконец произнесла девушка, словно это я ввалился к ней посреди ночи, делая шаг назад на "приличную" дистанцию (хотя меня и предыдущая, вполне описываемая словом "вплотную", более чем устраивала!). — У меня и правда проблема. А дома родители ждут. Поможешь?

— Да куда ж я денусь-то с подводной лодки? — улыбаюсь теперь почти уже искренне. — Винни, заряжай!

* * *
"Мурена", черт возьми, настоящая "Мурена"[2]!

Крайне странное ощущение чувствовать внутри себя комок счастья и довольства жизнью просто от того, что этот мир любит и ценит красивые и интересные автомобили. А это значит, что я люблю этот мир! Мда, похоже, моя "старая" половина настоящий Фанат. Даже все неудобные вопросы вылетели из головы к вечерней гостье, пока разбирался с тормозной системой этого произведения искусства! Нет, ну правда, когда еще предоставится возможность поковыряться в редком трехместном автомобиле.

В какой-то миг меня даже вновь выбило из реальности очередным "воспоминанием".

- Потише, пацаны, б**!

Так, кто-то тут припух окончательно. Нет, я все понимаю, сутки пока до Питера с товаром гнали не спали все. Но Колян-то вообще сейчас уже упрется в пол стволом четыреста десятой "Сайги", а до места еще час. Говорил ведь ему, не пей с вечера! Вот и мучается теперь, страдалец г***аный!

Товар-то честный! Просто время такое. Да и не ожидается ничего особенного…

Накаркал!

"Доблестная, честная и сердцу дорогая" вынуждает взмахом жезла нашу "Газель" прижаться к обочине.

- Как вы меня задолбали, — бормочет Степаныч, слева от меня. — Продавцы полосатых палочек!

Отвешиваю несильный подзатыльник… Вправо. Колька несколько секунд лупает глазами, после чего начинает одновременно соображать и упихивать "Сайгу" под сиденье. Так-то она тоже "честная", только к чему мне сейчас лишние вопросы?

Степаныч же грузно вываливается на декабрьский мороз "разруливать". Ему и флаг в руки.

Я же делаю жест "Внимание!" охраннику, после чего устраиваюсь вздремнуть. Я босс. Мне можно.

- Кто здесь старший?! — одновременно врываются в нагретый салон морозный воздух и рев инспектора, едва перед моим внутренним взором начинает раздеваться Сидни Кроуфорд.

- Ну я, — бормочу, вываливаясь из дремы. — Чего хотел, товарищ…

Прищуриваюсь.

-…Сержант?

- Ты посмотри, что твой п***с намалевал?!

Читаю вслух:

- Я, такой-то, был остановлен… Неинтересно… Инспектор предложил вступить с ним в интимную связь, в ином случае пригрозил штрафом за превышение скоро… Че?!!!

Хохотали мы с Коляном где-то с минуту, а мент тем временем все силился сравниться колером лица с красным светоотражателем на своем жезле.

- Извини, братан, — заикаясь только и смог выдавить я, едва дар связной речи вернулся. — Погорячился… Сотрудничек. Может, договоримся?

Менты мои дипломатические усилия оценили. Благодаря усилиям Степаныча раза в три дороже, чем обычно.

А Степаныч… Его я даже наказывать не стал. Ни рублем, ни делом! С него и так все ржали несколько лет после, а тогда… Да просто рука не поднялась!

Он ж как лучше хотел!

Забавные ассоциации у моей половины. Элитный спорткар и старый ржавый грузовичок. Только тем и схожи, что тремя сидениями, да посадкой пассажиров в них. Хотя, что называется, спасибо, посмеялся! Пусть и косится на мое покрасневшее от сдерживаемого хохота лицо красавица по имени Алина…

Ничего критичного с машиной не произошло. Иначе хрен бы мы запчасти нашли. Ребята справились за час, удалив из системы воздух и заменив тормозную жидкость.

— Можно ехать! — Гордо протянул Винни нашей гостье ключи после серии испытаний тормозов.

Прокатиться на этом чуде изъявил желание каждый, но повезло лишь непосредственным исполнителям ремонта и мне. Ну а че? Я босс. Мне можно! Алина же лишь помахала нам ручкой, да и была такова, оставив на память о себе лишь кусочек картона в моих руках, да по десять рублей на руки бойцам моей тройки.

Несколько секунд я всматривался в задние габариты машины, после чего перевел взгляд на визитку.

Закрыл глаза, пробормотав "Мне кажется!".

Открыл глаза.

Ничего не изменилось.

— Б**дь! — С чувством выдал я в безучастное небо.

На меня тут же уставились две пары внимательных глаз.

Я не стал томить, а просто протянул парням прощальный подарок Алины.

Прошла секунда, вторая третья…

Нахмурился здоровяк.

…Четвертая…

Сошлись у переносицы брови нашего "шерстяного" друга.

…Пятая…

Начались метомарфозы.

У Кота натурально вздыбилась "шерсть" на голове, а Винни припух секунд на сорок.

Всего три слова: Алина Эдуардовна Кареева. А каков эффект!

П****ц!

[1] Matra Murena — это 3-местный спортивный автомобиль, выпускавшийся французской инженерной группой Matra с 1980 по 1983 год.

Инфа с "Википедии":

Murena унаследовала от своей предшественницы центральное расположение двигателя, располагавшегося позади пассажирских мест и тип кузова — обтекаемый 3-дверный хэтчбек. Полностью новый, заново спроектированный корпус обладал очень хорошими аэродинамическими характеристиками для своего времени. Уникальной особенностью автомобиля был трёхместный ряд сидений — среднее сидение складывалось, образуя подлокотник.

Базовым двигателем являлся 2,2 л мотор производства Chrysler France, также устанавливаемый на представительский седан Talbot Tagora.

[2] Класс пистолетов. Зачатую "карманников". Из такого, кстати, был убит президент США Авраам Линкольн. В некоторых странах выпускался для защиты от змей. Пользовался спросом у велосипедистов ля защиты от бродячих собак. Естественно, использовался и для уничтожения человеком себе подобных. В некоторых кругах (например, среди американских гангстеров и британских джентльменов использовался как оружие последнего шанса). Кстати, и сегодня многими фанатами оружия ограниченного поражения так же используется в качестве запасного в паре с основным стволом двуствольная "ОСА" (те, кто выбирают "ОСУ" основным оружием обычно используют базовую четырёхствольную версию").

Глава 12

Эта встреча была далеко не первой в салуне моего, как сам он себя не без иронии величал, "покровителя", оказавшегося собеседником весьма интересным. "На районе" вообще мало кто тратит время на самообразования. Кирилл Петрович же считал его залогом собственного выживания. Не без оснований, в некотором смысле. Во всяком случае, общий язык мы все же нашли. А если бы не нашли, то был ли бы он еще жив? Или не было бы уже меня? Ведь в отличие от мира "того", здесь и сейчас у меня были близкие, которых я готов защищать до конца. Впрочем, пока все эти размышления проходили по разряду "а если все же" и пока в планировании серьезно не рассматривались, пусть и учитывались. А все благодаря качественной коммуникации!

Вот только сегодняшний разговор начался сразу с "острой" темы. А я всего-то и запросил информацию по Изгою, да сестренки евойной.

Собеседник сразу "зашевелился", выпытывая подробности, но как только понял, что их не услышит, а настроен я решительно (И с чего решил? Я вроде с улыбкой добродушной беседу вел, а он все: "Оскал, оскал!".), то попросил подождать с активными действиями.

О как! Теперь уж моя очередь настала задавать вопросы, ответы на которые я был намерен получить прямо сейчас, а то у меня ребята уже второй день в повышенной боевой на базе окопались со старенькими, но вполне компактными и рабочими револьверами. Кольт Детектив Спешл. Хотя срок службы для оружия — вещь спорная. Особенно для хорошего и простой конструкции хотя бы при относительно адекватном хранении. Возраст данных моделей я оценивал от двадцати пяти до тридцати лет. Если, конечно, их разработка шла примерно с теми же интервалами, что и в мире "том". А это случалось сплошь и рядом. Отчего так? Да я и голову ломать над высокими материями не стал. Вселенная возжелала, да и все тут! Однако уже убедился, что здесь очень многие решения появились в те же сроки. Не думаю, что револьверы стали исключением. А игрушки хороши. "Старому" даже в руках такой подержать удалось "при жизни". Правда, пятую модель, а у меня в тайнике лежит, да по рукам розданы десяток третьей генерации. "Тогда" она начала выпускаться практически сразу после войны. В сорок седьмом, вроде. Где-то в пятьдесят пятом на них стали ставить пластиковые щечки на рукоять. Мне же достались экземпляры с чистым деревом, а это значит, что к нынешнему благословенному 1979 году от Рождества Христова им как раз под тридцатник должно быть. А хозяин заведения и запираться не стал! Помнил, должно быть, курилка, сколько всего интересного передал мне в счет очередного транша за тачки и сколько к этому всему у меня теперь боезапаса. Дальше мысль двигалась с прямотой лома: если уж я с голыми руками сотворить способен, то при наличии даже "короткого" огнестрела мои возможности возрастут кратно!

— Хрен бы тебе кто согласовал операцию, если бы ты выбрал не Нюню в качестве цели, — спокойно заявил Гусак, выпуская клуб дыма в дощатый потолок. Я уже неоднократно замечал, что в момент задумчивости он тянулся за сигарой. — Возмущаться, требовать извинений, кричать "А-а-а! Меня обманули!" будешь?

От оно как. А у нас, похоже, классическая операция децентрализации и попытка играть на две стороны, чтобы, пусть и с потерями, но сохранить Семью и часть состояния. Вполне вероятная ситуация. Особенно если мой социологический анализ верен — больно уж высокий имущественный разрыв в обществе, а это почти гарантированно взрыв. Рано или поздно. По иным признаком похоже, что и рано!

— "А-а-а! Меня обманули!", — скучным голосом произнес я, не меняясь в лице. — А еще убрали моими руками неугодного товарища, проверили нас на профпригодность и даже практически не потратились. Самый шик — Нюня сам заплатил за свое устранение! Молодцы, что могу сказать!

За подобное заявление я удостоился долгого и внимательного взгляда. Что хотел увидеть? Да хрен его знает! Главное, что расслабился немного. Хех, не зря пару раз свое умение в ближнем бою в свое время обнаружил. Прониклись.

— Да, Артема больше всего рассмешил именно последний момент, — не стал юлить собеседник. — Машину вот жалко, конечно, но, во-первых, наследник Кареевых может себе позволить…

По имени, значит? Демократичность Изгоя подчеркивает, али чего?

— У короля много, а? — машинально ввернул я негласный девиз с которым англичане провожали в последний путь корабли "Великого Флота" в бою.

— Да, именно так, — согласился Гусак, знакомый с иными традициями британского флота и вообще вооруженных сил. Слишком хорошо знакомый. До дистанции "вплотную" во время штурма. Очень уж любили бритты не только разжигать тлеющие угольки недовольства в империи, а порой и лично участвовать инструкторской поддержкой при подготовке местных кадров. — Так что, повторюсь, позволить может… Своей акцией ты решил сразу ряд вопросов: вывел из игры "крысу", позволил выйти из бизнеса с дурманом без репутационных потерь…

— Здесь чуть подробнее!

Гусак сделал еще одну могучую затяжку. Отхлебнул золотистого напитка с явным алкогольным запахом, из мгновением ранее поданным крутобедрой девицей, одежда которой едва прикрывала сокровенной. Впрочем, ее околонулевую социальную ответственность невозможно было бы скрыть и просторным балахоном до пят.

— Клапан давит? — серьезно спросил собеседник, оценив мой взгляд, с сожалением провожающий спускающуюся на первый этаж фигурку.

Ха, и даже насмешки не заметно. Скорее любопытство профессионала, с цепкостью немецкой овчарки изучающего реакции собеседника.

— Так мы о подробностях! — моментально вернул разговор в нужное мне русло я.

— Полицию вариант сделать Нюню козлом отпущения вполне устраивает, — откинувшись на спинку стула ехидно усмехнулся тот, так и не "съехав" мысленно с темы предыдущей. — Особенно при условии, что трафик "химии" на подконтрольных Кареевым территориях прекратиться. Общество же видит, что Изгой-то еще в силах, и способен покарать предателя, за его спиной промышлявшего. Все довольны, в общем. Кстати, неаккуратно работаешь!

— Да ну, — почти натурально изумился я, словно бы и не заметив его усмешки (вот еще на банальные провокации я не поддавался, и обижаться бессмысленно — у людей иной "заточки" мозг так устроены!). — Интересно узнать в чем это я так был небрежен?

— Нюня не сдох, — развел руками Гусак, добавляя еще порцию "тумана" и без того уже задымленному помещению. — Без сознания в руки полицейских попал, но жив. Пришлось ему в камере "остановку сердца" организовывать. Твоя недоработка!

— От задач, Кирилл Петрович, от задач! — парирую с усмешкой я. — У меня не было и мысли о том, чтобы грохнуть Нюню.

Тишина на несколько секунд повисла в помещении.

— Не понял. — Наконец признал местный "владыка". — Ты же сам предложил акцию.

— Естественно! — Чего ж тут спорить. — Однако у меня цели были другие: обозначить уровень. Наш. Продемонстрировать возможность проворачивать сложные акции и умение это делать. Но в первую очередь нас интересовала возможность открытия небольшой производственной базы. И чтоб жить никто не мешал. Кто ж виноват, что тебя "пронять" можно только таким способом? Согласись, если б я к тебе с бизнес-планом пришел на триста страниц, то ты меня и слушать бы не стал. Вот и пришлось продемонстрировать… Гм, серьезность намерений таким образом.

Гусак задумался. Секунд на тридцать, после чего из его рта в клубах дыма вылетел короткий ответ:

— Вероятно.

— Ну а насчет Нюни и его дальнейшего пути…

Я на секунду задумался, но уже через миг вновь вернул улыбку на лицо, пропев тонким детским голоском:

Муравейник живет,

Кто-то лапку сломал — не в счет,

А до свадьбы заживет,

А помрет- так помрет…

Ну кто как не Цой сможет лучше и проще объяснить мое отношение к той акции?

— Хорошо сказано, — задумчиво пробормотал Кирилл Петрович. — Так значит, участия в военной игре от тебя можно не ждать?

— А вот тут по обстоятельствам, — честно признал я. — Однако за свое спокойствие на ноль буду множить без всяких эмоций.

— Умножать на ноль, — задумчиво повторил собеседник. — Забавная метафора. Но смысл ясен. А вот если, например, мне помочь, аль на общее дело послужить?

— Послужить… — Только усмехнулся я. — Это вряд ли…

Чуть не ляпнул "Наслужился уже!".

—… В первую очередь я преследую свои интересы и ни чьи больше. А вот при совпадении целей и взглядов на жизнь — почему бы и нет. Тем более, как только ты расплатишься с нами, некая мобильность и задел по огню у нас появится. Однако предупрежу сразу. Первая же попытка играть с нами "в темную" будет означать аннулирование всех договоренностей и мою неадекватную реакцию.

— Ты имел ввиду адекватную? — решил таки уточнить собеседник.

— Неа, — с независимым видом откинулся на спинку табурета я. — Именно неадекватная. Несоразмерная ущербу. За пощечину буду удалять зубы. Вместе с челюстью. Папка так воспитывал, пока жив был…

— Родителей уважать нужно! — Согласился Гусак, кивком давая понять, что я был услышан и понят.

— Тогда уточни, что значит "в темную"?

Уважаю подход. Сразу расставить точки над "i". Это правильно. Сколько соглашений было сорвано на моей памяти только потому, что контрагенты смотрели на все пункты договора только со своей колокольни, не пытаясь понять "ту" сторону.

— Например, сокрытие информации, попытка обмана, манипуляции, да и… Хотя знаешь, на первых порах четкое обоснование "просьб", честные ответы на вопросы при планировании акции и соблюдение моих интересов будет достаточно. Кроме того, буду рад, если там, где возможно справиться без нас, действовать будут ваши люди. Если по совести, то я бы вообще свел сотрудничество к технической сфере, однако чует мое сердце, а задница с ним согласна, что это маловероятный сценарий.

— В чем твой интерес?

— Положение в более менее устойчивой иерархии, подготовка кадров "по живому".

Гусак помолчал, размещая почти докуренную сигару в пепельнице, и тут же готовя "к бою" следующую.

— Хм, я так понял, счет за Нюню ты еще выставишь?

— Неа! — Легкомысленно махнул головой я.

Удивленно взлетели вверх брови собеседника.

— Во, первых, на тот момент никакого договора между нами не было, — пожал плечами, пусть понимает как хочет. — Во-вторых, тогда я заранее рассчитывал на низкий уровень информирования и работу исходя из неполных данных. Однако в дальнейшем буду считать подобное отказом от всех договоренностей с твоей стороны со всеми вытекающими.

— Выраженьица у тебя… — Вздохнул Гусак, но тут же вернулся к теме. — Ну да ладно! Еще одно уточнение по поводу "маловероятного сценария". Почему ты считаешь, что повоевать придется?

— Кареевы. — Спокойно выдал я.

Гусак нахмурился.

— Я, кажется ясно дал понять, что никаких силовых действий в отношении этой ветви Семья я не допущу. Мне казалось, что друг друга мы поняли!

Мысленно отметив момент про "ЭТУ ветвь Семьи", выдаю спокойный ответ:

— Никто и не говорит о конфликте с ними. — Равнодушно пожать плечами, вроде как не хочу, но и не боюсь такого сценария. — А вот то, что аристократическое семейство "отпочковало" от себя ветвь говорит о том, что в обществе и государстве назревает серьезный раскол. Да, пока Глава Рода не ставит на вариант проигрыша довольно мало… Но уже учитывает далеко не на уровне "чудесного сценария", выводя хотя бы малую часть из-под возможного удара для сохранения Фамилии и манора. Предполагаю, что не одни они такие умные, а значит назревает какой-то слом. Судя по всему речь об управляющей, либо социальной системы. Хотя я подозреваю, что речь идет о смене экономической модели — больно уж видны дисбалансы распределения благ. А это всегда кровь, ибо нет такого преступления ради которого денежные мешки не пойдут ради трехсот процентов прибыли. И не важно как они называются — миллионщики, банкиры или аристократы. Для дальнейшего планирования и подготовки к непростым временам, которые наверняка за этим сломом последуют, мне нужна информация. Понимание ситуации. Просто "на всякий случай" таких вещей не делают.

— И что ты собираешься делать с этими знаниями? Сможешь распорядиться?

Я промолчал.

— Хм, — глубокомысленно заявил Гусак, поняв, что ответа не будет. — Я услышал.

Кивком подтверждаю заключение устной декларации о намерениях.

— Теперь вернемся к нашей уважаемой Алине Эдуардовне.

Кирилл Петрович лишь поморщился — обсуждать аристократов во все времена было небезопасно. Однако тут уж речь шла о моей собственной дальнейшей жизни, а потому на гримасу собеседника внимания я не обратил.

— Не готов сейчас разговаривать об этом, — наконец признал Гусак. — Мне нужно время, чтобы определиться с позицией. Тем более по поводу Алины.

— Хм, а почто так?

— Врать не хочу, сказать нечего, а предсказать ее мотивы не способен. Не слишком большой секрет, что она по имперской классификации — маг пятой ступени. Огневка. Вот и думай.

— Это все, что ты хочешь сказать по этому поводу?

— Нет, — покачал головой местный гангстер. — Кареев в своей сестре души не чает, а потому будь уверен, простолюдина он за косой взгляд порвет. Голыми руками… Да и не простолюдина тоже! Во время службы в егерях слава о нем ходила та еще!

— Звание? — тут же уцепилось мое внимание за новый факт.

— Капитан, — усмехнулся Гусак криво. — И, как ты понимаешь, у нас кабинетных шаркунов не было! Кареев в шестнадцать был переведен в военку из императорского лицея, лет десять скакал из огня да в полымя…

У нас. Вот как оно. А еще и интонации. Явно уважительные. Такое отношение старого рубаки заслужить — дорогого стоит. Да и вряд ли ветеран раздает его направо и налево.

Хозяин заведения еще немного помолчал наслаждаясь сигарой, и, когда я уже решил предложить в очередной раз "помериться куями" за бильярдным столом, как он задумчиво заключил:

— А встречу с Изгоем я тебе устрою. Кстати, если договоритесь, то и с оружием попроще будет!

Хах! В мире неразвитых воинских искусств можно каждый пацан просто обязан считать, что "хороший револьвер" равно "большой револьвер". И откуда ему, пацану этому знать то, о чем и местные вряд ли слышали — подавляющее количество боевых контактов происходит на дистанции от нуля до пяти метров, а это уже ближе к рукопашке, в которой компактной машинкой орудовать куда проще, чем здоровенной бандурой. Правда, тут встает вопрос умения, с которым здесь туговато. Однако зря что ли мои парни в мастерской ежедневно отрабатывают упражнения, что я без устали придумываю им.

Для более "дальних" дистанций — куда лучше подойдет ППШ, пару штучек которых должны прибыть ко мне уже в течение пары-тройки декад. Ждем.

— Так нужны бойцы? — с усмешкой поинтересовался я.

Гусак промолчал, а я, после секундного раздумья, пропел еще пару строчек из репертуара Цоя голосом уже более напоминавшим исполнение Виктора Робертовича:

И мы могли бы вести войну

Против тех, кто против нас,

Так как те, кто против тех, кто против нас,

Не справляются с ними без нас.

Криминальный босс удивленно поднял бровь.

— Это не обещание, Кирилл Петрович. — Верно разгадал его взгляд я.

— Соратники, — после долгого раздумья неожиданно произнес он. — Нам нужны сторонники, а не наемники. Последних у нас хватает. И все знают с какой стороны за ствол браться. А вот человека, который может модернизировать машины, что при известной живости ума можно сделать в любой мастерской, и тут же предложить тактику их использования — отработанную, прошу заметить, и вполне рабочую, — это по крайней мере интересно. Именно поэтому Артем и согласен на встречу.

Опа! Вербуют никак? Эх, ребята, ежели так, до "тамошних" зубров вам как пешком до Китая, а то и Бразилии.

— Тогда, предлагаю вернуться к разговору после беседы с Кареевым. — только и пожимаю плечами. — А пока… Не желаешь партию?

Едва мы отправились в сторону стола, где собирались проверить как шары по сукну касаются, как я не удержался. Топорно господа работают. А стандартных подходов нет — слишком уж личность моя заставляет распирает границы этих самых стандартов. Чем меня ловить — деньгами, славой, принадлежностью к Структуре или сакральным знанием? Вот и сейчас у оценившего мой взгляд на подавальщицу собеседника в глазах явно читался вариант "медовой ловушки".

— Кирилл Петрович, — небрежно бросил я ему в спину. — А ты на безов в каком звании горбатился? Аль все еще топчешься на ристалище рыцарей плаща и кинжала?

Мышцы спины застыли в напряжении лишь на миг, сказав мне все, что я хотел знать. Что ж, будем надеяться, что хотя бы армейская разведка а не Личная Е.И.В. канцелярия. Хотя, если ответ второй, то мне, в общем, уже и все равно, а если первый, то и без разницы!

— Ладно, — примирительно поднял руки я с видом "шутка, киргуду!" в ответ на не слишком искренний недоуменный взгляд. Слишком уж недоуменный. — Я разобью!

Глава 13

— Меня бы кто так откармливал, — удивленно пробормотал Леха, с легкой завистью наблюдая за "отплывавшим" от нашего столика тучным официантом. — Может, тоже стоило в халдеи податься? А то… Ой, мам!

И правильно! Я бы тоже отвесил подзатыльник этот прекрасный миг на ее месте. Оболтус, блин… Да и не светят тебе с твоей породой гончей такие телеса!

— Тебе дома плохо кормят?! — Грозно сверкнули глаза матушки.

— Нет-нет! — Тут же поспешил сдать назад брательник, прочно заслуживший в нашей группе репутацию вечного "нехвата".

— Так вот что родной матери достается вместо благодарности, да я же ночей не спала…

Леха смеялся. Мама тоже. А мне просто было хорошо. Краем уха слушая веселые препирательства, я рассматривал людей снаружи, что неспеша прогуливались по залитому редким в Питере солнышком Невскому. Не менее лениво двигался и транспортный поток. До привычных "старику" пробок оставалось еще лет тридцать, что с нынешнего момента считая почти "как до Луны", но авария где-то впереди заставляла водителей сбросить скорость, дабы протиснуться в "бутылочное горлышко" между двумя столкнувшимися авто.

— Неблагодарный ты! А вот я…

Улыбаюсь. Это ли не счастье? Давненько мне настолько хорошо и спокойно не было. Сразу после разговора с Гусаком я предложил отметить первую "получку" в автосервисе, где по легенде для матушки мы трудились слесарями, да еще не где-нибудь, а именно на Невском. Брат поддержал, а маму никто и не спрашивал. Подхватили под белы рученьки, да и повели. В принципе, после выполнения заказа у нас с братом вполне бы хватило денег, чтобы сводить маму и в приличный ресторан, но попробуй объясни ей как "простой автослесарь" зарабатывает на походы по столь фешенебельным заведениям. Да и Лешка чувствовал бы себя здесь белой вороной. Кроме того, нет у нас ни костюмов, чтобы не выглядеть оборванцами на фоне местной публики, ни примеси голубой крови, чтобы игнорировать вообще любые правила. А вот вполне приличная кофейня с видом на Исаакиевский собор — прекрасный вариант. Вполне праздничная атмосфера, приличная публика (сюда нет-нет, да и родовитые захаживают) и относительно демократичные цены просто обещали прекрасный вечер…

— Ну маааааам!..

— Не мамкай, вон какой лоб вымахал!..

С удовольствием разглядываю лениво ползущий за окном поток самобеглых экипажей. Удивительная картина. В основном вижу брички иностранного производства. Не так много аристократов в четверг вечером на Невском, что могут себе позволить отечественные авто. Зато вон лениво глотает дорожное полотно лимузин "Паккард" лет сорока от роду (классная штука — магическое восстановление — нам бы такого спеца, а то все классической слесарочкой балуемся!), рядом же меряется рыком двигателей и, похоже, размером достоинства, молодняк на американских маскл карах. Видны и несколько интересных "европеек". Не "Мурена", конечно, но тоже ничего! Даже жалко на миг стало тачку Изгоя… Все-таки она была великолепным образцом инженерного искусства. Попадались на дороге и "штамповки" типа "Фиатов", "Фордов" и "Шеви". А вот наших что-то и… Стоп! Вдалеке показались знакомые силуэты. На высокой скорости распугивая поток завываниями сирен к нам неслась "догонялка "Волга"" двадцать третьей модели. Вот это зверюга! "Младший" как-то читал, что укрепленный рунами корпус даже выстрел из танка способен выдержать. Прямо за ней с грацией океанского лайнера плыла красавица "Чайка".

Интересно в этом мире с авто. Иностранную бричку, что чисто в инженерном плане были зачастую совершеннее наших образцов, покупай любую. Лишь бы денег хватило. А вот отечественную…Наш автопром магией напитан настолько, что даже если бы не закон о продаже "автомобилей с рунным укреплением основных элементов по классу "АА+"", разрешавший продажу только высшим слоям общества с получением разрешения в специальном надзорном органе, то неплохим бы фильтром служила цена. Дорого запредельно. А на это еще и всякие обычаи накладываются. Женщину, например, за рулем, почти и не встретишь. если фамилия ее не Кареева, аль отношения к магическому цеху она не имеет!

А все же красота! Нравится мне имперский автопром. Та же "Чайка" — просто произведение искусства! Однако сколь бы не были хороши автомобили, а летать они все же не умели. Вот и пришлось им резко притормозить прямо напротив нас, чтобы протиснуться в узкий проезд на общих основаниях. Прекрасно! Есть возможность рассмотреть кортеж повнимательнее… А заодно и две тени, метнувшиеся к притормозившему лимузину с пешеходного перехода.

— На пол! — Рявкнул я, уже в падении выбивая стул из-под мамы.

— На пол, блядь! — Повторять смысла не имеет, брат реагирует мгновенно, скрывшись под столом едва не раньше меня…

Но все же!

— Что случилось, брат? — удивленно спросил он (после того как выполнил приказ, молодец!), явно намеревась поднять голову и осмотреться.

— Сидеть, блядь! — Дергаю его обратно и в этот миг по ушам бьет взрыв, а нас накрывает лавиной битого стекла и свистящей шрапнели осколков, что эти придурки напихали в свои бомбы в качестве поражающих элементов.

Отметили "первую зарплату", черт возьми!

Чтоб их! Нам ведь, не смотря на кажущуюся неповоротливость официанта, даже кофе успели принести! А я сто лет не пил приличного капучино. Кофейный аромат, исходящий от чашки, в который робко вплеталась легкая нотка корицы, обещала неземное блаженство тому, кто вот уж многие годы был отлучен от волшебного черного зелья. Сначала волей врачей, а "после того как" просто не было времени.

А рвануло сильно. Взрывная волна выбила огромные видовые окна, что шрапнелью осколков хлестнули по собравшейся отдохнуть публике.

— На пол, сука! — Рявкаю я в очередной раз, хотя никто вставать уже и не собирается.

Больше необходимости в командах не было. Брат… Стоп, отставить! Уже боец с позывным Секач навалился сверху на самого дорогого для нас человека, не успели еще осесть осколки. Если рванет еще раз — лишним не будет!

— Саша!… - Воскликнула мама, явно собираясь отчитать меня за мат, будто не слыша криков раненых, и не обращая внимания на расплывающиеся по белоснежной рубашке официанта, что нес нам лакомство заморское под названием брауни, кровавых пятен. Именно его широкая спина собрала причитающийся нам смертельный веер. Я такое видел неоднократно. Самому ему мы уже не поможем.

— Стол! — Крикнул я.

Лехе два раза объяснять не надо. Слитным движением, мы уронили наше укрытие на бок, используя толстую столешницу в качестве щита.

Только после этого я позволил себе оглянуться. Плохо. Много раненых. Однако сейчас мне не до них — я вывожу самых дорогих мне людей из опасной зоны. Так что тела на полу меня волнуют лишь в плане препятствий о которые можно споткнуться, а лужи крови как потенциально скользкие места.

— Секач, взяли!

Однако глядя на слегка ошалелые глаза брата, я прекрасно понял, что толку от него сейчас не будет. Шок. Если только… Короткий и резкий удар заставил его голову дернуться назад, а сам он увлекся не разглядыванием убитых и раненых, а попытками остановить кровь из разбитого носа.

На вскрик мамы "Саша!.." я просто не обратил внимания.

Я дал ему секунд пять, после чего рявкнул:

— Готов?

Леха сфокусировал на мне взгляд секунды за две, после чего в глазах его мелькнуло понимание.

— Готов… — Пробормотал он.

Лучше чем ничего.

— Тогда взяли и отступаем назад!

Все-таки не зря я на братца время трачу. Шок шоком, а за верхнюю ножку перевернутого стола со своей стороны он взялся вполне сноровисто.

— Голову пригни! — На всякий случай рявкнул я, но Секач и сам понял, что от него требуется.

— Шаг, еще шаг, раз, раз, раз! — командую я парадом, дружными рядами пробирающимся к запасному входу.

Вторая волна "догнала" нас, едва мы преодолели половину зала. В этот раз ущерба было меньше. Чуть звона в ушах, да что-то отбило барабанную дробь по столешнице… И все! Стекла уже валялись блестящим крошевом по всему залу, а те кто выжил лежали на полу и принять вертикальное положение не порывались. Это мы тут решили спародировать гномий хирд, но я исходил из мысли, что толкового отхода у террористов-бомбистов может и не быть, а вот спрятаться в кофейне напротив места преступления для продолжения зажигательных танцев с полицией — вполне вероятный сценарий. А там и о мысли о заложниках недалеко. Выбираться же как-то надо!

В общем, я решил, что чем скорее мы покинем это место, тем лучше. Мама еще ничего не соображала, расширившимися глазами рассматривая посеченные, иногда подававшие признаки жизни тела.

— Твою!…

Я едва не выронил стол, а сердце в груди настолько сильно ухнуло, что выбери судьба для нашего общего "проживания" тело "старого", то наша история закончилась бы инфарктом здесь и сейчас.

Одно из тел не только подало признаки жизни, но и цепко схватило меня за ногу! Девчонка, молодая, судя по украшениям, "золотая молодежь", но мне то что… Травм ног не вижу. Повезло. Ей. Аккуратно нагибаюсь, стараясь выдерживать "уровень" нашего щита буквально за шиворот вздергиваю девчушку. Та на ногах стоит относительно уверенно, но тут же пытается выпрямиться во весь рост. Несильный удар в живот помогает ей осознать всю пагубность ее решения. Вон как глазищами сверкает! Похоже, мало кто с ней так обращаться рискнул бы. Совершенно чистое и искреннее возмущение. Однако разум быстро берет верх над чувствами и уже через секунду поднятая мной кудряшка выдает:

— Извините, больше не повториться!

Киваю. Верю. Вообще удивительно как на ногах стоит вся посеченная, яркая футболочка уже начинает пропитываться кровью из рваных кровавыми росчерков на теле…

— Шаг!

Мы успеваем преодолеть всего лишь метр, как в меня снова вцепляются сильные пальцы. На этот раз в руку.

— Стой… Те! Пожалуйста, там Ксюша, она… Подруга моя. Я заплачу… Родители ее тоже…

Ксюша. Да, я видел полноватую блондинистую девчушку. Вот только…

Отрицательно качаю головой, готовясь дать команду на следующий шаг.

— Постойте… — Вновь сжимаются на моем предплечье цепкие пальчики.

Черт возьми! Этот умоляющий взгляд… А для споров самое время.

Теряю еще несколько секунд чтобы слегка развернуть стол. Теперь нашей спасенной прекрасно видно лежащую на полу подругу. Слова излишни. У живых так кровь из шеи хлестать не может.

Сориентировалась девчонка мгновенно. Уже через пару ударов сердца на меня уставилась серьезная мордашка.

— Как могу помочь?

Вот черт! Не должны простые девчушки, а ей лет двадцать-то всего и есть, так быстро ориентироваться в экстремальной обстановке, и тем более начинать принимать серьезные решения.

Интересно, что у нее за родители?

— Идем к запасному выходу, — командую я. — Смотри препятствия. Если видишь способных передвигаться самостоятельно, которых мы можем подобрать ПО ПУТИ, — последние слова я выделил особо, намекая что сильно отклоняться от намеченного маршрута не собираюсь. — Сообщаешь мне. Понятно?

Та кивнула.

— Шаг, шаг! — Продолжил я, прерываемый лишь короткими фразами типа "Аккуратно, угол!", "Осторожно рука!" и "Ох ты ж, блядь!".

Девчонка серьезно отнеслась к своей роли. Хорошо.

Мы почти дошли до места, как наш "головной дозор" остановил "колонну":

— Справа, два метра. Ребенок. Лет пять. Ранена. Могу взять на руки!

— Да чтоб тебя, тварь такая! — с чувством выругался Леха.

Похоже, еще один не сильно пострадавший решил, что именно сейчас лучший миг для того, чтобы рвануть к черному ходу, что он и сделал, налетев на нас! Мы с братцем едва стол не выронили, а мужик в костюме-тройке, кажется, даже и не заметил удара, тут же вскочив на ноги и юркнув в спасительную дверь.

Кивок, и мы направляемся за девочкой. Ее родителям повезло, оба были в сознании, но у мужчины явно сломана нога, а его жена тут же заявила:

— Я мужа не брошу, — категорична, не переспоришь. — Пожалуйста, выведите Аннушку. Если мы не… Передайте в дом купца Гордеева. Мы в долгу…

— Быстрее! — Тратить время на то, чтобы слушать описание неземных благ я не стал. — Девчонку сюда!

Женщина быстро что-то зашептала девочке на ухо, после чего подтолкнула ее в нашу сторону. Та побежала, не оглядываясь на оставшихся родителей, хотя я руку готов был дать на отсечение, что хотелось ей этого очень сильно. Однако ослушаться матери она не смела!

