КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 570834 томов
Объем библиотеки - 850 Гб.
Всего авторов - 229237
Пользователей - 105813

Впечатления

Igor Aleksandrovich про Кучумова: Язык Бога (Космическая фантастика)

Прочитал с удовольствием! Рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Вычитал. Можете качать вычитанный файл.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Хорошая книга, но много опечаток.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IcePrincess11 про Сашар: Ямы (Детские остросюжетные)

Книга читается на одном дыхание. Мне очень понравилась. Спасибо!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Берия: Спасенные дневники и личные записи. Самое полное издание (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Замечательная книга! К сожалению, у нас она заблокирована.
Найдите эту книгу на других ресурсах и прочтите.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 2-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Все, сервер работает. Можете скачивать.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
медвежонок про Серобабин: Расходники 1.2 (СИ) (Альтернативная история)

Заключительная часть альтернативной истории, позже переработанной автором в трилогию "Дети ветра".
Выше обычного среднего уровня, твердая 4ка.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).

Автослесарь против фэнтези [Роман Драксодий] (fb2) читать онлайн

- Автослесарь против фэнтези [СИ] (а.с. Ковырятель миров -2) 730 Кб, 200с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Роман Драксодий

Настройки текста:



Автослесарь против фэнтези

Пролог

В одной маленькой-маленькой комнате, в конце длинного-длинного лабиринта, под высокой-высокой горой — вздыхал робкий-робкий мимик.

Он отличался от своего вида не только формой, но и характером, а также гастрономическими предпочтениями — трусливая тумбочка вегетарианец позорила всех собратьев-мимиков, бывших матёрыми плотоядными сундуками.

Питался он грибами и плесенью, отчего был тощий, слабый, но зато обладал уникальным навыком «Пространственное хранилище 100ур.», что позволяло ему имитировать открытую дверцу и ящичек — демонстрируя пустоту внутри себя. В отличии от прочих мимиков — которые, будучи зубастыми сундуками, держали закрытой крышку-пасть вызывая жажду наживы у авантюристов — он не интересовал никого…

И в этом была его беда — большая паучиха была абсолютно в нём не заинтересована, хотя он питал к ней нежные чувства. Ну, так казалось самому мимику — они так долго находятся в одной комнате, что стали практически семьёй. Он не видел конкуренции в лице давно мёртвых пауков-самцов, которыми питалась паучиха, и уже был готов признаться в своих чувствах.

Набравшись смелости и постаравшись не выпячивать свою ущербность, он очень тихо заговорил на <общемонстрическом>*:

— <Ты так прекрасна и грациозна…> — рот мимика располагался под ящичком и он нервно облизнулся.

Паучиха вперила в него все восемь пар глаз, отчего у мимика случился небольшой приступ паники.

— <Я, конечно, не самый красивый и сильный представитель вида, но…> — он судорожно придумывал что-нибудь, чем можно гордиться и заинтересовать паучиху.

Та внимательно слушала и даже сделала шаг ближе. Внезапно мимик вспомнил о своём неоспоримом достоинстве:

— <… но, у меня богатый внутренний ми… Б-у-у-э-э!..>

Пасть мимика внезапно распахнулась на девяносто градусов и оттуда показалась человеческая рука. Вслед за первой, пошарившей в воздухе, рукой высунулась рыжая голова и вторая рука, сжимающая большой трубный ключ.

Паучиха зашипела и бросилась на внезапного вторженца — она была порождением подземелья и единственный смысл её существования заключался в атаке на чужаков.

— А-а-а, блядь! — испугался Серёга и рефлекторно махнул рукой с ключом в сторону огромного паука, над которым, почему-то, висела красная надпись «Матка пауков 10*»

Брызнула зелёная кровь и монстр упал перед слесарем, на последок подергав лапками. Серега обалдело смотрел на медленно превращающийся в лужу труп и когда та лужа высохла, он с изумлением увидел, что на месте восьмилапой тушки осталась горсть красноватых кругляшков и четырёхметровое копьё.

Что-то теплое и липкое коснулось шеи слесаря — Серёга медленно повернул голову и увидел два ряда острых зубов и красный, мясистый язык над собой. Скосив глаза чуть ниже, похолодел — он был во рту какой-то жути и её пасть собиралась захлопнуться!

— Ух Ё!.. — слесарь вскинул руки и ввинтился обратно в спасительную тьму глотки, поцарапавшишь, на последок, об острые зубы.

Мимик наконец смог захлопнуть пасть и в ужасе смотрел единственным глазом — ручкой ящичка — на пустое помещение. Его любимая была убита — все порождения подземелья чувствовали смерть друг друга и от этого накапливали коллективную ярость — и он остался совершенно один, на едине со своей неразделённой любовью.

Он ощущал тоску и злость в душе, а ещё незнакомый привкус в пасти — очень приятный и наполняющий силой! Так вот каковы на вкус авантюристы, а он, идиот, питался мерзкими грибами и плесенью…

Но самое главное случилось чуть позже:

#Внимание!

Вы поглотили неизвестный компонент!

ОШИБКА!

Эволюция: Мимик урод>????

ОШИБКА!

ЛИКВИДАЦИЯ!

ОШИБКА!

Анализ: ОШИБКА! ОШИБКА! ОШИ…

ПЕРЕЗАГРУЗКА…

ОШИБКА!

Правка базы данных: ОШИБКА!

Удаление из базы данных: ОШИБКА!

Игнорировать… #

Сообщения от мироздания пронеслись перед глазами озадаченного мимика. Из всего этого он понял только то, что он эволюционировал во что-то…

Внезапно осознав, что хочет больше человеческой крови и мяса, мимик впервые решил покинул потайную комнату и отправиться на поиски свежей человечины…


Глава 1. Горловая разведка нового мира

— Паук. Здоровенный, сука! — Серёга съехал с пандуса на заду и развёл руки в стороны — наглядно демонстрируя размер паука остальным.

— Шеф, мы всё видели — Алана указала большим пальцем себе за спину, где за ажурными проёмами, вместо неба, облаков и солнца, виднелась пыльная кладовка с дохлыми пауками. В мире культиваторов, как и в маленьком помещении царил полумрак.

Создавалось впечатление, что они находятся внутри прозрачного куба, который гиганты забросили к прочему хламу, но Серёга точно помнил, что там все было нормального размера, ну, не считая паука…

— И? Есть соображения? — слесарь почесал зажившие царапины и оглядел зал.

На золотом полу слабо шевелились девочки-блондинки — они были напоены водой, немного накормлены и одеты во что попало. Мелкий гремлин Квать увлечённо ползал по стене управления, тигр Шишига дремал, феникс Максимка чистила перья, Алана просто улыбалась, а Васька корчил странные рожи и, внезапно, выдал экспертное заключение:

— Другой мир там, похоже с Системой РПГ и в сеттинге фэнтази.

— Теперь объясни тоже самое, но для нормальных людей, а не для компьютерных дрочил. — Серёга не понял — причём тут фэнтази и система ручного противотанкового гранатомёта.

— Ну ты душный, дядя Серёжа… Поясняю для нубов… — начал было Василий, но быстро получил подзатыльник.

— Давай нормальным языком! Иначе я учебник по русскому тебе в жопу запихаю.

— Права не имеешь, да и нет тут учебников — лишенный своих сил, Васька быстро прикинулся обычным шестнадцатилетним подростком, но с автослесарем этот номер не прошёл.

— Ты хочешь поспорить со взрослым дядей, сопля? — Серёга недобро улыбнулся и воплотил огромную книгу, где на обложке было написано «Учебник Русского Языка для всех классов».

— Ты пранкуешь! Даже для бати бить меня было зашкварно. — хорохорился подросток, но отступил на шаг — на всякий случай.

— Объявляю тебя сыном нашего полка. Ура товарищи! — Серёга перекрестил Василия и ударил его книгой в лоб, отчего тот кубарем отлетел в сторону.

Неспешно подойдя к двоечнику, слесарь присел на корточки:

— Ты же не думаешь, что я буду относится к тебе, как к обычному ребёнку?

— Фига ты криповый, дядя Серёжа — пробубнил себе под нос Васька, пытаясь сфокусировать разъехавшиеся глаза и отползти подальше

— Это только начало! — весело улыбнулся слесарь и сунул кулак под нос Васьки — Я сделаю из тебя человека. А теперь рассказывай — какие фантазии с РПГ ты увидел.

Подросток на секунду завис, соображая, а потом кивнул:

— Над пауком мы все видели надпись — это название моба и его уровень, а звёздочка в конце, скорее всего, обозначает, что моб агрессивный.

— Моб? — Серёга приподнял бровь.

— Ауф… Это монстр короче. Так вот, если над всеми такие надписи, то значит, что тут есть Система! — Васька, внезапно, понял, как сложно объяснять элементарные для него вещи кому-то другому.

— Что за система? — не унимался слесарь.

— Типа компьютерной игры. Убиваешь мобов… монстров получаешь опыт и лут… в смысле разные вещи. Прокачиваешь свои навыки, становишься сильнее и захватываешь мир!

— А потом приходит добрый дядя и даёт тебе пизды. Это мы уже проходили. — от слов слесаря Васька снова взгрустнул. — Ладно, а что это была за хрень из которой я вылез? С зубами такая.

— Эм… Мы только паука видели… — нахмурил лоб Васька. — Да и вообще, секите фишку.

Пока слесарь мысленно переводил сказанное с подросткового на человеческий — Василий встал и вытянул руку в сторону шкафа возвышавшего на горизонте:

— Видите, на шкафу бутылка? Когда паук прыгнул — она начала качаться, а теперь замерла в таком положении.

Все уставились на предмет интерьера — действительно, бутылка стояла чуть под наклоном. И тут до команды слесаря дошло — потоки времени разнились, а они не обратили на это внимание!

— Шеф, когда ты был по ту сторону — время шло одинаково! — Алана подошла к Серёге и скрестила руки, приподнимая и без того большую грудь.

— Предлагаешь проверить? — слесарь мальком взглянул на грудь и довольную улыбку Аланы. — Квать. Квать, ёб твою мать!

Гремлин прискакал из-за стенки и встал перед Серёгой, завернувшись в уши:

— Что босс?

— Переговорные устройства смогут работать между мирами?

— Сомневаюсь, босс.

— Ну, тогда проверим экспериментально. Алька, одевай наушник и лезь в тот мир — ты самая сильная и стройная.

— Слушаюсь. — Алана эротично направилась вверх по пандусу — во тьму.

— Квать, ты разобрался с панелью управления? Есть что нибудь знакомое? — Серёга взглянул на зелёного гремлина, но тот отрицательно покачал головой.

Меж тем, Алана добралась до верха и слесарь, подойдя к окну, своими глазами увидел странную, сюрреалистичную картину.

В небе появилась гигантская правая рука, потом левая, потом голова и шикарная грудь. Место, где визуально обрывались части тела, было черным и плоским. Вообще создавалось впечатление просмотра очень дорогого и крутого телевизора.

— Как слышишь, приём? — Серёга, задрав голову, любовался великолепными формами.

— Слышу хорошо, вылезаю из какой-то зубастой твари. — голос Аланы шёл только из наушка, а это означало, что в мир культиваторов транслировалось только изображение.

Девушка ловко спрыгнула на пол кладовки и застыла.

— Алька, приём! Что происходит? — обеспокоенно вопрошал Серёга, но ответа не было. — Блять!

Девушка не шевелилась и Серёга рванул к пандусу, пулей поднявшись во тьму…


Мимик только собрался на охоту, как вдруг:

— <Б-у-у-э-э…> — что-то рвалось из него, вызывая неприятные ощущения.

На этот раз, он исторг из себя другого человека, что-то сказавшего на непонятном языке и выпрыгнувшего наружу. Мимик только закрыл пасть, на верхней части которой был единственный глаз, и попытался разглядеть вторженца, как вдруг:

— <Б-у-у-э-э…> — ещё что-то лезло наружу и монстр пустил слезу.

— Алька!

— Шеф? Что-то случилось? — Алана удивлённо смотрела на слесаря, на половину торчащего из пасти маленького шкафчика на трясущихся ножках.

— Это я у тебя хотел спросить! Ты спрыгнула на пол и перестала двигаться. — Серёга упёрся локтем в край пасти, чтобы та не захлопнулась и свесился через два ряда зубов, с любопытством разглядывая существо.

Существо выглядело как тумбочка. Над ним висела надпись из знаков вопроса, постоянно меняющих цвет.

— Шестьдесят шестой, как слышишь?

— Отлично, командир. Слышу и вижу — зевнул тигр.

Серёга выбрался из тумбочки и та села на донышко — тяжело вздохнула и закрыла пасть. Но, не прошло и секунды как:

— <Б-у-у-э-э…> — тумбочка издала интернациональный звук всех страдальцев и упала на бок, дрыгая ножками и капая чем-то прозрачным с ручки верхнего ящика.

Пасть монстра открылась в рвотном спазме и оттуда показалась мохнатая лапа, впившаяся огромными когтями прямо в дёсна. Тумбочка задергалась в конвульсиях и попыталась уползти прочь, но гости приходили из желудка — а от этого было не скрыться.

— Шишига, ты нахрена сюда ползешь? — удивлённо спросил Серёга, глядя, как пасть тумбочки растягивается всё больше и больше.

— Командир, вы в порядке? Мы подождали десять минут, но вы не шевелись и я отправился за вами. — голос тигра раздавалаюся из наушника, в то время как в пасти тумбочки показались прижатые уши и краешки глаз.

— Синхронизация временных потоков через проход! — Алана кивнула своим мыслям и подошла к частично торчащему тигру.

Она упихала Шишигу обратно и заползла следом — вперёд ногами:

— Мне кажется, нам нужно всё обдумать, прежде чем мы вторгнется в этот мир. — Алана странно улыбнулась и протянула Серёге руку.

Не найдя аргументов против — он пожал плечами и, взяв девушку за руку, нырнул во чрево рыдающего монстра…


— Итак, главный вопрос — а нахрена оно нам надо? — Серёга пил чай, сидя за роскошно накрытым столом и неодобрительно косился на проекцию другого мира, которая показывалась боком из-за положения зубастой тумбочки, в которой они, как выяснилось и находились всё это время.

— Чтобы тоже уничтожить? — буркнул Васька, за что получил подзатыльник от слесаря.

— Перенять опыт жизни без духовной энергии и передать его практикам? — слова тигра немного шокировали всех, а Серёга хлопнул себя по лбу.

— Точно, нужно же что-то с твоей культивацией делать! — воскликнул слесарь и ударил его ключом по голове.

Как езда на велосипеде — проникновение в чужое море разума оказалось делом привычки. Внутри сознания тигра было пустынно, а агрегат подачи духовной энергии был сер и безжизненен.

Расковыряв сферу воли вокруг семени души, слесарь убедился, что сама душа в порядке и семя сияло ровным светом.

Почесав затылок, Серёга воплотил большую болгарку и распилил семя к чертям собачьим. Душа тигра вырвалась наружу и полетела куда-то, ехидно глядя на слесаря. Внезапно, после того как семя разделилось на две части, пропала гравитация и Серёга начал барахтаться в воздухе, но идиотский план должен быть исполнен и он напластал семя на тонкие ломтики.

Отмахиваясь от дуркующей, но молчаливой, души Шишиги, он связывал ломтики семени своей волей, пока не получил кружевную сферу с душой и агрегатом внутри.

После, выплыв через технический люк, он оглядел свое творение и отогнал прочь мысли о неудаче — вера в успех была необходимым атрибутом в его работе.

Душа попыталась покинуть новую клетку, но не смогла нигде пролезть и состроила обиженную мордочку, а Серёга воплотил пожарный брандспойт и открыл вентиль. Тугая струя жидкой воли стала заполнять конструкцию и гравитация вернулась вновь, ласково приложив слесаря о поверхность конструкции. Оставив тигрёнка задорно резвиться в бассейне спирта, Серёга покинул море разума.

В физическом мире он внимательно посмотрел на Шишигу — тот сидел с закрытыми глазами и ровно дышал. Внезапно тигр зарычал, захрипел и конвульсируя покатился к краю зала. Никто и глазом моргнуть не успел, как тигр перевалился через перила и ухнул вниз.

— Ёбаный рот! Максимка, перехват! — крикнул в панике Серёга, бросившись к ограждению.

— Ча-ча-ча — птица, которую всё ещё не отпустило, бочком утанцевала к краю и упала взад себя, как заправский аквалангист.

— Наркоман проклятый! — неодобрительно цыкнул слесарь, опасно свесившись через перила и смотря вниз.

Внезапно он почувствовал толчок в спину и услышал болезненный вскрик — сумев удержаться от падения слесарь обернулся и увидел перед собой выпученные глаза Васьки. Тот висел в воздухе и боялся вдохнуть — проктолог Алана возобновила практику после небольшого перерыва.

— Эх, Вася, Вася… Ничему тебя жизнь не учит. Алька выдай ему тряпку и ёмкость с водой — будет проходить курс молодого бойца.

Алана аккуратно вытянула пять метров цепи и швырнула перед прижимающимся спиной к колонне подростком котёл, литров на пятьдесят, и большую занавеску. Наполнив котёл водой из запасов, она вопросительно взглянула на слесаря.

— Васёк, начинай мыть полы от сюда и до вечера — чтоб всё сверкало первозданной чистотой, иначе тётя Аля избавит тебя от запоров навсегда. Алька проконтролируй. — Серёга вернулся к разглядыванию пустоты за оградкой.

— Слушаюсь.

Внезапно раздался громкий, рычащий хохот и мимо оконного проёма, сбоку от слесаря, что-то пролетело вверх. На пол этажа упала бледная и перепуганная Нара, а параллельно окнам нарезал круги хохочущий тигр. С крыльями.

— Шеф, что ты с ним сделал? — потрясенная Алана наблюдала за полосатым летуном.

— Да хуй его знает, распилил семя души и переделал всё — заново и по честному. — Серёга улыбаясь чесал затылок, радуясь за мохнатого.

— Не устаю тебе поражаться! — Алана обняла слесаря и они вместе наблюдали за милой картиной — птица-феникс, показавшись за окнами, атаковала тигра.

Завязался воздушный бой. Максимка быстро нагнала Шишигу и, схватив его лапами за шкирку, выдохнула потоком плазмы, целясь в полосатую голову, но тигр не растерялся и выдал мощный заряд электричества на свою шерсть. Максимку скрутили судороги и она, перестав махать крыльями и выпустив Шишигу, камнем рухнула вниз. Победитель гордо приземлился в зале и подойдя к слесарю низко склонился.

— Благодарю за невероятные силы, командир! Я оправдаю доверие!

— Да, брось — Серёга с улыбкой махнул рукой — Не мог же я тебя инвалидом оставить.

— Эм, шеф, извините — Нара робко приблизилась — Целебные пилюли не действуют на боевых Лолей…

— Разумеется, ведь в них не осталось духовной энергии! — Алана хохотнула.

— И как их лечить?

— Есть такое слово «Медицина», но вам, отсталым, оно не ведомо. Вон, ваш бог Ваас мог дать вам много полезных технологий, но, он оказался среднестатистическим тупнем, не знающим как устроен унитаз! — заржал Серёга, но быстро стал серьёзным — В любом случае — мне нести ответственность за этот мир и я намерен построить тут легендарный коммунизм.

Васька, моющий полы, закатил глаза. Шишига улыбнулся — ему нравилось слово «легендарный». Алана кивнула и улыбнулась. Нара непонимающе смотрела на слесаря. Максимка пока не вернулась, а Кватю было всё равно.

— А теперь давайте подумаем — как нам понадёжнее совокупить миры для синхронизации времени. — Серёга вернулся за стол и с умным видом сцепил пальцы в замок.

— Ты, всё таки, решил его поработить? — с придыханием поинтересовалась Алана, плотоядно улыбаясь.

— Будем разрушать? — повёл ушами и хлестнул хвостом оскалившийся Шишига.

— Да что вы, блядь, несёте?! Просто аккуратно посмотрим! — возмутился Серёга, глядя на странные выражения лица и морды.

— Ну, ну… — тихо буркнули девушка с тигром и загадочно улыбнулись.

Глава 2. Что в имени моём тебе?

Соединить два мира оказалось проще простого — достаточно было того, чтобы любой объект находился одновременно тут и там.

Васька тёр полы уже третий час и проклинал тот день, когда променял учёбу на аниме и игрушки. Квать целеустремлённо носился по этажу и, судя по всему, что-то понял, но Серёга решил не мешать его исследованиям — потом сам расскажет.

Максимка, после шоковой терапии, вернулась довольно быстро и теперь выясняла отношения с тигром, отчего шерсть и перья летели по всему помещению. Алана же, организовала нечто, вроде жилой зоны — культиваторы пылали необъяснимой любовью к переноске предметов интерьера в пространственных кольцах и теперь посреди зала возник уютный уголок в восточном стиле с кроватями, диванами, столами, креслами и разной декоративной фигнёй вроде ваз, занавесок и скульптур.

Серёга перекатывал в руке воплощенный, полукилограммовый болт «М36 на 200» с гайкой и подсчитывал свои внутренние резервы, который были настолько малы, что не только не позволяли ему отрастить новое тело в случае смерти, но и воплотить что-то более-менее большое и сложное.

Как рассчитать примерное потреблению духовной спиртоэнергии он догадался недавно — если чётко знать принцип работы или строение воплощённого объекта, то это не особо затратно, но, если ему нужны определённые свойства и он не имеет понятия как этого добиться с точки зрения науки, то для получения работоспособной хреновины расход возрастал в разы. Коэффициент преобразования считался по массе, с поправкой на положение в таблице Менделеева — чем больше была атомная масса элемента, тем он дороже обходился при воплощении.

И всё это благодаря обычной школьной программе по химии — отличником он не был, но химичка была женщиной советской закалки и нещадно запихивала знания в их дурные головы, используя любые подручные предметы.

Потянувшись в кресле и отхлебнув крепкого чая, слесарь воплотил тридцать метров титанового троса и потопал совокуплять миры…


— Стой сука! — Серёга бежал по серым, каменным коридорам за улепётываюшей зубастой тумбочкой, которая кашляла, хрипела, истекала чёрной кровью и пыталась перегрызть выходящий из пасти трос, прикрученный на болт к её боковой стенке.

Второй конец троса был завязан вокруг одной из колон золотой башни, где команда слесаря организовала командный пункт и плацдарм для прихода коммунизма в мир бывших культиваторов.

Изначально, идея оказалась гениальной и рабочей — временные потоки синхронизировались и связь через гарнитуру работала стабильно. Проведя операцию на оглушённой тумбочке, Серёга порылся в шкафах и, не найдя ничего интересного, ковырял каменную кладку, которая обнаружилась за ветхой дверью кладовки. В тот момент, когда он закончил расчищать небольшой лаз, тумбочка, прикидывающаяся бессознательной, ломанулась на свободу, сбив автослесаря с ног.

Редкие светящиеся шары на стенах проносились мимо Серёги с удивительной скоростью, но, расстояние до беглеца не сокращалось.

— Да тормозните вы её! Только не убейте! — крикнул Серёга в гарнитуру, сбив ритм дыхания и увеличив расстояние до цели. Он предположил, что со смертью этого существа весь мир культиваторов накроется пиздой.

— Слушаюсь! — Алана высунулась из пасти монстра и распустила цепь, но тумбочка совершила ловкий прыжок с переворотом, одновременно срыгивая. Заместитель командира выпала — впечатавшись лицом в каменный пол и прокатившись кулем несколько метров.

Когда она вскочила на ноги, Серёга уже поравнялся с ней и дёрнул за руку — придавая стартовое ускорение.

— Какого хуя, Алька? — вопросительно пыхтел слесарь, пытаясь отмахнуть от надписи «Калибровка…» перед глазами.

— Не ожидала просто… — Алана сильно злилась и на себя, и на монстра, которого она недооценила.

Уйдя в ускорение, она появилась в пяти метрах перед слесарем и в двадцати метрах позади тумбочки.

— Алька, ебись провались, что опять? — Серёга уже запыхался и очень надеялся на суперспособности Аланы, но…

— Я не понимаю! Вижу надписи «Оценка», «Умение неизвестно» и «Запрещено» — растерянно ответила Алана и продолжила бежать ножками.

— Нубы конченые… — в гарнитуре послышался тихое, но злорадное бубнение Васьки.

— Кто дал рацию ребенку?! — пропыхтел Серёга, чувствуя, как в боку начинает колоть, а коридор всё не кончался, да и бешеная тумбочка сдаваться не собиралась.

— Твой мелкий гоблин выдал. Юзайте скилы, они должны быть! — тоном наставника вещал Василий.

— Полосатый, ёбни этому умнику за меня… — слесарь поднажал и почувствовал, как открывается второе дыхание… или это была галлюцинация, созданная гипервентилированным мозгом.

В наушниках раздался звук могучего подзатыльника и голос тигра:

— Готово, командир. А почему над вами нет надписи?

— Чего?

— Ну, вон — над шкафчиком, за которым вы гонитесь, надпись есть, на пауках, которые бегут позади, — тоже, а над вами и Аланой пусто… — голос Шишиги был так задумчив и спокоен, что не весь смысл сказанного дошёл до слесаря сразу.

— Спроси у дрочилы, он в этом разбира… — Серёга осёкся на полуслове и обернулся.

Коридор позади был полностью заполнен шевелящейся чёрно-красной массой, которая неумолимо приближалась. Взгляд слесаря выхватил одну из красных надписей — «Паук 5*».

— Бля-я-я! Откуда?! — заорал слесарь и ускорился из последних сил. Не то, чтобы он страдал арахнофобией, но эти маленькие волосатые лапки, черные глазки, острые жвальца, да ещё и помноженные на количество особей…

Через минуту у Серёги появился повод возрадоваться — в конце туннеля забрезжил свет. Точнее не свет, а тупик, но это было ещё лучше. Он догнал хмурую Алану и начал сокращать дистанцию до тумбочки со знаками вопроса — люто желая поработать над ней до состояния «колченогая».

— Шеф… я… больше… не… могу!.. — паническо-отрывистая речь Аланы заставила Серёгу обернуть голову в её сторону.

— Бля… — увиденное не вселяло оптимизма — Алана выдохлась. Она судорожно глотала воздух широко открытым ртом, пот заливал ей глаза, а красивые ноги начали заплетаться.

Бросив быстрый взгляд на паучье цунами, Серёга схватил её за руку и потянул за собой, немного облегчая ей бег. До тупика оставалось сорок метров и они должны были успеть поймать тумбочку раньше, чем их накроет волной пауков.

Объект преследования забежал в тупик, запнулся и… скрылся в стене.

— С-у-у-к-а-а! — злобный вопль слесаря отразился от стен туннеля и свернул за угол вслед за тумбочкой.

Серёга перебирал в уме варианты, но ничего путёвого не шло — в любом случае нужно было избавляться от пауков. Бросив быстрый взгляд за спину и на Алану, он прикинул цену воплощения и взгрустнул на бегу — почти все варианты осушали его в ноль.

Но выбора, а тем более времени, не оставалось и Серёга, стиснув зубы, воплотил большой кусок горящего магния, перекрыв им коридор на половину высоты.

— А почему не обычный костёр? — Васькин голос прорвался сквозь шум крови в ушах слесаря.

— Потому… что… пошёл… на… хуй… дебил… Шиш…

— Так точно! — с полуслова понял тигр, транслируя в эфир звук затрещины.

Забегая за угол, Серёга, сквозь заливающй глаза пот, с радостью взглянул на сгорающих пауков и без радости — на тёмный провал в конце тоннеля, куда почти добежала зубастая табуретка, которую он выстрогает из этой тумбочки без наркоза. До монстра оставалось пять метров, но дистанция больше не сокращалась, а время уходило.

Понимая, что вариантов нет и что монстр оказался выносливее, слесарь скомандовал хриплым голосом:

— Молнию… в… трос…

Тигра два раза просить не пришлось — вместе с треском помех в наушнике, тумбочку скрутила судорога и от неё повалил дым, но силы инерции были на стороне зла и поджаренно-оглушенный монстр продолжил уверенно катиться к провалу.

Рыча как раненый зверь и двигаясь на одной лишь Воле — Серёга прыгнул вперёд и в самый последний момент схватил эту гниду за ножку, зажав ключ в зубах.

Гравитация усмехнулась и показала слесарю средний палец, увлекая его вместе с Аланой за чертовски тяжелой тумбочкой…

Где же ты, где — паденье свободное?

Провалом начиналась крутая пещерообразная горка, щедро посыпанная щебнем, валунами и костями, а многочисленные изгибы этой скоростной трассы изобиловали выступами с острыми краями.

— Полжи! — сквозь дробящиеся в крошку зубы и сотрясаемый остаточным электрическим зарядом, проорал Серёга Алане и подтянул её ближе — давая ей возможность ухватится за свой ремень, а сам вцепился в тумбочку второй рукой.

Кое-как взобравшись на слесаря, девушка поползла к тумбочке, но, внезапно, твердь бод брюхом Серёги превратилась в трамплин и пропала из ближайшего окружения…

Тьма поглотила обнажённую наездницу на слесаре, летящего с тумбочкой в руках…


АНАЛИЗ…

Неучтенный субъект А.

Ликвидация: невозможна… ОШИБКА!

Коррекция: невозможна… ОШИБКА!

Изоляция: невозможна…ОШИБКА!

Рекомендации: рекомендации отсутствует… ОШИБКА!

Внутрисистемный идентификатор: анализ…ОШИБКА!

Запрос администратору: ожидание…

###

Неучтённый субъект Б.

Ликвидация: невозможна… ОШИБКА!

Коррекция: 94 %

Изоляция: невозможна…ОШИБКА!

Рекомендации: рекомендация отсутствует… ОШИБКА!

Внутрисистемный идентификатор: анализ…ОШИБКА!

Запрос администратору: ожидание…



— Оверт, а ты уверен, что мы правильно идем? — начинающий магик второго уровня затравленно озирался, но маленький шарик света, парящий над его простым и крайне дешёвым посохом, разгонял тьму лишь на двадцать шагов, пасуя перед густой тьмой, что окружила команду авантюристов.

— Лих, успокойся, тайный проход ведёт из подземелья для новичков и вряд ли мы встретим монстров опаснее тех лягушек. — уверенно заявил Оверт, руки которого предательски мелко дрожали, передавая вибрацию на дрянные щит и меч.

Оверт сжал стучащие от страха зубы и постарался выглядеть могучим и нерушимым — ведь он выбрал путь «Защитника» и не должен выглядеть слабым или напуганным. К тому же, сегодня он получил третий уровень и стал самым сильным в команде.

— Какое же приключение без опасности?! — хохотнул третий член группы — тощий Леот, чем вызвал досадливое скрежетание зубами у своих друзей.

Леот выбрал стезю разведчика и мог легко избежать опасности, используя умение «Шаг в тень», он пользовался кинжалом и добивал монстров со спины, пока Оверт отвлекал их на себя, а Лих ослаблял и дезориентировал цель.

Парни дружили с шести лет. Обладая невероятной способностью влипать в разные истории на ровном месте — в родном городке их компашка получила прозвище «Приключенцы».

В десять лет они наконец-то смогли войти в двери гильдии авантюристов и пройти испытание на начальную специализацию — официально став самостоятельными.

Начитанный и здравомыслящий Лих, выросший в семье библиотекарей, благодаря высокому значению личных черт «Знание» и «Логика», смог ступить на путь магика — они использовали точные научные знания для изменения окружающего мира, используя энергию жизни, что накапливалась в любом существе от самого рождения и до смерти. Конечно, давным-давно были придуманы разные средства для восполнения и увеличения этой энергии, но, всё же, главную роль играл не обьем энергии, а логика и здравый смысл.

Оверт всегда был ответственный не по годам и окончательно повзрослел в пять лет — когда отец погиб на войне с демонами. Серьёзный малыш помогал матери вести домашнее хозяйство и заботился о двух младших сестрёнках, пока она сама ходила на службу в гильдию авантюристов, где была регистратором и получала весьма низкую оплату. Не простая, а иногда и откровенно тяжелая подработка у мастера кузнеца — старого друга отца — научила его стойкости и закалила юные мышцы, дав высокую личную черту «Силы» и «Выносливости». Так для него стал открыт путь тяжелобронированного воина.

В отличии от своих друзей — Леот был прохвост. Сирота и беспризорник, он странным образом сдружил всю компанию.

Когда-то, он отобрал у тощего паренька, сына одних из влиятельнейших людей городка, аппетитное пирожное и хохоча скрылся в подворотне. На его беду, могучая малявка — Оверт увидел это безобразие и бросился в погоню, по́ходя обругав и замотивировав на преследование преступника ревущего Лиха. Леота догнали и поколотили, но он затаил обиду и мстил при каждом удобном случае, благо городок был небольшой.

Противостояние длилось год и незаметно переросло в крепкую дружбу, ибо волей-неволей они перекидывались парой фраз в моменты погонь и драк. Но самым большим чудом, было то, что Лих, по настоянию Оверта, не стал всерьёз жаловаться родителям, а решал свои проблемы сам.

А потом городок содрогнулся от команды «Приключенцев»!

То они потревожат гигантское гнездо крыс, которые атакуют город, то изобретут вонючую бабаху… А вот виновных в похищении любимых трусов главы города, с последующим надеванием их на любимого ручного ящера главы стражи, так и не нашли, но всё криво косились на ребят.

И вот — им по десять лет. Специализации получены, группа зарегистрирована и они быстро прошли начальное подземелье, где никого опаснее лягушек небыло. Но, Леот, с его высокими атрибутоми «Ловкости» и «Внимания», внезапно обнаружил скрытый лаз под сводом одного из коридоров и уже второй день они бродят во тьме пустого лабиринта, отмечая все перекрёстки знаками и стрелочками.

Запас еды и воды в сумках новичков был приличный и они не переживали о пропитании, как и не боялись заблудиться, ведь жажда приключений гнала их вперёд.

В какой-то момент времени они очутились в огромной пещере, — это было понятно по пропавшему эху шагов — где Леот подобрал камень и швырнул его в темноту по высокой траектории. Ребята прислушались — камень упал вдалеке и звонко проскакал где-то во тьме.

— Лих, а поярче никак? — Леот с надеждой посмотрел на друга.

— Не уверен, есть ли смысл тратить большое количество энергии в данной ситуации.

— Лих, давай всё же проверим, а то вдруг недалеко от нас сокровища, а мы их так просто упустим.

— Ну хорошо. — нехотя согласился магик, признавая такой аргумент логичным.

Прикрыв глаза, Лих перераспределил единицы умений, подняв уровень умения «Светлячок» до пятого уровня и разблокировав ветку эволюции навыка. Выбрав там «Дальнее Сияние» он открыл глаза и использовал умение.

Яркая сфера сорвалась с посоха и устремилась в даль, освещая всё вокруг себя на сотню шагов. Использовав умение еще несколько раз — до полного опустошения резервов — Лих смог дать команде представление об окружении, заставив друзей присвистнуть, а сам опустошил бутылочку с энергетиком.

Они находились на уступе, возвышающимся над чёрной бездной. Заглянуть за край уступа было боязно, но жутко любопытно. И только они начали осторожно двигаться, как услышали странный, нарастающий звук.

Ребята замерли и прислушались — звук шел из бездны и напоминал вой. Решив, что никакие сокровища не стоят жизни, Приключенцы, не сговариваясь побежали к выходу, но не успели.

— … е-е-е-ц!

— … л-я-я-я!

Что-то упало на уступ со сдвоенным громким криком и пятки ребят засверкали с бешеной скоростью…


Получен ответ администратора.

Субъект А.

Внутрисистемный идентификатор установлен. Регистрация… ОШИБКА! Частичная регистрация выполнена.

Интеграция интерфейса…

Модуль языковой совместимости: ОШИБКА!

Система умений: ОШИБКА!

Система ориентирования: ОШИБКА!

Система развития: ОШИБКА!

Система поощрений: ОШИБКА!

Система наказаний: ОШИБКА!

Рекомендация: Игнорировать. Выполнение…


###

Субъект Б.

Внутрисистемный идентификатор установлен. Регистрация… ОШИБКА! Частичная регистрации выполнена.

Интеграция интерфейса…

Модуль языковой совместимости: ОШИБКА!

Система умений: ОШИБКА!

Система ориентирования: ОШИБКА!

Система развития: ОШИБКА!

Система поощрений: ОШИБКА!

Система наказаний: ОШИБКА!

Рекомендация: Игнорировать. Выполнение…


Лих не смог сдержать любопытства и, притормозив, использовал «Дальнее Сияние», когда они уже вбегали в тоннель. Леот и Оверт тоже остановились и обернулись — крик застрял в горле ребят, а их волосы зашевелились и местами поседели:

В свете пролетевшей сферы на ноги поднимались окровавленный демон и демоница. Их жуткие морды были перекошенны яростью, тысячи острых рогов на головах были похожи на вздыбленные волосы, а под ногами суетился демонический прихвостень.

"Приключенцы" рванули быстрее молнии — нужно срочно доложить в гильдию.

— Лих, ты успел рассмотреть их имена? — тяжело дыша, на бегу, спросил Орант.

— Только демона… — Лиха трясло от ужаса, но это только придавало дополнительного ускорения — Рыжий Пиздец!

— Рыжий это имя, а «Пиздец» что значит? — Леот постоянно оглядывался на бегу, но погони не было видно.

— Наверное специализацию…


#интерес: 0,000000000001 %#


[Дорогой читатель. Это я, твой, пока, бесплатный автор. Намёк понятен? Если ты зарегистрированный пользователь Автор. Тудей, то ты знаешь, что нужно делать, а если нет, то регистрируйся, подписывайся на автора и жми «Мне нравится» — иначе я похороню слесаря в этой пещере… Шучу =)

Спасибо за визит]

Глава 3. Here's… Серёжа!

— Похуй… — устало шепнул Серёга и даже не стал уворачиваться от летящего шара света — сил не осталось.

Но, выпущенная местными детьми яркая сфера пролетела сильно мимо и погасла, а слесарь ещё некоторое время наблюдал за тремя белыми, удаляющимися надписями, пока те не скрылись во тьме.

— Алька, пошли…

Едва стоящая на ногах Алана кивнула и полезла внутрь монстра — на базу. Серёга дождался пока она скроется в глотке тумбочки и забрался с ногами в зубастый рот. Нащупав опору, он открутил гайку и скинул трос. Нырнув следом за Аланой, он разорвал синхронизацию времени двух миров и даже не стал думать о том, почему над ней висит зелёная надпись «Голая Бля»

Мир культиваторов встретил их кромешной тьмой, но, на базе всё было освещено сиянием феникса и разноцветные блики играли на бледных лицах лолей сбившихся в кучу вокруг Васьки — видимо по старой памяти.

— Алька, вынимай всё бухло! Я пуст. — Серёга устало плюхнулся в роскошное кресло, мгновенно измазав его кровью и грязью.

— Сейчас…

Автослесарь выжидательно смотрел на сосредоточенную девушку. Алана шевила губами и делала пасы руками — цепи вокруг нее сделали несколько движений и вернулись на место, заставив её нахмуриться.

— Алана? — Серёга с тревогой наблюдал за её действиями и его яички сжимались от плохого предчувствия.

— Шеф, всё пропало! — она уселась на диван — раскинула руки, запрокинула голову и шумно выдохнула — Пиздец!

— Совсем?

— Не чувствую пространственных колец, а цепь слушается очень плохо и неуклюже…

Слесарь прикрыл глаза, о чём-то размышляя, и через минуту обратился к Василию:

— Васька, ты говорил, что спец по всей этой херне — давай, объясняй!

— А что мне за это будет? — парень прямо воодушевился.

— Шишига… — устало позвал Серёга.

Тигр всё понял и начал движение к Ваське. Тот, сообразив, что ему опять влетит на ровном месте, быстро затараторил:

— Возможно, это ограничение мира. Типа конфликта драйверов или несовместимости оборудования. У вас должно было появиться сообщение в интерфейсе?

Тигр вопросительно взглянул на Серёгу, но тот, не открывая глаз, провел большим пальцем по своему горлу. Шишига жеста не понял, а вот Васёк быстро осознал свою ошибку и, сглотнув, заговорил еще быстрее:

— Скорее всего, вы нашли баг… ошибку и нелегально проникли туда, а система мира вас исправила! У вас должны быть картинки перед глазами или кнопки?

— Нет у меня нихуя, вообще разницы не чувствую… — Серёга проглотил густую слюну с привкусом крови.

— И у меня нет… — Алана двигала глазами, но ничего необычного не замечала.

— Странно… — Васька был озадачен — Вам же присвоили имена, значит и интерфейс должен быть…

— Кстати да, «Голую Бля» я видел над Алькой, а у меня что?

— «Рыжий Пиздец»… — без тени улыбки ответила Алана, продолжая хмуриться и шевелить пальцами.

— Блеск! Квать, зажги уже солнце, а то местные с ума сойдут. — слесарь помассировал зарытые глаза.

— Не могу босс, похоже энергии нет. На сколько я понял — вся энергия мира ушла на открытие перехода. — гремлин отчаянно теребил свои уши.

— Супер! А хорошие новости есть?

— Да босс, материал башни не знакомый, но очень вкусный! — робко улыбнулся Квать.

— Вот и чудненько. Все слышали? Можете начинать жрать пол, потому что другой еды тут нет! — Серёга взглянул на Ваську и ехидно усмехнулся — Ну, а у Василька́ вообще проблем нет — у него целый курятник…

Видимо вспомнившие о недавних событиях — блондиночки отпрянули от своего бывшего бога и сбились в кучку.

— Мы можем спуститься на фениксе! — выдал «гениальную» идею Васька

— О как! Молодец парень, отличная идея! Излагай план! — Серёга с серьёзным лицом уставился на парня, ожидая продолжения.

— Нас тут человек тридцать, садимся на птицу и вниз, а там организуем поселении. Либо все переходим в тот мир и там уже по обстоятельствам.

— Да вы, батенька, стратег! — Серёга поднял большой палец в верх — Только ты забыл пару мелких деталей.

Василий непонимающе смотрел, а Серёга продолжил:

— Учитывая высоту башни — мы сдохнем от голода во время полёта, а если не сдохнем в полёте, то этот мир сдохнет сам без солнца… или что тут светило? А про дивный новый мир мы не знаем нихера, кроме того, что в нём есть большие пауки, зубастые тумбочки и дети с оружием. Так что, Васёк, собирайся — ты идёшь со мной!

— Почему я? — непонятно чего испугался парень, но быстро взял себя в руки.

— Тебя не жалко — это раз, ты разбираешься в этом дерьме — два.

Серёга с кряхтением поднялся и подошёл к пандусу — поднял конец троса и поманил пальцем специалиста по игровым мирам. Василий покорно поплелся следом и слесарь отдал последние распоряжения:

— Шестьдесят Шестой, дежуришь у троса — по команде «Шок» лупишь разрядом в трос. Без самодеятельности! — Серёга с сомнением оглядел золотой пол, но, раз в прошлый раз никого не убило — значит это диэлектрик — Алана за старшего. Квать ты можешь без спирта работать с материалом башни?

— Да босс, но только обкусывая лишнее с заготовки и без сложной геометрии. — кивнул гремлин.

— Начинай жевать — нужна лестница на крышу и ровная поверхность там. Какая прочность на растяжение будет у листа из этого материала толщиной один микрон?

— Восемнадцать килограмм на квадратный сантиметр.

— Офигеть… А плотность материала?

— Тонна на кубический метр, босс. — Квать не задумывался ни на секунду.

— В рот мне ноги, почти как деревяшка! В общем, грызи одну из крайних колон. Надеюсь мы ничего не сломаем… Максимка, если тебе перо вырвать — оно продолжит светиться?

Феникс подползла — лёжа всем телом на полу и отталкиваясь задними лапами. У ног слесаря она перевернулась на спину и поапплодировала себе со свистящим шопотом:

— Да-а-а-а….

— Блядь, да когда тебя отпустит то? — Серёга вырвал крупное перо с шеи птицы, а та, выдав звук, похожий на треск «хищника» из одноимённого фильма, попыталась уплыть на спине.

Покачав головой, Серёга обратился к балласту состоящему из блондинок:

— Вы все, сидите тише воды, ниже травы. Будете бузить — выкинут в окно. Понятно?

Лольки закивали в разнобой и Серёга, хмыкнув, подтолкнул Ваську к проходу между мирами…


Из тумбочки Васька вылез первым сразу начал искать взглядом интерфейс — уж что-что, а в играх он разбирался и при правильной прокачке был шанс избавиться от этого алкаша. Но всё, что ему удалось обнаружить — скромная надпись «Калибровка…» в верхнем правом углу.

— Ну же, быстрее! Мне нужна Система! — бормотал парень, глядя как из плачущего мимика в форме тумбочки, появляется зловещее, малиновое имя «***Рыжий Пиздец***».

Шанс — по быстрому раскидать стартовые очки характеристик и свались во тьму — таял со скоростью прямо пропорциональной скорости появления дяди Серёжи из пасти моба.

— Да ёбанный в рот!.. — простонал Васька, как раз в момент, когда перед его глазами возникло и пропало окно подтверждения: «Вы желаете принять ограниченный функционал Системы и соглашаетесь со всеми правилами гостевого пользователя?», а затем: «Выберите персональный гостевой идентификатор. Внимание! Дальнейшие изменения будут невозможны!».

К сожалению Его Геймерского Величества — из-за того, что косясь на рыжую голову, оно не успело прочитать предыдущие два сообщения — теперь тупо пялилось в надпись: «Вы подтверждаете ваш выбор?»

Время поджимало и Вася мысленно сказал «да», решив, что это подтверждение установки системы.

Добро пожаловать в новый мир Гость! Работайте над собой и достигните успеха.

Ваше имя: Ёбанный в рот

Раса: человек

Уровень 0

Когда достигните значимого уровня личных черт — обратитесь в ближайшую гильдию авантюристов для получения специализации и возможности полного взаимодействия с системой. Удачи!

Прочитав текст системного сообщения — Василий рухнул на задницу и обхватил голову руками и заорал на всю пещеру:

— Статус! Характеристики! Справка! Помощь!

— Ёбанный в рот, ты чё орёшь?! — рявкнул Серёга, от неожиданности выронивший гайку.

— А-а-а-а-а!.. — завыл Василий и стал раскачивать вперёд и назад — будто психически больной.

Слесарь перевел гневный взгляд на пацана и неожиданно для себя заржал, несмотря на боль от ушибов и ссадин. В наушнике слышались истеричные завывания тигра и хохот Аланы.

— Сразу видно — спец по играм! Как пелось в одном мультике? — «Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт!» — крепись Васёк, впереди у тебя любопытное будущее…

Слесарь отсмеялся и наконец смог зафиксировать трос. Выбравшись из монстра, он присел перед ним на корточки и суровым взглядом уставился на тумбочку:

— Я надеюсь, что ты меня понимаешь…

Мимик попытался укусить слесаря за лицо, но тут же получил ключом по зубам:

— Видимо нет… Ладно, пойдём другим путём. — Серёга встал, отошёл на пару шагов и указал пальцем себе под ноги со словами: — Ко мне!

Мимик смотрел на ненавистного человека и не собирался подчиняться, хоть и понял его жест. Слесарь вздохнул и повторил команду.

— Шишига, малым разрядом — видя что на него не реагируют, Серёга решил идти по простому пути.

Короткий электрический разряд, скрутивший мимика, заставил вскипеть слюну на тросе и, получивший мотивацию, монстр на нетвёрдых ножках подошёл к слесарю.

— Вот и молодец! Вздумаешь убежать — тебя зажарят.

Серёга поднял повыше перо, осветив окружение, и пнул в копчик Ваську, заставляя того подняться. Он пошёл в сторону, где в последний раз пропали надписи над местными детьми и быстро дошёл до входа в рукотворный тоннель.

За спиной послышалось шуршание множества лапок и слесарь храбро рванул в проход, периодически оглядываясь на бегущую позади тумбочку. Васька старался не отставать — умирать ему не хотелось.

В слабом свете пера феникса Серёга разглядывал стрелочки направлений на перекрестках и уверено двигался к выходу…


— Демоны! Демоны! — в три голоса орали «Приключенцы» выбегая из подземелья и направляясь к городу.

