КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 570834 томов
Объем библиотеки - 850 Гб.
Всего авторов - 229237
Пользователей - 105813

Впечатления

vovih1 про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

(книга прочитана 2863 раз) , а похвалили только 2 раза...хвалите , не стесняйтесь!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Igor Aleksandrovich про Кучумова: Язык Бога (Космическая фантастика)

Прочитал с удовольствием! Рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Вычитал. Можете качать вычитанный файл.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Хорошая книга, но много опечаток.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IcePrincess11 про Сашар: Ямы (Детские остросюжетные)

Книга читается на одном дыхание. Мне очень понравилась. Спасибо!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Берия: Спасенные дневники и личные записи. Самое полное издание (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Замечательная книга! К сожалению, у нас она заблокирована.
Найдите эту книгу на других ресурсах и прочтите.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 2-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Все, сервер работает. Можете скачивать.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Попаданка с огоньком, или Наказание для Тёмного [Елена Счастная] (fb2) читать онлайн

- Попаданка с огоньком, или Наказание для Тёмного [СИ] (а.с. Попаданка с огоньком -1) 920 Кб, 265с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Елена Сергеевна Счастная

Настройки текста:



Елена Счастная Попаданка с огоньком, или Наказание для Тёмного

Глава 1

— Постойте, вы к кому?

Я только ускорила шаг, с уверенным стуком впечатывая каблуки дорожную плитку. Не нужно пугаться, лучше прикинуться своей, насколько вообще своей может выглядеть девушка в Коллегии магов. За долгие месяцы в новом для меня мире я привыкла притворяться.

Позади послышалось быстрое сбивчивое дыхание.

— Да постойте же! К кому вы…

— К мессиру Лиаму Слу, — проговорила я, поворачиваясь к щуплому и растрёпанному юноше. — У меня назначено.

Незнакомец сосредоточенно полистал пухлую конторскую книгу, которая отчего-то оказалась при нём. Конечно же, моего имени там не было. Он покачал головой, и его растущие легкомысленным одуванчиком кудри упруго качнулись.

— Кем назначено? — не понял он. — Я веду запись, так вот никого…

— Значит, вы что-то пропустили, — я мило улыбнулась и нетерпеливо хлопнула по ладони перчатками.

Хлипкий страж Коллегии оценил мою самоуверенность. А судя по его робко скользнувшему до моей груди взгляду — не только её. Он прочистил горло и, отчаянно краснея, вдруг шепнул:

— Вы лучше тут не ходите. У нас важные гости. Из… тёмных. Нагрянули, никто не ждал. Разнюхивают что-то… — он махнул рукой вдоль другой дорожки. — Пройдите лучше через сад. И выйдете пря-ямо к двери кабинета мессира Слу.

Я проследила взглядом за его движением. Ну что ж, наверняка он ориентируется в Коллегии гораздо лучше меня: я-то попала сюда впервые. Помимо того, что, в принципе, неслабо так попала больше полугода назад. До сих пор голова кругом.

— Благодарю… — улыбнулась ещё раз, более открыто.

До визитов гостей, и уж тем более тёмных, мне не было ровно никакого дела. Но лучше с ними не сталкиваться — чревато непредсказуемыми последствиями. А от того, смогу ли я договориться с магистром Слу насчёт обучения и заработать его доверие, зависело многое. И возвращение домой — в том числе. Пока же будущее иномирянки Есении Мироновой, а ныне — девицы Эйлин из опального аристократического рода выглядело весьма нерадужно.

Постоянно озираясь, я пошла по указанной секретарём дорожке. Выглядела она, надо сказать, не слишком ухоженно, а кроны деревьев вокруг смыкались так плотно, что в роще стоял вечный сумрак. С ветвей почти до самой земли свисали косматые бороды устрашающе зеленоватого мха.

Мда, этому саду не помешал бы садовник, а тропинке — каменщик.

Словно в подтверждение своих мыслей, я споткнулась и тихо выругалась — хорошо, никто не слышит. Иначе мой образ нежной леди рассыпался бы в прах. Так, спину прямо, на лице — ледяная невозмутимость. Мы школ юных леди не оканчивали, но за время жизни здесь кое-чему научились!

Через какие-то десяток шагов я снова крепко зацепилась за что-то лодыжкой — и в тот же миг меня резко и неожиданно дёрнули вверх.

— А-а-ах! — я взмахнула руками, роняя перчатки, ридикюль и преисполненное чувством собственного достоинства лицо.

Что за шутки? Вот поймаю этого подлого секретаря, целым точно не уйдёт!

Вторую мою щиколотку тоже оплело крепкими путами — и после короткого полёта я замерла, подвешенная на ветке огромного дуба, как какой-нибудь улей. Юбка задралась, накрыв меня до подбородка.

Чертыхаясь и поворачиваясь вокруг своей оси, я попыталась как-то прикрыть собственные панталоны.

А они у меня сшиты по последней здешней моде, между прочим! Поэтому, если кто-то сейчас примчится на мой зов, то после он просто обязан будет на мне жениться. Замуж я, понятное дело, не собиралась, поэтому не могла определиться, хочу ли, чтобы меня спасали. Может, обойтись другими средствами?

Но не успела сообразить, какие средства, кроме пилочки для ногтей, можно применить без угрозы здоровью, как меня сбили с мысли. Вдалеке раздались неразборчивые мужские голоса и деликатный смех. Да кого же принесло-то именно сюда и в этот миг?!

Рассмотреть не получилось: из-за возни я раскачалась и теперь повернулась лицом в сторону здания Коллегии. А потому те, кто прогуливался по саду, первыми увидели мои открытые всем ветрам тылы. И, судя по тому, как вдруг стало тихо, тылы выглядели очень впечатляюще.

Эх, нежные здесь мужчины, к инстаграмным женским прелестям не приученные!

— Хм, интересно, — задумчиво проговорил некто. Его вкрадчивый голос иронично звенел. — Я, конечно, слышал, что в садах Коллегий порой растут очень экзотичные растения. Но чтобы настолько… Не подскажете, мессир, что это за фрукт?

— Будете собирать урожай, — весело заявил второй некто, — не забудьте позвать нас. Я увёз бы с собой пару корзин этих сочных плодов.

Нет, они ещё и издеваются! Плодов им захотелось! В здешних ресторациях плохо кормят? Я нарочно покачнулась, стараясь развернуть себя лицом к этим нахалам.

Мир вокруг медленно закружился, и передо мной наконец возник мужчина с серебристыми, почти белыми волосами, собранными то ли в хвост, то ли в косу, как любили это делать многие маги. В таком положении я не могла понять, красив ли он, но вот его глаза, совершенно бездонные, чёрные, как две капли чернил, рассмотрела в подробностях.

За его плечом стоял ещё один щеголевато одетый незнакомец, а чуть дальше — судя по хламидам Коллегии, топтались местные маги с такими лицами, словно собирались устроить конференцию.

— Это сад мессира Слу, — заметил один из магистров. — Он любит эксперименты с растениями. Вот бедняжка и попалась!

Так значит именно своему будущему учителю я обязана столь фееричным появлением перед достопочтенными мужами Коллегии. Вот спасибо ему, натуралисту!

— А ваш мессир Слу большой затейник! — стоящий передо мной светловолосый маг опустил уголок рта. Вернее, приподнял, ведь я же вишу кверху ногами!

Кровь в висках стучала всё громче, конечности затекали. А эти остолопы стояли и таращились на меня, как на фривольную инсталляцию в музее слегка потрёпанного искусства.

— Может, вы будете так любезны снять меня? — возмутилась я. — Или нравится смотреть, как девушка мучается?

И красноречиво задрыгалась, стараясь при этом сохранить положенную леди элегантность. Это с задранной юбкой, ага.

Сереброволосый взглянул на побег, что крепко меня держал, взмахнул рукой, словно что-то перерубил — и моя ловушка разжалась. С тихим писком я рухнула вниз, успев подумать, что вот сейчас расшибу себе голову — и всё, ни забот, ни хлопот, знай себе попивай кашку через трубочку. Но вдруг, перевернувшись, упала прямо в уверенно крепкие руки.

— Созрела, — выдал дружок «седого», самодовольно ухмыляясь.

— Благодарю, но пустите! — я сразу попыталась вывернуться из довольно настойчивых объятий.

Хмуро глянула на спасителя — и тут до меня дошло. Тёмный. Как пить дать: в магии и магах я теперь разбиралась гораздо лучше, чем несколькими месяцами ранее.

Правда, попался мне какой-то неправильный тёмный. Я слышала, что они все брюнеты или шатены — совсем как тот, второй, что стоял позади, внимательно меня разглядывая.

Этот же словно снегом присыпан. Но кожа не бледная, скорее загорелая, брови и ресницы чёрные, как и глаза — от этого его волосы казались ещё более удивительными. А вкупе с выразительными скулами, хищно тонким носом, иронично изогнутой линией притягательных губ всё это складывалось в крайне впечатляющий портрет моего недогероя.

«Недо», потому что момент спасения значительно смазался предшествующими ему насмешками.

— Опасно гулять в одиночестве по незнакомым местам, — проговорил маг, опуская меня на землю.

Ступни покалывало, они ещё плохо чувствовали опору, а потому я невольно удержалась за предупредительно поданную мне руку. Ладонь тёмного оказалась вполне себе строгой — такое на ум пришло слово. Пальцы длинные, выразительные, как у пианиста, кожа хоть и гладкая, но по-мужски жестковатая — сразу понятно, что не тяжким трудом он себе хлеб добывает, но и в бездельи не прохлаждается.

— С чего вы взяли, что незнакомым? — я забрала у его приятеля свои перчатки и сумочку. — И вообще… Мне надо идти! Ещё раз спасибо за помощь, уважаемый дорх.

Он вскинул брови, словно удивился моей проницательности. Маленькая алмазная серёжка в его правом ухе загадочно блеснула. Интересно, просто украшение или какой-то артефакт?

Впрочем, я задержалась за разглядыванием тёмного. Пора и уходить. Да и магистры уже озадаченно шепчутся.

— Как вас зовут? — бросил мне в спину маг.

Я сделала вид, что резко оглохла, и быстрым шагом пошла прочь, пока кому-нибудь не пришло в голову выяснить подробности моего здесь появления.

— Похоже, этот фрукт весьма ядовитый, — заметил второй гость Коллегии.

А светловолосый лишь согласно хмыкнул.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Не чуя под собой ног, я всё же добралась до нужного корпуса и быстро влетела внутрь. Отдышалась: да уж встреча вышла на грани. Как можно было так глупо влипнуть? Поправив причёску или то, что от неё осталось, я постучала в первую попавшуюся по коридору дверь, не найдя на ней никакой таблички.

— Войдите! — громогласно ответили изнутри.

Я заглянула в светлый, но слегка пыльный кабинет. Арочное окно в нём было открыто, внутрь пробивались переливы птичьего пения, мирный шорох листьев, а по стенам плавали солнечные блики. Типичная обитель созерцателя — как в сказке про чародеев.

— Мессир Слу?

Моложавый мужчина взглянул на меня поверх приспущенных на кончик носа очков.

— А вы кто?.. — его подозрительный взгляд въедливо меня ощупал.

О, это очень хороший вопрос! Я бы сказала, вопрос на миллион!

— Я от Нэссы О’Кин. Она должна была передать вам письмо…

Я прошла дальше и остановилась напротив заваленного бумагами, книгами и свитками стола. На самом краю его стоял горшок с необычного вида побегом, который сам по себе покачивался, изгибался и выглядел, надо сказать, очень угрожающе. Совсем как тот, что недавно меня пленил.

— А-а! — сразу просветлел лицом магистр. — Эйлин, верно? Да-да, Нэсса и правда передавала мне просьбу насчёт вас. По старой дружбе…

Он кашлянул и смолк, уставившись в исписанный мелким почерком листок перед собой. Наверное, воспоминания нахлынули. Как не забыла упомянуть бабуля — так я предпочитала называть женщину, которая мне помогала — их с магистром Слу лет двадцать назад связывали довольно близкие отношения.

— Мне нужна ваша помощь.

— Высокий потенциал? — деловито уточнил маг.

К сожалению, не только. Но для дела придётся признаться только в этом. А там видно будет, дойдёт ли дело до большей откровенности. Для начала нужно понять, насколько Лиам Слу надёжный человек. Одного слова Нэссы для этого недостаточно.

— Мне сложно судить, но кажется, да. И сила растёт.

Я вытянула перед собой руки, демонстрируя, как вокруг ладоней завихряются маленькие сполохи пламени. Да-да! Увидев и ощутив это в первый раз, я сама немало ошалела. А сейчас… почти привыкла.

Магистр поднял очки к глазам, внимательно изучая это красочное явление.

— И давно это началось? — слегка нахмурился он, вставая.

Обошёл меня сбоку, оценивая буквально с ног до головы, будто где-то на мне должна была засветиться надпись «осторожно, повышенная опасность!»

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Первые проявления были в детстве, — завела я давно заученную легенду. — Но мне они казались не очень значительными.

— Родители знают, конечно же… — уверенно буркнул Лиам. — Любой ребёнок с огненным проявлением магии должен быть поставлен на учёт!

Да-да, это одно из первых правил тёмных магов, занявших имперский трон несколько сотен лет назад. Всё потому что огонь противоположен их магии. Официально было признано, что огненные маги — ответвление самого Хаоса, а значит, неуправляемы и опасны. И мне «повезло» вместе с новым телом получить именно этот сомнительный дар.

— Они считают, что мои силы… не самые выдающиеся, — тихо ответила я.

Да, они знали, что их дочь обладает некоторыми способностями, но никогда не принимали их всерьёз. Наследница магического рода — этого достаточно, чтобы пристроить её замуж не слишком унизительно для столь древней фамилии. И даже хорошо, что силы малы — меньше хлопот и подозрительности со стороны тёмных.

— Листву в саду нечаянно поджигали? — с лёгкой усмешкой поинтересовался Лиам.

Если бы только листву! Первые дни после прилива магии я походила на чёртову спичку в ворохе тополиного пуха. Честно говоря, инцидентов было много, но каждый раз меня покрывала бабуля. И она единственная, кто знал, что, на самом деле, я вовсе не её старшая внучка, а уроженка другого мира. Нэсса обучала меня магии по мере своих возможностей, помогала скрывать происхождение и крепчающий дар от остальных — до подходящего момента.

Вот он, собственно, и настал. Тянуть дальше некуда.

— Случалось, — не стала я лгать.

— Давайте попробуем разобраться с порождениями вашей магии. Умеете создавать элементалей?

— Да, — я кивнула и подготовила руки для плетения заклинаний.

Этому приёму я научилась несколько недель назад, но предпочитала не пользоваться им, потому что элементали оказывались все своевольными и очень прыткими. Но мы же в Коллегии магов! Тут вон даже деревья сторожевые. Уж с элементалями магистр как-нибудь справится.

Я встряхнула кисти и, ударив в воздух кончиками пальцев в определённой последовательности, вычертила знак призыва крошечных огненных созданий. По ладоням разлилось приятное тепло, вокруг них вспыхнули искры, которые, сгустившись, начали собираться в очертания рыжих шариков с крыльями.

Один. Два… Пять.

Они разлетелись по кабинету, тихо вереща и заставляя магистра Слу от них уклоняться.

— Прекрасно, — выдал он, поправляя очки. — Теперь созовите их обратно.

А вот тут проблемка… Создавать-то их я умела, а вот «собирать» обратно и нейтрализовать — спросите чего полегче! Я-то подумала, что маг сам мне в этом поможет. Но он лишь выжидательно на меня уставился.

Он на меня — я на него…

Всего пары мгновений утраченного контроля и растерянности дали о себе знать: почуяв слабину призывателя и веяние ветра снаружи, элементали гурьбой кинулись в окно.

— Ой, куда?! — я побежала за ними, пытаясь восстановить связь, но они уже пропали среди листвы.

— Что ж вы не сказали, что не умеете! — схватился за голову магистр и опрометью бросился из кабинета.

* * *
‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Двэйн Ардер


— Я рад, что у вас всё спокойно, мессиры.

Двэйн вышел на крыльцо последнего проверенного корпуса Коллегии в сопровождении местного архимага Тобара Витре и нескольких магистров, имён, которых, надо сказать толком не запомнил. За последние недели их было столько…

— Мы стараемся, дорх Ардер, — архимаг поклонился, глянув на него исподлобья. — Вам не о чем беспокоиться! Порядка у нас, может, даже больше, чем в других землях Империи.

— Возможно-возможно.

Двэйн окинул взглядом сад, ограниченный периметром традиционно выстроенного в форме квадрата здания Коллегии. Сюда последствия утечки Хаоса, похоже, и правда не добрались. Правда, маги могли что-то скрывать — чтобы сохранить лицо — но это было бы нелогично. Отыскать следы сбежавшей из Контура хаотичной сущности, которая нарушала схемы магических потоков, было в их интересах.

А так всё прошло довольно скучно и буднично. Если бы не висящая на ветке дерева рыжеволосая девушка.

Она оказалась забавной, злилась на своё неловкое положение и на замечания в свой адрес, от которых Двэйн, если честно, попросту не смог удержаться. Да и как, если она на весь сад сверкала затянутыми в чулки ножками и едва прикрытыми парой скромных кусочков кружев округлостями?

Хоть одно приятное впечатление от всех этих разъездов. Двэйн усмехнулся своим мыслям.

— Пора ехать, — заметил Бэйв, махнув рукой в сторону поданного к крыльцу экипажа. — Честно говоря, я жутко хочу есть, — добавил он тихо. — Остановимся в каком-нибудь приличном ресторане.

Бэйв Уалтар, самый близкий соратник Двэйна, как всегда не забывал о том, чтобы хорошенько подкрепиться. И как при таком аппетите его ещё не разнесло во все стороны, оставалось загадкой. Как и положено другу, он разделял с ним многие тяготы долгих переездов между княжествами. Не ради развлечения — ради весьма неприятного и хлопотного дела.

Угроза магии и спокойствию мира наивысшей важности! Поручение самого Всетемнейшего, мать его чернильница! Это поручение Император не забыл сопроводить ещё парой не самых приятных обязанностей, а также угрозой расправы в случае провала.

В общем, аргументы один другого весомее.

— Остановимся, — рассеянно согласился Двэйн, прислушиваясь к тихому свисту, что нарастал издалека.

Через мгновение стало понятно, что это не свист, а верещание нескольких огненных элементалей, что неслись между деревьями вдоль дорожки, кувыркаясь и обгоняя друг друга. Забавные у них тут питом…

— Что за?.. — только и успел выдать Двэйн, когда пламенеющие шарики один за другим прилипли к его сюртуку.

Отличная плотная ткань, за отрез которой в иных мастерских просят просто скотские деньги, вспыхнула почти мгновенно. Огневики едва не причмокивали, поглощая её, словно тля.

Крупная раскалённая тля!

— Хаос их побери! — Бэйв предательски отшатнулся. — Откуда они взялись?

Двэйн скинул одежду и пару раз ударил ею о ступени, чтобы согнать прытких духов. Попытался погасить заклинанием — не вышло! Элементали только чихнули и бодро перебрались на рубашку.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Магистры переполошились, замахали руками, вычерчивая знаки нейтрализации и охранной завесы, но проклятую огненную мелюзгу ничего не пронимало. Это сколько же силы в них заложено?! Как в огромных големов.

От дури ума, не иначе…

Огонь кусался через ткань, несмотря на защитное заклинание, которым Двэйн себя окутал. Элементали продолжали любовно тереться о его плечи и грудь, а он только стряхивал их с себя, словно котят.

— Поберегись! — вдруг взвыл Бэйв и со всего размаху выплеснул на Двэйна кувшин воды.

Солидный такой кувшин, полный до краёв и явно рассчитанный на долгий и жаркий рабочий день. Немало содержимого попало в глаза, за шиворот — остальное потекло за пояс брюк. Элементали испугались, зашипели и притухли. Расползлись по крыльцу, прибитые водой, и похожие теперь на попавших под дождь воробьёв. Но это не надолго, скоро они вновь напитаются силой и разгорятся.

— Лас-айн-амах! — рыкнул Двэйн, быстро рисуя в воздухе контур поглощения, разбрызгивая капли с мокрых рук.

Надо пользоваться моментом!

Тьма взвихрилась дымными кольцами и один за другим заключила элементалей в коконы. Там они начали чахнуть и уменьшаться, пока не пропали совсем.

— Порядок у вас, значит! Ну-ну! — Бэйв грозно потряс пустым кувшином в сторону оконфузившихся магов. — Бардак просто!

Магистры виновато загалдели. С стороны послышался тихий смех: к крыльцу подходили две девушки — наверное, тоже подмастерья. Они косились на Двэйна и шептались, прикрыв рты ладошками. Ну да, когда ещё им доведётся увидеть подгоревшего да ещё и мокрого императорского архимага…

— Не кипятись, — отмахнулся Двэйн, разглядывая дыры на рукавах рубашки, да и не только на них.

Скорее можно было бы сказать, что дыр на ней осталось больше, чем уцелевшей ткани. Придётся заехать в гостевой дом и переодеться. А прежде выяснить, кто породил таких сильных и неуправляемых элементалей.

Что-то зашевелилось в траве сбоку. Двэйн мгновенно спустился с крыльца и успел поймать улепётывающего прочь огневика. Накрыл его ладонями, и тот возмущённо завозился, распускаясь пламенем, точно цветок.

— Они прилетели оттуда, — сразу же накляузничал кто-то из магистров. — Там кабинет мессира Слу…

— Опять этот Слу, — Бэйв отдал опустевший кувшин испуганному юноше, который наблюдал за происходящим, стоя в дверном проёме. — Почему мы его не видели?

— Он… вряд ли вам интересен, — махнул рукой архимаг. — Он больше по ботанике, ядам, зельям.

— Отчего же! — возразил Двэйн. — Очень интересен. Обожаю яды…

Он двинулся по дорожке, держа притихшего элементаля в ладони, окутанной защитным заклинанием. Бэйв остался вместе с магистрами, сушить одежду, потому как досталось всем вокруг.

На этот раз зачарованный сад не выказал никакой враждебности. Почему та девица попалась — загадка. Но Двэйн прошёл по убитой тропинке спокойно, и скоро толкнул дверь кабинета магистра Слу.

Тот, как ни в чём не бывало, сидел за столом и что-то записывал на листке бумаги. Зачёркивал и исправлял. В общем, создавал видимость деятельности.

— Заявление об уходе строчите, мессир? — поинтересовался Двэйн, остановившись перед ним.

Тот поднял взгляд, слегка побледнел, отметив дыры на одежде гостя, а затем только ответил:

— Вы, я так полагаю, дорх Двэйн Ардер… Простите, что не вышел познакомиться с вами. Куча дел…

— В аптеке отвар для компрессов закочился? Или подходит к концу сезон сбора эмпетрума жгучего?

Мессир нервно хмыкнул. Двэйн расслабил ладонь, и мелкий элементаль завис над ней, испуганно таращась на магистра.

— Что это? — нахмурился Слу и побледнел ещё немного.

— Я ищу подмастерьев, годных к обучению — для очень важного дела. Государственной важности. Мне сказали, у вас таких нет — сплошные посредственности. Но… Это, — он указал на элементаля взглядом, — говорит о том, что таланты всё же есть! Криворукие, но перспективные.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Двэйн сжал пальцы, и порождение, тихо пискнув, растворилось в коконе поглощающей тёмной энергии. Лиам Слу дёргано поправил воротник мантии, словно представил себя на его месте.

— Многие ученики экспериментируют. И судя по всему, кто-то допустил ошибку.

— Это не похоже на ошибку. Скорее на довольно внушительные силы, которые кто-то плохо контролирует.

Маг задумался.

— Знаете… есть один подмастерье… Может, это его рук дело? Пойдёмте, я вас познакомлю, дорх Ардер! — он торопливо встал.

— Нет-нет! С меня хватит прогулок по вашей Коллегии. Я подожду здесь, — тот расположился в кресле у стола и закинул ногу на ногу.

— Как вам будет угодно, — Лиам Слу остановился в дверях, словно о чём-то вспомнил. Но тряхнул головой и кивнул. — Я его приглашу.

Магистр вышел, стало тихо — только за окном едва слышно шуршала листва на ветвях. Обстановка умиротворяющая, самое то, чтобы вздремнуть — последнее время со здоровым сном возникают проблемы. Двэйн сокрушённо поковырял прожжённый сюртук — очередное подтверждение, что огненная магия опасна для тёмных. Пламя тянется к тьме, чтобы её разрушить. Вот те элементали и прилипли к нему, распознав самого тёмного.

Казалось бы, мелкие сущности, а какие прожорливые!

Вдруг кто-то сдавленно чихнул. Может, снаружи? Но нет, звук раздался в кабинете, слишком тихий, чтобы понять, откуда. Ну не мог же этот живучий элементаль уцелеть и в этот раз! Самое время задуматься о своей магической состоятельности…

Двэйн встал и обошёл небольшой кабинет. Разбежаться тут особо негде: у огромного окна стол, пара потёртых кресел, вдоль стен — стеллажи с книгами и папками, комод, резной шкаф. Наверное, для мантий.

На полу рядом с ним лежала перчатка. Небольшая, женская, из добротной замши, но слегка поношенная — похоже, у её владелицы дела идут не очень хорошо. Двэйн поднял её, а затем дёрнул дверцу шкафа — не поддалась. Заперта. Дёрнул ещё раз — вся антикварная махина затряслась, заохала, но устояла. Захотелось расколотить её в щепки, но тут вернулся мессир Слу, чем спас мебель от быстрого и полного уничтожения.

Магистр был не один — с худосочным юношей, кудрявым, как ожидающий стрижки баран. Он с немалой опаской вперился в Двэйна, словно в диковинное животное.

— Это Джед Ог, секретарь Коллегии, — сообщил Лиам. — Я выяснил…

— Это я создал элементалей, — храбро признался мальчишка и тут же испугался, что перебил магистра. Но тот лишь снисходительно улыбнулся.

Двэйн приблизился к нему, оглядывая с головы до ног. Одет небогато, но аккуратно — живёт, скорее всего, с матерью. От него слегка веет конторской пылью и травами — зельевар или целитель, а может и то, и другое вместе. С чего бы ему создавать огненных элементалей?

— Повтори.

Подмастерье стушевался, посмотрел на собственную ладонь — надо сказать, довольно крепкую и явно тренированную в заклинаниях. Точно целитель.

— Так я… истощился. Смогу повторить позже.

— Хорошо… — пришлось согласиться с тем, что такое могло случиться. Правда выяснится потом. — Я Двэйн Ардер, императорский архимаг. У меня есть важное дело, требующее вдумчивого исполнения. Возможно, опасное. Ты поедешь со мной.

Глава 2

Домой я вернулась страшно опустошённой. Встреча с магистром прошла не совсем так, как я рассчитывала. Положа руку на сердце, вообще ни к чёрту.

И всё, что там случилось, ставило его согласие обучать меня, а значит, и моё возвращение домой, под большое сомнение.

Это же надо было! Едва не спалить одежду заезжего тёмного мага собственными элементалями! Дебют, достойный высшего света. Молодец, Еся! Браво!

Неизвестно, чем всё это закончилось бы, не спрячь меня магистр Слу в шкаф. Интригующе приобнажённый дорх почти нашёл меня, но помог случай. Признаться, сидя там, в тёмном пропахшем нафталином коробе, я едва избежала инфаркта. Но каким-то чудом Лиам отговорился от принудительного открытия дверцы: мол, ключ давно потерял, а выламывать жалко.

Кажется, дорх не слишком поверил, однако настаивать не стал.

Пройдя по своей комнате, я бросила ридикюль на столик вместе с перчатками. Постойте! С одной перчаткой. Вторую, похоже, потеряла… Брона — матушка Эйлин, а значит, временно моя — будет в бешенстве, когда обнаружит! Она дрожала над своими самыми лучшими нарядами, как над драгоценностями. Платья перешивала по моде, однако постоянно твердила, что «такие ткани» уже не может себе позволить.

Фамилия О’Кин, к которой с недавних пор принадлежала и я, находилась если не в плачевном, то очень близком к тому состоянии. Счета стремительно пустели после утраты всех наследных земель, а значит, и ренты. Нынешнее дело главы семейства не могло их восполнить.

Старшая из О’Кинов — тётушка Нэсса — порой подначивала племянника колкими замечаниями насчёт его деловой состоятельности. Больше для того, чтобы подстегнуть гордость. Его жена шуток не понимала, злилась на ба, но поделать с этим ничего не могла: долгое время семейство выживало только благодаря наследству чудом сохранившей хоть какое-то состояние родственницы.

В общем, за потерянную перчатку мне предстоит выслушать тонны две причитаний и обвинений. Отношения с «матушкой» у меня не заладились с самого начала. Первое время она недоумевала, что стало с тихой и кроткой Эйли, у которой вдруг прорезался голос и желание активно чем-то заниматься. Раньше этого за ней не наблюдалось. Эйлин слыла девицей замкнутой и немного не от мира сего.

Но, миновав самые неправдоподобные варианты, как переселение душ, например, Брона сделала гениальный по своей практичности вывод, что меня пора выдать замуж.

Ага, бегу, и волосы назад!

Два последних кавалера, которых она пыталась мне подсунуть, спешно испарились, испугавшись моих — напускных, естественно! — приступов идиотизма. Надо же поддерживать имидж.

Я вздрогнула от осторожного стука в дверь. В комнату заглянула моя камеристка Мив и помахала в воздухе продолговатым конвертом, запечатанным магическим сургучом.

Она ещё работала на О’Кинов, но намедни матушка заявила, что «вы с Айне уже большие девочки и сможете обслужить себя сами». Намёк понят… Хоть и жаль: с Мив я успела неплохо подружиться.

— Вам письмо, лиэса!

— Что там ещё… — проворчала я, поворачивая конверт одной и другой стороной.

Надписей никаких, зато на оттиске печати ясно можно было увидеть знак Привратника — он этом мире мелькал на многих документах, его я запомнила одним из первых. Так-так, и почему это одно из самых значительных и загадочных лиц Империи вдруг решило написать бледной деве О’Кин?

В подвздошье стало как-то нехорошо, я даже приложила ладонь к животу, чуя, что всё это непременно обернётся какими-то неприятностями. Может, ну его, не открывать вовсе? Скажу, что потеряла.

Но едва я успела об этом подумать, как печать тихо щёлкнула, будто настоящий, только очень маленький замок, и конверт сам собой открылся. Какой, однако, самостоятельный! Испортил мне такую беспроигрышную задумку!

Пришлось всё-таки вынимать из него педантично сложенное послание. И тут меня ждал второй по неожиданности и первый по неприятности сюрприз. Стоило только развернуть листок, как из нижнего его уголка словно бы сползли чернила.

Я тихо вскрикнула, роняя послание, но это меня не спасло. Невесомый дымок переполз ко мне на запястье и весьма удобно расположился там в виде замысловатого рисунка, похожего на вензель, только состоящий не из обычных букв, а из знаков магического языка, на котором пишут заклинания.

Читать на нём я только училась — а потому написанное ни черта не поняла.

— Хаос тебя подери! — я потёрла знак пальцами, но он, понятное дело, никуда не рассосался.

Более того — кожу начало холодить, воздух впереди поплыл, закручиваясь искрящейся спиралью. Только этого не хватало! Вдруг это портал? Утащит меня ещё в какой-нибудь незнакомый мир, потом и следов обратно не найду.

Надо что-то делать… Я встряхнула кистью, разогревая магические потоки внутри. Если я правильно понимаю происхождение этой магии, должно сработать! Суставы налились горячей тяжестью, и энергия потекла по мышцам, пока не добралась до чернильной отметки.

Тем временем странное завихрение, что поднималось над полом, словно мутное зеркало, вдруг стало похоже на чей-то портрет. Я совершенно точно увидела силуэт темноволосого мужчины, одетого в бордовый сюртук. Он выглядел живым и как будто нетерпеливо переступал с ноги на ногу.

Но тут магическая энергия без следа поглотила метку — изображение мужчины тихо досадливо хлюпнуло и рассеялось, оставив после себя лишь шлейф неприятной затхлости. Если бы по запаху можно было судить о характере этого незнакомца, я сделала бы вывод, что мужичонка он так себе.

Ещё некоторое время я смотрела на свою руку, опасаясь, что метка снова проявится. Но она как будто совсем исчезла. Тогда только я подняла упавшее на пол письмо, — и тут же выронила снова, когда снова раздался стук в дверь.

Ну и денёк сегодня!

В комнату ввалилась моя нынешняя младшая сестра Айне, победно размахивая абсолютно таким же, как у меня, конвертом.

— Ты читала? — спросила она тоном, близким к восторженному писку. — Мы едем в княжество Доррас! Наконец-то вырвемся из этой дыры!

Качнув юбками, сестрица изобразила торжествующий пируэт.

Так, постойте, что значит едем?! Я никуда не собиралась! Только-только организовала себе обучение магии, варианты возвращения домой разложила. Куда ехать!

Я быстро пробежалась взглядом по строчкам письма, которое оказалось на диво сухим и даже деловым. Из него становилось понятно только одно: Эйлин О’Кин за каким-то мутным делом приглашают в замок Привратника — Гитмор. В самое кратчайшее время. Чем, собственно, ей оказывается просто невероятная честь. Потому как фамилия, к которой она принадлежит, давно находится в немилости императора. Своей покорностью и учтивостью благодарная дочь принесёт ей только благо. Бла-бла-бла… Обычные пустые формальности.

Неизвестно, какое-такое благо я должна была принести страдающему в опале семейству, но всё это выглядело крайне подозрительно. А уж унизительно — тем более. К тому же напрочь расходилось с моими планами.

— У тебя появилась метка? — продолжала щебетать сестра, не заметив моего мрачного молчания. — Эйли, ты слышишь? Смотри, какая красивая!

Она сунула мне под нос своё запястье, на котором красовался ровно такой же узор, как и у меня всего какие-то несколько минут назад.

— Не появилось у меня никакой метки, — буркнула я. — Не понимаю, чему ты радуешься? Тебя в письме едва голодранкой не обозвали. Оказали, мол, величайшую милость тем, что примут побег неугодного семейства в своей благотемнейшей обители. Как-то резко они о нас вспомнили!

Айне округлила глаза, а затем скорчила недовольную гримасу.

— Тебя послушать, так мы в грязь вступили. Лично я вижу в этом перс-пек-ти-вы! И если уж мы живём под предводительством тёмных магов, которые, между прочим, охраняют наш мир от Хаоса…

— Который сами и создали, — вставила я.

Между прочим, читала историю этого мира — и пусть экспертом не стала, а кое-что поняла. Волшебная Империя Форкросс мало чем отличалась от наших, земных, государств. Те же войны, распри и грызня за власть. Только тут ко всему этому примешивались просто чудовищные магические силы.

— Да ну тебя! — махнула рукой сестрица. — Всё ты знаешь лучше всех. Я люблю тебя, но когда ты так делаешь — хочется… — она осеклась, не придумав подходящего наказания. — Нужно быть милой и вежливой. А не такой колючкой, как ты! Тогда, может, мы ещё сумеем устроиться в жизни получше многих!

Нет, ну почему в угол загнали её семью, а задевает это меня? Наверное, я уже слишком сильно с ними сроднилась. Несмотря на несносные характеры и личные выводки тараканов в голове у каждого.

Переполненная возмущением, я зажала письмо от Привратника в кулаке и отправилась на поиски родителей — хоть кого-то из них. Должны же они объяснить мне, что тут творится?

Время уже к вечеру, Молан, возможно, вернулся из своей конторы, где дела сейчас шли из рук вон плохо. Отцом он был мягким, дочерей явно любил, но жизненные неурядицы порой раздражали его так, что он срывался на домашних. Однако даже тогда на фоне своей супруги он выглядел просто шипящим на собственное отражение котёнком.

— Этот зарвавшийся Уэн Мактал скупает все акции! — его голос раздался в глубине порядком заросшего с весны сада. Нанимать садовника было не на что, от него хозяин отказался в числе первых. — На собрании акционеров он вёл себя просто крайне вызывающе. Кем он себя возомнил? Нувориш, сын торгаша, а туда же!

Что ж — привычное обострение купированной аристократичности. Я понимающе усмехнулась, прислушиваясь к его гневному ворчанию. Этот Уэн Мактал и правда та ещё заноза в известном месте. И отчего-то к Молану О’Кину он испытывал прямо таки патологическую неприязнь. Кажется, целью его жизни было унизить и обездолить его ещё больше, чем это уже сделал император и законы тёмных.

— А я говорила тебе, — ворчливо отозвалась Брона. — Надо было купить долю Малачи, тогда сейчас ты был бы в более выигрышном положении!

— Вряд ли, — папенька вздохнул. — Доля Малчи была крохотной. И Мактал предложил ему более высокую цену.

Не знаю, какой из Молана О’Кина был аристократ, а вот делец явно никудышный. Нет, он старался — но выходило чаще неудачно. Я пыталась помогать ему в конторе: приводила в порядок бумаги, учётные записи и письма. Мне даже нравилось чувствовать себя полезной. Но Молан неохотно на это соглашался, а недавно и вовсе запретил мне появляться на руднике, ссылаясь на то, что девице не место среди грубых рудокопов.

По дорожке, ведущей в Розовую беседку, я дошла почти бегом. Чета О’Кин сидела на скамье в тени, а бабуля — чуть в стороне, в нарочно поставленном для неё кресле. Холодный взгляд ба мрачно скользил по лицу невестки, красноречиво показывая её к ней отношение.

— Дорогая! — тут же просветлела Нэсса, стоило только мне ступить на порог беседки. — Как ты прогулялась?

Она выразительно мне подмигнула. Если бы не бабуля, в этом мире мне приходилось бы гораздо сложнее. Она раскусила меня если не на раз-два, то очень скоро: слишком хорошо знала старшую внучку, чтобы поверить в резкую смену её характера и поведения. Поначалу я испугалась, но потом поняла, что так лучше. Без поддержки и связей мне пришлось бы труднее.

— Очень… продуктивно и насыщенно, — я подошла и чмокнула её в слегка дряблую щёку.

Нет, бабуля для своих лет выглядела ещё ого-го: стройная, с идеально прямой спиной и всегда аккуратно убранными в причёску волосами. Но порой она всё же сетовала на годы, которые «не щадят полную жизненных сил и жажды новых открытий женщину». К сожалению, в городке Скриос, населённом почти сплошь ссыльными из других княжеств, негде было разгуляться с открытиями. На что Нэсса ворчала особенно сердито.

— Тебе надо чаще выбираться из этого ядовитого гнезда, — с совершенно невинным видом заметила ба. — Цвет кожи будет лучше. Да вообще всё будет лучше. Даже пищеварение.

Брона бросила на неё колкий взгляд и вновь повернулась ко мне.

— Что-то случилось, Эйли?

Её ласковый тон не смог усыпить мою бдительность: матушка на взводе. Скорей всего, сегодня прислали ещё несколько счетов, которые следовало оплатить ещё вчера. Это всегда приводило её в крайнее расстройство.

Я негодующе потрясла в воздухе письмом, а затем бросила его ей на колени.

— Может быть, это вы с отцом объясните мне, что случилось? Почему нас с Айне так настойчиво и вовсе не любезно приглашают в Гитмор? Вы вообще знаете, что там написано? Нас словно в приют для сирот забирают.

Молан страдающе покосился на жену, которая опустила на письмо самый надменный взгляд, на которой была способна. Его она тренировала годами опалы рода О’Кин, чтобы насмешки сразу застревали в горле злопыхателей. Не знаю, как насчёт злопыхателей, но мне от него точно становилось нехорошо.

— Я думала, ты достаточно взрослая, Эйли, чтобы понимать. Пора принимать ответственность…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Я хмыкнула.

— Видимо, я недостаточно взрослая, чтобы вовремя ставить меня в известность о том, что решает, между прочим, мою судьбу!

— Во-первых, — степенно возразила Брона, — твою судьбу до твоего замужества определяю я…

— Мы, — вставил её муж довольно резко.

— Да, мы с отцом, — с явным неудовольствием согласилась та. — Вряд ли ты забыла, в каком положении сейчас находится наша семья. Но мы не можем вечно расплачиваться за опрометчивые поступки вашего дяди и скитаться, как отщепенцы.

— Очень справедливое замечание, — слишком покладисто согласилась бабуля, но тут же добавила: — Учитывая, что скоро нам нечем будет расплачиваться даже за этот дом. Но всё же Эйли имела право узнать заранее. Я лично предпочла бы выбирать сама, к кому ложиться в постель.

В постель?! Какую постель? Что, вот так запросто?

Я панически уставилась на невозмутимо попивающую чай Нэссу. Со своим опытом и количеством мужчин, которые в своё время пали жертвами её красоты, она, конечно, могла рассуждать столь цинично. Но, похоже, ей просто нравилось донимать жену племянника.

— Чтобы она успела придумать какую-нибудь возмутительную выходку, которая всё порушит? — Брона фыркнула. — Последнее время она просто невыносима! А всё ваше! Ваше влияние!

— Так влияла бы на неё сама сколько угодно, — хмыкнула ба. — Но ты забросила дочь, а теперь изображаешь экзальтированную невинность!

Брона пропустила замечание мимо ушей.

— Знали бы вы, скольких усилий и унижения нам стоили переговоры с Привратником. О том, чтобы он согласился хотя бы взглянуть на наших дочерей и принять их в леоты для своего сына.

— Леоты? — глупо переспросила я. — Вы что, издеваетесь?!

Да нет… Этого не может быть! Чтобы дочерей одного из старших магических родов отдали в леоты — а по сути, любовницы — кому-то из тёмных? Ещё чего! Такое развитие событий мне вообще никак не подходило!

Высшие тёмные маги, или как их называют — дорхи — не женятся. Это едва не с пелёнок усваивают все девушки, которые имеют хотя бы малый шанс к ним приблизиться. Однако это обстоятельство никого не расстраивает. Ведь всегда можно попробовать стать леотой!

Они этакие вечные невесты, в чём-то даже соратницы. Помогают дорхам поддерживать балансирующие на грани Хаоса силы. Правда, для более крепкой связи им нужен совершенно определённый уровень близости с магами.

Совершенно. Определённый. Если вы понимаете, о чём я.

А я, как выяснилось, даже интрижку себе позволить не могу в этом мире. Никаких сильных душевных и уж тем более — телесных привязанностей. Иначе путь домой мне будет заказан.

— Вот только не надо так морщиться, Эйли, — вздохнул Молан. — Ты должна понимать, что только из положения леот вы сможете возвыситься. А там и ваши дети…

— Бастарды, — хмуро заметила Нэсса. — А морщиться мне хочется уже от вида твоего кислого лица. Твоя жена обрекает девочек на унизительное положение подстилок. Да знал бы Бриан! Он всё тут обратил бы в пепел!

Признаться, мне тоже уже хотелось… и в пепел, и хорошенько побуянить. Но я держалась — из последних сил. Не буду окончательно портить образ Эйлин, к которому все привыкли.

— Бриан мёртв! — вскипел Молан. — А я жив. К счастью.

Его голос дрогнул от горечи. Судьба старшего брата, который в своё время оказался замешан в бунте против власти тёмных магов, до сих пор уязвляла его. Тогда гнев императора сметал всё на своём пути — и родственников бунтарей заодно. Кого нельзя было казнить — лишали имущества, титулов и отправляли жить в самые неблагоприятные земли. Как Скриос, например.

— Жив, потому что умеешь лизать нужные тёмные зад…

— Тётушка! — укоризненно воскликнула Брона. — Не думаю, что Эйлин стоит это слышать!

Кто бы из них знал, что в своей жизни и в своём мире «Эйлин» наслушалась гораздо больше, чем могло выдать весьма изобретательное воображение ба.

Нэсса обидчиво нахохлилась.

— Если заткнуть уши, ни тёмные, ни их задницы никуда не пропадут, — философски заметила она.

Все помолчали, остывая, я лишь переводила взгляд с одного лица на другое. И так всегда: сначала ссорятся, бросаются обидными словами, а затем извиняются друг перед другом. Дела семейные. Разве что жена Молана вполне искренне недолюбливает Нэссу. С ними за почти целый год я успела познакомиться неплохо. Они даже чем-то напоминали мою семью, невольно оставленную в другом мире.

— Тёмные всегда хорошо устраивают жизнь своих леот, — уже спокойнее продолжил отец. — Берегут их. И хорошо выдают их замуж.

Да, это почти то же самое, как вынуть из чашки чайный пакетик и помакать его в соседнем кипяточке.

— Как это на тебя похоже! — покачала головой бабуля. — Свалить ответственность за жизнь дочерей на незнакомого мужчину. Этот Кадан, сын Привратника, тот ещё слюнтяй. Видела я его как-то. Куда ему две леоты? Он с одной-то не будет знать, что в спальне делать.

— У меня не проявилась метка! — вовремя вспомнила я о своей маленькой хитрости.

И продемонстрировала чете О’Кин совершенно чистое запястье. Брона схватила меня за руку и неверяще осмотрела всю до локтя, а затем другую.

— Как это возможно? — возмутилась она.

Молан тяжко вздохнул, взглянув на меня с сочувствием.

— Эйли всё равно поедет, — бросил он, поднимаясь со скамьи. — Айне нужна компания. Большое сопровождение дать ей мы не можем. Так пусть хоть сестра будет рядом.

— Я не могу ехать! Я уже нашла работу!

Это, конечно, громко сказано, но вдруг Лиам Слу и правда предложит мне хотя бы небольшую должность. Тем более их кудрявый секретарь укатил с дорхом Ардером. Место освободилось. В общем, нужно это с ним обсудить!

— Молан, — капризно простонала матушка. — Она опять! Разве прилично молодой леди работать!

— Думаю, нищей молодой леди, которая хочет финансово помочь своей семье, работать вовсе не зазорно! — огрызнулась я.

Брона закатила глаза, показывая, насколько она близка к обмороку.

Молан обвёл весь этот провинциальный театр осуждающим взглядом, явно собираясь покинуть представление.

— Это не обсуждается. Всё решено! И вы, милая тётушка, едете с девочками. Вам тоже не помешает… проветриться.

Вот так единым махом он избавился ото всех проблем. Матушка удалилась следом за ним, демонстративно воротя нос от меня и бабули. Вернувшись в дом, совместно мы решили, что мне совершенно необходимо наведаться к мессиру Слу ещё раз.

Пользуясь просьбой Нэссы купить ей некоторых лекарств от боли в ногах до отъезда, ранним утром я проскользнула на территорию Коллегии через ту же тайную калитку. Вокруг было так сонно, что меня даже никто не заметил.

Зато магистр встретил с гораздо большей опаской.

— Дорогая лиэса! — он торопливо закрыл все окна и запер дверь — чтобы никто случаем не вломился. — Вам не стоит пока приходить сюда. Мало ли. После того, что вы учинили! Пусть всё стихнет, а там мы сможем подойти к вашему вопросу более детально!

— Мне нужен ваш совет! — приглушённо заговорила я. — Дело в том, что родители собираются отправить нас с сестрой в Гитмор…

— К Привратнику?! — глаза магистра расширились от удивления. — Нет, я слышал, что его сын Кадан готовится к инициации в качестве преемника отца. Но не думал, что кто-то из О’Кинов будет иметь к тому отношение.

— Так получилось… — я посмотрела в окно, за которым прошла группка подмастерий в форменной одежде Коллегии. — Но я не могу ехать. Обучение для меня жизненно необходимо! И я не хочу становиться леотой! Пожалуйста! Вы не могли бы поговорить с родителями и убедить их не отправлять меня?

Лиам почесал подбородок с таким видом, как будто мои слова показались ему странными. Наверное, он впервые встречал девицу, которая не хотела бы искупаться в лучах величия кого-то из высших тёмных.

— Эйлин, — он вздохнул, — к сожалению, не мне тягаться с волей Привратника. И если у вас проявилась метка… Тот тёмный, что поставил её, имеет полное право требовать вашего приезда.

— У меня нет метки! — буркнула я и показала ему оба запястья. — Так что ничего он не имеет. Никакого права!

Мессир озадачился ещё больше. Он даже склонился над моими руками, чтобы разглядеть во всех деталях.

— Гхм… — кажется, у него даже в горле пересохло. — В любом случае вам придётся показаться ему на глаза. Чтобы он, так сказать, убедился, что вышла ошибка. После вас, скорей всего, отправит домой, и проблема сама собой разрешится!

Он хлопнул в ладоши, весьма довольный таким исходом.

— Но мои силы… — напомнила я.

— Поступим так! — Лиам подошёл к стеллажу, забитому потрёпанными книгами. — Я дам вам пару фолиантов — лично моих! — которые вы прочитаете во время своей, я уверен, короткой поездки в Гитмор и обратно. Это станет теоретической базой для последующей работы над собой и своей магией. А когда вернётесь, мы закрепим знания на практике! Возможно, что-то вы сумеете постичь самостоятельно. Вы умная девушка, это сразу видно.

Это, наверное, потому что я едва не подпалила зад Двэйну Ардеру. Хотя вывод тут напрашивался совсем противоположный.

Мессир Слу вынул две толстенных книги в кожаных переплётах, полистал их и вручил мне.

«Основы стихийной магии» и «Методика управления магическими потоками и построения базовых магических схем».

Выглядели фолианты, как какие-нибудь научные труды в моём мире. И это пугало.

— Спасибо, — выдавила я, кисло улыбнувшись. — Но может, я пригожусь в Коллегии? Например, в качестве секретаря? Или вашей помощницы. А хотите я постригу кусты в вашем саду?

— Сейчас вам лучше всего вести себя тихо и не мелькать. Не вызывать подозрений. Поверьте, всё образуется, — Лиам снисходительно похлопал меня по спине. — Удачной и быстрой вам поездки, лиэса!

Вот так вот технично он от меня избавился. Чувствую, Нэсса разразится по этому поводу длинной и малоцензурной тирадой.

Глава 3

— Да куда ты прёшь? Ну? — гневный окрик кучера влетел в открытое окно простенькой кареты.

Молан потратил немалую сумму, чтобы нанять «сертифицированного» возницу, который мог доставить нас в любое княжество по точному адресу. Думается, за такие перевозки он получал столько, что жил лучше гордецов О’Кин. А они теперь ещё несколько поколений будут краснеть, вспоминая тот унизительный случай, когда пришлось уговаривать Привратника «посмотреть» дочерей и «может быть» взять в леоты.

Лично мне хотелось краснеть уже сейчас.

Также Молану пришлось приставить к нам одного лакея — да и то самого хилого — хоть для какой-то внешней солидности. Ни охраны, как было бы в иные времена, ни мамок-нянек, которые следили бы за подобающим для юных леди поведением.

Мы были предоставлены почти сами себе и Нэссе — которая была довольна этой поездкой не больше моего. Одна только Айне так и сияла от предвкушения. Она-то, получив метку, успела увидеть портрет «того самого» сына Привратника — Кадана Гарда. И не преминула несколько раз напомнить мне о том, какой он привлекательный и элегантный.

— Я уверена, он просто замечательный, — то и дело принималась вздыхать она.

— Не забудь повторить ему это несколько раз, — саркастично советовала бабуля, глядя на неё искоса. — Не то малец, боюсь, страдает от заниженной самооценки. Хиловат… Определённо хиловат.

Я тихо прыснула от непередаваемой интонации в голосе Нэс — казалось, она говорит совершенно серьёзно, но достаточно было хорошо её узнать, чтобы понимать, сколько издёвки кроется в её словах.

К несчастью, Айне тоже неплохо знала особенности нрава бабули, а потому сразу надулась.

— Не думайте, я не собираюсь сразу вешаться ему на шею. Проверю сначала, пообщаюсь с ним, чтобы получше узнать. Выясню планы на жизнь… О, мне очень о многом хочется его спросить! И надеюсь, вы, бабушка, окажетесь неправы. Вот тогда уже я посмеюсь над вешей бессердечностью.

— Сколько угодно. Смех, говорят, хорошо лечит. Если бы всё в жизни я воспринимала так серьёзно, как ты, девочка, уже давно мучилась бы подагрой.

Пока мы рассуждали о правильном отношении к жизненным трудностям, а вернее, слушали наставления Нэссы, наш кучер переругался, кажется, с половиной населения городка Пас.

В этом пограничном городе нам предстояло задержаться на некоторое время. Всё для проверки перед проездом через Врата, что вели из нашего княжества в соседнее — Доррас. Как раз там нас поджидал Привратник — самый главный Смотритель порядка перемещения между составляющими империю Форкросс землями.

А это было весьма хлопотное дело, учитывая местные особенности. Нельзя было просто так переместиться из одной «области» в другую. Вдоль границ княжеств после череды жестоких завоевательных войн были проложены особые магические каналы. Там сильнейшие тёмные маги запечатали излишки силы Хаоса.

Как писалось в книгах, эти излишки образовались из-за множества кровавых конфликтов и бесконтрольного использования магии в самых низких целях.

Кто-то имел вечные пропуска через магические Врата, кому-то каждый раз требовалось особое разрешение. Как нам, например. Проверка на благонадёжность, выяснение целей и времени пребывания. В общем, куча волокиты, которой избегают только высшие круги знати.

Всё же протолкнувшись окольными путями через центр города, мы добрались до постоялого двора «Охотничье копьё». Располагался он неподалёку от самих Врат, и считался самым популярным среди всех гостиниц.

Пока баблуля отдавала распоряжения пыхтящеиму над нашим багажом лакею, мы с Айне отправились в «Копьё», чтобы организовать нам комнату. Одну, потому как на несколько у нас не было средств, но достаточно большую, чтобы не наталкиваться друг на друга.

— Как много тут людей! — ахнула сестрица, стоило только нам ступить в холл гостиницы. — Наверное, как в столице!

Может быть. Вот только никакой столичностью тут и не пахло. Пахло совсем другим: лошадьми, каким-то варевом из кухни и пылью. У дверей толклись, внутри — толклись, у широкой, затёртой подолами стойки тоже переминались гости.

Посетители здешней таверны расступались неохотно — особенно перед двумя хрупкими девушками. Они постоянно перемещались между столами, гремели скамьями и стульями и очень громко разговаривали, пытаясь перекричать друг друга.

— Красавицы, вам охрана не нужна? — осведомился кто-то в стороне плавающим от хмеля голосом.

Я проглотила резкий ответ вроде «лучше себе охрану найми» и гордо прошла мимо. Айне окончательно смутилась и схватила меня за руку.

Но вдруг место возле стойки спешно расчистилось. Я уже возгордилась было, что это мой воинственный вид распугал всех. Однако перед нами к хозяину «гостиницы» подошёл подозрительно знакомый молодой человек. Ну как не узнать эти знатные кудри! Это же секретарь Коллегии, который недавно отправил меня в объятия хваткого дерева и тёмного мага. Одуванчик!

— На имя дорха Ардера три лучших номера, — он сделал весьма заметный акцент на слове «лучших». — Забронировано.

Гордо огляделся, считывая реакцию на лицах вокруг, увидел меня и мигом растерял всю спесь. Похоже, узнал.

Та-да-ам!

— А вы, вижу, как были секретарём, так и остались? Только ранг сменили? — я плавно приблизилась к нему, как бы невзначай миновав очередь.

Должна же я получить хоть какую-то моральную компенсацию за страдания!

— Я вообще-то ученик дорха Ардера! — возразил Одуванчик.

— Ну-ну, — с безразличным видом я пошевелила монеты в кошеле. — Жаль только, что у него о вас сложилось ошибочное мнение.

Секретарь фыркнул и удалился. Я же, пользуясь временным затишьем, таки раздобыла нам комнату. Не впечатлённый нашим «номером на троих» хозяин как раз отдал мне ключи — и на постоялый двор вплыла бабуля. Лакей, потея и, наверняка, мысленно бранясь, тащил следом за ней увесистый чемодан. И хоть там не было кучи платьев, вес с лихвой восполнял жизненный опыт «старой девы О’Кин».

— Ну-ка, кыш! — охладила она пыл двух сомнительного вида мужичков, которые подбежали к ней в надежде получить пару монет за помощь с багажом. — Лесли отлично справляется, правда?

Нэсса похлопала лакея веером по сгорбленной спине, отчего тот скрючился ещё больше. Затем она повелительным взмахом руки позвала нас с Айне — и мы гордой вереницей проследовали на второй этаж в свою комнату.

Оказалась она, надо сказать, вполне уютной, хоть и тесноватой. Айне тут же улеглась на выбранную постель и раскрыла записную книжку, в которой принялась что-то отмечать. Наверное, свои планы по соблазнению сына Привратника.

Нэсса с сомнением пошевелила хлипкие балконные двери и вышла наружу, чтобы оглядеть окрестности.

— Надеюсь, нам не придётся надолго здесь задержаться, — вздохнула она.

— Я схожу к Вратам и покажу документы, — отозвалась я, заталкивая под кровать свой чемодан.

Подать их заранее мы не успели, ведь поездка вышла несколько неожиданной. Зато у меня оставалась надежда, что в проезде по какой-нибудь причине нам откажут. Семейство-то «неблагоднадёжное»!

— Возьмёшь с собой слугу, — напомнила бабуля. — Нечего шататься одной по незнакомому городу! Если бы у меня так не ныли колени после поездки этой трясучей карете, я сходила бы с тобой.

— Отдыхай, бабушка. И лучше приглядывай за ней.

Я указала взглядом на Айне. Та покосилась на меня поверх книги и обиженно фыркнула. Знает-знает, что моё замечание справедливо.

Айне вернулась из пансиона, когда я уже занимала тело её сестры. В пуританской изоляции она провела добрые пять лет своей жизни. С удивительной прыткостью и большим рвением она принялась познавать вновь открывшийся перед ней мир.

А особенный интерес для неё представляли, конечно же, мужчины, которых она почти и не видела во время учёбы.

Мне лично приходилось ловить её на поцелуях сыном соседей. Он отбывал на службу в какой-то из гарнизонов подобных здешнему и сумел уговорить её на «последнюю сладость».

Затем пару раз она сбегала в город с подругами — погулять и, конечно, построить глазки юношам из Коллегии магов. За что получила ещё один нагоняй — теперь от бабули. В общем, за сестрой нужен был глаз да глаз. Но я надеялась, что близость встречи с тем, кто ей понравился, немного уймёт её жажду отыскать жениха в совершенно неподходящих для этого местах.

Едва разобрав некоторые вещи и прихватив нужные для проезда бумаги, я в сопровождении Лесли отправилась к пропускному пункту.

На подходе к нему было суетно. Кто-то приезжал, кто-то планировал покинуть княжество — с самыми разными целями. Люди толпились, сновали и немного поругивались, стараясь попасть на приём документов быстрее других.

Мы с Лесли только подходили к хвосту внушительной очереди, как вдруг впереди раздался гневный вскрик:

— Я законопослушный гражданин Империи! — громкая возня и топот потонули в озадаченном людском гвалте. — Почему вы не желаете меня пропускать? Мне нужно к больной сестре, а я вынужден торчать здесь вашей милостью! Проклятые бюрократы!

Мда, это я, похоже, удачно зашла…

Все вокруг повернули головы в сторону нарушителя спокойствия. Оценив обстановку, туда же бросились стражники, которые патрулировали окрестности Врат. Но нескольких, словно тряпичные игрушки, отбросило назад, когда раздался оглушительный грохот и значительная часть стены прилежащего гарнизону здания просто разлетелась на куски.

Ба-бах!

Я прижала ладони к ушам — а в голове зазвенело. Даже земля под ногами качнулась. но всё это не было похоже на обычный взрыв. Тут что-то другое!

Люди брызнули в стороны, как тараканы от включенного на кухне света. Завязалась возня, ругань стала громче. Кажется, кого-то пытались скрутить: из-за чужих спин ничего не было видно!

Во мне вступили в жестокую схватку два противоположных желания: узнать, что там случилось, и поскорее унести отсюда ноги. Лесли, кажется, и вовсе едва стоял. И только чудом ещё не ухватился за мою руку, чтобы не упасть.

Из угловой башни оперативно вывалились ещё стражники.

— Уходите, уходите! — кричали они, распугивая зевак, у которых мигом атрофировался инстинкт самосохранения.

А за отрядом патрульных неожиданно и очень эффектно, почти как рыцарь, только без сияющих доспехов, во двор вышел — кто бы вы думали? — Двэйн Ардер.

За ним, опасливо пригибая голову, семенил довольно тучный мужчина в слегка тесноватом ему сюртуке — похоже, местный Смотритель. Он что-то торопливо объяснял дорху Аардеру, а тот едва слушал, хмуря тёмные брови.

И тут что-то промелькнуло среди разрозненной толпы растерянных людей. Затем — вдоль дорожки — я едва заметила. Но, проследив взглядом за вспышкой размазанной в движении голубоватой энергии, увидела, как на значительном расстоянии от взрыва в воздухе вдруг материализовался мужчина в пыльной одежде. Он быстро воровато оглянулся и бегом бросился в сторону города.

— Ушёл! Держите его! — завопил кто-то.

Двэйн Ардер махнул рукой стражникам, которые растерянно застыли на местах, не понимая, кто и куда делся.

— Оцепить город! — рявкнул тёмный, приводя их в чувство. — Мерцающему нельзя дать уйти!

А это, к слову сказать, задачка из непростых! Не дать уйти тому, кто передвигается так быстро, что незаметно человеческому глазу.

Изучая однажды особенности здешних жителей и видов магии, я читала о мерцающих. Это один из самых загадочных типов магов. Их почти не рождаются, живут они довольно мало из-за личных особенностей магии. Та обильно приливает вспышками и позволяет им двигаться с просто ошеломительной скоростью, но при этом разрушает тело.

— Все расходимся по домам! До особого распоряжения! — зычно завопил Смотритель. — Сбежал опасный преступник.

Лесли тут же затараторил:

— Скорее, лиэса, нужно возвращаться в гостиницу!

Просто прекрасно! Теперь ещё невесть сколько ждать возможности подать документы.

Но безопасность прежде всего поэтому больше не мешкая, я быстрым шагом направилась к «Копью», уворачиваясь от хлынувших обратно к городу людей. Походя успела заметить, как Двэйн Ардер садится верхом на поданную ему вороную лошадь. Тёмному — и скакун под стать.

Один короткий взгляд чёрных глаз в мою сторону — и меня словно кипятком ошпарило. Я спешно отвернулась — пусть лучше считает, что в суете ему показалось.

Скоро мы с лакеем добрались до постоялого двора, и я влетела в комнату, утирая испарину над губами.

— Что стряслось? — недоуменно наморщила лоб ба, выпрямившись в кресле, где, кажется, только что дремала. — Ты как будто от стаи варгов бежала.

— Не от стаи, конечно, но там такое…

Я немного отдышалась и только после этого пересказала, что случилось у Врат. Правда, о том, что там же мне встретился Двэйна Ардер почему-то умолчала. Ну его! Даже думать о нём не хочу. А уж видеть поблизости от себя — тем более!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Постепенно всё стихло: горожане и приезжие разбежались по своим углам. Разве что по улицам время от времени проносился топот копыт и раздавались тревожные оклики то с одной, то с другой стороны гостиницы. Затем они начали приближаться, заметались между домами волнами эха. Внизу поднялся шум, кто-то затопал по лестнице. А во дворе, напротив, стало тихо.

— Пойду гляну, что там, — буркнула Айне, откладывая в сторону замызганный журнал мод, который перед отъездом взяла у кого-то из подруг.

— Сидела бы ты на месте, — одёрнула её Нэсса, глянув поверх пенсне. — Что-то там неладное творится. Похоже, этот прохиндей навёл шума, и его до сих пор не поймали. а стража, видно, те ещё бестолочи!

— Да я только на балконе постою, — отмахнулась сестра. — Задохнёмся тут скоро.

Она, не глядя распахнула скрипучие дверцы, а я ахнула. Прямо перед ней, готовясь войти, стоял тот самый мерцающий.

— Назад! — крикнула я, вскакивая с кресла.

Айне медленно повернула голову к незваному гостю, ещё не понимая, что случилось. А тот метнулся внутрь комнаты так стремительно, что снёс одну дверцу с петель, а сестрицу с ног. Та ударилась спиной о косяк, потеряла равновесие, но мужчина подхватил её и, зажав рукой рот, остановился посреди комнаты.

— Всем тихо! — прошипел он и обратился ко мне: — Закрой двери!

