КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474576 томов
Объем библиотеки - 699 Гб.
Всего авторов - 221094
Пользователей - 102813

Последние комментарии


Впечатления

Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Санфиров: Шеф-повар Александр Красовский 2 (Альтернативная история)

неплохая дилогия, довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Михаил Самороков про Усманов: Охота (Боевая фантастика)

Может быть, кто-нибудь скажет(подумает, представит, и ещё что-нибудь сделает)...
Это кредо. Главного героя. И через страницу. И постоянные объяснения того или иного поступка, чаще всего - нелицеприятного. Паходу, ГГ - тварь ещё та. А все вокруг него настолько тупы и беспомощны, что можно главу клана на хер посылать.
Я пропускаю все характеристики персонажей в ЛитРПГ, я их просто пролистываю. Когда я начал читать этот цикл, то пролистывать пришлось по пять-шесть страниц. На пятой книге я сломался. Окончательно меня добило "надеть-одеть".
Больше ничего из творчества этого творца читать не стану.
ПыСы. Но что характерно - не противно было. Просто он меня заебал постоянными объяснениями на три листа, почему же он в очередной раз кого-нибудь подставил.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Мобила [Константин Читатель] (fb2) читать онлайн

- Мобила 983 Кб, 271с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Константин Читатель

Настройки текста:



Константин Чит МОБИЛА

Глава 1

Выйдя из метро, я свернул направо, влившись в поток пешеходов. Сегодняшний день выдался дождливым, но это никак не повлияло на количество людей, куда-то спешащих по своим делам. Накинув капюшон и застегнув ветровку, я ускорил шаг, старясь побыстрей дойти до нужного дома.

Причина, по которой я не доехал до своей станции и вышел из метро на три остановки раньше, заключалась в том, что я выиграл мобильный телефон и сейчас направлялся по адресу, указанному в полученном сообщении. Слово «выиграл» было не совсем правильным, так как по условиям оферты, на основании которого мне дарили мобильник, я должен буду выплачивать по десять имеральдов ежемесячно.

Именно это странное название непонятных единиц исчисления и привлекло мое внимание к данному объявлению, сотни тысяч которых мерцали рекламными баннерами на боковых панелях интернет-страниц. Заинтересовавшись, я перешел по ссылке, так как в тот вечер мне нечем было заняться и я ползал по сети, кликая мышкой и пялясь в экран.

Качественно сделанный сайт предлагал получить мобильный телефон неизвестного бренда абсолютно бесплатно. Вчитавшись в условия, я даже улыбнулся, так как за свою щедрость учредители акции хотели, чтобы будущий владелец мобилы играл в предустановленную на телефоне игру и зарабатывал какие-то имеральды. Если к концу месяца на игровом счете владельца не окажется требуемого количества имеральдов, телефон перестанет работать, становясь бесполезным куском пластика.

Перейдя на вкладку с техническими характеристиками и внешним видом устройства, я оказался впечатлен опубликованной информацией. Слегка гнущийся экран, впечатляющая производительность, огромная память и современный дизайн подкупили мое мнение. Я, как и большинство сверстников, разбирался в современной технике и мог примерно оценить, сколько стоит «трубка» такого уровня.

«Даже если все лажа, я ничего не теряю», — решился я, убедившись, что никаких личных данных никуда вводить не нужно и моя анонимность гарантирована.

Через пару дней я получил письмо на «левую» электронную почту, указанную мной при регистрации. Помимо текста, содержавшего в себе поздравления с моим выбором и пожелание долголетнего пользования мобилой, приводился штрихкод, по которому я мог получить телефон по указанным в договоре адресам. Пристегнутый файл содержал взаимные обязанности сторон, а также ссылки на какие-то юридические документы.

Пролистывая многочисленные параграфы, я лишь улыбался, так как при моей анонимности все эти условия и предостережения не имели силы. Я по-прежнему оставался никем из ниоткуда для учредителей акции, привлечь меня к какой бы то ни было ответственности не представлялось возможным.

Список адресов находился в самом конце файла. Пробежавшись по названиям городов, я бы впечатлен размахом акции. В моем же городе-миллионнике имелось пять точек выдачи телефонов. Найдя самый ближний к моему дому, я сохранил адрес и сейчас приближался к нужному месту.

«Ваш код, пожалуйста», — дверь оказалась закрытой и взирала на меня встроенным дисплеем, экран которого подсвечивал вежливую надпись.

Слегка растерявшись, я замер в раздумье, пока не заметил встроенный под экраном считыватель штрих-кодов. У моего телефона был оплаченный доступ к интернету, и я зашел на почтовый ящик, открыв нужное письмо. Поднести мобилу к лазерной сетке считывателя оказалось достаточным, чтобы щелкнул дверной замок и экран сменил надпись на предложение пройти внутрь.

«Возьмите ваш телефон, — оказавшееся пустым, помещение имело три терминала, на дисплее одного из которых появилась соответствующая надпись: — Для активации распакуйте коробку и включите устройство».

На лоток, находящийся перед терминалом, выехала небольшая коробочка оранжевого цвета. Взяв, я взвесил ее в руке и осмотрел со всех сторон. Никаких надписей о стране-производителе или какой-либо еще сопутствующей информации, как у любой другой тары, не наблюдалось. Оказавшаяся почти невесомой, коробочка была сделана из бумаги, по крайней мере именно так подсказывали мои тактильные ощущения.

Хмыкнув, я сунул ее в карман и направился на выход. Двери оказались закрыты, все мои усилия покинуть помещение, ставшее в один момент неуютным и подозрительным, оказались напрасными. Еще минуту назад я спокойно воспринимал отсутствие обслуживающего персонала и других посетителей этого места. Теперь же я оказался запертым в замкнутом пространстве и в мою голову начали лезть нехорошие мысли, начиная от похищения и заканчивая убийством с целью разделки моего тела на органы.

— Выпустите меня! — не выдержав, крикнул я.

«Для активации распакуйте коробку и включите устройство», — тренькнув за моей спиной, дисплей терминала повторил прежнюю надпись.

— Блять! — разнервничавшись, я буквально разодрал оранжевую бумагу.

Задняя крышка мобилы оказалась слегка шершавой, гаджет удобно лег в ладонь. На рефлексе я прошелся подушечкой большого пальца по скругленным краям, ища кнопку включения. Уловив продавливание, я задержал палец на боковом торце и, стоило засветиться заставке экрана, облегченно выдохнул. Щелкнувший замок подсказал, что дверь разблокирована, и я поспешно покинул это место.

«Надо на них жалобу подать!» — после пяти минут стремительного движения по тротуару к метро я смог немного успокоиться и кое-как взять себя в руки.

Стоило спуститься на эскалаторе под землю и занять место в вагоне подошедшего поезда, как я совсем успокоился и даже слегка разозлился. Мои нервы оказались не такими уж и крепкими, на поверку введя меня в панику и в необдуманные действия. Впрочем, неприятности остались позади, так что я поудобнее устроился на жестком сиденье в попытке расслабиться. Несмотря на все старания, думать о чем-то еще, кроме нового телефона, не получалось.

«Надо посмотреть, что там в договоре-то хоть сказано», — достав свой старенький телефон из кармана, я принялся пролистывать письмо, текст которого до сих пор висел на экране мобилы.

Треснутый экран мешал разобраться в мельтешении мелких букв, заполнявших дисплей. Покачивающийся и подпрыгивающий время от времени вагон метро так же не способствовал продуктивному чтению. Протерев в очередной раз экран о штанину джинсов, я раздраженно отметил, что жирные следы, остающиеся на дисплее от скроллящего текст пальца, оттереть никак не удается.

«А где этот? — припомнив матовый блеск новой мобилы, я похлопал себя по карманам: — Круто!»

Находясь в заднем кармане, корпус телефона изогнулся, приняв фирму моего тела. Буквально сидя на трубке, я ее совершенно не ощущал. Оказавшись в руке, прямоугольный корпус расправился, став похож на большинство себе подобных устройств. Как только я прикоснулся к темному экрану, развернувшаяся заставка залила серым цветом дисплей, после чего сменилась благодарственной надписью за выбор продукта компании производителя. Вагон метро покачнуло, поезд отъехал от очередной остановки.

«Следующая моя», — отметил я краем сознания.

Сменившаяся надпись на экране нового телефона предлагала перенести всю информацию со старого устройства на новый, обещая, что все данные останутся в старой трубке неизменными.

«Ну, можно попробовать», — решил я, успокоенный обещанием сохранения резервной копии.

Небольшая анимация показывала, что нужно сделать, чтобы начать копирование, и я испытал некоторую неуверенность в том, что все получится. Согласно анимированной картинке, новый телефон надо было положить на старый телефон, прислонив их друг к другу экранами. Отсутствие использования проводов немного настораживало, впрочем, беспроводные наушники и зарядные устройства, как и прочее-прочее, давно уже не было чем-то сверхнеобычным в современном мире.

«Интересно, а долго надо держать?» — не успел задуматься я, как новая мобила издала тройной вибросигнал, сообщая об окончании копирования.

«Что-то быстро», — я скептически отнесся к результату закончившегося процесса.

В старом телефоне имелась карта памяти, вмещавшая четверть терабайта информации. Файлы видео и игры полностью занимали доступный объем, и мне приходилось время от времени что-то удалять, чтобы загрузить новый контент. Впрочем, мне ничего не мешало проверить результат копирования, так что я взял оба телефона в разные руки и в два пальца принялся скроллить меню операционных систем мобильных устройств.

Первое, что вызвало удивление, это то, что операционка на новой трубке совпадала с версией, установленной на старом телефоне. Второе не просто удивило, но и смутило, это скорость, с которой откликался новый мобильник на мои действия. Если старому телефону требовалось несколько секунд, чтобы открыть папку с видеороликами, новый гаджет делал это мгновенно, при этом успевая начать проигрывать содержание всех файлов сразу с разрешением видео, не превышающим размера отображаемой иконки.

— Чума! — оценил я производительность упрятанного в новом телефоне процессора.

Закончив сравнивать телефоны, я посмотрел на находящиеся в моих ладонях устройства и испытал противоречивость чувств. Даже внешне старый телефон теперь отталкивал мой взор своими потертостями и царапинами. В то время как новый притягивал к себе внимание и яркостью экрана, и современным дизайном, и производительностью.

«Так, а симка как здесь меняется?» — решившись на полную замену, я уже позабыл о негативном моменте, случившимся со мной в пункте выдачи телефона.

Осмотрев внимательнейшим образом края мобилы, я не нашел ни одного слота. Даже кнопки включения, поддавшейся моему пальцу для первого запуска устройства, повторно нащупать не удалось. Глянув в верхний угол экрана, я отметил полную шкалу сигнала связи, и это несмотря на то, что я ехал в подземном метро.

«Мать твою!» — вскочил я со своего места.

Увлекшись, я давно проехал свою станцию и теперь подъезжал к конечной. Выйдя из вагона, я перешел на противоположную сторону перрона и принялся ждать следующего в обратном направлении состава. Отсутствие шума подтолкнуло к идее испытать новый телефон по прямому назначению, и я позвонил сестре, решив предупредить, что немного задержусь.

— Если опять куревом от тебя будет вонять, все матери расскажу! — Старшая сестра с детства пыталась участвовать в моем воспитании, но не сильно в этом преуспела.

— Вонять не будет, я пива выпью, — отшутился я.

Закончив разговор, я оценил качество связи на отлично. Проверка баланса показала, что за пару минут разговора с меня сняли столько же, сколько я бы заплатил, пользуясь старым телефоном.

«Работает без симки, но по тарифам сотового оператора», — о подобном сервисе слышать ранее не доводилось, и я не знал, что и думать.

Убрав старый телефон в карман, я продолжил тестировать новый гаджет, запуская то одну, то другую задачу. Чтобы опять не проехать свою остановку, я остался стоять, прислонившись спиной к дверям, открывающимся в сторону перрона. Разъезжающиеся и съезжающиеся на каждой станции, они гарантировали, что я не увлекусь настолько, что проеду мимо нужной остановки.

«А это еще что?» — добравшись до раздела с играми, я пробовал игровой контент, по-новому оценивая возможности игр, в которые играл ранее на старом телефоне.

Появившийся в списке не последним, но в нижней части экрана, невзрачный значок напомнил логотип, который я видел при первом запуске телефона. Крякозябный иероглиф утаивал от меня название игры, в которую, судя по логике, мне следовало играть, чтобы зарабатывать те самые имеральды.

— Говно вопрос, — буркнув себе под нос, я ткнул пальцем в незнакомую иконку.

Экран телефона потемнел, сменившись увеличенным значком кракозябры и полоской загрузки. Спираль, чем-то напоминающая цепочку ДНК, вилась от края до края экрана, заставляя ждать. Уже успев оценить производительность процессора и скорость памяти мобилы на других играх, я невольно присвистнул, так как длящаяся три минуты загрузка намекала на поистине гигантский объем дистрибутива.

«Имя: Анатолий Осинин.

Возраст: 19 лет.

Пол: мужской».

Сменившие заставку буквы и цифры заставили меня оцепенеть. Уверенный до последнего момента, что остался анонимным для учредителей акции, я оказался не готов узнать, что мои личные данные не являются для них секретом.

«Игра вытянула данные из старого телефона! — пришла первая мысль, впрочем, тут же сменившись другой: — но у меня же в нем стояла левая симка, купленная в переходе метро, да и данные об аккаунтах соцсетей тоже липовые».

«Выберите начальный навык».

Глянув на экран, я с вновь проснувшейся неприязнью настороженно отнесся к предлагаемому выбору. Играть, как и вообще пользоваться телефоном, мне резко расхотелось. Первый порыв выбросить трубку удалось подавить, аргументировав это тем, что может оказаться так, что телефон придется вернуть, если меня все-таки найдут.

Многочисленные иконки продолжали взирать на меня с экрана игры, предлагая сделать осознанный выбор. Тыкая наугад, я бегло читал описание навыков, после чего отказывался подтверждать свой выбор. Фантазией дизайнеры не блистали, примитивные картинки в виде скрещенных ножей или летящего огненного шара составляли большую часть списка.

«А это что? — ткнув в иконку с зеленым крестом, я даже скривился от выскочившего описания: — Навык Лечения».

Двери в очередной раз разошлись за моей спиной, давая возможность всем желающим покинуть вагон метро. Сообразив, что это моя станция, я вывалился на перрон и направился в сторону эскалатора. Пользоваться мобилой и идти в толпе людей было неудобно, и я по инерции прижал боковую панель, желая отключить экран. Отработанное движение, позволявшее прервать игру, вывесило очередное предупреждение. Бросив на издавший вибрирующий звук телефон мимолетный взгляд, я ткнул кнопку согласия и сунул его в карман.

Продолжив идти к выходу из метро, я не сразу заметил, как окружающих меня людей становилось меньше и меньше с каждым пройденным шагом. В какой-то момент времени передо мной оказался пустой перрон. Остановившись, я обернулся. Ни по бокам, ни сзади, нигде никого не было. Оказавшись на перроне подземки в час пик города миллионника совершенно один, я, признаться, испугался.

Издавший очередной вибрирующий звук мобильник привлек к себе мое внимание. Засунув слегка потную руку в карман, я вытащил пакостное устройство.

«Поздравляем, вы 983 человек, зашедший в Игру.

Вам предоставляется бонус первой тысячи: постоянный доступ к межпространственному карману».

«Инвентарь активирован».

— Что? — не поверил я своим глазам.

Еще раз обернувшись, я убедился, что вокруг меня по-прежнему никого нет. Общее запустение и ветхость, тусклое освещение и кое-где треснувшие плитки гранита, несмотря на изменения окружающей обстановки, я без труда узнавал характерные признаки перрона ближайшей от моего дома станции метро. Подойдя к одной из колонн, идущих стройными рядами вдоль всего края, я потрогал холодный камень и оценил его запыленную гладкость.

«Настоящее», — результат проверки обескураживал и сбивал с мысли.

Присев на скамейку, одну из немногих уцелевших на станции, я постарался взять себя в руки. В кино, да и в играх всякое разное постоянно происходило с главными героями. Но все люди, и я в том числе, отлично понимали, что это не более чем спецэффекты и компьютерная графика, помноженная на фантазию авторов и талант режиссёров.

— Но ведь это взаправду?! — еще раз прикоснувшись к облупившемуся лаку деревянной скамьи, я сравнил тактильные ощущения с тем, что видели мои глаза.

Переведя взгляд на телефон, который продолжал держать в руке, я снова перечитал подсвеченную надпись. Судя по всему, причиной моего появления здесь являлось именно это устройство, вернее, запущенная игра. И если я хотел отсюда выбраться, то требовалось понять, что делать дальше. Спросить, как и обратиться за помощью мне было не к кому, и я углубился в изучение меню Игры.

Краткое описание гласило, что все действия Игры происходят в параллельном слое реальности. Основываясь на каком-то постулате, создатели Игры убеждали, что никакие последствия от действий игроков в этом мире никак не скажутся на потоке событий моего родного мира.

Перейдя в описание своего персонажа, я вновь скривился, увидев свое настоящее имя и фамилию. Попытка сохранить анонимность и получить на халяву телефон мало того, что оказалась провальной, так еще и втянула меня в непонятную Игру. Дойдя до записи о навыках игрока, я удивился, не понимая, когда мог сделать такой неудачный выбор.

«Имя: Анатолий Осинин.

Возраст: 19 лет.

Пол: мужской.

Навыки: Лечение.

Вторичные навыки: нет.

Пассивные навыки: нет».

Задумавшись, я чертыхнулся, сумев по памяти восстановить момент неосмотрительного нажимания кнопки подтверждения. Вместо того чтобы поставить игру на паузу, я сделал что-то не то, что привело к подтверждению выбора просматриваемого на тот момент навыка и входа в игровую локацию.

— Нахрен мне это Лечение, — досадовал я на доставшийся закл. — Владение мечом или огненным мячом было бы куда полезнее.

Прекрасно зная, что любая игра строится на насилии, я запереживал из-за небоевой направленности доставшегося навыка. Если всё обстояло действительно так, как мне виделось, то все разрушения и убийства, наполняющие любую из современных игр, никак не отразятся на реальном мире.

— И как теперь качаться? — не зная, что делать, я облокотился спиной на мраморную колонну.

Колонна была холодная, решив взглянуть на нее повнимательнее, я запрокинул голову назад, при этом неудачно стукнувшись затылком. Зашипев от боли, я опустил взгляд на экран телефона, завибрировавшего от полученного сообщения.

«Нанесен урон: 5 ед.».

«Получен урон: 5 ед.».

Рука, которая было уже потянулась к испытывающему боль затылку, замерла на полпути. Я задумался, пытаясь понять, как такое может быть, и нанести урон и получить урон. Затылок продолжал ныть, жалуясь на грубое с ним обращение, я же продолжал смотреть на экран телефона. Моргающая иконка с зеленым крестом находилась в нижней части экрана. Решив, что ничего не потеряю, если попробую, я ткнул в нее пальцем.

«Изучен навык: Лечение».

Последовавшая после этого короткая анимация продемонстрировала действие, которое нужно произвести для применения навыка. Сжав кулак, я чуть повернул запястье, после чего раскрыл ладонь, соблюдая продемонстрированную на экране последовательность. Начав с мизинца, я плавно отгибал фаланги, закончив указательным пальцем.

Возникшее над ладонью зеленое свечение достигало в толщину не более сантиметра, а по площади имело размер ладони. Не веря до конца, что у меня все получилось с первого раза, я несмело поднес ладонь к затылку, отогнув большой палец в самый последний момент. Зелень исчезла, вдвое снизив испытываемую головную боль.

«Восстановлено: 2 ед.».

Найдя в меню игры нужный раздел, я оценил нетронутую шкалу развития у использованного навыка. Судя по всему, однократный каст не учитывался системой. Последующее двойное лечение позволило полностью исцелиться, и только после этого шкала развития дрогнула на совсем крошечную величину.

— Задротство, — оценил я уровень сложности игры.

Я всегда играл в игры только на начальных уровнях. Как правило, их делали интересными и легкими, позволяя игроку полностью втянуться в процесс и ощутить все возможности игрового продукта. Но я никогда не зацикливался ни на одном проекте, так как рано или поздно вставал выбор, просиживать сутками на пролет перед монитором или ввести в игру деньги из реала. Вспомнив о том, что Игра, в которую я попал, подразумевала зарабатывание каких-то имеральдов, я перешел во вкладку заданий, чтобы понять, что же от меня требуется.

«Найдите путеобходчиков и окажите им помощь».

Величина награды отсутствовала, как, впрочем, и время до окончания задания. Я прикинул, что если придется этих шахтеров лечить, то нужно вначале хорошо прокачать имеющийся навык. Решение еще немного потренироваться на самом себе было самым логичным из напрашивающихся вариантов.

Биться головой об мраморную колонну показалось мне излишне самоотверженным, и я назначил левую руку ответственной за прокачку навыка. Удар о колонну принес уже знакомую боль, количество нанесенного и полученного урона сократилось до трех единиц.

Нанося и получая нечетное количество единиц урона, я мог восстановить только четное значение. Простейшая математика показывала, что выбранная схема прокачки неоптимальна. Одна единица лечения расходовалась впустую, что на общем фоне медленности прокачки навыка вырисовывалось в неоправданный перерасход сил и времени.

«Если перевести в цифры, — сосчитал я, — вместо трех часов кача мне придется делать это четыре часа!»

Ко всему прочему, левый кулак испачкался в паутине, оплетающей колонну. Оттерев руку об штанину, я огляделся по сторонам, ища новую цель. Чистенький кирпич, неведомым образом оказавшийся на перроне, привлек мое внимание. Подобрав его и пристроив на коленях, я принялся бить по нему ребром ладони.

«Нанесен урон: 5 ед.».

«Получен урон: 4 ед.».

Красная крошка, отлетавшая от кирпича после каждого удара, вполне объясняла неравенство цифр. Отлечив себя, я опять ударил по кирпичу, после чего повторил двойное лечение. Шкала развития используемого навыка хоть и медленно, но росла, отчего я приободрился и продолжил самоистязание.

После получаса издевательств над своей ладонью я добился того, что кирпич развалился пополам. Но вместо того, чтобы упасть на перрон, он попросту исчез в воздухе, оставив после себя красную крошку на моих джинсах. От неожиданности я даже привстал и заглянул под скамейку, а пришедшее сообщение на телефон еще больше запутало ситуацию.

«Получен вторичный навык: Разрыв».

«Описание: Нарушает связи с текущей реальностью».

Исчезнувший кирпич вывел меня из прострации, возникшей при прокачке навыка. После чего я вспомнил, где нахожусь, сообразив, что надо поскорее отсюда выбраться. Перелистав все меню игры на экране телефона, я так и не нашел кнопки выхода. Попытки выключить телефон также не увенчались успехом, корпус мобилы гнулся под моими руками, но не реагировал ни на какие нажатия вдоль граней корпуса.

— Дерьмо, — я высказался вслух. — Придется искать этих проходчиков.

Карта местности так же отсутствовала, так что пришлось соображать, где они могут быть. Завал из ломаных блоков бетона с торчащей во все стороны арматурой перегораживал проход к эскалаторам. Оценив этот путь как «непроходимый», я изменил направление своих поисков.

— Да ну нафиг, — заглянув в один из двух уцелевших туннелей, я невольно отпрянул от края перрона.

Идти в темноту, не зная, что тебя ждет впереди, мне совсем не хотелось. Дополнительно пришли мысли о том, что испытываемая боль вполне реальна, как вполне может оказаться реальной и смерть, оборвав здесь мою единственную жизнь.

«Точки сохранения я что-то не припомню», — совсем скиснув, я присел на бетонные плиты, свесив ноги за край перрона.

Сидение на холодной поверхности не изменило ситуацию. Судя по всему, я мог вообще ничего не делать, как и Игра, в свою очередь, также не будет ничего делать.

Идущие параллельно друг другу ржавые рельсы намекали на то, что по ним давно никто не ездил. Тусклый свет ламп освещения перрона отражался от вкраплений в облицовочном камне гранита, подмигивая и как бы предлагая двинуться в путь.

«Это же игра, — напомнил я себе. — Тем более что я умею лечить!»

Впервые, как я попал в это место, сделанный выбор навыка Лечения показался оправданным, и я воспрял духом. Спрыгнув вниз, я двинулся вдоль путей, стараясь шагать только по шпалам.

Стоило зайти в туннель, как сгустившаяся вокруг темнота сыграла со мной злую шутку. Привыкнув, что расстояние между шпалами одинаковое, я не заметил оказавшегося под ногой провала. Ухнув туда со всей дури, я взвыл самым натуральным образом, испытывая жуткую боль в подвернувшейся ноге.

«Получен урон: 38 ед.».

Если бы не тренировка, устроенная мной самому себе на платформе, я еще не скоро бы сообразил, как себя излечить. Ставшее почти рефлексом движение вышло само собой, принеся небольшое облегчение пострадавшей конечности.

Продолжив, я излечился за десять минут, после чего остался сидеть, разбираясь в произошедшем. Судя по всему, ситуация подразумевала, что я сразу же направлюсь искать пострадавших и попадусь в эту ловушку.

«Типа первый шаг, научись пользоваться навыком», — недовольно подумал я.

Глянув на шкалу развития у навыка лечения, я отметил ее двукратный прирост. Добившись ранее лишь четверти от ее наполнения, сейчас я лицезрел её резкое увеличение, достигшее аж пятидесяти процентов изученности.

«Так, нужен эксперимент», — сказал я себе и, не долго думая, пнул выздоровевшей ногой об стальную рельсу.

«Нанесен урон: 4 ед.

Получен урон: 4 ед.» — гласила появившаяся на экране телефона надпись.

Отлечив себя в два каста, я оценил изменения на шкале развития навыка. Они оказались мизерными, точь-в-точь как тогда, когда я занимался самолечением на платформе.

«Похоже, что навык качается, только когда я выполняю сценарий задания», — подумал я и продолжил движение вперед.

Складывалось впечатление, что игра имела защиту от игроков, которые подобными способами пытались развить свои навыки в обход алгоритма. Решив больше так не делать, я в который раз потер ребро ладони, продолжавшее ныть. Несмотря на стопроцентное излечение, я все еще испытывал фантомные боли в том месте, которыми бился об твердую поверхность кирпича.

Через пятнадцать минут осторожного передвижения впотьмах я добрался до места, откуда стал заметен тусклый свет, идущий от одной из стен туннеля. Приглядевшись, я опознал налобные фонари, установленные на касках людей. Два луча света, пронизывающие темноту под разными углами, позволяли издалека оценить общую ситуацию и осторожно подойти к нуждающимся в помощи, но уже без страха и опаски.

Один из путеобходчиков лежал на земле, второй сидел, облокотившись спиной к стене. Осмотрев внимательно их тела и позы, я пришел к выводу, что один из них подвернул ногу, так же, как и я, в начале своего путешествия по тёмному туннелю. Навыком лечения никто из них не обладал, так что второй путеобходчик, видимо, до этого тащил пострадавшего и, умаявшись, сейчас присел передохнуть.

— Ты кто? — заданный вопрос заставил меня аж подпрыгнуть, мне почему-то и в голову не пришло, что они могут говорить.

— Толик, — представился я, не сразу, кстати, сообразив, кто из них двоих со мной разговаривает.

— А где Жбан? — продолжая пялиться на меня, поинтересовался лежащий на земле мужчина.

— Этот? — указав кивком головы на второго, предположил я.

— А? Да, — не меняя положения тела, он повернул голову и заметно успокоился, увидев своего товарища.

Предложив свою помощь, я исцелил в девятнадцать кастов лежащего человека. Проснувшись от моей возни, второй путеобходчик старался не мешать, тихо переговариваясь с пострадавшим и то и дело справляясь о его самочувствии.

— Может, мне и вас подлечить? — оценив потрепанный вид второго, предложил я.

— Не стоит, — не поддержал он моего альтруизма мужчина. — Со мной все нормально.

— Да, с ним все нормально, — поспешно поддержал его первый.

— Я же бесплатно?! — не понимая его сомнений, удивился я.

— Ну разве что если бесплатно, — промямлил он, явно чего-то опасаясь.

Не слушая больше возражений, я принялся кастовать, равномерно водя ладонью над его кожей. Через одиннадцать кастов зелень так и осталась на ладони, не найдя больного места на его теле. Уведомления о выполнении задания также не поступило, из-за чего я присел в стороне, принявшись тыкать в экран мобилы и пытаясь понять, что я еще не сделал.

Тем временем двое путеобходчиков невнятно буркнули слова благодарности и поспешили меня покинуть. Я не обратил на это никакого внимания, так как никак не мог найти скрытого условия в полученном задании. Стоило последнему отблеску света от налобных фонарей путеобходчиков скрыться за поворотом туннеля, как вибрация телефона уведомила меня об закрытии квеста.

«Похоже, что можно было еще что-то с них поиметь, вместо вербального спасибо», — сопоставив факты и временные рамки, я немного расстроился.

Рядом со вкладкой заданий заморгал раздел навыков. Закрыв первую, на которой я уже прочитал об выполненном задании, я перешел в соседнюю, где обнаружил, что шкала развития навыка лечения достигла максимума и мне предлагается его улучшить.

«Говно вопрос», — довольный тем, что скоро выйду из игры, но недовольный тем, что оказался прав и навык качается только при выполнении алгоритма, я подтвердил апгрейд.

«Навык Лечение улучшен ур.1».

«Восстанавливает: 4 ед.».

Оказавшееся минимальным улучшение не радовало ни глаз, ни фантазию. Визуально зеленое свечение над ладонью увеличилось до двух сантиметров в толщину, оставшись неизменным по площади. Разочарование тут же напомнило о времени, что я провел в этой локации, и о том, что сестра опять будет надоедать со своими нравоучениями.

«Поздравляем, вы 65-й человек, улучшивший свой первый навык.

Вам предоставляется бонус первой сотни: пассивный навык (на выбор)».

Содержание очередного уведомления, всплывшее после улучшения навыка, было просмотрено вскользь и поверхностно. Кнопка ВЫХОД, проявившаяся на главном меню, притягивала мое внимание намного больше, и я уверенно нажал на нее пальцем.

Несмотря на пятисекундное ожидание, ничего не произошло. Темнота вокруг, запах старой изоляции и слабо дующий вдоль туннеля воздух. Все осталось таким же, как и в локации. Понять, вышел ли я из параллельного слоя реальности или все еще в нем, органами чувств собственного тела не представлялось возможным.

— Тебя где носит?! — завибрировавший в руке телефон и первые же слова сестры расставили все на свои места.

— Привет, — облегченно выдохнул я, вспомнив, что мобильная связь на пустынном перроне и в туннеле метро параллельной реальности не работала.

— Что бы ты ни придумал на этот раз, я тебе не поверю и все расскажу отцу! — перед тем как оборвать связь, сестра озвучила самый страшный аргумент.

Убрав телефон от уха, я лишь улыбнулся. Еще вчера и даже сегодня утром подобная угроза возымела бы на меня свое действие, но после всего пережитого казалась теперь мелочью и ребячеством.

Только когда я вновь оказался дома, вернее, в своей реальности, я понял, что вполне мог навсегда остаться там, потеряв, к примеру, телефон или не сумев выполнить доставшееся задание.

— У-у-у!

На нарастающий гул и усилившийся ветер я не обратил вначале никакого внимания.

Только после того, как туннель осветил яркий луч света и очень громкий звук резанул по ушам, я запоздало сообразил, что все еще нахожусь в туннеле метро. Состав вагонов приближался с сумасшедшей скоростью, машинист, вместо того чтобы нажать на тормоз, продолжал истошно давить на гудок. Громкий звук, многократно отражаясь от стен туннеля, лишал меня сил и времени на принятие решения. Упав на землю даже не из-за того, что так решил, а скорее всего из-за подогнувшихся ног, я остался лежать, так как уже было поздно предпринимать что-либо еще.

Волна воздуха, которою толкал перед собой локомотив, отшвырнула меня в сторону. Перекатившись к стене, я постарался уцепиться хоть за что-нибудь и не оказаться под колёсами поезда. Перестук вагонов слегка расслабил мое напряженное тело, поезд шел мимо, по рельсам, в то время как мое тело находилось в относительной безопасности.

«Промахнулся!» — веселая мысль, не иначе от пережитого потрясения, посетила мозг.

Стоило отпустить руки, как окончательно прошедший мимо состав неожиданно дернул мое тело. Воздух, который теперь стремился заполнить резко опустевший объем туннеля, затянул меня к рельсам, приложив об стальные балки спиной.

— Бля-я-ять! — изогнувшись от боли, выругался я.

Не особо соображая, что делаю, я дернул кистью руки, формируя наработанный в Игре жест. Зеленое свечение послушно появилось, а испытываемая в пояснице боль стала меньше. Повторяя каст за кастом, я прислушивался к себе. Удостоверившись, что лечебный навык работает и в реале, я в очередной раз изменил свое мнение о телефоне, позволявшем не только попасть неизвестно куда, но и использовать в своем мире изученные навыки.

— Вот он! — показавшиеся в конце туннеля огни ручных фонарей скакали по стенам и шпалам, время от времени выхватывая мою фигуру из темноты.

— Живой!

Став еще ближе, двое мужчин оценили мое состояние.

Встав на все еще слабых ногах, я пошатнулся, но был тут же подхвачен пришедшими мне на помощь. Взяв меня под локти, они повели куда-то назад, забрасывая различными вопросами. Больше всего их интересовало, как я сумел незаметно спуститься с перрона и так далеко зайти. То, как я выжил, мужчин не интересовало совсем.

До перрона мы так и не дошли. Свернули в боковой проход и прошли через пару железных дверей, а затем мне помогли подняться на несколько лестничных пролетов. В конце концов мы оказались в небольшой комнате, скудно обставленной столом, двумя стульями и шкафом. Провожатые оставались со мной до того момента, пока не пришел полицейский, начавший задавать те же самые вопросы, что и вытащившие меня из туннеля люди.

— Можно позвонить? — попросил я, и видя, что мне собираются отказать, добавил: — Сестра ждет дома и очень волнуется, что меня долго нет.

С недовольным видом полицейский дал добро, перед этим внимательно осмотрев мой старый мобильник и вернув мне его. Новую модель я благоразумно не показывал, еще в туннеле ухитрившись запихнуть ее в задний карман джинсов. Поведав сестре, что нахожусь в отделении полиции ближайшей от дома станции метро, я свернул разговор, сочтя свою миссию выполненной.

Никаких бумаг с объяснением меня писать не заставили. Видимо, сам факт проникновения в туннель мог вызвать куда большие проблемы у местных стражей порядка, чем у меня как виновника правонарушения. Появившаяся через двадцать минут Света забрала меня из «обезьянника», заверив полицейских, что родители со мной разберутся и подобное никогда больше не повторится.

Глава 2

Двухкомнатная квартира, которую купили нам родители, находилась на пятом этаже девятиэтажки.

Сестра долго требовала от меня объяснений, как я оказался в туннеле и что там забыл. Так и не добившись удовлетворительного ответа, она ушла звонить в Воркуту, несмотря на разницу в часовых поясах, решив разбудить родителей.

Я даже не стал прислушиваться к ее бубнящему что-то в телефон голосу, так как отлично понимал, родители не переедут к нам, что бы сестра не говорила и не придумала. Отец занимал нормальную должность, да и у матери сложился круг клиентов в небольшом бизнесе. Бросать все ради того, чтобы и дальше трястись над выпорхнувшими из гнезда детьми наши родители не станут.

«Эта квартира в приличные деньги встала, — припомнив цену у риэлторов, хмыкнул я. — Отец дом хотел строить, но тут мы…»

Устав жаловаться, сестра закончила телефонный разговор и вновь зашла в мою комнату. Я продолжал лежать на диване, не удосужившись ни переодеться, ни сходить в ванну.

— За то, что ты сегодня натворил, останешься без нового телефона на Новый Год! — передала она наказание, выбранное моими родителями.

— Хорошо, — апатично ответил я.

Шумно выдохнув, Света развернулась и вышла, треснув со всей силы о косяк межкомнатной дверью. Створки, как и другие детали интерьера, были ни при чём, но именно на них сестра вымещала накопившиеся эмоции.

«Надо ей на свадьбу набор небьющейся посуды подарить, — мысленно улыбнулся я, но тут же скиснул: — Хотя кто ее такую возьмет?»

Моя сестра была обычного телосложения, среднего роста, с нормальным лицом. Ничем не привлекательная, но и не отпугивающая чужого внимания, Света жила заботой обо мне, и от этого было плохо и мне, и ей.

«Где бы парня ей найти?» — не очень понимая раньше, зачем братьям заниматься подобной ерундой, в последнее время я все чаще об этом задумывался.

Подав сигнал вибрации, новый телефон напомнил о себе, продолжая лежать в заднем кармане джинсов. Проигнорировав гаджет, я принялся снимать с себя испачканную одежду и кидать ее на пол. Кое где ткань хранила на себе черные следы, оставшиеся то ли от какой-то смазки, то ли от изоляции кабельных трасс. Все это требовало как минимум стирки, а как максимум — знакомства с химчисткой.

— Еще и лабу на завтра делать, — припомнив расписание уроков, скривился я.

Часы показывали почти одиннадцать вечера, делать что-либо было впадлу, разве что посидеть в интернете перед тем, как пойти спать.

Сходив в ванну и забросив грязную одежду в стиральную машину, я все же решил залезть под душ. Отражение в зеркале отображало чумазость и легкую небритость моего лица.

«И ведь ни одной ссадины», — не мог не отметить я, осматривая себя и вновь возвращаясь мыслями ко всему, что произошло по дороге к дому.

Стоит ли говорить, что после ванной я уселся за компьютер, принявшись шарить по сети и выискивать интересующую меня информацию. Сколь велика ни была бы сеть, но не заметить появления новых телефонов новостные форумы никак не могли.

«Куплю телефон. Цена договорная».

Объявление с предложениями о перепокупке все чаще и чаще мелькали среди строк чатов. Обсуждающие новинку пользователи сравнивали технические параметры новой модели с другими брендами. О том, какие возможности дает установленная на телефоне Игра, ни один из владельцев новомодной мобилы так и не написал.

«Ну и я не буду светиться», — трезво рассудил я, понимая, что те, кому надо, уже обо всем знают.

Перейдя по сохраненной ссылке на официальный сайт распространителей телефона, я получил еще одно подтверждение своим мыслям, наткнувшись на обновленные цены. Мало того, что телефон теперь имел стоимость хорошего автомобиля, так и покупку его можно было осуществить только по протекции от других владельцев этого гаджета.

«Очередная пирамида», — припомнив распространенные схемы сетевых лохотронов, когда знакомые приводили знакомых, чтобы те привели своих знакомых и так далее, я в который раз ощутил негатив к распространителям этих мобильников.

Вспомнив, что так и не посмотрел доступные к выбору пассивные навыки за полученное достижение «первой сотни», я взял телефон, ткнув по иконке игрового приложения. Запуск игры во второй раз произошел практически мгновенно, раскрывшееся меню позволило перейти к разделу навыков и просмотреть весь список. Тянущееся сверху вниз размеченное поле состояло из ста квадратиков, лишь одно из которых оставалось подсвеченным. Все остальные имели серый цвет, обозначая, что уже выбраны другими пользователями Игры.

— Да что за невезуха-то! — не сдержавшись, высказался я, добавив пару матерных склонений.

Несмотря на то, что навыки были неактивны, при нажатии на символ справочная подстрока исправно появлялась, позволяя оценить упущенные мной возможности.

«Пассивный навык: Няня».

«Уменьшает наносимый самому себе урон в два раза».

Описание оставшегося и не выбранного никем из первой сотни игроков пассивного навыка уныло взирало на меня с экрана телефона. Подтвердив его получение, я пролистал остальные разделы, решив в будущем более внимательно относиться к вибросигналам мобилы, а также к всплывающим сообщениям.

«Нет связи».

На вкладке выбора Локации обнаружилась непонятная надпись. Глянув в верхний угол экрана, я убедился, что сигнал сотовой связи — четыре из пяти. Решив не забивать себе голову странностями игрового интерфейса, я пролистал еще пару вкладок, добравшись до перечня достигнутых в Игре достижений.

«Поздравляем, вы 4-й человек, применивший в своей реальности изученный навык.

Вам предоставляется бонус первых десяти: разблокировано окно развития персонажа».

Не очень-то понимая, что такого замечательного в том, чтобы один из разделов меню Игры стал активным, я открыл появившееся окно. Выдержанный в том же минималистском дизайне фрейм окантовывал трехмерно изображенную мужскую фигуру, окутанную прозрачной сферой. Фигура была разбита на множество зон, каждая из которых оказалась кликабельной. Нажимая то на одну, то на другую зону, можно было просмотреть доступные ветки развития магического дара. Вращая сферу в разные стороны, я бегло просматривал интуитивно понятные обозначения, постепенно впечатляясь многообразием путей развития персонажа.

— Мультимагом буду! — наметил я свое будущее.

Энергетическое тело, схематичное изображение которого имелось внутри сферы, позволяло наделить каждую зону тем или иным типом магии. Так, например, имеющийся у меня навык Лечения магии жизни уже находился в районе левой ладони. В правую ладонь можно было, к примеру, взять магию смерти, что вызывало даже в воображении волнующее чувство крутости.

Глянув на часы, я нехотя отложил телефон в сторону. За окном уже шел второй час ночи, и если я хотел завтра нормально встать и не опоздать в институт, следовало ложиться прямо сейчас.

«А удачно с поездом получилось», — укрывшись одеялом, я еще раз припомнил момент в туннеле метро и то, как не задумываясь применил лечение к своему телу.

Если бы не критическая ситуация, мне бы и в голову не пришло кастовать на себе навык Лечения. Игра, несмотря на всю свою реалистичность, оставалась для меня Игрой, и окончательно поверить в то, что все взаправду, я смог бы еще очень и очень нескоро.

Уже когда я засыпал, меня посетила мысль, что только после того, как игрок действительно поверит в то, что это возможно и применит изученный в игре навык в реале, разблокированная вкладка персонажа станет действительно актуальной и полезной. Не верящий ни во что, либо воспринимающий Игру как фантазию человек будет не готов к тому, чтобы с его реальным телом начали происходить какие-либо изменения.

«Хотя какой же тогда это бонус? — мелькнула последняя мысль. — Могли бы и покруче чего дать…»

Сигнал будильника, прозвучавший из динамика нового телефона, оказал на меня странное действие. Если раньше я еще пару раз откладывал звонок, выгадывая себе по десять минут дополнительного сна, то сегодня я вскочил как ни в чем не бывало, чувствуя себя бодрым и свежим.

«Дерьмо, — тем не менее выругался я. — Надо таймер передвинуть».

То, что сигнал новой мобилы разбудил меня с первого раза, я принял как данность и поверил, что так теперь будет всегда. Отчего я так решил, было непонятно, куда более насущным стоял вопрос, что теперь делать в такую рань. Реально, чтобы собраться и не опоздать в институт, мне нужно было бы проснуться на полчаса позже. Произошедший конфуз внес дисбаланс в привычный ритм ежедневных будней, и я окинул рассеянным взглядом свою комнату с разбросанными по всем углам вещами. Мысль прибраться в помещении мелькнула и пропала, вытесненная желанием естественных потребностей.

— С добрым утром, Свет, — протопав по коридору в туалет, я буркнул приветствие сидевшей на кухне сестре.

Она уже отчаялась поднимать меня вовремя и в последние полгода завтракала в одиночестве. Ее офигевшее выражение лица значительно приподняло мое настроение, и я невольно улыбнулся.

— Яичницу будешь? — до того, как я закрыл за собою дверь, долетел до меня ее вопрос.

— Да! — откликнулся я, повысив свой голос для лучшей проходимости звуковых волн через фанеру двери.

«Млин! Сегодня же лаба по физике!» — неожиданно вспомнил я, а также о том, что вчера так и не открыл методичку.

В институте народ обсуждал появление нового телефона, чаще всего про его возможности. Но среди групп кучкующихся по интересам нет-нет да проскакивала информация про установленную на мобиле игру, показывая, что информация уже начала просачиваться. Судя по разговорам, за ночь в интернете появились ролики с записями видео из Игры, порождая своим содержанием множество домыслов и слухов.

— А я говорю, это гипноз! — утверждал один парней, среди плотной группы студентов. — Японцы разработали новую технологию полного погружения, достаточно пять минут пялиться на экран, как пользователь попадает под полный контроль гипнопрограммы!

— Думаю, их скоро запретят, — поддержал идею товарища еще один парень. — Никому же не известно, на какие действия в реале могут зазомбировать игроков из этой игры.

— Ага, можно подумать, оттого что ты смотришь телевизор, твои мозги не подвергаются зомбированию! — не согласился с ним какой-то очкарик.

— Не в этом дело, я говорю о технологии гипноза! — перебил смещающий в сторону разговор первый. — Вы только подумайте, пять минут пялишься в экран, и ты в другой реальности!

Народ продолжал обсуждал новость, не торопясь расходиться. Тыкая друг другу в лицо телефонами, парни и девушки показывали проигрываемый на экранах контент, обсуждая заснятые в другой реальности видеоролики.

«Блин, а я не догадался», — расстроился я, даже не вспомнив об этой функции мобильника, пока был в метро.

— Это не гипноз! — громко заявила подошедшая к народу девчонка, и по одежде, и по манере держаться кажущаяся дерзкой и наглой.

— Чего? — считавший, что уже убедил всех в своей гипноз-теории, первый парень развернулся всем корпусом к заговорившей студентке.

— Хочешь, докажу за пять тысяч, что игроки действительно уходят в другую реальность и пока они там, в этом мире их нет?! — громкое заявление породило момент тишины, сменившийся сильнейшим шумом.

— Давай! — перекричав остальных, парень полез в карман и продемонстрировал кошелек с имеющимися в нем деньгами. — Вот, устроит?

— Смотри! — не меняя наглого выражения на лице, девушка достала из кармана телефон, один в один как у меня, и, ткнув в экран пару раз, начала растворяться в воздухе.

Гробовая тишина, опустившаяся на часть коридора, в которой стояли студенты, была реакцией на произошедшее.

— А это как? — пискнул чей-то женский голос.

Спустя пять секунд пропавшая девушка вновь стала проявляться, но уже чуть в стороне от прежнего места. Стоило ей полностью лишиться прозрачности, как она сделала уверенный шаг вперед и выхватила из пальцев парня зажатую в них купюру.

— Это гипноз! — быстрее остальных отойдя от шока, то ли от потери денег, то ли от обрушения своей стройной теории, просипел он подсевшим голосом.

— Да-да, и попал ты под действие гипноза, пялясь в свой телефон! — съязвила на прощание девица.

Довольная собой и произведенным эффектом, она развернулась и покинула ошарашенных студентов, направившись к боковой лестнице пожарного хода. Парочка парней двинулась за ней следом, я также поддался этому желанию, увязавшись хвостом. Стоило нам подняться на лестничный пролет, как мы уперлись в закрытую дверь, наглухо перегораживающую проход. Девицы нигде не было, судя по всему, она ловко нас провела.

— А ты чего? — только сейчас меня заметив, эти двое повернулись с раздраженным видом в мою сторону.

— На ее мобилу хотел еще раз взглянуть, — ляпнул я первое, что пришло в голову.

— Это наша мобила, понял? — один из парней двинул плечом, припечатав мое тело к стене.

— Как поймаем, так и заберем, а ты не лезь! — добавил второй, приложив меня кулаком в солнечное сплетение.

Только сейчас обратив внимание на комплекцию парней, я сообразил, что меня вполне могут отделать и отобрать все, что есть в карманах.

— Ладно, двинули, — сказал один другому, оценив перед этим потасканный вид моей одежды и сочтя мою персону не стоящей своего внимания.

Оставшись один, я потер ушибленное место, на автомате скастовав лечение. Боль тут же отпустила, а я задумался, куда могла деться дерзкая девчонка.

«Ушла в параллельный мир так же, как сделала это перед студентами в коридоре», — стоило чуть подумать, как догадка сама собой пришла мне на ум.

Глянув вниз лестничного пролета и убедившись, что парочка верзил ушла, я достал свой телефон и открыл меню игры. В закладке локации появилась надпись об установленном соединении и активная кнопка, на которую я тут же нажал.

Окружающее меня пространство чуть подернулось пеленой, изменившись за пару секунд. Я оказался стоящим на той же самой лестничной клетке, отличие которой от моей реальности заключалось в полуобвалившихся ступенях и подпаленной по стенам краске. Окно было выбито, мелкие осколки, застрявшие кое-где в раме, даже не блестели на солнце. Покрытые толстым слоем пыли, они намекали на давность всего здесь случившегося.

— Интересно, что здесь произошло? — спросил я сам себя, разглядывая полуразрушенный город через оконный проем.

Девчонки нигде было не видно, и я уже собрался вернуться, как вспомнил, что для этого требуется нажать кнопку «выход» в меню телефона. Несколько поспешно я раскрыл нужную вкладку, после чего раздосадовано сплюнул. Во вкладке локации имелось три задания на выбор, возможность покинуть параллельную реальность отсутствовала.

Осторожно спустившись, я оглядел пустой коридор института, заваленный кое-где каким-то хламом. При ближайшем рассмотрении это оказались сломанные и сваленные в кучу парты. Кто-то выломал их из аудиторий, сооружая подобие баррикад и заваливая проходы.

Дуновение ветра за спиной и сильнейшая боль в затылке слились в едином моменте времени. Чуть не погасив мое сознание, сильный удар сзади отбросил меня вперед. Чудом избежав падения, мне удалось развернуться к врагу лицом.

Кинувшаяся ко мне давнишняя девушка попыталась выхватить из моих рук мобилу, за что получила толчок ладонью в плечо, отбросивший ее в сторону. Дерзкая упала навзничь, растянувшись на ближайшей баррикаде. Ее тело утратило плотность, став полупрозрачным и слегка белесым. Единственный навык, Разрыв, имевший хоть какую-то боевую направленность, был вчера мной изучен и сегодня оказался применен по назначению. Я и сам не ожидал подобного эффекта, так что остался на месте, оценивая произошедшее.

Скупое описание принципа действия навыка говорило, что Разрыв влияет на связи, удерживающие объект в данном слое реальности. Ценой применения навыка являлся возвращающийся урон. Насколько я понял, нельзя было вырвать кого-то или что-то из реальности, не скомпенсировав это действие противодействием. Сниженный вдвое откат, за счет пассивного навыка Няня, открывал для меня интересные перспективы.

«Получен урон: 57 ед.».

«Применено вторичное заклинание Разрыв».

«Нанесен урон: 46 ед.».

«Получен урон: 23 ед.».

Прочитав сообщения, сопровождавшиеся вибросигналами телефона, я еще раз покосился на девушку. Она продолжала лежать, замерев в промежуточном положении между слоями реальности.

— Однако, — вслух сказал я и принял сидячее положение.

Соотнеся моменты произошедшего столкновения с логами Игры, я понял: первое повреждение в 57 единиц я получил от удара в голову. После этого последовало использование пассивного навыка, активированного толчком раскрытой ладонью. Отчего зависел урон Разрыва, я не знал. Оставалось только предположить, что это связано со степенью привязки цели к данному слою реальности.

Приложив ладонь к затылку, я себя подлечил, после чего вновь посмотрел на остающуюся неподвижной девушку. Если в начале ее полупрозрачность была равномерной, то за прошедшее время участок тела вокруг правого кармана брюк начал приобретать прежнюю плотность. Спустя еще пару минут все тело дерзкой вернулось к привычному виду, судя по всему, она вернулась в этот слой реальности.

— Ты зачем на меня напала? — стоило ей открыть глаза и найти меня взглядом, я спросил девушку о том, что меня больше всего интересовало.

— А ты как здесь оказался? — ответила она вопросом на вопрос, как если бы видела меня в первый раз в своей жизни.

— Так же, как и ты, — продемонстрировав свой телефон, ответил я.

Дернувшись, она хлопнула себя по карману брюк, проверяя, на месте ли ее мобильник. Убедившись, что все в порядке, она заметно расслабилась и даже улыбнулась.

— Тебя как зовут? Меня Аня, — представилась она.

— Толик, — кивнув головой, я повторил свой вопрос: — Так зачем ты на меня напала?

— Я?! — выпучив глаза, она сделала вид, что удивлена моим вопросом, но, наткнувшись на мой скептический взгляд, ответила, приняв сидячее положение: — Из-за мобилы.

— У тебя же своя есть, — опешил я, даже не представляя, зачем ей два гаджета.

— Ты же видел тех придурков, что за мной по институту ходили? — полуутвердительно спросила она и продолжила: — Они отобрали бы у меня твой телефон и отстали бы от меня.

— Откровенно, — оценил я честность ее ответа.

— Ну а если серьезно, — после этих слов назвавшаяся Аней неискренне улыбнулась, — я хотела вернуться домой, но это невозможно, пока не выполню хотя бы одно из имеющихся заданий!

— Что за хрень, — удивился я. — Причем здесь я?

— При том, что пока ты здесь не оказался, в меню вкладки локации было пусто и кнопка выхода была активна! — выпалила она, выдернув свой телефон из правого кармана брюк и помахав им перед моим носом.

— И что? — начав заводиться, я постарался себя сдерживать и не повышать голос. — Ты готова была меня убить, лишь бы отсюда выйти?!

— Пфф, — сцедив воздух между зубов, она фыркнула. — Подумаешь, умер бы и возродился уже в нашей реальности, делов-то!

Наклонившись, я отряхнул успевшие где-то испачкаться штанины брюк, после чего двинулся прочь. Жизнь столкнула меня с дурой, до которой еще не дошло, что все происходящее здесь выходит слишком по-настоящему, чтобы надеяться на то, что все окажется так же, как в компьютерных играх.

— Эй! Ты куда? — не веря вначале, что я просто уйду, она довольно долго молчала, после чего вскочила и бросилась за мной. — Как там тебя? Толик, подожди!

Завернув за поворот коридора, я вышел в просторное фойе, где и замер, ошарашенный увиденным. Выскочившая вслед за мной Аня уткнулась в мою спину и отпрянула, после чего глянула вперед, но тут же вернула свои внимание к моей персоне.

— Ты чего? — судя по всему, она уже видела раньше то, что видел я.

— Красиво, — наконец-то я смог подобрать наиболее подходящее слово.

Фойе института представляло собой огромный квадрат, пятиметровый потолок которого поддерживало множество колонн. Я отлично помнил их унылый серый цвет. Облицованные плиткой, они никогда не привлекали моего внимания.

То, от чего я остановился и даже слегка растерялся, являлось искусством с большой буквы этого слова. Все поверхности колонн были изрисованы линиями, хаотичными и непонятными, но это только если смотреть на отдельно стоящую колонну. Когда я посмотрел на все колонны вместе, то увидел, что множество линий, переходящих из одной плоскости в другую, создали в своей массе трехмерную картину дремучего леса. Сместившись чуть в сторону, я еще больше офигел, так как картина сохранила целостность, не потеряв ни глубины, ни выразительности композиции.

— Ну, неплохо, но я уже видела, — подтвердив мою догадку, сказала она, после чего потянула меня за рукав. — Куда идем?

— У меня три задания, я одно выполню и ухожу, ты как хочешь, — постаравшись отвязаться от дерзкой, ответил я.

— А ты какое взял? Давай вместе сделаем! А не то я здесь уже все одиночные миссии прошла! — по мере ее слов я сменил свое желание с «прогнать взашей», до «надо взять команду».

— Еще никакое, — достав телефон, я открыл меню на нужной вкладке. — У тебя какие? Давай сравним.

Хоть названия и оказались другими, но по месторасположению локаций нам удалось выяснить, какие наши задания совпадают с заданиями, а какие нет. Совпадал только один квест. Выбрав его, мы двинулись к местной помойке. Девушка должна была отгонять лезущих из контейнера крыс, а я — лечить покусанных людей.

У Ани имелся навык Поиск, позволяющий находить дорогу в неизвестной местности. Как сказала девушка, в реальной жизни она очень хочет путешествовать и изучает для этого карты курортов, крупных городов и столиц различных государств. За попадание в первую тысячу тех, кто улучшил свой первый навык, она получила бонус в виде вторичного навыка Тень.

Используя его, Аня могла прокрасться незамеченной мимо большинства здешних обитателей. Если я, кроме двух путеобходчиков, больше никого не встречал, то девушка успела на многое насмотреться, бродя по разрушенным зданиям и канализации.

— Главное, с ними надо построже себя вести, — наставляла меня Аня. — И спиной никогда не поворачивайся, меня так один тип поймать хотел, так я этого козла сама в подворотне подкараулила!

Кивая в нужных местах, я предоставил девушке возможность показывать дорогу. Она освоилась в параллельной реальности, и её порой заносило. Судя по ее поведению в нашем мире, это не ей, а тем двоим бугаям следовало держаться от нее подальше.

«Вот у кого нормальная прокачка, — слушая напарницу, я завидовал выпавшим ей навыкам. — С таким стартом можно быстро качнуться».

— Слушай, а как здесь уровни набирать? — поинтересовался я.

— Не знаю, — честно ответила Аня. — Пока только навыки качаются, но думаю, скоро разберемся.

Чтобы добраться до заднего двора института, нам пришлось пройти сквозь столовую и кухню, в которой, судя по брякающим кастрюлям, кто-то обитал. Аня предложила не отвлекаться, так как тратить время на постороннюю цель, о которой не было указано в задании, не имело смысла.

— Навыки только на заданиях качаются! — девушка подтвердила мои давние предположения.

Огромный контейнер ничем не напоминал то, что стояло на заднем дворе в нашей реальности. Высотой метра четыре, а длиной все десять, он имел кое-где помятые бока, свидетельствовавшие о нелегкой жизни.

— А это не следы от пуль? — заметив несколько характерных вмятин, идущих трассером наискосок вдоль борта, предположил я.

— Даже если и так, это не из нашего задания! — отмахнулась Аня.

Местный житель, которого покусали крысы, оказался бомжом. Подобрав валяющуюся по дороге палку, девушка махала ей какое-то время, приноравливаясь к весу и длине. Оказавшись рядом с контейнером, она ударила по железному борту, заставив мусорный контейнер издать гулкий звук.

— Сейчас полезут, — объяснила она мне свои действия и, кивнув на бомжа, добавила. — Этим и потом можно заняться.

Выскочившая на шум из контейнера крыса повела носом и кинулась к старику. Девушка неспешно подошла, примериваясь, как лучше ударить. Вцепившаяся сквозь штанину в ногу бомжа крыса трепала плоть, разбрызгивая кровавые ошметки.

Наконец-то выбрав позицию, Аня замахнулась и сильно ударила палкой. Отлетев в сторону, крыса упала набок, а девушка отошла в сторону, жестом предложив приступать к лечению.

— Давай подлечи его рану, а я потом еще одну крысу выманю, — пояснила она свою стратегию, видя мою нерешительность.

Очухавшаяся крыса не стала повторно нападать. Поднявшись на передние лапки, она скрылась в недрах контейнера, волоча за собой перебитые задние конечности. Аня брезгливо наблюдая за ее мучениями, не став преследовать и добивать.

К чести старика, он не издал ни единого звука, пока его терзала крыса, и это при том, что все его тело пронзала сильнейшая боль. В отличие от девушки, я интуитивно понимал, где болит у бомжа и что надо лечить в первую очередь. Приступив к лечению, я против воли думал о том, как один укус сквозь штанину может вызывать столь сильные страдания.

«И еще, почему он здесь лежит? Ведь когда мы пришли, крысы здесь не было, — кастуя второе Лечение, я посмотрел в измученное лицо человека. — Вроде не оголодал, да и обезвоживания нет».

Тряхнув кистью руки, я применил третье Лечение, кровотечение на ноге закрылось, и я перешел к имеющимся в брюшной полости сильнейшим болям. Взгляд бомжа тем временем прояснился, стоявшая в глазах муть ушла, сменившись голубым цветом.

— Ах ты, блядь! — услышал я за своей спиной.

Увлеченный оказанием помощи, я не заметил, как из контейнера полезли крысы. Судя по парочке трупов, Ане удалось убить первых товарок, но грызунов было слишком много и она не справлялась.

— Ты как хочешь, я все! — бросив палку, дерзкая побежала прочь.

— Сука, — не повышая голоса, сказал я.

Бегущие за девушкой крысы натолкнулись на меня и бомжа. Случайно или специально девушка забежала за наши спины, натравив таким образом на нас преследующих ее крыс. Впрочем, мне это было на руку. Еще до того, как мы добрались до контейнера, я обдумывал произошедшую стычку с Аней и эффективность навыка Разрыв.

«Применен вторичный навык Разрыв».

«Нанесен урон: 56 ед.».

«Получен урон: 28 ед.».

«Восстановлено: 4 ед.».

«Восстановлено: 4 ед.».

Крыса, особо крупная и наглая, прыгнувшая первой мне в лицо, попала под удар ладонью. Активированный навык должен был разорвать ее связь с реальностью, исторгнув ее туда, откуда она появилась. Судя по тому, как она потеряла сознание и шлепнулась на землю бесчувственной тушкой, крыса была местной и никуда исчезать не собиралась.

Прежде чем использовать повторно вторичный навык Разрыв, требовалось полностью себя излечить. Связь, соединяющая крыс с этим миром, оказалась очень сильна, прошедший по мне откат сильно ухудшил мое самочувствие. Впрочем, повторного применения навыка не потребовалось, словно почувствовав произошедшее с товаркой, остальные крысы ринулись прочь, торопясь укрыться в контейнере.

— Спасибо, — поблагодарил меня бомж.

Впрочем, даже после неполного лечения он перестал на него быть похожим, превратившись в грязного, но не опустившегося человека.

— Да не за что, — ответил я.

— А что за навык ты применил против крысы? — спросил он, глянув на продолжавшую лежать без движения тушку. — Никогда такого не видел!