Скучающие стражи у входа в тренировочную зону с изумлением смотрели на выбегающий из ворот молодняк, которые ломились вслед за первой тройкой.

— Гант, что случилось? — страж ухватил за плечо пробегоющего мимо мальчишку с длинным копьем.

— Оверт с ребятами нашли логово демонов под подземельем! Нужно срочно предупредить всех!

— Под подземельем? — страж крайне изумился, ведь он и сам в детстве тренировался тут, и отпустил Ганта, бросившегося догонять остальных.

— Да, они нашли тайный лаз! Я сама видела как они вылезли из стены! — мелкая лучница остановилась возле стражей — Я пробежала везде — я последняя. Закрывайте!

Стражи поспешили закрыть массивные двери, как вдруг, жуткий вой вырвался из подземелья и заставил их волосы шевелиться. Они поспешно активировали запирающую печать и отошли на четыре сотни шагов, с тревогой следя за вратами — они были лишь двадцатого уровня и не в их силах было противостоять даже слабейшему из демонов.

Отойдя достаточно далеко и убедившись, что пока ничего не рвётся наружу, они побежали в город…


— Су-к-а-а-а-а — орал Серёга держась за пах руками.

Он со злостью пнул большой деревянный щит, принявший вертикальное положение, когда слесарь спрыгнул вниз, из лаза, и наступил на его край.

— <Вот тебе!> — сказал мимик и прыгнул на рыжую голову.

Не понимающий язык монстров Серёга, просто врезал тумбочке ключом и погрозил пальцем. Отхромав в сторону, он наблюдал за упавшим мешком с игровым сленгом.

— Дерьмовая катка… — мешок поднялся и осмотрелся по сторонам — Нубский данж…

Васька пнул большую, размером с кошку, «Колпачную жабу 2», в изобилии ползающих тут — ничего не произошло, за исключением того, что жаба прыгнула и, разинув непомерно гигантскую пасть, заглотила голову парня целиком. Попытки снять, мерзко пахнущую и склизкую тварь, не увенчались успехом — губы земноводного прочно обхватывали шею и Василий почувствовал, что задыхается.

Он отчаянно закричал и замахал руками — слесарь поспешил на помощь и со всей дури ударил жабу ключом. Васька отлетел к стене, в то время как острые губки ключа порвали кожу на жабьей пасти, образовав там большое отверстие с опухающим лицом за ним.

Мимих зашёлся радостным лаем — получил пинок и заткнулся. Серёга прислушался — шорох множества лапок приближался, а сжавшийся сфинктер требовал искать выход.

Не придумав ничего умнее, чем запихнуть бессознательное тело Васьки в пасть сопротивляющейся тумбочки, он побежал в верх, по наклонному полу тоннеля. Мимик немного отстал, злорадно хихикая — даже если его снова парализуют, то друзья пауки, что уже выбирались из стены, не оставят шансов вкусному человеку, а уж он потом сумеет урвать себе кусок послаще…

Но пауки были другого мнения и первый из них, выбравшийся из лаза, укусил мимика, заставив того с визгом рвануть за человеком. Серёга обернулся и, увидев набирающую скорость тумбочку, прибавил ходу.

Как только та поравнялась с ним, слесарь ловко запрыгнул сверху — отбив себе ребра и вышибив воздух из лёгких. Зажав ключом гайку, он держался за инструмент, попутно принимая сидячую позу для большего удобства и зажав перо остатками зубов.

Мимику такой расклад не понравился, но выбора не было и он бежал вперёд. Внезапно, в конце туннеля стали видны запертая ворота, а самые быстрые из пауков подобрались почти в плотную и теперь прыгали на добычу, но были ловко пнуты ногой слесаря и, падая, скрывались в волне себе подобных.

Судорожно соображая о спасении, мимик просматривал свои умения, которых было не так много и большей частью пассивных. Пара атакующих навыков имела низкий уровень, хотя он обнаружил странную приписку, которой раньше не было: —"Неизвестная ошибка. Заблокировано.«

Странно, но они не выглядели как неактивные… Мимик рискнул и использовал «Массивный прыжок 2» — это была атака по площади с эффектом оглушения.

Тумбочка под слесарем подпрыгнула и с грохотом ухнула на пол — несколько пауков покатились кубарем, а Серёга прикусил язык и отбил зад, за что немедля пнул свой транспорт.

Воодушевленный мимик обнулил все умения и поднял свой второй рассовый удар на все единицы — «Таранный удар 6» мог не пробить врата, но человеку точно конец!

Серёга напрягся, видя приближающуюся преграду и чувствуя ускорение тумбочки, но, памятуя о первом знакомстве с фениксом, решил, что этот монстр знает что делает и, посильнее вцепившись в ключ и в верхнюю губу транспорта, заорал дурным лосем:

— А-а-а-а бля-я-я! — и зажмурился.

Перед взором мимика проскочило уведомление:

«Эффект боевого клича + % (∆α^?) Калибровка…»

Ничего не поняв, он активировал «Таранный удар» возле самых ворот…


Городок Ньюфаг замер в ожидании — магический купол накрыл город мыльным пузырём. Запрос о помощи был отправлен и королевские войска заполняли площадь через «Врата войны», в то время, как мирные жители уходили обычным порталом.

На стенах нервно расхаживали магики сороковых уровней и расставляли магические ловушки вокруг города, а тяжёлая пехота строилась возле ворот.

Внезапно земля затряслась и там, где было подземелье для новичков, поднялось огромное пылевое облако в виде гриба. Над дорогой к городу взвивалась пыль — что-то очень быстро приближалось.

— Готовность! — над городом разнесся голос усиленный магией.

Командир «Угар Врех 50» наблюдал в кристалл за неизвестным демоном, но, внезапно, кристалл выпал из его рук и он, покачнувшись на ослабевших ногах, прислонилась к стене.

— Командир? — его заместитель был шокирован — могучий воин и гроза соседних королевств стоял белее мела, а его губы мелко дрожали.

— Там, там… Нет уровня! Это внекатегорийный демон! Сверх агрессивный! — Угар собралась с духом и скомандовал — Отступаем! Блокируйте порталы, сдерживающую печать на город!

Магики засуетились — нанося руны на стены города, а пехота организованно ушла в порталы, оставив лишь группу для прикрытия последних отступающих.

Заместитель командира подобрал кристалл и, мельком взглянув в него, поспешно вошёл в радужную арку перехода — кристалл показывал жуткого, безобразного демона вне уровней, скакавшего верхом на безымянном шкафчике, а его страшный крик, на непонятном языке, уже был слышен в городе:

— Л-ю-ю-д-и-и! П-о-о-м-о-о-г-и-и-т-е-е-е!..


[Не забывайтен оставляттен гневнн комментарен, ругаттен автор и жаловишь на отсутствий внятнн сюжеттен.

Если вдруг случится чудо и книгу утащат на другие сайты, то, читатель, приди на АвторТудей и поставь лайкушку этому шедевру народного творчества — ведь он без ГМО и консервантов! И, кстати, каждый коммент получает +3 в карму 😉]

Глава 4. Хорошими делами прославиться нельзя?

— Угар, ты отдаёшь себе отчёт в том, ЧТО ты, требуешь у МЕНЯ! — орал, брызгая слюной, повелитель этой мелкой страны на коленопреклонённого воина.

Хрустальные стекла, небольшого рабочего кабинета, дребезжали в золотых рамах от крика лысого толстяка в широких красных трусах. В массивных шкафах вдоль стен — там, где раньше хранились книги и документы — стояли разнообразные напитки со всего мира и редкая тара была запечатанной.

— Повелитель, ситуации не терпит промедления! Нужно просить помощи Мира, иначе многие граждане погибнут! — Угар скрипел зубами от ярости и презрения к этому ничтожеству.

Но, это жирное недоразумение, каким-то образом умудрившееся выкрасть регалию Мира у предыдущего правителя и получить власть, было его нынешним хозяином и орку оставалось только послушно выполнять приказы или умереть.

— Мне плевать! Репутация моего королевства слишком мала, чтобы тратить её на такой пустяк — это не вторжение! Пусть Герой разбирается. Поди прочь! — жирдяй вынул из шкафа бутылку дорогущего вина и присосался к горлышку.

Сжимая кулаки в бессильной ярости, Угар вышел из кабинета в коридор, где его ждал старый боевой товарищ «Мяух Кугжос 55» — зверолюд и магик с уклоном в стихию огня.

— Я говорил тебе, что этот разговор не будет стоить и дохлой мыши. — усмехнулся в кошачьи усы Мяух.

— Я задушу эту гниль его же кишками! — тихо прорычал Угар и тут же скривился, памятуя о том, что, при попытке нарушить некогда данную клятву, его сначала парализует, а потом и убьёт.

Они прошли до конца коридора и Мяух открыл обшарпанную дверь, за которой находился кабинет придворного магика — то есть его.

— Герой? — магик убрал со стула толстенные, старые фолианты и кивнул на освободившееся место другу.

— К верху дырой! — поморщился могучий серый орк и уселся на стул, отчего тот жалобно скрипнул — Этот жрущий грибы кодль бесполезнее нынешнего правителя…

— Быть может Мир сам даст ему задание? — зверолюд сел на маленькую табуреточку и вынул из сумки вяленую рыбу.

— Нет, не думаю, но я бы с радостью глянул, как этот жабий хер подохнет! — хищно улыбнулся Угар и посмотрел на свою репутацию с миром.

— Сколько у тебя репутации, хвостатый?

— Тринадцать — чуть помедлив ответил Мяух и вопросительно поднял бровь.

— У меня семнадцать, но этого всё равно не хватит на запрос к Миру…

— Ты хочешь сам дать ему задание? Этого мало. Хотя… Погоди! Нам не обязательно формировать боевое — на разведывательное должно хватить! — магик воодушевился.

— Точно! А когда он нарвётся и сдохнет — будет доступен призыв нового героя! — Угар оскаблился и, получив от Мяуха очки репутации, начал писать задание:

[Ранг: Геройский.

Цель: Наблюдать за демоном в городе Ньюфаг.

Условия завершения: наблюдение в течении десяти минут.

Награда: 100 золотых, грибы «Веселушки» 100шт.]

Это всё, на что хватило репутации, заработанной за двадцать лет битв. Оставалось надеяться, что герой примет это задание.

Угар задумчиво поцокал друг об друга обломанными клыками и вопросительно посмотрел в вертикальные зрачки зелёных кошачьих глаз Мяуха, но тот отрицательно покачал головой.

Ясно, он так и не узнал — как выглядит регалия королевства… Чтож, придется ещё некоторое время терпеть идиота во главе страны, а пока — нужно собрать грибов для героя…


— Бля-я-я… — Серёга, распластавшись как орёл на логотипе джинс «Монтана», летел над главной улицей и думал о том, что этот городок гораздо симпатичнее и роднее чем те, которые он видел в мире культиваторов.

Рыжие, черепичные крыши домов сложенных из крупных камней — в центре города, перемежались с кровлей из бревен над кривыми срубами — по окраинам, а кое-где виднелись обычные сараи из тонких жердей покрытые соломой. Грязные тряпки, что висели на просушке перед косыми дверьми халуп, до слёз умиления напоминали слесарю родной город Ж.

Пятикилометровый городок был кругл и пуст, а так же твёрд в той части, где было дорожное покрытие центральной улицы. При ближайшем рассмотрении покрытие оказалось очень шершавыми камнями, о которые сейчас стиралось тело слесаря, заходящего на посадку.

Оставив за собой кроваво-сопливую дорожку, Серёга наконец остановился и, в тишине пустого города, услышал далекие визги и треск молний. Внезапно всё стихло. Слесарь перевернулся на спину и приподнял голову, глядя вдоль улицы — там что-то полыхнуло, затем до него донёсся звук взрыва и пришла ударная волна вместе с пылью, камнями и кусками ворот, над которыми он пролетел в самом начале, когда тумбочка резко остановилась о барьер.

— Какая сволочь стреляла? — заорал автослесарь, отплевываясь от щепок, песка и паучьих кишок.

— Феникф тфой — раздался Васькин голос в наушнике.

— Очнулся болезный? Пиздуй наружу, а то тут без тебя грустно. И тумбочку сюда тащи, а я пока вот в этот бар загляну — Серёга смотрел на вывеску, где нарисованная пивная кружка недвусмысленно намекала на наличие алкоголя в помещении.

— Не, не — там тахое пехло, фто пефок плафитфя!

— Шишига, наставь товарища на путь истинный!

— Так точно! Шагай, жабоголовый!

Неразборчивое Васькино бормотание пресекли оплеухой и выкинули на свежий воздух. Мимик лежал обгоревший, но живой и, впервые в жизни, желавший добровольно умереть. Но, Мир не внял его мольбе и из него опять кто-то лез.

«Ебанный в рот 0» выполз на раскалённую почву и, ухватив мимика за трос в пасти, быстро потащил его через обломки стены — по направлению к центру городка. Благом для Василия было то, что туфли из кожи легендарного зверя не давали ногам зажариться, но высокая температура воздуха медленно тушила его в собственном соку.

Найдя слесаря в одной из таверн — Васька бросил мимика и устало сел на лавку в прохладном помещении. Рука, что держала трос, была разодрана и обожжена, остальные тело вспотело, перемазалось сажей, а дыхание вырывалось с хрипами из пересохшего рта.

В городе начинался пожар.

— Дурная нынче молодёжь! И мода у вас дурацкая! — пока ещё трезвый Серёга, стоящий за стойкой и опустошающий бутылки с самым крепким пойлом методом «туда и обратно», бросил взгляд на вошедшего Ваську, загаживая, и без того не шибко чистый, пол.

— Эта хрень не снимается. — Василий демонстративно подёргал лапу «колпачной жабы» на своей голове с опухшим лицом и пошёл на кухню в поисках воды.

— Шеф, город горит, не задерживайся! — напомнила Алана через устройство связи спустя полчаса.

— Принял! Василёк, хватит жрать! Запихивай всё в тумбочку — у тебя там гарем голодный! — слесарь как раз прикончил последнюю бутылку — на пивные бочки он даже не взглянул.

— А фё фразу мой гарем?! — прочавкал опухший Вася.

— Есть такая поговорка: «Мы в ответе за тех на кого подрочили».

— Нет тахой поговорхи!

— Теперь есть! Живо всё на базу и идём дальше.

— <Ха-ха-ха! Наконец-то вы умрёте!> — радостно пролаял мимик, читая сообщение от Мира: «Вы и ваша группа определены как цель»

Посмотрев на странно ведущего себя монстра, Серёга пожал плечами и, открыв тому пасть, стал запихивать туда припасы, которые Васька подтаскивал с кухни.

— Подойди-ка, я тебе лицо поправлю, а то как чмо выглядишь. — широко и по доброму улыбнулся, уже слегка пьяненький, слесарь и ловко крутанул ключ в руке.

— Не, дядь Ферёжа, вхё хорофо! — Василий добрые намерения проигнорировал и бочком двинулся к выходу.

— Ну как хошь… — Серёга наклонился к тумбочке и ласково погладил её по бочку́ — Спасибо тебе, неведомая хуйня. Ты спасла меня от пауков и, это, прости если обидел.

Мимик немного удивился поведению это странного человека — сначала его мучают, а теперь гладят, но, на всякий случай, он попыталась откусить руку Рыжего, за что получил ключом.

Выйдя на улицу вслед за Василием, Серёга увидел густой дым пожарища и, почесав рыжую голову, порешил, что раз людей тут нет, то и хрен бы с ним — с пожаром, но, ему, в душе, было жаль городок и он решил немного потратиться, благо в поле зрения было несколько вывесок с рекламой выпивки.

Послюнявив палец и определив, что ветер дует от него в сторону огня — Серёга вытянул руку с ключом и ветер понёс густой, холодный туман к горящей части города.

— Это фто? — Васька принюхался и уловил странно знакомый запах. Даже не запах, а ощущение в горле.

— Диоксид углерода, неучь. — хмыкнул Серёга наблюдая как туман заполняет улицы.

— Фто?

— Углекислый газ. Ты вообще в школу не ходил? — воплотить подобное было весьма дёшево для слесаря в виду малой атомной массы элементов.

Насупившийся подросток наблюдал как огонь гаснет, оказавшись во власти тумана. Внезапно, в тумане появилась человеческая фигура…


«Вас атаковал «***Рыжий Пиздец***. Тип атаки отравление.»

— Ха-ха! У меня иммунитет к ядам!

Герой легко и пафосно шагал сквозь туман, волоча за собой трехметровый меч, больше похожий на плоскую рельсу. Разумеется, он принял задание — ведь он величайший попаданец! Ещё пара уровней до сотни и он, открыв супер разрушительные навыки, отправится истреблять других героев и захватывать мир.

Пусть в прошлой жизни он был неудачником! Здесь и сейчас — он великий воин с собственным гаремом! От чувства собственного величия у него слегка закружилась голова…


— Ну что там, усатый? — из переговорного кристалла Мяуха доносился нетерпеливый голос Угара.

— Идиот прёт на демона… — зверолюд скрывался в одном из горящих домов Ньфага, используя свой иммунитет к огню на полную — Но есть странность!

— Что ещё?

— Не похож на демона этот «Рыжий Пиздец», да и город, похоже, пытается спасти — непонятным туманом гасит огонь.

— Ты перегрелся там что ли?! Я же лично видел это порождение бездны! Жуткий, внеуровневый монстр на неизвестном существе! — возмущение Угара не знало границ — его фактически выставляли трусом.

— Рядом с ним обыкновенный мимик, пусть и немного странной формы, и парень нулевого уровня. — Мяух пристально наблюдал за троицей напротив героя, но не чувствовал от них угрозы.

— И что они делают? Улыбаются и машут?

— Нет, просто стоят и смотрят на нашего героя.

— И?

— Ну, герой упал.

— И?

— Бегут к нему.

— И?

— Да что ты заладил?! Подбежали. Рыжий приложил ухо к его груди, встал, машет руками. Мимик кусает героя за ногу, рыжий его пнул. Теперь они его подняли за руки и за ноги…

— Мяух? — нарушил продолжительное молчание орк, но друг не отвечал. — МЯУХ!

— Да тут я, голова немного кружится.

— Что там происходит?

— Запихивают героя в пасть мимика…

— Мяух? МЯУХ! — Угар кричал в кристалл, но зверолюд не отвечал.

Чертыхаясь и кляня себя за неосмотрительность, что отпустил друга одного, орк рванул к городу из соседнего лесочка, где он скрывался.

Словно ураган он пронесся сквозь обгоревшие остовы домов и уже видел, как его боевого товарища скармливают мимику, но, внезапно, его острый взгляд зацепился за детскую конечность, выставленную в окно второго этажа полусгоревшего дома.

— Аррр! — прорычал Угар и свернул с первоначального маршрута.

Он не мог бросить детей — вдруг они ещё живы? Плевать, что его заметили — он обязан спасти хоть кого нибудь, чтобы жертва его друга не стала напрасной.

Ворвавшись в здание и пропрыгав по остаткам лестницы, орк увидел троицу лежащих без сознания, но, пока, живых мальчишек. Судя по именам — именно они обнаружили тайный проход в подземелье. Плохой новостью было то, что «Рыжий Пиздец» уже бежал сюда и что-то кричал на неизвестном языке.

Перехватив поудобней свой топор — Угар Врех встал перед телами детей и приготовился биться до последнего…


— Стой, долбоёб, задохнёшься! — словно фикус — выделяя вокруг себя кислород — Серёга бежал за странным качком, который ломанулся в один из домов. Он уже закинул на базу странное существо, названное Васькой «каджит», выпавшее из потухшего здания.

Забравшись на второй этаж, вслед за качком, перед глазами слесаря предстала весьма херовая картина — трое детей лежали без сознания и не дышали, а путь к ним преграждал здоровенный серый «Халк» с огромным топором.

— Блять! — Серёга кинулся к детям, но мутант зарычал и ткнул навершием топора в его сторону.

(Здесь и далее: прямая речь в скобках является «непонятной» для автослесаря)

— (Проваливай в бездну! Я не отдам их тебе!) — Угар не собирался умирать — не теперь. Ему нужно отвлечь Рыжего и сбежать с пацанятами.

— Придурок, дай пройти, им нужна помощь и кислород! — слесарь отбил ключом топор и сделал шаг вперёд — время уходило!

— (Ты не скормишь их своему монстру!) — орк использовал навык «Рывок» в надежде уронить и оглушить противника, но, слесарь в этот момент оступился и упал на зад, а Угар, промахнувшись, лишь слегка чиркнул топорищем по лицу слесаря и разнёс одну из стен.

Пользуясь тем, что качок на секунду застрял в стене, Серёга побежал на четырёх костях к детям, попутно заливая всё кровью с разбитого лица и повышая содержание кислорода в небольшом помещении до тридцати процентов.

В комнатку влетел мимик — из его рта торчали и извивались цепи, одна из которых затягивала Ваську внутрь. Слесарь обрадовался — Алана вернула силы, а значит продовольственный кризис отступает.

— Алька, держи бугая, а я помогу детям!

— Есть! — раздалось в, молчавшем до этого, наушнике.

Один из мальчишек, внезапно, закашлялся и открыл глаза. Увидев ползущего на него, окровавленного демона, Лих завизжал, как могут визжать только дети, вне зависимости от пола, и швырнул в Рыжего «Малую сферу огня», которая стала доступна, когда он перекинул все очки в школу огня, для защиты «Приключенцев» от городского пожара.

Полыхнуло так, что на всех мгновенно сгорела одежда и все волосы, а глаза закипели и лопнули. Страшные крики наполнили небольшое помещение. Алана спешно затаскивала всех на базу сквозь давящегося мимика. Последним был затянут серый бугай — ему пришлось слегка поломать кости и сжать, а несчастной тумбочке порвать пасть.

Страдающий, дважды зажаренный за последние пару часов, мимик корчился на обугленом полу, но не умирал. Он проклинал Мир, людей и свою судьбу…


— Искусственное дыхание, срочно! Где другие дети? — Серёга, как мог, ускорял регенерацию глаз. Боль ушла почти мгновенно и теперь он с содроганием слушал, полный безнадёги вой пацана, швырнувшего огненный снаряд.

Он почувствовал как Алана направляет его и, пошарив руками, нащупал худое тело. Всё по инструкции с уроков ОБЖ — дыхание рот в рот и непрямой массаж сердца.

— Алька, откачивай второго парнишку! Только ребра не сломай!

— Шеф, может ключом? — Алана видела, что делает слесарь, но понимала — сама повторить не сможет.

— Блять! — обругал себя Серёга за тугодумие и приставил ключ к груди мальчика, заставляя его сердце сжиматься и одновременно продолжая вентиляцию лёгких.

Через десять секунд пациент очнулся и закашлялся, а автослесарь нащупал последнего ребёнка и повторил процедуру. Глаза наконец смогли видеть, что стоило слесарю изрядного количества спирта, и он поспешил откачать парня с рельсой.

К сожалению, тому уже было не помочь — зрачки помутнели. В итоге остался только коточеловек, но как бы не старался Серёга — сердце отказывалось работать самостоятельно, но, вроде, шансы ещё были.

— Ну, сука, живи! — слесарь беспрестанно загонял воздух в лёгкие шерстяного пациента через зубастую пасть, но всё было тщетно — Давай, ебаное сердце, бейся!

— У него два сердца… — тихо сказал Угар, лежащий неподалёку и внимательно наблюдавший за действиями рыжего демона.

— Ебучий мутант! — вскипел Серёга и представил как два сердца бьются попеременно. Эффект появился моментально — Серёга получил в лицо когтистой лапой и сразу ответил ударом ключа… Ну, по крайней мере, человек-кот дышал сам, хоть и оказался вновь без сознания.

— Кто ты? И где мы находимся? — Угар пристально посмотрел на Рыжего, на его раны, которые затягивались на глазах, на вид за окнами…

— Думаю нам есть о чём поговорить, — Серёга отхлебнул крепкого вина, подтянутого Аланой и отвернулся от орка — Но, сначала нужно помочь мелким…


[Да, да — автор скатился, не смешно. Но, поймите меня правильно — лучше я опишу мир сразу в паре глав, чем растягивать этот онанизм. Мне и самому потом проще искать исходные данные =). Спасибо за внимание к произведению. Подписка, лайки и комменты… — почти не влияют на скорость выхода глав, но восхитительно почёсывают ЧСВ автора 😎)

Глава 5. Время Революции!

— Вот такая херня… — Серёга сделал глоток фруктового вина и закончил свой рассказ о том, как он попал сюда и о всех последующих событиях, но, исключая упоминание об огурцах.

Все сидели за огромным столом, кроме лолей и трупа героя, которого скормили Максимке по просьбе орка.

Угар оказался мужиком нормальным и слушал спокойно как и Мяух — не перебивая, а вот тройка пацанят со сверкающими от восторга глазами постоянно переспрашивали, не забывая при этом отправлять в распахнутые от удивления рты очередные вкусняшки, которые Алана безостановочно доставала из пространных колец. Васька выглядел подавлено и бормотал что-то о несправедливости, вяло ковыряясь в тарелке.

— Мда… — орк почесал лысую голову вокруг хвостика из седых волос на макушке — Облажался я…

— Бывает… Мне другое не понятно — с какого мы теперь говорим на одном языке? — слесарь покосился на Ваську, как на источник, почти бесполезных, знаний о других мирах.

— Автоперевод для попаданцев… — буркнул парень, заметив намекающий взгляд Серёги.

— Босс, позволите мне объяснить? — Квать сидел прямо на столе и грыз заготовленные кусочки башни.

— Валяй, чебурах. — благосклонно взмахнул кистью руки слесарь.

— Я тут прогрыз несколько тоннелей и добрался до управляющих элементов — в структуре башни появились пять новых баз данных с приходом ваших гостей. Пока рано делать выводы, но, я думаю, башня управляет миром и всеми существами здесь, что без проблем позволяет наладить коммуникацию между разными особями. В модуле автоматического перевода речи зарегистрировано три с небольшим миллиарда разных видов и цифры постоянно скачут.

— Хера се! Слыхал, онанист, ты сидел на пульте управления миром и даже не чухнул этого! — хохотнул чуть поддатый Серёга, взглянув на сникшего Василия и показав большой палец гремлину — Молодец ушастик!

— Спасибо, босс! А можно мне ещё немного спирта? — скромно попросил гремлин, заворачиваясь в уши и Серёга, царским жестом, наполнил один из пустых кувшинов воплощённым спиртом древней чистоты.

— Вся надежда на тебя, Квать! Только ты способен разобраться с этой башней! — слесарь потрепал гремлина по голове, после чего тот удалился из поля зрения. Серега выжидательно посмотрел на гостей.

— Думаю, теперь наша очередь поведать тебе о нашем Мире. — Мяух отложил огромную рыбину и интеллигентно вытер пасть и усы. — Начну с устройства Мира и политики…

— Не, не, усатый, ты конечно мой друг, но слишком нудный — лучше я. — Угар прервал зверолюда, рыгнул и поставил огромную кружку на стол — В общем так: есть демоны — с ними все воюют; куча разных стран со своими законами и границами; Мир следит за соблюдением законов и даёт умения. Чтобы захватить страну, а также изменить её название или законы, нужно найти и отобрать регалию у правителя, чем мы и занима…

Внезапно, Мяух зашипел так громко, что все вздрогнули, а Шишига принял боевую стойку.

— Угар, идиот, это же нарушение клятвы — мир нас прикончит

— Расслабься, усатый, посмотри вокруг — тут нет глаз Мира.

Пока Мяух сверлил взглядом орка, Серёга заметил призывно машущего из-за перегородки гремлина.

— Я щас. — слесарь встал и двинулся к Кватю.

— Босс, я случайно обнаружил данные обо всех объектах древних в этом мире, — гремлин заговорщицки шептал и теребил уши. — но, уцелел только один, находящийся на дне океана.

— О как, хорошо, потом глянем. — кивнул Серёга и собрался вернуться к столу, но Квать придержал его лапкой за штаны.

— Босс, ещё кое-что — башня передаёт и принимает сигналы. Постоянно.

— Откуда куда?

— Не знаю, босс…

— Ладно, разберёмся. — слесарь кивнул и вернулся к остальным.

За столом, меж тем, уже кипели страсти.

— … и мы будем его пытать! — орк уже изрядно напился, но, это лишь увеличило его скорость поглощения алкоголя.

— Тупой воин, это же прямое нарушение клятвы! — Мяух пытался сфокусировать взгляд, но глаза постоянно разъезжались.

— Срать на клятву — он должен сдохнуть! О, Пиздец, ты поможешь нам грохнуть жирного ублюдка? — Угар переключился на подошедшего слесаря.

— Меня зовут Серёга. Какого ублюдка? — офигел от такого напора слесарь, смутно догадываясь, что его втягивают в какую-то авантюру.

— Эээ… Слушай! Жила, была одна страна…


И рассказал орк о судьбе маленького государства, куда пришёл дурной правитель… И выпили они возмущаясь… И рассказал зверолюд о бедах населения… И выпили они сочувствуя… И сложилась картина мира в голове слесаря… И выпили они молча… И воспылал слесарь праведным гневом, ибо это напомнило ему Русь ро́дную… И когда иссякли вина изысканные — придумали они план дерзкий…


— Васька, гнида, я тебе жопу надеру! — натужно крикнул бухой в дрова Серёга — вслед убегающему Великому Ваасу — вытягивая из тумбочки широкоплечего орка.

Нетвёрдо стоящий на лапах Мяух метнул огненный шар, но, немного промахнулся по петляющей цели и снаряд улетел в небо. Василий вероломно сбежал в самый ответственный момент — Угар напрочь застрял в межмировом проходе и мимик начал задыхаться.

— Да помогите вы!

— Есть! — ответил хор голосов из наушника.

Тело орка начало сотрясаться от ударов, а пасть тумбочки рваться.

— Сильнее курица! И, раз! И, раз! — команды тигра совпадали с оханьем Угара.

— Вы его там в жопу, что ли, клюёте?! — поинтересовался тактикой своей команды Серёга, пока они с Мяухом тянули Угара за свободную руку.

Лапки зверолюда постоянно скользили и он сменил тактику — засунув, с третьей попытки, когти одной лапы в ноздри орка и вцепившись второй лапой в седой хвостик, он тащил, что было сил.

Воя от боли, пьяный орк извивался червём, но эффекта было ноль.

— Шеф, есть идея! — загадочный голос Аланы не сулил ничего хорошего.

— Валяй… — Серёга порешил, что все средства хороши.

Внезапно орк замолчал и выпучил глаза. Все мышцы напряглись, став похожими на камень, а пару секунд спустя, из его рта вылезла цепь. Несколькими ловкими движениями, Алане удалось растянуть пасть тумбочки сверх нормы, а точный клевок феникса вытолкнул мускулистую затычку наружу. Цепь проделалала обратный путь, а напряженный до крайности Угар сплюнул, и, вытерев рот, прошептал:

— Если кому расскажете — умрёте в муках!

Все автоматически кивнули — даже те, кто был на базе. Мяух, после нескольких неудачных попыток, открыл портал прямо в рабочий кабинет узурпатора и, прихватив бесчувственного мимика, отряд революционеров отправился искоренять зло…


Окружение, по ту сторону портала, слабо походило на рабочее помещение — жарко, влажно и очень шумно. А ещё жопато, титькато и волосато — трое в бассейне, не считая тумбочки, изрядно переполошили отдыхающих в купелях женщин и несколько озадачили дворцовую стражу, когда выбежали вслед за орущей толпой голых баб.

Угар и Мяух, войдя в раж, улюлюкали и подгоняли шлепками голую толпу. А охрана дворца, спохватившись, присоединилась к погоне, бряцая доспехами и выкрикивая бессмысленные фразы вроде: «Остановитесь и умрите!»

Забавляясь происходящим идиотизмом, Серёга во всю глотку выдал музыкальную тему старого забугорного сериала — где под музыку много бегали друг за другом по поводу и без — и название которого уже забылось, чем придал дополнительное ускорение голым женщинам.

Всё больше и больше бойцов дворцовой охраны присоединялись к процессии, но сделать ничего не могли — голые бабы бежали с разной скоростью и пьяные нарушители спокойствия, как три волка в овечьем стаде, были прикрыты со всех сторон голыми телами со шлёпающими грудями.

«Вы вторглись во дворец «Фемен» — уровень всех умений и навыков снижен до 0 артефактом «Клешнирака».»

— (Какой, в бездну, «Фемен»?! Мяух!) — орк был озадачен сообщением Мира, но продолжал бежать и шлёпать голые задницы.

— (Понятия не имею…) — легкомысленно ответил тот, шлепая лапами и хвостом одновременно три зада.

Орк сфокусировал взгляд и понял, что не узнаёт обстановку. Только он собрался высказать магику всё, как впередибегущие бабы распахнули огромные двери и всей толпой ввалились в просторный тронный зал, где в данный момент шёл приём.

— (… сёстрами…) — толстая и страшная, как сифилис, тётка сидевшая на троне с короной на голове, внезапно замолкла и вперила поросячьи глазки в нарушителей протокола.

— Пардон, мадам, мы, кажется, ошиблись дверью… — Серёга попытался изобразить пьяный реверанс, но, бзданул в наступившей тишине, отчего орк раскатисто заржал.

— (Убейте этих членомразей!) — заверещала ультразвуком пришедшая в себя страхолюдина и на мужиков, тут же, накинулись все стражники в титькоэргономичных доспехах.

— Хер вам, я в домике! — Серёга не понял ни слова, но, ситуация говорила сама за себя и, на всякий случай скрутив дулю, он воплотил синий, пластмассовый домик — с нарисованными окошками и цветочками — где и укрылись не толерантные самцы. Домик сотрясался от атак, но стоял, а Серёга держал дверь изнутри за розовую ручку.

— (Точно!) — Мяух умудрился щёлкнуть пальцами на лапках — (Это Амазония — страна прекрасных дев-воительниц.)

— (Ты уверен?) — с сомнением уточнил сгорбленный Угар, наблюдая в маленькую щёлку за огромной — больше него в полтора раза — бабищей с гигантским молотом в руках, топающей в их сторону.

Ужасная бородавка на верхней губе, среди редкой и толстой щетины, не могла не бросаться в глаза, даже под «синим спектром восприятия» и орка передёрнуло от воображённых, на миг, интимных ужасов. «Герой Амазонии 104» висело над сальными кудрями жирнолицей головы.

— Шеф, я разберусь с этой страхолюдиной! — боевой голос Аланы в наушнике прервал мысленные потуги слесаря, пытавшегося понять речь товарищей по укрытию.

— Выпускайте Кракена! — заорал Серёга и, выпнув тумбочку из домика, вновь плотно закрыв дверь.

Едва живой мимик смог сообразить, что «воон та, жуть с молотом» сможет бысто прекратить его страдания, и отчаянно пополз в её сторону.

Но, у Аланы были свои мысли на этот счёт — из пасти тумбочки вытянулись цепи и моментально превратили героиню в жирный люля-кебаб, нанизав её на цепной шампур. Одна из цепей обернулась вокруг мимика, а другие упёрлись в пол, на подобии паучьих лапок, и понесли, искренне мечтающего сдохнуть мимика, в толпу врагов.

— (Бедолаги…) — Угар сочувственно поцокал языком, наблюдая в щель за нанизанными на цепь стражами, смотрящими, с мольбой в выпученныех глазах, на Алану, которая высунулась по пояс из тумбочки.

Почетный проктолог города Ханьи — Кентавримик Ала́на Ара́к — сеяла вокруг себя напряжение и сосредоточенность и, вскоре, особа в короне присоединилась к общим размышлениям «о смысле бытия», плавно раскачиваясь в паре метров над полом.

Серёга выбрался из укрытия, кивнул улыбающейся Алане и оглядел поле боя — кучка голых баб, прижавшаяся к отделанным серебром и шёлком стенам, опасности не представляла, а низкорослые, коренастые бородато-волосатые типы — в количестве двенадцати штук — с интересом ждали развития событий держа руки на больших топорах и кувалдах, но не вступая в бой.

— Ну, типа, шалом граждане… — автослесарь растерянно почесал макушку, совершенно не представляя, что делать дальше.

Но, орк со зверолюдом быстро решили дилемму Серёги и, выбравшись из домика, нетвердой, но целеустремлённой, походкой приблизились к королеве амазонок.

— (Какой интересный у тебя фамильяр!) — обратился бородатый тип с толстым посохом к Мяуху.

— (Угу…) — уклончиво буркнул зверолюд и сорвал корону с головы главной амазонской красавицы.

«Регалия власти территории № 2315: текущее название «Амазония». Желаете зарегистрироваться как владелец?»

— (Да.) — кивнул головой Мяух, но слишком поздно.

— (Дай, дай — всегда мечтал стать королём!) — Угар выхватил из его лап регалию.

— (Стой!) — зверолюда внезапно осенило — (Амазония далеко от Херасии — их не слить в одну страну, давай отдадим Серёге!)

Услышав своё имя среди непонятной тарабарщины слесарь подошёл поближе и улыбающийся орк вручил ему корону.

— И нахрена оно мне? — Серёга безразлично покрутил регалию в руке.

— (Соглашайся!) — хором увещевали слесаря Угар и Мяух.

Глядя на две дебильные, улыбающиеся рожи и кивающие головы, Серёга пожал плечами и надел корону на голову — слегка набок.

— Требую продолжения банкета! — гаркнул новоиспечённый царь и жестами показал, что надо бы это дело отметить.

Мужики предложение поддержали — слесарь, магик и воин, под лязганье цепей Аланы, отправились заниматься мародёрством богатого дворца оставив в зале недоумевающих коротышек и отпущенных стражей с блаженством на лицах.

Они почти сразу нашли винный погреб и осели там, поглощая и переправляя на базу слесаря алкоголь, чем временно отсрочили экспроприацию прочего имущества.

В закрытую дверь погреба постоянно кто-то долбил, мешая праздновать победу, и Серёга, не выдержав, подошёл к злосчастной двери и резко распахнул её пинком ноги.

— Я вас не звал! Идите нахер! — заплетающимся языком высказал своё «фи» слесарь и, вспомнив, что он — вроде как царь, добавил: — Всем десять нарядов на кухне!..


Дверь вновь захлопнулась, оставив растерянно хлопать глазами штурмовую группу, повалившуюся на пол от удара дверью.

Бабы в доспехах взвыли от такого сексизма — слов не поняли, но тон намекал — и с новой силой ринулись на штурм подвала. Наконец к ним присоединилась пришедшая в себя, после глубой колоноскопии, «Героиня Амазонии» и одним ударом своего гигантского молота вынесла дверь вместе с куском стены.

С боевым кличем воительницы ворвались в погреб, но тот оказался абсолютно пуст, за исключением мебели, нескольких сломанных бочек и помятой короны, которая валялась на полу в луже, подозрительно похожей на рвоту.

Королеве амазонок доложили об исчезновения нарушителей и она быстро, как могла, приковыляла в подвал.

— Кто ответит за проникновение мерзких мужиков в наш дом? — она обвела налитыми кровью поросячьими глазками присутствующих, поднимая корону и вытирая её о ближайшую стражницу.

— Ваше величество, невозможно телепортироваться в другую страну через границу! — главная магичка осторожно приблизилась к взбешённой королеве — Возможно, они нашли способ обойти правила Мира, а ведь мы можем узнать откуда они прибыли и присвоить этот стратегический навык!

Королева на секунду задумалась и кивнула — если найден способ проникать на прямую во дворец, то захват новых стран становиться в разы проще.

Нужно выяснить, какая из стран додумалась до такого и это проще простого, если знаешь имена нападавших. А их имена она будет помнить до конца жизни — проклятые членомрази!

Закрыв глаза, королева отправила запрос Миру:

Имя: Угар Врех.

Уровень 50.

Раса: Серый Орк.

Возраст: 56 лет.

Класс: Воин.

Специализация: Берсерк, топоры.

Основные черты: Сила, выносливость.

Гражданство: Херасия.

Уровень гражданина: Командир отдельного отряда.


Имя: Мяух Кугжос

Уровень 55.

Раса: Зверолюд, кот.

Возраст: 52 года.

Класс: Магик.

Специализация: Боевая, огонь.

Основные черты: Знания, выносливость.

Гражданство: Херасия.

Уровень гражданина: Придворный магик.


Имя: Рыжий Пиздец.

Ошибка, нет данных!..


Имя: Голая Бля

Ошибка, нет данных!..


Эта краткая информация стоила королеве двадцати единиц репутации, но, по крайней мере она узнала где их искать.

— Готовьте мимика крадущего знания, я объявляю войну Херасии!

— Ваше величество, это несколько опрометчивый шаг на фоне нашей договорённости. — делегация бородатых мужиков тоже добралась до погреба.

— И выкиньте дворфов из дворца! Я разрываю торговые отношения с Дорфлендном!


Внимание! Объявлена односторонняя война Амазония — Херасия. Соотношение боевой силы 2345/1032

Защита границы Амазонии будет отключена через 72 часа.

Херасия получает защиту границ на 72 часа.


Правитель Херасии сильно удивился этому сообщению…


# Интерес 0,000032375489 %

Глава 6. И снова один, и снова сначала…

Внимание! Объявлена односторонняя война Ксена — Херасия. Соотношение боевой силы 3315/1032

Защита границы Ксены будет отключена через 72 часа.

Херасия получает защиту границ на 72 часа.


Внимание! Объявлена односторонняя война Алькор — Херасия. Соотношение боевой силы 5239/1032

Защита границы Алькора будет отключена через 72 часа.

Херасия получает защиту границ на 72 часа.


Внимание! Объявлена односторонняя война Рутала — Херасия. Соотношение боевой силы 1187/1032

Защита границы Руталы будет отключена через 72 часа.

Херасия получает защиту границ на 72 часа.


Правитель Херасии уже не кричал лосем, которому прищемило берёзой яйца, и не бегал по кабинету бешеным хомяком с диареей — просто пил, держась за голову, где осталось три пучка не вырванных волос. Он решительно не понимал, почему на него все ополчились.

Мало того — пропали: герой, придворный магик и капитан одного из отрядов. И если последние подлежали хоть какой-то замене, то на призыв сильного героя просто не хватало репутации с Миром.

Можно конечно провести ритуал на всё, что есть, но вот результат…

— В бездну! Я желаю призвать героя из другого мира на всю репутацию! — выкрикнул правитель.

«Призыв героя инициирован! Ведется поиск…»

Взрыв! Дым! И посреди кабинета стоит новый Герой Херасии, с торжествующей ухмылкой.

— Добро пожаловать, Избранный Герой. Ты призван в нелегкий час для нашей страны. Будь сильным и одолей зло, что тянет свои щупальца к мирным жителям — защити Херасию. — скороговоркой, вместо пафосно-торжественного тона, пробубнил приветствие правитель и приложился к бутылке.

— О да! Где тут уровни поднимать? — в глазах тощего героя бушевали радость и страсть.

— Ступай на площадь, а оттуда порталом в начальное подземелье. — правитель вяло махнул рукой и вырубился.

Герой в припрыжку вылетел из дворца и быстро нашёл портал, где магик отправил его в низкоуровневый городок, ругаясь на блокировки.

Избранный Херасии вышел из портала и огляделся.

— Да ёбанный в рот… — обреченно выдохнул герой и плюхнулся задом на брусчатку дороги, с тоской глядя вдоль сгоревшей улицы на разрушенную городскую стену, где пару дней назад, он чуть не изжарился заживо…


— Блять, (за соски надо было хватать!) — орал и размахивал лапами Мяух.

— Ёбанный ты кот, а я за что её держал?! — в свою очередь кричал на магика Серёга.

— (Вы ещё подеритесь, горячие охотники на демонов!) — доннеся глухой голос Угара из дымящейся расселины, откуда торчали только могучие серые пятки, держащиеся большими пальцами за края провала — (Я достал её! Тащите!)

Магик и слесарь бросились тянуть орка, но едва не сверзились вниз месте с ним. Кое-как зафиксировав свои пьяные тела в устойчивом положении, они смогли вытянуть Угара, цепко держащего бессознательного демона за чёрные соски огромных грудей.

— И чё дальше? — Серёга с сомнением осматривал добычу.

Огромная… огромный… В общем, двухметровая демоническая тварь с четырьмя сиськами, крыльями, шипастым хвостом и рогами на женоподобной зубастой морде, плюс чёрно-синяя, покрытая чешуёй кожа и длинные когтистые конечности, которые сейчас безвольно болтались, — создавали образ опасного монстра. Украдкой глянув на «почти женскую» промежность демоницы… демонессы… Изумлённый слесарь заметил там зубы и постарался отбросить мысли о том, как магики нашли весьма нестандартное слабое место этой жути.

— Я упустила вторую, извини. — кентавримик Алана вернулась на склон вулкана, где неадекватная и перепившая компания устроила «сафари» на демонов — а чем ещё было заниматься, если кошак затащил их на территорию зла?

Меж тем, Мяух вынул из сумки большой железный таз и велел Угару наклонить над ним демона, после чего принялся её… доить!

У слесаря отпала челюсть от вида бьющих в таз струй синей жидкости. Угар был удивлён не меньше и втянув ноздрями воздух почувствовал знакомый запах.

— (Усатый, только не говори, что это то, о чём я думаю…) — удивился орк, крепко сжимая толстыми пальцами крупные соски верхней пары грудей демона.

— (Хорошо, не скажу. Крепче сжимай, иначе очнётся!) — ухмылялся зверолюд, ловко массируя чешуйчатые титьки.

— Пиздец! (Это же «Вино Демонов», я тогда за бутылку половину жалования отдал!) — Угар пытался припомнить не встречались ли ему когда-нибудь эти источники самого дорого алкоголя, но признал, что такого демона видит впервые.

— (Да, да, мой серый друг — это «Винокурия», источник королевского) бухла. Бля, шухер! — Мяух быстро закинул тазик в сумку и попытался открыть портал, но, внезапно, что-то пошло не так.

Овальный диск перехода изгибался и дрожал, периодически разделяясь на отдельные куски. В любой другой ситуации никто в здравом уме не стал бы использовать подобное недоразумение, но сейчас выбор был очевиден.

Над вершиной вулкана возник огромный, двухсотметровый, геометрический узор и из него начали опускаться четыре страшные лапы с жуткими когтями. Глазомер слесаря определил, что диаметр ноги, в самой тонкой части, два с половиной метра и здравый смысл, кое-как вынырнув из синего моря, панически шепнул: «—Тикайте, хлопцы!», после чего скрылся в пучине. Вместо него вылезло пьяное любопытство: а хватит ли для такого тела расстояния между вершиной вулкана и краем «пентаграммы»?

— (Лучше не смогу — Он мешает!) — тыкал когтем в нежданного гостя и кричал Мяух, чтобы перекрыть отчаянный визг «Винокурии», вырвавшейся из цепких пальцев зазевавшегося орка и быстро улетающей к четырём лапам. — (Уходим!)

Зверолюд первым сиганул в нестабильный портал, который оторвал ему половину хвоста. Угар перенесся следом, правда по частям, но, благо, бо́льшая часть несла на себе целую голову, две ноги и левую руку. Алана забросила себя и мимика в портал, одновременно затягивая туда, смотрящего на нового демона, Серёгу цепями за руки.

Меж тем, на вулкане, одна пара лап коснулась края жерла и начала скользить по склону, вызывая лавину из камней, а другая пара лап беспомощно шарила в воздухе. Глазомер не подвел — не влез! Серёга с ехидной улыбкой обернулся обратно к проходу, как в этот момент кусок портал Мяуха пропал, оттяпав слесарю руки по плечи.

— Бля-я-я… — инерция затащила Серёгу в разваливающийся переход, вызывая острое чувство паники и дежавю…


Огромный демон, не найдя опоры, выпал из «пентаграммы» и грохнулся в вулкан, расплескав по округе раскалённую магму.

— <Адинг, ублюдок, это не эпично — это тупо!> — ругался демон на телепортера, попутно вылезая из вулкана и отплевываясь от магмы.

Его пылающему взору предстало место, где разведчики Лиги Героической Борьбы с Тьмой вторглись на территорию демонов.

