КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584756 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233473
Пользователей - 107350

Впечатления

Влад и мир про Зайцев: Разрушитель (Фэнтези: прочее)

Понос слов. Начал читать и тут же бросил. ГГ - непонятно кто, куда то прется, попутно описывая всё что видит. Стиль Чукча - что вижу о том пою и без смысла и желательно на одной струне. Автор наслаждается, что может описывать предметы, но меня это почему то не восхищает, а даже просто грузит кучей не нужной и не интересной информацией. Спрашивается: А мне это интересно? Отвечаю: Нет.Не ценитель я художественной живописи в литературе при

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Ланцов: Фрунзе. Том 2. Великий перелом (Альтернативная история)

Мерзкий этап нашей истории ,банка с пауками,ну и Ланцов тот ещё прозаик .

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
s_ta_s про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

На тройку с натяжкой. Грамотность автора оставляет желать лучшего, знание реалий Британии 30-х годов не выдерживает никакой критики, логика хромает на обе ноги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Абезгауз: Справочник по вероятностным расчетам. - 2-е изд., доп. и испр. (Математика)

Вот вы, ребята, странные люди. Хотите иметь хорошую книгу на халяву. Вам эту книгу на халяву делают, но вы даже не утруждаете себя тем, чтобы сказать спасибо чуваку, который сделал для вас на халяву книгу. Это ведь так утомительно - нажать две кнопки.
А я е..ся с этой книгой целый день. Нигде не найдете этой книги в лучшем качестве.
Так и с другими книгами и книгоделами. Хамство - норма жизни!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Порочная связь [Патрисия Грей] (fb2) читать онлайн

- Порочная связь (а.с. Порочная связь -1) 238 Кб, 63с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Патрисия Грей

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Патрисия Грей Порочная связь. 1. Порочная связь

1.

"Привет"

"Привет"

пишет...

"О чём ты хочешь поговорить?"

Задумываюсь. Если честно, я вообще ни о чём не хочу разговаривать. Причём, ни с кем. Ситуация, которая сложилась - ужасна. И психолог мне не поможет. Такое чувство, что с обоих сторон от меня - тиски. Тиски, которые сжимаются и сжимаются, и выхода не видно вообще. Я предпочла бы отсутствие личной жизни, чем такую.

Я не знаю того, кто задал этот вопрос. Это анонимный чат. Приложение, в котором есть два направления беседы. Просто "Общение" и "Флирт". Во втором чате можно текстово заняться виртуальным сексом. Но я не настроена. Я вообще зашла в это приложение в третий раз. И зашла только потому, что даже кино смотреть не могу. Тошно. От всего тошно.

"О любви"

пишет...

"Прекрасная тема. Но очень сложная"

"Боишься трудностей?"

пишет...

"Нет, я не о том. Просто "любовь" - чаще всего красивое слово, но не более того"

Хм.

"Ты в неё не веришь?"

пишет...

"Почему же? Верю. Только вот это редкость. Вот скажи мне, ты когда-нибудь любила? Я не про то, что ты произносила вслух. А про то, что действительно чувствовала".

Снова задумываюсь. Неординарный собеседник. Интересно, какой он? На придурка, неадеквата или подростка не похож. Те обычно пишут какую-то похабень, выпрашивают фотки, и стремятся перевести диалог в Телегу или Вотсап, чтобы затем познакомиться в реале. Учитывая то, что мужчин в чате - раз в десять больше женщин, им долго приходится ждать собеседника. Женщинам - нет. А значит, можно просто выйти и всё, спустя несколько секунд появится новый собеседник, терпеливо ждущий своей очереди на свободную собеседницу.

"Я не знаю" - честно отвечаю я. - "Думаю, что нет".

пишет...

"Как тебя зовут?"

"Не всё ли равно?"

пишет...

"Нет, раз спрашиваю".

Закатываю глаза. Вздохнув, отвечаю:

"Марфа Васильевна"

Вообще-то я Софья Александровна, но ему совершенно незачем о том знать.

пишет...

"Миленько. А ещё тебе 19"

Усмехаюсь. Насколько я в курсе, женщины в таких чатах часто сознательно занижают возраст. Иначе мужчины выходят из чата и снова ты остаёшься наедине со своими комплексами неполноценности на тему того, что ты уже не юна. Но у меня нет резона врать. Смысл? Он - ноунейм, я - ноунейм. Без номера телефона это общение канет в небытие сразу, как только я выйду из чата. И я и он, конечно, можем сохранить переписку, но это это всё равно ничего не даст. Следующий собеседник тоже будет ноунеймом. И разорвав общение, вероятность его повторить - стремится к нулю. Только сейчас, среди ночи, здесь общается несколько тысяч человек. "4706 человек онлайн".

"Нет, мне 32"

"Рад. Наконец-то без вранья. Кстати, хороший возраст".

Приятно, что он пишет без ошибок. Редкость в наши времена.

"Да, неплохой. А тебе?"

пишет...

"Я тебя ровно на десять лет старше"

Хм. Интересно.

"Ты не сказал, как тебя зовут".

пишет...

"Порфирий Николаич"

Улыбаюсь. Впервые за день.

"И чем ты занимаешься, Порфирий Николаич? Я имею в виду работу"

пишет...

"Предприниматель"

Все они тут - предприниматели, угу.

"Киоск с шаурмой?"

пишет...

"Практически. Но мы ушли от основной темы".

"От какой?"

пишет...

"Почему ты такая несчастная"

Отпрянываю от смартфона. Что за ерунда? Он меня знает?! Глупости... Не может он меня знать. Это анонимный чат. Просто закинул удочку. Но психолог хороший...

"С чего ты это взял?"

пишет...

"Просто впечатление".

"И на чём оно основано?"

пишет...

"Счастливые женщины не обсуждают любовь с незнакомыми мужчинами. Им это просто не нужно".

2.

А-аа... Вот оно, как просто всё объясняется.... Ну, окей, хорошо...

"Всё просто. Я - уродина"

пишет...

"Это кто сказал?"

"Какая разница? Допустим, все".

пишет...

"Так не бывает"

"К сожалению, бывает. Тебе не понять. Ты - мужчина. Ты ведь мужчина?"

пишет...

"Всё верно. Мужчина"

"Странно, что ты до сих пор не вышел. Я уже ждала смены экрана и надписи "Собеседник покинул чат""

пишет...

"Хрен я выйду первым. Ты меня заинтересовала"

"Да неужели?"

пишет...

"Именно так"

"Думаешь, я сейчас начну рассказывать тебе жалостливую историю?"

"Неа. Не начнёшь. Ты же - кремень. Маргарет Тэтчер. Сильная женщина, всё такое. Тебе всё по плечу. В избу горящую, коня на скаку. Верно?"

Ссука... Так, не плакать... Может и вправду - послать его подальше, а?

"Тебе смешно, да?"

пишет...

"Нет, мне не смешно. Но я вот думаю, может быть, я смогу тебе помочь?"

"Помочь? В чём? Это данность. Не всем везёт родиться красавицами".

пишет...

"Хрена с два, малышка. Всё не так. Нет никаких красавиц. Есть только предвзятые мнения. Ты когда-нибудь видела, чтобы двухлетний ребёнок считал кого-то уродом? Видела?"

Он снова заставляет меня задуматься. И на этот раз - глубоко.

"Нет"

пишет...

"А знаешь, почему так?"

"Ну и почему?"

пишет...

"А потому что пока тебе не объяснили, что красиво, а что нет - у тебя не было таких оценок вообще"

Хм... Даже тоска немного отпускает... По крайней мере, перестало так сильно сжимать-щемить в душе...

"Ну, хорошо. Но по этой логике получается, что раз нет никаких красавиц, то нет и уродин"

"Именно так. И то и другое - условно"

Усмехаюсь.

"А что ты скажешь на это? Мой рост - чуть больше метра тридцати сантиметров. Я толстая, неуклюжая и нелепая. Редкие волосы, глаза навыкате, тонкие губы, прыщи. Я сутулюсь и ношу очки"

"Скажу, что ты много врёшь. Вопрос только - зачем?"

Отчего-то становится стыдно.

"Прости"

пишет...

Не дожидаясь его ответного сообщения, отправляю ещё одно:

Просто мне плохо..."

Перестаёт писать.

пишет...

"Это я заметил. Может, расскажешь, что действительно с тобой произошло?"

"А ты уверен, что хочешь это знать?"

"Почему нет? Сейчас почти два часа ночи, собеседниц мало, а я и так тут редко бываю. Быть может, я действительно смогу тебе помочь. Как минимум, выслушаю"

3.

Раздумываю... Ловлю себя на том, что грызу ногти, и тут же убираю руку ото рта. Интересный мужик... Другой бы бросил этот чат, на худой конец стал бы прикалываться...

"Забей", - пишу я. - "Ты был прав. Я просто несчастна. Давай лучше поговорим о тебе"

пишет...

"Нет. О тебе"

"Почему тебя это интересует?"

пишет...

"Я же написал"

"Тебе скучно?"

пишет...

"Скорее, не спится"

"Ну, хорошо. Мне действительно тридцать два года. Я не замужем. И я не старая дева, как ты, наверное, мог подумать. Хотя секса у меня не было довольно давно. Но не потому, что я страшная. Я - обычная. Рост - метр шестьдесят восемь, вес - пятьдесят один. Есть талия, сиськи. В общем, ничего особенного. И если ты сейчас представил какую-нибудь милашку в стиле престарелой "девушки "Виктория Сикрет", ты ошибся. Я и вправду обычная. Но, скорее симпатичная, чем наоборот. Хотя... Ты же мне только что написал, что это всё условности. Я несчастна не из-за внешности. Просто моя жизнь катится в жопу. И я ничегошеньки не могу с этим поделать"

Не пишет. Сейчас выйдет? Я вдруг ловлю себя на мысли, что если он сейчас уйдёт - я расстроюсь. Действительно расстроюсь. Хотя я его знаю-то всего-ничего. Сколько мы общаемся? Десять минут? "Знаю"? Смешно. Всё, что я знаю - ему сорок два, если не врёт, и он умный. И, похоже, человечный. Но это всё.

пишет...

"Продолжай. Я слушаю".

Сглотнув и облизнув губы, поспешно набираю:

"А ты, случаем, не психолог?"

пишет...

"Нет"

"Ладно, плевать. Всё равно тут кто угодно может быть кем угодно"

Ничего не пишет в ответ. Наверное, ему это всё надоело. Хотя тогда он бы, наверное, уже вышел. Ладно, плевать. Может и правда полегчает. Выговорюсь. Он мне никто и ничего плохого сделать мне в любом случае не может. Он знает обо мне только то, что я говорю. И вычислить не может никак. Мы пообщаемся, и всё. Попрощаемся и разойдёмся, как в море корабли. В любом случае, я сейчас не засну. На часах действительно уже два. Усмехаюсь. Похоже, у нас с ним один часовой пояс.

пишет...

"Ты раздумала со мной говорить? Если тебе нужен именно психолог, то могу поискать контакт"

"Нет, психолог мне не нужен. Это не та ситуация"

пишет...

"Понял. Тогда просто жду продолжения"

Пишу, и тут же стираю... Стоит ли? Закусываю губу и печатаю:

"Я должна выйти замуж"

пишет...

"Должна?"

"Да. Именно так. Ты правильно понял"

пишет...

"И отказаться не можешь?"

Вздыхаю.

"Да, скорее всего не смогу. Не те обстоятельства"

пишет...

"Грустно, согласен. Но, может быть, всё же есть какой-то вариант? Побег со свадьбы, например"

Хмурюсь.

"Да нет, это не смешно"

пишет...

"Я и не смеюсь"

"А ты - женат?"

"Нет"

"Дети есть?"

"Нет"

"Странно, в твоём возрасте обычно у мужчин есть дети"

пишет...

"Не у всех"

"А ты хотел бы иметь детей?"

пишет...

"Не знаю. Наверное, да. Но в отсутствие любимой женщины эти разговоры - пусты"

"А почему у тебя её нет? Потому что любовь чаще всего - это просто красивое слово?"

пишет...

"Была. Она умерла"

"Оу, прости"

пишет...

"Ничего. Это давно было"

"Ну, всё равно. Прости, я не знала"

пишет...

"Я понимаю. Расскажешь, почему должна выйти замуж?"

"Это долго. В двух словах сложно"

пишет...

"Ты куда-то торопишься?"

Улыбаюсь. Впервые за долгое время. Он довольно милый, не отнять.

"Нет)"

пишет...

"Первый смайлик за разговор. Рад, что ты улыбнулась. Даже, если это только скобочка"

"Часто здесь бываешь?"

пишет...

"Третий раз"

"Серьёзно?"

пишет...

"Да, а что тебя удивляет?"

"Я тоже в третий"

пишет...

И что-то как-то долго. Отчего-то я даже начинаю волноваться.

"Пожалуй, если бы не ты, я бы уже ушёл. Однообразные беседы, какие-то мужики, которые выдают себя за девушек, в общем, это быстро утомляет. Мне хотелось поговорить, и не было с кем. Так что я рад, что встретил тебя".

Приятно. И почему-то верится.

"Это взаимно. Правда"

пишет...

"Ты можешь описать себя так, чтобы я тебя представил?"

"Да, если ты потом сделаешь то же самое"

пишет...

"Договорились"

Вздохнув, принимаюсь строчить:

"Рост и вес я тебе уже сказала. Глаза большие, карие. Длинные ресницы. Брови прямые, немножко уголком у висков, тёмные. Без татуажа. Нос прямой, но немного курносый. Самую малость) Губы полные. Волосы тёмно-русые, ниже плеч. Грудь третьего размера. Склонна к полноте, но держу себя в форме. Фитнес, пробежки, диеты, всё такое. Кубиков пресса нет, но живот подтянут. Бёдра округлые, попа тоже, ноги прямые, длинные. Руки ещё есть"

пишет...

"Тоже длинные?)"

Смеюсь.

"Да, у нас, как говорится, длинные руки)"

пишет...

"А говорила - некрасивая. Врунья ты, каких поискать"

Хм.

"Я не говорила, что некрасивая. Я говорила "уродина" и "обычная". А ты, я смотрю, мастер по описаниям создавать представление о внешности) Между прочим, с таким же описанием может быть совсем другая девушка"

пишет...

"Тут ты права. Может"

"Ладно, ты не уходи от темы. Теперь твоя очередь"

4.

пишет...

"В смысле - описать себя?"

"Ну да"

пишет...

И пока он пишет, я иду на кухню, откупориваю бутылку красного полусладкого и наливаю себе полбокала. Он всё ещё пишет, поэтому я неспешно делаю себе сырную нарезку. Нарезаю сыр кубиками. Люблю, когда так.

Забираюсь с ногами на диван, накидываю сверху плед. Беру смартфон в руки. Всё ещё пишет. Хм, я заинтригована.

пишет...

"Я не знаю, что именно тебе интересно. И пишу так, как если бы меня просто попросили дать некий нейтральный свой портрет. Поэтому, извини, если получится суховато.

Мне, как я уже сказал, 42 года. Рост - 186. Вес - 89. Сложен атлетично, с подросткового возраста занимаюсь спортом. Можно сказать, подсушен. Пуза точно нет. Есть пресс. Не сильно волосат: грудь, полоска на животе к паху, ноги, чуть руки, и немножко волос на тыльной стороне ладоней. Стрижка модельная, "андеркат". Обычно зачёсываю назад и немного вбок. Парфюм - "Аква ди джио" от Армани. Дезодорант практически без запаха, свежий. Внешне - обычно аккуратен. По роду работы часто хожу в костюмах, но предпочитаю стиль "кэжуал". Пиджаки с джинсами и водолазками, вот это вот всё. Галстуки не люблю. Стараюсь бриться каждый день, но, говорят, щетина мне идёт. В волосах есть седина. Немного, но если близко смотреть, то заметно. Цвет - тёмно-русый, тёмный шатен. Кожа светлая. Ногти подстрижены) Что тебе ещё написать?) Размер дохода, марки машин и всё такое?"

Отпиваю вина из бокала.

"Нет, это меня мало интересует. Я же не замуж за тебя собралась) А вообще портрет интересный. Представила себе эдакого метросексуала".