— Навык Разрыв. Разрывает связи с реальностью.

— Позволь дать тебе совет, — сказал он, вставая. — Никогда не демонстрируй прилюдно свою способность. Тех, кто может низвергать назад в покинутые реальности, нигде не любят. И даже более того, стараются убить.

— Но почему? — не понял я.

— Возможно потому, что не хотят возвращаться домой, — кисло улыбнулся он.

— Неужели где-то еще хуже, чем здесь? — кивнув на развалины, окружавшие задний двор института, удивился я.

— О да, — усмехнулся мужчина, обнажив при этом гниловатые зубы, — есть, и намного хуже.

— А много вообще параллельных миров? — вспомнив, что аннотация Игры говорила лишь об одном слое реальности, я заинтересовался новой информацией.

— Ну, лично я побывал в шести слоях, — подумав, ответил «бомж» и добавил: — но наверняка есть еще.

Вылечить до конца бомжа мне было нетрудно, но он сам встал с земли, не дожидаясь полного излечения. Вследствие этого я решил не навязываться, так как если человеку нравилось испытывать боль во всем теле, то это были только его проблемы.

Подросшие способности навыка Лечения не только увеличили количество восстанавливаемых единиц за один каст, но и одарили меня интуитивным пониманием того, как себя чувствует пациент и где у него болит. Продолжая воспринимать сигналы тела старика, я отметил, как прострелило острой болью чуть напрягшиеся мышцы его левого плеча, зачем-то отведенного назад.

— Что?.. — не успел я спросить о том, что он делает, как зажатый в скрытой от моего взгляда руке нож устремился в мою сторону.

Мы стояли довольно близко, так что все случилось одновременно. Я хлопнул раскрытой ладонью по его локтю, а острое лезвие воткнулось мне в грудь.

«Нанесен урон: 121 ед.».

«Применен вторичный навык Разрыв».

«Нанесен урон: 8 ед.».

«Получен урон: 4 ед.».

С легким хлопком тело напавшего на меня бомжа исчезло, оставив после себя нож в моей груди. Осев на землю, я принялся вялой рукой кастовать сам на себя лечение, стараясь успеть сделать как можно больше до того, как потеряю сознание. Никаких улучшений не ощущалось, и я решился на последнее, что могло мне помочь. Дернув за ручку ножа, я освободил не желающую залечиваться из-за инородного предмета рану.

«Получен урон: 2 ед.».

«Получен предмет: нож Рассвета».

Чуть не отключившись от новой боли, я смог продолжить самолечение. Через какое-то время моему телу стало получше, но на душе по-прежнему оставалось погано.

«Как же так, — вяло копошились в моей голове мысли, — я же помог, а он?»

Продолжая сжимать правой рукой выдернутый из собственной груди нож, левой ладонью я по инерции кастовал Лечение. Постепенно апатия была выдавлена слабым интересом, и я задумался, отчего нанесенный пассивным навыком Разрыв урон оказался таким незначительным. Восьми единиц урона оказалось достаточно, чтобы низвергнуть бомжа в другой слой параллельной реальности. Ответ пришел сам собой, стоило лишь об этом подумать.

— Далеко забрался, связь с этой реальностью слабая, оттого здесь и чувствовал себя плохо, ну да туда тебе и дорога, — еще раз вспомнив цвет голубых глаз бомжа, я пообещал себе больше не вестись на располагающие к себе внешние черты человека и всегда оставаться начеку.

«Навык Лечение улучшен ур.2».

«Восстанавливает: 16 ед.».

Опешив в начале от пришедшего на телефон сообщения, я повалился на землю и захихикал, давясь распирающим меня смехом. Насколько я успел разобраться в системе прокачки, навыки качались только тогда, когда они применялись по сценарию задания. Вылечив «бомжа», хоть и не до конца, я поднял Лечение максимум на одну сороковую. Последующее лечение я использовал исключительно на себя, из чего можно было сделать вывод, что я и был тем объектом, которого требовалось вылечить. Похоже, что все в этом задании было подстроено так, чтобы именно я получил ранения. Возможно, что даже девушка Аня, покинувшая меня столь подлым образом, сделала это не из-за того, что она сука, а потому что так требовалось по сюжету.

«Да и не было у бомжа оружия, — припомнил я. — Я же его сам всего облапал, пока лечил».

Уверовав, что все это происки Игры, а люди ни в чем не виноваты, я вернулся в институт, используя ранее пройденный маршрут через кухню, столовую и фойе, назад к пожарной лестнице. Все еще сжимаемый в левой руке нож оказался неожиданно лишним, я даже растерялся, не зная, куда его деть.

«Нож Рассвета добавлен в инвентарь».

Лаконичная надпись появилась на экране мобилы, стоило мне пожелать куда-нибудь его пристроить. Левая ладонь опустела, удобно лежащая в нем рукоять с небольшим лезвием пропала неизвестно куда. Чувствуя себя слишком усталым, чтобы разбираться еще и с этим, я просто открыл вкладку меню игры и нажал на появившуюся кнопку Выход.

— Вот он! — раздалось справа.

— Ага! — раздалось слева.

Скрутившие мои руки давнишние парни заломили их за спину. Вырванный из пальцев телефон сменил своего владельца, довольные междометия отразились эхом от голых стен.

— Не обманула девка! — сказали справа, после чего последовал удар по почкам: — Я тебе, сука, сказал, чтобы ты бабу не трогал?!

— Это наш телефон! — вторили слева, подтвердив серьезность аргументов крепким ударом под дых. — За то, что ты отобрал у девочки мобилу, мы тебя накажем!

Какой из посыпавшихся на меня ударов ставал решающим и лишил сознания, я не запомнил, зато хорошо понял, кто навел на меня двух отморозков. Видимо, ее поймали на пожарной лестнице двое здоровых парней, и та не нашла ничего лучше, чем перевести на меня стрелки.

Глава 3

Отлёживаясь дома на диване, я предавался самым черным мыслям. Они варьировались от того, чтобы найти Аню и забрать у нее телефон, а заканчивались разборками с двумя уродами и возвратом мобилы законному владельцу.

С Аней все было как-то неоднозначно. С одной стороны, её поведение во время выполнения квеста можно быть оправдано полученным ею заданием, текста которого я не видел. С другой стороны, явная подстава со стороны девушки, в результате которой я лишился своей мобилы, заставляла в этом сильно усомниться.

Размышления о том, что я с ней сделаю, если судьба нас еще раз сведет вместе, разбились о мысль, что не имея теперь мобилы, я не имел и шанса попасть в параллельный мир.

Телесные повреждения, нанесенные мне двумя отморозками, хоть и сошли в результате применения навыка Лечения, но фантомные боли все еще терзали мое воображение. От этого я чувствовал себя разбитым и плохо выглядел. Порванная одежда и помятый вид не остались незамеченными. Вернувшаяся домой, сестра получила повод за мной поухаживать и не стала его упускать.

— Толик, тебе надо написать заявление в полицию, — вернувшаяся с кухни, Света принесла свежий компресс, сменив старый на новый.

— Свет, ну хватит уже, а? — голова раскалывалась, несмотря на успешное лечение навыком, хотелось тишины и покоя, но этому не суждено было сбыться.

Сам факт сохранившейся способности применять навык Лечения говорил в пользу того, что кусок пластика с ярким экраном является вторичной функцией. Да, с мобилой было удобно, но я мог и так применять лечение, а значит, и другие люди, если попадут в схожую ситуацию, не лишатся обретенных способностей.

«Эх, — в который раз вздохнул я. — Жаль, что еще пару-тройку полезных навыков не успел выучить».

Воспользовавшись тем, что Света предложила не ходить пару дней в институт, я остался дома и просидел до вечера в интернете. Новостей, связанных с новыми телефонами, становилось все больше. Люди создавали блоги, выкладывали видео, рассказывали о своих впечатлениях в Игре. Не обошлось и без негатива, так как начали появляться объявления с просьбой помочь и найти ушедших туда и не вернувшихся в нашу реальность людей.

Акция по распространению телефонов, участником которой я стал, оказалась всемирной, охватив не только нашу страну, но и все прочие. Как-то незаметно и для полиции, и для спецслужб неизвестные наводнили всю планету устройствами, позволявшими переходить в параллельные миры.

За сутки нахождения перед экраном компьютера я подчерпнул очень много новой информации. Побывав там даже не один, а два раза, я легко фильтровал спам и фантазии, вычленяя людей, которые действительно там были и не жадничали делиться опытом.

Наиболее продуктивным оказался блог одной творческой личности. Мужчина качнул навык Ковка почти до четвертого уровня всего лишь за одно выполненное задание. Автор блога сам не понимал, как у него это получилось, но это не помешало ему подробно расписать каждый свой шаг.

Имея свой собственный опыт, я сравнил его с изложенными фактами и, кажется, разобрался, как это работает. Со слов мастера, попав в средневековую кузницу параллельного мира, он пришел в восторг от имеющихся инструментов и расходных материалов. Первое, что он принялся делать, так это очень и очень много экспериментировать. К моменту, когда мужчина приступил к выполнению задания «создать четыре гвоздя из различных металлов», его навык оказался уже прокачан до 98 процентов. Последующее выполнение задания увеличило шкалу развития у использованного навыка в два раза, что привело к 196 процентам, а потом и к 392-м за четыре изделия.

В моем случае на перроне метро все было точно так же. Подняв Лечение самоистязанием об кирпич до 25 процентов и вылечив свою ногу, я выполнил квест с путеобходчиками. Суммарно это принесло 100 процентов, о чем мне и сообщила система, предложив улучшить навык.

Также немного прояснилась ситуация с количеством доступных к посещению параллельных миров. Игроки из нашего мира попадали в три слоя реальностей, выбор которых соотносился с типом начального навыка. Сделав упор на боевую составляющую, человек оказывался среди враждебно настроенных людей. Для тех, кто отдавал предпочтение ремесленным или творческим навыкам, открывался перенос в мирные цивилизации.

Например, тот кузнец смог попасть в мир Пирлей, население которого превыше всего ценило зодчество. Мир, в котором мне дважды довелось побывать, носил имя Сариж, и судя по имевшимся в городах разрушениям, пережил не одну войну, а его населению требовалась помощь.

Более путанно, но все же с небольшими прояснениями, обстояла ситуация и с возможностью выхода из параллельной реальности. Прочитав все случаи, описание которых удалось найти в интернете, я составил свое мнение о том, как это работает.

Если у человека, перенесшегося в параллельную реальность, имелся ни разу не использованный или не прокачанный хотя бы до первого улучшения навык, Игра выдавала задание, вынуждая овладеть выбранной способностью. При последующих входах в слой реальности с уже улучшенными навыками, игроку предоставлялся свободный выбор, остаться или уйти.

Был, правда, еще один вариант, вернее, частный случай. Если рядом с опытными игроками или игроком появлялся человек с неулучшенным навыком, свободный выход из параллельного мира блокировался для всех. Однако, вынужденные помочь новичку освоиться и улучшить имеющийся навык, опытные игроки чаще всего проявляли себя не с самой лучшей стороны.

— Я бы тоже прибил нуба, если бы мне нужно было выйти в реал, а тут он со своими проблемками, — хмыкнул я, после чего вспомнил реакцию Ани на мое появление и нахмурился.

На следующий день фантомные боли перестали меня преследовать, и я нехотя поехал на учебу. Настроение болталось ниже плинтуса, однако стоило мне увидеть перед входом в институт одного из тех парней, что отобрали у меня мобилу, как я почувствовал небывалый прилив решительности.

— Привет, — подойдя со спины, решительно сказал я.

— О, а я как раз тебя жду, — обернувшись, парень явно обрадовался, когда меня увидел.

— Да? — не ожидая от него подобного поведения, я насторожился.

— Давай отойдем? — предложил он и кивнул в сторону сквера.

— Давай, — согласился я, при этом ощущая, как былая решительность куда-то уходит.

— Вот, держи, — стоило нам скрыться от посторонних взглядов, как он достал из кармана куртки мой телефон.

— Угу, — сказал я, схватив шершавый прямоугольник и попытавшись забрать его себе.

— Только помоги, ладно? — продолжая крепко держать мобилу пальцами, попросил он.

— В чем? — не понял я, занервничав.

— Тут вот какое дело, — наконец-то отпустив телефон, парень чуть склонился ко мне и понизил голос: — Серега, ну, мой друг, он решил сыграть в эту Игру и исчез сразу же после того, как нажал кнопку подтверждения.

— И что? — не понял я.

— Телефон вот, видишь же, остался здесь, — путанно добавил он.

— Ты хочешь сказать, что твой друг исчез, а мобильник остался в нашем слое реальности? — еще раз уточнил я.

— Ну да, я же и говорю, — еще больше сникнув, подтвердил он.

— Тебя как звать-то? — наконец-то разобравшись в ситуации и поняв, что являюсь ключевой фигурой драмы, я расправил плечи и более уверенно посмотрел на собеседника.

— Леха, — буркнул он.

— И что ты хочешь от меня теперь, Леха? — с небольшим наездом я перехватил инициативу разговора.

— Ну, он там, в параллельном мире, — засуетился парень и полез в карман. — Ты бы передал Сереге? Там не лишним будет, я ведь тебе телефон уже вернул!

Я стоял и смотрел на протянутую мне коробку с патронами. В калибрах и марках огнестрела я разбирался плохо, единственное, что я мог сказать, так это то, что патроны были небольшие, вероятнее всего, для пистолета.

— И как я его там найду? — решив получить патроны в любом случае, я продолжил разговор, чтобы потом спокойно забрать себе коробку и пообещать, что обязательно передам с первой же оказией.

— Ну, в интернете писали, что человек переносится в то же место, относительно которого заходит в другой слой реальности, — в голосе Лехи начали проскакивать нотки образованного человека.

Чем дольше он говорил, тем сильнее крепла моя уверенность в том, что главным организатором всей авантюры был именно Леха. Серёга, которого говоривший со мной называл своим другом, был простым исполнителем, которого, в случае чего, было не жалко.

— Вот, это здесь, — дойдя до подворотни, мы остановились у пятиэтажного дома.

— Живёте здесь, что ли? — без задней мысли спросил я, оглядывая прилегающие рядом магазины и отделение банка на противоположной стороне улицы.

— Да, в этом доме, у Серёги своя хата, — подтвердил парень.

Я никак не мог придумать повода, чтобы перенести время входа в параллельный мир. При этом коробку с патронами мне хотелось оставить себе, успокаивая свою совесть и честность тем, что это плата за мое избиение отобранную на время мобилу. Пудовые кулаки Лехи, которые он время от времени сжимал и разжимал, как если бы переживал из-за своей неспособности помочь другу, косвенно влияли на принятие мной правильного решения.

— Ну хорошо, — согласился я, подумав, что, если второй парень будет вести себя нормально, можно будет применить на него навык Разрыв и вернуть назад, в эту реальность.

За то время, что мобила находилась в чужих руках, меню Игры, как и достигнутые мной достижения, никуда не делись.

Когда я нажал кнопку подтверждения входа в локацию, меня посетила мысль, что парень мог оказаться не в той параллельности. Учитывая агрессивность пропавшего Сергея, вероятность попадания в слой реальности Валиндо увеличивалась многократно.

Стоило смениться окружающей меня действительности на унылые пейзажи параллельной реальности, как я тут же увидел Сергея. Несмотря ни на что, парня перенесло в Сариж, видимо, мой телефон, настроенный на этот слой реальности, мог совершать перемещения только сюда.

Парень сидел на земле в двадцати метрах от меня, прислонившись к отвалу из битого камня спиной. Несмотря на усталый вид, его глаза обшаривали окружающее пространство, как если бы он кого-то ждал или опасался.

— Привет, — помня о том, что парень вооружен пистолетом, я издалека привлек к себе его внимание.

Мои предосторожности оказались не лишними, Сергей тут же выдернул из-за пазухи оружие, наведя на меня ствол.

— Эй, ты чего, я тебе патронов принес, — почувствовав страх, я даже сделал пару шагов назад еще до того, как смог взять себя в руки.

— А, это ты, — как если бы именно меня он и ждал, парень опустил пистолет. — Что так долго-то?!

— Э? — не зная, что сказать, я отделался междометием.

Свободной от оружия рукой Сергей вяло махнул, подзывая к себе. Решив и вправду помочь парню и вернуть его в нашу реальность, я двинулся вперед. Пока я шел, парень смог встать на ноги. Лицо его было сильно осунувшимся, губы — обветренными, а в глазах стоял лихорадочный блеск.

«Заболел, что ли?» — оценил я его состояние.

— Давай мобилу! — заявил он, вновь наведя на меня оружие.

— Чего? — опешил я.

— Давай мобилу! — чуть ли не по слогам повторил Сергей, после чего осклабился. — Думаешь, Леха тебе просто так ее вернул? Это был запасной план, если не удастся вернуться!

Множество мыслей и догадок пронеслось в моей голове от его слов. Получалось, что я сам принес телефон, давая уроду возможность выбраться из ловушки, в которую он попал.

— Да на хрена вы вообще сюда решили лезть, — смотря во все глаза на подрагивающую руку с пистолетом, я не отводил взгляда от черного отверстия, — если подозревали, что можете застрять?!

— Деньги нужны, — чем больше парень говорил, тем безумнее становились его глаза. — Что проще, пройти через параллельную реальность в нужное место и вернуться назад.

— Что еще за место? — понимая, что парень не оставит меня в живых, я тянул время, давая ему выговориться и оттянуть момент выстрела. — Сквозь стену дома, что ли, решил пройти?

— Почти, — наведя мне в лицо оружие, Сергей начал давить на курок, отчего костяшка на его указательном пальце побелела. — Только не дома, а банка.

Упасть еще до того, как грохнет выстрел, оказалось несложным. Судя по всему, парень прождал меня целый день вчера и полдня сегодня. В сумме он провел больше двух суток на ногах, не смыкая глаз, без еды и воды. Реакция, как и сила в ослабленном организме оказалась низкой, подкатившись под колени, я ударил плечом в основание его бедра. Падая, подонок еще пытался выцелить меня оружием, но я не дал ему этой возможности, ударив сверху вниз сжатым кулаком.

Когда в моей руке оказался нож, я не заметил. Почему он там оказался, я разобрался позже, прочитав уведомление от Игры на экране телефона.

«Нанесен урон: 276 ед.».

«Изучен навык Закат».

«Требование: нож Рассвет».

«Навык Закат улучшен Ур.1».

Жизненных сил в теле противника оставалось немного, и одного удара в грудь коротким лезвием оказалось достаточно. Активация навыка происходила только при применении оружия. Последовавшая за этим смерть улучшила навык.

«Я ни в чем не виноват!» — твердо сказал я сам себе, забирая из ослабевших пальцев трупа пистолет.

Поднявшись с асфальта, я отвернулся в сторону, приходя в себя. Как бы я себя ни успокаивал, совершенное являлось убийством, хоть и с целью самообороны. Расплывающийся взгляд сфокусировался на стоящем у дороги здании. Монументальный фасад и толстые стены даже после отгремевшей здесь войны внушали уважение.

— Банк, — вспомнил я последние слова подонка.

Новые мысли вереницей пробежали в голове, порождая воображаемые картины. Вот я объясняю Лехе, что его друг погиб. Вот он у меня дома с новыми подельниками, угрожает изнасиловать сестру, если я не проникну в банк и не принесу денег. Вот я приношу требуемое, а он меня убивает, так как теперь имеет достаточно средств, чтобы купить оригинальную мобилу и самому ходить в параллельный мир.

— Ну уж нет, — припомнив, где в нашем мире остался стоять верзила, я отошел в сторону, высчитывая расстояние.

Все мои навыки оказались прокачаны, включая новый, улучшившийся после единственного применения. Это давало возможность беспрепятственно выйти из параллельного слоя реальности, чем я и воспользовался. Перейдя в свой мир, я осторожно выглянул из-за угла, увидев спину Лехи. Как я и предположил, парень отошел в сторону, выбрав место, с которого удобно вести скрытое наблюдение. Я же пошел еще дальше, найдя закуток, из которого просматривалась эта позиция.

— Тебе от Сереги привет, — подойдя со спины, я ударил рукой в область печени.

Последнее улучшение способности навыка Лечения добавило к интуитивному пониманию типа боли и самочувствию у пациента еще и то, какие органы где находятся и насколько они важны для здоровья.

Ударив материализовавшимся в моей руке оружием в самую уязвимую точку на теле верзилы, я отпрянул в сторону, избегая захвата его рук. Все еще сохранивший силы Леха хотел ринуться вперед, но уткнулся взглядом в дуло пистолета, зажатого в другой руке.

— Ты не выстрелишь! — сипло заявил он.

— Я уже, — чуть шевельнув окровавленным лезвием, я продемонстрировал свою готовность идти до конца.

— Мы еще встретимся, — пообещал мне парень, ломанувшись куда-то вбок.

— Это вряд ли, — тихо произнес я.

Способность лечить буквально «выла» внутри меня, подсказывая, насколько все плохо у парня. За истекающие минуты своей жизни он вряд ли сумеет получить профессиональную помощь. Тем более что чаще всего люди начинают с самолечения, бинтуя раны и глотая таблетки. И только потом, когда становится уже совсем невмоготу, обращаются в поликлиники и больницы.

Покинув подворотню, я вышел на тротуар вдоль проезжей части и уткнулся взглядом в фасад банка. То, что задумали парни, было не такой уж и безумной идеей. Действительно, если знать, где находится хранилище, можно пройти до нужного места, а потом переместиться в наш слой реальности. Сколько удастся с собой унести, было трудно представить, но даже просто битком набитые карманы крупными купюрами содержали в себе больше, чем имелось в моем распоряжении в ближайшие несколько лет.

— Вы к кому? — стоило зайти в вестибюль солидного банка, как ко мне подошел крепкого вида охранник.

— Начальника охраны, — ответил я.

Связавшись с кем-то по рации, охранник предложил отойти с прохода в сторону и подождать. Спустя пару минут я уже разочаровался в своем плане и начал подумывать о том, как отсюда свалить, но забубнивший в ухе охранника наушник прервал ход моих мыслей.

— Прошу за мной, — оставаясь сзади и чуть сбоку, он предложил пройти вперед.

Я не рассчитывал на то, что все окажется так просто, но видимо, совпали звезды, так как спустя пять минут я сидел на добротном стуле и рассматривал сидящего за столом мужчину.

— Меня зовут Василий Олегович, слушаю вас, — он вежливо начал разговор.

— Гхм, — прочистив отчего-то пересохшее горло, я довольно резко спросил: — А вам не кажется странным, что случайно зашедшего в ваш банк парня по первой просьбе уже через пять минут удостаивает своим вниманием начальник охраны?

— Гхм, — спародировав меня, мужчина ничуть не смутился, и, вроде бы, даже чуть расслабился. — На рукаве не у каждого посетителя имеется свежая кровь.

Глянув на руку, которой наносил удар ножом, я действительно увидел россыпь мелких крапин, бурый цвет которых выдавал свое происхождение.

— И не от каждого посетителя пахнет свежеприменённым огнестрелом, — втянув носом для наглядности воздух, мужчина показал, как и это определил он.

Подумав, я не мог не согласиться с тем, что действительно от меня могло пахнуть дымом. Выстрел был произведен практически в лицо, если бы Сергей стрелял в живот, никакой рывок в сторону не позволил бы избежать знакомства с пулей.

— Что ж, тем лучше, — подвел я промежуточный итог нашего знакомства. — По крайней мере, теперь вы воспримете меня более серьезно.

— Более чем, — согласно кивнул головой Василий Олегович и повторился: — Слушаю вас.

Рассказав о том, что являюсь обладателем способности переходить в параллельный мир, я пояснил, что стал объектом интереса мелкой банды. Подробно объяснив, что от меня хотели, я предложил провести эксперимент, если мои слова вызывают сомнение.

— Как ты себе это представляешь, — за время моего рассказа, мужчина явно разочаровался и сейчас, скорее всего, мечтал от меня избавиться, не веря ни одному моему слову.

— Это достаточно убедительно? — материализовавшийся в моей руке пистолет смотрел точно в лоб начальнику охраны.

Оружие я держал в вытянутой вперед руке, рукав куртки, хранящий на себе кровавую россыпь крапин, более чем внушительно дополнял картину. Ворвавшиеся в помещение пару верзилы в бронежилетах показали, что за нашим разговором наблюдали и были готовы вмешаться по первому требованию.

— Я так понимаю, именно так ты решил свои проблемы с мелкой бандой? — раздражительность ушла из голоса сидевшего за столом мужчины, он вновь был собран и деловит.

— На эксперименте не настаиваю, это, скорее, вам надо, чем мне, — сочтя ответ на его вопрос излишним, я как ни в чем не бывало продолжил разговор.

— Уберите оружие, — попросил он и добавил, покосившись на держащих меня на прицеле охранниках: — Иначе они не уйдут, и мы не сможем продолжить беседу.

Использование инвентаря, привязанного к межпространственному карману, позволило в свое время спрятать нож Рассвета, а потом и пистолет. Независимо от слоя реальности это позволяло материализовывать хранящиеся в нем предметы непосредственно в нужной руке. Решив не шокировать лишних людей имеющимися способностями, я убрал руку, запихнув пистолет в карман. Скрывшееся от внимательных глаз охранников оружие переместилось в инвентарь, о чем меня тут же уведомил телефон, издав вибросигнал. С явной неохотой парочка с автоматами покинула кабинет, оставив нас вдвоем.

— Я так понимаю, что пистолета в кармане нет? — уверенный в своей правоте, Василий Олегович выразительно посмотрел на джинсы, штанины которых плотно облегали мои бедра.

— Нет, — подтвердил я, добавив: — Он там, в другой реальности, и может быть извлечен очень, очень быстро.

— Охотно верю, — откинувшись, мой собеседник о чем-то задумался.

Я не стал его торопить, понимая, что только что свалил на голову этого человека очень большую кучу проблем. Рано или поздно с этой проблемой столкнутся все, получившие и развившие навыки в Игре, люди начнут применять их в реале, что не сможет не отразиться на привычном укладе современной жизни. В любые времена выплывал и оставался на коне тот, кто раньше других улавливал ветер перемен и успевал подготовиться.

— Думаю, я заслуживаю награду за указанную брешь в вашей защите, — устав ждать, я нарушил тишину.

— Как вы этого добились? — обратившись ко мне на «вы», Василий Олегович решил показать, что стал относиться ко мне серьезно.

— Вот, — материализовав в руке телефон, я развеял его через пять секунд, решив теперь всегда хранить его только в инвентаре межпространственного кармана.

— Это та самая модель телефона, о которой так много слухов? — продемонстрированная еще раз способность доставать из «воздуха» предметы, послужила еще одним камешком в мою пользу на «чаше весов сомнения».

— Да, та самая, сейчас стоит по цене хорошего автомобиля, — согласился я.

— Сейчас? — собеседник уловил ключевое слово.

— Сейчас. Что будет дальше, не знаю, я получил телефон бесплатно по акции, но это было несколько дней назад, — пояснил я.

— Что вы хотите за свою информацию? — наконец-то определившись, начальник охраны перешел к конструктиву.

— Вы доставляете мою сестру к точке продажи этих телефонов и покупаете для нее одну трубку, — озвучил я свой интерес.

— Это несложно, — кивнул он головой и, выдержав паузу, спросил: — Могу я надеяться на дальнейшее с вами сотрудничество?

— Какого рода? — тут же насторожился я.

— Консультативную, — обозначил он свой интерес и пояснил: — про возможность перемещаться в параллельные миры есть лишь недостоверные слухи из интернета, а вы уже сейчас показываете хорошее понимание того, как и что там происходит.

— Более того, получив способности там, вернувшиеся назад могут их повторить в нашей реальности, — гаденько улыбнулся я, подбросив очередную порцию информации к размышлению.

— Когда вы хотите организовать все для вашей сестры? — перешел он на деловой тон, скрыв за привычной маской бурю нахлынувших на него чувств и опасений.

— Сейчас. Вот ее номер телефона, скажите, что ее брата, это я, поймали на воровстве в магазине по такому-то адресу, — протягивая бумажку с номером, озвучил я свой план. — Света сама примчится меня спасать, и это будет куда быстрее, чем любой другой вариант.

— Интересные у вас с ней отношения, — усмехнулся справившийся со своими эмоциями начальник службы безопасности банка.

— Какие есть, — вздохнул я, стараясь не думать о том, что и как придется потом объяснять разъяренной сестре.

Адрес, по которому было решено приобретать телефон, находился не там, где я получал свою мобилу. Сестра сегодня училась в институте, здание которого находилось в двух остановках метро от выбранного пункта продажи. Мы подъехали на трех джипах по адресу, и я оказался слегка удивлен, когда увидел несколько патрульных машин полиции вдоль бордюра дороги.

Впрочем, выскочивший из переднего джипа парень с автоматом на перевес и бронежилете довольно споро договорился с ДПС-никами о парковке для трех машин.

Всю дорогу Василий Олегович постоянно висел на телефоне. Слушая его разговоры, я мог оценить размах заваривающейся в городе каши. Аналитики банка, которым передали полученную от меня информацию, быстро пересчитали варианты уже продуманных ими последствий и выдали корректированные схемы рекомендуемых действий.

— Надо под постоянный контроль брать эту точку, — сообщил вернувшихся от полицейских охранник. — По другим адресам наряды ДПС снимают, там порядок за прилегающей территорией взяли на себя крупные охранные агентства.

— Мы сами себе агентство, — кивнув охраннику, Василий Олегович подтвердил получение информации от смежников и гаркнул в приоткрытое окно джипа: — Семен, звони в гараж, пускай броневики сюда гонят, будем территорию столбить!

Тротуар дороги от метро находился под присмотром специально назначенных людей. Узнав по фотографии быстро идущую Свету, один из них помог ей беспрепятственно пройти сквозь двойной кордон. Ни на полицейских, ни на охранников в бронежилетах Света не обращала никакого внимания. Она целеустремленно шла вперед и, кажется, даже не слышала разговаривающего с ней провожатого.

— Мой выход, — сказал я, начав выбираться из салона джипа, как только сестра оказалась рядом с дверьми пункта продажи.

— Жора, Павел, — не отнимая мобильника от своего уха, Василий Олегович кивнул в мою сторону.

Получившие наказ оплатить мою покупку, а также защищать в случае необходимости, бугаи обступили меня с двух сторон, заставив почувствовать себя худым и низкорослым.

Подойдя к двери, я увидел злющую сестру, пытающуюся открыть бронированную дверь. Растерянный сопровождающий вился рядом, не получив инструкций на этот счет и не зная, что делать.

«Подтвердите доступ».

Несмотря на непонятность надписи на экране дверного дисплея, я понял, что требуется сделать.

— Павел, чтобы ни говорила Света, подведите меня вплотную к двери и сделайте потом так, чтобы она зашла за нами внутрь, — повернувшись к бугаю, сказал я.

— Угу, — чуть кивнув головой с квадратным подбородком, он показал, что услышал.

— Толик! — едва меня увидев, сестра кинулась ко мне.

Наткнувшись на мешающую ей добраться до меня руку, она подняла возмущенный взор на Жоржа. Бугаи продолжали свое движение к дверям пункта выдачи, подхватив меня под мышки и оттесняя в стороны всех, кто попадался на пути.

— Немедленно отпустите моего брата! — раздалось за моей спиной. — Куда вы его тащите?!

Двое верзил, не снижая скорости, вознесли меня по ступенькам и буквально впечатали в закрытую дверь. Приложив руку к считывателю под экраном, я материализовал в ладони телефон. Щелкнувший замок подтвердил прохождение идентификации, после чего моя рука вновь опустела.

Первым в помещение прошел Павел, втянув меня за собой. Жора чуть поотстал, чем тут же воспользовалась Света, втиснувшись внутрь помещения. Бугай последовал за ней, оттеснив в сторону сунувшегося сопровождающего. Железная дверь закрылась, оставив нас вчетвером в пустом помещении.

— Оплатите покупку, — уже не стесняясь присутствия сестры, сказал я.

Павел с невозмутимым видом достал из-под бронежилета толстые упаковки денег и подошел к терминалам. Три пачки, оказавшиеся в его руке, вызвали мою улыбку. Аналитики банка не зря ели свой хлеб, условия приобретения новых телефонов по протекции от игроков никто не отменял. Парни удачно попали в мои сопровождающие. Благодаря сложившимся обстоятельствам, они станут первыми из работников банка, кто получит новые мобилы.

Процесс оплаты не затянулся, после чего на каждом из терминалов высветились одинаковые надписи. Три оранжевые коробочки появились на лотках, предлагая взять себя в руки.

— Толик, с тобой все в порядке? Что случилось? В чем тебя обвиняют?! — не переставая сыпать вопросами, сестра облапала все мое тело, убеждаясь, что со мной все в порядке и я жив и здоров.

Охранники проявили тактичность, отойдя в сторону и не мешая ей со мной разбираться. На мой взгляд, выразительно скошенный на сестру, бугаи лишь отрицательно покачали головой, предлагая мне самому разобраться с этой проблемой.

— Света, просто возьми эту оранжевую коробку и достань из нее телефон, — зная всю бесполезность общения с сестрой в таком состоянии, я пытался грубостью добиться от нее нужного действия.

— Пошли домой, — не слыша меня, Света продолжала гнуть свою линию.

— Двери не откроются, пока ты не сделаешь то, о чем я тебя прошу. — Многолетний опыт споров и ссор с сестрой закалил мое терпение.

Услышавший мои слова Павел развернулся к створке и подергал за железную ручку. Как и в тот раз, когда я получал телефон, помещение нельзя было покинуть, не привязав к себе мобилу.

— Вас это тоже касается, — кивнув на оранжевые коробки, лежавшие на лотках соседних терминалов, сказал я охранникам. — Пока не откроете и не включите телефоны, никто из нас отсюда не выйдет.

Приложивший палец к уху, Жорж вслушался в получаемые по рации указания. Я как-то не ожидал, что за нами будут следить и слушать эфир, но поразмыслив, пришел к выводу, что в этом нет ничего такого.

— Порядок, берем, — кивнув своему напарнику, Жорж первым направился к терминалу и взял оранжевый прямоугольник.

— Толя, что происходит? — судя по изменившемуся голосу, сестра только сейчас заметила, что я отдаю указания здоровенным мужикам в камуфлированных бронежилетах и экипированных оружием.

— Света, просто поверь, так надо, — взяв ее за руку, я подвел ее к терминалу. — Я обещаю, что дома я все-все объясню.

Стараясь никогда не врать родным и близким, я заслужил доверие к своим словам. Взглянув на бугаев, что, словно дети, вертели в своих огромных лапах новенькие телефоны, она вздохнула, сдаваясь.

— Но ты мне правда все-все объяснишь! — поставила Света свое условие.

— Хорошо, — облегченно выдохнул я.

После того как все присутствующие, точнее, сестра и двое охранников включили новые мобилы, замок открылся, позволяя покинуть помещение пункта продажи.

Проходя сквозь дверной проем толстого железа, я подумал о том, сколько потребуется времени, прежде чем в чью-нибудь умную голову не придет идея раскурочить здесь все и посмотреть, как там внутри, в терминалах и лотках выдачи телефонов, все устроено.

На улице уже стемнело. Тревожные всполохи огней полицейских машин окрашивали улицу и часть огороженного тротуара в тревожные цвета. Стоящие вдоль дороги джипы, а также несколько подъехавших машин инкассации олицетворяли серьезность всего происходящего бронированными корпусами и дюймами колес.

— Анатолий, Светлана, — пассажирскую дверь одного из джипов распахнул в приглашающем жесте перед нами водитель. — Прошу.

— Я приказал доставить вас домой, — подошедший Василий Олегович продолжал удерживать в руке телефон. — Паша и Жора присмотрят.

Судя по светящемуся экрану его мобилы, на другом конце связи кто-то ждал, чтобы продолжить прерванный из-за нас разговор.

— Спасибо, — не стал отказываться я, так как понимал, что это не его решение и вступать сейчас в препирательства не место и не время.

Отставший от нас Жорж вернулся к пункту выдачи и приложил к двери свой телефон. Как я и подозревал, открыть ее у него не получилось, после чего он бегом вернулся к машине.

Бросив на меня очередной внимательный взгляд, сестра уселась на заднее сиденье. Она уже взяла себя в руки и сейчас смотрела по сторонам, чтобы позже спросить меня за каждый момент, оставшийся для нее неясным.

— Подвинься, — сунувшийся на заднее сиденье Жорж потеснил меня с сестрой своей массивной тушей.

Павел уселся спереди, заняв пассажирское место рядом с водителем.

Стоило закрыть дверь, как водитель тронулся с места, выбираясь на свободный участок дороги. Пока мы ехали, Света хранила молчание, видимо, присутствие посторонних людей на нее благотворно влияло. Оценив это, я хотел попросить парней остаться на ночь, но вовремя вспомнил малогабаритность нашей квартиры.

— Ты как? — помогая сестре выбраться из машины, я подал ей руку, чего раньше никогда не делал.

— Так себе, — ответила сестра, облокотившись и спрыгнув на асфальт.

— Мы с вами, приказано охранять, — пробасил Павел, дойдя с нами до двери подъезда.

Приложив ключ к домофону, Света открыла замок, железная дверь, кажущаяся даже для меня очень тугой, под напором руки Жоржа распахнулась, как если бы вообще не имела веса.

Пока я поднимался пешком по лестнице на пятый этаж, меня впервые посетила мысль, что иметь собственных охранников, пекущихся о твоем здоровье, не так уж и здорово.

— Рассказывай, — усевшаяся в кресло Света закинула ногу на ногу, скрестив руки перед собой.

Всем своим видом она показывала, что заранее не верит ни одному моему слову.

Расположившись один на диване, второй у окна, бугаи своими габаритами съели все свободное пространство, превратив мою комнату в каморку.

— Существует множество слоев параллельных реальностей, — начал я свой рассказ.

По мере повествования я пересказывал то, что удалось выяснить из интернета и до чего мог додуматься любой здравомыслящий человек. Свои личные наработки, а также мысли и полученный опыт я держал при себе. Пока информация оставалась малодоступной, я собирался по максимуму выжать из складывающейся ситуации, стараясь как можно меньше делиться ей со случайными людьми.

— Таким образом, от того, какой первый навык вы выберете, зависит доступ в ту или иную реальность, — подводя итоги, я вернулся к тому, с чего начал. — Советую не спешить и все обдумать, так как изменить слой реальности в последующем если и будет возможно, то я не знаю как.

— Ты хочешь сказать, что этот телефон является средством связи между параллельными мирами? — вынув из сумочки брошенный туда еще в пункте выдачи телефон, сестра последние десять минут вертела мобилу в руках.

— А также — интерфейсом Игры, позволяющей управлять как перемещениями, так и возможностями своего тела, — согласно кивнув головой, подтвердил я.

— А у тебя какой навык? — подал голос молчавший все это время Жорж.

— Гхм, — кашлянул я и прошелся глазами по всем присутствующим. — С этого момента я буду считать несанкционированное ведение видео и аудио записей в моем присутствии как личное оскорбление. Все, что было сказано до этого момента, является первым пакетом информации, договоренность о предоставлении которой была достигнута при заключении моего соглашения с банком. Мое дальнейшее участие будет зависеть от преференции, предоставленной банком по дополнительному соглашению.

— Сказал бы просто, выключи, чего сразу грозить, — бубня себе под нос, Павел полез под разгрузку, безуспешно пытаясь вытащить через ворот портативное устройство.

Света с некоторой завороженностью наблюдала за тем, как на покрывало дивана сначала положили короткоствольный автомат, затем разгрузку, а потом и верхнюю часть камуфляжа. Оказавшаяся поддетой снизу тельняшка рельефно обтягивала могучую фигуру, при движении которой под кожей мужчины перемещались валуны мышц.

— Пойду приготовлю что-нибудь на ужин, — отведя взгляд в сторону, сестра встала с кресла и ушла на кухню.

В отличие от сестры, на которую явно произвел впечатление мужчина, я остался спокоен и расчетлив. Стремительно развивающиеся события требовали продумать дальнейшие шаги. Если сейчас пустить все на самотек, то можно остаться не у дел в новом мире.

О том, что мир изменится, я даже не сомневался. Только за время движения домой я дважды видел проявление чужих способностей, обрести которые можно было только играя в Игру. С заднего сиденья джипа, сквозь тонированные стекла было не очень хорошо видно, но мотоциклист, двигающийся сквозь пробку при помощи небольших перемещений телепортации, привлекал внимание. За две минуты он «бликанул» более десятка раз, пропадая и появляясь все дальше и дальше. Вторым случаем оказался паренек, запустивший какой-то ледяной хренью в светофор. Возникший после этого на перекрестке коллапс нам удалось преодолеть только за счёт крепкости бампера и мощности мотора. Водитель не стал осторожничать, прижал педаль газа и на низкой передаче обеспечил для нас свободную дорогу сквозь сигналящие клаксонами легковушки.

— Павел, Жорж, после ужина я схожу с вами в параллельный мир, — понимая, что надо как можно быстрее инициировать новых игроков, я объяснил свою позицию. — Поторопите ваш аналитический отдел с подбором навыка, чем раньше они управятся, тем быстрее вы сможете пропускать через пункт выдачи телефонов своих людей.

— Парням пригодилось бы знание о твоем навыке, — ответил Жорж. — Если мы будем действовать вместе, то должны дополнять друг друга.

— Один из моих навыков Лечение, — уловив рациональное зерно в его словах, я приоткрыл свои возможности.

— Хилл? — удивленный голос вернувшейся из кухни Светы, застал меня врасплох.

— Нормальный навык, — вступился за меня перед сестрой Павел. — Был бы с нами хороший медик в тот раз, глядишь, половину ребят удалось бы до вертушки дотянуть.

Сообразив, что парень говорит явно не о игре, а о горячей точке, где, видимо, потерял кого-то из своего отряда, я решил промолчать, не став говорить, чтобы сестра не лезла не в свое дело.

Ужин вышел обильным и калорийным. Впрочем, двое бугаев умяли все и попросили добавки, съев, наверное, наш недельный запас. После еды все остались на кухне. Несмотря на малый метраж, мы удачно расположились на имеющихся табуретках.

— Выбрали? — спросил я, после того как сдвоенный сигнал пришел на телефоны охранников.

— Ага, — подтвердил Павел. — Навык Защита, снижает входящий урон на 1 процент за каждую минуту отраженной атаки.

— Валет, — непонятно чем недовольный, пробасил Жорж. — Увеличивает скорость применения колющего оружия на 0.2 процента за каждую последующую атаку.

— Неплохо, — прикидывая, как лучше организовать для них прокачку, я откинулся к стене.

— Какая-то неполная пати у вас, — подала голос Света. — Дистанционных атак нет.

— Ну, тут такое дело, — замялся Павел, бросив в мою сторону странный взгляд.

— Дистанционный навык Искра, каждое последующее применение на цель увеличивает урон на 3 процента, — не отводя от лица Светы свой взгляд, произнес Жорж.

— Стоп-стоп! — сообразив, что сейчас происходит, я попытался предотвратить неизбежное.

— Принимается, — находящийся в ее руках телефон тренькнул, известив о том, что выбор моей сестры подтвержден.

«Ну, блядь, вы пожалеете об этом», — постаравшись не выказать своих чувств, я пообещал сам себе придумать самую жесткую прокачку для этих бугаев, втянувших мою сестру в это дело.

— Когда отправляемся? — уловив охвативший меня негатив и опять попытавшись защитить, Света вспорхнула со своего места, привлекая к себе внимание и не давая охранником заметить странности в моем поведении.

— Как скажет Анатолий, — дипломатично ответил Павел.

В отличие от своего друга, Жорж, кажется, что-то заметил, но не успел ничего сказать, как я поддержал сестру.

— Так, с собой берем все свое, так как порой приходится возвращаться в нашу реальность не там, где мы ее покинули, — выйдя из кухни, я прошелся по квартире, беря необходимые нам вещи.

Через пять минут сборы закончились, и мы покинули квартиру, начав спускаться по лестнице. На улице было уже темно, множество чужих окон смотрело во двор желтыми подпалинами. Луны из-за туч было не видно. Пересекая двор и избегая многочисленные лужи, мы дошли до крайнего подъезда.

— Есть сигнал связи, — посматривающий по моему указанию время от времени на свой мобильник, Жорж сообщил об изменении статуса во вкладке локаций.

— У всех так? — уточнил я, после чего материализовал свой телефон в ладони правой руки.

— Я тоже так смогу? — спросил Жорж, несмотря на темноту, заметив мой фокус, в то время как остальные копались в меню Игры.

— Со временем, — уклонился я от прямого ответа, даже примерно не представляя, как можно получить привязку инвентаря к межпространственному карману.

— Готов. Готова, — в два голоса подтвердили Света и Павел.

— Тогда жмем вход, — сказал я.

Стоило трем фигурам, стоящим рядом со мной, подернуться белесой пленкой, а потом окончательно пропасть, как до меня дошло, что слой параллельной реальности, куда они отправились, мне недоступен.

— Блядь, — опять выругался я, сообразив, что в отличие от моего навыка их выбор носил исключительно боевую направленность.

Глянув на экран, я даже не сразу уловил смысл пришедшего на телефон сообщения.

«Навык Закат улучшен ур.2».

«Разблокирован доступ: мир Валиндо».

«Подтвердите вход».

«При нахождении в мире Валиндо эффективность всех навыков увеличена в четыре раза».

Поспешно нажав подтверждение, я с облегчением выдохнул. Использовав второй раз в жизни нож Рассвета, я проткнул печень Лехи, который убежал после этого от меня залечивать раны. Как я и предполагал, получить квалифицированную помощь он не успел, и навык улучшился с наступлением его смерти, достигнув второго уровня. Находящийся в инвентаре телефон издал вибросигнал, но услышать, а тем более его почувствовать я уже не смог.

«Хрен с этими сообщениями, — подумал я. — Зато никто случайно не отнимет мобилу».

Появившись посреди груды камней и каких-то деревьев, я не сразу сообразил, где нахожусь. Узнать в окружающем меня пейзаже, даже отдаленно, двор, в котором находился мой дом, было очень затруднительно.

— Я уж думал, ты не появишься, — поднимаясь из ближайших кустов, сказал Павел.

Он, как и Жорж, держал в руке автомат. Судя по хвату и лежащему на скобе указательному пальцу, мужчины были готовы стрелять в любого, кто окажется в зоне видимости.

— Света где? — сделав вид, что моя задержка не является чем-то из ряда вон выходящим, я огляделся по сторонам.

— Я здесь, — высунувшись из-за огрызка плиты, за которым оказалась удобная проплешина, сестра натужно улыбнулась.

Судя по всему, она до последнего не верила, что все это правда, и надеялась, что стала невольной участницей какого-то розыгрыша.

Зайдя к ней за плиту, я оценил площадку и нашел ее приемлемой для своего плана.

— Жорж, Павел, идите сюда, — позвал я мужчин.

— Я останусь, пригляжу вокруг, — даже не думая выполнять мои приказы, отказался Павел.

— Все идут сюда, — с нажимом в голосе повторил я. — Вы здесь не по своей воле, так что засуньте свое мнение себе в задницу и слушайте то, что я вам говорю.

Переглянувшись, охранники выдержали паузу, после чего нехотя забрались в «каменный мешок». Наваленные друг на друга, обломанные стены старого здания надежно скрывали нас от внимания возможного противника.

— Значит так, повторяю еще раз для тех, кто впервые в параллельной реальности, — стараясь надавить голосом на рефлексы поведения у профессиональных солдат, я постарался их успокоить. — Пока вы не изучите первый навык, никто из местной фауны на вас не нападет. Только после взятия задания и его выполнения вы станете обычными людьми, которые не только смогут перемещаться, куда им вздумается, но и быть съеденными и убитыми той живностью, что здесь обитает.

— А что здесь обитает? — продолжая прислушиваться к окружающей обстановке, Павел никак не мог смириться с тем, что никто не контролирует подступы к нашему укрытию.

— Теперь дальше, — сделав вид, что не услышал вопрос, я достал из инвентаря острое шило на деревянной ручке и доску для разделки овощей.

— Это зачем? — удивилась Света, узнав взятые из дома вещи.

— Это тебе, — вручив Павлу разделочную доску, я повернулся в Жоржу и протянул шило. — А это тебе.

— Зачем? — уже в три голоса спросили меня.

— Как же с вами тяжело! — закатив глаза, я шумно выдохнул.

Объяснение отняло еще десять минут. Взрослые люди никак не могли поверить, что им на полном серьезе придется делать то, что я от них требую.

— Но она же твоя сестра! — последний из не смирившихся с уготованной ему участью привел последний аргумент.

— Да, и именно потому, что она моя сестра, ты поможешь мне сделать ее сильнее, — практически рыча в скуластое лицо, я материализовал нож Рассвета перед опешившим охранником. — Или ты забыл, что сам заманил её в эту жопу, озвучивая вслух наиболее подходящий навык дистанционной атаки для нашего отряда?!

— Я согласен, — понурившись, согласился он.

Самое сложное заключалось в том, чтобы все стали делать то, что я от них хотел. Сестра должна была использовать свой навык Искра, формируя электрические разряды и атакуя Павла. Используя навык Защита, охранник должен был снижать входящий в него урон, который в свою очередь увеличивался по мере продолжительности атаки. Сам Павел, вооружившись разделочной доской, должен был бить Жоржа, сбривая ему ритм набирающих скорость атак. Держащего в своей огромной лапе шило Жоржа я заставлял колоть руку моей сестры.

— Но ведь ей будет больно, — привел он последний аргумент.

Видя нерешительность парней, я даже перестал на них злиться за то, что они втянули во все это мою сестру. Трезво рассудив, я даже нашел положительные моменты в подобном развитии ситуации. В меняющиеся времена многое могло со мной произойти или случиться. Служба банка рьяно взялась за открывающиеся возможности. Пристроить сестру в надежную организацию и знать, что, в случае чего, найдется кому о ней позаботится, прощало в моих глазах охранников, действовавших, помимо прочего, не по своей воле, а по приказу.

— Ай! С-с-с! Р-р-рм, — набор междометий, сдавленных ругательств, пыхтение, злость и недобрые взгляды, все это перемешалось в «каменном мешке».

Стоящие рядом друг с другом двое парней и девушка играли в страшненькие «салочки», передавая друг другу эстафету. Разряд тока яркой звездочкой срывался с вытянутого вперед указательного пальца сестры. Воткнувшись в тело Павла, звездочка присоединялась к россыпи своих предшественниц, накапливающихся на теле охранника. Вырастающий от разряда к разряду урон наносил все больше и больше единиц количества урона. Разделочная доска мерно била по руке Жоржа, сбивая ритм колющих атак. Несмотря на глухие удары доской, частота перемещения руки и зажатого в кулаке шила все увеличивалась, как и наносимые колотые раны. Отставленный в сторону локоть сестры заботливо придерживался тем же Жоржем второй рукой, старавшимся бить в указанное мной место. Кость и отсутствие крупных нервов позволяло уже на третьем уколе лишить чувствительности участок кожи, так что Света могла сосредоточиться на исполнении заклинания Искра и не отвлекаться на получаемый урон.

Я стоял между ними, по очереди прикасаясь то к одному, то к другому, отлечивая проседающее здоровье. Добиться слаженной работы, когда никто не тупил и не сбивался, не охал и не старался сделать это не так больно удалось только спустя полчаса угроз и подбадриваний. В конце концов троица моих учеников осознала, что нет ничего такого в их действиях по отношению друг к другу. После чего началась нормальная прокачка навыков, ради которой в общем-то все и затевалось.

— Девяносто восемь процентов, — сообщила Света спустя три часа круговых «салочек».

— Девяносто шесть процентов, — отчитался Павел.

— Девяносто один процент, — мрачно доложил Жорж, после чего добавил: — Ну не могу я женщин обижать!

— Надо! — ответила ему Света, у которой открылся пассивный навык Дзен, позволяющий сохранять концентрацию даже при получении урона и не сбивать начатый каст.

— Сам знаю, — буркнул он, так как тоже получил пассивку Побоку, увеличивающую допустимое время между двумя атаками при наборе скорости.

Сигнал мобильного телефона Павла в очередной раз сбил набравших ритм игроков и «рассыпал» цепочку отлаженных движений. Мне тоже было интересно, что за сообщение пришло нашему «танку», единственному, до сих пор не получившему дополнительного навыка.

— Вторичный навык Стоп, — прочитал он пришедшее сообщение. — Оглушает на время, равное расстоянию до цели в момент активации.

— Будем тебя из катапульты запускать, — пошутил Жорж, неожиданно проявив свои интеллектуальные способности.

Все дружно рассмеялись, я тоже улыбнулся, про себя подумав, что доставшиеся мне охранники совсем не глупы, скорее наоборот. Просчитать в доли секунд, какое преимущество дает подобный навык, а потом еще и придумать для него забавное применение, для этого требовалось не только понимать обсуждаемый вопрос, но и хорошо соображать.

— Анатолий, что мы будем делать, когда Света достигнет ста процентов? — отсмеявшись, Павел повернулся ко мне.

— Не достигнет, — поправил я его и пояснил: — Максимум девяносто девять, после этого будете лупить друг друга, пока один из вас так же не подтянется до двух девяток.

— А что со мной? — зная, что ему уже не догнать остальных, спросил Жорж.

— Позанимаюсь с тобой в индивидуальном порядке, — осклабился я.

— Жорик хороший, — неожиданно приобняв парня, сестра вступилась за охранника.

— Очень жестко позанимаюсь, — вроде как пошутил я, испытав на самом деле укол недовольства и ревности.

Я уже замечал бросаемые Светой взгляды на бугаев, прочесть в которых искренний интерес не составляло труда. Только я почему-то думал, что она выберет Павла, но, как показала жизнь, я пока что мало что понимал в желаниях женщин.

«Любовь зла», — вспомнил я где-то услышанную фразу.

На то, чтобы все достигли девяносто девяти процентов прокачки своего первого навыка, ушло еще сорок минут. Довольные собой, они расселись на земле, перекидываясь шуточками и вспоминая, как поначалу осторожничали и боялись лишний раз уколоть или ударить друг друга.

— Толик, а откуда ты знаешь, как быстро качать навыки? — спросила меня Света, не понимая, что такие вопросы нельзя задавать в присутствии посторонних.

— Вам лучше даже не знать, что я с собой делал, чтобы в одиночку раскачивать навыки, — мрачно ответил я.

— Извини, — решившая, что напомнила мне о чем-то нехорошем, сестра посмотрела на меня сочувствующим взглядом.

— Ну а по поводу быстрой прокачки, так вы еще в ней не участвовали, — со зловещей улыбкой заявил я и добавил: — ну-ка открыли вкладку заданий и зачитали вслух, что там требуется!

Как я и ожидал, у каждого имелось по несколько заданий, которые давали возможность качаться как соло, так и в группе. На вкладке заданий игры моего телефона так же висел квест с основной целью спасти отряд попавших в окружение.

— Значит так, — выслушав содержание чужих заданий, я подвел итог. — По сценарию вы попадете в окружение, об этом прямо не говорится, но сейчас не место и не время, чтобы я объяснял вам, как я об этом узнал. Поэтому делаем классический ход, агрим, отходим и побеждаем.

— Но ты же сказал, что мы попадемся, — сестра не поняла, как мы сможем отойти, если будем окружены.

— Зная, что должно быть так, нужно не пропустить момент и дать деру, — не имея ответов на ее вопросы, я почувствовал, как начинаю терять уверенность в голосе и мямлить.

— Нормальный план, разведка наше все, — охранники отнеслись к поставленной задаче прямолинейно. — Напороться на противника, сделать вид, что купились, втянуться в погоню, а затем, когда наступит момент, отступить на заранее подготовленные позиции.

— Тогда вперед, — скомандовал я, думая про себя, как определить этот самый момент, когда пора будет отступать.

Впрочем, все мои терзания оказались напрасны. Профессиональные солдаты лучше меня прочитали ситуацию, заглотив наживку и атаковав полудохлого шакала. Начавший улепетывать, он делал это довольно медленно, не позволяя себя убить, но и не отрываясь от преследования. В какой-то момент Жорж подал руку Павлу. Используя её как рычаг, охранник прыгнул вперед. Разделочная доска, которую он продолжал с собой таскать, издала свистящий звук и встретилась с головой животного.

Оглушенный шакал упал на землю, с которой его подняли в четыре руки охранники и, раскачав посильнее, забросили далеко вперед. Преодолев условную границу, тело шакала активировало находящуюся в засаде небольшую стаю животных, которые выскочили на довольно широкую площадку. Наш отряд в это время спешно отходил назад. Присмотренный охранниками узкий проход в развалинах как нельзя лучше подходил для отступления и обороны.

— Света, агри. — Стая животных крутилась на месте, так и не заметив нашего присутствия.

Выбрав самого крупного шакала, сестра указала на него пальцем, и ярко искрящийся разряд тока со скоростью света преодолел разделяющее нас расстояние и попал в его голову. Мотнув головой, предводитель стаи нашел обидчицу взглядом, после чего рванулся к нам со всей доступной скоростью. Налитые чернотой глаза немного пугали, впрочем, встретивший его пассивным навыком Павел осадил прыткую тварь. Жорж извлек армейский нож из кармана разгрузки, ловко перехватив его в своей руке. Судя по всему, аналитики знали об имеющихся талантах у ребят и подбирали начальные навыки соответственно.

По результатам стычки семь особей мутировавших шакалов оказалось убито. Многочисленные колотые раны, подпаленная электричеством шерсть и расплющенные носы намекали на примененные к ним способы уничтожения.

— Надо бы в следующий раз что посерьезнее взять, — подкинув и поймав измочаленную от многочисленных ударов разделочную доску, Павел задумчиво обвел горизонт.

— Что по навыкам? — задал я интересующий вопрос.

— Навык улучшен до третьего уровня, — прочитал сообщение Жорж.

— У меня тоже самое, — подтвердила сестра.

— Первый навык до третьего, вторичный до второго, — сказал Павел.

— Шкалу развития у использованного навыка смотрим, говорим, сколько осталось, — холодным голосом прочеканил я.

— По девяносто шесть — девяносто пять процентов, — заглянув друг к другу в экраны телефонов, ответил за всех Павел.

— Хорошо, — отворачиваясь, сказал я. — Пошли назад, возвращаться в реал будем из того же места, где появились в этом слое реальности.

Народ потянулся за мной. Судя по шепоткам, они обсуждали изменение моего поведения. Радовавшийся до этого и подбадривающий остальных при неудачах, в один момент я стал злобным и замкнувшимся. Мне и самому было некомфортно от подобной метаморфозы, но и объяснить, за что я на них обиделся, я не мог.

— Толя, что случилось? — догнав, сестра попыталась заглянуть мне в глаза, идя рядом.

— Все нормально, — отвернувшись, огрызнулся я.

— И чего он? — услышал я за спиной голос Жоржа. — Подумаешь немного не дотянули до четвертого уровня, в следующий раз больше набьём!

От услышанного захотелось кинуться назад и заорать в полный голос, что такой прокачки, как сегодня, у них не будет больше никогда в жизни. Только из-за того, что они действительно не понимали, что я для них сделал всего за каких-то четыре часа, в какой-то мере извиняло отряд. Неоценившие по достоинству мои усилия, они отнеслись как к обыденности к доставшимся им уровням навыков. Умом понимая и оправдывая их разумом, в душе я исходил злостью.

«Эманации зла привлекли к вам внимание».

Пришедшее сообщение на телефон разом выдуло из моей головы посторонние мысли. Прислушавшись к себе, я ощутил живое существо, изъедаемое изнутри голодом и страданием. Только теплокровная пища могла утолить ее боль. Движущееся в нашу сторону, мутировавшее животное не собиралось отступать.

— Отряд, построение ромб, цель на четыре часа, танк вперед, — получив возможность разрядиться, я не стал упускать появившейся возможности.

По указанному пеленгу имелись заросли, достигавшие пояса. Заранее увидеть цель в этой растительности было затруднительно, в следствие чего я скомандовал смещение к очередному пустырю, при этом удерживая танк между отрядом и животным.

— Р-ра! — грациозный прыжок из кустов повалил Павла на землю.

Мужчина не успел применить вторичный навык Оглушение и сейчас вовсю использовал первичный, снижая получаемый урон. Росчерки электрических искр зачастили с указательного пальца Светы, с ростом навыка увеличилась частота его активации. Жорж также не остался без дела. Зайдя с левого бока, он уподобился дыроколу, наращивая от удара к удару скорость своих атак.

Я отчетливо видел, что сложившаяся ситуация как нельзя лучше подходит для прокачки отряда. Каждый был занят своим делом, получая недостающие проценты для допрокачки своих навыков. Появившийся в моей руке нож Рассвета помог отгородиться от стройных рассуждений о правильности и логичности. Наплевав на все, я ринулся вперед, надеясь на навык Закат. Подпрыгнув как можно выше, я хотел нанести удар в прыжке, сориентировав лезвие сверху вниз.

Начав свое движение в зоне видимости мутанта, я совершил ошибку. Животное отлично меня видело и, когда я оказался в воздухе, ударом своей лапы сбило меня на землю. В падении я выронил нож, покатившись после этого кубарем по земле. Впрочем, минуты дезориентации хватило на то, чтобы ситуация с отрядом сильно ухудшилась.

Навык Лечения резанул по моим обострившимся чувствам, показывая, насколько плохо обстоят дела. Подмятый под массивным телом мутанта, Павел ближе всех находился к черте, из-за которой нет возврата. Получивший рваную рану от удара задней лапой, Жорж зажимал выпадающие кишки из брюшины, через силу продолжая наносить удары ножом. По лицу Светы текли слезы, с ее руки продолжали срываться разряды тока. Превратившиеся в маленькую молнию, они бесконечным потоком ударялись в голову мутанта, который их даже не замечал.