Демон приблизился к месту исчезновения вторженцев и использовал уникальный навык «Истинная Суть», но, умение ушло на откат, а эффекта не было.

Недоумевающий демон поскрёб когтистой лапой шерстяное брюхо — жалкие куски мяса нашли способ нарушать законы Мира? Нужно больше шпионов на территориях светлых!..


Одна нога здесь, другая там; первая рука не знает, что делает левая; да и вообще, выражение «рассыпаюсь на части» было весьма актуально для Серёги в данный момент.

Душа слесаря задумчиво смотрела как стая волков доедает его туловище без рук, ног и головы. Из всех своих запчастей, он чувствовал связь только с этим куском мяса, который стремительно пропадал в желудках хищников.

Задумчивость сменило раздражение от назойливых крупных букв прямо перед глазами:

«Обнаружена уникальная способность «Возрождение» желаете использовать?»

В принципе, он был согласен, но хотел дождаться ухода волков, так как его просто загрызут нахрен. Ждать долго не пришлось и, вылизавшие даже траву, волки удалились в чащу леса.

— Давай, реинкарнируй. — беззвучно сказала душа слесаря.

«Ошибка авторизации! Необходима повторная регистрация, вы согласны?»

— Да, да, давай уже реще, шайтан машина! — торопил слесарь систему, про которою что-то говорил сбежавший Васька.

«Ошибка комплексной регистрации. Активация протокола модульной регистрации…

Как вас называть? Имя нельзя будет изменить!»

— Серёга. — произнёс слесарь и замолчал, попятуя о веселом имени Васьки.

Вы согласны установить модуль языковой совместимости?»

— А эт чё? — слесарь всегда читал договоры и особенно мелкий шрифт, а если что-то казалось ему подозрительным, то он слал такой договор нахер.

«Пояснение:

Вы будете понимать язык всех зарегистрированных пользователей. Взамен вы делитесь своими знаниями языков с Миром.»

— Да, согласен. — Серёга ничего криминального в таком обмене не увидел.

«Установка модуля языковой совместимости…

Выполнено.

Вы согласны установить систему умений?»

— А это чё?

«Пояснение:

Вы сможете использовать различные навыки, которыми раньше не владели. Взамен вы делитесь с Миром всем, что умеете сами.»

— Звучит отлично. Я всегда рад поделиться умением работать руками. Согласен.

«Установка системы умений…

Выполнено.

Вы согласны установить систему ориентирования?»

— Давай сразу пояснение!

«У вас появится карта, которая будет показывать места в которых вы уже были, а также ваше местоположение. Взамен вы делитесь с Миром своими перемещениями, а также раскрываете информацию о всех известных вам местах.»

Взвесив «за» и «против» Серёга решил послал лесом такой навигатор:

— Не, нафиг, дальше.

«Желаете установить систему развития?»

— Автоинформатор хренов, где пояснение?! — после минутной паузы поинтересовался слесарь.

«Пояснение:

Выполняя задания и участвуя в сражениях, а также создавая предметы и познавая тайны Мира вы будете развиваться, становясь сильнее. Взамен вы соглашаетесь с тем, что вас могут убить ради развития.»

— Пфф… Вообще ничего нового, согласен.

«Установка системы развития…

Выполнено.

Вы согласны установить систему поощрений?»

— Бля, как же нудно… Пояснение давай.

«Пояснение:

За выдающиеся действия вы будете награждены Миром.»

— Зашибись… А чем? — Серёга подождал, но более точного ответа не дождался — Да и хуй с тобой, согласен.

«Установка системы поощрений…

Выполнено.

Вы согласны установить систему наказаний?»

— Нет, я же не идиот. — улыбнулся слесарь, даже не требуя пояснения.

Мир не отвечал пару минут, а потом, внезапно:

«Удаление системы поощрений… ОШИБКА!

Удаление системы поощрений… ОШИБКА!

Удаление системы поощрений… ОШИБКА!

Ликвидация пользователя… ОШИБКА!

Изоляция пользователя… ОШИБКА!

Откат изменений… ОШИБКА!

… ОШИБКА!

… ОШИБКА!

— А-а-а-а-а, ебанный ты калькулятор! — заорал бесплотный Серёга, когда перед его глазами с бешеной скоростью понеслись красные строчки. — Стоп, сука, отмена! Блять, апорт… аборт! Хватит!

«Внимание! Логический сбой Мира. Критическая ошибка мироздания!»

— Да почему критическая то?! — взвыла душа слесаря — Чего тут, блять, критического?!

«Поощрение без наказания не эффективно!»

— Да с чего?! — опешил дух Серёги и добавил — Я тебе гарантирую — всё будет путём!

«У меня нет данных на этот счёт.»

— Ну так давай попробуем и посмотрим, только не надо мне этих надписей, а то я как херов терминатор…

«Изолирую ошибку в рамки эксперимента… Выполнено. Добро пожаловать в Мир!»

Красные надписи пропали и Серёга облегчённо вздохнул.

— Ладно, как там… Возрождение! — пафосно завыло привидение.

Поскольку душа висела на приличной высоте — возрождённый слесарь рухнул на лесную подстилку. В голую ягодицу что-то воткнулось, а пара муравьёв уже успела укусить его в подмышку.

— Опять всё сначала что ли?! — проворчал Серёга и посмотрел в небо сквозь листву, но небо не ответило и он пошёл куда глаза глядят, а глядели они вниз по склону на котором рос лес, ибо вверх пойдёт только идиот, к тому же, там появились волки с циферками «двадцать» в красных именах над головами.

Они намекнули слесарю, что «спорт — это жизнь» и решительно, собрались выступить в качестве личных тренеров, но, Серёга спорт не любил и предпочёл отсидеться на скамейке запасных — то бишь на дереве.

Зубастые пушистики, видимо, срочных планов не имели и неторопливо прогуливались у ко́мля дерева, изредка поглядывая на слесаря и демонстративно зевая огромными пастями.

У Серёги особых планов тоже не было и он неторопливо почёсывался в раскидистых ветвях, изредка поглядывая на волков и демонстративно поплёвывая вниз.

Внезапно, ожесточённое противостояние неторопливостей прервал далёкий женский визг. Слесарь вздохнул — орущая в лесу баба всегда источник неожиданных приключений. Волки это тоже понимали и не спешили бросаться на подозрительный крик.

Неторопливые хищники и неторопливый Серёга неторопливо ожидали спешащую в их сторону истеричку. Не прошло и минуты как из густого подлеска, ломая молодые побеги, выскочила грудастая деваха восемнадцати лет отроду в рваном, явно некогда дорогом и изысканном платье, которое уже не скрывало красного кружевного белья в стиле «три ниточки и треугольничек».

«Принцесса Исис 30» пробудила в волках генетическую память — за такими милыми девочками следуют жуткие неприятности — и они неторопливо смылись, бросив на голого мужика сочувственный взгляд.

Златокудрая принцесса немного удивилась поспешности с которой последний «Неторопливый волк 20*» скрылся, но, думать о таких странностях времени не оставалось и она истерично, но ловко, стала карабкаться на дерево, пока в её поле зрения не попали грязные пятки.

Медленно поднимающийся взгляд Исис фиксировал в долгосрочной памяти в порядке осознания: не стриженные ногти; рыже-волосатые ноги, живот с рыже-волосинками, который почесывала рыже-волосатая рука; рыже-волосатую грудь и рыжую голову с рыжей щетиной, а также смотрящие с немым укором карие глаза.

— Здрасте. — недовольно буркнул Серёга, наблюдая как по следам девки прибежали три огромных зеленых орка с большими, зелёными и покрытыми мхом дубинами в ручищах.

Что-то неправильное было в тех дубинах, но слесарь не мог понять что именно.

— ПИСЬКА! — внезапно завизжала в его пах принцесса — то ли радостно, то ли возмущённо.

— Точно! — щелкнул пальцами озарённый Серёга — сообразив, что орки держали в руках свои стояки — заодно убеждаясь, что «огуречный взгляд» врёт и принцесске лет семь.

Тем временем самый ловкий из троицы с именем «Хрыль 40» полез на дерево, но, физика в очередной раз оскалила зубы и зелёный древолаз грохнулся на землю, с утешительным призом в виде ветки в руках и лесного мусора промеж ягодиц.

— Слазей, нужна патомтсва делать! — хитрый тактик «Хыдык 41» демонстративно поглаживал «дубину».

— Все слазийте, Хыдык долга потомства делать, ждать скучна. — третий орк — «Грых 40» — оценивающе смотрел на слесаря.

Не заметив в руках компанейского Грыха ни карт, ни бутылки, Серёга с тоской взглянул в сторону, куда убежали зубастые волки.

— Сделай что-нибудь, чернь! — тупенькая принцесска, внезапно, прервала размышления слесаря требовательным криком.

Автослесарь удивлённо приподнял бровь, пожал плечами и упёрся грязной пяткой в златокудрую безмозглую головушку.

Орки издали одобрительное рычание, девка ошарашено пучила голубые глаза, а Серёга прикидывал — успеет ли он смыться, пока бэбибумщики ловят будущий инкубатор.

— Ублюдок! Не смей! Тебя казнят! — аккуратный ротик с алыми губками на белом и ухоженном лице, издал возмущённый ультразвуковой крик.

— Принцесса Исис! Быстрее, она там! — со стороны вытоптанного подлеска раздались крики и звон металла.

— Капитан Харт, я здесь! — пуще переднего завизжала Исис.

В лесу, внезапно, стало многолюдно — из подлеска вывалились закованные в латы бойцы, которых возглавлял «Харт Озок 54».

Зелёные орки улыбнулись и эротично облизали свои губы — бойцы вздрогнули и попятились, а Харт побледнел, но лишь сильнее стиснул рукоять меча.

— Проклятье! У них же брачный сезон!

— Мы не пробьём увеличенную защиту…

Полные ужаса шепотки раздались за спиной капитана, но тот рявкнул во всё, спёртое от страха, горло:

— Исполнять долг! В атаку!

Сиплый писк не особо замотивировал воинов, но деваться было некуда и они тихонько бросились на зелёных орков…

Глава 7. Как обычно — встречают по одёжке

Когда-то давно, в детстве, батя говорил малекому Серёге, вытаскивая его из канавы:

— Хватит груши хуем околачивать! Займись делом!

И маленький слесарь стал пионером, но продолжал надувать лягушек через соломинку, за что и получал затрещины чуть выше галстука.

И вот теперь он взрослый, серьёзный дядька — сидит голышом на дереве и наблюдает, как зелёные орки — читай лягушки — пытаются надуть воинов через свои соломинки и вскоре, возможно, придёт его черёд.

Прав был батя — каждому воздастся по делам его. А может нет… и просто у Серёги мозги перекосило от разворачивающейся под деревом картины.

Мужики, конечно, держались до последнего, но ничего не могли противопоставить трём озабоченным бугаям. Принцесса наблюдала молча — не шевелясь, лишь хрипло и тяжело дыша. С её лица что-то капало, но Серёге было не видно — то ли слезы, то ли слюни — этих баб разберёшь. Но то, что все проблемы из-за них — факт.

Взвесив все «за» и «против» Серёга решил прикинуться белочкой — не той, которая иногда приходила к нему, а самой настоящей — и сиганул на соседнее дерево. Прыгнуть было просто, чего нельзя сказать о приземлении — слесарь вцепился руками и ногами в ствол соседнего дерева, попутно депелируя зону бикини о жёсткую кору.

Потянув эволюцию недобрым словом и вытащив занозы, он повторил акробатический этюд под заинтересованным взглядом одного из орков.

— Зачим уходишь? Ни вежлива! — раздалось снизу.

— Прошу простить, дела государственной важности, блять! — прошипел сквозь зубы Серёга, держась пятками за ствол очередного дерева и высвобождая зажатую веткой руку.

— Панимаю, всего добрава. — разочарованно сказали снизу.

Едва не грохнувшись от удивления, автослесарь недоверчиво покосился вниз — один из орков, стоявший под ним, грустно вздохнул и потопал к лежащим воинам с выпученными глазами.

— И что? Я тогда пошёл? — с подозрением спросил Серёга зелёную спину.

— Раз дила, то ничиво не паделаишь… Захади патом. — расстроено ответил повернувшийся орк и, нежно погладив «дубину», вернулся к остальным.

Это было чертовски подозрительно, но похоже, что к нему реально потеряли интерес. Это, конечно, мог быть «хитрый ход», но зелёные не выглядели титанами мысли и Серёга стал осторожно спускаться, готовый в любую секунду вскарабкаться обратно как дикий кот.

Спустившись на мох, он сделал шаг от дерева и, внезапно, один из орков повернулся! Все отверстия слесаря сжались с такой силой, что могли перекусить титановый лом, но орк с улыбкой помахал ему рукой и вернулся к надуванию бессознательного бойца.

Порешив, что дарёному коню по хвост не заглядывают, Серёга выбрал среднее направление — между местом, откуда прибыли любвеобильные орки и маршрутом, куда ушли волки — и торопливо покинул место культурного отдыха зелёных, отмахиваясь от комаров и мошек.

Четыре часа он шёл непонятно куда, постоянно чеша места укусов — когда одни заживали, то сразу появлялись другие. В отличии от леса мира культиваторов — тут всюду был бурелом, непролазный подлесок и ручьи с топкими берегами, воняющие гнилью, ну и проклятые кровососущие насекомые. Постоянно касаемый, голодный, трезвый и оттого злой Серёга, наконец-то вышел на узкую дорогу с возгласом:

— Да ебись ты конём! — дорога шла практически параллельно его маршруту — в каких-то ста метрах правее.

Приняв решение идти без радикальной смены направления — автослесарь двинулся по дороге в надежде придти хоть куда-нибудь или кого-нибудь встретить.

Кто-нибудь встретился уже через полчаса.

— Кошелёк или жизнь! — рявкнул здоровенный бородатый мужик «Глыть 27» со ржавым копьем на кривом древке, выскочивший из кустов в пяти метрах перед Серёгой.

— Серьёзно?! — насмешливо приподнял бровь слесарь, почёсав рыжий пах.

Мужик немного смутился, но быстро взял себя в руки с грязными ногтями:

— Кто таков? — он осторожно приблизился, направив наконечник копья в лицо Серёги.

— Слесарь.

— Чаво? — Глыть на секунду убрал одну ручищу с древка, чтобы почесать заросшую и грязную голову.

— Блять, и тут деревня… — досадливо сплюнул голый слесарь.

— Не, она не тут — дальше. — махнул рукой себе за спину бородатый «Робин Гуд» и почесал бок.

— А дорогу не покажешь? — с надеждой спросил Серёга у горе разбойника, почесывая шею.

— Дык вот ведь она! Ты не дурной случаем? — удивлённый бородач потопал ногой по высохшей грязи и с прищуром заглянул слесарю в глаза шмыгнув носом и почесав плечо.

— Возможно… Травма у меня душевная — после встречи с орками. — пробормотал чешущий ухо Серёга размышляя — сможет ли он уйти лесом от этого убогого, но одетого в сапоги умника.

— Эт с какими? — живо насторожился бородатый почесав нос.

— Зелёные такие, с огромными хуями наперевес…

— И чего ты с ними сделал? — Глыть заметно напрягся, практически засунув наконечник копья Серёге в ноздрю, пытаясь почесать левой пяткой правое колено.

— Блять, да убери ты свою зубочистку! — Серёге этот балаган уже надоел и он оттолкнул копьё в сторону и почесал несчастную ноздрю — Ушёл я, пока они каких-то воинов драли в жопы…

— А Хрыля там, случаем, не было? Щупленький такой… — со странной интонацией спросил мужик, как то неуверенно почёсывая волосатую грудь под меховой жилеткой, но копья больше не наставлял.

— Был такой. — теперь уже Серёга подозрительно прищурился, припоминая «щуплого», и почесал правую ягодицу, куда его только что цапнула очередная мошка. — На дерево лез…

— Точно он — расплылся в улыбке Глыть и, довольно почесав спутанную бороду, поднял копьё вертикально, оперевшись на него. — Он у меня с детства ловкий!

— Твой пиздюк чтоль? — так же добро улыбнулся Серёга, почесав под коленкой и пребывая в тихом ужасе от попытки представить внешность матери?

— Мой! — не без гордости заявил мужик, почесав поясницу, но тут же немного похмурел— Я ж ему говорил, чтоб к бабке Чылче зашли, а он с дружками на тракт попёрси… Кого поймали то, кроме вояк?

— Дык принцессу какую-то на дерево загнали… — пожал плечами и почесал локоть Серёга, у которого появилось странное чувство иррациональности этого разговора.

— Беда… — задумчиво почесал затылок Глыть — Надо бы к осаде готовиться — опять жечь придут…

Он просто развернулся и пошёл обратно в лес, оставив недоумевать яростно чешущегося слесаря.

— Погоди, Глыть, а в какую, говоришь, сторону тракт? — громко спросил у удаляющейся спины Серёга, до крови расчесывающий плечи, дабы ненароком не набрести на странное поселение.

— Туды. — махнул перпендикулярно дороге Глыть, почесал зад, понюхал и скрылся в лесу.

И снова Серёга пробирался через лес. В этот раз у него было примерное направление и он пытался ориентироваться по солнцу, стараясь не думать о том, что ему указали направление к очередным извращенцам. Но удача была на его стороне и он, преодолев какую-то странную широкую канаву с густым туманом, уже через пару часов выбрался на очень широкую и многолюдную дорогу.

Многолюдство — в виде конного отряда суровых мужиков — подозрительно пялилось на слесаря и тянуло руки к оружию. Серёга не был идиотом и сразу заорал во всё горло, догадываясь, что силовики во всех мирах действует одинаково:

— Орки! — и отчаянно стал тыкать пальцем в этот самый лес.

— Сколько и какой уровень? — сухо спросил один из всадников.

— Да откуда ему знать?! Ты посмотри — он же первого уровня! В таком то возрасте… — не дал ответить Серёге вклинившийся в разговор худой всадник «Зил о'Гон 51» подъехавший поближе к командиру.

— На пальцах покажи — сколько их было. — капитан «Вогар Вурж 57», напоминавший по комплекции Угара, согласился с таким доводом и выжидательно уставился на слесаря.

— Ы! — Серёга добросовестно подтвердил догадку Зила о своём интеллекте и показал два средних пальца, но, подумав секунду, сделал левой рукой «рокерскую козу», чтобы получилось три и многозначительно изобразил в воздухе женский силуэт.

— Женщина? — насторожился Агар.

— Ага! — дебиловато кивнул Серёга, изобразив на себе большую грудь и кудряшки.

— Бездна! Принцесса Исис! Вперёд! — гаркнул капитан, первым направляя коня в густой лес.

Остальной отряд рванул за ним, оставив чешущегося слесаря недоумевать — как они с лошадями по такой чаще? Но, это его уже не касалось и Серёга потопал по широкому тракту «куда-то».

На всякий случай, чтоб не вызывать подозрений, Серёга наломал небольших веточек и повесил их на длинный корень — сделав юбку как у папуасов. Давно молчавший Мир сообщил радостную новость:

«Вы создали новый предмет — придумайте название»

— Чё?! — удивлённо воскликнул вздрогнувший от неожиданности и остановившийся слесарь — Юбка как юбка…

«Предмет «юбка как юбка» и его чертежи сохранены. Вы можете в любой момент просмотреть схему изготовления.»

— Нахрена мне это?

Но Мир молчал и Серёга пошёл дальше. Ему хотелось есть, пить, курить и спать, но дорога всё тянулась и тянулась.

Наступила ночь, но спать на дороге или в лесу ему не хотелось и он шёл из последних сил, пока глаза не начали закрываться на ходу. Внезапно, в двадцати метрах впереди появился силуэт и в свете звёзд, что отражались в резко распахнутых глазах слесаря, он смог легко его разглядеть. Серёга резко остановился.

Маленькая девочка в белой ночнушке стояла на краю дороги. Её лицо скрывали длинные, черные волосы, а ручки безвольно свисали по бокам — в одной из них она держала простенькую куколку без глазок. Девчушка тихонько качалась и издавала странные щелчки, но самым странным было то, что имя над головой отсутствовало.

Не любивший ужастики автослесарь, тем не менее, знал одну народную мудрость — «Если в три часа ночи, на безлюдной трассе и в дали от населённый пунктов, вы видите одинокую маленькую девочку в белом платье — сбивайте её нахуй!».

Проклиная телевизор за навязывание стереотипов, Серёга сделал маленький шаг в сторону, чтобы обойти эту жуть, но та бесшумно шагнула следом. Ягодицы слесаря сжались — чёрт его знает, что «оно» с ним сделает, ведь он уже успел убедиться, что обычная смерть — отнюдь не самый плохой вариант с его способностью к возрождению. Но, только смерть без извращений…

Ещё один осторожный шажок слесаря и сразу контршаг существа, а потом ещё один, и ещё… Холодный пот градом катился по спине Серёги и он не выдержал напряжения:

— Э, э, э. Ну-ка нахуй! — но существо не реагировало, а неотвратимо приближалось.

Оставался самый паршивый вариант — бежать. Но, в темноте, на ухабистой дороге, да ещё и босиком можно запросто поломать ноги и тогда вариантов вообще не будет. Как на зло — под рукой не было ничего, чем можно отбиться и Серёга решил отмахиваться трусами — точнее «юбкой как юбкой».

Сняв единственный предмет одежды, он раскрутил его перед собой словно пропеллер, а получившийся звук заставил существо остановиться. Патовая ситуация — ночь, голый мужик перед шестилетней девочкой размахивает «трусами»…

Внезапно до Серёги дошло — шесть лет! «Огуречный взгляд» точно определял время и перед ним действительно стояла шестилетняя девочка, но легче от этого не стало, ибо девочка продолжала издавать щелчки, абсолютно не шевелясь. В добавок ко всему слесарь услышал нарастающий высокочастотный вой, который быстро приближался.

Уровень адреналина зашкалил и слесарь приготовился к бою — кося одним глазом на девочку, а вторым в сторону леса, где уже трещали кусты.

— А-а-а-а-а! — на дорогу выскочило нечто большое, белое и кричащее.

— Да чтоб вас! — сплюнул Серёга в дорожную грязь и остановил вращение «трусов».

Толстая бабка семидесяти лет «Груня Бран 37», в белой ночнушке, подскочила к девочке и схватила её на руки:

— Лимка, да как же… Опять ты… — причитала она, качая на руках девчульку, которая напугала слесаря до седых волос.

Он махнул рукой и собрался топать дальше, как на дорогу выбежал ещё один персонаж с большим колуном — восьмидесятилетний старикан «Хроп Бран 43» и угрожающе встал на пути слесаря:

— А ну стой, совратитель детей! — выдохнул тяжело дышащий дед.

— Ты чего, отец, спятил? Я мимо шёл! — опешил Серёга — А ваша малявка меня напугала до ужаса!

— Хроп, не дури! Видишь же — он юродивый. Не бери грех на душу! — Груня прикрикнула на мужа, кутая девочку в какую-то простыню.

— А ежели он сделал с ней чего? — не унимался хмурый старик.

— Уважаемые, вы чего?! Какое «сделал»? Какой юродивый? Я нормальный мужик! — возмутился Серёга, которого уже второй раз за день назвали умственно отсталым.

— Мужик может и нормальный, а уровень то первый. — тон Груни констатировал факт — Дурачок значится…

— Зашибись у вас тут цветовая дифференциация штанов… — похлопав в ладоши Серёга — Ты, отец, в свои восемьдесят, тоже не далеко ушёл!

— Дык я ж не воин, на кой оно мне? — удивлённо пожал плечами Хроп и опустил колун.

— Ну вот! А мне оно на кой? — с упрёком уставился на него Серёга.

— Твоя правда. — Хроп почесал затылок и тоже усмехнулся. — Дык ведь…

— Хватит! Если хотите языками молоть, то пойдемте в дом Лимку положить надыть. — Груня не дала мужу договорить и подозрительно посмотрела на слесаря — Ты не буйный хоть? А то, мы тебя живо того… по голове.

— Да нормальный я, нормальный, только денег нет, но могу подсобить чем нибудь. — Серёга не собирался упускать возможность поспать под крышей — только начав с нуля начинаешь ценить маленькие радости.

— Ну тоды пошли, помощничек… — хмыкнула бабка и пошла впереди.

Они спустились с дороги и Серёга понял откуда взялась девочка — тут была узкая, неприметная тропинка, которая за пять минут вывела их к почерневшему от времени дому за крепким забором.

Над широкой калиткой висел старый щит с изображением двух переплетенных стрел, которые делили изображение на две части. На одной был, наверное, изображен человек, а на другой угадывалось изображение зубастой твари. Краска выцвела, сделав всё размытым, но света звезд вполне хватало, чтоб различить рисунок.

— Воевал кто-то? — кивнул слесарь на щит, припоминая, что на родине рисовали красную звезду на домах.

— Сына щит. — кивнул Хроп открывая калитку — Дом оберегает от лихих людей — не всякий к оборотням сунется…

Слесарь вмиг похолодел, представив как его жрёт пара волков, но как-то быстро успокоился, едва вспомнив про орков.

— Да не переживай, мирные мы. Я, вот, в козла обращаюсь, а Груня — в свинью. — от старика не ускользнула его реакция и он усмехнулся.

Они вошли во двор и бабка сразу ушла в дом, Хроп запирал калитку, а Серёга морщил лоб, пытаясь понять — кто мог получится от брака козла и свиньи.

— Песец. — сказал куда-то в темноту леса старик и достав трубку стал набивать её табаком.

— Что? — не понял Серёга, косясь на курево.

— Знаю о чём подумал. — усмехнулся дед — Песец у нас народился. Сильным воином стал — противники боялись и с криком «Песец идёт» разбегались.

— Серьёзно? — приподнял бровь слесарь.

— Нет конечно, это сынок так рассказывал — веселил нас, когда возвращался. — грустно улыбнулся Хропа, в глазах которого блеснула влага. Он раскурил трубку и протянул благодарно кивнувшему Серёге.

Они уселись на высокое крыльцо и смотрели на звезды.

— Погиб? — сочувственно спросил слесарь возвращая трубку с крепким самосадом.

— Не знаю. Пропал. Четыре года назад. — старик затянулся и немного помолчал перед тем как продолжить — Он тогда в ночи приезжал смурной, нервный. Лимку привёз — сказал дочь, а наутро снова ускакал. С тех пор нет вестей.

— Внучка значит ваша… Лунатит?

— Чего? — удивился старик незнакомому слову.

— Ну, по ночам во сне ходит.

— Ааа… Не, не спит она. Никогда. — Хроп задумчиво выпустил кольцо дыма и передал трубку слесарю.

— Эм… А как тогда… — Серёга кивнул на дом, куда Груня унесла девочку.

— А никак. — развёл руками дед — Бабка сказки ей рассказывает, пока та крутиться не перестанет, да так и лежит малютка, в потолок до утра смотрит. Я уж там чего только не изобразил, чтоб деточке не скучно было, но ей, похоже нет разницы. Эх, бедняжка…

Старик вздохнул и вынул из-под крыльца бутыль с мутным самогоном. Отпили из горла по очереди и тут вышла Груня со стаканами и тарелкой пареных овощей.

— Не принимает её Мир, но, тебе до того, думается мне, дела нет… — бабка присела тут же и разлила самогон по кружкам.

— Не то, что бы нет… Но… Помочь вряд ли смогу, а попусту, в жизнь чужую лезть не следует. — Серёга взял с тарелки половинку холодной картошки или чего-то похожего по вкусу.

Выпили в тишине, после чего Груня поднялась, охнув, и направилась обратно в дом со словами:

— В сарае поспишь — не обессудь. Овощи доешь, а утром посмотрим, что с тобой делать. И балова́ть не вздумай.

— Пойдём. — Хроп поднялся и отвёл Серёгу до сеновала. Выдал что подстелить и пожелав спокойной ночи ушёл.

Слесарь вырубился моментально, не смотря на колющееся сено, пыль и духоту.

А утро началось вполне обыденно для Серёги…

Глава 8. Что-то странное…

— Быстрее!

Меня бесцеремонно растолкала Груня и сунула в руки большую деревянную коробку с лямками.

— Погодь, мать, что случилось? — я пытался сопротивляться, слабо понимая что происходит. От сена всё чесалось, а голова была как с перепоя, но было ещё одно странное чувство — в моей башке был кто-то, кроме меня…

— Давай, давай, милок, хватай Лимку и чеши отседого! Мы тут скопили кой чего, уж не обессудь.

— Да не тараторь, мать, объясни толком! — меня тошнило. Самогон херовый был?

— Сарай проверьте! — послышались суровые голоса снаружи.

— Быстро принимай задание и беги на запад — там город! — шипела мне в левое ухо бабка, с силой выкручивая правое.

Наконец, я понял, что от меня хотела Груня — надпись «Новое задание» моргала перед глазами. Знать бы как его принять ещё…

— Да согласен, согласен! — прошипел я в ответ, понимая, что нихера не понимаю, но с бухты-барахты они бы не стали себя так вести — не те люди.

«Вы приняли задание «Обеспечить безопасность…».»

В этот момент Груня превратилась в здоровенную свинью и пробив дыру в стене сарая намекнула, что мне туда, придав ускорения ударом копыта по жопе.

— Рыжего хватайте! — кричали сзади, но грозный «хрюк» оказался весомым аргументом отложить моё преследование и я рванул в лес — где мои пятнадцать лет? И где, мать его, запад?

За спиной раздался самый настоящий взрыв и предсмертный визг «свиньи». Ну уж хер вам! Я спасу…

Блять! До меня только дошло, что мне спихнули жуткую малявку и похоже, что их сынуля нахуевертил делов с этим ребёнком. Кардан уже в жопе, а я трезвый и без ключа!

Мысли отнимали многовато сил и пришлось сосредоточиться на дороге, чтобы не свернуть шею себе и девочке, которая, скорее всего, болталась в коробке, как хер в проруби.

— Терпи малышка, дядя Серёжа тебя спасёт. — пропыхтел я на ходу, сразу пожалев об этом — да что со мной не так? То сильный и выносливый, то как вялый хер…

«Следите за уровнем жизненных сил — хорошо питайтесь и регулярно отдыхайте»

Надпись перед глазами издевалась, как и ненавистный лес, который превратился в непролазный бурелом.

Самодельные трусы потерялись где-то по пути, но было не до них — впереди болото! Надеюсь тут не водится таких же жаб как в том мире.

Ступни уже изодраны в мясо, а регенерация делает только хуже — наращивая мясо поверх мусора. Я, когда-то, с одной шипицей намучался, а тут… Проще отрубить и отрастить, чем выковыривать…

Холодная болотная вода освежала и бодрила. Я очень надеялся, что коробка с ребёнком окажется плавучей, потому что плавал я херово.

— Кричи если что. — заглянул в коробку, стоя по пояс в черной воде. Девочка молча смотрела на меня. Узкое, бледное лицо, острый нос, бледные губы, чёрные волосы и полностью чёрные глаза без белков — жуть конечно, но ребёнок есть ребёнок, может израстётся?

Ладно, ей шесть лет, подаст знак если что. Надеюсь…

Держа коробку перед собой я поплыл, оглядываясь по сторонам — опасностей было не видать, как и преследователей.

А не…

Что-то двигалось под водой в мою сторону, поднимая волну, а под рукой только трава, да ряска. Странно, но опасности я не чувствовал, скорее было ощущение, как при встрече с Толяном, идущего с бутылкой, и вечер обещал стать томным…

— Что появилось раньше — курица или яйцо? Отвечай. — со странным вопросом из воды поднялось нечто размером с Макса и покрытое ряской. «Болотный Загадочник 70» был похож на помесь жабы и Бориса Моисеева — в белом пиджаке с красным платочком на груди и жуткой рожей с огромным носом, толстыми губами и круглыми жёлтыми зубами. Большие глаза смотрели в разные стороны, а волосы были сплетены в толстые, грязные косички.

— Это обязательно? — буркнул я и тихонько погрёб дальше — ну его нахер…

— Обязательно. — зевнул огромной пастью загадочник, тихонько плывя рядом.

— А если я отвечу неправильно? — я краем глаза посмотрел на его имя — не пропустил ли чего, вроде «Болотный Загадочник Толик 70»? Но нет…

— Он тут! — раздался крик сверку и я задрал голову — какой-то хлыщ пикировал вниз.

Болотная страхолюдина тоже подняла голову и произнесла:

— Что появилось раньше — курица или яйцо?

— Что? — опешил замерший над водой тип с посохом и в голубом балахоне, пялясь на Загадочника.

— Что появилось раньше — курица или яйцо? — повторил монстр свой вопрос летающему хрену сорок пятого уровня.

— Эээ… Яйцо. — неуверенно промямлил «хрен».

Внезапно из воды выскочило щупальце — схватило закричавшего мужика и сунуло в рот Загадочника. Брызнула кровь, крик оборвался и слышался только треск пережёвываемых костей, да кровь окрасила воду в грязно-красный.

— Я убью тебя. — жуткая плотоядная хрень как ни в чём не бывало продолжила разговор со мной.

— А если правильно? — я старался отплыть подальше от него, но, не тут-то было.

— Вижу рыжего! Тут ещё монстр семидесятого! — доложил кому-то очередной голос сверху, но этот мужик был умнее и не снижался.

— Что появилось раньше — курица или яйцо? — Загадочник поднялся из воды на десять метров, оказавшись со своим вопросом прямо напротив второго летуна.

— К… курица… — заикаясь ответил бледный летун.

Щупальце, — или хвост? — схватило мужика и он повторил судьбу первого.

— Я тоже тебя убью. — как ни в чём не бывало констатировал монстр, возвращаясь в воду.

— И какой тогда смысл? — опасности я по прежнему не чувствовал — может почки отморозил и они больше не предупреждают меня?

— Я так хочу! — недовольным тоном ответил Загадочник.

— Почему тогда молча не убиваешь? — хренов водяной, похоже, просто так меня не отпустит. Мне то пофиг, а вот ребёнку хана.

— Это скучно…

— Хуясе, что, других развлечений нет? — я обалдел от такого аргумента, хотя… Вдруг послышался плеск — я обернулся и увидел вёсельную лодку с четырьмя вооружёнными мужиками.

— Что появилось раньше — курица или яйцо? — Загадочник шустро подплыл к ним со своим дурацким вопросом. Но его с ходу атаковали — мужики были пятидесятого и вату катать не стали.

Результат был вполне ожидаем — их сожрали. Я конечно попытался по тихому скрыться под шумок, но хуй там плавал… и Загадочник.

— Это болото, тут с развлечениями плохо. — вздохнул мутант, глядя на меня с надеждой на очередной перекус.

— А чё не уйдёшь? — задал я вполне логичный вопрос.

Вместо ответа — болотная вода пошла волнами и повсюду всплыли толстенные брёвна, как я подумал вначале, но быстро сообразил, что это хвост Загадочника. Глазомер бысто насчитал пятьсот метро общей длины и вопрос отпал бы сам собой, если бы я понял в чём проблема, ну да хер с ним — буду думать, что без воды ему не выжить, а значит нужно выбираться на сушу — от греха подальше.

— Что появи…

— Слушай, я всё понимаю, но неужели ты не придумал ничего лучше, чем жрать всех подряд? — у меня родился кой-какой план и я собирался его придерживаться.

— И что ты предлагаешь? — без энтузиазма поинтересовался Загадочник.

— Ну, тут без поллитры не разберёшься…


— Даже не думай! — стоило мне отвлечься на странное ощущение чего-то инородного в голове, как мимик попытался прыгнуть в глубокий провал, но я вовремя завязала цепь вокруг большого валуна и теперь он болтался в воздухе поскуливая. Странный зверь. Зачем он хочет убить себя?

Запасы духовной энергии расходовались на каждую манипуляцию с цепью и я немного сэкономила — завязав простые узлы. Отродье! Я не была так ограничена в силах с того проклятого храма «Дао Дзи».

Скользнув внутрь глотки, я окинула взглядом помещение золотой базы — все были напряжены, кроме фэнхуана и странного Кватя, но тот сосредоточено выполнял поручение господина, а Макс был под действием «Яда разума». Грозовой тигр нервно бродит — он слишком уважает господина и сильно к нему привязался. Думаю тут даже не в клятве дело — господин слишком уж…

Сердце забилось чаще и кровь прилила к щекам — с тоской смотрю на руки, что крепко сжимали меня, а его нефритовый стержень…

Пиздец нахуй блять! До чего же глубокие слова, так чётко описывающие мои чувства… Глажу его руки — холодные, да и кровь в месте среза уже высохла… А то, что не вижу искру жизни, может означать только одно — он возродился, а значит нужно искать! Проклятье! Я отказываюсь верить в то, что он мог умереть! Он обязательно придёт — не ради нас, так ради ключа, который лежит тут же — возле рук.

— ЗамКом Алана, ты придумала как нам найти командира? — демоны тебя забери! Тигр смотрит с такой надеждой — я что, так же потеряно выгляжу?

— Да Шиши, есть отличный способ. — ласково треплю его по голове — он улыбается… Ааа, да чтоб тебя! Почему меня так никто не утешает?! Стоп Алана — ты же сильная женщина!

— Квать! — кричу, но голос срывается, да как же меня угораздило настолько привязаться к господину?!

Гремлин вылез из небольшой норы в полу, которую он выгрыз за последние дни:

— Босс Алана?

— Ты сможет изготовить ещё переговорные устройства?

— Для человека? — уточнил гремлин?

— Да, для этих бесполезных девок. — я кивнула на бывшую свиту, бывшего бога, которые сразу напряглись.

— У меня есть шесть устройств, босс Алана, вот. — он высыпал на пол свои артефакты.

— Отлично, благодарю. — я подняла, всё ещё непривычные, предметы и покрутила в руках — удивительный ты человек господин… и такой страстный. Ааа, стоп!

Теперь нужно выбрать кого-нибудь поумнее…

— Маленькая Нара, подойди ка сюда. — я ухмыльнулась про себя — девочка напряглась и ждёт подвоха, но ничего, ты научишься подчиняться старшей жене! Нет единственной! О Небо, да о чём я опять думаю?!

Пока я краснела — она смиренно приблизилась и встала напротив в ожидании. Протянув руку с переговорным артефактом и дождавшись, пока она его возьмёт, я наложила печать на её разум. Она даже не поняла, что произошло и я озвучила план:

— Отправляйся в тот мир и собирай информацию — там, где произойдёт нечто невероятное, скорее всего мы найдём господина. Повтори то, что делал Ваас, когда оказался в том мире — скажи «мне нужна система». Что произойдёт дальше я не знаю, но, думаю, ты справишься. Город у подножия горы.

— Хорошо старшая. — Нара поклонилась и пошла вверх — по пути в другой мир.

— Запомни — если предашь, то умрешь! Я поместила в твой разум печать и использую её, если ты не будешь докладывать мне два раза в день.

Нара слегка вздрогнула, но вновь поклонилась и вылезла из мимика. Пришлось потратить еще немного духовной энергии, чтобы поднять её наверх с помощью цепи, но у меня был припрятан небольшого объёма спирта, о котором никто не знал, и, хочу верить, что господин отыщется раньше, чем иссякнет мой запас.

Что ж, пора двигаться дальше и посетить ещё пять городов — так будет больше шансов не упустить информацию о господине.

— Хочу установить систему. — стоящая на вершине скалы Нара повторила слова Вааса и через минуту над ней появилась надпись «Нара 0». Работает!

Я высунулась по пояс из мимика — только так я не лишалась своих сил — и, манипулируя цепями, понесла мир практиков к следующему городу…


— Статус.

Бегло читаю характеристики — нубас полнейший… Да ещё и в мозгах чё то мутное, будто пырит кто-то изнутри — типа я перс в шутане от первого лица и мной управляет такой же задрот. Бред… но на всякий, вот тебе фак — пристально смотрю на свой средний палец.

Отхлебнув воды смотрю на закатное солнце — красиво конечно, но, раз побывав в шкуре сильнейшего, сложно начинать с нуля и похрен сейчас на красоту мира…

Сорок уровней за три дня, без дополнительных бонусов к прокачке — неплохо. Ладно хоть эти два алкаша заявились с головой дяди Серёжи и жирный правитель кое-как разрулил ситуацию с проникновением в чужие королевства, списав всё на «рыжего демона»… Сраную Херасию не раскатали, но..

И почему именно я должен отрабатывать за их косяки? Хотя похер… Экспа капает и ладно.

— Герой Херасии, на нижних уровнях безумные дворфы! — ко мне подбежал пацан-посыльный. Почилить мне не дали.

— Да, да… Иду. — придется чекнуть — объявившие войну королевства, в качестве извинений за вторжение, уже второй день роют единственный рудник Херасии, а я их охраняю. Дорылись до сороковых гномов и те грохнули шахтёров. Через пять дней договор закончится и попробую либо обойти клятву героя, либо захватить страну, но, с пустым рудником — она нафиг никому не нужна.

Да и вообще — кто придумал такую идиотскую систему?

Герой обязан подчинятся правителю — иначе его изгоняют и лишают всего, чего тот добился. Плюс больше не пустят ни на одну территорию, вынуждая слоняться по пустошам, где он и сдохнет.

Здравый лут был только в данжах, где трупы исчезали сразу, оставляя после себя ништяки, но в других местах можно было получить на руки только остывающую тушку.

Системных навыков до жопы, как и всяких характеристик, но тупая система толковых справок не даёт, а перераспределять очки в любое время можно было только до десятого уровня. В итоге — билд запорот…

— Герой мы готовы. — Угар и Мяух, которых мне выдали в качестве их наказания, уже стояли рядом и брезгливо смотрели в мою сторону, поклонившись. Они поклянись перед миром, что будут исполнять все мои приказы и никогда не нападут, а я не стал сливать жирдяю их связь с «рыжим демоном». Взамен — они паравозили меня в эти дни.

— Го, алкаши, время для фарма.

Мы спустились на нижние уровни шахты и сразу заметили странных волосатых существ, вообще не похожих на дворфов — «Снарт 50*» висело над ближайшим париком на ножках, но он не нападал. Дворфы явно должны выглядеть по другому, примерно как тот, которого сейчас тащили в темную нору…

Краем глаза я заметил, как кошак что-то шепнул орку и тот вздрогнул, сильнее сжав топор в единственной руке.

— Чё шепчетесь?! — я подозревал, что они задумали пакость.

— Снарты. — шёпотом ответил Мяух и неожиданно начал подпрыгивать на месте, а через секунду к нему присоединился Угар.

— Я без тебя вижу, в чём их прикол? — на всякий случай я тоже говорил шёпотом. Чёрт! Некоторые из снартов начали подпрыгивать, двигаясь вокруг нас.

— Магия их не берёт, как и обычное оружие — только яд подземной змеи. — шепнул магик прыгая всё быстрее. Недоговаривает, сука, но я тоже начал прыгать — хер его знает зачем, но эти двое знают больше о своём мире.

— А нахрена мы скачем? — шепнул я, ускоряясь вслед за всеми.

— Прикидываемся своими и радуемся хорошей добыче — они глухие и слепые, но чувствуют вибрации.

Меж тем прыжки сменились ритмичными притоптываниями и все снарты выстроились в очередь к норе. Мы оказались ближе к концу цепочки — я, неожиданно, оказалася перед Угаром, а Мяух за ним.

— Я туда не пролезу! — сзади раздался полный ужаса шёпот орка.

— Намажься этим, может проскочишь… — я услышал торопливый шёпот Мяуха и звук открывающейся баночки, который сменился влажными шлепками. Стараясь не сбиться с ритма, обернулся и увидел как Угар обмазывается каким-то жиром. Походу дела реально плохи.

— А чё они делают с добычей? — шепнул я, стараясь подготовиться ко всему.

— Они с ней размножаются, вне зависимости от пола. — трагичным шепотом сообщил Мяух и мои волосы зашевелились, а дыхание перехватило.

— А нахрена мы скачем за ними? — шепотом паниковал я уже у самой норы.

— Там будет возможность сбежать! — услышал я нормальный голос магика, перед тем, как свалиться в темноту…


— Серьёзно? Возможность? — ухмылялся Угар, стирая с себя жир трупом снарта.

— Ну, да — она ведь не нулевая… — пожал поечами Мяух убрал в сумку флакон с ядом и теперь увлеченно стриг трупы.

— Только у нас теперь проблема — если он выберется и сдаст нас жирному ублюдку, то нам точно конец. — орк отшвырнул трупик в сторону.

— Значит нужно сделать так, что бы не стало ублюдка…


[Вот такая странная глава =). Почему-то мало ругани на автора в комментариях, что немного расстраивает, но я прикупил на Авито вериги и ими надеюсь компенсировать отсутствие гневных криков от вас. Спасибо, что читаете. =)]

Глава 9. Больше критических ситуаций!

— Золотой надыть!

— Блять, да железный же!

— Теперь его можно съесть?

Серёга хлопнул себя по лицу и накатил ещё пол литра какой-то настойки, что нашлась в сумках съеденных в этой местности путешественников.

На берегу болота сидели четверо: голый автослесарь — в окружении бутылок, к которым он всё чаще и чаще прикладывался от тупости ситуации; странная девочка — смотрящая не моргая в одну точку; болотный монстр с энтузиазмом познающий основы рекламных акций; мужик в обносках, которого нашли спящим неподалёку и решили, что он лучший кандидат для отработки коммуникативных навыков Загадочника.

Чувствуя себя режиссёром детсадовского кружка актёрского мастерства — Серёга битый час пытался объяснить концепцию старой сказки о трёх топорах и жадности людской.

— Так, Пухеч, ты должен сказать, что потерял железный топор! А когда монстр вынырнет с золотым, то сразу отказывайся. Понял?

— Агась. — почесал затылок мужик.

— Тогда — начали! — скомандовал автослесарь и вручил Пухечу железный топор. — Бросай!

Мужик швырнул топор в болото, а Загадочник быстро нырнул следом и вынырнул уже с золотой секирой — ничего более золотого они не нашли.

— Твой ли это топор? — замогильным голосом завыл монстр.

— Мой! — резво кивнул мужик хлопая честными глазами, и протягивая жадные ручонки к оружию.

— Теперь можно есть?! — Загадочник скосил глаз на автослесаря.

— Нет! Дебилы! Оба-два… — Серёга попытался вырвать свои волосы, но, лишь насобирал на пальцы высохшу ряску — Всё, Пухеч, забирай топор и вали отсюда. Всем расскажи где взял его.

— А съесть? — монстр угрожающе навис над слесарем.

— Вот когда будут к тебе толпы ходить, тогда и жри этих идиотов через одного. Слушай, — слесарь ни коим образом не впечатлился нависшей громадиной — А где ты загадку про курицу и яйцо услышал?

— А, это… Один магик предложил мне отгадать загадку. Если я отгадаю — съем его, а если не отгадаю, то не съем. — Загадочник улыбнулся, демонстрируя жуткие зубы.

— И что, отгадал?

— Нет.

— А магик что?

— Съел.

— Вот и загадывай иногда эту загадку приходящим — каждому третьему говори, что он угадал и дари что-нибудь, а остальных ешь. — Серёге уже надоело это болото с комарами — он тихо завидовал маленькой девочке, которую вообще не кусали.

— А если ни кто не придёт? — монстр демонстративно начал обнюхивать слесаря, но тот был не так прост и протяжно бзданул — с местного пойла у того началось несварение.

— Придут, не ссы. — усмехнулся уверенный в людской жадности Серёга и хитро посмотрел на отшатнувшегося, утирающего слезы Загадочника.

Время текло неспешно мимо, алкоголь тёк в слесаря, Загадочник периодически обтекал после погружения в болото, а девочка всё так же смотрела в одну точку.

Серёга начал раздражаться — синяя полоска в верхней части упёрлась в правый край поля зрения и теперь, изогнувшись-развернувшись, ползла обратно к левому краю. Сделав очередной глоток местного пойла, он вывел прямую зависимость длины этой полоски, от количества поглощенного алкоголя.

— Мир, что за херня, как эту полосу убрать? Я бровей не вижу… — слесарь возмущённо повращал глазами, но Мир молчал.

— Какую полосу? — Загадочник вновь навис над Серёгой.

— Да перед глазами — обзор загораживает, как ты сейчас… — он отмахнулся от монстра, словно от мухи.

