КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584917 томов
Объем библиотеки - 882 Гб.
Всего авторов - 233509
Пользователей - 107383

Впечатления

Влад и мир про Зайцев: Разрушитель (Фэнтези: прочее)

Понос слов. Начал читать и тут же бросил. ГГ - непонятно кто, куда то прется, попутно описывая всё что видит. Стиль Чукча - что вижу о том пою и без смысла и желательно на одной струне. Автор наслаждается, что может описывать предметы, но меня это почему то не восхищает, а даже просто грузит кучей не нужной и не интересной информацией. Спрашивается: А мне это интересно? Отвечаю: Нет.Не ценитель я художественной живописи в литературе при

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
greysed про Ланцов: Фрунзе. Том 2. Великий перелом (Альтернативная история)

Мерзкий этап нашей истории ,банка с пауками,ну и Ланцов тот ещё прозаик .

Рейтинг: +1 ( 4 за, 3 против).
s_ta_s про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

На тройку с натяжкой. Грамотность автора оставляет желать лучшего, знание реалий Британии 30-х годов не выдерживает никакой критики, логика хромает на обе ноги.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Абезгауз: Справочник по вероятностным расчетам. - 2-е изд., доп. и испр. (Математика)

Вот вы, ребята, странные люди. Хотите иметь хорошую книгу на халяву. Вам эту книгу на халяву делают, но вы даже не утруждаете себя тем, чтобы сказать спасибо чуваку, который сделал для вас на халяву книгу. Это ведь так утомительно - нажать две кнопки.
А я е..ся с этой книгой целый день. Нигде не найдете этой книги в лучшем качестве.
Так и с другими книгами и книгоделами. Хамство - норма жизни!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Убойные каникулы (СИ) [Влад Эмм] (fb2) читать онлайн

- Убойные каникулы (СИ) (а.с. Каратель в теле школьника -2) 805 Кб, 223с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Влад Эмм

Настройки текста:



Глава 1

Когда Ромео свалил, мне стало не на шутку страшно. Мияко пялилась в упор своими узкими глазками, которые, казалось, увеличились в размерах, поглотив чуть ли не пол лица.

Чтоб слегка успокоиться, пытался говорить ни о чем. Но получалось не очень-то складно.

— Так вот, этот журналист ныл, как девка, когда его женушка подорвалась на мине. А мы же ей говорили, не ходить за кусты. Мирные бабы все слишком нежные. Не могут отлить при тридцати пяти мужиках. Точнее, при тридцати четырех. Короче, не помню. Так вот, она пошла в дебри и ее разорвало. Можно было пошутить про метеоризм и забыть, но этот кретин упал в обморок.

— Продолжай, — заворожённо процедила Мияко, и подвинулась ближе.

— Чего продолжать? А, да, он очнулся и стал рыдать. Сказал, что больше не сможет взять любимую за руку. Я сказал: не плачь, дядя, руку мы как раз сохранили. Только… ее надо погреть в микроволновке… немного. Иначе, ощущения не приятные.

— Ууухх, прям как в серии Мертвый исток о приключениях Чукайю в царстве Загробных нарецов, — воскликнула японка.

Черт, ее совсем не проймешь! Еще изнасилует меня прямо в тачке! А сейчас это нахрен не впилось.

Я замолчал, не зная, как поступить. Вдруг японка сделала выпад, будто хотела рубануть с головы. На самом деле, она меня тупо поцеловала. Затем, сразу же отстранилась и крикнула:

— О, Лесовский, ты что? Еще раз так сделаешь, я позову охрану!

— Эээ, да, я маленький извращенный блевотник, — сказал как можно игривее.

— Прости, извини. Просто ты реально самый конченый неудачник! Я таких даже раньше не видела! Блиииин, не могу! — пропищала японка.

Она положила мою руку себе на грудь. Точнее, на тот сраный прыщик, который мог бы быть грудью, если б не вырос в кошачью сиську.

Девушка ахнула и отвесила мне пощечину. Я врезал в ответ… но не сильно.

— Эй, может, хватит уже? Я и так тебе подыграл! Где обещанная помощь для драки?! Смотри, уже вечереет, а мы катаемся на твоей тарантайке, — воскликнул, чтоб вернуть девчонку в реальность.

— Ох, прости… черт, как круто. Прям как в пятой серии книг о приключениях золотого…

— Хватит! Хорош! Мне сейчас не до игр, твою мать.

— Ладно, — пожала плечами японка. — Мы скоро приедем в усадьбу. И там ты получишь свое. А пока можно вопрос?

— Да, — ответил, глядя в окно.

— Ты серьезно не хочешь за мной приударить?

— Нет.

— А немного?

— А капельку?

— А чуть-чуточку?

— Нееэээт! — крикнул я. — Прости, но ты не та девушка, с которой бы хотелось построить взвод, то есть дзот… Точнее, эту, любовь.

Мияко на какое-то время замолкла. Но вскоре продолжила доставать.

— Какая девушка тебе нужна, Марк Лесовский? — серьезно спросила она.

— Ну, знаешь, Машка, это сложное дело. В женщине не главное: красота или улыбка, или состояние родни. Куда важнее, сама знаешь что. Это…

Я взял паузу, после чего, мы одновременно сказала:

— Ду…

— Жо…

— Что ты имеешь в виду? — спросил первым.

— Душу! — пискнула азиатка.

— Что, на кой хрен? Я вообще-то про жопу.

— То есть, ты хочешь найти себе девушку с большой… пятой точкой? Это для тебя что ли главное??? — чуть не умерев от шока, прокричала японка.

— Не главное. Самое главное!

— Ах, бездушный, тупой, грязный, долбанный дятел! Мммм, обожаю таких. Прям как в серии книг о великом и ужасном…

— Эй, смотри, подъезжаем! — воскликнул я.

Действительно так и было. Машина подкатила… не к дому, а к целому японскому поселению на окраине русского города.

Это были несколько зданий в традиционном восточном стиле с множеством окон и причудливыми крышами. По периметру стояли вышки с охраной. Поселок был окружен высоким забором, который с виду был деревянным. Но мне показалось, что это обман. Скорей всего, стена попрочнее.

Территория вокруг была очень ухожена. Я заметил стриженые деревья, аккуратные клумбы. Тут были сады камней и даже небольшие фонтаны.

Да уж, кому-то каморка с бомжами, а кому собственный мир, где ты местный бог. Тут уж точно крыша поедет. Видно, девку избаловали.

Мияко замолчала, сделавшись серьезной и строгой. Мы проехали в большие ворота, где машины просканировали каким-то синим лучом. Люди на дорогу не выходили. Казалось, тут вообще нет охраны. Но это не так.

Потом тачки подъехали к высокому зданию, где остановились на просторной парковке.

— Уххх, хорошо! Я как будто сама в азиме побывала, — облегчённо выдохнула японка. — Ты такой… в общем ладно.

— Эй, знаю, что я местный красавчик. Но как насчет договора? — тут же спросил у нее.

— Что? Договор? Ах, да, Марк, конечно. Зайдёшь за угол, по той желтой дорожке, и там все будет.

Стало как-то не по себе. Азиаты — нервные парни. Еще захотят сделать чужаку харакири. Придётся тогда их прибить. А я и так измотался.

Не показывая волнения, я сказал, что все понял. Вышел из машины, а с переднего сидения поднялся японец. Он был невысокого роста в форме местной охраны.

Мужик сказал идти вслед за ним. И мы направились через сад, возле чудных, почти кукольных домиков.

Как он узнал, что надо меня проводить? Мияко ничего не сказала. Может, у них своя… супер магия? Хотя, это не важно.

Куда интересней другое. Пройдя через живописный сад, мы вышли к мелкой постройке. В глаза бросились красные шторы и вывеска: Глубокий динь-динь.

Да уж, капец! Не похоже на секретную лабораторию, где из меня сделают супер бойца.

— Это чего? — обратился к японцу, который указал рукой на домик, предлагая туда войти.

— То, что тебе надо, чужак, — тихо произнес он.

— Погоди! Мияко сказала, здесь можно восстановить силы! А это… сраный бордель.

Возможно, звучало грубо, но я реально видел в постройке — притон. На такие места у меня четкий нюх. Может, азиатка решила, что я хочу трахаться? Да, но только не перед боем!

Кто бы знал, что секс может быть наказанием?

— Там восстановят силу. Много и хорошо. Мы туда ходим. Когда можно ходить, — протараторил японец.

— Послушай, восточный… сэнсей, ты мне чисто нормально скажи. Там что, проститутки тусуются? — спросил у него.

— Нет, не говори таких слов! У нас так нельзя. Иди или уходи. Иди… или уходи, — воскликнул охранник, подняв узкие брови.

Ладно, чем черт не шутит. Другого выхода не было. И так потерял кучу времени.

Оглядываясь по сторонам, на всякий пожарный, я подошел к странному домику. Здесь было не заперто. Вошел без проблем, лишь над дверью колокольчики зазвенели.

Точно, чертов бордель! В первой же комнате был ресепшн, где сидела высокая японка в традиционной одежде.

— Здравствуй, Марк, заходи. У нас есть то, что тебе нужно, — мило сказала она.

«Эй, да откуда они все знают?!»

— Дорогуша, мне не нужно то, что «всем нужно». Мне бы силы чуть прокачать. Понимаешь?

— Да, иди и не бойся.

«Ага, хорошо. Бояться если что будете вы»

Было бы странно спорить с красивой девушкой. К тому же, интуиция дала зелёный сигнал. Я осторожно прошел в указанном направлении. И меня ждал мощный… массаж.

Не особый вид допинга, который позволит всем ломать шеи. А простое натирание тушки руками, которое нахрен не нужно.

Хотелось разнести кукольную коробку к чертям. Обязательно бы так поступил, если б не две фигуристые японки, которые ждали в комнате с узкой кроватью.

Девушки были одеты в обычное кимоно. Но оно было очень коротким, обнажало аппетитные ноги. Казалось, еще немного и можно увидеть кое-что большее.

Вырезы на одежде тоже были большими. Стоит потянуть вниз хоть на миллиметр, как грудь тут же выпадет наружу. Да и сама ткань очень тонкая. Через нее четко выпирали соски.

На это я особо не пялился. Но у дамочек, как ни странно, было подобие жоп. Ладно, так уж и быть, хуже точно не станет.

Решив так, я отправился в душ по указке девчонок. Потом замотался полотенцем, как было сказано, и лег на кровать для массажа или как это все называется.

«Черт с ним, помылся уже хорошо. В лучшем случае, немного посплю. Это лучше, чем бегать по городу»

Никогда не любил этих терок. Что хорошего в тупом наминании тела? Только пустая трата времени, а иногда денег, если ты совсем идиот.

Так что большого эффекта не ждал. Какое-то время скучал, чувствуя себя полным олухом. Девки мяли меня как могли. Казалось, хотят содрать кожу живьем.

Вскоре, я решил прервать это действо, раз уж эффекта все равно никакого. Но тут ощутил, будто стало полегче. Само тело, как бы уменьшилось или даже не знаю, как объяснить.

Конечно, не бог весть что, но уже круто. Решил прислушаться к ощущениям. Но такой массаж длился очень не долго.

Вскоре девушки сказали перевернуться, потому что до того валялся на животе. Несмотря на недавнюю усталость, я ловко повернул тело Марка. Черт, стало как-то бодрее!

А дальше, так вообще, пошло лучше. Девки мяли меня точно не от балды. Они знали, как и куда давить. Только вместо болевых точек, воздействовали на точки… восстановительные. И спустя еще минут десять, я понял, что усталость уходит.

— Как вам, господин Марк? — с акцентом спросила японка с пухлыми щёчками.

— Ооохх, ваша хрень. Она заработала! — выдохнул я.

Кто бы мог подумать вообще! Впервые за все пребывание здесь, я приятно удивлен, а не наоборот.

— Рады слышать, господин. Может вам сделать полный чи-гун? — снова спросила японка.

— Что? А, давайте своего чугуна! Мне надо по полной программе.

Не успел сказать, как тонкая ручка скользнула под полотенце и схватила меня за член. В другой бы ситуации я обрадовался. Но сегодня реально прям не до этого!

— Нет, ты чего?! — вскрикнул я. — Массажируй давай! В смысле просто, без этого!

— Тогда может глубокий кальмар? — сказала щекастая, показав длинный указательный пальчик.

Кстати, одна ее грудь все ж покинула платье. Очень не практичная экипировка.

— Глубинный кого? Я не… по этим делам, — промямлил в ответ.

Не успел сказать, как раздался голос другой девушки, которая все это время стояла сбоку.

— Господин, могу я присесть?

— А, да конечно, садись, — добродушно кивнул я.

— Аааай, только не на лицо! Сука, вы что извращенки???

Короче, в целом прошло хорошо. Конечно, девочки хотели меня изнасиловать. Пришлось их часто одергивать. А так японский массаж действительно придал сил. Причем, это была явно не магия.

В моем теле будто были резервы, которые пробудили умелые ручки японок. Когда сеанс был окончен, мне хотелось летать, петь, убивать. В общем, радоваться жизни по полной.

Я не стал проверять, но магический запас тоже вроде пополнился. Ощущения были такие, будто пролежал неподвижно дня три. А теперь организм хотел двигаться, разрываясь от переизбытка энергии.

В такой отличной форме я никогда ещё не был. Можно было драться с десятком врагов. А ведь ещё недавно хотелось лечь и подохнуть, после всего, что случилось.

Да уж, спасибо, Мияко. Надо и дальше устраивать для нее «книжную тему». Может, получу еще что полезное.

Кроме восстановления сил, мне дали пакет с едой, когда сказал, что надо зайти в магазин. А после вызвали такси, которое доставило до квартала. Неплохие люди эти японцы, хоть и слегка азиаты.

Хорошо иметь таких союзников. Но все хорошее быстро кончается. Когда ехал от Мияко, вспомнил про телефон. Там было десять пропущенных вызовов…

Звонила, конечно же, Анна. А это значит одно: до смертельной битвы я могу не дожить.

Несмотря на это, решил особо не париться. По лестнице взмыл как на крыльях. Вошёл в квартиру и сразу попал под шквальный огонь из женского крика.

— Мааарк, ты чего? Где можно было гулять четыре часааа??? — вопила Анна, размахивая руками. — Так ещё трубку не брааал! Я чуть с ума не сошла!

— Стой, я все купил, — сказал, как можно спокойнее.

— Что все? Что у тебя там, почему пакет такой странный? Где ты шлялся остальное время?

Я спокойно отдал еду, подаренную Орденом дракона. Потом пожал плечами, сказав:

— Очередь была просто, мам.

— Как? В нашем супермаркете что ли? Погоди, стой… Это что, суши, роллы? Что за булка из риса?

— Прости, мам, мне надо поспать. Устал стоять в очереди, ну, правда.

С этими словами проскользнул мимо женщины и бегом бросился в свою комнату. Отличный плюс быть подростком. Можно не отвечать на вопросы, при любом удобном случае, закрываясь в своей конуре.

Не думал, что это сработает. Но спустя какое-то время квартира перестала дрожать от маминых воплей. Чуть позже Анна позвала нас к столу, как ни в чем не бывало.

«Черт, надо собираться на кабу. Мать теперь точно упрется»

С этой мыслью я вышел из комнаты и встретился взглядом с Ини. Она пялилась на меня, как на смертника. В глазах девушки застыл напряженный вопрос. Но я не спешил говорить, а лишь спокойно направился в кухню.

Там сел, как ни в чем не бывало, решив подкрепиться перед боем, чтоб набраться побольше сил. Главное не есть слишком много, чтобы все устаканилось, и живот не сделался шаром.

— Обалдеть! У нас японская кухня? — ахнула Инга, когда вошла в комнату.

— Да… — процедила Анна. — Это Марк, не сказал откуда принес.

— Хм, он вечно не говорит и приносит, — промямлила Ини, садясь за стол.

Какое-то время все ели молча. Но в воздухе ощущалось напряжение, как перед скорой атакой. И вскоре оно вылилось в неприятный вопрос Анны, адресованный мне.

— Ты опять куда-то пойдешь? — нервно спросила она.