Я переглянулась с Нэссой: она сохранила полнейшую невозмутимость.

— Скажи, дорогой, ты что-то перепутал? Каталажка в другом здании!

— Помолчи! — отмахнулся маг.

Я двинулась к балкону, не выпуская преступника из поля зрения. Подниму шум, и он навредит Айне ещё до того, как сюда кто-нибудь прибежит. Поэтому придётся справляться собственными силами. А они у меня, как известно, немалые.

— Тебя всё равно поймают, — заявила бабуля, громко захлопывая книгу. — Так что лучше бы ты пошёл и сдался, может, сумеешь облегчить свою участь.

— Замолчи, иначе я…

— Ну, что? — опасно нахмурилась Нэсса. — Я прокляну тебя и твой род до десятого колена, если ты немедленно не отпустишь девочку!

Она показательно сощурилась и что-то забормотала. На самом деле ба не славилась большими познаниями в магии, но кое-что умела. Заговаривать боль и по мелочи помогать себе в быту. Проклятийницей она не была: на это способны только тёмные, да и то не все. Но, как известно, нужно хранить хорошую мину при плохой игре.

И это дало эффект! Мерцающий испугался неведомого, вытаращил глаза и дёрнулся вперёд.

— Да что ты можешь, старая…

Договорить он не успел — я со всего размаху опустила ему на загривок тяжёлый канделябр. На пол посыпались свечи — но мужик не потерял сознание и даже на ногах устоял. Одно только — отпустил Айне.

Действуем!

Я выбросила вперёд руки, ударяя в него волной горячего воздуха. Устраивать пожар, как и привлекать к себе внимание, не собиралась, но этого могло хватить, чтобы оглушить его и дезориентировать. А там можно позвать стражу.

Но таких, как он, неспроста называют мерцающими. Вот он стоял передо мной, а через мгновение уже бросился в сторону — и сгусток опаляющего жара проскочил мимо до самой двери.

Маг сбил меня с ног — и, падая, я успела увидеть, как Айне тоже валится на пол. Почему-то. Он что, успел ей навредить?! Раздроби его череп молот Хаоса!

Но тут я больно ударилась затылком о стол. В глазах на миг потемнело.

Маг вскочил на ноги, но сразу упал, потому что бабуля подставила ему подножку зонтиком.

— Стража! — завопила она что есть мочи. — Эйли, позови стражу! Сейчас мы скрутим этого нахала.

Эйли, то есть я, стражу позвать не могла. Вот прямо сейчас — вообще никак. В голове звенело, под кожей становилось невыносимо горячо. Преступник уже снова поднимался на ноги. Едва выпрямившись, он замахнулся на ба — вот тогда меня рвануло.

— Ах ты… — задрав подол, чтобы не путался в ногах, я встала и пнула мага по колену сзади.

Он охнул, его атака на Нэссу прервалась. Горячей рукой, по которой уже расползались огненные прожилки, я схватила нарушителя за шею сзади и толкнула в сторону балкона. Если забрался, то и назад спустится. А там его подберут готовенького.

— Горячо! — заорал мужик, приплясывая на месте. — Ай! Что ты?..

Он крутанулся, как бычок на вертеле, и сам дал дёру, но в другую сторону. Едва не выломав дверь, он вывалился в коридор и загрохотал сапогами по полу, улепётывая так, словно ему зад подпалили.

Просто вне себя от злости, я подумать не успела, как кинулась за ним следом. Магия кипела внутри, голову заливало жаром.

— Эйли, не надо! — только и успела крикнуть Нэсса.

* * *
Двэйн

Преступник смылся так быстро, что никто и заметить не успел. Стража хлопала глазами, раскрыв рты, словно девицы, увидевшие купание солдат в речке у казармы. Мерцающий перенёс себя на полсотни шагов прочь и быстро рванул в город.

Пришлось брать лошадь, чтобы не упустить его. Пока его силы восстанавливаются, передвигаться он будет, как обычный человек — на своих двоих. Стража принялась оцеплять город, на улицы вышли патрули.

Но, к сожалению, всё это занимало немало времени. А в случае с магами такого класса — непозволительно много!

Похоже, у этого мерцающего немало серьёзных проступков в прошлом, а значит, поймать нужно: для выяснения обстоятельств.

Вообще настолько резкая реакция всего лишь на замечание и отказ в проезде — тревожный признак. Хоть и не доказательство. Однако, чем дольше сбежавшая из каналов Хаоса сущность будет находиться среди людей и магов — тем чаще будут случаться подобные вспышки агрессии.

Но пока что присутствия неуправляемой, обожающей беспорядки части Хаоса Двэйн не ощущал. Отрицал её появление и Смотритель здешних Врат.

«У нас всё спокойно, — твердил он уверенно. — Магия функционирует, как обычно».

Знакомая песня.

Двэйн рысцой пустил лошадь по улицам Паса. Горожане, увидев огромного всадника, разбегались в стороны. А кого ни спроси — никто не видел тут подозрительного мужчину, который передвигался бы удивительно быстро.

Стража сжимала кольцо вокруг города, патрульные мелким гребнем прочёсывали каждый закоулок и уже начали проверять дома.

Где можно затеряться легче всего? Там, где много людей. Подступы к Вратам уже расчистили. На городской площади почти всех разогнали. Куда ещё податься беглецу?

Проезжая мимо постоялого двора «Охотничье копьё», Двэйн бросил на него взгляд: длинное здание в три этажа с рядами бесчисленных окон и огромным задним двором. Тут всегда шумно, лица сменяются быстро — и почти никого нельзя хорошо запомнить. В таком скоплении путешественников можно скрыться на время, пока внимание стражи не притупится.

Двэйн уже повернул к «Копью», но тут услышал крики и грохот, что доносились из распахнутого окна одного из номеров. Это можно было бы принять за обычную ссору кого-то из постояльцев. Но что-то в интонациях женского голоса насторожило, заставило пустить лошадь галопом — прямо к крыльцу гостиницы.

Скорей! Двэйн промчался через переулок, но резко остановил коня, когда поперёк — от одной подворотни к другой, словно солнечный зайчик, промелькнула рыжеволосая девушка. Та самая, которая ждала своей очереди на подачу документов у Врат. И если ему не показалось — что вряд ли — она же не так давно висела вниз головой во дворе Коллегии.

Те ещё превратности судьбы.

Двэйн спешился и поспешил за ней. Бежала она отчего-то не в укрытие своего номера, а в совершенно противоположном направлении — это при том, что всем было велено оставаться в своих домах!

Но ещё не успев нагнать рыжую, Двэйн понял, что он не один следит за ней. Из другого переулка, таясь и нехорошо щерясь, следом за девушкой вышел беглый мерцающий. В пару коротких вспышек он поменял место укрытия — и теперь готов был встретить незадачливую лиэсу впереди.

Девушка, пробежав ещё с десяток шагов, остановилась, тихо буркнула что-то себе под нос. Сокрушённо покачала головой и вдруг повернула назад, обхватив себя руками за плечи, словно ей вдруг стало зябко. Передумала?

Не дождавшись добычу впереди, мерцающий двинулся на неё со спины. Похоже, случай подходящий. Но, чтобы суметь поймать мерцающего, надо самому стать гораздо быстрее.

— Фаб. Скан. Дорха… — шепнул Двэйн, выходя навстречу девушке.

Она испугалась — отшатнулась, прижимая ладонь к груди.

— Что вы тут?.. — но не договорила.‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌

Двэйн обернулся огромным тёмным соколом и бросился на мерцающего, который ещё ничего не успел сообразить. Едва тот качнулся в сторону — попал в сеть поглощающей тёмной магии, которую Двэйн развернул вокруг себя. Он окутал беглеца дымным коконом тьмы, поглощая вспышки магии, которые придавали тому невероятную скорость.

Маг задёргался, словно попавшая в ловушку молния и, потеряв энергию, затих. Истощение повалило его на землю, но Двэйн чувствовал его дыхание, биение его сердца — жить будет!

Свернув савира — один из своих тёмных обликов — он огляделся. Девушки и след простыл. Надо же какая прыткая! Как будто померещилась. Но нет, такую так просто не забудешь — она как вспышка, отпечатывается перед глазами. Закроешь — и продолжает гореть ярким пятном.

Забавная. Только вот что делала тут — по-прежнему не ясно. Но выглядело всё так, словно она… гналась за мерцающим? Очень странно.

На счастье поблизости как раз проходил один из патрулей — они-то и скрутили ещё не пришедшего в себя мага, чтобы заключить в одну из магически защищённых камер — до выяснения всех обстоятельство случившегося. Это уже забота местного дознавателя. Двэйн лишь собирался задать ему пару вопросов, но уже и так мог сказать, что Хаос тут и рядом не пробегал. Просто маг попался такой — нервный.

— Я всё же тебе поражаюсь, — выдал Бэйв, выслушав его рассказ, когда вечером они собрались в таверне «Охотничьего копья». — Мерцающих поймать почти невозможно. Кажется, это ещё сложнее, чем поймать сущ…

Тот пнул его под столом в голень и красноречиво указал взглядом на девицу, которая весьма смело подсела к ним за ужином. Сослалась лиса на то, что нигде больше в таверне нет свободных мест, а господа выглядят порядочными и благородными — больше остальных.

Она не сводила с Бэйва почти влюблённого взгляда и ловила каждое его слово. А ещё смущала скромного секретаря Коллегии — Джеда — всеми выпуклостями и изгибами стройного стана, которым навалилась на стол так, чтобы манящую впадинку груди было видно лучше всего.

Как её зовут? Мэри? Магда? Не важно.

— Мне кажется, для уважаемых дорхов нет ничего невозможного, — пропела она льстиво. — Вы тоже из тёмных?

И стрельнула на Бэйва взглядом убийственнее рюмки самого огненного пойла. А то, будьте уверены, сшибает с ног махом. Вот друг и поплыл, улыбнулся, склоняясь к её плечу.

— Нет, я нейтрал, — проговорил он вкрадчиво. — А значит, мои умения весьма… обширны.

Джед, отпивая из своей кружки слабое пиво, поперхнулся так, что едва пена носом не пошла. Девица чуть остыла. Оценивающим взглядом, не слишком-то и таясь, окинула Бэйва ещё раз, а затем повернулась к Двэйну. Едва открыла рот для комплимента…

— Моё сердце занято, милая лиэса, — сразу предупредил тот.

— Три раза, — мрачно добавил друг, уже осознав, что на ночь ему тут ничего не перепадёт.

— Три раза?! — переспросила девушка, хлопая ресницами.

— Оно буквально разрывается от любви, — с сожалением вздохнул Двэйн. — Боюсь, места в нём больше никому не найдётся. Я бы на вашем месте обратил взор на Джеда.

Юноша понял, что говорят о нём и насторожился, не понимая, кажется, чем ему это грозит.

— Да я… — заикнулся было.

А когда охотница за выгодами взглянула на него вполне себе заинтересованно — и вовсе стушевался. Подскочил с места так, что едва стул не опрокинул. Спохватившись, поправил шейный платок и откланялся. В общем, позорно сбежал в свой номер, променяв ночь любви с наверняка умелой дамой на ночь, полную фантазий о том, как это могло бы быть.

— Прошу только, не преследуйте его сразу, — задумчиво глядя вслед улепётывающему подмастерью, посоветовал Бэйв. — Дайте осознать счастье.

Двэйн едва сдержал улыбку. Мэри-Магда и вовсе растерялась, пытаясь понять, что принимать за чистую монету, а что нет. В следующий раз будет тренироваться на добыче попроще.

До слуха едва-едва донёсся стук каблуков по лестнице — казалось бы, незаметный в общем шуме таверны. Но Двэйн отчего-то сразу его узнал.

Он скосил взгляд: к стойке постоялого двора подошла та самая незнакомка. Теперь её волосы были собраны в низкий пучок — только несколько прядей мягкими завитками пушились у висков.

Она позвала хозяина и принялась что-то тихо ему объяснять. Тот кивал вежливо, но без особого энтузиазма: с девушки, одетой в простое добротное платье и видавшие виды туфли вряд ли получишь много за услуги. Но услуги оказывать надо — она такой же постоялец, как и остальные.

— Я постараюсь выслать вам мастера… — нехотя проговорил хозяин, когда девушка смолкла. — Утром. Или днём…

— Но сейчас на улице прохладно, и к нам в комнату задувает. Дверь сломалась! — рыжая повысила голос. — Она уже держалась едва, когда мы заехали.

— Уже поздно, мастер отправился отдыхать…

Девушка гневно стукнула кулачком по стойке.

— Если моя бабушка простудится, я…

Двэйн встал, и за соседними столами резко стало тихо. Он размеренно подошёл к хозяину «Копья».

— Что-то случилось?

Рыжая тут же вспыхнула и поджала губы, явно не желая жаловаться на свои невзгоды незнакомому человеку. Почти незнакомому.

— Милая лиэса сказала, что у них в номере сломалась дверь на балкон, — елейно доложил хозяин. — Теперь она не закрывается. Я вызову плотника с утра — он всё починит.

— Вызовите сейчас, — Двэйн улыбнулся так, что тот слегка побледнел. — Ещё не очень поздно, шум никому не помешает.

К слову, если сейчас наверху будут кого-то убивать, из-за гвалта в таверне этого всё равно никто не услышит.

— Но он отдыхает, дорх Ардер! — взмолился хозяин. — Работал весь день…

Где он работал — загадка. Никто его в глаза не видел.

— Я заплачу ему дополнительно. Нехорошо будет, если пожилая лиэса простудится.

— Будет исполнено, дорх Ардер, — смирился делец и, собрав со стойки какие-то бумаги, быстро удалился. Явно, чтобы избежать дальнейших указаний.

— Благодарю, но мне не нужна ваша помощь! — рыжая смерила Двэйна взглядом. — Боюсь, мне не из чего будет возвращать вам деньги, которые вы заплатите плотнику.

— Их не нужно возвращать. Просто скажите мне ваше имя.

Она коротко задумалась.

— Таллуата, — бросила, едко улыбнувшись, и пошла прочь.

Двэйн ещё пару мгновений соображал, что с этим именем не так, а затем рассмеялся. Вот же мошенница! И явно неплохо знакома с древними наречиями.

— Нет, мы с вами пока не в тех отношениях, чтобы я называл вас госпожой, — проговорил он так громко, что все вокруг в очередной раз смолкли, а в тишине отчётливо раздался смешок Бэйва.

Девица только рукой махнула на прощание, но её плечи тоже содрогнулись от смеха. Она поднялась было наверх, но только Двэйн отвернулся, скользнула обратно — он успел увидеть, как промелькнула тенью в полумраке и вышла через чёрный ход на задний двор.

— Двэйн! — окликнул Бэйв. — Ты идёшь? Мясо стынет. Пена на пиве опадает!

Он красноречиво салютовал ему пузатой кружкой. Похоже, назойливая девушка быстро его покинула, лишившись остальных вариантов.

— Да, сейчас.

Двэйн одёрнул сюртук и последовал за «Таллуатой». Это уже, знаете ли, дело чести, — выяснить её настоящее имя. К тому же, он вспомнил, что надо ей кое-что вернуть. Весь вечер таскал с собой во внутреннем кармане, как какой-то пылкий влюблённый. Всё собирался отыскать её номер и зайти. А заодно задать пару животрепещущих вопросов. С каждой встречей их у него становилось всё больше и больше.

— Вот только не говори, что решил взять себе четвёртую леоту, — устало возмутился Бэйв, когда Двэйн проходил мимо. И добавил в спину: — У тебя ничего не треснет?

Если у него что-то треснет, то лишь от любопытства!

Двэйн прошёл через запущенный сквер, что примыкал к западной части двора. Когда-то тут наверняка было красиво. Но за ним давно уже никто не ухаживал — только кусты вдоль дорожки кое-как обрезались, чтобы между ними можно было проскочить, не порвав одежду.

Шорох гравия послышался в стороне и стих — Двжйн повернул туда. Затем ещё раз, услышав стук каблучков на другой тропинке. Сбоку внезапно выросла побитая временем и ветром фигура охотника с копьём — в полумраке крайне зловещая.

Среди зарослей что-то вспыхнуло. Один раз и другой, третий.

Двэйн припустил быстрее — и скоро вышел к давно пересохшему, полуразрушенному фонтану. Девушка сидела на краю и задумчиво разминала ладони.

— Вы владеете магией? — спросил он, приближаясь.

Рыжая вздрогнула и захлопала ресницами.

— А вы меня преследуете? — её взгляд из невинно-испуганного мгновенно стал настороженным. — Владею немного.

— Покажете?

Девица состроила нарочито задумчивый вид, глядя в небо и постукивая себя кончиком пальца по губам.

— Не помню, — выдала вдруг.

— Забыли всё, что знали? — озадачился Двэйн.

— Не помню ни одного закона, по которому я должна перед вами отчитываться.

Что ж, справедливо… Так просто её не подловить.

— А что вы делали сегодня в переулке? Там, где я поймал мерцающего. Который, между прочим, по какой-то причине хотел на вас напасть.

— Хотела найти сестру и бабушку, — девушка пожала плечами. — Волновалась за них. Представляете, совсем забыла, что выходить из номера нельзя.

Двэйн покивал, не поверив ни единому слову. Сделал ещё пару шагов к ней, затем сунул руку за пазуху и вынул оттуда замшевую перчатку.

— Это ваше? Я нашёл её в кабинете магистра Слу. И точно помню, что у вас были такие же в нашу первую встречу.

— О! — девушка изобразила безнадёжную дурочку. Весьма умело, надо сказать. Тренированно. — А я её потеряла! Магистр Слу знакомый моей бабушки, она просила передать ему кое-что… Вот я и пошла. И попала в эту западню. Такая неловкость!

Она торопливо встала с места — хотела было забрать перчатку, но Двэйн перехватил её за руку. Кожа девушки оказалась ощутимо горячей, а её запястье трепетно хрупким.

— Вы больны? У вас жар…

Он склонился к её лицу, вглядываясь в тягучие, словно горячий шоколад, глаза.

— Вам кажется, — она дёрнула руку.

— Обычно я уверен в том, что вижу и чувствую…

— Но сейчас вам кажется, — гораздо резче процедила рыжая, гневно щурясь.

Черты её лица заострились, ярко очерченные губы сжались в упрямую линию.

— Имя!

Двэйн мог пойти и спросить у хозяина постоялого двора. Но это скучно. А при встречах с этой девушкой скучать ему ещё не приходилось.

— И вы оставите меня в покое? — она насмешливо приподняла брови.

— Да.

— Эйлин. Теперь пустите! Иначе я закричу.

Что ж, пусть попробует!

Двэйн качнулся вперёд и резко прижался к её губам своими. К упоительно мягким губам, пряным от дерзостей, что постоянно срывались с них. Гневное, растерянное дыхание Эйлин резко влилось в горло — дурманное, словно хитрое зелье травника.

Она лишь на миг застыла в растерянности, а затем дёрнулась назад. Двэйн удержал — куда собралась? Но острая вспышка боли пронзила нижнюю губу так резко, что потемнело во всей голове.

— Треклятый Хаос! — взвыл он, прервав опасный поцелуй.

Лизнул место укуса — к счастью, до крови не дошло. Не то Бэйв со смеху помер бы, увидев. Да и перед подмастерьем терять лицо нехорошо, тем более по такому глупому поводу!

Эйлин отшатнулась, выдёргивая запястье из ослабевшего плена. Фыркнула и швырнула перчатку обратно — прямо в лицо.

— Хозяйничайте лучше среди своих леот, дорх Ардер. А плотник за ваши деньги пусть вам кое-что вот здесь починит!

Она ткнула кончиком пальца ему в висок, а затем быстрым шагом удалилась.

Глава 4

Эйлин

После всего, что случилось за день, я ещё долго не могла прийти ко внутренней гармонии, чтобы спокойно заснуть. Ба и даже пережившая немалый стресс Айне уже давно сопели. Починенная спешно прибывшим и крайне раздражённым плотником створка балкона не скрипела на ветру, было тихо — насколько вообще может быть тихо на постоялом дворе.

А у меня сна ни в одном глазу.

А всё Двэйн Ардер! Мало тогда ему от элементалей досталось! Надо было ещё парочку натравить, чтобы вовсе без трусов остался.

Сначала его перевоплощения едва не довели меня до инфаркта, а может быть, и стойкого заикания. Огромный — больше человеческого роста — сотканный из тьмы сокол! Да что б мне на месте провалиться!

На такое в моём мире разве что в каком-нибудь напичканном компьютерной графикой фильме можно полюбоваться. А тут оно само в лицо бросается!

Дальше я уже ничего не видела — постыдно сбежала. Такое не каждый выдержит, даже с устойчивой психикой. Да, мне уже приходилось читать и слышать о таких способностях высших тёмных. Но своими глазами увидеть, это вовсе не то же самое, что рассматривать гравюру в книге.

Впечатляющее вышло зрелище. Да что там — просто пугающее!

Но, пожалуй, ещё больше меня поразило то, что случилось потом. Мало того что этот Двэйн Ардер взялся меня преследовать, так ещё и целоваться полез! Очень распространённая среди власть имущих мужчин практика: прикинуться благодетелем, а затем считать, что все вокруг им обязаны.

Нет, в других обстоятельствах я, может, и оценила бы умения темнейшего в замысловатых движениях губами и языком. Но сейчас — пардон! Настроение не то. Звёзды не сошлись. Зализывайте раны, уважаемый дорх!

Вспомнив ощущения, что свалились на меня, когда Двэйн впился губами в мои губы, я вздохнула и закрыла лицо ладонями. Затем зло посмотрела на починенную дверь, как будто на ней был нарисован его портрет.

С мыслью о том, что неплохо было бы метнуть в воображаемой образ пару маленьких фаербольчиков, я всё же уснула. И проснулась, когда уже начало светать. От ощущения, что у меня стынут ноги. Видимо, одеяло задралось, а ночи к осени уже становятся прохладными. За окном едва слышно завывал ветер. Я поёжилась, поправила одеяло, но не согрелась — и поэтому открыла глаза.

Мать моя волшебница! Вернее не волшебница вовсе, но… Раздери меня Хаос!

Передо мной прямо на крошечном прикроватном коврике сидела вовсе не крошечная рысь — пушистая, с кисточками на ушах и коротким хвостом — и совершенно чёрная. И совершенно огромная — со взрослого человека ростом!

Она занимала почти всё небольшое пространство между нашими расставленными вдоль стен кроватями. Вокруг неё клубились тёмные завитки дыма, слегка светясь в скупых лучах встающего над городом Пас солнца.

— А ну пошёл вон! — шёпотом процедила я, махнув на рысь рукой.

Рукой. На огромную рысь, которая, разинув пасть, могла, наверное, проглотить меня в два жевка.

Но отчего-то я видела перед собой Двэйна Ардера. Эту бесстыдную тёмную… личность. Это, наверное, второй его савир — кто ещё в этом городе обладает такими возможностями? Нет, каков всё же нахал! Просочился в комнату и смотрит! Наглыми кошачьими глазищами, словно я его с утра покормить забыла.

Рысь встала, и я отшатнулась к стене, подобрав к себе ноги. Говорят, дикие животные боятся огня, как, впрочем и все тёмные. Можно отпугнуть! Но, во-первых, не хочется разбудить бабулю и Айне. А во-вторых, открывать перед тёмным свои способности было бы просто несказанной глупостью.

Вдоволь меня изучив, рысь сделала шаг назад. Уходит… Но оказалось, что она просто готовилась. Едва я выдохнула, как кошка мощным прыжком бросилась на меня.

Твою ж дивизию!

Спазм сдавил горло так, что я даже закричать не сумела. А когда вновь открыла глаза, поняла, что никакого савира рядом нет.

Растворился он, что ли?!

Немного отойдя от лёгкого потрясения, я решила, что пора и вставать. Тихонько одевшись, спустилась в таверну — и ожидаемо увидела там хозяина, который уже готовился к пробуждению постояльцев.

— О, доброе утро, лиэса! — приветливо поздоровался он.

Видимо, деньги, которые заплатил дорх Ардер вчера, немало поднимали ему настроение. Да и лодырю-плотнику тоже.

Я быстро позавтракала и, растолкав лакея, сходила до Врат, чтобы наконец подать все документы для проезда. Так как город слегка притих после громкого происшествия накануне, очереди передо мной не оказалось. Видимо, люди пока опасались снова сюда соваться. То место, где вчера днём ещё была дверь, представляло собой огромный провал, временно укреплённый досками и балками.

— Всё в порядке, лиэса О’Кин, — женщина, которая проверяла мои документы, быстро мне их вернула.

— Это всё? — не поняла я. — Вы больше не будете ничего проверять?

— Нет, писем от Привратника достаточно, — она шлёпнула заклинания магических печатей на наши пропуска. — И на вас поступила протекция. Высший приказ пропустить и не чинить препятствий. Счастливого пути!

Признаться, я надеялась, что нас вообще отправят обратно — найдётся причина. Всё же тёмное прошлое, сомнительное родство… Уж не дорха ли Ардера упомянутая протекция? С него станется: выбрал для себя амплуа благодетеля, чтобы заставить меня чувствовать себя обязанной…

Да конечно! Состарится скорее. А тёмные у нас старятся дольше других, ждать ему, не переждать…

Оказал, как говорится, медвежью услугу! На руках у меня были заветные бумажки — и пути назад теперь точно не осталось. Внимательно читая и перечитывая их на ходу, я вернулась на постоялый двор.

Айне была несказанно рада тому, что мы не задержимся в Пасе дольше. Бабуля ознакомилась с бумагами на проезд, не скрывая презрения во взгляде и лёгкого удивления. Откуда бы нам снискать покровительства тёмных.

— Ты посмотри, им и правда открыты все дороги, — она повернулась к бодро собирающей вещи сестре, помолчала, наблюдая за ней. — Чего ты радуешься? Недолго тебе скакать, как молодой козе. Этот тёмный посадит тебя на привязь и будешь ходить по струнке. Впрочем, тряпками и, возможно, драгоценностями, он будет покупать твоё молчание и прикрывать свои походы в спальни к… — тут ба коротко стрельнула на меня глазами. Я понимающе хмыкнула. — Нет, всё же никакого такта! Ни у вашей матушки, ни у Привратника. Брать в леоты для одного тёмного двух сестёр!

Она швырнула бумаги на столик и встала, расправляя юбки. Айне бережно собрала наши пропуска, укоризненно поглядывая на неё.

— Возможно, он выберет только одну. Ведь у Эйлин не появилась метка.

— Всё равно — это просто очередное унижение древнейшего магического рода! — ба потрясла веером в воздухе, развернула его и гневно обмахнулась. — Надеюсь, мы хоть немного подпортим этим нахалам жизнь.

А что, это выход! Заставить Кадана Гарда самого от меня отказаться — ведь проблемная леота никому не нужна. Они должны быть покладистыми и надёжными. Что ж, разберёмся на месте.

Перед дорогой мы спустились в таверну — позавтракать. Выбрали самый дальний столик, мимо которого не ходили бы все подряд. Лакей перетаскал все вещи обратно в карету — и мы, вернув ключи хозяину, расселись в экипаже. И когда уже собирались выезжать, на крыльцо двора вдруг вышел Двэйн — в сопровождении своего ехидного приятеля и Одуванчика.

— Будем рады видеть вас снова, дорх Ардер, — хозяин гостиницы вышел за ними, чтобы проводить лично.

К крыльцу уже подъезжала другая карета, просторная, наверняка роскошно устроенная внутри, да ещё и на новых упругих рессорах. Нам спешно пришлось освобождать ей место. Бабуля слегка наклонилась вперёд и в окошко почти незаметно покосилась на Двэйна Ардера: видно, ей стало интересно, как он выглядит. Но когда мы отъехали, она вновь откинулась на спинку.

— Какой сладкий мальчик, — произнесла она задумчиво. — Так и не скажешь, что тёмный. Лет сорок назад я влюбилась бы в такого без оглядки. Странно, представляла Двэйна Ардера иначе.

— А ты много о нём слышала? — невольно поинтересовалась я, и сразу прикусила язык.

Вот оно мне надо?

— Кое-что слышала. Да и как не услышать, если молва гудела. Ещё до нашей высылки из Вилдберри. Тогда он был подающим большие надежды сопляком. Едва попал ко двору, взлетел так быстро, что у многих головы закружились, — ба хмыкнула. — Сейчас дорх Ардер один из ближников императора, доверенное лицо во многих вопросах. Говорят, он бастард кого-то из высших тёмных.

— У них все бастарды, — буркнула я, припоминая всё, что читала или слышала об этом. — Они ведь не женятся. Даже император коронует свою первую леоту или ту, что подарила ему самого сильного савира. Правда, делается это без брачного ритуала и необходимой в таком случае магической связи.

Ну, как говорится, всё, что знала, рассказала. Все эти так называемые традиции вокруг нежелания тёмных жениться окутывали легенды одна другой противоречивее. Поэтому, что из этого правда, я пока не всегда понимала. И судя по тому, как внимательно слушала Айне — она тоже.

— Нет, он рождён не от леоты, — возразила Нэсса. — Как говорится, плод большой, но, к сожалению, побочной любви. А происхождение выяснилось позже, когда его потенциал уже разглядел старый архимаг императора. Талантливый, очень талантливый мальчик — и потому таких нужно обходить за милю, если у тебя нет зубов, как у акулы. Потому что в леотах у него акулы точно есть. Интересно, сколько у него савиров?

Я пожала плечами, старательно изображая безразличие.

— Может быть, два… — предположила, отрешённо глядя в окно.

Двоих я видела точно — один другого страшнее — и вряд ли у него их больше. У самого императора пять савиров. У принцев — по четыре. У других сильнейших тёмных обычно не больше трёх.

— Думаю, дорогая, ты его недооцениваешь, — рассмеялась Нэсса. — Но надеюсь, тебе не придётся когда-то выяснить, насколько велики на самом деле его силы. Поверь, я видела многих магов. Кто-то из них умел создавать бабочек из воды, а кто-то был волшебником в постели…

— Ба! — взмолилась Айне, показательно краснея, но уши навострила ещё больше.

— Так вот, — невозмутимо продолжила бабуля. — Я научилась немного разбираться в мужчинах. И думаю, савиров у него не меньше трёх. Но об это не говорят открыто. Зачем предоставлять такую информацию всем подряд… Лучше ошарашить, когда нужно.

— Да не может быть! — я махнула рукой. — Больше трёх…

Нэсса посмотрела на меня так снисходительно, словно я не смогла решить простейшую арифметическую задачку, но она верит, что у меня обязательно всё получится. В другой раз.

Впрочем, возразить мне было нечего. Я и правда не знала, что кроется за идеальным фасадом крепости по имени Двэйн Ардер. И совершенно не желала это узнавать. Пусть я останусь тут, а он — где-то там, от меня подальше!

Проезд через Врата оказался не самым приятным процессом. Казалось бы, обычная каменная арка — только очень большая — однако магический фон в ней был настолько сильным, что я на миг почувствовала себя так, словно меня запихнули в соковыжималку.

После короткой проверки в местной пропускной башне, мы прямиком направились к Гитмору, и чем дальше отъезжали от ворот, тем диковиннее становилось вокруг.

— Мамочки… — пискнула Айне, высунув голову из оконца.

Я полюбопытствовала тоже, отвлекаясь от чтения выданной мне магистром Слу книги. А в трясущейся карете, это, признаться, превращалось в то ещё испытание. Так вот я тоже глянула в окно. Глянула — и обомлела…

Вокруг нас раскинулась просто исполинская роща. Деревья тут были такой толщины и высоты, что в каждом из них можно было бы устроить отдельные врата.

Впрочем, когда я выясняла, как можно вернуться, домой, поняла, что именно эти деревья отлично проводят магию. Пространственную в том числе. Вот только я с моим везением могла найти такой «Клондайк» и совершенно не знать, что с ним теперь делать.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Каждое из этих деревьев может стать этаким порталом. Нужно только подобрать «ключ». Вдобавок вложить немало магических сил.

А это подвластно далеко не всем магам. И вряд ли кто-то рискнёт здоровьем, чтобы провернуть подобное. К сожалению, без умелого мага для меня эти исполины, похожие на земные секвойи — всего лишь обычные огромные деревья…

— Твою ж… — выдохнула я, осознав масштабы.

— Остатки древнего леса, — скучающе пояснила бабуля, сразу разгадав причину нашего восхищения. — Арморум. Каменные деревья.

— Именно их древесину запечатывали в самые первые Врата? — я повернулась к ней.

— Да, но они растут медленнее, чем опасность прорыва Хаоса, — усмехнулась Нэсса. — А под воздействием магии разрушаются быстро. Поэтому их перестали использовать. Иначе же всё вырубили бы. Впрочем… Любуйтесь, пока есть чем. Кто знает, что будет дальше.

Именно благодаря обширным лесам арморума в своё время здесь и образовалось княжество Врат — Доррас. Единственное, откуда и по сей день можно попасть в любое другое, что составляли Империю. Но со временем вместо драгоценной древесины арморума во вратах начали использовать особый минерал, на добыче которого пытался построить свой бизнес Молан О’Кин. Но конкуренция оказалась слишком большой.

У минерала были свои недостатки, зато арморумы частично уцелели в Доррасе. Говорили, эти деревья почти не дают семян, отыскать их почти невозможно, и за одно из них любой алхимик или садовник отдаст душу.

— Хэй! — раздалось издалека. И нас настиг угрожающий топот копыт.

Не меньше четырёх лошадей! Это кто едет с таким размахом, да ещё и с такой скоростью, что облако пыли накрыло даже дорогу впереди? Айне пару раз чихнула, и едва успела спрятаться, как с нами поравнялся быстрый экипаж.

— Хэй! Дорогу! — рявкнул наглый возница и щёлкнул бичом.

Наши лошади всхрапнули, испугавшись столь стремительного появления быстроногой четвёрки. Дёрнулись в сторону, кучер ругнулся так, что в округе наверняка завяли цветы, и наша повозка угрожающе покачнулась. Сначала с обочины в небольшую канаву съехало переднее правое колесо. А затем вся махина потащила остальное. Что-то хрустнуло, карета накренилась и замерла.

Кучер добавил к сказанному ещё пару крепких слов и вместе с лакеем полез разбираться, насколько плачевно наше положение.

— Так, девочки, выгружаемся, — скомандовала ба. — Надо облегчить повозку. И, честно говоря, уже всё затекло, не покатаемся, так хоть разомнёмся.

Я не стала спорить: нашу карету только с очень большой натяжкой можно было назвать удобной. Поэтому мы одна за другой выбрались наружу. Айне ойкнула и быстро раскрыла над головой зонтик: солнце хоть и клонилось к закату, а всё равно ещё припекало. Сестра боялась веснушек. «Лишь бы не так, как у тебя», — частенько говорила она, хоть у Эйлин крапинок на лице и плечах, несмотря на рыжину, было не так уж много.

Оказалось, наши торопливые обидчики, заметив, что с нами приключилась неприятность, остановились. А в оконце экипажа высунулась светловолосая девушка в изящной шляпке, украшенной перьями.

— Какой стыд! — вздохнула она и, открыв дверцу, вышла на дорогу. — Простите нас, лиэсы! Это недоразумение…

Незнакомка торопливо приблизилась. Следом за ней, словно стайка птичек, выпорхнули ещё две девушки. Одна брезгливо приподняла подол, чтобы не испачкать в дорожной пыли, и тоже потопала к нам. Вторая так и осталась стоять, держась за ручку и наблюдая издалека, словно мы были опасными животными.

Какая любопытная и разношёрстная компания нам повстречалась!

— Генри! — звонко крикнула блондинка. Судя по всему, старшая или самая уважаемая в их группе. — Нужно помочь вытолкать карету. Шевелитесь!

Пара крепких, хорошо одетых лакеев не слишком-то поторопились выяснять, чем можно помочь. Вальяжно они направились в нашу сторону, тихо о чём-то переговариваясь.

— Вашему кучеру следовало бы поучиться вежливости и терпению, — заметила я, когда они прошли мимо.

Девица только досадливо скривилась.

— Лиша! — окликнула её подружка. Вряд ли сестра: они совсем не были похожи. — Лиша, зачем ты суетишься? Они сами виноваты. Заняли всю дорогу, словно важные особы. А их кучер и вовсе глухой. Ему же кричали посторониться!

Какая мерзкая ядовитая лягушка, — подумала я, оглядывая невысокую стройную брюнетку, которая смотрела на нас, как на грязь, прилипшую ботинку. Наверное, сходство с земноводным ей придавали чуть крупноватый рот и зелёное дорожное платье.

— Нельзя быть такой неотзывчивой, — укорила её товарка. — Мы виноваты не меньше. А если бы кто-то пострадал?

Та лишь закатила глаза.

— Выталкивайте карету поживей! — буркнула она пыхтящим в канаве лакеям. — Пусть селянки едут, куда собирались. Скоро коров доить.

— Наше село покрупнее вашего будет, лиэсы, — с наимилейшей улыбкой ответила я. — Судя по тому, что вы лучше нас осведомлены, когда пора доить коров.

Лягушка взбеленилась, сверкая белками глаз из тени шляпки. Лиша — это, наверное, короткое имя для друзей — только покачала головой. Третья осталась безучастной к нашему светскому — в лучших женских традициях — разговору, лишь нетерпеливо переступила с ноги на ногу.

— Обычно чаще всего вспоминают село те, кто из него вышел, — хмыкнула ба, когда я подошла. — Но ты посмотри, какая фифа! Наверняка её происхождение ниже, чем у всех остальных. Вот она и пыжится.

Видимо, поняв, что говорят о ней, Лягушенция неловким жестом поправила старательно завитые рыжеватые локоны. Рукав её платья чуть приподнялся, и на запястье мелькнула чёрная вязь метки. Леоты! Или те, кто собирался ими становиться. Подробнее разглядеть я не успела. И как так вышло, что едут они в ту же сторону?

Расспрашивать их, по понятным причинам, я не стала. А бабуля с Айне, кажется, ничего не заметили.

Скоро лакеи карету вытолкали, и экипаж трёх девиц быстро укатил вперёд, оставив нашего кучера и Лесли осматривать колесо. Я спряталась в тени огромного арморума, оперевшись спиной о его ствол: в плотном платье на солнце становилось жарковато. Задержка ничуть не расстраивала. Это немного оттягивало момент приезда в Гитмор.

Когда мужчины убедились, что ехать можно, но только медленно и без лихачеств, я пошла к карете обратно. И тут почувствовала, как что-то стукнулось о поля шляпки. Опустила взгляд: прямо к ногам, масляно поблескивая боками, подкатилась довольно крупная, похожая на еловую, зелёная шишка. Она выглядела необычно: как какая-нибудь драгоценная подвеска, покрытая эмалью.

Это что же, на меня свалилось редкое семя исполинского дерева? Это точно оно, или мимо пролетала какая-нибудь птичка и выронила добычу? Потому что даже умелым зельеварам и алхимикам, которые часто охотились за редкими ингредиентами, не удавалось отыскать шишки каменного древа. По крайней мере, за то время, что я тут живу, ни разу об этом не слышала. Случись такое событие, о нём точно ходила бы молва. А тут…

Я пренебрегать случаем не стала: подняла шишку и, повертев перед глазами, сунула в ридикюль. Чуть позже обязательно найду ему применение. В крайнем случае им можно засветить в глаз — если вдруг кто-то из тёмных снова начнёт наглеть.

Когда мы добрались до ворот Гитмора, солнце как раз клонилось к закату. Кроме нас, желающих посетить обитель Хранителя врат, не нашлось.

Казалось бы, не такое уж громкое событие, наш приезд. Но стража проявила к нам прямо таки удивительное внимание! К карете спустилось несколько крепких мужчин в гербовой одежде и при оружии. Один из них — видимо, старший — заглянул в оконце и с лёгким недоумением на суровом обветренном лице окинул нас взглядом.

— Добрый вечер, лиэсы, — приветствовал он нас вполне учтиво.

Что-то в его тоне настораживало, но мы всё равно закивали, растягивая губы в улыбках.

Милее всего получилось у Айне. Она старалась, хлопала ресницами и настолько интенсивно обмахивалась веером, что даже светлые локоны у висков развевались — так ей хотелось скорее попасть к ненаглядному Кадану.

Но тут в другое окно просунулась голова второго стража. Вид у него был залихватский и явно говорил о том, что до службы в Гитморе он вполне мог быть не слишком чистым на руку наёмником.

— Это тоже леоты? — заявил он не слишком-то вежливо. — Ну, две похожи. А третья…

— А до такой леоты, как я, ни ни один тёмный ещё не дорос. Не потянет, — закончила его мысль бабуля. — Давайте, пропускайте нас, мальчики. Не томите леди в душной карете.

Бандитский стражник насупился, зыркнул на неё оскорблённо и мстительно. Наверное, ему не понравилось, что его назвали мальчиком. Но ведь он не девочка — против этого не поспоришь!

— Нам вообще сообщалось о троих. Откуда ещё две? — предъявил он, неприятно скалясь.

Ого! А аппетиты у Кадана Гарда немалые. Кроме нас, он «заказал» ещё троих. Не лопнул бы — столько счастья разом. Айне эта мысль, похоже, тоже не понравилась, её губы задрожали, а глаза заблестели от слёз.

Ну да, она уже успела поставить себя на пьедестал первой леоты — статус крайне почётный. У меня метки нет. А нет метки, нет конкуренции.

Так ей представлялось.

— Уважаемые лэсы. У вас учёт? — не выдержала я. — Дебет с кредитом не сходится? Мы провели в дороге много часов, имейте совесть! Будьте добры, сообщите дорху Гарду, что приехали девицы О’Кин. Он сам нас пригласил. Пусть сам и пересчитывает.

Стражники переглянулись, пожали плечами. Первый махнул рукой: ему явно лень было связываться.

— Откройте ворота!

Те медленно и как-то нехотя распахнулись — и мы въехали на двор. Настроение было подпорчено. Неуважение хозяина к нам вызывало желание немедленно равернуться и поехать обратно. Но когда встречать нас вышел здешний дворецкий — стало ещё хуже.

Если бы не ливрея, я подумала бы, что это сам Привратник. Седовласый, подтянутый, грудь — колесом, как у генерала. Только без орденов. И взгляд — таким тараканов можно давить без тапка.

Слуга помоложе открыл нам дверцу и помог выйти. Бабуля на правах старшей выступила вперёд. Они с дворецким схлестнулись взглядами бывалых людей, которые видели на своем веку многое.

— Простите, но дорх Гард не сообщил мне о вашем приезде, — с лёгким прононсом степенно сообщил дворецкий. — К сожалению, покои для вас не готовы, но вы можете подождать в гостиной.

— Сволочь, — тихо выдала ба.

— Это странно, что о нашем приезде не сообщили, — заглушила я её слова, чтобы не нарваться на недоразумения с порога. — Мы получили официальные письма с приглашением.

Что вообще за бардак тут творится? Это замок Врат или богадельня? А может, это такой способ указать девицам О'Кин на положенное место? Заставить шаг за шагом, уговорами и лебезением, выбивать новую ступеньку в лестнице приоритетов хозяина?

— Немного терпения, лиэса. Это всего лишь небольшое недоразумение. У нас здесь в последние дни немало хлопот, — дворецкий страдальчески вздохнул. — Грядут большие перемены…

— Ещё бы, — вставила ба. — Появление женщины в доме — это всегда перемены. А особенно если их несколько. Ничего, мы наведём тут порядок.

Охо-хо… Если ба так сказала, тушите свет, господа тёмные!

Глава 5

Впрочем, угрозы ба не вывели опытного слугу из равновесия. Он только хмыкнул с видом «ну-ну, посмотрим, кто кого». Кажется, тут намечалось довольно занимательное противостояние. Бабуля против сложившейся годами системы. Битва века! Покупайте места в первых рядах!

Наши вещи унесли слуги, в гостиную, где мы расселись в ожидании, когда же можно будет пройти в покои, нам даже подали чай. К счастью, ждать не пришлось излишне долго. Дворецкий вернулся и, заложив руки за спину, проговорил так же гнусаво:

— Ваши покои готовы, лиэсы.

Вышагивая, словно длинноногая птица, он проводил нас наверх и вскоре открыл перед нами дверь одной из комнат. Кратко обрисовав, что тут к чему, и фальшиво пожелав приятного жития, он удалился, оставив нас на попечение слуг.

Как оказалось, нам выделили большие покои с тремя отдельными спальнями, шикарно обставленной гостиной, огромной ванной комнатой и гардеробной, в которой нам, к сожалению, почти нечего было развешивать.

— Это ужасно, — стенала Айне, встряхивая последнюю коробку со шляпкой. — Если те девицы, что повстречались нам по дороге, те самые, про кого говорила стража?… Но тогда это нарушает все договоренности с матушкой.

Как будто кого-то из тёмных волновали такие мелочи! Я вернулась в гостиную с балкона, где обозревала владения Привратника.

— Не расстраивайся раньше времени! — решила хоть немного успокоить Айне, раз уж это для неё так важно. — Быть леотой, не значит быть разодетой в пух и прах курицей. У рода О’Кин достаточно других преимуществ. Ба потренирует тебя в управлении магическими потоками. Ведь они в тебе есть! Ты просто ими не пользуешься!

В это время Нэсса внимательно изучала принесённую слугой свежую газету.

— Боюсь, Эйли, если этот хлыщ не дурак, то сразу поймёт, у кого они гораздо более развитые, — она многозначительно на меня посмотрела, а затем виновато — на Айне. — В любом случае, если этот Кадан тебя отвергнет, мы обязательно подыщем тебе достойного жениха. Уж я этот случай не упущу!

Бабуля погрозила свёрнутой трубочкой газетой в пространство.

Едва мы хоть как-то раскидались с вещами и осмотрелись в покоях, как нам передали повеление Привратника быть готовыми к ужину через час.

Я, понятное дело, излишне не усердствовала, зато Айне выложилась, как ученик, готовый сдавать экзамен. И готовый сделать это на отлично. Нас проводили вниз, в малую столовую, обставленную уютно и камерно. Признаться, я ожидала увидеть здесь весь собранный Привратником букет девиц. Но ошиблась.

Во главе длинного стола восседал дородный мужчина, в едва не трещащем по швам жилете поверх свободной белоснежной рубашки. Казалось, в перетянутое шейным платком горло вообще не способно проскочить ни кусочка. Но Привратник ел с аппетитом. Зато молодой мужчина, что сидел по правую руку от него — видимо, тот самый сын — ждал нас и смотрел на отца с лёгким укором в чёрных, как отшлифованный антрацит, глазах.

— Лиэсы Эйлин и Айне О’Кин! — громко возвестил о нашем появлении слуга. — И графиня Неэсса О’Кин!

Мужчины замолчали и одновременно повернулись к нам. В глазах тучного Привратника я прочитала весьма открытое презрение, которое он не успел скрыть за напускной приветливостью. Да, такие, как мы, явно не дотягивают до его статуса.

— Несказанно рад! — воскликнул Привратник, торопливо утирая губы салфеткой и довольно щурясь. — Кадан! Взгляни, какие очаровательные девушки. Да-да, это и вас тоже касается, графиня!

Ба кисло улыбнулась, но промолчала. Мы присели в книксенах, а мужчины встали — спасибо хотя бы за это. Кадан Гард оглядел Айне первой — со жгучим интересом. Сестра заметно напряглась и коротко коснулась запястья, на котором была метка. Да и мою руку скрутило так, что дай боже! Я едва не ойкнула. Похоже, это какая-то проверка! И судя по тому, как пытливо уставился на меня Кадан, именно моей реакции он ждал больше всего.

Похоже, так просто провести его мне не удастся…

Именно этого молодого хлыща я должна была увидеть на том «портрете», что так и не проявился до конца. Возможно, он должен был увидеть меня тоже. Но… не вышло.

Поэтому мне его внимания досталось гораздо больше.

Однако магия на то и магия, что не угадаешь, как она подействует в следующий миг. Я всеми силами старалась удержаться от того, чтобы взглянуть на запястье, которое пекло так сильно, словно его сунули в духовку. Всё это длилось всего-то несколько секунд, а показалось, что час, не меньше!

Но наконец Кадан отвёл взгляд и приглашающим жестом указал мне на стул напротив. После того, как все расселись и представились друг другу, разговор некоторое время не ладился. Признаться, я страшно хотела есть: мы позавтракали ещё до проезда через Врата, а по дороге слегка перекусили фруктами.

Постоянная циркуляция магии внутри поглощала много энергии. Я и в своём мире любила поесть, а тут это стало прямо таки жизненной необходимостью. Однако все калории преобразовывались без ущерба для фигуры, за что Айне порой называла меня ведьмой.

Извиняться за то, как небрежно нас встретили, ни Привратник, ни его сын, похоже, не планировали. Видимо, это для них в порядке вещей. Зато они предпочли поскорее перейти к причине, по которой мы все сегодня и собрались.

— Мы много говорили с вашей матушкой о возможности рассмотреть вас в качестве будущих леот для Кадана, — серьёзно начал Привратник. — Признаюсь, дело это сомнительное, ведь немилость императора и отметка «неблагонадёжности» до сих пор довлеют над вашим семейством…

— Разве стольких лет, прожитых в Скриосе недостаточно, чтобы что-то изменилось? Мой отец старался обеспечить семью в ущерб своему здоровью и нервам, без малейшей поддержки. Наравне с другими семействами, которые оказались там в ссылке. Уже должно стать понятно, насколько наш род благонадёжен. И что к деяниям нашего родственника мы не имеем никакого отношения. — Ситуацию О’Кинов за время жизни здесь я успела детально изучить со всех сторон, поэтому выдала всё без запинки. Жизнь Айне нужно устроить, раз уж на то пошло. И значит, придётся провести много дипломатических бесед. — Признаться, я не понимаю, отчего над нами до сих пор что-то «довлеет». Однако вы довольно верно обрисовали всю ситуацию, дорх Гад… гхм… Гард.

Мою почти нечаянную оплошность Привратник, кажется, не заметил. Я сделал вид, что отпитая из стакана вода пошла не в то горло, и прикрыла губы салфеткой.

— К сожалению, я не имею полномочий оценивать «благоданёжность», — с показным сожалением ответил Привратник, — иначе я уже повлиял бы на ваш статус. Но я заключил этот договор с вашими родителями. Потому что верю, что вы совершенно очаровательные, кроткие и благовоспитанные девушки. Не так ли?

— Как те девушки, которых мы встретили сегодня по дороге в замок? — уточнила я.

Ба согласно хмыкнула, Айне взглянула на меня расширенными от ужаса глазами. А Кадан Гард вдруг рассмеялся, переглянувшись с отцом. Как будто услышали какую-то очень забавную шутку.

— Не беспокойтесь, вам они никак не помешают, — его голос оказался приятно бархатистым.

И меня-то мурашками пробрало, а уж сестрица и вовсе едва не стекла со стула прямо под стол — к его ногам. Даже бабуля изумлённо приподняла брови, но её интереса хватило ненадолго.

— Похоже, вы мало знакомы с дружным женским обществом, — проговорила она. — Нам никто не сообщил, что претенденток будет так много. А это, знаете ли, совсем другой коленкор!

— Они не претендентки, — снисходительно улыбнулся Привратник. — А… гостьи. Скажем так.

— Это не успокаивает, — пожала плечами ба.

Айне тоже не перестала изображать бурное волнение. Она один за другим посылала Кадану пылкие взгляды, чем, кажется, вызывала его лёгкое недоумение.

— Сколько времени понадобится вам, чтобы определиться? — уточнила я, оставив вопрос с любопытным статусом тех расфуфыренных птичек. — Не хотелось бы зря провести здесь много дней.

— А у вас деловой подход! — довольно проговорил Привратник. — Но, простите, куда вы торопитесь, дорогая лиэса? Рядом с моим сыном вы ни в чём не будете нуждаться. Независимо от того, выберет он вас в итоге или нет. Если нет, я обещаю, что поспособствую тому, чтобы удачно выдать вас замуж. Как вы на это смотрите?

То же мне, сваха в штанах нашлась! Как будто кто-то его просил. Я возмущённо посмотрела на Кадана и неожиданно натолкнулась на лёгкое лукавство в его глазах.

— Я не собираюсь замуж. В ближайшем будущем.

— Тогда надеюсь, что вы окажетесь подходящей леотой, — невозмутимо продолжил сын Привратника. — Очень на это надеюсь.

Надежда, она штука живучая, это верно. Я вот, например, до сих пор надеюсь понять, что случилось с душой настоящей Эйлин, и вернуться домой.

— Это вряд ли. — ответила холодно. — У меня не проявилась метка. Поэтому я здесь только ради Айне, по приглашению дорха Гарда.

Кадан мгновенно изменился в лице. Он наклонился вперёд и протянул мне руку через весь стол, опрокинув по пути бокал, в котором, к счастью, была всего лишь вода.

— Покажите! — потребовал он. — Этого не может быть!

Говорит точь-в-точь, как Брона. Даже тревога в глазах такая же — напополам недоумением лёгким… страхом? К счастью, проверить, не появился ли рисунок снова, я успела, а потому совершенно спокойно подала ему руку, приподняв край рукава. Даже позволила дотронуться до чувствительной кожи. Он слишком долго и проникновенно водил большим пальцем по моему запястью, хмуря чёрные брови, пока ба не вступилась:

— Хватит, молодой человек! Вы не на рынке кабачок щупаете!

Я тут же выдернула руку из его пальцев и вновь принялась за еду. Даже аппетит улучшился от его разочарования.

— Это совершенно невозможно! — нервно пророкотал Привратник. — Если дорх поставил метку, эта девушка на время выяснения становится его собственностью. И только когда он освобождает её от метки — может уехать домой или устроить свою судьбу иным способом. В письме была заложена магия, она не могла не сработать!

Нет, ну какой же удар по самомнению! Жаль, очень жаль.

— Не повезло вам со мной, — я развела руками. — Ничего не могу поделать. Но поддержу сестру в столь нелёгкое время! Что вам требуется для того, чтобы убедиться, подходит она в леоты или нет?

Мужчины слегка успокоились. Видимо, решили, что ко мне вернутся позже и всё-таки дожмут. Похоже, наличие двух леот, или хотя бы претенденток, было для Кадана принципиально. Это тревожило…

— Кадан готов для того, чтобы вызвать из каналов Хаоса своего первого савира, — гордо пояснил Привратник. — А для этого, как вы знаете, нужна обладающая магическим потенциалом девушка. Чтобы привязать облик савира к её светлой энергии и уравновесить силы тёмного мага.

— Да, с процессом мы знакомы, — кивнула ба. — То для этого нужны ещё значительные силы самого дорха, не так ли?

— Всё верно. Но я уверен, что Кадан готов к инициации первого савира. И первая леота — это совершенно особое положение даже среди равных ей. Заметьте!

— Некоторые дорхи открывают первых савиров ещё до обретения леот, — вновь проговорила ба с совершенно невинным видом. Её голос был ровным и не выдавал ни капли ехидства. — Значит, ваш сын всё же недостаточно готов, чтобы справиться с этим делом.

— Эти самые дорхи платят истощением за открытие савира без леоты, — жёстко усмехнулся Привратник. — Вы не слышали? О Двэйне Ардере.

— А что с ним? — выпалила я, прежде чем успела подумать, что меня это волновать ну никак не должно.

Возможно, я даже не должна была много о нём слышать, и уж тем более встречаться при самых, надо сказать, двусмысленных обстоятельствах.

— Как и говорит графиня, он обрёл первого савира без участия леоты и привязал его облик напрямую к себе, — деловито продолжил Кадан рассказ отца. — Облик получился очень сильным. Слишком. Двэйн едва не погиб. Думаете, почему у него белые волосы? Именно после того случая. Он едва не развоплотился в каналах Хаоса, когда материализованная сущность потянула его за собой.

— Но он выстоял, — резонно заметила Нэсса, точным уколом вилки поймав на тарелке горошину. — Это говорит о многом. Хотя бы о том, что по меньшей мере один его савир не рассыпется прахом при потере всех леот. А волосы… Это придаёт некую пикантность образу. Не находите?

Судя по мрачным лицам, мужчины не находили никакой пикантности в образе Двэйна Ардера. Более того, весь его образ, похоже, немало их раздражал. Зависть, господа, скверная штука!

— Зачем мы вообще говорим о дорхе Ардере? — осторожно возмутилась Айне. — Разве это касается нашего случая? Лично я за безопасность. И если участие леоты необходимо для того, чтобы всё прошло так, как нужно, без угрозы здоровью кого-либо, то я готова…

— Это вряд ли, — хмыкнула ба.

— Рад, что вы относитесь ко всему так разумно, — удовлетворённо прокомментировал её слова Привратник. — Вы старшая сестра?

Айне смущённо опустила очи долу. Я покачала головой, просто поражаясь неосведомлённости Энгуса Гарда. Он даже не потрудился запомнить, кто из нас старше!

— Нет — Эйлин, — проговорила сестра.

— Именно поэтому мы не нарушим сложившихся устоев, — на этот раз ба не скрывала издёвки в голосе. — Старшая сестра выйдет замуж первой — с таким-то отношением дорхов к браку. Вернее, полнейшему его отсутствию.

— Поверьте, это вовсе не говорит о нашей развращённости. Лишь о необходимости поступить именно так.

— Вам просто не попадались достаточно сильно одарённые магиссы, и вам лень их искать. Проще окружить себя толпой любовниц. Вот и всё, — с самой милейшей на свете улыбкой подытожила ба.

Наверное, в силу того, что она не утратила своего титула, в силу почтенного возраста, Энгус не стал слишком резко возражать ей. А Кадан и вовсе прикусил язык, как будто его пристыдили.

— При необходимости постоянно удерживать Хаос в границах канала, дорхи лишены роскоши тратить время на поиски сильных магисс… К тому же… — Привратник торжествующе развёл руками. — Мало у кого из девиц хватает моральных и физических сил развивать в себе магические навыки. Вы слишком нежные существа. Так уж сложилось. Поэтому мы пошли на компромиссы.

— Не потому ли ещё, что супруга тёмного по легенде должна быть принесена в дар Тьме? — бабуля похлопала ресницами, когда мужчины уставились на неё.

Интересно! Ничего подобного я от неё не слышала. Какие интересные подробности!

— Это легенды, — махнул рукой Привратник. — Страшные сказки из тех времён, когда тёмные взяли власть в свои руки, а остальным нужно было как-то придать им образ чудовищ.

— Узурпировали власть, — уточнила я.

— Дитя, — рассмеялся Энгус. — Ты ещё слишком молода, чтобы судить об этом беспристрастно и понимать все причины.

— Возможно, — не стала слишком упорствовать я. — Однако многое мне понятно из того, что случилось с моей семьёй.

В конце концов, до тех, кто далёк от верхушек власти порой и правда доносят лишь те сведения, которые удобны той или иной стороне конфликта. Затихшего конфликта, но не разрешённого окончательно.

— И когда же вы планируете свершить попытку получения савира, дорх Гард? — вновь обратилась я к Кадану.

— Это требует некоторой подготовки, — он улыбнулся, явно довольный тем, что мы отошли от скользкой темы. — К тому же, мне нужно узнать возможных леот получше, наладить «контакт», чтобы всё прошло наиболее гладко и успешно.

— Одной возможной леоты, — поправила я его.

Хотя, кто знает, может и правда будут ещё кандидатки.

— Нет, я сказал всё правильно, — усмехнулся тёмный. — Потому что вы всё равно получите мою метку, милая Эйлин.

Я брякнула приборами о тарелку, вперившись в него таким уничтожающим взглядом, что удивительно, как он не рассыпался в пепел прямо вместе со своим стулом и папенькой заодно.

— Тешить себя напрасными надеждами вредно, дорх, — заметила ба. — Смиритесь, что не всё в этой жизни будет вам по зубам. И не все.

— Ну… — хмыкнул Кадан. — Это мы ещё посмотрим, графиня.

Привратник довольно крякнул, разделяя бешеную самоуверенность сына. И каким это образом он собирается залепить мне метку? На другую руку? Или ещё какие-то части тела станет перебирать? Это хорошо, что он меня предупредил: буду готова и найду способ уберечься от клеймения.

Закончить ужин спокойно нам не позволили. В столовую уверенно вошёл уже знакомый нам дворецкий и, дождавшись разрешения хозяина, объявил:

— Дорх Двэйн Ардер уже у ворот!

Я моргнула, едва не поперхнувшись чаем. Ему-то здесь что понадобилось?

От этой новости Привратник и его сын помрачнели мигом, словно их холодной водой окатили.

— Всё же приехал… — вздохнул Кадан, косясь на багровеющего папеньку.

— Ничего, мы успели.

А ба вдруг тихо рассмеялась, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

— Как можно было так ошибиться! — шепнула она мне, склонившись к уху. — Говорила я тебе, дорогая, у Двэйна Ардера больше трёх савиров. Те девицы его леоты.

* * *
Двэйн Ардер

Нынешний «пока что» Хранитель врат сразу пригласил Двэйна и его спутников на ужин. Бэйв был только рад, его отменному аппетиту позавидовал бы любой. А вот подмастерье стушевался, побледнел и сразу отказался от столь высокого приглашения, решив, что поужинает в комнате.

Впрочем, Двэйн и так не взял бы его на ужин с Привратником. То, что будет там обсуждаться, не предназначено для посторонних ушей. Джед будет введён в курс некоторых дел позже, когда пройдёт необходимые проверки. Пока он вызывал только подозрения.

Двэйн сменил запылённый в дороге сюртук на подобающий и, встретив Бэйва по дороге, спустился с ним в столовую.

Судя по всему, трапеза длилась уже давно, но слуги обновили блюда, расставили чистую посуду. Привратник выглядел серьёзным и даже мрачным, размеренно он отпивал вино из бокала, глядя на Двэйна в упор, пока тот приближался. Его сын Кадан и вовсе больше напоминал восковую куклу с иногда хлопающими глазами.

— Рад приветствовать вас в Гитморе, дорх Ардер, — Энгус встал навстречу и протянул руку.

— Не лгите, не рады, — тот улыбнулся, пожимая её.

Кадан тоже поднялся для приветствия — и скоро все расселись за столом.

— Сразу хочу поблагодарить вас за то, что вы так гостеприимно встретили моих леот, — заметил Двэйн, присматриваясь к сочной отбивной, которую ему только что подали. — Они опередили меня. Так хотели сделать сюрприз. Мне, к сожалению, пришлось задержаться. Кажется, рассчитываешь время на поездку, а случаются порой непредвиденные обстоятельства, которые нарушают планы.

— Это честь принять вас и ваших леот в Гитморе, — скупо улыбнулся Привратник, наблюдая то за одним, то за другим гостем. Бэйву было всё равно, он только слушал и ел. А Двэйн ощущал явную недоброжелательность хозяина. — И всё же я не понимаю, к чему такие радикальные меры по смене управления!

Привратник так и хлестнул взглядом. Да и кто бы на его месте был бы доволен? Император уведомил его о своём решении едва не в последний момент. И всё же Энгус Гард уже не тот, что какие-то пять-десять лет назад. Куда ему справиться с поисками хаотичной сущности!

— Необходимость, — пожал плечами Двэйн. — Отдохнёте, подумаете, снимете напряжение многих лет службы Привратником. Чем не отличный способ встретить старость? Умирать на посту — в этом мало приятного, согласитесь.

— Не знаю, ещё ни разу не пробовал, — мрачно пошутил Привратник.

— Разумеется! Но со стороны это выглядит крайне уныло.

— Я написал императору письмо! — счёл нужным упомянуть Энгус. — Прошу разъяснений, отчего им было принято поставить Привратником вас вместо меня и — тем более! — вместо моего сына, который должен был стать моим преемником.

Написать письмо, конечно, можно. Но это будет пустым бумагомаранием.

— Мои доводы не кажутся вам убедительными? — Двэйн с нарочитым удивлением приподнял брови.

— Отнюдь.

— Так в чём вопрос? Кстати, император и сам вовсе не прочь с вами пообщаться и разъяснить всё, так сказать, лично. И вы ему тоже расскажете во всех подробностях, как так вышло, что из-под вашего внимания ускользнула сущность Хаоса, которая сейчас наводит беспорядки в некоторых княжествах.

— Совершенно хаотично, как ей и положено, — скаламбурил Бэйв.