— Это тутась железные топоры на золотые меняют? — на берег вышли пятеро мужиков бомжеватого вида, среди которых был и Пухеч — без топора, но с замечательным синяком на половину лица.

— Тутась, проходите, гости дорогие, присаживайтесь. — обрадовался захмелевший слесарь и, радушно улыбаясь, широко развел руки в стороны — словно намереваясь всех обнять.

Когда змееподобное тело монстра отрезало путь к отступлению — мужики почуяли подвох и недобро покосились на Пухеча, но тот на правах «своего человека» быстренько выскочил из окружения и спрятался за спину автослесаря.

— Нелюди это — баньдюги лесные! — обижено взвизгнул Пухеч лишённый своего золотого топора.

«Бандюги» поняли, что попали в западню и затравленно заозирались по сторонам — кусты, болото, монстр семидесятого уровня, Пухеч-сволочь, голый мужик первого уровня и маленькая девочка без опознавательных знаков — ситуация была странной и пришлые мужики решили не ввязываться в дела этой компании.

— Дык крутимся помалёху… — старший «бородатого отряда» «Гуздень 28» неуверенно почесал затылок и ткнул обухом топора в сторону Пухеча — Он сказал, что тут золотые топоры раздают. Вот мы и пришли глянуть на это диво…

— Раздают, раздают. — с улыбкой кивнул Серёга на Загадочника — Кинь топор.

Гуздень пожал плечами и бросил топор, который попал топорищем прямо в глаз ждущего монстра. Тот взвыл, схватился за глаз и рухнул в воду.

— Долбоёб, в воду топор кидай! — зло рявкнул автослесарь, догадываясь, что уровень интеллекта местных прямо пропорционален несуразности их имён.

Вздрогнув и кивнув, Гуздень одолжил топор у товарища и со всей силы швырнул его в болото. В этот момент над водой показался разъярённый монстр и заорал во всю глотку:

— Червяк, да я… — договорить он не смог. Брошенный Гузднем топор залетел в открытый рот и застрял где-то в глотке — Загадочник начал кашлять, биться о воду и царапать свою шею, а через пару минут ушёл на дно.

«— Земноводное…» — отстранённо подумал слесарь, обтекающий от болотной воды.

— Эта, а топор то?.. — «Гуздень 49» вопросительно посмотрел на Серёгу, прервав его размышления.

— Да в пизду вас всех!.. — Серёга в сердцах плюнул на землю, подхватил одну из сумок, взял Лимку за руку и зло потопал подальше от этих дегенератов.

— А ну-кась стой! — один из разбойников быстро во всём разобрался и окликнул слесаря, когда тот уже скрылся в кустах.

— Чего тебе, придурок? — злая морда Серёги высунулась сквозь листочки.

— Ты того, котомку то оставь. Тебе то она без надобности. — оскаблился самый умный, пока остальные пинали ногами Пухеча.

Не став спорить с превосходящими силами тупизны Серёга зло харкнул в сумку и бросил её на берег со словами:

— Чтоб у тебя хуй на лбу вырос, беспредельщик! Идите на хер все!

«Внимание! Вы соз…»

— И ты иди нахер! — Серёга отмахнулся от сообщения Мира и, немного порадовавшись исчезновению голубой полоски перед глазами, потопал голышом через лес, ведя за руку маленькую молчаливую девочку.

Злой, голодный и голый автослесарь довольно быстро вышел на дорогу и выбрав направление «подальше от дебилов» уверено зашагал в закат.

Смеркалось. Вселенная сжалилась над Серёгой и он заметил большое строение, ярко освещённое масляными лампами типа «летучая мышь».

«Толстый Жмых» гласила вывеска и слесарь не стесняясь дёрнул рассохшуюся, скрипучую дверь. В помещении стоял чад с запахом горелого мяса и полумрак, а немногочисленные едоки за грубыми деревянными столами разом обернулись на странную парочку.

— Шеф, можешь за отработку покормить? — не стал ходить вокруг да около Серёга, непринуждённо подойдя к невысокому прилавку, за который стоял плотный и потный бородач, что-то помешивающий в котле.

— Могу. Что умеешь? — так же непринуждённо ответил «Карым 44» не прекращая мешать варево на печи, которая стояла тут же, отравляя воздух дымом вырывающимся сквозь щели.

— Это, типо, как в том анекдоте? — усмехнулся Серёга:

«— Что умеешь?

— Копать.

— А ещё?

— Могу не копать.

— А лестницу сможешь сделать?

— Могу, но долго копать придётся…»

Кто-то в зале заржал, а Карым улыбнулся:

— А неплохо. Давай так — рассказывай свои «анекдоты» и байки — если все будут довольны, то даже комнату предоставлю, а ежели нет, то могу только корку хлеба предложить.

— Идёт! Толко ребёнка авансом покорми. — слесарь выжидательно уставился на хозяина заведения и тот, утвердительно кивнув, поставил перед Серёгой миску с жидкой похлёбкой.

Девочку усадили за дальний столик, а автослесарю выдали холщовые штаны и он, усевшись на кривую табуретку и оперевшись спиной на прилавок, начал травить анекдоты, выбирая самые забористые и похабные, так как женщин в радиусе слышимости не было.

Дела шли неплохо — публика хохотала и периодически угощала рыжего сказителя плохоньким пивом и вяленым мясом, когда у того начинал хрипеть голос. В едальню иногда заходили новые посетители и через пару минут присоединялись к общему веселью. Карым довольно улыбался — под хорошие байки и пьётся легче, а это дополнительные деньги.

— Ну и последняя. — Серёга вернулся с улицы — проклятое пиво — и занял своё место:

«Молодые девки учатся медицине и тренируются ставить клизму, — кишки промывать пациентам — а тренируются на бабке старой. Человек пятьдесят в зале и все свой очереди ждут попробовать.

Вот выходит одна из девок и суёт руки под простыню, которой бабкин зад прикрыт и усердно так вводит клизму — аж язык высунула от сосредотоности.

Бабка вдруг ойкнула и громко шепнула:

— Кажется не туда, доченька!

— Туда туда! Тише бабуля, я доктор — мне видней…»

В зале воцарилась тишина, но через мгновение раздались сдавленные похрюкивания и кто-то грохнулся на пол, а из-за закрытых дверей, позади Карыма, послышалось женское хихиканье.

Серёга улыбнулся и пошёл через зал за девочкой, а его хлопали по спине и хвалили за весёлые истории. Народ гудел и по второму, третьему разу пересказывал услышанное между собой:

— Про старуху с арбалетом — истина! У нас Сулаха по молодости дюже любвеобильна была, а как состарилась, так и интерес пропал со стороны мужиков. Поговаривают, что она Вучаку в рабы взяла, чтоб, значится, ублажал её… Хотя, думаю, брешут…

— Да брешут — лучше уж руки на себя наложить, чем старуху ублажать. Хотя…

— На безрыбье и щука раком. — бросил проходящий мимо слесарь, ведя девочку за руку. Карым, как и договаривались, предоставил им комнату и густой мясной суп.

— Щука! Раком! Хах, смешно… Какой же ты веселый, сейчас живот лопнет, о Мироздание…

Валящийся с ног от усталости слесарь кивнул, мечтая нормально поесть и поспать, как вдруг в помещении раздался абсолютно инородный звук — писк и скрежет телефонного модема, который услышав один раз — не спутаешь ни с чем.

— Сессия открыта. Ожидание запроса на обработку данных. Одна минута.

Странный звук и механический голос шли от девочки и Серёге не составило большого труда сложить «два и два», чтобы понять — она как-то относится к системе Мира и её усиленно ищут, а сынок оборотней явно выкрал её, возможно пожалев, чем навлёк беду на себя и родителей. Следовательно — подобные проблемы ожидают и его.

— Ты кто? — спросил рот автослесаря, пока его мозг был занят анализом обстановки.

— Локальный Интерфейс Мирового Контроля.

— Ты живая? — продолжал задавать бессмысленные вопросы Серёгин рот, а ноги уже разворачивались в сторону выхода. Мозг же закончил анализ и выдал короткую справку — пиздец!

— Физический носитель является квазиорганической оболочкой и не нуждается во внешних источниках энергии. Тридцать секунд.

— Тебя можно уничтожить? — такой странный вопрос вогнал в ступор всех в помещении, что дало слесарю несколько свободных мгновений для рывка к дверям.

— Физический носитель имеет высший приоритет в механике и логике мира. Уничтожение внутрисистемными инструментами невозможно.

Будучи человеком прагматичным — Серёга мгновенно изменил своё отношение к этому компьютеру и теперь бесцеремонно тащил его за собой выбегая из «ресторана».

— Какие функции доступны? — автослесарь попытался изобразить «правильный запрос».

— В соответствии с уровнем доступа «Серёга» — функционал «базовый», функционал «эксперимент» в рамках системной ошибки. Конец сессии.

Механический голос стих и стали слышны крики преследователей — приобщиться к высоким технологиям захотели все посетители едальни и активно демонстрировали убегающему слесарю полезные предметы обихода — топоры, копья и арбалеты — которые они хотели обменять на чудо техники.

Автослесарь не испытывал нехватки железа в организме и бежал со всех ног. Всего два простых слова «Мировой Контроль», сплотили таких разных и незнакомых между собой людей.

— Делить то как будете? — полуобернувшись крикнул Серёга.

В рядах преследователей возникло небольшое замешательство и раздался ответный крик:

— По уму!

— Да не было у тебя его никогда. — хохотнул кто-то из толпы, а остальные поддержали дружным ржанием.

— Астанавитесь! Нешто власти захотели ироды? Он добром вас веселил, а вы его на вилы?! Охолонитесь душегубы! — толпу преследователей догнала дородная «Самоха 42» — видимо жена хозяина — и теперь ледоколом прорезала нестройные ряды. Мужики пристыжено потупили глаза и остановились, убирая оружие.

Серёга обернулся и, не замедляясь, благодарно кивнул. Она кивнула в ответ и достала огромную секиру, которую с ходу метнула в автослесаря. Жуткий снаряд пролетел в нескольких сантиметрах над головой слесаря лишь потому, что какая-то дева, килограмм на сто, ловко треснула Самоху по голове большой сковородкой в самый последний момент.

— Ополоумела, на мать руку подымать?! — это орал уже Карым, но слесарю было плевать на семейные разборки и он скрылся в ночи…

***

(звёздочки по просьбе читателя)

— Какие ещё варианты? — вздохнул сидящий на большом камне Угар.

— Понятия не имею, только если весь горный массив обвалить, но без гарантий, да и сил у меня не хватит. — Мяух поскоблил когтем нарост пещерной плесени на стене и тоже вздохнул — Васька выжил и через Мир отдал приказ найти его.

Зверолюд и серый орк старались как могли, но медленнее искать уже не получалось — они зашли настолько глубоко в пещеры, что им стали попадаться драгоценные друзы, а снарты периодически нападали из нор.

— Нам нужен Серёга! — кивнул своим мыслям орк.

— Нужен, без него пробивной телепорт не работает, но сомневаюсь, что он выжил…

— Шутишь?! Он же говорил, что его хрен убьёшь, а я верю ему — он нормальный мужик!

Внезапно у обоих загудела голова.

— Кушэх! — зло прорычал Мяух и они максимально медленно двинулись на поиски Василия.

***

— Ясно, продолжай. — Алана выслушала доклад одной из лолей и хлестнула мимика цепью, когда тот попытался насадиться на один из острых сталагмитов, которые в изобилии наросли в этом гроте.

— Босс Алана, беда! — голос Кватя в наушнике был до крайности паническим.

— Что может быть хуже чем пропажа шефа? — недовольно проворчала Алана, закрепляя тумбочку под сводом пещеры — чтобы та внезапно не самоубилась — и «спускаясь» на базу. — Ну да…

Её взору открылась странная картина — границы мира культиваторов сжимались, а золотая башня стремительно уменьшалась в высоте.

— Я разбирался устройством башни и спровоцировал коллапс мира. Я не могу это исправить, я виноват… — гремлин трясся и кутался в уши.

— Пиздец… — Алана повторила любимое выражение шефа для всех критических ситуациях. — Сколько у нас времени?

— Четыре дня, но это не точно — я не знаю, что именно будет происходить.

— Надо валить отсюда и найти командира! — Шишига двинулся к проходу между мирами.

— Шиши, стоять! Даже если ты пролезешь, то как быть с Максимкой? — строго спросила Алана и показала пальцем вверх, где по потолку ползала феникс.

— Да-а-а, меня, меня, меня, меня… — шипела птица, нарезая круги на потолке — ей становилось всё хуже и хуже.

— Предлагаешь ждать? — оскалившись напирал тигр, но Алана тоже нахваталась от Серёги всякого.

— Шестьдесят шестой, слушай приказ! Ждём два дня — если Шеф не найдется, то тогда и будем прорываться наружу. Приказ заместителя командира ясен?!

— Так точно… — буркнул тигр и улегся поближе к пандусу.

Внутри Аланы бушевали сложные эмоции, но среди прочих преобладал страх — страх, что Мир вновь лишит её сил и она не сможет защитить свою любовь. От признания самой себе — её щеки запылали алым.

[От автора: Я жив, я диван, я тля. Спасибо за чтение.]

Глава 10. Уверенный пользователь

Утром Серёга выбрался из толстого, полого бревна, в котором пришлось обустроить ночлег, заткнув вход большой кучей мха.

Подумав о том, что уже неплохо приловчился бомжевать в разных условиях, он обыскал небольшую полянку на предмет чего-нибудь съедобного, но, кроме травы и мха, ничего не увидел и за ногу вытащил интерфейс из бревна.

Платьице интерфейса задралось и Серёга мысленно покрыл хуями разработчика такой достоверной оболочки.

— Слышь, интерфейс, а ты можешь принять другую форму? — на всякий случай поинтересовался он.

Девочка молчала, лишь изредка издавая тихие щёлкающие звуки.

— Блять… О мироздание! — Серёга вспомнил фразу, на которую отреагировал этот продукт извращённой мысли.

— Сессия открыта. Ожидание запроса на обработку данных. Одна минута. — прозвучал голос под «модемный» писк.

— Так, для начала, можно увеличить время? — взывать к «мирозданию» каждую минуту ему не улыбалось.

— Недостаточный уровень доступа для контроля временного потока.

— Да чтоб тебя… Нужно увеличить продолжительность сессии. — Серёга понял, что день будет долгим.

— Определите требуемую продолжительность. Тридцать секунд.

— А можешь заканчивать сессию по команде?

— Да. Двадцать секунд.

— Ну, вот и выполняй. — обрадованно потёр руки Серёга, чувствуя себя крутым программистом.

— Задайте команду на прекращение сессии. Обращаю ваше внимание — если вы не зададите команду на прекращение сессии, то команда будет назначена автоматически. Пять секунд.

— Э-э-э… — протянул растерявшийся слесарь, сообразив, что ту него всего пять секунд для придумывания команды.

— Команда «Э-э-э» для завершения сессии установлена.

— Погоди, нужно изменить команду — возмутился «крутой программист».

— Изменение управляющих команд возможно не чаще одного раза в тридцать дней.

— Блять… Ладно, хер с ним. Изменить команду для начала сессии. — Серёга немного расстроился, но решил, что это не критично.

— Задайте команду для начала сессии.

В этот раз ограничения по времени не было и слесарь собрался хорошенько подумать над командой, чтобы исключить случайную активацию.

— Пожалуйста, спасите мою сестру. Я сделаю всё, что угодно.

— Команда «Пожалуйста, спасите мою сестру! Я сделаю всё, что угодно!» для начала сессии установлена.


Ни капли не удивившись, Серёга с апатичным взглядом медленно обернулся на женский голос и попытался прикинуть количество местного населения, учитывая, что частота встреч, с разными индивидами, просто зашкаливала для такой лесистой и безлюдной местности. Создавалось впечатление, что каждый в этом мире считал своим святым долгом найти его во что бы то ни стало и озадачить какой-нибудь хернёй.

Незнакомка выглядела крайне уставшей, а одежды на ней было чуть меньше, чем обычно носила Алана. Но Серёгу поразил её возраст, безошибочно определённый «огуречным взглядом», хотя, что такое две тысячи лет, если его женщине все сорок тысяч?

— Прошу, помогите мне! — «Азура Тираза 63» заламывала руки и умоляюще смотрела на слесаря.

— Девчуля, тебя ничего не смущает? — саркастически приподнял бровь Серёга и указал пальцем вверх.

— Уровень не важен! Главное, что ты человек. — уверенно кивнула головой худая и грязная девушка.

— А женщина за человека тут не считается? — усмехнулся слесарь.

— Ну… э-э-э… — замялась девушка. Её взгляд забегал по сторонам и она неуверенно переступала босыми ногами.

— Сессия завершена. — сообщила девочка-интерфейс и замолчала.

Автослесарь размышлял — с одной стороны, Азура выглядела как реально попавшая в неприятности, но с другой — это было слишком подозрительно, учитывая её уровень, ведь даже бомжи с топорами имели тридцатые уровни в неполные сорок лет. Послать бы её лесом, но она только оттуда вышла…


— Умоляю, пожалуйста, спасите мою сестру! Я сделаю всё, что угодно, всё… — повторила Азура и, тихо заплакав, обессиленно опустилась на колени, закрыв лицо руками. Её плечи содрогались от беззвучных рыданий.

— Сессия открыта. Жду запрос на обработку данных. — пропищала девочка.

Серёга задумался и почесал затылок, но придя к выводу, что в худшем случае его сожрут или затрахают до смерти, кивнул сам себе и подошёл к Азуре. За ЛИМКу он больше не переживал, раз та неуничтожима то, в принципе, ничто ему не мешало попробовать помочь подозрительной гостье.

— Ну веди, посмотрю, что можно сделать. — он присел на корточки и по отечески погладил спутанные красные волосы худенькой Азуры, успокаивая бедняжку.

Внезапно, «бедняжка» вскочила, а Серёга успел увидеть только просиявшие рубиновые глаза, да радостную улыбку, прежде чем получил хук в челюсть упругой левой грудью и едва не лишился глаза — набухший сосок просвистел в миллиметре, вырвав веко и оставив рваную рану на лбу.

Девушка успела подхватить и прижать к себе отброшенного мощным ударом слесаря, но тот захрипел в её руках.

— Ёбаная тётя… — пробулькал кровью в лёгких полуобморочный Серёга, глядя в небо. В руках Азуры он почувствовал себя точь-в-точь, как в тот раз, когда на подъёмнике лопнула балка и его прижало тойотой «двухсоткой», едва не размазав по стене.

Похоже, именно так ощущается разница в уровнях, а он опрометчиво отмахивался от Загадочника — слава яйцам, что тот утоп…

— Э-э-эй! Что с тобой?! — паниковала девушка, не зная, чем помочь. На её руках умирал, возможно единственный, шанс на спасение сестры, ведь прочих, встреченных ею, людей, она убивала почти сразу — они были похотливы и надменны, лишая её последних крупиц веры в добро.

— Сессия завершена. — сообщила ЛИМКа.

— Да отпусти меня! — кое-как смог рявкнуть Серёга и впечатался в дерево, когда, не ожидавшая такого, Азура вздрогнула и резко оттолкнула его.

— Ой, прости, прости! — девушка, услышавшая хруст костей, перенервничала ещё больше и прыгнула к слесарю, чтоб помочь.

— Стой, блять, не подходи! — взвыл Серёга, стараясь отползти за дерево — подальше от «помощницы». Регенерация устраняла повреждения, но очень медленно.

Замерев на зелёной полянке, Азура смиренно дожидалась пока слесарь закончит хрипеть, стонать и материться. Через двадцать минут он вышел из-за дерева и встал перед ней, потирая поясницу.

— Показывай уже дорогу.

— Туда. — девушка указала рукой в чащу и уверенно пошла сквозь кусты.

Автослесарь двинул следом, но обернулся и посмотрел на стоящую без движения ЛИМКу.

— Пошли, интерфейс.

Та не отреагировала и продолжила стоять, изредка пощёлкивая. Серёга вздохнул.

— «Пожалуйстаспаситемоюсеструясделаювсёчтоугодно» — закатив глаза, Серёга произнёс команду активации под странный взгляд Азуры.

— Сессия открыта. Жду к…

— Иди за мной. — автослесарь не дал ей договорить.

— Низкий уровень доступа. Дистанционное управление перемещением недоступно.

— Да твою ж…

Он подошёл к ЛИМКе и, взяв за руку, поволок в заросли.

— А ну стой, извращенец! Во имя добра, я убью тебя.

Автослесарь устало обернулся и посмотрел на хозяина голоса как на говно. Молодой человек, «Герой Старии 32», немного смутился, но великолепный меч не опустил и уверенно сделал шаг вперёд.

— Да что вам всем от меня надо? — возмутился автослесарь — Как вы меня находите?

— Вокруг интерфейса присутствует зона интереса, в которую подсознательно направляются все, в радиусе двухсот километров. Герои стран имеют больший приоритет и ведутся напрямую. — просветила слесаря ЛИМКа.

— Ну просто блеск… — Серёга упёр руки в бока и уставился на героя, которому было лет двенадцать — Что, мелкозавр, убьёшь меня, не разобравшись в ситуации?

— Ой, какой милашка! — Азура выскочила из кустов и бросилась к розовощёкому, златокудрому и курноносому мальчику.

— Мя… — только и успел произнести юный герой, прежде чем дурная деваха оторвала его голову, при попытке потрепать за щёчки.

— Я, я… я не хотела, как же так?! — растерянная девушка непонимающе смотрела на голову в своих руках, на лице которой застыло выражение ужаса, паники и неверия.

— Атаки вашей расы игнорируют сопротивление физического урона цели.

— Но я же не атаковала его! Почему? — в её глазах появились слезинки.

— «Герой Старии» принял боевую стойку и любое касание рассчитывалось системой как атака.

Сереге было жаль пацана, но без своего ключа он не мог даже попытаться воскресить его. Хотя, одна мыслишка закралась в голову.

— Слушай, интерфейс, я, вроде как могу всякое, но мне нужен мой ключ… Можно как-то без него обойтись? — слесарь с надеждой взглянул на ЛИМКу.

— Уточните запрос. — невозмутимо ответил интерфейс.

— Блять… Я, наверное, смогу оживить мелкого героя, как мне это сделать?

— Алгоритм воскрешения не зарегистрирован в системе.

Серёга присел на траву и подпёр подбородок, размышляя над правильной формулировкой вопроса. Азура с надёжной смотрела на него, прижимая к груди истекающую кровью кудрявую голову с вываленным языком.

— Так, как мне научится магии? — после продолжительного молчания спросил слесарь, решив разобраться с основ.

— Необходимо инициализировать оценку личных черт в «гильдии авантюристов», либо в «локальном интерфейсе мирового контроля». — ответил интерфейс мирового контроля.

— Ага, инициализировать оценку моих личных черт! — немного просиял Серёга.

Перед его глазами появился длинный текст. Бегло пробежав глазами по «документу», он согласился с тем, что будет произведена оценка его физического состояния, ядра разума, уровня связи со вселенной, что бы это не значило, а также анализ логики, в соответствии с физическими ограничениями Мира.

«Внимание! Инициализирован анализ субъекта «Серёга». Не сопротивляйтесь. Выполнение…»

— Да я, вроде, и не… — пробормотал Серёга, но, внезапно, перед ним всё осветилось красным.


«ВНИМАНИЕ! ВЫ ОКАЗЫВАЕТЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ! ДОСТУП К ЯДРУ СОЗНАНИЯ ЗАБЛОКИРОВАН!»

— Да нихера я не оказываю! — возмутился слесарь, пытаясь проморгаться от красноты перед глазами.


«ОШИБКА АНАЛИЗА. ЗАПРОС АДМИНИСТРАТОРУ…»

— Опять ты… — произнесла ЛИМКа вполне нормальным тоном и тяжело вздохнула.

— Я. — не стал спорить Серёга, с любопытством наблюдая за изменениями в девочке.

Она самостоятельно сделала пару шагов и уселась на поваленный ствол дерева.

— Что хочешь сломать на этот раз? — девочка пытливо уставилась на слесаря.

— Почему ломать-то? Вот, — он указал рукой на тело героя — Оживить хочу. Пацан умер случайно…

— Ну так создай алгоритм, используй жизненную энергию и оживляй.

— Ну и как? — раздраженный Серёга задал вполне закономерный вопрос.

— Инициали… — ЛИМКа внезапно умолкла и замерла, словно статуя.

— Эй, администратор, ты тут? — Серёга подошёл к интерфейсу и помахал рукой перед её глазами.

— Да. Интересно… Значит так: я присваиваю тебе рейтинг и теперь ты сможешь получать очки прогресса. У тебя невероятная воля, или упёртость — называй как хочешь, именно поэтому системные приложения устанавливаются с таким трудом. Что касается магии — я тебе открою доступ к логическому редактору, но ты не сможешь увеличивать свой уровень и тебя будет легко убить. Как тебе такой вариант? — администратор в детском теле невозмутимо ждал ответа, но Серёге показалось, что тот жаждет услышать согласие.

— Нухуя не понятно, но очень интересно… Согласен. — пожал плечами слесарь — хуже не станет.

— Вот и хорошо. Не ломай только ничего… — ЛИМКа опять превратилась в манекен, а перед Серёгой появилось странное окошко.

— Погоди! А нахрена этот интерфейс нужен? — зачем-то крикнул слесарь.

— Интерфейс является элементом главного мирового задания. — ответила девочка.

— Блять, да не ты, а… — он не договорил и уставился на ЛИМКу. — Какого задания?

— Задание доступно только для правителей. Установите свою власть над любой страной.

— И что потом?

— Наградой за задание является выполнение любого требования.

— Желания, что ли? — удивился Серёга.

— Да. — лаконично ответила девочка.

— Э-э-эм… Моя сестра… — неуверенно протянула Азура, всё это время удивлённо слушавшая странный разговор.

— Сессия завершена. — пискнула ЛИМКа.

— Да, да… — пробормотал слесарь, пытаясь понять, как убрать «окно логического редактора» загораживающее обзор. Наконец, он «ОЧЕНЬ ЗАХОТЕЛ» и окошко пропало.

Потренировавшись пару раз, он отобрал голову героя у Азуры и приставил её к телу.

— Восстань из мёртвых! — замогильным голосом взвыл автослесарь и возложил руки на труп, одновременно вызывая окно редактора.

Внезапно произошло то, что и должно было — ничего. Труп лежал, Серёга сидел, редактор пустовал.

— Анализы! — рявкнул слесарь и сосредоточился на трупе.

В редакторе появились данные в трёх столбиках: кровь, моча, кал.

Пожелав сдохнуть разработчику, он напряг воображение и память. Теперь в редакторе был рентгеновский снимок, глядя на который было ясно — голова и туловище не связаны между собой.

Следующей картинкой было МРТ, так как Серёга примерно знал его принцип работы, но ни это, ни снимки УЗИ не помогали. Собрав волю в кулак он добрался до биохимии и редактор выдал лаконичное определение — пациент мёртв.

Сдаваться было не в его правилах и скрипя извилинами, в которых осталось немного школьного курса биологии, он получил желаемый пунктик в редакторе — восстановление работы клеток.

Радостно активировав эту возможность, он получил щелбан от Мира:

«Не хватает жизненной энергии»

Но автослесарь не расстроился. Какой-никакой опыт в восстановлении энергии у него уже был и осталось найти алкоголь. В сумке героя его, разумеется, не оказалось и попросив Азуру понести туловище, он подхватил голову и взял за руку ЛИМКу — сначала можно помочь сестре красноволосой, а там, глядишь, и алкоголь найдётся. Ну а труп никуда не денется.

Насвистывая нехитрую мелодию, Серёга топал за девушкой через лес. Но он забыл уточнить — а насколько, собственно, далеко забралась Азура в поисках помощи?

Смеркалось. Труп героя начал пованивать тухлятиной, а слесарь попахивать потной слесарятиной. В лесу было влажно и душно, а небольшой ручеёк был встречен радостным «Фух, бля…» и бросивщий голову на мох, Серёга пластом плюхнулся в мелкую заводь.

— Далеко ещё? — выплёвая прелую листву спросил сидящий в воде слесарь.

— Нет, дней пять. — пробулькала пьющая воду Азура, стоя на четвереньках и оттопыривая тощий зад.

Не в силах дать цензурный комментарий, Серёга исподлобья посмотрел на красноволосое чудо и на «осторожных волков» сороковых уровней, привлечённых запахом мертвечины.

— А зачем тебе воскрешать этого героя? — с любопытством спросила девушка, зарывшись поглубже в ил и оставив над водой только голову, видимо уже перестав себя винить в его смерти.

— Потому, что гладиолус! — буркнул слесарь и кивнул в сторону Азуры, глядя на волков. Те кивнули в ответ и скрылись в чаще.

— Я тут вспомнила, как одного и того же героя призвали две разные страны, но с промежутком в пять лет.

— Предлагаешь бросить его? Хер тебе, милая, потащим до конца.

Искупавшись, напившись и подготовив место для ночлега они улеглись рядышком и Серёга закрыл глаза.

Внезапно, он почувствовал, что на него кто-то смотрит и резко открыл глаза — над его лицом склонилось лицо Азуры, облизывающий пухлые красные губы. Её волосы касались лица слесаря и мило щекотали его нос.

— Ты ведь не воспользуешься спящей девушкой? — томно выдохнула она, хитро изогнув бровь.

— Апчхуй! — чихнул на весь лес Серёга из-за волос в носу и какая-то сова упала с ветки, получив инфаркт. Зелёная сопля медленно сползала по девичьей щеке, а он небрежно оттолкнул удивлённо хлопающее глазами лицо и отвернулся на бок. — Нет, спи уже.

Азура обиделась! Настолько сильно, что оставшиеся дни путешествия молчала. Автослесарь под конец вымотался настолько, что уже не замечал жуткой вони от героя и лишь поудобнее перехватил осклизлый череп, просунув пальцы в глазницы.

С туловища героя слезало позеленевшее мясо, но ни одного куска не упало на землю…

— Прифли — сообщила Азура набитым ртом, когда под вечер они поднялись на горный кряж, в который перешёл лес.

— Ёбанный рот! — присвистнул Серёга, глядя на сияние геометрических узоров, освещающих небольшой кратер с руинами каких-то строений — И чё мне с этим сделать?

— Не знаю — это человеческая ловушка. — пожала плечами Азура и помахала чему-то огромному, скрытому за стеной света, — Привет Зайра, я вернулась с подмогой.

Из сияния высунулась огромная голова ящерицы со страшными зубами, заставляя слесаря присвистнуть ещё раз, а следом послышался треск костей и обернувшийся на звук Серёга увидел, как преображается Азура.

— Забыла уточнить — если не справишься, то я сожру тебя. — ухмыльнулась вторая, ящероподобная голова на огромном теле.

«Ломать — не строить!» подумал Серёга и вошёл прямиком в свет.


Интерес 0,000164 %. Внимание! Субъекту присвоен рейтинг 989997638. Ставки возможны.

Глава 11. Сильномогучее колдунство

— Уютненько… — невесело хмыкнул слесарь и пнул один из ворохов одежды, валяющихся на каменной поверхности. Оттуда выпал выделенный человеческий череп и со стуком покатился под лапы дракона — а чем ещё могла быть здоровенная, зубасто-крылатая ящерица?

Внутри прямоугольной комнаты, со стенами из слепящего света, подозрительных куч одежды было предостаточно, а из-под некоторых виднелись иссохшие конечности, такие же, как как и лапы самого дракона.

— Система «нипель» — туда дуй, обратно хуй… — буркнул Серёга, потыкав пальцем твёрдую, непрозрачную стену из света.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться — его ждёт очередное приключение в стиле пространственной кладовки. Вот только огурцов, чтоб поесть, тут не наблюдалось, а наблюдались обтянутые кожей, тощие и костлявые лапы, на которых были видны относительно свежие следы зубов.

Автослесарь — не ветеринар, но даже ему было понятно — сказочной зверушке сказочно не повезло. Куча застарелого десятилетнего дерьма просто кричала о том, что зверюга давно не ела, а Серёга внезапно подумал о принцессах в высоких башнях и неприятному удивлению рыцарей ворвавшихся туда.

Подойдя к худым, но всё ещё массивным лапам, он задрал голову вверх, стараясь разглядеть что-нибудь выше хвостатого тела, но взгляд упирался в плотный цветной туман. Обойдя вокруг туловища, которое было больше чем у Максимки раза в два, Серёга присел на корточки у одной из двух лап и поскрёб ногтем светящиеся линии на камне, вокруг острых когтей.

Фиолетовые узоры пересекали царапины, словно кто-то уже пытался что-то предпринять. Самому Серёге ничего существенного в голову не шло и он поворошил одну из куч, достав оттуда сумку.

Эти сумки нравились ему больше, чем пространственные кольца, ибо с последними у него не сложилось, а в сумках предметы просто уменьшались в размерах и были отчётливо видны внутри. О физике процесса он старался не думать, так как начинала болеть голова.

Как и следовало ожидать, ничего мало-мальски съедобного внутри не осталось, да и мельком брошенный взгляд на останки намекнул на то, куда делось мясо со всех костей.

Внезапно, большая куча тряпья зашевелились и захрипела, явив удивлённому взору слесаря анарексичного и грязного мужика.

«Акев Бёан 43» пополз к Серёге. Он скреб кровоточащими пальцами по камню и пускал кровавую слюну из открытого рта, сквозь сломанные зубы. Его костлявое, голое тело периодически скручивали судороги, а мутные глаза дико вращались в глазницах.

Автослесарь инстинктивно попятился, но запнулся и грохнулся задом на камень, а жуткий мужик, внезапно, вскочил на четвереньки и рванул к нему. В миг добравшись до цели, Акев с торжествующим хрипом вцепился зубами в пальцы Серегиной левой ноги и смачно захрустел хрящами.

— Ёбанный папуас! — заорал, больше от неожиданности чем от боли, слесарь и стал бить правой пяткой в лоб психа. Тот рычал, хрипел, но продолжал жевать давно не мытую ногу.

Пошарив руками в тряпье, Серёга вытащил оттуда почти свежий позвоночник с черепом и начал дубасить им дурного мужика. Удачное попадание черепом в голову отправило людоеда в мир грёз, а слесарь быстренько вскочил на полторы ноги и резво похромал искать верёвку.

Через полчаса поехавший Акев был связан, а Серёга, с зажившей уже ногой, рылся в гнезде любителя слесарятины. Ничего интересного или полезного там не нашлось и он вернулся к светящемуся узору, предварительно обойдя всё пространство ловушки и попинав каждую кучу.

— Анализ. — он ткнул пальцем в линию.

«Великолепная ловушка для драконов. Создатель Деоксип.»

— И всё? — разочарованно протянул слесарь и сел на камень скрестив ноги.

Он понимал, что тут есть проблема — он сам. Без понимания принципа работы всей этой фигни, да ещё не имея набора команд для логического редактора, Серёге оставалось тыкать пальцем в небо, в надежде получить хоть какой-то результат, как в случае с мелким героем.


Пустой желудок мешал голове думать, но слесарь напряг внутренние резервы и родил идею:

— Взрыв! — гаркнул Серёга и плюнул на светящуюся линию.

Вдруг, откуда ни возьмись — ниоткуда не взялось… Слюна растеклась по камню, а редактор выдал ехидное сообщение:

«Нет логического обоснования для взрыва обыкновенной слюны.»

— Так вот ты какой — олень северный… — слесарь задумчиво поскрёб бороду. Знания, везде нужны знания… ну, или отбойный молоток, хотя, не из говна и костей его собирать? Внезапно его осенило — магия! Ему же дали редактор на просьбу научиться магии, а значит можно создать сильное колдунство!

— Создать заклинание! — улыбаясь, воодушевленный Серёга обратился к редактору.

«Опишите принцип действия с логическим обоснованием.»

Он поднял вверх указательный палец, но не смог ничего произнести и улыбка сошла с его лица.

— Блять! Объясни хоть — с чего начать? — вежливо заорал на систему слесарь, вскакивая на ноги и в сердцах пиная первое, что подвернулось.

Первое подвернувшееся застонало и выругалось странным словом, смысл которого сводился к описанию акта дефекации на всех участников полового акта с предками Серёги до пятого колена, при участии оркестра и увековечением в летописях.

— Однако! — восхитился автослесарь, моментально записывая на подкорку такое ёмкое ругательство, заодно ставя мысленный плюсик Миру за качественный перевод и сразу же попытался пустить его в оборот. — Вася, накидной на тринадцать, шкельще, накидной, а не рожковый!

Звучало чужеродно и Серёга разочарованно выдохнул — «долбоёб» было привычнее…

— Э, я не Вася! Зачем грубишь уважаемый? Я же не со зла — ситуация плохая, сам видишь. — прозвучал снизу голос с подозрительно-«рыночным» акцентом.

— Салам алейкум, дорогой, а чего ты меня сожрать пытался? — слесарь, на всякий случай, легонько взмахнул позвоночником.

— Э, мир брат! Кушать хочу сильно, три месяца тут. — Акев попытался миролюбиво улыбнуться, но, окровавленным ртом этого сделать не удалось. — Э, дорогой, если ты магик, то можешь освободить нас? Я торгую от Авинта до Месана, золото дам! Много! Э, да что там — дочерей своих отдам всех. Будешь самый счастливый мужчина! А…

— Да по кой хер мне они мне? — раздражённо прервал словесный поток людоеда Серёга — Не магик я — в душе не ебу, как это делать!

— Эээ, брат, моя старшая дочь — красавица, умница — магиком стала. Говорит там всё просто до смеха, но знание великое нужно, чтоб новую магию сделать.

— Это я уже в курсе, знать бы с чего начать…

— Эээ, дорогой, как говорил мой отец — начни с задатка! — Акев хрипло рассмеялся и закатил глаза, видимо потратив последние силы.

— С хуятка… — буркнул Серёга, но, внезапно, его осенило — жизненная энергия. Что-то такое говорили Мяух с Угаром — магия и навыки потребляют жизненную энергию.

Он вновь сел и усиленно заскрипел мозгами, бесцельно глядя на всё вокруг, как вдруг сосредоточился на интерфейсе. Точнее — на каких-то квадратиках, что расположились на самой границе видимости.

Едва не вывихнула глаза, он активировал один из них — это было настолько сложно, что Серёга был готов воткнуть себе в ноздрю провод от компьютерной мыши для удобства.

Появившееся окно называлось «Договоры и обязательства» и было в нём несколько белых строк: «Отвести Лимку в безопасное место», «Спасти старшую сестру Азуры Тиразы», «Свергнуть правителя Херасии», «Воскресить героя Старии», «Выиграть войну против демонов» — вполне себе рутинные задачи для рядового работника автосервиса. Красный же шрифт гласил: «Ребрендинг Загадочника» и это выглядело гораздо любопытнее.

Перед любопытствующим слесарем появился текст:

«Вы взяли на себя ответственность наставника в вопросе улучшения жизни Загадочника, но не справились и ваш подопечный погиб позорной смертью. За неисполнение договора вы будете наказаны… ОШИБКА! СБОЙ СИСТЕМЫ НАКАЗАНИЯ!

Перенаправление запроса…

Статус: игнорировать в рамках эксперимента.»

Закрыв окно с «мутными» договорами, слесарь стал пучить глаза в следующую картинку, но там была нечитаемая белиберда из кавычек, запятых цифр и каких-то сатанинских символов.

Третье окно оказалось полностью чёрным и называлось «Карта», а четвёртое было «Умениями» с двумя вкладками — «Активные» и «Пассивныйе». «Пассивные» поведали ему о том, что он эксперт гайкокручения, выпивания и хуекладения. Не считая длинного списка прочих навыков, где эти три имели уровень сто с припиской «макс.»

Не совсем понимая, но инстинктивно догадываясь, что представляет из себя навык «хуекладения» он решил уточнить:

«Вы кладёте хуй на чужое мнение, особенно если это мнение руководства и оно идиотское. Эффект: невосприимчивость к любому контролю разума.»

Хрюкнув от такой формулировки, слесарь залез во вкладку «Активные умения». Здешний список был в разы короче, но не менее странный:

«Анализы: показывает таблицу Кровь, моча, кал. [В связи с отсутствием логического обоснования данные в таблице являются не реальными показателями, а плодом воображения создателя. Не расходует жизненную энергию.]

Рентген: вы генерируете гамма-излучение для определения внутренней структуры объекта. [В связи с компенсацией системой некоторых логических аспектов и отсутствие знаний расход жизненной энергии увеличен в десять раз.]

МРТ: вы генерируете магнитное поле с которым резонируют атомы водорода. [В связи с компенсацией системой некоторых логических аспектов и отсутствие знаний расход жизненной энергии увеличен в восемь раз.]

УЗИ: вы генерируете направленную ультразвуковую волну и слушаете эхо. [В связи с компенсацией системой некоторых логических аспектов и отсутствие знаний расход жизненной энергии увеличен в два раза.]

Биокоррекция: вы воздействуете на клетки организма изменяя их свойства.[В связи с компенсацией системой некоторых логических аспектов и отсутствие знаний расход жизненной энергии увеличен в сто раз]

Возрождение: #%^{°<) ##√[#^)'•°|}]»

Но самым интересным были не сами навыки, а надпись «Структура» возле каждого. Просмотрев каждую строчку Серёга воспрял духом, ибо там оказалось всё просто до жути:

«Логическое обоснование и связь:

Жёсткое гамма-излучение проходит через разноплотный объект. С противоположной стороны объекта проводится анализ остаточного излучения, на основе которого определяется структура объекта.

Последовательность:

Инициализация жизненной энергии>

Генерация гамма излучения [Системная компенсация х4]>

Получение результата [Системная компенсация х4]>

Анализ результата [системная компенсация х2].

Базовый расход жизненной энергии: 4 локальных дня.»

Последний пункт немного напряг слесаря, ведь, как он понял, за использование «рентгена» он теряет сорок дней жизни, но вспомнив о том, что Мяух был военным магиком, да к тому же всё ещё живым, Серёга немного успокоился и принялся за дело.

— Создать заклинание! Принцип действия: используя жизненную энергию изменить положение электронов, протонов и нейтронов в атоме по моему выбору. — выдав самое заумное, что только смог придумать, он с нетерпением уставился в окошко редактора.

Тот подозрительно пустовал, а слесарь почувствовал досаду и раздражение. Спустя минуту интерфейс разродился странным сообщением:

«Системная компенсация невозможна. Требуется подтверждение уровня знаний. Приведите точный пример.»

— Вот жеж падла хитрая! — улыбнулся Серёга, но на каждую хитрую жопу у него был болт с левой резьбой. — Создать заклинание. Принцип действия: используя жизненную энергию анализировать и запоминать строение атомов в радиусе десяти метров.

«Системная компенсация невозможна. Требуется подтверждение уровня знаний. Опишите точный метод анализа.»

— Ах ты б… шкельще система! — сплюнул раздосадованный слесарь, вновь погружаясь в размышления. Он понял, что халявы не будет, либо он делает что-то не так, ведь мелкие дети швыряли огненные шары, а мужики летали над болотом. Вряд ли местные освоили антигравитацию и дистанционное управление плазмой, а значит существовало простое решение.

Поковыряв в носу десять минут, он понял, что слишком глубоко копнул — не в носу, а в плане выбора объекта воздействия — в памяти всплыли «n-орбитали», кулоновские силы и прочие бессвязные обрывки, которые, возможно, имели отношение к строению атома, а возможно и нет…

— Создать заклинание. Принцип действия: используя жизненную энергию разрывать межатомные связи и строить их заново.

«Задайте название»

— Нарекаю тебя «атомный конструктор» — Серёга радостно потёр руки. Свинец в золото он не превратит, но хватит и того, что можно будет воспроизвести самую известную среди школьников формулу — «це два аш пять о аш», правда нужно правильно сцепить все атомы, но этот порядок знают все, просто по приколу.

Предвкушая решение всех проблем, слесарь торжественно активировал заклинание, но сразу сник:

«Не хватает жизненной энергии»

Со злобой посмотрев на издевательскую надпись, он полез в список умений и заглянул в последовательность:

«Инициализация жизненной энергии>

Создание поля неопределённости в абсолютном радиусе. [Системная компенсация х453286537363667389878986]>

Остановка атомного взаимодействие в пределах поля. [Системная компенсация х64829366684456388837]

Захват и перемещение атомов в пределах поля. [Системная компенсация х436557882889965]

Перезапуск атомного взаимодействия в пределах поля. [Системная компенсация х547284614577848900375253]

Базовый расход жизненной энергии: 102097 локальных лет.»

— Хуясе… Столько не живут. — опешил Серёга, но проблема была понятна и он начал редактировать последовательность.

Три часа изменения параметров и он смог придти к удобоваримому варианту:

«Инициализация жизненной энергии>

Создание поля неопределённости в радиусе десяти сантиметров над ладонью правой руки. [Системная компенсация х3]>

Остановка атомного взаимодействие в пределах поля. [Системная компенсация х2]

Захват и перемещение атомов в пределах поля. [Системная компенсация х4]

Перезапуск атомного взаимодействия в пределах поля. [Системная компенсация х3]

Базовый расход жизненной энергии: 10 локальных лет.»

Сто двадцать лет было уже лучше, но энергии всё равно не хватало. К тому же, был неизвестен КПД этого заклинания — что, если полученной от спирта энергии будет сильно меньше затраченной? Да и непонятно, как определить текущий объём.

— Создать заклинание. — Серёга немного задумался — по миру культиваторов он помнил, что энергия, вроде как, содержится во всём. — принцип действия: поглотить жизненную энергию объекта.

«Логическая ошибка. Разнонаправленное движение жизненной энергии гасит само себя.»

— Да и хер с тобой. Давай замутим преобразование одной энергии в другую!

Пару часов напряжения извилин, часок настроек и вот, он обладатель точки «G» в левой пятке, которая преобразует кинетическую энергию в жизненную. Правда КПД этой штуки был меньше процента и зависел от многих факторов, но это уже был положительный результат.

— Кто не скачет, тот москаль… — шипел от боли Серёга, периодически приземляясь голой пяткой на мелкие камушки.

Вскоре ему надоело это бесполезное занятие и он решил ещё раз осмотреть всё, на предмет алкоголя. Слесарь поворошил кучу из которой вылез людоед и обнаружил там сумку с огромным бутылём, в котором плескалось нечто мутное. Открыв бутылку, Серёга осторожно понюхал содержимое — воняло неописуемо, но чуткий нос уловил присутствие спирта. Глубоко выдохнув, он отхлебнул из горла и почувствовал, будто принял на грудь соляной кислоты, — нутро жгло неимоверно — но полоса жизненной энергии немного увеличилась.

Очнувшийся торговец ошарашенно смотрел, как слесарь сделал пять могучих глотков, перед тем, как его вырвало. Прислушавшись к своим ощущениям, Серёга крякнул, выдохнул и снова приложился к горлышку.

— Что за дрянь? — с перекошенным от отвращения лицом Серёга обратился к торговцу.

— Троллья настойка. — как то неуверенно протянул Акев.

— Фу, как они это пьют? — слесаря передёрнуло, но, поборов отвращение, он продолжил вливать в себя эту дрянь, уже чувствуя легкое опьянение.

— Зачем пить, дорогой? Чучело обливают, самка тролля приходит на запах яиц.

— Каких яиц? — прищурился Серёга, уже смутно догадываясь, что ответ ему не понравится.

— Тролльих, брат, настойку из яиц тролля делают.

Слесарь тяжело вздохнул и его вновь вырвало, но, спирт есть спирт…

— Пофиг, хоть из геморроя эльфа. Ещё есть? — махнул рукой Серёга.

— Нет, брат, больше нет. — виновато покачал головой людоед, прикидывая — через какое время этот безумец отправится к праотцам.

Автослесарь явно не спешил на встречу с покойными родственниками, а планомерно вливал в себя настойку пока десятилитровая бутыль не опустела. Кроя матом интерфейс, он отредактировал «атомный конструктор», уменьшив зону воздействия и получив приемлемый вариант по расходу энергии.