пишет...

"Не, я не метросексуал. Просто слежу за собой. Обычная мужская аккуратность. Плюс деловые стандарты"

"А по гороскопу ты кто?"

пишет...

"Близнецы"

"Оу...."

пишет...

"Что?) Блин, это стандартная реакция))) Почему вам, женщинам, так не нравятся Близнецы?"

"Я не сказала, что этот знак Зодиака мне не нравится)))"

пишет...

"Целых три скобочки) Это радует) Похоже, ты повеселела)"

"Есть такое) С тобой отчего-то не скучно)"

пишет...

"А ты кто по Гороскопу?"

"Весы)"

пишет...

"По идее, мы должны ладить)"

"Посмотрим)"

Как же я люблю сыр вместе с вином... Ночь вдруг стала уютной. Не понимаю, почему этот парень оказывает на меня такое воздействие. На часах только половина третьего. Но у меня будто вновь появился повод радоваться жизни.

пишет...

И я ловлю себя на мысли, что с трепетом и нетерпением жду его нового сообщения.

"А почему ты не спишь? Не восприми, как наезд) Просто интересно?"

"Мне было погано. Но сейчас лучше"

пишет...

"Может расскажешь? Всё равно я ноунейм"

Раздумываю. Может и правда полегчает, если поделиться?

"Это правда долгая история"

пишет...

"Я не тороплюсь. У меня нет начальства, и в офис я завтра заеду только вечером"

"Окей. Дай мне минуты две, соберусь с мыслями"

пишет...

"Без проблем. Пойду себе чаю налью"

"Не знаю, какие подобрать слова. Ты - действительно ноунейм и, скорее всего, мы больше никогда не пообщаемся, после того, как завершим этот чат, но я почему-то тебя немного стесняюсь"

пишет...

"Не нужно"

"Я... я очень сильно попала в прошлом месяце. Так получилось, что должна безумную просто сумму денег. Не хочу грузить тебя подробностями. Главное тут то, что единственный, похоже, вариант для меня - выйти замуж за человека, которого я не люблю. Так бывает. Я увиливаю, как могу, но... знаешь, будто сжимаются тиски. Всё против меня. И некуда бежать. И от этого чувства безысходности - реально погано на душе. Он - мой бывший одноклассник, неплохо поднялся в нулевых, женился-развёлся. И так получилось, что он, похоже, мой единственный выход из положения. На кону очень многое и поэтому... поэтому в общем-то неважно, что я к нему чувствую. Он жестокий и тяжёлый человек. И двуличный, а это отдельно тяжело. Плюс ко всему, это не только моя проблема. Так что вот так. Через неделю мне нужно будет выбрать между одной жопой и другой. И уже довольно долго я очень плохо сплю. В этом чате я пыталась просто переключиться. До тебя я не писала никому этого. Просто переключиться, понимаешь?"

пишет...

"Да, понимаю"

Отпиваю из бокала.  Блин, слеза течёт по щеке. Вытираю кончиками пальцев, смотрю на экран смартфона.

пишет...

"Ты занималась с ним сексом?"

"Да, год назад"

пишет...

"Опиши впечатления"

Задумываюсь.

"Трудно сказать. Мерзко не было. Скорее, безразлично. Я чувствовала себя резиновой куклой, которую трахают. Ждала, пока всё закончится. А вот потом было гадко. Я даже всплакнула"

пишет...

"И ты собираешься за него замуж?"

"У меня, похоже, нет выбора. Отказать я, конечно, могу, но... сразу после этого настанет пиздец. Извини за мат"

пишет...

"В каком городе ты живёшь?"

Напрягаюсь.

"Зачем тебе это?"

пишет...

"Ты сначала скажи. Или не говори"

Облизнув губы, допиваю вино и ставлю бокал на журнальный стол.

"В Москве"

"И я в Москве"

"И что из этого следует?"

"Как минимум понимание того, почему у нас один часовой пояс. Как максимум - мы можем встретиться"

Чувствую, как начинает колотиться сердце... Перечитываю. Что-то далеко зашла эта беседа...

"Зачем?"

5.

пишет...

"Просто у меня завтра выходной. И я буду рад хорошей компании. А, судя по всему, собеседница ты умная и приятная. Вполне возможно, мне удастся чем-нибудь тебе помочь. По меньшей мере, сможешь выговориться. Может быть, появятся какие-то варианты выхода из сложившегося положения, которые сейчас тебе не видны. Предлагаю просто погулять по центру, выпить кофе, может быть поужинать вместе. Пока ты не замужем, не вижу в этом ничего предосудительного"

Прислонившись к мягкой спинке дивана, перечитываю это сообщение в чате от мужчины, которого я узнала очень поверхностно, но о котором уже сложила приятное впечатление. И понимаю, что его предложение воспринимается мной, как что-то потенциально хорошее. В конце-концов, он прав. Пока что я незамужем. Собственно, я пока и не согласилась на то, чтобы стать женой Матвея.

С другой стороны, я понятия не имею о том, насколько человек, пишущий мне в анонимном чате честен и порядочен. Он может оказаться кем угодно. Неадекватом, психом, просто каким-то придурком, с которым будет тоскливо и скучно. Хотя, нет. С ним тоскливо и скучно будет вряд ли, да и не придурок он, это заметно. Умный, чуткий мужик. Спокойный (по крайней мере такое сложилось впечатление), вдумчивый, интересный.

И всё же пока я даже не видела его фото. Впрочем, в этом, думаю, проблемы не будет. А если даже и будет, или на фотках будет какой-то агрессивный или просто неприятный мне человек, то даже обменявшись адресами страничек в соцсетях, я запросто смогу его забанить, чтобы больше не донимал.

Наливаю себе ещё вина. Ставлю опустевшую бутылку на пол. Беру в руки смартфон и принимаюсь печатать ответ:

"Я не готова пока согласиться на это свидание. Скажу прямо, ты мне нравишься, но речь идёт исключительно об этой переписке. Может быть, для начала обменяемся контактами в соцсетях? Прости, но пока я не готова давать тебе свой номер телефона. Ты есть в ВК?"

пишет...

"Нет. Только в Фейсбуке".

"Отлично. Я тоже там есть. Правда, там всего две фотки и они довольно старые, но впечатление о том, как я выгляжу, составить можно. Скинешь ссылку на свою страницу? Я напишу тебе там, если посчитаю нужным"

пишет...

"Конечно"

Следующим сообщением он присылает адрес страницы. Скопировать отсюда его нельзя и поэтому я просто переписываю буквы и символы в блокнот.

"Всё, записала. Сейчас гляну. Здесь прощаемся?"

пишет...

"Хорошо. Да, здесь диалог можно завершить"

"Рада знакомству"

пишет...

"Взаимно"

Сохранив переписку, выхожу из чата и тут же набираю в поисковой строке переписанный адрес.

"Андрей Серебряков"

Внимание сразу привлекает фото на аватарке. Хм. Не думала, что он такой красивый. Очень приятная, мужественная и привлекательная внешность. И да, описал он себя довольно точно. Судя по фотографии, на ней именно он. Сделана где-то на югах, потому что позади него, одетого в джинсы и белоснежную рубашку с расстёгнутой верхней пуговицей, синеет море.

Он спортивен, широкоплеч, с мощной накаченной грудью и сильными руками. На фотографии гладко выбрит. Волосы чуть взъерошены: судя по всему, недавно были мокрыми и их высушил ветер. Лицо очень приятное, с ровными чертами. В глазах светятся ум и жизнерадостность.

В ленте на его странице очень много постов о бизнесе, саморазвитии, спорте, путешествиях и автомобилях. Различные интересные цитаты известных предпринимателей и спортсменов. Вполне стандартная страница самодостаточного мужчины, которому интересно жить. А вот другие его фотки мне приходится искать. Нахожу несколько штук.

На первой он с другом в ресторане. Друг - тоже очень приятный мужчина. Он чуть старше и одет в серый деловой костюм с голубой рубашкой и синим галстуком. Андрей тоже в пиджаке, но светло-коричневом, и не в брюках, а в джинсах. А ещё да, в чёрной водолазке.

Рассматривая фотки, всё больше убеждаюсь в том, что передо мной - обаятельный, уверенный в себе, обеспеченный мужчина. Он явно может позволить себе хороший отдых (на одной из фотографий он на яхте с друзьями, на другой в походе в каких-то джунглях, ещё на двух - катается на горных лыжах в хорошей экипировке). Также немаловажно и то, что ни на одной из фотографий я не вижу женщин. Даже на той, где он на яхте. Там четверо мужчин, включая его. Интересно, почему так? Он либо скрывает свою личную жизнь от посторонних глаз, либо её не имеет. Если второе, то почему? Неужели и вправду он - однолюб?

По крайней мере, после получасового, наверное, изучения его страницы, у меня не складывается впечатления, что он для меня опасен. Скорее, наоборот. И этого достаточно для того, чтобы я написала ему в личку.

"Привет, ещё раз. Это Соня. Мы с тобой недавно общались в анонимном чате".

"Привет, Соня) Приятно познакомиться)"

"Взаимно) Ты ещё пока не ложишься? А то уже половина четвёртого"

"Собирался. Немного устал".

"Тогда спишемся завтра? Или лучше созвонимся в Телеге?"

"Лучше созвонимся. Интересно услышать твой голос"

"И мне твой. У тебя интересная страница. Номер телефона сейчас пришлю."

"Спасибо. Если я наберу тебя завтра в районе трёх часов дня, будет удобно?"

"Да, вполне"

"Тогда доброй ночи. Точнее, уже доброго утра. В общем, приятных снов. И не переживай. Всё будет хорошо".

"Хорошо. И тебе приятных снов"

"Спасибо"

Странное дело, но мне действительно легче. Впервые за долгое время.

6.

Весь этот бред начинается прямо с раннего утра. Разумеется, я не совершенно не высыпаюсь. Поспав чуть больше двух часов, чувствую себя совершенно измотанной. И мне уже как-то плевать, что они делают. Лишь бы поскорее свалили.

- Василич, тумбочку вот эту тоже бери, - командует коренастый "главный" с красным, испитым лицом. - Это единый гарнитур.

Затем он поворачивается ко мне. Взгляд насмешливо-нагловатый. Как его только взяли на работу такого?

- Девушка, с кресла встаньте.

Молча встаю, и ухожу в зону кухни. Они меня бесят, но я понимаю, что причина не в них, и срываться на этих людей нет никакого смысла. И хотя во мне всё кипит, очень стараюсь вести себя с достоинством. Будь они не столь хамоваты, я может и чаю бы им предложила. Но учитывая то, что они даже не разулись и хотят в ботинках по паркету, а также их тон, с которым все трое со мной разговаривали, вести себя гостеприимно нет никакого желания.

- Ковёр сворачивай, Паш. Давай-давай, прям в трубочку его.

- А хороший ковёр, да? - ухмыляется этот Паша в синем комбинезона и чёрных, вымазанных в какой-то грязи ботинках.

- Хороший, хороший. Ты ногой только на него не наступай. А то заляпаешь нахер, а мне потом отчитываться.

- Да не наступаю я.

- Давайте, живее. Что там ещё по накладной забирать... Угу, угу, - главный, хмурясь, сосредоточенно изучает бумажку: видимо ищет знакомые буквы: - Так, здесь всё. Кресло забираем и переходим в соседнюю комнату. А, стоп! Бра тоже снимай!

Они оставляют голые стены с дорогими обоями, заляпанный следами какой-то то ли побелки, то ли пыли, паркет, чайник и продукты. Холодильник тоже уже унесли.

Всё идёт в ход. Это лишь частично покроет долги, но зато я получила отстрочку. Следующей ночью спать буду на надувном матрасе. Он покупателям, к счастью, не нужен. Как и постельное бельё, разумеется.

- Аккуратнее, - говорю я толстому, сутулому мужику лет пятидесяти, который, покряхтывая, двигает кресло. - Там роутер.

- Вижу я, - огрызается он.

Вздохнув, ухожу на лоджию. Он уже тоже почти пуста. Здесь только мой спортивный велосипед, дорожный чемодан на колёсах и пара мешков с одеждой, которую я сложила в них вчера днём.

С высоты двадцатого этажа смотрю на то, как на залитом солнечным светом дворе, играют дети. До меня доносятся их радостные и весёлые возгласы. По щекам катятся слёзы.

Небо голубое, почти без облаков, весеннее солнышко... Листва салатовая на деревьях, травка зелёная... Машины чистые...

Такой замечательный внешне день. И такой поганый.

Боже, я так старалась создать себе уютное гнёздышко. Моя квартирка... Выйдет время отсрочки и всё... Нужно будет её продавать. А я всё никак не решусь выставить её на продажу. Страшно без дома. Страшно.

Даже, когда он пустой - лучше. Я многое могла бы продать, чтобы оставить квартиру. Так долго на неё копила. Пахала ради этих квадратных метров в элитной новостройке. Обставляла с такой любовью... Здесь всё было моё. А теперь вот... А теперь вот так...

Уехать бы сейчас куда-нибудь... Дождусь, пока они закончат опустошать мой дом и уйду в парк. Там птицы поют, там хорошо...

7.

Курю, сидя на лавочке в парке. Купила пачку тонких сигарет в магазине неподалёку. Растерялась на кассе, потому что тех, что курила раньше, не увидела, а в марках новых сигарет давно уже не разбираюсь. Больше набираю дым в рот и выпускаю, чем затягиваюсь. Не курила несколько лет.

Достаю из сумочки смартфон и делаю экран поярче. Солнце светит вовсю и иначе ничего толком не видно. Захожу в Телегу. Он онлайн. Написать ему что-нибудь? Или лучше не надо? До времени, в которое мы договорились созвониться, ещё несколько часов.

О... пишет сам...

"Привет, Соня"

Растерянно пялюсь на эти буквы. Почему-то именно сейчас становится очень жалко себя. Закусываю губу, чтобы не расплакаться. Нет, я не способна сейчас общаться. Не хочу. Выхожу из Телеги и выключаю экран. Но теперь мне становится интересно, написал ли он ещё что-нибудь. И выдерживаю я всего пару минут. Лезу снова смотреть.

Нет, не написал.

Вздыхаю. А жаль...

Вот что мне ему сказать?

Ох... Новое сообщение от него.

"Наша сегодняшнаяя встреча в силе?"

"Привет, Андрей. Да"

"Ты чем-то расстроена?"

"Есть немножко. Не бери в голову".

"Я могу тебе помочь?"

Горько усмехаюсь. Ну да. Можешь. У тебя нет, случаем, одиннадцати миллионов рублей в долг? А то мне очень не хочется продавать квартиру.

Мир, несмотря на пение птиц, мерное колыхание зелёной листвы над головой, и спокойный солнечный день, снова кажется гадким. Враждебным. Злым. И несправедливым.

Честно говоря, не хочется вываливать на Андрея свои проблемы. Вижу, что ему не пофиг. Это трогательно, но я готова встретиться с ним вовсе не потому, чтобы найти себе жилетку для слёз или покровителя. Я вообще давно привыкла решать свои проблемы сама. Другое дело, что решение нынешних проблем мне, похоже, не по плечу. Но это не значит, что я стану рассказывать ему о подставе, Кирилле, Матвее и тому, что мне грозит, если я не закрою долг в ближайшее время. Долг, который Кирилл на меня повесил. К которому я вообще не имею никакого отношения. Но кого это трахает, если по бумагам всё обставлено грамотно?

Как же мне себя сейчас жалко... Просто не передать. Душу щемит. Погано, ужас. Я так старалась... Так выкладывалась... Мне так хотелось иметь свой собственный дом... Сволочи они. Все - сволочи.

Звонит! Как почувствовал, что я о нём подумала! Не хочу его видеть! Не хочу с ним говорить! Не хочу, не хочу, не хочу!!!

Но, опасаясь новых проблем, заставляю себя ответить на входящий звонок. Давай, гад, добей меня...

- Алё.

Как же я ненавижу его голос. Мерзкий, скрипучий, с вечной ехидцей в интонациях... Сука, чувствует себя хозяином положения...

- Алё.

- Ты где? - требовательно так, просто охренеть.