Даже с его уникальными умениями сложно было отыскать прыгающую по землям империи, словно бешеный заяц, сущность. И чем дольше она будет находиться за пределами контура, тем чаще будут происходить нарушения магии.

— И всё же я не совсем понимаю, в чём провинился! — слегка повысил голос Привратник. — В мои обязанности не входит…

— Нынешнее положение дел с утечкой энергии из каналов Хаоса требует наибольшей сосредоточенности. Вы, возможно, устали… А ваш сын, — Двэйн внимательно посмотрел на онемевшего Кадана, — ещё слишком неопытен. У него даже нет ни одного савира. О какой защите Врат тут вообще можно говорить!

— В самом скором времени я получу савира! — внезапно возразил тот. — Или даже двух!

А вот это любопытные новости! Ещё недавно Кадан Гард не был готов к инициации савиров. Это признавали многие архимаги. Что изменилось?

— Сразу двух… — скептично протянул Бэйв.

И хоть сам он был нейтралом, прекрасно знал все особенности магии дорхов, потому как работал с ними бок о бок с самой юности.

Кадан покосился на него, презрительно щуря чёрные глаза.

— Вы намеренно давите не нас, не позволяете воспользоваться нашими правами! Давите своих же, прошу заметить!

— Да пользуйтесь на здоровье своими правами, — Двэйн рассмеялся, а Бэйв насмешливо хмыкнул, оторвавшись от еды, что ему вообще несвойственно. — Для нас «свои» все, кто может быть полезен — независимо от вектора магии. Не бойтесь, к императору поедет только ваш отец. После того, как мы завершим передачу дел, вы официально станете моим… консультантом по делам Гитмора. Всё же вы, как преемник отца, многое должны знать. А с вашей помощью я быстрее смогу адаптироваться к новым обязанностям.

Пока он говорил, Привратник покрывался красными пятнами всё заметнее. Ещё не хватало, чтобы его хватил удар. Но после нескольких пыхтящих вдохов и выдохов Энгус вновь смог говорить. Почти спокойно.

— Моего сына? Наследного Хранителя врат — в секретари?!

— Могу взять в подмастерья, — пожал плечами Двэйн. — Но по мне секретарь звучит более солидно. Я одного такого забрал из Скриосской Коллегии. Способный малый. Может далеко пойти, если пострижётся.

— Вы издеваетесь! — вспыхнул Кадан.

— Я бы не утверждал это так уверенно.

— Если бы я не знал историю вашего стремительного восхождения на верхушку власти… — начал было Энгус.

Как будто то, что многие из высших тёмных считают Двэйна Ардера выскочкой — новость дня! Даже смешно.

— Не портите мне аппетит, — предупредил он. — Когда я голоден, я крайне зол.

Больше никто не рискнул нарушить мирное течение ужина. Привратник с сыном мрачно наливались вином. Бэйв методично уничтожал здешние запасы еды, как будто это была его особая миссия.

Затем все поднялись в кабинет, где Энгус воочию ознакомился с приказом императора о снятии его с поста Хранителя врат и назначении на него Двэйна Ардера. Скрепя сердце, Привратник — впрочем, теперь уже нет — подписал все приложенные бумаги. Деваться ему было некуда. За неподчинение следовала жестокая кара вплоть до блокировки магии и ссылки.

— Ну вот и всё, — улыбнулся Двэйн, разглядывая витиеватый росчерк бывшего Хранителя. — И совсем не больно, верно? Вы ещё познаете все преимущества спокойной жизни в тихом поместье. Возможно, у моря.

Энгус Гард хмыкнул, зло бросая перо в чернильницу с особыми магическими чернилами. Такую подпись не подделать.

Вдруг в приоткрытое окно, словно отголосок птичьего пения, влетел девичий смех. Двэйн, подойдя, глянул вниз: через сад по дорожке, которую отсюда было хорошо видно, шли три женщины. Одна явно старше — позади, а перед ней — две совсем юные девицы на выданье. Что-то в их неспешной прогулке и почти неразличимом звучании голосов завораживало. Они приблизились, прошли прямо под окнами кабинета. И лишь тогда Двэйн узнал эти рыжие локоны, которые ярким сполохом мелькнули в свете стоящих вдоль дорожки фонарей.

Эйлин. Неожиданно!

Девушка словно услышала его мысли — подняла взгляд, слегка повернув голову. Но сразу отвернулась.

— Это мои будущие леоты, — прозвучало позади.

Сияющий, словно натёртая ветошью склянка с ядом, Кадан встретил вопросительный взгляд Двэйна.

— Неужели? Значит, вы и правда серьёзно настроены получить сразу двух… гхм… савиров.

* * *
‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Есения

Первое утро в Гитморе выдалось странным. Здесь было красиво, в окна косыми лучами падал ласковый осенний свет, но вот на душе было тревожно. Как-то сомнительно складывались все события. Этот гад-Кадан явно не собирался сдаваться сразу. Его папенька был склизким, как слизняк после дождя. А тут ещё и Двэйн Ардер на голову свалился. Ну прямо очень паршивое комбо.

Айне ещё до завтрака потащила нас в сад прогуляться. Ба не стала противиться, аргументируя это тем, что нам нужно осмотреться. Похоже, она всерьёз готовилась к диверсионным мерам. Если придётся.

И раз особого выбора у меня не было, я решила провести это время с пользой. Взяла с собой одну из книг, что дал мне мессир Слу. Но оставлять её в таком виде — только вызывать кучу ненужных вопросов. Поэтому я сняла обложку с приключенческого, но больше любовного романа о путешествиях отважной и пышногрудой пиратки Сэры и замаскировала ею подозрительный для чужих глаз фолиант.

Оказалось, мы в саду не одни. На лужайке между кустами идеально подстриженного кустарника леоты Двэйна Ардера играли в кирполл — нечто среднее между бейсболом и теннисом. Нарочно зачарованные и очень быстрые мячи тут так же отбивали продолговатой ракеткой и ловили в жёсткую сетку.

В саду стоял довольный визг и писк — у Айне сразу глаза загорелись. А больше от восхитительно воздушных и светлых нарядов леот. От того, какой дружной казалась их компания.

— Посмотри! Они же прямо как подружки! Это замечательно.

Я хотела было сказать что-то о показушности и игре на публику, но смолчала.

— Иди-иди! — не стала миндальничать ба. — Когда розовые очки разбивает тот, на кого ты смотрел с обожанием, это усваивается гораздо быстрее, — она взяла меня под руку, и вместе мы прошествовали к ближайшей скамейке в тени каких-то разлапистых, лениво теряющих желтеющую листву деревьев.

Айне остановилась в растерянности и сомнениях. Зато леоты сразу оживились.

— Это такое чудное совпадение, что мы будем жить в одном доме! — заговорила Лиша, направляясь в нашу сторону.

Её товарки приблизились с меньшим энтузиазмом. Я скептично усмехнулась. То ещё удовольствие — изображать приветливость перед любовницами Двэйна Ардера!

— Хорошо это или нет, мы выясним позже, — заметила ба.

— Но нам совершенно нечего делить, — возразила Лиша. — Тем более с будущими леотами Кадана Гарда.

Я даже не стала её разубеждать. Устала уже за эти дни потрясать чистым, без метки, запястьем.

— Пойдём играть дальше! Скоро завтрак, — капризно заявила Лягушка.

— Это Гленна, — вздохнула Алиша. — Не обращайте внимание. На самом деле…

— На самом деле она всегда такая, — вдруг подала голос третья леота. — Ей просто нужно перестать обижаться на весь мир.

— А тебе, Лия, просто нужно держать язык за зубами! — огрызнулась Гленна. — Я ухожу. Становится душно.

Она положила ракетку на скамью и удалилась.

— Что с ней? — громко сказала ей вслед Нэсса. — Последний раз такое поведени я видела, когда у одной моей хорошей подруги были проблемы в постели с мужем.

Лия и Алиша красноречиво переглянулись. Бабуля довольно хмыкнула: угадала. Но леоты предпочли сменить тему:

— Раз у нас нет одного игрока, может, вы не откажетесь поучаствовать? — беспечно предложила блондинка.

Айне едва на месте не подпрыгнула от радости. Леоты легко приняли её в свою резвую команду и увлекли за собой на поляну. Ба прикрыла глаза, подставив лицо солнцу, я взялась за чтение. Но едва успела вникнуть в первые строчки Предисловия, а бабуля — задремать — как меня деликатно окликнули:

— Доброе утро, лиэса!

Я повернулась на голос: сбоку от скамьи, слегка склонившись, стоял Кадан Гард. Весь гладенький и опрятный прямо до блеска.

— Доброе утро, дорх Гард, — я едва приподняла уголки губ.

И собралась было вернуться к чтению, но Кадан широко улыбнулся на моё скупое приветствие.

— Можно попросить вас пройтись со мной по саду? Хочу кое-что с вами обсудить.

Да что нам обсуждать? Всё уже сказано!

Айне, до которой донеслись отголоски его предложения, перенесла внимание на нас, уши навострила так, что те, кажется, шевельнулись. Внимание Кадана ко мне, непомеченной, явно её насторожило. Потеряв бдительность, Айне пропустила мяч, который как раз летел в неё.

— Хорошо, — всё же согласилась я.

Если он считает, что точки над «ё» ещё не расставлены, придётся расставить их снова. Вставая, я захлопнула замаскированную книгу. Оставлять на скамье не стала — слишком опасно — поэтому взяла с собой.

— Любите читать? — поинтересовался Кадан, когда мы отошли в сторонку от резвящихся девушек.

— Никогда себе в этом не отказываю. Очень… расслабляет. И не даёт мозгам скиснуть в череде обычных женских… хлопот.

Я слегка взмахнула книгой. К счастью, её я читала и раньше, так что на содержании подловить меня не удастся.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Вы правы. Мне приходится много читать. Я даже учился в столичной Коллегии какое-то время, хоть для меня это и не обязательно.

Да, высшие тёмные обучаются на дому, для них доступны любые наставники. Но я слышала, что многие аристократы из магически одарённых родов тоже не брезгуют обучаться в Коллегиях. А уж для тех, кто из простых, это едва ли не единственный шанс толково овладеть силами и получить толчок в большую жизнь.

— Вы хотели поговорить об учёбе? К сожалению, мой род был лишён права на обучение магии. Мы теперь только можем передавать способность к наследованию и проявлению — на тот случай, если вдруг император решит снять опалу.

— Это несомненно очень печально, — с напускной грустью в голосе прокомментировал мои слова Кадан. — Но я хотел поговорить о небольшой осечке, что случилась с письмом.

— Думаю, тут нечего обсуждать. Я вам просто не подхожу, — я развела руками. — Такое ведь бывает.

Какая большая, просто несказанная жалость! Как бы не расплакаться от радости.

— Бывает, но не в нашем случае, — невозмутимо возразил Кадан. — Поэтому я хотел бы попробовать. Ещё раз.

— Что… попробовать? — изобразила я непонимание, на ходу раздумывая, как бы мне отговориться поскорей.

— Поставить метку, конечно! — рассмеялся тёмный. — Позвольте вашу руку!

— Не позволю!

Я остановилась, собираясь повернуть назад. Ну не будет же он заставлять меня силой!

— Ваши капризы никому не помогут, — Кадан схватил меня за плечи и развернул к себе. — Если я решил, то…

Я завертелась, пытаясь сбить его решительный настрой. Он сполз ладонями вниз, стараясь дотронуться до запястий. Чем это мне грозит, я понятия не имела, но решила, что буду отбиваться всеми силами. Что он вообще о себе вообразил?!

— Да пустите же! — возмутилась я как можно громче. — Вы не знали, что девушки иногда могут говорить вам «нет»?

— Первый раз слышу! — пропыхтел тёмный, снова пытаясь поймать мои руки. Видимо, это было необходимо. — Тем более от девиц в таком плачевном положении, как вы и ваша сестрица. Она-то гораздо умнее и практичнее!

Я наконец вырвалась и быстрым шагом направилась обратно к женщинам, что шумели вдалеке. Но хваткие пальцы снова впились мне в локти. Кадан толкнул меня к стволу огромной липы и придавил всем телом.

— Здесь вы в моей власти. Раз уж приехали, то будьте добры… Иначе я испорчу вам жизнь окончательно. Я могу, поверьте.

Я верила, а ещё знала, что метка тёмного мне ну никак не нужна. Сдалась мне эта кабала сто лет!

— Я не ваша игрушка, а свободная девушка! Официально, между прочим. Каково бы ни было моё положение…

С этими словами я размахнулась и хорошенько треснула Кадана пухлым томом «Практикума по управлению магическими силами…» прямо по его тугодумной голове. От души так треснула, с вкусом. Он отшатнулся, прижимая ладонь к темени. Тем временем я отскочила в сторону и попятилась, держа его в поле зрения, а фолиант наготове. Но как только повернулась, чтобы бежать, врезалась прямо в чью-то широкую грудь. Грудь не шевельнулась, словно была каменной.

Я медленно подняла взгляд, отмечая разлёт ключиц в распахнутом вороте рубашки и крепкую шею, затем упрямый подбородок и блеск маленькой серёжки в ухе. До глаз добраться я не решилась.

— Так-так… — раздалось сверху. — Я услышал ваш громкий разговор. И он мне не понравился. Значит, не зря?

Надо мной возвышался Двэйн Ардер, безупречно одетый, прямой, словно гвардеец только собранные в небрежный хвост волосы придавали ему слегка безалаберный вид.

— Это просто недоразумение, — придя в себя, попытался оправдаться Кадан.

Потрогал темя, затем посмотрел на ладонь, словно решил, что я могла пробить ему череп.

— Чего вы от неё хотели? — с любопытством уточнил дорх Ардер. — Поцелуя?

Он опустил на меня лукавый взгляд — и мои щёки тут же вспыхнули. На себя посмотрел бы, охотник за трофеями! Сам-то пару дней назад не поступил так же? Я могла бы ему припомнить, но не при этом нахальном Кадане. Один другого хлеще.

— Что вы, какие поцелуи, — отмахнулся сын Привратника. — Я чту честь девушек и без согласия…

— Ну да, — вставила я.

— Она не выглядела согласной, чтобы вы ни делали, — заметил Двэйн.

Какое всё же лицемерие! Или он считает, что ему позволено больше, чем остальным?

— Дорх Гард досадует, что у меня не проявилась его метка, — пояснила я, решив, что таким образом разговор будет продолжаться очень долго и не факт, что приведёт в нужную сторону. — Вот и попытался поставить её снова. Но я считаю, что раз она не проявилась, то это бессмысленно.

— О, у мужчин порой случаются осечки, — спокойно проговорил дорх Ардер.

— Вот видите! — восторжествовал Кадан. — Поэтому я и хотел…

Но он осёкся, налившись злой краснотой. Похоже, до него дошел полный смысл его слов.

— Но с магией это случается очень редко, — добавил тёмный. — Поэтому такое недоразумение можно расценить, как очень тревожный признак. Вы понимаете, о чём я, дорх Гард. Верно?

Они, может, и понимали, а вот я — нет. Поэтому чувствовала себя глупо. Как будто подслушивала разговор очень закрытого мужского клуба. А ещё ощущала явную опасность попасть под раздачу. Если меня разоблачат. Кто знает, может, Двэйн и на это способен! — то у них сразу появятся вопросы, какими силами я сумела метку убрать.

— К тому же… — продолжил Двэйн. — Теперь я Привратник и хозяи Гитмора. Поэтому на столь серьёзные магические манипуляции, как метка будущей леоты, вам следует спросить моего разрешения. Эти девушки находятся в замке, только моей милостью. Тем более те, у кого нет знака принадлежности вам.

Вот это неожиданно было! Каким образом Двэйн Ардер, эта заносчивая тёмная зад… Гад, в общем — стал Привратником всего за один только день? Похоже, это решение было принято императором заранее. И для него должны быть веские причины. Не зря он шарился по Коллегиям и о чём-то серьёзно разговаривал с магистрами. Не зря так лебезил перед ним Смотритель врат города Пас.

— Я прошу разрешить мне… — явно подавив в себе всплеск возмущения, проговорил Кадан.

— Нет, — хмыкнул Двэйн. — Я так полагаю, у второй девушки метка есть?

— Да.

— Вот и разберитесь для начала с одной леотой и одним савиром. Не нужно брать на себя слишком много. А там будет видно.

— Можете вообще отправить нас домой! — отчётливо проговорила я, в упор глядя на сына бывшего Привратника, но обращаясь к Двэйну. — Мы не против.

— Странно, что вы так стремитесь обратно в Скриос, в этот «отстойник», как называют его многие маги, — дорх Ардер сделал шаг ко мне, отчего сразу захотелось отступить.

Но это будет похоже на побег.

— Я не стремлюсь стать леотой. Считаю, что есть более приятный путь устроить свою жизнь. Даже там.

Тёмный опустил взгляд на книгу про пиратку Сэру в моих руках и скептически хмыкнул.

— Купите корабль и умчитесь навстречу приключениям?

— Почему бы и нет, — я передёрнула плечами. — Благодарю за помощь, дорх Ардер.

Уплыть в туманную даль точно лучше, чем терпеть постоянное темнейшее присутствия рядом и ждать, когда же он одарит толикой своего внимания в очереди из остальных страждущих. Пока всё однажды не оборвётся.

Жаль только, корабля нет.

— Даже на представляю, как вы будете жить без меня дальше, — проговорил темный, когда я пошла обратно к той скамье, где сидела ба. — С такой тягой к неприятностям, вам придется трудно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— К вашему разочарованию, я всё же попытаюсь прожить без вас.

Глава 6

— Треклятая карета, — стонала ба на следующее утро. — Все кости растрясла по этим дорогам. Сегодня ещё хуже, чем вчера!

Она прошлась до окна, чуть наклонившись вперёд и держась за поясницу.

— Заговоры не помогают? — уточнила я.

— Может, это аура тёмных так влияет, но толку от моих заговоров стало меньше, чем от моего старого соседа графа Перри. Помнится, он влюбился в одну молоденькую профурсетку. Стихи ей писал, а как добрался до спальни, тут и случился казус, — она попыталась разогнуться. — Надо что-то с этим делать. В конце концов, раз уж я оказалась среди высших аристократов, то хотелось бы сплясать на балу с самым горячим красавчиком, — она изучающе меня оглядела. — Впрочем, тебе не понять, Эйли. Ты слишком строга к себе.

— Ты знаешь причину, — чуть резковато ответила я. — Мне как-то не до красавчиков.

Ба лишь кивнула, слегка помрачнев. С глазу на глаз мы немало обсуждали моё положение, но порой она как будто забывала, что я вовсе не её внучка Эйлин.

Обычно с мелкими неприятностями вроде головной боли Нэсса справлялась без лекарств. Только надо было оставить её одну, в тишине, чтобы заклинания подействовали быстрее. Она и меня научила паре приёмов, сказав, что разогретые огнём руки порой способны творить чудеса вкупе с сильным заговором.

Если и дальше дела пойдут так скверно, придётся обучаться и целительству — отчего нет? Может, хоть это поможет мне отвязаться от тёмных, ведь лекари-маги ценятся в народе.

Но пока я не умела ни черта. Поэтому собралась в аптеку близлежащего городка Гиантхилл. Но, как выяснилось, так просто из замка меня никто отпускать не торопился. У ворот мою карету остановили, стражники. С лёгким злорадством сообщили, что без разрешения Привратника выезд для меня закрыт. Да с чего это вдруг? У меня даже метки нет, а значит, я ничего и никому не должна!

Но моим доводам никто не внял. Пришлось выгружаться и искать встречи с Двэйном Ардером, будь он неладен!

Как ни странно, к нему меня пропустили довольно быстро. Он сидел в устрашающего размера кабинете, едва не по макушку заваленный какими-то папками и бумагами. Мерзкий Кадан Гард был тут же, но сразу вышел, стоило мне появиться. Шишка на голове, наверное, заныла от моего вида.

— Что случилось? — не поднимая глаз от чтения, поинтересовался Двэйн. — Кто-то снова пытался поставить вам метку? Кажется, тут больше не осталось способных на это магов.

— Нет, я просто хотела узнать, почему меня не выпускают из замка? Мне нужно срочно съездить за лекарством для бабушки. У неё после поездки разболелась спина. Лекаря тут, как выяснилось, нет.

Честно говоря, я была удивлена этим фактом. Всегда считала, что при дворе крупных аристократов просто должен быть отдельный лекарь. Мало ли, голова от вина разболится, палец книгой придавят… В общем, на случай разных неприятных происшествий.

— Тёмные редко страдают от болезней, — скучающе пояснил маг. — Лекари нам не нужны.

А, это и понятно: зараза к заразе не пристаёт.

— Здоровенькими помираете, значит, — не удержалась я от колкости.

Теперь Двэйн поднял на меня свои устрашающе бездонные глаза.

— Чаще в старости тёмные маги умирают от истощения сил, чем от сопутствующих одряхлению болезней. Если вам интересно, конечно.

— Очень интересно. Но всё же, что с моим выездом?

— Раз речь идёт о здоровье бабушки, вы, конечно, можете ехать. Я отдам распоряжение, чтобы вас пропустили, — он слегка рассеянно улыбнулся.

Я ещё раз окинула взглядом беспорядок на его столе, вспомнила безразличного помощника в приёмной. Кажется, он был против смены «руководства». Я даже посочувствовала дорху Ардеру. Немного и недолго.

— Благодарю, — кивнула и собралась было уходить.

— Кстати! — вдруг окликнул меня Двэйн. — Раз уж вы едете в город, — он встал и подошёл, держа в руке запечатанный конверт. — Будьте так добры отвезти это в гостиницу «Певчий дрозд».

Я опустила на послание сдержанный взгляд.

— Простите, но я не курьер.

— Это вежливая просьба, — проговорил тёмный так, что у меня в груди ёкнуло.

Похоже, он в совершенстве владеет сотней оттенков вкрадчивости голоса и перелючает их по необходимости.

— Вы меня совсем не знаете, дорх, — ответила я бесстрастно. — Вдруг я не исполню просьбу и выброшу коверт, как только покину замок. Или сожгу его в камине?

— У вас потрясающие… вернее, потрясающе честные глаза, — тёмный ещё чуть-чуть понизил голос. — Нет, я могу отправить этого бестолкового помощника, который сидит в приёмной. Но через вас получится гораздо надёжнее.

— Извинитесь, — выпалила я, скрестив руки на груди.

Двэйн недоумевающе приподнял брови.

— За что, милая лиэса?

— Вы сами знаете за что!

Двэйн наморщил лоб, изображая полную потерю памяти, но затем вдруг рассмеялся.

— А! Вы о том поцелуе… — он покачал головой. — Думаю, это вы должны извиниться за то, что укусили меня, словно дикарка. Я всего лишь хотел, чтобы мы оба получили удовольствие.

Да-да, ночей не спал, всё думал, как бы сделать так, чтобы я удовольствие получила. И вообще — инициатива наказуема.

— Вы меня забыли спросить, хочу ли я получить удовольствие. И, кстати, я его не получила!

— Это от неопытности. Вы ещё распробуете… Со временем, — нахально усмехнулся тёмный. — Ладно, будь по вашему. Простите, что я пошёл на столь… поспешный шаг, не спросив вашего на то разрешения. Ну что, вы отвезёте письмо? Пожалуйста.

И что тут ещё скажешь? Буду упрямиться — сочтёт за кокетство, чего доброго!

Я выхватила конверт из пальцев Двэйна и быстро направилась к двери. В конце концов, не переломлюсь же пополам оттого, что отвезу это чёртово письмо. Главное, надо провернуть всё поскорее, чтобы бабуля не ждала слишком долго. Я и так задержалась.

Гостиница «Певчий дрозд» оказалась вполне себе фешенебельной. По здешним меркам, конечно! Высокое крыльцо, богатая отделка фасада, снующие туда-сюда постояльцы в дорогой одежде. Оглядев её снаружи, я оправила простое дорожное платье и, приподняв подбородок, прошествовала в фойе. Там подошла к стойке и протянула конверт одному из консьержей.

— Добрый день! Прошу передать постояльцу.

Молодой мужчина внимательно прочитал надпись и кивнул.

— Благодарю.

Отвернувшись, он положил письмо в соответствующий указанному номеру ящичек. Ну вот и всё! Я уже направилась было обратно к двери, как мне навстречу в фойе зашёл Уэн Макдал — тот самый неприятель Молана О’Кина, моего временного отца, который всячески портил ему бизнес и жизнь. Не хотелось бы, чтобы этот пижон меня заметил! Поэтому я опустила голову так, чтобы поля шляпки хоть немного прикрывали лицо, и ускорила шаг. Выскочила на крыльцо и с облегчением вздохнула.

— Лиэса О’Кин! — вдруг раздалось позади. — Какая неожиданная и приятная встреча!

У меня даже перед глазами потемнело. Твою ж налево!

Стараясь сохранить невозмутимость, я пошла дальше — такой подход не раз уберегал меня от неудобных разговоров. Но преследователь с этим мириться явно не пожелал — меня схватили за руку.

— Ну куда же вы бежите! — голос мужчины стал елейным, а хватка — крепче.

— Лэс Макдал, — я повернулась к нему, высвобождая локоть. — Добрый день! И до свидания! Я тороплюсь.

Я уже начала было спускаться по лестнице, но Уэн преградил мне дорогу и оттеснил обратно в тень тканевого навеса над входом.

— Боитесь опоздать на распродажу вчерашнего хлеба?

Я смерила дельца уничтожающим взглядом. Казалось бы, вполне приятный внешне мужчина: высокий, плечистый, и лицом природа не обидела. А по сути такая сволочь, что прямо под ноги ему плюнуть хочется.

— Что вам нужно?

— Я просто не ожидал увидеть вас здесь. Может, вы пришли ко мне?

— Ещё чего! — я выдала такое громкое «ха», что на меня покосилась проходящая мимо дама в сложно декорированном платье.

— Зря вы возмущаетесь. Слышал, от безысходности ваш папенька отдал вас с сестрой кому-то из тёмных. Знаете, так делали в бедных семьях, когда хотели избавиться от лишних ртов, — он подошёл ещё чуть ближе и вновь схватил меня за запястье, когда я попыталась проскользнуть мимо.

— А ну пустите! — я дёрнула руку. — Мало вы лезете в дела моего отца, так вам ещё и сюда нужно нос сунуть? И если уж я предназначена в леоты тёмному магу, то за такие вольности вы горько поплатитесь!

Но к сожалению, поблизости не было ни одного хотя бы полутёмного. Никому не было до нас дела, все, кто проходил мимо, напротив, даже взгляды отводили, якобы ничего не замечая.

— О, похоже, вы не знаете… — в голосе Уэна Мактала прорезалась угроза. — Я, так сказать, имел свои планы на одну дочь Молана, но её увели у меня из-под носа, — он вздохнул. — Это очень досадно.

Какие интересные подробности открываются! А не поэтому ли Молан так спешно велел мне уезжать? Даже несмотря на то, что метка у меня не появилась. Вполне возможно, что Уэн Мактал и раньше делал ему какие-то намёки насчёт Эйлин? Может, Эйлин знала об этом?

Как бы то ни было, на её месте пока я.

— Мне искренне жаль, что вашим планам не суждено сбыться.

Я отыскала взглядом батлера, который как раз вышел наружу с таким важным видом, словно собирался встречать какого-то принца. Если этот гад начнёт напирать, позову на помощь. А вообще не мешало бы прояснить обстановку, чтобы быть готовой.

— О, это мы ещё посмотрим, — усмехнулся делец. — Ваш папенька находится в крайне затруднительном положении. Недавно он взял крупную ссуду в банке. Но вот отдать долг у него совершенно нет средств. Возможно, он попытается получить деньги от Привратника: мне не известны условия этой скандальной сделки. Но… сомневаюсь, что дорх Гард на это пойдёт. Поэтому вынужден сделать вывод, что скоро Молан О’Кин будет на грани полнейшего разорения.

Так значит, Мактал не знает, что в Гитморе власть уже сменилась. Может быть, мне это на руку.

— Я не верю вам, — я пожала плечами. — Ваша ненависть к отцу давно известна. И он много страдал от слухов, которые вы распространяли о нём.

Блефовала, конечно. Но мне нужны подробности.

— Не верите? — наивно купился Уэн.

Не сводя с меня взгляда, он вынул из из роскошного кожаного портфеля некий документ и тряхнул им перед моими глазами.

Пользуясь случаем, я отобрала у него бумажку и быстро прочитала: благо с новым телом мне достались все навыки обычного жителя этого мира. Я сразу понимала их язык, говорила на нём, могла читать и писать. Поэтому быстро уловила суть, изложенную в копии расписки о получении ссуды. И правда! Молан влез в немалый долг! Главное, никому не сказал, иначе Брона его тут же убила бы.

Мактал быстро вернул себе листок и убрал в сумку.

— И всё же вы мерзавец, — я покачала головой. — Далась вам эта шахта. У вас несколько своих, гораздо более богатых!

— Можете считать это делом принципа. Молан всё равно толком не умеет обращаться с теми активами, что у него есть. Пусть лучше они перейдут в более умелые руки.

И упомянутой «умелой» рукой Мактал вдруг взял и сжал мою грудь. Вот так просто — на улице, совершенно неожиданно! Хорошо, что от тех, кто проходил мимо, меня закрывала его спина — иначе это был бы страшный позор.

Я тоже не растерялась, почти вслепую — потому что перед глазами у меня сразу заплясали гневные пятна — залепила ему отличную пощёчину. Ею можно было бы гордиться, ей богу! Точная, сильная — у гада даже голова мотнулась.

— Деда лысого вы получите! — выплюнула я.

Загадочное выражение заставило Уэна Мактала задуматься, держась за ушибленную щёку. Наверное, он не понял, зачем ему чей-то лысый дед.

— Я получу всё что захочу, — всё же возразил он. — Так или иначе. Только при добровольном согласии вы спасёте отца от разорения и позора. Если сами согласитесь стать моей женой, я выкуплю долг Молана. Если же нет — я утоплю его окончательно! В самые короткие сроки.

— Лэс! — позвала я батлера, который уже подозрительно на нас косился. — Лэс, прошу вас, избавьте меня от внимания этого странного мужчины! Какой кошмар! Как не стыдно!

Работник гостиницы двинулся к нам — я к нему навстречу, отталкивая от себя Уэна. Главное выяснила: сроки, в которые Молану нужно погасить долг, и сумму, на которую он подставился. Честно говоря, количество цифр в ней немало удручало. Удручало ещё и то, что оставить его в беде я отчего-то не могла. Хотя, казалось бы, он мне не родня!

И, скорей всего, придётся обсудить это с ба и Айне — ведь она у нас теперь приближена к высшей тёмной аристократии! Пусть спасает в первую очередь своего отца, раз уж мы всё равно в это влипли.

И тут я очень вовремя вспомнила о той шишке арморума, которая свалилась мне на голову. Если они встречаются так редко и каждый алхимик или садовник мечтает однажды раздобыть его для себя, то его наверняка можно выгодно продать!

Эврика!

Эта светлая мысль заставила меня после визита к аптекарю, заехать в самую крупную алхимическую лабораторию, что нашлась в городе. Кучер, хоть и удивился, но безропотно отвёз меня, куда надо.

Алхимическая лавка оказалась весьма солидной на вид. Деревянные рамы, ставни, колоритная вывеска. Тут продавались уже не лекарства, а гораздо более сложные зелья и составы. Думать о широте их назначения я даже не бралась. Умные головы порой могут додуматься до самых безумных вещей.

Но ещё не успела я выйти из кареты, когда заметила, что из лаборатории «Чудеса Юстаса» выходит подозрительно знакомая девушка. Пригляделась — так это первая леота Двэйна Ардера — Алиша!

Вот кого не ожидала тут увидеть, так это её.

Постойте-постойте! Если всетемнейший дорх знал о том, что она поедет в город, так почему не поручил ей отвезти письмо? Всё равно по дороге. Значит, он не знал?

В голове сразу активизировался режим доморощенного сыщика. Встречаться с кем-то из знакомых Двэйна мне тоже не хотелось, поэтому я затаилась и принялась обдумывать, что такая женщина могла приобрести у алхимика. А пока ломала голову над этим ребусом, Алиша уже удалилась.

И только тогда я вышла из экипажа. Взглядом проводила небольшую лакированую карету, в которой укатила первая леота: она сидела внутри, разглядывая что-то в вычурном флаконе. Вряд ли собралась травить мышей…

Как-то это всё настораживало.

Я толкнула дверь лавки и вошла в полнейшую тишину. Даже колокольчик не прозвенел: оказалось, механизм сломался, и он бестолково болтался на цепочке. Я прошла дальше, глазея по сторонам, словно школьница в музее. Сколько разных коробочек, мешочков и баночек — пожалуй, даже больше, чем в аптеке. И вид у них гораздо более устрашающий. Или просто фантазия разыгралась…

— Бедная девочка! — раздалось из глубин хозяйственных помещений, что располагались за стеллажами. Мужчина тяжко вздохнул. — Если уж она прибегла к таким средствам, всё совсем безнадёжно!

Хм… Уж не о Алише ли они говорят?

— Тебе-то какая разница? — ответил ему звонкий женский голос. Таким, кажется, совершенно невозможно говорить тихо. — Получил свои деньги и радуйся. Ты же предупредил её, что результат не гарантирован?

— Конечно, предупредил! — воскликнул мужчина. — Мой состав совершенно безвреден. Даже кишечного расстройства не будет. А если не сработает, так и что ж…

Я наконец разглядела на прилавке звоночек и ударила по нему ладонью.

Разговор сразу стих.

Ко мне, благостно улыбаясь, вышел высокий худой мужчина, явно страдающий от какого-то недуга. Впрочем, на его благосостоянии это никак не отражалось: одежда была сшита из дорогих тканей, на пальцах красовались несколько впечатляющих перстней. Пожалуй, носить такие — моветон, я даже невольно прилипла к ним взглядом.

— Артефакты, — ласково пояснил алхимик. — Помогают улучшать составы. Чего желает очаровательная лиэса? Замучили мыши в комнате? Или нужно очистить пятнышко с платья? А может, в саду завяли розы?

Похоже, он считал, что такая, как я, ничем, кроме нарядов и цветочков интересоваться не может. Ну что ж…

— Нет, уважаемый лэс. Я к вам несколько по иному вопросу, — я пару секунд помолчала, подбирая слова. — Подскажите, сколько может стоить семя арморума?

Мужчина похлопал глазами, как будто заподозрил, что ему послышалось.

— Арморума? Вы говорите о дереве?

— А о чём я ещё могу говорить? Если говорю об арморуме, — насторожилась я.

Алхимик рассмеялся, держась за впалый живот.

— Действительно. Просто я не ожидал такого вопроса от девушки, — он посерьёзнел и задумался, словно принялся что-то подсчитывать в голове. — Если бы вдруг у меня в руках оказалось такое семечко и я — вдруг! — решил бы его продать, то отдал бы его на аукцион Алхимической лиги. Так было бы гораздо выгоднее. Ведь это очень редкий ингредиент. Для магов-садовников он представляет едва ли не больший интерес. Впрочем, никому: ни алхимикам, ни садовникам, ни даже тёмным — не удавалось найти хотя бы одно семя арморума за последние лет двадцать, а то и тридцать. Так что, боюсь, этот вопрос пока остаётся риторическим.

— Так что с ценой? — напомнила я.

Юстас хмыкнул, оглядев меня с подозрительным любопытством, словно задумался, а не воровка ли я, которая обчистила кого-то из его коллег.

— Это, конечно, невероятно, но, если у вас действительно есть семя арморума, я готов прямо сейчас заплатить вам хорошую и — главное! — честную сумму, чтобы вы не ввязывались в эти неприятные дела по продаже. Там сплошные жулики, и нежной лиэсе очень сложно не попасться на их уловки…

Ха, нашёл дурочку! Если юлит, значит, что-то тут нечисто.

— Так сколько? — настояла я.

— Я дам вам пятьсот драконов, — уверенно отрезал алхимик. — После того как своими глазами убежусь, что это и правда семя арморума!

Что-то подсказало мне, если уж он так легко готов расстаться со столь значительной суммой, то сам может обогатиться на этом гораздо больше. А значит, пытается обвести меня вокруг пальца.

— Благодарю за подробный ответ, — я улыбнулась. — Всего доброго.

И направилась к двери.

— Тысячу! — крикнул мне вслед алхимик. — Полторы тысячи драконов!

Следующую сумму я уже не услышала, потому что вышла на улицу. Размышляя, села в карету и велела кучеру трогать: нужно скорее добраться до Гитмора и отдать бабуле лекарство. А заодно посоветоваться.

Полторы тысячи золотых драконов! Это же какие деньжищи по меркам этого мира! Совсем немаленькие. Некоторые столько и за год не зарабатывают.

Я сунула руку в ридикюль, где заветная шишка как раз и лежала с того дня, как я её подобрала. Она и правда походила на какой-то драгоценный камень. Тяжёлая! Если это шишка, как у обычных хвойных, то внутри, может быть, несколько семян!

У меня даже голова слегка закружилась от того, какие перспективы заработка вдруг открылись передо мной.

С аукциона семечко можно неплохо продать и тем самым погасить долг Молана! Нужно только найти того, кто выведет меня на этот самый аукцион…

«Я тебе продам! Сопля бестолковая!» — вдруг раздалось в голове так отчётливо, что я подпрыгнула на месте.

Огляделась, подозревая, что внезапно рехнулась, но поблизости никого не было. Наверное, внутренний голос вдруг активизировался. Совесть, может быть… Немного жалко отдавать такую редкую шишку! Я провела по лбу ладонью и собралась было убрать семя обратно в сумочку — подальше от греха.

«Аккуратнее! Аккуратнее, не письмо от постылого ухажёра комкаешь!» — вновь зазвенело в висках.

Я замерла, прижав кулак к шишкой к груди. Что за чертовщина!

«Вот там и носи! — посоветовал ворчливый голос. — Лучшая сумочка это декольте».

Я закрыла глаза, совершенно ничего не понимая. Может, у меня раздвоение личности началось? Я же в чужом теле! А куда подевалась прежняя его хозяйка, понятия не имею. Может, она «уснула», а теперь вдруг решила очнуться?

Хотя чего это я… Голос-то мужской. Даже басовитый слегка. Ну не шишка же это разговаривает! Хотя, может и шишка… Кто знает эти волшебные деревья!

«Ыть, пугливая какая, поглоти меня Хаос! — горестно вздохнул некто. — Досталась же на мою голову!»

Выдохнув, я осторожно разлепила веки и тут же вжалась в спинку сидения: передо мной напротив, разложив крылья, сидел небольшой филин. Странный немного, рыжий и слегка… потрёпанный, что ли. Как будто его кошки драли.

«Оперяюсь я! — возмутилась птица на мои мысли. — Вот пух сойдёт, глаз не отведёшь!»

Да я, собственно, уже — не могла. Уж больно диковинная животина. Как будто и обычная, но с ней точно что-то не так. Кроме того, что она со мной разговаривает, конечно!

Филин демонстративно изогнул короткую шею и, кряхтя, выдрал у себя клок трогательно торчащего возле крыла пуха. Встряхнулся и нахохлился, растопырив слишком мохнатые, как у птенца, уши. И вдруг между его перьями словно бы пробежали маленькие огненные сполохи. Померещилось или нет?

— Ты кто? — спросила я вслух, стараясь, чтобы кучер не услышал. — Откуда тут взялся?

«А ты, смотрю, сообразительная такая, я прям не могу!» — нахохлился пернатый ещё больше и саркастично прищурился.

— Знаешь, я не каждый день говорящих птиц вижу, — огрызнулась я.

«Ладно, ладно! — смилостивился филин. — Чувствуешь логику: деревья, лес, птицы… Вырисовывается? Вообще каждое волшебное дерево арморум имеет свою душу, хоть об этом почти никто не знает. И часть этой души оно передаёт с семечком в землю…»

— Так ты дух? — удивилась я.

«Тебя не учили, что перебивать старших невежливо?» — птиц гневно приоткрыл клюв.

— Ты знакомство тоже не со «здравствуй» начал, — парировала я.

«Здравствуй! Ты бестолковая сопля! Так лучше?» — съязвил пернатый.

— Очень смешно! — буркнула я, аккуратно пряча шишку за край корсажа. И правда, там надёжнее. Вернусь в замок, надо будет придумать, как её теперь с собой носить. — И с чего это ты старше? Ты только вылупился.

«А ты знаешь, сколько лет дерево растит такую вот шишку, скрывает его от охотников за трофеями? И вообще! Я часть его души, которой, между прочим, много сотен лет!»

— Почему ты молчал? Я тебя уже второй день в сумке таскаю.

«Как почему? — ещё больше округлил оранжевые глаза филин. — Присматривался. Сил набирался. Когда семечко падает в землю, дух берёт силы оттуда. А раз уж меня тебе подарили… Не пойму, правда, почему тебе? Худая, неумелая, вздорная. Тьху!»

— Что значит «тьху»? Эй! — я понарошку замахнулась на ворчливую птицу перчаткой. — Вот возьму и правда продам. Пусть над тобой опыты ставят, раз такой невоспитанный!

Филин растопырил крылья — и тут я поняла, что огонь мне не померещился. Его перья вспыхнули, каждое из них словно бы обратилось крошечным факелом. Правда, светопредставления хватило ненадолго — они с тихим шипением начали гаснуть, в воздухе запахло смолёной шкурой и повеяло дымком.

«Вот незадача, — сконфуженно пробубнил филин. — Ну ничего, силы наберусь…»

Он завозился, укладывая своё оперение, выдернул ещё пару клочков пуха, что-то тихо бормоча. Мне даже стало его немного жалко. Такой забавный.

— Тебя как звать-то?

Филин сразу приосанился, приподнял клюв и, хищно сверкнув глазами, выдал без запинки:

— Гуглемирион.

Батюшки! «Спела бы, как песню, кабы не выпила настойки», — обычно говорит ба в таких случаях. Я прижала ладонь к губам, чтобы не рассмеяться. Выглядело, наверное, как высшая степень восхищения.

— Так ты Гугл, — всё же хихикнула я. — И знаешь, наверное, много?

Филин насторожился, зыркая на меня из-под пушистых бровей.

— Вообще-то я не люблю, когда моё древнее, между прочим, имя сокращают те, кому лень его произносить. Но такой глупыхе, как ты, пока можно. И знаю я уж побольше твоего!

— О’кей, Гугл, — согласилась я с невозмутимой миной. — А что ты знаешь обо мне?

А вдруг он в курсе всего? Ну, то есть — вообще всего? Даже того, чего я о себе не знаю…

«Мне о тебе никто не рассказывал. Но я чувствую… — щуря круглые глаза, ответил филин. — Твоя душа из другого мира — это очевидно. Но дерево не стало бы давать шишку кому зря. Значит, в тебе заложено много силы и эта сила для чего-то предназначена. Только, судя по всему, управлять ей ты не умеешь. В этом и проблема. Овладеешь силой, сумеешь найти путь домой».

— Это всё? — усомнилась я. — Как-то негусто. Где прежняя Эйлин, ты не знаешь случаем? Где теперь моё родное тело?

«Я, вообще-то только сейчас в человеческом мире оказался. Да ещё и в таком унизительном виде! — фыркнул Гугл, начиная злиться. — Мне бы ещё месяцок отлежаться, если бы кое-кто по глупости не решил меня продать! Где там твоё тело, я не знаю. С переселением из других миров не знаком. Но ты маг стихии, другому дерево не стало бы отдавать шишку. И когда ты докажешь, что достойна, я отведу тебя к тому древу, что покажет тебе путь домой. Я всего лишь семечко и пока не обладаю и сотой долей их мудрости. Они знают гораздо больше и ведают все токи магии».

— А сейчас ты меня отвести к эту дереву не можешь? — уточнила я на всякий случай.

Надежда, знаете ли.

«Вот же торопыга какая! А поучиться, а терпение проявить? Слово усидчивость тебе тоже, полагаю, не знакомо? — так и фонтанировал ехидством филин. — Я не знаю, какое из них откроет тебе путь. Но я пойму, когда придёт время».

Время, время… Я и так провела его здесь слишком много. Наверное, в моём мире меня уже сочли без вести пропавшей. Или лежу где-нибудь в больнице в коме — страх какой! Признаться, такие сны мне приходили в первые пару месяцев здесь. Я просыпалась вся горячая, словно у меня начался жар. Собственно, тогда и начала понимать, что обладаю неслабыми такими магическими способностями.

— То, что мне нужно учиться, я и без тебя знаю, — вздохнула я с тоской, вспомнив неподъёмные тома, что презентовал мен магистр Слу.

«Вместе с тем, как ты будешь учиться, я буду изменяться, крепнуть, — продолжил пояснять Гугл. — И тем делать тебя ещё сильнее! Поняла, неумеха?»

То есть такой замкнутый круг и симбиоз. Ну что ж, можно попробовать! Правда, жаль, что получить лёгкие деньги на погашение долга не удастся. Однако наверняка найдётся и другой способ. А вот филин-помощник будет мне очень полезен. Правда, не был бы он ещё таким грубияном…

— Так! Давай-ка мы с тобой сразу определимся, Гугл, — я сложила руки на груди. — Никакой неумехой или глупнёй ты меня называть не будешь!

— Ну а как мне ещё тебя называть? — удивился тот.

Действительно, прямо без вариантов!

— У меня вообще-то тоже имя есть. Есения. Да, я ещё мало умею. Но раз ты можешь мне помочь, я готова к сотрудничеству.

«Слова-то какие умные знаешь, — подколол меня филин. — Одного сотрудничества будет недостаточно, дорогуша. Нам подружиться надо. Не скажу, что я рад тому, что меня вытащили из мира духов ради иномирной девчонки, но будем работать с тем материалом, что есть».

— Это ещё кому с кем придётся работать, — не осталась я в долгу. — Кстати, а как я теперь буду объяснять другим, откуда ты взялся?

«Не переживай, — встопорщил перья и пух филин. — Я появляюсь только тем, кому хочу. А так виден только тебе. И, кстати, орать, когда разговариваешь со мной, вовсе не обязательно. Мы можем общаться ментально. Вслух я всё равно не умею».

Странно я, наверное, сейчас выглядела. Сижу, смотрю куда-то и разговариваю с пустотой. А что? Прекрасный способ отвязаться от всех неугодных женихов и тёмных, которые облепили меня, словно муравьи — каплю варенья. Прослыву шизофреничкой — всех как ветром сдует.

Я даже слегка развеселилась от этой мысли. Но вряд ли это осуществимо. Те, кто смыслит в магии, сразу поймут, в чём дело, а это опасно и для меня, и для Гуглемини… мири… Гугла, в общем.

«Что-то я устал, — высказавшись, тот старательнее сложил крылья, отчего стал ещё компактнее. — Пойду, пожалуй. Ещё потом в замке осматриваться. Или где ты там сейчас живёшь…»

С этими словами он вдруг взлетел и, кувыркнувшись в воздухе, пропал.

Задали они мне задачку, эти древние одухотворённые деревья. Стать достойной. Знать бы критерии, а то ведь можно и не вписаться!

Глава 7

Двэйн Ардер

— Они приехали, — Бэйв вошёл в кабинет без стука, как и всегда.

За годы совместной службы при дворе, которая постепенно переросла в дружбу, он отвык от подобных формальностей. Да и не имел привычки вламываться без веской причины.

— Кто? — не сразу понял Двэйн.

Признаться, с утра голова уже была забита множеством информации по Гитмору, которую раньше он посчитал бы совершенно неважной. Но сейчас важным было всё. Да и вообще стоило познакомиться с тем княжеством, где придётся служить неизвестно сколько, поближе.

— Как кто? — Бэйв прошёл дальше, с любопытством глазея по сторонам. — Ученики…И, надеюсь, будущие отличные Стражи. Хотя…

— Что, совсем безнадёжны? — Двэйн поднял на друга взгляд.

Тот неопределённо покачал головой. Это плохо. Да, отыскать среди магов Коллегий стихийников, которые имели бы потенциал для развития, задача непростая. Самые сильные уже были под личным присмотром императора и служили при дворе. Но сейчас они были нужны для охраны канала Хаоса там, в главной башне архимагов.

А вот заниматься поиском сущности, которая расшатывала магический баланс в княжествах, было некому.

Придётся спешно учить новых.

— Пойдём, ты лучше сам посмотришь.

Они вместе спустились в один из внутренних дворов Гитмора. Тренировочную его часть, где всегда разминались сами Привратники и их отпрыски, готовые принять обязанности, когда придёт срок.

Вряд ли последние годы Энгус Гард рьяно поддерживал свою магическую форму. Да и наследником обзавёлся только одним — это при двух-то леотах! Поэтому магией тут даже не пахло, и вообще аура Гитмора казалась удивительно слабой, что непозволительно для места силы.

Но благодаря усилиям Двэйна и Бэйва сейчас на тренировочной площадке, неуверенно переминаясь, стояли четверо молодых магов. Вернее, зародышей магов, как часто говорили о «подмастерьях». Трое юношей и одна девушка.

«Зародыши» тихо переговаривались, только Джед Ог стоял в сторонке: он-то приехал раньше, и потому только прибывшие косились на него с недоверием.

— Это же он! — довольно громко шепнула миловидная девушка с длинной русой косой, заметив Двэйна.

— Уна Сойл, — тихо подсказал ему Бэйв.

Будь она рядовой магиссой, Двэйн и правда не вспомнил бы её имя. Но Уна обладала магией земли. А это тяжёлая в постижении и контроле наука.

— Надеюсь, я снился вам беспокойными ночами, — громко проговорил он, когда все обернулись. — И вы боялись нашей встречи.

— А нужно было? — приподнял светлые брови высокий и весьма задиристый на вид молодой человек.

Если верить докладу магистров столичной Коллегии, он весьма перспективный маг воды. А ещё сын одного из приближенных ко двору аристократов.

— Вам можно не бояться, Арро Снорт. Ваш отец заплатил мне солидную сумму, чтобы я сильно вас не бил.

Бэйв хмыкнул, а юноша побагровел: его светлая кожа сразу предательски выдала красные пятна на щеках и шее. Такие, как он, обычно не любят, когда кто-то считает, что всем достигнутым ни обязаны лишь происхождением. Хотя при случае не брезгуют им пользоваться.

Вот и Арро покосился сначала на одного товарища затем на другого.

— Я не понимаю… — буркнул неуверенно.

— Это плохо, — покачал головой Двэйн. — Я пошутил. И доставаться вам будет так же, как и остальным. А вы… лэс Шерк Аш, выпили достаточно успокоительных капель, чтобы подготовить нервы?

Коренастый молодой человек с лицом замшелого заучки только пожал плечами.

— Я всё же надеюсь, что вы, дорх Ардер, разумный и серьёзный маг и мудрый наставник. Поэтому не станете тиранить нас зря, — выдал он.

— Теперь я не понял, — Двэйн приблизился к нему. — Вы польстить мне решили или вы просто зануда?

Арро спрятал смешок в прижатом к губам кулаке, Уна хихикнула, но сразу прикусила язык. А Джед, пока не принадлежащий их компании, снисходительно улыбнулся. Мол, он-то уже хлебнул общения с наставниками по горло.

— Я… э-э, — слегка растерялся Шерк.

Вопрос явно загнал его в тупик.

— Для мага-воздушника вы туговато соображаете, — вздохнул Двэйн. — А вы, лэс Ог, чего скромно стоите в сторонке? Подтягивайтесь, подтягивайтесь к дружному коллективу ничего не умеющих, но мнящих себя великими магов. Надеюсь, хоть вы зададите всем жару? В прямом и переносном смысле.

— Я… постараюсь, дорх Ардер, — сглотнув, буркнул кудрявый.

— Теперь спины распрямили — и пятнадцать кругов по плацу!

— Зачем? — возмутился долговязый Арро. — Мы магией приехали заниматься, а не…

— Чтобы заниматься магией, нужно сначала заняться собой, — присоединился к разговору Бэйв. — И кто тебе сказал, что ты имеешь право спорить с Привратником? А ну марш! Тебе персонально двадцать кругов.

Двэйн кивнул, подтверждая его приказ.

— Сначала разомнитесь и разогрейте мышцы. Проверять ваши магические способности будем дальше.

Нестройной гурьбой «зародыши» двинулись по периметру площадки, сутулясь и вяло перебирая ногами.

— Ну как тебе? — Бэйв задумчиво уставился на семенящую следом за товарищами Уну.

В его глазах Двэйну почудился не совсем правильный интерес. Это плохо, по доброте душевной начнёт ей поблажки делать.

— Удручающе. Но имеем что имеем. Можно сказать, нам повезло, у нас полный набор: огневик, воздушник, водник и маг земли. Так что будем воспитывать… Время поджимает.

Насчёт огневика Двэйн испытывал большие сомнения. До сих пор Джеду удавалось увиливать от демонстрации сил. Но сегодня всё станет предельно ясно.

* * *
Эйлин/Есения

Пребывая в разъездах по Гиантхиллу, я даже пропустила обед. Впрочем, это меня не слишком расстраивало: хотя бы удалось избежать очередной встречи с Каданом Гардом. Лучше ему пока меня не видеть: остынет, подумает. Может быть, решит, что я ему сто лет не упала.

Зато бабуля, которая вышла прогуляться после трапезы, встретила меня прямо у крыльца.

— Ты почему одна? — возмутилась я, заметив её в тени деревьев.

Она очень неспешно шла навстречу, явно страдая от боли в спине.

— У меня небольшой выбор, дорогая, — хмыкнула Нэсса. — Либо сидеть одной в комнате, либо одной гулять. Я решила, что гулять всё же лучше. Сама понимаешь, Айне нашла себе новых подруг. А они — родственную душу! Позволь ей разочароваться самостоятельно. А я имею возможность неплохо осмотреться в замке и даже кое-что выведать. Слуги порой такие разговорчивые. А местная экономка — просто кладезь полезной информации.

Ну да, наивно было бы предполагать, что ба будет сидеть без дела. Даже в таком сложном положении она отыщет что-то полезное.

— Я привезла всё, что ты просила, — перешла я сразу к делу.

Пока мне было не до местных сплетен.

— Пройдём до женского крыла через двор, — предложила бабуля. — Так быстрее, чем плутать коридорами.

Думается, наоборот — она просто хочет поговорить без лишних ушей. Но после тряской кареты и мне хотелось немного размяться. О том, что сегодня я стала гордым, хоть и слегка нервным обладателем фамильяра, решила пока не рассказывать. А вот другое стоило обсудить с Нэссой немедленно.

— Кажется, у нас новая проблема, — я покосилась на ба, которая на ходу внимательно разглядывала флакон со снадобьем от спины.

Она приспустила пенсне и поверх него перевела взгляд на меня.

— Да неужели леоты Двэйна Ардера принялись за козни? Знаешь, они только кажутся милыми леди, а на самом деле даже друг друга ненавидят. Представь, каждый день думать, придёт ли к тебе в спальню ненаглядный темнейший! Или пойдёт к другой? А может, вообще забудет о тебе на месяц! Я искренне надеюсь, что этот Кадан окажется настолько никчёмным магом, что не потянет больше одной леоты. Так Айне будет лучше.

— Нет. Дело не в них, — я махнула рукой. — В Гиантхилле я встретила Уэна Мактала.

— Тьфу ты! — ба вычертила в воздухе охранный знак из тех, которыми пользовались, кажется, ещё на заре времён. — Этому-то подлюге чего нужно? Выполз ведь незаметно, как сопля из носа на ветру.

— Ты знала, что Молан взял крупную ссуду в банке? — я помогла ей перешагнуть через упавшую на тропинку ветку.

— Откуда? Он ведь передо мной не отчитывается, — фыркнула Нэс. — Даже куда моё наследство спустил, не признался. Но я не удивлена. Как и тому, что подонок Мактал уже обо всём знает.

— Мне нужно срочно раздобыть где-то хотя бы часть этой суммы, — я задумчиво посмотрела в небо, словно там вдруг мог проявиться ответ.

— Зачем оно тебе нужно? — фыркнула ба. — Ведь ты не Эйлин.

В её голосе проскользнула лёгкая горечь.

— Я не Эйлин, но я долго жила в вашей семье. И вы мне не чужие. Мактал недвусмысленно дал мне понять, что при невыплате долга он уничтожит Молана. К тому же он явно желает заполучить Эйлин в жёны. Ну, то есть меня. Либо добровольно с моей стороны — и тогда он погасит долг. Либо более низкими методами.

Я приложила ладонь ко лбу, совершенно теряясь в разрозненных, почти панических мыслях. Нэсса немного поразмыслила.

— Будь ты иного склада характера, я сказала бы тебе: «Пользуйся, девочка, тем, что ты молода и красива. Манипулируй мужчинами, используй их так, как тебе нужно». Но требовать от тебя столь неоднозначных шагов я не могу. Ты сама вольна выбирать, как тебе поступить. Ты ничем Молану не обязана. Скорее, это он обязан тебе тем, что ты помогала ему в конторе, пока гордость вновь не ужалила его в зад. Сколько у нас времени?

— Полгода. И если я хочу собрать хотя бы часть суммы, мне придётся срочно найти себе какое-то доходное занятие.

Легко сказать. Не курицу же мне на лету поджаривать до состояния «гриль»…

— Полгода это очень мало. Девушке твоего сословия найти работу непросто. Тем более ту, за которую хорошо платят, — ба нахмурилась.

И я даже могла предположить, какие мысли сейчас крутятся в её голове. Наверняка теперь она жалеет, что я не согласилась стать леотой Кадана Гарда. Так можно было бы уговорить его хоть на какую-то сумму в помощь. Но идти на попятный я точно не стану. Это никак не вписывается в мои интересы.

— Хотелось бы, чтобы Айне тоже поучаствовала в решении этой проблемы, — вновь заговорила я после недолгого молчания. — Её это тоже касается.

— Конечно! — согласилась Нэсса. — Я поговорю с ней, как только она изволит оторваться от общества леот.

Тихий, но отчего-то угрожающий свист заставил меня насторожиться. Он нарастал со стороны внутреннего двора, мимо арки в который мы как раз проходили. Какими-то внутренними рецепторами я ощутила всплеск тёмных магических сил.

— Ложись! — рявкнула, хватая ба за руку.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Мы вместе рухнули прямо на тропинку, пригибая головы и зачем-то придерживая шляпки. Коротким усилием я создала огненный щит, который отразил летящий в нас упругий тёмный сгусток. Тот, срикошетив, прошмыгнул между кустами, и через мгновение раздался далёкий звон разбитого стекла.

— Да раздери вас Хаос! — взвыл кто-то с другой стороны. — Вас чему в Коллегиях учили? Штаны протирать?

Пара непечатных слов дополнили негодование мужчины более яркими красками.

Пока я сворачивала щит, помогала Нэссе встать и отряхнуться, гомон и ругань сменились топотом шагов. На тропинку вывалился тот темноволосый дружок Двэйна, имени которого я пока не знала. Он резко остановился, одёрнул расстёгнутй жилет и вежливо поклонился.

— Надеюсь, вы не пострадали, лиэсы? — произенёс он таким ласковым тоном, словно мгновение назад не бранился на чём стоит свет.

Слегка картинным жестом мужчина откинул от лица волосы. Да хорош, хорош! И даже ярость в глазах не портила его аристократично выточенного лица.

— Лэс Бэйв, что тут происходит? — нарочито капризно вопросила Нэсса. И правда, времени зря не теряла, уже успела имя выяснить. — Это ваших рук дело? Меня чуть удар не хватил!

Маг слегка виновато улыбнулся: несмотря на своё положение, перед графиней он не забывал придерживаться положенного пиетета. А в мой адрес, помнится, сальные шуточки отпускал. Вот же…

Но не успел лэс Бэйв объясниться, как причина произошедшего возникла перед нашими глазами и растерянной кучкой остановилась за его спиной. Два незнакомых парня лет двадцати и русоволосая девушка, кажется, чуть моложе — с удивительно голубыми глазами и бледными веснушками на носу и щеках. Она, не иначе по особой привилегии, была одета в штаны и рубашку, как и мужчины. Следом за остальными вышел Одуванчик.

— Мастер Уалтар, — взмолился приземистый, словно деревенский дом, парнишка. Его насыщенно каштановые волосы были убраны в классическую косу магов. — Мы никогда не пробовали свои силы в таких условиях! А вы так сразу…

— Если вы против простейшей магической атаки вчетвером не можете выстоять, чего уж говорить о Хаосе! — отчитал их маг. — Вы едва не угробили пожилую графиню!

Ну да, обо мне и упоминать нечего, так — случайная жертва.

— И кто же из вас самое слабое звено? — поинтересовалась я, перестав отряхивать испачканный в земле рукав.

— Уж посильнее вашего звена будем! — огрызнулся второй незнакомец.

Холёный, чистенький и надменный. Похоже, аристократский сынок. Его дорогой сюртук явно был сшит на полразмера меньше — чтобы выгоднее подчёркивать широкие плечи и грудь. Льняного оттенка хитро выбритые над висками волосы были стянуты в жгут на затылке.

— Да что вы говорите! — я усмехнулась. — А вы меня знаете, чтобы утверждать? Может, я техникой рукопашного боя владею.

— Они все тут одно большое слабое звено! — раздался знакомый голос позади. — Простите, лиэсы! У нас тут небольшой балаган на выезде.

Мимо незадачливой братии, заставив их поджать хвосты, прошёл сам Двэйн Ардер. Слегка взмыленный, в расстёгнутой на груди рубашке и даже без жилета. Ветер свободно колыхал тонкую ткань, интригующими складками обрисовывая очертания его внушительного торса.

«Фух, тёмным повеяло, — раздражённо фыркнул Гугл у меня в голове. — А савиров-то развёл! Ё-моё, как блох!»

Я едва не вздрогнула, успев позабыть, что у меня в голове теперь есть перманентный сосед. Наверное, мои глаза сделались настолько круглыми, что Двэйн Ардер подозрительно на меня уставился.

— Ты видишь его савиров? — спросила я мысленно, надеясь, что филин меня услышит.

«Конечно, вижу. Поверь, это впечатляющее зрелище!»

— А они тебя?

«Они меня тоже. Но, к счастью, разговаривать савиры не умеют. Лучше этому тёмному пока обо мне не знать».

Двэйн прошёл дальше — туда, где пропал магический снаряд — и все потянулись за ним, мрачно переглядываясь. Мы с Нэссой не остались в стороне: бабуля бодро потащила меня за собой, как будто спина у неё резко перестала болеть.

Оказалось, сгусток магии и правда разбил окно, попал в одну из хозяйственных комнат и уничтожил целый сундук с дорогим постельным бельём. От него остались только жалкие ошмётки.

Каждый сунул нос внутрь, чтобы убедиться и сочувствующе поцокать языком.

— Странная траектория полёта, — задумчиво выдал Двэйн, озираясь. — Кто-то из вас всё же успел отразить атаку? Ну?

Ученики переглянулись, а затем честно замотали головами. Вот сейчас-то у претемнейшего возникнет один очень большой вопрос…

— Это я, — вдруг выдала ба.

— Вы?! — неподдельно удивился тёмный.

— Я ещё не впала в маразм, дорх Ардер, — с укором проговорила Нэсса, а затем беспечно отмахнулась: — Как будто вы не знаете, что от испуга ни не такое можно вытворить. Я обладаю очень слабыми магическими умениями. А этому приёму меня научил мой отец, когда я ещё не оставила мысли развивать свои способности… Столько лет прошло, а ведь пригодилось же! Только не просите повторить, иначе я рассыплюсь на этом самом месте. Эйли, деточка, дай мне руку…

Бабуля страдальчески заохала и так схватилась за мой локоть, что я едва не взвыла. Отыграв маленький перфоманс, она с улыбкой на губах обвела замерших в недоумении мужчин взглядом. Я благоразумно молчала, стараясь отсвечивать как можно меньше.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Признаться, я поражён… — наконец сумел ответить Двэйн, почему-то глядя на меня, а не на Нэссу. — Ваша грандмаман прямо шкатулка с секретами, не находите?

В его словах почудилась вполне явная двусмысленность.

— Вы даже себе не представляете, насколько, — немного зловеще ответила я.

Мы некоторое время мерялись взглядами. Кажется, претемнейший даже хотел что-то ответить или в чём-то меня уличить, однако кто-то кашлянул — и он очнулся.