— Атомный конструктор! — гаркнул пьяный в дрова Серёга и ткнул маленькой чёрной сферой, что появилась на кончике указательного пальца, в светящуюся линию.

В чаще леса раздался громкий хлопок, а Азура, спешащая на поиски новой жертвы, остановилась, неверяще посмотрела в сторону ловушки и стремглав бросилась назад.


Интерес: 0,000004 %

Рейтинг: 8947372883

Клан «Преос» готов выступить спонсором субъекта…

Отказано…


[от автора: извините, извините, извините! Болею то я, то дети, то все вместе…]

Глава 12. Приручение драконов

— А-ха-ха, выкуси! — пьяный слесарь вскочил на ноги и затряс средними пальцами в сторону каменного основания, где на месте светящихся линий остались глубокие борозды с мелким крошевом.

Тряпьё, кости и прочий мусор разлетелись во все стороны, близлежащий лес немного полегчало, а туша огромного дракона грузно рухнула на землю.

— Свобода! — радостно возопил Акев и шустро пополз гусеничкой прочь от места заключения. Но, через пару метров в его торгашеском мозгу что-то щёлкнуло и он, остановившись, алчно взглянул на тушу едва живого дракона. — Серёга, брат, развяжи! Разбогатеем по быстрому!

— Чего? — слесарь с трудом сфокусировал взгляд на связанном людоеде.

— Смотри, брат, рубиновый дракон, совсем без сил. Вырежем ему сердце и выгодно продадим в любом городе!

— Я сейчас твоё сердце через зад выну. — угрожающе прошипела Азура, вдавив Акева лицом в камень — послышался хруст.

— Шутка, красавица, пошутил я. Отпусти, у меня дочери малые, голодные! — пробулькал кровью торгаш.

— Ты чё, мне детей предлагал? — разъярился Серёга и со всего маху пнул Акева по ребрам, от чего тот скрючился и запричитал что-то о том, что они скоро вырастут.

— Убью мразь! — Азура подняла ногу, чтобы размозжить голову торговцу, но Серёга сунул два пальца в рот и громко свистнул.

— Тормози, оставь его. — он подошёл к Азуре и взяв её за затылок, повернул голову в сторону лежащего дракона — Не о том думаешь!

Ярость в глазах девушки сменилась растерянностью, а затем и отчаянием. Она подбежала к массивной, зубастой голове сестры и, обняв, прислонилась лбом к подрагивающим ноздрям.

Оставив сестричек на едине, Серёга пошарил взглядом по округе в поисках ЛИМКи и обнаружил торчащую ножку из кучи валежника. Подойдя, он бесцеремонно вытянул её наружу и, крутанув в воздухе, поставил на ноги.

Тем временем большой дракон в объятиях Азуры сжимался в размерах, пока на её руках не осталась очень истощённая девушка, как две капли воды похожая на неё саму, только немного старше.

— Драконий Аркан!

Акев Бёан, оставленный без присмотра, сумел выпутаться из верёвок и бросил какую-то липкую дрянь в девушек, но Серёга ловко отбил подозрительный зелёный ком первым, что попалось под руку, а затем, подскочив поближе, огрел торгаша по голове, вновь отправляя его в мир грёз.

ЛИМКа не выказала неудовольствия побыть дробящим оружием, но, мнения бездушного интерфейса никто не спрашивал.

— Так, девчуля, харе слёзы лить — ими делу не поможешь. Я, конечно, не ветеринар, но даже мне ясно, что раз она продержалась здесь десять лет, то переживёт путешествие до города.

— Нам нельзя в город. Они вырежут наши сердца! — крикнула в слезах Азура, больше похожая сейчас на слабую девушку чем на грозного дракона.

— Ты знаешь способ помочь ей в лесу? — приподнял бровь Серёга.

— Да, нужен эликсир жизненной силы. Мы можем отобрать его у сильного магика, если встретим его.

— Ты себя слышишь? Что значит «если»? Проще пойти в город и купить. — давил на неё слесарь, хотя сам понятия не имел где достать такой эликсир.

— Даже если мы незамеченными попадем в город, то эликсир продают только в «Мировой лавке», а там нужно расплачиваться очками репутации с Миром. У тебя есть? — она скептически кивнула на уровень слесаря — Вот, и у меня нет!

— Да хер его знает… Где посмотреть? — почесал затылок Серёга и икнул.

— Ты что, вчера родился? — брезгливо произнесла Азура, поглаживая волосы сестры.

— Практически. Так где?

— Монетка, слева внизу.

Автослесарь вывихнул глаза, но смог разглядеть маленький, неприметный кругляш. Пожелав создателю этой фигни ослепнуть на оба глаза, он развернул окошко.

— Так, изображение кучки оранжевых монеток — двести тысяч. Это оно?

— Нет, это золото… — Азура странно покосилась на слесаря.

— Тогда, блямба со звёздочкой — двенадцать тысяч, то?

— Нет, — девушка поперхнулась, а со стороны бессознательного Акева раздался удивленный присвист — это очки завоеваний королевств.

— Слушай, тут штук двадцать строчек с разной фигнёй, куда смотреть то? — начал раздражаться Серёга.

— Корона, такая, в круге… — очень осторожно произнесла Азура, а в её глазах появился огонёк надежды.

— Корона, корона… — Серёга пристально вглядывался в мелкие значки — Ага, один.

Свет надежды пропал из глаз девушки, а где-то пощади разочарованно булькнули.

— Спасибо за помощь, а теперь просто уйди и дай мне побыть на едине с сестрой. — тихо прошептала Азура.

— Ну, простите, что у меня не оказалось ваших синих корон, но это не повод опускать руки и хоронить сестру раньше времени! — выпалил слесарь, которого всегда раздражали упаднические настроения.

Азура очень странно на него посмотрела, сглотнула и дрожащим голосом произнесла:

— Круг не синий, а белый, смотри…

— Так-с… белый, белый… ага, девяносто шесть тысяч с копейками. — слесарь вопросительно сфокусировался на Азуре. Та вздрогнула, а со стороны бессознательного людоеда раздался странный звук, будто кошка подавилась сарделькой.

— Откуда? Ты же первого уровня! — опешила девушка, но движения её стали остры и точны — она подхватила на руки тело сестры и практически напрыгнула на Серёгу, подойдя вплотную. — Нужно срочно в город!

— Да хер его знает откуда… — ухмыльнулся в её близкорасположенное лицо слесарь, радуясь, что девочка не сдалась — Показывай дорогу!

— А чем так воняет? — Азура отступила на пару шагов кривя носиком.

— Троллья настойка… — неопределённо махнул рукой слесарь и, взяв ЛИМКу за руку, сделал приглашающий жест в сторону леса. Девушка бодро кивнула и они двинулись в путь.

Вскоре, так и не разобравшийся с тем, от чего зависит его выносливость, автослесарь был вынужден залезть на плечи хрупкой, с виду, Азуры, иначе он просто падал с ног.

Пару смозоленных о кости ягодиц спустя, они выбрались на большой тракт, где произвели фурор среди путников своим видом — девочка на руках мужчины, сидящего на плечах девушки, несущей на руках другую девушку…

Но странной компании было наплевать на чужое мнение и вскоре они дошли до столицы Старии — именно так гласила обшарпанная надпись над покосившимися воротами, которые, скорее всего, были не в состоянии закрыться.

— Два золотых с пешего, пять с конного и десять за повозку. — зевнул стоящий на воротах стражник, разглядывающий спаривающихся собак.

— Не вопрос, а как это сделать? — полюбопытствовал не конный и не пеший слесарь.

Стражник поднял голову на голос, а затем медленно опустил обратно, разглядывая всю конструкцию из тел. Сплюнув сквозь зубы, он тоном знатока изрёк:

— Передать десять золота Тязьме Киноличу и подтвердить не забудь.

— Мы что, похожи на повозку? — опешил от такой наглости слесарь.

— Отчего же? Восемь за проход и два за наставление. Ну или топайте, откуда пришли.

Восхитившись откровенной наглостью местных сил правопорядка, Серёга перевёл тому деньги, смутно догадываясь, что казна их не увидит.

— Уважаемый, поделитесь своей мудростью ещё раз и укажите нам самое лучшее место для отдыха. — порешив, что золота на его счету более чем достаточно, автослесарь решил шикануть. — За сотню золота, разумеется.

Лицо стражника вытянулось и он, подобравшись гаркнул куда-то за спину.

— Куничь, подмени скорей, я щас обосрусь!

Из небольшой дверки выскочил ещё один стражник и слегка кивнув Тязьме так же громко гаркнул:

— Опять кислых пирогов объелся? Хочешь я отдам тебе половину своего ужина?

— Не с руки, друг, мне объедать тебя, трети хватит.

— Я настаиваю на половине, иначе не друг я тебе!

Первый стражник скривился, но кивнул лыбящемуся напарнику и жестом показал Азуре следовать за ним.

Приведя странную компанию к дверям весьма скромного, по внешнему виду, здания, стражник выжидательно уставился на слесаря. Серёга кивнул и перевёл ему сотню золота, как и было уговорено, пообещав рекомендовать всем мудрого Тязьму.

В заведение они вошли как нормальные люди и у слесаря рот сразу наполнился слюной от витающих здесь ароматов. Подойдя к прилавку, за которым стояла симпатичная женщина в годах, он оплатил самую лучшую комнату, заказал в неё самые дорогие напитки и еду, не забыв поинтересоваться, а где тут, собственно, Мировая Лавка.

Улыбчивая хозяйка заведения сообщила, что лавка напротив, на соседней улице и Серёга, поблагодарив её и отправив девушек в комнату, потопал закупаться чудо-препаратами.

Это было похоже на маленький магазинчик с открытыми витринами. Множество непонятных вещей и флегматичный торговец за круглой стойкой. Посетителей не было и Серёга направился прямиком к пухлому мужчине с длинными, острыми ушами и странным черно-синим цветом кожи.

— Эликсир жизненной силы, будьте добры. — приветливо улыбнулся слесарь.

— Конечно, — улыбнулся «Торговец Мировой Лавки» в ответ — Какого качества и в каком количестве вы желаете его приобрести?

— Ну, давай самый лучший, скажем литр? — почесал затылок слесарь, почему-то виновато опуская глаза.

— Пятьдесят тысяч мировой репутации. — продолжая улыбаться, сообщил торговец.

— Хорошо. — Серёга пожал плечами. Он понятия не имел — много это или мало, да и откуда эта репутация, собственно, взялась тоже — поэтому ему было всё равно, хватает и ладно.

Получив в руки изысканный графин с темной жидкостью внутри, он спокойно вернулся в арендованную комнату и небрежно сунул его в руки Азуры.

Пока та пучила глаза и хлопала ртом, как выброшенная на берег рыба, слесарь уселся за стол и, вытерев грязные руки о грязные штаны, начал поглощать вкуснейшие блюда, запивая очень вкусным вином.

Набив живот и сыто рыгнув Серёга добрался до кровати и моментально вырубился на оставшийся день, едва вдохнув аромат чистого постельного белья.

Где-то в середине наступившей ночи он почувствовал подозрительные шевеления в районе паха и то, как его штаны куда-то убежали. Услышав потрясённое «Ах!», он приподнял голову, пытаясь разглядеть кто там проказничает, но получил удар в лоб мягкой, горячей ладошкой и услышал жаркий шёпот Азуры:

— Не смей смотреть — это мой первый раз!

— Почему всем нужен от меня секс? — раздосадованно пробурчал Серёга, но, его лицо тут же было накрыто подушкой.

Возня внизу живота продолжалась, и, в какой то момент Азура села на него сверху, издав протяжное «Аха». Ему, внезапно, захотелось добавить «угу» и стало очень смешно. Но, до того, как он успел обидно хохотнуть, что-то изменилось — девушка стала надсадно дышать, став тяжелее и явно более гладкой, что ли…

Автослесарь поспешно убрал подушку с лица, но было уже слишком поздно — в лунном свете, под сладкий стон оргазма, Азура видоизменялась и вот когтистые лапы упираются в пол, а кровать, надсадно скрипнув, разваливается на части.

Дракон рос и рос, не прерывая акта, отчего стон перерос в утробный, раскатистый рык. Серёга, внезапно, почувствовал себя «Ослом из Шрека» и разрешил главную загадку франшизы — как осёл и дракон сделали детей. Оказалось довольно просто и приятно, но Азура продолжала расти и уже проломила крышу, а он сам провалился вместе с перекрытиями в обеденный зал.

Ввиду того, что перекрытие было деревянным, пыли не было и ночные жруны смогли насладиться эротической пятиминуткой в исполнении слесаря и дракона. Однако, они не оценили актёрского мастерства Серёги, который произнёс: «— Добрый вечер». Постояльцы повскакивали со своих месть, демонстрируя очень острое оружие и дружным строем двинулись в их сторону. Всё это представление сопровождалось странным хохотом и, в какой-то момент, могучая сила дернула Азуру-дракона вверх, а Серёга, благодаря оргазмическому спазму девушки, проявил чудеса ловкости, держась без рук и ног. Он много слышал о подобном и скрестил пальцы, чтоб Азура внезапно не разжала булки, ибо земля стремительно исчезла под ним в ночной мгле.

К счастью, долго болтаться ему не пришлось — через десять минут он ощутил холодный камень под спиной, а секунду спустя рядом шмякнулась пластом ЛИМКа, явно оставив отпечаток в граните. Кое-как освободив своё опухшее хозяйство, Серёга выполз из-под мирно сопящей крылатой Азуры и уставился на второго дракона, хихикающего неподалёку.

— Надо признать — ты отлично держался — от души хохотала «Зайра Тираза 174», превращаясь в человека.

— Надо признать, ты неплохо подшутила над сестрой. — улыбнулся слесарь, уперев руки в бока и качаясь на пятках.

— Что поделать, девочка слишком молода и не знает тёмной стороны человеческой натуры. Я лишь показала ей, что не стоит доверять кому попало. — пожала голыми плечами Зайра, отчего крупная грудь соблазнительно колыхнулась.

— Погоди, — Серёга потёр переносицу — Как то, что сейчас произошло, что-то докажет ей?

— Ну, те люди в зале бросились на неё, не раздумывая ни секунды.

— Понятно… То ли лыжи не едут, то ли ты за десять лет в ловушке поехала крышей. Хреноватая ты сестра, если в свои пять тысяч лет не удосужилась поинтересоваться у Азуры через что ей пришлось пройти за эти десять лет. — сплюнул на камень слесарь и с вызовом посмотрел на Зайру.

— Что, о чём ты? Я пробыла в той мерзкой ловушке пару дней, что и подтвердила Азура, иначе я была бы мертва без подпитки жизненной энергией, подобные печати высасывают драконов досуха за неделю… — девушка внезапно замолкла и побледнела.

Серёга наблюдал как её начала бить мелкая дрожь, а из глаз потекли слёзы. Она сорвалась с места и, обняв улыбнувшуюся во сне, голову Азуры, громко зарыдала, иногда переходя на такой скорбный вой, что у слесаря бежали мурашки по спине.

— Ну, ну, не стоит так убиваться, девочка делала всё, чтобы спасти тебя. — Серёга подошёл и мягко коснулся вздрагивающей спины Зайры.

— Всё? Что ты знаешь о драконах, червяк? — яростно выплюнула фразу, в миг обозлившаяся девушка.

— Ну… — автослесарь неловко почесал затылок — спят на золоте, охраняют принцесс в башнях, рыцарей жрут… иногда.

— Варда! — крикнула Заира, зло взглянув на Серёгу и сползла на камень, где, закрыв лицо руками, продолжила рыдать.

— Хуярда, объясни толком, что такого она могла делать? — ему надоела эта истерика и он с усилием отнял руку Зайры от зарёванного лица, пристально глядя ей в глаза.

— Мы — рубиновые драконы. Получить большой объём жизненной энергии мы можем только одним способом…

Внезапно, совсем рядом прогремел взрыв и их накрыло каменной шрапнелью. Зайра, почти мгновенно, обернулась гигантским, тридцати метровым драконом и ухватила спящую сестру лапой за загривок. Второй лапой она сгребла в кучу камни, ЛИМКу, слесаря, дохлую летучую мышь — которая жутко воняла — и рванула в ночное небо, оставив внизу ругающихся охотников и какую-то страшную тайну рубиновых драконов.

— Видишь? — рыкнул дракон, паря в вышине на расправленных крыльях — Стоит нам только показаться, как на нас сразу начинается охота.

— Вижу. — буркнул Серёга, пытаясь сдуть крупного опарыша, который упал с летучей мыши и теперь настырно полз к его лицу. К сожалению руки были скованы, когтями и камнями, а дунуть от души мешала пятка ЛИМКи прямо возле носа.

— Нигде не будет нам покоя, пока не истребят всех. — сокрушённо покачал дракон.

— Знаешь, у меня возникла мысль — тут, в одной стране, собираются власть сменить, а революционеры мои знакомые. Я думаю, что смогу договориться и пристроить вас с пользой для дела, и с гарантией безопасности. — слесарь проиграл битву опарышу и тот, теперь, радостно копошился в его волосах.

— Думаешь я поверю тебе на слово? — хмыкнул дракон.

— Если я дал слово, то… Вот блять! — чертыхнулся слесарь, внезапно вспомнив, что так и не воскресил юного героя Старии.

— Что? Внезапно понял, что твоим знакомым нельзя доверять? — ехидствовал дракон, но это было лучше, чем беспросветная истерика.

— Да нет, парня обещал воскресить, но все его запчасти потерял… — расстроено вздохнул Серёга.

— Части вроде черепа и костей? — дракон немного снизил скорость и вывернул шею к слесарю.

— Типа того…

— Они у Азуры. — зубастая голова кивнула на мирно спящую чешуйчатую тушу.

— Тогда приземлись на пару минут, я попробую выполнить обещание. — Серёга немного воспрял духом.

Они приземлились на лесной поляне и Зайра, хитро взмахнув когтистыми лапами, бросила к ногам слесаря вонючий череп и набор костей.

Автослесарь спешно вызвал редактор и за пару минут отредактировал «Биокорректор». Торжественно крикнув: «— Восстань из мёртвых, юный герой, возвращайся в Старию, хорошо кушай и рости», он удовлетворённо наблюдал, как кости начали обрастать мясом, но досмотреть до конца ему не позволили несколько здоровенных стрел, воткнувшихся в землю неподалёку.

С чувством выполненного долга Серёга подставлял лицо встречному ветру. Они двигались в сторону Херасии, где Мяух и Угар собирались создать утопию, а слесарь был готов помочь им чем угодно.

Прибывшие на поляну охотники обнаружили странное существо, что медленно шло по направлению к столице. Мертвенный цвет кожи, отвисшая челюсть и капающая слюна сильно напугали мужиков. Кто-то бросит дротик, но тот с глухим звуком завяз в плоти монстра, не причинив тому никакого вреда.

— Кушать! — прохрипел «*Герой Старии*» и бросился на охотников…

Глава 13. Воссоединение всех и вся

— Надолго здесь оставаться нельзя. — Зайра вынула из ниоткуда сыр, вяленое мясо, хлеб, какие-то сухофрукты и два пузатых бочонка.

Утро пара дракона, ЛИМКа, слесарь дохлая летучая мышь встретили на небольшом утёсе, куда приземлилась Заира. Серёга тут же отправил проклятую мышь пинком в море, за что был награждён разлетевшейся во все стороны ароматной плотью. Проснувшаяся Азура хихикнула и с улыбкой обернулась к сестре, та мгновенно сменила озабочено-тяжёлое выражение лица на легкую ироничную маску.

— Очень смешно… — пробубнил слесарь, убирая вонючие кишки с лица — Подбери меня.

Пока Азура непонимающе улыбалась, Серёга сиганул с пятидесятиметровой высоты и скрылся в морской пучине.

— Чего? — у Зайры округлились глаза и кусок мяса выпал изо рта. — Зачем он умер?

Но чуткий драконий слух уловил звук фырканья и плеск воды, который выбивался из общего ритма.

— Живой. — загадочно улыбнулась Азура глядя на сестру.

Однако, та не разделяла её веселья и, тяжело вздохнув, подсела поближе.

— Аза, скажи мне, — Зайра пристально посмотрела в глаза сестры и положив руку ей на плечо, немного сдавила — Сколько раз ты делала это?

— Доставайте, крылатые!

— Пару раз, сестра, не о чем волноваться. — Азура беспомощно улыбалась, старалась отстраниться.

— Вы там оглохли?!

— Этот Серёга сказал, что я была там больше десяти лет! — напирала Заира.

— Эй, ящерицы крылатые!

— Он же просто человек с первым уровнем, откуда ему знать? — замахала ладошками Азура, стараясь придать своему лицу беззаботное выражение.

— Ща я залезу и хвосты вам накручу!

— Он знал мой возраст. Не думаю, что ты посвятила его в это, а значит он умеет определять время. Ему нет причин врать, а вот тебе… — Зайра мрачной тенью нависла над сестрой, отчего та съёжилась и не знала куда деться.

— Может угадал? — робко пискнула Азура.

— Блять, как же высоко…

— Десять лет! Азура, во имя великой Матери, ответь — сколько раз ты делала это? Сколько тебе осталось? — Зайра перешла на крик.

— Месяц! — сквозь слёзы крикнула Азура, со злостью глядя на сестру. — Я всё потратила, чтобы найти способ спасти тебя!

Зайра пошатнулась и отступила на шаг. Она прижала руки ко рту и с ужасом, в широко распахнутых глазах, смотрела на сестру. Азура опустила голову и, поджав колени, тихо всхлипывала.

— Ох, бабье… — мокрый Серёга неслышно приблизился к Зайре и рывком, от которого та едва не упала, развернул к себе — Слушай, крылатая, она стольким пожертвовала ради тебя! Имей хоть каплю благодарности и скажи ей спасибо. Я не знаю чего ей это стоило, но она не сдавалась и не опускала руки. Именно её стараниями ты можешь сегодня любоваться солнцем, а не медленно умирать среди говна и костей.

— Ты не понял да? — завыла сквозь слёзы Зайра — Рубиновые драконы разменивают продолжительность своей жизни на восстановление жизненной энергии…

— Понятно. — кивнул слесарь и отвесил звонкую пощёчину ошарашенной девушке, прекращая истерику. — Тогда будь этот месяц для неё самой лучшей сестрой.

Зайра всхлипнула и кивнула, она бросилась к сестре и спустя минуту они уже рыдали в обнимку.

Оставив горемык наедине, Серёга отошёл в сторону и снял сырую одежду, которая состояла из порванных в клочья штанов и, разложив её на валуне под лучами утреннего солнца, упёр суровый взгляд за горизонт — где-то там его друзья и он чувствовал, что им нужна помощь профессионального автослесаря.

Морской бриз трепал обе рыжие шевелюры, а чайки удивленно вскрикивали, пролетая мимо и бросая взгляд чуть ниже его пояса. Словно монументальная статуя, автослесарь, со скрещёнными на груди руками, вызывал чувство уверенности и непоколебимости духа.

— Нам пора. — Зайра слегка коснулась его плеча — В серых землях нельзя долго оставаться на одном месте.

Он кивнул и гордо надел рваные штаны. В этот раз он оседлал Азуру, а Заира подхватила ЛИМКу. Они вновь отправились в путь, правда не в ту сторону, в которую смотрел Серёга, но он упёр суровый взгляд за горизонт — значит в той стороне его ждут друзья и…

— Да твою мать! — возмутился автослесарь, а нагадившая ему на спину чайка издевательски кричала и улетала в даль.

Однако, малиновый луч прочертил по небесной синеве и с тихим хлопком белые перья разлетелись в разные стороны. Серёга с благодарностью посмотрел на Зайру и та кивнула в ответ. Он вновь упёр суровый взгляд за горизонт, изредка косясь вверх, и полетел в сторону Херасии…

***

— Каждому будет установлена печать души и в случае неповиновения вы будете убиты. После перехода на ту сторону не толпитесь и следуйте к высокой горе. Не выходите за красные линии, иначе умрете! — громогласно рычал Шишига верхом на Максимке, летая над людским морем практиков, которых сжимающийся мир толкал к золотой башне. Сама башня опустилась до уровня земли и в неё бесконечным потоком входили культиваторы, лишённые своих сил.

По ту сторону портала мимик страдал. Сотни тысяч, миллионы людей вылезали из его горла, но он не умирал. Не помня когда последний раз дышал, он желал смерти как никогда, но та не торопилась.

Алана была вынуждена выйти наружу и принять систему, только так можно было избежать столпотворения и хоть как-то контролировать толпу. Она изо всех сил делала вид, что ставит каждому печать, но, на самом деле, ей бы не хватило сил и на сотню практиков. Уверенная в себе и гордая, она вселяла надежду в сердца культиваторов.

Исход длился уже несколько дней и вот, начались первые проблемы — кто-то нарушил правила и выйдя за границу безопасной территории, которую зачистила Алана, спровоцировал местную тварь, начавшую резню в рядах беженцев.

Когда же Алана подоспела на помощь, тварь успела убить около тысячи скучковавшихся людей.

— Ничтожные черви, неспособные исполнить простое наставление, недостойны жизни в новом мире! — сурово крикнула Алана, перепачканная внутренностями твари, и горделиво удалилась с места происшествия. Никто даже не заподозрил, что она держалась из последних сил. Девушка слегка коснулась ключа, что был привязан к ней цепью и в её глазах на миг промелькнуло отчаяние. Она тихо прошептала:

— Где же ты?

***
— Смотри-ка, они успели отложить в него яйца! — Угар Врех с любопытством потыкал в один из наростов на шее Героя Херасии.

— Не трогай! — с опаской в голосе предупредил друга Мяух Кугжос — Они покрыты особой слизью, вонять будешь месяц!

— Спасайте меня, уёбки! — истерично завизжал Василий, в данный момент застрявший в узком лазе.

— Слушаемся! — хором ответили бойцы и продолжили лениво ковырять вилками края лаза.

— Вы охуели?! Киркой надо! — продолжал визжать герой.

— Успокойтесь, уважаемый герой, этот инструмент подобран специально под задачу. — спокойно произнёс Мяух, правда не уточнил — под какую именно.

— Топором долбани, долбаный орк! Это приказ!

— Слушаюсь! — недобро усмехнулся Угар и вынув секиру ударил по массиву камня, отчего повсюду пошли трещины, а Ваську слегка придавило.

— А-а-а-а! Вилками, вилками ковыряйте! — настолько истошно заверещал Василий, что Мяух был вынужден зажать уши лапами.

Но, приказ был услышан и они радостно бросились неспеша царапать вилками породу. Однако, мечте о том, что этот придурок помрёт от голода, не суждено было сбыться — они получили приказ от правителя немедленно возвращаться вместе с героем.

Угар витиевато выругался и одним рывком выдернул горе-героя из лаза, — со звуком пробки вылетающей из бутылки — а Мяух с тяжелым вздохом, открыл портал во дворец, пожелав толстяку сдохнуть от кровавой рвоты.

— В наших серых землях увидели огромное скопление людей, проверьте и доложите! — Правитель Херасии заметно нервничал и безпристанно прикладывался к бутылке — Олуха этого с собой берите.

— А вдруг он там помрёт? — заступился за бессознательного, истекающего гноем и слизью героя Угар.

— Да насрать мне! Выясните — что им надо? Выметайтесь! — рявкнул на последок жирдяй и запустил бутылкой в угасающий портал.

— Кушэх! — Мяух со злостью ударил отвесную скалу, возле которой они появились. — Будто нам мало других проблем!

— Спокойно, усатый, я думаю ты зря переживаешь, ведь нам, практически, дали разрешение «потерять» героя по пути. Это раз. — усмехнулся орк усевшись на бессознательного Ваську.

— А два — ты думаешь твари победят? — с сомнением в голосе уточнил Мяух, присаживаясь рядом — Василий в забытье что-то булькнул и ручеёк крови вытек из его рта.

— Конечно, ты ведь помнишь — чем больше скопление сил в одном месте, тем больше тварей стекается туда. Но не это главное! — Угар усмехнулся.

— Он не сказал в какой именно части серых земель искать! — оскалил клыки зверолюд.

— Именно, а пока мы найдём нужное место… Гарангар хуев! — Угар взревел и со всей злости вонзил топор в камень.

«Сообщение от правителя Херасии: Третье кольцо, седьмая зона. Быстро!»

***
— Ух-ты, Зайра, глянь сколько людей! Я в жизни столько не видела! — с восторгом в голосе рыкнула Азура, несущая слесаря на загривке.

— Что они тут делают? — Зайра была крайне насторожена и не разделяла восторга сестры. От людей ничего хорошего ждать не стоило, а эта бескрайняя толпа тут явно не с проста.

Автослесарь не мог похвастаться таким же острым зрением, как у драконов и поэтому просто наблюдал за проплывающим внизу ландшафтом, в котором, с их высоты, отчетливо просматривалось разделение на множество шестиугольников. Как вычислить площадь шестиугольника он не помнил, но расстояние между параллельными сторонами составляло пятьдесят километров.

— Что за люди? — полюбопытствовал он — на всякий случай.

— Странные какие-то, и одеты почти одинаково — в платья. И ещё, их жрут твари. — без особого интереса отметила Зайра.

— А нет ли там голой женщины, обмотанной цепями? — почуял неладное слесарь.

— Тебе моей сестры мало? — усмехнулась Зайра, но пристальнее вгляделась в людской океан. — Есть такая, бьется с тварью один на один. Твоя знакомая?

— Ёкарный бабай, Азура жми, нужно помочь им! — крикнул Серёга, и пришпорил голыми пятками шею дракона.

— Поняла! — кивнула та.

— Аза, какой смысл вмешиваться? — запротестовала Зайра, но сестра посмотрела на неё так выразительно, что та лишь вздохнула и выплюнула сгусток малинового цвета, который, словно ракета воздух-земля, устремился к цели направляемый её волей.

— К нам кто-то летит! — крикнула Азура и тут же добавила — Это монстр!

— Где? — взгляд Зайры заметался по воздушному пространству, но она никого не видела.

— Снизу! — предупредила сестру Азура и легла на крыло, резко уходя в сторону.

Нечто разноцветное пронеслось мимо, издавая воинственное курлыканье. Зайра приготовилась сжечь противника, однако её остановил грозный окрик Серёги:

— Отставить! Свои!

— Чего ты… — Зайра не успела договорить, как с ними поравнялся измазанный кровью и облепленный кишками «*Искажённый Феникс*». Птица с такой любовью посмотрела на Серёгу, что ей даже стало завидно.

— Командир, вы живы! — радостно прохрипел фенркс.

— Меня хер убьёшь. Докладывай. — улыбнулся Серёга, радуясь тому, его команда жива и почти здорова.

— Мир культиваторов схлопнулся. Мы эвакуировали всех на эту сторону. В данный момент Алана и Шишига отбиваются от тварей пустоши на двух фронтах, Квать выстраивает опорные пункты, а на мне воздушная разведка и поддержка. — чётко отрапортовала птица, мужским голосом, от чего у Серёги отвисла челюсть и выпучились глаза. Он пошарил вокруг, но баклажки со святой водой не нашёл и не понимая, как изгнать демонов из Макса — ведь последний раз тот был самкой и вёл себя как наркоман — просто перекрестился.

Тем временем, они пролетели достаточно близко, чтоб слесарь смог разглядеть то, что творилось внизу. Такого скопления людей он не видел никогда — океан практиков ритмично колыхался из стороны в сторону, от того, что те постоянно менялись местами.

С двух сторон их атаковали огромные твари похожие на скорпионов, сзади прикрывал отвесный горный массив, а спереди возвышалась тонкая стена с орудийными платформами, разрывающими в клочья врагов плотным огнём.

Серебряная, пушистая молния мельтешила вдоль одного края, дробя и сжигая панцири в пыль и превращая тварей в кашу. С другой стороны всё было завалено крупными кусками насекомых, а силуэт обнажённой Аланы возникал то тут, то там размахивая цепями.

— Правый фланг, смена! Все, кто получил навыки, отходите внутрь построения на пять минут и изучайте. — услышал Серёга командирский голос Шишиги и вновь выпучил глаза от изумления.

— Левый фланг, сбор хвостов через две минуты, всем, с навыком быстрого шага, приготовиться. — это уже командовала Алана, заставляя сердце Серёга биться чаще. — Авиация, доложи обстановку.

— Левый четырнадцать, тысяча двести метров. Правый тридцать три, восемьсот метров. Воздух два дракона и командир. — разлетелся над полем боя твёрдый голос феникса.

Было видно как Алана замерла на поле боя и подняла голову. Серёга был готов поклясться, что разглядел улыбку облегчения на её лице.

— Шеф, принимай командование! — радостно крикнула Алана, бросила что-то в его сторону и понеслась в бой.

— Что?! Алька погоди, я не… — «не генерал», но договорить он не успел, потому как получил удар в голову твердым предметом с отчётливым «бздынь». «Бздынь» был родной и близкий сердцу, но больно было как от чужого. Находясь на краю сознания, Серёга всё же умудрился поймать ключ и теперь торжественно воздел его над головой, непонятно зачем заорав «Хаааа!». Его возглас тут же подхватили практики и от рёва сотен миллионов глоток задрожала земля, а скорпионы в недоумении остановились.

— Рыжий Пиздец! — крикнул подозрительно знакомый голос в толпе и все радостно подхватили, притопывая ногами.

— Пиздец!

— Пиздец

— Хаааа!

— Пиздец!

— Пиздец!

— Хаааа!

— Пиздец стыдоба… — пробормотал Серёга, ударив себя ладонью по лицу. Твари, видимо чтобы не позориться вместе со всеми, быстренько разбежались подальше от скопления сумасшедших.

— Что происходит? — слегка паниковала Зайра, она не раз встречалась с тварями, но впервые наблюдала их бегство.

— Сестра, ты разве не видишь? «Аура воли» накрыла этот сектор — десятикратное повышение всех характеристик! — восторженно пролепетала Азура, чувствуя как её переполняет сила.

— Но, таких усилений не бывает! — помотала зубастой головой Зайра.

Её сестра лишь хмыкнула на это и выпустила малиновый сгусток, опутанный искривлённым паутинками молний. Снаряд улетел в сторону далёкой горы и через пару секунд там вспух гигантский бордовый шар огня, заключённый в чёрные кольца. Трёхкилометровый пик слизало начисто и образовалось красивое, ровное углубление в земле. Твари пустоши решили, что с них хватит стрессов и решили массово мигрировать с территории Херасии в более спокойные и сытные регионы.

— Ой, там кто-то есть… — немного смутилась Азура, виновато глянув на Серёгу.

Тот воплотил огромный бинокль и посмотрел сквозь него на эпицентр. Недалеко от кратера стояли две фигуры — седой человеко-кот с трясущимися лапами и белый, словно мел, орк, из рук которого выпало что-то несуразное, покрытое наростами и слизью, в коем слесарь, не без труда, признал Василия.

— Макс, подбери их и неси на вершину горы, потом подними Алану, Шишигу и Кватя — устроим совещание. Азура приземляйся. — Серёга похлопал дракона по шее.

После того, как его зацеловала Алана, вылизал до блеска тигр, а Квать скромно доложил о том, что он окончательно угробил мир культиваторов, они кинулись отпаивать последними крохами спирта Мяуха и Угара, которые телепортировалась сюда через секунду после взрыва.

Когда все успокоились, а Василий получил пару целебных оплеух ключом, пришло время решать насущные проблемы.

— Сколько, сколько? — с трудом сдерживая панику в голосе переспросил Серёга.

— Ну, не три, чуть меньше — пара сотен тысяч погибла за эти дни. — пожала плечами радостная Алана.

— Алька, — укоризненно посмотрел на неё слесарь — Миллион, два, я бы ещё придумал что-нибудь, но весить на меня ответственность за три миллиарда душ… Куда их девать то?!

— А не нужно, никуда их девать… — вклинился Мяух, загадочно улыбаясь и поглаживая седой подбородок. Глядя не него, внезапно, заулыбался Угар, а Серёга почувствовал, что чего-то недопонимает.

— Ну и куда вы предлагаете их распределить, ваше котейшество? — насмешливо хмыкнул слесарь.

— Серёга, — зверолюд сверкнул глазами — серые земли хоть и относятся к определённой стране, однако, чтобы получить с них доход и заселить нужно установить опорный пункт с тысячей воинов не ниже двадцать пятого уровня. Именно тогда твари перестанут атаковать занятую зону. Это самое затратное мероприятие в развитии страны, ведь количество граждан растёт медленно, а бойцы часто гибнут в мелких конфликтах и авантюрах. Но, имея такой ресурс, Херасия может стать первой страной занявшей весь сектор самостоятельно.

— Отлично! — потёр руки Серёга, радуясь тому, чтотс него снимут ответственность — Вот и займись.

— Нет, нет! — поспешно замахал лапами Мяух с ужасом в глазах — Это твои люди, тебе и управлять ими, а мы с Угаром уверены, что Херасия только выиграет с таким правителем как ты. Верно Угар?

— Без сомнения! — отчаянно закивал головой белый орк.

— Погодите, я не умею управлять страной! Какого хера вы спихиваете это на меня?! — возмутился Серёга, чуя огромный подвох в царствовании.

— Мы поможем. — хором гаркнули зверолюд и орк.

— У тебя даже герой призван. — добавил Мяух, пнув ногой лежащего Василия.

— Соглашайся, ты будешь великим владыкой. — мурлыкнула Алана, прижимаясь к слесарю грудью.

— Командир, мы с крылатым поддержим вас всегда! — оскалился тигр, а феникс гордо кивнул.

— Ты обещал нам безопасное место, помнишь? — встряла Зайра.

— А и хер с вами! Хорошо, но вы не забыли, что тут, так то, уже есть правитель? — скептически приподнял бровь Серёга, но, глядя на хищные выражения лиц и морд, в глубине души посочувствовал нынешнему правителю.


«Внимание! В системе авторизовался инженер сторонней системы. Уведомить администратора…

Администратор с необходимыми правами доступа не обнаружен. Перенаправление к системному администратору…

Не обнаружен…

Уведомление локальному администратору… Отправлено.

Внимание! Обнаружена критическая ошибка связи с основным массивом данных… Самодиагностика…

Ошибка! Повреждение внутренней структуры…

Игнорировать…

Очистить журнал событий»


Интерес: 0,0000263 %

Рейтинг субъекта «Серёга»: 7678743223

Установлен запрет на покровительство кланами до особого разрешения Администратора.

Глава 14. Трусы Власти

Оставив практиков на месте под приглядом и защитой драконов, Серёга с командой ушёл порталом в столицу Херасии.

— Мы на доклад, а вы ждите сигнал. Не думаю, что у вас возникнут проблемы со стражей. — седой Мяух хлопнул Серёгу по плечу — Единственная проблема — найти регалию, но, во времени мы не ограничены с такой поддержкой.

Они находились прямо во внутреннем дворе дворца и слесарь с любопытством разглядывал свою будущую резиденцию. Никаких башен, стен и прочей средневековой атрибутики — весь комплекс, по стилю и богатству, больше напоминал дома богатеев, которые периодически мелькали по телевизору. Белые колонны поддерживали навес по всему периметру, а в самом центре дворика цвели пестрые цветы, расположившиеся вокруг ветвистого дерева с крупными листьями.

— Как вы пролезли-то? — поинтересовался Серёга у феникса с тигром, помня о размере несчастной тумбочки и пытаясь скоротать время.

— Через возрождение, командир. Максу даже голову поправили. — усмехнулся «*Великий Тигр*».

— Не без помощи нашего зелёного друга. — добавила «*Великолепная Алана*» и слесарь со смешанными чувствами посмотрел на своё «Серёга 1».

— Ну, босс, я лишь немного помог… — засмущался гремлин без опознавательных знаков, кутаясь в уши.

— А твоя табличка где? — ласково спросил слесарь, присев перед Кватем и погладив того по голове.

— Тут такое дело, босс…

Договорить он не успел — внутренний дворик наводнила суровая стража и без долгих прелюдий в компанию полетели острые предметы, сверкающая хрень и пожелания сдохнуть.

Только Серёга хотел возмутиться от такого паршивого приёма, как Алана быстренько объяснила несчастным, что не стоит так обращаться с будущим начальством. Решив, что нет смысла пробовать донести эту важную мысль через голову, она начала объяснять сразу через задницу.

Резонно посчитав нападение сигналом и аккуратно развесив напряжённо-пучеглазых стражников на ветках дерева, они, не спеша, пошли захватывать власть.

К тому моменту, как они обнаружили власть, та уже во всю пинала ногами бессознательного зверолюда и орка.

— Здрасте. — Серёга, ковыряя в носу, постучал ключом о створку распахнутой двери.

Правитель поднял на него бешеный взгляд и даже собрался что-то рявкнуть, но позади внезапного визитёра маячил огромный тигр, а в единственное окно проснулся мощный клюв и угрожающе щёлкнул.

Толстяк моментально всё понял и, скрипнув зубами, под растерянным взглядом слесаря стянул с себя красные трусы, оставшись в чём мать родила.

— Ублюдки! Но жизнь мне дороже. Я отрекаюсь от правления. Подтвердить. — процедил сквозь зубы голый жирдяй и, со злостью швырнув красные трусы в лицо Серёги, потопал прочь, сыпя проклятиями и плюясь.

Шишига не мог простить такого обращения с командиром, и, пока слесарь находился в прострации, одной оплеухой повалил толстяка на пол, придавив лапой.

— Что вам ещё от меня надо?! — взвизгнул «Кун Ленгус 44», трепыхаясь и чувствуя, как что-то холодное обвивается вокруг ног. — Забирайте эту мелкую, отсталую страну и отпустите меня.

— Воспитывать будем. — прорычал Серёга, отшвыривая трусы в сторону и инстинктивно вытирая лицо тыльной стороной ладони. Его несказанно возмутил сам факт получения в лицо десятитысячелетними труханами.

Как раз в этот момент зашевелились Угар с Мяухом. Они с трудом встали на ноги и выглядели неважно, но в их глазах пылала такая ярость, что Серёга всерьёз подумывал приказать Шишиге откусить голову Куну, чтобы не собирать кишки по всей резиденции..

— Используй регалию. — командирским тоном бросил проходящий мимо слесаря зверолюд, а орк, наклонившись над бывшим правителем, схватил того могучей рукой за голову и поволок визжащего толстяка наружу.

— Постирайте хоть, что ли… — буркнул Серёга, недовольный тем, что ему предстоит носить богомерзкие трусы.

Но на друзей злиться он не мог и, поборов отвращение перед изобретением Сатаны, натянул красные труселя поверх своих рваных штанов. Внезапно у него всё стало чесаться, а трусы, хоть и были размера шестидесятого, усилено давили, терли и всячески мешали жить.

Отражение в стеклянной двери шкафа услужливо показало спившегося супермена на пенсии, подрабатывающего сторожем на урановой шахте.

«Внимание! В государстве «Херасия» смена власти. Объявляется 24-х часовой период анархии. Граждане могут беспрепятственно покинуть территорию. Удержите регалию до конца срока, чтобы зарегистрироваться как новый правитель.»

Судя по лицам присутствующих, подобное сообщение получили все, а крики снаружи подтвердили догадку Серёги. Внезапно, правительственны трусы засияли ярким светом, а в коридоре раздался топот и антиправительственные призывы:

— Скорей, мы должны получить регалию!

— Но, она одна!

— Ты же не думаешь, что способен управиться с целой страной?!

В кабинет ввалились несколько человек из дворцовой охраны и вперили жадные взгляды в трусы, но, после того, как они догадались осмотреться и заметили скептически приподнятые брови у присутствующих монстров, стражники извинились и на цыпочках, задом, вышли прочь под дружный хохот команды слесаря.

— Это мне сутки с прицелом на жопе ходить?! — озадаченно почесал голову Серёга, как раз в тот момент, когда вернулись довольные Угар и Мяух.

— Это ещё пол беды. — зверолюд плюхнулся на диванчик, понюхал горлышко одной из бутылок на столике, и, подвинув к себе стакан, плеснул тёмной жидкости. — Сейчас не действуют законы. Точнее, не наступает наказание за их нарушение, а это значит, что начнутся беспорядки, хоть мы и организовали несколько лояльных нам отрядов на поддержание порядка.

— Значит нужно устроить несколько показательных порок. — пожал плечами Серёга, беря стакан и следуя примеру зверолюда.

— Не поможет. — мотнул головой Мяух наливая себе и слесарю — Тут есть ещё один немаловажный фактор — миграция населения и …

Он прервался и навострил седые уши. Кивнув на вопросительный взгляд орка, зверолюд вздохнул, залпом осушил стакан, и, цокнув языком, сказал:

— Началось…

— Что началось? Погромы? — не понял Серёга.

— Лучше один раз увидеть. — улыбнулся Мяух вставая и направляясь к дверям. Он разбил бутылку об голову какого-то типа, прячущегося в тени и сделал приглашающий жест для слесаря.

Покинув дворец и двигаясь в направлении площади, Серёга начал различать громкие крики, но они не были похожи на звуки битвы, скорее на…

— Агитация?! — удивлённо воскликнул слесарь в сияющих красных трусах, прислушавшись к словам, что доносились, казалось, со всех сторон.

— Самая ответственная часть при захвате власти. — оскаблился орк, вынимая и поудобнее перехватывая топор.

— Волен ждёт вас! У нас вы получите работу и достойные условия! — вещал один из голосов.

— Эльфийский альянс гарантирует вам защиту и образование для ваших детей! — вторил первому мелодичный женский призыв.

— Крупнейшая держава Авинт даст вам дом и найдёт применение вашим талантам! — рокотал над крышами могучий бас.

Когда они дошли до площади, то Серёга обомлел от количества сверкающих порталов, которыми была усыпана круглая площадь с высоким пьедесталом в центре. Всюду стояли глашатаи и зазывали народ в арки переходов, суля разнообразные привилегии. Граждане Херасии прибывали на эту сцену и, вращая головами, явно чего-то ждали.

— А ну заткнулись, иначе бошки посношу! — рявкнул Угар и все повернулись в его сторону, временно замолчав.

Мяух подтолкнул в спину Серёгу и вместе с ним поднялся на пьедестал.

— Добрые граждане Херасии! — торжественным голосом вещал зверолюд — Грядёт рассвет нашей страны! Позвольте представить — будущий правитель Серёга!

Он отступил назад, давая понять, что пришло время выступления самого правителя. Народ, собравшийся на площади, скептически осмотрел кандидата с головы до ног, задумался на мгновенье и, не дожидаясь проникновенной речи, со всех ног ломанулся к порталам агитаторов.

— Хреновый из тебя оратор… — шёпотом произнёс Серёга, наблюдая за бегством гражданского населения, попутно оттягивая и поправляя жмущие трусы.

— А ну стоять, добрые граждане! — рявкнул Угар и кинулся наперерез толпе, размахивая топором.

— Ты не имеешь права их останавливать! — возмутилась пышногрудая, зелёноволосая красотка с длинными, острыми ушками, но, рычащий орк, походя, двинул ей локтем в лицо ломая изящный носик.

— Угар, стой! — в отчаянии крикнул Мяух, но разъярённого орка было не остановить.

Он точными пинками отправлял агитаторов сквозь порталы, а добрых граждан бил по затылкам обухом, отчего те падали безвольными кулями.

— Мы гарантируем уважение ваших прав и обеспечим достойную жизнь! — рычал Угар, делая подсечку не в меру шустрому дедку, который ловко лавировал меж бессознательных тел с большим тюком на спине.

— А неплохо у него выходит. — одобрительно кивнула Алана, поймав цепью и подвесив пару дородных тёток с котомками.

— Учитесь! — Шишига запустил в толпу цепную молнию и два десятка будущих подданных Серёги повалились на брусчатку подёргивая ножками.

— Да что же вы творите?! Нас накажут! — заламывал лапки Мяух, наблюдая за творящимся беспределом. — Серёга, скажи им!

— А я то что? — удивился слесарь, стукнув ключом по голове бородатого мужика, пытавшегося стянуть с него сияющие трусы — Я вообще местных порядков не знаю — может так и надо… У нас тоже принято — народ по праздникам бить.

— Ты не понимаешь! Се…

«Претенденты на владение Херасией нарушили правила. Твари пустошей спешат разрушить столицу.»

