КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 585004 томов
Объем библиотеки - 882 Гб.
Всего авторов - 233531
Пользователей - 107406

Впечатления

Lyusten про Винокуров: Начало (Боевая фантастика)

Какойто детский бред напополам с матами. Дальше пары десятков страниц ниасилил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
renanim про Осадчук: Бастард (СИ) (Героическая фантастика)

давненько не встречал книгу которая затягивает.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Зайцев: Разрушитель (Фэнтези: прочее)

Понос слов. Начал читать и тут же бросил. ГГ - непонятно кто, куда то прется, попутно описывая всё что видит. Стиль Чукча - что вижу о том пою и без смысла и желательно на одной струне. Автор наслаждается, что может описывать предметы, но меня это почему то не восхищает, а даже просто грузит кучей не нужной и не интересной информацией. Спрашивается: А мне это интересно? Отвечаю: Нет.Не ценитель я художественной живописи в литературе при

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Ланцов: Фрунзе. Том 2. Великий перелом (Альтернативная история)

Мерзкий этап нашей истории ,банка с пауками,ну и Ланцов тот ещё прозаик .

Рейтинг: 0 ( 4 за, 4 против).
s_ta_s про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

На тройку с натяжкой. Грамотность автора оставляет желать лучшего, знание реалий Британии 30-х годов не выдерживает никакой критики, логика хромает на обе ноги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Абезгауз: Справочник по вероятностным расчетам. - 2-е изд., доп. и испр. (Математика)

Вот вы, ребята, странные люди. Хотите иметь хорошую книгу на халяву. Вам эту книгу на халяву делают, но вы даже не утруждаете себя тем, чтобы сказать спасибо чуваку, который сделал для вас на халяву книгу. Это ведь так утомительно - нажать две кнопки.
А я е..ся с этой книгой целый день. Нигде не найдете этой книги в лучшем качестве.
Так и с другими книгами и книгоделами. Хамство - норма жизни!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Воровка для принца [Анна Витор] (fb2) читать онлайн

- Воровка для принца [СИ] (а.с. Бунтарка для властелина -3) 621 Кб, 173с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анна Витор

Настройки текста:



Воровка для принца

Глава 1

Тарья отошла к очагу. В лицо повеяло жаром огня, но она поежилась, как от холода. Как будто ветер пробился внутрь сквозь бревенчатые стены.

— Проклятие не оставит тебя в покое, — глухо сказала Тарья.

Роберт мгновенно оказался рядом. Он одним движением развернул к себе за плечи. Ажурная вязанная шаль спала с плеч, оставляя в темном платье, и Тарья ощутила на себе властный взгляд. К щекам прилило тепло, а губы разомкнулись: дыхание сбилось.

— Я разрушу его! — Роберт сжал плечи Тарьи почти до боли. — Мы доберемся до затерянного храма, все изменится, и мы будем вместе.

Немного успокоившись, он отпустил. Тонкие пальцы заправили прядь ее светлых волос за ухо. По коже пробежали мурашки. Тарья прикрыла глаза, пытаясь взять себя в руки.

Смотреть на Роберта — слишком большое искушение. Настоящий принц, высокий, стройный и сильный. Гордая осанка, выдающая происхождение даже в простом дорожном костюме, и такой же уверенный взгляд темных глаз.

«Но я должна доиграть до конца, — пронеслось в голове. — Иначе он погубит меня. Точнее, проклятие, которое связало его с богиней еще до рождения».

— А кто сказал, что я этого хочу? — ускользая в сторону, горько улыбнулась Тарья. — Кажется, ты забыл спросить об этом. Или наследник Рении слишком привык получать все, что пожелает?

Она сдернула с крючка на стене плащ. Плотная теплая ткань легла на плечи. Тарья взялась за край глубокого капюшона, уже готовая набросить и выскочить из дома.

Роберт схватил за запястье. Секунда — и она оказалась прижата спиной к стене. Он перекрыл собой свет очага, упираясь ладонями в грубые бревна. Ни шанса ускользнуть.

Тарья почувствовала горячее и злое дыхание на своих губах, когда Роберт упрямо заявил:

— И тебя я тоже получу! Заберу с собой, и ты выйдешь за меня. Какой бы ревнивой собственницей ни была темная богиня, тронуть мою жену она не посмеет!

Вспомнился мертвый лес и бледная женщина со звездами в черных волосах. Ядовитый смех и острые когти, до боли царапающие при любом прикосновении.

«Ты — просто безродная воровка. А он — принц. К тому же, станет величайшим темным магом, как только примет мои правила игры. Ты никогда не будешь ему ровней. Только игрушкой. А попробуешь путаться под ногами, я лично уберу тебя с дороги», — стоило вспомнить голос богини, как по спине побежал мороз.

— Ты все равно станешь моей, — горячо прошептал Роберт на ухо.

Он коснулся губами шеи. Тарья неосознанно изогнулась навстречу. Волосы соскользнули по плечам назад, а ресницы сладко затрепетали.

Положив ладони ей на талию, Роберт поцеловал уже иначе. Он накрыл губы Тарьи своими долго и чувственно. Так, что закружилась голова.

Тарья сама не поняла, как зарылась пальцами в его длинные волосы, отвечая. От смеси власти и нежности затрепетало сердце. Захотелось забыть обо всем. С трудом опомнившись, Тарья изо всех сил оттолкнула.

— Отпусти меня! Я ухожу! — она дерзко вскинула подбородок.

Роберт одной рукой перехватил оба ее запястья.

— С ума сошла? — зло выпалил он. — Одна через лес, где еще бродит эта нечисть?

— Да лучше погибнуть, чем стать твоей женой! — дернулась Тарья.

За дверью послышались голоса и шум. Сердце тревожно оборвалось. Роберт и Тарья на миг застыли, как любовники, которых застали врасплох. А в следующую секунду выбитая дверь с грохотом повалилась на пол. С него поднялись клубы пыли. Через них проступили силуэты целой шайки, вооруженной до зубов.

— Вот они где! Попались!

Глава 2

Таверна встретила запахом жаренного мяса, каши и дешевого пива. Тарья прошмыгнула внутрь, как опасливый зверек. Низенькая изящная девушка с тонкими чертами и светлыми, как первый ледок, волосами — слишком приметно для пьяных завсегдатаев, привыкших к пышнотелым подавальщицам. Она оглянулась по сторонам, ища покупателя. По словам Лиса, нужно было искать старика в зеленом плаще.

«Чтоб я еще хоть раз согласилась сама приходить к покупателю! И так в прошлый раз цеплялись. Да и страже чуть не попалась!» — нервно подумала Тарья.

Она сжала висящий на поясе мешочек, словно боясь, что его срежут. А на деле, среди монет ощутимо почувствовалось ожерелье с огромными камнями. Это придало уверенности. Сняла с одной дамочки прямо на главной площади Линнойта, когда все глазели на бродячих артистов.

В таверне, несмотря на день, царил грязный полумрак. Тарья и не глянула на столик, стоящий в тени, когда проходила мимо. А тем временем ее нагло ухватили за локоть цепкие пальцы. Пошатнувшись от неожиданности, она не то села, не то упала на деревянную лавку. Тарья резко обернулась, а ладонь уже взметнулась, чтобы залепить пощечину нахалу. Он мгновенно перехватил запястье. Взгляды встретились. У Тарьи оборвалось сердце, а вдоль позвоночника пробежал противный холодок.

Тот самый молодой мужчина, чью сумку она сбыла Лису еще позавчера. На вид — точно меньше двадцати пяти, но взгляд такой серьезный и тяжелый, что под ним сразу чувствуешь себя девчушкой.

На пару секунд Тарья замерла, рассматривая его. Черные волосы незнакомца струились ниже плеч, а одежда, хоть и без вычурностей, выдавала богача. Наметанный глаз сразу видел, что ткань из дорогих, а крой идеально подчеркивает красивое стройное тело. Такого человека легко можно было представить на фамильном портрете: гордая линия подбородка, благородный профиль и хищный взгляд темно-карих глаз.

Опомнившись, Тарья попыталась вырваться. Без толку. От отчаянья она замахнулась свободной рукой, ударяя по плечу. Не атаковать же магией у всех на глазах!

Незнакомец даже не поморщился, только ловко перехватил и второе запястье. Он притянул ближе к себе, и у Тарьи перехватило дыхание, стоило оказаться почти вплотную к сильному мужскому телу. Даже через одежду она почувствовала исходящий от него жар.

— Сначала обокрала, а теперь набрасываешься? — незнакомец слегка усмехнулся.

— Пусти! — пискнула Тарья.

Она коварно пнула его носком сапожка под столом.

— Не привлекай внимание, — шикнул незнакомец, слегка встряхнув. — Или хочешь, чтобы сюда позвали стражу? Просто верни сумку — и разойдемся. Там… одна важная вещь.

Тарья напустила на себя вид перепуганной девочки. Широко распахнутые льдисто-голубые глаза, чуть дрогнувшие губы — сама невинность. А от природы бледная, как у всех талвийцев, кожа только подчеркнула картину «Вот-вот — и в обморок».

— Х-хорошо, — пробормотала Тарья. — Только не нужно стражу, пожалуйста.

Она показательно всхлипнула, хотя глаза остались сухими. Пришлось по-быстрому спрятать взгляд за ресницами.

Незнакомец отпустил, но тут же перехватил пальцами за подбородок. Лица оказались так близко, что чужое горячее дыхание обожгло губы. Тарья замерла, не отводя взгляда, как от опасного хищника.

— Еще скажи, что это был первый и последний раз, просто у тебя дома пять голодных ртов, и не хватало на хлеб, — жестко одернул незнакомец. — Ты слишком ловкая для новичка, девочка.

С усмешкой он обвел большим пальцем контур ее губ. Медленно, томно. Темные глаза показались черными от расширившихся зрачков. В них блеснул легкий азарт, будто это способ наказать: растерянностью и смущением.

Вот только незнакомец был прав насчет ловкости. И среди воров в свои девятнадцать Тарья крутилась уже достаточно долго.

Еще минуту назад она приметила на столе полную кружку и несколько мисочек с закусками. Резкий рывок за край скатерти — и горячее вино выплеснулось на дорогой мужской костюм. Посуда со звоном полетела на пол, разлетаясь на осколки.

Посетители обернулись на шум, к столу ринулась подавальщица, а из-за стойки вынырнул пузатый хозяин заведения. Тарья воспользовалась минутным переполохом. Она рванула к выходу, то и дело на кого-то налетая. Правда, незнакомец бросился следом.

«На вид он — не местный, не талвиец. Может, не знает города?» — с надеждой подумала Тарья, ныряя в узкий переулок.

Глава 3

Тарья не успела уйти далеко. Другой конец переулка перекрыл мужчина, чем-то похожий на незнакомца за столиком, только старше. Она едва не врезалась в высокую плечистую фигуру, поскользнувшись на мостовой, покрытой коварным весенним ледком.

Тарья уже приготовилась к позорному падению, но тут сзади обвили черные магические нити — дело рук преследователя с жутковатого вида винным пятном на рубашке. Словно тугие веревки, они обхватили талию. Один рывок — и отбросили к стене, приковывая к ней. Тарья рванулась, а потом вскинула руки, готовая атаковать. Он лишь усмехнулся. Легкий жест — и магические нити опутали и запястья.

— Пустите! Кто вы, вообще, такие?! — Тарья забилась, как пойманная птица.

Мужчины переглянулись, и на лицах мелькнули похожие усмешки, как у заговорщиков.

— Тише, не бойся, — заговорил «пострадавший», подойдя ближе. — Это Томас Брави — светлый маг, ученый и… мой дядя.

Он указал на мужчину постарше, который замер в паре шагов.

Тарья нахмурилась, и в голове лихорадочно заметались мысли: «Брави? Знакомая фамилия… какие-то аристократы в соседней Рении или что?»

После недолгой паузы незнакомец закончил с легкой улыбкой:

— А мое имя — Роберт Рок.

В первый момент Тарье захотелось от стыда спрятать лицо в ладони: не позволили только магические путы. А потом она возмутилась:

— Что?! Да врешь ты все! Не могла же я…

Он невозмутимо продемонстрировал перстень с печаткой. На гербе — силуэт замка и оскалившейся химеры. Герб королевской семьи Рении.

— Обокрасть принца соседнего королевства? — усмехнулся Роберт. — Похоже, ты — удачливая воровка, малышка.

— Меня зовут Тарья! — машинально выпалила она.

В голове закрутились все слухи, которые ходили о ренийском принце. Темный маг с проклятым даром, способным уничтожить любого. Говорили, что его отец однажды перед решающей битвой призвал саму Нокту — богиню ночи и тьмы, покровительницу нечисти и зла. А связываться с ней — себе дороже. Вот Роберт и получил энергию темной богини, опасную и разрушительную.

Глаза Тарьи выдали опаску. Он немного устало вздохнул, а потом спокойно заговорил:

— Послушай меня. Сейчас я уберу путы, и мы вместе пойдем к тебе домой за сумкой. Вернешь в целости и сохранности — иди на все четыре стороны.

Роберт легонько взмахнул рукой, и черные нити рассеялись. Тарья потерла запястья.

— Сумка… уже не у меня, — она закусила губу.

— Нокта побери! — Томас хлопнул себя ладонью по бедру, метнувшись, как пойманный зверь. — Без книги у нас нет шансов!

При упоминании Нокты Роберт слегка вздрогнул, как от щелчка кнута в воздухе. Правда, лицо тут же стало невозмутимым.

— Кому ты отдала сумку?

В этот момент совсем близко раздались громкие мужские голоса. Тарья затравленно оглянулась на двери таверны. К ней подошла толпа стражников: только-только сменились, закончив караул. Среди них мелькнула знакомая широкоплечая фигура с длинными светлыми волосами, схваченными сзади в низкий хвост.

— О нет… — тихо-тихо выдохнула Тарья.

От лица, и без того бледного, отхлынули все краски. Она резко ухватила Роберта за руку, дергая за собой.

— Быстрее, за мной, — вполголоса скомандовала Тарья.

А сама уже бросилась в конец переулка. Один дом, второй… Серые каменные стены с выкрашенными в черный дверьми и рамами показались бесконечными. Завернув за угол, Тарья устремилась дальше, но Роберт дернул за руку. Пришлось остановиться. Томас тоже подошел ближе.

— В чем дело? — спросил он. — Тебя знает в лицо вся городская стража, что ли?

— Вся — не вся, а родной отец — точно! — она покосилась на угол дома. — Пошли отсюда! Нельзя, чтобы он меня увидел.

Роберт вальяжно зацепил большие пальцы за карманы брюк. Похоже, и не заметил северного ветра, шевелящего полы расстегнутого сюртука. Пряди длинных черных волос упали на лицо, подчеркивая благородную бледность.

— Дочь стражника — воровка? Как интересно… — Роберт смерил насмешливым взглядом. — Почему же ты не открыла ему свой маленький секрет?

Тарья запальчиво шагнула вперед. Осанка — натянутая тетива, в глазах — гневные искры. Холодный ветер разметал светлые волосы. Она стиснула кулаки, борясь с желанием засадить болевым заклятьем. Только бы не показать свой страх… Не перед проклятым принцем-магом, а перед тем, как помрачнеют глаза отца, если он узнает.

— А ты признался бы начальнику городской стражи? — Тарья дерзко вскинула подбородок.

— Да не выдаст тебя никто, — успокаивающе улыбнулся Роберт и, как маленькой, набросил на голову капюшон от ветра. — Если будешь вести себя разумно. Но если попробуешь сбежать… я знаю Айрона Варсона лично. Пересекались, когда приезжал к вашему королю.

Темные глаза многозначительно блеснули. Тяжело вздохнув, Тарья кивнула. А в голове уже промелькнуло, как будет недоволен Лис, если они заявятся всей компанией.

Глава 4

Темную магию Тарья унаследовала от матери. Она же настояла, чтобы дочь отправилась на обучение к наставнику в пригород Линнойта. Правда, оно не продлилось и года. Когда уже пожилой, но еще жадный до женщин, учитель начал заглядываться на все хорошеющую ученицу, Тарья сбежала домой.

— Я к нему больше не вернусь! — упрямо заявила она, ничего не объясняя.

— Еще не хватало этих капризов, ты — уже не ребенок! В чем дело? — нахмурилась мать. — Учеба вдруг оказалась слишком сложной или он прикрикнул на тебя пару раз? Так темная магия — это и не шуточки! Ты просто должна лучше стараться! Пока не навредила окружающим или себе самой.

Тарья прищурилась, окидывая внимательным взглядом. Унаследовав от родителей небольшой ювелирный магазин, мама рано научилась быть и решительной, и резкой. Однако в семье она никогда не позволяла себе набрасываться, не разобравшись.

Да и во внешности что-то настораживало. Черные волосы, обычно собранные в строгую косу, слегка растрепались. Черты лица, и без того острые, сильнее истончились. Под глазами залегли тени, а ссутулившиеся плечи выдали усталость.

«Что-то произошло, пока меня не было?» — от этой мысли противно заныло под ложечкой.

— Подожди, Райли, — хмуро сказал отец. — Не набрасывайся на нее так.

До этого мрачно натиравший клинок, он подошел ближе. Тяжелая ладонь опустилась на хрупкое плечо Тарьи в знак поддержки. Отец внимательно посмотрел в глаза, говоря:

— Расскажи нам, что произошло. Может, мы сможем поговорить с ним и все решить?

К щекам прилил румянец стыда. Горло перехватило, и Тарья поняла, что ничего не расскажет родителям и под пытками. Облизнув губы, пересохшие на ходу, она опустила взгляд. И ложь сорвалась с них сама собой:

— Он… сам прогнал меня. Сказал, что возьмет другого ученика. Побогаче, родовитого. Дара у него кот наплакал, зато родители пообещали устроить новую лабораторию для зелий.

Тарья всхлипнула, и отец немного неуклюже привлек ее к себе, как маленькую. А ночью она случайно увидела через приоткрытую дверь, что в кухне горит свеча. Оттуда приглушенно донеслись напряженные голоса.

Тарья тихонько подошла ближе. Она затаилась у стены, видя в щелку, как мать расхаживает туда-сюда со взволнованным:

— Мы не найдем ей другого наставника. Это слишком дорого. Мы сейчас не потянем.

— Пусть остается дома, — пожал плечами отец. — Пока что.

Она оглянулась по сторонам, будто и у стен были уши. «Ухо» в лице Тарьи сжалось, на нервах закусив губу. Пришлось затаить дыхание, чтобы услышать мамин шепот:

— Ты не понимаешь, Айрон? Мы в долгах по уши. Рано или поздно, к нам придут. И пара ребят, которых ты приставил приглядывать за домом, не помогут. Я не хочу, чтобы Тарья попалась на глаза головорезам!

— Мы справимся! — порывисто шагнул вперед отец. — Я не позволю никому вам навредить! Но может… скажем ей обо всем?

— Нет, ни за что. Она, считай, еще ребенок, — вздохнула мать, теряя уверенную и строгую маску. — Нельзя пугать ее. И тем более впутывать в эти проблемы.

Тарья посмотрела на то, как родители обняли друг друга, и отступила подальше. А перед глазами пронеслись мамины и папины письма. О том, как заболела старшая сестра. О том, как даже светлый маг-целитель развел руками, сказав, что помогут только источники на западе королевства — известная на всю Талвию лечебная вода. И о том, как резко и чудом, по словам матери, нашлись на это деньги.

«Я должна что-то сделать», — твердо решила Тарья.

На следующее же утро она отправилась на улицы Линнойта, чтобы найти любую подработку для темного мага. Если светлые были превосходными целителями, то ей лучше всего давались атакующие и болевые заклятья. Правда, лучшей работенки, чем извести крыс в амбаре, не нашлось. А когда Тарья шла обратно по узким улочкам, к ней пристало несколько пьянчуг. Она попыталась защититься магией или попросту ускользнуть, но без толку.

Тогда и появился Лис. Шкафоподобный, с рыжей шевелюрой и окладистой бородой, в которой виднелось несколько косичек, заплетенных на местный, талвийский, лад. Достаточно было сжать массивные кулаки, чтобы пьянь отпрянула. А один мощный удар в челюсть поверг всех в позорное бегство.

Смерив взглядом дрожащую Тарью, Лис завел в свою лавку, где заварил травы покрепче. Так, за кружками отвара, и разговорились. Рассказала и про наставника, и про долги.

— Говоришь, с наставником ловкая была, рукастая? — задумчиво сдвинул брови Лис. — Когда расплетали магические паутины.

Тарья решительно закивала. Он нашел среди всякого хлама большую шкатулку. Внутри оказалось натянуто множество тонких ниточек с колокольчиками. А на самом дне — маленькая жемчужинка.

— Достань, — кивнул на нее Лис.

Тарья озадаченно нахмурилась, но сунула руку внутрь. Кисть едва не задрожала от напряжения, когда пришлось огибать ниточку за ниточкой. Только на последней секунде запястье зацепило одну из них, и раздался тихий звон.

— Может, и выйдет из тебя толк… если подучить, — потер бороду Лис.

Он научил Тарью всему, что знал сам. Вскоре она смогла помочь семье. Правда, соврав, что это все — безобидные подработки то тут, то там.

А потом, когда долги остались позади, Тарья уже не смогла отказаться от того, как перехватывает дыхание от азарта и опасности. Лис же стал не только учителем, но и надежным старшим другом. Считай, вторым отцом.

И вот сейчас Тарья подставляла его под удар. Ведь сама вела в лавку того, кто был известен на все окрестные королевства своим проклятием и опасным характером.

Глава 5

Роберт подозрительно осмотрелся среди всевозможного хлама. Старое плетенное кресло, стопка клетчатых пледов, потертая прялка, глиняные цветочные горшки… На первый взгляд, в лавке скопилось барахло с десятка чердаков.

— Странное прикрытие, — пробормотал Роберт.

— Почему нет? Это логично, — Томас повел широкими плечами. — Никогда не подумаешь, что здесь живет вор, сколотивший состояние на краденном золоте и бриллиантах…

Словно в подтверждение, среди кучи хлама послышался шорох. В норку, прогрызенную внизу стены, прошмыгнула мышь — только мелькнула серая ниточка хвоста.

— Лис — не вор, — обернувшись, шикнула Тарья. — Уже нет. Он вышел из игры.

— И теперь просто помогает сбывать краденное молоденьким птичкам вроде тебя, — ядовито усмехнулся Роберт. — Очень честное занятие. Верх благородства.

Она испепеляюще глянула на него исподлобья. Как раз задумалась, как по этикету сказать принцу: «Заткнись», — когда из кладовки показался Лис.

— Тарья, девочка моя, ты так рано сего… — он осекся на полуслове. — Кто это с тобой?

Густые брови сдвинулись над переносицей. Судя по взгляду, Лис в лучших отцовских традициях вспомнил, где лежит арбалет, едва увидел Тарью с незнакомыми мужчинами. Пока не грянуло, она протараторила:

— Ренийский принц Роберт и его дядя. Им позарез нужна та сумка, что я принесла позавчера.

Повисло гробовое молчание. Лис сдавленно закашлялся в кулак. Кустистые рыжие брови нахмурились еще сильнее. Тарья с готовностью подлетела, готовая хлопнуть по спине, но была остановлена жестом. Лис молча достал из-за прилавка черную дорожную сумку, бросая Роберту.

— Вот, держите, — прозвучало немного хрипловато.

Тот быстро заглянул внутрь. В темных глазах сверкнул гнев. Роберт молча сунул сумку Томасу. А сам резко вскинул руку. Из ладони вырвалось черное щупальце. Доля секунды — и оно захлестнулось на шее Лиса.

Тарья вскрикнула, испуганно вскинув руки к лицу. Не раздумывая, она кинулась к Роберту. Тонкие пальцы отчаянно вцепились в рукав сюртука.

— Пусти его! Сейчас же! — собственный голосок показался чересчур тонким.

Показалось, что в грудь ударило мощным порывом ветра. Тарью даже не отбросило: мягко отодвинуло назад волной энергии. А Роберт с таким же невозмутимым лицом шагнул к Лису. Щупальце магии продолжило держать крепко, но не сжимаясь.

— Держишь меня за идиота? — голос прозвучал так ровно и холодно, что стало жутко. — Где книга?

— Ее уже забрали, — недовольно ответил Лис.

Он попытался ухватиться за магическое щупальце, чтобы освободиться, но без толку.

— Кто? Как его найти? — спокойно спросил Роберт.

Лис отвел взгляд. По щупальцу тут же пробежали тоненькие молнии, словно напоминание, что не стоит хитрить. Они не причинили сильной боли. Скорее, унизили, заставив вздрогнуть от неожиданности.

— Хватит! — Тарья снова ринулась вперед. — Или мы говорим нормально, или…

Томас перехватил ее за плечи. Она дернулась, а потом застыла от напряженного шепота на ухо:

— Не зли его.

По спине побежали мурашки. Тарья испуганно посмотрела на Роберта. Заметив ее взгляд, он со вздохом закрыл глаза. Щупальце рассеялось темной дымкой.

— Вы не найдете его, — Лис мрачно потер шею. — Просто забудьте об этой книге.

Отпустив Тарью, Томас взволнованно шагнул вперед.

— Да ты хоть представляешь, о чем говоришь? — возмутился он. — Какая в ней описана магия? Сильнее ритуала попросту не существует! Если книга попадет не в те руки…

— Он не сможет ей воспользоваться, — отрезал Лис.

Все посмотрели на него с одинаковым недоумением. Вздохнув, он отомкнул ящик тяжелого дубового стола. Двойное дно поддалось с едва слышным щелчком. Оттуда показалась страница. Лис положил ее на стол, и все с любопытством склонились над ней, словно над картой сокровищ.

Тарья, как зачарованная, потянулась к старой бумаге. В этот момент Роберт сам схватил страницу, чтобы перевернуть и пройтись жадным взглядом по строчкам. Руки случайно соприкоснулись. Тарья отпрянула, будто ее ударило магическим разрядом. Тихо выдохнув, она переключила внимание на Лиса:

— Ты вырвал страницу?

— Я же не идиот, чтобы отдавать такую силу в руки Миража, — он пожал плечами.

У Тарьи гулко оборвалось сердце. Приложив ладонь к груди, она выдохнула:

— Мираж? Так это был Мираж?

Слова Лиса шокировали даже Роберта. Он бросил страницу на стол, упираясь в него ладонями.

— Вам хватило ума обмануть самого опасного наемного убийцу, которого годами ищут и в моей Рении, и в вашей Талвии?

Тарье вспомнились рассказы о Мираже. Таком неуловимом, что почти превратился в легенду. Жуткую легенду о человеке без капельки дара, способного уложить на лопатки любого мага. И убить кого угодно даже, если вместо оружия ему дадут перышко.

Тарья медленно перевела взгляд на страницу.

Вдоль позвоночника пробежал холодок от мысли: «Что, если он вернется за ней?»

Глава 6

Роберт с мрачным видом сложил старую страницу, собираясь забрать с собой.

— Когда Мираж приходит и просит о чем-то, ему не отказывают. Если хотят остаться в живых, — вполголоса сказал Лис. — Правда, он не сказал, у кого именно придется украсть сумку.

— Но если он догадается, что мы забрали страницу… он же… — пробормотала Тарья.

Он увесисто хлопнул ладонью по столу так, что пресс-папье подскочило на месте.

— Не догадается! — отрезал Лис. — Мало ли, где могла оторваться страница. Книге точно много лет. Так что просто забудем обо всем этом и…

Его оборвал звон разбившегося стекла. В окно влетел камень. Стоило ему удариться о пол, как во все стороны пополз зеленый туман.

— Что это? — нахмурился Лис.

Роберт среагировал мгновенно. Он схватил Тарью за запястье, сдергивая с места. Туман продолжил быстро расползаться, подбираясь туда, где она стояла.

— Быстро! Наверх! — скомандовал Роберт. — Это ядовитое заклятье.

На последней секунде Тарья схватила со стола страницу. Все бросились вверх по лестнице. Замкнул процессию Томас. Он широко раскинул руки, закрывая глаза. В воздухе повисла поблескивающая белая сетка. Туман, который уже заполз на ступеньки, ткнулся в нее.

— Это задержит! — крикнул Томас. — Но нужно выбираться отсюда!

Наверху Тарья и Лис бросились к окну в конце небольшого коридорчика. Они почти одновременно толкнули створки. Она глянула на ветку раскидистого дерева, уже примеряясь.

В окне соседнего дома мелькнула чья-то фигура. Разглядеть толком Тарья не успела: Роберт рванул за плечо, прижимая к стене так сильно, что почувствовался жар сильного тела.

Дыхание перехватило от возмущения, но тут мимо просвистел метательный нож. Его бросили с такой силой, что он пролетел через весь коридорчик. Лезвие глубоко вошло в дверной косяк, а рукоятка задрожала.

— Стойте здесь! Ни шага с места! — сказал Роберт остальным, отпуская Тарью.

Он вдоль стены метнулся к окну, останавливаясь точь-в-точь за шторой. По ладони пробежали черные молнии, сливаясь в один мощный разряд.

«Смертельный удар», — сразу поняла Тарья.

Он устремился вперед через узкую улочку, к тому самому окну. Силуэт в последний момент ринулся в сторону. Молния ударила в пустоту, послышался какой-то грохот.

В то же время раздался шум на лестнице. Тарья рывком повернулась. Похоже, ядовитый туман рассеялся. Ведь с первого этажа, как ни в чем не бывало, поднялось двое. Угрюмые лица, шрамы — на вид стопроцентные головорезы. У одного в руке — меч, у другого — заряженный арбалет.

Томас резко вскинул руку. Из нее вырвался светлый луч. Он устремился прямиком к арбалету, но головорез резко парировал. Темная магия змеей скользнула навстречу, парируя удар.

«Их двое, еще один — в соседнем доме. А что, если все — маги?» — с холодком внутри подумала Тарья.

— Мы от Миража! — тем временем гаркнул головорез. — Где страница?

Она машинально поправила плащ. Да этого уже успела сунуть свернутую страницу в мешочек с краденным ожерельем.

— Какая еще страница? — рыкнул Лис, выступая вперед. — А ну пошли вон отсюда, пока я…

Он, будто невзначай, прикрыл собой Тарью. А головорез атаковал болевым заклятьем. Оно темным шаром врезалось в грудь Лису, заставляя упасть на колени. Он сжался на полу с искаженным от боли лицом. Роберт дернулся было атаковать, но на него нацелился арбалет.

— Лучше без глупостей! — одернул головорез с мечом. — Ну, так что? Скажете, где спрятали? Или обыскать?

Подходя ближе, он впился взглядом в Тарью, как в слабое звено. Она поежилась от похотливого блеска в его глазах. Еще страшнее стало от понимания, что Лис корчится на полу, а ни Роберт, ни Томас не вступаются. По рукам инстинктивно пробежали тоненькие разряды.

— Ну-ну, — хмыкнул головорез. — Давай, попробуй.

Он сделал еще шаг к Тарье, а его сообщник наставил на нее арбалет.

В этот же миг Роберт и Томас атаковали. Одновременно. Черный шар врезался в того, кто подходил к ней, отбрасывая на стену, и меч отлетел на пол. А белый луч одним прицельным ударом выбил арбалет из рук.

Завязалась схватка.

Глава 7

Тарья быстро подключилась к остальным. Она вскинула руки, направляя магию. Та черным вихрем пронеслась по комнате, заставляя одного из головорезов отступить назад. А второй схлестнулся с Робертом. Темные заклятья замельтешили так часто, что в воздухе запахло грозой.

Головорез подло направил в Лиса черную молнию, но на выручку пришел Томас. Он вскинул полупрозрачный белый щит, о который разбился удар.

В пылу схватки все и забыли, что был еще третий противник… а зря. Он атаковал из окна. Сразу смертельным заклятьем.

Тарье показалось, что время замерло. Даже сердце забыло биться. Она замерла с широко распахнутыми глазами, глядя, как толстая черная молния прошивает воздух. Устремляется прямиком к сердцу.

— Роберт! — вскрикнула Тарья.

Она бросилась к нему, чтобы сбить с места.

«Не успею», — мысль проскочила с безжалостной ясностью.

В последний момент Роберт неожиданно схватил ближайшего противника. Тот бесполезно дернулся, почувствовав захват на шее, но вырваться не смог. Разворот — и вот молния ударила в живой щит. Головорез содрогнулся всем телом, а глаза закатились. Еще прикрываясь им, Роберт послал черную сферу в окно. Вот только маг оттуда, похоже, сбежал. Остался только один, с которым яростно сцепился Томас.

Роберт с силой толкнул уже обмякшее тело к окну. То перевалилось через подоконник, падая вниз. Послышался глухой удар о мостовую.

Будто даже не заметив этот звук, Роберт атаковал болевым заклятьем, коротким и мощным. Оставшийся головорез тяжело рухнул на колени, рыкнув от боли. Его рука дернулась к мечу, лежащему на полу. Совсем недалеко.

Одним молниеносным движением Роберт схватил чужой клинок. Острие уперлось в шею головореза. Оно даже слегка вдавилось в кожу. Еще миллиметр — и потекла бы капелька крови. И хотя заклятье перестало действовать, шевельнуться головорез уже не решился.

Роберт довольно усмехнулся. От его руки поползли тоненькие ниточки черной магии. Закручиваясь завитками, они принялись расходиться по мечу. Все ближе и ближе к жертве.

Лис, только-только оклемавшийся, тяжело поднялся на ноги. Он смерил Роберта внимательным взглядом, настороженно спросив:

— Мы же не собираемся никого убивать?

Черные нити, скользящие по клинку, ненадолго замерли. В воздухе повисло напряжение. Роберт продолжил сверлить головореза пристальным взглядом, даже не моргая. От ровного, чуть прохладного тона стало не по себе:

— А ты у нас слишком чтишь законы? Посмотри на этого. У него же наверняка руки по локоть в крови.

— Мне не нужен труп в доме! — возмутился Лис.

Его громкий окрик, казалось, отрезвил Роберта. Черные нити вспыхнули ярче и рассеялись.

— Но если мы отпустим его, он вернется сюда. И так одного упустили! — недовольно проворчал он.

И все-таки, глянув на Тарью, Роберт медленно начал опускать меч. Она понятливо кивнула. С легким жестом с ладони сорвались магические путы. Они обмотали тело головореза, крепко привязывая руки к туловищу. Он недовольно дернулся, но без толку. Роберт и Томас схватили с двух сторон, заставляя подняться.

— И что будем с ним делать? — спросила Тарья.

Впрочем, все решилось за них. Она едва не подпрыгнула на месте, когда внизу заколотили в дверь и послышалось грубое:

— Городская стража! Именем закона, открывайте!

Тарья обреченно прикрыла глаза. Выбрасывать мертвого головореза в окно было плохой идеей.

— Вот как раз и сдадим этого, — Томас ткнул пленника в спину, заставляя шагнуть к лестнице.

Тарья шмыгнула к окну, но Роберт вовремя ухватил ее за капюшон плаща, как нашкодившего котенка — за шкирку.

— И куда ты собралась?

— Страже нельзя меня видеть! — возмущенно дернулась Тарья. — Если отец узнает, мне конец!

Она резко высвободила капюшон, недовольно поправляя плащ. Роберт сложил руки на груди. Он окинул строгим взглядом сверху-вниз.

— Поэтому пусть лучше тебя убьет тот тип, который был в соседнем доме? Он может бродить неподалеку.

— Если попадусь, просто отдам ему страницу! — упрямо выпалила Тарья, подавшись вперед.

«Раскомандовался тут!» — зло подумала она, уже собираясь отвернуться.

Роберт цепко ухватил пальцами за подбородок. Лица оказались так близко, что у Тарьи перехватило дыхание. Ведь взгляд напротив опасно блеснул.

— Девочка, ты правда думаешь, что тебя после этого оставят в живых? — понизил голос Роберт. — Ты видела страницу. Читала. Могла прочесть и книгу. Мираж скажет убить тебя, как только получит то, что хочет. Понимаешь?

Он отпустил, а Тарья замерла на пару секунд. На коже еще осталось эхо его прикосновения. А в голове — легкий туман. Опомнившись, Тарья кивнула. Остальные уже ушли, и пришлось уныло поплестись следом, понимая, что встречи со стражей не избежать.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 8

Отец не заговаривал с Тарьей, пока они не добрались домой. Там больше никого не было. Пройдясь по нижнему этажу, который служил магазином, он расстегнул ремень ножен. Меч отправился прямиком на прилавок, а отец, повернувшись, смерил внимательным взглядом.

— Что ты делала у Лиса, когда вломились грабители? Этот пройдоха только для вида торгует всяким старьем. А на деле к нему захаживают все, по кому давно плачет тюрьма. А может, и виселица.

— Он попросил организовать пару заклятий, — пожала плечами Тарья. — Для охраны.

Она уже продумала версию, хотя в голове мысли были совсем о другом. Знала бы, кто заказал украсть сумку, ни за что не согласилась бы.

— И ты занялась этим с ренийским принцем, который тайно приехал в наше королевство с не пойми, какими целями? — нахмурился отец.

Тарья посмотрела на него с замешательством. Пойдя ближе, он взял за руки. Повисло молчание, и осталось только тепло грубоватых ладоней. Отец посмотрел куда-то в пустоту, а потом осторожно взглянул в глаза:

— Тарья, скажи мне правду. Что тебя связывает с этим… человеком?

Последнее слово он бросил со странной неприязнью. В светлых глазах мелькнула злость.

— С Лисом? Я же сказала… он… — начала было Тарья.

Отец резко отпустил, отступая назад.

— Да при чем тут этот Лис?! Нокта бы его побрала! — он прошелся взад-вперед, как запертый зверь. — Я о Роберте Роке!

— Мы… случайно там оказались, — Тарья закусила губу.

— А может, он завел тебя туда, чтобы купить какую-нибудь безделушку на память? — строго спросил отец. — Я же не слепой, вижу, что ты постоянно где-то пропадаешь. Давно Роберт задурил тебе голову?

Он с подозрением прищурился. К щекам Тарьи прилил жар. Некстати вспомнилось, как близко Роберт был там, в таверне.

— Да мы толком не знакомы! — она возмущенно отвернулась, прячась за волосами. — Понимаю, что ты переживаешь, что я поведусь на «прекрасного принца», но…

— Дело не в этом, — глухо сказал отец.

Его глаза помрачнели, а плечи ссутулились. Он отошел к окну, слегка сощурившись, как от холодного ветра.

Тарья тихонько подошла сзади, тронув за плечо. Губы пересохли от волнения. Она торопливо облизнула их прежде, чем спросить:

— А в чем, папа?

— Когда-то мы воевали с его отцом — Генрихом Роком. Нынешним ренийским королем.

— Я знаю, — уверенно кивнула Тарья. — Битва за столицу Рении. Когда вы отбивались от темнодуш, и эта нечисть вас чуть не убила. Ты же рассказывал и не раз!

Она нахмурилась, совершенно не понимая, что к чему.

— Ты не знаешь всего. Точнее, что было до этого, — отец заговорил медленно, будто выдавливая из себя каждое слово. — Когда я воевал с ним в другом смысле. Против него.

Глаза Тарьи широко распахнулись. Она уже вдохнула, чтобы засыпать вопросами, но при взгляде на отца тормошить расхотелось. Слишком подавленно он плеснул воды из кувшина, чтобы сделать несколько глотков перед тем, как продолжить:

— Когда он пришел к власти, а в Рении вспыхнуло восстание, я сразу примкнул к повстанцам. Но судьба любит пошутить, и мы стали врагами не только поэтому. Мы влюбились в одну девушку. А она выбрала его и стала королевой.

— Но это же в прошлом, — пробормотала Тарья.

Она запустила пальцы в волосы. Голова пошла кругом от такой информации.

— Да. Я встретил твою маму. Да и когда появился враг со стороны, и я, и другие приняли сторону Генриха. Мы сражались плечо к плечу и вместе отбились, но… прошлое не забывается.

Отец замялся, а потом ослабил шнуровку на воротнике рубашки и потянул ее вверх. Он повернулся спиной к Тарье. Она с замешательством посмотрела на длинные старые рубцы. Такие, как будто какой-то когтистый монстр размашисто ударил лапой.

Отец всегда старался скрывать эти шрамы. Даже, когда летом отправлялись на реку рыбачить, и все мужчины стягивали рубахи на солнцепеке.

Тарья и та видела эти рубцы мельком. Случайно. Когда отец заболел, и к нему пришла целительница из светлых магов.

— Эти шрамы — не с войны, как я говорил тебе, — он одернул рубашку обратно. — А с того дня, когда меня высекли кнутом в подземельях Генриха. Ему хватило чести потом подослать мага-целителя, но тот схалтурил. Вот и остались.

Глава 9

Покачав головой, Тарья растерянно посмотрела на отца.

— Почему ты не говорил раньше про восстание и остальное? И мама тоже… ни слова, — тихо произнесла она.

— Я начал жизнь с чистого листа, когда уехал из Рении, — он провел рукой по светлым волосам, стянутым в хвост на затылке. — Но теперь понимаю, что должен объяснить: Генрих Рок — страшный человек. И судя по тому, как его сынок «развлекался», когда помогал править на юге Рении, он не лучше. Новый бунт не вспыхнул только чудом. Еще бы несколько казней — и было бы новое восстание.

— Мы не знаем всего, — вырвалось само собой.

В голову полезло, как Роберт, не задумываясь, защищал остальных.

— Зато я знаю одно, — отрезал отец. — Ты должна держаться подальше от этой семьи. Я не хочу однажды узнать, что он похитил тебя и держит в какой-нибудь башне.

— А я простынки свяжу и сбегу, я ловкая! — хихикнула Тарья.

Он рассмеялся, взъерошивая ее волосы ладонью. Только вот в глазах осталась тревога.


***


Вечером, когда Тарья ушла спать, он достал стопку старых писем. Кончики пальцев скользнули по изящному почерку Ирен — ренийской королевы.

«Поздравляю, что ты теперь возглавляешь стражу Линнойта! Я всегда знала, что ты хорошо устроишься. Мы скоро приедем в Талвию с официальным визитом к королю. Жду не дождусь, когда увижу малышку Тарью! Как здоровье вашей старшей? Может, стоит показать ее ренийским целителям? Мы с Генрихом можем все организовать. Он, хоть и ревнует, но сам предложил. Я так рада, что ваша вражда наконец позади. Только, Айрон, храни тебя Солис заговорить об этом при встрече!..»

Даже спустя столько лет Айрон услышал в сознании мелодичный смех. А взгляд скользнул дальше, перескакивая через абзацы.

«Первый раз возьмем Роберта с собой. Магия развивается так быстро, что его побаиваются даже наставники. Иногда я и сама боюсь, что он потеряет над ней контроль. Его дар, сила от самой темной богини — это слишком опасно…»

Тогда, читая письмо в первый раз, Айрон ярко представил, как в какой-нибудь детской игре мальчишка-маг разозлится. Как вместо снежка из его ладони вырвется смертоносная черная молния. Вырвется и полетит прямиком в одну из дочерей.

С того момента Айрон перестал отвечать на письма. Разорвал все связи. А сейчас он бросил листок в камин. Огонь подхватил пожелтевшую от времени бумаги, разъедая строчки.

— Прости, Ирен, — выдохнул Айрон почти неслышно. — Но пусть лучше моя дочь будет считать твою семью чудовищами, чем погибнет от проклятия.


***


Поднявшись в свою комнату, Тарья посмотрела на окно. Задернутые шторы затрепетали, будто она неплотно его прикрыла. В воздухе повисла прохлада.