Ини вытянула шею и посмотрела на меня так, будто я умирал. Да уж, совсем без палева. Хорошо, что у меня иммунитет к таким взглядам.

— Нет, не пойду, — сказал, недоуменно пожав плечами. — А с чего я должен идти?

— Ну… ты же хотел, — чуть слышно произнесла Инга. Вот сучка, специально меня подставляет!

— Ни с чего, — сказала мама. — В последнее время, ты вечно сбегаешь. Раньше из дома не выгонишь, а сейчас… Это может быть все опасно, Маркуша. У меня плохое предчувствие. Сегодня посидишь дома. Вот так.

Последние слова мама выпалила твердо, как бы подчеркивая, что спорить бессмысленно.

— Эй, ты чего? — рассмеялся в ответ. — А если мне прогуляться захочется… после еды. Врачи говорят, ходить надо, чтоб кишки к позвоночнику не присохли.

— Нет! — ахнула Ини.

— Дорогая сестра, заткнись нахер, — мило улыбнулся я.

— Марк! Вот опять ты… стал не таким. Так нельзя. Все, достаточно. Ты связался с плохой компанией, сын. Или может… даже страшно представить. Потому сиди дома, а дальше я все решу, — запричитала мама, размахивая руками, и чуть не смахнула со стола чашку чая.

— Осторожнее, мам. Погоди. Смотри, горячее разольешь, — участливо сказал я.

— Насчет горячего, Анна. Давайте продолжим кушать, ага? А то, что мы все, это самое, — наигранно хихикнула Ини.

Да уж, меня крепко держали. Вроде в цепи не заковали, но я чувствовал, что не могу даже пошевелиться. Что ж, хорошо. Придется чуть поднапрячься. Кто сказал, что будет легко?

Я решил затаиться, чтоб не раздувать сильный скандал. Сделал вид, что действительно никуда не пойду.

Какое-то время, мать за мной наблюдала. Вскоре она поняла, что я снова стал «Марком», перестав играть роль бунтаря. Тогда женщина взяла кружку с чаем и сделала пару глотков. Ее примеру последовали мы с Ини.

Не знаю, с чем едят суши, но с дешевой чайной трухой они шли очень круто. Мы быстро умяли все, что дали японцы. Нас слегка разморило, в животе возникла легкая тяжесть.

Это послужило сигналом для матери. И она снова ко мне пристала.

— Скажи честно, Марк, что с тобой происходит? Здесь все свои, мы тебе не враги, — тихо сказала она.

Но я-то знал, что поддаваться не стоит. Прогнал хрень о том, что вдруг полюбил прогулки.

— Ага, блин, прогулки, — хмыкнула Ини.

— Инга? — оживилась Анна. — Может, ты что-то знаешь? Марк раньше не был таким. Что случилось? Говори мне, не бойся! Проблемы надо решать, понимаешь?

Я понял, что Инга сдастся, и вывалит все, как есть. Ух… как не вовремя, сука. Ни одно так другое.

— Ничего не случилось, — сказал, глядя Ини в глаза.

— Нет! — воскликнула она. — Хватит, Марк! Нельзя же так с родной мамой…

Глава 2

— Что именно ты хотела сказать? Не тяни! — воскликнула мать.

— Нет! — ахнул я.

— Прости, Марк, но ты перешел все границы. Такого точно не должно быть, — протараторила сиседка. — Госпожа Анна, он хочет сегодня…

Девушка взялась за голову и закашлялась. Она хлебнула еще чая, хотела продолжить, но не смогла.

— Кхе, кхе, что ж такое, — процедила Ини.

— Инга, с тобой все в порядке? — взволнованно выпалила мать.

— Ага, щас посплю и отпустит, — улыбнулась девушка, после чего обмякла и грохнулась на пол.

Я постучал пальцами по столу, глядя в окно. А мать открыла рот, вытаращив глаза.

— Что это с ней такое? Ей что плохо стало? — крикнула женщина.

— Нет, просто спать захотелось. Бывает, — пожал плечами.

— Погоди, но это как-то не очень. Разве можно вот так валяться? Если надо поспать, лучше лечь аккуратно, принять удобную позу…

С этими словами Анна встала со стула и легла на пол, где свернулась клубком.

— Вот так, — сказала она. — Так гораздо получше. Не знала, что на кухне есть кровать такая хорошая. И как раньше не замечала? Ох, наконец-то хоть сон. Сколько время? Давно уже спать нам пора…

Я ничего не сказал, дожидаясь пока двое отрубятся. Было ясно, что из квартиры не выбраться. И чтоб избежать заморочек, я заглянул в аптеку около дома, где купил неплохое снотворное.

Пришлось дать больше денег, чтобы продали без рекомендаций врача, ну да ладно. Зато теперь путь открыт. Конечно, дальше возникнут вопросы. Но какая мне уже разница? Главное, выжить на ринге, завалив этого упыря.

«Черт, пить охота. Я ж не пил этот чай. Так, наберу-ка немного воды и попрем»

Не прошло и десяти минут, как я полностью готовый к бою шел в указанное место. В руке у меня был свиток с вызовом на кабу, который дал Патрик.

Можно подумать, что меня снова подкараулили. Но враги понимали, это слишком рискованно. Потому все прошло хорошо.

На автобусной остановке меня встретил внедорожник с крепкими людьми в строгих костюмах. На машине была символика главного бойцовского клуба.

Переднее сидение занимал сухой мужичок в очках. Он взял мою бумагу, внимательно ее рассмотрел и задал пару вопросов насчет того, не хочу ли я отказаться.

Получив очевидный ответ, мужик улыбнулся, попросив меня сесть в машину. Потом был путь в самый центр города.

Рабочий день кончился, и час пик входил в главную стадию. Но умелый водитель вел очень круто. Потому ехали относительно бодро. А вскоре показался купол огромного спорткомплекса, где должно было все и случиться.

— Не боишься? — спросил громила, сидевший рядом со мной.

— Боюсь, что убью его некрасиво, а другого шанса не будет, — процедил я.

Мужик хмыкнул, закатив глаза. Он явно не ожидал такого от мелкого сопляка.

Но мне было плевать на реакцию окружающих. Главное вспомнить основные приемы и прокрутить в башке план боя, который разрабатывал две недели. Если все пойдет хорошо, то Петя будет, в лучшем случае, покалечен, а в худшем, тупо подохнет.

Битва начиналась не сразу. Сначала мы вошли в помещение, похожее на гостиничный холл. Там пришлось сидеть на диване минут пятнадцать. Потом был длинный коридор, в конце которого находилась раздевалка и душ.

Интересно, зачем? Как будто меня хотят отыметь. После душа была встреча с длинным мужиком в спортивном костюме, который принес боевую форму.

Да уж, штаны из потертого мешка и рубашка, как из сказки про «добра молодца». Все это не по размеру, смотрится туповато. Хорошо хоть есть веревка, играющая роль ремня.

И да, у меня забрали обувь. То есть бой, действительно, должен пройти босиком.

Как объяснили, это дань традициям. Мол, так выясняли отношения еще в далекие княжеские времена. Тогда не было боксерских перчаток, защиты для паха и удобных кроссовок.

Хотя… все не так просто. Шею мне все-таки прикрыли. На нее нацепили полоску из твердого материала с мелкой светящейся точкой.

Это универсальный подавитель магии, который не дает применять любое воздействие на энергетическом уровне. Сказали, что вещь дорогая, попросили ее «не ломать».

«Ага, ну конечно! Меня может, скоро прикончат, а я буду думать о том, как сохранить ошейник»

Но это все ерунда. После всех процедур, меня повели в комнату для контрольного осмотра. Надо сказать, что осматривали уже дважды, причем, с применением магии. Так что энергобласт в жопе точно б учуяли. Не понимаю, на кой хрен снова шмонать? Но пять же, дань их традициям.

Я зашел в белую комнату, а за мной пара человек для контроля. Потом в помещение ввалились еще трое, с ними как раз шлюха-Петя.

Сразу же рассмотрел противника, пытаясь оценить его настрой. Так… рожа как обычно тупая. Петька совсем не боялся, был готов драться. Но стоп…

Глаза его слегка бегали, выражение лица изменилось. Походу, Петух был растерян. Он чувствовал себя не в своей тарелке или типа того. Отлично, надо на этом сыграть! В отличие от него, я спокоен как труп.

Хотя, форма на мудаке сидела явно получше. Но зато он заметно подсдулся.

Конечно, Патрик был крупным парнем. Только теперь на меня смотрел школотрон, мощный, сильный не спорю. Но явно не гора мышц, каким он был раньше. Значит, магия его распирала, отлично.

Сейчас силы стало поменьше; считай, что новое тело. Да и обстановка нервозная. Так держать, упырек, посмотрим, чего ты стоишь.

Увидев меня, Патрик заулыбался и что-то промямлил. Я опустил глаза, делая вид, что боюсь.

— Э, Марк! — вдруг сказал он. — Как она?

При этом подмигнул так, будто мы были друзьями. Как же хотелось откусить ему нос прям при дядьках. Но я посмотрел в стену, изо всех сил изображая испуг.

— Станьте вот здесь! — прогремел кто-то.

Мы оказались рядом. И нас хорошенько ощупали, проверяя каждый сантиметр тела.

— Бойцы чисты, господин, — сказал контролер.

— Принимаю. Не смею задерживать, — прохрипел сдавленный голос.

— Тебе хана, сопляк сраный! Кишки через глотку достану! — вдруг не выдержал Патрик.

Я чуть не заржал! Вот девчонка. Ты мне еще в волосы вцепись, долбоящер.

В отличие от меня, дядьки были серьезней. Сразу три человека крикнули «Стоп». Патрика взяли за плечи. К нему подошел седоватый мужик с широкими плечами и квадратной башкой.

— Не забывай, где находишься, мальчик, — сдавлено пробасил он. — Каба — это поединок чести. Еще одно замечание, и будет засчитано поражение.

— Стойте, как так? Здесь насмерть дерутся! Что, нельзя слова сказать? — бледнея, воскликнул Патрик.

— На ринге, все только на ринге, — сухо сказал мужик.

Он сделал жест подчиненным, и нас толкнули вперед. Вскоре прошли через дверь, миновали небольшой коридор и оказались в огромном зале для бокса.

Именно в таких снимались главные поединки довоенного времени. Высоченный потолок, зрительские трибуны, возвышение в самом центре, где стоит ринг, перетянутый канатами.

Полумрак лишил меня зрения, но вскоре чуть присмотрелся. Твою мать, да здесь полный аншлаг. Собралась толпища народа, как при раздаче гуманитарной помощи мирняку.

Что ж, народ всегда любил кровь. И сейчас он получит желаемое.

Я готовился к бою, мысленно представляя, как уничтожу козла. Только это было не все. Нас отвели в сторону, где поставили напротив друг друга.

Контролёры выстроились вокруг, а между нами стал дед в спортивной форме с золотым поясом на талии.

— О, бойцы, вы готовы к великой кабе? — спросил он.

— Ага, — сказал Патрик, вращая глазами.

Его хорошо обломали, теперь боялся ляпнуть лишнее слово. Я коротко ответил «Так точно». Тогда старик перешел к следующей реплике.

— Если кто-то из вас не желает насилия, то пусть скажет это сейчас либо примет свою участь на ринге, — проскрипел он.

— Я это… желаю, наоборот, — хищно сверля меня взглядом, произнес Патрик.

Вот дятел, сказали же, надо молчать. В отличие от него, я спокойно смотрел вперед. И спустя секунд десять, старик тихо сказал:

— Принимаю ваше решение, юноши. Теперь… да начнется каба.

Его слова тут же подхватил громкий голос, который орал через микрофон или другое устройство.

— Дамы и господа, — вопил он. — Бойцы готовы выйти на ринг! Да начнётся великая кабаааа!!!

Зал загремел так, что башка чуть не взорвалась. Нас убрали с ковра и пустили по красной ковровой дорожке. Потом была лестница, затем вход на ринг, который закрыли на ключ. А сверху пустили лучи, создав вокруг площадки силовое поле.

Вместе с нами зашел человек. Крупный дядька в дорогом деловом костюме. Он сказал, стать в разные углы, а сам остался в центре, играя роль разделительного ограждения.

«Какого черта не начинаем?» — пронеслось в голове. — «Ах да, еще будут кривляться»

Насчет этого я не ошибся. Чертов голос воскликнул:

— Поприветствует горячих и смелых!

Толпа стала вновь бесноваться. Когда все стихло, голос громко продолжил:

— В магическом углу ринга… член молодежного движения Бойцы за правду и непризнанного клана Братство силы, троекратный чемпион города по магическому мегаборью, отличник школьной подготовки и наследник знатного рода, мощная машина смерти… Пеееетр Подгоооорный!

Толпа зашумела гигантским водопадом. Я отчетливо слышал крики:

— Да!!! Давай, брат!

— Ты красава!

— Рви его, Патрик!

Как и следовало ожидать, за козла пришли болеть все… козлята. Может и мамочка с сосочкой прибежала. Так еще и речь написали. Презентацию этому ублюдосу.

Патрику того было мало. Вместо благодарности публике, он поморщился и стал орать:

— Э, что за нах?! Братство силы — нормальный клан! С какого фига он вдруг непризнанный?

Наш рефери повернулся к Патрику, и кажется, как-то одернул. После продолжительной паузы все замолчали. Тогда голос представил меня. И выглядело это не слишком эпично.

— В энергетическом углу ринга парень, который ээээ не побоялся принять вызов Петра. Он учится в школе номер сто сорок один. И он… он готов сражаться. Его зовут Мааарк Веселовский!

— Лесовский, ублюдки! — крикнул я.

Мужик повернулся ко мне и показал жестом, что лучше заткнуться. Толпа вновь загудела. Но теперь скорей с недовольством. Я отчётливо слышал крики против меня.

— Щенок сраный, Маркуша! — громко проорал кто-то.

— Фууу, школьный лох! — верещал женский голос.

— Когда ты уже подохнешь?!

Вот суки тупые, умеют проводить психические атаки. Ничего, щас посмотрим, кто сдохнет. Конечно, я не нежная сисечка, но стало малость неловко.

Лишь один вопль в мою поддержку. И то… вроде как показалось. Когда нас представили, голос вновь подождал.

К счастью, он перестал нести чушь. Вместо этого пожелал победы сильнейшему и сказал сакральное: Да начнется каба!

Как ни странно, рефери сразу свалил. Не было предупреждений и объяснения правил. Нас просто оставили на арене… и все. Я слегка растерялся, не зная, как поступить. А вот Патрик тут был увереннее. Он спокойно пошел в центр ринга, выставив кулаки.

Вот значит как? Отлично, веселье начинается. Придерживаться чёткому плану. Не отступать ни на шаг от плана!

Я вышел к Патрику на трясущихся ногах и с опущенными руками. Он хмыкнул, осмотрев меня с ног до головы, будто бы хотел трахнуть.

— Ха, страшно, говнюк? — фыркнул Петя. — Это тебе не в школе кидаться.

— Я не кидался, — тихо произнес в ответ.

— Поздно хныкать, козел. Будешь подыхать долго.

После этих слов Патрик пошел на меня. Я стал медленно отступать.

— Руки подними! — крикнул он. — Дерись, сучонок! Давай!

Я поднял кулаки, но при этом ничего не делал. Патрик спокойно сократил дистанцию, ударил меня в челюсть, и я упал. Это самый рискованный момент битвы. Если б он решил сразу добить, то мне пришлось бы не сладко.

Но мой план отлично сработал. Патрик отошёл и заржал.

— Аха ха ха, вот же чмо! Фу, не могу, ты лошара!

Трибуны гремели от смеха. На меня сыпался град оскорблений.

— Вставай, говноед! Встань, иначе подохнешь! — прогремел Патрик.

Я медленно встал, осмотрелся, и на этот раз поднял руки.

— Башку ему проломи! — крикнул кто-то.

— Неееэ, растяну удовольствие, — ответил Подгорный.

Он подошёл ко мне снова. Опять медленно стукнул в челюсть и… промахнулся. Я легко уклонился от удара, а потом улыбнулся.