Первая наша спасенная столь же крепко, как и меня минуту назад, схватила ребенка за руку. Та даже вскрикнула, а наша дамочка поняла, что перестаралась и слегка разжала тиски пальцев.

На улице с другой стороны здания от места трагедии мы оказались еще секунд через сорок, выбравшись через кухню, перед входом в которую мы и оставили наш "щит".

— Выбрались! — констатировал я, взмахнув ворохом чистых полотенец, которые случайно удалось прихватить на кухне.

— Ага! — Хмуро подтвердил брат.

Размахивать двумя бутылками водки, как обещала этикетка "личной винокурни князя Поплавского", он не стал.

— Дай сюда, — не глядя протянул я руку, и, получив требуемое, стал промывать раны нашего небольшого отряда, перевязывая самые неприятные из них разорванными полотенцами.

Избежать подобного "украшения" удалось только Аннушке. Родители буквально прикрыли ее своими телами. Остальные же частично превратились в мумий.

— Что дальше? — Деловито уточнила девушка, едва мы закончили с перевязкой.

— Дезинфекция. — Пожал плечами я, делая глоток из второй бутылки, где после всех медицинских процедур осталось не больше половины.

— Дай и мне. — Тут же попросила она.

— Не много. — Отреагировал я, тут же пояснив в ответ на ее удивленный взгляд: — Мне не жалко. Просто алкоголь разжижает кровь, ну и…

— Да, верно! — Поморщилась она, будто я объяснил ей нечто, что и она и так должна прекрасно знать, а теперь досадовала, будто спорола глупость.

Но глоток сделала и впрямь символический. Еще один достался братцу. Мама отказалась. Не любила она зелено вино. А Аннушке никто и не предлагал. Зато ей досталась конфетка, которую жестом фокусника из кармана достала наша спутница.

— Тебя хоть как зовут, красотка? — Поинтересовался я, завершая круг повторным глотком на правах командира нашего отряда.

— Наталья, — представилась она, а в голосе отчетливо лязгнули повелительные нотки с легким металлическими оттенками. — Громова.

Волосы на моей голове зашевелились от шока, а еще на одном месте (не уверен, что они там есть, но ощущения были именно такие!) от предчувствия неприятностей.

— Ну а тебя как… Командир? — последнее слова она произнесла с какой-то горькой усмешкой. Вроде бы и не оспаривает, но расстроена тем, что эту роль, вроде как ей по штату положенную, не взяла на себя она.

Нет, Наталье не жалко было дать и мне покомандовать. Но, вроде как, чему тогда ее учили, если в решающий момент она растерялась словно на Детском Балу, когда стояла на табуретке перед Дедом Морозом, но вдруг с ужасом осознала, что напрочь забыла казалось бы крепко заученный стишок.

— Санни, — уже справившись с шоком ответил я, но тут же, заметив приподнятые брови, поправился: — Александр. Это Алексей. Брат. Мама — Елена Петровна.

Остальные потрясенно молчали. Равно как и аристократка. Вполне возможно, ей вообще не приходилось пересекаться с простолюдинами, а тут оказывается, что они могут оказаться вместе с ней в одном кафе (!), чуть отличаются от грязных животных (!!) и, главное, говорят с ней на одном языке (!!!). Хотя, возможно, я и придираюсь, но… Это вполне вероятный сценарий. То-то она молчит. не совсем представляет как себя вести дальше.

— А я Аннуфка! — Тут же вклинился на миг оставленный без внимания ребенок, разряжая обстановку. — А где мои мама и папа?!

— Они пока задерживаются, — тут же кинулась к ней наследница одного из Великих Родов. — Но все будет хорошо, ты мне веришь?!

— Да! — удивительно четко и ясно прозвучал ответ.

— Так, Леш, ты у нас ходячий?

— Ну!

— Не "Ну!", а звездуй за медициной! Задача: привести сюда врача как можно скорее!

— Так они и пойдут! Там же, наверное, пол зала в голубой крови, а кого еще рванули неизвестно!

Я задумался. Ведь и верно… В сословном обществе до простолюдинов пока очередь дойдет. Особенно если речь не о зажиточных купцах, а об обитателях трущоб. Кулаки мои невольно сжались.

— Я знаю, чей это кортеж, — неожиданно вмешалась в разговор Громова. — На нем гербы Треповых.

— Градоначальник, стало быть, — задумчиво протянул я. — О, кстати, Секач, выполнять приказ! А ерепениться будут, фамилию вот этой девчушки назовешь!..

С этими словами я беззастенчиво ткнул пальцами в нашу новую проблему с ярлыком "Наташа Громова". Лешка просиял лицом, едва до него дошло, КАКОЙ козырь в переговорах с кем угодно он сейчас получил.

Та опустила взгляд, а я довольно жестко усмехнулся, глядя на то, как она теребит крестик слегка подрагивающими руками.

— Что, не совсем по-христиански, верно? Вот и верь после этого Святому Писанию, где все равны, а по жизни-то выходит, что некоторые ровнее!

Глава 14

Брат справился на удивление быстро. Через каких-то двадцать пять минут около нас уже суетились люди в белом, что при той чиновничье-полицейской панике, что костром в сухой тайге разгоралась с той стороны здания (как же, несколько родовитых полегло, да и самому губернатору едва тапочки цвета врачебных халатов не выписали!) можно считать вполне соответствующим канону "одна нога здесь, другая там" результатом. Конечно, скоро здесь появятся сухие и скучные профессионалы, которые начнут по крупинкам перерывать "песочницу" места преступления и, скорее всего, зачинщиков переполоха рано или поздно найдут. А пока в оцепление встали все, кого смогли экстренно собрать. И первый удар братии, что привыкла наказывать невиновных и награждать непричастных, придется именно на них. А попиариться, или как здесь принято говорить, покичиться, на таком резонансном деле захотят очень многие.

Первым приятным сюрпризом оказалось то, что серьезных травм никто из нас умудрился не получить. Вторым — воссоединение Аннушки с родителями в карете скорой помощи. Отцу ее здорово досталось, но выкарабкаться должен, а вот матушка отделалась легким испугом и короткую, но яркую истерику позволила себе только когда рисунок красного креста, нанесенный на белый металл двери микроавтобуса РАФ, исчез за поворотом. И как же быстро она взял себя в руки, едва увидела дочку! Стальная женщина. Уважаю ли ее решение остаться с мужем в кафе — вопрос, но… Стальная. Третья приятная встреча произошла едва у меня освободилась минутка, чтобы проверить как дела у нашей спасенной аристократки, возле которой собрался консилиум аж из трех врачей, с умным видом рассуждающих о том, как правильнее перебинтовать пустяковую царапину на ноге, дабы "сохранить более надобного госпожа боли не терпела", да "эстетичнее выглядело". Цирк с конями, в общем. Целыми тремя. А вот четвертый "крестоносец", оказался мгновенно оттерт всячески демонстрирующими верноподданнические чувства коллегами.

— Здравствуйте, Станислав Иванович! — Бодро поприветствовал я "Пилюлькина", что и меня на ноги поставил в свое время после ножевого.

Нормальный дядька. Не раз приходил проведать, как я там поживаю. А вот приветствие, судя по трем злым взглядам, получилось бодрым неуместно. А что мне теперь, скорбеть, что ли? Я выжил, семья — тоже. Все прекрасно! Да и адреналин, опять же… Чудить слегка заставляет.

— Александр… — Тут же улыбнулся повелитель трубки клистирной и прочих эндоскопов. — То есть, прошу прощения, Санни! Как ваше здоровье?

— Если вы про брюхо, то вполне и вполне! — усмехнулся я, успев по пути подмигнуть Громовой, чем заслужил еще несколько грозных взглядов комнатных собачек, что готовы облаять любого бойцовского пса… Если уверены, что хозяин рядом и защитит от последствий. — А так, легкие порезы…

— А чего ж не обработали? — вполне искренне поинтересовался Кобылкин, бросив на коллег презрительный взгляд.

— Да когда ж тут? — искренне интересуюсь я. — Ее Сиятельству же бантик ровно повязать не могут, а тут какой-то я…

Ее Сиятельство презрительно фыркнула, чем заставила кое-кого явственно поежиться. Хотели продемонстрировать себя во всей красе. Вот мы мол, какие тут все в белом… А оказались в дерьме по уши.

— Дай посмотрю, — подтолкнул меня к трубе ограждения небольшого палисадника "Пилюлькин". — Так где-то у меня тут были…

— Не трудитесь! — Заточенный до остроты бритвенного станка нож появился в моих руках словно из воздуха.

Любил у нас ротный такие штуки. Вроде бы и видишь пустые ладони, а через миг чувствуешь остро заточенную сталь у горла. Естественно, всякими "приемчиками, епта", я свой жест обрамлять не стал, но и так неплохо вышло.

А вот док за рукоять уж больно привычно взялся. И полоснул, разрезая рубашку, очень уж уверенно. А боевой, хоть и невеликих размеров, нож все-таки не совсем скальпель.

— Да тут ничего страшного. — Прокомментировал увиденное он.

Страшное там или нет, а все ж таки минут десять на обработку ран он потратил.

— Довольно! — раздалась резкая как удар хлыста команда.

Ого, а наша "громкая" девочка, оказывается и голос имеет. Командный, ага. Однако разглядев, что послужило причиной сиятельного гнева, я не мог не признать, что возмущаться она право имеет.

— Да уж… — Только и крякнул док, глядя на представшую перед ним картину.

А троица, "многоуважаемая" всеми присутствующими разом настолько, что "ввиду мы имели" каждого из них, нервно переглянулась… Все-таки за пятнадцать минут так и не наложить повязку, это… Надо уметь. Хорошо, что Кобылкин успел до их появления справится с самыми неприятными последствиями взрывов.

— Прошу прощения, — вполне мирно спросила раба божья Наталья, уже совсем другим взглядом глядя в сторону Кобылкина. — А вы…

— Станислав Иванович, к вашим услугам!

Вот что значит профессионал. Отрекомендовался док уже на ходу. Не менее "волшебным" образом, чем давеча клинок в руке моей, его ладони теперь сжимали бинты и какие-то пузырьки. Откуда он их выхватил — непонятно! На то, чтобы закончить работу ушло минуты полторы.

— Да кто ж так делает!.. — Попытался "возникнуть" один из оттертых от княжеской тушки засранцев, но мигом заткнулся под прицелом совсем уж неприятно сверкнувших голубых глаз.

Вот не чурался я в той жизни литературы. А в "гостях у хозяина" даже и дамскими романчиками не брезговал. Не слишком богатая вне воли библиотека. И выражение "огонь в ее глазах" встречал неоднократно, неизменно относя его к авторскому вымыслу, когда очередной писатель пытался красиво объяснить, что кое у кого зачесалось как у кролика морда (Груб? Я груб?! Да это все реакция на стресс!). Здесь же в глазах был лед. Натурально обжигающий. Белки словно застыли, покрывшись легкой льдинкой.

— Кхм-кхм, — прокашлялся я, не без удовольствия наблюдая за сжавшейся в ожидании княжьего гнева троицей. — Я, конечно, не эксперт, но не хватит ли сегодня жертв и разрушений, а, Наташ?

Две ледяные бездны уставились на меня, но уже через три секунды наваждение спало.

— Водница, — уважительно покачал головой Кобылкин. — Никак не меньше пятой ступени…

—… Четвертой! — только и фыркнула спасенная нами девушка, гордо тряхнув копной светлых волос.

— Тогда тем более! — Еще более уважительно, но с уже заметной долей юмора, подытожил "Пилюлькин".

— А какого, собственно, хрена? — крайне куртуазно поинтересовался я у нашей девицы.

В маленьком дворике от неожиданности, казалось, и птички бы застыли в полете, если бы не повезло им стать свидетелям моего обращения к аристократке одного из первых родов империи. Ничего-ничего. Маг, значит воин! Поизучал я тут кое-чего после встречи с умницей и красавицей Алиной. Тренируют и "обкатывают" магов в войсках, не делая исключений и скидок на голубизну крови. Стратегический ресурс, как ни как. И никто не станет, кроме близких по духу нашей съежившейся и с*****шейся отсюда в ужасе как-то незаметно для всех остальных троице, создавать особые условия для девчушки, какой бы там Светлостью она не была. Нет, желающие ради будущих преференций и внимания княжеского, может, и найдутся, да вот только Третье отделение личной Е.И.В канцелярии очень огорчается, когда кто-то пытается помешать подготовке бойца, способного в одиночку заменить минометную батарею… Или полный залп тяжелого крейсера, если мы говорим о маге четвертой ступени. А там где мотают портянки и спят с оружием в руках ты либо очень быстро забываешь о своем величии, либо становишься изгоем. Уж я-то знаю… К нам в роту и "золотая молодежь" попадала вопреки расхожему мнению. Кое-кто из них действительно становился неплохим трудягой войны, а кто-то… Даже вспоминать не хочется. Скажу лишь, что только на моей памяти двое особо "неуживчивых", чье неумение выполнять приказы для остальных могло кончиться очень и очень грустно, стали жертвами "неизвестных снайперов". Удивительно, но в тех случаях никто кроме "неудачников" от действий таинственных злодеев не пострадал.

В общем, не вышло у собравшейся здесь компании меня укоряющими взглядами приструнить. И не такие словечки наша аристократка знать должна.

— Наташенька, милая моя, — задушевно шепчу я, незаметно отдергивая назад руку, которой мне очень хотелось взять кое-кого за подбородок и заставить посмотреть мне в глаза (перебор будет, однако!). — Скажи мне, чадо Великого рода, а где твоя охрана. Какого, прости меня, хрена, здесь до сих пор нет гвардейцев и прочих лакеев? Объяснишь?

— Я…

—…Угу…

— Сумочку… Там… Потеряла!

Понятно, не идти же внутрь, да и оцеплено все.

— То есть, — вкрадчиво поинтересовался я. — Род еще не в курсе?..

Обвожу суетящихся людей рукой, буз слов объясняя свою мысль.

Удрученно мотает головой.

— Яяяясно… — А что тут еще сказать? — И каковы же твои дествия… В этом случае?

— Я обязана известить род, передать…

— И?..

Девушка отводит взгляд.

— Мой фон… Там остался.

Ого, дорогой артефакт, не "мобильник", конечно, чтобы под этим словом не имел ввиду "старый", но все же…

— А головой подумать? — Спрашиваю я, каждое слово сопровождая мягким касанием подушечкой своего указательного пальца центра лба пригорюнившейся Громовой (а вот когда еще доведется так над аристо поиздеваться, но пора заканчивать, а то матушка вон уже за сердце хватается, да и брательник чуток побледнел!).

— А что я?.. — словно и не обратила на мою вольность девушка.

— Те-ле-фон а-вто-мат! — буквально по слогам припечатываю я, для верности указывая пальцем в сторону обсуждаемого объекта, что "притаился" в каких-то двадцать метрах от нас. — Вот ни в жизнь не поверю, что у тебя нет номера экстренной связи!

— Откуда ты знаешь?!

— Ло-ги-ка!

Разговор был короток и по-военному четок: "Там-то, не ранена, жду". И правда, уже минут через пятнадцать мы заметили пробивающуюся к нам сквозь толпу пару "догонялок" с соответствующими гербами на дверцах.

Я, "Пилюлькин" и брат к единому мнению пришли единогласно. Маму не спрашивали.

— Уходим. — В слух объявил я очевидное.

— Но… — Начали одновременно Наталья и горячо любимая нами Елена Петровна.

— С ней все будет хорошо, — объясняю я встревоженной маме, которую с другой стороны уже подхватил Лешка. — Видишь?

Теперь "Волги" двадцать третьей модели были уже совсем близко.

— А… — попыталась что-то возразить спасенная нами Громова.

Но ее слушать никто не стал, лишь я на прощание продекламировал бессмертные в мире "том" слова горничной Лизы из комедии "Горе от ума":

Ах, от господ подалей;

У них беды себе на всякий час готовь,

Минуй нас пуще всех печалей

И барский гнев и барская любовь.

Леха удивленно вскинул брови.

Мама еще раз с укором покачала головой, но строки явно не узнала.

Господин же Кобылкин лишь коротко усмехнулся.

— А могли бы и наградить… — Мечтательно протянул Леха, не забывая следить, чтобы мама проворно перебирала ногами.

— Блажен, кто верует, — только и прокомментировал словами из той же комедии Станислав Иванович. — Тепло ему на свете!

Больше эту тему мы не поднимали, растворяясь в темных волнах толпы, что в сгущающихся сумерках превратилась в однородную бесформенную массу. Слиться с ней — наша главная теперь задача!

Глава 15

Вопреки распространенному мнению спецура — это больше не про стрелять, а про подумать.

Тем более, в тот момент, когда ты начинаешь веселые пострелушки в стиле фильмов про любимого мной "там" Джеймса Бонда и "Коммандо"[1], задачу можешь считать проваленной. А себя мертвым. И пусть против тебя мальчишки-срочники, но если их в десять раз больше, то они чисто математически задавят в прямом столкновении небольшую группу за счет плотности огня, устроив "ворогу" самую обычную статистику. То есть, когда в твою сторону летит всего и до хрена — это нивелирует любую разницу в стрелковой подготовке. Что-то да попадет. Кстати, тут стоит уточнить, что несмотря на то, что Бонда я просто обожал с самого детства, речь идет вовсе не о фильмах. "Книжный" Бонд так же решителен и бескомпромиссен, но чтобы стрелять направо и налево почем зря? Нет, в первую очередь он думал головой. И, кстати, в быту был довольно скромен. Дорогая же машина была, скорее, частью его отношения к жизни — он не верил, что ему на старости лет понадобятся деньги, ибо со службы вынесут его вперед ногами гораздо раньше, вот и "ухнул" сбережения на дорогостоящую покупку. Автор героя планировал сделать героя "тупым анонимным инструментом правительства, нейтральной фигурой, окруженной экзотикой". Однако персонаж, как это нередко бывает, получился симпатичным и зажил собственной жизнью. Если сравнивать книжного и киношного героя, то я, почему-то, больше доверяю Яну Флемингу. Все ж таки не всем режиссером довелось послужить личным помощником шефа разведки британского королевского флота, да.

В общем, главное думать! Иногда нужно остановиться и осмотреться. И тут же взреветь раненным бизоном:

— Леха, дневник быстро!!!

— Чего?.. — Братан хоть и привык, что когда я говорю таким тоном, задачу нужно выполнять максимально быстро — сказались многочисленные тренировки, но тут сама необычность просьбы его слегка сбила с толку. — Какой дневник?

— Школьный, братик, школьный…

— Так выбросил же, четыре года назад закончил!

— Тогда аттестат!

— Как?

— Быстро, брат, быстро!.. И готовься, сейчас будем твои знания школьные ревизировать.

— Это как? — продолжил демонстрировать явные признаки ступора Секач.

— Это сравнивать "после того как" с тем что должно быть "до того как"! Леш, не тупи. Аттестат сюда, дальше беседуем. Быстро!

Парень вопросов задавать не стал, пусть и не стартанув прямо с кухонной табуретки на второй космической, но очень споро отправился искать выпускные документы, оглашая дом протяжным: "Маааааааам!".

А утренний чай потом допьет. Или нет. Нечего столь ценный ресурс оставлять без внимания! Да и вообще, должен же я пользоваться своим положением командира, блин.

* * *
Накануне мы довольно легко ушли с места взрыва. Никому до нас в царящей суете, которую уже начали приводить к единому знаменателю высокие чины и императорские дознаватели, дела не было. А в трехстах-четырехстах метрах оттуда уже царила мирная жизнь. Особенно, если свернуть с Невского, по которому нет-нет, но проносились с противным завыванием "мигалки" различных служб.

Это даже хорошо, что машина "дохтура" была припаркована достаточно далеко. Не по делам он в центре был, а ездил пополнить кое-какие запасы, решив что на колесах на Невский лучше не соваться. Сейчас бы вообще хрен выехали без полного досмотра.

Старенький "Шеви" завелся не сразу. Пришлось даже задумчиво попинать колеса, глубокомысленно похмыкать и выкурить папироску его владельцу, честно сознавшемуся, что без оного ритуала даже пытаться не рискнет. В общем, классическое: "Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!". Впрочем, и по исполнении всех "танцев", мощный двигатель завелся не сразу. Я уж думал, что домой пешком отправимся, но повезло — с третьей попытки подкапотный зверь "ожил", оглашая пространство утробным рыком… С отчетливым железным дребезжанием.

— Станислав Иванович, а вы знаете, что мы с братом в автомобильной мастерской работаем?

— Наслышан! — Как само собой разумеющееся ответил Кобылкин.

Вот как?

— Вы бы заехали, что ли? А то ну как в нужный момент не заведется?!

— Честно признаюсь, идея заманчивая, но я думал, что вы занимаетесь несколько иными заказами. Да и "валюты" нужной у меня нет! — Скупо улыбнулся доктор.

Вот как?!! Ой, как интересно-то!

Я мельком оглянулся назад. Мама безучастно смотрела в окно, а брат, похоже, перегорел от сегодняшних впечатлений, и уже клевал носом.

— Для вас что-нибудь придумаем, — бодро ответил я. — Обещаю!

— Ну, спасибо! Капиталочка была бы в самый раз!

— Капиталочка, — с некоторым восхищением протянул я. — А вам, доктор, палец в рот не клади!

— Скромность украшает мужчину, — солидно кивнул док. — Но настоящий мужчина украшений не носит!

— Таааак, — еще раз подивился я неожиданно любопытному разговору. — Этому господину скромности больше не занимать!.. Однако знаете что, доктор, я согласен. Сделаем быстро и в кратчайшие сроки. По кузовщине даже заморачиваться не будем, но не развалится и ездить будет.

Доктор довольно улыбнулся. Его этот вариант более чем устраивал.

— В обмен на?…

— О, Станислав Иванович, с вами приятно иметь дело. — Довольно киваю. — Уроки медицины.

— О! — Удивленный возглас сзади ясно дал понять, что кое-кто к разговору все же прислушивается.

— И все?

— Ну и сама медицина в полевых вариантах… Насколько оцените нашу работу. А там, глядишь, еще как договоримся.

— Так понимаю, тебя интересует, как бы сформулировать… Тактический вариант. В условиях, так сказать, приближенных…

Киваю.

— Договоримся, Санни, договоримся! — Довольно потер руки док. — Сколько, уровень?

Оп-па, а чего это он?!

— Девять человек, — на автомате выдал я. — Восемь — в ноль, один больше теоретик, но азы знает.

Смысл врать? Это все равно что мастеру спорта прийти на бокс в новичковую группу и потребовать, чтобы его учили по общей программе. Во-первых, раскусят моментально, а, во-вторых, нахрена? Толку от таких занятий будет ноль, а я хоть и много чего повидал, в том числе и на практике, вот только не настолько глуп, чтобы отказываться от возможности поучиться у профессионала! Тем более навыкам, которые напрямую влияют на длину моей жизни.

И снова док удивляет — вопроса кто именно разбирается в столь своеобразном разделе медицины не задает. Лишь загадочно улыбается с довольной ухмылкой.

— Обязательно договоримся, Алекс… Эмм, Санни, обязательно!

Вот и понимай как хочешь! И кто тут кого и на что развел?!

На этом разговор и свернулся.

— Мдаааа, — "глубокомысленно" заявил я только для того, чтобы сменить тему. — Что ж такое делается, раз такая веселуха уже и в центре Питера…

— Так а что ж ты хочешь? — пожал плечами Кобылкин, довольно ловко, кстати, управлявшийся своим тарантасом даже не смотря на его довольно "унылое" состояние. — Слишком большой имущественный разрыв между бедными и богатыми. Фактически исчезли социальные лифты, при прошлой империи позволявшие добиваться и простолюдинам немалых постов. Тех же Демидовых вспомни!..[2]

Я кивнул, с моими выкладками заявление согласовывалось более чем полностью. Это только очень наивный человек может думать, что те кто сверху могут творить вообще все, что душеньке угодно. Стоит им в это поверить, как через поколение-другое следует серьезный обвал.

— В общем, низы не могут — верхи не хотят, — продолжил Станислав Иванович, довольно бодро стартуя со светофора. — Раньше на иностранные кредиты жили, долю свою получали от углеводородов и участия в мировой цепочке разделения труда. Да и кредиты давались при одном условии… Догадаешься каком?

Задачка не из сложных. Мы вам деньги, но вы развиваетесь ТОЛЬКО на них, даже не пытаясь вкладываться СВОИ средства. Нет, вы можете, конечно, но тут же меняется цена на нефть, например, "в связи с геополитическим рисками" увеличивается стоимость кредита, а убрать тех, кто работает НЕ НА ВАШЕ государство на ВЫСШИХ экономических постах — попросту невозможно. Нет, поправлюсь, возможно все. Вопрос одного вальяжного росчерка пера. Вот только, как в старом анекдоте, есть один нюанс: международные "деньги" тут же перестают с вами работать — "Мы "новичка" не знаем, а нашего человека вы убрали. А кто будет "обязательства" хоть и не писанные, но не менее… Обязательные исполнять? Не-не-не, вертайте все в зад!". Конечно, от такого заманчивого предложения можно и отказаться, если:

— У вас есть система доведения средств до реального сектора.

— Есть команда, готовая изгнать супостатов не обрушив ВООБЩЕ ВСЕ (Как вам, например, банальные логистические перебои с пшеницей?).

— Есть какая-то другая МОДЕЛЬ в условиях, когда единственно верным считалось мнение ваших соперников, а, значит, и специалисты этого профиля готовились исключительно по их лекалам.

Вот и получается парадоксальная ситуация, когда откровенных предателей, например, на должности Главного Банкира империи гораздо проще, чем от них избавиться. Выгода от них гораздо выше, чем ЦЕНА иного решения.

— Если я что-то понимаю, то фунт[3] достаточно сильно слабеет благодаря неподъемному долгу и тому, что допечатка новых "бумажек" уже не дает толчок реальному производству?

— Невероятно точная формулировка, — обрадовался Станислав Иванович. — Альбион слабеет. Уже всем людям думающим понятно, что улетит он со своим фунтом на самое дно. У нас есть шанс "выскочить", если успеем отвязаться от мировой экономической системы, но только есть несколько проблем. Назовешь сам?

Естественно, назову. Я все это видел и проходил.

— Элиты сильно завязаны на Альбион, цена решения до сих пор слишком высока, отсутствие специалистов, способных заменить ставленников британского капитала, механизмов финансирования производства — тоже нет, а любое резкое движение — социальный взрыв. Людям не объяснишь, что нынешние проблемы носят объективный характер, а те, кто желает оставить империю в лоне мирового капитала (ведь проблемы экономической метрополии всегда решаются за счет окраин в первую очередь!) специально раскачивают ситуацию, обвиняя во всем императора… Да я долго продолжать перечислять могу, чего уж…

— Эк ты разложил… — Немного удивленно почесал затылок "дохтур". — Я то чужими словами попытался, а это анализ… Хм…

— Б**, - негромко выругался я себе под нос.

Но комментировать ничего не стал.

— Да и наши странные люди, — не стал акцентировать внимание на моем ответе Станислав Иванович. — Вот несколько лет назад все началось… Тогда какого-то "политического" выпороли за… Да не знаю за что даже, что-то совсем такое… Мелкое. Типа шапку не снял. По приказу лично градоначальника нашего. Нет, никто не спорит, не прав. Лет пятьдесят уж приняли закон о запрете телесных наказаний, но вот… Народ повозмущался, но забыл. А через полгодика заявилась к господину Трепову пылкая девушка со взором горячим, да и засадила две пули в живот до того момента как успела среагировать охрана. Подробностей не слишком много знаю, но что оружием стал английский "Бульдог"[4] — известно совершенно точно.

Знакомое что-то очень из "того" мира…

— Градоначальник выжил, — продолжил тем временем Кобылкин. — А вот дальше началось самое интересное. Суд над несостоявшейся террористкой. Вообще-то, за такое до двадцати лет каторги полагается, но она сумела снискать симпатии присяжных и была освобождена прямо в зале суда[5].

— Да уж…, - только и остается прокомментировать мне. — Дайте-ка угадаю! Дальше вся городская интеллигенция всех слоев, не довольная своим нынешним положением, начала петь оды смелому поступку, сочувствующие стать, вроде как террор и осуждающие, но пронизанные сочувствием и восхищением непростой судьбой несчастной девчушки в каких-нибудь "Таймс" и "Сан", подхваченные нашими передовицами…

— Все так…, - кивнул док. — А дальше начались последователи. И пусть больше ТАКИХ снисхождений от присяжных больше не было, но они все равно на некоторое время становились "героями" кухонек и модных салонов Петербурга, получая свой кусочек "славы" в виде газетной передовицы или…

Водитель прервал фразу не закончив…

— Вот щас очень интересно, но ни хрена не понятно! — Заявил с заднего сидения братец.

— Леша, не выражайся! — Откликнулась на простой и понятный раздражитель мама.

Я же просто отвернулся к пассажирскому окну, решив, что на сегодня входящей информации слишком много.

Обдумать ее лучше на свежую голову.

* * *
Не успел я допить чай брата, как тот уже прилетел обратно с бланком аттестата, успев "спасти" не менее половины приличной такой эмалированной кружки.

Я присмотрелся к машинописным строкам.

— Да ты ботаник?! — Удивленно вскинул брови я, но тут же посторожел, наткнувшись на потухший взор брата.

— В университет поступить хотел, — глухо проворчал он. — Даже экзамены все на отлично сдал… Но в позапрошлом году оказалось слишком много родовитых ублюдков, которых нужно было хоть чем-то занять…

Брат помолчал мгновение, после чего с жаром выдал:

— Видел я их результаты, Сашка, видел! Там треть сдала так, что…

Грустный взмах рукой.

Понятно. А потом нужно было хоть где-то отыскивать деньги, чтобы семья худо-бедно могла жить. Не до поступлений было.

— Леш, — брат поднял голову и неуверенно улыбнулся — обида засела слишком сильно. — Поучишься ты еще, это я тебе обещаю.

Еще одна улыбка. Чуть более уверенная. Пока я свои обещания исполнял. А высот по местным меркам мы уже добились практически невозможных.

— А теперь скажи-ка мне, чем знаменит Иосиф Виссарионович Джугашвили… У тебя же по истории высший бал?

Мне хватило пяти минут, чтобы узнать все что я хотел.

— К бою! — Скомандовал я. — Это не учебная тревога. "Паккарды" готовы?

— Один, второй…

Я махнул рукой "Не важно!".

— Связь с Котом. Через полчаса тройка должна быть к мастерской. Распаковать арсенал на четверых бойцов. Два "томми" в экипаж и по "короткому" на каждого.

Лех мгновение притормозил. Одно дело тренировки, а тут… Но это решилось старым армейским методом.

— Время, боец, время, — отвесил я легкого пинка брату. — Бегом!

[1] «Комма́ндо» (англ. Commando) — американский кинофильм 1985 года режиссёра Марка Лестера с Арнольдом Шварценеггером в главной роли, классический боевик 1980-х. Премьера состоялась 4 октября 1985 года. Съёмки картины начались 22 апреля 1985 года в Калифорнии и продолжались 45 дней.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%BE_(%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC))

[2]Деми́довы (князья Лопухины-Демидовы и Демидовы-Сан-Донато) — род богатейших русских предпринимателей (заводчиков и землевладельцев), выдвинувшийся при Петре I благодаря созданию оружейных и горнодобывающих предприятий в Туле и на Урале. Основатели многих уральских городов, внёсшие неоценимый вклад в освоение и развитие уральской земли.

Родоначальник рода Демидовых — Демид Клементьевич Антуфьев, происходил из государственных крестьян. Он приехал в Тулу из села Павшино, чтобы заняться кузнечным делом при тульском оружейном заводе.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%8B)

[3] Играет в этом мире ту же роль, что и доллар в нашем.

[4] «Бульдо́г» — широко распространённый в конце XIX — первой половине XX в. тип карманного револьвера. Название происходит от британского револьвера Веблей № 2 (Webley No. 2, Bulldog, British Bulldog), выпущенного около 1872 г., и перешло на его многочисленные копии и подражания.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%83%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%BE%D0%B3_(%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B2%D0%B5%D1%80))

[5] Произошедшее в мире этом почти полностью копирует суд на Верой Засулич в реальной истории:

Ве́ра Ива́новна Засу́лич (партийные и литературные псевдонимы — Велика, Велика Дмитриевна, Вера Ивановна, Иванов В., Карелин Н., Старшая сестра, Тётка, В. И. и др.; 27 июля (8 августа) 1849 года, деревня Михайловка Гжатского уезда Смоленской губернии — 8 мая 1919, Петроград) — деятельница российского и международного социалистического движения, писательница. Вначале народница-революционерка, затем одна из первых российских социал-демократов.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%97%D0%B0%D1%81%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%87,_%D0%92%D0%B5%D1%80%D0%B0_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0)

Глава 16

— Нарекаю тебя Дикарем! — Усмехнулся я, разглядывая первый, уже обкатанный, но еще ни разу не побывавший в деле "Паккард".

— А чего так, — лениво поинтересовался Кот, проверяя работу механизма доставшегося ему "Кольта". — Машина как машина — полно таких!

И это верно. "Я-Старший" такое только на Кубе встречал. На Остров Свободы во время их нежных любовей с Америкой немало дорогих и качественных машин завезли, что до сих пор колесят по покрытым кубинским песком дорогам. На совесть делали. Инженеры, а не маркетологи. Ездят они вполне неплохо, все ж таки их обслуживание на Острове — целая индустрия, а вот корпус, что нередко, может и дырой от ржавчины похвастаться. Когда у тебя на первом месте функционал, на такие мелочи как дополнительная вентиляция не всегда и внимание обращаешь. Особенно в жарком климате, пропахшем ромом, сигарой и свободой! Кузовщина же денег стоит! И немалых. Вот когда в эту дыру пассажир провалится, тогда и можно будет раскошелиться на ремонт корпуса, а пока…

Мы исходили из тех же предпосылок. Немало ржавого почти насквозь "премиума" катается в окрестностях. Запас прочности ого-го был в то время, когда их выпускали с конвейера. А сейчас стоит — копейки, ибо берут "на докатку". Если у кого деньги есть, с таким предпочитают не связываться — без мастерской под боком на запчастях разоришься влет. Серьезные люди на это смотрят с иронией — чем бы молодежь не тешилась! Естественно, такой подход заботу о внешнем виде исключает — ездит тарантас и ладно. Самые упертые пытаются навести "колхоз", но получается только хуже. Так кого удивят два разваливающихся "Паккарда", что раньше использовали босяки Гусака, на стоянке мастерской, где нередко старые авто раскидывают на запчасти. Ну и совсем уж никого не удивит, если молодая шпана, прежде чем полностью списать машины в утиль, на них немножко покатается, добивая остаток ресурса, верно?

Я отвечать не стал, пропев себе под нос невесть чем навеянные строки:

Остров невезенья в океане есть.

Весь покрытый зеленью, абсолютно весь.

Там живут несчастные люди-дикари,

На лицо ужасные — добрые внутри!

Откуда-то пришли ассоциации с запахом моря, бриллиантами и почему-то рукой. Уже и не удивляюсь таким вывертам своего двойственного сознания.

— Готовься давай! — буркнул я в ответ заинтересованному парню, что с истинно кошачьим любопытством уставился на меня загоревшимся взглядом.

Тот только пожал плечами и вернулся к промасленной тряпочке и разобранному револьверу, замурлыкав себе под нос уже что-то свое.

А вот "чего посерьезнее" у нас нет. Пара "папаш", обещанных Гусаком, еще не пришла, а "томми", что нам должны были предоставить… Гм, представители ковбойской диаспоры, где была куча знакомых у Винни, за денежку малую (вранье, дорого настолько, что зубы сводит!), тоже пока находились "в процессе". Эх, а я-то надеялся… Поэтому и едем с комплектом "по короткому на брата". Можно и по два револьвера прихватить, но тут возникает древний индейский вопрос, что шаманы рекомендуют задавать себе перед каждым важным делом — "А нахуа?". По-македонски тут только я стрелять умею. Да и то чисто в развлекательных или тренировочных целях. А вот работать всерьез в таком режиме — дурных нема!