— Нееет! — горестно взвыл Мяух.

— Отлично. — кивнула Алана.

— Что тут отличного?! — зашипел зверолюд, выпуская когти и угрожающе нависая над Аланой — Твари разрушат столицу, а ресурсы на восстановление мы будем копать сотню лет! Не этого я хотел для своего дома!

— Котик, — Алана нежно потрепала усы Мяуха — Там три миллиарда голодных практиков. Как ты думаешь — чем мы питались все эти дни?

Зверолюд спрятал когти и оглянулся на Серёгу. Тот пожал плечами и направился прочь с пьедестала, но дорогу ему преградили суровые воины семидесятых уровней с мечами наголо.

— Снимай трусы! — рявкнул тип с большим носом, судя по всему, предводитель отряда.

— Свои надо иметь. — равнодушно ответил Серёга, огибая боевой отряд.

Только носатый замахнуться мечом на слесаря, как почувствовал сквозняк в районе зада, а над остальными бойцами нависла тень и предостерегающе щёлкнула клювом.

Не обращая внимания на происходящее за спиной, Серёга шёл по площади словно мессия и ударами ключа даровал исцеление несчастным гражданам. Люди поднимались и с удивлением наблюдали за этим действом.

Почувствовав внутреннее опустошение, автослесарь отыскал глазами вывеску с кружками и твёрдым шагом направился на дозаправку.

В помещении было темновато, но красный свет от трусов с лихвой компенсировал этот недостаток. К удивлению слесаря, в зале сидело несколько человек, а грузный мужик за прилавком невозмутимо протирал кружки чистой тряпицей.

— Самого крепкого и побольше. — Серёга расслабленно навалился на прилавок и повернулся лицом к обеденному залу, пока мужик наливал ему белёсую жидкость в большую кружку.

— Стало быть, ты новый претендент? — сухим голосом спросил один из крепких воинов сидящих в зале, весь увешанный оружием.

— Стало быть. — пожал плечами слесарь отхлёбывая вонючий самогон из поданой кружки.

— А не маловат уровень для должности? — с ухмылкой спросил другой басистый тип, перед которым стоял поднос с наполовину съеденным поросёнком.

— А он важен? Сам-то я не местный — правила не изучал. — хмыкнул Серёга, поставив пустую кружку на прилавок и показав жестом, что ну нужно повторить.

— Конечно важен, — вступил в разговор третий едок с тихим голосом, закутанный в тряпьё по самые глаза — Как ты будешь регалию защищать? Предыдущий придурок сутки прятался где-то, но он совсем один был, а у тебя, как я понимаю, есть поддержка?

— Есть такое. — кивнул слесарь выпив залпом вторую кружку, в которой помещалось не меньше литра, чем заслужил уважительный взгляд «бармена». Подставив посуду для очередного наполнения, Серёга неопределённо кивнул на сидящих за столами — А вы почему не бежите из города?

Присутствующая публика разразилась смехом, а какой-то дряхлый, полуголый дед девяностого уровня ржал так, что из его беззубого рта вылетала еда.

— Кумачь, — сквозь смех проговорил тип с поросёнком — Я тебе давно говорил, что пора вывеску сменить!

— Мне и так не плохо. — с улыбкой пожал плечами «Кумачь Кер 67», наполняя кружку слесаря.

— Это заведение для охотников за вознаграждением. — утирая слёзы и похрюкивая вещал тип увешанный оружием — Скоро появятся заказы на добычу регалии и захват казны — так зачем нам убегать?!

— К тому-же, — со свистящим шепотом вклинился в разговор чудик в тряпках — В этот раз всё будет слишком просто — твари идут на город, регалия прямо перед нами, а её носитель настолько туп, что решил, будто первого уровня будет достаточно. А кстати, почему он утебя такой низкий? Тебе же лет пятьдесят.

— Сорок семь, я просто не брился давно. — немного обиделся Серёга, но, не за возраст, а за интеллект. — И много платят нынче за регалии?

— Разумеется! — вскочил совсем молодой парень, но уже шестидесятого уровня — Кроме золота можно получить очки завоевания королевств!

— И на кой хер они нужны? — полюбопытствовал Серёга, отпивая уже из четвертой кружки.

— Ты из какой норы вылез? — удивлённо вскинул брови охотник с поросёнком — За них можно получить самое лучшее снаряжение!

— Типа, как в мировой лавке? — уточнил слесарь, осушив очередную кружку и чувствуя лёгкое опьянение.

— Ну да, только ходить никуда не надо — купить можно из любого места. — кивнул тот.

— А как? — не унимался Серёга, помешивая пальцем с «атомным конструктором» на конце в очередной порции пойла, превращая его в чистый спирт, ибо от сивушных масел уже тошнило.

— Где сумма написана, там и продают… — с подозрительным прищуром ответил увешанный оружием тип.

Автослесарь повращал глазами, напрягся и нашёл то, о чём они говорили. Список с картинками разной брони, плащей, обуви и головных уборов. Цены начинались от сотни и заканчивались пятью тысячами и он быстренько сообразил, что такая одёжка вызовет больше доверия, чем рваные штаны и голые пятки.

Выбрав тёмный, а-ля грузинский, плащ с красными оборками и чьим-то зубами на рукавах, простые с виду, но очень дорогие штаны с карманами, какой-то полусвитер-полумайку и надежные, с виду, боты — он оплатил заказ, потратив все двенадцать тысяч. Внезапно, все его покупки материализовались на нём и Серёга взвыл дурниной, заставив вздрогнуть сидящих в зале.

Сжав зубы от боли, он быстро, как мог, стягивал с себя новые штаны, которые появились прямо поверх старого рванья и трусов, сдавив так, что было трудно дышать. Ему удалось справиться с критической ситуацией и, отшвырнув грязную тряпку прочь, он вернул себе достойный облик, но трусы всё равно чертовски раздражали.

— Плащ Темной Воли! — прокатился возбуждённый шёпоток в зале.

— Рубаха Повелителя Гор?! — раздался удивлённый возглас дедка в углу.

— Ботинки Вердана? — завистливо присвистнул тип с поросёнком.

— Штаны Эха! — шокировано просипел тип в тряпках.

— Трусы Власти! — заржал Серёга, наблюдая за произведённым эффектом.

Пока все в зале пытались подсчитать общую стоимость его вещей и понять откуда тот взял столько очков завоевания, слесарь пил чистый спирт из шестой кружки и чувствовал, как пополняется резерв.

Внезапно, входная дверь выпала внутрь помещения и в проём протиснулась огромная голова с клювом. Все охотники за вознаграждением замерли в шоке, а голова огромного монстра повернулась к «Серёге 1» и сказала:

— Командир, требуется ваше присутствие — к нам пожаловали странные гости.

Кто-то в зале упал в обморок…

Глава 15. Очередной «Упс!»

— Это чё?! — выпучив глаза на происходящее безумие, Серёга обратился к Алане, сидящей на на каком-то теле и покачивающей ножкой.

— Рыбы. — с набитой пастью промурчал Шишига.

— Какие, нахрен, рыбы?! Шестьдесят шестой, прекрати жрать этих… — слесарь замялся, пытаясь подобрать слово — Этих рыбов и объясните, откуда эта хрень появилась

По площади бегали странные существа «Рыб 0» — снизу, до пояса, человеческие ноги, а сверху тело рыбы с плавниками. Они хлопали ртами и, сталкиваясь друг с другом, падали на брусчатку. Запах стоял как в рыбном ряду, к тому-же, эти мутанты всюду гадили без зазрения совести.

— Открылся портал, оттуда выскочила толпа «этих» и портал закрылся. — пожала плечами Алана. Опасности гости не представляли и она не переживала по их поводу.

— Бред какой-то! Где Угар с Мяухом? — Серёга ловко увернулся от «рыба», но, его всё равно забрызгало вонючей слизью.

— Ушли охранять казну. — спокойно ответила Алана, но, внезапно, вскочила и расправила цепь, глядя куда-то за спину слесаря.

— Уважаемый, ты забыл выпивку оплатить и … Ох, беда! — раздался голос за спиной Серёги и, обернувшись, слесарь обнаружил позади себя Кумача с озадаченным выражением лица.

— Да, сколько с меня? — немного пристыдился слесарь и сразу решил спросить у Кумача, что тот знает — Ты знаешь что это за хрень тут бегает?

— Шесть монет. Нужно уходить из города, скоро тут не останется живых. — сокрушённо покачал головой Кумачь, с тоской окидывая взглядом площадь.

— Да они вроде безвредные, рыбы эти, только воняют… — Серёга внимательнее присмотрелся к странным гостям, но те продолжали бесцельно бегать и гадить.

— Сами по себе они угрозы не представляют, но страшны те, кто придёт на их запах… — многозначительно ответил Кумачь, искоса поглядывая в небо.

— Люди коты прибегут? — скептически фыркнул слесарь, но к словам прислушался — Алька, Макс, шестьдесят шестой, слушай приказ: ликвидировать всю эту непонятную живность как можно быстрее!

— Толку уже не будет — тут всё провоняло и вскоре прилетят Стимфалийские птицы. — покачал головой Кумачь наблюдая за истреблением рыбов.

— Стимфалийские? Это те, у которых железные перья? — Серёга наморщил лоб, пытаясь вспомнить греческую мифологию.

— Что? Нет конечно! Не хватало, чтоб стимфалийцы ещё и с железным оперением этих тварей вывели… — нервно хохотнул Кумачь — Это тактика Стимфалии такая — они засылают толпу корма через портал, а птицы, которых они выводят, сами прилетают на запах и уничтожают всё живое.

— Звучит как-то сомнительно. — пробормотал слесарь с опаской смотря в небо.

— Это до тех пор, пока не увидишь всё своими глазами. — Кумачь хлопнул его по плечу и развернулся, чтоб уйти — Ну, удачи. Просто знай, что те птицы держат тварей пустоши далеко от жилых зон Стимфалии.

— Это вон те? — спросил Серёга у удаляющейся спины Кумача и когда тот оглянулся, слесарь ткнул пальцем в небо, где появилась тёмная туча.

— Ох ты ж! — охнул Кумачь и быстро побежал в своё заведение.

— Макс! Жахни плазмой в ту тучку. — Серёга щурил глаза как мог, но с сотни километров он не мог различить отдельных птиц.

Феникс проглотил торчащие из клюва ноги и надул десятиметровый, сияющий белый шар, который отправил навстречу неведомым птицам. Сгусток плазмы достиг цели и растекся по ней кляксой, но это мало что изменило — туча продолжала приближаться.

— Макс! Давай что-нибудь посерьёзнее! — не на шутку встревожился слесарь.

Феникс широко расставил лапы на земле, расправил крылья и распушил хвост. Вокруг него начал закручиваться вихрь, поднимающий мелкие камушки в воздух, а из распахнутого клюва раздалось шипение. Разноцветные перья встали дыбом, брусчатка под его когтями треснула, а в воздухе запахло горелой пылью и стало тяжело дышать.

Чуя неладное, Серёга, на всякий случай крикнул: «— Ложись.» и рыбкой нырнул за какую-то клумбу. Остатки гражданских разбегались в панике, стараясь оказаться подальше от феникса.

Внезапно, свет померк и раздался низкий гул, а земля ощутимо задрожала. Из клюва Макса вырвался чёрный, перекрученный поток непонятной энергии и устремился к приближающимся птицам.

Проделав огромный тоннель в стае, луч устремился дальше в небо, сквозь стратосферу, где что-то очень ярко полыхнуло и рассыпалось на множество горящих осколков.

Вражеские птицы быстро заполнили пустоту в своих рядах и, как ни в чем не бывало, продолжили лететь на кормёжку. Но, не это напрягло автослесаря, а люди, что пару секунд назад бегали в панике, теперь же падали на землю без признаков жизни и у них пропадали имена над головами, к которым уже привык Серёга. Вдобавок ко всему, отовсюду слышался страшный скрежет, а под землёй что-то приглушённо бумкало.

— Квать, ты где? Что происходит? — кричал автослесарь и озирался по сторонам в поисках самого компетентного члена команды.

— Я тут, босс. — ушастая голова высунулась из-за края клубы, за которой лежал слесарь — Понятия не имею, простите.

— Макс! Ты куда, сволочь, попал? — ничего не понимающий Серёга глянул на феникса, но тот, также как и все, уже валялся на земле.

— Босс, я думаю, он сбил что-то на орбите планеты. — Квать приложил лапки ко лбу и смотрел в сторону выстрела. Там, в небе, что-то продолжало полыхать и взрываться, разбрасывая горящие куски в стороны. — Что-то очень большое…

Серега внимательно вглядывался в этот фейерверк, благо стая птиц рухнула на землю и не мешала обзору.

Что-то ударило в висок и он повернул голову к Кватю.

— Квать, а это что за херня? — пуще прежнего заорал слесарь и, словно краб, стал быстро отползать назад от огромного вала всякого барахла, который начал расти вокруг гремлина.

— Сжатие пространства больше не работает и всё вываливается наружу! Бооосс! — отчаянно пропищал гремлин с ужасом в глазах, протягивая к слесарю лапку из растущей кучи.

— Держись, родненький, я щас! — прошептал Серёга, вскакивая на ноги. Он разбежался и ударил плечом гору хлама, чтобы завалить её немного в сторону и одновременно выдёрнуть на свободу товарища.

Прижав к себе зелёного чебураха, слесарь отчаянным прыжком ушёл из под падающих обломков, заскользив по рыбовой жиже в сторону трибуны, но, вокруг продолжал появляться хлам из цитадели древних и, в конечном итоге, автослесарю пришлось барахтаться в волнах острого мусора.

Каменное основание больно ударило в спину и Серёга остановился. Всё тело болело, а раны и царапины жгло огнём. Левой руки он не чувствовал — видимо вывихнул при ударе о древние стеллажи, но переживать не стоило — регенерация сделает своё дело, да и запасы барахла из пространственных колец гремлина перестали высыпаться.

Однако, ни через пять, ни через десять минут облегчение не наступало. Автослесарь продолжал кровоточить и страдать, аккуратно держа в руках бессознательного гремлина с неестественно вывернутыми задними лапками, покрытых, похожей на ртуть, кровью.

Аккуратно положив Кватя на кусок рваной, окровавленной ткани, некогда бывшей его новеньким плащом, Серёга с трудом встал и, покачнувшись от слабости, попытался вправить плечо о каменный угол постамента.

Если в фильмах это выглядело просто, то на деле напоминало акт мазохизма, учитывая, что Серёга понятия не имел как это правильно делать. С седьмого раза, и только чудом, ему удалось добиться результата и в руку вернулась чувствительность вместе с адской болью, но, времени жалеть себя не было.

Отыскав глазами лежащую Алану, он поспешил к ней шипя от боли, спотыкаясь о мусор и тела. Та лежала без движения и он с холодеющим сердцем прислонил ухо к её груди — она была жива! Медленный, но ровный стук заставил Серёгу немного расслабиться и он легонько похлопал её по щекам.

Девушка не очнулась и автослесарь аккуратно приложил к её голове свой чудесный ключ, искренне желая, чтобы та открыла глаза. Но, это не сработало.

Серёга почувствовал нечто странное внутри себя, словно там крутился автомобильный стартер, а двигатель не запускался. Он повторил попытку, но, это «жужжание в холостую» невероятно изматывало и он почти потерял сознание.

«Спирт!» — проползла вялая мысль и Серёга пошарил помутневшим взглядом в поисках заведения охотников за вознаграждением. Знакомая вывеска маячила прямо за неподвижной кучей серебристо-красного меха, в которой он не сразу признал Шишигу. Подняться на ноги он уже не смог и теперь полз на четвереньках в сторону трактира. Он бы посмеялся над курьёзностью этой сцены, но в голове была лишь цель, окутанная болью израненного тела.

Отсутствие двери заведения облегчило путь внутрь и он, давя коленями и ладонями неподвижных крыс и мышей, добрался до прилавка, где опрокинул на пол первый попавшийся бочонок. Пробка вылетела и сладкое вино разлилось по полу, заставляя Серёгу слизывать надежду с грязных досок.

Эффекта не было — только тягучая, соленая боль во рту, тяжесть в желудке и тошнота — его вырвало.

Это отняло остаток сил и угасающее сознание отпечатало в памяти последнюю картину мира, где жирные мухи деловито ползали по липкой жиже на полу, прямо перед остекленевшими глазами автослесаря…

***
«По техническим причинам мы вынуждены прервать трансляцию и, вероятнее всего, больше её не продолжим…»

Вот и всё. Последний комментарий администратора мира заменил трансляцию, чтобы все подключенные увидели его.

Отчаяние поглотило разум без остатка — только на планете появился растущий оборот, как всё рухнуло в один миг, а ведь он только только оплатил внесение в рейтинг перспективного НиФа «Серёги».

Администратор вновь и вновь просматривал логи, но, они изобиловали ошибками, нечитаемыми символами и не давали никакого ответа. Этот сценарий река́тора держался на множестве условностей и ограничений, что до крайности снижало стабильность оборотного комплекса, но, именно это позволило ему производить большое количество уйни́ и быстро набрать множество зрителей трансляции. Даже глава их рода отметил высокую эффективность, хоть поначалу и грозился отправить неадекватного администратора прямиком в чёрную дыру к писекам.

«И вот, какой-то «Искажённый феникс», непонятно откуда взявшийся и неподдающийся настройке, с одного удара уничтожает оборотный комплекс вместе со всеми уйня́ми рода, что там были.

Но откуда такая незарегистрированная мощь и точность? Возможно ли, что это месть рода Воронога?» — размышлял администратор, но не мог припомнить ни одного подобного случая вмешательства в зону действия река́тора.

«Впрочем, помимо феникса, были ещё двое — самка субъекта и большой кот. Их профили также были зашифрованы неизвестным языком.» — продолжил обдумывать ситуацию администратор перебирая в сознании все сцены с участием этой группы НиФов, во главе с тем, кто принес бешеную популярность трансляции.

— Инженер сторонней системы… — проговорил он вслух, пытаясь отвлечься на другую проблему и понять суть странного сообщения, недавно полученного от ядра рекатора — как этот инженер попал в его рекатор, кто он и что собирается делать, и, во имя Рода, что такое «сторонняя система»?

Но, теперь всё это не имело смысла — пришло послание от главы рода и, готовый принять страшное наказание, администратор активировал его.

«Не сиди без дела. Мы арендовали новую оборотную станцию, она прибудет через шестьдесят вер. Придумай новый сценарий без полного оборота, но чтобы этот НиФ «Серёга» был ключевой фигурой. Заставь его действовать и генерировать информацию.»

Шокированный администратор ничего не понял с первого раза и перепроверил сообщение — всё так: у него будет новая станция и шанс исправиться.

Придумать сценарий не составляло труда, но, без полного оборота информационной энергии мир внутри рекатора будет лишён «магии». Это, разумеется, ускорит добычу уйни, но приведёт к быстрому угасанию жизни на планете и образованию зоны информационного вакуума, которая рассеется через пару сотен оборотов вокруг светила.

Такой метод использовали только крупные рода, имеющие в своём распоряжении множество планет и администраторов — им не составит труда вновь заселить планету или даже терраформировать новую. «У́йни к уйня́м» — как говорили старейшины.

Но, была и хорошая новость, а именно: три миллиарда новых НиФов с оригинальным метриками. Администратору даже не пришлось тратить уйню на создание физического каркаса, как в случае покупок отдельных сознаний, которые регистрировались как герои стран.

Настроение заметно улучшилось и в ожидании комплекса по переработке, который собирал, конденсировал и уплотнял информацию, делая из неё уйню, администратор отправил под поле рекатора — на поверхность планеты — автоматов, чтобы те привели всё в порядок, а также вылечили и накормили НиФов, ведь низшие формы были очень хрупкими биологическими конструкциями.

«Серёге» было уделено самое пристальное внимание, ведь, во-первых: он умер; а во-вторых: на него была возложена вся надежда рода Авось. Его компаньонов также подлечили и встал вопрос о типе сценария.

Основываясь на своих наблюдениях за жителями планеты, администратор решил изъять из группы субъекта самку, тем самым принуждая «Серёгу» к активным действиям.

Отправив алгоритмы сценария ядру рекатора, он наблюдал как автоматы строят новые поселения и перемещают НиФов по планете. Загрузка поведенческих моделей и новой памяти в разум низших откладывалась до прибытия оборотного комплекса — рекатор не мог оперировать инфополями без связи с источником идентичной энергии.

Оставалось только ждать и администратор решил рискнуть, чтоб удовлетворить своё любопытство. Он создал сообщение и, сильно нервничая, отправил его главе рода:

«Великий, позвольте спросить: чем вызвано ваше решение дать мне второй шанс?»

Ответ пришел незамедлительно:

«Если бы не восторженные комментарии к трансляции, то ты бы уже отправился к писекам. Кроме того, нашему роду перечислили так много уйни́, что хватило на аренду нового оборотного комплекса. Но учти, если ты подведёшь нас, то род откажется от тебя. Вот [копия сообщений зрителей] — я думаю это отличный стимул.»

Администратор активировал вложенные данные и волна удовольствия захлестнула его сознание.

«Во имя императора! Это очень интересно, автор молодец!»

«Нужно больше «Серёги!»

«Хороший администратор и сценарии интересные.»

«Верните трансляцию, я передам вам 20 единиц уйни. Давайте все поддержим трансляцию и завалим из уйня́ми, чтоб хватило на ремонт.»

«Как наследник рода Воронога, я сожалею о случившемся и передаю вам немного уйни́. Надеюсь это поможет наладить наши отношения.»

Администратор озадаченно осмысливал сообщение от рода Воронога: «—Они непричём и даже оказали помощь? Удивительное совпадение! Неужели, они хотят завершить долгое противостояние?»

Он наслаждался хвалебными сообщениями, но его прервало сообщение ядра рекатора:

«Внимание! Обнаружена биологическая аномалия. Анализ невозможен, перемещение прервано, реконструкция зоны остановлена. Локация остаётся без изменений. «Стария 035268.455.44325/3229»

Ничего не понимая, администратор начал изучать логи, но там был такой хаос, что он оставил попытку разобраться и отдал команду «игнорировать», впрочем, как всегда, как все и как везде — никто не знал принципов работы рекатора и его ядра, были лишь подробнее инструкции по изготовлению, которыми все и пользовались. То же самое касалось оборотной станции, генератора материи множества других вещей, которые они могли производить, но понятия не имели о том, как работает это наследие древних. Лишь избранные получали возможность управлять всем тем, что осталось от предтеч.

«Внимание! Обнаружено совпадение генома Создателя! 95 % тип: растущая живая клетка. Обеспечить сохранность образца. Высший приоритет.

Ошибка! Отсутствует нужный модуль. Установлен запрет на внешнее вмешательство в биологические функции носителя.

Поиск исполнителя…

Найден низший Администратор. Формирование приказа…

Ошибка! Уровень компетенции не соответствует миссии.

Запрос… запрос…»

Мельтешащие сообщения ядра пришлось игнорировать специальной командой и администратор стал задумчиво изучать инструкцию к реактору, но ни о каких «низших администраторах» там не говорилось, как не говорилось об этом в академии, где, помимо администраторов рекаторов, обучались операторы комплексов генерации материи и определители избранных, которые могли использовать древние устройства для считывания генома, и прочие, вроде загрузчиков уйни в энергоячейки. Все они были элитой и гордостью свих родов.

Ради любопытства, администратор взглянул через одного из автоматов на носителя непонятного генома и увидел одного — из двух последних — рубиновых драконов. Решив, на всякий случай не лезть, чтобы ещё что-нибудь не испортить, администратор установил игнорирование этой информации и стал ждать оборотный комплекс…

Глава 16. Каково быть обычным?

Серёга резко открыл глаза и с шумным вздохом вскочил на ноги, ошалело глядя по сторонам — ему снилась какая-то ерунда про пришельцев похожих на чебуреки, которые что-то делали с ним на холодном, гладком столе. Он рефлекторно потрогал задницу, но та, вроде, была в порядке.

В том же сне, он видел как Алану грузят в блестящий летающий ящик, а их, с Максом и Шишигой, выбрасывают в каком-то лесу, подозрительно похожем на тот, в котором он сейчас находился.

Тигр с фениксом мирно спали в большой луже, а Серёга, опустив глаза, обнаружил глубокий отпечаток на земле в форме человека. Пошарив взглядом по окрестностям, он не увидел Кватя и решил, что во время всей кутерьмы тот очнулся, спрятался и теперь ждет их в столице Херасии.

Глянув вверх и обнаружив там широкий просвет в кронах, образованный большим количеством сломанных веток, он окончательно пришёл к выводу, что сон — не сон и ещё раз ощупал задницу.

— Рота подъём! — рявкнул Серёга, со смехом наблюдая за барахтающимися в луже бойцами.

Пытаясь проморгаться ото сна, Макс с Шишигой уселись по стойке смирно и уставились на слесаря. Сделав несколько шагов по прелой лесной подстилке, Серёга приблизился к зверям и глядя, поочерёдно, в их умные глаза, почесал затылок, не зная как бы поточнее описать задачу.

— Так, походу, Альку спиздили чебурекоголовые инопланетяне и мы отправляемся на спасение. — выдал весь расклад слесарь.

Шишига хитро прищурил глаза и хотел сказать, что они не обязаны спасать каких-то инопланетян, но вместо слов из его пасти раздался громкий рык. Тигр вздрогнул и зажал лапами пасть, непонимающе глядя жёлтыми глазами то на командира, то на феникса.

Макс склонил голову на бок и издал ехидный клёкот, но сразу же озадаченно захлопнул клюв, скосив к нему чёрные глаза.

— Вы чего? — Серёга пристально посмотрел на своих друзей и нехорошая догадка заползла в его мозг. — Макс, пульни-ка огнём.

Феникс привычно раскрыл клюв, но ничего, кроме брызг слюны, оттуда не вышло. Во взгляде Макса сменялись растерянность, паника, ужас и отчаяние. Он медленно попятился, прижимаясь к земле.

Тигр, почуяв неладное, попытался создать разряд электричества и привычно встопорщил шерсть. Он тужился изо всех сил, но получился лишь небольшой гром, да и тот из-под хвоста.

Тем временем Макс, отойдя на десять метров, внезапно начал бесноваться и кидаться на деревья, а Серёга заметил как появляется кровавая пена, капающую из его клюва.

— Останови его! — крикнул он Шишиге, не на шутку перепугавшись за феникса. Тигр кивнул и бросился на птицу, навалившись всем телом. Он крайне изумился тому, с какой лёгкостью удается удерживать легендарного феникса придавленным к земле.

Подоспевший слесарь пристально посмотрел в безумные, слезящиеся глаза Макса и сразу всё понял.

— Не думай всякую хуйню, мы же почти семья. — Серёга осторожно потрепал перья на голове феникса — Ну, не можешь пулять огнём, да и хер с ним, так справимся. Шестьдесят шестой вообще — только пердеть теперь может.

В глазах Макса мелькнуло облегчение и он кивнул. Поднявшись на лапы и стыдливо отводя взгляд, феникс осторожно положил огромную голову на левое плечо слесарю и шумно выдохнул, забрызгав соплями пару деревьев.

Серёга погладил его шею и почувствовал под правой ладонью мокрый мех. Он посмотрел вниз и с ободряющей улыбкой погладил ластящегося тигра по большой голове.

— Всё нормально, парни, прорвёмся. — невесело усмехнулся слесарь, чувствуя подступающий к горлу комок и через минуту мягко оттолкнул их — Всё, всё, хватит телячьих нежностей, мужики мы или нет?!

Шишига утвердительно рыкнул, а Макс расправил крылья и пронзительно заверещал на весь лес.

— Вот и чудно. Нас ждут великие дела и Квать с Аланой. — нарочито бодро произнёс Серёга — А ещё, нужно кой-кому ключ в жопу вставить! Кстати, а где он?

Слесарь вновь обшарил взглядом всё вокруг, но ничего похожего на ключ не увидел. Шишига уткнулся носом в землю как заправский ищейка и начал перепахивать мордой лесную подстилку. Феникс, используя свой рост, заглядывал в кроны деревьев, дупла и осматривал кусты.

Потратив двадцать минут на безрезультатные поиски, Серёга махнул рукой — мол, найдётся где-нибудь по пути.

Густой лес не позволял огромному фениксу взлететь и команда спасения пошла наугад, в надежде выйти из леса или найти подходящую по размерам полянку. Радуясь, что его не бросили голышом, как часто показывали в фильмах, Серёга давил мох своими ботинками «кого-то там» и не обращал внимания на низкий кустарник, царапающий штаны Эха. Отчего их так назвали он не понял, ведь, громко бзданув, он никакого эха не услышал, а вот в шерстяной рубахе было чертовски жарко.

Они шли довольно долго, но лес и не думал кончаться. Серёге сильно хотелось пить и отдохнуть. Он уже хотел с завистью посмотреть на спутников, которые были гораздо выносливее его, но, глядя на свесившего язык тигра и хрипящего феникса, он передумал завидовать и объявил привал.

Сидели молча и грустно, что было весьма непривычно. Каждый думал о своём и все вместе думали — как спасать Алану в таком немощном состоянии?

Отдых не особо помог и пришлось продолжить движение. В какой-то момент Серёга решил, что они заблудились напрочь, но в этот миг уши Шишиги дернулись и он с радостным выражением морды посмотрел на командира. Кивая головой, чтоб остальные следовали за ним, тигр взял круто вправо и через несколько минут вывел всех к журчащему ручейку. Тут то они и организовали почти настоящий привал с полосканием рук, лап и морд.

Пока команда отпивалась, охлаждалась и восстанавливала силы, солнце пошло на закат, погружая лес во тьму. Ломать конечности по темноте было плохой идеей и Серёга решил спать прямо тут, под крылом Макса. Шишига свернулся калачиком неподалеку, а когда слесарь уснул, они с птицей ещё долго переглядывались с тревогой в глазах, да поглядывали в черноту леса, прислушиваясь к звукам на которые раньше попросту не обратили бы внимание.

Утро наступило внезапно, под аккомпанемент яростного хрюканья, рычания, клёкота и трёхэтажного мата — большой стае кабанов не понравились конкуренты у водопоя, а Шишиге не понравились кабаны, бесцеремонно топчущиеся по его шкуре. Макс поддержал друга в споре с бесстрашными хамами, в результате чего Серёга выпал из-под крыла в самый эпицентр расовой войны.

В эпическом противостоянии некоторое время сохранялся паритет, но, стоило лесным свиньям немного устать и потерять преимущество в скорости и маневренности, как главный свин нарвался на тигриный «кусь» и остался без головы. Макс же с успехом топтался всеми шестью когтистыми лапами по мельтешащей ораве, превращая их в свиные отбивные. А вот Серёга мог оказать только моральную поддержку с небольшого дерева, куда его загнал кабан с огромными клыками.

Вскоре, над полем боя наступила тишина, в которой победители смачно хрустя костями побеждённых. Слесарь же стоял на коленях над маленьким мёртвым телом подсвинка и, воздев горестный взор к небу, прокричал полным отчаяния и сожалением голосом:

— Почему?! — он возложив дрожащие руки на несчастного кабанчика и завыл ещё прискорбней — Почему, суки, вы мне зажигалку не дали?! Я его сырым жрать должен?!

Шишига поперхнулся мясом, а Макс отвернул голову, чтоб украдкой закончить глотать крупного кабана целиком.

Серёга не владел первобытными методами добычи огня и канал дискавери не смотрел, поэтому даже не стал пытаться вертеть палочки в руках, а сломав тонкое деревце провернул его ствол в свиных жопках и дальше насквозь, чтобы удобнее было переносить оставшуюся добычу. Тонкое деревце отлично гнулось и, сделав из него обруч, слесарь повесил ожерелье из кабанчиков на шею фениксу.

После плотного завтрака у всех, кроме Серёги, прибавилось сил и скорость движения возросла. Он сидел на спине Шишиги и молча мечтал о свинном шашлыке. Прошло около часа, когда лес, наконец-то, расступился и выпустил их на широкий травяной луг, где слесарь вдохнул душистый утренний воздух полной грудью.

Чтобы не тратить время впустую Макс тут же захлопал крыльями и пошёл на взлёт. Вот только феникс шёл, а взлёт нет. Не отчаиваясь, тот увеличил скорость и резво побежал по полю, вытаптывая траву и размахивая крыльями, но, получались лишь высокие прыжки как у курицы.

Тигр и слесарь с интересом наблюдали за фениксом, который в очередной раз пробежал мимо них с выпученными глазами.

— Не взлетит… — покачал головой Серёга, вновь провожая взглядом Макса и щурясь от поднятой им пыли. Шишига повернул к нему голову и вопросительно поднял бровь.

Феникс наконец сдался и без сил рухнул перед слесарем, виновато глядя большими, грустными глазами.

— Это всё потому, что кто-то слишком много ест! — укоризненно заметил Серёга, но тут же ободряющее улыбнулся и, спрыгнув с тигра, подошёл к Максу. Он погладил запылившуюся пернатую голову и заботливо убрал налипшие вокруг глаз травинки — Потренируешься и всё получится, вон, усатый вчера чуть не помер, а сегодня, даже со мной на спине, выглядит бодрячком.

Тигр фыркнул, а Серёга засмеялся. Он как мог старался разрядить обстановку и подбодрить друзей, ведь было понятно насколько унизительно они себя чувствуют без привычной силы.

Внезапно, где-то в стороне, раздался громкий чих и вся команда повернула туда головы. Пыль медленно оседала и они увидели троих человек в бедной одежде — тощего мужика, его упитанную жену и их мелкого сынишку, лет пяти. Точнее определить не удалось, ибо огуречный взгляд слесаря пропал так же, как и силы его зверинца. Глава семейства тащил на спине большой баул, у женщины в руках была корзинка, а пацаненок размахивал веточкой.

Серёга обрадовался местным жителям у которых можно спросить дорогу, но местные жители не обрадовались компании двух монстров и странного типа, отчего экстренно рванули в противоположную сторону.

— Стойте, я только спрошу! — крикнул слесарь вскакивая на тигра и пускаясь в погоню за ускользающим источником информации.

Убегающий мужик, видимо, задумался о правильности принятого решения и обернулся, но, обнаружив преследователей в виде скачущего на огромном звере незнакомца и бегущего рядом гигантского хрипящего монстра с разинутыми клювом, чуть не упал от ужаса и добавил скорости.

Поравнявшись со своей пухлой женой, мужик на секунду задумался — насколько сложно будет жениться во второй раз? Но, додумать не успел, так как мощный удар опрокинул его в дорожную пыль и что-то тяжёлое придавило сверху.

— Уважаемый, мы тоже умеем бегать. — укоризненно произнёс автослесарь, слезший с тигра и присевший на корточки перед лицом мужика.

Несчастный мог только хрипеть и рыдать, а его жена, видя такой расклад и понимая, что второй раз вряд ли удастся выскочить замуж, подбежала к тигру и принялась бесстрашно бить его плетёной корзинкой.

Мужик, видя такое самопожертвование, зарыдал сильнее, кляня себя за крамольные мысли в отношении жены, и игнорируя Серёгу, который пытался с ним заговорить. Феникс растянулся на дороге отдыхая и лениво наблюдал за представлением, а мелкий ребятёнок, чтоб не пропустить всё самое интересное, уже крутился вокруг тигра, с восхищением рассматривая красивого зверя.

Понимая, что при таких условиях нормального диалога не получится, Серёга собрался приказать Шишиге отпустить мужика, но, в этот момент, любопытный мальчуган ткнул тигра под хвост веткой и тигр, как любой представитель семейства кошачьих, от неожиданности подскочил вверх метров на десять и приземлился в колючих кустах на обочине дороги.

Женщина почувствовала тактическое преимущество и кинулась уже на слесаря, но, тот встал и сурово сдвинул брови.

— А ну стоять! — гаркнул на неё Серёга так сурово, что женщина ойкнула и упала на зад, хлопая глазами — Говорите, в какую сторону столица Херасии и идите по своим делам!

— Дык откудова нам знать-то? — ответила женщина, неуклюже поднимаясь с земли — Мы Старии-то не покидали никогда.

— Ясно. — расстроился Серёга, вспоминая как долго они летели из Старии в Херасию на драконе, но, порталы никто не отменял и он немного успокоился, стараясь не думать о том, что его запомнили в городе как разрушителя гостиницы. — В какую сторону ваша столица?

— Тудыть. — она махнула рукой дальше по дороге, откуда пришло семейство — Только там того, гиблое место.

— В смысле? — насторожился Серёга. Он ясно представлял границы своего везения и они были весьма узки. — Что там?

— Да кто ж его знает… — поделился ценной информацией мужик, заодно вспомнив что он мужик и, трясясь от страха, встал между слесарем и женой, прикрывая геройским телом примерно треть супруги.

— Бегуть все оттудова. — женщина добавила к рассказу мелких деталей, отодвигая такого замечательного и смелого мужа к себе за спину — на всякий случай.

— Благодарю, вы мне очень помогли. — вздохнул слесарь и окинул взглядом главную ударную силу отряда. Феникс по прежнему лежал в пыли, но уже не хрипел, а размеренно дышал. Тигр сидел на обочине и вылизывал мех, косясь на пацанёнка.

Серёга махнул рукой, говоря, что пора выдвигаться в путь и с грустью окинул взглядом ожерелье из пыльных кабанчиков, которые в скором времени обещали продохнуть.

— Подождите! — крикнул слесарь удаляющейся семье, хлопая себя по лбу. Мужик вздрогнул и обернулся с побелевшим лицом, но Серёгу не волновало, что он там себе напридумывал. — Есть чем костёр разжечь?

Мужик облегченно выдохнул и, порывшись в вещах, поспешно протянул слесарю тряпичный мешочек. Серёга развязал веревку и высыпал на ладонь пару камней. Нет, он конечно знал о кремне, но сам технологический процесс оставался для него загадкой.

— А не покажешь, как этим пользоваться? — с надеждой спросил он у мужика. Тот нехотя кивнул и надергал на обочине сухой травы. Сделав из этого нечто, вроде гнезда, он поднёс камни поближе и с силой ударил один о другой. Крупная искра упала в траву и оттуда поднялся дымок. Мужик аккуратно раздул пламя и протянул Серёге горящий пук, а когда тот взял его, то семья поспешила прочь, пока их не озадачили ещё какой-нибудь ерундой.

Быстренько собрав сухих веточек, слесарь сложил костёр прямо на дороге, так как не был уверен, что так же лёгко справится с добычей огня.

Солнце перевалило за зенит и Серёга, наконец-то, был сыт и весел. Часть мяса он хотел завялить, но что-то пошло не так и полусырые тушки разделили феникс и тигр. Макс отдохнул и выглядел бодрячком, а Шишига рвался в бой. Слесарь оседлал тигра и они двинулись в столицу Старии, до которой было «непонятно сколько», так как Серёга забыл уточнить эту деталь.

Но, всё сложилось удачно и уже к вечеру он увидел знакомую потёртую надпись над распахнутыми воротами.

Однако, их никто не встречал, да и вообще — в округе не было заметно ни одного человека. Старательно игнорируя тревожные сигналы от левой почки, Серёга спешился и осторожно вошёл в город.

В ноздри сразу ударил странный запах, но никаких жутких ассоциаций он не вызывал и они медленно двинулись по главной улице усыпанной мусором. Черные провалы окон и открытых дверей тревожили воображение и Серёге показалось, что он заметил движение в темноте переулке.

Подобрав с дороги палку побольше, он приготовился вступить в бой, когда сзади послышалась тяжёлая поступь и надсадное дыхание.

Первым обернулся Шишига и Серёга заметил, как тот низко припал к земле прижав уши, яростно вздыбил шерсть на загривке, угрожающе оскалил клыки и мощно обоссался. Макс выдал странный набор звуков, но, судя по всему, тоже приготовился к бою. Сам слесарь почувствовал, что наложил полные штаны кирпичей, но решил биться «до последнего» плечом к плечу с товарищами.

— Па, па… — протяжно прохрипел булькающий, утробный голос за спиной. Поток леденящего ужаса скользнул вдоль позвоночника слесаря, поднимая дыбом волосы от головы до задницы.

— Ма-ма… — моментально севшим голосом пискнул автослесарь и резко обернулся.

Глава 17. Обитель зла

— Па-па, я мно-го ку-шал и вы-рос… — булкал и хрипел голос огромного и жуткого куска плоти, напоминающего по форме пятиметровый кабачок с ножками и ручками, выдвигающийся из переулка в двадцати метрах от команды слесаря. В сумерках были хорошо различимы множественные пульсирующие наросты покрывающие грязно-коричневое тело, беспрестанно сочащиеся серой слизью, которую тут же слизывали языки зубастых ртов, расположенные на каждом ровном участке кожи. Головы не было видно до тех пор, пока отвратительное существо не согнулось пополам и не явило взору слесаря провал в своей верхней части, где покачивался десяток глаз на тонких стебельках.

Палка выпала из ослабевших рук автослесаря и, вдобавок к кирпичам, он наложил гору гранитных плит из которых можно построить пяток великих пирамид. Шишига тоже бздел, но старался не подавать виду, а вот Макс, напротив, встопорщил перья и с воинственным клёкотом бросился на противника, благо, он не уступал зубастому кабачку в размере.

Несмотря на опасения автослесаря, Феникс действовал технично и осторожно — с наскока бил клювом и тут же отпрыгивал назад, держа дистанцию. Жуткий кабачок оказался очень медлительным и не мог контратаковать быструю птицу, но и Макс повреждений ему толком не наносил — все раны от острого клюва затягивала серая слизь и там вырастал либо нарост, либо рот.

Тигр устыдился своей трусости и ринулся в бой используя собственную тактику — он крутился позади противника и рвал когтями его ноги, в надежде свалить эту жуть. Толку было ноль — когти вязли в плоти мутанта и Шишига, пару раз, чуть не подставился под удар, когда кабачок в очередной раз шагнул вперёд, а застрявшие когти протянули тигра по брусчатке и противник почти успел дотянуться до него зубастыми руками.

Автослесарь беспомощно наблюдал за бессмысленным боем и усиленно шевелил мозгами, но в голову шли только варианты с поджогом или большим прессом, как в «терминаторе», но пресса поблизости не было видно, а вот трактир присутствовал.

— Держитесь, я сейчас! — крикнул он товарищам, а сам вломился в питейное заведение.

Внутри царили беспорядок, полумрак и вонь протухшей еды. Лучи заходящего солнца с трудом пробивались сквозь маленькие, грязные окошки, кое-как освещая перевёрнутые столы и лавки. Серёга бросился к прилавку — в надежде отыскать там крепкий, горючий алкоголь — и запнулся обо что-то мягкое, пахнущее как всё в этом городе.

— Кру-ж-ж-ки на-до мы-ыть лу-ч-ч-ше… — раздался глухой, безэмоциональный голос и послышался отвратительный скрежет.

От неожиданности у слесаря сморщилось всё, что могло сморщится и появилась ещё одна горка кирпичей. Он медленно опустил взгляд и разглядел то, что когда-то было мужиком лет тридцати — пустой взгляд, заполненная серой слизью дыра в голове и пальцы стёртые до кости, которые скрипели по внутренней части окровавленной кружки.

Серёга облегченно выдохнул — «это» не проявляло агрессии, да и вообще не обращало внимание на посетителя. Не тратя время попусту, он вскрывал бочонки один за другим, пока в нос не ударил запах крепкого пойла. С надеждой в душе и бочкой алкоголя в руках, он поспешил обратно.

Снаружи его уже ждали. Ждали удивление и недоумение — феникс с тигром медленно прохаживались возле кабачка, который стоял неподвижно и держался за каменную кладку здания, и изредка били его когтями.

— Что у вас? — шепотом спросил Серёга, прижимая к себе бочонок.

Макс с Шишигой пожали плечами и демонстративно лягнули зубастый кабачок. Тот никак не отреагировал, лишь его языки продолжали ловить серую слизь.

— Уходим отсюда, пока он не очнулся. — вновь шепнул, слесарь и в этот момент мутант повернулся к ним. Серёга понял, что в этом городе им делать абсолютно нечего и громко крикнул: — Бежим!

И они побежали. Слесарь изо всех сил нёсся впереди с бочонком в руках, не уступая по скорости гепарду, за ним бежал тигр, вынужденный лавировать среди мусора, а феникс замыкал тройку лидеров, передвигаясь длинными прыжками с помощью крыльев. За птицей бежал кабачок, грузно топая толстыми ногами и просто сшибая всё на своем пути.

Неожиданно, к их весёлым стартам начали присоединятся новые участники. Серые тела, с разной степенью повреждений, выбегали из зданий, из подворотен и даже поднимались из куч мусора на дороге. Обернувшийся слесарь едва не завизжал как восьмиклассница, сообразив, что же напоминает ему эта толпа — зомби!

Это были чёртовы зомбаки и очень быстрые, а у него ни православного дробовика, ни доброй бензопилы — ничего, что использовали герои ужастиков против оживших мертвецов.

Серёга никогда не боялся зомби, но, один эпизод, с участием любительской съёмочной группы, всё же оставил свой отпечаток. Он тогда немного поддал в гараже, а эти «деятели искусства», снимающие ролик на соседнем кладбище про восстающие из могил трупы, постучали к нему в ворота спросить бензопилу в аренду. Они были чертовски хорошо загримированны и долго бегали от автослесаря размахивающего бензопилой, когда у того прошёл первый испуг.

Но, одно дело смотреть кино и пинать под зад нерасторопных актёров, и совсем другое слышать за спиной топот настоящих ходячих мертвецов. К тому-же, если он правильно помнил, тот, кого кусают тоже становится одним из них, а получить в противники зомби-тигра и зомби-феникса ему не улыбалось.

— Бежим, быстрее! — сбиваясь с дыхания заорал на всю округу Серёга. Все прибавили ходу. Все — и слесарь, и тигр, и феникс, и кабачок, и остальные участники забега.

— Туда! — Серёга свернул в узкий переулок спасаясь от новой толпы, которая появилась впереди.

Автослесарь и тигр не испытали затруднений, а вот феникс, из-за своих размеров, обдирал бока в узком проходе и терял перья. Когда же до конца переулка оставалось пять метров — он застрял.

— Блять, опять?! — выпучил глаза слесарь, вспоминая цитадель древних. Но, в этот раз критическая ситуация решилась сама собой — плотная толпа зомби просто вытолкала громко кричащего феникса из переулка и даже ни разу не куснула.

— Быстрее, к воротам! — запыхавшись от бега орал автослесарь.

В какой-то момент один из зомбей настиг Серёгу и, поравнявшись с ним, ловко вырвался вперёд под его ошарашенным взглядом. От удивления слесарь запутался в ногах и грохнулся на битые камни. Его немного протащило по дороге, но, он не выпустил бочонок из рук. Шишига моментально сориентироваться и встал над командиром, закрывая его своим телом и скаля клыки. Макс встал над тигром и расправил крылья, угрожающе щелкая клювом.

Но, толпа зомби не оценила изящества этого боевого построения и продолжила бежать прямо, огибая их, словно река большой валун. Кабачок тоже убежал вместе со всеми и через минуту команда слесаря осталась в одиночестве на захламлённой улице. Они медленно приходили в себя, вдыхая воздух со странным запахом, ставшим отчётливее и больше не возникало сомнений — это был запах зомби.

— Это чё, блять, было? — Серега выбрался из-под тигра и с тревогой посмотрел вслед убежавшей толпе, почёсывая затылок. Здравый смысл требовал уходить из зараженного города, а любопытство подталкивало разобраться в ситуации.

Здравый смысл победил и они направились прочь из города, правда через ворота к которым убежала толпа.

— Мда, зрелище ещё то… — Серёга скользил взглядом по серой массе, толпящейся у ворот. Огромный кабачок возвышался в её центре, но, в целом, они вели себя довольно смирно — просто стояли и ничего не делали.

— Тут мы не пройдём. Пошли в другую сторону. — махнул рукой слесарь, удовлетворив своё любопытство и поудобнее перехватывая бочонок.

Они развернулись и пошли. Серёга, Шишига и Макс, а за ними толпа зомби, с кабачком во главе. Волосы вновь зашевелились на всём слесаре и он прошептал:

— Стоим, может опять пройдут.