Встав на колени, а потом и в полный рост, я со всей доступной мне скоростью двинулся к дерущемуся клубку тел. Несильный удар раскрытой ладонью с активированным навыком по голове мутанта отправил его в беспамятство. Несмотря на полученный откат за использованный навык Разрыв, я отложил момент самоисцеления на потом, материализовав пистолет и совершив подряд шесть выстрелов. Зная уязвимые точки противника, так как я ощущал его тело наравне с телами членов своего отряда, я смог погасить жизнь в этом куске из плоти и крови, использовав всего одну обойму.

Вовремя подлечив Жоржа и Павла, мне удалось спасти их жизни. Увеличенная в четыре раза эффективность подняла способности моего навыка лечения до 64 единиц за один каст. Вернувшись после этого к месту своего падения, я принялся искать выпавший нож, но найти его удалось, как ни странно, в своем инвентаре.

«Удобно», — подумал я о способности оружия возвращаться ко мне при любой ситуации.

От былой веселости и беспечности отряда не осталось и следа. Хмурые и собранные, охранники осматривали ближайшие окрестности, вновь вспомнив об имеющихся у них короткоствольных автоматах. Света почему-то старалась не встречаться со мной взглядом, отворачиваясь каждый раз, когда я на нее смотрел.

— Выдвигаемся, идем к точке, — твердо, но с заметной усталостью скомандовал я.

Во время движения лишних разговоров не было. Добравшись до места, я убедился, что у всех функция возврата активна, и скомандовал выход.

— Сначала мы, — придержал Свету Жорж, коснувшись ее запястья кончиками пальцев.

— Хорошо, — согласилась она, после чего сообразила, что не посоветовалась со мной.

— Все правильно, — поддержал я решение парней.

Наблюдавшая в первый раз, как переходят люди из одного слоя реальности в другой, сестра сильно впечатлилась, проведя по пустому месту кончиком ботинка после того, как парни окончательного исчезли.

— Теперь ты, — сказал я.

— Толик, — замешкалась Света, после чего подняла на меня свой взгляд, — а тебе Жорж понравился?

— Нашла место и время, — недовольно буркнул я, подталкивая ее под локоть. — Дома поговорим.

Сестра слишком хорошо меня знала, так что уловить распирающее меня веселье ей удалось без особого труда. С заметным облегчением она ткнула в телефон своим пальчиком, после чего подернулась дымкой и исчезла.

— Давно пора, — уверенный, что меня никто не слышит, охарактеризовал я ситуацию с затянувшимся у моей сестры одиночеством на любовном фронте.

Возвращение в нашу реальность не преподнесло никаких сюрпризов. Оказавшись у крайнего подъезда нашего дома, я протопал через двор домой, в сопровождении охранников. Под окнами нашей квартиры обнаружился джип, урчащий мотором в тишине ночи.

— Это за вами? — кивнув на машину, спросил я.

— Да, надо ехать, — глянув на сообщение, пришедшее на мобильник, ответил Жорж.

— Увидимся, — я махнул им рукой и направился к подъезду.

Света чуть задержалась, но парни уже двинулись к джипу, и она поплелась за мной. Судя по всему, сестру одолевали мысли, совершенно не связанные со слоями параллельных реальностей, а также с даруемыми навыками способностями.

— Атакуй, — скомандовал я, понадеявшись на рефлекс, вырабатываемый сегодня во время прокачки навыка.

Тонкая молния сорвалась с указательного пальца сестры, устремившись к подозрительно шевельнувшимся у подъезда кустам.

— Ай! — воскликнула она, после чего трассер из электрических искорок прекратился и до нее дошло произошедшее. — Но как?

Тренькнувший телефон от полученного сообщения интересовал меня куда больше.

— Что там? — спросил я.

— Бонус первой тысячи за примененный в своей реальности навык, — подняв на меня недоуменный взгляд, Света вновь опустила глаза к экрану телефона. — Дали привязку инвентаря к межпространственному карману.

— Ну, хоть что-то, — порадовался я и за сестру, и за то, что смог помочь ей получить пассивку.

Впечатленная произошедшим, сестра хоть и выглядела обалдевшей, но нравилась мне в таком состоянии куда больше, чем витающая в розовых облаках и думающая о понравившемся ей парне.

— Надо, наверное, Жоржу рассказать, вдруг у него тоже получится, — развенчала мои надежды Света.

Вернувшись домой, я уступил сестре ванну, после чего сам постоял под душем, смывая с себя пот и усталость. Заснуть сразу не удалось, сестре захотелось поболтать перед сном, и она зашла ко мне в комнату.

— Ты так вырос, — неожиданно начала она. — Знаешь, я только сегодня это поняла. Там, в этой реальности, ты был совсем взрослый.

— Мне девятнадцать, — напомнил я, не понимая, чего она хочет.

— Да, я уже старая, — согласилась она, неожиданный выверт женской логики заставил меня привстать на локте и посмотреть на Свету. — Я старше тебя на четыре года, мне уже двадцать три, ну кому я такая нужна?!

— Ты молодая и красивая, — с самым серьезным видом, на который был только способен, ответил я. — И если ты думаешь, что какой-то охранник получит у меня согласие на твою руку и сердце, то ты глубоко ошибаешься!

— Это не тебе решать, а маме! — тут же взвилась она, почувствовав ущемление своих прав. — И вообще, я сама буду решать, с кем и за кого выходить замуж!

Закрывшая с треском об косяк межкомнатная дверь напомнила мне о старых добрых денечках. Откинувшись на подушку, я попытался понять, хочу я или нет, чтобы все было как прежде. «Спокойной ночи», — пришедшая эсэмэска от сестры в очередной раз убедила меня в том, что лучше даже не пытаться думать и постигать причины тех или иных поступков у лучшей половины человечества.

Глава 4

Мобильник прозвенел полвосьмого утра. Забыв его отключить, я проспал всего три-четыре часа, так что побуждение выдалось неожиданным. Как и прежде, звук будильника полностью прогнал сон, ложиться вновь и спать дальше не было никакого желания. С ломотой в теле и головной болью от недосыпа я справился дошедшим до автоматизма кастом навыка «Лечение». За окном едва рассвело, солнце все позже и позже вставало из-за горизонта, осень вступила в свои права.

Взяв в руки мобильник, я пролистал имеющиеся сообщения. За помощь в прокачке чужих навыков меня ничем не наградили, но и не наказали. Безучастность Игры к подобному вмешательству в алгоритм развития персонажей меня вполне устраивала, оставалось только надеяться, что парни все поняли и теперь сами смогут «качать» новичков.

«Да какое поняли! — вспомнив вчерашнее, я вновь завелся с пол оборота. — Привыкли все так получать, даже не представляют, сколько надо корячиться, чтобы заиметь четвертый уровень развития у навыка!»

Отчасти я понимал, что кипевшая во мне злость спровоцирована тем фактом, что мои собственные навыки имеют первый, редко второй уровень улучшения. Единственное, что достигло третьего уровня и находилось в самом начале улучшения до четвертого, это основной навык Лечение.

«И я его качаю с самого начала игры!» — уже успокаиваясь, мысленно бурчал я.

Перейдя на вкладку развития персонажа, я в который раз стал играться с трехмерной мужской фигурой. Не проходило и дня, чтобы я не возвращался к просмотру имеющихся к развитию способностей у моего тела. Но сколько бы я ни кликал на слоты и ни прикидывал ветки развития, имеральдов, требующихся для активации улучшений, у меня не было.

— Блин, у меня так и телефон отключат, если к концу месяца не придумаю, где их брать, — разговаривая сам с собой, тихо выругался я.

Отсутствие имеральдов побудило к движению, и я откинул одеяло, обуреваемый жаждой деятельности. Быстро одевшись, я задумался на мгновение, стоит тратить время на завтрак или нет.

— Ты уже встал? — показавшаяся в проеме двери, заспанная сестра взирала на меня с нескрываемым удивлением.

Ощутив, как ломает ее тело после вчерашнего и как она старается не подавать вида от раскалывающейся головной боли, я подошел к сестре и в несколько движений рукой привел ее в норму. После взятия третьего улучшения, зеленое свечение простиралось почти на пять сантиметров от ладони, так что тактильный контакт для осуществления лечения больше не требовался.

— Ты тоже можешь применять свой навык в реале? — не сразу сообразив, что я делаю, она благодарно улыбнулась. — Спасибо.

— В институт пойдешь? — решив не продолжать тему про навыки, я сменил тему разговора.

— Конечно! — возмущенная тем, что я мог предположить, что она прогуляет сегодняшние занятия, Света уперла руки в бока.

— Ну и зря, — не став вступать в полемику, я развернулся и открыл входную дверь.

— Ты, ну… — она запнулась, растерявшись и не зная, что сказать. — Опять туда?

— Да, вернусь к ужину, — ответил я и, замерев на пороге, обернулся, добавив: — Не волнуйся, все будет нормально, я же лекарь!

Если сестра и хотела что-то возразить, закрывшаяся входная дверь лишила ее этой возможности. Глянув на старый лифт, я свернул к черной лестнице, пересмотрев свой взгляд на безопасность передвижения в подобном устройстве. Рассказанных баек из уст словоохотливого Жоржа хватило с лихвой, чтобы до конца жизни избегать тесных замкнутых пространств, висящих над «пропастью» на изношенном ржавом тросе.

«Связь установлена».

Сообщение уведомило меня о том, что из данной точки пространства моей реальности я могу переместиться в другую. Но переходить в мир Валиндо я счел несвоевременным, сегодняшней целью являлся мир Сариж, и я продолжил движение, посматривая время от времени на экран мобилы.

Ближайший от моего дома переход в другой слой реальности нашелся через пару кварталов, подтвердив вход, я оказался на краю старых домов с сильными разрушениями. Примерно помня то направление, в котором двигался последние двадцать минут, я повернулся назад и прикинул то место, где в моем мире находится мой дом.

— Пиздец, — единственное слово наиболее емко и коротко охарактеризовывало котлован, оставшийся после гигантского взрыва.

Диаметром в несколько километров, огромная яма была завалена обломками бетонных домов и железных конструкций. Глубина воронки, даже на глаз достигала пары сотен метров, что свидетельствовало об очень сильном взрыве.

«Надеюсь, здесь нет радиации, — немного заволновался я, после чего вспомнил про существование магии и расслабился. — Архимаг какой-нибудь воевал».

В разделе заданий меню Игры не имелось никаких заданий, я мог идти, куда хотел и делать, что хотел. От подобной свободы имелся только один плюс, я мог вернуться домой в любой момент. Негативной стороной сложившейся ситуации являлось отсутствие цели моего здесь пребывания и, как следствие, нулевое состояние имеральдов на счету телефона.

«Надо найти людей и порасспросить, что да как», — наметил я свои дальнейшие шаги.

Обладая навыком Лечения третьего уровня, я мог чувствовать испытываемые людьми боль и страдания на расстоянии. Остановившись посреди разрушенной улицы, я чуть прикрыл глаза, попытавшись уловить хоть что-нибудь вокруг. Ни с первой, ни с десятой попытки обнаружить подобным способом людей не получилось.

«Здоровые здесь, что ли, все», — отлично зная, что мой навык точно работает, недоумевал я.

Спустя еще минут десять поисков у меня получилось уловить слабый отклик чужих страданий. Сменив направление движения, я углубился в проулок, стараясь не попасть в засаду или еще куда-нибудь из-за своей беспечности.

— Тебе чего? — раздалось за моей спиной.

— Я лекарь, хотел помочь, — не поворачиваясь, ответил я обладателю грубого голоса.

— Лекарь? — хмыкнули сзади, после чего что-то твердое и холодное перестало давить мне в спину. — Если лекарь, то иди вперед, тебя там встретят.

Не став поворачиваться, я продолжил движение, все лучше и отчетливее чувствуя чужую боль.

— Сюда, — выглянувшая из дверного проема, который я миновал секундой назад, позвала меня женщина. — Впереди завал, не пройти.

Молча я последовал за ней, пытаясь понять, кто она такая и как реализована система общения между людьми этого мира. Почему-то мне казалось, что привычных моему миру телефонов здесь нет. В окружающем нас хаосе и разрухе не могло сохраниться оборудования, способного ретранслировать сигналы на значительные расстояния. Скорее всего, местные использовали рации, портативные, не требующие промежуточных узлов связи и работающие на шифрованных частотах.

— Модуль Глас, — ответила женщина на мой вопрос о том, где они берут рации скрытого ношения. — Для общения между собой мы используем наномодуль. Устройствами, обладающими зачатками интеллекта, пользоваться запрещено.

— Запрещено? — не понимая, при чем здесь интеллект и рации, удивился я.

— Запрещено, — остановившись, она повернулась и указала на окружающие нас руины. — Если бы не приборы с искусственным интеллектом, в развитии которых преуспели в моем мире, войны с машинами никогда бы не произошло, и все, что ты видишь вокруг, осталось бы целым и невредимым, как и миллиарды людей.

Перед моим взором тут же всплыли кадры популярного фильма про восстание машин и связанные с этим катаклизмы. Теория о том, что все фантазии и озарения, приходящие в чьи-то головы, являются реальными событиями из параллельных миров, получила в моем лице очередного последователя.

Пока я обдумывал свои догадки, женщина продолжила движение. Решив не отставать, я двинулся следом, начав с большей внимательностью и опаской посматривать по сторонам.

— Зачем ты пришел? — стоило мне зайти в очередной проем уцелевшей комнаты полуразрушенного дома, как старческий голос потребовал от меня ответа. — Я слишком стар, чтобы верить в благородство и бескорыстие!

— Я помогу вам, а вы расскажите мне, как и где я смогу заработать имеральды, — решив не вилять и сказать, как есть, ответил я.

— Имеральды незримых, — прошамкал дед, тут же растеряв свою воинственность. — Договорились. Хоть это и странно, что ты сам не знаешь, как и где их заработать.

Упоминание о каких-то незримых мне ни о чем не говорило. С другой стороны, устроителей акции по распространению новых телефонов в моем мире тоже никто не видел. Проведя параллели, можно было предположить, что именно их и имеет в виду лежащий на кровати старик.

Сильное зеленое свечение вокруг моей ладони вызвало удивленный ропот, видимо, присутствовавшим в помещении людям видеть столь сильно прокачанный навык Лечение, ранее не доводилось. Несмотря на это, семь пар глаз внимательно следили за моими руками, готовые при первом подозрении вмешаться и оттащить меня от деда.

— Как двадцать лет скинул! — заявил он, оживившись после того, как я закончил.

Попробовав привстать, старик лишь крякнул, пошатнувшись, после чего спустил самостоятельно ноги с края кровати. Одобрительный гул голосов собравшихся положительно оценил результаты моего лечения, после чего градус напряженности заметно снизился.

— Как ты смог нас найти? — воцарившаяся тишина последовала за очередным вопросом, заданным стариком.

— Я лекарь, чувствую боль и страдания людей, — я опять не стал скрывать правду. — Шел по развалинам и почувствовал, что в этих домах кто-то страдает. Кстати, меня обещали проводить к этому человеку, но привели к вам.

— Кто там у нас? — став неожиданно мрачным и злым, старик повернулся к кому-то из находящихся за моей спиной.

— Девка. Бродила по развалинам, при ней было найдено работающее устройство с зачатками интеллекта, устройство выглядит как плоская коробка с ярким экраном, — незнакомый мужской голос дал краткий ответ.

«Да это же мобильник, — снизошло на меня озарение: — они здесь совсем с ума сошли, если приняли алгоритм Т9 за интеллект!»

После пришедшей на ум догадки моя память напомнила о девушке Ане, обладающей навыками Поиск и Тень. Хороших воспоминаний дерзкая о себе не оставила, но она была из моего мира, и я решил вмешаться.

— Жизнь в обмен на двадцать лет? — продолжая все это время смотреть на старика, я затаил дыхание.

— Зачем она тебе? — насупившись еще больше, буркнул он.

— Ты ведь понял, что я не из твоего мира? — констатировал я очевидное. — Для того, чтобы перейти в ваш мир, а потом иметь возможность вернуться, незримые одарили нас электронными устройствами. Оно выглядит как плоский прямоугольник, одна из поверхностей которого светится.

— У тебя тоже есть такое устройство? — его злые глаза смотрели на меня сквозь прищуренные веки.

— Есть, — в который раз за сегодняшний день я сказал правду.

— Гхм, — старческий рот искривила усмешка. — А не боишься, что мы отберем это у тебя, и ты останешься здесь? Будешь нас лечить, а если начнешь ерепениться, мы будем мучить твою подружку.

— Можете попробовать, — начав уставать от затянувшейся проверки «на слабо», я повысил голос. — Только удержать меня не получится, а когда я вернусь, то приду не один и небезоружный.

Ропот за моей спиной показал, как здесь относятся к прямым угрозам и обещанию разобраться силой. Старому деду, который только сегодня впервые за несколько лет поднялся с постели, хватило одного взгляда, чтобы в помещении вновь наступила тишина.

— Знаешь, у меня есть возможность распознавать ложь, — вновь повернувшись ко мне лицом, сказал дед. — Ты говорил правду, одну только правду, но соврал, когда сказал, что сейчас ты безоружен.

Я попытался отмотать весь разговор назад, но так и не вспомнил, когда такое говорил. Старик продолжал на меня смотреть внимательными взглядом, как если бы чего-то ждал. Материализовав пистолет в своей руке, я опустил на вороненое железо глаза, принявшись поворачивать ствол справа налево и обратно, как если бы меня заботил отблеск света на железном оружии.

— Механика с химией, довольно примитивно, — появившаяся улыбка на лице старика мне совсем не понравилась.

— Интеллектуального блока управления нет, — не желая вдаваться в подробности принципа действия, я попытался избежать дальнейших расспросов.

— Ладно, — результат двухминутной паузы раздумий начал оформляться в слова. — Девку можешь забрать, насчет того, где и как зарабатывать имеральды… Урла отведет тебя к Станции незримых, там все сам и узнаешь.

— Не-не-не, девка мне и даром не нужна, — отмежевался я. — Привяжется еще, таскайся с ней!

— Хо-хо-ох, — засмеялся дед, поперхнувшись в конце. — Ты, наверное, меня вылечил только для того, чтобы я умер от смеха!

— Девка мне не нужна, — твердо заявил я и добавил: — Просто если вам еще будут попадаться люди с такими же работающими устройствами, как у нее, знайте, они здесь по воле незримых.

— Ладно, мои люди передадут твои слова остальным, думаю, после этого никто не будет больше их трогать, — став вновь серьезным, он задумался на пару секунд, продолжив: — Я не могу отпустить тебя просто так, прими!

Сухая ладонь легла на мое плечо, после чего он слегка сжал пальцы. Какое-то время ничего не происходило, только старик заметно побледнел и покачнулся.

— Модуль Глас, его даровали нам незримые, — появившиеся нотки торжественности заставляли внимательно слушать его слова. — После того, как восставшие машины смогли получить контроль над установленными в наших головах имплантатами, люди не принадлежали себе. Если бы не этот модуль, мы еще долгие столетия находились под контролем машин, исполняя функции марионеток.

— Спасибо, — на всякий случай сказал я, до конца пока не понимая, что мне подарили и подарили ли вообще.

— А теперь иди, — кивнув в сторону прохода, старик облокотился на спинку кровати. — Как я уже сказал, Урла проводит тебя до Станции незримых самым коротким путем.

Проводником оказался щуплый парнишка, передвигающийся настолько шустро, что мне пришлось каждые пять минут применять на себя навык лечения, восстанавливая ноющие мышцы. Ноги, руки, спина и шея оказались не готовы к навалившимся на них нагрузкам, и я в который раз пообещал сам себе улучшить собственное тело при первой же возможности.

— Это там, иди, зона вокруг Станции имеет статус мира, за нарушение смерть, — первые и последние слова, услышанные мной от провожатого, прозвучали аккомпанементом к угловатому жесту, показавшему на белеющее вдалеке здание.

Всмотревшись, я мало что сумел разглядеть, после чего повернулся назад, чтобы получить побольше информации. Спрашивать оказалось не у кого, проводник успел уйти, мелькая своей щуплой фигуркой на расстоянии не менее двухсот метров среди развалин домов.

— Однозначно, надо совершенствоваться, — сказал я вслух, только сейчас осознав, насколько парень сдерживал себя в скорости передвижения.

Достав телефон из инвентаря, я посмотрел на полученные сообщения. Уведомление об изменении моего статуса, по непонятной причине появившегося и продолжающего увеличиваться, ни о чем мне не говорило. На текущий момент статус достиг 198 единиц, и если и менялся, то совсем медленно и на самую незначительную величину. Ни о каком модуле Глас упоминаний не было. Пожав плечами, я развеял телефон, убрав его назад.

Добраться до станции незримых, о которых с нескрываемым почтением говорил старик, удалось за четверть часа. Дорога хоть и петляла через небольшие завалы и ямы, была хорошо заметна и утоптана. Уцелевших зданий или еще каких-нибудь объектов радиусом в пару километров от белого строения не наблюдалось. Зная теперь немного историю этого мира, я предположил, что в станцию незримых стреляли много и из всех доступных калибров, но, судя по ее целостности, безрезультатно.

Помимо приближения к центру «проплешины» стали попадаться местные аборигены, все они смотрели на меня с подозрением. Опаски или страха на лицах и в манере держаться не было. Люди стояли или сидели, карауля кучки малопонятных вещей. Небольшие «развалы» товаров, предлагаемых к продаже или обмену, по мере приближения к белому зданию, попадались все чаще и чаще.

«Это же пункт выдачи телефонов!» — не смог сдержать я своего удивления, стоило приблизиться достаточно близко, чтобы узнать знакомые двери и фасад здания.

Дисплея, как и считывателя штрихкодов, в наличии не имелось, но я решил попробовать и приложил свой телефон к металлической поверхности. К моему удивлению, ничего не произошло, развеяв телефон, я остался стоять у закрытой двери, облокотившись на нее ладонью. Щелкнувший замок оказался для меня неожиданностью, с чувством настороженности я открыл и закрыл тяжелую створку двери, пройдя внутрь.

В отличие от моего мира, внутреннее помещение выдачи телефонов отличалось кардинально. Здесь не было никаких терминалов, зато имелся ложемент, всем своим видом предлагая прилечь на его стерильно белую поверхность.

— Ну, почему-бы и нет, — решился я, осторожно присев на краешек, после чего слегка помедлил и полностью прилег на удобные изгибы ложа.

Достав телефон, я решил проверить, не появились ли какие-нибудь задания в меню Игры.

«Обнаружена колония нанонитов».

«Программинг: модуль Глас».

«Применить?».

Пришедшее всего лишь пару минут назад сообщение на телефон, вызвало легкую улыбку.

— И здесь связь лагает, — прикинув время, прошедшее от общения со стариком до получения сообщения, я оценил задержку передачи сигнала почти в целый час.

Судя по словам женщины, проводившей меня через развалины к старику, этот модуль использовался местными для общения. Понимая, что общение является ключом в любом бизнесе, я решил применить полученный подарок.

— Что за… — больше сказать я ничего не успел.

После того как палец коснулся кнопки подтверждения, тело обмякло, а сознание поплыло, проваливаясь в беспамятство.

«Модуль Глас установлен».

«Пройдите курс обучения для полноценного функционирования».

Не имея возможности управлять своим телом, так как элементарно его не чувствовал, я пыжился выполнять требуемые от меня действия. Открыть усилием мысли конвертик, перетащить край развернувшегося на пол обзора окна, напечатать текст, не прибегая к голосу и буквам. Сколько длилось обучение, сказать было сложно, но стоило выполнить последнее задание, как свет моргнул, возвращая телу привычное мировосприятие.

— И что это было? — пересохшим горлом просипел я.

Взглянув вокруг, я несколько опешил, так как складывалось ощущение, что я смотрю на окружающие меня предметы сквозь меню телефона. Привычная мне раскладка кнопок и символов, отображалась по периметру видимости, позволяя при этом смотреть на все привычным зрением.

«Киборг, блядь», — мысленно выругался я.

Впрочем, пройденный курс обучения оказался нелишним, я быстро перетасовал отображаемый контент, настроив вызов нужных функций через мысленные команды и сосредоточение внимания на нужных полях. Уже через несколько минут пользования системой я освоился настолько, что полностью перестал обращать на нее внимание.

Мобила продолжала находиться в инвентаре. Достав ее, я потыкал в экран, убеждаясь, что все действия происходят синхронно. Подвел итог: получалось, что я обрел возможность управлять телефоном без рук и глаз.

«Получен доступ к информаторию реальности Сариж».

«Обнаружен доступ к Рынку».

«Доступ на торговые площадки: Сариж, Земля».

Обрадовавшись, я тут же раскрыл новую вкладку меню, и принялся разбираться, что здесь к чему. В отличие от телефона, где обзор был ограничен размерами экрана, повисший перед моими глазами интерфейс казался безграничным. Раскинувшееся от края до края, огромное поле блоков предлагало огромный выбор. Стоило сосредоточиться на одном из них, как кажущийся монолитным блок приближался, позволяя рассмотреть вблизи доступные к выбору слоты товаров.

Изображенные такими-же символами, как и на экране моего телефона, в восприятии через модуль Глас, картинки имели глубину и объем, заставляя воспринимать предмет как настоящий. Сообразив, что в имеющемся многообразии выбора можно провести не один час времени, я отдалил от себя все блоки, пожелав получить возможность какого-нибудь фильтра или поиска.

«Имя: Анатолий Осинин».

«Статус: 206».

«Имеральды: 0».

«Доступные навыки: 2».

«Доступные товары: 0».

Стоило мне подтвердить фильтрацию, как блоки очистились, лишившись своих товаров. Всем были нужны имеральды, единственная валюта, за которую в этом мире продавалось практически все.

— Да что за непруха-то?! — устало выдохнул я.

Вспомнив о цели, ради которой я пришел в это место, я перешел в раздел с заданиями, который так и не успел до этого просмотреть. Десяток квестов присутствовал в наличии, что немного улучшило мое настроение. Взглянув на экран мобильника, я убедился, что устройство отображает те же самые данные, после чего окончательно убрал его в инвентарь, привязанный к межпространственному карману.

Задания имели различную сложность, на текущем уровне предлагая мне выполнить примитивную работу. Судя по всему, местные жители жили только за счет потребления старых запасов. Для того чтобы поддержать загибающуюся цивилизацию, предлагалось найти различные компоненты того или иного сырья, после чего отнести туда-то и отдать тому-то.

Местные жители, которые принимали найденные и доставленные ингредиенты, занимались тем, что создавали из них предметы первой необходимости. Еда, одежда, домашняя утварь, при текущем состоянии цивилизации это являлось пределом для возможностей местной экономики. Ни о какой массовой добыче сырья или запуске производства речи не шло. Если это и входило в планы незримых, то не с моим текущим статусом сложности у доступных задач.

«Так, а что скажет Рынок?» — просмотрев награды за задания, я решил сравнить цены на требуемые позиции.

Местные жители были не дурнее меня, цены отличались если и не в двое, то уж процентов на двадцать точно. Замутить бартер с перекладыванием в свой карман ценовую разницу при всей беспринципности мировоззрения у меня бы не получилось.

«Не очень-то и хотелось», — фыркнул я, разочаровавшись.

Решив ознакомиться с описанием навыков, каждый из которых можно было обменять на единицы статуса, я заодно узнал, что такое статус и от чего он зависит. Информация, указанная во всплывающей подстроке описания раздела, давала однозначный ответ на этот вопрос.

«Требуется наличие Статус единиц, начисляемых за привлеченных к Игре людей».

Конкретных цифр, кому и сколько начисляют, не приводилось, но я предположил, что система распределения прибыли в финансовых пирамидах не сильно отличается от имеющегося здесь алгоритма. Как правило те, кто стояли у истоков, всегда получали максимальный доход.

Поразмыслив, я пришел к выводу, что единицы Статуса на моем аккаунте появились благодаря игрокам, купившим телефоны по моей протекции. Вернее, Игроков было трое, но двое из них всю ночь и все утро пропускали в пункт продажи телефонов других работников банка, отчего мой счетчик продолжал увеличиваться, хоть и не за каждого из новых Игроков.

«Интересно, какой процент мне перепадает? — задумался я. — Наверное, по единичке за каждого десятого, или же за каждого второго?»

Не зная, что и думать, я перевел свое внимание на навыки, доступные к обмену за очки статуса.

«Вторичный навык Анус».

«Статус: — 200 ед.».

«Интуитивное ощущение угрозы».

«Вторичный навык Крит».

«Статус: — 200 ед.».

«Увеличение наносимого урона в один и два раза».

Улучшенный навык Разрыв сам регулировал требуемый уровень наносимого урона. При его использовании оставалось только уповать, чтобы имеющегося в моем теле запаса здоровья хватит на компенсацию неизбежного отката. Получалось, что на текущий момент у меня не было ни одного нормального боевого навыка, наносящего урон по противнику, что, в свою очередь, исключало необходимость приобретения навыка Крит.

«Навык Анус изучен».

Краткая надпись мелькнула по краю периферийного зрения, пользоваться Гласом мне нравилось все больше и больше. Стоило только подумать о времени, как в верхнем правом углу появились цифры, исчезнув сразу же после того, как я воспринял информацию.

— Домой пора, — встав с ложемента, я перешел во вкладку локаций.

«Нет связи».

Уже не дергаясь, как раньше, я спокойно воспринял информацию о том, что переход из одного слоя реальности в другой из здания Станции невозможен. Покинув помещение, я отошел метров на десять от закрывшихся дверей, чтобы наверняка иметь возможность перейти в свою реальность.

Попавшиеся на глаза фигуры людей преподнесли очередной сюрприз. При использовании модуля Глас над каждым из торговцев подсвечивался схематичный значок торговли. Задержав на нем внимание, я мог получить информацию о предлагаемых к продаже или обмену вещах.

Пройдясь вокруг Станции, я просмотрел предоставленный ассортимент и цены. Сравнивать цены с рыночными сейчас не было времени, но в будущем надо будет этим непременно заняться. Активация перехода в родной слой реальности посредством мысленного управления произошла мгновенно.

— Пух-пух! — пистолетные выстрелы, часто звучащие с экранов телевизора, оказались совсем не похожи на те звуки, что раздавались на улице города.

Пригнувшись, я побежал в сторону. Активированный еще в мире Сариж и продолжающий действовать навык Анус предупредил об опасности.

— Вжик! — просвистела пуля рядом с моей головой.

«Да что здесь творится-то!» — не имея времени на мат, я бежал, сжав зубы и контролируя дыхание.

Еще дважды кто-то пытался меня подстрелить, оба раза подстегнутая навыком интуиция приходила на помощь, подсказывая направление угрозы.

«Это не анус, это жопа!» — еще недавно я сомневался в правильности сделанного выбора, но стремительное обострение ситуации в моем мире быстро расставило все на свои места.

«Навык Лечения и Анус форевер!» — избежав серьезной опасности, я ощутил отходняк и засмеялся.

Несмотря на зашкаливающий адреналин, все тело ломило непонятной болью, не имеющей никакого отношения к моему здоровью.

«Магическое истощение», — диагностика организма наконец-то дала ответ на возникший вопрос.

Присев у стены дома, я облокотился на штукатурку спиной и задумался. Используя Лечение, я никогда не испытывал ограничений в количестве кастов. Первичный навык потреблял очень мало маны и его можно было использовать почти постоянно. Обмененный на единицы Статуса и изученный вторичный навык Анус потребовал гораздо большего количества маны. Активировав его и забыв отключить, я постоянно расходовал ману с момента выхода из здания Станции незримых. Запасов маны хватило на полчаса использования, оказавшись магически истощен, я лишился даже возможности лечить.

— Парень, с тобой все нормально? — спросил меня кто-то сверху.

Откинув голову, я посмотрел на свешивающегося надо мной из окна первого этажа мужчину. В его отставленной в сторону руке была зажата сигарета, сизый дым которой затягивало сквозняком назад в квартиру.

— Да, все нормально, — вставая сказал я.

— А, ага, — затянувшись в очередной раз, мужик привычным щелчком пальца стряхнул пепел.

Вглядевшись в его глаза, я догадался, что он сильно выпивши. В наше время мало кто обращал внимание на других людей, проходя мимо нуждающихся в помощи и оправдываясь перед собой тем, что они очень спешат и оказать помощь может кто-нибудь другой. Показавшееся вначале странным, поведение мужчины получило разумное объяснение, и я расслабился.

— Прохладно, простынете, — спокойным голосом сказал я, оценив его голый торс и довольно продолжительное время нахождения у открытого настежь окна.

— Ага, — сделав еще одну затяжку, он вернулся вместе с сигаретой в комнату.

«Блин, и ничего не чувствую», — расстроился я, так как вместе с отсутствием способности лечить исчезла возможность улавливать состояние здоровья других людей.

— Света, ты где? — мысль о сестре с неожиданной тревогой пришла на ум, и я набрал ее номер телефона.

— Я… Ну, Жорж попросил им помочь, — старающаяся, как и я, врать поменьше и почти никогда своим родным и близким, она затихла на том конце провода, ожидая моей реакции.

— У вас там хоть не стреляют? Тихо? — на всякий случай уточнил я.

— Уже нет, — прозвучал робкий ответ.

Я взял паузу, глубоко вдохнув и выдохнув. Как я и предположил, в городе начались беспорядки. И, как и в мире Сариж, основными центрами столкновений стали Станции незримых.

— Ладно, дай трубку Жоржу, если он недалеко, — попросил я.

Переговорив с охранником, я убедился, что у них действительно все в порядке и получил неожиданную просьбу подъехать. Переться самому в центр мне не хотелось, так что я назвал адрес своего местонахождения. Джип подъехал через двадцать минут, и еще через полчаса я смог лично убедиться, что с моей сестрой все нормально.

— Слушай, Анатолий, а у тебя статус персонажа сколько? — как бы про между прочим спросил подошедший Павел.

— Четырнадцать, — достав телефон, я вывел раздел данных и показал его охраннику.

После покупки заклинания счетчик уменьшился на двести единиц, так что подозревающие меня не пойми в чем аналитики остались без повода для беспокойства.

— А, ну ладно, — улыбнулся Павел.

Пообщавшись немного с парнями, я уже собирался покинуть это место, как нарисовавшийся хлыщ пригласил меня на встречу с начальством.

«Давно пора, — размышлял я, следуя за провожатым. — Я им и то, и это, а взамен пока что вообще ничего».

Идти оказалось недалеко, банк отжал офисное здание по соседству со Станцией и сейчас в срочном порядке заселялся в новые апартаменты. Коробки, оргтехника, снующие разнорабочие с краской и инструментом остались на нижних этажах. Самый верхний, четвертый, уже имел качественный ремонт, и представитель руководства от банка въехал сюда без дополнительных приготовлений.

— Оружие положено сдать, — нудил охранник, не желая пропускать меня внутрь кабинета.

— Нету, — в пятый раз соврал я.

— Есть, положено сдать, — он начал по новой.

— На, — вынув пистолет из инвентаря, я вложил его в протянутую ладонь.

— Проходите пожалуйста, — тут же посторонился громила.

«Интересно, а откуда он узнал, что у меня оружие с собой, — в общем-то нормально относясь к тому, что меня попросили сдать ствол при входе, размышлял я. — Хотя вряд ли на понт брали, я же демонстрировал ранее свое ловкое с ним обращение».

Кабинет был безликим, впрочем, если учесть, что занявший его человек въехал сюда только сегодня, отсутствие личных вещей было вполне объяснимо.

— Толик Осинин? — уточнил у меня кругломордый мужик низкого роста.

Последующие десять минут я сидел и слушал, что обо мне думает развалившийся в вальяжной позе урод. Идя на эту встречу, я ожидал, что меня будут уговаривать на сотрудничество. В реальности куратор нового проекта опускал меня ниже плинтуса, приписывая все достигнутые успехи своей персоне.

«Прибить бы гниду», — с закипающей злостью думал я, рассматривая его заплывшие жиром глазки и жалея, что сдал оружие охраннику перед входом в кабинет.

Спустя еще пять минут кругломордый договорился до того, что назвал мою сестру шлюхой, подобранной под забором. Этого я уже не мог стерпеть и рванулся через стол, ухитрившись сжатым кулаком ударить его в глаз. В какой момент времени материализовался нож, я так и не понял. Разжав ладонь, я с недоумением уставился на оседающего в кресле куратора. В его правой глазнице торчала знакомая рукоять, а снизу, от промежности, потянуло мочой.

Ворвавшийся в кабинет верзила ударил меня по затылку, скрутив руку и опрокинув на пол. Я не сопротивлялся, так как был занят тем, что вчитывался в полученное сообщение.

«Применено заклинание Закат ур.2».

«Нанесен урон: 483 ед.».

«Пойманная душа: 1».

«Доступных на Рынке: 0».

«Расширение торговли».

«Доступ на торговые площадки: Сариж, Земля, Роллиф».

Защёлкнувшиеся на запястьях наручники вернули меня к действительности. Заламывая руки вверх и придерживая головою вниз, двое охранников тащили меня вниз по лестнице. Подвал, распахнувшийся передо мной через какое-то время, встретил затхлым запахом водопроводных труб и стекловаты.

— Сюда его цепляй, — раздавшиеся над моей головой голоса обсуждали, как лучше всего использовать неподготовленное помещение для таких, как я.

Перед глазами вновь встала картина мертвого куратора, на лице которого до последнего момента сохранялось презрительно-надменное выражение. Из-за подступившей к горлу тошноты я принялся глубоко дышать, стараясь отвлечься, но это не сильно помогало.

Вспомнив о полученном сообщении, я развернул меню игры и перешел в раздел Рынка. Оговорка о том, что «доступных к продаже ноль», пробудило мой интерес и я решил выяснить, в чем тут дело.

Торговая площадка нового мира, упоминания о котором ранее нигде не встречалось, таила в себе одно разочарование. Какие-то статуэтки местных богов, мощи давно погибших людей с перечислением свершенных при жизни подвигов, бальзамирующие мази и длиннющие перечни трав и кореньев. Среди прочего удалось найти ритуальные ножи, один из которых был точь-в-точь как подставивший меня совсем недавно предмет.

«Нож Рассвета».

«Урон: зависит от уровня навык Закат».

«Вместимость кристалла душ: 1».

Описание оружия очень красноречиво указывало на принадлежность ко вполне определенной сфере интересов данного мира. И то, что открытие торговой площадки именно этого мира произошло после всего случившегося, наводило на мысль, что незримые вполне циничные люди и предоставляли каждому миру то, в чем он больше всего нуждается.

Хранить чужую душу в своем инвентаре я был категорически против, из чего следовало разумное желание как можно быстрее от нее избавиться. Но прежде, чем искать покупателя, следовало воспользоваться ситуацией и выяснить о имеющемся у меня заклинании Закат как можно больше. Доступ к торговой площадке вполне могли закрыть сразу же после продажи имеющегося товара, и я ввел поиск.

«Заклинание Закат».

«Удерживает душу».

«Требование: нож Рассвета».

«Магия Духа, улучшаемое».

Найдя и прочитав описание заклинания, я лишь скрипнул зубами. Игра не подразумевала возможности разучиться однажды изученному заклинанию. Так что если я хотел от него избавиться и никогда больше не использовать, мне следовало выкинуть нож, который мне, кстати, очень нравился.

«Ладно, для начала надо избавиться от этого товара», — напомнил я себе.

Отфильтровав имеющиеся слоты «куплю» по названию, я был поражен количеством людей, желающих приобрести чужую душу. К сожалению, никто не указывал даже примерных цен, ограничиваясь комментарием.

«Куплю душу, цена договорная».

Подобный подход не внушал оптимизма. Имея печальный опыт интернет-торговли, я уяснил для себя только то, что покупатели и продавцы в одинаковой мере могут оказаться нечистыми на руку. Чаще всего люди занижали стоимость, пользуясь моим незнанием рыночных цен, либо вводили в заблуждение, предлагая в обмен что-то ну очень ценное, но, как выяснялось позже, никому не нужное.

«Мне нужны имеральды», — четко обозначив приоритет, я вошел в раздел аукциона.

Требование дать доступ к просмотру «качества души» меня слегка смутило, впрочем, я не стал придавать этому значения.

«Товар: 1 душа».

«Начальная цена: 100 имеральдов».

«Минимальная ставка: 1 имеральд».

«Время аукциона: 12 часов».

Подтвердив данные, я дал старт торгам, вернувшись к восприятию окружающей меня действительности. Мое тело по-прежнему находилось в подвале, пристегнутое наручниками к водопроводной трубе. Сложившееся положение дел осложнялось тем, что я не хотел воевать с банком и требовалось решать возникшую проблему с минимальными потерями.

«Вот из-за этого на тебя и наехали, — пришло неожиданное понимание ситуации. — Сейчас ты не хочешь ссориться с банком, а они уже взяли все, все что им нужно, и теперь будут тебя просто давить, проверяя, вдруг осталось в загашнике что-нибудь еще!»

Вспомнив о сестре, я набрал ее номер. То, что мои руки были закованы в наручники, не имело теперь значения. Выведя интерфейс телефона перед глазами, я выбрал ее из списка контактов.

— Привет, как дела? — спросил я.

— Нормально. А ты чего звонишь, недавно же виделись? — судя по голосу, она недавно смеялась и пребывала сейчас хорошем настроении.

— Забыл у Жоржа его номер телефона спросить, вот и подумал, может, он где-нибудь поблизости, — убедившись, что со Светой все в порядке, я решил сделать все, чтобы и дальше так продолжалось.

— Да? — голос Жоржа так же свидетельствовал о растягивающей лицо улыбке, так что догадаться, кто кого смешил, не составило особого труда.

— Это я, Толик, — представился я. — Тут такое дело, я убил кого-то из руководства вашего банка, не спрашивай, как и почему, просто так вышло. Так что я тебя прошу, как мужик мужика, позаботься о Свете, ладно?

— А ты где? — не смотря на явно продолжающее улыбаться лицо, голос Жоржа неуловимо изменился.

— В здании по соседству, где ваши офис устроили, в подвале, — поведал я.

— Понятно, жди, — вновь расслабившись, он вернул телефон сестре.

— Антон, что случилось? Почему ты мне ничего не говоришь?! — посыпавшиеся вопросы напомнили мне о том, насколько сестра может быть утомительно заботливой.

— Все, потом позвоню, — отключился я.

Мое освобождение произошло через двадцать минут. За это время Жорж успел позвонить Василию Олеговичу и описать сложившуюся ситуацию. Скоротечное разбирательство выяснило, что назначенный из центра куратор приехал рано утром и сразу же начал командовать, не особо вникая происходящее.

Кто-то из подчиненных доложил, что парень, из-за которого все началось, находится на объекте, после чего меня вызвали в кабинет и на этом все закончилось. На момент моего освобождения один подручных умершего начальника сидел перед дверью в подвал, а второй пытался дозвониться до кого-то из столичного филиала.

— Анатолий, — сидящий на против меня Василий Олегович отчего-то мялся, подбирая слова. — Я, конечно же, посмотрел запись вашей беседы, но так радикально наказывать за оскорбления, это перебор.

— Перебор? — уточнил я, после чего посмотрел на присутствующего в комнате Павла. — Перебор сажать себе на шею уродов, которые ничего из себя не представляют, и все, что у них есть, это связи и деньги.

— Ну, деньги, это уже немало, — попытался возразить начальник охраны.

— В жопу деньги, — перебил я его. — Разве вы еще не поняли, что Земные деньги теряют всякую ценность с приходом новой валюты?!

— Имеральды? — подал голос Павел.

— Именно, — подтвердил я. — Вы что, всерьез думаете, что я буду лечить старушек за рубли или доллары? Еще месяц-два, и люди с прокачанными навыками смогут делать такое, против чего ни одна армия не устоит, а о частных структурах и одиночках я вообще молчу. Если сейчас вы опять посадите себе на шею это быдло, оно как и раньше будет сидеть в тепле, в то время как мы с вами будем дохнуть в параллельных реальностях, добывая имеральды.

— Ну, на текущий момент ситуация в стране уже стабилизировалась, — проникшийся моими словами, Василий Олегович по инерции попытался отстоять свою прежнюю точку зрения.

— Ага, «затишье перед бурей», — ответил я когда-то услышанной цитатой.

— Ладно, об этом можно и позже поговорить, — решив взять паузу, начальник охраны банка откинулся на спинку стула.

— Ну, тогда я пошел? — не веря, что все так просто, я приподнял левую бровь в выразительном жесте.

— Вначале надо решить проблемы, которые успел наворотить ныне мертвый куратор, — не испытывая удовольствия от того, что приходиться посвящать постороннего во внутренние дела банка, начал Василий Олегович.

— Ночью в параллельный мир были направлены на прокачку две пятерки игроков, — стоявший все это время у окна, Павел решил помочь своему начальнику. — Ни через четыре часа, ни через шесть группы не вернулись.

— Совсем? — уловив недосказанность, уточнил я.

— Вернулся один, самый молодой, — скрипнув зубами, продолжил разговор Василий Олегович. — Остальные, по его словам, погибли еще в первые часы нахождения в другом слое реальности.

— Я же вам объяснял, как качаться! — возмутился я, хоть и чувствовал себя не до конца честным перед самим собой.

Да, я взял их с собой, заставил делать то, что считал нужным, и понадеялся, что парни все поняли и покажут это другим. Но судя по взгляду, который Павел отвел в сторону, они с Жоржем отделались общими фразами, вероятнее всего, так ничего толком и не объяснив отправляющимся в параллельную реальность парням.

— Это я во всем виноват, — подал голос Василий Олегович. — Не проконтролировал и не уберег парней.

— И что теперь будет? — спросил я.

— Надо натаскивать новых бойцов. Прежний куратор мертв, так что спросят с нас, — ответил теперь уже бывший начальник охраны банка, а теперь временный куратор проекта. — Думаю, до следующего утра время еще есть. Если удастся подготовить хотя бы двадцать человек, думаю, происшествие удастся замять.

— Замять смерть девяти человек? — уточнил я, презрительно скривившись.

— Нет, замять смерть куратора, — злобно сверкнув глазами, поправил меня Василий Олегович. — Про погибших парней никто даже не вспомнит, если проект признают неработоспособным и закроют.

— И семьи парней останутся без гробовых выплат, — наконец-то встретившись со мной взглядом, Павел не стал его отводить и двумя словами обрисовал обычную реакцию высокого начальства на подобные происшествия.

— Значит, будем качать, — взяв минуту на размышление, я изложил свой план.

Перемещение почти тридцати человек в параллельную реальность произошло без накладок. Выбрав место перехода в пяти километрах от здания Станции незримых, мы оказались посреди очень старых развалин, заросших высокой травой.

— Чисто, — водя каким-то прибором из стороны в сторону, Жорж внимательно всматривался в экран последние пару минут. — Если здесь кто-то и есть, нашими средствами его не обнаружить.

Разбившись на группы, подобранными еще в реале, люди разошлись в разные стороны, чтобы не мешать друг другу. Павел, активировав свой первичный навык Защита, стоял неподвижной скульптурой, с равнодушием взирая на бойцов ближнего боя. Восемь человек тыкали в него различного рода железками, пытаясь пробить магическую защиту.

Жорж также не скучал, окружившие его хиллеры отлечивали сами себя с завидной расторопностью. Нанося по очереди уколы стоящим вокруг него людям, мужчина наращивал скорость атаки, используя навык Валет.

Света также отправилась с нами. От ее участия я хотел отказаться, но нескладывающаяся схема прокачки потребовала присутствия бойца дистанционной атаки. Как и в прошлый раз, она занялась развитием «танков», пятеро мужчин терпели ее атаки, нарабатывая защитные навыки.

Доставшиеся мне подопечные отошли на огневой рубеж, старясь попасть в меня из своего оружия с дистанции в двадцать метров. Решили, что глупо не использовать широко распространенный в нашей реальности огнестрел, было принято решение взять его за основу, усилив соответствующими навыками. Чтобы никто не нанес мне серьёзных ран, стрелки использовали мелкокалиберное оружие, в то время как мое тело было экипировано кевларовой броней.

— Это невозможно! — воскликнул очередной мазила, в который раз решив выстрелить мне в туловище и промахнувшись.

Для того чтобы навык качался, стрелок должен был попадать в цель, в нашем случае попадать в меня и при этом наносить урон. Оставленные специально без защиты ноги отлечивались моим навыком с одного каста. После того как я увернулся от выстрела, выпущенного почему-то в голову, среди стрелков произошел странный переполох и теперь то один, то другой пытались раз в пару минут в меня попасть.

Активированный навык Анус позволял контролировать траекторию полета пули, так что уклониться в случае необходимости не составляло труда. Тем более что расход маны за использование вторичного заклинания в мире Валиндо уменьшился в четыре раза и я мог себе позволить его продолжительное использование.

Впрочем, ничто не бывает бесконечным, как и мое терпение, которое лопнуло. После очередной попытки попасть мне в голову я сплюнул на песок и устремился назад, к огневому рубежу. Что-либо говорить у меня не оказалось ни слов, ни желания. Выхватив на ходу пистолет из инвентаря, я прострелил обе коленки последнему из стрелявших.

— А-а-а! — только после того, как игрок упал на землю и закричал от боли, я сообразил, что это женщина.

Заигравшаяся дура вместо того, чтобы качать навык, устроила тир, старясь в меня попасть. После прозвучавших выстрелов и женских криков все игроки прекратили прокачку, собравшись вокруг раненой. Я отошел в сторону, не желая ни видеть ее, ни общаться с остальными.

— За что ты ее так? — спросил подошедший Жорж.

— Мы здесь зачем? Качать навык, а если ты не наносишь урон, навык не качается, так что иди и скажи своим уродам, что теперь они будут тренироваться друг на друге, — еще не успокоившись, довольно резко отчитал я парня.

Вслед за Жоржем подтянулись остальные члены моей старой команды. Двое парней и сестра, встав полукругом, издалека посматривали на то, как «юные» хиллеры пытаются залечить полученные раны, а остальные перевязывают ее простреленные колени бинтами из аптечек.

— Она ходить-то хоть сможет? — вновь подал голос Жорж.

— Потом сам подлечу, может быть, — буркнул я под укоризненным взглядом сестры.

Спустя полчаса все успокоилось и вернулись к прерванным занятиям. Стрелки так же заняли свой рубеж, с особой мстительностью одна из которых обстреливала мои коленные чашечки. На своих двоих женщина держалась крепко, перед тем как возобновить стрельбы, я прочитал ей короткую лекцию о принципах прокачки и применил навык Лечения.

«Блин, теперь навык Анус вообще не качается», — сообразив, что из-за своей несдержанности лишился отличной возможности прокачаться, я задумался о том, как бы вернуть все назад.

— Ладно, давайте так, — повысив голос, крикнул я. — Кто в меня попадет выше пояса, получит возможность выстрелить из боевого, только чтобы не все сразу, качаться тоже надо.

Для большей наглядности я повернулся к ним спиной, впрочем, для навыка Анус не имело значения, откуда приближается угроза. За три часа, что мы еще повели в тренировках, попасть в меня ухитрились целых два раза. И оба раза это был один и тот же человек. Судя по спасовавшему навыку Анус, стрелок сумел применить свой навык, называвшийся Очко.

— Не, не надо, — после того как я протянул пистолет рукоятью вперед, мужчина отказался от обещанного приза, улучшив своим поступком мое к нему отношение.

— А я бы не отказалась, — так и не простившая моей выходки, женщина стрелок злобно глянула на меня из-под своей челки.

— Угу, — решив не обострять ситуацию, но запомнив ее лицо на всякий случай, я отошел к уже собравшимся на совет членам своей старой команды.

— Ну что, как и договаривались, все в силе? — уточнил на всякий случай Жорж.

— Да, распылять силы не будем, — подтвердил я изначальный план. — Времени, конечно же, уйдет больше, но это гарантированно позволит избежать ненужных потерь. Один отряд выполняет задание, мы на подстраховке, потом возвращаемся и ведем следующих.

Обсудив малозначимые детали, мы взялись за дело, закончившееся уже глубоко за полночь. Как только последний отряд выполнил свой квест, мы получили возможность покинуть параллельную реальность. Несмотря на динамично развивающиеся задания для каждого отряда, я испытывал скуку, не принимая в уничтожении местных животных личного участия.

В реале нас ждала машина, вызванная Василием Олеговичем для доставки до дома. Сам он так же решил подойти, довольный, что все вернулись живыми и с хорошо прокачанными заклинаниями. Немного помявшись, взрослый мужчина спросил, чего бы я хотел получить от банка, если денег, по моим же словам, мне не нужно.

— Броню кевларовую себе оставлю, она легкая и прочная, и сестра тоже возьмет комплект, — ощутив за сегодняшний день разницу между гражданской одеждой и профессиональным снаряжением, я сделал свой выбор.

— Как это денег не надо? — возмутилась Света, уже успевшая забраться на заднее сиденье, но услышав наш разговор, высунувшаяся из джипа.

— Вон, Свете денег дайте, я все равно в магазины не хожу, — остался я при своих словах.

Всю дорогу до дома сестра сидела с ошарашенным видом, время от времени посматривая на четыре пачки дензнаков. Профессия, на которую она училась уже четвертый год, позволила бы заработать такое количество денег только за десять лет на хорошем месте, и это при условии отсутствия трат на еду и одежду.

— Надо будет вернуть, да? — отойдя через какое-то время от шока, она все-таки заговорила о деньгах.

— Нет, они нам еще больше должны, — успев задуматься о своем, резковато ответил я.

Четверть часа потребовалось водителю чтобы доехать до нашего района. По ночному времени машин на дорогах было мало, быстро добравшись, наш джип свернул в подворотню. Яркие фары выхватили из темноты облупленную стену, сменившуюся голыми кустами газонов. В самом салоне скорости и инерции движения машины почти не ощущалось. Скрип тормозов известил об окончании поездки.

— Спасибо, — выбираясь из салона, я подал руку сестре и поблагодарил водителя.

Джип сразу же отъехал, мощный рык работающего двигателя отразился эхом от стен близстоящих домов. Света двинулась к подъезду, увлекая меня за собой. Интуиция сработала за долю секунды до того, как в нашу строну устремилась выпущенная из снайперской винтовки пуля. Ничего не объясняя сестре, я дернулся вбок, сбивая прицел у следующего выстрела.

Действуя на рефлексах, я пожалел, что снял кевларовую броню. Буквально следующий шаг чуть не заставил меня упасть, так как находящаяся в инвентаре броня самостоятельно оделась на тело без использования рук.

«Удобно», — продолжая двигаться зигзагами и изредка отклоняясь от очередного выстрела, я достиг находящегося по другую сторону двора дома.

На этом мои успехи закончились. Открыть домофон чужого подъезда оказалось нерешаемой задачей. Ни выбить железную дверь ногой, ни взломать электронный замок. Простейшее препятствие стало непреодолимым.

«А потом еще на девятый этаж подниматься, а там еще чердак», — прикинул я дальнейший маршрут.

Мысленно дойдя до момента, когда я окажусь лицом к лицу с наемным убийцей, я понял, что все мои навыки и умения в одно мгновение показались недостаточными. Ни опыта и уверенности в себе, чтобы гарантированно выйти победителем из возможной стычки, у меня не было.

— Света, ты как? — позвонив сестре, спросил я.

— Что случилось? Я в подъезде, куда ты делся? — затараторил ее взволнованный голос.

— Ты на каком сейчас этаже? — решив не терять времени, я выяснял самое главное.

— Я все еще внизу, думала тебя дождаться и вместе пешком пойти, — ответила она и не утерпела, спросив: — Толик, что случилось?

— Все, уже все, подожди меня, сейчас я приду, — закончил я телефонный разговор.

Дорога через двор, занимавшая обычно не более пяти минут, сегодня ночью показалась мне длиннее в сто раз. С каждым шагом мне казалось, что в прицеле снайперской винтовки находится моя голова и вот-вот прозвучит выстрел. Работающий навык Анус молчал, показывая отсутствие угрозы. Судя по всему, снайпер, промахнувшись несколько раз и потеряв меня из виду, сейчас спешно покидал место своей засады, думая, что я мчусь к нему со всей доступной скоростью.

— Поехали на лифте, — предложил я взволнованной моим поведением сестре.

— Хорошо, — не стала она спорить.

Черная лестница, поднимавшаяся на самый верх, выходила окнами во двор. Любой поднимающийся или спускающийся по ней человек оказывался прекрасной мишенью для снайпера, засевшего на крыше соседнего дома.

— Толик, что все-так и произошло? — еще раз попробовала прояснить ситуацию Света.

— Не бери в голову, ладно? — удержавшись от вранья, я постарался мирно закончить этот ненужный разговор.

— Как скажешь, — неожиданно согласилась Света, чем сильно меня удивила.

Оказавшись дома, я не стал предпринимать дополнительных предосторожностей. Окна квартиры выходили на другую сторону, да и навык, вовремя предупредивший об опасности, показал себя с самой лучшей стороны. Улучшившись сегодня до второго уровня за счет тренировки со стрелками, он дал возможность более продолжительного использования за счет увеличения дистанции до обнаруженной угрозы.

Глава 5

Будильник телефона был передвинут мной на девять часов, так что сегодня удалось хорошенько выспаться. В теле чувствовалась легкая ломота, но я не стал ничего с этим делать. От фантомных болей навык Лечения не помогал, а в остальном я был полностью здоров. Просмотрев полученные под утро сообщения, я не смог удержаться и выругался.

«Время аукциона: истекло».

«Сделанных ставок: 1».

«Товар: 1 душа — продано».

«Цена: 100 имеральдов».

«Примечание: качество души — очень низкое».

Требование дать доступ к просмотру товара, которому я не стал придавать значения, оказалось фатальным. Почему-то мне казалось, что именно из-за этого качества я и потерпел неудачу. В моих планах цена за столь редкий товар должна была составлять как минимум десятки тысяч имеральдов, единственная ставка, выкупившая лот по минимальной цене, сильно разочаровала.

«Тогда план Б», — сказал я сам себе, передумав вставать и продолжая валяться в постели.

Развернувшийся перед внутренним взглядом интерфейс развития персонажа заставил присвистнуть от удивления. Вместо привычных веток развития магии появилась усложнившаяся в два раза конструкция.

Потратив полчаса на ознакомление с новыми возможностями, я пришел к выводу, что этот подарок мне достался после установки модуля Глас из параллельного мира. Явный уклон в кибергизацию прослеживался во всех улучшениях, делая доступными наномеханические имплантаты.

С энтузиазмом принявшись за подбор новых возможностей, вскоре я испытал глубокое разочарование. Любой из имеющихся вариантов модулей требовал изменения моего скелета.

Костная ткань человеческого тела не могла выдержать как механические, так и динамические нагрузки, которые будут возникать при использовании высокотехнологичных наномодулей. Конструктор предлагал на выбор около двадцати вариантов базовых скелетов, а также возможность создать свой собственный вариант. Предустановленные модели обладали специальными наростами и упорами, предполагая монтирование как тяжелого вооружения, так и дополнительных устройств.

«А я-то все думал, что это старик так презрительно улыбался, посматривая на мой пистолет», — как только я представил, какие параметры оружия могут потребовать от солдата наличия подобных изменений в строении скелета, мне стало не по себе.

Впрочем, мой интерес только усилился, и я стал вчитываться в описание модулей и сравнивать их возможности. Ценовой вопрос так же не был мной забыт, и я нет-нет да прикидывал, во сколько мне обойдется тот или иной вариант.

«Да где столько имеральдов-то взять!» — расстроился я, дойдя до конца списка, но так и не найдя модуля, соответствующего моим финансовым возможностям.

Режим конструктора для индивидуального проектирования скелета, я запустил скорее от интереса, чем в надежде создать нечто достойное. Однако я за пять минут я спроектировал модуль, цена которого составила всего семь имеральдов.

«Так, что-то я не то делаю», — со вновь проснувшимся скепсисом я продолжил свои занятия.

Сравнив прочностные характеристики у скелетов, я разобрался, что созданная мной модификация преобразует костную ткань всего лишь в чуть более прочный аналог. Многоступенчатость наноопераций позволяла получать в конечном итоге такой материал, который мог бы поспорить по прочности с кристаллической решеткой алмаза.

Припомнив ночное происшествие, я всерьез задумался о собственной жизни. Единственное повреждение, после которого я гарантированно становился трупом, это утрата головного мозга. Решив изменить материал черепа до максимальной прочности, я получил предупреждение о недопустимости совмещения материалов с разницей более чем в одну ступень. Идея сделать череп суперкрепким, а все остальное тело оставить таким, как есть, оказалась нереализуемой.

«А если так?» — не сдавалось мое воображение.

Результатом получасового труда стал скелет, состоящий из материалов различных ступеней прочности. Череп, как и крайние фаланги пальцев рук и ног, имел самый крепкий класс материала. Соседствующие с ними кости получали прочность на ступень ниже, потом еще ниже и еще. Запросив цену для модуля скелета по созданной мной схеме, я только-только уложился в имеющуюся сотню.

«Делать или нет?» — тратить все имеральды очень не хотелось.

Передумав делать свои пальцы настолько твердыми, что ими можно будет ломать бетонные стены, я вновь переработал схему, оставив только череп максимально крепкого класса, а все остальное по ниспадающей. Затребованная цена в шестьдесят два имеральда показалась куда как приемлемой. За гарантию сохранности моего мозга от внешнего воздействия пулей я был готов заплатить куда большие деньги.

«Если бы снайпер обладал навыком Очко, никакой Анус бы не помог», — подтверждая списание средств, я обосновывал сам перед собой необходимость данного действия.

«Загружен индивидуальный наномодуль GFW654URE232245DV».

«Отсутствует свободная наноколония».

«Смените слой параллельной реальности».

Судя по всему, для получения требуемого требовалось переместиться в мир Сариж. Я находился сейчас дома, и мне было лень выбираться из кровати и тащиться до ближайшей Станции незримых.

