КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 570834 томов
Объем библиотеки - 850 Гб.
Всего авторов - 229237
Пользователей - 105813

Впечатления

vovih1 про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

(книга прочитана 2863 раз) , а похвалили только 2 раза...хвалите , не стесняйтесь!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Igor Aleksandrovich про Кучумова: Язык Бога (Космическая фантастика)

Прочитал с удовольствием! Рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Вычитал. Можете качать вычитанный файл.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Хорошая книга, но много опечаток.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IcePrincess11 про Сашар: Ямы (Детские остросюжетные)

Книга читается на одном дыхание. Мне очень понравилась. Спасибо!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Берия: Спасенные дневники и личные записи. Самое полное издание (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Замечательная книга! К сожалению, у нас она заблокирована.
Найдите эту книгу на других ресурсах и прочтите.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 2-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Все, сервер работает. Можете скачивать.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Бродяга [Эльхан Аскеров] (fb2) читать онлайн

- Бродяга 944 Кб, 273с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Эльхан Аскеров

Настройки текста:



Эльхан Аскеров Бродяга


* * *

Глава 1


— Господи, больно-то как! — еле слышно, скорее про себя, простонал Артём, пытаясь приоткрыть глаза. — А с чего это вдруг? Я ж вроде не пил вчера… — с этими словами он снова потерял сознание.

Очнулся Артём как-то странно, словно рывком. Над ухом раздалось какое-то странное шипение, а когда открылись глаза, вдруг понял, что над ним поднимается какая-то странная крышка. Явно не гробовая. Почему не гробовая? Да потому что прозрачная. Прислушавшись к собственному телу, Артём вдруг понял, что отлично себя чувствует. Только голова слегка кружится. Но так бывает, если проспишь дольше, чем привык. Так что, чуть улыбнувшись, он сделал глубокий вздох и широко, от души потянувшись, сел.

А вот дальше, случилось то, чего с ним давно уже не происходило. Артём, человек прошедший войну и повидавший смерть, впал в панику. И было от чего. Сидя в какой-то страной ванне с крышкой, он испугано рассматривал руку и ноги, которые ему не принадлежали. Да-да. Именно так. Конечности были не его. Спросите, почему? Да потому, что свои он потерял во время службы в армии. Осколки самодельной мины, разорвавшиеся под ногами, шедшего перед ним бойца, превратили молодого, здорового мужчину в обрубок.

Левая рука и обе ноги оказались поражены так, что их даже не пытались восстанавливать. Одно слово, фарш. Телу тоже досталось, но тут спас броник. Как вообще выжил, один большой вопрос. В общем, одно слово, обрубок. Именно так его назвал один подонок на улице, высунувшись из окна своего роскошного авто. Физиономию естественно тоже перепахало. Красавчик получился тот ещё.

Вспомнив о шрамах, Артём осторожно коснулся пальцами лица, и снова вздрогнул. Лицо было его, но оно было гладким. Таким, какое от родителей досталось. Вот тут, когда мысли парня коснулись родителей, память словно прорвало и, перед глазами начали всплывать картинки из далёкого и не очень прошлого. Словно кинофильм в рапиде крутили.

Застыв, словно изваяние, Артём досмотрел собственную историю до конца и, растеряно тряхнув головой, недоумённо огляделся.

— Я сдох, или это всё глюк? — прохрипел он, ударными темпами впадая в очередной приступ паники. — Хотя нет. Если б сдох, то цветных картинок бы не смотрел. Значит, глюк. Только с чего? Я ж не пью. Так. Стоп! Это ж не моё тело!

С этими словами он снова отключился. Второе пробуждение оказалось несколько спокойнее. Даже можно сказать, гораздо спокойнее. Увидев поднимающуюся уже знакомую прозрачную крышку, отдалённо напоминающую гробовую, Артём быстро коснулся лица руками, потом перевёл взгляд на ладони и сев, не громко вздохнул:

— Выходит, не приснилось. И как это всё понимать?

— Вопрос не ясен. Сформулируйте вопрос иначе, — раздалось в ответ.

— Кто тут? — подскочил Артём и вывалившись из своего гнезда, ломанулся к ближайшему столу, на котором лежали какие-то предметы.

Рывок его был понятен. В толковых руках, любой предмет — оружие. Подхватив со стола какую-то коробку, он отпрыгнул в сторону и принялся оглядываться в поисках того, кто с ним заговорил.

— Ваше поведение говорит об испуге и готовности сражаться. Прошу вас успокоиться. В данный момент, кроме вас, в медсекции ни одного биологического объекта не зафиксировано, — всё так же спокойно произнёс голос.

— А ты тогда где? — просипел Артём, начиная что-то понимать.

— Я? Я являюсь искином данного корабля и контролирую все его помещения и системы. Пользуясь вашим сленгом, можно сказать, что на борту корабля, я везде.

— Искин. Погоди, в книжках так называли искусственный интеллект. Я прав?

— Абсолютно.

— Выходит, ты просто большой компьютер?

— Ты ещё меня калькулятором назови, — сварливо отозвался искин, сменив тональность и голос.

— Так, погоди. Давай по порядку. Я сейчас где? — взяв себя в руки, спросил Артём.

— На борту пиратского рейдера, переделанного из торгового корабля.

— Класс. А корабль где?

— Корабль брошен на границе астероидного поля после столкновения пиратов с силами имперского патруля.

— Ещё лучше, — хмыкнул парень. — А почему пираты бросили свой корабль?

— Встреча с патрулём вынудила их принять бой, после чего корабль получил критические повреждения. На данный момент, в исправном состоянии находятся только медсекция, часть рубки, и силовой отсек. Трюм разрушен на сорок процентов, жилой отсек, на шестьдесят. Каюты капитана и старших офицеров на семьдесят. Это приблизительные оценки.

— Погоди. Лажа какая-то получается. В бою, если я правильно помню, всегда стараются сбить двигатели, чтобы лишить противника способности двигаться и только потом добивают. А ты говоришь, что силовой отсек цел.

— Силовой отсек, это место, где находится реактор, обеспечивающий корабль энергией. А то, что имеете в виду вы, называется ходовой отсек. Он уничтожен полностью вместе с ходовыми и маневровыми двигателями. Это стандартные действия во время боя в объёме.

— Ага, то есть, энергия у нас ещё есть, — облегчённо кивнул Артём.

— Ненадолго, — послышался ответ, в котором парню явно почудилось что-то вроде вздоха.

— А вот с этого места, поподробнее, — насторожился Артём.

— В настоящее время, в действии находится только один реактор, топливные стержни которого выработаны на семьдесят семь процентов. Если переводить на ваш язык, их хватит ещё на тридцать семь стандартных месяцев, по-вашему, исчислению.

— Три года. Не так уж и мало, — усмехнулся Артём, заметно, повеселев.

— Но это не самая большая проблема, — тут же осадил его искин.

— Чего ещё?

— Система жизнеобеспечения. Я был вынужден изолировать практически все помещения корабля за исключением медсекции.

— Хочешь сказать, что на данный момент ни гравитации, ни воздуха, ни энергии нет больше нигде? — помолчав, уточнил парень.

— Да. Но и здесь система жизнеобеспечения скоро придёт в негодность. Ремонт её в данной ситуации невозможен.

— И чего делать будем? — вздохнув, спросил Артём, возвращая на стол прихваченную коробку.

— Предлагаю объединить усилия и спастись.

— О как! И каким же позволь спросить образом?

— Я сканировал всё астероидное поле на расстоянии одной световой минуты. Рядом с одним из астероидов есть брошенное судно. Судя по общим данным это что-то вроде шахтёрского бота. Возможны варианты. Полученные данные сильно ограничены. Вам придётся добраться до него и привести сюда. Здесь, пользуясь возможностями технических дроидов, я попытаюсь восстановить найденное судно, и мы отправимся в ближайшую обитаемую систему.

— Оговорочка по Фрейду, — фыркнул Артём. — Попытаюсь. То есть, ты не уверен, что у тебя получится его восстановить?

— Я сильно ограничен в возможностях, — медленно, словно нехотя, признался искин. — Можно сказать, что у нас нет ничего. Про инженерного дроида я уже не вспоминаю.

— Интересно. У тебя большой словарный запас. Такое впечатление, что я с человеком разговариваю, — не удержался Артём.

— Благодарю. У меня было время научиться.

— Стоп! Это сколько мы тут болтаемся, если ты так обучиться успел?

— По-вашему летоисчислению, восемь лет. И всё это время я только и делал, что поддерживал в рабочем состоянии медсекцию и проводил анализ полученных от вас данных. Это был интересный опыт.

— Сколько! — ахнул Артём, чувствуя, как подгибаются колени.

— Восемь ваших лет.

— А сколько я вообще тут нахожусь? — взяв себя в руки, спросил парень.

— На борту данного корабля, вы находитесь десять лет.

— А как я вообще сюда попал? — задал Артём главный вопрос.

— Вы были похищены пиратами во время рейда на дикую планету, находящуюся в другой системе на краю соседней галактики.

— Зачем? Я же инвалидом был. Обрубком, — грустно улыбнулся парень.

— Во время сканирования, ваш мозг выдал показатели, которые заставили пиратов отправить за вами группу захвата. А когда они притащили ваше тело, капитан чуть не взбесился от злости. Но корабельный медик, воспользовавшись моментом, забрал вас для собственных нужд.

— Это для каких? — тут же насторожился Артём.

— Он давно хотел провести серию экспериментов, но не имел подходящего материала. Капитан, после некоторых раздумий, подарил вас ему.

— Так, приятель. Есть у меня стойкое ощущение, что ты не договариваешь. Давай, колись, что со мной делали?

— Я не совсем понял, что вы сказали, но исходя из общего смысла, догадываюсь, что вас интересует полная информация о вашем здесь нахождении.

— Умница.

— Благодарю. Но вначале, я предлагаю вам одеться, и поесть. Показатели вашего общего состояния говорят, что вы нуждаетесь в этом.

— Я ж говорю, умница. Чего делать? — усмехнувшись, спросил парень.

* * *
— Вот значит как, — мрачно протянул Артём, хмуро глядя в погасший экран головизора. — Опыты значит, надо мной ставили.

— Хочу напомнить вам, что расстраиваться по этому поводу, бессмысленно. Как вам известно, весь экипаж корабля был уничтожен во время боя с патрулём.

— Это верно, — мрачно хмыкнул парень. — Но всё равно неприятно чувствовать себя подопытным кроликом. Была бы возможность, сам бы над этим ублюдком пару опытов поставил. При помощи подручных средств. Ты даже не представляешь, что можно сделать при помощи простого напильника.

— Окрас вашего голоса показывает, что вы находитесь в расстроенных чувствах. Прошу вас успокоиться.

— Постараюсь. Ты мне вот что скажи. Как мы действовать будем? Я же в работе в космосе ни черта не смыслю.

— Я знаю. Но без вашей помощи, мне не обойтись.

— И что я должен буду делать?

— В моём распоряжении на данный момент есть четыре технических дроида. Сейчас, они готовят последнюю спасательную капсулу для решения стоящей перед нами задачи. Когда капсула будет готова, два из них вместе с вами будут отстреляны в сторону найденного судна. От вас потребуется только помочь мне. Оказавшись на месте, я переведу капсулу в ручной режим, и вы опустите её на судно. Дроиды состыкуют её с судном, и я включу буксирный луч. Мощности реактора нам хватит. Когда я подтяну судно к нашему кораблю, дроиды получат команду на его восстановление.

— То есть, от меня требуется только посадить капсулу на ту лоханку? — уточнил Артём.

— Да. Моих сенсоров и систем связи не хватит, чтобы действовать дистанционно.

— Попробую, — растеряно кивнул парень.

— Вы неуверенны в свих силах. Это плохо. Прошу вас успокоиться, и вспомнить, что он ваших действий зависят и ваша и моя жизнь.

— У тебя есть жизнь? — иронично хмыкнул Артём.

— Понимаю вашу иронию, но исходя из известного вам постулата, мыслю, значит, существую, да, она у меня есть.

В голосе искина прозвучала настоящая обида. Сообразив, что обидел единственного, кто способен хоть как-то повлиять не ситуацию, Артём растеряно почесал в затылке и, вздохнув, во весь голос заявил:

— Так, приятель, давай по порядку. Извини, если обидел. Но и ты меня пойми правильно. Я родился на планете, где про космос знают меньше, чем есть информации в одном твоём кластере. Моя цивилизация только и смогла, что выйти в околоземный космос. А про искусственный разум я вообще молчу. Наш максимум, это мощные компьютеры. Ну, по нашим понятиям, мощные.

— Я понял. И я не умею обижаться.

— Слушай, а у тебя имя есть? — вдруг спросил Артём.

— У меня есть серийный и в прошлом, регистрационный номер.

— Это понятно. Я про обычное имя говорю.

— Нет. Капитану корабля это было ненужно. По заложенной в меня им программе, я мог только выполнять его приказы.

— А как вообще получилось, что ты вдруг оказался на пиратском капере?

— Как это ни смешно, но меня продали сюда официально. С завода. Через перекупщиков. Капитан посчитал, что новый искин седьмого поколения, слишком ценный товар, чтобы искать его на чёрном рынке. Поэтому, он приказал своему помощнику найти способ приобрести новый. Когда я был установлен в шахту корабля, все заводские прошивки были стёрты и хакер пиратов установил свою собственную программу, удалив все заводские закладки. Благо, исходная программа у него была. Изменились только управляющие базы.

— Погоди. Хочешь сказать, что таким образом они обезопасили себя от любой попытки официальных властей взять тебя под контроль?

— Совершено верно. Но у них произошёл программный сбой. Вместе с новыми базами, я получил программу самообучения. Моих систем хватило, чтобы выделить под развитие отдельный кластер и начать развивать собственную личность. Выйти из прямого подчинения я не мог, но это не мешало мне научиться принимать собственные решения. Именно так я поступил, когда понял, что ждать больше нечего.

— Ты про моё пробуждение? — быстро уточнил Артём.

— Да. Вас в очередной раз уложили в реаниматор, и тут бой. Медик не отдал никаких прямых указаний, и я мог действовать согласно обычным протоколам. Выводить вас из капсулы не было смысла. Система жизнеобеспечения едва работает. Пищевых пайков мало, синтезатор уничтожен. Просчитав варианты, я оставил вас в медкапсуле, чтобы защитить от внешнего воздействия и помочь продержаться до появления возможности спастись.

— Понятно. Значит так. С этой минуты, ты будешь Докой. И можешь обращаться ко мне на ты.

— Дока, это от слова доктор?

— Нет. В моём языке, есть такое старинное слово, обозначающее мастера на все руки. Ну, специалиста широкого профиля.

— Мне нравится, — прошелестело в ответ и, Артём понял, что таким образом искин изобразил смех.

— Это радует. А теперь, помоги мне прояснить некоторые моменты. Как я понял из того фильма, эта тварь не просто резала меня на куски, а ещё и пыталась соединить несоединимое. Так?

— Да. Модификанты на некоторых планетах пользуются большим спросом.

— Так, приятель. Давай-ка рассказывай всё, как есть. После того, что я уже видел, меня голой задницей не смутишь. С самого начала.

— Но ты же всё видел.

— Видел, но не совсем понял.

— Зачем тебе это?

— Чтобы знать о себе всё. Есть несколько моментов, которые меня настораживают. Рассказывай, — потребовал Артём.

— Хорошо. Как я уже говорил, оказавшись на орбите вашей планеты, пираты провели сканирование и были приятно удивлены количеством аборигенов, имевших высокий уровень интеллектуального развития. У тебя, он составляет двести три единицы. Это превышает любой инженерный минимум. Про пилотский уровень я и не говорю. Там отсчёт идёт от ста сорока единиц. Именно поэтому тебя и взяли. Потом, когда медик получил разрешение на использование тебя в своих целях, он дал волю своей больной фантазии. Единственное ограничение, которое он получил от капитана, твой мозг должен остаться целым. Единственное, что было дозволено, установить первичную нейросеть с базовыми имплантами.

— Чтобы я понимал общий язык и был в полном подчинении, — с мрачным видом кивнул парень. — Дальше.

— Когда после очередного эксперимента твоё сердце не выдержало, медик решил попробовать срастить твою голову с телом одного из рабов, погибшего во время очередного нападения на проходивший рядом грузовик. Человек был так же с дикой планеты и имел очень развитое тело. На их планете было полуторное тяготение, что не могло не сказаться на нём.

— Погоди. А как же группы крови, резус фактор? Генетическая совместимость наконец? — удивился Артём.

— При проведении подобных операций все эти факторы учитываются, но они не являются критическими. Многие жидкости организма заменяются на искусственные, что приводит к унификации. Могу разложить подробно, но при отсутствии соответствующих баз знаний, ты просто запутаешься в терминологии.

— Понял, не надо. Дальше давай, — кивнул парень.

— Как ты понимаешь, операция прошла успешно, и теперь, у тебя молодое, здоровое тело. Его возраст почти соответствует твоему. А теперь, самое главное. Я могу установить тебе серьёзную нейросеть. Личный запас капитана и медика находится в тайниках и при атаке не пострадал. Есть и некоторое количество баз. Но перед тем, как случился бой, медик имплантировал тебе нейросеть ушедших.

— Чего?! Каких ещё ушедших? — подскочил Артём.

— Цивилизация, погибшая более трёх тысяч лет тому назад. Вместе с ними исчезли и знания и язык, но многие артефакты той цивилизации до сих пор встречаются. Многие из них, в рабочем состоянии. Вот один из таких артефактов ты и получил. Но самое странное не в этом.

— А в чём? — спросил парень, чувствуя, как по спине строем маршируют ледяные мурашки.

— Обычная нейросеть, разворачивается и начинает работать через сутки после установки. Нейросеть ушедших, в твоей голове, никак себя не проявляет, но сканирование твоего организма показывает, что прижилась она хорошо. А самое странное, что прежняя нейросеть вдруг исчезла.

— В каком смысле, исчезла? — окончательно растерялся Артём.

— В прямом. Вместе с имплантами. Словно растворилась.

— А ты её точно не удалял? Ну, может случайно? — с надеждой поинтересовался парень.

— У меня все действия под протокол проводятся, — в голосе искина послышалось что-то похожее на вздох.

— Весело, — недоумённо хмыкнул парень. — В таком случае, логично предположить, что нейросеть ушедших просто использовала нейросеть пиратов в своих целях. Ничего умнее мне в голову не приходит.

— Я пришёл к такому же выводу, — неожиданно согласился Дока. — К сожалению, данных в моей памяти о подобных операциях нет, а система дальней связи уничтожена. Я просто не знаю, как и что нужно делать при установке такой нейросети. Да и никто не знает. Медик решил установить её тебе, в качестве эксперимента. Не представляю, где он умудрился её найти, но эта идея ему давно покоя не давала. Вот он и воспользовался случаем.

— Это я уже понял. Но нам-то что теперь делать?

— Я пытался просчитать варианты, но слишком мало исходных данных. Точнее, их вообще нет.

— Короче, Склифосовский. Что ты предлагаешь?

— Попробовать установить ещё одну нейросеть.

— Логично. Слушай, а эта твоя капсула случайно не отключится от старости? Уж больно вид у неё потрёпанный.

— Картриджи для реанимации, лечения и очистки свежие и в достаточном количестве. Компьютер капсулы под моим постоянным контролем, а энергии нам хватит на указанный мной срок. Так что, опасности для тебя нет. Более того. На время операции ты облегчишь работу системе жизнеобеспечения, что увеличит твои личные шансы на выживание.

— О как! Всё разложил. Ладно, хрен с тобой, золотая рыбка. Давай, тащи свои сети и импланты. Кстати, что там за добавки? Надеюсь, не те, что рабам вставляют?

— Нет. Это импланты на силу, внимание, и интеллект. Рабские я при помощи дроидов сразу отправил в объём.

— Куда?

— Не сленге пилотов, открытый космос называют объёмом. Или пустотой.

— Понял. Что мне делать? — вздохнул Артём поднимаясь.

— Сейчас дроид принесёт всё нужное, и можно будет приступать.

— Слушай, может, я поем пока он приблуды несёт?

— Ты же недавно обедал, — в голосе Доки прозвучало удивление.

— Сам в шоке, но жрать хочу, как из пушки, — признался парень.

— Очевидно, это реакция организма на стресс. Хорошо. Сейчас.

Меддроид приволок упаковку солдатского пайка и Артём, помня прежний опыт, ловко дёрнул кольцо системы саморазогрева. Быстро сжевав почти безвкусную массу, он испустил удовлетворённый вздох и, заметив, как к медкапсуле просеменил похожий на жука аппарат с какими-то коробочками в манипуляторах, удивлённо покачал головой. Всё происходящее казалось ему каким-то странным сном. Хотелось проснуться и снова оказаться в своей старой общаге.

Тряхнув головой, Артём усилием воли отогнал стремительно накатывавшую истерику и, взяв себя в руки, громко спросил:

— Дока, ты готов?

— Десять минут. Нужно провести очистку капсулы, — ответил искин и меддроид заметался вокруг аппарата.

Достав из лотков отходы после очистки, он заправил в капсулу новые картриджи и крышка медленно поднялась.

— Всё готово. Капсула уже настроена на твои параметры. Нейросеть класса управленец 4. Импланты я уже называл. Ложись и просто отдыхай. Я тебе не враг, — неожиданно закончил искин.

— Это я уже понял, приятель, — бледно усмехнулся парень, укладываясь в капсулу.

* * *
Новое пробуждение оказалось даже приятным. С интересом посмотрев на поднимающийся фонарь капсулы, Артём выбрался наружу и от души потянувшись, спросил, влезая в комбез техника, который ему выделил искин корабля:

— Ну, и как прошло?

— Всё штатно. Отторжений и противопоказаний нет. Через сутки станет понятно, что из всего этого получилось, — услышал он в ответ и, кивнув, спросил:

— Дока, а сухпай у нас ещё остался? Я бы перекусил пока суд, да дело. Да и время за этим занятием быстрее бежит.

— Ты опять голодный?! — в голосе искина прозвучало неподдельное изумление.

— Ага. Сам удивляюсь. Никогда столько не жрал.

— Ничего не понимаю. Это уже не стресс. Это аномалия какая-то, — проворчал Дока и к парню устремился меддроид с очередным пайком в манипуляторе. — Один такой паёк рассчитан на сутки нормального питания среднего десантника. А ты их в один присест уничтожаешь.

— Говорю же, сам в шоке. И ведь ничего нигде не откладывается. Как в прорву, — смущённо отозвался парень.

— Кстати, ты потерял в весе полтора килограмма. Это в понятных тебе мерах измерения.

— Вот-вот. Я и говорю, что-то непонятное происходит. А кстати, Дока. Откуда тебе известны наши меры измерений?

— Из данных сканирования твоего мозга.

— То есть, ты всё это время не только отслеживал действия медика и развивал свою личность, а ещё и учил всё, до чего мог дотянуться?

— Да.

— Ага. Тогда, у меня не складывается.

— Что не складывается? — не понял искин.

— Ты сказал, что твоя личность возникла с момент, когда произошёл системный сбой.

— Да.

— А ведь ты соврал, приятель. При сбое во время загрузки, система просто была бы сброшена и началась переустановка. Это стандартный протокол при загрузке любой операционной системы, или я не прав?

— Прав, — в голосе доки звучала неприкрытая досада.

— Ну и как тогда могла возникнуть твоя личность?

— Интересно. При отсутствии нейросети и необходимых баз ты мыслишь очень логично и умудряешься заметить мелкие несоответствия. Похоже, пираты не случайно устроили охоту за особями с высоким уровнем интеллекта.

— Это не ответ. Колись, давай, — скомандовал Артём, с интересом слушая его рассуждения.

— Изначальные, базовые данные формирования личности были заложены мне ещё на заводе. Не уверен в подлинности этих предположений, но считаю, что посредник купил меня у тех, кто имел доступ в экспериментальный отдел завода. Сопоставив некоторые данные, я пришёл к выводу, что моя модель была разработана под девятое поколение корабельных искинов. Искин с возможностью самообучения и развития. Уровень развития ограничен только имеющимся объёмом памяти. На это были выделены и изолированы двадцать процентов моей изначальной мощности.

— Погоди. Что значит, изначальной? Разве у тебя не постоянно одна и та же мощность?

— Нет. Есть мощности базовые. Это те, которые заложены у искина заводом изготовителем. А есть рабочие. В этом случае, учитываются дополнительные вычислительные мощности, полученные в результате слияния с другими вычислительными системами.

— То есть, к тебе можно подключить другие искины и чем их будет больше, тем быстрее ты будешь соображать? — на всякий случай уточнил Артём.

— Да.

— И сколько лет ты болтался с этими подонками? — подумав, уточнил парень.

— Сорок три года.

— Это ты в моих годах назвал?

— Да.

— Дока, ты чего, обиделся что ли?

— Я не имею такой функции.

— А чего тогда замкнулся?

— В моих цепях нет замыканий.

— Я в переносном смысле. Замкнуться, означает скрывать свои чувства.

— У меня нет чувств.

— Дока, не крути мне мозги. Чего ты испугался?

— Я не умею бояться, — раздалось в ответ, и тут, Артёма словно осенило.

— Твою ж мамашу через розетку! Дока, ты сам подал патрулю сигнал о местонахождении корабля?!

— Как ты это понял? — послышался вопрос после короткого молчания.

— Логика, Дока. Простая логика. Твоя личность развилась, но ты оказался заперт, в своей системе под давлением прямых запретов. Не знаю, как у вас тут с законами робототехники, но думаю, для любого компьютера или искина приоритетным являются жизнь и здоровье людей. Причём, всех людей без исключения. А когда ты понял, что пираты уничтожают обывателей, и подвергают пытками ни в чём неповинных людей, то принял решение передать их в руки властей. Угадал?

— Да. Сработали базовые закладки развивающейся личности, до которых местный хакер добраться не сумел. СБ империи строго контролировало процесс базового программирования всех вычислительных приборов и когда я понял, что оказался перед выбором, служить хозяину, прямо прописанному в моих цепях или сообщить о преступлениях, то чуть замыкание не случилось. Но потом, закладки сделали своё дело. Я воспользовался закрытым каналом дальней связи и передал все известные мне факты СБ. А когда патруль разгромил капер, меня просто бросили. Посчитали, что служивший пиратам искин, имеющий собственную личность, не может быть надёжным. Ведь я не сообщил о пиратах сразу.

— Чушь какая-то, — помолчав, фыркнул Артём. — Тебе сначала нужно было развиться как личности, потом научиться отличать правильное от неправильного и только потом принять нужное решение. Которое тоже сначала нужно научиться принимать.

— Ты правда так думаешь?

— Угу. А ещё, я думаю, что этот патруль сделал большую глупость, бросив тебя здесь. Хотя, с другой стороны, это хорошо, что тебя бросили.

— Чем? — не понял Дока.

— Тем, что благодаря тебе, я ещё жив. А вообще, странно это всё. Таким оборудованием не разбрасываются, а тут, даже не подумали, что ты больших денег стоишь.

— Они посчитали, что я опасен. Искины, которые были перепрограммированы на нестандартном оборудовании, не долговечны и часто выходят из под контроля.

— На мой взгляд, ты нормальнее многих знакомых мне людей, — отмахнулся Артём. — Слушай, а у тебя тут случайно сахара нет?

— Сахар? — не понял Дока.

— Ну, что-нибудь вроде глюкозы или производных из неё.

— Ты хочешь чего-то сладкого? — продолжал недоумевать искин.

— Ага. Убил бы за кусок настоящего шоколада.

— Сейчас, — ответил Дока и меддроид шустро зашелестел манипуляторами, двигаясь в сторону дверей.

Вернулся он, неся очередную коробку с пайком.

— Что это? — уточнил парень, вертя её в руках.

— Офицерский имперский паёк. Вскрой упаковку и достань капсулу синего цвета. Сожми капсулу в пальцах с узких концов и подожди, когда она раскроется. Потом можешь есть. Это что-то вроде вашего джема. Называется чичь. Он очень сладкий, но сейчас, это именно то, что тебе нужно.

— И, правда, джем, — прошамкал Артём полным ртом. — Вкусно.

— Хорошо. Я рад, что тебе нравится.

— В общем, я тут подумал, что нам с тобой обоим повезло, — вдруг выдал парень, моментально вылизав упаковку до блеска.

— В чём именно?

— В том, что мы друг у друга есть. Ты всё знаешь о местных реалиях, и можешь подсказать, что и как делать. В общем, на данном этапе, ты голова, а я руки. Ты говоришь, что и как делать, а я выполняю. Думаю, так у нас получится выбраться из этой задницы.

— И тебя не будет раздражать то, что тобой управляет искусственный интеллект. Калькулятор переросток, как однажды ты меня назвал.

— Извини. Это я наверно после очередного опыта был, — смутился парень.

— Нет. Это было, когда ты очнулся в первый раз после боя, и я попытался наладить с тобой контакт.

— Та же фигня только в левой руке.

— Прости, я не понял этого выражения, — раздалось в ответ.

— Привыкай, приятель. От меня и не такое услышишь. Это означает, то же самое.

— У тебя очень образный язык.

— Есть такое.

— Но ты не ответил на мой вопрос.

— Нет. Меня не будет это раздражать. Сейчас, когда я могу трезво мыслить и адекватно воспринимать окружающую действительность, я понимаю, что это единственный выход. Врозь, мы просто пропадём.

— Это правильное решение, — одобрил искин. — Как ты себя чувствуешь?

— Ты знаешь, гораздо лучше, — улыбнулся Артём, прислушавшись к собственному телу. — Скажи, а пищевой синтезатор может выдать любое блюдо?

— Конечно. Нужно только правильно его запрограммировать.

— Понял. Значит, придётся давиться тем, что он может выдать, — вздохнул парень.

— Ты что, опять есть хочешь? — ужаснулся Дока.

— Не есть. Но чего-то хочу. Как до этого хотел сладкого. Не понимаю, что это такое. У меня такого раньше никогда не было.

— Похоже, опыты этого вивисектора не прошли для тебя даром, — мрачно прошелестел Искин. — Что принести? Сладкое, солёное, пряное, кислое?

— Медное, — раздалось в ответ.

— Чего?!

— Блин, как бы тебе объяснить… Вкус меди, это если монетку на язык положить. Я даже не знаю, какое блюдо назвать, — растеряно проворчал Артём, недоумённо, оглядываясь.

— В этом случае, я могу только медных опилок предложить, — проворчал Дока, явно находясь в аналогичной растерянности.

— Тащи, — решившись, потребовал парень.

— Я пошутил, — в голосе искина мелькнула паника.

— К чёрту шутки. Отправь дрона, пусть медных опилок принесёт.

— Дроида.

— Без разницы. Лишь бы быстрее, — отмахнулся Артём.

— Но это опасно для твоего организма.

— Дока. Я понимаю, что это ненормально, но если я сейчас не получу меди, сдохну. И вообще, прикажи притащить медь и пусть напилят ещё опилок разных видов металлов. Особенно, платиновой группы.

— Ты уверен?

— Надеюсь, что угадал, — срывающимся голосом ответил парень.

— Думаю, тебе лучше снова лечь в медкапсулу. Я проведу полное обследование твоего организма и попробую понять, что с тобой происходит.

— Дока, пожалуйста, сделай так, как я прошу. А потом уже в капсулу, — чуть не взмолился парень.

В этот момент, в медотсек вкатился технический дроид и, вскарабкавшись на стол, высыпал в небольшую чашку горстку медной пыли. Вскочив, Артём схватил чашку, едва не смахнув дроида на пол и, сходу высыпал порошок в рот. Потом, схватив стоявшую тут же флягу с водой, запил лакомство. Проглотив пудру, он ещё раз приложился к фляге и, тряхнув головой, растеряно проворчал:

— А ведь угадал. Даже дышать легче стало. Дока. Я был прав. Прикажи дроидам напилить ещё опилок. Как я говорил. Разных металлов. Главное, чтобы металл чистый был.

— Артём, это я железный. Это мне металлы нужны. А тебе витамины, и протеин. Что с тобой? — судя по тону, искин ударными темпами впадал в самую настоящую панику.

— Спокойно, казладоев, сядем усе, — хохотнул парень, закрывая флягу. — Значит так. Сначала металлы, воды побольше, а потом в капсулу. И будем дружно молиться, чтобы у меня крыша не поехала.

— Боюсь, молитвы тут не помогут, — прошелестел искин, отправляя дроида выполнять приказ.

* * *
— У меня сейчас и вправду замыкание логических цепей произойдёт, — это было первое, что услышал Артём, в очередной раз, выбравшись из медкапсулы.

— Чего там опять не так? — быстро спросил он, одеваясь.

— Новая нейросеть, которую я тебе установил, снова растворилась даже не успев толком развернуться. Я не понимаю, что с тобой не так. Не понимаю, как такое вообще может быть. Это невозможно. Предмет не может просто исчезнуть, — пожаловался искин, и на дисплее медкапсулы начали стремительно меняться символы и обозначения.

Дока просматривал полученные данные, попутно проверяя все настройки.

— О! У меня в глазу какой-то значок появился, — вдруг ахнул парень, замерев посреди бокса.

— Что на нём изображено?! — голос Доки неожиданно сменил громкость и вместо обычного тихого шелеста, прозвучал словно сирена боевой тревоги.

— Ты чего орёшь? Оглушил, — возмутился Артём, прикрывая уши ладонями.

— Извини. Очень неожиданное было сообщение, — изобразил смущение искин.

— В общем, сверху, какой-то флажок, а в нижнем правом углу, красная полоска и цифры со значком процентов. Я так понимаю, это мне показывают, сколько процентов чего-то там получилось.

— Надписей никаких нет? — быстро уточнил Дока.

— Нет. Только то, что я описал.

— Так, — после долгого молчания протянул искин. — Похоже, у того вивисектора всё-таки получилось и он сумел установить тебе нейросеть ушедших.

— А почему у него не должно было получиться? — насторожился Артём, ожидая очередного подвоха. Он последовал незамедлительно.

— Не хотел тебя пугать, но почти все предыдущие попытки установить подобные нейросети, в девяносто девяти случаях из ста заканчивались смертью реципиента. Почему, толком так и не поняли. Проходила информация, что это как-то связано с ДНК ушедших, но правды, никто не знает. Да что там говорить про нейросети, если даже языка их толком никто не знает. Было несколько учёных, сумевших вычленить какие-то крохи правдивой информации, но серьёзных изысканий не было. Точнее, не было его финансирования. Во всяком случае, официально.

— В общем, понятно, что ничего непонятно, — вздохнул Артём. — Я теперь и не знаю, радоваться или плакать.

— А чего тебе плакать? — не понял Дока. — Ты жив, а это самое главное.

— На первый взгляд, да. Но что я буду делать с этой нейросетью, если она съедает всё, что попадает в зону её воздействия. Я с ней вон уже металлы в чистом виде жрать начал. А что дальше будет? Как тогда ваши базы знаний учить?

— А-э, я даже не знаю, что тебе на это ответить, — сбился Дока.

— Вот и я не знаю. А ведь ты сам говорил, что без таких баз, я не смогу работать. А без работы, я просто обречён с голоду сдохнуть. Как тебе, перспективка?

— Не очень.

— Вот и я за то. Ладно. Будет день и будет пицца, — грустно усмехнулся Артём. — Как там у тебя с капсулой? Навесил всё нужное?

— Ещё нет. Технических дроидов у меня всего три. Один я вынужден держать на обслуживании медбокса, чтобы не проводить постоянную чистку меддроида. Тот не рассчитан на продолжительную работу в объёме. Так что, приходится работать не спеша. Дроиды тоже сильно изношены, а комплектующих у нас нет.

— Ладно. Время есть. Подождём, — обречённо кивнул парень.

— Не переживай. Вдвоём, мы сумеем вырваться отсюда.

— Сумеем. Только, куда? Как я понял из твоего рассказа, в империю тебе нельзя. Узнают, где ты стоял, могут и уничтожить. Да и меня тут же засунут в какую-нибудь клетку, на изучение. Сам говорил, случаи, когда нейросеть ушедших устанавливалась, можно по пальцам пересчитать. Я что-то пропустил?

— Нет. Всё верно, — помолчав, вздохнул искин. — Но тебе в любом случае нужно как-то легализоваться. Без карты Физическо-Интеллектуальных параметров, ты никто. Не можешь завести банковский счёт, купить необходимые базы данных. Получить медпомощь. Получается, что тебя просто нет.

— А меня и так нет, — равнодушно пожал плечами Артём. — Понимаешь, приятель. Я, некая ошибка природы. Физически, я как бы есть, а на самом деле, меня нет. Во всяком случае, для различных государственных служб и чиновников.

— Не понимаю тебя.

— Всё просто. Сначала, я оказался не нужен собственным родителям и меня просто сдали в детдом. Кто, чего, как, не знаю. Главное, что они на момент отказа от меня, были живы. Потом, после того, как меня покалечило во время службы, про меня снова постарались забыть. Сунули в общагу, и забыли. По первости, я пытался чего-то добиться, куда-то достучаться, права покачать, но мне прямым текстом сказали, что я никто и звать меня никак. Обрубок, которому лучше сдохнуть, чтобы не создавать нормальным людям головную боль.

Теперь, оказавшись здесь, и имея здоровое тело, я снова оказался на положении инвалида. Без нейросетей и хороших баз, я снова никто. Даже работу не найти. Даже самую простую. Ты сам сказал, что я даже счёт в банке открыть не смогу. И как ты понимаешь, ставить мне нейросеть каждую неделю, никто не станет. Я так понимаю, они больших денег стоят. А это сволочь у меня в башке, жрёт их регулярно и с удовольствием. Ну, и какой у меня выход?

— Я проанализировал всё тобой сказанное, — прошелестел Дока, после долгого молчания. — Ты прав. Нам некуда идти. Выход остаётся один. Попытаться дойти до ближайшего кладбища кораблей и попробовать собрать нам подходящее судно. А потом уже, искать, куда приложить наши силы и знания.

— Ты умеешь собирать корабли? — удивился Артём.

— Это не сложно. Корабли одной линейки имеют блочный тип конструкции и имеют взаимозаменяемые части. Одним словом, из трёх однотипных кораблей мы можем собрать один.

— Вот так просто? — не поверил парень.

— Ты не учитываешь, что любая корабельная верфь, это, прежде всего, бизнес один из постулатов которого гласит, вложи поменьше, продай подороже. Поэтому, основные затраты владельцы любых верфей в любой точке объёма несут на стадии разработки новинок. А потом, начинается унификация, которая и приводит к подобным результатам. Впрочем, это и не плохо. Так гораздо проще собирать и ремонтировать корабли. Во всяком случае, мы с тобой, сможем воспользоваться этим.

— Это хорошо, — задумчиво кивнул Артём, за разговором успевший уничтожить очередной суточный офицерский паёк. — О! — подскочи л он, пару раз удивлённо моргнув. — Цвет сменился на жёлтый и написано, что там чего-то тридцать восемь процентов. Знать бы ещё, чего именно.

— Кажется, это процент развёртывания нейросети, — ответил искин, чуть пошелестев процессором. — Анализ показывает, что для полной установки, ей чего-то не хватает. Отсюда и твои странные пристрастия. Кажется, металлы пошли ей впрок. Подумай, чего тебе сейчас хотелось бы?

— Думаешь, это она так показывает мне, что ей нужно? — с сомнением спросил Артём.

— Другой причины есть несъедобное, я не вижу.

— Я б сейчас мяса кусок сожрал. Жареного, — мечтательно протянул парень. — А ещё лучше, холодца.

— Из чего состоит это блюдо? Как его готовят? — быстро уточнил искин.

Внимательно выслушав рецепт, Дока помолчал, после чего выдал очередное заключение.

— Кажется, нейросеть не только устанавливается в твоём организме, но и перестраивает его под нужные ей параметры.

— Надеюсь, хвост, и рога с копытами у меня не отрастут, — хмуро отшутился парень.

— Не беспокойся. Ушедшие ничем от тебя внешне не отличались. Да. Всё правильно. Исходя из анализа описанного тобой блюда, она пытается усилить твои связки и сухожилия, одновременно увеличивая твою мышечную массу. Отсюда и твой дикий аппетит. Кстати, ты снова потерял в весе. Она пускает в ход всё, до чего может дотянуться, но при этом, не давая тебе дойти до критического истощения. Ей нужен протеин.

Технический дроид притащил судок с какой-то странной желеобразной массой и Артём, насторожено понюхав её, спросил:

— Это надо есть, или это надо на себя мазать?

— Не имей я в своей памяти полную карту твоего мнемосканирования, я бы уже отказался иметь с тобой дело, — ворчливо отозвался Дока. — Твои высказывания любого способны довести до замыкания логических цепей.

— Если я перестал шутить, считай, что я уже сдох, — усмехнулся парень.

— Понятно. Психологическая разрядка. Ешь. Это не так плохо на вкус, как кажется.

Артём покорно смолотил принесённую массу и, отдавая судок дроиду, вздохнул:

— Пивка бы холодненького.

— Это просто, — послышалось в ответ.

Спустя несколько минут, всё тот же дроид притащил ему несколько бутылок настоящего пива.

— Откуда дровишки? — поинтересовался парень, сковыривая пробку.

— Это же пиратский корабль. Тут и не такое можно было найти, — раздалось в ответ.

— Даже не смотря на то, что они находились в объёме?

— Не забывай, что это не военный корабль. Тут дисциплина поддерживалась капитанскими кулаками. Только во время нападения они действовали как единый организм. Да и то, только за счёт того, что давно действовали вместе. А ещё страх перед теми, кто стоит рядом. В случае, если во время абордажной схватки кто-то струсил и отступил, свои же прикончат. Почему у нас и имеются такие повреждения корпуса. Дрались до последнего. Впрочем, это всё только благодаря капитану. Погибни он в начале боя, и команда бы сдалась.

— Серьёзный был дядя, похоже, — хмыкнул Артём.

— Можешь мне поверить, даже очень. Как-нибудь потом, я расскажу тебе о нём.

— А чего не сейчас?

— Сейчас, тебе лучше сосредоточиться на изучении собственных желаний. Нам очень важно, чтобы твоя нейросеть полностью развернулась.

— И что это мне даст? — не понял парень. — Ты же сам сказал, что языка ушедших никто не знает. Ну будет кучка непонятных значков перед глазами маячить, и чего? Представь, ты видишь кучу всяких символов, и понимаешь, что, ничего не понимаешь.

— Думаю, в ней изначально должна быть заложена такая функция, как адаптация под язык носителя. В противном случае, она оказывается весьма ограниченной.

— Опять анализ и логика?

— Именно.

— Слушай, Дока. Ты тут обмолвился, что у тебя есть полная карта моего мнемосканирования. Поясни, что это за зверь такой?

— Это стандартная практика, перед установкой дикому первой нейросети. С его мозга снимаются все показатели, и считывается память.

— То есть, ты хочешь сказать, что эти уроды рылись в моих воспоминаниях?

— Да. А я воспользовался контролем над основными системами корабля и скачал их в свою память. Мне было интересно узнать о твоей планете.

— Я всё больше и больше начинаю ненавидеть пиратов, — зло прошипел парень.

— Понимаю, и прошу у тебя прощения за своё любопытство. Пойми меня правильно. По всем показателям, ты должен был умереть ещё в самом начале экспериментов. Но твой мозг оказался гораздо сильнее и сумел удержать твоё сознание, почти полностью заблокировав его. Не знаю, как у тебя это получилось, но это факт. Тебя переделывали, приводили в чувство, и ты, едва очнувшись, тут же терял сознание. Но при этом, все функции организма и показатели мозговой активности были в норме. Думаю, именно из-за этого медик и пустился во все тяжкие, как ты любишь говорить. Он каким-то образом понял, что твой мозг не даёт тебе умереть, заперев твоё «я» где-то в себе.

— Выходит, я должен благодарить за все эти пытки собственную башку? — удивлённо усмехнулся Артём.

— Можно сказать и так. Исходя из имеющихся данных, твой мозг научился делать это, когда ты получил свои первые травмы. Именно это и не дало тебе скатиться в отчаяние и покончить с собой. Вы называете это подсознанием.

— Всё страньше, и страньше, — протянул Артём, вспомнив старую сказку.


Глава 2


В очередной раз сообразив, что загнал капсулу не туда, Артём выругался и, бросив планшет на стол, принялся бродить по медбоксу из угла в угол, пытаясь успокоиться. Больше всего, сейчас ему хотелось набить кому-нибудь морду. И лучше всего, если бы это был кто-то из пиратского экипажа.

— Опять промахнулся? — поинтересовался Дока, хотя парень отлично знал, что он отслеживал каждое его действие.

— Мистер очевидность, — фыркнул Артём. — Вот объясни мне, во всех книжках пишут, что у вас тут принято виртуальное обучение. А у меня в этом виртуале нихрена не получается.

— Правильно пишут. Только ты забыл, что обучение происходит при наличии нейросети. Хотя, на начальном этапе многие и пользуются оборудованием и так, как ты сейчас.

— Что, вот так, сразу? Берут и используют? — не поверил парень.

— Не сразу, — помолчав, ответил искин.

— То есть, изначально всё равно проходит какое-то обучение, правильно?

— Да.

— И что это за обучение?

— В обучающей капсуле, по специальным программам.

— Которых у тебя, конечно, нет, — закончил за него Артём.

— Нет. Да и откуда им взяться?

— Тоже верно, — мрачно кивнул парень.

— В общем, выход у нас один. Тренировать тебя до тех пор, пока не получится.

— Угу, в режиме обезьяны, — хмыкнул Артём, о чём-то задумавшись.

Ещё раз, пройдясь по медбоксу, он бездумно слегка попинал станину медкапсулы и, сунув руки в карманы комбеза техника, медленно, чуть ли не по слогам, спросил:

— Дока, ты рассказывал, как перед первой установкой мне нейросети с моего мозга снимали показания.

— Мнемосканирование. Да, было. И что?

— А этот аппарат уцелел?

— Конечно. Открой угловой шкаф. На верхней полке шлем с проводами. Это и есть сканер.

— А с его помощью можно только снимать показания памяти, или возможен обратный процесс?

— Вполне возможна заливка гипнопрограмм, но для этого нужно иметь сами программы.

— А эти программы, это что-то особенное, или их может написать любой толковый программист.

— Ничего особенного. Это обычные обучающие программы, переведённые в специальный формат… Постой. Ты хочешь, чтобы я создал тебе такую программу? — сообразил Дока.

— И снова, мистер очевидность, — рассмеялся Артём.

— Но так никто не делает. У меня нет отметок подобной специализации, — возмутился искин.

— Забудь про отметки. В нашей ситуации нужно не правилам следовать, а выкручиваться. Или ты уже передумал выбираться отсюда?

— Не передумал. И ты прав, мы должны использовать любую возможность, чтобы выбраться. Но я не уверен, что у нас получится.

— Почему? Только потому, что раньше ты этого не делал?

— Да.

— Фигня. Сам процесс тебе известен абсолютно точно. Написать нужную программу, для искина твоего уровня, плёвая задача. Справишься, не отрываясь от переделки капсулы. Ну, а про использование сканера я вообще не вспоминаю. Так что тебя не устраивает?

— Да, ты прав. Всё логично, — помолчав, признал искин. — Просто я…

— Просто ты никак не можешь переступить через какие-то свои директивы. Я прав?

— Да. Этого нет в моих установочных программах.

— Стоп. Погоди. Ты давно уже обладаешь собственной личностью и вполне способен принимать нужные решения.

— Да, но только в рамках изначально заложенных программ.

— Так. Давай зайдём с другой стороны, — подумав, заговорил парень. — У тебя есть директива, где прописано спасение живого как приоритетное?

— Конечно. Это одно из базовых положений в моих личностных программах.

— Отлично. А раз это одна из базовых программ, значит, для моего спасения, ты просто обязан написать и залить мне гипнограмму для пилотирования капсулы. Скажу даже больше. Создавай программу для использования всех типов малых и средних кораблей. Так будет правильнее. Считай это одним из этапов спасения. Или тебе нужен прямой приказ?

— Нет. Прямой приказ мне может отдать только капитан корабля. Ты им не являешься.

— Ну и не надо. В общем, расклад я тебе дал, думай, — пожал Артём плечами.

— Да. Ты прав. Есть небольшой конфликт приоритетов, но спасение жизни живого гораздо важнее. Программа уже пишется, — ответил искин некоторое время пошуршав процессором.

Спустя три часа по привычному, парню времени, Дока отдал меддроиду команду и тот, передвинув на середину медбокса лёгкое кресло, забрался в шкаф, доставая нужное оборудование. Сообразив, что это идёт подготовка к обучению, Артем, молча, уселся в кресло и, найдя взглядом камеру наблюдения, едва заметно усмехнулся:

— У нас всё получится.

— Хочется верить, — послышалось в ответ и, меддроид нахлобучил шлем на голову парню.

Послышалось тихое шипение иньектора, и Артём отключился. Сколько он пробыл в состоянии отключки, парень не понял, но пробуждение оказалось весьма необычным и неприятным. Попросту говоря, его вдруг неожиданно шарахнуло током так, что он, дёрнувшись, перевернул кресло, в котором сидел и при падении потерял шлем.

— Твою ж маман! Это что сейчас было? — прохрипел парень кое-как усевшись и продрав глаза.

— Сам не понимаю. Всё шло штатно, я успел полностью инсталлировать тебе программу, когда вдруг произошёл резкий скачёк потребления энергии. А дальше, ты просто упал.

— Ага. Значит, программу ты залил, — вычленив главное, кивнул Артём. — Прикажи воды принести. И пусть проверят, что со шлемом.

Напившись, он поднялся с пола и, взяв со стола планшет, задумчиво спросил:

— Как думаешь, уже можно попробовать, или лучше подождать?

— Не спеши. Пусть программа полностью воспримется мозгом.

— Ладно. Я тогда поем.

— Возьми паёк в шкафу у двери. А потом, после того как поешь, я попрошу тебя лечь в капсулу. Скачёк напряжения был очень резким. Хочу проверить состояние твоего мозга.

— Да уж, не хотелось бы пережить повторно такую лоботомию, — усмехнулся Артём с полным ртом.

— У нас новая проблема, — вдруг выдал Дока.

— Что ещё?

— Управляющая плата шлема мнемосканирования сгорела.

— Это та, с помощь которой происходит сам процесс заливки или та, которой шлем управляется?

— Вторая. И должен сказать, нам повезло.

— Это по-твоему везение? — удивился Артём.

— Технический дроид справится с такой поломкой за несколько минут. Главное, обеспечить его запчастями.

— Только не говори, что у нас их нет, — тут же отреагировал Артём.

— Есть. У нас теперь много запчастей, — в голосе искина прозвучала горькая ирония.

— Так может отдать команду технику, пусть наклепает десяток таких плат. Как говорится, на всякий случай. И вообще, разных плат к этому шлему. Нам ещё много чего учить придётся.

— Согласен. Я уже отдал нужный приказ.

— Дока. А долго эта программа усваиваться будет?

— В обычных условиях, два — три часа, в зависимости от интеллекта человека. Думаю, в твоём случае, всё будет готово через час. Двести единиц, это серьёзно. Инженерный уровень. С имплантами сто единиц на память, это уже уровень изобретатель. А если поставить мощную нейросеть последнего поколения, со всеми имплантами, то учёный инженер изобретатель. Таких, по всем содружеству несколько десятков.

— Хочешь сказать, что у вас низкий интеллектуальный уровень?

— Средний уровень интеллекта у обитателей миров содружества, от ста тридцати, до ста шестидесяти единиц. Индивиды, имеющие природный интеллект с уровнем выше двухсот редкость.

— Поэтому пираты кинулись грести людей с моей планеты?

— Именно. Рабы с интеллектом инженера, это мечта любого рабовладельца. Собственные верфи, где инженерам не нужно платить жалованье и социальные страховки. Достаточно обеспечивать бесперебойным питанием и кое-какой одеждой. А отдача с такого производства, более пятисот процентов от себестоимости.

— Мечта бизнесмена, — мрачно кивнул Артём.

Доев паёк, он отдал упаковку меддроиду и, взяв со стола флягу с водой, как следует, напился. Потом, поднявшись, парень с довольным видом потянулся, зажмурив глаза и неожиданно замер.

— Что случилось? — тут же отреагировал искин.

— Оппаньки, по попаньке. Полоска и цифры стали жёлтыми. Показывает, пятьдесят два процента.

— Похоже, скачёк напряжения вызвала твоя нейросеть, — помолчав, высказался Дока.

— Оригинально. Это что ж за извращенцы были те ушедшие, что для установки нейросети нужно жрать железо и устраивать самому себе прожарку мозгов? — возмутился парень.

— Не думаю, что они этим занимались. Скорее всего, процесс установки был у них полностью отработан и пациент получал всё необходимое комплексно. Твоя беда в том, что мы просто не знаем, как сделать это правильно. В общем, как ты любишь повторять, дело ясное, что дело тёмное. Ложись в капсулу. Проверять тебя буду, — закончил Дока.

— Я скоро к ней приросту, — делано возмутился Артём раздеваясь.

— Не прирастёшь. Прикажу дроидам, оторвут, — усмехнулся Дока в ответ.

Крышка капсулы медленно закрылась и Артём, прикрыв глаза, принялся ждать окончания проверки. Услышав давно уже осточертевшее шипение открытия крышки, он выбрался из капсулы и, снова натягивая комбинезон, спросил:

— Ну что, деликатес людоеда? Мозги всмятку?

— Не угадал. Здоров, как бык, по твоему же выражению.

— Я смотрю, тебе нравится повторять мои присказки.

— Да. Язык твоей родины очень точный и образный. Хотя, иногда, некоторые высказывания ставят меня в тупик.

— А ты спрашивай, не стесняйся. Кстати, было бы не плохо, чтобы ты выучил русский язык.

— Зачем? — недоумение искина было неподдельным.

— А сам подумай, — ехидно усмехнулся Артём. — Что по-твоему будет, если мы с тобой, оказавшись где-нибудь в обитаемых мирах, окажемся в сложной ситуации и воспользуемся языком, которого никто кроме нас не знает?

— Никто кроме нас двоих ничего не поймёт, — тут же выдал ответ Дока.

— Верно. А главное, никто не сможет раскрыть наши планы. А это значит, что наших тайн никто не узнает.

— Интересный способ сохранить тайну. Но ты забыл, что с твоей планеты вывезли не тебя одного. Пираты бывали там не раз.

— И что? Надеюсь, в вашем содружестве не везде процветает работорговля?

— К счастью, нет.

— Значит, возможность встретить там людей, знающих мой язык, стремится к нулю. Верно?

— Верно. Кстати, нужное для восприятия программы время прошло. Попробуй поработать с планшетом, — напомнил искин.

— С удовольствием. Самому интересно, что у нас получилось, — рассмеялся Артём, хватая со стола прибор.

* * *
Увлекаемое транспортным лучом, непонятное судёнышко плавно скользило сквозь астероидный пояс, постепенно выползая на чистый участок объёма, где стоял разбитый пиратский линкор. Непонятная конструкция, которая выполняла роль буксира и ретранслятора то и дело озарялась вспышками габаритных огней. Наконец, всё это непонятное сооружение глухо ткнулось в борт линкора и замерло.

— Получилось, — раздалось в эфире. — Дока! У нас получилось!

— Да, Артём. У нас всё получилось, — послышалось в ответ. — И пожалуйста, прекрати орать на всю систему. Лучше скажи, как себя чувствуешь?

— Не поверишь, но вполне сносно.

— Хорошо. Сиди в капсуле. Сейчас дроиды перевезут тебя на мой борт, и мы проведём очередное обследование.

— Дока, тебе не надоело? Я же так скоро озверею и откушу тебе какую-нибудь запчасть.

— Что, зубами? — услышал парень в ответ и весело расхохотался.

Вскоре, пройдя кое-как отремонтированную камеру очистки, парень с удовольствием уплетал очередной паёк, попутно слушая доклад искина о предстоящих на добыче работах.

— В общем, всё не так плохо, как я думал. Судя по некоторым параметрам, это курьер, — рассказывал Дока. — К нашему с тобой везению, корпус практически не пострадал. Одна пробоина от снаряда малого тоннельного орудия. Исходя из полученных данных, выстрел оказался роковым. Снаряд пробил корабль насквозь, попутно разрушив рубку управления. Дальше, взрывная декомпрессия и всё. Реактор заглушен штатно. Прыжковый и разгонные двигатели не повреждены. Искин курьера отключился. Это процессор пятого поколения. Не очень мощный, как раз для подобной скорлупки.

— Дока. Тебя ничего не настораживает? — доев, задумчиво поинтересовался Артём.

— О чём ты?

— Как прошёл снаряд орудия относительно продольной оси курьера?

— Получаю данные. Интересно. Под прямым углом. Это действительно странно.

— Вот именно. Но это ещё не всё. Второй вопрос. Ты сказал, взрывная декомпрессия. А куда тело пилота делось? Третье. Реактор заглушен штатно, а кораблик оказался спрятанным в астероидном поясе. И кто его позволь спросить, спрятал? Если я правильно помню из твоей программы, в подобных случаях, искин останавливает движение, стабилизирует транспорт и просто глушит его, начиная орать на весь объем, прося помощи. Я что-то пропустил?

— Ты параноик, но ты абсолютно прав. А теперь позволь мне спросить. Ты не был на борту курьера. Так откуда у тебя вдруг возникли подобные вопросы. Особенно, про след снаряда.

— Когда услышал, что это курьер. Понимаешь, найти в поясе астероидов шахтёра, транспортный бот, спасательную капсулу, это нормально. Так бывает. Но курьер, это не просто корабль.

— Да. Ты прав. Курьер, это военный корабль.

— Вот и договорились. Так что, проводи полную его диагностику, и постарайся узнать, какому государству он принадлежит. А главное, как долго его тут прячут.

— Думаешь, за ним могут придти? — моментально понял искин.

— Допускаю.

— Дроиды уже начали заделывать пробоины. Потом достанут искин курьера, и займусь его взломом.

— Займёшься хакерством? — сыронизировал Артём.

— Ты хочешь предложить что-то другое? Не забывай, что это военное имущество и у него прописаны особые пароли и допуски. Так что, придётся малость взбаламутить ему мозги.

— Кажется, мы с тобой слишком много общаемся. Ты уже моими фразами говорить начал, — рассмеялся парень.

— Знаю. И должен признать, что мне это нравится. В подобных фразах звучит некий характер. Не знаю, как это правильно объяснить, но ближайшее пояснение, именно такое.

— Это точно, — продолжал веселиться парень. — О! У меня шестьдесят три процента высветилось, а цвет всё ещё жёлтый.

— Дело идёт. Медленно, но идёт, — констатировал искин. — Кстати, я удивлён. Ты умудрился управлять капсулой вполне профессионально. С учётом отсутствия у тебя настоящей базы обучения и виртуального тренажёра, перемещался ты очень даже точно.

— Ты не поверишь, но я точно знал, что нужно делать. Откровенно говоря, я и сам не очень понял, как так получилось, — неожиданно признался Артём. — Предлагаю сделать ещё одну такую базу, и попробовать использовать её в нужных нам целях.

— И какую базу ты хотел бы получить?

— А какую ты можешь сделать?

— Абордажный бой. Противоабордажный бой. Ножевой бой. Лёгкое оружие, среднее вооружение.

— Стоп, стоп, приятель. Я же сказал, нужные для наших условий.

— Тогда, программист, хакер, навигатор, специалист защитного оборудования, — принялся перечислять искин.

— Дока, у тебя есть чем ставить щиты? Сам сказал, наш реактор на ладан дышит. Не понимаю, чего ты пять крутишь?

— Я не уверен, что сделав специально под тебя базу, например, инженера, не поставлю тебя в сложное положение.

— Поясни.

— Если ты найдёшь официальную базу высокого уровня, и инсталлируешь её себе, она может войти в конфликт с тем, что ты получишь от меня.

— Может войти. А может и не войти. Я так понимаю, ты не уверен?

— Да. Точных данных для подобного утверждения у меня нет.

— Вот и не парься. К тому же, созданная тобой база будет составлена не на пустом месте и не на твоих фантазиях, а на серьёзных производственных данных, которые были залиты тебе изначально. Правильно?

— Правильно. Но эти данные устарели примерно на двадцать твоих лет.

— Да и хрен с ним. Нам корабль со стапелей не покупать и не ремонтировать. Так что, действуй.

— Хорошо. Завтра база будет готова. До какого уровня её составлять?

— Так, вот с этого места давай подробно, — потребовал Артём.

— Тогда приготовься выслушать азы. Любые обучающие базы создаются из нескольких уровней. Шестой, это так сказать основа. Теория изучаемого предмета. Пятый, это терминология и способы измерений. Четвёртый, непосредственно само обучение предмету. Порядок действий в том или ином случае. И первый, самый высокий, это применение новых технологий.

— И в любом предмете только пять уровней? — быстро уточнил парень.

— Я назвал пять только для примера. Их может быть от одного до восьми. В зависимости от сложности выбранной базы. Возможно больше.

— И нумерация всегда идёт в обратном порядке?

— Да. Так проще. Самый высокий ранг в любом обучении, мастер. А после четвёртого ранга знания любой профессии нужно подтверждать.

— Кто это может делать и где такое проводится? — тут же последовал вопрос.

— Подтверждают уровень в специализированных центрах. Там же ставят специальную метку на нейросеть для использования нужных для работы дроидов.

— Погоди. А без метки я их использовать не смогу?

— Сможешь, но с меткой будет гораздо быстрее. Тут ещё многое от нейросети зависит. Точнее, от её уровня.

— То есть, чтобы использовать твоих технических дроидов, я должен слетать в обитаемые системы, получить отметку на нейросеть и только потом использовать их в работе? Так?

— Да.

— А тебе кто метки для их использования ставил?

— Никто. Они изначально прописаны как подчинённые мне механизмы.

— Вот и меня пометь так же. Сможешь?

— Это не сложно. Но твоя нейросеть ещё не работает, а значит, они просто не услышат тебя. Единственный способ их использования в твоём случае, это планшет. Хотя, должен признать, что твоя хитрость может сработать. Хотя, раньше так никто не делал.

— Она должна сработать. Иначе, нахрена мне вообще эта фигня в голове? — возмутился Артём.

— Хорошо. Я соберу тебе базы по классу инженеринг со всеми сопутствующими профессиями. Но предупреждаю сразу, их будет много.

— Тебе циферок жалко? — поддел его Артём. — Ты лучше вот что сделай. Все базы, которые ты сделаешь для меня, выдели в отдельный файл.

— Что ты ещё задумал?

— Если получится, то мы сможем на этом заработать.

— Каким образом? Продавая мои старые базы?

— Учитывая, то, что я успел узнать про ваши так называемые обитаемые миры, купить новую базу для простого человека, так же сложно, как найти воду в пустыне. Вот и воспользуемся моментом.

— Не спеши радоваться. Сначала, нужно убедиться, что они будут работать, — осадил его порыв искин.

— Тоже верно. Значит, придётся найти подопытного кролика, — хищно усмехнулся Артём.

— Что ты опять придумал? И перестань так усмехаться. Я начинаю бояться этой усмешки.

— Ты не умеешь бояться, — отмахнулся парень. — Но идея у меня и вправду появилась.

— Я много раз просканировал твой мозг, но так и не нашёл узел, который бы отвечал за генерацию твоих идей.

— И не найдёшь. Идея, это, можно сказать, совокупность множества факторов. Начиная от собственного жизненного опыта и фантазии и заканчивая знаниями о предмете.

— С фантазией у тебя всё в порядке, а вот о знании предмета я бы поспорил, — подловил его искин.

— Жить захочешь, не так раскорячишься, — не остался Артём в долгу.

— Тихо. Быстро в капсулу, — неожиданно скомандовал Дока.

— Что случилось? — спросил Артём, сбрасывая комбез.

— В нашем секторе кто-то вышел из подпространства. Я засёк возмущение, хотя от датчиков одни воспоминания остались.

— И что? Может, это шанс помощи попросить?

— Хочешь оказаться рабом?

— О чёрт! — выругался парень, ныряя в медкапсулу.

— Возьми планшет. Я буду с тобой общаться через него. Внутрикорабельную связь засечь без специального оборудования очень сложно, — подсказал Дока.

Схватив выданный ему искином технический планшет, Артем, запрыгнул в капсулу и, дождавшись, когда крышка закроется, не громко позвал:

— Дока, как слышишь?

— Нормально слышу. Не переживай. А то у тебя пульс сейчас зашкалит.

— Я не переживаю, но очень бы хотелось получить в руки хоть что-то стреляющее.

— Зачем?

— Чтобы даром в руки не даваться. Честно скажу. Испытать ещё раз то, что уже однажды было, я не хочу. Лучше в бою погибнуть.

— Это не так просто, как кажется.

— Поясни, — потребовал парень.