— Леха, ты за руль! — Крикнул я в сторону гаража, где брат с Ужом проверяли перед выездом наш "экипаж".

Этим я сразу "выключил" его из состава активных игроков. Попробуй быстро выбраться с водительского сидения "Твелва!". Вот уж не знаю, кто придумал это гигантское колесо, лишь по неведомой ошибке называемое рулевым, но быстро выбраться из авто нельзя по определению. Даже владельцу такой поджарой конституции. А потому, как только он займет место нашего рулевого, покинет авто он только после того, как вывезет нас оттуда живыми и здоровыми. Я надеюсь!

Даже пару стеклянных бутылок из-под молока с пробками ему в салон засунул, чтобы уж если "пожурчать" вздумает, то хотя бы не пытался покинуть салон, испытывая на прочность терпение Вселенной и законы Мерфи в частности.

— Транспорт готов! — Отрапортовал вытянувшийся во фрунт Леха.

Клоун. Поработать, что ли, над строевой?

— Кот, готов.

— Уж, готов.

Я кивнул. Эти куда серьезнее. Брат вот еще не понял, что это действительно боевой выезд…

— Задача: В составе одной машины выдвигаемся к объекту, — лицо Секача при упоминании цели заметно расслабилось (вот потому ты и останешься за "баранкой", дурачок!). — Внутрь захожу один. Кот, Уж — на вас поддержка огнем и моя эвакуация в случае осложнений. Сигнал к работе — выстрел. Любой. До этого момента находитесь у машины. Секач — паркуешь авто у дома доктора капотом к дороге, мотор не глушишь, находишься в готовности дать по газам. Выучил маршруты отходов? В случае осложнений — уходишь по третьему. Если я спокойно покидаю дом — по первому. Оружие разрешаю применять только в случае непосредственной угрозы тебе лично! Ясно?

В целом, сейчас прозвучало, учено выражаясь, резюме. У меня было время обговорить действия с каждым из бойцов. Однако чего бы и не повторить? Во-первых, лишним не будет, а, во-вторых, у каждого свои ритуалы. Я вот, например, людей не по делу дергать начинаю.

А как тут не мандражировать? С одной стороны, мне проще было бы сделать всю работу самому, но смысл тогда работать над созданием команды? Однако операция с едва обученным составом — то еще испытание для нервной системы, доложу я вам!

— Винни, силами тройки с момента выезда и до момента возвращения — базу в "Крепость". Контрольное время два часа. Если по его истечении от нас не придет сигнал в любом виде, переходите на вариант "Ковчег". При появление вооруженного противника бой не принимать, отход по все тому же "Ковчегу".

Здоровяк кивнул. Этот сделает, будь надежен!

— Всем все понятно?

В ответ мне несется недружный "Агась!". Нет займусь я, ребята, с вами уставщиной. Да так, что от зубов отскакивать будет. И не дай бог среди вас найдется желающий пошутить в стиле "От чьих?"!

Еще раз осмотрев свое "воинство", я, внутренне вздохнув, скомандовал:

— Вперед!

Мысленно добавив про себя не совсем понятно, но вполне воодушевляющее "И да прибудет с нами Сила!".

* * *
Дорога прошла без проблем.

Эх, нам бы еще тонировочку, и прям пацаны из столь нелюбимых "Старшим" девяностых: на ржавом премиуме, с кучей старого "железа" и тонной понтов. Про последнее я приврал, конечно! Стоило парням на тренировках продемонстрировать хоть что-то их напоминающее, как я тут же зачинщика одергивал. Иногда кулаком, вполне справедливо оценив, что глупой головой вчерашняя дворовая шпана может и не понять всю серьезность моих слов, а вот умная печенка, если правильно достучаться, совсем другое дело! А вообще прокатились с ветерком. Автомобиль ведь строился не для простых людей, а способных выложить большие деньги! Вот и хранил он даже спустя четыре десятилетия остатки былого комфорта. Да и мы свои скромные усилия приложили, да в салоне порядок навели. Понравилось, в общем, всем. Кроме моего брата. Недаром говорят именно про эту модель "Паккарда": жизнь владельца — удалась, а вот его водителя — не очень! Больно уж неудобное "рабочее место" у него!

Сколь не казалось мне несерьезным отношение братца к делу, а я даже подумывал сменить тройку на бойцов Винни, но вел он себя правильно. Остановившись возле небольшого двухэтажного дома тут же ушел на разворот, едва убедившись, что боевое отделение покинуло "десантный" отсек. Шуточками и ухмылками Секач едва завел мотор смущать парней тоже перестал. Ну что ж… Будет толк, возможно. И не будет фингала под глазом по возвращении. Точно!

Кивнул парням, заодно убедившись, что стоят как надо и оружием не светит, без стука вхожу на первый этаж, где у "объекта" располагалось присутствие. Посетителей по счастью не было. А вот помощница-экономка бдела за небольшой стойкой.

Ну, что можно сказать? Визит наш никого не удивил. Ждали нас. А потому я и удостоился одной единственной фразы:

— Вас ждут наверху.

Даже поздороваться забыла. Видимо, "объект" и сам волновался перед беседой, вот и накрутил помощницу неосознанно. Все это мозг подмечал отстраненно, пока тело находилось в постоянной готовности работать по любому варианту.

На второй этаж, где располагались пара крохотных комнатушек с удобствами и махонькой же кухонькой, я поднимался неспешно. Во-первых, дабы исключить неожиданные сюрпризы, а, во-вторых, проверить, не сместилось ли заранее расположенное под быстрый выхват оружие.

— Проходи в кабинет! — Раздался знакомый голос, едва я поднялся на второй этаж.

Я не спешил, давая глазам привыкнуть к легкому полумраку коридора после солнечного дня. Да и смущало меня странное ощущение…

— Ну, что встал, — раздался веселый звонкий голос за моей спиной. — Проходи, приглашают!

Ай да я! Мага под отводом глаз, естественно, не рассмотрел, но присутствие почувствовал. А ведь, наверняка, штурмовал бы, просто на всякий случай "проверил" бы тут угол выстрелом. В мире одаренных не лишнее, знаете ли…

А вот голосок-то знакомый. Я даже обернулся удостовериться, благо никто не препятствовал (показатель, однако!). За моей спиной разворачивала сеть небольших пылающих шариков Алина Эдуардовна с собственной персоной. Огневка, чтоб ее (и я бы с удовольствием!), пятой ступени.

— Любуешься? — Усмехнулась она, не забывая плести свои "жаркие" сети.

— Прикидываю, как тебя сподручней убрать будет. — Честно сознался я, глядя на всю эту красоту. — Ну и любуюсь, конечно, куда же без этого!

— Не надо, Александр, меня предупредили, что ваши навыки могут в значительной степени представлять опасность даже для мага… — Покачала головой она (не верит!). — Но я все же…

Дальше я не слушал, аккуратно вынув револьвер из-за пояса за скобу. Теперь медленно отвести руку в сторону, перенося на нее все внимание и… Пальцы мои разжались. Огневка на мгновение застыла (Револьвер! Заряженный!! Падает!!!), но я уже не видел, как расширяются в ужасе ее зрачки, а аккуратный ротик раскрылся в ужасе…

Не умею я видеть сквозь затылочную кость. Зато чувствую. Как бьется жилка на девичьей шейке под моей рукой, что стальной хваткой сжала ее горло. И она чувствует. Бритвенную заточку моей финки, что в любой вид готова оборвать ее жизнь. А вокруг нас рассеиваются всполохи пламени — заклятие разрушилось едва маг потерял концентрацию. Наверное, это даже красиво! Куда там знаменитой сцене из "Титаника!"…

Нет, таких даже бить не интересно. Ну куда ты, девочка так близко подошла. Да еще и к человеку, которого на бой в ограниченном пространстве натаскивали долго из выдумкой. Впрочем, далеко не только на него.

Дури в тебе, девочка, дофига! Танк легко сжечь можешь, но что в том толку, если я одним движением смог отпрянуть назад, уходя с линии огня, и дотянуться до твоей руки…

Да уж, если таких воинов готовят в ЛУЧШИХ учебных заведениях на боевых специальностях, то боюсь знать как выглядит в этом мире война. Вот ведь… Мир победившего индивидуализма и личной силы. Очень узко заточенной личной силы!

Зато попка у Алины приятная. Я чувствую. Прижата девочка ко мне очень плотно!

Что ж, хоть какой-то плюс во всей этой чертовщине. Ее-то здесь точно быть не должно! А вот поди ж ты!

— Алина, девочка моя, я же вас предупреждал, — мягко пожурил выглянувший на огонек и шум владелец дома.

— Мгммммм. — Только и смогла промычать та.

Ну еще бы! Кто ж ей даст рот открыть, когда мне абсолютно не понятен механизм формирования заклятий. Скажет еще "Авада Кедавра!" и привет!

— Александр, — это не поможет, мягко обратился он уже ко мне. — К речевому аппарату процесс создания атакующих плетений не имеет никакого отношения. А вот затыкать девушке рот, по крайней мере, не вежливо. Она может и не простить вам такого пренебрежения.

А он хорош, черт возьми! Мягкая моторика, контроль пространства, да и… Не специалист, конечно, в моем понимание, но хлебнуть успел. И навыки кое-какие получить — тоже. Пехота-профи, короче.

— Нет-нет-нет, доктор! — Предостерег я его от необдуманных действий. — Рученьку из-за пояса пожалуйте, Волынку на пол аккуратно, после чего ногой в угол!

— А потом? — поинтересовался он, не забывая скрупулезно выполнять мои требования, спросил он.

— А потом вы пройдете в кабинет, стараясь не делать движений, которые я бы мог толковать как угрозу.

— Это каких, например?

— Станислав Иванович, давайте не будем тянуть кота за яйца, — слегка поморщился я. — Вы профессионал и прекрасно знаете, что именно я имею ввиду.

"Дохтур" лишь криво ухмыльнулся. Мда, такую моторику, контроль пространства и самообладание хрен подделаешь.

— Как к вам обращаться? — спокойно спросил он, садясь на табурет.

— Не на краешек, пожалуйста, на спинку вот откиньтесь и ноженьки под стул как можно дальше. — Попросил я.

Вроде и не связал, а лишнюю секундочку при рывке потратит. Нам все в плюс. А если еще его подобным кунштюкам никто специально и обучить не озаботился, ведь, согласитесь, навыки довольно специфические. Обычному бойцу, вроде бы, и не к чему!

— Вы бы Алиночку-то отпустили, — попросил Кобылкин, выполняя мои нехитрые пожелания. — А то ведь порежете ненароком.

Я сместился еще на пару шагов. Вот теперь достать меня действительно сложно… Особенно если желаешь сохранить жизнь заложника.

— А не хочу, — мягко прошептал я девушке на ушко так, чтобы услышал и док. — Приятно мне! Да и не из нервных я.

По телу девушки пробежала дрожь и вряд ли это страх.

— Чертов пубертат, верно? — Совершенно серьезно спросил Станислав Иванович, снимая с носа старые очки и с силой проводя второй рукой по лицу. — Помню-помню…

— И не говорите… — Только и вздохнул я.

Играем близко к тексту. Хотели подростка на гормональном шторме, ну так вот вам и я. Сейчас и сыграем!

— Афган, Чечня, Сирия, Вторая Крымская, Белый рубеж? — монотонно перечислил доктор, ломая мою игру еще до ее начала.

Оп-па!

— Афган — в "мышках", Чечня частным контрактором разовые заказы, — закатил пробный шар я, тут же уточнив. — Обе Чечни. Про вторую крымскую и Белый рубеж — не слышал.

— Яссссно, — устало выдохнул доктор, еще раз потирая лицо. — А я то уж хотел аккуратно выведывать какие триггеры сработали: Сталин и Грибоедов или тор Али-Шах и Вечная гвардия. На Выходцев из остальных миров вы не похожи при всем желании. Не смотря на довольно успешную инфильтрацию, выдать себя за обитателя магического мира у вас не получилось бы.

— Спецура? — Уточнил я.

— И она, — кивнул Станислав Иванович. — Будет. А я, скорее, земляк.

— Ну, допустим, — склонил голову я, признавая, что объяснение за неимением иного принял, но доказательств потребую. — Только сдается мне, дорогой мой Айболит, мы еще и профессиями слегка схожи.

Доктор пожал ссутуленными плечами.

— Не совсем, насколько я понимаю, но с вашим братом дело имел, — вздохнул он. — Первая Чечня. Военврач. Работал под Грозным. Убит в один из первых дней войны. За речкой почти и не успел побыть. Вывели.

Почему-то именно фраза про смерть убедила меня лучше всего.

А вот Алина даже не напряглась — была в курсе. А вы что думали, я ее просто так держу, потому что к упругой попке прижаться хочется? Нет, и поэтому тоже, конечно, но ведь девушка еще и неплохой детектор лжи в некоторых моментах.

— Поговорим?

Кто именно из нас первым предложил диалог — не вспомню. Возможно, что и вместе.

А вот Карееву пришлось выпустить. Хотя было жаль, конечно!

Глава 17

Алину отправили погулять. "Пока взрослые дядьки разговаривают". Моя формулировка, между прочим. Та на такое заявление фыркнула, но и спорить не стала, а уже через сорок секунд я с удовольствием наблюдал в окно застывших напротив друг друга в напряжении моих парней и молодую огневку. Сделав пару успокаивающих жестов, я повернулся к доктору. А тот предусмотрителен оказался. В кабинете еще до моего прихода были выставлены два кресла, а на небольшом чайном столике водружен заварочный чайник с индийским напитком и нехитрая сопутка вроде баранок и каких-то конфеток.

"Ого, даже шоколадные!", — на миг изумился я. Ну уж простите. Сделав пару шагов, явно намереваюсь выгрести как минимум половину шоколада с собой. Контрибуция типа. На восстановление сил. Да и парней угощу. И маму, конечно, вечером.

— Лучше сделайте это попозже! — Предложил доктор, правильно поняв мои маневры.

Ого, на вы?

Я же только усмехнулся:

— Это еще почему? Надеетесь, что забуду?

— Да растают просто в карманах, — пожал Кобылкин плечами.

Эт да, эт не подумал. И до массового применения одноразового целлофана здесь еще далеко!

Что ж, послушаем мудрого совета.

Я прекрасно осознавал, что все мои маневры — лишь мучительное оттягивание конца… То есть серьезного разговора. А вопросов тем временем была тьма. И с какого начинать прикажете?

А, была не была!

— Интересно, кто кого? — кивнул я в сторону окна, таки размещая свой филей в достаточно простом, но невероятно удобном кресле, по неволе задумываясь, а на что еще в этом кабинете можно замахнуться в рамках той самой контрибуций. Однако оценив вспыхнувший на миг взгляд дока понял, что костьми ляжет, но не отдаст!

— На формирование нормальной защиты Алиночке нужно около трех секунд. А вот чтобы ударить, в районе пяти…

Я присвистнул. Много. Очень много.

— Попробую предположить, что если долбанет, то долбанет от души.

Станислав Иванович кивнул.

— А что-то маломощное, но на быстрое применение?

Чем-то мне дар напоминал искусство владения пистолетом. Иных ведь учат в течение нескольких секунд достать оружие, прицелиться и точно выстрелить. Даже нормативы в некоторых ведомствах сдают именно по такому стандарту. А вот кому-то и методы интуитивной стрельбы прививают[1], дабы огонь открыть быстро и точно, пусть и не всегда сразу в цель, но хотя бы сбивая прицел ворогу. В чем-то такое владение оружием ближе к рукопашному бою. А как иначе? Ведь большинство контактов с применением "короткого" происходят на дистанции "ноль-пять". То есть от контакта "вплотную" до пяти метров. То есть, из пистолета надо не только выстрелить, но его еще и извлечь прямо во время схватки, которая УЖЕ началась. В таких условиях иногда УДАР оружием гораздо эффективнее ВЫСТРЕЛА из него. Например, когда нужно просто разорвать дистанцию, чтобы дослать патрон в ствол. Или магазин сменить. По разному бывает, в общем. Чему-то подобному я своих людей и учу. И не только с "короткостволом". Вопрос, почему подобные мысли ЗДЕСЬ никто не экстраполирует на магов.

Меня, кстати, поняли без всяких дополнительных объяснений.

— Кирилл Петрович уже объяснял вам отношении аристократии к развитию боевых искусств. Верно?

Оп-па. Вырисовывается еще один фигурант. Гусак, Гусак…

Интересно, сил нет…

— Хотелось бы убедиться в вашем понимании, это возможно?

Важно так важно. Хватит вытрёпываться. Пора переходить к конструктиву.

— Местные правящие семьи блокируют любое развитие воинского искусства, которое может помочь добиться превосходства индивидуального мастерства над массой плохо подготовленного ополчения. То есть, меткие стрелки есть (у нас не без талантов, так-то!), а вот подготовленных снайперов нет (школы и передача опыта — запрещены!). И далее по тексту…

— Причины, на ваш взгляд?

— Сохранение гегемонии правящей ныне аристократии, — пожимаю плечами я. — Единственное отличие которой от обычного человека — чудовищная личная сила.

— Все верно, — кивнул Станислав Иванович. — Какой-нибудь князек, не очень умный, но облагодетельствованный природным Даром, запросто сожжет небольшую армию, а вот как защитить себя от небольшого отряда спецов — пока никто не придумал. Вот "особисты" и местные "политруки" следят не столько за моральным обликом бойца, сколько за тем, чтобы как бы чего не придумал. Растяжки — грех. Идея малых диверсионных групп и снайперских пар — ересь… Список можно продолжать.

Да-да… Вслух же говорю:

— А по всем СМИ в головы молодежи вдалбливается, что аристократы-военные — гордость нации, а обслуживающее их быдло не заслуживает внимания и просто не нашло себя ни в какой созидательной деятельности, отчего авторитет армии — ниже плинтуса. Тем не менее, народ набирается. Жрать нечего — еще и не такой работенке рад будешь!

Кобылкин откинулся на спинку кресла, вроде как говоря "сам все понимаешь!".

— Знаете, Станислав Иванович, а я ведь даже в библиотеке побывал. Благо учен наречию заморскому. И не одному. Даже в испано- и англоязычной прессе я особых отличий в информационной повестке по данному поводу не заметил. Не проясните вопрос?

Кобылкин вздохнул и взглядом показал на пепельницу, возле которой была водружена монументальная курительная трубка.

Я помотал головой. Было у меня десятилетие, когда я поддался пагубной привычке. В отличие от большинства новичков, мне было уже хорошо за сорок. Но тогда время такое было — кровь и деньги текли рекой. Причем часто одно следовало за другим в разных комбинациях. Однако бросил, как беспредел закончился с приходом сильного правителя, и с тех пор не переношу запах табака. Потерпеть могу без проблем, но тут остается элемент игры — вроде как не продавливаюсь, свои интересы блюду в даже в мелочах, "эцетера"[2], как говорят обитатели Туманного Альбиона.

— Ну, Санни, вы же должны помнить, что даже когда пушки первой мировой войны уже грохотали, кое-кто до сих пор обращался друг к другу как "кузен Вилли" и "кузен "Никки". В вопросах совместного выживания в своем кругу аристократия становится удивительно договороспособной. И нет тут никакой, как было принято у нас говорить, конспирологии. Обычный и циничный расчет.

— Войны никто не хотел. Война была неизбежна[3]! — Вздохнул я.

— Все так, — покачал головой док. — И прямо сейчас. Причины объяснять?

— Позже.

Не суть важны, да и до большинства я дошел и своим умом: дичайший имущественный разрыв, сократившийся пирог мировых денег, который просто требует сбросить балласт, чтобы воздушный шар экономики смог лететь дальше, или… Сменить летательный аппарат. Вот только тем самым балластом быть никто не хотел, а те, кто неплохо умел обращаться с газовой горелкой, прекрасно понимали, что в самолет пересядут простыми пассажирами, а за штурвалом окажутся совершенно другие люди.

Короче, даже не суть. Пушки громыхнут. А, значит, такие как я, оказались в нужном месте и в нужное время.

О, кстати о птичках…

— А давайте-ка, добрый доктор, поговорим о нас, о попаданцах!

— Тут все непросто…

Я лишь хмыкнул, мол, кто бы сомневался. Ясен перец, что тут ВСЕ действительно не просто.

— Начнем с главного: такое случается, — продолжил доктор. — Встречаются "гости" из шести миров: четыре магических с тем или иным уровнем развития альтернативных технологий и два чисто технических. Интересно, что попаданцы, как вы выразились, из "магии", практически не интересны никому. Те же принципы построения плетений, незначительное отклонение в общественной жизни. В мировой истории известны пара десятков случаев, когда "гостей", здесь их называют именно так регистрировали, опрашивали и… Отправляли на вольный выпас под ненавязчивым наблюдением. Большинство из них успешно адаптировались и прожили достаточно обычную жизнь. Ну… Насколько это возможно. Иное дело — миры технические. Первый, по счастью не наш, мир апокалипсиса. "Гости" оттуда злые, агрессивные и, в большинстве случаев, легко выявляются и уничтожаются. К социализации практически не пригодны. С нашим братом сложнее. У меня есть теория, что наш мир рассоложен "дальше" всех, если такой термин к применим к этому случаю, а потому для "отправки" сюда человека требуется колоссальная энергия. Мне довелось ознакомиться с делами нескольких наших с вами "коллег". Как правило, все связаны с войной, что подразумевает некоторые личностные черты… В трех известных случаях из четырех точка старта происходила в месте скопления людей, причем должна соблюстись некая критическая масса, которую до сих пор никто не смог вычислить. Альтернатива — множество одновременных смертей на достаточно ограниченной территории…

— Сколько случаев вам известны?

— Вы будете пятым. Если говорить о нашем мире.

Удивленно вскидываю бровь, если уж только доктор знает о пяти случаях, то… Да нас здесь должно быть очень много!

— Не удивляйтесь, — усмехнулся он. — Пять известных случаев за последние сто лет — это по данным собственной Его Императорского Величества канцелярии.

То есть, по всей территории империи плюс разведка. Нормальноооооо…

— Сразу о проблемах, — продолжил добрый доктор, словно не замечая моих еще больше взлетевших бровей. — Официальным указом прадедушки нынешнего императора ВСЕ выходцы их технологических миров подлежат ликвидации.

— Знания, опыт, навыки людей военных? — Криво усмехнулся я.

— Да помилуйте, — отмахивается док. — Ну создадите вы команду, да грохните с десяток графьев… Да по местным меркам сие даже на эксцентричность не тянет. Сами неплохо справляются! С точки зрения аристократии — естественный отбор и не более того! Нет, вас конечно, уничтожат. И сделают это быстро. Но пока вы не начнете создавать ШКОЛЫ, то опасности серьезной не представляете. Вы, кстати, как я заметил, уже ступили на этот скользкий путь…

— Ммммм… — Протянул я, кажется понимая, о чем сейчас пойдет речь.

— Идеи, — подтвердил собеседник мои выводы. — То, что пострашнее выстрела снайперской винтовки или полноценной бригады спецназа. ДРУГИЕ социальные нормы. Вот в чем наша опасность.

— А скажите мне, дорогой доктор, как это вы такой красивый еще живы? — Невинно поинтересовался я. — И почему еще жив я?

Доктор пожевал губами, после чего, усмехнувшись, ответил:

— Нынешняя модель развития нежизнеспособна. Она еще рефлекторно защищает себя, дергается, но это не более чем инстинктивные конвульсии в ответ на привычные раздражители. А вот мозг мертв. Нет пространства для развития. И что делать? Особенно при условии, что небольшая могучая кучка, владеющая в складчину восемьюдесятью процентами ценностей планеты никак не планирует что-либо менять. Даже я, с моими знаниями экономики на уровне… Не высоком, прекрасно знаю, как оздоровить систему: "обнулить" долги и запустить новый цикл. Но во ЧТО выльется подобное предложение для старой аристократии? Тех самых людей, для кого мировые долги — личные активы. Только представьте себе, еще вчера вы — совладелец этого мира, а сегодня на пороге стоит чернь и требует ВАС отдать ВСЕ свое имущество, чтобы хорошо жилось ИМ.

Мда, за такие идеи и правда вырежут быстро и без вопросов. Даже не озаботясь анестезией…

— Теперь о том, почему мы с вами вообще беседуем, а не лежим во землице сырой, — невозмутимо продолжил доктор. — Есть люди, которые понимают — надо. И речь не идет о раскулачивании, они просто ищут иную…

Тут Кобылкин слегка замялся, даже пару раз в задумчивости прищелкнув пальцами.

—… Систему хозяйствования, — нашелся с определением он.

Ага, проблема ясна. Я не последний человек был в мире том. А потому не раз видел, когда людям думающим, видящим во что выльется нынешний экономический "маршрут", приходило в голову заявить о том, что у них альтернатива, а потому давайте-ка институт откроем, поизучаем… Давили. Жестко и бескомпромиссно. У кого-то рушились карьеры, а кто-то и жизнью платился за свои убеждения. И, в общем, это понятно. Вот картина, например: вывели из страны рекордное количество денег. Опять. Президент вызывает, например, Главбанкира какого-нибудь и спрашивает "А как так получилось?". Тот в ответ: "Так вот наш план действий, правильные эксперты под ним расписались, так что мы все по инструкции…". И самым страшным сном этого Главбанкира будет услышать: "А как же ВОТ ЭТО мнение? Почему не учли?". Если альтернативная теория развивается настолько, что доходит до Первого Лица, то она легко может стать не просто концом карьеры многих и многих, но и основой уголовных дел… Когда решат, что дальше будет рулить другая команда. Поэтому давят такую теорию альтернативную беспощадно и тщательно. Основа выживания, чего уж тут.

— Угу, но есть, ммм… Тайное общество, — невинно поинтересовался я. — С функционалом института развития, да из людей, которые это самое "надо" понимают. Судя по вашим оговоркам, уровень посвященных очень высок.

— Вплоть до…! — Возвел глаза к потолку Кобылкин.

— Но он, как и всякий правитель на его месте, еще сам не знает, знает он или не знает?

Усмешка на лице доктора ничего не выражала. Что именно он имел под своим "до" он так и не уточнил.

— Вы, молодой человек, далеко не забегайте, — посоветовал он. — У вас своих проблем хватает. Да занялись бы вы пока вопросом выравнивания гормонального баланса!

— Доктор, при всем моем уважении, за вмешательство в некоторые сферы моей жизни я обычно бью людям лицо. Единственная причина, по которой я на сей раз отступлю от своей милой привычки, мое к вам безграничное почтение. Однако в дальнейшем я не стал бы им злоупотреблять! Это ясно?

— Вполне! — Отсалютовал мне чашкой ничуть не испугавшийся Айболит.

Квалификацию, что ли, теряю?

— Так, — решил я ненадолго съехать с темы. — Давайте наши обращения вернем на прежний уровень. Я — Санни. Вы — док. Совсем необязательно просвещать посторонних людей во всех нюансах наших с вами взаимоотношений.

Еще один салют той же столовой утварью. Мда.

— Как вы меня вычислили? — Поинтересовался я.

— О, это было не сложно. Как ни странно, "гости" всегда тянутся друг к другу. То есть появляются неподалеку от других таких же, как вы выразились, попаданцев. Вселение обязательно происходит в тело, что находится на грани жизни и смерти. У многих, кстати, так оправиться и не получается. Отслеживать все такие случай в радиусе километра-двух от меня не такая большая проблема…

—… Особенно для Третьего отделения.

— Особенно для них, — кивнул доктор. — Ну так что, мне озвучить предложение, либо вы… Либо ты, Санни, обо всем уже догадался?

— Ну и какие требования на вакансию лаборанта в ваш… Институт развития?

* * *
Говорили долго. Так что на улицу я вышел когда уже стемнело, попутно забрав своих охламонов с первого этажа, где они устроились на скамеечке для пациентов возле одной из стен. Алина обнаружилась напротив. Сердобольная помощница доктора уже не раз подливала чай всем участникам заседания при регистратуре.

Отчетливо видимые револьверы и явную готовность мага бросить в оппонентов чем-то убойным, она попросту игнорировала. Железной выдержки женщина.

Я лишь кивнул наградившей меня нечитаемым взглядом Алине, и отправился на улицу, сделав парням жест "следуйте за мной". Те себя долго ждать не заставили.

— Ну? — Спросил братан, едва мы отъехали от дома доктора.

— Баранки гну, Леш! — Только и ответил я. — Однако жизнь наша становится все интереснее и интереснее.

— Не поделишься? — А это уже Кот.

— Нет, — светски улыбнулся я ему (парней я предупредил сразу и всех, что делиться информацией буду лишь в части касающейся когда и в каком объеме решу!). — Одно могу сказать точно: голодать не будем!

К удивлению, заявление мое было воспринято как должное. Странный, черт возьми, мир. Странные, черт возьми, люди. Или… Я уже забыл что-то важное?

— Что это за запах?! — Неожиданно поинтересовался Уж.

— И что это за бутылки? — поднял одну из тар, что я приготовил еще перед отъездом для братца.

Уже заполненную.

Да, поездка будет… Интересной!

[1] Стрельба при уверенном и точном наведении в цель без визуального контроля оружия. При этом задействованы как врожденные качества стрелка, так и приобретенные навыки владения оружием.

(Источник — https://topwar.ru/84908-boevaya-anketa-4-bis-boevaya-intuitivnaya-strelba.html)

[2] etc. — сокращение латинского выражения et cetĕra, означающего «и другие», «и тому подобное», «и так далее». Ставится в конце неполного перечисления. Употребляется в ряде европейских языков.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/Etc)

[3] Фраза Барбары Такман о Первой мировой из ее книги "Пушки августа".

Глава 18

Шестьдесят дней минули с тех пор как доктор скинул карты на стол, обнажив старший флэш, которой моей парой пар было ни за что не побить. Зато и узнал я за пару месяцев немало. Показанный мне кусочек мозаики хоть и не поражал воображение, но впечатление производил положительное — люди ни много ни мало планировали изменить жизнь. Страны. Оставшись при этом в живых при жестком противодействии старой аристократии любым подобным веяниям. Действительно, как же еще использовать полученные из другого мира знания, как не попытаться применить их на практике. А для этого нужны были структуры. Сетевые. И все это в условиях приближающегося экономического и социального коллапса. Ну не сейчас все рухнет, допустим. Лет десять, по всем расчетам еще есть. Вот только дальше-то что? Причем, как сказал интересный дядечка из мира того по фамилии Салтыков-Щедрин, просвещение следует внедрять умеренно, по возможности избегая кровопролития.

Пусть так. Видит Всевышний, мы стараемся.

И уровень заинтересованных лиц впечатлял. Пусть прямо никто ничего не говорил, но тут подумал, здесь чуток сопоставил. А еще я пока жив и здоров, между прочим, что, с одно стороны, радует, а с другой… Это тоже говорит о многом!

"Остановись! Заглуши двигатель!". Коротко и ясно. Сколько раз встречал я такие таблички на заводских воротах "там". А бывало, что и бульдозерами сносил в те года, когда слова "рейдерский захват" регулярно звучали по ТВ.

— Тормози перед КПП. — Попросил я.

Тяжелые автомобили остановились напротив заводских ворот, за которыми волновалось людское море. Прям как тюрьма, в самом деле. Даже "колючку" накрутить по периметру не забыли. Осталось только вышки поставить, да надпись "Труд освобождает"[1] сообразить…

— Куда?! — грозно потребовал нервничающий охранник, подбегая к нашему кортежу вместе с несколькими товарищами.

Разве что дубинкой над головой не размахивал. Я спокойно шагнул на улицу. Не первая подобная беседа. Тут же распахнулась передняя пассажирская дверь, откуда грузно вывалился Винни в добротном, но слегка великоватом пальто. Возможно, оно было слегка жарковато для начала сентября. Зато вполне неплохо скрывало "папашу" с коробчатым магазином. Сколько сил мне пришлось потратить, чтобы достать хотя бы пару таких. А то "барабанов" — сколько угодно, а вот более пригодных для скрытого ношения "рожков"… Сзади хлопнула вторая дверь. Можно не оборачиваться — это Кот. В таком же слегка мешковатом пальто, только чуть более темным по сравнению со своим огромным другом. Второй магазин я отдал ему. Остальные пока остались на местах.

Охранники встали как вкопанные. Не такие уж и придурки, чтобы не сообразить, что кроется под не по сезону теплой одежкой. Да и нас тут если не знали, то вполне догадывались, зачем мы прибыли.

— Не велено, господа. Понимаете…

— Понимаем, — кивнул головой я в сторону бунтующих демонстрантов. — Но нам надо.

— Помилуйте, господин, у меня дочка!..

— Какой я тебе господин, — слегка раздосадовано сплевываю я. — Думай, чего говоришь, мужик… Ладно, команда у тебя какая?

— Никого не впускать!

Я почесал в затылке. Ну не класть же их прямо здесь во имя рабочей солидарности. Нет, конечно, и такое случалось… С более агрессивными представителями. Но там речь шла скорее о представителях родовых СБ, а не о простых охранниках. Да и "инцеденты", коих и было-то всего пару, случались когда кое-кто решил попробовать нас на зуб. И то практически без жертв.

— А выпускать? — Поинтересовался я.

— Да за ради всего святого! — Мужик аж перекрестился.

— Понял. — Еще раз кивнул сам себе головой я, жестом руки обозначая конец разговора.

Краем глаза замечаю прибытие еще одного "представителя" от местных "профсоюзов" — Карла Фридриховича Берга. Этого пропустили без каких-либо проблем. Кто бы усомнился, что этот не в меру болтливый, но совершенно не дельный господин гостем будет желанным для хозяев не самого маленького заводика, рассоложенного у нас в районе. Глава Ассоциации трудящихся. По двадцать процентов вычитается ежемесячно с каждого из рабочих в пользу сего объединения. Толку от него было чуть — никаких спорных вопросов они не решали, а вот когда требовалось увеличить норму выработки или заставить людей работать сверх ранее оговоренного графика, сии господа возникали словно из воздуха, "сбивая" процент с тридцати до пятнадцати сверх плана, например, или договариваясь о выделении хотя бы одного выходного в неделю. Все это выдавалось за огромную заслугу Ассоциации. Короче, все было как в том "светлом будущем", когда сети поднимали цены на треть, после чего пятую часть скидывали в качестве скидки и подобное непотребство выставляли как аттракцион невиданной щедрости. Деньги же, отчисляемые с рабочих зарплат возвращались обратно владельцам, крохой малой, оседающей в карманах Бергмана и его товарищей. Грабеж. На ровном месте. Впрочем, даже этих крох, что были положены господам из Ассоциации, вполне хватило на роскошные "Мерседесы" и самый что ни на есть непролетарский образ жизни.

— Будем вмешиваться? — Прогудел Винни.

— Неа, — усмехнулся я. — Пусть погутарят. Потом и наш черед настанет. Правда, как бы Кареевы нам не устроили…

— Что? — удивляется Кот. — А разве?!..

— Старшая ветвь, — просто объясняю я. — Именно им принадлежит большая часть предприятий района, и почти все частные лавочки платят им дань за право работать на их земле.

— А как же?!…

— Ох, Котяра, не твое это — политика! — Только и остается вздыхать мне. — Род отделил младшую ветвь. Изгоев, если помнишь. Там ой какие непростые взаимоотношения! Но все это сделано вовсе не для того, чтобы лишить себя ресурсов. Это страховка такая. Если "старшие" проиграют, то Изгой заслужит право на Фамилию и манор[2]. Это вопрос выживания рода. Однако до развязки будь уверен, что две ветви едва ли не худшие враги.

— Мудрено…

— Знать…

С территории заводика неслись не слишком хитрые лозунги, усиленные мегафоном:

… Нашими общими сильными трудовыми руками…

Смешно, конечно, слышать такое от достаточно субтильного и рахитичного Берга, который в жизни ничего тяжелее серебряной ложки не держал, которую извлек из собственной задницы при рождении. Интересно, ему хотя бы гвоздь пришлось в жизни забить? Ой, что-то сильно сомневаюсь, судари мои!