«А что там у нас с магией?» — я решил проверить, не произошло ли каких-нибудь изменений в уже довольно хорошо изученном мной разделе меню.

Мысленной командой сменив слой улучшения игрока, я еще раз окинул взглядом трехмерную мужскую фигуру, вписанную в сферу. Полупрозрачные границы рассекали ее на участки зон, кое-где накладываясь друг на друга и перемешиваясь между собой. Скосив глаза вбок, я пробежался по списку выбора.

«Группа I: вода, земля, воздух, металл, огонь, электричество, дерево».

«Группа II: телепортация, пустота, тень, время, псионика, эмпатия».

«Группа III: смерть, жизнь , тьма, свет, хаос, порядок, дух».

Из всего многообразия «жизнь» имела подсветку, показывая уже осуществленную привязку данного типа магии. Если бы не навык Лечения, доступных зон условного разделения сферы имелось бы еще больше. Каждый последующий выбор снижал количество доступных вариантов.

Не обладая теоретическими знаниями о том, как правильно состыковывать различные виды магии, в свободное от прокачки время я занимался перебором типов магий и оценивал получающийся результат.

Добавившиеся возможности по кибергизации физического тела никак не повлияли на выявленные ранее общие принципы взаимодействия типов магии друг на друга. Как и прежде, чем большее количество зон сферы принадлежало одному виду магии, тем больше становился коэффициент эффективности заклинаний. При соседстве видов магии одной группы в энергетическом теле показатель эффективности заклинаний хоть и незначительно, но снижался.

Вторичные заклинания, такие, как «Разрыв» магии пустота и «Анус» магии эмпатия не имели жесткой привязки к энергетическому телу, за что требовали повышенный расход маны, но при этом никак не влияли на эффективность первичных заклинаний.

«Теперь хоть понятно, зачем они вообще существуют, — обдумывал я дальнейший план, размышляя. — Если стать чистым магом жизни, то я увеличу коэффициент эффективности лечебных заклинаний в три с половиной раза. А имеющаяся возможность применять вторичные заклинания поможет скомпенсировать магию недоступных направлений».

Усиление в три с половиной раза — это было очень много, но я не желал становиться чистым хиллером. Что-то внутри требовало действия, и я тяготился нахождением за спинами других, стоящих лицом к лицу с опасностью. Последняя прокачка игроков, когда отряды выполняли свои квесты, более чем наглядно это доказывала.

На протяжении всего вчерашнего вечера мне хотелось вмешаться в бой, вырваться вперед, оттянув на себя часть агрессивных мутантов. Но отведенная роль «доктора», из-за наличия способностей к лечению, требовала оставаться на месте и безучастно наблюдать, как сражаются другие.

«Даблкласс тоже не вариант, — в который раз я возвращался к этому варианту билда. — Если произвести привязку двух типов магии к энергетическому телу даже из разных групп, полученный коэффициент достигнет лишь двух и девяти десятых, что заведомо сделает меня слабее чистых магов при равной раскачке заклинания».

Оставался мульти-класс, и имеющееся многообразие типов магии не облегчало мне принятия решения. Вернувшись к схематическому изображению энергетического тела, я вновь задумался о количестве типов магии. Так как группы различных магий не конфликтовали между собой, разумным решением являлось разделить сферу на три зоны. Оставался вопрос, какие типы магии лучше всего взять. Блуждающий взгляд скользил по списку доступных типов, остановившись на слове время.

— Огнестрел, — сказал я вслух от пришедшей на ум мысли.

Идея усилить возможности стрелков за счет использования магии показала себя более чем эффективно. Но в отличие от игроков, ограниченных выбором из первичного списка заклинаний, я имел куда большие возможности.

«Магия время, — применив ее на одну из зон сферы, я ознакомился с возможностями появляющегося по умолчанию заклинания, — позволяет контролировать течение времени в определенной области пространства».

Время, которое тратили стрелки во время вчерашней тренировки на совершение серии выстрелов, показалось мне растрачиваемым впустую. После каждого нажатия на курок игроки производили корректировку прицела, после чего вновь совершали выстрел.

Возможно, при использовании полуавтоматического или даже автоматического оружия время между выстрелами существенно сокращалось, но закономерно терялась кучность и точность стрельбы. Задумав использовать заклинания магии время во время стрельбы, я мысленно представил, как это должно работать.

Находящийся в руке пистолет после активации заклинания оказывается в области пространства с ускорившимся в несколько раз течением времени. Нажав на курок, я произвожу серию выстрелов и развеиваю закл. Выпущенные пули, оказавшись в основном потоке времени, устремятся к своей цели, увеличив плотность огня во множество раз.

«А если заклинание улучшить, то я смогу прицелиться и выстрелить сразу в несколько врагов!» — размечтался я.

Проникшись открывшимися возможностями от кажущегося неподходящим на первый взгляд типа магии, я с большим интересом уставился на оставшийся не охваченным список.

— И что это за мульти-класс такой, у которого всего лишь три типа магии! — решив не ограничивать себя цифрой три, я задумался о том, чтобы я хотел бы уметь делать.

«Лечить, контролировать время, телепортироваться, защита, — начал я мысленно загибать пальцы, — насчет света и тьмы не уверен, но магия смерти, по идее, должна усилить наносимый урон».

С Лечением, уже зарекомендовавшим себя с лучшей стороны, все было понятно. С выбором магии время я также определился. В пользу магии телепортации говорило то, даже наша планета имела огромные расстояния, преодолеть которые, используя только физические возможности человеческого тела, не представлялось возможным. В параллельных мирах, переживающих период пост-апокалипсиса, ситуация обстояла еще хуже. Для того чтобы нормально перемещаться и зарабатывать имеральды, требовалось нечто большее, чем просто наличие припасов в дорогу и хорошая карта.

Для защиты, на первый взгляд, лучше всего подходила магия из первой группы, и я выделил имеющийся список.

«Группа I: вода, земля, воздух, металл, огонь, электричество, дерево».

Хорошо известные по произведениям земных фантастов названия в равной степени отчего-то отталкивали мой интерес. Переборов себя и не видя собой разницы между ними, я все же решил заставить себя сделать хоть какой-нибудь выбор.

«Если молчит сердце, спросим разум», — сказал я сам себе, приступив к уже поднадоевшему методу «перебора».

Применяя то один вид магии, то другой на зону энергетического тела, я сравнивал значения эффективности, выдаваемые конструктором. У всех типов магии первой группы коэффициент усиления оказался одинаков, после чего пришел черед сравнивать не только защитные, но и другие свойства у имеющихся в наличии конструктора заклинаний.

— Магия электричества, — начал я, — самая быстрая в атаке, но и самая слабая, защита так себе.

Вода с землей оказались антиподами, насколько хороши были их показатели в одном, настолько же плохи в другом. Между магиями воздуха и огня выбор оказался наиболее сложным. Восстанавливались, как и опустошались они одинаково, различаясь в том, что воздух был быстрее, а огонь мощнее. Магия металла преподнесла сюрприз, имея самый маленький коэффициент восполнения потраченной маны, при этом обладала максимальной устойчивостью к внешним воздействиям.

— Дерево, вот уж не думал, что это тоже тип магии, — воткнув последний из имеющегося к выбору, я взглянул на цифры, — как и следовало ожидать, в плане защиты вообще никак.

На памяти еще были свежи воспоминания о том, как я создавал в конструкторе модуль для скелета. Решив последовать наработанному алгоритму, я начал пихать в свободные зоны сферы типы магий телепортации, жизни, смерти и времени. От кажущегося вначале многообразия выбора практически ничего осталось. Сфера энергетического тела померкла, и только две зоны имели подсветку активного пунктира, показывая доступность привязки.

С типом магии для заклинаний защиты я так и не определился, и после небольшого раздумья решил отказаться от нее полностью.

«Хилл я или не хилл? — аргументировал я перед самим собой принятое решение. — Вылечусь!»

Вторичные навыки Разрыв и Анус показали, что и в их типах магии могут встретиться хорошие заклинания. Добавив эмпатию и пустоту, я закончил со сферой магии. Глянув на стоимость, я лишь вздохнул, подтверждая списание средств. Оставшиеся семнадцать имеральдов не сильно радовали глаз.

«Получена индивидуальная энергосфера GFW654URJ4378SA».

«Свойства: преобразование энергетического тела».

«Применить?».

Прислушавшись, я не услышал посторонних звуков. Судя по всему, сестра вчера сильно вымоталась, а ночью еще и перенервничала. Из-за стенки не раздавалось ни звука, косвенно подтверждая, что она все еще спит.

«Энергосфера применена».

«Для полноценного функционирования изучите соответствующие заклинания».

Операция заняла не более двадцати минут, в течении которых меня подташнивало и отчего-то хотелось курить. С получением сообщения об успешном преобразовании организм успокоился и перестал капризничать.

«Получено первичное заклинание Прыжок».

«Позволяет совершить перемещение».

«Дистанция зависит от уровня».

«Магия Телепортации, улучшаемое».

+++.

«Получено первичное заклинание Зов».

«Приближает цель к границе небытия».

«Урон зависит от уровня».

«Магия Смерти, улучшаемое».

+++.

«Получено первичное заклинание Ноль».

«Снижение воздействие испытываемых физических сил».

«Эффективность зависит от уровня».

«Магия Пустоты, улучшаемое».

+++.

«Получено первичное заклинание Стоп».

«Контролирует течение времени».

«Сфера зависит от уровня».

«Магия Времени, улучшаемое».

+++.

«Получено первичное заклинание Прищур».

«Позволяет почувствовать испытываемое к вам отношение».

«Чувствительность зависит от уровня».

«Магия Эмпатии, улучшаемое».


Очередные сообщения вернули хорошее настроение. Только за то, что мне надавали столько первичных заклинаний, потраченных имеральдов на преобразование энергетического тела стало жалко не так сильно, как до этого.

Пробежавшись по списку глазами, я уже собрался подтвердить свое желание все изучить, как ко мне пришла новая мысль. Вполне могло случиться так, что пока я не улучшу выученные заклинания, вернуться назад в нашу реальность может не получиться. Стоило либо оставаться на Земле и улучшать их здесь, либо учить не все заклы сразу.

Послышавшиеся со стороны кухни звуки гремящих кастрюль и сковородки подсказали что сестра все-таки проснулась и принялась за завтрак. Дождавшись, пока вкусные запахи поплывут по квартире, я встал и потянулся всем телом, зевая. Особых изменений в себе я пока что не почувствовал. Оставалось надеяться, что с изучением и улучшением заклинаний мое мировосприятие как-нибудь изменится.

Зайдя на кухню, я обнаружил Свету, устроившуюся на табуретке и неспешно пьющую кофе. Подсев к сестре, я занял свое любимое место, пристроившись к ее завтраку. Доедая бутерброд, я раздумывал, чем бы сегодня заняться, и позвонивший Жорж оказался как нельзя кстати.

Парень просил сестру помочь им у пункта выдачи телефонов, сегодня намечался новый наплыв банковских работников из области и соседних городов. Сами ребята уходили качаться в параллельную реальность, и требовался кто-то, кто будет открывать неприветливые для посторонних двери Станции незримых.

— Анатолий, а ты случаем не знаешь, для чего нужны единицы статуса? — про между прочим спросил Жорж.

— Знаю, — ответил я, внутренне усмехнувшись.

— Скажешь? — сообразив, что уловка не прошла, он задал прямой вопрос.

— А что взамен? — посмотрев на прислушивающуюся к нашему разговору сестру, я чуть повернул телефон наружу, чтобы ей было лучше слышно.

— Приезжай со Светой, найдем что-нибудь, — ухмыльнулся он.

— Присылай машину, — согласился я и добавил: — Только крышу жилого дома напротив нашего подъезда проверьте до того, как мы выйдем, а также попробуйте узнать, кто вчера ночью там длинноствольным огнестрелом баловался.

— Я тебя услышал, — из голоса Жоржа исчезли веселые нотки, он отлично понял, что я имел в виду.

— Снайпер да? — еще до того, как Света закончила задавать свой вопрос, смежив веки, я дал свой ответ, и она добавила: — Вот гадство!

Вместо обещанного получаса, отправленные за нами люди банка провозились почти час. Дать гарантии, что снайпер сидит именно на крыше, а не в окне какой-нибудь квартиры, никто не мог. Вследствие чего одна из стенок лифта была укреплена пуленепробиваемым листом, а в самой тросовой дежурил человек, обеспечивая безаварийную работу подъемного механизма.

У подъезда, через распахнутую настежь входную дверь, двор было не рассмотреть, весь проем загораживал своей бронированной тушей сдавший задним ходом впритирку к подъезду джип.

— Все на месте, начинаю движение, — внутренние переговоры позволяли судить о примерном количестве, задействованном в нашей эвакуации людей.

— Это теперь что, каждый раз так? — растерянная от всего происходящего, Света не знала, что и думать.

— Думаю, что жить в нашей квартире небезопасно, пока не выясним кто это был, — подбирая слова, я осторожно начал подводить сестру к мыслям о переезде.

— А как же мои вещи? — тут же вспомнив, что оставила дома якобы что-то очень ценное, Света задергалась.

— Я тебе привязку инвентаря к межпространственному карману помог получить? — спросил я. — Пользуешься? Вот и напрасно!

— У меня не получается, — она делано надула губки.

— Жизнь заставит, получится, — припомнив, как вчера ночью облачился в кевларовый комплект брони, я решил продемонстрировать сестре новое умение.

— Предупреждать же надо! Дурак! — испугавшаяся от неожиданности Света стала бить меня своей сумочкой, стараясь попасть почему-то именно по голове.

«Не, надо череп срочно укреплять», — несмотря на надетый на голову шлем с глухим забралом, каждый пропущенный удар отдавался гулким звуком.

Перед зданием Станции незримых как и прежде стояли машины, перегораживая проезд. Автомобилисты нашего города уже смирились со сложившимися изменениями и объезжали ставшие не проездными насквозь улицы. Редкое оцепление заворачивало случайных людей, те, кто жил по соседству, давно уже приноровились добираться до своих домов дворами.

— Вот, держи, — стоило сестре отойти в сторону и оставить меня наедине с Павлом, он протянул ружье, снабженное снайперским прицелом. — Будешь мутантов с пары километров гасить!

Я не торопился брать оружие в руки, просчитывая его полезность. С моими заклинаниями Анус и Лечение трусливо прятаться и бить издалека представлялось верхом глупости. То, что мне делали именно такой подарок, косвенно говорило о том, что обо мне думают и за кого принимают. Развеивать чужие заблуждения хоть и не хотелось, но требовалось.

— Мне оно не подходит по стилю боя, — оказался я.

— Да ты не понял, это на крыше нашли, — повторно протянув винтовку, Павел насмешливо улыбнулся.

— Узнали чья? — даже без эмпатии я почувствовал, как настроение мужчины переменилось после моего вопроса.

— Я не знаю, что на Ингу нашло, — через «не хочу» он все-таки назвал имя, после чего добавил, видя, что я не особо понял, кто это такая. — Ну, вчерашняя, помнишь, женщина стрелок, с челкой?!

— А это точно она ночью во дворе? — усомнился я.

— Винтовка ее, да и призналась сама, ну, когда нашли, — голос Павла стал глухим и резким. — Так что можешь больше не волноваться и как и прежде жить в своей квартире.

Убрав «подарок» в инвентарь, я мысленно сосчитал до десяти, успокаиваясь. Судя по словам Павла, женщина была жива, и более того, ей ничего не грозило за то, что она устроила стрельбу, выбрав меня мишенью. Может быть, он и был уверен, что Инга ничего жизненно важного мне бы не отстрелила, но сам факт подобного ко мне отношения требовал разбирательства.

— Скажешь теперь, зачем нужен игрокам статус? — уже забыв об Инге, спросил меня Павел, уточнив: — Жорж с тобой ведь договорился?!

— Когда получишь доступ к информаторию реальности, сможешь выйти на торговые площадки Рынка планеты и обменять единицы статуса на понравившееся заклинание, — как можно беззаботнее огорошил я парня.

— Э-э-э, — нечленораздельный звук вырвался из его горла, после чего он поспешил уточнить: — И как получить этот доступ?

— Качайся, — разворачиваясь и отходя в сторону, посоветовал я.

Найдя глазами сестру, я убедился, что она под надёжным присмотром. Жорж стоял рядом со Светой, давая последние инструкции о том, кого пускать через двери Станции незримых, кого не пускать. Топчущиеся вокруг крыльца четверо охранников с оружием наизготовку намекали на поставленную задачу по охране моей сестры. Демонстративно показанный одному из них кулак намекал, что Жорж не приветствует какие-либо отношения между Светой и охранниками, кроме служебных.

— Василий Олегович? — набрав нужный номер, я дождался ответа куратора проекта.

— Что-то случилось, Анатолий? — он тут же всполошился, сохраненный в его трубке номер моего телефона подсказал, кто звонит.

— Нет, все нормально, хотел попросить дать мне одного бойца в прикрытие, желательно снайпера, — торопясь озвучить пришедшую на ум идею, протараторил я. — Заодно заклинания помогу ей покачать, вчера познакомились, зовут Инга.

— Хорошо, ты в своем праве, я распоряжусь, — после минутного молчания, раздраженный, что пришлось принимать непопулярное решение, он повесил трубку.

«Блин, она же в Сариж перейти не сможет», — запоздало сообразил я.

Мое намеренье переместиться в параллельную реальность и пройти модификацию скелета пришлось отложить, женщина снайпер своей ночной выходкой спутала все планы.

«Ладно, разберемся», — решил я.

— А, этот ты?! — видимо, получив приказ прибыть в определенное место и не сразу узнав меня со спины, она окинула надетую на мне кевларовую броню цепким взглядом.

— Не хочешь поговорить? — я попытался начать выяснение отношений.

— Зачем? — она чуть склонила голову, ее челка наехала на глаза, оставив для обозрения изогнутые трубочкой губы.

— Тогда объясни, зачем устроила стрельбу посреди ночи в спальном районе, — не сдержавшись, зашипел я.

— Не понимаю, о чем ты, — она снова улыбнулась.

— Рискуешь, — сжав губы, предупредил я.

— Да ладно тебе, — Инга вела себя как ни в чем не бывало. — Подумаешь, отлечил бы себе колено, или оба.

— Готова? — получив косвенное подтверждение, что это именно она стреляла с крыши дома, я достал свой телефон.

— У меня приказ, следовать за объектом и охранять, — отвела она, отведя глаза в сторону.

Все больше и больше разочаровываясь в своей идее, я для вида потыкал в экран пальцем, подтверждая переход в параллельный мир Валиндо. Присутствие постороннего человека заставляло маскироваться. Об полученном и используемом мной модуле Глас не знала даже сестра. Давать лишнюю информацию какой-то Инге тем более не входило в мои планы.

Задумав переместиться прямо к зданию выдачи телефонов, я оказался прав и не прав одновременно. Станция незримых находилась на том же месте, но в отличие от мира Сариж, вокруг нее не было мирной зоны в пару километров.

— Первые две пятерки так и погибли, — появившаяся рядом, Инга бессильно сжала и разжала кулаки, оказавшись безоружной. — Они так же переместились у дверей этого здания, после чего были немедленно атакованы.

Достав из инвентаря винтовку, я протянул оружие женщине. Окинув его беглым взглядом, она проверила обойму, убеждаясь, что патроны на месте.

— Поднимись на крыльцо, стреляй поверх моей головы, — скомандовал я и, спохватившись, добавил: — пока не началось, открой закладку с квестами и возьми на защиту людей.

— Ты начинаешь мне нравиться, — хохотнув за моей спиной, она зашуршала разгрузкой, доставая мобилу. — Ого, а тут и в правду такое есть!

Я не стал комментировать ее реплику, так как уже успел просмотреть имеющиеся в наличии задания через модуль Глас. Сам я тоже взял квест, обещавший в случае победы над местным «боссом», отдать мне эту локацию и начислять бонусы за каждый день удержания территории.

Думать о том, что совершил глупость, не выяснив, как погибли первые игроки, я себе запретил. Активированное заклинание Анус давало ощущение медленно разгорающихся векторов угрозы. Они смещались к крыльцу белого здания, приближаясь со всех сторон. Чтобы дать себе больше маневра, я двинулся вперед.

«Заклинание Стоп изучено».

«Заклинание Зов изучено».

Предстоящее столкновение с мутировавшими животными как нельзя лучше подходило для прокачки и улучшения заклинаний. Раскачать их так же, как я сделал с Лечением, а потом и начальными заклинаниями других игроков, у меня уже бы не получилось. Оставалось надеяться, что я рассчитал все правильно и промашек не будет.

Оглянувшись назад, я увидел прижавшуюся спиной к двери Станции незримых, женщину-снайпера. Инге было хорошо видно, как к моей фигуре, замершей на небольшом пятачке с пистолетом, в чуть отведенной в сторону руке, начали стягиваться дикие звери.

За оставшиеся до нападения минуты, я мысленно прокрутил предстоящий бой и активировал заклинание Зов и Стоп. Вокруг моего пистолета сформировалась сфера, ускоряя течение времени внутри охваченного пространства в несколько раз.

«Нормально», — оценил я приобретенное ускорение относительно окружающего мира.

Время неумолимо истекало, черные, налитые ненавистью глаза неотрывно смотрели на меня с разных сторон. Голод и приказ подгонял мутировавшие тела броситься вперед, опыт предыдущих столкновений с двуногими настораживал, заставляя проявлять осторожность. Чувствуя их тела, воспринимая напряжения мышц и работу чужих органов, я прислушивался к активированному заклинанию Лечения в левой ладони, вычисляя, кто кинется первым, а кто следом.

Стая, хоть и казалось многочисленной и грозной, на самом деле таковой не являлась. Видимо, победа над девятью профессиональными солдатами, вооруженных автоматическим оружием, при их первом и последнем посещении параллельной реальности не прошла для животных бесследно. Почти все мутанты имели ранения, не затянувшиеся, ограничивающие подвижность. Испытываемая животными боль снижала скорость и силу атаки.

Слившаяся воедино очередь из трех пуль покинула пределы сферы Стоп. Свинец кучно устремился в уязвимое место наиболее прыткого мутанта, оборвав его прыжок. Заклинание Зов, магии смерти, усилило ощущение от Лечения, и я не стал пользоваться прицелом, и так зная, куда попадут выстрелы.

Завертевшаяся карусель состояла из слившегося в коротких звуках от стрельбы пистолета, алчном рычании животных, скрежетании кевларовой брони под острыми когтями, предсмертного скулежа мутантов, звонких ударов бойка об оставшееся без патронов оружие.

С нарастающей паникой сообразив, что мне не дадут перезарядить пистолет, я растянул сферу Стоп до размеров собственного тела. Течение времени в большем объеме контролируемого пространства замедлилось, почти сравнявшись с окружающим меня миром.

«Коробка патронов, — поминая добрым словом умерших Сергея и Леху, я воспользовался доставшимся от них боезапасом. — Мгновенное перемещение любого предмета, находящегося в инвентаре, это действительно круто!»

Выщелкнув обойму, я принялся материализовывать в пальцах свободной руки по одному патрону. Мутанты чуть замедлились, оценивая изменившийся ритм боя. Через полминуты реального времени и минуту ускоренного внутри сферы обойма оказалась наполнена и вставлена в рукоять пистолета.

— Тх-тх, — очередные звуки выстрелов ознаменовали продолжение схватки.

Отстреливая очередями по три патрона, я изменял размер сферы по мере необходимости. Для очередной перезарядки сферу Стоп приходилось растягивать, для выцеливания мутантов и увеличения скорострельности — сужать.

К моменту, когда нападающие закончились, я стоял на одном колене, упираясь в землю окровавленной ладонью. Наиболее серьезная рваная рана украшала мое бедро, темная кровь продолжала течь, и это несмотря на примененное Лечение.

Рука, с зажатым в ладони пистолетом продолжала отслеживать передвижение оставшегося в живых вожака. Истратив все патроны, я оказался перед сложным выбором. Продолжая целиться, я убеждал местного босса, что все еще могу оказать сопротивление. Продолжающая вытекать из меня кровь ослабляла тело с каждым мгновением. Требовалось стянуть края раны друг к другу и применить заклинание, но у меня не было для этого свободной руки, и я замер в нерешительности.

— Бахх! — так и не сделавшая ни одного выстрела за все то время, что длилась карусель женщина снайпер решила, что настал удачный момент.

«Вот дура!» — успел подумать я до того, как кинулся наперерез метнувшемуся мимо меня вожаку.

Единственное оружие, не требовавшее перезарядки и патронов — нож Рассвета оказался в моей руке вытянутым вперед. На излете своего рывка мне удалось воткнуть лезвие в бок ящероподобного мутанта, самого крупного и самого опасного из всех, кто был здесь до этого.

Инга ошибочно выбрала целью его голову. Вылетевшая из снайперской винтовки с сумасшедшей скоростью пуля срикошетила от налобной пластины, не принеся никакого вреда. Получивший новую цель, куда менее опасную, чем я, «босс» кинулся к крыльцу здания. Переведя ружье на автоматический огонь, Инга продолжала стрелять, наконец-то догадавшись целиться в сочленение передней лапы.

Набравший хорошую скорость ящер неожиданно повалился на бок, подвернувшись на простреленной ноге. Возможно, мутант смог бы выправиться и встать, но продолжавший торчать из левого бока нож глубоко воткнулся в туловище, придавленный его же весом и инерцией от падения.

— Позволь мне тебе помочь, — раздался за спиной голос.

Продолжая лежать на земле, я смотрел в сторону Станции незримых, туда, где сейчас дергалась в конвульсиях огромная туша.

— Ммм? — обернувшись, я увидел присевшую у моей ноги девочку, которая держала в сжатом кулаке шприц с ядовито-желтой жидкостью.

— Потерпи, сейчас станет легче, — словно в бреду, я наблюдал за тем она втыкает блестящую иглу и вдавливает поршень.

Не зная, что это за жидкость, я поспешно скастовал Лечение, при этом постаравшись повернуться так, чтобы девочка больше не могла видеть мою рану. Впрочем, местная жительница не обратила на это внимания, встав и двинувшись назад.

«Обнаружен мутаген».

«Свойства: регенерация тканей».

«Применить?».

Глянув на рваную рану, я оценил время требуемого лечения в четверть часа. Отказываться от предложенной помощи я не стал и подтвердил применение. Интуитивная диагностика тела показала ускорившийся обмен веществ в моем организме, как и начавшийся процесс восстановления тканей.

— Подожди, — сообразив, что упускаю возможность поближе познакомиться с местными, я встал на обе ноги, пошатнувшись.

Пока я возился, девочка достигла высокой травы, на границе открытого пространства она обернулась и чуть махнула рукой. Знак, обозначающий прощание, был интуитивно понятен. Скрывшись после этого в местных зарослях, девочка окончательно пропала из поля моего зрения.

«И моя чувствительность молчит», — в очередной раз я отметил бесполезность использования побочного явления у заклинания Лечения при поиске абсолютно здоровых людей.

Раздавшийся от крыльца Станции стон напомнил мне о женщине-снайпере. Так и не добежавший до нее ящер перед тем, как упасть, успел плюнуть какой-то гадостью, попав в район ее левого бока и бедра.

Проходя мимо «босса», я вспомнил о ноже Рассвета, который видел в последний раз в недрах мертвой туши. Протянув руку, я материализовал оружие в своей ладони. Способность ножа самостоятельно возвращаться в инвентарь не могла не радовать.

«Применено заклинание Закат ур.2».

«Нанесен урон: 642 ед.».

«Пойманная душа: 0».

Хмыкнув, я развеял оружие. То, что у ящера не оказалось души, меня не сильно удивило. Животное действовало на рефлексах. Разумных движений и поступков во время стычки мутант не демонстрировал.

Доковыляв до крыльца, я внимательно осмотрел лежащую на боку Ингу. Женщина выглядела не очень, бледность с частым дыханием мое вновь заработавшее восприятие диагностировало как сильное отравление.

«Вот кого надо было лечить мутагеном», — подумал я.

Многократно примененное Лечение не сильно ей помогало. Находившийся в ее организме яд продолжал разрушать излеченные ткани тела. Находившаяся за спиной Инги дверь в помещение Станции незримых натолкнула на очередную идею.

Как и в своем мире, я попробовал открыть дверь, прислонив телефон к шершавой поверхности. Простое прижатие ладони, как в мире Сариж, и ожидание проверки на наличия нанонитов в теле закономерно не принесло результата. Оставался последний вариант, и я прижал все еще кровоточащую рану к двери. Количество мутагена в моей крови стремительно уменьшалось, но этого хватило, чтобы пройти идентификацию.

«Получен доступ к информаторию реальности Валиндо».

«Доступ на торговые площадки: Сариж, Земля, Роллиф, Валиндо».

Внутреннее пространство помещения было заполнено оборудованием, при взгляде на которое возникала мысль о лаборатории вивисектора. В середине комнаты находилось две кушетки, грязновато блестящее покрытие которых отталкивало одним своим видом. Тем не менее я уложил Ингу на одно из них, так как на полу было еще грязнее от бурых пятен и чего-то липкого.

Каких-либо медикаментов в обозримом пространстве обнаружить не удалось, и я перешел на торговую площадку местного Рынка. Поддерживая жизнь в женщине-снайпере, я просматривал имеющуюся информацию, пытаясь найти то, что могло бы ей помочь.

Раздел с предлагаемыми к продаже частями мертвых животных помог найти данные о моем последнем противнике, а также о лекарствах, которые требуется иметь с собой при охоте на гигантскую ящерицу.

— Один имеральд за сто доз? — задумался я, решая, много это или мало.

Ситуация была не критической, и я продолжил разбираться в местных лекарствах, которые все как один были той или иной формой ядовито-желтого мутагена.

«Универсальный антидот».

«Цена: 1 имеральд».

«Колиество:40 ед.».

Предложение понравилось куда больше, чем предыдущие. Антидот позволял иметь гарантию, что яд какого-нибудь другого мутанта будет успешно нейтрализован и мне не придется тратить имеральды на покупку еще одного лекарства.

Подтвердив покупку, я материализовал шприц из инвентаря, после чего ввел лекарство больной женщине. Наблюдать за тем, как мутаген борется с ядом, было неинтересно, и я задумался о том, что бы еще сегодня успеть сделать.

«Так, Ингу в реал, а самому в Сариж, — прикинул я. — Надо наномодуль скелета себе ставить, а не то не замечу, как все имеральды на других потрачу».

Открыв раздел развития персонажа, я решил еще раз взглянуть на то, что должно получиться после модификации. Очередные изменения в ветках развития моего тела заставили присесть на вторую кушетку.

«Мутаген, бля», — хоть женщина и находилась без сознания, материться в ее присутствии я не стал.

Повод для того, чтобы выразить свое эмоциональное состояние имелся, и очень большой. Если в начале у меня имелась одна схема улучшений, а потом вторая, то теперь я взирал на третью систему, так же дающую всевозможные плюсы.

— Да где столько имеральдов-то взять! — вслух пожаловался я на судьбу.

Новая ветка развития влияла на биологическую ткань, позволяя вмешиваться в ДНК-код и производить изменения в выбранном направлении. Зависнув перед списком предлагаемых улучшений, я чуть не пропустил момент, когда Инга пришла в себя. Раскрыв глаза, первое, что она сделала, так это поднесла руку к лицу, приближая к глазам экран прямоугольной мобилы.

— Хм, — прочистив горло, она стрельнула в меня глазами, что-то прочитав на экране. — Так ты меня подлечил?

Не видя смысла что-либо отрицать или говорить, я лишь пожал плечами. Женщина продолжила копаться в меню своего телефона, после чего расслабленно откинулась на кушетку. Продолжая молчать, женщина уставилась в потолок, как если бы что-то обдумывала. Я тоже не горел желанием с ней общаться, не до конца изученные возможности новой схемы улучшения тела интересовали меня куда больше.

— У тебя еще есть планы в этой реальности? — нарушила она затянувшееся молчание.

— Не особо, — уклончиво ответил я.

— Прогоняешь, значит, — по-своему восприняла Инга мой ответ.

Я вновь промолчал, так как и вправду не знал, зачем она может мне пригодится.

— Знаешь, я вчера сильно испугалась, — непонятно начала свой монолог снайпер. — Сначала не могла в тебя попасть, а потом потеряла из вида. Так быстро в жизни я еще никогда не бегала, мне все время казалось, что ты вот-вот меня настигнешь и опять отстрелишь колено.

Что-либо говорить от меня не требовалось, и я продолжил хранить молчание.

— Уже наутро узнала, что ты вернулся к подъезду, пройдя через двор в полный рост, поднялся на лифте в квартиру и спокойно лег спать, даже не зашторивая окон. Я только после этого поняла, что ты меня совсем не боялся, а просто решил попугать, и, знаешь, тебе это удалось, — под конец ее голос совсем стих. — За вчерашнюю выходку, Василь Олегыч сказал, я наказала себя сама. И если не вернусь с этого задания, то тебя никто не тронет и даже не спросит, что со мной случилось. Я не поняла вначале, подумала, шутка, а потом ты переместился сюда, прямо в логово «босса».

Женщина продолжала лежать на кушетке, уперевшись взглядом в потолок. Мне сложно было понять, что она чувствует и чего хочет. Отринув от себя мысли о чужих проблемах, я прикидывал, как побыстрее избавиться от ее присутствия. Двухминутный «штурм» выдал примерную последовательность действий, и я принялся действовать.

— Выполнение задания в Игре зачли? Четыре имеральда получила? — дождавшись неуверенного кивка, я продолжил: — Сейчас выкупаешь за три имеральда постоянный доступ к межпространственному карману и активируешь инвентарь. Вопросы есть? Вопросов нет!

— А потом? — приподнявшаяся на локте, она взглянула на меня странным взглядом.

— Потом берешь свою дурынду, именуемую снайперской винтовкой, и валишь в реал, — соскакивая с кушетки, отрезал я. — Там пишешь рапорт обо всем произошедшем и отдаешь начальству. У вас там аналитиков много, догадаются сами, что к чему. Ну а если нет, то подсказываю о необходимости выставить постоянный блокпост в этой реальности.

— Все-таки гонишь, — понурив глаза, выдохнула она.

— Выполнять! — разозлился я. — Еще не хватало мне самому из реальности в реальность скакать и обо всем докладывать!

— Есть! — неожиданно браво и со знанием дела Инга выпрямилась, отдав честь.

В ее движениях чувствовалась долгая практика, жизнь в очередной раз столкнула меня с профессиональным военным. Развернувшись строевым шагом, девушка вышла наружу и, подобрав валяющуюся на крыльце винтовку, перешла в нашу реальность.

Глава 6

После того, как тело девушки истаяло, мой взор уперся в тушу ящера, продолжавшего лежать в непосредственной близости от ступенек здания. Припомнив, что даже за неразделанное животное на Рынке давали от 2 до 4 имеральдов, я переместил его в свой инвентарь и выставил на продажу. Остальные туши мутантов требовали разделки и осмотра. Не все из них содержали нужные местным ингредиенты, а покупать мертвечину, не зная точно, что в ней есть, а чего нет, никто бы не стал.

«Хрен с ним, — отмахнулся я, не желая работать мясником. — Еще перемазаться или отравиться не хватало».

Вернувшись в помещение Станции незримых, я опять улегся на кушетку, решив воспользоваться тем, что я уже здесь, и применить на себя приглянувшуюся мутацию. Тушу «босса» выкупили сразу, видимо, я продешевил, поставив нижнюю ценовую планку. За уничтожение «босса» и зачистку локации так же подкинули «на бедность», так что, благодаря подросшему счету, у меня хватило средств на оплату очередного улучшения.

«Получен индивидуальный мутаген GFW654URJ4311MN».

«Свойства: дублирование и мутация сердечной мышцы».

«Применить?».

Мой выбор увеличения количества сердец до двух единиц был не случайным. На первый взгляд могло показаться, что я опасаюсь за свою жизнь и подобным способом пытаюсь увеличить свои шансы в два раза. Это было не так, так как излечить самого себя даже с вырванным из груди сердцем я был вполне в состоянии.

Два сердца мне потребовалось для другого. После того, как мутаген прорастит и подсоединит второй орган к кровеносной системе, последующие мутации изменят свойства этих органов, наделив одно из сердец способностью биться очень быстро, второе — очень мощно.

Если возникнет необходимость тяжелой физической нагрузки, получившее уклон в мощность сердце будет качать кровь как огромный поршень. Если же встанет ситуация, требующая скорости, в действие вступит другой орган, получивший в результате мутации способность сокращаться очень быстро.

Данную схему я подсмотрел у ящера «босса», когда рассматривал предлагаемые на рынке части его тела к продаже. Найдя схожую схему в сетке развития для своего тела, я убедился, что это не будет ограничивать мои магические способности, и подтвердил свой выбор.

«Индивидуальная мутация завершена успешно».

«Осторожно: возможности изученных заклинаний увеличены».

Содержание второго сообщения порадовало, но и насторожило. Для меня любое усиление воздействия заклинания на окружающий мир казалось хорошей новостью. Однако поразмыслив, я пришел к выводу, что, помимо прочего, действия заклинаний влияют и на меня самого. Так, например, если бы я мог двигаться с сумасшедшей скоростью, кожный покров моего тела мог бы не выдержать трения с воздухом и получить ожог.

«Пока вроде всё нормально, — взглянув на ситуацию под новым углом, я не нашел повода для беспокойства и мысленно дал наказ: — но при выборе следующих заклинаний надо будет это учитывать!»

Покинув помещение Станции незримых, я спустился с крыльца и отошел в сторону. По моему плану мне нужно было переместиться в мир Сариж, но, видимо, обострившиеся способности моего заклинания Лечение позволили уловить живое существо в паре десятков метров. Глянув в ту сторону, я почти без труда смог увидеть силуэт давнишней девчонки, она сидела на корточках и явно ждала, чтобы я убрался.

— Привет! Мы так и не познакомились, — у меня были другие планы относительно местных жителей, и я сознательно пошел на контакт. — Так и будешь сидеть в траве? Может поговорим?

Я, чтобы не пугать девочку, тоже присел на землю, перед этим подойдя поближе к ее укрытию. Между нами оставалось метров семь, ни я ни она не видели друг друга глазами. Девочка была почти здорова, недавний порез на лодыжке, который ссадил и щипал, доставлял незнакомке дискомфорт, но она его упорно терпела, чем и выдала себя для моей способности чувствовать.

— Что тебе надо? — наконец-то выпрямившись в полный рост, она перестала скрываться.

— Ничего, просто поговорить, — продолжая сидеть, ответил я. — Ты мне помогла, когда я был ранен, я хотел бы отблагодарить тебя, но не знаю как.

— Ты уже сделал достаточно, — ответила девочка, бросив взгляд на до сих пор валяющиеся тут и там туши мутировавших животных. — Никто из наших охотников не мог справиться с этой стаей.

Из последующего монолога следовало, что на протяжении двух последних лет жители ближайшей колонии были лишены возможности приблизиться к Станции незримых, именуемую здесь Лаба. Малочисленные и не имеющие сильных мутагенов, охотники не могли справиться с мутировавшими животными.

Местные мужчины отдавали предпочтение силе и выносливости, женщины чаще использовали хитрость и ловкость. Прошедший два дня назад бой сильно ослабил мутантов, но колония так и не решилась на добивание стаи. Взрослые продолжали чего-то выжидать, в то время как подростки имели по этому поводу свое собственное мнение.

— Я думала, что у меня все получится, — призналась Ваалу. — Особый мутаген уничтожал запах тела, а другой мутаген позволял надолго оставаться неподвижной. Я почти добралась до входа в Лабу, но что-то заподозривший главный ящер не уходил далеко от входа, и я уже отчаялась дождаться удачного момента.

— Я как-то не пойму, зачем стае находиться рядом с этим зданием, — выразил я свое сомнение. — Очень быстро закончится пища и рано или поздно животные должны будут покинуть это место.

— Все дело в исполняемых желаниях, — взглянув с ненавистью на здание за моей спиной, назвавшаяся Ваалу пояснила: — незримых слышат не только люди, но и животные. Исполняя чужую волю, животные превращаются в мутантов, становясь сильнее и быстрее. Колония, где я живу, очень слаба именно из-за того, что мы лишены возможности посещать Лабу и обменивать добываемые охотниками ингредиенты на сильные мутагены.

Прикинув в голове, о чем говорит местная девочка, я с трудом смог представить себе ситуацию, когда животное зарабатывает себе имеральды, а потом использует их для совершенствования своего тела. От воображенной картины несло абсурдом, но я не обладал другой информацией, приходилось довольствоваться тем, о чем мне рассказали.

— Ну, сейчас ты вполне можешь пройти в дверь, никто тебе не помешает, — указав на Станцию незримых, я как мог искренне улыбнулся.

— Хорошо, — сказала Ваалу, отступив назад и скрывшись в кустах.

Продолжая сидеть на месте, я мысленно отслеживал ее перемещения. Девочка заложила большой крюк, обходя меня по широкой дуге. Я лишь покачал головой, не в состоянии представить, что за жизнь у нее была до этого, если она так перестраховывается. Как я и ожидал, дверь не пожелала открываться, худенькое тело Ваалу замерло на ступенях, не зная, что делать, бежать или пробовать еще.

— Надрежь руку и прислони ладонь к двери, — продолжая сидеть на прежнем месте, я повернул голову через плечо и дал совет громким голосом.

Открывшаяся и закрывшаяся дверь позволила девочке войти, а я остался обдумывать полученную информацию. Впрочем, долго скучать в одиночестве у меня не получилось, на площадку перед Станцией незримых стали перемещаться из нашей реальности вооруженные люди. Каждый из них считал своим долгом взять меня на прицел, это длилось до тех пор, пока не появилась Инга и не скомандовала:

— Отставить, это свой!

— Неужели меня решил дождаться? — став вновь язвительной, женщина усмехнулась, дернув челкой.

— Нет, помоложе нашел, — поднявшись с земли, я прошел мимо, отметив краем глаза заигравшие на ее скулах желваки.

Открывшаяся дверь и показавшаяся в проеме девочка послужили катализатором гиперреактивности солдат. Рассыпавшиеся по периметру, они изготовились к стрельбе, ожидая команды. Продолжая идти вперед, я шагнул на первую ступеньку, после чего поднял глаза и встретился со взглядом «загнанного зверька».

— Пойдем, дай мне руку и пойдем, — тихим голосом позвал я. — Тебя никто не тронет, даю слово.

Руки девочки висели безвольными плетьми, протянув свою ладонь, я взял ее за кончики пальцев и потянул на себя. Очнувшаяся, она нехотя сделала шаг вперед, не вырываясь и не проявляя сопротивления. Молча я довел ее до края высокой травы, физически ощущая спиной, как мою спину провожают чужие взгляды через прицелы оружия.

— Иди. меня зовут Толик, если кому-нибудь из твоей Колонии тоже надо попасть в Лабу, просто приходите и скажите об этом, — стараясь избежать возможного кровопролития в будущем, я предложил наиболее подходящий способ.

— Так вы хорошие? — отойдя на несколько метров, и окончательно убедившись, что ее никто не преследует и она свободна, спросила меня повернувшаяся вполоборота Ваалу.

— Думаю, нет, — почему-то решив, что это важно, я задумался и нехотя ответил: — скорее плохие, но среди нас есть и хорошие, но только до того момента, пока не станет выгодно быть плохим.

— Хороший ответ, — неожиданно показавшаяся взрослой, она вернулась, сделав несколько шагов назад и замерла передо мной на расстояние в ширину ладони.

Наши взгляды встретились, после чего Ваалу приподнялась на цыпочки, а я чуть склонился. Легкий поцелуй длился не более секунды, после чего она отступила назад. Еще мгновение, и девичья фигурка стремительно скрылась среди зарослей, оставив в моей душе смятение чувств.

— Теперь я поняла, зачем ты хотел остаться один, — сказала подошедшая со спины Инга. — женщины не любят соперниц, особенно старых и опытных.

Последовавший после этого смех скорее напоминал карканье ворона, чем звуки из женского горла. Я не стал ничего объяснять, решив поговорить лично с Василием Олеговичем по поводу возможного контакта с аборигенами и предпринятыми шагами для избегания эскалации конфликта.

«Обнаружен мутаген».

«Свойства: усиление репродуктивной деятельности».

«Применить?».

Усмехнувшись, я еще раз посмотрел в ту сторону, где скрылась Ваалу. Если бы не новые способности, я бросился бы за девушкой, поддавшись воздействию мутагена. Отменив «применение», я понадеялся, что рано или поздно у меня появится девушка, которой ничего не потребуется применять, чтобы вызвать к себе интерес и стимулировать мое желание.

Перемещение в мир Сариж прошло штатно. Зона мира, действующая вокруг всех Станций незримых в этом слое параллельной реальности, позволяла чувствовать себя безопасно и расслаблено. Вдохнув полной грудью местный воздух, я постарался угадать, чем он так пахнет.

«Получена свободная наноколония».

Пришедшее сообщение сбило с мысли, и, чертыхнувшись, я вспомнил, зачем сюда пришел. Дверь находилась как раз за моей спиной, развернувшись, я вошел в белое здание. Внутри ничего не поменялось. Заняв место на ложементе, я еще раз взвесил все «за и против», после чего раздраженно хмыкнул.

«Имеральды уже заплачены, какой смысл мандражировать, все равно уже поздно», — дав себе мысленную отповедь, я подтвердил свое согласие.

«Матрица скелета завершена».

Оценив по системным часам прошедшее время, я засобирался домой. Операция заняла почти четыре часа, Света уже наверняка меня обыскалась и, как всегда, начала названивать мне на телефон. Переместившись в свой слой реальности, я был неприятно удивлен отсутствию непринятых звонков. Никто не звонил. И мой сестре, и остальным знакомым — всем было по барабану, где я и что со мной.

Похвастаться, что с кем-то успел сдружиться за полгода учебы на первом курсе института я не мог. Время от времени я ходил с ребятами попить пиво, а также несколько раз приглашал девушек в ночной клуб. С однокурсницами ничего не сложилось, а товарищи и знакомые повторно почему-то никуда не звали. С неожиданной тоской вспомнились глаза Ваалу, посмотревшей на меня после поцелуя томным взглядом, а потом стремительно бросившейся прочь.

«Дебил», — охарактеризовал я свое аморфное поведение.

Ударив кулаком об стену ближайшего дома, я выбил бетонную крошку и пустил трещину по штукатурке. Улучшенный скелет позволял не боятся переломов, а накачиваемая новым сердцем кровь передавала мышцам достаточную энергию. Залечив кровоточащий кулак, я двинулся прочь, впервые в жизни испытывая желание напиться и спрятаться от собственных мыслей…

— Ты где? — несмотря на шум в кафе, звонок новой мобилы смог прорваться сквозь винные пары и достучаться до мозга.

— О! Звонит! — пьяно подняв указательный палец к верху, прокомментировал я ситуацию своему собутыльнику.

Модуль Глас я отключил еще в самом начале вечера, так как назойливая система все время требовала подтвердить разрешение воздействие алкоголя на мое тело. Сам телефон я достал совсем недавно, доказывая сидящему напротив меня парню, что все, что я рассказываю про параллельные миры, это правда.

— Сиди там и никуда не выходи! — едва расслышал я сестру, перед тем как нажал кнопку отбоя.

— А ну дай сюда! — раздалось со спины, после чего кто-то ухватил меня за запястье.

Вырвать телефон неизвестный мужчина не смог, после чего об мою голову что-то разбили. Не испытывая никакого дискомфорта от чужих попыток навредить моему телу, я ринулся в драку, в которой, как мне показалось, принимали участие все находящиеся в баре.

Как выяснилось позже, мои рассказы про параллельные миры привлекли внимание группы лиц приезжей национальности. К моменту, когда началась драка, в зале были только свои, так что случайных посетителей я не задел.

— Анатолий, — Василий Олегович лично приехал к нам домой, чтобы поговорить. — Ну вот скажи, чего тебе не хватает, а?

Мы разговаривали в моей комнате, Жорж со Светой сидели на кухне, вопреки моим ожиданиям, ни смеха, ни разговоров оттуда не долетало.

«Подслушивают», — все еще пребывая в плохом настроении, я отвернулся к окну.

— Специалисты просмотрели записи из кафе и в один голос утверждают, что тебя должны были убить по меньшей мере пять раз, а может быть, и шесть, — давил фактами куратор.

— Не убили же, — буркнул я.

— Не убили, — обрадовавшись, что я заговорил, он постарался удержать на лице серьезное выражение лица и продолжил: — Неужели ты не понимаешь, что с твой смертью наш проект застопорится? И все, чего мы уже успели добиться, окажется напрасным.

Я продолжал смотреть в окно, пропуская его слова мимо ушей. Складывалось ощущение, что мы находимся с куратором на разных полюсах. Мужчина твердил о каких-то «наших» делах, и это при том, что я даже не состоял в штате работников банка. Никаких договоренностей достигнуто не было, как не было и гарантий получения их в будущем.

— Вот только сестру приплетать сюда не надо! — бубнящий голос долетел до моего сознания, вычленив слова про будущее Светы и мою ответственность за ее жизнь, я взорвался, повысив голос: — Вы меня еще в няньки её детям определите! У нее для этого муж есть, если он мужик, конечно!

— Каким детям? — опешил Василий Олегович.

— Ну, будущим, — сообразив, что сболтнул лишнего, уже тише сказал я.

— Ты же обещал, что об этом никто не узнает! — громкий шёпот женского голоса, раздавшийся с кухни, подсказал, что сидевшим на кухне Свете и Жоржу в ближайшее время найдется, что обсудить.

Последовавшая возня и успокаивающее бухтение мужского баритона лишь подтвердили мои предположения.

— А теперь давайте поговорим, — понизив голос и склонившись к Василь Олеговичу, начал я. — Меня интересует юридический статус вашего подразделения. Является ли он самостоятельной единицей, или входит в концерн, группу, или как там у вас это называется? Как бы то там ни было, я согласен на продолжение сотрудничества только при одном условии. Ваш банк создает независимую единицу со своим уставным капиталом, землей в собственности или аренде на 99 лет, штатом сотрудников из состава обученных Игроков. Я буду являться совладельцем, имея пятьдесят процентов акций. Если кого-то что-то не устраивает, я самоустраняюсь от ваших дел, дальше как-нибудь без меня.

— Знаешь, еще вчера вечером, я послал бы тебя нахер, но, — помолчав, Василий Олегович продолжил, подбирая слова, — после того, что ты продемонстрировал в баре, при этом находясь в абсолютно пьяном состоянии, да еще после рапорта майора Лейк, ты ее знаешь, как Ингу, твои требования уже не кажутся абсурдными и необоснованными. Если все наши бойцы смогут через месяц действовать так же, как ты, это уже окупит любые вложения.

— Через месяц будут и другие, способные на подобные вещи, — произошедшее в баре так и осталось для меня за «кадром памяти», так что приходилось говорить без конкретики, используя общие слова.

— Я об этом и говорю, — закончив разговор, Василий Олегович встал и пожал мою руку.

Еще больше запутавшись от его последней фразы, я проводил его до выхода из квартиры. Возвращаясь назад, я столкнулся с Жоржем, выглядевшим взъерошенным и злым.

— Толик, откуда ты узнал про меня с твоей сестрой? — перегородив проход, он потребовал ответа.

— Я же лекарь, не забыл? А ты у нее первый, — не понимая, в чем проблема, я попытался пройти в свою комнату.

— Ну знаешь, блин, вот иди и объясни ей ЭТО! — ухватив за локоть он потащил меня к Свете, рыдающие всхлипы которой раздавались из-за закрытой двери.

«Вот я попал», — запоздало оценив содеянное, я безвольно позволил впихнуть себя в ее комнату.

Разговор затянулся на целый час. Вернее, это я говорил, а Света плакала. Кое-как удалось ее отвлечь от глупых мыслей, рассказывая, как столкнулся со стаей животных и как вела себя снайпер Инга. История про местную девочку Ваалу всерьез привлек её внимание к моим словам, а после моего признания, что мы целовались, Света даже улыбнулась. Комментарий женщины-снайпера её насмешил, а зеленоватое свечение от моей ладони, молчаливо излечившее последствия первой ночи, окончательно примирили сестру с моим грубым вмешательством в её личную жизнь.

— И не сердись на него, — вставая с края кровати, сказал я. — Это я у тебя неуклюжий и бесчувственный, а он не такой.

— Даешь разрешение на свадьбу? — со улыбкой на заплаканном лице, сестра припомнила наш давнишний разговор.

— С этим к маме, — отмежевался я. — Съездите в гости, пообщаетесь…

Судя по раздавшемуся из-за двери сдавленному стону, Жорж все это время простоял в коридоре и отлично расслышал, что ему предстоит для продолжения серьезных отношений. Света тоже его услышала, после чего бросилась к зеркалу, проверяя, не потекла ли тушь и все такое. Помирившиеся и отправившиеся гулять, парень с сестрой наконец-то оставили меня одного.

Пройдя накануне три модификации, мне не терпелось проверить возможности тела, ставшего сильнее, быстрее, крепче, позволявшего использовать различные типы магии, недоступные с самого начала Игры, а также работу двух сердец.

«Первичное заклинание Зов улучшено ур.2».

«Приближает цель к границе небытия».

«Урон зависит от уровня».

«Магия Смерти, улучшаемое».


По результатам состоявшейся карусели у стен Лабы мне повысили оба заклинания. Пользуясь ими в равной степени, я был удивлен лишь тем, что для улучшения не потребовалось долгой и нудной прокачки.

«Первичное заклинание Стоп улучшено ур.2».

«Контролирует течение времени».

«Сфера зависит от уровня».

«Магия Времени, улучшаемое».

Решив проверить, насколько отличается действие улучшенного заклинания, я активировал закл. По мысленному желанию сфера сжалась до размера теннисного мяча, после чего растянулась почти на три метра в диметре. В своем максимальном размере Стоп никак не влияла на время, при уменьшении размера сферы скорость достигала пятикратного ускорения.

— Так, что бы еще прокачать? — задумался я, воодушевленный успехами.

«Заклинание Прищур изучено».

Утреннее общение подсказало мне, что было бы неплохо лучше понимать своего собеседника. Доставшееся от магии эмпатия заклинание должно в будущем помогать в подобных случаях, при этом для своей прокачки оно требовало от меня только общения с другими людьми.

«Внимание!».

«Вторичное заклинание Анус объединено с Прищур».

«Получен новое первичное заклинание Чуйка».

Не ожидая такого поворота событий, я раскрыл интерфейс улучшений моего тела. Зона, доставшаяся магии эмпатия, содержала теперь в себе новое заклинание. Единственное объяснение случившемуся могло крыться в том, что вторичные заклинания могли использоваться игроком без обладания соответствующим типом магии в энергетическом теле.

— Похоже, что и с пустотой такая же шляпа будет, — предположил я, так как энергосфера содержала в себе как зону магии эмпатия, так и зону пустоты.

«Заклинание Ноль изучено».

«Внимание!».

«Вторичное заклинание Разрыв меняет статус на первичное».

«Понижен входящий урон в два раза за использование заклинания».

«Требование: нож Рассвет».

«Ни хрена не понимаю, — мысленно плюнул я, не сумев уловить логику игры. — Одни заклинания объединяются, другие меняются!»

Впрочем, снизившийся урон не мог не радовать. Вместе с пассивкой Няня откат за применение Разрыва снижался до четверти, что с моим подросшим заклинанием Лечение уже не казалось столь опасным.

— Надо применить на ком-нибудь, — сделал я сам себе напоминание, после чего изучил последнее из оставшихся заклинаний.

«Заклинание Прыжок изучено».

Решив посмотреть, что такое Прыжок, я переместился на пять метров, оказавшись в коридоре. Стены не были препятствием заклинанию при знании, куда хочу переместиться. У меня это получилось с первого раза. Дистанция на первых порах удручала, но, как говорилось в описании, дальность зависит от изученности закла.

«Похоже, что в Крым мне пока что не прыгнуть, да и не был я там никогда», — выискал я недостаток у телепортации.

Три часа в экспериментах пролетели незаметно. Судя по шушуканью на лестничной клетке, влюбленная парочка вернулась с прогулки и все никак не могла расстаться, обнимаясь и целуясь под дверью.

Щелкнувший замок входной двери подсказал, что сестра дома. Подойдя к межкомнатной двери, я облокотился на косяк, скрестив руки на груди. Света делала вид, что не понимает причины моего ироничного взгляда, продолжая снимать с себя уличную одежду в прихожей.

— Что? — не выдержала она.

— Как я домой пришел, выпив пива, так «конец света», а как ты, так стразу «что»! — напомнив сестре ее поведение, когда я задерживался после института, я улыбнулся, показывая, что шучу.

— Дурак, — тем не менее сказала она, проходя мимо.

Потянув воздух носом, я уловил запах сигарет, на мое возмущенное восклицание «Ого!» последовал громкий звук захлопнутой двери в ее комнату. Прислушавшись к себе, я не нашел интереса и дальше третировать сестру, переместиться в параллельную реальность и попробовать свои новые возможности казалось куда как интереснее.

Глава 7

Выйдя на улицу, я не придумал ничего лучше, как перемещаться при помощи заклинания телепортация. Что будут думать обо мне прохожие, меня абсолютно не волновало. В интернете, по телевидению, да и в других средствах массового информирования населения все чаще и все убедительнее приводились доказательства того, что наш мир изменился.

— Блядь! — отпрянул от меня какой-то мужик, слишком близко к которому я переместился, прыгнув на другую сторону улицы. — Сука! — крикнул он мне вслед, так как, не сдержавшись, я пнул его в живот и исчез, материализовавшись дальше по тротуару.

Прыгнув назад, я опять кинулся на него с кулаками. Не ожидавший, что я вернусь, мужик растерялся и пропустил «двоечку» в голову.

«Сам ты блядь и сука», — оправдывая перед самим собой случившуюся вспышку гнева, я продолжил прерванное перемещение вдоль дороги.

— Стой! — на этот раз голос был женским, и, кажется, знакомым.

— Аня? — неуверенно спросил я.

— О! Вспомнил! — давнишняя девчонка, показавшая себя дерзко и ненадежно, старая знакомая искренне улыбнулась. — Карту купишь?

— Чего? — не понял я.

— Карту, я сама сделала, — похвасталась Аня и принялась объяснять и показывать.

Задумка, как и реализация, оказалась хоть и не на высоте, но вполне приемлемой. Имея заклинания Поиск и Тень, девушка сумела обойти всю территорию нашего города в мире Сариж. После этого она наложила получившийся результат на карту из нашей реальности, позволяя заранее прикинуть, где ты окажешься, если перейдешь из своего текущего местоположения.

— Круто, — признал я, оценив сделанный ею продукт. — Сколько?

— Десять имеральдов! — зарядила она цену.

Мой искренний смех вначале обидел Аню, после чего она, видимо, догадалась, что я знаю их истинную цену и перестала притворяться обиженной.

— Тоже на торговую площадку Рынка доступ получил? — спросила девушка.

— Давай за один имеральд, — сочтя излишним отвечать на ее вопрос, я предложил свою цену.

— Давай, — тут же обрадовалась она.

Перекачка приложения в новый телефон не заняла и доли секунд. Все-таки производительность, как и протоколы обмена информацией между мобилами незримых имели недостижимые для Земной техники параметры. Платеж так же прошел без проблем, ни я ни девушка, ни разу этого не делали, но совместными усилиями мы разобрались в интуитивно понятном интерфейсе.

— Ты сейчас куда? — спросил я, начав относиться к Ане намного лучше, чем раньше.

— В Сариж. А ты? — у довольной торговыми успехами девушки настроение было приподнятое.

— Я тоже туда собирался. Переходим? — предложил я.

Перемещение произошло штатно, я даже не обратил на него внимания, настолько привычной стала смена окружающей меня действительности. Для Ани, судя по ее спокойному поведению, это так же стало привычкой. Не останавливаясь, как шли по тротуару, так и в параллельной реальности, мы продолжили шагать вдоль полуразрушенных домов.

— Станция незримых, — дойдя до пустыря, я окинул пустое пространство взглядом, разглядев в самом центре белое здание.

— Станция? — непонимающе переспросила Аня.

— Местные ее так зовут, — пояснил я.

Не успели мы пройти вперед, как неизвестный парень перегородил нашу дорогу. Судя по одежде и оружию, он был из нашего мира. Глумливое лицо и уверенное поведение, невольно наводило на нехорошие мысли.

— Ну что, голубки? — начал он. — Достаем мобилы и показываем, сколько у кого имеральдов, а потом переводим их на мой телефон! Если еще не всосали, то жизнь одна и возродиться в случае смерти не получиться!

— А если нет, то что? — я намеренно пошел на конфликт.

— Тогда будет бобо! — говоривший погладил ствол охотничьего ружья.

— Это мирная зона, — вспомнив слова проводника Урла, выделенного мне стариком, я обвел пустырь жестом руки.

— Я в курсе, — он победно осклабился. — Но это касается только местных, в наши разборки они не лезут!

— Тем лучше, — вернув кривую улыбку, сказал я и переместился ему за спину.

Мое исчезновение и приставленный к его горлу нож, материализовавшийся в ладони по моему желанию, должен был остудить парня и поставить на место. То ли от неожиданности, то ли от страха он рванул в сторону, разрезая свое горло об острое лезвие.

«Применено заклинание Закат ур.2».

«Нанесен урон: 712 ед.».

«Пойманная душа: 1».

Сморгнув, я отогнал выскочившее сообщение. Порез от ножа был не таким уж и сильным, но сработавшее заклинание сделало свое дело. Аня замерла, ошарашенная произошедшим, а я, невольно разжал пальцы, выпуская труп из своих рук. Обмякший, он упал на землю, чем спровоцировал следующие действия.