Замерев у двери, Тарья шевельнула пальцами. Кончики слегка закололо. Магия уже почти отозвалась. В этот момент кто-то схватил сзади, закрывая рот ладонью. От неожиданности Тарья рванулась.

— Тише, — раздался голос Роберта. — Это я.

Он медленно отпустил. Она отскочила, оскорбленно поправляя платье.

— Что ты здесь делаешь? — прошипела Тарья.

— А мне стоило прийти с официальным визитом? Я просто решил не пугать твою семью, — пожал плечами Роберт.

— И что тебе нужно? — нахмурилась она.

«Я не могу отдать ему страницу, — в голове лихорадочно заметались мысли. — Пусть хоть переписывает, мне плевать! Рано или поздно Мираж может заявиться за ней, и это будет мой единственный шанс».

Роберт подошел ближе вальяжно и плавно, как кот. Он остановился в шаге, подцепляя кончиками пальцев подбородок Тарьи. Так осторожно, будто она — фарфоровая кукла. Взгляды встретились в полутьме, и глаза Роберта показались сплошной тьмой.

— Кажется, сегодня я спас тебе жизнь, — он понизил голос, и в нем появились бархатистые нотки. — Как насчет небольшой благодарности? Не откажешь?

Тарья замерла, как завороженная. Сердце сбилось с ритма, когда Роберт подался вперед. Чуть наклонившись, он накрыл ее губы своими. От поцелуя, такого долгого и томительного, закружилась голова. Тарья уперлась ладонями в плечи Роберта, собираясь оттолкнуть. А потом пальцы сами собой поджались, комкая складки плаща.

С трудом опомнившись, она отпрянула. Глаза широко распахнулись, выдавая немного шальной блеск. Кончики пальцев взлетели к губам, еще помнящим эхо поцелуя.

«Это неправильно! — мысленно рыкнула Тарья на бабочки в животе. — Мы видимся всего третий раз!»

— Ты что творишь? — возмущенно прошипела она. — Думаешь, если принц и сильный маг, тебе все можно?

— Если бы я так думал, то связал бы тебя магией и не спрашивал, — фыркнул Роберт. — А теперь доставай страницу. Ты забыла ее мне отдать.

Он по-свойски отодвинул стул, садясь нога на ногу. Скрещенные на груди руки, приподнятый подбородок, слегка надменный взгляд — самоуверенность во плоти.

— Я и не собиралась! — Тарья запальчиво шагнула вперед.

— Вот как? Тогда посмотри, что я нашел возле твоего дома, — сказал Роберт, бросая ей какой-то небольшой предмет. — Впечатляет, правда?

Глава 10

Тарья поймала маленький камешек, брошенный Робертом. Она сощурилась, а потом немного отошла к окну, чтобы разглядеть, что это такое. Над городом уже начала подниматься луна, и холодный свет упал на небольшую фигурку. Казалось, умелый мастер вырезал монстра с перепончатыми крыльями, когтистыми лапами и торчащими вверх нижними клыками. Да так, что на камне отразилась каждая чешуйка на уродливой морде.

— Химера? — одними губами прошептала Тарья.

Роберт встал со стула, подходя ближе. Лицо мигом стало серьезным, даже мрачным.

— Да. У моего отца целое войско похожих, так что я знаю, о чем говорю. Если хозяин направит в нее магию и бросит на землю, она превратится в огромное и кровожадное чудовище. Полностью подвластное его воле.

— Но откуда это возле моего дома?.. — побледнела Тарья.

Каменная химера едва не выскользнула из рук. Роберт забрал фигурку, отходя к окну.

— Похоже, я спугнул мага, который крутился здесь, вот он и обронил. Не успел воспользоваться. Вряд ли этот тип держал ее при себе для красоты, — отодвинув штору, он на всякий случай глянул на улицу.

Тарья запустила пальцы в волосы, закрывая глаза. Сердце бешено заколотилось, стоило представить, как все могло бы быть. Фантазия до жуткого ярко нарисовала погром в магазине на первом этаже и отца с матерью… как минимум, серьезно раненных.

— Теперь тебя не оставят в покое, — голос Роберта раздался совсем близко.

Тарья вскинула взгляд. Даже не заметила, как подошел. Роберт взял ее ладонь в свою, слегка поглаживая большим пальцем запястье. Пульс предательски сбился. Сердце застучало так громко, что Тарья неловко прикусила губу. Ведь показалось, что Роберт вот-вот это почувствует, касаясь веточки вены. С трудом далось вспомнить, о чем говорили.

— Если бы я знала, что это Мираж, ни за что не согласилась бы.

— Согласилась бы. Так же, как сделал это Лис. Мираж нашел бы способ надавить, — жестко возразил Роберт, отступая на шаг. — Но это уже неважно. Теперь есть только один выход.

— Какой?

— Я прочел эту книгу от корки до корки. И знаю, куда направляется Мираж. Он мог направить к нам сколько угодно головорезов, но сам наверняка уже в пути.

— Но ему ведь не хватает нашей страницы! Моей, в смысле, — поспешно поправилась Тарья.

— На ней — часть ритуала, который подействует только в затерянном храме. Храме, который для начала нужно найти, — Роберт прошелся по комнате, выдавая напряжение. — А намеки на то, где он находится, разбросаны по остальной книге. Так что готов поспорить, что Мираж уже отправился на поиски. Чтобы во второй раз отправиться уже со страницей и полным ритуалом.

— И что ты задумал?

— Перехватить его по дороге и забрать книгу, — пожал плечами Роберт.

— Так он ее и отдаст, конечно, — Тарья иронично фыркнула.

Она сложила руки на груди, окидывая скептическим взглядом.

Роберт посмотрел до того пристально и давяще, что стало не по себе. В темных глазах блеснул зловещий огонек, а пальцы сжались в кулаки. В тоне прорезались жестокие нотки:

— А я не собираюсь его спрашивать.

Тарья слегка поежилась, обнимая себя за плечи: вспомнились слова отца. По спине пробежал холодок. Пытаясь отвлечься, она бросила:

— Тебе-то зачем эта книга? Ты можешь просто спокойно уехать в свою Рению…

— Не задавай лишних вопросов, девочка, — перебил Роберт. — Лучше собирай вещи. Самое необходимое на пару дней дороги. Думаю, мы быстро его найдем.

«Быстро. Как же, — мысленно проворчала Тарья. — За столько лет он ни разу никому не попался…»

Она шагнула к кровати. Кончики пальцев уже коснулись постели: поднять матрас, достать спрятанную страницу. А потом Тарья замерла, качнув головой. Слишком ярко представилось, каково будет отцу.

— Я не могу так просто уйти.

Тарья повернулась к Роберту. Он посмотрел сверху-вниз, и в тоне, чеканном и безжалостном, проступил вызов:

— А подставлять семью под удар, оставаясь с ними, — можешь?

Она набрала воздуха, чтобы парировать, но так и не нашла слов. Плечи слегка ссутулились, а взгляд скользнул вниз. Вздохнув, Тарья молча достала страницу и взяла сумку.

Роберт подошел со спины. Его пальцы мягко скользнули по волосам, отводя их с плеча. Тарья замерла, почувствовав горячее дыхание на своей шее. И такой же шепот, бархатистый и вкрадчивый:

— Я знал, что ты согласишься. Девушки редко мне отказывают.

Короткая усмешка в голосе отозвалась мурашками по коже. Тарья резко развернулась. Они оказались лицо к лицу, и она в первый момент растерялась. И все-таки возмущение в глазах осталось.

Заметив его, Роберт бархатисто рассмеялся. Это прозвучало одновременно нахально и чарующе.

Вконец смутившись, Тарья прошипела:

— Тише ты, отец услышит! И вообще, не мешай!

Она попыталась оттолкнуть его, чтобы пройти к шкафу. Роберт ловко перехватил ее запястья. Держа их одной рукой, другой он отвел прядку волос Тарьи за ухо. Кончики пальцев медленно скользнули по контуру лица.

— Не нападай на наследника королевского престола, — на губах Роберта заиграла усмешка. — Иначе можешь поплатиться.

Глава 11

Тарья оставила для родителей небольшую записку на кровати, на заправленной постели. В двух словах объяснила, что им угрожает опасность из-за грабежа в лавке Лиса и что она со всем разберется.

Тем временем Роберт открыл окно. Он первым спустился вниз. Комкая в руках ремешок сумки, Тарья проследила, как ловко движется его силуэт в ночи. Вбок по карнизу, к козырьку над крыльцом и изящной ковке в виде виноградных лоз. Полминуты — и Роберт уже соскочил на землю мягко, как кот. Он стал под окном, протягивая руки.

Тарья бросила вниз сумку. Роберт сразу опустил ее на землю, готовясь ловить еще и хозяйку.

Она же тихонько фыркнула, поправляя теплый плащ на плечах, чтобы не мешал. Тарья аккуратно перебралась через подоконник. Давно заученные действия. И ступать по узкому-узкому карнизу, и бесшумным пружинящим движением спрыгивать на землю. Поправив платье, Тарья оглянулась на окно на первом этаже. В свете свечи мелькнул силуэт отца. С губ сорвался тихий вздох.

— Пошли отсюда. Быстрее, — подбирая сумку, сказала Тарья.

Оказалось, что Томас ждет за углом, держа коней. Роберт взял одного под уздцы, подводя ближе. Светло-серый скакун с небольшими белыми яблоками тряхнул головой, тихо фыркнув. Тарья порадовалась, что надела удобное платье с разрезами по бокам поверх облегающих брюк: обычный наряд для верховой езды, прекрасно подходящий и для воровки.

Роберт протянул руку, собираясь помочь забраться.

— Справлюсь, — усмехнулась Тарья. — Вы слишком привыкли к избалованным девицам, Ваше Высочество.

Она изобразила шутливый реверанс, а потом ловко вскочила в седло. Спустя минуту ее спутники тоже оказались верхом. Они двинулись прочь по спящим улочкам города.

Стражники на северных воротах пропустили без вопросов, после снова возвращаясь к игре в карты. Отъехав подальше, Тарья оглянулась на оставшийся позади город. Холодный лунный свет придал ему немного зловещий вид. Черные черепичные крыши заблестели чешуей, а высокие шпили показались особенно острыми.

— Куда мы едем? — спросила Тарья, оглядываясь по сторонам.

— В Тайк. Если Мираж едет на север, к храму, то должен закупить магических штучек, — Роберт уверенно послал коня вперед немного быстрее. — А Тайк славится ярмарками с подобными вещами.

— Как хорошо ты знаешь наши края, — язвительно бросила она.

— У меня было хорошее образование, — Роберт надменно приподнял подбородок. — В детстве я половину времени проводил в библиотеке, а половину — на тренировках с оружием.

— Это потому, что с тобой никто не стал бы играть в здравом уме, — фыркнула Тарья.

Она собралась сказать что-то еще, такое же колючее, но резко осеклась. Ведь Роберт придержал коня так, что они оказались бок о бок. Взгляд стал предельно серьезным. Тени деревьев, растущих у дороги, упали на бледное лицо.

— Ты права, Тарья. Меня боялись, — в голосе проступили хищные нотки. — И боятся до сих пор. Так может, тебе тоже пора начать? Или хотя бы не лезть на рожон?

— Или что? — Тарья невозмутимо поправила косу, спадающую из-под капюшона.

Роберт поднял ладонь, поиграв пальцами в воздухе. Над ними заклубилась темная магия. Множество темных нитей сплелись в клубок, как змеи. Роберт посмотрел на это с легкой усмешкой, лениво пояснив:

— Страница при тебе. Я легко могу сковать тебя магией и отобрать ее. И мы поедем дальше одни, без дерзкой девчонки, которая только и делает, что путается под ногами.

Они как раз заехали в глубокий овраг. Сверху нависли тени деревьев, и эти угрозы прозвучали особенно зловеще.

Тарья взбешенно махнула ладонью. Небольшой черный шарик стремительно полетел к Роберту. Магия столкнулась с громким хлопком и яркой вспышкой.

Конь под Тарьей недовольно заржал, и она послала его вперед побыстрее. Еще и из-за того, что взгляд Роберта стал чересчур грозным. Он ринулся следом, пригибаясь к шее коня. В итоге, быстро сравнялись, но тут остановил окрик Томаса:

— Стойте! Вы видите?

Они резко натянули поводья. Тарья начала настороженно озираться по сторонам, а Роберт положил ладонь на рукоять меча. Томас подъехал ближе, кивнув куда-то вверх, в чащу леса.

Там мелькнула пара болотно-зеленых глаз. А потом еще одна. Среди деревьев проскочила странная тень. Вроде как человеческий силуэт, только чересчур высокий и долговязый.

— Она приставила их следить за тобой? — тихо-тихо спросил Томас, глянув на Роберта.

Тот не ответил. Только пальцы стиснули поводья так, что наверняка побелели костяшки. Черты лица ожесточились, а осанка стала напряженной, будто готов ринуться в бой.

— Она? О ком вы? — Тарья заметалась взглядом от одного к другому.

Роберт недовольно поджал губы.

— Темная богиня Нокта. И ее верные твари — темнодуши, которых практически не берет даже магия, — неохотно выдавил он, а потом тронул поводья. — Быстрее, поехали. Я не горю желанием знакомиться с ними поближе.

«Он что-то скрывает, — сразу поняла Тарья. — И опасается… явно не темнодуш».

Глава 12

Темнодуши встречались настолько редко, что были почти легендой. Говорили, их можно выпросить у Нокты себе в услужение, только взамен богиня способна потребовать что угодно. А так они подчинялись только ей. Безжалостные, кровожадные, неуязвимые для оружия и магии… кроме той, что направлена через знак Солиса — извечного противника Нокты, бога солнца и света, создавшего людей.

Вот только у Тарьи такого знака не было. У остальных, видимо, тоже.

Она испуганно дернулась, когда темнодуша спрыгнула на дно оврага, перегораживая дорогу. Конь громко заржал, порываясь взметнуться на дыбы. Тарья едва удержалась в седле. Глаза широко распахнулись в ужасе при виде твари.

Темнодуша была ростом выше любого человека. Это подчеркивалось худосочной фигурой со слишком длинными руками. Они заканчивались острыми черными когтями. Каждый — длиной с ладонь. На голове ветвились рога, напоминающие не то оленьи, не то просто узловатые сухие ветки. А на поросшей темной шерстью морде, как темно-зеленые блюдца, светились глаза без зрачков.

— Не смотрите в глаза! — выкрикнул Роберт. — Иначе вытянет жизненную энергию.

Он резко выдернул из ножен клинок, держа его наготове. Другие темнодуши тоже начали спускаться в овраг, беря в кольцо. Роберт попытался отогнать их, замахиваясь мечом. Они подались назад лениво, будто для виду.

Одна зло ощерилась, замахнувшись когтями в сторону Томаса. Его конь шарахнулся в сторону, а он сам атаковал светлой магией. Ударившись о жесткую шерсть темнодуши, белая светящаяся сфера попросту рассеялась.

«И правда не действует… Но нельзя же просто взять и опустить руки. Мол, убивайте нас на здоровье, только коготочки не поломайте!» — зло подумала Тарья. К тому же, темнодуши почему-то смотрели именно на нее. И крайне недобро.

Крепче сжав коленями бока коня, она отпустила поводья. Ладони соприкоснулись, а потом между ними растянулась черная молния. Тарья бросила ее в ближайшую темнодушу. Никакого эффекта.

А вот другая подкралась сбоку. Тарья заметила ее слишком поздно. Руки дернулись к поводьям, но конь уже взвился на дыбы. В губ сорвался испуганный вскрик.

Падая, Тарья увидела, что Роберт уже соскочил на землю, чтобы ринуться на помощь. Его сильные руки подхватили в последнюю секунду. Он аккуратно поставил на ноги, но эти мгновения показались невероятно долгими. Так, что сердце затрепетало уже не от страха. Тарья на миг прикрыла глаза, отгоняя лишние мысли. Ведь стало не до этого.

Ее конь скрылся в темноте. А Томаса оттеснили в сторону. Едва удерживаясь в седле, он отбивался магией изо всех сил. И все-таки не справлялся.

Тарья ринулась к нему. Она ударила молнией в одну темнодушу, атаковала шаром черного огня другую, развернулась к третьей… Отогнать толком не удалось, и они продолжили подбираться.

— Бей в ствол! Со всей силы! — Томас кивнул вверх, на дерево, растущее на самом краю склона. — Нужно выиграть время!

— Для чего?! — выкрикнула Тарья.

Все-таки послушавшись, она вскинула ладони. Ее черная молния и белый луч из руки Томаса одновременно ударили в основание дерева. С треском разлетелись щепки. Еще голая крона затряслась. Дерево медленно покачнулось, а потом ухнуло вниз, в овраг. Темнодуши шарахнулись в стороны.

«И толку? Они же перескочат через него за две секунды!» — в панике подумала Тарья, метнувшись взглядом к Роберту.

В двух шагах от него на его коня напала темнодуша. Она одним взмахом когтистой кисти повалила с копыт.

Роберт даже не шелохнулся. Он остался стоять с пустым взглядом, будто не замечая, что на него идет следующая темнодуша.

— Роберт! — рванулась к нему Тарья.

— Стой! — Томас спрыгнул с коня, хватая ее сзади.

Она дернулась, собралась закричать… Только бы выдернуть Роберта из оцепенения! Томас зажал рот ладонью так, что получилось только возмущенно замычать.

— Не привлекай его внимание. Не сейчас, — от напряженного шепота на ухо по спине пробежали колючие мурашки. — Он отпускает силу.

Держа коня под уздцы, Томас потянул Тарью к склону оврага. Подальше. Не от темнодуш, а от Роберта — это она поняла сразу, а потому испуганно подчинилась.

Глава 13

Тарья замерла, не смея шевельнуться. Тем временем на Роберта бросилась темнодуша. Размахнувшись, она уже прицелилась чиркнуть когтями по горлу. Он невозмутимо прикрыл глаза. На лице, особенно бледном в лунном свете, застыло спокойствие. А вот тело выдало напряжение: вся фигура, как натянутая струна. Пальцы стиснулись в кулаки. Вокруг поднялся черный вихрь. Странный ветер заставил темнодушу немного отпрянуть.

А потом тьма ринулась во все стороны, разделяясь на сотни тонких щупалец. Они обвивали тела темнодуш, с легкостью пробивали их грудные клетки, просто захлестывались на шеях… Роберт стоял неподвижно среди этого безумия, а нити попросту ломали противников, как надоевших кукол. После чего каждый просто осыпался на землю горсткой пепла.

«Как он это делает? Темнодуш же не берет обычная магия», — в шоке подумала Тарья.

Томас немного ослабил хватку, но теперь она и сама застыла. А когда Роберт открыл глаза, и вовсе невольно подалась назад. Ведь его взгляд оказался слишком темным. Слишком нечеловеческим.

Не прошло и минуты, как от темнодуш не осталось и следа. Роберт застыл, не обращая внимания на последнюю, рассыпающуюся в пепел у его ног. Магические щупальца продолжили колебаться в воздухе вокруг.

Повернув голову к Томасу, Тарья одними губами спросила:

— Что это с ним?

Почти неслышно, но этого хватило.

Роберт повернулся рывком, как зверь. Щупальца ринулись к Тарье и Томасу. Он дернул ее вниз, заставляя пригнуться. Конь с громким ржанием бросился в сторону. Вовремя. Ведь щупальца ударили по веткам упавшего дерева. Магия «состригла» их даже без треска, пройдя, как сквозь масло. С тихим шорохом посыпались на землю срезанные палочки.

Роберт направился к Тарье и Томасу. Мягкая поступь хищника, отрешенный взгляд, комки черного огня, вьющиеся под ладонями… Словом, на вид сам — создание Нокты. Не менее страшное, чем все оборотни, вампиры и гарпии вместе взятые.

Тарья сжалась, а Томас не выдержал. Он вскинул руку, и перед ними возник полупрозрачный белый щит.

Роберт сощурился, будто даже слабый свет ударил по глазам. Верхняя губа дернулась, как у разъяренного зверя. Хватило одного взгляда, чтобы все щупальца магии ударили в щит.

Томаса отбросило в сторону. Он с глухим стоном ударился о склон оврага. Роберт слегка развел руками, и сгустки черного огня поднялись выше в воздухе. Они затрещали, готовые ринуться вперед.

«Он же убьет его!» — в ужасе подумала Тарья.

— Роберт! Хватит! — вскрикнула она.

От страха на глаза навернулись слезы. А сердце оборвалось, когда Роберт так же резко повернулся на голос.

«Или не его, а меня…» — мрачно мелькнуло в голове.

Безжалостный взгляд темных глаз пригвоздил к месту. Тарья так и осталась сидеть комочком на земле, прижимаясь спиной к поваленному дереву. По телу пробежала легкая дрожь. Пришло до жути ясное осознание, что собственная темная магия против Роберта — ничто. Не выдержав, Тарья зажмурилась.

Она едва не вскрикнула, когда плеч коснулись сильные ладони. Роберт мягко поднял на ноги. Тарья инстинктивно дернулась.

— Тише, — он погладил по волосам. — Все в порядке.

В голосе — легкая вина и горечь. Тарья приоткрыла глаза, с подозрением прищурившись.

За прошедшую минуту Роберт переменился в лице. Он стал выглядеть спокойно, даже чуть устало.

— Отпусти меня, — выдавила Тарья.

— Не бойся, — тихо, с сожалением произнес Роберт.

Он потянулся к ее лицу. Кончики пальцев почти прикоснулись к щеке. Тарья затаилась, и от бархатистых интонаций по коже побежали мурашки. Сердце пропустило удар, сладко сбиваясь с ритма. Захотелось просто прикрыть глаза, позволить Роберту успокоить.

Резкий вздох — попытка взять себя в руки. Вырвавшись, Тарья выпалила:

— Ты чуть не убил нас!

Холодный ветер растрепал волосы, бросив в лицо выбившиеся из косы прядки. Тарья плотнее запахнула плащ на груди.

В это время Томас подошел ближе. Он отряхнул с одежды мелкий мусор и подтаявший весенний снежок, залежавшийся у склона оврага. В темных волнистых волосах запутались какие-то сухие травинки. Похоже, еще прошлогодние. Коснувшись плеча Тарьи, Томас мягко сказал:

— Я потом тебе все объясню.

Он посмотрел с легкой горечью, как взрослый брат — на неразумную сестренку, которую в третий раз оттащил от логова болотных троллей.

— Да зачем тянуть, Томас? — напоказ фыркнул Роберт, но прозвучало невесело. — Хочет уходить — пусть уходит. Только для начала отдаст страницу — и попрощаемся. Хорошо попрощаемся, на совесть. Потому что люди Миража быстро до нее доберутся…

Тарья возмущенно на него посмотрела. В его глазах вспыхнул такой вызов, что сразу захотелось ударить магией, наплевав на инстинкт самосохранения.

«Давай, испугайся и сбеги, девочка, — читалось в надменной усмешке Роберта. — Тебе же точно не хватит смелости остаться и признать, что тебя ко мне тянет».

Глава 14

— Даже не думайте! — упрямо выпалила Тарья. — Можете провоцировать сколько угодно, но страницу не получите. Мне еще жизнь дорога.

Роберт раздраженно тряхнул головой, отбрасывая назад волосы. Они растрепались, падая на лицо. Пришлось на ходу заново завязывать низкий хвост. Затягивая тонкий ремешок, Роберт направился к своему коню. Тот дернулся на земле, силясь встать. Он всхрапнул от боли, дернув головой.

Тарья и Томас тоже подошли поближе. Теперь стало видно, что на черной шее блеснула кровь. Конь обессиленно прикрыл глаза.

Томас присел рядом на корточки. Ладони засветились белым. Он провел руками над конем, что-то тихо шепча. Подняв взгляд, Томас заключил:

— Я попробую залечить раны, но у него дернули и жизненные силы. Нужно будет время, чтобы потом дать ему отдохнуть. Иначе останется один мой на всех.

Светлая магия вспыхнула ярче. Он опустил руки на шею коня, что-то успокаивающе приговаривая.

Роберт и Тарья переглянулись. Она поплотнее закуталась в плащ, отворачиваясь. По дну оврага еще сильнее потянуло холодом. А может, стало зябко, стоило вспомнить одновременно пустой и полный ярости взгляд.

Сверху послышался волчий вой. Совсем близко.

Конь Томаса, топчущийся рядом с хозяином, заволновался. Тарья медленно-медленно подняла голову. Внутри все оледенело от страха.

Ведь на краю оврага застыл белоснежный волк. По правую руку от призрака в светлой одежде.

— Отгоните его, — попросил Томас. — Наверно, почуял кровь.

Он глянул на волка краем глаза, не отвлекаясь от магии. Белые искорки заплясали на гриве раненного коня. А вот его здоровый собрат при виде хищника чуть было не бросился прочь. Роберт вовремя перехватил его под уздцы. Над другой ладонью вспыхнула маленькая черная сфера. Она ударила в землю совсем рядом с лапами волка. Он немного отпрянул, но не убежал. Призрак — женщина с длинными седыми косами — осуждающе покачала головой.

— Вот наглый, — Роберт озадаченно сдвинул брови. — Совсем голодный, что ли?

— Подождите, вы что… не видите? — прошептала Тарья.

Она перевела взгляд с одного на другого и обратно. Один — увлечен целительской магией, другой — слишком спокоен, как для того, кто смотрит на призрака.

— Волка, что ли? Первый раз увидела дикого зверя, малышка? — с усмешкой поддразнил Роберт.

— Да нет же! — почти обиделась Тарья. — Женщину рядом с ним! Полупрозрачную!

Тем временем призрак поднял руку. Ветер шевельнул широкий рукав сорочки. Старуха жестом поманила к себе.

Тарья удивленно распахнула глаза. Она озадаченно приложила кончики пальцев к груди, а с губ едва слышно сорвалось:

— Я?..

Старуха медленно кивнула. По губам скользнула легкая ободряющая улыбка.

Тарья неуверенно глянула по сторонам, будто ища поддержки. Роберт жестко ухватил за запястье.

— В чем дело? — спросил он.

— Она… позвала меня, — Тарья облизнула губы, мигом пересохшие от волнения.

— Не смей, — Роберт сильнее сдавил ее ладонь. — Это может быть еще одна проделка Нокты.

Последнюю фразу он выдавил тихо и неохотно. Тарья скользнула коротким взглядом по его лицу, решив потом расспросить обо всем. А пока оказалось не до этого. Ведь силуэт призрака расплылся белым туманом. Он стек в овраг, подбираясь ближе.

Похоже, теперь это увидели все. Томас выпрямился, поворачиваясь к туману. А тот собрался в человеческий силуэт прямо перед Тарьей. Она интуитивно почувствовала, что только ей видно, как в белой дымке проступает лицо, испещренное морщинами. Ладонь сама собой выскользнула из пальцев Роберта. Как завороженная, Тарья шагнула вперед.

— Не бойся, — тихо-тихо прошелестела старуха. — Я ждала тебя.

— З-зачем?

— Инею нужна новая хозяйка. Он со дня моей смерти скитается один. Не пугайся, что дикий. Почувствует от тебя добро и ласку — будет вернее любого пса, кому угодно глотку за тебя перегрызет…

Волк пробежался по краю оврага. Нос — единственное черное пятно на белой морде — ткнулся в землю, что-то вынюхивая. Найдя более удобное место для спуска, Иней скользнул вниз.

— Но почему я? — тихо спросила Тарья.

Старуха погладила по волосам, но прикосновения не было — только холод, как от зимнего ветерка.

— Потому что тебе нужен верный помощник, девочка. Ведь однажды ты сразишься с той, кто меня погубила, — горько улыбнулась она. — Я была слишком самоуверенной, желая получить бессмертие у темной богини. А она не прощает ошибок в ритуалах. Удачи. Будь смелой, а Иней тебе поможет.

Повеяло прохладой, и силуэт старухи расплылся. Туман рассеялся. Тарья замерла, глядя в пустоту. Из оцепенения не вывел даже мокрый нос волка, ткнувшегося мордой в ладонь.

Роберт опустил руку на плечо, силой разворачивая к себе. Тарья заморгала, словно только что проснулась.

— Что это было? С кем ты говорила? — спросил он.

— С его прошлой хозяйкой… попросила присмотреть за ним, — слегка улыбнувшись, она потянулась к Инею.

Он спокойно подставил голову, позволяя почесать за ухом.

«И предупредила, что мне придется сразиться с самой Ноктой», — подумала Тарья, но говорить не стала: еще посмеются.

Глава 15

Иней отбежал немного в сторону, то и дело замирая и оглядываясь. Поняв, что таких намеков Тарья не понимает, он вернулся. Она ойкнула от неожиданности, когда сильные челюсти сцапали за край плаща. Стоящий рядом Роберт напрягся, уже готовый защитить в случае чего. Однако Иней лишь потянул за собой.

— Кажется, он куда-то зовет, — пробормотала Тарья.

— Вместе пойдем, — сказал Роберт. — Все равно Томас еще занят.

Они двинулись по извилистому оврагу, пока дорога не пошла вверх. Иней побежал вперед, шустро перебирая лапами и периодически принюхиваясь. А потом и вовсе рванул так, что пришлось постараться, чтобы не выпустить его из вида. Здесь, в лесной чаще, белый силуэт почти потерялся среди островков снега.

— Может, просто зайца почуял? — предположил Роберт.

Среди деревьев показался покосившийся домик. Рядом с ним сбежавший от Тарьи конь ткнулся мордой в землю, ища что-то среди сухих травинок. Иней остановился немного поодаль. Похоже, чтобы не спугнуть. Довольный собой, он повернул голову к Тарье.

Она с улыбкой остановилась, переводя дыхание. Иней подбежал ближе, вильнув хвостом. Тем временем Роберт попытался заглянуть в мутное окошко домика и заключил:

— Похоже, никого нет.

На стук в дверь никто не отозвался. Более того, она скрипнула, сама собой приоткрываясь на щелку. Роберт заглянул внутрь, держась наготове: все тело напряженное, как у зверя перед броском, а ладонь — на рукояти меча.

— Отлично, посидишь здесь. Схожу к Томасу, чтобы привести сюда нашего «раненного», когда закончит. Подождем здесь пару часов, пока не оклемается.

Роберт говорил торопливо, немного нервно. А взгляд то и дело напряженно просматривал просветы между деревьями.

— Роберт, — не выдержала Тарья, — дело же не только в лошади? Ты боишься, что в округе еще остались темнодуши?

Она поднялась к нему на деревянный порог, робко коснувшись руки.

— Я не боюсь темнодуш, понятно? — Роберт резко отдернул ладонь. — Сиди здесь и не высовывайся.

Он взял за талию Тарью, передвигая, как фарфоровую статуэтку. Она возмущенно посмотрела исподлобья, оказавшись в дверном проеме. Руки недовольно сплелись на груди.

— Магия их не берет. А ты испепелил за две минуты. Ничего не хочешь объяснить? — ядовито поинтересовалась Тарья.

Роберт не повысил голос, но она мгновенно поняла, что разозлился не на шутку:

— А что ты хочешь услышать? Во мне магия Нокты — их непосредственной хозяйки. Так что да, я могу их убить. Если отпущу ее силу, которую обычно сдерживаю.

С каждым словом он наступал, заставляя пятиться назад. Тарья и сама не поняла, как оказалась в тесной комнатушке. Только осознала себя загнанной в ловушку: в полутьме, пахнущей деревом, сухими травами и старыми вещами. Сердце затрепетало, стоило Роберту подойти вплотную. То ли страх, то ли волнение, от которого помутилось в голове. Губы Тарьи слегка разомкнулись. Сбившись с дыхания, она прошептала:

— А когда не сдерживаешь, она берет верх над тобой… как сегодня.

Иней бесшумно скользнул в дом. Отвлекшись, Тарья и не заметила, как Роберт резко шагнул вперед. Опомнилась она лишь, когда оказалась прижата лопатками к сырой деревянной стене. А сильные руки по обе стороны перегородили пути к отступлению.

— Не многовато любопытства? — прорычал Роберт. — Может, теперь побежишь на ближайшую базарную площадь, чтобы всем рассказать? Люди же так любят слухи об этом! Как-то слышал, что для контроля над силой я каждое полнолуние убиваю по невинной деве. Хотя, как по мне, с ней можно было бы найти занятия и поинтереснее. Что скажешь?

Ухмыльнувшись, он ухватил Тарью за подбородок. Палец томно, с нажимом обвел контур губ, отчего дыхание вконец сбилось.

— Руки убери! — дернулась она. — Или я… я Инея на тебя натравлю! Он меня слушается!

Тарья бросила взгляд в сторону разлегшегося на полу Инея. Он демонстративно зевнул прежде, чем опустить голову на лапы. Правда, челюсти все-таки клацнули.

Тарья толкнула Роберта, но он перехватил ее запястья. Оба — одной рукой. А второй мягко погладил по волосам, все приближаясь и приближаясь. И Тарья сама не поняла, как слегка подалась навстречу.

Глава 16

В полутьме глаза Роберта показались особенно темными. Завораживающими. Тарья не смогла отвести взгляд, пока не почувствовала, как его губы накрыли ее. Ресницы вздрогнули, опускаясь. А в голове помутилось от томительно сладкого поцелуя. Роберт мягко скользнул ладонью по спине, вдоль позвоночника, привлекая ближе.

Как зачарованная, Тарья запустила пальцы в шелковистые черные волосы. И опомнилась только, когда губы разомкнулись.

«Что это на меня нашло? Не хватало еще так поддаваться ему!» — смущенно подумала она, отворачиваясь.

— Ты слишком испугалась сегодня? — прошептал Роберт, еще держа за талию.

Тарья мягко ускользнула. Обхватив себя за плечи, она поежилась с тихим:

— Мне казалось, ты нас просто возьмешь и убьешь.

Роберт остался позади, но Тарья спиной почувствовала его помрачневший взгляд. А от серьезного, чуть напряженного тона стало не по себе:

— Я мог. В такие моменты темная энергия сильнее всего: моего разума, чувств, привязанностей… Я осознаю все только потом.

— Неужели ничего нельзя сделать? — она развернулась к нему.

Роберт прошелся вдоль старых полок на стене. На них остались пузырьки и мешочки от прошлой хозяйки. Он провел кончиками пальцев по краю, будто проверяя, сколько там собралось пыли.

— Можно, — негромко ответил Роберт, задумчиво глядя в пустоту. — Именно поэтому мне нужна книга и затерянный храм. Храм, который построили одновременно для Солиса и Нокты — для светлого бога и темной богини. Место идеального магического баланса. Если провести ритуал там, я смогу разобраться с этой силой.

— И избавиться от нее? — Тарья тихонько подошла ближе к нему.

— Да. Это возможно, — немного неуверенно сказал он.

— А темнодуши сегодня… — она прикусила губу, подбирая слова. — Выходит, Нокта понимает, что ты задумал? И ей это не нравится, вот она и устроила предупреждение.

Тарья поправила плащ на плечах, пряча взгляд. После поцелуя смотреть в глаза Роберту оказалось неловко. Он же взглянул уверенно и твердо, отрезая:

— Мне уже нельзя отступать. Я не хочу разрушить все королевство, когда сила вырвется из-под контроля. Никому не позволю встать у меня на пути.

Его рука легла на рукоять меча, будто хоть сейчас — в бой. Тарья вскинула взгляд. Она порывисто накрыла ладонь Роберта своей, выпаливая:

— Мы найдем Миража, слышишь? Будь он хоть трижды неуловимый, мы это сделаем!

Он резко отбросил ее руку.

— Не смей так смотреть на меня, девочка, — в голосе зазвучала сталь. — Я не потерплю от тебя жалости.

Тарья замерла, так и не опустив ладонь. Стало неловко, и к щекам прилил румянец.

«И правда, кто я ему, чтобы лезть?» — мелькнуло в голове.

— Я просто… просто хотела сказать, что ты не один против всего этого, — Тарья спрятала взгляд.

Роберт вздохнул. Он смерил ее долгим взглядом, а потом по губам скользнула лукавая улыбка. Легкий прищур напомнил глаза хитрого кота. Роберт поймал руку Тарьи, поднося ее к своему лицу. Рукав платья слегка соскользнул. Открылось тонкое запястье. Роберт прикоснулся к нему губами, не отводя взгляда. По телу пробежал разряд и мурашки. Особенно, когда горячий шепот щекотнул чувствительную кожу:

— Тогда я предпочту другие доказательства.

А потом Роберт ушел, оставляя Тарью смущенной и растерянной. Она ничего не сказала ни когда Томас привел коня, устроив его в небольшом сарайчике, ни когда в домике уютно затрещал очаг. Только устроилась на ящике возле огня, задумчиво гладя Инея по голове. Тот быстро прикинулся домашним котиком, уложив тяжелую морду на колени, и хищно-желтые глаза осоловело прикрылись.

— И где находится этот храм? — Тарья задумчиво посмотрела в огонь.

— В горах на севере, — Роберт подбросил парочку дров, и на них заплясали яркие языки. — Говорят, боги защитили его особой магией. В итоге, добраться до него очень трудно.

— Практически невозможно, — хмыкнул сидящий в тени Томас. — Называй вещи своими именами.

— Но не переживай, Тарья. Как только мы найдем Миража, заберем книгу, а ты отдашь страницу, для тебя все закончится. Я отпущу тебя… может быть, — в тоне Роберта появились одновременно и хищные, и мурлыкающие нотки.

В его глазах отразились искры огня.

— Может быть?! — Тарья едва не взвилась на ноги.

Иней недовольно заворчал на коленях, устраиваясь поудобнее. А Роберт бархатисто рассмеялся. Он отвел прядь волос с лица Тарьи. Кончики пальцев, словно невзначай, прочертили линию на щеке.

— Я же принц, — прошептал Роберт. — Имею право на прихоти.

Глава 17

Дальше двинулись с рассветом. Светлая магия Томаса сработала идеально, и теперь конь Роберта не только не отставал, а и спокойно ступал впереди. В итоге, вскоре лес остался позади, а вокруг зашумел Тайк.

Небольшой городок с узкими улочками отличался от остального королевства. Если другие места в Талвии были серыми и мрачными, с массивными крепостями и зловещими шпилями, то здесь правили краски. Окна и двери пестрели разными цветами. Черепица играла на солнце всеми оттенками красного, оранжевого и желтого. Даже залежавшийся в подворотнях снежок не портил картину.

С площади донесся шум, и Томас слегка вытянулся в седле, пытаясь поскорее увидеть, что там.

— Неужели сегодня как раз ярмарка? — нахмурился он.

— В Тайке чуть ли не каждый день маленькая ярмарка, — пожала плечами Тарья. — Сюда приезжают со всей Талвии, чтобы…

Договорить не дали. Стоило подъехать к площади, как подбежал проворный мальчишка. За пару монет он забрал лошадей, чтобы отвести к коновязи и напоить. А вокруг засуетились торговцы с маленькими «прилавками», висящими прямиком на груди, на перекинутой через шею веревочке. На них Тарья увидела столько амулетов, что хватило бы на целую деревню.

— Привороты! Присушки! Водица для красоты девичьей! Чтобы кожа, как снег, волосы, как шелк, а грудь — во! — лукаво подмигнув, торговка обрисовала руками свои пышные формы.

— Косица на удачную дорогу! Оберег от болотной нечисти! — завел сухощавый старичок, потрясая охапкой кулончиков-ожерелий в руке.

Роберт отбрил молча, одним хмурым взглядом. Назойливые торговцы расступились, и теперь впереди расстелилась площадь, яркая, как лоскутное одеяло. У Тарьи глаза разбежались от пестрых палаток. В одной — заколдованные замки и засовы, мерцающие магией. В другой — снадобья всех видов и парящие в воздухе подушки для здорового сна. В третьей — свечи, зажигающиеся по щелчку пальцев. Возле нее закружился артист с веером из железных прутов в руках. На конце каждого — огонь…

— И как же мы найдем его? — растерялась Тарья.

Она завертелась, оглядываясь по сторонам.

— Расспросим торговцев, вот и все, — пожал плечами Роберт.

— Всех, что ли? — Тарья мрачно фыркнула.

Иней, крутящийся возле нее, заинтересовался пирожками у одной из торговок. Пришлось шикнуть на него, пока люди не подняли визг из-за волка. Он прижал уши, как виноватый щенок.

— Мираж отправляется в долгое и опасное путешествие, не имея собственной магии. Он явно будет покупать не свечки, — Роберт кивнул на палатку с огненной магией.

В итоге, они пошли по палаткам с амулетами для защиты от нечисти и прочими мелочами для путников.

— Степняк-элсиец, уже немолодой, высокий, с длинными волосами. На вид — бродячий артист… — раз за разом Роберт перечислял все детали, известные о Мираже.

Торговцы снова и снова разводили руками. Мол, народа много, элсийцев тоже, всех и не упомнишь. После этого люди обычно отворачивались к другим покупателям. Пока один — крепкий рыжеватый паренек — не стал исключением. А именно начал осыпать комплиментами Тарью. Под конец он и вовсе схватил за руку, вкладывая небольшой кулон на черной веревочке.

— Вот, возьми, мало ли, какие гады по дороге встретятся! — паренек почему-то ревниво глянул на Роберта. — Разбойничью шайку, конечно, не уложит, но одного магией ударит, пусть только попробует полезть…

— Да я сама с магией… — вяло начала Тарья.

Не слушая, торговец порывисто сжал ее пальцы. Пришлось принять амулет.

— Бери-бери и не спорь! Подарок! — на веснушчатом лице расплылась улыбка. — Задержитесь в Тайке до вечера? Будет настоящее представление!..

Пока паренек не пригласил, Роберт резко дернул Тарью за руку.

— Мы спешим! — рыкнул он, утягивая за собой.

Они скрылись в толпе так быстро, что Томас и Иней за ними даже сразу не успели.

— Эй! В чем дело? — растерялась Тарья.

Она шевельнула рукой, пытаясь ослабить жесткую хватку. Роберт сильнее сжал пальцы на тонком запястье.

— Ни в чем! Просто нечего брать, что попало! — он резко выдернул подарок, отбрасывая прочь. — Мало ли, как он заколдовал эту штуковину. Еще наоборот, наведет на нас разбойников где-то в лесу.

Амулет отлетел под прилавок со сладостями, падая в кучку не то мусора, не то грязного снежка.

— А ты боишься?! — запальчиво подловила Тарья. — Или ревнуешь?

Она лукаво прищурилась. Роберт мигом отпустил. Отвернувшись, он скупо бросил:

— Пошли уже. Нет времени.

Глава 18

Когда обошли всю площадь, Тарья окончательно понурилась. Она с кислым видом потрепала Инея по голове, тихо спрашивая:

— И что теперь?

— Я знал, что нам ничего не скажут, — Роберт невозмутимо набросил капюшон черного плаща. — Потому что Мираж вряд ли покупал то, что можно законно разложить на прилавках. Хотя попробовать стоило.

— Я не знаю никого… ну, из наших… в Тайке! — поспешно взмахнула руками Тарья. — И не в курсе, как их искать.

Она с легкой опаской глянула по сторонам, будто любой мог понять, что «наши» — это воры и прочий народ из подворотен. Роберт завел за одну из палаток, подальше от лишних ушей.

— Они сами тебя найдут, — усмехнувшись, он поймал Тарью за подбородок. — Не смогут пройти мимо такой милой мордашки… и парочки дорогих украшений.