— Вообще-то бросаться боевыми зарядами опасно! — проворчал Одуванчик.

— Я применил самый слабый, — хмыкнул Двэйн. — И если вы и дальше будете считать ворон, а не выстраивать защиту, то рано или поздно окажетесь на месте этих тряпок. И мне придётся писать сочувствующие письма вашим родителям, придумать вескую причину вашей смерти. Ведь я не смогу написать, что их дети попросту были идиотами, не способными защитить себя от элементарной атаки. Верно?

«Жестоко он их, — осторожно вздохнул Гугл, озвучив мои мысли. — Хотя и справедливо. Интересно, что у них там за суета? Зачем ученики?»

— Так для чего вы нас тут собрали? — спросил белобрысый почти то же самое. — Если отчитывать, так это я и в Коллегии послушать могу!

Зря он это сказал. Очень зря. Двэйн оказался рядом с ним так быстро, что мерцающий позавидовал бы. Парень отшатнулся, споткнулся о какой-то корень и едва не упал.

— Отчитывать тебя папа будет, — задушевно прошипел тёмный. — Я и мастер Уалтар будем вас учить и делать из вас достойных магов. Но, боюсь, твой мозг пока не способен осознать всю серьёзность происходящего.

Учить… От этого слова у меня внутри всё так и завертелось. Вот она, прекрасная возможность — совсем рядом! Если бы только в роли наставника не выступал Двэйн Ардер…

«Знаешь, а вся эта загадочная ситуация была бы нам полезна, — беспардонно вмешался Гугл в мои рассуждения. — Может, удастся что-то выяснить? Подслушать разговоры, польстить тёмному. Они это любят».

— Льстить — ему? — я едва не возмутилась вслух. — Да у него и так самомнение выше твоих волшебных деревьев.

«Ой, да тебе же на него не лезть!»

Я же невольно представила нечто совсем иное — даже щёки загорелись, а в груди словно бы прокатился огненный шар.

— Я подумаю… — буркнула я мысленно. — А сейчас помолчи, пожалуйста!

«Я, может, сто лет молчал…» — обидчиво пробубнил филин, но всё же затих.

— Вы точно не пострадали? — вдруг уточнил Привратник, и в хвост, и в гриву отчитав своих подопечных. — Такое ощущение, что у вас что-то болит.

Конечно! Наверное, моё лицо было сейчас таким, словно я в уме перемножаю трёхначные числа. А это для моего гуманитарного склада ума та ещё боль!

— У меня нет, а вот бабушке уже пора возвращаться к себе, — заторопилась я.

Нэсса хотела было что-то возразить — кажется, ей и тут было вполне интересно — но не стала.

— Тебе не кажется, что эти тёмные что-то замышляют? — как бы между делом спросила она, когда мы заходили в гостиную.

— Они постоянно что-то замышляют. Иначе не взяли бы власть в свои руки, — заметила я.

— Это верно! — бодро согласилась ба. — Но всё это сборище магов-недоучек выглядит очень странно…

Нэсса резко смолкла, когда заметила, что в кресле у окна, оказывается, сидит Айне. Мы тут же приняли самый невинный вид на свете.

— Опять шушукаетесь? — фыркнула сестрица. — Что на этот раз задумали? Лягушек в суп тёмным накидать?

— Лягушки, кстати, весьма вкусны и кое-где считаются деликатесом, — спокойно парировала ба. — Дорогая, у нас к тебе дело немыслимой важности! Не могла бы ты попросить у своего милейшего и щедрейшего Кадана немного денег?

Я так и оторопела от того, как быстро ба перешла к делу. Ну разве так делается? Или она решила применить шоковый метод воздействия?

— Зачем? — насторожилась Айне.

— А затем, что нам с большой долей вероятности придётся спасать вашего блаженного папеньку из большой и тёмной за… падни. Он должен крупную сумму банку.

— Вы что, с ума сошли?! — взвизгнула сестрица, вскочив с места. — Мы с Каданом знакомы два дня и почти не виделись! Он постоянно занят с дорхом Ардером…

— Да не смеши меня! — разозлилась Нэсса. — Своего первого несостоявшегося мужа я вообще увидела на помолвке. Собственно, поэтому он и не состоялся. Однако шикарное кольцо с рубином осталось при мне, а ещё прекрасная серая кобыла, которая выиграла немало скачек! Я не говорю, что нужно трясти с него деньги. Но раз уж ты настроена стать его леотой, а ему это очень нужно, то пусть облагодетельствует!

— Ба! — я укоризненно на неё покосилась. — Для начала я всё же напишу письмо отцу и уточню степень тяжести ситуации. Может, у него всё схвачено…

В чём я, признаться, сомневалась. Сомневалась и Нэсса, поэтому махнула на меня рукой.

— Мало нам позора на нашу фамилию?! — прошипела Айне. — Хотите, чтобы сёстры О’Кин прослыли побирушками?

— Прости, но мы сейчас в гораздо худшем положении, чем некоторые побирушки, — вступилась я за бабулю. — Нельзя быть такой эгоисткой. Твой… наш отец на грани банкротства!

— А ты что будешь делать? — Айне ткнула веером в мою сторону. — Ты на Кадана смотришь, как на насекомое. Тебе не кажется, что при таком отношении ждать от него помощи лицемерно?

— Не беспокойся, в стороне не останусь, — ответила я, складывая руки на груди.

— Что же, ты всё-таки решила сменить гнев на милость и перейти мне дорогу? — со слезами в голосе заявила сестра.

Вот правду говорят, что может быть понято неправильно, обязательно будет понято неправильно. Сумасшедший дом какой-то!

— Ты не так поняла, — устало возразила я.

Но Айне уже обиделась. Она развернулась на каблуках и удалилась в свою спальню, громко хлопнув дверью.

— Зря ты так резко, — вздохнула я, покосившись на разгневанную ба.

— Если долго выплясывать вокруг да около, можно никуда не успеть, — она дёрнула плечом. — Мне показалось, или ты что-то придумала?

— Придумала… Решила воспользоваться твоим советом. В конце концов, Кадан — не единственный тёмный в Гитморе.

— Что ж… — ба приподняла брови. — Здоровые амбиции ещё никому не вредили.

Это верно. Но ещё полезнее — здоровое питание. Поэтому в кабинет дорха Ардера я отправилась уже после обеда. Но его там не нашла. Оказалось, он во дворе: всё ещё занят тренировкой своих новоиспечённых учеников.

Петляя по переходам замка и постоянно спрашивая дорогу, я вышла на нужный плац, который как раз был обустроен для импровизированных магических боёв и разминок. Почти никого здесь не было: только Двэйн и Одуванчик, который стоял ко мне спиной.

— Я так полагаю, что, кроме целительских, у тебя больше нет никаких способностей? — спокойно, почти ласково, уточнил тёмный у Джеда. — Зачем ты соврал?

Похоже, их разговор длился уже довольно долго.

— У меня получалось! — упрямо возразил секретарь. — А теперь не получается.

— Да! Потому что ты не приспособлен для этого! — начал кипятиться тёмный. — Что мне с тобой делать? Наказать за наглую и бестолковую ложь? За то, что ты решил использовать случай, чтобы возвыситься? Кто создал тех элементалей?

Я остановилась, прячась в тени душно пахнущего осенью кустарника. Это даже любопытно. Если Двэйн выяснил, что элементалей создал не Одуванчик, то вычислить меня для него не составит большого труда…

— Я не знаю.

— Ты посмотри, — всплеснул руками Двэйн. — Никто не знает! Не из воздуха же они появились!

— Я могу быть полезен по-другому!

— Конечно, ты можешь быть полезен! — хмыкнул тёмный. — У твоих новых товарищей скоро появится столько синяков, ран и растяжений, что работы у тебя будет по горло. А в Гитморе нет других лекарей.

— Я согласен! — просветлел Одуванчик, закивал, качая своей сияющей на солнце шевелюрой. — В смысле, не на растяжения, конечно. А лекарем… быть.

— Тогда иди, — повелительно махнул рукой всетемнейший. — Мне нужно некоторое время тебя не видеть, чтобы не убить.

Джед припустил с плаца рысцой, едва не подпрыгивая от радости. Повезло кудрявому! Надо бы показать ему ба: может, он поможет ей со спиной? Тем более он мне должен, так сказать, за то, что вообще здесь оказался.

— Выходите, лиэса О’Кин, на тех кустах ягоды не растут, нечего там искать!

Задумавшись над возможностями «использования» Одуванчика, я даже не сразу поняла, что окликнули меня.

— Я хотела поговорить, но не хотела мешать.

Двэйн повернулся ко мне, как только я вышла на из своего ненадёжного укрытия. Вид у него был всё тот же замороченный, несколько светлых прядей выбились из хвоста, на лбу поблескивала испарина. Он задумчиво коснулся серёжки в ухе, наблюдая, как я приближаюсь.

— Кстати, я забыл спросить. Вы отвезли письмо?

— Да, — я кивнула и решила, что не буду ходить вокруг да около: — И знаете, я подумала, если вы не доверяете нынешнему помощнику, может, вы возьмёте меня…

— Давайте ночью, — перебил меня тёмный. — Сейчас я немного занят.

Постойте-постойте… Чего-о?!

«Опаньки, — ядовито выдал Гугл. — Зря кудрявый лекарь ушёл, сейчас он пригодился бы!»

Ладони сразу стали горячими, кожу защекотало — и я сжала кулаки, пытаясь сдержаться. Вперилась в бездонные глаза тёмного и, ей богу, разглядела в них плящущие огоньки веселья. Хохмить изволит. Прямо стенд-ап шоу по нему плачет. И в травматологии уже с фонарями обыскались.

«Есенька, — ласково пропел ГуглКакое там удовольствие! То, что я сейчас хотела ему доставить, называется совсем по-другому. Так, считаем до десяти… Нет, лучше до ста! Десяти мне не хватит, что. — Ты же не хочешь выдать нас со всеми потрохами. Не хочешь доставить ему такое удовольствие?..» бы успокоиться.

Я растянула губы в наивной улыбке.

— Простите? — мой голос едва заметно дрогнул.

— Ах, вы не об этом… — разочарованно протянул маг, ясно давая понять, что он-то имел в виду то самое и мне не послышалось.

— Не думала, что у вас проблемы с досугом. При трвнимательно изучая моё лицо.

— Знаете, если уж мне есть, кем занять досуг, то и ёх леотах, — я похлопала ресницами. — А я всего лишь хотела спросить, не могу ли претендовать на место вашей помощницы.

Тёмный вдруг окончательно посерьёзнел, на место помощницы есть, кого взять, — с лёгкой мстительностью ответил он. — Причём бесплатно. Ведь вам нужна плата, верно? Так убедите меня в том, что я должен выбрать вас. Стройных ног и хорошенького личика мало. За них я могу сейчас сунуть вам монетку в декольте — и этого будет достаточно за просмотр.

— Я помогала отцу в конторе и знаю, с чем придё

«А в глаз клювом он не хочет?» — праведно возмутился Гугл, который, к слову сказать, жил сейчас как раз где-то поблизости от моего декольте — в шишке.

тся иметь дело, — спокойно пояснила я, стараясь не обращать внимания на ворчание птицы и вопиющее нахальство вконец обнаглевшего дорха. — Я разбирала счета и договоры. Даже некоторые переговоры вела. Бывала на руднике, общалась с рабочими. И… Мне нужны деньги.


Так будет максимально честно. Пусть не думает, что я хочу подобраться к нему поближе из романтических побуждений.

— Так станьте леотой Кадана Гарда. Меньше хлопот. Тем более он так жаждет, — проговорил Двэйн проникновенно. — А если вы продемонстрируете ему все свои достоинства, кои я однажды имел счастье лицезреть, он наверняка будет не прочь раскошелиться.

«Нет, какой он всё же гад. Но как быстро он раскусил ваши женские планы, — на сей раз довольно ухмыльнулся филин. — Что-то в нём всё же есть!»

Конечно, есть! Почти два метра роста, широкие плечи и убийственной глубины глаза — как минимум. Но этого не достаточно, чтобы унять моё желание хорошенько подпалить ему серебристую шевелюру!

— Если для вас ценность девушек только в этом… Помимо прямых функций леот, конечно. То простите, что побеспокоила. Вы же так страшно заняты… Я ведь думала о вас лучше, чем вы есть.

А так как я думала о нём не слишком хорошо, то сейчас в моих глазах он вырисовывался той ещё сволочью. Лишь немногим лучше Уэна Мактала.

Кивнув ему напоследок, я повернулась было уходить. Даже почти дошла до края мощёной площадки.

— Постойте! — мученически выдохнул Двэйн. Я остановилась, но не повернула головы. — Мне сейчас и правда не помешает старательный помощник, а не это убожище, которое, кажется, только всё портит. Возможно, намеренно. Можете приступать с утра.

— Оплата пятьдесят драконов в неделю, — бросила я, глянув на него через плечо.

— А не дороговато, рыжая? — тёмный двинулся ко мне. — За такую плату я составлю расширенный список ваших обязанностей.

Чего он добивается? Чтобы я из него люля сделала? А вот шиш ему!

— За такую плату я составлю вам детальный список дел на месяц вперёд. Если вам так будет угодно, — парировала я. — Поверьте, на всё остальное у вас не останется времени.

Двэйн даже на месте замер, а затем прикусил губу, чтобы не расхохотаться. Его лицо приобрело крайне глумливое выражение.

— По рукам!

Глава 8

— Поверить не могу, что этот тёмный так просто согласился взять тебя на работу, — заметила ба, наблюдая за тем, как я привожу себя в порядок, прежде чем отправиться к Двэйну Ардеру.

Как бы я к нему ни относилась, а чтобы хорошо зарабатывать, придётся хорошо работать. И помощница не может портить впечатление о «начальстве» неподобающим видом. Благо, платья у меня все были довольно скромные и даже порой скучные. Вот одно из самых скучных я и выбрала. Чтобы сливаться с мебелью кабинета и привлекать к себе как можно меньше лишнего всетемнейшего внимания.

— Не так уж легко, — я пожала плечами, оправляя оборку на рукаве. Служанка в это время воткнула последнюю шпильку в мою причёску. Затем присела в коротком книксене и удалилась.

— В любом случае будь осторожна. Когда я говорила о манипуляции мужчинами, я имела в виду сопляка Кадана Гарда или слепого от самомнения Уэна Мактала, но никак не дорха Ардера! — кажется, Нэсса и правда волновалась за меня.

Она слегка нервно сжала веер — тот жалобно скрипнул.

— Чем он отличается от остальных? Такой же самовлюблённый сноб, как и большинство здешних мужчин. Разве не так?

Я посмотрела на ба через отражение в зеркале.

— Да не скажи, — она вздохнула. — Двэйн опаснее, чем кажется.

«Поддерживаю! — бодро отозвался Гугл. Откуда ни возьмись он материализовался на столике трюмо, взглянул на себя и встряхнулся, разбрасывая в стороны клочки пуха. — Он явно что-то о тебе заподозрил. А если узнает всё — пиши пропало. Можешь помахать своей призрачной свободе ручкой».

— Попробую разобраться на месте, — ответила я Нэссе и филину одновременно.

Напали на меня, советчики! Ещё до завтрака я отправила письмо Молану с вопросом о долге. Посмотрим, что он ответит: может, его положение не столь плачевно и ему есть, погасить ссуду. И тогда всё само собой разрешится.

Выходя из своей спальни, я натолкнулась Айне. Она окинула меня внимательным взглядом.

— Я надеялась, ты передумаешь. Матушка сказала бы, что благородные лиэсы не работают. А если работают, то они уже не благородные лиэсы, — проговорила она с укором, словно я обрекла всё семейство на ещё больший позор, чем это уже сделал один небезызвестный родственник.

— Это матушка говорила, или леоты дорха Ардера успели тебе в уши напеть? — усмехнулась я. — Оставь свои нотации при себе. Не хочешь помогать отцу, так хоть мне не мешай!

Айне закусила губу, её щёки порозовели от стыда. В общем-то я её понимала: она изо всех сил пытается «соответствовать» тому обществу в котором оказалась. Но и отношения со мной и ба портить не хочет.

— Прости, — понурилась сестра. — Просто я волнуюсь. Мне кажется, я не справлюсь.

Я вздохнула и быстро чмокнула её в щёку.

— Всё будет хорошо. Но из твоего общения с леотами я на твоём месте извлекла бы чуть больше пользы.

Не без помощи служанки, которая взялась меня проводить, я быстро добралась до кабинета дорха Ардера — ровно в назначенный час. Вошла в приёмную… Но оказалось, на рабочем месте уже кипит вполне себе бурная деятельность, изображаемая второй леотой претемнейшего — Гленной. В миру Лягушкой. Судя по крайне сосредоточенному виду, она была занята настолько важными делами, что даже меня не заметила.

Якобы.

— Доброе утро! — на всякий случай поздоровалась я, пока не понимая, чего ждать от такого явления.

— Доброе! — леота подняла на меня мимолётный и как будто совсем не заинтересованный взгляд. — Можете идти обратно, лиэса О’Кин. Здесь в вас не нуждаются.

Хороши новости! Она что, считает, что на наивную сельскую девочку напала?

— Дорх Ардер вчера дал мне понять, что крайне во мне нуждается, — намеренно приукрасила я. — Им же было велено, чтобы я приступала к обязанностям помощницы с этого дня.

Гленна завязала тесёмки какой-то пухлой папки и с демонстративной важностью убрала её на полку.

— Вы, верно, напридумывали себе невесть чего. У дорха Ардера есть леоты. И любая из нас вполне может справиться с обязанностью его помощницы. Помогать ему, знаете ли, вообще наша прямая обязанность.

— О прямых обязанностях леот я на вашем месте помолчала бы, — вспыхнула я.

Кончики пальцев закололо горячими иголками. Они все что, сговорились доводить меня до кипения? Я сжала кулаки, чтобы ненароком не выпустить огонь.

«Тихо, тихо! Ты чего? — переполошился Гугл. — А ну перестань, успокойся! Сегодня же вечером займёмся медитацией. Тянуть уже, похоже, некуда!»

Его голос и правда немного отрезвил меня. Медитация, это то, что мне сейчас было нужно, если уж спалить что-нибудь — не вариант.

— Дорх Ардер у себя? — я даже нашла в себе силы улыбнуться.

— Зачем он вам?

— Хочу прояснить ситуацию.

Уже давно можно было бы пройти к тёмному, но я не хотела изображать истерику.

— В этом нет необходимости. И уж тем более сейчас не стоит его беспокоить.

— Так он у себя? — чуть более угрожающе повторила я и прошла к двери кабинета.

Хватит с меня! С удивительной прыткостью, которой не ожидаешь от обременённой оборками и кружевами дамы, Лягушка преградила мне путь. Это уже начинает напоминать какой-то театр абсурда!

— Ты не понимаешь человеческого языка, да? Пошла вон! — ядовито процедила Гленна. — Или на место четвёртой леоты метишь? А может быть, сразу в постель? Кадан Гард не приглянулся, так на чужое рот разеваешь? Я всё о тебе знаю. Откуда ты, какие проступки числятся за вашей фамилией. Одно письмо императору — и вы с сестрой скатитесь на самое дно. Так что рекомендую тебе уйти. И сказать дорху Ардеру, что ты передумала работать на него!

Она прислонилась спиной к двери, держась за ручку, как питбуль за штанину соседа, только не зубами, конечно. Благодаря преимуществу в росте я нависла над ней, накрывая её лицо своей тенью.

— Род О’Кин гораздо древнее даже той деревни, откуда ты скакнула в леоты тёмного. Так что придержи язык. Ты ничего не можешь — только таскаться за своим хозяином, как собачонка, развлекаться, жить на широкую ногу и изображать радость. Ты ничего обо мне не знаешь, поверь! И я вовсе не горю желанием оказаться на твоём месте. Мне оно сто лет не нужно!

Гленна слегка дёрнулась, словно её ударили.

Осторожным, но уверенным движением я отодвинула её в сторону и заглянула в кабинет. Пусто же! И чего она так упорно пыталась меня остановить? Думала, испугаюсь её грозного вида — просто возьму и отступлюсь? Может быть, настоящая Эйлин так и поступила бы, но её тут в известном смысле нет.

— Оставайся на месте, — предупредила я Гленну. — Перед дорхом Ардером отчитаешься о том, как ты без его ведома пыталась меня прогнать. Никуда не уходи! Хотя… куда ты денешься!

Леота пренебрежительно фыркнула, но, кажется, всё же немного побледнела. Вернулась за стол, взяла с него пестреющий ровными строчками листок и принялась вдумчиво читать. Какая похвальная самоуверенность. Не исключаю, что у них так заведено, а Двэйн и правда доверяет своим леотам. И не факт, что, поразмыслив, примет мою сторону. Однако разобраться в ситуации стоит немедленно.

Поэтому уже изведанным путём я вышла на тренировочный двор, где всетемнейший на пару со своим другом-стихийником уже вовсю крошили молодняк в фарш. Морально, конечно же.

Двэйн наблюдал за потугами заносчивого блондина, который пыхтел над полной воды чашей. Бэйв не без удовольствия наставлял девушку. А вот «каштановый» парень упражнялся в магии в одиночку, но оба учителя-мучителя присматривали и за ним тоже.

Я пока не стала вмешиваться в процесс, присела у фонтанчика в стене. Каменная голова горгульи с тихим журчанием исторгала струйку воды в небольшую мраморную чашу — под такой аккомпанемент неплохо понаблюдать за тренировкой.

Гугл сел рядом, периодически выдёргивая из себя пух. Сейчас он напоминал замученную ребёнком плюшевую игрушку.

«Кстати, это неплохая идея, — проговорил благосклонно. — Наблюдение — тоже своего рода наука».

— Мне бы потренироваться. Ты же поможешь? — я взглянула на него.

«Тренироваться с огнём нужно осторожно, — резонно заметил Гугл. — Во дворе это делать нельзя: кто-нибудь из слуг точно заметит. В комнате с остальными опасно. Сама понимаешь».

— И что же мне делать?

Пернатый задумался. А я тем временем сосредоточилась на обрывках фраз, что долетали до меня с плаца.

— Арро! Руки разверни, — сухо велел Двэйн светловолосому, который, кажется, боялся помять свою белоснежную рубашку. — Ты не дрова рубишь. Ты должен чувствовать потоки. Для мага воды это едва не важнее, чем для всех остальных. Учись упорядочивать собственную силу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Тихо ворча, маг в очередной раз попытался поднять из чаши прозрачные потоки, удержать их — но они снова оборвались.

— Вы на меня давите, дорх Ардер! — не выдержал он наконец. — Вы требуете от нас того, что мы не можем сделать на том уровне умений…

— Мы здесь и собрались для того, чтобы поднять уровень ваших умений! — громко, но вполне спокойно ответил Двэйн. — Нам нужны Стражи, которые сумеют справиться с Хаосом, когда это понадобится. Это может случиться в любой миг. И если вы не будете пытаться преодолеть тот уровень, которым владеете сейчас, как вы будете расти?

Что это значит — «справиться с Хаосом»? Случился какой-то форс-мажор? Или они просто готовят смену кому-то из магов при дворе?

— Лиэса О’Кин! — вдруг окликнул меня тёмный. Когда я перевела на него взгляд, он поманил меня взмахом руки. — Будьте любезны помочь мне. Вы же теперь моя помощница, верно?

— Боюсь, только не в магических вопросах.

Я всё же встала и неспешно вышла на плац.

— Поассистируете мне — только и всего.

Маг уверенно и точно взмахнул руками: из воздуха материализовались сумрачные нити тьмы и закрутились вокруг него полупрозрачным вихрем.

— Вы не предупредили меня, что придётся быть ассистенткой фокусника, — я остановилась неподалёку, опасаясь подходить ближе.

А вот все, кто был во дворе, наоборот, собрались вокруг, словно зрители.

— Боюсь, вы не в праве привередничать, — Двэйн слегка зловеще улыбнулся.

Вот и чего я сюда потащилась? Надо было просто вытолкать Гленну за дверь и занять положенное мне место!

Ой!

Магические потоки тёмного метнулись к чаше с водой и, уплотнившись, словно ладони вынули из неё воду. Затем растянулись, увлекая за собой струи, рисуя ими в воздухе вокруг меня замысловатые фигуры.

Мамочки!

«В идеале, — проговорил Гугл внутри моей головы, — ты должна уметь так же ювелирно владеть своей силой. Но это в идеале. Он хорош, я даже спорить не буду. Не будь он тёмным, цены бы ему не было!»

— А ты не любишь тёмных, — заметила я.

«Просто их энергия призвана разрушать, а не созидать. В этом вся суть»

Двэйн отвёл правую руку в сторону — и с земли поднялись мелкие камни. Левитируя, они присоединились к водовороту, что набирал силу, обдавая моё лицо брызгами. Запахло влажной землёй. Я уже почти ничего не видела вокруг. Подмастерья ахнули — с совершенно искренним восхищением.

Я тоже восхитилась бы, но мне уже было не по себе. Вихрь стал ещё мощнее: к нему присоединился воздух. Теперь я стояла в центре настоящего смерча! К счастью, не достаточно сильного, чтобы мне навредить. Только причёска растрепалась и стало тяжело дышать.

Как?! Ну как, не обладая стихийными умениями, Двэйн подчинил себе почти все стихии?

— Не хватает огня, лиэса О’Кин, правда? — крикнул тёмный, словно услышал мои мысли. — Было бы красиво. Жаль, что вы не можете мне с этим помочь.

Сердце заколотилось, как сумасшедшее. Магия Двэйна словно бы проникла внутрь меня, будоража скрытую силу. Мои руки до самых локтей охватило жаром. Они даже немного засветились. Очень вовремя!

«Есенька! — заверещал Гугл. — Пора уходить, пока мы и правда не добавили огня в его шоу!»

Я была с ним полностью согласна! И Вселенная таки сжалилась надо мной. А может, моему работодателю просто надоело забавляться.

Смерч словно взорвался — его разметало в стороны. Воздушной волной меня толкнуло в спину, почти оторвало от земли — и швырнуло прямо в чьи-то руки.

Подозрительно знакомые руки.

Я открыла глаза: так и есть — претемнейший!

— Вы целы? — поинтересовался он, с энтузиазмом придерживая меня за талию.

Интересно, если я попрошу Гугла нагадить ему в обувь, он согласится?

«Нет, ну только ты могла придумать фамильяру такое неподобающее применение! — сразу возмутился тот. — Хотя… я подумаю».

Вокруг стоял взволнованный гвалт. Арро почему-то стоял весь мокрый и встряхивал руки: похоже, вся вода, что была в вихре, пришлась на его долю. Девушка сосредоточенно отряхивалась от пыли вместе с наставником Бэйвом: значит, тоже пострадала от собственной стихии. А воздушник выбирался из растущих неподалёку кустов, куда его, видимо, забросило смерчем. Ай да Двэйн Ардер, ай да воспитатель! Всех проучил.

Да и я, честно говоря, тоже уже пригорала.

— А какова была ваша цель? Оставить меня целой или всё же нет? — я наконец слегка пришла в себя и оттолкнула Двэйна. — Ещё хотелось бы знать, насколько часто вы собираетесь требовать от меня такого «ассистирования»?

— Какая вам разница? — пожал плечами тёмный. — Вы нанялись ко мне на работу. И не вам обсуждать мои приказы.

— В таком случае я требую составить договор! — я быстрым шагом пошла прочь с плаца, пока он не придумал, чем ещё вывести меня из себя.

Бэйв гневно его окликнул: видимо, ему не понравились такие спорные педагогические методы. Но тёмный только отмахнулся и пошёл за мной следом.

— Договор?

— Да, знаете, такая бумажка с буковками, где чётко прописаны все мои обязательства, все ваши обязательства. Взаимные права и, конечно же, моя заработная плата!

«А вот это правильно! — одобрил Гугл, усаживаясь на голову льющей воду горгульи. — А то, ишь ты, деспот нашёлся!»

— Я думал, вы не захотите оформлять это официально. Вы всё же аристократка, — усмехнулся маг и прислонился плечом к стене, наблюдая за тем, как я умываюсь прямо из фонтана. Не только для того, чтобы смыть пыль, но и чтобы охладить руки, которые напоминали две раскалённые арматурины. Удивительно, как вода не зашипела, когда я окунула в неё ладони.

Скулу вдруг защипало, я осторожно коснулась пальцами саднящего места. Похоже, каким-то камнем меня всё же зацепило — незаметно в гуще остальных ощущений!

— Я просто жажду оформить всё официально! — я подставила щёку Двэйну для просмотра. — Первый рабочий день, и уже травма!

Тёмный нахмурился, разглядывая ушибленное место, лёгкое злорадство в его глазах тут же погасло. Да ладно! Ему что, и правда жаль, садюге?

— Сходите к Джеду. Он намажет вам ссадину каким-нибудь волшебным средством! — мрачно проговорил тёмный. — Будет вам договор! И… простите. Я не хотел, чтобы так получилось.

Гневно впечатывая шаги в землю, он пошёл обратно.

«Говорю же! Их сила может только разрушать! — ворчливо пробубнил филин. — Пойдём к лекарю. Не дадим ему возможности просиживать без работы!»

— И кстати! — бросила я вслед Двэйну. — Не могли бы вы аргументировать моё нынешнее положение рядом с вами перед вашими леотами? Иначе скоро они примутся сживать меня со свету!

— Что вы несёте? — тёмный обернулся.

— Что есть. Гленна сегодня пыталась прогнать меня из приёмной. Заявила, что сама справится с обязанностями вашей помощницы. Так как мне расценивать её слова?

— Я поговорю с ней, — ещё мрачнее отрезал Двэйн. — После визита к лекарю возвращайтесь на своё рабочее место. Там я оставил для вас список дел на сегодня. Можете приступать!

Я не стала пренебрегать его советом, с помощью слуг быстро отыскала нынешнее обиталище Одуванчика.

Оказалось, он вовсе не бездельничал. Для работы ему выделили просторную комнату, обставленную простой мебелью, со стеллажами вдоль стен, которые лекарь решил немедленно заполнить всевозможными зельями, притирками и примочками. Работа кипела, над небольшой горелкой что-то кипятилось, позвякивали склянки.

Мне даже неловко стало его беспокоить. Подумаешь, ссадина! Человек делом занят — и мне пора бы, а то уже полдень скоро.

— Проходите! — тоном заправского доктора не глядя подозвал меня Джед.

Похоже, это дело ему и правда нравится! Как хорошо, когда человек находит своё место в жизни.

— Да у меня пустяки, — я махнула рукой.

Но Одуванчик уже обернулся — и тут же слегка помрачнел. Похоже, он не слишком рад меня видеть.

— Я просто могу взглянуть.

«Пусть взглянет! — поддержал его филин и, пролетев через комнату, присел на спинку массивного стула. — А тут славно!»

Джед, слегка краснея, осторожно взял меня за подбородок и осмотрел ранку. Покачал головой и, отвернувшись, спросил:

— Кто это вас?

— Двэйн Ардер, — выдала я с лёгкой иронией в голосе.

Но Одуванчик её не расслышал, а потому его глаза расширились от ужаса.

— С-сам?

— Нет, его магия. В общем, это длинная история. Вам повезло, что вы так удачно саморазжаловались из огненных магов в лекари. Вашим приятелям приходится сейчас гораздо труднее!

— Они мне не приятели!

Одуванчик нервно хмыкнул, но явно внутренне согласился с моим выводом. Он аккуратно обработал мою ссадину тягучей мазью, которая остро пахла травами и ещё чем-то неопознаваемым. Надеюсь, не слюной какой-нибудь местной твари. Пекущее ощущение сразу успокоилось — и я, поблагодарив лекаря, вернулась в приёмную.

И, надо сказать, успела вовремя. Из-за звери в кабинет слышался раздражённый разговор. Судя по всему, Двэйн как раз отчитывал Гленну за самоуправство.

— Тебе нужно сосредоточиться на том, что нам предстоит сделать. Я не могу сейчас рисковать той связью, что между нами образовалась, — глухо прозвучал голос тёмного.

— Ты сам рушишь эту связь своим пренебрежением! — истерично выдала Лягушка. — Притащил сюда эту девицу!

— Передо мной стоит задача, которую поставил император. И я должен использовать все средства для её разрешения. И это уже, прости, не твоё дело! Теперь я Привратник. И это накладывает на меня новые обязательства. Скоро мне нужно будет пройти через церемонию содинения с Вратами, чтобы, контролировать их. А это весьма болезненно и требует участия всех леот и всех савиров. Так что прошу тебя уделить больше внимания своему душевному равновесию, а не ревности и козням!

— Я соскучилась, Двэйн! Я уже забыла, когда ты приходил в последний раз.

— Я тебе ничего не обещал. Иди, — холодно отрезал тот.

Послышались торопливые шаги — и я сразу отшатнулась от двери.

«Ай-яй-яй! — вздохнул Гугл, когда бегом уселась за свой стол и сгребла разбросанные Гленной бумажки в кучу. — Подслушивать нехорошо!»

Он уже нашел себе уютное место на шкафу.

— Если для дела нужно, то можно! — парировала я.

И как только Гленна вышла из кабинета претемнейшего, уставилась в заметно почёрканный список дел, который поджидал меня тут с утра. А у Двэйна впечатляющий почерк! Ровный, уверенный и в меру резковатый. Жаль только, каракули Гленны всё испортили.

— И всё же я не понимаю, зачем ты ему понадобилась. Однако буду за тобой наблюдать, — проговорила Лягушка у меня над ухом.

— Если это доставит тебе удовольствие, то пожалуйста, — я подняла на неё короткий взгляд.

Гленна хмыкнула и вдруг поддела пальцем чернильницу. Та опрокинулась, расплескала по столу тёмно-синюю жидкость и, скатившись, упала на пол. Поймать я её не успела, только руку испачкала.

Твою ж дивизию! Вот стерва! Надеюсь, тут нет важных документов?

— Ой! — притворно вздохнула леота и степенно удалилась.

«Знаешь, думаю, в обувь стоит нагадить не тёмному, а ей», — флегматично проговорил Гугл, глядя ей вслед.

И я уже собралась было сказать ему «ату!», но решила, что не стану опускаться до уровня этой злобной жабы. Может, со временем она отравится собственным ядом?

Глава 9

Почти час пришлось потратить на то, чтобы напару со служанкой оттереть стол от чернил и перебрать пострадавше бумаги. Некоторые пришлось выбросить, потому что спасти их не представлялось возможным.

Впрочем, оказалось, Гленна только бардак развела — но ничего толкового не сделала, и список заданий от претемнейшего значительно не сократился.

«Чего я буду терять время! — пробурчал филин, вдоволь понаблюдав за моей вознёй со своей верхотуры. — Полечу лучше, разведаю замок. Нам ведь нужно найти место для тренировок. Так?»

А вот о нём-то я уже позабыла…

— И как же ты собираешься это сделать?

«Дорогая моя соплюшка, — нарочито ласково пропел Гугл, слетев ко мне на стол. — Здесь столько комнат, что я не удивлюсь, если треть из них никак не используется. И уж точно пара-тройка совершенно пустых и заброшенных должны отыскаться. Вот одну из них мы и приспособим под тренировочный зал. Тихо и безболезненно. Так что я полетел. Вернуть с добычей».

Что он имел в виду под «добычей», я могла только догадываться. Но мысль о том, что найти тихое убежище для тренировок всё же удастся, вселяла надежды.

Вскоре дорх Ардер ушёл, не дав никаких дополнительных распоряжений. А я так увлеклась работой, что бабуле пришлось отправлять за мной служанку, чтобы напомнить мне про обед.

— Сильно не усердствуй, дорогая, — проворчала она, наблюдая за тем, как я, прилично проголодавшись, уплетаю салат. — Вряд ли дорх Ардер оценит твоё рвение. Обычно такие мужчины считают, что всё это в порядке вещей, и принимают, как должное.

У меня не нашлось аргументов, чтобы ей возразить: я и сама это понимала. Однако халтурить — не в моих правилах.

Сам Двэйн вернулся только под вечер — разгорячённый очередной тренировкой. От него остро пахло магией. Тёмной магией: понемногу я начинала различать её особенную пряность, похожую на чёрный перец, от которого начинает щекотать внутри. Похоже, тренировка подмастерьев теперь будет занимать большую часть его времени.

Сюртук Двэйн закинул на плечо, его рубашка была уже привычно расстёгнута на груди и открывала крепкую шею и немного — мягкий желобок между грудными мышцами. Почему я его вообще разглядела? Наверное, потому что претемнейший остановился прямо передо мной, уперевшись ладонями в стол, полностью игнорируя рамки чужого личного пространства.

— Как продвигается работа? Не устали?

Двэйн вдруг поднял руку и, чуть требовательно взяв меня за подбородок, внимательно оглядел полученную днём ссадину. Как будто всё это время она не давала ему покоя. Надо же! Думала, совесть у таких, как он, давно уже засохла, как рудимент.

От его неожиданного прикосновения у меня внутри всё волнительно сжалось, а к щекам совершенно непрошенно прилил жар. Да что ж его так и тянет меня пощупать? Хоть связывай! Я тут пытаюсь рабочий процесс выстроить, деловые отношения наладить, а он…

Наши взгляды схлестнулись — и всё замерло в необъяснимом напряжении.

— А вы рисковый мужчина, — я провокационно подалась вперёд, чем ввела претемнейшего в лёгкое замешательство. — Представьте, сейчас заходит кто-то из ваших леот — они наверняка любят входить без стука — и всё! Обида, подозрения, скандалы… У вас рвётся сразу несколько связей, вы лишаетесь савиров и нового назначения… В общем, вас может ждать куча неприятных последствий. Всего лишь от того, что вы не умеете держать руки при себе.

— Вы утрируете, — Двэйн приподнял уголок рта и, совершенно обнаглев, подушечкой большого пальца погладил меня по щеке.

Я ударила его ладонью по запястью и отстранилась, решив, что продолжать такие игры опасно. Похоже, сарказма он не понимает. Или умело его игнорирует.

— Ну, не хотите заботиться о себе, так обо мне подумайте. Мне-то с вашими леотами савиров не делить.

— Я и думал, — с лёгким придыханием проговорил тёмный. Его губы иронично дрогнули. — Весь день. В промежутках между проклятиями на головы «зародышей».

Какое, однако, интересное слово для обозначения подмастерьев. Я бы на их месте обиделась.

— Я польщена, что мне нашлось место в столь возвышенных мыслях, — я невозмутимо вернулась к записям. — Не переживайте, со мной всё в порядке, снадобья Джеда очень действенны, и скоро царапина на моём лице перестанет портить вам интерьер.

— Что вы… Я, как и всегда, совершенно эгоистично переживаю за себя, — хмыкнул Двэйн. — И потому ваше здоровье для меня очень важно. Ведь в кратчайший срок нам нужно разобраться с делами Гитмора, в которых отчего-то царит совершенно необъяснимая разруха. Части данных нет. Кое-что обещал предоставить Кадан Гард, но по понятным причинам он будет прикрывать отца. Кое-что нам с вами придётся раздобыть самостоятельно. Но это не всё. У вас красивый почерк?

Он бросил сюртук на спинку кресла и выхватил у меня из-под пера листок, в котором я как раз делала заметки по будущему трудовому договору.

— Он разборчивый, — дала я краткую и вполне справедливую характеристику.

— Это верно, — кивнул Двэйн. — Уроки каллиграфии, похоже, остались далеко в прошлом. Однако я вашу писанину понимаю. Поэтому добавьте к перечню дел ещё одно. Его нужно завершить в ближайшие пару дней. До того, как я пройду через необходимый ритуал соединения с энергией Врат.

— И что же это? — я навострила перо.

— Подготовить для самых значительных лиц Дорраса приглашения на приём в честь моего назначения, — Двэйн прошёлся мимо меня до стеллажа с книгами и обратно. — Список я составлю лично и передам вам. Вместе с датой и временем приёма. Всё ясно?

Я кивнула, сделав соответствующую пометку. А претемнейший и правда не стесняется с нагрузкой. Решил эксплуатировать меня по-полной!

Чуть позже, пользуясь тем, что он вернулся, я хотела было всучить ему макет договора, но столкнулась с ним в дверях кабинета: едва заглянув туда, он уже снова уходил.

— Оставьте у меня на столе. Я ознакомлюсь завтра. Сразу с утра, — бросил небрежно.

И удалился. Просто ушёл, оставив меня наедине с оставшимся списком крайне срочных дел, которые не закончить сегодня даже при всём желании. Время, кажется, уже двигалось к полуночи.

Но едва я успела подумать о том, что пора бы и отдохнуть, как раздался уверенный стук в дверь — и в приёмную вошёл дворецкий с подносом, на котором лежала горка писем. Он с лёгким недоумением окинул меня взглядом и степенно проговорил:

— Прошу рассортировать и передать дорху Ардеру утром.

Во мне сразу проснулась брюзгливая старушка. Как будто сортировкой писем дворецкий не мог заняться сам!

— Простите, а это обязательно должна делать я?

— Личное распоряжение дорха Ардера, — торжественно выдал дворецкий. — Теперь его почтой будете заниматься вы. Он вам доверяет.

Как бы в скором времени я не взвыла от его доверия. Издевается, тёмный!

— Конечно, — улыбнулась я, мысленно желая ленивому дворецкому неспокойных снов.

Обречённо вздохнув, я начала перебирать почту. Ого! А сколько писем от женщин! Некая баронесса, графиня из дальней провинции княжества, неизвестная дама по имени Сью, и даже владелица цветочной лавки лиэса Виола Берри. Вряд ли все они пишут исключительно по делу. Я хихикнула, представив, как толпа поклонниц берёт претемнейшего штурмом.

Но тут взгляд зацепился за имя на одном из писем. В груди стало нехорошо и душно: Уэн Мактал числился в отправителях, а на конверте красовалась эмблема той самой гостиницы «Певчий дрозд», куда я отвозила послание по просьбе Двэйна. И какие-такие дела этот прощелыга имеет с новым Привратником? А вдруг он написал ему что-то обо мне? Прознал, что власть сменилась, и решил взять быка за рога?

Вот же чёрт из табакерки! Выскочил на мою голову.

Я воровато огляделась. Если одним глазком посмотрю, что там написано, ничего страшного не случится, верно?

Между прочим, это может касаться и меня. Хотелось бы быть готовой!

Да, вскрывать чужие письма нехорошо, и в другое время я совершенно точно не стала бы этого делать. Но тут вопрос весьма неприятный. Во-первых, не хотелось бы, чтобы Уэн Мактал удовлетворял свои притязания с попустительства Привратника. А во-вторых, вообще не хотелось бы, чтобы Двэйн раньше времени прознал о сложившейся вокруг меня ситуации. Не известно, каким образом он при случае взялся бы её разрешить.

«Стоило оставить тебя одну, как ты сразу взялась за шалости!» — вдруг раздалось сверху.

— Гугл! — я даже на месте подпрыгнула. — Ну нельзя же так пугать!

«У кого совесть спокойна, тот не пугается», — философски заметил филин.

Затем слетел с облюбованного шкафа и бросил передо мной на стол довольно увесистую связку ключей, которыми, судя по лёгкому налёту патины, давно никто двери не открывал.

— Ты что, стащил ключи? И после этого ещё учишь меня жизни? Ай-яй-яй! — я погрозила ему пальцем. — Но всё равно спасибо! Сейчас расквитаюсь с одним делом, и можно будет взглянуть на комнату. Ты просто сокровище!

«Не буду спорить, тебе со мной повезло, — Гугл деловито почистил клюв о край стола. — Знала бы ты, сколько я их искал! Правда, какой подходит, точно не знаю. Но почти уверен, что один из них».

— Значит, будем проверять. А ключей не хватятся?

«Они висели на стене в комнате дворецкого. Вряд ли он часто обращает на них внимание. Мы можем взять нужный, а остальные вернуть».

Похоже, сегодня я ещё нескоро отправлюсь спать.

Заперев дверь приёмной изнутри, я вернулась к своим тёмным делишкам. Конверт был красиво и аккуратно запечатан сургучом. Я повертела его в пальцах, последний раз раздумывая над глубиной падения моих нравов, а затем подняла над свечой, чтобы слегка растопить печать и незаметно её «отстегнуть». Потом можно будет прилепить обратно.

К счастью это оказался совершенно обычный сургуч, безо всякой магии: это подтвердил и Гугл. Поэтому я быстро с ним справилась и развернула письмо.

«Уважаемый дорх Ардер! — гласила первая строчка. — Наперво позвольте искренне и горячо поздравить вас с назначением на почётное место Привратника. Я крайне рад, что его теперь будет занимать столь ответственный и достойный человек, а также сильнейший маг.

Уверен, за безопасность всех Врат под вашим началом можно быть абсолютно спокойным…»

«Ты посмотри, какой подхалим! — высказался Гугл, который сидел на спинке моего кресла и внимательно слушал, как я читаю вслух. — Как я понимаю, он и правда лицо весьма значительное?»

— Насколько я знаю, он выходец из торговцев. Его фамилия не имеет древних корней и благородного происхождения, — пояснила я филину. — Его предки разбогатели, когда вместо древесины арморума во Вратах начали использовать солид…

«Да, я знаю, это такой минерал, — поддакнул Гугл. — И хорошо, что ему нашли применение. Иначе арморуы уже все вырубили бы».

Я кивнула.

— Его прапрадед купил несколько шахт, и ему повезло наткнуться на богатые жилы. И теперь Уэн Мактал считает себя господином мира. Оброс знакомствами, связями. И с тёмными на короткой ноге. Но поговаривают, он нечист на руку. И в кругах истинных аристократов его презирают. Хоть и за глаза.

«Нам к ему точно нельзя, — сделал вывод Гугл. — Давай, читай, что там дальше!»

Я встряхнула листок и поднесла его ближе к свече.

«Я крайне польщён вашим приглашением на приём в честь вашего назначения и готов ответить на все ваши вопросы касательно устройства Врат и тех проблем, что могут возникнуть в процессе их работы.

Нижайше прошу меня извинить, но к вам я тоже имею одно деликатное дело, в котором рассчитываю на ваше участие и содействие. Дело, так сказать, сердечного плана. Несколько дней назад в Гитмор приехала…»

— Я так и знала! — дальнейшего чтения моя душа не выдержала. — Вот же слизняк…

И тут кто-то дёрнул дверь на себя, а затем тихонько вставил в замочную скважину ключ и повернул его.

Я быстро спрятала распечатанное письмо в ящик стола, а Гугл подхватил связку ключей и утащил её в своё убежище под самым потолком. К тому моменту, как поздний визитёр вошёл, я уже успела сделать вид, что заканчиваю разбор почты для претемнейшего — самый что ни на есть невинный.

Честно говоря, опасалась, что пожаловал он сам. Но оказалось, это Кадан Гард. А это в каком-то смысле даже хуже. Я так старательно избегала встреч с ним после приезда, что с того утра в саду мы так ни разу нигде не столкнулись.

— Лиэса О’Кин! — воскликнул он, встав в дверях. — Я слышал, что вы теперь помощница дорха Ардера, но не ожидал, что настолько старательная помощница.

Я подняла на него спокойный взгляд.

— Я тоже не ожидала увидеть вас здесь в такой час. Что вам нужно? Дорх Ардер уже ушёл.

Кадан взмахнул щуплой папкой, которую держал в руке. А затем вдруг развернулся и… снова закрыл приёмную на ключ. Вот это фокус!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Я принёс некоторые выписки из книг учёта проверки Врат, — проговорил он как ни в чём не бывало. — Отец всегда хранил их в более надёжном месте, чем кабинет.

Да уж, надёжным его назвать сложно, раз сын бывшего Привратника разгуливает здесь, как по своей уборной. Может, ещё кто притащится: леоты, подмастерья? Чего нет?

— Скажите, — я указала взглядом на ключ в его руке. — Зачем вы заперли дверь?

Магия тут же отреагировала на возросшее внутри напряжение. В груди потеплело, и горячий комок пламени запульсировал в районе сердца. Даже воздух, что вливался в лёгкие при каждом вдохе, стал казаться чуть прохладнее, чем был.

Кадан прошёл дальше и бросил папку мне на стол. Из неё выскользнуло несколько листов. Судя по небрежности в каждом движении, тёмный не слишком рад своему нынешнему положению рядом с новым Привратником.

— Вам нечего бояться. Просто я посчитал, что это очень удачный случай. Может быть, шанс от судьбы… — он слегка ослабил шейный платок. — Знаете, ваша непокорность не даёт мне покоя, интригует. Будоражит! Все эти дни я пытался понять её причины… И не мог найти.

Действительно! Он же такой завидный экземпляр. Все девушки должны падать к ногам и, цепляясь за его штанины, ползти следом с мольбами принять в леоты. Отчего-то я была уверена, что всё это ему представлялось именно так.

— Причин немало, — я встала, намереваясь отнести папку в кабинет Двэйна, но Кадан присел на край стола, вытянул ноги, не давая мне пройти.

— Я не видел ни одной. Разве что я вам глубоко противен, хоть это было бы странно. А сейчас эта причина нарисовалась передо мной так ясно…

Ну вот, тоже будет обвинять в расчётливости и попытках соблазнить претемнейшего? Как будто им всем чипы с одинаковой программой в головы вживили.

— Дайте угадаю! — я легонько пнула его по голени. — По вашему мнению, я сплю и вижу, как окажусь в постели Двэйна Ардера. Так? Придумали бы что-нибудь оригинальнее!

«Есения! — строго сказал Гугл. — Держи себя в руках».

Да как тут держать, если за день они все меня натуральным образом достали?

— Хочу вас предупредить, — едко процедил Кадан. — Сразу после того, как дорх Ардер пройдёт инициацию Привратника, состоится мой ритуал призыва савира, в котором будет участвовать ваша милая сестрица. Думаю, из неё получится прекрасная леота. И вслед за этим я подам официальное прошения Привратнику — чтобы он одобрил ваше участие в следующем моём ритуале. Нет метки? И ладно! Я уверен, вы подарите мне сильнейшего савира!

Он не пытался меня схватить, даже не касался, но инстинктивное желание сбежать от него подальше, само загоняло меня в угол. Пока я не поняла, что позади только стеллаж с книгами и документами.

— На вашем месте я не загадывала бы. Неровен час, придётся жестоко разочароваться, — я сощурилась, глядя в его чёрные глаза.

Казалось бы, они такие у всех тёмных. Но разница для меня была очевидной. Если у Двэйна они отливали раскалённой сталью, то у Кадана — маслено поблескивали. Едва взглянет — и хочется вытереть руки.

— Метку дорх Ардер ставить мне запретил, — задумчиво проговорил он, уперевшись ладонью в край полки рядом с моей головой. — Но остальное — нет. Перестаньте кокетничать, лиэса.

— Кокетничать? Вы себя со стороны вообще видели? Про ухаживания, прогулки с девушкой в тенистом саду и долгие разговоры обо всём на свете, прежде чем тянуть руки, куда не нужно, вам отец, я так полагаю, не рассказывал? — я упёрлась затылком в твёрдый книжный корешок. — Хотя откуда бы… Наверняка он своих леот тоже получил — едва шевельнул пальцем.

— Эйли, — снисходительно улыбнулся Кадан. — Я буду гулять с вами, пока ноги не сотру, если вы наконец перестанете меня отталкивать.

Он подался вперёд — но тут его фигура потемнела, словно её подсветило пламенем. Позади мелькнули огненные крылья — и через миг в воздухе повеяло палёной тканью.

— Вы горите… — проговорила я тихо.

— Конечно, горю, — усмехнулся Кадан. — Какой мужчина не загорится в вашем присутствии?

Он потянулся ладонью к моим волосам, но замер, принюхиваясь. Его лицо приобрело крайне озадаченное выражение.

Дошло.

— Горю! — заорал он, словно его на раскалённые угли посадили. — Проклятье! Сделайте что-нибудь!

А что я могла сделать? Только добавить огонька!

Насмешливое уханье Гугла взвилось над нашими головами — но слышно его было только мне. Я со всей силы оттолкнула Кадана, который вертелся, как щенок за собственным хвостом, и проскочила мимо. Схватилась было за кувшин на столе, но он был пуст, а воду из воздуха я создавать, по понятным причинам, не умела. Да и тёмная магия Кадана против жадного пламени фамильяра помогала слабо.

«Хороший повод потренироваться в усмирении огня», — совершенно невозмутимо проговорил филин, сидя на шкафу.

Усмирение требует сосредоточенности! А сейчас я натурально испугалась, что Кадан Гард получит ожоги — а там меня обвинят в нанесении вреда его ценнейшему здоровью. Поэтому я просто принялась стаскивать с него сюртук.

— Ты издеваешься? — мысленно заорала на Гугла. — А ну погаси его! У нас будут проблемы!

«Подумаешь, зад подпалил! — фыркнул филин. — Канделябр близко стоял, поджёг ткань, а он не заметил, потому что был занят своими похотливыми мыслями!»

Тоже мне учитель морали пернатый! Защитник-вредитель! Не мог выбрать способ безобиднее?

Кадан выскочил из сюртука, как намыленный, я пару раз ударила им о каменный пол — и тот потух. Но пламя уже перекинулось на жилет мага.

— Падайте! Катайтесь, ну! — я толкнула тёмного в грудь оновременно пытаясь всё же уловить энергию огня и потушить его.

Всё равно ошалелый маг не поймёт, как именно оно погасло. Но вполне ожидаемо, я ничего нащупать не смогла. Собственные потоки магии скрутились в такой клубок, что хоть в обморок падай. Вот тебе и стрессовая ситуация!

«Еся, — вновь заговорил филин. — Успокойся. Выдохни. Паникой делу не поможешь!»

Конечно! Тут поможет только пожарная бригада!

Ни слова больше ни говоря, Кадан рухнул на спину, сбивая яркие языки пламени с одежды, а я принялась от души молотить его сверху пострадавшим сюртуком. Тому уже всё равно. Честно говоря, злость придавала мне сил, поэтому хлестала я мага дай боже — куда придётся.

Гугл, глядя на нас, покатывался со смеху, и как только не свалился со шкафа, не понятно.

«Честно говоря, я не думал, что твои умения по управлению огнём настолько плачевны, — выдал он сквозь булькающее уханье. — Перестань суетиться! Огонь его не обожжёт! Я же не изверг какой!»

Я хотела было что-то ему ответить, но тут в дверь требовательно заколотили. Она буквально заходила ходуном, а через мгновение снаружи раздался голос ба:

— Эйли, открой! Ты в порядке?

Похоже, она была не одна, потому что следом раздалось встревоженное бубнение. Я схватила со стола ключ и открыла ей. Нэсса тут же влетела внутрь, за ней — Айне — и обе они остановились, как вкопанные, едва ступив на порог.

— Светлые небеса! — ахнула бабуля, глядя на замершего на полу Кадана.

Вид он имел крайне потрёпанный, зато попытался изобразить полнейшую невозмутимость. Как будто лежать посреди приёмной Привратника ночью — это просто развлечение такое. Этакая экстравагантная причуда, которую просто нужно принять, как должное.

— Всё в порядке, лиэсы, — чуть хрипло проговорил он, садясь.

Подавать ему руку я не стала. Пусть спасибо скажет, что вообще пыталась ему помочь, а не наблюдала за его метаниями, сидя в кресле с попкорном.

— Почему вы заперлись? — взвизгнула Айне, едва оправилась от потрясения. — Что тут вообще происходит?!

— Ничего фатального, к счастью, — я бросила остатки сюртука Кадану. — Просто небольшой несчастный случай. Лэс Гард едва не сгорел от страсти.

— Что-о? — округлила глаза сестрица.

Ба, покривив губами, успокаивающе пожала её плечо.

— Не волнуйся, дорогая. Эйли шутит, — вздохнула она. — Шутит ведь, правда, лэс Гард? Иначе я вынуждена буду доложить обо всём случившемся дорху Ардеру. Эйли ясно дала вам понять, что не собирается становиться вашей леотой. И потому все ваши дальнейшие действия по отношению к ней можно расценить, как…

— Агрессивное принуждение, — вставила я.

Кадан встряхнул обгоревший сюртук и пожал плечами.

— Вы можете сколько угодно пылать праведным гневом. Но, к сожалению — вашему, разумеется — когда дело касается общегосударственной безопасности и интересов всех людей, мнение кучки дам ничего не решает.

— Позвольте, каким это образом безопасность народа зависит от чесотки в ваших штанах, дорх Гард? — бабуля решительно двинулась на него, словно опытная и очень опасная хищница.

— Ба, прошу тебя! — взмолилась Айне. — Эйлин наверняка драматизирует!

Да как же можно быть такой слепой? Или она добровольно залепляет себе глаза и уши розовой ватой?

— Придержите коней, графиня! — резко бросил Кадан. — Неровен час, договор с родителями Эйлин и Айне будет расторгнут. Я найду других леот, а вот вам без моего покровительства и заступничества моего отца придётся совсем плохо. Более того, сёстры будут покрыты таким позором, от которого не отмоются даже их дети! Если они у них, конечно, будут. Ведь с такой репутацией выйти замуж им будет очень сложно! Доброй ночи!

Тёмный гордо удалился, напоследок одарив меня многообещающим взглядом. Похоже, поговорить с Двэйном насчёт него мне всё же придётся. Пусть скорректирует его персональный список запретов.

«Мало! Мало я его поджарил! — буркнул Гугл со шкафа. — Есенька, тебе нужно отдохнуть. Комнату посмотрим завтра».

Я и сама понимала, что на исследования замка сейчас уже не способна. Добраться бы до постели — и спать! Чтобы хоть немного забыть этот кошмарный день.

На наш шум сбежалась стража, но увидев, что всё уже в порядке, они ушли, поддавшись заверениям ба. Айне обидчиво молчала, зыркая на меня исподлобья и лелея в голове какую-то явно неприятную мысль.

Сейчас мне не хотелось ни в чём перед ней оправдываться: пусть оправдывается неугомонный Кадан. У него тут рыльце в пушку! А мне осталось разве что только завершить пару дел, которые никак не могли потерпеть до утра.

Отправив Айне и ба в комнату, я под чутким руководством Гугла навела порядок на столе и запечатала письмо от Уэна Мактала. Даже успела его дочитать. Ничего неожиданного в нём не оказалось: да, он просил у Привратника покровительства в деле женитьбы на старшей сестре О’Кин. Другими словами, пытался навесить на Двэйна обязанности свахи.

Двэйн Ардер — сваха. Забавное сочетание совершенно неподходящих друг другу понятий в одном предложении. Я с удовольствием сожгла бы письмо, но это рано или поздно вскроется, поэтому придётся смириться с его существованием. Посмотрим, к чему приведут их переговоры. Мне тоже, между прочим, есть, чем ответить!

Размышляя над этим, я поднялась на нужный ярус. И задумавшись, едва не столкнулась с кем-то на лестнице. Оказалось, с Алишей — первой леотой Двэйна Ардера. Возможно, она хотела прогуляться, кто её знает — воздухом перед сном подышать полезно. Вот только одета была не для прогулок. На ней был роскошно украшенный халат из узорно простёганной ткани, а вот под ним её одеяние казалось весьма фривольным: шёлк и кружева.

Нет, в таком виде определённо не гуляют по тёмным садовым дорожкам. Значит, хочет кого-то впечатлить, а то и соблазнить. Кого — тут вариантов крайне мало.

Но какое мне до этого дело, верно?

Мы с Алишей просто поприветствовали друг друга кивками и разошлись.

«А дама с секретом!» — вдруг проговорил Гугл.

Откуда ни возьмись, он нарисовался рядом.

— В каком смысле?

«Я почуял шлейф магии — довольно сильной. Она буквально окутана им. Либо сама выпила какое-то зелье, либо несёт его с собой. Я не разобрал».

Похоже, именно сегодня настал час того самого флакона из лавки алхимика. Что ж, остаётся пожелать дорху Ардеру удачи! А я была настолько зла, что даже не могла проникнуться к нему сочувствием.

«И что ты, не предупредишь тёмного о том, что ему приготовили? — поинтересовался филин. — Она ведь точно к нему идёт!»

Спасибо! А то я не поняла.

— А ты, вижу, проникся мужской солидарностью? Пусть сам разгребает свои проблемы с леотами. Мне всё равно.

Отравить она его не отравит — и ладно!

«Жестокая ты, — вздохнул птиц. — И за что мне такое наказание?»

Ну надо же! Одежду Кадану он поджёг, а жестокая я!

К счастью, хотя бы в комнате оказалось тихо. Айне уже ушла в свою спальню — видимо, лелеять оскорблённые моим поведение чувства. Бабуля ещё сидела в гостиной и читала, но уже явственно задрёмывала.

— Ты представляешь, еле разогнала новых подружек Айне! — проворчала она, как только заметила меня. — Тут стоял такой плач, будто они кого-то похоронили. Но это всего лишь Айне пожаловалась им на тебя, хотя жаловаться было нужно на слюнтяя Кадана!

Она устало размяла шею.

— Может, как раз тут они окажутся полезны, — я пожала плечами, усаживаясь рядом. — Найдут нужные слова. Ведь как-то же они научились делить своего дорха.

Бабуля загадочно улыбнулась.

— Думаю, никого они не делят. Дорх Ардер не спит ни с одной из них, — уверенно заявила она.

Я вспомнила Алишу, которая попалась мне навстречу, и покачала головой.

— Скорей всего, ты ошибаешься.

— Более того! — невозмутимо продолжила ба. — С младшенькой — Лией — он вообще ни разу не проводил ночь. Она сестра его соратника Бэйва, ты знала?

— Откуда мне это знать, — я закатила глаза. — Да и вообще не думаю, что эта информация для меня хоть как-то полезна.

— Не скажи! О том, на кого ты работаешь, полезно знать как можно больше. И среди его леот неплохо было бы иметь приятельницу, — назидательно заметила Нэсса. — Так вот… Лия подходит для этого больше всего.

— Я обдумаю это. Потом.

Больше ба не стала мучить меня своими умозаключениями насчёт дорха Ардера. Я наконец отправилась спать. Сон свалил меня, едва я донесла голову до подушки. Гугл ещё о тём-то трещал, словно он не филин, а сорока — но скоро я перестала его слышать.

Поначалу мне ничего не снилось. А затем я словно бы ощутила некий знакомый запах. Сродни чему-то необъяснимому, из детства, когда уже не можешь понять, что это тебе напоминает.

Затем перед глазами начало проясняться: передо мной нарисовалась внушающая трепет долина, которой я любовалась, стоя на какой-то невообразимой верхотуре.

Вдалеке синели поросшие деревьями и плющом останцы гор. Толстенные скалистые столбы, между которыми вилась паутина лиан. Из ущелья напротив лился водопад, рассыпаясь мириадами брызг, ещё не долетев до земли. Над небольшим бирюзовым озерцом переливалась радуга, сквозь которую, резвясь, пролетали быстрые птицы.

Небо отливало огненным заревом, но я не могла понять, что его порождает. Опустила взгляд к подножию скал — и сердце радостно подпрыгнуло: раскинув в стороны роскошную крону, на берегу озера росло просто гигантское дерево арморума. Наверное, его ствол не смогут обхватить и несколько человек!

«То, что мне нужно!» — воскликнула я мысленно.

И совершенно бездумно шагнула вперёд. Ничего не почувствовала под ступнями: ни камней, ни земли или травы. Глянула — и едва не вскрикнула: подо мной была пропасть. Но каким-то чудесным образом я не падала, словно некая упругая сила держала меня в воздухе.

Но в сердце всё равно стало горячо от страха. По сосудам вместо крови, кажется, хлынул жидкий огонь. Голова раскалилась, и показалось, что сейчас я дохну пламенем, как какой-нибудь дракон.

— Иди, не бойся! — прозвучало за спиной. — Ты можешь больше!

Я никогда не слышала этого голоса, но он наполнял меня необъяснимой уверенностью и спокойствием. Кто это? Почему он мне помогает? Наверное, он прав: нужно добраться до дерева и взглянуть на него поближе. А то, что вишу в воздухе? Так это же сон!

Я сделала ещё шаг — но меня вдруг что-то ударило в лоб. Камень, что ли, кто-то кинул? Я дёрнулась в сторону, возмущённо мыча — и проснулась.

«Еся, наконец-то!» — надо мной обнаружилась круглая голова филина.

Его ушки и пух живописно подсвечивались оранжевым.