Справа, из-за крупного обломка бетона выскочил еще один парень, сидевший в засаде. В отличие от умершего, у него в руках имелось более серьезное оружие. Присмотревшись, я отметил наличие рожка с патронами и оптический прицел.

— Су-у-уки-и-и! — закричал он, открывая стрельбу.

Карабин оказался полуавтоматическим, ствол оружия дергался в руках, посылая пули по веерным траекториям. Действуя рефлекторно, я совершил очередной прыжок, использовав телепортацию. Преодолеть разделяющее нас расстояние за одно заклинание у меня не получилось, и я повторно применил перемещение.

Среагировавший на мелькнувшую фигуру, парень с карабином довернул ствол, продолжая стрелять. Женский крик я услышал как раз в тот момент, когда оказался за его спиной. Девушка Аня, дерзкая и начавшая мне нравиться, оседала сломанной куклой на битые камни и песок. Поволока затмила глаза, но, намеренье попытаться мирно закончить этот конфликт, продолжало руководить моим телом, и я сделал то, что планировал.

«Применено заклинание Разрыв ур.2».

«Нанесен урон: 687 ед.».

«Получен урон: 172 ед.».

Вышибленный из этой реальности, парень подернулся белесой дымкой и исчез. Кинувшись к девушке, я лишь мельком обратил внимание на полученный урон. Аня пострадала куда серьезнее, чем я. Пулевые ранения разворотили ее брюшину и левую руку. Упав на колени, я активировал заклинание Лечения.

Девушка еще была жива, неожиданно подключившееся заклинание Зов начало подсказывать, что нужно сделать, чтобы ускорить ее смерть. Действуя от обратного, я применял заклинание на различные органы, и через двадцать минут дыхание Ани выровнялось, а на щеках появился легкий румянец.

— А ты неплохо лечишь, — ее первые слова невольно заставили улыбнуться.

— Тренируюсь, — ответил я первое, что пришло в голову.

Появившееся время позволило оценить окружающее пространство. В обозримой дистанции никого не наблюдалось. Это косвенно подтверждало слова погибшего парня о том, что местные не вмешиваются в разборки между пришлыми.

Сосредоточившись на внутреннем интерфейсе, я принялся развеивать заклинания, которые непонятно когда успел активировать. Оставил только Чуйку, которую почему-то забыл применить, выходя из дома, я более уверенно почувствовал себя на открытой местности.

— За что ты их так? — отойдя от шока и вспомнив о том, что я зарезал на ее глазах «ни в чем не повинного парня», взгляд девушки скользнул в сторону.

Ощутив, что она меня сильно боится, я встал с колен, на которых до этого сидел перед ее умирающим телом. Доказывать, оправдываться, вновь располагать к себе, показалось мне настолько не нужным и глупым, что я с трудом удержался от того, чтобы молча уйти.

— Парень так и не понял, что у меня в руке нож, он просто испугался и дернулся в сторону, — пересиливая себя, я все же попробовал объясниться. — Нож — артефакт, сам перерезал его горло, я этого не хотел.

— А другого? — продолжая отводить от меня свой взор, девушка скользила глазами вокруг, выискивая труп второго парня. — Тоже убил? Случайно?

Начавшая впадать в истерику, Аня окончательно лишила меня желания что-либо говорить. Развернувшись, я молча пошел прочь, взяв ориентиром белеющее вдалеке здание. За пленкой кажущегося равнодушия во мне кипели куда большие эмоции, чем выплеснутый Аней негатив. Я убил уже двух человек, своими собственными руками, воткнув нож в податливую плоть человеческого тела. Взглянув на ладони, я осмотрел свои пальцы со всех сторон. Такие же, как и ранее, в них ничего не изменилось.

«Зато во мне — во мне много что изменилось», — с горестью констатировал я.

Желание напиться и все забыть пришло и ушло. Не далее как вчера я пытался подобным образом снять стресс, то, к чему это привело, наглядно показало бесполезность подобного метода.

— Антон? — раздавшийся сбоку голос оказался для меня полной неожиданностью.

Резковато повернувшись и готовый отпрыгнуть в сторону, я увидел спокойно стоящего среди бетонных обломков и куч мусора Урла. Парень, как и в нашу прошлую встречу не выказывал ни агрессии, ни угрозы, что в какой-то степени объясняло не сработавшее заклинание Чуйка.

— Привет, — поздоровался я.

— Староста хочет тебя видеть, — проговорил он, после чего развернулся и двинулся прочь.

Меня никто не заставлял идти, предоставляя свободу выбора. Чуть помедлив, я двинулся за ним следом. Встреча с местными могла помочь отвлечься, и я не стал упускать появившейся возможности.

— Ты убил в мирной зоне, — первые же слова старика содержали в себе обвинение.

— Местные не вмешиваются в дела пришлых, — почти дословно я повторил слова умершего парня.

— Это не так, — качнув головой, выглядевший уже не как развалина, а просто как пожилой человек, староста продолжал сурово смотреть на мою фигуру. — Это наш мир, и мы в состоянии его контролировать. Парень, которому не повезло с тобой встретиться, занимался разбоем последние пару суток, но при этом он ни разу не переступил черту.

— Я не специально, — ответил я и скривился, так как произнесенные слова прозвучали по-детски.

— Урла слышал твои слова, — показав, что за нами следили с самого начала, староста огладил свою бритую голову. — Покажи мне артефакт.

Показывать нож Рассвета не было никакого желания, располагавшиеся невдалеке и как бы случайно, несколько крупных мужчин контролировали наиболее удобные пути отхода. Даже с ускорением, даруемым сферой Стоп, шансов прорваться с оружием с территории отряда было не много.

— Откуда он у тебя? — посмотрев на материализовавшееся в моей ладони оружие, староста равнодушно отвел взгляд, продемонстрированный предмет ни о чем ему не говорил.

— Подарок, — ткнув себя в грудь, я показал место, куда голубоглазый бомж воткнул лезвие. — Вот сюда, по самую рукоять подарили.

— И ты жив? — в последовавшем вопросе звучало равнодушие и скука.

— Я отправил дарителя в его мир, а подарок оставил себе, — всплеск злости прошел так же быстро, как и появился, оставив после себя горьковатый осадок.

— Гхм, — прочистив горло, староста взглянул мне в глаза. — В общем-то только из-за того, что второй парень исчез из нашего мира, а ты в свое время меня подлечил, было принято решение не убивать тебя сразу за нарушение закона о мирной зоне, а поговорить.

Охренев от услышанного, я недоверчиво обвел взглядом подобравшихся и готовых к атаке людей. Обострившаяся Чуйка показала наличие источников опасности, превышающих по меньшей мере в два раза то количество, что видели мои глаза.

«Попрятались, суки, выжидают», — так и не найдя их глазами, я повернулся к старосте, терпеливо ожидавшего моих действий.

— Вам что-то от меня нужно? — справившись с первым желанием бежать, я продолжил беседу довольно ровным голосом.

— Твоя способность «отправлять», она контролируемая? Расскажи об этом чуть больше, — без дипломатических изысков староста задал в лоб свой вопрос.

— Да, контролируемая, заклинание разрывает связь с реальностью, возвращая цель в тот мир, из которого оно пришло, — нехотя, но не видя других вариантов избежать допроса, сказал я.

— Но не все так просто, да? — уловив недосказанность, староста прищурил глаза.

— Есть негативные последствия для того, кто применяет заклинание, — чуть кивнув головой, подтвердил я. — Наносимый урон возвращается, но я хилл. С трудом, но мне удается пережить откат.

— Да, в этом тебе повезло, — согласился старик и о чем-то задумался.

Я его не торопил, окружавшие нас люди куда-то разошлись, оставив наедине. Судя по всему, дальнейший разговор не подразумевал широкой гласности. Хотя демонстрируемая местными возможность общаться между собой без использования звуковых волн снижала мою уверенность в том, что нас больше никто не слышит.

— Как ты понял, в нашем мире довольно много тех, кто был рожден не здесь, — начал староста. — В отличие от таких, как ты, доставляющих неудобства, но не создающих больших проблем, есть другие виды, само существование которых вызывает у меня и у всех коренных жителей безумную ярость.

Узнать, что я не могу доставить местным никаких проблем, было обидным. Впрочем, я не стал делать поспешных выводов, решив дослушать его до конца.

— Есть виды, обладающие разумом, но не имеющие собственного тела, — продолжил он. — Умом мы понимаем, что это не искусственные создания, наподобие тех, что разрушили наш мир, но нам трудно смириться с их присутствием в нашей реальности, и мы хотели бы от них избавиться.

— Убить? — уточнил я, не понимая, что от меня требуется.

— Скорее изгнать, — староста поправил меня, пояснив: — Путешествовать из реальности в реальность можно только последовательно. Нельзя переместиться в находящуюся параллельность через два или более слоя. Только смежные миры доступны для перехода, что делает длительные путешествия довольно опасным занятием.

— Все равно не понимаю, — признался я.

— Наш мир очень приглянулся Туффам, из года в год количество представителей этой расы растет, — старик перешел к деталям, и его речь стала более конструктивной. — Мы не знаем, что именно их так привлекает в нашей реальности, ведь для того, чтобы сюда добраться, им приходиться преодолеть не менее четырех слоев. Четкой статистики нет, но попадают к нам Туффы сильно ослабленными и долго восстанавливаются. Есть предположение, что в паломничество отправляется куда большее количество особей, но добираются до нас лишь единицы.

— И если появятся те, кого вышибут назад, в их родной слой реальности, может возникнуть ситуация, что Туффы сами откажутся от экспансии, — логически докончил я начатую стариком мысль.

— Ты понял, — тень улыбки скользнула по суровому лицу старосты.

— И что я буду с этого иметь? — вовремя спохватившись, я переориентировал разговор, начавший сворачиваться к завершению.

— Тебя не накажут за нарушение закона, — недовольный тем, что я отказываюсь помогать бесплатно, старик вновь нахмурил свои брови.

— Нет, — понимая, что он понимает, коротко сказал я.

— Ни имеральдов, ни оружия от меня ты не получишь, — уперся он.

— Это я и сам достану, а вот навыков обращения с оружием у меня нет, — мысль о том, что мне неплохо было бы получить какого-нибудь наставника, кто научит меня разбираться и пользоваться местным оружием, показалась здравой и нужной.

— Тактический модуль? — по-своему поняв мои слова, староста заметно расслабился. — на Рынке ее действительно нет, но я, как действующий командир боевого отряда сопротивления, имею возможность передать тебе ее копию.

Положив, как и раньше, свою ладонь на мое плечо, старик замер, как если бы что-то происходило.

«Обнаружена колония нанонитов».

«Программинг: SE-5432».

«Применить?».

Сообразив, что в прошлый раз таким же способом мне был передан модуль Глас, я теперь примерно смог понять, как происходит передача знаний местных технологий. Нанониты имели два статуса состояния, свободный и под программингом. Если в первом случае требовался дополнительный модуль для того, чтобы свободные нанониты получили программу и выполнили перестроение под заданную задачу. Во втором случае они уже несли в себе заложенную программу, которую требовалось только применить.

«Тактический модуль SE-5432 установлен».

Особых изменений поначалу я не заметил. Но стоило двинуться за проводником к месту, где последний раз был замечен представитель расы Туффа, как я смог оценить эффективность доставшегося модуля. На все, на что я смотрел, накладывались схематические построения из блоков и знаков. Цвет, толщина линий, цифры и символы, их назначение и понимание уже имелось в моей памяти. Глядя на то, как движется передо мной шустрая фигура проводника Урла, я более осмысленно стал понимать, почему он ставит ногу сюда, зачем отклонил корпус вбок, а также какие встроенные имплантаты используются в тот или иной момент времени.

«Киборг», — оценил я его механические движения.

Сторонним взглядом было невозможно заметить повторение циклов, прерываемых, заменяемых другими через раз или через пять минут. Но механически выверенные движения, подсвеченные новым модулем и дотошно разложенные на составляющие, стали очевидны и не вызывали былой зависти к чужой способности быстро и ловко перемещаться. Насмотревшись на парня, я невольно стал ценить собственную неуклюжесть, понимая, что так двигаться, как я, не сможет ни один робот.

— Мне тоже это не нравится, — неожиданно остановившись, Урла повернулся ко мне лицом. — Каждый из нас старается уйти от запрограммированных шаблонов, но это не так просто. Столетиями оттачивались оптимальные матрицы движений, в обычной жизни нам это почти удалось, но сейчас мы на задании, и это накладывает свои требования.

— Но… Но как ты догадался? — удивился я, опешив вначале оттого, что меня мало того что поняли, так еще и снизошли до объяснений.

— Ты пытался двигаться, как я, и у тебя начало получаться, — с горчинкой в голосе ответил Урла. — Но потом ты намеренно стал сбиваться и снизил нашу скорость передвижения. Как видишь, догадаться об остальном было несложно.

— Мы на задании, извини, я понял, — ответил я, искренне надеясь, что действительно его понял.

Продолжив движение, я больше стал присматриваться к себе и не мог не отметить чужой правды. Мое тело в обход разума само подстраивалось под оптимальные движения, имея перед глазами объект для подражания и копируя его стиль.

«Схем-матрикс Паркур завершен».

Малопонятное сообщение лишь подтвердило наличие каких-то процессов, происходящих в моем организме помимо воли. Отключать или еще как-либо лезть в модуль SE-5432 я не стал. Вполне могло получиться, что я что-нибудь сломаю и превращусь в калеку, не способного ни двигаться, ни воевать.

— Это здесь, — выведя меня на малоприметный пустырь, Урла указал рукой в дальний угол. — Вот там, видишь?

В начале я ничего не увидел. Я честно пялился в захламленный тупик, где, помимо облупившейся штукатурки и куска кирпичной кладки дома, больше ничего не было.

— Не вижу, — признался я.

— Красноватый такой, прямоугольный, лежит боком, — дал более детальное описание проводник.

— На бетонной плите? — наконец-то найдя взглядом то, что выбивалось из общей картины, я разглядел обычный кирпич.

— Да, это Туфф, — подтвердил Урла.

Перед моими глазами, как наяву, встало воспоминание из метро. В первый раз оказавшись в параллельной реальности, я видел точно такой же кирпич на подземной станции перрона.

«И он исчез после того как я его сломал, — сообразил я. — А потом я получил заклинание Разрыв!»

— И что, мне его голыми руками ломать? — повернувшись к проводнику, возмутился я.

— Я не знаю, как работает твоя способность, но если требуется ломать руками, то ломай, — довольно грубо отчитав, местный поставил меня на место.

«И вправду, чего это я, — двинувшись к тупику, я мысленно говорил сам с собой. — У меня же заклинание есть».

Присев на корточки, я оценил чистые бока и ровные края «кирпича». В прошлый раз меня это не сильно насторожило, скорее наоборот, послужило причиной моего внимания и решения наносить самому себе урон об чистую и ровную поверхность.

— Ай! — отскочил я в сторону.

В отличие от прошлого раза, «кирпич» не остался безучастным к своей судьбе, а дернулся навстречу, пытаясь ударить. Имея активированную Чуйку, я избежал прямого удара в колено, вскрикнув скорее от неожиданности, чем от боли.

«Получен урон: 2 ед.».

«Применено первичное заклинание Разрыв ур.2».

«Нанесен урон: 39 ед.».

«Получен урон: 10 ед.».

Хлопок раскрытой ладонью по умеющему летать кирпичу развеял его из этого слоя реальности, вернув туда, откуда оно появилось. Судя по нанесенному урону, Туфф действительно далеко забрался от своей параллельности, так что на его изгнание потребовалось совсем незначительное количество урона.

— Работает! — судя по довольному лицу проводника, для него это действительно было важно.

После этого мы зачищали территорию, контролируемую отрядом старосты. Вначале я недоумевал по поводу того, чем не угодили эти Туффы местному населению. Но, вскоре ожившие кирпичи и камни закончились, и им на смену пришли другие невоодушевленные предметы. Дверные ручки, бьющие током, лампы, освещающие гамма-спектром, оконные стекла, изменяющие частоту волн идущего через них света.

Под конец третьего часа меня привели к одиноко стоящему дому, вокруг которого собралась довольно внушительная часть вооруженных людей. Оглядываясь вокруг, я впервые имел возможность оценить местное оружие. Плазмоганы, лазерные турели, квантовые пушки и множество другого, скрытого на телах людей оружия.

— Здесь обитает Туфф, вселившийся в тело уцелевшей машины, — подошедший староста пояснил скопление своих людей. — Во время войны мы смогли уничтожить всех, обдавших искусственным интеллектом, но тела многих из них до сих пор находятся в функциональном состоянии. И если несколько машин смогут объединиться, то может случиться так, что погибнет очень много людей, прежде чем нам удастся с ними справиться.

Посмотрев вокруг, я еще раз оценил нанесенные городу повреждения. Идти в одиноко стоящий дом и сражаться с механизмом, способным произвести подобные разрушения, мне расхотелось от слова «совсем».

— Если вы смогли их победить, значит, ваше оружие способно нанести достаточный урон, — постаравшись не показывать своего страха, я попробовал уклониться от отдающего смертельной опасностью задания. — Вас довольно много, думаю, что вы и без меня сможете с ним справиться.

— Конечно же, мы можем справиться с машиной, — обидно хохотнув, старик без труда уловил мои опасения. — Проблема в том, что, разрушив материальную оболочку, мы не можем нанести вред Туффу. Эта раса не обладает собственным телом и вселяется во всё, что не имеет органики. Необходимо изгнание, а не разрушение. И все эти люди, что пришли сейчас сюда, помогут тебе в предстоящей миссии.

Успокоенный полученным объяснением, я с вновь проснувшимся интересом принялся наблюдать за готовящимися к штурму людьми. Работающий модуль SE-5432 продолжал считывать информацию, и я время от времени ловил свое тело на едва уловимых движениях, повторяющих чужие действия.

Я посмотрел, как мужчина средних лет передернул затвор и проверил крепление энергоячейки, и мои руки чуть дрогнули, повторяя произведенную им процедуру. Сидевший рядом другой боец подтянул ремень, оправляя закрепленную на боку гирлянду дополнительных патронов. Поведя плечом и чуть довернув локоть, я повторил и это действие.

Мое внимание не осталось незамеченным. Оказалось, что бойцам, наоборот, импонирует устроенная мной самоучеба. Дожидаясь, пока я запомню то или иное движение, следующий мужчина показывал что-то свое, не виденное мною ранее.

— Анатолий, твой допуск-код FGE455DFF$34, подключайся, — проходивший мимо Староста похлопал меня по плечу.

Спросить «куда подключатся и как» я не успел, работающий модуль принял код и позволил войти в чат отряда. Скосив глаза, я оценил списки подразделений, а также состав бойцов. Значения условных обозначений, символы и цвет, все это уже имелось в моей голове.

«Удобно, конечно, но раздражает!» — не мог не отметить я вмешательство в собственную память.

Начавшийся штурм дома произошел точно по графику. Поворачивая голову то вправо, то влево, я понимал, что значат возникающие и пропадающие линии, засветки секторов, меняющиеся цифры, указания типов применяемого оружия.

— Анатолий, — спустя двадцать две секунды, по командному чату прозвучала команда. — Твой выход.

Я уже двигался по указанному в тактической схеме коридору, приближаясь к помещению, в котором был заблокирован Туфф. Словесного общения можно было и избежать, и первая мысль, пришедшая в голову, говорила о том, что местные сомневаются в моей способности понимать информацию, предоставляемую модулем SE-5432. Скрипнув зубами, я промолчал, мысленно отрапортовав принятие и исполнение приказа при помощи тактик модуля.

«Я уже говорил, что мы стараемся уйти от порочной практики использования оптимальных матриц», — входящее личное сообщение от Урла напомнило мне о состоявшемся между нами разговоре.

За свою вспышку злости, хоть ее никто и не видел, мне стало немного стыдно. Захотелось исправиться и сделать так, чтобы было хорошо.

— Уже иду, командир, — вслух сказал я на общем канале. — Могли бы и поменьше разрушать этот дом, пока через завалы перелезу, солнце успеет сесть за горизонт.

Одобрительный гул на периферии слуха подсказал, что я все правильно сделал. Играть в оловянных солдатиков местные не хотели и не любили. Стремясь жить по-новому, они приветствовали любое отклонение от устава, при этом продолжая по нему жить и воевать в случае необходимости.

— Если будешь ползти как сейчас, то солнце не только успеет взойти, но и снова сесть за горизонт, — поддержал мою шутку староста.

В помещении, где был заблокирован Туфф, находилось максимальное количество народу. Судя по всему, каждому хотелось воспользоваться случаем и лично увидеть, как происходит «изгнание» из их слоя параллельной реальности.

Ожидая увидеть механическую копию человека, отчего-то именно так я представлял себе образ восставшей машины с искусственным интеллектом, я был слегка обескуражен, обнаружив какой-то приплюснутый блин с рваными краями по периметру.

— Э? — звук недоумения вырвался помимо воли из моего рта.

— Клешни отстрелили, без них он не умрет, а значит, и вселившийся Туфф никуда не денется, — пояснил староста.

Припомнив валяющиеся по всему дому длинные сочленения из металла, находящиеся в разной степени искореженности и поврежденности, я запоздало сообразил, что местные так долго возились с ожившей машиной именно потому, чтобы планомерно лишать её всех конечностей и я смог безопасно к ней приблизиться и применить Разрыв.

Чуть раздавшиеся в стороны бойцы позволили мне приблизиться к отливающему металлом корпусу машины. Вблизи от нее воняло какой-то паленой синтетикой, а также ощущалась едва заметная вибрация. Склонившись, я протянул руку с раскрытой ладонью вперед, активируя заклинание.

Взвывшее чувство опасности заставило отпрянуть назад, в результате чего я упал на спину. Выскочивший из недр поверженного механизма щуп пытался клюнуть меня в голову, но, пробив кевларовый шлем, острый кончик лишь оцарапал кожу. В следующее мгновение сразу несколько лазеров перечеркнули воздух, рассекая на несколько частей удлинившийся щуп. Один из лучей прошел совсем близко с моим лицом, оплавив лицевой щиток шлема.

— Жив? — наиболее важный для местных вопрос был задан безучастным голосом Старосты.

— Да. Сейчас, — перекатившись на бок, я повторно шлепнул ладонью по корпусу механизма, применяя заклинание.

На этот раз сюрпризов не произошло. Окутавшийся белесой дымкой механизм исчез из этого слоя реальности, отправившись в след за прижившимся здесь Туффом.

Один из местных помог мне встать, подав протянутую руку. Приняв вертикальное положение, я оценил месторасположение находящихся в помещении людей. Небрежно удерживаемое оружие не смотрело в мою сторону, но тактический модуль однозначно показывал мизерные шансы моего выживания в случае обострения ситуации.

— Сними шлем, — находящийся за спинами солдат, Староста обратился ко мне с просьбой все тем же бесцветным голосом.

Не видя смысла в ношении сломанного шлема, я снял его с головы, продемонстрировав всем желающим небольшую рану посередине своего лба. Стоящая сбоку женщина-сенсор придвинулась ко мне вплотную, проведя сверху вниз узкой ладонью. В ответ на ее действия, мой модуль зафиксировал множественные излучения, просканировавшие тело.

— Жидкий металл, одно из последних достижений разумных машин. После заражения вирусом даже обычное железо приобретает зачатки искусственного интеллекта, — решив разъяснить, что меня атаковало, произнес старик. — Наноматериал твоего черепа, имеющего крепость TYU653, при контакте с живым металлом не смог бы защитить, разрушился бы на атомарном уровне.

Судя по всему, для окружавших меня людей теперь не являлось секретом наномодульное улучшение моего скелета. Женщина-сканер отошла в сторону, как если бы была здесь ни при чем. Я отлично себя чувствовал и не понимал витавшего в комнате напряжения.

— Я рад, что ты остался жив, — сказал наконец-то подошедший ко мне староста.

— Можете не верить, но я тоже, — с натяжкой улыбнулся я.

Хлопнув меня в очередной раз по плечу, старик двинулся на выход. Вслед за ним потянулись и все остальные бойцы. Я остался один в разгромленном доме, осознав, что за полученный тактический модуль SE-5432 пришлось заплатить куда дороже, чем ожидалось.

«Обнаружен вирусная колония нанонитов».

«Репрограмминг: псевдоинтеллект BNH00865».

«Применить?».

Имея возможность выйти на торговую площадку и зная, что искать, я почти разу нашел указанную в сообщении маркировку. Жидкий металл, о котором только что говорил староста, обозначался именно такой аббревиатурой. Видимо, часть щупа все же проникла в ткани черепа, каким-то образом там закрепилась. Применять к себе это, до конца не понимая, с чем имею дело, я не хотел. Отложив принятие решения на будущее, я «заморозил» пришедший от системы запрос.

День выдался долгим и напряженным. Задумав перейти в свою реальность, я достал телефон, сверяясь со своим местоположением при помощи новой программы.

«Работает», — выйдя именно там, куда указывала купленная у Ани прога, я уже не так негативно отнесся к воспоминаниям, связанным с этой девушкой.

— Толик, где тебя носит?! — опустив приветствие, сестра тут же накинулась на меня, тараторя скороговоркой в трубку телефона. — Василий Олегович уже три раза звонил и справлялся о тебе. Давай ноги в руки и двигай к нашей Станции!

Таксист согласился меня подбросить до нужного места, заломив огромную сумму. Выданная на днях «котлета» дензнаков позволяла безбедно жить несколько лет. Но, судя по взлетевшим ценам, народ не был уверен в завтрашнем дне и старался сделать задел на будущее.

«Лучше бы качались», — понимая, что выбранная большинством населения тактика «моя хата с краю» не поможет обеспечить стабильного будущего, я лишь вздохнул и постарался об этом не думать.

Мысли же, как назло, возвращались к политике и армии. Отсутствие каких-либо заявлений с их стороны в равной степени воодушевляло и пугало. Воодушевляло оттого, что можно было сказать себе, им там виднее, если молчат, значит, все хорошо. А пугало из-за трезвого взгляда на жизнь. На улице нельзя было пройти и ста метров без того, чтобы не столкнуться с проявлением обретенных людьми в Игре способностей. Намертво замерзшие светофоры, превращенные кем-то в гигантские сосульки, подпалины на фасадах домов, оставшиеся от неудачно запущенных в небо огненных шаров, или перегораживающие кое-где проезжую часть каменные блоки, взращённые новоявленными магами Земли.

— Шайтан их подери! — объезжая очередное препятствие, ругался водитель.

— Вы бы полегче, уважаемый, — я решил пошутить. — Говорят, появилась магия демонов, накликаете еще.

Злобно зыркнувший в зеркало заднего вида таксист постарался поменьше и потише ругаться, но у него это плохо получалось. Свернув на нужную улицу, он резко остановился, видимо, вымещая подобным образом свои эмоции.

— Спасибо, сдачи не надо, — сунув ему крупную купюру, я двинулся к Станции незримых.

Машин, используемых ранее в качестве ограждения, теперь не было видно. Каменные стены перегораживали дорогу, оставляя между плитами трехметровой высоты небольшой проход. Сделать такое имеющимися на Земле технологиями, если и было возможно, то за куда больший период, нежели прошедшая ночь. Судя по всему, аналитики банка не зря ели свой хлеб, прогрессивно действуя в изменяющихся условиях и выбирая для своих игроков нужные заклинания или навыки.

— Ты куда?! — ткнув меня в грудь, незнакомый мужик в камуфляже и при оружии решил не пускать меня на огороженную территорию.

Отойдя в сторону, я достал телефон и демонстративно позвонил. Усмотрев в моей руке знакомый прямоугольник мобилы, мужик заметно занервничал, но остался на месте, перегораживая проход. Через пару минут его вызвали по рации и дали добро. Нехотя посторонившись, он пробубнил нечто среднее, между «ходят тут всякие» и «сопляк, а уже с мобилой».

Сестра, как обычно, что-то напутала, и я замер в одиночестве посреди охраняемой территории, не зная, куда податься. Пустой магазин пистолета и закончившиеся в коробке патроны напомнили о снизившейся боеспособности, и я занялся решением этого вопроса. В телефонной книжке первым на глаза попался контакт Жоржа, и не долго раздумывая, я набрал его номер. Парень сегодня встречался с моей сестрой и, по идее, должен быть в хорошем настроении.

— Патроны? К тэтэ? Не, такого не держим, — выслушав мою просьбу, рассмеялся он. — Проще тебе новый ствол выдать и патронов к нему.

— Лучше два пистолета и шесть магазинов, — вспомнив, как мучился, перезаряжая во время стычки пистолет, я постарался учесть прежние ошибки.

— Перезвони Павлу, он как раз тебя искал, заодно и с огнестрелом вопрос решите, — продолжая улыбаться в трубку, Жорж закончил разговор.

Павел обрадовался моему появлению и назначил встречу на улице у одного из автомобилей. Несмотря на каменное ограждение, машины каким-то образом все же попадали на огороженную территорию. Я стоял в раздумьях об этой загадке, когда Павел подошел ко мне со спины. В его намереньях не чувствовалось угрозы, так что я остался на месте, давая профессиональному военному потешить свое самолюбие.

— Привет, — спустя пару секунд, он обозначил свое присутствие.

— О! Привет, — развернувшись и состроив слегка ошеломленное лицо, поздоровался я. — Жорж обещал пару пистолетов с шестью увеличенными обоймами, пониженной отдачей, хорошей кучностью, плавным ходом курка и десятью коробками патронов.

— Такой? — хмыкнув от моей наглости, он открыл переднюю дверь пассажирского места и достал из бардачка пистолет с удлиненным стволом.

Глянув через оставшуюся открытой дверь во внутренности бардачка, я разглядел еще четыре коробки с патронами. Взяв из его рук оружие, я не очень умело оттянул затвор, проверяя ход механизма. Затворная рамка встала на место легко, после чего я развеял пистолет, перемещая в свой инвентарь. Улыбающийся Павел позволил забрать и все остальное из того, что еще имелось в машине.

— Понравился? — уточнил он.

— Я же просил два и запасные обоймы, — напомнил я.

— Отработаешь, получишь, — кивнув куда-то в сторону, Павел пояснил: — Надо прокачать одного паренька, так же как нас в свое время, до четвертого уровня заклинания.

— Одного? — удивился я, мысленно уже как-то привыкнув к масштабным акциям.

— Одного, учить будете втроем, — еще больше удивил меня охранник.

— Он кто такой? Сын мэра? — решив, что не хочу в этом участвовать, я постарался обострить ситуацию и свалить, разругавшись.

— Даже не думай, — просчитав мои намеренья, Павел заговорил серьезным тоном. — В столице идет страшная грызня из-за точек распространения телефонов. Территории переходят из рук в руки чуть ли не ежедневно, о том, сколько уже погибло людей, лучше даже не думать. На их фоне наш филиал самый стабильный, да и в городе нет сильных группировок. А парня к нам самолетом доставили, завтра он уже должен вернуться. И если мы сделаем все как надо, то столичные нас не забудут!

Я смотрел на вроде бы взрослого мужика и искренне недоумевал. Как можно продолжать слепо преклоняться перед теми, кого в глаза никогда не видел. Судя по его же словам, люди в столице даже не могли себе обеспечить нормальную базу. За что таким «служить», а другого слова на ум не приходило, я не мог и не хотел понимать.

— Ну и где он? — нехотя согласился я.

— Отдыхает после обеда, — глянув на часы, Павел озабоченно заторопился. — Совсем заболтался я с тобой, жди у входа на Станцию, сейчас остальные подойдут.

Дождавшись, пока Павел скроется в проеме двери офисного помещения, я сплюнул на асфальт и двинулся на выход. Нянчиться с каким-то мажором не было ни желания, ни интереса.

По мере приближения к огороженному периметру я вспомнил, что хотел покачаться в мире Валиндо. Не снижая набранной скорости, я достал телефон и подтвердил переход в другую реальность. Видящий меня из далека давнишний мужик в камуфляже и при оружии вознамерился «не выпускать». Но удержать мою развеявшуюся перед его глазами фигуру доступными простому смертному способами охранник уже не смог.

Глава 8

Сегодня погода в мире Валиндо не задалась, косой дождь и порывистый ветер показали, насколько может быть неприветливым местный климат. Периметр территории вокруг Лабы был частично окружен каменной стеной. Судя по характерным признакам, строительством занимался один и тот же маг земли.

«Мог бы и на пару метров подальше поставить», — оценил я видимую одному мне зону «мира».

Выполненное задание по зачистке территории продолжало приносить свои плоды. За каждый день мне начислялось по три имеральда, и так могло длиться очень и очень долго.

«Ага, вот почему местные в мире Сариж не воюют рядом со Станцией незримых, — предположил я. — Очевидно, каждому отряду, зачистившему в свое время подобную территорию, достался точно-такой же квест и теперь они получают „халявные“ имеральды».

Соотношение между двумя мирами имело четырехкратное значение. Это касалось как усиления эффективности применяемых заклинаний, так и снижения требований по мане, а также уменьшившейся до пятисот метров зоны «мира». В противоположность двум километрам, контролируемых отрядом Старосты, огородить пятьсот метров было вполне здравой и реализуемой идеей.

— Ты почему нас не дождался? — раздался невдалеке от меня голос Павла.

Парень, а с ним еще трое неизвестных, подошли ко мне сквозь пелену дождя. Судя по всему, мужик в камуфляже доложил о моем перемещении, и меня не стали искать в нашем слое реальности, сразу же переместившись сюда.

— Здесь дождь, все вымокнем, надо на завтра переносить, — с самым серьезным видом, на который был способен в сложившейся ситуации, заявил я.

— Только не тому, кто решил стать магом Воды! — произнес один из трех неизвестных.

Окинув его подмокшую фигуру, я отметил и добротную обувь, уже наполовину испачканную в глиняной жиже, и породистое лицо, вызывающее у меня желание ударить кулаком в квадратный подбородок.

— Какой план? — решив временно отступить, я занял выжидательную позицию.

— Раскачиваем боевое заклинание, — не вдаваясь в подробности начал Павел. — Я держу урон, Толя лечит, Ким сбивает каст, а Виктор накладывает бафы на мага.

— Угу, — кивнул я и двинулся прочь.

— Анатолий, ты куда? — достиг меня голос начавшего злиться Павла.

— Безопасная зона, пятьсот метров, здесь никто ничего никогда не качнет, — обведя не до конца огороженную территорию, объяснил я и махнул рукой за каменную ограду. — Нам туда.

Продолжавшаяся почти два часа прокачка ненужного мне человека радовала только тем, что я считывал матрицы чужих движений, пополняя свою базу знаний. Для моего личного использования они не подходили, но для аналитического блока, завязанного на тактический модуль, это были полезные данные.

— Все! Я готов! — заявил новоявленный маг. — Задание я уже взял, пора улучшать закл!

Услышав из чужих уст слова, косвенно указывающие на то, что выявленный мной способ прокачки является достоянием огромного количества людей, я испытал огромное желание прибить напыщенного гада. Что-то там вещавшую троицу, пытающуюся отговорить «столичного» от поспешного поступка, я даже не слушал. Просмотрев доступные задания, я специально выждал и взял квест последним, указав максимальную сложность.

Первый квест для игрока дарил иммунитет до своего выполнения от посторонней угрозы. Изменяемые условия, в зависимости от принявших участие в параллельных заданиях игроков, обеспечивали наличие противника соответствующего уровня. Троица из танка, бафера, хилла и роги своим присутствием с раскачанными заклинаниями и навыками настолько усложняла квест, что он получил максимальный статус сложности.

Маг воды теперь мало что мог изменить в квесте. Своими невеликими силами он был подобен искре, которая зажжёт трут динамитной шашки. Подтвердив максимальную сложность, я с некоторой ленцой прикидывал, стоит ли спасти Павла или слить взятое задание в сухую.

Дойдя до указанной в задании локации, мы рассредоточились, заняв свои позиции. Павел, имеющий заклинание «танк», выдвинулся вперед, маг и баффер сместились вправо. Рога мялся рядом со мной. Для того, чтобы применить свой навык, ему требовалось подойти со спины к цели.

Выметнувшийся нам на встречу мутант был очень быстр. Обманным ударом он атаковал Павла и сразу же переместился влево. Поспешивший и дернувшийся вперед маг оказался как раз на его пути. Спешащий сократить дистанцию и применить свое единственное заклинание, он упал, захлебнувшись в предсмертном крике.

Парень, взявший навык рога, не сплоховал и выдал серию комбо. Мгновенно вывернувшийся себе за спину мутант обрушился на «танка», так как рога успел отскочить в сторону. Павел вновь удержал удар, чем искренне заинтересовал мутанта. Рога вновь хотел применить свой навык, но на этот раз у него ничего не получилось.

Удар одной из конечностей мутанта придал горизонтальное перемещение подвижному парню. Пролетев около семи метров, Ким врезался в бафера, повалив того на землю. После падения они оба остались лежать, один из них сильно ударился затылком о подвернувшийся камень, второй получил довольно внушительную рану на спине от когтей чешуйчатой лапы.

Павел на удивление все еще стоял, несмотря на град принимаемых ударов. Не забывая его подлечивать, я подумал, что сегодня он вполне может перейти на пятый уровень улучшения основного заклинания.

Мутант, вышедший на встречу нашей команде, имел в холке не менее трех метров. Оценить его длину было затруднительно, так как гнущееся во все стороны тело, снабженное шестью лапами, постоянно извивалось и выкручивалось. Пелена дождя, который еще больше усилился, постоянно заливала глаза. Но работающий на иных принципах модуль Глас проецировал для меня четкую картинку развернувшегося боя.

«Похоже, что это из-за моего участия, — еще во время тренировки я мог оценить примерный уровень собравшихся игроков. И то, что сейчас нам противостояло, ребята никогда не смогли бы победить. — Кто бы мог подумать, что я настолько крут!»

Активировав свои заклинания, я начал перемещаться вокруг мечущегося мутанта. Телепортация поднялась за сегодня до второго уровня, позволив перемещаться уже на семь-восемь метров. Заклинание Стоп сужалось только в момент выстрелов. Окутанный сферой полуметрового диаметра пистолет выпускал по шесть пуль за раз. В остальное время я её держал максимального размера, повышая свою скорость перемещения в пространстве. Навык Лечение и Зов помогали выбирать новую позицию для поражения уязвимых точек на теле мутанта.

Особо сильный удар все же смог сбить Павла на землю. Заскользив прочь по раскисшей глине, он безвольно раскинул руки и явно потерял сознание. Свешенная на один бок голова наполовину была в воде, грозя при неудачном стечении обстоятельств смертью не от лап мутанта, а от попавшей в легкие жидкости.

«Потом помогу, — отметил я. — Сейчас не до лечения».

По мере схватки, аналитический блок собрал информацию о моем противнике и начал выдавать наиболее вероятные векторы атак и траектории движения. Чем больше совпадений имело место между предрасчётными величинами и зафиксированным чуть позже движениями в реале, тем толще и четче становились прогноз-линии боя.

«Ага!» — не в состоянии до этого попасть в ноздри мутанта, я кинулся на землю, занимая подсказанную тактическим модулем позицию. Глаза мутанта защищала непробиваемая роговая пластина, ротовая полость также имела природную защиту от прямого проникновения до нежного нёба и находящегося за ней мозга. Выцелив носовую пазуху, я смог вогнать сразу шесть пуль в приоткрывшееся на долю секунды отверстие.

Дальнейшее стало делом терпения и выдержки. Не испытывая проблем с перемещением, я старался оказываться в нужном месте, чтобы успеть выстрелить в приоткрывшееся для вдоха или выдоха отверстие. Огромный организм требовал кислорода, но получал вместе с живительным газом еще и заряд свинца. Испытываемое телом мутанта кислородное голодание замедлило реакцию и усилило боль в натруженных мышцах. Чем дольше шел бой, тем ярче становилось мое восприятие чужого тела.

«Пора», — решил я.

Очередной прыжок, вплотную к вывернувшейся ноге, позволил на секунду замереть рядом с мутантом. Физиологическое устройство колена и бедра не позволяло противнику еще больше выгнуть конечность, чем я и воспользовался, применив заклинание Разрыв.

«Нанесен урон: 15659 ед.».

«Получен урон: 3914 ед.».

Чувствуя до этого момента себя замечательно, после полученного отката я рухнул на землю.

«Бля, вот, оказывается, сколько у меня здоровья», — мысленно простонал я.

Не имея раньше возможности произвести численное измерение данного параметра, я маялся догадками и предположениями. Уменьшенный в четыре раза урон практически меня убил. Сил шевелиться не было, однако продолжавший лежать рядом со мной неподвижной горой мутант заставил действовать.

Если я его не добью, то через какое-то время он очнется и доделает то, с чем не справился откат заклинания Разрыв.

Материализовав нож Рассвета в своей руке, я чиркнул по бронированному боку мутанта, искренне надеясь, что у меня все получится.

«Применено заклинание Закат ур.2».

«Нанесен урон: 193 ед.».

«Пойманная душа: 1».

«Доступных на Рынке: 1».

«Получен доступ в мир Роллиф».

Взглянув на сообщение, я испытал облегчение. Победить мутанта, который обладал душой, а следовательно, и разумом, оказалось довольно тяжело. Все еще не закончившийся аукцион за душу парня с охотничьим ружьем слегка порадовал. В этот раз я не стал выставлять ограничение длительности торгов в 12 часов, решив указать только максимальный промежуток времени между двумя ставками. Если с момента последней ставки пройдет ровно один час, то лот будет продан тому, кто сделал последнюю ставку.

Полученный доступ в мир Роллиф так же был интересен, но скорее с точки зрения любопытства, чем по действительной необходимости. Торговать или покупать я мог и из своей реальности, перемещаться физически в новый слой реальности и подвергать себя неизвестным опасностям казалось не очень разумным.

Вспомнив о Рынке, я приложил руку к туше мутанта, перемещая его в свой инвентарь. Решив показать, что и у межпространственного кармана есть свой предел, игра выдала предупреждение о перегрузке.

«То пусто, то густо», — все еще валясь под дождем на раскисшей глине, я потихоньку отлечивал себя.

Выставив убитого мутанта на Рынок, я последовал наработанной ранее методике, указав нижнюю ценовую планку. Заниматься выуживанием максимальной цены, днями и ночами отслеживая колебания цен, у меня не было ни желания, ни терпения.

Более того, огромная туша продолжала лежать в моем межпространственном кармане. Пока ее кто-нибудь не купит, я с трудом смогу передвигаться на своих ногах. Разрешив доступ к просмотру информации о товаре, я понадеялся, что это позволит максимально быстро найти покупателя.

— Толик, ты жив? — раздался невдалеке голос очнувшегося Павла.

— Вроде бы да, — изображать полумертвого не было необходимости, я действительно себя херово чувствовал.

— Как остальные? — сев на том месте, где до этого лежал, Павел обвел взглядом окружающее пространство.

— Бафер и рога живы, маг нет, — коротко поведал я о результатах боя.

— Вот блядство, — судя по голосу, Павел действительно расстроился из-за смерти паренька.

Почувствовав себя лучше, я привстал сначала на корточки и после небольшой заминки выпрямился в полный рост. Покачиваясь от порывов ветра, я дошел до роги и бафера, решив помочь парням побыстрее прийти в себя.

— А где этот мутант? — вспомнив о причине нашего бедственного положения, охранник тоже привстал, но всего лишь на одно колено, и попытался хоть что-нибудь рассмотреть сквозь пелену дождя.

— Маг квест завалил, не выполнил, — залечивая рваную рану на спине роги, я чуть стащил его в сторону, позволяя грудной клетке находящегося без сознания бафера дышать более свободно.

— И что? — раздраженно огрызнулся Павел.

— Да ничего, — ответил я. — Может, сам развеялся после того, как мы все отрубились, кто знает.

— ХЗ, — ответил он.

Возвращение ребят не должно было вызвать ни у кого лишних вопросов. Ушли впятером, вернулись не все и сильно помятые. Павел, как только более-менее оклемался, сразу же переместился в нашу реальность. Я же решил задержаться и наведаться во внутренности Лабы.

— Не положено, — попытался остановить меня один из стоящих на карауле у дверей солдат.

Сфера Стоп позволила двигаться быстро, накачанная двумя сердцами кровь придала силы руке. Тактический модуль обозначил время и место нанесения удара в челюсть. К тому времени, когда товарищи упавшего на землю подбежали к крыльцу, массивная дверь вновь оказалась закрыта, пропустив меня внутрь и не пуская на Станцию остальных.

Конфликт с солдатом проявил еще одну проблему, так и оставшуюся не решенной. Василий Олегович обещал ввести меня в штат отделения банка, но все осталось только на словах. Солдатам, что остались снаружи Станции, мне нечего было предъявить в доказательство своих полномочий.

«И здоровье надо поднимать, — оказавшись сегодня впервые на грани жизни и смерти, я всерьез задумался об увеличении единиц своего здоровья. — Знать бы еще, как это сделать?»

«Получен индивидуальный мутаген GFW654URF4438QW».

«Свойства: мутация кожного покрова».

«Применить?».

Промучившись более получаса, я подобрал кажущееся мне оптимальным решение. Проданная к тому времени туша мутанта позволила оплатить запрошенную системой цену за мутаген. Впечатленный шкурой последнего противника, которую не могли пробить даже пули, я счел данный вариант усиления своего здоровья наиболее правильным.

«Вирусная колония нанонитов активирована».

«Симбиоз репрограмированного псевдоинтеллекта и мутагена запущен».

Задергавшись и не зная, как отменить начавшийся процесс, я оказался зафиксирован широкими кожаными ремнями. Изобилующая грязными разводами кушетка, на которой лежало мое тело, имела достаточный функционал, чтобы обеспечить успешное проведение операции. Дополнительно к лишению подвижности дергающегося тела, создатели Лабы предусмотрели медикаментозное вмешательство. Укол в плечо, после которого я начал проваливаться в бессознательное состояние, удалось почувствовать в самый последний момент.

— Блядь! — после того как я очнулся, это было первое слово, вырвавшееся из моих уст.

Испытывая жжение по всему телу, я пытался чесаться и тереть кожу. Ничего, чтобы я ни придумал и ни попробовал, не помогало. Настроение стало отвратительным, мне казалось, что печет и чешется и на коже, и даже под кожей.

Через пять минут жжение начало спадать, становясь не таким навязчивым и болезненным, как в начале. Осмотрев себя, я с облегчением убедился в отсутствии внешних признаков проведенной операции. То, что она действительно имела место, косвенно подтверждала разница в полчаса времени, выпавшем из моей памяти.

«Хорошо хоть не так долго, как в прошлый раз», — припомнив, сколько ждал переделки скелета, я спустил ноги вниз, решив размяться.

Вскоре жжение окончательно прекратилось, что-то внутри меня подстроилось под рецепторы и нервные центры человеческого тела. В меню игры дополнительные сообщения по этому поводу так же отсутствовали, оставляя широкое поле для собственной фантазии, или паранойи. Стоило мне выйти из Станции, как несколько солдат взяли меня на прицел.

— Анатолий? Вас просят вернутся в нашу реальность, — обратился ко мне один из них, продолжая целится через прицел. — Василий Олегович хочет с вами переговорить.

— Угу, — чуть кивнув головой, я дал понять, что услышал.

Спустившись с крыльца, я вызвал небольшие перемещение в диспозиции вооруженных людей. Приблизиться к себе они не давали, выдерживая дистанцию. Нападать я не планировал, так что, демонстративно достав мобильный телефон, я ткнул пару раз в экран и перешел в наш слой реальности.

Дома шел небольшой дождь. Созвонившись с абонентом, я попытался отделаться от навязываемого общения, но куратор не захотел говорить по телефону. Пройдя уже в знакомое здание рядом со Станцией незримых, я поднялся на третий этаж. Комната для совещаний находилась в левом крыле, воспользовавшись подсказкой попавшегося на лестнице клерка, я быстро нашел помещение, в котором уже сидело несколько человек.

Прежде всего, здесь присутствовал сам куратор, Василий Олегович, Павел с Жоржем и еще один мужчина средних лет. Глаза у незнакомца были живые и цепкие, именно из-за них он мне не понравился с самого начала, хоть и держал на лице приветливую улыбку.

— Анатолий, присаживайся, — предложил куратор и, подождав, пока я займу свободное место, продолжил: — Мы уже обсудили случившееся во время неудачной прокачки и теперь хотели бы услышать твое мнение по поводу случившегося.

— Слишком много нянек на одно дитя, — сказал я, с удовольствием отметив блеснувшие в глазах незнакомца злые огоньки. — У всех заклинания и навыки были раскачаны под четверку, все взяли квест в одну локацию, игра посчитала наши суммарные возможности и выдала равнозначного противника.

— Равнозначного? Ты уверен? — переспросил куратор.

— Я хиллер, мне трудно оценить боевую мощь игроков, учувствовавших в квесте, — прикрываясь своей малозначительной ролью в плане нанесения урона, я решил не делать каких-либо заявлений. — Более того, то, что мы остались живы, подтверждает теорию о первом квесте.

— Что за теория? — подал голос так и не представившийся мужчина.

— Я вам потом дам почитать выкладки наших аналитиков, — поспешил встрять в разговор Василий Олегович.

Я мысленно хмыкнул, сообразив, что куратор пытается представить своих людей в наиболее выгодном свете. Заявлять о том, что это моя теория и именно её приняли за основу в разработке методик раскачки, я не стал. Смерть мажора, видимо, осложнила отношения нашего филиала со столицей, и я решил не мешать сглаживанию углов.

— Ну, в таком случае, я не вижу смысла задерживать молодого человека, — вежливо произнес неизвестный. — Его мнение я услышал, ну а насчет того, чтобы устанавливать более тесное сотрудничество и отдавать процент от нашего дела, я не вижу никакой необходимости.

Расслабившись от того, что от меня отстали, я не сразу сообразил, о чем он говорит.

— Ты ведь сам заявил, что всего лишь хиллер, — повернувшись, он уперся в мое лицо потяжелевшим взглядом. — Партнерство заключается только с теми, кто имеет силу и вес. У тебя нет ни того, ни другого.

Я и сам не заметил, как оказался в коридоре. Жорж вывел меня из комнаты для совещаний, проявив недюжий опыт выпроваживания ошалевших клиентов от клерков по выдаче кредита. Я чувствовал себя так, словно взял три рубля, а через день узнал, что теперь я должен пару миллионов.

— Вот сука! — не скрываясь, громко высказался я.

— И не только. Пойдем, — продолжая увлекать вниз по лестнице, парень крепко держал меня за рукав, как если бы опасался, что я вырвусь и попытаюсь вернуться назад.

Оказавшись на улице, я слегка поостыл. Темнеющий небосклон намекнул на окончание рабочего дня. Чувствуя моральную усталость и вымотанность, я решил отправиться домой. Несмотря на ранний вечер, такси удалось найти далеко не сразу. Стояние в пробках закономерно не доставило удовольствия, так что, когда я заявился домой, у меня было прескверное настроение.

— Ужинать будешь? — выглянув из кухни, сестра вернулась к плите, не дожидаясь моего ответа.

— И чего спрашивала, — буркнул я себе под нос, присев на пуфик и снимая ботинки. — Ясен пень буду, целый день не жравши.

Сытный ужин из дорогих продуктов не оставил и следа от моего плохого настроения. Доедая вторую порцию стейка, я даже пошутил по поводу вершин кулинарного искусства, к которым сестре по новой придется стремиться из-за расширившегося рациона.

— А я научилась! Вот! Смотри! — словно фокусница, Света материализовала на своей ладони пачку с рисом. — И еще, вот!

Вынимая из своего инвентаря купленные в магазине продукты, сестра смотрела на меня с победным взглядом. Сложенная на столе стопка из пачек с различными крупами навела меня на очередную мысль.

— Могла бы и не оплачивать, так набрала бы и вышла, мимо кассы, — не подумав, брякнул я.

Вечер тут же оказался безнадежно испорчен. Света с чего-то решила, что я непременно займусь воровством, и требовала пообещать, что я не стану этого делать. Слова, что продуктовые магазины меня не интересуют, лишь распалили воображение сестры. Втемяшив себе в голову не пойми что, она продолжала выносить мой мозг. Спасительный звонок от Жоржа пригласил Свету погулять. Предупредив, что со мной она еще не закончила, сестра быстро собралась за каких-то полчаса и покинула квартиру.

— Спать, — не испытывая других потребностей, после сытного ужина, я завалился на диван и заснул.

Проснувшись посреди ночи, я понял, что больше спать не хочу. Задумавшись, чем бы заняться, я открыл раздел аукциона и проверил состояние торгов. Ни первая, ни вторая душа не нашла своего покупателя. Просмотров товара имелось достаточно большое количество, но никто не заинтересовался настолько, чтобы сделать ставку.

«Может, я что не так делаю? — подумалось мне. — Хотя в первый раз же сработало?»

Пересмотрев еще раз выставленные мной условия торгов, я чертыхнулся.

«Товар: 1 душа».

«Начальная цена: 100 имеральдов».

«Минимальная ставка: 1 имеральд».

«Время аукциона: не ограничено».

«Условие: закрытие торгов через 1 час после последней ставки».

Свежий взгляд на кажущиеся ранее нормальными условия выявил их существенный недочет. По заданным мной условиям, первый покупатель должен был оплатить 100 имеральдов, тогда как второму и всем последующим, будет достаточно добавить всего лишь один имеральд, чтобы получить товар стократной стоимости.

«Да, это я чего-то не додумал, — признал я очевидный промах. — В первый аукцион покупка была совершена в последний момент, за секунду до окончания торгов, сейчас же я сам снял ограничение по времени, делая невозможным гарантию получения товара тем, кто выплатит большую часть стоимости лота».

Снизив начальную стоимость до одного имеральда за душу парня с охотничьим ружьем, я снял душу мутанта с торгов, решив посмотреть, что получится с аукционом по новому условию. Закончил с этим, и мои мысли перескочили на полученный доступ в мир Роллиф. Я решил перейти в новый слой параллельной реальности.

Спускаясь вниз, на лестничном пролете второго этажа, я получил уведомление от игры, что «связь установлена», и я могу переместиться. Делать это в трех километрах от Станции незримых я не стал, обоснованно предположив, что и в новой реальности так же может существовать своя зона «мира».

«Лучше немного пройдусь, — решил я, перемещаясь при помощи телепортации через закрытую дверь подъезда на улицу. — Вернее, попрыгаю».

Ближайшая Станция незримых находилась в осадном положении. Не дойдя до нее пары кварталов, я услышал короткие автоматные очереди и увидел всполохи огненных заклинаний в ночном небе. Соваться в чужие разборки было непрактично, а пришедшая мысль об установлении своего контроля над еще одной локацией в новом мире заставила свернуть к оккупированной банком точке.

— Не положено, — не узнавший меня в темноте, тот же самый охранник, что получил на кануне в челюсть у дверей Лабы, перегородил проход.

— Опять в морду хочешь получить? — напомнил я о себе, чуть сместившись в бок и позволив уличному фонарю осветить мое лицо.

Дернувшийся сдернуть свой автомат за ремень, висевший на плече, мужчина получил еще один удар в челюсть. Перешагнув через упавшее тело, я раздумывал, применять ли заклинание телепортации, чтобы избежать столкновения с бегущими ко мне охранниками, или нет.

Тактический модуль решил все за меня, начав подсвечивать траектории чужих движений и оптимальный рисунок предстоящей схватки. Упускать представившийся шанс я не стал и шагнул вперед, намерившись подтянуть навыки безоружного оружия.

Трехминутная возня закончилась после того, как прозвучал одиночный выстрел. Очухавшийся после нокаута охранник из положения лежа прицелился в мою ногу и выстрелил. К тому времени трое нападавших уже лежали на асфальте, четвертый, самый опытный, еще кружил вокруг меня, выбирая момент.

Сфера Стоп, растянутая до размеров моего тела, позволяла двигаться быстрее. Пуля, летевшая с замедлившейся для меня скоростью, была воспринята тактическим блоком как неопасная. Момент начала уклонения от свинцового снаряда был рассчитан, но, войдя во внутренний объем сферы, пуля ускорилась до величин моего восприятия мира и попала в бедро.

— Сука! — отпрянув в сторону, я прижал ладонь к пораженному месту.

Оставшийся на ногах четвертый так же отскочил, заняв выжидательную позицию. Охранник с автоматом продолжал держать меня на прицеле, классически расставив ноги в стороны и соорудив из согнутых в локтях рук упор для стрельбы.

Активированное на рефлексе заклинание Лечения я развеял, так как лечить оказалось нечего. Пуля порвала ткань джинсов, но не смогла пробить кожу. Сплющенный кусочек свинца упал внутрь штанины, шевельнув ногой, я вытряхнул его на асфальт.

«Симбиоз живого металла и мутировавшей кожи, да еще и с зачатками интеллекта», — глянув на сообщение об нулевом входящем уроне, я ощутил улучшившееся настроение.

— Продолжим? — предложил я четвертому и, чуть довернув голову в сторону охранника с автоматом, сказал. — А ты не мешай, придурок.

Впрочем, продолжить прерванный спарринг мне так и не дали. Входящий звонок пришел от Василя Олеговича, недовольного тем, что его разбудили из-за нападения на объект.

— Могли бы пропуск какой выдать, — не согласившись с предъявленной претензией, возразил я. — Каждый раз с боем прорываюсь.

— Что тебе тут, намазано, что ли, — буркнул возвращающийся на свой пост мужик, получивший от меня в челюсть и вчера и сегодня.

Объяснять, что для подтверждения статуса зона «мира» и выполнения квеста мне требуется появляться у Станции незримых, я естественно, не стал. Обернувшись, я не нашел глазами четвертого. Мужчина покинул площадку перед КПП, как только подтвердилась легитимность моего присутствия на объекте.

«Ну, так не плохо», — оценил я прошедшую стычку и мои подросшие способности в бою без оружия.

Удерживаемый все это время в руке телефон я поднес к лицу, после чего демонстративно ткнул в него несколько раз пальцем. Развеявшись в нашей реальности, я перешел в новый для себя мир, готовый почти ко всему, что могло меня ожидать.

Мои предположения оказались верны. Переместившись в мир Роллиф, я оказался перед белым зданием, точно таким же, как и в других реальностях. Те же двери, но с рунной вязью, стояли монументом посреди бушующей растительности. Ни мутировавших зверей, ни людей в ближайшем пространстве не наблюдалось.

«Обнаружен: астральный страж».

«Имеется: свободная душа».

«Применить?».

Глянув в инвентарь, я убедился, что действительно, снятая с торгов душа мутанта имелась в наличии. Кто такой «астральный страж» и где он находиться, я мог только догадываться. Решив, что хуже не будет, я дал согласие на запрос системы.

«Астральная защита активирована».

Ни что это, ни для чего это, пояснений не было. Хмыкнув, я подошел к закрытой двери. Для того чтобы ее открыть, от меня не потребовалось никаких действий. После того как я поставил ногу на верхнюю ступеньку крыльца, монолитная плита сама отъехала в сторону, освобождая проход.

В центре помещения обнаружилась сложная пентаграмма, вычерченная на ровном полу. Глубокие бороздки кое-где сохранили следы темного и засохшего, как если бы рисунок наполняли кровью. В каждой вершине пентаграммы стояло по одной статуэтке. Из-за оплавленных форм догадаться, что изначально они символизировали, было уже невозможно.

Не найдя для себя ничего интересного, я покинул мрачное помещение, решив пройтись по округе. Буйная растительность не очень сильно мешала моему передвижению, так как я старался выбирать открытые участки земли и не лез в сильные заросли.

Неожиданно взвывшее чувство опасности от активированного и постоянно используемого заклинания Чуйка никак не могло определиться с направлением атаки. Я даже растерялся, замерев на одном месте и озираясь по сторонам.

«Астральная атака отбита».

Последовавшее сообщение дало хоть какое-то пояснение обострению Чуйки. Задрав голову вверх, я и там не смог обнаружить никакой опасности. Астрал, который, по моему мнению, находился где-то там, ни визуально, ни другими средствами чувств не определялся.

Развернув вкладку развития персонажа, я почти не удивился, обнаружив четвертый слой улучшений. После магии, имплантатов и мутагена открылся доступ к астралу. Решив вернуться на Станцию незримых, местное название которой еще предстояло выяснить, я двинулся назад.

Мрачное помещение за время моего отсутствия никак не изменилось. Зайдя внутрь и встав у стеночки, я повторно развернул вкладку улучшений и перешел в новый подраздел, разделенный на три позиции: Душа, Астрал, Защитник.

Сразу же открыв третью вкладку, я вчитался в доступное описание. Нечто бесформенное и большое, обитающее в слоях астрала, получило душу из моего инвентаря. Произошедшая подобным образом привязка подразумевала договор на 9 лет, по истечении которого, я лишался астральной защиты, а защитник обретал свободу.

Просмотрев другие улучшения, я поразился разнообразию выбора. В астрале обитало огромное количество самых разных существ, отличающихся как по размеру, так и по своему назначению. Все они существовали на животных инстинктах, нападая на слабых и защищаясь от сильных.

Мне в какой-то мере повезло, попавшийся первым имел предрасположенность к защите и обладал массивным астральным телом. Если бы мне досталось атакующее существо, то для осуществления управления потребовались бы способности выхода в астрал. Не имеющие контроля атакующие сущности бросались на всех, кто оказывался в зоне их видимости. Это рано или поздно привело бы к его закономерной гибели, чего мне, как возможному владельцу, хотелось бы избежать.

Перейдя во вкладку Астрал, я ознакомился со списком тех самых способностей, призванных осуществлять контроль и управление. Наряду с «петоводством», были здесь и другие способности, позволяющие самостоятельно атаковать и поглощать астральные сущности. Предупреждение о том, что для личного участия в боях необходимо иметь «достижения», привело меня к первому разделу.

«Как обычно, читаю с конца», — отметил я обратную последовательность своих действий.