… Плечом к плечу справимся с планом…

Ну да, прям представляю сего господина, орудующего кузнечным молотом или усевшимся на промасленный табурет перед гидравлическим прессом с щипцами в руках. Сынок, это фантастика!

… Затянуть пояса ради процветания завода!..

— Хех. — Только крякнул от такой наглой агитации Винни.

Он, равно как и окружившая горлопанов толпа, газеты читал. И про то, что Виктор Кареев, средний сын Главы рода в карты чуть имение не продул, были в курсе. А потому "затягивать пояса", чтобы как можно скорее погасить карточные долги владельца завода не желала категорически!

— Кого-то сейчас будут бить! — пробормотал я.

Даже отсюда чувствовалось напряжение толпы.

— Возможно, даже ногами! — Согласно фыркнул Кот.

Бамс!

Первый камень прилетел в стекло "Мерседеса". Все-таки умеют делать немцы вещи — оно не осыпалось дождем в салон, а просто покрылось паутинкой трещин. Однако это немецкие седаны не спасло. Резкий звук словно послужил спусковым крючком, и толпа волной нахлынула на машины.

Со стороны завода взвыла серена. Послышались редкие, несерьезные на фоне злого гула толпы, выстрелы дробовиков. "Волна" схлынула обратно, оставив после себя два изуродованных автомобиля, один из которых печально смотрел в хмурое небо всеми четырьмя колесами.

— Неплохо… — Оценил Леха, уже традиционно не покидая места водителя. — Такое и мы не враз восстановим!

— Думаешь, удержим? — Флегматично поинтересовался Винни.

Не то чтобы мне действительно хотелось искать ответ на этот вопрос, но ведь все равно придется.

— К бою! — Усмехнулся я.

Машины коротко рыкнули моторами, разворачиваясь капотами в сторону выезда с территории. Мало ли придется уносить ноги, если все пойдет совсем-совсем не по плану! Было уже один раз такое в нашей практике…

— Эй, работяги! — проорал я уже в наш мегафон, куда более мощный, чем у прижимистого Берга. — А с нами поговорить не хотите, или и дальше будете лапшу с ушей жрать вместо нормального обеда?!

Народ начал оборачиваться. Кто-то зло, а кто-то и с пониманием. Это было не первое наше "выступление", да и работа бойцов Гусака мало чем отличалась. Только вот здесь и сейчас требовалось сыграть несколько тоньше, чем были способны громилы криминального авторитета. Поэтому приехали мы.

— А ты кто еще такой, горлопан?! — проорал с той стороны прокуренный голос, причем явно в отобранный у нашего "коллеги" громкоговоритель.

— Так ты из-за заборчика выгляни и пообщаемся, — ору в ответ. — Познакомимся заодно!

— Щас, буду! — крикнули мне.

Выйдут, никуда не денутся! Стоять народу уже надоело. Самое время то ли погром устроить, то ли по домам разойтись. А тут, вроде, и развлечение наклевывается.

И действительно, от застывшего моря человек в пятьсот, отделилась волна всего лишь десятков в семь, которая едва не снесла успевших распахнуть ворота КПП в самый последний момент охранников.

— Винни, Кот, готовность раз, — негромко отдал приказы я. — Остаетесь у машин. Если что, палить ТОЛЬКО над головами! Ясно?

Да кивка.

— Ну раз ясно, то я и пошел. — Резюмирую я, отдавая револьвер парням.

— Может, зря… — Протянул кто-то из них (я не расслышал).

Поможет он мне в толпе, как же. Это же чудовище похлеще медведя. Никогда заранее не знаешь, съест оно тебя, либо вознесет на руки. Но надо.

— Ждать здесь! — Отдаю заключительный приказ и направляюсь к движущейся мне на встречу толпе.

Остановились мы друг напротив друга. Никто не стал заходить мне за спину, отсекая от группы поддержки, но и вставшие стеной работяги смотрелись довольно зловеще. Особенно с учетом мелькавших то там, то тут молотами, да гаечными ключами устрашающих размеров. А где-то, наверняка, и отвертки заточенные припрятаны!

Тишина.

Я рассматривал толпу.

Первые ряды рассматривали меня.

Все еще просачивающиеся сквозь ворота КПП люди подтягивались к месту представления.

— Ты ж Санни, с Ткачевской! В мастерской пашешь! — Выкрикнул кто-то из толпы.

Развожу руками. Я, мол. А вот самого кричавшего я не разглядел.

Зато народ не то, чтобы подобрел, но все же статус мой явно сменился с "хрен-пойми-кто" на "не-совсем-белоручка".

— Че разорался-то ваш?

— Какой к херам, наш?! — Спросил здоровенный косматый дядечка с внешностью молотобойца. — Ты лучше скажи, кто ты таков, а?

— И скажу, — сделал я несколько шагов к здоровяку, протягивая руку. — Санни я, из мастерской. Александр, стало быть!

— И че тебе здесь надо, Алексанндр-Санни-из-мастерской?! — Вроде и грозно спросил, а руку мою его вся в несмываемой копоти ладонь все же сжала, то пресс болванку. — Ты тут явно не машины ладить приехал. Приоделся вот…

С этими словами "молотобоец" легонько щелкнул меня по воротнику рубахи из грубой ткани. Я же так и стоял, умудрившись не отшатнуться… И не дать воли рефлексам.

—… Да и твои друзья явно при "шпалерах". Ты кто таков, а, Гусь?

— С Гусаком работаю, да! — Согласился я, усмехаясь. — В свободное от работы время!

— С бандюком этим, что с лоточников дань собирает, да…

Что там "да", я слушать не стал. Не интересно.

— Ну так и что с того тебе-то? — Задал я резонный вопрос. — Слыхал, чтобы он работяг трогал?!

— Ну, допустим, не слыхал!

— Так а чего ж тогда? А что бойцы под его рукой ходят… А что, на фабричных дискотеках ни одна драка без свинчатки не обходится, так ничего? А про ватаги ваши, что рабочие общаги берегут, ничего сказать не хочешь? Каждый живет как может, согласен? А мои парни, так они вон где стоят. С тобой разговариваю я. А ты даже имя свое не назвал. Невежливо!

— Молодой, борзый, — буркнул себе в бороду мужик, но, как мне показалось, в этих же "зарослях", пряча и улыбку. — Ну, Иван я. Ивана же и сын. Легче тебе стало?

Нормально, пошел контакт.

— Так, Иван Иваныч, а про профсоюз ты слышал?

— Не, — почесал он здоровенной пятерней спутавшиеся на затылке волосы. — Не слыхал. Что за зверь?

— Да тоже самое, что воооооон тот фрак тебе предложил. Только общая контора, всех рабочих защищает. И не вот этот горлопан пойдет за тебя с директором завода говорить, а нормальные юристы, которые и с толком позицию свою разъяснить могут, и кляузу накатать в ведомство какое такую, что не в раз отмахнешься.

"Молотобоец" аж застыл, в возмущении.

— Так это чего, еще двадцать процентов платить?!!

— Зачем тебе платить им, если можно договориться с нами? — удивленно спрашиваю я.

— Так этих мы хоть знаем, а ты вообще непонятно откуда взялся!

Народ, из тех что поближе, согласно загудел.

— И не двадцать процентов, а всего два!

Гул сменился с угрожающего на удивленный.

— А что ж ты иметь с этого будешь? — пробасил удивленный здоровяк.

— А я, Иван Иваныч, на жизнь себе зарабатываю вот этими самыми руками. В мастерской. Но вот мама у меня контролерам ОТК работает. Да, не у вас, но им в этом месяце по шесть дополнительных смен выставили. Шесть, Иваныч! И у парней так же! Врать не буду. В накладе не останемся. Вот только притчу про веник и прутики ты не хуже меня знаешь. А, значит, и держаться вместе надо! Все ж таки не при крепостном праве живем. Чай еще и права какие-никакие имеем. Надо только их теперь защитить грамотно, а там…

Космач от моего напора несколько оторопел. Поверил ли? Хрен знает! Да и где я соврал? Тоже нигде! В том, что конечную цель имею, ну так то на мои слова и не влияет никак!

— Что ж ты от меня хочешь?

— С людьми говорить хочу! — Махнул я в сторону мегафона, что казался игрушкой в руках Винни.

— Говорить хочешь… — Негромко протянул Иваныч, прежде чем глубоко задуматься. Никто ему не мешал принимать решение. Уважают явно! — Говори! Вот только сцены у меня для тебя нет.

— Так и не надо! — Заверил я.

Мы еще посмотрим, кто вещает круче: Ленин с броневика или я с крыши "Паккарда"!

[1] «Arbeit macht frei» — фраза на немецком языке, звучит как «А́рбайт махт фрай», что в переводе означает «Труд делает свободным», «Труд освобождает» или «Работа освобождает». Фраза в качестве лозунга была размещена на входе многих нацистских концентрационных лагерей — то ли в насмешку, то ли для придания ложной надежды. Несмотря на то, что использование надписей подобного типа над входами в различные учреждения было распространённым явлением в Германии, конкретно этот слоган размещался по приказу генерала Войск СС Теодора Эйке, руководителя системы концлагерей Германии, второго коменданта концлагеря Дахау.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/Arbeit_macht_frei)

[2] Ма́нор (англ. manor) — феодальное поместье в средневековых Англии и Шотландии, основная хозяйственная единица экономики и форма организации частной юрисдикции в этих государствах. Манор представлял собой комплекс домениальных земель феодала, общинных угодий и наделов лично-зависимых и свободных крестьян, проживающих во входящей в состав манора деревне. Основой манориального хозяйства были отработочные повинности зависимых категорий крестьян (вилланов, коттариев, хазбендменов (англ.)русск.) и судебная юрисдикция феодала над ними. Социальным и административным центром манора являлась усадьба феодала. Манориальная система господствовала на Британских островах с XI по XVII век, хотя с началом нового времени маноры стали постепенно утрачивать феодальный характер, превращаясь в аграрные хозяйства капиталистического типа.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D1%80)

Глава 19

— Как вы узнали о нападении на мастерскую?

— Красная ракета — нападение. Две зеленых — держимся.

— Это заранее оговоренный сигнал?

— Да.

— Почему вы прибегли к такому способу подачи сигналов?

— Его можно применить при перерезанных телефонных проводах.

— Вы ожидали нападения?

— Район опасный.

— Насколько вы оцениваете опасность расположения мастерской?

— Стреляют…

Забавный это был диалог. Обсуждаем фактически боевые действия пусть и на окраине, а все же Питера, а вот простого вопроса "А откуда у вас, ребятки, оружие да взрывчатка?" так и никто не задал. Бой был. Трупы есть. Вопросов про оружие — нет.

Забавно. И даже анализировать такое поведение представителей великой и ужасной "Тройки" нет смысла. Просто недостаточно информации. Вот выкарабкаюсь, тогда и поговорю с умными людьми за советскую власть.

Они пришли на следующий день после моей не самой плохой попытки спародировать дедушку всех пионеров. Налет начался под утро. Назвать гордым словом "штурм" эту профанацию не повернется язык и у самого явного дилетанта. Оно ведь еще в Петровскую эпоху пришло к нам вместе с "онемечиванием", и обозначало бурю, набат. А это… Вот не знаю я какое определение даже подобрать, но происходить оно должно явно от слова "стадо!".

Эх… Какие только мысли в голову не лезут, когда адреналин в крови уже выгорел, а перед тобой лежит пачка чистых листов, и очень вежливая просьба "а напиши-ка нам, голубчик, как оно все тут было!" от людей, которым не отказывают. Это с полицией и жандармами пободаться можно насчет своих прав и свобод. И даже дядечкой-адвокатом пригрозить. А вот с личной канцелярией самодержца, в лице особого ее отдела, не слишком-то и пошутишь. Над ними же закона нет выше воли монарха. Так что про все указы об отмене телесных наказаний, международные соглашения о недопустимости пыток как средства дознания можно просто забыть при встрече с этими господами.

Да, именно господами. Одаренными. Да и принадлежность к аристократии просто печатными буквами написана на лбах скучных и отчего-то плохо запоминающихся лиц. Сами гости "оттуда" выглядят канонически комично: невысокий толстячок и худющая под два метра жердь. Классические английские джентльмены в костюмчиках с Севил Роу[1] и круглых котелках. Даже трости в руках имеются. У обоих. Кто-то из моих даже хихикнуть даже пару раз удумал, но тут же притих, наткнувшись на мой очччень недовольный взгляд. Очень уж у господ этих моторика примечательная была, да и держались они как слаженная пара, что в мире где боевые искусства почитались за грех среди простолюдинов, а промеж аристо явно недостойным занятием. Да и уровень развития… Мда. В общем, парочка удивляла. А уж тросточки какие интересные в руках. Спасу прям нет. Я же такие штуки видел. У меня и у самого было нечто подобное. Подарок от деловых партнеров "там". Уверен, что аксессуар мигом превратиться в опаснейший узкий клинок. Ну а в "сложенном" состоянии явно тяжелые набалдашники вполне шли за серьезное дробящее оружие. Вот только тросточка у меня на стенке висела в качестве забавного сувенирчика, а вот гости явно знают, как ловчее с непростой удумкой управиться!

— Какие-то сомнения, Александр Сергеевич? — спросил "низкий", заметив, что я "завис" над чистым листом.

— Думаю, с чего бы начать.

— Излагайте все по порядку, — продолжил мысль напарника "длинный". — А если чего и забудете, то не волнуйтесь, изложить написанное вам придется неоднократно. Обязательно вспомните…

Я вспомнил. И даже вздрогнул.

- Командир, да что за?… — Скорее даже прошептал, чем сказал вслух Яша Самарин.

Да и что тут ответишь. Взяли нас филигранно. Прямо на летном поле в момент высадки. Проворные мальчишки, явно с огромным опытом именно таких операций тут же оттеснили бойцов от "оркестра", и теперь самым неприличным образом предлагали сдать еще и личное оружие.

Подаю серию знаков, что сводится к сухому и лаконичному "Подчиниться!".

Опытные руки мигом сдергивают с нас автоматы и разгрузки, не забыв освободить и мою набедренную кобуру. Да и ножнам моим придется какое-то время поскучать без привычного НР[2].

"Хороши, мерзавцы!", — только и оценил я. Идеально соблюли баланс между плотным контролем "хрен дернешься" и банальной вежливостью это надо уметь. А то знавал каждый из нас придурков, что полагали десятикратное преимущество в стволах достаточным аргументом для прямого хамства людям, что эвакуационная вертушка только что спустила после недельки-другой на свежем воздухе в горах.

Эти же красавцы вполне себе представляли, на что способна группа тренированных советских убийц, чьи мозги еще не переключились с режима "война" в режим "мир". Относительный. В этом чертовом пекле безопасных мест нет по определению. Однако же "мир".

Нас быстренько развели в разные стороны. Помню, что потом везли куда-то. Дюже "козлик" трясучий был…

Документы о том, что податель сего имеет право на любую информацию, не взирая на все грифы и условности, мне подсунули сразу. Ознакомился, куда деваться.

А потом начался ад. Сначала я скурпулезнейшим образом изложил весь наш недельный маршрут по горам. Да ничего особенного там и не было: высадились — вышли на точку — сработали — отошли — добрались до вертолета. Затем начался многочасовой допрос, где совершенно скучный дяденька задавал мне вопросы так, словно я ничего не писал, а он написанного в глаза не видел. Причем вопросы эти были с такими подробностями, о которых я даже и не задумывался. Запомнилось уточнение, снились ли мне во время выхода эротические сны, сколько раз сержант Голадзе покидал колонну для оправки во второй день нашего выхода, какая маркировка стояла на дизеле подорванного нами японского внедорожника… Ну и все в том же духе. В какой-то момент я даже перестал эмоционально воспринимать происходящее как идиотизм, подолгу задумываясь над абсолютно бессвязными с моей точки зрения вопросами и старательно вспоминая сколько листьев было у клевера, который я сорвал во время поиска лапушка для подтирки собственной задницы на четвертый день "маршрута".

Примечательно, что наш командир, про которого вслух мы упоминали лишь уважительным местоимением Сам, все это время простоявший за моей спиной в допросной, в ход беседы не слишком-то и вмешиваясь.

Мелькнула даже непрошеная мыслишка, что полковник, вполне заслуженно в свое время носивший позывной Красный Бык, здесь для того, чтобы белого света не увидел уже я.

Обошлось.

А затем был злополучный стакан газировки из бутылки с маркировкой на языке вероятного противника, после которого вдруг стало так хорошо и спокойно, а ответы начали сами срываться с губ. А "скучный" собеседник, вдруг переставший быть таким уж и противным, задавал все новые и новые вопросы.

Потом был сон.

И вновь допрос — повторное изложение на бумаге — допрос — писанина — допрос…

Они имели на это право. Легче от этого не становилось.

А потом все закончилось…

Просто в один из дней, когда я в который раз рассматривал пальцы своих ног, ногти на которых, по-хорошему, пора было бы уже и постричь, появился Сам.

- Пойдем, сынок.

Вот и все.

Нас высадили на той же площадке, что и двумя днями ранее. Здесь же была вся группа. И весь "комплект"… Носящий видимые лишь очень внимательному взгляду самостоятельно собиравших и подгонявших снаряжение людей следы тщательного изучения.

Между собой ситуацию не обсуждали. Вообще. Не было никаких подписок и прочих, промеж людей серьезных глупостями почитаемых, гневных тирад.

Просто забыли и все.

Так я и не узнал, что же произошло в тех негостеприимных горах в районе нашей работы. Может, оно и к лучшему?

* * *
Налет начался под утро. Однако уже с трех часов ночи метрах в ста от нашей мастерской начала собираться шобла. Толпа. Иного слова им было подобрать трудно. Человек семь приехали на двух видавших виды (куда там нашим "Паккардам"!) авто. Остальные явно стягивались пешком. Винни, чья тройка сегодня заступила охранять наше общее имущество попыталась связаться со мной по телефону. Однако прибывшие хоть и явно собирались переть дурниной, планируя сломить защитников за счет превосходства в живой силе и стволах, линию связи таки перерезали.

Плюсик им. Надгробный.

Первая легкая разведка вышла к воротам примерно в половине четвертого. Однако хватило пары предупредительных выстрелов, чтобы с десяток особо борзых особей, блистая видом "Оу, оу, палехче!", откатились назад.

В воздух взлетела первая ракета. Красная.

Наблюдатели от Гусака ее откровенно пр***ли, а потому она стала лишь красивым фейерверком. Этаким обрамлением к, казалось бы, неминуемому триумфу нападавших. А вот ночевавший вовсе не дома брат, похоже, п****ал свой шанс с Анечкой. Пекарева дочка, после нашего с ней последнего разговора, отчего-то решила обратить внимание на Лешку. Мне было все равно, а потому братец, после разговора со мной, ситуацией решил воспользоваться. По крайней мере, именно из окна ее комнаты он вылетел, на ходу застегивая штаны, едва увидев красные всполохи. С этой секунды о маскировке он не слишком заботился, а потому Анечку по утру явно ждал нелегкий разговор с отцом. Вполне возможно, что здоровенный пекарь, любивший месить не только тесто, но и лица потенциальных ухажеров дочурки, захочет поговорить с моим не менее непутевым братцем позже. Вот только, как говорится, Всевышний создал людей разными, а полковник Кольт уровнял шансы. А объем бицепса на скорость пули не влияет ничуть. Короче, будут у братца аргументы в разговоре. Вот только если он начнет их пользовать для решения личных и амурных дел, то ждет его беседа со мной. Очень злым мной.

Встретились мы у входа уже в наш дом, возле которого я заканчивал проверять "папаши" и револьверы.

— Проверяйся. — Только и буркнул я с легкой завистью, едва запыхавшийся братец рухнул на скамью. — И отдышись! У тебя есть пара минут десять, пока парни не подойдут.

— Но там… Там… — Начал было Лешка, но тут же безнадежно махнул рукой, вновь ловя дыхание.

— Остальные сейчас будут, — сообщил я, соображая, куда запихнуть запасные "диски" к ППШ, но тут же пришлось отвлечься на объяснения. — А ты ругался, что я босякам мелким денег подбрасываю. А они ночью по улицам шмонаются. Днем-то городовые гоняют. Ну чем я не Шерлок Холмс с его "иррегулярниками"?..

БАБАХ!

Со стороны мастерской донесся слитный гул взрывов.

— Саш…, бежим! — Вскочил братан и попытался рвануть к месту взрыва.

— Стоять…, торопыга, — сплюнул я, усаживая разгоряченного братца обратно на лавку. — Проверить и подготовить оружие. Бегом!

Раз… Два… Вверх взлетели две зеленых ракеты. Держатся, но неприятель располагает значительными силами. Однако попавшиеся на минную ловушку и потеряв сколько-то убитыми и, сколько-то раненными, волна нападавших откатилась для обдумывания ситуации.

"А говорил, параноик!..", — поддразнил я сам себя. И похвалил. За предусмотрительность!

Тем временем появились Чук и Гек. Я сразу же отправил наших полностью готовых боевых очкариков поглядеть что к чему по длинному, заранее разработанному маршруту. Ничего автоматического им не полагалось, ну так близнецам и не Рейхстаг штурмовать, а попросту посмотреть, что же там творится с нескольких заранее определенных точек, да рассказать нам.

Уж и Кот явились еще через десять минут. Долго. На будущее надо за ними одну из машин на постоянной основе закрепить, а то далековато им добираться.

Стоят вот оба-двое запыхавшиеся словно после марафона, а отдыхать времени уже нет.

— Вперед. — Только покачал головой я.

Ну, и где же наши близнецы?

— До сотни человек расположились метрах в ста от центральных ворот мастерской, — докладывал уже через пять минут Чук. Или Гек. Их и при свете дня друг от друга отличить сложно, а уж во тьме ночной… Вернее, хмари утренней, и подавно! — Наткнулись на минную ловушку. Своих раненых и убитых бросили. Боятся подорваться ("Правильно, в общем! — "одобрил" я, прекрасно помня где и сколько сюрпризов я заложил)…

А вообще, великое дело сделал, используя ингредиенты из обычного хозяйственного магазина. Премию мне. Нобеля имени. По химии. Кстати, именно сейчас было бы очень иронично получить премию "от" изобретателя динамита!

Со стороны мастерской резко и зло рявкнул "папаша". Для острастки, судя по всему. Не последовало продолжения.

—… Насчитали несколько замаскированных групп. Похоже, чтобы никто не ушел. Следов организации засады по пути следования не обнаружено. Основное вооружение — десятка полтора старых берданок и всякие цепи-кастеты-нижи.

Ага, то есть, что кто-то придет на помощь защитником мастерской, никто не предполагал. Хотя вообще странно, а чего так много-то? По идее, чтобы "наказать" одну мастерскую с десяток лбов при паре ружьишек вполне бы хватило… Не забыть задаться вопросом позже!

— Вперед.

* * *
Первый "дозор" обнаружился метро за двадцать до забора нашей мастерской. А я всегда был уверен, что этот мир, погубят курящие на посту "часовые". Двое. По обеим сторонам улицы. Дистанция метров семь. Один стоит во весь рост спиной к нам, выцеливая что-то в черной туше ангарной стены, где у нас ремонтный бокс размещается. Второй же притаился за углом здания чуть дальше, и тоже занят бессмысленным, но успокаивающим делом — вцепился в оружие и… Пялится в стену.

Зато при деле оба, ничего не скажешь!

Да, здесь неподалеку замаскирован один из наших "не очевидных" выходов с территории. Потом бы не забыть озаботиться еще и вопросом, изображали ли эти двое здесь бурную деятельность или нас кто-то слил. Второй вариант неприятнее — ЭТА информация была достоянием очень узкого круга лиц.

Молча делаю парням знак "Укрыться!", после чего начинаю стаскивать обувь и складываю на землю ППШ. Бррр, холодно, босой ногой да по сырому-то асфальту, да ранней осенью. Вот только жить хочется чуть больше. А так шанс "шумнуть" гораздо ниже.

Бах!

Громыхнул револьверный выстрел от мастерской.

Бах! Бах!

Вряд ли от подобной пальбы много толку. Похоже, парни просто ведут беспокоящий огонь.

Шаг. Еще шаг. Пригнувшись как можно ниже, крадусь к спрятавшемуся за грузовиком "счастливчику". Его спина все ближе, а мои внутренности все сильнее скручивает невидимая, но готовая сорваться в любой момент пружина. Последние несколько шагов вообще перестаю дышать, каждое движение выверяя словно на минном поле.

Бах!

Рывок совпал с выстрелом. Левой ногой бью в колено, подламывая его, и тут же зажимаю бандиту рот, опрокидывая приговоренное тело на себя. Дело завершает острый клинок. Не нож разведчика, конечно, но и его хватает, чтобы с противным скрежетом перехватить горло жертвы. Падаем мы вместе, а я еще с минуту не выпускаю из рук бьющегося в конвульсиях стрелка. От звука выплескивающейся из горла крови накатывает тошнота, но пока держусь. Лишь крече стискиваю рот уже покойника, чтобы он последним хрипом не успел предупредить напарника.

БАМ!

Взрыв с другой стороны резанул по ушам. Тут же огрызнулся "папаша" от мастерской. И кто в такой кутерьме обратить внимание на одинокий револьверный выстрел чуть в стороне от основного поля боя?

Так закончил свой жизненный путь второй стрелок, который успел обернуться, но от ужаса, а я кровью его напарника измазался с ног до головы, даже не попытался заорать, привлекая внимание "коллег".

Впрочем, он бы и не успел.

А вот мы к мастерской прошмыгнуть-таки умудрились, оставшись так и незамеченными нападавшими.

[1] Улица в центральном Лондоне. Известна на весь мир своими ателье по пошиву мужской одежды.

[2] Здесь имеется ввиду НРС-2 «Взмах» (Нож Разведчика Специальный, индекс ГРАУ — 6П31) — огнестрельное оружие специального назначения, разработанное на Тульском оружейном заводе для спецподразделений армии СССР, в настоящее время являющееся личным оружием нападения и защиты бойцов специальных разведывательных подразделений армии и некоторых подразделений правоохранительных органов, представляющее собой нож с вмонтированным в рукоять однозарядным стреляющим устройством. Предназначено для поражения противника в ближайшем бою клинком, при ударе или метании, а также выстрелом без шума и пламени на дальности до 25 м. На обухе клинка нарезана пила по металлу. В ножны встроены кусачки-обжимка детонаторов и плоская отвёртка.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%A0%D0%A1-2)

Глава 20

— Ааааа!!!

Это был не крик, а тонкий визг, что скорее был присущ экзальтированной барышне, чем здоровенному крепкому парню, сложением от среднестатистического явно отличающимся в пользу крупного! Тем не менее, Винни голосил, подобно загнанной мышью на табуретку домохозяйке: громко, самозабвенно и очень-очень смешно… Вот только совсем-совсем не вовремя!

Да и здоровяк что-то совсем не улыбался. Да и мне резко стало не до смеха. На моих глазах один из самых моих здравомыслящих соратников буквально терял всяческую адекватность, продолжая надрывать голосовые связки. А ведь снаружи ничего еще не кончилось. И пусть против наших пистолетов-пулеметов выступают древние гладкоствольные карамультуки, но ведь у нас их всего пять, а за стеной в те же раз пять больше! Это если не вспоминать о такой мелочи как группы поддержки с типичным оружием пролетариата типа кирпичей, палок, цепей и прочей кустарщиной.

Лаааааадно… Попробуем начать с классики. Резкий подшаг и удар открытой ладонью роняет мгновенно заткнувшегося здоровяка на пол. Вот черт, хотел же что-то вроде пощечины, да вот только тренировали меня немножко на другое. И удар ставили такие зубры, что их наука и через десятилетия не забылась! А открытая ладонь в бою, где капы, бинты и перчатки отсутствуют как класс- штука действительно страшная!

Есть и плюсы. Заткнулся Винни мгновенно. Лишь пялился на меня чуть более осмысленным взглядом, да выбивал дробь зубами чуть тише, чем минуту назад.

— Эй, приятель, ты чего? — Я даже попробовал дружелюбно улыбнуться, да только лидера тройки затрясло еще сильнее. — Братан, давай, приходи в себя!

— Санни?.. — Протиснул он сквозь зубовую чечетку первый осмысленный вопрос секунд через сорок. — Т-ты? Ж-жив?

Я удивленно оглянулся на парней, что пришли ос мной.

— Все нормально! — Как раз орал Кот Киру и Шпале, что едва не побросали боевые посты, чтобы выяснить, что такое ТАК напугало из командира. — По местам стоять!

Винни же продолжал бессмысленно хлопать глазами.

— Санни, ты… Ты… — Начал он.

— Да… Я?… — Попытался помочь здоровяку я.

— СУКА ты мелкая!!! — От таких "обвинений" я аж присел на месте. — Ты,!"№ этакая, какого?..

И че это "мелкая"?!! Да тут каждый по сравнению с этим боровом "мелкий". А мое тело вполне развито для этих лет… Да и вообще, на курок нажать много сил не надо. Да и спецназ — прежде всего тема про мозги.

Разорялся главный защитник нашей базы долго. С чувством. Расстановкой. Мы аж заслушались. Коту даже дважды пришлось напоминать Киру и Шпале, чтоб от секторов наблюдения не отвлекались. Им, видите ли, тоже интересно было!

— Ты их что, СЪЕЛ?! — Окончательно добил меня абсолютно странным заявлением обычно выдержанный до флегматичности богатырь.

Судя по смешкам сзади, остальные гораздо лучше меня понимали, что здесь вообще происходит.

— Мы-то видели, а вот если бы ты на нас так вышел, — хрюкнул давящий смешки Лешка. — Да еще и в темноте!.. Я б, наверное, и сам того!

— Чего "того"? — Уже не слишком сдерживая раздражения уточнил я. — И давай просто, быстро и понятно! А то нас тут слегка поубивать собираются!

Последнее было небольшим преувеличением. Нет, если изначально нас даже и хотели поближе познакомить с медсестричками ближайшего госпиталя, то после таких потерь настроения в стане налетчиков должны были измениться радикально. О чем свидетельствовали участившиеся выстрелы в нашу сторону. Вот только они пока не преодолели и первую линию обороны, откатившись после знакомства с моими минными ловушками. Наши парни же просто отошли на резервную позицию, но все еще находились на территории, а не перешли к последним рубежам обороны внутри мастерской.

— Мудак ты, блин! — Резюмировал Винни и резко поднялся, с яростью делая какие-то не слишком понятные мне движения.

— А что ты?..

— Проверяю, не обоссался ли, — буркнул резко приходящий в себя "пациент", но заметив мой недоумевающий взгляд, все же пояснил. — На ощупь!

Я коротко хмыкнул.

— Будем считать, что ты просто рад меня видеть! — Резюмировал я, все еще не слишком осознавая причин столь ярких эмоций.

На какой-то миг я ясно видел, как на лице Винни борются две силы: желание дать мне в лицо прямо сейчас и мысль о том, чтобы отложить сие действо до конца налета.

Разум победил.

— В зеркало посмотри, братец! — Предложил Лешка, наблюдая за тем, как я задумчиво смотрю вслед потопавшему к уличным позициям здоровяку.

Делать нечего — пошлепал в туалет.

Мдаааа… Ну, по крайней мере, Винни не поседел. Молодой ишшо. Хотя мог бы. Это ведь в кино, перехватывая кому горло, герой остается чистеньким да гламурненьким. Ну, а как иначе? Должен же он смотреться на фоне своего белого коня. А в жизни-то оно немножко иначе. Никому не желаю минутку поваляться с бьющимся в конвульсиях телом, из распоротого горла которого хлещет кровь. Я был в ней ВЕСЬ. С ног до головы.

К горлу вот уже второй раз за последнюю четверть часа вновь подкатила забытая за давностью лет тошнота, но ничего — справился с собой. "Делиться" своим ужином с Ихтиандром прямо сейчас я не собирался. А вот смыть всю кровь с лица так и не успел. Тонкой струйкой едва теплой воды и при наличии времени нормально умыться — задача та еще. Когда же из гигиены — только небольшой обмылок, а время отмеряется выстрелами, только и возможно бросить в лицо пару пригоршней воды, да обтереться относительно чистым полотенцем. В душе, конечно, обещаю себе, что этим вопросом займусь сразу после войнушки. Мне-то и этой малости хватает — до дома не далеко. А парни по молодости лет еще не умеют организовывать комфорт вокруг себя.

Бах!

Кот просто сносит хлипкий замок богатырским ударом, и на секунду зависает, осматривая результат. Мне этого времени вполне хватает, чтобы парой движений протереть лицо и глянуть в зеркало. Результат — так себе. Была кровь пятнами и каплями, стала — размазанным месивом. Ладно.

— Эээ… — Пришел в себя хвостатый, едва я отложил ставшее бурым полотенце.

— Четче! — Слегка прикрикнул я.

— Там эти… Идут!

Я лишь кивнул, устремляясь на улицу.

Эти… Шли.

Просто и без изысков. Толпой. Где-то сзади остались несколько стрелков, что изредка постреливали в силуэт мастерской. С двухсот метров попасть в кого-то горе-снайпера могли лишь случайно. И от очень большого счастья. Однако пока такового к ним не привалило, а потому мы даже пока что не пригибались, передвигаясь меж укрытиями. Рано.

— Они даже позиции не меняют, — воскликнул Шпала. — Просто сидят в открытую, да шмаляют не целясь!

Остальные шли. И преодолели уже пятьдесят из двухсот метров до своих товарищей, что подорвались на минной ловушке. Многие из них еще дергались, добавляя "уверенности" в светлом будущем первым рядам. Чук и Гек расположились метрах в десяти от побоищу, прикрытые скосами ворот. Вряд ли древние берданки способны пробить металл забора, что огораживал территорию (а в иных местах еще и усиленный дополнительно наваренными листами!), а "нарези" пока в их руках никто не видел. Вооружены близнецы были револьверами. Но им и не в бой вступать, а лишь проверить и привести в готовности "инженерку" к СВУ[1] с поражающими элементами в виде различного крепежа, что можно было купить буквально на вес (болты, гайки, гвозди и т. д.), и мелкими обрезками уже от развернутой во всю ширь мини производством. Заодно и постреляют слегка, убеждая нападавших, что больше возможности вести автоматический огонь у защитников нет, когда побегут под защиту бетонных стен центрального бокса. Затем их задачей становиться постоянное наблюдение за периметром. Мало ли кому удастся перебраться через наш довольно хитрый забор. Там ведь кучи мусора очень даже со смыслом разложены, а кое-где еще и "колючки" накрутили, чтобы слишком умным товарищам жизнь раем не казалась. Так что этой парочки должно хватить на весь периметр, помимо всего прочего снабженный еще и кое-какой несложной, но эффективной самопальной сигнальной "инженеркой". За ними еще метрах в пяти за капотами клиентских машин укрылись Секач и Уж с "папашами" на изготовку. У этих задача еще проще — прикрыть отходящих близнецов, если их неожиданно прижмут шагающие в первых рядах придурки с ружьями. Ну, а если нет, то прицельно пострелять по выжившим во взрыве второго контура минных заграждений. По иронии судьбы, укрытием им стали уже готовые у выдаче "Каприсы" Гусака. Ну так его проблемы. Лучше наблюдателей дрючить надо было! Не спали бы по постам, глядишь, первые отряды уже здесь были бы. А так пока еще "иррегулярники" хоть кого-то поднять на ноги смогут… Беспризорники же, дети! Кто их вообще слушать-то будет. В лучшем случае, отправят кого-нибудь на проверку. А там пока оценят уровень угрозы, пока поднимутся по тревоге… Уж и полдень настанет.

"Эти" преодолели уже половину дистанции до наших ворот. Красиво идут, хоть и гурьбой. В толпе мелькают факелы. Ну а что вы хотели, друзья-товарищи? Заводской райончик, темновато тут у нас по ночам бывает… До поры!