Он подумал-подумал — и треснул меня в лоб клювом ещё раз, окончательно приводя в чувство.

— Ай! — я прижала ладонь к ушибленному месту. — Только не говори, что ты всё уронил.

Отчего-то вспомнился популярный интернет мем про котов. Кстати, странно: сон закончился, а жар под кожей не пропал. Скорее даже усилился!

«Еся, вставай! У нас пожар! — оглушительно рявкнул Гугл. — Я не шучу!»

Глава 10

Только окончательно проснувшись, я почувствовала едкий запах дыма и поняла, почему силуэт Гугла очерчивает огненная кайма, а комнату почти не видно в мареве. Огляделась — и сама едва не заорала. Обои на стенах вокруг моей кровати тлели. По балдахину ползли огненные полосы — вверх, к потолку.

— А ты не можешь потушить? — я села, стряхивая филина с себя.

Тот взлетел и пересел на изножье кровати, сердито нахохлившись.

«Это, дорогуша, твой огонь, твоя внутренняя сила. Я её не могу усмирить сам. Но могу помочь тебе».

— Может, позвать кого? — я огляделась

«Пока ты бегаешь, вся комната сгорит!»

И то верно! Чего-то от нахлынувшей паники и спросонья я туго соображаю. Так! Значит, надо сосредоточиться и заставить огонь стихнуть. Ё-моё! Да я с элементалями справиться на могла, а тут целый пожар!

«Еся, слушай меня! — снова достучался до меня птиц. — Тут повсюду его энергия, твоя энергия. Просто нащупай её и притяни к себе, заставь её успокоиться!»

Я кивнула — попробуем! Филин принёс мне халат, и я быстро накинула его на себя, не завязывая пояс. Становилось слишком горячо. Несмотря на то, что я умею порождать огонь, в излишних количествах для меня он тоже опасен.

Я отошла чуть дальше от самого эпицентра. На миг прикрыла глаза — вдох-выдох. Одна секунда, чтобы успокоиться, ещё и ещё — они словно прохладные капли, падали в душу, уголёк за угольком успокаивая разъярённое пламя. Стало немного легче.

«Так, правильно! — одобрил Гугл. — Теперь попробуй коснуться внешнего огня».

— Надеюсь не руками? — неуклюже пошутила я, хоть и понимала, о чём он говорит.

Да, энергия пламени била в меня со всех сторон упругими горячими волнами. Я вытянула вперёд раскрытую ладонь — и тут же ощутила его обжигающий отклик. Показалось, снова стою над пропастью, а под ногами нет ничего — лишь тугая опора собственной силы.

И вдруг в дверь заколотили — я слышала это словно бы сквозь толщу воды. Но потуги того, кто ко мне ломился, были тщетны: спальня заперта во избежание нежелательных ночных визитов.

«Сосредоточься, не открывай! — велел Гугл строго. — Мы справимся, они только мешают. Считай это первой тренировкой».

Я уже и так считала — не просто тренировкой, а проверкой, так сказать, в полевых условиях. Поэтому постаралась не обращать внимание на грохот кулаков в дверь и чьи-то панически-вопросительные вопли. Ещё немного, и сюда ввалятся. Застанут меня на самом что ни на есть горячем. Или горящем… В общем, будет неприятно, а объяснить логично — трудно.

Я попыталась притянуть к себе силу огня, которая вертелась вокруг меня ядовитыми змеями, так и норовя ужалить. Что-то треснуло — и пламя словно бы задумалось. Совсем как живое существо. Наконец, уловив его вполне себе заинтересованный отклик, я подключила вторую руку и, стараясь выполнить всё аккуратно, пальцами и взмахами кистей вычертила в горячем воздухе знак поглощения.

«Ай! Не совсем то! — вздохнул Гугл. — Но ладно, и это пока сгодится».

Пламя не потухло сразу. Но оно начало опадать, стянулось в светящиеся жгуты и сосредоточилось вокруг меня.

«Теперь «эссени эфу» — знаешь такое сочетание?» — продолжил наставлять филин.

Я на миг задумалась, стараясь привести в порядок кипящие мысли. Кажется, это заклинание я видела в книге «Практикума», что дал мне мессир Слу. Как же это… Да!

Я повторила символы, вплетая в них точечные удары собственной энергии. Эта комбинация хорошо подходила для медитаций и нахождения баланса сил. Слух отключился на пару мгновений, кожа словно бы похолодела, а внутри разлилось озеро спокойствия, что накопилось по капле. Вместе с тем в руки словно бы впилась раскалённая проволока.

Я вскрикнула, прижимая их к груди.

«Это фантомное ощущение! — предупредил Гугл. — Не поддавайся! Будь спокойна!»

Так, хорошо! Выдохнули.

Я опустила руки вдоль тела — и наконец открыла глаза.

«Не очень чисто и быстро. Но ты справилась!» — похвалил меня филин, нарезая круги под слегка закоптившимся потолком.

Его перья светились, а мне на голову падали клочки пуха. Кажется, птиц стал больше и внушительнее! Теперь он гораздо меньше напоминал нескладуху-птенца. Я подставила предплечье — и Гугл сел на него, деликатно впиваясь когтями в кожу сквозь рукав.

— Спасибо! — я кончиком пальца почесала ему шею.

«Не будем обниматься», — иронично проворчал он, жмурясь.

И тут что-то треснуло и загрохотало. Оказалось — дверь. Первыми в спальню ворвались стражники, за ними — пара крепких слуг. А там с несвойственной ей суетливостью ввалилась и Нэсса. Всклокоченная, напуганная. Мне даже стало стыдно от того, что я вынуждена была заставить её понервничать.

Гугл сразу пропал, а ночные гости замерли у входа в спальню, ошалело оглядывая разруху. Кровать значительно пострадала. Обои вокруг неё обуглились, зацепило даже картину, что висела над изголовьем — краска на ней пошла пузырями. Жаль творение неизвестного художника…

— Что случилось, Эйли?! — ба бросилась ко мне.

Я обняла её за плечи, уворачиваясь от её попыток осмотреть моё лицо.

— Уже всё хорошо, небольшой пожар, но мне удалось его потушить. Вовремя заметила.

— Чем-то помочь? — отозвался один из стражников. — Позвать лекаря, лиэса? Вы пострадали?

— Нет, всё обошлось. В следующий раз не буду оставлять свечи зажжённными на ночь. Мужчины недоверчиво переглянулись. Один из них — видимо, старший, что-то тихо сказал ливрейному слуге — и тот спешно ушёл. Конечно! О случившемся сразу нужно должить Привратнику. Это неизбежно.

— Позовите лекаря, позовите! — распорядилась ба, помахав на мужчин рукой. — Мне нужны успокоительные капли. И Эйли тоже.

Ещё один слуга удалился — не видать Одуванчику сладких снов ближайшие полчаса. В развороченный дверной проём осторожно заглянула Айне. Всхлипнула, прижав ладонь к губам, и тоже кинулась ко мне.

— Прости! — заголосила она, обливаясь слезами. — Прости, что я вела себя так несносно!

Вот только нервной истерики мне тут не хватало! Только успокоилась.

— Ты чего? — я заглянула в её лицо.

— Просто… Это такие мелочи… Эти дорхи, эта магия… — затараторила Айне. — Я злилась на тебя. А ты чуть не погибла! Это мне знак, что нельзя быть такой эгоисткой, нельзя плохо думать о сестре! Ведь правда?

Она взглянула на меня сквозь пелену слёз. Ну что ж, ради этого осознания, наверное, стоило поджечь комнату! Правда, на время придётся отсюда съехать.

— Всё обошлось, — я погладила Айне по спине. — Но ты права, не нужно думать обо мне плохо, я вовсе не хочу переходить тебе дорогу. И если случается что-то странное между мной и Каданом Гардом, я хочу, чтобы ты знала, что виной тому его поведение, а не мой умысел!

Сестрица рьяно закивала и вновь обняла меня за талию.

Мы вышли в гостиную. Служанки топтались тут же, озадаченно заглядывая в мою спальню, и возвращались, не понимая пока, как ко всему этому подступиться. Вскоре ба надоело наблюдать за их нерешительными перемещениями.

— Ну, чего толпитесь! Устраняйте непорядок. Проветрите комнату!

Слуги подобрались, принялись вытаскивать пострадавшую мебель, снимать обгоревшие шторы. Открыли окна, впуская в спальню свежий воздух — дышать сразу стало легче. Работа закипела прямо посреди ночи, но удивительно тихо и быстро.

Я, обессилев, опустилась на диван и просто откинула голову на спинку. Шевелиться совсем не хотелось. Ещё мгновение назад меня просто переполняла сила, а теперь я чувствовала себя выжатой тряпкой.

Но отдыхать не пришлось долго. За дверью загрохотали быстрые шаги, только едва приглушённые расстеленной на полу в коридоре ковровой дорожкой. И через пару мгновений в гостиную резко вломился претемнейший.

Причём претемнейший настолько, что, кажется, белки его глаз почти полностью залила чернота радужки. Ужасающее зрелище, скажу я вам! Он остановился перед нами и раздражённо пригладил слегка встрёпаные волосы.

— Все вон! Кроме вас, Эйлин, — вперился в меня таким холодным взглядом, словно дуло пистолета наставил.

— Дорх Ардер, всё уже в порядке, — проговорила я вяло. Язык отчего-то заплетался, будто я выпила успокоительных капель, хоть ничего и не пила. — Просто несчастный случай.

Боже, какая чушь! И, судя по тому, как криво усмехнулся Двэйн, его посетила похожая мысль.

— Да, — вступилась ба, выразительно глянув на Айне, чтобы та поддержала нашу легенду. — Эйли приснился плохой сон — не иначе из-за той нагрузки, что вы на неё взвалили в первый же рабочий день, дорх Ардер! Вот она случайно и уронила канделябр, что стоял на прикроватной тумбе. Но вовремя проснулась и потому быстро остановила пожар. Мы очень перепугались!

Двэйн выслушал её, сложив руки на груди, а затем улыбнулся. Нехорошо так — вроде, и вежливо, но натянуто, будто его за ниточки сзади дёрнули. Нэсса с достойной восхищения стойкостью выдержала его взгляд. Всё же немного разные у них весовые категории!

— Я крайне уважаю вас, графиня, — наконец проговорил претемнейший. — Ваш жизненный опыт и, конечно же, изобретательность. Но я не мальчик, чтобы держать меня за дурачка. Я и так слишком долго потакал вашим выдумкам и делал вид, что верю в них.

Айне затаила дыхание, схватив меня за руку. Я подтолкнула её: уходи, сейчас полетит фарш по стенам. И сестра поднялась с места первой.

— Что вы, я не держу вас за глупого мальчика. Просто пытаюсь оградить свою внучку от нападок, — ответила Нэсса спокойно. — Она пережила такой стресс, а вы едва на неё не кричите! Вам не стыдно?

— Ни капли, — холодно бросил Привратник. — Всё же прошу вас оставить нас с Эйлин вдвоём.

— Ровно на то количество времени, которое я посчитаю приличным, дорх Ардер. Имейте в виду! — ба опёрлась на поданную Айне руку и встала. — Эйли, если что, мы рядом!

Я только моргнула, огляделась — вокруг уже стало пусто.

— Обожаю разговаривать с вами с глазу на глаз, — Двэйн загадочно улыбнулся. — Особенно если вам есть, что мне рассказать. Например, о том, что на самом деле случилось в вашей спальне.

Собрав все доступные силы, я и прошла до стола, где стоял кувшин с водой.

— Вы, наверное, ещё не до конца проснулись, дорх! — вздохнула сокрушённо. — Вам же объяснили. Я легла спать, — на этих словах Двэйн скользнул взглядом вдоль моего едва прикрытого халатом тела. — И так быстро заснула, что даже не успела потушить свечи! Мне приснился не очень хороший сон и, видимо, рукой я смахнула с тумбы канделябр.

— Как складно, — тёмный подошёл чуть ближе. — Репетировали? Или импровизация? Давайте я расскажу вам свою версию?

Я отпила воды и снисходительно махнула рукой.

— Прошу вас. Любопытно послушать.

«Может, не надо? — буркнул в голове Гугл. — Будет хуже, Есенька!»

Это мы ещё посмотрим!

— Думаю, в виду многих событий последних дней в вас скопилось крайне много огненной энергии, — принялся рассуждать тёмный. — И сегодня случился сильный выплеск. Может быть, его и правда спровоцировал нехороший сон. И даже не исключаю, что виновником этого сна мог стать я. Или Кадан Гард, которому вы сегодня едва не поджарили филей. Или те проблемы, из-за которых вы вынуждены были срочно искать себе заработок. Но, скорее всего, всё вместе.

Как хорошо рассказывает, я даже заслушалась! И опустошённый стакан забыла поставить на стол, о который опиралась ладонью. Всё же слабость отступила не до конца.

— Вы репетировали или это импровизация?

Двэйн сделал ещё шаг ко мне. Обошёл сбоку, нахально ощупывая взглядом. Я даже запахнула халат сильнее.

— Репетировал, — ответил он легко. — Потому что я давно наблюдаю за вами. Элементали в Коллегии. Ваша погоня за мерцающим, для которой не было бы причин, если бы вы не могли с ним справиться. Тот магический щит. И подгоревший Кадан Гард. Слишком много загадочных событий, которые вас окружают. И многие из них связаны с огнём.

— Чудеса дедукции, дорх Ардер, — я демонстративно поаплодировала. — И всё же я вынуждена сказать, что где-то вы просчитались.

— Наверное, только в тот миг, когда вовремя не вынул вас из шкафа в кабинете мессира Слу, — пожал плечами Двэйн. — Ну так что? Признаетесь? Или продолжите строить из себя оскорблённую невинность?

И тут он подловил меня. А я из-за усталости и рассеянного внимания не успела вовремя увернуться. Двэйн взял меня за руки — и я услышала страдальческий вздох филина в голове. Ладони тёмного скользнули вверх от запястий к локтям. Он даже глаза прикрыл, словно хотел сосредоточиться. А затем резко распахнул их — и я отпрянула, нырнув в их убийственную черноту. Двэйн удержал меня — и я лишь неловко села на край стола, потеряв равновесие.

— Если бы я не успела неплохо вас узнать, то подумала бы, что вы за меня испугались, — я постаралась добавить в голос побольше яда. — Какие неуместные нежности!

— Я почти уверен, что магией вы пользовались совсем недавно. Но из-за слабого баланса сил перенапряглись и теперь валитесь с ног, — он подался вперёд и, заставив меня отклониться, упёрся ладонями в стол по обе стороны от моих бёдер. — Поверьте, Эйлин, я могу вызвать сюда императорского архимага, который разберёт вашу энергию на магические частицы и каждую назовёт по имени. Сам-то я больше по Хаосу. Но если вас вычислят, вам станет не до колкостей. Я знаю одного огненного мага. От вечного заключения в темницах императорского замка его спасло лишь то, что он согласился служить короне. А у вас наследственность, Эйлин… Очень скверная наследственность. Ваш дядя был зачинщиком бунта и натворил много бед, прежде чем был устранён. А жаль. Я восхищаюсь огненными магами. Это сокрушительная сила, она достойна того, чтобы применять её во благо, а не для разрушения. А вы сейчас находитесь на том этапе, когда начинаете разрушать. Неосознанно, не со зла, — Двэйн вздохнул, и его дыхание коснулось моей щеки. — В общем… Сейчас мне нужен огненный маг. А вам нужна поддержка.

«Сами как-нибудь справимся! — возмутился филин и внезапно появился на спинке дивана, ероша перья. — Есенька, слюни подбери! Чего раскисла?»

А я не знала, чего раскисла. Может быть, вопиющая близость мага так на меня действовала. Или он напустил на меня какие-то чары? От него совершенно точно исходили какие-то пьянящие флюиды — но их природу понять было невозможно. Раньше я такого за ним не замечала.

— Даже если бы всё то, о чём вы мне говорите, было правдой…

— Вы не согласились бы сотрудничать с презренным тёмными? — Двэйн слегка шало усмехнулся. — Но я не собираюсь надевать на вас ошейник. Более того, я прошу вашей помощи! Взамен на ответную. Иначе всё это, — он махнул в сторону погорелой спальни, — обернётся ещё большей бедой. Вы разрушите сама себя. Переоценивать свои силы чревато.

Тёмный выпрямился и с явным намёком провёл пятернёй по своим волосам. Да, однажды он тоже переоценил свои силы и едва не погиб.

«Еся, с ним что-то не так, — озадаченно буркнул Гугл, когда он прошёл мимо. — Ты ничего не заметила?»

— Заметила, — ответила я мрачно, глядя в спину Двэйна. — Думаешь Алиша его — того?

«Может быть».

— Я даю вам время до утра, — дёрнув ворот рубашки, бросил Двэйн. — Если не пойдёте мне навстречу, я вызову из столицы архимага. Тогда пеняйте на себя.

— Как вы утомили! — вскипела я. — Все ходите, шантажируете, угрожаете! Один, второй… По-другому разговаривать не умеете, да?

Я даже сделала пару шагов следом за ним, но остановилась, как только он развернулся ко мне. Мы замерли друг напротив друга в таком напряжении, что воздух почти заискрился. Двэйн гневно дышал, явственно стремясь взглядом прожечь во мне две здоровенных дыры. Я же могла их прожечь в прямом смысле. И всерьёз подумывала о том, а не сделать ли мне это прямо сейчас. Раз уж он обо всём догадался.

— Двэйн! — вдруг раздалось от двери. — Что тут случилось?

Претемнейший обернулся, а я выглянула из-за его плеча. У порога гостиной стояла Алиша, придерживая ворот халата под горлом. Судя по тому, что её причёска казалась чуть помятой, а лицо выглядело недоуменно-сонным, она проснулась недавно. А проснувшись, не обнаружила благоверного в постельке рядом.

— Ничего особенного, — совершенно невинно ответил Двэйн. — Просто очередное недоразумение в форме человека на мою голову. Представляешь, лиэса О’Кин едва не спалила ползамка по неосторожности!

Его голос растерял вкрадчивость и заговорщицкую бархатистость, которая ласкала слух какие-то пять минут назад. А я так и опешила: это он меня недоразумением обозвал? На себя бы посмотрел! Чернильное пятно на карте этого мира!

Успокоившийся было огонь снова взбодрился, встряхнулся внутри, словно Гугл спросонья, и медленно пополз от гневно колотящегося сердца по всему телу.

«Не нет, Еся, не начинай! Только всё потушили, — взмолился филин. — Ну, подумаешь, ляпнул, чтобы любовницу свою успокоить».

Мне отчего-то захотелось ответить нечто вроде «вот пусть и идёт к ней». Но я вовремя поняла, что это будет расценено неверно и повлечёт за собой шквал насмешек от несносного птица.

— Прошу вас, не беспокойтесь, дорх Ардер, — сладко протянула я. — Клянусь вам, что больше не допущу никаких подобных недоразумений. А вы идите, отдыхайте! Лиэса Алиша приготовит вам прекрасный бодрящий чай для успокоения. С секретными ингредиентами. Она наверняка умелица. Наутро будете как новенький!

Двэйн вновь повернулся ко мне, хмуря чернильные брови и явственно пытаясь мысленно добраться до двойного дна моих слов. А уж его леота вытаращилась на меня так, словно я на её глазах превратилась в чудище с тремя головами, каждая из которых пела матерные частушки.

«Уела», — удовлетворённо ухнул Гугл, глядя в их перекошенные недоумением и раздражением лица.

— Вам тоже нужно отдохнуть. С утра вас ждёт немало важных дел, — Двэйн всё же совладал с эмоциями. — Боюсь, теперь проживать в этих покоях некоторое время будет невозможно. С утра для графини и вашей сестры подготовят новые. А вы… — он сделал многозначительную паузу, — как моя помощница, перейдёте в отдельные. Так будет удобнее для всех.

Для кого это — «для всех». Для претемнейшего и его самомнения?

— Знаете, я предпочла бы остаться с семьёй.

— Ваше мнение на этот счёт не требуется, — холодно улыбнулся Двэйн.

Он спокойно вышел из комнаты и Алишу вывел, приобняв за талию — очень, кстати, демонстративно. Похоже, они вполне довольны друг другом. А раз так, совесть за то, что я не рассказала о махинациях его первой леоты, и вовсе не должна меня мучить. Надеюсь, её зелье со слабительным эффектом!

Для того, чтобы доспать остаток ночи, я перешла в спальню Айне. К счастью, её кровать была достаточно широкой, чтобы свободно разместиться на ней вдвоём.

Но едва я улеглась, как в голове снова возник фамильяр. Он вообще спит когда-нибудь?

«Так что мы будем делать с предложением тёмного? Мне кажется, ты сомневаешься!»

— А что мне ещё делать? — я повернулась на бок. — Мне нужно учиться, а он обещает что меня не тронут.

«И ты ему веришь… А как же наше уютное отшельническое логово для тренировок?» — птиц сокрушённо заухал.

— Боюсь, теперь Привратник будет наблюдать за мной ещё пристальнее. И рано или поздно его вычислит. Но ключ мы всё равно сохраним. На всякий случай.

Филин молчал долго. Я уж подумала было, что он совсем пропал, но он просто обижался. А когда надоело — ответил:

«Хорошо. Но учти! Все тренировки только под моим чутким присмотром. А то знаю я этих тёмных. Глазел на тебя, как сова на мышь! Того и гляди сцапает!»

Да ладно! Что, правда? Я усмехнулась в темноте. Никак пернатый ревнует, пушистый милаш.

«Сама ты милаш! — фыркнул он. — Я ей про серьёзные вещи толкую, а ей всё смех смехом».

— Больше не буду, — миролюбиво проговорила я. — Спокойной ночи.

А за окном, между прочим, уже потихоньку светало.

Наверное, поэтому на рабочее место я пришла не в самом славном расположении духа. Откат от использования магии до сих пор подкашивал колени, а глаза слипались. Я плюхнулась за стол и с ненавистью уставилась в список дел. В нём всё ещё было вычеркнуто слишком мало пунктов!

— Лиэса О’Кин! — почти сразу донеслось до меня через какое-то хитрое слуховое отверстие, что вело из кабинета в приёмную и располагалось прямо над моим ухом. — Прошу, зайдите!

Я попыталась было придумать, как оттянуть этот миг, ведь тон Двэйна ничего хорошего мне не сулил. Но мысли на этот счёт только вяло трепыхнулись и умерли. Поэтому я пошла.

Привратник сидел за столом в лёгкой дымке яркого утреннего света, что падал из окна ему в спину. Перед собой он держал одно из распечатанных писем — и у меня слегка похолодело в затылке.

— Доброе утро, дорх Ардер, — я присела в сдержанном реверансе.

Он поднял на меня взгляд — страшенный и какой-то воспалённый, словно и остаток ночи не спал. Впрочем, может и не спал. Неизвестно, как там его развлекала и расслабляла Алиша.

— Скажите, какие отношения связывают вас с Уэном Макталом?

Значит, и правда то самое письмо…

— Абсолютно никакие, — спокойно ответила я. — Более того, он конкурент моего отца в деле добычи солида.

— Мда? — Двэйн наморщил лоб. — У меня сложилось другое впечатление из его весьма проникновенного обращения ко мне.

Он встряхнул письмо.

— Что бы он ни говорил… Это только его личные фантазии.

— Так всё же, некие отношения есть? Раз вы в курсе «его фантазий»… Неприязнь и противостояние — это тоже отношения, если вы не знали.

Он резковато встал встал, оставив листок на столе, словно сидеть ему внезапно наскучило.

— Считайте так, если вам угодно, — не стала я спорить.

— В любом случае, чтобы вы понимали, я не потерплю лишних интрижек, которые будут отвлекать вас от дел, — прозвучало, надо сказать, довольно ворчливо. — Так что вы решили? Я о нашем ночном разговоре.

Кажется, я уже внутренне смирилась, кучу раз всё обдумала. Но чтобы произнести пару несложных слов, пришлось приложить прямо таки титанические волевые усилия.

— Если вы гарантируете мне безопасность…

— Ага, — довольно выдал Двэйн, разворачиваясь ко мне. — Значит, вы всё же лгунья. Это огорчает. Я, знаете ли, одинаково надеялся, что ошибся насчёт вас. И что не ошибся. Что ж… Ваш договор о работе я посмотрел. Перепишите его начисто — я подпишу. Затем подготовьте приглашения для гостей — и выходите во двор. Для первой тренировки.

Я попыталась прочистить горло, где от волнения встал липкий комок, но только как-то по-птичьи пискнула.

— Хорошо.

И пока я занималась рутинной писаниной, выводя чёткие и красивые буквы на гербовых листах, претемнейший удалился тренировать своих подмастерий. Присоединиться мне удалось лишь незадолго до обеда. И я как раз успела на показательную порку… Ой, то есть чудную и детальную препарацию воздушника Шерка.

В очередной раз с головы до ног окатив Арро Снорка его же стихией, дорх Ардер переключился на скучающе гоняющего палую листву ученика. Девушку он, похоже, решил оставить на сладкое — и она пока вполне спокойно тренировалась под началом Бэйва.

— Сколько я наблюдаю за вами, лэс Шерк, замечаю, что обучены вы гораздо лучше вашего высокородного товарища, — удивительно благосклонно заметил тёмный. — Поэтому сегодня у меня для вас будет чуть более сложное задание.

Он отошёл ближе к краю плаца — а заодно и ко мне. Я подавила желание посторониться, памятуя о вчерашнем «ассистировании».

— Я готов! — с энтузиазмом потёр руки воздушник.

Двэйн прищурился — и я сразу заподозрила неладное. Как пить дать, тут кроется какая-то подлянка.

— Попробуйте остановить моего савира.

О! О-о! Это даже хуже, чем я успела подумать!

— Что?! — только и успел вопросить Шерк, как тёмный обратился уже знакомым мне соколом.

«Пресветлые шишки! — воскликнул Гугл, который смиренно молчал всё утро. — Даже я испугался».

Чего уж говорить об учениках, которые наверняка савиров сроду в глаза не видели. В очередной раз все онемели. А огромная сумрачная птица, уплотнившись, кинулась на Шерка, выставив вперёд огромные острые когти.

Тот, конечно, упустил момент, призвал воздушную волну чуть позже, чем нужно. На крыльях сокола только перья трепыхнулись. Не успевший сформироваться вихрь едва качнул его в сторону. Почти незаметно. Савир накрыл мага собой, и показалось, как антиматерия, просто уничтожит его. Одно мгновение. Второе. Третье… Девушка-маг всхлипнула и что-то тихо спросила у Бэйва.

Но понемногу сумрачный дым развеялся — и всем присутствующим открылась довольно забавная картина застывшего в защитной позе Шерка. Кажется только что он рьяно размахивал руками. Воздушник ещё пару раз моргнул и наконец понял, что всё закончилось. К сожалению, полным его провалом.

А Двэйн, который материализовался за его спиной, только поправил рукава рубашки.

— Нет, всё же для таких испытаний вы слабоваты, — протянул разочарованно.

Он степенно пошёл через площадку, явно собираясь вовлечь меня в активную тренировку. И тут, не дойдя буквально пару шагов, покачнулся. Его кожа мгновенно побледнела, а глаза залила чернота.

«Еся! — ухнул Гугл. — Что-то как-то нездорово он выглядит…»

Я неосознанно бросилась навстречу — претемнейшему явно плохо! Остальные ещё ничего не заметили, занятые собственными неудачами. Но когда я добежала до Двэйна и протянула руку, чтобы поддержать его — поймала только рассыпавшуюся чернильным мраком пустоту.

Эй! Куда?

Я завертелась на месте, шаря вокруг руками, не зная, что и думать. Это что — насовсем? Он развоплотился, расщепился на атомы, провалился в другое измерение? Что теперь делать?! Нет, я согласна была на то, чтобы претемнейший для профилактики завышенного самомнения слегка помаялся бы животом. Но вот такого никак не ожидала!

«Всё же надо было предупредить его о тех эманациях чар, которые исходили от его леоты», — вздохнул Гугл.

Он обелетел место пропажи Двэйна и озадаченно ухнул, усевшись на ограду плаца.

— Что «ухх»? Скажи лучше, что делать!

Вся наша возня заняла едва ли секунд пятнадцать.

И едва я повернулась к Бэйву, который был занят разговором с подмастерьями, чтобы позвать на помощь, как на меня словно бы гора упала. А на самом деле — внушительное горячее и будоражаще мужское тело. Правда, удручающе безвольное и не способное стоять на своих двоих. Оно-то и свалило меня с ног так резко, что я даже испугаться не успела.

Только рухнула на площадку, больно отбив себе филей, и замерла, потому что ноги оказались прижаты к земле тяжеленным Двэйном Ардером. Со стороны то, как он приник щекой к моим бёдрам, наверное, выглядело крайне страстно. Я дёрнулась для порядка, хоть и понимала, что это бесполезно. Намертво. И эту тушу попробуй сдвинь!

Но он хотя бы материализовался обратно — и уже это радовало.

— Лэс Бэйв! — крикнула я, привлекая к себе внимание остальных.

Они обернулись и пооткрывали рты, как Щелкунчики, готовые трескать орехи.

— Что случилось? — маг кинулся к нам. — Это вы его так ушатали?! Когда, Хаос вас побери?

Интересно, как он себе это представляет? Нет, возможно в теории я и могла, но…

— Нет, конечно! С ним что-то случилось, — пояснила я, с помощью Бэйва выбираясь из-под пылко уткнувшегося в мои колени дорха Ардера. — Он сначала пропал, а потом снова появился. И придавил меня. У тёмных магов что, кости из металла? Такая тяжесть…

«Ушатали его ночью, и не мы», — сварливо прокомментировал Гугл, наблюдая за нашей вознёй со своего места.

Наконец меня освободили, лэс Уалтар перевернул друга на спину и склонился над ним. А тот вяло заворочался, ещё не открывая глаз.

— Так! Обо всём, что вы сейчас тут увидели, — с угрозой проговорил наставник, обращаясь ко всем разом, — никому ни слова. Поняли?

Подмастерья рьяно закивали, переглядываясь и пожимая плечами на безмолвные вопросы друг друга.

— Надеюсь, это не я виноват, — пробубнил Шерк.

— Куда тебе, — хмыкнул лэс Уалтар. — Не зазнавайся.

— Его нужно к лекарю! — я помогла ему поставить Двэйна на ноги.

Тот уже почти пришёл в себя и даже мог держаться, но его взгляд был ещё слишком затуманен.

— Вряд ли лекарь тут поможет, — покачал головой Бэйв. — Но давайте отведём. Лишним не будет. А вы… — он глянул на учеников, — все по своим комнатам и прижали хвосты, пока я не разрешу выходить!

Похоже, он всё же опасался сплетен.

«Что-то странное, Есенька, — проговорил Гугл, следуя за нами. — Один из савиров тёмного как будто побледнел. Я вижу его хуже остальных».

— Значит, дело в нём?

«Скорей всего. Тёмные крепко связаны со своими обликами. И когда что-то происходит с одним из них, носителю тоже плохо. Вот только причину ослабления савира я не пойму. Ну не зелье же тому виной. Такого не может быть, тут совсем иные материи».

— Это всё объясняет, — согласилась я и искоса взглянула на понурившего голову Двэйна.

Он выглядел обессиленным, не слишком твёрдо переставлял ноги. Но когда мы почти дошли до кабинета Одуванчика он вдруг опустил руку с моего плеча и крепко, я бы даже сказала, красноречиво, сжал талию. Ах ты ж актёр погорелого театра!

Я улучила момент и хорошенько наступила ему на ногу. Он сдавленно простонал, но стойко похромал дальше.

Одуванчик, кажется, едва в обморок не хлопнулся, когда увидел, какого пациента ему доставили. Он, скорее, готов был бы лечить всех жителей Гитмора разом вместо него — именно это читалось в его округлившихся глазах.

— Быстрый анализ! — распорядился Бэйв, усаживая друга в кресло. — Тебя же учили этому?

Джед похлопал длинными, как у девушки, ресницами, и кивнул, придя наконец в себя.

— Да, конечно!

Мгновенно он справился с растерянностью и приблизился к Двэйну, который смотрел на него с лёгкой подозрительностью.

— Зачем вы привели меня к этому коновалу?

Одуванчик заметно оскорбился, но не отступил. Я отошла в сторонку, чтобы понаблюдать за тем, как работает лекарь-маг. Ни разу не видела! Но быстрый анализ на то и быстрый, что всего-то пара замысловатых взмахов руками — и Джед уже сделал вполне уверенные выводы о состоянии нестояния Привратника.

— Никаких отклонений в состоянии тела нет. Ну разве что лёгкие ушибы от падения. Остальное — вне моей компетенции.

Он покосился на Бэйва, ища поддержки. Потому что от угрозы, что сейчас исходила от Двэйна, и мне было не по себе.

— В твоей компетенции только лечить царапины на щёчках нежных дев, — огрызнулся он, вставая. — А я и сам знаю, что со мной.

Он одёрнул слегка пыльный жилет и направился к двери. Бэйв сделал мне знак следовать за ним, а сам остался — видимо, чтобы обсудить что-то с Одуванчиком. Не слишком-то мне хотелось таскаться за Двэйном, но я же как-никак его помощница.

— Как вы себя чувствуете? — поинтересовалась на бегу, едва поспевая за широким шагом претемнейшего.

— Отойдите от меня, ради всего светлого! — он махнул рукой. — И помолчите!

«Вот это новости! — удивился филин. — какая всё же неблагодарная сво…»

— Гугл! — оборвала я его и вновь обратилась к Двэйну. — Что-то я не пойму, в чём успела перед вами провиниться, дорх Ардер!

И тут претемнейший остановился. Шагнул ко мне — я отшатнулась и угодила прямо в одну из декоративных ниш в стене коридора. В поясницу мне впилась пухлая коленка торчащего там херувима. Или морда гаргульи — не успела разглядеть.

— В чём? — Двэйн резко повысил голос. — Вы ещё спрашиваете… В том, что суёте свой нос, куда не следует! Что вам сделала Алиша? Что за выпады в её сторону я сегодня наблюдал? Ладно, Гленна, но она?! Даже если бы за ней водился какой-то проступок… Это не. Ваше. Дело! Вам ясно?

— Яснее некуда, — процедила я, сжимая кулаки, в которых зародилось опасное тепло. — Влезать в ваш гарем я не жажду ни в каком качестве. И раз вам плевать на то, что делают ваши леоты, то мне тем более!

— Вы не понимаете, — покачал головой претемнейший. — Как бы вы к ним не относились, сейчас мне важна крепкая связь с ними. А вы вносите между нами разлад своими необоснованными подозрениями и склоками!

— Ах так?! — я толкнула его в грудь, но он не сдвинулся с места. Тогда я толкнула ещё раз — едва руки не отбила об эту гору мышц. — В следующий раз пусть кто-то из леот служит вам подушкой при падении и тащит вас к лекарю. Более никакие обязанности, что выходят за пределы моего рабочего места, я выполнять не стану. Хоть провалитесь!

Вдруг Двэйн выбросил руку вперёд и совершенно нахально обхватил мой подбородок пальцами. Вгляделся в лицо так пристально, что меня словно бы наждачкой по спине продрало. Я забыла дышать, перестала видеть вокруг хоть что-то, кроме бездонной черноты его глаз. Словно в транс впала! Сердце тяжело и глухо ударилось в груди. Раз, второй, третий…

— Неуправляемая, — выдал претемнейший. — Неуправляемая. Проклятье!

И оттолкнув меня, пошёл дальше.

— Мерзавец, — бросила я ему вслед.

И твёрдо решила, что к своему недельному жалованию в договоре припишу ещё десять драконов.

Глава 11

Двэйн Ардер

— Доброе утро, дорх Ардер! — уже привычно буркнула Эйлин, когда он утром вошёл в приёмную.

Обычно это были все слова за день, что она произносила после ссоры. За исключением скупого «доброй ночи». Да и то таким тоном, как будто желала Двэйну упасть с кровати во сне.

— Доброе утро, лиэса О’Кин, — он кивнул, проходя мимо.

Но краем глаза успел заметить, как девушка кончиками пальцев коснулась нежных бутонов пыльно-розовый флуоссов в вазе. Конечно, они не цветут осенью, но в элитных оранжереях Гианхилла и не такие цветы можно достать.

Украдкой Эйлин вдохнула аромат, почти ткнувшись в букет носом. Флуоссы пахнут волшебно.

— Гхм, — громко кашлянула она, когда Двэйн уже взялся за ручку двери. — Дорх Ардер, вы случайно не знаете, откуда тут взялись эти цветы?

О! Она удостоила его предложением более чем из двух слов — это можно считать победой!

Он повернулся к девушке, а та опустила невинный взгляд в лежащие перед ней бумаги. Сделала вид, что ей всё равно. Ну конечно! А у самой от любопытства даже щёки порозовели.

— Понятие не имею. Я не дворецкий. Спросите лучше у него.

— Я спрашивала. Он не знает, — пожала плечами Эйлин. — Сказал только, что привезли рано утром и сказали, что для меня. Удивительно, вам не кажется?

Хорошо, что курьер из Гиантхилла успел вовремя — это произвело на Эйлин определённое впечатление. Накануне Двэйн отправил посыльного в салон лиэсы Сабрюш, лучшей цветочницы во всём Доррасе, если верить рекомендациям. Она исполнила поручение безупречно.

Он просто хотел сделать Эйлин приятное — после всего, что наговорил ей не так давно. Но пока не мог найти слов для нормальных извинений.

— Может, Кадан Гард постарался? Или среди подмастерий у вас появился поклонник?

Эйлин с сомнением покривила губами, а её глаза хитро прищурились.

— Деньги на такой букет могут быть только у Арро Снорка. А он меня недолюбливает, — она слегка развернулась к Двэйну, облокотившись о спинку кресла. — Наши стихии как-никак противоположны.

Вряд ли причина лёгкой неприязни Арро к Эйлин была в этом. Скорей всего, этот заносчивый юнец видел в ней угрозу его состоятельности, как сильного мага и любимчика наставников. Потенциал девушки бросался в глаза с первых тренировок. А большая сила требует более пристального внимания.

— В Гитморе много людей. Я не собираюсь гадать, кто вдруг решил сделать вам сюрприз, — Двэйн открыл дверь. — Кстати… Вы подготовили отчёт о проверке Врат к приезду Уэна Мактала? Он обещал прибыть сегодня.

— Да, я всё подготовила, — мрачно ответила Эйлин.

— Тогда занесите мне его немедленно.

Время ритуала единения с Вратами подходило, скоро начнут съезжаться приглашённые гости. Но прежде нужно было решить некоторые деловые вопросы с нужными людьми. Не хотелось бы, чтобы инициация прошла с осложнениями.

Их и так в последнее время слишком много — самых различных. Самое большое осложнение — Эйлин О’Кин. Ну и Алиша, которая ни с того, ни с сего решила вернуть былые чувства Двэйна с помощью алхимического состава. Его действия хватило только на одну ночь. Зато последствия могут ударить со всей силы в любой миг.

Из-за вскрывшейся хитрости Двэйн крепко рассорился с первой леотой. Возможно, он не стал бы этого делать, даже зная об уловках Алиши, но она сама отчасти спровоцировала скандал. Когда решила, что теперь может решать, что Двэйну делать, куда и когда идти. Намёк Эйлин уязвил её и подтолкнул к глупым капризам. Мало какое зелье может подействовать на Двэйна в полную силу: всё дело в особых свойствах его магии. Но тут ей почти удалось. И он простил бы ей, если бы не всё, что случилось дальше.

А сейчас он вынужден был проводить с ней больше времени — и ночи тоже — чтобы восстановить подорванную недоверием и ссорами связь.

Эйлин скоро принесла тонкую подшивку отчётов по проверке Врат в каждом княжестве. Их нужно было сравнить с личными заметками и наблюдениями Привратника. Может, тогда отыщется след каких-то нарушений.

Двэйн погрузился в изучение сводок так глубоко, что не заметил, как прошло время. Эйлин доложила, что прибыл Уэн Мактал — крайне недовольным тоном. А когда делец вошёл в кабинет, на его губах ещё цвела самодовольная ухмылка. Каким бы грамотным знатоком добычи солида и устройства Врат он ни был, а это не делало его более приятным человеком.

— Крайне рад! Крайне рад, дорх Ардер! Огромная честь! — неустанно восторгаясь, Уэн присел в кресло напротив. — Честно говоря, я волновался. Нет, я встречался с Привратником и раньше. Но сейчас…

— Это большая честь для вас, я помню, — Двэйн сдержанно улыбнулся.

В приоткрытое окно донёсся гневный возглас Бэйва. Похоже он опять гонял подмастерий вокруг замка до седьмого пота. А те, конечно, возмущались, что физическая нагрузка к магии не имеет никакого отношения.

— Я слегка подготовился к разговору на основании вопросов, что вы изложили в письме ко мне, и помогу всем, что будет от меня зависеть, — Уэн Мактал посерьёзнел и сразу стал похож на делового человека, который привык решать дела быстро и жёстко.

— Прежде всего я хочу, чтобы вы посодействовали мне в дальнейшей проверке всех Врат. Сами понимаете, что для меня обязанности Привратника внове. Поэтому я предпочитаю по некоторым вопросам консультироваться с самыми компетентными людьми.

— Крайне… — Уэн поперхнулся очередным льстивым восклицанием, натолкнувшись на взгляд Двэйна.

— Раньше я мало работал с Вратами. Больше — с каналами Хаоса. А это более протяжённая и не столь упорядоченная магическая система, как вы понимаете, — продолжил тот. — Кое-что я понял из отчётов и записей бывшего Привратника. Но хочу уточнить у вас. Правильно ли я понимаю, что существует несколько типов нарушений в конструкции Врат, при которых они вдруг могут пропустить сущность Хаоса?

— Вообще, дорх Ардер, это маловероятно. Врата сами по себе не сдерживают Хаос, они лишь создают туннель сквозь канал. Как бы изгибают его. Это можно сравнить с подкопом под забором, — Уэн усмехнулся. — Но вы правы. А что может спровоцировать прорыв… Самое очевидное — это нарушение самой конструкции Врат. Знаете, когда кость ломается, она может ранить внутренние ткани тела. Так и тут. Но как мы оба понимаем…

Стук в дверь прервал занимательный рассказ дельца. И через миг в кабинет вошёл Кадан Гард. «Слегка» опоздал, хоть Двэйн велел камергеру вызвать его сразу, как лэс Мактал появится у ворот.

— Прошу прощения, — поджаренный маг изобразил сожаление. Но вышло плохо.

Его взгляд остался холодным и надменным. Как и большинство урождённых аристократов, Кадан с заметным пренебрежением относился к людям такого сорта, как Уэн — низкородным рвачам, которые только засчёт своей деловой хватки, упорства и ещё некоторых не столь похвальных качеств добились успеха и сумели подняться.

— Присоединяйтесь, — Двэйн указал ему на второе кресло. — Может, и вы сможете внести в наши рассуждения полезные детали.

— Так вот, — продолжил Мактал. — Если бы произошло физическое повреждение Врат, это сразу было бы заметно. Однако, как я понял, все Врата визуально целы?

— Всё верно, — кивнул Двэйн. — Я видел своими глазами. И Смотрители не докладывали о разрушениях.

— Тогда можно предположить иной вариант: это изменение полярности солида, который в них заложен. Тогда он не «отталкивает» энергию канала, а притягивает их и может нарушить границы. Однако… При строительстве и последующем обслуживании Врат полярности солида уделяется особое внимание. Ошибка практически исключена.

— Я же говорю, — вздохнул Кадан. — Дело не во Вратах. Со всем уважением, дорх Ардер, вам следовало бы обратить внимание на работу не Привратника, а Стражей при дворе императора.

— Предлагаю выслушать лэса Мактала до конца, — оборвал его Двэйн. — Скажите, а возможно ли изменить — временно — полярность солида с помощью некоего магического воздействия?

Уэн наморщил лоб. Поразмыслил, что-то прикидывая, а затем слегка растерянно улыбнулся.

— Для этого необходимы просто колоссальные силы. Не думаю, что кто-то на это способен. Разве что сам император или кто-то из принцев, — делец рассмеялся, но смолк, когда понял, что никто не поддержал его веселье.

Да, предположение скорее безумное. Чтобы сам император решил выпустить сущность Хаоса. Зачем? Это не в его интересах. Когда нарушения магии станут повсеместными, он пострадает едва ли не больше всех.

— Что ж, пока всё, что я узнал о работе Врат в последние месяцы, не выявило ни одной из этих проблем. Либо кто-то намеренно скрыл следы. Думаю, что-то я узнаю, когда пройду инициацию, как Привратник.

— Безусловно, — кивнул Уэн. — Привратники, насколько я знаю, ощущают энергию Врат совершенно по-особенному. А с вашими силами…

— Думаю, нам пока стоит углубиться в изучение отчётов по работе Врат, — подхватил Кадан. — И опрос самых сведущих работников. Если нарушения обнаружатся. Их нужно устранить, чтобы утечка не повторилась.

— Думаю, как раз вы и сможете составить для меня список всех, кто может прояснить ситуацию. Кроме Смотрителей. С ними я уже разговаривал, — согласился Двэйн. — Приступайте.

Кадан слегка покраснел. Выслушивать приказы там, где он должен был их отдавать, ему явно претило. Но возражать он не решался. В конце концов у него пока ни одного савира. Двэйн может задавить его в энергетических тисках, как цыплёнка.

Поэтому младший Гард встал и, кивнув, направился прочь из кабинета.

— Дорх Ардер, — нетерпеливо произнёс Мактал, слегка наклонившись над столом. — Прошу извинить, но вы же читали моё письмо. Что скажете? Я могу рассчитывать на ваше одобрение в моём личном деле к Эйлин О’Кин?

Похоже, у него что-то пригорало на почве этой девушки. Глаза загорелись — ещё больше, чем во время рассуждений на интересную ему тему Врат. Загорелись совсем другим огнём. И он Двэйну совсем не понравился. В груди нехорошо сдавило, запекло так сильно, что захотелось ослабить шейный платок. Но он только недоуменно моргнул, подняв взгляд на Уэна.

— Простите?

А Кадан Гард так и застыл у двери, уставившись в спину дельца испепеляющим взглядом. Ещё мгновение он решался, а затем повернул назад.

— Постойте! — заявил громко. — Какие дела у вас могут быть к Эйлин О’Кин? Как вы вообще смеете иметь на неё личные виды. Она моя будущая леота!


— Разве? — Уэн откинулся на спинку кресла, изображая чистейшую наивность. — Разве у неё есть ваша метка? Насколько я знаю…

— Откуда вы вообще можете это знать?!

Двэйн встал, хлопнув ладонями по столу. Мужчины смолкли и оба повернулись в его сторону с видом нашкодивших сорванцов.

* * *
Эйлин/Есения

«Есенька, огонь моих очей! Там тебя уже почти поделили», — Гугл привычно плюхнулся на спинку моего кресла и заглянул в список встреч, которые необходимо было запланировать для претемнейшего на ближайшие пару недель.

Для облегчения собственной жизни Двэйн официально разрешил мне вскрывать его почту и просматривать её, чтобы выделять самое важное. А также списком оформлять просьбы аудиенций, чтобы после обсудить их с ним лично.

Но план встреч существовал пока только в моей голове и оставался пустым листком. Потому как я уже пару минут как прислушивалась к напряжённому разговору мужчин в кабинете Привратника. С того самого момента, как оттуда донеслось моё имя.

«Устроить бы им горяченький приём, чтобы не расслаблялись», — прокомментировал филин очередной гневный возглас Кадана Гарда.

Затем в кабинете что-то грохнуло — и стало тихо. Я вся обратилась в слух. Даже встала и приблизилась к слуховому оконцу, которое предусмотрительно приоткрыла со своей стороны кончиком карандаша.

«Надеюсь, это тёмный запустил кому-нибудь в голову пресс-папье», — насторожился фамильяр.

— Вы, кажется, забываетесь, уважаемые лэсы, — прогремел голос Двэйна. — Насколько я знаю, ни одному из вас лиэса О’Кин не ответила согласием. И более того — не дала никаких надежд. Так к чему вы вообще устраиваете этот спор?

Да ладно! Чтобы претемнейший за меня заступился? Удивительные дела! Похоже, зельице Алиши окончательно нарушило работу его мозга. Впрочем заступался он холодно, остранённо, как адвокат на суде.

— Дорх Ардер, — почти ласково проговорил Молан. — Вы же прекрасно должны знать женщин. С вашим-то опытом общения с ними… Не всегда их отказ это отказ. Часто это призыв к более решительным действиям.

О, и этот туда же!

— Я достаточно неплохо знаю женщин, чтобы понимать, что их отказ часто действительно отказ. И в отношении вас, дорх Гард, лиэса Эйлин показала это неоднократно и красноречиво.

За его словами последовал тихий смешок — похоже Уэна. Как хорошо, что сейчас я не видела его лица, иначе расцарапала бы, ей богу!

— Что вас так развеселило, лэс Мактал? — одёрнул его Двэйн. — Думаю, нелишним будет упомянуть, что о вас Эйлин отзывалась тоже весьма и весьма… неоднозначно. Со своей стороны, я не могу не признать вашего профессионализма. А с другой… Склонен доверять личному впечатлению девушки, когда она высказывается о вас неприязненно.

— О, это всё показная гордость семейства О’Кин, могу вас уверить! — усмехнулся Мактал. — Они никогда не признают своих ошибок. И будут настаивать на них до конца, чтобы не уронить лицо. К тому же я могу признать честно — столь древней фамилии я не ровня… Однако не перестаю надеяться, что иные мои качества со временем смогут уверить милую Эйлин в серьёзности моих намерений.

— Смею заметить, в отличие от вас, имею личный договор с главой семейства о том, что обе сестры О’Кин станут моими леотами, — вновь завёл свою пластинку Кадан.

«Они такие упорные, — заметил Гугл, прислушиваясь к их разговору тоже. — Я всерьёз опасаюсь за твою безопасность. А всех претендентов, простите, не поджаришь. Это будет подозрительно. Жаль».

— Как для духа ты очень кровожаден, — я покосилась на него и почесала пальцем пернатую шею.

«Каждому по заслугам. Я далеко не со всеми такой, Есенька».

— Признаюсь, лэсы, вы ставите меня в нетипичную ситуацию. Я решал многие вопросы, но никогда — матримониальные. Это странно, не находите? — чуть повысил голос Двэйн, и я снова прислушалась. Что-то в его интонациях заставляло замереть от волнения. — Однако раз на меня свалилась такая обязанность, напомню, что в настоящее время я, в некотором роде, отвечаю за сестёр О’Кин, а в особенности за Эйлин. Потому как она моя помощница. И ученица.

— Ученица?! — Уэн Мактал даже поперхнулся. — Я мало понимаю в человеческой магии, дорх Ардер… Но разве для обучения не нужно обладать активными умениями?

— Поверьте, умения Эйлин активнее вас. Гораздо.

— И всё же… — тон Уэна заледенел. — Считаю, что её обязательства перед вами не умаляют моего права претендовать…

И тут дверь приёмной открылась. Лёгкий порыв сквозняка качнул юбку и спугнул Гугла — на всякий случай, хоть его по-прежнему никто не видел.

— Дорх Ардер не занят? — густой голос Бэйва Уалтара заставил меня отшатнуться от слухового окна.

Я метнулась к столу и едва не уронила кресло, неловко на него налетев. Мысли о том, что пора бы вмешаться в решение собственной судьбы, пока мужчины не превратили её в руины, прервалась. Зато внимание мгновенно переключилось на внушительного темноволосого нейтрала.

Кажется, он был слегка раздражён тренировкой, выглядел разгорячённым, но ничуть не усталым. Отголоски его магии, использованной во время обучения, ещё не стихли и касались меня лёгким покалыванием. Гуляющий по приёмной сквозняк, который возник вместе с появлением Бэйва, не торопился успокаиваться. Как я успела выяснить, он воздушник, как и Шерк. Только гораздо более сильный. Несравненно.

— Он очень занят, — проговорила я, оценивающим взглядом меряя фигуру мага.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ А что? Он красив, впечатляющ и положения весьма высокого, что могло бы заткнуть рты многим мужчинам, мнящим о себе слишком много… Да и нрава, кажется, довольно лёгкого, и если найти подход…

— Лэс Бэйв! — я умоляюще сложила руки у груди. — Прошу вас, помогите мне!

В конце концов, на тренировках он всегда старался смягчить драконовские методы обучения Двэйна. Может, и сейчас войдёт в положение?

— Что случилось? — сразу насторожился тот, приближаясь.

Как хорошо, когда в мужчинах по запросу мгновенно включается режим рыцаря. Похоже, соратник претемнейшего как раз из таких.

— Можете мне подыграть? Вопрос жизни и смерти. Это ни к чему вас не обяжет! — я скрестила пальцы под столом.

Согласна, идея безумная, но сейчас нужно действовать быстро. Проклятый Мактал никак не унимается, и кто знает, на что он сумеет уговорить моего, так сказать, работодателя.

Кажется, Бэйв заподозрил подвох, и горящий в его глазах красным сигнал «даме нужна помощь» перешёл в жёлтый мигающий режим.

— Я так полагаю, дело срочное, но, может вы введёте меня в курс дела. Кратко?

Он подошёл и опёрся на мой стол ладонью. Эх, была не была!

«Еся, осторожнее! — взмолился Гугл, материализуясь на своём шкафе. — Тебе мало преследующего тебя небольшого табуна жеребцов? Ещё одного добавить хочешь?»

Ну да, «жеребец» достойный — я ещё раз оглядела Бэйва. Но, к счастью, все эти дни он не проявлял ко мне ровным счётом никакого интереса.

— Если вы откажетесь, я пойму, — я осторожно улыбнулась. — Но не могли бы вы временно изобразить моего… Потенциального жениха?

Полнейшая тишина наполнила приёмную, как раскрывшееся в микроволновке кукурузное зерно. Пуф! — и не осталось свободного места. Я даже дышать перестала. А Бэйв приподнял брови, переваривая мою просьбу.

— А-а, — понимающе усмехнулся он наконец, складывая руки на груди. — Хотите отвадить назойливого поклонника? Кадан Гард не усваивает уроки? Они могут окончиться для него весьма плачевно.

Эта мысль, кажется, слегка его позабавила. Он задумался, а нарастающее напряжение в разговоре мужчин в кабинете приобрело угрожающие масштабы.

— Ну так что? — слегка подогнала я мага.

Тот вздохнул, нахмурившись. И мне показалось, что сейчас он точно откажется да ещё и посмеётся надо мной — как уже было раньше. Но Бэйв только улыбнулся.

— Давно хотел проучить этого заносчивого сопляка Кадана. Но давайте условимся: как только игра перешагнёт безопасную границу, мы её прекратим.

Наверное, хорошо, что о притязаниях Уэна Мактала он ничего не знает.

— По рукам! — я уверенно пожала протянутую мне ладонь. — Гарантирую, что за моей просьбой не стоит никакого личного к вам интереса.

— Знаете, это было слегка обидно! — рассмеялся Бэйв. — Ответную услугу с вашей стороны я обдумаю позже.

— В разумных пределах! — уточнила я. — И в приличных, разумеется!

— Конечно! — кивнул маг. — Когда приступаем? Мне прямо не терпится поразвлечься.

— Прямо сейчас. Уже пора вмешаться! — заговорщицки шепнула я.

Подошла к двери и, деликатно, но достаточно громко постучав и дождавшись разрешения, вошла. А следом за мной — Бэйв — приосанившись и натурально изображая гнев оскорблённого жениха. К счастью, подмастерья уже успели привести его в подходящее настроение.

Мужчины уставились на нас, как на инспекцию, которую не ждали. А вот во всём облике претемнейшего и вовсе читался один большой вопрос.

Какого чёрта тут вообще происходит?!

А я ему сейчас объясню, какого!

Потому что ни у кого больше, похоже, не находилось слов, чтобы сразу оценить случившееся. Бэйв произвёл на мужчин должное впечатление. Сейчас они выглядели так, будто их сейчас будут бить.

— Прошу прощения, лэсы, что прервала ваш жаркий спор, — я прошла чуть дальше. — Честно, подслушивать не хотела! Но в виду некоторых конструктивных особенностей кабинета и того, что меня вы обсуждали очень и очень громко, я решила, что имею право вмешаться.

Двэйн выпрямился и заложил руки за спину, отчего-то глядя не на меня, а на друга. Судя по тому, как резко свет очерчивал его скулы, претемнейший с силой сжал челюсти. И чего так злится? Радоваться должен, что мы ему помогаем. А то ведь неровен час загрызли бы его эти пираньи в штанах.

— Так уж вышло… — заговорил Уэн Мактал. — К сожалению, мы столкнулись с небольшим конфликтом интересов, который сошёлся именно на вас. И это не удивительно!

Я удостоила его только коротким взглядом искоса, однако этим ничуть не смутила.

— А вы, смотрю, такая многогранная личность, лэс Мактал. Везде успеваете. И козни строить, и заискивать перед необходимыми вам людьми. А какой вдохновенный вид! Я бы вам поверила, если бы не знала, что вы представляете из себя на самом деле!

— Вы пришли сюда с охраной, чтобы выразить лэсу Макталу ваше презрение? — жёстко прервал меня Двэйн. — Нет ничего бесполезнее женских капризов, вы в курсе?

Он перевёл взгляд с меня на Бэйва, но тот, похоже, ещё пытался вникнуть в ситуацию лучше, а потому дал время высказаться мне. Пока лишь он сохранял достаточно свирепый вид — чтобы соперники не расслаблялись.

— Дело не в этом, дорх Ардер. А в том, что я разберусь со своей личной жизнью и без вашей помощи. И не желаю, чтобы чьи-то напрасные надежды приводили к подобным стычкам впредь. Поэтому мы с Бэйвом просто вынуждены открыть то, что не хотели выставлять напоказ так поспешно. Даже моя бабушка не знает.

— Я собираюсь сделать Эйлин предложение, — припечатал маг.

Просто, как умел — с размаху. С кровожадно-дежурной улыбкой на губах. Я почти услышала, как черепные коробки всех присутствующих затрещали от напряжения. Кто-то поперхнулся — оказалось, Двэйн. Он взял со стола стакан с водой и выпил его едва не залпом.

— Налейте мне тоже, будьте любезны, дорх Ардер, — слегка ошалело улыбаясь, попросил Мактал, совершенно позабыв, что скорее он должен обслуживать Привратника. И ко всему прочему чистить ему обувь собственным рукавом.

Впрочем, Двэйн и пальцем не пошевелил.

— Признаться, Эйлин спешно позвала меня, когда услышала, о чём именно вы тут судачите, господа, — веско продолжил Бэйв. — Мне пришлось прервать тренировку подмастерий. И, честно говоря, я крайне неприятно удивлён вашим необоснованным рвением присвоить свободную девушку. Впрочем, я более не желаю, чтобы она считалась свободной. Можете относиться к этому как угодно. Но в самое ближайшее время, поверьте, она станет моей невестой.

— Позвольте… — заговорил потемневший, словно залежалый банан, Кадан Гард. — А уважаемые родители Эйлин знают о том, что вы… так сказать, помолвлены? Ведь вы знакомы совсем недолго!

— Вас это, кажется, не останавливает, чтобы предъявлять на меня какие-то права? — я развела руками. — А с лэсом Макталом я и вовсе встречалась всего несколько раз в жизни!

— Справедливо, — мрачно хмыкнул Двэйн. — И хоть для меня это тоже неожиданность… Я всё же не могу мешать совершенно честному и обоюдному желанию Эйлин и моего старого друга Бэйва быть вместе! Это так мило!

Мило?! Он что, сказал «мило»? Меня едва не разорвало от усилия сдержать смех. Впрочем, Привратник взглянул на меня исподлобья с таким выражением, что желание веселиться тут же пропало.

— Это какая-то шутка! — Кадан вскочил с места. — Я немедленно отправлю письмо чете О’Кин с требованием пояснений. Вряд ли они одобрят, что их дочь закрутила роман, едва ступила на порог моего, между прочим, дома!

— Это не ваш дом, — буднично напомнил претемнейший.

— И я закрутила его раньше, чем ступила на его порог!

Ох, что-то меня понесло.

— Пишите! — кивнул Бэйв, двинувшись на младшего Гарда. — А лучше давайте сходим к графине! Она старшая родственница и вполне может высказываться от лица родителей Эйлин. Что-то подсказывает мне, выбор будет не в вашу пользу! Происхождением я не ниже вашего, если вы забыли. А положением… ну вы сами знаете.

— Да вы!.. — тявкнул Кадан, качнулся было ему навстречу сжимая кулаки, но по дороге, похоже, потерял мысль, поэтому просто беспомощно замер перед ним, гневно пыхтя.

Бэйв только издевательски усмехнулся и уверенно взял меня за руку. Ей богу, я и сама поверила в его слова! Конечно, Кадан не пойдёт к ба, зная о её к нему отношении. Позлится, потопает ногами и, может, успокоится. Пройдёт время, я укреплюсь в статусе ученицы высших магов. А там и силами овладею. Глядишь, там и до возвращения домой недалеко!

Двэйн неподвижно уставился на наши сомкнутые руки с непонятным выражением лица, как будто его вдруг взяла жесточайшая досада. Кадан Гард последний раз скрипнул зубами и быстрым шагом вышел, не забыв хорошенько хлопнуть дверью.

— Это прелестно! — резюмировал Уэн, который временно перешёл в наблюдение. — Чудесная история любви! Я почти растроган. Но, к сожалению, гораздо больше она меня расстроила. Вы поистине разбиваете мне сердце, лиэса О’Кин!

— Мне жаль, — я пожала плечами. — Хотя что вы… Вовсе нет!

Делец вперился в меня так уничтожающе, что на мгновение мне стало не по себе. Но что ж, до истечения срока выплаты ссуды он всё равно ничего не сможет сделать Молану.

— Думаю, нам пора закончить нашу беседу, лэс Мактал, — процедил Двэйн. — По вопросу проверки Врат мы переговорим отдельно при следующей встрече.

— Разумеется, дорх Ардер!

Уэн встал и откланялся. Проходя мимо, он подхватил мою руку и успел пылко прижаться к ней губами. Я с омерзением выдернула её и вытерла о юбку.

Когда он ушёл, Бэйв, дёрнув меня за руку, тоже направился было к двери, но Привратник грохнул по столу кулаком.

— Я вас не отпускал! — мы повернулись к нему одновременно, и наша идиллия, похоже, вызвала у него приступ зубной боли. Впрочем, в остальном он сохранил похвальное хладнокровие. — Теперь потрудитесь объяснить, что это было? Какая, Хаос вас побери, помолвка?!

— Человеческая, — пожал плечами Бэйв, зачем-то продолжая поддерживать нашу легенду. — К сожалению, твои доводы не убедили этих самопровозглашённых поклонников в том, что им тут делать нечего. Пришлось вмешаться мне.

— Вы говорили, дорх Ардер, что не потерпите интрижек, которые помешали бы мне работать. Уверяю вас, эта — только поможет! И работе, и обучению! Вы были правы, цветы мне прислал тайный поклонник. Впрочем, теперь уже не тайный, верно?

Не знаю, зачем я говорила это, прекрасно зная, что цветы заказал Двэйн. Зная, что он вовсе не наивный простак, чтобы поверить в правдивость наших с Бэйвом свежеслепленных отношений. Но отчего-то видеть нарастающую ярость в его глазах было приятно. Злитесь-злитесь, претемнейший! Для тёмных это, наверное, полезно. Уберегает от магической импотенции.

Я взяла Бэйва под руку и, стараясь не торопиться, вывела прочь из кабинета.

А когда маг оставил меня одну, не считая Гугла, который, словно Большой брат, наблюдал за всем со шкафа, я обнаружила на столе записку.

«Её оставил этот подлец Мактал», — сообщил филин.

Я развернула её дрожащими пальцами.

«Значит, всё же не хотите по-хорошему…» — всё, что было в ней написано.

Глава 12

«Медитация, Есенька, едва ли не самое важное в обучении магии, — наставлял меня Гугл по дороге на плац. — Если ты не можешь найти гармонии сил, то и заклинания будут неуправляемыми. Будут подпаленные волосы, дыры на одежде и ненависть соратников. Ну куда это годится? Ладно, Арро маг воды, он может от тебя защититься. А остальные?»