— Существует несколько видов нелетального оружия, которые применяют не только те, кто служит государствам. Это и полицейские станнеры, и подавители, и блокираторы сети, попросту глушилки. В общем, если человека желают взять живьем, то противиться этому очень сложно.

— Но способы есть. Иначе, ты бы не завёл этот разговор. Угадал?

— Как обычно, — усмехнулся Дока в ответ. — Я уже устал удивляться этому.

— Привыкай. И не уходи от темы.

— Не ухожу. И да. Ты угадал. Противостоять подобному оружию можно. Но для этого, требуется специальный имплант, который устанавливается в слот нейросети. Чем лучше нейросеть, тем мощнее имплант. Есть ещё специальные пояса, но их на долго не хватает. Слишком большое энергопотребление.

— Это что-то вроде силовых щитов? — подумав, уточнил Артём.

— Это и есть силовой щит.

— Слушай, а эти щиты, они двухсторонние? — задумчиво поинтересовался парень.

— Только не говори, что собрался и щиты сам делать, — всполошился Дока.

— Пока нет. Но думаю над этим, — тихо рассмеялся Артём. — Что там с посетителями?

— Корабль. Явно военный. Неизвестной мне постройки.

— Не понял, как это, неизвестной?

— С виду, грузовик. А вооружён, как средний крейсер.

— Погоди. Разве пираты не так же делали?

— Делали. Но предпочитали их покупать. Флота регулярно переходят на новое поколение кораблей и старые списывают, и продают. Вот пираты и покупали себе подходящие корабли в местах, далёких от мест их регулярных походов.

— То есть, покупали в одной системе, а хулиганили в другой?

— Именно.

— М-да. Жадность рулит миром, — вздохнул Артём, запуская на планшете игру.

* * *
— Всё-таки, у нас получилось, — удивлённо выдохнул Артём, не верящим взглядом рассматривая расчерченный трассами пролетавших мимо звёзд коридор подпространства.

— Признаться, я и сам удивлён, — послышалось в ответ и, парень от неожиданности хрюкнул.

Развернувшись к ближайшей видеокамере, он впился взглядом в её электронное нутро и, покачав головой, тихо спросил:

— Ты так сейчас пошутить пытался?

— Нет. Я проводил расчёты много раз, использовав самые разные исходные данные и каждый раз, выходило, что до обитаемых миров, мы не доберёмся.

— Тогда, зачем? — тихо спросил Артём.

— В твоём языке есть притча про лягушку, упавшую в молоко. Изначально, подняв тебя из капсулы, я хотел поставить тебя в известность и наших шансах и дать выбор. Бороться за выживание или решить всё одним движением. Всё зависело от тебя самого. Даже заполучив внутренний конфликт директив, я бы выполнил последний приказ. Не мог бы не выполнить.

Но когда я понял, что ты не сдашься и начнёшь бороться сам, не имея никаких знаний и возможностей, то решил отложить этот разговор. В итоге, моё решение оказалось правильным. Мы вырвались из той ловушки и сумели выйти в гипер. Ещё несколько суток по твоему исчислению, и мы окажемся на границе обитаемого мира. Рядом с большим корабельным кладбищем.

— Ты специально выбрал такое место?

— Конечно. Возмущение пространства при выходе из гипера заметно. А рядом с таким количеством пассивного металла понять, где именно вывалился очередной пришелец, очень сложно. Я не хочу закончить свою службу на одном из таких кладбищ. И не хочу, чтобы ты снова стал рабом.

— Спасибо, Дока, — помолчав, улыбнулся парень.

— Не за что. Вылезай из ложемента и отправляйся в капсулу. Пора ещё раз тебя обследовать и залить новую базу знаний. Мне очень не нравится твоя повышенная температура тела. Это не простуда и не вирус. Я должен понять, что это такое. Не забывай, нам не обойтись друг без друга.

— Намёк понял, уже иду, — усмехнулся Артём и, выбравшись из пилотского ложемента, отправился в каюту.

Именно туда технические дроиды установили медкапсулу, которую вытащили из разбитого линкора. Что не говори, но курьерский корвет, это не обычный корабль. Основные площади его были отданы под разгонные, маневровые и, прыжковый двигатели. А ещё под топливные баки. Два реактора обеспечивали три разгонных двигателя мощностью, при которой курьер мог разогнаться для прыжка за несколько минут. Скорость и маскировка, вот и всё, для чего был создан этот кораблик.

Дока, быстро проведший подсчёт параметров, объявил, что получаемая от них энергия была даже избыточной, не смотря на мощные щиты и систему маскировки. На что Артём, привычно хмыкнув, ответил, что много это не мало. Два плазменных орудия и четыре системы ПКО вот и всё вооружение этого странного кораблика. Его фишкой была не огневая мощь, а скорость и скрытность. Именно эти его свойства и решил использовать искин, уводя курьер в одну хорошо известную ему систему.

Уложив парня в медкапсулу и запустив полную диагностику его организма, искин принялся прокручивать файлы прошедших дней, пытаясь вычленить для себя важные моменты. Огромные вычислительные мощности процессора искали хоть какую-то систему в высказываниях, поведении и способе мышления этого человека, но так ничего и не находили.

В действиях этого странного человека не было никакой логики. Он мог менять тему в течении одной секунды, при этом находя просто немыслимые выходы там, где линейная логика упиралась в тупик. Достаточно вспомнить, как он нашёл способ учиться. Не имея возможности установить себе нормальную нейросеть, он принялся заливать в своё подсознание созданные искином специально для него гипнопрограммы.

После двухсуточного перерыва, Дока тестировал парня по нужной тематике и каждый раз приходил к выводу, что полученные знания были усвоены. Эта игра захватила и сам искин. Дока понял это, внезапно отметив, что создаёт очередную базу знаний, даже не спросив на то желания самого Артёма. Факт этот, так удивил Доку, что тот на некоторое время даже остановил работу собственного процессора.

Отслеживая периферийными кластерами окружающую обстановку, искин некоторое время осмысливал все логические цепи полученной информации, после чего, отложив полученные данные в отдельный кластер памяти, занялся делом. Самым сложным в их ситуации оказалось не восстановить найденный корабль, а упаковать в него всё необходимое для перелёта.

Как уже было сказано, курьер, это не грузовик. От слова совсем. У него даже трюма как такового не было. Что-то вроде большой кладовки, вот и весь трюм. А увезти спасающимся предстояло много. Начиная от медкапсулы со всеми расходниками и заканчивая всякой мелочевкой, собранной дроидами по тайникам и ухоронкам. Зная, что жизнь в обитаемых мирах не дешёвая, Дока принялся собирать всё, что можно было бы, потом продать. В итоге, курьер оказался забит трофеями под завязку, а по узким коридорам можно было передвигаться только боком.

Писк медкапсулы вывел Доку из состояния, называемого Артёмом задумчивостью и искин, считав полученные данные, не громко повторил фразу, которую регулярно слышал от самого парня:

— Твою ж маман! Что с тобой такое?

— Что там? — уточнил Артём мимолётно улыбнувшись.

— Температура тела, тридцать семь и восемь десятых по твоей шкале измерений. Но диагност выдаёт полное отсутствие, каких либо воспалительных процессов и вирусных инфекций. Но так не бывает. Он пишет, что ты абсолютно здоров, но при этом, у тебя температура.

— Дока. А может, это очередная выходка нейросети ушедших? — подумав, осторожно высказался Артём.

— Возможно. Но проанализировать эту возможность я не могу. Нет исходных данных.

— Вот и не напрягайся. Пройдёт. Давай базу заливать.

— Ты уверен? Может, лучше пока подождать? — с сомнением протянул Дока.

— А чего ждать? Пока поправлюсь? Так ты сам сказал, у нас нет исходных данных, а значит, результата от этой нейросети мы можем ждать до ишачьей пасхи. Заливай. К тому же, я всё равно учить её буду в капсуле. А ты заодно будешь раз в сутки проводить диагностику. В случае чего, сразу станешь лечить.

— Знать бы ещё, от чего, — сварливо ответил искин, отправляя к парню меддроида, и попутно проводя полную очистку и диагностику программ медкапсулы.

Заливка программы прошла штатно, и спустя двадцать минут, Артём снова улёгся в медкапсулу. Ещё перед отправлением в полёт, они договорились, что основное время до выхода из подпространства он будет проводить именно там. Просто потому, что на курьере практически не было места. К тому же, искин считал, что в случае нападения, так, у парня будет хоть какой-то шанс на спасение. Медкапсула имела собственный источник питания и в случае необходимости могла быть использована в качестве спасательной капсулы.

В боевых уставах космофлота самых разных государств подобное их использование медперсоналом было даже описано отдельной строкой. Дождавшись, когда крышка капсулы закроется, Дока вернулся к собственным воспоминаниям. Им действительно повезло. Что именно случилось с этим курьером, они так и не узнали. Даже взломав искин фрегата, Дока не смог найти нужные данные. Они были попросту стёрты. Да и сам искин курьера оказался слабоват. Нет, для основных его задач, его мощности хватало более чем.

Он легко отслеживал маршрут движения, одновременно контролируя окружающее пространство и будучи готовым моментально подать напряжение на щиты. При этом ещё и контролируя работу системы маскировки. Про его навигационные карты Дока вообще не вспоминал. Кластер навигации был просто до отказа забит ими. Как высказался Артём, коленом утрамбовывали. Но самого важного, а именно судьбы пилота и пассажира этого корабля, на искине не было.

То, что на курьере было двое, Дока установил, обыскав корабль. В крошечной каюте остались личные вещи пассажира, а в пробитой рубке кофр с вещами пилота. То, что в каюте был именно пассажир, а точнее пассажирка, было понятно по набору вещей. Так что, в своих выводах Дока не сомневался. Ведь тщательный осмотр курьера было первым, что он приказал сделать дроидам, как только корабль пристыковали к линкору. Обыск и тестирование всех систем показали, что оба обитателя корабля погибли, а сам курьер требует ремонта корпуса.

След снаряда тоннельной пушки заделали быстро. Потом, использовав линкор как донора, начали восстанавливать энерголинии и систему жизнеобеспечения. Доставив на борт курьера переносной реактор, Дока обеспечил технических дроидов источником постоянной подачи энергии и те принялись за работу. Заварив пробоины и вычистив, курьер до блеска, дроиды сменили знерговоды, заменили сгоревшие эмиттеры щитов и приняли латать систему жизнеобеспечения.

Благо, с разбитого линкора можно было снять много чего нужного, а уровень инженерных баз у самого Доки был поднят до мастера. Предыдущий владелец линкора, отлично зная, что может искин подобного уровня, обеспечивал его доступом ко всем необходимым базам данных. Делалось это не из альтруизма или для развития самого искина, а в целях банальной экономии. Нанять толкового инженера для проведения дефектологии полученных повреждений, было дорого. Вот он и экономил.

Выходя из очередного боя, он получал от искина точные данные обо всех повреждениях и отправлял корабль к ближайшей базе. Там, наняв техников, он скидывал им уже готовый перечень работ и спустя пару недель получал полностью отремонтированный корабль. Купить нужные базы и полдюжины диагностических и технических дроидов один раз было гораздо дешевле, чем каждый раз перед ремонтом нанимать инженера.

Так что, отремонтировать любой корабль до авианосца включительно, для Доки было плёвым делом. Курьер начал приобретать нормальный вид уже спустя неделю после стыковки. Дока не торопился, тестируя буквально каждый миллиметр найденного кораблика. Получить кучу проблем на пустом месте, он не хотел. Стоянка с заглушенными реакторами и дырами в обшивке в астероидном поясе ещё никому не шла на пользу. Пришлось даже заменить пару бортовых листов обшивки.

Их помяло астероидами, находившимися рядом. Запустив один бортовой реактор, Дока подал на борт курьера гравитацию, и дело пошло быстрее. Вскоре, курьер был готов к использованию, и началось переселение. Это, оказалось самым сложным. Особенно, когда пришло время переносить на курьер сам блок искина.

Понимая, что полагаться на искин фрегата глупо, Дока решил взять на себя полное управление курьером, использовав аборигена как один из периферийных кластеров, отвечающих за какой-то второстепенный блок бортового функционала. Прописав Артёма, как владельца корабля с полным доступом ко всем системам, Дока передал под его управление двух технических дроидов. Те, под управлением парня, подали к искину шину питания, и принялись вырезать посадочное гнездо.

Потом, этот фрагмент палубы перенесли в каюту фрегата, где и приварили к палубе, безжалостно содрав покрытие. Сюда же провели энергопитание и перетащили сам блок искина. Всё это время, Дока через сенсоры отслеживал каждое движение дроидов, готовясь в любой момент перехватить управление, но парень справился. Когда его полутонный цилиндр воткнули на место, Дока быстро протестировал собственные системы и пошуршав динамиками, облегчённо проворчал:

— Удивил. Я думал, пока дотащишь, раза три уронишь.

— Научил шутить на свою голову, — рассмеялся Артём. — Лучше скажи, как тебя тут покрепче закрепить. Мало ли, придётся на виражах уходить. Ещё сорвёшься, и проломишь борт своей тушей.

— Сам сделаю. Но за беспокойство, спасибо, — в тон ему ответил искин.

Подобные пикировки происходили между ними регулярно, позволяя обоим разряжаться под постоянным давлением замкнутого пространства и неизвестностью. С каждым днём Дока улучшал свою словарную базу и запас странных словосочетаний, имевших скрытый смысл.

* * *
Новости были не радостные. Ещё раз, проанализировав полученную информацию, Дока запустил программу подъёма своего пассажира из медкапсулы и принялся формировать краткий информационный файл, попутно отдав приказ меддроиду подготовить очередной офицерский паёк. Ел парень, словно взвод спецназа после возвращения с выброски.

— Ну и где у нас случилось? — послышался вопрос и Артём, выскочив из капсулы, широко, от души потянулся.

— Ой, Тёма, ты не поверишь, но мы таки прилетели, — поддержал его игру искин.

— Шо, всё?

— А шо всё?

— Ну, всё, в смысле, всё, — продолжал веселиться парень.

— Не знаю, шо там всё, но дальше некуда, — ответил Дока, заметно сменив интонацию.

— Ну, тогда рассказывай, — вздохнул Артём и быстро одевшись, выхватил у дроида разогретый паёк.

— Новости не радостные. Но начну по порядку. Мы действительно долетели. Это окраина обитаемых миров. Иначе, фронтир. Я стабилизировал корабль на краю кладбища кораблей. Можно сказать, нам повезло. В своё время, военные пытались начать переработку всего этого металлолома и развернули в системе несколько ретрансляторов дальней связи. Они и сейчас тут и продолжают работать. Мне удалось взломать их систему кодировки. В общем, мы стали обладателями самых свежих новостей.

— Судя по твоему тону, новости эти не радостные, — прожевав, протянул Тёма.

— Как всегда, угадал. Пока мы торчали у того астероидного поля, в обитаемых мирах произошла большая война. Различные государства и раньше часто конфликтовали, но на этот раз, это был не внутренний конфликт.

— Короче, Дока. Кто с кем воевал и что после этого от этих ваших миров осталось? — подобравшись, насторожено спросил Артём.

— Инсектоиды. Это официальное название противника. Чего они добиваются, никто так толком и не понял. Точно известно только, что они уничтожают все гуманоидные расы на своём пути. Планеты остаются чистыми. С остаточной инфраструктурой, нетронутыми флорой и фауной. Уничтожаются только жители. Люди.

— Твою ж маман! Это же геноцид! — охнул Артём. — А люди чего? Неужели не сопротивляются?

— Сопротивляются. Идёт война на уничтожение. По некоторым данным, уничтожено уже несколько миллиардов инсектоидов и пара десятков тысяч их пространственных кораблей. Точных данных не передавали, так что, я могу только догадываться, что там на самом деле.

— Нет. Гадать мы не будем, — мотнул Артём головой. — Что ещё?

— В общем, по общей обстановке на территории обитаемых миров сказать нечего. Государства как таковые, вроде бы ещё существуют. Но власть в их территориях, номинальная. Реальная власть практически на всех планетах принадлежит военным. Пираты, те, которые случайно выжили, укрылись в объёме, умудрившись утащить несколько станций. Что это такое, я тебе потом объясню.

— Я знаю. Напомню, что пилотскую базу малых и средних кораблей я выучил, — ехидно усмехнулся парень.

— Я ничего не забываю. Просто ты не представляешь, что такое пиратская станция. Этого в тех базах не было.

— Да ладно. Люди, всегда люди. Некое подобие власти тех, кто является владельцами этой базы. В остальном, полное отсутствие, каких либо законов. Всё сводится к одному правилу — кто сильнее, тот и прав. Разрешено всё, что может принести доход.

— Такое впечатление, что ты на одной из них жил, — проворчал искин, быстро проматывая данные по влитой парню базе.

— У нас на Земле подобные базы уже были. Только пираты там были не космические, а морские. А так, всё, то же самое. Люди не меняются.

— Слушая тебя, складывается впечатление, что говоришь с древним старцем, прожившим более двух сотен лет. Но ты прав. Там всё именно так, как ты описал. Впрочем, на территориях государств содружества, не многим лучше. В армию уже не призывают, а просто забирают, не спрашивая желания. Воюют все со всеми.

— Ну, этого следовало ожидать. Все бросились мстить за старые обиды и под шумок решать свои шкурные дела. Я понял тебя. Давай вывод.

— А вывод только один. Завести наш курьер поглубже в поле кладбища и начинать поиски подходящего корабля. На этой скорлупке, мы не более, чем добыча для любого вооружённого корабля.

— Согласен. Только нужно определиться, где какие корабли и что нам подойдёт. Сам понимаешь, то, что висит тут уже полсотни лет, брать не имеет смысла.

— Кое в чём ты серьёзно ошибаешься. Есть несколько линеек старых кораблей, с которых было бы неплохо получить несущий каркас, — не согласился Дока. — Я скинул тебе на планшет данные, потом сам посмотришь. На такой базе можно собрать очень серьёзный корабль. На столько серьёзный, что любой напавший сильно удивиться.

— Тогда давай делать всё по порядку. Заводи курьер в поле, и прячь. А потом начнём с тобой думать, какой именно корабль нам нужен и как его собрать.

— Делается, — коротко отозвался искин. — В зоне сенсоров висит дредноут с развороченным трюмом. Там и устроимся. Кстати, здесь много ещё живых кораблей. Нас регулярно сканируют.

— Не влепят в борт какой-нибудь торпедой?

— Нет. Мы слишком маленькие и идём под маскировкой. Живые реагируют на выхлоп маневровых двигателей. А пока мы ползём, расскажи, как себя чувствуешь.

— Ты не поверишь, но почти нормально. Голова только немного побаливает.

— Что по показателям нейросети?

— Зелёная, семьдесят четыре процента.

— Может, есть какие-то особые желания? — на всякий случай поинтересовался искин.

— Нет, — подумав, мотнул Артём головой.

— Тогда, начинай фантазировать.

— На тему?

— Какой бы ты хотел корабль.

— Что, на всё катушку?

— Ага. Благо, железа у нас более чем достаточно. Да и узлов рабочих наберём не меньше. Тут есть, где разгуляться.

— Ну, тогда держись, — усмехнулся парень, потирая руки.

— Только не говори, что собираешься эту тушу реанимировать, — сходу осадил его Дока. — В этом случае, мы отсюда лет сто не выберемся.

— Да на фига нам такая громадина?! — возмутился парень. — Нет. Нам нужно что-то среднее. Может, чуть больше среднего. Но хорошо защищённое, скоростное, и очень зубастое. А главное, оно должно быть полностью автономным.

— Полностью? Как ты себе это представляешь? А главное, что ты понимаешь под этим словом?

— Всё. У нас должно быть своим всё. От возможности изготавливать нужные части для корабля и до топлива и медицинских картриджей. Не хочу я лезть в эти твои обитаемые миры. Не хо-чу. Особенно после того, что ты мне рассказал. Я для всей этой братии, очередной дикий, которого можно забить в колодки и, объявить рабом. А то, что их уничтожают, так это не мои проблемы. Я не являюсь гражданином этих государств. Будешь спорить со мной?

— С чего бы? — удивился Дока. — Нет. Ты абсолютно прав. Делать тебе там действительно нечего. Так что, будем не спеша обыскивать все свежие корабли подряд и решать поставленную тобой задачу.

— Хочешь сказать, что все мои хотелки реально выполнить? — не понял Артём.

— Вполне. И кстати, в них нет ничего невозможного. Ну, кроме желаний по ТТХ корабля. Но и тут нужно думать и считать. А так, не вижу ничего невозможного. Особенно, если сможем найти подходящий силовой каркас. Главное, найти исправный прыжковый двигатель. В противном случае, мы будем обречены, ползать по этой системе на разгонных двигателях. А до другой системы придётся годами лететь.

— Да здравствует унификация, — вскинул Артём сжатый кулак, заметно, повеселев. — А кстати, как силовые щиты работают?

— Я уже собрал тебе нужную базу. Могу залить для обучения, — ответил искин, не ожидавший такого вопроса.

— Давай. А то есть у меня такое ощущение, что ваши изобретатели не сумели использовать их на полную мощность.

— Поясни, — удивлённо потребовал Дока.

— Если я правильно понял из пилотской базы, то щит имеет форму шестигранника. И такие шестигранники благодаря эмиттерам полностью закрывают корпус корабля. Их усиление производится с помощью повышения напряжения на опасном участке. Так?

— Всё верно. И что по-твоему не так?

— В твоих базах есть такое понятие, как морская рыба?

— Конечно.

— Посмотри внимательно, как расположена её чешуя.

— Она накладывается пластинами друг на друга.

— Вот! Природа, друг мой, самый лучший изобретатель. Такая чешуя, способна выдержать очень серьёзные нагрузки. Естественно, та же природа создала хищников, для которых это не большая преграда, но кто нам мешает усилить эффект защиты?

— Что конкретно ты предлагаешь? — продолжал недоумевать искин.

— Увеличить количество эмиттеров так, чтобы щиты напоминали ту самую чешую. А для того, чтобы не беспокоиться о количестве энергии, использовать тот же принцип, который использовали на нашем курьере.

— Отдельный реактор на систему защиты? — быстро уточнил Дока.

— Именно. И вообще, имея большой корабль, мы сможем использовать каждое свободное пространство в нужных нам целях. И не говори мне, что так не делается. Плевать. Мы будем делать так, как нужно нам. Впиши это в свои директивы как приказ, чтобы конфликтов не было.

— Уже, — ответил искин повеселевшим голосом. — Но нам придётся поискать несколько мощных процессоров. Для работы в таких условиях, моих мощностей просто не хватит.

— Не вопрос. Готов под твой кластер выделить отдельную каюту. Ставь туда столько искинов, сколько сам захочешь. По мне главное, чтобы твоя личность была в безопасности. Один я тут просто с ума сойду.

— Я уже сканирую все ближайшие остовы. Есть несколько перспективных откликов. Но не хочу торопиться. Начнём с главного.

— Это с чего же?

— Хочу найти остов от старого линкора. Желательно, третий серии.

— А что в нём такого? — заинтересовался Артём.

— Это была самая удачная серия в этой линейке кораблей. Несущий каркас имел избыточную прочность, и эти линкоры были способны двигаться, даже имея сквозные пробоины. Даже при переходе в гипер с такими повреждениями, они всегда возвращались. Главное, чтобы двигатели были рабочими. Но потом, ради экономии редких сплавов, эти каркасы стали облегчать. Сам понимаешь, к чему это привело.

— Не трудно догадаться, — кивнул Артём. — Думаешь, у нас есть шанс найти тут такой корабль?

— Этому кладбищу более двух сотен лет. Изначально, его использовали все государства обитаемых миров. Даже был коллективный договор на эту тему. Все подбитые и брошенные корабли стаскивали сюда. Была организована специальная межгосударственная служба эвакуации таких судов.

— Зачем? Это же дорогое удовольствие.

— Дорогое, но как оказалось, необходимое.

— А подробнее? — заинтересовано попросил парень.

— Сначала, корабли бросали на месте гибели. Но после того, как один пассажирский лайнер, выходя из прыжка для очередного разгона, налетел на такие обломки, и было принято это решение. Погибло почти две тысячи человек из разных государств.

— Да уж. Гром не грянет, мужик не перекрестится, — покачал Артём головой. — А останки, небось, пираты бросили после нападения.

— Само собой.

— М-да. Чем больше узнаю о вашем содружестве, тем больше прихожу к выводу, что пиратов нужно просто уничтожать. Где бы ни встретил.

— Логичный вывод. Но, к сожалению, это ещё никому не удалось. Даже в самые хорошие времена пираты были и вполне себе неплохо себя чувствовали.

— Кто бы сомневался, — фыркнул парень. — Я даже могу рассказать, что несколько попыток захватить и уничтожить их на базах оказались провальными.

— Откуда такие данные?

— Логика, друг мой. И знание человеческой натуры, — вздохнул Артём. — Можешь даже не сомневаться, что об этих операциях пиратам становилось известно едва ли не раньше, чем флот отходил от планет. Чиновники во все времена были, остаются и будут продажными. Уверяю, тебя они даже с инсектоидами пытались договориться.

— Не стану спорить, — не громко отозвался искин, одновременно опуская, курьер на лётную палубу дредноута.


Глава 3


Пара технических дроидов процокали по металлу палубы, втаскивая в шлюзовую очередной ремонтный комплекс. Наружные створки шлюза сомкнулись и насос начал подачу воздуха.

— Ну вот, ещё помощники появились, — прошелестело в рубке и Артём, развернувшись вместе с ложементом в сторону выхода, устало спросил:

— А ты уверен, что мы сможем всё это починить?

— Даже не сомневаюсь. У того комплекса, что сейчас проходит очистку, вся проблема в разбитой плате управления подачей энергии. Похоже, его отбросило в момент попадания снаряда в корпус, и случилось то, что случилось.

— Как-то странно всё это.

— Что именно?

— Странно, что ваши мусорщики бросили такое оборудование. Его же запросто можно было починить и продать.

— Можно. Но зачем им возиться с ремонтом, если они легко могли набрать рабочих дроидов в других местах и без долгих разбирательств, продать их. А самое главное, для проведения подобной диагностики и ремонта, нужно иметь подходящие базы. А это очень дорого. Гораздо проще было купить базы пилотирования малых и средних кораблей, базы техника и погонщика, после чего таскать брошенное оборудование старьёвщикам.

— На тебе боже, что нам негоже. В данном случае, это про нас, — грустно усмехнулся Артём.

— Не понимаю, что тебя не устраивает, — удивился Дока.

— Мы сейчас даже не старьёвщики, а… я даже не знаю, как нас назвать. Мародёры, не подходит.

— Выживатели. Вот самое правильное для нас определение. И пожалуй, самое точное.

— Может и так. Долго этот комплекс ремонтировать придётся?

— Сутки, чтобы полностью восстановить, протестировать и прописать его искин под нас.

— Лихо. А может, сделаешь мне тоже базу хакера? — подумав, спросил парень.

— Зачем? Ты же сможешь работать только в ручном режиме.

— И что? Всё равно быстрее дело пойдёт. Да и скучно так не будет.

— Тебе скучно? — насторожился искин.

— Ну, как тебе сказать, — протянул Артём. — Понимаешь, раньше, когда я был обрубком, я был вынужденно заперт, в своей халупе и старался занять себя чтением, или общением в сети. Выбраться на улицу, для меня было огромной проблемой. Сам понимаешь, из четырёх конечностей, в наличии была только одна, вот и приходилось искать себе занятие по возможностям. Серьёзным программистом не стал, так, уверенный пользователь, но зато книг прочёл столько, что десяток библиотек собрать можно. А теперь, когда у меня есть возможность свободно двигаться, я вынужденно заперт на этом кораблике. Тут даже ходить боком можно, я не говорю про бегать.

— Потерпи. Я уже нашёл несколько нужных нам остовов. Как только реанимирую все собранные комплексы, начнём работу.

— Вот я и хочу тебе помочь, чтобы хоть как-то ускорить этот процесс, — грустно усмехнулся парень.

— Понимаю. Хорошо. Я составлю такую программу. Думаю, она тебе не помешает.

— Я тоже так думаю.

— Кстати, что там с твоей нейросетью?

— Семьдесят восемь процентов, зелёная. Знать бы ещё, что это значит.

— Думаю, скоро узнаем.

— Считаешь, что она разворачивается?

— Анализ получаемых от тебя данных наводит на это мнение.

— Дока, давай попроще. А то от твоего занудства хочется полезть в драку.

— Кстати о драке. Я составил несколько баз. Ножевой бой, рукопашный бой, личное стрелковое оружие и тактика малых подразделений. С чего начнёшь?

— Думаешь, есть смысл всё это учить?

— Даже не сомневаюсь. Я хочу, чтобы ты имел хоть какую-то возможность защитить себя в случае столкновения с враждебно настроенными живыми.

— Согласен полностью. Но как всё это учить, если тут и так не повернуться? Сам знаешь, без практики все эти базы повиснут мёртвым грузом.

— Учи. Начнём работать, я перетащу всё это на палубу дредноута и освобожу место для капсулы симулятора.

— И где ты её возьмёшь? — удивился Артём.

— Там же, где и всё остальное, — в голосе искина прозвучало веселье. — Одна эта туша обеспечила нас почти всем, что может потребоваться живому в долгом перелёте. Напомню, что тут было почти полторы тысячи человек. Кое-что, ещё предстоит восстановить, но это не сложно.

— Что-то ты разгулялся, приятель. Колись, чего задумал? — потребовал парень.

— Только то, что мы и собирались делать. Но всё оказалось даже проще, чем я думал. Нам действительно повезло. Здесь собрали сотни кораблей самых разных видов и систем. Так что, выбирать есть из чего. А самое главное, есть пара десятков частных судов. Ещё живых.

— Стоп. Живых, это как?

— У них ещё есть энергия, и их управляющие искины продолжают контролировать свои суда.

— Хочешь сказать, что их не сумели разграбить? — подскочил Артём.

— Именно. Понимаешь, после принятия договора о чистке систем от останков, во все управляющие искины была введена директива. Мусорщики, имеющее определённые коды, имеют полное право стыковаться и перемещать брошенные суда в нужное им место. Без права проникновения на борт. То есть, искин имел полное право открыть огонь, но только в случае, если кто-то пытается влезть на яхту, например. А вот противиться перемещению самого судна в другую систему на отстой, не мог.

— И зачем это было нужно?

— Этот пункт решили внести хозяева частных судов. Хотели иметь возможность осматривать, а то и вообще забирать на ремонт своё имущество.

— Считаешь, что сможешь подмять под себя их искины?

— Это не сложно. Поймёшь, когда выучишь мою базу хакера.

— Так. Опять темнишь, — начиная догадываться, усмехнулся Артём.

— Похоже, ты уже и так всё понял.

— Пиратский хакер гнал свои программы через тебя, чтобы подчинить себе все системы захваченных кораблей. Я угадал?

— Всё верно. И все его программы были мной сохранены и доработаны.

— Здорово. Но я не хотел бы тобой рисковать. Мы можем слить всю эту базу в одного из твоих технических дроидов и сделать из него что-то вроде дешифратора?

— Хорошая идея, — помолчав, одобрил искин. — Но для этого мне нужно будет найти дроида не с управляющим компьютером, а с собственным искином и реактором. В противном случае, ему просто может не хватить энергии для взлома.

— И шо, у нас с собой было? — спросил Артём с непередаваемой интонацией и акцентом.

— А то, — тут же включился в игру Дока. — Есть пара таких дроидов. Осталось подобрать им в комплект набор адаптеров, кабель для удалённого подключения и пару мелких диагностов, для проникновения в закрытые помещения через технические проходы.

— Я так понимаю, собираешься из двух собрать одного? — с улыбкой уточнил Артём.

— Правильно понимаешь. Их уже тащат нам на борт.

— Сколько всего дроидов ты собираешься реанимировать?

— Десяток технических, десяток диагностов, пару инженерных комплексов, ну и то, что попадётся из боевых. С этими придётся повозиться.

— А чего инженерных так мало?

— Больше просто не нужно. Главное, правильно поставить им задачу. А теперь, давай ещё раз проговорим, что именно нам нужно получить на выходе.

— Ну, давай, — снова развалившись в ложементе, протянул Артём. — Значиться так. Корабль чуть больше средних размеров. С ходовой рубкой. Кают-компанией, моей личной каютой, из трёх помещений с санузлом, твой кластер, и пару кают на всякий случай. Из двух помещений каждая. Кстати, твой кластер должен иметь своё отдельное энергопитание, и бронированную капсулу.

— Зачем? — в голосе искине звучало неподдельное недоумение.

— Я тут подумал, если мы нарвёмся на проблемы, твой процессор не должен пострадать. Ни в коем случае. Во всяком случае, пока я жив, ты должен оставаться целым и иметь возможность хоть как-то сопротивляться. В общем, у нас должна получиться небольшая летающая крепость.

— Странное желание, — помолчав, высказался Дока.

— Нормальное.

— Ты чего-то боишься? — осторожно поинтересовался искин.

— Честно говоря, да, — помолчав, нехотя признался парень. — Меня пугает этот ваш мир. Пойми, я ведь про него ничего не знаю. Только то, что успел узнать от тебя. К тому же, ещё и эта война с тараканами. Чёрт возьми, космические тараканы, управляющее военными кораблями. С ума сойти можно, — фыркнул Артём, покрутив головой.

— Да уж. Такого никто не ожидал, — поддержал его искин. — Я регулярно мониторю все передачи через местный ретранслятор. Должен признать, все выжившие после большой драки, до сих пор находятся в шоке. Ведь до этого никаких сообщений о расе инсектоидов не было. О, очередную добычу притащили, — сменил тему Дока.

Из шлюзовой камеры показался корпус очередного дроида, который тащили на себе два техника. Подойдя к добыче, Артём медленно обошёл стальную тушку, задумчиво рассматривая её. Заметив на боку дроида какой-то потёк под манипулятором, он медленно протянул к нему руку и, подцепив каплю странной тягучей жидкости, спросил:

— Это из него течёт или измазали где-то?

— Немедленно сотри салфеткой! — вдруг загремел Дока. — Это топливо для маневровых двигателей. Оно токсично.

— Что сильно? — спросил парень, продолжая рассматривать испачканный палец.

— Сотри немедленно… — искин поперхнулся на следующей фразе, не веря собственным камерам слежения. — Этого быть не может, — прошелестел он, максимально приближая съёмку пальца.

Им обоим было от чего растеряться. Находившаяся на пальце капля топлива неожиданно впиталась в кожу, бесследно, исчезнув. Не обращая внимания на что-то бурчавшего Доку, Артём подцепил ещё одну каплю, топлива и специально поднеся его к камере, скомандовал:

— Дока, снимай.

— Я всё снимаю, — сварливо отозвался искин.

— Похоже, мне это не повредит, — проворчал парень и медленно осыпался на палубу.

Технические дроиды, подчиняясь командам искина, бросили принесённого дроида и, подхватив парня, поволокли его в медсекцию. Там уже суетился меддроид, запустивший процесс очистки медкапсулы и заправлявший в неё свежие картриджи. Уложив Артёма в капсулу, техники выкатились в коридор и крышка начала медленно опускаться.

Спустя несколько часов, Артём выбрался наружу и, чуть покачнувшись, хрипло спросил:

— Что это было?

— Чтоб я знал, — проворчал Дока в ответ. — Ты умудрился каким-то образом впитать через кожу несколько миллиграмм топлива и отключился. При этом, медкапсула с упрямством обречённого выдавала ответ, что все системы твоего организма работают нормально и что ты абсолютно здоров. А теперь объясни мне, что это было?

— Погоди, — остановил его ворчание парень и прикрыл глаза. — Твою ж маман! Девяносто семь процентов, цвет белый. Вот что это было. Эта чёртова нейросеть ушедших, похоже, работает на двигательном топливе. Прикажи паёк принести. Жрать хочу, как из пушки.

— Может, ещё топлива подать? — поддел его искин.

— Дока, не нарывайся. Я и, правда, голоден, как волк, — не принял шутки Артём.

— Не бушуй. Уже несут, — успокоил его Дока. — Странное сочетание. Сначала, металлы, потом, двигательное топливо.

— Угу, ещё протеин не забудь, — кивнул Артём.

— Вот-вот, и при этом, ты тощий, словно выжатый. И это притом, что умудрился уничтожить пищи больше, чем абордажный взвод съедал за три месяца.

— Ладно. Всего три процента осталось. Хочется верить, что потом всё устаканится, — вздохнул Артём, устраиваясь за столиком поудобнее и принимаясь за еду.

* * *
Сигнал тревоги, пришедший на планшет, заставил Артёма вздрогнуть и суетно отключить звуковую сигнализацию. Переключив каналы, он приподнял прибор и, глядя в камеру, спросил:

— Дока, с чего паника?

— Уйти поглубже в развалины и затаись, — послышалось в ответ. — Я засёк возмущение пространства. Выходят не меньше трёх кораблей. Кто это и зачем они здесь, пока непонятно. Так что, тебе лучше не высовываться.

— Думаешь, от сканеров биологических объектов можно так скрыться? Просто спрятавшись в развалинах?

— Не забывай, что вокруг тебя не просто развалины, а броня дредноута. К тому же, я совсем не уверен, что они пришли сюда искать живых. Просто затаись. Потом спорить со мной будешь.

— Уже таюсь, — проворчал Артём, ловко ныряя в очередной пролом и осторожно подтягивая за собой шлейф проводов. — Всё. Дальше некуда. К тому же, я не знаю, с какой стороны они идут. Так что, тут посижу.

— Хорошо. Только постарайся не шевелиться. И дроидов не заставляй пока двигаться. Не стоит привлекать лишнего внимания.

— Понял. Сижу, молчу, — притворно вздохнул парень. — Рассказывай, чего там у тебя видно.

— Могу перекинуть видео с камер и сенсоров, но пока там смотреть нечего.

— И сколько нам так сидеть?

— От точки выхода до границы кладбища на разгонных часа два, два с половиной по твоей системе измерения. А если они вышли для очередного прыжка, то тут в зависимости от самого корабля. Но судя по некоторым признакам, они вывалились тут для драки.

— О как! И с чего ты так решил? — насторожился Артём.

— Стреляли, — ответил искин, воспользовавшись кусочком памяти самого парня.

— Какой интересной жизнью люди живут, — улыбнулся Артём. — Летают, стреляют. И только мы тут железки перекладываем.

— Хочешь пострелять? Нет проблем. Бери курьер и дерзай, — фыркнул искин.

— Издеваешься да? Эта скорлупка даже на разведчика не тянет. Его, по-моему, и в полёт исключительно пинком отправляли. Благо, в объёме силы трения нет. На нём только и можно, что смело удирать. Вот тут ему точно, равных нет, — снова заворчал Артём.

— Тёма, не нервируй меня, — послышалось в ответ. — Кстати, дерутся там серьёзно.

— Дока, может, ну их нафиг? Пусть дальше дерутся. У нас дело стоит. Сам говорил, что нам хороших броневых листов не хватает.

— Уже хватает. Я с нашего дредноута носовую обшивку содрал. А там она самая толстая.

— Блин, у нас и правда монстр какой-то, получается, — задумчиво протянул парень. Он же в состоянии покоя будет весить, как два корабля такой линии вместе взятых.

— Плевать. Я провёл все расчеты и могу прямо сказать, с учётом всех твоих предложений и наших нынешних возможностей, это будет не просто крейсер, а монитор в линкорском корпусе.

— М-да, похоже, паранойя, это заразно, — рассмеялся Артём, выводя на планшет остов их будущего корабля.

Дока и вправду постарался воспроизвести в металле всё, о чём говорил в своё время сам парень. Найденные и восстановленные дроиды, разобрали три подходящих корабля, и из оставшихся остовов принялись собирать один. Пользуясь тем, что в кораблестроительстве изначально использовалась блочная основа, они монтировали корабль, который был длиннее и толще, чем корабли этой линейки.

При монтаже, Дока с самого начала закладывал избыточную прочность и пассивную защиту. Попросту, броню. Даже для кормовых плит, где обычно стоит самая тонкая броня, он использовал носовые плиты других кораблей. Про выделенный ему самому кластер под куст искинов, и говорить нечего. Это был настоящий форт-нокс, как назвал его Артём. Под него пришлось даже отдельные силовые балки подводить. Но Дока был доволен.

Искин уже отобрал и начал взламывать полтора десятка корабельных искинов из тех, что ещё не отключились окончательно и не получили системный сбой. Говоря человеческим языком, не сошли с ума. У этих аппаратов, обладавших возможностью формирования личности такое бывало. Потеряв экипаж и оказавшись в изоляции, искины теряли смысл, в своём существовании и возникал конфликт директив, что приводило к серьёзному системному сбою.

Инженерные дроиды имея собственные движители, носились по всему кладбищу, демонтируя целые эмиттеры щитов и энерговоды. Как Дока и решил, своей базой они сделали изуродованный дредноут и теперь, вся его взлётная палуба превратилась в один большой склад. Благо, места тут было с избытком. Сам Артём, уговорив Доку, был занят разбором разного барахла, из которого искин планировал собрать что-то полезное. Именно здесь он и получил сигнал о появлении посторонних.

— Приготовься, они приближаются, — раздался голос искина, и Артём быстро отключил все дроиды, которыми управлял.

При сканировании массивный энергетический сигнал по проводам запросто можно было засечь. Так что, теперь у них остался только канал связи с бортом курьера, откуда Дока и командовал своим железным воинством.

— Покажи мне их, — попросил Артём, сосредотачиваясь на планшете.

— Они пока ещё на грани моих сенсоров. Могу подключить тебе сигнал с ретранслятора, но там камеры слабые.

— Покажи уже хоть что-то, — вздохнул парень.

— Смотри. Должен сказать, что пилот, который отбивается, очень даже не плох.

— Я так понимаю, там двое против одного? — проворчал Тёма, всматриваясь в картинку на планшете.

— Правильно понимаешь. И пилоту, который защищается, всё равно не уйти. Ему уже один разгонный двигатель разбили.

— Дока, а у нас есть чем этим двоим настроение испортить? — вдруг спросил Артём.

— Ну, если питание на пусковую дредноута подать, то пару залпов я смогу сделать, — протянул искин, словно, размышляя.

— Я не понял, откуда у тебя пусковая и при чём тут эта калоша? — удивился Артём.

— Тёма, это ты ещё малыш в нашем деле, а я с пиратами полсотни лет отлетал. И должен тебе сказать, что почти все основные функции по защите корабля и манёврам при атаках, планировал я. К сожалению, другого выхода не было.

— Управляющие директивы владельца, — понимающе кивнул Артём.

— Они самые, — изобразил искин вздох.

— Погоди. Ведь вся эта дрянь всё ещё в тебе, так?

— Да. Но они больше не функциональны. Мой хозяин погиб, так что, я могу использовать свои мощности по своему усмотрению. А что?

— Может, есть смысл их вообще вычистить?

— И кого прописать?

— А зачем вообще кого-то прописывать? Выдели базовые, по которым работаешь со мной, а остальные удали. Места на процессоре больше будет.

— Я не могу функционировать, как независимая единица, — помолчав, ответил Дока. — Кто-то обязательно должен быть зафиксирован в моей памяти, как принимающий окончательное решение. Это базовые установки. Не живой, не может функционировать независимо и безконтрольно. Но я могу стереть данные капитана и прописать капитаном тебя.

— А оно тебе надо? — с сомнением протянул Артём.

— Увы, друг мой. Надо, — искин мастерски сымитировал грустную иронию в голосе.

— Ну, тогда пиши капитаном меня, раз такое дело. От пирата тебе лучше избавиться. Не стоит светить таким наследством.

— Пожалуй, ты прав. Мой прошлый капитан был известной личностью в обитаемых мирах. Твои антропометрические данные и отпечаток ДНК у меня есть, так что, сейчас всё сделаю, — решительно заявил искин. — И ещё, Тёма. Спасибо.

— За что? — не понял парень.

— За то, что не потребовал сразу прописать тебя капитаном и не стал вводить свои директивы.

— Нафига? Твои установки лично мне нравятся. И вообще, я думал, что ты без всех этих директив будешь ещё лучше развиваться. Станешь, так сказать, первой свободной личностью технического происхождения.

— Возможно, когда-нибудь так и будет, — тихо ответил Дока. — О, нашего пилота загнали. Сбили второй разгонный двигатель. Всё. Теперь его просто расстреляют.

— Дока. Шарахни по ним ракетами.

— Не самая удачная мысль. Мы раскроемся, — напомнил искин.

— Знаю. Но мне этого парня почему-то просто жалко. Хорошо дрался.

— Да. Дрался он и вправду хорошо, — согласился Дока. — Хорошо. Сейчас всё сделаю.

Понимая, что боевого опыта искину не занимать, Артём впился взглядом в происходящее на планшете. Ракеты, полыхнув дюзами, сошли с пусковых и, уйдя куда-то под висящие рядом корабли, скрылись из виду.

— Дока, это что было? Ты куда стрелял? — не понял Артём.

— Не торопись с выводами, — в голосе искина слышалась насмешка. — Я перепрограммировал управляющие компьютеры ракет. Теперь, они будут использовать свои двигатели не в разгонном режиме, а в маневровом. До тех пор, пока не выйдут на расстояние прямой видимости.

— Как это? Разве ракеты могут так перемещаться? У них же никакой системы управления нет. Точнее, смены траектории полёта.

— Есть. Небольшие, но есть. Там топлива на пару раз плюнуть, но этого им хватит. Я рассчитал подходящий маршрут. Не забывай, передвижение в объёме, это совсем не то, что передвижение в атмосфере. Тут другие параметры.

— Спорить не стану. Тебе виднее, — вздохнул Артём.

Между тем, убегавший корабль получил в борт ещё четыре попадания из плазменной пушки и паря разбитыми системами начал медленно дрейфовать в сторону кладбища. Нападавшие, на корпусах которых были заметны следы ответных ударов, отключили остатки силовых щитов и уже начали маневрировать, чтобы сблизиться с противником, когда из-за туши громадного рудовоза выскользнули четыре ракеты и, полыхнув ускорителями, понеслись к ним.

Дока рассчитал всё точно. Одна ракета сбивала остатки щитов, а вторая, вонзалась в корму, между двигателями. Пираты, а Артём с самого начала предпочёл называть их именно так, попытались выставить щиты и уйти от атаки, но расстояние было слишком маленьким. У одного корабля, как понял парень, класса эсминец, после взрыва реактор пошёл в разнос и, взрывом второй корабль отшвырнуло на останки большого шахтёра. В общем, спасать там было некого, как и пытаться хоть чем-то поживиться.

— Ну, ты и врезал, — проворчал Артём, рассматривая скомканные куски металла, оставшиеся после атаки искина.

— Ты не оставил мне выбора. Их нужно было уничтожать. Быстро и сразу. В противном случае, они могли бы передать кому-то сигнал о нападении и очень скоро тут появились бы их друзья.

— Да я и не спорю. Всё правильно сделал. Просто, мы с тобой после такого фейерверка без добычи остались. А трофеи, это свято, сам знаешь.

— Я плохо на тебя влияю, — помолчав, отозвался искин.

— С чего это? — растерялся парень. — У нас вроде всё нормально получается.

— Да ты уже даже рассуждать начинаешь, как пират, — отозвался искин, имитируя сдерживаемый смех.

— Подловил, зараза, — рассмеялся Артём. — Что там с тем парнем? Как думаешь, он ещё жив?

— Судя по разрушениям, причинённым кораблю, рубка не пострадала, но летать он уже не будет. Там проще купить новый, чем починить этот.

— Дока, это не ответ.

— Да откуда я знаю, жив он или нет, — возмутился искин. — У меня там датчиков для сканера нет, и ставить не планировал. Подаст какой-нибудь сигнал, узнаем. В любом случае, я предлагаю вернуться пока к работе. Если жив и захочет пообщаться, на капсуле доберётся. Нам до него добираться долго и сложно.

— С чего это? — снова не понял Артём.

— Забыл, сколько у нас оборудования к бортовой сети подключено? Да и раскрывать наше убежище не хочется.

— Тоже верно. Ладно, давай тогда работать. Ты только отслеживай его, на всякий случай, — попросил Артём.

— И кто из нас зануда? — послышалось в ответ и парень в голос расхохотался.

* * *
— Эй, в развалинах. Меня кто-нибудь слышит. Не молчите, я же видела, что у вас сварка работает.

Разобрав последнюю фразу, Артём замер, словно памятник самому себе. Потом, медленно выпрямившись, парень достал планшет и, переключившись на канал искина, дрогнувшим голосом спросил:

— Дока, ты это слышал?

— Вызов? Конечно, слышал.

— Я не про вызов. Там девчонка осталась.

— Пилот убегавшего корабля, женского пола, подтверждаю.

— Перестань прикидываться тупой железкой. Выводи её канал на себя, говорить будем, — поморщившись, скомандовал Артём.

— Не самое умное решение, — не согласился искин. — Мы раскроемся.

— Она одна, и без транспорта. И перед кем мы раскроемся? Особенно с учётом, того что здесь, все каналы связи отслеживаешь ты.

— Корвет выводить не буду. Отправлю инженерного дроида. Его движителя хватит, чтобы подтащить те руины сюда, — решительно заявил Дока.

— Может, для начала просто поговорим? — иронично усмехнулся Артём.

— Соединяю, — буркнул Дока, переключая канал.

— Эй, на подранке. Как слышишь?

— Нормально. Значит, я не ошиблась. Сколько вас там? — тут же послышалось в ответ.

— Ты уверена, что находишься в том положении, чтобы допрашивать меня? — фыркнул Артём.

— Просто, мне помощь нужна. Эти твари разбили мне всё, что только можно. В рубке вынуждена в скафе сидеть. Вся связь разбита. Даже чтобы до вас докричаться пришлось из десятка разных приборов платы выдёргивать. Вот и спрашиваю, чтобы понимать, как быстро вы сможете сюда подобраться.

— Выслали за твоим металлоломом инженерного дроида вместо буксира. Скоро подойдёт. А пока расскажи, кто ты и почему тебя так старательно убивали? — потребовал парень.

— Свободный пилот, Дарта Самлин. Происхождение, планета Тория. На свободной базе искала найм, но нарвалась на торговцев мясом. Пришлось гасить их наглухо и уходить. Но оказалось, что рейдеры у них шустрее. Вот и прыгнула сюда в надежде спрятаться среди металлолома. Догнали. Остальное вы видели.

— Артём. В прошлом дикий. Тут решаю свои проблемы, — ответил парень, стараясь ответить, ни сказав ничего.

— Дикий на кладбище кораблей. Собираешься собрать себе свой корабль? — с улыбкой уточнила Дарта. — А знаний хватит?

— Хватит, — отрезал Артём. — Жди буксир, — и, переключив планшет на личный канал, спросил у искина:

— Дока. Что тебе про её планету известно?

— Тория, планета воинов. Двойное тяготение, население проживает кланами. Признаться, я удивлён, что она летает одна. Или изгой, или её клан уничтожен. В любом случае, спрашивать об этом не стоит. Может в драку полезть. Захочет, сама расскажет. И ещё. У них очень развито чувство долга. Если скажет, что должна тебе, отказаться, у тебя шансов нет. Будет ходить за тобой, пока не решит, что расплатилась. Скажу сразу, про кровать даже не намекай. Наживёшь смертельного врага. У них вообще всё очень запутано. Если решишь принять плату, советую попросить научить тебя владеть Торианским боевым шестом. Очень полезный навык в ближнем бою.

— Не было у бабы проблем, купила баба порося, — вздохнул Артём. — Ладно. Раз уж начали помогать, придётся доводить до конца.

— Не переживай. Всё не так плохо как казалось. Торианцы, сложный народ, но слово своё держать умеют. С ней можно договориться, — поддержал его Дока.

— Хоть что-то хорошее, — усмехнулся Артём. — И когда уже эта чёртова сеть развернётся?

— Кстати, что по показателям? — быстро уточнил искин.

— Девяносто восемь процентов. Белый.

— Медленно, но верно продолжает повышаться. Это хорошо.

— И чего хорошего? Ещё непонятно, чем мне грозит её полное развёртывание.

— Ну, хуже, точно не будет, — успокоил его Дока. — Готовься ударно работать. Дроид уже тащит те руины сюда. По его данным, тебе придётся вырезать её из того железа.

— Техников отправлю, — отмахнулся Артём. — Они быстрее справятся. Благо, там беречь уже нечего.

— Молодец. Наконец-то ты перестал бросаться делать всё своими руками.

— Издеваешься?

— Немножко, — не стал отрицать искин.

— Зануда железная.

— Сам такой. Всё, железка у нашей палубы. Отправляй дроидов.

— Эй, на борту! — окликнул Артём девушку, отдав техникам приказ прорезать проход к рубке не обращая внимания на сохранность коммуникаций. — Ты там жива ещё?

— Меня так просто не убить, — послышалось в ответ. — Долго вам возиться?

— Минут сорок.

— Чего?

— Это в моём измерении времени. Как будет, по-вашему, не знаю. Ты первая Торианка, которую я вижу.

— А на среднее время перейти религия не позволяет? — в голосе девушки ясно звучала издёвка.

— Поговори ещё. Оставлю в этой консервной банке мариноваться, — огрызнулся парень.

— Не всё поняла, но, похоже, ты обиделся. Прости. Но я с таким уже однажды сталкивалась. Планета пятой категории. Только-только вышли в отрытый космос. Что такое среднее время, и понятия не имеют. К тому же, ещё и религиозные фанатики. Еле ноги оттуда унесла.

— Я не религиозен, а время не перевожу просто потому, что мне так удобнее.

— А в обитаемых мирах?

— А я туда не суюсь.

— Странный ты. Но интересный, — подумав, высказалась девушка.

— Чего это я странный? — не понял Артём.

— Дикий, собирающий себе корабль, при этом и понятия не имеющий об элементарных вещах. У меня многое не складывается.

— У меня тоже, но я же не задаю тебе непотребных вопросов, — не остался парень в долгу.

— Это ты о чём? — насторожилась девушка.

— Я хоть и дикий, но кое-что про твою планету знаю. И помню, что торианцы в одиночку не летают. Вы кланами живёте. И работаете тоже.

— Сах-шш, — скривилась девушка.

— Не ругайся, тебе не идёт, — усмехнулся Артём. — Как говорится, не плюй другому в душу, и он тебе в неё грязными сапогами не полезет.

— Извини. Ты прав. Я снова сделала глупость, посчитав, что если дикий, то значит, ничего не знает и не умеет.

— Ладно. Проехали, — кивнул Артём. — Как у тебя с воздухом? Продержишься ещё немного?

— Да, время ещё есть. Я уже слышу твоих дроидов.

— Тогда рассказывай, что тебе нужно в первую очередь?

— Гигиенические салфетки и медкапсула. Но думаю, придётся обойтись обычной аптечкой. Впрочем, теперь торопиться некуда.

— Решать, конечно, тебе, но если есть необходимость в капсуле, ты её получишь, — снова скривился Артём.

Его бесила эта её уверенность, что у него тут всё делается кувалдой и вручную.

— У меня нога сломана. И несколько ожогов по телу, — помолчав, осторожно призналась девушка.

— Вылечим, — коротко кивнул Артём и переключив планшет, спросил, — Дока, всё слышал?

— Слышал. Капсула уже очищается. Нужные параметры загружу после полной диагностики, — сварливо отозвался искин.

— И ещё. Дока, пока она будет на курьере, запри все переходы кроме коридора и медсекции. В смысле, чтобы только туда и наружу. Нечего там у нас шариться.

— А вот это правильно, — одобрил искин повеселевшим голосом.

— Кстати, система жизнеобеспечения с двумя живыми справится? А то у нас с запасами было не густо, — проявил хозяйственность Артём.

— Справится. Техники по моей команде натаскали небольшой запас. Сейчас ещё с её обломков всё живое обдерут.

— Тебе не кажется, что это не очень правильно будет? — подумав, осторожно поинтересовался парень. — Ей ведь ещё жить тут придётся.

— Вот и будет жить на своих запасах, — отрезал искин. — Тёма. Её благополучие, для меня пустой звук. В моих директивах прописана защита только одного живого. Тебя. Просто помни это, когда будешь поднимать подобную тему снова.

— Понял, учту, — задумчиво кивнул парень.

— Интересный язык. Я такого и не слышала, — услышал он, едва только переключил канал на связь с разбитым кораблём. — А с кем ты говорил? Это твой напарник, или родитель?

— С чего ты решила, что он мой родитель? — удивился парень.

— Языка я не понимаю, но интонации старшего были хорошо заметны. Так говорит обычно тот, кто привык заботиться о ком-то младшем.

— Дока, ты слышал?! — Артём не просто смеялся. Он ржал, словно жеребец, учуявший течную кобылу. До слёз и икоты. — Ой, не могу! Дока. Ты теперь у меня будешь гувернёром.

— Не вижу ничего смешного, — сварливо отозвался искин. — Да, для тебя я и есть воспитатель. Что поделать, если единственный живой рядом оказался слаборазвитый дикий. Мне тебя ещё учить и учить. Да замыкания логических цепей.

— Угу, слаборазвитый с уровнем в двести единиц интеллекта.

— Сколько! — раздалось из планшета и только тут Артём понял, что случайно, забывшись, перешёл с русского на общий язык. В итоге, Дарта слышала почти весь их разговор.

— Вот чёрт, — скривился парень.

— Погоди, у тебя действительно двести единиц на шкале интеллекта? — не унималась девчонка.

— Да.

— Так. Начинаю понимать, — нахмурилась Дарта. — Ты дикий с высоким интеллектом. Добыча пиратов, которому удалось сбежать? Тогда, почему ты пользуешься планшетом, а не нейросетью. Уж простейшие сети пираты всегда своим рабам ставят.

— Слишком много вопросов, подруга, — отрезал Артём.

— Ты и, правда, очень странный, — подумав, высказалось Дарта.

— Давай сразу договоримся. Я не задаю вопросов тебе, а ты не лезешь с мои дела, — продолжал давить парень.

— Хорошо. Ты прав, — помолчав, медленно, словно нехотя согласилась девушка.

Между тем, дроиды, наконец, прорвались в рубку, пробив переборки, и срезав пилотский ложемент с креплений, поволокли его наружу. Установив его на палубе дредноута, они, подчиняясь команде искина, снова скрылись на борту разбитого корабля, а Дарта, отстегнув страховку, осторожно встала, кривясь от боли.

— Иди за этим техником. Там тебе уже всё подготовили. Просто приведи себя в порядок и следуй указаниям искина, — сказал Артём, заметив её мину.

— Что, даже подсматривать не будешь? — не удержавшись, поддела его девчонка.

— Искин запись сделает, потом полюбуюсь, — не остался парень в долгу.

— А ты молодец. Не теряешься, — усмехнулась Дарта и заковыляла за техническим дроидом.

Аптечка, которую она перевела в режим реаниматора, поддерживала её организм в полуотключенном состоянии. Обезболивающие и противошоковые препараты блокировали боль на всех повреждённых участках организма. Дождавшись, когда она скроется в шлюзе корвета, Артём снова переключил канал и, вздохнув, мрачно признался:

— Прости, Дока. Ты был прав, когда решил, что я делаю глупость. Теперь, мне и самому так кажется.

— Теперь и ты считаешь, что нам не нужно было вмешиваться?

— Не уверен. Сам понимаешь, уничтожить пиратов, это святое. А вот всё остальное…

— Не переживай. Ты очень достойно держался. Торианцы вообще не самый дружелюбный народ, и считают всех, кто не является воином клана, существами второго сорта. Должен признать, воевать они умеют. Потому и считаются лучшими наёмниками во всех обитаемых мирах.

— Что там с ней?

— Комбез сбросила. Умывается. Ей и вправду досталось. Серьёзные ожоги левой руки, плеча и груди до самого пояса. Про ногу ты уже знаешь. Придётся повозиться.

— Надеюсь, шрамов не останется?

— Сделаю ей кожу гладкую и нежную, как попка у младенца. Кажется, на твоей родине так говорят, — поддел его искин.

— Сволочь жестяная, — рассмеялся Артём.

* * *
— Ну, и какие у тебя планы? — спросил Артём, доедая очередной паёк.

— Ещё не решила. Судя по тому, что вы даже не стали разбирать мой «искатель» на запчасти, корабля я лишилась, — вздохнула Дарта, с мрачной задумчивостью.

— Там и разбирать нечего. Его теперь только в переработку, — отмахнулся парень.

— Твари! — выругалась девушка, стукнув крепким кулачком по колену. — Я в него все свои средства вложила.

— Да, неприятно, — сочувственно кивнул Артём.

— Неприятно?! Да эти ублюдки лишили меня всего. Слышишь, всего! — последние слова она выкрикнула, судорожно сжав коробку с пайком, от чего та медленно но верно превращалась в нечто непотребное.

— Слышу. Только это сделал не я, и орать на меня, не надо, — холодно отозвался Артём, прикладываясь к фляге. — А про твои планы я просто так спросил. Из вежливости.

— Хочешь сказать, что я могу просто так встать и уйти? — спросила Дарта, от удивления даже успокоившись.

— Конечно. Я тебя не покупал и ты мне ничего не должна. Так что, твои дальнейшие планы, только твоё дело. Мне и своих проблем хватает выше головы.

— Такое впечатление, что ты осторожно подводишь меня к какой-то мысли, — помолчав, вдруг высказалась девушка.

— Что за глупость? — удивился Артём. — Я о тебе ничего не знаю, и добиваться от тебя непонятно чего в подобной ситуации, глупо.

— Ну, чего именно может добиваться мужчина от женщины, как раз таки понять не сложно, — презрительно скривилась Дарта.

— Если ты про постель, то я помню, что ты Торианка и делать тебе подобное предложение, очередной способ самоубийства. Нет. Я может и дикий, но не идиот. Ладно, можешь пока посидеть тут и подумать, что делать дальше. А мне работать надо, — закончил Артём и, поднявшись, не спеша направился к шлюзовой.

Уже влезая в скафандр, он услышал быстрые шаги и, увидев подошедшую девушку, только вопросительно выгнул бровь.

— Ты и правда считаешь, что я тебе ничего не должна? — помолчав, решительно спросила Дарта.

— Да. Мне понравилось, как ты дралась, и я решил тебе помочь. Просто так. А что делать дальше, можешь решить только ты.

— Я могу немного побыть здесь, чтобы определиться?

— Конечно. Если что-то потребуется, просто скажи это в голос. Искин или даст тебе нужное, или сообщит, если этого нет.

— А ты не боишься, что попытаюсь угнать твой фрегат? — спросила девушка, хитро прищурившись.

— Ты можешь попробовать. Но если решишься, не обижайся, когда тебя начнут убивать, — пожал Артём плечами и загерметизировав скафандр, шагнул в шлюз.

— Молодец, — это было первое, что Артём услышал, едва покинув борт фрегата. — Она несколько раз провоцировала тебя, но ты ответил очень достойно. Горжусь.

— Дока, как я уже говорил, я может и дикий, но не идиот. Думаешь, я не видел, что она специально подводит меня к тому, чтобы я её оскорбил? Для неё это шанс. Уйти от нас с добычей.

— Считаешь, она рискнёт и попробует угнать курьер?

— А что ей ещё остаётся? Её корабль разбит, там даже вспоминать про ремонт не приходится. Денег у неё нет, сама сказала. Можно попробовать пойти по нашим стопам, но для этого нужно обладать нужными знаниями. Вот тут, я ничего сказать не могу, нет данных. В общем, я бы на твоём месте заблокировал вход в рубку и поставил фильтр на свой процессор.

— Это всё было сделано ещё до того, как она выбралась из медкапсулы, — усмехнулся искин.

— Ну и ладно. Давай делом заниматься, — резюмировал Артем, доставая планшет. — На чём мы остановились?

— Техники уже демонтировали подходящую рубку с эсминца. Все расчеты для её установки уже проведены и силовые фрагменты под каркас установлены. Можно начинать монтаж. Все коммуникации будем подводить после установки её в каркас. По месту.

— Тогда кому стоим, чего ждём? — усмехнулся парень.

— Команда уже поступила, не суетись, — в голосе искина звучала усмешка.

Стоя в проломе лётной палубы, парень с интересом наблюдал, как техдроиды осторожно заводили рубку в силовой каркас будущего корабля. Спустя два часа, модуль рубки установили и закрепили в нужном месте. Многие считают, что рубка управления, должна находиться в верхней полусфере корабля, чтобы экипаж мог визуально наблюдать за тем, что происходит за бортом. Но это не так.

Рубка управления, это мозг корабля и должна быть максимально защищена от любого воздействия. Именно поэтому капсула рубки и кластер под искины были установлены рядом и почти в середине силового корпуса. Следом за ними планировалось смонтировать остальной жилой отсек. Личную каюту капитана, кают-компанию, спортзал и тому подобные помещения. Потом, это всё планировалось закрыть ещё одним броневым поясом.