Представляю, как он будет общаться, если станет моим мужем. Отчитайся, доложи. По струночке чтоб ходила.

- Гуляю.

- Гуляет она. Ты подумала?

Триста раз, сука! Триста раз подумала! И все триста раз сказала тебе "Нет!". Выхаркнула в лицо, сволочь! Гадёныш мерзкий!

- Ещё нет.

Сама себе поражаюсь: всю трясёт, а голос спокойный.

- Сонь, время поджимает. Я умотаю сегодня в Волгоград. Вернусь послезавтра. Если ответа не будет... Ну, тогда... Считай, что я умываю руки.

- Моть... - сглатываю, ищу слова, стараюсь держать себя в руках.

Как мне осточертело это его давление...

- Моть, у меня сегодня вещи забрали из квартиры. Деньги я Кириллу перечислила.

- То ли ещё будет.

- Он обещал мне отсрочку.

- Ну, раз обещал, значит даст. Но заявление подано. И промедление - тебе не на руку. Дойдёт дело до суда, уже никто за тебя не вступится. Имей это в виду.

- Я понимаю.

- Нет, - он вздыхает. - Походу не понимаешь. И вообще я тебя не понимаю. Обо мне куча женщин мечтает просто. Ты одна нос воротишь. С какого хера, а? Ты вообще не в той ситуации, чтобы выёбываться. Но выёбываешься. Вот ради чего, скажи? Нахера ты время тянешь? Ты дура, Сонь?

Хочется зашвырнуть телефон подальше. Только чтобы не слышать этого мудака.

- Дура.

- Это я давно понял. Так вот, пора умнеть.

Молчим.

- Тебе такой шанс выпал, - продолжает он. - Не всем так везёт. Не будь Кирюха моим другом, представляешь, как бы ты влипла?

- Представляю.

- И влипнешь, Сонь. Если примешь неверное решение.

Влипну я при любом раскладе. Вне зависимости от того, соглашусь быть твоей женой или нет. Это выбор между двумя полными задницами.

- Сонь. Ну, кончай, а? Красивая баба, ещё молодая. Тебя трахать и трахать. А ты заморочилась карьерой. Не бабье это дело, Сонь, карьера. Бабье дело - детей рожать и мужа ублажать. Где теперь твоя карьера? А? В сраке? А знаешь почему, Сонь? А потому что выёбываешься ты много. И до сих пор этого не поняла. Давай, кончай с этими понтами. Не надо цену набивать. Тебе повезло, что у тебя есть я. А ты не втыкаешь в это. А пора бы уже. Хвост-то вон как прижало.

Ничего ему не отвечаю. Ухо пылает просто. И губу всю уже искусала.

- Сонь, я тебя хочу. Приедешь ко мне? - смеётся.

- Нет.

- Ну, я не удивлён. Ну, ничё. Как замуж за меня выйдешь, так сразу и ножки раздвинешь. Как миленькая. Заебался я за тобой носиться и отказы твои слушать. Я тебе не фуфел, так передо мной носом воротить. Сказал - будешь моей, значит будешь моей. Так или иначе. И ты сама это уже прекрасно понимаешь. Иначе - сядешь. Кароч, Соня. У тебя осталось три дня. Неполных. Два считай. Вернусь, услышу "Нет" - дело получит ход. И либо я тебя послезавтра выебу, а потом в течении недели мы распишемся, либо тебе пиздец. Извини, что сегодня без цветочков. А впрочем, похер. Ты их всё равно не принимаешь. Гонору дохуя. Ничё, скоро тебе гонор поубавят, если не одумаешься. Всё, пока. Созреешь до согласия - звони или пиши. Не созреешь - пеняй на себя.

Он отключается.

Я сижу на лавочке и тихо плачу, держа в руках смартфон. А мимо проходят прохожие. С интересом поглядывают на меня. Мне плевать.

- Девушка, у вас всё хорошо?

Шмыгнув носом, быстро вытираю слёзы:

- Да, всё в порядке.

- Точно? - веснушчатое лицо молодого человека выражает сочувствие и озабоченность.

- Да, - киваю я. - Всё хорошо.

- Ну, ладно тогда.

Он уходит.

Я остаюсь здесь одна.

Светит солнышко. Радостно чирикают птицы. Тёплые ветер качает кроны. Яркими цветастыми пятнами выделяются в сочной весенней траве цветочные клумбы. Вдалеке ребята играют в футбол. Всем весело и хорошо.

А мне - нет.

8.

Андрей звонит ровно в три, как и договорились. Минута в минуту.

К этому моменту я уже выплакалась, успокоилась и даже умудрилась пару часов взремнуть на надувном матрасе в пустой комнате. Буквально заставила себя уснуть, выставив предварительно будильник.

Легла, потому что от переживаний, недосыпа и вчерашнего алкоголя заболела голова. Проснулась разбитой, но зато без головной боли. А прийти в себя очень помог контрастный душ.

Запахнув халат, нажимаю ответить на входящий звонок и включаю громкую связь.

- Привет.

- Привет, - задумчиво макаю чайный пакетик в окрасившийся тёмно-коричневым цветом кипяток. - Ещё раз. Рада тебя слышать.

- Взаимно. Как ты?

Голос невозмутим, спокоен. Но отчего-то впечатление, что действительно беспокоится обо мне.

- Хреново, - не вижу смысла врать. - Но, если можно, я предпочла бы обойтись без подробностей.

- Без проблем, - отвечает он. - Если ты не передумала, предлагаю встретиться в центре.

- Назначай место.

- Пушкинская площадь.

- Подходит.

- Во сколько тебе удобно?

Наш диалог напоминает деловую беседу. Примерно так я общалась по телефону с партнёрами и клиентами. Коротко и по делу. Андрея, похоже, такой формат тоже устраивает.

- Мне нужно собраться, - пожимаю плечами я, - накраситься, всё такое. Выглядеть и так буду не очень, но хоть не опозорюсь перед тобой. Думаю, что за час уложусь. Ехать - ещё минут сорок пять. В общем, готова быть на месте в семнадцать ноль ноль.

- Годится, - отвечает он, и я слышу по интонации его приятного голоса, что он улыбнулся. - Там созвонимся, но на всякий случай: встречаемся у памятника.

- Хорошо, - киваю я. - Тогда до встречи.

- До встречи, Сонь.

Тыкаю кончиком указательного пальца в экран, отключая тем самым связь. А затем встаю и ухожу в пустую комнату. Сажусь на пол прямо в центре, скрещиваю ноги, и неторопливо пью чай в тишине квартиры.

Забавно и грустно одновременно. Год назад я ведь делала тоже самое. И квартира тоже была пуста. Обои только-только поклеены, а вещей тогда ещё не было. Правда, я тогда совсем по другому себя чувствовала. Радостно пыталась осознать, что теперь у меня есть дом.

Семь лет зарабатывала на эту квартиру. Семь лет.

Это больше, чем время учёбы в университете.

Просто очень не хотела брать ипотеку. Тупо копила. Хотела купить так, чтобы квартира сразу стала моей.

Боже, сколько я пахала на это... Какая там личная жизнь! Все мои романы последних лет изначально не были чем-то серьёзным. Без мужчин было туго, но любые отношения - были проходными. И никто не воспринимал их всерьёз. Ни я, ни эти редкие мужчины.

Как там у "Зверей" поётся? "Повстречались и забыли"? Вот-вот.

А может мне просто хочется так думать. Что они тоже ни на что особо не претендовали. Впрочем, для того, чтобы так думать у меня есть все основания. Желания встречаться всерьёз они не выказывали.

Наверное потому, что отношения изначально выстраивались так, в песне "Зверей".

Единственный раз, когда я всерьёз задумалась о том, чтобы съехаться с мужчиной был именно тогда, когда я наконец-то оформила документы на квартиру, выложив немаленькую сумму за жильё в элитной новостройке. Пусть и небольшое, но с прекрасным видом на парк и реку. Блестящую сейчас в свете солнца и голубую, как небо, Москва-реку.

Тогда я впервые, если не считать тихих школьных увлечений в старших классах, реально была близка к влюблённости.

На мгновение мне даже показалось, что я действительно влюбилась.

Он очень красиво ухаживал. Но я вовремя узнала правду. И предложение съехаться этому очень поспособствовало. Всё оказалось до пошлости банально и скучно. Он был женат. А я - его любовницей.

И в тот день, когда я это узнала, мы виделись в последний раз.

А сразу затем его телефонный номер я заблокировала и стёрла. А ещё забанила в Фейсбуке, Вотсапе и Телеграме. На всякий случай. Чтобы уж точно - с глаз долой и из сердца вон.

Помогло. Поплакала, конечно, но остыла быстрее, чем думала. И недели не прошло.

А потом не раз вспоминала и всё пыталась осознать: чтобы было бы, если бы у нас дошло дело до свадьбы? Если бы он не был женат или бы развёлся. Насколько бы нас хватило?

Думаю, что ненадолго. Слишком разные люди.

Просто я - одинокая женщина. А он...

А он - просто очень красиво ухаживал.

9.

Я - выгляжу хорошо.

Это то ли аутотренинг, то ли просто отстранённое понимание того, что я, в общем-то, привлекательная молодая женщина, которой идёт быть накрашенной и стильно одетой.

На самом же деле мне практически безразлично. Во время сборов на свидание я куда больше озадачена актуальными финансовыми проблемами, чем, собственно, самим свиданием. Почему так? Да очень просто. Есть вероятность, что я стану бомжихой. Вот натуральной такой бомжихой. Спящей на картонках у подъездов и на вокзалах, выпивающей "для сугрева", стреляющей мелочь на элементарный перекус или тот же алкоголь, тусующейся с пьянчугами и бомжами, чтобы не сойти с ума от страха и одиночества, не имеющей возможности элементарно помыться, и кутающейся в вонючие тряпки с помоек, чтобы банально не околеть на морозе.

Просто потому, что жить мне будет негде, а с учётом долгов - нечего будет и есть. При таком раскладе работать где-либо очень трудно. Если повезёт, конечно, то может быть удастся найти добросердечного работодателя, который разрешит спать в офисе, но гарантировать это себе я не могу.

Довольно неприятно об этом думать, но дела обстоят так, что такой расклад - очень и очень вероятен. С родителями жить не получится, а снимать комнатушку в коммуналке или даже койкоместо в хостеле - мне будет не на что. И это - на то время, пока дело будет рассматриваться в суде. Дальше - возможно тюрьма. Вот такой вот расклад.

Альтернатива? Альтернатива есть. Мне надо выйти замуж за редкостного мудилу. Похотливого и гадкого человека, который неровно дышит ко мне ещё со школы. За человека, который реально может решить этот вопрос так, чтобы заявление было забрано и претензий ко мне больше не было. Ни-ка-ких. Именно так он и сказал, и я знаю, что правда. Человек, который меня так сильно подставил - его лучший друг. Знала бы это заранее, ни за что бы не устроилась в эту компанию. Но вот так получилось.

Поэтому от свидания с Андреем я ничего не жду. Разве что очень надеюсь на то, что он сможет ненадолго отвлечь меня от горестных мыслей.

Я приезжаю вовремя, без опозданий. Несмотря на то, что для девочек немного опаздывать на свидание - вроде как хороший тон. Но я, видимо, не из таких девочек. Мне комфортнее приезжать к назначенному времени.

Оглядываюсь в поисках Андрея. Честно говоря, мне не очень уютно. Здесь много людей, шумно, все чего-то галдят, а позади на Тверской гудят клаксонами проезжающие машины.

Смотрю в сторону памятника и...

...сердце невольно замирает от восторга.

Обалдеть... Какой же он классный...

Будто сошёл с обложки журнала... Стильный, с умным взглядом и волевым подбородком, явно уверенный в себе, одетый вроде бы скромно, но в то же время - всё в его облике выдаёт состоятельность успешного предпринимателя. Сразу видно, харизматичный, состоявшийся в жизни и знающий себе цену мужчина со стержнем.

На жиголо он не похож - нет броских деталей. Но я, человек офисного труда, вполне в состоянии оценить дороговизну и его стрижки и его одежды. Это только кажется, что он одет скромно. Этот пиджак стоит не меньше пятидесяти тысяч рублей, сверкающие на руке часы - вообще под миллион. Джинсы - сто процентов дизайнерские. Туфли - натуральная кожа, и явно какой-то итальянский бренд. Насчёт чёрной водолазки сказать ничего не могу, но выглядит очень аккуратно. А подстригается этот парень явно в лучших барбер-шопах Москвы.

И держится он так, будто вся эта площадь - его владения. Спокойно, уверенно, невозмутимо, с заметным достоинством.

Реально, такие мужчины сводят с ума сразу. Их не получается игнорировать.

Даже забавно... Нищая девочка и такой стильный и импозантный богатей... Встретились, блин, у памятника Пушкину. По его, богатея, стоит отметить, инициативе.

ЧуднО... Нафига ему сдался этот анонимный чат? От таких, как он девчонки текут Ниагарой...

Вот теперь включается страх. Что разочарую. Даже ладони потеют. Нет, я вроде бы вполне себе хорошо выгляжу. Надела серое обтягивающее платье, на каблуки встала. Серьги надела. Косметика, духи, всё чин чином. Но нет. Теперь мандраж. Сама не понимаю почему. Что мне до него? Парень на вечер... Пусть и такой клёвый. Очевидно же, что это всё несерьёзно. Так, "встретились два одиночества"... Но меня отчего-то реально начинает колбасить. Я даже чуть сбавляю ход, чтобы дать себе время морально настроиться.

Однако он меня уже видит. Нет, рукой не машет. Просто смотрит. Прямо в глаза.

Обалдеть, какой красавчик... Надо будет ему порекомендовать хорошего фотографа... Потому что на фотках он не такой охрененный, как в жизни...

10.

Мы подходим друг к другу одновременно. Но уверенно ускоряя шаг, а я - растерянно замедляя.

Он слишком хорош, чтобы быть настоящим в этом откровенно злом дня меня дне. Да и не водятся такие в анонимных чатах для общения, уверена...

Я даже приостанавливаюсь, пытаясь понять: может быть, это какой-то другой парень? Не из чата и не ко мне?

Но выглядит он очень схоже с человеком на фотографиях с его страницы...

- Привет, - подойдя, улыбается он.

Улыбка просто охренительная...  На ум из-за этого приходит голливудский секс-символ Джорж Клуни, хотя этот небритый, чуть взъерошенный парень в пиджаке на него не сильно похож...

Дуновение ветра с его стороны и я невольно дополнительно очарована... Парфюм какой классный, Господи... Надо будет узнать у него, как называется... Вот просто ради интереса... Потому что безумно вкусно пахнет... И, главное, аромат такой мужской-мужской...

- Привет, - смущённо опуская глаза, отвечаю я, и тоже, как-то сама собой, улыбаюсь.

Я очень давно не смущалась сразу и так сильно и так приятно. Даже не помню, когда это было в последний раз... Если вообще было.

- Значит, вот она ты какая в жизни. Софья.

Он так произносит моё имя, будто пробует его на вкус. И это очень выглядит очень сексуально... Особенно с учётом того, как он при этом на меня смотрит.

Даже сглатываю из-за разом усилившегося волнения.

- А ты, значит... Андрей?

- Верно, - всё так же внимательно глядя мне в глаза, кивает он. - Андрей. - и тут же предлагает: - Ну что, пойдём поедим?

Вот так запросто. Никаких вступлений, ничего. Просто "пойдём поедим". Буднично так, дружески. Будто знакомы уже тыщу лет.

Судя по всему, он, в отличие от меня, никакой неловкости не испытывает. И это дополнительно располагает меня к нему. Не выношу, когда мужики ведут себя при первых встречах, как мямли или маменькины неврастеники. При этом нахрапистых мудаков тоже не перевариваю. Две неприятные, даже отталкивающие, крайности. А этот Андрей как-то очень грамотно соблюдает баланс... У него, наверное, женщин - полным полно было... Явно умеет себя вести.

- Пойдём, - максимально небрежно, чтобы скрыть неуверенность, отвечаю я. Даже плечами пожимаю. И, спохватившись, поспешно предлагаю: - Давай только просто кофе попьём, ладно?