— Кир, Шпала за мной!

Быстрым шагом веду снайперскую пару в угол, где располагается грубо сваренный, но достаточно надежный стальной ящик. Вскрываю его и выдаю нашему главному (меня в расчет не берем!) снайперу игрушку из моего личного резерва — слегка побитую временем, но вылизанную мной же в идеал СВТ-40[2]. Зубами у Гусака выгрызал. Он и отдал. В слегка нерабочем, по его мнению, состоянии. Мой вердикт — грязная, старая, но безотказно надежная. Он даже ПУ[3] с нее не снял. Темный, мол, старый. Ну да, не современная просветленная оптика, но на безрыбье — прекрасный инструмент для дистанционного решения спорных вопросов. А уж на дистанции до полутора сотен метров — просто убийственно точный аргумент. Патроны — всего тридцать россыпью. Ну, тут уж чем богаты.

— Шпал, — Привычно сократил я позывной корректировщика. — Бинокля у меня нет. Работаешь так… Пацаны, первые цели — командиры и активисты, затем — стрелки. Работу начинаете после взрыва. Если будет время и возможность, переключаетесь на тех у машин. Приоритет целей тот же. Пошли!

Парочка молча сгребла подарки и в темпе свалила на крышу ангара. У них там пара лежек подготовлена еще со времени наших первых тренировок когда не только "Светка", но и "Кольты" для нас были роскошью.

Есть контакт!

Подрыв произошел без команды как раз в тот миг, когда "папашу" в руки взял и я, готовясь прикрывать отступающих братьев. Своего и Кота. Наши близнецы справились с задачей на ура — рвануло знатно и вовремя, а сами они уже ушли дозором. Так что и за спины можно быть спокойными.

В тот же миг вспыхнули мощные прожекторы, слепя супостатов и превращаю уличную тьму, что играла на их стороне, в отличный тир для нас.

Бах! Бах!

Как-то несерьезно, игрушечно "бахнули" пара пистолетных выстрелов из-за мастерской. Ага! Кто-то все же попытался подобраться к нам с тыла. Ну и кто им злобный доктор?!

Огрызнулись злыми рявками ППШ в руках Секача и Ужа. Аккуратно, словно в тире, они скупыми очередями стали выбивать тех, кто казался им наиболее опасным. Вот она, спокойная и методичная боевая работа с тщательно рассчитанным элементом риска. Там, где начинается голливудский боевик в стиле бондианы, кто-то очень сильно ошибся еще на этапе планирования. Случается сплошь и рядом, на самом деле. По счастью, не в нашем случае!

Снайперов не слышно. Ну, правила световой и шумовой маскировки я им объяснял плотно. Наверняка бьют под прикрытием очередей с улицы.

Или мертвы. Что вряд ли.

Спокойно жду, пока добьют свои диски парни и вступаю в игру сам, очередями уже не сколько стреляя по целям, сколько заставляя укрыться разбежавшуюся шпану. Уж с Секачом в это время ставят на штатные места свежие диски. Вот и все. Отхожу на перезарядку и я. Дальше парни сами начнут по одному, прикрывая друг друга, оттягиваться к мастерской.

… Кавалерия, как ей и полагается, появилась с шумом, гамом и слишком поздно! Когда на ярко освещенный подъезд к нашей базе начали вылетать "тачанки" бойцов Гусака, бандиты хоть какую-нибудь организованную силу уже не представляли. Так, очаги спорадического сопротивления, которые тут же и давили. Кого-то, из тех что не сбежали, похоже, даже взяли для допроса. А вот остальных без особых эмоций добивали. Им еще территорию до приезда начальства контролировать. Очень не хочется от кого-нибудь не проконтролированного "трупа" получить выстрел в спину.

Да, если "в деле" вышло до сотни наемников, что само по себе тянуло на очень серьезную заявку к переделу улиц, то, как минимум, половина сейчас осталась здесь.

А потом появились Длинный и Толстый на "догонялке" двадцать третьей модели.

И началось…

* * *
— Ох ж ты, б**, твою мать!

— Алиночка, милая, разве пристало так выражаться юной деве? — Поинтересовался я.

— Ты, ***, себя в зеркало видел? — проигнорировала вполне справедливое замечание девушка.

— Переодеться мне не дали, — только и вздохнул я, кивая головой в сторону в очередной раз изучавших мою писанину Толстого и Длинного. — Хорошо, что умыться получилось.

— А ты вообще как сам, в порядке?.. — Начала было девушка, но тут же прервала сама себя покачав головой.

Ну да, ну да, была бы это все моя кровь, вряд ли я бы сейчас был способен на разговор.

— Александр, знакомься, — взяла себя в руки девушка. — Мой брат — Артем Эду…

— Достаточно просто имени, — махнул рукой достаточно молодой аристо по крови, но изгой по прозвищу и фактическому положению. — Рад знакомству.

Я пожал протянутую руку. Как-то до того встретиться не получилось. А вот то, что Кареевы не обращали никакого внимания на канцелярских порождало новые вопросы.

— Думаю, познакомиться поближе мы можем толком и после, — констатировал брат темноволосой огненной красотки, не без интереса окидывая меня взглядом вполне понимающим, что и откуда на моей одежде взяться могло. — Пока же прошу тебя написать еще один экземпляр ваших похождений. В этот раз прошу отдельно озвучить свои мысли по поводу происходящего и описать все то, о чем ты умолчал в варианте для этих господ. Особый упор прошу сделать на раскрытие мотивов твоих решений.

Интересная просьба. Явно от "института". Ладно, сделаем.

* * *
Второй раз Артем Кареев прибыл уже без сестренки ближе к вечеру. Мельком он пробежал листы моего отчета по операции. Чему-то загадочно поулыбался и… Аккуратно сложил их в объемистый конверт, который в момент запечатывания полыхнул такой силой, что даже я чутко понял — все содержимое будет сразу уничтожено, едва его попытается извлечь кто-нибудь посторонний.

— Патрону. — Коротко скомандовал он, не глядя отдавая пакет Длинному.

Парочка канцелярских лишь молча кивнула, да и была такова.

— Нам нужно пообщаться.

Согласно киваю.

— Например, завтра?

Киваю еще согласнее.

Выспаться надо. И вымыться. Спасибо за понимание.

[1] Самодельное взрывное устройство.

[2]7,62-мм самозарядные винтовки системы Токарева образцов 1938 и 1940 годов (СВТ-38, СВТ-40), а также автоматическая винтовка образца 1940 года (АВТ-40), самозарядный (СКТ-40), автоматический (АКТ-40), и охотничие (ОКТ-88 и СВТ-О) карабины — модификации советской самозарядной винтовки, разработанной Ф. В. Токаревым.

СВТ-38 была разработана в качестве замены автоматической винтовки Симонова и 26 февраля 1939 принята на вооружение Красной армии. Первая СВТ образца 1938 года была выпущена 16 июля 1939 года. С 1 октября 1939 года начался валовый выпуск на Тульском, а с 1940 года — на Ижевском оружейном заводе.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D0%B7%D0%B0%D1%80%D1%8F%D0%B4%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B0_%D0%A2%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B0)

[3]ПУ (от Прицел Укороченный[1]) — советский оптический прицел, изначально созданный в 1940 году, для совместного использования вместе со снайперским вариантом самозарядной винтовки Токарева (СВТ-40).

Конструкция оказалась настолько удачной и востребованной, что выпуск не останавливали и после войны[2]. Вплоть до настоящего времени копии этого прицела пользуются устойчивым спросом в России и за рубежом.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%A3_(%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%86%D0%B5%D0%BB))

Глава 21

Глава 21.

Меня пригласила на обед. Аристократка. Да еще и магичка. Ммм, симпатяжка Кареева…

И пусть злые языки говорят, что вообще-то приглашение исходило от ее брата, да и проходить встреча будет вовсе не в родовом особняке, а в ресторане младшей ветви, но… Обед? Обед! Карточка с адресом и временем подписана Кареевыми? Точно! Алиночка будет за столом? Наверняка! Так почему бы не истолковать события удобным для себя образом? Позитив — наше все!

Собирался на "свиданку" я в приподнятом настроении. Особенно когда передо мной встал извечный женский вопрос — что надеть? Это перед работягами можно выступать в старых брюках и рубашке из грубой ткани, а вот для выхода в свет такой прикид — немножко не то. Да и подтяжки, вроде бы, верный признак городской бедноты. Ну что ж… Меня такими мелочами смутить сложно, пусть у этой семейки аристократической голова болит!

А вот на "Паккардах" уже не поедешь. Автомобили в стиле "рат лук"[1] вполне можно встретить и в центре Питера. Удивления не вызовут. Даже на Невском. А вот парковка ресторана с претензией на фешенебельность — дело немножко другое.

Я оторвал взгляд от небольшого мутноватого зеркальца, что висело в нашей каморке приема заказов.

— Что у нас сейчас "на излечении"?

Народ задумался. Даже ради такого сделал вид, что смехуечки раздавались не в мой адрес. Очень уж пацанам был не привычен вид крутящегося перед зеркалом меня.

— Три "Каприса" из последней партии. Пара фургонов. Четыре — под разбор.

Это Винни. Как всегда четко, лаконично и по делу. Молоток! Вырос бы кувалдой, если бы объемами уже не напоминал отбойник.

Так, машины под разбор даже не рассматриваются. Фургоны — мечта некроманта от владельца "сети" из трех магазинчиков. Пригнал когда через дыры в кузове товар высыпаться стал. Методом исключения остаются "Каприсы".

— Что по гусаковским?

— Две вчера неплохо побило, — это уже включился в разговор Кот, на которого я накануне повесил ревизию всего и вся (нужно же было оценить ущерб!). — Одна — норма.

Я задумчиво кивнул. Гусак ведь мне должен за своих засонь? Однозначно должен! Вот и пусть не возмущается, что я машинку покататься возьму!

— Загоняй годную в бокс, — Котяра с готовностью кивнул. — Чтобы через два часа была проверена и блестела как у кота яй… Эээ, кхм.

Народ заулыбался.

— Ой, да ладно тебе, праааативный! — Отмахнулся озадаченный мной боец. — А волшебное слово?

— Кость, — проникновенно начал я. — П****й. Быстро!

Кот кивнул и, не стирая похабной ухмылки с лица, покинул помещение. Он уже прекрасно знал, что уж если я вспомнил о данном при рождении ему имени, лучше не обострять.

— Вот как он это делает? — Бросил я в воздух риторический вопрос, слушая как затихает грохот шагов по железной лестнице в бокс.

Я ведь прекрасно знаю, что когда того требует обстановка, Костя двигается практически бесшумно.

Это МОЕ мнение. А я, поверьте, в тишине кой-чего понимаю. Она мой рабочий инструмент, в конце концов! В обыденной же жизни парень умудрялся выжать максимум возможностей пошуметь в любой ситуации. Слишком громкие шаги, постоянный контакт с "громкими" поверхностями и предметами. А когда он уснул однажды в этой самой каморке, то я лично приходил поржать над богатырским храпом, что сотряс стены мастерской. Жалко, что еще не придумали телефоны с камерами — нашим рассказам Кот попросту не поверил! Зато во время вчерашних событий его вообще не слышно было! Ни звука! И даже когда я с утра застал его свернувшимся на продавленном и грязноватом диванчике "для клиентов" (сервис, епта!), он лишь едва слышно посапывал…

Чудеса!

Кстати, о диванчике. Спал я за последнюю пару суток не так чтобы слишком много, а потому…

— Винни, с тебя найти какую-нибудь хотя бы относительно приличную куртку на мой размер. Сможешь?

Здоровяк задумался так, словно эта задача для него была сложнее, чем голову кому открутить.

Ну-ну, верю-верю.

— Поищем, Санни.

— А не найдешь в течение часа, так просто купи! — Предложил вариант решения проблемы я, доставая из карманов штанов несколько купюр.

Все-таки пора взрослеть. Много во мне еще от Александра. "Раннешний" я такой бы оплошности не допустил. А тут за несколько месяцев не сподобился приобрести костюм. И тот факт, что применения я ему пока не видел, вовсе меня не оправдывает.

А теперь спать.

* * *
Мне уже много лет. Под сотню на двоих. И даже моя младшая половина не верит в сказки типа "честный депутат", "качественно за дешево", "дед мороз" и "можно выспаться за часок дневного сна". Однако факто оставался фактом, всего за шестьдесят минут я почувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Даже синяки под глазами стали заметно меньше. Вот она молодость, эх! А с такими темпами, глядишь, и бородатый дед в красном колпаке в обнимку с волосатым чудищем заявится. Во все готов поверить. Кроме честных депутатов, конечно. Я ж не идиот!

Эх, а ритм этого Питера мне нравится. Вроде бы и день рабочий, когда лет через пятьдесят по центральным улицам будет не протолкнуться, а ныне лепота — "Каприс" плавно скользит по вполне ухоженному асфальту, из динамика несется какой-то бодрый легкий рок, а настроение улетает в космос. Даже вид угрюмо набычившегося Винни веселит, да и только.

Но тут, скорее, я хорош. Нашел кому задачу поставить. Ну откуда у парней с заводских окраин, привыкших относиться к одежде в стиле "лишь бы срам прикрыть, да чтоб дольше прослужила такая штука как вкус". А еще гимназист бывший… Вот и подобрал, блин… А что, дорого-богато!.. Да и по телевизору он такое видел на ком-то вроде местного Элвиса, мда… Блестки, чуждый всему гетеросексуальному дизайн, аляповатая аппликация и какая-то бахрома.

— Тормози здесь, Вить!

Магазин готового платья встретил нас приятным запахом цитрусов с легкими кофейными нотками. Шарят, ребята. Самые "продающие" запахи. Так в "том" мире ученые установили. И, вроде бы, даже не британские. А вот с сервисом немножко хуже. Все-таки не успела миловидная продавщица натянуть на лицо вежливо-профессиональную улыбку. Да и недоверчивый взгляд в сторону припаркованной машины скрыть не удалось. Хотя… Это я придираюсь. Не попытались послать сразу — по здешним меркам уже уровень.

— Добрый день, молодой господин, — произнесла она с сомнением во взгляде. — Чего изволите?

Да, был у меня случай "там". Зашел с бодуна в салон "Ролекс". Ну часы потерял, бывает. Так меня не смотря на щетину, перегар и старый спортивный костюм, который я как-то не удосужился переодеть, чуть ли не облизали. Впрочем, и я их не разочаровал всего тремя словами: "Доброе. Что-нибудь. Пятьсот". Больше ни одного слова до мной до момента прощального "Угу!" произнесено не было.

— Рубаху, брюки, обувь, если повезет с размером, ремень. Это на меня, начал перечислять я. — Моему другу рубаху приличную. Стиль… Чтобы вон туда было зайти не стыдно…

Я беззастенчиво показал пальцем на входную группу ресторана, что по моим прикидкам вполне соответствовали кареевскому "Блицу".

—… На все про все у нас 25 минут ровно.

— Понимаю, — сосредоточенно кивнула девица. — Сумма?

Я жестом обозначил наш предел в сто рублей, и девушку словно ветром сдуло. Сомнения отброшены, началась работа. Умница. Когда понадобится секретарша, можно будет заглянуть сюда еще раз. Кстати, нарисованная воображением картинка такой попки в узкой офисной юбочке настроение подняла на совсем уж недосягаемую высоту. Но я ж только по хватке сужу. Это же совсем-совсем не гормоны… Аргххх, чертов пубертат!

Екатерина справилась, если верить настенным часам, за двадцать минут, уложившись в девяносто рублей, куда вошли даже довольно дорогой ремень и приличные ботинки. Не совсем то, что я люблю, но относительно с общим образом они смотрелись, да и по размеру подошли. Берем! Еще тридцать рублей ушли на легкое пальто. Оно было чуть больше по размеру… Ровно настолько, чтобы это не бросалось в глаза, но не такой уж крупный кольт легко скрывался как за поясом, так и в оперативной кобуре… Которой у меня пока не было. Надо бы с кожевником поговорить, мда…

— Катя, замечательно! — Искренне порадовался, вручая девушке пять рублей за труды.

Глаза ее довольно блеснули, а пятерка моментально исчезла из поля зрения. Куда она ее дела, я так и не понял. В ее аккуратном платьице я карманов что-то не разглядел. А изучал я его очччень внимательно, пока девушка собирала заказ.

Винни же недовольно засопел. Так, с парнями работать и работать… А то можно довольно легко вырвать человека из нищеты, а вот нищету из человека — гораздо сложнее. До сих пор помню, как после армии я жил в небольшой грязноватой однушке. И даже когда я увидел действительно неплохие деньги, то еще долгое время не переезжал просто потому что финансовое положение изменилось, а вот мышление-то как то не очень. Блокнот ведь всегда купить можно новый. Дороже и качественнее. А вот почерк изменить намного сложнее! Вот тогда-то я и поверил во все те исследования выигравших крупные суммы в различные лотереи людей. Практически абсолютное большинство за несколько лет потеряли почти все свои деньги и умирали в нищете. Если, конечно, им вообще удавалось пережить период расцвета. А сколько пацанов в 90-х на этом погорело — вообще подумать страшно. Что ж, я внимательно посмотрел на Винни, будем воспитывать финансовую грамотность в наших рядах. Похоже, пора перетряхнуть график тренировок, так научиться управлять деньгами и не скатиться в вечное удовлетворение своих зависимостей, стало едва ли не важнее, чем быстро и точно стрелять…

— Мда… — Протянул я задумчиво, покивав собственным мыслям, дела.

— Вас что-то не устроило? — Приняла на свой счет девушка.

— Нет-нет, Катя, все замечательно, — протянул я. — Скажите, а как вы работаете? Когда вас здесь можно застать?

— Вы… Извините, но у меня жених… Нет! — Последнее было произнесено твердо, ясно, веско, но, как писал один классик, "на полметра мимо!".

Винни только хмыкнул. Прозвучало угрожающе. По крайней мере взгляд девушки очень неприятно вильнул. Кажется, я стал терять очки репутации, что мне удалось заработать на данный момент.

— Виктор, жди в машине. — Резко бросил я.

Действительно резко. Даже здоровяк вздрогнул… И быстро потопал к авто. Я же обернулся к девушке.

— Послушайте меня, Катя, в моем распоряжении есть всего лишь три минуты, — проникновенно начал я, стараясь говорить мягким и успокаивающим голосом, каким я однажды уговаривал террориста смертника отключить "жилет" и сдаться. — Я надеюсь за это время убедить вас, что совсем не страшен, а мое предложение к вам носит исключительно деловой характер. Подарите мне эти минуты?

Девушка неуверенно кивнула. Ну, выручай красноречие!

* * *
Что ж, Катя обещала подумать. Спасибо и на том.

А пока я постарался выкинуть из головы девушку и просто насладиться прекрасным, хоть и слегка подмоченным нередкой в Питере моросью, днем.

Да и к "Блицу" (не похоже, чтобы изгой заморачивался неймингом[2]) мы подъехали уже совсем в другом настроении. Уж я чего только в жизни не повидал, казалось бы, а и мне было бы не слишком приятно появиться здесь оборванцем. А так вроде бы даже соответствую. Да и Винни будет полегче. Это ведь он с виду здоровый и мордастый, а на деле человек с тонкой душевной организацией! Так что меры, чтобы он от высоких чувств, лицо кому не набил были весьма кстати.

Столик нам накрыли на небольшой веранде, из окон которого виднелась стоянка.

— Неплохо смотрится, — не упустил случая меня подколоть Гусак, едва я вежливо поприветствовал всех собравшихся и получил ответные заверения, что рады меня здесь видеть неимоверно. — Уже готова?

Я проследил за его взглядом.

— Да, Кирилл Петрович, — усмехнулся я. — Отлично ты придумал с компенсацией за нерасторопность своих парней…

Улыбка на лице Гусака слегка подувяла.

—… И, пока не забыл, — чуть наклонил голову я. — Там при налете еще две машины побило из последней партии. Сейчас парни проводят дефектовку и считают цену наших услуг за их ремонт. Счет я пришлю позже.

Здесь, главное, не забыть улыбнуться как можно шире, но так, чтобы человек за издевательство не принял.

Хотя, судя по округлившимся глазам Петровича, ему сейчас не до таких тонкостей.

— А не кажется ли?..

Я вежливо склонил голову, одним своим видом показывая, что ни хрена мне не кажется. Изгой же просто расхохотался. Негромко. Все же на людях, и себя блюсти нужно, но вполне явственно.

— Идет. — Подвел черту под спором Андрей. — Еще какие-нибудь пожелания?

— На данный момент нет, — пожал плечами я. — Только небольшое сообщение.

— С удовольствием выслушаю.

— Следующий подобный инцидент станет для меня серьезным поводом задуматься о том, что вы несерьезно относитесь к нашим договоренностям.

— Согласен, — теперь уже действительно серьезно кивнул Андрей. — В этом есть смысл.

Я кивнул. Уточнять, что я тоже забью на все договоренности в любой удобный момент времени, если подобное повторится, я не стал. Нужды не было.

— Вообще-то… — Начал толкать оправдательную речь нахмурившийся Гусак.

— Я бы расценил подобный инцидент равным заснувшему на посту часовому, — пожал плечами Кареев. — В боевой обстановке.

Оп-па. А вот это реально серьезно. Да и Петрович побледнел отнюдь не фигурально. Тут ведь согласно местным уставам за "простой" сон гауптвахта и чего-то там еще полагается. То ли дело подобный проступок в условиях боевых. Расстрел перед строем. В лучшем случае. Хм.

Дождавшись, когда серьезность заявления дошла до каждого из присутствующих, владелец заведения уточнил:

— Есть ли у кого-нибудь особые пожелания местному повару или предпочтете довериться моему вкусу?

Гусак промолчал.

— Стакан воды. Очень хочу пить. — Попросил я.

— Итак, — продолжил Изгой, едва официант умчался с заказом. — По вчерашнему ночному инциденту. Заказчик не установлен. А вот объекты удара определены более чем четко. Прошу ознакомиться со списком.

Я мгновенно пробежал глазами несколько машинописных строк и передал лист мгновенно посерьезневшему Гусаку.

— А ведь очень похоже, господа хорошие, что по вашему "институту развития" решили нанести удар, а моя мастерская просто оказалась на их пути. Вернее, была второстепенной целью. Я правильно понял?

Легкий кивок. Вот если бы не присутствие красавицы Алиночки наверняка бы выматерился. Вот кто так боевые выходы готовит? Пошли бы по параллельной улице, половину объектов бы точно "вынесли", а ко мне дошли бы жалкие остатки. Хм.

— Хочу заострить ваше внимание на тот факт, что не смотря на отсутствие симпатии старшей ветви Рода Кареевых к нашему предприятию, инициаторами сей акции стали не они.

Да уж. Остается только поверить. Вопрос "а ты уверен?" — по местным понятиям явно за косяк выйдет.

— Так что эти черти были тогда?! — неподдельно удивился Гусак.

— А меня больше волнует не "что", а "от кого"… — Задумчиво ввернул я, со всем вниманием рассматривая грандиозную люстру.

— Ответ у меня есть только на первый вопрос. Обычная шпана. Несколько банд. Заплатили им. Много. Пусть кое-чего "подстегивающего" предложили в виде дурмана и алкоголя вволю, вот и…

Кареев демонстративно развел руками.

— Готов ответить на ваши вопросы?

— Шесть. — Негромко констатировал я.

— Что шесть?

— Шесть стульев, а нас четверо. Мы ждем еще кого-то?

Андрей очень внимательно посмотрел на меня, а Алина подвинулась ближе к краю стула. Да и Гусак как-то сосем не хорошо напрягся. А я… Очень пожалел, что решил по случаю первого посещения в этом мире ресторана не брать с собой оружия. Плохо, Санни, очень плохо!

— Да, вы правы, Александр. И они уже здесь.

Оборачиваться я не стал. Благо прямо напротив меня находилось шикарное зеркало в монументальной раме. Доктора я рассмотрел сразу. А вот второй был мне решительно не знаком, но внешностью своей прозвище Фриц заслужил сразу. Будь бы на десяток лет постарше и не столь подтянут, окрестил бы Лаврентием, а так… Не потянул.

А на стояночке-то и машинок прибавилось. На целых три. И все как одна "догонялочки".

Ой, не хорошо-то как…

Однако Фриц еще на подходе слегка покачал головой и… Все расслабились.

Андрей, напоминающий шарик, едва из него чуток приспустили воздух, гораздо искреннее улыбнулся:

— Только что НЕ подтвердились некоторые наши подозрения…

Прикольно, блин!

— А потому, хочу познакомить тебя с одним человеком. Уверен, вам будет о чем пообщаться друг с другом!

[1] Направление автомобильного тюнинга. Заключается в намеренном занижении внешних характеристик, при отличном техническом состоянии. Нередко объектами подобных доработок становятся даже новые автомобили. Причем чем дороже "донор", чем, соответственно, круче.

[2]Создание звучных и точных названий.

Глава 22

Прикольный мужик этот Фриц. Сидит вот, моноклем, который я изначально принял за пенсне, поблескивает, да тонкими усиками "светит". А они словно по линеечке выверены. Не знать если, что его род уже какое поколение на благо государственной безопасности Российской империи трудится, так легко за представителя прусской аристократии принять можно. Поджарый, тщательно демонстрирует военную выправку, да единственную извилину, что легко принята может за вмятину от форменного (обязательно!) кепи. А вот глазки умные. Моторика… Интересная, спасу нет. Я такую видел. Был случай, обеспечивали мы отход в неласковых горах отряду спецов-ликвидаторов в ситуации, когда приказа никто не даст, а "сделать" надо! Вот один в один, мда.

Да и расположение оружия на теле… На поясе здоровенная дура, покрытая золотыми вензелями, которую и на вид то из неудобной кобуры достать сложнее чем загнанный в деревяшку под самую шляпку гвоздь-сотку. А вот рассмотреть что-то убойно-компактное под очень неплохо для иных целей сшитым пиджаком, задача не самая простая.

"Верю!", — сказал бы Станиславский. "Да ну на хер!", — ответил бы я. Вот опасаюсь я людей, что носят настолько продуманные "масочки". Они же хуже медведя. Никогда заранее не понять, протянет ли он тебе руку помощи, либо той же рукой засадит стилет в горло.

Тем не менее, я внимательно смотрел на него.

Он смотрел на меня.

Остальные переводили взгляд с одного на другого.

И ведь молчит, зараза! Ждет от меня начала разговора? Да легко:

— Отличный пиджак, уважаемый, — слегка развязно "стартанул" я. — Мне бы такой же заказать, только с перламутровыми пуговицами. Интересно, мне по карману будет заказать таких штук десять у вашего портного? Нет? Жаль, будем искать…

Фриц тонко улыбнулся:

— Неплохое начало, Александр Сергеевич! — Рука его при этом якобы случайно скользнула по пиджаку… Как раз в том месте, где я предполагал наличие еще одного ствола.

Едва заметно киваю. Да-да, мол, именно это и имею ввиду.

— Мое имя Христафор Милорадович Бенкендорф, — продолжил "прусский аристо". — Имею честь занимать скромную должность в пятой экспедиции третьего отделения Собственной Е.И.В. канцелярии[1].

А вот о графстве решил не упоминать. Интересно, это этикет такой, либо еще по каким причинам?

Я негромко рассмеялся.

— Цензура… — пояснил я причину своего веселья, "поправив" свою рубашку в том месте, где, по моим расчетам, располагалось еще кое-что удобное. — Вполне остроумно, господин Бенкендорф. Вы, я так понимаю, предпочитаете заниматься корректурой? Ну там изъять… Абзац отсюда, вставить строчку туда…

Фриц хоть и улыбнулся, но взглядом меня окинул ни черта не веселым.

— Рад, что вы оценили… Тонкую иронию момента. От себя хочу заметить крайне удачное сочетание ваших имени и отчества, Александр Сергеевич, — пальцы канцеляриста пробежали по небольшому портфелю, что он в самом начале разговора разместил на своих коленях. — Вам тоже удалось написать столь достойный труд, что заинтересовал и меня, и мое руководство.

Листы, что были написаны сразу после боя и отправлены "патрону" Кареевым я узнал сразу.

Я еще раз внимательно окинул взглядом породистое лицо собеседника, особое внимание уделив почти незаметному шраму на виске. Такой может оставить, например, так и не ставшая "твоей" пуля.

— Севастопольская компания. — Ничуть не смущаясь, пояснил Фриц.

— Да-да, слышал, что этот город славится своей академической греблей.

— Да вы что…

— Ага, — только и остается вздохнуть мне. — Кто там только не отгребал: немцы, французы, османы англичане…

Ноль реакции. Все тот же взгляд, формально выражающий вежливый интерес… Едва прикрывающий плещущуюся в глубине скуку. Мда, похоже, "раскачать" этого человека — задача не из легких. Ну-ну…

— Александр Сергеевич, я понимаю, что приглашать вас выкурить по сигаре перед обедом будет попранием всех традиций, — тем временем продолжил Фриц. — Однако вынужден просить вас об этой небольшой услуге. К сожалению, слишком много дел требуют моего личного присутствия, а потому составить вам компанию во время трапезы я не смогу. Увы. Примите ли вы мое предложение?

— Полагаю, это риторический вопрос… — Хмыкнул я, поднимаясь, но из врожденной вредности под нос все-таки пробормотал: — Коли дуло смотрит в нос.

* * *
Мда уж, Фриц выразился очень точно. Не "курилка", а курительная комната, где в обрамлении дорогих пород дерева предлагалось развалиться на глубоких кожаных креслах, чтобы задумчиво потягивать сигару, пуская кольца в потолок. Вот интересно, это у Кареева бзик на огромные вычурные люстры или дизайнер "Блица" постарался? Однако, чего не отнять, выглядит красиво. Нам бы в мастерскую такая не помешала. Правда, не уверен, что хватит высоты потолка ремонтного бокса. Ну, так чтобы можно было ходить не опасаясь задеть сие великолепие макушкой.

Христафор Милорадович сразу же занял один из кожаных "тронов", затеяв возню с сигарой. Я не очень разбираюсь, но вроде бы, требовалось провести некие подготовительные процедуры, прежде чем затянуться. Да, точно, "пруссак" срезал кончик гильотинкой.

— Сигару, коньяк? — Светски поинтересовался он.

— Нет, — поднял руки в защитном жесте я. — Я сегодня еще не ел, да и возраст. Мне семнадцать!

— Вот уж не думал, что в ваших краях придают столь великое значение возрасту, — выпустил первое облако для кого-то ароматного, а как по мне, так и вовсе горького дыма. — Похвально, молодой человек, очень похвально!

Взгляд-то какой невинно-задумчивый. А вот мой куда как жестче. Я на волкодавах тренировался. Псах. Иные отползали поскуливая. О, пробрало. Не страх и отчаяние, всего лишь легкое телесное напряжение, но дайте срок, судари мои, дайте срок.

— Я, молодой человек (здесь сарказма побольше, да ухмылку циничнее!), учитывая обе мои жизни, вас раза в три старше, — указываю на чисто технический факт. — Да, мне удобнее, чтобы люди об этом забывали. Но ВАС впредь прошу вести себя достойно в моем присутствии. Со старшим разговариваете!

Бенкендорф задумчиво выпустил еще одно облако, после чего широко ухмыльнулся.

— Буду иметь ввиду, Александр Сергеевич!

А ведь хорош, стервец! Сарказма почти и не слышно.

— То-то, — строго погрозил я пальцем. — Помните, что с годами приходит мудрость!..

Фриц удивленно поднял бровь над дужкой монокля.

—… Правда, иногда годы приходят и одни!

Теперь ухмыляемся вместе.

— А в вашем случае?

— Еще не определился, — искренне развел руками я, но тут же на полном серьезе добавил. — Однако биология есть биология, а потому начинать травить это тело с ранних лет я не буду. Оно и так уже… Повидало. А с возрастом начинаешь ценить здоровье, знаете ли!

Охрана среагировала мгновенно, ворвавшись в комнату с оружием на перевес. Однако пара бойцов тут же застыли столбами, тупо пялясь, как ржет их начальник. Судя по расширившимся до размеров блюдца глазам, событие было из разряда "немыслимое"!

Легкий взмах руки, и мы снова остались одни.

— Мда, пойдут теперь слухи по канцелярии гулять, — почти по-человечески улыбнулся он. — Железный Феникс умеет смеяться. Немыслимо!

— Феликс? — На всякий случай уточнил я.

— Феникс. — Поправил меня Фриц. — А какое у вас прозвище было?

— Несколько… В разных местах. Ушел в "гражданку" с позывным Три Креста.

- Не е**т как, но ты мне этих сук достань, Игореш. — Негромко, но веско потребовал комбат.

Да и что тут говорить? Я и сам съездил к месту засады, где с полсотни молодых пацанов за несколько минут отправились на высшее построение под начало апостола Петра.

Раньше местные банды так не воевали. Расчет, тайминг, взаимодействие и организация в этот раз были на недоступной для вчерашней деревенщины высоте, что только-только и смогла освоить простой как топор АК. Тут же имеем грамотную минную ловушку, слаженную работу гранатометчиков и снайпера при поддержке стрелков. Но самое важное и тревожное — стиль исполнения: спокойный и расчетливый. Никаких эмоций и глумления над недобитыми. Простая и деловитая работа.

- Инструктора? — В короткий вопрос я умудряюсь вложить столько подтекста, что комбат лишь вздыхает.

- Да, Игорь, — вмешивается майор из контрразведки. — САС[2]. Запомни эти лица…

Передо мной на старую школьную парту, не весть каким ветром "надутую" в штаб, легла небольшая стопка фотографий. Короткие пояснения "смертя", я воспринимал на автомате, но ни упуская и малейшей детали. Все вопросы — позже. Пока запомнить и настроиться на охоту. А это звери. Бритты "специальных воздушников" готовят очень хорошо.

- Где ж мне вас, суки, искать? — бормочу сквозь зубы.

Вообще-то этого я делать не собирался. Вырвалось само как-то.

- А вот тут я могу немного помочь, сдала нам "следок" добрая душа, — очень нехорошо усмехнулся майор. — Пойдем, капитан, почирикаем?

… И чего абреки так любят черные машины? Сплошное же непотребство, а не цвет, особенно в исполнение металлик на местных пыльных дорогах. Но вот любят местные такие. И этот не исключение. Прикупил себе где-то "Лэнд Ровер" цвета ночи. Да еще и праворульный. А британцы вроде как охраной при нем. И чего им от владельца плантаций надо? Ну выращивает мак и выращивает на огромных площадях… Впрочем, не мое дело.

А вот само место, где частенько появляются господа хорошие, да без свидетелей лишних, спорное. С одной стороны, удачный поворот на дороге, а с другой — блокпост в нескольких десятках метров. Наш же. А за ним территория, плотно контролируемая афганцами.

Вся проблема в том, что наших никто не предупреждал. Не было официального приказа, а, значит, то, что мы собирались сотворить, с точки зрения юридической, было делом насквозь незаконным. "Эй, парни, у нас документов нет, зато куча оружия и всякого-разного! Мы тут поубиваем плохишей немножко, вы не против?", — как-то слабо представлялась мне эта картинка. Особенно в местах, где по любому подозрительному шевелению сначала открывают огонь, а уже затем разбираются, кому там не повезло на этот раз.

Действовать решили незатейливо. При должной выучке такие планы срабатывают гораздо лучше, чем хитровымудренные прожекты, что ВСЕГДА кончаются импровизацией. Ведь "гладко было на бумаге, да забыли про овраги".

Мы с замом переоделись в форму ВАИ[3] и даже при помощи подручных средств смогли нанести нечто, издалека похожее на маркировку вдоль борта старого "козлика". Шмеля и Джема взяли на усиление. Вот и вся подгруппа захвата. Остальные разместились с бесшумкам и вдоль дороги прямо перед поворотом в полной готовности открыть огонь на поражение…

Еще теплые тела нашли через полчаса, когда мы уже "растворились" в пространстве, несколькими группами добираясь до точек сбора.