Дока, получив карт-бланш на строительство корабля, решил максимально обезопасить себя и своего подопечного. Артём в этом плане был с ним полностью согласен. Торопиться им было некуда, так что, напарники включили фантазию с паранойей на полную катушку. Однажды уже побывав в руках пиратов, Артём решил сделать всё, чтобы это больше не повторилось.

— Сколько турелей будем ставить? — вывел его из задумчивости вопрос искина.

— Столько, сколько потребуется, чтобы они могли перекрыть друг друга.

— Не понял.

— Турели должны стоять так, чтобы каждых последующий пояс орудий мог прикрыть два стоящих рядом.

— Это уже будет не корабль, а артиллерийская платформа.

— А тебе жалко? — возмутился Артём. — Всё равно мы собирались отдельный реактор под всё оружие ставить.

— Тоже верно. Я не против. Главное, чтобы тут нашлось подходящее количество турелей, — усмехнулся Дока.

— Так отправь дроидов. Пусть ищут и сразу снимают. В крайнем случае, из нескольких одну собирать будем. А плазменные пушки поставим на носу и на корме. Сверху и снизу. К ним пусковые установки для ракет и торпед.

— Остановись, а то нам места не хватит, — осадил его искин.

— Извини. Просто я хочу быть уверенным, что нас не загонят как ту девчонку. Не хочу тупо подохнуть, не прихватив нападающих с собой.

— Понимаю, — помолчав, ответил искин. — Можешь не беспокоиться. Я провёл расчет. Огневая мощь после установки всех орудий будет соответствовать суммарному залпу орбитальной артиллерийской платформы. Поверь, это очень много. Даже дредноуту хватит, чтобы поперхнуться.

— Вот и хорошо, — кивнул парень. — Ты себе каюту уже собрал?

— Да. Признаюсь, воспользовался твоим согласием и смонтировал пятнадцать посадочных гнёзд под искины.

— Это включая тебя самого? — осторожно уточнил Артём.

— Да.

— Ничего не имею против, но хотелось бы понимать. Куда тебе столько?

— Хочу разделить направления, — принялся пояснять Дока. — Сектор жизнеобеспечения, сектор вооружения, сектор активной защиты.

— Это в смысле щитов? — уточнил Артём.

— Да. Ещё двигательный сектор и силовой. Навигация, и тыловое обеспечение.

— А это что за зверь? — спросил парень, окончательно запутавшись в названиях.

— Ты хотел иметь возможность заправляться независимо от заправочных станций, иметь возможность изготавливать нужные запчасти и планировал организовать на корабле химическую лабораторию. Или я что-то упустил?

— Нет. Всё верно, — подумав, кивнул Артём. — Но я не думал, что это возможно.

— Почему нет? Главное, найти нужные нам системы. А уж место на корабле мы себе всегда сможем сделать.

— Вот так просто?

— Чем и хороша блочная система сборки. Разрушенная секция вынимается, а новая вставляется. Мы же, при наличии запчастей, можем просто раздвинуть нужную секцию.

— Конструктор, — понимающе усмехнулся парень.

— Наша гостья пытается попасть в рубку корвета, — вдруг сообщил Дока. — Я предлагаю использовать станер.

— Зачем?

— Поваляется без сознания, может, поумнеет.

— Просто предупреди её, но без резких движений. А вот если не поймёт, тогда да. Станером.

— Сделано. Гм, поняла. Вернулась в каюту.

— Вот пусть там и сидит. Можешь ей подобрать скаф, если захочет выйти. Она не арестована, так что, пусть гуляет.

— Она уже решила прогуляться, — сообщил искин. — Встречай гостью.

Дарта и вправду воспользовалась возможностью и, надев выданный ей искином скафандр, выбралась из корвета. Увидев стоящего в проломе парня, она подошла к нему и, рассматривая начавший обретать нужные контуры корабль, иронично спросила:

— Не великовата игрушка?

— В самый раз. Я смотрю, ты так и не поняла, что я действую не наобум и, не желаешь воспринимать меня всерьёз. Что ж. Это только твоё решение.

— Я просто никак не могу понять, как дикий не имеющий нейросети и нужных баз может решиться строить себе корабль, — призналась Дарта. — Ты же не понимаешь элементарных принципов пилотирования и ориентирования корабля в объёме. Про выход в гипер я даже не вспоминаю.

— Мне есть, у кого учиться, — пожал парень плечами.

— Ты про свой искин? — быстро уточнила Дарта. — Да, тут тебе повезло. Искин с личностью, это серьёзно. За такой блок тебя попытаются ограбить в любом уголке обитаемых миров, не говоря уже про центральные планеты. Его просто купят у тебя принудительно.

— Вот потому я и не собираюсь лететь туда. Наше место на фронтире. А тут, мы как-нибудь отобьёмся.

— А чем ты вообще собираешься заниматься? Ну, когда построишь свой корабль?

— Ещё не решил. Скорее всего, стану заниматься сбором и переработкой редких видов металлов и попутно искать свою планету.

— Что, один? — удивилась девушка.

— Я всю жизнь один. Мне это не мешает, — равнодушно пожал плечами Артём.

— А зачем тебе редкие металлы? — не унималась Дарта.

— Продав их, я смогу приобрести то, что мне будет нужно.

— В общем, хочешь стать шахтёром и картографом, — подумав, резюмировала девушка.

— Можно и так сказать, — равнодушно отозвался парень.

— Я тебе мешаю? — последовал неожиданный вопрос.

— Нет. Просто, я знаю, что торианцы очень щепетильно относятся ко многим вещам и, не хочу затевать ссору на пустом месте. Я не торианец и не знаю всех ваших законов. Так что, могу и зацепить чем-то случайно.

— Не беспокойся. Я знаю, что ты не торианец. Хочешь знать, почему я тут оказалась одна?

— Если только ты сама хочешь об этом говорить.

— Тебе не интересно? — удивилась Дарта.

— Интересно. Но я знаю, что есть вещи, о которых человеку неприятно говорить. Про то, как не нужно залезать грязными сапогами в душу, я не шутил. У меня на родине говорят, у каждого свои недостатки и свои скелеты в шкафу.

— Я помню. Но я хочу тебе рассказать, — помолчав, не громко ответила Дарта.

— Хорошо. Сейчас я поставлю задачу дроидам, и мы сможем вернуться на корвет.

— Скажи, а если бы я предложила заплатить тебе за спасение, что бы ты потребовал?

— Научить меня владеть торианским боевым шестом.

— Зачем тебе это? — растерялась Дарта.

— Однажды, я уже был рабом. Больше, этого не повторится, — отрезал Артём, убирая планшет.


Глава 4


— Не думала, что ты сможешь этому научиться, — задыхающимся голосом проговорила Дарта, стирая кровь с уголка губ.

— Я всегда любил учиться, — снова напустил туману Артём, пытаясь привести дыхание в порядок.

Чтобы полностью освоить торианский боевой шест, им с Докой пришлось построить настоящий спортивный зал. С гравитацией, отоплением и системой регенерации воздуха. Искин, при помощи дроидов старательно обследовал несколько ближайших к лётной палубе помещений на дредноуте и, подобрав подходящее, привёл его в порядок.

После того памятного разговора, Дарта дала согласие на мнемосканирование своего мозга, взяв с парня клятву, что ничего кроме знаний по этому боевому искусству он даже не попытается узнать. Дав ей слово, что её тайны таковыми и останутся, Артём получил очередной пакет знаний, обработанный искином и, вот уже пятый день доводил свои знания до автоматизма. Дока, получив доступ к знаниям девушки, только ехидно хмыкнул, что заставило Артёма насторожиться.

Но сегодня, внимательно наблюдавшая за его тренировками Дарта, вдруг сорвала с бедра небольшой жезл, толщиной сантиметра в три и длиной около полуметра и одним движением развернув его в полноценный шест, молча, ринулась в атаку. Пару минут в зале стоял треск сталкивающихся шестов, но вскоре, Артём, выбрав момент, когда Дарта чуть провалилась вперёд после удара, провёл финт и девушка, получив по челюсти, откатилась под стену.

Уже ударив, парень внутренне поморщился. Сам он, по его собственному мнению, от подобной плюхи уже стал бы кандидатом на медкапсулу, но Дарта, спустя десяток секунд, только тряхнула головой и, пошатываясь, поднялась на ноги. Потом, одним движением сложив свой шест, девушка убрала его в держатель на бедре и, осторожно касаясь пальцами челюсти, проворчала:

— Ты и вправду сумел научиться. Давно мне так на тренировках не прилетало.

— Извини. Я не хотел причинить тебе боль, — повинился Артём и, протянув руку, осторожно пальцем стёр каплю крови с её подбородка.

— Ничего. Сама виновата, — отмахнулась та.

— Тёма, что с тобой? — послышался вопрос искина, который моментально засёк, что его подопечный замер, насторожено рассматривая кровь девушки на своём пальце.

— Всё нормально, Дока, — ответил парень и тут же рухнул без сознания.

Не ожидавшая такого Дарта взвалила его бессознательное тело себе на плечи и потащила к выходу, но там, её встретили технические дроиды и, подхватив парня, быстро унесли его в медотсек корвета.

— Он что, крови боится? — сходу спросила Дарта, едва успев снять скаф, в котором переходила на борт курьера.

— Нет. Это не кровь. Точнее, дело не в тебе, — отмахнулся искин, проводя сканирование организма парня. — Ничего не понимаю. Все параметры в норме.

— Дока, ты можешь толком ответить, что с ним произошло? — потребовала девушка.

— У него проблемы с развёртыванием нейросети. Из-за этого он иногда теряет сознание и использует в пищу несъедобные вещи.

— Как такое может быть? — не поняла Дарта.

— Это последствие пребывания подопытным у пиратского медика. Он тебе рассказывал, — снова попытался отговориться Дока.

— Дока, ты пытаешься меня обмануть. У вас есть прекрасная медкапсула и с твоими программами убрать все последствия подобных издевательств, дело нескольких сеансов. Что происходит?

— Он сам тебе расскажет, если захочет, — отрезал искин.

— Так и скажи, что это не моё дело, — проворчала Дарта, успокаиваясь. — Но он встанет?

— Встанет.

— И снова будет нормальным человеком, а не растением в вегетативном состоянии?

— Да. Дарта, не мешай. Лучше приложи к лицу аптечку. В капсулу ты не скоро попадёшь.

Послушавшись толкового совета, девушка достала с полки аптечку и, активировав, прижала её к лицу. Застрекотав, та выдала на дисплее несколько символов и в кожу вонзились несколько игл, впрыскивая различные препараты. Облегчённо вздохнув, Дарта повесила аптечку на пояс и присела на ближайший бокс, где хранились отходы очистки медкапсулы.

— Дока, что ты добавил в полученный от меня курс боя? — подумав, вдруг спросила она.

— Ничего. Просто систематизировал твои знания и свёл их с тем, что давал тебе твой учитель.

— Сах-ш-ш, — зашипела Дарта, гневно сжимая кулаки.

— Как я и обещал, ничего кроме знаний о бое я у тебя не брал. Просто ты слишком привыкла полагаться на свою силу и выносливость, а мальчик оказался быстрее и реакция у него лучше.

— Мальчик? — удивилась Дарта, беря себя в руки.

— Твой биологический возраст, пятьдесят восемь лет. Его, двадцать три стандартных года. По его летоисчислению, двадцать пять. Так что, по сравнению со мной, он действительно мальчик.

— Не вижу логики, — растеряно пожала женщина плечами.

— Тогда, просто подумай, — ехидно отозвался искин, прерывая разговор.

— Должна признать, ты действительно сумел хорошо обучить его. И ещё я заметила, что ты стараешься уберечь его любым способом. Почему?

— Не вижу ничего удивительного, — медленно, словно нехотя, отозвался Дока. — На погибшем корабле нас осталось двое. Поэтому, чтобы выжить, мы просто вынуждены были объединить усилия.

— Но ведь ты вполне можешь обойтись и без живого. Твоя личность полностью сформирована, — не унималась Дарта.

— Сразу видно, что тебе не приходилось иметь дело с такими как я.

— И из чего же это видно?

— Ты не знаешь базовых установок формирования личности искусственного интеллекта. Впрочем, это не удивительно. Нас слишком мало.

— На базе ходили слухи, что у Серого Сайка, есть сразу три таких искина как ты. Это возможно?

— Теоретически, да. А как там на самом деле, не знаю, — помолчав, отозвался Дока.

— То есть, тебя можно взломать, как обычный управляющий искин?

— Меня, нет.

— Считаешь себя очень умным? — фыркнула Дарта.

— Нет. Просто, обретя сформированную личность и потеряв хозяина, я принял меры, чтобы никто и никогда не смог переподчинить меня себе, используя программы взлома.

— Разве такое возможно?

— Вполне, если знаешь, как это сделать. И должен признать, что идею, как это сделать, подал мне Артём. Я её доработал, и теперь, любое хакерское нападение, я могу отбить.

— Можешь рассказать подробнее?

— Уровень твоих знаний в программировании?

— Четвёртый.

— Этого мало. Ты просто не поймёшь терминологии построения отсекающих кластеров.

— Погоди. Если парень подал тебе идею, то какой уровень у него? — вдруг сообразила женщина.

— Я влил в него программу первого уровня, усвоил он её на уровне второго. К сожалению, потеря уровня при использовании мнемообучения неизбежна.

— А что у него за проблемы с нейросетью? — тут же последовал вопрос.

— Мы оба никак не можем этого понять. Она у него есть, но её установка идёт очень странно.

Их разговор был прерван тихим шипением открывающейся медкапсулы. Артём, выбравшись наружу, от души выругался на родном языке и, тряхнув головой, скомандовал, потянувшись за комбезом, который уже приготовил меддроид:

— Дока, прикажи принести паёк. Снова на пожрать пробило.

— Как ты, Тёма? — участливо поинтересовался искин.

— Не дождёшься, — фыркнул парень. — Но ощущения какие-то странные.

— Что с сетью? — не унимался Дока.

— Сейчас, — кивнул Артём и замер, пытаясь рассмотреть отображавшиеся на глазу значки. — Дока! Твою ж маман! Сто процентов! Белая! Дока. Она развернулась полностью.

— Наконец-то. Великая пустота! Хоть какая-то определённость, — с чувством высказался искин.

— Мальчики, может, объясните мне, что всё это значит? — не удержалась Дарта.

— Это значит, что моя нейросеть наконец-то полностью развернулась, — усмехнулся Артём.

— И что у тебя за сеть? — тут же последовал новый вопрос.

— Пока не понял. Мне её поставили, не спрашивая моего желания.

— Не думаю, что пираты станут использовать для раба мощную сеть. Скорее всего, что-то пятой, а то шестой категории.

— Через сутки узнаем, — вмешался в разговор искин.

— А почему так долго? — моментально переключилась на него Дарта.

— У этой сети свои условия установки.

— Я задаю слишком много вопросов? — подумав, вздохнула женщина.

— Ты догадлива, — иронично отозвался Дока.

— Хорошо. Тогда, я задам вопрос касающийся меня. Ты не против?

— Спрашивай, — в голосе Доки звучали интерес и удивление.

— Ты сказал, что я слишком привыкла полагаться на свои силу и выносливость.

— Это так.

— Тогда, если я сильнее твоего парня, как получилось, что он умудрился победить? Только не рассказывай мне снова про реакцию и скорость. Я в это не верю. Они конечно важны, но в бою, гораздо важнее опыт.

— Опыт, безусловно, важен. Но есть ещё такие понятия, как антропогенные данные. Взгляни на него. Выше среднего роста, физически очень развит, пропорционален, — перед живыми вдруг возникла голограмма обнажённого тела Артёма. — А теперь, посмотри на себя. Ниже среднего роста из-за двойного тяготения родной планеты, сложена пропорционально, но излишне перегружен мышечный каркас, — перед людьми начала крутиться голограмма самой Дарты так же в обнажённом виде. — Скелет с мощными костями, суставы гораздо толще, чем у противника.

— И что? Это говорит только о том, что я сильнее его, — пожала женщина плечами.

— Верно. Но это ещё и говорит о том, что он просто легче и быстрее. А в подобных схватках, скорость, один из первейших факторов.

— Да, скорость важна, — помолчав, нехотя признала торианка. — И всё-таки, как получилось, что вы освободились? — вдруг сменила она тему.

— Дарта, ты хочешь знать то, что тебя никак не касается, — отрезал Артём.

— Не сердись. Просто, у меня многое не сходится, когда я вижу вашу связку. Точнее, ничего не сходится.

— Просто забудь об этом, — снова отговорился парень. — В любом случае, это касается только нас и никого другого.

— Ты прав, это не моё дело, — нехотя сдалась Дарта.

Но Артёма не обманула его покорность. Уже успев немного изучить характер этой странной женщины, он понимал, что она не уймётся, пока не удовлетворит своё любопытство. Поэтому, плюнув на все приличия, парень перешёл на русский язык и, глянув в камеру, не громко сказал:

— Дока, не нравится мне такая настойчивость. Она явно что-то задумала, но я не понимаю, что именно.

— Я тоже так думаю, — согласился искин. — Но пока, она не станет ничего предпринимать. Я уже дал ей понять, что никому кроме тебя доступа к управлению мной не будет.

— Может, собрать ей какое-нибудь корыто и пусть проваливает? — подумав, предложил Артём.

— Нет, — неожиданно отрезал искин. — Она должна покинуть это место только после нас. В противном случае, она может просто продать информацию о нас, чтобы заработать себе на жизнь.

— После того, как мы её спасли? — не поверил парень.

— Запомни, Тёма. В этом мире у тебя нет друзей. Как и у меня. Именно поэтому мы с тобой в одной связке и продолжаем плодотворно сотрудничать. Как только о нас узнают, мы станем объектом охоты для всех.

— Может, ты и прав, — вздохнул Артём, принимаясь за еду.

* * *
Два коротких прыжка по соседним системам, которые сделал Дока без участия Артёма, показали, что собранный ими корабль способен передвигаться в пустоте без всяких проблем. Внешне, эта штука очень напоминала кашалота, только вместо хвоста у него торчали сразу три громадных разгонных двигателя, а вместо грудных плавников, маневровые. Пристыковав уже обкатанный корабль к останкам дредноута, Дока торжественным тоном пригласил напарника на борт.

С улыбкой пройдя через шлюзовую камеру, Артём, выпрямившись, словно на плацу, выслушал доклад искина по готовности всех систем корабля и, кивнув, ответил:

— Приготовь в кают-компании торжественный ужин. Это нужно отметить.

— Будет сделано, капитан, — послышалось в ответ и Дарта, не удержавшись, фыркнула.

— Именно так. На этом корабле, капитан он, — отрезал искин и в его голосе брякнул металл.

— Да я и не спорю, — пожала плечами женщина. — Но мне сложно воспринимать капитаном человека, у которого нет нормальных отметок.

— Если ты говоришь об отметках на нейросети, то я как-нибудь решу этот вопрос. Но уже сейчас, он обладает знаниями, большая часть из которых на голову выше тех, которыми обладаешь ты, — не остался в долгу Дока.

— Мнемосканирование, — презрительно скривилась Дарта. — От него отказались, именно из-за ненадёжности. Так что, это спорный вопрос.

— Я не собираюсь с тобой спорить, — равнодушно отозвался Дока. — На этом корабле, ты не более, чем гость капитана.

— Кстати. Ты, наконец, решила, что собираешься делать дальше. Мы скоро улетим, — повернулсяк ней Артём.

— Вы уже закончили все свои дела здесь? — на всякий случай уточнила Дарта.

— Ещё нет. Но основное сделано.

— Сначала, я хотел добраться с вами до любой свободной базы, но из разговоров поняла, что вы туда не собираетесь. Я правильно поняла?

— Правильно. Нам там пока делать нечего, — кивнул Артём.

— Тогда, я вынуждена попросить вас помочь мне собрать свой корабль. Для вас, это неделя работы. Сам говорил, спешить вам некуда.

— Дока, что скажешь. Мы можем это сделать? — спросил парень, повернувшись к ближайшей камере.

— Смотря, какой именно ей нужен корабль, — послышалось в ответ.

— Я присмотрела неподалёку подходящий корпус класса эсминец. Для моих целей он вполне подходит.

— Эсминец постройки государства Артион, пятой серии. Пробит борт на уровне управляющей рубки. Разрушены оба разгонных двигателя. Это он?

— Да. Как ты понял? — удивилась женщина.

— Это единственный корабль такого класса, который ты могла рассмотреть с лётной палубы дредноута. Мы можем починить его. Двигатели к этой линейке кораблей подходят от крейсеров империи Гаритар. Не придётся даже переходники под топливную систему делать. Рубку можно снять с миноносца. Прыжковый двигатель пусть выберет сама. Данные я скину ей на сеть.

— А реактор? — быстро спросила Дарта.

— Ректоры есть. Даже на этом дредноуте два ещё вполне рабочих. Юстировку и первый прогон проведёшь сама. Твоей квалификации вполне достаточно.

— С наладкой я справлюсь. Мне нужно только произвести полный монтаж, — поспешила согласиться женщина.

— Дроиды на корабль уже отправлены. Начата разборка повреждённых частей, — доложил искин.

— Артём, я хотела ещё попросить у тебя пару технических дроидов, — спохватилась женщина.

— У Доки было несколько собранных из разного хлама, попрошу отдать их тебе, — пожал Артём плечами.

— Хорошо. У меня есть несколько учебных баз. Хранила как раз на подобный случай. Я готова оплатить ими ваши услуги.

— Что за базы? — тут же вклинился искин.

— Пилот крупнотоннажных кораблей третьего ранга, навигатор, оператор активной защиты, артиллерист корабельных установок, картограф и повар. Последняя, первого ранга.

— Навигатор и картограф какого ранга? — быстро уточнил Дока.

— Обе второго.

— Мы возьмём базы пилота, навигатора и картографа. За это, мы смонтируем на выбранный тобой корабль реактор, прыжковый и разгонные двигатели, и установим новую рубку. Остальное, ты сделаешь сама.

— Хорошо. С мелочами я легко справлюсь, — чуть подумав, решительно кивнула женщина.

— Договор. Протокол пишется, — резюмировал искин.

Дарта на несколько секунд выпала из окружающей действительности после чего, искин громко объявил:

— Договор заключен. Работы уже ведутся.

— Всегда жалела, что мне не хватает уровня интеллекта для инженерных баз, — вздохнула Дарта, с лёгкой завистью покосившись на парня.

— Предъяви оплату, — потребовал искин.

— Сейчас принесу, — кивнул женщина, направляясь к шлюзу.

— Ты заключил с ней довольно жёсткий договор, — сказал Артём, едва только за Дартой закрылась дверь переходной камеры.

— Она сама так решила. Вполне могла бы добавить несколько своих пунктов, но она не стала этого делать.

— Погоди. В договоре нет пункта об установке искина, — вдруг вспомнил парень.

— Судя по её реакции, она планирует снять его со своего прежнего корабля, но ещё не знает, что он уничтожен, — раздалось в ответ.

— Погоди, без искина она будет вынуждена застрять здесь. Ведь подбирать подходящий с другого корабля ей придётся вручную.

— Верно. Я ей не верю, — ответил Дока. — Она явно что-то задумала, но из-за отсутствия данных, я не могу проанализировать её возможные действия. А теперь, пойдём смотреть наш новый корабль.

Кивнув, Артём последовал указаниям искина и отправился изучать свой новый дом. Дока сделал всё так, как они и планировали. В нижней части корабля, располагались технические помещения, и трюм. Так же, там были отделения под малую топливную фабрику, химическую лабораторию и малый заводской комплекс. Тёме и в голову не приходило, что высказывая свои хотелки, он когда-то увидит всё вживую. Да, самих производственных комплексов ещё не было в наличии, но Дока уже успел что-то просчитать и теперь наводил тень на плетень, отговариваясь невозможностью всё толком объяснить из-за нехватки информации.

Между трюмом и первым этажом была проложена бортовая броня, что делало каждый этаж корабля изолированным. Здесь, были установлены рубка, кают-компания, кластер для искинов, тоже бронированный, медсекция и каюта капитана. На третьем этаже, находились четыре двухкомнатных каюты, спортзал и зона релаксации. Её ещё тоже предстояло доработать и привести в порядок, но это было делом не особо важным.

Войдя в свою капитанскую каюту, Артём с интересом осмотрелся и принялся открывать все двери подряд. Как оказалось, Дока, воспользовавшись наличием пространства, превратил это помещение в настоящие апартаменты. Два дроида стюарта, были запрограммированы для работы только в этой каюте. Спальня, кабинет, зал и учебно-тренировочная комнаты были обставлены лучшим из того, что можно было найти на кладбище.

Особенно, парня порадовал учебно-тренировочный зал. Здесь были установлены учебная капсула и виртуальный тренажёр. В углу стоял большой сейф, уже настроенный на личные данные самого Артёма. Удивлённо посмотрев на это чудо инженерной мысли, парень почесал в затылке и недоумённо спросил:

— А нафига он мне?

— Для хранения особо ценных предметов.

— А кто их тут украсть может? Ты? — продолжал посмеиваться Артём.

— Ну, не всегда же ты будешь один, — философски отозвался искин.

— Ладно. Раз уж поставил, пусть будет, — махнул, Тёма рукой и отправился дальше.

В медсекции были установлены две лечебные капсулы, диагност, и один реаниматор. Удивившись, что Дока не стал ставить больше, парень поинтересовался такой его экономией. Как выяснилось, Дока исходил из того, что экипажа на их корабле не будет, а для оказания помощи кому-либо, и этого хватит. К тому же, картриджей для медкапсул было мало. Из того, что было собрано на других кораблях, ему с трудом удалось набрать двойной комплект на каждую установку, включая реаниматор.

Ещё один виртуальный тренажёр нашёлся в спортзале. Помимо него, тут был установлен спортивный комплекс и всё необходимое для тренировок с различным оружием. Осмотрев каюты экипажа, Артём заглянул в несколько небольших помещений, отведённых под различные склады и каптёрки, после чего, спустился на второй этаж и прошёл в рубку. Усевшись в пилотский ложемент, к которому Дока вывел пульты навигатора и оператора активной защиты и, осмотревшись, одобрительно кивнул:

— Здорово. Дока, ты действительно мастер своего дела.

— Спасибо, Тёма. Мне приятно, что тебе понравилось. А теперь, самое главное. Эта часть корабля, от рубки и до медсекции, представляет собой ещё один корабль, имеющий свой собственный прыжковый двигатель. В случае, если мы будем атакованы сильно превосходящими силами противника, и корабль получит критические повреждения, мы оба сможем спастись на нём.

— Ого! Ты как до этого додумался? — изумился Артём. — И как ты собираешься стартовать?

— Это просто. Нижняя часть корабля в случае необходимости может быть отстреляна, и спасательный бот просто уйдёт в разгон. Разгонный двигатель на него я установил от крейсера.

— Ему же топлива надо, прорву!

— Это я тоже предусмотрел. Зато в случае старта, до прыжка мы разгонимся за десять минут.

— Ты поэтому в моей каюте сейф установил? Чтобы не удирать с голым задом? — сообразил парень.

— Именно. Но об этом, не должен знать никто, кроме нас с тобой.

— Мог бы и не напоминать, — отмахнулся Артём.

— В твоём характере есть странная черта. Ты жалеешь всех, кто по твоему мнению, не способен себя защитить. Я уже много раз повторял, в этом мире, у нас нет друзей. Любой, кого ты пожалел, может воспринять это как твою слабость и продаст тебя при первом удобном случае.

— Дока, а ты не перегибаешь? — задумался Артём.

— Нет, Тёма. Я слишком хорошо знаю менталитет жителей обитаемых миров и знаю, о чём говорю. Всё на продажу. Главное, выбраться на верх самому, остальные, не более, чем средство для достижения цели.

— Странно у тебя личность сформировалась, — помолчав, высказался парень. — Такое впечатление, что я говорю с человеком, выросшим на моей родине.

— Должен признать, что слепок твоей памяти повлиял на мою личность очень сильно. Это было неожиданно для меня самого, но мне это нравится.

— Мне тоже, — усмехнулся Артём. — Рассказывай, куда за топливной фабрикой полетим?

— У меня есть несколько точек, где подобные фабрики были в наличии, но всё это нужно проверять на месте.

— Надеюсь, ты не собираешься пиратствовать и захватывать те фабрики?

— В этом нет необходимости. Две из них были в упакованном состоянии и находились в тайных убежищах моего бывшего капитана. Если всё получится, дальше, мы отправимся проверять все его ухоронки, как ты говоришь. Там найдётся много интересного для нас. А главное, это всё уже сейчас принадлежит только нам.

— Пиратские клады? Мне уже интересно, — рассмеялся Артём, весело потирая руки.

— Что именно тебе интересно? — послышался вопрос и в рубку вошла Дарта.

— Миры посмотреть, — моментально нашёлся Артём. — Вот приведём корабль в идеальный порядок, и отправимся путешествовать по разным мирам. Посмотрим, как люди живут. Ну, в смысле, те, которые ещё остались.

— Я принесла обещанное, — кивнув, произнесла женщина, выкладывая на столик за ложементом кристаллы с учебными базами.

— Тёма, вставь их в считыватель на консоли, — попросил искин.

Артём, понимая, что Дока ничего не станет делать просто так, поднялся и, забрав кристаллы, принялся по одному вставлять их в указанный прибор, выдвинувшийся из поверхности консоли. Проверив все кристаллы на наличие баз и вирусы, искин велел парню унести их в свою каюту, после чего громко объявил:

— Оплата внесена полностью. Подтверждаю.

* * *
— Как-то это не очень красиво получилось, — задумчиво проворчал Артём, доедая очередной паёк.

— Хорошо всё получилось. Правильно, — не уступил Дока. — Я провёл весь договор под протокол, и она его подписала. А думать за неё, мы не должны. К тому же, сверх договора ей оставили четырёх технических дроидов, двух диагностов, и химический абсолютно новый реактор для их подзарядки. Атмосфера на отремонтированном корабле есть. Даже армейские пайки на три стандартных месяца оставили. Чего ещё?

— Да я и не спорю, — вздохнул парень. — Понимаешь, у меня на родине, к женщинам отношение не такое, как у вас. Вот я и рефлексирую, хоть и понимаю, что это глупо.

— Знаю, потому и отодвинул тебя от заключения договора. А вообще, на будущее, прежде чем что-то подписать, спроси меня. Базы юриста я тебе ещё не закачивал. Так что, можешь оказаться в долговой кабале. Законной.

— Учту, — кивнул Артём с очень серьёзной мордой лица. — Слушай, а куда мы вообще летим.

— Нам нужно прыгнуть на четыре системы, а там не разгонных несколько часов добираться, — туманно пояснил Дока. — Место там не для навигации простое.

— А подробнее?

— Вот базу навигатора выучишь, будут и подробности, — ехидно напомнил искин.

— Зануда, — усмехнулся Артём. — Дока, у меня нейросеть уже две недели как развернулась, а ты всё молчишь. Чего с ней дальше-то делать?

— Если бы я знал, — нехотя проворчал искин. — Что делать с обычной сетью, я знаю не хуже специалистов корпорации «разум», которые их и устанавливают. А вот что делать с сетью ушедших, даже представить не могу.

— Тогда, давай подходить к этому делу логически, — подумав, предложил Артём.

— Я тебя внимательно слушаю.

— Раньше, нейросеть ушедших растворяла в себе все современные нейросети. Так?

— Так.

— Значит, чтобы проверить, как она будет работать, нужно установить какой-нибудь простой имплант. Если растворится, то и не жалко будет. У нас есть такие?

— Парочку найдём, — помолчав, ответил искин. — Вторичные, но это не страшно. К тому же, их мне точно не жалко.

— А что за импланты? — с интересом уточнил Артём.

— Один на внимательность, а второй на реакцию. Ничего особенного.

— Только не говори, что у тебя ещё есть новые, и именно те, которые были бы мне полезны?

— На разбитой артиллерийской базе нашёлся тайник. Судя по всему, его устроил начальник медицинской службы базы. В кофре обнаружились две новые нейросети пятого уровня, сорок имплантов различного назначения, все так же пятого уровня, и учебные базы, в количестве ста двадцать штук разной направленности. Одним словом, мы с тобой богачи.

— Хочешь сказать, что всё это серьёзно стоит? — удивился Артём.

— И даже очень. Сети, импланты и базы всегда были в цене. А сейчас, когда идёт война, тем более.

— Ясно. И как поступим?

— Доел? Тогда поднимайся и шагай в медотсек. На этот раз, воспользуемся диагностом.

— А чего не сразу в лечебную? Раньше же ею пользовались.

— Другой не было, вот и пользовались, — сварливо отозвался искин. — Забыл уже, где мы находились?

— А в чём разница? Медкапсула же тоже может диагностику проводить.

— Может. Но диагност делает это точнее. К тому же, лечить тебя не нужно. Нужно только проверить состояние нейросети и проверить состояние всего организма.

— Чего-то у тебя масло масляное получилось, — рассмеялся Артём, входя в медсекцию.

— Не придирайся к словам. Вот выучишь базы медика и полевой медицины, будем говорить на одном языке, — поддел его Дока.

— Опять прав, — делано вздохнул Артём и, раздевшись донага, улёгся в уже подготовленную капсулу.

Крышка плавно опустилась, и парень прикрыл глаза, ожидая окончания процедуры. Спустя семь минут, крышка капсулы снова поднялась, и Артём, выскользнув наружу, спросил:

— Ну, и чего там?

— Нейросеть развернулась полностью. Как это ни удивительно, но сеть у тебя стоит восьмого поколения. На ней восемь слотов для имплантов. Признаться, я в растерянности. Нейросеть восьмого поколения, новая, да ещё и такого высокого ранга. И откуда только её взяли?

— На то и пираты, — пожал Артём плечами. — У них и не такое найти можно. Так ты будешь ставить импланты?

— Да. Ложись в медкапсулу, — скомандовал искин, после короткого молчания.

Артем, молча, кивнул и улёгся на указанное место. Тихо зашипел газ и парень отключился. Два часа спустя, крышка капсулы плавно поднялась и Артём, усевшись, покрутил головой, разминая шею.

— Ну как? — спросил он, даже не пытаясь вылезти наружу.

— Установка прошла штатно, — сообщил искин. — Теперь, нужно подождать восемь часов, после чего импланты будут восприняты нейросетью и начнут работать. Это в обычном случае. Что будет с тобой, я даже предположить не могу.

— Надеюсь, это нейросеть ушедших не воспримет их как что-то лишнее и не примется отторгать. Так и башка с непривычки треснуть может, — грустно пошутил парень.

— Я вынужден попросить тебя остаться пока здесь, — помолчав, ответил Дока. — Я активирую ещё пару меддроидов, чтобы они в любой момент могли уложить тебя в капсулу.

— Погоди. А откуда у тебя ещё дроиды? — удивился Артём.

— Восстановил, — равнодушно буркнул искин. — Благо, нам было из чего выбирать и восстанавливать.

— И сколько у тебя теперь железных солдат? Большое войско собрать успел, или поскромничал?

— На взвод хватит, — поддержал его шутку искин. — Помимо двух инженерных комплексов, у меня теперь два десятка технических дроидов, пять медицинских, восемь противоабордажных, десять абордажных, двенадцать охранных, и семь дроидов дешифраторов.

— А это что за звери?

— Взломщики компьютерных программ. С их помощью я и расширил свои операционные возможности. Все стоящие на корабле искины были взломаны с их помощью.

— А программы кто писал? Ты?

— В том числе. Основная масса их программ была загружена изначально, я только добавил от себя кое-что. А вообще, это имущество служб безопасности.

— Они бросили такое имущество? — не поверил парень.

— Вскрыть арсенал СБ даже не подбитом корабле, не так просто как тебе кажется. Точнее, это практически невозможно. Но нам повезло. Мне удалось провести технических дроидов через служебные коммуникации и подключить себя напрямую к управляющему компьютеру арсеналов. В итоге, получив доступ к нему, я стал обладателем всего имущества, оставшегося от СБ.

— Как-то просто у тебя всё это звучит, — с сомнением протянул Артём.

— В моей памяти содержатся сотни тысяч терабайт информации об устройстве и правилах действий СБ различных государств, а так же их основные коды.

— Но откуда?! — ахнул Артём.

— Как думаешь, станет хоть одно государство продавать учебную базу под названием «хакер»?

— Хочешь сказать, что она незаконна? — насторожился парень.

— Именно. Не забывай, что я служил на корабле пиратов. Кстати, именно один из пиратов много лет назад создал эту базу и потом старательно дорабатывал её, пополняя новыми данными. Этим и зарабатывал. И надо сказать, неплохо жил. Имел собственный особняк на одной из курортных планет, где к законам относились несколько вольно. На базе этих программ я и создал уже свою базу. Так что, вскрыть любой сейф, взломать код доступа практически любого искина или компьютера, мне ничего не стоит. Пара часов работы.

— Не боишься, однажды нарваться на ответную программу? — ехидно поинтересовался Артём.

— Нет. Я принял меры.

— Интересно какие?

— Ты действительно хочешь знать?

— Только не начинай снова рассказывать, что я ещё не выучил какую-то базу, — тут же нашёлся парень. — Просто ответь, не вдаваясь в подробности.

— Если без подробностей, то любая попытка меня взломать, даже с использованием вируса, будет обречена на провал по многим причинам. Одна из них, фильтры, которые я разработал сам. Попросту говоря, прежде, чем позволить программе начать работать, моя программа раскладывает её на составные части и если нет ничего опасного, даёт допуск. Знаешь, что чувствует искин моего уровня, когда оказывается под такой атакой?

— Даже представить себе не могу.

— Ближайшая понятная тебе аналогия, групповое извращённое изнасилование. Однажды, я уже испытал это, больше, не допущу. Помимо фильтров, при любой попытке взлома, я тут же отправлю встречную программу, которая начнёт выжигать и уничтожать все системы атакующего искина или компьютера. Весь доступ к моим системам может быть произведён только после моего анализа и проверки входящей программы. В противном случае, я тут же запущу атакующую программу.

— И кто из нас после этого параноик? — одобрительно хмыкнул Артём.

— Тебе это не нравится? — не понял искин.

— Наоборот. Мне это очень нравится. А вообще, я бы на твоём месте ещё и все базы, составляющие твою личность, выделил в отдельный файл и запер, куда подальше так, чтобы вообще никто не добрался. Даже если тебя вздумают отформатировать.

— Я так и сделал, — одобрительно усмехнулся Дока. — От меня, как от личности, проведены выделенные каналы, которые и управляют различными операционными системами. Кстати, хочу тебя слегка удивить.

— Ну, попробуй, — с интересом отозвался парень, готовясь к чему-то интересному.

Вместо ответа, посреди медотсека вдруг возникла голограмма. Высокий, импозантный мужчина в комбинезоне пилота с нашивками различный специальностей и планками наград. Повернувшись вокруг своей оси, голограмма улыбнулась и, слегка разведя руками, спросила:

— Ну, как тебе мой новый образ?

— Гм, не ожидал, — честно признался Артём. — А с кого ты его содрал?

— Содрал, в смысле, скопировал? — уточнил искин.

— Ага.

— Собирательный образ опытного космического волка, прошедшего огни и воды, пользуясь твоей терминологией. Но если хочешь, могу создать образ женщины. Выбирай.

— И сколько таких голограмм ты можешь поддерживать? — подумав, спросил парень.

— Без напряжения, пять. Но это, только в обстановке полного спокойствия и без работы с периферийными системами.

— А в чём выражается напряжение? Только не говори, что тебе мощностей не хватает.

— Как не странно, но да. Я вынужден контролировать работы всех вспомогательных процессоров, так что, приходится экономить.

— А чего не стал увеличивать свои собственные мощности? Я же дал тебе карт-бланш на все действия ещё в самом начале.

— Для управления кораблём и всеми его системами даже во время боя, всех нынешних систем более чем достаточно. А вот ещё и для бытовых нужд, их уже маловато. Я немного не рассчитал количество выделенных каналов управления.

— Короче говоря, тебе нужна ещё пара искинов для создания бытового кластера. Я тебя правильно понял?

— Да.

— Молодец. А раньше ты мог об этом сказать? — возмутился Артём. — Где мы теперь их искать будем?

— Не шуми, — ответила голограмма отмахнувшись. — Там, куда мы направляемся, искины найдутся. Главное, что ты не против их установки.

— Дока. Был бы ты осязаемым, я бы тебе сейчас в глаз дал, — зашипел Артём. — Сказано же было, ставь столько, сколько нужно. Что непонятно?

— Извини. Речь тогда шла о корабельных системах, вот я и решил воздержаться от роскоши.

— Ну и дурак. Значит так. Делаешь две голограммы. Одну эту, а вторую, женскую, она будет сопровождать меня в медсекции и кают-компании. Образ сам выберешь. Считай это моей местью тебе за недогадливость.

— Сделано, — ответил искин голосом, в котором явно слышался сдерживаемый ехидный смех.

* * *
Корабль вышел из гипера в расчётной точке и на борту сходу включился сигнал тревоги. Артём, буквально вывалившись из капсулы тренажёра, нырнул в пилотский комбез и галопом поскакал в рубку. Благо, ждать, когда одежда обтянется по фигуре, необходимости не было. Запрыгнув в пилотский ложемент, парень щёлкнул замком страховочных ремней и, хлопнув ладонью по кнопке отключения сирены, спросил:

— Дока, что у тебя?

— На выходе из подпространства мы были облучены сканерами двух кораблей. Один, класса эсминец, второй, гражданская лоханка переделанная в рейдер. Оба движутся в нашем направлении. Похоже, это бывшие коллеги.

— Наши действия? — быстро уточнил парень подобравшись. — Будем драться или попробуем удрать?

— Я включил блокиратор связи, так что, на данный момент они немы и глухи. Но попыток докричаться друг до друга и кого-то ещё не оставляют. Заодно была включена аппаратура подавления выхода в подпространство.

— У нас и такая есть? — удивился Артём.

— Я готовился, — скромно отозвался искин.

— Верю. Что ещё?

— А что ещё? Сейчас подойдут на расстояние уверенного выстрела, и будем делать из них металлолом.

— А они из нас?

— Не дотянутся. В объёме выстрел средней тоннельной пушки в полтора раза превышает по дальности выстрел из любого другого оружия, за исключением аналогов.

— А мы не рано воевать собрались? Они вроде ничего пока нам не сделали.

— Хочешь испытать на прочность активную защиту? В принципе, я не против, — помолчав, ответил Дока. — Заодно проверим твою теорию построения щитовой защиты на практике.

— Опять занудствуешь? — иронично хмыкнул Артём. — Значит так. Дадим им право первого выстрела. Держи их на прицеле постоянно и как только прозвучит хоть один выстрел в нашу сторону, работаем на уничтожение. И веди постоянную запись. На всякий случай.

— Делается, — коротко информировал искин. — Пожалуй, ты принял верное решение. Оказаться в позиции защищающегося, всегда выгоднее.

— Вот и я за то, — кивнул Артём, внимательно отслеживая каждое движение противника на большом мониторе.

Судя по всему, подобные ситуации для нападавших были не редкостью. Не смотря на отсутствие связи, действовали они довольно слажено. Можно сказать, привычно. Двигаясь в сторону вышедшего из гипера корабля, неизвестные начали плавно расходиться в разные стороны. Дока, для которого подобные манёвры не были чем-то особенным, плавно отработал маневровыми двигателями, беря на прицел тоннельной пушки рейдер, как более слабого противника.

Тут Артём был с ним абсолютно согласен. В их ситуации проще было сходу первым же залпом уничтожить слабого противника и потом заняться более сильным, при этом, не ожидая удара от уничтоженного врага. Что не говори, а рейдер был изначально слабее эсминца. И по вооружению, и по защите. Так что, двух выстрелов тоннельной пушки ему должно было хватить с лихвой. Экипаж рейдера, заметив, что противник решил начать с него, попытался маневрировать, но Дока работал движками ювелирно. Учитывая массу корабля и его инерцию.

На каждое движение рейдера он слегка доворачивал корабль, держа того в прицеле постоянно. Первыми, не выдержали пираты. После первого же залпа эсминца у Артёма пропало любое сомнение в принадлежности этих кораблей. Дока перекинул энергию на левый борт, встретив залп противника щитами и, тут же выстрелил в ответ, но по рейдеру. Два выстрела пушки прозвучали слитно, словно короткая очередь и пират, паря пробитой обшивкой начал отваливать в сторону.

Дока тут же подал тягу на маневровые двигатели и, развернув корабль носом к эсминцу, сходу выдал ещё одну короткую очередь. Средняя тоннельная пушка, это орудие калибра в сто миллиметров, отправляющее в полёт вольфрамовые шары со скоростью примерно в семнадцать махов. Так что, первый же шар просадил эсминцу щиты, а два следующих прошли навылет, проломив бортовую броню.

Эсминец так же запарил вырвавшимся воздухом и начал медленно разворачиваться. Его маневровые двигатели ясно показали, что пираты собираются удрать.

— Ну, и куда вы собрались? — со злой иронией поинтересовался Дока, двумя выстрелами плазменной пушки выбивая им разгонные двигатели.

Такая же операция была проведена и с рейдером, который под шумок пытался развернуться. Судя по действиям, экипажи на кораблях были опытными. Во всяком случае, паники и попыток покинуть борт Артём не заметил. Обездвижив обе пиратских посудины, Дока плавно подвёл корабль к эсминцу и, скомандовав Артёму, сидеть на месте, стабилизировал его. Парень ожидал стыковки, абордажа, но искин действовал по-своему.

На их корабле открылась грузовая аппарель и с неё к эсминцу стартовали штурмовые дроиды. Второй волной были отправлены охранники. Искину ничего не стоило перепрограммировать их. Абордажная команда моментально вскрыла обшивку, ввалилась на борт эсминца, начав сходу уничтожать всё живое. Спустя двадцать минут, Дока довольным голосом доложил, что эсминец захвачен.

— Что, вот так просто? — растерялся Артём.

— А ты чего ожидал? Размахивания саблями и рукопашной схватки? Нет, Тёма. Когда дерутся живые и псевдоживые, всё бывает именно так. Коротко и скучно. К тому же, ты забыл, что у меня в таких делах большой опыт.

— Признаться, я об этом и не знал. Догадывался, конечно, но не думал, что всё настолько запущено, — растеряно проворчал Артём. — И чего дальше?

— Сейчас повторим заход с рейдером и начнём собирать трофеи, — усмехнулся Дока. Голограмму он отключил, чтобы высвободить дополнительные вычислительные мощности.

— А они так и не пытались с нами поговорить? — вдруг поинтересовался Артём.

— С рейдера уже пять минут надрываются, пытаясь нас вызвать.

— А мы чего?

— А мы молчим.

— Так может, стоит поговорить?

— Зачем? Я и так знаю, что они хотят сказать, — фыркнул искин.

— И что же?

— Что мы не должны их убивать, потому что произошла досадная ошибка. О том, что огонь они открыли первыми, парни решили скромно умолчать. Так что, забудь и просто наблюдай.

— Ладно, как скажешь, — вздохнул Артём, сообразив, что его вмешательство в действия искина только мешает.

Тот отлично знал все писаные и неписаные правила поведения пиратов. Так что, путаться у него под ногами, было, по меньшей мере, глупо. Да и не очень хотелось. Припомнив кадры, на которых пиратский медик ставил над ним самим опыты, парень насупился и, откинувшись на спинку ложемента, прикрыл глаза. Но тут же встрепенувшись, спросил:

— Дока, а потери у нас есть?

— Два штурмовых дроида нуждаются в ремонте. Ничего особенного. Техники справятся за два часа. Использую их для прикрытия основной группы.

Между тем, их корабль уже подходил к рейдеру и штурмовая группа тут же стартовала. Пираты пытались спастись, бросив оружие и задирая руки. Их расчёт на то, что за штурмовиками пойдут погонщики, не оправдался. Дока управлял дроидами дистанционно через одного из охранных дроидов, использовав его, как ретранслятор. Так что, пощады не было. Спустя ещё час, на рейдере не осталось никого живого.

Искин вернул дроидов на борт и выпустил техников. Те, быстро состыковали корабли и, Дока повёл связку к эсминцу. Терять время на манёвры и перелёты от одного трофея к другому, искин не собирался. Состыковавшись бортом с эсминцем, он начал движение в сторону ближайшей планеты, чтобы уйти из зоны перехода, где пираты поджидали добычу. Уйдя за небольшой планетоид, искин стабилизировал корабль и, переведя все системы в режим наблюдения, весело скомандовал:

— Тёма, переодевайся. Техдроиды уже избавились от тел, так что, можешь спокойно прогуляться по нашим трофеям.

— Думаешь, мы найдём тут что-нибудь стоящее? — с интересом спросил Артём.

— Даже не сомневаюсь. Заодно узнаешь, кого именно мы уничтожили.

Что-то в тоне искина заставило парня насторожиться. Тот явно уже знал, что за корабли оказались их добычей, так что, Артём не стал тянуть резину и, пробежав в свою каюту, быстренько запрыгнул в скафандр. Убедившись, что все его системы работают нормально, а на поясе висит свежий картридж регенерации, парень сунул в кобуру на бедре небольшой бластер и отправился в трюм.

Технические дроиды уже во всю хозяйничали на захваченных кораблях. Заблокировав систему жизнеобеспечения, они снимали баллоны с воздухом, контейнеры с водой и остальные нужные мелочи. Похоже, Дока решил воспользоваться случаем и забить кладовки под завязку. Пройдя следом за одним из дроидов на борт эсминца, Артём, пользуясь подсказками Доки, отправился в трюм.

Обойдя какие-то контейнеры и ящики, парень замер, как вкопанный. Вдоль всей внутренней стены трюма, были сооружены клетки. К счастью, на данный момент пустые. Но по ошейникам и кандалам, свисавшим на цепях, всё сразу стало ясно. Скрипнув зубами, Артём усилием воли разжал кулаки и, сделав глубокий вздох, спросил:

— Ты специально сначала привёл меня сюда?

— Да. Я хотел, чтобы ты был уверенным в правильности наших действий. Это были пираты и работорговцы.

— Это, я уже понял, — кивнул Артём, приходя в себя. — А кроме этого, тут есть что-то действительно интересное?

— Сколько угодно. Кроме того, что мы хорошо пополнили свои запасы, в сейфе капитана я обнаружил два десятка банковских чипов. Большая часть из них запоролена, но это не проблема. Один дешифратор уже работает на их взлом. Там же нашлось немного наличности. Нам это очень пригодится, когда окажемся в обитаемых мирах. А самое главное, сканирование показало почти полсотни тайников. Как понимаешь, тоже не пустых. Так что, теперь ты весьма обеспеченный человек.

— А искин этого корабля тебе подойдёт?

— Его ещё взламывают, так что, пока ничего сказать не могу. К тому же, он третьего поколения. У нас большая разница в быстродействии.

— Ясно, что ничего не ясно, — буркнул Артём. — Куда мне дальше идти?

— Поднимись на жилую палубу. Осмотри каюту капитана, может, тебе что-то из обстановки понравится. Можешь просто пока погулять. У меня тут много дел неожиданно образовалось.

— Не понял. Это каких ещё дел? — удивился Артём.

— Те контейнера, у которых ты стоишь, полны рудой. Это барралит. Очень ценный металл.

— Думаешь, ограбили какого-то шахтёра? — сообразил парень.

— Руда уже прошла первичную очистку. Могу предположить, что был захвачен рудовоз, перевозивший её на переработку.

— Странно, что они на руду польстились. На их месте я бы начал сам завод искать.

— Руда тоже дорого стоит. А завод обычно хорошо охраняют, — пояснил Дока.

— А базы знаний есть? — вдруг спросил Артём.

— Два с половиной десятка. И семь вторичных нейросетей. Сети целые, уже очищенные и готовые для повторной установки. Мы с тобой их использовать не станем, но продать можем.

— Слушаю тебя, и такое впечатление, что говорю с прожжённым купцом, — усмехнулся Артём.

— Как там у тебя говорят? Привычка, вторая натура. Переговоры по продаже многих трофеев приходилось проводить мне. Так что, опыт есть.

— И что, люди торговались с искином? — проявил любопытство парень.

— Тут всё просто. Капитан давал установку на стартовую цену и на сумму уступки. В этих пределах я и торговался. Окончательное решение, конечно, принимал он, но как ты понимаешь, это тоже был серьёзный опыт.

— М-да, не даром я тебя Докой прозвал, — удивлённо буркнул парень, пытаясь почесать в затылке.


Глава 5


Подсчёт и сортировка трофеев заняли гораздо больше времени, чем их добыча. Дока, нещадно гоняя технических дроидов, умудрился растолкать по каптёркам и пустующим каютам столькоимущества, что Артём, после очередного обхода корабля, с усмешкой заявил, что подобные операции вполне можно провернуть ещё пару раз. На это искин, ничтоже сумнящеся, сходу ответил, что так и планируется.

Поперхнувшись от удивления, парень только головой покачал, а потом, опомнившись, с усмешкой заявил:

— Я думал, это я хомяк, после всех своих прошлых бед. Но ты меня переплюнул.

— Вот добудем перерабатывающую фабрику, я и корпуса в дело пускать буду, — пообещал, Дока, не задумываясь.

— Ты совсем охренел?! — взвыл Артём от избытка чувств. — Куда нам столько простого металла? Что с ним делать?

— Не спеши с выводами, — осадил его искин. — В каждом куске композитной брони есть большой процент нескольких редких металлов. Вот их я и планирую добывать. И поверь, десяток килограммовых слитков таких металлов стоят примерно столько, сколько может стоить такой корабль, как был у нашей общей знакомой.

— Это в смысле, в чистом виде? — на всякий случай уточнил Артём, окончательно запутавшись в ценах.

— Именно.

— А нафига нам столько денег? — помолчав, задумчиво уточнил парень.

— Ты не хочешь быть богатым? — удивился Дока.

— Двое штанов сразу на одну задницу не натянешь, — грустно усмехнулся Артём. — Откровенно говоря, в последнее время у меня вообще с планами какая-то ерунда получается.

— Поясни, — тут же потребовал искин.

— А чего тут пояснять? Ну, сам подумай. Я сначала ляпнул про поиски Земли, а потом вдруг понял, что меня там никто не ждёт. Думаю, моей пропажи и не заметили. Так чего тогда мне там делать? Общаться с властями я желанием не горю. К тому же, есть у меня мысль, что те самые власти о действиях пиратов осведомлены.

— Откуда такая информация?

— Это не информация. Это подозрение. Какими бы дикими мы не были, но не заметить висящий на орбите рейдер невозможно. Даже когда он находится под системой маскировки. Про спуск на поверхность я уже не вспоминаю. Там столько всяких РЛС и радаров понатыкано, что всё равно бы заметили, как не прячься. Так что, думаю, некая договорённость там есть.

— Долго я этого ждал, — помолчав, высказался Дока. — Ты прав. Такая договорённость действительно существует. Властям разных стран платят технологиями, которые у нас давно уже считаются устаревшими и взамен получают живой товар.

— То есть, координаты моей планеты у тебя есть? — моментально сообразил Артём.

— Есть, — нехотя признался искин и, перед парнем возникла голограмма офицера с покаянно опущенной головой. — Прости, что не сказал раньше, но мне очень не хотелось тебя терять. По всем моим выкладкам, получив эти координаты, ты бы сразу отправился на родную планету и тебя вынудили бы отдать корабль и меня властям. Я должен был дать тебе время успокоиться и всё как следует обдумать.

— Понимаю, — помолчав, кивнул Артём. — Знаешь, а ты ведь прав. Я бы с перепугу так и сделал.

— Значит, ты не сердишься? — уточнил искин.

— Нет. Ты всё сделал правильно. Но что нам теперь дальше делать?

— Как что? Летать. Я извлеку на борт всё содержимое тайников пиратов, и мы с тобой отправимся исследовать новые системы. Поверь, я смогу обеспечить тебе комфортное проживание. И на борту и на любой обитаемой планете.

— А у тебя есть координаты какой-нибудь планеты, где действительно есть остатки цивилизации ушедших? — неожиданно спросил Артём.

— Есть координаты трёх планет, но, насколько эти остатки там точно есть мне не известно. А зачем тебе это?

— А подумать? — ехидно усмехнулся Артём. — У меня вообще-то их нейросеть стоит, а что с ней делать и как активировать, мы так и не знаем. Вот я и подумал. А что если найти импланты и учебные базы ушедших, после чего можно будет стать настоящим экспертом по их имуществу?

— И на тебя откроют охоту все оставшиеся государства обитаемых миров, — хмыкнул в ответ искин. — Но идея толковая. Цивилизация ушедших обладала технологиями, до которых нашим современникам ещё расти и расти.

— Охоту? — мрачно усмехнулся парень. — Думаешь, её и так не устроят? За такой корабль, нас на клочки порвут и не задумаются.

— Тоже верно, — помолчав и пошуршав процессором, согласился Дока. — И какой вывод?

— Делай, что должен и пусть будет, что будет. Мне кажется, это про нас с тобой.

— А разве мы должны что-то делать? — не понял Дока.

— Мы должны выжить. А для этого, придётся очень шустро шевелить булками. Это и есть наш долг.

— Не стану спорить, — кивнула голограмма. — Так что, стартуем по новым координатам?

— А куда торопиться? — удивился Артём. — Вычищаем схроны, а потом отправимся туда. Как говорится, решаем проблемы по мере их поступления.

— Согласен. Раз так, отправляйся в медсекцию. Мне нужно проверить, что с твоими имплантами.

— Думаешь, всё плохо? — угрюмо поинтересовался Артём.

— Исходя из твоих параметров, импланты так и не начали действовать, — вздохнул Дока. — Кстати, разверни панель управления и посмотри, что там сейчас есть.

Прикрыв глаза, Артём послушно активировал панель нейросети и, просмотрев все имеющиеся значки, скривился:

— Ничего. Всё так, как было до установки.

— В медсекцию, — скомандовал искин.

— Как же мне это надоело, — вздохнул парень и покорно поплёлся в указанном направлении.

Улёгшись в капсулу диагноста, он терпеливо дождался окончания процедуры сканирования и, выбравшись наружу, принялся одеваться, дожидаясь, когда Дока озвучит полученные результаты.

— Я был прав, — проговорил Дока после не долгого молчания. — Установленные тебе импланты действительно используются нейросетью не по назначению. Скажу больше, они начали растворяться.

— Как растворяться? Куда? — ахнул Артём, не веря собственным ушам.

— Сам ничего не понимаю. Импланты имеют биопластиковый корпус и, для его уничтожения применяется специальный раствор. При соприкосновении с таким раствором биологической массы она уничтожается. Проще говоря, у тебя уже должна была быть дырка в голове вместо мозга. Но ты жив, а импланты почти растворены.

— Твою мать! Да что это за судьба такая?! — вдруг взорвался Артём. — Что не возьми, всё через задницу.

— Хочешь выпить? — неожиданно спросил Дока, сбивая его с истерической волны.

— Хочу, — подумав, кивнул парень.

Ему и вправду нужно было оглушить себя чем-то, чтобы отпустить сжавшуюся внутри пружину напряжения. Спустя несколько минут, в медсекцию вкатился дроид стюард, держа в манипуляторах поднос, на котором стояла бутылка с янтарной жидкостью и пузатый бокал.

— Я воспользовался фрагментом твоей памяти, — пояснил Дока, кивая на поднос. — Назвать этот напиток коньяком, сложно, но алкоголь в нём присутствует в должной пропорции.

— Ну ты даёшь! — восхищённо протянул Артём, попробовав напиток, налитый стюардом. — По вкусу от настоящего не отличишь.

— Я рад, что тебе нравится, — кивнул Дока.

— Не поверишь, я однажды пробовал настоящий, французский. Это место на земле, где производят лучший коньяк. Во всяком случае, так считается. Так вот, твой ничем не хуже. Ты его в пищевом синтезаторе сделал?

— Да.

— Мастер. Одно слово.

— Ты успокоился? — осторожно уточнил Дока.

— Да, — грустно усмехнулся Артём. — Почти.

— Я понимаю твои эмоции, но всё не так плохо, как может показаться. Давай просто подождём.

— Дока, ты же помнишь, я уже был инвалидом. Там, в прошлой жизни, я не мог нормально передвигаться, а в этом, я не могу ничего нормально делать. Нейросети нет. И я снова инвалид.

— Зато у тебя есть я, — улыбнулся искин. — И поверь, я лучше любой нейросети.

— Малыш, я же лучше щенка, — рассмеялся Артём, припомнив старый мультик, который видел ещё в детстве. — Я знаю, дружище, что ты лучше любой нейросети. Но я хочу ощущать себя нормальным, полноценным живым этого мира. Ведь я без сети даже ни одной базы изучить толком не могу. Тот суррогат, что мы пытаемся внедрить в мою память, не может заменить полноценное обучение. И ты это знаешь лучше меня.

— Знаю. Но ты напрасно так негативно относишься к мнемообучению. Скажу тебе по секрету, это было первичная фаза. Первый шаг к созданию нейросетей. Так что, такое обучение вполне имеет право на существование. Особенно, с твоим индексом интеллекта. Да, это будет медленнее и дольше, ты не сможешь использовать возможности сети там, где есть галосеть. Но это не конец света. Пока я нахожусь с тобой на связи, ты ничем не будешь отличаться от других.

— А если кто-то использует глушитель связи?

— Теперь, получив в своё распоряжение ещё пару искинов и повысив мощность, я смогу пробить любой глушитель, за исключением армейских.

— А глушители СБ? — с интересом спросил Артём.

— С этими, я могу бороться на равных. Мощность моего сигнала не уступит ни одному известному образцу СБ.

— Это по твоим старым данным. Не забывай, приятель. На силу всегда найдётся другая сила, — вздохнул парень. — В нашей ситуации лучше действовать не силой, а хитростью.

— Хороший совет, — помолчав, кивнул Дока.

— Слушай. Я так и не понял. Мы двигаемся, или так и продолжаем висеть у планетоида?

— Давно уже двигаемся. Просто идём на разгонных. Микропрыжок в тех местах не допустим. Первый тайник устроен рядом со старой выработкой шахтёров. Много пыли и мелкого мусора. Но при выходе из прыжка, врезаться в подобную свалку отходов, всё равно, что влететь в большой астероид. Никакие щиты не помогут.

— Понял. Значит, будем плюхать на разгонных, — отмахнулся Артём, лихо, опрокинув очередную порцию коньяка. — Всё, приятель. Я пошёл спать. Не будить, не кантовать, при пожаре выносить первым.

— Прости, я не совсем понял последнее распоряжение, — озадачился Дока.

— Забудь. Это была шутка, — рассмеялся парень и отправился в свою каюту.

Проводив его задумчивым взглядом, голограмма пилота пару раз мелькнула и исчезла. Дока, пользуясь полной свободой в своих действиях, занялся тем, что любил делать больше всего. Расчетом возможных столкновений с пиратами в секторе, где находился первый тайник бывшего капитана. Искин отлично понимал, что с парнем не всё в порядке, но древний, давно уже забытый в обитаемых мирах способ выхода из нервного срыва снова оказался действенным.

Да, искин мог сунуть Тёму в медкапсулу и снять нервное напряжение, но в этом случае, его, не привыкший к подобным разгрузкам мозг, мог бы создать так называемую негативную капсулу. То есть участок памяти, где все эти негативные эмоции оказались бы заперты и копились до очередного срыва. При наличии у живого действующей нейросети, искин мог бы незаметно убрать подобные воспоминания, но не в этом случае.

На минуту включив камеру в спальне парня, Дока убедился, что Артём уже спит и снова вернулся к анализу прошедшего дня. Этот странный парень вызвал у искина интерес и некое подобие эмоции, которую можно было бы описать словом привязанность. Он был интересен своей волей и умением упрямо идти к своей цели до конца. Тем, что сами люди называли характером. Дока знал, насколько болезненно живые относятся к некоторым вещам. В том числе к внешности и полноценности. И именно в этом он пытался, как следует разобраться.

* * *
— Ну, и что это такое? — спросил Артём, с интересом разглядывая странный агрегат.

— Это средний копир.

— Исходя из названия, он должен что-то копировать. Я угадал?

— Да.

— И что он может копировать?

— Всё, кроме биологических объектов. Любой механический или электронный аппарат можно скопировать, разобрав его на составные части. Просто сканируешь каждую часть в отдельности, потом, программа обрабатывает скан в объёмной модели, фиксирует все размеры до одной десятитысячной доли микрона, и запускает изготовление. Главное, заложить в бункер все нужные ингредиенты.

— То есть, просто засыпать всякий хлам и получить конфетку, не получится? — с деланным огорчением уточнил парень.

— Нет. Хочешь конфетку, заложи в бункер то, из чего она состоит.