Последовал выпад левой. Опять промах. Глаза Патрика округлились, губы слегка задрожали. Я выждал момент и врезал переростка прямым в подбородок. Конечно, это было не сильно. Но Петька резко отпрыгнул.

Толпа ахнула так, будто на ринге открылся портал в преисподнюю.

Замешательство длилось не долго. Патрик зарычал как шакал и резко побежал на меня. Шаг в сторону. Урод врезался в канаты, теряя силы, а я всё ещё оставался бодрым, хотя челюсть немного болела.

— Ты что сука конченная?! — взревел Петя.

— Дерись и не тявкай, — спокойно ответил ему.

Дважды просить не пришлось. Патрик бросился в бой. Он провел четкую серию, работая руками и ногами. Кстати говоря, довольно профессионально… Большую часть ударов удалось заблокировать. Хотя один раз я пропустил, чуть не свалившись на пол.

Зато смог попасть противнику в пах, отчего пацан сразу согнулся. Нельзя было терять ни секунды. Пристроился к башке мудака, начал лупить с колена.

Черт, эти тонкие ноги! Я его тупо гладил. Хотя, лучше, чем ничего.

— Аааа, дерьмо мелкое! — ревел Петя, получая удары.

— Ты умрёшь здесь, сегодня. Твои родоки получат кусок мяса в мешке. Я убью тебя, завалю, закопаю! — хрипел я, чувствуя, что тоже теряю контроль.

Это длилось недолго. Вскоре Патрик вырвался с диким криком.

Я свалился на маты, и урод кинулся сверху. К счастью, вышло перекатиться. Козел шлепнулся рядом, теряя силы впустую.

Дальше мы стали в стойку. Оба были помятые, красные. Дыхание слегка сбилось. А трибуны напряженно молчали. Походу, все осознали, что избиения мелкого школотрона тут не предвидится.

Это настоящая каба. Битва равных (почти равных) соперников, где нет места смеху и шуткам.

— Давай, — прохрипел Патрик, сверкая глазами.

— Жопа есть… сам давай, — фыркнул я.

Это взбесило ублюдка. Он снова бросился на меня и нарвался на серию встречных ударов.

Из-за слабого тела ущерб был не очень большим. Зато я отлично блокировал. Патрик отбил мне руки и откинул к канатам, но вырубить так и не смог.

— Такого не бывает, — четко прошипел Петя, разговаривая сам с собой.

Он снова пошел на меня, но получил в солнечное сплетение. Я охнул от удара в живот. По носу Патрика щёлкнул мой острый кулак. Меня треснуло в лоб, так что свалился на маты. И чертова гора мяса тут же прыгнула сверху.

Патрик жутко ревел. Он перестал быть человеком, превратившись в адское существо. С него капала кровь; кажется, я всё-таки разбил козлу морду.

Ублюдок понимал, что я не слишком уж прост. Он хотел закончить все прямо сейчас. Потому на меня обрушился шквал мощнейших ударов.

Петя бил очень сильно. Но… с точностью были проблемы. Он измотался так же, как я, хоть и получил сравнительно небольшой ущерб.

Я чувствовал, что одной ногой болтаюсь в могиле. В глазах все расплывалось. Боли почти что не чувствовал. Пришлось рвать жилы по полной, чудом, на зубах, сохраняя сознание.

— Ааа, сука, нахер, — хрипел я, уворачиваясь от ударов, блокируя некоторые из них, не давая козлу развернуться.

Несмотря на то, что Патрик был сверху, он не смог меня «замесить». Удалось ткнуть его в горло и в болевую точку на груди. Благодаря гибкому телу, я извернулся змеей, с чудовищным усилием вырываясь из-под гребанной туши.

Патрик не понял, как все случилось. Какое-то время он просто лежал, сходя с ума от недоумения. Это позволило напасть со спины и нанести несколько ударов ногами.

Тогда гаденыш вскочил и… мы стали напротив друг друга.

С одной стороны, все шло отлично. Патрик был уставшим, потрепанным, с разбитой губой и носом. Он не понимал, что вообще происходит, не мог нормально поднять кулаки.

Его охреневший взгляд теперь стал испуганным и больным. Примерно так смотрели жертвы утырка, когда он их опускал в школе. Что ж… свершилась, мать его, справедливость.

Но было кое-что и хреновое. Я чувствовал, что мне куда хуже. Патрик отмудохал тушку Марка по полной. Мое лицо превратилось в раздутый, опухший шар, тело страшно ломило. Руки почти не сгибались.

Казалось, даже слух притупился. По крайне мере, шум толпы доносился издалека, будто я отошел на полкилометра.

«Да уж, жопец. Он слишком силен… Еще одна стычка, и Марк точно сляжет», — подумал так, стараясь не показывать вида.

Надо что-то решать! Иначе, капитан Раст загнется от рук сопляка…

Глава 3

В том дерьме, что творилось на ринге, был один важный плюс. Петька наконец-то заткнулся. Его дружки тоже молчали. Трибуны тревожно гудели, но разобрать что-то конкретное было почти невозможно. Хотя, может, я просто оглох.

Стало ясно, что тело Марка не справится. Там где надо давить — я проигрываю. Значит, включим смекалку капитана Раста, применив все знания, какие остались.

Ничего особого тут не сделаешь. Надо работать только по болевым точкам, в надежде, что неуклюжий козел будет пропускать удары. Это все измотает его; а дальше решим, что к чему.

Обдумав это, я медленно опустил руки и зажмурил глаза. Патрик фыркнул с недоумением. Сначала он тупо стоял, ожидая подвоха. А я, тем временем, пытался замедлить дыхание.

Вдох, плавный выдох. Вдох, снова выдох. Сука, как больно! Я уже будто умер. Ладно, плевать… Вдох, плавный выдох. Оохх, дышать даже трудно.

В какой-то момент стало страшно, что бой прервут из-за моего бездействия, засчитав поражение. Столько сил потрачено впустую. А козел ещё жив.

Так, что это? Патрик… Он, тяжело дыша, пошел на меня. Понял, что ничего не случится и решил наступать.

Отлично, гад. Мне нужна полная концентрация. Я стоял с закрытыми глазами и дальше. Подпускал его, как вражескую пехоту. Шаг, ещё один… хрип, тяжёлый вздох.

Черт, хоть бы не прогадать! Открыл глаза в самый подходящий момент. Разбитая рожа Патрика злобно скалилась, а рука отошла назад, чтоб меня долбануть.

Хах, тупой переросток! Я уклонился от удара. Сработал по болевым точка и отскочил в сторону.

— Ах, тыыы! — зарычал Патрик.

Он снова кинулся на меня, получил по печени и по ногам. А я так же свалил.

Это повторилось ещё пару раз. Я наносил лёгкие, но очень точные удары, отбивая Патрику шею, живот, руки и ноги. Порхать как бабочка, жалить как пчела! Точно! Ничего другого не надо.

С каждой секундой мне становилось все лучше. Вид измотанного противника предавал сил. А Патрик, напротив, выглядел не ахти. Он напоминал зверя, который не может понять, как какой-то там человек смог его подстрелить.

— Так нечестно, говнюк! Ты скотина! — кричал Патрик, в очередной раз пытаясь меня поймать.

— Что нечестно, петух? Быть мелким и быстрым? Надо было жрать меньше, говноед мамкин! — с трудом выдохнул я.

Надо дождаться, пока Петя окончательно выдохнется. Пусть потратит все силы, долбанется на маты. А дальше… Дальше я его зубами порву. Достал, сука!

С этими мыслями прыгал по рингу, как сраный кролик. В какой-то момент понял, что Патрик за мной не гоняется. Он замер посреди клетки, схватившись за запястье.

Странно, туда я его не лупил. Может, скажет, что травма и попросит остановить поединок? Нет, это глупо. Тогда, что он там замышляет?

Видя, как Патрик трёт свою лапу, многие стали свистеть. Поклонников у мудака поубавилось. Тогда он резко встряхнулся и снова пошел на меня. Но на этот раз бить не стал.

Может придурок просто свихнулся или это обманный маневр… Короче, Петя махнул рукой, будто танцевал тупой танец. Даже не могу объяснить. Смотрелось очень упорото.

Несмотря на все что случилось, я готов был заржать. Хотя стоп… что за хрень? В мою сторону полетело облако каких-то частиц: пыльца растений, мел, железная стружка. Я не смог толком понять.

Главное, что оно было почти незаметно. Готов спорить, что зрители это не видели. Да и я… не особо-то различал.

Интуиция дала четкий сигнал. Надо было скорее проваливать. Только я уже не успел.

Облако дошло до меня и пропало. В носу тут же стало щекотно. Сознание слегка помутилось, а глаза затянула пелена. Черт, это ж химическая атака! Урод понял, что начал проигрывать и решил меня отравить.

Охренеть, твою мамку! Как же тройная проверка? Как же все этот пафос? Петух и так был сильнее, так ему ещё позволили иметь козырь в рукаве, причем в прямом смысле слова.

«Ну, мразь поганая! Разорву на куски! Найду того, кто ему помогал и яйца отрежу! Беспредел, вот ушлепки», — подумал, ощущая бешеную ярость.

Правда, мстить ещё было рано. Тут бы самому не загнуться! Летучий порошок выбил из колеи. Боевые качества притупились. Я знал, что на меня идёт Патрик, но при этом тупо стоял, находясь в каком-то кумаре.

— Умри, гаденыш! — раздался хрип откуда-то издалека. Патрик замахнулся, чтоб меня врезать.

Я, кажется, заблокировал или уклонился. Но адская пыльца сделала свое дело. Патрик все же попал. И моя измученная тушка грохнулась на пол.

Хорошо, что Петя был тоже уставшим. Ему не получилось меня завалить. Но он хотел это сделать, решительно на меня наступая.

Ничего не оставалось, как беспомощно ползти назад. Вставать уже времени не было. Измученное тело не могло вскочить быстро. Так что только ползти… надеясь на собственную смекалку.

— Ты много на себя взял, лошара! Думал, можно научиться скакать, и все будет?! Ты — безродное чмо, ублюдок! Твоя мать натрахала тебя в подворотне! Такие должны дохнуть и мыть сортиры! А каждый, кто не согласен закончит так же как ты. Все, Маркуша говнюк, отправляйся в ад к таким же нищим кретинам.

Так говорил Патрик, загоняя меня в самый угол. Вскоре в спину упёрся канат. Я понял, что отступать дальше некуда. Какое же хреновое положение!

Он забьет меня ногами, как сучку. Черт, что же делать? Я сидел на матах, глядя в разбитую, горящую гневом рожу чертова Пети.

В какой-то момент выставил руки и применил свою магию. Да, на мне был ошейник. Да, это запрещено правилами кабы. Но другого выхода не было.

Я знал, что это бессмысленно. Только подыхать, с опущенными руками ещё хуже.

— Лесовский, ты даун! — рассмеялся гребанный Петя, считая, что я просто спятил. Мне оставалось жить считанные секунды…

— Ааарррххх, — захрипел урод, готовясь нанести сокрушительный удар.

У меня в шее (на самом деле в ошейнике) что-то треснуло. Ощутил, как по телу идет странный импульс. Черт, это ж магия! Хренов воротник вдруг… сломался. Как, чего, почему? Сейчас плевать, не до этого!

Главное, что Патрик вдруг замер и стал морщиться, будто жрал что-то кислое.

— Э, что за нах? — тихо процедил он.

Трибуны тоже молчали. Я слышал, как в груди бьют огромные барабаны. Это последний шанс. Другого точно не будет!

Не знаю, откуда взялось столько сил, но я встал, не прерывая магический поток. Стал давить Патрика дальше, сильнее, ещё сильней.

— Ооо, сука мелкий… Ааахх, сосунок ссаный, — стонал Патрик, хватаясь за голову. — Это нарушение правиииллл, тебя поррвуут, чмооо.

— Нарушение, мудень? Серьезно??? А таскать на ринг сраный перец, что можно? — прохрипел я, сгорая от ярости.

У Патрика пошла кровь из носа. Он медленно отступал, а я шел вперёд. Несмотря на это, сволочь не унималась.

— У тебя сил не хватит! Ты лох! — вопил Петя. — Нас скоро разнимут… тогда. Тогда приду после боя и порву сраку твоей тупой мамке, сестре или кто она там. Всем твоим… ааххх родокам.

Ещё недавно я думал, что школьные разборки — это сопливые игры. Но теперь понял, что здесь как на фронте. Только там надо идти вперёд и валить всех, кто против тебя. А здесь… К черту, здесь то же самое.

Либо я, либо они. Либо моя семья, либо их мажорная банда.

— Ошибаешься, мразь! — процедил я, скрипя зубами.

У Парика потекла кровь из ушей… Он замер на месте, не желая отходить дальше.

— Почему ты так решил, клоун? — умирая от боли, выдохнул он.

— Потому что, щенок. Я, драть тебя в рот, гребанный Капитан Рааааст!!!

С этими словами нанес магический удар, вложив всю энергию и не думая о последствиях, как учил Герман Граф. Пусть меня будет тошнить. Пусть я не встану с толчка две недели. Но с этим козлом надо срочно покончить.

Сейчас или никогда! Как бы пафосно не звучало, но это решающий бой. Я ощутил, как кишки наматываются на что-то острое и колючее. Меня чуть не вывернуло наизнанку, как потрёпанную тельняшку.

Силы оставили тело. Это был последний предел. С трудом оставаясь в сознании, я посмотрел на врага.

Глаза Патрика округлились, став больше чем раньше. Выражение лица изменилось. Теперь он напоминал безумца, который просидел в психушке лет десять. Руки опустились вниз, тело напряглось до предела.

По лицу пошли трещины. Голова раздулась воздушным шаром и… взорвалась на куски, окатив меня, ринг и канаты дождем кровавых кусков.

Охренеть, твою мать! Нет, я, правда, впал в ступор. Такое чувство, что гада расстреляли в упор из крупнокалиберного бластера. От тупой башки Патрика остался лишь кусок позвоночника.

Он возвышался над плечами и кажется, немного подрагивал. Причем, само тело не падало, замерев в посмертном ступоре.

— Дроченный мышиный хвостик, — прохрипел я, любуясь своей работой. Потом меня вырвало так, как никогда в жизни. Дальше был черный экран.

* * *
Походу, я сдох, выпустив все магические силы или меня убил Патрик, а взрыв его башки был предсмертным видением.

Но спустя секунд десять, оказалось, что все не так. Я жив. Лежу на чем-то и нахожусь вроде бы в помещении. Черт, что за дрянь? Надо открыть глаза.

Попробовал это сделать. Отлично. Зрения пока не лишился. С трудом разлепив веки, осмотрелся вокруг. Не знаю, как описать, но это была больница.

Не полевой лазарет, а обычное здание с толстыми стенами. Небольшая белая комната с окном и кроватью, сбоку странный прибор, наверное, для контроля за моим состоянием.

Так, во что я одет? Белый балахон, похожий на простыню. Хорошо хоть не голый. Сваливать из этой конуры теперь будет проще. Конечно, из больниц не сбегают. Но кто знает, что это за больница. Если это не глюк, то я завалил богача, за которым стоит куча влиятельных родоков.

Так… как мое состояние? Вроде думать могу, руки-ноги на месте. Черт, за окнами солнечный день. То есть, провалялся в отключке остаток вечера, ночь и ещё утро. Капец. Если меня не убьет семья Пети, то это сделает Анна. Она теперь точно знает, где я был и находится либо в бешенстве, либо в шоке. В любом случае, ничего хорошего мне не светит.

Какое-то время я лежал неподвижно. Нельзя принимать резких решений. Лучше немного остыть. Когда понял, что вроде собрался, то почувствовал боль в руке. Там торчала игла с крупным мигающим камнем.

Магическая капелька наверное. Хотя, какая мне разница? Быстро выдернул иглу, встал с кровати и осмотрел комнату.

Моих вещей нет и вообще ничего полезного тоже. Просто пустая палата, ну ладно. Денег с собой было мало, а шмотки можно купить. Единственно, шастать в больничной форме не стоит. Придется раздобыть что-то временное.