Из небольшого тканевого мешочка показались ожерелье и несколько браслетов. Каждый — золото и драгоценные камни. Наметанный глаз воровки сразу прикинул цену, и захотелось присвистнуть на манер Лиса. И только потом Тарья поняла, что задумал Роберт.

— А если меня где-нибудь и прирежут заодно? Чтобы точно за побрякушками не погналась! — возмущенно зашипела она, отскакивая на шаг.

Роберт подошел вплотную.

— Не упрямься, малышка. Каждая хочет надеть королевские украшения, — хитро промурлыкал он, проводя кончиками пальцев по ее шее.

Мысли спутались, но Тарья все-таки зло отвернулась. Она сложила руки на груди, фыркнув:

— Тебе надо — ты и надевай!

— Может, еще твоему щенку прицепить? — огрызнулся Роберт.

Томас попытался замаскировать смешок под кашель, спрятав его в кулак. И все-таки не выдержал, встряв:

— На хвост.

Иней что-то оскорбленно рявкнул, тряхнув головой. На всякий случай он прижался поближе к Тарье. Выражение морды стало страдальчески просящим, мол, ты же не обидишься, хозяйка, если я их сожру? Иней демонстративно облизнулся, показывая острые клыки. Погладив его между ушами, Тарья недовольно выдохнула.

— Да ну вас! — насупилась Тарья, а потом потянулась к украшениям в руке Роберта. — Ладно… давай уже сюда.

Он позволил выхватить только браслеты. Они тут же оказались на запястьях поверх узких рукавов. Поправляя, Тарья и не заметила, как Роберт скользнул за спину. Он аккуратно спустил капюшон с головы. А затем пальцы осторожно прошлись по растрепавшейся косе, убирая мешающиеся пряди. Роберт ловко застегнул ожерелье, тихо говоря:

— Не переживай, мы будем рядом. Томас сейчас поднимется в башню, якобы посмотреть на город, чтобы держать нас под присмотром. А я не стану отходить далеко. Ничего не случится. Зато потом, когда ты попадешься какому-нибудь воришке…

Дальше он практически зашептал план на ухо Тарье. Она почти все пропустила, ведь легкое искушающее касание к шее вскружило голову. Роберт спустился пальцами по ниточке пульса, отчего тот сбился.

Поняв, что монолог подошел к концу, Тарья торопливо кивнула. Она набросила капюшон, надеясь спрятать в тени горящие румянцем щеки. Стоило Томасу уйти, как стало неловко. Вдвоем. Наедине.

— Нет, — Роберт дотронулся до запястья, останавливая. — Не скрывай лицо.

— Почему? — удивилась Тарья.

— Так беззащитнее выглядишь. Если бы я решил напасть на какую-нибудь бедняжку, точно выбрал бы тебя, — в его глазах блеснул многозначительный огонек.

«Только кажется, совсем не ради побрякушек», — ехидно подумала она.

— Иди ты… лесом, Ваше Высочество, — Тарья с трудом проглотила пару выражений, подхваченных среди воров.

— Разве что с тобой, милая, — насмешливо произнес Роберт. — Чтобы найти укромную полянку, расстелить на земле плащ и…

Он подался вперед, и лица оказались близко-близко. Тарья почувствовала аромат дорогого одеколона и хвои. От него сладко помутилось в голове. Показалось, тело сейчас само покачнется навстречу. Только бы снова ощутить горячие губы Роберта на своих. Тряхнув головой, Тарья демонстративно вскинула ладони к ушам с дерзким:

— Даже слушать не буду!

Он перехватил запястья, одновременно мягко и непреклонно заставляя опустить руки.

— А слушать и необязательно, — хищно усмехнулся Роберт.

Губы почти соприкоснулись, когда Тарья отвернулась в сторону.

— Нам… пора. Нужно спешить, — дыхание сбилось.

Роберт отпустил. Суетливо поправляя плащ, Тарья поспешила в толпу.

— Можешь сбегать, сколько тебе угодно, — донеслось вслед. — Однажды я тебя все равно поймаю.

Глава 19

Тарья медленно прошлась вдоль прилавков. Она со скучающим видом тронула несколько дорогих сувениров, после чего поставила на место. Губы скривились капризно, как у избалованной богачки. Один Тарья, правда, все-таки взяла. Исключительно для того, чтобы продемонстрировать не только браслеты на руках, но и увесистый мешочек с монетами. Заплатила мелкой, но золотой, которая ярко блеснула в лучах солнца.

«Ну же! Кто-то должен клюнуть!» — Тарья нервно оглянулась по сторонам.

Для того, чтобы точно сработало, она подошла к палатке с магическими украшениями. Пришлось постараться, чтобы скрыть восторг. В прозрачных крупных бусах медленно раскрывались и закрывались мелкие засушенные цветы. В кулонах камни светились ярко-ярко, словно светлячки. А заколка в виде бабочки и вовсе шевелила крылышками, как живая.

— И долго светиться будет? — Тарья напустила на себя пресыщенный вид.

Она взвесила на руке украшение для волос: множество цепочек с мелкими камнями, светящимися, как звездочки.

— Месяц точно! — гордо приосанился торговец, выпячивая кругленький животик.

Тарья изобразила выражение лица «фи», подсмотренное у аристократок, которых обычно обворовывала, пока они скучающе обмахивались веерами.

— Месяц? Всего?! — она специально повысила голос.

— Так это… больше и не бывает… камни такие, больше магии и не впитают, как ни старайся, — торговец развел широкими ладонями.

— Значит, нужно стараться еще больше! Хотя оно и понятно, дешевка! — завела Тарья не тише базарной торговки, возмущенно взмахивая руками так, чтобы звякнули браслеты. — Вот отец мне привозил камни из Рении, они еще полгода светились, хоть свечи вечером не зажигай! А это… да его даже стыдно в одну шкатулку с бриллиантами положить! Да у моей матушки сердце бы не выдержало, увидь она на мне такую бижутерию, а не фамильные сапфиры!

Стало даже жалко торговца, то краснеющего, то белеющего на такую речь. Люди вокруг начали оборачиваться. Тарья почувствовала на себе взгляды, полные любопытства. Еще бы, такая простая одежда, но такие дорогие украшения да еще и гонор на целую принцесску.

Взмах руки, чтобы доиграть до конца, — и украшение полетело прямиком в лицо торговцу. Он едва поймал на лету. А Тарья, задрав нос, оскорбленно отвернулась, направляясь прочь. Только отчетливо застучали сапожки в повисшей тишине.

Долго ждать не пришлось. Стоило уйти с площади, как за спиной, немного поодаль, нарисовалось двое. По лицам еще, считай, мальчишки, но фигуры крепкие, а глаза плутоватые.

Тарья быстрее пошла по узким путанным улочкам. Подальше от людей. Сердце застучало громко-громко, и захотелось сорваться на бег.

«Роберт наверняка где-то рядом», — эта мысль помогла успокоиться.

Очередной закоулок вывел в тупик, тесный и темноватый даже среди белого дня. Хоть Тарья и не знала города, а все-таки нашла идеальное место для того, чтобы попасться. Грабители не заставили себя долго ждать. Они перекрыли выход, медленно наступая.

— Заблудилась, красавица? — спросил тот, что повыше и постарше.

— Да вот… не могу найти таверну. Мы с родителями договорились встретиться там, — пролепетала Тарья.

Она отступила в самый тупик. Лопатки вжались в сырой камень стены, и даже сквозь плащ почувствовалась прохлада.

— Так мы проведем! — ухмыльнулся грабитель. — А ты нам за это камешки свои отдашь заморские!

Захотелось съязвить, что между Талвией и Ренией нет никакого моря, но Тарья вовремя прикусила язык. Она с показным страхом ухватилась за ожерелье на шее, мотнув головой.

— Н-ни за что…

— Тогда мы сами возьмем, мы не гордые! — хохотнул грабитель.

Он принялся надвигаться на Тарью. У нее инстинктивно закололо кончики пальцев: захотелось отбросить магией. Однако через минуту на него и так налетело черное щупальце. Оно вспороло воздух со свистом, как кнут, и захлестнулось на горле. Грабитель вскинул руки к шее, пытаясь ослабить хватку. Тщетно.

Роберт, появившийся, как из ниоткуда, жестом заставил щупальце взметнуться. Грабителя отбросило на стену. Второй бросился наутек, но за ним погнались Томас и Иней. Причем, судя по отчаянному «Во-о-олк!», последний воришку напугал больше.

Оставшийся грабитель взвился на ноги. Он собрался кинуться прочь, но резкий удар магией остановил. Черная сфера ударила в плечо, снова бросая на стену. Грабитель зашипел от боли, и лицо перекосилось.

— Что тебе нужно? — выдавил он сквозь сцепленные зубы.

— У кого в этом городишке можно купить магическое оружие? — подойдя ближе, Роберт холодно усмехнулся. — Запрещенное, разумеется.

Глава 20

Грабитель привел к небольшой оружейной лавке. Он хмуро кивнул на вход, отступая на шаг.

— Спасибо, — ядовито бросил Роберт.

— Да пошел ты со своей вежливостью! — рыкнул грабитель.

Он потер затылок. Ведь по пути уже попытался разок сбежать, отчего схлопотал магическим ударом прямо по голове. Не слишком сильно, но унизительно, на манер подзатыльника.

— А нечего было нападать на мою… спутницу, — усмехнулся Роберт, смерив Тарью задумчивым взглядом.

Грабитель поспешил скрыться. А она, не зная, куда себя деть, начала быстро срывать с запястий браслеты. Роберт оказался рядом плавным неслышным шагом. Тарья потянулась к ожерелью, суматошно расстегивая.

— Может, оставишь его себе? Тебе идет.

Она решительно мотнула головой. Застежка наконец поддалась. Тарья категорично протянула ожерелье, отрезав:

— Если девушка принимает такие дорогие подарки, то продается.

— Какие железные принципы, — ухмыльнулся Роберт. — Так и хочется их сломать.

Она вспыхнула не то от возмущения, не то от смущения. А он открыл дверь лавки, на всякий случай заходя первым. Тарья прошмыгнула следом, осматриваясь. На стенах — мечи и ножны, на прилавках — кинжалы, чуть поодаль — луки и стрелы. Она провела кончиками пальцев по арбалету. В этот момент из подсобной комнатушки вышел хозяин лавки.

— Ищете что-то? — спросил он, скрещивая руки на груди.

Под плотной рубахой заиграли мышцы, выдавая, что этот мужчина и сам порой берет двуручник со стены, чтобы потренироваться.

— Что-нибудь особенное, — взгляд Роберта стал очень выразительным. — Мы отправляемся в опасный путь, и нам нужно… надежное оружие.

Он тронул увесистый мешочек с монетами на поясе, показывая, что за оплатой дело не станет. Хозяин лавки медленно кивнул.

— Идите за мной.

Они прошли в тесную комнатенку без окон. Единственный свет — оплывший огарок в дешевом подсвечнике. Хозяин лавки сбросил мешковину с массивного сундука, после чего откинул крышку. Сверху — тряпье и всякое барахло. Однако спустя минуту оказалось, что есть двойное дно. И стоило хозяину лавки поднять фальшивое, как под ним обнаружился тайник, набитый всевозможными амулетами и оружием.

— Только если вас с этим поймают, я ни при чем.

— Неужели это такие опасные вещи? — Тарья изобразила удивление.

— Посмотри на этот камушек, — хозяин лавки двумя пальцами взял молочно-белый камень с движущимися черными прожилками. — Он очень редкий, многие о таких даже не знают. Даже у меня было всего два. Так вот, он может перенести тебя за минуту хоть на другой конец Талвии. Представляешь, если разрешить их использовать повсеместно? Да каждый сможет смотаться в королевскую казну и вынести все, что захочет!

— Заманчиво, правда, милая? — коротко рассмеялся Роберт.

Он многозначительно глянул на Тарью. Она вспыхнула не то из-за упоминания воровства, не то из-за нахального «милая». Роберт нагло улыбнулся, увидев румянец, такой заметный на бледных щеках.

Отвернувшись, Тарья уставилась на камешек. И тут ее осенило.

— Значит, он может переместить куда угодно… — прошептала она.

Тарья и Роберт переглянулись, мигом забывая свои игры. Он шагнул вперед порывисто, словно вот-вот — и схватит хозяина лавки за грудки, чтобы вытрясти все информацию.

— Камней было два. Где второй? Когда купили? Кто?

Тот нахмурился под градом вопросов. Роберт тяжело вздохнул, замирая на месте. После нескольких секунд молчания он припечатал:

— И не смейте говорить, что ничего не рассказываете о покупателях.

На пальцах заиграли тоненькие черные разряды. Перестал притворяться бездарью, нарочно показав магию.

— Собрался угрожать мне? Да я тебя одним ударом… — хозяин лавки стиснул кулаки.

Видимо, он решил не ограничиваться ударом, потому что метнулся к стене. К той, на которой висели ножны с массивным мечом. Лениво проследив взглядом, Роберт невозмутимо сообщил:

— Может быть. Но совсем недалеко — наш друг. Он знает, куда мы пошли. И если не выйдем, натравит на это милое местечко всю городскую стражу.

Хозяин лавки застыл. Пальцы, уже дотронувшиеся до рукояти, резко поджались. Он напрягся всем телом, недовольно оборачиваясь.

— Элсиец, старше сорока. Длинные волосы с косами, бусинами и всяким их барахлом. Ходил с салхином, как будто музыкант, только взгляд… даже я не хотел бы попасться ему в темном переулке.

— И куда он переместился? — с интересом спросила Тарья.

— Да одному Солису известно! — зло отрезал хозяин лавки. — Я не расспрашивал, не знаю!

Роберт задумчиво подобрал камешек, брошенный на столе рядом со свечой. Магические нити внутри продолжили перетекать. Хозяин лавки едва ли за сердце не схватился, что у него забирают такую ценность. Не глядя, Роберт бросил ему мешочек с монетами.

— Зато я знаю. И мы отправимся туда же.


Глава 21

Перемещаться из города не стали. Слишком велика вероятность нарваться на стражу. Так что, забрав коней, снова выехали в лес. В свете дня он стал выглядеть не менее мрачно. Еще голые ветви и темные еловые лапы вылезли на тропинку. Пришлось то и дело отводить их, чтобы не схлопотать по носу. Тарья заметила, как Роберт придерживает ветки перед ней. По губам скользнула улыбка.

— Нужно найти поляну побольше, чтобы было удобно переместиться вместе с лошадьми, — сказал он, осматриваясь по сторонам.

— Почему мы сразу не воспользовались чем-то таким? Неужели у королевской семьи нет таких штучек? — Тарья не удержалась от шпильки.

— Во-первых, они очень редкие. Во-вторых, запрещены законом… — Роберт замолчал, будто оборвал сам себя.

Он напрягся, и гордая осанка стала натянутой, буквально каменной. Тарья задумчиво глянула на Инея, околачивающегося на обочине, а потом все-таки решилась спросить:

— А в-третьих?

— А в-третьих, я понятия не имею, что там есть и чего нет у моего отца, — недовольно отрезал Роберт. — Я разберусь со своими проблемами и без него. Ждите здесь. Я сам найду подходящее место.

Он быстрее послал коня вперед. Глядя, как его силуэт скрылся между деревьями, Тарья озадаченно прикусила губу.

— Похоже, привал, — мрачно сказал Томас.

Спешившись, он протянул руку. Спрыгнув на землю, Тарья задумчиво погладила коня по шее. С губ сам собой сорвался тихий вопрос:

— Что это с Робертом?

— Больная тема. Он почти не разговаривает с отцом после одного случая.

Томас отпустил поводья, и конь принялся тыкаться мордой в землю, ища самые первые травинки. Повисло неловкое молчание. Потеребив кончик косы, Тарья все-таки решила продолжить расспросы:

— Когда из-за Роберта чуть не случился бунт?

— Да, но все началось гораздо раньше. Когда погибла… одна девушка, Роберт винил во всем себя, — Томас посмотрел куда-то вдаль. — Генрих решил просто отправить его подальше от столицы. Заставить сменить обстановку. Отдал земли на юге, чтобы Роберт присмотрел за ними. А он… он слишком жестко стремится к справедливости. Мало кому понравились новые законы и частые казни.

Он усмехнулся, а Тарье вспомнились слова отца.

— Разве ему нравится убивать? — она поежилась, плотнее запахивая плащ на груди.

Почувствовав неладное, Иней подошел поближе. Он ткнулся мокрым носом в ладонь, напрашиваясь, чтобы погладили. Тарья отстраненно провела рукой по жесткой белой шерсти.

— Ему нравится мысль изменить мир. В этом Роберт еще абсолютный мальчишка. Только в реальности все оказалось куда сложнее. Люди начали возмущаться. Тогда Генрих и отозвал Роберта в столицу, не спрашивая его мнения. Сказал, мол, раз не умеешь думать головой, будешь сидеть в замке и максимум развлекаться по балам. А это не для нашего Роберта. Беззаботная жизнь наследника престола под папиным крылышком, — Томас улыбнулся, а во взгляде мелькнула легкая зависть. — Да и… в обществе его недолюбливают.

— Боятся, — фыркнув, поправила Тарья, — что закончат, как та девушка.

Внутри ядовито и зло кольнуло, стоило представить, что Роберт убивался по какой-то девушке.

— Какая? — не сразу понял Томас. — А, это… Там все куда сложнее, чем ты думаешь. Не лезь в это. Никогда. Тебе ни к чему играть с огнем.

Он пристально посмотрел Тарье в глаза. Предельно серьезный и давящий взгляд. Стало не по себе. Видя, что Томас ждет ответа, Тарья медленно кивнула. Перехватив поводья коня, она сказала:

— Пойду поищу Роберта.

Иней с готовностью закрутился рядом. Томас слегка улыбнулся, изогнув бровь.

— Одна? Хочешь поговорить с ним наедине?

— Ничего подобного! — смутилась Тарья. — Просто… нужно извиниться.

Он проводил многозначительным взглядом. А она, легко вскочив в седло, поехала прямиком за Инеем. Тот склонился носом к земле, ища след. Вскоре они оказались на поляне, окруженной массивными елями и густым молодняком.

Роберт обнаружился сидящим на поваленном стволе. Несколько черных прядей выбилось из низкого хвоста, затрепетав на ветру. Взгляд — в пустоту, в руке — камень для перемещения. Роберт стиснул его в кулаке, а лицо помрачнело.

— Нашел? — переминаясь с ноги на ногу, неуверенно спросила Тарья.

Хотя место для перемещения — последнее, что ее интересовало.

— Нашел, — сухо ответил Роберт.

Он продолжил смотреть в одну точку, напряженный и явно недовольный. Вздохнув, Тарья прикоснулась к его плечу.

— Извини насчет отца. Я понимаю, что ты — не избалованный наследник и тепличный мальчик, — она виновато закусила губу.

Роберт наконец повернул голову, и взгляды встретились. Он накрыл ладонь Тарьи своей. Похоже, даже собрался что-то сказать, но в этот момент за деревьями раздались шорохи и лошадиное ржание. С разных сторон.

«Нас окружили? — испуганно подумала Тарья. — Но кто?»

Роберт резко вскочил на ноги, загораживая собой. Ладонь уверенно легла на рукоять меча.

На поляну выехали всадники. Все, как один, — в черной одежде и при оружии. На заколках, скрепляющих плащи, Тарья увидела изображение скалящейся химеры.

— Именем короля Рении, — посмотрев на Роберта, уверенно начал главный среди незнакомцев, — нам приказано доставить Вас домой. И при всем уважении, Ваше Высочество, лучше не упрямьтесь.

Глава 22

Роберт зло прищурился, глядя на всадников, которые практически взяли в кольцо.

— Уйди с дороги, Даниэль, — он предостерегающе сжал рукоять меча. — Я не вернусь в Рению, пока не закончу одно дело. Можешь так и передать моему отцу.

Даниэль — уже немолодой мужчина со статной фигурой — недовольно поджал губы. Он спешился и слегка поклонился, говоря:

— Прошу прощения. Тогда позвольте согласовать с ним наши действия и сопровождать вас.

— Обойдусь без нянек, — Роберт непреклонно скрестил руки на груди.

Взгляды схлестнулись, как клинки. И было видно, что если бы не титул, Даниэль давно сказал бы своим людям просто скрутить упрямца. А так лишь прорезались в голосе стальные нотки:

— Ходят слухи, что Вы интересовались севером Талвии. Это дикие и опасные края. Охрана не помешает.

Даниэль потянулся к маленькому мешочку на поясе. Заметив, Роберт взмахнул рукой. Щупальце темной магии кнутом хлестнуло воздух. Оно выбило мешочек на землю, мимоходом зацепив руку Даниэля. Тот коротко поморщился от боли, схватившись за ладонь.

— С дороги, — отчеканил Роберт.

Кивнув Тарье, он запрыгнул в седло. Она на секунду замешкалась, но потом последовала его примеру.

Даниэль оглянулся на своих людей. Они одновременно использовали магию. Вокруг поляны начала смыкаться полупрозрачная темная стена. Она почти соединилась, когда Тарья вскинула руку. Черная сфера стремительно ринулась вперед, во все уменьшающийся просвет. Оказавшись в нем, она взорвалась с громким хлопком. Яркая вспышка — и магическая стена опала.

Даниэль взмахнул ладонью, собираясь направить какое-то заклятье. Иней кинулся на него. Он с рычанием повис на руке. Пока Даниэль отвлекся, Роберт и Тарья ринулись прочь мимо магов. От скорости гривы коней разметались, бросаясь в лица.

Даниэлю удалось отбросить Инея. Тот упал на спину, мигом перекатившись на лапы. Он прижался к земле, готовый атаковать снова. Загривок взъерошен, пасть оскалена, в глазах — дикая ярость. На руке Даниэля затрещала черная молния.

Вовремя оглянувшаяся Тарья рванула поводья, задерживаясь на секунду. Только для того, чтобы бросить наперерез шар магии.

— Иней! — пока не атаковали опять, вскрикнула Тарья. — За мной!

Иней послушно бросился следом.

Даниэль вскочил на лошадь, вцепившись в поводья одной — здоровой — рукой. Вторую он прижал к груди. Изодранный рукав пропитался кровью.

Маги кинулись в погоню. Один из них собрался атаковать, но Даниэль одернул:

— Не вредить! Девчонке тоже! Только обездвиживающие и усыпляющие заклятья!

«Ой, как порадовали! Особенно уснуть в седле на полном скаку — с ума сойти, как безопасно!» — с мрачной иронией подумала Тарья, подгоняя коня вслед за Робертом.

— Где Томас?! — крикнул он.

— Он остался где-то там!

Совсем рядом пролетела трещащая черная сфера. Тарья вовремя пригнулась, почти ложась на коня. Обернувшись, она увидела, что один из магов готов атаковать снова. Ладонь уже закололо магией, чтобы парировать, но удар отбила вспышка, похожая на шаровую молнию. Чужая. Светлая. Из-за деревьев показался и ее хозяин — Томас, подгоняющий коня вовсю. Полминуты — и удалось поравняться.

— Вас и на пять минут нельзя оставить?! Всегда знал, что племянник у меня…

— Оставь нотации на потом! — огрызнулся Роберт. — Сейчас главное оторваться.

Он обернулся, чтобы отбить очередной магический удар. Две сферы столкнулись в воздухе, и грохот получился почти оглушительным.

Снова взглянув перед собой, Роберт резко натянул поводья. С его губ совсем не по-королевски сорвалось ругательство. Конь едва не взвился на дыбы, расплясавшись на самом краю обрыва. С него слетели маленькие камешки. Покатившись по крутому склону, они упали в стремительный ручей.

«Оторвались, ага», — мрачно подумала Тарья.

Она и Томас остановились следом. Они развернулись к Даниэлю и его приспешникам, готовые отражать атаку. Иней прошмыгнул поближе, почти прижимаясь к копытам коня. Морда с рычанием сморщилась, выдавая всю дикую натуру.

Роберт выехал немного вперед. Он остановился перед всеми. Растрепавшиеся волосы и темный плащ затрепетали на ветру.

— Не глупите, Ваше Высочество, — качнул головой Даниэль. — Вам не уйти.

— Это мы еще посмотрим! — Роберт усмехнулся.

В глазах блеснул азарт, и на землю полетел маленький камушек молочно-белого света. А через секунду ослепила яркая вспышка.

Глава 23

Тарья вскинула руку, пряча лицо в сгибе локтя. По глазам ударил белый свет, яркий до боли. Вокруг поднялся сильнейший ветер. Он вихрем закружился вокруг, поднимая с земли пыль и мелкий сор. Иней тихо заскулил, прижав уши, как перепуганный щенок.

Роберт подъехал так, что кони оказались бок о бок. Он протянул руку, и Тарья вцепилась в его ладонь. Когда пальцы переплелись, стало не так страшно.

— Деревня Рагн! — выкрикнул Роберт, и по воздуху прокатилась мощная волна.

Вихрь закружился еще быстрее. Тарью почти больно хлестнули по лицу прядки, выбившиеся из косы. А сквозь молочно-белый свет проступил силуэт всадника. Даниэль. Он устремился следом.

Томас взмахнул рукой. Яркий луч прорезал воздух, ударяя Даниэля в грудь. Тот покачнулся, едва не вылетев из седла. Конь запаниковал, порываясь вскочить на дыбы. Даниэль отчаянно схватился за поводья, силясь его усмирить.

Ветер стал почти невыносимым. Тарье показалось, что сейчас сбросит на землю. А потом резко стихло. Свечение вокруг померкло, оставляя лишь обычный дневной свет. Хотя с непривычки показалось, что попали в сумерки. Тарья прищурилась, завертев головой по сторонам.

Деревня стояла на берегу озера. В спокойные серые воды врезалась деревянная полоска причала. Возле него покачивалось несколько рыбацких лодок. Шевелилась на ветру развешенная на просушку сеть. Между бедненьких, но аккуратных домиков разгуливали коты. Судя по упитанным бокам, улов здесь всегда был хорошим: сполна перепадало и мурлыкам.

Правда, при виде Инея они с шипением взъерошились и поспешили сбежать. Он недовольно рыкнул, дернувшись вслед за ними.

— Нет, Иней. Лучше будь рядом, — легкая тревога пробилась в голос Тарьи.

Она ловко спрыгнула на землю, поправляя платье. Здесь оказалось гораздо холоднее, чем дома. Так что Тарья порадовалась, что под ним — брюки, а сверху — плащ. Она поплотнее запахнула его, почувствовав влажный ветерок, пахнущий рыбой.

— Что-то не так? — догадался Роберт.

Спешившись, он подошел к Тарье.

— Ничего… просто предчувствие плохое, — соврала она, прикусив губу.

Роберт слегка наклонился, чтобы шепнуть слышно только для нее:

— Плохо врешь, малышка. Сразу краснеешь.

— Ничего подобного!

К щекам еще сильнее прилило тепло. Тарья дерзко вскинула подбородок. Хотя рядом с Робертом, глядя на него снизу-вверх, она мигом почувствовала себя взъерошившимся воробушком.

— Все твое предчувствие — из-за того, что ты еще никогда не бывала так далеко от дома. Правда? — темные глаза прищурились.

«Нокта бы побрала твою проницательность, Роберт Рок!» — захотелось выпалить, но Тарья сдержалась.

— Вовсе нет! Я… я же не сидела всю жизнь в столице и ездила далеко от Линнойта! — она упрямо скрестила руки на груди.

Хотя на самом деле, стоило оказаться здесь, как вспомнились все рассказы о северной Талвии. И о почти диких племенах, и об особо жадной до человеческой крови нечисти, и о жутких жертвоприношениях.

«Но теперь мне придется идти с ними до конца. Вернуться без страницы я все равно не могу, — подумала Тарья. — Да и возвращаться одной через всю Талвию — мало радости».

— Далеко от Линнойта? — словно почуяв ее страх, хищно усмехнулся Роберт. — Но не сюда, где зимой месяцами не видят солнечного света. И даже среди людей, а не только среди нечисти, много тех, кто поклоняются Нокте и молят ее об одном. О том, чтобы ночь и зима поскорее закончились.

Он понизил голос, и Тарья почувствовала себя ребенком, которого в свете огарка пугают страшилками. Она нервно отвернулась. Взгляд тут же выхватил сгорбленную фигурку. Старичок в меховой жилетке поверх шерстяной рубашки и темных штанов пошаркал к сараю.

Обрадовавшись, что можно сменить тему, Тарья вскинула руку со звонким:

— Смотри! Там кто-то есть!

— Отлично, — кивнул Роберт. — Пойдем и спросим, кто пойдет с нами проводником.

Он пошел первым, ведя коня в поводу. Остальные точно так же направились следом. Тарья не удержалась от колкости, ядовито улыбнувшись:

— Великий принц Роберт не справится сам?

— Все ясно, в горах ты тоже особо не бывала, — отбрил Роберт.

Хорошо, хоть не обернулся. Иначе снова увидел бы предательский румянец.

— Нужен кто-то, кто доведет нас хотя бы до того места, где начнутся… магические препятствия, — пояснил Томас, сделав неопределенный жест рукой. — Дальше все равно никто не заходил.

— Точнее, не возвращался, — Роберт с усмешкой оглянулся на Тарью. — Может, тебе стоило испугаться раньше? Когда воровала у меня книгу?

Фыркнув, она демонстративно переключила внимание на трусящего рядом Инея. Когда подошли к старику, Роберт заговорил с ним:

— Здравствуйте, мы отправляемся в горы. Кто-нибудь из деревни может быть проводником? Мы щедро заплатим тому, кто согласится помочь.

Тот и вслушиваться особо не стал. Он уставился на Тарью. Она поежилась под цепким взглядом блекло-голубых глаз.

«Может, я ему кого-то напомнила?» — мелькнуло в голове.

— Да, да, конечно, поможем, — рассеянно закивал старик. — Отчего ж не помочь? Вы заходите пока в дом, обогрейтесь. А там решим все.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 24

В небольшой комнатке собралась вся семья. К старику Йоргену присоединились его сыновья — Кнуд и Орм. Что один, что другой напомнили белых медведей. Рослые, крепкие, светловолосые и угрюмые. Посуду на стол принесли старушка в заношенной одежде и молоденькая девушка с тонкими косичками — Криста, самая младшая в семье. Они же притащили котелок с кашей, немного черствый хлеб и рыбину, жаренную с какими-то травами.

Когда все взялись за еду, Роберт ненадолго замешкался.

— Что такое? — тихонько поддразнила Тарья. — Не королевский пир?

Она слегка ткнула его локтем в бок. Роберт глянул так мрачно, что сразу захотелось сползти под стол и затаиться там. Кусок хлеба смялся в тонких сильных пальцах, а лицо ожесточилось. В глазах мелькнул нехороший огонек. Понизив голос, Роберт недовольно ответил:

— Не люблю есть в гостях. Я же само воплощение зла, так что меня пытались отравить. Пару раз.

— Вот и сидел бы в замке, — пожала плечами Тарья. — Мало ли, что подсыплют в таверне, когда какая-нибудь воровка решит обокрасть тебя, пока ты не соображаешь…

Ее глаза лукаво блеснули, и она преспокойно зачерпнула ложкой кашу. И чуть не поперхнулась, когда Роберт почти неслышно промурлыкал:

— Только обокрасть?

Сдавленно кашлянув, Тарья почувствовала жар, приливший к щекам.

«Хорошо хоть света тут почти нет, — она покосилась на маленькое мутное окошко. — Может, не заметит румянец».

Чтобы скрыть смущение, Тарья с демонстративной наглостью взъерошила волосы Роберта.

— Ну, можно еще подстричь! — она хихикнула, глядя на непередаваемое выражение его лица.

После еды хозяйка принесла травяной отвар, уже разлитый по чашкам и даже подслащенный ягодным вареньем. Это был единственный способ забить горький вкус. И то не слишком надежный.

Попробовав, Тарья поморщилась. Правда, под насмешливым взглядом Роберта она стойко проглотила все, чтобы не обижать хозяев. Другие вредничать тоже не стали.

Наблюдая за ними, Тарья откинулась на спинку грубо сколоченного стула. Веки отяжелели. Тело заныло, так и прося мягкой постельки. Хотя сундук в углу тоже показался соблазнительным, лишь бы только прилечь…

«Ночь без сна аукнулась? Или…» — додумать Тарья не успела.

Она очнулась первая. Приподнялась, чувствуя, как ноет все тело. Особенно руки, грубо заломленные за спину и перемотанные грубой веревкой. Тарья заморгала, оглядываясь по сторонам.

В тесном сарае оказалось почти темно. Свет пробился через крохотное окошечко под самой крышей, больше напоминающее прогрызенную крысой дырку. Мутные лучи упали внутрь, позволяя увидеть Роберта и Томаса. Их связали, усадив спина к спине возле деревянного столба, поддерживающего чердачную «полку» с сеном.

Тарья испуганно выдохнула, понимая, что оба без сознания. Дыхание повисло в воздухе облачком пара. В горле заскребло. Похоже, начала заболевать, провалявшись на холодном полу, как мешок с картошкой.

— Роберт… — шепотом позвала Тарья.

Без толку. Он продолжил сидеть, свесив голову на грудь. Ремешок с волос где-то потерялся, и черные пряди занавесили лицо.

Сердце Тарьи зашлось от страха. Она прикрыла глаза, сосредотачиваясь на магии. Избавиться от веревок, помочь остальным и бежать — скорее, скорее! Виски прошило болью. Такой сильной и тошнотворной, что Тарья сжалась в комочек, дыша как можно ровнее, чтобы не распрощаться с обедом.

«Они что-то подсыпали в отвар. Какая-то дрянь, блокирующая магию, — поняла она. — И довольно сильная, раз взяла даже Роберта. У него же энергия Нокты: легче убить, чем…»

Тарья не успела даже додумать до конца: паника накрыла липкой волной. Взгляд лихорадочно метнулся к Роберту. Лицо под занавесью темных волос показалось неестественно белым.

— Роберт! Роберт, очнись! — закричала Тарья, вскакивая на ноги.

Она едва не потеряла равновесие, бросаясь к нему. Казалось, колени сами собой подломились, заставляя упасть рядом. Тарья заметалась взглядом в полутьме, пытаясь найти что-нибудь, чтобы разрезать веревки.

И тут дверь в сарай распахнулась.

Обдало холодом и ярким светом. Тарья сощурилась, вскинув взгляд на стоящих в проеме. Кнуд и Орм. Широкоплечие, угрюмые, они шагнули к ней синхронно.

Тарья шарахнулась назад. Из-за связанных рук она покачнулась, падая на спину. Попытка отползти тоже не помогла. Кнуд и Орм подхватили, как куклу, вздергивая на ноги. Тарья начала извиваться отчаянно, до боли в туго перетянутых запястьях.

— Не трогайте меня! Что вам нужно? Пустите! — крик разнесся, по ощущениям, на всю деревню.

Старший — Кнуд — шикнул:

— Да тихо ты! И магичить даже не пытайся! Травки мать собрала хорошие, еще с осени лежали. Будешь пробовать — еще подохнешь… раньше времени.

Глава 25

Слушаться потенциальных убийц показалось Тарье глупым занятием. Так что, как только ее выволокли на улицу, она заорала во весь голос:

— На помощь!..

Горло заскребло. Тарья противно закашлялась. Она уже собралась продолжить, но тут сквозь слезы, застелившие глаза, увидела людей возле заборов. Спокойных. Безразличных. Какая-то бабулька с косой, скрученной в гульку на затылке, равнодушно щелкнула тыквенную семечку.

— Помогите, — тихо пискнула Тарья, ни на что особо не надеясь.

— Ты уж прости, но своя рубашка ближе к телу, — развел руками один из деревенских.

Кнуд и Орм тем временем вытащили за двор. Тарья попыталась упереться, но сапожки лишь скользнули по подмерзшему снежку. Никто и не заметил, как она повисла в сильных руках.

Впереди показался причал. Только прибыв в деревню, Тарья и не обратила внимания на высокий столб. Зря. Ведь теперь Кнуд прижал к нему мертвой хваткой. Орм же дернул веревки на запястьях, чтобы завязать заново.

— Пустите меня! — Тарья дернулась изо всех сил.

Она подобралась, чтобы брыкнуть Кнуда, но он резко замахнулся. От грубой пощечины зазвенело в ушах. На губе мелко и гадко запульсировало. Облизнув саднящее место, Тарья почувствовала соленое. Она подняла взгляд сквозь занавесь растрепавшихся волос, тяжело дыша.

— Что вам нужно? — собственный голос показался слишком хриплым.

Вместо ответа Орм, закончивший с веревками, погладил по голове, будто жалея. В глазах и правда мелькнула вина. Тарья сжалась, недоверчиво глядя исподлобья.

— Правильно, не кричи, он и так придет… — Орм тяжело вздохнул. — Каждый год платим девушкой, молодой и красивой. В этот раз нашу Кристу выбрали. А тут такая удача. Сами в дом пришли.

Он отвел взгляд прежде, чем вместе с Кнудом пойти прочь.

— Кто это «он»?! Стойте! Орм! — закричала Тарья, пытаясь использовать его, как слабое звено.

Никто не обернулся. Спустя минуту она осталась на причале одна. Тарья отчаянно, до злых слез, задергалась в веревках. Без толку. Только до боли натерли запястья грубые волокна. Попытка все-таки потянуть магию провалилась. Тарья вскрикнула, а ноги едва не подкосились.

«Нужно что-то делать, что-то делать…» — она в панике заметалась взглядом по сторонам.

А за спиной, не прошло и пяти минут, как раздался громкий всплеск. Осыпало мелкими брызгами. Тарья обернулась через плечо, пытаясь разглядеть, в чем дело… и встретилась взглядом с хищными желтыми глазами.


***


Первым делом Роберт, даже не открывая глаза, попытался использовать магию. Виски прострелило, как молнией. Глухо выругавшись, он осмотрелся.

— Томас? — Роберт повернул голову, попутно дергая связанными запястьями.

— Д-да… — тот откликнулся так вяло, словно неделю блуждал по королевским винным погребам. — Магии нет… совсем. Что они сделали, Нокта их побери?

Упоминание богини заставило сердце противно екнуть. Роберт не показал виду, демонстративно поведя плечами. Насколько позволили грубо стянутые за спиной руки.

— Опоили какой-то дрянью. Нужно найти Тарью.

Он пошарил кончиками пальцев по земляному полу. Ничего полезного. Только сухое сено да всякий мусор. Роберт прищурился, оглядываясь в полутьме. На стене, рядом с крохотным окошком, висел серп. Слишком далеко.

Использовать бы магию, хоть по минимуму, чтобы достать его… Виски предупреждающе кольнуло, как раскаленными иголками. Роберт сцепил зубы, тяжело дыша и продолжая пытаться изо всех сил. Следующая волна боли заставила глухо застонать, откидываясь затылком на столб за спиной.

Как сквозь воду, донесся раздраженный голос Томаса:

— Хватит! Если ты убьешься, легче никому не будет!

— Тарья где-то там! И неизвестно, что они с ней сделали! — бессильно прорычал Роберт.

Он рванулся, как зверь на цепи. До напряженных до предела мышц. До боли в запястьях.

— Ты боишься за эту девочку? — похоже, Томас слабо улыбнулся.

На секунду Роберт замер, а потом процедил:

— Однажды я уже не смог помочь, когда пострадал невинный человек. Больше не позволю.

Он на миг прикрыл глаза. Перед ними тут же пронеслись образы: мелкие бусины в длинных черных волосах, разметавшихся по подушке, сладкий аромат цветов и неслышные шаги. Приехавшая вместе с элсийским послом Сайна всегда ходила по коридорам замка, как тень.

Когда Роберт сказал ей об этом, она рассмеялась: «Так и есть, господин. Тень. Никто. Все в моем роду были рабами, у нас в Элсии так принято. Повезло еще, что досталась самому послу. Хоть живу при дворе, могу посмотреть на мир… и познакомилась с Вами»

Он сто раз вспоминал это «повезло», стискивая кулаки в бессильной ярости. Ведь потом узнал, что посол сам положил глаз на красавицу-рабыню, не спрашивая ее разрешения.

Отец не стал спешить с ее выкупом, и Роберт сам предложил плату элсийскому послу. Тот озверел от ревности. По одному взгляду стало понятно: быть беде.

Роберт сразу бросился на поиски Сайны, чтобы забрать ее, просто выкрасть, спрятать, защитить… А нашел уже бездыханную, со смертельной раной. Один подлый удар кинжалом. Со спины.

«Ее жизнь и так принадлежала мне, — издевательски усмехнулся посол, даже не скрывая. — Это в вашем королевстве все иначе. А мы, элсийцы, имеем право на свою собственность. Так устроен мир».

Последнее, что запомнил Роберт, — четкую и жуткую мысль, что значит, он снесет такой мир до основания. А потом магия рванулась наружу, выжигая и уничтожая все вокруг…

— Роберт! — голос Томаса вернул в реальность.

— Что? — в тоне проскочило раздражение.

— Ты слышишь?

Роберт нахмурился. За дверью послышалась какая-то возня и тихо рычание. А в просвете под дверью мелькнули белые волчьи лапы.

Глава 26

— Иней! — встрепенувшись, позвал Роберт.

Заскреблись когти по деревянной двери. Похоже, Иней поднялся на задние лапы. Издали донеслись голоса.

— Быстрее, давай же, — напряженно поторопил Роберт, сам пытаясь высвободиться, но без толку.

Шорохи и возня стали громче. Наконец они сменились грохотом. Избавившись от засова, Иней толкнул лапами дверь. Он замер в проеме, будто ожидая следующих указаний. Роберт нахмурился, еще не до конца веря, что от волка может быть толк. И все-таки негромко заговорил, кивнув на серп:

— Хороший песик… давай, принеси мне его…

Иней повернул голову в нужную сторону, но замешкался.

«Понял-нет?» — заволновался Роберт.

В этот момент снаружи донесся разговор.

— И что будем с ними делать? — спросил старик Йорген.

— Пап, нельзя их в живых оставлять, — ответил Кнуд. — Оклемаются, до ближайшей стражи доберутся — и все, конец нам. Иди в дом, я тут сам… того, разберусь.

Послышались шаркающие шаги. А в дверях появилась массивная фигура. На ходу Кнуд дернул топор из пня возле кучи дров. Тяжелая ручка легла в ладонь привычно, без всяких сомнений.

Роберт напрягся всем телом. В голове лихорадочно заметались мысли.

— Только и умеешь, что со связанными разбираться? — издевательски усмехнулся он. — Убери веревки и посмотрим, кто кого. Я же без магии.

— Морочиться не охота, — хмуро бросил Кнуд.

Он перекинул топор в правую руку, как пушинку, надвигаясь. И тут из угла выпрыгнула белая тень. Иней выскочил из сумрака, вцепляясь в руку с топором зло, до крови. Звериное рычание и человеческие ругательства смешались. Кнуд сумел отбросить волка. Тот отлетел на стену, ударяясь спиной.

— Ах ты, тварь!

Топор взметнулся в воздух.

По телу Роберта резко прокатилась волна холода. Ледяного. Обжигающего. Нездешнего.

Он на миг закрыл глаза: голову повело. А когда открыл, взгляд стал отстраненным. В теле — ни капли магии. Зато на крыше сарая послышался странный шум.

Все, включая Инея, вскинули головы. Кроме Роберта. Он замер, как неподвижная статуя, уже зная, что там наверху. А остальные узнали это через пару секунд, когда крышу пробили черные когти. Каждый — размером с кинжал.

Темнодуши.