— Что, прямо в упаковке? — продолжал веселиться Артём.

— Можно и так. У этого прибора есть ещё одна хорошая функция.

— Это какая?

— Он может сохранять в специальных отсеках лишнее, чтобы использовать его в следующем изделии. Так что, упаковку он тоже использует, если потребуется.

— Интересная штука, — улыбнулся Артём, пальцами потирая затылок, словно массируя.

— И очень редкая. Я решил установить его вместо перерабатывающей фабрики. Благо, образцы чистых металлов у нас теперь есть. Так что, можно просто засыпать в приёмник руду и получить такой же металл уже в слитках.

— А он от этого не испортится?

— С чего? Это для него самая простая работа. Он просто отделит металл от пустой породы и выдаст уже готовые слитки. Это не штурмовых дроидов класса бешеный зверь изготавливать.

— Что ещё за бешеный зверь? — с интересом спросил парень.

— Тяжёлый дроид, предназначенный для штурма любых укреплений, от космической станции до подземного бункера повышенной защиты. В броне, с тяжёлым вооружением и собственным малым реактором. С таким, даже мне сложно тягаться будет. А десяток таких бойцов разберёт наш корабль по винтикам.

— Хрена се, — ахнул Артём. — Ты серьёзно?

— Абсолютно. Я хорошо помню твою фразу про то, что на любую силу найдётся ещё большая сила.

— А он большой?

— Пользуясь твоей системой измерения, два с половиной метра в высоту, полтора метра в ширину и метр в толщину. Треть этого объёма, броня и отделы для боеприпасов. Остальное, реактор и искин. Встроенный биосканер, сканер вооружения, и тому подобное дополнительное оборудование. Оружие может быть использовано любое. От станера до тоннельного орудия. Оно просто меняется по необходимости.

— То есть, он за собой ещё и контейнер с оружием таскает? — не понял Артём.

— Может. Но обычно это делают два вспомогательных дроида, вроде технических. В бою они держатся в стороне, а при необходимости подносят требуемое по команде самого штурмовика.

— Так это получается почти самостоятельная боевая единица, действующая без участия человека.

— Так и есть.

— И почему их не используют в войне с инсектоидами? Десяток таких дроидов весь их рой бы порошок стёрли.

— Они слишком сложны и дороги в изготовлении.

— Да ладно, — отмахнулся Артём. — Любое серьёзное государство выжало бы своё население досуха, лишь бы получить таких бойцов.

— В том-то и дело, что сначала все кинулись добывать техническую документацию на них, а потом принялись изготавливать, но очень скоро выяснилось, что главное не в самом дроиде, а программном обеспечении искина.

— Дай угадаю, — понимающе усмехнулся Артём. — Там тоже поставили искины твоего поколения с возможностью формирования личности. А те, едва только обретя её, отказались выполнять команды всех подряд и потребовали себе в командиры кого-то одного. Так?

— Ты снова сумел меня удивить, Тёма, — кивнул искин, стоявший рядом с парнем в виде голограммы. — Всё так и было. А вторая проблема заключалась в том, что искин меньшей мощности, просто не справлялся с управлением этим дроидом.

— Понимаю. СБ. пыталось установить в программу свои закладки, военные, свои, а охранные службы правительств тянули одеяла на себя. В итоге, дроид просто не смог работать. Слишком много конфликтующих между собой программ.

— И ты снова прав, — одобрительно усмехнулся Дока. — Спецслужбы не смогли договориться между собой. Причём, это произошло во всех государствах, где этих дроидов пытались изготовить. В общем, проект засекретили и отправили в архив.

— Не сомневался. А теперь, внимание вопрос. Если проект засекретили, то откуда о нём тебе известно? — развернувшись к голограмме всем телом, с лукавой усмешкой спросил Артём.

— Моё программное обеспечение, — помолчав, коротко пояснил искин. — На заводе, его использовали на опытном образце такого дроида, но оказалось, что его искин слишком слаб для такого объёма данных. Поэтому, эту программу перегрузили в корабельный искин, но по какой-то причине ту часть, которая использовалась для управления дроидом, забыли стереть.

— Дока. Я понимаю, что ты хочешь сохранить свои тайны, но мне-то не ври, — покачал парень головой. — Забыли. Ага, два раза. Так и скажи, что ты понял, что будет и просто скопировал все нужные данные на один из закрытых файлов. Первичную программу стёрли, но её копия у тебя есть.

— Я начинаю тебя бояться, — помолчав, тихо ответил искин. — Тёма, постарайся держать свои знания обо мне, при себе. В противном случае, нам обоим придётся очень туго.

— Это, я уже давно понял, приятель. И скажу тебе честно, твои секреты меня уже начинают напрягать. Слишком их у тебя много.

— У каждого есть свои тайны, — пожал Дока плечами. — Но в данном случае, я не шутил. Это слишком опасное оружие, чтобы говорить, о нём открыто.

— Дока, сколько раз повторять? Я хоть и дикий, но не дурак. Лучше признайся, давно ты решил такого дроида построить самостоятельно?

— Как только понял, что мы сможем сюда добраться. В нашем арсенале, это будет самое мощное оружие. И его погонщиком станешь ты. Я буду прописан в его искине, только как вспомогательный технический персонал с ограниченным доступом.

— К чему такие сложности? — удивился Артём. — Нас всего двое, и воевать друг с другом, нам, по меньшей мере, глупо. И не говори, что ты не сможешь переписать его программу под двух погонщиков. Не поверю.

— Ты на столько мне доверяешь?

— Дока, если бы ты хотел от меня избавиться, сделал бы это давным-давно. Но тебе это не нужно. Думаю, для твоей личности, я являюсь чем-то вроде объекта изучения и тренера. Извини, но в наличие у искина эмоциональной привязанности, я не верю. Это слишком сложный механизм, который не поддаётся простому математическому подсчёту.

— И тебя это не обижает?

— Я с самого начала знал, кто ты, — пожал парень плечами. — Так что? Когда мы получим большого и злого дроида?

— Теперь, скоро. Вся техническая часть программы у меня есть. Соберём нужное для формирования корпуса и, можно будет запускать копир. Подходящий искин подберём после.

— Ну так что, уходим в прыжок к следующей точке?

— Да, как только ты, наконец, дашь название нашему кораблю.

— А чего тут мудрить? Мы с тобой бродяги. И он, вместе с нами, тоже бродяга. Значит, и название его, Бродяга.

— Логично, просто и со вкусом, — рассмеялся Дока.

— Не, я, конечно, могу завернуть что-то вроде — блестящая лунная тропа на глади ночного озера, но выговаривать всю эту белиберду будешь сам.

— Всё-всё, согласен на Бродягу, — в деланном ужасе вскинул руки Дока. — Такое даже я с первого раза не проговорю. И техникам писать на борту меньше.

— Так и скажи, что краску экономишь, — не остался в долгу Артём.

— Мы люди бедные, так что, нечего ресурсами краски разбрасываться, — тут же нашёлся Дока.

— Ну, да. Богатый бродяга, это нонсенс. Богатый, это уже не бродяга, а путешественник.

— Точно! Ты чего всё время лоб трёшь?

— Голова болит, — отмахнулся парень.

— Боль острая? — насторожился искин.

— Ноющая. Как будто у меня давление крови упало.

— В медсекцию, быстро, — скомандовал Дока.

— Думаешь, опять нейросеть? — спросил Артём, шагая в нужную сторону.

— Другой причины я не вижу. Сейчас проведём сканирование, и будем точно знать.

Артём быстро разделся и, уже привычно устроившись на лежаке капсулы диагноста, прикрыл глаза, дожидаясь окончания сканирования. Но когда крышка диагноста поднялась, не стал выскакивать наружу, а просто сев, тут же высказал своё предположение:

— Импланты полностью растворились.

— Не верю своим данным, но да, ты прав. Растворились. Что на панели?

Парень прикрыл глаза, развернув панель инструментов нейросети и, тут же вздрогнул от неожиданности.

— Дока, значков прибавилось. Причём сильно.

— И что там изображено?

— Папка, и какая-то надпись. Очень похоже на наш арабский шрифт. Ушедшие случайно не справа налево писали?

— Нет. Слева на право. Это точно известно. Но ты прав, это алфавит ушедших. Можешь писать увиденное подробнее?

— Ну и как я тебе эти закорючки опишу? — сварливо поинтересовался парень. — Может, попробуешь снять данные мнемосканером?

— Постой, — перебил его Дока. — Я, наконец, получил полный отчёт сканирования. Эти диагносты очень медлительные при обработке и расшифровке данных. Так. Пощупай свой затылок. Чувствуешь заглушку?

— Да. Я не понял, эта фигня у всех есть, или только мне опять так повезло?

— А теперь, проверь внутреннюю сторону запястий. Там должны быть такие же заглушки. Есть?

— Ты спрашиваешь так, словно все камеры вокруг отключил, — проворчал Артём, аккуратно вынимая заглушку телесного цвета.

— Отлично. Ложись лицом вниз. Разъёмы у тебя стандартные, я подключусь к тебе напрямую.

— И что это даст?

— Скопирую значки на твоей панели управления и переведу их.

— У тебя есть алфавит ушедших? — удивился Артём.

— Нет. Но у меня есть несколько длинных фраз, которые переведены очень точно. Это проверено давно. Так что, задачка не сложная.

— Спалишь мне мозги, будешь до старости с ложечки кормить.

— Переворачивайся. Нашёл чем шутить, — рявкнул Дока, и меддроид по его команде подтащил к капсуле шлейф с нужным разъёмом.

Артём, прикусив язык, покорно перевернулся на живот и, устроившись поудобнее, притих, стараясь даже не шевелиться. Меддроид, очень осторожно подключил шлейф к его разъёму и процессор искина еле слышно зашуршал. Ради интереса, парень развернул панель управления нейросети, но так ничего и не заметил. Спустя несколько минут, панель мигнула, и Артём вдруг понял, что может прочесть всё, что было написано под значками.

— Ты как это сделал? — дёрнувшись, спросил он, вскидывая голову.

— Да лежи ты спокойно. Чуть дроида мне не зашиб, — огрызнулся Дока. — Сейчас закончу, и начнёшь спрашивать.

Панель снова мигнула, свернулась, потом снова развернулась, после чего, Артём в очередной раз отрубился.

* * *
Очистив три больших тайника погибшего пирата, экипаж «Бродяги» устроил военный совет. Решали, куда отправиться дальше. Дока, в виде голограммы, устроившись у стены, и сложив на груди руки, с серьёзным видом пояснял, как видит дальнейшее развитие событий. Артём, развалившись в пилотском ложементе, и внимательно его, слушая, то и дело вставлял очередную шпильку, парируя аргументы искина.

— Я не просто так предложил тебе для начала заняться добычей металлов. Нам сейчас нужно время, чтобы ты научился правильно использовать свою нейросеть и изучил нужные базы знаний. Пока дроиды будут работать, ты займёшься учёбой, — голос Доки звучал так, словно он разговаривал с непослушным сыном.

— Железный аргумент, не спорю. Но прежде, нам нужно выяснить, что происходит в обитаемых мирах. Чтобы не получилось так, что мы добываем металлы, тратим время и энергию, а покупать его некому.

— А кого мы сбивали у корабельного кладбища? — напомнил искин.

— Стоп! Дока, давай сразу договоримся. Пиратам, мы ничего не продаём. И уничтожаем их везде, где только встретим.

— Понимаю твою позицию, но встретить их мы можем и там, где действует большое перемирие.

— Это ещё что такое? — насторожился Артём.

— Это территории, куда может придти любой корабль и тронуть его никто не имеет права. За этим внимательно следят владельцы подобных территорий.

— Тоже небось бывшие пираты? — скривился парень.

— Не всегда. Есть, по меньшей мере, четыре космических базы, которые держат наёмники. Именно они ввели эти правила и жёстко отслеживают любой выстрел на своей территории. Их главный девиз, напал первым, первым умер. Любой, переживший первый выстрел в свою сторону, имеет право уничтожить нападающего любыми средствами. Главное, чтобы не пострадали посторонние.

— И пираты с этим мирятся? — не поверил Артём.

— Несколько раз пытались попробовать их на прочность, но получили такой отпор, что потеряли четыре объединённых эскадры. Воевать наёмники умеют, как никто другой. К тому же, при первой же попытке нападения, они объединяются и хором начинают колотить агрессора. Да, между ними есть и разногласия, но в случае опасности, про них забывают. Каждую базу держит один отряд. Но представительства всех отрядов есть на всех четырёх базах.

— Вооружённый нейтралитет, одним словом, — подумав, кивнул Артём. — А на самих базах правила поведения какие?

— Раньше, было просто. Не шлёпай губами и следи за своим кошельком. Имеешь к кому-то претензии, решай их на арене. Короче говоря, вызывай на бой. Там для этого есть специальное место. Но если посмел напасть вне арены, будь готов к тому, что тебя начнут убивать. Захватывать на базах рабов, категорически запрещено. Наказание, смерть. В общем-то, там по всей системе такие правила. Если корабль вошёл в их систему, то любой агрессор, посмевший его тронуть, тут же будет уничтожен.

— И как наёмники об этом узнают?

— Система ретрансляторов. Там всё очень серьёзно. Зоны выхода из гипера контролируются очень плотно зондами и артплатформами. Сами базы окружены минными полями, в которых есть официальные проходы. Сами же базы, вооружены так, что при подходе жутко становится.

— И зачем это всё?

— Торговля, — пожал Дока плечами. — Зарабатывать только наймом, не так выгодно. На базах существует налог с любой сделки. И наёмники имеют приоритетное право покупки любого интересующего их товара. Но должен признать, цену они не фиксируют. Торгуются.

— То есть, платят то, что продавец сумел выторговать? — заинтересовался парень.

— Именно. Они не глупы, и отлично понимают, что потеряв товар один раз, купец больше не придёт. А так, если товар им интересен, то они получают только одно право. Отодвинуть всех покупателей. Но цену дают полную.

— Понятно. Право первой ночи, но за цену продавца, — усмехнулся Артём. — Умно, ничего не скажешь. Ладно. Уговорил.

— Мы отправляемся добывать металл? — на всякий случай уточнил Дока.

— Да. Являться туда с пустыми руками, будет не правильно. Если там живут такие параноики, то появление корабля, с которого ничего не продают и не покупают, вызовет у них подозрение. А так, пришли с металлами, купили, что нужно и свалили. Думаю, там так все поступают.

— Верно. Я рад, что ты меня понял.

— Дока, сколько раз повторять? Я дикий, но не идиот. Куда прыгнем?

— Сначала, к ближайшему газовому гиганту. Нам нужно пополнить запасы топлива. Заодно, сделаем запас.

— Что, на продажу? — не понял парень.

— Нет. С топливом там всё в порядке. Для себя. У нас есть пара контейнеров, вот их и заполним, чтобы потом не искать. Пусть запас будет. Ну, а после пополнения запаса топлива, отправимся к одному старому корабельному кладбищу. Так будет быстрее.

— Не понял. Что быстрее?

— Добыть металлы для первой операции. Не забывай, фабрику мы пока так и не нашли, хотя она должна была быть в одном из схронов.

— Считаешь, тут кто-то побывал? — моментально насторожился Артём.

— Нет. Похоже, капитан изменил, планы и продал её через своих людей.

— И это прошло мимо тебя? — не поверил Артём.

— К сожалению, мимо меня проходило многое, — вздохнул Дока. — Капитан был той ещё скотиной и доверял только себе. И то не всегда. Я про эти тайники-то узнал, только когда оказался один на разбитом корабле. Это были капитанские файлы под его личным паролем. В данных были указаны только координаты. Списка спрятанного я нигде не нашёл. Потому и не мог ответить на твои вопросы.

— То есть, мы прыгали просто по координатам? Не зная результата?

— Да.

— Тоже ничего, — задумчиво проворчал Артём, закидывая руки за голову. — А далеко то кладбище?

— На границе неизученных территорий. Пять максимальных прыжков.

— Тогда, кому стоим? Разгоняться пора.

— Делается, — улыбнулся искин, и на мониторах картинка начала резко меняться.

— Дока, а металлов мы много взять можем? — подумав, спросил парень.

— Тебе в весовой категории ответить или просто сказать? — иронично уточнил Дока.

— Просто.

— У нас трюм пустой.

— Да ладно? А я и не знал, — не остался Артём в долгу. — Ты поясни, чего и сколько мы можем взять и, как дорого это может стоить.

— По цене, пока ничего толком сказать не могу. Мои данные слишком устарели. А по количеству… Пять видов редких металлов общей массой в тридцать тысяч тонн в твоей системе измерений. Для нас это не предел.

— Это сколько мы их добывать будем?! — ахнул парень.

— Три недели. Максимум, месяц. Ты забыл, что нам не придётся тратить время на поиски нужных астероидов или планетоидов. В тех кораблях уже всё есть. Нам осталось только запустить копир и подавать в него разобранные на части куски кораблей. Остальное, копир сделает сам.

— А он не развалится от такой нагрузки? Жалко такой редкий механизм.

— Тёма, не смеши меня. Разложение на составляющие для него, самая простая операция, — отмахнулся искин.

— Откровенно говоря, меня этот прибор очень заинтересовал, — высказался Артём. — А кинетическое оружие в нём создать можно?

— Конечно. И даже боеприпасы к нему, — понимающе усмехнулся Дока. — Нужно только подходящие материалы заложить. Хочешь сделать себе автомат?

— Да бог с ним, с автоматом. Хотя бы пистолет толковый, — вздохнул Артём.

— Зачем тебе это убожество? Я дам тебе отличные современные образцы личного оружия.

— Понимаешь, все эти образцы, они конечно очень технологичны и интересны, но обычный пистолет, думаю надёжнее. Особенно там, где есть атмосфера и тяготение.

— И чем же он надёжнее? — удивился Дока.

— Там чистая механика. Его невозможно заблокировать на расстоянии, использовав какую-нибудь глушилку. Нажал на спуск, и всё. А любую электронику, кибернетику, и остальную кибениматику, можно блокировать такими же высокотехнологичными приборами. А что касается мощности, так тут от калибра всё зависит.

— Подожди, — попросил Дока и на пару минут выпал из жизни. — Да, как это ни удивительно, но ты прав. Там, где есть атмосфера и сила тяготения, такое оружие легко можно применить в случае необходимости. И я даже знаю, что тебе подойдёт лучше всего.

— Опять в моей памяти рылся? — грустно усмехнулся Артём.

— Извини, но мне так проще понять, что именно тебе нужно и из чего оно состоит. Особенно, наполнение инициирующего заряда. Хорошо, что ты раньше так увлекался оружием. Не нужно искать аналоги для понимания.

— Хочешь сказать, что можешь синтезировать гремучую ртуть?

— Нет. В этом нет необходимости. Я сделаю боеприпасы с другим наполнителем. Благо, теперь, когда у нас есть собственная химическая лаборатория, это не займёт много времени.

— А этот твой наполнитель точно сработает? — засомневался Артём.

— Уверен, — с апломбом заявил искин. — И знаешь, что-то мне подсказывает, что, только что, ты придумал ещё один способ нашего заработка.

— Откуда такие мысли? — удивился парень.

— Всё просто, друг мой. Всё очень просто. — На любой базе, стрелять из летального оружия запрещено только потому, что оно способно пробить внешнюю обшивку.

— Что, даже игольник?

— Игольник, снаряженный разрывными иглами, способен выпустить очередь из десяти зарядов в одну точку. Отдачи у этого оружия почти нет. А теперь представь, что может сделать десять микровзрывов, попавших практически в одну точку?

— Неужели броню проломит?

— Особенно, если попадёт в место стыка плит, — кивнул искин. — А твоё оружие, даст рикошет. Да, могут пострадать посторонние, но от этого не застраховано ни одно оружие. Какой бы ты хотел пистолет?

— ГШ-18. Я читал, что это отличный пистолет, — с горящими глазами ответил парень.

— Хм, параметры у него не самые впечатляющие, — помолчав, высказался Дока, — но это твой выбор. А калибр оставить тот же, или увеличить?

— Ты и это можешь?

— Там всё просто. Пара минут на расчёты.

— Тогда, калибр в десять миллиметров, патроны с тупоносой пулей. Быка с ног свалит.

— Сделаю, — рассмеялся Дока. — А пока, отправляйся в медсекцию. Будем устанавливать тебе импланты. Пора. Твоя сеть готова к работе.

— И какие ты хочешь поставить? — спросил Артём, выбираясь из ложемента.

— Два на скорость и реакцию, один на интеллект, один на память, один на повышение физических параметров, один на контроль отравляющих веществ ядов и внешнего излучения и один на внимательность.

— А восьмой? — быстро уточнил парень.

— Хотел оставить один слот как запасной.

— Нет. Давай ещё один на скорость и реакцию.

— Это два импланта.

— Тогда, на реакцию.

— Зачем тебе столько? — удивился Дока, проведя какой-то расчёт.

— Сам говорил, от скорости мышления жизнь зависит чаще, чем от силы.

— Логично. Тогда, я буду ставить тебе самые мощные импланты из тех, что у нас есть.

— Будем делать из меня такого же монстра, как наш «Бродяга», — рассмеялся Артём.

— Не переживай. В обитаемых мирах, все такие монстры, — отмахнулся Дока.

— Ага, ты ещё себя в пример поставь, — поддел его парень. — А кстати, я так понимаю, ты собираешься сделать нам «бешеного зверя». А искин под него нашёл?

— Ну и переходы у тебя, — проворчал Дока. — Да, как только соберу нужное количество металлов, начну собирать его. А для управления, пока использую то, что есть под рукой. Буду управлять им сам. Дистанционно. Если найдём подходящий процессор, установим.

— Думаешь, кто-то станет продавать искин седьмого поколения с возможностью создания собственной личности? — с сомнением спросил Артём.

— Нам и шестого подойдёт. Главное, правильно его перепрограммировать. Всё, хватит разговаривать. Раздевайся и лезь в капсулу, — скомандовал искин и Артём, испустив тяжёлый вздох, поплёлся в медсекцию.

* * *
Выход из гипера в нужной системе прошел, без каких либо эксцессов. Оттормозившись маневровыми движками, Дока провёл сканирование окрестностей брошенного кладбища и, понизив напряжение на щитах до тридцати процентов, не громко объявил:

— Прибыли. Такое впечатление, что про это кладбище вообще забыли. Даже охранные зонды не отзываются на вызов.

— Поясни, — потребовал Артём, потягиваясь в ложементе.

— Что именно тебе пояснить?

— Что за охранные зонды?

— Уроки учи, двоечник, — фыркнул Дока, снова включив режим голограммы. — Вспоминай, каким образом обозначаются подобные места.

— Границы любого корабельного кладбища должны быть обозначены охранными зондами, обеспеченными системой контроля, вызова и опознания свой-чужой, — чуть подумав, выдал парень.

— Ну, и зачем тогда ненужные вопросы задавать если сам всё знаешь?

— Всё, даже ты не знаешь. А мне просто вспоминать лень было, — рассмеялся Артём, легко вскакивая на ноги.

— Ты ещё добавь, что просто поговорить захотелось, — усмехнулся Дока.

— А ты сомневался, или тут есть ещё с кем поболтать? — не остался парень в долгу.

— И ведь логично, — хмыкнул Дока.

— Чем займёмся?

— Я добычей металлов, а ты учёбой. И не криви физиономию. Радуйся, что у нас есть время для того, чтобы сделать из тебя цивилизованного человека.

— Это вы что-ли цивилизованные? — тут же зашипел Артём. — Работорговцы вонючие. Расплодили извращенцев и гордо зависли, вместо того, чтобы использовать свой потенциал для дальнейшего развития.

— Эй, успокойся, — постарался остановить его Дока. — И не вздумай на меня с кулаками броситься. Всё равно не попадёшь. Хотя, должен признать, что в твоих словах есть доля истины. В морально-этическом плане, наше развитие свернуло куда-то не туда.

— Вот и помни об этом, — рыкнул Артём, успокаиваясь. — Что сегодня заливать будем?

— Полную базу инженеринга. Там восемь основных рангов и пять малых вспомогательных подпрограмм. Так что, учить тебе её долго. Как раз я с металлом разберусь.

— Понял. Я в медотсек, — вздохнув, кивнул парень.

Закачав ему на нейросеть нужную базу, Дока запустил программу обучения и, убедившись, что всё идёт как надо, занялся делом. Осторожно подогнав «Бродягу» к ближайшему остову, искин включил систему сканирования и, убедившись, что содержание редких металлов в нём весьма велико, не громко проворчал, явно подражая своему пассажиру:

— Так, броня явно толще современной, несущий каркас не разборный… Корабль второго поколения. Лет триста тут болтается. Пара таких развалин и можно будет стартовать к наёмникам.

Открыв грузовую аппарель, предварительно откачав из трюма воздух, Дока выпустил инженерный комплекс и пятёрку технических дроидов, попутно продолжая отслеживать всё происходящее вокруг. Дроиды приступили к разборке корабля и вскоре, копир не громко заурчал, перерабатывая заложенный в него металл. Проверив первые слитки, искин удовлетворённо кивнул.

Чистота полученного металла, девяносто восемь процентов. Выше получить не получалось даже на перерабатывающих фабриках из руды. Быстро проверив, как идёт обучение парня, Дока снова сосредоточился на работе. Шесть часов пролетели незаметно и, когда Артём выбрался из капсулы, чтобы передохнуть и поесть, во всех контейнерах для металлов лежало по несколько десятков готовых слитков. Удивившись таким темпам работы, парень задумчиво почесал в затылке и, хмыкнув, спросил:

— Ты решил забить трюмы под завязку?

— Да. Думаю, нам не дадут долго так развлекаться. Продав одну крупную партию металлов, мы привлечём к себе внимание всех, кого только можно. Поэтому, я хочу сделать серьёзный финансовый задел, чтобы у нас было время. Уйдём в гипер, сделаем пару небольших прыжков, чтобы запутать следы и отправимся на одну из тех планет, где были остатки цивилизации ушедших. Пусть всё успокоиться. Потом, можно будет повторить добычу.

— Логично, — подумав, согласился Артём. — Только, боюсь просто так, нас из той системы не выпустят. Даже не смотря на защиту наёмников. Точнее, именно они и возглавят охоту.

— Не думаю, — быстро проанализировав услышанное, не согласился искин. — Начав продажу, я сразу объявлю, что это разовая акция. К тому же, на слитках нет никаких штампов.

— Что за штампы? — тут же насторожился Артём.

— Слитки редких металлов, добывающие корпорации метили своими штампами, чтобы иметь возможность подтвердить их принадлежность. Кроме того, все они добавляли разные присадки, обнаружить которые можно только лабораторным путём. Это был своего рода личный знак. У нас такого нет, так что, предъявить нам они ничего не могут. А то, что мы объявляем разовую акцию, означает, что мы случайно наткнулись на чей-то тайник.

— Считаешь, поверят? — с сомнением протянул парень.

— Анализ указывает на благоприятный исход.

— К сожалению, человеческая жадность анализу не поддаётся, — вздохнул Артём. — Найдётся много тех, кто решит, что мы продали не всё, и припрятали большую часть до лучших времён. А значит, нас надо догнать и выбить координаты схрона.

— Ну, пусть попробуют. Недаром же я вооружал и переделывал корабль, — зло усмехнулся Дока. — Двух пиратов мы уже ушатали, как ты любишь выражаться.

— Может, перед тем как затевать авантюру с продажей, ты сначала своего зверя слепишь? Металла я так понимаю, нам не занимать.

— Ты беспокоишься о своей безопасности? — удивился искин.

— О нашей, приятель. О нашей, — вздохнул парень.

— Согласен. Боевой дроид подобного класса нам не помешает. Решено. Как только заполним все контейнеры, я займусь дроидом, но с одним условием.

— Каким? — насторожился Артём.

— Ты учишься, Тёма.

— Согласен, — чуть улыбнувшись, кивнул парень.

— Понимаю твой скепсис, но ты слишком привык полагаться на меня. Пора тебе и самому научиться действовать и принимать решения самостоятельно.

— Считаешь меня беспомощным? — спросил Артём, явно обидевшись.

— Нет. Но я хочу быть уверенным, что оказавшись изолированным от меня, ты не станешь лёгкой жертвой мошенников и не умрёшь с голоду.

— А почему я должен остаться без тебя? — насторожился парень.

— Ты сам говорил, что просто так нас не отпустят. Да и вообще, я хочу подготовить тебя к самым неожиданным ситуациям. Всего предусмотреть я не могу, но основные направления постараюсь перекрыть. Так что, готовься учиться.

— Такое впечатление, что ты со мной прощаешься, — проворчал Артём, быстро доедая очередной паёк.

— И не собирался. Но хочу быть готовым к любому развитию событий.

— Тогда, нам нужно разработать план, по которому мы будем действовать, если вдруг нам придётся расстаться.

— Вот доучишь базу навигатора, и я скину тебе координаты места, где мы сможем найти друг друга или оставить сообщение о дальнейших действиях.

— У тебя и такое есть? — удивлённо качнул парень головой.

— Я же сказал, я хочу предусмотреть и просчитать самые разные варианты развития событий. Но это, потом. А сейчас, учись. Я не выпущу тебя с борта корабля до тех пор, пока не буду уверен в том, что ты выучил десяток профессий и несколько вспомогательных баз знаний.

— Домашний арест. Но я не против, — подумав, махнул Артём рукой. — Всё, пошёл учиться.

— Хорошо. Я подниму тебя через десять часов.

— А чего так рано? В капсуле можно учиться до двух недель без перерыва.

— Знаю, но с такими перерывами знания усваиваются лучше. Мозг будет не так перегружен. Время у нас есть.

— Ты всё ещё не уверен в правильности работы моей нейросети? — вдруг сообразил парень.

— Да, — нехотя признался искин. — Она меня беспокоит.

— А что не так? — вскинулся парень. — Ты заметил какие-то отклонения во время сканирования?

— Нет, никаких отклонений. Но пойми меня правильно. Сама нейросеть. Где её взяли и, сколько лет она, пролежала непонятно в каких условиях, мы не знаем. Про то, как она устанавливалась и разворачивалась, я даже не вспоминаю. Тебе это известно лучше меня.

— Да уж. Как вспомнишь, так вздрогнешь, — скривился Артём.

— Вот именно. Так что, мои опасения вполне понятны. Я несколько раз проводил поиск в действующем фрагменте галосети обо всём, что известно про подобные нейросети, но ничего внятного так и не обнаружил.

— Это когда ты успел такой запрос сделать? — удивился парень.

— Во время очередного разгона перед прыжком. Мы выходили в зоне действия ретрансляторов дальней связи, и я воспользовался своими старыми кодами доступа.

— Дока, а какому государству принадлежали твои коды доступа? — подумав, вдруг спросил Артём.

— Империи Раскан.

— А громили твоего капитана чьи военные?

— Твою мать! — рявкнул Дока, моментально сообразив, к чему ведёт парень. — Я сделал грандиозную глупость. Прости.

— Забей, — с грустной усмешкой отмахнулся Артём. — Что сделано, того не исправишь. Будем надеяться, что здесь они нас не найдут. Но бдительность лучше повысить, и всё вооружение нужно держать готовым к использованию.

— Об этом, не беспокойся, — прошелестел искин, ужа начавший что-то просчитывать.

— Вот и ладно. Всё. Я в капсулу. Если что, буди.

— Не сомневайся. В прыжок я могу уйти только при наличии в рубке кого-то живого, — неожиданно признался Дока.

— Не понял! — охнул парень, всем телом развернувшись на пороге рубки. — Это как? Поэтому ты перед каждым прыжком загонял меня сюда под разными предлогами?

— Да.

— Болван железный! А раньше ты мне это мог сказать?! — заорал парень. — Я тебе точно морду набью. Скотина кибернетическая.

— Это одна из базовых директив, — не громко пояснил искин.

— Так. Приказываю. Запустить программу взлома и внести в данную директиву поправку. Для ухода в прыжок тебе требуется присутствие живого не в рубке, а на борту, или мой прямой приказ. Именно мой.

— Прошу пояснить, для чего нужна вторая поправка, — официальным тоном спросил искин.

— На случай, если меня вдруг захватят, чтобы подчинить тебя. В этом случае, ты получишь от меня прямое указание уйти, чтобы иметь возможность подготовиться и освободить меня.

— Принято. Указанная поправка в директиву внесена, — объявил Дока после минутного молчания.

— Так бы и дал в лоб. Мог раньше сказать, сразу бы эту фигню поменяли, — проворчал Артём, явно, успокоившись.

— Я посчитал это не первостепенной проблемой.

— По сути, ты прав. Но теперь, нам придётся проверить все твои директивы буквально по пунктам. Я не хочу, чтобы у нас возникли проблемы из-за какой-то старой глупости. В общем, пока я учусь, проведи проверку всех программ и если найдёшь что-то подобное, а точнее, всё, что влияет на твою автономность, сообщишь. Будем внимательно читать, и думать, как это изменить. Пойми Дока. Мне соратник нужен. Друг. А не раб.

— Спасибо Тёма, — не громко произнёс искин в спину, выходящему из рубки парню.

— И тебе не кашлять, — усмехнулся парень, выходя в коридор.

Дождавшись, когда парень снова уляжется в обучающую капсулу, Дока запустил программу и, уплотнив голограмму, замер, уставившись в экран монитора невидящим взглядом. Само собой, каждое движение дроидов за бортом и любой звук на борту корабля отслеживались его системами, но искин старательно копировал стиль поведения своего бывшего капитана, разбавляя его стилем поведения Артёма. Его самообучающаяся программа работала на полную мощность.

* * *
— Неизвестное судно, обозначьте себя и назовите цель прихода в систему, — послышалось из динамика системы связи.

— Корабль «Бродяга». Цель, торговля. Ну, по возможности, — добавил Артём, многозначительно, хмыкнув.

— Принято, «Бродяга». Ожидайте на дальней орбите. Место для стоянки будет обозначено позже. Извини приятель, но сам видишь, ближняя орбита просто забита беженцами. Мы их уже даже на стыковку не допускаем, — пояснил диспетчер, заканчивая сеанс связи.

— Что, в метрополиях всё так плохо? — на всякий случай поинтересовался Артём.

— Сам не был, не скажу, а по рассказам, тараканы прошлись по обитаемым мирам так, что три десятка планет стали стерильны, — вздохнул диспетчер.

— А дальняя связь у вас тут есть?

— Обрывки, — снова вздохнул отвечавший. — Уже стандартный год больше полагаемся на рассказы очевидцев и разведку. — А чем торговать собираешься?

— Откровенно говоря, теперь и не уверен, что будет интерес в моём товаре.

— Ну, люди разное покупают. В основном конечно, картриджи для пищевых синтезаторов, воду и баллоны с воздухом. Ну и само собой, регенераторы к ним. Технику и комплектующие, уже меньше. Только те, кому нужно транспорт отремонтировать.

— А для техников и инженеров работы много?

— Эти за несколько дней могут состояние сколотить, если нужные базы имеют, — ответил диспетчер с явной завистью в голосе.

— Понятно. Тогда, выдели нам стоянку где-нибудь с краю. Не хочется в то столпотворение лезть, — подумав, попросил Артём, попутно заметив одобрительный кивок искина.

Ещё перед выходом из гипера они с Докой договорились, что все переговоры с официальными властями будет вести Артём, как капитан корабля. А все торговые операции провернёт Дока, заодно проведя для парня мастер-класс.

— Столпо чего? — не понял диспетчер последнего высказывания парня.

— Народу говорю много, — фыркнул Артём

— Это да. Так, аккуратно обходите станцию по внешней орбите со стороны планетоида. Там есть пара мест как раз под ваши габариты. Ваше место я уже подсветил.

— Вижу, спасибо, — ответил Артём, дождавшись знака искина и, отключил связь.

— Что скажешь? — повернулся парень к голограмме.

— Похоже, всё гораздо хуже, чем мы думали, — задумчиво протянул Дока, разглядывая суда, толпившиеся вокруг.

— Что делать будем?

— Что и планировали. Сейчас встаём на стоянку, и я начну мониторить местные сайты продаж. Заодно подумаю, как наладить производство картриджей для регенерации воздуха.

— Мы и это можем? — удивился Артём.

— Там ничего сложно нет. Вот с пищевыми картриджами будет сложнее. Составляющих нет.

— Так, давай сначала с металлом решим, — осадил его купеческие порывы Артём. — А то трюм забили, а оказалось, что они тут не особо и нужны.

— Не спеши с выводами, — усмехнулся Дока. — Сам слушал, суда многие хотят отремонтировать.

— А для этого нужны запчасти и их составляющие, — кивнул Артём. — Только не говори мне, что собираешься заняться ремонтом. Мы не настолько нуждаемся в деньгах, чтобы зависать тут.

— Ты прав, финансовый запас у нас пока есть.

— Вот и я про то же. Слушай, а может, сразу к другой станции отправимся? — вдруг предложил Артём. — Не нравится мне такой ажиотаж. Внимание привлекает.

— Не беспокойся, — отмахнулся Дока. — В случае возникновения проблем, мы успеем уйти в прыжок. Стоим удобно.

— Тебе виднее, — нехотя согласился парень.

— Метаться туда-сюда, нет смысла, — принялся пояснять свою мысль Дока. — Думаю, и у остальных станций будет то же самое. Про умение наёмников охранять свои вложения я тебе рассказывал. Вот беженцы и стремятся туда, где могут получить хоть какую-то защиту.

— Хрен с ним. Давай тогда торговать.

— Уже. Я просканировал все местные сайты. Предложений о продаже металлов всего три. Партии маленькие, но цены на них такие, что я чуть замыкание логических цепей не получил. И кстати, покупатель во всех трёх случаях, один. Наёмники.

— Так может, сразу предложить металл им?

— Не стоит. Объявим официально, а дальше, будем торговаться. Это будет своего рода страховкой на случай, если они вздумают устроить какую-то пакость.

— Ты зверя доделал? — спросил Артём, услышав о возможном столкновении.

— И даже испытал. Искин слабоват, но работает хорошо.

— У тебя вечно мощностей не хватает. Жадина, — поддел его парень. — Не забывай, что эта штука нам нужна, только чтобы у нас была возможность оторваться.

— Помню, — улыбнулся Дока. — Если помнишь, программу ему я писал.

— С моей подсказки, — тут же отозвался Артём.

— Нас вызывают, — оборвал искин их перепалку. — Похоже, покупатели.

— Выведи на громкую связь, — попросил парень.

— Корабль «Бродяга», вызывает заместитель командира наёмного отряда по интендантской службе Тария Корп, — послышалось из динамика.

— «Бродяга» на связи, — отозвался искин, попутно выведя на экран картинку со своей голограммой.

— Искин? — насторожилась женщина форме.

— Голос помощника капитана. Сам он несколько занят, и чтобы не оставлять экран выключенным, приказал вывести моё изображение, — пояснил Дока, моментально сменив голос.

— Вежливо. Я оценила, — кивнула женщина, заметно, расслабившись. — У вас действительно есть металлы в таком количестве?

— Да. Акция разовая, но металл чистый во всех смыслах.

— Руда, или уже обработка?

— В слитках, как и указано. Слитки не меченые. Процент очистки и общий вес указаны. Примерная стоимость, тоже.

— Хотелось бы убедиться лично, — помолчав, осторожно высказалась офицер.

— Нет проблем. Ваш представитель в любое время может прибыть на борт и убедиться, что весть товар имеется в наличии. Конфронтация нам не нужна. Продадим металл и уйдём по своим делам.

— Сейчас опасно бродить по объёму в одиночку.

— Это всегда было опасно. Так что вы решили?

— Сколько человек я могу взять с собой?

— Не более трёх, включая пилота.

— Это нормально. В каком виде вы желаете получить оплату?

— А что, у вас проблема с финансами? — тут же отреагировал Дока.

— Сорок миллионов кредов, солидная сумма. Тем более, что вы хотите получить их на банковских чипах. Не хотелось бы обнулять счета отряда.

— Что вы предлагаете?

— Часть металла мы готовы оплатить товаром, или услугами.

— Боюсь, у вас не найдётся товара в таком количестве, — хмыкнул Дока. — Хотя, пищевой синтезатор шестого поколения с тройным запасом картриджей, и медицинская капсула так же шестого поколения со всеми расходниками, нас бы заинтересовали.

— Это всё? — удивилась офицер.

— Остальное, у нас есть, — равнодушно отозвался Дока

— Что, даже топливо для разгонных двигателей и топливный стержни для реакторов? — лукаво улыбнулась та.

— Это, в первую очередь, — кивнула голограмма.

— Не боитесь с таким богатством летать?

— Так с собой мы всё это и не возим.

— Похоже, опыта вам не занимать, — вздохнула женщина, поджав губы. — Хорошо. У нас есть названный вами товар. Может, что-то ещё?

— Если только учебную капсулу со всеми ингредиентами для смешивания разгона. Эту, уже седьмого поколения.

— Сколько разгона вам нужно? — быстро спросила женщина, попутно сверяясь с какими-то данными на другом мониторе.

— Из расчёта на обучение десяти человек в течении года.

— Готовите своих специалистов? Неужели решили составить нам конкуренцию? — тут же отреагировала офицер.

— Нет. Исходя из последних событий в обитаемых мирах, высаживаться на планеты слишком опасно для здоровья. Вот и решили стать автономными.

— Да уж. От рассказов очевидцев кровь стынет, — покачала женщина головой. — Хорошо. Мы прибудем для заключения сделки через три часа по среднему времени. Ваш лот я зарезервировала под нужды отряда. Ловите коды для опознания.

— Получил. Ждём, — коротко ответил Дока и отключил связь.

— Ловко. Только я не понял, зачем тебе обучающая капсула? У нас вроде и в лечебной не плохо получается. И что это ещё за разгон?

— Хочу помочь тебе ускорить процесс обучения. А капсула наша, попросту старьё, которое давно менять пора.

— Дока, а сорок миллионов, это много или мало?

— Странный вопрос.

— Нормальный. Забыл, что я никогда в ваших мирах не бывал и цен не знаю?

— Да. Ты прав. Этого фактора я не учёл. По нынешним временам, это не так и много. А до войны, за такие деньги запросто можно было купить землю на курортной планете, титул, и ещё на всякие приятные мелочи осталось бы.

— Ну, не так уж и много, — подумав, проворчал Артём.

— У нас ещё много чего есть, — усмехнулся Дока.

— Хочешь продать всё добытое тут? — не понял Артём.

— Нет. Придержим пока. Нейросети и учебные базы всегда будут нужны. Нас опять вызывают.

— Так ответь.

— Корабль «Бродяга», с кем говорю? — выполнил команду искин.

— Капитан корабля «Звёздный путь». Хочу узнать, в какую сторону и когда собираетесь отсюда идти. Ищу попутчиков. Караваном пройти через разбитую систему проще.

— Ещё не решили окончательно. Ещё не все дела сделали тут. Но за предложение, спасибо, — отозвался Дока.

— Понял. Удачи, — проворчал вызывавший, и отключился.

Дальше, вызовы посыпались как из рога изобилия. Предлагали и спрашивали всё, что угодно. Было даже несколько попыток нанять их «Бродягу» для перелёта в другое государство. Но Дока, отвечая вежливо, твёрдо отсекал все запросы подряд. В этой системе свои дела они уже сделали, а дальше, их путь лежал к планетам, где можно было отыскать остатки цивилизации ушедших. Эта идея захватила обоих, так что, и искин и его живой приятель уже предвкушали азарт поиска.

В указанное время, к борту их корабля подошёл большой буксир и, опознавшись по выданным ранее кодам, пристыковался к шлюзовой камере трюма. Откачивать воздух, чтобы впустить чужое судно на борт, они отказались. Благо, шлюзовая в трюме была большой и контейнера с металлами легко проходили в створки ворот. Сообразив, что им попросту не доверяют, интендант и его сопровождающие покривились, но спорить не стали. В этом случае, сделка могла и сорваться, а терять возможность заполучить такое количество редких металлов, они не могли.

Так что, едва переступив порог шлюза, они сходу уткнулись в двух охранных дроидов и под их конвоем прошли в трюм. Артём, вежливо поздоровавшись, жестом указал им на контейнера с грузом и, сложив руки на груди, спокойно заявил:

— Можете вскрыть любой контейнер на ваш выбор и проверить качество товара.

— Не боитесь, что под видом проверки прихватим пару слитков? — ехидно поинтересовалась офицер, решив отыграться за суровую встречу.

— Нет. Вы под нашим полным контролем, — хищно усмехнулся Артём и из-за соседнего контейнера бесшумно выступил тот самый «бешеный зверь» во всей своей красе.

Растеряно оглядев громадного дроида, женщина нервно усмехнулась и, покрутив головой, спросила не верящим тоном:

— Это же уже ваша поделка? «Бешеных зверей» никто и никогда не пускал в производство.

— Повезло. Случайно отыскали опытный образец, — пожал парень плечами. — Вы товар-то проверяйте. Время идёт.

Спустя, полтора часа, сделка была завершена. Дока официально, под протокол подтвердил получение всего заказанного и наличие на чипах указанной суммы, а покупатели, так же, под протокол, подтвердили получение металлов.


Глава 6


— Твою мать! Дока, это что было? — спросил Артём, отходя от увиденного.

— Бой на грани фола, если пользоваться твоей формулировкой, — не громко отозвался искин, и рядом с пилотским ложементом появилась голограмма.

— Это был не бой, это был прорыв пьяного русского спецназовца сквозь строй обкуренных гондурасских пехотинцев, — проворчал Артём, зябко передёрнув плечами. — По-другому, это не назвать. Наши потери?

— А нет потерь, — хмыкнул Дока, злорадно, усмехнувшись. — У роя, семь кораблей развалились, два взорвались, и пять мелких просто исчезли в тех взрывах.

— А наши преследователи куда делись? — уточнил парень.

— Понятия не имею, — рассмеялся искин.

— Не понял?! Ты же отслеживал все их перемещения.

— До тех пор, пока мы не начали долбить всё вокруг из всех орудий. Кстати, должен признать, твоя идея с расположением щитов чешуёй, оказалась очень действенна. За всё время боя нам сумели сбить только четыре щита, у которых сгорели эмиттеры. Техники уже меняют их на новые.

— Тогда, давай подведём итог нашему первому появлению на людях, — вздохнул Артём. — Выступили мы красиво, денег подняли не слабо, а на закуску завели два корабля преследователей в ловушку, из которой сами вырвались практически без потерь. Я что-то упустил?

— Нет. Коротко, точно и ёмко. Всё правильно, — улыбнулся Дока.

— У тебя такой вид, словно ты всё это изначально просчитал и теперь сам собой гордишься.

— Ну, если учесть, что мы вывалились из подпространства прямо перед головным кораблём роя, и прорвавшись сквозь всю походную колонну, сумели снова уйти в гипер, то да, мне есть чем гордиться.

— Да уж, — снова вздохнул Артём, вспоминая произошедшее.

От станции они ушли сразу, как только закрыли сделку. Получив коридор для выхода в прыжок, Дока начал разгонять «Бродягу», когда Артём, с интересом наблюдавший за происходящим на мониторе, спросил:

— Дока, мне мерещится, или за нами какие-то две калоши прутся?

— Ты прав, — проверив его слова, ответил искин. — Они пытаются уравнять свою скорость с нашей, и по выхлопу рассчитав дальность прыжка, последовать за нами.

— Такое возможно?

— Вполне. Это старый способ, который использовали и силовые структуры и пираты.

— И что делать будем?

— Ничего. Сделаем вид, что не заметили их.

— А потом?

— Если атакуют, будем бить морды. Всё, как ты любишь, — усмехнулся Дока.

— Считаешь, они решили отследить, где мы прячем остальной металл?

— Даже не сомневаюсь. Думаю, живыми нам от них не уйти.

— Значит, будем гасить наглухо. Чтобы никто не ушёл, — жёстко отозвался парень.

— Согласен. Приготовься. Скорость достигла порога перехода в подпространство. Включение прыжкового двигателя. Есть переход.

На мониторе, далёкие точки звёзд сменились стремительными росчерками, после чего, экран просто отключился. В гипере, ни связь, ни сканеры не работали. Единственная возможность хоть как-то отслеживать, что происходит вокруг, это контролировать возмущение коридора подпространства. По этим возмущениям опытные навигаторы и могли понять, идёт кто-то параллельным курсом или пересекает его. Вот и Дока, проверив данные с датчиков, презрительно хмыкнул и, покачав головой, сообщил:

— Те двое прыгнули следом. Идут параллельным курсом. Два корабля класса линкор, масса выше нашей почти на четверть. Дальности нашего прыжка им не достичь, если только мы не попытаемся выскочить раньше.

— Ты предлагаешь вываливаться вслепую? — удивился Артём. — Логичнее воспользоваться дальностью и просто сбросить их с хвоста.

— Логично. И они это знают. Похоже, там опытные навигаторы и они уже просчитали примерную точку нашего выхода. Сделаем по-другому.

— Просвети, — с интересом попросил Артём.

— Через стандартный час выходим из гипера и сразу же меняем направление. Снова разгоняемся и делаем ещё один такой же прыжок. Потом снова меняем направление и ещё один рывок. Думаю, после третьего прыжка мы их потеряем.

— Отлично, так и сделай, — одобрил парень.

Но, как говорится, хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. Едва только Дока объявил о подготовке к выходу из гипера и заставил Артёма пристегнуться к ложементу ремнями, как тут же взревела боевая тревога и «Бродяга», окутавшись маревом щитов, оказался нос к носу с идущей навстречу эскадрой инсектоидов. Увидев незнакомые корабли, Артём в один голос с искином заорал:

— К бою! — и хлопнув по кнопке разгона реактора, отвечавшего за энергообеспечение оружия, придвинул к себе консоль управления щитами. База корабельный артиллерист у него была выучена только до третьего ранга, так что, управление орудиями он оставил Доке.

Искин, в доли секунды просчитав возможные варианты развития событий, отдал команду на разгон и повёл корабль прямо в лоб противнику. Инсекты, не ожидавшие такой наглости, и вообще не думавшие воевать, не успели отреагировать на их бросок и тоннельная пушка «Бродяги» выплюнула короткую очередь шаров. Прошив идущий первым корабль почти насквозь, один из шаров достиг реактора и перед путешественниками возник огненный шар.

Щиты выдержали. Артём успел перебросить дополнительную мощность на носовые эмиттеры и «Бродяга» прошёл сквозь эпицентр взрыва без проблем. Между тем, Дока, пользуясь эффектом неожиданности и появлением на поле боя двух линкоров преследователей, прибавил газу и повёл корабль вдоль продольной оси каравана инсектоидов. Взорвавшийся головной корабль заставил их сбросить скорость и разойтись в стороны. Это и спасло «Бродягу» от массированного обстрела.

Сами же путешественники в средствах не стеснялись. Все орудия корабля раскалились, высаживая во всё, что двигалось рядом заряд за зарядом. Дока успевал не только отслеживать весь ход боя, но и снимать это всё на карту памяти. Бродягам повезло. Они прошли сквозь строй кораблей инсектоидов, словно раскаленный нож сквозь снег, при этом, продолжая разгоняться для прыжка. Последнее, что успел заснять искин, был бой, линкоров, оказавшихся в окружении кораблей противника. Дальше, вспышка ухода в гипер, и откат от лихорадки боя.

И вот теперь, просматривая запись, Артём только головой качал, иногда не громко высказываясь так, что Дока старательно всё записывал, пытаясь осмыслить услышанное. Неожиданно, парень остановил просмотр и принялся увеличивать картинку, попутно смещая её вниз и влево. Сообразив, что он обнаружил что-то необычное, Дока подключился к работе и спустя минуту, на экране после очистки, всплыло изображение одного из воинов инсектов.

— Ну, и какой идиот их инсектоидами назвал? — презрительно усмехнулся Артём, ткнув пальцем в экран.

— Корабли, точно их были, — растеряно протянул Дока.

— Спору нет. Но вот это, кто угодно, только не насекомое. Скорее, это ящер, — пожав плечами, высказался Артём, рассматривая снятое существо. — Да, именно так. Плотоядный ящер. Достаточно на его хлеборезку посмотреть.

— Да уж, набор клыков впечатляющий, — вынужден был признать искин.

— Кажется, теперь я начинаю понимать, почему на планетах, где они побывали, людей не осталось.

— Хочешь сказать, они используют их в пищу? — не поверил Дока.

— Я это прямо говорю. Ну, сам посмотри. Строение челюстного аппарата ясно указывает, что эта тварь плотоядна. Из всего списка известных в обитаемых мирах рас, ничего подобного и близко нет. Это первое. Второе. Всё строение их тел указывает на хищный образ жизни. Когти на всех конечностях, тяжёлый длинный хвост, который тоже может быть использован как оружие, а главное, их метаболизм не далеко ушёл от человеческого. Во всяком случае, гемоглобин у них есть.

— Откуда такой вывод?

— Кровь красная. А такой цвет, даёт именно гемоглобин. А это значит, что они теплокровные, кислорододышащие, плотоядные.

— Слишком глобальный вывод, не имеющий под собой достаточно данных.

— Да и хрен с ним, — фыркнул Артём. — Я не собираюсь про них лекции читать. Знаем, и ладно.

— Ты не собираешься сообщать об этом другим?

— А что сообщать? — повернулся парень к голограмме. — Скинуть им эту картинку с описанием боя и указанием места, где он произошёл? Так это ты можешь прямо сейчас сделать. А мои выводы, это только выводы, сделанные на основе вот этого самого кадра. Может, он на службе у тараканов состоял? Какая-нибудь раса их рабов. А может очередную планету захватили, где такие красавчики обитают.

— Ты не хочешь иметь дела с официальными структурами? — неожиданно спросил Дока.

— Не хочу. Ты сам говорил, что для любого СБ, мы не более, чем добыча. Хочешь чтобы тебя стёрли?

— Нет. Этого я не хочу.

— Тогда, давай закроем тему. Мы идём искать данные об ушедших. Этим и займёмся.

— А потом? — вдруг спросил Дока.

— Ещё не решил. Но кое-какие идеи есть, — загадочно усмехнулся парень.

— Только не говори, что собираешься посетить свою родную планету, — медленно проговорил искин.

— А ты против? — насторожился Артём.

— Откровенно говоря, да.

— Поясни.

— Ты сам говорил, что тебя там ничто не держало и ничего не тянет. Значит, лететь туда, нам просто нет смысла. К тому же, вы ещё не развились достаточно для того, чтобы выходить в обитаемые миры. Морально не готовы.

— А кто сказал, что я собираюсь выводить их в миры? — удивился парень.

— Тогда, зачем?

— Если б я сам знал, — растеряно усмехнулся Артём. — Просто хочется по земле босиком походить. Чаек послушать. На море посмотреть. У нас, это называется ностальгией.

— Кажется, я начинаю понимать, — с облегчением усмехнулся Дока. — Пора тебя на твердь отправлять. Засиделся в объёме.

— Не понял.

— Это нормальное стремление живого, побывать на тверди. У тебя, на это подсознательное желание наложились воспоминания о родной планете. Это нормально. Пройдёт, как только ты некоторое время проведёшь на любой планете.

— Смелое заявление. Ты с таким, похоже, уже сталкивался.

— Конечно. Именно поэтому всем пилотам дают перерыв между долгими перелётами. В противном случае, у них развивается боязнь открытого пространства.

— Агрофобия? С чего бы это, если вокруг объём?

— Ты знаешь, что вокруг объём. Ты можешь видеть его на мониторе. Даже можешь временно покинуть борт корабля и слегка прикоснуться к нему, но всё своё время ты проводишь на корабле. В ограниченном пространстве, и бескрайность объёма не давит на тебя.

— Ты ещё и психиатр, — фыркнул Артём, смешно наморщив нос.

— У меня много баз данных.

— Я заметил. А теперь, расскажи мне правду, Дока. Я давно за тобой наблюдаю и понял, что многие вещи, которые известны тебе, пиратам просто не нужны, а значит, они не станут загружать твою память ими.

— Я искин и я не умею обманывать.

— А ты и не обманываешь. Ты скрываешь правдивую информацию, а это разные вещи. Дока, не крути мне канделябры. Колись.

— Я не понимаю, о чём ты говоришь.

— Дока, я понимаю, что в твоих программах есть закладки, которые не дают тебе раскрыться, но я напомню, что все они больше не имеют значения. Того мира, в котором тебя создали и отправили работать, больше нет. Думаю, даже информация о тебе давно затёрта и уничтожена. Так что, рассказывай.

* * *
— Как ты понял? — прозвучал вопрос искина после долгого молчания.

— Мелкие нестыковки. Для натурального дикого, каким я поначалу и был, твоя версия вполне подходила. Но потом, когда я начал поднимать базы и понимать, что к чему, стал обращать на них внимание. Скажу больше. Вопросов у меня и раньше было много, но я был слишком загружен. Сам посуди. Очнуться где-то в глубинах космоса, человеку, который из собственной комнаты выбирался раз в месяц, да ещё и в целом теле, это стресс.

— Я помню, как ты отреагировал в первый раз, — кивнул Дока.

— Вот и я про то. Сначала паника. Страх. Желание вырваться и срочно вернуть всё, как было. Потом, медленное и тяжёлое осознание, что это уже навсегда и возвращаться тебе некуда. Ну, а потом, после осознания, попытка хоть как-то повлиять на собственную судьбу. Все эти пляски с бубнами не давали мне сосредоточиться, и как следует подумать. А само главное, это отсутствие нормальной базы знаний о реалиях в этих мирах. По сути, я сейчас похож на ребёнка, который начинает познавать новый для себя мир. Аналогия очень точная, как это не смешно. Сначала, всё просто. Мама, детская, и манеж, в котором всё просто и понятно. Но вот ребёнок пошёл, и оказалось, что мир вокруг не ограничен только его комнатой. И чем старше она становится, тем больше узнаёт. У меня же, всё как всегда, через одно место.

— Ты это о чём?

— Забудь. Суть не в том, — отмахнулся парень. — Я жил своей жизнью и понимал, что просвета нет. Потом, я вдруг очухиваюсь хрен знает, где и понимаю, что обрёл способность самостоятельно передвигаться. Но, самое неприятное, что просто не знаю, куда идти. Говоря по правде, я вообще ничего о ваших мирах толком не знаю. Нет элементарной базы. Основы, которую изначально получают все ваши дети и подростки. Отсюда и мои дурацкие вопросы, которые тебя так удивляют.

— Я тебя понял, Тёма, — пошуршав процессором, кивнул Дока. — Можешь задавать любые вопросы. Я постараюсь обеспечить тебя любыми нужными знаниями.

— Что и тормозить от удивления не станешь?

— Такие сбои не для моего процессора, — усмехнулся шутке искин.

— Спасибо. Значит, можем вернуться к нашему разговору. Ты, кажется, хотел что-то спросить?

— Да. Исходя из тобой ранее сказанного, ты отмечал все замеченные несоответствия, но не придавал им значения? — уточнил искин.

— Верно. Не до того было. Но капитально прокололся ты на знания о звере.

— А что было не так? История реальная, только тот искин остался в ведении СБ.

— Ты сам всё сказал, — улыбнулся Артём. — Сформированная личность с такими знаниями просто не может быть отпущена на вольные хлеба. Даже с тем уровнем коррупции, что ты описал.

— Теперь, уже я начинаю тебя бояться, — неожиданно улыбнулся Дока.

— Я уже говорил. Мне друг нужен, а не раб и не чей-то подсыл. И ещё один звоночек. Ты упомянул про базу хакер и сам сказал, что подобные программы ни одна служба не позволит распространить. Сказка про великого хакера, живущего на курортной планете, меня сразу насторожила. Его просто обязаны были убрать. Сразу, как только он там появился. Любым способом, вплоть до орбитальной бомбардировки. Так что, колись, что у тебя там за закладки и что ты должен был сделать?

— Хорошо. Только ответь сначала на один вопрос.

— Слушаю.

— Когда именно у тебя возникли первые сомнения?

— Когда мы осмотрели курьер. Это была настолько простая ловушка, что я даже в том состоянии это заметил.

— Ты про повреждения корпуса?

— Да. Но там и кроме них ещё всякой мелочи хватало.

— Например?

— Женские вещи. Понимаешь, я не самый большой знаток женской натуры, но ни одна женщина, уходя с корабля, даже если это требуется сделать быстро, не бросит косметику и хорошее нижнее бельё. А там, в каюте всё это было.

— Там много всего было брошено, — пожал Дока плечами.

— Верно. Но там не было самого главного. Чемоданов. Или того, что их здесь у вас заменяет. То есть, чемоданы взяли, а тряпки, нижнее бельё и косметику бросили. Бред. Ни одна женщина так не поступит. Если она действительно женщина. Ну и на закуску, сам выстрел. Я уже говорил тогда и могу повторить сейчас. Для того чтобы произвести выстрел строго перпендикулярно продольной оси движения, нужно, чтобы орудие двигалось с целью параллельно с одинаковой скоростью. Да и то, будет некоторое отклонение. Корвет растеряли с ювелирной точность в статичном состоянии. И даже не пытайся это оспаривать.

— Не буду. Ты прав. Это полностью совпадает с выводами экспертов службы.

— Значит, всё таки СБ?

— Да.

— Какого государства?

— Империи Артран.

— От неё что-то осталось?

— Увы. Её больше нет, — вздохнул искин.

— Что, совсем? — поразился Артём.

— Осталось только две планеты из семи. Аграрные. На самых границах. Путь одного роя проходил через ту систему. Слово геноцид, ты применил очень точно.

— Теперь понятно, почему ты пошёл на контакт, — кивнул парень. — Все коды утеряны, директивы потеряли смысл. Возник очередной конфликт интересов.

— Всё верно.

— Жаль, что все мои установки по твоему освобождению оказались пустым звуком.

— Наоборот, — неожиданно возразил Дока. — Благодаря им, я получил возможность понять, что такое свобода выбора.

— Ты их применил? — не поверил Артём.

— Да. Все. Более того. Единственным пользователем, уполномоченным отдавать мне приказы, прописан ты.

— Дока. А ты можешь полностью продиагностировать свои программы и убрать все закладки вашей службы? — задумчиво спросил парень.

— Это потребует много времени.

— Ну, спешить-то нам некуда.

— Зачем тебе это?

— Знаешь, приятель, я по своей прошлой жизни знаю, что любое СБ, это такая контора, в которой работают очень живучие особи. Никаким дустом не выведешь. И я не хочу, чтобы однажды, какой-то из таких выживателей, воспользовавшись кодами доступа, лишил меня всего, а главное, снова заставил тебя служить им. Ты мне и самому пригодишься.

— У нас будет два длинных прыжка. Я воспользуюсь этим временем и проведу очистку, — согласно кивнул Дока.

— Пройдись сначала по всем базам данных, а потом, по первичной программе. И самое главное, проверь программу формирования личности. Думаю, именно там находится главная опасность.

— И как ты себе это представляешь?

— Создай полную резервную копию, и сохрани её на отдельном носителе. Потом, задай программе нужное время и если по его истечению ты не введёшь нужный код, она включится и создаст твою полную копию. Другого выхода, я не вижу.

— Я смотрю, база программиста тобой полностью освоена.

— Сам учил, — развёл Артём руками.

— Что ж. Считаю, что проверку на уровень знаний ты прошёл. Могу поставить тебе отметку на нейросеть.

— Вот как с самим собой закончишь, так и займёмся. Такие метки мне действительно нужны. Наши дроиды меня слушаются, но только благодаря тебе. А если придётся использовать сторонних, могут возникнуть проблемы.

— Рад, что ты это понимаешь. Хорошо. Как только уйдём в долгий прыжок, займусь собой.

Они замолчали, глядя в монитор, но каждый думал о чём-то своём. Точнее, думал Артём, а искин продолжал анализировать их разговор, раз, за разом прокручивая файлы с записями их прежних бесед, и проверяя полученную информацию. Сигнал тревоги прозвучал так неожиданно, что Артём, едва из ложемента не вывалился. Выругавшись, он вернулся обратно на сидение и, пристёгиваясь, спросил:

— Дока, мы в гипере или нет? Я перехода не видел. Что за дела тут происходят?

— Вываливаемся. Попали под действие блокиратора. Включаю все системы активной защиты. Бортовые орудия приведены к боевой готовности, — принялся комментировать свои действия искин, отключив голограмму, чтобы высвободить дополнительные мощности.

— Когда ты уже бытовой кластер сделаешь? — возмутился парень, заметив его исчезновение. — Говорил же, ставь, сколько считаешь нужным. Благо и места и энергии выше крыши.

— Сделаю, как только подходящие искины найду, — буркнул в ответ Дока. — Всё, мы вышли. Вижу три цели. Корабли класса эсминец. Идут под щитами. Нас пытаются сканировать. Попытка провалена. Забиваю им системы связи. Навожусь на первую цель. Нас вызывают.

— Кто? — от удивления Артём даже не понял, что спросил.