Просто денег у меня свободных едва на чашку американо наберётся. Я в общем-то думала, что мне удастся как-то настроить его просто на прогулку по городу. Не думала, что он такой уверенно-инициативный будет.

Ситуация с деньгами меня просто вымораживает. Вообще отвыкла от такого. Последние лет десять я, как правило, располагала свободными средствами для того, чтобы смочь спокойно поужинать в какой-нибудь кафешке, если было неохота или некогда готовить еду самой.

- Решим, - улыбается он. - На всякий случай скажу сразу: оплачиваю всё я, а ты - совершенно не паришься на эту тему. Просто, чтобы этот вопрос сразу закрыть. Я достаточно обеспечен, чтобы это не было проблемой. Договорились?

Произносит таким тоном, что даже мысли не возникает как-либо поспорить.

- Ладно, - снова отчего-то оробев, негромко отвечаю я. - А... куда мы пойдём?

- В один маленький и безумно уютный ресторанчик. Так такая атмосфера, что волей-неволей забываешь все горести и печали. Джаз играет, столики деревянные, стулья. Крафтовое такое местечко. Как раз для приятного вечера. Причём, что важно: качество и еды и обслуживания - на очень высоком уровне. Реально на очень высоком. Настоящая итальянская кухня, - взглянув на меня, он улыбается, - не фудкорт. Ты как, не против итальянской кухни?

Во время его монолога сквозь прищур внимательно смотрю в его глаза. Пытаюсь понять, что у него на уме.

- Одна из самых любимых, - настороженно говорю я. - И ты, походу, это знаешь. Как и про то, что я люблю джаз.

Он легонько смеётся, да так, что я стараюсь сдержать ответную улыбку. Не получается. Уголки рта сами собой разъезжаются в стороны

- Да, я изучил твою страничку. Соцсети в этом плане - это очень удобно.

- А... а зачем ты её изучал?

- Интересно было, - чуть хмурится он. - А что? Это запрещено?

- Да нет... - снова смущаюсь... Да что ж такое-то! - Просто... Не ожидала... - и торопливо добавляю: - Не бери в голову. Мне приятно. Правда.

- Чудная ты, - усмехается он. - Ты что думаешь, я сталкер какой-то или что? Может кем-то прислан? Релакс, всё хорошо. Впереди классный вечер.

Как он так может? Я с ним будто... Будто вышла из подвала... на залитый солнечным светом зелёный луг с яркими, красивыми цветами и расслабленно порхающими бабочками.

- Ладно, - тихо отвечаю я.

Пока мы идём, то и дело поглядываю на него.

Очень уверенный в себе мужчина. Прям чувствуется. Он так держится, что невольно проникаешься им. Очень харизматичный парень. И, главное, никакой суеты вообще. Никакого беспокойства. И ни намёка на угрозу. Просто сильный, воспитанный и уверенный в себе мужчина. Обалдеть... Что он делал в том анонимном чате? Вот уже не думала, что такие люди там вообще могут оказаться...

- Можно тебя кое о чём спросить? - терзаясь этими мыслями, не выдерживаю я.

Он бросает на меня тёплый взгляд:

- Конечно.

- Эм... Скажи, а как так получилось, что ты... эм... не знаю, как это получше сформулировать... Блин... Как так получилось, что ты пришёл в тот анонимный чат? Я просто, прямо скажем, несколько иначе представляла себе контингент там. Что ты там искал?

Ну и взгляд... Обалдеть... Растаять можно от такого...

- Тебя, - серьёзно отвечает он.

И снова смотрит вперёд.

- Ну ладно тебе... - хмурюсь я. - Мне ведь правда интересно...

- Я тебе правду и сказал. Искал умную, приятную собеседницу. Женщину, с которой можно было приятно пообщаться.

- А что мешало тебе сделать это в реальной жизни? - по прежнему озадачиваюсь я. - Только не говори, пожалуйста, что в реале ты знакомиться с девушками стесняешься.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ - Нет, не стесняюсь, - смеётся он. -  Но мне вчера, знаешь, захотелось составить приятное впечатление о женщине, не завися от её внешности. Красивые девчонки, к сожалению, нечасто бывают интересными собеседницами. Зато очаровывают быстро. Вплоть до того, что даже банальщину воспринимаешь, как что-то невероятное. А мне хотелось просто поговорить. С женщиной, да. Настроение немного блюзовым было.

Осмысливаю его слова.

- Я, на твой взгляд, не очень? - взглянув на него, осторожно спрашиваю я.

- Напротив, - улыбается он. - Ты как раз - очень.

Вижу, что ответил честно, как думает. Приятно, блин...

- Но ведь я узнал тебя сначала, вообще не представляя, как ты выглядишь. И знаешь, в этом есть какая-то своя прелесть. Особенно в тот момент, когда понимаешь, что умный и интересный собеседник оказался ещё красивым человеком. Вот как ты.

- Спасибо, - тихо таю, - мне приятно... А почему ты решил, что я - умная и интересная? Знаешь, честно говоря, в последние дни я всё чаще думаю о том, что я - круглая дура.

- Не, - качнув головой, небрежно отвечает он. - Ты - не дура. Просто попала в капкан.

- В капкан? - ошарашенно переспрашиваю я.

Очень верное ведь слово. Именно то, что я чувствую. И как он это понял? На базе того, что я рассказала? Вроде постаралась обойти тему...

- Ну, ты же очень не хочешь замуж за этого человека. Однако думаешь, что вынуждена.

Прячу вздох.

- Поверь, - тихо отвечаю я, - я действительно вынуждена. Всё куда сложнее, чем может показаться на первый взгляд.

- Я не буду спорить. Давай уйдём от этой темы. Просто приятный вечер. Окей?

- Хорошо, - улыбаюсь я.

Мы ненадолго останавливаемся у светофора. Красный человечек мигает и тухнет, и его тут же сменяет человечек вспыхнувший зелёным.

Легко, но как-то очень бережно Андрей берёт меня за руку, а я едва не вздрагиваю от неожиданности. При том, что это очень приятное прикосновение. Не думала, что он вот так запросто сократит дистанцию. Но отчего-то сейчас мне это нравится. Даже странно... Обычно я здорово напрягаюсь и очень сержусь, когда мужчины пробуют так вести себя со мной. Отвечала я на подобные инициативы, как правило, довольно жёстко. Порой даже излишне резковато.

Но сейчас я... Я не понимаю саму себя...

Переходим дорогу.

- Вон за этим домом он, - кивает вперёд Андрей. - Сразу за углом. Отсюда не видно, поэтому расположение этого ресторана не сказать, что самое выгодное, но, вот можешь поверить, он - реально прекрасен. Уверен - тебе понравится.

- Даже не сомневаюсь, - взглянув на него, улыбаюсь я.

11.

- Карпаччо девушке, всё верно? - снимая с подноса тарелку с дымящимся блюдом, с улыбкой интересуется официант - приятный молодой блондин в клетчатой рубашке.

- Да, всё правильно, - киваю я, и тоже улыбаюсь.

Он деловито составляет тарелки на стол и желает нам приятного аппетита. Благодарим с Андреем его почти синхронно и из-за этого снова встречаемся взглядами и улыбками. Мне удалось немного побороть смущение, но всё же всякий раз, когда я смотрю ему в глаза, будто легонько вспыхиваю и отчего-то начинаю волноваться.

Виолончель тихо гудит, вторя под ритм барабанов и литавров трубе и фортепиано. Девушка в тёмно-синем сверкающем редкими стильными чёрными блёстками платье, улыбаясь поёт, то и дело проникновенно поглядывая на гостей ресторана.

Атмосфера здесь действительно потрясающая. Столов - не больше десяти, но расставлены так, что создаётся впечатление пространства и уюта одновременно. Мы с Андреем разместились за столиком в небольшой нише, так что джазовая певица стоит к нам полубоком, отчего хорошо видно и приятное её лицо и ровную, даже королевскую осанку.

Сидя на стуле, чуть покачиваюсь, поигрывая плечами в ритм музыке, при этом орудуя ножом и вилкой, и, заметив взгляд Андрея, спохватываюсь и смущаюсь из-за этого. Тут же перестаю двигаться, чуть поджимаю губы и сосредотачиваюсь на содержимом тарелки.

Андрей протягивает руку и легонько, но уверенно касается моей.

Поднимаю на него взгляд. О Боже... как он смотрит...

Даже сердце стало биться чаще.

- Ты - очаровательная. Безумно женственная.

- Спасибо, - отвечаю я, и закусив губу, смущаюсь ещё больше.

- Могу задать интимный вопрос?

Растерянно смотрю на него, замерев с вилкой и кусочком мяса на ней.

- Прям интимный?

Обаятельно улыбнувшись, он легонько кивает.

- Ну... - сглатываю. - Окей, давай. Но не обещаю, что отвечу.

- У тебя от природы волнистые волосы?

Озадаченная именно таким вопросом, невольно перевожу взгляд на прядь волос, потом смеюсь и смотрю Андрею в глаза.

- Да. В детстве вообще кудрявая была.

- Тебе очень идёт.

- Спасибо.

- Приятного аппетита.

- И тебе.

Спустя небольшое время, он встаёт и разливает по бокалам "Кьянти". Протягивает один мне. Благодарю и, глядя Андрею в глаза, замираю с бокалом в руке, потому что мне кажется, что сейчас будет тост.

- Мне очень нравится тебя узнавать, - говорит он. - Вот так, потихоньку. Ты будто бутон раскрываешься. И это очаровывает.

- Смотри, не влюбись, - смущённо отвечаю я, и с улыбкой взглянув на бокал, вновь смотрю ему в глаза.

- Обещать не буду, - улыбнувшись, парирует он.

Приподнимает руку с бокалом и говорит:

- Предлагаю выпить за то, что ты - со мной.

Робко смотрю ему в глаза.

- А я... с тобой?

- Угу, - глотнув вина, отвечает он. - Со мной. Здесь - точно.

- Тогда ладно, - киваю я, и тоже пробую вино.

Вкусно. Очень.

Легонько выдохнув, ставлю на стол бокал, почти одновременно с Андреем. И некоторое время мы едим молча, слушая приятный, ласково-мелодичный джаз.

Но я то и дело украдкой поглядываю на своего собеседника. Всё-таки он очень уверенный в себе мужчина. Это чувствуется за версту. И главное - никакого напряжения. С ним я и сама автоматически как-то расслабляюсь. И потому - уже благодарна. Мне сейчас это очень-очень нужно.

- Расскажи о себе, - прошу я, когда песня заканчивается и сменяется только негромкой игрой на фортепиано.

- Что именно тебя интересует? - внимательный взгляд умных карих глаз.

- Не знаю, - сделав глоток вина, пожимаю плечами я. - Что-нибудь. Я же вообще о тебе толком ничего не знаю.

- Как и я о тебе, - отвечает он. - Согласись, в этом есть своя прелесть.

- Ты - скрытный?

- Нет, - он качает головой. - Но... Я себя торможу.

- В каком смысле? - замираю я.

- В смысле реальных желаний и той ситуации, которую ты обрисовала в чате.

- Тебя смущает то, что я выхожу замуж? - осторожно спрашиваю я.

Он качает головой.

- Ты не выходишь замуж. Это не так называется.

- А как это называется?

- Вынужденно подчиняешься обстоятельствам.

Губы у него просто офигительные... Я даже немного притормаживаю из-за того, что борюсь с желанием не смотреть на них...

- А если... - смотрю ему прямо в глаза, - ...мне нравится подчиняться?

Он чуть щурит их. Внимательный взгляд.

- Это сексуально... - негромко отвечает он.

Пипец какой... Чувствую, что хочу его. Вот ни разу со мной такого не было. Ни разу...

Я ж его не знаю толком... Почему меня так к нему влечёт? И что самое главное - я же вижу, что это взаимно... И это только сильнее возбуждает...

Одновременно берёмся за бокалы и улыбаемся, поймав себя на том, что оба заметили это.

- Очень вкусная еда, - говорю я. - И вообще - ресторан просто классный. Ты не обманул. Спасибо тебе.

- Я рад, что тебе здесь нравится, - говорит он.

Пьём вино.

Снова едим молча. Новая джазовая песня. Очень-очень красивая. Впервые слышу её, но балдею с первых нот. Даже заслушиваюсь.

- "Капрезе" - невероятный какой-то, - делюсь своим восхищением я, когда она заканчивается. - Ты ел его здесь?

- Нет.

- Хочешь попробовать?

Он улыбается.

- Давай.

Нанизываю на вилку "Моцареллу" вместе с ароматным кусочком помидора и протягиваю к Андрею, который губами аккуратно снимает их с вилки, чуть отдаляется и, улыбаясь одними глазами, жуёт.

- Реально вкусно, - кивнув соглашается он.

- Хочешь ещё?

- Ешь, - улыбается он. - Мне сам факт того, что ты со мной так поделилась, очень приятен.

Улыбаюсь в ответ.

- Так ты расскажешь мне о себе? - хитро взглянув на него, спрашиваю я.

- Когда скажешь, что конкретно тебя интересует.

- Хорошо, - киваю я. - Ты правда - не женат?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ - Правда.

- И девушки у тебя нет?

- Нет.

- А почему?

Внимательно смотрю в его глаза. Они перестают смеяться. Даже как-то чуть тускнут, что ли...

- Я не туда полезла, да? - спохватившись, торопливо говорю я. - Ты извини меня, пожалуйста. Я иногда бываю такой...

- Всё нормально, успокойся, - усмехается он. - Вот серьёзно. Спрашивай, о чём хочешь.

- Ну, тогда я спросила уже.

- Потому что предпочитаю быть один.

- Боишься серьёзных отношений?

- Нет, - хмурится он, - не боюсь. Смысла не вижу.

- Это всё из-за той девушки, да? Прости, если лезу не в своё дело.

- Всё окей. Нет, не из-за неё. Это очень давно было. С тех пор, как умерла прошло больше десяти лет.

- И ты до сих пор один? - распахнув глаза, удивляюсь я.

- Да. Но насколько помню, ты себя тоже как-то серьёзными отношениями не связывала.

- Но я тебя и младше, - улыбнувшись, парирую я. - К тому же, я просто занималась своей карьерой. Точнее... - вздыхаю. - Впрочем, ладно. Извини меня.

- Да перестань ты извиняться, - улыбается Андрей. - Совершенно нормальные вопросы. Просто я не знаю, как так тебе ответить, чтобы ты меня в шаблон какой-то не засунула. Я - не принципиальный холостяк, если ты об этом. И не могу сказать, что не нравлюсь женщинам. Скорее, нравлюсь.

- Вот в этом я вообще не сомневаюсь, - смеюсь я.

- Благодарю, - сдержанно отвечает он. - Просто мне редко нравится сочетание внешности, ума и характера. Именно поэтому я и решил познакомиться с барышней, о внешности которой у меня не будет знаний. Подумал, что это интересная идея.

- Не разочарован? - внимательно смотрю ему в глаза.

- Нет, - кратко отвечает он. - А вот тебе бы - уверенности побольше.

- Это почему?

- Потому что ты - очень красивая женщина. И твои сомнения в собственной привлекательности - совершенно напрасны.

- Ну, я не мужчина, я не могу оценить.

- Была бы ты обычной в плане внешности, вряд ли бы этот чувак на тебя бы так давил. Обычно такое случается, когда женщина становится навязчивой идеей.

- Он просто мудак, - говорю я. - Если бы не его власть, он не смог бы на меня давить.

Андрей изучающе, проникновенно смотрит мне в глаза.

- Хочешь, я поговорю с ним?

Едва не вздрагиваю, мельком представив себе это.

- Не надо!

- Спокойно, - улыбается Андрей. - Я просто предложил. Не навязываю.

- В этом нет необходимости, - говорю я. - Я как-нибудь сама справлюсь. И вообще... буду благодарна, если мы уйдём от этой темы. Она для меня болезненна.

- Понимаю, - посерьёзнев, говорит он. - Но если что - имей в виду.

- А зачем тебе это? - немного напрягаюсь я.

- А нравишься ты мне.

- Разве это повод для такого?

- Вполне.

- Ладно. Давай лучше музыку послушаем?

- Хорошо, - вежливо улыбнувшись, отвечает он, и поворачивается к певице.