Они разворошили крышу в считанные секунды. Нескладные, но гибкие тела легко соскочили в образовавшуюся прореху. Кнуд бросился прочь. По крайней мере, попытался. Темнодуши перегородили ему дорогу, оттесняя в угол.

Одна из них ринулась к пленникам. Томас выругался, пытаясь отползти, насколько позволяют веревки. Она ощерилась, и зеленые зрачка без зрачков хищно сверкнули.

— Не дергайся! Провоцируешь! — крикнул Роберт.

Темнодуша замахнулась когтистой кистью. Когти прошлись по веревкам, вспарывая их без усилия. Роберт дернул руками, чтобы поскорее выпутаться. Он вскочил на ноги, развязывая и Томаса.

Едва они освободились, как послышался вскрик. Одна из темнодуш схватила Кнуда за горло. Когтями, не жалея. Она вздернула его в воздух, как тряпичную куклу.

Он ухватился за тонкую длинную руку, поросшую темной шерстью. Рот раскрылся, тщетно хватая воздух.

Другая темнодуша рывком повернулась к Томасу, с интересом наклонив голову набок.

«Нужно спешить», — понял Роберт, осознав, что магии так и нет.

— Иней! Ко мне! — крикнул он.

Они выскочили из сарая. В глаза бросились ножны. Их попросту приставили к стенке. Роберт схватил свой меч, кинув второй Томасу. Поймав на лету, тот быстро застегнул на поясе ремень ножен.

— Нужно найти, где они держат Тарью! — крикнул Роберт.

Он оглянулся на сарай с мыслью, что Кнуд наверняка знает. Однако новый вскрик и громкий грохот дали понять, что ему сейчас точно не до допроса.

— Смотри! Там кто-то есть! — Томас показал на дом.

В небольшом окошке мелькнула тень. Они ринулись туда. Роберт рванул хлипкую дверь так, что она едва не рухнула с петель. Иней первым кинулся внутрь. Он зарычал на Кристу, которая забилась в угол, став бледнее собственных косичек. Она оказалась в доме вдвоем с отцом. На него-то и набросился Роберт. Он схватил старика за одежду, встряхнув с грубым:

— Где она, Йорген?!

Тот мелко затрясся, но ничего не ответил. А в дом тем временем влетел Орм. Томас мгновенно обнажил клинок. Лезвие сверкнуло в слабом свете. Не растерявшись, Орм схватил висящий на стене меч. Причем, явно висящий там уже много лет. И все же грубый клинок со звоном парировал удар. Они сцепились не на шутку, и Криста взвизгнула, сжимаясь в углу. Иней припал к полу, скалясь.

— Только дочку не трогайте! — не выдержал Йорген. — Вашей все равно уже не помочь! Это Кнуда идея была, моя девочка ни при чем!

— Да не тронем! Ни ее, ни жену твою! Говори, где Тарья! — Роберт прижал его к стене, не давая даже дернуться.

Повисла тяжелая тишина. Даже Орм и Томас оба замерли с мечами в руках, а Иней настороженно дернул ушами.

— Уже наверняка озеро забрало… — тяжело вздохнул Йорген. — Вместо Кристы нашей.

Глава 27

Роберт думал захватить с собой темнодуш, но те исчезли. В сарае остался только Кнуд… или уже просто его тело, распростертое на полу. Присматриваться никто не стал. Уже выбегая со двора, Роберт и Томас услышали за спиной стариковские причитания. Похоже, Йорген с женой заглянули в сарай.

— Вот неужели нельзя было нанять каких-нибудь магов, раз своих нет? — на ходу возмутился Томас. — Да, далеко. Не всякий поедет в такую глушь, но это же не повод девушек скармливать…

Он окончательно сбился с дыхания.

— Оставь философию для своих книжек, ученый! — одернул Роберт. — Нужно найти Тарью, пока не поздно.

Впереди показался причал, на котором ее и привязали. Хотя первой в глаза бросилась не она, а огромный змей, возвышающийся над водой. Тусклый солнечный свет, сочащийся сквозь тяжелые тучи, блеснул на крупной серебристой чешуе. Сзади, вдоль хребта, вздыбился длинный плавник с острыми шипами.

Змей раззявил пасть, и среди острых клыков мелькнул раздвоенный язык. Кончики скользнули к Тарье, будто намереваясь попробовать на вкус.

Даже на расстоянии было видно, как ее передернуло от отвращения. Она забилась в путах отчаянно, будто надеясь содрать веревки с запястий любой ценой, даже если вместе с кожей.

— Тарья! Держись! — крикнул Роберт, бросаясь вперед со всех ног.

Правда, она не услышала за шумом воды и оглушительным шипением, голодным и хищным. Змей сильнее поднялся над озером и ринулся вниз, будто собрался разорвать Тарью прямо сейчас. Он обвил кольцами хрупкое тело, даже не замечая, как она извивается и пытается пнуть его ногами.

Роберт выскочил на причал. Пальцы сильнее стиснули рукоять. Холодный ветер бросил в лицо мелкие брызги, затрепал длинные волосы.

— Роберт! — вскрикнула Тарья, заметив его.

Змей уже кинулся к ее шее, ощерив клыки. Мощные кольца сжались сильнее, не давая даже дернуться.

В последний момент Роберт оказался рядом. Длинные клыки лязгнули по вовремя вскинутому мечу. Змей мотнул головой, пытаясь отобрать оружие. Роберт едва удержал рукоять.

Томас подоспел вторым. Он перехватил меч двумя руками, с размаху опуская на кольца, обматывающие тело Тарьи. Казалось, клинок пробьет змея насквозь. Однако раздался противный скрежет, как вилкой по боку чугунка. Лезвие соскочило по чешуе. Даже слегка согнулось.

Змей взмахнул хвостом, как рассерженный кот.

— Томас! — Роберт ринулся на помощь, но поздно.

Один удар в грудь — и Томас неуклюже взмахнул руками, падая навстречу холодной воде. Лишь в последний момент он успел ухватиться за столбик причала. Змей с шипением замахнулся хвостом, собираясь ударить по рукам, как кнутом.

Роберт преградил дорогу мечом. Плашмя. Удар пришелся по лезвию с такой силой, что оно мелко задрожало.

— Сзади! — тонко вскрикнула Тарья. — Осторожно!

Роберт развернулся на инстинкте, не думая. Клинок взметнулся в последнюю секунду. Он ткнулся в морду змею, который уже ринулся вниз. Скрежет — и он тряхнул головой, немного отпрянув. И похоже, вконец разозлился. Ведь кольца вокруг Тарьи ослабились. Змей подобрался, извиваясь на причале и выползая, выползая, выползая… Доски жалобно скрипнули, а потом затрещали.

Томас выбрался наверх. Встав на ноги, он осмотрелся в поисках меча, выпавшего из рук. Тот оказался наполовину погребен под чешуйчатой тушей.

— Кажется, пора звать твоих «друзей»-темнодуш! — крикнул он. — Здесь сейчас все рухнет!

— Я их не чувствую! — огрызнулся Роберт. — Сам не знаю, как вышло!

Вместо магии — полная пустота внутри. По-прежнему. Он поднырнул под один из изгибов змеиного хвоста, сжимая меч.

— Быстрее! — вскрикнула Тарья.

Ее глаза, такие большие и перепуганные сейчас, безотрывно следили за змеем. Оказавшись рядом, Роберт поднес лезвие меча к веревкам со сбивчивым:

— Сейчас, сейчас, я вытащу тебя отсюда…

Грубые волокна сначала размочалились, но потом поддались. Тарья прижала освобожденные руки к груди, растирая запястья.

— Бежим! — Роберт схватил за локоть, сдергивая с места.

Вовремя. Ведь змей как раз набросился. Пасть сомкнулась на столбе, к которому была привязана Тарья. Дерево разлетелось в щепки под острыми клыками. Верхняя часть отломилась, рухнув в воду. Окатило холодными брызгами.

Хвост змея, словно живущий своей жизнью, снова атаковал Томаса. Тот вовремя ушел вниз, падая набок и перекатываясь. Ладонь сомкнулась на рукояти меча. Змей хвостом ударил по причалу в считанных сантиметрах.

Доски проломились.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 28

Часть проломленного причала плюхнулась в воду.

— Быстрее! Уходим! — поторопил Роберт.

Он плашмя ударил змея между глаз, когда тот попытался повторить трюк с перекушенным столбом… только уже с шеей добычи. А из воды вынырнули новые кольца.

«Какой же он длинный», — мысленно ужаснулась Тарья.

Попытка ринуться к берегу провалилась. Череда мощных ударов хвостом — и часть причала обвалилась так, что не перепрыгнуть. Томас покачнулся на самом краю, чуть не рухнув в воду.

— Осторожнее! — Роберт ухватил его за плащ. — В воде эта тварь наверняка еще проворнее!

— Причал все равно долго не протянет! — Тарья с трудом перескочила через одно из чешуйчатых колец. — Нужно что-то делать!

Разъяренный змей снова набросился. Промахнувшись, он яростно зашипел. Плавник вдоль хребта прижался, открывая возле головы мелкую и светлую чешую. Совсем нежную на вид, не похожую на остальную, которая больше напоминала железные пластины. При виде этого у Роберта на губах заиграла легкая усмешка, не предвещающая ничего хорошего.

— Кажется, у меня есть идея, — прищурился он, а потом глянул на Томаса. — Отвлеки его!

Тот понятливо кивнул, отбегая в сторону. Новый замах хвоста чуть не сбил с ног. Томас вовремя наклонился, а потом попросту юркнул вниз. У Тарьи екнуло сердце, но потом она поняла: он соскочил в лодку, которую качало возле причала. Пара ловких движений — и веревка, прикрепляющая ее к столбцу, упала в воду. Томас налег на весла, отплывая в сторону.

Часть змея еще осталась в озере. И как только он зло ощерился, вода забурлила. Поднявшиеся волны едва не опрокинули лодку. Томаса окатило потоком брызг, отчего темные волосы завились еще сильнее, тонкими кудрями падая на глаза. Он напрягся изо всех сил, пытаясь отплыть подальше.

Тарья завертелась на месте, думая, как помочь.

— Стой здесь! — приказал Роберт.

Змей бросился следом за Томасом, как стрела. Плавник прижался.

Роберт напрягся всем телом, как хищник перед броском. А потом один ловкий прыжок — и пальцы сомкнулись на толстых острых шипах.

Змей забился, извиваясь, в попытке сбросить со спины «седока». Все чешуйчатое тело пришло в движение.

Тарья едва успела отскочить, чтобы хвост не устроил ей подножку. Он ухнул в воду. В воздух с шумом поднялся столб брызг, а лодка с Томасом чуть не перевернулась.

Среди всего мельтешения Тарья успела ухватить выражение лица Роберта. Одна картинка, которая впечаталась в память намертво. Длинные черные волосы затрепетали на ветру, а на благородно бледном лице застыла предельная сосредоточенность. Казалось, Роберт не держался на спине извивающегося змея, а прицеливался для меткого выстрела. Темные глаза прищурены, губы слегка поджаты. Сплошная собранность и решимость…

А потом одно резкое движение.

Острие клинка пробило мелкую чешую совсем рядом с плавником. Она хрустнула, как тонкий ледок. Брызнула черная кровь. Ее капли полетели вниз. Одна попала на руку Тарье. Она вздрогнула от отвращения: кровь оказалась ледяной.

Роберт вцепился в рукоять обеими руками, с трудом удерживаясь на спине змея. Тот взревел, забившись всем телом. Под ним затрещал причал. Доски полетели в воду, и Тарья едва успела отскочить, чтобы не провалиться. Она буквально прижалась к невысокому столбцу, оставаясь на небольшом «островке».

Роберт рванул меч. Хлынула черная кровь, и змей грузно опал вниз. С ним обвалилась и часть причала, скрываясь в воде. По озеру пошла волна. Тарья коротко вскрикнула, увидев, что лодку с Томасом перевернуло, как игрушечную. А Роберт и вовсе скрылся в темно-серой воде вместе со змеем.

— Роберт! Нет! — на глаза сами собой навернулись слезы.

Тарья бросилась было вперед, на ходу расстегивая плащ. В этот момент раздался всплеск. Роберт вынырнул из воды, и мокрые пряди облепили лицо.

Тарья инстинктивно попыталась использовать магию. В голову ударила такая боль, что чуть колени не подкосились.

— Не лезь! — прикрикнул Роберт.

— Я позову на помо… — Тарья осеклась на полуслове.

Во-первых, он уже нырнул под воду. А во-вторых, в голову пришло, что с деревенскими сейчас лучше не встречаться.

Минута ожидания казалась вечностью. Тарья мерила шагами причал, хоть от него и остался только ненадежный обломок. Просто была не в силах спокойно стоять и то и дело вытягивала голову. Только бы увидеть что-то в темной глубине.

Наконец в ней мелькнули смутные силуэты. Почти обессиленный, Роберт выбился на поверхность. Он крепко перехватил Томаса, которому явно было еще хуже. Он зашелся в кашле, хватая воздух, как выброшенная на берег рыба.

Тарья проворно схватила веревку, завязанную вокруг столбца. Взмах руки — и грубые кольца размотались в воздухе. Роберт ухватился за конец.

Тарья подбежала к самому краю, отчего доски опасно заскрипели. Она вцепилась в складки мокрого плаща, пытаясь помочь выбраться. Роберт и Томас оказались на причале, откашливаясь и приходя в себя.

С берега донеслись голоса. К причалу поспешила целая толпа людей, вооруженных, кто мечами, кто обычными косами да вилами.

— Этого еще не хватало, — прошептала Тарья.

Глава 29

Во главе толпы оказался Йорген. Он сильнее стиснул вилы. Ветер взъерошил седые волосы. Блеклые глаза покраснели. Явно не от холода. Йорген с ненавистью посмотрел на Роберта, словно это он, а не темнодуши, убил его сына.

— Вы разозлили озеро! Теперь монстр вернется и потребует еще больше крови! — с этими словами вилы взметнулись в воздух.

Словно по сигналу, толпа ринулась вперед. Тарья в панике огляделась по сторонам. То, что от причала остался только самый конец — считай, маленький островок, сейчас порадовало. Самые смелые, конечно, ринулись в воду, но дно резко уходило вниз, не позволяя зайти далеко.

— Монстр мертв! — зло выкрикнул Роберт. — Я убил его!

— Врет он все! Не мог человек из плоти и крови взять и справиться! — в голосе Йоргена проскочили истерические нотки. — Убить их! А девчонку свяжем и бросим в воду! Может, и задобрим монстра!

Толпа воодушевленно зашумела. Часть людей бросилась к уцелевшим лодкам. Кто-то начал расшнуровывать рубаху на воротнике, чтобы добраться вплавь.

Тарья оглянулась на Роберта. В голове лихорадочно заметались мысли, что же делать.

— Чувствуешь? — спросил он одними губами. — Магия пробивается.

Тарья прислушалась к себе. По-прежнему глухо. Она качнула головой, после чего глянула на Томаса. Он едва заметно развел руками.

«Роберт восстанавливается быстрее нас, но… их же так много!» — испуганно подумала Тарья.

Ее мысли прервались, когда Роберт резко взмахнул рукой. Из ладони, как длинный кнут, вырвалось щупальце черной магии. Оно со свистом взвилось в воздух. Секунда — и гибкий конец ударил по лодке, вытащенной на берег. Она разлетелась в щепки. Подбежавшие к ней люди испуганно отпрянули. Одного, не слишком расторопного, полоснуло по щеке обломком.

— Уходите по-хорошему, — прорычал Роберт. — И больше вы нас не увидите.

Мокрые волосы затрепетали на холодном ветру, как и темный плащ. В прищуренных глазах — сплошная угроза.

— Вас-то нет! — крикнул какой-то деревенский, потрясая топором. — А с монстром что делать?

Роберт коротко шумно выдохнул. Лицо ожесточилось так, что на секунду сердце Тарьи забыло, как биться. Еще убьет всех. Он шагнул вперед, оказываясь на самом краю того, что осталось от причала. Роберт присел на корточки. Кончики пальцев коснулись мокрых досок. От них разошлась невидимая волна. Тарья почувствовала, как ее легонько толкнуло, а потом зарябила вода вокруг причала.

— Что ты делаешь? — тихо-тихо слетело с губ.

Роберт промолчал. Зато над озером поднялся ветер. Возле причала закрутились два темных вихря. Не то магия, не то мелкая водная пыль, не то все вместе. Они быстро вытянулись вверх, становясь чернее, опаснее. Сильный ветер затрепал волосы, а шум почти перекрыл голоса людей на берегу.

Часть толпы бросилась врассыпную сразу. А остальные шарахнулись назад, когда Роберт резко встал. Повинуясь порывистому движению его рук, вихри понеслись к берегу. Один из них поднял обломки лодки, легко кружа их в воздухе. А потом они попросту полетели в сторону замешкавшейся кучки людей с вилами. Те мигом побросали оружие, рванув со всех ног. Обломки усыпали берег, никого не задев. Однако рисковать больше никто не стал: все побежали прочь.

Все, кроме Йоргена.

На ветру он стал выглядеть жутковато, как призрак. Разметанные седые волосы. Лихорадочный блеск в глазах. Судорожно сжавшие вилы костлявые пальцы. Йорген бросился вперед, прямиком в воду, будто надеясь добраться вброд. Даже не заметил, что волны быстро дошли до груди.

— Ты поплатишься за моего сына! — закричал он, потрясая вилами.

А потом, видно, дно выскользнуло из-под ног. Йорген ухнул вниз. Еще доля секунды — и голова скрылась бы под водой.

В последний момент Роберт взмахнул рукой в его сторону. Вихри опали. Вместо них метнулось черное щупальце.

Тарья на миг зажмурилась. Уже приготовилась услышать вскрик боли или предсмертный хрип, когда магия захлестнется на горле.

Ничего. Только плеск воды.

Тарья осторожно приоткрыла глаза. Роберт магией сковал Йоргена, поднимая над водой. Тот задергался, но без толку. Щупальце, обмотавшее все тело, попросту бросило на берег. Йорген начал извиваться, как рыбина на прилавке.

— Пусть полежит, пока не уйдем, — сказал Роберт, усталым жестом убирая мокрые волосы с лица. — Убьется еще.

Глава 30

Деревенские окончательно растеряли смелость, забившись по домам. Так что Роберт спокойно завел в небольшую рыбацкую хижину на берегу. На стене обнаружилась чужая одежда. Простенькая, зато сухая.

— Да мы везучие, — слегка нервно усмехнулся Томас.

Роберт снял ее со стены, охапкой бросая на лавку.

— Быстрее, — поторопил он. — Они могут вернуться в любую минуту. И попробуй убеди, что их ненаглядная змеюшка пошла на корм рыбам.

Тарья отступила назад, собираясь выйти наружу. Она обняла себя за плечи, и по телу пробежала легкая дрожь. С учетом того, сколько раз окатило холодной водой во время схватки со змеем, считай, тоже искупалась в озере.

Смерив внимательным взглядом, Роберт отобрал штаны и рубаху поменьше.

— Тебе особое приглашение нужно? — он сунул одежду Тарье.

— Да я… это… не нужно, — покраснев, она опустила взгляд.

Все-таки на улице — и не скажешь, что весна, снег кругом. А в хижине — только одна комнатушка. И двое мужчин в комплекте.

Роберт демонстративно закатил глаза.

— Или переоденешься в сухое, или я сам тебя раздену. Ясно? — жестко отрезал он.

Причем, глянул так пристально, что стало понятно: выполнит угрозу с радостью. Тарья покраснела до корней волос. Она возмущенно выхватила одежду, прижимая к груди.

Роберт отвернулся, сбрасывая плащ. А когда сильные руки потянули вверх рубашку, у Тарьи перехватило дыхание. Она на миг замерла, глядя, как играют мышцы на широкой спине. Румянец на щеках стал еще жарче. Тарья поспешно отвернулась, максимально грозно рыкнув:

— Обернешься — Инею скормлю!

То и дело косясь на переодевающихся мужчин, она быстро сбросила мокрую одежду. Ее сменила просторная шерстяная рубаха и простые штаны. Правда, их пришлось подвязать на поясе. Сверху Тарья накинула меховой жилет. Не плащ, конечно, но его можно было отжимать. Хорошо, хоть страница уцелела. Сумку бросили просто на улице, пока Тарья была без сознания в сарае. Заново заплетая влажные волосы в косу, она вдруг замерла.

— Иней… — тихо сорвалось с губ. — А где Иней?!

Тарья повернулась к Томасу и Роберту. Последний только-только оделся и теперь затягивал шнуровку на вороте. Пальцы ловко скользили по перекрестьям шнурка. Даже с распущенными влажными волосами и в простой одежде Роберт сохранил что-то аристократичное. Не то в самих движениях, не то в гордой посадке головы и уверенном взгляде.

Роберт и Томас переглянулись.

— Он же тогда выскочил из сарая с темнодушами! Томас, где мы его упустили?

— Да где-то… где-то возле причала. Он же побежал с нами, — Томас взъерошил волосы на затылке.

— Я найду его! — ринулась к двери Тарья.

Она запахнула жилетку на груди, выскакивая на улицу. В лицо пахнуло холодом.

— Стой! — Роберт ухватил за плечо.

— Он мог потеряться! Или попасться змею, или… или людям! — запаниковала Тарья.

Она задергалась, готовая бежать со всех ног… но куда? Вздохнув, Роберт крепче перехватил за плечи. А потом он бережно взял ее лицо в ладони, глядя в глаза. На них уже навернулись слезы. Ведь воображение нарисовало картинки, одну страшнее другой.

— Тарья, посмотри на меня. Он — волк, а не домашняя шавка, — Роберт погладил пальцем по щеке. — Но я иду с тобой. Нечего тебе лазить здесь одной. Или понравилась роль жертвы?

Тарья ненадолго прикрыла глаза, расслабляясь. Только на последней фразе встрепенулась. Во взгляде сверкнуло возмущение. Губы уже разомкнулись, чтобы выдохнуть что-то гневное, но тут вдалеке послышался вой.

— Это он! — Тарья завертелась на месте.

Из хижины тем временем показался Томас.

— Возьми наши вещи и уходим, — сказал Роберт, а сам положил ладонь на рукоять меча. — Нужно забрать этого волка.

Они быстро ушли из деревни. Кто-то из местных приоткрыл скрипучую дверь, провожая недобрым взглядом. Однако стоило Роберту обернуться, как ее тут же поспешно захлопнули. Он усмехнулся, но все-таки ускорил шаг.

Иней обнаружился на тропинке, ведущей вверх, в горы. Он закрутился на месте, что-то нюхая на земле. Во взгляде хищных желтых глаз застыл укор, мол, что вы так долго.

— Он что-то нашел, — догадался Роберт.

Тарья подошла ближе. Она погладила Инея по загривку, наклоняясь. На утоптанном снегу слабо блеснула монетка.

— Это не талвийская, — в замешательстве сказала Тарья.

Она подняла монету, рассматривая на свету чеканный профиль. Роберт аккуратно взял за запястье, чтобы и самому глянуть.

«Мог бы и просто забрать!» — мысленно проворчала Тарья, ведь сердце предательски сбилось с ритма, а по телу пробежало тепло.

— Элсийская, — заключил Роберт. — Не думаю, что тут бывает много элсийцев.

— Значит, Мираж, — кивнул Томас. — Он проходил здесь.

Глава 31

Подъем в горы начали сразу же, как только забрали лошадей. Правда, вести их пришлось в поводу.

Поправив сумку на плече, Тарья споткнулась на очередном заснеженном камне. Наверно, уже в пятнадцатый раз. Роберт резко развернулся. Он ухватил за руку, демонстративно вздохнув.

— Нужно было все-таки найти проводника, — пробурчала Тарья. — Здесь все такое одинаковое.

Голос вконец осип, и она попыталась незаметно прокашляться. Роберт смерил хмурым взглядом через плечо, скупо бросив:

— Заболеваешь?

— Н-нет, — Тарья поплотнее запахнула меховой жилет.

Как назло, пробил озноб. По телу прокатилась меленькая противная дрожь. В завершение всего Тарья тонко чихнула. Шмыгнув, она недовольно глянула на Роберта. Не хватало еще показаться домашней девочкой-слабачкой!

— Томас! — окликнул он. — Что с магией?

Тот поднял руку, поиграв пальцами. Над ними зародился небольшой шарик, светящийся белым. Светлая магия — гораздо сильнее для того, чтобы лечить и спасать. Темная — чтобы разрушать и убивать.

— Да обойдусь, — вяло возразила Тарья.

Роберт подошел ближе, по-свойски положив ладонь на лоб.

— Понятно все, — в голос пробилось недовольство.

— Магия еще слабая. Придется сделать отвар. У меня все с собой, — Томас кивнул на седельную сумку. — Нужно разжечь костер.

— А вдруг из деревни увидят дым? — засомневалась Тарья.

«Только бы отцепились и перестали играть в целителей!» — рыкнула она про себя.

— Пусть только попробуют сунуться, — Роберт с мрачным видом дотронулся до рукояти меча.

Вскоре нашли укромную полянку среди сосен, карабкающихся вверх по склону. Мужчины наломали хвороста, а Тарью усадили на ствол поваленного дерева. Она порывалась помочь, но Роберт пригрозил, что попросту свяжет.

Когда перед ней оказался небольшой костерок, Томас скрылся за деревьями со словами:

— Схожу к ручью.

Роберт толстой палкой поворошил хворост в костре. Язычки пламени вспыхнули ярче, а в воздух взлетела горстка искр. Иней растянулся неподалеку, положив голову на лапы. В глазах заиграли отблески огня.

Роберт присел рядом с Тарьей.

— Испугалась? — спросил он, глядя в костер.

Она слегка вздрогнула, когда неожиданно почувствовала на своей ладони горячую сильную руку. Роберт чуть сжал прохладные пальцы, будто пытаясь отогреть. А взгляд — по-прежнему в огонь. Отстраненный, чуть мрачный.

— Ну… любой бы испугался, — Тарья неловко повела плечами.

Роберт повернулся, глядя серьезно и пристально. От этого у нее перехватило дыхание, и губы разомкнулись. Он погладил по щеке так медленно и томительно, что по коже побежали мурашки. Тело отозвалось волной слабости и тепла.

«Хоть бы это был озноб, жар, бред — да что угодно! — слабо понадеялась Тарья. — Только бы не то, что меня настолько сильно к нему тянет».

— Мне жаль, что я втянул тебя во все это, — негромко сказал Роберт. — И подверг опасности.

Она накрыла его ладонь своей, прижимаясь щекой и прикрывая глаза. В темноте сомкнутых век продолжил стоять взгляд темных глаз. Такой пронзительный.

— Что случилось, Роберт? — тихо-тихо спросила Тарья, с тревогой взглянув в лицо. — Ты какой-то… не такой.

— По жизни, — фыркнул он, но взгляд остался серьезным. — Ты же знаешь, что однажды темнодуши напали на Рению. И чтобы спасти королевство, мой отец обратился к самой Нокте. Он не знал, какими будут последствия. Что во мне окажется часть ее силы, неуправляемая и способная убить всех вокруг, если выйдет из-под контроля. А сама Нокта… она ведет свою игру. Я это чувствую. Сегодня… в момент опасности, когда магии не было, темнодуши пришли ко мне на помощь как к хозяину. Подчинились, как самой богине.

— Так это же хорошо? — пробормотала Тарья.

— Нет, — невесело усмехнулся Роберт. — Потому что я не знаю, как это произойдет в следующий раз. Не попадется ли им вместо идиота Кнуда кто-то невиновный. Дар Нокты — это проклятие. И я не знаю, чего от нее ожидать.

Он задумчиво приподнял ладонь Тарьи. Бережно, как хрупкую драгоценность. Дыхание перехватило, когда губы Роберта коснулись кончиков замерзших пальцев, ладони, ниточки вены на запястье… Сразу забылось, что вокруг еще лежит весенний снег.

— Я не хочу, чтобы от этого пострадала ты, — почти неслышный шепот щекотнул чувствительную кожу.

Глава 32

— Почему? — Тарья сама не поняла, как это сорвалось с губ.

— Разве ты не поняла, воровка? — глаза Роберта лукаво блеснули. — Ты мне нравишься. И я не хочу, чтобы ты досталась темнодушам или самой Нокте.

Он вкрадчиво погладил большим пальцем запястье, а потом перехватил оба одной рукой. Тарья даже не шевельнулась, оказавшись притянута к горячему сильному телу. Она завороженно замерла в объятьях Роберта, когда он оказался близко-близко.

Губы соприкоснулись сладко и томительно. От долгого, сводящего с ума поцелуя закружилась голова. Тарья прошлась ладонями по затылку Роберта, зарываясь пальцами в шелковистые волосы. Ресницы задрожали. Как через туман, она почувствовала, что он прижимает еще ближе, сильнее, наглее…

Тарья резко оттолкнула. Дыхание сбилось, став тяжелым и горячим.

— А кому досталась?! Тебе? — она с вызовом посмотрела в глаза Роберту. — На пару ночей, после чего ты уедешь в свою Рению?

— Могу забрать с собой, — он скрестил руки на груди. — Ты слишком миленькая, чтобы так просто оставить.

На губах заиграла наглая усмешка. А от бесстыжего прищура Тарья мгновенно покраснела.

— И кем же, интересно? Любовницей? Или как там у вас говорят? Фавориткой? — ядовито протянула она.

— Ну, и зачем ты так? — Роберт невозмутимо приподнял брови.

Вид у него стал такой оскорбленный, что Тарья неловко отвернулась. Фыркнув, она насмешливо отмахнулась:

— Да брось! Я же птица не твоего полета. На таких принцы не женятся. У меня нет в приданном королевства. Ну, или хотя бы городишка какого-нибудь…

Тарья встала. Захотелось отойти подальше, спрятаться от цепкого взгляда. Только бы не заметил, что саму задел этот разговор.

Роберт резко подался вперед. Одно стремительное движение — и он ухватил за локоть.

— Решаешь за меня, какой я? — в глазах вспыхнул вызов. — Считаешь, могу жениться на девушке только ради приданного? И только по воле родителей?

«Он же ненавидит, когда в нем видят только избалованного наследника престола», — запоздало осознала Тарья.

И все-таки она рывком высвободила руку.

— А даже, если? Что ты мне сделаешь? — от дерзости даже севший голос опять стал звонким.

Роберт поднялся на ноги одним движением. Плавным. Хищным. В глазах сверкнул нехороший огонек. И это был точно не отблеск костра.

Тарья инстинктивно подалась назад. Глядя снизу-вверх, она почувствовала себя зверьком, загнанным в ловушку. Сердце заколотилось соответствующе.

— Вот возьму и докажу обратное! — выпалил Роберт.

Тарья закатила глаза со скептической улыбкой. Даже отвернулась немного для полноты картины. Роберт рыкнул, притягивая к себе за талию:

— Не веришь?

Тарья посмотрела в глаза, и взгляды схлестнулись, как два клинка. Одинаково упрямые и острые. В первый момент она осеклась, но потом рассмеялась в лицо:

— Как для особы королевской крови, мог бы и не бросаться словами!

Роберт выдохнул так зло и горячо, что затрепетали ноздри, а в глазах появилась звериная ярость. Объятья на талии напомнили стальные тиски. Не вырваться. Хотя Тарья и не осмелилась бы, услышав одновременно бархатистый и грозный голос:

— Дерзкая девчонка… да я тебя сейчас…

Держа одной рукой, второй Роберт накрыл затылок Тарьи. Пальцы зарылись в волосы, портя недавно заплетенную косу. А губы оказались так пьяняще близко.

Тарья тихо прерывисто вздохнула. Внутри все затрепетало в предвкушении поцелуя, который обещал быть властным и напористым. Она видела это в глазах Роберта.

Растянувшийся возле костра Иней встрепенулся. Уши многозначительно дернулись. В отдалении затрещали ветки.

Роберт и Тарья отпрянули друг от друга ровно в тот момент, когда на поляне появился Томас. Он смерил долгим озадаченным взглядом.

— У вас все в порядке? Сейчас приготовлю отвар.

— Да! — ответили Роберт и Тарья в один голос, но одинаково неуверенно.

Она суетливо поправила одежду, и Томас едва успел отвернуться, чтобы спрятать усмешку. А потом он занялся отваром. От котелка потянуло приятным травяным душком. На вкус тоже оказалось ничего. В сочетании с парочкой целительских заклятий Тарья сразу почувствовала себя лучше. Она глубоко вдохнула и с наслаждением прикрыла глаза, понимая, что дышится свободнее, а в горле больше не першит.

Правда, долго счастье не продлилось. Ведь из чащи донесся пронзительный крик.

Глава 33

Боль, страх, отчаянье — в тонком надрывном вскрике смешалось все. Когда он оборвался, Тарья одними губами прошептала:

— Что это?

Некстати вспомнились рассказы о всяких тварях, заманивающих путников.

— Будь здесь! — приказал Роберт.

Он одним движением вскочил в седло. Конь коротко заржал от того, как быстро его послали вперед. Томас отправился следом.

— И не подумаю! — крикнула Тарья.

Полминуты — и ее конь помчался за остальными. Иней побежал следом. Белые лапы часто-часто замельтешили по земле.

— Я сказал тебе ждать там! — на полной скорости оглянулся Роберт.

— А ты мне не указ! — огрызнулась Тарья.

«Оставаться одной еще страшнее», — мелькнула мысль, хотя в жизни в этом не призналась бы.

— Поменьше перечь жениху! — в тон отрезал Роберт.

А потом стало не до разговоров. Проскакав еще немного, он изо всех сил рванул поводья. Ведь на дороге оказалась девушка. Плотный темный плащ разметался поверх неподвижного тела, почти полностью его скрывая.

Роберт и Томас мгновенно спрыгнули на землю. А Иней, прижав уши, зарычал куда-то вверх. Соскочившая к нему Тарья подняла голову. На скалистом склоне замерло несколько волков. Слишком крупных, чтобы быть обычными. Да и глаза светились очень выразительно. Даже при дневном свете.

— Оборотни… — одними губами шепнула Тарья.

Она шевельнула пальцами. По рукам пробежало сильное тепло, почти жар: магия откликнулась. Тарья и Роберт ударили одновременно. Черная волна взлетела вверх, отпугивая оборотней. Кто-то заскулил, кто-то недовольно рявкнул, но вся стая подалась назад. Вскоре волки трусцой скрылись среди деревьев.

Томас склонился над девушкой.

— Вы меня слышите? — он осторожно взял ее за плечо, чтобы перевернуть.

«Мертвая», — оборвалось сердце у Тарьи, стоило увидеть неестественную бледность.

А в следующий миг на белую кожу упал солнечный свет, и «мертвая» зашипела от боли. Верхняя губа хищно изогнулась, открывая длинные острые клыки. Девушка одним движением схватила Томаса за горло, уже готовая опрокинуть его на землю и впиться в шею.

Роберт среагировал мгновенно. Черное щупальце магии со свистом вспороло воздух. Оно захлестнулось на шее вампира, с силой отбрасывая в сторону. Девушка вскинула руки к магическим путам, извиваясь и пытаясь освободиться. На светло-зеленом платье расплылись пятна крови. Причем, судя по изодранной ткани, не чужой.

— Да она ранена, — догадался Роберт. — Еще и на солнце. А эта штука, кажется, иссякает…

Он спокойно подошел к девушке, подцепляя амулет на груди. Такие позволяли вампирам ненадолго выходить на солнце. Однако стоило магии в нем истощиться, как оно начинало жечь, оставляя страшные ожоги, а потом и сжигая дотла.

— Если ранили оборотни, она — все равно не жилец, — мрачно буркнул Томас, потирая шею и отступая назад.

— Все равно нельзя просто взять и бросить ее сгорать на солнце! — вступилась Тарья. — Вдруг раны просто от камней, пока падала?

— Вот и осматривайте ее. Если не боитесь, что сожрет, — фыркнул он.

«А еще светлый маг! Что это с ним?» — мысленно возмутилась она.

Демонстративно отвернувшись, Тарья быстро присела перед девушкой, чтобы осмотреть раны.

— С ума сошла?! — шикнул Роберт.

Он вовремя оттолкнул. В тот самый момент, когда вампир напряглась всем телом, рванувшись к руке Тарьи. Испуганно отскочив, она потерла запястье, словно за него уже цапнули.

Вздохнув, Роберт резко сжал пальцами виски незнакомки. Короткая вспышка темной магии — и бледные веки опустились, как у сломанной куклы на ярмарке. Длинные ресницы отбросили тени на щеки. Густые темно-рыжие волосы локонами разметались вокруг лица.

— Что ты с ней сделал? — насторожилась Тарья.

— Помнишь вход в пещеру неподалеку? Ее нужно спрятать от солнечного света, — Роберт легко подхватил вампира на руки, набрасывая капюшон ей на лицо, чтобы скрыть в тени. — Раз он уже причиняет ей боль, то скоро пойдут ожоги.

— Отлично! — с энтузиазмом отозвался Томас. — Оставим ее там и идем дальше!

Он быстро подошел к своему коню. Каждое движение — ломанное, нервное.

— В чем дело? Нужно же помочь с ранами. Или боишься вампиров? — нахмурилась Тарья.

— Не всех! Только тех, кто пытается перегрызть мне горло! — Томас поспешно отвел взгляд. — И вообще, нам нужно найти Миража.

«Почему он спешит не меньше Роберта? Так переживает за него или что?» — подумала Тарья, озадаченно сощурившись.

Впрочем, пришлось отложить размышления на потом. Ведь солнце, пусть и слабо, но начало выползать из-за туч, и все поспешили к пещере.

Глава 34

В пещере оказалось еще холоднее, чем снаружи. Тарья тихонько вздохнула, вспоминая погасший костерок на поляне. А потом стало не до этого. Ведь Роберт уложил незнакомку прямо на камни. Здесь она оказалась в густой тени.

— Посвети, — попросил он Томаса. — Нужно осмотреть раны.

Тот неохотно подошел, и над ладонью загорелся маленький белый шарик. Свет дрогнул, будто перенимая нервное настроение.

Роберт на всякий случай сковал незнакомку магией. Тарья же помогла разобраться с одеждой. Стоило приспустить платье по плечам, как на плече обнаружилась рана, с которой уже начала работать регенерация.

— Похоже, ранили стрелой, — задумчиво сказал Роберт. — Не осина, не серебро, вот регенерация и затягивает…

— Просто смочили в какой-то дряни… — поддакнула Тарья.

— Чтобы потеряла больше крови, — закончил за нее он.

Они переглянулись, и Роберт усмехнулся уголком губ на то, как продолжили фразы друг друга.

— Значит, выживет? Мы можем идти? — торопливо спросил Томас.

Он прошелся по пещере взад-вперед. Высохшие волосы взъерошились, придавая немного безумный вид.

Роберт не выдержал. Он широким шагом подошел к Томасу. Взгляд такой, будто вот-вот схватит и встряхнет, наплевав на возраст.

— Объясни, что происходит, — потребовал Роберт, ухватив плечо.

— Ничего, — Томас мотнул головой, будто сбрасывая наваждение. — Просто перед глазами эта монета, и я понимаю, что времени мало.

Он неохотно подошел к незнакомке, после чего присел на корточки. Ладонь, легонько опустившаяся на ее лоб, слабо засветилась магией. Девушка нахмурилась, застонав сквозь сон. Томас сразу резко выпрямился, направляясь к выходу из пещеры.

— Что это с ним? — тихонько спросила Тарья, вплотную подойдя к Роберту.

Он пожал плечами. На лице застыло искреннее замешательство. А девушка тем временем открыла глаза. Она облизнула пересохшие потрескавшиеся губы. Взгляд хищно блеснул, выдавая, что жажда не имеет ничего общего с обычной водой. Однако силы быстро покинули.

— Томас… — выдохнула девушка едва слышно, откидываясь обратно.

— Вы знакомы?! — Тарья уставилась на Томаса во все глаза.

— Нет! Ничего подобного! — он явно запаниковал, отворачиваясь. — Просто… просто услышала мое имя, вот и все!

Роберт рвано и яростно выдохнул. Показалось, вот-вот рыкнет, как зверь. Он резко схватил Томаса за жилет, чеканя в лицо:

— Знаешь, это я — твой племянник. А по ощущениям, ношусь с ребенком. С мальчишкой, который бегает от девчонки. Рассказывай все!

Тарья застыла в стороне, не смея вмешиваться. Роберт был младше Томаса навскидку лет на семь. А сейчас казался старше на целую жизнь. Собранный, уверенный, непреклонный.

Незнакомка попыталась приподняться. Тихо выругавшись под нос, Роберт сам подошел к ней. В руке блеснул короткий кинжал, висевший на поясе. Острое лезвие полоснуло ладонь. Вниз сорвалась капелька крови.

Незнакомка дернулась навстречу. Роберт моментально прижал кинжал к ее шее. Спокойно и хладнокровно, хотя остальные все шарахнулись. Даже Иней коротко рыкнул.

— Серебряная окаемка. Если пораню, тебе конец, — в голосе Роберта была лишь собранность. — Так что не дергайся.

Незнакомка тяжело вздохнула, закрывая глаза. Ноздри затрепетали: явно с трудом далось контролировать себя при запахе крови.

Роберт кивнул, сам поднося руку к побледневшим губам. На них сорвалось несколько капель крови. А по другой ладони сбежала темная магия.

«Добавляет свою энергию, чтобы дать силы восстановиться», — поняла Тарья.

— До вечера протянешь, а потом… прости, придется поохотиться на кого-то другого, — усмехнулся Роберт, когда незнакомка жадно облизнулась.

Встав, он убрал кинжал. Когда уже собрался отойти в сторону, Томас неловко предложил:

— Давай заживлю.

— До свадьбы заживет, — обматывая ладонь белым платком, фыркнул Роберт. — Правда, Тарья?

Он лукаво прищурился. Тарья покраснела, но все-таки подошла ближе и помогла затянуть узелок на перевязке.

Тем временем Томас неохотно подошел к девушке-вампиру. Он протянул руку, не глядя в глаза. Она с готовностью ухватилась, поднимаясь на ноги и поправляя платье. Уверенная осанка, слегка надменный изгиб губ — истинная аристократка даже в потрепанном платье и с разметавшимися темно-рыжими локонами.

— Спасибо за спасение, — она слегка склонила голову. — Еще минута — и оборотни закончили бы начатое.

Прохладный ровный тон только подчеркнул, как ядовито сверкнули красные глаза при взгляде на Томаса. Губы изогнула легкая, чуть капризная усмешка.

— Что ты, вообще, делаешь на их территории, Руна? — он недовольно сложил руки на груди. — Еще и днем.

— Я слишком задержалась ночью. Пришлось пережидать день в пещере… в другой, здесь недалеко. А эти твари сумели выгнать на солнце, — Руна поправила платье на плече, прикрывая затянувшуюся рану. — Неужели ты волнуешься, Томас?

Глава 35

Томас не поддался на провокации Руны. К тому же, снаружи послышалось тихое лошадиное ржание. Он глянул на выход из пещеры, бросив:

— Нам пора идти. Дождешься вечера и вернешься домой.

— Вы не можете оставить меня одну. Ослабленную и очень легкую добычу для оборотней, — Руна подошла к нему, слегка покачивая бедрами. — Или ты хочешь, чтобы я напомнила кое о чем?

На последней фразе она понизила голос. Бледные губы почти зацепили щеку Томаса. Он отпрянул. Глаза зло сверкнули.

— Это грязная игра! — рыкнул Томас.