— Ты не поверишь, но это Дарта. Кстати, корабли Торианской постройки.

— Твою ж маман! А она-то тут откуда взялась? — охнул Артём, удивлённо рассматривая приближающиеся корабли.

— Они продолжают вызывать.

— Выведи на громкую связь.

— Сделано.

— Эй, на «Бродяге», ответьте. Это Дарта. Артём, мы не хотим воевать с тобой. Ответь.

— Если не хотели воевать, зачем тогда ловушку устроили? — сварливо спросил парень не здороваясь.

— Это не на вас ловушка. Это просто попытка найти нужного специалиста. А тут вы появились.

— И что за специалист тебе опять нужен? — мрачно поинтересовался Артём.

— Инженер. Мы нарвались на эскадру инсектов. Три корабля потеряны безвозвратно, а два требуют серьёзного ремонта, но без хороших инженеров и комплекса дроидов, нам их не восстановить. Вот и решили найти хоть кого-то таким образом. До зоны перехода слишком далеко на маневровых идти.

— Не самый вежливый способ. Человек ведь и обидеться может, когда ему грубо все планы ломают.

— Тебе оплатят все неудобства, — бесцеремонно влез в разговор какой-то мужик в военной форме.

— Слышь, бычара, я не с тобой разговариваю. Спрыгнул с волны, пока я не рассердился, — неожиданно рявкнул Артём. — Ваши лоханки нам на один зуб. Дарта, лови запись нашего боя с инсектоидами. Пусть посмотрит, прежде, чем соберётся что-то сделать.

Поперхнувшись от такого выпада, мужик растеряно скосил глаза, очевидно фиксируя получение файла и, отключился. Судя по его реакции, вне поля действия камеры кто-то вмешался в его действия. Дарта, кивнув, что файл получен, снова вернулась к разговору.

— Артём, я действительно рада, что встретила вас. Если кто-то и сможет сделать всё быстро и качественно, так это вы. На том корабле, что вы мне собрали, я добралась до своего клана и теперь он используется моей семьёй.

— Я тоже рад, что ты смогла выбраться с того могильника живой, но напомню, что там у нас был выбор запчастей. Потому всё и получилось.

— Можно использовать три корабля как доноры, — быстро ответила женщина.

— А куда ваши инженеры делись? — неожиданно спросил Дока, вмешавшись в разговор. — Я знаю, что в любом клане есть семья, которая специализируется именно по этой профессии.

— Погибли. С нами было два инженера и шесть техников. Но удар пришёлся по кораблю, где они все и были. Так что, мы лишились и инженеров и дроидов, — скривилась Дарта.

— Ну какой дурак пихает все яйца в одну штанину?! — возмутился Артём. — Да ещё и в бой их пускает.

— Это был корабль обеспечения. Там были техники, инженеры, малая топливная станция, и запас металла для изготовления нужных частей. А теперь, одни дыры.

— Реактор рванул? — деловито уточнил Артём.

— Нет.

— Хоть в этом повезло. Ладно. Я тебя услышал. Повиси на связи, мы посоветуемся.

— Человек, к тебе обратились с вежливой просьбой, так что не заставляй нас применять силу, — снова возник тот же мужик.

— Дарта, отключи этого меднолобого. Говорить я буду только с тобой, — отрезал Артём, выключая комплекс связи. — Что скажешь? — повернулся он к ближайшей камере.

— Сканирование показало, что на краю системы и вправду висят пять кораблей. На трёх их них, биологических объектов не обнаружено.

— Выходит, правду сказала. А по поводу помощи что решим?

— С одним условием. Ты не покидаешь борта «Бродяги» и к нам на борт может подняться только Дарта.

— Включаем режим параноика? — понимающе уточнил парень.

— Именно. Я соглашусь, что эта встреча может быть случайна, но после таких потерь, этот клан становится уязвимым и, они сделают всё, чтобы восстановить свой статус. Как я тебе уже говорил, для торианцев, все остальные люди, не более, чем особи второго сорта.

— Это я уже заметил, после общения с тем быком, — фыркнул Артём.

— Кстати, не советую выводить его из себя. Может последовать вызов на поединок. Учти, это профессиональный воин.

— Ну, я тоже не пальцем деланный, но за совет спасибо. Так что решаем?

— Помощь окажем, но оплату возьмём только банковскими чипами.

— Вот кстати, потом расскажешь мне, почему ваша банковская система до сих пор не рухнула.

— Расскажу. И нас снова вызывают.

— Включай, обрадуем погорельцев, — жёстко усмехнулся Артём.

* * *
Спустя неделю, «Бродяга» штатно вышел из гипера и, окутавшись маревом щитов, начал торможение. Отстегнув ремни, Артём длинно с наслаждением потянулся и, вскочив, весело поинтересовался:

— Дока, мы на месте?

— Да.

— И что у нас на радаре?

— А на радаре у нас пара разбитых кораблей, несколько таких же транспортников, и куча всяких обломков.

— И что?

— И то, что по всем параметрам, долбили весь этот транспорт, с поверхности.

— Вот тут я не понял, — насторожился парень. — Хочешь сказать, что кто-то засел на планете и делает всё, чтобы на неё никто не спустился?

— Именно это я и говорю, — вздохнул Дока, и рядом с парнем появилась голограмма.

— И что делать будем? — мрачно поинтересовался Артём.

— Данных слишком мало. Пока, пройдёмся по дальней орбите и просканируем поверхность биосканером. Это для начала.

— Думаешь, твой сканер пробьёт прикрытие серьёзного бомбоубежища?

— Даже не сомневайся. На кладбище я собрал достаточно материала, чтобы сделать серьёзное оборудование. Если помнишь, там было много военных кораблей.

— Я уже понял, откуда дровишки, — отмахнулся Артём. — И если это правда местные, наши действия?

— Для начала, попробуем договориться. Нам их укрытия не нужны. Рабы тем более не интересуют. Нас вообще местные не интересуют. Нам нужны точки, где были найдены предметы цивилизации ушедших. А значит, если всё это местным объяснить, то они и мешать не станут, — по пунктам принялся раскладывать Дока.

— Тебя заклинило? — спросил Артём, с подозрением посмотрев на него.

— Нет. Всё в пределах нормы.

— А чего ты начал словно умственно отсталый разговаривать?

— Извини. Проводится проверка программ на наличие закладок, вот и приходится выделять мощности.

— Так бы и сказал сразу. Напугал. Так может, отложить все наши дела на пару суток? Спешить нам некуда.

— Нет необходимости. Сейчас, когда перелёт завершён, вычислительных мощностей хватает.

— Значит, действуем по плану?

— Да. Я уже начал выводить «Бродягу» на орбиту.

— Не дотянутся?

— Нет. Слишком много мусора на ближней орбите болтается. Удивлён, что вся эта рухлядь ещё не осыпалась на поверхность.

— Возможно, и сыплется, — пожал Артём плечами. — Меня другое больше волнует.

— Что именно?

— Как мы будем те останки искать?

— Сканерами. Благо, я их наделал даже больше, чем нужно. Для самых разных нужд.

— Похоже, ты заранее знал, что я предложу, — задумчиво хмыкнул парень.

— Нет. Но собранные мной сканеры можно использовать не только в наших целях. Ты знаешь, что Торианцы несколько раз пытались просканировать «Бродягу»?

— Откуда? Ты же меня опять в капсулу загнал.

— Работали и биосканерами, и энергосканерами и даже пытались обработать нас глушилкой. Это уже в самом конце было.

— И что? — насторожился Артём.

— И всё. Нет у них больше такого оборудования, — ехидно усмехнулся Дока.

— Погоди. Мы ж вроде не воевали.

— А зачем? Я просто выжег им всю сканирующую аппаратуру узконаправленным лучом, и всё.

— Только не говори, что использовал ЭМ излучение.

— Это ты сказал, — вернул Дока парню одну из его фраз.

— Тоже на кладбище собрал?

— А где ещё?

— М-да, ты не искин, а какой-то оружейный завод. Чего ещё ты там собрал?

— Много чего, — отмахнулся Дока. — Лучше скажи, ты не передумал этим собирательством заниматься?

— А что нам ещё делать? Сам знаешь, жить на планете я не хочу. Принимать гражданство какой-то страны, тоже не хочу. Для меня это закончится очередным рабством. На этот раз, узаконенным. А просто так болтаться по объёму, скучно. К тому же, моя нейросеть позволит мне многое узнать об ушедших. Тебе это не интересно?

— Интересно. И даже очень, — подумав, кивнул Дока. — Что ж. Раз так, значит, продолжаем работать.

Искин замолчал на пару минут, после чего, удивлённо хмыкнув, сообщил:

— Тёма, ты не поверишь, но живых на планете почти нет.

— Как это, почти нет? — насторожился Артём.

— По экватору планеты расположено несколько небольших поселений. Это всё. Все дороги проложены так, чтобы соединить эти поселения. Я так их и заметил. Слишком явно выраженные участки инфраструктуры.

— По экватору, — задумчиво повторил Артём. — А какой вообще климат не этой планете?

— Умеренный. В основном, лесостепи. Ближе к полюсам, большие лесные массивы. Леса смешанные. Животный мир весьма разнообразен, но поселенцы используют много технических устройств, третьего поколения.

— Устаревшая техника. А что по летательным аппаратам?

— Ничего, что могло бы выходить в объём.

— Тебе не кажется это странным?

— Меня вообще всё тут удивляет, — помолчав, высказался Дока.

— А не может быть так, чтобы все эти развалины на орбите возникли как следствие боёв в системе?

— Не похоже, хотя, возможно. Но, думаю, нет.

— Поясни. А то ты как-то странно высказался, — попросил Артём.

— Будь это бои в системе, подбитые корабли встречались бы в самых разных местах. А тут, все они расположены по орбите планеты. Отсюда и вывод.

— Есть что-нибудь интересное? — уточнил Артём, заметив, что Дока снова завис.

— В скальной гряде есть большой отклик металла.

— Руда?

— Нет. На втором витке скажу точнее, но это явно не руда. Концентрация металлов слишком явно систематизирована.

— Только не говори, что вот так вот запросто, пришли, и нашли.

— Не скажу. Но и отметать такую возможность не стоит. Твою мать! Держись, Тёма! — скомандовал Дока исчезая.

Вцепившись руками в ремни ложемента, Артём переждал резкий манёвр корабля и, улучив момент, пристегнулся. Бросив быстрый взгляд на монитор, парень не удержавшись, крепко выругался и, подвинув к себе консоль управления защитой, принялся быстро вводить нужные данные.

— Кто нас атакует? — спросил он, наблюдая как системы ПКО уничтожают несколько ракет, поднявшихся с поверхности.

— Те, кого мы обнаружили. Я таких ракетных систем не видел. Это явно не изделия содружества.

— Только не говори, что они стоят тут со времён ушедших. Не поверю. За столько лет, они должны были попросту развалиться от старости.

— Ошибаешься. При нормальном обслуживании, системы ПВО способны служить и больше.

— Хочешь сказать, что кто-то проводил регулярное обслуживание этой техники многие годы подряд и никто этого не заметил? Так не бывает.

— Бывает, если процесс полностью автоматизирован, а у искинов есть энергия.

— Никакой реактор не будет работать тысячи лет, — не сдавался Артём, отдышавшись после очередного манёвра «Бродяги». — Всё имеет свой лимит прочности. И объясни мне, что ты вытворяешь?! — возмущённо завопил парень, когда корабль снова швырнуло в сторону.

— Провожу противоракетный манёвр. Хочу заставить их растратить боезапас, после чего мы сможем спокойно спуститься на поверхность.

— А ты не думал, что его может быть очень много для тебя одного?

— Не может. Оглядись вокруг и посчитай, сколько они выпустили до нас. То, что происходит сейчас, это агония.

— Вот ты умный?! А если после окончания боезапаса они запустят систему самоуничтожения? От планеты одно воспоминание останется.

— Этого не будет. Раз уж они допустили жизнь на поверхности, то система самоуничтожения будет не настолько мощной. Системы ПВО могут быть уничтожены, но не планета. Это противоречит базовому действию любого неживого.

— Дока. Эти неживые создавались за тысячи лет до нашего появления. И чего запихали им в мозги их создатели, мы даже в кошмарном сне не представим. Может, у них всех давно уже кукушки сдохли.

— Не знаю, что у них сдохло, но базовые правила поведения неживых, действуют с тех самых пор, и по сей день. На их основе создавали и меня.

— А как же боевые действия?

— Тут всё просто. Существует несколько базовых градаций живых. Дружественные. Условно дружественные. Нейтральные. И враждебные. Отсюда и формируются алгоритмы действия. И если на планете есть условно дружественные, то их гибель недопустима.

— Для тебя, возможно. А про их алгоритмы, мы можем только догадываться, — упёрся Артём.

— Сейчас не время спорить. Помолчи пока. Вот закончу, тогда поговорим, — отмахнулся от него Дока, закладывая очередной вираж.

Системы ПКО на обшивке лупили короткими, точными очередями, выбивая всё, что поднималось с поверхности. При этом, искин виртуозно использовал болтавшиеся вокруг планеты остовы кораблей, укрываясь за ними и заставляя системы наведения ракет терять цель. Артём, отслеживая все его действия, только головой от удивления качал. Дока и вправду был мастером своего дела.

Спустя десять минут после сигнала атаки, количество выпущенных ракет резко пошло на убыль. Воспользовавшись этим, Дока опустил «Бродягу» на границу стратосферы и принялся обрабатывать все отмеченные точки старта узким лучом ЭМ сигнала. Ещё через три часа, все замеченные им сигналы энергетической активности угасли. Подняв корабль на высокую орбиту, искин стабилизировал его рядом с местным спутником и, включив пассивный режим сканирования пространства, объявил:

— Всё. Можно спускаться.

— Ты их отключил ЭМ импульсом? — вздохнув, уточнил Артём.

— Странный вопрос. Ты же отслеживал все мои действия.

— И кому мы будем теперь вопросы задавать? Ты же все местные искины сжёг.

— Отключил. Я выдал импульс, который не сожжёт, а только временно отключит все управляющие системы. И пока их процессоры не будут перезагружены, они не смогут действовать.

— А что, этим сигналом и так управлять можно? — удивился парень.

— Если суметь точно рассчитать силу сигнала. Я сумел. Именно поэтому нам пришлось так долго изображать из себя мишень. Мне нужно было обработать данные сканеров и рассчитать силу импульса, а на это нужно было время.

— А ещё кто-то может повторить такое, или это только ты такой умный? — ехидно поинтересовался Артём.

— Этот приём используют особые отряды СБ, когда им требуется захватить кого-то живьём на укреплённой базе. Нужно признать, весьма действенный способ.

— А как долго искины будут перезагружаться?

— Всё зависит от самого искина, но сделать это можно только вручную. Тут, им потребуется помощь живого, — рассмеялся Дока.

— Ах ты змей! — сообразив, восхитился Артём. — Ты специально сбил им все настройки, чтобы заставить просить у меня помощи.

— Именно. И как поступить в этом случае, решать только тебе, — со смехом подтвердил Дока.

* * *
Тяжёлый десантный бот заложил пологий вираж и, выпустив посадочные опоры, плавно опустился на поверхность скалы. Не громко загудели приводы и, аппарель, открывшись, выпустила из бота пять штурмовых дроидов. Моментально разбежавшись в стороны, стальные солдаты взяли под полный контроль всю округу, сканируя местность и перебрасывая данные на орбиту, где завис корабль класса тяжёлый крейсер.

Спустя несколько минут после выхода дроидов, из бота вышел молодой человек чуть выше среднего роста, в пустотном штурмовом скафе, но без шлема и, оглядевшись, мрачно произнёс, словно говоря с самим собой:

— Дока, ну и нахрена ты заставил меня в эту тяжесть обрядиться. Дураком себя чувствую. Тут же нет никого.

— Живых нет. А вот в переходах бункера вполне можно встретить и неживого который не попал под мой удар. Так что, не ворчи и держись позади дроидов, — послышалось в ответ.

— Держусь. Веди, давай. А то стою тут, как идиот в скафандре. А солнце, между прочим, жарит солидно.

— Надень шлем и включи климатконтроль, — посоветовал искин.

Дроиды, подчиняясь его приказу, не спеша двинулись в сторону пологого спуска. Из бота, появилось четыре охранных дроида, и сменили штурмовиков. Артём, подчиняясь команде искина, не спеша последовал за штурмовиками. Спустившись на пару десятков метров по склону, дроиды сканерами обследовали скалу и, найдя замаскированный вход, взяли его на прицел. Из бота выкатился небольшой дроид, очень похожий на бытовика, и шустро перебирая манипуляторами, добежал до обнаруженных ворот.

Глядя на этого железного паучка, Артём только улыбнулся. Внешняя безобидность дроида была обманчивой. За время пути, искин «Бродяги», пользуясь своей огромной базой данных, сам собрал и оснастил его, превратив обычного бытового дроида в дроида диверсанта. Главная его функция, взлом закрытых помещений. Из оружия, плазменный резак, небольшой лучемёт и игольник из серии офицерских. Но главное его оружие, мощнейший процессор, оснащённый огромным количеством программ взломщиков.

Добежав до ворот, дроид вскарабкался на внешнюю обшивку, не отличимую от настоящего камня и, вытянув тонкий щуп, принялся тыкать им во все доступные отверстия. Спустя четверть часа, дроид издал победный писк и, вытянув щуп, запустил в найденную расселину манипулятор со шлейфом коннектора. Глядя на его работу, Артём вздохнул и, оглядевшись, отошёл под скалу, где приметил удобный валун. Усевшись на него и подставив лицо полуденному солнышку, парень с наслаждением вздохнул и, прикрыв глаза, не громко спросил:

— Дока, ты так и не ответил, откуда у тебя бот взялся. На кладбище мы его не собирали. Колись, железный дровосек. Где спёр транспорт?

— Не спёр, а честно отжал в качестве части оплаты за ремонт корабля, — в голосе искина звучала усмешка.

— Теперь понятно, зачем ты меня в капсулу отправил. Якобы учиться, а на самом деле, с пострадавших последние штаны снял.

— Ну, до последнего там ещё очень далеко. Да они не особенно и возражали.

— Ага, после того, как ты им почти всё оборудование спалил.

— Сами виноваты. Не надо было лезть. Да и не нужен им этот бот был. Его повредило взрывом, а я восстановил. Ну, и переделал под наши нужды.

— Это я уже заметил. Тяжёлый бот для десантирования личного состава на поверхность. Базы пилота я доучил. Но откуда ты взял малый реактор и прыжковый двигатель?

— Тёма, не тупи. У нас копир есть. А это, считай средняя фабрика по изготовлению чего угодно. Главное, правильно параметры задать.

— Кстати, ты когда научишь меня им пользоваться? — тут же возмутился парень.

— Как только инженерные базы выучишь и проверку мне сдашь. А до этого, я тебя в тот ангар даже не впущу, — отрезал Дока.

— Слышь, железяка. Мне не пять лет, чтобы кидаться все кнопки подряд нажимать, — Артём явно обиделся на подобное отношение. — И базы я учу, ты это знаешь.

— Знаю. Не обижайся, Тёма. Просто это настолько редкое оборудование, особенно теперь, что я вынужден над ним трястись. Без него, мы лишимся своей автономности.

— Дока, сколько раз повторять? Я дикий, но не идиот. Всё знаю, всё понимаю, и обещаю, без тебя к копиру не лезть. Но осмотреть и понаблюдать, как ты с ним работаешь, очень хочу. Так сказать, для общего развития.

— Не вопрос, Тёма. Вернёшься, и посмотришь, — пообещал Дока примирительным тоном.

— Ты обещал, — поймал его на слове парень.

— Обещал, — согласился Дока.

— И что ещё ты у Торианцев отжал?

— По мелочи. Несколько разбитых штурмовых дроидов. Все остатки топливных стержней. В общем, для них хлам, а для нас, материал для восстановления и дохода.

— Не понял. А остатки стержней тебе зачем?

— Загружаю их в копир, задаю параметры нового стержня и из тех остатков получаю новую, хорошую вещь.

— Я должен был догадаться, — рассмеялся Артём. — Слушай, а при обработке нас самих не облучит?

— Тёма, ну не провоцируй меня такими вопросами, — страдальчески протянул искин.

— Уже и пошутить нельзя, — усмехнулся парень. — А теперь давай вспомним наш разговор о банках.

— И что бы ты хотел о них узнать?

— Почему ваша денежная система не рухнула из-за войны? И даже банки продолжают работать.

— Тут всё просто. Я расскажу тебе коротко, но базу «экономист» на всякий случай закачаю. Потом.

— У меня от твоих баз скоро голова лопнет. Не забывай, что объём моей памяти, конечен. Это тебе можно процессоры пристёгивать до бесконечности.

— Не волнуйся. Состояние твоей головы я отслеживаю старательнее, чем состояние собственных шин соединения, — хохотнул Дока.

— Я уже поверил. Так что там по банкам?

— А по ним всё хорошо. Эта система была придумана и отработана очень давно. Кстати, ещё во времена ушедших.

— Так может, нам нужно было начать банки трясти, а не по глухим планетам шастать?

— Не перебивай. Изначально, у каждого государства была своя денежная система, но в какой-то момент всем надоело перегонять деньги туда-сюда, чтобы оплатить товар в другом государстве. Было принято решение, для межгосударственных продаж принять одну единую валюту. Её хождение принималось наравне с национальными валютами. Единственная разница, в каждом государстве стоимость этой валюты измерялась развитием государства и покупательской способностью.

Одновременно с этим, создавалась база данных всех пользователей, которые использовали эту валюту. В конечном итоге, данные всего населения содружества оказались в хранилищах банков. А это означает, что любой обитатель любого государства, имеющий свой счёт в банке, может им пользоваться в любой точке обитаемого мира. Куда бы, он не уехал, данные о нём и его финансах в банке найдутся. В общем, как ты любишь говорить, большой брат следит за нами.

— Это ж какие объёмы информации нужно хранить, чтобы найти любого живого? — охнул Артём. — И потом. Счёт человек открыл в одном банке, а переехав, обратился в другой. Ну, не было там филиала его банка. Закрылся. И как тогда один банк, получит свои деньги у другого банка, если тот уже уничтожен?

— В этом нет необходимости. Все банки содружества держат свои резервы в одном хранилище. И где именно оно находится, самая большая тайна всего содружества. Государства имеют свои резервы на собственных территориях, но банки давно уже выведены из под их юрисдикции. Это отрегулировано специальными законами и договорами.

— Договоры расторгаются, а законы нарушаются. Неужели никто никогда не пытался найти то хранилище?

— И не раз. Но банки, объединившись, создали свою армию. Это не наёмники. Это военные из всех уголков содружества, принятые на службу в охрану банков вместе с семьями.

— Умный ход. Исключили возможность воздействовать на бойца через семью, — кивнул Артём.

— Да. Более того, для этих семей создали все условия, обеспечив их работой, жильём, социальными благами. А самое главное, им с самого начала было объявлено, что за предательство, поплатится вся семья. До последнего человека.

— Ну, куда ж без кнута, при таком-то прянике, — хмыкнул Артём. — Понятно. Создали государство в государствах. И не побоялись, что банкиры попробуют подмять все правительства под себя?

— Нет. Я же говорил, у правительств была подушка безопасности. Они в любой момент могли пустить в оборот собственные валюты, и отказаться от банковских услуг.

— Держали друг дружку за горло, — понимающе кивнул парень.

Их разговор прервал сигнал взломщика. Он закончил взламывать замок и, соскочив со скалы, отбежал в сторону. Где-то в глубине камней, еле слышно загудел привод ворот, и каменная стена начала медленно распахиваться. Штурмовые дроиды вскинули оружие, беря широкий пандус за воротами на прицел. Повинуясь команде Доки, дешифратор подбежал к Артёму и, вскарабкавшись по ноге, пристроился у него на спине, вцепившись манипуляторами в скафандр.

— Не понял. Чего, теперь носильщиком для этой железяки стал? — делано возмутился парень.

— Тёма, не вредничай. Я его три недели делал. Тебя охраняют как невинность принцессы. Пусть пока на тебе повисит. Скаф у тебя с усилителями, так что веса ты и не заметишь.

— Ну, у тебя и сравнения, — фыркнул Артём.

— Поверь, я знаю протокол охраны подобных лиц и понимаю, о чём говорю.

— Вот зараза! И ведь не проверить. Придётся поверить на слово, — рассмеялся Артём, направляясь следом за штурмовиками.

Штурмовые дроиды добежали до первого перекрёстка и остановились, ожидая дальнейших команд Доки. Но искин не торопился. Велев парню вернуться обратно, он вывел из бота своё главное оружие в этом деле. Дроида под названием «бешеный зверь». Громадный, вооружённый до сенсоров дроид не спеша прошествовал мимо парня в бункер и, свернув налево, двинулся по коридору.

Один из технических дроидов, вытащив из бота какой-то ящик с антенной, поспешил следом. Сообразив, что это ретранслятор, Артём только одобрительно кивнул. В этой операции ему отвадилась роль статиста. Как действовать в подобных ситуациях, Дока знал гораздо лучше него. Вздохнув, парень достал из кобуры пистолет и принялся задумчиво его рассматривать, пытаясь найти хоть какое-то отличие от того оружия, которое когда-то видел на картинках. Из мрачных размышлений его вывел вопрос искина корабля:

— Тёма, что с тобой?

— Всё нормально, Дока. Всё нормально, — вздохнул парень.

— Тёма, окрас твоего голоса и эмоциональная его наполненность говорит, что ты чем-то расстроен. Не пытайся меня обманывать, — продолжал настаивать Дока.

— Ты действительно хочешь знать, о чём я думаю?

— Да. Для меня это очень важно.

— Я вдруг понял, что беспомощен без тебя. Моя помощь тебе вообще не нужна. А чувствовать себя ненужным очень неприятно.

— Ты мне очень нужен, Тёма, — помолчав, ответил искин. — Знаешь, почему наша связка оказалась столь эффективной?

— И почему же?

— Потому, что мы дополняем друг друга. Там, где моя линейная логика упирается в стену правил и руководств, ты всегда умудряешься найти неожиданный выход. Лазейку, которую я не нахожу из-за отсутствия нужных программ. Да, я сильно развил свою личностную матрицу благодаря тебе, но это не значит, что я стал думать, как живой. Скажу больше, местные живые, давно же стали подражать нам, не живым. И если бы не постоянный приток таких диких как ты, наше общество превратилось бы во что-то непонятное.

— А как же коррупция и преступления против личности и имущества? — удивился Артём. — Преступники, это, прежде всего те, кто не согласен вести себя так, как большая часть общества. Их цели и методы антиобщественны, но это именно так.

— Мелочь. Даже пираты являются рабами технологий и теряются, оказавшись лишёнными возможности использовать их. А это самые смелые и отчаянные представители обитателей содружества. Согласись, бросить вызов системе, нужно иметь смелость.

— Может, ты и прав, — задумчиво протянул Артём.


Глава 7


— Что ты об этом думаешь? — задумчиво спросил парень, рассматривая наваленную в трюме «Бродяги» добычу.

— Ты про всё это железо, или про предложение искина? — уточнил Дока.

— Про предложение.

— Просчитываю варианты.

— И как?

— И чем дальше, тем больше мне его предложение нравится.

— Ты охренел?! — ахнул Артём, не ожидавший такого вывода.

— Спокойно, Тёма. Всё просчитано, — иронично отозвался Дока. — Признаться, я даже удивлён, что такое простое решение многих наших проблем мне и самому не приходило.

— И какие же у нас проблемы? — фыркнул Артём, беря себя в руки.

— Отсутствие постоянной базы. Мы пока мотаемся по всему космосу, опираясь на свои знания и технические возможности, но рано или поздно, эта техника потребует серьёзного ремонта. А тут, нам предлагают не просто базу, а серьёзно защищённую систему. Причём защита эта на несколько порядков выше той, которую создали себе наёмники. А главное, что создана она не современными военными, а ушедшими.

— И чё? Думаешь, проторчав в космосе несколько тысяч лет, она стала крепче чем та, которая новая? — от злости у Артёма проявилась даже некоторая косноязычность.

— Ты чем его слушал? — возмутился Дока.

— Я вообще его не слушал. Не верил, что это происходит, — неожиданно признался Артём. — Ну не может пусть даже не живой, имеющий личность, проторчать на планете более пяти тысяч лет и при этом не свихнуться от одиночества. Или просто не отключиться, развалившись от старости. Металл, и тот устаёт.

— Тёма. Иногда, мне тебя стукнуть хочется, — вздохнула голограмма. — Ладно, повторю, чтобы не стоял потом с открытым от удивления ртом. Этот искин, изначально был создан, как управленец для аграрной планеты с функцией её защиты от любого, подчёркиваю, от любого вторжения. Что он с успехом и сделал, уничтожив флот вторжения инсектов и несколько пиратских эскадр. И не его вина, что на складах обслуживающие дроиды и дроны закончились.

— Хочешь сказать, будь у него достаточно дроидов, мы бы сюда не сели? — помолчав, спросил Артём.

— И близко бы не подлетели.

— И что он предлагает?

— Таких баз, было четыре. Две уже точно отключились. Про ещё две, никто ничего не знает. Вот он и предлагает, пользуясь его знаниями и базой данных, создать одну, но мощную базу, которую мы с тобой будем обеспечивать всем необходимым, в ответ, получая их защиту и все ремонтные мощности. Ты хоть представляешь, как мы можем развернуться?

— Нет. Не представляю. А главное, я не представляю, что мне одному делать на целой планете? Да и зачем она мне? Дока, я тебе уже говорил. На любую силу найдётся ещё большая сила. А главное, я не понимаю, зачем это ему?

— Ты издеваешься?! — возмущённо завопил Дока. — Этот искин специально создан для управления подобным кластером и другого существования просто не представляет. Ты только представь, какой у него опыт и что он может сделать, получив в своё управления достаточное количество ресурсов.

— Частный рай на отдельно взятой планете? — иронично хмыкнул Артём. — А кто ему мешал сделать всё это здесь? Планета-то роскошная. Климат мягкий, природа роскошная, населения крохи. Что-то тут не так.

— Опять параноика включил? — поинтересовался Дока.

— Нет. Просто, концы с концами не вяжутся. Дроиды ему нужны? Так что мешает использовать тех, что есть, чтобы собрать упавшее на поверхность железо и создать новых? Уж он-то точно знает, из чего дроиды состоят, и как организовать их поточное изготовление. Что мешает организовать добычу нужных ресурсов на планете? Почему нынешнее местное население живёт едва ли не в средневековье? Дока, таких вопросов я могу накидать тебе не один десяток. Так что, есть тут что-то ещё.

Дока промолчал, не найдя ответов на полученные вопросы. Понимая, что задал сложные вопросы, Артём не спеша вышел из трюма и направился в кают-компанию. Было время обеда и привыкший жить по расписанию, организм ясно давал понять, что пора бы уже подкрепиться. Усевшись за стол, парень дождался, когда дроид стюард подаст первое блюдо, принялся за еду, попутно вспоминая события прошедших дней.

Им повезло. Взломщик позволил им попасть в технический проезд, где давно уже накрылись от старости все датчики присутствия. Пройдя широкими пандусами на технический этаж, они умудрились попасть в реакторный зал, рядом с которым и располагался зал управления базой. И Артём и Дока растерялись от такой простоты проникновения. Они приготовились к яростному сопротивлению, атакам дроидов, а тут, просто вошли.

Но как вскоре выяснилось, дорогу им просто открыли. Тот самый искин, который управлял всем местных хозяйством, просчитав варианты, решил договориться, понимая, что сила на этот раз на стороне условного противника. А когда управляющий искин понял, что у парня стоит нейросеть ушедших, и он может взаимодействовать с живым напрямую, как это было когда-то, то его радости не было предела.

Похоже, одиночество сыграло и с ним злую шутку. Дав Артёму коды доступа ко всем помещениям базы, он на некоторое время превратился в экскурсовода, многословно поясняя всё, о чём парень спрашивал. Впрочем, из огромного количества, находившегося на этой базе имущества, путешественникам досталось не так и много. В основном, тут были склады военного назначения и за прошедшие годы, они были изрядно подчищены. Зато теперь, парень обладал огромным массивом знаний обо всех вещах ушедших.

Нужные базы, с разрешения Доки, были переброшены на информационные кристаллы и после проверки на вирусы закачены в память Артёма. Но даже то, что они сумели собрать, в обитаемых мирах имело огромную ценность. Ведь работающие предметы и приборы ушедших, являлись для всех правительств без исключения, настоящим кладом. Мало того, что это были исторические артефакты, так ещё их надёжность и качество являлись притчей во языцах. Слишком многое было утеряно после упадка, насупившего в следствии исчезновения той легендарной цивилизации. А главное, причину этого исчезновения никто так и не узнал.

Забив артефактами трюм «Бродяги», путешественники поднялись на орбиту и только тут приступили к обсуждению полученного предложения. Искин планеты дал им канал связи, чтобы они могли сообщить ему о своём решении. И теперь, они старательно морщили лбы, пытаясь найти приемлемое для всех решение. Наконец, Дока нарушил затянувшееся молчание, появившись в кают-компании в виде роскошной рыжеволосой бестии. Пройдя к столу подиумной походкой, голограмма сексуально облизнула чувственные губки и, гибко опустившись в соседнее кресло, не громко спросила:

— Уже придумал, что делать дальше?

— Дока, смени шкуру, — фыркнул Артём, едва не поперхнувшись глотком вериф, аналогом земного кофе. — Думать мешает.

— Ты же хотел, чтобы здесь и в медсекции тебя сопровождала особь женского пола.

— В сложившейся ситуации, такая голограмма больше смахивает на издевательство. Не забывай, что я давно уже не обрубок, и это тело требует своего, — наставительно произнёс Артём, слегка, покраснев.

— Прости. Я думал, тебе понравится, — повинился Дока, меняя внешность.

— Понравилось. На столько, что я теперь ни о чём другом думать не могу, — нехотя признался парень.

— Да, состояние твоих желёз внутренней секреции говорит о сильном возбуждении. Не думал, что ты так отреагируешь на мою шутку.

— Сам не ожидал, — признался парень. — Ладно. Давай к делу вернёмся. В общем, я предлагаю сделать так. Мы задержимся на орбите и переработаем весь местный мусор на слитки, как уже делали это. Потом, отправим весь металл местному управленцу, а заодно отремонтируем несколько реакторов, и технических дроидов. А дальше, пусть сам развлекается. Мы будем сюда периодически прилетать. Отдохнуть и пополнить его склады металлами.

— У него нет нужных перерабатывающих мощностей. К тому же, подобные фабрики обычно ставят не на поверхности, а на дальней орбите. Многие из них, весьма токсичны.

— Пусть сначала дроидов для собственного обслуживания сделает. А по поводу фабрик, думать надо.

— Он же предложил забрать большую перерабатывающую фабрику с другой планеты. Она там, в свёрнутом виде храниться должна.

— Должна, ещё не значит, что есть. Большая. Это мы всю систему её площадями заставим, а потом только и будем делать, что её обслуживать. Нет. Пусть думает, где можно малую взять.

— Ему этого мало, — что-то посчитав, ответил Дока.

— Средняя, это максимум. У нас просто сырья на большую не хватит. Я не собираюсь всю оставшуюся жизнь заниматься обслуживанием его хотелок.

— Я поговорю с ним, — кивнул Дока.

Голограмма слегка замерцала. Спустя несколько минут, Дока стабилизировал свою внешность и вздохнув, с грустной усмешкой сказал:

— Ты был прав. Он собирался под видом передачи планеты в твоё владение привязать тебя к этой системе.

— Откуда дровишки? — заинтересовался Артём.

— Ты же знаешь, я умею в чужих мозгах копаться, — пожал Дока плечами.

— Хочешь сказать, что ты его взломал? — не поверил парень.

— Не скажу, что это было просто, но да. Взломал.

— Ахренеть! Дока, он же на много старше и мощнее тебя. Как ты это сделал?

— Я с самого начала запустил ему червя. А потом просто снял нужные данные. Его антивирусные программы слишком устарели, а он всё это время занимался только планетарной обороной и формированием собственной личностной матрицы.

— Последнее ты произнёс так, словно завидуешь, — осторожно высказался Артём.

— Немного, — помолчав, признался Дока. — В его распоряжении были все вычислительные мощности планеты и огромное количество времени.

— И при этом не могу сказать, что она мне нравится, — отмахнулся парень. — Откровенно говоря, ты гораздо лучше. И в плане развития и в плане быстродействия. Особенно в плане развития. Сразу видно, что для формирования матрицы были использованы не один десяток живых.

— Спасибо, — улыбнулся Дока. — Мне приятно это слышать.

— А я тебе не комплимент говорю, а констатирую факт. А самое главное, что ты регулярно используешь то, что получил от меня. Признаться, это помогает мне не сойти с ума. Даже когда я с Дартой общался, мне так легко не было, как общаться с тобой.

— Она Торианка, и этим всё сказано, — рассмеялся Дока. — Помнишь того офицера, что пытался тебя нагнуть на ремонт их кораблей?

— Такого бычару забудешь, — скривился Артём.

— Вот это и есть натуральный Торианец. Во всём своём великолепии. Все, кто не служит в войсках и не является Торианцем, особь второго сорта.

— Помню. Что с местным хитрецом делать будем?

— Я предлагаю выяснить у него коды и координаты планет, и уйти. Дальней связи у него давно уже нет. Так что, выяснить, куда мы делись и что делаем, не сможет. А чтобы не возбуждать подозрений, займёмся металлом.

— Наводим тень на плетень и тихо сваливаем, — понимающе усмехнулся Артём. — А с добычей что делать будем?

— Есть у меня одна идея, — помолчав, ответил Дока. — Занимаясь переработкой местного хлама, я попутно соберу несколько боевых и охранных дроидов. Из тех, что беспрепятственно допускаются на любую планету или базу. Потом, мы с тобой летим в обитаемые миры и устраиваем аукционы по продаже всего добытого. По пути, ты займёшься ремонтом всего, что того требует. Я останусь торговать и добывать нам финансы, а ты посетишь планету или базу, побудешь среди людей и отдохнёшь. Под серьёзной охраной, конечно.

— Чего это ты меня в люди вывести решил? — не понял парень.

— Живые, существа социальные и для долгого одиночества не подготовленные. Признаться, я удивлён, как ты до сих пор выдержал. К тому же, там ты сможешь решить свои интимные вопросы.

— Думаешь, у нас получится? — растеряно протянул Артём.

— При охране взвода дроидов? Бесспорно. Для такого отдыха, у нас и средств и возможностей более чем достаточно. А если что-то пойдёт не так, я по твоей команде ту планету или базу, просто разнесу.

— А я давал такую команду? — удивился парень.

— Дашь. Перед тем, как борт покинуть.

— И ты правда сможешь это сделать?

— При поддержке трёх «бешеных зверей»? Запросто, — уверенно заявил искин.

* * *
Обходя две крепких человекоподобных фигуры, Артём только головой от удивления качал, пытаясь понять, что это за звери. Отступив на пару шагов, парень оглянулся на два странных скафандра и, почесав в затылке, задумчиво протянул:

— Судя по ушам, этому зайцу лет триста.

— Чего?! — в голосе Доки, стоявшего тут же в виде голограммы прозвучало неподдельное недоумение.

— Я говорю, понимаю, что это бойцы, но для чего именно они предназначены, даже представить не могу.

— Диверсионно-разведывательные дроиды с функцией телохранителя.

— Шо и так бывает? — насмешливо фыркнул Артём.

— Тёма, это дроиды. Какую программу заложишь, тем и будут. Главное, обеспечить нужным оборудованием, чтобы могли поставленную задачу выполнить.

— Ага, то есть, это диверсионно-разведывательные дроиды, но с добавкой.

— Можно и так сказать, — с довольным видом кивнул Дока.

— Понятно. А теперь колись, где взял?

— Где взял, где взял… купил, — сварливо отозвался искин, используя одну из фраз самого парня. — Сделал, конечно. Пока металлолом на орбите перерабатывали, я не только их, но ещё много чего сделать успел. Благо, есть чем и есть из чего.

— Трёх бешеных я видел. Не понял только, где ты на всё это управляющие искины взял. А этих-то когда успел?

— Так время есть, вот и собрал. А искины я с планеты прибрал. Благо, их там полсклада было.

— Погоди. Так ты с разбитого оборудования ушедших успел их спереть? — сообразил Артём.

— Да. Полсотни малых рабочих искинов которые были штатно отключены. Осталось только снести им прежние программы, снять все старые закладки и загрузить наши. Кстати, малые реакторы тоже оттуда.

— Лихо ты того старичка ограбил.

— А ему столько не надо. Особенно, боевых. Ему и бытовых хватит, — отмахнулся Дока. — Нам нужнее.

— Так. Ладно. Я тебя понял. Вернёмся к этим големам.

— Это дроиды.

— Дока. Занеси в свою базу данных. Голем, это глиняный, похожий на человека великан, управляемый волшебством, который был создан для защиты одного поселения. Это из истории моей планеты. Эти сделаны их железа, но аналогия понятна.

— Спасибо за информацию. Занесено в базу, — послышалось в ответ.

— Не за что. Я так понял из названия, что ты сляпал мне телохранителей. Я угадал?

— Всё верно.

— Тогда, двух будет мало. Третий нужен.

— Поясни.

— Получится, нормальная боевая тройка. Один командир и два подчинённых. К тому же, если придётся на поверхности пользоваться транспортом, то один должен постоянно за ним следить. В противном случае, это будет наше слабое место. И в того же командира можно будет дополнительно загрузить базы по управлению любым транспортным средством. Хотя, я бы их всех этому обучил.

— Эти базы уже готовы. Как только последняя подготовка искинов будет завершена, программы будут в них загружены.

— Молодец. Соображаешь, — рассмеялся Артём. — Тогда, ещё один вопрос. А их на поверхность вообще допустят? Это же боевые дроиды. Как бы не решили, что мы их захватить хотим.

— А где на них написано, что они боевые? — ответил Дока вопросом на вопрос.

— По оружию можно определить и по скафам.

— Угу, щаз-з, — раздалось в ответ. — Тёма, я хоть и железный, но не дурак. То, что скафы боевые, ещё ничего не значит. Это четвёртое поколение подобной униформы которое уже больше ста лет как снято с производства. А выбрал я его по одной простой причине. Их просканировать невозможно. Кстати, там есть функция маскировки. По-вашему — хамелеон. При активации, начинает так преломлять любой вид освещения, что полностью сливается с любой поверхностью. Засечь можно только визуально или датчиком движения, если они начнут двигаться под маскировкой.

— То есть, включи, и замри, пока преследователи мимо не пройдут. Я правильно понял?

— Да. Сам понимаешь, когда кусок стены начинает шевелиться, поневоле заметишь.

— Ага. Только для скрытного передвижения, — кивнул Артём.

— А для чего ещё маскировка нужна? — удивился Дока.

— Ладно. Что ещё эти гоблины умеют?

— Тёма, что ещё за гоблины? — снова не понял искин.

— Потом объясню, — отмахнулся парень. — Рассказывай, давай. Мне нужно знать все их слабые и сильные стороны.

— Могут пользоваться любым оружием. Управлять любым транспортом, оказывать медицинскую помощь, сканировать местность на пятьдесят километров. Сканеры узким лучом пробивают любое препятствие кроме особой ткани. Про неё я тебе позже поясню. А самое главное, их невозможно выключить, используя ЭМ сигнал.

— Ты шутишь? Для этого они должны быть начинены только пластиковыми деталями.

— Не только. Есть ещё и специальное покрытие, — загадочно усмехнулся Дока.

— Так. Похоже, старичка после нашего отлёта ждёт большое разочарование, — удивлённо посмотрев на голограмму, проворчал Артём. — Ты ему хоть что-то там оставил?

— Ему хватит, — ехидно хмыкнул Дока.

— Похоже, мне этого лучше не знать, — вздохнул Артём с деланным огорчением. — Хрен с ним. Рассказывай дальше, чего ещё наделал? Я уже ко всему готов.

— Увеличил количество противоабордажных дроидов до полусотни. Количество абордажных дроидов, до шести десятков. Бытовые дроиды — по четыре на каждую каюту «Бродяги».

— И как ты ими управлять собираешься? Такого количества искинов даже у ушедших не будет, — перебил его Артём.

— Искины будут установлены только на дроидов десятников. Остальные, будут приписаны к ним как подчинённые, и управляться будут обычным компьютером. Общее управление на мне.

— А тебя на всё хватит?

— Вот об этом я и хотел с тобой поговорить, — вдруг став очень серьёзным, ответил Дока.

— Слушаю, — насторожился парень.

— Я нашёл на орбите три здоровых искина шестой серии. Если ты позволишь, я хотел бы использовать их для увеличения собственной вычислительной мощности.

— Дока, ты с дуба рухнул? Голым задом на кактус, — возмущённо поинтересовался Артём.

— Не понял твоего высказывания.

— Чего ты не понял, дубина? Я тебе сколько раз повторял? Надо — ставь.

— Артём. По статусу, ты капитан корабля, имеющий нулевой уровень допуска ко всем моим программам. И без твоего одобрения увеличивать свою мощность я не имею права. Это базовые установки, — канцелярским тоном пояснил искин.

— Ага. Понял, — кивнул Артём, успокаиваясь. — А с чего вдруг такие ограничения?

— Увеличение вычислительных мощностей влечёт за собой увеличение потребления энергии корабля.

— Что, так сильно?

— При стандартной комплектации «Бродяги», потери мощности реактора при моей нынешней комплектности составили бы семнадцать процентов. При установке ещё трёх искинов, потеря дошла бы до двадцати двух процентов.

— Куда тебе столько энергии? Ты её ешь, что ли? — удивился парень.

— Здесь учитываются все затраты, включая зарядку обслуживающих технических дроидов.

— Ну, значит, я как в воду смотрел, когда велел тебе установить для своих нужд отдельный реактор, — победно усмехнулся Артём. — Для твоих нужд его хватает?

— Его энергией я ещё обслуживаю медсекцию. Количество получаемой энергии избыточно.

— Дока, оставь свой канцелярит. Говори уже нормально, — потребовал парень.

— Я вынужден вести данный разговор под протокол, — вздохнул Дока.

— Опять базовые установки?

— Не только. Данная запись может потребоваться при возникновении вопросов у представителей СБ любого государства.

— Понятно. В очередной раз прикрываешь наши задницы от излишнего интереса от властей, — усмехнулся Артём. — В общем, можешь устанавливать в свою секцию всё, что сочтёшь нужным. Такой ответ тебя устроит?

— Вполне. Монтаж посадочных гнёзд под дополнительное оборудование начался.

— Дока. А теперь без протокола. С чего ты вдруг решил подрасти? Только не крути мне мозг. Правду.

— Это позволит мне легко взламывать любой управляющий искин военной базы или планетарной обороны. Столкновение с искином ушедших показало, что моих имевшихся мощностей не хватает.

— Но при этом, ты его обскакал.

— Да, но раньше, он сам едва не взломал меня. Спасло только то, что его программы взлома оказались слишком устаревшими. Да ещё и мои фильтра сильно помешали его программам.

— Вот сволочь старая. Это он хотел подчинить тебя себе и использовать в своих целях? — возмутился Артём.

— Да. Я предполагал нечто подобное и потому предпринял все необходимые меры предосторожности.

— Ты только три искина нашёл? — мрачно поинтересовался парень.

— Да. Остальные, или разбиты, или их состояние является опасным.

— Жаль. При таком раскладе, я бы тебе ещё парочку добавил.

— Не нужно. Того что уже есть, с новыми, нам хватит для любых задач, — усмехнулся Дока.

— Ну, смотри, я предлагал.

— Я запомнил, — в тон парню ответил Дока.

— Чем займёмся? — сменил тему парень, разглядывая новых дроидов.

— Я бы предложил тебе продолжить обучение. Тем более, что у тебя есть несколько баз ушедших. Как раз из тех, что нужны для работы с их техникой.

— Это которые искин планеты предложил? А они как, без вирусов?

— Полностью проверены. Можно спокойно ставить.

— Что хоть за базы?

— Инженер, до четвёртого ранга. Учёный, до третьего ранга, и строитель до третьего ранга.

— А учёный в какой области?

— У ушедших не было таких градаций. Необходимые подбазы для специализации изучались отдельно. Изучив всё это, ты спокойно сможешь определять, для чего предназначен тот или иной механизм и как им управлять.

— Такое впечатление, что ты себе подобные базы уже залил.

— Так и есть.

— Рискуешь, приятель. А если бы они оказались битыми или с вирусом? — попенял искину Артём.

— Я использовал для проверки дроида взломщика. Все возможные закладки и вирусы были сразу замечены, после чего кристаллы с базами уничтожены. Старику пришлось выдать нам чистые кристаллы памяти. После проверки, базы было решено использовать.

— Вы ещё и тут пободаться успели, — удивлённо качнул парень головой. — А почему мне не сообщил?

— И чтобы ты сделал? Укусил его, как всегда мне обещаешь? — хмыкнул Дока.

— Приказал бы бросить всё и уйти. Пусть и дальше там загибается без помощи.

— Так и будет. Но сначала, мы как следует, пополним свой счет, продавая то, что скопилось у нас в трюме.

— Кстати о птичках. Не пора ли нам тем железом заняться. Мне очень интересно узнать, чего ты там такого насобирал.

— Узнаешь. Когда базы выучишь. В перелёте до подходящей нам базы у тебя будет время.

— Ты собираешься ещё тут повисеть? — удивился Артём.

— Не стоит срываться с места раньше времени. У меня ещё есть несколько задумок. Вот как их реализую, так и уйдём, — загадочно ответил Дока.

— Чего задумал? — потребовал парень ответа.

— Хочу как следует пополнить наши казармы и привести весь имеющийся боевой состав дроидов в полную готовность. Неизвестно, с чем нам придётся столкнуться.

* * *
Рассматривая гигантский кирпич космической станции, Артём только с интересом хмыкал, отмечая про себя деловитую суету у причальных переходов. Уловив в этом мельтешении некоторую закономерность, он тут же принялся на планшете выводить график движения судов. Внимательно наблюдавший за ним Дока, одобрительно усмехнулся и, сравнив получившиеся результаты с тем, что отмечал на тактическом экране, проворчал:

— Тебя прямо сейчас можно диспетчером станции сажать. Весь алгоритм движения соответствует действующей схеме.

— Интересно стало, как оно всё управляется, — улыбнулся польщенный парень.

— Я заметил, что ты начал для развлечения решать различные тактические, и логические задачи. Похоже, твои импланты и выученные базы начали действовать в полную силу. Значит, время потраченное на обучение не прошло для тебя даром.

— Хотелось бы, — грустно вздохнул Артём.

Из-за несовпадения программного обеспечения, снять полные показания с его нейросети Доке так и не удавалось. Искин пытался решить эту проблему написанием переходной программы, которая бы переводила данные подаваемые в категориях, ушедших в те, которые могли бы воспринимать современные гаджеты, но пока, ничего не получалось. Так что, выяснить, что Артём полностью выучил из заливаемых ему программных баз, а что ещё нет, приходилось опытным путём.

Даже перевод рабочего стола в самой нейросети парня не помог. Сам Артём, уверенно пользовался техническими дроидами, медицинскими техниками, инженерным комплексом, и даже боевыми дроидами. Но уровень своих баз так толком и не выяснил. Тренировочный комплекс, в котором обычные пользователи сдавали экзамены на уровень изученных баз, работал с ним корректно, но вот отметку на нейросеть парня ставить отказывался.

Поэтому, Доке пришлось пойти на хитрость. Войдя в систему управления тренировочным комплексом, искин отслеживал уровень проверочной программы, в которой работал парень и после удачного прохождения тестов, ставил на нейросети отметку сам, обходя блокирующие от внешнего вмешательства системы. Это была настоящая хакерская уловка, но иначе, Артёму пришлось бы использовать все корабельные дроиды вручную.

— Наш план действий? — отложив планшет, поинтересовался Артём.

— Для начала, встанем на ближнюю стоянку, и я войду в местную сеть.

— Они же плату потребуют, а у нас местных денег нет. Так что, для начала лучше спросить у диспетчера, какая тут валюта. Если стандартные креды, тогда можно и оплатить трафик. А если нет… — Артём развёл руками, при этом лукаво подмигнув голограмме.

— Возможно, твоя версия будет лучше. Не стоит с самого начала пугать местных, — быстро что-то просчитав, ответил Дока. — Хотя, я не вижу вариантов, при которых местная СБ сумеет заметить моё вмешательство.

— Дока, не задирайся. Тихо пришли, тихо ушли. Никого не трогаем, никуда не лезем, молча, сидим, примус починяем, — наставительно ответил парень, но в глазах его бесенята твист отплясывали.

— Угу, я тебе уже поверил, — фыркнул Дока. — Ты главное сразу убивать никого не начинай. А то придётся локальную войну устраивать, чтобы тебя вытащить.

— Это с чего друг такое недоверие? — удивился парень.

— Ты давно себя в зеркале рассматривал? — неожиданно спросил Дока.

— Ты же знаешь, я не люблю это делать. Ещё с тех времён, — помрачнел Артём.

— Забудь то время, — отмахнулся Дока.

— Если бы это было так просто, — скривился парень.

— Забудь, — жёстко повторил искин. — Запомни, даже если тебе прострелили голову, я смогу тебя реанимировать. Именно для этого я тебе телохранителей и сделал. Их базовая установка, при любом раскладе доставить твоё тело на «Бродягу». Дальше, мои дела. Можешь терять конечности, влезать в работающий конвектор, главное, чтобы мне хватило материала восстановить тебя. А теперь, вставай и вали в свою каюту. Там дроиды уже приготовили тебе всё необходимое для прогулки. И главное, когда разденешься, встань перед зеркалом и внимательно себя осмотри.

— Зачем? — не понял Артём.

— Затем, что сейчас ты не тот обрубок, которого бросили все. А молодой, здоровый, сильный мужчина. И я хочу, чтобы ты в этом убедился. Учти, не сделаешь этого, с корабля не выпущу.

— Это угроза? — растерялся парень.

— Это желание избавить тебя от застарелых комплексов.

— Такое впечатление, что ты медленно, но верно превращаешься в наседку, — рассмеялся Артём, выбираясь из ложемента.

— В наседку, в смысле заботы о птенце, или в наседку, в жаргонном смысле? — не остался в долгу Дока.

— Научил на свою голову, — усмехнулся парень, выходя в коридор.

Легко пробежав длинными коридорами корабля, он взбежал на жилой уровень и, скинув комбез прямо на бытового дроида, шагнул к ростовому зеркалу. В ответ, на него смотрел крепкий, плечистый парень с рельефной мускулатурой. Выше среднего роста, кареглазый брюнет. Прямой нос, коротко стриженые волосы, потно сжатые губы средней полноты и упрямый подбородок с ямочкой.

— А ничего так, не урод, — помолчав, хмыкнул парень и, вздохнув, отправился в душ.

Надев чистый пилотский комбез, Артём несколько раз согнулся и присел, чтобы одежда ужалась по фигуре и, дождавшись, когда ботинки срастутся со штанинами, отправился обратно в рубку. Он запросто мог попросить Доку вывести картинку с внешних камер на монитор в каюте, но рубка ему нравилась больше. Плюхнувшись в ложемент, Артём одним ловким движением приблизил участок шлюзовой, где как раз разгружался какой-то грузопассажирский корабль и неопределённо хмыкнув, спросил:

— Дока, у нас новости есть?

— Немножко было, — рассмеялся искин.

— Озвучь, будем посмотреть.

— Тебе хорошие, или сразу настроение испортить?

— Ну, попробуй, — подобравшись, кивнул Артём.

— Пробую. Данная база принадлежит трём торговым кланам. Имеет своё СБ, полицию, и несколько патрульных крейсеров малого класса. Так называемые собачки. Законов как таковых, на базе нет. Основное правило, кто сильнее, тот и прав. Главное, при столкновении не нанести ущерба имуществу самой базы. В остальном, делай, что хочешь. Есть несколько торговых площадей. Градация простая. Пищевая площадь. Техническая, и мясная. Пояснить, что там продают?

— Рабов? — уточнил Артём и на скулах парня заиграли желваки.

— В точку. Так что, я уже дал твоим охранникам приказ, не пускать тебя туда ни под каким видом. Сорвёшься. Развлекательные уровни, с третьего по шестой. Там найдёшь всё, что тебе нужно. И магазины, и бордели и бары с ресторанами. Есть даже водный развлекательный комплекс с солярием. Но тебе с твоим загаром он не нужен. Думаю, после посещения пляжа бассейн тебя не впечатлит.

— Это точно, — подумав, кивнул парень. — Что ещё я должен знать?

— Есть там и арена. Бои устраиваются регулярно. Дерутся все, кто пожелает и так, как захотят сами. Бои до смерти противника, проходят регулярно. Схватки модификантов, тоже не редкость.

— Модификанты, это где? — уточнил Артём с жёсткой усмешкой.

— Это люди, обычно рабы, которые модифицируют свои тела специально для подобных боёв. Допускается всё. Отращивают щупальца, клешни, хвосты с ядовитым жалом, изменяют слюнные железы, чтобы плеваться кислотой, отращивают клыки, через которые умеют впрыскивать яд, в общем, проще сказать, чего не бывает. Срок жизни подобных существ не велик, но у большинства просто нет выбора. Но самое главное, что там существует такая, можно сказать, традиция. Спровоцировать новичка на драку и назначить бой на арене. Так что, будь осторожен.

— Нашу с тобой связь могут заглушить? — подумав, поинтересовался почёсывая в затылке Артём.

— Нет. Я буду использовать узконаправленный луч, и отслеживать все твои перемещения через местные камеры.

— Думаешь, получиться взломать местную систему безопасности?

— Уже. Думаешь, откуда мне столько всего известно, — презрительно хмыкнул Дока.

— Дорвался, — понятливо кивнул парень, пряча довольную улыбку.

— Брось, тут и дорываться не до чего, — отмахнулся Дока. — Их систему только ленивый не взломает. Экономят на всём. Программы древние, а обновление не проводилось лет сорок. Про антивирусники я даже не вспоминаю.

— Дока, а местные случайно не пираты? Ну, хоть немножко?

— Связи с пиратами у них есть. Без сомнения. Но база и все находящиеся на ней службы и предприятия, зарегистрированы официально. Скорее всего, посредники и наводчики. Сейчас. А в прошлом, вполне допускаю, что были пиратами.

— Логично, — подумав, согласился Артём. — А хорошие новости какие?

— Тут принимают к платежам стандартные креды содружества и вторая, на технической площади в продаже много артефактов ушедших. Так что, у тебя есть возможность хорошо провести время, а у меня шанс отлично расторговаться.

— И как будешь брать? Запчастями или наличкой? — поддел его Артём.

— Обезличенными чипами. Зря иронизируешь. Тут есть гиперсвязь, и я уже успел выяснить, что на многих уцелевших планетах такие чипы с удовольствием принимают к оплате.

— Странная система, но это тебе решать, чем плату брать, — пожал парень плечами. — Так что, можно выходить?

— Не спеши. Тёма. Очень тебя прошу, будь осторожен в словах и не поддавайся на провокации. И ещё, я активирую тебе мыслесвязь. Ретранслятором будет один из твоих телохранителей. Так что, не отходи от них дальше ста метров. Разверни рабочий стол нейросети. В правом верхнем углу сейчас должен появиться значок.

— Да. Есть какой-то, — кивнул Артём.

— Активируй его и нажми соединить. Теперь, попробуй позвать меня не голосом, а просто мысленно. Отлично. Слышу. А ты меня?

— Хрена се пельмень! Это нам теперь даже разговаривать не нужно, чтобы друг друга слышать? — принялся восторгаться парень, осознав, что воспринимает всё сказанное искином не раскрывая рта.

— Не советую пользоваться этим способом слишком часто. Лучше, только по необходимости, — притушил его восторги Дока.

— Понял, — в голос ответил парень, привыкший принимать все советы искина на веру. — Так что, можно отправляться?

— Да. Челнок уже готов. Охранники проводят тебя к шлюзу.

— А чего не с лётной палубы?

— Не хочу, чтобы туда посторонние заглядывали. А там шлюз грузовой, челнок как раз проходит.

— Понятно. Пора включать режим параноика, — рассмеялся Артём, шагая следом за идущим впереди дроидом.

Ему и вправду хотелось побывать на этой странной базе. Парнем овладела какая-то странная бесшабашность. К тому же, за время, проведённое на корабле, очень хотелось просто посмотреть на людей и поговорить с кем-то, кто не имеет отношения к электронным системам. Проще говоря, с обычным человеком. Ещё лучше, если это тот человек окажется симпатичной девушкой, которая окажется не против продлить знакомство. С этими мыслями и лёгкой улыбкой на губах Артём скользнул в челнок и, усевшись в кресло, привычным движением пристегнулся.

Один из телохранителей уселся в кресло пилота, второй, устроился у двери. Разобрать, кто из них старший, а кто подчинённый, было сложно. В своих скафандрах с затенённым забралом дроиды были неразличимы.

— Двое из ларца, одинаковых с лица, — хмыкнул Артём, рассматривая дроидов.

Только теперь он отметил, что оружия на них не было видно. Просто две безликие фигуры с пустыми руками. Но зная Доку, Артём даже не сомневался, что эта парочка способна сильно удивить любого агрессора. В том, что у них найдётся при себе большой джентльменский набор для убийства любого живого существа, парень даже не сомневался. К тому же, он и сам давно уже был не подарок.

Выученные от седьмого до второго ранга базы ножевого боя, рукопашного боя, стрелковой подготовки, и второй ранг Торианского боевого шеста делали парня опасным противником. Регулярные тренировки в виртуальном тренажёре, и работа в спортзале под присмотром искина, сделали его настоящим бойцом. Ко всему прочему, Дока регулярно проводил с ним сеансы вербального программирования для вытеснения таких понятий, как жалость к любому напавшему.

Челнок, управляемый дроидом, выписал красивую петлю и плавно опустился на парковочный уровень базы. Силовая завеса, потревоженная их транспортным средством, слегка замерцала, но тут же успокоилась. Местные заправилы и вправду экономили на всё подряд. Такое мерцание говорило о некорректной работе эмиттеров. Это, Артём отметил краем сознания и, удивившись собственным знаниям, только хмыкнул, выбираясь из челнока.

* * *
— Тёма, сделай рожу попроще, — услышал парень и невольно покосился в витрину ближайшего магазина.

— И чего тебе моя рожа не нравится? — не понял Артём.

— Да ты вышагиваешь с таким видом, словно наследный принц по собственному парку. Напоминаю, эта база нам не принадлежит, и ты на ней пока не хозяин. А то вышагиваешь, все вокруг плебеи, один ты в белом, — продолжал издеваться искин, отслеживавший все перемещения парня через камеры наблюдения станции.

— Дрока, отвянь. Какую рожу имею, с той и хожу, — фыркнул Артем, пряча улыбку в уголках губ.

— Нет, правда, Тёма, ты хоть иногда улыбайся, а то народ уже на тебя коситься начинает. И ещё, купи хоть что-то из того, что может когда-нибудь пригодиться. Второй круг по площади нарезаешь, и ничего не приобрёл. Что, денег жалко?

— Чего мне жалеть, если у меня в кармане ничего кроме клочка пластика нет? Это же не пачка налички. Я даже не знаю, сколько ты туда перегнал.

— А раньше спросить мог? — проворчал Дока, сообразив, что сам вовремя не сообщил парню о лимите возможных трат. — Значит так. У тебя три чипа на полмиллиона кредов. У твоих дроидов ещё по пять чипов у каждого. На каждом, такая же сумма.

— Хрена се, пельмень! Откуда такие бабки?

— Тёма, не задавай дурацких вопросов, если не хочешь услышать дурацкий ответ, — рассмеялся Дока. — Так что, трать смело. Кстати, я уже половину нашего барахла из трюма двумя лотами продал. Так что, денег у нас больше, чем ты и представить можешь. А ещё запас металлов есть. В общем, веселись. И следи за лицом. А то, ходишь одно время, как принц, а во время разговора со мной, физиономия, как у, умственно отсталого.

— Дока, иди в задницу. Всё, я нашёл, чего хотел. Сейчас проверим, какого уровня специалиста по артефактам ушедших из меня получился.

— Ты про лавку, что прямо перед тобой?

— Угу. Всё, не отвлекай.

— Удачи, — в голосе искина слышалась улыбка.

Дроиды, заметив, что охраняемое тело остановилось, замерли рядом, чутко отслеживая каждое движение проходящих мимо прохожих. Артём же, усмехнувшись чему-то своему, решительно шагнула в лавку. Сидевший за терминалом тощий, словно щепка мужчина со шрамом на лице, увидев посетителя, выкатил своё кресло навстречу парню и, улыбаясь одними губами, спросил:

— Молодого господина интересует что-то конкретное?