Чувствую себя теперь по-дурацки. Сама, главное, полезла в тему личных отношений. А оказалось, что даже здесь, с Андреем только лишь мысль о Матвее заставляет меня почувствовать себя плохо. Я прям даже расстроилась. Из-за себя самой.

Но Андрей не оставляет меня в этом. Снова повернувшись ко мне, он говорит:

- А ты знаешь, каково происхождение слова "джаз"?

- Нет, - заинтересовываюсь я. - Не знаю. Расскажешь?

- Есть версия, что слово "jazzing" означало на английском сленге тех времён то, что сейчас принято называть "трахаться".

- Ты серьёзно? - поражаюсь я.

- Да, - улыбается он, - вполне.

- Офигеть... Я не знала...

- Тебя это смущает?

Наверное немного краснею.

- Да нет... Просто... - смущённо смеюсь. - Для меня слово "джаз" - было просто словом, означающим музыку, которую я люблю.

Из-за своих слов и его взгляда смущаюсь ещё больше. И, глотнув вина, снова утыкаюсь в тарелку с "капрезе".

- Я тоже люблю джаз, - говорит Андрей.

Поднимаю на него глаза:

- Теперь это звучит двусмысленно.

Он усмехается.

- В твоём голосе появились очень сексуальные нотки... Даже сквозь музыку слышно. Мурлыканье такое.

- Ты меня смущаешь, - опустив глаза, тихо говорю я.

- Тогда пусть тебя утешит то, что есть и другая версия происхождения слова "джаз".

- Да? - снова смотрю ему в глаза.

Блин... Опять эта неловкая волна возбуждения... Пипец какой-то...

- Угу, - кивает он. - И, поскольку она менее фривольная, то, по идее как, даже считается официальной. Слово "Jazz" - он произносит его с чётким английским произношением, - произошло от слова "Jasm", - и его тоже.

- Похоже на "жасмин", - говорю я.

Он кивает:

- Да, похоже. Только вот есть небольшой нюанс.

Глядя ему в глаза, беру бокал и, сделав глоток, допиваю вино. Андрей, продолжая рассказывать сразу встаёт и наливает мне ещё.

- Ты меня спаиваешь? - щуря глаза, улыбаюсь я.

- Нет, - улыбается в ответ он. - Ухаживаю за тобой.

- Спасибо, - говорю я и как-то автоматически закусываю губу.

Принимаю наполненный бокал и невольно засматриваюсь на его пальцы. Очень красивые, ухоженные. Длинные, но не тонкие. И не толстые. Такие, какие надо. Очень мужские. Пальцы джентльмена.

Делаю глоток вина.

- И что же за нюанс?

- "Jasm" - означало энергию, жизненную силу. И возникло от более древнего слова - "Gism", означающего то же самое, но с конкретным сексуальным подтекстом, - он улыбается. - Так что, как ни крути, джаз и секс - неразрывны.

Смеюсь:

- Успокоил, называется. Официальной версией.

Андрей встаёт. Посерьёзнев, внимательно смотрит в глаза и протягивает руку.

- Пойдём потанцуем?

12.

Мелодия действительно очень располагает к медленному танцу. Вокалистка поёт мало, но эти вставки - очень уместны. И вообще эта композиция - далека от обычной для джаза импровизации. Она как-раз очень танцевальна.

Талией чувствую тепло ладоней Андрея и это, вкупе со вкусом "Кьянти" на губах, дополнительно возбуждает меня. Вплоть до того, что я чувствую, как приятно напряглись соски под бюстгальтером.

К тому же от Андрея так пахнет, причём едва уловимо сейчас, здесь, в нише этого ресторана, полного запахов итальянских блюд, что я даже испытываю лёгкое и очень приятное головокружение.

Мы медленно покачиваемся в танце и я невольно отмечаю для себя, что двигается он просто шикарно. Впечатление, что танцевать так с женщиной для него - что-то совершенно естественное.

- Ты классно танцуешь, - тихо говорю я.

- Спасибо, - улыбается он. - Ты - тоже.

От его голоса руки и шея покрываются мурашками. Хорошо, что этого не видно... Я и так порядком смущена.

Но спустя мгновение смущаюсь ещё больше. Потому что Андрей аккуратно уводит мои волосы в сторону, обнажая шею. А затем тыльной стороной пальцев, гладкостью ногтей, едва-едва касаясь, проводит ими по моей шее. От уха к ключице.

То, что я при этом чувствую - не передать словами. Меня просто обжигает волной дико приятного возбуждения. И из-за этого я смущаюсь ещё сильнее. Потупившись, убираю ладони с его широких, сильных плеч и, посмотрев ему в глаза, киваю в сторону столика:

- Пойдём?

Он кивает:

- Пойдём.

Мы вновь усаживаемся за столик, но теперь я чувствую себя немного не в своей тарелке. Потому что сильно возбуждена.

И я очень рада тому, что здесь приятный полумрак.

Закусив губу, смотрю на то, как подрагивает пламя свечи в круглом стеклянном подсвечнике на столе.

- Смутилась?

Поднимаю на него взгляд. Умные, серьёзные карие глаза, в которых можно просто утонуть.

- Есть немного, - честно признаюсь я.

- Напрасно, - он так внимательно смотрит, что я вновь чувствую приятное тепло внизу живота. - Благодаря тебе, этот вечер просто прекрасен. И я очень ценю это.

Что за бред лезет мне в голову, когда я смотрю ему в глаза?! Думаю о том, что не будь здесь других людей... Так, стоп. Стоп!

- Если хочешь, - произносит он, - мы потанцуем в другой обстановке, более располагающей к этому.

Он хочет позвать меня к себе?! Пипец, я не уверена, что...

- В клубе, - добавляет он.

- В клубе?

- Да, танцевальном. Как ты на это смотришь?

Сглотнув из-за волнения, киваю:

- Можно. А ты не торопишься?

- Нет, - улыбается он. - А ты?

Мысленно горько усмехаюсь. Нет, я точно не тороплюсь.

- Нет, - глядя ему в глаза, улыбаюсь и я.

- Отлично, - довольно кивает он. - Тогда попозже вызовем такси и поедем танцевать. Ну, а сейчас предлагаю выбрать десерты.

- Идея - супер, - улыбаюсь я.

- Сладкоежка?

- Ага. Ничего не могу с собой поделать.

- Ну что ж, тогда не будем противиться этому желанию. Чур я - буду тирамису.

- Хитрый какой... - смеюсь я.

- А то!

- Тогда я тоже буду тирамису!

Он немного искоса оценивающе смотрит на меня.

- Прекрасный выбор, надо сказать, - глаза смеются.

- Есть с кого брать пример, - отвечаю я.

Господи, я же флиртую с ним... Так откровенно флиртую, что это же очевидно просто...

13.

Тирамису оказывается просто восхитительным!

- Невероятно вкусный! - прижав руку к груди, восклицаю я.

- Согласен, - улыбается Андрей, зачёрпывая ложкой из чаши. - Впрочем, неудивительно, - он улыбается, - здесь повара - итальянцы. Все до единого.

- Откуда ты знаешь? - удивляюсь я.

- Был здесь несколько месяцев назад. Тогда и узнал.

- С девушкой, наверное? - чуть напрягаюсь я.

- Нет, - очаровательно улыбнувшись, качает головой он. - Один.

- Да ладно... - прищуриваюсь я.

- Серьёзно, - усмехается он. - Я ведь тоже люблю джаз. А они тогда - только открылись.

От того, как он на меня смотрит, я уже просто балдею. Ещё немного и я реально поверю в то, что я очень красивая.

- Отойду на минутку, - встаёт он.

- Хорошо, - киваю я, и закусываю губу.

Когда он уходит, я, пользуясь тем, что он меня не видит, откровенно любуюсь его фигурой. Сзади он выглядит не менее обалденно, чем спереди. Широкоплечий, статный, очень мужественный и сильный. Где ты был, Андрей, раньше? Где ты был, скажи мне?

Делаю новый глоток вина. Я, наверное, немного опьянела. Не чувствую этого, но после двух бокалов я обычно уже хмельна. Надеюсь, я не веду себя как-то вызывающе. Очень не хочу разочаровывать его... Боюсь этого... Хотя эта встреча вроде как не предполагает продолжения... Какое продолжение, если мне нужно будет на следующей неделе...

Лезу в сумочку за телефоном. Просто убедиться в том, что всё в порядке.

Но нет. Не всё в порядке. Три пропущенных вызова в беззвучном режиме. И смска. Отправитель тот же. Матвей.

Смущённо взглянув поверх стола, вижу что Андрея ещё нет. Быстро нажимаю пальцем на смску.

"Ответь на звонок".

Разбежалась. Другому кому приказывай.

Чувствую, как стремительно портится настроение. Ну нафига я полезла за телефоном? В сердцах выключаю его и бросаю обратно в сумку. Вот так. Отлично. Сразу становится легче. Будто камень с души свалился.

Доедаю тирамису. В мыслях - сумбур. После такого вечера мне разве не будет ещё сложнее принять действительность, которая меня ждёт? Зачем я вообще полезла смотреть телефон... Дурочка... Придурок, как же ты меня достал...

Отставив чашку в сторону, беру бокал в руку, и потихоньку потягиваю вино, глядя на джаз-банд и певицу, исполняющую новую композицию. Тут так классно... А на душе теперь... Блин, как же выпутаться из этого... капкана, да. Капкана.

Андрей возвращается и внимательно взглянув на меня, садится за стол.

- Всё в порядке? - чуть обеспокоенно спрашивает он.

- Да, - отвечаю я, и сглатываю. - В полном.

В его глазах вижу искорку недоверия. Но он достаточно тактичен, чтобы принять мой ответ без дальнейших вопросов. И это очень приятно.

- Я тоже ненадолго отойду, - говорю я, вставая. - Подождёшь меня?

Он смеётся.

- Я без тебя никуда не уеду.

Смущённо улыбаюсь.

- Я не это имела в виду... Но... - смотрю ему в глаза, - я рада.

Ухожу в туалет, а потом, вымыв руки, некоторое время стою у зеркала, поправляя причёску. Задумчиво отвожу пальцами волнистые локоны в сторону, обнажаю шею. Повернув ладонь легонько провожу гладкостью ногтей по коже... Приятно вспоминать, как он это делал. Правда, когда я сама так делаю - это совсем не то.

Сзади легонько хлопает дверь и я, вздрогнув, быстро одёргиваю руку. Вытащив салфетку, вытираю уже вытертые ранее руки, разворачиваюсь и выхожу, пройдя мимо девушки в рубиновом платье, от которой пахнет цветочными духами.

Чувствую, как дрожат коленки. Будто меня поймали за чем-то постыдным.

Выдохнув, выхожу в зал. Музыка становится громче и чётче. Народу, по прежнему, полный ресторан. Им явно надо расширяться. Желающих провести здесь вечер - тьма.

Прохожу мимо танцующей у столика пары. Красивые. Он - в светло-коричневом костюме, она - в нюдовом вечернем платье с чёрным пояском. Встречаюсь с ней взглядом и вижу её улыбку. Отвечаю тем же.

Вернувшись, придерживаю платье, чтобы не помялось и усаживаюсь за столик.

- Ты какая-то дико женственная... - глядя в глаза, едва ли не задумчиво произносит Андрей, чем снова едва не вгоняет меня в краску. - Смотреть на тебя - одно удовольствие.

Это взаимно.

- Спасибо... - смущённо отвечаю я. - Я рада, что нравлюсь тебе.

- Нравишься, - говорит он. - Но вот то, что ты расстроена - меня огорчает.

- Не бери в голову, - отвечаю я. - Ты тут ни при чём.

Внимательный взгляд. Он ничего не отвечает. Думает о чём-то своём. Повернувшись к сцене, смотрит на то, как играет джаз-банд.

Снова поворачивается ко мне.

- Ещё вина?

- Нет, - качаю головой я, и в очередной раз утонув в его глазах, тихо добавляю: - Поехали лучше потанцуем.

Он улыбается.

- Поехали. Сейчас только счёт оплачу.

14.

За влажным стеклом такси - тёмная, мерцающая и сверкающая размытыми огнями ночь. Струйки дождя, словно вьющиеся змейки, изгибаются, танцуют, скатываются вниз.

Зачарованно смотрю перед собой, туда, где за плечом водителя, бегают по лобовому стеклу дворники. Я не знаю, что это за радиоволна, но музыка, которая наполняет салон автомобиля, мне хорошо знакома.

Странно и загадочно звучит она здесь, сейчас, когда я еду в ночной клуб вместе с Андреем.

Этой песне лет десять, если не больше. Когда я занималась танцами после университетских лекций, её знали многие. Но я не слышала её уже очень давно. А когда-то выступала под неё на сцене дома культуры, как приглашённая танцовщица. Выручила подругу, которая училась на режиссёра, и с которой давно уже не общалась даже по телефону. Она вышла замуж и счастливо растворилась в семье и детях.

"Mt Eden Dubstep - Bat for lashes: Daniel"

Чарующая, сексуальная, проникновенная, ритмичная, она и тогда прекрасно ложилось на моё состояние, и очень вторит ему сейчас, когда бедром я ощущаю тепло бедра красивого, сексуального и уверенного в себе мужчины, которого в реале знаю менее трёх часов.

Но к которому меня так тянет, что я уже борюсь сама с собой.

Имею ли я право вообще на эту поездку?

Не в контексте связи с Матвеем, нет. Плевать на Матвея. Пошёл он.

А в контексте того, что явно происходит между мной и Андреем. Я ведь не смогу быть с ним. Никак. Этим вечером, а может быть ночью - всё и закончится. Я не имею права вешать на него то, что легло на меня. И у меня нет выхода из этой ситуации, который подразумевает наше дальнейшее с ним общение. Я выйду замуж, это уже очевидно. Мне трудно смириться с этой мыслью, потому что это похоже на укладывание себя в могилу, будучи живой и любящей жизнь. Но то, что я никак не могу принять эту ситуацию, ничего не меняет. Действительность остаётся той же. Я либо сяду, либо выйду замуж за человека, которого уже искренне ненавижу. И который, судя по всему, приложил руку к сложившейся ситуации. Лживому, хитрому эгоисту, плюющему на всех, готовому идти по головам, которому плевать на то, что у меня он ничего, кроме отвращения не вызывает.

Как он вообще представляет себе нашу с ним жизнь? Каждый день он будет давить на меня, издеваться и помыкать? Каждую ночь будет вынуждать на правах уже законного супруга ложиться с ним в постель? А если этот паскудный гад захочет ребёнка от меня? А он ведь захочет...

Капли падают на лобовое стекло, разбиваются мелкими брызгами и стекают по нему расползающимися витиеватыми струйками. Вновь водитель включает дворники, и они вновь принимаются тихо и мерно поскрипывая по толстому стеклу, разбрасывать эту воду в стороны.

Впереди слева то и дело проносятся автомобили с горящими яркими фарами, а прямо перед нами вспыхивают красным стоп-сигнальные огни машин впереди.

Мы в пробке. Выходной день. Московский вечер.

И глубокий, взывающий к памяти "Daniel" в небольшом тёплом салоне такси, в котором справа от меня смотрит вперёд мужчина, прикоснувшийся ко мне бедром. Тогда я была жива и полна надежд. Я танцевала не только наедине с собой.

И сейчас я будто ожила ненадолго. И танцевать буду не одна.

Пусть время замедлится. Пусть эти мгновения длятся дольше. Я так хочу насладиться ими... Не думая о том, что ждёт меня позже, когда Матвей вновь напомнит мне о себе.

Будто чувствуя мою тихую панику и попытку сбежать от самой себя, Андрей берёт меня за руку и несильно сжимает пальцы. Отвечаю тем же.

Повернувшись к нему, вижу его взгляд в полумраке салона такси. Тёмные глаза с бликами на них. Умный, проницательный взгляд мужчины, с которым мне так комфортно. Который вроде бы ни на что не претендует, но одновременно с тем который так легко меня завоёвывает... Один этот взгляд заставляет моё сердце биться чаще. Ловлю себя на том, что снова стремительно возбуждаюсь...