Его пальцы стиснулись так, будто очень захотелось придушить нахалку. А она лишь тихо рассмеялась. Этот звук мелодично разнесся под сводами, испещренными сталактитами. Руна села на гладкий камень, расправляя светло-зеленое платье на коленях.

— Это приглашение, — самоуверенно улыбнулась она. — Сегодня вечером. В замок моего брата. Доставите меня в целости и сохранности — он щедро отблагодарит.

Томас ринулся к ней так, что Тарья и Роберт одновременно напряглись. Мало ли, вдруг придется спасать раненную бедняжку Руну… или кое-кого от раненной бедняжки. Однако в этот момент она схватилась за плечо, поморщившись. Похоже, напоследок дернуло болью, заживая.

— Нам не нужна награда, — вздохнул Роберт, жестом останавливая Томаса. — Дождемся заката — и сразу в путь.

До заката Руна почти все время молчала. Она ушла в дальний угол пещеры, достав какие-то небольшие амулеты. Они принялись коротко вспыхивать в ее руках, убирая пятна крови и грязи с платья.

Томас смерил ее долгим взглядом, а потом вышел из пещеры.

— Куда ты? — крикнул вслед Роберт.

Ответом послужил лишь взмах руки и короткое:

— К закату вернусь.

Тарья решила подойти с другой стороны, обратившись к Руне:

— И давно вы знакомы?

— Пусть он и расскажет, сколько и как близко, — она слегка оскалила клыки в усмешке.

На этом все и закончилось. А потом солнце село, и вернулся Томас. Когда вышли из пещеры, Руна погладила по шее его коня. Тот недовольно дернул ушами, но шарахаться не стал.

— Со мной не поедешь, даже не думай, — рыкнул Томас, перехватывая поводья и готовясь подняться в седло.

Руна подошла ближе бесшумно, как дикая кошка. Она провела пальцами по его шее, слегка царапая.

— Боишься, что снова доберусь до твоей крови? Когда-то тебе нравилось… или испугался? — в глазах блеснул вызов.

Томас недовольно отмахнулся от руки Руны.

— Ты можешь дойти домой и одна! — бросил он, запрыгивая на коня.

— Тарья! Поедешь со мной? — предложил Роберт. — Одолжим твоего для Руны, раз эта сладкая парочка не может договориться.

Тарья вспыхнула от смущения, но Руна и Томас посмотрели друг на друга очень выразительно. Пришлось идти на компромиссы. Роберт помог забраться в седло. Тарья оказалась перед ним, прижатая спиной к горячему телу. Дыхание слегка сбилось, а сердце заволновалось.

Когда все тронулись с места, Роберт шепнул на ухо:

— Когда приедем, будь осторожна с ее братом.

Тарья оглянулась. По коже побежали мурашки. Совсем не от страха, а от того, как теплое дыхание шевельнуло прядку волос возле шеи.

— Не доверяешь вампирам? — почти неслышно спросила Тарья.

Она с опаской покосилась на Руну, едущую впереди. Ведь говорили, что вампиры слышат гораздо лучше людей.

— Почему же? — пожал плечами Роберт. — Просто знаю, какая кровь слаще всего для мужчины-вампира.

Он коротко поцеловал пульсирующую жилку на шее Тарье. Она слегка вздрогнула, прикрывая глаза. В голове поплыло.

— И какая же? — тихо спросила Тарья.

Все настроение сбила Руна. Услышавшая каждый шепот, она громко вмешалась:

— Кровь невинной девушки, разумеется! Или эту проблему вы с принцем уже решили?

Руна оглянулась на Тарью и Роберта. Красные глаза дерзко блеснули. На губах заиграла хищная улыбка.

Смутилась Тарья не от этого. А от того, какой бархатистый смешок послышался за спиной. Такой вкрадчивый, что тепло тела Роберта сразу опьянило еще сильнее.

— Ты… ты… Да как вам не стыдно?! — возмутилась Тарья.

Руна рассмеялась, подгоняя коня.

Сумерки сгустились, и тени стали выглядеть зловеще. А когда над деревьями поднялась луна, впереди показался замок.

Стоящий на скале, он вкалывался в небо острыми шпилями. Черный камень, тонкие башни — совсем непохоже на обычные талвийские замки. Серые и приземистые, они были рассчитаны на то, чтобы обороняться от врагов. А этот — явно на то, чтобы противники и сунуться побоялись.

— А вот и дом, — довольно заключила Руна.

Глава 36

У дверей встретил молодой слуга с волосами, чопорно собранными лентой. Не поднимая взгляда, он протянул на подносе бокалы с темно-красным. Вряд ли вином. Тарья сделала вдох поглубже и почувствовала неприятный запах. Как на кухне, когда мама бралась готовить кровяную колбасу для болеющей сестренки. От этих мыслей замутило.

Руна, как ни в чем не бывало, подхватила бокал за тонкую хрустальную ножку. Несколько жадных глотков — и красные глаза вспыхнули ярче. Бледные губы чуть-чуть порозовели, но все равно продолжили быть нечеловечески светлыми. Руна легонько провела пальцами по шее слуги, вполголоса промурлыкав ему:

— Спасибо. Кажется, ты из новеньких? Принесешь мне еще в комнату… перед сном.

А взгляд красных глаз при этом блеснул в сторону Томаса, оценивая реакцию. Он недовольно поправил одежду, пряча нервность. Вот только взгляд выдал вспышку злости, короткую и яркую.

— Раз ты дома, мы можем идти, — сухо сказал Томас.

В этот момент послышались шаги. На мраморной лестнице появился хозяин замка. Высокий, грациозный, хищный даже на первый взгляд — Тарья растерялась, стоило ему посмотреть сверху-вниз.

А его тонкие губы изогнулись в улыбке. В красных, как вино, глазах мелькнул интерес. Вампир провел рукой по зачесанным назад пшеничным волосам, спускаясь по лестнице. Голос гулко разнесся по пустому холлу:

— У нас гости?

— Эти люди помогли мне спастись от оборотней. Да еще и отказываются брать награду. Такие милые, — Руна хитро улыбнулась, подходя к брату, но стреляя взглядом в сторону «гостей».

— Благодарю вас за спасение моей сестры, — вампир наклонил голову в знак почтения. — Меня зовут Эйрик, и вы можете просить у меня все, что пожелаете. Дороже Руны у меня никого нет.

Роберт вышел вперед, показывая, что представляет всех. Огоньки в резных подсвечниках дрогнули, и тени очертили четкие благородные черты лица.

— Нам ничего не нужно, — спокойно, без лишней зажатости ответил он. — Разве что напоить лошадей и продолжить путь.

— На ночь глядя? — изогнул бровь Эйрик.

— Правда, это как-то не по-человечески… — мгновенно оживилась Руна, тихо рассмеявшись на последнем слове. — Особенно с учетом того, что намечается сегодня в полночь. Ведь будет такой роскошный бал! Почему бы не пригласить моих спасителей повеселиться с нами?

— Какая прекрасная идея! — кивнул Эйрик. — Надеюсь, вы не откажетесь?

Руна коварно улыбнулась.

«Похоже, братец проще, чем она. А эта и пользуется! Вертит им, как хочет!» — подумала Тарья.

Повисло напряженное молчание. Все посмотрели на Роберта одинаково выжидающе. По ощущениям, даже Иней — и тот прищурился с выражением: «Ну? И что ты теперь будешь делать? Я-то волк, мне нестрашно, а вас и сожрать могут, если откажетесь».

— С радостью поприсутствуем на вашем празднике, — наконец ответил Роберт.

— Тогда прикажу приготовить вам комнаты для отдыха, — сказал Эйрик, жестом подзывая слугу. — А потом встретимся на балу.

Как только вампиры ушли, Томас напустился:

— О чем ты думал? Нужно уносить отсюда ноги, и как можно быстрее!

— Хочешь спровоцировать их? — нахмурился Роберт. — Не видел, как она на тебя смотрит? Свернет шею и не поморщится. Ничего страшного, подаришь ей пару танцев на балу.

— А мне что делать? — растерялась Тарья.

Она подошла вплотную, опасливо оглядываясь по сторонам. Каждая тень в холле выглядела зловещей. Особенно скульптуры в виде скалящихся тварей, сидящих на перилах лестницы. Казалось, перепончатые крылья вот-вот раскроются, а вырезанные в камне глаза вспыхнут хищным огнем.

— Держаться рядом со мной, — Роберт взял ладонь Тарьи в свои. — А так… вампиры ненамного страшнее обычной знати.

Вскоре по лестнице спустился слуга в идеально сидящей одежде. Он пригласил следовать за ним. Мужчин отвели в одну комнату, Тарью — в другую. Иней скользнул вслед за ней. На идеальном ковре остались отпечатки лап. Она поморщилась. Иней же демонстративно запрыгнул на кроваво-красную оттоманку, положив голову на лапы.

Тарья заметила роскошное платье, лежащее на кровати. Кончики пальцев медленно скользнули по тонкой ткани насыщенно-голубого цвета. Она блеснула в свете свечей, будто по юбке рассыпали тысячи звездочек.

«Такое и трогать страшно…» — очарованно подумала Тарья, нерешительно прикасаясь к белоснежным жемчужинам, которыми расшили декольте.

И все-таки пришлось надевать. Не идти же на бал в штанах, украденных у рыбаков.

Легкая прохладная ткань приятно прильнула к телу. Несмотря на пышную юбку, платье совсем не сковало движений. Тарья проверила это, закружившись на месте. Ткань полетела по воздуху с едва слышным шелестом. Жемчуг сверкнул капельками росы.

Прикрыв глаза, Тарья с улыбкой раскинула руки. В голове уже пронеслись картинки, как приятно будет кружиться так в вальсе. С Робертом, конечно же.

Правда, мечтательная улыбка сразу слетела с губ, когда послышалось приглушенное рычание Инея, а на запястье сомкнулись тонкие холодные пальцы.

— Что ты здесь делаешь?! — испуганно дернулась Тарья.

Руна не отпустила. Она задумчиво подцепила пальцами за подбородок. Остро подстриженные ногти царапнули кожу.

— Я выбрала его под цвет твоих глаз, — улыбнулась Руна. — Тебе идет, девочка… но я пришла не из-за платья. Нам нужно поговорить.

Глава 37

Тарья дернулась в сторону, но Руна мгновенно оказалась позади. Тонкие руки легли на талию легко и плавно, однако хватка оказалась стальной. Изящные пальцы запорхали по шнуровке корсета, затягивая так туго, что перехватило дыхание.

— Не бойся, я просто помогу. Твоя кровь меня не интересует, — шепнула на ухо Руна.

— Тогда что? — пискнула Тарья.

Ответом послужил тихий мелодичный смех. Руна отошла, оставив за собой флер сладковатых духов. Она уже сменила наряд. Теперь точеную фигуру подчеркнуло черное платье с пышной юбкой, кружевами по вырезу и открытой спиной. Темно-рыжие локоны рассыпались по бледным плечам. Лишь пару прядей с висков зафиксировала сзади заколка с розой.

Руна присела на край оттоманки. Иней коротко рыкнул, отодвигаясь. И все-таки принял ласку, когда она зарылась пальцами в белоснежную шерсть.

— Я хочу узнать насчет Томаса, — Руна бросила внимательный взгляд из-под длинных ресниц.

— В смысле, есть ли у него кто-то дома, в Рении? — усмехнулась Тарья.

Фыркнув, она скрестила руки на груди. Правда, мигом стало не до смеха, когда Руна хищно и плавно встала. В глазах появился дикий огонек. Она подошла вплотную, а Тарья оцепенела от страха. Руна протянула руку, будто решила поправить упавшую на лицо прядку, а потом схватила за волосы. Так резко и сильно, что на глаза навернулись слезы.

— Еще одна насмешка, детка, и ты забудешь, как смеяться, — тон напомнил змеиное шипение. — В подземельях этого замка. Знаешь, оковы там помнят немало таких, как ты. Милых невинных созданий, которые молили о пощаде. Так что отвечай. И не смей мне врать.

— Да не знаю я! Мы познакомились только в Талвии! — Тарья толкнула изо всех сил.

Из ладоней вырвалась темная магия. Руна коротко зашипела от боли, разжимая пальцы. Отбросило прямиком к оттоманке. Иней торопливо поджал лапу, которую свесил было с края.

Тарья замерла с растрепавшимися волосами. В глазах отразились огоньки свечей. Под напряженными руками заиграла магия.

— Прости, — выдохнула Руна, поднимаясь. — Что-то я совсем одичала в этой глуши.

Она поправила локоны, отбрасывая на спину. Тарья покосилась с подозрением, но магия под ладонями все-таки рассеялась.

— Здесь даже не с кем поговорить. Люди-слуги не для разговоров, — продолжила Руна, многозначительно улыбнувшись. — А ты, значит, влюблена в принца Роберта? Хотя вы знакомы всего ничего?

Тарья смутилась. Отойдя к зеркалу, она взяла шкатулку с украшениями в попытке хоть чем-то занять руки. Огоньки свечей заиграли отблесками на разноцветных драгоценностях.

— Ничего я тебе не скажу, — пробурчала Тарья.

Руна подошла ближе, слегка улыбаясь.

— А я и так все вижу. Он шутит про свадьбу. Ты смущаешься — люди так мило краснеют, — она коротко рассмеялась. — Но думаешь, это закончится чем-то хорошим?

Как по сигналу, к щекам Тарьи прилил жар. Она поспешила отвернуться, чтобы спрятаться за волосами.

— Ничего я не думаю!

Тарья нервно поправила растрепанные пряди. Руна перехватила ее руку. Кончики холодных пальцев скользнули вдоль вены. От этого по телу пробежала легкая дрожь. Заметив, Руна с усмешкой промурлыкала:

— У тебя сердце колотится, как у птички в клетке. Значит, думаешь. Уже представила себя и в белом платье, и в ренийской короне…

— Думаешь, я настолько безнадежная, что на мне нельзя жениться? — Тарья злым рывком высвободила руку.

— Скорее, сомневаюсь, что ты до этой свадьбы доживешь, — невесело улыбнулась Руна.

Она смерила долгим задумчивым взглядом. В красных глазах проступила горечь, совсем настоящая и человечная. Вздохнув, Руна направилась к двери. Только зашелестел край черного платья по ковру.

— Стой! — Тарья бросилась следом. — О чем ты?

Руна оглянулась. Во взгляде снова появилось хищное выражение. Кошка, играющая с мышкой, — не иначе.

— Уже не такая уверенная? — усмехнулась Руна. — Я знаю от Томаса немало. В лучшем случае тебя убьет случайная вспышка магии, которую Роберт не сможет сдержать. А в худшем…

— Он справится, со всем справится! — во второй раз не выдержала Тарья.

— Значит, все-таки влюбилась. Тогда удачи, милашка. Будь осторожнее, правда. Иногда лучше не влюбляться, — во взгляде мелькнуло что-то болезненное, личное. — Играть мужчинами, вот и все. Может, преподать тебе пару уроков соблазнения? На сегодняшнем балу.

Руна подалась вперед с азартной улыбкой.

— Это еще зачем?! — возмутилась Тарья.

Она зло нахмурилась. Не хватало еще, чтобы считали, что вешается на парней!

— Роберта позлишь, — рассмеялась Руна. — Но нет так нет.

Когда она вышла за дверь, Тарья принялась перебирать украшения в шкатулке, думая о своем: «Вывести его на ревность? И посмотреть, действительно ли он что-то чувствует или играет со мной? А что? Хорошая идея! Справлюсь с этим и сама!»

Глава 38

Вскоре в замок принялись съезжаться гости. Послышался цокот копыт и легкое поскрипывание колес, и по подвесному мосту через глубокую расщелину начали подтягиваться кареты. Из них стали выходить нарядно одетые мужчины и девушки в пышных платьях.

Тарья тронула тяжелую бархатную портьеру, приподымаясь на носочки удобных бальных туфелек. Впервые увидела столько вампиров в одном месте.

Раздался осторожный стук в дверь. Тарья обернулась. Она замерла на месте, увидев в проеме Роберта. Он тоже подготовился к балу. Дорогая черная одежда подчеркнула стройное тело, а от темно-фиолетового шейного платка в глазах появился загадочный отлив.

— Нам пора, — сказал Роберт, подходя ближе.

Он протянул руку. Такой обычный жест, но у Тарьи перехватило дыхание от грации, которая впитывается только с детства. По губам скользнула легкая неловкая улыбка. И тонкие пальцы доверчиво легли в горячую мужскую ладонь.

Роберт и Тарья спустились в зал, где уже собирались гости. Все — утонченные, элегантные, молодые. Ни единой полной фигуры — это просто невозможно для вампира. Ни единого лица в морщинах. Такая идеальная картинка, что невольно стало не по себе.

Среди гостей расхаживали слуги с подносами.

«И откуда они взяли столько крови, чтобы наполнить все бокалы?» — мелькнуло в голове, но Тарья постаралась об этом не думать.

Слуга предложил и ей. Она уставилась во все глаза. Увидев в них неподдельный ужас, он мягко улыбнулся. А Роберт взял два бокала. Поиграв одним в руке, он прислушался к аромату.

— Неплохое вино. Явно неместное, откуда-то с юга, — заключил Роберт.

Он протянул вино Тарье. С ее губ сорвался вздох облегчения, и она приняла бокал. Правда, не успела сделать даже глоток: гости расступились, пропуская хозяина замка. Подойдя ближе, Эйрик поклонился. Слегка нахмурившись, Тарья посмотрела на протянутую ладонь.

— Не откажете мне в танце? — улыбнулся он. — Для меня будет честью открыть бал с такой очаровательной гостьей.

Стоящий рядом Роберт мгновенно переменился в лице. Даже рука дернулась к поясу, где обычно был меч. Сейчас оружие отсутствовало, как и у остальных присутствующих. Роберт поджал губы, явно пожалев об этом.

— Не будет ли это обидно для остальных? — сверля взглядом, спросил он деланно вежливым тоном. — Ведь мы — единственные люди здесь…

— Тем интереснее, — улыбнулся Эйрик. — Люди так прекрасны в своей хрупкости.

Их взгляды схлестнулись, как два клинка. Роберт сделал небольшой шаг. Показалось, еще немного — и попросту набросится на надоедливого вампира.

А тот сам подхватил кончики пальцев Тарьи, запечатлевая на них легкий поцелуй. Такой мимолетный, что она почувствовала, скорее, движение прохладного воздуха. И все же Роберт стиснул кулаки.

«Что же будет, когда я начну танцевать с другим?» — с незнакомым прежде азартом подумала Тарья.

— Я с радостью открою этот бал, — улыбнулась она, притушив взгляд ресницами.

Эйрик вывел ее на середину зала. Гости расступились к стенам. В углу заиграл оркестр, и под высоким потолком разнеслась тягучая лиричная мелодия. Тарья присела в реверансе, отчаянно вспоминая все, что знает о бальных танцах.

С легкой улыбкой Эйрик привлек к себе. Его ладонь легла на талию, обдав прохладой даже через платье.

Тарья слегка поежилась. Надеясь, что он не заметил, она улыбнулась в ответ. Ладонь легла на плечо Эйрика, а взгляд невольно скользнул к Роберту. Он замер среди гостей. Мрачнее всех вампиров, вместе взятых.

— Кажется, принц ревнует, — заметил Эйрик, прокружив под рукой Тарью. — Надеюсь, он не докучает своим обществом такой очаровательной девушке?

Она выдавила кокетливую улыбку, неопределенно поведя плечами. Только бы Роберт со стороны не заметил напряжения. Тарья бросила на него косой взгляд, но в этот момент Эйрик дернул к себе. Вроде бы по воле танца, но она покачнулась. А прядь волос возле уха шевельнул хищный шепот:

— Тогда одно слово — и его выпроводят отсюда. В своем замке я — хозяин. И никакой ренийский выскочка мне не указ. Если я хочу провести время со своей гостьей. Такой милой и… сладкой…

Ведя в танце, Эйрик наклонил голову. Прохладные губы почти коснулись пульсирующей жилки на шее. Тарья резко дернулась, спотыкаясь.

Эйрик придержал за талию. Темно-красные глаза вспыхнули ярче, будто он уже представил, как держит в руках беспомощную жертву.

— Извините, мне что-то нехорошо, — пискнула Тарья, выворачиваясь. — Вино оказалось слишком крепким.

Придержав подол платья, она бросилась прочь. Десятки взглядов уперлись в спину. Однако Тарье стало плевать, что о ней подумают. Выскочив из бального зала, она кинулась в темные коридоры замка. Путанные, узкие, они напомнили паутину. Почти никакого света — только редкие-редкие свечи.

Тарья и не заметила тень в нише. Пока не почувствовала цепкие пальцы на локте и резкий рывок.

— Попалась.

Глава 39

Роберт и Тарья исчезли в самом начале, так что Томас почувствовал себя неуютно. Не считая слуг, единственный человек в зале.

И судя по тому, как тех время от времени отводили в сторонку гости, обольщаться не стоило. Клыки вампирам нужны были не для красивой улыбки.

Томас неосознанно потер шею. Кокетничающая с кем-то Руна бросила короткий взгляд, замечая этот жест. По бледным губам скользнула хищная усмешка.

«Думает, я боюсь ее?!» — зло подумал Томас.

Демонстративно отвернувшись, он подошел к первой попавшейся девушке-вампиру. Она с радостью приняла приглашение на вальс. Как и следующая, и другая, и еще много… Томас стал кружиться в танце за танцем так, что слегка загудели ноги.

Он и не заметил, как постепенно освещение начало меркнуть. Погасили свечи на стенах. Осталась только люстра, но ее света оказалось мало. У стен сгустились тени. Томас отправился туда, чтобы взять что-нибудь из напитков.

Внезапно на глаза опустилась темная повязка. Мягкая ткань легла плотно, не оставляя и шанса подсмотреть. Однако Томас и так узнал сладкий аромат духов. И то, как ловко скользнули тонкие пальцы, затягивая узелок на затылке, а потом зарываясь в волнистые волосы.

— Пойдем за мной, — шепнула на ухо Руна. — Ты же не хочешь, чтобы все узнали твой маленький секрет.

Почувствовав прикосновение прохладной ладони, Томас отдернул руку.

— Тебе не поверят, — нервно отрезал он.

Захотелось сдернуть повязку, бросить под ноги Руне и уйти прочь.

«Но тогда она все расскажет», — жестоко напомнил голос разума.

— Да ты что? — издевательски протянула она, шипя на ухо, как змея. — А мне кажется, Роберт — не идиот. Да и девчонка у него смышленая. Поймут, что я говорю правду. Не бойся, я не убью тебя. Хотя иногда мечтала об этом. Когда не могла уснуть без тебя.

Руна провела пальцами по шее Томаса, прижимаясь со спины. Так нежно, трепетно, почти неощутимо. Он сжал изящную ладонь, собираясь отстранить, но потом замер.

Руна, тихо усмехнувшись, за руку повела за собой. Идти в повязке оказалось неудобно. Томас потянулся к темной ткани, но тут же легонько получил по пальцам.

— Не смей. Пусть будет сюрприз.

— Кажется, в прошлый раз ты так заперла меня и приставила охрану, — мрачно фыркнул он.

— Разве тебе не понравилось? — рассмеялась Руна. — Кажется, нам было хорошо вместе.

Послышался тихий скрип. Похоже, открылась какая-то дверь. Руна завела Томаса внутрь. Одно легкое движение — и повязка спала. Он заморгал, собираясь осмотреться. Однако Руна не дала на это и пары секунд. Томас успел увидеть только столик с вином и фруктами да широкую кровать под роскошным балдахином. А потом оказался прижат к стене. Горячо, страстно, несдержанно. Руна впилась поцелуем так же жадно, как пронзала клыками шею жертвы. Тонкие пальцы зарылись в волосы, прошлись по шее, скомкали ткань на плечах — все суетливо, словно убеждаясь, что он — настоящий.

Томас жестко перехватил изящные запястья, отрывая от себя. Руна изогнулась, восприняв все, как игру. Пришлось встряхнуть ее, серьезно и зло глядя в глаза.

— Ты — просто избалованная девчонка, — отчеканил Томас. — Готов поспорить, что брат всегда доставал тебе все игрушки, которые только пожелаешь. И люди для тебя — тоже игрушки. Как те парнишки-слуги, имен которых ты не запоминаешь.

— Игрушки, которые так приятно ломать… подчинять своей воле, — Руна медленно провела ладонью по его груди, останавливаясь напротив сердца. — Но ты меня удивил. Не побоялся противостоять в открытую, прекрасно зная, что одно мое слово — и брат достанет тебя из-под земли, чтобы отомстить за мое унижение. И плевать ему будет, кто ты там в своей Рении.

По бледным, почти бескровным губам скользнула усмешка. В полусвете лицо Руны казалось совсем белым. Только выделялись красные глаза с расширенными зрачками и темный огонь волос.

— Твое унижение? — фыркнул Томас, закатывая глаза. — То, что я уехал, хотя и так никогда ничего не обещал? У нас изначально была интрижка на пару ночей.

Он отошел в сторону, оставляя Руну позади. Демонстративно повернулся к ней спиной. Томас услышал позади долгий рваный выдох: еще немного — и перешло бы в змеиное шипение. Легко представилось, как Руна сжимает пальцы в бессильном гневе.

— Зато теперь будет нечто большее, — отрезала она, беря кусочек с тарелочки с засахаренными фруктами. — Ты станешь моим мужем перед лицом Нокты и Солиса…

— Это странный способ делать предложение, — уголок губ Томаса дернулся в усмешке.

— Это не предложение, Томас, — попробовав сладость, Руна на миг прикрыла глаза и хищно облизнулась. — Я помню каждое слово, которое ты сказал тем вечером после бутылки талвийского вина. Каждый твой грязный секрет. И если ты что-то выкинешь, в точности передам все Роберту. Как думаешь, что он с тобой сделает? Не боишься?

Она медленно подошла ближе. Каждое движение — плавное, грациозное, как у дикой кошки. На губах — хоть и легкая, но такая наглая улыбка, что сразу захотелось стереть.

Азартно усмехнувшись, Томас подцепил кончиками пальцев подбородок Руны. Глаза в глаза — и легкий короткий поцелуй. Всего лишь игра, но по телу пробежал разряд. Отпустив, Томас отрезал:

— Нет.

— А зря, — Руна повела плечами.

Она присела на край кровати, словно бы невзначай отбрасывая волосы с бледных плеч. Томас проследил за этим взглядом. Руна довольно усмехнулась. Упершись ладонями в постель позади себя, она слегка прогнулась в спине. Взгляд из-под ресниц лукаво блеснул.

— Я дам тебе время подумать, но дальше пойду с вами, — подытожила Руна, явно ставя точку.

— Даже интересно, как, — хмыкнул Томас. — Нам нужно вверх, в горы. И мы не можем передвигаться только после захода солнца.

— Значит, отправляетесь в проклятые земли, — Руна с легкой улыбкой склонила голову к плечу. — Что ж, почему бы мне не помочь будущему мужу?

Глава 40

Тарья инстинктивно рванулась. Роберт перехватил ее за плечи, разворачивая. В итоге, она оказалась впечатана лопатками в холодный камень стены.

— Эй! — возмутилась Тарья.

Попытка вырваться не увенчалась успехом. Роберт лишь сильнее сжал пальцы, чуть ли не до боли. Он навис, перекрывая даже слабый свет. Темная фигура, полная ярости.

— Совсем головой не думаешь? — прошипел Роберт.

Тарья почувствовала его дыхание, злое и горячее.

— Ревнуешь? — она упрямо дернулась в сильных руках.

— Не хочу потом искать твое тело по всему замку, — фыркнул Роберт. — Ты же понимаешь, что с вампирами нельзя так безнаказанно играть? Особенно здесь. На севере Талвии, где вряд ли помнят, что такое «закон».

Он с недовольным видом отступил на шаг, скрестив руки на груди.

— Не маленькая! Хватит меня отчитывать! — насупилась Тарья.

— Ты права, — неожиданно согласился Роберт, и темные глаза лукаво блеснули. — Лучше наглядно преподать тебе урок.

«К-какой?» — захотелось спросить. Даже губы разомкнулись, но с них не успело слететь ни звука. Ведь Роберт закрыл ее рот поцелуем, дерзким и жарким. Почувствовав себя пойманной добычей, Тарья инстинктивно отшатнулась. И только сильнее вжалась спиной в шероховатый камень. Роберт запустил пальцы в волосы, слегка ероша распущенные пряди. Ни шанса ускользнуть. А Тарья и не хотела… отвечая на поцелуй, обнимая за шею и подаваясь уже навстречу.

— Не смей флиртовать с этими кровопийцами, — горячо прошептал Роберт на ухо.

Он обнял за талию. По телу побежали мурашки, и Тарья рвано выдохнула. Немного взяв себя в руки, она хитро прищурилась.

— А с людьми уже можно? — по губам скользнула легкая улыбка.

— Ах ты… дерзкая девчонка, — возмущенно выдохнул Роберт, задевая губами шею. — Тебя придется долго учить тому, как правильно вести себя с женихом.

Тарья резко напряглась. Она завозилась в его объятьях, отворачиваясь в попытке ускользнуть. Роберт удивленно приподнял брови, не отпуская.

— Во-первых, я не соглашалась. А во-вторых, прекращай так шутить, — с недовольным вздохом Тарья уперлась ладонями в его грудь.

— Похоже, что я шучу? — нахмурился Роберт.

Одним стремительным движением он перехватил оба запястья. Не слишком цепко. Тарья недовольным рывком высвободила руки. Она дерзко вскинула подбородок, глядя в глаза.

— Ты не из тех, кто может жениться на первой встречной. Разве что… ты что-то скрываешь, Роберт Рок? — Тарья подозрительно прищурилась. — Может, соблазняешь меня назло какой-то бывшей?

На последнем вопросе в голос просочился яд. А в глазах Роберта сверкнула такая ярость, что стало не по себе.

«Затронула старые раны?» — мелькнуло в голове.

Тарья метнулась в сторону, собираясь прошмыгнуть мимо. Роберт резко выставил руку, упираясь ладонью в стену, чтобы преградить дорогу. Он слегка наклонился, глядя в лицо. В глазах — уже ни капли искушения, только злость и упрямство.

— Скорее, назло всей Рении. И всему этому миру, который считает, что может диктовать мне какие-то правила. Только потому, что у моего отца есть корона, — Роберт презрительно поджал губы. — Я не собираюсь сидеть в замке. Не собираюсь выезжать на охоту с десятком стражников. И не собираюсь жениться на принцессе ради союза с каким-нибудь королевством побогаче. Я докажу отцу и остальным, что этот мир еще можно встряхнуть!

Он выпалил все почти на одном дыхании. Даже не заметил, как Тарья переменилась в лице. Вместо дерзости — грустная улыбка, дрогнувшая на губах. Вместо вызова — потухший взгляд.

— Значит, я — просто часть плана? Твоего бунта? — прошептала Тарья. — Не поздновато для детских выходок?

Роберт отступил назад. На лице проскользнуло сожаление. Покачав головой, она направилась прочь. Роберт настиг буквально через два шага. Он ухватил за плечи, резковато говоря на ухо:

— Даже не думай, что я сейчас тебя отпущу. Хочешь вернуться на бал — будешь хорошей девочкой, держащейся рядом. Не хочу потом обнаружить тебя с разорванной шеей.

Так и захотелось спросить: «А как насчет разбитого сердца?»

Глава 41

Тарья и Роберт вернулись в бальный зал, но настроение было безнадежно испорчено. Так что они просто стояли среди гостей, время от времени беря какие-нибудь лакомства с подносов, чтобы не обижать хозяев. А потом появились Томас и Руна. Он стал выглядеть еще мрачнее, чем до этого. А она заулыбалась, как сытая лисица, только-только поймавшая добычу.

— Руна согласилась нам помочь, — скупо выдавил Томас. — Чтобы мы могли поскорее добраться до затерянного храма.

— Отлично, — кивнул Роберт. — Хотя я и говорил, что не стоит благодарности.

Его улыбка получилась немного фальшивой. Видно, еще не отошел от разговора с Тарьей. А она сделала вид, что сейчас ее интересует только дальнейшая дорога.

— А это и не благодарность, Ваше Высочество. Мне самой интересно отправиться с вами, — улыбнулась Руна, а потом бросила короткий взгляд на Томаса. — Каждую ночь, от заката до рассвета, сидеть в замке — это слишком скучно.

Тарья поняла, что все-таки улетела в свои мысли, так что переспросила:

— Ты поедешь с нами?

— Не совсем. О ваших лошадях позаботятся в нашей конюшне, не переживайте. А у меня есть методы получше. Побыстрее.

Не прошло и получаса, как собрались на одной из высоких площадок замка. Все уже переоделись в более удобную дорожную одежду. У ограждения по краю, украшенного двумя зловещими скульптурами, сгрудились сумки с вещами. Возле них — сам, как статуя, — уселся Иней.

Тарья поежилась от холодного ветра. Роберт слегка качнулся к ней, будто собрался приобнять за плечи, но в последнюю секунду передумал. Пальцы стиснулись в кулаки, и он взял себя в руки.

— У вампиров нет магии, — сказала Руна, — но наш род всегда был связан с этим замком. Говорят, какой-то древний ритуал. Кровь, темная магия… и особая связь с самим камнем.

Она подошла к краю площадки. Бледные пальцы скользнули по темно-серому камню, погладив уродливую статую по лобастой морде.

Глаза монстра вспыхнули ярко-алым. Этот свет пробежал по каждой мельчайшей трещинке. По массивному телу и мощным лапам, по перепончатым крыльям и длинному чешуйчатому хвосту, по толстым когтям и выпирающим наружу клыкам. Послышался приглушенный гул, будто сам замок завибрировал, просыпаясь. По обеим статуям пробежала легкая дрожь. А потом крылья распахнулись резко, будто стряхивая сон.

— Это же химеры… — испуганно прошептала Тарья, подаваясь назад. — Разве так бывает?

Она помнила небольшие камушки-фигурки. Маги сами активировали их энергией, полностью подчиняя своей воле. Сложный и изматывающий процесс, не каждому под силу. Что уж говорить о девушке-вампире без магии?

— Ты уверена, что справишься? — Роберт тоже засомневался.

Ему пришлось повысить голос. Ведь химеры зарокотали громче, оживая.

— Уже не раз каталась на них! — рассмеялась Руна, закрепляя одну из сумок на спине химеры.

Иней шмыгнул под ноги Тарье, как перепуганный щенок. Впрочем, ее саму бы кто успокоил. Волосы затрепетали на холодном ветру, а глаза широко распахнулись в испуге. В них отразились красные огоньки.

Роберт сжал ладонь Тарьи в своей, успокаивая. Она отдернула руку, бросив недовольный взгляд. Лучше уж химеры, чем его жалость! Тарья подошла к сумкам, решительно подхватывая свои вещи.

— А как с Инеем быть? — заговорила она с Руной. — Ну, с волком… не хотелось бы его оставлять.

— Возьму его с собой и Томасом. У меня опыта точно побольше, чем у тебя.

— Ты уверена, что это хорошая идея? — засомневалась Тарья.

— Я его точно на полпути не уроню. А ты хоть бы сама не свалилась.

Ближайшая химера переступила с лапы на лапу, будто разминаясь. От неожиданности Тарья дернулась. Глубоко вдохнув, она потянулась к каменной морде. Химера никак не отреагировала.

— Они собой не управляют, — напомнила Руна. — Нет ни воли, ни собственных желаний. Даже боли не чувствуют. Так, кусок камня.

Она слегка прищурилась. Видно, отдала мысленный приказ. После чего обе химеры отошли от края площадки, слегка сгибая массивные лапы, чтобы оказаться ниже. Крылья опустились, открывая широкие каменные спины.

Руна и Томас первыми легко забрались на одну из них. Сев впереди, он уверенно взял поводья: похоже, уже летал так раньше. Она посадила Инея с собой, крепко держа его одной рукой, а второй — обняла Томаса со спины. Он на миг прикрыл глаза, чуть слышно вздыхая.

— Еще полчаса понаблюдаешь за ними или, может, все-таки полетим? — язвительный голос Роберта выдернул из оцепенения.

Глава 42

Опомнившись, Тарья обернулась на голос. Торопливый кивок — и она подошла к химере.

Роберт расположился на каменной спине. Он наклонился вбок уверенно, будто всю жизнь объезжал таких монстров.

Тарья и ойкнуть не успела, как почувствовала хватку сильных рук. Они оторвали от земли легко, как невесомую куклу. Щеки полыхнули румянцем. А через секунду Тарья оказалась на спине химеры, чуть теплой, как нагревшийся на солнце камень.

Та шевельнулась, выпрямляя лапы. От резкого движения слегка закружилась голова. Роберт бережно придержал за талию.

Тарье захотелось вырваться, но сейчас это было бы глупо. Как и закатывать сцены в стиле: «Я с этим… хм, принцем… не полечу!»

— Не бойся, — шепнул Роберт на ухо.

Теплое дыхание шевельнуло прядку возле лица. Тарья отвернулась в сторону, глядя на лес, раскинувшийся по склонам. И все равно смущение никуда не делось. Ведь она продолжила спиной чувствовать Роберта позади. А он еще и погладил по волосам, поправляя разметавшиеся пряди.

— Я не боюсь! — возмущенно фыркнула Тарья. — Томаса вон успокаивай, раз в няньку поиграть захотелось!

— Томас уже летал. А ты вся дрожишь, — Роберт провел кончиками пальцев по ее шее.

Химера с Руной и Томасом тем временем оттолкнулась от края площадки. Мощные крылья распахнулись с громким хлопком. Как назло, Тарья вздрогнула. Коротко и зло выдохнув, она начала:

— Неправ…

— Правда, — обрубил Роберт. — Но я рядом, и ничего не случится.

Как только он прошептал это, прижимая ближе к себе, химера завозилась, готовая взлетать. Крылья плавно поднялись, а потом хлестнули воздух. Площадка замка резко ушла вниз, а звездное небо ринулось навстречу.

У Тарьи перехватило дыхание. Сердце ухнуло куда-то вниз, а потом в животе взметнулась стая бабочек. Полет — прямо, как во сне! Тарья инстинктивно ухватилась за каменные шипы на шее химеры, но можно было и не держаться. Роберт и так фиксировал одной рукой за талию, другой сжимая поводья.

Замок быстро остался позади. Издали и с высоты он показался маленьким, совсем игрушечным. Внизу распростерлись скалы и лес. Такие же далекие, как и звезды вверху. Тарья запрокинула голову, взглянув на луну. Она показалась невероятно огромной.

Прохладный ветерок в лицо, мерные взмахи крыльев, волшебство полета — за всем этим даже обида забылась. Расслабившись, Тарья немного откинулась назад, к Роберту.

В ту же секунду Руна выкрикнула:

— Приготовьтесь!

Химеры ринулись вперед, резко ускоряясь. Они буквально пронзили ночной воздух, рассекая его крыльями. В ушах зашумело от ветра. Лес внизу показался сплошной темной мутью.

Тарья коротко вскрикнула, когда их химера ушла вниз.

«Падаем!» — мгновенно оборвалось сердце.

Однако в последний момент полет выровнялся. Лишь каменные лапы, чуть поджатые под тяжелым телом, зацепили макушки деревьев. Химеры понеслись прямиком над лесом.

— Видели бы свои лица! — азартно воскликнула летящая впереди Руна.

— Ты… ты зачем это сделала?! — голос Тарьи предательски дрогнул.

Им обеим пришлось кричать, чтобы перебить шум ветра.

— Мы все ближе к проклятым землям! Лучше не рисковать, если вдруг что!

«Что ты имеешь в виду?!» — захотелось спросить Тарье.

Вот только химера с Руной и Томасом еще быстрее ринулась вперед. Не услышали бы, хоть голос сорви.

Летя над лесом, химеры стали постепенно подниматься по склону. Замок Руны и Эйрика скрылся далеко позади.

«Интересно, а как мы узнаем, что уже на землях с особой магией?» — подумала Тарья.

В лицо резко ударило ледяным ветром. Она чуть не взвизгнула от неожиданности: показалось, что в кожу вкололись сотни колючек. Только потом Тарья поняла, что это снег. Мелкая противная сечка. Взявшаяся, как из ниоткуда, она запорошила все вокруг. Среди белого марева что-то мелькнуло.

— Что это?! — послышался голос Роберта сквозь шум ветра.

Химера под ними резко метнулась вбок. Вовремя. Ведь воздух прошило потоком пламени. Странного. Ярко-бирюзового и даже на расстоянии обжигающего холодом.

Донеслось ругательство Томаса: его и Руну атаковало нечто подобное. Химеры яростнее ринулись вперед сквозь снежное марево и сполохи странного огня. Еще несколько таких пронеслось мимо. Только чудом не зацепило.

— Что это за магия?! — выкрикнула Тарья. — Кто… кто на нас нападает?!

Она оглянулась на Роберта. Он напряженно сощурился, вглядываясь в метель. Ее прошил новый комок ярко-бирюзового огня.

— Держись крепче! — скомандовал Роберт.

Он вскинул руку. Из нее вырвался шар темной энергии. Однако ледяное пламя с легкостью поглотило его.

Следом оно ударило прямиком в химеру. Секунда — и каменное крыло обросло кристаллами льда. Она бесполезно дернулась, переворачиваясь в воздухе… а потом рухнула навстречу скалам.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 43

Падая, химера кувыркнулась в воздухе. Вскрикнув, Тарья вцепилась в толстые шипы. Шероховатый камень оцарапал ладони. Наверняка упала бы, если бы не Роберт, крепко схвативший за талию.

— Нужно сбить лед! — выкрикнул он.

Тарья не успела даже кивнуть. Только сжала шипы изо всех сил, пока химера тщетно пыталась выровнять полет. Роберт отпустил, чтобы взмахнуть рукой. Из нее вырвалась волна темной магии. Она врезалась в кристаллы льда на крыле. Звон, как от разбитого окна, — и осколки брызнули во все стороны.

Тарья с тонким вскриком пригнулась, зажмуриваясь. А Роберт склонился сверху, накрывая собой.

— Спускаемся! — сквозь шум ветра донесся голос Руны.

Прищурившись, Тарья обернулась на звук. Сквозь метель она увидела, как чужая химера спикировала к деревьям. Роберт сильнее сжал пальцами поводья, готовясь последовать примеру. Ледяной ветер ударил в лицо, отбрасывая назад волосы.

Еще минута — и приземлились бы.

Словно чувствуя это, сполохи ледяного огня стали чаще. Они возникали из ниоткуда, проносились мимо, заставляли лавировать на бешеной скорости…

Резкий толчок снизу.

Ярко-бирюзовая вспышка ударила химеру в живот. Отколовшиеся куски камня полетели вниз. А лед сковал лапы, переходя и на крылья.

Роберт коротко выругался. По руке пробежала черная молния.

Поздно.

Химера уже потеряла равновесие. А отовсюду посыпались новые сгустки холодного огня, покрывая льдом и разбивая камень.

Все произошло так быстро, что Тарья не успела даже обернуться на Роберта. Просто поток ветра стал невыносимо сильным. Захрустели ветки, ломаясь под падающей химерой. А потом огромное каменное тело разлетелось на куски от удара.

Правда, этого Тарья уже не увидела. Глухая боль обожгла затылок. В ушах оглушительно зазвенело, и все ухнуло в темноту…

Первое, что почувствовала Тарья, — невыносимый холод. Тело мелко задрожало.

«Никакой боли. Странно», — подумала она, вспомнив о падении.