С этой мыслью я медленно подошёл к двери, потянул ручку и понял, что она заперта. Не скажу, что прям испугался, но сердце немного дернулось.

Если пациентов закрывают в палатах, это совсем не к добру. Вдруг родоки Петьки решили меня убить и продать на органы, например? Неплохая месть за их недоноска. Сам бы может быть так поступил.

Ладно, надо разработать план действий… Или стоп, может все не так плохо? Я всегда думаю о чем-то хреновом. И правильно делаю. Вряд ли меня поселили в санаторий, где можно постучать в дверь и вызвать обслугу.

Улыбнулся этой тупой мысли, слегка стукнув в дверь. Спустя пару секунд, она реально открылась.

— Вот те на! — хмыкнул я.

В палату вошёл огромный мужик в белом халате с суровой рожей, как у питбуля. Так и есть, торговцы сраными органами! Вовремя блин очнулся. Ничего… взорву ему башню как Пете. У меня ж теперь мощная магия.

Решив так, сделал два шага назад, применил силу и… ничего не случилось. Черт, вчерашний бой меня истощил. Я не мог представить как использовать магию. Она будто полностью испарилась. Да уж засада… как-то слишком не вовремя.

Мужик пошел на меня. Пришлось отступать к окну. Сука, тут высоко, выпрыгнуть не получится. Ничего, старый добрый удар по яйцам решит ситуацию, главное сделать все четко.

— Здравствуй, Марк. Ты проснулся? — сказал дядька.

— Нет, ещё дрыхну. Уроды какие-то сняться, — тут же бросил в ответ.

— Хах, какой молодец. Чувство юмора — признак здорового организма, — усмехнулся мужик.

Стоп, он, что не хочет меня завалить? Даже бить его расхотелось. Ну не должен чувак с такой внешностью так смеяться. Или это просто уловка?

— Ты, наверное, очень растерян? — опять спросил доктор.

Рассмотрел его бейджик. Вроде как местный врач.

— Нет, изучаю оперативную обстановку.

— Что ж… Изучай. А я пока все расскажу, — дружелюбно сказал громила. — И не стоит стоять у окна. Оно все равно под магической защитой.

Этого здоровяка подкинула сама мамка-удача. Мне как раз надо было понять, что случилось. И врач раскрыл карты, избавив от кучи проблем.

Как оказалось, меня хотели сразу прикончить. Но охрана спортивного центра была хорошей, а нападавших немного. Потому что никто не мог представить, что все повернется именно так.

Организаторы кабы решили спасти мою жопу. Меня под охраной отправили в госпиталь для местных силовиков. Сюда ни одна тварь не пролезет. Только жить здесь, конечно, нельзя. Так что скоро на меня будут охотиться все подряд, включая бомжей и собак.

Выслушав доктора, я немного взбодрился. Значит, я не один. У меня есть союзники. А этот чертов мирок не настолько гнилой, как казалось.

Но есть одно важное «но». Какого хрена мне делать? Местная медицина работает слишком шустро. Допустим, понаблюдают за мной пару дней, а потом? Отдадут на растерзание толпе ублюдков! Вот тебе и победа на ринге.

— Так вот, Марк, пока ты находишься в безопасности. Восстанавливай силы, старайся не нервничать. Магия вскоре вернется… Пока у тебя сильное энергетическое истощение. Признаться, впервые такое вижу, — бубнил доктор, расхаживая по комнате.

Я подошел к кровати, сел на край и спросил:

— Погодите, это все ясно. А что будет дальше? Когда меня выпишут.

— Хмм, — задумался врач. — Думаю, организаторы кабы предоставят охрану до конца срока каникул. Дальше должно все наладиться. Государственная стража отследит тех, кто будет вести себя агрессивно. Месть после поединка запрещена законом.

Ооох, твою медь! Такой мощный с виду, а на деле тупой ботаник. Менты, справедливость, какая-то там охрана. Если родня Петьки такая же, как он по характеру (а это, скорей всего, так), то никакие полумеры мне не помогут.

Хотя, сейчас вроде каникулы. Они должны начаться чрез несколько дней. Пару недель отдыха перед осенью, я про это как-то читал.

В этом мире нет больших летних каникул. Они как бы разбросаны по всему календарю. И это мне сейчас на руку. Можно временно не ходить в школу.

Только как это может помочь? Все знают, где я живу. В который раз надо что-то решать. Ладно, главное, что моя башка не взорвалась, и я победил в этой битве. Дальше будем развивать наступление, дайте только опомниться.

— Ну, все, — сказал доктор. — Вижу, твое состояние стабильно. Зайду позже, после обеда. Кстати, столовая на этом же этаже. Тебе не нужно спускаться.

— Ага, это ясно. Постойте! — воскликнул, видя, как доктор уходит. — Где мои вещи? Телефон там… одежда.

— Что? Да, это есть. Нам все передали. Хранится в общей кладовке. Единственное, карта у главврача в сейфе.

— Не понял, какая карта? — искренне удивился я.

— Твой выигрыш, забыл? Несмотря на все, ты победил в кабе.

— Но я же использовал магию.

Доктор задумался, почесав подбородок, потом собрался с мыслями и ответил:

— Насколько я знаю, эксперты нашли частицы магического порошка на одежде Петра. Он нарушил правила первым. А у тебя произошел неконтролируемый магический всплеск. Такое случается редко, явление еще не изучено. Плюс подавитель магии оказался бракованным. Будут судебные разбирательства с фирмой производителем.

Да уж, не хило. Значит, мне все ж подкинули бабок. Интересно сколько там этих импров? Надеюсь, хватит, чтоб организовать оборону?

А делать это придется по крупному. Надвигается полный трындец. Чую, мой отдых в больнице — затишье перед гребанной бурей.

Глава 4

Помощник господина Мирона главы корпорации Энерго находился в темном подвале, где он должен был пытать несговорчивого чиновника, чтоб выбить согласование по важному вопросу.

Максим Стариков был не глуп. Он учел опыт прошлого раза, и теперь не брал в плен чужую жену, а уж тем более не желал ее трахнуть.

На сей раз все было жестче. Да и сама жертва оказалась сильнее. Несмотря на избиения и угрозы, глава комитета не потерял силу воли. Его глаза злобно смотрели на Старикова. Если бы не веревки, стягивающие плотное тело, чиновник разорвал бы бандита на части.

— Господин Николай, вы готовы дать согласие по поводу обсуждаемого вопроса? — спросил Стариков уже в сотый раз за сегодня.

— Что? Как ты смеешь, щенок?! Твой Мирон — тупая бандюга. Вы не кристаллы обогащаете, а людей дурите, черти! Знайте, скоро вас отправят на каторгу! И никакие деньги вам не помогут.

— То есть, вы не хотите идти нам на встречу?

— Я честный служитель закона, если ты еще не понял, козел! — прорычал пленный.

Охранники, стоящие рядом, переглянулись. Похоже, они уважали стойкость заложника. Стариков тоже это ценил. Но у него был приказ. Распоряжение, которое нельзя изменить или как-то смягчить.

— Что ж, вы мне нравитесь, Николай. Скажу честно, я разделяю вашу позицию, — подумав, произнес Макс. — Но интересы корпорации прежде всего.

— Корпорации или одного зажравшегося мудака?

— Хм, зачем же так грубо? Это очень не вежливо. У меня не остается выбора, как научить вас манерам, — теряя терпение, процедил Макс.

— Манерам? Мамку свою поучи! Мне не страшна никакая пытка, ублюдок!

— Да? Значит, ты у нас самый стойкий? Ну, все, дай сюда!

С этими словами Стариков вырвал швабру из рук охранника, которая находилась там все это время. Не стесняясь в выражениях, помощник Мирона воскликнул:

— Все, гаденыш, последнее слово! Либо ты соглашаешься сразу, либо ручка этой гребанной швабры окажется в твоей тупой заднице!

Охранники дрогнули, услышав это. А пленный лишь улыбнулся и повел бровью.

— В смысле… То есть, всего лишь легкое проникновение?

— Что значит, проникновение?! Это самая страшная пытка! Говори, сука, иначе ты пожалеешь.

— Ох, ну чего пожалею? Новые ощущения, приятная атмосфера — это вполне себе ничего, — улыбнулся мужик.

Стариков ощутил, что теряет сознание. Он с трудом устоял на ногах, выдавив трясущимися губами:

— Ты что? Что ли из этих?

— Нет… люблю просто разные… ощущения. Современный мир на дворе. Что такого? А так, мне женщины нравятся. Особенно, когда они берут что-то длинное, подходят сзади и нежно меня…

— Замолчи! Сука, мля, что за шляпа?!

Макс демонстративно сломал швабру об колено и бросил ее в темноту. Чиновник печально ахнул, но все же сохранил самообладание.

— Всю ночь не спал, падла. Придумывал пытку, как даун! Вот что теперь делать, в натуре? — чуть не плача, воскликнул Максим.

— Швабра — предмет слишком гладкий. Может ершик тогда? — предложил один из охранников.

— По железу который, — добавил второй.

— Вы чего, долбанулись? Утырки! Я самих вас сейчас… Идиоты! — выпалил Стариков.

— Ага, можно и так, — послышался голос пленника.

— Ты вообще заткнись! Пить ему не давайте. Чтоб у него там… все слиплось. Петух! — с досадой заявил Макс.

— Я же говорил, что я не их этих. У меня тема другая.

— Да какая разница, твою мать? Тихо, мобила трезвонит.

Макс отошел в сторону и стал болтать по смартфону. Спустя секунд тридцать, он приказал охранникам лучше следить за пленным, а сам быстро бросился к лестнице.

Старикова позвали не зря. Отец Патрика Роберт Подгорный с толпой охраны приближался к главному зданию корпорации Энерго.

Он обезумел от горя и не понимал что творит. Это было самоубийство, потому что здание хорошо охранялось. А группировка бойцов с Братством силы не могли тягаться в могуществе с господином Мироном.

Но, не смотря на то, Роберт вел людей на верную смерть. И лишь смекалка Максима позволила избежать мясорубки.

Стариков приказал впустить «гостей» в помещение. А уже в широком вестибюле их окружили солдаты, вынудив бросить оружие.

— Ах вы, черти позорные! — взревел высокий, короткостриженый дядька, когда его толпа оказалась на мушке.

Он схватил пистолет и пальнул в Старикова. Но тот применил телекинез, отклонив оружие в сторону. Скудных способностей Макса на это хватило. Благодаря чему, все обошлось.

— Стоять! Всем не двигаться! — заорал Стариков, глядя в горящие глаза Роберта. — Вы невежливо вошли, господин. Наше гостеприимство имеет границы. — Добавил он, обращаясь лично к отцу Патрика.

— Он убил моего парня! Ваш мудак убил моего мальчика! Я пришел говорить с ним, как мужчина с мужчиной! — с яростью прохрипел Роберт.

— Хм, так что ж, говорите. Господин Мирон у себя. Он, знаете, много работает. И всегда рад обсудить любой острый вопрос.

Слыша дружелюбный тон, Роберт немного остыл. Он приказал охране не рыпаться, хотя этого никто и не делал. В кольце вооруженных людей особо не забалуешь…

— Ты не врешь? — бросил Роберт в адрес Максима.

— Что вы, как можно? Мирон Андреич скорбит по вашей утрате. Он с радостью выслушает все, что вы скажете.

— Ладно, если что — ты покойник. Идемте, ребята, — прошипел Роберт.

Но Макс остановил его жестом, предложив «молодым людям отдохнуть на диванах».

Роберт понял, что оказался в ловушке. Скорбь и ярость ослепили его, а теперь он находится в стане врага, где могут сделать все что угодно.

Несмотря на это, мужчина решил подняться. Макс проводил его до самого кабинета и лишь под конец забрал пистолет, решив не вступать в спор раньше времени.

Когда двое вошли в кабинет, Мирон сидел за компьютером и что-то напряжённо читал с монитора. Услышав стук двери, он сделал вид, что растерян, хотя на самом деле, все знал.

— О, господин Роберт, я к вашим услугам, — вежливо пропел он.

— Услуги? Моего сына не стало! — выпалил вошедший с порога.

— Ооох, какой ужас. Я скорблю вместе с вами, — опустил глаза Мирон, а потом обратился к помощнику. — Макс, как дела с нашим… делом? Надеюсь, ты больше не трахаешь баб, как в тот раз?

— Нет, господин. На этот раз план получше.

— И, как успехи?

— К сожалению, положительной динамики пока нет, — с досадой констатировал Макс.

— Что ты целый час тогда делал? Ты его целовал, что ли там?

— Нет… просто хотел кое-что, — промямлил помощник.

Он понимал, что зловещая пытка на словах звучит очень глупо. Стало стыдно перед Робертом, потому Стариков ничего не сказал. Но Мирон и так его понял.

— Хотел?! До хрена вообще хочешь! Пошел вон, придурок! И без нормального результата не возвращайся! Уволю к чертовой бабке. Козел недорезанный.

Макс крепче сжал пистолет Роберта, хмыкнул и вышел за дверь. Оставшись наедине с главой корпорации, отец Патрика тут же стал говорить.

— Умеешь строить своих слуг, молодец! Но как насчет моего сына? Ты отправил мальчика на убой, подговорил участвовать в кабе! Задурманил мозг моему сыну, лишив меня единственного наследника!

Роберт с каждым словом подходил ближе к столу и сверлил Павлова взглядом. Тот же посматривал на монитор, лишь изредка обращая внимание на взволнованного мужчину.

— Роберт, уважаемый мой, ну кто тебя надоумил прийти с вооруженной толпой ко мне в офис? — спросил Мирон, когда собеседник затих.

— Отвечай, зачем уничтожил Петра, чертов скот?! — не унимался Подгорный.

— Эмоции, снова эмоции. А ведь раньше ты был менее опрометчивым. Пойми, даже если судить по закону… Ты вторгся на чужую территорию с целым отрядом. Поверь, если б я не приказал обалдую вас пощадить. В общем, ты б мог сейчас беседовать со своим сыном.

На последних словах Мирон слегка улыбнулся. Это было едва заметно, но Роберт все разглядел. Он ничего не сказал, только хмыкнул, тряхнув головой.

Затем, рука Подгорного вспыхнула синим светом. Он ловко подскочил к столу, несмотря на внушительный вес, перегнулся и врезал Павлова по лицу.

Магический удар оказался отличным. Мирон ахнул, откинувшись назад. Ноги его взмыли вверх, огромное кресло перевернулось, накрыв хозяина кабинета.

— Слушай сюда ты, говно! Мутишь в городе воду и делаешь бабки… отлично… Но убивать чужих детей — это подло. А за подлость надо платить. Я не могу тебя сейчас завалить. Но советую оглядываться почаще, особенно когда выходишь из этого бетонного гроба, — сказал Роберт, отходя от стола.

Он выпустил пар и хотел уже убираться. Как вдруг из-за стола послышался сдавленный смех.

— Что такое, Мирон, тебе весело? Может, хочешь еще? — воскликнул Подгорный.

Тут кресло поднялось в воздух и свалилось куда-то в сторону. Мирон взмыл над полом. Глаза его горели синим, между пальцами сверкали яркие молнии.

Он превратился в жуткого монстра, перестав быть деловым мужчиной, который только что мирно копался в компьютере.

— Ээээ, ты чего? — успел выдавить Роберт.

Потом сразу получил удар молнией, от которого упал на колени. Затем вторая вспышка, и третья. Подгорного протащило по кабинету и врезало в стену. Он чудом остался в сознании, но встать самостоятельно пока что не мог.

— Ах ты… грязный… лживый ублюдок, — простонал раненный дядька.

— Заткнись, — гневно отрезал Мирон, ударив Роберта еще раз.

Глава корпорации пролетел через комнату, стал возле поверженного врага и погасил свою магию. Потом кашлянул, потёр ушибленное лицо и со свойственным ему спокойствием заявил:

— Хочешь честного разговора, дружок? Ты его щас получишь. Давай-ка на чистоту. Твой сын был куском говна.

— Что? Как ты…

— Закройся! И слушай. Так вот, он любил лезть в задницу без вазелина. Считал себя пупком этого городишки. Знаешь, в детстве меня гоняли такие. Я все бы отдал, чтоб наказать хотя бы одного дерьмоеда.