Я закатила глаза, слушая сидящего на моём плече фамильяра. Сегодня мне удалось немного потренироваться только утром. Да и то я едва не подожгла Арро его шикарно выбритую шевелюру. Он в ответ немало окатил меня водой и потому уцелел. Бэйв бранил меня так, что я едва и его не подпалила с досады.

Несмотря на все слухи, что поползли по Гитмору, со стороны мы, конечно же, совсем не выглядели парой. Это и хорошо. Играй, да не заигрывайся!

— А что? — возразила я. — Шерк может задуть пламя…

«Скорее, раздуть, — буркнул филин. — Не зря в боевых отрядах магов огня часто ставили с воздушниками. Они неплохо дополняют друг друга».

— Ну, допустим, — в очередной раз вздохнула я. — Уна может засыпать меня песком, на худой конец.

«На очень худой», — ехидно заметил Гугл.

На плацу уже никого не было, магические огни озаряли пустынную присыпанную песком площадку, немало истоптанную за день.

— Может, мне размяться? — я взмахнула руками, выполняя пару тренировочных движений, которыми обычно наставники рекомендовали разогревать магические потоки.

К слову их выполнение порой требовало немалой ловкости! Поэтому даже девушкам на тренировки надлежало надевать штаны вместо юбок. Насколько я знала, Уна — моя новая приятельница — решалась только на это, но оставляла корсет.

Я же, до сих пор не до конца привыкла к этому пыточному устройству и потому тайком его снимала. Ба по такому случаю даже сшила мне особый топ-бандо, который, так сказать, маскировал под рубашкой все выпирающие прелести.

«Сейчас не время для разминок, — назидательно выдал Гугл, усаживаясь на ограду. — Бери коврик».

Я пожала плечами и, по пути встряхивая кисти рук, направилась под навес, где аккуратно сложенные лежали коврики для медитаций. И уже направилась обратно, как до слуха донёсся шорох опавшей на тропинку листвы.

«О, пришёл, кого не ждали, — проворчал Гугл, повернув голову себе за спину. — И выводок свой притащил».

Я ещё не видела его, но уже поняла, о ком речь.

— Не ожидал, что встречу вас здесь, — голос Двэйна Ардера выплыл из полумрака. А затем уже он сам. — Похвальное усердие! Думал, после рабочего дня вам захочется пораньше лечь спать.

— А вы этого добивались, когда завалили меня заданиями на весь день? — я вышла к центру площадки. — Простите, но не припомню, чтобы помощь вашим леотам в выборе лент для шляпок входила в мои обязанности.

— Что вы, я напротив, хотел, чтобы вы слегка отвлеклись.

— Это мучение побольше других!

Если таким образом он хотел нас подружить, это была плохая идея!

Я расстелила коврик и уселась в позу лотоса. Гугл молчал, тараща огненные глаза в спину претемнейшему. А тот опустился рядом со мной — на расстоянии вытянутой руки.

Я закрыла глаза, не собираясь больше его слушать, чтобы он ни говорил.

«Давай начнём с дыхания! — посоветовал филин. Судя по теплу, что коснулось моего бедра, он подлетел ближе. Странно, не замечала раньше, чтобы от него исходило тепло. — Эй, куда?!»

От вопля Гугла я вздрогнула и распахнула глаза. А затем только почувствовала прикосновение широкой ладони к спине.

— Выпрямитесь! Расправьте плечи. Вы уже вышли из кабинета, а до сих пор горбитесь, как заучка в Коллегии.

— Это вы меня «скрючили», между прочим! — возмутилась я, отодвигаясь от его руки.

— Вы сами на это подписались, — парировал Двэйн. — Причём в прямом смысле.

И настойчиво взял меня за плечи, показывая, как именно нужно их расправить. Сам придвинулся почти вплотную, взглядом оценивая правильность моей осанки. От него пахло чем-то мускусно-пряным, почти не ощутимо, но и от этого слегка вело в голове.

— Так? — потихоньку закипая, процедила я.

«Подбородок приподними!» — поддакнул тёмному Гугл.

Предатель!

Я заёрзала, когда ладони Двэйна соскользнули вниз к моим локтям, затем к запястьям. Он мягко уложил кисти моих рук на колени, а затем подытожил:

— Теперь правильно. Поначалу это может быть тяжело — постоянно сидеть так. Потом привыкнете. Зато теперь ваши лёгкие наиболее раскрыты.

Он опустил ладонь на мой живот прямо под грудью, слегка надавил на диафрагму, отпустил, снова надавил, показывая, с какой частотой нужно дышать.

— Обязательно меня трогать? — возмутилась я, снова теряя концентрацию и опуская плечи.

За что Гугл моментально клюнул меня в поясницу, заставив выпрямиться. Садист пернатый!

«Зефирная принцесска! В руках себя держать не можешь», — не остался в долгу тот.

— А как я ещё должен наиболее наглядно показать вам правильность выполнения упражнений? — изумился претемнейший. — За моими прикосновениями нет никакой двусмысленности, будьте уверены.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Что-то мне кажется, что находиться с вами наедине здесь — уже не слишком прилично, — я вновь закрыла глаза, стараясь не обращать внимание на его руку на моём животе. И на то, как тепло кожи Двэйна просачивается сквозь рубашку.

— Сейчас я не мужчина, а ваш наставник. Даже вашей достопочтенной ба не к чему придраться! — тёмный тихо рассмеялся и вернулся на своё место. — Кстати, не надеть корсет — это правильное решение. Магу нужна свобода движений.

Да чтоб его Хаос схрумкал! И как теперь сосредоточиться на дыхании, когда оно сбилось в какое-то паровозное пыхтение: от злости, негодования и ещё… чего-то. Чёрт!

Двэйн затих, я украдкой на него покосилась: он сидел идеально прямо, расслабленно держа ладони на коленях. Отсветы огоньков слегка переливались на его лице, вытачивая, словно скульптуру из мрамора.

«Прекрати таращиться! — напомнил филин, пролетев прямо над моей головой. — Всё запомнила? Приступим уже, а то скоро спать пора».

И я постаралась последовать всем рекомендациям претемнейшего. Выпрямилась, расправила, вдохнула. Скоро чувство лёгкого напряжения в спине прошло — и я провалилась в странное состояние, похожее на то, что охватывает за мгновение до сна.

Изнутри поднялась прохладная мгла. Ровно оттуда, где ещё недавно меня касалась ладонь претемнейшего. Я словно бы оказалась в наполненной копотью комнате, но затем туман разошёлся в стороны — и передо мной открылась удивительная долина, пустынная и в то же время наполненная совершенно незнакомой энергией.

В стороне что-то происходило. Высокий темноволосый мужчина пытался заарканить огромное существо, похожее на китайского дракона. Такое же косматое, с длинным телом и оскаленной пастью. Сотканное из этой самой энергии чудище сопротивлялось, рвало сумрачные путы, но мужчина не сдавался. Пару раз его накрыло мутным куполом сокрушительной силы. Казалось, оттуда не выйти живым — но он выныривал.

В очередной раз дракон вырвался, метнулся было в сторону, явно пытаясь сбежать, но упорный маг бросился за ним. Снова поймал в аркан силы, почти спеленал.

Зверь из грозового порождения, испускающего молнии и искры, начал превращаться в сумеречную копию себя. Магия охотника заполняла его, словно чернилами. Казалось, эта схватка длится вечно. Дракон не торопился подчиняться, а силы мужчины иссякали.

Управлять чудищем становилось всё сложнее. Я вздрогнула, когда охотник покачнулся, упал на колени и вдруг — сам начал расползаться на дымные сгустки, которые пронзали крошечные молнии. На какое-то мгновение он совсем потерял собственные очертания. Секунда, две — десять…

Но вдруг воплотился вновь — изменившийся — с совершенно белыми волосами.

«Еся!» — глухо ударилось в уши.

Я заметалась, как тот зверь, пытаясь вырваться из неподвижности. Но, кажется, это было бесполезно: меня не пускало назад. Мгновение за мгновением я боролась с пленившей меня невидимой силой — и наконец почувствовала свои руки! Замолотила ими по воздуху, а потом по чему-то тёплому и упругому.

— Эйлин! — голос изменился. — Вы меня слышите? Проклятье! Что вы делаете?!

«Еся, я не хочу на ужин жареного тёмного. У меня будет несварение!» — вопил Гугл.

Кажется, я и правда кого-то поджаривала. Не нарочно! Правда!

До меня постепенно всё яснее доходило, что происходит. Я горела почти как в ту ночь, когда увидела во сне незнакомую долину — совсем другую — и дерево у озера. Двэйн скрывался от моего пламени за сотканным из тьмы щитом. Но его всё равно знатно припекало. Как только я очнулась и от растерянности ослабила атаку, он накрыл меня куполом нейтрализующей магии, словно одеялом. Сам навалился сверху, прижал руки к земле и зашептал:

— Что такое? Что случилось? Вы должны были успокоить потоки. А не устраивать мне тут огненное шоу.

Огонь перестал выплёскиваться наружу, но внутри ещё бурлил, словно раскалённый металл в чане. Я попыталась вывернуться из хватки Двэйна, невразумительно мыча: ни одно человеческое слово не приходило на ум, словно я вдруг разучилась говорить на здешнем языке. И хотела успокоиться, но к собственному ужасу — не могла!

В конце концов, от натяжения пуговица на груди моей рубашки оторвалась и маленькой пулей угодила прямо в щёку претемнейшего. Ладно не в глаз! Он выругался сквозь зубы, но я всё равно расслышала.

«Есенька, послушай меня! — вмешался Гугл. — Послушай!»

Я замерла, уставишись в лицо Привратника, а мою голову медленно заполнили удивительные звуки и переливы — словно я оказалась в лесу в летний день. Шорохи, шелест, далёкое птичье пение… Филин окутал меня коконом умиротворяющей энергии, которая, словно прохладный водопад, заливала внутреннее пламя.

Я перестала беситься — просто распласталась под Двэйном, но тот не поторпился меня отпустить. Настороженно замер, продолжая держать мои руки.

— Может, пора слезть с меня? — предложила я хрипло.

В горле страшно пересохло.

— Чтобы вы снова попытались меня поджарить? Нет уж.

— Я не хочу ночевать с вами на плацу.

— Придётся, если на то будет необходимость, — кажется, Двэйн слегка расслабился и даже улыбнулся.

Его взгляд спустился от моего лица к груди, прикрытой простым лифом, который теперь виднелся в широко распахнувшемся вороте рубашки. Да раздери меня Хаос. Нет, лучше претемнейшего!

Я вскочила, отталкивая его. Запахнула ткань до самой шеи, сгорая, но теперь почему-то от стыда, хотя ничего особо откровенного маг не увидел. А уж в своём мире я ходила бы в таком топе летом совершенно свободно, ничем его не прикрывая.

— Что с вами случилось? Вы словно уснули и увидели кошмар, — слегка сконфуженно пробормотал Двэйн, отводя взгляд.

В общем-то так это и можно было бы назвать. Но рассказывать об этом магу совсем не хотелось. Нужно для начала обдумать, когда голова остынет.

— Не знаю. Наверное, я что-то неправильно сделала.

«Всё ты сделала правильно! — возразил Гугл, усаживаясь передо мной на землю. — Наверное, это тёмный как-то на тебя воздействовал. Хотя… я ничего не почувствовал. Странно».

— Обсудим позже?

«Хорошо. Но меня это очень беспокоит!»

— Вам нужно медитировать под присмотром, — Двэйн покосился на меня. — Ваши силы слишком огромны и слишком долго развивались без контроля.

— Я попрошу Бэйва понаблюдать за моими медитациями, — мстительно ответила я, пытаясь отыскать на земле отлетевшую пуговицу.

Не заметила даже, как Двэйн оказался рядом — слишком близко. Ладонями обхватил мою голову и развернул лицом к себе.

— Хватит! — проговорил он так ровно, что у меня позвоночник словно льдом сковало. — Кто угодно может поверить в вашу так называемую связь. Даже графиня. Она, смотрю, ходит крайне довольная в последние дни. Но я слишком хорошо знаю Бэйва, чтобы вам удалось меня одурачить. К сожалению, на Уну он смотрит с большей страстью. Не замечали? Наверное, как его невесту, вас это должно немало расстраивать. Нет? Очень странно!

— А вам не всё равно?

Двэйн качнулся вперёд, а я замерла, схватив ртом воздух. С силой сжала его локти, готовясь вырываться. Но… поцелуя не случилось. Лишь гневное дыхание тёмного коснулось губ и теплом, растеклось по щеке, когда он отвернулся.

— Это не ваше дело! — добавила я. — Займитесь своими заботами. А уж я буду решать свои, как умею.

«Ты нарешаешь», — мрачно заметил Гугл.

— Главное, замок мне на камни не разнесите, — усмехнулся Привратник. — Всё же правду говорят, что огонь ближе всего к Хаосу.

Он отпустил меня и устало сел на землю рядом. Я тоже выдохнула и даже укорила себя за то, что подумала, что он решил меня поцеловать! Да с чего вдруг?

— Я всё думала… — проговорила тихо, чтобы слегка разрядить обстановку. — Почему всё же стихийники? Раз они самые неуправляемые. Разве нельзя воспитать стражей из других магов? Даже из тёмных.

Двэйн повернул ко мне голову, оглядел с лёгким удивлением, словно не ожидал от меня таких вопросов.

— Именно потому что вы очень сложны в управлении. Как это ни странно. Вы наверняка знаете, что сила светлых магов направлена только на созидание. Они не обладают боевыми умениями. Лекари, зельевары, алхимики и садовники. Кто угодно — только не воины. Впрочем… — Двэйн встал и неспешно прошёл до стойки с тренировочными палками. Взял одну и взмахнул в замысловатом пируэте. — Впрочем, они прекрасно умеют зачаровывать оружие. И потому при необходимости вступают в бой. Тёмные… — он сделал паузу, скользящим шагом обогнув меня по дуге. — Могут разрушить всё, к чему прикоснутся. Они самые страшные убийцы.

Он хитро на меня покосился. Красуется и лукавит, мне даже поаплодировать захотелось. Впрочем, его слова меня не удивили. Полные возможности тёмных магов для меня до сих пор загадка.

Совершенно неуловимо Двэйн развернул палку пальцами и её прохладный конец молниеносно прижался к моему подбородку. Я вытянула шею, а сердце замерло от мимолётного приступа страха.

— Стихийники нейтралы, — закончила я за него, отодвигая палку от своего лица. — Значит… Мы можем и созидать, и…

— Убивать. Но это вы уже сами прекрасно знаете по своему опыту, — Двэйн отвернулся и, пошел прочь продолжая рассуждать. — Наша задача взять стихийников под контроль и направить их энергию в нужное русло. Вы близки Хаосу, и Хаос в первую очередь тянется к вам.

— Так мы что же… приманки? — Я даже с места вскочила. — Вы хотите на нас выманить сбежавшую сущность Хаоса?!

«Есь, не перебивай, очень интересно! — возмутился филин. — Очень полезная в нашем с тобой случае информация».

— Не совсем… — Двэйн вновь крутанулся по плацу в череде воображаемых атак. — Я не зря сразу отправился искать стихийников, как только узнал, что сущность Хаоса просочилась из каналов. Потому что ни я, ни император не хотим, чтобы вы пострадали. К тому же из стихийников получаются самые лучшие Стражи. Вы лучше всего предугадываете поведение Хаоса и его порождений. И благодаря своей схожести с ним… Можете его подчинить. А уж тёмные маги… Нейтрализуют.

«Звучит складно, — Гугл перелетел мне на плечо. — Но думаю, что ты вернёшься домой раньше, чем тут всё закрутится. Главное, учись, Есенька».

Он потёрся о мою щёку пернатой головой. Я поёжилась от щекотки. Тёмный замолчал. Завершил вязь выпадов, приблизился и снова ударил. Я среагировала раньше, чем успела понять. Палка врезалась в упругий огненный щит, что возник вокруг моего предплечья. Отдачей мага слегка оттолкнуло назад.

— Когда вы сосредоточены и серьёзны, у вас всё получается лучше, — Двэйн улыбнулся, опуская оружие. Затем подошёл и вложил мне в ладонь потерянную пуговицу. — Скоро приедет принц, он собирается устроить смотр ваших умений. Старайтесь и дальше. Доброй ночи, Эйлин.

* * *
Двэйн Ардер

Двэйн вернулся в свою комнату, в такой задумчивости, что даже не заметил, как дошёл.

Камердинер уже подготовил всё для умывания перед сном и теперь хлопотал, накрывая на стол. Сегодня Двэйн заранее предупредил его, что будет ужинать в своей комнате. Тем более теперь, когда до инициации осталось совсем немного времени, сосредоточенность и спокойствие были очень важны.

Впрочем, о каком спокойствии могла идти речь, когда рядом находилась Эйлин О’Кин? Этот огненный снаряд в юбке! Не знаешь, когда ударит в голову и разорвёт тебя на куски.

Сегодня это почти случилось… Потрясающая сила. И удручающая несобранность. Сразу видно, что с детства никто и думать не думал заниматься её обучением. Скорей всего, никто даже не знал, что она носит в себе такой потенциал. И если её натаскать, как должно — получится отличный Страж.

Умывшись с такими мыслями, Двэйн сел за стол, не понимая, нравятся ему подобные перспективы в отношении этой несносной девицы или нет. Всё чаще его одолевало чувство собственничества: он не хотел отдавать Эйлин ко двору. Или отпускать её куда-то ещё для службы императору. Как будто нашёл крупнейший алмаз, очистил от грязи и принялся за огранку, зная, что, сколько сил ни вложи, всё равно придётся отдать его в чужие руки.

Несправедливо…

Впрочем, нужно стараться держаться подальше от неё. Любая близость, соприкосновение — и рассудительность куда-то улетучивается. Голову заливает хмелем, а очнёшься — уже сделал какую-то глупость.

Эйлин вообще мастерица подталкивать мужчин к глупостям. Вспомнить только то безумие среди поклонников и потенциальных женихов, что сейчас вокруг неё творится. Даже Бэйв в это влез — пусть и не всерьёз.

А сегодня новый сюрприз. Что же случилось с ней во время медитации? Не призналась. Странно, что методика, призванная успокоить и упорядочить магические потоки, ни разу не давала сбоя раньше, а теперь вызвала такой взрывной эффект.

Двэйн провёл пальцами по волосам, чувствуя опалённые концы.

Это даже забавно! Рыжеволосая неумеха, которая даже элементалей не способна обратно созвать, похоже, единственная, кто может всерьёз ему навредить.

Ужин начался вполне себе приятно — в тишине и одиночестве. Но, похоже, леоты не хотели мириться с его отсутствием в столовой. Едва слуга убрал посуду и вышел, явился другой и сообщил, что Двэйна желает видеть Алиша.

Проклятье, ну почему с новым назначением в жизни всё так резко стало сложно?

— Пусть заходит, — кивнул он.

Леота прошла в гостиную неспешно, почти крадучись. После той памятной ссоры, когда вскрылось столько всего неприятного, она вообще опасалась хоть чем-то его разозлить.

— Как ты? Устал? — поинтересовалась, подходя ближе.

Двэйн только слегка повернул к ней голову.

— Много дел. Чем раньше я вникну в особенности положения Привратника и работы Врат, тем скорее пойму где искать и как ловить сбежавший Хаос.

— Про сущность давно ничего не слышно, — Алиша остановилась позади и опустила ладони ему на плечи.

Мягко сжала, разминая, чуть склонилась, обдавая шлейфом приятных цветочных духов. Аромат почти выветрился за день, смешался с запахом её кожи, превратившись в головокружительный коктейль.

— Это и беспокоит. Затишье, как ты знаешь, часто бывает перед бурей.

И первая буря грянет, когда приедет старший принц. Получив письмо от Двэйна его императорское величество сразу пожелал всё проконтролировать.

— Не начинай! — резковато бросила Алиша.

Двэйн повернулся к ней, приподняв брови. Леота сразу смутилась, осознав, что поняла его не так.

— Я и не думал, — постарался ответить он как можно более спокойно и вернулся к оставленной теме: — Сущность не может просто пропасть, раствориться или втянуться обратно. Её появление рано или поздно обернётся какими-то последствиями. А раз речь идёт о Хаосе — скорей всего, неприятными.

Но необдуманно брошенная фраза первой леоты всё равно успела подпортить вполне себе мирный настрой. Двэйн не хотел ворошить и постоянно припоминать ей оплошность с зельем. Досаднее всего было то, что она, получается, не достаточно хорошо успела узнать его за эти годы. Даже не подумала, что магические снадобья практически на него не действуют. А всё сделанное будет только во вред.

Иначе не относилась бы к их связи настолько беспечно.

Скорей всего, у Алиши были ещё какие-то планы. Похоже, она хотела получить гораздо больше, но не хотела в этом сознаваться. Однако Двэйн всё же велел её камеристке добавлять в напитки уберегающее от беременности снадобье. На всякий случай. К детям с нелюбимой женщиной, да и вообще — в этот непростой период жизни — он был точно не готов.

— Всё наладится, — проговорил Алиша, прерывая его мысли. — Это так сложно — Врата, Хаос, постоянная опасность и такая страшная ответственность, — склонилась ещё чуть ниже, касаясь губами волос. — Но ты справлялся с ещё большими трудностями.

Она обошла кресло и, обняв Двэйна за шею, легко опустилась ему на колени. Мягкими поцелуями прошлась по скулам, попутно расстегивая ворот рубашки, пока не добралась до губ. Едва коснулась — Двэйн отстранился.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Я не хочу. Прости.

— Но как же… — Алиша вдохнула, явно стараясь не выдать досады. — Мы договорились, что теперь больше будем доверять друг другу, будем вместе так часто… Чтобы всё исправить!

— Думаю, того, что было в эти дни, пока достаточно. Сейчас я просто хочу упорядочить мысли и побыть один.

На самом деле хотелось ему совсем иного, но… Это уже из разряда фантазий на ночь.

Алиша встала, запахивая расползшиеся в стороны полы халата. Резким взмахом поправила волосы, выпрямила спину, вновь напоминая, какого она происхождения и что её родовая гордость никуда не делась. Пожалуй, Двэйн уступал ей происхождением. Его мать была не из знатной семьи. Да и вообще отец мало о ней рассказывал, хоть всегда казалось, что любил её до самого конца.

И когда Алиша вспоминала о том, что «снизошла», решив связать жизнь с самым настоящим бастардом — тем, кто родился даже не от леоты! — то становилась поистине невыносимой.

— Хорошо, — она кивнула. — Я буду ждать, когда вы будете в настроении, темнейший.

Отвесила ему манерный реверанс и удалилась.

Всё к Хаосу в жерло!

Двэйн вдохнул, откинув голову на спинку кресла. Нет, то, что давно сломалось, похоже, уже не починить. Чувства прошли, желание угасло — такое случается у всех. Но именно с леотами этот не слишком приятный процесс превращается в сущую пытку.

Потому что ответственность за них и за собственную силу никуда не девается.

Пожалуй, если взглянуть с этой стороны, с Эйлин было проще. Она ничего от него не ждала, он знал, что не может взять её в леоты. А с другой стороны… Именно поэтому нахождение рядом с ней всё больше превращалось в самое непростое испытание в жизни!

Поймав себя на том, что снова думает об Эйлин, Двэйн решил, что нужно ещё раз умыться. Желательно водой похолоднее.

* * *
Эйлин/Есения

День, когда должна была состояться инициация нового Привратника, с самого утра ознаменовался приездом принца Рошина. Накануне в Гитморе и вовсе творилось маленькое безумие: готовились все. И к визиту, и к приёму, что состоится после самого ритуала.

Меня, ба и Айне тоже пригласили на церемонию. Место проведения ритуала находилось в самом сердце древнего арморумного леса — той его части, что уцелела в пределах княжества Доррас. И потому я ждала знака от умных деревьев.

А вот вредный Гугл не слишком-то стремился поддержать мои надежды.

«Пока не овладеешь магией без опасности кого-нибудь случайно спалить, знаков не жди», — припечатал он, когда я высказала ему свои мысли.

— Знаешь, так я рискую состариться здесь и в этом теле. И никогда не узнать, что стало с настоящей его хозяйкой. И с моим телом тоже. Впрочем… Скорее я угроблю себя гораздо раньше.

Я старалась быть терпеливой, но когда чувствуешь себя ходячей бочкой с напалмом, сохранять спокойствие сложно.

«Веселее, Еся! — голос Гугла сразу стал беспечнее. — Всё получится с такими-то наставниками».

Да, тут спорить сложно. Учили нас на совесть и с полной ответственностью. Бэйв показывал себя более лояльным учителем. Взрывался — бывало! Но до деспотичного Двэйна ему было далеко. Чаще всего Ардер говорил спокойно и даже холодно, однако каждое его слово впивалось под кожу иглой, и после его наставлений хотелось стать лучше уже для того, чтобы не выслушивать это ещё раз.

Но приходилось терпеть. Потому что собственные способности уже начинали меня пугать. Мы с Гуглом даже попытались найти причину моего видения во время медитации. Но к толковому объяснению так и не пришли.

«Многие тёмные обладают значительными способностями к ментальному воздействию, — рассудил филин. — Самым лучшим менталистом считается сам император. Но и его возможности ограничены. Возможно… — он вздохнул. — Возможно, случайно твой наставник передал тебе часть воспоминаний. Всё же ваши магические потоки в некотором роде пересеклись… Потому как больше я не знаю, кто может обладать знаниями о том, как он получал своего первого савира. Кроме него самого и… савира. Но я не заметил, чтобы он тебя касался».

Это объяснение казалось логичнее всего. Правда, следом за этим последовала мысль, что между нами установилась какая-то связь. Ведь теоретически для кого-то я могу стать леотой… но думать об этом не хотелось. Не нужны мне связи! Никакие. Ни физические, ни магические, ни душевные.

Особенно с Двэйном Ардером.

Надо было попросить на сегодня выходной. Праздник всё-таки!

Собираясь на церемонию, Айне старалась так, словно сегодня была её инициация леоты. С самого утра она бегала к зеркалу чаще, чем невеста перед свадьбой.

— Перестань мельтешить! — наконец не выдержала ба, перестав поправлять надетые перед выходом ажурные митенки. — Все взгляды сегодня всё равно будут прикованы к дорху Ардеру. К тому же, позволь заметить, в более простом платье тебе легче было бы передвигаться.

— Мне не от варгов в нём убегать! — отмахнулась Айне. — Прибыло столько гостей. Нужно выглядеть соответствующе. Скоро я стану леотой Кадана. И если меня запомнят бледной простушкой, от этого не будет пользы ни мне, ни ему.

Как хорошо всё же, что я не стану его леотой! Могу позволить себе не трястись над собственным внешним видом. В общем-то я понимала Айне, но сама предпочитала более практичную одежду.

— Тогда перьев, перьев больше добавь на шляпку! — хмыкнула Нэсса. — Чтобы и птицы в лесу приняли тебя за свою.

Айне цыкнула, но не обиделась.

Для нас подали отдельную карету, но не успели мы сесть в неё, как на крыльцо к нам вышел сам Кадан Гард. Со мной он теперь держался подчёркнуто холодно, а вот с Айне, судя по её рассказам, стал проводить гораздо больше времени.

— Прошу вас поехать со мной, — он протянул сестрице руку. Без особого желания, но учтиво и уважительно. — Думаю, сейчас нам полезно будет обозначить для всех ваш статус.

Скорее он хотел подчеркнуть то, что скоро обзаведётся савиром. Чтобы не выглядеть слишком бледно на фоне тех, у кого их четыре.

— Не думаю, что молодой лиэсы уместно оставаться наедине с вами так долго, — возразила ба. — Всё же статус ещё предположительный. А если что-то пойдёт не так? Репутация будет погублена!

— Если вас заботит репутация ваших внучек, графиня, — процедил Кадан, — так чего же вы допустили скандальную связь Элин с Бэйвом Уалтаром?

— Это милые шалости, а не связь, — рассмеялась та. — Лэс Бэйв, в отличие от вас, не допускает лишних прикосновений и не запирается с Элин в комнате, чтобы распустить руки!

Маг хмыкнул и вновь выжидательно уставился на Айне, так и держа руку на весу. Та покусала губу, косясь то на меня, то на ба, а затем сдержанно ответила:

— Боюсь, я вынуждена отказать, дорх Гард. Я польщена, что сейчас меня воспринимают, как вашу будущую леоту. Думаю, на этом пока стоит остановиться.

Ура! Я едва не вскинула руки в торжествующем жесте. Всё же что-то до неё начало доходить — и это радовало. Бабуля одобрительно кивнула, и мы гордой вереницей проследовали к своей карете.

Оказалось, на саму церемонию было приглашено не так уж много гостей. На подъезде к месту проведения церемонии стояло всего-то пять карет. Назначенные слуги проводили нас дальше — по тропинке, которая была вымощена крупными плоскими камнями. И скоро мы вышли на круглую, выложенную резными плитами поляну.

Словно на циферблате, на них были высечены какие-то символы.

— Что это за знаки? — шепнула я ба, которая спокойно оглядывала лица гостей.

Здесь были все подмастерья, прибывшие тёмные маги Дорраса, которых я ещё не знала по именам, их леоты и леоты самого Двэйна. Все тихо переговаривались, но не шумели.

— Каждый из знаков означает Врата, через которые можно пройти в любое из княжеств, — пояснила Нэсса.

«Только отсюда можно перенестись напрямую в любую сторону империи, — добавил Гугл. — Но только по разрешению самого Привратника. Это происходит только в особых случаях. Чувствуешь, какая тут сила? Быть Привратником большая нагрузка».

Но его рассказ прервало появление ещё одного незнакомого мужчины. Даже не зная, кто это, по одной только одежде я поняла, что это принц Рошин. Выглядел он старше Двэйна, и при всём желании я не смогла бы назвать его эталонным красавцем. Но определённой харизмой он точно обладал. Тяжёлой такой, словно булыжник, который внезапно падает на голову и оставляет от жертвы только мокрое место. Чернющие, чуть прищуренные глаза, смоляные волосы почти до лопаток, короткая бородка, и что-то вроде татуировки за ухом в виде замысловатого узора — его облик впечатлял.

Сопровождали принца целых четыре леоты — и при виде них спутницы Двэйна придирчиво обменялись короткими замечаниями.

Все вокруг рассыпались в реверансах, встречая наследника. Он прошёл мимо нас — и пришлось склонять голову. Рошин остановился напротив подмастерий, оглядел их и спросил:

— Вас ведь должно быть больше?

Бэйв сдержанно пояснил ему что-то, и принц повернул голову ко мне. Окинул взглядом, словно рентгеном просветил, и, кивнув, пошёл дальше.

— Знаешь, сейчас я рада тому, что ты стала учиться у самого Двэйна Ардера, — проговорила ба, глядя ему в спину. — Иначе этот коршун немедленно сцапал бы тебя и оттащил во дворец, чтобы бросить под ноги папеньке.

— А Двэйн, значит, может его сдержать… — я недоверчиво покачала головой.

Нэсса удивлённо на меня взглянула.

— Всё же ты очень недооцениваешь дорха Ардера. Подумай. У него савиров столько же, как у старшего принца. Это вызов! Рошин недолюбливает его, хоть и вынужден проявлять положенное уважение.

«Нет, нам в замок к императору точно не нужно, Есенька, — поддакнул Гугл. — Иначе пропадём… Ох, пропадём! Этот разбираться не будет. Видишь этот знак за ухом? Его носит тот, кто займёт трон после смерти императора. Он получит часть силы отца и сможет забрать одного из его савиров».

— Повезло, так повезло, — я ещё раз коротко взглянула на Рошина.

И неожиданно натолкнулась на его ответный взгляд. От того, чтобы удариться в лёгкую панику из-за нежелательного внимания принца, меня уберегло только появление Двэйна. Права была Нэсса — все сразу уставились на него, и вокруг стало потрясающе тихо.

Ого-го! Если бы я взялась представлять себе сказочного короля, который одним взглядом разбивает сердца нежных дев, то представила бы его именно таким!

— Нет, и всё же почему мне не двадцать лет? — ба раскрыла веер и коротко обмахнулась. — Честное слово, я потолкалась бы с тобой, Эйли, за право у него учиться.

Даже Айне согласно хмыкнула. А я почему-то почувствовала, как у меня запекло уши, за ними щёки, а там и до шеи дело дошло.

Потому что в этот миг я поняла, что за право «поучиться» у него и, боюсь, не только магии, со мной потолкалась бы любая из присутствующих здесь женщин. Могу поклясться, и у сестрицы мелькнула подобная мысль при всей её безоглядной влюблённости в Кадана Гарда.

Двэйн был одет во всё чёрное, но но выглядел тенью. Напротив — он выделялся в сумраке исполинской рощи ярче солнечного луча. На груди его сюртука, по вороту и обшлагам тускло переливался серебром сложный узор, который оттенял необычный цвет его волос, гладко зачёсанных назад убранных от висков к затылку. Крепкие длинные ноги претемнейшего мягко облегали замшевые брюки, а высокие сапоги с жёстким голенищем словно бы придавали ещё больше твёрдости его и без того уверенному шагу. Одно его плечо покрывал плащ-накидка чуть ниже колена, вышитый гербом Дорраса, другая рука была свободна — и между собранными в горсть пальцами мага перетекала густая магическая тьма.

Никто не объявил о его приходе: церемониймейстеров на таких действах не предусмотрено. Наверное, ещё и поэтому он произвёл на всех столь сокрушительное впечатление. Чего скрывать — и на меня тоже: сердце словно обезумело и отбивало в висках взволнованный ритм. В облике Двэйна Ардера не осталось ни капли лёгкой небрежности, что всегда была ему присуща — лишь полнейшая сосредоточенность и строгость.

Двэйн остановился в центре каменной площадки и внимательно оглядел каждое обозначение Врат. Тем временем его леоты подошли ближе и остановились, не пересекая границу круга.

Они заметно волновались, коротко переглядывались — и даже Гленна сегодня выглядела особенно серьёзной: видимо, не хотела подвести своего господина. Я не представляла, какую роль леоты играют в процессе инициации Привратника, а спросить не решалась, чтобы не нарушать всеобщего торжественного молчания.

Двэйн словно бы выбирал, за какие из Врат взяться в первую очередь.

«Обычно начинают с самых далёких княжеств, — выждав немного, продолжил пояснять Гугл. — Иначе, когда у тёмного под конец останется меньше сил, до них будет сложнее дотянуться».

— Похоже, это действительно очень сложно, — ответила я мысленно, понимая, что не осознавала и десятой части тех магических сил, которые наполняли этот непривычный для меня мир.

Наконец Двэйн собрался с мыслями и медленно повернулся вокруг себя, слегка отведя руку в сторону. Широким кольцом его опоясал сумрачный магический след. Он немного повисел в воздухе, а затем начал расползаться, медленно оседая на землю.

Равномерно он распределился по «циферблату» — и всё замерло. Я даже успела подумать: «И это всё?!» — как вдруг бледным свечением вспыхнул первый знак. В глубинах под площадкой что-то глухо заскрежетало. Как будто какой-то механизм.

Гости тревожно заозирались, словно решили, что земля под ними провалится. Но нет — утробный звук скоро стих. А от знака к Двэйну потянулась полупрозрачная цепь магической силы. Он подставил ладонь, поймал её — и бледный свет впитался под его кожу. Претемнейший коротко поморщился, словно ему стало больно, и повернулся к следующей секции, что обозначала другое княжество.

Так продолжалось, пока он вновь не сделал полный оборот вокруг себя, собирая связи поочерёдно со всеми Вратами. Остались последние — что вели в императорские владения.

«На них защита самая надёжная, — тревожно ухнул Гугл. — Это будет…»

Под землёй грохнуло так, что филин прервался, ба схватила меня за руку, а я слегка присела, ощутив, как под ногами всё качнулось.

Двэйн опустил плечи, будто на них вдруг свалился неподъёмный груз. Его лицо блестело от испарины, пальцы слегка подрагивали, вычерчивая вязь необходимых заклинаний. И я искренне недоумевала, как с таким испытанием в своё время справился Энгус Гард. Не иначе был на каком-нибудь магическом допинге! Ни в жизнь не поверю, что претемнейший слабее него!

Кажется, процесс наконец подходил к завершающему этапу. Один за другим символы на площадке гасли, Двэйн полностью поглощал их свет, заключая где-то внутри себя. Его взгляд рассеянно блуждал в пустоте, будто он читал какой-то текст на видимом только ему экране.

И тут совершенно внезапно из центра площадки во все стороны ударила упругая силовая волна. Волосы отбросило от лица, в глаза посыпалась поднятая с земли пыль и труха. Я зажмурилась, задержав дыхание. Ба что-то проворчала, гости ахнули.

Перед моим внутренним взором, словно в калейдоскопе, пронеслись какие-то нереальные фантазийные картины. Врата в глубинах дремучих лесов. Одни, другие, третьи… Их арки были наполнены сиянием, упругие силовые завесы плыли, будто марево в знойный день. Только одни — самые последние — были пусты и безжизненны, словно в них что-то перегорело.

Запястье правой руки невыносимо запекло. Я вынырнула из видения и неосознанно схватилась за него. Подняла рукав и сквозь пелену слёз посмотрела, не появилась ли на нём метка Кадана Гарда снова. Но нет, кожа осталась чистой, однако раздирающее изнутри ощущение усилилось.

И так же резко, как появилось, оно пропало. Медленно растирая кожу, я лишь облегчённо выдохнула — пронесло!

— Я видела Врата! — сообщила Гуглу.

«Я знаю, — озадаченно буркнул он. — Похоже, ты особо восприимчива к магии Привратника. Ничем другим я это объяснить не могу. Впрочем, не удивительно. Вы настолько противоположны, насколько это вообще возможно!»

Короткий вскрик нарушил всеобщее ошарашенное молчание. Растерянные гости одновременно вздрогнули, принц Рошин нахмурился, взглядом выискивая того, кто посмел шуметь в такой ответственный миг.

И тут Алиша покачнулась. Товарки попытались её удержать, но слишком поздно — она словно в замедленной съёмке плавно и как-то даже изящно хлопнулась в обморок.

— Помогите ей! — велел его высочество. — Ритуал должен быть закончен!

Его леоты сочувствующе переглянулись.

Двэйн, кажется, ничего и не заметил. Вокруг Алиши собрались люди, подняли её с земли и отнесли в сторонку, уложили на чей-то плащ.

— Это плохо, — резюмировала ба.

— Что с ней? — заволновалась Айне, теребя меня за рукав.

Если бы я знала! Для меня всё это вообще тёмный лес!

Гугл выпорхнул из-за моего плеча и подлетел ближе к месту происшествия. Покружил над головами и вернулся.

«Истощилась. Кажется, баланс сил, который обычно распределяется между леотами поровну, сместился не в её пользу».

— Почему так? — в груди нехорошо кольнуло.

«Да между ними с темнейшим последнее время вообще всё было не очень хорошо. Поэтому я не удивлён», — слегка цинично отозвался птиц.

Наверное, проживи я пару сотен лет, реагировала бы на подобное с такой же невозмутимостью.

И тут ритуал наконец завершился. Всё успокоилось, гул под землёй стих, и магическое сияние вокруг претемнейшего полностью погасло. Он медленно выдохнул, а затем поднял руки и внимательно осмотрел свои ладони. Похоже, ему требовалось время, чтобы привыкнуть к связи с Вратами.

Но, словно что-то вспомнив, он резко обернулся.

— Лиша! — его голос отчётливо грянул среди общего взволнованного гула.

Он бросился к леоте и легко, как тряпичную куклу, поднял её на руки.

— Ты уверен, что все связи получены? — строго спросил с него принц, подходя ближе.

Плевать ему было на самочувствие леоты: государственные интересы прежде всего. Даже по голове стукнуть его захотелось. Никакого сочувствия!

— Уверен, — холодно ответил Двэйн. — Расступитесь.

Гости хлынули в стороны — и претемнейший понёс Алишу прочь из рощи. Остальные леоты заторопились следом, шепчась и досадливо всхлипывая. Проходя мимо, Двэйн повернул голову и взглянул на меня так хмуро, словно я была виновата в случившемся.

— Так, девочки! — скомандовала ба. — Скорее в карету! Нужно узнать, что случилось, первыми. Иначе потом будем слушать только чужие домыслы.

Глава 13

Сразу по возвращении Нэссе удалось выяснить, что резко обессилившую Алишу отвели к Одуванчику. Ба времени зря не теряла, обдумывала безобидный маленький перфоманс, чтобы выяснить подробности у незадачливого на вид лекаря.

А в качестве сообщницы и солидного прикрытия решила использовать меня.

Джед после визита важной пациентки выглядел слегка подавленным. Похоже, разговор с Привратником и его леотой вышел не слишком приятным.

— Уважаемый лэс Ог! — держась за поясницу, бабуля проковыляла в его кабинет. — Что-то после поездок по тряским лесным дорогам у меня снова разболелась спина!

Охая, она присела на кушетку, а я остановилась рядом, держа её за руку и скорбно поджимая губы.

— Я же давал вам мазь, которая прекрасно помогает от болей… — Джед вздохнул, поворачиваясь к ней.

Нэсса страдальчески скривилась.

— Может, она выветрилась? Прокисла? Мне кажется, она стала пахнуть как-то не так!

Впрочем, неудовлетворённость качеством его снадобий ничуть Одуванчика не задела. Подозреваю, он был в их непоколебимо уверен. Поэтому мученически взглянул на меня с видом «и что же мне с ней делать?»

А ничего! Если ба нужно, она прёт вперёд так же невозмутимо, как танк.

— Давайте посмотрим, что у вас.

Бабуля встала и со знанием дела повернулась к нему спиной. Джед прошептал пару заклинаний, провёл ладонями вдоль её поясницы, затем вверх и даже плечи вниманием не обделил. Его правая бровь вопросительно изогнулась, и он повторил движение руками. После чего левая бровь догнала правую.

— Кажется, всё в порядке. Есть небольшое напряжение, но оно не должно вызывать боль.

Одуванчик отвернулся и что-то пометил в своих записях.

— Странно! — выдала ба, присаживаясь на место. — Может быть, вы что-то не увидели? Вы выглядите рассеянным и уставшим.

Джед бросил перо в чернильницу.

— Нет, ещё только начало дня, с чего бы мне уставать, графиня, — его голос прозвучал на удивление ехидно.

О! Одуванчик учится сарказму? Скоро глядишь, врачебные шуточки начнёт отпускать.

— Ну как же, такая неприятность случилась с леотой дорха Ардера! Наверняка он очень беспокоился на неё и мог вести себя резко, — бабуля не торопилась уходить даже заметив нарастающее раздражение лекаря. — Что же с ней случилось? Бедная девочка!

Она посмотрела на меня, а я только сочувствующе покивала.

— Вы знаете, что такое врачебная тайна? — строго спросил Джед. — Ваши вопросы неуместны. Если леота захочет, расскажет вам сама.

Что-то подсказывало мне, что не в её интересах рассказывать всем вокруг о своих слабостях.

— Не жалеете вы пожилую даму, лэс Ог! — Нэсса встала, оправляя оборки на рукавах. — Я же теперь ночь спать не буду. А в моём возрасте это особенно вредно. Дайте мне тогда успокоительных капель, будьте добры!

Доведённый почти до точки кипения Одуванчик нарочито громко загремел склянками, что стояли в шкафу, и вынул одну подходящую.

— Вот. Десять капель на стакан воды! — он помолчал, пока бабуля, близоруко щурясь, читала надпись на флаконе. — А с Алишей не было ничего страшного. Просто лёгкое переутомление.

Нэсса насторожилась, но вида не подала.

— Ой, не смешите меня! — махнула рукой. — От лёгкого переутомления не падают, как подкошенные. Впрочем, ладно. Раз с ней всё хорошо…

— Я не нашёл ничего, кроме лёгкой физической усталости и нервного истощения, — чуть понизив голос, добавил Джед, глядя почему-то на меня. Будто я тут была самым главным заговорщиком. — А магические причины — это уже не мой профиль.

Намёк понят! Графиня удовлетворённо улыбнулась.

— Вы самый чудесный лекарь, какого я только знала в моей, между прочим, довольно длинной жизни. Только никому не говорите!

— Я думал, вам тридцать, — с невозмутимой миной польстил Джед.

За что получил от Нэссы кокетливый хлопок веером по плечу.

— Далеко пойдёте, лэс Ог.

Как только мы вышли, ба сразу посерьёзнела.

— Отговаривается кудряш, — она взяла меня под руку.

— А может быть и нет, — я пожала плечами. — Магические нарушения его и правда не касаются.

В конце концов Одуванчик и так рассказал ей слишком много.

— Может быть, она беременна? — Нэсса даже остановилась. — Ох, тогда нашего сурового Привратника ждут большие перемены в жизни…

— Это его жизнь, — заметила я. — Но если тебя это успокоит, можешь разложить карты на его судьбу.

Прозвучало чуть резковато. И вообще, высказанная бабулей мысль мне отчего-то не понравилась. Совсем.

— Эйли. К сожалению, сейчас его жизнь напрямую касается твоей. И от того, в каком положении окажется Двэйн Ардер, будет зависеть и твоя безопасность. К тому же, если леота беременна… Она будет ещё более рьяно следить за теми девушками, что находятся рядом с отцом её будущего ребёнка. Как бы выяснить точно…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Просто знай, что мне всё равно!

Ба загадочно промолчала.

Я проводила её до их с Айне покоев. А пока шла до своих — отдельных — навстречу мне попалась Уна. Она выглядела запыхавшейся, взволнованной и даже немного напуганной.

— Где ты ходишь? Я тебя обыскалась! Нас хочет видеть принц Рошин!

Она схватила меня за руку и потащила мимо моей, между прочим, комнаты, где я в покое, максимально приближенном к дзену, собиралась обдумать всё случившееся. Что за спешка, в конце концов?! Как будто нас прямо сейчас собираются бросить в сражение с Хаосом.

— Что, он прямо сейчас решил проверить наши способности?

Уна пожала плечами.

— Не знаю, но вряд ли стоит заставлять его высочество ждать. Ты же видела его! Прямо холодок по спине! Или только у меня так?

Да нет, не только…

Оказалось, нас ждали не на плацу, а в кабинете Двэйна Ардера. Рошин, Двэйн и Бэйв тихо о чём-то разговаривали, а подмастерья стояли в сторонке и только таращили на них глаза, не решаясь даже пикнуть.

— Вы как истинные женщины умеете заставить себя ждать, — принц сразу прервал беседу ради нас с Уной.

— Простите, ваше высочество! — мы одновременно присели в книксенах.

Сейчас злить его точно не столо. После всех рассказов о нём, я вообще предпочла бы поменьше с ним пересекаться.

— Ничего страшного! — он махнул рукой. — Мне просто не терпелось познакомиться. Если дорх Ардер выбрал именно вас… Это что-то да значит.

Он остановился напротив Арро Снорка и пристально изучил его лицо.

— Им ещё много предстоит узнать и многому обучиться, — вступился за нас Двэйн. — Но они делают определённые успехи. И думаю чем дальше, тем стремительнее будут развиваться их умения.

— Конечно! — согласился Рошин. — Вы, значит, маг воды?

— Да, ваше высочество! — отчеканил Арро, словно собрался немедленно дать какую угодно присягу.

— Отлично… — принц перешёл к Шерку. Тот слегка побледнел, но стойко выдержал сканирующий взгляд. — Маг воздуха… Хм. Неплохо.

Воздушник состроил разочарованную гримасу, как будто его обделили вниманием. Дальше Рошин переместился в сторону Уны и рассматривал её, кажется, гораздо дольше парней. Девушке, ей богу, едва не поплохело. Она боялась даже дышать, поэтому каждый её выдох в тишине слышался напряжённым пыхтением.

— Маг земли! Прекрасно! А вы старательная ученица, думаю, из вас выйдет толк. Может, даже побольше, чем из самовлюблённых юношей. Ведь они уже считают себя лучшими, — он едва заметно улыбнулся и шагнул ко мне, оставив Уну краснеть от смущения и гордости.

— Я о вас наслышан, — задумчиво проговорил принц. — И при столь сомнительной репутации ваших родителей, да ещё и при том, что они так долго скрывали ваши способности, их стоило бы наказать. Однако дорх Ардер уверяет, что в Стражах вы нужнее чем под стражей… И я готов дать ему шанс доказать это. Однако лэс Альбус — императорский огненный маг и старший Страж — сомневается, что вздорная девица способна на что-то большее, чем поджаривать поросёнка на вертеле. А вы как сами оцениваете свои силы, милая лиэса?

Принц протянул руку вперёд и медленно, словно бы наслаждаясь процессом, накрутил на палец мой локон.

— Лэс Альбус меня не встречал, ваше высочество, — ответила я спокойно. — Поэтому он не знает ни насколько я вздорна, ни моих истинных умений. Боюсь, его предположения говорят лишь о том, что он опасается, что кто-то может превзойти его в могуществе. И особо досадно, если это окажется девушка, верно? В оценке моих сил я всецело полагаюсь на дорха Ардера. И со всем доверием готова следовать его наставлениям, чтобы овладеть ими наиболее полно.

Как бы невзначай я медленно отклонилась — и прядь моих волос выскользнула из руки его высочества.

— Ваше желание целиком отдаться в умелые руки наставника, должно быть, немало ему льстит, — напряжённо рассмеялся принц, поворачиваясь к Двэйну и Бэйву, которые наблюдали за нашим знакомством с каменно-напряжёнными лицами.

Двэйн и вовсе тихо кипел: бурлящее в нём раздражение выдавало только гневное дыхание, которое он изо всех сил пытался сдержать.

— Обучать столь перспективных магов, я уверен, мечтает любой из мессиров столичной Коллегии, — ответил он. — Но на что они действительно способны, покажет только время.

— Что ж… Вам повезло, лиэса О’Кин, что сейчас император в вас нуждается, — тон принца стал твёрже и холоднее тысячелетнего ледника. — Иначе наш разговор шёл бы совсем в ином ключе.

— Прошу вас, не нужно меня запугивать, ваше высочество! — я скупо улыбнулась. — Неровен час, упаду в обморок. Вам не жаль бедную девушку?

— Девушку, которая, по слухам, едва не устроила пожар в Гитморе? — уточнил Рошин. — Ничуть!

А вот это совсем неприятно! И ничуть не тонко. Двэйн гневно сверкнул глазами, пытаясь взглядом выдавить позвоночник высочества через грудь.

— Самая большая опасность миновала, — добавил он. — Теперь лиэса О’Кин владеет своими силами куда лучше.

— Как она и все остальные «зародыши» владеют своими силами, мы увидим завтра, — подытожил наследник. — А сегодня после столь напряжённого ритуала нам всем стоит расслабиться! Нас ждёт великолепный званый вечер! Теперь прошу меня извинить. Я толком не успел отдохнуть с дороги, и не хотелось бы из-за усталости покинуть бал слишком рано.

Все раскланялись, провожая его высочество. А когда за ним закрылась дверь — выдохнули. Всё же права я была насчёт веса его харизмы. У меня даже спина взмокла, а Гугл недовольно выдал:

«Я уверен, он почти что меня нащупал. К слову, я слегка замаскировал твои истинные способности. Чтобы сильно не впечатлялся».

— Спасибо, пушистый. Но, боюсь, прятать мои силы уже поздно.

«Лишним точно не будет», — справедливо заметил филин.

— Учтите, проверять ваши силы его высочество будет очень придирчиво, — голос Двэйна выдернул меня из размышлений в по-прежнему неприветливую реальность. — Поэтому сегодня на приёме никаких излишеств. Вода, чай, разбавленное вино в самых малых количествах. Вам ясно?

Арро и Шерк переглянулись с разочарованными минами на лицах. Наверняка после долгих дней напряжённых тренировок им хотелось хоть немного этих самых «излишеств».

— Едой, кстати, тоже не увлекайтесь, — добавил Бэйв.

— Маг должен быть голодным, — вздохнула я.

— Голод придаёт полезную злость, — усмехнулся маг, глядя на меня с лёгким насмешливым прищуром. — Но совсем изводить себя не стоит, иначе откуда возьмутся силы!

Уна покосилась на меня, сведя брови, как будто ни тон наставника, ни его слегка плутоватый вид ей вовсе не нравились. Ах, ну да! Мы же с Бэйвом якобы влюблённая пара, и не всех это обстоятельство радует. Всё время забываю!

Двэйна всё это, кажется, тоже ничуть не умиляло.

— Можете идти, — резко велел он. — Все, кроме Эйлин.

Да что же ему снова от меня нужно? Неужели будет упрекать, что и в сегодняшнем приступе слабости Алиши виновата я? Если так, ей богу, пошлю его туда, куда Хаос не залетал!

Тихо перешёптываясь, подмастерья вышли, а я так и осталась торчать посреди кабинета, как перст, готовясь к неприятному разговору.

— Скажите, — удивительно спокойно начал претемнейший, — что вы видели во время ритуала? Только честно.

«Он что, понял?» — едва не поперхнулся Гугл.

Сел на стол прямо перед магом и уставился на него с подозрением. Затем выдернул из-под крыла очередной клочок пуха и презрительно бросил прямо ему под нос.

— Видимо, да… — мысленно вздохнула я.

«Нет, существовать рядом с ним становится решительно невозможно!»

Я была вполне с ним согласна. Впрочем, если его силы были наиболее раскрыты во время церемонии, то неудивительно, что он что-то почувствовал.

— Я видела врата. Несколько, — не стала я отпираться. — Наверное, выброс силы на меня так повлиял. Может, это видела не только я. Но и ваши леоты, например.

— Им положено, — хмыкнул Бэйв. — Но вы-то не леота!

— Среди этих врат были пустые? — совсем мрачно уточнил Двэйн, проигнорировав замечание друга.

Я помолчала, пытаясь понять, куда он ведёт.

— Да, были. Я удивилась, что они как будто безжизненные. Ведь они должны быть активны. Так?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Двэйн встал и с одной из полок стеллажа достал свёрнутую трубкой карту. Вернее, как оказалось, схему расположения врат.

Лучи-дорожки к ним расходились как раз от того места, где проходила инициация. Бэйв подошёл тоже и склонился над картой, озадаченно хмуря брови. Но чем дольше смотрел, тем больше прояснялось его лицо. Похоже, он уже догадывался, что всё это значит.

— Во время ритуала я кое-что понял, — задумчиво проговорил претемнейший. — То, что мы упустили. У Привратника есть связь со всеми Вратами, кроме одних. Которые не может открыть даже он…

— Потому что в этом нет необходимости, — закончил его мысль Бэйв.

— Те самые, которые не работают? — уточнила я, пользуясь тем, что мне доверяют настолько важные сведения.

— Да, — кивнул Двэйн. — Они запечатаны намертво, путь через них отрезан навсегда. Через них не может пройти ни маг, ни Хаос — вообще никакая энергия.

Я судорожно попыталась вспомнить, что могла читать или слышать о таких вратах, но, к своему стыду, ничего не вспомнила.

— Игнимон! — Бэйв ошарашенно взлохматил волосы пальцами.

«Ну конечно! — обрадовался чему-то Гугл. — Давно забытое княжество. Врата в него, наверное, уже заросли намертво».

— А почему у Привратника нет связи с ними? — я перевела взгляд с одного мужчины на другого, делая вид, что хоть немного понимаю, о чём они говорят. Потом расспрошу фамильяра подробнее.

— Потому что это опасно, — пояснил претемнейший. — Хотя откуда вам это знать…

— Ну да, я же девочка, — не удержалась я от колкости, на что мужчины только насмешливо переглянулись.

— Ладно… — тяжко вздохнув, начал рассказывать Двэйн. — Князь Игнимона, или княжества Феникса, был сильнейшим огненным магом. Скорей всего, именно из-за огненной энергии Хаос устремился туда. И там же развернулась самая ожесточённая борьба с его порождениями. А затем на тех землях произошла страшная катастрофа. Дело в том, что полуостров Феникса вырос на вулканах, но многие тысячи лет назад они уснули. Видимо, сила Хаоса пробудила один из них. Княжество было почти уничтожено, жить там стало невозможно. Даже после того, как Хаос запечатали в каналах.

— Разве Привратник не должен хотя бы иногда проверять эти врата? — Бэйв взглянул на претемнейшего.

Тот покачал головой.

— Никаких отчётов об этом я не встречал. Их проверку мне не поручали. Если врата мертвы, в этом нет необходимости, — он взглядом проследил за некоей невидимой линией на карте, а затем ткнул пальцем посреди леса там, где его пересекала узкая горная цепь. — Думаю, они должны находиться где-то здесь.

— А если упоминания о них убрали намеренно? — я скрестила руки на груди.

«Или о них просто забыли! — ворчливо добавил Гугл. — Предпочли забыть, как о свидетельстве того, что тёмные не всемогущи».

— Можно подумать, вы много в этом понимаете, — снисходительно улыбнулся претемнейший. — Но я здесь, чтобы в этом разобраться. А вы, как моя помощница… помогайте! Необходимо отыскать последнее упоминания врат Феникса в журналах Привратников.

— Издеваетесь? Может, это было сто лет назад!

— Я разрешал вам обсуждать приказы? — прикрикнул Двэйн. — Отрабатывайте шестьдесят драконов в неделю, лиэса О’Кин!

Вообще-то я просто не отказалась бы от помощи! Так дело явно пошло бы быстрее. Но объяснять что-то ему резко расхотелось.

Бэйв присвистнул.

— Золотая у тебя ассистентка.

— Я плачу немалые налоги своими нервами, — буркнула я. — Хорошо! Приступать сегодня?

— Да, можете приступать! — Двэйн вновь свернул схему расположения Врат и убрал её на полку. — До начала приёма ещё есть время. Запирать вас в архивах до ночи я не собираюсь. Ведь вы ещё должны прихорошиться и нарядиться, чтобы порадовать своего жениха, разве нет? — он издевательски глянул на друга.

Тот совершенно беспечно улыбнулся, словно был рад такой заботе. Но в его глазах явно мелькнул сигнал «помогите!»

— Есть прихорашиваться и наряжаться! — без энтузиазма отрапортовала я и направилась к двери.

Спорить не хотелось — для меня это тоже будет полезно. Что-то подсказывало мне, что я, сама того не желая, нащупала верную ниточку, которая приведёт меня домой. Может, как раз это моё испытание на право назваться достойной? Тогда одно из умных деревьев откроет мне дверь в мой мир!

— О’кей, Гугл! — мысленно воскликнула я, как только вышла из кабинета. — Что мы знаем об этих Вратах?

На том конце ментального канала повисла озадаченная тишина.

«Кажется, моя душа зародилась гораздо позже того, как их закрыли, — о чём-то поразмыслив, проговорил филин. — Но кое-какая память предков на этот счёт во мне всё же заложена. В общем-то, всё то, что уже рассказал тёмный. К тому же хочу тебе напомнить, что там опасно. Очень опасно. Не исключено, что Врата были запечатаны ещё и потому, что подчинить всю силу Хаоса, что буйствовала там так долго, тёмным не удалось. Сунешься туда — и всё, считай потерял контроль над магией. Впрочем… попасть туда всё равно никто не может»

— Хватит рассказывать страшилки, — отмахнулась я. — Просто хочется понять…

Но за то время, что я провела в архиве, согнувшись, словно креветка, ничего нового понять так и не удалось. За те годы, что Привратником был Энгус Гард, ни одной проверки врат Игнимона не проводилось. Они даже нигде не упоминались, будто у него отшибло память в том направлении.

Хотя меня терзали смутные сомнения, что император был настолько безразличен к порталу, который вёл в столь необычное место.

«Спину выпрями! — в очередной раз напомнил мне Гугл. — В этом журнале тоже ничего нет. Мы уже добрались до позапрошлого Привратника. До сих пор пусто».

Он захлопнул очередную книгу и чихнул, отчего потерял пару пушистых перьев. Они плавно опустились на стол, после чего, вспыхнув, рассыпались пеплом. Я стряхнула его на пол.

— Значит, нужно искать дальше. Пока не найдём хоть что-то!

Кажется, я сказала это вслух. Потому что мне вдруг ответили — и это был не филин.

— Правильно! Всю работу за один день всё равно не сделаешь.

Из-за стеллажа библиотеки, в которой располагался архив, вышел Бэйв. Уже парадно приодетый, гладко причёсанный и выбритый. Сейчас он сам по себе напоминал новенький роскошный смокинг.

— Что? — я подскочила с места, переживая, как бы он не заметил Гугла. Вдруг тот решил материализоваться полностью?

— Графиня самым строгим образом отправила меня к вам. Чтобы я вас поторопил, — маг подошёл ещё чуть ближе и с любопытством взглянул на бумаги, которые я изучала. — Скоро начало приёма. А вы…

А я, наверняка, напоминаю нечёсаную кошку. Ещё и глаза покраснели, наверное.

— Да, я уже собиралась заканчивать.

Бэйв принялся помогать мне убирать журналы на полки.

— Нашли что-нибудь?

— Совершенно ничего! Может, там вообще ничего нет. Нигде!

Я с грохотом передвинула чернильницу к краю стола.

— Не злитесь на Двэйна, — вдруг проговорил маг. — Он просто хочет вас защитить. Пока принц тут, вам лучше реже попадаться ему на глаза. Скоро он уедет, и сможете вздохнуть свободнее. Кстати… Хотел уточнить. Сегодня мне наверняка стоит изображать вашего жениха особенно рьяно. На приёме будут и Кадан Гард, и Уэн Мактал.

— Если вас не затруднит, — я пригладила ладонью растрепавшиеся пряди. — Честно говоря, мне так неловко, что я впутала вас в это. Как только всё уляжется, мы сразу прекратим этот цирк.

— Не затруднит, — усмехнулся Бэйв, придерживая меня под локоть, пока я поднималась по лестнице. — Думаю, хватит пары танцев и прогулки для того, чтобы напомнить о том, что нас якобы связывает.

— Благодарю! — я прижала ладонь к груди. — Вы меня очень выручаете!

Если бы я ещё толком умела танцевать местные танцы! Может, память тела подскажет? А нет? Это будет позорный позор… Хотя, может быть, дочери опального аристократа, которая ни разу не была на светских раутах, гости простят некоторую неуклюжесть?

Отвлечённые мысли о приёме и о том, что вообще-то на нём желательно не ударить в грязь лицом, слегка отвлекли меня от размышлений о Вратах Феникса.

Гугл притих: женские хлопоты и сборы были ему совершенно не интересны.

Зато ба ругала меня на чём стоит свет за халатное отношение к своему внешнему виду. Похоже она снова забыла, что я не её настоящая внучка.

— Я точно всыплю этому Двэйну Ардеру за то, что он так тебя истязает! И не посмотрю, что императорский любимчик! — она сама лично принялась убирать мои волосы в причёску. — Это же надо! Нашёл конторского червя, тоже мне! А Бэйв! Если бы я не напомнила ему, он так и позволил бы тебе сидеть в архиве до ночи! Мужчины…

Усилиями служанок, ба и Айне, которая привела в порядок моё самое годное из существующих вечернее платье, я была готова к выходу в свет уже очень скоро. Вместе мы спустились в фуршетный зал. О нашем приходе объявил церемониймейстер, и все гости — кто с большим интересом, кто безразлично — взглянули в нашу сторону.

Женщины сразу вернулись к разговорам, а мужчины вдоволь нас разглядели. Многих я видела впервые: достаточно знатные маги Дорраса, дельцы, связанные с финансовым благополучием княжества, да и просто придворные… Помню, как у меня едва не отсохла рука, пока я писала все приглашения. И вот он — результат моих трудов таращится на меня со всех сторон.

И Кадан Гард. И Уэн Мактал, чтоб его лошадь лягнула… Я искала взглядом спасительный островок по имени Бэйв, но никак не могла найти. Зато заметила и принца, который, кажется, проигнорировал наше появление, и торжественно разодетого Двэйна, занятого разговором с ним. Но даже так претемнейший успевал следить за мной в полглаза.

Леоты облепили его с двух сторон. Гленна — более страстно и проникновенно. Лия — без особого желания, скорее формально. Она вообще смотрела в сторону. Куда — я не поняла, пока не приблизилась. Чуть поодаль стояла группка «зародышей». Арро что-то пылко и довольно громко рассказывал, через слово цедя шампанское из бокала, явно стараясь успеть до того, как это заметят наставники. Одуванчик думал о чём-то своём, глядя в пол. А Шерк, заложив одну руку за спину, очень внимательно слушал. Или делал вид — его щёки почему-то заметно пылали. Вот на него-то, мне показалось, и смотрела младшая леота Двэйна.