А потом осознала, что в глаза бьет свет. Тарья резко распахнула веки. Над ней раскинулось серое небо, к которому тянулись ветки деревьев. Все до единой — покрученные и черные, давным-давно мертвые.

Нахмурившись, Тарья села на земле. Точнее, на снегу. Он гладко застелил лес. Ни единого следа.

«Где я? Это ведь не скалы. И лес… такой мертвый», — Тарья сжала пальцами виски.

Тишина. Гнетущая, абсолютная. Даже собственное дыхание показалось оглушительным.

Рвано выдохнув, Тарья встала. Плащ где-то потерялся, и она отряхнула темное платье. За счет разрезов по бокам снег нацеплялся не только на него, но и на облегающие брюки.

Тарья побрела наугад. Вскоре на глаза попался небольшой охотничий домик. Дверь осталась распахнута, и внутрь нанесло снега. Скопившись у входа, он не смог скрыть брошенное оружие. Несколько луков, рассыпавшиеся по полу стрелы, поржавевший меч… рядом в пол въелось что-то темно-бурое, подозрительно напоминающее засохшую кровь.

Вскинув ладонь к лицу, Тарья бросилась прочь. Сердце забилось невыносимо быстро, отдаваясь пульсом в ушах. Увязая в снегу, она за что-то зацепилась сапожком и упала. Тарья завозилась в попытке встать на ноги. Платье зацепилось за корявую ветку, валяющуюся в снегу. От паники на глаза навернулись слезы.

— Роберт! Томас! Кто-нибудь! — закричала Тарья.

Ее крик разнесся звонко и далеко-далеко.

Позади послышалось тихое поскрипывание. Шаги по снегу.

Вдоль позвоночника побежали колючие мурашки, и Тарья резко перекатилась на спину. В паре шагов замерла незнакомка. Она посмотрела хищно и пристально. В больших темно-синих глазах — ни капли жалости. На бледном лице — высокомерие и отстраненность. А надменной осанке позавидовала бы любая королева.

На платье из темно-синего бархата поблескивала вышивка в виде созвездий. По плечам и груди стекали черные волосы, в которых сверкали крохотные серебристые звезды.

— Догадалась, кто я? — с тенью издевки поинтересовалась незнакомка.

Из-за деревьев выскользнула белая кошка. Она легким прыжком забралась на руки хозяйке, сворачиваясь на них клубочком. Так стали видны пятнышки пыли на шерстке. Совсем, как узор кратеров на луне.

«Все, как в легендах», — у Тарьи тревожно замерло сердце.

А с губ едва слышно слетело облачком пара:

— Нокта.

Глава 44

— Темная богиня, — немного помедлив, добавила Тарья.

Хотя в легендах было еще много определений. Богиня ночи и создательница любой нечисти: от безобидных фей-цветочниц до кровожадных вампиров. Покровительница порока, зла и коварства. Сама темная магия во плоти.

— Какая умная девочка, — хищно усмехнулась Нокта.

Она почесала кошку за ухом. В глаза бросились острые когти на тонких длинных пальцах. Нокта спустила любимицу на землю, подходя ближе.

Бледность казалась неестественной, почти прозрачной. На руках и шее выразительно просвечивались ниточки вен.

— А знаешь, что это за место? — Нокта протянула руку, предлагая помочь.

С опаской покосившись на изящную ладонь, Тарья встала сама.

— Н-нет, — голос предательски дрогнул.

Нокта довольно улыбнулась, чуть приподняв подбородок. Взгляд — сверху-вниз, из-под длинных ресниц — нехорошо блеснул, словно ей понравился страх.

— Однажды наш принц повстречал одну девушку. Так, считай, жалкую букашку — элсийскую рабыню Сайну. У них не было шансов. Только Роберт уж очень упрямый. Он захотел заполучить ее любой ценой. Так же, как хозяин решил не отдавать. И попросту убил бедняжку, после чего спокойно поехал на охоту вместе с охраной и прислугой… — она с хищной усмешкой посмотрела на охотничий домик. — Хочешь знать, что было дальше?

Взгляды встретились, и Тарья поспешно посмотрела куда-то в сторону. Пальцы нервно переплелись.

Нокта оказалась рядом в одно мгновение. Она резко схватила за горло, и острые когти до боли оцарапали кожу.

Тарья испуганно и рвано вдохнула. Показалось, еще немного — и Нокта оторвет от земли, как безвольную куклу.

— Отвечай, когда с тобой говорит богиня, — темные глаза зло прищурились. — Он же не рассказывал тебе об этом? По крайней мере, в подробностях.

Тарья упрямо поджала губы, но хватка на шее стала еще ощутимее. Кончики когтей вкололись в кожу. Выступили маленькие капельки крови.

— Не рассказывал, — выдавила Тарья.

Прозвучало настолько тонко и жалко, что Нокта рассмеялась. Зло, издевательски, ядовито. Отпустив, она напоследок толкнула так, что чуть не повалила обратно в снег. Нокта отошла в сторону, ведя кончиками пальцев по мертвым деревьям. Каждый шаг — сама пластичность, как у танцовщицы.

— Роберт настиг их здесь. Чуть коня не загнал, так спешил. Мальчишка, — короткий смешок прозвучал одновременно ехидно и тепло. — Они сцепились прямо здесь, возле этого домика. Роберт атаковал магией… и потерял контроль.

— И что дальше? — пробормотала Тарья, сама боясь ответа.

Нокта прикрыла глаза, предаваясь приятным воспоминаниям.

— О, это было красиво. Абсолютная тьма. Она пронеслась, как ураган, сметая и уничтожая все на своем пути. Убивая каждого, — промурлыкала она с довольной улыбкой на губах. — Прошло столько времени, а здесь до сих пор не растет ни единая травинка, не поет ни единая птица. А люди обходят это место стороной. Как и Роберта, зная, что он все королевство может превратить в такую же безжизненную пустошь…

— Так вот, почему отец тогда отправил его подальше, на юг Рении, — прошептала Тарья.

Она невольно приложила ладонь к груди, к бешено колотящемуся сердцу.

— Именно, — кивнула Нокта. — Боялись, что если Роберт не отвлечется, то его сила вырвется из-под контроля снова.

Сбросив оцепенение, Тарья запальчиво шагнула вперед.

— Точнее, его проклятие! И он избавится от него! — она дерзко вскинула подбородок.

Нокта улыбнулась, как наивному ребенку. Она погладила по щеке, и от странной жалости стало жутко. Даже страшнее, чем от когтей, скользящих по коже и готовых оцарапать в любую секунду.

— Откажется от такой силы? Зачем? Ради тебя, что ли? Глупая девчонка, — Нокта покачала головой, а потом лицо резко ожесточилось. — Запомни одно! Ты — просто безродная воровка. А он — принц. К тому же, станет величайшим темным магом, как только примет мои правила игры. Ты никогда не будешь ему ровней. Только игрушкой. А попробуешь путаться под ногами, я лично уберу тебя с дороги. Это сейчас мы — в иллюзии. А в реальности расправиться с тобой… дело двух секунд.

Тарья отшатнулась. Инстинктивно она попробовала использовать магию. Глухо. Похоже, иллюзия — целиком во власти Нокты. Дыхание сбилось, а глаза широко распахнулись от страха. Тарья неосознанно попятилась.

— Испугалась, детка? — усмехнулась Нокта. — Не переживай, пока все идет по плану. По моему плану. Ты же не знаешь, зачем Роберт на самом деле ищет затерянный храм?

— Чтобы снять проклятие…

— А ты спроси его еще разок. Может, постыдится врать в глаза.

Тарья собралась возмутиться, встать на защиту Роберта. Однако перед глазами поплыло, и все вокруг снова погрузилось во тьму.

Глава 45

Тарья глухо застонала, почувствовав, что ее трясут за плечи. От движения виски прострелило болью. Как сквозь воду, донеслись приглушенные голоса.

— Она приходит в себя!

— Наконец-то… я уже думал, что целительская магия не сработала. Хотя высота была не такая уж и большая…

— Тарья! Тарья, ты слышишь меня?

Морщась от боли, Тарья приоткрыла глаза. Голова немного закружилась, но потом все прояснилось. Оказалось, что Роберт держит на руках. Он немного суетливо отвел с лица Тарьи растрепавшиеся прядки.

— Ты как? — в голосе послышалось искреннее волнение.

— Наверно, ударилась головой, — она недовольно отвернулась. — Все в порядке.

Стараясь не пошатнуться, Тарья встала на ноги. Роберт вскочил, придерживая за талию. Пришлось смерить его ледяным взглядом, чтобы убрал руки.

— Тогда давайте поторопимся, — Томас подошел ближе. — Нужно найти, где переждать непогоду. Похоже, дальше будет только хуже.

Он поправил капюшон на голове, зажигая над ладонью небольшой белый огонек. Он почти затерялся в мельтешении снега. Ветер усилился, и стало еще холоднее. И темнее. Иней прижался поближе к Тарье, глухо зарычав в сторону деревьев.

— Может, здесь тоже есть какие-то пещеры, — Руна осмотрелась по сторонам, и красные глаза слегка блеснули. — Нужно разделиться и поискать.

Роберт кивнул, но добавил:

— Держимся парами. Мало ли, какая нечисть здесь может водиться. Да и защитная магия тут, похоже, мощная.

Он пнул камень под ногами. В свете магического огонька Тарья увидела, что это обломок от химеры. Похоже, обеих уничтожило местной защитной магией.

Новый порыв ветра напомнил, что нужно спешить. Тарья поплотнее запахнула плащ. Здесь, вне иллюзии Нокты, он по-прежнему остался на плечах.

Роберт зажег магический огонек над ладонью, освещая дорогу. Разобравшись, кто куда пойдет, разбрелись в разные стороны.

Тарья вздохнула, подумав, что лучше бы отправилась с Томасом. Да даже с Руной! Та загрызла бы, если что, — и дело с концом! А на Роберта смотреть не хотелось: сразу вспоминались его жесткие и расчетливые слова про женитьбу.

Какое-то время шли молча. Только гудел ветер, и поскрипывал снег под ногами. А потом Роберт спросил:

— Как ты? Ничего не болит? Томас подлечил тебя, но ты не сразу очнулась.

Тарья замерла. Она сжала пальцы в кулаки так, что ногти до боли вкололись в ладони. Глаза предательски защипало, и пришлось зажмуриться. Чтобы не послать Роберта с его заботой куда-нибудь подальше, Тарья набрала побольше воздуха и выпалила:

— Зачем тебе затерянный храм? Только честно!

Повисло тяжелое молчание. Она с опаской приоткрыла глаза.

Роберт замер в паре шагов впереди. Весь силуэт, очерченный слабым магическим светом, — напряженный, будто каменный. Каждое слово — отрывистое, настороженное:

— Почему ты спрашиваешь?

«Нокта говорила правду: он мне врал», — поняла Тарья.

— А почему ты скрываешь?! — она возмущенно шагнула вперед.

Роберт повернулся, смерив внимательным взглядом. Магический огонек повис на уровне лиц. На них заиграли тени. Роберт скрестил руки на груди. Брови слегка приподнялись. На лице — безмолвный вопрос.

— Когда я была без сознания, то видела Нокту, — Тарья смело посмотрела в глаза.

Роберт недовольно поджал губы.

— И ты ей поверила.

— А не нужно было? Давай, скажи, что не обманывал меня! — с вызовом выпалила она.

В голосе зазвенела надежда. Вздохнув, Роберт отвел взгляд.

— Я не мог рассказать все первой встречной.

— Так расскажи сейчас! — Тарья порывисто ухватила за запястье, но потом опомнилась и отдернула руку. — Или ничего особо не изменилось? Может, я и сейчас первая встречная?

Роберт посмотрел долго и пристально. С сомнением, будто решаясь. Тарья затаила дыхание в ожидании, а он резко отвернулся со скупым:

— Пошли. Метель усиливается.

— Да иди ты!.. — обиженно крикнула она вслед. — Сам иди!

Иней как раз заинтересовался тропкой, петляющей среди деревьев. Тарья взмахнула рукой. Над ней вспыхнул собственный магический огонек. Снег заскрипел под торопливыми шагами. Тарья поспешила за Инеем.

— Тарья! — Роберт бросился следом.

Она вовремя развернулась, не давая схватить себя за локоть. Тарья быстро открыла свою сумку, доставая магическую страницу. Пальцы зло смяли пожелтевшую от времени бумагу. Во взгляде вспыхнул вызов.

— Подавись своей страницей! — Тарья бросила комок Роберту под ноги. — А я разберусь со всем и сама!

Глава 46

В первые минуты, когда бежала по лесу, не разбирая дороги, Тарья еще слышала треск веток и скрип снега за спиной. А потом все стихло.

Остался только парящий в воздухе огонек магии и мчащийся впереди Иней. Он явно что-то почуял, время от времени приникая носом к тропинке. Так что Тарья решила ему довериться.

«Все равно больше никому доверять нельзя! — зло подумала она, рукавом вытирая мокрые от слез щеки. — Ничего! Пережду где-нибудь снегопад и пойду обратно! Неважно, как, но до дома доберусь! А этот… пусть сам разбирается со своей книгой, будь она неладна!»

В лицо бил холодный ветер, и казалось, кожа вот-вот покроется ледяной коркой. Всхлипывая, Тарья то и дело спотыкалась. Притрушенные снегом, покрытые корягами, испещренные трещинами скалы — то еще испытание. Приходилось постоянно хвататься за шершавые стволы, еле-еле поспевая за Инеем.

Наконец деревья расступились. Впереди показалась небольшая полянка. Посреди — бревенчатый домик с темными окнами.

Подбежав, Тарья постучала в дверь.

— Есть здесь кто-нибудь?!

Тишина.

Иней вскочил на деревянный порог, сам наваливаясь лапами на дверь. Она податливо открылась.

Послав вперед магический огонек, Тарья опасливо зашла внутрь. Вспомнился совсем другой охотничий домик: из иллюзии Нокты. Однако это место оказалось уютнее. Возле очага — сухие дрова, на плетенном кресле — забытая кем-то ажурная шаль, на полке — мешочки с травами и солью для готовки.

— Ну, что ж. Переждем здесь, — Тарья слабо улыбнулась, потрепав Инея по голове.

Он лизнул ладонь. Видно, постарался подбодрить. В попытке отвлечься от мыслей о Роберте Тарья занялась делом. Вскоре в камине начал весело потрескивать огонь. Повеяло дымом и огнем. Она сбросила плащ и отыскала на полочке мешочек с сушеными фруктами. Захватив их, Тарья устроилась в кресле и накинула на плечи ажурную шаль.

Иней подошел ближе. Он с любопытством потянулся к сладостям.

— Ты такое не ешь! — рассмеялась Тарья.

Иней шумно выдохнул, прижав уши. С унылым видом он поплелся к двери, оглянувшись. Пришлось выпустить. Иней сразу принюхался, и в глазах появился хищный охотничий азарт. Минута — и белый волчий силуэт скрылся между деревьев.

Поплотнее запахнув шаль на груди, Тарья замерла на пороге. Среди темноты и метели сверкнули ярко-зеленые глаза. Явно какая-то нечисть. С губ сорвался испуганный вздох. Тарья шарахнулась назад.

— Иней! — позвала она дрогнувшим голосом.

Того и след простыл. Тарья заскочила в дом. Руки мелко затряслись от спешки, когда она схватилась за засов. Перед тем, как дверь захлопнулась, успело ударить сильным порывом ветра. Огонь в камине дернулся, и комната мгновенно погрузилась в темноту. Остались только слабо-слабо тлеющие угли. В их тусклом свете Тарья увидела знакомый силуэт в углу.

— Роберт? — одними губами спросила она. — Как ты здесь…

В горле мигом пересохло. Ведь в движениях Роберта появилась особая опасная пластичность. Он медленно направился через комнату. Все ближе и ближе, словно загоняя добычу в ловушку.

— В кладовой есть вторая дверь. Ты даже не проверила. Глупая девчонка, — от злости голос стал звучать ниже, грубее.

«На той двери ведь тоже был засов, — мелькнуло в голове. — Магией сломал, значит?»

Тарья прерывисто выдохнула. По телу — легкая дрожь, по коже — мурашки. Сердце застучало часто-часто. И все-таки Тарья нашла в себе силы махнуть рукой в сторону двери.

— Если пришел обзываться, на выход! Я вернусь домой и сама!

Фыркнув, Тарья демонстративно отошла в сторону. Повернулась спиной.

В тот же миг Роберт оказался позади. Он резко запустил пальцы в волосы на затылке, жестко сжимая.

«Он никогда не вел себя так! В чем дело?» — испугалась Тарья, едва не сорвавшись на вскрик от неожиданности.

Роберт силой заставил запрокинуть голову. Сухие и горячие, как в лихорадке, губы скользнули по шее. Он рвано и жадно вдохнул аромат кожи, прикоснувшись носом к пульсирующей жилке. Так по-звериному, что Тарья невольно вздрогнула. Щеки запылали румянцем. Захотелось возмутиться, отскочить, но тело оцепенело, стоило услышать вкрадчивый шепот. Ведь в голосе Роберта появились опасные рокочущие нотки:

— А кто тебя отпустит? Думаешь, тебе сойдет с рук то, как ты ведешь себя с принцем?

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 47

Тарья попыталась ускользнуть, но Роберт, стоя за спиной, лишь сильнее сжал ее волосы. Сердце екнуло. Не только от волнения, но и от легкого испуга.

— Ты же не любишь, когда тебе напоминают, что ты — принц, — Тарья попыталась улыбнуться, но получилось нервно.

— Да что ты можешь обо мне знать? Власть — это не просто корона и трон. Это возможность сделать все, что я пожелаю. А со своей магией… я могу хоть захватить всю Талвию, если ты будешь упрямиться со мной, — Роберт с нажимом провел ладонью по талии, властно обнимая. — Чтобы мои воины притащили тебя в цепях, бросив мне под ноги.

— Что за глупые шутки, Роберт? Пусти меня! — дернулась Тарья.

Она сумела вырваться. Роберт тут же налетел снова. Один взмах его руки — и угли в камине окончательно погасли. Полная темнота. В ней Роберт толкнул к стене.

Тарья пошатнулась, не то падая, не то садясь на стоящий рядом сундук. Она попыталась вскочить. Однако Роберт уже оказался рядом. Тарья даже не увидела это. Почувствовала. Услышала горячее злое дыхание. Ощутила, как он уперся ладонями в бревенчатую стену, отрезая пути к отступлению.

— А это не шутка, — прорычал Роберт. — Просто стоит мне так пожелать — и от твоего любимого города — от древнего Линнойта — не останется камня на камне. Так же, как ничего не останется от любого, кто встанет у меня на пути. И плевать, если это будет твой друг-вор Лис или твои родители. Я заберу тебя. Из руин. К себе. В самую защищенную магией башню замка, чтобы никто и никогда не нашел.

— Замуж тоже в кандалах возьмешь?! Прямо в первый день? — нервно выкрикнула Тарья.

Она обеими ладонями толкнула его в грудь. Запястья тут же оказались в жесткой, почти болезненной хватке. Роберт вздернул их вверх, прижимая к стене.

— А зачем? Игрушка из тебя тоже будет неплохая, — зло прошипел он, рванув платье.

Ткань громко треснула. Тарья забилась в хватке Роберта. Чудом удалось высвободить запястья. Он сгреб так грубо, что на коже наверняка остались синяки.

Вскрикнув, Тарья толкнула его изо всех сил. Магия откликнулась почти инстинктивно. Тихий треск — и по ладоням пробежали разряды. Они немного отбросили Роберта.

Он зашипел, как разъяренный хищник. В темноте вспыхнули болотно-зеленые глаза. Без зрачков.

«Как у темнодуш», — пронеслась мысль.

А следом вспомнились легенды о том, что темнодуша по воле хозяйки — Нокты — может принять любой облик. Например, беззащитного ребенка в лесной чаще, чтобы заманить в болота, или изможденного путника, чтобы напроситься на ночлег, а потом погубить всю семью.

Тарья внутренне похолодела, едва слышно шепча:

— Ты — не Роберт…

Она медленно встала с сундука, отступая назад. Вот только за спиной оказалась лишь стена. Тарья вжалась в нее лопатками, метнувшись взглядом в полную темноту.

«Сколько шагов до двери? Успею или эта тварь перехватит раньше?» — лихорадочно заметались мысли в голове.

— З-с-сначит, больш-ш-ше не нужно прятатьс-с-ся… — прошипела темнодуша.

Зеленые огоньки в темноте погасли. Тарья испуганно вскинула руку. Магический шарик повис в воздухе, давая хоть немного света.

Оказалось, что «Роберт» просто прикрыл глаза. Весь облик подернулся рябью. Фигура вытянулась, становясь непропорциональной, высокой и долговязой. Темная одежда сменилась бурой шерстью, красивое лицо — пугающей мордой темнодуши, изящные руки — вытянутыми ладонями с длинными когтями. На голове появились ветвистые рога, а открывшиеся глаза приглушенно засветились болотной мутью.

Тарья почувствовала, как увязает в этом нечеловеческом взгляде. По телу растеклась болезненная слабость. В ушах въедливо зазвенело.

«Не смотрите в глаза! Иначе вытянет жизненную энергию», — вспомнились слова Роберта о темнодушах.

Тарья резко зажмурилась. Пара вдохов-выдохов — и отпустило. В голове прояснилось.

Скрипнула половица. Похоже, темнодуша бросилась вперед. Тарья среагировала раньше, чем открыла глаза. Резкий жест — и сфера темной магии прорезала воздух. И растворилась, едва коснувшись темнодуши.

Та зло зашипела, бросаясь на Тарью. Длинная рука взметнулась в воздух. Черные когти мелькнули прямо перед глазами.

Тарья пригнулась в последний момент. Когти вонзились в деревянную стену, как в масло. Темнодуша зло задергалась, чтобы их высвободить. А Тарья бросилась к двери, рывком открывая засов.

Глава 48

Роберт сразу бросился за Тарьей. Хотя ее фигурка в темном плаще быстро потерялась в темноте и метели. Лишь продолжил мелькать между деревьев крохотный магический огонек.

«Только бы не выпустить его из виду!» — подумал Роберт.

Он споткнулся о корягу. Новый порыв ветра ударил в лицо, бросая горсть снега. Вконец разозлившись, Роберт вскинул руку. Сковать магическими путами — и дело с концом! Лучше так, чем Тарья в темноте свалится в какое-нибудь ущелье или попадется в лапы нечисти.

— Несносная девчонка, — сквозь зубы прорычал Роберт. — Никакого инстинкта самосохранения.

Магия потекла к кончикам пальцев.

Слишком быстро. Слишком горячо. Слишком… сильно.

Роберт понял это в последний момент. По ощущениям, по венам хлынул концентрированный гнев, темный и обжигающий. Вместо гибких черных нитей на пальцах затрещали мощные молнии. Смертельные.

Роберт резко отвел руку в сторону. Толстая молния прошила воздух, ударяя в камень. Он разлетелся на крохотные кусочки, как хрустальная ваза.

Роберт коротко выругался. По телу пробежала мелкая дрожь. Магия забурлила, требуя выхода. Роберт стиснул зубы, глухо зарычав от усилия. От напряжения поплыло перед глазами. Горячо застучало в висках. Он упал на колени, упираясь ладонями в снег, но не чувствуя холода.

«Нет, нет, нет… — как заклинание, повторял Роберт про себя. — Только не это. Она еще слишком близко».

Магия ринулась наружу, не спрашивая разрешения. Он упал на снег, сжимаясь в комок, будто пытаясь сдержать ее… но уже без толку. Она волной прокатилась вокруг. Затрещали молоденькие деревца, переламываясь, как тоненькие прутики. Заскрипели толстые стволы. Роберт сразу понял, что наутро вечнозеленые сосны превратятся во что-то вроде скелетов, а вокруг воцарится мертвая тишина без единого птичьего голоса.


***

Тарья рывком сдвинула засов. За спиной раздалось яростное шипение, когда она дернула дверь, чтобы выскочить наружу. В лицо ударил ледяной ветер. Он насквозь продул платье. Тарья бросилась прочь. Уже на ходу она обернулась. Темнодуша появилась в дверном проеме.

Тарья направила шарик магии в дверь, чтобы та захлопнулась. Однако она лишь качнулась на навесах.

«Это все равно не задержало бы ее», — мелькнула мысль.

Оглядываясь на темнодушу, Тарья и не заметила, как врезалась в кого-то. Буквально впечатанная в горячее крепкое тело, она подалась назад с испуганным вскриком. На плечи уверенно легли сильные руки. Тарья запаниковала, и Роберт встряхнул ее, чтобы вернуть в реальность.

— Тарья! — слегка наклонившись, он требовательно посмотрел в глаза. — Что случилось?! Что ты увидела?

— Пусти меня!

«Вдруг это опять ловушка?!» — от ужаса на глаза навернулись слезы.

Тарья забилась, осыпая его беспорядочными ударами. Он силой притянул к себе, пеленая объятьями. Так, чтобы она смогла лишь дрожать и всхлипывать в его руках.

— Тише, тише, — Роберт прижался губами к ее волосам. — Это я. Все хорошо.

Тарья спрятала лицо у него на груди. Пальцы скомкали складки темного плаща. Первые эмоции схлынули. Теперь остались только рваное дыхание и редкие всхлипы.

Роберт мягко отстранил Тарью. Он снял плащ, набрасывая ей на плечи с мягким:

— Пойдем в дом.

— Что?! Ты не видел, что ли?! — она вскинула перепуганный взгляд. — Там… там была темнодуша!

Впрочем, когда заглянули в дом, оказалось, что темнодуша уже сбежала. Тарья вздрогнула, кутаясь в плащ, когда Роберт заглянул в кладовую.

— Никого, — заключил он.

За спиной послышался шорох. Тарья едва не подскочила на месте, резко оборачиваясь. Иней. Он замер на пороге, сыто облизываясь, но глядя немного виновато.

Тарья на миг прикрыла глаза. С губ сорвался вздох облегчения.

Роберт закрыл дверь, задвигая засов.

— Прости, что нашел тебя так поздно. Магия… — пальцы стиснулись в кулаки в бессильной злости. — Вырвалась из-под контроля.

Тарья отстраненно кивнула. Она стянула с плеч плащ, перекидывая через подлокотник кресла.

Роберт поймал ее ладонь. Тарья неохотно подняла голову, и взгляды встретились. Он внимательно посмотрел на нее, негромко приказывая:

— Рассказывай, что произошло.

Тарья закусила губу. Стало неловко, и на щеках разгорелся румянец стыда. Роберт огладил пальцами контур лица, а потом поправил порванное на плече платье.

— Я жду, Тарья.

— Темнодуша сначала приняла человеческий облик, — с губ сорвался тихий вздох. — Твой.

Глава 49

Роберт выслушал молча. Он потянулся было утешить Тарью, привлечь к себе, но она отстранилась. Только зябко поправила вязанную шаль на плечах и отошла к очагу. Отблески огня заиграли на лице, заплясали в голубых глазах.

— Проклятие не оставит тебя в покое, — наконец заговорила Тарья.

Роберт подлетел к ней одним движением. Схватить, развернуть к себе, заглянуть в глаза — почти невыносимая потребность. Только бы не смотрела так подавленно.

От резкого движения шаль слетела с плеч Тарьи. Роберт скользнул взглядом по хрупкой фигурке, подчеркнутой темным платьем. Такая изящная, уязвимая. Кончики пальцев практически заныли от желания поправить разорванную ткань на плече, чтобы доказать: все позади.

Похоже, Тарья заметила взгляд. На щеках заиграл румянец, а губы чуть приоткрылись. Так приглашающе, что у Роберта помутилось в голове. Не сдержавшись, он ухватил Тарью за плечи.

— Я разрушу его! Мы доберемся до затерянного храма, все изменится, и мы будем вместе.

Слова сорвались с губ сами собой. Не совсем правда.

Подумав об этом, Роберт тихо вздохнул. Пальцы разжались. Отведя взгляд, он бережно поправил прядь волос Тарьи. Она попыталась ускользнуть, а на губах заиграла горькая усмешка.

— А кто сказал, что я этого хочу? Кажется, ты забыл спросить об этом. Или наследник Рении слишком привык получать все, что пожелает?

Тарья сдернула плащ с крючка на стене. Увидев, как плотная ткань ложится на хрупкие плечи, Роберт вновь сорвался. Он схватил за запястье, толкая к стене. Так, чтобы не вырвалась, оказавшись между ладонями, упертыми в бревна. Роберт наклонился, прорычав:

— И тебя я тоже получу! Заберу с собой, и ты выйдешь за меня. Какой бы ревнивой собственницей ни была темная богиня, тронуть мою жену она не посмеет!

Тарья слегка вздрогнула.

«Она еще напугана», — отдернул себя Роберт.

Он склонился к ее уху, искушающе выдыхая:

— Ты все равно станешь моей…

Короткий поцелуй в шею — и Тарья сама подалась навстречу. Роберт придержал ее за талию, целуя уже в губы. Долго, чувственно, сладко.

Тарья прогнулась в спине, растворяясь в его объятьях. Тонкие пальцы зарылись в волосы, слегка ероша. Ресницы задрожали, на щеках ярко расцвел румянец.

Тарья внезапно напряглась. Она уперлась ладонями в плечи Роберта, отталкивая.

— Отпусти меня! Я ухожу! — она вскинула подбородок.

В глазах загорелся дерзкий огонь. Тарья ринулась было прочь, но Роберт поймал ее за руки.

— С ума сошла? — зло выпалил он. — Одна через лес, где еще бродит эта нечисть?

— Да лучше погибнуть, чем стать твоей женой! — рванулась Тарья.

Из-за двери донеслись голоса и шум. А потом ее попросту выбили. С пола поднялось облако пыли. На пороге же оказалась целая шайка головорезов.

Роберт быстро окинул взглядом оружие. Мечи, арбалеты, кинжалы — все недорогое, старое. Похоже, обычные разбойники. Вот только главарь, у которого всю щеку перечеркнул шрам, прищурился, будто нашел именно тех, кого искал.

— Вот они где! Попались!

Роберт выступил вперед, закрывая собой Тарью. Он схватился за меч, готовый обнажить оружие в любую секунду. Заметив этот жест, разбойники среагировали мгновенно. Слаженный свист стали — и десяток блеснувших клинков.

— Что вам нужно? Деньги? — ледяной тон Роберта сочился презрением.

— А может, девка твоя? — ухмыльнулся один из разбойников. — Скучно было сидеть и вас ждать!

Он окинул Тарью скабрезным взглядом, отчего та сжалась. Роберт среагировал мгновенно. Почти на инстинкте. На ладони вспыхнул шар черного огня. Он метнулся в разбойника, попадая в живот, заставляя скорчиться от боли.

Для остальных это послужило сигналом. Они ринулись вперед, как свора собак — на кость. Роберт отбил замах одного клинка, рывком повернулся к другому, тут же парировал удар третьего… Все движения — стремительные, отточенные.

Только сердце зашлось непривычно быстро. Ведь Тарья замерла позади. Она стала спина к спине, чтобы прикрывать магическими ударами, и Роберт почувствовал ее напряжение.

«Она так напугана. Не нужно было, вообще, отпускать ее сюда!» — со злой досадой подумал он, отбивая очередной удар. И сам не понял, откуда внутри столько волнения за эту девчонку.

Глава 50

Тарья вскинула ладони. Из каждой вырвалось по сфере черной магии. Они ударили по разбойникам, заставляя их замешкаться на пару секунд.

Правда, от остальных это не спасло. Тарья сбилась со счету, сколько их в шайке. Не меньше десятка точно. И все — на двоих, если не считать Инея. Он бросился на одного из головорезов, повалив на пол. Лязгнули клыки, но разбойник успел оттолкнуть.

Роберт ранил другого противника и уже замахнулся, чтобы добить. В этот момент третий полоснул мечом по плечу. Совсем царапина, но у Тарьи внутри все оборвалось. Вскрикнув, она развернулась, чтобы магией отбросить разбойника. Открылась. Подставилась.

На талии медвежьей хваткой сомкнулись чьи-то волосатые руки. Разбойник легко оторвал от земли, как фарфоровую куколку.

Тарья принялась извиваться, пытаясь заехать локтями. Один раз даже получилось. Хватка разжалась, но Тарья не успела толком порадоваться. Ведь к горлу прижалось холодное лезвие кривого ножа.

Заметив это, Роберт замер.

— Не двигаться! — гаркнул главарь. — Или ей конец!

Один его кивок — и двое разбойников отобрали оружие. Роберт сцепил зубы, с трудом держась, чтобы не воспротивиться. Даже, когда заломили руки за спину.

— Что вам нужно? — прорычал он.

— Страница. Отдадите по-хорошему — и отпустим. Может быть, — главарь ухмыльнулся, глянув на Тарью.

Роберт закрыл глаза. Кивнув, он выдавил:

— Хорошо.

— Ну, так где она?! — поторопил тот, кто держал Тарью, и нож слегка царапнул кожу. — Мираж не отдаст вторую половину денег, пока не получит ее!

Роберт даже глазом не моргнул, ровно сказав:

— В сундуке. Под магической ловушкой. Только я могу ее открыть.

— Врешь, — прищурился главарь.

Он широким шагом подошел ближе, сверля недоверчивым взглядом. Роберт, не обращая внимания на хватку разбойников, равнодушно дернул плечами.

— Можешь проверить. Если тебе руки лишние, — усмехнулся он.

Правда, тут же поплатился за дерзость. Главарь зло засадил кулаком в живот. Роберт закашлялся, согнувшись. Разбойники тем временем отпустили, напоследок толкнув к сундуку.

— Давай, — скомандовал главарь. — Быстро! И никаких сюрпризов, иначе быстро твою девчонку…

Будто восстанавливая дыхание, Роберт коснулся небольшого амулета на шее. Тарья только сейчас его заметила. Она нахмурилась, пытаясь вспомнить, на каком этапе он появился. А камушек коротко сверкнул.

После этого Роберт, как ни в чем не бывало, открыл сундук. На пол полетели какие-то тряпки, одна за другой.

Заскучал даже разбойник, держащий Тарью. Она с наслаждением вдохнула поглубже, почувствовав, что острое лезвие больше не прижимается вплотную к коже.

— Ну, и где она? — с подозрением прищурился главарь.

— Да сейчас, где-то здесь… — приподымая старенький плед, проворчал Роберт.

А потом он выпрямился одним движением. Молниеносный взмах рукой — и тонкая молния ударила прямиком в нож. Он отлетел далеко в сторону, крутанувшись в воздухе. Даже продолжил вертеться на полу, когда упал.

Тарья рванулась подальше от разбойника. Попытался перехватить другой, но получил магической сферой в плечо.

Схватка завязалась заново. Тарья попыталась пробиться ближе к Роберту, но на этот раз не вышло. Их разделили. Даже Инея — и того оттеснили в угол, как бы ни пытался прорваться к ней, злобно рыча на наставленный меч.

«У нас нет шансов. Если только Роберт не выпустит силу Нокты», — подумала Тарья, и вдоль позвоночника пробежал холодок.

В пылу схватки она и не заметила, как на пороге появились Томас и Руна. Опомнилась только, когда одного из разбойников отбросил луч светлой магии. А второму в шею вонзились острые клыки.

— Вы нашли нас! — обрадовалась Тарья.

Она направила черную молнию, прикрывая Томаса. Роберт тем временем смог пробиться поближе.

— Я отправил Томасу сигнал через амулет! — пояснил он сквозь сбитое дыхание. — Он действует только раз, но… другого выхода не было.

На них двоих набросилось сразу четверо разбойников. Роберт уже отобрал обратно свой меч. Так что теперь в одной руке засверкал клинок, а над другой — заклубилась смертоносная магия.

На лице — предельная сосредоточенность. И тень мрачности, по которой Тарья сразу поняла: «Другого выхода не было? Значит, что-то произошло. Раз даже сейчас, в момент опасности, он зовет на помощь, а сила Нокты — не выход».

Глава 51

С появлением Томаса и Руны ситуация резко изменилась. Силы примерно сравнялись. Среди разбойников оказалось лишь двое магов. А для остальных прекрасно подошли связывающие и усыпляющие заклятья.

Правда, Руна повела себя менее гуманно, но Тарья постаралась не смотреть на тела на полу. Только краем глаза ухватила раны от клыков и когтей, появляющихся у вампиров в моменты опасности.

Роберт и Томас одновременно атаковали последнего мага. Его отбросило через всю комнату, приложив головой о стену. Иней коротко и презрительно рыкнул на обмякшего разбойника.

— Кажется, все? — Томас огляделся, отряхивая ладони о бедра.

Роберт немного отстраненно кивнул.

— Вы мастерски нарываетесь на неприятности, — Руна облизнулась, убирая с губ крохотные капельки крови. — Не говоря уже о том, что мы видели по дороге…

Она прищурилась, многозначительно глянув на Роберта. Тарья заметалась взглядом по лицам. Все до единого — такие мрачные, что в голос невольно пробился испуг:

— О чем вы? Что вы имеете в виду?

Повисло давящее молчание. Тарья аж дернулась, когда один из разбойников всхрапнул сквозь сон. Роберт зло покосился на него, а потом с тяжелым вздохом признался:

— Когда ты сбежала, сила серьезно вышла из-под контроля.

— И теперь недалеко отсюда кусок мертвого леса. Даже ночью выглядит жутко, — качнул головой Томас.

Тарья тут же набросила на голову капюшон плаща.

— Значит, нам нужно спешить! — во взгляде вспыхнул решительный огонек. — Чтобы точно первыми добраться до затерянного храма.

— Разве ты не уходишь? — лукаво улыбнулся Роберт.

Поправив ножны с мечом, он плавно шагнул к Тарье. Она посмотрела в темные глаза, так коварно поблескивающие в свете огня. И поняла, что после пережитой опасности злиться больше не может. Наоборот, пришлось поджать пальцы, чтобы сдержать порыв крепко обнять.

— Мираж послал за нами этих ребят. Думаешь, я смогу нормально добраться домой, не попавшись? — фыркнула Тарья.

— Не сможешь, — довольно кивнул Роберт, поправляя ей плащ, как маленькой. — Потому что никто тебя не отпустит.

— Не хочу прерывать вашу романтику, но нужно поторопиться, — напомнила о себе Руна, пнув носком сапожка обескровленное тело. — У нас всего несколько часов до рассвета. А потом снова придется искать укрытие. Я полезнее вам живая, а не горсткой пепла. Разве что Томасу не терпится от меня избавиться?

Она мстительно прищурилась, глядя на Томаса.

— Прекрати, — рыкнул он, отворачиваясь, — нужно выдвигаться.

Напоследок Роберт взмахнул рукой, и магические путы на разбойниках исчезли. Он на секунду задержался на пороге, будто раздумывая, не добить ли. А потом глянул на Тарью и, поджав губы, отошел.

Снегопад уже начал стихать, и все двинулись вверх по склону. Процессию возглавил Роберт, над рукой которого вспыхнул магический огонек. Идя следом, Тарья вскоре спросила:

— И как мы найдем храм?

— В книге написано, что он — почти на самой вершине. А путь укажут луна и солнце, — Роберт поднял взгляд на небо, на котором сейчас не было видно даже звезд.

— Значит, нужно двигаться с востока на запад? — с сомнением уточнила Тарья.

Он на миг замер. Магия осветила помрачневшее лицо. Похоже, сам засомневался, не придется ли прочесывать все окрестные леса.

— Пока хотя бы вверх, — сказал Роберт.

Они двинулись дальше молча. Через пару минут Иней зарычал. Оскалившийся, напряженный, он припал к земле, глядя в кусты. Там, среди свежего снега, что-то зашевелилось.

— Что там? — одними губами спросила Тарья.

Роберт мгновенно встал впереди, прикрывая собой. Ладонь легла на рукоять меча. Точно такую же позицию занял Томас. Осознанно или нет, но он шагнул вперед, чтобы прикрыть Руну.

В снегу мелькнула ярко-голубая искра. А следом — и несколько других. Три, пять, десять, еще и еще… Они поднялись вверх, медленно кружа вокруг. Тарья завороженно посмотрела на это. По телу растеклась странная слабость. Забылся даже холодный воздух: по мышцам расползлось тепло, как от горячего вина.

— Совсем, как светлячки… — Тарья услышала собственный голос, как со стороны.

Роберт потер глаза, как заспанный мальчишка.

— С ними что-то не так. Нужно уходить… — слабо проговорил он.

— Сейчас, дай минуту, — возразила Руна немного недовольно.

Она бросила сумку на снег, садясь прямо на нее и прикрывая зевок ладонью.

— Да, всего минуточку, — поддержала Тарья. — Посмотри, как красиво. А я так устала.

Она села на ствол поваленного дерева. А захотелось и вовсе лечь. Начало клонить вбок. Ресницы дрогнули: веки начали тяжелеть. Как сквозь туман, Тарья увидела, что Роберт оперся ладонью о ближайшее дерево. Его дыхание стало тяжелым, рваным. Борясь со слабостью, он выдавил:

— Уходим. Нельзя отдыхать. Заснешь — и замерзнешь на радость Нокте…

Наверно, сказал и что-то еще. Однако Тарья уже провалилась в сон.

Глава 52

Тарья открыла глаза в прекрасном дворце. На прозрачных, как стекло, стенах с ледяными узорами заиграли белые блики. Издали донеслась тихая музыка.

Заинтригованная, Тарья пошла на звук. Вскоре взору открылся просторный зал. Повсюду росли гроздья разноцветных кристаллов. Посреди комнаты стоял белый клавесин. Клавиши прижимались сами собой, будто под невидимыми руками.

Тарья подошла ближе. Кончики пальцев невольно потянулись к инструменту. Однако прикоснуться она не решилась.

За спиной раздался хрустальный смех.

Тарья рывком обернулась. Никого. Только смех стал громче, переливистее, разносясь под ледяными сводами.

— Кто здесь?! — с легкой опаской выкрикнула Тарья.

Она завертелась на месте, пытаясь понять, откуда доносится звук. А в ответ — лишь звонкая акустика и смех.

От ледяных стен отделились полупрозрачные силуэты. Одетые во все белое, они бесшумно скользнули над полом. Юноши и девушки закружили вокруг Тарьи. Кто-то попытался ухватить ее за запястье. Она испуганно отдернула руку, прижимая к груди.

— Иди к нам… иди с нами… — послышались кристально чистые голоса.

Тарья ринулась в просвет между фигурами, но они стали двигаться быстрее и быстрее. Так, что белые одеяния почти слились в сплошной туман. Край свободного рукава зацепил по плечу. Даже через одежду это прикосновение обожгло невыносимым холодом.

— Оставьте меня в покое! Где мои друзья? — вскрикнула Тарья.

Голоса почти слились в одно, передразнивая друг друга:

— Друзья? Зачем тебе друзья? Какие друзья?

— Роберт! — на щеках вспыхнул легкий румянец. — И Томас, и Руна… Все, кто были со мной!

— Разве они нужны тебе? — прошелестел один призрак, тронув за волосы со спины.

Тарья резко обернулась, но никого не увидела. А другой тут же оказался за плечом, льдисто выдохнув на ухо:

— Разве ты нужна им?

Перед глазами помутилось. Тарья увидела сокровищницу, доверху набитую разносортными богатствами. Целые сугробы золотых и серебряных монет, множество украшений, драгоценности всевозможных цветов и оттенков — от роскоши зарябило в глазах. Даже, если бы обворовала весь город, столько в жизни не собрала бы!