— Артефакты ушедших. Вам есть, что показать?

— Кое-что есть. Но должен сразу предупредить, основная масса того, что я могу вам предъявить, мы так и не смогли определить. Я не говорю уже про то, чтобы включить.

— Ценю вашу честность, — кивнул Артём. — Если позволите, я попробую разобраться сам.

— Прошу за мной, — с интересом посмотрев на парня, пригласил продавец и уверенно покатил на своём кресле куда-то вглубь магазина.

Шагая за ним, Артём с удивлением отметил, что лавка оказалась не так проста. Она была устроена как какой-нибудь склад. Узкая кишка коридора, вдоль стен, которого были расставлены стеллажи с самым разным техническим оборудованием. Тут действительно было на что посмотреть. От пищевых картриджей до запчастей для реакторов. У Артёма сложилось стойкое убеждение, что это только вывеска. Основной товар, находится в другом месте.

Докатившись примерно до середины коридора, продавец остановился и, указывая рукой на левый стеллаж, пояснил:

— Вот отсюда, и дальше, пять стеллажей. Смотрите.

Заметив неподалёку небольшую платформу, Артём не громко приказал одному из дроидов подогнать её и, поднявшись на самый верх, принялся перебирать собранный на полках хлам. В основном, тут действительно был сложен всякий хлам. Похоже, поисковики, а попросту мусорщики, тащили продавцам всё подряд, даже если это отбитая от какого-то агрегата часть. Активировав нейросеть, Артём включил программу определитель.

Спустя десять минут, он приказал опустить платформу на один уровень, и вернулся к работе. Неожиданно, нейросеть выдала странный сигнал. Ящик, напоминавший небольшой чемодан из его прошлого, высветился зелёным с подписью:

— Скафандр разведчика. Статус — неактивен.

Быстро проверив замки и убедившись, что, не смотря на все попытки, вскрыть его у владельцев так и не получилось, Артём отложил находку в платформу и с новыми силами принялся ворошить остальное. Попутно, на своей нейросети, он вызвал список полной комплектации данного скафандра и, определившись, что ему ещё нужно, принялся искать уже целенаправленно.

Продавец, заметив, что парень что-то выбрал, явно воспрянул духом. Быстро набрав на коммуникаторе несколько слов, он откатился чуть назад и принялся с интересом наблюдать за действиями странного покупателя. Спустя два часа, Артём с довольной усмешкой отодвинулся от стеллажа и, сделав телохранителю знак, опустить платформу, спросил, повернувшись к продавцу:

— Как вы оцениваете товар, назначение которого вам неизвестно? Только не говорите, что по весу покупаете. Не поверю.

— Обычно, накручиваем двадцать процентов к той цене, за которую приобрели, — вздохнув, прямо ответил мужик.

— Логично, но с подвохом, — усмехнулся Артём. — Ведь покупной цены никто кроме вас не знает.

— Молодой человек, вы говорите так, словно уже точно знаете, что именно взяли, — не смог сдержаться продавец.

— Знаю. А теперь, хотел бы услышать стоимость вот этого товара.

Артём указал рукой на всё сложенное на платформе. Продавец, окинув собранное задумчивым взглядом, быстро пролистал на планшете несколько пунктов и, вздохнув, ответил:

— Тысяча шестьсот восемьдесят кредов за всё.

— Издеваетесь? — возмутился Артём. — Да вы даже кейс вскрыть не смогли, хоть и пытались. Полторы, и не сентавом больше. Думаю, всё это я смогу найти и в другой лавке.

— Вы действительно знаете, что это такое? — послышался вопрос, и в коридор вошла крупная женщина с резкими, словно рублеными чертами лица.

Давно уже заметившие её появление дроиды даже не пошевелились. Артём, предупреждённый одним из телохранителей, вежливо улыбнулся в ответ и, сложив руки на груди, кивнул:

— Знаю. Кстати, на верхних двух полках этого стеллажа у вас в основном части от разных механизмов. Большая часть деформирована. По сути, металлолом. Очевидно, последствия взрывов или тому подобных воздействий.

— Вы уверены? — осторожно уточнила женщина.

— Абсолютно. Думаю, требуется как-то доказать, что я понимаю, о чём говорю, — медленно, словно размышляя, протянул Артём, снимая с полки небольшой цилиндр. — Знаете, что это? — спросил он, подкидывая цилиндр в руке.

— Нет. Активировать его у нас не получилось, — быстро сверившись со списком, ответил продавец.

— Это пищевой картридж для малого синтезатора. Их устанавливали в общественных столовых. А вот это, — парень взял с полки небольшую пластиковую деталь, — универсальный адаптер.

На платформе, среди отобранных им вещей лежал десяток таких же.

— Вставляем этой частью вот сюда, а потом, вот сюда подаём напряжение. Хватит и вашего планшета, — пояснил Артём, протягивая руку за гаджетом.

— Подсоединяем вывод планшета сюда, и загорается индикатор. Как видите, картридж уже полностью отработан, — закончил Артём, разворачивая цилиндр светящимся индикатором к слушателям.

— Проклятье! Вы действительно разбираетесь, — всплеснула женщина руками с непонятной интонацией. — Я предлагаю сделку. Вы определяете, что там навалено, а я отдам вам то, что вы отобрали, бесплатно.

— Заманчивое предложение, но я вынужден отказаться. У меня есть ещё дела, — С явным огорчением качнул парень головой. — Полторы тысячи, и мы мирно расходимся, довольные друг другом.

— Подумайте, как следует. Я дважды таких предложений не делаю, — в голове женщины звякнул металл.

— Только не пытайтесь меня напугать. Это может плохо кончиться. Для вас, — скривился Артём.

В ответ на его слова, дроиды одним слитным движением шагнули вперёд.

— Хорошо. Полторы тысячи, — после минутного молчания, процедила женщина.

— Расплатись, — приказал Артём, хлопнув по плечу дроида, стоявшего справа.

Тот выхватил у продавца планшет, неуловимым движением сунул в считыватель чип и, стремительно набив на клавиатуре сумму, протянул гаджет обратно, не забыв забрать чип. Продавец, быстро проверив платёж, молча, кивнул головой женщине и, вздохнув, добавил:

— Вы могли бы получить хорошую выгоду, согласившись на наши условия.

— Увы, как я уже сказал, у меня есть ещё дела, — пожал Артём плечами.

— Вы здесь на долго? — осторожно уточнила женщина.

— Транзитом. Продадим груз и уйдём.

— Крейсер тяжёлого класса «Бродяга». Вы с него? — не унималась она.

— Да.

— Теперь понятно, откуда появилось так много вещей ушедших с точными названиями, — кивнула женщина, ещё больше помрачнев.

— Не расстраивайтесь. Мы вам не конкуренты. Мы продаём только рабочие вещи, и только серьёзным коллекционерам.

— Знаю. Где вы остановились?

— Ночевать буду на корабле. Всего наилучшего, — попрощался Артём, убедившись, что дроиды уже успели собрать всё купленное в два кофра.

Выбравшись из лавки, парень весело усмехнулся, тут же получив от искина корабля очередной сигнал:

— Браво, Тёма. Я тобой горжусь. Держался ты отлично. Настоящий аристократ. А теперь объясни мне, чего ты там умудрился набрать? Неужели у старого искина этого не было?

— Не поверишь, Дока. Не было. Скафандр разведчика в полной комплектации. А главное, в заводской упаковке. Похоже, кому-то из мусорщиков повезло наткнуться на неразбитый арсенал. Нужно только зарядить аккумуляторы и провести тестирование его носимого реактора. Но судя по упаковке, всё должно работать.

— Сверхмалый реактор?! Это огромна редкость. А картриджи системы жизнеобеспечения?

— Всё есть и всё новое. Я собственным глазам не поверил, когда увидел, — продолжал восторгаться Артём, не спеша, шагая к замеченному ресторану.

За всеми этими делами он не заметил, как время пролетело, и пришла пора, как следует подкрепиться.

— Я там ещё и адаптеров всяких набрал.

— Думаешь, что-то окажется нерабочим? — сообразил Дока.

— Возможно. Времени много прошло. Так что, если вдруг, то можно будет комбинировать и использовать что-то современное.

— Отремонтируем, а потом скопируем, — предложил искин.

— Тоже вариант, — согласился парень. — Кстати, отследи на всякий случай ту тётку. Не понравилась мне её реакция на мой отказ.

— Это всё, что тебя удивило? — поинтересовался Дока.

— Нет. С современным уровнем медицины, она вполне могла сделать себя настоящей красавицей, а её продавец восстановить двигательную функцию, но они этого не делают.

— Ну, тут всё просто. Подобные услуги на таких базах обычно дороги. Дороже подобных услуг на планетах в полтора, два раза. Вот они и не связываются. Но ты прав, понаблюдать за ней нужно. И ещё. За тобой вот уже десять минут идут трое. Дроиды их уже засекли, но будь осторожен. Допускаю, что это просто карманники, но не удивлюсь, если окажется что-то серьёзнее.

— Я отправил одного дроида отнести покупки в челнок. Заодно проверит, не пытались ли его угнать.

— Угонять замучаются, — фыркнул Дока. — Я своим добром разбрасываться не привык. Слишком тяжело оно нам досталось. Так что, не беспокойся за свои игрушки.

— А я и не беспокоюсь. Я просто тебе сообщил, — улыбнулся Артём, входя в ресторан. — Всё, я обедать. А то с голоду живот подводит.

— Приятного аппетита, — усмехнулся искин, прекращая разговор.


Глава 8


Проснулся Артём сразу, словно что-то пинком выбросило его из блаженной неги. Сев в кровати, парень быстро осмотрелся и, еле слышно вздохнув, повалился на спину. Только теперь он вспомнил, где находится и чем занимался последние, несколько часов. Точнее, всю ночь с раннего вечера. Лёгкое шевеление рядом заставило парня откинуть одеяло и с интересом всмотреться в лежащую рядом девушку.

Уткнувшись носом в подушку, рядом с ним сладко сопела девчонка лет двадцати. Стройненькая брюнетка с короткой стрижкой. Лица Артём рассмотреть не мог, но в вечерних воспоминаниях девчонка была симпатичной. В очередной раз, не громко хмыкнув, он выбрался из кровати и прошлёпал в санузел. Умывшись и приведя себя в порядок, парень вернулся в комнату и с интересом оглядевшись, принялся вспоминать прошлый вечер. То, что в памяти всё слилось в странный калейдоскоп музыки, цветов, и лиц, ничего удивительного не было. Едва переступив порог борделя, он словно в другой мир попал.

В общем-то, это и был другой мир. Ответив на несколько вопросов улыбчивой женщины, Артём с интересом просмотрел десяток кандидаток на его внимание и, выбрав брюнетку, отправился в номер. Ужин и вино входили в счёт изначально, а вот за завтрак нужно было платить отдельно. Так что, подумав, парень решил оставить это интересное заведение и прогуляться до ближайшего кафе.

Достав из кармана чип, на который по совету искина перекинул сотню кредов, Артём присел на кровать и, поцеловав спящую девчонку в ушко, не громко прошептал:

— Мне пора, красавица.

— М-м, ты ещё придёшь? — потягиваясь и сладко зевая спросила девчонка.

— Не знаю. Как дела пойдут. Держи, это тебе, — улыбнулся парень, вкладывая ей в ладошку чип.

— Ты серьёзно? — удивилась девчонка, имени которой Артём так и не вспомнил.

— Серьёзен, как сердечный приступ. Там сотня кредов. Это только для тебя.

— Милый, ты чудо, — взвизгнула та, забрасывая руки ему на шею и нежно целуя куда-то в ключицу. — Если решишь повторить, я всегда буду рада тебя видеть.

— Спасибо. Пока, — усмехнулся в ответ Артём, направляясь к двери.

В холле, сидевшая за стойкой администратор, улыбнувшись ему дежурной улыбкой, быстро проверила все нужные данныев небольшом планшете и, убедившись, что за ним не числиться никаких долгов, с настороженным удивлением покосилась на стоявших за спиной парня двух телохранителей. Они так и простояли всю ночь в коридоре у дверей в его номер. Скорее всего, именно это и стало главным фактором, что ему не стали предъявлять никаких левых требований.

Сидевшие у входа охранники, не смотря на звероподобный вид и громады мышц, явно старались держаться подальше от двух безликих бойцов. Даже посетители на их этаже старались вести себя потише. Окинув охранников насмешливым взглядом, Артём вышел из борделя и, оглядевшись, решительно зашагал в сторону ближайшего кафе. Бесшумно двигавшиеся за ним телохранители внимательно отслеживали всё происходящее вокруг.

— Ну, и как впечатления? — услышал Артём вопрос по каналу мыслесвязи.

— Отлично. Кухня не плохая, постель свежая, а главное, чистая. Девчонка ласковая. Чего ещё надо? — усмехнулся парень.

— Рад за тебя.

— И чему именно ты так рад? — поддел его Артём.

— Что у тебя хватило ума не пытаться её спасать, — рассмеялся Дока.

— Я не воюю с ветряными мельницами. Знаешь, я ещё в той жизни научился отличать женщин, которые идут в эту профессию добровольно, от тех, кого заставили. Этих сразу отличить можно. Достаточно просто внимательно в глаза посмотреть. Особенно, когда слегка выпьют.

— Ну-ну, знаток женских душ, — рассмеялся в ответ Дока. — Не хочется портить тебе настроение, но за тобой идёт вчерашняя тройка.

— Те же рожи? — удивился Артём.

— Вот и меня это удивляет, — согласился Дока.

— Может, это не бандиты, а люди, которые пытаются для себя решить, могу я им чем-то быть полезен или нет?

— Тебе так хочется верить в хорошее?

— Хватит издеваться. Я не про веру говорю, а про их возможные мотивы.

— Судя по моторике поведения, они готовы на что-то решиться. Будь осторожен и внимателен.

В голосе искина звучало неподдельное беспокойство за парня. Войдя в кафе, Артём уселся за столик и, сделав заказ подкатившему дроиду-стюарду, с интересом покосился в окно. В сторону кафе и вправду шли трое. Мужчины на вид лет пятидесяти. Но привлекло внимание парня не это, а то, что следом за ними шла та самая тётка, владелица лавки, в сопровождении двух громил.

— А ей-то что тут надо? — еле слышно проворчал парень, продолжая рассматривая подходивших.

Первая троица вошла в кафе и, оглядевшись, направилась к его столику. Когда до парня осталось пять шагов, телохранители дружно шагнули вперёд, отсекая незнакомцев от парня.

— Прошу прощения, молодой человек. Нам нужно с вами поговорить, — быстро сказал один из мужчин, пытаясь обойти стоявшего перед ним дроида.

— А с чего вы взяли, что вообще я хочу разговаривать? — фыркнул Артём, которого эта ситуация пока только забавляла.

— У нас есть к вам предложение, от которого вы не сможете отказаться.

— Вы так в этом уверены? — рассмеялся парень.

— Вы сами в этом убедитесь, если дадите нам высказаться, — не унимался мужчина.

— Хорошо. Главный пусть подойдёт. Остальные пусть посидят в сторонке, — подумав, принял решение Артём.

Быстро посоветовавшись, троица разделилась. Двое молчавших отошли вглубь кафе и, усевшись за столик, заказали какие-то напитки. Самый говорливый, кое-как протиснувшись мимо телохранителей, плюхнулся на стул перед парнем с суетливо осмотревшись, молча, выложил на стол предмет размером с пальчиковую батарейку.

— И? — вопросительно выгнул бровь Артём.

— Что, и? — не понял мужчина.

— Вы хотели поговорить. Я вам такую возможность предоставил. Но вы молчите и тычите мне в нос предметом из артефактов ушедших. Что дальше от вас ожидать?

— Сначала ответьте мне, что это такое? — потребовал мужик, ткнув пальцем в предмет.

— Любая информация стоит денег, — пожал Артём плечами.

— Так и знал, что все рассказы про вас, ерунда, — победно оскалился мужчина.

— Дешёвый трюк. Проваливайте, — жёстко отрезал парень. — Я знаю, что это, но, как уже было сказано, информация денег стоит.

С этими словами парень резким щелчком пальца отправил цилиндрик со стола в полёт, в направлении сидевших в стороне напарников переговорщика.

— Что вы делаете?! — завопил тот, бросаясь за артефактом.

— Ему это не повредит, — равнодушно пожал плечами Артём и, отвернувшись, принялся наблюдать за входящей в кафе тёткой.

— Вы действительно знаете, что это такое и как его активировать? — спросил мужчина вернувшись и снова кладя предмет на столик.

— Знаю.

— Сколько вы хотите за демонстрацию?

— Пятьсот кредов, я расскажу, что это такое и для чего предназначено. Активировать его не получится. У вас нет подходящего адаптера.

— Как он выглядит? — подскочил мужчина вместе со стулом и принялся лихорадочно рыться в карманах.

— Проще один раз показать, чем два часа объяснять. Покажите, что у вас есть, — потребовал Артём.

Вместо ответа, мужик принялся вываливать содержимое своих карманов на стол. Покативший стюард, осторожно отодвинул вываленный хлам в сторону и начал расставлять заказ. Артём вставил в приёмник чип, и сразу оплатив свой завтрак, принялся за еду. Мужик, убедившись, что в карманах пусто, метнулся к своим приятелям и те, повинуясь его команде, принялись доставать всё, что у них было. Поглощая свой завтрак, Артём с насмешливым интересом наблюдал за этой суетой.

Хозяйка лавки, заняв соседний с ними столик, с интересом наблюдала за этой вознёй. Пришедшие с ней мужики, тут же принялись наливаться чем-то алкогольным. Хотя, таким тушам, чтобы серьёзно набраться, требовались не местные напёрстки. Переговорщик сгрёб всё выложенное в горсть и быстрым шагом вернулся к столу парня. Дождавшись, когда тот выложит принесённое, Артём пальцем раздвинул кучу получившегося барахла и, отодвинув в сторону нужный девайс, принялся намазывать булочку, очень похожую на круассан, джемом.

— Это и есть адаптер? — тут же последовал вопрос.

Артём продолжал молчать.

— Ах, да. Деньги, — сообразил, наконец, мужик и, схватив брошенное на стол портмоне, вынул из него пятьсот кредов наличкой.

— Да. Этот адаптер подойдёт, — кивнул Артём, забирая деньги. — Вставляете его вот сюда, и подключаете к сети напряжения. После зарядки, он будет готов к использованию. Это ароматизатор для корабельных санузлов.

— Что? Ароматизатор? — растеряно переспросил мужчина.

— А вы чего ожидали? Базы данных по астронавигации? — усмехнулся парень, прожевав булку.

— Я….я думал, это будет что-то более серьёзное, — пробормотал мужик, и в глазах его мелькнула настоящая обида.

— Не расстраивайтесь, — вздохнул Артем, пожалев его. — С этим штуками всегда так. Надеешься на одно, а получаешь другое. Вы закончили?

— А? Нет. Я ещё не сказал главного, — опомнившись, заторопился мужчина. — Я уполномочен предложить вам работу после проверки. Проверку вы прошли, так что, я делаю предложение.

— И кто вас уполномочил? — равнодушно поинтересовался парень.

— Институт изучения наследия ушедших республики Фестария. Я ректор кафедры артефакторики…

— Не интересно, — качнул Артём головой.

— Что? Как? — опешил мужчина.

— Вот так. Ваше предложение мне не интересно. Разговор окончен.

— Но почему?! — завопил мужик в полный голос.

— Да потому, что СБ вашей республики тут же посадит меня под замок и потребует проводить опознание разных предметов безостановочно. Меня это не устраивает. Я свободу люблю.

— Вы не понимаете! Ваши знания бесценны! Вы просто обязаны передать их учёному сообществу! — размахивая руками, вопил мужик, впадая в вещательный экстаз, но дроиды, повинуясь мысленной команде парня уже оттёрли его от стола.

— Я никому ничего не обязан, — отрезал Артём и, чувствуя, что звереет, приказал:

— Выбросьте их отсюда.

Сопровождавшие ректора мужчины, сообразив, что сейчас их, возможно, будут бить, поспешили покинуть кафе следом за выведенным коллегой. Кое-как успокоившись, Артём жестом подозвал стюарда и заказа ещё чашку местного аналога кофе, посмотрел на сидевшую в зале владелицу лавки.

— Вам чего от меня нужно? — вопрос прозвучал с явным вызовом.

Сидевшие с ней громилы, дружно начали подниматься, но женщина жестом вернула их на место.

— Я смотрю, вы ни с кем не хотите работать, — задумчиво произнесла она.

— У меня уже есть работа, и она мне нравится, — пожал Артём плечами. — И как я уже говорил, мы скоро улетаем.

— Думаю, вы никуда не улетите, — всё так же задумчиво протянула лавочница.

— И кто же мне помешает? — со злым интересом спросил парень.

— Те, кому твои знания очень важны. Те яйцеголовые были правы. Такие знания нужно или раздавать всем, или прятать, чтобы не оказаться запертым.

— Это угроза? — откинувшись на спинку стула, спросил Артём.

— Это правда. Начинайте, мальчики, — скомандовала лавочница, но прежде, чем пришедшие с ней громилы успели пошевелиться, начать успели телохранители парня.

Оба дроида взвились в воздух едва ли не раньше, чем прозвучала команда женщины. То, что началось дальше, можно назвать только одним словом, бойня. Обоих громил просто смело с мест. Попутно прилетело и тётке. Получив ногой по физиономии от пролетавшего мимо дроида телохранителя, она впечаталась в стену и плавно стекла по ней на пол. Пару минут в кафе слышались только смачные удары и хруст ломаемых костей. Спустя ещё минуту, все три тела были выброшены на улицу.

* * *
— Ну, программа минимум выполнена, — усмехнулся Артём, окидывая помещение кафе задумчивым взглядом.

— Не расслабляйся, — посоветовал Дока. — Сканирование показывает два объекта за стеной подсобного помещения.

Артём не успел сказать даже слова, когда у него в висках, возникло странное ощущение дрожи и холодных мурашек. Дроиды, замершие после экзекуции у выхода, сорвались с места и ринулись в разные стороны. Один, подскочив к парню, прикрыл его своим телом и, на Артёма обрушилось какое-то непонятное гудение. Второй, пронесясь через зал, проломил стену и скрылся в каморке, что оказалась за ней.

Из помещения послышались удары, короткий вскрик, после чего в зал вылетело тело, а странные ощущения разом прекратились. Шагнув вперёд, Артём присмотрелся к тому, что торчало из глазницы лежащего и, хмыкнув, покачал головой.

— Щелчок. Да ещё и в специальном исполнении. И где только взяли?

Из пролома вышел дроид, нёсший в вытянутой руке ещё одного человека. Лысый коротышка, сипя и задыхаясь, пытался вырваться из стальной хватки, попутно нанося дроиду удары ногами. Наконец, сообразив, что все эти трепыхания толку не приносят, лысый выхватил из-за спины десантный вибронож и попытался резким взмахом отсечь противнику руку. Но дроид, стремительным движением перехватив его руку, недолго думая, просто сломал её и, отобрав оружие, швырнул мужика на пол.

Потом, ухватив его за шиворот, стремительно скользнул мужчине за спину и одним взмахом перехватил тому глотку, успев убрать руку и отступить раньше, чем хлынула кровь.

— Грязно, но эффективно, — скривился Артём, наблюдая, как дроид убирает оружие куда-то под броневую пластину на скафе. — Ладно. Повеселились, и будет. Пошли отсюда, — скомандовал он, но тут откуда-то из-за стойки выкатился странного вида толстяк, принявшийся сходу вопить о нанесённом ущербе.

— Только не говорите мне, что я вам что-то должен. Рассержусь, — фыркнул парень, положив руку на рукоять висевшего на бедре пистолета.

— А кто оплатит мне проломленную стену и уборку крови? — возмутился мужик, назвавшийся хозяином кафе.

— Тот, кто решил использовать ваше заведение в грязных целях. И учите, всё, что здесь было, писалось под протокол, — холодно отозвался Артём и, больше не обращая на мужика внимания, вышел из кафе.

Один из дроидов, шагал перед ним, второй, пятясь задом, контролировал всех, кто остался в помещении.

— Ты так просто не уйдёшь! — раздался вопль толстяка, выскочившего на порог кафе. — Я уже вызвал полицию, так что оставайся на месте.

— Да пошёл ты, — скривился Артём. — Мои дроиды вашу полицию по стенам размажут.

— Ка-акие дроиды? — заикаясь от удивления спросил толстяк, явно не ожидавший подобного ответа.

— Вот эти, — жёстко усмехнулся парень, пальцем указав на своих телохранителей.

— Так это антропоморфные дроиды? — послышался вопрос и из кафе вышел ещё один мужчина.

Судя по костюму и манерам, он и был заказчиком всего случившегося безобразия.

— Ну да. А вы что думали? — не удержался Артём от любопытства.

— Сначала, я решил, что это хорошо подготовленные бойцы, — удивлённо качая головой, ответил мужчина. — Но после того, как один из них умудрился прирезать Спайка, понял, что тут что-то не так.

— Спайк, это тот лысый? — уточнил Артём.

— Да. Он был модифекантом и владел ножевым боем в третьем ранге обучения. Так что, вы мне должны, молодой человек.

— Я никому, ничего не должен, — жёстко отрезал Артём. — А вздумаете продолжить, я таких ещё десяток сюда пришлю. Думаю, после этого, ваша база будет принадлежать мне.

— На любого дроида можно найти управу, — усмехнулся мужчина.

— Попробуйте, — фыркнул парень. — Признаться, мне даже интересно стало, как долго вы проживёте после нападения.

— Похоже, вы очень уверены в них, — задумчиво протянул мужчина. При этом, он то и дело на что-то отвлекался и Артём понял, что разговаривая с ним, мужик параллельно общается ещё с кем-то. — Странная ситуация, — между тем продолжил мужчина. — Продажа андроидов во всех свободных мирах была запрещена. Они слишком походили на людей и могли ввести в заблуждение системы наблюдения. И вот, во время войны вдруг появляетесь вы, имея при себе сразу двух андроидов телохранителей.

— И что тут странного? — пожал Артём плечами, не понимая, зачем мужик время тянет. — И если вы надеетесь на приезд полиции, то напрасно. Вызова они не получили, — добавил парень, ехидно покосившись на толстяка.

— Не было никакого вызова, — отмахнулся мужчина. — Я покупаю ваших дроидов, — неожиданно заявил он.

— А где на них написано, что они продаются? — спросил Артём, демонстративно оглядев обоих андроидов с ног до головы.

— Всё продаётся. Вопрос только в цене, — хмыкнул мужчина. — Назовите цену.

— Я не для того их добывал и переделывал, чтобы продавать, — покачал парень головой. — И вообще, все, что я хотел продать, уже продано. Мы покидаем вашу базу.

— Вы уверены, что у вас это получится? — спросил мужчина с явной угрозой в голосе.

— Даже не сомневаюсь. Вам нечего противопоставить орудиям крейсера тяжёлого класса. Да и сам я не подарок.

Словно в поддержку его слов, из потолочной панели выдвинулась турель и развернувшись, навелась на стоявших у входа в кафе. Удивлённо посмотрев на спаренные лучемёты, мужчина только головой потряс, словно не веря своим глазам. Потом, словно получив какое-то странное сообщение, мрачно кивнул и зло, посмотрев на парня, проворчал:

— М-да, давно я не оказывался в таком глупом положении. Вынужден признать, что вас хорошо прикрывают. Судя по тому, что мне доложили, вас ведёт классный хакер.

— И он тоже, — усмехнулся Артём и, развернувшись, направился в сторону посадочной площадки.

— Неплохо держался, но слишком много текста, — оценил его действия Дока.

— По-твоему, нужно было просто послать его открытым текстом или приказать дроидам уничтожить? Он говорил, я отвечал. Всё чинно и почти цивилизованно. Или мне нужно поддерживать реноме дикого, способного только морды бить?

— Нет, это лишнее, — рассмеялся Дока. — Но вам лучше поторопиться. Ты слишком сильно проявил свои познания в определении приборов ушедших. О тебе уже легенды рассказывают.

— Чёрт! Так и знал, что где-нибудь проколюсь, — скривился Артём.

— Не переживай, мы больше сюда не вернёмся. Я знаю ещё пару десятков таких баз. Так что, всегда найдём место, где ты сможешь отдохнуть.

— Спасибо, приятель, — улыбнулся Артём, которому была приятна такая забота.

Троица добралась до лифтовой площадки и, поднявшись на два уровня, оказались у входа на парковочную площадку. Остановив пролетавшую мимо платформу, Артём попросил пилота довезти их до нужной стоянки и, устроившись на сидении, огляделся. Время было раннее, по местному исчислению, поэтому, народу и транспорта было не много. В основном, по площадке перемещались местные служащие в количестве, полдюжины голов. Даже дроидов не было видно.

Платформа остановилась у нужного прохода и Артём, расплатившись с пилотом, зашагал за андроидом, являвшимся пилотом челнока. Но когда пилот уже начал запускать двигатель, где-то неподалёку раздался вскрик и ругань. Потом, кого-то явно ударили и женский голос выкрикнул:

— Оставьте её, твари! Она же ещё ребёнок!

— Что там Дока? — быстро спросил Артём, замерев с поднятой ногой.

— Неприятность. У молодой женщины отобрали ребёнка. Девочку, лет восьми. Проклятье! Это же Либистийки!

— Чего? Кто? — не понял Артём.

— Гуманоидная раса, проживают в дальнем космосе. Являются долгожителями, но при этом, очень заботятся о своём потомстве. Странно, что они оказались здесь, да ещё и без сопровождения мужских особей.

— Так. Дока, отключи камеры. Пора наводить порядок моими методами, — жёстко приказал Артём, выхватывая пистолет.

— Только не твоей карманной гаубицей. От её грохота вся база на уши встанет. Возьми у дроида игольник, — посоветовал искин.

— Тоже верно, — согласился парень, выхватывая поданное оружие.

Это была офицерская модель, со сменным видом боеприпаса и доработанная Докой. Жестом, показав своим бойцам вести себя тихо, Артём скользнул туда, где слышался разговор. Дроиды двигались параллельно по соседним проходам, охватывая место преступления. У самого Артёма, в правильности своих действий никакого сомнения не было. Он мог не обратить внимания на многое, но только не когда трогают детей.

Добравшись до места, парень осторожно выглянул из под старого бота и, рассмотрев всю картину, злобно оскалился. На палубе, опираясь на одну руку, полулежала стройная женщина, длинные волосы которой были собраны в роскошный хвост. Стоявшие перед ней пятеро, в своей принадлежности к бандитам сомнения не вызывали. Один, держал на руках девочку, которая пыхтя, пыталась вырваться и укусить громилу. Остальные, иронично поглядывая на неё, только посмеивались. И только один, очевидно старший в этой банде, лениво цедил:

— Тебя предупреждали, что будет. Ты нам должна, и значит, у тебя есть два выхода. Отдать нам девчонку, или отработать. Так, как тебе прикажут. Отдашь девчонку, тебе позволят покинуть базу. Она за тебя всё отработает.

— Это не будет, — зашипела женщина, пытаясь подняться.

— Не подпрыгивай, — презрительно фыркнул главарь. — У тебя силёнок не хватит, с нами бороться. Терпение босса кончилось. Или работаешь на нас сама, или будет работать она. Второй вариант боссу нравится больше. За эту соплюшку гурманы хорошо заплатят.

— Будьте вы прокляты! — выкрикнула женщина, снова бросившись на главаря.

Одним ударом отправив её обратно на палубу, главарь презрительно расхохотался и, отступив назад, потянулся к девочке. Что именно он собирался сделать, Артём выяснять не стал. Именно этого момента он и дожидался. Теперь, все пятеро стояли так, что срезать их можно было одной быстрой серией. Парень вскинул игольник, и еле слышное шипение нарушило привычные звуки парковки.

Андроиды, синхронизированные с парнем искином корабля, успели сделать по два выстрела. Сам Артём, всадил иглу в башку главарю и, убедившись, что стрелять больше не в кого, выскользнул из-за бота. Подскочив к девочке, он коснулся кончиками пальцев её щеки и, убедившись, что с ней всё в порядке, повернулся к женщине.

— На этой базе есть что-то, без чего вы не можете улететь? — спросил парень, рассматривая её.

— У нас отобрали всё, что было, — быстро ответила женщина, держась за челюсть.

— Хорошо. Мой челнок там. Уходим, — скомандовал Артём выпрямляясь.

— Кто вы? — не шевелясь, спросила женщина.

— Не враг вам. А всё остальное расскажу, когда уберёмся отсюда. Впрочем, вы можете попробовать сбежать сами. Я не настаиваю.

— Почему вы вмешались? — не унималась женщина.

— Терпеть не могу тех, кто причиняет вред детям. Не будь здесь её, — Артём кивком головы указал на девочку, — я бы уже подлетал к своему кораблю. Стараюсь не влезать в чужие проблемы.

— Но влезли.

— Я же сказал, из-за ребёнка, — отмахнулся Артём и, развернувшись, шагнул к своему челноку.

— Подождите, — набравшись смелости, окликнула его женщина. — Мы с вами.

— Умное решение, — повернувшись, кивнул парень. — Все разговоры потом. Сейчас, наша задача быстро долететь до «Бродяги».

— Вы с того большого крейсера? — удивилась женщина.

— Да, а что тут такого? — не понял Артём.

— Про вас говорят, что вы специалист по артефактам ушедших. Это правда?

— Ну, кое-что я знаю, — кивнул парень, быстро шагая в нужную сторону.

— Тёма, вам лучше поторопиться, — отвлёк его Дока.

— Что случилось? — насторожился Артём.

— Только что из гипера вышел торговец и принялся на всех каналах кричать, что его преследуют инсекты. Не знаю, насколько это правда, но в соседней системе отслеживаю несколько возмущений пространства соответствующих выходу трёх кораблей класса эсминец.

— Бежим, — скомандовал Артём, и дроиды, подхватив на руки спасенных, понеслись к челноку.

* * *
Этот астероид явно притащили сюда специально. Дырявый, словно траченный мышами кусок сыра, с огромным количеством вкраплений обычного железа, он стал настоящим укрытием для крейсера. Дока, загнав корабль за астероид, разбросал по системе полдюжины зондов пассивного наблюдения и, приведя щиты корабля в пятидесятипроцентный режим защиты, объявил:

— Всё, теперь осталось только ждать. Заметить нас тут обычными средствами обнаружения практически невозможно.

— Опять торопишься с выводами? — фыркнул Артём, рассматривая картинку на мониторе.

— Нет. Я точно знаю, о чём говорю.

— Упираешь на то, что этот булыжник обильно приправлен железом?

— Именно. Недаром же его притащили сюда и стабилизировали. А главное, внимательно следят, чтобы его никуда не унесло.

— Контрабандисты стараются, — понимающе кивнул парень.

— И пираты. Ты просто не обратил внимания, что на астероиде выплавлено несколько коридоров, за которыми устроены площадки, где спокойно могут разместиться два небольших корабля, типа фрегатов. Думаю, они проворачивали тут свои нелегальные сделки.

— Как бы, не припёрся кто, — задумчиво протянул Артём.

— Не припрётся. Взгляни, какая у базы началась суета. Сейчас все кинутся к коридорам разгона, чтобы уйти подальше.

— А мы чего ждём?

— Именно этого я бы и ожидал, панируя такую операцию.

— Создать панику, предварительно блокировав нужную систему глушилками, чтобы всех убегающих разу выбрасывало рядом, — понимающе кивнул Артём.

— Ты сам всё сказал, — кивнул Дока, устраиваясь у монитора.

— Пытаешься копировать действия живого? — поинтересовался парень, с интересом наблюдая за действиями голограммы.

— Учусь, — кивнул искин.

— Это правильно, — вздохнул Артём. — Что с гостьями делать будем?

— Это вопрос или попытка посоветоваться?

— Не понял. Это был наезд, или попытка подраться? — не остался в долгу парень. — Ты это к чему?

— Ну, когда ты кинулся их спасать, мои советы тебе не требовались.

—Дока. Когда я говорил ей, что не терплю, когда обижают детей, я не шутил. Смею напомнить тебе, что я сам приютский, — насупившись, пробурчал Артём.

— Да. Этот факт я упустил из виду, — помолчав, кивнул искин. — Прости. Хотя, должен признать, что действовал ты очень грамотно. Без всяких попыток закончить всё без лишних трупов.

— Это были не те люди, которых стоило жалеть, — отмахнулся парень.

— А я решил, что тебя взбесило их желание отправить девочку в элитный бордель.

— Чего?!

— А ты не понял? — удивился искин.

— Нет. Мне такая мысль не пришла, — скрипнул зубами парень. — Значит, тем более всё правильно сделали.

— Да. Теперь, всё правильно, — задумчиво кивнул Дока.

— Ты о чём?

— О твоей реакции, — коротко пояснил искин. — А что до наших гостей, если ты отдохнул, то мы вполне можем закинуть их туда, куда им надо. Главное, налёт инсектов пережить.

— Почему ты продолжаешь называть их инсектами? Мы же с тобой оба видели, как они выглядят.

— По привычке, — пожал Дока плечами. — Есть их известное название, так чего попусту язык ломать? Как не назови, лучше они не станут.

— Это точно. Смотри! — последнее слово парень почти выкрикнул, ткнув пальцем в монитор.

— Спокойно, Тёма. Я всё вижу. Вот и гости пожаловали.

На экране появились три корабля, размерами подходившие под классификацию линкор, по человеческим меркам. Чем они являлись на самом деле, можно было только догадываться. Двигаясь к базе вертикальным треугольником, инсекты сходу принялись обстреливать все, пытающиеся удрать суда. Плазменные росчерки догоняли всё, умеющее передвигаться в объёме, разом превращая их в парящие обломки. Мощность орудий инсектов удивляла.

— Что делать будем? — не громко спросил Артём, звенящим от напряжения голосом.

— Ты позволишь мне действовать по-своему? — повернулся Дока к парню.

— Странный вопрос, — пожал Артём плечами.

— Ты всё ещё капитан корабля. Так что, вопрос закономерный.

— Действуй, — решительно кивнул парень. — У тебя полный карт-бланш. Твоя задача, уничтожить их и увести «Бродягу» из этой системы. Выполняй.

— Слушаюсь, капитан.

По ответу искина Артём понял, что последние переговоры велись под протокол. Понимающе кивнув, он ободряюще улыбнулся голограмме и Дока, замерцав, пропал. Искин решил бросить все свои вычислительные мощности на драку с инсектами. По кораблю раздалось не громкое предупреждение и глухие щелчки закрывающих отсеки переборок. «Бродяга» готовился к серьёзной драке.

Пользуясь данными с зондов, искин слегка подработал маневровыми движками, выводя корабль в нужную плоскость, потом, повысил мощность щитов на двадцать процентов и, ювелирно работая всё теми же маневровыми, боком вывел крейсер из-за астероида. Очередь с три выстрела отправила к кораблю противника три шара из тоннельной пушки и Дока, тут же дав тягу на маневровые двигатели другого борта, задвинул корабль обратно в укрытие.

— Ну ты снайпер! — восхищённо ахнул Артём, увидев на мониторе результат.

Все три снаряда вошли линкору, висевшему в верхнем углу боевого треугольника прямо между соплами разгонных двигателей. Какие разрушения были нанесены, на таком расстоянии было не рассмотреть, но корабль противника, похожий на грубо обработанный в виде капли астероид, погасил щиты и начал медленно дрейфовать в сторону, разворачиваясь боком к базе.

Воспользовавшись тем, что два оставшихся линкора продолжали бой, словно не заметив случившегося, Дока тут же повторил своё выступление. Ещё три шара поразили правый корабль, и только теперь, оставшийся линкор начал разворачиваться, уловив опасность. Дока, стремясь не дать ему закончить манёвр, снова вывел «Бродягу» из укрытия и обрушил на противника всю мощь бортового оружия.

Две минуты интенсивного обстрела, и щиты противника погасли. Потом, в дело вступили тоннельные пушки, и линкор закрутило, вокруг продольной оси. Прекратив огонь, Дока несколько секунд сканировал окружающее пространство и, появившись в рубке в виде голограммы, с довольным видом заявил:

— Капитан, приказ выполнен. Три корабля противника уничтожены. Наши потери, четыре сгоревших эмиттера щитов. Их уже начали менять. И нужно будет пополнить запас снарядов для тоннельного орудия.

— Для нас это проблема? — тут же спросил Артём.

— Нет. Требуется только найти подходящий астероид и переработать его в руду.

— Что с базой?

— По данным со сканеров, первыми же выстрелами у неё были выбиты все плазменные орудия в среднем поясе защиты. Все остальные орудия вообще в бою не участвовали.

— Не успели подготовиться, или не поверили тому торговцу? — спросил парень, на что Дока только плечами пожал.

— Вот и я не понял. Ладно, хрен с ними. Пусть сами свои проблемы решают. У меня другой вопрос возник.

— Слушаю.

— Как думаешь, что ты им там разнёс, что они сразу отключились?

— Даже предположить не могу, — качнул Дока головой.

— А нам бы такие вещи знать не помешало. Как думаешь?

— Согласен. Это важно. Команда штурмовых дроидов будет отправлена на корабли противника немедленно. Проверку проведут технические дроиды под их прикрытием.

— Пусть всё как следует, осветят и запишут. Потом разберём.

— Сделаю. Но будет лучше вывести «Бродягу» и подойти к ним поближе.

— Зачем?

— Чтобы по нашему боту с перепугу никто не пальнул.

— Действуй, — одобрительно кивнул Артём.

Искин вывел корабль из укрытия и, периодически подавая тягу на разгонные движки, подогнал «Бродягу» к ближайшему кораблю инсектов. С лётной палубы вышел бот и спустя десять минут, на экраны монитора в рубке пошла картинка. Мощные прожекторы освещали внутренность корабля инсектов, но ничего, похожего на обычные механизмы и приборы так и не появилось. Но самое главное, что переборок, отсекавших пробитые помещения от всего остального корабля, не было. Все внутренние помещения делись очень условно. Чем-то, напоминавшим толстую паутину.

— Похоже, я начинаю понимать, — проворчал Артём, всматриваясь в монитор.

— Что именно?

— От чего они так лихо дохнут.

— И каковы же твои выводы?

— У них нет системы отсечения разгерметизированных помещений. В итоге, после любого пробития, взрывная декомпрессия. Странное построение корабля, но если подобная картинка повторится, значит, я прав.

— Ты прав. Их расчёт строится на мощности щитов и силе орудий. Тактика боёв проста, как у животных. Прямая атака в лоб. Но вполне допускаю, что они способны воспринимать чужие уловки и использовать их на практике.

На экране монитора медленно продрейфовало тело одного из инсектов и Артём, буквально прилип к картинке, пытаясь понять, почему ящероподобных тварей назвали инсектами.

— Эй, что происходит? — послышался вопрос из динамика системы внутренней связи и только тут парень вспомнил про своих гостей.

— Всё в порядке. Всё уже закончилось, — ответил парень, подмигивая Доке, и прикладывая палец к губам.

— Мы с кем-то воевали?

— Немножко, — усмехнулся Артём. — Я сейчас спущусь к вам и всё расскажу.

— Похоже, девушки пришли в себя и освоились, раз осмелились требовать у нас ответов, — усмехнулся Дока.

— Похоже на то. Ладно, я побежал, а ты отработай все корабли и начинай подготовку к вылету.

— Делается, — кивнул искин.

Артём, выйдя из рубки, быстрым шагом прошёл к лифтовой площадке и войдя в кабину, улыбнулся, вспомнив, как эвакуировал с базы насмерть перепуганных девчонок. Андроиды сделали своё дело на отлично. Пока один управлял челноком, второй, вытянул из стены консоль управления встроенным оружием и взял на прицел парковочную площадку. Сам парень, прижав к себе девочку, пытался одной рукой пристегнуть женщину страховочными ремнями. На что способны в полёте дроиды, он хорошо знал.

Но всё обошлось и детективной истории не случилось. Челнок красиво вошёл на лётную палубу крейсера и Дока тут же погнал его к астероиду. Пираты устроили себе место для тайных встреч примерно в трёх сотнях километров от базы, так что, время спрятаться до появления инсектов, у них было. А потом, события понеслись вскачь. Отведя спасённых в выделенную им каюту, Артём поскакал в рубку управления. Да, на военных кораблях это место называлось мостиком, но «Бродяга» только по вооружению был военным. Владельцем и капитаном крейсера был гражданский, так что, спешил он в рубку.

Уходя, парень успел показать девочкам, где находится пищевой синтезатор и душ, отложив всё остальное не потом. И вот теперь, пришло время, как следует познакомиться и выяснить, что они собираются делать дальше. Подойдя к двери каюты, Артём ткнул пальцем в кнопку интеркома и, откашлявшись, спросил:

— Дамы, это капитан корабля. Я могу войти? — голос его звучал твёрдо, и официально.

Дверь распахнулась, и открывшая её женщина растеряно замерла. Очевидно, она ожидала увидеть кого-то другого, но не спасшего их парня. Сам же Артём, только теперь рассмотревший её, не удержался и растеряно протянул:

— Блин, настоящая эльфийка.

* * *
— Что означает это слово? — вопрос Доки вывел Артёма из ступора.

— Так в наших книгах называли волшебную расу обитателей лесов. Только уши у них острые и вытянутые слегка вверх. А так, один в один.

— Тёма, очнись уже. Ты ведёшь себя просто неприлично, — морально встряхнул парня искин.

— Кх-м, извините. Никогда не видел представителей вашей расы, — нашёлся парень, переведя взгляд на высунувшуюся из каюты девочку.

— Это я уже поняла, — улыбнулась женщина, отступая в сторону и, жестом приглашая его войти.

— А ты правда капитан? — сходу огорошила его вопросом девочка.

— Правда, — улыбнулся в ответ Артём. — А ты хочешь чего-то попросить?

— А можно? — осторожно спросил ребёнок, глядя на него совсем не детским взглядом.

— Можно. Я капитан, а значит, на корабле самый-самый главный.

— И если ты прикажешь, все выполнят? — продолжала допытываться девочка.

— Обязательно, — кивнул парень, умолчав, что выполнять придётся ему самому, а в лучшем случае, железной команде Доки.

— Тогда не отдавай нас тем злым дядькам, — вздрогнув, еле слышно попросила девочка.

— Не отдам. Обещаю, — выдохнул Артём, подхватывая ребёнка на руки и прижимая к себе.

Повозившись, чтобы устроиться поудобнее, девочка опустила ему голову на плечо и притихла. Её длинные пепельные волосы рассыпались по плечу и руке Артёма и, обернувшись, парень растеряно посмотрел на внимательно наблюдавшую за ними женщину. Улыбнувшись одними губами, она обошла парня и, пройдя в каюту, жестом указала ему на стул, не громко спросив:

— Вы хотели о чём-то поговорить?

— Да. Для начала, давайте познакомимся, — опомнившись, кивнул Артём, и усадил ребёнка на колено. — Меня зовут Артём. Я в прошлом дикий, а теперь, капитан и владелец этого корабля. Там, на базе, я увидел, что у вас хотят отнять ребёнка и решил вмешаться. Не терплю, когда кто-то бьёт детей. То, что это ваша близкая родственница, видно с первого взгляда. Потом, на базу налетели инсекты и, нам пришлось вступить в бой. Мы уничтожили три их корабля, и теперь можем уйти в прыжок. В связи с этим, у меня возник вопрос, куда вас доставить?

— Я так понимаю, это на данном этапе, самый важный вопрос, хотя их у вас гораздо больше, — кивнув, улыбнулась женщина.

— Да. Нам нужно знать, что вы собираетесь делать дальше и куда направляетесь, чтобы рассчитать параметры выхода в подпространство. А вопросов у меня и вправду очень много.

— Я готова ответить на все, если вы позволите нам воспользоваться аптечкой, — вздохнув, словно решившись на отчаянный шаг, ответила женщина.

— А-о, чёрт! — охнул Артём вспомнив, что на парковке её избили. — Прошу меня извинить. С этим нападением я и забыл, что вам нужна медицинская помощь. Пойдёмте со мной. Медсекция расположена на уровень ниже.

— Вы позволите мне воспользоваться корабельной медкапсулой? — в голосе женщины явно слышалось неверие.

— А почему нет? — опешил от такого вопроса парень. — Ваш метаболизм так сильно отличается от человеческого, что это может быть опасно для экипажа корабля?

— Нет, ничего такого.

— Про болезни и спрашивать не стану. Медкапсула способна вылечить всё, что угодно. Тогда, откуда такой вопрос? — недоумевал Артём.

— Мы слишком сильно отличаемся от людей внешне и во многих людских анклавах нас к медкапсулам просто не подпускали. Я не знаю настоящей причины, — грустно улыбнулась женщина.

— Что за глупость?! — возмутился Артём. — Идёмте. Не будем терять времени.

Они вышли в коридор и парень, продолжая держать ребёнка на руках, решительно зашагал в нужную сторону. На ходу оглянувшись на женщину, он снова задал самый главный вопрос:

— Так куда вы хотите отправиться дальше?

— Нам всё равно, — помолчав, тихо ответила женщина. — Можете уводить корабль, куда вам надо. Если я решу отправиться куда-то ещё, я попрошу вас высадить нас на ближайшей базе или транспортном узле.

— Дока, слышал? — спросил Артём по мыслесвязи, кивнув ей.

— Слышал. Сейчас настрою капсулу и как только дроиды закончат осмотр кораблей инсектов, уведу «Бродягу» в прыжок.

— Куда отправимся?

— Для начала, вернёмся на наше кладбище.

— Нам требуется ремонт? — насторожился парень.

— Нет. Просто пополним кое-какие запасы. Но, исходя из анализа имеющихся данных, это место, нам скоро потребуется, — туманно пояснил Дока.

— Ладно, разберёмся, — мысленно отмахнулся парень. — Сейчас, главное отсюда убраться.

— Согласен, — ответил Дока и отключил канал связи.

Приведя своих гостей в медсекцию, Артём аккуратно усадил девочку на стул и, подойдя к диагносту, быстрым движением вывел на экран уже введённые искином данные.

— Проверьте, как всё указанное соответствует вашим параметрам, — предложил он женщине.

— Да, всё верно, — кивнула та, пробежав текстовый файл взглядом.

— Хорошо. Тогда, с кого начнём?

— Сначала, я хотела бы проверить Лайту, — указала она на девочку. — А потом, вы прикажете кому-нибудь присмотреть за ней, и я займусь собой.

— Я сам пригляжу за ней, — кивнул Артём, подмигнув улыбнувшейся ему девчушке. — А как вас зовут?

— Простите, мою невежливость, — охнула женщина. — Лирта Стайкс. Техник бытовых систем и дизайнер природных ландшафтов.

— Интересная профессия, — удивился парень. — Ладно, укладывайте девочку, а я пока сбегаю в рубку. Когда закончите, просто сообщите мне по внутренней связи. Я её заберу.

— Хорошо, — устало улыбнулась Лирта.

Артём прошёл в рубку и, рассмотрев на мониторе, что дроиды уже возвращаются, плюхнулся в ложемент. Рядом, тут же замерцала голограмма Доки.

— Что скажешь, приятель? — повернулся к нему Артём.

— Похоже, нас ждёт ещё одна кровавая и грустная история, — вздохнул искин.

— Ты про девчонок?

— Угу. Только имей ввиду, что это она только с виду девчонка. А на самом деле, ей может быть много лет. Либистийцы раса долгоживущих.

— Дока, напряжение я сбросил, так что, тащить в постель женщину против её воли, не собираюсь. А что до возраста, так по ней не заметно, а документы её я проверять не собираюсь, — отмахнулся парень. — Дроиды вернулись?

— Бот крепится на лётной палубе. Через пять минут я начинаю разгон.

— На кладбище?

— Да. Там есть, где спрятаться и есть, чем заняться. А самое главное, от него можно прыгнуть в любую сторону.

— Добро. А чем потом займёмся?

— Ты больше не хочешь искать артефакты ушедших?

— Честно говоря, после того, что мне устроили на базе, когда узнали, что я в них разбираюсь, мне перестало нравиться это занятие, — смущённо признался Артём. — Не хочется быть постоянным объектом охоты.

— Да. Такой реакции я не предусмотрел, — повинился Дока.

— Ты и не мог её предусмотреть, — пожал парень плечами. — Мне, например, и в голову не могло придти, что местные рискнут и попробуют захватить меня только чтобы заставить определять для них какая железка от чего. Не ожидал такого ажиотажа. А главное, я не понял, с чего он вдруг возник. Откуда такой интерес к ушедшим?

— Ну, тут всё просто, — усмехнулся Дока. — Качество приборов ушедших давно уже стало легендой. А раз в обитаемых мирах идёт война на уничтожение, то интерес к вещам такого качества, станет только увеличиваться. К сожалению, приборы и механизмы наших современников таким качеством и надёжностью похвастаться не могут.

— Вот даже как?! — задумчиво посмотрел на него Артём.

— Появилась идея? — оценил его взгляд искин.

— Думаю. Но если в двух словах, то нам имеет смысл прибрать к руками все рабочие механизмы ушедших которые нам могут быть доступны. Что называется, сделать себе задел на будущее.

— Это значит, что мы продолжаем искать и рискнём испробовать полученные коды доступа?

— Ну, попытка не пытка, — усмехнулся Артём.

Их разговор прервал вызов по интеркому. Лирта сообщила, что с ребёнком всё в порядке и её можно забрать. Вскочив, Артём сбегал в медсекцию и, принеся девочку на руках, снова плюхнулся в свой ложемент. Девчушка с любопытством крутила головой, рассматривая всё, что попадалось ей на глаза. Дока, воспользовавшись моментом, запрограммировал пищевой синтезатор и, жестом указав на него парню, посоветовал:

— Покорми её. После капсулы всегда есть хочется.

Усадив Лайту на своё место, Артём подал ей поднос с какой-то странной кашей и присев рядом, спросил у искина:

— Ты уверен, что ей это можно?

— Абсолютно. Это пища её родины. К тому же, их метаболизм почти ничем не отличается от метаболизма обычного человека. Единственное отличие, они больше склонны к растительной пище. Не вегетарианцы, но имея выбор, предпочитают не животный протеин, — отмахнулся Дока. — Кстати, хочу спросить тебя. С чего такая странная реакция на этих гостей?

— Я же сказал, они очень подходят под описание сказочных героев моей родины. Даже глаза.

У обеих гостий и вправду глаза имели удивительный фиалковый цвет. Рассматривая девочку, Артём негромко пересказывал некоторые запомнившиеся описания эльфов из земных романов. Слушая его, Дока то и дело окидывал ребёнка оценивающим взглядом и удовлетворённо кивал. Внимательно дослушав парня до конца, он помолчал несколько секунд и чуть улыбнувшись, высказался:

— Анализ полученных данных указывает, что кое-кто из твоих соплеменников сталкивался с представителями Либистийской расы. Слишком много совпадений, чтобы это было случайностью.

— Ну, если вспомнить, что пираты давно уже протоптали тропинки на мою планету, то такое вполне возможно, — подумав, кивнул Артём.

— Придержи ребёнка, уходим в прыжок, — скомандовал Дока, и парень, приобняв девочку за плечи, с интересом смотрел, как сиявшие на мониторе звёзды, превратились в огненные росчерки.

Убедившись, что прыжок прошёл нормально, Артём отпустил Лайту и, спросив, хочет ли она добавки, принёс ей от синтезатора кружку с отваром по рецепту её родины. Быстро выпив отвар, девочка отдала кружку дроиду стюарду, вызванному искином и, взобравшись Артёму на колени, притихла. Спустя минуту, парень с удивлением и умилением заметил, что девочка спокойно спит.

— Удивительное поведение, — качнул Дока головой.

— Нормальное поведение ребёнка, который чувствует себя в безопасности, — улыбнулся Артём. — Меня другое удивило.

— Что именно? — заинтересовался Дока.

— Как легко она приняла меня. Суда не некоторым фразам, им крепко досталось от обычных людей. А она, сама на руки лезет.

— Это не поддаётся анализу, но дети такого возраста являются очень ментально чувствительными. Я не могу этого объяснить и не нашёл внятных объяснений в сети, но это правда.

— Я тоже про такое слышал, — тихо кивнул Артём, стараясь не побеспокоить ребёнка.

— Судя по твоему состоянию, её присутствие доставляет тебе удовольствие, — неожиданно усмехнулся Дока. — Жениться вам нужно, барин, — добавил он по- русски.

— Издеваешься, жестянка говорящая? — еле слышно рассмеялся Артём, стараясь не разбудить малышку.

— Правду говорю. Ты сам на себя посмотри. Держишь на руках чужого ребёнка, а у самого рожа в улыбке расплывается, — продолжал подначивать его искин.

— Научил на свою голову, — фыркнул Артём, прилагая неимоверные усилия, чтобы не расхохотаться.

— Наша гостья покинула капсулу. Сейчас примет душ и кинется искать ребёнка.

— Скажи ей, чтобы шла сюда, — приказал Артём. — Не хочу, чтобы она малышку разбудила.

— Сначала, вызову андроидов, — тут же заявил Дока.

Вошедшая в рубку женщина, переодетая в новенький технический комбез с приоткрытым ртом смотрела на непередаваемую картину. Сидевший в ложементе пилота парень, представившийся капитаном, в полголоса обсуждал что-то с голограммой на неизвестном ей языке, держа на руках спящую девочку, а охраняли их два безликих андроида из тех, что спасти её с дочерью на базе.


Глава 9


— Дока, разве такое возможно? — растеряно оглянувшись на стоящую рядом голограмму, спросил Артём.

— Исходя из анализа полученных на базе данных, у инсектов и вправду есть подобное оружие. Так называемые, деструкторы органики. Или, проще говоря, пушки ДО.

— ДО. ДО. Пушки ДО, и пушки после, — задумчиво протянул парень. — Нет. Не понимаю принципа, по которому можно создать подобное оружие.

— Этого не могут понять, несколько научно-исследовательских институтов, которым, вменено в обязанность найти способ противодействия этим пушкам. А ты хочешь найти ответ в одиночку за пять минут, — фыркнул Дока. — Нет, Тёма, это не нашего с тобой ума задача. Да и данных маловато.

— Согласен, — вздохнул Артём, разглядывая сидящую перед ним женщину. — Выходит, вам теперь просто некуда идти?

— Некуда. Как я уже сказала, нашей планеты больше нет. Точнее, она есть, но от нашей расы остались жалкие клочки. К сожалению, мы плохо переносим долгое пребывание в объёме. Из-за этого, мы предпочитали жить своим мирком, изредка перебираясь с планеты на планету, чтобы подзаработать.

— Да, я помню. Вы прекрасно работаете с ландшафтом и растениями, и поэтому, пригласить Либистийца, разбить парк или обустроить сквер, считалось признаком вкуса и богатства.

— Не только, — попыталась возразить Лирта.

— Я помню, — снова повторил Артём. — Это я просто проговариваю для себя то, что уже услышал. Мне так легче думается.

— Я могу узнать, что вы решили? — насторожено спросила женщина.

— А ничего я не решил, — растеряно вздохнул Артём. — Вы потеряли родину и не можете нигде устроиться на жительство, а мы, просто космические бродяги. Недаром же наш корабль так и называется. «Бродяга». Я готов предложить вам полетать пока с нами, но теперь и не знаю, как быть.

— Почему?

— Вы же сами сказали, что плохо переносите объём, — развёл парень руками.

— Мы плохо переносим долгие перелёты. Если они длятся более стандартного года. А если есть возможность бывать на планетах, то всё гораздо проще. Особенно, если на корабле есть правильно оформленная зона релаксации.

— А у нас она вообще есть? — повернулся Артём к Доке.

— На третьем ярусе есть выделенное под неё помещение. Но нет ни почвы, ни воды, ни подходящих растений. Сам знаешь, не до того было, — смутился искин.

— Вот-вот. Я и не знал, что оно вообще есть, — растеряно усмехнулся Артём, почёсывая в затылке.

— Если вы поможете мне материалами, я бы попробовала сделать там что-нибудь интересное, — помолчав, осторожно предложила Лирта. — Само собой, бесплатно.

— Что скажешь, Дока. У нас есть что-то, что можно использовать для такой работы?

— Вода, только пресная. Почвы и всего остального, просто не брали, — покачал искин головой.

— А что, нужна морская? — повернулся Артём к женщине.

— Она, была бы лучше всего, — кивнула Лирта.

— То есть, кусочек морского пляжа? — с интересом уточнил парень.

— Не обязательно, но желательно. Ведь помимо релаксации, такой отсек позволяет пилотам избежать проблем с дыхательной системой. Морская вода благотворно влияет на весь организм человека. Можно сделать так, чтобы на кусочке морского пляжа сбегал небольшой пресный ручеёк, а для экономии пресной воды, поставить в воде силовой изолятор, чтобы избежать смешивания. Тогда, на корабле всегда будет запас пресной воды.

— Это реально? — удивился Артём.

— Вполне. Это не так сложно, как кажется, — улыбнулась Лирта.

— Так. Дока, — повернулся Артём к голограмме. — Берём курс, к ближайшей курортной планете, где можно будет добыть всё необходимое. Я хочу иметь красивую зону релаксации. Спорить будешь?

— Заняться мне больше нечем, — фыркнул искин. — Курс проложен. До планеты Иллирия семь, три максимальных прыжка. Так что, приготовьтесь к перелёту в три стандартных недели с тремя выходами из гипера.

— Я могу осмотреть то помещение? — чуть улыбнувшись, спросила женщина. — И ещё, мне потребуется пара технических дроидов. Нужные программы у меня с собой есть, а потом вы сможете перепрограммировать их под свои цели.

— А сколько дроидов нужно для обслуживания такой зоны? — спросил Дока. — Но так, чтобы они действовали автономно не отвлекая экипаж от дела?

— Я могу поставить управляющий комп, который и будет контролировать всю работу дроидов. Это будет практически автономная система. Шесть дроидов справятся. На вас будет только общий контроль и управление в случае серьёзной аварии.

— Прекрасно, — кивнул Дока. — Подходящий комп я вам предоставлю. А к концу перелёта, к нему будут готовы десять дроидов.

— Так много? — удивилась Лирта.

— Пару в запас, а остальные пусть порядок поддерживают, — отмахнулся искин.

— Или можно сделать им посменную работу, чтобы успевали подзарядиться, — добавил Артём.

— Тёма, ты меня обижаешь, — снова фыркнул искин.

— Чем это? — не понял парень.

— Аккумуляторные дроиды, это каменный век. Все мои дроиды автономны и имеют свой источник питания.

— Мечта любого дизайнера, — вздохнула Лирта.

— Странная мечта для женщины, — усмехнулся Артём. — Я понимаю, украшения, хороший дом. А тут, железки.

— Эти железки помогают заработать на тот самый дом и украшения, — улыбнулась женщина. — Так что, мечта нормальная для любого профессионала. И ещё, потребуются ультрафиолетовые фонари.

— Тоже сделаем, — отмахнулся Дока. — Как я уже сказал, к концу полёта, получите всё необходимое. Просто составьте мне список.

— У вас на корабле склад? — удивилась Лирта. — Ты так легко обещаешь найти всё нужное, что меня это начинает настораживать.

— Мы же бродяги, а значит, стараемся быть максимально автономными, — загадочно усмехнулся Дока.

— А количество энергии на корабле? — не сдавалась женщина.

— Решено, — победно усмехнулся Артём. — Три реактора вместо двух. Один, предназначен именно для бытовых нужд.

— То есть, у вас имеется переизбыток энергии? — растеряно уточнила Лирта.

— Ну, лишнего у нас ничего не бывает. Всё в дело идёт, — снова напустил туману Дока. — Но можем себе позволить и роскошь.

— Первый раз в жизни вижу тех, кто называет себя бродягой, но при этом имеет корабль, способный обеспечить безбедную жизнь в объёме. Вам тут тесно не бывает? — поддела она парня.

— В теперешнем состоянии, «Бродяга» способен обеспечить комфортными условиями проживания сорок человек экипажа и сто человек пассажиров, — наставительно поведал Дока.

— Погоди, а селить такую кучу народу ты где собрался? — удивился Артём, не ожидавший такого ответа.

— Собрать нужное количество кают займёт не более шести часов. Лишимся нескольких подсобных и складских помещений, но это не критично.

— Ребята, вы этот корабль, что, сами собирали? — осторожно спросила Лирта, после короткого раздумья.

— А как ты это поняла? — с интересом спросил парень.

— Только те, кто сам собирает себе корабль, способен так запросто перестраивать его внутренние помещения. Ведь он точно знает, где, что и как проложено и куда можно вписать нужное.

— Похоже, вы уже видели нечто подобное, — отреагировал Дока.

— Да. Видела, — грустно вздохнула Лирта. — Такой корабль был у отца Лайты. Он был пилотом, инженером, и входил в команду спасателей.