— Ублюдок… драть тебя…

— Помолчи! Это было давно. Очень давно, уважаемый Роберт. А теперь… Теперь, знаешь, мне как-то плевать. Просто ты хотел откровенности; ты ее получил. Твой сын — позорное, избалованное тобой же говно. Говну место в вонючей яме. Ты понял?

— Я не… кхе-кха, ты урод, — простонал Роберт, пытаясь подняться.

— Может быть, кто же спорит. Но это еще не все. По-отцовски я тебя понимаю. Хочешь мстить, так вперед. Имеешь полное право. Только ты пришел не туда.

— Гнида. Ты все подстроил! — прошипел Роберт, наконец-то встав на ноги.

— Согласен, я слегка смухлевал. Но мои действия были направлены в пользу Петра, а не наоборот, как ты думаешь.

— Но как? Как тогда?! — выдохнул несчастный отец. Он облокотился о стену и медленно сел.

— Если б ты меньше ныл, я бы все рассказал. А так, отнимаешь у меня время попусту, — прошипел Мирон, расхаживая по комнате.

Роберт наконец-то заткнулся, и Павлов начал рассказ.

— Понимаешь, твой сын сам выбрал Лесовского. Хотел его зачмырить, опустить или как у них в этой школе? Но шкет оказался не прост.

— Этот маменькин сосунок? — ахнул Роберт.

— Именно так. Кстати да, насчёт мамы. Она до хрена чего скрывает. Так вот, твой Петя попадал в ловушки, которые расставлял школотрон. Он был на грани, не знал, как с ним разделаться. Тогда я устал смотреть на эту возню и предложил решение всех проблем.

— Стой, Мирон, но какое тебе дело вообще до разборок мелких… детей?

— Большое! Я же просил помолчать. Значит так, Петя был явно сильнее. Ещё получил от меня ценный подарок. Он должен был разорвать Лесовского на куски. Но…

— Что но?!

— Был слишком самоуверен и шел напролом. Знаешь в кого он такой? Вооот, видишь, почему нельзя принимать поспешных решений и недооценивать своих врагов? Как я пять лет назад. В общем, ладно. Пойми, мне была выгодна победа твоего Патрика. Иначе б я с тобой не сюсюкался.

Роберт снова поднялся на ноги и почесал голову.

— Стой, то есть ты хочешь сказать, что недоносок сам сломал магический ограничитель и применил высшую телепатию? Но как такое возможно? — прогремел он.

Мирон подошёл ближе, заглянув в глаза Павлову.

— Тебе действительно важны детали или хочешь отомстить за смерть сына? — тихо прошипел он.

— Мстить! Разорвать гадёнышу глотку.

— Молодец, это верно. Так бери людей, и вперед. Что зря шататься по душным офисам?

— Да… Я должен идти. Погоди, как насчёт тебя, Павлов? — растерянно сказал Роберт.

— Насчёт меня? Все нормально. Обеспечу вам прикрытие, помогу, чем смогу в сложном деле. Или ты хотел ещё что-то?

— Ничего… крови этого как его там… Козловского, — сказал под нос Роберт, медленно выходя из кабинета.

— Хорошо, когда твои проблемы решают другие, — промычал Мирон, а затем поднял кресло и поставил на место.

Не успел Павлов взяться за дело, как дверь снова хлопнула.

— Да что опять за фигня?! Не офис, а проходной двор! — рявкнул Павлов.

На пороге была секретарша. Ее блузка слегка расстегнулась, обнажая аппетитную грудь.

— Что? — спросил Павлов.

Девушка держала в руке карандаш, который бросила так, что он покатился под стол начальника.

— Упс, я такая неловкая, — хихикнула дамочка.

— Хм, вот значит как? Знаешь, когда надо снять напряжение, — сказал Мирон чуть помягче. — Ну, иди, подними карандаш.

— Хорошо, господин. Обожаю поднимать… вы же знаете.

* * *
Как же я ошибался! Меня продержали в больнице всего одни сутки. Даже не два полных дня, как казалось. Черт, я ещё не готов! Но руководству было плевать на все уговоры.

Мне обещали дать временную охрану и бла, бла, бла. Только, ясное дело, что все не так просто. Сложности начались вчера, когда Анна вопила в трубку, обвиняя меня во всех смертных грехах.

А сейчас, выйдя за ворота больницы, я понял, что никаких охранников нет. Прошел через двор, осторожно вышел за территорию. Пусто.

Придется возвращаться назад и во всем разбираться. Потому что в моей ситуации одному даже в сортир идти глупо. Единственное радует — деньги. Больше миллиона местных рублей. Судя по ценам, это огромная сумма. Можно даже квартиру в другом районе смотреть. Но об этом пока думать рано. Для начала, выкуплю свою жизнь.

Конечно, я был отшибленным на всю голову. Но остатки сознания Марка и мирная жизнь с ее тупыми интригами внесли свои правки. Мне по-прежнему хотелось крошить всех подряд. Только подыхать среди улицы не желал.

Я решил вернуться в больничный дворик, чтоб дождаться охрану. Главное, пройти чёртову стену. Да, больница окружена высоченным забором, похожим на настоящую крепость. Если не пустят, то хотя бы постою рядом. Так все равно безопаснее.

В кустах у дороги раздался какой-то шорох. Черт, у меня даже оружия нет. Зато есть карточка с бабками. Прикончат и обчистят, как нехрен делать.

Не успел так подумать, как раздался рев двигателя, потом писк тормозов. Дешёвая на вид черная тачка подскочила прямо ко мне, так быстро, что не успел среагировать.

Ну, суки, разорву магией! У меня вроде силы восстановились. Блин, тачка еще и тонирована. Не поймёшь, кто внутри. Хотя, ясно, что не гребанный Дед Мороз.

Прошло уже больше секунды, а по мне еще не стреляли. Профессионалы так не работают. Вдруг переднее стекло медленно поползло вниз.

Да уж, не похоже на внезапное нападение. Я не знал, что и думать, пока не увидел странную женщину с волосами собранными на затылке и с черным вызывающим макияжем.

— Садись! — сухо сказала она.

— Что? Ты кто хоть такая? — открыл рот и чуть не брякнулся в обморок.

За рулём была Анна. Та самая мамка-наседка, которая ныла из-за каждого пустяка. Теперь она напоминала… даже не знаю кого. То ли местную шлюху, то ли крутую солдатку. А может, то и другое в одном.

Теперь ясно в чем была ее тайна. Или пока не совсем. Точней ни капли не ясно. Что за образ, что за тон разговора? Может в нее тоже кто-то вселился? Сука, только не прапорщик Ивановский!

Что за мысли вообще? В башке все смешалось… капец.

— Живо в машину! — прогремела мать, видя мое замешательство.

Больше повторять не пришлось. Я бросился к тачке и резко вскочил на сидение. Не успел пристегнуться, как машина с буксом рванулась вперёд.

Мать смотрела так, будто у нее в башке был компьютер. Холодное собранное лицо, как у бывалого воина. Я понял, что не могу сдерживаться и тут же спросил:

— Мам, что с тобой такое? Скажи честно, как есть. Поверь, я видел много дерьма. Так что точно пойму.

— Да, Марк, есть одна важная тема. Надо серьезно поговорить, — отчеканила женщина, выжимая газ в пол.

Глава 5

Я приготовился воспринимать важную информацию. Наконец-то хоть какие-то ответы. Устал ломать голову неделями.

Мама открыла рот, чтоб начать говорить, но сзади послышался громкий писк:

— Анна, да что такое? Я не хочу ехааать к бабууушкеее! У меня дела, кружок по техномагии на каникулах. Меня Лана на концерт позвать хотела. Почему мы вообще туда едем??? Ты говорила, что бабуля живет за Уралом! Мы что неделю пилить что ли будееем?! Ааа, я сейчас на ходу прямо выйду!

Это вопила Ини. Я посмотрел назад и увидел красное, мокрое от слез существо в растянутом свитере, которое явно было против плана моей мамки, не понимая, что происходит.

Я сам был не слишком-то в курсе. Ясно только одно: мать решила валить как можно скорее, чтобы спрятаться у моей бабушки, которая, выходит, жила не там, где мне говорили. Ее дом давно готовили на роль тыловой базы.

— Так, надо ее успокоить, — промямлила мама.

Она сбросила скорость и мастерски припарковала автомобиль на обочине.

— Инга, прошу тебя, не кричи, — сказала Анна своим простым голосом.

— Как не кричать?! Ты не дала мне собраться! Потащила меня из квартиры. Больно мне сделаааа! — не унималась сиседка.

Хотелось ей что-то сказать, только я понимал, что уже бесполезно.

Тогда Анна хмыкнула и выбралась из машины. Она открыла заднюю дверь, сев рядом с Ингой. Я обернулся назад, чтоб помочь если что.

Но этого сейчас не понадобилось. Мать ласково погладила девушку по коленке, сказав, что все хорошо. Потом женщина ткнула сиседку в шею. Так сильно… даже я пока этого не умел.

Ини ахнула, схватилась за горло и… отключилась.

— Ах ты, мразь! — вскрикнул я, применив магию.

У Анны из носа пошла кровь, она слегка застонала. Но все же дотянулась рукой, отвесив пощечину. Черт, да у нее резкий удар! Или у него? Уже не знаю, что даже думать.

— Остановись, Марк, я твоя мама! — громко вскрикнула женщина, вытирая кровь.

— Ага, или козел под прикрытием! — откликнулся я.

Черт, интуиция замолчала. Хотелось поверить женщине. Но кто знает, вдруг я сейчас ошибаюсь.

— Марк, когда тебе было пять лет, ты кричал, что хочешь быть девочкой и даже прищемил член входной дверью. Орал на весь коттедж… Ты же помнишь, — произнесла женщина.

Что? Вот тебе интимные подробности! К счастью, в башке Марка это все не болтается, иначе бы я свихнулся. Конечно, проверить нельзя. Но будем считать, что она не врет. Насчет такого вообще… врать очень сложно.

— Теперь ты мне веришь? — с придыханием спросила Анна.

— Допустим… постой. У нас что, был коттедж?

— Еще как, пока этот сука Мирон не убил моего мужа, — горько процедила Анна.

Она поняла, что я успокоился, и пересела на водительское сидение, после чего, мы сразу же тронулись.

— Не бойся, она скоро очнется. Это детский приемчик. Пусть пока малость поспит, — криво улыбнулась Анна, говоря о сиседке.

— Ааа, то есть ты ее не убила. Уже хорошо, — выдохнул я. — Может, все наконец-то расскажешь?

— Хорошо… сынок, постараюсь. Только ты тоже поделишься информацией. У меня есть пара вопросов.

«Выходит, не очень-то гладко. Меня могут спалить! Хотя, кажется, знаю что говорить. Посмотрим, как это прокатит»

Подумав так, молча кивнул. Анна вздохнула и начала свой рассказ.

— Не знаю, как тебе объяснить, Марк, но я не совсем человек.

«Вот те раз, началось», — подумал, промычав вслух что-то невнятное.

— Мы из древней расы боевых амазонок с острова Амоз. Внешне похожи на людей, но появились гораздо раньше. И магию стали использовать еще в древности. Наши способности — рукопашный бой, стратегическое мышление и умение работать с информацией, даже не знаю, как объяснить, — продолжила Анна. — Вот уже пять поколений мы живем среди обычных людей, стараемся быть простыми женщинами. Но это не всегда удается.

— То есть, ты боевая солдатка? А в остальном… в смысле там… без сюрпризов? — недоумённо спросил я.

— Если б у меня были сюрпризы, тебя бы сейчас точно не было! Так вот, Марк, я старалась всеми силами быть слабой и женственной. Как это принято в вашем обществе. Но когда твой отец изобрел схему обогащения кристаллов, пришлось пробудить древние навыки. Его друг Мирон Павлов был очень хорошим парнем. Жаль, чутье амазонок на него среагировало. У меня не оставалось выбора, как начать сбор информации.

— Друг? Погоди, то есть они… что ли вместе?

— Да, Марк! Корпорация Энерго — это детище твоего отца, и его помощника Мирона, который стал злейшим врагом. Чем сильнее росла корпорация, тем больше он от нас отдалялся. Вскоре Мирон решил использовать технологию только в коммерческих целях. Хорошо, что его голос мало что значил. Твой отец наложил вето на несколько документов. И все пошло так, как мы с ним планировали. Технологии на службе человечества, а уже потом… чертов заработок.

— То есть, дальше все ясно. Эта мразь завалила отца, — прохрипел я, представляя, как все случилось.

Значит, мудак вышел сухим из воды, лишив Марка всего и сделав чёртовым олухом. Ничего, наверстаем упущенное. Я еще поболтаю с тем клоуном, будь он хоть самим дьяволом.

— Не совсем, — грубо произнесла Анна. — Мирон хотел уничтожить нас всех. Ему не нужны были свидетели, мстители, родственники. Он получил доступ к богатству. И малейшая угроза была для него хуже смерти.

— Хм, почему он нас не прикончил как псов? Энерго — это же целая армия, — промычал, почесывая подбородок.

— Тогда у них не было армии, — прошипела Анна, входя в поворот на большой скорости. — А у меня была я. Одна разгневанная амазонка стоит роты человеческих мужиков.

— Погоди, то есть ты… — поднял брови от удивления.

— Да, так и есть. Оставила тебя дома, а сама пошла прогуляться. Перед этим узнала, что Павлов празднует свой день рождения за городом. Получила данные о расположении объекта, охране, слабых местах, составе гостей и все такое по мелочам.

— А дальше-то что? — спросил я, до сих пор не веря в происходящее.

— Дальше… пошел в ход дамский наборчик. Я собирала боевые артефакты, пока муж был еще жив. Так вот, они хорошо пригодились. До сих пор помню визги охраны, когда Власть огня сметала все на своем пути. А как красиво разлетались осколки при разрушении дома Вакуумным бомбителем. Жаль, мощных камушков было мало. Но семье Мирона хватило и легкой атаки.

— Ты убила его семью?!

Не то что бы я против уничтожения всяких утырков. Но эта няшная домохозяйка не похожа на безумного мстителя. Да и кто знает, может родственники тут не при чем.

Черт, какой-то я слишком добрый. Эта мирная жизнь… Ох, надо с ней скорее завязывать!

— Нет, — печально покачала головой мать. — Только жену и друга. Они подстрекали Мирона, готовили план уничтожения нас с тобой. Дочка была не причем. Я б ее точно не тронула. Хотя, Мирон потом ее спрятал, отправил за океан, испугался. А когда убивал Влада, то не боялся…

Так, это многое объясняет. Моя мамка была гребанной машиной смерти. Она скрывала это, чтоб не поехать в психушку и не получить других трудностей. Потому она специально была слишком доброй, чтоб никто не мог даже подумать.

Это ясно, но как насчет самого главного?

— Почему нас всех не убили? — спросил я после длительной паузы. — Ты напала на хату, понятно. После такого нас могли покрошить на салат.

— Хороший вопрос, — строго сказала Анна, обгоняя небольшой грузовик. — Во-первых, Мирон боялся, что не добьет меня до конца. Тогда… короче, нет смысла лишний раз объяснять. К тому же у меня есть информация, которую ему не достать. После моей смерти она попадет куда надо.

— Стоп, разве Энерго не прикрывают чиновники и менты?

— Что, государственная стража? Ну да… Только есть черта, за которую лучше не переступать. Он переступал, и не раз. Поверь, Павлову есть, чего бояться. Иначе б он нас давно завалил.

— Но он и так валит нас… понемногу.

— Да, — скорбно кивнула Анна. — Есть вещи, которые не решить амазоньей силой. Он слишком хитер, бросил нас на дно жизни.

— Ага, может быть, как-то вырвемся, — процедил я.

Пока не стал говорить маме про деньги. Скорей всего, она будет меня защищать, не давая возможности действовать. А деньги, полученные от кабы, позволят избежать лишней опеки.

Мама взглянула на меня как-то странно. Черт, неужели спросит про бабки? Она может знать, что за победу в турнире положен приз.