Хм… Интересно.

Алиши поблизости не было — наверное, она всё ещё недомогала. Или просто куда-то отошла.

Гости перемещались из фуршетного зала в соседний — бальный, откуда звучала музыка — разговаривали, смеялись, время от времени подходили к Двэйну, чтобы поздравить его с инициацией.

Подошли и мы.

— Поздравляю, дорх Ардер! — громко проговорила Нэсса, прежде кивнув его высочеству. — К сожалению, в суматохе дня не успела это сделать.

— Благодарю, графиня! — претемнейший уважительно наклонил голову.

Я поздравить его тоже как-то не успела, но сейчас уже и не собиралась. Более того, по моему мнению, поздравлять тут было не с чем. Айне торопливо пробормотала заранее подготовленную речь, до дрожи смущаясь принца. А тот смотрел, кажется, вовсе мимо неё.

Фуршет шёл своим чередом. Ба прибилась к компании женщин постарше. Айне куда-то запропастилась с Каданом Гардом.

Танцы становились всё активнее. Мне даже пришлось отказать паре незнакомых кавалеров, которые пытались меня пригласить. Бэйв всё никак не попадался мне на глаза, и это начинало нервировать. Отыграть бы уже положенную роль — и наконец оставить все эти мысли хотя бы на сегодняшний вечер.

К тому же постоянное незримое наблюдение не давало мне покоя. Словно кто-то ходил по пятам и следил, что я делаю. Стремясь избавиться от назойливого внимания, из бального зала я вышла на открытую галерею, по полу которой ветер гонял опавшую листву. Прошла вдоль неё, глядя во двор и прислушиваясь к звукам музыки и шуму голосов позади.

Так, пожалуй, даже лучше!

Впереди было сумрачно, шелестела сухая зелень, которая украшала вазоны на парапете. Вино в бокале слегка разогревало кровь, и мне даже не было зябко. А вот когда я услышала тихую возню где-то в полутёмном закутке между колоннами, мне и вовсе стало жарко.

На чистом любопытстве я прошла ещё чуть дальше… Это стало похоже на маленькое приключение. Кто там? Стараясь ступать как можно тише, подобралась ближе к шепчущейся парочке и остановилась, едва не выронив хрусталь из руки.

Эх, лэс Ултар! Подвели вы меня, так подвели!

Пусть на галерее было сумрачно, а внушительную фигуру Бэйва, который в этот самый миг страстно и крайне увлечённо целовал Уну, я узнала сразу. Парочка не видела и не слышала ничего вокруг — какая беспечность!

Злиться мне было не на что, ведь на самом деле я не его невеста. Но вот досада меня разобрала нешуточная. Даже захотелось сказать Бэйву что-то этакое — но какое я имею на это право? Вот Уна целовать его право имеет. У них симпатия, влечение и всё такое. А я просто мимо проходящая интриганка.

Ну их, путь целуются… Может, он ещё обо мне вспомнит, пока до меня не добрались нежелательные воздыхатели?

Пытаясь не шуметь, я попятилась, а затем отправилась назад. Шла быстро, стараясь подавить невольное разочарование. Ну разве не мог найти другое время? Так он ещё чего доброго и ученицу свою скомпрометирует!

Повернув на изгибе галереи, я и не заметила, как мне навстречу вышел кто-то высокий и широкоплечий. Он разом загородил весь свет, что дотягивался сюда из зала — и я едва не врезалась в него со всей дури.

Бокал всё же вылетел из руки и разбился под ногами с громким звоном.

— Хаос побери! — не выдержала я и подняла взгляд на неуклюжего гостя.

Да ладно! Мне не могло не повезти ещё больше, чем это уже случилось!

— Я, конечно, понимаю, что вы рассчитывали потанцевать с женихом. Но так уж вышло, что он на проверку оказался не слишком верен, — Двэйн заложил руки за спину, безразлично глядя на осколки хрусталя.

Принесла же его сюда тьма! От леот, что ли, своих бегает?

— А вы прямо всё знаете! — буркнула я, встряхивая подол, на который попали брызги вина. — Между прочим…

— Я знаю Бэйва. Этого мне достаточно, — усмехнулся претемнейший.

Он посмотрел в сторону бального зала, и, отразив свет, серёжка в его ухе блеснула.

— Тогда позвольте пойти и залить горе шампанским. Такое времяпрепровождение на сегодня меня вполне устроит. Да, я помню, вы говорили, что не стоит злоупотреблять. Обещаю — не буду!

Двэйн вдруг поймал мою руку, которой я нервно поправила волосы. Между нами повисло напряжённое, звенящее молчание. Маг разглядывал моё лицо, а я даже и не знала, что делать. То ли вырваться, то ли…

— Я могу заменить Бэйва на те пару танцев, что вы обещали ему, — наконец произнёс Двэйн заговорщицким шёпотом. — Так вы не менее надёжно оградите себя от нежелательного внимания неприятных вам людей. Как вы на это смотрите?

Не иначе претемнейший по дороге сюда где-то головой ударился. Была бы на моём месте ба, выставила бы всех этих разномастных ухажёров, как в музее, и ходила бы, любовалась, пыль стряхивала. Она до сих пор любила со смаком вспомнить то одного, то другого красавца, что когда-то пали жертвами её дьявольского обаяния.

Но я не она, и внезапная учтивость дохра Ардера наводила только лишние подозрения. Вот так окажет услугу, а потом скажет: «Отрабатывайте, лиэса О’Кин, каждую минутку потраченного на вас драгоценного времени!»

Нет уж!

— Боюсь, мои умения в танцах разочаруют вас ещё больше чем в магии, — ответила я так холодно, как смогла.

Попыталась высвободить руку, но претемнейший не пустил.

— Я переживу, — он шагнул чуть ближе. — Можем попробовать здесь, если вы так уж стесняетесь выходить к гостям. И я оценю, насколько плачевна ситуация.

Оценит он… Ценитель! Какие бы умения ни были, как только гости увидят нас вместе, моя неловкость сразу перестанет иметь для них значение. Хоть все ноги Привратнику оттопчи.

Пока я сомневалась, Двэйн потянул меня к себе, явно намереваясь отрезать последние пути к отступлению. Под ногами захрустели осколки бокала. Я даже успела подумать, а почему бы и нет, один раз живём! Вдруг я недооцениваю свои танцевальные способности? Да и в предложении тёмного нет никакого подтекста?..

Но тут чья-то длинная тень от двери бросилась поперёк галереи. Судя по силуэту пышного платья — женская. Я дёрнулась назад, как рыбина, выскальзывая из смыкающихся объятий Двэйна, и через миг к нам вышла Гленна.

— Хватит! — тихо, но вполне твёрдо выдала я.

И Двэйн тут же зачерствел, как забытое на столе печенье. На его скулах резко выступили желваки. Не любит отказы ровно так же, как и остальные!

Приближаясь к нам, Лягушка проворковала самым милейшим на свете тоном:

— Двэйн! Вот ты где. Прости моё нетерпение, я просто хотела потанцевать, но ни с кем другим, кроме тебя.

Взгляд претемнейшего обречённо застыл на пару секунд, а затем он повернулся к своей леоте, растягивая губы в напряжённой улыбке.

— Конечно! — подал ей руку. — Не хотелось бы потом пробиваться через очередь желающих.

Он только с сожалением кивнул мне напоследок, а Лягушка глянула торжествующе. Ладно язык не показала — хоть этому я и не удивилась бы. И что вообще со мной случилось, когда я вдруг решила поддаться на уговоры Двэйна? Наверное, всё та же лёгкая обида на на его легкомысленного друга. К слову, он так и не торопился возвращаться в зал.

Зато я, постояв немного в полумраке галереи, пошла обратно. Помелькаю ещё немного для вида и пойду спать. Устала сегодня почти как лошадь на пашне: перелопатила немало бумаг. Гугл, наверное, уже давно отдыхает в своём мире духов. Хорошо ему, идти никуда не надо.

Сторонкой, вдоль стеночки, я прошла обратно в фуршетный зал и остановилась так, чтобы отыскать взглядом ба или Айне — надо бы предупредить их, что ухожу. Рядом возник гарсон и услужливо протянул мне поднос с наполненным розовым игристым вином бокалом. Поблагодарив, я взяла его и бездумно отпила, решив, что этого будет достаточно, чтобы наутро голова не была тяжёлой.

Я прогуливалась из зала в зал так, чтобы как можно дальше обходить возможных кавалеров. Они то и дело возникали поблизости и бросались мне наперерез, чтобы увлечь под придирчивые взоры остальных гостей. В промежутках между чужими спинами, плечами и пышными подолами даже удалось увидеть, как Двэйн ведёт в танце Гленну — весьма довольную собой и тем вниманием, что окружало их в этот миг. А претемнейший отлично двигается! Легко, умело, явно не задумываясь над каждым следующим шагом.

А вот мне идти отчего-то становилось всё труднее. То ли тяжёлое платье настолько утомило, то ли переживания и напряжённый с самого утра день…

В общем, в какой-то миг я уже перестала понимать, куда иду и кого ищу. Ну их всех! Добраться бы до комнаты и отдохнуть наконец. Завтра меня ждёт… А что? Это я тоже не сумела вспомнить. Явно что-то важное! Подумаю об этом потом.

Еле переставляя ноги, я поплелась туда, где по моим представлениям должна была находиться моя комната. Звуки бала стремительно стихали, хоть от зала я отдалялась очень медленно. Голова стала напоминать пушечное ядро, которое перевешивало то в одну, то в другую сторону.

«Еся! — вдруг раздалось в мутных глубинах сознания. — Еся, ну как так! Только оставь тебя одну!»

Что больше вещал ворчливый голос, я вдруг перестала слышать. Может, мне это вообще уже снится?

— Вам нехорошо? — раздалось рядом, и под локоть меня подхватили мягкие заботливые руки.

— Да, что-то… я устала. Еле иду.

— Я помогу вам! — закивала служанка. — Эти танцы так утомляют!

Это хорошо, что она мне попалась. А то меня уже начали терзать сомнения насчёт того, сумею ли самостоятельно добраться до спальни. Девушка повела меня по тихому сумрачному коридору. По лестнице, затем ещё куда-то, пока я окончательно не потеряла нить наших перемещений.

— Постойте… — еле пошевелила языком. Хмуро посмотрела на служанку, но её лицо расплылось. — Вы точно знаете, где моя комната?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Та только улыбнулась — по крайней мере, мне так показалось.

— Конечно! Не беспокойтесь!

Однако спокойнее на душе от её слов не стало.

Она отперла одну из дверей ключом, который достала из кармашка на переднике, и провела меня внутрь.

Темно. Вообще ни зги не видать! Хоть бы одна свеча горела…

Но даже по едва уловимому запаху я догадалась, что комната не моя. И по тому, что через пару шагов мне под ноги попался столик, которого тут вообще не должно было стоять — тоже. В двери щёлкнул замок. Девушка подошла со спины, зашуршала — и вдруг кинулась на меня, пытаясь зажать мне нос душно воняющим платком.

Э, нет! Я на такое не согласная!

Ослабленное каким-то зельем тело вяло среагировало на опасность. Но, видимо, я была покрупнее коварной девицы, да и она не ожидала сопротивления — поэтому увернуться мне всё же удалось.

«Еся! Приди в себя! — во всё своё птичье горло заорал Гугл в голове. Его огненный силуэт возник над головой служанки. — А ну прочь, зараза!»

Надеюсь, это было уже не мне.

Девица ойкнула, хватаясь за спину, когда в неё вцепились острые когти филина. Но его она по прежнему не видела, поэтому только завертелась, пытаясь понять, откуда на неё напали.

Пользуясь секундным замешательством, я схватила первое, что попалось под руку и ударила её сбоку по голове. Оказалось, это была подушка. И тут же в темноте рядом проступили очертания огромной кровати.

Вот как! Мне тут и постельку подготовили. Только, думаю, не для того, чтобы сладко спать.

«Так её, Есенька! — радостно одобрил Гугл. — Я попытаюсь ослабить действие зелья. Уходим!»

Вылетевшие из подушки перья плавно опускались на пол. Служанка, отмахиваясь и отплёвываясь, кинулась за мной, держа залитый чем-то вроде хлороформа платок наготове. Пришлось побегать, потому что хаотично расставленная вокруг мебель постоянно попадалась на пути.

В конце концов, разум слегка прояснился. Я собрала все силы и сбила настырную злодейку с ног ударом горячей воздушной волны. Снайперски, в моём-то состоянии! Девица попятилась, а я выхватила из её руки тряпку и, перехватив её по пути падения, от души зажала ей нос и рот.

Служанка пару раз дёрнулась и начала затихать.

«Брось гадость!» — презрительно фыркнул фамильяр.

Я уложила девицу на пол, нашарила в её кармане ключ и неверным шагом направилась к двери. В замочную скважину, признаться, попала не сразу, хоть Гугл и подсвечивал её. Пальцы не слушались, меня шатало и подташнивало.

«Сильное зелье! — вздохнула птиц. — Жаль только, я вовремя не понял. Скоро оно снова начнёт действовать. Мне удалось только временно ослабить эффект».

Наконец гадкая дверь поддалась, и я выбралась из комнаты. Заперла её, чтобы предприимчивая служанка не успела сбежать, и цепляясь за стену, потащилась прочь. Думала, в сторону бального зала. Но зелье и правда вновь начало заволакивать разум тяжёлой пеленой. Наверное, я промахнулась парой поворотов и потому внезапно вышла во двор.

Странно. И каким это образом?

Откуда-то доносились звуки музыки. А мне на свежем воздухе вдруг стало так хорошо, что я решила, что сейчас уже больше никуда не пойду. Хоть волоком тащите!

«Присядь сюда, — слабо донёсся до слуха голос Гугла. — Я постараюсь ещё что-нибудь сделать, чтобы тебе полегчало. Так даже лучше. Голова проветрится».

Я была с ним полностью согласна! Присела на первую попавшуюся скамью и запрокинула голову, глядя в пёстро-звёздное небо. Зябко, но терпимо. Хоть немного бодрит.

Кто же эта сволочь, которая устроила такое? Вариантов немного…

Но не успела я обдумать хоть один, как в голове помутнело окончательно и я, стукнувшись обо что-то лбом, повалилась на бок.

Глава 14

— Эйлин! — позвал меня кто-то из такого глубокого сна, что я подумала, будто это мне тоже снится.

Тепло, что всё это время не давало замёрзнуть, пропало, и я задрожала. Лавка холодная, воздух вокруг так вообще почти ледяной! Кажется, уже рассвело, но точнее я не могла сказать.

«Вставай! — отозвался Гугл. — Наконец-то хоть кто-то тебя добудился. Я уже начал переживать!»

Лёгкое касание крыльев мазнуло по голове.

— Странно, что ты начал переживать только утром! — ворчливо пробубнила я, пытаясь сесть.

Меня поддержали под локоть, и ещё до того, как я открыла глаза, на плечи мне накинули тёплую шаль. Так гораздо лучше.

— Простите, — тот же голос стал вдруг очень виноватым. — Не нужно было оставлять вас без присмотра.

И тогда я поняла, что снова говорила с филином вслух, а тот, кто пришёл за мной, принял претензии на свой счёт. Так! И кто же у нас мается чувством вины? Теряюсь в догадках! Я подняла одно веко, другое. Закрыла снова, потому что сил удерживать их не осталось.

Ещё одна попытка…

Надо мной возвышалась огромная мужская фигура. Я пригляделась — Бэйв. Точно он. Вот и отыскался женишок, не прошло и полгода! А чуть позади него переминалась — нет, не Уна, как можно было бы подумать — а Лия. Младшая леота претемнейшего.

— Наконец-то! — радостно подпрыгнула она. — Твоя бабушка, наверное, уже половину Гитмора на ноги поставила!

— Она ко мне и пришла, когда обнаружила утром, что вас нет в вашей комнате! — добавил маг. — Почему вы спите здесь?!

— О, это такое потрясающее приключение! — я махнула рукой, словно кто-то дёрнул меня за ниточку. — У вас случайно с собой нет водички? Пить очень хочется. Нет? Ну ладно. Вчера на балу меня на произвол судьбы бросил жених… Так сказать. А вот кто-то захотел подобрать несчастную. Даже в комнату проводили. Только не в мою. А прежде напоили чем-то вкусным, но очень… опьяняющим. Как говорится, ни петь, ни танцевать я уже не могла… Но сбежала — и оказалась здесь.

— Её опоили! Я должна была что-то такое заподозрить! — трагично вздохнула Лия, дёргая брата за рукав.

Тот, хмурясь, озадаченно потёр подбородок.

— Почему ты должна была это заподозрить?

Он помог мне встать на ноги. Это оказалось непростой задачкой!

— Я слышала… Гленна обсуждала Эйлин с кем-то.

— С кем, хотелось бы узнать! — возмутилась я, держась за руку Бэйва.

Меня ещё пошатывало. Изо рта при каждом слове шёл пар. Под утро в саду стало совсем прохладно. Как только я всё себе не застудила, не понятно.

«Это я тебя грел, — заметил филин. — Раз уж добудиться не смог».

— Спасибо, — на этот раз мысленно ответила я. — Без тебя я точно пропала бы.

«Не стану спорить», — гордо буркнул птиц.

— Я не знаю с кем, — пожала плечами Лия, поправляя мою шаль. — Я вообще просто услышала обрывок разговора в саду. Узнала Гленну по голосу. Слышала только, что она упоминала твоё имя, но не дослушала и не видела, кто был с ней. Да и не придала этому значения. Гленна любит позлосоловить. Не только о тебе.

Леота поморщилась. Похоже, отношения у них с Лягушкой не такие уж дружеские.

— И доказательств того, что она обсуждала именно эту подлянку, у тебя нет? — мрачно уточнил Бэйв.

Подперев с обеих сторон, они повели меня обратно в дом.

— Нет. Но я почти уверена, что она имеет к этому отношение! — серьёзно заявила Лия.

— Тогда всё равно нужно рассказать об этом Двэйну! — грозно отрезал Бэйв. — Я не знаю, на что это было направлено… Возможно, вывести Эйлин из строя. Ведь сегодня принц устраивает смотр умений учеников.

Точно! Я даже дёрнулась, вспомнив, что сегодня с самого утра мне придётся выходить на плац и что-то демонстрировать принцу, чтобы убедить его в собственной полезности.

— Сколько времени? — заполошно завертела я головой, пытаясь отыскать хоть какие-то часы там, где их быть не могло.

— Ты ещё успеешь собраться! — Лия успокаивающе погладила меня по руке.

— Да как она будет управлять магией в таком состоянии? — возразил Бэйв. — Нужно всё объяснить его высочеству и перенести смотр хотя бы на вечер.

— Я буду готова!

Изворачиваться и показывать слабость перед принцем сейчас было бы не самым лучшим решением. Если в числе прочего меня хотели ослабить как раз для того, чтобы я облажалась на смотре и лишилась покровительства Двэйна Ардера, нельзя доставлять подлецу такую радость. Правда, теперь круг подозреваемых расширился.

— Вы уверены? — Бэйв встревоженно заглянул мне в лицо. — Если почувствуете, что не сможете, лучше скажите сразу. И вообще! Вам есть, чем доказать, что вас и правда опоили, а не вы сами перебрали вина…

— С горя, — ехидно добавила я.

Бэйв вздохнул.

— Нет, я вам верю. Но чтобы кого-то обвинять, должно быть хоть что, что указывало бы на злоумышленника! — он помолчал, а затем продолжил: — Простите меня. Я повёл себя легкомысленно. Думал, вернусь в зал чуть позже и мы исполним наш уговор.

Я шикнула, указав взглядом на его сестру. Та понимающе усмехнулась.

— Я знаю, что вы никакая не пара. И ты, братец, поступил очень беспечно. Я от тебя такого не ожидала!

Она обидчиво нахохлилась.

— Я сам не ожидал, но… — он покачал головой, досадливо улыбнувшись. — Так вышло. Ещё раз прошу прощения. Если бы я был рядом, такого не случилось бы.

— Думаю, это всё равно случилось бы, — я пошарила в ридикюле и достала оттуда ключ от той самой комнаты. Удивительно, как не посеяла его вчера по дороге. — Вот! Вот доказательство!

В спальне с огромной кроватью, может быть, до сих пор лежит подлая служанка. Надо бы проверить!

Мы дошли до покоев, и я собственноручно открыла дверь.

— И что? — Бэйв с сомнением огляделся в ней. — Тут пусто!

И правда, пусто! Впрочем, чего можно было ожидать? Наверняка тот, кто должен был прийти ко мне ночью, чтобы свершить некое поганенькое дельце, отпер комнату, обнаружил там девицу в отключке и устранил все следы. Кроме, разве что, перьев от подушки на полу. Вот они, валяются!

Да и сам ключ — откуда-то же он у меня взялся?

События прошедшей ночи всё яснее всплывали из забвения, вызванного сильным зельем, с которым не мог справиться даже волшебный филин. Вот только ни лица подавшего мне бокал гарсона, ни лица служанки я вспомнить не могла. Первое не видела, а второе так и осталось в памяти расплывчатым пятном.

«Мда, — сокрушённо вздохнул Гугл. — Так себе улики».

Об этом же наверняка подумали и Бэйв с Лией, судя по тому, как озадаченно они переглядывались.

— Всё равно Двэйн должен узнать обо всём, — заключил маг. — А сейчас вам срочно нужно привести себя в порядок, если уж вы решили, что готовы к смотру с утра.

Вместе с Лией они проводили меня до самой комнаты. Бабуля встретила меня в гостиной.

— Ты бы знала, каких усилий мне стоило сидеть тут и не поднять шум на весь Гитмор! — сразу принялась она негодовать. — Но лэс Бэйв убедил меня, что стоит для начала выяснить, что вообще случилось. Я даже Айне пока не сказала. Не хотелось тебя компрометировать, если вдруг…

Она приложила ладонь ко лбу, словно только от одной этой мысли у неё начиналась мигрень. Да, если представить в красках, некто подготовил мне на эту ночь крайне незавидную участь. Скорей всего, очнулась бы я в постели с неким неприятным типом. Может, знакомым, а может и нет. А там обо всём узнал бы Двэйн. И мой как-бы-жених, который наверняка вынужден был бы порвать со мной все отношения, которых не было.

Не знаю, что из этого пугало меня больше.

Бр-р!

— Да, вы правильно поступили, — успокоила я Нэссу.

— Как только выяснится, кто это сделал… — грозно выкрикнула ба. — Я лично оторву ему все жизненно важные части тела! Поверь, на это у меня хватит сил!

Злопыхания ба слегка подняли мой боевой дух. Пока я сидела в ванной и отмокала после приключений прошедшей ночи, Гугл пытался восстановить мои силы. Не знаю, что он делал, но и правда становилось легче. Сбитые в комок магические потоки упорядочивались, мягкое тепло наполнило тело изнутри.

— Где она?! — донеслось вдруг из соседней комнаты.

Я вздрогнула и случайно плеснула водой на пол. Кажется, ещё немного, и этот голос начнёт вызывать у меня нервный тик.

— Ну вы же не станете заходить в ванную?! — воинственно ответила Нэсса владельцу этого голоса.

Схватив полотенце, я мигом выбралась из воды, подозревая, что надо бы срочно одеться, потому как претемнейшего не остановит опасность застать меня голой.

Но, к счастью, его это всё же остановило. А может, остановила ба. Возможно, она даже взяла его в плен — на время. Когда я привела себя в порядок и вышла в гостиную, Двэйн Ардер вышагивал из угла в угол, словно породистый белогривый конь в загоне.

Ну и фантазии на мою бедную голову с утра!

— Бэйв рассказал мне… — показалось, при виде меня тёмный слегка успокоился.

Остановился и заложил руки за спину, словно удерживал сам себя от того, чтобы подойти и коснуться. Однако я всё же ощутила, как до меня дотянулась прохладная волна его силы. Кожа тут же покрылась мурашками.

— Давайте обсудим это позже, — предложила я спокойно. — Всё обошлось. И это сейчас главное!

— Представьте, что могло случиться! — повысил голос претемнейший.

Как будто гром под потолком пронёсся!

— Поверьте, я представила себе это в красках. Но… Мне удалось избежать худшего.

Честно говоря, при виде столь явственной тревоги Двэйна мне едва удавалось сохранять невозмутимость. Да что же с ним? О своём престиже печётся? Боится, как бы я не поставила под сомнение принца его педагогические способности?

— Нужно показать Эйли лэсу Огу. Вдруг она простудилась? — вступилась ба. — Она всю ночь пролежала в саду! А сейчас ночи холодные!

— Я огненный маг, меня изнутри греет, — отшутилась я, понимая, что всё равно замёрзла бы, если бы не Гугл.

Двэйн вздёрнул подбородок, щуря бездонно чёрные глаза.

— Собирайтесь и выходите на плац, лиэеса О’Кин. Его высочество уже скоро будет там, — потускневшим тоном проговорил он.

Как будто резко что-то затушил внутри. Задавил эмоции, которые ещё мгновение назад не мог сдержать. Коротко он дотронулся до серёжки в ухе и, последний раз смерив меня взглядом, вышел.

Что ж… И правда пора выходить. Не стоит заставлять его темнейшее высочество ждать.

Словно феном, спешно подсушивая мокрые волосы горячим воздухом, я переоделась в удобную для демонстрации сил на плацу одежду. Бабуля собственноручно затянула мне шнуровку нижнего топа на спине, чтобы держал, всё, что нужно, но не передавливал. К тому времени, как я почти собралась выходить, наконец явилась Айне.

В счастливом неведении обо всём, что было ночью, она вошла в спальню и ахнула.

— Чуть не проспала! — всплеснула руками. — Давай помогу!

Она принялась собирать мои волосы в замысловатые косы, чтобы затем соединить в одну. Солнечные блики то и дело вспыхивали в рыжих локонах: я даже слегка загляделась на их отражение в зеркале. Порой у меня ещё получалось смотреть на Эйлин как бы со стороны, но больше чем за полгода жизни в этом мире я уже привыкла к новой внешности.

— Считай, что тебе повезло! — хмыкнула ба. — Вчера я не нашла вас с этим прощелыгой Каданом, чтобы разогнать по комнатам. Чего удумала? Таскаться с ним тьма знает где почти до самого утра!

— Кстати! — тут же ухватилась я за возможность получить информацию. — Кадан вчера весь вечер был с тобой, верно?

Айне непонимающе перевела взгляд с меня на бабулю и обратно.

— Да… Честно говоря, мы разошлись очень поздно. Знаете, кажется первый раз мы провели время, как люди, которых связывает что-то большее, чем долг!

Она прикусила губу, заметно краснея. Уж не знаю, чем они были заняты вдвоём, но, кажется, ничем особо предосудительным. И это может означать, что у Кадана Гарда на то время, когда со мной случилась вся эта странная и крайне неприятная ситуация, есть алиби. Разве что после того, как они расстались, он мог двинуться по своим делам… Так что точной гарантии, что Кадан к этому не причастен, слова Айне не давали.

Впрочем, свои мысли я оставила при себе. А бабуля продолжила назидательное брюзжание:

— И всё же я считаю, что сейчас ты позволяешь ему слишком много. Он не должен настолько ясно чувствовать твою заинтересованность! Ты дочь рода О’Кин, в конце-то концов! Рода, который император и его прихлебатели втоптали в грязь.

Айне покачала головой, не решаясь ничего ответить. Но всё же, поразмыслив, возразила:

— Всё меняется, бабушка. Если мы хотим поднять нашу фамилию с колен, придётся быть гибче.

— А имя казнённого дяди, потомка, между прочим, древнейших огненных родов, для тебя вообще ничего не значит? — Нэсса фыркнула.

Я насторожилась, прислушавшись к её последней фразе. Нет, о том, что Бриан О’Кин был сильнейшим огненным магом, слышала. А о том, что он имел отношение к самой древней крови — может быть, даже Фениксам! — узнала впервые.

«Чего задумалась? — отозвался Гугл. — Ничего удивительного. Огненные маги так или иначе имеют отношение к закрытому княжеству Игнимон. Нет-нет, кровь Фениксов давала самые разные ответвления. Бастарды, дальние родственники, случайные связи…»

Он присел на подоконник и посмотрел во двор. Всё чаще я замечала, как его перья переливаются огненными искрами. Вот и сейчас он сиял, словно золотая статуэтка. Похоже, мой пернатый действительно набирает силу!

— Готово! — Айне закрепила мои волосы лентой. — Теперь ни одна прядь не выбьется и не будет мешать!

Это очень актуально в свете того, что я каждый раз рискую что-нибудь себе подпалить. Закончив сборы, я как раз вовремя спустилась на плац. Бабуля и Айне отправились следом и заняли место среди зрителей, которые тоже не прочь были поглазеть на магическое шоу. Сегодня все гости были официально приглашены.

Двэйн сидел рядом с принцем в нарочно поставленном в тени кресле. Бэйв стоял по правую руку от него. Чудь дальше, обмахиваясь веерами, устроились леоты. Сегодня даже Алиша пришла, хоть и казалась слегка бледной.

Слева от принца сидели его спутницы и некоторые ближники. И у всех на лицах читалось такое любопытство, будто они ждали очень интересное театральное представление. Кадан Гард был тут же. Среди зевак, но вполне себе близко от Двэйна я заметила и Уэна Мактала. Он выглядел мрачноватым и как будто уставшим. То ли перебрал накануне, то ли был чем-то разочарован.

Моя подозрительность взвинтилась прямо таки на максимум! Не тем ли он расстроен, что ночью не нашёл меня в назначенном месте?

Все подмастерья, включая меня, выстроились на плацу пред ясными очами его высочества. Все собранные, бодрые и вполне уверенные в себе. Похоже, они и правда соблюли все рекомендации претемнейшего. А тот скользил взглядом по их лицам, проверяя, всё ли в порядке. Задержался только на моём — и, как назло, внутри словно что-то дёрнулось от лёгкого приступа сомнения. Смогу ли?

Точно должна! Я уже почти не чувствовала недавней слабости. Прильёт магия — и всё окончательно придёт в норму.

Все вытянулись и сильнее расправили плечи, когда его высочество встал.

Гости смолкли.

Рошин подошёл чуть ближе и вполне торжественно, словно открывал рыцарский турнир, произнёс:

— Надеюсь, сегодня вы не разочаруете меня, а значит, и императора. И не подведёте своих наставников, которые поручились за вас. Мне не нужны от вас показательные выступления. Думаю, лучше всего ваши силы проявятся в одном из самых древнейших видов состязаний, — он сделал паузу. — В поединках. Или… спаррингах.

Ну вот только этого мне не хватало! Хоть сейчас я владела своей магией не в пример лучше того, что было ещё месяц назад, а покалечить кого-то из соратников в пылу поединка мне вовсе не хотелось. Лучше бы он нас всех по очереди натравливал на претемнейшего!

Но, несмотря на решение его высочества, Двэйн сохранил полнейшую невозмутимость. Только Бэйв склонился к нему и что-то сказал, покачав головой. О ком — не известно. Как я ни пыталась прочесть по губам, ничего не поняла.

— Итак, — продолжил его высочество. — Думаю, справедливо будет свести в поединке мага земли с магом воздуха. И мага огня с магом воды. Это будет зрелищно и показательно! Проигравшим считается тот, кто ступит за пределы круга.

Он взмахнул рукой в некоем замысловатом движении. Ловко и точно выстроил цепь энергетических точек заклинания — и наш плац ограничился теперь дымным кольцом тёмной магической силы.

Зрители погалдели и смолкли. Бабуля нахмурилась, сверля лоб Рошина взглядом, но тому, кажется, не было никакого дела до её негодования.

Арро чему-то усмехнулся и взглянул на меня со своим обычным самодовольством. Мы разошлись по парам. Первыми назначили «выступать» Шерка и Уну.

— Готовься, рыжая, сегодня быть тебе мокрой с головы до ног, — произнёс Арро, глядя на плац, где наши соратники уже сходились в магическом поединке. — Слышал, ты вчера крайне интересно провела ночь.

— Если и так, тебе повезло, потому что достанется вполсилы.

— А ты всё-таки злюка.

«Не бойся, Еся, одолеем этого водяного! — подбодрил меня Гугл. — Много о себе мнит!»

Тут я была с ним согласна. Но удручало одно: принц как будто нарочно хотел столкнуть нас лбами. А ведь мы должны быть своего рода командой! До дрим тима нам, кажется, ещё очень далеко — пока каждый тянет одеяло на себя.

Поединок Уны и Шерка закончился очень быстро. То ли магисса так расслабилась ночью в объятиях Бэйва, что её мысли сегодня витали далеко от магии. То ли воздушник был настроен очень серьёзно — и потому не давал сопернице продыху. В буквальном смысле. Отбивал все её атаки, налетал смерчами и ударными волнами без остановки.

В общем, я впечатлилась. А вот то, что Уна не смогла отстоять честь «девочек», слегка меня расстроило. Настал наш с Арро черёд. Мы вышли на плац и остановились друг напротив друга.

— Эйли, задай ему! — вдруг раздался за спиной голос ба.

Я усмехнулась, чувствуя поддержку не только «родни», но и того, кто сидел рядом с принцем. На один короткий миг я позволила себе посмотреть на Двэйна. Опершись на подлокотник, он задумчиво разминал подбородок пальцами. Словно волновался за то, чем теперь всё это обернётся.

— Начали! — скомандовал Бэйв.

Я едва вдохнуть успела, как мне в лицо плеснула ощутимо упругая и очень холодная вода.

«Гадкий приём!» — угрожающе выдал Гугл.

Я смахнула с лица леденящие струи и вперилась в едко ухмыляющегося Арро. Если он хотел меня разозлить, ему это удалось. Ну, держись, мокрица белобрысая!

К слову, Арро за дни усердных тренировок тоже немало чему научился. И это как-то ускользнуло от моего внимания. Теперь ему всё легче было порождать воду из собственных магических ресурсов. К тому же он мог активно «подключать» к атакам ту, что найдёт вокруг. В фонтанах, бочках, даже пруду, если тот находился поблизости.

Правда, сноровки в построении заклинаний ему ещё недоставало. Однако помогала природная ловкость мага воды, которая порой превращала его в нечто неуловимо текучее. Он словно бы размазывался в воздухе, ускользал от моих атак довольно быстро. А то, что его всё же настигало, с шипением разбивалось о водные щиты.

Поединок затягивался. Некоторое время мне понадобилось, чтобы «прощупать» соперника со всех сторон и оценить силы. Мы кружили внутри круга в таких плотных атаках, что казалось, сейчас просто сцепимся в рукопашной.

И что хуже всего, я ощущала, как на меня волнами накатывает угнетающая слабость — совсем как ночью, после того, как выпила зелье. Магия рвалась в бой, а тело не успевало с ней справляться.

«Есенька, держись! — то и дело ухал Гугл, который кружил рядом, но никак не вмешивался в ход поединка. Только подбадривал меня и слегка подпитывал, помогая привести магические потоки в порядок и сохранить баланс, чтобы я не потеряла контроль. — Зелье ещё не полностью вышло из крови. Оттого и неприятные эффекты!»

Да! Эти эффекты я чувствовала на собственной шкуре во всей, так сказать, красе! Меня припекало, обжигало, ослепляло собственной магией. Дыхание то и дело сбивалось, перед глазами вспыхивали серые пятна.

Пришлось пару раз отступить к краю площадки, чтобы перевести дух. Один хороший удар — и меня вышвырнет за границы круга.

Но минута шла за минутой. Напряжение нарастало, зрители молчали, как прибитые. Постепенно я научилась справляться с гадкими последствиями опоения. А может, просто перестала обращать на них внимание. Кровь кипела — почти в буквальном смысле. Под кожей словно бы бурлило раскалённое масло.

Арро в очередной раз неприятно задел меня каменно твёрдым водным всплеском. Как это вообще возможно? Кажется, на время нашего спарринга физика взяла отгул.

Я отшатнулась, чтобы выстроить щит — и всё передо мной на несколько мгновений скрылось за пеленой белёсого пара. Стало жарко, как в самом настоящем хамаме. Одежда окончательно промокла, хоть выжимай.

По лицу текло — то ли пот, то ли осевшая, словно роса, влага. Я поминутно протирала глаза, даже боясь представить, насколько плачевно сейчас выгляжу. Впрочем, Арро смотрелся наверняка не лучше меня. Весь мокрый, взмыленный, покрасневший от жары.

Мы разошлись, чтобы собраться с силами и решить, что делать, потому что приёмы и ухищрения были почти исчерпаны, как, впрочем, и ресурсы. Мне-то их, может, и хватило бы дальше. Но я не собиралась вываливать на его высочество принца Рошина осознание полноты моей мощи, которая порой пугала не только меня, но и наставников. Пожалуй, я могла бы быстро покончить с поединком одним усилием — но тогда, боюсь, Арро превратится в варёного в собственном соку рака.

— Сходитесь! — скомандовал Бэйв, когда наша передышка затянулась.

Никому этого не хотелось. Сейчас бы скинуть мокрые тряпки и в полотенце нагишом завернуться, а не это вот всё!

«Лучше бы он сказал расходиться», — проворчал Гугл.

— А ты не сдаёшься, рыжая, — хрипло проговорил Арро, не сводя с меня взгляда.

С его блондинистых волос капало, как будто он долго и упорно плевал против ветра; по рубашке расплылись сажистые разводы.

Я прекрасно чувствовала, как в его кулаке зарождается очередная готовая к удару волна. К тому же он, кажется, собирался зачерпнуть силы извне — пошёл ва-банк, так сказать. А это уже попахивает массированной атакой со всех сторон.

Будет тяжело и мокро отбиваться.

— А ты думал иначе? — ответила я, собирая огонь в кончиках пальцев и готовясь выстраивать заклинание.

— Честно говоря, да, — маг пожал плечами. — Но я ошибся.

«Дошло таки», — хмыкнул филин, пролетая над ним с такого виража, будто собирался сбросить снаряд.

Арро шагнул вперёд. Я тоже — уже готовясь ограждать себя защитным куполом, если вдруг что-то полетит со спины. Но атаковали мы одновременно. Причём настолько одновременно и мощно, что наши энергии, схлестнувшись, породили такой силы тепловой взрыв, словно от переизбытка давления в бойлере.

Нас расшвыряло, как котят на вентиляторе. Подошвы заскользили по мокрому плацу. Я неловко замахала руками, пытаясь удержать равновесие, но из-под меня как будто выдернули опору. Ноги почему-то уехали назад, а я плашмя шлёпнулась в лужу грудью, едва не разбив лицо.

Вот же Хаос побери всё это и принца заодно до десятого колена! Гневная скороговорка оставила звон в голове.

Больно! Я всё-таки ударилась подбородком и слегка прикусила язык. Зрители возбуждённо галдели, обсуждая увиденное и сквозь завесу пара явно пытаясь нас рассмотреть. Он развеялся быстро: не иначе помог Бэйв, который смахнул его воздушным потоком. Я обнаружила, что Арро лежит, как ни странно, поблизости, ворочается на боку, держась за виски и тряся головой. Его ноги безо всяких разночтений находились за пределами очерченного принцем круга.

Я проверила своё положение — внутри. Вся целиком и полностью, так сказать.

— Победила лиэса О’Кин! — громко провозгласил назначенный на сегодня распорядителем Бэйв.

Я огляделась: принц стоял, напряжённо вглядываясь в то, что происходит на плацу. Двэйн, словно приколоченный, сидел на том же месте, но не сводил с меня взгляда. Только на его губах играла едва заметная улыбка. А может, мне показалось: в глаза со лба текла испарина, и всё расплывалось.

Арро досадливо выругался, вставая. Махнул рукой, буркнув что-то вроде «это случайность» — и направился ко мне.

Я уже села, но вставать не торопилась: колени трясло на семь баллов из десяти. Казалось, я сейчас развалюсь на части по суставам.

«Ты справилась, Еся!» — ликовал Гугл, кружа над моей головой и посылая мне волны тёплого воздуха, чтобы я поскорее согрелась, а одежда просохла. У меня на это сил уже не осталось.

— Поздравляю! — буркнул Арро, подавая мне руку. — Ты сильная, хоть и прёшь, как таран. Надо быть изящнее. Ты же девушка!

Да ладно! Это что, похвала? И даже бесплатный совет… Неужто Арро решил сменить пренебрежение на уважение?

Впрочем, да… На таран — только так я пока и умела. Но ладно хоть не устроила пожар. Магическая завеса, выстроенная принцем, наверняка уберегала всё вокруг от нежелательного рикошета в зрителей или в окружающие предметы. Но безопасность никогда не бывает стопроцентной!

Я опёрлась на поданную мне руку и встала, стараясь не шататься.

Арро некоторое время ещё поддерживал меня. А затем вдруг уставился куда-то в глубины ворота рубашки. Да неужели снова пуговица оторвалась?! Эй! Вообще-то это неприлично, так таращиться!

— Что это у тебя? — наконец слегка ошарашенно выдал он.

А что там у меня? Ну не третья же грудь!

Я опустила взгляд и едва подавила стон гнева. Шишка арморума, которую я всё время носила на цепочке за корсажем, благополучно вывалилась из свободно облегающего тело топа и теперь болталась в вырезе, как увесистый драгоценный кулон. Может, Арро и принял бы её за обычное украшение, если бы от того места, где она соприкасалась с кожей, в стороны не расходилась бледно сиюящая вязь замысловатого узора, чем-то напоминающего перья. С ума сойти! Я бы полюбовалась, если бы была в одиночестве. Поразмыслила бы, что это означает… Но сейчас быстро накрыла шишку ладонью и сунула обратно в укрытие.

— Просто кулон, — улыбнулась беспечно и на всякий случай отошла в сторонку.

Пусть думает, что ему померещилось.

«Охо-хо, — запыхтел Гугл. — Как бы этот мокрый нас не выдал! Расскажет принцу и пиши пропало, Есенька».

Об этом я тоже успела подумать. И даже украдкой покосилась на Арро, пытаясь считать его намерения по выражению лица. Но оно так и осталось просто озадаченным — не более. Водник не кинулся к наставникам с воплями «а у неё там!..», остановился рядом и выпрямился, ожидая, когда к нам выйдут соратники и смотрители поединка.

Даже сам принц соизволил приблизиться, а за ним поспешил один из придворных с какой-то загадочной шкатулкой в руках.

— Вы почти перестарались, — шепнул Двэйн, останавливаясь слева от меня. — Проигрывать не в ваших правилах, верно?

Я взглянула на него, пытаясь разгадать, что он имел в виду.

— Надеюсь, вы не считаете, что я должна была уступить Арро? — пожала плечами.

— Иногда лучше уступить на публике, чтобы обезопасить себя.

Вот ещё! Я и так, можно сказать, его щадила.

Мы смолкли, когда его высочество поднял руку, призывая всех к тишине.

— Что ж, — начал он, сдержанно улыбаясь. — Я увидел достаточно. И теперь проникся уверенностью Привратника в том, что со временем из выбранных им магов получатся сносные Стражи. К сожалению, на это уйдёт немало времени. Но также я уверен, что для того, чтобы это случилось поскорей, наставники приложат все усилия.

— Значит, вы готовы признать, ваше высочество, что всё это затеяно не зря? — уточнил Двэйн с лёгким торжеством в голосе.

— Вполне, — кивнул тот. — И в знак того, что император в моём лице признаёт официальность обучения этих подмастерий, у него для них есть своего рода подарок.

«Что-то подарки от тёмного императора вызывают у меня подозрения», — мрачно заметил Гугл.

Честно говоря, я тоже не особо верила в его особую милость и благосклонность. Особенно ко мне.

Но тут помощник принца вышел вперёд, открывая шкатулку. Мы все вытянули шеи, чтобы увидеть, что там лежит. Рошин сунул в ларец руку и вынул серебристый браслет, который излучал бледное фиолетовое сияние.

— Проклятье, — выдал Двэйн. — Только этого не хватало.

Бэйв, расслышав его слова, только гневно выдохнул.

— Эти браслеты обозначают принадлежность императорскому двору, а значит, к нему самому, — пояснил его высочество. — Они даруют вам особое покровительство, защиту, если хотите.

«И контроль», — добавил филин.

— Вы уверены, что сейчас это необходимо? — громко спросил Двэйн. — Всё же они ещё не полновесные маги. Им многому нужно поучиться…

Рошин свёл брови, ответив ему напряжённо-негодующим взглядом. Словно сейчас претемнейший не имел права ему перечить. Но тот ничуть не стушевался: субординацию он соблюдал, но принца ничуть не боялся.

— Я полностью в этом уверен.

— А нам обязательно их носить? — шепнула я Двэйну.

Но он промолчал, играя желваками. Похоже, тут вопрос решённый.

Принц самолично подошёл сначала к Шерку, держа в руке первый браслет. Тот сомневался недолго — протянул руку — и украшение надёжно защёлкнулось на его запястье. Совершенно невероятным образом оно подстроилось под толщину его руки и приняло соответствующий, самый удобный размер, чтобы не давить и не болтаться. Фиолетовое сияние погасло.

Хороши фокусы.

Далее браслет достался Уне, которая тут же принялась внимательно его рассматривать. Арро нацепил «знак принадлежности» без особой охоты, но и без возражений.

Настал и мой черёд.

— Попрошу вашу руку, лиэса О’Кин, — обратился ко мне высочество лично.

Может, для кого-то это большая честь. А вот я сейчас с большей охотой сунула бы руку в костёр.

— Не люблю браслеты, мне в них не удобно. Мешают построению заклинаний, — попыталась отговориться.

Ну да, неубедительно. Можно было бы придумать что-то на тему аллергии, но, к сожалению, я даже не знала, что это за металл.

— Не беспокойтесь, он будет совершенно незаметным и невесомым, я вас уверяю! — Рошин улыбнулся.

В этот момент показалось, что я даже расслышала одно из ругательств, пронесшихся в мыслях Двэйна. Он уставился на браслет с такой ненавистью, словно это была ядовитая змея.

Но мне-то деваться было некуда — поэтому руку всё же пришлось подать, пока принц не взял её силой. Прохладное украшение мгновенно сомкнулось, и на его поверхности не осталось даже намёка на какую-то застёжку. Я пошевелила его, покрутила тайком, проверяя, сумею ли снять позже — но нет. Обруч был такого размера, что вытащить из него кисть было бы возможно только если отгрызть себе пару пальцев.

Вот это засада… И что же, это что-то вроде маячка джи пи эс? Император теперь всегда будет знать, где мы и что с нами? Судя по всему да.

И это очень… Очень… Очень, очень плохо.

«Сильная магия, Есенька. Теперь мы, нерадость моя, на крючке похлеще какой-нибудь рыбины, — сокрушённо подытожил птиц. — Если не придумаем, как от этой штуковины избавиться».

— Но это ещё не всё! — для всех провозгласил его высочество, возвращаясь к своему креслу. — Развитых умений и уверенных знаний не достаточно, чтобы зваться Стражами. Их должны признать те, кто верно и надёжно служит Империи уже многие годы…

— Хотите сказать, — не слишком вежливо прервал его Двэйн. — Что императорские Стражи должны проверить навыки новых?

— Конечно! Думаю, это будет справедливо. Я дам вам срок подготовить ваших «зародышей» к проверке. А затем мы устроим большой турнир. Думаю, это будет ещё более зрелищно, чем было сегодня.

Рошин даже ладони потёр в предвкушении. И выглядел он при этом весьма зловеще. Я быстро глянула на бабулю, которая что-то тихо и гневно говорила побледневшей Айне. Как будто в этом состязании было что-то крайне страшное. Нет, участвовать в нём мне вовсе не хотелось. Но, как сказал принц, время ещё есть… Придумаю, как избежать всей этой неприятной суеты.

— Не думаю, что в этом есть необходимость, — устало возразил претемнейший. — Но если на то воля императора…

— Волю императора сейчас оглашаю я. Но уверен, отец со мной согласится, когда я всё ему передам, — мстительно улыбнулся Рошин. — И, кстати, надеюсь, вы не забыли, дорх Ардер, о том, что и вам, помимо инициации, предстоит пройти совершенно формальную проверку и продемонстрировать восхищённым подданным всю свою мощь?

Так-так! А это что ещё такое? Я завертела головой, прислушиваясь к сразу всколыхнувшемуся гомону зрителей и даже подмастерий.

— Да, конечно, я помню, — ледяным тоном процедил Двэйн. — Но кто выступит моим противником, если предыдущий Привратник находится при дворе, а его наследник, будем справедливы, не способен мне противостоять? Да и никого из архимагов десь я тоже не наблюдаю.

Принц помолчал, не сводя с претемнейшего взгляда.

— Думаю, я могу выступить, так сказать, против вас. Исключительно ради удовольствия и чтобы как можно более красочно ознаменовать ваш новый статус, дорх Ардер.

Я понятия не имела, что всё это значит. Но почему-то именно в этот момент на душе стало как-то тревожно.

Глава 15

— Нет, ну это же надо! — я в очередной раз подёргала браслет, пытаясь его снять. — Знала бы, что этим обернётся, сроду не пошла бы в ученики к Двэйну, мать его, Ардеру!

Накипевшее негодование выплеснулось сразу, как только я осталась одна в комнате. Пришлось даже захлопнуть дверь перед носом ба и Айне, которые хотели пойти за мной, и выгнать прислугу, чтобы выговориться.

Гугл сел на спинку дивана и деловито почесал клювом перья. Пуха почти не осталось, он торчал ещё кое-где, но в целом филин с каждым днём выглядел всё более достойно.

«Кто ж знал, Еся, — вздохнул он. — Похоже, император в виду последних событий стал более мнительным».

— Боится, что стихийники на волне всеобщей неразберихи с Вратами и сбежавшим Хаосом устроят новый бунт?

Я остановилась, глядя во двор, где прогуливались гости, обсуждая всё, что случилось утром.

«Не исключаю, что так, — согласился птиц. — Тёмному Привратнику удалось почти невозможное: отыскать среди немалого количества магов опасно сильных. И если вы объединитесь — что вряд ли — то сумеете наворотить много дел. Но я, беда моя ходячая, искренне не советую тебе это делать. Ты и в одиночку способна разворотить полдома. Тебе помощь не нужна».

— Ха-ха-ха! — громко выдохнула я. — Ты такой милый, хоть в суп бросай. Такой пухленький, пушистенький…

Я пошла на филина, растопырив руки. Тот вспохрнул и, пронесшись над моей головой, пересел на камин.

«Но-но! — грозно воскликнул он. — А если клювом тюкнуть?»

Я вздохнула, перестав дурачиться. На самом деле ситуация моя почти что плачевна. Теперь я на коротком поводке, и при случае сбежать куда-то мне вряд ли удастся. Придётся искать способ незаметно снять браслет. Чтобы быть готовой.

— Кстати, ко всем прочим приятным новостям, — я вновь подошла к филину, распахивая ворот рубашки. — Сегодня я и, к сожалению, Арро наблюдали такой необычный эффект…

С этими словами я вынула шишку из складки топа и приложила к коже.

Ничего не произошло. Я прижала сильнее — и снова никаких световых эффектов!

«И что? — скучающе уточнил Гугл. — Красивая грудь, насколько я вообще могу судить об этом. Ведь я дух! И шишка на тебе смотрится очень гармонично. Я это сразу понял».

— Перестань ёрничать! — я понарошку замахнулась на него рукой. — Сразу после поединка я видела, как на моей коже при соприкосновении с шишкой появился какой-то узор. Как будто перья или что-то вроде этого… Но сейчас его нет!

Теперь филин насторожился. Пригляделся внимательнее, но разглядывать там было нечего. Всё осталось, как есть.

«Если тебе и правда не показалось, — рассудил птиц. — То это только служит подтверждением того, о чём говорила графиня. Помнишь? О том, что дядя Эйлин, Бриан О’Кин, был потомком легендарных Фениксов? Молан О’Кин формально тоже, но в нём это, кажется, никак не проявилось. А вот в его брате — в полную мощь. Иначе его не казнили бы так спешно, как только магам императора удалось его поймать».

— Хочешь сказать, я, то есть Эйлин, тоже из этих… то есть тех?

Какие гениальные выводы! Сама себе поражаюсь!

«Думаю, это вполне возможно, — деловито заявил Гугл. — И это меня беспокоит не меньше, душа моя Есенька! Потому что это означает, что твой дар будет расти. И скрывать его масштабы будет всё сложнее. Фениксы — это, как сказать… Оружие массового поражения, когда они достигают вершины силы».

— Насколько массового? — осторожно уточнила я.

И мысленно скрестила пальцы.

«Очень… массового. Почитай хроники, если тёмные не вычистили из них самые неудобные моменты. Сильный феникс может обратить в пепел целый город!»

Я словно бы услышала, как где-то на заднем плане зловеще забарабанили литавры.

— О-о! — прошлась по комнате туда и обратно, держась за голову. — Нет! Нет-нет-нет! Гуглик, оно мне надо, а? Меня вон и так уже окольцевали… Два раза!

Я тряхнула браслетом на руке, помня ещё и о метке, которая пряталась на второй.

«Согласен! Это плохо. Так что даже твоему тёмному… наставнику лучше не знать. Он, кажется, на твоей стороне. Но если начнёт покрывать феникса… Дорогая моя, ему первому снесут голову. Вряд ли он на это согласен. Думаю, его голова ему очень даже нравится».

— Какая ты циничная ехидна, пернатый! — заметила я.

«Я дух. Мне можно».

— А если оно теперь постоянно будет проявляться после того, как я буду использовать магию?

Я снова открыла ворот рубашки, критически осматривая собственную грудь, которая по-прежнему не подавала никаких признаков свечения. Но птиц ответить не успел. В дверь тихо постучали и тут же вполне нагло вошли. Слегка «тормознув» в собственных переживаниях, я так и повернулась к вошедшему — держа края ворота разведёнными в стороны.

Арро явно оторопел от того, в каком решительном и, что уж скрывать — провокационном — виде я его встретила.

— Я не вовремя? — на всякий случай уточнил он, пятясь к двери.

Какой робкий, однако! Глядишь, топну ногой — так и сбежит.

— Проходи, — я невозмутимо застегнула пуговицу.

Вообще в любой щекотливой ситуации надо делать вид, что всё в порядке и так надо. Может я… проветривалась?

Арро неспешно прошёл дальше, озираясь и отмечая что-то для себя важное. Прислуги нет. Вообще никого, кроме меня, разговаривающей с самой собой — нет. Отличный момент, чтобы завести какую-нибудь двусмысленную беседу.

— Давай не будем отрицать, что после поединка я видел нечто… интересное, — деловым тоном начал водник, присаживаясь на диван.

Я садиться не стала, остановилась у окна, прислонившись плечом к арке.

— Если женское декольте настолько для тебя интересно… То допустим.

Арро усмехнулся, разглаживая ладонью безупречно гладкую штанину на бедре. В отличие от меня, он успел переодеться.

— Я хочу помочь…

— Знаешь, в последнее время мнение о качестве мужской помощи у меня как-то испортилось. Вряд ли тебе удастся чем-то приятно меня удивить.

— Я всё же попробую.

Взмахом руки я изобразила приглашающий жест. Валяй!

— Я знаю, что твой отец не так давно обращался к моему с просьбой одолжить немного денег для погашения ссуды в банке. Они неплохо знакомы, если ты не в курсе, — Арро помолчал, взглянув на медленно закипающую меня. — Немного денег — это, конечно, мягко сказано.

Честно говоря, мне попросту хотелось вытолкать его отсюда немедленно. А лучше сразу прибегнуть к тяжёлой артиллерии — позвать ба, например. Чтобы от этого светского пижона не осталось и мокрого места. Мокрого места от мага-водника. Какая ирония!

— И?

— Обычно я не вмешиваюсь в дела отца. Это меня не касается. Но я вижу, ты переживаешь за его судьбу, иначе зачем бы тебе устраиваться помощницей к Двэйну Ардеру… — продолжил маг. — И тогда я подумал…

— Да ну? Эпическое событие! — процедила я, уже чувствуя, куда он ведёт.

В чудную страну под названием Шантаж. Там исполняются любые желания, если надавить посильней на правильные больные места.

— Не нужно выпускать колючки, рыжая. Я и правда могу помочь! — обиделся водник.

— Цена такой помощи мне прекрасно известна. Плавали — знаем, — пропыхтела я, чувствуя, как утихший после поединка огонь поднимается изнутри вновь.

Но Арро, даже заметив это, продолжил:

— Мой отец отказал Молану. Сама понимаешь, кредитоспособность у него сейчас слабая. Да и репутация… От неё не скроешься. Мало кто хочет иметь с ним дело, даже старые приятели. Но я готов поговорить с отцом снова. И добиться того, что он даст денег. Безвозмездно. Твой отец не будет ничего никому должен.

— Я с нетерпением жду, когда же ты перейдёшь к самой важной части своей вдохновенной речи. Той, которую обычно пишут мелкими буквами в договоре.

Арро встал и направился ко мне. Я огляделась, подыскивая оружие потяжелее. Например вон та лопатка из каминного набора прекрасно сгодится и придётся как раз по размеру его темени или лба — как повезёт.

Гугл, словно что-то почуял — притих. И это настораживало меня тоже. Обычно он рвётся в бой, когда замечает некую несправедливость или опасность для меня.

— Я прошу отдать мне шишку арморума, которая висит у тебя на шее. Только и всего. Ничего постыдного или низкого, — развёл руками водник. — Честный обмен.

Сейчас, признаться, он выглядел гораздо старше, чем в те моменты, когда Двэйн нещадно его отчитывал и называл бестолочью.

— Это. Просто. Украшение, — по слогам отрезала я. — Побрякушка, понимаешь? Подружка подарила на именины. Она любит… ботанику.

— Не обманывай меня, я не идиот! — слегка повысил голос Арро.

Но, надо сказать, в рамках разумного.

— А дорх Ардер считает по-другому, — напомнила я.

— Всё равно ты под особым надзором принца, — вздохнул маг. — И не сможешь воспользоваться полными возможностями артефакта, который тебе достался. Думаешь, ради кого затеяны эти браслеты? Не ради меня или Шерка — точно! Огненный маг с неясным потенциалом — вот истинная цель наблюдения императора. Стоит тебе перешагнуть определённый порог силы — и капкан захлопнется. И я буду честен с тобой. Да, честен! Эта шишка только усугубит ситуацию. Рано или поздно. Ты даже понятия не имеешь…

Ха и ещё раз ха! Похоже, как бы ни прошёл наш поединок, он до сих пор считает меня недалёкой дурочкой, которой судьба незаслуженно отвалила такой огромный дар да ещё и шишку арморума в придачу.

— Арро, — я улыбнулась. — Ты тратишь своё и моё время зря. Я не понимаю, о чём ты.

Водник втянул воздух через зубы, явно собираясь перейти к более весомым аргументам. Но мы оба вздрогнули от очередного стука в дверь. Да что же это такое? Они все по мне одновременно соскучились, что ли?

Арро отпрыгнул от меня, как от натурального пламени, когда я разрешила гостю войти. Ну хоть он не стремится распускать руки — это несомненный и, к сожалению, единственный плюс нашего разговора.

Через мгновение в гостиную шагнул приснопамятный Двэйн Ардер. Он окинул нашу мирную мизансцену взглядом, но, несмотря на всю кажущуюся невинность происходящего, всё равно заметно разозлился.

Водник испытывать его терпение не стал, проскочил мимо бочком, бормоча на ходу:

— Хотел ещё раз поздравить Эйлин с победой. Уже ухожу!

Амплуа незадачливого мальчишки, которого на плацу уделала девушка, удалось ему на славу! Но, думаю, это временное затишье. Так просто от меня он теперь не отстанет!

— О-очень интересно… — протянул тёмный, провожая его взглядом.

Арро спешно скрылся с его глаз, оставив меня на растерзание всем тёмным силам мира.

— Может, это прозвучит банально, — я вздохнула. — Но вы не так поняли. Он и правда просто зашёл поздравить и сказать, что поединок…гхм… был впечатляющим.

— Это радует, — Двэйн приблизился. — А то я уже подумал было, что вы подбираете себе нового «жениха». Ведь Бэйв плохо справился со своими обязанностями. Это даже он сам признаёт.

— Возьму на заметку, — я отошла от окна, собираясь отгородиться от претемнейшиего спинкой дивана. Так мне было спокойнее. — Арро неплохой кандидат.

Всё же странно, наедине с водником я и близко не испытывала такой неловкости. Чувствовала, что владею ситуацией и могу в любой миг развернуть её так, как нужно мне. Но тут… Один вид Двэйна Ардера вгонял меня в какое-то необъяснимое смущение.

— А я? — вдруг выдал он.

Вот это вопросы! Ему осенним солнышком голову напекло?

— Что — вы? — состроила я недоуменный вид.

— Какой из меня кандидат?

Тёмный подошёл ещё чуть ближе, игнорируя все преграды на пути. Я и моргнуть не успела, как он оказался рядом, присел на спинку обитого жаккардом дивана и сложил руки на груди.

— А вы вообще не кандидат, — ответила я нарочито безразлично. — Вы слишком обременены… так сказать… Обязательствами. Так что в женихи, простите, не годитесь. При всём уважении, дорх Ардер.

Он приподнял чернильные брови, будто мои слова его обидели. А затем вдруг тихо рассмеялся.

— А вы бьёте наотмашь, лиэса О’Кин. Допустим, я не был бы «обременён»?

Этот вопрос сразу напомнил мне минное поле. Не так ответишь — и всё, будешь собирать мозги по стенам.

— Вы об этом пришли поговорить?

— Да нет, просто… к слову пришлось, — вновь посерьёзнел претемнейший. — У меня к вам более важные вопросы. И в некоторой степени деликатные. Поэтому я пришёл сам. Пройдёмте со мной.

Он приглашающим жестом махнул в сторону двери.

Даже боюсь предположить, какого плана эти «деликатные» вопросы, если Двэйн пришёл за мной лично. Так просто он свои претемнейшие ноженьки по лестницам не топчет.

— Может, вы позволите мне переодеться? — я красноречиво указала взглядом вниз, на свою одежду, которая после поединка выглядела, надо сказать, довольно плачевно. Вся в грязных, ещё не до конца просохших разводах, мятая и как-то странно попахивающая. Чем-то горело-откисшим, как тряпки после того, как их затушили ведром воды и оставили… В общем, надолго оставили в закрытом помещении.

Двэйн, кажется, только что это заметил.

— Надо бы заказать для вас устойчивую к огню одежду, — задумчиво проговорил он, оценивая мой потрёпанный вид. — Иначе однажды вы рискуете остаться… В чём мать родила.

Я сразу представила себе внушительный костюм огнеборца, но всё же решила, что претемнейший имеет в виду нечто зачарованное, а значит, более изящное. Ещё немного о чём-то поразмыслив, Двэйн вздохнул, но не стал лишний раз изображать тирана.

— Переодевайтесь, только быстро.

— Как умеем! — ответила я бодро.

И позвала служанку — так будет быстрее. Всё то время, что я спешно умывалась и переодевалась, претемнейший провёл в гостиной, разглядывая лепные завитки на портале камина.

Затем мы отправились в совершенно неведомые глубины замка Гитмор. Я даже и не представляла, что он настолько… запутанный. Как будто в какой-то момент тот, кто планировал расположение внутренних помещений, сошёл с ума.

Сначала мы добрались до другой части замка, затем долго спускались, дальше — шли извилистым, слегка сырым коридором, напоминающим катакомбы, где располагаются пыточные. Очень «мило». Надеюсь, пытать будут не меня?

— Скажите, — вдруг спросил Двэйн, промолчав большую часть пути. — У вас есть подозрения, кто мог опоить вас на балу и подстроить всё то, что случилось дальше? Я не стал расспрашивать вас о подробностях, решил, что вам неприятно будет это вспоминать. Но и того, что мне рассказали Бэйв И Лия, оказалось достаточно, чтобы оценить случившееся.

Ну надо же, какая исключительная забота о моём душевном равновесии! То ли, несмотря ни на что, считает меня нежным цветочком, то ли боится, что я на эмоциях сожгу ему пол замка и оставлю без бровей.