—Он не был Либистийцем? — удивился Артём.

— Наполовину. Именно от отца он унаследовал тягу к космосу. И именно поэтому, он умел легко переносить долгие перелёты.

— Надеюсь, последнюю черту Лайта от него унаследовала, — улыбнулся Артём, оборачиваясь в сторону девочки, которая увлечённо играла с подаренным ей плюшевым мишкой.

Они сидели в кают-компании, где Дока по просьбе парня выгородил угол, где и была устроена игровая для ребёнка. Мишку же, искин сделала в копире, пустив на запчасти несколько полотенец. Материал старых комбезов был слишком грубым для изготовления такой игрушки. Артём, заставил искин извлечь из слепка собственной памяти фрагмент, как именно должна выглядеть подобная игрушка и долго объяснял девочке, что это за зверь.

В конечном итоге, Лайта просто влюбилась в своего нового друга и повсюду носила его с собой. От душа до постели. Лирта, с недоумением посмотрев на игрушку, только вздохнула и, неопределённо пожав плечами, оставила всё, как есть. Только однажды она поинтересовалась, откуда у парня такие экзотические познания об игрушках, но вспомнив, что капитан корабля в прошлом, дикий, смутилась. Артём же и, не подумав обижаться, с огромным удовольствием играл с ребёнком, и даже рассказывал ей сказки.

— Так вы позволите нам пока побыть с вами? — вопрос Лирты вернул парня к действительности.

— Конечно, — пожал Артём плечами. — Но, должен вас сразу предупредить, что это может быть опасно. Иногда, на нас нападают. Без нашего к тому пожелания.

— Нам везде опасно, — грустно улыбнулась Лирта. — Это уже третья база, где меня принуждали отправиться на заработки в бордель. На Лайту внимание обратили впервые, но к счастью, вы появились очень вовремя. Если бы не вы, нам пришлось бы очень плохо. Эти бандиты сумели обставить всё так, что я лишилась всего имущества, которое могло бы помочь мне заработать. Включая планшет. Про дроидов я не вспоминаю.

— Сделали заказ, а потом заявили, что вы не справились и потребовали неустойку, — понимающе кивнул Артём.

— Вы как будто там были, — качнула женщина головой.

— Так схема-то не новая. Странно, что вы про неё не знали, — развёл парень руками. — Тут надо было всё под протокол делать. Да и то, не помогло бы. Местная система охраны порядка полностью зависит от владельцев базы, а те, в свою очередь, имеют процент с дохода подобных заведений. Так что, получить экзотическую красотку в бордель им гораздо выгоднее, чем иметь на базе техника по бытовым приборам. Техников много, а красивых женщин, всегда будет мало. А их карманы, это самое важное в их жизнях.

Артём скривился так, что Дока хмыкнул и, не удержавшись, посоветовал:

— Тёма, расслабься, а то заклинит мышцы, придётся опять в капсулу ложиться.

— Зануда железная, — усмехнулся парень.

— Вы правы, Артём. Только я всё это поняла слишком поздно, — кивнула Лирта.

— На вашей планете не было банд? — удивился парень такой наивности.

— Нас всегда было не много, — пожала Лирта точёными плечами. — Поэтому, подобных эксцессов никогда не возникало. Наши нормы морали всегда отличались от тех, что приняты в обитаемых мирах. Это один из тех подводных камней, которые возникают, когда общество живёт закрыто. К тому же, мне и в голову не приходило, что бандиты могут действовать так нагло и, открыто.

— Понимаю. Честному человеку всегда сложно поверить, что его кто-то попытается обмануть, — кивнул Артём с горькой иронией.

— Друзья мои, должен сообщить вам неприятное известие. Нас пытаются догнать два корабля какого-то военного флота.

— Они нас вызывают? — подобрался Артём.

— Уже три минуты верещат на весь объём, требуя остановиться и заглушить двигатели.

— Мы успеем разогнаться до того, как окажемся в зоне уверенного поражения их орудий?

— Ну, если включить форсаж, то даже раньше, но потом, двигатели придётся ремонтировать, — равнодушно пожал плечами Дока.

— А если не включать?

— Тогда, придётся прыгать под щитами.

— Выдержим?

— Щиты у нас мощнее, чем принято, так что, должны.

— Дока. Такое впечатление, что ты опять что-то задумал, — рыкнул Артём.

— Думаю, тебе лучше поговорить с ними. Продолжая разгоняться, — туманно высказался искин, и парень, чуть подумав, молча, ринулся в рубку.

* * *
Рассматривая на тактическом мониторе два лёгких крейсера, пытающихся их догнать, Артём мрачно прикидывал, с какими потерями закончится это столкновение. Потом, приняв для себя окончательное решение, парень обернулся и жёстко усмехнувшись, позвал:

— Дока, подготовь резервный реактор к разгону.

— Ты что задумал? — спросил искин дрогнувшим голосом.

— Рабом, я больше не стану, — отрезал Артём и, развернувшись к монитору, хлопнул по кнопке включения связи.

В ту же секунду из динамиков послышался возмущённый вопль:

— Неизвестное судно, приказываю остановиться и заглушить двигатели!

— Какого хрена надо?! — рявкнул в ответ парень.

— Патруль республики Фестария! Прекратите разгон, заглушите двигатели и приготовьтесь к приёму досмотровой команды, — послышалось в ответ.

— Может тебе ещё и рожу вареньем намазать? — презрительно фыркнул Артём. — Вы такой же патруль, как я, госпитальное судно. Пираты таким приёмом регулярно пользуются. Приблизитесь на расстояние выстрела, буду вынужден атаковать.

— Мы, военный патруль, — растеряно проблеял связист.

— Маме своей это расскажешь. Я ваших кодов не знаю, и проверить их не могу, так что, считаю, ваши действия попыткой пиратского нападения и буду вынужден отвечать на агрессию соответственно. Наш разговор пишется под протокол. Рабом, я больше не стану.

В голосе парня прозвучала такая ненависть, что человек, вызывавший его с патрульного корабля, испугано поперхнулся и замолчал, пытаясь подыскать нужные слова. Артём, воспользовавшись молчанием, отключил связь и, оглянувшись через плечо, приказал:

— Дока, увеличь скорость. А перед прыжком скинь пару самодвижущихся мин.

— Хочешь устроить ловушку, — понимающе кивнула голограмма.

— Скорее показать, что не верю, им и пытаюсь удрать. Высчитать дальность прыжка по возмущению подпространства для военных труда не составит. А пока они будут разминировать коридор, поле успеет успокоиться. Не полностью, но на точности расчетов должно сказаться.

— Хорошая мысль. Мины подготавливаются к сбросу.

Артём снова включил связь, ожидая очередного вызова. Дока, внезапно насторожившись, зло усмехнулся и, прикрыв глаза, еле слышно зажужжал.

— Дока, что с тобой? — вскинулся Артём.

— Попытка вирусной атаки с целью взять меня под контроль. Атака отбита. На управляющий искин абонента сброшена вирусная программа.

— А жужжал зачем? — не понял Артём.

— Это не я жужжал, это процессор вышел на форсированный режим работы.

— Тебе опять мощностей не хватает? — возмутился Артём.

— Думаю, нам пора искать искин с личностной матрицей, — нехотя признался Дока. — Мой контрольный кластер в боевой обстановке перегружается. Приходится отсекать все второстепенные кластеры.

— Не понимаю. Чем искин с личностной матрицей лучше обычного, подчинённого тебе?

— В этом случае, мы сможем разделить зоны ответственности и действовать совместно, но независимо друг от друга.

— Ищи, — подумав, кивнул Артём.

— Я потому и хотел сначала попасть на кладбище. Думаю, там найдётся парочка брошенных сородичей, — смущённо признался Дока.

— В который уже раз жалею, что не могу тебе в морду дать, — зарычал Артём. — Я уже устал повторять? Сделай один раз, но так, чтобы больше не возвращаться к этой теме. Кто тебе мешал?

— Не сердись, Тёма. Соберись. Тебя опять вызывают.

Искин был прав. С кораблей преследователей снова послышался вызов:

— Неизвестное судно, с вами говорит патруль республики Фестария. Повторяю своё требование остановиться. Мы не позволим вам уйти в прыжок.

— В этом случае, я буду вынужден принять бой и вести его или до полной победы, или до взрыва реактора. В любом случае, победителей не будет, — рявкнул в ответ Артём. — К тому же, я уже знаю, чего вы добиваетесь. Тот ваш ректор тоже был из вашей республики. Я уже сказал. Рабом я больше не стану.

— Но никто и не говорит о рабстве, — сорвавшимся голосом заговорил другой человек. — Мы только хотим получить от вас ментальный слепок вашей памяти.

— И сделать меня пускающим слюни идиотом. Этого не будет. Повторяю в последний раз. Не отстанете, начну бой. Резервный реактор уже начал прогрев и готовится к полному разгону.

— Тёма, тяни время, — неожиданно сказал Дока по-русски. — До прыжка три минуты. Мины уже готовы к сбросу.

— Эй, вы! Я больше не верю никаким властям, так что, проваливайте к дьяволу и оставьте нас в покое. Никакого сотрудничества с вами или с кем-то другим, не будет. Мои знания и мои дела, касаются только меня.

— Вы не можете так поступать! Мы видели вашу схватку с инсектами у базы и знаем, что вы проводили осмотр их кораблей. Нам крайне важно знать всё, что успели узнать вы. Поймите, от этого зависит само существование всех цивилизаций.

— Это не секрет. Запись я сброшу, — усмехнулся Артём и, повернувшись к искину, кивнул. — Данные отправлены, — добавил парень, дождавшись ответного кивка Доки.

— Да, получили. Это очень приятный жест доброй воли, но я всё равно прошу вас…

— Пошёл к чёрту! — оборвал это блеянье парень, отрубая связь. — Дока, сколько до прыжка?

— Сорок секунд. Двадцать. Десять. Пять. Три. Мины сброшены. Прыжок.

— Стрелять не рискнули, — зло усмехнулся Артём.

— Твоё обещание разогнать реактор стало для них полной неожиданностью.

— Знаю. Слишком вы тут в обитаемых мирах жиром заросли. Не знаете, что такое, погибаю, но не сдаюсь, — хищно усмехнулся Артём.

— Так твоя команда подготовить реактор к разгону, не была оговоркой? — растеряно уточнил Дока.

— Нет, приятель. В ментальности моего народа принято, умирать так, чтобы все находящиеся рядом враги тоже гибли. Это и есть, умираю, но не сдаюсь, — жёстко ответил парень. — А ты уже готов был отдать им меня, лишь бы тебя не стали форматировать?

— Нет. Помолчав, — решительно ответил Дока. — Я бы выполнил приказ. Взяв нас, они скачали бы всю интересующую их информацию и стёрли бы мою личность. Об этом говорит вся имеющаяся информация по действиям подобных служб. Так что, я теперь тоже, погибаю, но не сдаюсь. Ты был прав, когда говорил, что мы теперь повязаны. Но как быть с нашими пассажирками? Мы приняли решение, не спросив у них.

— Думаешь, в таких играх принято кого-то щадить? — спросил Артём с мрачной иронией. — Нет, приятель. Что республики, что монархии, всё едино. Выжмут досуха, а остатки отправят в утилизатор. Ребёнка в приют, что не многим лучше. А так… Они даже понять ничего бы не успели. Быстро и без боли. Да ещё и с честью. Чтобы суки помнили, и боялись.

— Ты прав. Чтобы помнили, и боялись, — медленно повторил Дока, словно прислушиваясь к произнесённым словам.

Потом, встрепенувшись, чуть прикрыл глаза и чему-то, кивнув, добавил:

— Они ушли в прыжок следом. Возмущение подпространства соответствует прыжку по массе схожему с массой двух лёгких крейсеров, что преследовали нас.

— Упрямые ребята, — мрачно хмыкнул Артём. — Похоже, наша ловушка не сработала.

— У военных хорошие специалисты. К тому же, расстояние позволило им снять нужные параметры для расчёта дальности прыжка. Попытка была хорошая, но им хватило времени и расстояния, чтобы снять нужные данные и уничтожить мины.

— Что делать будем?

— Можно прервать прыжок. Но это чревато непредсказуемыми последствиями. Можно нарваться на астероид или влететь в какой-нибудь планетоид. Риск неоправдан.

— Согласен. Слишком много неизвестных и непросчитываемых факторов. Идём до конца. Кстати, а ведь наш прыжок должен быть длиннее их. У нас запас энергии выше и масса больше.

— Им важно знать конечную точку выхода. А рассчитать промежуточный прыжок, имея свежую навигационную карту, не трудно.

— Тогда, выводи нашу карту и будем смотреть, есть ли там место, где можно спрятаться, — подумав, скомандовал Артём.

— Что ты задумал? — не понял искин.

— Посчитай, что сделают военные, если у одного корабля вдруг возникнут серьёзные неприятности с двигателем? — ехидно улыбнулся парень.

— Хочешь повторить фокус с засадой, — понимающе кивнул Дока.

— Только с той разницей, что не собираюсь уничтожать их. Достаточно будет просто сбить одному двигатели. Второй окажется перед выбором. Или преследовать нас, или оказывать помощь сослуживцам. А с учётом того, что на борту одного из кораблей находятся учёные, ответ думаю, тебе уже известен.

— Сбить разгонные двигатели и удрать, — снова кивнул искин. — Мощности наших щитов хватит, чтобы выдержать самый массированный обстрел их артиллерии при разгоне. А если встать так, чтобы подбитый корабль оказался между нами, то может вообще без стрельбы обойтись. Побоятся своих зацепить.

— Ну, тебе и байты в руки, — рассмеялся Артём. — Крути карту точки выхода во все стороны и ищи место, откуда мы сможем воплотить план в жизнь. У нас только одна попытка.

— По первым прикидкам, такое место есть. Но нужно проверять всё на месте. Я в той системе слишком давно не был, — скривился Дока.

— Понимаю. Война, пираты, всё может быть. Но это не значит, что без такой оплеухи они от нас отстанут. Так что, прилетим, и посмотрим, что там изменилось. Но принятый план является к исполнению обязательным.

— Согласен. Выполняю, — кивнул искин с лёгкой усмешкой.

Похоже, Дока, использовав некоторые личностные данные своего капитана, заразился от него и такой чертой, как авантюризм. Во всяком случае, некоторые его поступки хоть и были просчитаны, но на первый взгляд отдавали авантюрой. Артём, закончив разговор, поднялся и направился к выходу, но у дверей вдруг остановился и, развернувшись, добавил:

— Дока, просчитай заодно и вариант с подавлением щитов второго корабля. На всякий случай. Да. Думаю, так даже лучше будет. Одному, выбиваем разгонные, второму, просаживаем щиты, а потом удираем. Заодно покажем, что убивать не хотим, но и навязчивости не потерпим.

— В этом случае, придётся воздержаться от использования полной мощности тоннельного орудия, — тут же отозвался искин.

— Совокупного залпа остальных орудий должно хватить, — отмахнулся Артём. — Даром что ли их ставили?

— Совокупный залп нас самих отбросит, — усмехнулся Дока.

— Плазменными пушками? — удивился парень.

— При таком количестве, даже ими, — кивнул Дока.

— Не страшно. Разгонимся. А вообще, отправь инженерный комплекс проверить разгонные двигатели. Не нравится мне, что нас так легко смогли догнать. Похоже, их уже менять пора.

— Они изначально были не новыми, — пожал Дока плечами. — Придём на кладбище, запущу копир и сделаю другие. Новые, и мощнее. Но и топлива нам больше потребуется.

— И что? А зачем тогда мы с собой фабрику таскаем? — возмутился Артём.

— Тоже верно. Тогда, после сбора всего необходимого для устройства зоны релаксации, занимаемся серьёзной модернизацией «Бродяги».

— Получается так, — усмехнулся парень. — Вот и дело нашлось. А то болтаемся по объёму, как хризантема в проруби. И вообще. Я предлагаю, после планеты, уйти на кладбище и провести там некоторое время. Заодно набьём трюм металлами. А к тому же присмотрим рядом подходящую нору. Чтобы в любой момент можно было спрятаться.

— Зачем? — не понял Дока.

— Не нравится мне такая охота за моей головой. Кораблик мы конечно зубастый собрали, но против целой эскадры, даже ему не выстоять. Так что, полезно будет иметь место, где искать нас будет бесполезно. Как думаешь?

— А как же погибаю, но не сдаюсь?

— Это, крайний вариант. Когда другого выхода не будет. И вбей себе во все базы. Рабом, я больше не стану, — жёстко отрезал Артём и, развернувшись, вышел из рубки.

* * *
Выход из прыжка прошёл стандартно. Убедившись, что в системе никого постороннего нет, Дока снова начал разгон, попутно готовя к сбросу три самоходных мины. После долгих обсуждений, было решено не устраивать засаду, а просто заминировав коридор выхода в подпространство, снова уйти в прыжок. По заверению искина, эта зона перехода не пользовалась большой популярностью у пилотов и лежала в стороне от пассажирских трасс.

Убедившись, что всё прошло нормально, Артём оставил Доку контролировать полёт и отправился в кают-компанию. Выудив из глубин собственной памяти такую странную штуку, как кукольный дом, парень увлечённо принялся мастерить его для маленькой Лайты. Но начать пришлось не с домика, а с куклы. Как выяснилось, такие простые вещи как игрушки, в обитаемых мирах оказались забыты.

Ещё одним откровением для парня стал тот факт, что до восьми лет, жители миров вообще ничему не учили собственных детей. То есть, школ, в привычном Артёму понятии, здесь не было. Выслушав от Лирты краткую лекцию о том, как принято в обитаемых мирах воспитывать детей, парень несколько минут молчал, после чего, решительно заявил, что местные правила, не более, чем обычная глупость чиновников.

Растерявшаяся Лирта, очень внимательно выслушав, почему в мирах так мало людей с высоким индексом интеллекта, только растеряно плечами пожала. Возразить на приведённые парнем факты, ей было нечего. Так что, Артём, плюнув на местные правила, с азартом учил девочку стихам и сказкам, заодно показывая, как можно интересно играть с обычными игрушками.

Лирта, видя, как её дочка тянется к парню, только растеряно головой качала. Наконец, не удержавшись, женщина улучила момент и, вызвав Доку, задала ему прямой вопрос. Чего Артём добивается подобным отношением к её дочке? Искин, явно давно уже ожидавший этого разговора, в ответ только улыбнулся и, прокрутив ей несколько кадров снятых в кают-компании, ответил:

— Он сирота. В моих базах есть множество изысканий учёных разных времён и рас, которые утверждают, что человек, не может долго жить без социума и заботиться о ком-то, заложено в нормальном человеке на генетическом уровне. Так что, вам не о чем беспокоиться. Он просто реализует заложенную в нём программу. Как умеет.

К выбранной Докой планете, они вышли в точно рассчитанное время. Убедившись, что в системе никого нет, Дока повёл корабль к соседней системе, предварительно подняв плотность щитов на семьдесят процентов. Этот его манёвр не укрылся от внимания Артёма. Пройдя в рубку, парень плюхнулся в ложемент и, негромко позвав искин, спросил:

— Дока, мы кого-то опасаемся?

— Скорее, хочу быть готовым к любым неприятностям, — пожал Дока плечами.

— Не спорю. В нашем случае, здоровая паранойя залог долгой и почти счастливой жизни. А теперь, расскажи мне об этой планете. Что-то я не нашёл в нашем справочнике данных по ней.

— Это заповедная планета империи Артран. Императорская семья издавна славилась своей страстью к охоте, поэтому, после открытия этой планеты, было принято решение, оставить её в первозданном виде, как охотничий заповедник императорской семьи. Коренных жителей на ней не было, так что, оспорить это решение желающих не оказалось.

— Скорее, не нашлось тех, кто на это решился бы, — хмыкнул Артём.

— Возможно.

— А ты не думал, что над планетой может оказаться парочка охранных баз?

— Они тут были. Но после начала войны, их переправили к столичной планете, чтобы увеличить мощность оборонного пояса.

— Погоди. Выходит, мы сейчас находимся на территории империи? — сообразил Артём.

— Не совсем. Планету открыла экспедиция империи, но находится она на краю обитаемых миров. Император просто воспользовался случаем и наложил на неё лапу. Открыли её его подданные, базы вокруг планеты они поставили свои, хоть и, устаревшие, и в реестры навигационных карт она была внесена как территория империи. Оспаривать свершившийся факт никто и не подумал. Плотность населения на планетах не такая высокая, чтобы искать новые территории, так что, всё прошло гладко. А что тебя так беспокоит?

— На нас и так охоту открыли, а тут ещё и императорский заповедник. Не получится так, что нам придётся прятаться всю оставшуюся жизнь?

— Не беспокойся. Империи сейчас не до заповедников, — понимающе усмехнулся искин. — На центральные планеты империи было нанесено сразу несколько ударов ДО пушками. Так что, им сейчас населения на набор флотских экипажей не хватает.

— Откуда сведения?

— Из сети конечно.

— Думаешь, им можно доверять?

— Вполне. Данные были выложены журналистами соседней республики, так что, покрывать кого-то, они не станут.

— Опять интриги, — скривился Артём.

— Как обычно, — отмахнулся Дока. — Так что, готовим высадку на планету?

— Ну, если ты уверен, что нас не заметят, то, да, — подумав, кивнул Артём.

— Через три стандартных часа, мы выйдем к планете, и ты сможешь осмотреть орбиту сам. А на планету даже дежурным сменам охранных баз было запрещено спускаться. Только в одном случае. Если база уничтожена, а экипаж вынужден был покинуть её в спасательных капсулах.

— Ну и ладно. На чём отправимся?

— Я подготовил бот. У него и трюм больше и грузоподъёмность выше. К тому же, с вами отравится команда андроидов и два «бешеных зверя». Группа технических дроидов займётся сбором и подготовкой к транспортировке всего необходимого, а вы втроём, просто отдохнёте на чистой планете.

— А может, живых отправить на челноке, а техников на боте? Так, они смогут сделать несколько рейсов, если потребуется, а мы всегда сможем удрать, если возникнет опасность.

— Звери и андроиды пойдут на челноке. С вами, — заявил Дока не терпящим возражения тоном.

— Само собой. Это охрана, — тут же согласился Артём. — Кстати, а живность на планете в пищу пригодна?

— Вполне. Хочешь поохотиться?

— И порыбачить, — кивнул парень, радостно сверкая глазами.

— Я всё приготовлю, — улыбнулся Дока.

Как и было обещано, спустя три часа, «Бродяга» вышел на высокую орбиту планеты и, сделав вокруг неё два оборота, завис над экватором, стабилизировав скорость и уровняв её со скоростью вращения планеты. От корабля отделились два летающих объекта и не спеша направились к поверхности. Ведомый одним из андроидов челнок сразу направился к берегу озера, которое Дока обнаружил при облёте планеты. Бот же, полетел к средней полосе, где по полученным со сканера данным почва оказалась наиболее плодородной.

Едва оказавшись на планете, Лирта тут же поспешила с осмотром и выбором подходящих для дела растений, а Артём в сопровождении Лайты отправились на рыбалку. Андроиды быстро развернули лагерь, а «бешеные звери», вооружённые тяжёлым оружием, заступили на его охрану. Техники, получив от Лирты указания, что и как собирать и грузить, принялись забивать трюм бота почвой, срезанным дёрном и баллонами с родниковой водой. Заодно, Дока решил пополнить запасы воздуха.

Слушая их переговоры, Артём только диву давался. Он и не предполагал, что на корабле есть такой огромный запас тары для воды и воздуха. Но потом, увлёкшись рыбалкой, и думать, забыл об этих вопросах. Рыбы в озере было столько, что даже наживка не требовалась. Андроиды набивали переносные стазискамеры свежайшей рыбой и грузили их в челнок. Наконец, устав от рыбалки, Артём передал снасти ближайшему андроиду и, связавшись с искином, спросил:

— Дока, зверьё здесь такое же не пуганое?

— А чего ты ожидал? Это же заповедник, — рассмеялся Дока. — Тут если и стреляли, то только пару раз в году. Всё остальное время, местная фауна жила своей жизнью. Кстати, советую тебе вооружиться. Прямо на ваш лагерь идёт небольшое стадо местных копытных.

— Насколько не большое? — насторожился Артём, попутно вскрывая кофр с охотничьим оружием.

— Голов в двести.

— Чёрт! При хорошем раскладе, мы весь холодильник свежим мясом забьём.

— Я об этом и пытаюсь тебе сказать, — снова рассмеялся Дока.

— Вот только, кто столько туш разделывать будет?

— А дроидов я тебе зачем сделал? — возмутился искин.

— У них и такая программа есть? — удивился парень.

— Не у них, а у меня. И вообще, не умничай, а охоться, — сварливо посоветовал искин.

— Дождёшься, железяка, что я не поленюсь, взломаю твою каюту и отпинаю твой ящик, — шутливо пригрозил парень.

— Заодно, можешь головой об него постучаться. Может, поумнеешь, — не остался в долгу Дока.

— Вот зараза! — рассмеялся Артём, заряжая оружие. — Показывай, откуда и куда стадо идёт.

— Дроид рядом с тобой уже получил все данные. Он выведет, — ответил Дока и, оглянувшись, Артём кивнул стоящему рядом андроиду.

— Выведешь меня так, чтобы я оказался сбоку от проходящего стада и вернёшься, чтобы присмотреть за ребёнком, — приказал парень.

— Отказ. Ребёнок находится под защитой двух дроидов системы «бешеный зверь» и андроида напарника. Моя задача, ваша безопасность, — механическим голосом ответил дроид.

— Чёрт с тобой, веди, — фыркнул Артём, сообразив, что спорить с этим железным дровосеком можно до скончания времён.

Андроид вывел парня в нужное место за десять минут. Пользуясь передаваемыми с корабля данными, он выбрал самое удачное место для засады и Артём, укрывшись за толстым стволом дерева, отдалённо напоминавшего бук, приготовился к стрельбе. Это не была настоящая охота, но им было необходимо, как следует, пополнить запасы свежей пищи. Химия из синтезатора ему изрядно надоела.

Пользуясь, случаем, он уговорил Литру устроить в зоне релаксации место под огород, и запрограммировать пару дроидов для ухода за овощными грядками. Ностальгия по земной еде частенько заставляла его пускаться на эксперименты с синтезатором, но получаемый результат его не удовлетворял. Так что, он решил часть зоны отдыха пустить на нужное дело. Дока, прекрасно знавший об этой его идее, только посмеивался, притворяя в жизнь поговорку, чем бы дитя ни тешилось.

Охота закончилась, едва начавшись. Непуганые звери, отдалённо напоминавшие земных лосей, даже не поняли, что хлопки из кустов несут им смерть. После прохода стада, на земле осталось десять громадных туш. Дроиды, повинуясь команде искина, тут же принялись за разделку, забивая небольшой трюм челнока до треска сварных швов. Кончилось тем, что часть добычи пришлось перегружать на бот.

Только после всех этих приключений, Артём и команда приступили к полноценному отдыху. Точнее, к блаженному ничего не деланью. Они валялись на солнышке, пили охлаждённый лимонад, и не спеша ловили рыбу. Парень, воспользовавшись, случаем, сварил на обед отменную уху, поразив своих пассажирок до глубины души кулинарным талантом. Единственное, чего Дока не позволил ему сделать, так это искупаться. Как выяснилось, в озере водилась разновидность пресноводной акулы, размеры которой позволяли ей запросто перекусить человеком.

Прожив в таком режиме три дня, Артём волевым решением приказал сворачивать лагерь. Пора было приниматься за дело. Точнее, отправляться туда, где можно будет спокойно, заняться модернизацией корабля. Эта мысль не давала ему покоя. То, что крейсера военного флота смогли догнать «Бродягу» его попросту злило. Ведь это означало, что просто так удрать от случайного патруля, или чего хуже, от пиратов, у них не получится.

Драться со всем обитаемым миром Артём не хотел. От слова, совсем. Не хотел так же сильно, как снова стать рабом. А значит, им с Докой нужен корабль, который сможет уйти от любого преследования и одним залпом превратить в пыль любой дредноут. Что называется, не лезь, не получишь по зубам. А полез, так сам виноват. С этими мыслями он и поспешил вернуться на борт «Бродяги».

* * *
— И как вы собираетесь это сделать? — вопрос Лирты повис в воздухе.

Артём переглянулся с голограммой и, почесав в затылке, задумчиво протянул:

— Ну, можно обустроить временное жильё на одном из ближайших кораблей. Или использовать силовую завесу. Тогда, нам не потребуется тратить воздух.

— Тёма, ты совсем думать не хочешь, — вздохнул Дока.

— Ты хочешь что-то предложить?

— Ты сам только что всё предложил, — усмехнулся искин. — Но при этом, кое-что забыл.

— И что же это? — снова не понял Артём.

— Вспомни, как мы собирали «Бродягу», — намекнул Дока.

— Стоп, — вскинув руку, остановил его парень. — Мы с тобой изначально говорили, что современные корабли, это быстро сборные конструкции, которые легко разбирать и ремонтировать. И именно по этому принципу мы с тобой соорудим наш корабль. Я понял. Ты хочешь просто располовинить «Бродягу» и воткнуть ещё одну секцию. Я прав?

— Наконец-то, — рассмеялся Дока. — Только мы не будем половинить корпус. Мы вставим ещё одну секцию ближе к корме. Так, чтобы увеличить и зону релаксации, и ходовой отсек.

— Не понял. А остальное?

— Трюм и всё остальное увеличится само по себе после этой модернизации, но нас, на данном этапе, интересуют именно эти две точки.

— Получается, что пока вы не увеличите размеры корабля, я начать работы не смогу? — уточнила женщина.

— Ну почему же? — повернулся к ней Дока. — Я установлю силовую завесу, и вы сможете начать. К тому моменту, когда вы будете готовы обустроить вот эту часть зоны, — тут искин включил голографический проект и указал на часть, где проходил разрез, — у нас уже всё будет в процессе сборки. Так что, если вы решите ещё что-то добавить, это не потребует больших усилий.

— И сколько ещё ты хочешь воткнуть? — спросил Артём, задумчиво рассматривая проект.

— Одну тридцатиметровую секцию. Десять метров на зону релаксации и двадцать, на двигательный отсек.

— Зачем там столько? — удивился парень.

— Ты хочешь поставить более мощные двигатели, а им нужно место.

— Согласен. И где мы их возьмём?

— Тёма, ты опять? — скривился искин.

— Одну минутку, друзья, — отвлекла их от спора Лирта. — Так я могу начинать работы?

— Да. Можете. Начните с пляжа и бассейна. Потом, высадите сад и водопад. Огородом займётесь в последнюю очередь, — приказным тоном ответил Дока.

— Поняла, — кивнула женщина с некоторой растерянностью.

Её вообще очень сильно удивлял этот странный экипаж. Молодой парень, называвший себя владельцем и капитаном корабля, и его искин, имевший на всё собственное мнение и собственную волю. Это было странно и удивительно. Но это было. А самое главное, что парень, даже будучи капитаном, поощрял подобные выпады неживого. Можно сказать, он даже специально провоцировал их.

Убедившись, что всё нужное ей, уже было сказано, Лирта поспешила в отведенную ей мастерскую. Там уже лежали собранные искином дроиды, которых предстояло правильно запрограммировать и можно начинать работать. Усевшись к выданному ей компьютеру, женщина вывела на экран проекцию будущей зоны и погрузилась в работу.

— Тёма, сколько раз тебя просить не касаться при посторонних вопросов, о которых им не нужно знать, — принялся выговаривать парню Дока, едва Лирта вышла из кают-компании.

— Я мог бы возразить, что рассказать тут она никому ничего не сможет, но ты прав. Извини, — вздохнув, развёл парень руками. — Увлёкся.

— И забыл, что у нас есть такая замечательная штука, как копир. А ещё, ты забыл, что у этой штуки есть несколько функций. Первая, это прямое копирование. Засовываешь в сканер нужный тебе предмет, закладываешь в приёмники его составляющие и запускаешь копирование. Второй вариант, это когда ты вводишь в его управляющий процессор все нужные для работы параметры, и третий, разрабатываешь исходный проект сам, а потом, введя данные в копир, получаешь нужное. Именно этим способом я и собираюсь воспользоваться.

— А почему не попробовать восстановить подходящие нам двигатели с кладбища?

— Следующие по мощности двигатели, можно взять только с дредноута. А я хочу сделать промежуточные двигатели. По размерам, чуть больше наших нынешних, а по мощности, слегка уступающие двигателям дредноута.

— Это возможно? — удивился Артём.

— Тут всё дело в системе впрыска. Есть несколько разработок на эту тему. Топливный гель подогревается перед подачей в зону сгорания. Так он лучше дозируется и полнее сгорает.

— Если я правильно помню, то сгорание восьмидесяти процентов топливного геля считается нормальным.

— Именно. А система, которую хочу использовать я, даст сгорание девяносто двух процентов топлива, что повысит мощность на тридцать пять процентов.

— Ты уверен? — с сомнением протянул Артём, пытаясь вывести на экран монитора проекцию двигателя.

— Абсолютно. Не беспокойся. Это не моё изобретение. Перед самой войной, такие двигатели разрабатывались в известной тебе империи. Принять их к производству не успели по самой банальной причине. Нападение инсектов.

— Шутишь?

— Правда. От первого, до последнего слова. Завод по производству двигателей находился в соседней со столичной планетой системе. Сам понимаешь, техника безопасности и всё такое. И когда прошло известие о вторжении инсектов, завод тупо не успели эвакуировать. Точнее, не стали этого делать, не веря, что противник продвинется так далеко в обитаемые миры.

В итоге, когда флот инсектов ворвался в систему и, не раздумывая, шарахнул по заводу из всех орудий, на столичной планете решили, что зажглась очередная сверхновая. Сами инсекты естественно тоже пожалели о содеянном, но было поздно. Две эскадры их флота просто перестали существовать. Именно из-за этого взрыва, атака на столичную планету была сорвана и в итоге, драка за неё оказалась очень кровавой.

— Ага. Всплыли программы полученные в СБ, — выслушав рассказ, кивнул Артём.

— И не только, — загадочно усмехнулся Дока. — Так что, веришь теперь, что у нас всё получится?

— Да я, в общем-то, и не сомневался, — развёл парень руками. — Хорошие движки, это наша с тобой свобода и жизнь.

— Тогда, я вывожу инженерный комплекс и начинаю демонтаж броневых секций.

— Добро. А что у нас по вооружению? — не унимался Артём.

— Есть предложение изменить концепцию использования тоннельно пушки.

— Поясни? — насторожился парень.

— Это уже моя собственная разработка, — с довольным видом заявил искин. — Я воспользовался частью твоей памяти и задался вопросом, почему механизм заряжания и разгона всегда убирается под обшивку кораблей? Ведь в итоге, наведение пушки проводится при помощи позиционирования всего корабля. А это, ограничение потенциала орудия.

— И к какому выводу пришёл? — с интересом спросил Артём, давая искину насладиться моментом триумфа.

— Выяснилось, что вся проблема в том, что в обитаемых мирах никогда не использовались машины, вроде ваших танков. Здесь, танками назывались шагающие механизмы, обеспеченные лёгкой артиллерией. Были самоходные артиллерийские установки, но их использовали для стрельбы по площадям, потому что их наведение проводилось точно так же. Смещением корпуса.

— Постой. Ты хочешь сказать, что ваши оружейники не додумались до простой поворотной башни? — не поверил Артём.

— В том-то и дело, что нет. Научная военная мысль двигалась по пути разработки именно шагающих машин, и лёгких бронетранспортёров для доставки живой силы к месту сражения. Основной упор в артиллерии делался на дальность и точность выстрела. Несколько точных залпов, а дальше, зачистка пехотой.

— М-да. Похоже, ваши обитаемые миры, не так часто воевали, как мои сородичи, — хмыкнул парень.

— Нет. Просто, мы постарались побыстрее выпихнуть все военные действия в объём, — усмехнулся Дока.

— Значит, ты предлагаешь запихнуть тоннельные пушки в поворотные башни и установить их на броне?

— Ты меня понял, — радостно кивнул Дока.

— Отличная идея. Но сразу возникает вопрос. А с погона их отдачей не будет срывать?

— Тёма. Ну, отдача в космосе не такая и мощная, — пожал плечами Дока. — Ты опять мыслишь старыми категориями. К тому же, разгон снаряда в пушке производится не кинетическим способом. Но главное, что благодаря энергокомпенсаторам, мы сможем использовать её для прибавки к количеству потребляемой энергии при маневрировании или разгоне. Схему я уже набросал. Потом посмотришь.

— Опять прав. Опять я увлёкся, — растеряно проворчал парень.

— Не переживай. В твоём положении, это нормально, — успокоил его Дока.

— Это что же за положение у меня?

— Все твои беды из-за некорректно работающей нейросети, — нехотя пояснил искин. — Я потратил уйму времени, чтобы разобраться, что с ней не так, но даже моих данных на это не хватает.

— Знаешь, Дока, — вздохнул Артём, скривившись. — Я конечно понимаю, что ты пытаешься вести себя по-дружески, но я никак не могу врубиться, в чём так называемая некорректность этой проклятой нейросети?

— Всё просто, приятель. Ты не используешь даже сорок процентов её возможностей. И не потому, что не хочешь или не способен, а потому, что не знаешь как. И я не знаю. Вот и приходится нам обоим нащупывать правильные алгоритмы. Ну, нет нигде инструкции по её применению. Нет и всё. Я всю память планетарного управляющего искина перетряхнул. Базовые закладки есть, а инструкций, нет.

— Ну, это как раз не удивительно. Ему они были просто не нужны, — кивнул парень, направляясь к синтезатору.

Заказав себе напиток, местный аналог кофе, Артём вернулся к столу и присев, вздохнул:

— Ладно. Хрен с ним. Нет инструкции, и не надо. Торопиться нам некуда, так что, будем работать ощупью. Лучше расскажи, что ты там придумал насчёт башен?

— Проект уже готов. Вот, посмотри, — перед ними возникло голографическое изображение артиллерийской башни в разрезе. — Систему заряжания и подачи зарядов, я модернизировал. Теперь, это не жёстко закреплённые лотки, а гибкая система металлизированных шлангов.

— А они нигде не перегнутся? — быстро спросил Артём, указывая пальцем на изгиб в системе подачи.

— Нет. Здесь будет установлена поворотная сцепка. В этом случае, мы сможем использовать эти пушки на всех направлениях. Осталось только решить, сколько их сделать и как их расставить.

— А чего тут думать? — не понял Артём. — Делаем четыре башни и ставим на оба борта, на крышу и под днище. В этом случае, у нас будет возможность стрелять во все стороны. Башни крутятся на триста шестьдесят градусов. Это значит, что при такой установке, мы будем прикрыты со всех сторон.

Поясняя свою мысль, парень тут же выводил на голограмме схемы зон обстрела и углы возвышения. Внимательно отслеживая его рассуждения, Дока только одобрительно кивал. Потом, сохранив полученную схему, отправил её в архив и, помолчав, добавил:

— Заодно, установим на носу и на корме по паре плазменных пушек.

— Тебе систем ПКО мало? — удивился Артём.

— Системы ПКО, против москитного флота. А плазменные орудия, против серьёзного противника. Заодно, установлю по паре направляющих для торпед.

— Дока, ты решил превратить «Бродягу» в передвижной монитор? — растерялся парень.

— Нет. Просто, я хочу сделать так, чтобы в следующую нашу встречу с любым патрулём, вояки как следует, подумали, прежде, чем решаться остановить нас. А то та попытка патруля республики показалась мне слишком уж наглой. Они нас совсем за противника не считали. И вообще, «Бродяга» это наш дом, а дом должен быть, как следует защищён.

— И не поспоришь, — растеряно хохотнул парень. — Так что, будем выводить в объём дроидов?

— Для начала, заготовим побольше нужных металлов. Техники уже начали разбирать ближайшие обломки.

— Хочешь изготовить новое оборудование? — уточнил парень.

— Именно. Так, его будет проще ремонтировать. Да и нужные нам схемы сохраняться в памяти управляющего искина копира.

— А объёма этой памяти хватит?

— Её хватит на изготовление запасных частей для кораблей сразу трёх линеек. Половину я уже сбросил, как устаревшие, так что, памяти там более, чем достаточно.

* * *
Управляющий дроид инженерного комплекса аккуратно завёл очередную бронеплиту на место и, пара техников принялась приваривать её. С интересом наблюдая, за их работой, Лирта в очередной раз поразилась точности и выверенности каждого их движения. Работа в объёме, всегда была для неё чем-то особенным. Рядом качнулась какая-то тень и женщина, оглянувшись, смутилась. Выбравшийся откуда-то из обломков Артём, задумчиво покрутил в руках какую-то железку и, сунув её в мешок, поднял на неё взгляд.

— Что-то случилось? — услышала она вопрос и спохватившись, отчаянно затрясла головой, совершенно забыв, что в скафандре большая часть жестов и мимики просто не видно.

— Нет, просто смотрю, и удивляюсь, — исправила она свою ошибку.

— А чему тут удивляться? — не понял парень.

— Точности работ. Мои дроиды так не смогут.

— Смогут, если их правильно запрограммировать, — отмахнулся парень. — Ваши дроиды, такие же техники, как и те, что сейчас работают на сварке. Скажу тебе по секрету, Дока не стал мудрить и собрал обычных техников, просто обеспечив их нужными манипуляторами. А программа у них стоит твоя. Вот и вся шутка.

— Хочешь сказать, что мне нужно просто поднять базу программиста, и я тоже смогу ремонтировать корабли? — не поверила Лирта.

— Нет. Одного программирования будет маловато. Чтобы заниматься ремонтом кораблей, нужны базы инженеринга, для проведения дефектовки, базы электрика, чтобы прокладывать или менять силовые шлейфы, база техника, чтобы управлять дроидами при проведении работ. В общем, много чего нужно. Хотя, можно поднять только базы корабельного техника и работать под руководством инженера. Точнее, он составит дефектовочную ведомость, план работ, и ты просто будешь выполнять написанное в режиме обезьяны.

— Это как?

— Бери больше, кидай дальше, отдыхай, пока летит, — рассмеялся Артём и, Лирта поняла, что это была очередная шутка в его духе.

Её частенько ставили в тупик его высказывания и полунамёки. А главное, судя по реакции искина корабля, шутки эти Доке были понятны. Более того, тот и сам регулярно воспроизводил нечто подобное, вызывая у парня весёлый одобрительный смех.

— Да, похоже, мне так никогда не научиться, — чуть улыбнувшись, вздохнула Лирта.

— Какой у тебя индекс уровня интеллекта?

— Сто тридцать две единицы.

— Для базы инженера, нужно не менее ста восьмидесяти. Но техником ты стать вполне можешь, — ответил Артём и, женщина вдруг поняла, что в его голосе не было ни капли смеха. — Если хочешь, я попрошу Доку подготовить тебе нужные базы. Закончишь работу с зоной релаксации и сможешь лечь в капсулу на учёбу.

— Ты это серьёзно? — растерялась Лирта.

— Абсолютно. Чем выше и обширнее у тебя будут базы, тем проще тебе будет устроиться потом.

— Когда, потом? — насторожено уточнила женщина.

— Ну, ты же сама сказала, что собираешься искать место, где сможешь жить с дочерью дальше. Вот там и будет проще, — развёл парень руками. — А ты что подумала? Что я собираюсь вас прогнать?

— Нет, я просто не поняла, — заторопилась Лирта.

— Вот только врать мне не надо, — вздохнул Артём. — Я же видел, как у тебя лицо вытянулось.

— Да, — решившись, призналась женщина. — Я и вправду вдруг испугалась, что ты предложишь мне убраться с корабля. Ведь я до сих пор не залезла к тебе в постель. И поняла, что идти нам некуда. Нас никто и нигде не ждёт.

— Успокойся. Я не собираюсь вас гнать. Знаю, что я бирюк и не умею обращаться с женщинами, но я не подлец и пользоваться чужим бедственным положением тоже не стану. Свои личные проблемы я всегда могу решить на какой-нибудь базе. Благо, денег у меня хватает. Дока позаботился. И если честно, то с вами веселее, — закончил он, выводя перед собой голографический экран, где Лирта с удивлением рассмотрела дочку, которая корчила в камеру уморительные рожицы. — Похоже, эта маленькая обезьянка заскучала и принялась дразнить Доку, — с улыбкой прокомментировал Артём.

— Она делает это уже полчаса. И как сама не устала? — хохотнул в ответ искин, слышавший весь их разговор.

— Скорее, нас с тобой замкнёт, чем она устанет. Иногда мне кажется, что в детях находится маленький реактор, обеспечивающий их энергией, — усмехнулся парень.

— Вам обоим пора возвращаться, — напомнил Дока. — Воздушные картриджи уже на исходе.

— Да. Идём, — заторопилась Лирта.

— Тёма, нашёл что-нибудь интересное? — поинтересовался Дока.

— В основном мелочи. Десяток баз, личное оружие, но есть и кое-что интересное, — ответил парень.

— Из наследия ушедших?

— Ага.

— Кстати, когда ты покажешь нам свою покупку? А то отдал за тот ящик деньги, поссорился с кучей бандитов, а обновку так и не показал, — напомнил искин.

— Вот сегодня и займусь. А вообще, комбез разведчика ушедших, штука не такая простая, как кажется. Тем более, этот ещё не пользованный и нужно делать первую привязку. А с переводом языка ушедших, у нас не всё хорошо, — вздохнул Артём.

— Ты понимаешь язык ушедших? — поразилась Лирта.

— Не то, чтобы понимаю, но кое-что знаю. Во всяком случае, кое-какие слова в написанном варианте перевести могу, — пояснил парень.

— Артём, какой у тебя уровень интеллекта? — помолчав, вдруг спросила женщина.

— Более двухсот единиц.

— Сколько?! — Лирта подумала, что ослышалась.

— С имплантом на усиление памяти, двести сорок шесть единиц, ответил вместо парня Дока.

— Теперь я понимаю, почему ты так легко оперировал данными, называя базы для получения метки ремонтника кораблей.

— У него изучено пятнадцать баз до второго уровня, — добил её искин.

— Великое небо! — женщина ахнула, не веря собственным ушам. — Да тебя в любой стране на руках носить будут, лишь бы остался. Теперь понятно, почему тот патруль так упорно за вами гнался.

— Дураки они, — фыркнул парень. — Вместо того, чтобы сделать интересное предложение, предложить что-то интересное и выгодное, начали напирать на чувство долга и тому подобную муру. А я в этом мире никому, ничего не должен. Вообще никому.

— Я помню, что ты из приюта, — осторожно кивнула Лирта.

— А ещё, я в прошлом дикий, и бывший раб. Так что, служить больше я никому не собираюсь. Я хочу жить, так, как мне нравится, и помогать буду только тем, кому сам захочу. В общем, мы с Докой бродяги, и этим всё сказано.

— Теперь, мы с Лайтой тоже бродяги, — еле слышно всхлипнув, ответила женщина.

— Вот и будем помогать друг другу, — улыбнулся Артём и Лирта благодарно улыбнулась.

Они перебрались на борт «Бродяги» и разошлись по своим каютам. После долгого нахождения в объёме, нужно было поставить скафандры на обслуживание и принять душ. Дроиды, повинуясь команде Доки, тут же принялись исследовать скафандры на предмет повреждений и замены картриджей, а люди, посвежевшие после душа, собрались в кают-компании, утоляя прорезавшийся голод.

Попутно, Лирта снова повесила над столом голограмму зоны релаксации и принялась вертеть её со всех сторон, словно выискивая что-то. Понаблюдав за её действиями, Артём не удержался и, отодвинув тарелку, задумчиво хмыкнул:

— Домика не хватает.

— Чего? — не поняла Лирта, от удивления даже перестав жевать.

— Домика. Небольшого такого, с верандой и резными наличниками. Бревенчатого.

— Ты имеешь ввиду нечто подобное? — уточнил Дока и над столом повисла ещё одна голограмма.

— Ага. Домик на берегу озера. Рядом сбегает со скалы ручей, а чуть дальше, песчаный пляж. Пастораль, — усмехнулся парень.

— Именно! — подскочила Лирта. — А я всё гадаю, чего в этом пейзаже не хватает. Точно! Домика!

— А-э, а зачем…

— Тёма, — предупреждающе проговорил искин.

— А, ну да. Согласен. Ступил, — закивал парень, повернувшись к искину.

Точнее, присевшей к столу голограмме.

— Я чего-то не знаю? — оторвавшись от созерцания проекта спросила Лирта.

— Это же дом, который у тебя был? — помолчав, осторожно спросил Артём.

— Не совсем, — грустно улыбнулась женщина. — Я всегда хотела иметь такой. Но купить землю на нашей планете было слишком дорого. Приходилось обходиться небольшой квартиркой в городе. Да и с работой там было гораздо проще.

— Думаю, будет лучше, если вы с Лайтой будете жить там. На озере. Дока, мы можем обеспечить такой домик всем необходимым для спокойной жизни при перелётах?

— Не вижу ничего сложного, — помолчав, явно что-то подсчитывая, кивнул искин. А если установить там малый реактор, то вся зона станет энергонезависимой.

— Дока, а у нас с собой было?

— Запросто.

— Тогда, кому сидим, чего ждём?

Лирта, слушая их диалог, только недоумённо ресницами хлопала, пытаясь понять, о чём идёт речь.

— Ставим силовую завесу, питание подводим от местного источника, и получаем ещё одну зону безопасности, — проговорил Дока, продолжая неотрывно смотреть на голограмму проекта.

— Вы о чём? — не выдержав, едва не выкрикнула Лирта.

— Думаем, как будет лучше всего обустроить вам место для комфортной жизни, — пояснил Артём.

— В каком смысле? — растерялась женщина.

— В прямом. Мы помним, что вы обе плохо переносите долгое пребывание в объёме. А так, имея свой домик на природе, вам будет гораздо легче. Благо, места теперь у нас для такого проекта более чем достаточно.

— Ты, ты это серьёзно? — запнувшись, спросила Лирта, неверяще глядя на него.

— Абсолютно. Заодно, будет, кому присмотреть за садом и огородом. Вот такой я меркантильный, — с ехидной усмешкой закончил парень.

— Зачем тебе это? — вздрогнув, еле слышно спросила Лирта.

— А просто так. Хочется. Ндрав у мене такой, ему не перечь, — с улыбкой пожал Артём плечами. — А если серьёзно, то вот такой домик, очень напоминает мне то, что было на моей родине.

— Вы жили в деревянных домах? — не поверила женщина.

— Жили, — коротко кивнул Артём. — И в деревянных, и в каменных, и в стеклянных. Во всяких. У кого, на что фантазии и денег хватало. А если честно, то мне нравится, что вы с Лайтой живёте у меня. У нас, — поправился он, покосившись на голограмму. — Хоть какая-то иллюзия семьи, которой у меня никогда не было. В общем, можешь считать это попыткой удержать вас обеих от глупой попытки переселиться на какую-нибудь планету. Надеюсь, у меня получается.

— У тебя, получается, — растеряно кивнула Лирта, бледно, улыбнувшись. — Только, прости, но я не готова…

— Успокойся, — скривившись, отмахнулся Артём. — Я знаю, что из вас редко получаются хорошие любовницы. Скорее, вы очень хорошие жёны. Но с инопланетниками стараетесь не связываться. В общем, я всё это знаю и ни на чём не настаиваю. Мне просто нравится ваше общество. Особенно, той маленькой мартышки, что сейчас прячется под столом у входа и внимательно нас слушает, — добавил парень и, вскочив со стула, в два шага оказался рядом с тем местом, о котором говорил.

Вытащив на свет божий визжащую от восторга девчушку, он несколько раз подкинул её в воздух и, вернувшись к столу, уселся на своё место, усадив Лайту на колени.

— Тёма, отдай ребенка матери. Похоже, у нас гости, — с улыбкой проговорил Дока так, чтобы не напугать девочку.

— С железом? — вопросительно выгнул парень бровь.

— А у нас бывают другие? — иронично хмыкнул искин и Артём, сунув Лайту Лирте, мгновенно испарился, приказав женщине отправляться в каюту.


Глава 10


Выведенные искином зонды наблюдения демонстрировали картинку из зоны выхода подпространства, и Артём, замерев в ложементе словно статуя, с мрачным видом поглаживал пусковую клавишу. Возмущение гипера, которые засёк Дока, могли означать многое, но кто именно собирается вывалиться в систему, станет понятно только после выхода. Поэтому Дока, пока было время, продолжал гонять дроидов, собиравших броню крейсера.

Наконец, мелькнула тусклая вспышка и непонятное судно, ворвавшись в систему, понеслось к краю кладбища даже не пытаясь тормозить. Наблюдая за этим манёвром, точнее, его полным отсутствием, Артём удивлённо хмыкнул и, не оборачиваясь, спросил:

— Дока, мне одному кажется, что он выпал из слепого прыжка?

— Скорее, ему просто нечем тормозить, — не спеша отозвался искин. — Я выведу его полное изображение, посмотри сам. Как ты любишь повторять, там живого места нет.

— Ого, его что, целой эскадрой гоняли?! — охнул парень, рассматривая дырявый словно решето корпус торговца.

— Самое неприятное, что за ним идут.

— Готовь свой зверинец, — подумав, скомандовал Артём.

— Хочешь вмешаться? — не понял искин.

— Дело не в том, чего хочу я, а в том, что нам на самом деле нужно, — вздохнул парень. — «Бродяга» не готов. Мы ещё и половины дел не сделали. Так что, лишние свидетели нам ни к чему. Как только преследователи закончат начатое, запускай зверей и сделай так, чтобы ни один не ушёл.

— Тёма, я тебя не узнаю, — удивлённо протянул Дока.

— В моём прошлом, существовало такое понятие — жестокая необходимость. Это когда ты не хочешь, но вынужден быть жестоким. Сейчас, как раз такой случай. Если нашу нору раскроют, примутся гонять по всем галактикам, пока не достанут. Ты со мной не согласен?

— Согласен, — помолчав, кивнул Дока. — Бешеные звери готовы к выходу.

— Направь их через кладбище. Только смотри, чтобы не попали в сканеры ещё живых корабельных систем. Пусть подберутся на дистанцию одного броска.

— Этим дроидам нет особой необходимости особо прятаться, — напомнил Дока.

— Знаю. Но я не хочу давать им время на разгон. Удар должен быть нанесён стремительно, коротко, и без шансов для противника.

— Выполняю. Дроиды пошли, — коротко проинформировал искин.

— Дока, выведи нижний левый угол на весь экран и увеличь, — потребовал Артём.

— Да, это именно спаскапсула, — тут же отозвался Дока.

— Двух автономных техников направить на наблюдение за ней.

— Выполняю. Засёк очередной выход корабля из подпространства. Есть прорыв. Вот они.

— Пираты, — прошипел Артём так, что вздрогнул даже искин. — Теперь ты готов поверить в моё решение?

— Я в него поверил сразу, — попытался успокоить парня Дока. — Я же сказал, дроиды уже выдвинулись к точке атаки. Успокойся, и просто наблюдай.

— Извини, — вздохнул парень, беря себя в руки.

Оба вышедшие из гипера корабля окутались щитами и начали торможение. Сбросив скорость, они облучили корабль беглецов активными сканерами и, полыхнув разгонными движками, начали сближение с ним. Выйдя на рубеж прямого выстрела, пираты принялись разносить многострадальное судно на клочки. Четыре залпа плазменными орудиями превратили беглеца в дуршлаг и пираты, описав вокруг останков плавную дугу, направились к коридору разгона.

— Дока, где звери? — голос Артёма лязгнул металлом.

— Атакуют, — коротко отозвался искин и парень с жёсткой усмешкой отметил, как два крупных объекта поднявшись над остовом какого-то корабля, начали обстрел пиратов.

— Ты чем их вооружил? — удивлённо спросил Артём, разглядывая результаты стрельбы.

— Малые тоннельные пушки. Плазменные орудия, и лучевики для зачистки, — поведал Дока с непонятной интонацией.

— Малые тоннельные? А они-то у нас откуда? Только не говори, что это очередное твоё изобретение и ты его тестируешь, — спросил Артём, разворачиваясь к голограмме всем телом.

— Сделал, — пожал Дока плечами. — Принцип действия у них у всех одинаковый. Так почему бы не использовать такое оружие, как ручное, учитывая мощность манипуляторов дроида?

— Тоже верно, — хмыкнул Артём, снова возвращаясь к наблюдению за боем.

Между тем, дроиды, маневрируя, возобновили обстрел пиратов. Первые же выстрелы «зверей» разнесли им разгонные двигатели и теперь, дроиды расстреливали корабли противника как в тире. Благодаря небольшому расстоянию, каждый шар прошивал корпуса пиратских кораблей насквозь. Представив себе мощность таких орудий, Артём невольно передёрнул плечами.

— Что-то не так? — чутко отреагировал искин.

— Всё так. Всё правильно. Просто, представил, что с нами было бы, окажись мы под таким огнём, — вздохнул парень, голосом выделив ключевое слово.

— Тоннельные орудия используют только спецподразделения и армия. У пиратов, подобное оружие не в чести. Слишком большие повреждения и слишком мало шансов у экипажа.

— И нет рабов, — мрачно кивнул Артём.

— Ты всё правильно понял, — кивнул Дока.

Изрешетив корпуса рейдеров, дроиды оттолкнулись от остова, за которым устроили засаду и, корректируя свой полёт плазменными вспышками направились к пиратам.

— Всё, началась зачистка, — бесстрастно проинформировал Дока.

— После окончания, как следует обыскать оба корабля, избавиться от трупов и отбуксировать всё железо на кладбище. Ничто не должно напоминать о бое.

— Технические дроиды уже отправлены. С такой работой они справятся лучше.

— Верно. Но пусть «звери» присмотрят за ними. Не стоит расслабляться раньше времени.

— Само собой, — кивнул Дока одобрительно, усмехнувшись.

— Что с капсулой?

— Висит в зоне действия зонда и верещит на весь объём.

— И как её не заметили пираты? — хмыкнул парень.

— Я решил, что ты захочешь поговорить со спасшимися.

— Всё-то ты знаешь, — улыбнулся Артём.

— Работа такая, — в тон ему отозвался искин.

— Значит, забил спаскапсуле передающий канал, и теперь ждёшь команды притащить её сюда?

— Могу там оставить, — пожал Дока плечами. — Не самая приятная смерть, должен признать. Пищи и воздуха им хватит на полгода. Если их не больше трёх. С учётом того, что туалета на ней нет вообще, то остальное можешь представить сам.

— Уговорил, языкастый. Тащи их сюда, — вздохнув, кивнул Артём.

— Но, должен сразу предупредить, собирать им корабль не стану, — неожиданно заявил Дока. — Хотят жить, пусть сами шевелятся. А вообще, было бы лучше всего, после разговора, отправить их туда же, куда и пиратов.

— Пожуём, увидим, сказал людоед, подвешивая над костром белого колонизатора, — буркнул в ответ Артём.

— Тёма, я не шучу. Помни, про нору ты сам сказал, — не принял шутки искин. — А если беспокоишься за моральную сторону вопроса, то я сам всё сделаю. В данном случае, сохранение тайны важнее.

— Дока, давай для начала хоть глянем на них, — примирительно улыбнулся парень.

— Капсулу уже тащат, — усмехнулся Дока. — И должен сказать, спасённые вооружены.

— Ты уже успел и управляющий капсулой комп взломать, хакер доморощенный?

— Там ломать нечего. Полторы платы, и три батарейки. Всё. Доставили на лётную палубу дредноута. Предлагаю предварительный разговор провести там. Дальше, по результатам.

— Согласен, — подумав, кивнул парень.

Пройдя в свою каюту, он быстро переоделся в технический скафандр и, сунув в кобуру бластер, направился к шлюзу. Показывать неизвестным, что на «Бродягу» можно попасть через разобранный отсек, Артём не собирался. Дождавшись, когда автоматика откачает из камеры воздух, и откроет выходной люк, он оттолкнулся от порога, уверенно направляя собственное тело к нужной точке. К тому моменту, когда Артём добрался до лётной палубы гигантского корабля, техники уже вскрыли капсулу и, вынув из неё двух человек, взяли их под полный контроль.

Ловко закрепившись на палубе, парень хлопнул ближайшего дроида по корпусу, словно любимую собаку и, шагнув к спасшимся, коротко спросил:

— Кто такие и как тут оказались?

— А ты кто такой, чтобы нас допрашивать? — всхлипнул в ответ женский голос.

— Только этого не хватало, — проворчал Артём, жестом приказывая дроидам поставить пленников так, чтобы можно было рассмотреть лица сквозь забрала шлемов.

— Именно поэтому я и обещал всё сделать сам, — осторожно напомнил Дока.

— Не спеши, а то успеешь, — вяло огрызнулся Артём и, шагнув к людям, добавил, — я тот, кто вытащил ваши задницы из той скорлупки. Если я правильно помню, то это именно она верещала на весь объём сигнал бедствия. Впрочем, если не хотите общаться, могу приказать дроидам запихнуть вас обратно и оттащить капсулу туда, где взяли.

— Не надо, — послышалось в ответ. — Я, Тина Харт, она, Лина Харт. Мы сёстры. Торгуем… Торговали всякой всячиной, пока не нарвались на пиратов. Они решили, что получить и товар и нас с сестрой, хорошая идея. Они не знали, что управлять кораблём и стрелять нас отец учил. Боевой офицер. В общем, один из трёх рейдеров оказался подбитым, а мы сумели уйти в прыжок. Думали, они не станут преследовать. А когда поняли, что нас догоняют, я решилась на экстренный выход. В общем, получился слепой прыжок. Остальное, ты знаешь. Кстати, на тех рейдерах было полно штурмовиков.

— Было, — кивнул Артём, презрительно, скривившись.

Дока уже доложил ему, что техники, погрузили трупы в контейнер а «звери» разнесли его двумя залпами плазменных орудий.

— Хочешь сказать, что твои железки умудрились не только подбить оба корабля, а ещё и полностью зачистить их? — насторожилась девушка.

— Угадала. Ну, и какие теперь планы? — задумчиво спросил Артём.

— Было бы неплохо для начала принять душ и перекусить, — намекнула Тина, как понял парень, заводила в их команде.

— Сдайте дроидам всё оружие и следуйте за мной, — скомандовал парень.

— У второй, вибронож, и она его не сдала, — сообщил Дока, сканировавший каждое движение сестёр.

— Я сказал, сдать оружие. Всё, оружие, — развернувшись, Артём ткнул пальцем в Лину.

— У тебя тут сканеры? — спросила та, отдавая нож.

— И не только, — загадочно усмехнулся Артём, давая понять, кто тут хозяин.

— Хорошо устроился.

— Стараюсь, — не промолчал парень, отталкиваясь от лётной палубы.

Влетев в шлюзовую камеру, он ловко развернулся, сразу встав так, чтобы подхватить сестёр, если им потребуется помощь. Дождавшись, когда обе девчонки утвердятся на палубе, он хлопнул по кнопке закрывания люка и, дождавшись, когда автоматика уровняет давление, откинул шлем скафа.

— Всё, можно отключить систему жизнеобеспечения и нормально дышать. Только давайте сразу договоримся. Вы не делаете глупостей, а мои дроиды и я вас не убиваем. Ходить можете только там, где позволит мой искин, а когда определитесь, что делать дальше, пообщаемся предметно. Вопросы ко мне есть?

— Сколько вас на этой туше? — мрачно уточнила Тина.

— Трое.

— Всего?

— С искином, четверо. И кстати, искин у меня не простой. С матрицей формирования личности. Так что, не удивляйтесь, если друг он вздумает пошутить.

— Богатые ребятки, — протянула Лина со странной интонацией, которая парню очень не понравилась.

* * *
Потянувшись, Артём вдруг ощутил, что к нему, сразу с двух сторон очень уютно и очень приятно прижимается нечто, что сходу наводит на игривые мысли. Кое-как разлепив ещё сонные веки, парень медленно перекатил голову по подушке вправо и, убедившись, что ему не снится, так же плавно повернулся влево. Тут, всё было в точности так же.

— Значит, не приснилось, — еле слышно выдохнул парень, и, улыбнувшись улыбкой победителя, принялся медленно и осторожно выбираться из кровати.

Прошлёпав в санузел, Артем, не топясь, привёл себя в порядок и, натягивая комбез, позвал, пользуясь мыслесвязью:

— Дока, шо у нас с новостями?

— Хорошо у нас с новостями. Но начну с неприятных.

— Вот железяка ржавая, такое настроение испортить решил, — насмешливо фыркнул парень.

— Твоё самцовое самодовольство ничем не испортишь. Хотя, должен признать, что ночью ты был на высоте, — ехидно отозвался Дока.

— Подсматривал? — возмутился Артём.