— Маарк? — обратилась ко мне.

— Что? — сказал, придумывая несколько вариантов ответа.

— Почему ты так изменился?

«Да, неприятный вопрос. Потому что я здоровый потный мужик, который живет в теле твоего сосунка», — подумал, но вслух сказал совершенно другое, то, что придумал давно.

— Знаешь, мам, скажу честно… Меня очень сильно побили, — произнес я.

— Как? То есть, как вообще это связано? Ой, вот уроды! Издеваются над моим мальчиком.

— Мам, я еще не закончил. Один раз меня сильно побили. Я ударился головой, отключился. А потом… потом стал, в общем как ты. То есть научился драться и все такое.

— Ого! — Анна дернула руль, машина резко рванула к обочине, потом сделала «змейку».

Мы чуть не свалились с дороги. Затем мать слегка успокоилась, сказав:

— Пробуждение амазоньих способностей!

— Да, так обычно бывает. То есть, ничего странного, — сказал, откинувшись в кресле.

— Что? Марк, ты не знаешь, о чем говоришь! Способности амазонок передаются только по женской линии. Мужчин принято держать в сарае, как особо слабых существ, и выпускать только в Дни плодородия. В общем, ладно, традиции древности. Это не для твоих ушей. Главное, что ты никак не мог получить этот дар.

— Вот значит как… тогда может от папы? — ляпнул первое, что пришло в голову.

— Стой, ты можешь видеть магические волны? Умеешь заряжать артефакты без оборудования?

— Эээ, не, как-то не доводилось.

— Тогда это точно мое… Но как так вышло? И главное, что теперь делать???

Мать была очень взволнована. Она будто хотела, чтоб меня лошили всю жизнь. Нет, порадоваться за сына, что он не лох. Короче, полный капец!

— Эй, что в этом такого? — спросил, искренне недоумевая.

— Ничего! Просто мой сын избранный Амо. Короче, сейчас не важно.

— Избранный кто?

— Да никто. Держись крепче, сейчас будет грунтовка!

Анна тут не врала. Нас затрясло так, будто ехали в стиральной машине на самом бешеном режиме стирки. Чуть не вырвал ручку, впившись в нее всеми пальцами. Ини, кажется, грохнулась на пол.

Черт, хорошо хоть Анна не вспомнила про телепатию. Или она не знала, что я взорвал башку Патрику. Если с боевыми навыками все ясно, то насчет остального сложнее. Ладно, если что отверчусь. Тут бы добраться живым.

Половину ухабистой дороги прошло относительно хорошо. Потом очнулась Ини, которая стала орать на каждой кочке, вынося нам обоим мозги.

Я предложил дать сиседке еще «немного снотворного», но мама снова вошла в свой образ. Она стала сюсюкать, говоря о том, что все скоро кончится.

Решил не палить легенду, став «тупо Марком». Пока еще рано раскрывать карты. Главное, что я многое понял и остался в живых. Дальше посмотрим, что будет.

План мамки Марка был гениален. Мы скрылись в глухой деревне в двух часах езды от города.

Никто не подумает искать именно здесь. Все знакомые и друзья (скорей всего, враги тоже), считают, что у нас нет родни в этой области. Никто не решит, что мы прячемся на виду, не отъехав и двухсот километров. К тому же, мама не говорила, что водит машину.

Мы сняли номера с тачки и спрятали ее в кусты, когда оказались на месте. Не бог весть какая конспирация, но вполне может сработать.

Ини, наконец, поняла, что к чему. Я стал для нее личным врагом. Когда выходили из кустов, девушка на меня покосилась. Из ее рта вырвалось:

— Ты это все специально, придурок!

— Что специально? Остался в живых? Ну, прости!

— Детки, хватит ругаться! Бабушка нас уже ждет, — пропела Анна. Сука, вот это актерское мастерство.

Мы подошли к деревенскому дому, который был в стороне от других. Он был старым, но добротным, похожим на большой скворечник. Вокруг огород с небольшим садом, а ещё выход к полю. Издалека кажется, что здесь густые посадки. Дома почти что не видно.

Конечно, это неплохо. Но если захотят найти, то найдут. Так что особо расслабляться нельзя.

Блин, надо познакомиться с бабкой. Судя по памяти Марка, он видел ее пару раз в жизни. Хотя, это даже и к лучшему. Не придется изображать близкие отношения.

Кстати, бабка оказалась реально… старухой. Седые волосы, сутулая худощавая фигура, на голове платок, а на глазах очки с толстыми стеклами, которые делали образ смешным.

Старуха была ещё бодрой. Скорей всего, меньше семидесяти. Она из тех, кто сам себя старит. Ее бы слегка приодеть, и выйдет «взрослая девушка», как говорят многие.

— Ой, здравствуйте, здравствуйте, — закричала она, бросаясь на встречу к нам. — Сколько лет, сколько зим. Подросли-то как, загорели-то!

— Мама, привет… Не кричи, мы и так тебя слышим, — смущённо произнесла Анна.

— Чего? А? Где Маркуша-внучок? Ах, вот он красавчик какой! Совсем большой уже стал!

С этими словами бабка сжала Ингу в охапку и крепко поцеловала, отчего та вся сморщилась.

— Мама, Господи, успокойся. Мы по делу приехали, — серьезно заявила Анна.

— Чего? Кого ты надела? Погоди, надо зелье для слуха принять.

Черт, и как эта тупая развалина может быть матерью амазонки? Может, у них старость наступает быстрей, чем у нас? Короче, уже не важно. Куда важнее то, что у бабки из-под халата упал пистолет.

Он был совсем допотопным. С круглой штукой, которая крутится. Если обоймы в рукоятках — нечто старое, но знакомое, то этот «бубен» (или как там его) совсем каменный век. Не представляю, как обращаться с таким оружием. А зря… надо бы разобраться.

— Мама, ты что? — ахнула Анна.

— Ох, ничего дорогая, воробьев пугаю. Весь виноград поклевали, — воскликнула старушка.

Она подняла пистолет и случайно пальнула в кусты. Ини завизжала как резанная, а я лишь слегка улыбнулся. От выстрела встрепенулся большой серый кот. Он побежал через грядки в кусты почти что бесшумно.

— Барсик, Барсик, постой! — вскрикнула бабка.

Кот пересёк небольшой огород, скрылся в кустах. Где прогремел мощный взрыв с выбросом комьев земли. В воздух полетели серые клоки шерсти.

— Барсик… Вот Барсик. А я же тебе говорила, — сокрушенно всплеснула руками бабуля.

— Мама, это что мина?! А если б мы там попались! — взвизгнула Анна.

Ини при этом вся побледнела. Она смотрела в одну точку, как парализованная. И только я испытывал ноющую, приятную ностальгию.

— А? Это так… От кротов, — пояснила бабуля. — Ладно, идёмте в дом, хоть покушаете.

Дальше все было обычно. Мы прошли в деревенскую хату, где выпили чая и немного перекусили. Комнат в доме оказалось достаточно. Долго размещались и выбирали, кто, где будет спать.

Ини ныла, что местный интернет здесь не ловит. Анна, как всегда, вилась вокруг и несла разную чушь. А бабка… она была просто бабкой. И, несмотря на многие заскоки, смотрелась адекватнее остальных.

День пролетел очень быстро. Не заметил, как солнце налилось красным светом и полезло за дальний лес. Пользуясь тем, что все отвлеклись, я вышел за территорию и слегка прогулялся.

Черт… на укрепрайон не похоже. Мы здесь как на ладони. Вычислить нас, раз плюнуть. Машина, те же мобильники. Анна говорила, что на окнетах стоит магическая защита. Но против нас теперь молодежное движение и почти целый клан. У них куча денег, связи, оружия целое море.

Черт, надо что-то решать. Иначе окажемся в ловушке, из которой не выбраться. Если раньше Марка мучили в одиночку, то теперь под угрозой все родственники. После смерти петушка Пети гады точно не остановятся.

Одно из главных правил войны: если битва началась, то не закончится до последнего. Я как мог пытался оттянуть это дело. Но бог видит, не получилось.

Теперь нужно драться как надо. Но что я, простой школотрон, могу сделать?

Глава 6

Думая об этом, возвращался назад. На границе участка встретил сиседку, которая в закатном свете смотрелась странно и немного загадочно. Она отошла от прежнего шока. Теперь была серьезной и рассудительной.

— Марк, нельзя так гулять. Нас могут заметить, — с ходу сказала она.

— Это не прогулка. Разведка, — отчеканил в ответ.

— Ну да… — протянула Ини, а потом вдруг спросила. — Как ты выжил на кабе?

Да уж, тут лучше соврать, даже полуправда для этой капризной девчонки будет тяжёлым грузом.

— Ды так, повезло. Петя был пьян или типа такого, — сказал, туповато почесав голову.

— А правда, что ему в голову выстрелили? — не унималась сестра.

— Может быть, я не знаю. Мне плохо стало, короче, — сказав это, прошел мимо сиседки.

— Ну да, мне тоже как-то не очень. Горло после поездки болит, — бросила вдогонку сестра.

Ещё бы, Анна четко ее приложила. Повезло, что Ини ничего не запомнила.

Вечер прошел скучновато. Пили чай, болтали почти ни о чем. Я чувствовал, что бабка что-то скрывает. Но об откровенном разговоре не было даже и речи. Ночь настала быстро, стремительно. Не заметил, как завалился спать.

Под шум ветра, пение птиц и треск насекомых спалось очень круто. Немного потерял бдительность во сне. Показалось, что живу в довоенном времени, где я реально школотрон без всякого попаданства.

Проснулся рано с восходом солнца. Примерно во столько вставал в школу, так что это было нормально. А вот пулемётная очередь на огороде заставила малость взбодриться. К счастью, стреляли не долго. Других звуков не было слышно.

Так, на нападение не похоже. Может, бабка в своих очках чего-то не разглядела. Я машинально вскочил с кровати, чуть не выбежал на улицу в одних трусах. Но тут за окном послышался голос мамы.

— Что такое? Господи, ты меня в могилу сведешь!

— А, чего? Это от кроликов, — проскрипела бабуля.

Ох, нравится мне эта старуха! Умеет решать боевые задачи как надо. С этой мыслью я спокойно оделся и вышел на кухню.

Там сидела сестра, покусывая кусок булки.

— Привет, как ночь? Надеюсь, без замечаний и происшествий? — спросил у нее.

— Спасибо, что испортил мой отдых, кретин. И не дал доучиться нормально. Мне уже три раза звонили. Пришлось сказать, что уехала на курсы в другой город. Вру подружкам из-за тебя, — прошипела Ини.

— Конечно, врешь. У тебя ж нет подруг-то. О, тут кажется молоко! Не пил молока лет с двадцати, — бодро произнес я.

— Дебил, тебе всего восемнадцать, — надулась сиседка.

Я ничего не ответил. Лишь ещё раз усмехнулся и пошел к столу. Черт, чуть не наступил на кота. Так, он вроде бы сдох… Что за хрень?

Конечно, я многое видел, но восставший из мертвых кошак — это слишком.

— Что пялишься, как баран, — тут же рявкнула Ини. — Бабушка экспериментировала с зельями, облила Барсика какой-то дрянью, теперь он бессмертный. Жаль, неясно как это работает. И не переходит на людей. Чем ты вчера слушал вообще? Она за ужином говорила.

— Ааа, зашибись. Его надо в саперы, — сказал я, наконец-то приступив к завтраку.

Сегодняшний день был не очень. Нас с Ини послали окучивать помидоры. Не знаю, зачем это надо. Но грести землю тяпкой полдня — не лучшее занятие для подростка.

Хотя, уроки тоже не в кайф. Здесь хотя бы мозги не имеют. Точнее, не совсем так. Ини взяла на себя роль занудной училки, и это хорошо получалось.

Она пятьсот тысяч раз повторила, какими классными могли быть каникулы, если б я случайно не выжил на кабе. Ещё сеструха следила, чтоб я постоянно работал. Стоило мне пофилонить, как Ини бросала тяпку и грозилась позвать Анну, которая точно уроет.

В один прекрасный момент я устал глотать пыль, решив немного развеяться. Не успел положить тяпку на землю, как Ини громко воскликнула:

— Марк, ты опять не работаешь! А как же помощь бабуле? Сам затащил нас сюда, и теперь сразу сдался!

— Умолкни! — грозно ответил я. — Мне в сортир надо! Или это тоже делать под помидоры? Удобрение, все дела.

— Очень смешно, блин, дурак, — надулась сестра. — Иди, только смотри, чтоб не долго.

— А если долго, то что? Захныкаешь меня до смерти? — съязвил я. Вообще-то на Ини не злился. Но сегодня она сильно взбесила.

Туалет стоял на краю участка. Мне удалось свалить подальше от Ини. Мать бродила вокруг дачи, как привидение. Наверно, как я вчера, высматривала пути к отступлению и строила план возможных боевых действий.

Рядом с домом сидела хозяйка, которая меня не заметила. У нее на коленях была штука, похожая на небольшой коробок, наполненный острыми шипами.

— Охо-хо, опять крысы в погребе. Ничего… Мы знаем, как их проучить. Знаем, как их отвадить, — тихо напевала она.

В какой-то момент подбежал кот и начал жалобно мяукать.

— Барсик? Уйди отсюдова, Барсик! Только что же кормила. Обжора!

— Мяяаа, — сказал кот, подпрыгнул и забрался в коробку.

Та резко схлопнулась, свалившись с колен старухи. В воздухе повисло последнее «мяу».

— Ох, да как же так, Барсик! Что ж ты такой-то не ловкий… — воскликнула бабушка.

«Черт, мне бы такие способности! Лезть в самую жопу и оставаться в живых»

Хоть что-то интересное за сегодня! Немного взбодрившись, я спокойно сходил в туалет. А выйдя оттуда, ощутил, как телефон стал вибрировать.

Сначала, немного напрягся. Так, это Дэн, тот парень из класса. Конечно, лучше с ним не болтать, но вдруг этот дурик скажет что-нибудь важное? Пояснит, как меня ищут, что говорят училки и одноклассники?

Анна упоминала про магическую защиту. Что ж, будем надеяться, что она не ошиблась. С этой мыслью я взял трубку и сказал «Да».

— Здорова, Маркуха. Куда ты пропал? Не ходишь в школу, не появляешься, — произнес Дэн.

Голос у него был какой-то грубый и сдавленный.

— Я? Ды так… Дела появились, — бросил в ответ. — Слушай, как там в школе, спокойно?

— Школа? А мы сейчас не там, Марк Лесовский.

Стало ясно, что меня обманули. Это был точно не Дэн. Но трубку я бросать не спешил. Если это Бойцы или Братство силы, то нужно выудить информацию, как всегда, притворившись придурком.

— Ого, а где ты тогда? — туповато спросил я.

— В гостях. Дома у одного наглого, мелкого убийцы, который уже не жилец.

Вот значит как? К нам в квартиру залезли ублюдки. Что ж, отлично, хрен с вами. Хорошо, что мамка вовремя среагировала. Иначе, даже страшно представить.

Хотя, мне обещали охрану. Ага, для поддержки штанов! Думаю, казённая защита точно бы дала сбой.

— Убийца? А ваш петушок Петя значит что, был святой? И вообще, приходить без приглашения не вежливо. Или мамка в детстве не научила! — грубо сказал я, сбросив маску школьника.

На другом конце провода кто-то закашлялся. Похоже, бандиты слегка офигели. Но вскоре они собрались. И сдавленный голос продолжил:

— Научился говорить, недоделок? Значит так, чмо, слушай сюда. Даём тебе трое суток. Вылезай из той конуры, где ты прячешься. Тогда убьем тебя быстро, понятно? Родню не тронем. Все понял?

— Ого, правда что ли? А где гарантии? — глупо произнес я.

— Гарантии… Слово Роберта Подгорного. Вот гарантия.

— Хмм, значит так? А что если нет?

— Если нет, ублюдос, то ты… — раздался звон разбитого стекла и мяуканье. — Э, дебил, ты чего? С кошкой не справился?! — рявкнул, говоривший со мной.