Больше всего повезло водителю. Он умер практически без мучений, а вот его коллегам подфартило меньше. Нашли их еще живыми, но без всяких шансов довести до госпиталя. А местного мы по законам военного времени. Сразу же. Он нам ничего плохого не сделал, а потому и ушел легко и быстро.

Даже не смотря на то, что одному удалось "ускользнуть" без должной расплаты, прозвище Три Креста все равно закрепилось за мной на некоторое время. Да так и не успело забыться до самого ухода из Афгана. Гробануть SAS или американских "беретов" у нас считалось особым шиком. Вот только не бродили они по полной форме, да и волчары были еще те…

А этих мы все же достали!

Похоже, что-то такое мелькнуло в моем взгляде. По крайней мере, Фриц кивнул. Как мне показалось, одобрительно. Хотя кто его разберет со столь богатой мимикой?

— Вот это, — он взмахнул исписанными мной листами. — Писал человек, который неплохо разбирается в организации специальных подразделений. Поэтому я бы хотел предложить вам некий эксперимент.

— Что, опять инструктором? — Только и вздохнул я.

Ну да, был у меня и такой опыт. А как, по-вашему, передаются знания следующему поколению волкодавов?

Бенкендорф просто кивнул.

Я задумался.

— Не больше двадцати человек, — предупредил я. — На отборной основе. Сложившихся спецов лучше не трогать. Смысла не имеет, да и некая косность мышления помешает воспринимать новые навыки "от салаги". Мое предложение: тестируем молодняк Кирилла Петровича. Сначала вы отсеиваете тех, кто не подойдет по вашему профилю. Затем отбор веду я. Готов на относительно серьезную подготовку человек десять. Еще пару десятков можно научить в качестве неплохой ГБР.

Христофор Милорадович приподнял бровь. Один из автоматических жестов, похоже.

— Группа быстрого реагирования, — расшифровал я. — Готовим пять-шесть троек. На каждую понадобится транспорт. Если есть возможность радиофицировать машины…

Фриц поморщился.

— Это же эксперимента ради! Не жадничайте!

Легкое движение головой предлагает продолжать.

— Так вот, такими силами у нас получится перекрыть район.

Еще один взмах бровью.

— При грамотном разделение бойцов по секторам, время реагирования и прибытия к месту первой машины составит не более трех минут. Если учесть, что в смене будет три тройки, то в срок до десять минут мы имеем на месте происшествия девять бойцов. А если у каждого в руках "папаша", а так же возможность поддерживать связь хотя бы через радиостанции в машине?

— И каким образом вы планируете добиться столь малого времени реагирования?

— Те же сигнальные ракеты, что использовали мы. Плюс необходимо оборудовать всего пять постов со сменой наблюдателей раз в четыре часа и… Более серьезным отношением к вопросу. Естественно, каждая "фишка" должна быть снабжена радиостанцией и… Необходимо предусмотреть постоянную диспетчерскую службу. Порядок связи и варианты действий предоставлю заранее на большинство стандартных ситуаций.

— Мда, а чему вы будете учить "особый" десяток?

— А это мы решим с вами отдельно. Узкоспециализированных спецов я из них не сделаю, но "заточка" все же должна быть: телохранители, спецы по диверсионной и противодиверсионной работе, городской бой… Вариантов много.

— Ваше предложение?

— Три тройки можно подготовить как резерв. Кроме того, ими я бы позанимался чуть подольше.

— Будущие инструктора?

— Верно. Супер-спецов не обещаю, но они будут по местным меркам специалистами выдающимися.

— Обдумаю.

— И…

Я на миг замялся.

— Ну же. — Бесстрастно подбодрил меня Фриц.

— Я бы поработал с магом, — признался я. — Огневая мощь в сочетании с умением защитить себя самостоятельно, не говоря уже об умении вычислить и добраться до цели, "сработав" без дополнительного приказа.

— Алина?

— Других не знаю.

— И что, никакого личного интереса?

— А почему бы и нет, в конце концов.

— Эк! — Похоже, пробрало даже эту ледяную глыбу. — Высоко берете!

— Жизнь покажет, кто с кем ляжет! — Только и улыбаюсь я.

— Это… Могло бы быть интересным. Обдумаю.

[1] "Тройка" исторически состоит из пяти экспедиций:

I экспедиция — ведает "предметами высшей полиции и сведениями о лицах, состоящих под полицейским надзором". То есть, именно она отвечает за особо важные дела, по ведомству какой бы из экспедиций те не проходили.

II экспедиция — раскольники, сектанты, фальшивомонетчики, уголовные убийства, места лишения свободы и «крестьянский вопрос». В ведении экспедиции находятся жалобы, прошения, доносы. Отвечает за решение дел о разделах земель и имущества, случаях супружеской неверности и др. Комплектование штатов III Отделения и распределением обязанностей между структурными подразделениями так же находится в ведении II экспедиции.

III экспедиция — наблюдает за иностранными подданными на территории Российской Империи, занимается высылкой неблагонадёжных/подозрительных людей.

IV экспедиция — информационное управление. Наблюдает за СМИ, ведет статистику происшествий. Личный состав и жалование тоже входили в зону ее ответственности.

V экспедиция — Цензура, информационное противодействие.

[2]Особая воздушная служба (англ. Special Air Service), сокращённо SAS, также расшифровывается как Специальная авиадесантная служба (САС) — специальное подразделение вооружённых сил Великобритании, являющееся образцом для подразделений специального назначения во многих других странах по всему миру[7][9]. Занимается разведкой сил противника, участвует в контртеррористических операциях и прямых вооружённых столкновениях, а также в освобождении заложников.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B0%D1%8F_%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D1%83%D1%88%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%B1%D0%B0)

[3]Военная автомобильная инспекция Вооруженных сил Российской Федерации (ВАИ) — структурное подразделение Главного управления военной полиции Минобороны России.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BF%D0%B5%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F)

Глава 23

Сволочь, Фриц, какая же ты сволочь!

Хотя просьбу ты мою выполнил от и до. Формально.

Вот только что мне сейчас делать со взбешенной до невменяемости фурией?

— Кого ты там сношать собрался во всех возможных углах?! — В очередной раз взревела раненной (в гордость!) пантерой симпатичная темноволосая девочка с офигенной попкой, но очень уж зажигательным характером.

Интересно, что же наговорил девочке чертов… Спецслужбист. Не отвечаю, спокойно и расчетливо сокращаю дистанцию. Мою противницу молчание выводит из себя еще больше!

ВЖЖЖУХХХ!

Веско. Но мимо. Огненная волна уносится в противоположную стену, придавая ей определенный колорит "со вкусом копченостей", как писали на пачках с чипсами в мире том.

Рывок, сближение.

Не успел!

На встречу мне летит огневик. Вот только чем заклятие отличается от выстрела из пистолета? В очередной раз качнув маятник[1], ухожу от опасного снаряда, а Алиночка, краса и гордость магического знания Российской империи, в очередной же раз летит на землю, обдирая коленки и чувство собственного достоинства о бетон.

Ну прости, девочка, додзе[2] оборудовать не успел. Все что у меня для тебя есть — голый пол, да полупустой ангар бокса, откуда вытащили все полезное, оставив лишь хлам для большего интереса.

Если бы не Фриц, все прошло бы намного мягче, а так уж извини, сама завелась не хуже пилы "Дружба". Терпи уж теперь.

Ой как надеюсь, что Христафор Милорадович догадался вызвать Кобылкина. Заранее.

Свистит огненная плеть, хлестко ударяясь о какой-то металлический мусор. Слабовато! Но оно и понятно: на создание мощной техники требуется время — а вот его-то я и не даю, постоянно сбивая концентрацию несильными, но обидными ударами.

Очередной небольшой камешек врезается в правую лопатку совершенно взбесившейся фурии, заставляя ее слегка податься вперед.

Да-да, малышка, там, куда ты била плетью, меня уже давно нет!

Я уже за твоей спиной.

Кареева пытается достать меня очередным огневиком, но я легко сбиваю руку в сторону, оставляя еще одну подпалину на стене за своей спиной.

Легкий залом "рабочей" руки… И что ты будешь делать теперь? Я вот как-то даже и не знаю!

Вот и она не знает. Высвободиться не получается, но Алина старается, словно попавшая в капкан волчица пытается разорвать мой захват.

Тщетно. Меня слишком серьезные люди тому учили, чтобы какая-то соплюшка, пусть и умеющая повелевать огнем, смогла освободится пока я того не захочу!

Небольшая смена угла залома…

ШЛЕП!

Звонкий шлепок по крепкой попке заставляет аристократку взбеситься еще больше, а я ухожу в кувырок, траектория которого вновь выводит меня из-под огня. Что дальше, малышка?

Площадные техники использовать нельзя — похоронишь обоих под обломками, а "точечные" я просто не даю возможности напитать достаточным количеством энергии (силы/маны/праны/ки — как там оно называется?!), чтобы это причинило ущерб даже неодаренному вроде меня. Это не говоря уже о том, что попасть в меня боевику-огневке не удалось еще ни разу! Даже символически. А по самолюбию это бьет больно, верно красавица?! А так же наглядно демонстрирует, почему в этом мире аристократы так давят развитие личного воинского мастерства и развитие ратного дела простолюдинами в принципе. А то как же? Вот сейчас, один плебей, например, действительно сношает боевого мага под всеми удобными углами. Вот так-то!

— Сука, выходи!..

Ага, а Алиночка-то от гнева уже теряет контроль.

Не отвечаем. По себе знаю, как это бесит. Подобным приемам одна из пассий "старого" умудрялась выводить из себя даже его!

Продолжим!

В сторону летит первая попавшая под руки железка. Магичка рефлекторно дергается на звук. Этого мига мне вполне хватает, чтобы приблизится до дистанции "в плотную" и нанести серию молниеносных ударов.

Каждый из них мог стать смертельным, либо привести к тяжелому увечию… Если бы я не играл в "ляпки", просто обозначая их едва заметными толчками.

Последний из них, правда, отправил лёгкое и симпатичное девичье тельце в короткий полет, окончившийся кем-то возведенной на ее пути стенкой. Бывает. Неприятно. Но гораздо лучше, чем если бы хотя бы один из ударов "прошел" всерьез.

Правда, что именно с ней сейчас сделали девочка осознать пока не может. Для этого уровень владения рукопашным боем должен быть намного выше. Однако чтобы понять, что ее продолжили сношать, мозгов ей вполне хватает.

Очередной вскрик, полный злости и обиды, сотрясает своды подготовленного под ремонт и переоборудование ангара. Да-да, нам удалось заказать подъемник и кое-какое оборудование. А под это дело мы решили и ремонт небольшой сделать. Так сказать, повысить уровень. А раз уж тут все равно все перестраивать, то почему бы и не использовать разок бокс в качестве полигона.

Успеваю даже подумать, что план размещения оборудования надо слегка переделать…

Эх…

Легкий хруст битого стекла подсказал мне, где моя цель находится в нынешний момент. И нет, я не готовил площадку заранее. Тогда бы у магички не было бы вообще никаких шансов. Хотя… Их и так немного.

Рывок, с одновременным подбоем правой ноги моей прелести, и быстрое движение руками: левой скольжу по подбородку, а правой по затылку своей жертвы, и тут же отход с места проведения силовой акции.

А Алина так и стоит на коленях, слегка потрясывая головой.

Тут даже идиоту стало бы ясно, что будь ситуация хоть чуть чуть серьезнее, то лежать бы ей сейчас на грязном бетонном полу со свернутой шеей, прикрывая своей тушкой небольшую лужу какой-то маслянистой жидкости.

Ничего себе осознание, когда ты привыкла считать себя если не самой крутой на свете, то уж по силам явно превосходящем всяких там плебеев. Прям картина мира рушится, а глаза застилает багровая пелена боевого безумия. Мысли об открывающихся перспективах придут позже.

А ведь чисто физически она если и не превосходит меня, то мы, как минимум, равны. Дар неплохо укрепляет тело. Только что толку бить сильно, если каждое твое действие оборачивается в лучшем случаем коротким, но обидным полетом, а в худшем весьма болезненным заломом. Физиологию же никто не отменял! И это мы еще не переходили к "изучению" ее болевых и уязвимых точек. Все-таки я не ставил перед собой задачу сломать девчушку физически, психологически и морально. Здесь и сейчас хочу просто продемонстрировать превосходство умения над грубой силой.

Вопрос: встанет или нет?

Если нет, то… Не слишком она для моих целей и подходит, раз готова столь легко сдаться!

Неуклюжий кувырок. Кареева "соскальзывает" в смотровую яму, чтобы тут же ужом ввинтиться узкий проход между двумя кучами хлама.

Молодец, девочка. Пока ты из списка кандидатов не выбываешь. Сопротивляйся. Бой закончится когда скажу я.

А вот двигаться тихо ты не умеешь. Да и вспыхнувшие на руке огневик явно демаскирует тебя в полутьме бокса.

Хлоп-хлоп.

Первый шлепок по лбу сбивает концентрацию огневки, заставляя сформированное плетение растаять в воздухе, а второй придает дополнительный стимул магичке, оставив "ожог" на многострадальной ягодице девушки.

Дикий визг сотрясает своды ангара. С пронзительным свистом стегает огненная плеть по тому месту, откуда я ушел в перекат. Полторы секунды назад. Это очень много! В бою со мной, так воистину катастрофично!

Вновь начинаю кружить вокруг дико озирающейся девчушке, которая от обиды и гнева уже и сама не ведает, что творит. Совсем плохо.

Здесь что, психоподготовка отсутствует как класс? Ой, какое поле для работы… Непаханое.

— Хороша! — Констатирую я.

И то правда, вся такая возбужденная, разгоряченная. Явно готовая меня чем-нибудь приласкать. С чего я так решил? А не хотела бы, так и не приласкала бы. Огневиком. Душевным теплом поделилась, так сказать.

Жаль, что я сейчас говорю не о подготовке. А с другой стороны, для "заготовки" так, наверное, даже лучше. Меньше конфликтов между старым и новым знанием.

Естественно, к тому моменту, как огненный шар разнес ящик, на который я только-только присел передохнуть, меня на нем уже не было.

Но мне кажется, пора заканчивать. Алина явно уже дошла до своего психического предела. Еще чуть-чуть, и останавливать ее будет очень сложно. Вполне возможно, даже при помощи специальных препаратов. Хлипковаты местные на ментальную устойчивость. "Раскачать" их легче, чем… Легко, в общем. Конечно, не без исключений.

Кстати, об исключениях. Внимательно смотрю на… Голую стену.

— Может, хватит? — Спрашиваю, обращаясь к бетону.

— Достаточно, госпожа Кареева. — Спокойно просит Фриц, "проявляясь" на фоне серого бетона — отличный скрыт. — На сегодня хва… Мда.

Жидкий огонь стекает по ментальному доспеху "троечника".

Он смотрит на меня.

Я смотрю в потолок.

Алина не видит вообще ни хрена.

— Лейтенант Кареева! — Командирский рев заставляет вздрогнуть разошедшуюся огневку.

— Г-г-господин майор…

— Смиррррна! — Алиночка вытягивает руки по швам.

Чертов пубертат. Сейчас предстоит серьезный разговор, а я думаю о том, как тяжело вздымается туго обтянутая тоненькой рубашечкой грудь девушки.

— Выходи, диверсант.

— А Алиночка на меня точно больше не обижается? — На всякий случай уточняю я. — У меня такого чудесного доспеха нет!

— Не обижается, — обещает Фриц. — Можешь выходить.

Являю себя народу. Кареева дернулась, но субординация заставила ее остаться на месте.

— Ну и что ты творишь, Христафор Милорадович? — Возмущенно спросил я. — Просил же чуть раззадорить, а не вот это вот все!

— Как ты меня засек? — Игнорирует мой вопрос Бенкендорф.

Ах, вот как…

— Запах. Шум. Опыт.

На требующий более развернутого ответа взгляд отвечаю своим — невинным и безмятежным.

— Знаете, Александр Сергеевич…

— Что. Это. Было.

Вот так вот, Фриц, а спросил бы меня, так я бы тебе сразу сказал, что за нами наблюдают прикрывшись тяжелыми щитами, которые и площадная техника не враз пробьет. Я уже давно заметил. Вот только опасности объект не представлял, так что я и не реагировал. Снайпер, конечно, наготове, вот только не уверен, что обычная пуля способна пробить столь серьезную защиту.

— Что. Вы. Здесь. Делаете.

А вот господин "троечник" взбешен основательно. Можно понять.

— Я к Санни приехала!

Два слегка охреневших взгляда скрещиваются на мне. К ним присоединяется третий.

— Саш, здорово!

— Как вы сюда попали? — Уточняет Бенкендорф.

— Так Леша пустил.

Еще один нечитаемый взгляд на меня.

Пожимаю плечами:

— Периметр обеспечивали ваши люди. С них и спрос.

Хотя к Секачу у меня тоже вопросы есть. Какого хрена не предупредил и не спросил, не занят ли я сейчас, например? А то вдруг я решил принять ванну, выпить чащечку кофЭ, уподобившись то ли аристократом, то ли дегенератам.

Н что ж, первый кандидат на приведение ангара в порядок имеется.

— Прибью!!! — Рычит позабытая всеми огневка, но все так же не двигается, связанная по рукам и ногам приказом и субординацией.

— Кстати о птичках! — "Вспоминаю" о Кареевой я. — Вы удовлетворены, Христафор Милорадович?

Тот только головой покачал.

— Удивлен. С голыми руками против мага-боевика… Это сильно.

— Прошу заметить, я специально не готовил местность, не использовал оружие и иные… Заготовки.

— Например? — В глазах канцеляриста зажегся интерес.

Вместо ответа я лишь вздыхаю и… Молнией смещаюсь в сторону, выхватывая револьвер. Три пули уходят в перекрытие, образуя довольно компактную "кучу", стальной рыбкой мелькнул нож, пробивая заранее прикрепленную к деревянной доске игральную карту в пяти метрах от меня, а само оружие отправляется броском в противоположную сторону, оставив лишь осколки от забытой кем-то бутылки. Не забыть бы, кстати, выяснить, кто это тут бухал!

И все это за три секунды в постоянном движении.

— Впечатляет. — Заявил после секундной паузы Фриц, уже натянувший на место свою ледяную "масочку".

Алиночка молчит. Лишь сопит и дуется. Что, судя по задумчивой мордашке, вовсе не мешает ей анализировать и… Приходить к правильным выводам.

Однако первой все поняла Громова Наталья:

— Я тоже так хочу!!!

Нашла, блин, время забежать поблагодарить!

— Подтверждаю слова своей племянницы. — Веско прозвучали в тут же установившейся тишине слова так же как Фриц парой минут назад "проявляющегося" старика в деловом костюме.

Глава Рода Громовых никогда не прочь был поддержать образ близкого народу аристократа. Особенно, если это ничего не стоит, да и времени практически не занимает. Так почему было бы и не съездить с племянницей лично поблагодарить ее спасителя. Какого же было ее удивление, когда возле мастерской, где по данным родовой СБ сейчас находился ее спаситель, находились два вооруженных отряда. Местной шпаны с ППШ на перевес и канцеляристов. Нет, они не перебрасывались шуточками-прибауточками, но и набрасываться друг на друга не спешили. Еще больше поразил тот факт, что его девочка обратилась вовсе не к представителям спецслужб, а высмотрев кого-то знакомого, радостно вскрикнула:

— Лешааа!!!

На зов откликнулся улыбчивый парень, рассевшийся на капоте потрепанного временем и жизненными перипетиями "Паккарда".

— Здравствуйте, Наталья. — Вежливо склонил голову он, внимательно, но без демонстративной агрессии поглядывая на две "Чайки", что остановились метрах в десяти от ворот.

— А где Саша?

— Пошли. — Кивнул парень, приглашая их в сторону ангара, но тут же остановился, едва родовые гвардейцы попытались двинуться следом. — Только вы.

Глава сделал едва заметный знак. Если что, мага второго уровня хватит, чтобы справиться с любой угрозой. Так он думал пять минут назад.

Представшее перед ним зрелище впечатляло: бездарный парнишка валял как хотел довольно серьёзно подготовленную огневку. Немыслимо! На этом фоне не так уж и удивляет появление в гостях у "простака" одного из лучших ликвидаторов императора — графа Бенкендорфа. А вот отсутствие серьезной охраны — вполне и вполне. А знал ли вообще этот лис, что его ждет ТАКОЕ представление? Ой, вряд ли, если судить по последним репликам…

— Слово и дело императора! — Тут же вставляет Христафор Милорадович.

Все ясно, происходящее уходит под гриф "Корона".

Однако не таков был глава рода Громовых, чтобы упускать возможность ТАК усилить Семью.

— Меня зовут Станислав Матвеевич, — не чинясь протянул он руку даже особо не запыхавшемуся парню, явно забавлявшемуся данной ситуацией. — Возьмешь мою племянницу в обучение?

[1] Техника ухода с линии атаки и/или выстрела. Включает в себя как наработанные "уходы" со сменой уровня (перекатами, прыжками и т. д.), так и психологическое воздействие на шаблоны сознания — непривычные, нестандартные действия затрудняют оценку ситуации. То есть, дают время на какие-то ответные действия. К эзотерике и тем мифам, что окружают сии приемы в бульварной прессе и прочих подобных источниках, отношения техника не имеет не малейшего. Так любой ребенок неосознанно применяет похожие приемы при игре в снежки или вышибалы.

[2]Додзё (яп. 道場 до: дзё:, «место, где ищут путь») — изначально это место для медитаций и других духовных практик в японском буддизме и синтоизме. Позже, с одухотворением японских боевых искусств будзюцу и превращением их в будо, этот термин стал употребляться и для обозначения места, где проходят тренировки, соревнования и аттестации в японских боевых искусствах, таких, как айкидо, дзюдо, дзюдзюцу, кэндо, карате и т. д. В додзё, обычно в передней части, находится святыня школы и/или изображение важного для школы лица, которым в той или иной мере оказывается почтение.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%BE%D0%B4%D0%B7%D1%91)

Глава 24

— Понимаешь, Алин, вы с ней просто не созданы друг для друга! И нет в этом вины ни твоей, ни ее. Просто жизнь. Иногда случается и так. В таких случаях нужно просто смириться и принять неизбежное.

— Отдай. Мою. Тарелку.

Похоже, в голове девушки просто не укладывалась картинка, как это у НЕЕ, аристократки, представительницы древнего Рода и куча там чего еще, попросту отобрали тарелку. С десертом. Прямо посреди белого дня за центральным столиком вполне приличного ресторана. Вот взяли и без особых душевных терзаний просто подвинули к себе.

Я же тем временем взялся за ложечку. Нет, правда, мне что, ждать пока Кареева "отвиснет"? Ну уж нет. Не знаю, что она себе там заказала, но выглядит…

МММ… Это и вправду вкусно! Что-то легкое и шоколадное с легким мятным оттенком. Потрясающе.

— У меня для тебя две новости, — с тяжелым вздохом сообщаю слегка потерянной огневке. — Хорошая и плохая, это как водится. Начнем со второй: это уже мое. Ну а из позитивного не могу не отметить, что у тебя прекрасный вкус!

Да уж, легким день черноволосой красотки не назовешь. Сначала просто отп*****и на каком-то складе, а потом даже не дали утешиться вкусняшкой. А вот Громова ситуацию просекла мгновенно, и теперь со всей доступной скоростью, почти на грани приличествующей аристо, уничтожала содержимое своей тарелки. Зря, кстати, это была не игра "забери еду", да и девушка цель демонстрации поняла не совсем верно.

— Что это было? — Спрашиваю я обеих.

— Шоколадный мусс с… — Начинает первой более бойкая Кареева.

Наталья тем временем все еще уничтожает содержимое небольшого блюдца. Не то чтобы ей очень хотелось, да и заказать десерт еще раз она может в любой момент даже не смотря на местные цены… Просто не правильно поняла суть урока.

Ну ладно.

— Я не о том. — Перебиваю Алину. — Почему ты сейчас сидишь вся такая заторможенная? Да просто потому, что пытаешься вписать в свою картину мира новые вводные: неодаренный может побить мага, простолюдин без всякого почтения сп****ть у тебя пирожное, да еще и материться за столом в фешенебельном заведении. Хочешь, я еще на стол оправлюсь?

— Стой! — Оба голоса слились в один.

Кажется, девушки и впрямь опасались, что я слишком далеко зайду в своей демонстрации. Мда. Репутация, чтоб ее.

— Красавицы, на данный момент главная беда в том, что вы уже сформировали довольно жесткую картину мира. Набор ролей и моделей, из которых очень сложно вырваться. Любому человеку. Вот ты, Алин, подсознательно ожидаешь некоего почтения от простолюдина, а он тебя по заднице лупит, отбирает твою еду, да еще и не испытывает никакого чувства вины по данному поводу. И это выбивает тебя из привычных моделей. Приведу пример. Несколько раз сегодня я выходил на тебя лоб в лоб. И даже специально чуть притормаживал, чтобы ты успела ударить в ответ! И что, хоть раз попала? Нет, я успевал уворачиваться. На сленге моего инструктора это называлось "качать маятник". В этом приеме далеко не самое главное прыжки, перекаты, и прочая акробатика. Да большинство детей на автомате уворачивается от брошенных в них снежков, а нас в свое время вообще заставляли играть в вышибалы. Только представь, куча серьезных людей в полной боевой выкладке играет в игру дошколят…

Я улыбнулся секундным воспоминаниям, но меня тут же вернул в реальность невинный вопрос Громовой:

— И где тебя готовили?

Класс! Выбор момента, легкость тона в сочетании с невинным похлопыванием ресничками… Умница, что могу сказать?

— Так вот, движения не так уж и сложны и достаточно легко нарабатываются. Вся суть приема в психологическом воздействии на шаблоны сознания. Непривычные и нестандартные действия затрудняют противнику оценку ситуации. То есть, дают время на какие-то ответные действия.

Небольшая пауза. Девушки обдумывали сказанное.

— Алина, расскажи, пожалуйста, о своих впечатлениях в бою со мной. Прошу тебя, не пытайся подобрать слова и следить за правильностью речи. Отпусти сознание. Пусть звучит коряво, но максимально близко к твоим ощущениям.

Громова подобралась. Ей было очень интересно понять.

— Ты всегда появлялся не там где должен был бы быть… — Девушка замолчала, но, увидев мой одобряющий кивок, продолжила. — Просто в том месте, куда я била, тебя не было!

Кто бы мог подумать, ухмыльнулся я про себя. И года не прошло как я здесь, а уже разговариваю на "ты" с аристократками (мое требование — не хрен политесы разводить с теми, кого собираешься натаскивать на дела неправедные!).

— Прошу простить, — приближающихся официантов я заметил еще секунд тридцать назад… Да и дальнейшее предсказать было не сложно. — Господа офицеры вам выражают свое восхищение!

На столе появилась бутылка вина и шикарный букет.

Кивком головы отпускаю чуть бледных халдеев, буквально растворившихся в воздухе. Ну и правильно. Уж у них-то на приближающие неприятности нюх! А отправить подобный "презент" девушкам из высшего общества в сопровождении мужчины — явное оскорбление последнего. Это если по правилам.

Магички вон тоже напряглись. Они этих товарищей, конечно, размажут при желании, но а как же учиться?

Троих здоровяков в форме Александровского военного училища я заприметил давно. Равно как и их взгляды, которыми они награждали моих спутниц. Ну что, господа будущие офицеры пехоты, начнете первыми? Все-таки мааааасковская наглость притча во языцех и по местным меркам тоже. Ну, голубая кровь да белая кость, кто "разожжет"?

Нагло откидываюсь на спинку стула и с легкой улыбкой рассматриваю тройку "холерных"[1].

Те форсировать события не собираются.

Ну нет, я так не играю.

— Даров, бойцы! — Выдаю я тоном десантного майора, в потемках встретившего бухих сержантов стройбата. — Как оно?

Вот так вот.

Всего парой фраз загнал ситуацию в рамки "Никто не хотел драки. Драка была неизбежна". Ну-ну, посмотрим.

Из-за стола встал самый здоровый.

— Сударь, мне показалось, или вас смущает форма славного Александровского училища? Скажите, вам все юнкера не по нраву или только мы?

О, отличная заявка на конфликт.

— У меня проблема! — Нагло ухмыляюсь я. — Мне девушки не верят, что при помощи пяти рублей и одной руки, я легко уроню любого из вас!

Мое заявление было встречено дружным хохотом. Ну еще бы! Какой-то гражданский шпак славным (и здоровенным!) юнкерам угрожает низвержением на земь какими-то пятью рублями. И хилой ручонкой.

— Сударь, вам не верю и я! — Нагло улыбнулся отсмеявшийся здоровяк, которому ростом я едва доставал до плеча. А в ширь так и вовсе уступал как черепаха в забеге с леопардом.

— Пари? — Невинно поинтересовался я.

Смех стих, сменившись предвкушением. Юнкера народ азартный! Ради интересного спора можно и чуть-чуть подождать с вызовом меня на дуэль!

— Ваши условия, сударь!

— Я смогу при помощи пяти рублей уронить вас на землю одной рукой.

— Лично меня? — Здоровяк усмехнулся. — Как вы себе это представляете?

— Вы встаете прямо, ноги вместе, а я кладу руку вам на плечо и просто давлю вниз.

Здоровяк задумался.

— Вы не зря уточнили про банкноту. Что же вы собираетесь делать с ней?

— Положить вам на второе плечо, — все так же невинно продолжаю я. — И больше я не коснусь вас ни единой частью своего тела.

— О! Я кажется понял! — "Догадался" здоровый, полуобернувшись к своей компании. — Сейчас вы назначите спор через несколько дней и попросту не явитесь на него!

Разбиваю эту замечательную версию двумя словами и одним предлогом:

— Здесь и сейчас.

Народ замер.

— Согласен. С моей стороны гарантом спора выступит юнкер фон Устинов…

О, баронский род…

— Вам в качестве гаранта могу предложить юнкера Шмидта.

Склоняю голову к правому плечу.

Интересные ребята.

— А с кем имею честь?

— Прошу простить, — слегка даже покраснел от досады мой собеседник. — Юнкер Ерта. Игорь Ерта.

О времена, о нравы! Он ведь и впрямь устыдился своей промашки… Мда.

— Благодарю вас, Игорь, — слегка склонил голову я. — Однако я не могу обойти вниманием своих дам. С моей стороны гарантом выступят лейтенант Кареева, либо старший лейтенант Громова. Красавицы?

Шаг вперед делает огневка.

— Лейтенант Кареева…

Юнкера подтянулись.

—… Маг пятой ступени.

Юнкера побледнели.

— Да, забыл представиться, — слегка улыбнулся я. — Александр Коротков. Воинского звания не имею.

Повисло непродолжительное молчание. В течение нескольких секунд длилось неловкое обдумывание ситуации. Бароны старательно шевелили извилинами. Мысль не приходила.

— Прошу меня простить, Александр, но я не могу так сразу вспомнить…

— Простолюдин.

Мужчины задумались теперь уже совсем крепко. Можно понять. Ситуация-то совсем странная. С одной стороны спорить с безродным как-то даже… Не западло, конечно, но и не так чтобы… Интересно. С другой тут гарантом выступает имперский лейтенант, магичка, да еще и из древнего Рода.

Громова же тем временем нагло сперла мою тарелку.

Глаза присутствующих распахнулись совсем уж неприлично.

— Хм, и правда вкусно, — как ни в чем не бывало прокомментировала она, распробовав лакомство. — Что? Имею право! Ты только что сам стащил ее у Кареевой!

Я бы совсем не удивился, услышав стук челюстей о пол заведения. Нет, рты-то ребята приоткрыли. Уже даже не слишком пытаясь скрывать свое изумление.

— Что-то не так, господа? — Светски улыбнулась наша ледяная красавица.

— Нет-нет, госпожа старший лейтенант! — Поспешил возразить юнкер Ерта.

Парни вновь подтянулись.

Улыбка улыбкой, а вот глаза блеснули холодным отсветом. Да и изморозь такая интересная поползла по скатерти. Попробуй такой возрази…

— И как с ними быть, — в пространство пожаловалась, "сверкнув" не менее ярким огненным взором наша огневка. — Взяли и лишили десерта. Меня!!!

Бароны сглотнули и подтянулись по стойке смирно, мигом приняв вид лихой и придурковатый. Ну и правильно. В ТАКИХ спорах принять чью-либо сторону — идея не из лучших!

— Так, дамы! — Спокойно объявил я. — Проблема не в том, что кто-то из ВАС лишился десерта, а в том, что его не доел Я. И вот с этого мы начнем наш первый разговор о дисциплине… Чуть позже. Пока прошу обратить внимания на наш спор.

Девушки мгновенно "притухли". Причем Алина к моим словам отнеслась серьезно, а вот Наташенька Громова пока просто отыгрывала роль. Ну-ну. Понимаю. Надо на своей симпатичной попке ощутить все то, через что пришлось пройти Кареевой, чтобы проникнуться, так сказать. Ну так мне не жалко…

А вот александровцы не слегка притихли. Очень неприятная ситуация, когда не понимаешь НИХРЕНА.

— Вот холера… — Прокомментировал кто-то из них.

Шмидт, кажется.

— Хм, странное выражение от юнкера вашего заведения. — Задумчиво отвечаю я.

— Приятно знать, что историей нашего alma mater интересуются даже… Кхм.

Я на "кхм" внимания акцентировать не стал.

— Итак, дамы. Возвращаемся к нашему спору. Вспоминаем наш с вами разговор о маятнике, смотрим внимательно, а после делимся впечатлениями.

Тянуть нечего, беру кошелек со стола и достаю банкноту в пять рублей.

— Игорь, угодно ли вам разрешить наш спор прямо сейчас?

— Кхм… Да, конечно.

Здоровяк встал по стойке смирно и уставился перед собой.

Я же подошел к нему и положил руку на правое плечо. Дамы юркими лисичками тут же выскользнули из-за стола.

Слегка давлю на плечо. Юнкер, естественно, слегка "проминается", но падать не собирается совсем.

— Так, девочки…

Глаза Игоря удивленно расширились. В который раз за день. Однако ноги держали его крепко.

— Как вы видите, юнкер Ерта уверенно сопротивляется давлению…

По лицу барона пробегает удивление. Таким усилием не сразу и ребенка свалишь.

—… Напомню, что я обещал свалить барона рукой и купюрой…

Слегка ослабеваю нажим и кладу "болванчику" кредитный билет на левое плечо. Своеобразный такой погон.

Снова начинаю раскачивать давление по принципу нажатие — расслабление.

—… Ну а теперь… Игорь, внимательно, сейчас буду ронять!..

Ну все, я даже предупредил. "Качнув" давлением- расслаблением еще раза три, я в "слабой" фазе резким выдохом сдуваю купюру с плеча юнкера и тут же давлю ему на другое плечо с той же силой.

Шкаф, как ему и положено, падает во всем своем великолепии.

Юнкера в шоке, а я спокойно протягиваю руку Игорю. Тот в прострации принимает ладонь.

Шмидт уже поднял пятерку и с удивлением ее рассматривает. Подвоха нет, обычная банкнота.

Барон только пожал плечами и протянул кредитный билет мне.

— К вопросу о неожиданных и нестандартных действиях, затрудняющих оценку обстановки, — напомнил я девушкам о прерванном молодыми людьми разговоре. — На уровне критического мышления юнкер Ерта ЗНАЛ, что нельзя отвлекаться на банкноту от основной задачи — устоять. Однако подвели его рефлексы и инстинкты, которые намного старше рассудочного мышления. Вот так вот… Ну, о том, как влияет на человека лимбическая система[2] и неокортекс[3] мы поговорим позже…

Я вздохнул, убедившись, что тарелка с десертом девственно пуста. Громова довольно улыбнулась.

— Ясссно. — Только комментирую я и, едва слышно добавляю. — А Васька слушает, да ест!

— Александр, — тут отмер и юнкер Эрта. — Перед началом пари мы не успели обговорить ставки.

И правда…

— Ничего страшного, — пожимаю плечами. — Я от нашего пари получил все что хотел.