Они остановились, как и ближайшие зомби, но, часть часть продолжила двигаться, а большинство продолжило стоять возле городских ворот.

Шишига деликатно потыкал когтем в командира и, когда слесарь повернулся к нему, показал лапой сначала на свою пасть, потом на зомби, а затем на ухо.

— А ведь точно! Молодец. — Серёга хлопнул ладонью себя по лбу, погладил умного тигра и рявкнул во всё горло: — Стоять, смирно!

Ходячие мертвецы мгновенно замерли и со всех сторон захрустели суставы — зомби, почти все, вытягивались по структуре. Тигр с интересом наблюдал, наклонив голову чуть набок, а феникс смотрел на своего хозяина полными восхищения глазами.

— Кто знает дорогу в столицу Херасии — поднимите руку. — Серёга решил не мудрствовать лукаво, а пойти самым простым путём. Возможно, в глубине души, ему и было жаль этих людей, но, в конце концов, не он же их убил…

Множество рук поднялось в воздух и слесарь выдохнул с облегчением. Порешив, что за ночь зомби никуда не убегут, он отыскал мало-мальски приличный дом без запаха тухлятины и заночевал там в обнимку с бочонком.

Утро выдалось распрекрасное — Серёга отыскал нечто, пахнущее как табак и даже нашёл курительную трубку. На удивление легко добыв огонь с помощью кремней и соломы, он блаженно затянулся и оставив несчастный бочонок в доме, вышел на улицу, где солнце уже вовсю грело пустую улицу.

— Не понял, а где ходячие? — задал он вопрос Максу, чистящему неподалёку свои перья, и выискивая взглядом тигра.

Феникс прервался и приветственно поклонился, а Серёга с грустью отметил, что остатками кабанчиков позавтракали без него. Макс кивнул головой призывая следовать за ним и привёл слесаря к большому зданию на центральной площади, то ли мэрии, то ли дому собраний, но, учитывая огромный колокол на крыше, Серёга склонялся ко второму варианту.

Напротив виднелись остатки местного дворца, схожего по архитектуре с дворцом Херасии и слесарь сделал мысленную пометку наведаться туда чуть позже. Войдя в дом собраний он сразу же увидел огромный серебристый шар с черными полосками, который тяжело дышал.

Кроме него просторное помещение занимали серые тела, обломки мебели, разбросанное оружие, несколько костровищ и огромное количество баулов, тюков, да свёртков.

Обойдя странный предмет интерьера Серёга обнаружил на шаре громко сопяшую тигриную морду с вываленым языком, из пасти которой торчало что-то, подозрительно напоминающее человеческую руку. Глаза шишиги виновато забегали и он попытался втянуть в себя улику, но, он переоценил себя и добыча выпала из пасти, оказавшись целой конечностью с куском шеи и груди с торчащими ребрами.

— Ты что, зомбей нажрался? — удивится Серёга, покатав ногой серую конечность по полу.

Тигр смущенно опустил глаза и попытался кивнуть, но, из-за отсутствия шеи, весь полосатый шар качнулся целиком.

— Настолько вкусно? — усмехнулся слесарь, легонько тыча кулаком в пушистый бок, отчего Шишига выпустил избыточный газ с обеих сторон и утвердительно качнулся. У Серёги немного отлегло от сердца, что его друг не обратился в зомби, но возник другой вопрос.

— Слушай, я конечно не самый умный человек, но, какого хуя ты стал круглым? Ты же должен был только брюхо нажрать! Нет, я конечно слышал, что кошки меры не знают, но чтобы до такой степени…

Шишига попытался пожать плечами, но смог только подёргать лапками в воздухе и грустно вздохнуть — мол, понятия не имею.

— Он что, всех сожрал? — Серёга резко повернулся к фениксу и тот, от неожиданности, поперхнулся телом толстяка, выкашляв его на пол. Виновато склонив голову и отрицательно покачав ей, Макс встал на четыре задние лапы и показал хозяину когти передней правой, с небольшим расстоянием между ними.

— Ага, типа чуть-чуть, ну-ну… А вы не подумали, плотоядные мои, что тоже могли стать похожими на этих? — с укоризненным взглядом Серёга потыкал ногой какого-то зомби-мужика стоящего на коленях и бьющегося головой об пол.

Оба жруна вздрогнули и запоздало испугались, а слесарь кивнул, довольный произведённым эффектом. Он поднял большой нож и пошёл осматривать помещение, попутно вскрывая и вороша тюки. Попадались, в основном, нехитрый скраб, крупы, сухари и одежда.

Вообще, картина складывалась странная. Это место точно соответствовало представлению Серёги о пункте временного размещения перед эвакуацией, либо лагерю беженцев, но тогда почему часть зомби оказалась в городе? Ещё большей странностью было поведение ходячих или точнее, как он отметил лавируя между телами, зацикленных — все серые беспрестанно повторяли одно и тоже действие, видимо то, которое выполняли в момент заражения или перед смертью.

Одно его несказанно радовало — он не видел здесь детей, а это значит, что большинство сумело покинуть город, а оставшиеся погибли, но и тут были небольшие нестыковки — раны. Помимо классических порезов, проломов и отверстий, соответствующих уровню технического развития этого мира, у некоторых отсутствовали большие куски плоти и такие раны были обрамлены обугленными краями. Магию он в расчёт не брал, учитывая что она пропала.

Если приплести сюда «сон — не сон», то получается, что тут постарались чебурекоголовые пришельцы похитившие Алану.

Вопросов было больше чем ответов и Серёга решил пока не забивать себе голову — всё равно он собирался лететь в космос и поговорить по душам с алие́нами, крепко зажав ключом их орган размножения.

Сейчас главным было добраться до зелёного инженера-конструктора, ведь при отсутствии той непонятной силы, которой до этого пользоваться Серёга, он не то что ракету, нормальный радиоприёмник не соберёт.

Покурив и пожевав сухарей с водой, слесарь составил в голове примерный план действий и покинул здание, забрав с собой ходячих и феникса. Он так и не понял — почему зомби выполняют его приказы, но это было отличное подспорье в решении будущей задачи.

Оставив Шишигу переваривать нажранное, он взобрался на Макса и петлял по городу с криком «идите за мной!», собирая за собой толпу мертвецов. Зубастый кабачок нашёлся в том же месте, где они встретились вчера, и теперь возглавлял процессию, периодически что-то булькая.

Автослесарь собрал всю ораву на площади и потратил два часа на пересчёт и сортировку по степени целостности. Многие их мертвецов демонстрировали отсутствие нужных конечностей, в том числе голов, и этот факт породил в голове Серёги закономерный вопрос — а чем они его слышат? Но, зомбоведение ему в школе не преподавали и он отмахнулся от ненужных мыслей.

— Идите и принесите сюда одежду, еду, телеги и посуду. — громко отдал приказ слесарь и с гордостью наблюдал как исполняется его приказ.

Однако, вскоре он понял, что всё не так просто — зомби поняли приказ слишком дословно. Каждый вернувшийся тянул, нёс и толкал весь обозначенный набор разом. И, понятное дело, многие не вернулись, так как не нашли нужные предметы. Серёге вновь пришлось гонять Макса по городу и орать как сбитый пилот, собирая серых тупней.

Он провозился до самого вечера деля толпу на группы с отдельными задачами, но это было настолько сложно и муторно, — ведь приходилось нашёптывать в каждое отдельное ароматное ушко точный порядок действий — что многого собрать не удалось и Серёга, поужинав твёрдым сыром, вяленым мясом и вином, завалился спать в кабаке на краю площади, строго настрого предупредив питомцев, чтоб жрали только увечных зомбей.

Ранее утро встретило слесаря пасмурной погодой, моросящим дождиком и пустой площадью.

— Да вы, блять, издеваетесь! — он со злостью закусил мундштук трубки и твердым шагом направился в «пункт эвакуации».

Внутри всё было по прежнему — зомби, круглый полосатый шар и бардак. Феникс лежал у стены и приоткрыл глаза услышав шаги.

— Они сюда сами пришли? — кивнул на серых Серёга, обращаясь к фениксу, ибо тигр лежал задом ко входу и ему было лень обходить. Макс кивнул и показал один коготь.

— Час назад? — дождавшись утвердительного кивка, слесарь почесал в затылке и скривился — ему вовсе не хотелось нарезать круги по городу под гаденьким дождём, но, у него был тактика и он её придерживаться.

Пришлось начинать всё с начала, но, в этот раз он упростил задачи для ходячих и сам принялся за мародёрство. К полудню он собрал необходимый минимум и, очистив большой зал от мусора и круглых тигров, сложил там припасы. Путь предстоял не близкий, а на охоту и собирательство рассчитывать было глупо.

Он запустил самую большую кузню в городе и выплавлял, ковал и собирал большой крытый фургон на стальных колёсах и широкой раме, в который могли бы поместится все члены команды в случае опасности.

Зомби в этом плане были чертовски хорошими помощниками, так как не знали усталости, были невероятно сильны и чётко выполняли указания, тут и выяснился один момент — они выполняли последний приказ на протяжении восьми часов, после чего начинали свои обычные зацикленные действия, а примерно через сутки впадали в стазис.

Автослесарю очень помог примитивный сталепрокатный станок изготовленный за пару дней из двух криво откованных валов и грубой рамы. Громила-кабачок вращал валы и подавал раскаленный металл голыми руками, отчего всюду стоять такой аппетитный запах, что Серёга всерьёз подумывал куснуть одного из зомбей на пробу. Кроме того, зубастый помощник с лёгкостью протыкал толстым пальцем десятимиллиметровую сталь, что в разы ускоряло процесс сборки.

Две недели и весь металл в городе ушли на кривое нечто, размером с железнодорожный вагон, обитое кривыми листами стали и на широких, стальных же, колёсах. Слесарь старался не думать, сколько весит эта дура, но кабачок без труда тащил её в одиночку, проваливаясь толстыми ногами сквозь брусчатку.

Проблема проходимости решалась элементарно — Серёга просто загнал под вагон и расставил вокруг него серых, которые приподнимали его, снижая давление на грунт. Несколько длинных цепей спереди и сзади снимали вопрос размещения большого количества тягловых зомбей и проблему общей проходимости монструозного дилижанса.

Шишига немного похудел, но всё равно не мог ходить самостоятельно и его запихнули внутрь. Макс устроился на крыше, ходячие, закутанные в тряпки по самые глаза, чтоб не вызывать паники у встречных, впряглись в обычные телеги с запасами еды и воды, а самые целые и крепкие из всей орды разместились в отведенных местах вокруг вагона и под лучами утреннего солнца караван пустился в путь.

— Херасия, твой правитель уже выехал. — не удержался от зловещего хохота Серёга, когда они проломили городскую стену и грохоча сталью вывернули на нужную дорогу

Глава 18. Мокрый Серёга. Дорога скуки

— А ну стоять на месте, блять! — громкий окрик слесаря заставил всех зомбей замереть на дороге.

Прошло восемь часов с момента последнего приказа и серые по очереди начали бросать цепи, чтобы вернуться обратно в город, но феникс вовремя это заметил и предупредил Серёгу, чтоб тот успел остановить самых первых дезертиров.

Едва начав по новой раздавать приказы, он понял, что будет регулярно убивать на это слишком много времени и сел перекурить, да подумать. Нужно было как-то оптимизировать управления двумя тысячами мертвяков и, кажется, он придумал как. Но, чтобы не оказаться в дураках, пришлось записать текст на куске грубой бумаги и отделить одного серого мужика для эксперимента, отведя его подальше

— Запомни навсегда: когда я скажу «выполнить приказ один», ты должен идти, если я иду. Если я останавливаюсь, то ты тоже остановись. — Серёга с сомнением посмотрел на зомбя и, вздохнув, скомандовал — Выполнить приказ один!

Тот стоял, как стоял, и слесарь медленно пошёл по дороге. Серый мужик мгновенно зашагал рядом и остановился одновременно с Серёгой.

— Хе-хе, работает! — обрадовался слесарь и пошёл к остальной орде с шагающим за спиной подопытным. Серёга остановился, обернулся и скомандовал — Иди к остальным.

Но, тот никак не отреагировал и слесарь впал в ступор, понимая, что накосячил. Он пробежал взглядом по написанному приказу и предположил, дело в части «запомни навсегда», но он переживал, что без этого уточнения приказа опять хватит только на восемь часов.

Пришлось снова напрягать мозги и прикидывать варианты. Через несколько часов и десяток «испорченных» подопытных Серёга научился сносно программировать на «зомбскале». Благо, что серые могли выполнять логические блоки и, например, понимали команду «двигать» без необходимости объяснять — как этот нужно сделать. Не забыв добавить отменяющие и удаляющие команды, он до глубокой ночи программировал зомбо-киборгов. Потом скормил ошибки программирования Максу, отдал приказ двигаться и завалился спать в одну из телег — стальной фургон настолько нагрелся на солнце, что напоминал филиал ада. Шишига мучился внутри, но, он был наказан за неосторожность и обжорство.

Под утро начался сильный дождь и слесарь с фениксом перебрались в вагон, где тигр не преминул отомстить за свои мучения и протяжно пускал ветры, усердно делая вид, что спит.

Серёга попытался доспать, но ему помешал грозный окрик «Стоять, это ограбление!» и он, не спеша, пошёл выглянуть наружу, чтоб посмотреть на придурков, посчитавших зомби-караван отличной целью для грабежа. Но, к тому времени как он открыл дверь, романтики большой дороги уже разглядели, что тянет повозку не большое парнокопытное, а жуткая хрень ползущая на карачках. Понаблюдав за улепётывающими идиотами несколько секунд сквозь дождь и убедившись, что серые выполняют только его приказ, слесарь пожал плечами и вернулся внутрь.

Шёл третий день пути и второй день проливного дождя. Замёрзший слесарь сидел в покачивающемся стальном холодильнике, прижимался к тигру и проклинал средневековье с его дорогами и отсутствием метеосводок.

С прошлого вечера Феникс дремал внутри, провоняв всё пространство позабытым запахом мёртвых голубей и ацетона. Крыша фургона конкретно протекала и бо́льшая часть припасов, вместе с полосатым шаром, основательно вымокли, но, хорошо хоть сырая шерсть Шишиги ничем не пахла. Вот только он всё ещё регулярно попёрдывал, внося свой вклад в общую ароматическую картину.

Выбирая между смертью от воспаления лёгких под холодным ливнем и смертью от удушья в этой газовой камере, Серёга выбрал второй вариант, но, настало время для очередной, короткой плановой прогулки, ведь он так и не смог побороть восьмичасовое ограничение. Автослесарь выскочил наружу и быстро вскарабкался на крышу.

— Выполнить приказ номер один! — заорал он, стараясь перекричать грохот капель по железу и поспешил обратно под крышу, по пути прикидывая — есть ли смысл снять кожу с нескольких зомбей и натянуть её поверх фургона? Но, навскидку, минусов было больше чем плюсов, и он выкинул эту идею из головы.

Внезапно, он заметил очертания какого-то здания и, продолжая мокнуть под дождём, дождался, пока оно не станет видно́ полностью. Судя по вывеске, это был постоялый двор, и возликовавший слесарь остановил караван.

Он сбегал к одной из телег, где хранились дворцовые остатки былой роскоши, чтоб было чем оплатить постой и, скользя по жирной грязи, устремился в заведение с горячей едой и удобными кроватями. Однако, когда он, с изысканным канделябром наперевес, ворвался в помещение, то ощутил тошнотворный запах тухлятины и аромат зомби.

Шагнув обратно под дождь, Серёга с тоской оглядел большой дом, навес для лошадей постояльцев и хозяйственные пристройки, что кучно стояли неподалёку. Он направился к высокому сараю, с надеждой найти там сухого сена, но, подойдя к нему вплотную, почувствовал запах разложения мяса и громкое жужжание.

Слесарь медленно вернулся к фургону и тихо отдал приказ двигаться, не заботясь о том, услышат его дальние серые или нет. Он не стал обшаривать постоялый двор — такие места, обычно, являлись домом для всей хозяйской семьи, а встречи с ребенком или, того хуже, младенцем зомби его психика не выдержала бы.

Караван продолжил путь. К вечеру дождь наконец-то прекратился, и настроение Серёги заметно улучшилось, но, появился насморк.

Не желая и ночью трястись в плохо подрессоренном вагоне, он поставил свой табор на ночлег прямо посреди поля и оглядел серую толпу.

— Отряд одиннадцать, слушай приказ! — произнёс кодовую фразу Серёга и задумался над правильной формулировкой, чтоб чего-нибудь боком не вышло — Каждый принесите сухой древесины — не больше бревна и не меньше одной ветки. Если кто-то из отряда… блять, отмена приказа!

Он поскрёб макушку — куда ему сотня брёвен? Но, стучащие от холода зубы требовали побыстрее согреться, а текущие сопли намекали на необходимость скорейшего применения народных средств от простуды.

— Только ты, — слесарь ткнул пальцем в одного из зомбей — Слушай приказ! Принеси дров для костра. Быстро. Выполнить приказ!

Когда серый, с отсутствующей половиной головы, умчался на безумной скорости в произвольном направлении, Серёга хлопнул себя по лицу, поняв, что накосячил и не уточнил приказ, а это значит, что этот хрен может и не вернуться. Ну, или принести что-нибудь не то — типа огромного дерева или щепки.

Но, слесарь не угадал — ходок вернулся через пять минут и проволок сухое бревно. Очень хорошее бревно, качественное. Ровное, без коры и с перерубами на концах. Даже полотенце, висящее на вколоченной щепочке, сохранилось.

— Ох ты ж, бля… — Серёга мигом представил как этот безголовый придурок прибегает в деревню, вырывает бревно из стены избы и убегает с ним в закат. «Вроде и ерунда, но стыдно, шо пиздец…» — подумал он и, тяжело вздохнув, направил орду в сторону деревни, чтобы повиниться и помочь с ремонтом, если, конечно, там остались живые.

Через час адовой тряски — из-за высокой скорости и отсутствия дороги — они добрались до деревни и остановились в паре километров, за небольшой рощей. В закатных лучах солнца Серёга наблюдал за обычной деревенской суетой — бабы орали и размахивали руками, а мужики с факелами и топорами в руках обыскивали каждый закоулок.

«Фух, зомби апокалипсиса нет — уже хорошо» — успел подумать слесарь до того, как…

— Ку-шать! — запряжённый кабачок внезапно взревел утробным воем, от которого задрожала земля, а слесарь чуть не наложил гору кирпичей от неожиданности. А вот местные стесняться не стали и в дикой панике, придерживая портки, рванули каждый в свою избу.

Большой зомбь, тем временем, поднялся с карачек и испустил из провала с глазами густое перламутровое облако, которое моментально разрослось до жутких масштабов и накрыло деревню вместе с окрестностями.

Серёга закашлялся — ощущение было такое, словно он вдохнул абразивной пыли при резке «болгаркой», но это чувство прошло так же быстро, как рассеялось странное облако. Он с тревогой прислушивался к себе, но мозгов не хотелось, да и кожа не поменяла цвет. Деревенские осторожно выглядывали из окон и казались вполне живыми.

— Это что, блять, было?! — заорал он на кабачок, подбегая к тому в плотную и пиная по ноге. — Отвечай!

— Я ку-ша-ю, ка-ак при-ка-за-л па-па… — выдавил из себя чудовищные звуки кабачок.

— Хуёвый у тебя папа походу… — проворчал слесарь, пристально наблюдая за деревней, но ничего страшного там видно не было, если не считать мужиков с топорами.

— Не-ет, ты хо-ро-ши-ий. — ласково пробулькал монстр и вытянул из провала все глаза, которые с обожанием уставились на Серёгу.

Автослесаря будто током ударило. И не тем, что в розетке, а нормальным таким — киловольт на десять. Его глаза чуть не лопнули от услышанного, а внутренние органы скрутило в приступе такой паники, что он чуть не выблевал собственные кишки.

Феникс уважительно присвистнул, а из вагона раздалось сначала быстрое сопение, а потом и громкое хрюканье. Серёга побледнел и с ужасом уставился на монстра.

— Ты чё несёшь?! — просипел шокированный слесарь — С какого хуя я твой папа?!

— Ты со-оз-да-ал ме-ня!

Серёга лихорадочно перебирал в памяти всё, что произошло с ним в этом мире и пришёл к неутешительному выводу — на него, с щенячьей преданностью, смотрел подросший герой Старии.

— Ох, бля… — выдохнул слесарь и плюхнулся на землю. Он энергично потёр лицо ладонями, чтобы собрать мысли в кучу, но помогло слабо.

Стараясь не думать о том, что он стал причиной гибели множества людей, Серёга перевёл взгляд на деревню и его осенило — он не видел, чтоб зомби кого-то убили, да и заразными, вроде, не являлись. А это значит, что всё путём, за исключением маленького косяка с героем.

Кивнув самому себе, он приободрился и вызвал серого с бревном, чтобы разрешить недоразумение с местными. Бодрой походкой он вошёл в деревню и сразу заметил угловой дом с дырой в стене.

— Граждане, произошло недоразумение! — громко заявил слесарь указывая на зомбя с бревном на плече — Я прошу прощения и возвращаю ваше имущество.

Деревенские повысовывались из окон, разглядывая странного рыжего мужика.

— Бревно брось, придурок! — зашипел Серёга на ходячего.

Умертвие бросило бревно и оно со свистом полетело, пробив насквозь несколько изб. Слесарь хлопнул себя по лицу, а из покосившегося дома, в котором на излёте застрял снаряд, выскочил сухонький дед с длинной бородой и, размахивая веслом, громко зашепелявил:

— Бей нечишть!

Смотря сквозь пальцы, как на улицу высыпают воинственные бородатые мужики, Серёга понял, что их будут бить и собрался крикнуть феникса, но тот уже мчался на помощь, разбрасывая вокруг себя грязь.

Мужики разглядели приближающегося огромного монстра и притормозили в раздумьях — а не проще ли сходить в лес за материалом и тихо всё починить, чем предъявлять претензии непонятному гостю?

— Фух, вот ты где! Еле долетела. — раздался рычащий голос с небес и все задрали головы.

Огромный рубиновый дракон сделал круг над деревней и тяжело приземлился перед слесарем на одну лапу, глубоко увязнув в мягкой, сырой земле.

— Азура?! — опешил Серёга глядя на внезапную гостью, держащую крупное, черно-красное яйцо во второй лапе.

Деревенские мужики здраво рассудили, что дополнительная вентиляция домов в летнюю пору дело хорошее и потихоньку попятились обратно, но, неугомонный дедок всё же добежал до цели и с размаха хлопнул веслом дракона по ляжке. Азура слегка махнула хвостом и отправила дедушку в полёт, где тот и скончался, даже не успев приземлиться.

Автослесарь понял, что наломал здесь уже достаточно дров и поспешил убраться из этой местности, чтобы не усугублять.

— Подожди, я не могу идти с яйцом в лапе. — остановила его Азура — Помоги.

— Оно же килограмм сто весит! — нерешительно поскрёб подбородок Серёга и бросил взгляд на феникса — Макс, поможешь?

Феникс кивнул и аккуратно принял теплое яйцо передними лапами

— Осторожно! — грозно рыкнул дракон, когда феникс немного поскользнулся на жирной грязи, которую тут намесила пара гигантов.

— Как ты говоришь? — слесарь шлёпал рядом с драконом по направлению к повозке. — Мои теперь только рычат да кукарекают.

— Понятия не имею, но это не самое ужасное. — с нескрываемой тревогой в голосе рыкнула Азура. Она была в растерянности, но, идя возле Серёги немного успокоилась — Зайра пропала, магии нет, мир изменился и молчит, а я провела без сознания около месяца. Очнулась пару недель назад и сразу отправилась на твои поиски, думала может ты знаешь, что случилось.

— Знаю… — нехотя кивнул слесарь — Макс что-то уничтожил на орбите планеты и ваш мир сломался.

Феникс обернулся с виноватым видом, но был предупреждён грозным рычанием и стал усердно смотреть под лапы.

— Где уничтожил? — не поняла девушка-дракон.

— На орбите. Ну, там, выше облаков, космос, а в нем, вокруг вашей планеты, что-то летало. — как мог объяснил Серёга.

— Выше облаков нельзя подняться и там ничего нет — это все знают. — твёрдо, но не очень уверенно рыкнула Азура.

— Средневековье… — покачав головой вздохнул слесарь, понимая, что не сможет доходчиво объяснить.

Они дошли до стоянки и дракон с интересом оглядел стальную повозку и толпу ходячих.

— А я видела таких. Ими кишит вся Стария — от того места, где ты оживил паренька и до столицы. — Азура принюхалась к ближайшему серому.

— В смысле «кишит»?! — похолодел Серёга —

— В столице их всего пара тысяч была!

— Ага, остальные идут плотной толпой в сторону Херасии. Слушай, они так вкусно пахнут — их есть можно? — с любопытством облизнулась Азура.

— Вроде можно. Они жрут. — слесарь кивнул на феникса и пожал плечами. — Только этих не трогай, жуй тех — с конца.

Под хруст и чавканье дракона он отдал приказ на движение и, отдав яйцо под пригляд Шишиги, погрузился в раздумья, сидя на краю своей стальной кареты.

С одной стороны он виновен в нашествие мёртвых, а с другой — опасности те вроде не представляли, да и пахли приятно. Серёга сразу отбросил мысль о срочном подчинении остальных серых, ведь те всё равно прут в нужную сторону и сейчас нет никакого смысла тратить на них время. Порешив, что пусть всё идет своим чередом, он немного расслабился и взглянул на довольную и сытую Азуру, поравнявшуюся с ним.

— Ну как? — полюбопытствовал слесарь, прикинув, что девушка съела полсотни зомбей.

— Так вкусно, что трудно остановиться. — облизнулась та.

— Но ты смогла, в отличие от некоторых. — на последнем слове Серёга специально повысил голос, чтобы тигр его отчетливо услышал и с хитрой улыбкой кивнул Азуре на вагон. Та заглянула внутрь и захихикала — насколько может хихикать тридцатиметровый дракон.

— Очень смешно… — проворчали изнутри и тут же осеклись.

— Командир? — удивленный голос феникса раздался с другой стороны.

— Хуя себе! Это как? — обалдел Серёга, едва не грохнувшись на землю, когда вагон подскочил на вросшем в землю бревне.

— Аккуратно! Не расколи наше яйцо! — с тревогой рыкнула Азура.

— В смысле «наше»?! — выпучил глаза на дракона слесарь.

— Там наш сын. — немного смутилась Азура и побледневший Серёга выпал из транспорта на землю без помощи всяких кочек…

***
— Вот и помер дед Пихшо… — тихо произнёс один из сельчан, осмотрев тело дедка и пригладив свои всклокоченные волосы, когда страшные гости скрылись из виду.

— Ну и хорошо… — так же тихо ответил ему другой, облегченно вздыхая.

Склочного, полубезумного, но крепкого деда не любили в деревне и ждали, когда тот уже умрёт.

Вот только, тело мёртвого старикана вдруг начало менять свой цвет на серый. Деревенские напряглись и отошли подальше, а через несколько минут месте лежащего дедушки стоял зомбь с синдромом навязчивого состояния. Под взглядами выпученных глаз, он схватив весло и принялся охаживать им всех, до кого мог дотянуться…

Глава 19. Имя мне — Легион

Серёга почти сразу очнулся и обнаружил себя в передних лапах феникса. Макс бережно прижимал его к своим сырым и ароматным перьям, отчего слесаря едва не вывернуло, но, к счастью, желудок был пуст. Крупные звезды освещали раскисшую лесную дорогу, а хлюпанье сотен ног по грязи сливалось в непрерывный шум, отражающийся от стены густого леса.

— Всем стоп! — рявкнул слесарь и чихнул. Феникс от неожиданности чуть не выронил командира, но смог удержать и аккуратно поставил его в грязь.

— Ты как? — с беспокойством в голосе спросила Азура, изогнув шею параллельно земле и заглянув в глаза Серёги.

— Великолепно! — огрызнулся слесарь, стуча от холода зубами и громко высморкавшись. — Отряд одиннадцать, слушай приказ! Повалить деревья на площади двести на двести шагов, убрать ветки и сложить из них ровную площадку. Выполнить приказ.

Однако ни один серый не сдвинулся с места. Почуяв неладное, Серёга кое-как забрался на крышу вагона и сразу отметил, что его орда ощутимо уменьшилась.

— Построение! — крикнул слесарь и закашлялся. Во всём теле была ломота, а во рту неприятные ощущения — верный признак высокой температуры.

Зомби сбились в плотные кучки, некоторые из которых состояли, не более чем десяти тел и ему пришлось отправить на вырубку всех, чтобы не заморачиваться.

— Вы скольких сожрали, проглоты? — укоризненно спросил слесарь у своих здоровенных монстров и те виновато потупили взгляды. У него разболелась голова и захотелось завернуться в тёплое одеялко, но, в наличии были только сырые тряпки и он просто терпеливо ждал, чувствуя, что температура приближается сороковнику, если судить по начавшимся галлюцинациям.

Тем временем, орда довольно быстро и шумно выкосила вековые деревья и приступила к финальной стадии. Посреди свежей поляны появился широкий бревенчатый настил и Серёга потратил всего полчаса, паркуя свой караван.

Пара серых были отправлены бегать по лесу и приносить сухие веточки, а ему удалось самостоятельно запалить костерок и постепенно увеличить его в размере.

От грязной и сырой одежды валил пар, а Серёга всё не мог согреться. Азура рылась в повозках и, закончив, с сожалением сообщила, что все продукты заплесневели и есть их не стоит.

Некоторые тряпки удалось высушить и дракон с фениксом соорудили подобие гнезда для слесаря, где тот и уснул тяжёлым, лихорадочным сном, больше напоминающем предсмертное забытье.

— Командир болен, нужно поскорее доставить его в город. — констатировал факт Макс, наклонив голову к хозяину с тревогой в чёрных глазах.

— Я могла бы, но меня сразу атакуют. Да и дальше ста шагов от яйца — сам понимаешь… — тихонько, чтоб не разбудить Серёга, прорычала Азура.

Они с фениксом уже пару часов сидели с расправленными крыльями вокруг костра и слесаря, образовав нечто, вроде купола. Полосатый шар тоже был здесь — его выкатили на просушку, но особо не следили и шерсть тигра начала трещать и кудрявиться.

— Может поговорить с зубастым? Он вроде разумный. Вдруг согласится спасти отца без прямого приказа? — предложил Шишига, пытаясь откатиться от костра.

— Что? Серёга его отец?! — крайне изумилась Азура, с сомнением глядя на мирно стоящего кабачка — А с кем он тогда…

— Не, не, подруга, — усмехнулся тигр, лежащий теперь на спине — Ничего такого. Как я понял — это оживлённый командиром пацан, которого какая-то баба случайно убила.

Дракон забегал глазами, а Шишига заухмылялся шире. Макс же раздумывал над словами полосатого и тоже не видел других вариантов.

— Старшая Азура, поговори с ним. — после раздумий произнёс Макс.

— Почему я? — удивился дракон.

— Ты мать его брата, старшая, думаю у тебя больше власти. — аргументировал феникс, не оставляя ей выбора.

Но, она не успела даже сдвинуться с места, как раздалось утробное бульканье:

— Всё-о в по-ря-яд-ке… Па-па уж-же ум-мер…

Все перевели взгляды на бездыханное тело слесаря — такого первозданного ужаса они не испытывали никогда!

У дракона подкосились лапы и она, хлопая глазами, грохнулась на хвост, феникс каркнул и потерял сознание, а тигра, от шока, вырвало серой жижей прямо на Серёгу и он вернулся к природной форме, но с очень большими глазами и кудрявой шерстью.

Внезапно, тело слесаря рывком село и широко распахнуло выпученные глаза.

— Почему, чтобы получить ебучую суперсилу, я должен постоянно дохнуть?! — проорал Серёга не открывая рта — крик раздался со всех сторон.

Пока все пытались понять — что именно происходит, автослесарь старался не сойти с ума. Зомби! Проклятые зомби были не зомби, а чёртовыми колониями микроорганизмов, где каждый был размером меньше лейкоцита. И словно в насмешку — их основой была его ДНК цепочка, что, в принципе, объясняло странное послушание.

Хер бы с ними, по большому счёту, но, эти проклятые инфузории, похожие на противокорабельную мину со множеством длинных отростков, могли соединяться в сложные структуры. Хоть мышечную ткань, хоть кожный покров, хоть ногти, хоть клетки ЖКТ, да что там говорить — кабачок был центром управления и являл собой мозг в виде большого скопления этой фигни, обменивающейся между собой сигналами.

Да, мать его! Серега страдал от ментальной связи с каждым сучьим микробом. Он мог отдавать любые команды, но и получал такой поток информации от всей их массы, что мозги просто вскипали. Они (его мозги то бишь) уже и так наполовину состояли из этих амёб, позволяя быстрее обрабатывать информацию, но ситуацию это исправляло слабо — с этим ещё требовалось наловчиться управляться. У слесаря будто отросли мириады пальцев, которыми он мог свободно двигать, но постоянно путался в них.

— Командир! — радостный тигр бросился на Серёгу и принялся его вылизывать.

— Да жив я! Жив… вроде…

Автослесарь внимательно осмотрел свои руки в свете костра и облегчённо выдохнул — серости не наблюдалось, а самочувствие было прекрасное. Ещё бы, учитывая количество этих мелких… амёб в теле. Они свободно размножались делением и поглощали любую органику для поддержания жизни — по сути, им не нужны были человеческие тела, просто это было проще и удобнее. А раз так…

— Стройся! — рявкнул через полчаса Серёга, стараясь не особо задумываться над тем, чем он стал — какая разница, если его мировоззрение, характер и личная мораль не изменились?

Серая орда, включая кабачка, с каким-то умиротворённым вздохом осела, превращаясь в серые ручьи и реки, что стекались воедино. Через минуту, огромная инфузория туфелька подняла стальной вагон, выгребла всё из повозки с дворцовыми трофеями и колыхаясь, ожидала пассажиров.

— Командир, а как… — начал было Шишига, но осёкся под полубезумным взглядом слесаря.

Серёга страдал от обилия ощущений — холодная грязь под амёбой, давление вагона, холодный ветер, голод, прочно сплетенные отростки, жар пламени вокруг буйного деда с веслом и чёрт знает что ещё… Каждый отдельный организм считал своим долгом оповестить центр управления о внешних раздражителях.

Лишь благодаря опыту, полученному в мире культиваторов, он как-то справлялся. Да ещё мозговой центр кабачка передал все знания напрямую, что не прибавляло порядка в мыслях.

— Командир, тебе нужно отдохнуть. — с заботой в голосе произнёс Макс и остальные поддержали его энергичными кивками.

— Не́когда. — простонал слесарь ощущая через связи вкус грязи и гнили, но продолжая героически изучать новые возможности — Мне срочно нужен стерильный ангар!

Но, всё оказалось намного проще и Серёга нашёл решение — он самоубил все лишние организмы и заблокировал ненужные сигналы от оставшихся. К каждой минутой он всё лучше контролировал микроорганизмы, что было сродни возвращению чувствительности в онемевшую конечность.

Он поднялся на ноги и несколько раз присел. Потом сделал наклоны в стороны и потянулся — тело чувствовалось молодым и могучим, а мысли были чёткими как никогда. Такое положение дел нравилось ему больше, чем вариант с неведомой силой, которой он пользовался до этого, ведь микроорганизмы были логичны (почти) и понятны (слегка).

— В путь, нас ждут великие дела! — бодрый Серёга вскарабкался на большого слизня и отправил того сквозь ночь, в далёкую Херасию, где его ждал маленький гремлин.

— Командир, а проводник? — ехидно спросил на ходу тигр, знающий слесаря довольно долго и от того ожидающий небольшого шоу.

— Блять! — чертыхнулся Серёга и серый слизень мгновенно остановился, немного накренившись вперёд. Слесарь не удержался и полетел в дорожную грязь, а внутри вагона что-то загрохотало и из-за распахнувшихся створок вывалилось яйцо, с хрустом упавшее на бренное мужицкое тело.

Азура взвизгнула — насколько может взвизгнуть здоровенный дракон — и бросилась к яйцу, но, к счастью, хрустнула не скорлупа, а Серёгины кости. Она схватила будущего детеныша и, опираясь на крылья, отковыляла в сторону.

Макс метнулся к хозяину, а Шишига слегка улыбнулся в усы — он понял, что теперь командиру ничего не угрожает и можно снова наслаждаться жизнью, полной приключений.

Освобождённый от гнёта, слесарь довольно ловко — для только что получившего суперспособности — срастил кости при помощи этих био-нано-амёб. Но, чувствительность никуда не делась и он лежал минут десять, страдая от невыносимой боли. Макс сочувственно кудахтал над Серёгой, а тот всё разбирался с возможностями новой заразы в организме.

Возможности оказались воистину безграничны. Взять хотя бы то, что каждый организм осознавал себя, и с радостью делился с «папой» вариантами организации себя в колонии.

— Пятижопый семихуй… — пробормотал Серёга поднимаясь из грязи и прикидывая, что без проблем может отрастить что угодно. Только и тут была маленькая проблемка — эти товарищи не могли стать другой тканью, они просто брали на себя функции конкретной клетки и имитировали её деятельность. Таким образом Серёга мог полностью состоять из этих инфузорий, правда, тогда ему пришлось бы размножаться исключительно делением.

— Кто? — Макс непонимающе уставился на хозяина чёрными глазами.

Но Серёга лишь махнул рукой и вновь взобрался на слизня из которого выстрелил отросток, выхвативший яйцо из лапы дракона и вытянувшийся обратно с добычей.

— Целее будет. — строгим тоном молодого отца сказал слесарь, не дав возмутиться Азуре. — Всё, двинули, дорогу по пути спросим.

И Серёга бодро пополз по дороге. Точнее полз слизень, а слесарь управлял им, чувствовал его, словно собственные ноги. Через пять минут ему надоело тащиться словно улитка, и слизень отрастил паучьи ножки.

Путешествие пошло быстрее, но и трясти стало ощутимей.

— Командир, подвези, а то все лапы в грязи! — пожаловался бегущий трусцой тигр, поравнявшись с Серёгой.

Автослесарь кивнул и остановился. Шишига залез в вагон, довольно улёгся и теперь смотрел вперёд сквозь распахнутые створки, Макс по обыкновению устроился на крыше, а для Азуры Серёга увеличил длину транспорта и добавил пару сотен ножек.

Гигантская серая сороконожка плавно скользила по ночной лесной дороге, неся на спине дракона, вагон с тигром и фениксом, а также рыжего слесаря, который только через полчаса нахождения под холодным встречным ветром, додумался спрятаться внутрь колонии. Он отрастил пару больших псевдоглаз в передней части транспорта и теперь сидел в тепле, сухости и тишине.

Очередной постоялый двор попался, когда утреннее солнце уже начало припекать. Чтобы не пугать хозяев и постояльцев, он оставил компанию страшных монстров за поворотом и, покрепче сжав канделябр, вошёл в помещение, пройдя мимо привязанных лошадей и нескольких повозок.

Как только он вошёл, его едва не сбил с ног густой аромат еды и Серёга поспешил к прилавку, пуская слюни и звеня хрусталём канделябра. Он совершенно не обратил внимание на удивлённые лица посетителей,

— За еду люстрой возьмёшь? — слесарь водрузил здоровенный канделябр на стол, перед крепким, гладко выбритым мужиком.

Хозяин заведения придирчиво осмотрел предмет интерьера и задумчиво погладил лысину, прикидывая куда её пристроить.

— Могу кабанчика на вертеле предложить и кашу на гарнир. — лысый поскрёб пальцем позолоту канделябра и, убедившись что это чистое золото, добавил: — Ну и бочонок пива.

Серёга тоже поскрёб ногтем канделябр, сняв длинный завиток золотой стружки, и покрутил его между пальцев перед лицом хозяина:

— Пять тушек свиней, кабанчика на вертеле и подсказать дорогу до столицы Херасии.

— Идёт! — хитро улыбнулся лысый и крикнул в сторону кухни, откуда разносились восхитительные запахи — Сынко, поди пять хряков заколи!

Глядя на появившегося из дверей пацана лет десяти с огромным тесаком и уверенностью на лице, слесарь покачал головой, думая о инфантильности современной молодёжи своего мира.

Минут тридцать Серёга говорил с хозяином, выясняя дорогу, обстановку да и просто за жизнь. Мужик оказался словоохотливый и доброжелательный. До столицы Херасии можно было добраться за пару недель если на коне и полтора месяца если пешком. В целом обстановка спокойная, если бы не орда серых упырей, как он их назвал, но те шли лесами и никого не трогали. Несмотря на это, армию уже собирали, но больше для того, чтобы заблокировать столицу Старии и не дать мародёрам разгуляться. На эту новость слесарь хмыкнул, но ничего говорить не стал.

Узнал он и о том, отчего погибло столько людей — это было нашествие чумных крыс, что никак не вязалось с его предположением, но, местным виднее. Так и прошло время до готовности его заказа.

Порося, запечённого до коричневой корочки, обложенного травами и с яблоком во рту, вынесла конопатая девчушка лет четырнадцати и крепко держа деревянный поднос с пятикилограммовым блюдом спросила звонким голоском:


— Уважаемый, вы сядете или мне напрягать руки пока вы его грызёте?

В зале раздались смешки и Серёге стало немного неловко. Девочка солнечно улыбнулась и кивком головы показала следовать за ней.

Усадив гостя, она повернулась, чтобы вернуться на кухню, но её схватил за руку весьма поддатый тип в стальном нагруднике и дёрнул к себе:

— Давай я отжарю тебя до такой же корочки за пару золотых.

Серёга, услышав такое, аж поперхнулся свиным пятачком и окинул зал взглядом, наблюдая за реакцией — хер его знает, какие тут порядки… на Руси тоже лет с двенадцати замуж выдавали. Вроде…

Никто из посетителей не выказал явного возмущения — напротив, они с явным интересом ждали продолжения. Лишь глаза лысого хозяина цепко смотрели на пьянчугу. Сама же девчуля тоже не особо напряглась и лишь презрительно сморщила носик:

— Давай, я дам тебе десять золотых и ты ублажишь нашу свинью, судя по твоей морде, у нее народятся отличные хряки.

Народ заржал, Серёга хмыкнул, а девочка легким движением освободила руку и гордо скрылась на кухне. Пьяный любитель молодых особ силился понять смысл, а когда до него дошло, то он зарычал и, схватив своё короткое копьё стоявшее у стола, бросился догонять языкастую деваху.

Однако лысый хозяин преградил ему путь, держа в руке толстенный стальной лом, покрытый чем-то буро-коричневым.

— Уважаемый, ты не первый и не последний. Если ты сейчас же не уберёшься отсюда, то тогда тебя ждёт вертел. — сталь в голосе отца девочки мгновенно отрезвила буйного, а вид и запах стального, сунутого под нос, дрына намекал, что хозяин не шутит и у него явно был подобный опыт.

Доев и поблагодарив за еду, Серёга покинул постоялый двор с лёгкостью неся пять жирных, парных свиных тушек — амёбы отлично укрепляли мышцы и кости.

Вернувшись к своей банде, он поделил свиней — по две фениксу и дракону и одну тигру. Этого, конечно, было маловато, но, слесарь планировал поохотиться с помощью инфузорий.

Серая сороконожка вновь неслась на бешеной скорости и уже через два дня прибыла к главным воротам столицы Херасии, напугав до ужаса проходящих людей и стражу. Но, надо отдать им должное, они сразу подали сигнал к закрытию ворот и трясясь выставили перед собой копья.

Видя, что его явно не признали Серёга встал в полный рост и крикнул:

— Я правитель Херасии! Открывайте, вашу мать! — но, стражники лишь недоуменно переглянулись и теперь смотрели на слесаря как на умалишённого.

— Узрите! — понимая, что на слово ему явно не верят, он одним движением расстегнул штаны и те, упав, явили народу символ власти.

Налетевший порыв ветра развевал красные труселя, словно флаг, а Серёга упёр руки в бока, придавая себе максимально героически-пафосный вид. Но, скользнув взглядом по толпе, он, под гаденькое хихиканье тигра и сдавленный смех дракона, заметил как старухи активно плюются, а матери прикрывают глаза своим дочерям.

«— Опять херня какая-то!» — со злостью подумал слесарь, в сердцах срывая бесполезный и ненавистный предмет гардероба…

Глава 20. Без вариантов

— Открывай уже, мне срочно нужно в город! — рявкнул Серёга на стражу ворот, натягивая штаны и косясь на старух, которые, отчего-то, перестали плеваться и приосанились, а женщины с детьми отодвинули тех за спину и поправили груди.

— С чу-чудовищами нельзя! — заикаясь мотнул головой бледный стражник, стараясь не думать о том, что ещё этот странный тип может выкинуть.

— Да вашу… таможню! Хер с вами, они снаружи останутся. — раздосадованно махнул рукой слесарь, спрыгнув на дорогу с головы сороконожки и подойдя вплотную к стражнику, под обстрелом глазок всей женской половины ожидающих прохода.

— С-серебрян-ный с пешего. — пробубнил тот и слесарь опять чертыхнулся — монет у него не было. Пришлось рыться в вещах из дворца и пару минут спустя, слесарь протягивал стражнику изящную, серебряную ростовую вешалку. Тот с удивлением её принял и беспомощно оглянулся на узкую бойницу в стене.

Но, городская стена молчала и Серёга уже собрался проделать в ней отдельный вход, как вдруг послышался истошный крик с той стороны.

— Пророчество свершилось! Откройте ворота, иначе прокляну!

Голос показался слесарю смутно знакомым, а открывающиеся ворота, почему-то, вызывали приступ лёгкой паники. Он непроизвольно сделал шаг назад, но было уже поздно — на него бежал седой, заросший бомж, за спиной которого развевался флаг на деревянном древке, со странным символом в виде его трубного ключа и башни.

Когда старик бухнулся перед ним на колени, Серёга с содроганием заметил, что один конец древка скрывается под грязной хламидой, в районе копчика и он постарался отбросить мысли о том, как именно закреплена вся конструкция.

— Древние манускрипты не обманули — явился Избранный, что приведёт нас к великой цели. — бомж поднял на слесаря, залитое слезами счастья, лицо и в голове Серёги что-то щёлкнуло.

— Дже Чен?! — опешил слесарь.

— Нет, Избранный, моё имя Вакарий и я…

— Какой из тебя «Вакарий»?! Ты в зеркало-то себя видел?

Любопытный тигр подошёл поближе и, осмотрев «Вакария», кивнул фениксу, вытягивающему шею:

— Точно. Это тот самый идиот, который пытался украсть ключ командира!

Народ навострил уши, задумчиво послушал говорящего тигра, и, бочком, стал поспешно расходиться — дело могло закончиться дракой, а случайно помирать никому не хотелось.

— Выжил значит… — задумчиво протянул слесарь. Сам-то он уже простил этого гавнюка, но осадочек остался.

— Я не Дже Чен, я… — внезапно, лицо Чена стало дёргаться, а глаза закатываться. По его телу пробежали судороги, а из ушей и носа пошла кровь.

***
Пока Серёга с опаской наблюдал за непонятным поведением давнего знакомого, в глубинах космоса растерянный Администратор смотрел на сообщение, занявшее всё пространство интерфейса:

«Внимание! Ошибка сценария. Внимание! Некорректная работа пакета памяти субъекта «Вакарий. Херасия. 43224/7430». Ошибка перезаписи. Внимание! Зарегистрировано несанкционированное подключение к управляющим каналам ретрактора. Принимаю фрагментированный установочный пакет модели биологического объекта. Поиск совпадений в базе… Совпадение найдено, дефрагментация… Установка завершена.»

— Афанасий, что происходит?! — грозный голос главы рода взорвал тишину небольшого помещения и напугал администратора. Его впервые назвали его по имени, но, радости, почему-то, не было, ведь глава использовал прямую, очень дорогую, межзвёздную связь, что намекало на крайнюю серьёзность ситуации.

— Глава, я не понимаю! Сценарий выполняется с ошибками… — Афанасий перепробовал все известные и доступные команды, но интерфейс ретрактора продолжал пестрить красными предупреждениями. Он до крови закусил губу, просматривая логи.