Черт, точно, Мурлок! Наверно, Анна забыла его впопыхах. Блин, в отличие от Барсика он не бессмертный. Вот скоты, живодёры. Ничего, мы еще поиграем!

— Э, Маркуша, ты там? — снова обратились ко мне.

— Да, там, в трусах у твоей мамаши.

— Ааа, молодец. Язык норм работает. Так вот, если мы не найдем тебя за три дня, будешь мучиться долго. Тебе отрежут язык и все пальцы перед тем как подохнешь. А все твои родоки, друганы и знакомые сыграют в ящик поодиночке, чтоб от такого говна не осталось даже следа в нашем городе. Ясно?

— Аха ха, твою мать! — не знаю почему, но эта пафосная хрень из дешёвого фильма вызвала у меня только смех. Решили поиграть в страшилки? Отлично. — Мне-то все ясно, ушлепки. Можете делать, что вздумается. Но сначала я вырежу ваши анусы, сделаю из них гирлянду и повешу на новогоднюю ёлку. Потом выбью зубы, приклею их на сраную ветку, чтоб получилась такая декоративная…

Не успел закончить. Они сразу сбросили. Эх, на самом интересном месте. А ведь я еще только начал. Пришлось положить трубку и отойти от сортира.

Не успел это сделать, как послышался голос Ини.

— Анна, Марк работать не хочет! Он в туалете по два часа прячетсяяааа!

— Маркуша, сынок, ты чего? Бабушке надо помочь. Не ленись, — воскликнула мать.

— Хорошо, хорошо. Не орите! Окучу я ваши томаты по самые помидоры! — весело крикнул в ответ.

Было ясно, что ситуация накаляется. Меня конкретно так ищут, надо срочно принимать меры. Ведь сидеть и ждать смерти в деревне — не очень-то верно.

Оставшийся день я изо всех сил старался быть Марком. А под вечер, когда мать вновь пошла на обход, подловил ее на углу участка и сказал все как есть.

Она оглянулась вокруг, будто нас могли слышать. Потом стала говорить серьёзно, но, не выходя из образа простой бабы.

— Я же говорила, Марк, что нас очень мало. Даже если собрать подруг — этого точно не хватит. Мы не справимся с целой бандой. К тому же ты… Я не хочу, чтобы ты рисковал. Давай останемся здесь? Я поставила по периметру артефакты. Они помогут в случае нападения. Пока это все. Другого выхода нет.

— Выхода? — спросил, пристально глядя на маму. — А если сюда придет вся их банда? А если они затихнут, и потом нас подловят? Пойми, они атакуют. Надо сбить наступательный темп. Заставить их сдаться или перейти в оборону. Помнишь, как ты с тем Мироном?

Анна замялась и посмотрела на лес, где краснела полоска заката.

— Нет, Марк, это другое. Я не понимала, что делаю. Сейчас лучше так. Извини.

— Что? И это мне говорит жестокая амазонка?

— Я женщина, живущая в вашем обществе. Вдова и нищая мать. Твоя мать, если ты еще не заметил. А теперь хватит, идем. Иначе ужин остынет.

Да уж, все ясно. Будь она хоть служанкой дьявола, но баба есть баба. Неужели она не чувствует, что на нас надвигается жопа? С другой стороны, нас действительно маловато.

Кто будет сражаться? Безумная бабка с допотопным оружием? Истеричная Ини? А подруги по амазоньим делам теперь все разбежались. Как ни крути, но когда ты находишься в жопе, тебя легко забывают.

И эта хрень действует, как на людей, так и на амазонок, богов… Да хоть на гребанных инфузорий. Короче, я понял, что пора действовать. Но не понял, как именно.

Пришлось провести ещё один скучный вечер, болтая почти ни о чем. Потом была ночь, за ней утро. Короче, все как всегда.

Звонок не выходил из башки. Казалось, ночью на нас напали ублюдки из Братства силы, а за ними молокососы Бойцы. Они пустили какой-то газ. Я был парализован и не мог даже пошевелиться.

Поэтому адский оборотень впился мне в грудь. К счастью, удалось как-то очнуться. Схватил уродца за шкуру… сука, какой-то он лёгкий.

Сбросил его с себя, так, что тот с силой врезался в стену. Блин, теперь точно проснулся!

«Барсик? Ах, черт, как же тебя угораздило…»

За окном светило солнце, в соседней комнате вопила Ини. Она орала, что хочет уйти. И плевать ей на любую опасность.

Бабки не было слышно. В углу лежала серая тушка, по которой вдруг прошла синяя волна света. Тогда тушка вскочила на лапы, фыркнула и с недовольным видом засеменила из комнаты, где вместо двери были обычные занавески.

Это все интересно, но как быть с главной угрозой? Может ещё поболтать с Анной, найти нужные аргументы?

С этой мыслью оделся и отправился в туалет. Во дворе встретил бабку, которая просила сходить за водой. Колодец был рядом с участком, так что это вполне безопасно.

Потому я спокойно пошел по грунтовке, наблюдая, как свет причудливо играет каплями росы на траве. Хм, настоящий колодец! Не видел таких с момента начала войны.

Да и раньше мало встречались. Интересно, как он работает? Почему вода не загрязняется, например, или не затопит всю яму из бревен?

Я заглянул в прохладную бездну, хотел, было, повесить ведро на железную цепь. Но сзади кто-то подкрался. Думать сейчас было некогда. Развернул козла ведром что есть силы.

Кажется, тот увернулся. Черт, схватил меня за рукав. Потом черная вспышка, в глазах помутнело, картинка развалилась на части. Я будто снова впал в чертов сон.

Не успел даже крикнуть от шока, как свалился на колени, оказавшись в убежище Германа Графа. В руках было ведро, на которое с усмешкой косился черный упырь.

— А, блин понятно… Ты что, охренел? Чего вообще надо? — воскликнул, приходя в себя.

— Захотел пить, Лесовский? Ты так рассматривал колодец, будто там было золото, — хихикнул наставник.

— Послушай, мне не до твоей хреновни! — прорычал, встав в полный рост.

— Ну да, у тебя своя собственная, — хмыкнул Герман, а потом сказал чуть погроме. — Ты не такой олух, как мне казалось. Пережить кабу — это… уже достижение. Хоть и не особо большое.

— Спасибо, что похвалил, сэнсей хренов! Но знаешь, у меня до жопы проблем.

— Дай угадаю. Родственники проигравшего парня решили порвать твою шкуру, — улыбнулся Граф.

— Как ты…

— Ясновидение. А в данном случае обычная логика. Приготовься к занятию, маленький недоумок.

Да уж, капец. Мою семью могут пустить на ремни, а я должен в очередной раз слушать занудство, постигая «сакральные истины». И нахрен мне это надо? Против армии вооруженных чертей все равно не поможет.

— Пошел ты, — сухо ответил я, не желая объяснять ситуацию.

Герман слишком силен. Тягаться с ним бесполезно. Но я могу просто лечь на пол в позу морской звёзды, как ленивая проститутка. Хрен ему, а не чёртовы тренировки.

Герман смотрел на меня, будто хотел сожрать. Секунды тянулись до бесконечности долго. В конце концов, Граф поморщился и с большим трудом произнес:

— Ладно, помогу в твоём деле.

— Если соврешь, сдеру кожу с задницы и сделаю из нее ежедневник, — процедил я.

— Следи лучше за своим задом, пацан. Для тебя это важно. А пока, давай-ка начнем.

Сегодня тренировка была очень странной. Герман достал книгу, сделанную из грубого материала. В ней были тусклые письмена, которые мне приходилось учить на слух.

Корявый, древний язык. И на кой это только сдалось! Я понимал, что ответы мне вряд ли светят. Но в итоге, это все задолбало. После часа разучивания дебильных слов, я все же спросил у чернявого:

— Слушай, скажи на кой мне все это? Эти «дарки», «харки», «шмарки», язык сломаешь! Что за ломанный китайский? Кому вообще это надо?!

Герман нахмурился и сбросил меня со стула с помощью магии. Пока поднимался, он слегка отошёл и в кои-то веки сказал по делу.

— Хочешь знать все? Информация бывает опасна, — произнес он.

— Хах, в чем проблема? Приму любой ответ, кроме того, что ты командир местных геев.

— Смешно. Очень весело. Все вы любите ржать, и не знаете, что смерть стоит за спиной.

С этими словами Граф подошёл к камню или что это было. Он провел рукой по облаку черного дыма, что висело над алтарем. Оттого слегка дернулся, хмыкнул и посмотрел на меня.

— Черная энергия планеты. Фонтаны тьмы в разных точках Земли, — сказал он, ни к кому не обращаясь.

— Что? Фонтан? Этот дымящийся камень? — спросил в полном недоумении.

— Да, черт возьми! Темная энергия была под землёй, как и светлая магия. Фонтаны всегда били из недр, но были не слишком опасны. Только люди нарушили равновесие. Добыча Энерго кристаллов, рождение одаренных детей. Все это сломало баланс. Теперь Фонтаны тьмы не стабильны. Некоторые из них несут много бед, например мой объект.

— И… Ты должен его охранять? — продолжил мысль я.

— Не совсем. Следить, сдерживать.

— Стой, ты гребанный черный маг! Не лучше взорвать эту хрень к чертям сучьим?

— Глупец! — крикнул Герман. — Последствия могут быть страшными. К тому же фонтан даёт силу. Лучше быть хранителем, чем простым смертным.

— Хм, то есть ты следишь за штуковиной? — спросил, рассматривая алтарь с дымом. — А я тут причем? Я ж не черный колдун.

Глава 7

Герман скривился от злости. Похоже, хотел мне врезать. Было видно, что он не в восторге, но другого выхода не оставалось. Потому наставник взял себя в руки и сдержанно произнес:

— Ты не черный колдун. Скажу больше, ты вообще не колдун, а мелкий, дерзкий, тупорылый выскочка! — отчеканил Герман.

Я ничего не сказал, но посмотрел на учителя так, что тот не мог промолчать, понимая, к чему клоню.

— Хочешь знать, почему выбрал тебя? Потому что других нет, а время не терпит.

Хотел задать еще пару вопросов. Например, с чего вдруг такая спешка? Какого хрена ему понадобился приемник так срочно?

Но угроза моей семье была слишком сильной. О другом пока думать бессмысленно. Лучше поймать на слове этого чудака, получив хоть что-то полезное.

— Информацию принял. Как насчёт помощи, которую ты обещал? — спросил я.

— Мы ещё не закончили, — цинично поморщился он.

У меня не оставалось выбора. Пришлось дальше участвовать в балагане. Ладно, это не самое страшное. Он не трахать меня сюда тянет. А поучить заклинания вместо копаний в земле, в принципе нормальная тема.

Я не знаю, сколько времени прошло точно. Ощутил, что мозги под устали. Да и Герман сбавил свой пыл. Тогда он подошёл к нише в стене, открыл там что-то с помощью магии. Потом достал уродливый медальон и дал мне.

Украшение было правда уродским. Это совсем не ругательство! На сером каменном диске виднелась какая-то рожа, маска мутанта или фотка его жены. Короче, полная хрень.

Но я решил выслушать все инструкции. Вдруг штуковина взрывает дома и сбивает вражеские вертолеты.

— Вот, — нехотя сказал Герман Граф. — Твое новое лицо. Стоит скрыть себя хоть немного. Надеть капюшон, шарф или парик, как сработает мощный артефакт маскировки. Для каждого, кто тебя будет видеть, ты станешь другим человеком.

Так, то есть мне теперь можно спрятаться. Даже если выродки меня схватят, то не смогут узнать. Хорошо, очень даже неплохо. Но как насчёт остальных? Мама, сиседка, бабка! Барсик… хоть он и бессмертный.

К тому же Граф сильный дядька. Мог бы дать по жопе врагам, если так. Вдвоем бы мы всех покрошили.

— Эй, это не помощь, а чертова побрякушка! — сказал, рассматривая харю на медальоне. — Может, ты сам что-то сделаешь? Мы вместе порвали бы тех Бойцов, как котят.

— Хм, вступать в войну из-за выходок глупого школьника! В мои планы это не входит. Не нравится артефакт, так верни! Тебя никто не заставляет им пользоваться.

Ага, хрен там плавал. Конечно, это не атомная бомба, но тоже может помочь.

Так что «рожу» я все-таки взял, повесив ее на шею. Герман занудно проворчал, что эту шнягу надо вернуть. Но я особо не слушал.

К счастью, Граф не стал больше задерживать. И вскоре я стоял на коленях возле колодца, приходя в себя после гребанного перемещения.

Не успел оклематься, как засек краем глаза силуэт мужика, который шел в мою сторону. Сначала поднялся на ноги, затем машинально пригнулся, втянув голову в плечи. При этом артефакт на груди стал гудеть. Так… посмотрим, как это сработает.

— Эй! Эй, здорова, — сказал мужик, обращаясь ко мне.

— Здоров, коль не шутишь, — грубым голосом сказал я.

— Слышь, дед, не знаешь, где деревня Бобровка?

Хм, сразу дед? То есть он принял сгорбленного парня за дела. А харя-то отлично работает! Вот это я понимаю, лучшая маскировка.

— Ох, милок, как сказать. Это тебе туда надо, — указал рукой в сторону, с трудом сдержав смех.

— Ааа, вроде там уже были. Ну ладно. Спасибо, отец.

— А зачем тебе туда, сынок? Родня что ли в тех краях? — решил играть роль до конца, превратившись в дотошного деда.

— Да не… Малолетнего беспредельщика ищем. Говорят, за него там награда. Короче, наши замуты. Спасибо. Хорошей пенсии, батя, — на последних словах мужик усмехнулся, резко направившись прочь.

Так, значит, родня петуха платит бабки за мою голову. Что ж… это нормально. А вот то, что утырки шастают по деревням — это плохо. Они подошли вплотную к нашему дому, что особенно гадко.

Хорошо хоть за кустами не разглядели, да и мой артефакт не подвел. Нет, так продолжаться не может. А если б сюда приперлось человек двадцать? Так стоп!

Время уже за полдень, судя по солнцу. С этим перемещением потерял почти что полдня. Анна за это уроет без всяких бандитов.

Ладно, надо хранить спокойствие. Потому я просто набрал воды, в ведро, которое перемещалось вместе со мной. Дальше, как ни в чем не бывало, отправился к дому.

Во дворе ждала странная картина. Мама стояла вся бледная. Она была одета в спортивный костюм, в котором сюда приехала. А бабушка держала в руках верёвку, на ней как детская игрушечная машинка, был привязан древний пулемет. Кажется, он назывался Максим.

«Ого, неужели эта штука работает?!»

— Я умру, но убью каждого мудака за моего мальчика! — гневно говорила Мать.

— Постой, Аня, я тоже пойду. Вдвоем мы дадим жару этим бандитам, — скрипела бабка.

— Мама! Ну, куда ещё ты… со всем этим. Присмотри пока что за Ингой. Видишь, она не в себе?

— Нет, амазонки должны действовать вместе!

— Боже, ну куда тебе… Прости, ты останешься здесь!

Я решил не томить, и сразу подошёл к женщинам. Увидев меня, они обалдели. А мама так вообще, чуть не грохнулась в обморок.

— Марк! Где ты был??? Ты вернулся?! — с трудом выдохнула она.

— Да заблудился немного… Может водички? — улыбнулся, показав на ведро.

— О, внучок, ты на дальний колодец что ли ходил? — спросила бабуля.

— Ага, прогулялся слегка.

— Мама, хорош! Марк, тебе надо все объяснить. Где ты пропадал это время? — строго спросила мать.

Черт, не успел придумать легенду. Ещё тот мужик странный сбил с толку. Надо было ответить сейчас. Но ничего внятного сказать я не смог.

— Ну… Бабушка же сказала. Там дальний колодец один. Два часа топать вроде, — промямлил, как полный кретин.

— Ага, все понятно! Колодец, два часа значит? Ладно, иди Марк. Потом с тобой разберемся.

Да уж, капец; это означало нечто хреновое. А с учётом того, что Анна — боевая бабища, так вообще полный мрак. Обмануть ее будет сложно. Говорить правду точно не стоит. Кто знает, как она отнесётся к тому, что я ученик чернокнижника.