Развернувшийся список «достижений» заставил скривиться. Я не считал себя законченным подонком, но и к праведникам не имел никакого отношения. Предлагаемые действия по укреплению «духовной плоти» отдаленно напоминали религиозные заветы различных вероисповеданий. Каждое из достижений гарантировало получение перка, совокупность которых укрепляла душу в телесной оболочке и препятствовало ее принудительному «изъятию».

«Баранину не жри, с женщинами не чаще раза в год, — пробегая глазами по строчкам, мое настроение ухудшалось после каждого пункта: — не оскверняй мысли свои пожеланием беды для другого, воздержись от созерцания чужой добродетели».

Последние пункты меня заставили задуматься не о вложенном в словах смысле, а о том, как можно реализовать контроль за исполнением подобных «обетов». Как не старалось мое воображение, ничего путного придумать по этому поводу я не смог.

«Купить достижение».

Скромная надпись и раскрывшееся меню после мысленного на нее нажатия меня сильно позабавили. Те же самые пункты, перечисленные выше, можно было получить, обменяв на единицы Статуса.

«Ну блин, все прям как у нас, — улыбнулся я. — Громкие и светлые лозунги напоказ, но, если есть деньги, заходите с черного хода».

На сегодняшний день счетчик Статуса хоть и подрос, но не так сильно, как мне бы того хотелось. С тех пор, как я потратился на заклинание Анус, данный параметр достиг 152 единиц. Работники банка, их родственники, нужные люди и прочие продолжали приобретать телефоны на нашей Станции незримых, доступ к которой был осуществлен по моей протекции.

«Ну и что у нас здесь есть?» — отфильтровав список достижений, доступных к покупке, я детально изучил каждый пункт.

«Аскет, пять лет на хлебе и воде или 30 единиц статуса, способность выхода в астрал».

«Стоик, десять лет накопления энергии Янь или 50 единиц статуса, увеличение сопротивляемости на сорок процентов».

«Герой, одна тысяча людей, считает вас героем или 80 единиц статуса, увеличение наносимого урона на двадцать пять процентов».

«Праведник, двадцать лет чистоты помыслов или 100 единиц статуса, восприятие астрала из телесной оболочки».

Список получился небольшой, что немного огорчило. Самому лезть в Астрал и сражаться с непонятыми существами у меня не было никакого желания. Так что, выбрав второе и четвертое из доступного, я подтвердил списание ста пятидесяти единиц Статуса.

«Получено достижение: Стоик».

«Получено достижение: Праведник».

Сложная пентаграмма, в центр которой пришлось встать для успешного проведения обряда, вспыхнула синим цветом и опала. Фигурки, купленные на Рынке за несколько имеральдов и расставленные в вершинах рисунка, оплавились, стали один-в-один таким же мусором, как и те, что я выкинул, расчищая пентаграмму перед проведением ритуала.

— Ну и че? — не мог сдержать я своего разочарования.

Никаких видимых изменений не произошло и я, помявшись, покинул Станцию незримых. Спустившись со ступеней, я огляделся вокруг. Буйная растительность, как и прежде, застилала весь обзор. Двинувшись вперед, я не прошел и трех шагов, как ощутил идущую от меня куда-то ввысь незримую нить.

Прислушавшись к себе, я осознал, что в высоте, там, куда она уходит, находится мой защитник. Он и вправду оказался достаточно велик, закрывая собой около одной десятой небосклона. Мысленно потянувшись к нему, я получил отклик, содержавший в себе так много всего, что я даже растерялся от обилия заполонивших мой мозг образов.

В мешанине переданных мне чувств сплелось облегчение из-за окончившегося ожидания, осадок от множественных разочарований в неудачном приживлении слишком слабых душ для его мощного тела, готовность выслужить девять лет, защищая от любого, кто посмеет меня атаковать, а следовательно, и встать между ним и его будущей свободой.

Задрав голову вверх, я прищурился, в зеленоватой выси безоблачного неба ничего нельзя было разглядеть. Но я знал, вернее, чувствовал, что оно там.

«Защитник, ты бы понезаметнее был, что ли», — послал я свою мысль-команду, обратившись вверх.

Чувство присутствия, ощущаемое как небольшое давление, ушло, оставив после себя едва заметный холодок, дующий в темечко.

«Прикольно», — отметил я испытываемые ощущения.

Двинувшись дальше, я размышлял о проявившейся способности чувствовать Астрал. Это оказалось родни дополнительному органу чувств, добавившемуся к моему слуху, обонянию, зрению и тактильным ощущениям.

— Ты напрасно отпустил своего защитника! — старческий голос прозвучал насмешливо и хрипло.

— Ммм? — не чувствуя опасности, я подошел слишком близко к месту, в котором хоронился ссутулившийся карлик.

Даже после прозвучавших слов угрозы и визуального контакта с возможным противником моя Чуйка молчала, как если бы я был дома и вокруг находились одни друзья.

— Что? Онемел от страха? — бледно-серые глаза всматривались в мою фигуру. — Я намеревался сразу же тебя убить за то, что ты посмел уничтожить мою гончую, но коли ты решил отпустить защитника, я согласен передумать и взять твою душу!

— Вы, простите, кто? — даже не представляя, что ждать от карлика, я попытался тянуть время. — Меня зовут Анатолий. А вас?

— Хо-хо-хо, — захрипел сутулый, смеясь. — Давненько я не разговаривал со свободным! Можешь звать меня Савва, но тебе это не сильно поможет!

— Свободным? А разве не все свободны? — продолжая болтать, я перезапустил тактический модуль и повторно активировал заклинание Чуйка. — Я из другой параллельности, и пока что мало что знаю о вашем мире.

— Оно тебе и не нужно, — карлик окинул меня цепким взглядом, мысленно приходя к какому-то решению. — Так как все равно сделать больше ничего не успеешь.

— Так кто такие свободные? — стараясь не показать своей растерянности из-за того, что привычные методы контроля пространства и окружающей среды отказываются работать, я повторил свой вопрос.

— Свободными зовут тех, кто обладает собственной душой. В нашем мире таких немного, — приглашающе махнув рукой, ссутулившийся карлик предложил следовать за ним. — В астрале полно сущностей, готовых за возможность поглощения чужой души служить столетиями. Вынимая душу из людей и вкладывая их в астральных жителей, свободные увеличивают свое могущество.

— Но как без души жить, разве они не умирают?! — не понял я.

— Кто тебе сказал такую глупость? — слегка замедлив шаг, карлик приостановился, чтобы взглянуть на меня бледно-серыми глазами. — Проведенный надлежащим образом ритуал позволяет качественно отделить одно от другого.

— Но, — замялся я, подбирая слова. — Как же людям жить без души?

— А что тут такого? — пройдя сквозь заросли, он вывел меня на небольшую дорогу, у обочины которой ждал паланкин с каркасом из розового дерева. — Посмотри, они все имеют сильные и здоровые тела, способные выполнять свою работу.

Переведя взгляд в указанном направлении, вслед за движением сухонькой руки, я с оторопью принялся разглядывать четырех гигантов, тела которых лоснились под лучами восходящего солнца. Подобные фигуры в нашем мире называли Аполлонами. Мускулистые гротески, вызывающие зависть мужчин и восхищение женщин.

— А женщины? Не это ли удел для прекрасных созданий? — отодвинув ажурный полог балдахина, сутулый позволил лицезреть развалившуюся в соблазнительной позе женщину, почти обнаженную, обладающую идеальными пропорциями тела.

Всмотревшись в ее лицо, а потом и в лица четверых мужчин, я отметил отсутствие осмысленного взора. Лишившись души, они перестали обладать собственным сознанием, продолжая существовать, но не жить.

— Знаешь, я передумал, — переводя свой взгляд с Аполлонов на меня и обратно, ссутуленный карлик проговорил: — Оставлять твое тело в живых нет смысла, ты не красивый, жилистый. Зачем оно мне?!

— А душа? — наконец-то почувствовав отголосок опасности, которая еще была далеко, но постепенно приближалась, я внутренне подобрался.

— О! Душа очень нужна, ты убил одну из моих гончих, так что освободившееся место надо восполнить, и твоя душа более чем подойдет на оплату двухсотлетнего договора с подходящей сущностью из астрала, — договаривая эти слова, карлик полез во внутренности паланкина.

Новая грань мироощущения, названная здесь способностью чувствовать астрал, представила мне возможность наблюдать, как ранее незримое нечто стремительно движется в мою сторону. Оно приближалось ни сбоку, ни сверху. То, где оно существовало, было другим измерением. Преодолев отделявшие нас слои, сущность кинулась ко мне, пронизывая тысячами белесых нитей.

Чувствуя все это время холодок на своем темечке, я не волновался. Незримо для остальных, но вполне явственно для меня астральный защитник выстраивал вокруг меня кокон, заключая тело и душу в непроницаемый кокон.

— Что? — уже почти усевшийся на свое место, карлик недоверчиво обернулся в мою сторону.

Отбитые в сторону атаки оказались обманным маневром. Согласившийся служить девять лет астральный страж имел огромный опыт как боевых действий, так и наращивания своего астрального тела. Белесые нити, что так опрометчиво были выпущены в меня гончей, оказались пойманы веретенообразным коконом. Начавший после этого вращаться с огромной скоростью, мой защитник буквально вытягивал атаковавшую меня сущность из ее слоя астрала.

— Да как ты посмел! — в руках карлика появилось лезвие, чем-то похожее на нож Рассвета.

Оживший тактический модуль принялся реабилитироваться за свое бездействие, подсветив вектор атаки и несколько прогнозов развития событий. Завертевшаяся схватка происходила в нескольких слоях этого мира. Астральный защитник отбивался от неожиданно большой своры гончих. После гибели первой, карлик спустил с поводка все, что у него было.

Сам сутулый так же оказался не промах, если бы не мое заклинание Стоп и без сферы, ускоряющей мое мировосприятие, оказать достойное сопротивление было бы затруднительно.

«Блин, да что я туплю», — наконец-то отпрыгнув в сторону при помощи телепортации, я материализовал пистолет в руке и произвел ускоренный сферой выстрел из шести пуль.

Результат оказался для меня неожиданным. Разлетевшаяся, словно гнилой арбуз, голова перестала управлять телом, и оно упало на землю. Сам же карлик остался стоять на дороге, и я даже не сразу сообразил, что именно вижу перед собой.

— Хех, опять тело искать, — с сожалением глянув на испорченную телесную оболочку, он перевел на меня пылающий ненавистью взор. — Придется взять твое!

Подвижность бестелесной сущности превосходила на несколько порядков возможности умершего тела. Пистолетные пули проходили сквозь душу, не нанося ей никакого урона. Единственное, что я успел сделать, так это выставить перед собой материализовавшийся в ладони нож Рассвета. Пытавшийся уклониться в последний момент, карлик не смог дотянуться до моего горла, наткнувшись на лезвие ножа.

«Применено заклинание Закат ур.2».

«Нанесен урон: 10779 ед.».

«Пойманная душа: 1».

«Заклинание Закат улучшено ур.3».

Облегченно выдохнув, я осмотрелся, оценивая поле боя. После того, как карлик умер, атаки из слоев астрала ослабли, но не прекратились. Приглядевшись к происходящему, я пришел к выводу, что мой защитник просто не отпускает готовых сбежать сущностей, гоняя их из слоя в слой и поглощая по мере возможности. Уловив мою насмешку, оно, кажется, даже смутилось, ретранслировав мне мысль о том, что «много не бывает».

Оставив защитника резвиться, я перевел свой взгляд на паланкин и остающихся рядом с ним людей. Как и прежде, они стояли безвольными куклами, ожидая приказа. Смерть карлика никак не повлияла на их состояние. Если я уйду и оставлю их здесь, вероятнее всего, они просто умрут.

«Да за что мне все это!» — разозлился я.

Приказав аполлонам поднять паланкин и идти домой, я был ошарашен тем, что они умеют говорить.

— Господин, займите свое место, — один из мужчин аж присел перед входом, изображая из своего тела ступени.

Еще один отодвинул ажурный полог, а двое других зашли с разных сторон, пытаясь под ручки направлять меня в нужную сторону. Сильная растерянность сыграла со мной злую шутку, и я позволил усадить себя внутрь. Ожидавшая внутри женщина заботливо опутала меня своими руками и ногами. Решив поначалу, что это эротическая прелюдия, спустя пять минут я понял, что ошибся.

Женщина выполняла роль амортизатора, компенсируя неровности дороги и тряского бега. Напрягаясь и расслабляясь в нужных местах, она старалась обеспечить приемлемый комфорт. Аполлоны двигались вперед, удерживая руками паланкин на своих плечах. Поддерживая максимальную скорость бега, четыре человека создавали слишком много рывков и отклонений. Я особо никуда не торопился, так что решил уменьшить испытываемый дискомфорт.

— Тише вы, тише, медленнее давай, — чуть повысив голос, пожелал я.

Перешедшие на черепаший шаг аполлоны шевельнули мое чувство недовольства. Спустя пару минут корректирующих окриков паланкин стал перемещаться со скоростью, при которой практически отсутствовала тряски. Отдернув край занавеси паланкина, я начал рассматривать тянущуюся вдоль дороги местность.

У дальнего края леса виднелись вырубленные просеки, а непонятно чем засеянные плантации колосились синими всходами. Увиденное мной невольно говорило о близости крупного поселения, которое не замедлило появиться еще через десять минут. Глинобитные домики показались мне излишне маленькими, на их фоне двухэтажный дом в центре выглядел настоящим дворцом.

— Повелитель, — поставив паланкин на землю, аполлоны совершили обратный процесс по моему извлечению из объятий женщины.

Успев попривыкнуть к ее мягкому телу, я с неохотой вышел наружу, осматривая место, куда меня доставили. Напоминающая рабовладельческую плантацию, где с утра до вечера работают в поле, а вечером возвращаются в утлые домишки, фазенда выглядела ухоженной и самодостаточной.

Осмотревшись, я постарался получить детальнее представление обо всем вокруг. Вдалеке слышался стук мачете об стволы деревьев, чуть ближе звучало пение людей, работавших на полях, дуновение ветра принесло запах еды от ближайшего здания, а сквозь распахнутые настежь окна двухэтажного дома виднелось богатое убранство внутренних комнат.

— Повелитель, — еще одна женщина, появившаяся через дверной проем, приглашающе распростерлась вниз, выражая покорность и готовность исполнить любой приказ.

«И где карлик таких девок набрал, — стараясь не особо пялиться на откровенно вываливающуюся из ее одежды грудь, я прошел внутрь дома. — Одна в паланкине, одна у входа, а вот и еще две не хуже, наверное, горничные».

Осмотрев дом, я остановил свой выбор на втором этаже в одной из комнат. Это помещение напоминало кабинет, следовавшие до этого за мной по пятам полураздетые женщины приотстали, позволив мне остаться одному.

«Аукцион закончен: истекло время с момента последней ставки».

«Сделанных ставок: 314».

«Товар: 1 душа — продано».

«Цена: 314 имеральдов».

«Примечание: покупатель Савва мертв, лот может быть передан предыдущему участнику аукциона, если вы откажетесь от права наследования имущества Саввы».

«Принять?».

«Это что, карлик, получается, участвовал в моем аукционе? — и так и этак обдумывая сообщение системы, я никак не мог разобраться в происходящем. — Получается, что если я соглашусь принять право наследования, то мне достанется и 314 имеральдов, и продаваемая душа вернется в инвентарь, а также еще и все движимое, и недвижимое имущество этого старикашки!»

Не видя изъяна в своей логике, я отказался подтверждать передачу лота и принял права наследования.

«Внимание: свободный Лума объявляет вам войну».

«Внимание: свободный Гаррос объявляет вам войну».

«Внимание: свободный Раффан объявляет вам войну».

Сообщения потянулись нескончаемой вереницей, за неполную минуту перевалив за сотню. Обострившееся чувство опасности начало нарастать, показывая, что у меня осталось не так уж и много времени, чтобы хоть что-то предпринять. Усилившийся холодок в темечке напомнил, что я не один и у меня есть защитник. Как можно подробнее и ярче я постарался представить сложившуюся ситуацию астральному стражу, добавив в конце эмоцию вопроса «что делать?».

Как ни смешно бы это показалось со стороны, но астральный страж предложил нанять еще стражей, воспользовавшись имеющимися душами. Одна из них, душа карлика, находилась в инвентаре, а вторая ожидала оплаты. Устроители аукциона требовали перевести 314 имеральдов за купленный лот, то, что я одновременно являюсь и продавцом, и покупателем, не имело никакого значения.

«Вот дерьмо», — не сдержавшись, расстроился я.

Как принудительно нанять астрального воина, я не знал. Воспользовавшись каналом, соединяющим меня с защитником, я передал имеющуюся в инвентаре душу напрямую, мысленно попросив стража найти того, кого нужно, и заключить договор на те же самые девять лет.

Судя по словам карлика, обычной практикой считался договор на сто, а то и двести лет. Запрашиваемый мной неполный десяток лет выглядел очень привлекательно для свободолюбивых жителей астрала. Неожиданно давление на мое темечко усилилось. Если астральный страж занимал одну десятую небосклона, то откликнувшийся на мое предложение воин имел размеры почти с четверть зеленоватой выси местных небес.

— Маскируйтесь, что ли, — привыкнув прятать свои возможности и скрывать их до последнего момента, я перенес клише поведения и на нанятых сущностей.

Легкое недоумение от воина и успокаивающее одобрение от защитника были реакцией на мои слова. Впрочем, маскироваться и прятаться не пришлось. Многочисленные прорывы астральных слоев и наличие атакующих вынудили нанятых мной сущностей вступить в бой.

Долетевшие до моего слуха крики боли через раскрытые окна кабинета отвлекли от созерцания разгорающейся в слоях астрала битвы. Выглянув в окно, я с недоумением, а потом и с яростью осознал происходящее.

Неизвестные, равнодушно и походя убивая жителей фазенды, двигались в сторону двухэтажного дома. Открывшийся портал, через который высыпалась очередная партия неизвестных, в какой-то степени объяснил скорость появления врагов на этой территории. Переместившись при помощи телепортации во двор, я зашел за спину ближайшему захватчику и ударил в спину.

«Применен Навык Закат ур.3».

«Нанесен урон: 0 ед.».

«Пойманная душа: 0».

Мелькнувшее сообщение подтвердило мои догадки о том, с кем мне довелось столкнуться. Телесные оболочки, лишенные души и предназначенные для военных действий. Частые всполохи портальных окон лишь увеличивали их количество на территории фазенды.

Механически передвигая ноги, захватчики целенаправленно шли к дому и не обращали ни на что внимания. Выстрелом из пистолета я смог добиться результата, пробитое свинцовой пулей сердце остановило тело, лишенное души. Подхватив выпавшее из рук нападающего мачете, я ринулся вправо, описывая окружность вокруг дома. Захватчики продолжали идти вперед, не замечая падающих друг за другом товарищей, неспособных более двигаться после одного-двух ударов мачете по их коленям.

«Девчонки!» — запоздало вспомнил я.

Четыре красавицы, строившие мне глазки и молчаливо предлагавшие себя последние четверть часа, сейчас находились в доме. То, что происходит с попавшимися на пути захватчиков, я уже видел в виде порубленных на куски тел. Устремившись к дому, я постарался действовать максимально быстро, но опоздал.

Уничтожив все живое, что было в стенах дома, захватчики вспомнили о том, что принадлежат разным хозяевам. Я даже опешил по началу оттого, как, мирно шагавшие до этого в ногу, они кинулись убивать друг друга.

Благоразумно отойдя в сторону, я смог обратить внимание на то, что происходило в астрале. Дела у моего воина и защитника были не очень. Как бы ни были велики их астральные тела, множественные атаки более мелких сущностей наносили закономерный урон.

— Вот и все, — раздалось за моей спиной.

Постоянно работающее чувство опасности притупило мое внимание, и я не заметил, как оказавшийся сзади меня свободный попытался воткнуть в мою спину нож. Модифицированная кожа без труда выдержала удар, став неимоверно плотной под острым лезвием. Развернувшись, на рефлексе я толкнул его раскрытой ладонью в грудь, активируя заклинание Разрыв. Как и голубоглазый бомж, мужчина подернулся белесой пленкой, после чего исчез. Выпавший из его руки нож со знакомой рукоятью блеснул хищным оскалом кривого лезвия.

«Не зря сопротивление на 40 процентов поднял, — припомнив мелькнувшее сообщение, я порадовался удачно сделанному выбору. — Если бы не достижение Стоик, которое в этом мире получить ой как сложно, никакой симбиоз жидкого металла и мутагена не смог бы помочь».

Отфильтровав входящие ощущения об опасности, я стал выслеживать появляющихся в разных частях фазенды свободных. Прибывающие индивидуальными телепортами, они и были теми людьми, объявившими мне войну. Каждый из свободных имел в своем арсенале небольшой нож, предназначение которого я знал не хуже остальных.

«Внимание: свободный Гаррос объявляет перемирие».

После того, как я смог подловить первого из свободных и убить его ножом Рассвет, переданная по истончившемуся каналу захваченная душа пошла на пользу продолжавшейся в астрале битве. Не сразу, но защитнику все же удалось найти желающего из нейтральных сущностей астрала, вставшего на мою сторону. После смерти еще двоих свободных и последовавшего усиления моей астральной армии, сообщения об перемирии начали поступать так же быстро, как и до этого приходили извещения об объявленной войне.

Через час после нападения на фазенду я бродил среди гор трупов и не знал, что делать. Цветущее и благополучное поселение вследствие моих необдуманных действий превратилось в кладбище. Дойдя до самой окраины, там, где начиналась плантация и заканчивалась вырубка, я обнаружил тех, кто стал первыми жертвами захватчиков.

«Квест зона Мира обновлен».

«Вы контролируете зону „мира“ в двух слоях параллельной реальности».

Обдумывая, чтобы это могло значить, я не сразу заметил, как одно из мертвых тел шевельнулось и начало вставать. Раскроенный сильным ударом, череп трупа на глазах срастался, восстанавливая утраченные вследствие падения на землю части внутреннего содержимого. Зашевелившийся второй, третий, работники плантации оживали на моих глазах. Через полчаса о произошедшем нападении напоминали только кое-где разрушенные здания и порванная одежда в кровавых пятнах.

Пройдя еще раз через территорию фазенды, я убедился, что все население полностью восстановились и выполняет прерванную ранее работу. Тела захватчиков продолжали лежать на земле. Приглядевшись к одному из них, я с омерзением отметил начавшийся процесс разложения. Догадавшись, что уже утром от их тел не останется никакого следа, я передумал отдавать приказание о сборе чужих тел.

— Некромантия и Астрал, — сочетание именно этих слов больше всего подходило для всего происходящего.

Подойдя к дому, я уставился на женщину, встречавшую меня у порога. Она была такой же, как и час назад, до того момента, когда все произошло. Единственное, что выдавало ее с головой, так это засохшие и начавшие отваливаться куски от огромного пятна крови. Прореха в одежде, расположенная в районе левой груди, позволяла видеть затвердевший сосок.

— Повелитель, — присев и склонившись, женщина демонстрировала свои прелести.

— Всем переодеться, испорченную одежду выстирать и зашить, поломки и разрушения восстановить, — холодным голосом отдал я приказ.

— К утру все будет исполнено, — томное дыхание и приоткрытый бутон губ оставили меня равнодушным.

Вернувшись в кабинет, я застал его в относительной целостности. В момент нападения в помещении никого не было, что свело на минимум активность захватчиков. Подняв опрокинутый стул и поправив сдвинутый стол, я уселся в кресло, решая, как быть дальше.

Перейдя в раздел квеста, я обнаружил дополнительное условие его выполнения. На контролируемой территории всегда должен был находиться хотя бы один свободный. Если зона останется безлюдной — судя по всему, тела людей без души не учитывались — Игра изменит ее статус с захваченной на ничейную, приглашая в это место «миролюбивых» соседей.

С одной стороны, здесь было все, чтобы наслаждаться жизнью, с другой стороны, я не хотел здесь оставаться, зная, что вокруг меня живые мертвецы.

«Товар оплачен: 314 имеральдов».

«Товар: 1 душа — получено».

«Лот продан: 314 имеральдов».

Потревожившее мои раздумья сообщение заставило отвлечься. За право объявить перемирие каждый из нападавших заплатил по четыре имеральда. Сумма упала на мой счет, и запоздалый платеж прошел в оплату, вернувшись чуть позже вместе с товаром.

«И где логика?» — мысленно хмыкнул я.

Зашедший без стука в кабинет мужчина был ярко выраженным слугой. Манера держаться, лицо и осанка, даже напитки, стоящие на удерживаемом одной рукой подносе, говорили сами за себя.

— Поставь туда и подожди здесь, — пришедшая на ум идея придала сил действовать.

Развернув интерфейс, я вышел на торговые площадки местного слоя реальности. Раздел заклинаний содержал в себе множество вариаций изымания души, а также накладывания психоматриц. Отдельной графой шли заклинания Воскрешения. Меня, как хиллера, имеющиеся в продаже заклы очень заинтересовали, и я потратил на ознакомление с требованиями к их использованию и достигаемым эффектам не меньше пары часов. Все это время слуга продолжал вышколенно стоять у дальней стены, ожидая моих приказов.

«Ага, вот. Сколько стоит? Хм, не так и дорого», — найдя то, что нужно, я купил за десяток имеральдов новое заклинание.

«Вторичное заклинание Зенит».

«Вселяет душу».

«Требование: свободная душа».

«Магия Духа, улучшаемое».

Повышенные требования к количеству маны меня не сильно смутили. Куда неприятнее выглядел сам процесс ритуала с обязательным использованием статуэток. При покупке заклинания я как-то не учел этот момент, так что пришлось еще потратить имеральды на покупку дурацких финтифлюшек.

— Как называется то место, с белым зданием и массивными дверьми? — указав для верности направление, в котором находилась Станция незримых, я задал вопрос слуге.

— Чертог, — без эмоций в голосе прозвучал ответ.

— Хорошо, я отправляюсь туда, ты идешь со мной, — поднявшись с кресла, я вышел из кабинета.

Прогулка пешком, без паланкина, заняла еще около часа. Я был искренне рад прогуляться по тропическому лесу, то и дело находя знакомые по телевизору деревья. Слуга в силу своих способностей отвечал на мои вопросы, и к тому моменту, когда мы оказались у дверей Чертога, познания о местном мире немного расширились.

— Заходи, — скомандовал я.

Проведение ритуала подразумевало длительную подготовку. Большое количество крови, которую потребовалось сцеживать и наполнять в канавки вычерченной пентаграммы, сильно ослабило тело слуги. Затребованная заклинанием мана так же оказалась выше расчетного и одарила меня чувством холода уже под конец каста.

— Иди на фазенду, присматривай там за всем, я буду время от времени возвращаться, — напутствовал я слугу, тело которого вновь получило душу.

Обратившись к астральному защитнику, я указал ему на двинувшегося по дороге человека, наказав защищать его во время моего отсутствия. Небольшая армия, которую Страж собрал за счет переданных душ, теперь могла обеспечить куда большую обороноспособность, чем в самом начале, когда я здесь только появился.

«Квест зона „мира“».

«Ежедневная награда: 9 имеральдов».

Хмыкнув, я отметил для себя, что контролировать одну и ту же зону, но в разных мирах, куда выгоднее, чем две зоны в одном мире. Продолжавшие воевать за контроль зданий пунктов выдачи телефонов, мои соотечественники ослабляли сами себя, не получая всех возможностей, даруемых игрой.

«Вцепились в несчастные три имеральда, — материализовавшись в нашем мире, я окинул взглядом каменные блоки, ограждавшие территорию. — Лучше бы отряды в другие слои реальностей загоняли, и прокачка бы шла, и денежный счетчик крутился».

Уходя ночью в мир Роллиф, я вернулся назад днем. Несмотря на яркое солнце, светившее с небосклона, жары или хотя бы тепла не ощущалось.

«Точно, у нас же здесь скоро зима», — привыкнув к теплу всего лишь за полдня нахождения в тропическом климате нового слоя реальности, я поежился, поплотнее запахнув куртку.

— Ого, — попавшийся навстречу Павел растянул улыбку на своем лице. — Где это ты успел так загореть? В мире Валиндо ультрафиолетовые лучи отсутствуют как факт. Наши ученые уже провели серию опытов и утверждают это со стопроцентной уверенностью.

— Я же простой парень, кто бы мне об этом раньше рассказал, — съязвил я. — Так что три часа валяния на песочке дали свой результат, несмотря на ваши научные изыскания.

Оставив Павла переваривать озвученный мной бред, я поспешил покинуть охраняемый периметр. Легкое почесывание кожи, которое я вылечил наложением ладони с активным заклинанием, убрало негативный эффект отмирающей кожи от резкого загара, но изменившаяся пигментация чуть не выдала меня с поличным.

«Хрен я вам еще хоть что-нибудь расскажу», — не сдержавшись, я повернулся к проходу между каменных блоков и показал эмоциональный жест.

Стоявший на посту мужчина, мимо которого я прошел пару минут назад, воспринял жест на свой счет и нахмурился. Мое настроение, напротив, улучшилось, и я двинулся вдоль тротуаров, решив прогуляться по городу. Новая способность чувствовать астрал работала и в моем мире. Неспешно шагая и никого не трогая, я время от времени снижал шаг, присматриваясь к движению в слоях астрала нашей планеты.

Таких огромных и агрессивных сущностей, как в мире Роллиф, пока что я не заметил. Но и то, что присутствовало в наличии, могло доставить большие неприятности для неподготовленного человека. Мышцы и броня не могли защитить от астральной атаки, как и огнестрельное оружие. Хорошо это понимая, я наметил необходимые шаги, собираясь предпринять их в самое ближайшее время.

Глава 9

Зайдя в квартиру, я застал сестру за сборами. Она укладывала свои вещи в чемодан, сверяясь со списком. Я некоторое время наблюдал за ее метаниями по квартире, пытаясь сообразить, что происходит.

— Ты переезжаешь? — предположив, что Жорж позвал ее жить к себе и она съезжает, я оказался в некотором замешательстве.

С одной стороны, Света старше меня и уже вполне может сама решать, что ей делать. С другой стороны, она была моей сестрой, и я почувствовал недовольство оттого, что кто-то будет с ней жить до свадьбы.

— Да, поеду, — рассеянно кивнув, она замерла перед раскрытым настежь шкафом, выбирая, что с собой взять. — Что?!

Спустя пару минут до нее дошел мой вопрос, и она повернулась ко мне с возмущенным лицом. Как оказалось, сестра едет в командировку, которую организовал Василий Олегович. Вместе с ней ехал, конечно же, Жорж, в причастности к формированию состава группы которого я был уверен, несмотря на уверения сестры что «Жоржик тут ни при чем». Командировка должна была продлиться три дня, филиал в новом городе переходил под контроль банка и присутствие сильной команды требовалось для урегулирования спорных вопросов.

— Ну какая из тебя сильная команда? — поддел я сестру, отлично помня ее потуги в магии электричества.

— Смотри! — возмутившись от моего небрежного тона, Света подошла к ближайшей розетке и ткнула в нее пальцем.

Росчерки молний зазмеились по нашей квартире, вырываясь из всех отверстий электропроводки. Волосы сестры в этот момент встали дыбом, как если бы она была сильнейшим образом наэлектризована. Собравшись вместе и утолстившись, ярко светящиеся дуги свернулись кольцом, обернувшись вокруг светиных лодыжек.

— Ничего себе! — восхитился я, чувствуя исходящую от контролируемого электричества угрозу. — Как тебе это удалось?

— За единицы Статуса я открыла себе вкладку улучшения персонажа и сделала привязку энергетического тела к магии электричества! — похвасталась Света, продемонстрировав экран своего телефона с выведенным меню.

Глянув на дисплей, я с некоторой жалостью воспринял отображаемую картинку. Мелкие закорючки, плохонькое разрешение, малый объем передаваемой информации. Модуль Глас превосходил своими возможностями мобилу на несколько порядков. Привыкнув к его использованию, я ощутил себя летчиком, взирающего на ползущего по земле человека.

— И что делает твое заклинание? — не успев рассмотреть информацию об улучшенном касте, я задал прямой вопрос.

— Могу целый город оставить без электричества! — незамысловато описала она свои нынешние возможности.

Тряхнув гривой волос, не желавших укладываться назад после применения заклинания, Света вернулась к прерванным сборам.

Монструозный джип заехал за сестрой спустя полчаса. Я вынес ее чемодан к подъезду и передал его вышедшему из машины водителю. Уложив багаж, мужчина дождался, пока Света займет место на заднем сидении, после чего захлопнул пассажирскую дверь и вернулся за руль. Сестра опустила боковое стекло и посмотрела на меня строгим взглядом.

— Веди себя хорошо, — закоренелые привычки не позволили сестре уехать, не дав пару наставлений о том, как надо себя вести в ее отсутствие.

— Счастливого пути, — махнув рукой, я дождался, пока джип не покинул наш двор.

Уезжая, сестра наготовила еды с запасом, так что я плотно перекусил, пока все еще было горячим. Сидеть дома, как и сидеть в нашей реальности, не имело особого смысла. Уже сейчас я ощущал себя на порядок сильнее любого из людей, даже обладающих обретенными в Игре способностями.

«Надо продолжать качаться, — напомнил я сам себе, покидая квартиру. — Игроки тоже на месте не стоят».

Уличные фонари освещали тротуар тускло-желтым светом, едва разгоняя вечерний сумрак. Моросящий дождь попадал на лицо, но не доставлял особого дискомфорта. Выйдя на улицу, после душной квартиры я ощущал свежесть и бодрость. Настроение само собой поднималось, ощупываемый обретенными чувствами город раскрывался новыми для меня красками.

Проехавший мимо автомобиль поделился информацией о жженом сцеплении и давно не менянном масле. Закопанный в газоне труп собачки оповестил о крысином яде, которым отравилось животное, оставшись без присмотра хозяйки. Уложенный несколько лет назад асфальт прошуршал об осыпавшемся грунте и подмытом песке, что вскоре приведет к выбоине на дороге. Стоящий в подворотне наркоман изнывал от ломки и готовился напасть на первого попавшегося, кто пройдет мимо.

«Первичное заклинание Чуйка улучшено ур.2».

Замедлившись, я смог предположить только один вариант. Воспринимая окружающий мир через Астрал и активное заклинание Чуйка, я смог увидеть больше, чем обычно. Новая схема раскачки заклинаний забрезжила на краю сознания, но я ее отложил, решив вмешаться в происходящее.

Идущая до этого навстречу, девушка свернула в подворотню, ту самую, где я почувствовал готового на все ради новой дозы наркомана. Ускорившись, я постарался оказаться на расстоянии восьми метров от места, где произойдет нападение. Для тактического модуля не было препятствием происходящее вне зоны видимости моих глаз. Впрочем, мне и самому накладываемое изображение в виде линий и цвета требовалось все реже и реже. Больше прислушиваясь к своим ощущениям, параллельно сверяясь с показаниями тактика, я телепортировался, оказавшись вплотную к наркоману.

— Помогите! — закричала девушка, увидев сразу двух парней, кинувшихся к ней в полутемной подворотне.

— Мэ-э-э, — с выпученными глазами, наркоман согнулся на моем локте, нож Рассвета пробил его живот и воткнулся в позвоночник.

Торопливый цокот каблучков эхом отдавался от перекрытия подворотни. Предсмертное мычание оборвалось, и я обернулся посмотреть на убегающую девушку. Едва покинув проход и оказавшись под уличным фонарем, она обернулась, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть в ставшей еще более темной подворотне. Убедившись, что она меня не видит, я оттащил наркомана поближе к стене, отдаляя момент обнаружения трупа припозднившимися жильцами ближайших домов.

«Применено заклинание Закат ур.3».

«Нанесен урон: 203 ед.».

«Пойманная душа: 1».

Очередное убийство, совершенное собственными руками, прошло обыденно. После нападения на фазенду я стал равнодушнее воспринимать чужую смерть. Параллельно с этим я как-то свыкся с мыслью, что и моя смерть также может случиться. Устраивать по этому поводу истерику или еще как-либо переживать не было никакого смысла.

Двинувшись дальше по тротуару вдоль проезжей части, я с ухмылкой подумал о девушке. Вместо того чтобы отблагодарить своего спасителя, она, скорее всего, заявит в полицию, утверждая, что нападавших было двое и один из них не поделил ее со своим подельником.

«Вот же бред в голову лезет», — встряхнувшись, я отогнал посторонние мысли.

Астрал моей реальности ощущался как дополнительный небосклон, который я видел так же четко, как и ночное небо. Зайдя во вкладку улучшения персонажа, я перешел в раздел Защиты и активировал фильтр.

«Поиск завершен».

В вывалившемся списке имелось более тысячи позиций. Упорядочив сущностей по размеру астрального тела, я посмотрел предлагаемые условия.

«За одну душу всего один час защиты? — поразился я разнице в тарифах между моим миром и миром Роллиф. — И что это значит, по требованию»?

Промотав первый десяток строк, я остановился на варианте трехмесячного найма. Помимо того, что я и сам не знал, что будет через три месяца, дополнительная возможность по защите выбранного мной человека привлекала интерес. Оговорка, что этот человек должен быть со мной одной крови, вполне подходила для моих целей. Уехавшая неизвестно куда сестра, хоть и не сильно, но заставляла переживать и волноваться.

«Астральная защита активирована».

После полученного сообщения появился знакомый холодок, дующий в темечко. Установив контакт, я обменялся мыслеобразами, знакомясь со стражем и подтверждая принятый договор. Астральная сущность без труда нашла мою сестру, которая воспринималась теперь как теплый сгусток света в определенном направлении. Убедившись, что со Светой все в порядке, я удовлетворился полученным результатом.

Переход в мир Валиндо прошел буднично, сегодня я решил не показываться на территории объекта банка, так что мое появление в параллельной реальности произошло за пределами каменных стен ограждения.

Образ девушки Ваалу, пришедший на память, повлиял на мое решение наведаться в ближайшее поселение местных. Сориентировавшись в примерном направлении, я двинулся в обход колючего кустарника. Кевларовая броня успешно противостояла случайным уколам шипов, но, несмотря на все старания, время от времени я цеплялся за них краями одежды.

«Да, в джинсах здесь не походишь», — представив, во что превратилась бы моя повседневная одежда при знакомстве с местной флорой, усмехнулся я.

Высокие блоки, из которых были собраны жилые боксы, возвышались над средним уровнем растительности метра на три. Нанесенные оранжевой краской огромные буквы и цифры хорошо читались с дальней дистанции. Чем ближе я подходил, тем отчетливее были виды трещины и сколы, появившиеся на оранжевой краске вследствие долгого времени. Сами блоки также имели дефекты, являвшиеся скорее следствием усталости камня, нежели механических повреждений.

— Тебе кого? — местные дети издалека приметили мою черно-серую фигуру, а добежавший до меня первым парнишка торопливо задал свой вопрос запыхавшимся голосом.

Окружившие, но не мешающие идти вперед дети вились вокруг, боязливо прикасаясь к матовому блеску кевларовой защиты. Наиболее смелые задавали вопросы и, не дождавшись ответа, озвучивали свои собственные предположения, требуя от меня сказать только да или нет.

Растерявшись по началу, я понизил уровень параноидальности тактического модуля, после чего смог более адекватно оценить обстановку. Застилаемый ранее векторами атак и траекториями движения обзор расчистился, перестав реагировать на мельтешение детей.

— А ну, отошли! — высунувшаяся на шум из-за грязной занавеси, свисавшей над проходом в один из боксов, старая женщина подслеповато сощурилась, после чего потянула носом воздух. — А, ты, наверное, Ваалу ищешь, её дом дальше, FG543, с камышовой крышей.

— Что? — опешил я.

Слегка нахмурившись, старая женщина отдернула перегораживающую проход занавесь и вышла на улицу. В несколько шагов подойдя ко мне вплотную и склонившись к левому плечу, она еще раз понюхала воздух. Встречаться со мной взглядом старуха не пожелала, закончив нюхать, она молча развернулась и двинулась назад.

— Я, может, и старая, но не настолько, чтобы спутать запах внучатой племянницы троюродной сестры, — только благодаря обострившемуся восприятию мира я смог расслышать ее бормотание себе под нос.

— Спасибо, — наконец-то отойдя от шока, я чуть поклонился и двинулся дальше.

Детвора, получив новую информацию о причине появления чужака в их колонии, принялась на все лады показывать дорогу. Благодаря этому скоро все жители знали о моем появлении. Меня, плохо ориентирующегося в закоулках каменных коробок, детишки водили кругами, предъявляя всем наиболее значимым членам колонии.

— Дедушка Ииму, дедушка Ииму, чужак пришел к Ваалу, вот, мы ведем его к ее дому! — очередной дед, мимо каменной коробки которого мы проходили, был введен в курс происходящего.

К счастью для детей, колония оказалась маленькой, так что уже через пятнадцать минут меня подвели к нужному строению. Злость и раздражительность не успели достигнуть такого значения, после которого я растолкал бы мелких в стороны и принялся за самостоятельные поиски.

Сверившись с внутренней картой, которая автоматические запоминала посещенные места, я хмыкнул. Тактик модуль отображал карту по запросу, накладывая ее на обозримую местности. Изменив масштаб и взглянув на проделанный маршрут, я обнаружил, что уже три раза проходил мимо искомого блока FG543, но каждый раз меня вели мимо него с новой стороны.

Камышовая крыша была распространенным средством защиты от палящего солнца. Добрая треть жилья всей колонии имела подобное украшение в верхней части каменной конструкции. Подойдя с четвертой стороны к нужному боксу, я наконец-то увидел искомое обозначение из букв и цифр оранжевого цвета.

В прямоугольном проеме стены замер знакомый силуэт девочки Ваалу. Впрочем, сейчас она казалась куда старше. Выгодно подчеркивающее формы ее тела платье добавляло несколько лет, превращая Ваалу в девушку. В наступившей тишине я с удивлением обнаружил, что все, кого мы встречали по дороге, неведомым образом оказались уже здесь. Люди подошли с всех сторон, окружив свободный участок перед ее боксом.

Не особо понимая, что происходит, я сделал несколько шагов вперед по инерции. Переставшие меня сопровождать, дети остались сзади, замкнув круг. В полной тишине, раздвинув плечами кольцо столпившихся людей, крупный парень прошел вперед, встав между мной и Ваалу.

Оценив диспозицию, я засомневался в том, что правильно понимаю происходящее. Гнетущая тишина не добавляла ясности. Единственное, на что я мог опереться в анализе ситуации, так это на невербальное поведение людей.

Замерший передо мной парень чуть сгорбился, набычился и расставил руки в стороны. Он неотрывно наблюдал за моим поведением, намекая на готовность к схватке. Еще один мужчина, но уже в летах и сильно похожий на вышедшего в круг, сложил руки перед собой, уверенно посматривая вокруг и презрительно — на меня. Еще одна высокая женщина, несмотря на возраст и обезображенное лицо, заломила руки, явно переживая непонятно из-за чего. Сама же Ваалу смотрела поверх головы загородившего проход парня, стараясь поймать мой взгляд и ободряюще улыбнуться.

«Драться? А оно мне надо? И что после победы? — промелькнули в моей голове мысли. — Еще наградят не пойми чем, а потом буду должен, да ну нафиг».

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, я сделал шаг назад, нацелившись выйти из образованного людьми круга. Без единого звука, словно тень, здоровый парень кинулся на меня со спины, занося вверх руку для удара. Имея тактический Модуль, восприятие Астрала, заклинание Чуйка, сферу Стоп я разве что не с ленцой пропустил его разогнавшееся тело вперед, зайдя в свою очередь ему за спину. Удар, которым хотели приласкать незащищенную шлемом голову, я вернул, в точности повторив движение, только уже своей рукой и в чужой затылок. Пролетевший вперед парень упал лицом вниз. Лишившись сознания, он не смог выставить руки перед собой, как не смог и сгруппироваться. Пропахав около метра земли, его тело окончательно остановилось.

— Гхм, — обратил на себя мое внимание стоявший до этого с краю мужчина в летах.

Поведя головой, я хрустнул шейным позвонком, после чего приглашающе шевельнул обеими кистями рук. Мужчина принял предложенные правила, оставив в покое рукоять ножа, висевшего на его поясе. Стелящийся шаг мне сразу не понравился, а поплывшее тело в начавшейся трансформации — еще больше.

Мутант, а другого слова на ум не приходило, разразился серией ударов, уклониться от которых удалось с большим трудом. Тактический Модуль изначально ввел ограничения свободы подвижности конечностей противника. Это оказалось ошибкой, вывернувшийся в обратную сторону локоть позволил сжатой в кулак руке попасть в мое лицо. Несмотря на кожу, ставшую твердой в месте контакта, внутренности головы тряхнуло так, что я даже чуть-чуть поплыл.

Доверившись после этого интуиции, я смог продержаться тридцать секунд, не пропустив ни одного серьезного удара. Тактический Модуль к этому времени набрал статистику о моем противнике, и я перешел в нападение. Сначала это были редкие ответки. Убедившись, что прогноз боя имеет высокую достоверность, я ускорился, применяя сужение сферы Стоп для достижения результата.

Мои кулаки, преодолевающие расстояние до противника за одно мгновение, находили цель через раз. Похожий теперь больше на животное, чем на человека, мужчина уклонялся от атак на одних инстинктах. Сообразив, что смогу его победить, я отступил назад, разрывая дистанцию. Для всех окружающих оставалось не ясным, кто же из нас побеждает, но мой противник уже понял произошедший перелом схватке и правильно расценил мое поведение.

— Я Рууд, глава этой колонии, — начав обратное превращение в человека, мужчина назвал свое имя. — Ваалу рассказала о тебе, Киил был против, но ты победил честно.

Раздавшиеся со всех сторон крики радости и поздравлений еще больше меня запутали. Неожиданно оказавшаяся рядом Ваалу прижалась ко мне своим телом, обступившие со всех сторон люди желали долгих лет и крепких детей. Уловив слово «дети», я заподозрил неладное, но пришедшее сообщение лишило меня возможности что-либо исправить.

«Применен мутаген».

«Свойства: усиление репродуктивной деятельности».

«Срок действия: 48 часов».

Подернувшееся сознание отошло в сторону, пробужденные инстинкты продолжения рода взяли власть в свои руки, и я последовал за девушкой, нежно потянувшей меня за собой.

Очнувшись через какое-то время в тишине жилого блока, я понял, что действие мутагена прошло. Воспоминание о двух последних днях запечатлелось в моей памяти до мельчайших подробностей. Глянув на лежащую рядом девушку, я почувствовал очередной прилив желания.

— Все, больше нельзя, — Ваалу перехватила мою руку, но не стала ее отстранять, обняв ладонями. — Ты был моим первым мужчиной, так что мне не с чем сравнить, но о том, что ты делал, не рассказывала ни одна из взрослых женщин. И, знаешь, мне было хорошо.

Припомнив некоторые из моментов наших безумств, знание о большей части которых я подчерпнул из интернета, мне стало немного стыдно. Впрочем, девушка продолжала лежать и счастливо улыбаться. Не имевшая причин для притворства, Ваалу развеяла мои сомнения, и я расслабился.

— Ну и ты никому не говори, — подумав, сказал я. — Пусть это будет только твоим, личным секретом. Думаю, другие женщины тоже не все рассказывают, ну, а если кто из них и хвастается, то говорит неправду, выдавая желаемое за действительное.

Обдумав сказанные слова, она прижалась ко мне всем телом, разом вернув мне уже начавшее опадать возбуждение. Откинувшись на спину, я притянул к себе девушку, ощущая приятную тяжесть ее нежного тела.

— Думаю, один раз еще можно, — горячим дыханием зашептала девушка в мое ухо. — И об этом я тоже никому не скажу.

Покидая колонию с первыми лучами солнца, я щурился на светлеющий небосклон, шагая сквозь заросли. Некоторый упадок сил присутствовал в организме, но это была приятная усталость, радующая и тело, и разум.

— О! Этот взгляд я узнаю всегда, — знакомый голос раздался из-за каменной стены, огораживающей территорию вокруг Лабы. — До самых яиц стер член, или чего осталось?

Глянув на Ингу, разразившуюся хриплым смехом, я не почувствовал никакого раздражения или злости. Мне было хорошо, и какая-то престарелая сучка не могла испортить его своим солдатским юмором.

— Стер, до яиц, — кивнув головой и улыбнувшись, я прошел мимо.

Судя по резко прекратившемуся смеху, мой ответ оказался не верным. Попытавшаяся одернуть меня за плечо, схватив сзади и повернув к себе, женщина полетела на землю, сбитая мощным ударом.

— Не лезь, я же сказал, что все стер, — даже не посмотрев на неудачно упавшую Ингу, я прошел дальше, войдя в здание Лабы.

Поединок, произошедший пару дней назад между мной и Рууд, дополнил матрицы рукопашного боя. Продемонстрировав скорость и силу, глава колонии показал возможности человеческого тела, считавшиеся для меня ранее за гранью возможного. Впечатлившись, я задумал произвести очередную мутацию.

«Получен индивидуальный мутаген GFW654UWG7800XC».

«Свойства: мутация мышечных волокон, коленно-локтевых суставов».

«Применить?».

Заплатить на этот раз пришлось куда больше, чем ранее. Отдав 247 имеральдов, я получил мутаген, который оставлял мою внешность неизменной. Более дешевые варианты я даже не стал рассматривать. Превращаться в полузверя, как это случилось с Руддом во время схватки, я не хотел и не желал. Операция продлилась более трех часов, так что, когда я вышел на свежий воздух, полдень был в самом разгаре.

— Эй, псих, надо поговорить, — окликнула меня Инга, сидевшая на земле, прислонившись спиной к каменной стене.

Испытав легкий укол совести за недавнюю грубость, я решил к ней подойти и узнать, что ей надо.

— Я так поняла, у тебя контакт с местными нормально налажен, — стараясь не делать резких движений, Инга шевельнула рукой, приглашая присесть рядом.

— Ну, знаю кое-кого, — расплывчато ответил я.

— Тут такое дело, на местном рынке ингредиенты выгоднее продавать в розницу, но из наших никто не умеет кишки правильно доставать. Тушу если сдавать, дадут немного денег, а если сами разделываем, то ничего не получается, — падающая на ее лицо тень от находящейся за спиной стены не могла скрыть болезненной бледности.

Сунув руку между спиной Инги и каменным блоком, я активировал Лечение и принялся восстанавливать поврежденный позвоночник. Имевшая мужество перетерпеть боль до моего появления из Лабы и начать разговор без предъявления претензий, женщина показала себя с лучшей стороны.

— И чего ждала? — упрекнул я ее.

— У нас тоже лекари есть, справились бы, — Инга отвела свой взгляд в сторону.

Я лишь неопределенно хмыкнул, решив свернуть затронутую тему. Света на днях рассказывала, что все игроки банка, взявшие и улучшившие заклинания Лечения, теперь имеют постоянную высокооплачиваемую работу в нашей реальности, поправляя здоровье нужным людям.

То, что это ведет к увеличению риска гибели промысловых партий, курсирующих в окрестностях Лабы и убивающих мутантов, было очевидно, но, судя по всему, только для меня. Получившая травму от небрежного удара Инга вполне могла остаться калекой, если ее ценность как игрока не признали бы достаточной для проведения восстановительных процедур.

— В часе ходьбы отсюда есть колония, там у них главный по имени Рууд. Обратитесь к нему, скажите, что от меня, — закончив с лечением, я остался сидеть на корточках. — Только заранее предупреждаю, многие из них обладают способностью к трансформации, ну, типа метаморфов, как в кино.

— Да уж, теперь у нас в жизни куда круче, чем в кино, — попробовав встать, Инга оперлась на предложенную мной ладонь и поднялась вверх.

— Ну, бывай, — оценив состояние ее здоровья как отличное, я махнул рукой, прощаясь.

— Толя, погоди, — удержав меня за рукав, женщина замялась и спросила, но уже явно не о том, о чем хотела. — Сам-то ты чем живешь, тоже ингредиенты на рынок толкаешь?

— Я же лекарь, забыла? — качнув головой, ухмыльнулся я. — Куда мне тягаться с местными мутантами, я им на один зуб.

— Видела я, кто кому на один зуб, — не согласилась женщина.

— Пока, — окончательно прощаясь, я двинулся прочь.

Уже почти перейдя в другой слой реальности, я сообразил, что забыл достать и продемонстрировать телефон, изображая управление игрой. Женщина Инга, в ранге майора, отлично видела, что у меня ничего не было в руках в момент перехода из одного слоя реальности в другой.

«Да и хер с ней», — изменить уже было ничего нельзя, так что я продолжил движение на выход из огороженной зоны, начав прикидывать, вернулась сестра домой или еще нет.

Холодок, подувший в мое темечко, напомнил о нанятом страже. Уловив мое беспокойство о Свете, астральный защитник дал возможность ее почувствовать и убедиться, что с ней все хорошо.

— Спасибо, — зачем-то вслух сказал я.

— Да не за что, — стоявший у прохода между каменных блоков вооружённый охранник, покровительственно кивнул, приняв благодарность на свой счет.

«Вот урод!» — едва не сбившись с шага, я погасил в себе вспышку злости на постороннего человека, оказавшегося не в том месте и в неудачное время.

— Ты когда домой вернешься? — дозвонившись до сестры, я насел на нее с претензиями.

Лучшим способом скрыть собственное отсутствие дома более двух дней являлось энергичное возмущение ее долгим отсутствием и переживаниями по этому поводу. Света закономерно начала оправдываться, обещая уже завтра вернуться. Это меня полностью устраивало, так как появлялась еще одна ночь, которую можно будет потратить на прокачку.

Глава 10

Мир Сариж вновь встретил меня тишиной в зоне «мира», а также свинцовыми тучами, навсегда затянувшими местный небосклон. Трава и деревья росли очень неохотно под таким небом, что вносило унылость и серость в местный пейзаж.

Слоняясь между торговцами, расположившихся вокруг Станции незримых, я рассматривал местный товар, сравнивая цены с предложениями Рынка. Единственное отличие, которое удалось обнаружить, так это возможность бартерного обмена без использования имеральдов. Но я не имел никаких местных ресурсов, и мне не на что было производить обмен. Впрочем, предлагаемые к обмену вещи мне также были не нужны.

— Анатолий? — обратился ко мне мужчина среднего роста.

— Да? — повернувшись к неизвестному, я дружески улыбнулся.

Староста обещал рассказать обо мне всем заинтересованным людям. Способность зачищать территорию от Туффов была востребована, и я не собирался упускать имеющейся возможности. Сказав старику, что буду появляться время от времени у Станций незримых в ожидании заказов, я потратил сегодня всего лишь полчаса до того, как первый клиент меня нашел и подошел для обсуждения условий сделки.

— Я не понимаю, — качнул головой Зокуло. — Зачем вы настаиваете на личном участии в блокировании Туффов, вселившихся в некогда разумные машины?

— Я хочу научиться сражаться, вы это умеете, ваши люди это умеют, но никто не сможет научить меня, исключив из участия в боевой операции, — настаивал я.

— Ну хорошо, — после пятиминутного обмена аргументами, собеседник пошел на уступки. — Но только при захвате последнего объекта.

— Договорились, — я принял условия, радуясь, что смогу еще больше улучшить матрицы тактик модуля.

Сектор, который контролировал отряд работодателя, оказался смежным с территорией Старосты. Перекопировав в тактический Модуль карту всего города, девушка Аня действительно сделала хорошую прогу, я мог контролировать свое местоположение, отмечая для себя зоны, в которые меня старались не заводить и не показывать, что у них там есть.

На всю «зачистку» у нас ушло четыре часа, виды предметов, в которые вселялись Туффы, не сильно отличались от того, что я встречал на территории Старосты. Перед атакой на последний объект, Зокуло решил уточнить, каким оружием я владею. Это требовалось для определения моего места в группе захвата, каждый из участников которой выполнял строго отведенную функцию.

— Я еще не определился с видом оружия, которое собираюсь купить на рынке, — сказал я, — так что готов выслушать совет, какая из позиций больше всего для меня подходит, исходя из способностей моего тела.

— Оператор глушилок? — предложил он, и видя, как я отрицательно качнул головой и улыбнулся, сделал более серьезное предложение. — Огневая поддержка на дальней дистанции.

— Договорились, — понимая, что в первые ряды меня никто не пустит, я дал свое согласие.

Положив руку на мое плечо, Зокуло чуть-чуть сжал пальцы, после чего убрал ладонь.

«Обнаружена колония нанонитов».

«Программинг: PL-549».

«Применить?».

Обладающий такими же возможностями, как и Староста, командир отряда Зокуло «переслал» вспомогательный блок для стрельбы на дальние и средние дистанции. Не сильно мешкая, я его применил, расширяя функционал тактического модуля. После успешной установки для меня стали доступны навыки обращения с оружием, библиотека идентификаторов целей, а также прочие возможности, включающие в себя информацию об угловой скорости вращения планеты в точке моего местонахождения, силе испытываемой гравитации с учетом динамики тела стрелка в момент выстрела, состав окружающей атмосферы, метеорологический прогноз, и прочее-прочее.

Список подходящих для меня моделей оружия оказался не сильно большим. Несмотря на улучшенное тело и наноскелет, я не мог воспользоваться наиболее скорострельными и мощными экземплярами вооружения. Глянув на Рынке ценник самой крутой пушки из доступных для моего текущего состояния, я вновь ощутил себя нищим голодранцем. Восьмидесяти шести имеральдов на текущем счету с трудом хватало на самый простой вариант.

— Четырнадцать имеральдов не займете? — пошутил я.

С самым серьёзным видом Зокуло задумался, после чего его лицо растянулось в улыбке.

— Ты на Рынке покупать оружие, что ли, вздумал? — спросил он и добавил: — Назови приглянувшуюся тебе модель, и я продам дешевле.

Предложение оказалось более чем кстати, оживившись, я выяснил ценники на все, имеющееся в моем списке, после чего вновь загрустил. Не новое, после ремонта, имеющее сильный износ, оружие все равно оставалось очень дорогим. Основную цену составляли, как ни странно, энергоячейки. Вспомнив об патронах, я повторно зашел на торговые площадки и убедился, что новое оружие продается без боезапаса.

— Возьму импульсную винтовку REW-65K и четыре энергоячейки, — вернувшись к одному из самых дешевых вариантов, я согласился на подержанный ствол и восстановленный боекомплект.

— Через неделю уровень снизится на четверть, — напомнил Зокуло. — Если вовремя не подзарядить и дотянуть до полной разрядки, энергоячейки окончательно испортятся.

Со вздохом я перевел восемьдесят имеральдов, сбить цену еще ниже никак не получалось. Спустя десять минут один из бойцов отряда доставил выбранную винтовку и передал Зокуло, который в свою очередь вручил ее мне после небольшой проверки.

— Работоспособная, владей, — с усмешкой произнес он.

Медлительная, но мощная, винтовка не пользовалась популярностью у бойцов, так как попасть из нее по быстро движущейся цели было практически невозможно. Мой выбор мог показаться неоправданным, но, помимо экономии денег, я получал и другую выгоду.

Имея заклинание сферы Стоп, я планировал изменить время, затрачиваемое оружием на создание поражающего импульса. Говорить заранее об этом я никому не стал, так как вполне могло получиться так, что у меня ничего не получится.

Код доступа для тактик модуля к связи отряда позволил подключиться к схеме боя, и я двинулся на указанную позицию. Объект, в котором скрывался механизм пораженный Туффом, представлял собой подвальное помещение, остававшийся целым, несмотря на полностью разрушенный жилой дом. Многочисленные проломы в стенах, как и узкие вентиляционные отверстия, позволяли произвести выстрел при условии появления цели в одном из этих отверстий.

«Да уж, — расстроился я. — Сунется он в дырку, как же».

Огневая точка, которую я занял спустя пару минут, находилась во втором этаже соседнего дома и господствовала по высоте над контролируемым сектором. О начавшемся штурме и разгорающихся боевых действиях я мог судить только по информации, передаваемой на тактик модуль.

Лично мне ничего не угрожало, так что заклинание Чуйка хранило молчание. В сфере Стоп время тянулось еще дольше, чем вне зоны измененного пространства. Расширив зону действия заклинания, я сравнял скорость течения времени внутри и снаружи сферы. С каждой минутой боя я все больше терял надежду на то, что цель появится в контролируемом мной секторе.

Астрал вообще оказался бесполезен в этом мире. Имеющий всего один слой, он почти не накапливал информации о происходящем на планете. Переключившись на просмотр от третьего лица, я смог получить представление о противнике. Наивысшая форма некогда разумных машин представляла собой восьмилапого паука. Бойцы, принимавшие непосредственное участие в атаке, передавали текущую телеметрию боя в сеть отряда, позволяя каждому из бойцов видеть и понимать, что происходит.

«О! Вроде ко мне свернул!» — обрадовался я.

Металлический паук уже потерял половину своих конечностей и сейчас шустро уклонялся от прямых столкновений, перемещаясь по лабиринту подвала. Прицелившись в проем, мимо которого должна будет промелькнуть цель, я сузил сферу Стоп, ускоряя время и увеличивая шанс на удачный выстрел.

Еще до того, как металлический отблеск мелькнул в провале стены дома, я нажал на пусковую скобу. Требуемые полторы секунды на формирование поражающего импульса винтовки прошли для окружающего мира намного быстрее. Ускоренное течение времени внутри сферы позволило выстрелить почти мгновенно, как если бы использовался обычный лазер.

Целеуказание, производимое тактическим Модулем, брало упреждение без учета моих способностей. Закономерный промах оказался результатом излишне быстрого выстрела.

«Блядь!» — повторно наводя винтовку на все еще видимую цель, я произвел второй выстрел.