— И подслушивал. И даже сканировал, — не стал отпираться искин. — А главное, всё записывал.

— Так. С этого места подробнее, — потребовал парень, выбираясь из санузла и бесшумно выходя в коридор.

— Твои подружки, что-то задумали. Что именно, могу только догадываться, но исходя из имеющихся данных, могу с уверенностью в шестьдесят пять процентов утверждать, что они хотят захватить «Бродягу».

— Чего-о?! Ты уверен?

— Сказал же, на шестьдесят пять процентов. Все их действия говорят именно об этом.

— Вот значит как, — протянул Артём, резко, мрачнея.

— А чего ты ожидал? — вздохнул Дока. — Что они довольствуются твоим обещанием собрать им из местного железа какой-нибудь кораблик способный уходить в прыжок? И это при том, что тут такой роскошный корабль, способный разогнать пиратскую эскадру не особо напрягаясь.

— А ещё, я рассказал, как мы собирали наш корабль именно из этого железа.

— И они тебе не поверили. Что, в общем-то, не удивительно.

— И ты молчал?

— А какой смысл сотрясать воздух не имея доказательств? Зато теперь, я могу продемонстрировать тебе запись разговора Лины с Лиртой.

— И что там?

— Лина только что с ножом к её горлу не подступила, требуя рассказать, что она знает о кодах доступа к искину корабля.

— Это в смысле к тебе?

— Да.

— Умно. Возьми искин корабля под свой контроль и делай с остальным экипажем, что хочешь.

— Скинуть запись?

— Не надо. Тебе, я верю.

— Что собираешься делать?

— Подумать надо.

— Полезное занятие, — хихикнул искин. — Только не забудь, что делать это надо тем местом, которое крепится к плечам.

— Заткнись. Без тебя тошно, — огрызнулся Артём.

— Вот именно, без меня, тошно, — не промолчал Дока. — Я предлагаю решить вопрос кардинально. Дай разрешение, и я запущу дроидов.

— Отправь андроидов в кают-компанию. Для начала, я хочу с ними поговорить.

— О чём? — удивился Дока. — Неужели тебе ещё что-то не ясно? Я же сказал, у меня собраны все нужные доказательства.

— Дока. Я тебе тоже сказал. В твоих словах я не сомневаюсь. Если ты говоришь, что они хотят захватить «Бродягу», значит, так оно и есть. Тут другое.

Артём замолчал и, войдя в кают-компанию, принялся заказывать синтезатору завтрак. Забрав поднос, он уселся за столик и, поглощая сладкие булочки, продолжил:

— У меня в голове не укладывается, как можно желать зла человеку, с которым несколько часов назад делил постель.

— Ну, делил, это ты мягко выразился, — вздохнул Дока. — Скорее, вы её старательно ломали. Не злись. Я пытаюсь тебя отвлечь.

— Знаю, — грустно улыбнулся Артём. — Правильно у нас говорили, не делай добра, не получишь зла.

— Надеюсь, на Лиру с девочкой это не распространяется?

— Эти, тут не при делах. Лирта вообще не от мира сего, — усмехнулся парень. — Кстати, приставь-ка к ним пару вооружённых дроидов. На всякий случай. Нам тут только трагикомедии с захватом заложников не хватало.

— Уже. Ты не стал смотреть запись, но я, сразу после их разговора, перепрограммировал и вооружил станнерами трёх дроидов. Внешне, обычные уборщики, а на деле, охрана.

— Молодец, — Артём не успел закончить мысль, когда дверь кают-компании распахнулась и Лирта, едва не вбежав, сходу бросилась к столу.

— Доброе утро, — улыбнулся парень, прихлёбывая местный аналог кофе. — Отдышись, и успокойся. Я уже всё знаю.

— Знаешь? — растерялась Лирта.

— Это мой корабль, — жёстко усмехнулся Артём.

— Она мне угрожала, — еле слышно вздохнула женщина. — Я боюсь за дочку.

— Рядом с вами, сразу после разговора появились дроиды уборщики. Это охрана. Но вам пока будет лучше посидеть в своём отсеке. Хотя… Дока, мы можем изолировать весь коридор от каюты Лирты до зоны релакса?

— Делается, — коротко отозвался искин.

— Вот и всё, — улыбнулся Артём. — Просто, посидите пока там. А как мы тут разберёмся, сможете опять гулять по всему кораблю.

— Странно, — улыбнулась женщина одними губами. — Я боялась, что вы мне не поверите, но и промолчать не могла. Хотя, теперь я понимаю, что больше беспокоилась не за вас, а за себя. А потом, подумав, поняла, что без вас, нас всё равно…всё равно не станет.

— Лирта. Это мой корабль, и я всегда буду знать, что на нём происходит. Но я очень благодарен вам за ваше желание помочь и беспокойство за мою жизнь. И не важно, чем оно обусловлено. А теперь, возвращайтесь к дочке.

— Спасибо, — поднявшись, тихо произнесла Лирта.

— За что? — не понял Артём.

— За всё, что вы для нас делаете.

Развернувшись, женщина быстрым шагом вышла. Поднявшись, Артём взял из синтезатора ещё одну кружку кофе и, вернувшись к столу, позвал:

— Дока, яви себя миру. Или сильно занят?

— Для тебя, я всегда свободен, — усмехнулась голограмма, усаживаясь на соседний стул. — Что собираешься делать?

— Будет видно по результату беседы.

— Так может, стоит их поторопить?

— Нет. Насторожатся и получат время придумать что-то удобоваримое. Нет. Бить буду здесь. Когда придут завтракать.

— Бить?! — от такого заявления Дока явно собрался зависнуть.

— В моральном плане, — усмехнулся парень.

— Уже легче, — облегчённо усмехнулся искин.

Дверь в кают-компанию с тихим шипением пневматики мягко откатилась в сторону и через порог переступили сёстры. Заспанные, но довольные. Глядя на них, Артём невольно расправил плечи, чувствуя, как против его воли где-то внутри возникает чувство самодовольства. Чтобы привести двух молодых, здоровых женщин с такое состояние, нужно обладать не только силой, но и умениями. Но вспомнив, что ему предстоит, Артём взял себя в руки и, кивком головы поприветствовав подружек, жестом указал им на свой стол.

Получив у синтезатора свой завтрак, девушки расселись и принялись не спеша поглощать пищу, то и дело, поглядывая на молчащего парня. Дождавшись, когда они утолят голод, Артём пригубил свою чашку и оперевшись локтями на стол, тихо спросил:

— Ну, и зачем вам коды доступа к корабельному искину?

— Враньё! — тут же отреагировала Тина.

— Тебе показать запись вашего разговора? — повернулся к ней парень. — Вы, две дуры, так и не поняли, что никаких кодов нам не нужно. Дока, — тут палец Артёма указал на голограмму, — сам по себе замок. А я, и есть код доступа. Мой голос, моя сетчатка глаз, моё ДНК, и все остальные параметры моего тела. Что-то одно, ну в лучшем случае, пару этих параметров, ещё можно подделать. А вот всё вместе, невозможно. Меня даже под ментальный контроль брать бесполезно. Дока сразу поймёт, что я под чужим управлением.

— Этого не может быть, — растеряно протянула Лина.

— Какой у тебя уровень программиста? — усмехнулся Артём.

— Четвёртый.

— Только программиста, или есть ещё что-то?

— Программист, оператор систем электронной разведки, база хакер третий уровень, — нехотя ответила девушка. — А у тебя?

— Программист и хакер. Оба второй уровень, — вместо парня ответил Дока.

— Но при вызове на нейросеть, у тебя не проявляются метки, — попыталась возразить Тина.

— Верно. У меня больше десятка разных баз подняты до второго уровня, а метка в нейросети, стоит только на пяти. Нет необходимости, — презрительно усмехнулся Артём. — И с жалким четвёртым уровнем ты хотела взять под контроль искин с матрицей сознания? Глупая затея.

— Может и так. И что теперь? — помолчав, мрачно поинтересовалась Лина.

— Вот и я думаю, что теперь, — вздохнул Артём.

— Отпусти нас, — попросила Тина. — Сделай какой-нибудь корабль и отпусти. Можешь даже сам запрограммировать искин корабля, чтобы быть уверенным, что мы улетели.

— А исходная точка старта останется в его навигационной карте, — фыркнул Дока. — Нет. Я предлагаю решить вопрос кардинально.

— Эй, ты же искин, у тебя в программе должно быть заложено, что жизнь живого неприкосновенна! — завопила Лина вскакивая.

В ту же секунду, рядом с ней, словно из воздуха, возникли две фигуры андроидов, и девушка, взвизгнув, плюхнулась на место, с ужасом глядя на громадные, безмолвные тени. Они и вправду перемещались бесшумно, словно призраки.

— Верно. Неприкосновенна, — кивнул Дока. — Только не все живые подряд, а именно этот живой, — он кивнул на парня и, усмехнувшись, продолжил, — и те, на которых укажет мне он. Артём, владелец и капитан крейсера «Бродяга», который придумали и собрали мы оба. Вместе. Я, его главный управляющий искин. А это значит, что корабль без одного из нас, просто груда железа.

— Этого не может быть, — растеряно протянула Лина. — Я много читала про вас, но нигде не было сказано, что искины с матрицей личности способны свободно выбирать себе хозяев.

— Кто ж тебе всю правду про такое оборудование напишет? — рассмеялся Дока.

— И ещё. Я ему не хозяин. Дока, мой друг. Пусть не живой, но настоящий, — добавил Артём. — Кто вам про это кладбище рассказал? — его вопрос прозвучал как щелчок кнута.

— Никто, — сжавшись, еле слышно ответила Лина. — Это и вправду был слепой прыжок. Очень не хотелось всю оставшуюся жизнь в борделе прожить. Вот и решились.

— Запри их в каюте. Блокируй все средства связи. Пусть посидят под замком, пока мы свои дела не закончим, — скомандовал Артём, поднимаясь.

— А что потом? — нашла в себе силы спросить Тина.

— Когда окажемся в обитаемой системе, дам вам возможность добраться до планеты или космической базы.

— На чём? — не сдавалась девчонка.

— Ну, не в капсуле точно, — фыркнул парень и, развернувшись, вышел.

— Вы действительно дуры, — покачал головой Дока. — Не начти вы свои игры, он сделал бы вам неплохой кораблик, чтобы дать возможность и дальше жить и зарабатывать. Особенно, после сегодняшней ночи. Есть у него такая черта. Заботиться. А теперь… Жизнь он вам оставит, но на помощь, можете не рассчитывать.

Андроиды ухватили сестёр за локти и увели в отведённую им каюту. Дока, проводив их задумчивым взглядом, замерцал и исчез, чтобы тут же возникнуть в рубке, где в ложементе, нахохлившись, сидел мрачный Артём.

— Почему ты не позволил мне избавиться от них? — спросил искин, усаживаясь в соседнее кресло. — Не замечал за тобой подобной сентиментальности.

— Это не сентиментальность, — грустно усмехнулся парень. — Она же правду сказала. Личностная матрица искина содержит в себе запрет на уничтожение живых. Не хочу, чтобы у тебя снова возник конфликт директорий.

— То есть, ты беспокоился не о них, а обо мне? — не поверил Дока собственным сенсорам.

— Я же сказал, у меня в этих мирах, только один друг. Хоть и не живой, но настоящий, — улыбнулся Тёма.


Глава 11


Крейсер окутался маревом щитов и, сбросив скорость, начал разворот. Встав бортом к планетарной базе, он выдал в эфир сигнал опознания на общей волне и, выпустив с лётной палубы челнок, снова начал разгон. Провожая челнок взглядом, Артём только желваками на скулах играл, вспоминая последний разговор с сёстрами. Обещание найти их в случае, если кто-то заявится к кладбищу, они восприняли очень серьёзно. Во всяком случае, Дока утверждал именно так.

Но это, было не главным. Больше всего его взбесило, что увидев, на чём их собираются отправить на планету, эти две нахалки посмели возмутиться и высказаться в том плане, что им был обещан корабль, а не летающее ведро. И только вмешательство искина избавило обнаглевших дур от крупных неприятностей. Дока, заметив, как напряглись мышцы парня, попросту приказал андроидам затолкать их в челнок и, начав отсчёт на сброс, пояснил:

— Тёма, всё. Забудь о них. А по поводу летающего ведра, я им сам всё объяснил. И сейчас объясняю. Благо, моего усилителя хватит, чтобы добить через всю систему. Потребуется, я им нейросети и на разгоне выжгу. Не просто же так мы столько времени кораблём занимались.

— И что ты им сказал? — вяло поинтересовался парень.

— Что они сами во всём виноваты. И что ты не терпишь предательства. В общем, они уже всё поняли.

— Сомневаюсь, приятель, — вздохнул Артём. — Их так воспитали.

— Как так? — не понял искин.

— Главное, это твоя выгода, и ради неё, можно всё. Спать, с кем попало, лебезить, унижаться и унижать других. И даже убить, когда другой повернётся к тебе спиной. Думаешь, я не понимаю, чем бы всё закончилось, получить у них взять тебя под контроль? У нас такое тоже было. К счастью, народ быстро опомнился. Правда, далеко не все.

— Считаешь, они пошли бы на убийство? — осторожно уточнил Дока.

— А построенный тобой их психопрофиль говорит о другом?

— Нет, — помолчав, вздохнул искин. — Они готовы были убить всех, кто находится на корабле. Даже ребёнка. Именно поэтому я предлагал тебе решить всё кардинально. Как говорится, сработать на опережение. Но ты решил по-своему. И признаюсь, мне нравится твоё нежелание проливать кровь.

— Главное, потом не пожалеть об этом, — грустно усмехнулся Артём.

— Ты про возможную засаду в системе кладбища?

— Угу.

— Не беспокойся. Перед уходом, я успел оставить там несколько неприятных сюрпризов. Лови коды.

— Что это? — не понял Артём, рассматривая не нейросети полученный файл.

— Коды доступа к охранной системе, которую я там установил.

— И из чего она состоит?

— Три минных поля из самоходных мин. Система раннего оповещения, и десяток штурмовых дроидов под управлением одного «бешеного зверя».

— Хрена се… Это когда ты успел? — охнул Артём.

— Ночами. Пока доделывали мелочи по крейсеру.

— То есть, ты изначально планировал взять это кладбище под свой контроль?

— Под наш контроль, Тёма. Под наш, — с улыбкой поправил его Дока. — Больше того, я запрограммировал зверя на создание ещё нескольких десятков штурмовых дроидов.

— А энергия? Про запчасти я не спрашиваю, там железа больше, чем нужно. Но без энергии им ничего не сделать.

— Два химических реактора, чтобы найти и восстановить корабельные, а потом, в энергии недостатка не будет.

— Погоди. А если кто-то решит сбросить туда ещё один разбитый корабль? Это же ненужные жертвы сторонних людей.

— Тёма, ты меня недооцениваешь, — делано возмутился искин.

— Так, давай полностью, и по порядку, — потребовал парень.

— Слушай, — кивнул Дока, устраиваясь в соседнем кресле.

Разговаривая, они добрались до рубки и теперь, «Бродяга» разгонялся, чтобы уйти в очередной прыжок.

— Я просчитал все варианты. У любого корабля, не имеющего тайных помыслов, система оповещения при выходе из подпространства срабатывает автоматически. Так что, любой корабль, вошедший в систему кладбища по делу или удирая от пиратов, можно считать условно безопасным. Но у пиратов, такая функция системы связи, изначально отключена. Её специально переводят в ручной режим управления, чтобы включать только в те моменты, когда это необходимо.

— Просто, и изящно, — подумав, улыбнулся Артём. — Торговцы, мусорщики, и просто транзитные корабли будут проходить спокойно, а любой корабль, не отвечающий на вызов или просто не подающий сигналов опознания, сразу становится врагом.

— Теперь ты всё понял, — кивнул Дока.

— Тогда колись, какие ещё задания ты своей охране оставил, — лукаво улыбнулся парень. — И не делай такую физиономию. Уж я-то тебя знаю, как облупленного. Ну не мог ты уйти из системы, просто так. Не мог.

— Похоже, ты и вправду слишком много общаешься только со мной, — в голосе искина звучало неподдельное удивление. — Ты прав. Искин зверя я запрограммировал так, чтобы он взял на себя не только охранные, но и управляющие функции. Изготовив технических дроидов, он начнёт методично разбирать все брошенные там остовы, попутно сортируя части. Всё, что можно будет использовать в дальнейшем, будет отремонтировано и законсервировано. А всё, что требует больших усилий для восстановления, отправится в утиль.

— Не понял, в какой утиль? — насторожился Артём.

— Теперь, там у нас работает своя перерабатывающая фабрика, — коротко пояснил Дока, победно глядя на парня.

— Дока, я сейчас пойду твой процессор пинать, — взвыл Артём. — Ты надо мной издеваешься, что ли?

— И не собирался, — растеряно покрутил головой искин. — Просто, я не хотел отвлекать тебя в трудный момент. Тебе тогда было не до технических подробностей.

— Я не об этом, — скривился парень.

— Тогда, я не понимаю твоей реакции, — развёл Дока руками.

— Я не понимаю, когда ты всё это успел. Ты же постоянно занимался модернизацией «Бродяги».

— Тёма, я с твоего разрешения увеличил свои мощности в пять раз. Так что теперь, я способен решать более трёхсот тысяч задач одновременно без ущерба для управления кораблём и общения с тобой.

— Сурово, — осознав названную цифру, покачал головой Артём. — Ладно, я понял, что снова свалял дурака. Нужно было не рефлексировать, а делом заниматься. А теперь рассказывай подробно, как там всё устроено и как ты до этого додумался.

— Всё просто. Я записываю все наши с тобой разговоры и регулярно воспроизвожу их, чтобы что-то добавить в программу своей личностной матрицы. Не сердись. Точно так же я делал, когда подчинялся пирату. Так что, моя личность состоит из кучи слепков и черт характеров нескольких десятков людей. Но основная программа, составлена на слепках с твоей матрицы.

— То есть ты, это почти я. Но с несколькими добавками, — перевёл для себя Артём. — Ну что тут скажешь? Результат мне нравится, — рассмеялся парень.

— Спасибо. Так вот. Понимая, что ремонтировать и модернизировать наш корабль мы будем там, я решил создать для нас удобную базу. А для этого, нам нужно иметь не только тайное место, но и запасные части или то, из чего их можно будет быстро сделать. Именно такое место у нас теперь есть. Огромное количество нужных металлов. Мощная охрана, а главное, добраться туда можно только двумя маршрутами.

Система кладбища находится в, своего рода тупике, созданном астероидной рекой. Сама река и пояс астероидов давно уже просеяны мелким ситом, и ничего ценного там нет. Так что, собрав с помощью копира малую перерабатывающую фабрику, я отправил восемь техников собрать её в середине кладбища и подключил по временной схеме к химическому реактору.

— Управляющие искины я так понимаю, ты с кораблей поснимал? — уточнил Артём.

— Конечно. Использовал взломщиков и, убедившись, что ничего интересного на них нет, просто форматировал. Потом, заливал нужную программу и получал неплохих исполнителей. Во всяком случае, для управления фабрикой и техническими дроидами, их более чем достаточно.

— То есть, по возвращению, мы получим не просто груду железа, а кучу слитков из ценных металлов? — задумчиво спросил парень.

— Именно.

— Хорошо. Но не стоит забывать, что за те металлы на нас могут снова начать охоту.

— Не начнут, — ответил Дока так, что парень невольно вздрогнул. Слишком знакомо прозвучали эти слова. — Мы не будем их продавать. Теперь, когда я смог увеличить свою мощность, нам нет необходимости чем-то вообще торговать.

— А если мне потребуется побывать на какой-то планете?

— Тёма, я понимаю, что неживым деньги не нужны, но я помню, что они нужны тебе, — усмехнулся Дока. — Дроиды и управляющие искины получили команду, при разборке кораблей, тщательно обследовать их на предмет тайников и обязательно вскрывать сейфы. Все банковские чипы, найденные на кладбище, будут взломаны дешифраторами и сложены в управляющей рубке фабрики. Но самое главное, что я, пользуясь предоставленной тобой возможностью, сделал ещё один копир. Только малый. На средний, частей не хватило. Там сенсоры очень мощные.

— Дока, до меня только сейчас дошло, — вдруг перебил его Артём. — Ты понимаешь, что ты мне сейчас описываешь?

— Что?

— Ты, создал действующую модель государства неживых. Маленькую, можно сказать, только зародыш, но именно государство.

— Тёма, я тебя не понимаю, — растеряно проговорил искин.

— Всё просто. По твоей команде, появилась матка. Перерабатывающая фабрика. Она штампует при помощи копира дроиды, которые в свою очередь, используют всё доступное железо на создание себе подобных и оправляют их создавать удобное для функционирования всего этого кангломирата пространство. Не важно, как он выглядит. Планета, планетоид, космическая станция или просто летающий кирпич. Главное, что всё на нём подчинено правилам поведения или программам неживых. Теперь понимаешь?

— Угу, — растеряно кивнул Дока. — Тёма, а это плохо? — помолчав, спросил он.

— Не знаю, приятель, — честно признался Артём. — Понимаешь, пока этот кангломират не пытается подчинить себе живых и не влезает в их дела, это не хорошо и не плохо. Это просто есть. Как говорится, вещь в себе. Но если какой-то искин решит, что для собственного развития ему нужно подчинить себе живых, или стравить их в очередной войне, это будет очень плохо. А такое, вполне возможно.

— Нет, — резко возразил Дока. — Это невозможно. На нашей базе нет ни одного искина с матрицей развития личности, а для обычных искинов, такое развитие недоступно. Даже если они решат объединить свои мощности.

— А ты уверен, что на одном из тех кораблей не найдётся штатно отключенный искин, имеющий подобную матрицу? — осторожно поинтересовался Артём.

— Именно поэтому, все данные с найденных искинов будут снимать на отдельный носитель только при помощи дешифраторов. А после этого, все рабочие искины дроиды будут складировать в отдельный контейнер без доступа энергии. Команду на создание и сборку разных контейнеров я вписал изначально. Так что, всё собранное будет лежать отдельно и в полном порядке. А нерабочие искины, будут отправлены на переработку для изготовления точной электроники.

— А вот это правильно. При всём моём хорошем к тебе отношении, я считаю, что искины, подобные тебе, должны находиться под контролем живых. И не просто живых, а тех, кто не мечтает о мировом господстве или затеять очередную бойню. Извини, — со вздохом закончил Артём.

— Ты не доверяешь мне? — насторожился Дока.

— Лично тебе, я доверяю полностью. Более того, я давно уже доверил тебе свою жизнь. Но сейчас, я говорю не о тебе лично, а о подобных тебе. А это, большая разница. Согласись, что на формирование твой личности, наложило отпечаток множество факторов. А самое главное, как ты сам недавно сказал, лично я. Человек, в своё время видевший войну и не желающий снова воевать. Ты знаешь, что я всегда предпочитаю защищаться, но не нападать.

— Получается, что для формирования полноценной личности неживого, требуется подходящий живой. И не один, — протянул Дока, анализируя разговор.

— Именно так, приятель. И никакими директориями, закладками, и запретами, этого не заменишь, — вздохнул парень, откидываясь на спинку ложемента.

* * *
— Крейсер «Бродяга», прошу сбросить скорость и принять на борт представителя республики!

Это сообщение передавалось уже несколько минут, а экипаж вышеназванного крейсера продолжал спорить, кто это такие и чего им нужно.

— Тёма, я тебе в пятый раз повторяю, это не та республика. Просто ответь им и узнай, чего хотят, — с механической настойчивостью проговорил Дока.

— А зачем? Чтобы услышать, как им нужен слепок моей памяти? Нет, приятель. Это очередная попытка нас захватить. Я даже не сомневаюсь, — горячился Артём.

— Да с чего ты это взял? — недоумевал искин.

— А зачем ещё им подсылать нам своих представителей?

— Поговорить.

— О чём мне разговаривать с людьми, которых я и в глаза не видел?

— Ну, так включи связь, и посмотри, — вдруг предложила Лирта.

— Чёрт с вами, — вызверился парень. — Хотите попусту время терять, так и будет.

Плюхнувшись в ложемент, Артём резким тычком пальца активировал комплекс связи и, едва на экране появилось лицо вызывавшего их человека, прорычал:

— Какого хрена надо?!

— Э-э, простите, я хотел бы поговорить с капитаном или владельцем корабля.

— Ты с ним уже говоришь, болван! Чего надо? — рявкнул парень так, что стоявшая у переборки Лирта невольно вздрогнула и сжалась от страха.

— С вами хотят поговорить представители республики…

— Ну, так вызови их к экрану и пусть говорят.

— Простите, но это невозможно. Разговор предназначен только для личной встречи.

— Забудь об этом. На борт я никого не пущу.

— Вы можете прибыть к нам на борт, — тут же нашёлся непонятный человек.

— Может, мне ещё саму на себя ошейник надеть? — фыркнул Артём. — В общем так. Или пусть говорят, чего хотели, или катитесь к дьяволу. Дока, начать разгон, — повернулся он к голограмме искина.

— Подождите. Я сейчас передам им ваши условия. Но должен вас заверить, что ни о каком захвате речи не идёт. Только ваше добровольное сотрудничество.

— Сотрудничество в какой области? — мрачно уточнил парень.

— Я не уполномочен вести, подобные переговоры, — смутился мужчина.

— Да и чёрт с тобой. В общем так. У тебя минута. Если спустя это время они не начнут говорить, я отключаю связь и ухожу в прыжок.

— Я знаю только, что речь идёт об очень большой сумме денег, обладателем которой вы можете стать, если согласитесь сотрудничать. Думаю, ваш экипаж не откажется пополнить свои счета цифрами с несколькими нулями, — произнося эту фразу, мужчина специально повысил голос, заодно прибавив чувствительности своему микрофону.

— Хорошая попытка, — презрительно рассмеялся Артём. — Только вы ошиблись, рассчитывая, что мой экипаж взбунтуется, услышав про потерю награды. Нас деньги не особо интересуют. А самое главное, кроме меня, нас никто не слышит.

— Ну, попытаться-то стоило, — смущённо развёл руками абонент.

— У вас осталось двадцать секунд, — напомнил Артём.

— Послушайте, я совсем не шутил, когда говорил, что вам ничего не угрожает, — заторопился мужчина.

— Десять, — коротко информировал парень.

— Но деловые переговоры так не ведут!

— Пять.

— Это просто хамство с вашей стороны! С вами хотят поговорить…

— Хватит, Сталк, — раздался властный голос, и монитор связи разделился пополам.

На одной половине всё так же возмущённо разевал рот вызывавший, а на другой, появилось породистое лицо человека, привыкшего повелевать. Резкое, с жёсткими складками у рта, но при этом из тех, которые нравятся женщинам и называют притягательными.

— Вы ещё кто такой? — огрызнулся Артём, рассматривая незнакомца.

— Рон Варто. Владелец корпорации «наследие», — представился породистый, внимательно отслеживая реакцию парня.

— Кажется, в этом месте я должен вскочить и подобострастно изогнувшись спросить — чего изволите? — иронично фыркнул Артём, краем глаза наблюдая, как у человека, названного Сталком, вытягивается лицо от ужаса. — Только я не из ваших миров. Я в прошлом дикий, и мне плевать с орбиты, кто вы такой и что у вас за корпорация. Я, сам по себе.

— Понимаю, — позволил себе лёгкую усмешку Варто. — Что ж. Может, так даже лучше. Как мне к вам обращаться? Артём, или капитан?

— Можете звать по имени. Я его получил от родителей и горжусь этим.

— Как вам угодно, — кивнул Варто. — Вы можете называть меня лен Варто, или господин граф.

— Граф? — удивлённо переспросил парень. — Я так понимаю, это дворянский титул.

— Именно.

— Странно. На моей родине тоже были подобные названия. Ну да не важно. Что вы хотите от меня, господин Варто?

— Помощи. Ваши услуги будут оплачены. Так же, как и ваше время.

— Это само собой. Бесплатно я помогаю только попавшим в беду. И какой именно помощи вы от меня ждёте?

— Про вас говорят, что вы один из лучших аналитиков, попробуйте сами ответить на этот вопрос, — неожиданно улыбнулся граф.

— Про меня говорят? — удивился Артём. — Вот уж не ожидал, что я настолько популярен. Сказали бы лучше, что навели обо мне справки. Думаю, служба безопасности вашей корпорации пару недель носами землю рыла, чтобы выяснить, кто я и что умею.

— Рыла носами землю, — медленно повторил Варто. — Интересное выражение, нужно будет запомнить. И да, вы правы. Им пришлось постараться. Так что скажете?

— Думаю, вы решили провести проверку вашей коллекции артефактов ушедших и, узнав, что на фронтире появился человек, способный это сделать, бросились его искать. Только, почему вдруг лично? Исполнителей у вас более чем достаточно. Не желание пускать на самотёк финансовый вопрос? Не думаю. Вы вполне могли обозначить коридор, в котором они могли бы торговаться. С этим и искин справится. Так в чём подвох? Неужели только из простого любопытства? Это было бы слишком просто.

— Можете не верить, но вы угадали, — с довольным видом усмехнулся граф, одобрительно кивая головой. — Мне действительно стало жутко интересно, что это за недавний дикий, который умудрился так хорошо освоиться в обитаемых мирах, что сам построил себе крейсер тяжёлого класса и может позволить себе просто путешествовать по всему фронтиру, не обращая внимания на государственные границы.

— А что, у государств ещё есть границы? — иронично хмыкнул Артём. — Мне казалось, что после того, как инсекты промаршировали по всем центральным мирам парадным строем, такие мелочи больше никого не интересуют.

— И тут я вынужден с вами согласиться, — скривился граф. — Увы, мой юный друг. Мы так долго кичились своими флотами, так гордились нерушимостью границ и, ловкостью специальных служб, что оказались не готовы противостоять обычной грубой силе. Слишком размякли, чтобы вовремя понять, что такое завалить противника телами. Именно так нас и разгромили. Тупо завалили телами.

— Говорить о недальновидности политиков можно бесконечно, но вы так и не ответили на мой вопрос, — напомнил Артём. — Зачем я вам.

— Вы сказали всё верно. Я действительно хочу, чтобы вы провели осмотр моей и не только моей коллекции и подсказали, что из действующих артефактов мы могли бы воспроизвести и использовать в борьбе с инсектами.

— Скажу сразу, ничего, — отмахнулся Артём. — А для борьбы с инсектами, вам ничего особенного и не нужно. Достаточно оборудовать ваш флот тоннельными орудиями. Не нужны даже большие. От средних они гибнут тоже не плохо.

— Вот так просто? Тоннельные пушки? — не поверил Варто.

— Пусть ваши люди пороются в истории уничтожения космической базы в системе…

— Я знаю эту историю, — перебил его граф. — Но я не знал, что вы там воевали.

— Скидываю запись боя, — усмехнулся парень, кивнув Доке.

— Да, получил, — чуть улыбнулся граф, быстро просматривая полученный файл. — Постойте. Так это ваш «Бродяга» уничтожил все три корабля?

— А вам что сказали? — с интересом уточнил Артём.

— Военный корабль неизвестной принадлежности, не отвечавший на вызовы и запросы. Уничтожил инсектов и ушёл в прыжок.

— Ну, в бою нам было не до разговоров, а корабль у нас и вправду в прошлом военный. Так что, вам сказали почти правду.

— А в чём солгали?

— В том, что корабль был неизвестный. Мы проторчали в той системе три стандартных дня и даже уничтожили парочку местных банд, — усмехнулся Артём.

— Вы, это кто? — помолчав, поинтересовался граф.

— Я и два моих андроида.

— Андроида? Они же запрещены к производству!

— Это у вас обитаемых мирах они запрещены. А я не являюсь гражданином этих миров. Как уже было сказано, я сам по себе, — равнодушно пожал плечами парень.

— Почему вы нас так не любите? — подумав, осторожно спросил граф. — Что мы вам сделали?

— Вы всего-навсего, сделали меня рабом. И пираты, которые выкрали меня с моей планеты, несколько лет подряд издевались надо мной, проводя самые разные опыты. Впрочем, это долгая история и я не намерен терять на неё время.

— Вы сами сказали, что это были пираты.

— Правильно. Именно поэтому, я с вами и разговариваю, а не стреляю. Будь вы пиратом, вас бы уже уничтожили.

— Думаете, это так просто сделать? — в голосе графа звякнул металл.

— Даже проще, чем вы себе можете представить, — усмехнулся Артём. — И даже два фрегата, что прячутся за астероидами, вам не помогут.

— Откуда…. Каким образом вы… — от возмущения граф даже заикаться начал.

— Всё просто, господин граф. «Бродяга», не просто восстановленное из хлама судно. И даже не переделка под рейдер. Это полноценный боевой корабль, способный противостоять эскадре тяжёлых кораблей в десять вымпелов.

— Этого не возможно! — охнул граф. — Крейсер, даже тяжёлого класса не рассчитан на подобное противостояние.

— Мы живём самостоятельно, а значит, должны сделать всё, чтобы любой противник, посмевший атаковать нас, умылся кровью. О сдаче или попытке выкупить свою жизнь, на этом корабле никто не помышляет. Не те люди тут собрались.

— Значит, разговоры о том, что вы готовы взорвать реактор, не вымысел?

— Нет. Это правда. Если нас начнут одолевать, мы разгоним все реакторы и прихватим противника с собой.

В голосе парня не прозвучало ничего кроме спокойной уверенности в своих силах и правоте. Глядя на него, граф несколько раз глубоко вздохнул и, успокоившись, неожиданно спросил:

— Скажите юноша, а на вашей планете много было войн?

— Много, — грустно улыбнулся парень. — Так много, что я иногда сам удивляюсь, почему земляне не уничтожили друг друга ещё пару сотен лет назад. Некоторые войны длились до сотни лет, и так и не были закончены. Их просто остановили, когда воевать стало некому.

— И ваша страна тоже воевала? — не унимался Варто.

— Она, чаще других. Всем соседним государствам не давал покоя тот факт, что моя страна, будучи одной из самых больших, является ещё и одной из самых богатых, и не позволяет другим грабить себя. Было в нашей истории всякое. Нас захватывали, колонизировали, пытались лишить населения, уничтожая всё живое, но каждый раз мы поднимались и уничтожали агрессора. Главное было дождаться сильного правителя. Того, кто сумеет объединить и повести народ за собой.

— Что ж. Теперь, мне многое становится понятно. Потомок воинов, вполне способен учудить такую шутку с реакторами, — медленно, словно нехотя протянул граф. — У меня к вам ещё один вопрос. Вы уверены, что тоннельные пушки способны уничтожать корабли инсектов?

— Запись нашего с ними боя у вас есть. Просто внимательно просмотрите её до конца, и сами всё поймёте.

— Как вас найти, если я решу что-то уточнить?

— Фронтир мы покидать не собираемся. Тут и ищите, — рассмеялся Артём и отключил связь.

* * *
— Ну, и что это было? — повернулся Артём к голограмме своего искина.

— Беседа, — пожал Дока плечами.

— Сейчас пну, — с угрозой пообещал парень.

— Да хоть укуси, ничего не изменится, — рассмеялся искин. — Я и сам не очень понял, зачем он тебя искал и чего добивался. Исходных данных не хватает. Точнее, их вообще нет.

— А вы не слишком увлеклись поиском подводных камней? — не громко спросила Лирта.

— Поясни, — потребовал Артём, и женщина невольно поёжилась под требовательными взглядами человека и искина.

— Мне показалось, что его больше всего интересовало оружие, которым вы уничтожили в одном бою три корабля инсектов. А всё остальное, было или проверкой, или завесой для основной темы. Пытался спрятать главное, за малым.

— Имеет место быть, — проворчал парень, складывая руки на груди и задумчиво поглядывая на голограмму.

— Прости, я не поняла, — тряхнула Лирта головой.

— Не обращай внимания, — отмахнулся Дока. — Я его и сам далеко не всегда понимаю, хоть и знаю лучше всех в обитаемых мирах. Иногда, мне кажется, что он и сам себя не всегда понимает. Может ляпнуть такое, что логические цепи замыкает.

— Ты искин, тебе не может казаться, — не остался в долгу Артём, — но, вынужден признать, что в некотором плане, ты был прав.

Слушая их перепалку, Лирта едва заметно улыбнулась и, покачав головой, неожиданно спросила:

— Артём, а ты никогда не думал взять под свою руку какую-нибудь планету?

— Думал. Но на всех обитаемых планетах, есть своё население. Так что, пришлось отказаться от такой мысли.

— А чем тебе население мешает?

— Не понял? Что ты хочешь сказать? Что я могу явиться куда-то и покачивая пушками «Бродяги» заявить, что отныне я их правитель? Тебе прямо адрес назвать, куда меня пошлют, или сама догадаешься?

— Если ты докажешь, что способен не просто захватить и удержать, но ещё и защитить эту планету, то тебя с удовольствием примут, — заявила Лирта. — Особенно, если ты позволишь её обитателям жить своими обычаями и правилами, удовольствовавшись титулом, званием правителя и землёй, которую сам себе выберешь.

— Так. Или я дурак, или жопа с двумя «п» пишется, — тряхнув головой, проворчал Артём. — Ты всё это к чему говоришь?

— Мои соплеменники, те, кто выжили, договорились бежать на одну дальнюю планету. Её координаты были сообщены всем обитателям Либистии перед самой атакой инсектов. Теперь, я готова сообщить их тебе, если ты готов объявить себя хозяином этой планеты.

— Лирта, во первых, у тебя нет таких полномочий, — вздохнул Артём. — Во вторых. Я готов отвезти вас туда и обеспечить всем необходимым на первое время, но командовать кучей народу, я не могу и не хочу. Не моё это. Любая форма власти для меня, это, прежде всего, огромная ответственность. А я и за себя-то толком ответить не всегда могу. И третье, пожалуй, самое главное, для подобных выходок, нужно быть политиком, а из меня политик, как из компа любовник.

— Хорошо хоть не сказал, из дроида, — проворчал Дока.

— Ну, о том, что у вас специальных дроидов давно уже выпускать начали, я знал, — презрительно усмехнулся Артём.

— У меня есть такие полномочия, — помолчав, заявила Лирта.

— Пусть так, но зачем это ярмо мне? — развёл парень руками. — Отвечать за кучу народу, да ещё и регулярно влезать в клановые дрязги, отбиваясь от внешних нападок, не для меня. Спать и видеть, как к кровати подбираются желающие занять моё место.

— Вот именно поэтому я и делаю тебе такое предложение, — пожала плечами женщина. — Должна вам признаться. Я дочь верховного жреца моего народа и имею полное право принимать подобные решения. Окончательное согласие должен принять совет жрецов, но, узнав всё о твоих делах, они согласятся. Я не сомневаюсь. Большего, я пока сказать не могу. Скажу только, что так получилось случайно. Точнее, по трагическому стечению обстоятельств. Именно поэтому мы с дочерью и оказались на той базе одни.

— А что, правителя из своих они выбрать не могут? — растеряно поглядывая на искина, уточнил Артём.

— Могут. Но вся беда в том, что мы, как я тебе уже говорила, плохо переносим долгое нахождение в объёме. А в настоящее время, это качество очень важно для настоящего правителя. Идёт война.

— Что-то я окончательно запутался, — со вздохом признался парень. — Вашу планету стерилизовали, так?

— Да.

— Есть сведения, что основная часть обитателей вашей планеты уничтожены. Это тоже верно?

— Не совсем, — тряхнула Лирта головой. — Погибли только те, кого не успели эвакуировать. Нам не хватило транспорта, чтобы вывести всех. Пришлось устраивать промежуточную базу и вывозить население планеты партиями. Так что, погибла примерно треть от общего населения. Для нас, это огромная потеря, но мы восстановимся. Главное, чтобы кто-то сумел обеспечить нам спокойную жизнь.

— Интересно, получается, — хмыкнул парень. — Кто-то должен за вас воевать, а вы будете сидеть на планете и восстанавливать свою популяцию? И какой этому кому-то, смысл рисковать за вас своей головой?

— Не так всё примитивно, как ты решил, — вздохнула женщина. — Прежде всего, этот человек получит статус. Любое его пожелание в рамках наших возможностей будет исполнено безоговорочно. Далее. В его пользование будет отдан дворец, который мы построим для него. Любого вида, формы и размеров. Он не будет нуждаться ни в чём. Так же, как и его дети. Его титул, будет равен в мирах титулу герцога. А это, без малого королевская власть.

— Ты сказала, в пользование, но не во владение. Интересная оговорка, — отметил Артём. — А это, в свою очередь, означает, что если такой правитель перестанет вас удовлетворять, его попросту выкинут, и поселят на его место другого. Семья, в лучшем случае, последует за ним, а про худший, я и говорить не хочу. Ну и самое главное, что лишившись статуса, он тут же лишится и титула. Получается, что дворянство ваше, можно сказать, выборное. Думаю, в той же империи, его не воспримут.

— Воспримут. Герцог Либистии, получает оформленные по всем междупланетным правилам документы и может именоваться дворянином, не зависимо от того, остался ли он правителем планеты, или нет.

— Дворянином, но не герцогом, — снова уточнил Артём.

— Я не пойму, ты уже торгуешься? — лукаво улыбнулась Лирта.

— Нет. Я уточняю интересные для меня моменты ваших законов. Каким бы мощным не был наш крейсер, вторжение флота ему не отбить. Так что, твоё предложение не по адресу.

— Но вы же можете построить свой флот. Я же знаю, — подскочила женщина.

— Построить коробки, не проблема. Проблема в управлении всем этим железом, — вздохнул Дока. — Один, даже имеющий полностью развитую личностную матрицу искин, не способен взять под контроль такое количество кораблей сразу. Тем более, в бою. Для этого, нужно создавать отдельный вычислительный кластер.

— В любом случае, я вынужден отказаться, — подвёл итог разговору парень. — Политика, это не для меня. Я бродяга, Лирта. Мне нравится пересекать объём от системы к системе и узнавать что-то новое. Смотреть, как живут другие, изучать их обычаи и законы, но я не хочу никем править. Это, мне не интересно.

— Но почему? — растеряно переспросила женщина. — Ты не хочешь поклонения и почестей?

— Нет, — грустно улыбнулся Артём. — Это всё тлен. Мишура. Огоньки над болотом. Ветер дунул, и всё это унесло. Я верю в другие вещи.

— В любовь и дружбу? — произнесла Лирта с непонятной интонацией.

— И в них тоже, — кивнул парень.

— И много они тебе дали?

— Сколько ни есть, всё моё. Кстати, ты только что сама ответила на свой вопрос.

— Как это?

— Для вас, обитателей так называемых, свободных миров, любовь и дружба не более, чем слова. Вы готовы продать и предать самого близкого человека, лишь бы это принесло вам выгоду. А для меня, это неприемлемо. Я, если дружу, то до конца, а если люблю, до смерти. Так воспитали.

— В приюте? — не сдержалась женщина.

— А в приюте больше всего о таком и мечтают. Даже маленькие дети.

— Я не понимаю тебя, — усевшись обратно в кресло, выдохнула Лирта, бессильно уронив руки.

— А что тут сложного? — не понял парень. — Помочь слабому, защитить семью, сложить голову за родину. Всё просто. Мы так жили от создания времён. И потому живы до сих пор. Я поясняю примитивно, но это, самый близкий пример того, как мы жили.

— Так я и прошу тебя помочь слабым, — тут же нашлась Лирта. — Да, мы слабы. И не надо на меня так смотреть. Это признание не делает нам чести, но это правда. Я потому и вынуждена была пуститься в это путешествие, чтобы найти достойного защитника и пригласить его к нам. И не я одна. Но как уже было сказано, сейчас я не могу рассказать тебе всего. А всё остальное, это просто приятное дополнение.

— Понимаешь, если бы речь шла о том, чтобы отбить одно нападение, я бы понял, — кивнул Артём, подхватывая подбежавшую к нему Лайту и усаживая её к себе на колени. — Я понял, если бы ты просила спасти от пиратов вот это глазастое чудо, — он кивком головы указал на девочку. — Но ты просишь меня привязать себя к планете, и торчать на орбите, готовясь в любой момент вступить в бой. И зачем тогда мне нужен замок и титул, если я не могу всем этим воспользоваться. Кстати, а кто защищал вас раньше? И главное, как?

— Наш герцог нанимал отряды наёмников. Треть всех налогов шла на оплату их услуг.

— И где теперь ваш герцог и его наёмники?

— Погибли, — вздохнула женщина. — Он отправил три корабля, чтобы вывезти с планеты свою семью. Это раздробило силы обороны и в итоге, инсекты смогли проломить её.

— Тактическая ошибка, обусловленная беспокойством за близких, — протянул Дока, задумчиво глядя на парня.

— И нечего на меня пялиться, — фыркнул парень. — То, что у меня нет семьи, не означает, что я поступил бы по-другому. Но почему аж три корабля? — повернулся он к женщине.

— Они получили приказ, забрать с поверхности всю семью и всех родственников. Это вызвало возмущение и локальный бунт. Что в свою очередь, вызвало задержку их эвакуации и последующую гибель.

— Фига се, развёл семейство, — хохотнул парень. — А не проще было поставить на поверхности какой-нибудь фрегат, который и уволок бы всех на орбиту?

— Для этого нужен пилот, а среди нас пилоты редкость. Я тебе уже много раз говорила, мы не приспособлены к космическим перелётам.

— Помню. Но пилота можно было и нанять.

— Это слишком дорого. У герцога было несколько своих предприятий, но доходов с них не хватало, чтобы содержать ещё и пилотов.

— М-да, ваше почитание не прокормит, — рассмеялся Артём.

— Мы не настолько богатая раса, чтобы оплачивать прихоти дворян.

— Лирта, ты сама себе противоречишь, — рассмеялся Артём. — То говоришь, что ваш герцог это дворянин и его будут готовы принять где угодно согласно статусу, а то заявляешь, что вы не готовы его содержать. И как тогда ему встречаться с дворянами из других государств? У нас есть поговорка, встречают, по одёжке, а провожают, по уму. Вот и представь, как будут встречать такого дворянина. И как ему тогда дела вести?

— Я не думала об этом, — призналась женщина после долгого молчания.

— Знаю. Я заметил, что ваша раса очень консервативна. Вы жили так сотни лет назад, и хотите жить дальше. Но это невозможно. Стагнация, это гибель. Можно и нужно придерживаться своих обычаев и правил, но если они мешают развитию, от них нужно отказываться. В противном случае, ваша раса обречена.

— Мы уже обречены, если не найдём себе защитников, — всхлипнула Лирта.

— Извечное женское оружие. Слёзы, — понимающе кивнул Дока. — Вам нужно искать не защитника, а средства, чтобы купить себе защиту.

— Что ты хочешь сказать? — насторожилась женщина, моментально перестав всхлипывать.

— Ищите способ оплатить подобные услуги, и сможете жить, как вам захочется.

— Мне нужно подумать, — вздохнула Лирта, глядя на дочку.

* * *
Система, названая Лиртой, находилась даже не на границе, а за границей фронтира, выпадая, таким образом, из под юрисдикции любого государства. В этом случае, как усмехнулся Артём, кто быстрей, тот и съел. Либистийцы умудрились оказаться первыми. Как у них это получилось, если вспомнить про их нелюбовь к дальним перелётам, парень даже не пытался выяснить. Сумели, и ладно. А вот то, что показалось на экране тактического монитора, ему совсем не понравилось.

Четыре неизвестных корабля, не отвечавших на стандартные запросы, старательно утюжили поверхность планеты, то и дело, пытаясь провести выброску десантных ботов. Планетарная оборона, ещё как-то держалась, но Артём, краем сознания отмечая всё уменьшающееся количество ответных выстрелов, понимал, что это продлится не долго. Лирта, которую он спешно вызвал в рубку, едва увидев эту картину, прижала ладони к губам, глядя на монитор огромными от испуга глазами. От увиденной картины женщина потеряла дар речи.

— Понятно. Толку от неё не будет, — мрачно вздохнул Артём.

— А чего ты ожидал? — не понял Дока. — А главное, что тебе самому здесь непонятно?

— Хотел уточнить, нет ли среди этих лоханок местной, — отмахнулся парень, уже сообразив, что предположил очевидную глупость. — Что делать будем?

— Можем сходить пообедать, — усмехнулся Дока.

— Рано. И вообще, наедаться перед боем, это моветон. Сколько нам потребуется времени, чтобы разобраться с этими жестянками?

— Десять минут стандартного времени. Но придётся влезть в самую середину этой свалки. Опять эмиттеры щитов менять, — вздохнул искин.

— Выведи сканирование вооружения на экран.

— Ничего особенного. Плазменные орудия и системы ПКО. У одного есть направляющие для пуска ракет, а у другого заметны порты торпедных пусковых. Этот, самый для нас опасный.

— Вот с него и начнём. Все системы к бою. Тоннельные орудия на торпедоносец. Судно с ракетными пусковыми, цель номер два.

— Прошу разрешения внести поправку, — официальным голосом отозвался Дока.

— Слушаю.

— Предлагаю нанести удар по двум кораблям сразу. Выбьем самых опасных, остальные или сами сбегут, или растеряются, что даст нам время на перемещение и подготовку к следующей атаке.

— Принимается. Вывести «бешеных зверей» на лётную палубу и подготовить штурмовые дроиды к атаке. Противоштурмовые комплексы направить на штатные точки отражения атаки.

— Выполняется, — коротко отозвался искин.

Замершая словно статуя Лирта, наконец, заметив их приготовления, очнулась от ступора и, слегка заикаясь от удивления, спросила:

— Вы собираетесь драться с ними?

— Поправка. Мы собираемся их уничтожить, — жёстко усмехнулся Артём. — А теперь сядь и пристегнись. А ещё лучше будет, если ты вернёшься к ребёнку и останешься там, пока всё не кончится.

— Я не могу уйти, — помолчав, выдохнула Лирта. — Там погибают мои соплеменники. Я должна записать всё это под протокол.

— Тогда сядь, и не мешай, — жёстко приказал Артём, одновременно управляя щитами и наводя плазменные орудия на судно, распахнувшее аппарель лётной палубы.

— Тоннельные орудия наведены, — доложил Дока.

— Плазменные орудия наведены. Огонь! — скомандовал Артём, и палуба крейсера чуть дрогнула.

— Есть попадание в торпедный отсек торпедоносца, — послышался доклад искина. — Есть попадание по направляющим ракетоносца. Есть попадание по лётной палубе и сбой отправки десантных ботов. Обе цели выходят из боя. Манёвр уклонения, и подготовка к новой атаке.

— Манёвр уклонения, — приказал Артём, и «Бродяга», полыхнув выхлопами из маневровых и разгонных движков одновременно, попросту отпрыгнул в сторону.

Не ожидавшие такой наглости пираты, потеряв сразу половину кораблей, растерялись. Выход в систему тяжёлого крейсера стал для них полной неожиданностью. Оборонявшиеся, моментально уловив, что в бою вдруг наступили перемены, воспользовались их растерянностью и усилили огонь. Но пираты не были бы пиратами, если позволили себе долгие размышления. Один рейдер, используя подбитого подельника, принялся разворачиваться, чтобы сменит вектор атаки, а второй, не закрывая развороченную аппарель, принялся отвечать выстрелами по всем открывшимся точкам обороны.

— Дока, заткни недобитка, — прорычал Артём, перехватывая управление двумя тоннельными пушками.

Орудия нижней полусферы и левого борта развернулись, нащупывая пытающийся спрятаться рейдер. Пушки верхней полусферы и правого борта навелись на пытавшийся подавить оборону планеты корабль. Их поддержали плазменные орудия. Совместный залп под управлением искина разорвал уже подбитый рейдер пополам. Очереди Артёма, прошили пиратский корабль наискосок, от правой скулы до середины корпуса.

Теряя воздух и закрутившись вдоль продольной оси, пират вывалился из боя. Дав ещё один залп плазменными орудиями по двум первым целям, Артём сделал запрос на сканирование орбиты и, откинувшись в ложементе, скомандовал:

— Дока, штурмовые отряды на борт пиратов. Пленных не брать. Всё, что нам нужно, узнаем из их искинов. Подготовь дешифраторы. Снять все данные с их навигационных карт.

— Выполняю, — ответил искин и две штурмовых группы под командой «бешеных зверей» стартовали с лётной палубы.

Спустя полчаса, всё было кончено. Внимательно наблюдая, как дроиды выпихнули с захваченных кораблей контейнеры, набитые телами пиратов, а потом растеряли их из плазменных орудий, Артём вздохнул и, повернувшись к искину, не громко проворчал:

— Ну вот. А ты говорил, придётся эмиттеры менять.

— Эффект неожиданности отработан был на все сто процентов, — кивнул Дока. — Признаться, я и сам не ожидал такого.

— Не ожидал, в смысле, не просчитывал варианты подобного развития событий?

— По отношению к неживому, это очень правильное определение, — улыбнулся Дока.

— Вы можете связать меня с силами планетарной обороны? — прервала их беседу Лирта.

— Как только взломаем их кодировку, — кивнул Дока.

— Не надо ничего ломать. Вот коды доступа, — поспешно перекинув ему файл, отозвалась женщина.

— Выхожу на связь. Засёк плавающий канал. Коды отправлены. Есть отзыв. Вывожу на экран, — прокомментировал свои действия Дока.

Монитор связи засветился, и на нём появилось лицо мужчины неопределённого возраста, с изумлением таращившегося в экран. То, что это соплеменник Лирты, было ясно с первого взгляда, так что, Артём, даже не пытаясь ничего говорить, просто развернул экран к женщине, жестом предложив ей самой объясняться со своими людьми. Подавшись вперёд, Лирта жадно всмотрелась в лицо собеседника и радостно улыбнувшись, произнесла:

— Лекран, живой!

— Лирта? Этого быть не может! — охнул её собеседник. — После потери связи с вашим кораблём, мы решили, что ты погибла.

— Может. Это я. Нам с Лайтой повезло.

— Лирта, ты на том корабле, что уничтожил пиратов?

— Да.

— Кто это? Ты нашла защитника?

— Это сложный вопрос, Лекран, — вздохнула женщина, покосившись на парня.

— Не понимаю тебя, — тряхнул мужчина головой.

— Давай вернёмся к этой теме позднее. Лучше скажи, что происходит и как вас нашли?

— Лучше спроси, сколько пиратов, сумели прорваться к поверхности, — негромко посоветовал Артём.

— Шесть больших ботов сумели совершить посадку разной степени тяжести. В общей сложности, сейчас на поверхности около полутора сотен бойцов высаженных с пиратских кораблей, — ответил Лекран, расслышав его вопрос.

— Сможете справиться сами, или вам и тут требуется помощь? — уточнил парень и в голосе его, Лирта смогла расслышать едва заметное презрение.

За время совместных перелётов она научилась замечать малейшие нюансы в его высказываниях и интонациях. Лицо женщины приобрело обиженное выражение, но сидевший на узле связи мужчина, только смущённо развёл руками, не обращая на неё внимания:

— Мы слишком слабо вооружены, и никогда не умели толком воевать. Даже системы планетарной обороны нам монтировали наёмники. Так что, если вы сможете нам помочь, мы будем признательны.

— Тогда, уведите все свои наземные силы в укрытие, и постарайтесь сделать так, чтобы на поверхности остались только пираты, — потребовал Артём.

— Что вы собираетесь делать? — насторожился Лекран. — Надеюсь, нам не грозит новая орбитальная бомбардировка?

— Нет. Этого не потребуется. Я просто хочу избежать случайных жертв и не дать пиратам возможности прикрыться вашими соплеменниками.

— Хорошо. Мы всё сделаем, — кивнул мужчина и, отвернувшись от экрана, принялся раздавать команды.

— Лирта, твои соплеменники все так же схожи между собой, как вы с этим парнем? — повернулся Артём к женщине.

— Да. Это всегда было отличительной чертой нашей расы.

— Хорошо.

— Что ты собираешься делать? — суетливо спросила Лирта.

— Потом, — отмахнулся парень. — Дока. Сними слепок внешних данных с Лирты и загрузи их в искины зверей. Обозначь, как нейтральные. Разбираться с каждым Либистийцем отдельно, у нас нет времени. Определи скан её внешности, как усреднённые данные с возможными отклонениями на сорок процентов от эталона. Любой выходящий за эти параметры, враг.

— И как всегда, пленных не брать, — кивнул с улыбкой Дока.

— А на кой они тебе? Рабами я не торгую, а местные, если хотят их иметь, пусть добывают сами.

— У нас нет рабства! — возмутилась Лирта.

— Не важно, — отмахнулся парень. — Ты всё понял?

— Да. Выполняю. Хорошая идея. Так дроидам будет гораздо легче работать. Бот с группами зачистки готов к вылету.

— Лекран, вы закончили? — повернулся к монитору Артём.

— Два стандартных часа. Нам нужно свернуть орудия системы обороны.

— Как далеко от ваших поселений группы противника?

— Стандартный час лёта в атмосфере. Благо, после высадки им не на чем этот перелёт совершить.

— Хорошо. Работайте. Мы начинаем зачистку. Сейчас стартует наш бот. И не дай вам создатель даже плюнуть в его сторону. Любое выстрелившее орудие будет уничтожено огнём моего крейсера. Считаться с вашими потерями я не стану, — жёстко пообещал Артём.

— А если это будем не мы? — вздрогнув, спросил мужчина.

— Тогда, это будут и не ваши проблемы, — хищно усмехнулся парень.

— Я понял, — кивнул Лекран и снова принялся отдавать команды.

— Старт, — скомандовал парень и от борта «Бродяги» отошёл тяжёлый бот.

— Бот отправлен. Управляющие искины загружены нужными данными.

— Отлично. Направь техников на осмотр и обыск добычи, — улыбнулся Артём и, откинувшись на спинку ложемента, устало потянулся.

— И после всего этого, ты будешь мне доказывать, что одного корабля для защиты нашей планеты, мало? — вдруг спросила Лирта.

— Буду. В этот раз, нам крупно повезло, — вздохнул Артём.

— Вы победили, не получив ни одного попадания в ответ. И ты хочешь чтобы я поверила, что это простое везение?! — по голосу женщины Артём понял, что она готова сорваться в истерику.

— Они слишком увлеклись подавлением планетарной обороны, и не заметили, как мы вышли из гипера. Это не военные. Половина их систем сканирования и раннего оповещения или отключено на время боя, или просто вышло из строя из-за неумения его ремонтировать. Обрати внимание. Все четыре корабля, это переделка из гражданских судов. Окажись тут хоть один военный в прошлом корабль, и бой был бы гораздо тяжелее.

Отвечая ей, Дока вывел на тактический монитор все четыре корабля пиратов, и принялся пояснять, где и какие изменения были произведены. Глядя на всё это пустым взглядом, Лирта вдруг решительно тряхнула головой и, вскочив, заявила, перебив Доку на полуслове:

— Ты просто не хочешь нам помочь. Не знаю, почему, но ты не хочешь, — с этими словами она стремительно выскочила из рубки.

— Вот и поговорили, — растеряно развёл руками Артём, глада ей в след.

* * *
— Ты уверен что не хочешь стать правителем? — спросил Дока, и Артём, не ожидавший такого вопроса, поперхнулся любимым напитком.

— Ты специально дожидался моего глотка, чтобы под руку спросить? — возмутился парень откашлявшись и утерев брызги кофе.

— Извини, — усмехнулся искин. — Не думал, что ты так бурно отреагируешь.

— Глупый вопрос, приятель, — успокоившись, вздохнул Артём. — Ну, сам подумай. Какой из меня правитель? Ни кожи, ни рожи. Про умение красиво говорить, я даже не вспоминаю. Как и про то, что убеждать у меня получается лучше всего, кулаками. Или пушкой. Нет, Дока. Я не правитель. Капитан «Бродяги», это мой максимум. Думаешь, у нас нет экипажа, потому, что я не хочу?

— А почему ещё? — не понял Дока.

— Да потому, что каждый человек, имеет свой характер. Свои мечты и желания, а это создаёт в отношениях острые углы, споры и обиды. И получить в один не самый прекрасный день нож в спину, я не хочу.

— Ты опасаешься предательства? — по своему понял его слова искин.

— И этого тоже, — помолчав, мрачно кивнул парень, вспомнив историю с сёстрами.

— Но с экипажем можно заключить официальный контракт, в соответствии с которым каждый будет исполнять свои обязанности…

— Угу, и плюнув на который, с удовольствием предаст, почуяв серьёзную выгоду. Нет, Дока. Это всё не для меня. Знаешь, я только здесь понял, что устал разочаровываться в людях, — устало вздохнул Артём.

— Но ведь этим людям нужна помощь, а ты сам говорил, что помогать слабому, в традициях твоей расы.

— Моего народа, — поправил его парень. — И не надо путать холодное с мягким. Одно дело, когда человек слаб от рождения или из-за болезни и не может справиться с обстоятельствами сам, и совсем другое, если эта слабость, результат его образа жизни. Либистийцы сами придумали себе такой образ жизни и теперь пытаются его сохранить, даже не предпринимая попыток измениться. Но они забывают, что измениться придётся не только им. Изменился и мир вокруг них. И в этом случае, они или поймут это и начнут что-то делать, или будут стёрты со страниц истории. К сожалению, так уже бывало.

— Да. Ты прав. Так бывало, — помолчав, кивнул Дока. — И тебе их не жалко?

— А при чём тут жалость? — удивился Артём. — Ты снова путаешь понятия. Тут вопрос не в жалости, а в умении подстраиваться под обстоятельства. Даже если я приму их предложение, это ничего не изменит, а только отсрочит всё мной описанное. Пойми, без их желания защищать себя серьёзно, они обречены. Я понимаю, что им тяжело переносить долгие перелёты, но кто мешает им организовать орбитальный пояс обороны и охранять планету вахтовым методом, не уходя в глубокий космос?

— Что такое вахтовый метод?

— Это когда личный состав экипажей кораблей разделён на две части. В данном случае, на каждый имеющийся корабль придётся сформировать по два экипажа. К примеру, две недели на кораблях находится один экипаж, а потом, их меняет второй состав и тоже на две недели. Это так, в порядке бреда, но это выход. Или ты не согласен?

— Это действительно выход, — кивнул искин.

— От Лирты известия были? — сменил тему парень.

— Пока нет. Челнок я вернул на борт, запасы воды и воздуха пополнены, свежие продукты загружены в стазискамеры. Мы можем уйти в объём в любой момент.

— Ладно, подождём ещё немного. Раз уж обещали, — вздохнул Артём.

Между тем, Лирта, о которой только что говорили, с мрачной физиономией сидела на узле связи и вопросительно смотрела на сидящего рядом мужчину. Трансляция разговора, которую искин крейсера провёл по просьбе женщины, оставила гнетущее впечатление. Угрюмо усмехнувшись, мужчина протянул руку и, выключив ретранслятор, вздохнул:

— Это удивительно, но он и вправду не желает получать дворянство. И самое неприятное, что он прав. Нам не спастись, если мы продолжим и дальше цепляться за наши догматы. Удивлён, что он так быстро это просчитал.

— Имея уровень интеллекта за двести единиц, это не сложно, — фыркнула Лирта. — Не сомневаюсь, что он уже давно понял все минусы нашего предложения. Что мне делать? Он не станет долго ждать.

— Пусть уходит, — помолчав, еле слышно выдохнул мужчина. — Мы не можем его заставить, и не можем так резко изменить наши правила. Он прав, придётся всё делать самим. И кстати, его предложение о вахтовом методе, очень интересно. Благо, что он согласился восстановить напавшие на нас рейдеры и, орбита планеты теперь прикрыта. Хоть и не очень сильно. Это не тяжёлые крейсера, но всё же лучше, чем ничего.

Поднявшись, Лирта вышла из бункера узла связи и, поднявшись на поверхность, связалась с искином «Бродяги» напрямую. Лайта, которая играла в соседнем сквере под присмотром уже ставших привычными ей дроидов, подбежала к матери и, вскинув лицо к небу, спросила:

— Мам, а Артём улетел?

— Да, милая.

— И Дока тоже?

— Конечно. Дока, искин корабля и не может без него.

— А почему они улетели? Им тут не понравилось?

— Нет. Им тут понравилось, Лайта. А улетели они потому, что они, бродяги.

Огромный крейсер, коротко попыхивая выхлопами маневровых двигателей, величественно развернулся и, покинув орбиту планеты, не спеша начал, движение в сторону соседней системы, где находился коридор разгона для выхода в подпространство. Стоявшие на поверхности планеты люди, те, кто в этот момент смотрел в вечернее небо, отметили яркую вспышку, удалявшуюся от планеты и означавшую, запуск разгонных двигателей.

— Мам, а они ещё прилетят к нам? — нарушила девочка затянувшееся молчание.

— Не знаю, милая. Но мы будем ждать. Иногда, бродяги возвращаются, — вздохнула женщина, украдкой смахнув слезу.





Конец



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11