— Посмотри… это все может стать твоим, — послышались голоса призраков. — И вечная молодость и красота, и все богатства, что пожелаешь…

Тарья тряхнула головой, пытаясь сбросить наваждение. Иллюзия с сокровищницей исчезла. Только все самоцветы разом блеснули напоследок.

— Зачем они, если даже нельзя потратить? — фыркнула Тарья.

— Наивная девочка… — рассмеялся один призрак.

А другие быстро-быстро замельтешили вокруг, уговаривая одновременно легкомысленно и вкрадчиво:

— Ну, посмотри же, какая красота! Зачем упрямиться? Поддайся — и станешь ледяным призраком. Зимний ветер заберет у тебя все лишнее. Твои страхи, грусть, безответную любовь…

Тарья попыталась уследить взглядом за призраками, и сильно закружилась голова. Накатила предательская слабость. Слишком, слишком холодно. Колени подломились. Тарья упала на ледяной пол, и растрепанные волосы свесились вдоль лица. Борясь из последних сил, она выдохнула вместе с облачком пара:

— Почему безответная? Роберту я тоже нравлюсь.

Прозвучало так робко, так неуверенно, что призраки рассмеялись почти оглушительно.

— И твои сомнения тоже… — продолжил один из них. — Останутся только эти богатства и целый дворец.

Тарья зажмурилась. Пальцы стиснулись в кулаки так, что ногти до боли вкололись в ладони.

«Нужно собраться. Взять себя в руки», — даже мысль прозвучала, как сквозь кисель, а сердце стало стучать через раз.

— Ну, скажи, зачем тебе обратно? — искушая, один из призраков подлетел близко-близко.

Он протянул руку, будто предлагая помощь. Тарья приподняла голову, и взгляды встретились. Его глаза обожгли холодом. От одного взора вышибло все мысли.

Все. Кроме одной.

Она и дала силы резко вскинуть ладонь, отмахиваясь от руки призрака. Тарья вскочила на ноги. Взгляд буквально загорелся решимостью. Даже невыносимый холод в теле исчез. Смело взглянув на призраков, Тарья выпалила:

— Потому что я хочу помочь Роберту! Потому что я люблю его!

Глава 53

Роберт стоял посреди величественного тронного зала. Ледяные своды уходили высоко-высоко. По сверкающему полу была расстелена темно-синяя дорожка с серебряным шитьем. Она вела к роскошному трону, стоящему на небольшом возвышении. На бархатной подушке лежала корона. Выполненная из серебра, она блестела множеством бриллиантов самой тонкой огранки.

За спиной послышался шорох. Роберт резко обернулся. За ледяной стеной что-то мелькнуло, скрываясь в полупрозрачных коридорах. Рука сама собой потянулась к мечу, и пальцы слегка нервно обхватили рукоять.

— Есть здесь кто-нибудь? — оглядываясь по сторонам, окликнул Роберт.

От ледяных стен отделилось несколько теней. Они подплыли ближе по воздуху, не касаясь ногами пола. Полупрозрачные тела, светлые одежды, струящиеся белые волосы и пугающе холодные взгляды.

Роберт резко выдернул меч, выставляя вперед. Сталь коротко свистнула, и на лезвии заиграл блик.

— Не бойся… — прошелестел один из призраков. — Мы дадим тебе то, чего ты хочешь…

— То, о чем так давно мечтаешь… — вторил другой.

— Ты получишь все… — послышалось из-за плеча.

Роберт резко развернулся. Он рассек мечом воздух, зацепляя сразу несколько призрачных фигур. Они чуть затуманились, но потом вернули прежний вид. Только засмеялись, тихо и хрустально.

— Что вам нужно?! — выкрикнул Роберт.

— В этом дворце столько призраков… Ты можешь стать не просто одним из нас, а нашим повелителем, — перехватывая инициативу друг у друга, заговорили призраки. — И править так справедливо, как пожелаешь. Никаких эмоций… никаких порывов… только порядок и полное подчинение… Нужно только впустить лед в сердце!

Они закружили вокруг все быстрее и быстрее. Машинально Роберт попытался уследить за ними, но в голове мгновенно помутилось. Он покачнулся, словно сам зал вокруг начал вращаться. Двое призраков метнулись к трону. Они подхватили подушечку с короной, поднося ближе. Другая полупрозрачная девушка подхватила ее, готовая опустить на голову Роберту.

Он шарахнулся назад. А потом перед глазами поплыло. В обрамлении льдисто-белых локонов начало проступать знакомое лицо. Раскосые глаза, смуглая кожа, выразительные скулы… Даже волосы начали темнеть.

— Сайна… — пораженно выдохнул Роберт. — Это просто иллюзия. Тебя же убили.

— Останься — и такое больше не повторится, — шепнул кто-то из-за спины. — Ты построишь новый правильный мир. Здесь, в этом дворце…

«Сайна» исчезла. Перед глазами у Роберта пронеслись новые иллюзии. Он — на троне в этом самом зале. А впереди — множество призраков. Юноши, согнувшиеся в уважительном поклоне, и девушки, присевшие в реверансе. У всех на лицах — легкие счастливые улыбки. Абсолютно искренние. Ведь все до единого подданные счастливы.

Роберт тряхнул головой, отгоняя эти картинки.

— А за его пределами? — пренебрежительно усмехнулся он.

— А разве это важно? Тебе все равно нечего терять, — зашелестели призраки. — Для всех ты — просто проклятый принц. Зло во плоти…

Их голоса проникали в самое сердце. Внутри становилось до жуткого холодно.

Выпавший из руки меч зазвенел о ледяной пол. Роберт схватился за грудь. Собственное сердцебиение показалось тягучим, мучительно медленным. Воздуха перестало хватать. Роберт зажмурился, собирая всю волю. А потом он решительно вскинул взгляд, выпаливая из последних сил:

— Не для всех! Тарья не боится меня! Она другая!

Этот крик разнесся по залу так громко, что изящная ледяная резьба на колоннах пошла мелкими трещинами. Призраки отпрянули. Их фигуры расплылись белым туманом и исчезли.

Роберт застыл на месте, тяжело дыша. Взгляд лихорадочно метнулся по сторонам. Сердце застучало в груди часто-часто, гулко-гулко, словно вспоминая, как биться.

Издали донесся голос Тарьи. Настолько тихо, что и слов не разобрать.

Пальцы стиснули рукоять меча, подхватывая с пола. Держа его наготове, Роберт бросился на звук.

Тарья замерла посреди огромного бального зала, в котором не было мебели, только белый клавесин. Ледяные стены и колонны играли замысловатыми узорами. Своды уходили высоко-высоко, отчего девичья фигурка в темно-синем платье казалась еще более хрупкой.

— Тарья!

Глава 54

Тарья обернулась на голос. Роберт спрятал меч в ножны, подбегая к ней, чтобы взять за плечи и с тревогой спросить:

— Ты в порядке? Они не тронули тебя?

— Тронули, но… кажется, я смогла их отогнать, — на щеках заиграл легкий румянец.

Роберт привлек Тарью к себе. Она доверчиво прислонилась к нему, а он коротко прижался губами к ее макушке, успокаивая. Так и замерли на минуту, пока не раздался стук сапожек по ледяному полу и голос Руны:

— Это были ледяные призраки, я слышала о них. Они хорошо морочат голову. Сразу и не понимаешь, в чем дело, а эти твари играют на скрытых соблазнах, пока не заморозят саму душу. Так человек становится одним из них, напрочь забывая прошлое.

Тарья и Роберт отпрянули друг от друга. Она окинула Руну внимательным взглядом. Все, как всегда. Уверенная, хладнокровная, с невозмутимой осанкой и благородной бледностью. Только во взгляде красных глаз — предельное напряжение.

— Почему на тебя не подействовало? — нахмурилась Тарья. — Потому что ты не человек?

— Нет. Просто я смогла преодолеть соблазн, как и вы, но выбраться отсюда можно только всем вместе. И судя по тому, что мы все еще здесь… кое-кто не справляется, — в голосе Руны появились рычащие нотки.

Она поспешно отвернулась, но взгляд все-таки выдал волнение.

— Томас… — сразу понял Роберт.

— Нужно найти его, — Руна кивнула. — Пока он еще жив. Разделимся и поспешим.

— Тарья одна не пойдет, — отрезал он.

Тарья собралась возмутиться, мол, не маленькая. Однако Роберт в этот момент взял за руку, переплетая пальцы.

— Ладно. Тогда вы проверяете верхние этажи, я — нижние, — после этих слов Руна направилась прочь.

— И кто из нас королевской крови? — фыркнул Роберт себе под нос.

— Она переживает за него, — пожала плечами Тарья.

Они направились дальше по коридору. Полупрозрачные стены и бесконечные повороты быстро начали сбивать с толку. Тарья завертела головой, боясь, что заблудилась. Роберт ободряюще сжал ее ладонь.

— Томас! Томас! — выкрикивал он, проходя по ледяным коридорам и лестницам.

Без толку. Никакого ответа. Голос разносился далеко-далеко: играла шутку причудливая акустика.

Благодаря ней Роберт и Тарья и услышали крик Руны:

— Быстрее! Сюда!

Они ринулись вниз по винтовой лестнице. Она привела в подземелье, где ледяные стены сменились просто толщей спрессованного снега. Из света — только парящие в воздухе ярко-голубые искры.

Здесь, внизу, стало гораздо холоднее. Изо рта начали вырываться облачка пара, и Тарья поплотнее запахнула плащ, спеша вместе с Робертом к Руне.

Первым влетев в небольшую камеру, он зажег магический огонек. Тот осветил огромные, выше человеческого роста, кристаллы льда. В них и был заточен Томас. Они обхватывали его ноги и руки, доходили до пояса, немного сдавливали грудь, возвышались за спиной… Только лед и держал. Ведь сам Томас был без сознания. Голова безвольно свисала, и темные волосы падали на побледневшее лицо.

Руна подошла ближе. Плавным жестом она отвела спутанные пряди. Кончики пальцев нежно скользнули по щеке. Словно опомнившись, Руна попробовала пульс на шее.

— Жив, но сердце еле бьется.

— Отойди в сторону, — Роберт отстранил с дороги.

— Осторожнее, — напряженно попросила Руна.

Он промолчал. Только по рукам пробежали черные молнии.

— Давай я помогу! — Тарья ринулась вперед.

Роберт качнул головой.

— Лучше отойдите, — собранно сказал он. — На всякий случай.

Тарья нахмурилась, но Руна ухватила за руку, утягивая обратно в коридор. Спрятавшись за углом, они посмотрели на Роберта. Он направил на лед мощный удар.

Тот легко поглотил магию, вспыхнув голубым. Только потом кристаллы мелко задрожали, начиная вибрировать. Послышался тихий гул. По льду побежали крохотные трещины.

Отпрянув, Роберт спрятал лицо в сгибе локтя. Вовремя. Ведь лед разлетелся на мелкие осколки.

Томас упал. Руна бросилась к нему, рухнув рядом на колени.

— Томас! Посмотри на меня! — она взяла его лицо в ладони.

Тарья подбежала следом, а Роберт присел на корточки, и по пальцам пробежала магия. На всякий случай, чтобы подпитать своей энергией, если что.

Томас глухо застонал, морщась. Темные волосы шевельнулись, как от сквозняка… белея на глазах, как у ледяных призраков.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 55

Томас резко распахнул глаза. На секунду они вспыхнули ярко-голубым, а потом вернули обычный цвет.

— Томас… ты как? — настороженно спросила Руна.

Лицо Томаса мгновенно ожесточилось. Он оттолкнул со всей силы. Так, что даже при вампирской силе она упала на пол от неожиданности. А Томас взвился на ноги. Ноздри часто-часто затрепетали от ярости.

— Оставь меня в покое! Вы помешали мне! — рыкнул он.

Томас резко высвободил меч из ножен. От неожиданности и Тарья, и Роберт подались назад.

— Но Роберт спас тебя! — она развела руками. — Призраки чуть не заморозили тебя! Ты мог стать одним из них!..

— И получить все, что пожелаю! — зло перебил Томас. — Что-то большее, чем роль мальчика на побегушках и жениха чокнутой кровопийцы!

Он внезапно повернулся к Руне, только-только начавшей вставать. Клинок со свистом разрубил воздух. Она едва успела податься в сторону, вскакивая на ноги. Если бы не вампирская скорость реакции, Томас точно бы ранил. Руна метнулась к остальным.

— Это все призраки? Это они дурят ему голову?! — испуганно выпалила Тарья.

Она завертела головой. От Руны к Роберту, от Роберта к Руне. Оба — одинаково напряженные, мрачные.

— Мы не успели. Прервали превращение уже на середине. Они еще не убили, но уже свели с ума, — процедил Роберт, словно через боль.

Руна покачала головой. Беззвучно шевельнулись губы. Похоже, неслышное: «Нет».

А потом Руна бросилась вперед, к Томасу. Стремительная, нечеловечески сильная, она отбила руку с мечом в сторону. А сама ухватила его лицо в ладони, заглядывая в глаза.

— Томас! Посмотри на меня! Ты еще можешь справиться! Твое сердце еще бьется! — Руна положила руку ему на грудь. — Просто пойми, что для тебя важно за пределами дворца! И мы выберемся все вместе!..

Томас резко схватил за горло. Грубо. Без жалости. Ладонь вспыхнула светлой магией, сейчас обжигающей болью не хуже темной. Эта волна отбросила Руну к стене. Спрессованный снег слегка осыпался.

— Даже сейчас вы мешаете мне! — прорычал Томас. — Я могу получить все! Богатство, власть — все, что пожелаю! Наконец-то свое место в жизни!

Он предупреждающе выставил вперед меч. Рука дрогнула от эмоций.

Невозмутимый, Роберт шагнул вперед. Томас замахнулся на него, и клинки схлестнулись. Жестко, зло, не в игре.

— Мы тебя не оставим! — отрезал Роберт. — И вернемся домой вместе!

Томас горько рассмеялся. Он прищурился, как от холодного ветра, пытаясь обойти по кругу. Роберт принял его игру. Они двумя хищниками закружили друг вокруг друга.

— Домой? А что у меня есть дома? — с усмешкой произнес Томас. — Старшая сестра, которая выскочила замуж и стала королевой, наплевав на мнение семьи? Или вторая, которая развлекается по балам и точно знает, что ее место — за вышивкой? А мое где? В тени всех? Да я ненавижу свою лабораторию, свои зелья и заклятья, о которых и не вспомнят через десять лет! Ненавижу, что я — никто!

Рассвирепев, он бросился на Роберта. Тот вскинул меч, отбивая удар. Постарался только парировать, не нападать в ответ.

— Томас! Ты всегда мог получить все, что захотел бы! Стоило только попросить!

Следующий удар оказался таким яростным, что Роберт едва не пропустил его. Въедливо скрежетнула сталь. А Томас замахнулся, заставляя податься назад.

— А я не хочу просить! Я ничем не хуже тебя, отродье Нокты! — выпалил он. — Со мной королевство точно было бы в большей безопасности, чем с тобой и твоей проклятой магией!

На секунду они замерли друг напротив друга. Повисла тягучая тишина. У Тарьи закололо кончики пальцев. Настолько захотелось использовать магию, чтобы помочь Роберту. А он тихо-тихо, оттого более жутко, спросил:

— Так ты захотел править Ренией?

— И правил бы! — Томас снова ринулся в атаку. — Думаешь, зачем я потащился с тобой в затерянный храм?! Да чтобы попросить силу у богини! А потом… подумаешь, принц погиб в дороге.

Он криво усмехнулся. На этот раз они сцепились уже по-настоящему. Даже без магии, но от этого не менее яростно. Роберт стал нападать в полную силу. Ему удалось оттеснить Томаса назад. Парировать удар, толкнуть на стену — движения, отточенные до автоматизма.

— Приди в себя! — выкрикнул Роберт. — Тебе просто задурили голову! Призраки и это место!

— Значит, оно мне и поможет! — усмехнулся Томас.

Ухватив меч двумя руками за рукоять, он вогнал его в пол. Спрессованный снег поддался с хрустом, и от клинка поползли все разрастающиеся трещины.

Глава 56

Трещина ушла глубоко вниз. Настоящая пропасть, расходящаяся расколами в разные стороны. Тарья вскрикнула, отскакивая от ближайшего. Кусок пола провалился, канув в бездне.

Роберт коротко оглянулся, убеждаясь, что все нормально. Из-за этого он едва не пропустил следующий удар.

Ведь Томас, высвободив меч, набросился снова. Непривычно белые волосы разметались, в глазах запылало безумие. Замахи стали яростнее, беспорядочнее. Один из них рассек рукав Роберта, оцарапывая плечо. Другой чуть не задел по боку.

Тем временем стены задрожали. С потолка отвалился кусок. Тарья вовремя отпрыгнула в сторону, почти налетев на Руну. Та замерла, будто и не замечая, что подземелье рушится. Губы пожались в тонкую линию, взгляд стал пустым и напряженным.

— Здесь сейчас все рухнет! — вскрикнула Тарья. — Нужно выбираться отсюда!

Уже выпалив это, она покосилась на Томаса. Как вывести его отсюда, если только не в магических путах, — непонятно.

По стене поползла ветвистая трещина. Часть обвалилась, чуть не погребя под собой Томаса. Он вовремя отпрыгнул в сторону, заодно успев отразить удар Роберта.

— Томас! — Руна ринулась вперед.

Она оказалась на самом краю одного из расколов. Он задрожал, расползаясь. Руна пошатнулась. Она подалась назад, уже собираясь прыгать. Тарья подбежала сзади, чтобы ухватить за руку с испуганным:

— Осторожнее!

Томас коротко посмотрел в их сторону. Заметив, что Руна на миг замешкалась, он зло выпалил:

— Убирайся отсюда! Дворец уже выпустит вас без меня! Потому что я — его часть!

— Но я же тебя… — отчаянно начала Руна.

Договорить она не успела. Томас мощным ударом выбил меч из рук Роберта. Подземелье загрохотало. Все вокруг задрожало. Роберт пошатнулся, пытаясь уклониться от следующих замахов, но не удержал равновесие. Он упал на спину, а Томас перехватил меч так, чтобы добить. В глазах — ни малейшего сомнения.

— Нет! — Тарья вскинула руки.

Магическая сфера ударила прямиком по мечу в руках Томаса, отводя удар в сторону. Роберт успел перекатиться, и клинок вонзился просто в пол. По нему тут же разошлись новые трещины. Томас оказался на небольшом островке.

— Томас! — Руна кинулась к нему.

Кусок пола под ним ухнул вниз. Послышался отчаянный отдаляющийся крик. Роберт дернулся было на звук, но трещины уже поползли и к нему. Он вскочил на ноги, беря себя в руки с решительным:

— Быстрее, быстрее! Уходим отсюда!

Роберт схватил Тарью за запястье, сдергивая с места. Они бросились обратно в тоннель, но заметили, что Руна упала на колени, закрывая лицо руками. Раздался не плач — рык раненного зверя.

Роберт ринулся к ней, рывком вздергивая на ноги. Руна попыталась вырываться, но он кое-как смог затащить ее в тоннель. Магический огонек затрепетал в воздухе, освещая стены, покрывающиеся трещинами.

— Скорее, к лестнице! — скомандовал Роберт. — Здесь сейчас все обвалится!

Тарья сама не поняла, как они добрались до ступенек. Как она поднялась по ним… наверно, только благодаря тому, что он тянул за руку. Как оказались наверху, среди полупрозрачных стен. Они мелко задребезжали. На каждой — паутина трещин. А потом дворец рухнул весь разом.

Тарья метнулась взглядом по сторонам. Вместе с Робертом и Руной она очутилась на том самом месте, где впервые показались искры. Никаких дворцов. Никаких призраков.

В кустах зашуршало, и оттуда вылез Иней. В темноте его глаза ярко сверкнули. Он принюхался, вертя головой по сторонам. Похоже, не понял, куда делся Томас.

Руна ринулась было прочь, но Роберт поймал за локоть.

— Куда собралась? Здесь полно другой нечисти! — рыкнул он.

— Пусти! — дернулась она. — Зачем ты, вообще, ко мне лез и спасал?! Я же была на стороне того, кто хотел убить тебя!

— Это неправда! — возразила Тарья, подойдя ближе. — Томас не мог так думать! Просто призраки…

Она осеклась под мрачным взглядом Руны. Даже Роберт разжал пальцы. Он отступил на шаг, глядя немного настороженно.

— Это правда, — жестко отрезала Руна. — Он давно планировал все это. Ну, что? Свяжете теперь магией и оставите до рассвета умирать на солнце? Бросите на верную смерть, как Томаса?!

На секунду во взгляде Роберта вспыхнула ярость. А потом он закрыл глаза, стискивая кулаки. Так, будто от предательства Томаса пытался перетерпеть физическую боль. Рвано выдохнув, Роберт отрезал:

— Я не убиваю невиновных. Я — не такое чудовище, как все считают.

Он отвернулся, и снег заскрипел под сапогами. Иней завертел головой, глядя то на Роберта, то на Тарью. Она машинально погладила волка между грустно опущенных ушей. Он тихонько заскулил.

Вздохнув, Тарья поспешила за Робертом. Они оказались под сенью сосен, слабо пропускающих лунный свет.

— Роберт!

— Нужно найти какое-то укрытие от солнца для нее, скоро рассвет, — сказал он, стараясь вести себя, как ни в чем не бывало.‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

— Я просто хотела сказать… я не считаю тебя чудовищем, — кусая губы, смущенно сказала Тарья.

Роберт порывисто привлек к себе. Так искренне и резко, что спал капюшон. Хотя Тарья все равно не почувствовала холода в теплых объятьях.

— Какая же ты все-таки малышка, Тарья, — улыбнулся Роберт, зарываясь носом в ее волосы. — Спасибо.

Последнее прозвучало так тихо, что то ли было, то ли послышалось. Только шевельнулись пряди от теплого дыхания и почти невесомого поцелуя. И даже не захотелось спорить, что нечего считать мелкой, девятнадцать уже, в конце концов!

Глава 57

В качестве укрытия от солнца подошла пещера. По сути, глубокая горизонтальная щель в скале. Роберту даже пришлось пригнуться, чтобы не стукнуться головой о потолок.

Все порядочно вымотались, так что Тарья тайно порадовалась вынужденному привалу. Особенно, когда бойко затрещал костерок, и запахло теплым дымом. И пусть припасы в сумках почти закончились, даже небольшой кусочек хлеба показался сладким.

Тарья покосилась на Руну. Та легла спиной к остальным, подальше от костра, замотавшись в плащ. Почувствовав взгляд, она замерла и даже задержала дыхание.

Тарья со вздохом встала, чтобы подойти ближе и тихо спросить:

— Как ты?

— Дай мне отдохнуть нормально, — процедила Руна, не оборачиваясь.

Тарья потянулась к ее плечу, но прикоснуться не решилась. Пальцы поджались в воздухе.

— Ненавидишь нас, да? — по губам скользнула легкая грустная улыбка. — Или его?

Поняв, что не отцепятся, Руна покачала головой, а потом обернулась через плечо.

— Я знала, что Томас меня не любит. Что я никогда не буду нужна ему настолько, чтобы он взял и что-то изменил в своей жизни… но иногда это того стоит. То, как сильно любишь ты.

Тарья невольно оглянулась на Роберта, сидящего вместе с Инеем у костра. Внутри предательски защемило. Вспомнилось, как только чувства спасли в ледяном дворце.

Почувствовав взгляд, Роберт повернул голову. Отсветы огня заиграли на лице, подчеркнули благородные черты. Тарья поспешно отвернулась, слегка нервно поправив плащ. Не хватало еще, чтобы догадался, что разглядывала!

— Что теперь будешь делать, Руна? Когда сядет солнце. Ты же понимаешь, что не можешь возвращаться домой одна? — она замешкалась, по выражению лица догадавшись, что именно так Руна и планировала. — В этих местах слишком опасно.

— Не хватало еще жалости от тебя!

Вздохнув, Тарья вернулась к костру. Она села на сложенные сумки, и Иней тут же взгромоздил голову на колени. Мол, займись делом, хозяйка, нечего время терять, чеши за ушами. Тарья запустила пальцы в белоснежную шерсть, и он довольно зажмурился.

— Ну, что? — спросил Роберт, подбросив хворост в костер.

— Кусается. Не физически, конечно, — с усмешкой уточнила она.

От огня повеяло приятным жаром, и стало так тепло и сладко, что потянуло в сон. Тарья подавила зевок. Роберт перебрался поближе.

— Тебе нужно отдохнуть, — сказал он, приобнимая за плечи.

— Я совсем не устала… — попыталась возразить Тарья, но прозвучало сонно и слабо.

— Не спорь с принцем!

Роберт набросил на нее еще и свой плащ. Расслабившись от тепла, она все-таки поддалась. Опустила голову на плечо Роберту, прикрывая глаза. Стало так уютно и хорошо, что Тарья сразу провалилась в сон.

Ближе к закату Роберт предложил пройтись. Все равно засиделись в пещере в ожидании вечера. Солнце склонилось к горизонту, и снег ярко засверкал под лучами, просеивающимися сквозь ветки сосен. Иней побежал вперед, то и дело тыкаясь носом в следы какой-нибудь зверушки. А Роберт и Тарья постепенно стали идти все медленнее.

— Знаешь, там, во дворце… меня спасла одна мысль, — наконец заговорил он.

Они остановились под огромной сосной, глядя друг на друга. Лучи заходящего солнца упали на лица. Тарья замерла перед Робертом, как пойманный зверек, и сердце застучало часто-часто.

— Какая? — едва слышно спросила она.

— Что ты относишься ко мне не так, как другие. Не боишься. Совсем, — Роберт нежно погладил по щеке, а потом медленно очертил пальцем контур губ. — И что я хочу вернуться к тебе.

Тарья невольно подалась навстречу. По телу пробежало тепло, и дыхание сбилось. Губы чуть разомкнулись, будто приглашая на поцелуй.

А Роберт уже и сам наклонился, прикасаясь своими. Так нежно и трепетно, словно пробуя на вкус. Он осторожно приобнял за талию, привлекая к себе. А когда Тарья ответила, перестал сдерживать себя, и поцелуй стал горячим и страстным. У нее закружилась голова от того, как жарко касаются губы Роберта. Тело ослабело во властных объятьях, а воздуха перестало хватать.

— Я люблю тебя, — прошептал Роберт сквозь сбитое дыхание, отрываясь на доли секунды.

Он еще сильнее притянул к себе, увлекая в поцелуй. Они прижались друг к другу, целуясь отчаянно и безумно. Тарья запустила пальцы в волосы Роберта, слегка сжимая, будто боясь, что это все нереально. Полностью растворилась в поцелуе. А потом, глядя в глаза, она шепнула в ответ:

— И я тебя…

Роберт привлек к себе, гладя по волосам. Тарья расслабленно опустила голову к нему на грудь, и веки скользнули вниз. На душе стало тепло просто от того, как близко стучит его сердце.

— Значит, теперь я могу сказать тебе всю правду, — напряженно произнес Роберт.

Глава 58

Тарья настороженно посмотрела на Роберта. Он все еще держал за руки, и она взволнованно сжала его ладони.

— Всю правду? О чем ты?

— О том, зачем ищу затерянный храм, — Роберт отошел немного в сторону, не глядя в глаза. — Я ведь не собираюсь избавляться от силы Нокты. Я хочу научиться ее использовать. По своему усмотрению.

Он сжал пальцы в кулаки, посмотрев в пустоту. Легкий прищур, сосредоточенный взгляд, непоколебимая уверенность — ни капли сомнений.

— Но ведь… эта сила убивает, — пробормотала Тарья.

— Да, — кивнул Роберт. — Но я же ношу при себе меч. А это меч для целой Рении. Так я смогу показать отцу, что могу править прямо сейчас. И лучше него. Потому что я готов изменить этот мир! Готов сделать его лучше!

— Например? — спросила Тарья тихонько, немного растерянно.

Роберт ответил, не задумывая. Явно планировал это давно.

— Например, пригрозить элсийцам, что пойдем на них войной, если они не отпустят рабов, — он пожал плечами.

«Элсийцы. Та девушка была элсийкой», — эта мысль кольнула Тарью.

— Это из-за Сайны? — она поджала губы. — Нокта рассказывала мне. Но ты уже ничего не исправишь, не вернешь ее!

— Зато спасу других! — запальчиво шагнул вперед Роберт.

— И попутно погубишь еще больше!

Они замерли друг напротив друга. От спора у обоих сбилось дыхание. Взгляды схлестнулись, как острые клинки.

Роберт сдался первым. Усмехнувшись, он подошел вплотную. Так мягко и плавно, что даже снег не заскрипел под ногами. Он осторожно взял Тарью за подбородок, заставляя посмотреть в глаза.

— Значит, все-таки считаешь меня злом? — в глазах мелькнула горечь, но потом Роберт с улыбкой приблизился к ее уху. — Может, тогда станешь моим добром? Для равновесия.

Он легонько коснулся губами шеи. Пульс мигом сбился, побежали мурашки. Тарья невольно улыбнулась, уже готовая поддаться. Однако в этот момент раздался незнакомый голос с гортанным, чуть рокочущим акцентом:

— Простите, что помешал, но вы не оставили мне выбора.

Роберт и Тарья резко повернулись. Он сжал ее ладонь почти до боли, другой рукой выхватив меч.

Из тени вековых сосен вышел незнакомец в простой теплой одежде. Капюшон плаща был спущен, позволяя увидеть длинные черные волосы, которым позавидовала бы любая модница. И несколько тонких косичек, и перемотанные лентами пряди, и мелкие монетки, и бусины — типичная прическа степняка-элсийца. Чуть золотистый загар и раскосые темные глаза подчеркивали, что этот человек родом издалека. За спиной висел салхин — народный инструмент, напоминающий огромную свирель.

— Кто Вы? — тихо-тихо спросила Тарья.

Машинально она сделала шажок назад. Ведь уже догадалась обо всем.

Незнакомец улыбнулся почти тепло:

— Это для меня ты достала магическую книгу, воровка. Ты хороша в своем деле. Даже жаль убивать.

Он дернул салхин из-за спины, и оказалось, что это просто маскировка. А на деле — чехол для длинного тонкого клинка. Сталь сверкнула в лучах заходящего солнца, когда Мираж ловко прокрутил оружие в руке. Не красуясь. Так естественно, словно делал это с пеленок.

— Не советую, Мираж. Ты же наверняка знаешь, кто я, — Роберт решительно поднял меч.

— Проклятый принц Роберт Рок, — Мираж слегка усмехнулся. — Думаешь, твоя магия быстрее клинка?

Он начал подбираться медленно и неслышно, почти незаметно. Разве что следы все-таки остались на снегу, доказывая, что не призрак.

Роберт застыл на месте, только зло прищурился. Пальцы сильнее сжали рукоять меча.

— Отдай книгу и уходи, — процедил он.

— Перестань, принц. Я убил стольких, что для меня это… как для тебя прихлопнуть комара, — Мираж немного устало пожал плечами. — Верните страницу — и умрете быстро. Оставить вас в живых не могу, прости.

Он говорил это так просто и буднично, без издевки, что Тарье стало жутко. По кончикам ее пальцев пробежала тонкая молния.

Мираж заметил это, и в уголке губ дрогнула усмешка. Тяжелое молчание затянулось, и он сам нарушил его:

— Что ж, похоже, мы не договоримся.

Глава 59

Мираж напал так стремительно, что даже Роберт едва успел уклониться. Длинный серебристый клинок рассек воздух в считанных сантиметрах.

Тарья, ойкнув, вскинула руку. Из ладони вырвалось несколько маленьких черных сфер. Как рой ос, они метнулись к Миражу. Он молниеносно развернулся. А дальше перед глазами зарябило от череды взмахов клинком. Заколдованная сталь встретила каждый — каждый! — удар, хотя сферы налетели с разных сторон.

Роберт набросился с частыми и яростными замахами. Слишком быстро, слишком порывисто и по-мальчишески, совсем на него не похоже.

«Пытается оттеснить его. Подальше от меня», — вдруг поняла Тарья.

Поначалу Мираж поддался, действительно попятившись. А потом он резко выдернул из чехла на поясе несколько маленьких сюрикенов. «Звездочки» из острой стали рассекли воздух одна за другой.

Роберт едва успел наклониться, чтобы пропустить их над собой. Последний сюрикен зацепил тонкую веточку дерева, снося ее без усилия.

— И зачем же тебе страница? Зачем ритуал? — выровнявшись, Роберт сразу замахнулся. — Хочешь обрести силу, чтобы еще больше убивать?

— Почему бы и нет? — Мираж ловко отбил удар. — Это то, что я умею лучше всего. Плох тот пекарь, который не хочет сделать хлеб еще вкуснее.

У Тарьи перехватило дыхание. Захотелось вмешаться, но когда противники так близко, магией слишком просто промахнуться.

— И дело только в мастерстве? — недоверчиво усмехнулся Роберт. — Не ври!

Клинки схлестнулись с силой, упрямо. Лезвия скрежетнули, съезжая друг по другу. А Роберт и Мираж, казалось, даже не заметили. Только замерли с одинаково разъяренными и непоколебимыми взглядами. У обоих побелели костяшки от того, как сильно пальцы сжали оружие.

— Один… коллега пытался меня отравить, — неохотно выдавил Мираж. — Яд — в моей крови. Целители говорят, что остался месяц. От силы.

Роберт резким движением отбил его клинок. А следом опустил свой. Взгляд стал пронзительный и серьезный, и лицо помрачнело.

— Тогда пойдем вместе, — немного глухо сказал Роберт. — И каждый попросит у богини то, что нужно ему.

Мираж посмотрел в глаза, будто задумавшись. А в следующую секунду он резко взмахнул клинком. Если бы не реакция Роберта, тот прошелся бы прямиком по горлу.

— Я не буду ни с кем делить такую силу! — выпалил Мираж.

— Значит, все-таки хочешь могущества! — бросил Роберт зло, немного разочарованно.

Он атаковал с новой силой. Лязг стали превратился в сплошной шум. Резко отступив на шаг, Мираж сорвал с пояса небольшой мешочек. Тот упал под ноги Роберту. Попутно по снегу рассыпалась алая пыль. Она вспыхнула высоким ярким пламенем.

Роберт едва успел отскочить. Он и Мираж оказались по разные стороны преграды, глядя друг на друга через огонь. Тарья замерла, наблюдая за ними, одинаково напряженными.

— Решил сжечь лес? — усмехнулся Роберт. — Грубоватая работа для лучшего наемного убийцы!

— Это магия. Хоть я ей и не обладаю, артефактов полно!

Мираж метнул кинжал. Тот прокрутился в воздухе, пролетая через огонь. Роберт вовремя пригнулся. Лезвие вонзилось в дерево, и рукоятка мелко завибрировала. Однако следом полетел второй кинжал. На этот раз в Тарью.

Она вскрикнула, вскидывая магический щит. Он остановил кинжал буквально в последнюю секунду. В ту самую, когда Роберт уже снес с места. Он схватил за руку, увлекая за собой вглубь леса. Тарья едва не споткнулась, увязая в снегу. Тогда Роберт с силой прижал к дереву, крепко держа за плечи. От пристального взгляда стало не по себе.

— Беги. Как можно дальше.

— Что?! — глаза Тарьи широко распахнулись от удивления.

Она отчаянно замотала головой. Захотелось возразить, но дыхание перехватило от волнения.

— Слишком много эмоций. Если я начну использовать магию в схватке… произойти может что угодно, — отвел взгляд Роберт.

— Я никуда не уйду! — Тарья встрепенулась в его хватке.

Он жестко ухватил за плечо, силой разворачивая, а потом слегка подталкивая в спину с приказным:

— Вперед!

Сам же Роберт повернулся к Миражу, появившемуся между деревьев. Под ладонями заклубилась темная магия.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 60

Мираж ловко прокрутил клинок в руке. Свистнула сталь, и отблески зари замелькали на лезвии кровавыми отблесками.

Роберт замер, не двигаясь. Магия под руками — изначально темные клубы — пошла тонкими нитями. Самоконтроль еле-еле держался.

— Даю последний шанс, — процедил Роберт.

Вместо ответа Мираж неуловимым движением выхватил отравленный дротик. Он отправился в полет неожиданно и стремительно. Не увернуться.

— Я не собираюсь отступать! — выпалил Мираж.

Время растянулось. Роберт прищурился, отпуская магию. По ощущениям, медленно разжимались пальцы, вцепившиеся в край пропасти. Пусть и для того, чтобы взлететь, но все равно страшно.

Глубокий рваный вдох — и сила ринулась наружу.

Дротик рассыпался прямо в воздухе, в десятке сантиметров от Роберта. Просто опал на снег щепоткой черного пепла. А темные нити разлетелись во все стороны. Ударились в деревья — и те мучительно заскрипели, будто в предсмертном крике. Темная кора стала пепельно-серой, мертвой. Хвоя осыпалась на снег пожелтевшей сухой трухой. Молоденькие деревца скорчились.

Мираж отшатнулся. Его глаза испуганно распахнулись. Еще немного — и бросился бы наутек. Однако магия уже не дала. Легко, будто играючи, она ударила в его тело. Мираж содрогнулся, падая на колени. Нити прошли насквозь, забирая жизненные силы. Не прошло и минуты, как глаза закатились, а кожа резко побледнела. Уже мертвое тело обмякло, рухнув в снег.

А магия ринулась дальше. Дерево за деревом, куст за кустом… Все чернело и корчилось, засыхало и трещало.

— Нет… хватит… — одними губами прошептал Роберт.

Почти панически он стиснул кулаки, желая остановить все. Ведь Тарья — еще слишком близко. От мысли, что нити могут добраться и до нее, сердце отчаянно заколотилось. Роберт напрягся всем телом, сосредоточился до давящей боли в висках.

Магия не повиновалась. Только мстила за попытку контроля, отдаваясь огнем в голове.

Сцепив зубы, Роберт осел на колени в снег. Магия продолжила вытекать, извиваться в воздухе, уничтожать все вокруг… Перед глазами поплыли цветные искры. Жар в голове стал нестерпимым. В ушах зазвенело, и Роберт завалился набок. Еле дыша, с закрытыми глазами, он почувствовал, как почти проваливается в темноту.

Едва слышные шаги по снегу.

Роберт слабо приоткрыл глаза.

Рядом с ним присела сама темная богиня. Синее платье, украшенное серебристыми созвездиями, расстелилось краем по снегу. Она поправила длинный черный локон, и в волосах блеснули звезды.

— Глупый мальчишка… — Нокта погладила по щеке.

Тонкие бледные пальцы оказались холодными, как лед. Захотелось дернуться в сторону, но сил не хватило. Нокта усмехнулась, заметив усилие на лице Роберта. Она мягко погладила его по волосам прежде, чем встать и продолжить говорить.

— Ты делаешь только хуже себе этим контролем. Прими свою натуру, позволь силе убивать, кого она пожелает, — и тебя будет бояться весь мир. Каждый будет трепетать, слыша твое имя. Но ты же не хочешь пустой жестокости, — рассмеялась Нокта. — Так глупо и наивно… Тебя все равно считают чудовищем. Родной дядя хотел тебя убить, за что и сгинул в пропасти в ледяном дворце. А эта девчонка Тарья? В душе она — еще дитя! И никогда тебя не примет! А ты можешь получить все. Стать моей правой рукой… среди людей.

«Сеять разруху и хаос? Проливать кровь без разбора? — захотелось ответить Роберту, но он не смог даже разомкнуть губ. — Просто потому, что ты ненавидишь людей, которых создал светлый бог Солис, бросивший тебя? А любишь только своих созданий — нечисть».

Нокта почувствовала его настрой. Видно, заметила чуть презрительный прищур темных глаз.

— Люди заслужили все, что мы можем им принести! — зло отрезала она, проходя взад-вперед. — Много добра они сделали тебе за все эти годы? Когда шарахались, как от чумного, и не раз пытались убить. Подумай об этом, мальчик. Наша встреча уже близко.

Нокта на миг замерла, а потом снова подошла к Роберту. Она приложила кончики пальцев к его лбу. Кольнуло чужой магией, холодной и сильной. Поделившись энергией, Нокта отступила на шаг. Ослепительная серебристая вспышка — и силуэт в темно-синем платье растворился в ней.

Роберт почувствовал, как возвращаются жизненные силы, а боль исчезает. Он приподнялся на снегу, осматриваясь. Никого. Только тело Миража и мертвые деревья.

— Тарья… — шепнул Роберт, и сердце пропустило тревожный удар.

Глава 61

Послушавшись, Тарья сначала ринулась прочь. А потом стало стыдно. За собственную трусость. За то, как будто изначально не верит, что Роберт справится. Тарья остановилась, придерживаясь ладонью за ствол дерева. К вечеру сильнее похолодало, и сбитое дыхание повисло в воздухе густыми облачками пара. А сердце тревожно зашлось от мысли, что Роберт может пострадать.

«Он сможет! Он сильный! Победит Миража и справится с собственной силой!» — твердила себе Тарья, но на душе становилось все тревожнее.

Позади послышались странные звуки. Скрип, скрежет, треск… Тарья обернулась. Дыхание перехватило от зрелища темной магии, стремительной волной расходящейся по лесу. Все, чего касались тонкие нити, изменялось. Ветки деревьев корежились и трещали, заросли кустарника засыхали и серели на глазах.

«У него не получилось. Он потерял контроль», — мелькнуло в голове.

На секунду Тарья оцепенела, завороженная страшным зрелищем. Смертоносной магией, идущей прямо на нее. Внутри все заледенело от страха. А потом Тарья бросилась прочь со всех ног. Так отчаянно, как никогда не убегала даже от городской стражи! В груди начало жечь от сорванного дыхания, в боку закололо.

Споткнувшись, Тарья полетела в снег. Ладонь обожгло болью. До крови расцарапалась о торчащий камень.

Тарья завозилась, пытаясь встать. Магия подобралась совсем близко, деревья затрещали уже почти на головой. На глаза навернулись слезы. Тарья зажмурилась от страха.

Стихло.

Резко. Одной секундой.

Тарья с опаской осмотрелась. Магия исчезла.

— Он взял силу под контроль? — тихо и недоверчиво слетело с губ.

Тарья медленно встала, опираясь о ближайшее дерево. Она посмотрела назад, откуда прибежала.

Идти туда резко расхотелось. Лес был мертв. Прямо, как в том видении, что показывала Нокта. Только в реальности еще страшнее. Дорожка следов, оставшихся на снегу, ветвилась среди мертвых сосен.

Одна из них натужно заскрипела, качнувшись безо всякого ветра. Раздался оглушительный треск — и ствол разломался у самой земли.

Вскрикнув, Тарья отпрыгнула назад. Только благодаря этому не зацепило колючими ветками, когда огромная сосна рухнула вниз. На снег опали пожелтевшие колючки с сухих веток.

«Нельзя идти туда, — качнув головой, подумала Тарья. — Вернусь в пещеру. Роберт сам вернется за нами с Руной».

Зябко кутаясь в плащ, она осмотрелась. Все деревья, не затронутые магией, показались одинаковыми. Попытавшись сориентироваться, Тарья со вздохом двинулась вперед сквозь сгущающиеся сумерки. И через какое-то время поняла, что окончательно заблудилась. Вдалеке послышался волчий вой.

— Иней! — оживилась Тарья, завертев головой.

Волки завыли с другой стороны. Стало не по себе. Почудилось, что в спину кто-то смотрит. По коже побежали колючие мурашки, и Тарья обхватила себя за плечи. Царапина на ладони от движения раскрылась. Кожу засаднило, и выступила капелька крови.