— Не ожидал! Молодец, — после того как оживший благодаря Туффу механизм был заблокирован и я получил команду выдвигаться вперед для изгнания, командир Зокуло похвалил результат моей стрельбы на отрядном канале связи.

Из-за излишне быстрого выстрела, первый импульс попал в бетонную стену, перед самым носом быстродвижущейся цели. Стараясь убрать из сектора обстрела основное тело, паукообразный механизм пожертвовал конечностью, на которую ему пришлось опереться для смещения вверх.

Мой второй выстрел уже с исправленной поправкой за скорость от тактического модуля пришелся как раз в сочленение оставленной опоры. Удачное попадание значительно сократило время захвата, и мы управились всего лишь за четверть часа.

«Применено первичное заклинание Разрыв ур.2».

«Нанесен урон: 482 ед.».

«Получен урон: 121 ед.».

Чтобы дотянуться до заблокированного тела, мне пришлось присесть на одно колено и сильно тянуться вперед, активируя заклинание. Ставшее уже рутинным для меня, но не для местных жителей, исчезновение из этого слоя реальности очередного Туффа прошло без накладок.

— Спасибо, — находясь до этого в неудобном положении, я ухватился за протянутую в жесте помощи ладонь.

— Пожалуйста, — ответил мне боец женским голосом.

— Какие у вас нежные руки, — недавние приключения с Ваалу что-то сдвинули в моем отношении к женщинам, и я стал вести себя чуть более смело.

— У тебя тоже… очень нежные руки, — с некоторой заминкой прозвучал ответ.

Слова женщины неожиданно накалили обстановку. Бойцы резко повернулись в мою сторону, вновь схватившись за оружие.

— Неужели как попка младенца? — стоявший ближе других, один из бойцов протянул свою руку и тоже потрогал мое запястье.

— Жаль, — опустив глаза, командир отряда Зокуло почти мгновенно вздернул свой бластер вверх.

Взвывшее чувство опасности, которому я уже доверял безоговорочно, заставило использовать телепорт. Державшие меня за руки мужчина и женщина усилили нажим, стараясь зафиксировать мое тело. Это им не помогло. Истаяв в чужих руках, я появился в соседнем проходе подвала.

Стена, оказавшаяся между нами, имела полутораметровую толщину. Под слаженными выстрелами восьми человек отряда бетон не мог продержаться и двух секунд. Я не стал дожидаться, пока меня нашпигуют разнообразным количеством смертельных излучений, и переместился еще дальше, в глубину лабиринта.

Тактик модуль заблокировал телеметрию, лишая атаковавший меня отряд возможности отслеживать мое местоположение. Непонятно с чего решившие меня убить бойцы также заблокировали доступ к своей связи. Продолжая использовать телепорт и Чуйку, я покинул подвал за несколько перемещений, обойдя преследователей по кругу.

«Мне очень жаль, что так получилось, но теперь ты враг. Любой, кто был рожден под небом мира Сариж, убьёт тебя при первой же возможности, — обескураживающее сообщение пришло от Старосты, командира первого отряда, с кем я подружился и кому помог. — Уходи в свой мир и никогда здесь больше не появляйся!»

«Что происходит? Почему?» — пытаясь понять, что и почему, выдал я на эмоциях.

«Жидкий металл, одна из последних форм нановируса в конце войны. Ты все-таки заразился, — пришел еще более непонятный ответ. — Мы в своем праве!»

На все последующие запросы и сообщения старик не пожелал отвечать. Опрометчиво задержавшись на одном месте и продолжая посылать сообщения, я позволил себя обнаружить и окружить.

— Хрен вам, — активировав все что у меня имелось, я принялся прорываться с боем.

Зная местность, зная тактические возможности противника, обладая способностью ускорять время и чувствовать опасность, я четырнадцать раз оказывался на волосок от гибели за неполные десять минут. Впрочем, начавшая накапливаться статистика позволила уклоняться и избегать засад, а использование магии помогало вырваться из западни и отлечить полученные раны.

Чем дольше мне удавалось выжить, тем полнее становилась тактик матрица «бой в городских условиях». Через сорок минут враг начал повторяться, и я смог немного передохнуть. Еще через час к отряду Зокуло присоединились бойцы Старосты. Впрочем, сильного изменения в алгоритм ведения боя они не привнесли.

Как и отряд Зокуло, отряд Старосты стрелял на поражение. Я узнал некоторых бойцов, с кем успел познакомиться и кого считал их приятелями, и во мне что-то сломалось. Если до этого я старался никого не убивать, то забывшие добро люди изменили мое к ним отношение.

«Нанесен урон: 14512 ед.».

Выиграть у людей, весь смысл существования которых был посвящён войне на выживание, заранее был обречен на провал. То, что они победили и пытались сейчас мирно сосуществовать, являлось временной маской. Стоило бойцу из их отряда погибнуть, как резко изменившаяся тактика и применяемое оружие существенно осложнило ситуацию.

Однако я уже вошел в раж, преодолев первую растерянность и получив начальные навыки. Более того, имея возможность регулировать время, я нашел ахиллесову пяту этих суперсолдат. Тактик модули, стоявшие у всех противников, учитывали имеющееся у меня оружие в своих расчетах. Для того чтобы произвести выстрел, в нормальном состоянии винтовке требовалось полторы секунды.

Учитывая медлительность моего оружия, враги лезли вперед, ведомые тактик модулем. Ускорив течение времени в сфере Стоп, я добивался ускоренного выстрела и попадал в цель. Для того чтобы меня не просчитали, я старался использовать разные скорости, производя выстрелы в диапазоне от полутора секунд до почти мгновенно.

Переход импульса винтовки через сферу Стоп по-разному отражался на разрушительной способности заряда. Зависимость была далеко нелинейной, скорее эллиптической. Мгновенно выполненный выстрел наносил куда меньший урон, чем импульс, прошедший через соотношение скоростей времен один к трем. Разбираться, в чем тут дело, пока что было некогда, так что я произвольно менял режим сферы Стоп, путая и противника, и собственный тактический модуль.

Совсем озверевшие после третьей потере в своих рядах солдаты применили что-то совсем монструозное, выстрелив по площади. Несмотря на примененную телепортацию, я попал под удар, видимо, максимальную дальность прыжка мои противники уже вычислили.

Отсутствие физических повреждений недолго меня радовало, сообщение о том, что сработало повышенное сопротивление за счет достижение Стоик, позволило сообразить, в какую часть меня наносился удар.

«Применено заклинание Закат ур.3».

«Нанесен урон: 8509 ед.».

«Пойманная душа: 1».

Женщина, которой так не понравились мои руки, оказалась первой жертвой. В эту игру можно было играть вдвоем, и у меня нашлось схожее оружие. Раскрыв вкладку Астрала, я нанял мелкую сущность на сто лет. Более крупных особей здесь не водилось, так что пришлось брать то, что нашлось.

Спустя еще час сорок выжившие из двух отрядов, всего семь человек, начали отступать. Я не стал их преследовать, так как месть, которую я задумал, была куда поучительнее, чем просто смерть.

«Квест зона Мира обновлен».

«Вы контролируете зону „мира“ в трех слоях параллельной реальности».

«Ежедневная награда: 27 имеральдов».

Пойманные семь душ были потрачены для найма астральных сущностей. Задача по контролю за территориями вокруг Станций незримых не была чем-то сверхсложным для бестелесных созданий. Этот город насчитывал пять зон «мира», и я установил запрет на их посещение для местных жителей. Атака из астрала игнорировала любой вид материальной защиты. Убивать и дальше я не видел смысла, элементарное лишение сознания при пересечении условной границы в радиусе двух километров от белых зданий, являлось основной идеей.

— Счастливо оставаться, придурки, — сказал я, переходя в свой слой реальности.

Три часа ночи оказались несколько не тем временем, на которое я рассчитывал. Сестра уже вернулась домой и обнаружила затхлую квартиру и прокисшую еду. Трехдневное отсутствие предстояло как-нибудь объяснить, единственное, о чем не стоило знать Свете, так это о количестве убитых мною людей.

«Маньяк какой-то», — отойдя от куража, в котором находился последние несколько часов, я более трезво смог взглянуть на совершенные мною поступки.

К моему удивлению, сестра не стала сильно приставать, скорее для проформы уточнив, где я ночевал в последние дни. Правдивый ответ «у девушки» ее вполне удовлетворил и, кажется, даже порадовал.

— У тебя такая нежная кожа, — взяв у меня из пальцев тарелку, чтобы помыть ее после еды, Света добавила: — у своей девушки крем взял руки намазать, да? Потом спроси какой фирмы, я себе тоже куплю.

Отвернувшись к рукомойнику и принявшись за грязную посуду, сестра не заметила моего перекошенного гримасой лица. Я до последнего не верил, что меня пытались убить из-за какой-то «нежной кожи». Рассматривая слова Старосты только как предлог, я недрогнувшей рукой вначале нажимал на спусковую скобу винтовки, а после резал ножом, уничтожая противников.

Воспоминание о Ваалу, ворвалось в мое сознание, заставив закрутиться маховик догадок. Кожа девушки действительно была настолько нежна, что я искренне восхищался ее бархатистостью и атласностью. Тупой псевдоинтеллект решил удружить и изменил свойства эпидермиса, сделав мой кожный покров идентичным коже младенца.

Для железных машин, хоть и наделенных интеллектом, любая человеческая кожа имела свойства «нежной». По сравнению с твердостью нанометалла грубая, шершавая или мозолистая, она не имела сильных отличий для негуманоидной формы жизни. Вероятнее всего, когда проигрывающие войну машины решили сменить свой облик и замаскироваться среди людей, действительно единственным способом их обнаружения могло стать качество телесного покрова.

— Нехорошо получилось, — шагая до этого из угла в угол по своей комнате, я подвел итог пребывания в мире Сариж.

Подумав еще раз об стечении обстоятельств и возникших последствиях, я теперь уже не так сильно злился на атаковавших меня людей. В конце концов, я жив и здоров, а в том, что любое недоразумение со временем можно уладить, я почти не сомневался.

Задернув шторы и завалившись на диван, я лег спать несмотря на разгорающийся день. Усталость не лечилась заклинанием Лечения. Требовалось сбросить накопившиеся эмоции, и крепкий сон для этого подходил лучше всего. Дополнительно к этому с закрытыми глазами было легче вспоминать девушку Ваалу, а также совместно проведенное с ней время.

Глава 11

Затянувшийся до после обеда сон был прерван полученным сообщением. Имеющая наивысший приоритет, система Игры сообщила, что Земля стала доступна для других слоев реальности. Что это значило, я не знал, но решил сегодня никуда не перемещаться. Как отреагируют другие люди, до сих пор не верящие в возможность перемещений между слоями реальности, или военные с полицией, обнаружившие присутствие «других» людей на планете, оставалось только догадываться.

— Это ужас какой-то, — перещелкивая каналы телевизора, сестра сидела на кухне и смотрела многочисленные репортажи.

Как я интуитивно и подозревал, наша цивилизация оказалась не готова к наплыву переселенцев и гостей. Не знающие наших законов, плохо понимающие назначение правил дорожного движения, игнорирующие традиции и приличия, чужие игроки наводнили крупные города.

Присев рядом с сестрой, я уставился в экран телевизора, с интересом наблюдая, как двое аборигенов с древковым оружием пытаются проткнуть капот автомобиля. Узнав в них жителей мира Валиндо, я предположил, что они спутали машину с мутировавшим животным.

«Движется и рычит — значит, животное», — додумал я чужие суждения и улыбнулся.

Следующий репортаж транслировал события с площади перед зданием музея. Благопристойная группа людей, одетая в длинные тоги, пыталась улучшить скульптурные изваяния перед главным входом. Ведра с каким-то раствором и приспособления в виде шпателей переходили из рук в руки. Охранники, пытающиеся мирным путем не допустить акт вандализма, явно проигрывали новоявленным зодчим.

Перещелкнув канал, я с сестрой стал свидетелем задержания обнаженной девицы, которую с трудом конвоировали трое полицейских. Зрелая и красивая, если бы не болтающийся хвост и пара кривых рогов, она вполне могла бы претендовать на внимание большинства мужского населения. Отсутствие цензуры на обнаженный топлес порадовало крупным планом и хорошим качеством видеосъемки.

— Совсем эти распоясались, — не могла не прокомментировать Света, украдкой бросив взгляд на собственную грудь и досадно выдохнув.

К сожалению, не все случаи появления игроков из других слоев реальности имели позитивный или забавный результат. Целая череда криминальных роликов об убийствах, жертвоприношениях и насилии была выпущена в эфир после предупреждения о том, что демонстрируемые кадры запрещены для просмотра несовершеннолетними лицами.

— На часах три часа дня, а они показывают! — возмущение сестры носило фыркающий характер. — Можно подумать, все взрослые вернулись с работы и разогнали школьников по комнатам делать уроки!

— В интернете еще и не такое выкладывают, — не согласился я со Светой, так как сам уже давно заменил телевизор экраном компьютера.

Позвонивший Жорж прервал наши посиделки на кухне. Сестра ушла в комнату собираться, а я задумался о том, что далеко не всех представителей параллельных миров узнал на экране телевизора. В большинстве случаев можно было догадываться, из каких реальностей они прибыли и на каком уровне находится их цивилизация. Но о некоторых у меня не имелось ни малейшего представления.

«Хм, как бы к ним попасть?» — задумался я, вспомнив сюжет про обнаженную девицу и крики о том, что ей необходимо выполнить квест с двумя мужчинами.

Припомнив, каким образом у меня появился доступ в мир Валиндо и Роллиф, я стал прикидывать, что нужно сделать, чтобы повторить свой успех. У всех идей, приходящих на ум, имелось общая составляющая, так что я тоже решил не сидеть дома и отправился на улицу в поисках игроков из других параллельностей.

— Эй, чувак! Где тут у вас канализация?! — окрикнули меня во дворе дома.

— Че? — не понял я, обернувшись.

Здоровенный парень в клетчатой рубахе, желтых ботинках и с монтировкой в руках стоял на детской площадке. Приглядевшись, я отметил обруч на его голове. Тонкого металла, зеленоватого оттенка, предмет неожиданно получил ассоциацию с моей мобилой.

— Ты, это, квест, что ли? — немного путано уточнил я.

— Ну да! На крыс, в канализации! — широко улыбнувшись белоснежными зубами, парень еще больше утвердил меня в догадке о его нездешности.

— Вон там, железный люк, — указав в сторону ближайшего отверстия на дороге, я проморгался, пытаясь отогнать от себя воспоминание об его зубах лошадиного размера.

— Ну и чудно у вас все, — не сочтя необходимым поблагодарить, верзила двинулся к люку.

«Чтоб ты там застрял», — двинувшись дальше, я не стал смотреть, как парень будет протискиваться в явно маленькое для подобной комплекции тела отверстие.

На улицах стало и оживленнее, и пустыннее одновременно. Подивившись возникшему чувству, я попытался понять, почему именно так воспринимаю дороги родного города. Прежде всего, различного вида транспорта было мало, изредка проезжающие машины старались держаться поближе к обочине, так как по центру чаще всего шел кто-нибудь из пришлых. Это могли быть и закованные в металл рыцари, и дикари с метательным оружием. Разнообразие чужих игроков пугало как водителей, так и простых горожан, не знающих, чего еще ждать от подобных личностей.

Обычные люди, спешащие домой или в еще работающие магазины, в основном передвигались по тротуарам. Опасливо поглядывающие по сторонам горожане спешили сделать свои дела и укрыться по домам. Испытав в очередной раз сожаление оттого, что люди поступают неправильно в изменившемся мире, я не стал ничего предпринимать.

Меня заботила только собственная жизнь и судьба сестры. Родители, оставшиеся в далеком городе, также имели значение, и я даже собирался их навестить в ближайшем будущем. Но судьба всех остальных вызывала лишь равнодушное пожимание плечами. Тратить свои силы и свое время, чтобы что-то изменить в чужой жизни я не хотел и не собирался.

С другой стороны, я испытывал рефлекторный негатив ко всем игрокам, сумевшим перейти наш слой реальности. Воспринимая чужих как врагов, я невольно переживал за своих, желая хоть чем-нибудь помочь. Двоякость ситуация заставляла разбираться в себе, так что я даже выпал на некоторое время из контроля за окружающей обстановкой.

— Блядь! — придя в себя, я непроизвольно выругался.

Дувший в мое темечко астральный холодок передал ощущение опасности. Угроза нависла не надо мной, а над Светой. Отправившаяся на встречу к Жоржу сестра планировала заехать на точку к Станции незримых, не желая ждать, пока парень освободится и заедет за ней сам.

— Тестостероидный козел, — совершая перемещения телепортом, я спешил изо всех сил. — Имбецильный олигофрен!

Ругательства сыпались из моего рта без перерыва, парень, казавшийся надежной опорой и защитником для Светы, не смог обеспечить её безопасность. Астральный защитник уже несколько раз отразил атаки, нацеленные на мою сестру. С каждым разом тело стража становилось все меньше, свидетельствуя о нешуточном уроне, поглощаемом его сущностью.

— Да что там происходит-то?! — приходя в ярость от того, что не успеваю, я кастовал заклинания телепортации в сфере Стоп, чтобы хоть как-то сократить время и ускорить свое перемещение.

«Первичное заклинание Прыжок улучшено ур.3».

«Позволяет совершить перемещение».

«Дистанция зависит от уровня».

«Магия Телепортации, улучшаемое».

Прибавка к дистанции за улучшившееся заклинание позволила перемещаться на 18 метров за один каст. Ускорившись практически вдвое, я заметно успокоился, так как оставалось преодолеть не более пары кварталов. Погруженный в полную темноту район меня не сильно смутил. Имея тактический модуль с обостренным чувством живого от заклинания Лечения, я воспринимал окружающую обстановку с максимально возможной детализацией.

«А это еще кто?» — выйдя на рубеж, с которого открывался вид на Станцию незримых, я притормозил, оценивая ситуацию.

Незнакомые росчерки фиолетового цвета время от времени устремлялись с разных сторон к каменным блокам, опоясывающих территорию вокруг пункта выдачи телефонов. Моя сестра, профиль Светы я узнал сразу же, гордо стояла на крайнем парапете и с увлечением метала молнии в какой-то проулок.

— Вот дура! — очередное попадание луча фиолетового цвета почти полностью уничтожило астральное тело защитника, взявшего на себя весь входящий урон.

Сестра, судя по ее жесту среднего пальца, была в полной уверенности, что защитой послужило мерцающее электрическое поле вокруг ее тела. Еще два выстрела, практически одновременно попавшие в ее тело, уничтожили защитника и отбросили Свету куда-то назад, за каменные блоки.

Наступившая ясность в моем сознании, а также замедлившаяся скорость всего происходящего вокруг позволила отстраниться от эмоций и начать действовать. Матрица боя в городских условиях наложила траекторию моего движения, а интеллектуальный блок подсветил ближайшие цели.

Прицелившись из винтовки и нажав на спусковую скобу, я уже собирался сменить позицию и взять на прицел следующую цель, как случилось непредвиденное. Противник, в спину которого прилетел импульс, лишь подернулся рябью, после чего вновь стал материальным. Обернувшись в мою сторону, он улыбнулся, оскалив острые зубы.

«Как у акулы», — прошла мысль краем сознания.

Перемещение на новую позицию и повторное попадание не принесло успеха. Противник продолжал ко мне приближаться, лишь исходя странной рябью после каждого попадания. Оказавшись от меня в дистанции двадцати метров, он вскинул руку вверх, после чего в мою сторону устремился фиолетовый луч.

«А душа у тебя есть?!» — совершив двойной телепорт, сначала в сторону, а потом за спину врагу, я воткнул нож Рассвета в спину.

«Применено заклинание Закат ур.3».

«Нанесен урон: 43912 ед.».

«Пойманная душа: 1».

Удовлетворенно хмыкнув, я устремился к следующей цели, одновременно заходя в раздел астрала и нанимая защитника взамен погибшего. Согласившийся всего на один месяц охраны, астральный страж установил связь со всеми людьми, имевшими со мной кровное родство. К своей радости, я почувствовал, что Света жива, впрочем, как и мои родители.

Отложив оказавшуюся бесполезной против зубастых противников винтовку в инвентарь, я продолжил перемещаться телепортом вокруг очередного обороняющегося объекта. После каждой смерти врага я нанимал астральных сущностей, доведя их количество до тридцати единиц. Стражи получали одно и тоже задание, защищать меня и моих родственников.

«Телепортация запрещена».

Коротенькое сообщение поставило крест на моих планах в одиночку расправиться с нападавшими. Каким-то образом обладатели способности метать фиолетовый луч стали блокировать участок пространства вокруг своих тел. Впрочем, уже сделанного оказалось достаточно, чтобы сорвать атаку и заставить нападавших перейти к позиционной обороне.

Умерив свой пыл и взяв себя в руки, я переместился на территорию пункта выдачи телефонов. Пару выстрелов, которые без труда отразила моя кожа, послужили приветствием моего появления.

— Давай, еще пару раз стрельни, — крикнул я автоматчику, собиравшемуся, судя по всему, продолжить стрельбу.

На его счастье, меня узнали. Судя по тому, как стрелок приложил палец к уху, а потом недовольно отвел оружие в сторону, он получил приказ не стрелять. Решив больше не скрывать свои возможности, я переместился одним прыжком к своей сестре. Света лежала на кем-то заботливо подложенном одеяле, асфальт по осеннему времени был холодным.

— Ну, и чего ты тут устроила, — диагностировав рану, оказавшуюся вполне излечимой, я занялся ее здоровьем. — Зачем полезла вперед?

Испытывая облегчение оттого, что все обошлось, я рассказал сестре об астральном страже и о том, что своими необдуманными поступками она уничтожила ни в чем неповинную сущность.

— А как ты их нанимаешь? — подал голос Василий Олегович, подошедший к нам пять минут назад. — Нашим бойцам такая защита пригодилась бы.

— Так мы с вами вроде как не смогли договориться, — напомнил я.

— Ну, теперь ты вполне доказал свою состоятельность, — скривился он.

Почувствовав себя хорошо, Света поднялась на ноги, воспользовавшись моей помощью. Глаза ее смотрели в асфальт, а лицо выражало смущение. Понимая, что вела себя не лучшим образом, сестра отмалчивалась, не зная, что сказать.

— Кстати, а чего здесь так темно? — обратив внимание на то, как охранники перемещаются по территории с фонариками, я вспомнил, что весь район погружен в темноту. — Нападающие свет отрубили?

— Да нет, это твоя сестра постаралась, — продолжавший стоять рядом, Василий Олегович ехидно улыбнулся.

Заклинание Светы по контролю за электричеством позволяло пользоваться выбранной стихией. Вся проблема оказалась лишь в том, что в отличие от той же магии земли, или воздуха, электричество в естественном виде отсутствовало в ореоле нашего обитания. Вытянув все, что имелось в проводах целого городского района, сестра обеспечивала себя необходимым запасом энергии.

— Ну, мы когда в соседний город ездили, там тоже пришлось местных склонять к сотрудничеству, — промямлила Света. — Вот я на автомате и потянула на себя все, что нашлось под рукой.

— Да уж, загребущие у тебя руки, сестренка, — по-доброму улыбнулся я и обнял ее, смущенную. — А квартал-то не маленький!

Василий Олегович все-таки уговорил меня организовать астральную защиту для своих людей, аргументировав спешку тем, что договоры быстро не составляются, а защита нужна сейчас. Я с некоторой флегматичностью отнесся и к его словам, и к обещаниям. Состоявшийся между нами разговор, когда я выдвигал свои требования по совместному владению Станцией незримых, казался теперь детским и незрелым.

Будучи тогда с бодуна и плохо представляя реалии жизни, я наговорил всяких несуразностей. Пришедшее сообщение о том, что я теперь контролирую зону «мира» в четырех слоях реальности, а также ежедневный бонус в виде 81 имеральда позволили мне по-другому взглянуть на все происходящее и не париться по поводу уклонения банком за невыполненные обещания.

«Давайте-давайте, — мысленно улыбался я, с серьезным видом выслушивая спич об открывающихся перед нашим совместным бизнесом будущем. — Мне от ваших цветных бумажек ни тепло ни холодно».

Единственное, что я потребовал прямо сейчас, так это бронированный джип в свое пользование и загородный дом с независимыми коммуникациями. Трехэтажный коттедж с дизель электростанцией, собственной скважиной, территорией в полгектара леса нашелся на удивление быстро. Выданный вместе с машиной водитель довез меня с сестрой до нового дома за полтора часа и остался на ночь в гостевом домике.

— Интересно, кто это? — найдя в одной из комнат фотографию прежнего владельца дома, Света повернула ко мне массивную рамку.

— Не знаю, — сглотнув, в первый раз в жизни соврал я напрямую сестре, узнав убитого мной человека.

Уйдя в другую комнату, я налил коньяку на пару пальцев в толстостенный стакан и уселся в глубокое кресло. Воспоминание об первом из убитых, толстомордом мужике с воткнутым в глаз ножом стояло у меня перед глазами. В тот раз все произошло слишком быстро, а потом навалились другие события. Неожиданно нагнавшее прошлое, навалилось на меня с новой силой и заставило задуматься.

«Сколько я уже убил? Двадцать? Сорок? Сто?» — пугающее осознание того, что я не помню, пробежало моему телу.

Стукнувший об зубы край стакана заставил отставить его в сторону, руки мелко потряхивало, выдавая испытываемое мной эмоциональное напряжение.

— Вот и правильно, пить — это не выход, — стоявшая до этого в проеме двери Света не заходила в комнату, наблюдая за мной из коридора. — Лучше девушку свою сюда позови, я вот уже Жоржу позвонила.

Глянув на сестру, я получил очередное доказательство того, как сильно мы изменились. Еще неделю назад подобный разговор не мог состояться межу нами в принципе. Сейчас же она спокойно обсуждала свою личную жизнь, не стесняясь и не впадая в морализаторство.

— Лучше я к ней, — ответил я, вставая из кресла. — Сюда пока что она вряд ли согласится приехать.

— Просто возьми и привези, молча, — посоветовала Света, после чего развернулась и двинулась вглубь дома. — Все-то вы усложняете, то цветы, то стихи.

Отойдя от ступора, в который вогнала меня сестра последними словами, я покачал головой. Сказанное как бы и не мне, но довольно громко, чтобы я услышал, открывало мировоззрение Светы с незнакомой для меня стороны. Я подумал о ней и нагловатом Жорже, и мне стало более понятно, как им удалось сойтись при столь разных взглядах на жизнь. Педантичная и воспитанная сестра, хамоватый и пошлый Жорж смотрелись вместе, как черное и белое.

«А может, так и надо?» — додумывал я мысль, выходя на улицу.

Убедившись, что астральная защита распространилась на мой новый дом, я перешел в мир Сариж. На торговых площадках этого параллельного слоя реальности имелся самый разнообразный выбор оружия. То, что неизвестные с острыми зубами оказались неуязвимы для моей импульсной винтовки, стало неприятным сюрпризом.

Глянув на астрал местного мира, я с нескрываемой озадаченностью присвистнул. Всех стражей, нанятых мной для контроля за зонами «мира», кто-то уничтожил, при этом право на территорию по-прежнему оставалось у меня.

«И что здесь происходит?» — начав стремительное перемещение телепортами к ближайшей Станции незримых, я терялся в догадках.

Огромный пустырь хранил следы спешного бегства. То тут, то там встречались разбросанные вещи, ранее заботливо разложенные на лотках и предлагаемые к обмену и продаже. Судя по всему, нанятые мной стражи лишали местных жителей сознания лишь на некоторое время, после чего делали перерыв перед повторением атаки. Для тех, кто находился в самом центре зоны «мира», покидание зоны превратилось в череду перебежек, прерываемых потерей сознания и падением на землю.

— Тебя ведь зовут Анатолий? — невзрачного вида старик сидел на ступенях здания.

То, что он находился внутри территории, некогда охраняемой астральными стражами, явственно указывало на его причастность к их исчезновению.

— Да. А вы кто? — активировав все, что имел в арсенале, я постарался быть готовым к любому развитию событий.

— Копатыр, — представился он.

— Разумная машина? — заподозрив в незнакомце самое страшное, что могло встретиться под свинцовыми тучами этого мира, я попытался телепортироваться.

«Телепортация невозможна».

Сволочное сообщение не оставляло мне выбора, и я выхватил винтовку, нацелив ее на старика.

— Разве я тебе угрожаю? — с самым добродушным видом попенял мне Копатыр. — Опусти ствол, давай поговорим.

— А не то что? — все еще держа его на прицеле, а указательный палец на пусковой скобе, обронил я.

— Твой разум мне недоступен, но вот тело, в которое ты так неосмотрительно запустил нанонитов, вполне уязвимо, — криво улыбнулся старик.

Попытавшись нажать на скобу и выстрелить, я не смог этого сделать. Все мое тело, верой и правдой служившее столько лет, отказалось подчиняться.

— Вот видишь? — получивший информацию о моих безуспешных попытках, Копатыр широко улыбнулся. — Давай договоримся, я отвечу на несколько твоих вопросов, а ты сделаешь то, что я тебя попрошу.

— Давай наоборот, — перестав обращаться к нему на вы, не согласился я. — Сначала скажи, что тебе надо, а я посмотрю, что за это требовать!

— Какой ты, — неодобрительно качнув головой, старик прихлопнул ладонью рядом с собой и сказал: — Садись давай.

Мое тело, словно марионетка, двинулось вперед и присело на ступеньки крыльца. Движения оказались плавными и стелящимися. Уведомление от системы о пополнении очередной матрицы передвижения вызвало сложное чувство радости и досады от своей несвоевременности.

— Ты все еще жив, и это немало, — начал он.

— Значит, тебе что-то очень сильно надо, — перебил я его.

— Но я жил без этого и раньше, так что твоя смерть не сильно испортит мою жизнь, — пресекая мои брыкания, старик показал свое истинное ко мне отношение.

— Извините, — тут же сбавив обороты, сказал я, но уже в следующее мгновение вскипел от злости.

— Гхм, смотрю гормоны под контроль взять не удалось, — то ли расстроившись, то ли нет, назвавшийся Копатыром продолжил разговор. — Я бы хотел, чтобы ты продолжил пополнение эфира так же, как сделал над зоной «мира» в этом городе.

— А зачем вам это надо? — глянув еще раз на пустой астрал, я смог сделать лишь одно предположение. — Хотите и их захватить? Что-то я не понимаю…

Монолог, уложившийся в семь минут, поведал мне о том, что соседствующие слои параллельных реальностей как правило обладают свойствами мира, совместимыми друг с другом. Если же разумные перемещались через слой, то возникал шанс того, что имеющиеся у них способности не смогут оказывать на новую реальность хоть какого-нибудь воздействия.

Далее пошло повествование о том, что процесс вселения искусственного интеллекта в биологическое тело местных людей, измененных наноматрицами настолько, что от изначального человека там уже мало что осталось, требовал использования «проводника». Астральные сущности, населявшие ранее этот мир в избытке, оказались наиболее подходящими для конвертации и передачи искусственного интеллекта.

В конце войны, когда стало ясно, что несмотря на диверсионные вселения искусственных разумов в ряды своих противников машины все равно проигрывают, «переселение» приняло массовый характер. Это привело к тому, что слои Астрала в местной реальности оскудели настолько, что вместо множественности слоев остался один, да и тот не спешил восстанавливать численность своих жителей.

Произведенная мной манипуляция позволила собраться нескольким сущностям в одной точке пространства, что тут же повлияло на демографический рост и появление второго слоя астрала. Задав пару вопросов о том, при чем здесь совместимость свойств параллельных миров, я понял лишь то, что использовать мой нож Рассвета местные жители не смогут при всем своем желании. И даже более того, попытка взять его в руки может привести к самоизъятию души из тела счастливчика.

Дополнительно приведенные примеры совместимости и не совместимости в какой-то мере объяснили мою неудачу при стрельбе из импульсной винтовки. Сделанное в другом мире, оружие не наносило урон острозубым, лишь заставило их тела мерцать. Если бы я стрелял из обычного пистолета или автомата со свинцовыми пулями, результат оказался бы куда более действенным.

— А если я не хочу, чтобы астрал этого мира восстановил свою популяцию? — спросил я, понимая, что с ростом астральных сущностей возобновится переселения машин в тела людей.

— Ну, тогда мне придется тебя убить, — откровенно сказал Копатыр.

— Да у меня и сейчас нет никакой уверенности в том, что останусь в живых, — признался я.

«Обнаружен вирусная колония нанонитов».

«Репрограмминг: FHFJDBD%^%BNFE».

«Применить?».

— Это что? — имея только одного кандидата, кто мог передать мне вирус, я покосился на старика.

— Лекарство, избавляет от дистанционного контроля, — нехотя сказал он и добавил: — Это гарантия и аванс.

— Проверить я все равно не смогу, — я безразлично пожал плечами.

— Отличие искусственно созданных разумов от биологических в том, что мы не умеем врать, — чуть более резко, чем до этого, ответил Копатыр.

Имея способность видеть астрал, я уже давно присматривался к невидимой обычным зрением нити, тянущейся от старика к астралу. Нечто подобное имелось у каждого человека, обладающего разумом и собственной волей. Судя по всему, старик не врал, и он действительно теперь имел душу, хоть и в непривычном для меня виде.

— Ладно, я почти согласен, только вот что вы предложите в качестве оплаты? — перешел я к оставшемуся непроясненным моменту.

— Гхм, смотрю тебя впечатлило «движение», могу передать еще несколько матриц, — глянув на мое непонимающее лицо, он деланно вздохнул и пояснил: — Матрица движения, матрица маскировки, матрица этикета…

— Не, этикет не надо, мне бы что-нибудь военное, — уловив, что он имеет в виду, я не мог не согласиться с тем, что испытал желание уметь так же перемещаться, когда находился под принудительным контролем.

— Оружие своего мира есть? — спросил Копатыр и, покрутив в руках протянутый мной пистолет, вернул ствол обратно. — Аналогия понятна, принцип развития оружейной техники тоже.

Получив очередные матрицы, я не стал спешить в их применении, вместо этого нажав подтверждение перехода в другую реальность. Эту функцию игры искусственно созданный интеллект в оболочке машины с человеческим телом не смог предотвратить. Подернувшись белесой дымкой, я перешел в мир Роллиф, предположив, что сюда он добраться точно не сумеет.

«Здесь вовсю души дергают из тел, — успокоил я сам себя здравыми мыслями. — Был бы сюда доступ, без меня научились бы астральных сущностей приманивать».

Оказавшись в трех километрах от фазенды, на которой сражался в прошлый раз с объявившими мне войну свободными, я неспешно двинулся в нужном направлении. По соседству обнаружилась разрушенная плантация, судя по запустению, здесь очень давно никто не жил и несколько лет не возделывали поля.

«Не иначе как карлик соседа со свету сжил, а освоить новые земли так и не смог», — сделал я предположение о минувших событиях прошлого.

На моей фазенде все было по-старому, одетые в дерюги женщины и мужчины работали в поле, вокруг двухэтажной усадьбы сновали несколько слуг, хлопоча по хозяйству. Дойдя до крыльца, я застал ту же самую служанку, присевшую в глубоком поклоне и демонстрирующую глубокое декольте.

Приглядевшись, я не обнаружил никакой нити, тянущейся от нее к астралу. Получив очередное подтверждение, что передо мной оживший мертвец, я прошел в дом, оставшись равнодушным к ее телу.

— Я узнал тебя, — мужской голос раздался за моей спиной.

Резко развернувшись, я с удивлением уставился на слугу, в руках которого обнаружилось охотничье ружье. Но выпущенная в упор картечь с двух стволов не смогла нанести мне никакого урона. Даже дробина, по случайности попавшая в глаз, отскочила от глазного яблока. Прошедшая мутацию нанокожа с псевдоинтеллектом восстановила свое реноме в моих глазах.

— Ты чего? — все еще находясь в некотором ступоре от произошедшего, удивился я.

Замахнувшийся на меня и попытавшийся ударить прикладом оружия слуга был обезоружен и связан. Оттащив его в кабинет, я налил себе выпить, беря паузу на размышление.

— Сука! Что я тебе сделал?! Ты зачем меня засунул в это?! — рот слуги, оставшийся без кляпа, продолжал извергать набор малопонятных слов. — Я же просто попугать, а ты ножом, а я теперь здесь…

По мере выплескивания эмоций по лицу слуги потекли слезы, речь становилась маловразумительной и неразборчивой. Переведя взгляд на охотничье ружье, я сообразил, что уже видел его раньше.

— Постой, так ты что, все помнишь? — наконец-то сообразив, что парень, напавший на меня и Аню, каким-то образом ухитрился сохранить не только свою память, но и привязку к подпространственному инвентарю, в удивлении воззрился я на неудачника.

— Да-а-а! — окончательно скатившись в рев, некогда грозный грабитель, а теперь не пойми кто, плакал связанным на полу кабинета.

Развязав парня и усадив на диван, я налил ему выпить, после чего еще раз налил и еще. Появившуюся возможность напиться не одному и в относительно безопасной компании, я решил использовать это с пользой для дела. Разговор но пьяни пошел куда легче, и парень рассказал все, что помнил.

— И что тебе здесь не нравится? — удивлялся я, слегка коверкая слова заплетающимся языком. — Девки кругом, работа не пыльная, еда на халяву, живи!

— А-а, неживые они какие-то, — признался Слава. — Я забрался тут на одну, так она лежит молча и как будто не дышит, я со страху сполз, а она как очнулась, встала и ушла.

— Бр-р-р, — только представив себе, как подо мной кто-то лежит без движения, я почувствовал приступ тошноты.

Проблевавшись то ли от излишне ярких фантазий, то ли от качества местного алкоголя, я решил больше не пить, и лег спать.

Утро выдалось так себе. Наказав Славе присматривать тут за всем, я вернулся в наш слой реальности.

Поленившись возвращаться к Чертогу, я получил подтверждение тому, что лень — это полезно. Станцию незримых в моем мире атаковали, и от одного взгляда на нападающих существ мне стало понятно, что в этот раз защитить объект у меня не выйдет.

Расстояние, разделявшее меня и пункта выдачи телефонов, составляло более километра. На протяжении всего пространства то тут то там виднелись скелеты. Блестящие в лучах утреннего солнца, они переставляли свои конечности, медленно приближаясь к каменным блокам.

Защитники, огрызающиеся огнестрелом, мало что могли поделать с не имеющими в своих телах жизни существами. Пули, свистящие настолько часто, что порой казалось, что идет свинцовый дождь, лишь разбивали костную ткань противника, заставляя лишившихся ног ползти вперед при помощи рук.

«Надо найти некроманта!» — прорабатывая варианты, я остановился на самом логичном решении проблемы.

Но все мои усилия по поиску кукловода окончились неудачей. Добравшиеся к тому времени до каменных плит, скелеты заполонили своими телами пространство перед препятствием, создав из своих тел подобие насыпи. Идущие за ними следом скелеты без труда преодолели трехметровый барьер, спрыгивая внутрь охраняемого периметра.

Оставленные мной на защите территории астральные страж защищали охранников как могли. Но многочисленные атаки сводили на нет любые попытки самообороны. Чувство Смерти, молчавшее в последнее время, обострилось, показывая направление на место недавней смерти. Все сигналы шли от Станции незримых, перед ее входом гибли живые люди.

«Блин, да что же это, а?!» — телепортировавшись на территорию некогда охраняемого периметра, я с отчаяньем оглянулся по сторонам.

Большинство охранников уже погибло, только снайпер, засевший в соседнем здании офиса, продолжал вести прицельный огонь из своего ружья. Простреливая коленные чашечки, а затем и локтевые суставы, стрелок значительно замедлял передвижение противника. Неожиданно прекратившаяся стрельба заставила меня переместиться при помощи заклинания сначала вплотную к зданию офиса, а затем на третий этаж.

Парочка скелетов, зашедшая в тыл стрелку, напала со спины. Человек еще был жив. Отброшенное в сторону мощным ударом, его тело оказалось в общем коридоре. Я как раз поднялся по лестнице, застав момента занесения когтистой конечности над головой снайпера в добивающем жесте. Материализовавшаяся в моих руках винтовка произвела сдвоенный выстрел, задержка на время для заряда импульса, была скомпенсирована сферой Стоп.

«Сработало!» — уже почти расстроившийся из-за того, что позволил матрице стрелка взять управление на себя и выбрать из имеющегося оружия винтовку, я облегченно выдохнул.

Несмотря на ее происхождение из мира Сариж, импульс оказался достаточно губителен для заряженных некротической энергией скелетов. Тихий стон, вырвавшийся из горла снайпера, показал, что он еще жив.

— Инга? — перевернув её на спину, я с болью в сердце взглянул на обезображенное лицо. — Следовало догадаться, кто здесь отстреливает коленные чашечки.

Несмотря на мои усилия Лечения, жизнь уходила из её тела и с этим ничего нельзя было поделать. Материализовав нож, я осторожно провел лезвием по ее шее. Заклинание сработало штатно, бьющееся с перебоями сердце остановилось, окончательно прекратив жизненные функции организма. Подумав о том, что еще можно сделать, я запоздало вспомнил о заклинаниях воскрешения. К сожалению, я не удосужился выучить ни одного из них, что делало невозможным возвращение пойманной души в родное тело.

Повторный переход в мир Роллиф прошел без сбоев. Хмурясь от всего произошедшего, я неспешно брел на фазенду, мысленно прокручивая в уме варианты возможных действий. Как бы я ни рассматривал ситуацию, спасти погибших людей никак не получалось. С использованием винтовки я мог перебить всех скелетов, но это потребовало бы не один час времени. Гибель же защитников произошла в течении пятнадцати минут, пять из которых я потратил на безуспешные поиска некроманта.

— О! Ты вернулся? — сегодня Слава уже не выглядел таким агрессивным, прошедшая попойка смирила парня с действительностью.

— Угу, — кивнул я, не испытывая желания говорить.

Глянув в направлении усадьбы, я разглядел служанок, занятых уборкой по дому. Подумав об Инге и о том, в чье тело собираюсь ее переселить, я передумал и развернулся по направлению к плантации. Выбор тела, с которым предстояло провести ритуал вселения души, затянулся на целый час. Узнавший, что я задумал, Слава воспылал непонятным энтузиазмом и рьяно помогал мне в непростом выборе.

— И когда она того? — дождавшийся у входа в Чертог окончания ритуала, парень задал вопрос.

— Не знаю, наверное, как и ты, — пожав плечами, предположил я.

Возвращаться в свой слой реальности я решил из того же места, где и зашел в этот мир с утра. Дорога в три километра опять прошла в раздумьях. Наплыв игроков в нашу реальность заставлял более серьезно отнестись к безопасности, а также выработать хотя бы примерный план дальнейших действий.

В коттедже, который достался нам буквально вчера, все было в порядке. Обгоревшая машина перед воротами, а также парочка трупов красноречиво показали эффективность астральных стражей. Выставив их на параноидальный режим, я как-то не подумал о том, что дорога вдоль нашего дома окажется часто используемой. Глянув на гостевой домик, я разглядел распахнутую настежь дверь.

«В жопу», — отмахнувшись от мыслей, что под удар могли попасть случайные люди, я зашел во двор коттеджа.

Сестра обнаружилась в гостиной. Сидя перед широкоформатным телевизором, она смотрела какую-то комедию. Глянув на логотип канала, я догадался, что трансляция идет через спутник.

— Привет, — плюхнувшись рядом с Светой, я отобрал у нее лентяйку.

— Ну подожди, не переключай, — привычная борьба за «жезл власти» окончилась ее победой.

— Ты как? Нормально? — уловив в движениях сестры резковатую суховатость, осведомился я.

— Да так, — отмахнулась она от моего вопроса.

— Жорж-то приезжал, нет? — спросил я, после чего похолодел внутри.

— Нет, — ответила Света.

Сглотнув, я вспомнил обгорелую машину перед воротами и находящихся в ней мертвых людей. Подумав о том, что одним из них вполне мог оказаться Жорж, я несколько суетно достал телефон из межпространственного кармана.

— Але? — знакомый голос разжал пружину, скрутившую мои внутренности минуту назад. — Толик, мне ща некогда, вечером заеду!

Обратившись к астралу, я воспользовался одной из сущностей для поиска своего абонента. Пометив парня как дружественную цель, я переложил телефон к другому уху, выходя из гостиной.

— Жорик, ты если к нам в гости намылишься, приходи один, — понизив голос, чтобы сестра не услышала моих слов, сообщил я. — Я защиту поставил, тебя пустит, остальных нет!

«Квест зона Мира обновлен».

«Вы контролируете зону „мира“ в двух слоях параллельной реальности».

«Ежедневная награда: 9 имеральдов».

Пришедшее сообщение хоть и было ожидаемым, но все же расстроило. Подконтрольные мне территории остались лишь в мире Роллиф, куда я переселил уже двух землян, и в мире Валиндо, где жила девушка Ваалу.

«Так и не зашел сегодня к ней», — расстроился я.

Очередной конец дня наступил как-то неожиданно. Позвавшая в гостиную сестра предложила посмотреть новый фильм, и я согласился. Поздно вечером приехал Жорж. Перекусив тем, что приготовила Света, мы разошлись в разные спальни. Закрывая за собой дверь, я прислушался к себе и не обнаружил былого следа раздражения оттого, что свадьба моей сестры еще не состоялась. В мире наступили тяжелые времена, и люди спешили жить, беря от жизни все, что могли.

Глава 12

Вчера вечером Жорж не стал портить нам настроение, тактично уйдя от вопросов по поводу банка. В разговоре за завтраком парень проговорился, что организованная нами структура расформирована в следствии отсутствия игроков и потери территории.

— После того как доступ в нашу реальность стал открыт, у многих появились свои мысли по поводу того, как дальше жить, — прожевав бутерброд и потянувшись еще за одним, проговорил Жорж. — Лично у меня еще два слоя реальности для перехода открылись, у Павла тоже, мы с ребятами как раз вчера зависли в одном из таких миров, там средневековье и все такое.

— Ой, и у меня тоже новые слои открыты! — включив экран своей мобилы и открыв меню игры, обрадовалась сестра.

— А я думал, что только у меня доступ появился, — притворно улыбаясь, я поддержал общую тему.

В отличие от Светы и Жоржа, у меня уже давно имелся доступ к трем мирам. Новых слоев параллельных реальностей в дополнение к уже имеющимся в меню игры не обнаружилось. И это опускало меня до уровня остальных игроков. Равенство не могло не огорчать, по всему выходило, что я выбрал лимит форы, предоставленный игрой.

— А что это за мир Пирлей? Кто-нибудь знает? — продолжая держать мобилу в руках, сестра изучала появившуюся информацию.

— Это те придурки, что в длинных тогах бегают по городу и занимаются вандализмом, — вспомнив видеорепортажи с мест происшествий из вечернего выпуска новостей, сказал я.

— А мне нравится, как у них получается, — не согласился Жорж. — По крайней мере, памятник Фиске на площади очень хорошо переделали.

— А, это тот куб с тремя яйцами? — уточнил я, добавив: — Не, не видел, надо посмотреть.

Света начала уговаривать Жоржа отправиться в параллельность Капру, у сестры имелся доступ к миру средневековья. У меня такой возможности не было, о чем я не преминул упомянуть.

— Давай тогда я тебя туда «толкну», — откинувшись на спинку стула, Жорж развалился с сытым выражением на лице. — Правда, втроем там небезопасно, лучше отряд собрать.

— Это как? — не понял я. — Что значит «толкнешь»?

— Ну, один дает свою мобилу другому, тот переходит в выбранный мир, куда есть доступ, а потом можно и самому переместится туда, — объяснил он. — Мобила-то в этом слое реальности останется. Мы с ребятам не раз так уже делали.

— Как вообще до такого можно додуматься? — внимательно слушая парня, поразилась Света.

— В первый раз само получилось, мужики в курилке сидели, телефонами обменялись посмотреть, что есть друг у друга, а один случайно нажал «переход», — припомнил, как все было, Жорж. — Мы потом разобрались, что и как, и уже дней пять назад начали переправлять остающихся не у дел парней из отряда в тот же мир, куда уходил основной состав.

Я отвернулся к окну, старясь скрыть охватившие меня эмоции. До всего того, о чем рассказал Жорж, я мог додуматься и сам. История с парнями, отобравшими у меня в институте телефон, давала возможность разобраться в механике игры. Но я не обратил на это внимания, зациклившись на возможности стать партнером банка.

— А сейчас это стало хорошим бизнесом, пришлые платят приличные суммы чтобы перейти куда им надо, — продолжал рассказывать Жорж, не замечая моего кислого вида.

Из дальнейших объяснений стало понятно, что почти все, путешествующие между слоями реальностей, являются игроками. Они, в зависимости от своего мира, имели различные предметы, выполняющие те же функции, что и мобилы в нашем мире. У кого-то это был обруч на голове, у кого-то браслет, а кто-то, как и я, обладал вживленным имплантатом с графическим интерфейсом перед внутренним взором.

Единственное, что уравнивало всех игроков, это возможность самостоятельного перехода только в три слоя реальности. Играющие давно и успешно игроки со временем начинали стремиться в новые слои реальностей. Некоторые из миров оказывались непригодными для гостей, в следствие чего игроки либо возвращались назад, пользуясь функционалом своих мобил, либо перемещались дальше, в надежде найти благоприятный слой реальности.

— А как это, «непригодный мир»? — спросила Света, с интересом слушая Жоржа. — Они что, дышать нашим воздухом не могут? А если переместился не игрок, который без мобилы, как ему назад вернуться?

— Как вернутся назад не игроку, я не знаю, — признался парень, и продолжил рассказывать, — а остальные чувствуют себя по-разному. Кому-то все хорошо, и он остается, а кто-то может продержаться некоторое время и ищет путь дальше, но есть и такие, кто сразу же назад уходит.

Я тут же вспомнил голубоглазого бомжа, пытавшегося убить меня ножом Рассвета. Выслушав Жоржа, теперь я лучше понимал, что было не так с тем игроком и почему мое лечение имело только временный эффект.

— А про платные перемещения ты откуда знаешь? — слушая своего парня с нескрываемым интересом, поинтересовалась Света.

— Ну, мы вчера этот бизнес сами замутили, базы-то больше нет, — несколько смутившись, признался Жорж.

— И много берете за переход? — задал я вопрос, стараясь не выказывать своей заинтересованности.

Прейскурант на миры зависел от их доступности. В миры Сариж, Валиндо и Перлей переход стоил всего один имеральд. За доступ к миру Капру просили уже три имеральда. Озвученные названия еще пяти слоев реальности мне ни о чем не говорили. Мир Роллиф, где осталась моя фазенда с двумя переселенными землянами, так и не прозвучал.

«Хорошо, если ни у кого другого не окажется туда доступа, — мысленно прикидывал я открывающиеся перспективы. — Эксклюзив — это всегда дорого и не для всех».

Зазвонивший телефон прервал затянувшийся завтрак. Отряд игроков, в который входил Жорж, собирался в рейд, выбрав целью новый слой реальности. Судя по обрывкам разговора, долетавшего до моего улучшенного слуха, мир был малодоступен для большинства игроков. У одного из членов отряда имелся доступ в выбранный слой реальности, и он собирался «толкнуть» туда весь отряд.

— Тимофей всегда набожным был, — закончив разговор, Жорж парой слов обмолвился о выбранном мире. — Так что не очень-то и удивительно, что у него открылся доступ в мир с ангелами и парящими в небе островами.

Света тут же напросилась к ним в команду. Мне тоже хотелось бы там побывать, но я не стал напрашиваться. Жорж не предложил, а я сделал вид, что не хочу.

— К вечеру вернусь, — пообещала сестра, чмокнув меня в щеку.

Я стоял в проеме двери, наблюдая за тем, как Света идет с Жоржем по двору к воротам ограды. Держась за руки, они весело болтали, время от времени награждая друг друга шуточными тычками. Выйдя за ворота, они остановились и повернулись друг к другу лицом. Обгорелый остов машины и два трупа в салоне не смогли помешать их затянувшемуся поцелую.

«Пойду в гости к Ваалу, — решил я, отворачиваясь. — Проведаю, как она там».

Переход произошел штатно. Оказавшись в пяти километрах от колонии, я чуть не споткнулся, сделав первый шаг.

«Квест зона Мира обновлен».

«Вы контролируете зону „мира“ в одном слое параллельной реальности».

«Ежедневная награда: 3 имеральдов».

Не зная точно, какой из двух слоев остался под моим контролем, я ускорил шаг, решив убедиться, что с обнесенной каменными плитами Лабой все в порядке. Дойдя до границы высоких зарослей и пустыря перед зданием, я обнаружил играющих на свободном от растительности пятачке детей. Трое взрослых присматривали за малышней, опирались на древковое оружие и лениво посматривали по сторонам. Их лица оказались знакомы, этих людей я видел в колонии, когда ходил в гости к Ваалу.

Ни одного из охранников, некогда направленных сюда банком, в зоне видимости не наблюдалось. Припомнив слова Жоржа о том, что большинство игроков, нанятых банком, не имеет теперь никакого отношения к бывшему работодателю, я сделал закономерный вывод.

«Меня здесь в течении суток не было, вот и результат», — констатировал я собственную промашку.

Местные жители просто заняли пустующую территорию, тем самым взяв квест и приступив к его выполнению. Еще раз взглянув на играющих на земле детей, я понял, что не смогу вернуть себе утраченное. Для того, чтобы зона «мира» снова была моей, мне придется убить всех, кто живет в ближайшей колонии.

«И Ваалу, и остальных», — разворачиваясь и уходя в высокие заросли, я постарался сделать так, чтобы меня никто не заметил.

Несмотря на количество убитых собственными руками, переступить через последнюю грань, когда жертвами становятся дети, я не смог и не хотел. Отойдя на дистанцию в полтора километра, я решил переместиться в свой слой реальности. В отличие от мира Валинда, территорию Станции незримых в моем мире захватили бездушные скелеты. К некроманту и его марионеткам у меня имелся счет, и я испытывал сильное желание его предъявить. Оглядев ближайшие дома, я выбрал наиболее подходящую дислокацию для ведения прицельного огня из импульсной винтовки.

— Фх-х-х, фх-х-х! — огненные протуберанцы взвились вверх, имея своим эпицентром здание выдачи телефонов.

Не успев начать стрельбу, я отставил приклад в сторону, пытаясь понять, кто еще решил напасть на скелеты и захватить эту территорию. Благодаря обостренному чувству опасности я уловил перемещение вектора угрозы. Решив посмотреть на того, кто, даже скрытый домами и отделяемый от меня приличным расстоянием, вызывает чувство тревоги, я сменил свою локацию.

Кажущийся не таким уж и крупным мужчина спокойно шел по дороге, направляясь прямиком к Станции незримых. Объятый огнем, он изредка взмахивал рукой, после чего очередной протуберанец взмывал вверх, выжигая толпящихся скелетов. Температура была настолько велика, что ближайшие фасады домов начали крошиться, а металлопластиковые рамы плавились и стекали вниз. Скелетам также доставалось, даровавшая вторую жизнь некротическая энергия иссякала, выжигаемая пламенем. Утратившие былую целостность, скелеты осыпались грудами костей на асфальт, полностью заполнив пеплом огороженную территорию через десять минут.

Пройдя сквозь проход между каменных блоков, мужчина огляделся, после чего прошел в геометрический центр площади. Две минуты ничего не происходило, после чего асфальт потрескался, пропуская наружу сотканные из пламени фигуры. Четыре исполина, состоящие из чистого огня, заняли периметр. Сочтя дело сделанным, неизвестный очертил руками круг, после чего шагнул внутрь. Окно телепорта перенесло мага в неизвестном направлении, а я смог отойти от испытываемого шока.

«Вот это единение со стихией! Сто процентов энергетического тела магии огня! Какая мощь! — мысли, от которых я, казалось бы, избавился много дней назад, вновь полезли в голову. — Эх, если бы не это дурацкое Лечение, я бы тоже стал магом Огня!»

Решив на удачу выстрелить в одного из огненных элементалей, я прицелился и нажал на спусковую скобу. Как и следовало ожидать, импульс прошел сквозь огнь, не сумев нанести никакого вреда оставленному у здания выдачи телефонов стражу.

«И что теперь делать?» — задумался я о дальнейшем развитии своих способностей.

Выполнять квесты, как большинство игроков, мне не хотелось. Как-то так повелось, что я добивался большего, чем остальные, идя своим путем. Это срабатывало, пока игроками являлись одни земляне, после появления пришлых все пошло наперекосяк. От подобных мыслей стало не по себе, и я решил перейти на фазенду в мир Роллиф. У Славы все было в порядке, он сидел на чердаке усадьбы и очень громко ругался матом. Изнутри дома доносился какой-то шум, прикинув, кто бы это мог так шуметь, я улыбнулся.

Только после того, как женщина была скручена по рукам и ногам, она смогла немного прийти в себя и обратить на меня внимание. Приставленный к ее колену пистолет еще больше поспособствовал приведению разъяренной Инги в чувство.

— Что со мной? — первый членораздельный вопрос, прозвучавший из ее уст, заслуживал ответа.

— Ты умерла, я успел поймать твою душу и переселить в новое тело, — не особо надеясь, что женщина, бывшая когда-то майором, поверит мне с первого раза, я продолжил: — Если не хочешь в нем жить, только скажи, я тебя убью.

— Ха! — прямо в лицо усмехнулась мне Инга. — Попробуй! Я бессмертна.

— С чего это ты так решила? — удивился я.

— Эта дура уже три раза на себя руки накладывала, — пожаловался Слава, все это время находящийся в коридоре и не спешащий заходить в комнату. — Два раза ножом, а потом повесилась.

— Ну и ну, — покачал я головой.

— Я ее из петли вытащил, так она решила, что это я во всем виноват, — продолжил рассказывать о случившемся парень.

— Инга, — повернувшись к женщине, я задумался, как лучше выразить свою мысль. — Душа человека довольно ценный товар, который можно купить или продать на местном рынке. Я подарил тебе второю жизнь, но если тебе она не нужна, я заберу ее назад и продам.

— И что со мной будет? — все еще не до конца веря моим словам, женщина изредка поглядывала на маячившего в проеме двери Славу.

— Откуда мне знать, — пожал я плечами. — Вселят в какое-нибудь тело и будут измываться, а может, и просто отдадут на съедение. Есть астральные сущности, которые питаются душами.

— И что, вкусно? — ошалев от возможных перспектив, Инга задала вопрос, лишь бы не молчать.

— Не знаю, но вроде бы им нужны человеческие эмоции, — припомнив отклики, долетавшие до меня из астрала, я сделал наиболее правдоподобное предположение.

— Развяжи меня, — попросила она, повернувшись набок.

Разрезав стягивающую запястья веревку, я присел в кресло, наблюдая за разминающей свои кисти женщиной. Слава предусмотрительно ретировался, оставив нас вдвоем.

— А этот, он кто? — мотнув головой в сторону пустого коридора, Инга уточнила про парня.

— Такой же, как и ты, — сказал я. — Я его случайно убил, ну а душа осталась, вот и пристроил здесь.

Успокоившаяся и отошедшая от смены тела и обстановки, Инга присела на диван собираясь с мыслями. Я ее не торопил, так как примерно мог представить, что творится в ее голове. Пьяный разговор со Славой на многое открыл мне глаза. Неожиданные вопросы, которые при жизни никогда меня не интересовали, парень озвучивал в течении совместно проведенного вечера с завидной регулярностью. О чем мы с ним договорились, я помнил смутно, впрочем, сейчас это уже не казалось сколько-нибудь важным.

— А кем была эта девушка при жизни? — ткнув себя пальцем в грудь, женщина озвучила наиболее важный для себя вопрос.

— Работала на плантации от рассвета до заката, — мысленно возблагодарив самого себя за правильно сделанный в свое время выбор, я ответил с самым серьезным видом. — К тем, кто прислуживает в этой усадьбе, она не имела никакого отношения.

— А почему именно это тело? — продолжила допытываться бывший майор, начав подозрительно улыбаться. — Выбрал, чтобы самому нравилось?

— Э-э-э, — растерялся я. — Вообще-то выбирал Слава, но и мне ты тоже нравишься.

Этот ответ оказался неверным, как и момент времени, который выбрал парень, чтобы присоединиться к нашему разговору. Стоило Инге увидать Славу, как она тут же сорвалась с места и попыталась его схватить. Парень оказался не промах и перепрыгнул через находящиеся за спиной перила, приземлившись на идущую вниз лестницу.

— А ну, стой! — прихватив канделябр со стоящего у дивана столика, женщина повторила его прыжок и скрылась с моих глаз.

«Ну, вроде здесь все нормально», — мое настроение явно улучшилось, и я раскрыл вкладку местного Рынка.

Заклинания воскрешения, одно из которых я хотел купить, стоили довольно дорого. Напомнив себе, что однажды уже оказался в ситуации, когда на моих руках умирал человек и я не мог ему ничем помочь, я вывел список доступного к приобретению. Требования у заклинаний к магу были самые разные, отчаявшись читать все подряд, я принялся за сортировку.

Проводить ритуалы с использованием пентаграмм и непонятных статуэток я счел атавизмом и отфильтровал имеющиеся в продаже. Ознакомившись с оставшимися заклинаниями, я оценил их запредельную стоимость в имеральдах и повторно нажал фильтр. Так же имелось избыточное требование к количеству маны, количество которой зависело от места и времени воскрешения. Исключил и этот вариант, в списке осталось всего два заклинания, при взгляде на одно из которых я ухмыльнулся.

«Первичное заклинание Воскрешение».

«Действует на цель в течении пяти минут после смерти».

«Наносит урон, равный жизненным силам воскрешаемого».

«Магия Жизнь, улучшаемое».

Имеющееся пассивный навык Няня снижал откат в два раза, что гарантировало мою способность пережить действие заклинания. Вот только цена, составлявшая почти все мои накопления, останавливала от совершения покупки.