Мы просто едем танцевать. И я имею на это право. Я ничего ему не обещала. Да и он и не заставлял чего-либо ему обещать. И никак не провоцировал на это. Он вообще держится очень достойно и очень самодостаточно. И я чувствую, что он, в отличие от Моти, уважает меня и мои желания.

Просто чувствую это. Наравне с возбуждением, которое рождается само по себе, вновь и вновь отражаясь на моём теле приятными мурашками.

Сжимаю его руку. Как-то автоматически. Будто прошу помощи, при том, что молчу. И он отвечает мне тем же. Словно говорит, что всё будет хорошо. Я бы и рада обмануться, но облик гневного, несдержанного Матвея, то и дело возникающий передо мной, разбивает все надежды на крохотные осколки.

Представляю, как он будет беситься из-за того, что я игнорировала его звонки с смской и из-за того, что после того, как прочитала её, выключила телефон. Скажу ему, что села зарядка. Если вообще стану оправдываться.

Дворники ездят по стеклу туда-сюда. Будто ходики часов, отмеряющие остаток времени, данное мне на решение быть пленённой тем или иным способом.

Андрей наклоняется ко мне, я это чувствую.

- Сонь.

- М? - отзываясь, поворачиваюсь к нему и завороженно смотрю на его губы.

- Выдохни. Не накручивай. Всё будет в порядке. Увидишь. Будет.

С благодарностью смотрю на него, будто читающего мои мысли и осознаю вдруг, что глаза наполняются слезами. Киваю, а затем, сглотнув, отворачиваюсь в сторону и украдкой быстро пальцами левой руки смахиваю родившиеся слёзы.

Чувствую, что Андрей гладит меня по спине. Легонько так, нежно. Из-за этого только сильнее слёзы текут. Изгибаюсь вперёд, отстраняясь от его ладони, потому что иначе я дам волю слезам, а я этого не хочу. Он не настаивает. Убирает руку на своё бедро.

Проморгавшись. поворачиваюсь к нему и, чуть приблизившись, шепчу:

- Не надо меня жалеть.

Он легонько, едва заметно кивает: понял тебя. В свете фонарей вижу, как играют затем желваки на его небритых щеках. Видно, что злится из-за собственного бессилия. Как такое может быть вообще? Он практически не знает меня? Почему ему не насрать?! Почему?!

Заставляю себя успокоиться. Искусав губу, останавливаю слёзы.

Композиция сменяется другой, тоже приятной, но той, которую я не знаю. И становится чуть легче. Получается отпустить ситуацию.

Решаю для себя одно: в клубе я буду танцевать. Так, как сочту нужным. С ним, с этим мужчиной, которого практически не знаю, но который так хорошо меня чувствует и с которым мне так спокойно и хорошо.

15.

Мерцают бело-голубые сверкающие шары под высоким потолком ночного клуба. Прожектора режут темноту зала подвижными, прямыми и длинными белыми лучами. Громкая музыка оглушает, бит бьёт в грудь из огромных колонок.

Зарывшись пальцами в распущенные волосы, танцую. Откидываю их назад, двигаюсь в ритме восхитительной, качающей музыки. Поведя плечами, изгибаюсь, выгибаюсь, как кошка, вскидываю руки вверх, провожу ими перед собой, ловя взглядом лучи света на них. Вижу танцующего передо мной, мелькающего в свете сверкающих шаров и яркой цветомузыки, Андрея. Его руки вновь ложатся на мою талию, а затем он с лёгкостью разворачивает меня к себе спиной. Трусь об него спиной, попой, выгибаюсь дугой, вскидываю руки. Его ладони скользят по моему телу, но пока что не слишком откровенно - от талии до подмышек и обратно вниз.

Длинный трек состоит из нескольких композиций, но диджей так грамотно скрадывает переходы, что кажется - будто эта музыка - одна единственная танцевальная, просто бомбическая, крышесносная вещь.

Взмокшая от пота и возбуждения, я танцую так же, как и дышу. Наслаждаясь каждым прикосновением Андрея к моему телу. Оно отзывается на них, поёт возбуждением и страстью. Эти быстрые танцы очень скоро превратились в куда более чувственные, нежели там, в ресторане, где я не могла раскрыться в силу и неподходящести места и слишком краткого ещё знакомства с Андреем. А может быть там я была просто менее хмельна. Сейчас, после двух коктейлей, я уже не просто захмелела, я наслаждаюсь собственным состоянием свободы. Облик Моти развеялся будто дым, а Андрей - остался моим настоящим. Плевать на то, что будет дальше. Важно то, что происходит сейчас.

А сейчас - мне охренительно хорошо.

Я танцую среди множества людей, но все они - массовка, потому что важен для меня здесь только один человек. От прикосновений которого мне хочется мурлыкать и тереться об него щекой.

Что я и делаю, когда наши танцы превращаются в один танец. Ритмичный, брызжущий сексуальной чувственностью, полный искр вожделения и страсти. Этот танец, в котором Андрей ведёт меня бёдрами, пахом, ладонями, изучающими моё тело уже куда более откровенно, чем поначалу, похож на прелюдию к сексу... Да что там - он уже секс... Просто в одежде... Андрей хоть и позволяет себе скользить по моей груди со вставшими сосками ладонями, приятно оглаживать мои плечи, бёдра и попу, всё же н касается даже лобка... А ведь проведи он ладонью вниз по моему животу, не факт, что я не кончила бы прямо здесь, так сильно возбуждена.

Обнятая им сзади, я трусь об него всем телом, прижимаясь к нему, и временами чувствую его тёплое дыхание на своей шее. От которого мурашки приятные заставляют меня прикрывать глаза и  улыбаться собственному удовольствию.

Боже, как же классно... Как же я люблю танцевать... И как нравится мне танцевать с этим чудесным парнем, так классно двигающимся, так чудесно чувствующим ритм, что только от этого можно прибалдеть...

Вскинув подбородок во время плавного, лишённого ритмичных битов музыкального перехода, трусь лопатками затылком о плечо мужчины, прижавшегося к моей попе пахом, совпадающего со мной бёдрами, когда мы согнув ноги, чуть опускаемся вниз, а затем снова, чувствуя музыку, выпрямляемся, оставаясь при этом единым целым.

И чувствую вдруг... прикосновение к шее тёплых губ в сочетании с лёгкой, приятной колкостью щетины. Млею от этого поцелуя, который длится несколько секунд, но действует на меня получше всякого афродизиака...

В уши врывается ритмичным грохотом яркий бит, и наши тела, плотно прижатые друг к другу, принимаются двигаться ему в такт. В этом столько отсутствующего секса, столько тайной откровенности, столько призывного молчания и так много чувственной эротики, что у меня даже кружится голова от возбуждения и удовольствия...

Спиной чувствую его мощную мужскую грудь, попой - напряжённый в паху привставший член, бёдрами бёдра, талией и грудью его скользящие ладони, шеей его губы и его щетину, а носом вдыхаю смесь аромата его вспотевшего, но чистого тела, приятного парфюма и запаха чистых волос...

Я уже не возбуждена... я сексуально взбудоражена.... Всё моё тело отзывается предвкушением секса, и я растягиваю это удовольствие вместе с мужчиной, с которым танцую среди сотен других людей в темноте огромного зала...

Я хочу его... Безумно хочу...

И как же приятно осознавать, что здесь и сейчас  - я свободна. И в этом своём возбуждении - тоже.

Новый плавный, тянущийся тонкой дудочкой и поигрывающий басами музыкальный переход... Его ладони ложатся на мои запястья. Выгибаюсь дугой, трусь попой о его пах.

Он разворачивает меня к себе и я открываю глаза.

И вижу его взгляд, сверкающий в свете мозачиных ламп и ярко-белых прожекторов.

Взгляд, который говорит мне то, что я хочу знать получше всяких слов.

Взгляд, слишком откровенный для того, чтобы хоть что-то скрыть.

И тянусь губами к двигающимся навстречу губам.

Грохот оглушает нас во время это поцелуя, но мы, в отличие от других людей здесь, не ускоряемся в возникшем вновь ритме. Наооборот... мы замедляемся, потому что самым важным здесь становится поцелуй...

Откровенный, чувственный, услаждающий губы и язык...

Поцелуй, от которого между ног становится разом тепло и влажно настолько, что тихонько отзываются сладкой дрожью колени... И подгибаются ноги...

Поцелуй жаждущий, долгий, полный чувственных признаний и желания обладать друг другом...

Я никогда в жизни не целовалась так сладко... Так классно... Так проникновенно и сексуально...

Как сейчас, здесь, в этом клубе, среди ночи, в толпе танцующих людей, в зале, где грохочет ритмичная диджейская музыка...

Его тёплая ладонь легонько сжимает мою грудь под тканью платья и бюстгальтера, а моя скользит по его напрягшемуся в джинсах члену. Большому, упругому, тёплому... Нет никаких сомнений в том, что мы оба друг друга хотим...

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

И когда наши губы размыкаются и я, чуть отдалившись для вдоха, открываю глаза, я вижу его лицо, его взгляд и чуть приоткрытые губы...

Знаю, что здесь, в этом грохоте он не услышит меня, даже если я что-то скажу ему на ухо. Нужно будет кричать, чтобы он хоть что-то разобрал.

Но нам и не нужны сейчас слова.

Мы понимаем друг друга без них.

Он берёт меня за руку и мы, то обходя танцующих людей, то прорезая целые их группы, выныриваем из толпы на край этого огромного танцпола. А затем, всё так же держась за руки, спускаемся вниз по лестнице и минуя меньший зал первого этажа, выходим к бару, светящемся неоновыми огнями.

Здесь тоже танцуют, но народа значительно меньше, а музыка значительно тише. Здесь даже слышны чужие голоса.

Мы усаживаемся за барную стойку на высокие сиденья. Освещённые яркими лампами бармены в белых рубашках и чёрных бабочках, пританцовывая обслуживают многочисленных клиентов, которые то и дело подходят что-либо заказать.

Андрей улыбается мне, а я в ответ ему. Да, я действительно опьянела. И неизвестно от чего больше. От алкоголя, этой свободы, которая наконец-то взяла верх в моей душе или этих чувственных ритмичных танцев, полных скрытого секса...

Но я не настолько пьяна, чтобы заплетался язык. И пространство передо мной не плывёт, хотя лёгкое едва заметное головокружение я всё же чувствую.

- Ты охрененно танцуешь... - глядя мне в глаза, говорит он.

- А ты целуешься охрененно... - отвечаю ему я.

- Хочешь ещё коктейль?

- Да, - киваю я. - Хочу. И тебя.

- Что? - он чуть щурит глаза.

- Что слышал, - отвечаю я.

- Коктейль и меня?

- Именно так. Коктейль и тебя. И в том же порядке.

Он улыбается, да так, что у меня новая мурашек от его обаяния и предвкушения близости, которая теперь - неминуема. Потому что единственное, чего я сейчас действительно сильно хочу - отдаться ему. Отдаться с тем же чувством свободы, которое переполняет меня сейчас.

Андрей прямо на стуле поворачивается к бармену и поднимает руку.

Молодой парень с горящими глазами и насмешливой улыбкой, подаётся вперёд.

- Базуку Джо девушке и Б-52 мне.

Парень кивает, улыбается ещё шире и поднимает большой палец вверх.

- Два шота? - искоса взглянув на Андрея, ухмыляюсь я.

- Именно, - улыбнувшись, кивает он. - Незачем здесь засиживаться с лонг-дринками. Будь ширинка моих джинсов на пуговицах, а не молнии, я бы ещё там в зале расстрелял бы тебя ими.

- Мы знаем друг друга несколько часов, - напоминаю я.

- Да, - чуть прищуренно глядя мне в глаза, едва заметно кивает Андрей. - И это охрененно, что зная тебя так мало, у меня чувство, будто ты создана для меня.

Указательным пальцем касаюсь его губ и, глядя ему в глаза, медленно качаю головой.

- Не надо, - прошу я. - Это будет единственная ночь. И если ты действительно так сильно хочешь, чтобы она случилась, не надо. Я не смогу быть твоей, хотя, поверь мне, уже очень хочу этого. Я недолго останусь свободной. Мне осталось несколько дней, но уже завтра понадобится дать ответ, после которого эти несколько дней - превратятся лишь в ожидание казни этим ненавистным мне браком. Я выйду за него замуж, чтобы ты не говорил сейчас. Та ситуация в которой я оказалась, не оставляет мне шансов для побега. И ты, такой классный и охрененный, ничего не сможешь сделать. Меня уже не спасти.

Он хочет что-то возразить, но я уже ладонью прикрываю его губы.

- Прошу тебя, - говорю я, - пожалуйста, не порти эту ночь. Не нужно ничего говорить. Поверь мне, просто не нужно. Я уже твоя. Я уже мысленно не раз отдалась тебе. И отдамся в действительности, прямо сегодня, уже очень скоро. Но будет единственная наша ночь. Если ты не согласен на это... - буквально заставляю себя сказать дальше, потому что это трудно, и очень, - если ты не согласен на это, её не будет.

Вижу, что умолк и не пытается больше возразить мне. Медленно убираю ладонь.

- Я согласен, - кадык подпрыгивает вверх, и дальше тише и хрипло: - Согласен.

Во взгляде его и желание, и благодарность и предвкушение близости, и тоска.

И в моём наверняка - они же.

- Ваши коктейли, - раздаётся сбоку голос бармена.

Он называет их стоимость и пока Андрей вынимает из кармана джинсов портмоне, поджигает его и ставит рядом стаканчик с трубочками. Андрей кладёт на стойку две голубых тысячных купюры.

- Сдачи не нужно.

- Спасибо вам, - улыбнувшись, кивает парень, и тут же, сделав шаг в сторону, переключается на другого клиента.

Глядя на меня, Андрей ждёт, пока я возьму свой шот, затем, видя, что я готова опрокинуть его, вставляет в свой горящий "Б-52" трубочку и мы одновременно выпиваем оба.

И одновременно ставим на стойку пустые стопки, а затем, взглянув друг другу в глаза, одновременно встаём.

Андрей берёт меня за руку и, переплетя пальцы, мы направляемся к выходу из ночного клуба.

16.

На улице моросит. В тёмном, чуть подсвеченным огнями города небе, видны очертания тяжёлых туч. Возле клуба полно такси, ещё больше - людей. Многие пьяны. Охранники настороже. Кто-то упорствует в желании войти, но его не пускают. То тут, то там раздаётся громкий, многоголосый смех.

Музыка из клуба доносится едва-едва, очень приглушённо и на фоне голосов стоящих под огромным козырьком людей, периодически она почти не слышна. Только когда открывается дверь, звуки ритмичных композиций вырываются наружу, на улицу.

Мы немного задержались на выходе, потому что пришлось остоять небольшую очередь в гардероб, где я оставила в сейфе сумочку, а Андрей - свой пиджак.

- Сколько сейчас времени? - повернувшись к своему спутнику, спрашиваю я.

Он вскидывает руку и смотрит на наручные часы.

- Половина третьего.

- Нифига себе... Это сколько мы клубе-то проторчали?

- Порядочно, - улыбается Андрей. - Спать не хочешь?

Улыбнувшись, задорно мотаю головой.

- Это хорошо, - произносит он. - У меня тоже сна - ни в одном глазу. Сейчас, погоди минутку, - он достаёт из кармана джинсов смартфон, - вызову машину.

- Хорошо, - кивнув, отвечаю я. - А куда мы поедем?

Андрей внимательно смотрит на меня.

- Хороший вопрос. Можем ко мне.

- Нет, - качаю головой. - Не самая удачная мысль.

- Почему? - хмурится он.

- Я тебя слишком плохо знаю. Это во-первых.

- А во-вторых?

- А во-вторых, - провожу ладонью по его плечу, смотрю в глаза. - Андрей, буду откровенной. Я очень боюсь привязаться к тебе. Пускай это будет отель. Ладно? Пожалуйста.

Чуть сузив глаза, он смотрит в сторону. Потом на меня. Кивает:

- Хорошо.

- Не обижайся только, ладно?

- Да ты что, - он ласково, тепло смотрит мне в глаза. - Никаких обид. Я понимаю. Правда, понимаю, - а потом добавляет, уже чуть тише: - Да и страх твой я разделяю. Хрен его знает почему меня к тебе так тянет, но тянет невероятно.