В этот раз парни "подвисать" не спешили. Все-таки начинают привыкать к моему стилю общения. Умницы!

— И все же честь не позволяет нам…

Парень на миг замер. Но я тут же поспешил ему на помощь:

— Тир. Вы ведете нас в тир. Условия: открытые дорожки до пятидесяти метров и богатый выбор "игрушек"…

— И… — Уточнил Игорь.

— Много-много патронов! — Пожимаю плечами я.

Нужно же мне понять уровень подготовки моих девиц.

На лицах юнкеров проступает явственное облегчение.

Легко отделались.

* * *
— Брат, пей! Только не помирай!

Убью, сука! Если выживу — брательнику капец! Однако стакан жадно опустошаю. Молотки в голове чуть подутихают, но взамен подкатывает тошнота.

— Кто?…

— Не знаю…

— Убью…

— Верю!

— Спать…

— Давай.

Выяснить, какая сволочь первой предложила посоревноваться в стрельбе, предложив в качестве ставки ящик шампанского, я могу и завтра!

[1]Александровское военное училище — военно-учебное заведение императорской России, готовившее офицеров пехоты. Располагалось в Москве.

В Москве после эпидемии холеры 1831 г. осиротело много детей гражданских и военных чиновников. С целью их воспитания и обучения было создано новое учебное заведение — Александринский сиротский институт. В просторечии институт называли «холерным». По своей программе и количеству классов был весьма близок к тогдашним кадетским корпусам.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B5_%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%89%D0%B5)

[2]Лимбическая система (от лат. limbus — граница, край) — совокупность ряда структур головного мозга, расположенных на обеих сторонах таламуса, непосредственно под конечным мозгом. Окутывает верхнюю часть ствола головного мозга, будто поясом, и образует его край (лимб). Это не отдельная система, а скопление структур из конечного мозга, промежуточного мозга (диэнцефалона), и среднего мозга (мезэнцефалона).

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B8%D0%BC%D0%B1%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0)

В нашем случае важно то, что лимбическая система отвечает за формирование поведенческих реакций. Инстинктивных.

[3]Новая кора (синонимы: неокортекс, изокортекс; лат. neocortex) — новые области коры головного мозга, которые у низших млекопитающих только намечены, а у человека составляют основную часть коры. Новая кора располагается в верхнем слое полушарий мозга, имеет толщину 2–4 миллиметра и отвечает за высшие нервные функции — сенсорное восприятие, выполнение моторных команд, осознанное мышление, речь у людей.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%B0)

Глава 25

Красиво!

Нет, правда, китель лейб-гвардии — это сильно! Море позолоты, канты, эполеты. Девочки на вечерних улицах Питера намокать должны враз (вот такая у нас тут погода дурацкая!). А ведь все это великолепие еще и щедро орденами и медалями усыпано! А уж как сияют надраенные денщиками сапоги — любо-дорого посмотреть! Сердце любой тыловой крысы при лампасах должно разрываться от умиления! А сами "мужчины в форме"? Кровь с молоком! У двоих даже усы, вот честное слово, напомажены! Ну у меня только один вопрос:

— Господа…

Ноль внимания.

— Уважаемые…

Фунт презрения.

— Эй, б*я!

Вот тут их пробрало. Все трое буквально подпрыгнули на месте от возмущения.

— Сударь, извольте!..

— Маааалчать, б**!

Надо же. И впрямь заткнулись. Только смотрят на меня с плохо скрываемым презрением и даже где-то толикой жалости.

Ну да, на их фоне я и впрямь смотрюсь оборванцем. Балохонистая одежда темных тонов, — тот максимум, что соответствовал в моем представлении обыкновенному маскхалату и старые кроссовки. Мои парни вырядились кто во что горазд, но все же придерживались того же стиля. Да и девчата опять же в спортивных костюмах и кедах щеголяли. Аляповато, конечно, да ярковато, но то до поры до времени. Да и общее же физическое развитие проверяем. Парни Гусака щеголяли модой "девяностых" того мира, но тоже вполне годились к тому, чтобы выпускать их на трассу. Порадовали и казаки-пластуны. Тут вообще не докопаешься. Отдельный разговор — сборная солянка из представителей различных родов войск. Тут будем смотреть отдельно. А вот эти трое — молодцы.

У меня к ним всего один вопрос:

— Судари мои, скажите пожалуйста…

Гордо встопорщились напомаженные усы, а их выбритый до синевы товарищ ограничился презрительным фырком.

— Вы идиоты?

Немая пауза.

— Да как вы смеете! Устроили тут борд…

— Я требую удовлетворения! — Вскричал второй, артистично заламывая бровь.

Третий молчал. Попробуй тут поговори, когда так старательно демонстрируешь безвольный подбородок.

— Стоп! — Я поднял руку и к моему удивлению, тишину таки услышал.

— Господа, уверен, что по своему скудоумию ошибок вы в жизни совершили немало, но эти фатальны. Во-первых, подите на хрен вы, дуэлянт доморощенный. Напоминаю вам об указе императора нашего о недопустимости вызова на дуэль низшего сословия. Я простолюдин, к вашему сведению. Или вы не в *** не ставите самодержца нашего? Поэтому, если вы не скорректируете свое поведение, то я вас попросту отмудохаю прямо здесь и сейчас. Во имя защиты чести императорской фамилии. Это ясно?

Казаки ухмыляются, люди Гусака откровенно ржут, вояки пока не совсем понимают, чего вообще происходит, мои парни умнее всех — разминаются. Троица же завороженно кивнула. Чего это они? А, понятно…

— Во-вторых, вы тут про бордель вспомнили. Значит ли это, что работницами сего заведения вы считаете присутствующих здесь дам?..

Народ посуровел… Но предпринять никто ничего не успел. Глаза девчонок полыхнули стихиями. Огонь и вода откликнулись на зов красавиц с таким удовольствием, что их мощь мог почувствовать даже неодаренный.

— Ну и последняя, как говорят наглы, но не по значению, ваша ошибка…

Я на миг задумался, как бы сформулировать свои слова наиболее… Да к черту все!

— Вы, мудаки, предписание за чьей подписью получили сюда явиться?.. А, вспоминается что-то такое, да? И про форму одежды там было указано, а?.. Или граф Бенкендорф по старости уже и запамятовал…

— Не запамятовал. Привет, Александр.

Я обернулся. Фриц со своей "сухой" мордой обводил собравшихся ничем не выражающим взглядом. Народ резко побледнел. Очень. Кое-кто даже попытался грохнуться в обморок, но на ногах все же удержался. Даже Алина с Натальей как-то притухли.

— День добрый! — Буркнул я тоном "Чего приперся?".

И не надо упрекать меня в хамстве. Воспитательный момент и выстраивание иерархии. Не более того. А граф молодец. П-педагог. Всего пара слов, и всем понятно, НАСКОЛЬКО стоит прислушиваться к человеку, с которым САМ здоровается обычным "Привет!". Тут поневоле задумаешься. Больно уж пестрая толпа собралась. От магичек до уличной босоты. И все в равных условиях, что удивительно!

А Фриц — просто красавчик! Когда только появиться успел? А вообще хорош, кстати. Даже я не всегда замечаю его приближение сразу.

— Теперь же господа хорошие, у меня к вам всего один вопрос, — завершаю воспитательную беседу я. — Как вы во всем этом великолепии собираетесь форсировать вооооон то препятствие? А ведь сделать это придется. Каждому. И, что характерно, ползком! А ведь это только одно из препятствий.

Троица павлинов заворожено посмотрела в указанном мной направлении. Увиденное их отчего-то не порадовало. Хотя чего бы, казалось, необычного в грязевой луже? Ну да, большая. И "колючка" над ней натянута так, что только по-пластунски и пролезешь, но ведь то такие мелочи, правда? Тем более, они пока не знают, что статисты, из присланных "троечником", еще и дымы пустят, да из пулеметов поверх голов постреляют. Зря, что ли, полосу препятствий оборудовали в дальнем углу танкового полигона? Чтобы, так сказать, не мешать никому, да людей добрых не тревожить. Ну и танки… А танк — это всегда хорошо. У кого хошь спросите!

А народ задумался. Я видел немые вопросы в глазах. Ну и несколько злорадных улыбок на лицах бойцов моих троек. Девушки вот еще никак не прокомментировали мое заявление, лишь "потушили" глазки, да принялись перевязывать хвостики волос покрепче.

Правильно, кстати. Умны. Верные выводы сделали из нашего недолгого, но яркого знакомства. И какое счастье, что за пару дней до сегодняшнего довольно свежего утра родовые службы безопасности развезли их по домам до того момента, как стрелковые соревнования окончательно превратились в форменное непотребство. Хотя… Отдохнули так отдохнули! Напряжение тоже нужно сбрасывать.

— В общем, — констатирую я. — Трое уже вылетели.

Коротко блеснул монокль Фрица, легким кивком головы отметившего, что мое решение принял и понял.

— За что же? — Хором взревели три обиженных до глубины души голоса.

— За идиотизм. — Даже слегка удивляюсь их непонятливости я.

Дождавшись, пока разобиженные гвардейцы свалили на все четыре, Бенкендорф устало выдохнул:

— Пожалуй, я тоже на дистанцию выйду в следующий раз.

Я осмотрел графа с ног до головы. Одежда на нем была практичной и рабочей. Повседневной. В такой тут не зазорным и потренировать в благородном искусстве фехтования считается или схлестнуться в джентльменском поединке по правилам английского бокса с соперником.

Да-да, здесь не кажется удивительным выйти на ринг в рубашке и подтяжках, что поддерживают те же самые брюки, ставшие отличным решением на "выход" в кафе.

А вот в чан с дерьмом лезть в таком одеянии как-то и не хочется.

— Интересно попробовать? — Действительно заинтересовался я.

Еле заметная ухмылка сделала лицо Фрица чуть более живым. Пока никто не видит. А вот ответ был сух и прост:

— Не сегодня.

С этими словами граф коротко кивнул и отправился к служебной "двадцать третьей".

Я же лишь пожал плечами. Хочет — организуем.

— Внимание, — повышаю голос я. — Побежали!

А что, кто их в жизни предупреждать о чем будет? Сказано, что старт в семь часов утра, а на моих часах уже пять минут восьмого. Подаренную мне парнями "механику" я оставил на лавке с вещами остальных "бегунов".

Не пропадут. Ежели чего, так тут целый канцелярист имеется, чтобы присмотреть!

* * *
— Сколько???

— "Червончик". Он же "десяточка". Десять километров, в общем.

Мои парни сорвались с места не раздумывая. Магички последовали за ними, потратив чуть больше времени на осознание того, что я не шучу. Однако остальные остались на месте, вылупившись на меня, словно бараны перед ласково улыбающимся забойщиком. И ведь не отказываются выполнять задание. Просто им непривычно и непонятно. Стимула не хватает!

Ладно. В конце-концов, именно для этих целей я и попросил у Фрица кое-какой инвентарь.

— Ну что же, — бормочу я. — Тогда у меня для вас подарок. Колечко на память.

На землю падает то самое "колечко". Кое-кто чеку опознал моментально… И поспешил присоединиться к бегущим.

— Да это же муляж! — Громко крикнул один из гусар, прибывший хоть и не в полевом, но все-таки менее вычурном наряде, чем трое его неудачливых коллег. — Право слово, не серьезно!

— Ага, муляж! — Согласился я, подбрасывая гранату вверх и резко стартуя с места.

Большинство рванули за мной… И тут же уткнулись носами в землю, едва за их спинами рванул разрыв!

На пробежке отсеялись половина из ста четырех оставшихся человек. Пятеро отказались бежать, семеро отправились в лазарет залечивать последствия близкого разрыва гранаты, один сломал ногу на трассе, а остальные не уложились во временной норматив.

Интересно, что усомнившийся в искренности моих слов во время беседы о гранате испытание прошел. И не только это.

До стандартных спаррингов дотянули всего тридцать человек. Как ни странно, именно это испытание оказалось самым скудным на отсев. Положенные три минуту с инструкторами кулачного боя ОКЖ[1] отстояли все. Причем стояли насмерть.

А вот моим парням показать себя "в канатах" не удалось. После двух поломанных дуболомов, я попросту запретил им выходить на ринг. Все-таки уже больше полугода работаю с ними. Успели кое-чего нахвататься.

"Выживших" я привел в центр небольшого поля, и выстроил в ряд напротив длинного неглубокого окопа, глубины которого едва хватало, чтобы там лежа мог укрыться взрослый человек. Еще одной достопримечательностью полянки были танки. Три линии в шахматном порядке по десять машин в каждой. Ох, не зря я выпросил у Фрица возможность провести испытание именно на полигоне для бронетехники.

— Закапывать, что ль, будете, ваше благородие? Могилку-то уже приготовили даже!

О, это тот! Фома неверующий. Кстати, как позже выяснится, именно так его и звали. Я внимательно всмотрелся в посеревшее разбитое лицо, на котором под слоем грязи еще можно было разглядеть оставшуюся после спаррингов кровь…

— Какое я тебе благородие, родной! — Негромко усмехнулся я, но тут же громко выкрикнул. — Ну что, господа и дамы! Перед вами гордость и краса имперских военных сил — танки Т-55. Скорость такого монстра — до 50 километров в час…

Это по трассе. По "пересеченке" в два раза ниже. Но кому сейчас есть дело до таких мелочей, когда до бронированных носовых скосов меньше двадцати метров. А ведь до окопчика еще пять… Поднимаю руку. Ответом мне становится рев тридцати оживших металлических монстров. Резко опускаю конечность вниз, и стальная волна обманчиво медленно начинает движение в нашу сторону.

— Делай как я! — Кричу уже бросаясь вперед, чтобы успеть занять местечко в окопе поудобнее.

* * *
Мужчина был достаточно стар, если считать по прожитым годам. Да вот кто только верит цифрам, когда речь идет о сильном маге. Настолько сильном, что вот уже почти век держит в узде Род Громовых. Именно при нем Семья окончательно вошла в обойму первых в империи и выпадать оттуда пока не собиралась. Однако и юношей высокого сухопарого старика назвать не сможет и самый прожжённый жополиз из тех, что мелкими прилипалами увиваются за сильными мира сего, надеясь урвать хотя бы небольшой кусочек с барского стола. За свои полтора века мужчина Станислав Матвеевич пережил многое. Настолько, что глаза его стали водянистыми, будто навсегда вымороженными подарившей ему долголетие стихией. Казалось бы, действительно удивить его уже практически ничего не способно. Однако…

— Танки?! Он положил мою племянницу под ТАНКИ?!

Глупые до таких лет не доживают по определению. А потому делать какие-либо выводы по поводу случившегося не спешил. Но сама формулировка…

Внутри старика шевельнулось что-то практически забытое… Любопытство. Он мастерски умел имитировать это чувство, равно как и интерес к людям, жизни и много других эмоций. Однако настоящего огня в груди не чувствовал очень и очень давно. Это было… Ново.

— И мою сестру, — спокойно ответил сидевший рядом с ним за небольшим столиком молодой как на вид, так и по годам Изгой рода Кареевых. — И всех принявших участие в отборе. Он назвал это обкаткой танками.

— Любопытный тест, — пожал плечами потомок Бенкендорфов, как всегда холодный и бесстрастный — такой, каким и должен быть палач империи. — Отлично помогает понять кто чего стоит. Сейчас каждое действие Объекта отслеживают аналитики. По результатам примем решение по внедрению подобной практики и в наших подразделениях.

— Как род Кареевых только допустил такое?…

— Формально, я не имею права отдавать сестре приказы. Младшая ветвь, знаете ли…

— Алина Кареева — офицер отдельного корпуса жандармов. Ее группа находится в личном подчинении главе V экспедиции Третьего отделения Его Императорского Величества особой канцелярии.

Старик игру раскусил мгновенно. Тонкая улыбка дала ясно понять это всем участникам чаепития.

— Мы вместе служили, — не стал отпираться канцелярист. — А потому перевод девушки было организовать не так уж и сложно, выведя ее из-под влияния главы Кареевых…

Громов поднял ажурный заварочный чайник и разлил напиток в три небольшие чашки.

— А не проще ли?.. — Спросил он, подав пример и сделав первый глоток.

Бенкендорф криво усмехнулся, что при его мимике можно было приравнять к смеху в голос.

— Я задавал этот вопрос. Объекту.

— Вот как. И что же он? — В этот раз искренний интерес к словам собеседника изображать практически не пришлось.

Уж больно интересным юношей оказался этот Александр Коротков.

— Равнодушно пожал плечами и заявил, что лично он бы не стал. Сейчас мы имеем лояльного спеца который с одной стороны усилит наши позиции, а с другой он предложил представить вариант проникновения к нам нелояльного профессионала его уровня. Так что с собственной ликвидацией лично он бы не спешил.

— Больше он ничего не добавил? — Поинтересовался Станислав Матвеевич, вполне признавая, что и прозвучавших аргументов более чем достаточно, чтобы не только сохранить жизнь этому самому Короткову, но и даже включить его в иные расклады.

— Добавил, как не добавить! — Включился в беседу распробовавший напиток Кареев. — Заявил, что вообще-то он еще и пожить хочет. Когда же я спросил, почему этот аргумент он не выдал первым, ответом стало: "Оставил при себе как личное мнение, на процесс принятия решения не влияющее!".

— Интересно…

— Более чем, — согласился Изгой. — Великолепный чай! Могу я поинтересоваться его происхождением?

— К сожалению, его практически невозможно достать в свободной продаже! Однако я с удовольствием подарю вам его в качестве небольшого презента. Что ж… Пуская наш молодой человек пока резвится…

На слове "наш" двое за столом как-то напряглись.

—…Пока же я хотел поговорить немного о другом. Мне докладывали, что вы, Артем Эдуардович, увлекаетесь разработкой и просчетом альтернативных экономических моделей…

Ситуация развернулась в миг. Вроде бы ни один из участников даже не изменил выражения лица, но каждый за столом понимал отчетливо, что сейчас вопрос пойдет не о дальнейшем существовании Объекта, а о том, кто покинет эту комнату живым, а кто очень даже и не очень.

—… Я не слишком люблю все новое, — признался Громов, слегка поморщившись. — Оно нарушает сложившийся порядок вещей и ломает устоявшиеся связи. Однако признаю, что без умения быть гибким и действовать в условиях "как есть", а не "как хотелось бы", выжить невозможно. Ситуация в мире сегодня мне представляется таковой, что придется вновь приспосабливаться. И выбор будет не между хорошим и плохим, а между плохим и ужасным. Да, что-то потеряем все мы. Однако я готов рискнуть и попытаться оседлать волну. Вы знали, что слово кризис на языке наших китайских соседей очень верно состоит из двух иероглифов? "Опасность" и "Возможность". Однако на данный момент я не вижу источников развития для системы нынешней. Мы их исчерпали. А вот систему новую я пока не очень представляю. Впрочем, я готов помочь ресурсами тем, кто пытается нащупать выход.

Кареев и Бенкендорф коротко переглянулись. Кажется, у "института развития", как метко окрестил их структуру Кобылкин, появился новый союзник. Впрочем, судя по его "весу", он вполне претендовал на звучное звание соучредителя.

[1] Отде́льный ко́рпус жанда́рмов (ОКЖ) — специализированный государственный полицейский орган в 1827–1917 годах, политическая полиция Российской империи. В ЭТОМ мире существует и по сей день.

Обеспокоенный возможным распространением тайных обществ, подготовивших восстание на Сенатской площади, российский император Николай I 28 апреля (10 мая) 1827 утвердил Положение о Корпусе жандармов (позднее он был переименован в Отдельный корпус жандармов). Военные чины этого корпуса составляли основу штата жандармско-полицейских учреждений Российской империи. Должность шефа жандармов была учреждена несколько ранее — 25 июня (7 июля) 1826 года.

(Источник — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%82%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%BF%D1%83%D1%81_%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%BE%D0%B2)

Глава 26

Нет, положительно, серьезные разговоры в ресторанах мне нравятся куда больше, чем встреча в бывшем доме князя Кочубея, где с конца прошлого века квартирует штаб-квартира и дом Главноуправляющего Третьего отделения. И к семидесятым годам нынешнего просвещенного века двадцатого от мрачного флера своей репутации заведение так и не избавилось. Вполне заслуженно, на мой взгляд.

— А знают канцеляристы толк в недвижке! — Усмехнулся я.

— Чего? — Моментально среагировал жадный до всего нового и интересного Кот с переднего сидения "Каприса".

— Я тебе историю расскажу, — пообещал я. — Про бизнес-схему одного сетевого ресторана быстрого питания. У него еще, по слухам, эмблема выглядит "каком к верху". Так вот, ребятки уже почти век открывают свои заведения, продавая разрезанную булку с котлетой внутри за бешенные баб…Барыши. Однако основное их вложение вовсе не в "говяжью котлету", которая на деле вообще непонятно что из себя представляет, а в недвижимость. Управляющей компании и выгодополучателям на букву "М" принадлежит огромное количество недвижимости на самых "золотых" местах по всему миру!

Кот задумался. Как всегда основательный Винни, не отвлекаясь от дороги, поинтересовался:

— А у нас чего нет их?

— Так надежа-государь погнал метлой поганой, когда узнал из чего делают ту самую "говяжью котлету"[1].

На секунду в салоне повисла тишина.

— Ты это сейчас вообще к чему, Санни?

— Да вот прикидываю, что этот домишко в свое время тоже был неплохим вложением капитала.

Вот тут уж здоровяк не выдержал, и обернулся ко мне.

— Ты сейчас об ЭТОМ думаешь?

"Да нервничаю я, дурень! Вот и все!", — возопил мой мозг, но выдержка не дала возможности этой мысли покинуть пределы черепной коробки. Командир ведь всегда должен вселять в своих бойцов уверенность в завтрашнем дне!

— Нет, конечно, Вить, — честно пожал плечами я. — Просто меня не так часто на головоМойку сюда вызывают. Вот и пытаюсь отвлечься.

Букву "М" в данном случае я выделил вовсе не зря, намекая, что здание находится по адресу набережная Мойки, 16. Однако Винни даже не улыбнулся каламбуру. Лишь крепче стиснул руль.

— Ха, да ты же всем им покажешь, а?!

Кот, как всегда, унывать не умел органически. За что и любим, наверное! В хорошем смысле этого слова. ЗДЕСЬ до "плохого" еще не додумались повсеместно, хотя среди аристократии уже подобное активно практиковалось. Голубая кровь, чего уж тут. Не поголовно, конечно, но любовью к маленьким собачкам здесь пылали отнюдь не только дамы. Причем здесь мелкие чихуахуеныши и ежи с ними? Да просто рассказывал "старому" за рюмочкой чая как-то приятель-историк, что корнями любовь к мелким меховым аксессуарам восходит к эпохе Возрождения. Тогда французские знатные леди начали экспериментировать с альтернативными сексуальными развлечениями. У особо рьяных охотниц за новыми ощущениями после подобного мышцы сфинктера теряли естественный тонус. Сейчас бы последовавшую за тем проблему назвали ученым словом "метеоризм". Тогда, наверное, был придуман куда более куртуазный термин. Так вот иные леди брали с собой собачку для того, чтобы всегда иметь возможность списать на нее конфуз.

Байка, наверное, вот только подобные миниатюрные создания действительно нередки в изящных ручонках отпрысков благородных семейств.

Выводы основываясь только на любви к животным делать я бы остерегся, но мозг реально требует хоть какой-то работы, чтобы не слишком нервничать перед предстоящей встречей с людьми, вполне способными быстренько изъять из оборота не только меня, но и всех близких и дорогих мне людей. За последних я переживал больше. Свое Я уже получил. Лет-то мне в сумме сколько уж? Хотя, как же однажды и заявил на прямой вопрос Изгою "А не проще ли нам тебя такого умного просто убрать?", пожить-то все-таки хочется!

А то ведь всякая там законность с прочими правами и свободами перестанут иметь хоть какое-то значение, едва я пересеку порог красивого трехэтажного здания, что уже вполне можно было разглядеть через слегка приоткрытое окно авто. По иронии судьбы неподалеку от него в мире том располагалась кофейня, где "старик" нередко медитировал над чашечкой совершенно замечательного кофе. А потому и историю сего славного заведения знал неплохо. Так что имел я все основания полагать нынешнюю довольно мрачную репутацию "Тройки" вполне оправданной.

Мда, хотелось бы мне здесь побывать на экскурсии… Красиво должно быть. А то ведь с того момента, как меня взяли на входе в вежливую "коробочку" три вахмистра, в которых без труда опознавались спецы по захвату, мое сознание переключилось в боевой режим. Хотя у меня даже оружие не отобрали, честно предъявленное на КПП, мозг сейчас отмечал не обилие и искусность лепнины, а так же красоту зеленых насаждений. Вся обстановка расценивалась с точки зрения чисто утилитарной — поможет выжить или нет. И пусть неспешно вышагивая по просторной центральной лестнице я прекрасно понимал, что сделать в случае осложнений я смогу довольно немного. Нет, из особняка-то я, скорее всего, подобно героям низкопробных боевиков, все-таки выберусь. Вот только режиссеры никогда не задаются вопросом "А дальше-то что?". Это человек непосвященный плохо понимает в КАКУЮ машину его затягивает. Ей не нужно есть, спать, отдыхать и восстанавливать силы. У нее не бывает нервных срывов и количество ошибок нивелируется количеством же предпринятых попыток. Простая математика. Как-то даже сослуживец, получивший по возращению из-за "речки", неплохие погоны в советской милиции рассказывал, что средний уровень сотрудника гораздо ниже, чем у преступника. Да и мотивация ниже значительно. Вся сила в стоящей у каждого служителя закона за спиной государственном аппарате. Поэтому в большинстве случаев злодей все же попадается. Рано или поздно. А уж откупится он, застрелится или еще чего, так то и проблемы вовсе не сыскарей.

— Так, все! Стоп машина. — Негромко пробормотал я себе под нос, даже на секунду остановившись. — Вечером хоть башкой о стену бейся, а сейчас собрался!

Привычный секундный аутотренинг в который раз помог обуздать даже юношеские наполненное по самую маковку различными гормонами юношеское тело.

Дыхание выровнялось. Мысли обрели безмятежность водной глади в штиль. А перед моим внутренним взором вновь засияло ласковое солнышко. Мне хорошо и спокойно…

Сорока секунд до указанного одним из вахмистров зала для переговоров мне вполне хватило на небольшую медитацию.

Поэтому к гостеприимно распахнутой двери я подходил уже "на чиле, на расслабоне". Что бы эти слова не значили.

Нежданчик. Вот уж кого я здесь увидеть не ожидал, так это старика-Громова. Хотя "деда" нашей Наташки, конечно, внушал. От сухопарой, прямой словно жердь, фигуры шло просто физическое ощущение силы. Интересный старикан. Двое других обитателей конференц-зала личностями были знакомыми. Так чего бы и не поприветствовать?

— Здраааастииии!.. — Вполне вежливо протянул я.

Ну вот, я им, значит, наше с кисточкой, а они меня только парой кивков и удостоили.

А вот Громов удивил:

— И вам здраааасти! — Протянул он, при этом ни на секунду не сняв маску вечной скуки со своего лица.

Судя по вытянувшейся физиономии Фрица, удивил дедок не только меня. По Карееву же вообще двойной удар пришелся. Не привык он к такому поведению ЭТИХ людей.

Я же откровенно наслаждался моментом. Вроде как мстил за свою недавнюю нервозность. Кстати, руку готов дать на отсечение (чью-нибудь!), глава Рода ситуацией наслаждается не меньше меня.

Доведем ситуацию до абсурда? Да пожалуйста!

— Господа, прошу к столу. — Серьезным тоном предложил я, кивнув в сторону означенной мной мебели.

Сам же тоже чиниться не стал, заняв место в его главе.

Нет, если меня и вынесут отсюда вперед ногами, то последняя гастроль удалась на славу! И пусть широкая общественность о ней никогда и не узнает, но камни будут помнить об этом до тех пор, пока стоит дом.

Блин, что за фигню я несу?! Пусть даже и мысленно!

Кажется, остальные задавались тем же вопросом.

— Кхм, пожалуй начнем, — предложил Фриц, таки не ставший устраивать разборок из-за места — не по чину, наверное. — Предмет сегодняшнего обсуждения: ваши, Александр предположения.

— Какие из них, Христафор Милорадович? Я вам не один десяток аналитических записок написал.

— Банковский и промышленный капитал, а так же связь первого с бомбистами и народным движением.

— Вы серьезно? — Только и уточнил я. — Хм, тогда, полагаю, вы таки обратили внимания на те моменты, что я просил.

Серьезный кивок.

— Хорошо, с какого момента начать? — Пожимаю плечами.

Надо так надо. Чего бы и не повториться?

— С самых общих определений. Потом я перейду к результатам своей проверки.

— Итак, все о чем я говорю лишь мой выкладки и попытка определиться cui prodest, дабы найти is fecit[2]. Доказательств никаких. Поэтому расскажу небольшую сказку. Ссуда под процент, равно как и организации, предоставляющие подобные услуги, появились несколько столетий назад. Однако довольно быстро перед ростовщиками встал вопрос — кому эти деньги дать. Ведь у простых людей было не с чего возвращать такой займ, да и не заработаешь на них, а те что повыше в иерархической цепочке, еще и поумнее — отказываются от подобных "даров". Лица свои благородные воротят. Так как дать денег сэру А, чтобы он вернул позже их с процентами, если он привык жить своими силами? Да и сэр Б денег не берет! Ответ нашелся довольно быстро — нужно, чтобы между ними возник конфликт. Война — удовольствие дорогое. Золото в ней как патроны — самое оптимальное количество: "маловато, но больше не упереть!". Итак, разжигаем конфликт, и "кормим" обе стороны. Стоит отметить, что эти, назовем их финансисты, не испытывали привязанности ни к одной стране, а зачастую были членами межнациональных структур — Орденов, союзов и прочих таких организаций. Естественно, развитие идеи привело к тому, что самым лучшим "кормчим" является война между государствами. Переходим к cui prodest. Для этого решим простую задачу: как сделать максимально комфортными условия для заработка на проценте по всей планете? Естественно, в идеальной ситуации.

Я сделал паузу, потянувшись за графином. Пить захотелось. Бывает.

Публика оказалось благодарной. Со своим мнением никто не лез, так что пришлось отвечать на поставленный вопрос мне же:

— Раздробить крупные объединения. Создать лоскутное одеяло мелких государств, не способное без надстройки в виде международного капитала к самостоятельному развитию. По банальной причине: отсутствие внутренних рынков сбыта в достаточном количестве. Итак, имеем кучу "карликов" с территориальными претензиями всех ко всем. Дальше следует такая штука как углубление труда и включение стран в единые технологические цепочки…

Громов, как владелец заводов, газет, пароходов, поднял брови.

Пришлось раскрыть мысль подробнее:

— Вы планируете производить автомобили. Можно собирать их полностью самостоятельно из собственных же запчастей. Однако они будут уступать в цене образцам, для которых шасси вы закупите во Франции, двигатель в Германии, а электрику в какой-нибудь из азиатских стран. То есть, полностью ваши авто будут неконкурентоспособны на международном рынке, а продавать только "своим" — не окупится содержание заводов. Нет заводов — отмирает станкостроение и другие высокотехнологические отрасли. Итог неприятен: вы гоните в другие страны, сумевшие сохранить промышленный потенциал, фактически сырье. А вот основную прибыль в виде надбавочной стоимости получит конечное звено цепочки. У вас же остается лишь отверточное производство. Обираете готовый товар вы из иностранных запчастей. Возможно, вы уже сталкивались с таким чудным измышлением западной мысли, как "глобализм"?

Все трое слушателей согласно склонили головы. Вообще-то просто кивнули еле заметно. Но все же приятно думать, что перед тобой аристократы все-таки "склонились".

— Так вот это не про отсутствие границ, а как раз про их множество, но про свободное движение между ними товаров, услуг и, конечно, капиталов. Таким образом тот, у кого продукция последнего передела, получает всю прибыль. Итак, фиксируем. Факт один: международному капиталу не выгодно существование многонациональных… Да любых империй, имеющих значительный внутренний рынок, военную мощь для его защиты и, конечно, умеющую своими силами решать конфликты на своей территории, а так же "работать" с соседями без привлечения процентных средств. Факт два: поправьте меня, но значительная часть аристократии сегодня имеет множество родственных связей с заграничными Родами, но слишком мало власти и почета на родине, а так же возможностей для исправления ситуации. Да и дети учатся там, капиталы в зарубежных ценных бумагах. Верно?

Тишина. Пока все молчат. Ну что ж, тогда продолжу я:

— В противовес им выступает капитал промышленный, — склоняю голову в сторону Громова и Кареева, который хоть и Изгой, но все же его род владеет далеко не одним серьезным производством. — Тут ситуация иная совершенно. Им тоже абсолютно плевать на обычных жителей империи (согласитесь, рабочие условия нынче и вправду довольно непривлекательны!), но вот стране они не враги. Причин несколько: жесткая локализация в виде привязки к конкретному месту, и вопросы владения собственностью. Грубо говоря, только императорские полки отделяют их от просьбы "зарубежных партнеров" поделиться чем-нибудь ценным. Либо опуститься ниже в технологической цепочке, теряя при этом прибыль. Не говоря уже о внутреннем рынке, который тем больше, чем сильнее и крупнее страна! Тут больше добавить нечего.

Я вскочил с кресла, и энергично прошелся по комнате. Есть у меня такая привычка в минуты задумчивости.

— Вы не возражаете? — Спохватился я.

Все-таки попрание устоев должно иметь четкие пределы.

— Не отказывайте себе! — За всех ответил Фриц.

— Теперь переходим к рабочим стачкам и бомбистам. Вновь сформулируем условия задачи. Дано: террористы и заводилы беспорядков на производствах, как правило, имеют финансирования. Конкретные пути доставки денег пока не берем в расчет. Итак, какой капитал становится спонсором бесчинств таких… Граждан?

— Но ведь согласно новомодным учениям, международные капиталисты — класс эксплуататоров. — Подал голос Громов. — Это получается, что берут они деньги у тех, с кем сами же и борются?

— Станислав Матвеевич, да рядовому революционеру вообще все равно, кто оплатил его винтовку и тельняшку. А вот у лидеров, которые помимо борьбы революционной, есть еще и борьба внутривидовая, а так же политические амбиции… Тут мы возвращаемся к истории про сэра А и сэра Б. Нужно такому деятелю для укрепления позиций провести стачку, а ему в ответ: "Деньги выделим, но вы, взамен, проведете ее вот здесь!". Ему же вообще все равно, нужен сам факт. А уж потом, когда будут снесены эксплуататорские классы, долги можно вообще не отдавать! "Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем"…

Ну вот, уж "Интернационал" пою. Мда.

— Вас понял. — Заверил Громов и погрузился в размышления.

Ему никто не мешал. Кареев наслаждался видами на Мойку, а Фриц рассматривал собственные сложенные в пирамидку пальцы.

— Общая концепция ясна. Я так понимаю, что это, как говорят наши английские партнеры, бэкграунд, верно? Александр Сергеевич, какие данные должен был уточнить для вас Христафор Милорадович?

— Вы знаете, что в последнее время у нас чуть ли не полыхает Баку? Что ни день — диверсия, либо стачка на очередном нефтяном объекте. Вот я и задался вопросом, в каком случае подобные события приводят к выходу из строя мощностей, а в каких нет. Для сравнения предложил взять пару наших производств и объектов братьев Нобель, например.

Дураки долго не живут. И уж точно почти век не правят одним из самых сильных Родов империи.

— И вы провели проверку? — Старик резко обернулся к Фрицу.

— Да, — просто кивнул тот. — Не только производства братьев Нобель, но и других предприятий с высокой долей в уставе "международного" капитала.

— И каков вывод?

— Народные волнения на этих объектах ни разу не приводили к остановке производственного цикла. В отличие от компаний имперских…

Старик кивнул, принимая новую информацию.