— К писекам твой сценарий! Что с энергией? Мы фиксируем информационный оборот с планетой!

— Я… я… не знаю! — чуть не плакал Афанасий, но, внезапно, наткнулся на запись о геноме Создателя. Он внимательно перечитал и обрадовано взвизгнул — его не накажут и даже, возможно, наградят!

— Не визжи! Что происходит?! Отвечай! — судя по голосу — глава терял терпение.

— Это Создатель, глава! В нашем ретракторе появился геном Создателя! Программа не дала огранич…

— Заткни рот! — теперь уже голос главы сорвался на панический визг.

Афанасий непроизвольно съёжился, а следующие слова главы слышались так, словно тот говорил в сторону:

— Все, отправ… — дальше связь прервалась и трясущийся администратор вновь оказался в тишине, лишь изредка нарушаемой щелчками и попискиванием оборудования.

Он никак не мог взять в толк — отчего вместо радости глава рода взбесился? Ведь единственный НиФ с геномом Создателя был у императорского рода, а его находка могла возвысить их собственный род. Пусть пока бы держали его в секрете, а после получения доступа к древнему оборудованию и увеличения численности, смогли бы потягаться с самим императором! А что? Только на предоставлении доступа к межзвёздной связи семья императора зарабатывала огромное…

Афанасий не успел додумать, как его поглотила волна ужаса — он же сообщил о Создателе через арендованный канал! Писеки! Император наверняка уже в курсе и сотрёт их род из истории! Нервная система администратора не выдержала такого напряжения и он отключился.

В тот же самый миг — маленькое ушастое существо прошмыгнуло мимо бессознательного тела и, вскарабкавшись на консоль управления, застучало когтистыми лапками по управляющим элементам.

***
— Достопочтенный Рыжий Пиздец?! — Дже Чена перестало корёжить и он с удивлением уставился на автослесаря, смотря снизу вверх.

— Ага. — кивнул Серёга и пошёл мимо, прямиком сквозь ворота, оставив стоящего на коленях старика.

Он быстрым шагом двигался к трибуне на центральной площади — туда, где он оставлял гремлина. Город немного отличался по архитектуре от того, что он помнил с прошлого раза, но, он надеялся, что изменения чисто косметические. Однако, на деле все оказалось гораздо хуже — грязь и антисанитария царили повсюду. Вонь стояла неописуемая и отлично завершала картину классического, средневекового города.

К счастью каменная трибуна была на месте и Серёга приготовился начать непростые поиски, но, вдруг, заметил небольшой рисунок у основания. Присев на корточки, он разглядывал схематическое изображение выполненное серебристой краской.

Картинка представляла человечка из палочек, с круглой головой и большими ушами стоящего на огромном полукруге. Рядом была стрелка вверх к кривой звёздочке и другому человечку с большой грудью. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о сути послания.

Машинально подняв голову к небу, и увидев там красивые, кучерявые облачка, слесарь не удержал равновесие и грохнулся на задницу. Он с тоской в глазах огляделся — простые люди в простой одежде спешили по своим делам, кто-то торговал грубым хлебом, кто-то катил деревянную тележку, а кто-то смотрел выступление кривляющегося оборванца… Ни одного автомобиля, ни единого сотового телефона, ни электричества, ни водопровода — как ему добраться до космоса при таком уровне местного развития, когда единственный, кто мог ему помочь, отправился за пределы планеты?

Весь в расстройстве, Серёга поплёлся обратно к своим друзьям. Тяжёлые мысли терзали его сознание и сводились к огромной деревянной ракете в форме хера, на которую он хотел накуканить всех инопланетян. Путних идей не было — техническая революция силами одного слесаря, без поддержки учёных теоретиков виделась бредовой фантазией, но и сидеть сложа руки он не собирался.

Для начала следовало наладить добычу полезных ископаемых и организовать хоть какую-нибудь промышленность, а там, глядишь, и пара умников найдётся.

Другим вопросом стояла территория, на которой можно было бы вести деятельность. В идеале нужны человеческие ресурсы, ведь как бы не круты были инфузории, управлять ими пришлось бы в одного. Но, для этого нужно заинтересовать местных, а правительству это явно не понравится и придётся воевать или, того хуже, захватывать власть, чтобы избежать подобных проблем. Идею, работать под присмотром дяди, он отмёл сразу — жили в России, знаем как это работает.

Внезапно, его невесёлые думы прервал громыхающий отряд вооруженной стражи, бегущий в сторону ворот — кого-то явно напрягли три здоровенных монстра снаружи.

Когда Серёга дошёл до места, там уже во всю кипела битва:

— Мне! — рычал ощерившийся Шишига — Ты и так жирный, как индюк!

— Я больше, и есть должен больше! — Феникс кружил вокруг вокруг тигра и грозно щёлкал клювом, взрывая утоптанную землю когтями.

— А меня вы в расчёт не берёте? — грозно прорычал дракон.

— Самка командира не в счёт! — одновременно рявкнули на Азуру парни и сцепились в рычащий клубок из когтей, зубов и крыльев. Той стало даже немного досадно и она выместила обиду на одном из латников, стукнув того хвостом по голове. Остальные городские воины сбились ещё кучнее, практически сминаясь в единую, трясущуюся, стальную массу.

— Отставить! — рявкнул Серёга, окидывая взглядом «поле боя» — Вы что, эти обоссавшиеся консервы не поделили? — он кивнул на незадачливых вояк, чувствуя нарастающую злость от безвыходности ситуации с полётом в космос.

— Так точно, командир! — гаркнули тигр и феникс, прекратив драку и вытягиваясь в струнку. Правда Шишига добавил: — Кушать хочется, однако…

— Я бы тоже не отказалась кого-нибудь съесть, а в городе полно людей. — Азура покосилась на открытые ворота, которые тут же начали закрываться, а городские стены ощетинились лучниками.

Прищурившийся слесарь хотел сказать пару слов лучникам, но его опередил Дже Чен, высунувшийся из вагона.

— Жалкие смертные черви, сейчас бы познаете гнев великого Рыжего Пиздеца! — с вызовом крикнул тот и вновь скрылся внутри, закрыв за собой стальную дверь.

Азура, увидевшая такое непотребство, грозно зарычала и бросилась выковыривать подозрительного старикана из помещения в опасной близости от яйца — кто его знает, что он учудит? Серёга мысленно с ней согласился, но не стал сочувствовать Чену — он помнил, что культиваторы готовы жрать всякую дрянь ради увеличения силы.

Тем временем, на стене, в окружении здоровенных воинов в блестящих доспехах, появился толстый мужик с сальной мордой и увешанный драгоценностями словно новогодняя ёлка.

— Отдай своего дракона и я отпущу тебя с миром! — пафосно крикнул ряженый.

— А ты что за хер с горы? — крикнул в ответ Серёга, стараясь перекричать орущего Дже Чена, которого вытаскивали за бороду из вагона мощные челюсти рубинового, и очень злого дракона.

— Я — советник короля. Тебе лучше подчиниться, иначе ты умрёшь! — вновь крикнул жирдяй, пытаясь при этом уничижительно улыбаться, но, вышло не очень и он едва не вывихнул челюсть.

— А я автослесарь, и тебе лучше пойти нахуй с такими приказами! — орал во всё горло Серёга, потому как Дже Чен верещал уже на пределе человеческих возможностей, но каким-то образом умудрялся пересиливать дракона и, словно улитка, втягиваться обратно в вагон.

— Тогда умрите все! — советник сорвался на визг, ведь в противном случае его бы не услышали.

— Что? — крикнул Серёга, не слыша ничего из-за скрежета металла — Азура начала раздирать когтями стальные стенки.

— Я говорю, ты… — но, советник сорвал голос и поэтому просто махнул рукой лучникам.

Град стрел обрушился на всю компанию, но никто даже не шелохнулся — лишь слесарь уплотнил свою кожу инфузориями, да феникс слегка прикрыл уязвимые глаза. Им было гораздо интереснее наблюдать за противостоянием старика и дракона — по очкам явно выигрывал старик, но дракон решительно стремился разорвать не только вагон, но и Дже Чена с его очком.

Железные наконечники бряцали по доспехам забытых воинов, вязли в перьях феникса, отскакивали от чешуи дракона, соскальзывали с шерсти тигра и цеплялись за одежду слесаря.

Советник весь покрылся багровыми пятнами и приказал заряжать баллисты с катапультами, а Азура, наконец, выцарапала Чена из вагона и швырнула его прямиком в ворота, проделав кричащим снарядом сквозную дыру в форме человека.

— Духовная энергия, духовная энергия! — тараторил Чен, прыгая обратно в сторону вагона и оставляя ещё одну дыру в воротах.

На этот раз, из серой сороконожки выстрелил отросток и старик завяз в нём, дрыгая руками и ногами.

— А ну стоять! — в голове Серёги роились мысли, но он никак не мог ухватить суть — Чен, духовная энергия около яйца?

Тот энергично закивал и задёргался с удвоенной силой.

— Парни, силы вернулись и снова говорить смогли, тоже у яйца? — дождавшись кивка от тигра и феникса, слесарь повернулся к Азуре.

— Сто моих шагов от яйца и силы пропадают. — ответил дракон на незаданный вопрос — Я уже рассказывала об этом твоим друзьям, пока ты был без сознания.

Макс и Шишига активно закивали, подтверждая её слова.

— Эй, советник, — Серёга крикнул в сторону городской стены, где уже натягивали баллисты — А демоны тут есть? Ну, или магия?

Никто не ответил, но, судя по тому, что все смотрели на него, как на придурка — ответ был очевиден.

— Макс, а «Реактивная струя» у тебя работает? — Серёга прикинул, что это был бы самый лёгкий способ выполнить космическую программу.

— Простите, командир, я даже огонь выдохнуть не могу. — феникс понуро опустил голову и в этот момент в неё угодил большой камень, выпущенный из катапульты. Макс всхлипнул и завалился на бок с закатившимися глазами.

Шишига не мог простить такого скотского отношения к своему заклятому другу и с рычанием бросился на амбразуру.

— Придурок шерстяной, куда ты?! — окликнул тигра слесарь, когда тот уже запрыгнул на высоченную стену и навис с распахнутой пастью над стрелковым расчётом катапульты.

— Сделаю маленький кусь и обратно. — доложил Шишига, облизывая капающую слюну с огромных клыков. Кто-то из вояк потерял сознание.

— Шестьдесят шестой, они-то что тебе сделали? — громко возмутился Серёга — Делай «кусь» советнику — это он приказ отдал.

Тигр задумался и внутренне согласится с мудростью командира. Расчёт катапульты тоже был согласен со слесарем, а вот советник был явно против и поспешил убраться подальше.

Серёга философски пожал плечами — раз на них напали, то не будет ничего страшного, если они захватят этот город и страну в качестве моральной компенсации. Что до граждан, то он вспомнил один советский фильм, где деревенский староста периодически менял шапки со словами: «— Опять власть меняется…». Собственно, простому народу всё равно при какой власти жить, лишь бы сильно не гнобили.

— Всем сложить оружие и ждать дальнейших указаний! — крикнул слесарь, ретранслируя свой голос через сороконожку, чтоб его все услышали.

Сомнения, возникшее в глазах защитников стены, быстро развеялись, когда серая масса со странной повозкой наверху проползла сквозь закрытые ворота и снесла гранитную арку, словно та была из гнилых досок, а очнувшийся и очень сердитый феникс, проделал дополнительный проход, просто пробежав сквозь стену. Армия автослесаря вошла в город!

Жирный советник уже валялся в грязи под могучими лапищами тигра и жалобно булькал в луже какой-то вонючей дряни. Брезгливо спася его от утопления, Серёга уточнил иерархию командования войсками и, получив данные, отправил всех на охоту за командирами отрядов.

Через час, на главной площади было собрано всё правительство Херасии во главе с молодыми королём, который был как две капли воды похож на Василия, но отзывался на имя «Релеон II». Выдав целительного подзатыльника королю и вернув ему память онаниста Васьки, Серёга принял героическую позу и оглядел захваченный город — сразу захотелось напиться, а не брать на себя весь этот геморрой с царствованием.

Но, Алану и Кватя нужно выручать, пришельцев — наказать, животных — покормить, яйцо — высидеть, а научно-техническую революцию — устроить.

— Да будет так! — громко произнёс Серёга и потопал во дворец.

Глава 21. Где инструкция от страны?

«— Ёбанный рот, да как так то?!» — думал Серёга, уже к вечеру понявший, что ввязался в крайне сомнительное мероприятие. Он сидел за столом в памятном кабинете правителя и держался за голову, рассматривая завалы чёртовой прорвы свитков и книг на совершенно непонятном языке.

В фильмах и книгах всё выглядело до дебильного просто — достаточно свергнуть злого короля и тут же наступала эпоха процветания и всеобщей любви, но, на деле, всегда оставались, лояльные старому правителю, чиновники, генералы, партизаны, извращенцы, мазохисты и куча прочего народа, которые стремились если и не вернуть власть предыдущему начальству, то, как минимум, самим взять бразды правления. А уж вытащить средневековье в двадцать первый век за короткий срок — было в принципе не возможно.

— Слышь, царь, а народ-то тебя любил? — он поднял глаза на Василия, скромно сидевшего в уголке. Тот сильно бычился, ведь его в очередной раз лишили власти, о чём не преминул сразу высказаться. Только воспитательный подзатыльник вновь наставил его на путь истинный, да и если бы Серёга изначально знал, что тут всем заправляет Васька, то всё было бы проще и не пришлось бы сажать в казематы кучу народа.

— Ну, вроде да… — неуверенно протянул Василий, напрягая остаточную память в попытках вспомнить — а выходил ли он вообще к народу и знал ли народ его в лицо? Воспоминания четырёх жизней путались и он чувствовал, что начинает сходить с ума, лишь образ Дяди Серёжи стальным ломом проходил сквозь них и удерживал его в реальности. С одной стороны он его ненавидел, а с другой — этот человек вызывал чувство уверенности и являлся, по-сути, кем-то, единственно реальным во всех мирах и жизнях. Даже в псевдо бытность псевдо королём, ему прожужжали все уши пророчеством о красном герое, что придёт и приведёт страну к счастью.

— Двоечник ты, Вася! — Серёга встал и обошёл стол, подойдя к шкафу с книгами — Даже в ненастоящих воспоминаниях из тебя ничего путного не вышло… И как эти пришельцы вообще подобное провернули? Перепрошить мозги целой планете…

— Дядь Серёжа, а живущие тысячи лет чуваки, в прошлом мире, тебя не смутили? — едко заметил Василий, лениво и без интереса пролистывая какую-то бухгалтерскую книгу, для более важного вида.

— Нет, Вася, там была какая-то мистическая херня, а тут вполне реальные технологии.

— И какой план? — хмыкнул Василий, который предполагал, что и этот мир может быть развален на части, усилиями одного человека.

— Нужно наладить промышленность, науку и выйти в космос, а там…

— Прогрессорство.

— Что? — не понял Серёга, подозрительно глядя на Василия.

— Это называется «прогрессорство» — когда попаданец в неразвитые миры начинает применять технологии своего мира. — с крайне умным видом ответил парень и многозначительно поднял указательный палец.

— Тебе то откуда знать? — невесело усмехнулся слесарь, прикидывая, что ему потребуется для выхода в космос и сколько это займёт времени — по-всему выходила целая прорва времени, а его не было. Тут мог помочь только рабовладельческий строй, ведь перепрошитые замарашки, которыми стали граждане Херасии, и до этого не блистали достижениями в науке и технике. Можно конечно вернуть всем предыдущую версию памяти, — Серёга быстро догадался, что достаточно знать предыдущее имя человека и находиться недалеко от яйца — но, какой с того толк?

— Книжки. — коротко ответил Василий и, захлопнув бухгалтерский журнал, бросил его на стол, где тот вызвал бумажную лавину. — А Пилий-то некисло пилил бюджет.

— Кто? — опешил слесарь и посмотрел на пацана так, словно увидел привидение Эйнштейна.

— Советник Пилий, толстый такой. Судя по книгам — он оплачивал сталь, а по факту приходило говно. — спокойно пожал плечами Василий и, внезапно, вытаращился на дядю Серёжу дикими глазами — Перепрошивка!

— Погоди, Вася, я не… — Серёга начал терять суть разговора.

— Система запихнула мне в башку жизнь молодого правителя, а его обучали всяким наукам и эти знания доступны мне сейчас! Если мы перепрошьем население на космические технологии, то проблем не будет! — Васка радостно подпрыгнул с дивана и гордо взглянул дяде Сёреже в глаза, почувствовав собственное превосходство.

— Охуительный план! — Серёга, переварив восторженную тираду парня, поднял большой палец вверх — Осталось построить машинку для промывки мозгов и мы в шоколаде. Где тут чертёж?

Он поворошил ногой гору свалившихся бумаг и внимательно посмотрел на сникшего Ваську, но Серёга не злился — наоборот, он был благодарен ему за неплохую идею, жаль, что ты была невыполнима.

Ободряюще хлопнув Василия по плечу, он вернулся к выбору из двух вариантов — переработать всё население на инфузорий или замучать их на урановых рудниках, да в титановых шахтах, но, оба варианта претили его морали и получалось, что вариантов не было.

Внезапно, вечерние сумерки за окном полыхнули ярким светом и через секунду что-то взорвалось во дворце. Снаружи послышались крики слуг, а в кабинет ворвался перепуганный Шишига, одновременно с взволнованной головой Макса, которая просунулась в окно.

— Командир, вы в порядке?! — одновременно спросили они, в очередной раз убеждая Серёгу, что в некоторых вопросах, эти ребята синхроннее сиамских близнецов.

— Да, что там ебануло? — встревоженно спросил слесарь хватая за шкирку Василия, который в панике куда-то ломанулся.

— Что-то грохнулось с неба на тронный зал. — ответил Макс, дремавший в тот момент снаружи дворца.

— Кажется я знаю что там! — торжественно рассмеялся Серёга, мысленно цокая языком от восхищения: «— Ай да Квать, ай да молодец! Нашёл таки способ доставить нас на орбиту!» — Вперёд, в тронный зал!

Дворец пострадал довольно сильно, несмотря на то, что построен был в «более развитые времена», но команда без проблем добралась до эпицентра, минуя обломки стен и чихая от пыли. Посреди большой воронки, среди дыма, проглядывало нечто большое и блестящее..

— Что там? — Васька пытался разглядеть непонятный объект, попутно прикрывая лицо куском тряпки.

— Наш транспорт! — улыбался Серёга и, увидев как феникс вскарабкался на остатки стены, скомандовал: — Макс, помаши-ка крыльями, а то дышать нечем.

Феникс покрепче вцепился когтями в остатки кладки и расправил могучие крылья — несколько взмахов и воздух очистился.

— Нам из этого самолётик сложить? — скептически поднял бровь Василий глядя на подарок из космоса.

Посреди зала — на дне воронки — обнаружился огромный, около четырёх метров в поперечнике, лист толстого металла, вошедший в каменное основание более чем на половину.

— Тут картинки, командир! — любопытный тигр уже во всю крутился вокруг находки, едва не сжигая усы и потрескивая перегревающейся шерстью.

Серёга медленно обошёл пышущий жаром металлолом и задумчиво уставился на крупные, схематичные рисунки, которыми была полностью покрыта одна сторона. Складывалось ощущение, будто их кто-то выгрызал зубами, что, впрочем, было недалеко от истины. Их контуры немного оплавились, но всё равно разобрать очертания было не сложно.

— Это что за ребус? — сощурился от жара слесарь, глядя на нестройный ряд отдельных изображений и смахнув каплю пота с носа.

— А чё такое «ребус»? — Василий тоже подошёл и теперь разглядывал живопись из-за спины дяди Серёжи, используя её как щит от жара.

Серёга ничего не ответил. Лишь покачал головой и пробормотал что-то о поколении дебилов, не отвлекаясь от внимательного изучения художества явно их гремлина — а кого еще-то?

Лист металла упал весьма удачно и картинки не были перевёрнутыми. На левой верхней был «классический» автопортрет улыбающегося Кватя внутри квадрата окруженного тремя кривыми звёздами.

Автослесарь хмыкнул — тут всё ясно, он в каком-то сооружении в космосе. Улыбка, скорее всего, означала, что с ним всё в порядке.

Вторая озадачила: схематичный чебурашка стоял с вытянутыми лапками-палочками перед прямоугольником, с тремя кружочками внутри, а вся картинка была перечеркнута по диагонали.

— Что хотел сказать автор?… — пробурчал Серёга, вспоминая свою учительницу Русского языка и литературы Анфису Викторовну.

— Он не может что-то выбрать? — предположил Василий, вспомнивший, что «ребус» — это загадка в картинках.

— Да хер его знает… На игру в напёрстки похоже. — пожал плечами Серёга и перешёл к следующей части художественного доклада — А это что порнуха в гробу?

Третья миниатюра изображала палко-человечка с большими сиськами, привязанного за конечности и грустно смотрящего на зрителей кривыми глазами. Вокруг него красовались странные крестики и ещё был непонятный червяк у ног. Вся композиция была заключена в схематичные контуры гроба.

— Некрофилия называется. — поспешил показать свои знания Василий.

— Блять, Вася, я знаю как это называется! Я даже догадываюсь, что ты и на такое умудрился подрочить! — заорал на несчастного парня не на шутку взвинченный Серёга — неясное положение Аланы напрочь выбило его из душевного равновесия. Он с силой, несколько раз, ткнул пальцем в изображение, совершенно не обращая внимания на температуру — Это что?!

— Командир, я думаю, тут изображена старшая Алана. — Макс присоединился ко всеобщему созерцанию искусства и теперь смотрел из-за спины своего хозяина большими, преданными глазами.

Серёга, с весьма красноречивым взглядом и подрагивающим уголком глаза, очень медленно повернулся к фениксу. Макс, на всякий случай, обосрался, забрызгав местный богато украшенный трон, но продолжил преданно смотреть на господина дрожащими зрачками.

Чувствуя себя двоечником, автослесарь решил попробовать расшифровать четвёртую картинку. Он напряженно вглядывался в неё, ощущая пятой точкой важность зашифрованного послания.

Внутри контура толстой стрелки, показывающей вниз и влево — к небольшому кружочку, было какое-то нагромождение геометрических фигур, линий и кривых звёздочек. Серёга напрягал извилины, морщил лоб, чесал затылок и скользил взглядом от одной картинки к другой, но ничего не мог понять, а улыбка схематичного Чебурашки начала казаться ехидной.

Судя по всему, разгадка общего смысла послания находилась в остальных художествах, которые скрывал камень. Не мудрствуя лукаво, он подтянул к себе всю колонию инфузорий, предварительно убрав оттуда яйцо, и с их помощью вырвал «письмо» из камня.

— Да он издевается! — прорычал Серёга глядя на нечто, напоминающее карту с жирным крестиком, которая занимала всю нижнюю половину металлического листа.

— Может он оставил подсказки в отмеченном месте? — робко предположил Василий, рискуя нарваться на гневную отповедь.

— Если считать «это» картой, то возможно. — тяжело выдохнул Серёга — Знать бы ещё где это…

— Куда ты дел наше яйцо?! — гневный рык прилетевшей Азуры эхом разнёсся по руинам тронного зала.

— Во дворе оно, рядом. Ты же ещё летаешь! — опрометчиво отмахнулся слесарь, поглощённый разглядыванием кривой карты.

— Ты, ты… — едва не задохнулась от гнева мать-дракон, но, закончить речь ей помешал запыхавшийся дворцовый стражник, под грохотом доспехов ввалившийся в остатки дверного проёма.

— Ваше величество! — он грохнулся на одно колено перед Василием — Преподобный Викарий украл что-то большое и круглое из дворца и невероятно быстро убежал в город. Мы не смогли его остановить.

— Чё? — «Его величество» с глупым выражением лица пыталось сообразить — о чём, вообще, речь.

— Р-а-а-а-а! — оглушительно взревела Азура и ломанулась сквозь стены за похитителем.

— Чен, сука, на кол посажу! — заорал Серёга присоединяясь к погоне.

Шишига и Макс, без пафоса, рванули за всеми, оставив зависшего Василия наедине с его перемешанной памятью.

Погоня вышла не особо эпичной — Серёга с фениксом и тигром просто бежали по проторённой драконом прямой дороге — сквозь разрушенные здания. Пересекая очередной проулок они потоптались по бронированным телам стражников, которых Азура закатала в грязь.

— Догоняем? — крикнул слесарь драконьему хвосту, видневшемуся метрах в ста впереди.

— Не уверена… — ответил хвост и слегла замедлился.

— Ты разве не чувствуешь яйцо? — с подозрением на очередной прокол спросил Серёга.

— Нет конечно! Но он, скорее всего, сбегает из города.

— Блять, тогда стой, дура крылатая! — он понял, что эти миры безнадёжны и резко остановился — На кой чёрт мы пол города разворотили?

Голос автослесаря был грозен и преисполнен разочарования. Азура замерла в виноватой позе и робко оглянулась, сам он, тем временем, шевелил своими инфузориями, сформировавшими множество глаз с ножками.

Граждане столицы новомодную систему видеонаблюдения не оценили и выразили массовый протест криками, паникой и мародёрством. Глазки кусали мародёров за жопки, но только в профилактических целях и не отвлекаясь от основной задачи.

К удивлению Серёги, Дже Чен нашёлся очень быстро — он карабкался, с зажатым между ног яйцом на городскую ратушу. Ну, или не ратушу — слесарю было в принципе пофиг, он взял руководство преследованием на себя и теперь вёл карательный отряд прямиком к тому зданию.

Пока они бежали, Шишига обратил внимание на постепенно выпучивающиеся глаза командира и был готов поспорить на свои усы, что в конечной точке их ждёт нечто интересное.

Но реальность разочаровала тигра, ведь это он уже видел — бородатый похититель яиц сидел с умиротворённым видом в позе лотоса на металлическом шпиле, который венчал высокую башню с большим колоколом. Правда колокол теперь валялся на земле, а его место заняло яйцо.

В отличии от Шишиги, Серёга наблюдал весь процесс в исполнении Чена от и до, в результате чего всё близлежащее пространство было заполнено выпученными глазами на ножках.

— Это вы даровали ему эту технику культивативации, командир. — философски пожал плечами Макс, догадавшись, чем вызвана такая реакция хозяина.

— Фу, бля, там жеж полметра пропало… — лицо Серёги скривилось в отвращении, но феникс был прав — в какой-то мере это они виновны в увлечении Чена шпилями. В таком состоянии он не представлял опасности и слесарь немного успокоился.

Он брезгливо сплюнул на грязную мостовую и потопал в сторону дворца.

— Яйцо! — напомнила ему Азура и собралась карабкаться на пятидесятиметровую башню.

— Да ничего с ним не случится. — не оглядываясь махнул рукой Серёга и глаза на ножках резво начали заползать наверх, где окутывали яйцо плотным, серым слоем.

Обратный путь во дворец занял минут пять и по возвращению, всех ждал шок — вокруг металлической пластины были разбросаны географические карты и суетились спорящие люди, которых ещё днем заперли в тюрьму. Они бурно жестикулировал и тыкали пальцами то на карты, то на пластину. Гул стоял как на базаре.

Василий, надзирающий за всем с истинно царским величием, сдержанно кивнул дяде Серёже. На одной из стен зала висел труп советника Пилия, который приколотили к ней длинными копьями — видимо для стимуляции мозговой активности остальных присутствующих.

Серёге это не понравилось и он твердым шагом направился к Василию, по пути вынимая ремень из штанов. Царственность мигом сдуло с юного лица и его глазки быстро забегали в поисках путей отхода. Но, было уже слишком поздно — кошмар, с ремнём в руках, навис над царём Херасии и, спустя секунду, по руинам зала разнеслось эхо шлепков и вскриков, а также грозные слова наставления:

— Мы. Никого. Не. Убиваем! — слесарь, словно механизм, ритмично порол царя ремнём, прямо на глазах притихших подданных. Никому и в голову не пришло вмешаться — раз он наказывает Его Величество, значит имеет на это полное право.

— Дядя Серёжа, хватит, мы нашли то место на картах! — кое-как смог наконец выговорить Василий сквозь слёзы унижения и боли.

— Так чего ты молчал, пиздюк?! — рявкнул Серёга, но в душе он был потрясён — непутёвый пацан додумался, организовал и исполнил нечто очень полезное и умное. Но говорить ему об этом не стоило, иначе урок не пойдёт на пользу. — Где?!

— Около ста километров на запад от столицы. — всхлипнул Василий возвращая свои штаны на место.

— Отлично! Азура, остаёшься в городе следить за порядком. Да, и за бородатым Ченом пригляди. — дождавшись утвердительного кивка от дракона Серёга осмотрел своих преданных соратников и одного исправляющегося малолетнего дебила — В путь господа. И если там окажется очередная загадка, я напою ушастого спиртом до потери пульса!

Слегка модифицированная, серая сороконожка уже была готова и, в отличии от первой версии, могла похвастаться свободной полостью внутри для более комфортного передвижения.

Стуча лапками, чудо транспорт скрылся в ночи, приближая автослесаря и его команду к спасению Аланы…

Глава 22. Если автослесарь не идёт к технике…


Пока Серёга перебирал сотней ножек по ночным дорогам, он размышлял о послании и самым логичным выводом было то, что в отмеченном на карте месте их ждёт звездолёт. Иначе нахрена сбрасывать послание отдельно?

Через пару часов они прибыли на примерное место.

— Ну и какого хера? — Серёга сплюнул под ноги, глядя с холма на огромное озеро.

Спокойная водная гладь, окружённая лесом, отражала звёзды и маленькие домики, которые стояли на противоположном берегу.

Разумеется, ему никто не ответил. Тигр и феникс лишь пожали плечами — без близости с яйцом дракона они говорить не могли.

Придётся лезть в озеро и искать там космический подарок. Серёга почесал макушку и начал перестраивать инфузорий в батискаф. Задача была несложная.

Он сформировал полую сферу, присандалил к ней две длинные извивающиеся кишки для подачи воздуха и отрастил несколько широких плавников.

Оставив зверей на берегу, он забрался внутрь своего творения и пополз в воду. К сожалению видимость была нулевая, а функции подсветки микроорганизмы не имели и он расстроено выбрался обратно.

Вот кто ему мешал комфортно поспать во дворце, а уже с утра выдвигаться?

Растянув колонию инфузорий в шатёр, он привычно забрался под крыло Макса и задремал. Ему снилась Алана, которую домогался какой-то осьминог, а потом он ходил по музею, где были выставлены работы Кватя.

Солнечное утро встретило слесаря теплом и криками с той стороны озера. Местные, увидав пару монстров недалеко от деревни, вооружались чем попало и были готовы дать отпор.

Шишига лениво позировал перед селянами и изредка грозно порыкивал, пока Серёга умывался в озёрной воде. Закончив с процедурами слесарь вновь собрал батискаф и предупредив свой зоопарк, чтоб не жрали местных, занырнул в холодную бездну.

Бездна реально оказалась бездной — водоём, на первый взгляд, был похож на Байкал в плане глубины, но вода была мутной и невкусной.

Четыре часа Серёга обшаривал дно при помощи длинных усиков из инфузорий, но обнаружил только несколько сгнивших лодок, сотню обглоданных скелетов и огромную, десятиметровую зубастую рыбину.

Все находки выкидывались на берег, где их внимательно изучали тигр с фениксом, пробуя те на зуб и клюв. Они особенно обрадовались рухнувшему на берег монстру, чего нельзя сказать о нём самом — озёрный ужас в панике пытался ускакать обратно в спасительную воду, но был быстренько нашинкован острыми когтями и превратился в рыбное ассорти.

Не найдя ничего космического на мелководье, слесарь решил сделать перерыв и только потом заныривать в бездну.

Батискаф выбежал из воды чуть в стороне от места погружения и со словами: «— Доброе утро.» вернулся к объевшимся зверям. Мужики, сидевшие тут в засаде, резко поседели и зареклись ходить в разведку с бутылём.

К радости слесаря, ему оставили немного рыбки. Сломав пару деревьев, он с огромной скоростью начал вращать их при помощи инфузорий и через минуту получил отличный костёр силой трения.

Жуя филе озёрного монстра который, судя по всему, наводил ужас на жителей деревни и мешал рыбачить, Серёга прикидывал — как бы половчее организовать инфузорий, чтобы получится нормальный аппарат для глубоководных исследований, но, сперва, следовало покормить колонию.

Для этого подходила любая органика и для начала он скормил ей всех найденных скелетов. Этого оказалось недостаточно и припомнив школьный курс биологии, Серёга отправил инфузорий пылесосить илистое дно озера, которое, по сути, являлось органическими отложениями.

Сытые амёбы покинули водоём через пару часов, оставив на дне только песочек и камни. Сытый Серёга лежал на мягкой, душистой травке и смотрел в небо — где-то там, его женщина нуждается в помощи, а он тут прохлаждается.

Замотивировав себя таким образом, он уже начал вставать, как заметил далёкий отблеск в небесной синеве. Как бы он не напрягал зрение — понять «что это» не получалось.

— Макс, у тебя глаз ватерпас, посмотри. — обратился слесарь к фениксу и тот послушно выпучил глаза в указанном направлении.

Шишига тоже принялся разглядывать далёкий объект, но соперничать с птицей в остроте зрения не мог.

Наконец феникс кивнул и стал чертить когтем на мягкой земле. Слесарь с тигром с интересом наблюдали за появляющейся картинкой.

— Ты с Кватем в один кружок изобразительного искусства ходил? — почесал затылок Серёга, разглядывая нагромождение геометрических фигур.

Феникс помотал головой и потыкал когтем сперва в рисунок, а затем в небо. После чего подпрыгнул, а после приземления расставил широко лапы и зашипел.

— Ага, два раза ку… — тихо произнёс Серёга и сглотнул ком в горле, вновь смотря в небо. Если он выживет, то обязательно поговорит с гремлином по душам.

«Если автослесарь не идёт к технике, то техника сама придёт к автослесарю.»

Видимо так думал Квать, решив просто сбросить станцию на землю, предварительно предупредив о месте посадки в письме — или крестик указывал на убежище на дне озерной расселены? Серёга старался не переживать за Алану, ведь вряд ли Квать станет подвергать её риску? Или станет?

— А-а-а-а-а! — зарычал слесарь, пытаясь вырвать свои волосы — Макс какого размера эта хреновина?!

Феникс неопределённо пожал плечами и вывел лапами в воздухе большую окружность.

— Так, понятно! Хватаем местных и валим отсюда подальше! — Серёга ещё раз взглянул на небо — блестяшка приближалась и окрасилась в ярко оранжевые цвета, видимо входя в плотные слои атмосферы.

Собрав сытых инфузорий в проверенную сороконожку и забросив на её спину своих друзей, слесарь ломанулся к деревеньке.

Так быстро он не бегал никогда! Если, конечно, не считать первой поездки на Максе по болоту.

Серёга обежал вокруг озера, цепляя местных длинными щупальцами и с этой гирляндой рванул прочь с места посадки.

— Ещё деревни поблизости есть? — он поднёс к себе поближе бородатого, трясущегося от страха мужика. Тот кивнул и что-то промычал, показывая рукой за холм.

— Да вашу мать! — сороконожка резко изменила курс на девяносто градусов, едва не опрокинувшись. Людей начало тошнить, а тигр и феникс удержались только за счёт когтей.

За пригорком, в паре километров от первой деревни, их уже ждало местное ополчение с вилами и цепами, но увидев жуткую жуть, они побросали оружие и кинулись врассыпную.

Слесаря такой расклад не устраивал и он разделил сороконожку на три части, чтобы согнать деревенских в кучу. Так получилось, что на одном сегменте оказался ревущий тигр, а на втором кричащий феникс — без своих привычных сил они испытывали явный дискомфорт от таких скоростей и перегрузок.

Люди активно сопротивлялись спасению и Серёга решил, что это местные предрассудки, а значит нужно успокоить людей. Он сформировал большую мембрану из инфузорий, чтобы говорить с её помощью.

— Сюда падает метеорит! Я вас спасаю! А ну стоять! — хотел сказать слесарь, но встречный ветер искажал звук до невнятного рыка и бульканья. Деревенские ускорились, сегменты сороконожки тоже.

Наконец все были пойманы и развешаны, а небесное, пылающее нечто стало ещё ближе и больше. По примерной оценке Серёги, у него было минут десять, чтоб убраться из-под удара, спася хотя бы этих людей.

Сороконожка вновь была объединена воедино и шустро стала разгоняться в сторону столицы. Привязанных людей мотало на поворотах, но они не жаловались — им нужно было успеть вдохнуть между рвотными спазмами. Серёга периодически косился на небо — что бы не падало из космоса, оно явно как-то тормозило и не собиралось сгорать в атмосфере.

Через пять минут стали различимы детали объекта — это было нагромождение кубов, сфер, пирамид и цилиндров, будто склеенных рукой ребенка.

На некоторых крупных частях виднелись огромные, понятные цифры «13», «69», «145», но они ни о чём не говорили слесарю. Если только не предположить, что это размер гаечного ключа, необходимый для разъединения частей.

Казалось, будто станция падает медленно, но это была иллюзия вызванная колоссальным размером. Когда она коснулась поверхности планеты, то вызвала сильнейший толчок и переросший в страшное землетрясение — сама земная кора пошла волнами, будто простая вода. Серёга громко озвучил общую мысль всех обитателей планеты:

— Пиздец!

В этот миг, ударная волна настигла убегающую команду слесаря одновременно с грохотом расколовшейся тектонической плиты, а станция продолжила погружаться под своим весом в глубь планеты.

«— Уже два…» — грустно подумал Серёга, записывая на счёт своей команды второй погубленный мир. И что самое странное — в обоих случаях именно Квать заколачивал последний гвоздь. Надо бы с ним поговорить, ну или связать, на худой конец…

Но отвлекаться было некогда и через полчаса, когда облако пыли уже закрыло солнце, они ворвались в столицу.

Выкинув бессознательных пассажиров у городских ворот, Серёга промчался до дворца — ему нужен был дракон, ведь при поиске Аланы в куче металлолома, пара мощных лап лишними не будут, ну и Ваську заодно можно зацепить с собой.

Азура нашлась возле яйца, где она костерила Дже Чена, но тот не обращал на неё внимания. Прихватив её, яйцо, и послав нахер возмущенного культиватора, команда доломала дворец, но нашла Василия, который только-только начал зарабатывать авторитет у подчинённых.

— Станция чужих? — крикнул Васька в ухо слесаря, показывая пальцем на горящую, многокилометровую конструкцию. Обратно они неслись ещё быстрее — вся колония инфузорий была собрана в ножки и на комфортную кабинку микроорганизмов не осталось.

— Да, вытащим Альку и Кватя, а там видно будет. — крикнул в ответ Серёга, побив свой предыдущий рекорд скорости.

Через двадцать минут они добрались до места падения.

Местность было не узнать — всюду нагромождение булыжников, земляных валов и температура как в аду. Передняя часть станции покоилась в широком озере магмы, которую выдавило на поверхность.

— Азура, ты сможешь нас перенести через лаву? — Серёга надеялся на единственного летающего члена команды, так как делать крылья из инфузорий он не рискнул.

— Да, но не за один раз. — кивнул дракон и указал крылом на Макса — Его отдельно.

— Хорошо!

Закрепив яйцо на загривке Азуры при помощи инфузорий, Серёга сплёл колонию в большую авоську и махнул рукой дракону.

Она взмахнула крыльями и ухватилась за ручки, но поднять не смогла.

— Тигр слишком жирный! — натужно рыкнула она.

— Это мышцы, а ты дохлячка… — тихонько проворчал недовольный Шишига, но, по кивку командира, из авоськи выпрыгнул. Он очень не хотел оставлять его одного на враждебной территории, но, приказ есть приказ.

За несколько взмахов крыльев, Серёга с Василием оказались на расскалённом корпусе станции, где слесарь сформировал себе и пацану туфельки из инфузорий на толстой подошве. Зажаренные микроорганизмы служили отличным теплоизолятором и наполняли воздух ароматом свежей выпечки.

Не теряя времени даром, слесарь ударил уплотнённой колонией себе под ноги, но добился лишь небольшой вмятины и эффектных искр. Судя по их цвету — это был очень прочный сплав на основе титана, что сильно осложняло задачу по проникновению внутрь.

Пока Серёга искал глазами хоть какой-нибудь технический люк, Азура закончила транспортировку и вся команда оказалась в сборе, обзаведясь ароматными тапочками. К всеобщему сожалению корпус станции не имел не то что люков, а даже заклёпок не было видно. Раскаленный воздух мешал нормально дышать, металл сжигал инфузорий, а время уходило — никто не знал как Алана и Квать перенесли такое жёсткое приземление.

— Квать, твою мать! — без особой надежды заорал Серёга, понимая, что до края многокилометровой станции не докричаться.

— Командир, я его вижу! — обрадованно сообщил Макс и указал лапой куда-то вдаль.

— Веди, родненький! — доверился острому взгляду феникса Серёга, даже не пытаясь рассмотреть мелкую фигурку сквозь марево.

Макс побежал вверх по наклонным модулям станции, ловко лавируя между штырей и непонятных выпуклостей. Вскоре и остальные увидели зелёного гремлина, подпрыгивающего на металлическом возвышении с огромной дырой.

— Босс, босс, поспешите! Нужно вытащить босса Алану! — Квать поторапливал команду спасения, энергично размахивая лапками.

— Я не пролезу! — рыкнула Азура, останавливаясь и глядя на лаз.

— Ну так стань человеком! — предложил Серёга, не видящий в этом никакой проблемы, и рыбкой нырнул в недра станции, утащив с собой взвизгнувшего Василия за шкирку.

Шишига прыгнул вслед за командиром, а феникс последовал за тигром — он скрёб когтями по металлу, терял перья, но всё таки пропихнул себя в отверстие.

— А яйцо? — едва не заплакала Азура, отчего-то почувствовшая укол ревности.

Инфзории, державшие яйцо на её загривке, собрались в паучка и ловко утащили его вслед за остальными. Несчастной девушке-дракону не осталось ничего, кроме как применить трансформацию последний раз в жизни.

Пока красивая девушка, с рубиновыми волосами и глазами, появлялась из опадающей, шипящей на горячей обшивке, плоти дракона, Сёрега пробирался по узким техническим тоннелям вслед за гремлином. Квать, двигаясь впереди словно зелёный маугли, ловко цеплялся за пучки проводов и трубопроводы, а слесарь едва поспевал за ним, периодически падая к технические колодцы и ударяясь головой о те же трубопроводы.

— Квать, пришельцы тут? — на бегу крикнул Серёга, не заботясь о конспирации, ведь позади продирался феникс с жуткими криками и скрежетом. А вот тигр двигался ловко и непринужденно.

— Дядь Серёжа, может поставите меня? — со слезами в голосе взмолился Василий, украшенный множеством синяков и ссадин от небрежной транспортировки, которого всё ещё волокли за шкирку.

— Цыц! Не хватало ещё, чтоб тебя тоже спёрли и вставили анальный зонд. Квать? — тоном не терпящим возражений заявил Серёга, а Василий не стал уточнять, что означает «тоже спёрли и вставили».

— Да, босс, он тут один. — сообщил приятные новости гремлин.

— Отлично! Мы за Алькой сейчас? — на всякий случай уточнил Серёга.

— Да, босс. Босс Алана в порядке, но нужно поспешить — возможны перебои с энергией. — Квать уточнил это на всякий случай, уловив общее настроение беспокойства.

Наконец они выбрались и технических тоннелей и оказались в очень большом коридоре, где облысевший феникс смог поднять голову. Всюду был точно такой же металл как обшивка станции, с той лишь разницей, что здесь он был рифлёный и матовый. Вдалеке, в свете тусклых жёлтых ламп, виднелись двойные створки дверей, но, внезапно, потолок начал излучать слабый свет и через несколько секунд весь коридор был ярко освещён. Раздался шум вентиляции и затхлый воздух, на который никто не обратил внимания, сменился чистым и свежим.

— Эм, Квать? — Серёга покрутил головой, но коридор был по прежнему пуст и чист.

— Не знаю, босс. Поспешим! — гремлин понял, о чём хотел спросить босс, но ответа он не знал, ведь все эти дни он ползал исключительно при аварийном освещении. — Нам нужно обойти эту дверь, я там…

Договорить и показать обходной путь он не успел — как только они добежал до двери, та сразу открылась, заставив Кватя на секунду замешкаться. Но, это было всем на руку и уже через пару минут они оказались в странном помещении с прозрачными гробами.

— Криокапсулы! — тоном знатока прохрипел Василий, наконец вырвавшись из захвата и оставив воротник в руках дяди Серёжи.

— Алька! — Серёга подбежал к тускло светящейся капсуле, в которой лежала спящая Алана, с подсоединёнными крестом жгутами. У её ног лежала свёрнутая цепь, прямо поверх его ключа. Но сейчас было не до него. — Как её вытащить?

Квать развёл лапками, но слесарь уже осматривал саркофаг со всех сторон, пока не наткнулся на панель управления, где на большой желтой кнопке, печатными русскими буквами, было написано «Открыто». Не долго думая, он вдарил по ней резко отскочил от закипевшей капсулы.

— Шеф? — Алана моментально открыла глаза и, узнав Серёгу, бросилась ему на шею, с визгом обычной бабы.

— Снежинки! — неожиданно воскликнул Василий и хлопнул себя по лбу, заставив всех обратить на себя внимание.

— Вася? — Серега осторожно приблизился и потрогал лоб парня, но высокой температуры не почувствовал.

— Блин, дядь Сёрёжа, я про картинку с гробом — крестики это были снежинки, типа тётя Аля в заморозке! — лицо парнишки сияло от собственной правоты.

— А-а-а… — улыбнулся Серёга — Понятно, ну, хорошо, что мы все вместе. Поднимем страну с колен и поживём спокойно — надеюсь катаклизм после падения этой хреновины будет не серьёзный.

Автослесарь был прав — планета устояла и взрываться не собиралась.

Тут вперёд вышел Шишига и недовольным голосом заявил:

— Ушастый, может ты откроешь нам тайну своего послания? А то мы нихрена не поняли! Что за стол с тарелками ты нарисовал?

— Ой, простите, я вроде старался… В общем, я не смог получить доступ к пульту управления станцией.

— Вон оно чё! — засмеялся Серёга, жестом подзывая в тесную компанию Азуру в человеческом облике, которой он сделал подобие комбинезона из инфузорий. — Ладно, там ясно и с гробом разобрались, а стрелка с фигурками — это видимо станция и место её падения? Ну ты художник! Ну ювелир!

Все дружно засмеялись, а Квать смущённо завернулся в уши сказал:

— Босс, вообще-то, стрелка это флот хозяев станции, который движется сюда, но я не понял когда они прибудут…

Все резко замолчали и переводили взгляды с автослесаря на гремлина. Серёга почесал затылок и глядя куда-то вверх, сквозь потолок помещения, задумчиво произнёс:

— Сколько нужно слесарей, чтобы из космической станции алиенов сделать пепелац?..


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Горловая разведка нового мира
  • Глава 2. Что в имени моём тебе?
  • Глава 3. Here's… Серёжа!
  • Глава 4. Хорошими делами прославиться нельзя?
  • Глава 5. Время Революции!
  • Глава 6. И снова один, и снова сначала…
  • Глава 7. Как обычно — встречают по одёжке
  • Глава 8. Что-то странное…
  • Глава 9. Больше критических ситуаций!
  • Глава 10. Уверенный пользователь
  • Глава 11. Сильномогучее колдунство
  • Глава 12. Приручение драконов
  • Глава 13. Воссоединение всех и вся
  • Глава 14. Трусы Власти
  • Глава 15. Очередной «Упс!»
  • Глава 16. Каково быть обычным?
  • Глава 17. Обитель зла
  • Глава 18. Мокрый Серёга. Дорога скуки
  • Глава 19. Имя мне — Легион
  • Глава 20. Без вариантов
  • Глава 21. Где инструкция от страны?
  • Глава 22. Если автослесарь не идёт к технике…