— Ну, хоть порезалась, — раздался недовольный голос Руны. — Еле нашла тебя по запаху крови. Заблудилась?

Тарья вздрогнула, оборачиваясь. В сумраке по-вампирски красные глаза стали выглядеть особенно зловеще. Как и клыкастая усмешка.

Тарья невольно натянула рукав, пряча порез, и пробормотала:

— Я… немного.

Руна заметила этот жест, отчего усмехнулась еще наглее.

— И где твой принц? — она скрестила руки на груди.

Тарья вкратце пересказала историю с Миражом, а потом тихо спросила:

— Так ты искала меня, что ли? Мы и не ладим даже…

Руна пожала плечами, как на что-то само собой разумеющееся.

— Как только зашло солнце, и я смогла выйти, не боясь поджариться, — фыркнула она.

— Спасибо, — улыбнулась Тарья. — Я думала, с ума тут сойду…

Вдалеке снова раздался волчий вой. По-звериному повернув голову на звук, Руна не дала договорить. Она ухватила за руку, увлекая за собой с уверенным:

— Пошли в пещеру. Дождемся Роберта — и в путь. Нечего терять время и приманивать зверье. А может, и нечисть какую-нибудь. Уж слишком у тебя кровь сладко пахнет.

— Х-хорошо, пошли, — Тарья поежилась от такого «комплимента».

Правда, они обе еще не подозревали, кто поджидает в пещере.

Глава 62

Когда подошли к пещере, Руна внезапно насторожилась. Она напряженно сжала ладонь Тарьи, одними губами шепнув:

— Здесь кто-то есть.

И судя по недоброму прищуру, этим «кем-то» был не Иней. Руна медленно отпустила Тарью, делая небольшой шаг вперед. Та пошевелила пальцами, и под ними тихонько затрещали темные молнии. Может, страницу и носили при себе, но остальные вещи валялись в пещере в сумках! И отдавать их никому не хотелось.

— Ты права, — послышался бархатистый мужской голос.

В черноте пещеры вспыхнули два золотых огонька. Глаза с вертикальными зрачками.

— Мы просто хотим забрать наши вещи! — пискнула Тарья.

— А что, если у меня свои планы? — из темноты донесся короткий смешок.

Судя по тихому шороху, незнакомец шагнул вперед. Нервы сдали. Тарья резко выставила вперед ладонь. С нее слетел огненный шарик, влетая в темноту и освещая пещеру.

Незнакомец был одет слишком легко для ранней, еще снежной весны. Только тонкая рубашка, свободно облегающая стройное тело, и темные брюки, заправленные в высокие сапоги. Шнуровка на воротнике была распущена, позволяя увидеть не только ключицы, но и чешую. Светло-золотистая, она поднималась по шее. Такого же цвета волосы были острижены неровно, словно своим же ножом на скорую руку. Оттого челка прядями падала на хищные глаза, которые выразительно светились на резковатом мужественном лице. На длинных пальцах виднелись блестящие когти, короткие, но острые даже на вид.

От незнакомца буквально веяло опасностью. Похоже, это почувствовала и Руна. Она слегка нервно прошла внутрь пещеры, подхватывая сумку, лежащую возле догоревшего костра.

— Не знаю, кто ты, но нам пора!

Незнакомец плавно, с ленцой взмахнул рукой в сторону Руны. Ее отбросило к стене пещеры, а тело сковали взявшиеся из ниоткуда золотистые цепи. Полупрозрачные магические оковы оказались достаточно крепкими. По крайней мере, удержали Руну, которая начала рычать и извиваться во всю вампирскую мощь.

Тарья машинально сделала шажок назад. Усмехнувшись, незнакомец подошел ближе.

— Не сбежишь, девочка. А попытаешься — и тебя тоже ждут цепи. Мне этого не хотелось бы… — от шипящих змеиных ноток стало не по себе.

Он протянул руку к ее лицу. Тарья на секунду оцепенела, с опаской покосившись на золотистые когти, а потом резко вскинула ладонь, чтобы оттолкнуть.

— Кто ты такой? Что тебе нужно?

— Боишься, значит, — рассмеялся незнакомец. — Мое имя — Карм. Я родился далеко отсюда, на острове драконов, но когда мне приглянулась принцесса, меня изгнали.

— Очень сочувствую! — рыкнула Руна, снова дернувшись в магических оковах. — Может, отпустишь нас и тогда поплачешься в жилетку о своей несчастной любви?

Она оскалила клыки, не то усмехаясь, не то по-звериному щерясь.

— А при чем здесь любовь? Так, каприз на пару ночей, — фыркнул Карм, после чего внимательно посмотрел на Тарью. — А ты чем-то похожа на нее. Светлые волосы, голубые глаза, такая же хрупкая…

Он прошелся оценивающим взглядом по ее фигуре, словно выбирал вещь на рынке. К щекам прилил румянец стыда.

— Чего ты хочешь? — зло выпалила Тарья.

— Видишь ли, перед изгнанием меня прокляли. И теперь я не могу до конца превратиться в человека. То чешуя и когти остаются, то крылья… Это немного неудобно. В городах люди шарахаются. Особенно здесь, на севере Талвии, где к драконам не привыкли. В прошлый раз меня чуть не убили, перехватив в переулке с серебряными клинками, — Карм машинально повел плечами, и в глаза бросился шрам у основания шеи. — Но недавно одна гадалка раскрыла мне секрет. Если я женюсь на прекрасной невинной деве из рода людей, то облик начнет мне подчиняться. Кажется, ты — человек? Да еще и с магией… Это будет хорошо для наследника.

— Что?! Какого еще наследника?! — Тарья шарахнулась, как от огня.

Карм взмахнул рукой. Толстая золотистая цепь появилась из ниоткуда. Она легко обвила талию Тарьи. Крепко, не вырваться. Она дернулась, попыталась вцепиться в магические звенья пальцами, но без толку. Рассмеявшись, Карм с легкостью потянул ее к себе за цепь.

— Нашего с тобой, пугливая девчонка.

Глава 63

Иней нашел Роберта по пути к пещере. Волк, как белая тень, выскользнул из-за деревьев.

— Тарья где-то здесь? — вполголоса спросил Роберт.

Он потрепал Инея по голове, оглядываясь в темноте. Тот прижал уши, тоскливо заскулив. Роберт настороженно нахмурился. А через секунду уже был сцапан за край плаща. Сжав плотную ткань в зубах, Иней потянул в сторону пещеры. Поняв, что произошло что-то неладное, Роберт и сам поспешил за ним.


***

Карм взмахом руки освободил Руну.

— Уходи. Ты мне здесь не нужна, — бросил он, а потом взглянул на Тарью. — А ты сейчас полетишь со мной.

— П-полечу? — запнулась она.

В голове лихорадочно заметались мысли. Как сбежать ножками по земле, Тарья еще понимала. А как быть в полете на спине дракона?

— Да, — Карм передернул плечами. — К ближайшему селению, где нас поженят. А потом я унесу тебя обратно сюда, в заколдованные земли. Где тебя никто и никогда не найдет.

Он улыбнулся одновременно сладко и хищно, убирая прядь волос с лица Тарьи. Она дернулась, забыв про цепь. Прочные звенья вдавились в талию, еще и кольнули крохотными разрядами, словно предупреждая. Тарья поморщилась, почти беззвучно зашипев не столько от боли, сколько от злости.

— Отпусти ее сейчас же! — зарычала Руна.

Она напряглась всем телом, словно готовясь наброситься и впиться Карму в чешуйчатую глотку. Он усмехнулся уголком губ. Легкий жест — и цепь, держащая Тарью, рассеялась. Она инстинктивно дернулась назад.

Карм ухватил за ладонь, слегка царапнув когтями, будто предупреждая. Как раз по старой царапине!

— Не так быстро, — выдохнул он на ухо, чуть ли не обжигая дыханием.

— Пусти меня! — пискнула Тарья. — Не собираюсь я ни за кого выходить замуж!

Она уперлась свободной рукой ему в грудь, пытаясь оттолкнуть. По ощущениям, все равно, что пробовать сдвинуть скалу.

— Это еще почему? — фыркнул Карм.

Из темноты за пределами пещеры донесся голос Роберта. Такой властный, опасный и рокочущий, что мурашки побежали по коже.

— Потому что она уже помолвлена. Со мной, — он неторопливым шагом вошел в пещеру.

Тарья посмотрела на него широко распахнутыми глазами: не смогла скрыть удивления насчет «помолвки». Зависший в воздухе магический огонек осветил лицо Роберта. Сейчас оно показалось особенно бледным и мрачным. Черные волосы, стянутые в хвост на затылке, немного растрепались. На щеке осталась царапина, будто не только Тарья падала, блуждая по лесу. Это лишь подчеркнуло зловещий взгляд.

Карм слегка разжал пальцы. Пользуясь этим, Тарья отскочила. Сбежав под защиту Роберта, она замерла рядом с ним.

«Раз магия выходила из-под контроля, ему лучше сейчас не лезть на рожон с Кармом, — мелькнуло в голове. — Хотя эта ящерица точно спрашивать не будет!»

— Только кажется, твоя невеста сама об этом первый раз слышит, — с нахальной усмешкой сказал Карм. — А раз она свободна, я вполне могу забрать ее себе! Мне надоело это проклятие, и я сниму его любой ценой!

Он на миг прикрыл глаза, разводя руками. За спиной с хлопком, как у летучей мыши, распахнулись золотистые крылья. На ладонях вспыхнул огонь. Так ярко и сильно, что даже на расстоянии пахнуло жаром. Слегка наклонив голову набок, Карм посмотрел на Роберта. Без жалости. Как будто давал последний шанс. А огонь над руками трещал все жарче.

— Проклятие точно не снимет та, кто обручена с другим! — выкрикнула Руна.

Одной секундой, на нечеловеческой скорости, она оказалась рядом с Робертом и Тарьей. На тонких пальцах появились длинные черные когти — обычная вампирская метаморфоза в момент опасности. Руна резко ухватила Роберта за руку. Одно движение — и на ладони осталась кровоточащая царапина. Он успел разве что вздрогнуть от неожиданности. А Руна уже соединила руки Роберта и Тарьи. Царапина к царапине. Кровь к крови. С губ Руны сорвались какие-то певучие слова на древнем языке. Глаза коротко вспыхнули красным.

— Ах ты!.. — Карм прорычал несколько нечленораздельных ругательств.

— Теперь они помолвлены по вампирскому обычаю, — усмехнулась Руна. — И уже ничто не может это разрушить. Тебе придется поискать кого-то другого. Знаешь, к югу отсюда есть рыбацкая деревенька. Там периодически приносят девушек в жертву озерному чудовищу. Может, притворишься им и умыкнешь себе какую-то красавицу?

— Я… да как вы смеете?! — униженно вспыхнул Карм, забыв даже рассвирепеть. — У меня сундук сокровищ драконьего острова! А ты предлагаешь воровать девушку, как яблоки из соседского сада?!

— Вот и предложи этот сундук. Много желающих найдется, — подмигнула Тарья.

И пока он пребывал в шоке, все быстро покинули пещеру.

Глава 64

Подниматься всю ночь по склону горы среди снега, камней и коряг, — то еще удовольствие. Под конец вымотались все. Даже Иней, смотрящий очень укоризненно. Даже Руна, из гордости держащая осанку, но время от времени приваливающаяся ладонью к ближайшему стволу. Ведь дорога становилась все труднее и круче.

— Скоро уже рассвет. Нужно искать место для привала, — сказал Роберт, оглядываясь назад, на бледнеющее небо.

— Пройдем еще немного, — на чистом упрямстве держась на ногах, отрезала Руна.

Иней в этот момент рванул вперед.

— Он что-то почуял! — воскликнула Тарья.

Она подхватила подол платья, ничуть не стесняясь, что в разрезах по бокам проглянули облегающие брюки. Иначе точно упала бы, бросившись за волком. Остальные поспешили следом.

Иней явно взял след. Иногда он останавливался, припадая носом к снегу или петляя, но потом уверенно продолжал путь наверх. Темнота становилась реже, и Тарья с тревогой поглядывала на Руну, но та вела себя, как ни в чем не бывало.

Наконец Роберт, сощурившись, посмотрел вверх.

— Там что-то есть, — вполголоса, будто боясь спугнуть удачу, сказал он.

Тарья проследила за его взглядом. Воздух впереди слегка мерцал, а за ним виднелось нечто странное. Цветущие кустарники и деревья. Прямо после снега, расстилающегося вокруг.

— Что это? Думаешь, это и есть… он? — прошептала Тарья одними губами.

Она и ойкнуть не успела, как Иней проскочил через мерцающий барьер. Волк завертелся на месте, осматриваясь. У Тарьи оборвалось сердце, но с ним все оказалось в порядке.

— Похоже, можно проходить, — Руна пожала плечами.

Роберт первым прошел через барьер. Ладонь на всякий случай опустилась на рукоять меча. Тарья и Руна, переглянувшись, скользнули следом. В лицо повеяло теплом, словно зашли в дом. Но вокруг оказался цветущий весенний сад, а в носу с непривычки защекотало от приятного сладковатого аромата.

Вьющаяся между деревьев дорожка привела к храму. По белым, чуть потрескавшимся от времени колоннам вились тонкие лозы. Внутри было несколько помещений, разделенных лишь решетками с плетущимися растениями. Сквозь них пробивался свет: в центре горел огонь в каменной подставке, напоминающей поилку для птиц.

— Мы пришли, — негромко проговорил Роберт.

Он достал из сумки книгу. Похоже, забрал у Миража. Расспрашивать, у живого или уже мертвого, Тарья не стала. Только достала свою страницу. Роберт взял ее, и пальцы соприкоснулись. По телу пробежал легонький теплый разряд.

«Сейчас все решится… но что дальше? Что будет с нами: мной и Робертом? Когда все окажется позади. Особенно после этой дурацкой помолвки на крови», — Тарья закусила губу от таких тревожных мыслей.

— Ни единого закрытого помещения, — глухо рыкнула Руна. — А скоро взойдет солнце.

Она оглянулась по сторонам, ища хоть какое-то укрытие. Воздух уже стал серым, по-утреннему влажным. А потому Тарья вздрогнула, когда послышался щелчок пальцами, и вокруг оказалась полная темнота. Только потом на небе разгорелось северное сияние. Его холодный свет упал на храм, играя на белых колоннах зеленым и бледно-розовым.

Из темноты вышла Нокта. По земле протянулся шлейф темно-синего платья. Ярко сверкнули созвездия, вышитые на ткани.

— Когда-то я создала вампиров. Так что как богиня тьмы и ночи точно не позволю тебе погибнуть, девочка, — обратилась Нокта к Руне.

Гордую и колючую по характеру вампиршу как подменили. Она завороженно подошла ближе, а потом опустилась на колени, не жалея дорожного платья. Руна почтительно склонила голову, отчего темно-рыжие волосы упали на лицо.

— Рада видеть Вас, покровительница.

Нокта улыбнулась немного хищно. Она погладила Руну по голове, как котенка, а потом цепко ухватила пальцами за подбородок. Та почувствовала неладное, дернулась назад. Нокта уже не отпустила. Слегка наклонившись, она давяще посмотрела в глаза.

— Но вы пришли не искать покровительства, — тон так и сочился ядом.

Нокта оттолкнула Руну, проходя мимо, останавливаясь прямо перед Робертом и Тарьей. Крутившийся рядом Иней глухо зарычал, прижимаясь к земле, будто готовясь к прыжку.

— Я пришел, чтобы провести ритуал, — твердо произнес Роберт.

Он шагнул вперед с решительностью во взгляде.

— То есть полностью освоиться с моей силой, но при этом не подчиняться мне. Смелая идея, мальчик, — усмехнулась Нокта. — Но глупая.

Глава 65

Роберт и Нокта замерли друг напротив друга напряженно, как два хищника перед схваткой. Он прищурился и чуть надменно приподнял подбородок.

— Я не сдамся, Нокта. Я не собираюсь становиться марионеткой. И мне плевать, что было до моего рождения.

Нокта зло замахнулась. Пощечина получилась сильной и хлесткой: даже Роберт слегка пошатнулся от неожиданности. Коротко выдохнув, он сцепил зубы, сверля упрямым взглядом.

— Имей уважение к богине! — прошипела Нокта. — Пока я не расправилась с твоими друзьями.

Она бросила короткий взгляд на Тарью. Губы изогнулись в коварной усмешке.

Роберт атаковал мгновенно. Казалось, даже не думал. Действовал на инстинкте. Взметнулась рука, вылетело щупальце черной магии, и не ожидавшую подвоха Нокту отбросило к колонне.

У Тарьи перехватило дыхание от страха. Но ярость промелькнула во взгляде Нокты буквально на миг. А потом она рассмеялась, поправляя платье.

— А ты сильнее, чем я думала. Вместе мы сможем многое, — заговорила Нокта, по кругу обходя Роберта, как хищница. — Проводи ритуал, если хочешь… Учись управлять своей силой. А потом мы устроим такое, что мир вздрогнет.

Он сжал книгу так, что побелели костяшки.

— Я не собираюсь тебе подчиняться! — рыкнул Роберт.

— Глупый мальчиш-ш-шка… — голос Нокты напомнил шипение змеи.

Она прищурилась. Книга в руках Роберта коротко вспыхнула языками черного пламени. Он не успел ничего сделать: даже выронить ее. Всего секунда — и осталась лишь горстка темного пепла, осыпавшаяся вниз.

Роберт на миг замер, а Нокта тем временем, тихо рассмеявшись, направилась прочь нарочито вальяжной походкой.

— Что ты сделала?! — он зло ринулся следом.

Нокта остановилась. Оглянувшись через плечо, она смерила презрительным взглядом.

— Ты не мог выучить весь ритуал наизусть, — по губам скользнула злорадная усмешка. — Значит, останешься один на один со своим проклятием. И сам приползешь ко мне на коленях, когда сила выйдет из-под контроля и выжжет твое королевство дотла! А может, и парочку соседних!

Нокта провела кончиками пальцев по решетке с лозами, идя дальше. Роберт злым жестом направил магическую сферу. Мощная, трещащая молниями, она ударила в белый мрамор, заставляя брызнуть обломки. Колонна пошатнулась, падая перед Ноктой, преграждая путь.

— Я не уйду, пока не добьюсь своего! — Роберт стиснул кулаки.

Она обернулась резко, одним рывком. Взгляд едва успел ухватить взмах рукой, полет свободного темно-синего рукава… а потом по храму прокатилась сильная волна. Всех отбросило в разные стороны. Нокта за считанные секунды обвела всех взглядом, потемневшим от гнева, и темные путы сковали по рукам и ногам, не давая никому вырваться.

— Значит, придется вас убить. Раз ты оказался бесполезен! — бросила она в лицо Роберту.

Тарья дернулась в путах. Сердце зашлось быстро-быстро от страха. Не за себя. За Роберта.

Заметив движение, Нокта подошла ближе. Она взяла за подбородок, нарочно слегка царапая. До одури захотелось отвернуться, только бы не смотреть в темные безжалостные глаза.

— А я ведь предупреждала тебя, девочка… Если бы не ты, заполучить Роберта было бы куда проще. Еще парочка предательств — и он очерствел бы, утратил бы все человеческое. Мне осталось бы только соблазнить его подчиниться. Любым способом, — Нокта усмехнулась.

Роберт ни на секунду не оставлял попыток вырваться из пут. Он зажмурился, направляя магию. Они затрещали, почти поддаваясь, но потом сжали с новой силой. Не оборачиваясь, Нокта взмахнула рукой. Одно из магических щупалец захлестнулось на горле Роберта, медленно сжимая, мешая дышать… При взгляде на это на глаза Тарьи навернулись слезы.

— Зачем тебе все это? — всхлипнула она.

Нокта улыбнулась, явно не собираясь отвечать. В этот момент раздался незнакомый мужской голос:

— Чтобы отомстить мне.

Из темноты в круг, освещенный огнем, вышел высокий мужчина. От него так и веяло спокойной уверенностью. Золотисто-медовые волосы обрамляли лицо, тронутое легким загаром. Мужчина был одет просто: легкая белая рубашка и коричневые брюки, заправленные в обычные дорожные сапоги. И все-таки в нем чувствовалось что-то величественное. Наверно, потому, что Нокта невольно отпрянула на шаг, едва его увидела.

Глава 66

На секунду Нокта замерла. На лице отразился ряд эмоций. Каждая буквально по доле секунды. И растерянность, и короткое тепло, и боль, и наконец ярость… Нокта резко развела руки в стороны. Звезды в волосах вспыхнули ярче, а пальцы стиснулись в кулаки.

Путы сдавили Тарью так, что выбили весь воздух. Она зажмурилась от страха, чувствуя, как щупальце захлестнулось на горле. С силой, будто собралось не просто задушить, а свернуть шею. Другие путы сжали ребра так, что еще немного — и кости хрустнули бы, как тонкие прутики.

Как со стороны, послышался испуганный вскрик Руны. Страх за нее и Роберта взял верх: ресницы взлетели вверх. Тарья увидела, как Иней бросился на Нокту. Стремительный прыжок и яростное рычание. Волк бесстрашно вцепился в руку.

Нокта отбросила его прочь легко, только взметнулся разорванный рукав. На ладони вспыхнула смертоносная магия.

— Нет!.. — из последних сил, через боль выдохнула Тарья.

Нокта замахнулась, направляя удар на Инея. Однако в этот момент незнакомец закрыл глаза. Вся его фигура вспыхнула золотым светом. Несколько мощных лучей разошлись в разные стороны. Один — сжег смертоносную сферу. Другой — ударил по путам Роберта, освобождая. Еще два — ринулись к Руне и Тарье. Оказавшись на свободе так неожиданно, она упала на колени. В груди жгло от нехватки воздуха.

Роберт подбежал к Тарье, помогая подняться. Она прислонилась к нему, отчаянно цепляясь пальцами за одежду и пытаясь отдышаться. Он приобнял одной рукой, держа другую наготове с черными разрядами, пробегающими по пальцам.

— Каким ветром тебя занесло, Солис?! — Нокта яростно бросилась на незнакомца. — Обычно пропадаешь от равноденствия до равноденствия!

Показалось, что она вот-вот залепит пощечину, как ревнивая жена. Вместо этого с ладоней сорвалось несколько сфер черного огня.

Солис мгновенно отбил их золотистыми лучами. Прежде, чем Нокта успела атаковать снова, он перехватил ее запястья, силой притягивая ближе. Она дернулась, извиваясь, как дикая кошка.

— Прости меня… — тихо-тихо выдохнул Солис.

Нокта резко оттолкнула. Темные волосы разметались, в глазах разгорелся яростный огонь. В свете пламени и северного сияния бледное лицо стало выглядеть особенно зловеще. Над руками вспыхнуло черное пламя.

Оно ударило Солиса в грудь, отбрасывая назад. С такой силой, что по толстой колонне пошли трещины. С потолка храма посыпалась мелкая белая крошка.

— Прощу, когда уничтожу тебя! — выпалила Нокта, и магия снова языками пламени вспыхнула над ее ладонями.


***

Испокон веков знали люди легенду о богах. Однажды Солис — бог солнца и света — создал людей. А его возлюбленной — Нокте, богине ночи и тьмы, — стало завидно. Как это так, он смог сотворить жизнь, а она — нет? Вот и выведала секреты творения, тайком опробовав. Но вместо людей получились у нее существа, жадные до крови и боящиеся серебра. Вампиры и оборотни, русалки и драконы…

Не захотелось гордой богине признавать поражение да просить помощи у любимого. Подумала она, подумала и разрешила своим творениям на людей нападать. Когда узнал об этом Солис, рассвирепел страшно. Так и разругались боги.

Обиделась Нокта, сбежала от возлюбленного в один из земных храмов. Там он и настиг ее. В окружении красавцев-жрецов, которые вились вокруг нее, исполняя любой каприз. От ревности разрушил Солис храм до основания, а Нокту забрал с собой, в дворец из золотого хрусталя. И снова гордость встала между богами. Один не сумел первым попросить прощения за ссору, вторая не смогла жить в золотой клетке. Сбежала Нокта.

И с тех пор они — непримиримые враги. Все пытается она назло Солису извести людей и оставить на земле лишь нечисть. А он никак не может достучаться до разбитого сердца богини.

Лишь два раза в год, когда день и ночь равны, встречаются они в древнем затерянном храме, который когда-то был возведен для них обоих. Боги проводят это время вместе, чтобы свет и тьма пребывали в балансе, и мир не рушился.

А храм — место великой магии и самых сильных ритуалов. Там возможно все. Даже увидеть богов… или умереть от их руки.

Глава 67

Солис поднялся на ноги, отряхивая с одежды каменную крошку. Он вздохнул, на миг прикрывая глаза. Судя по тому, как затрепетали ноздри, еле-еле удержал самообладание.

— Хватит, Нокта. Я не собираюсь с тобой драться. И не хочу делать тебе больно.

— Делать мне больно?! — Нокта задохнулась от возмущения. — Да ты уже это сделал! И поплатишься за это сполна! И ты, и твои людишки!

Она послала целый шквал ударов, один за другим. Солис попытался просто уклоняться, выбросив в ответ лишь магические путы. Однако Нокта не попалась.

Следующий ее удар раздробил часть колонны. Обломки мрамора разлетелись во все стороны, и один глубоко полоснул Солиса по щеке. Из царапины сбежала капля крови. А над головами тем временем затрещало.

— Они весь храм разнесут, — прошептала Тарья, глянув на разрушенные колонны. — Нужно уходить, пока все не рухнуло.

— Он вступился за нас, — качнул головой Роберт.

Нокта собралась ударить магией в потолок. Видно, чтобы разрушить крышу прямо над головой Солиса. Роберт взмахнул рукой, со спины набрасывая магические путы. Нокта дернулась всем телом, оборачиваясь и едва не падая с ног. На пару секунд они ее задержали, но потом она разорвала их вспышкой темной магии.

— Пытался победить меня моей же магией?! Я не прощу такого, дерзкий мальчишка! Теперь каждый раз, когда решишь использовать силу, она будет выходить из-под контроля! А твоя девчонка не доживет до свадьбы в Рении! Такова моя воля! — Нокта проговорила еще несколько слов на древнем языке, завершая проклятие.

Волна магии прокатилась по храму. Роберт застыл, и во взгляде мелькнул страх. Явно почувствовал что-то внутри.

Тарья отчаянно метнулась взглядом к Солису, думая только о том, почему он ничего не делает. И оказалось, что как раз-таки делает. Вдумчиво. Сосредоточенно. Между его ладонями засветились золотистые искорки. Как только они вспыхнули ярче, Солис одним жестом направил их на Нокту.

Стоило им прикоснуться к ней, как ее глаза расслабленно закрылись. Тело обмякло. Еще секунду назад разъяренная, Нокта начала оседать. Солис мигом оказался рядом, чтобы подхватить и аккуратно уложить на пол.

— Она проснется только через пару часов.

Прозвучало так спокойно и буднично, что у Тарьи перехватило дыхание от желания разрыдаться. Сжимая пальцы в кулаки в попытке держать себя в руках, она выступила вперед.

— А нам что теперь делать?! Вы же слышали… слышали, она прокляла нас! — голос сорвался.

Роберт подошел ближе. Он взял на руку, сжимая ладонь в знак поддержки. С другой стороны подкрался и Иней, ткнувшись мокрым носом в кончики пальцев. Руна, стоящая чуть поодаль, скрестила руки на груди.

— Хотя, может, Вы и не заметили этого, — пренебрежительно фыркнула она. — Пока выясняли отношения.

— Мне жаль, что Нокту ослепила ненависть, — вздохнул Солис.

«Жаль?! Жаль и все?! — захотелось выкрикнуть Тарье, но в горле застрял комок. — А теперь Роберт окончательно проклят, а мне суждено умереть!»

— Что нам теперь делать? — требовательно заговорил Роберт, подходя к Солису. — Должен быть какой-то выход. Какой-то другой ритуал или еще что-то.

— Я не могу отменить проклятие Нокты. Мы равны по силе, — он покачал головой. — Но могу сделать кое-что другое.

Тарья и Роберт с надеждой посмотрели на него, держась за руки. Солис тепло улыбнулся. А в глазах проскочила горечь. Помолчав немного, он негромко сказал:

— В конце концов, Нокта стала злом из-за меня. Тот, кого любят достаточно, не может быть злым. Правда, принц Роберт?

— Сейчас меня интересует только то, как спасти свою любовь, — Роберт напряженно сжал ладонь Тарьи.

— Она действительно не доживет до свадьбы в Рении. Потому что вы не будете жениться в королевском замке, — улыбнулся Солис.

Он взмахнул рукой. Вокруг закружились светлые шарики магии, а Тарья почувствовала, как одежда преображается. Вместо дорожного наряда — белое пышное платье, на волосах — легчайшая фата.

Костюм Роберта тоже преобразился. Черный, с золотистой вышивкой, он стал выглядеть по-настоящему по-королевски. А на голове появилась тонкая корона.

— Я чувствую, что вы уже помолвлены. Так зачем тянуть со свадьбой? — с улыбкой произнес Солис.

‍‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‌‍

Глава 68

— Ну, та помолвка была вынужденной, — смущенно сказала Тарья.

— Значит, я сделаю вынужденным и брак, — наклонившись к ее уху, шепнул Роберт. — Чтобы спасти тебя.

Она покраснела. А Солис усмехнулся:

— Даже, если она сто раз скажет: «Нет»… ее глаза говорят: «Да».

— Ничего они не говорят! — вконец смутилась Тарья.

Солис ничего не ответил. Только поднял руку ладонью вверх. Над ней замерцали золотистые искорки, и появились два кольца. Они зависли в воздухе, слегка покачиваясь.

— Согласен ли ты, Роберт Рок, взять в жены Тарью Варсон и беречь ее ото всех бед? — спросил Солис.

— Да, и если нужно, отдам ради этого жизнь, — ответил Роберт, глядя в глаза Тарье.

Не отводя взгляда, он взял одно из колец. Оно подошло точь-в-точь. Тарья, как зачарованная, посмотрела на свою руку. А Солис величественно продолжил:

— А ты, Тарья? Готова ли взять в мужья Роберта Рока и разделить с ним все радости и горести?

Тарья подняла взгляд на Роберта. Дыхание сбилось, а сердце забилось часто-часто.

— Да… — тихо-тихо прошептала она.

Тарья взяла кольцо, надевая его на палец Роберта. А следом он притянул к себе, отрывая от земли. Закружил в воздухе, поставил, поцеловал… и ненадолго все перестало иметь значение. Остались лишь касания его губ, такие сладкие и нежные, и теплые объятья.

— Я что-нибудь придумаю с магией, обещаю, — прошептал Роберт на ухо Тарье. — Я не наврежу тебе. Даже, если нужно будет навсегда отказаться от нее.

— Есть и другой выход, — вмешался Солис. — Но для начала скажи, зачем тебе магия, Роберт? Я знаю, что ты хотел развязать войну с Элсией.

— Чтобы освободить рабов, — прищурился Роберт, и в тоне прорезалось упрямство. — Я хочу изменить этот мир. Сделать его лучше. Справедливее.

— Есть и другие способы это сделать. Например, ты слышал, что любимая дочь правителя Элсии смертельно больна? Магия, полученная от самих богов, точно смогла бы ей помочь. Понимаешь? Ты смог бы ей помочь, — уточнил Солис. — Как думаешь, после этого ее отец пойдет тебе навстречу?

— Я… не знаю, — Роберт покачал головой, по-настоящему растерявшись. — Никто не станет перекраивать вековые устои из-за одного доброго поступка.

— Значит, их понадобится куда больше. Тарья, тебе придется проследить за этим. Подойди ко мне.

Тарья послушно шагнула к Солису. Он положил кончики пальцев на ее виски. Она почувствовала нечеловеческий жар, исходящий от его кожи. А потом все вокруг озарила яркая золотистая вспышка. Тарья ощутила тепло, волной прокатившееся по телу, и прилив сил. Точнее, магии. Такой мощной, что стало немножко страшно.

— Что это? — прошептала Тарья.

— Моя энергия теперь в тебе, — Солис с улыбкой отпустил ее. — Так же, как у Роберта — от Нокты. Возьмитесь за руки и попробуйте использовать магию.

Роберт и Тарья переплели пальцы. Она сжала его ладонь, желая поддержать, придать уверенности. Ведь чувствовалось, как он напряжен. Однако спорить с одним из богов никто не стал. Закрыв глаза, Роберт и Тарья одновременно сосредоточились.

Не сдержав любопытства, она подсмотрела из-под ресниц. И по коже побежали мурашки от того, что начало твориться вокруг. В воздухе вспыхнули искры: мягкие золотые, как маленькие солнышки, и холодные серебристые, как далекие звезды. Они медленно закружили вокруг.

С пола начало подниматься каменное крошево. Осколки мрамора возвращались на свои места. Поваленные колонны слегка дрожали, медленно отрываясь от земли, выпрямляясь, становясь обратно… Храм возрождался. Более того, становился еще красивее! На белом мраморе вспыхивали серебром узоры созвездий и разгорались золотом маленькие лучистые солнца. На плетущихся растениях в мгновение ока распускались большие нежные цветы, и по воздуху плыл чудесный аромат.

— Это невероятно, — прошептала Руна, когда Роберт и Тарья закончили с магией.

— Видите? Теперь вы сильнее, — улыбнулся Солис. — Но вдвоем. Когда уравновешиваете друг друга.

— Значит, все позади? — тихонько спросила Тарья.

Она повернулась к Роберту. Держа ее ладони в своих, он с улыбкой пообещал:

— Теперь все будет хорошо, милая.

Глава 69

— Теперь я могу переместить вас двоих домой, — сказал Солис. — Ну, или к замку Руны и Эйрика, чтобы вы смогли забрать лошадей.

Руна нахмурилась. Она подошла поближе, неловко переплетая пальцы.

— А я?

— Прости, но ты — создание Нокты. Я не могу использовать на тебе свою магию. Это может тебя убить. Оставайся в храме или в саду, пока за пределами магического барьера не сядет солнце. А потом… я что-нибудь придумаю, чтобы вернуть тебя домой. Бродить по этим землям одной — это опасно.

— Справлюсь как-нибудь! — Руна уверенно вздернула подбородок.

— Твой брат избаловал тебя, Руна, защищая от опасностей. Ты стала воспринимать все, как игру, и считать себя непобедимой, — покачал головой Солис. — Но скажи, разве ты справилась бы в этих землях без друзей?

Руна уже открыла рот, собираясь возразить, но потом осеклась. Вспыхнувший было в глазах вызов погас. Она опустила взгляд и сразу показалась младше, уязвимее. Солис опустил ей на плечо широкую ладонь, мягко сказав:

— Не бойся принимать помощь и дружбу. Иногда, как видишь, даже боги не могут справиться в одиночку. Ведь если бы Роберт не отвлек Нокту, я мог бы и проиграть.

Руна кивнула. А Роберт спросил:

— И что Вы теперь будете делать?

Солис тяжело вздохнул, мигом погрустнев. Он посмотрел на Нокту, все еще лежащую под действием сонного заклятья.

— Боюсь, я затянул с извинениями и признаниями на пару тысячелетий. А если любишь, это недопустимо. Придется исправлять, — уголком губ усмехнулся Солис. — И может, нежностью возможно отогреть даже самое темное сердце.

Царапина на его щеке слабо засветилась золотистым, быстро затягиваясь. Он подошел к Нокте, бережно беря на руки. Солис нежно отвел с ее лица растрепавшиеся пряди, а потом оба скрылись во вспышке золотого сияния.

А через секунду точно такой же свет озарил храм, забирая Роберта и Тарью.


***

Маясь от скуки, Руна исследовала каждый уголок затерянного храма. А потом она попросту легла на траву в саду, подложив руки под голову. Вверху раскинулось ночное небо, наколдованное Ноктой, с переливами северного сияния.

«Интересно, может, за барьером уже закат? И можно все-таки отправиться в путь самой? Еще чего, не хватало сидеть и ждать подачек от богов! Может, они, вообще, обо мне забыли!» — полезли назойливые мысли.

Послышались тихие шаги.

Руна вскочила на ноги и увидела Нокту, вышедшую из-под сени деревьев.

— Солис попросил отправить тебя домой, но знаешь, я не привыкла ему подчиняться. Так что сначала спрошу: а ты хочешь вернуться?

— Конечно! — выпалила Руна. — Куда же мне идти, если не домой?

Последние слова прозвучали тише, с меньшей уверенностью. Ведь под внимательным взглядом Нокты мысли спутались. Руна отвела взгляд. Стало не по себе. Она опомнилась лишь тогда, когда прохладные пальцы тронули за подбородок. Нокта мягко повернула ее лицо, чтобы вновь посмотреть в глаза.

— Твоя жизнь дома абсолютно пустая, — несмотря на жесткие слова, голос звучал мелодично, завораживающе. — Ты развлекаешься, играясь со смертными и покупая дорогие безделушки. Только для того, чтобы не выть по ночам похлеще оборотней. От того, что не знаешь, где твое место. Ты слишком долго думала, что оно — рядом с Томасом, но он никогда тебя не любил.

— Я не хочу об этом говорить! — возмутилась Руна.

— И не нужно: и так все видно, — Нокта с легкой усмешкой скрестила руки на груди. — Скажи, тебе нравится этот храм? Нравится одиночество?

— Да… но я же не могу остаться здесь навечно.

— Можешь. По крайней мере, пока не поймешь, куда хочешь идти дальше. Я могу сделать тебя своей жрицей. Ты получишь магию, перестанешь нуждаться в крови и бояться солнца.

— А взамен? — с подозрение прищурилась Руна.

— Присмотришь за храмом. Теперь ему нужна хранительница. Вдруг на земле еще остались упоминания того ритуала. И кто-нибудь из людей придет сюда снова, чтобы получить силу. Уже для гораздо худших целей, которые могут навредить не только человеческому роду, но и нечисти. Мне этого точно не хочется: за своих созданий я волнуюсь не меньше, чем Солис — за людей, — Нокта поджала губы. — Ну, так что? Ты согласна, Руна?

Она протянула руку. На кончиках пальцев замерцали серебристые звезды. Руна оглянулась по сторонам. Минутные сомнения — и она вложила свою ладонь в тонкие пальцы Нокты.

Магия хлынула по венам, наполняя обычно холодное тело теплом. Превратила в хранительницу храма.

Глава 70

Рения находилась южнее Талвии, и весна здесь была уже в разгаре. Под окнами королевского замка роскошно цвел сад. Этот аромат долетал даже до высоких этажей, наполняя кабинет Генриха Рока. А он сам не обращал внимания ни на благоухание цветов, ни на прекрасный вид из окна. Только прохаживался взад-вперед по кабинету, строго хмурясь.

— Мои лучшие маги прочесывали Талвию! А здесь на площадях уже шептались, что тебя прибрала к рукам Нокта! Ты — уже не ребенок, но эта выходка с побегом…

Роберт и бровью не повел, выслушивая все это. С идеальной осанкой, гордо приподнятым подбородком и терпеливым взглядом он подождал, пока поток возмущения иссякнет, после чего спокойно отрезал:

— Вот именно. Не ребенок. И смог сам справиться со своими проблемами.

— Это я уважаю, — со вздохом неохотно признал Генрих, а потом снова вскинул взгляд, сверкающий от эмоций. — Но что это за девчонка? Зачем было на ней жениться? Так сразу, не присмотревшись толком!

— Тебя смущает то, что мы решили поспешить со свадьбой? — усмехнулся Роберт. — Или то, что она — дочь Айрона Варсона, который когда-то был влюблен в маму?

— Мне уже давно нет дела до Айрона и его семейки. Они сбежали и оборвали с нами всякие связи. Хотя мы плечо к плечу защищали Рению в решающей битве!

— Они испугались меня. Моего проклятия. И просто хотели защитить дочерей.

— Младшую от тебя защитить они все равно не смогли, — ухмыльнулся Генрих.

В глазах мелькнуло почти мальчишеское озорство. Не сдержавшись, Роберт рассмеялся.

— Поменьше злорадства, папа, — он качнул головой, и во взгляде появились лукавые искорки. — По крайней мере, придержи его за обедом.

— А что с обедом?

— Родители и сестра Тарьи в замке. Так что вам придется поговорить и помириться, — Роберт непреклонно скрестил руки на груди.

— Я не собираюсь с ними мириться, — Генрих отзеркалил его позу, глядя так же упрямо.

С полминуты они простояли так. Друг напротив друга. Одинаково упрямые взгляды, одинаково напряженные осанки. А потом Роберт заговорил уже мягче:

— Знаешь, зачем я хотел управлять силой Нокты? Перекраивать этот мир? Чтобы доказать тебе, что сильнее тебя, что мне можно доверять ответственность. А теперь покажу это по-другому. Когда заставлю вас забыть все старые обиды. Ради Тарьи. Чтобы она знала, что теперь мы все — одна семья, и вражды больше не будет.

Он собрался уходить, показывая, что поставил точку в разговоре. Однако Генрих улыбнулся, взъерошив его волосы, как когда-то давно, в детстве.

— Вот теперь, сын, я вижу, что тебе и правда можно что-то доверять.

***
Тарья взволнованно прохаживалась по дорожкам в саду. Иней наблюдал за ней, лениво развалившись в тени. Веял легкий ветерок, и с деревьев срывались легкие светло-розовые лепестки. Они то и дело падали на волосы, уложенные в замысловатую прическу. Может, слегка вычурную, но прекрасно подходящую к пышному платью, украшенному кружевами и серебряным шитьем.

Услышав мягкие, как у хищника, шаги за спиной, Тарья остановилась. Роберт подошел сзади, заключая в объятья. Она расслабленно прислонилась к нему, прикрывая глаза, и на губах появилась легкая улыбка.

— Волнуешься из-за родителей? — шепнул Роберт на ухо.

Он нежно поцеловал в шею. Тарья слегка наклонила голову вбок, подставляясь под ласковое касание губ.

— Нет. Когда ты рядом, я не волнуюсь ни о чем.

Роберт отпустил, но лишь для того, чтобы стать напротив. Он взял ладони Тарьи в свои, тепло улыбнувшись.

— Значит, придется не отпускать тебя ни на секунду. Особенно, когда поедем к правителю Элсии.

— Тебя точно нельзя отпускать одного. Кто-то должен смягчать твой характер, — хихикнув, она сморщила нос.

— А что не так с моим характером? — возмутился Роберт, и ответом послужило нарочито задумчивое выражение лица Тарьи, как будто подбирающей определения. — Дерзкая девчонка… сейчас ты точно поплатишься за то, как себя ведешь!

Он утащил в ближайшую беседку. Они оказались скрыты цветущими лозами, густо оплетающими светлую деревянную основу. Смеясь, Тарья попыталась ускользнуть, но без толку. Да и желание играться ушло, как только Роберт прислонил спиной к стене для того, чтобы накрыть губы сладким и пьянящим поцелуем. Доказывающим, что теперь волноваться точно не о чем.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • Глава 48
  • Глава 49
  • Глава 50
  • Глава 51
  • Глава 52
  • Глава 53
  • Глава 54
  • Глава 55
  • Глава 56
  • Глава 57
  • Глава 58
  • Глава 59
  • Глава 60
  • Глава 61
  • Глава 62
  • Глава 63
  • Глава 64
  • Глава 65
  • Глава 66
  • Глава 67
  • Глава 68
  • Глава 69
  • Глава 70