- Такая же фигня, - горько усмехнувшись, отвечаю я. - Поэтому лучше отель.

- Тогда лучше - хороший ближайший. И перед тем, как вызвать такси, нужно заказать номер.

- Отличная мысль, - улыбаюсь я.

Пока он, сосредоточившись на смартфоне, это проделывает я стою, прижавшись к нему. Одной рукой он обнимает меня, большим пальцем другой то и дело кликает по экрану.

- Готово, - наконец произносит он.

Смотрит сверху вниз мне в глаза. С нежностью смотрит.

Блин, я таю от его взгляда... И вообще, я так пригрелась...

- В общем, номер в классном отеле в нескольких километрах отсюда, а машина приедет через семь минут, - смотрит на экран смартфона: - Уже через шесть.

- Отлично, - отзываюсь я.

И до приезда нашего такси мы не произносим ни слова. Просто стоим в объятиях друг друга. Закрывая глаза, я представляю себе, что этот мужчина - мой. По настоящему мой. Насовсем. Ну, хотя бы надолго. Что нет никакого грёбаного Моти, нет никакого долга, нет пустой квартиры, в которой холодно и нечего есть. От этих мыслей становится и сладко и горько одновременно.

Редкие мелкие капли дождя тревожат гладь тёмных, отзеркаливающих ночное небо, луж.

- Да он пьяный в говно, - раздаётся неуверенный поблизости. - Подними его, и потащили в такси, блин. Саня, ёпта... вставай! Блин, Серёг, помоги его поднять-то.

- Можно подумать, - слышится с другой стороны несколько раздражённый женский голос, - что я его уговариваю. Не хочет - не надо. В конце концов я в состоянии за себя заплатить...

Из-за поворота вдали появляется машина, едет явно к клубу. Ярко горят фары. Замедлив скорость, она останавливается на дороге прямо напротив входа. Теперь видно, что это белый седан, принадлежащий таксопарку.

- Наша, - говорит Андрей.

Нехотя выскальзываю из разомкнувшихся объятий и чувствую холод ночи. Андрей берёт меня за руку и мы, выйдя из под навеса, быстро, стараясь сильно не намокнуть, идём к машине. Андрей открывает передо мной дверь и я юркаю на заднее сиденье. Поздоровавшись с водителем, отодвигаюсь дальше, давая возможность сесть в салон и Андрею. Забравшись, он захлопывает дверь.

- Краснопресненская, двенадцать, "Краун Плаза", всё верно? - с лёгким акцентом, глядя на нас в зеркало заднего вида, уточняет водитель.

- Да, всё правильно, - отзывается Андрей.

Водитель кивает, уводит назад ручку переключения скоростей, и, спустя пару мгновений, машина трогается с места.

17.

Несмотря на довольно высокую даже по московским меркам зарплату я никогда не позволяла себе пятизвёздочный отель. Поэтому, как только машина останавливается у роскошного входа, и мы заходим внутрь, я немного офигеваю от того, как тут всё круто и стильно устроено. Ошарашенно смотрю на Андрея.

- Он же, наверное, безумно дорогой... - едва ли не шепчу я.

- Был бы дороже, я бы взял, - тоже негромко, но внятно и твёрдо отвечает Андрей. - Роскошной женщине - роскошные апартаменты. И никак иначе.

Я даже вновь смущаюсь из-за этих слов. "Роскошная женщина"? Вот уж никогда не считала себя такой. Мне казалось, что так можно сказать про голливудских актрис или известных моделей, но уж никак не про меня. Пока я осмысливаю это всё, Андрей получает карточку-ключ от дежурившего за стойкой парня лет двадцати пяти - ночного портье.

- Вас проводить? - доносится до меня его тонкий, высокий голос.

- Нет, - отвечает Андрей, - не нужно.

- Хорошо. Приятной вам ночи.

- Спасибо.

Мы проходим к лифтам и я смущённо оглядываюсь. Потом, когда двери раскрываются и мы заходим внутрь стальной кабины с огромным зеркалом и стильным табло с кнопками, смущённо говорю:

- Как думаешь, он понял, зачем мы приехали?

Андрей явно сдерживает улыбку.

- Тебя действительно это интересует?

Легонько пожимаю плечами.

- Я так обычно не делаю, - а потом, ещё более смутившись, добавляю: - В смысле, у меня вообще такое в первый раз.

Двери тихо, почти бесшумно закрываются и лифт едва заметно устремляется вверх.

Андрей выглядит немного усталым, но взгляд его - полон нежности.

- Думаю, что ему пофиг, - мягко улыбнувшись, отвечает он.

Спустя несколько секунд лифт останавливается, высветив на табло отметку "12". Двери раскрываются и мы выходим на этаж. Просторный, красивый и стильный холл. Здесь всё говорит о том, что по этому полу ходят исключительно богатые люди и сотрудники отеля. Взяв меня за руку, Андрей кивает вправо:

- Наш номер - там.

Внимательно смотрю ему в глаза.

- Не жалеешь?

- А ты? - спрашивает он.

- Нет, - абсолютно серьёзно отвечаю я. - Более того - рада.

- Та же фигня, - улыбнувшись, отвечает Андрей, и я невольно улыбаюсь тоже.

18.

Устланный дорогим ковролином пол. Маленькие тёмно-коричневые ромбики на бежевом. Несколько комнат, дорогая мебель, панорамные окна с потрясающим видом на ночную Москву.

Разувшись, тихо ступаю по полу. Подхожу к окну. Московская ночь отсюда потрясает воображение. Господи, какой красивый город...

Андрей подходит ко мне, обнимает сзади и утыкается носом в мою макушку. Жмусь к нему, глажу ладонью ладонью.

- Красиво, правда? - тихо спрашиваю я.

- Да, очень.

Поворачиваюсь к нему. Смотрю в глаза.

- Можно я спрошу тебя кое о чём?

- Конечно, - умный, тёплый и проницательный взгляд.

- Вопрос глупый, наверное, но мне важно...

- Просто спроси.

- Часто у тебя так бывает?

Он улыбается одними глазами. Вижу морщинки в их уголках.

- Впервые.

И я слышу и по голосу и по интонациям, что он не врёт. И в глазах его вижу, что говорит правду.

- И у меня, - тихо отвечаю я.

Он склоняется ко мне и мы целуемся. Снова таю. До слабости в ногах, до лёгкого, приятного головокружения. И вновь во мне рождается возбуждение. Сменяет собой страхи, волнение и неуверенность.

Оторвавшись от моих губ, Андрей смотрит мне в глаза.

- Я тебя не отпущу.

- Перестань, - хмурюсь я. И добавлю: - Пожалуйста. Ты не знаешь деталей. Давай просто проведём ночь вместе.

Он молча кивает. Но вижу, что внутренне он не согласен. Это смущает меня, потому что я не хочу морочить ему голову. Я вижу, что небезразлична ему. Понимаю, что номер в этом - наверняка безумно дорогущем отеле - даже для него чувствительная трата. осознаю, что он выбрал этот отель именно потому, что проникся мной. Удивлена этому и боюсь этого. Потому что стремительно к нему привыкаю. Причём, привыкаю в том смысле, в котором только женщина может привыкнуть к мужчине. Лучшему в её жизни.

Гоню от себя эти мысли, но они не уходят. Если бы Андрей хоть что-то сказал, мне было бы что возразить. А тут я спорю сама с собой. Сама с собой...

- Скажи, - улыбнувшись, спрашивает он, - а ты думала тогда, в том чате вчера, что может получиться именно так?

- Нет, - улыбаюсь я. - Правда, даже не представляла себе такое развитие событий.

- И я, - усмехается он. - Единственное, о чём я думал тогда, что если ты сейчас выйдешь из чата, я тебя потеряю. А я этого уже тогда не хотел.

- Пожалуйста, стоп... - прошу я.

Он не даёт мне договорить. Запечатывает мои губы страстным, чувственным поцелуем.

И в это время раздевает меня.

Серое платье падает на пол, к ногам. Я остаюсь в одном белье, открытая, обезоруженная, уязвимая.

- Мне нужно в душ...

- Не торопись, - он смотрит мне в глаза. - Лучше вообще без душа. Мне нравится, как ты пахнешь. Я бы не хотел, чтобы ты смыла этот запах.

Совсем смущаюсь. Потупившись, пытаюсь справиться и с волнением и с возбуждением из-за его откровенных слов.

- Правда нравится... - он приникает губами к моей шее, и я невольно покрываюсь мурашками. Наверное вся.

Подняв мои руки, он спускает к моей подмышке. Втягивает носом запах.

- Как же охренительно ты пахнешь...

Мурашки. Новые и новые. И что самое важное - я потекла... Потекла... Чувствую это...

- Ты пахнешь моей женщиной... - заводя руки за мою спину, тихо произносит он.

Смотрит в глаза. Чувствую, как вздрагивают его пальцы, когда он расстёгивает петельки.

Бюстгальтер падает на пол, обнажая мою грудь.

На мгновение прикрываю глаза. От возбуждения уже кружит голову.

Открыв, вижу свои торчащие, няпрягшиеся соски. И вижу, как он... смотрит на них...

- Андрей, я...

Он прикладывает палец к моим губам.

- Тшш...

Кожа в мурашках. Сердце колотится. Я едва дышу...

Губы его касаются моего соска... Сосок тихим, щемящим, безумно приятным ощущением реагирует на это прикосновение. Вздрагиваю, когда губами Андрей хватает его и чуть оттягивает на себя. Голова кружится... Внизу живота приятное тепло нарастает пульсацией... Хочется свести ноги вместе...

Мужская ладонь сжимает грудь... Губы при этом то и дело прихватывают сосок... Кончик языка пляшет на нём, будорожа меня, заставляя прогнуться в пояснице, податься навстречу... тихо застонать от сладости ощущений...

- Как же ты пахнешь...

Перед глазами всё плывёт. Закрываю их - и ощущения становятся ярче... Едва сдерживаю постанывание... Чувствую, как сильно теку... Трусики мокрые наверняка...

Мужские пальцы ложатся на кружевной треугольник и теперь то, что они мокрые - я знаю точно...

Всхлипнув, едва не задыхаюсь от того, какой сильный кайф вдруг пронизывает меня.... Изогнувшись дугой, пытаюсь немного отстраниться, чтобы ослабить яркость этих ощущений, но Андрей не даёт мне этого сделать... Пальцами он принимается легонько поглаживать меня там, между ног...

С меня давно сошёл хмель... Но сейчас с безумной скоростью я пьянею вновь...

Не выдержав, хватаюсь пальцами за ремень, торопливо расстёгиваю его... А затем, проведя ладонью на напрягшейся за тканью мужской плоти, расстёгиваю ширинку и ныряю в трусы пальцами...

Мягкие волосы... Твёрдый, упругий и очень нежный на ощупь член...

Едва с ума не схожу от возбуждения...

Полоска моих трусиков под нахальными, дерзкими мужскими пальцами отъезжает в сторону...  Вздрагиваю...

Андрей опускается передо мной на корточки и... я едва не задыхаюсь от того, что он делает следом...

Горячий, влажный язык проскальзывает между моими губами, слизывает сок, которым я истекла...

Меня будто током бьёт, я вся сотрясаюсь от мощности этого кайфа...

Вцепившись пальцами в мягкие волосы, глажу его голову подушечками...

Язык трепещет на моих губах, скользит между ними, заставляя меня упереться затылком в стекло огромного окна...

- Я... - выдыхаю я, - ... не подмы...лась...

- Я тебя вымою сам, - на мгновение оторвавшись от меня, произносит он. - Безумно вкусная... Сочная... Сладкая... Девочка моя...

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Понимая, что вот-вот кончу, я стараюсь чуть отстранить его от себя, но он настойчив, и спустя мгновение язык врывается в сжимающуюся, пульсирующую возбуждением дырочку... Вскрикнув, изгибаюсь дугой... Ноги подкашиваются, я еле стою... Потеряв себя в пространстве и времени, я ныряю в его волосы пальцами...

- Что... ты... делаешь...

Он ничего не отвечает мне. Язык погружается глубже, и у меня глаза буквально закатываются от того, каким мощным, ярким и сильным наслаждением охватывает всё моё тело эта горячая ласка...

Прохладное стекло окна тихо поскрипывает, из-за того, что я скольжу по нему голой спиной... Горячий язык вырывается из плещущей соком дырочки и проскользив наверх, принимается кончиком танцевать на припухшем, налившимся кровью клиторе...

Тело моё больше не подвластно мне. Сотрясаясь, всё больше и больше вцепляюсь пальцами в голову мужчины, который вылизывает мою киску так, что я не в силах уже стоять на ногах...

Почувствовав это, Андрей подхватывает меня на руки и сделав несколько шагов к кровати, роняет меня на неё.

Вновь врывается горячим, трепетным языком между губ... Вновь скользит им вверх, заставляя клитор вспыхивать наслаждением, от которого у меня то темнеет всё перед глазами, то вспыхивает яркими разноцветными вспышками...

Он не прикасается к киске пальцами... Руками удёрживая за бёдра, только одним языком заставляет терять связь с реальностью...

Язык бешено трепещет на клиторе. Я уже не в силах сдерживать себя... Каждый выдох превращается в сладкий до умопомрачения стон... Каждый вдох прерывист и голоден...

Тело моё охватывает подступивший оргазм. Испуганная его яркостью, сопротивляюсь, как могу, но быстро сдаюсь - я не в силах ему противостоять.

Бешено изогнувшись дугой на кровати, я захлёбываюсь собственным кайфом...

Вцепившись ногтями в мощную и широкую мужскую спину, тяну на себя водолазку...

Содрогнувшись, пытаюсь уйти, спрятаться от того, что накрывает меня с головой, но не могу этого сделать...

Киска вспыхивает наслаждением. Так сильно, что мой выдох становится криком...

Бёдрами сжав голову Андрея, переплетаю ноги за его спиной, но он всё равно не прекращает вылизывать мой пульсирующий яркой негой клитор...

Звёзды, салюты, бешеные вспышки... Дёргаюсь на постели, будто выброшенная на берег рыба...

Ловя ртом воздух, пытаюсь вдохнуть, чтобы попросить остановится... Потому что не могу этого выдержать... Это настолько мощно, что я просто едва не теряю сознание от того, что чувствую...

Судорогами сотрясаюсь на кровати...  Чувствую, что Андрей отпустил меня, но всё равно не могу ничего поделать с собой... Тону в собственном прерывистом дыхании...

Повернувшись на бок и подтянув колени к животу, сворачиваюсь калачиком... Пульсация наконец становится тише... Каждая новая волна оргазма - теперь слабее предыдущей... Но я всё равно вздрагиваю каждый раз, не в силах удержать собственное тело в спокойствии...

Раскрыв глаза, вижу плывущий потолок... Впечатление, будто я в воде...

- Охренеть... - одними губами шепчу я. - Охренеть просто...

Он скидывает с себя пиджак и бросает его на стул. Принимается расстёгивать пуговицы на рубашке

19.

- А вот теперь можно в душ, - доносится до меня возбуждённый, чуть хрипловатый теперь голос Андрея.

- Ошибаешься, - выдыхаю я.

Усилием воли заставляю себя сесть на кровати, и тут же хватаюсь пальцами за бёдра мужчины, выпрямившегося у её края. Рывком подтягиваю к себе. Поднимаю лицо и встречаюсь с ним глазами. Вижу, как моя влага блестит на его губах и на подбородке. Это как же я текла-то, что у он такой мокрый... Охренеть просто...

- Теперь моя очередь, - говорю я. - Теперь я тебя вымою.

Он ошарашенно замирает, а мне только того и надо. Сдёргиваю с него джинсы, обнажая покрытые волосами мускулистые бёдра. Затем схватив за резинку трусы-боксёры, спускаю их вниз. Вставший, напряжённый до одури член, упруго выпрыгивает из них и я, распахнув глаза, поражаюсь тому, насколько он большой... И тому, насколько он охрененно соблазнительный... Красивый, ровный, с крупной, чуть вытянутой на конце головкой... На дырочке блестит капля...