«А если что-то случиться со Светой? — задал я сам себе вопрос. — Её тоже в тело рабыни засунешь?»

Я не нашел ответа и совершил покупку, опустошив свой счет.

«Два имеральда, — закрыв меню игры, я откинулся на кресле. — Ничего, завтра будет уже пять, и это если ничего не делать!»

Обдумав ситуацию, я решил пока что не предлагать свои услуги по переходу в мир Роллиф. Чужих здесь не было, а местные давно уже все поделили между собой и развлекались на фазендах в силу своей фантазии. Дать гарантию, что переместившийся сюда игрок не отберет мою же фазенду вместе с квестом зоны «мира», я не мог, так что решил оставить все по-старому.

Переход в свою реальность не занял и двух минут. Совершив его прямо из кресла кабинета, находившегося на втором этаже усадьбы, я упал на асфальт, оказавшись в своем городе. От падения я не сразу пришел в себя, даже развернувшаяся сфера Стоп и ускорившееся время не помогли сразу оценить изменившуюся обстановку.

Во всем городе было темно, кое-где виднелись тусклые огоньки желтого света, пробивавшиеся через оконные стекла жилых квартир. Судя по всему, оставшиеся без электричества люди использовали имевшиеся в наличии свечки и фонари.

«Вот и началось», — давно подозревая, что рано или поздно произойдет такое, что начнет отбрасывать нашу цивилизацию назад, я встал на ноги и огляделся.

Имевшийся в тактическом модуле навигатор указал кратчайший маршрут через город, и я направился к нашему коттеджу. Астральные сущности, выставленные на страже моей собственности, подсказали, что с домом все в порядке. Света еще не вернулась из мира Капру, присутствие двух теплых точек обозначало родителей, сестры в нашем слое реальности пока что не наблюдалось.

«И где она шляется?» — раздраженно подумал я, после чего поймал себя на мысли, что раньше сестра думала обо мне точно так же, когда я, по ее мнению, слишком сильно задерживался.

Ночные тени надежно скрывали людей, притаившихся в сквере. Почувствовав исходящую от них угрозу, я перешел на другую сторону улицы, не желая связываться неизвестно с кем. Впрочем, моего мнения никто не спрашивал, так что навстречу метнувшимся теням полетели импульсные выстрелы моей винтовки. Не издающая волновых колебаний ни в звуковом, ни в световом спектре винтовка поразила четверых, прежде чем до остальных дошло, что их убивают.

Протяжный вопль отразился от вблизи стоящих домов, не менее двадцати особей ускорились, стремясь покончить со строптивой жертвой. Телепортировавшись за спины нападающим, я продолжил расстреливать стелящиеся над асфальтом фигуры. Меньше чем за семь секунд все было кончено. Астральные стражи, готовые прийти на помощь по первому зову, ослабили свое внимание. Дувший до этого в темечко ветер ослаб, сменив ощущение стужи на легкую прохладу.

Постояв на одном месте, я внимательно прислушался к своим чувствам, пытаясь уловить хотя бы один отблеск сохранившейся угрозы. Ночь продолжалась, тишину улицы и близлежащих домов нарушало шуршание наметенных из сквера опавших листьев.

«А ведь скоро зима», — подумал я, приближаясь к одному из поверженных тел.

Проглянувшая сквозь тучи, луна позволила получше рассмотреть обнаженное мужское тело. Скрючившись, он лежал на асфальте, вытянув одну руку вперед.

«Блядь, вроде в зверей же стрелял», — припомнив стелящиеся тени и стремительные движения, я недоумевал, как так могло получиться.

Перевернув ногой мужской тело, я вгляделся в показавшееся знакомым лицо. Прикасаться к трупу совсем не хотелось, но забрезжившая догадка заставила пересилить себя. К сожалению, я оказался прав, парень, лежавший передо мной остывающим трупом, был тем самым Киилом, вышедшим в круг перед боксом Ваалу. Глянув на замершие в неподвижных позах тела, я сообразил, что перестрелял все взрослое население колонии.

«Ваалу!» — бросившись вперед, я стал переворачивать тело за телом, страшась обнаружить девушку.

К своему облегчению, Ваалу среди погибших я не нашел. Разогнувшись, я выдохнул, почувствовав, как бьющиеся в сумасшедшем ритме пара сердец успокаиваются.

«А как же колония, как дети, как Ваалу?» — пришла очередная мысль.

Уничтожив всех охотников, я обрек колонию на вымирание. Совершенное убийство, хоть и в целях самообороны, резануло неприятными последствиями.

«Но что я могу?» — не успев задать самому себе вопрос, я уже знал ответ.

Прикинув истекающее время, я принялся кастовать закл воскрешения, начиная с тех, кто пал первыми от моих выстрелов. Откат за каждое воскрешение ударял по моему здоровью, так что мне то и дело приходилось прерываться, восстанавливаясь.

Уловив, что отведенные пять минут с момента смерти истекают, и я не успеваю, применил заклинание Стоп, замедляя время вне зоны сферы. С одной стороны, расход маны еще больше увеличился, с другой — время на восстановление собственного здоровья, а так же на регенерацию, возросло.

«Нормально», — оценил я изменившийся ритм воскрешения.


«Первичное заклинание Стоп улучшено ур.3».

«Контролирует течение времени».

«Сфера зависит от уровня».

«Магия Времени, улучшаемое».


«Навык Лечение улучшен ур.4».

«Восстанавливает: 256 ед.».

После того как последний из охотников был воскрешен, игра порадовала меня сразу двумя сообщениями. Впрочем, я не сильно обрадовался, так как испытывал сильнейшую вымотанность и усталость.

— Рууд, какого хрена ты на меня напал? — вернувшись к главе колонии, который оклемался раньше других и уже пытался встать на ноги, возмутился я. — Ты хоть представляешь, чего мне стоило всех вас воскресить?

— Реаниматор! — приклонив колено, мужчина чуть склонил голову, поблагодарив. — Моя колония у тебя в долгу за продленную жизнь.

Вслед за своим вожаком, все остальные повторили жест. Единственным, кто остался стоять, был парень Киил. Он сверлил ненавидящим взглядом мою фигуру из-под кустистых бровей, то сжимая, то разжимая кулаки.

— Своих детей благодарите, — вновь повернувшись к Рууду, я ответил на его слова. — Если бы вы все здесь подохли, какова была бы их участь?

Глава колонии склонил свою голову еще ниже. Среагировав на раздавшийся шорох, я посмотрел в сторону источника звука. Стоявший до этого с упрямым выражением на лице, парень Киил склонил передо мной колено. Живущие общиной с самого рождения, превыше собственных интересов эти люди ставили выживание своей колонии.

— Если вы живете охотой, то могу вас огорчить, в этом городе нет мутантов, а тела людей не содержат ценных ингредиентов, что так ценятся на вашем рынке, — не зная, как прекратить затянувшееся коленопреклонение, я сказал первое, что пришло в голову.

— Каждый мир имеет свой рынок, нет разницы, что выставлять на продажу, добывать ценности здесь намного безопаснее, чем охотиться на просторах наших степей, — продолжая оставаться в прежней позе, ответил Рууд.

— Делайте, как считаете нужным, — махнул я на них рукой.

Отойдя от главы на несколько метров, я телепортировался вперед, не желая оставлять оборотням даже гипотетической возможности найти по запаху мой дом. Оказавшись через сорок девять кастов перед оградой, я прошел во внутренний двор коттеджа, пытаясь вспомнить, есть ли в доме запасы еды. Поиски провизии, а затем и проверка уровня топлива в закопанной на заднем дворе цистерне заняли полчаса. Убедившись, что на ближайшую неделю проблем ни с тем, ни с другим не предвидится, я зашел в дом.

Появившийся через астрал отклик о присутствии Светы в нашем слое реальности принес облегчение. Все это время я подспудно за нее переживал и ждал возвращения. Догадавшийся заранее позвонить Жорж спросил, могу ли я приютить в коттедже членов их отряда на одну ночь. Как дистанционно выделить незнакомых мне людей и обозначить как дружественные цели, я не знал, так что пришлось выходить во двор и встречать игроков перед воротами.

Среди девяти человек оказалось три женщины, и это не считая моей сестры. К моему удивлению, ни одна из них не пошла на кухню, предоставив Свете самостоятельно готовить ужин на всю ораву. Продукты, которых, я считал, хватит на неделю, после приготовления еды закончились, жалких остатков с трудом могло хватить на сытный завтрак. Словно чувствуя мой настрой, одна из женщин занялась грязной посудой, что хоть и немного, но снизило мое раздражение.

Глава 13

Утром гости встали неожиданно рано и собрались в гостиной. Игроки принялись обсуждать детали предстоящего рейда, время от времени повышая голос до крика. От производимого шума я проснулся и, не смотря на желание поспать подольше, заснуть снова так и не смог. В плохом настроении я спустился и прошел на кухню, не став заходить в гостиную. Чужие разговоры меня мало интересовали, запах свежего хлеба и жарящегося мяса привлекли внимание куда сильнее.

— Свет, а откуда все это? — удивился я, зайдя на кухню и разглядев гору свежих продуктов.

— С Рынка, — пожелав доброго утра и улыбнувшись, ответила сестра.

— Ты имеешь ввиду, э… — до меня не сразу дошло, что продукты были куплены через интерфейс игры и доставлены в межпространственный карман.

— Очень удобно, не надо больше таскаться по магазинам, да и время экономит, — вернувшись к плите, Света походя озвучила свое мнение.

— М-да? — хмыкнул я, но не стал припоминать ее многочасовые променады по магазинам в прошлом.

Отломив краюху свежего хлеба и намазав на нее масло, я уселся за стол с дальнего торца и с удовольствием принялся жевать. Сквозь три широких окна, идущих вдоль одной из стен кухни, хорошо был виден рассвет, только-только занимавшийся у горизонта.

Света время от времени выкладывала готовые блюда на стол, снуя между плитой и столешницей. Стол был в длину метров семь, на вплотную придвинутых спинками стульях могло разместиться до дюжины человек.

— Не ешь в сухомятку, молока налей, — обратив внимание, что я замолчал, сестра отвлеклась от готовки и тут же нашла, к чему придраться. — Парное, теплое еще.

— Давай, — я не смог отказаться, но не стал и вставать, дождавшись, пока Света сама принесет мне большую кружку.

Запахи жареного мяса витали по первому этажу коттеджа уже минут двадцать, так что гости свернули свои разговоры и потянулись на кухню. Простимулированный аппетит ускорил процесс приема пищи, так что уже минут через десять от приготовленного завтрака почти ничего не осталось.

Несколько мужчин устроились поближе к вытяжке над плитой, достав сигареты и закурив, остальные расслабленно развалились на удобных стульях.

— Да, хороший домик, — оглядев высокие потолки кухни и оценив метраж, позволявший десяти человекам не чувствовать себя стесненно, сказала одна из женщин.

— Надо нашему отряду тоже базу подобрать, чтоб не хуже, — поддержала ее вторая женщина, сидя рядом с подругой.

— А здесь вам чем не нравится? — отставив в сторону кружку с кофе, Света удивленно вскинула брови.

— Ну, здесь не все из нашего отряда, — поддержал женщин Борис, ткнув в мою сторону дымящей сигаретой.

— Он мой брат! — возмутилась сестра. — И этот дом наш!

— Да кто спорит-то, — начавшая весь этот разговор, подала голос первая женщина, удерживая на лице маску безразличия.

— Был бы от парня прок, а так, — подружка первой мазнула по мне взглядом. — Заклинание Лечение у каждого второго из нас изучено, пусть всего до третьего улучшения, но и этого пока хватает.

Если в начале разговора я молча злился, то услышав про то, что половина отряда умеет лечить «почти как я», выпал в осадок. Я привык считать, что являюсь одним из топовых игроков, оказалось очень неприятно узнать, что сильно ошибался.

Совсем недавно я повстречался с магом огня, походя уничтожившего всех скелетов и призвавшего элементалей, а теперь выяснилось, что и хилл из меня посредственный. Пока я рефлексировал, разговор плавно перешел с моей персоны на изменившуюся жизнь и обсуждение того, чем сложившаяся ситуация отличается от компьютерных игр прошлого.

— Да, хорошо бы стать бессмертным, — подала голос до сих пор молчавшая Лена, та самая женщина, помогавшая вчера вечером моей сестре с грязной посудой. — Тогда можно было бы и вправду начать играть без оглядки и без страха.

— Заклинание Воскрешения. Говорят, что оно существует, — докуривший сигарету, Борис вернулся к столу.

— Хм, — негромко хмыкнул я, отворачиваясь к окну.

Воцарившаяся тишина позволила услышать ход тикающих часов из гостиной. Все присутствующие уставились в мою сторону, спустя минуту начав улыбаться.

— Толик, ты что, можешь? — с надеждой в голосе спросила Света и тут же затараторила. — А мне почему ничего не сказал?!

Отнекиваться и набивать себе цену я не стал. Игра в одиночку перестала приносить выгоду. За несколько последних дней я растерял все набранное преимущество, так что поступившее предложение о вступлении в отряд пришлось как нельзя кстати.

— Мир Лорри. Держи, — командир отряда, он же Борис, протянул мне свой телефон.

— Угу, — немного волнуясь оттого, что буду перемещаться в другой слой реальности при помощи чужого гаджета, я взял мобилу в левую руку и ткнул в экран указательным пальцем.

Новый мир оказался чем-то похож на преисподнюю, по крайней мере именно так ее описывали писатели нашей реальности. Реки лавы, мрачный небосклон, отсутствие растительности и гнетущее ощущение боли и страха.

— Так, все берём одно и то же задание на грешников, — глянув в меню игры, Борис выбрал квест из имеющихся в наличии. — Идем до котла с кипящей смолой и бьем чертей с трезубцами. Если увидим кого-то еще, в бой не вступать.

Начавшееся движение вперед меня не сильно впечатлило. Уже привыкнув к дарованным матрицами способностям, я с удивлением наблюдал за корявыми и нескладными движениями игроков. На то, чтобы преодолеть небольшую каменную гряду, вроде бы тренированным мужчинам потребовалось двадцать минут. Я все это время оставался в тылу, дожидаясь разрешающего взмаха руки от командира отряда.

Двигающиеся за мной сестра и пара бойцов преодолели препятствие куда быстрее, но и устали при этом не в пример больше, чем остальные. Борис с подозрением взглянул на мое безмятежное лицо, но так ничего и не сказал. Разменявший четвертый десяток лет, он явно что-то заметил, но не стал ничего говорить. С одной стороны, я не хотел показывать свои навыки, с другой стороны, завоевать уважение в отряде, ничего не демонстрируя, было невозможно.

«А оно мне надо? — спросил я сам себя, и тут же ответил: — Ну, пока что да».

Петляя до этого среди камей и хаотичных развалов, мы то и дело натыкались на чьи-то следы. Идентифицировать видовую принадлежность существ было затруднительно, впрочем, след раздвоенного копыта наводил на вполне определенные мысли. Обнаружить первую цель удалось спустя почти час блужданий.

— Света, твой выход, — заняв позицию в пятидесяти метрах от огромного котла, под которым горел огонь, а вокруг сновали шесть рогатых существ, командир отряда отдал неожиданный для меня приказ.

«И при чем здесь сестра?» — мысленно удивился я.

Росчерк молнии, ударивший сверху вниз, попал точно в металлический котел, после чего разряд перекинулся на навершия трезубцев. Начавшее искрить оружие было брошено противником на землю, сразу же после чего наш отряд ринулся в атаку. Черти, по-другому назвать худых и вертких противников метрового роста не получалось, кинулись поднимать брошенное оружие, чем и заработали проигрыш в тактическом построении к началу схватки.

Впрочем, дальнейшее развитие противостояния показало, что ведение боевых действий единым фронтом для мелких чертей несвойственно. Вертясь во все стороны и маневрируя между камней, они ловко орудовали вилами, то и дело нанося членам нашего отряда урон. Если у танков, троих мужчин, дела обстояли более чем хорошо, то с остальными все выглядело не столь радужно.

В самом начале я не планировал участвовать в силовой поддержке, решив ограничиться медицинской помощью, но сестра, получившая рваную рану в плечо, заставила пересмотреть мое участие в происходящей схватке.

Переместившись за спину черту, отскочившему от Светы после удачного выпада трезубцем, я на мгновение замешкался, так как не сразу сообразил, какое оружие применить против противника. Резво развернувшийся ко мне лицом, черт ткнул навершием вил в мой живот, сумев пробить затвердевшую кожу. Казавшаяся ранее непробиваемой, она вполне поддалась местному оружию. Разозлившись больше на себя за напрасную трату имеральдов, чем на черта, я уклонился от следующей атаки и контратаковал.

Матрицы, переданные мне переселившейся в живую плоть разумной машиной, уже успели адаптироваться к моему телу. Единственное, чего я так и не применил из подарков старика, так это вирус, позволявший игнорировать внешний контроль тела, прошедшего нано-модификации. Все остальное оказалось вполне работоспособным, так что даже с голыми руками я смог одержать победу над необычным противником.

Тактик модуль обсчитал физиологические возможности чертей, и рисунок боя с остальными противниками оказался скоротечным и успешным. Двоих из шести чертей убили махавшие железками мужчины. Еще одного смогли подстрелить из автоматического оружия. Вертевшийся до этого слишком быстро противник был замедлен разрядами электричества, выпущенными Светой. Павшие от моих рук трое чертей имели симметричные раны. Пробитые груди и вырванные сердца, да и сами мертвые тела красноречиво показывали, каким именно образом мне удалось победить своих противников.

— М-да, а я все думал, отчего ты руку при знакомстве не подаешь, — ознакомившись с результатами моего творчества, высказался отрядный хохмач. — Теперь понятно, за нас переживал, не покалечить бы.

— Чего пристал?! — вступилась за меня сестра. — Как смог, так и помог! Толик получше некоторых справился!

Я не стал вступать в перепалку, так как и сам чувствовал себя не очень. Перепачканные фиолетовой кровью ладони, пальцами которых я пробивал тела своих противников, жутко чесались от засыхающей твердой коркой субстанции. Как назло, воды в этом слое реальности не наблюдалось от слова «совсем», каменистый пейзаж и отсутствие растительности лишало малейшей надежды найти водоем.

— Давай полью, — словно прочтя мои мысли, Лена подошла с открытой флягой в руках. — У меня в инвентаре еще есть, не переживай.

Вознамерившись поначалу отказаться, я передумал и подставил ладони под горлышко. В отличие от других игроков, в моем инвентаре не было даже еды. О таких необходимых вещах, как вода, я просто забыл, совершенно упустив этот аспект экипировки при подготовке к рейду.

Борис никак не прокомментировал мое участие в схватке, но я успел поймать на себе его задумчивый взгляд. После того как мои руки оказались отмыты, я огляделся, обнаружив большинство членов отряда стоящими вокруг котла.

— Может просто перевернем его, и все? — предложил Гога.

— И что дальше? — раздраженно ответил Миха, такой же крупный и мощный, как и Гога. — Опять понабегут эти мелкие, и придется отступать.

— Это да, — расстроенно согласился парень.

Приглядевшись, я смог увидеть чуть заметные ленты, тянущиеся от котла куда-то за горизонт. Это не было виденьем астрала в его изначальном виде, но явно являлось чем-то схожим, не имеющим материального воплощения. Грешники, чьи души варились в горячей смоле, испытывали сильные страдания, и кто-то неизвестный питался их чувствами.

— Думаю, что ничего делать больше не надо, — предположил я и, видя удивление в повернувшихся ко мне взглядах, пояснил: — Черти вилами запихивали души грешников назад, мы их перебили, так что через какое-то время души сами вылезут, нам и делать больше ничего не надо.

Говорить о том, что обрыв лент, тянущихся куда-то за горизонт, уведомит о наших шалостях местного босса, я не стал. Если все пойдет, как я запланировал, то наш отряд будет находиться достаточно далеко от текущего местоположения. Обрыв испытываемых грешниками страданий однозначно породит ответную реакцию, только вот от ненужного столкновения с отрядом противника можно будет избавиться путем элементарного уклонения от встречи.

«От этих громил станется упереться рогом и остаться здесь в ожидании врага, — мысленно хмыкнул я. — Гордость самца и все такое».

Спустя еще пять минут обсуждений мы все же выдвинулись к следующей цели. Основным аргументом, который повлиял на мужскую часть отряда, стали слова о том, что за равный промежуток времени мы успеем убить больше чертей, чем находясь на одном месте, выжидая неизвестно кого или что.

По итогам пяти последующих стычек наши успехи оказались более чем сомнительными. Одна смерть, которую удалось нивелировать примененным мной заклинанием Воскрешения, а также почти полностью израсходованный запас патронов. Пытавшиеся подобрать наиболее оптимальную тактику боя с вертким и шустрым противником, бойцы отряда использовали то одну схему, то другую. На мой взгляд, ближний бой был оптимальным решением, но меня попросили больше не встревать в схватку, предоставив игрокам самим отрабатывать возложенную на них задачу.

— Опять ты влез, — злился Андрей, сидя на земле и залечивая свой проткнутый бок. — Я же сказал, что справлюсь!

— Если бы за твоей спиной стояла не Света, а кто-то другой, я бы даже не почесался, — привычно огрызнулся я.

Народ лишь криво ухмыльнулся на мои слова. За время совместной игры я успел почти каждого подстраховать или помочь. Каждый воспринимал это по-разному, лишь две женщины и Андрей продолжали комплексовать по этому поводу.

— Он же хилл, вот и вмешался, — истратив ранее все разумные аргументы, сестра по инерции встала на мою защиту, сказав первое, что пришло в голову.

Очередной котел возвышался над землей на уровне пары метров. Ленивые языки пламени облизывали покатые края. Над закопчённым краем время от времени выглядывали головы грешников. Безмолвные и бестелесные, они пугались нашего вида и прятались назад. Игроки уже привыкли к данному зрелищу и никак не реагировали на кипящую смолу и раздающиеся время от времени стоны.

— А кто это у нас здесь? — вспыхнувшая и истлевшая, огненная пентаграмма телепортации пропустила сквозь себя обнаженную женщину. — О! Какие мальчики!

Вскочившие с земли члены отряда схватились за оружие, нервно отреагировав на появление незнакомки. На формах ее точеного тела отразились блики горящего костра, предавая смуглой коже завораживающие переливы. Поведя плечами, женщина откинула густую гриву черных волос назад, разом привлекая внимание всех мужчин к размерам качнувшейся из стороны в сторону груди. Сделав небольшой шажок вперед, она ухитрилась шлепнуть ляжками друг об друга, сместив мужское внимание вниз, к лоснящейся от влаги внутренней поверхности бедер.

— Я Гога, — полностью поглощенный созерцанием обнаженной плоти, оказавшийся ближе всех к незнакомке танк отряда протянул для знакомства свою ладонь.

Несколько неуверенно женщина пожала протянутую руку, после чего лицо Гоги окончательно утратило осмысленное выражение. Неспешно идя вперед, суккуба прикасалась к мужчинам отряда, взяв на вооружение жест пожатия рук.

Для модуля появившаяся цель являлась величиной абстрактной. Не испытывая никаких эмоций, тактик просчитал варианты и выдал диаметр, попав в который, я окончательно утрачу над собой контроль. Несмотря на неспешную поступь женщины, расстояние стремительно сокращалось, и я активировал сферу Стоп, чтобы выиграть хоть немного времени.

Самый первый и успешный вариант заключался в постыдном бегстве. Телепорт надежно избавлял меня от влияния, под которое попали все члены отряда. Имея теперь немного времени, я глянул на женщин и не мог не отметить их оцепенения и подавленности. То ли доминантное превосходство чужого тела так повлияло на женскую психику, то ли не улавливаемая моей Чуйкой аура, но четыре женщины никак не вмешивались в происходящее.

До принятия решения «что делать» оставалось не более тридцати сантиметров. Суккуба уже развернулась ко мне и сделала первый шажок, как я не выдержал и шагнул навстречу, страшась передумать в последний момент и сбежать. Стоило мне оказаться в зоне ее влияния, как по всему телу прошла волна истомы, усиливающаяся с каждым мгновением.

Если для остальных все закончилось в течении минуты, ровно столько требовалось суккубе, чтобы подойти и прикоснуться к мужчине, то для меня это превратилось в настоящую пытку удовольствием. Не успев отключить сферу Стоп, я продолжал испытывать затянувшееся чувство оргазма, лишь краем сознания отслеживая внутренний таймер. На двенадцатой минуте я уже мало что соображал, восприняв прикосновение к своей руке как избавление.

Команда, отданная тактическому модулю, не подвела. Стоило нашим ладоням соприкоснуться, как отложенная активация заклинания Разрыв отправила суккубу в беспамятство. Будучи уроженкой этого слоя реальности, женщина не исчезла, а просто упала на землю, лишенная сознания. Не зная, из каких сил еще находясь на ногах, я присел рядом, сумев наконец-то избавиться от испытываемых эмоций.

— Вот сучка! — отошедшие раньше мужчин, женщины выразили свое однозначное мнение по поводу суккубы.

Достав нож, я ткнул лезвием в бесчувственное тело, разумно опасаясь, что стоит ей очнуться, как мы все вновь окажемся под ее влиянием.

«Применено заклинание Закат ур.3».

«Нанесен урон: 0 ед.».

«Пойманная душа: 0».

С удивлением воззрившись на сообщение, я перечитал его пару раз, не веря своим глазам. Имеющегося уровня улучшения оказалось недостаточно, чтобы заклинание смогло вырвать душу из этого существа.

— Порождение скверны! — плюнув на тело обнаженной суккубы, религиозный Тимофей перекрестился.

— Тимоша, у тебя же есть доступ в мир, туда, где ангелы и все такое, — сверкнув черными глазами, подала голос Катя. — Давай ее туда отправим!

В двух словах обрисовав, что надо делать, женщина организовала принудительный переход суккубы в другой слой реальности. С некоторым обалдением я наблюдал, как двое мужиков приподняли женское тело, а третий взял ее руку в свои ладони и ткнул маникюрным пальчиком в подставленный Тимофеем экран телефона. Суккуба истаяла в руках парней, отправившись по определенному адресу.

— Кать, а откуда ты про такой способ знаешь? — командир отряда, Борис, задал интересующий большинство из нас вопрос.

— Игроков в длинных тогах все видели? — уточнила женщина и продолжила: — После того как они все памятники у нас в городе переделали, собралась толпа скульпторов, да и художников хватало. Пришлые тогда предложили всем возмущающимся отправиться в их мир и продемонстрировать свое искусство.

— И что? — не понял Гога.

— А то, что после того, как желающие добровольно перейти закончились, остальных переправляли туда принудительным способом, — буркнула Катя.

Представив себе, как это все было, мое мнение о людях, населяющих мир Пирлей, значительно ухудшилось. Получая информацию только из новостных репортажей, я невольно воспринимал их как творцов и зодчих. Похищение творческих людей нашего города никак не афишировалась, что позволяло носящим длинные тоги оставаться в глазах общественности «белыми и пушистыми».

«Массмедиа — зло», — в который раз убедился я в правильности собственного отношения к устройствам влияния на социум.

— Ну что, еще котелок очистим или хорош? — выступавший до этого только с позиции силы, Гога как-то сдулся после всего случившегося.

— Хорош. Переходим назад, в нашу реальность, — Борис глянул на мобильник и добавил: — За пять котлов уже зачли, может, и за этот зачтут, чуть позже.

Глянув на свой счет, я лишь вздохнул с сожалением. За целый день работы в отряде мне перепало по одному имеральду за котел. В условии квеста четко был оговорен пункт оплаты, ничего сверх того, что было в задании, игра начислять не пожелала.

«За игру в одиночку наверняка больше перепадало бы», — вспомнив, как за зачистку территории от Туффов мне накидывали по двадцатке имеральдов, я невольно загрустил.

Сосущее чувство опустошения, оставшееся после знакомства с суккубой, также не добавляло жизненного позитива. Глянув на тянущиеся за горизонт ленты от котла с душами грешников, я подумал о том, что встречу с тем, кто послал разобраться с нами суккубу, из отряда никто бы не пережил. Не став затягивать, я перешел в наш слой реальности сразу же после того, как силуэт сестры истаял из неприветливого пейзажа каменистых окрестностей.

Дождавшись, пока все не переместятся, Борис повел отряд к нашему коттеджу. Я шел позади всех, размышляя, не свалить ли мне еще куда-нибудь, так как делать дома было абсолютно нечего. Идущий чуть впереди мужчина по имени Тимофей неожиданно окутался светом, после чего все стало, как и прежде. Никто из отряда ничего не заметил, судя по всему, это было что-то из иных спектров излучения.

Бросивший украдкой пару взглядов по сторонам, Тимофей также промолчал, не став никому ничего говорить. Если бы я специально не присматривался, то разглядеть тщательно скрываемую улыбку самодовольства оказалось бы невозможно.

«Не иначе как за суккубу чего-то отвалили, — по своему интерпретировал я поведение бородатого мужика. — Ангелы, они такие, говорят, очень воинственные».

Вернувшись в коттедж, я дождался подходящего момента и пристал к Тимофею, упрашивая переместить меня в мир с ангелами. Мужик поначалу кочевряжился, но сдался после того, как я сказал, что окончательно уверовать и стать набожным мне мешает отсутствие материального доказательства существования Рая. Попеняв на плохое воспитание и посетовав на весь мир в целом, Тимофей снизошел до моей просьбы, согласившись один раз дать мне доступ в мир Асса.

Ткнув в экран подставленного телефона, я перешел в новый для себя мир и оказался на парящем острове. Раскрыв интерфейс игры, я позволил себе улыбнуться в тридцать два зуба и выдать замысловатое движение ногами. До чечетки мне было далеко, но и того, что получилось, оказалось достаточно, чтобы выплеснуть испытываемые эмоции.

— Ты чего тут скачешь? — пролетавший мимо не особо и крупный мужчина с белыми крыльями сделал разворот и снизился в полете к зеленой траве.

— Радуюсь, что смог к вам попасть, — ускоряя мышление за счет сферы, чтобы правильно выстроить завязавшийся разговор, я продолжил: — Всегда слышал, что ангелы хотят попасть в ад и покарать чертей, вот я и подумал, если вам помогу, то сделаю хорошее дело!

— Это как это Ангелы в Ад? — не на шутку начав злиться, мужик извлек неизвестно откуда здоровенный меч.

— Ну, я могу помочь переместиться, — впечатлившись блеском оружия, но не теряя времени, я поспешно исправлял свою косноязычность. — Вы там повоюете, а потом можно и назад, я помогу!

Оказавшись в мире Асса, я получил в него доступ, о и чем появилась соответствующая иконка в меню телефона. О том, что доступ в мир Лорри также был получен, я благоразумно умолчал и не стал об этом говорить никому из членов отряда моей сестры. Предусмотрительность оказалась кстати, уверенный, что без него я больше никогда не смогу попасть в мир Асса, Тимофей уступил моей просьбе.

— Что значит нам? Я здесь один! Или ты думаешь, что я не справлюсь?! — обдумывавший не более минуты мое предложение мужик с белыми крыльями нашел, к чему придраться.

— Я хотел помочь многим, тем более что тебе потребуется время, чтобы всех победить, — на ходу дорабатывая свой план, я продолжал болтать уверенным голосом, но логики в произносимых мной словах было немного. — Пока ты сражаешься, я еще кого-нибудь перемещу, мне же будет не скучно ждать, а так хоть какое-то занятие!

Каким образом между собой общались ангелы, я так и не понял, но подлетевшая троица подсказала, что задуманное мной начало работать. Обсудив детали, я выторговал условие, по которому один из мужиков с крыльями сразу же вернется назад, как только убедится, что я действительно переслал их в нужный слой реальности. Задачей гонца станет оповещение остальных ангелов о предоставляемом мной сервисе, в следствие чего я надеялся на удачный бизнес.

Для того чтобы мужики с крыльями могли переместиться, мне пришлось доставать из инвентаря мобилу. Я уже не пользовался ей довольно продолжительное время, так что сразу найти нужный раздел получилось лишь спустя секунд сорок.

Ткнув по очереди в подставленный экран, ангелы подернулись белесой дымкой и исчезли из этого слоя реальности. Перейдя вслед за ними, я застал ожесточенный спор, никто из них не хотел возвращаться назад, стремясь вместо этого двинуться вперед и заняться уничтожением скверны.

— Давай быстрее, — проигравший ангел быстро сократил имевшееся между мной и им расстояние.

— Вот, — подставив экран телефона, я постарался ничем не выказать распирающего меня смеха, так как лицом он был похож на обиженного ребенка.

Несмотря на все усилия, ангел все же что-то заметил и скуксился еще больше. Не засмеяться было очень сложно, так как гонцом оказался именно тот, кто меня встретил первым и кто позвал остальных.

«Да, и в Раю нет справедливости», — додумывал я, переходя вслед за ним в мир Асса.

Закрутившаяся круговерть заняла ближайшие полчаса. Суммарное количество ангелов, переправленное мной в реальность Лорри, достигло шестидесяти семи крылатых, после чего желающие закончились. Подождав еще немного, я полюбовался на парящие острова в голубом небе, после чего вздохнул и перешел в мир Лорри.

Каменистая поверхность навевала уныние, но я крепился, терпеливо выполняя взятые на себя условия договора. Мрачное небо давило сверху, отблески текучей лавы окрашивали пейзаж в тревожные тона. Ожидание возвращения мужиков с крыльями и светящимися мечами давалось тяжеловато. Через какое-то время мне стало не по себе, но заклинание Чуйка безнадежно опоздало, взвыв только после того, как я ощутил воткнувшиеся в мою шею острые когти.

— И кто это у нас здесь? — чем-то напомнив слова почившей суккубы, но далеко не так ласково, а скорее пугающе, пророкотало над моим ухом.

— Предоставляю переход из Ада в Рай и обратно, — близость смерти, пахнувшая пеплом без всякой сферы Стоп, разогнала работу моего мозга до максимальных скоростей.

— Ага, — мою шею отпустили, поставив на каменистую почву.

Отключившиеся до этого телепорт и функционал модуля Глас вновь заработали, но я уже не спешил бежать, заинтересовавшись, с кем меня столкнула судьба. Наверное, невысокий, всего метра три с половиной, для демона с кожаными крыльями и ветвистыми рогами он выглядел органично и компактно. Приглядевшись к тянущимся к этой сущности со всех сторон лентам, я сообразил, что передо мной владетель местного ареала. Именно его питали страдания, испытываемые грешниками в котлах с кипящей смолой. Для того чтобы победить подобного противника, следовало вначале лишить его всех источников поддержки.

— И что ты хочешь за свою услугу? — чуть склонив ко мне свое лицо, демон обдал меня обжигающим дыханием.

— Ну, с ангелов я ничего не брал, — признался я. — Не вижу причин что-то менять.

— Ага, — вновь сказал демон, разогнувшись и к чему-то прислушавшись.

Первое любопытство я уже успел удовлетворить, на смену ему стал вылезать иррациональный страх и чувство самосохранения. Телепортация, а еще лучше перемещение в свой слой реальности теперь не казалось таким уж большим грехом. Обещание дождаться ангелов и вернуть их назад померкло перед угрозой утраты собственной жизни.

— Клянусь своей кровью, что не причиню тебе вреда, если ты переместишь в мир Асса моих слуг! — словно почуяв, что я собираюсь исчезнуть, демон сделал упреждающее предложение.

— Сколько? — заметив недосказанность в озвученном условии, я поспешно уточнил: — Согласен на цифру, не превышающую количество ангелов в мире Лорри.

— Договорились, — никак не выразив своего недовольства, демон повел лапой, под когтями которой на земле проступила знакомая огненная пентаграмма.

Зачастившие слуги имели столь разные формы и виды, что уже на втором десятке я перестал всматриваться в то, что лезло из телепорта. Улавливая движение, я протягивал в нужную сторону телефон, подставляя яркий экран тянущейся ко мне конечности.

— Шестьдесят шесть, — подвел итог демон закончившимся перемещениям. — Хорошее число.

Через секунду я остался один, каким образом демон исчез, я даже не понял, да и не особо хотел понимать. Куда больше меня волновало количество переместившихся. Ангелов, перешедших в мир Лорри, было шестьдесят семь. Демон переместил только шестьдесят шесть. Простейшая математика подсказывала, что один из мужиков с крыльями уже умер.

«Блядь, — расстроился я. — И что теперь делать?!»

Очки Святости, появившиеся после того, как ангелы отправились вглубь территории этого мира, сначала увеличились, но потом начали уменьшаться. Это произошло после того, как слуги демона отправились в мир Асса. Прикинув, чтобы это могло значить, и вспомнив историю с суккубой, я решил, что здесь все дело в поверженных врагах. Через какое-то время очки Святости обнулились и появилась новая строка, очки Скверны.

— Ты чего тут расселся, перемещай давай! — шустро подбежавший черт, выглядел довольно потрепанно. — Перемещай-перемещай! Чего ждешь?!

— Э?! — удивленный оттого, что на меня не нападают, да еще и разговаривают, я впал в некое подобие ступора.

— Ты чего, это же я! Тридцать восьмой! — тыча себе в грудь когтистой лапой, он повысил голос. — Повелитель приказал сразу же после смерти возвращаться назад! Так что давай перемещай!

Начиная догадываться, но все еще до конца не веря, я раскрыл нужный раздел меню и протянул телефон черту. Подернувшийся белесой дымкой когтистый исчез из этого слоя реальности, тем самым подтолкнув меня к проверке. Продолжая удерживать телефон в своей руке, я прикоснулся пальцем к выбранному пункту и так же переместился в мир Асса.

— Да сколько тебя можно ждать! — сразу трое ангелов набросилось на меня, в то время как еще пятеро пытались окружить шустро убегающего от них черта.

Приглядевшись, я узнал только что перемещенного слугу демона, назвавшегося тридцать восьмым. Бедняга не знал, что в точке перемещения окажутся мужики с крыльями и сейчас пытался уклониться от обреченного на поражение боя.

Выведя на экран нужный пункт, я позволил нетерпеливо толкающим друг друга ангелам переместиться в мир Лорри. Догадка оказалась верна, после своей смерти, что ангелы, что черти — все они возрождались в своих реальностях. Понимание того, что для них нет окончательной смерти как-то разом облегчило испытываемое мной за последний час чувство вины. Повеселев и улыбнувшись, я не без восхищения отнесся к сумевшему-таки убежать от пяти ангелов слуге демона.

— Перемещай давай, — хмурые от неудачи, с обнаженным оружием наперевес, они подошли ко мне с суровыми лицами.

— А как же этот? — кивнув в ту сторону, куда сбежал черт, спросил я, доставая телефон.

— А, — отмахнулся ангел, тот самый, что был первым встреченным мной в этом мире. — Другие поймают!

Предоставив возможность страждущим драки переместиться в мир Лорри, я также покинул реальность Асса. Оказавшись на заднем дворе коттеджа в родной реальности, я с удовольствием втянул в себя подмерзший за ночь холодный воздух. В доме почти во всех комнатах свет был потушен, только небольшой лучик света выбивался сквозь неплотно зашторенные окна гостиной.

Зайдя через черный ход, я поднялся вверх по лестнице, не соблазнившись пьяными голосами и звоном стеклотары. Испытанных за сегодня эмоций было достаточно, чтобы не искать новых приключений. А то, что они будут, я даже не сомневался.

Будучи трезвыми, мужчины в отряде еще кое-как сдерживались, но что взбредет им в голову под воздействием алкоголя, проверять не было интереса. Моя физическая подготовка на голову превосходила подготовку любого из членов отряда. А демонстрируемые навыки боя, как с оружием, так и без, заставляли бывших военных сжимать кулаки до белеющих костяшек.

Глава 14

Затеянное вчера приключение с миром Асса и Лорри не осталось бесследным. В меню развития персонажа появилось еще две вкладки, одна из слоя реальности ангелов, вторая из слоя демонов. Просмотрев предлагаемые улучшения, я не смог отказать себе в маленькой слабости и выбрал «крылья света». Возможность летать была небезграничной, но при достижении пятого уровня улучшения снимались имеющиеся ограничения во времени полета.

Активировав навык, я не без удовольствия рассмотрел себя в зеркале. Крылья были почти такие-же, как и у ангелов, с тем лишь отличием, что оказались нематериальны и светились белым светом.

Из слоя демонов мне почти ничего не нравилось, так как любой выбор однозначно вёл к изменению моей внешности. Перебирая пункты из имеющегося списка, я наконец-то остановился на ментальной защите. То, как меня чуть не поработила суккуба, оставило в памяти двоякие воспоминания. С одной стороны, мне хотелось вновь испытать то чувство вожделения и сладострастия, растянутое на десятки минут. С другой стороны, я не хотел становиться послушной марионеткой в чужих руках, и выбранный иммунитет от ментала походил для этого лучше всего.

Несмотря на позднее утро, больше половины игроков еще не спустилось в гостиную. Сестра привычно обнаружилась на кухне. Света хлопотала у плиты, на этот раз на пару с Леной. Женщины пекли блины, наполняя некоторые из них мясной начинкой. Ухватив верхний блин из стопки, я увернулся от махнувшей в мою сторону полотенцем Светы и уселся на свое привычное место.

Спустя четверть часа подтянулись и остальные, не было только Тимофея и еще одной женщины.

— Катя и Тоха ушли, — стоило всем собраться, как Борис огорошил отряд новостью. — Сказали что-то непонятное про очки Святости и свалили.

— У Екатерины есть доступ в мир Лорри? — поинтересовался я и, дождавшись несколько растерянного кивка, подытожил: — Тогда все понятно.

— Что понятно? — Гоге всегда нравилась Катя, но у женщины имелись свои предпочтения.

— Отправились чертей ловить и в мир Ассу переправлять, — макая скрученный блин в пиалу со сметаной, сообщил я.

— Да откуда ты вообще что-то можешь знать?! — вспылил Андрей, больше всех переживавший из-за моего превосходства.

Развернувшиеся за моей спиной «крылья света» заставили парня заткнуться и не сказать то, на что я мог бы и обидеться. Именное его голос вчера раздавался из-за закрытой двери гостиной, в пьяном угаре грозившийся указать «пацану его место».

— Это что? — опешив не меньше остальных, спросила Света.

— Крылья, — прожевав очередной кусок блина и проглотив, ответил я. — Можно приобрести за очки Святости, как и многое другое.

— Что же, вполне может быть, что Тимофей именно так и решил поступить, — дипломатично нарушил опять воцарившуюся тишину Борис, показав, что заслуженно является лидером отряда: — А ты, я так понимаю, больше не с нами?

Прозвучавший вопрос мне не понравился. Оставлять Свету с людьми, которые не могут обеспечить защиту сестры, мне категорически не хотелось. Взглянув на ее лицо, я увидел знакомое выражение упрямости. Сидевший подле нее Жорж тоже выглядел недовольным, как если бы знал, что я был не слишком высокого о нем мнения.

— Вы тут все взрослые дяди и тети, — развеяв крылья и взяв очередной поджаристый блин, ответил я. — На фига вам пацан? Только под ногами буду путаться.

Несмотря на то, что я хотел свести все к шутке, мои слова оказали обратный эффект. Вложенный смысл оказался превратным, как-то так получилось, что это не я у них путаюсь под ногами, а они у меня. Испортив всем аппетит, я доедал блины в одиночестве, члены бывшего отряда молча покинули кухню.

— Ему всего девятнадцать, — из-за закрытой двери в гостиную комнату голос извиняющейся за меня сестры было почти не слышно.

Мое модифицированное тело без труда уловило колебание звуковых волн, но я не сильно этому обрадовался. Потеряв желание есть, я посидел пару минут за столом, барабаня кончиками пальцев по столешнице. Немного поразмышляв о том, хочу ли я вновь играть с этими людьми, я принял окончательное решение.

— На фиг, — произнес я вслух, после чего с небольшим сарказмом добавил: — Сестра тоже уже взрослая девочка, не то, что я, справится.

Телепортировавшись во двор, а затем и на улицу, я огляделся, решая, куда сегодня пойти. Совершив еще пару перемещений, я замер, пытаясь уловить то, что меня насторожило. Заклинание Чуйка молчало, как молчала и обострившаяся за последнее время интуиция. Решив пройтись мысленно по собственному телу снизу вверх, я замер, пораженный случившимся.

Привычного холодка от ветра в темечко больше не было. Взглянув вверх, я не увидел ни одного из нанятых мной астральных стражей. Еще вчера вечером они были, а сегодня полностью отсутствовали. Приглядевшись к слоям, я вообще никого не смог разглядеть. Складывалось ощущение, что астрал вымер, как и в мире, где разразилась война между людьми и машинами. Предположив худшее развитие событий и зная теперь, куда смотреть, я хоть и не сразу, но обнаружил несколько тянущихся сверху вниз астральных нитей.

— Суки, и сюда добрались, — именно такая нить соединяла астрал и старика, в тело которого вселился искусственный интеллект машины.

В отличие от мира Сариж, где на весть город имелась всего одна нить, земной астрал насчитывал их не меньше трех десятков. Оглядевшись, я даже без тактического модуля смог оценить смещение их положения и спрогнозировать собственное окружение неизвестными.

— Хрен вам, консервы, — не понимая, как им удается меня вычислять, я телепортировался, серией прыжков уходя в промышленные районы города.

Преследователи последовали за мной не так быстро, но уверенно и четко, нити астрала выдавали их местоположение. Заброшенный завод, территория которого пустовала более десятка лет, показался мне подходящим местом для предстоящего противостояния.

— Ну, вот и встретились, — моложавый парень, почти мой сверстник, радостно захохотал.

Чуждость как жестов, так и поведения, выдавала разумную машину с головой. Впрочем, его это не особо заботило, он учился выплескивать незнакомые до этого эмоции новообретенного тела.

— Как вы здесь оказались? — дожидаясь, пока остальные подтянутся, я тянул время.

— О, твои соплеменницы очень жадные, — перейдя на дурацкое хихиканье, машина в теле парня училась на удивление быстро. — Всего за один имеральд она согласилась пропустить нас в твой мир.

— И зачем вам я? Вы уже здесь, — на какой-то миг мне стало даже интересно, что им от меня надо.

— Ты прав, местный астрал мы и так смогли взять, — став надменным и сдержанным, собеседник повел рукой в сторону: — Кстати, позволь представить, теперь она среди нас.

Глянув на появившуюся из-за поворота здания цеха девушку, я не без содрогания узнал Аню. Ее внешность полностью сохранилась, только вот походка стала какой-то дерганой и раскачивающейся. Смотря на девушку во все глаза, я отшатнулся, после того как под ее кожей что начало переваливаться, выкручиваться. Саму девушку, вернее, теперь разумную машину, это никак не смутило, заметив меня, оно открыло рот и попыталось что-то сказать.

— Гортань еще не прошла трансформацию, так что я передам ее слова, — наблюдая за нами, подал голос парень. — Она сказала, что рада тебя видеть, Антон, и надеется, что ты к нам присоединишься.

Все цели, имеющие тянущиеся к астралу нити, оказались на территории заброшенного завода. Ждать дольше было неразумно, и я решил действовать. Стоило мне шевельнуть рукой, как знакомое оцепенение сковало все тело. Попавшись во второй раз на ту же уловку, я обозвал сам себя дебилом. Отчего-то я решил, что для парализации необходимо приблизиться ко мне на очень близкое расстояние. Неспособность сдвинуться с места во всю глубину анального отверстия указало на совершенный мной просчет.

— Что? Непривычное ощущение? — опять развеселилась машина в теле парня.

Скосив глаза вбок, я заметил, как еще пятеро «человек» выходят из-за угла здания на открытое место выбранного мной пустыря. По мере приближения, в руках у каждого из них материализовались различные приспособления, намекая на наличие подпространственного кармана.

Оговорка, прозвучавшая в словах их главного, подтолкнула к действию. Перейдя в меню отложенных операций, я активировал применение вируса. В начале я думал, что старик сдал меня своим, рассказав о произошедшем между нами разговоре. Но судя по прозвучавшим словам, догнавшие меня в биологических телах разумные машины не знали о том, что мне уже известен подобный способ лишения подвижности тела с наномодификациями.

— У тебя хороший набор навыков, так что скоро ты станешь одним из нас, — не столько для организации процесса, сколько для практики голосовых связок произнес парень.

Собранный из пяти частей многогранник замкнул контур на земле, очертив мою неподвижную фигуру. Запущенный вирус продолжал работать, только я по-прежнему не мог ни пошевелить собственным телом, ни воспользоваться заклинаниями. Железная хреновина со несколькими ребрами жесткости начала гудеть от пробудившейся в ней энергии, после чего над моей головой начали стягиваться слои астрала.

Глянув украдкой вверх, я был безмерно удивлен размером попавшейся в ловушку сущности. Затмевавшая полнебосклона, вытянутая чуть ли не из самых дальних глубин астрала, она ворочалась, приспосабливаясь к изменившимся законам мироздания.

Неожиданно моргнувший и пропавший функционал модуля Глас заставил меня встрепенуться. Ставшего привычным за последнее время интерфейса с подсказками и указателями больше не было. Однако руки, до этого висевшие плетьми, послушно шевельнулись, подтвердив отклик на команду мозга. Не до конца понимая, что произошло, я мысленно активировал телепорт, выбрав точкой перемещения дальний угол пустыря. Заклинание сработало штатно, ничто более не удерживало меня в продолжавшем работать пятиграннике.

Резко ускорившиеся машины в человеческих телах кинулись ко мне. Никто больше не пытался разговаривать вслух, никто не занимался модернизацией доставшихся тел. Четко и слаженно они заходили с разных сторон знакомой схемой захвата, тем самым невольно помогая преодолеть мне первую растерянность.

Да, я потерял возможность видеть подсказки тактического модуля. Да, я больше не видел векторы атак и прогнозы траекторий движения врага. Но мне оказалось это и ненужным, стоило только взглянуть на движущиеся цели, как пришло понимание того, что и как они делают.

Желая взять меня живым, они не применяли оружия. Обо мне, выхватившего в последний момент винтовку и окутавшегося сферой Стоп, подобного сказать было нельзя. Заклинание контроля времени в третьем улучшении позволяло достигнуть соотношения один к пятнадцати. Оказавшиеся слишком близко, почти два десятка человеческих тел, ведомых машинами, были безжалостно расстреляны менее чем за две секунды.

Шагнув вперед, я не без радости отметил, что мое тело по-прежнему способно идти стелющимся шагом. Беглый осмотр окрестностей позволил определить непораженные цели, стремительно удалявшиеся сейчас от пустыря. Я не зря выбрал промышленные район для нашей встречи. Укрыться, взяв в заложники других людей, переместившимся в наш мир машинам не удастся.

«Доступ в мир Сариж аннулирован».

Пришедшее сообщение не вызвало во мне никаких эмоций. Последний из пытавшихся от меня спрятаться в глубине заводского цеха был убит несколько секунд назад. Желания и дальше встречаться с порождениями из их слоя реальности у меня совсем не осталось.

Астральная сущность, до этого наблюдавшая за всем происходящим, потеряла к моим противникам интерес и ударила в район пустыря имеющейся в изобилии энергией. Времени с момента призыва сущности прошло достаточно для того, чтобы оно не только освоилось в новых физических законах, но и смогло за себя постоять. Уничтоженный пятигранник, как и непонятная гудящая штуковина сбоку, позволили астральной сущности обрести полную свободу.

Прохладное дуновение в темечко было ответом на мои мысли. Поворочавшись во внешнем слое, оно явно передумало уходить в глубину, решив задержаться здесь и покарать любого, кто посмеет еще раз тревожить Астрал.

Глянув на себя, я отметил сильно поизносившуюся кевларовую броню. Часть костюма уже пришла в негодность, а когда потерялся левый наплечник, я даже не помнил. Мысленным посылом я убрал все в инвентарь, одеваться и раздеваться без помощи рук стало обыденным и привычным делом.

Переход в мир Валиндо ознаменовался проливным дождем. Однажды я уже мок под этим небом, подставив в тот день мажора из столицы под сильного мутанта. Вспомнив тот случай, я ощутил, что прошла целая вечность, так много событий и перемен случилось с тех времен. Расправив крылья, я полетел по направлению к колонии. Модуль Глас больше не помогал высвечиванием карты пространства, но я буквально чувствовал, в какую сторону мне нужно двигаться.

Словно почувствовав мое приближение, Ваалу вышла из своего бокса, встречая меня в проеме прохода. Несколько красуясь перед девушкой, я красиво спланировал вниз, надеясь, что она не заметит моей грязной одежды. До того, как добраться до колонии, я решил отрепетировать свое появление. Только после восьмого раза посадка прошла без падения в грязь, так что приземление перед боксом Ваалу вышло более чем приемлемым.

— Я всем говорила, что ты у меня особенный, — переведя взгляд с крыльев, расправленных за моей спиной, одна всмотрелась в мое лицо и улыбнулась.

Шагнув вперед, я сложил крылья и хотел ее приобнять. Чуть отстранившись, она опустила глаза вниз, посмотрев на что-то еще с не меньшей радостью. Проследив за ее взглядом, я уставился на ее руки, нежно обхватившие округлившийся животик. Неожиданно долго соображая, что это может значить, я недоверчиво поднял свое лицо и встретился с ее взглядом.

В глазах Ваалу плескалась забота будущей матери, радость от моего появления и легкая тревога. Не знающая, как я отнесусь к тому, что произошло, девушка была готова как разделить со мной радость за будущего ребенка, так и отстаивать право на его появление на свет.

— Мальчик или девочка? — ничего более умного я придумать не сумел, решив хоть так обозначить свое отношение к случившемуся.

— Рано еще, — поняв куда больше, чем содержали мои слова, она прильнула ко мне, наконец-то обняв одной рукой.

Второй рукой она продолжала поддерживать свой живот снизу, как если бы боялась, что он пропадет.

— Рано как-то, — пройдя внутрь и усевшись на стул, я вновь принялся рассматривать девушку — А он какой-то большой, вроде на четвертом месяце так должно быть, нет?

— Мутаген матери ускоряет беременность и гарантирует результат, — присев на мои колени, Ваалу склонилась к моему лицу, целуя в губы.

Проведя время в колонии почти до конца дня, я решил наведаться на фазенду. Единственная из зон «мира», еще приносившая ежедневный доход, оставалась в мире Роллиф, и я собирался убедиться, что там все в порядке. Переход произошел штатно, как, впрочем, и картина, которой я стал свидетелем.

— Еще солнце не село, салага! Бегом, кому говорят! Я еще сделаю из тебя настоящего солдата! — командные нотки когда-то бывшей майором, а после женщины-снайпера разлетались далеко окрест усадьбы.

Усевшись в кресло, удобно стоящее на веранде двухэтажного дома, я с улыбкой смотрел, как Инга валяет парня, отказывающегося заниматься бегом, по земле. Даже с разделяющего нас расстояния было заметно, как Слава притворяется, а Инга его бьет, но сдерживает удар. Убедившись, что у них все хорошо, я поднялся в кабинет, решив налить себе выпить.

Неожиданно свалившееся отцовство что-то изменило в моем мировоззрении, став досадной помехой. При Ваалу я не стал выражать своих эмоций, но, оставшись наедине с собой, скрывать испытываемые чувства не видел смысла.

«Под мутагеном даже презервативы бы не помогли, — вернувшись мысленно в тот день, когда все произошло, переживал я. — Да и хрен бы я стал их одевать!»

Полстакана крепкой сивухи неожиданно закончились, и я налил себе еще. Желание жить свободным, встречать и покорять новых девушек, безумно отрываться в групповухе или, на худой конец, поменяться партнершами со своим другом, все это оставалось нереализованным из-за совершенного поступка.

Сделать все перечисленное, зная, что где-то ждет Ваалу с моим ребенком, уже не позволяло вбитое родителями воспитание. Запутавшись в запретах и терзаемый мыслями о нереализованных желаниях, я не заметил, как в кабинете появилась Инга. Третий стакан оказался таким же безвкусным, как и парочка до него. Попытавшись встать с кресла, чтобы налить себе и женщине, я почувствовал, как меня повело в сторону.

— О, да ты уже успел набраться, — не ускользнувшее от ее внимания, нарушение координации движений выдало меня с головой. — Есть повод или так решил напиться?

— Есть повод, — открыв рот, я осознал, что и говорить связно уже не очень-то и получается.

Припомнив, что в последний раз ел только на завтрак, я нашел причину своего быстрого опьянения. Заглянувший Слава не внес особого разнообразия в мое состояние, лишь поддержав предложение выпить за компанию.

Проснувшись наутро, я обнаружил себя в постели сразу с двумя красотками. Абсолютно голые, они лежали неподвижными бревнами со мной под одним одеялом.

«Блядь», — выругался я, понимая, что в пьяном угаре решил реализовать то, о чем совсем недавно рефлексировал и переживал.

Раскалывающаяся голова затрудняла мыслительный процесс, так что я просто выполз из спальни, отправившись на поиски лекарства. В кабинете обнаружилась целая батарея непочатых бутылок, даже судя по внешнему виду, в них угадывались возраст и цена.

— А это откуда? — появившаяся в проеме двери Инга была удостоена права отвечать на мой невнятный вопрос.

— А это ты решил кутить и купил самое дорогое пойло на торговых площадках доступных Рынков, — брезгливо скривившись от запаха перегара, женщина-майор отошла подальше.

— Ладно, пойду еще полежу, — пересилив себя и решив больше не пить, я применил заклинание Лечения, которое хоть и не сильно, но помогло снять головную боль.

Проснувшись после обеда, я почувствовал себя намного лучше. Потянувшись, я посмотрел на себя, только сейчас сообразив, что разговаривал с Ингой утром в одних трусах. Мысленно пожелав, я оказался одет в остальную одежду. И джинсы, и футболка с курткой, перемещались из инвентаря и обратно без особых сложностей.

Встречаться вновь с Ингой, воспоминания о приставании к которой ночью всплыли в моей памяти, желания у меня не вызывало. Так что я вышел из дома и, по старинке достав телефон, потыкал в открывшееся меню игры.

Глава 15

Место, где я оказался в своем слое реальности, показалось мне несколько странным. Прежде всего поразили целые окна домов и чистота улицы. По тротуару на противоположной стороне дороги женщина неспешно толкала одной рукой перед собой коляску, в другой руке держа ладошку шагающий рядом с ней маленькой девочки. Отвыкнув от столь мирной картины, я аж присел на поребрик, наслаждаясь редким зрелищем.

Бросив взгляд вдоль улицы, я разглядел работающий светофор и несколько машин, терпеливо ожидающих зеленый свет. Двенадцатилетний мальчик в припрыжку переходил улицу по пешеходному переходу, держась обеими руками за руль своего велосипеда. Неожиданно зазвонивший в моих руках телефон заставил вылупиться на потертую мобилу. Вместо новой, с большим экраном и гнущимся корпусом, в моей ладони находилась моя старая трубка.

— Але! Толик! Мне только что звонили из деканата! Ты почему целый месяц не ходишь на занятия в институт?! — голос сестры резкими звуками всверливался в мой мозг. — Если ты вдруг забыл, то сегодня приезжает мама с папой! Наконец-то тебе достанется! Чтобы вечером был дома, понял?!

Уставившись на мобилу, замолчавшую после того как сестра бросила трубку, я еще раз осмотрелся по сторонам. Страшная мысль породила цепочку воспоминаний, объяснявшую случившееся с неоспоримой логикой.

Припомнив краткое описание игры, о том, что все действия происходят в параллельном слое реальности и действия игроков никоим образом не скажутся на потоке событий моего родного мира, я беззвучно рассмеялся. Сраный месяц, с того самого момента, как я начал играть, истек именно сегодня. Именно сегодня, когда я по пьяни спустил все имеральды на ненужное мне бухло. Несчастных десять имеральдов, которые надо было заплатить в конце месяца, не оказалось на моем счету. Выкинув меня в прежний слой реальности, создатели игры забрали и свой телефон, и возможность вернуться.

Уткнувшись лбом в колени, я давил в себе смех, распиравший меня изнутри и требующий выхода наружу. Странный звук заставил напрячься, привитые рефлексы сработали помимо моей воли. Трое парней приезжей национальности передвигались разбитной походкой вдоль дороги по тротуару. Расфокусировав зрение, я отметил излишне резкие движения, а также придерживаемый локтем у одного из парней под мышкой предмет. Это мог быть и обрез, и обычная дубинка, впрочем, поступившей информации хватило для первичного анализа.

Въевшимся в моторику тела движением я встал с поребрика и двинулся им навстречу. Пускай незримые выкинули меня из игры, пускай лишили возможности применять заклинания, но то, как научился работать мой мозг, нельзя было вытравить никакими способами. Суженные в булавочное ушко зрачки троицы окончательно подтвердили мои предположения. Сместившись к краю тротуара, я оставил себе место для маневра.

Возможно, мне никогда в жизни больше не увидеть девушку по имени Ваалу, а также всех остальных, с кем свела судьба за последний месяц. Только вот и жить, как раньше, теперь я вряд ли смогу. Как и в игре, где мне не светило стать повелителем реальностей, так и в нынешнем мире взобраться выше мэра или депутата будет сложно. Но мое положение по сравнению с тем, что я представлял из себя месяц назад, стало значительно лучше.

Единственное, что мне оставалось, так это убедиться в том, что все произошедшее не привиделось и было вполне материально. Стелющийся шаг и предчувствие, как будут развиваться события, уже сейчас обнадеживали. Но мне требовалась победа, победа над удачно подвернувшимися уродами. Ни моральных угрызений, ни мук совести от того, что задумал, теперь я испытывать точно не буду.

— Э, чмо, иди сюда! — вылетевшие в мою сторону слова стали отправной точкой завертевшейся драки.


КОНЕЦ.

Октябрь 2017.


P.S. Моей сестре посвящается.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15