— Нашими коллегами разработан перечень рекомендаций по модернизации производств и снижении социального недовольства на оных. Пока мы планируем провести их пробное внедрение на предприятиях семьи Кареевых. С предоставлением отчета императору лично.

Громов вновь кивнул. Он прекрасно понимал, что сказанное — лишь обозначение отправной точки. Путь мы только ищем. Однако и помочь смысл имеет — нынешняя система уже трещит по швам, так почему бы не оказаться в рядах бенефициаров мира будущего?

— Ассоциация трудящихся будет счастлива! — Криво ухмыльнулся он.

— Полагаете? — Улыбнулся вполне искренне я. — Сui prodest — мы разобрались. Вопрос за тем кто is fecit.

— У вас есть доказательства?

— Прямых нет. — Блеснул моноклем Христафор Милорадович. — Но и сомнений тоже. Заказ на недавнюю силовую акцию, в результате которой пострадала мастерская Александра, оплачена господином Карлом Фридриховичем Бергом. Не прямо. конечно, но цепочка видится вполне явно.

— Ну кому нужно, чтобы кто-то ДЕЙСТВИТЕЛЬНО боролся за права рабочих, а не осваивал бюджеты и иностранные подачки?! Да и с приходом конкурентов недолго и "кормовую базу" потерять!".

Станислав Матвеевич в моих пояснениях не нуждался. Однако же вежливо кивнул, благодаря за "разъяснения".

— Так понимаю, инкриминировать данному господину пока нечего?

Фриц второй раз за день (немыслимо!) продемонстрировал свою улыбку!

— Мне — нечего! Но что мешает одному разобиженному уничтожением мастерской молодому человеку нанести "визит вежливости"?

— Собираетесь поставить окончательную точку в этой истории?

— Зачем же? — Вполне натурально удивился я. — У нас через месяц намечается оооочень интересная встреча. И я обещаю, что господин Берг будет ее участником!

[1]Джейми Оливер, шеф-повар и телеведущий, выиграл суд против "Макдональдс", доказав, что их "говядина" — непригодные в пищу отходы мясного производства. Их отмачивют в гидроксиде аммония для обеззараживания и придания «съедобного» розового цвета. Цитата из передачи Оливера, в которой он разоблачал всемирно известную сеть быстрого питания: «В общих чертах, берется продукт, который годится разве что для собак, но после такой обработки его подают людям. Скажите, какой здравомыслящий человек будет кормить своего ребенка мясом с аммонием?».

Почему бы не предположить, что имперские специалисты пришли к схожим результатам?

[2]CUI PRODEST; CUI BONO

— кому это выгодно (вопрос, который часто помогает установить, кто является преступником). Иногда употребляется выражение: is fecit, cui prodest — сделал тот, кому это выгодно. (Юридический словарь. — М.: Госюриздат. Главный редактор С.Н. Братусь и др… 1953.)

Глава 27

Ох, наконец-то! Конечно, не пара светловолосых нимф, но на безрыбье, как говаривал мой зам по нелегкому ремеслу "там", и рука блондинка. Давно надо было пережечь гормоны юношеского тела. И сделать это можно двумя способами — либо небольшой, но приятной, и, главное, одноразовой, встречей, либо большим таким погромом. Что ж, с первым вариантом пока не выгорело…

Да и времени сколько прошло. Почти восемь месяцев с момента памятной головоМойки. Вот и встреча, на которую так рассчитывают Изгой и Кареев уже близко, а один из главных гостей даже и не знает, как его там ждут. Непорядок, а?

В главный офис Ассоциации трудящихся мы просто вошли.

"Неплохо бы и нам собственным зданием обзавестись!", — усмехнулся я, проходя внутрь. Двое немаленьких привратников только и успели сделать по шагу в мою сторону, как я вцепился в лацканы их пиджаков и придал ускорение в попутном для них направлении. За моей спиной их тут же встретили Винни и Кот. Парни сработали не так, чтобы быстро и четко, однако в конторке, располагавшейся на первом этаже в виде, как скажут лет через тридцать, опенспейса, никто и не почесался.

— Смотри-ка! — Негромко отвлек меня от осмотра Кот, для убедительности похлопав меня по предплечью предположительно дулом.

Я не глядя протянул руку назад. Пальцы тут же ощутили металл. Так и есть, дуло. Нагана.

"Вперед" — дал знак я, предварительно разрядив оружие и отшвырнув его от греха.

А неплохо охраннички-то вооружены. Но мы и не сомневались.

Тройки Кота и Винни начали просачиваться в помещение с двух сторон. Со мной остались Чук и Гек, внимательно контролировавшие пространство. Местные обитатели заметили лазутчиков лишь на двадцать третьей секунде. Какая-то дамочка вида настолько "неответственного", что вполне бы сошла за помощь моему телу, попыталась было завизжать, но тут же была прервана негромким, но очень убедительным щелчком. Курка.

А через еще две секунды заняли свои места и остальные. А вот не фиг кучковаться посреди рабочего дня возле одного из столов. Нет, я понимаю, что его хозяйка обладала как большими… Глазами, так и декольте, подчеркивающим их.

Все прошло тихо и спокойно. Героев и истеричек не нашлось. Оружие у парочки "ковбоев" тихо-мирно изъяли, а к стоявшей в сторонке пирамиде, где еще кой-чего интересного имелось, никто и дернуться не успел. Да какое дернуться, тут попробуй вспомни о ней, когда в помещении вдруг оказываются люди с уже вскинутыми ППШ, да ещё и поделившие сектора стрельбы.

Так же спокойно и без паники всех согнали к одной из стен.

— Добрый вечер, — вполне вежливо поздоровался я. — Меня интересует Карл Фридрихович Берг. Где он?

Тишина.

— О, это правильно, — соглашаюсь я. — Начальство сдавать нельзя. Сразу. Сначала лучше, конечно, помучиться. Но спешу успокоить — он мне нужен живым и здоровым… Единственный из всех присутствующих. Итак…

— Третий этаж.

Ээээ, ну так не интересно, а я то уж хотел как в кино грозно сосчитать "Три… Два… Один…". Можно было бы и коленку кому прострелить…

— Слушаю вас.

Довольно здоровый мужчина, выглядевшей идеальным кандидатом на обложку о каком-нибудь детективе в стиле нуар, насупился.

— Я же сказал — третий этаж.

Вот ведь непонятливый какой…

— Между первым и третьим наверняка имеется этаж второй. Что там, сколько человек, вооружение?

Мужик насупился еще больше, но лед уже тронулся.

— Один охранник рядом с лестницей, — зачастила та самая вульгарная дамочка, что собрала всех вокруг своего стола. — Там еще человек пять. Они постоянно наготове и с оружием!

— Да какой с оружием, перебил ее еще один плюгавенький мужичок с половинным комплектом металлических зубов. — Телек они смотрят обычно! Кто сюда завалится? Да и ты сам представляешь с кем мы работаем?!

Легким взмахом руки прерываю говоруна.

— Еще раз кипишнешь, будешь вторую половину рта в железо рядить, понял?!

Он понял. Но ничего не ответил, схватившись окровавленными руками за лицо. Тут не виню. После удара рукоятью в лицо вообще как-то мозг включаться начинает. Но каков стиль, а? "Знаешь с кем мы работаем?" — в девяностых слышал последний раз. И всегда считал в подобных обстоятельствах довольно глупой фразой. Обычно когда люди таким макаром в гости заходят, они совершенно точно знают с кем ты и как работаешь. А, самое главное, абсолютно уверены, что на такое поведение право имеют. И очень расстраиваются, если попытаться это их право оспорить!

Но не учить же придурка жизни? Он и не просит, кстати.

— Принято, — подтвердил я. — Теперь — третий. Сколько, кто, оружие. Кто смелый?

"Лес рук", — иронично шутила Марья Петровна, моя учительница по литературе, когда в ответ на свой вопрос слышала только тишину. Что ж, применим тот же способ, что и она:

— Хорошо, — пожал плечами я. — Тогда пойдем по списку.

На лицах возникло непонимание, тут же сменившееся ужасом, едва перед сидячим "строем" стал Винни с "папашей" на перевес.

— Слева направо по одному, интервал две секунды, пока кто-нибудь не заговорит.

Здоровяк степенно кивнул, нарочито-медленно начав поднимать ППШ.

— Огонь по готовно…

— Стойте!

— Да-да? — Вежливо переспрашиваю "нуарного детектива".

— На третьем этаже пять человек. Двое в приемной, трое в самом кабинете.

—Ну вот и все, а ты боялась. И только юбочка помялась. Подготовка?

— Ч-что?..

— Уровень умений, может, служил кто.

— А, — вполне искренне обрадовался детектив. — На втором этаже обычно ребят серьезных сажают. Опыт у всех есть… Крым, Великая…

— А выше?

— Там не столько охрана, сколь приближенные. Обычно с ними заступает и племянник Берга — Фридрих.

— А я смотрю Берги не особо над именами запариваются, а?

— Че?..

— А, не бери в голову, — киваю я и, раз уж торопиться особо некуда, прошу. — А теперь очень быстро накидываешь план второго и третьего этажа. Понял?

Собеседник мелко закивал и тут же схватился за реквизированный с одного из столов Котом лист бумаги. Карандаш мы ему тоже любезно предоставили.

Смотрю на часы. Три минуты с момента "первого контакта". А куда нам спешить? Мне лично даже выгоднее, если охрана очнется. Парней надо прогонять через реальные огневые контакты. Да и душеньку отвести знатным погромом ой как хочется.

А полиция… Она не приедет. Не сегодня. Это если, конечно, кто-то сможет вообще дозвониться до околотка по заботливо перерезанным нами линиям связи.

Еще пятнадцать секунд ушло на "художества".

Я взглянул на листок с кривоватым, но вполне понятным планом.

Отлично.

Делаю пару жестов своим.

Мы идем дальше. То есть, выше.

Второй этаж взяли вообще без проблем. Охранника успокоили Кот и Винни. Я страховал. Однако из зала, где располагалась тревожная группа неслись звуки рок-н-ролла и громкие голоса. А вот тут сработаю уже я.

Спокойно захожу внутрь.

— Даров, мужики! Ты, патлатый, телек потише сделай!

Здоровенный косматый дядька попросту выдернул его из розетки.

— Тебе чего здесь?! А ну пошел…

— Молчать, мелкий. — Спокойно обрываю я действительно невысокого живчика, с типичными якутскими чертами на не обремененном интеллектом лице.

Тот от моей наглости замирает. В недоумении оглядывается на коллег, что потихоньку начинают откровенно ржать. Глаза полурослика налились кровью. С диким криком "Киииийяяя!!!" он бросился в мою сторону. Я ж от удивления чуть размашистый удар не пропустил. Но автоматика-то наработана. На землю тело "якута" рухнуло поломанной кучей в полной тишине.

Ну да, ну да, попробуй разгляди короткий и точный удар в подбородок под бьющую руку! А вот результат на лицо. Вернее на полу.

Опомниться никому не даю.

— Господа, — достаю из кармана ребристый корпус. — У вас есть простой и понятный выбор: граната… О, тут что-то лишнее!

С этими словами избавляю ргдшку от чеки и демонстрирую собравшимся ее уже без всякого там "лишнего" (ох не весь я во время испытания кандидатов "инвентарь" от Фрица использовал!).

— Либо? — Достаточно спокойно поинтересовался косматый, так и не выпустивший штепсель телевизора из рук.

Точно, хлебнул дядька. Такое спокойствие дорогого стоит. Смотрел он куда-то за мою спину. Не оборачиваясь могу сказать, что там Винни с Котом страхуют меня от всяких там неожиданностей. ППШ — вообще отличная гарантия от дурных идей! А уж в умелых-то ручонках. Ну, хорошо, про умелых я загнул, но патронов мы за последние недели сожгли…

— Либо изолента. — Левой рукой достаю из-за спины моток обычной синей ленты. — Ваш выбор?

— Хм…Да! — Усмехнулся лохматый.

— "Да!" — что?

— Изолента, — "сверкнул" желтыми от никотина зубами он. — Классика.

— Ну а что? — вернул усмешку я. — Если что-то нельзя сделать при помощи изоленты, то либо ее слишком мало…

Мой взгляд моментально стал предельно серьезным, и я уже совершенно другим голосом закончил:

— Либо починить это уже совершенно невозможно… А значит, и мучиться не стоит!

— Понял, понял! — Заверил собеседник и протянул вперед сведенные вместе руки.

— Марат!!! — Взревел вдруг кто-то со стороны лестницы.

Ого, игра становится интересной!

Я посмотрел на собравшихся.

Собравшиеся посмотрели на косматого.

Тот смотрел на гранату.

Разум победил!

— Че? — Крикнул он со всей дури.

Я беззвучно свел ладони, имитируя аплодисменты.

— Чай, ***, где?! Ольгу шибани там!

— Ща!

Наверху замолчали. Через секунду со стороны третьего этажа донесся звук хлопнувшей двери.

— Ольга это?..

— Такая… — Мужик руками показал какая именно.

— Понял, — подтвердил я. — Видел. Оценил.

Хмыкнули вместе.

— А если бы вниз спустился? — Хитро ухмыльнулся космач.

Я равнодушно пожал плечами. Объяснять, что лестницу "держат" Чук с Геком я не стал. Равно как и появление в этом случае пяти трупов со следами насильственной смерти. И пусть первый кинет в меня камень тот, кто считает, что пуля в теле — не насилие!

— Ну, рассказывай, жертва обстоятельств. — Требую я, краем глаза наблюдая, как Кот старательно расходует синюю ленту по назначению.

Молодец. Директрису стрельбы Винни не перекрывает.

— Как докатился до жизни такой? — Какой веселый собеседник попался.

— Ты поюмори, поюмори.

Вот приятно с таким "материалом" работать. Сразу дядька понял, что шутки кончились.

— Спрашивай.

— Кто наверху. Сколько человек, уровень подготовки, вооружение. Начинай!

— В тамбуре перед кабинетом двое. Всегда. Сегодня Шмель и Хмель. Вооружены…

Тамбур взяли Чук и Гек. Близнецы просто вошли внутрь и прислонили стволы к затылкам очередных церберов перед хозяйской дверью, а указательные пальцы к зубам. Убедительности им придавали и стволы "папаш" страховавших парочку командиров троек.

Убью засранцев! Сколько раз говорил: нельзя подходить вплотную к цели и уж тем более тыкать в нее стволом! Оружие держится так, чтобы до него объект и при всем желании дотянуться не смог. Сколько хороших парней сгубила эта дурацкая привычка тыкать стволом в супостата!

Церберы героев строить из себя не стали. Подчиняясь бесшумным командам, спускаются вниз вместе с братьями.

Дождавшись, пока герои Корнея Чуковского, которого здесь все равно никто не знает, спустятся вниз, я улыбнулся, столь легко и безбашенно, что даже Кот с Винни удивленно переглянулись.

"Внимание", — показал я им, выдав за тем длинную распальцовку.

Парни аккуратно сместились к углам тамбура и присели, наведя стволы на дверь.

Я в это время подошел к столу и поднял по понятным причинам молчавшую телефонную трубку с аппарата. Один короткий взмах ножа и у меня в руках замечательный кистень.

Вот и настало мое время отвести душеньку за всю фигню!

Поднимаю вверх три пальца. Возвращается в кулак указательный… Средний… Безымянный!

Огонь!

Два взбесившихся "папаши" длинными очередями снизу вверх выбивают щепу из тонкой двери. Две секунды и в обрамлении разлетающейся дверной коробки в комнату влетаю я, на ходу раскручивая телефонную трубку на шнуре!

Первой жертвой моего "кистеня" стал присевший на корточки прямо перед входом толстяк, так и не выпустивший сигары изо рта. Ну так я помогу — выбиваю ее вместе зубами и сознанием! И тут же отправляю в короткий полет в затылок бросившегося к столу боевика.

Минус два.

Одним рывком. Переворачиваю тяжелый стол, под который от обстрела прятался третий неудачник. Удар тяжелой мебели надолго выводит его из игры!

Трое!

Попавшееся под руку пресс-папье ставит точку в еще одной попытке дотянуться до оружия.

Надо бы и себе прикупить! Ишь, как хорошо летает!

Четверо.

Ну что ж. Противник остался только один. Сам Берг настолько обосрался, что даже не нашел в себе сил нырнуть под здоровенный деревянный стол! А ведь такой и от артобстрела при случае спасти мог бы!

Пятый охранник ударил себя кулаками в грудь!

Это он мне? Здоровенная, пусть и слегка заплывшая, машина предлагает отложить в сторону пистолет и сойтись на кулачках???

Он что, серьезно?!!!

ОООО ДААААААА!!!

А он, сука быстрый, от первого удара я почти ушел, но все таки поплатился за невнимательность разбитым лицом. Второй кулак здоровяка я принял локтем, закрывая голову!

Лютый рев сотряс офис Берга!

О да!

Я почти физически почувствовал, как хрустнули пальцы. Все-таки противник не профессионал, чтобы в таком состоянии полноценно продолжать бой. Пока весь мир здоровяка сузился до собственного кулака, я спокойно дошел до уже окровавленного пресс-папье и поднял его с пола. Так же не торопясь приблизился к любителю кулачных боев и так же не торопясь ударил его в лицо.

Тот повалился на спину, но все так же продолжил выть, закрывая голову руками.

Деловито подхожу и без всякого стеснения сажусь сверху. Еще два удара. Противник затихает.

Пресс-папье откидываю в сторону. А вот вставать не тороплюсь. Надо слегка унять тремор от ударившего в кровь адреналина.

Отвел душеньку…

Здоровяк вновь застонал, заставив меня вздрогнуть.

— Ах ж ты, сука! — Выдавил я сквозь зубы, заканчивая дело собственными кулаками.

— Санни, стой!

Мда, я осмотрел дело рук своих. Да даже не сломано ничего! Так, легкие… Ну, хорошо, средней тяжести повреждения мягких тканей. Хотя выглядит, конечно, эффектно. С учетом измазанных в крови кулаков видок должен быть тот еще.

Ах, да, у меня ж и у самого лицо разбито. Смешно, да.

— Ша, Секач, охолони. — Попросил я, вставая. — Эммм, Карл Фридрихович, а мы собственно к вам.

— Ни слова больше, молодой человек! Я знаю, что вам нужно! Да-да, старый Карл всегда знает, что нужно молодым. Думаете, если я в ваши уважаемые папы гожусь, так и не помню уже ничего. Сейчас-сейчас…

— Мы хотели… — Начал Секач, но тут же заткнулся, получив от меня чувствительный тычок в бок.

— Вы, это… Продолжайте-продолжайте! — Сделал я неопределенный жест рукой.

Берг истолковал его как "Метнись быстрее!", а Лешка как "Ну куда ты лезешь!". Причем оба оказались абсолютно правы!

Кстати, сам радетель за права рабочих на потомка гордых тевтонов был непохож совсем. Маленький, но при этом толстенький пятидесятилетний прохиндей.

На столе, тем временем, стали появляться пачки денег. Не так чтобы слишком много, но переукомплектовать арсенал, решить окончательно вопрос с транспортом и доделать ремонт в мастерской должно хватить.

— Старый Карл знает, что молодым нужны деньги! Наличные, с ними и жизнь веселее, верно?!

Как частит-то, прямо из штанишек выпрыгивает.

— Вообще-то мы пришли… — Вновь начал Секач.

— Ни слова больше! — Прервал его суетливый Берг. — Понимаю, молодые люди заботятся о будущем. Это очень, очень разумно и верно! Жизнь она что… Миг! А старость хочется встретить обеспеченным человеком. Сейчас!

— Но… Ох!

Еще один тычок заставил брата замолчать.

Хозяин кабинета же вновь рванул к столу. Ох ты, а у него ж там сейф! Да и ладно, не будем жадными. Мы ж не грабители в конце концов.

— Здесь ценные бумаги самых перспективных предприятий империи, — потряс он солидной пачкой. — Раз, и вы можете забыть о государственной пенсии!

Берг замер перед столом, провожая каждое наше движение щенячьим взглядом.

Брат посмотрел на меня.

Я посмотрел на Карла.

Тот стянул перстень с крупным камнем со своей руки и вишенкой в торте присовокупил его к остальному.

Секач молчал, все так же вопросительно глядя на меня.

— А сумочки у вас не найдется?

— Кооооонечно! — Будто бы даже обрадовался засранец, и правда вытягивая откуда-то из-под стола баул по типу армейского.

— Складывай.

Берг торопливо начал скидывать "горку" на столе в мешок.

— И перстенек тоже!

— Ой, закатился! — Будто бы удивился свин, вытаскивая "гайку" из кармана жилета.

— Так, а чего мы заходили-то? — Почесал я в затылке, убедившись, что на этот раз все оказалось сложено без обмана. — Ах, да! Двадцать седьмого числа… Через три дня, стало быть, будет проведена встреча заводчиков из рода Кареевых, представителей института стратегических инициатив и… Иных заинтересованных лиц. Присутствие КАЖДОГО из приглашенных гарантирует Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии в лице графа Бенкендорфа. Считайте, что таковое приглашение я вам только что передал. Отдельно хочу заметить, что Фриц…

Свин побледнел! Мало кто рисковал даже думать о графе в таких выражениях.

—…В смысле Христафор Милорадович обещался очень огорчиться, если кто-либо поставит в известность о деталях приглашения любых третьих лиц. А выражать свою озабоченность и недовольство он очень хорошо умеет. Вы же понимаете?

— Да-да-да-да! — Вновь зачастил Берг, с некоторой даже ненавистью поглядывая на мешок за плечами моего брата.

— А это будем считать компенсацией за доставленные нам неудобства. Нам очень не понравились организованные вами гости. Ну, те самые, почти год назад! Господин Бенкендорф отдельно отметил, что в контрибуции я могу себя не ограничивать. У вас какие-то возражения? Мне еще по зданию прогуляться? Или, может, заглянуть в ваш чудесный сейф на предмет не осталось ли там чего?

— Нет-нет, молодые люди, забирайте-забирайте!

Я сделал шаг к двери, но тут же обернулся.

— И, Карл Фридрихович…

— Да-да, молодой человек?

— Мне еще вооон та штучка в душу запала. Вы не возражаете?

Берг побледнел еще сильнее. Капли пота на лбу уже начали натурально скатываться на брови. Он со всей силы помотал головой:

— Берите-берите-берите!

Я прошел обратно в кабинет и поднял с пола окровавленное пресс-папье.

— Благодарю… Ну, доброго дня! Ежели чего, мы еще зайдем!

С этими словами мы отправились вниз к своим.

Завтра парней ожидала премия… Ровно после того, как Наташенька с Алиночкой проведут небольшой ликбез по пользованию деньгами, а я лично доведу до каждого, КАКИМИ тратами буду недоволен!

Глава 28

Эпилог

Встреча на пустыре началась в стиле девяностых.

Логично. Половина из присутствующих были одарены, а остальные штучками всякими стреляющими запаслись, да группы прикрытия по позициям разместили. Ребят Фрица я, кстати, вижу, а вот мои пока лежат незамеченными. Это еще не вспоминаем о мобильных группах на пикапах заморских, что граф Бенкендорф из гаража "Тройки" нам выделил. Экипажи тоже из моих учеников. Вот только нет у них задачи в бой вступать, а лишь эвакуировать кого получится, если взрывоопасные аристо (а любой благороженный становится таковым, едва ему начинают диктовать правила простолюдины!) решат довести ситуацию до взрыва.

Да и вообще на таких встречах заранее ничего не просчитаешь. Как говорится, "надеемся только на крепость рук, на руки друга, да вбитый крюк, и молимся, чтобы страховка не подвела!". Что еще поддержит в такой миг, как не строки Высоцкого?

В общем, переговоры решили провести подальше от жилой застройки. А то массовые смерти людей обычно бьют по репутации императора, а тот может и наказать наглеца! Тут, конечно, тоже не пустынно. Город все-таки, но жертв будет меньше ежели чего.

Красиво, черт побери, выгружаются из лимузинов представители той стороны. Слуги в ливреях дверь открывают, парадные мундиры сверкают на солнце, резко контрастируя с нашими неброскими костюмами, а из распахнутых дверей льется "Полет Валькирии" Вагнера. Мда, встреть я такое на "стрелках" лихих 90-х, со смеху, наверное, бы сдох.

А тут ничего! Пообтерся уже!..

Сразу следом за лимузинами "господ", прибыла пара "догонялок" ГАЗ-23 местной опричнины. "Тройка" в деле…

Громов прибыл последним. С небольшим опозданием. На такой же "Чайке", что и глава старшей ветви Кареевых, вот только охрану из родовых гвардейцев он предпочел разместить не в таком же лимузине, а куда более практичной "Тойоте". Ну, что ж… Действительно "Лэнд Крузер" шестидесятой модели (хочу-хочу-хочу!) как раз переживает зенит своей славы!

— Вот и разобрались с иерархией! — пробормотал я, прикидывая, а нет ли возможности отжать внедорожник в свою собственность?

Наверняка же не единственный в гараже Громовых?

А вот сходиться небольшого пустыря гости не спешили, пока гвардейцы не проверят обстановку. Судя по всему, это тоже было частью ритуала. По крайней мере иным объяснить я бесполезную трату времени не могу — проверка велась исключительно бездарно!

Христафор Милорадович же плевать хотел на все устои. А потому просто и без затей подошел ко мне прямо через весь пустырь, где вот-вот должна была начаться "беседа".

Я стоял и ждал, пока "троечник" подойдет и протянет руку. Мелькнула мысль оставить руки в карманах просто юмора ради, но я ее расценил по разряду бреда… Уже сжимая крепкую ладонь.

— Хорошо ваши лежат. — Начал непринужденную беседу я.

— Заметил-таки. — Без особого удивления прокомментировал мои слова Фриц.

— Вопрос, Христафор Милорадович, не в том, что ваших людей заметил я, — пожимаю плечами. — Вопрос в том, что моих бойцов не заметили вы!

— Александр, иногда мне кажется, что вы в конец охренеть изволили!

— Тю, ваше графское Величество… Великолепие?..

— Сиятельство, Александр, Сиятельство.

— Ооооо!… - Восхищенно протянул я, а граф тем временем достал заранее подготовленный блокнот, на котором от руки, но очень четка была выведена схема местности, и протянул его мне вместе с автоматическим карандашом.

Отметив заранее обговоренными знаками местоположение людей и на словах скоренько поведав задачу каждого из них, я хотел было…

— Все, — спокойно прервал меня Бенкендорф. — Началось!

Я отступил назад. Это разговор между большими и статусными дядьками, а вовсе не сильными.

Мне в игру открыто вступать пока рановато.

* * *
Ярослав Дмитриевич Кареев, на вид всегда отличался дородным телосложением. Что в свое время не помешало стать ему очень серьезным бойцом! Да и сейчас далеко не все навыки были позабыты, а иные и регулярно "обновлялись". А еще он не был дураком. Поэтому и не вызвал вид пары старых "Паккардов" у него усмешки, каковой сейчас щеголял начальник его охраны. Да, на фоне припаркованных по периметру пустыря лимузинов они смотрелись откровенно убого. Однако молодые парни, расположившиеся вокруг них, ничуть по этому поводу не комплексовали. Что можно сказать о странной компании? Вполне приличные костюмы. Для простолюдинов, конечно. Довольно грамотное расположение вокруг машин: разом не накроешь, а каждому из них всего один рывок до того или иного укрытия, откуда, можно спорить, они мигом зальют пустырь автоматическим огнем. Позы расслабленные, но и расхлябанности не наблюдается. Скорее, готовность. Никакого пиетета перед собравшимися аристократами не испытывают (в отличие от трясущегося осиновым листом Берга!). Более того, находят время на шутки!

На секунду в голове Главы мелькнула мысль, что это ОНИ служат причиной для их усмешек.

Бред, конечно, но…

— Кто это? — Резко бросил он.

К его удивлению, ответил вовсе не двоюродный внук Павел, уже десятилетие возглавляющий родовую Гвардию, а проходящая практику где-то в штурмовых частях (информация засекречена даже для него!) правнучка Алина.

— Сотрудники института стратегических инициатив. — Спокойно и четко ответила девушка. — Деда…

Кареев удивленно поднял брови. Когда его внучка (приставку "пра-" он предпочитал опускать), которую он не упускал случая побаловать до сих пор, начинала говорить с такими интонациями, дело было очень серьезным.

—… Прошу не провоцировать их и отнестись максимально серьезно!

Глава удивленно моргнул. Ярославу Дмитриевичу даже пришлось напомнить себе, что сейчас он имеет дело не с любимой малышкой, а одним из серьезнейших боевиков Рода. И если уж огневка пятой ступени ПРОСИТ к чему-то или кому-то отнестись серьезно, вполне разумно это сделать. Тем более, сейчас Алина была скорее канцеляристом, чем Кареевой.

— Пфффф!.. — Только и фыркнул внучок, заставив Главу задуматься, не пора ли провести реорганизацию в Гвардии.

На его веселье дед не обратил никакого внимания. А вот свои эмоции от зрелища "раскатываемой" на спор внучкой полной пятерки боевых магов, которую, кстати, возглавил Павел, помнил прекрасно. Ровно как и то, что Дар Алиночка не использовала совсем. Она просто ПОБИЛА пятерых спецов на полигоне.

— Значит, они сторона переговоров? — Серьезно уточнил он, подавая внучку знак "Внимание!".

Шутки кончились.

— Не думаю, — ответила вытянувшаяся по стойке смирно девушка. — Насколько мне известно, представлять институт будет граф Бенкендорф.

Глаза Главы удивленно расширились. "Насколько мне известно", ну надо же…

— Внученька… А каким образом…

Пояснять вопрос не было необходимости.

— Он мой прямой руководитель.

Вот ЭТО поворот.

— А вот и он.

Действительно, несколько "догонялок" подъехали к пустырю. Одну из них спокойно и уверенно покинул главный ликвидатор империи.

Кстати, на лице внучки ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не было страха, в отличие от большинства присутствующих. Павел вот, к примеру, довольно заметно побледнел. Парни у "Паккардов", кстати, тоже особо не напряглись. Один их них глядя прямо на графа, что-то прошептал себе под нос. Слишком далеко, чтобы прочитать по губам. А вот Бенкендорф, похоже, все понял прекрасно и, немыслимое дело, усмехнулся.

Похоже, этот день задался целью удивить его на десять лет вперед!

Кареев оглянулся.

Гвардейцы заканчивали обследовать будущее место переговоров. На дороге же появилась еще две машины.

— Да это же старый Громов! — Невольно вырвалось у него.

Алина только покивала. Павел побледнел еще сильнее, добавив своему лицу примесь зеленоватого оттенка. Ситуация становилась совершенно непонятной. Поневоле занервничаешь!

Громовы высадились быстро и слажено. Кареев даже слегка позавидовал — опытный вояка отметил, что каждое движение бойцов наполнено смыслом. Выяснить бы, где таких готовят! Прибывшие, что удивительно, площадку проверять не стали! Однако старый хрыщ (Кареев готов был в этом поклясться!), кивнул сначала графу, затем парням у "Паккардов". Один из них склонил голову в ответ. Не в поклоне, нет, а просто приветствуя Главу как равного!

Следом учудила внучка, вполне дружелюбно махнув одной из сильнейших боевиков Громовых. Та же ни капли не стесняясь помахала рукой в ответ! И, что за на хрен (!!!), украдкой отправила воздушный поцелуйчик в сторону "темных лошадок".

— Это…

— Наталья Громова, — быстро сориентировался уже совершенно НЕ слегка растерянный Павел. — Водница четвертой ступени.

Это. Было. Серьезно. Начнись прямое столкновение, можно здесь и остаться… Практически со стопроцентной вероятностью. Вот только воевать, похоже, никто не стремился!

Кстати, водница вообще не стала стесняться, уже открыто помахав заодно и парням. Те склонили голову. Один из них даже снял шляпу, чтобы выполнить ей насмешливое приветственное движение!

Кареев прикрыл глаза, выбирая собственный резерв до донышка.

Однако удара со стороны Громовых не последовало.

— А ты не хочешь поприветствовать… Этих оборванцев? — Зло бросил Павел (так и не простил он своего позорного проигрыша девушке).

Удивительное дело, но Алина не вспыхнула спичкой, демонстрируя родовой темперамент. Легкая улыбка и простые слова заставили главгвардейца заткнуться:

— Мы сегодня уже виделись. Однако если ты желаешь, то я передам твое мнение о нем адресату.

Павел насмешливо хмыкнул.

— А что, боишься его?

Алина вновь сохранила спокойствие, но вот ее слова…

— Меня в прямом бою он разделал в сухую. Как один на один, так и в паре с Громовой. Однажды мы с Христафором Милорадовичем просчитывали сила и средства для ликвидации этого "паренька". Результат наших изысканий: требуется десять-двенадцать магов моего уровня при поддержке групп огневой поддержки.

— И это все ради того, чтобы уничтожить одного человека?

— Нет, — призналась Кареева. — Это чтобы прикрыть установки залпового огня, которые будут бить по площадям в место его предполагаемого нахождения. Прямое столкновение не рекомендуется в принципе… Либо удар в спину. Но тут еще суметь надо!

Удивительно… Но вот прямой словно палка граф вышагивал прямо через пустырь к "Паккардам". Канцелярист за руку поздоровался с одним из парней и вполне дружелюбно кивнул остальным. Те хоть и склонили головы, но все равно готовы были пресечь любое нападение на своего лидера. Не со зла. По привычке. Два близнеца так вообще откровенно взяли графа в грамотную "коробочку". Глава даже не успел заметить, как они сместились с прежних позиций. Миг, и они уже вполне надежно "держат" Бенкендорфа… Если, конечно, предположить, что пули в принципе способны пробить личную защиту одаренного ТАКОГО уровня.

Быстрый размен короткими фразами, и вот Ярослав Дмитриевич впервые видит сильные эмоции на лице главного ликвидатора империи. По губам же удается прочитать лишь: "Александр, иногда мне кажется, что вы в конец охренеть изволили!".

Однако парень только пожимает плечами. Еще пара фраз, и он подталкивает норовящего грохнуться в обморок Берга в сторону Бенкендорфа. Короткий знак, и парни четко-слажено рассаживаются по местам в авто. Кареев был уверен, что до последнего момента, пока не скрылись фонари машин, странные мальчишки были готовы открыть огонь по любой угрозе. Без всякого почтения к званиям и титулам!

* * *
Я устал.

А придумать ничего лучше чем прогулка по уже укутавшемуся в темноту летней ночи Невскому я придумать не смог. Не бухать же идти? Хотя своим людям я разрешил. Сегодня. Не до беспамятства.

А почему бы и нет?

Глубокий вздох наполнил легкие свежестью, что пришла с темных вод Невы, и я уже хотел…

— Какааая встрееееча, смерд! — Нетрезвый голос за спиной разрушил очарование ночи. — У нас вопрос с тобой остался нерешенным! И я мы бы хотели поставить в нем точку прямо сейчас.

Ну, и так расслабиться тоже можно!

Мне даже оборачиваться не надо было, чтобы понять, что за моей спиной трое. У одного оружие форменное звякнуло, а второй ножкой шаркнул неловко. Третий же вел "беседу".

Я негромко засмеялся, все так же не изволив обернуться. Обожаю Питер! Как может в нем уживаться такое количество оттенков. Всего в нескольких десятках метров от Исаакиевского собора располагаются столь замечательные дворы, где в девяностых нередко братва из автоматов хлесталась, а ныне столь же часто слышен звон клинков…

Плавный разворот на сто восемьдесят. Угадааааал!

— Вообще-то, я таки планировал провести эту ночь с продажной дамой, — нехорошо улыбнулся я, отчего господа несколько стушевались. — Однако можно и так!

И прежде чем "господа" успели осознать, что именно я сказал, первым направился в сторону известного мне по обеим жизням двора-колодца.

— Ну, что встали? За мной!

Следующая часть приключений Александра — Санни здесь:

https://author.today/reader/159584/1299752

Ну что, идем дальше?;)

Nota bene

Опубликовано Telegram-каналом «Цокольный этаж», на котором есть книги. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?

Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/138293


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Nota bene