Заксив губу, сжимаю его пальцами и чувствую его теплоту и пульсацию...

Едва не задохнувшись от новой волны возбуждения, придвигаюсь ближе и высунув язык, кончиком касаюсь головки. Гладкая, тёплая, она так и просится в ротик...

И я не сдерживаю себя в этом желании. Откинув рукой волосы назад, ныряю вперёд и заглатываю член так глубоко, как могу. Без всяких вступлений плотно обхватываю его губами и тихонько подаюсь назад, плавно выпуская изо рта.

Хриплое мужское постанывание - моя награда.

Пальцы Андрея зарываются в мои распущенные волосы.

Намочив слюной член, отпускаю его и он упруго вскакивает вверх.

Поднимаю взгляд и смотрю Андрею в глаза. Приятно ошарашенный, он с трудом сосредотачивается на мне.

Обхватив член ладонью, сжимаю пальцы и тихонько принимаюсь гонять его в кулаке вверх-вниз.

И глядя Андрею в глаза, отчётливо произношу:

- Эта наша ночь врежется тебе в память. Ты её запомнишь. Ты запомнишь всё то добро, что подарил мне и мою благодарность за это. Я знаю, о чём мечтают мужчины. Много читала. Ты - тот, в кого я не верила раньше. При этом - ты настоящий. Куда более настоящий, чем осознаёшь сам. Я буду отсасывать у тебя, как сучка, которая только и мечтала о том, чтобы твой член заполнил мой рот. Я - та, которую не забудешь никогда, даже если захочешь. Может быть, ты приукрасил мою сексуальность, но как бы то ни было, ты высвободил её и я ощутила себя свободной. Ты вылизал меня немытую и насладился мной, несмотря на то, что я стеснялась того, что не была в душе. Теперь моя очередь. Я та - в которую ты даже не верил. Оторва, безбашенная девчонка, жаждущая твоего члена. Я - та, которая заставит тебя заполнить мой рот твоей спермой. И я проглочу всё без остатка, не упустив ни капли. Кончи мне в рот после моих стараний. Я - твоя сегодняшняя блядь.

Он смотрит на меня расширившимися глазами, и в них пульсирует такое желание, что я больше не в силах сдерживать себя.

Подавшись вперёд, захватываю губами его член и нанизываюсь ртом на него до самых яичек, которые принимаюсь ласкать пальцами. Мой язык пляшет на гладкой напряжённой головке, пока я губами скольжу вперёд-назад. Я жажду его спермы, потому что единственное чего сейчас хочу - чтобы он хоть чуточку почувствовал то, что сотворил только что своими губами и своим языком со мной.

Я сосу так, будто была рождена для этого. Обхватив его член ладонью, тихонечко, ласково дрочу его не отрываясь сомкнутыми губами от головки и с удовольствием слушая его с трудом сдерживаемые стоны.

Мне вкусно. Мне потрясающе вкусно. Он чистый, немного мускусно пахнущий, вызывающий прилив крови к киске, которая вновь потекла.

Я едва не давлюсь его членом, заглатывая его так глубоко, как только могу. Сладко постанывая, я насасываю его, пуская слюни, как последняя шлюха, потому что хочу, чтобы он ощутил такой уровень наслаждения, который оставит в его душе память обо мне, как о самой горячей женщине в его жизни.

И я к своему удивлению я снова чувствую себя свободной. Я понимаю то, что он больше никогда меня не увидит, но безумно, просто до одури хочу остататься в его памяти лучшей любовницей в его жизни.

Отсутствие мастерства я побеждаю горячим желанием. Слушая его, я понимаю, что ему нравится, а что нет. Чуткость на грани интуиции, жадность его оргазма - всецело владеющая мною идея.

Я не сосу даже... Я насасываю его член... Бешено отсасываю его... Вылизываю яички, ласкаю их мокрые от слюны кончиками пальцем, наслаждаюсь реакциями на свои прикосновения... В эти мгновения он мой. Полностью мой. По настоящему. Я вцепилась в свою мечту, которую он воплотил. Вцепилась, потому что знаю, что скоро всё это закончится. И всё, что я могу - подарить ему наслаждение и запомнить это.

Я веду себя так, как не позволила бы себе ни за что, будь на продолжение нашего общения хоть малейший шанс. Я развратна, безбашенна, отморожена в сексе... Дикая шлюха, желающая только мужского кайфа, и едва не кончающая из-за этого... Это становится самоцелью, предвкушением, жаждой... У меня сносит крышу от собственной развратности... Я едва не кончаю от самой себя такой...

Сидя по-турецки, трусь влажной киской о покрывало гостиничной кровати... Комкаю его этими движениями, наслаждаясь тем, что между ног удовольствие вспыхивает всё ярче и ярче... Губы мои - сплошная эрогенная зона, а пляшущий на головке члена кончик языка - признание моей бешеной страсти.

Мы кончаем одновременно. Он изливается спермой мне в рот как раз тогда, когда я всхлипнув, вздрагиваю из-за того, что киску обжигает яркий оргазм. Содрогаясь волнами от того, как разливается по телу горячее наслаждение, я глотаю сладко-вязкую сперму так, будто она нежнее и вкуснее вечернего тирамису... Потому что так чувствую. И мне плевать, что обо мне можно подумать, глядя со стороны. Я только начала. И даже если у него после этого оргазма, когда он едва не срывает голос в хриплом рыке, пропадёт желание продолжить - я подниму его член вновь. Я каждую минуту этой ночи возьму себе. Каждую.

В память.​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

20.

Но похоже у нас срывает башню одновременно. Потому что едва наполнив спермой мой рот, он хватает меня за талию и с лёгкостью забрасывает на плечо. Несёт в ванную комнату и ставит на пол уже в душе. Включив воду, моет меня намыленной гелем для душа губкой. Пальцами ласкает киску, заставляя её вспыхивать удовольствием. Я то и дело вздрагиваю, при том, что руки мои - полностью сосредоточены на его члене и мошонке.

Выйдя из душа, мы даже не вытираемся. Мокрые, идём в комнату и в объятиях друг друга, слитые безбашенным, страстным поцелуем, падаем на кровать. Сосёмся так, будто нам сегодня вечером умирать, и это последнее чувственное удовольствие, которое мы получим в жизни. Мы пожираем друг друга поцелуями. Губы мои припухшие и там и там - с лёгкость реагируют на любые ласки Андрея.

А он на ласки - щедр.

Он дожидается, пока я не начинаю неистово течь и просить взять меня, а затем с хлюпаньем истекающей влагой киски, погружает в меня член, обтянутый презервативом, взятым из шкафчика в гостиной этого номера.

У него тоже, похоже, та же самоцель...

Потому что круче любовника у меня не было никогда. Он так трахает мою киску, что она буквально кричит кайфом, разливая его по всему телу. Он заставляет меня кончать после оргазмов.

Он трахает меня так, будто этот секс - его жизненная миссия. Будто нет ничего на свете важнее моего оргазма.

Очередного... Потому что я кончаю уже фиг знает в какой раз... Я просто теряюсь, запутываюсь в этих оргазмах... Иногда мне кажется, что они идут сплошняком... Сменяя друг друга и отличаясь только насыщенностью и способом получения...

Я несколько раз кончаю от ласк его пальцами. Несколько раз от того, как его большой член, натирая мои губы, тыкается в матку и вызывает волны смазки своим чувственным погружением. Несколько раз от того, что вспыхивает мой клитор, охреневший просто от количества ночных подарков. Несколько раз анально, потому что другая моя дырочка вся пропитана соком киски и даже не нуждается в смазке, а Андрей с удовольствием бешено дерёт меня в попку тоже. Я даже пару раз умудряюсь кончить просто оттого, что сосу его член и трусь губками и смятую простыню дорогой постели.

Более того, я кончаю в том числе и из-за того, что Андрей просто сосёт мои соски... Причём, кончаю так, что он охреневает просто от моей чувственности... А я ведь ни капли ничего не играю... Я действительно просто позволяю быть себе самой собой...

Когда утро врывается в номер первыми солнечными лучами, мы лежим на спине, прижавшись друг к другу. Он, держа мою руку, целовал мои пальцы, пока не заснул. Теперь сладко посапывает рядом, а я... я не могу сомкнуть глаз.

Эта была лучшая ночь в моей жизни. Но она прошла. И надо смириться с этим.

Таких ночей больше не будет.

Мне надо встать, одеться и уйти. Тихо закрыв за собой дверь. А затем вынуть из телефона и выкинуть симку, номер которой я ему дала. Он никогда не найдёт меня. В этом городе больше пятнадцати миллионов жителей только официально. Нужно просто выбраться из его объятий, встать, одеться и покинуть номер. Он проснётся один и всё поймёт.

Нельзя сейчас поддаваться эмоциям. На кону моя жизнь, и это не шутки. Андрей - не тот мужчина, который предпочтёт не вмешаться. Рано или поздно, и скорее рано, он создаст ситуацию, результатом которой станет моё наказание Матвеем. Плюс ко всему, он подвергнет опасности самого себя.

Я не стою того.

Всё, что произошло до встречи с ним - не его проблема. Я не имею права взваливать на него на всё это. Он вмешается, это очевидно. Надо просто уйти.

Повернувшись к нему, я таю от нежности и благодарности ему. Впервые в жизни я ощутила себя себя прекрасной женщиной на свете. Самой желанной. Самой интересной собеседницей. Самой сексуальной и притягательной. Настоящей красавицей.

Этого больше не будет. Я не в силах изменить реальность, в которой падаю в пропасть, и не имею права впутывать в эту реальность этого спящего мужчину. Красивого, благородного, мужественного. Лучшего.

Закусив губу, я тихонько, чтобы его не разбудить, встаю с постели. Стоя голой рядом, смотрю на него спящего и моё сердце разрывается на куски. Кровоточит, болью отзываясь в груди.

Я вижу его в последний раз.

Он такой классный... Жалко не мой больше... И никогда моим не станет...

Мой удел - другой. Даже если я вцеплюсь в него сейчас, в итоге я сяду, а он меня не спасёт. Бумаги там, где надо. И единственный человек, который может остановить этот процесс - Матвей.

Я стою у кровати и глядя на спящего мужчину, тихо, беззвучно плачу.

Слёзы сами текут по щекам.

Утреннее солнце, проглянув сквозь тучи, заливает светом эту большую комнату.

Всё, что я вижу - похоже на счастье. Но это больше не моя реальность.

Мне надо одеться и выйти вон.

Всё во мне противится этому, но усилием воли я заставляю себя взять с пола бельё, сесть в кресло и надеть на себя трусы с высохшим белым соком на полоске ткани. Как же я текла от него... Следом застёгиваю за спиной бюстгальтер и вспоминаю, как он поочерёдно сосал мои соски. Они невольно напрягаются и твердеют.

Встаю, поднимаю платье и у зеркала надеваю его на себя. Оправив, поправляю растрёпанные волосы. Они высохли в постели, после того, как намокли в душе, поэтому несмотря на все усилия, я выгляжу растрёпанной.

Плевать.

Какая разница, как теперь выглядит моя причёска?

Кому это вообще важно? Моте? Да пошшшёл он...

Беру сумочку в руки и собираюсь выйти. Но не могу.

Просто не могу.

Подхожу к кровати, где, раскинувшись на спине, спит Андрей, и склонившись над ним, нежно целую его в висок.

- Я сказала тебе "смотри не влюбись", - шепчу ему я, - потому что безумно желала, чтобы ты влюбился в меня, но боялась этого. Сейчас я могу повторить тебе это. Но только для того, чтобы ты не страдал, когда я исчезну. Я знала тебя меньше суток... Но ты... поверь мне, я говорю искренне... самый лучший мужчина в моей жизни. Мне - тридцать два. Я знаю, о чём говорю. Андрей, спасибо тебе за то, что ты появился в моей жизни. Спасибо, что написал мне "привет" в том чате. Спасибо... Я никогда не забуду тебя. Всегда буду помнить. Прощай...

Едва не задохнувшись собственным горем, я встаю и выхожу в коридор.

Обувшись, хочу заглянуть в комнату ещё раз, но не решаюсь. Боюсь, что разбужу его.

И просто, открыв дверь, выхожу.

Сердце будто обрывается и падает куда-то вниз.

Я будто заживо умираю, когда покидаю этот номер.

Лифт приходит быстро.

Я захожу внутрь, двери  закрываются, и я понимаю, что всё.

Всё.

21.

Никому на этой свадьбе не видно, что мои пухлые губы - следствие ударов Моти. Грамотная косметика, только и всего.

Он разбил мне их в кровь, потому что приревновал. Было к чему, но конкретно к чему, он так и не узнал.

Достаточно было того, что я пропала на ночь и провела её с другим мужчиной.

Симка, единственная, что связывала нас с Андреем, улетела в Москва-реку. Её унесло течением.

Вернувшись домой из гостиницы - а я едва не проспала свою станцию в метро - я упала на пол и заревела, как белуга. В голос, надрывно, плюя на то, что это может обеспокоить соседей. Я плакала и скулила, как избитая собака.

А потом меня просто вырубило. Я и сама не поняла, как заснула.

Вот так вот, лёжа на голом полу пустой квартиры.

Теперь я стою в красивом белом платье на обозрении многочисленных друзей и родственников.

Правда все до единого - со стороны Моти. Но разве это кого-то волнует?

Всем пофиг. Всем насрать. На моём лице нет улыбки, мои глаза - сплошная печаль. Но разве всем не насрать? Насрать. Я просто типа меланхоличная особа...

Зато прыгает тамада, развлекая гостей. Зато гости звенят бокалами в нашу типа честь, то и дело выкрикивая "Горько!" на радость Моте, который чем больше напивается, тем отвратительнее меня целует...

Я - дно. Труп. Средний пол. Убитая этой свадьбой личность.

Но это лучше, чем загнуться в тюрьме.

Мотя снял с меня долг. Но снял так, что если я рыпнусь - он не просто возникнет вновь, он увеличится вдвое.

Потому что Мотя погасил его на определённых условиях.

Теперь я его жена.

Лимузины один за другим, море цветов, десятки людей. Я никому не сообщила об этой свадьбе, но это не помешало Моте объявить всем и каждому, что теперь я - его женщина. Его жена.

Дорогущее золотое кольцо на безымянном пальце жжёт кожу.

Взгляд мой потухший обращён в сторону кривляющегося тамады. Тот ни в чём не виноват. Просто конкурсы для развлечения гостей. Правда, мне хочется от них блевать. Но моё мнение здесь - самое последнее, что вообще важно.

Я отдагна в рабство этому человеку.

После того, как мы вышли из ЗАГСа, он наклонился к моему уху, притянул к себе и сказал:

- Значит, слушай сюда, кукла. Мне на твои воспалённые красные глазки глубоко похуй. Я тебе сказал - ты будешь моей? Ты стала моей. Так вот, теперь слушай внимательно. Я прихожу с работы - ты мне сосёшь. Ужин чтобы был идеальным и разным все семь дней в неделю. Рыпнешься - уебу. Заставь себя меня полюбить, или я, блядь, заставлю тебя, шлюху сраную любить себя так, что ты охуеешь. Не дай Бог ты как-либо опозоришь меня перед моими партнёрами. Взвоешь так, как не выла никогда. Ты всё поняла, сука?

В этот момент к нам подошёл партнёр Моти, близкий и ценный. Я улыбнулась и приняла от него цветы. А когда он ушёл, повернулась к мужу и, не глядя на него, сказала:

- Знаешь, почему я отключила в ту ночь телефон на самом деле?, - и не дожидаясь его ответа, добавила:т - Потому что я тогда отдавалась лучшему мужчине на свете.

Я знала, что делаю ему больно. Но когда он после бил меня, я улыбалась.

Потому что вспоминая ночь с Андреем, я понимала одну очень важную вещь: я уже не напрасно жила.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Конец


Оглавление

  • 1.
  • 2.
  • 3.
  • 4.
  • 5.
  • 6.
  • 7.
  • 8.
  • 9.
  • 10.
  • 11.
  • 12.
  • 13.
  • 14.
  • 15.
  • 16.
  • 17.
  • 18.
  • 19.
  • 20.
  • 21.