Скорее всё же второе. Хорошие брови, жалко их.

— Я предполагаю, кто мог быть на это способен, — осторожно ответила я, не зная, куда это всё меня заведёт. — Но не думаю, что вам понравятся мои предположения.

— Только не говорите, что это я, — усмехнулся претемнейший.

— Смотрите, я ведь начну и вас подозревать, — я коротко на него покосилась. — А вообще… Есть все основания предположить, что это был Уэн Мактал. Он не раз угрожал мне. И после того, как вы отказались содействовать его притязаниям — тоже.

Лёгкая усмешка сразу сошла с лица Двэйна. Он сдвинул брови, а его глаза потемнели до черноты туманной пропасти. Глянула бы прямо в них, точно закружилась бы голова. До сих пор не знаю, что на самом деле таит в себе этот мужчина. И не уверена, что хочу знать.

— Впредь всегда рассказывайте мне, если будет случаться что-то подобное! Всегда!

Я не стала ничего отвечать — и ему это явно не понравилось. Сама буду решать, что рассказывать, а что нет!

Скоро мы вошли в одну из комнат, что располагались в этой мрачноватой части Гитмора. Похоже, совершенно нежилые да и, признаться, абсолютно непригодные для жизни. Внутри тоже было сумрачно, окна закрывали обшарпанные ставни, мебель покрывали чехлы, только один стол и кресло были открыты.

В нём-то с самым недоумевающим видом сидел Уэн Мактал. Похоже, он уже догадался, что разговор его ждёт вовсе не деловой, но ещё пытался сохранить привычную самоуверенность. Его охраняли два стражника у двери. И они сразу вышли, как только увидели Привратника.

Делец окинул Двэйна озадаченным взглядом.

— Что-то я не совсем понимаю, дорх Ардер, что за таинственность? — затем взглянул на меня и расплылся в улыбке. Видимо, решил, что раз я тут, значит он в безопасности. Очень ошибается! — Лиэса О’Кин, я крайне впечатлён вашими магическими умениями. Даже не подозревал…

Двэйн громыхнул стулом, прерывая его льстивую тираду.

— Скажите, к каким методам вы готовы прибегнуть, чтобы добиться своего? — прямо спросил претемнейший, остановившись по другую сторону стола.

Я замерла в стороне, наблюдая за происходящим и сама ещё не совсем понимая, к чему это всё идёт.

— Я привык идти к поставленной цели многими путями, дорх Ардер. Если это оправданно. Но сейчас пока не возьму в толк, что вы имеете в виду? Если от меня для вас требуются какие особые и секретные услуги… Я готов выслушать вас со всем вниманием.

Он даже позволил себе ещё раз улыбнуться, но улыбка, дрогнув, сползла с его лица, как не успевшая высохнуть краска.

— Нет, вопрос тут в другом, — Двэйн пошевелил какие-то бумаги на столе. — К сожалению, я вынужден подозревать вас в самых низких намерениях относительно лиэсы О’Кин. И не могу оставить это без внимания, ведь она моя ученица и помощница. На вчерашнем балу случилась одна гнусная неприятность. Которая могла окончиться весьма плачевно. И боюсь, вы в её исходе были заинтересованы больше других.

— Я не… понимаю, — развёл руками Мактал, покосившись на меня. — Совершенно не понимаю, о чём вы, дорх Ардер. Думаю, лиэса О’Кин нарочно могла оговорить меня. Признаться, мы до сих пор не сходимся с ней во мнениях по некоторым вопросам. Но я готов бороться за её благосклонность! Сколько угодно долго!

Какой благородный, с ума сойти можно! Где там нимб над его головой, не вижу? Что-то в глаз попало… Ах, это же лицемерие, точно!

Ведь вся борьба этого пылкого кавалера до сих пор сводилась только к шантажу и угрозам. На этом фоне цветы, которые претемнейший отправил мне тайно выглядели ну просто до крайности романтично.

Двэйн Ардер и романтика… Это какой-то оксюморон, ей богу! Но ещё меньше это понятие подходило Уэну Макталу.

— Вы выбрали неправильные методы, — заметила я. — Это признала бы любая девушка на моём месте.

Уэн уже открыл было рот, чтобы возразить, но его опередил Двэйн:

— Вы велели опоить её? — перешёл он к главному. — И отвести в комнату, чтобы затем исполнить некоторые свои, думаю, не самые чистые планы — тоже. За такие планы, признаться, я прямо сейчас готов оторвать вам нечто ненужное. Но боюсь, у вас этого и так нет, потому что, если я прав — вы не мужчина!

Претемнейший хищно улыбнулся — и даже мне не по себе стало.

— Знаете, мне некоторым образом оскорбительно слышать всё это! — вскипел Уэн. — Я никого не опаивал. Да, я могу порой поступать жёстко. В делах бизнеса. Но…

— Если я правильно помню, вы не прочь были уничтожить мою репутацию? — не выдержала я. — Чтобы опустить меня до своего уровня. Отличный способ! Ведь опороченной девице некуда будет деваться, только сдаться на милость благодетеля?! Так?

А Уэн Мактал только глаза выпучил, слегка побагровел и дёрнул кадыком.

— Это клевета! — выплюнул он на удивление спокойно. — К этому я не имею никакого отношения!

Похвально! Просто браво! Если бы он не умел так быстро брать себя в руки, вряд ли ему удавались бы многие деловые разговоры.

— Я разговаривал с тем гарсоном, который подал Эйлин злосчастный бокал, — продолжил Привратник. — Его удалось отыскать. Его заметили некоторые гости и запомнили этот момент, как и его лицо. К слову, он собирался отказаться от работы в Гитморе и потихоньку уехать. Наверное, получил немалую сумму на проживание. Также он указал на служанку, которая передала ему бокал с зельем. Оказалось, что среди домашней прислуги её никто не знает! Её наняли нарочно на один только вечер, провели в замок, и… Вы ещё можете признаться сами.

— Я не понимаю… — вздохнул Мактал и потёр переносицу пальцами.

Так устало и обречённо, что на какой-то короткий миг я даже поверила, что это не он. Мало ли, кому могла прийти в голову подобная гадость! Да той же Гленне! Но по понятным причинам Двэйн не желает копать в этом направлении. А может, пока держит некие козыри при себе…

Но миг сомнения был очень коротким — почти сразу мне снова стало мерзко при виде одного только его лица.

— И всё же, — надавил Ардер.

Я, кажется, только и успела, что перевести взгляд с него на Мактала, как вдруг что-то случилось. Делец вздрогнул и напрягся, как будто из сидения кресла выскочили шипы и вонзились ему в мягкое место. Двэйн упёрся ладонями в стол и наклонился вперёд, щуря глаза. Его губы беззвучно шевельнулись.

Мактал вцепился в подлокотники побелевшими пальцами и заскрёб по ним ногтями, явно пытаясь что-то сказать, но не в силах выдавить и слова. Он открыл рот, кашлянул, и из его горла вырвался полупрозрачный сгусток тьмы.

Что происходит?!

Я прижала ладонь к губам и шагнула вперёд.

— Да что вы делаете? — обратилась к Двэйну. — Перестаньте!

Никогда не думала, что заступлюсь за выродка Мактала. Но сейчас мне совершенно иррационально захотелось это сделать.

— Теперь вы будете его защищать? — Привратник взглянул на меня. — Кажется, он сильно досаждал вам?

— Но это же не значит, что его надо мучить… Так.

Как именно, я даже и близко не представляла!

«Еся, это обычное подавление воли, — буднично пояснил Гугл. Вылупился как всегда вовремя, трусишка! — Тёмный неплохо его обработает, а затем заставит признаться».

— Подожди! Заставит, даже если тот не виноват?

«Кто знает… Может быть, и так. Но я всё же думаю, что виноват именно он».

А вдруг нет? Ведь нужны доказательства!

— Пусть он скажет! — я сделала ещё пару шагов к претемнейшему. — Он же сейчас задохнётся, и мы вообще ничего не узнаем!

— Он уже сказал, что не понимает, о чём мы. Меня этот ответ не устраивает.

— Перестаньте, я сказала!

Теперь я подошла вплотную и дёрнула его за плечо. Двэйн развернулся ко мне всем корпусом — и тут я испугалась уже за него, потому что взгляд совершенно чёрных глаз накрыл меня холодом, словно обрушившийся сверху сугроб.

Но Мактала, кажется, отпустило. Он распластался на кресле, тяжело дыша и потея, как раб на галере. Похоже, сбросит за сегодняшний день пару килограммов веса.

— Что вы себе позволяете, дорх Ардер?! — попытался возмутиться он. Но вышло хрипло и не слишком убедительно. Разум дельца явно плыл, и ему сложно было подбирать достаточно гневные слова. — Мне казалось, нас с вами связывают деловые отношения. И вам нужна моя помощь в деле проверки Врат! Но такое поведение…

Он чуть выпрямился, но тело ещё плохо слушалось. Состояние покоя наверняка устраивало его больше, чем попытки движения.

— Вместо вас я могу найти не менее компетентных знатоков, — бросил Двэйн, едва повернула к нему голову, но не сводя с меня взгляда. — Например, Молана О’Кина. Разве не так? Я навёл справки. Он неплохой знаток свойств солида и обладает некоторыми способностями мага земли. Если бы вы с завидным упорством не вставали у него на пути…

— У Молана О’Кина, — прокряхтел Мактал, — скоро ничего не останется. Ничего! Он в долгах по самые уши и вряд ли из них выберется. Акции его небольшого общества перейдут ко мне на следующих торгах! Легко и непринуждённо. Император никогда не одобрит сотрудничества с неудачником!

Он резко захлопнул рот, будто понял, что сболтнул лишнего. Действует тёмная магия! Как будто сыворотка правды. Это и удивительно и страшно одновременно!

Я взглянула на Двэйна другими глазами, наверное, только сейчас осознавая, что до этого момента он был просто пушистым котиком. Белым, Хаос его разбери, котиком! А на самом деле он огромный зверь, который и правда способен разорвать на куски кого угодно.

— Будьте готовы, лэс Мактал. Наш разговор с вами ещё не окончен, — сухо произнёс Привратник. — Если вы пожелаете разорвать договор, я пойму. Но поверьте, вам от этого станет только хуже. Стража!

Два молодца тут же вошли в комнатку и без лишних расспросов проводили едва волочащего ноги Уэна прочь.

— Зачем вы это сделали? — спросила я, когда мы с претемнейшим остались вдвоём. — Припугнуть его можно было и по-другому.

— Потому что он действует так же. Если вы не поняли аллегорию, Эйлин, — спокойно ответил Двэйн. — Давит, ищет слабые места. Душит тех, кто, как ему кажется, слабее. Заставляя сказать то, что нужно ему. Согласиться на невыгодные для них условия. Загоняет в ловушку… Я просто поступил так же, как он поступает с другими. Только с помощью магии. Так быстрее.

Он оттянул ворот рубашки, пропуская под него воздух. Его глаза уже стали обычного цвета — и на него теперь было не так страшно смотреть.

— Но если он не виноват?

— Если он не виноват, в любом случае это будет ему уроком. Поймаем фальшивую служанку, что-то да проястнится. Либо что-то мне расскажет Гленна. Ведь вы с Лией, я так полагаю, и её подозреваете в причастности? А Уэн Мактал всё же рассказал мне кое-что интересное. О чём вы гордо умолчали, а я не догадался проверить. У вашего отца проблемы, так?

— Да, — не стала я отрицать. — Но думаю, мы решим это сами. Честным путём.

— Ровно до того момента, как подобная проблема возникнет снова? Ваш отец, думаю, неплохой человек. Но, к сожалению, недостаточно хваткий для того, чтобы жёстко вести дела. Значит, рано или поздно он вляпается снова…

Двэйн вдруг поднял руку и отвёл от моего лица невесомый локон. Тут только я заметила, что по-прежнему стою слишком близко от него. Хотела было сделать шаг назад, но Двэйн обхватил меня за талию и дёрнул к себе.

— Пустите! — я уперлась в его грудь ладонями. — Вы…

— Ну, кто? Думаете, я не знаю, что говорят о тёмных? — Привратник приблизил своё лицо к моему. — Даже ваша ба пренебрежительно фыркает, когда видит меня. И она, к слову, была бы просто счастлива, если бы Бэйв и правда оказался ваши женихом. Хотя бы потому что он… не тёмный.

Он подался вперёд ещё немного.

«Еся, бежим! — скомандовал Гугл. — Честно говоря, мне не хочется наблюдать ваши лобызания!»

Какие ещё лобызания? Не будет никаких…

Я словно бы очнулась от лёгкого дурмана, что заволок разум, стоило только прижаться к Двэйну так тесно. Снова толкнула его. Но он резко качнулся ко мне, и его губы успели опалить мои коротким, жёстким поцелуем.

Глава 16

Двэйн Ардер

На какую-то долю мгновения Двэйну показалось, что Эйлин сдастся. Её губы дрогнули, словно бы раскрываясь, но тут же сжались. Даже не удалось прочувствовать их нежную мягкость.

Но это не беда. Дальше стало ещё хуже…

Тепло её ладоней на груди превратилось в тяжесть двух раскаленных стальных пластин. И это ощущение нарастало с ошеломительной скоростью. Пара ударов сердца — Двэйн даже не успел придумать, как с достоинством выйти из сложившейся ситуации — и сам качнулся назад, шипя и растирая обожжённую кожу.

На рубашке красовалось две аккуратных дыры с подпаленными краями — в форме изящных ладоней. Похоже, портить ему одежду — с некоторых пор любимое развлечение Эйлин О’Кин.

— Ой, простите, даже не знаю, как так вышло! — фальшиво воскликнула она. Провокационно склонилась и с самым невинным видом подула ему на саднящее место. — Ничего страшного, но некоторое время беспокоить будет.

— Я не люблю такой фасон, — сквозь зубы процедил Двэйн. — Слишком откровенно. Пожалуй, я и себе закажу огнеупорную одежду. На случай споров и важных бесед.

Изучив дыры, поднял взгляд и невольно отшатнулся снова, потому как прямо перед его лицом взвился огненный сполох, возникший по одному только щелчку пальцев бесстрашной девчонки. Потому что нужно обладать бесстрашием, чтобы угрожать не просто тёмному архимагу, а Привратнику.

Огонь покачивался перед глазами, бросал оранжевые отсветы на лицо Эйлин, на котором дрожала гневная улыбка.

— А мне кажется, вам идёт, — ответила она. — Я не только одежду могу украшать, но и парикмахерским ремеслом владею неплохо. Р-раз! И всё — будете отращивать волосы заново!

Эйлин раскрыла ладонь — и пламя расползлось по ней, распускаясь, точно цветок.

— Поверю вам на слово, лиэса О’Кин, — Двэйн взял со спинки кресла сюртук и надел его, прикрывая позорное свидетельство собственной несдержанности.

— Учтите, ещё раз что-то подобное с вашей стороны — я облагорожу вас так, что врачу стыдно будет показаться, дорх Ардер…

— Это всего лишь поцелуй, — он взмахнул рукой и накрыл огонь куполом поглощающей магии.

Едва погасил, тот вспыхнул вновь. Его опасный танец даже несколько завораживал. Пламя отражалось в глазах девушки, придавая им слегка безумное выражение. Но Эйлин надоело красоваться — она опустила руку, стряхивая с кончиков пальцев искры.

— Я, знаете ли, слегка старомодна, — ответила она, отходя чуть дальше. — Никаких поцелуев и уж тем более чего-то большего до свадьбы. С гостями, церемониями, расшаркиваниями и красивым платьем. Но, боюсь, с этим у вас проблемы, дорх Ардер. Без вариантов.

Она с показным сожалением пожала плечами, чем разозлила просто до гневной дрожи. Он и сам всё это знал. Однако этот весомый аргумент не всегда вовремя доходил до разума.

— Как категорично, — хмыкнул Двэйн. — Я обдумаю ваши условия.

— Кажется, тут не над чем думать. И предложить честной, добропорядочной девушке вам тоже нечего… Как же это всё-таки лицемерно с вашей стороны! Упрекать в несдержанности Кадана Гарда, а самому поступать так же. Всего доброго, дорх Ардер, надеюсь, сегодня мы с вами больше не увидимся.

Она отвесила ему церемонный кивок и пошла к двери.

— Не заблудитесь? — бросил Двэйн ей вслед.

— Не надейтесь. Я запомнила дорогу.

— Надеюсь, завтра вы придёте посмотреть поединок?

Эйлин остановилась, взявшись за ручку.

— Не слишком люблю смотреть на то, как двое самц… мужчин меряются силой, но… Подумаю. Надеюсь, моё присутствие не обязательно.

Она быстро вышла, а дверь закрыла так аккуратно, что это оглушило Двэйна ещё больше, чем грохот.

Что ж, фокус не удался, как и можно было предположить. Но оголённые использованием магии ощущения не оставили выбора. Если обычно Двэйн сдерживался и довольно легко управлял собственными порывами, то сейчас просто не смог.

Это было зря. Но сожалеть поздно.

Он вернулся к себе в кабинет, где его, оказывается, уже поджидал Бэйв.

— Ты же напишешь императору? — сразу заговорил он. — Эти браслеты — излишество. Подмастерья не умеют контролировать свои силы так хорошо, как это делают состоявшиеся маги. Любой всплеск — и его величество пришлёт сюда личную гвардию? Это бред!

Двэйн прошёл дальше и переложил с места на место оставленные Эйлин на столе письма. Ещё со вчерашнего дня, похоже. На вид ничего особо важного.

— Да, я конечно же поговорю с ним. Возможно, лично.

— Я надеюсь. Потому что это опасно. Особенно для огненной магиссы. Она же…

— Вспыльчивая, — пошутил Двэйн.

Хоть по сути и попал в точку. Наклонился вперёд, протянул руку за чернильницей, чтобы подвинуть её ближе к себе, и Бэйв вытаращил глаза.

— Что это? — он ткнул пальцем ему в грудь. — Ха-хах! Не-ет… Только не говори, что ты прижал её в уголке, а она проделала тебе в одежде новые отверстия для проветривания.

Проклятье! Надо было таки зайти в комнату переодеться. Сейчас ворот сюртука слегка разошёлся в сторону, открывая воздушнику следы недавней неудачи.

— Мы просто немного не поняли друг друга.

— Я о том и говорю! Ей браслет нужно снять в первую очередь. Подведёт она тебя под гнев императора! Первого же подведёт! Я уже смирился, — Бэйв поднял руку и тряхнул браслетом на своём запястье. — Да я и безобидный, словно котёнок, честное слово! А такая, как она… Не смирится.

— Я напишу письмо. Сегодня же. Пока мне нужно избавиться от принца. Его наблюдение ещё более лишнее, чем браслеты.

— Хорошо, Двэйн, — кивнул друг, вставая. — Нам нужно быть осторожными. Гхм… прислать к тебе камердинера с новой рубашкой?

Двэйн замахнулся на него пресс-папье — и Бэйв быстро скрылся за дверью.

Впрочем, начал Двэйн не с послания его величеству. Собственноручно он написал письмо в Скриос — Молану О’Кину — с просьбой приехать для обсуждения вопроса, который мог не только избавить того от проблем с кредиторами, но и улучшить репутацию в глазах императора.

Рискованно, конечно. Возможно, Молан не тот знаток, что ему нужен — но попробовать стоило.

* * *
Испытание было назначено на утро. Кажется, сразу после завтрака те гости, кому дозволено было на него взглянуть, собрались у большого турнирного поля, которое вместило бы два тренировочных плаца. Всё потому что для тёмных магов такого уровня, как Двэйн и Рошин, мало было небольшой площадки. Да и зрителям не мешало бы находиться на более безопасном расстоянии от места действия.

Проверка сил Привратника и правда была давней традицией, связанной с необходимостью выяснить, не ослабила ли его связь с Вратами — такое тоже могло случиться. Привратник должен не просто контролировать магический фон Врат, но и быть их защитником при любой опасности.

Кому-то решение принца Рошина лично испытать Двэйна могло показаться спорным. Обычно Привратника проверяет императорский архимаг — и этого достаточно. Но сейчас умений придворного мага не хватило бы, чтобы достойно противостоять ему.

Рошин рисковал собственным престижем — это стоило признать. Наследнику престола без особой необходимости не стоит участвовать в поединках. Это может обернуться не в его пользу и выявить нежелательные слабости.

Но его высочество этого, похоже, совсем не опасался.

Он прибыл на поле чуть позже Двэйна, легко и удобно одетый — чтобы ничто не стесняло движений. Зрители расселись на скамьях. Леоты что с одной, что с другой стороны, заметно волновались: на них тоже ляжет часть нагрузки, когда тёмные начнут выпускать савиров.

Двэйн постарался вообще не разговаривать с Лией, Гленной и Алишей до поединка. Много недомолвок, подозрений и непонимания между ними в последнее время. Могут случиться неожиданные ссоры и выяснение отношений — сейчас не время. Пусть они пока будут спокойны.

И Двэйну перед спаррингом стоило помедитировать в тишине, проверить связь с савирами, настроиться на каждого из них, чтобы мгновенно вызвать любого при необходимости.

Но стоило только усесться на коврике и закрыть глаза, как перед внутренним взором вновь возникло освещённое пламенем лицо Эйлин. Проклятье! Эта девчонка как будто появилась в его жизни, чтобы её разрушить — и теперь не выходит из головы.

— Пора, дорх Ардер! — позвал его слуга.

Он встал и встряхнул руками. Что ж, нужно покончить с этим поскорей! Принцу Рошину пора домой!

Распорядитель объявил о начале поединка, рассказал немногочисленным зрителям об истории традиции и объяснил правила.

Тут противники не стремились вытолкнул друг друга за обозначенную границу поля. Им нужно было развоплотить савиров друг друга. Единственный параметр — время, по которому отсчитывали раунд за раундом.

Если Привратник не мог удержать савира достаточно долго, это могло навести императора на вполне определённые сомнения относительно его полезности.

Как и принц, Двэйн остался в рубашке и брюках: одежда не играет в поединке большой роли и уж тем более не несёт никакой защиты.

По слегка заросшей дорожке он вышел на поле, на другом конце которого его уже ждал Рошин. Сегодня их длящееся годами противостояние вышло на новый уровень. Порой Двэйн не мог понять, за что старший принц так его невзлюбил, ведь жизнь подарила ему гораздо больше. И внимательного отца, и мать, которую он мог видеть каждый день. Силы он унаследовал внушительные — и разве что в этом Двэйн мог с ним сравниться. Однако не собирался вставать у него на пути.

В общем, с самого детства это был главный вопрос, который его мучил. И сколько он ни пытался выяснить у Рошина, чего тот от него хочет, принц не отвечал. Только мрачнел и огрызался.

Некоторое время понадобилось, чтобы выстроить вокруг поля магический щит, который оградит зрителей от внезапной опасности. Контролируя целостность завесы, Двэйн огляделся — больше для того, чтобы найти среди гостей одно-единственное нужное лицо.

Эйлин была здесь. Сидела рядом с другими подмастерьями — теперь она часть их небольшой группы, которая в некотором роде приоритетнее родственников. Графиня и её сестра в обществе Кадана Гарда сидели на один ряд выше. Графиня внимательно следила за тем, что происходит на поле и что-то тихо поясняла внучке.

Наконец щит был выстроен.

Рошин подошёл ближе к центру квадратной площадки.

— Ну что ж, давно я не выяснял, на что ты способен.

— С тех пор я обрёл ещё одного савира, — заметил Двэйн, следя за каждым его движением.

Он может обернуться в любой миг — и какой облик выберет, это отдельная интрига.

— Я помню. И это интересует меня больше всего остального.

Принц сделал полшага назад — и тут же его окутало вихрем тьмы. Ещё несколько мгновений она оставалась бесформенной массой, а затем обрела очертания огромной химеры с волчьим телом, змеиным хвостом и огромной неопознаваемой башкой — то ли драконьей, то ли собачьей — пасть которой была набита зубами, словно кольями. Решил зайти с козыря! Это любимый савир его высочества. Тот, чей облик даже в бою он может поддерживать очень долго. Измотать значит, думает, устрашить, склонить зрителей и может быть, даже леот противника на свою сторону!

Двэйн вмиг принял решение — призвал паука. Тот не уступал в размерах чудовищу Рошина и был довольно прост в управлении. Огромные жвалы могли привести в ужас даже самого стойкого и повидавшего многое на своём веку воина. В облике паука противника удобно было пропускать под брюхом, наседать сверху и бить в самые незащищёные места.

Конечно, бой тут не насмерть. Скорее, это поединок магических сил. Тёмный может развеять облик противника, наседая собственной энергией, ища слабые точки савира, узлы, на которых он строится.

Зрители заохали так, словно всем одновременно стало плохо. Кто-то даже взвизгнул — и смолк, как и остальные, завороженный зрелищем. Двэйн во все восемь глаз следил за тем, как ловко перемещается по полю савир принца. Куснёт — и самая насыщенная тёмная энергия, которая для обычного человека будет страшным ядом, постепенно разрушит облик соперника.

Ощущать себя в огромном теле было необычно. Двэйн давно не выпускал паука, но быстро привык к тому, что у него сейчас целых восемь ног, крупное туловище и тоже, между прочим, яд в арсенале.

Волк сделал несколько выпадов — удалось увернуться. Удар хвостом — пришлось подобрать пару ног, чтобы не замедлиться и не потерять обретённый ритм перемещения. Двэйн искал момент, чтобы подловить принца и ударить жвалами. Но химера была чуть мельче и юлила, как самая настоящая змея. И не упускать её из виду помогало удивительное зрение.

Двэйн вычислил угадываемый порядок атак принца. У каждого мага обычно своя выработанная система боя. В первый раз удалось преградить принцу путь лапами, сбить с пути, заставить уклониться в неудобную сторону.

Там Двэйн подловил его паутиной, замедлил и достал жвалами. Впрочем, химера извернулась и умудрилась укусить его за одну из лап. Но вполсилы. Наверное, поэтому савир Двэйна развеялся чуть позже, чем Рошина.

Грянул гонг.

— Я должен был это предвидеть, — выдохнул его высочество, вытирая пот со лба.

Потеря облика — это всегда неприятно. Нужно немного времени, чтобы прийти в себя, унять ломоту в мышцах, вызванную оттоком магии. Пока зрители возбуждённо обсуждали первую схватку, оба поединщика восстановили силы. Но теперь Двэйн решил застать принца врасплох.

Ещё по тому, как начали завихряться магические потоки Рошина, он догадался, чей облик тот примет сейчас. Дело рискованное, но хотелось верить, что всё получится — и тогда во второй половине схватки у него будет преимущество.

Двэйн обернулся огромным соколом и сразу взмыл над головой медведя, которым обратился принц. Тот такого поворота не ожидал. Скорее думал, что противник станет драконом — самым надёжным своим савиром. Гигантский медведь был почти одного с ним размера, да и раньше они уже сходились в схватках в таких обликах.

Но несмотря на то, что сокол выглядел слабее, он был маневреннее и при этом не менее опасен.

Двэйн нападал на принца сверху, а тот лишь размахивал огромными лапами в попытке его достать. Крутился, словно его оса жалила, ревел так, что сотрясались скамьи, где сидели гости. Пару раз он клацнул зубами в опасной близости от лап птицы, но всё равно был медленне.

Тут Рошин прогадал.

Однако силых уходили у обоих. Савиры не могут слишком долго находиться в человеческом мире. Двэйн заметил с высоты, как побледнела леота его высочества — та, к которой и был привязан этот облик.

Ещё пара ударов когтями — и можно будет сводить к ничьей, чтобы не слишком обижать Рошина. Лучше, если ни за кем не останется явного преимущества. А дальше у Двэйна ещё два надёжных савира — и поединок пойдёт легче.

В очередной раз поднявшись до границы защитного купола, Двэйн камнем бросился на голову разозлённого сумеречного зверя. Взмахнул крыльями и тут понял, что не чувствует их. Голову повело, перед глазами всё завертелось.

Он всё же упал — но не так, как рассчитывал. Рухнул с приличной высоты в облике человека прямо под ноги гневно пыхтящего медведя.

И тут Рошину тоже нужно было бы скинуть облик, но он отчего-то не стал. Напротив — двинулся на противника сотрясающими землю прыжками. Двэйн едва успел встать — и тут же отшатнулся.

Когти медведя зацепили рубашку и оторвали от неё приличный клок. Медведь рванул «поводок» на себя, готовясь нанести удар другой лапой. Пришлось приложить все силы, чтобы окончательно отодрать от себя кусок ткани и высвободиться из рукава.

Что-то рубашкам последнее время не везёт. Так можно в одном исподнем остаться!

Двэйн отшагнул ближе к краю площадки, попытался вызвать следующего савира, но внутри всё отозвалось глухой пустотой. Нужно выждать положенное время отката. но сейчас некогда. Похоже, всё гораздо серьёзнее, чем просто ослабшая связь с соколом.

— Рошин, стой! — крикнул Двэйн, когда медведь снова двинулся на него.

Что вообще происходит? Почему он не видит, что всё не так?!

Двэйн закрутил бич из сгустков тёмной энергии, чтобы хоть немного приструнить зверя. В последний миг перед атакой медведя, ушёл в сторону, развернулся и набросил аркан на широченную мохнатую шею. Потянул, пытаясь пригнуть к земле.

Зверь махнул лапой, разрывая путы. Встал на четыре лапы и снова бросился на противника.

Придётся отступать!

Новая попытка призвать другого савира прошла впустую. Мерцающая граница поля подсказала, что пора бы и остановиться. Двэйн попытался увильнуть от удара медвежьими когтями, но четыре огненные полосы боли разорвали бок в клочья.

Тогда только прозвучал тревожный, какой-то панический гонг.

Оказалось, с того мига, как Двэйн потерял савира и до ранения прошло не больше нескольких мгновений. А показалось, что пара часов!

Тогда только медведь успокоился и медленно растворился, снова обращаясь принцем Рошином.

— Какого Хаоса тут происходит, Двэйн? — налетел его высочество, ошалело сверкая глазами. — Я же мог тебя прикончить!

Просто открытие века! Святая невинность — обнять и утешить.

— Странно, что не прикончил. Ведь ты видел, что я не обращаюсь! — огрызнулся Двэйн, держась за распоротый когтями бок. Сквозь пальцы струилась липкая кровь. — Как много времени тебе понадобилось бы, чтобы это понять? Ты ослеп? Озверел? Что с тобой? Проклятье!

Его высочество только желваками дёрнул. Никогда он не признает свою вину, хоть головы засшиби об эту стену!

— Я ждал, что вот-вот… — яростно пропыхтел он. — Сильно зацепило?

— Жить буду, — отмахнулся Двэйн и повернулся к повергнутым в полнейший шок зрителям.

Леоты сгрудились у магической завесы не в силах перешагнуть через неё. Лия держала за плечи бледную, словно мел, Гленну. Алиша рыдала, то и дело вытирая с щёк слёзы, но успокаивать её никто не торопился. Связь порвана — это понятно любому, даже стороннему наблюдателю. Теперь она просто одна из женщин, которые опасливо поглядывают на поле и обсуждают увиденное.

Двэйн обвёл гостей взглядом. Вот графиня Нэсса О’Кин — прикладывает к носу флакон с бодрящей солью. Рядом Айне — что-то говорит ей и поглядывает на Кадана, который, ещё не имея ни одного савира, кажется, не готов оказался увидеть подобное. Эйлин не было даже среди испуганно хлопающих глазами подмастерий.

Где она?

И тут огненная вспышка привлекла всеобщее внимание. Не дожидаясь, пока магическая завеса спадёт, непоседливая лиэса О’Кин просто прожгла её, словно тряпку. Магический щит, выстроенный самим принцем почи мгновенно растворился под напором её пламени!

В прореху тут же кинулась она сама, придерживая подол сдержанно строгого платья. За ней проскочил кудрявый лекарь Джед. Дальше Бэйв, громогласными окликами отгоняя всех, кто из любопытства ещё хотел подойти ближе.

— Идите отдыхать, ваше высочество, — тихо проговорил Двэйн. — Я разберусь с этим.

Пришлось приложить все усилия, чтобы сохранить голос спокойным. На самом же деле хотелось просто с хорошего замаха зарядить кулаком Рошину промеж глаз. А затем, возможно, повторить.

— Что случилось, мы будем разбираться вместе! — бросил тот и, поправив рукава рубашки, направился к своему шатру.

— Дайте я посмотрю! — взволнованно затараторил Джед, хватая Двэйна за руку. — Я посмотрю!

— У вас кровь! — гневно выкрикнула Эйлин. — Кровь! Вы что тут все с ума посходили?

Разъярённая рыжая бестия! Решила его отчитать за неосторожность? Забавно. Но она пришла — не только на поединок, но и сюда. И Двэйн не знал, как это расценивать. Не хотел обманываться.

— Вы исключительно наблюдательны, лиэса О’Кин, — заметил он, уворачиваясь от цепких рук девушки, которыми она явно собиралась схватить его за грудки, а может даже и тряхнуть посильнее.

— Ваш распорядитель недоумок! — она потрясла кулаком в его сторону. — Почему он сразу не остановил поединок? Джед! Что ты топчешься! Дорха Ардера нужно срочно перевязать, напоить чем-нибудь! Что ты стоишь?

Но лекарь вовсе не стоял. Вместе с Бэйвом они подхватили Двэйна под руки и повели в палатку, где хранилось всё необходимое на случай таких вот непредвиденных обстоятельств. Леоты подоспели туда тоже, но внутрь их не пустила стража — по распоряжению самого Двэйна.

Джед, проявив недюжинную закалку характера, даже не поморщился, глядя на рваные раны на боку пациента.

— Странно… Это действие тёмной магии савиров? — спросил он, осмотрев их внимательнее. — Много крови. Эйлин! Эйлин! Прошу, нужна горячая вода.

Оказывается, огневичка чудом протиснулась сюда тоже. Даже мимо стражи.

Засучив рукава, она захлопотала, быстро налила из подготовленного заранее кувшина воды в таз и подогрела собственным пламенем. Очень удобно, надо сказать. Двэйн наблюдал за ней, как за порханием какого-то нереального существа. Что она вообще тут делает? Она должна была пренебрежительно задрать нос и уйти вместе с бабушкой и сестрой. Ведь ей всё равно.

Нет?

Бэйв помог ей перетащить тяжёлый таз на другое место.

— Если не трудно, промой, пожалуйста! — отдал очередное распоряжение Джед, затеяв возню с какими-то снадобьями.

Он что-то смешивал, растирал и взбалтывал, пока Эйлин, присев на ковёр сбоку от Двэйна принялась смывать кровь с его кожи и ран. Она немного побледнела, но держалась неплохо.

— Что это? — вдруг отшатнулась, роняя тряпку.

Двэйн склонился сам, чтобы посмотреть. Между рваными краями раны тончайшими нитями вихрилась тьма. И эта же тьма лентами оплетала ладонь девушки. Ещё некоторое время она словно бы исследовала её кожу, а затем растворилась.

— Это отравление ядом савира, — пояснил Двэйн бесстрастно. — На самих савиров он действует развоплощающе. На человека, даже тёмного мага — как разъедающий раны яд. Не даёт им затянуться. Для вас оно безвредно, потому что проникает в кровь. А вы не ранены.

— И вы говорите об этом так спокойно?! — Эйлин на всякий случай ещё раз осмотрела свою руку.

— А вы предпочли бы, чтобы я рыдал, словно девица? — улыбнулся Двэйн.

Он старался держаться. Но перед глазами от боли кружились серые пятна. Стиснув зубы, он выдержал очередное прикосновение прохладной ткани к горячей коже. И боль слегка стихала от ощущения тёплой ладони Эйлин, которая лежала на его бедре.

Наконец Джед закончил замешивание зелий и подошёл.

— Я постараюсь нейтрализовать действие магии, — вздохнул он с сомнением. — Но думал, вы и сами можете это сделать.

— К сожалению, пока нет. Мне нужно время восстановиться. Так что твои примочки будут кстати.

Лекарь кивнул и принялся за дело с удивительной ловкостью. Совсем скоро раны были обработаны чем-то охлаждающим, а туловище перебинтовано ровно так, как нужно: плотно и крепко.

— Вечером я осмотрю вас снова, — подвёл итог Джед, деловито вытирая руки полотенцем.

— Всё же не зря я оставил тебя при дворе, — Двэйн встал, оперевшись на руку друга. — Иначе сейчас истёк бы кровью. Или пришлось бы привлекать милую Лиэсу О’Кин к лечению. Магический огонь способен выжигать тьму.

— Думаю, мы обойдёмся более щадящими средствами, — усмехнулся лекарь.

А Эйлин слегка обидчиво поджала губы.

Глава 17

Эйлин/Есения

— Ты чего сегодня бешеная, как будто Хаос тебя покусал? — Шерк отшатнулся от меня подальше, потирая слегка обожжённую руку.

Наш тренировочный спарринг явно пошёл не по плану. Воздушник прошептал исцеляющее заклинание, которому нас научил Одуванчик — чтобы мы не беспокоили его по пустякам. От сильных ранений не поможет, а вот от такие неприятных мелочей — вполне.

— Да пусть она уже сходит к дорху Ардеру, — отозвался Арро, заканчивая упражнение на разогрев важных магических узлов. — Волнуется, видишь, вот и кусается.

Уна тихо хихикнула, а Бэйв, состроив суровый вид, шикнул на неё.

— Пойди, и правда, — поддакнула девушка, бросив на наставника нежный взгляд, от которого он сразу немного подтаял. — Мы уже все его проведали.

— Давайте я сама разберусь? — я поправила ворот рубашки, который вдруг стал очень неудобным. — И вообще… Дорх Ардер в руках Джеда, а тот поможет ему гораздо лучше, чем я.

Я отвернулась от ехидно ухмыляющихся подмастерий и попыталась сосредоточиться на тренировке. Ещё кто хоть слово скажет, точно засвечу в зубоскала парой особо прожорливых элементалей. И пусть делают, что хотят, потому что они меня по-прежнему слушались через раз. Вот будет потеха!

Сверху на меня что-то брызнуло. Я втянула голову в плечи и сразу повернулась к Арро, а тот поднял руки — мол, он тут ни при чём.

— Дождь начинается, — вздохнул Бэйв. — Всем отдыхать. Продолжим завтра. И помедитируйте сегодня. Особенно ты.

Он многозначительно на меня уставился. И в его взгляде я прочитала явственный приказ немедленно последовать советам остальных. То есть проведать Двэйна, который со вчерашнего дня даже из покоев не выходил.

«Я вообще не понимаю, чего ты так разволновалась? — заговорил Гугл по пути в комнату. — Боишься, что твой работодатель двинет кони? Но тёмные живучи».

— Не такой уж он и живучий, как оказалось! — вскипела я мысленно.

Пока я переодевалась и обедала в одиночестве, успела всё хорошо обдумать. Пожалуй, схожу проведаю, и правда. Вдруг у него для меня будут какие-то важные поручение по работе. А нет — пойду в архив. Там ещё почти непаханное поле работы. А про старые Врата пока так ничего и не нашлось.

Пристально изучив своё отражение в зеркале, я пригладила пару непослушных прядей, что выбились из причёски, и отправилась в мужское крыло Гитмора. Пока шла до комнаты претемнейшего, успела несколько раз передумать. Да ну! Не развалится же он без меня там. Но пока сомневалась, дошла. Постучала — и мне открыл Джед. С саквояжем в руке, слегка задумчивый и что-то совсем не весёлый.

— Как дорх Ардер? — спросила я сразу.

— Не так хорошо, как хотелось бы, — он развёл руками. — Но идёт на поправку. Если хочешь, зайди. Думаю, он будет рад.

Я прошла в гостиную, огляделась, думая, что не увижу здесь претемнейшего. Наверное, он лежит в постели. Но оказалось, Двэйн на ногах — правда, весьма условно, потому что вид его был бледен, на щеках уже пробилась щетина, а одежда выглядела по-домашнему небрежно. Он озадаченно смотрел в стакан, куда Джед, похоже, налил ему какое-то снадобье. Запах стоял на всю комнату. Не мерзкий вовсе, но и приятного в нём было мало.

— О! — воскликнул тёмный, увидев меня. — Я думал, вы позабыли о моём существовании, а то и ждёте, что я по-тихому сыграю в ящик.

Я покачала головой, уверенно к нему приближаясь. Похоже, он обо мне не слишком хорошего мнения. Впрочем, неудивительно.

— А я думала, что уже на следующий день вы будете бодро скакать молодым козликом. Но вы, кажется, впали в некоторую печаль.

— Просто… заживление идёт не так быстро, как я рассчитывал. И как рассчитывал наш умняга Джед. Вы, кстати, не первая, кто сегодня приходит. Этот ковёр скоро будет протёрт ногами страждущих выразить мне своё участие.

— Тем более, мне стыдно было бы не прийти.

— Зато сейчас у меня есть гораздо больше времени подумать над тем, что случилось.

— А что случилось?

Слухи до меня доходили — и не раз. Говорили разное. Но чаще всего все сходились в одном мнении.

Я остановилась с другой стороны камина, грея бок от слабого пламени.

Пока собиралась, погода совсем испортилась, превратившись из почти летней в настоящую осеннюю. Дождь накрапывал всё увереннее, и ветер словно сошёл с ума. Поэтому замок принялись топить, и тепло, шедшее от огня, наполняло лёгким умиротворением.

— К сожалению, получилось так, что я потерял одного савира. Чувствительность уже восстановилась, и трое остались со мной. Но сокола нет. Это досадно. Я не должен был его использовать, ведь знал, что связь очень ослабла в последнее время. Но понадеялся, что на один раунд его хватит, — претемнейший помолчал. — Сейчас я ослаблен разрывом и поэтому восстанавливаюсь медленнее. А Джед, к сожалению, ещё не настолько опытен, чтобы помочь в полную силу.

— Так может, я смогу? — собственное предложение заставило сердце подпрыгнуть. И вот зачем я в это лезу? Наверное, Привратнику неприятна жалость. — Вы говорили, что магическим огнём можно уничтожить отравляющую тьму.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Можно. Если вам хочется, чтобы я лишний раз помучился, — рассмеялся Двэйн.

Залпом он опустошил стакан и, поморщившись, поставил его на каминную полку.

— А сейчас вы не мучаетесь… — с укором проговорила я.

— Справедливо, — качнул головой претемнейший. — Приятного в этом ничего нет. Но вы уверены, что у вас хватит стойкости?

— Не такая уж я кисейная барышня, как вам могло показаться, — я нарочито грозно засучила рукава.

— Я так вовсе не думал, — Двэйн отошёл от камина и куда-то направился.

Остановился у двери в другую комнату и повернулся ко мне, недоуменно наморщив лоб, потому что я осталась стоять, как будто мне подол к полу прибили.

— Вы хотите, чтобы мы занялись… лечением прямо в гостиной? — уточнил он.

— Может, позвать Джеда для наблюдения?

— Как хотите, — претемнейший пожал плечами скрылся за дверью.

Ещё мгновение я стояла в нерешительности, а затем отправилась следом и неожиданно оказалась в ванной. Ладно хоть не в спальне — успела мелькнуть мысль. Двэйн, встав спиной ко мне, снял рубашку, и я даже на ненадолго позабыла, что вообще хочу сделать. Нет, ну разве у мужчины может быть такая широкая спина? Это вообще законно?

Привратник повернул кран, и в ванну полилась вода.

— Думаю, после вашего лечения мне понадобится, — проговорил он, бросив рубашку на ширму.

В его фразе мне почудилась какая-то двусмысленность.

Сглотнув горячую сухость, я приблизилась — и вовремя, потому что претемнейший развернулся ко мне лицом. Нет, частично раздетым я его видела. Слегка оборванным, потрёпанным, подгоревшим…

Но не таким.

Я, знаете ли, девушка молодая, иногда горячая, поэтому все эти рельефы претемнейшего торса всё же вогнали меня в лёгкое смятение.

— И что мне делать?

— Просто выжигайте тьму. Как вы это умеете. Ведь вы легко справились с завесой вокруг поля и мои поглощающие куполы прожигаете на раз-два, — показалось, Двэйну моя инициативность вовсе не нравилась.

Он присел на край ванны, а я подвинула ближе стул и села сбоку. Пришлось повозиться с добротно сделанной перевязью «от Джеда» — и от вида воспалённых рубцов на боку претемнейшего мне стало немного дурно. Больше от того, что я представила, какая это, должно быть, боль.

Вода, набираясь в ванну, журчала, слегка меня успокаивая. Я наконец разглядела крошечные язычки тьмы, которые пронизывали красноватую плоть и кожу Двэйна. Осторожно прикоснулась — он зашипел.

— Может, вам палку дать? Так тыкать удобнее.

— Ой, да перестаньте. Вы же не принцесска!

Я растёрла ладони, призывая к ним огонь.

«Только не перестарайся, — возник в голове Гугл. — Искорками, потихонечку. Надо выловить всё».

Ну надо же, какое участие! Не думала, что он будет заботиться о претемнейшем.

«Просто это очень хорошая практика, — ответил филин на мои мысли. — Тонкая работа тоже важна. Не только же сжигать в пепел замки и одежду дырявить!»

Я сосредоточилась и, как посоветовал Гугл, принялась выпускать магический огонь крошечными порциями. Только взялась, как тьма, словно у неё был собственный разум, взбунтовалась! Снова кинулась на меня, опутала руку. Я вскочила, потрясая кистью, будто хотела сбросить паука.

— Ай! Она что, живая?

Двэйн встал и поймал меня за плечи, легонько потрепал, приводя в чувство.

— Никому не хочется быть уничтоженным, верно? Вот и ей тоже. Всё хорошо. Она вам ничего не сделает.

Я вздохнула и тут же сполохом огня спалила сумеречные нити на своей ладони. Мы снова сели — надо действовать решительнее! При каждом моём прикосновении мышцы Двэйна напрягались до каменной твёрдости, но он не издавал и звука. Вскоре «прижигание» было почти закончено, края ран заметно подсохли и, кажется, даже припухлость кожи уменьшилась.

Остался последний след когтей. Я выдохнула, встряхнула слегка затёкшие от напряжения руки. Секунда, вторая… третья воздействия пламенем — тьма, полупрозрачно дымясь, исчезала.

В дверь постучали.

Погрузившись в столь ювелирное занятие, я вздрогнула. Пламя взметнулось почти что претемнейшему до подмышки. Он дёрнулся, выругался басом и, взмахнув руками, рухнул прямо в наполненную ванну. Вода хлынула в стороны — холодная, чёрт побери! Юбка мгновенно промокла, я подскочила со стула, с грохотом его уронив.

— Всё в порядке, дорх? — раздался снаружи участливый голос слуги. — Вам что-нибудь нужно?

Отплёвываясь и смахивая с лица воду, Двэйн еле выполз из ванны.

— Нет, ничего. Кроме… Кроме, пожалуй, чая. Горячего, желательно!

— Будет сделано!

Слуга ушёл, а мы с Двэйном, обтекая прямо на пол, встали друг напротив друга. Некоторое время просто смотрели глаза в глаза: я, растопырив мокрые руки, словно птица — крылья после дождя, а Двэйн — держась за бок.

— Выглядите удручающе, — выдала я, следя за тем, как по его груди стекает прозрачная капля.

Нет, на самом деле, это вовсе не удручающе — а совсем наоборот. У меня даже дыхание участилось, и по всему телу разлилось тепло, несмотря на холодную воду, которой меня окатило только что. До самых, между прочим, панталон!

— А вы выглядите прелестно, — ответил Двэйн.

Мы рассмеялись одновременно — почти беззвучно, чтобы не услышал камердинер, который в гостиной звенел фарфором.

Но после незапланированных водных процедур оставаться в ванной было бы крайне странно. Поэтому Двэйну пришлось спешно выпроваживать слугу из комнаты, чтобы я тихо и спокойно смогла уйти.

После визита к претемнейшему и радикального лечения вместе с лишением его некоторой части волос, мне стало чуть спокойнее. Не за его волосы, конечно! Всё же я справилась с задачей, которая меня отчасти пугала. Вообще эта странная тьма выглядела очень уж разумной. Мало ли какие у неё там планы…

После недолгого отдыха я проверила срочную почту претемнейшего, а затем отправилась в архив. До конца дня хотелось успеть хоть что-то. Но вместе с тем, как я монотонно искала упоминания Врат Феникса, пришлось кое-что уяснить для себя по устройству Врат, по правилам их проверки и по принципам, в соответствии с которыми она проводится.

Поэтому я обложилась полезной литературой, как студент, у которого вдруг отрубили интернет, а курсовую сдавать надо.

Тема оказалась настолько увлекательной — ведь кое-что уже удалось узнать по работе в конторе Молана О’Кина — что я засиделась за ней до поздней ночи. И ни Гугл, ни даже ба не смогли вовремя вразумить меня.

В итоге, я так упахалась, что едва доволокла ноги до кровати. А в голове всё крутились и крутились мысли о том, что будь Молан чуть более инициативным и жёстким в управлении своими делами, он мог бы составить достойную конкуренцию Уэну Макталу. Имперские заказы на проверку Врат и регулярную поставку солида — это же прямо золотая жила!

Он мог и в ссылке разбогатеть так, как не было во времена его аристократической юности. Жаль, что «папа» прогнал меня с работы раньше, чем я успела полнее вникнуть во все его дела.

Ещё некоторое время мне не давали уснуть размышляя о ранении Двэйна, о том, что надо бы медитировать больше, потому как всплески силы на тренироввках не спадают, а только усиливаются. Что странно, ведь я и начала учиться, чтобы их унять.

И не поняла, в какой момент реальность перетекла в сон. Если бы я могла рассуждать, как бодрствующий человек, наверное, решила бы бы, что он связан со всеми переживаниями последних дней. Это было странно. Насколько вообще странным может выглядеть сражение двух савиров одного мага.

Огромная рысь и дракон дрались в моём сне так, что в стороны летели сумеречные шерсть и чешуя.

Над обликами возвышалось уже знакомое мне дерево арморума. От его широченного ствола, обвитого преплетёнными, словно коса, побегами какого-то плюща, в стороны по земле расползались внушительные корни.

Сцепившись в клубок, звери катались по траве, отбивая о них бока. А вдалеке, за огненным маревом возвышался устрашающего вида замок. Не иначе плод воображения какого-то безумного архитектора. Он походил на термитник или слегка оплывшую песочную скульптуру.

Устав наблюдать за тем, как савиры шматуют друг друга, я хотела было крикнуть: «Стойте!» — но едва открыла рот, как проснулась.

Вот это да… В своём мире мне сроду не снились такие реальные и осязаемые сны, скорее похожие на видения. Но более никаких признаков того, что я вдруг стала ясновидящей, не наблюдалось. Третий глаз не открылся, и даже лоб на том месте, где он мог бы быть, не чесался.

Зато оба запястья слегка ломило. Я повертела браслет, проверила, не появилась ли метка — и немного успокоилась. Кажется, всё в порядке. Надо бы поменьше смотреть эти три-дэ шоу сражений тёмных магов. Для непривыкшей к такому психики обычного земного человека это, видимо, то ещё потрясение.

— Гуглик! — позвала я филина. — Ты спишь?

Отчего-то стало немного одиноко в этой плотной темноте и тишине огромной спальни, на этой широченной постели.

Я огляделась — и на изножьи кровати тут же материализовался огненнокрылый филин. Он осветил комнату не хуже факела, встряхнулся и сердито нахохлился, будто я его и правда разбудила.

«Я никогда не сплю, но отдыхаю. Набираюсь сил. Что случилось?»

Босиком я добежала до столика, где стояла вода в кувшине, промочила пересохшее горло и пересказала ему весь сон. И чем дольше фамильяр меня слушал, тем озадаченнее становился его вид. Даже по круглому птичьему «лицу» это было заметно.

«Рысь, говоришь?» — переспросил он наконец.

— Ну да, два савира Двэйна дрались. Это вообще что-то непонятное! Привидится же такое… Я видела эту рысь уже давно. С чего она мне приснилась?

Я выдохнула и растёрла озябшие плечи. Спина во время сна взмокла и теперь сорочка неприятно к ней прилипла. Надо бы растопить камин — по ночам стало совсем холодно.

«Радость моя… Не хочу тебя огорчать, но у Двэйна Ардера нет савира-рыси!»

Я, надевая халат, даже замерла, не веря своим ушам. Как это нет? Я ж его сама видела… Галлюцинациями, вроде, не страдаю. Нет, говорящий невидимый для остальных филин, конечно, может быть тревожным признаком шизофрении, но это было бы уже слишком.

— Разве рысь не его четвёртый савир?

«Его четвёртый савир то ещё чудище. Лев со скорпионьим хвостом и крыльями».

Похоже на нашу мифическую мантикору.

— Но если это так… То кто тогда та рысь? Она приходила ко мне в гостинице. А потом бросилась на меня и пропала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Пока Гугл молчал, я успела развести огонь в камине — только бы отвлечься от тревожных мыслей. Но делала всё совершенно бездумно, гадая, что вообще всё это может значить.

«Я боюсь предположить, дорогая моя Есенька, и не хочу зазря тебя пугать, — внезапно раздавшийся над головой голос филина как раз меня и напугал. Я уронила в огонь кочергу — пришлось доставать, мысленно бранясь и пачкая руки в саже. — Думаю, мне нужно посоветоваться с собратьями».

— В смысле, другими духами? — я подняла на него взгляд.

«Да, и для этого мне нужно добраться до арморумного леса. Тебе я тоже посоветовал бы туда наведаться. Мои более опытные и древние собратья смогут точно сказать, что это было. И… проверят состав твоей магии».

— Что значит, состав?

«То и значит. Проверят, какие силы тебя наполняют. И есть ли в них что-то… чужеродное».

— Так! — я упёрла руку с кочергой в бок, и Гугл опасливо на неё посмотрел. — Хочешь сказать, что что-то вмешивается в мою магию? Может, лучше, рассказать Двэйну или…

«А может, сразу принцу расскажешь? — возмутился филин, встряхнув крыльями. — Не надо пороть горячку. Мы всё выясним. А там решим, что делать. Это может быть опасно. Внимание его высочества и так слишком сосредоточено на тебе. Ещё не хватало, чтобы он прибавил к существующим подозрениям новые и решил, что ты опасна! Прежде всего я пекусь о твоей безопасности и спокойствии. Я не стану сажать тебя в темницу, устраивать допросы и обвинять. А они — примутся за это с превеликим удовольствием».

— Хорошо. И какие предложения? Вряд ли если я скажу Двэйну «Мне срочно нужно в арморумный лес» — он ничего не заподозрит. Значит, придётся отправиться туда тайно. А выбраться из замка так, чтобы не заметили остальные — знаешь, та ещё задачка. Тут каждый кучер сразу доложит обо всём Привратнику. К тому же у меня это! — я продемонстрировала ему браслет.

«Так я же не спорю, Еся! — благодушно ответил Гугл. — Дай мне немного времени, и я придумаю, что сделать и как нам туда выбраться. А может, и твою светлую голову посетят какие-то мысли. Пока нам нужно дождаться, когда уедет его темнейшее высочество. Застрял, честно слово, как заноза в… лапе. Да, в лапе».

Я хмыкнула, соглашаясь с тем, что филин не высказал. От его загадочных предостережений становилось не по себе. Но он прав, пороть горячку не стану, нужно всё обдумать, спросить совета у более знающих сородичей филина — а там что-то решать.

Поэтому я снова улеглась спать, но с самого утра меня разбудила служанка с велением от Привратника срочно явиться на завтрак с ним.

Вот это новости! Это шутка какая-то? Он так вдохновился освежающими купаниями? Или решил, что его полуголые подмышки теперь невероятно привлекательны — и ни одна девушка не устоит?

Интрига!

Наверное, именно из-за любопытства я не стала выяснять, не ударился ли претемнейший головой с утра. Да и голод не тётка, как известно. В конце концов, позавтракать с Двэйном — не самый худший вариант. Возможно, он просто хочет сказать что-то важное.

Но оказалось, что Двэйн вовсе не имел в виду приватную трапезу. За столом собрались и бабуля, и Бэйв — почему-то вместе с Уной, как будто они вдруг решили прекратить скрывать свои отношения. Но что удручало больше всего — пришёл и принц Рошин. Однако без своих леот.

В общем, что тут затевается, я не совсем понимала — уж больно состав участников странный. Но в недоумении была не я одна. Уна тут же панически на меня уставилась, безмолвно вопрошая «что делать?».

Если бы я знала…

Пришлось просто сесть на свободное место и дождаться, пока придёт сам виновник всего это сомнительного торжества. Он появился почти сразу за мной, всех поприветствавал — и мы даже начали завтрак, развлекаясь вполне отвлечёнными беседами.

Принц Рошин выразил радость оттого, что Двэйн уже восстановился, и при этом почему-то многозначительно на меня взглянул. Наверное, уже в курсе наших терапевтических процедур. Надеюсь только, без подробностей.

Ба подозрительно на всех посматривала и молчала: за время жизни в Гитморе доверия к тёмным у неё не прибавилось. Я тоже помалкивала, пытаясь понять, к чему всё идет. Но вот все немного насытились, подобрели, и тогда-то претемнейший решил перейти к делу.

— Вы все, наверное, уже знаете, что моя связь с одной из леот прервалась, — его тон был ровным и не выражал совершенно никакого сожаления, будто он уже давно с этим смирился. — В самый неудобный момент, как это часто и бывает. Я должен был это предвидеть.

— Смею заметить, — отозвалась Нэсса весьма ехидно, — женщинам нужно уделять больше внимания, чтобы такого не случалось, дорх Ардер. Но, я так понимаю, вы были очень заняты в связи со всеми этими новыми обязанностями и неприятностями… Жаль, что так вышло. Я думала, с Алишей у вас самая крепкая связь.

Она отпила воды, изображая полнейшее безразличие.

— Я тоже так думал, — сдержанно ответил Привратник. — Но… случилось, что случилось. Тому были причины. К сожалению, я потерял одного савира. Он вернулся в канал Хаоса. И пока я его не верну, мои силы будут ограничены.

— Что плохо для Привратника, — холодно заметил принц.

Как будто тот сам этого не знал. Какая всё же язва!

— Да, — согласился претемнейший. — Поэтому в ближайшее время я намерен найти новую леоту.

Ба громко звякнула чашкой о блюдце и слегка встревоженно на меня взглянула. Но до меня уже тоже дошла вся полнота осознания причины всего этого помпезного завтрака в компании монаршей особы.

— Но мне нужна не просто новая леота и новый савир. Я хочу вернуть сокола. Это важно, — продолжил Двэйн, дав всем переварить новость. — Я всё обдумал: у меня было на это время — и решил, что на эту роль могут отлично подойти Эйлин или Уна.

— Что? — едва не поперхнулся Бэйв.

Его совсем не деликатный возглас сотряс даже хрустальные капли в люстре над нашими головами. Двэйн посмотрел на него совершенно бесстрастно — а нейтрал побагровел так, что, если бы не разделяющее их пространство стола, точно вмазал бы ему в глаз. Уна и вовсе, кажется, потеряла дар речи, только ресницами захлопала, таращась на претемнейшего, как на нечто устрашающее.

— Позвольте, — заговорила я, стараясь сохранить хотя бы внешнее спокойствие и не дожарить всё, что стояло на столе, до состояния углей. И претемнейшего в том числе. — Я не собираюсь становиться ничьей леотой. Об этом я неоднократно говорила дорху Гарду. Повторю и вам, мне не трудно.

— Понимаете… — Двэйн снисходительно усмехнулся. — Тут не идёт речь о личных предпочтениях отдельного мага.

— А о всеобщей безопасности, — перебила его графиня. — Мы это уже слышали! Считаете, раз вы в некотором роде попечительствуете Эйлин, то можете распоряжаться ей, как вам вздумается?

— Я не хочу ей распоряжаться. И Уной не хочу. Но это действительно важный вопрос. Безопасность Врат должна быть полнейшей. И поэтому мне нужно вернуть савира, на котором отчасти она завязана. С этим лучше всего справятся активные магисы. Но могут не справиться те, чья сила лишь в потенциале.

— Чушь! — ба гневно бросила салфетку на стол. — Ваши отговорки…

— Считайте это приказом, — вдруг вступил в спор Рошин. — Я приказываю вам… Замолчать, графиня. А вашей внучке исполнить долг перед Империей.

— А может, это империя нам задолжала, вы не думали об этом?! — вскипела Нэсса.

Я торопливо дёрнула её за рукав, призывая не кипятиться. Того и гляди, своими воинственными речами она всем нам сделает хуже. Принц Рошин не из тех, с кем можно безнаказанно вступать в политические дебаты.

— Ваше высочество, — ещё немного смягчив голос, продолжила я, — боюсь, сейчас на мне и так лежит немало обязанностей. Я работаю помощницей дорха Ардера и учусь искусству Стражей. Думаю, моё леотство будет уже лишним. Вообще разве можно привлекать к этому Стражей?

— Можно, — спокойно ответил за Рошина Двэйн. А когда я повернулась к нему, с самым беспечным видом улыбнулся. — Это даже полезно. Силы перераспределятся, и будет легче обрести баланс.


И на всё-то у него найдутся аргументы! Перед зеркалом репетировал, наверное.

— Я тоже не планировала становиться леотой, — наконец ожила Уна.

— Нам нужно обсудить, Двэйн, — пробасил Бэйв, поддерживая её скромное недовольство.

И я прекрасно понимала его чувства. Ему наверняка не хочется потерять девушку, которая ему, наверное, и правда очень нравится. Может быть, он даже влюблён!

— Я сказала, что не буду становиться ничьей леотой! — не выдержала я. — В империи множество подходящих для этого девушек. Даже магиссы есть, которые только будут рады! Прошу избавить меня от этой повинности. Ваше высочество! Кажется, я свободная девушка, не последнего рода, как бы вы к нему ни относились…

Запястье с меткой вдруг скрутило страшным жжением — я даже осеклась. Но в остальном постаралась не подать вида.

Рошин так внимательно на меня смотрел, что становилось не по себе.

— Эйлин, — вздохнул Двэйн. — Мы ещё обсудим это. Сейчас я просто хочу официально заявить о своём намерении.

— Свои намерения, дорх Ардер, можете… — я встала из-за стола, собираясь уходить.

Но тут двери в столовую распахнулись. Бодрым шагом внутрь вошёл Кадан Гард — и его торжествующий вид не сулил ничего хорошего. Ба тоже поднялась с места и замерла за моей спиной, как страж, который, чуть что, разорвёт любого неприятеля на тряпочки.

— Вы так громко разговаривали, — начал Кадан после приветствия, — что я даже за дверью невольно услышал о чём шёл ваш спор. И знаете, дорх Ардер… С Эйлин я полностью согласен. Вашей леотой и даже кандидаткой в леоты она стать не может.

— Только не начинайте снова, — Двэйн закатил глаза.

А вот мне стало немного нехорошо. Гадкая ухмылка Кадана только усугубляла это ощущение.

— Я не начинаю, я продолжаю настаивать на том, что право назвать лиэсу О’Кин своей леотой принадлежит мне. И метка, которая подтверждает это, у неё всё же есть. Прошу вас… Поднимите рукав.

— Эйли, что происходит? — шепнула ба. — Он совсем двинулся умом! Берём карету и уезжаем отсюда, пока не поздно. И Айне надо забрать!

В общем-то её идея мне нравилась.

И я не поторопилась исполнять ласковую просьбу дорха «Гада». Но он сделал пару шагов ко мне — и тут уже с места подскочил Двэйн.

— Только троньте!

Тот капитулирующе поднял руки.

— Сами проверьте, если вам так угодно!

— Проверяй! — велел Рошин. — Пока мы тут все окончательно не запутались.

Претемнейший подошёл и, мягко взяв меня за руку, на которой не было браслета, поднял рукав. Я с опаской опустила взгляд, уже понимая, что там увижу. Проклятая метка пробивалась очень упорно. И вот наконец вновь пробилась в самый неподходящий момент!

— Хитро, лиэса О’Кин, — торжествующе хмыкнул Кадан. — Ваши силы и правда настолько велики, как об этом говорят! Вы сумели замаскировать сильнейшую из меток и так долго водили меня за нос. Но теперь, боюсь, вам Больше книг на сайте - Knigoed.net


Оглавление

  • Елена Счастная Попаданка с огоньком, или Наказание для Тёмного
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17