Ничего не оставалось делать, как отправиться в дом. Дальше, я сидел в телефоне, ел, копался на грядках, ругался с Ини. В общем, все как всегда. Остаток дня пролетел незаметно. Вскоре стало прохладно, а солнце двинулось к горизонту.

Вечером ждал серьезный допрос. Когда солнце уже почти село, мамка загнала меня в комнату и стала давить на мозги.

— Значит, ты не можешь сказать, где именно находился полдня?! — взволнованно говорила она.

— Нет, то есть да, я сказал, — отвечал, сидя на кровати, как на допросе.

— Пойми, Марк, я, такая как ты. Помнишь, тот разговор? Думала, после этого у нас не будет секретов! А теперь ты куда-то пропал. Мы решили, что тебя похитили те уроды! Представляешь, что было бы, если б я понеслась в город и все бы там разнесла?!

— Хорошо.

— Что хорошо?

— Было бы хорошо, если б так! — воскликнул, поднимаясь с кровати. — Другого выхода нет! Мы не сможем прятаться месяцами. Так просто они не отступят. На кой хрен тебе боевые навыки, если боишься их применить?!

Анна опустила глаза и пошла к двери. Потом бросила взгляд на меня и сказала:

— Где ты был сегодня с утра?

— В манде на дальней заставе!

— Что?! Хорошо. Значит так… чтоб тебя не тянуло туда, на заставу, мы поступим вот так.

Мать вышла из комнаты и бросила на порог пару камушков. Чуть заметная синяя оболочка закрыла дверной проем.

— Эээй, погоди! Это ещё что за шутки?

Я сорвался с места, бросился к двери, но был отброшен волной энергии. Едва устоял на ногах. Удар был довольно сильным. Черт, она заперла меня в хате!

— Прости, Марк, знаю, ты что-то задумал. Не хочу, чтоб наделал ошибок. Эту ночь твоя комната будет под действием силы. Так будет лучше для всех, — виновато сказала Анна, уходя вглубь коридора.

— Э, да это ж тупо тюрьма! Ты что меня закрываешь? Мы так не договаривались, постой! — крикнул вслед, но было уже бесполезно.

Женщина спокойно ушла. На мои вопли приперлась сиседка, но она лишь пожала плечами.

— Заговоренные камни… — сказала мне Ини через мембрану. — Если трону, долбанет магией так, что мало не будет.

— Да катись ты вообще, — махнул рукой я.

— Хм, значит так? Мама была права, что тебя наказала. Слишком много тебе позволяют. Ладно, пойду в свою открытую, свободную комнату. Сладких снов.

Ини громко хихикнула и свалила. Черт, вот засада! Может, бабку позвать? Вдруг удастся ее заболтать, и она распечатает дверь? Как назло, бабушки нигде не было.

Ночь уже настала, можно было поспать, подождать еще денек-два.

Ага, хера лысого! Мне дали всего три дня на «раздумья». Мутные дятлы уже нас почти что нашли. Спать при таком раскладе опасно. Можно вообще не проснуться. И никакая магия Анны тут не поможет.

Сидя на кровати и глядя в черное стекло, я понял, что надо валить. В смысле убираться отсюда. А потом реально ВАЛИТЬ всех и каждого, выкрутив навыки капитана Раста на полную.

Только так можно во всем разобраться. Показать козлам свою силу. Сделать так, чтоб они отступили, перешли в оборону, а лучше сразу капитулировали. Другого выхода нет!

Немного подумав, я достал свою карточку. Зашибись, деньги есть. Это уже первый шаг. Руки-ноги на месте, башка пока что соображает. Недели тренировок укрепили тело сопливого школьника. Тогда в чем нахрен проблема?

Я резко рванулся к окну, не в силах сидеть на месте. Конечно, оно тут не открывается. Классика, мать его, жанра.

Ничего, у бабули есть старые стулья. Тяжелые допотопные стулья. И один из них стоит прямо возле кровати.

— Что ж, мамаша, ты напросилась. А я ведь хотел по-хорошему! — прохрипел, как следует, замахнувшись предметом мебели.

Но тут послышался странный шорох. В деревенском доме всегда много шума. Только я все равно поднапрягся. Лучше лишний раз все проверить. Вдруг, какая сволочь крадется?

Медленно развернулся назад. Так, это Барсик!

— Эй, чертов Барс, ты куда? Там того, видишь хрень эта самая, — прошипел я, махая рукой, чтоб прогнать кота.

Камушки, брошенные Анной, светились красно-оранжевым блеском. Кот насторожился. Потом он мурлыкнул и вытянул лапу.

— Э, дурак, ты чего? Мазохист что ли? — сказал, подходя к дверному проему.

Кот посмотрел на меня, как на местного идиота. Он снова фыркнул, замахнулся, как следует и двинул один из камней всей своей кошачьей силой, как хоккеист чёртову шайбу.

От артефакта отделилась молния, которая врезалась в Барсика, подняв его в воздух. Кот пролетел коридор, врезавшись в стену так, что его пухлая тушка чуть сплющилась.

В этот раз он не успел даже пискнуть… А вот силовое поле нарушилось. Оно стало мигать, как сломанный монитор в довоенном компьютере.

Я понял, что это мой шанс. Бить окно слишком шумно. И вообще, как-то не круто. А так, свалю как заправский шпион, улечу на крыльях ночи, точнее на лапах дохлого кошака, но не важно.

С этой мыслью я выждал нужный момент. И во время очередного мигания сделал резкий прыжок. Казалось, поле вернется и разрежет меня на части, как боевой лазер.

К счастью, лёгкое тело тут выручило. Выскочил на середину коридора, как ни в чем не бывало.

Фух, карточка здесь… Телефон. Все отлично! Перед уходом посмотрел на кота, точней на то, что от него оставалось.

«Ух, с дымком, аппетитно. Родина тебя не забудет», — подумал, отправляясь на улицу.

В коридоре были листы бумаги и порошок для письма. Чтоб не волновать Анну, решил оставить записку, которая выглядела вот так:

«У меня все хорошо. Пошел за хлебом. Вернусь дня через три. Может быть».

Ух, хороший я сын! Теперь все отлично.

Я выскочил из дома на свежий воздух. Небо было звездным и светлым, горело синевой, как поток местной магии.

Так, проверить артефакт Германа. Ага, вроде тут. Черт, силуэт возле сарая. Походу, бабуля здесь шастает. Да она, так и есть.

Не успел сделать пару шагов, как раздался скрипучий голос:

— Аня, куда ты пошла на ночь глядя?

— В ночной клуб, — тонко пропищал я.

— Как? Почему? Погоди…

— Потому что ночь на дворе. Не в дневной же идти?

— А ну да. Ты всегда такая умная у меня была.

Дальше я слушать не стал, бросившись со всех ног в темное поле. Защита матери работала против тех, кто может напасть. Так что выход с участка был беспрепятственным.

Я выбрался на грунтовую дорогу, где недавно тряслись в машине, пошел пешком, часто оглядываясь назад. А вскоре заморочился вызовом такси. Брать машину Анны не стал. Решил, лучше так, своим ходом.

Прошел как можно дальше на всякий случай. Поле казалось огромным. Иди хоть всю ночь, до дороги не доберешься. Но вскоре нашел деревеньку, что стала моим ориентиром. Туда удалось вызвать такси, пообещав, правда, двойную цену.

Машина добиралась мучительно долго. Прошел под светом звёзд внушительное расстояние, лишь потом оказался в салоне потрёпанной тачки.

Битва с бандой ублюдков начиналась не очень-то складно. Я устал, промок от росы, хотел спать. Но водителю было плевать. Он постоянно оборачивался назад (а я сидел сзади) и задавал тупые вопросы.

— О, сам откуда? — спросил странный тридцатилетний дятел.

— Неважно, — устало бросил в ответ.

— А это, семья у тебя есть?

— Не, из воздуха появился.

— О, молодец, весёлый! А чего один ночью едешь?

— Не один, а с напарником, — не выдержал я.

Такое чувство, что Бойцы послали зануду, чтоб свести меня в могилу тупым разговором.

— О, это как? А где он?

Водила повернулся ко мне в очередной раз. И ему в глаза заглянул старый бабушкин пистолет, который я умудрился стырить. Сделать это было не сложно. Бабкина хата кишела древним оружием.

— Ого, а да, я все понял, — наконец-то отвязался водитель.

Но этим дело не кончилось. Вскоре он стал напевать, точнее даже мурлыкать что-то под нос. Вроде бы еле слышно, но все равно раздражало.

Хорошо, что я увлекся разработкой своего плана и забил на придурка. Нужно было решить несколько важных задач. Первое — это скрытность. Враг не должен знать, что я — это я. Пусть будет родственник Марка, к примеру. Неизвестный, мать его, защитник обиженных.

Дальше, надо бить резко и при этом внезапно. Так, чтоб козлы ныли как мелкие сучки, теряя рвение к войне с каждым днём.

Самое главное — организация базы. Понятное дело, что жить в квартире нельзя. Иначе, твари могу примерить артиллерию. Кто знает, вдруг у них что-то есть. И вообще, кто будет меня охранять? Возьмут в кольцо и задавят.

Значит надо найти удобное место, куда черти точно не сунутся. С этим были проблемы. Пришлось, как следует покопаться в интернете, чтоб найти варианты.

В мозгах родился тупой план, который бы не пришел в голову кому-то другому. Еще бы, я капитан Раст, а не простой обыватель! Звучало, возможно, нелепо. Только я не болтать буду, а действовать с максимальной отдачей.

Задумался, стоит ли так поступать. Тем временем, показались огни городка, которые с каждой секундой все приближались.

— Это, а где тебя высадить, как приедем? — осторожно спросил водитель.

— Давай-ка на северо-западной площади, где правительственные здания, знаешь? — ответил я.

— О, а куда точно? Какой дом?

— Не дом… а гей клуб, — с трудом выдохнул я.

Водитель ахнул, но помнил, что у меня пистолет, потому промолчал. Самому было тошно от этого. Хотя, я не спешил менять ориентацию или искать папика в злачном месте.

Я вообще, не желал связываться с заднеприводной кучкой. Нужно было нечто другое, то о чем еще надо подумать, расставив все точки над «и».

Ладно, плевать! Они ждут от меня ясных действий, а получат тупость и хрень. Это собьет банду с толку. А дальше все решит тактика. Если выжил в чертовой пустоши, обучившись убивать монстров, то с местными тварями точно уж справлюсь.

Глава 8

Водила довез без проблем. Он был настолько вежлив, что не сразу взял деньги. Я умею располагать людей. Со мной все дружелюбны.

Но поездка — это еще ерунда. Меня ждала миссия в клубе для геев, куда заглянул в ночь, когда искал Ини.

Даже в военных целях заходить туда было тошно. Но боевая задача превыше всего. Потому я смог притвориться несчастным студентом, который слегка заблудился.

Один старикан хотел показать мне свой «ствол», только вышло все малость наоборот. В итоге, я обчистил богатого извращенца, забрав чуток денег, часы. А главное — карту элитного отеля для сексуально раскрепощённых людей. Про него я прочитал по дороге сюда.

Отель «Радианал» принимает всех, кто любит разнообразие в сексе: от простых измен женам до упоротых игр мазохистов.

Там не нужны документы и другие проверки. Главное, уметь отвечать на вопросы и иметь специальную карту. Такие карты даются не каждому. Но я знал, где искать.

Потому теперь мог поехать в центр города, где меня ждала отличная охраняемая база, куда мало кто сунется.

Несмотря на кажущуюся легкость, операция длилась до конца ночи. Лишь утром я добрался до «Радианала», и честно сказать, офигел.

Это было большое здание из стекла и бетона с красивым крыльцом и дверью. Территорию окружал забор из причудливых стальных прутьев. Возле здания росли цветы и небольшие стриженые деревья.

В отличие от места, где я стырил карту, это был настоящий дворец. Психика Марка дала хреновый сигнал. После ночных приключений было стремно туда идти.

Я — весь помятый и сонный. А тут — блистающий замок. Хорошо хоть капитан Раст был попроще. Он мог ввалиться голым на королевский прием, и помешать чай собственным членом.

Так что я пошел на пролом. Накладные усы и брови держались вроде неплохо. Артефакт на груди мирно гудел. Да, перед походом сюда, зашел в магазин театральных костюмов… Конспирация прежде всего.

Вход не территорию был свободным. Но там подошли двое охранников. Черт, они все на одно лицо. Как отличить Братство силы от Энерго и от простых ментов «в штатском»?

Очень просто, завалю всех, а там пораскину мозгами.

— Карта, — грозно сказали амбалы, когда оказались рядом.

— Вот, — сухо бросил в ответ, показав золотистый прямоугольник.

— Иди.

Все, местный фейс контроль завершен. Но это было только начало. Вестибюль гостиницы оказался огромным, блестящим, красиво отделанным.

Там была высокая стойка администратора, за которой стоял араб (судя по внешности) с небольшой бородой. На нем был дорогой костюм, заметно лучше, чем у охранников.

Мужчина поправил очки в тонкой оправе и сразу же обратился ко мне.

— Здравствуйте, господин. Могу чем-то помочь? — вежливо сказал он.

За этой вежливостью что-то скрывалось. Араб был каким-то странным. Но мне было как-то плевать. Подошел чуть поближе, показал чертову карточку.

— Хорошо, — хмыкнул администратор. — У вас есть паспорт или другие личные документы?

Сука, засада. Ладно, если что откуплюсь.

— Нет, — бросил я, готовясь к новому геморрою.

— Отлично! Потому что они не нужны, — усмехнулся араб.

— Стоп, то есть правда?

— Да, отель Радианал принимает каждого постояльца. Нам важна только ваша приверженность «теме», умеренная платежеспособность и наличие членской карты.

— Хм, даже так? А если член… потерял свою карту? — хитро спросил я.

— Это его проблема. Каждый, кто не может следить за членской картой, исключается из нашего клуба.

Черт, да я вытащил счастливый билет! Значит, можно не бояться, что спалят, не делать левые документы. А просто жить в богатом дворце под охраной, совершая военные вылазки.

— Оплата минимум за три дня, — произнес араб, глядя в глаза.

— Да хоть за четыре, — ответил его же тоном.

Потом мужик показал карточку, где была написана сумма. Черт, конечно, дороговато. Но не зря же я взрывал башку петуху. Значит, можно слегка раскошелиться.

— Мы не собираем личную информацию, нам не важно, как и чем вы вообще занимаетесь. Но я вынужден задать пару вопросов. Если вы были раньше, то знаете, что это просто формальность.

— Хорошо, — хмыкнул я.

— Так… сколько вам полных лет?

«Проверим харю в действии»

— Тридцать четыре, — сказал, пошевелив усами.

Араб пристально посмотрел, потом хмыкнул и принял ответ.

Отлично! Значит, стоит немного закрыть лицо, как тебя считают другим человеком. Герман мне удружил. Зря гнал на черного пуделя.

— Ваше имя или псевдоним, — сказала Араб, снова рассматривая меня, как экспонат в музее.

— Эй, не смотри так, будто хочешь меня взорвать! — фыркнул я.

— Не все арабы террористы, ваша шутка сейчас не уместна.

Ага, причем здесь шутка, вообще? Я имя придумать забыл. Говорить все как есть очень глупо. Ничего адекватного на ум не приходит. А араб, падла, пялится, как паскуда.

— Эээ Спарк. Спарк Клитовски, — сказал первое, что взбрело в башку.

— Отлично. Любимое сексуальное извращение?

Да, это ж отель для извров. А я даже не выбрал занятие. Интересно, чтоб такое сказать? Не хотелось бы выставить себя грязным псом. Молчать слишком тупо, потому сразу же выпалил:

— Я шлюхами… занимаюсь.

— Что? Весьма необычно.

— Эй, что необычного? Разве Аллах запрещает?

— Если я араб, то не значит, что верю в Аллаха, — посмотрев поверх очков, отчеканил администратор. — Просто редко видишь мужчину, который дает за деньги.

— Что? Я не в том смысле вообще!

— Уже записал.

— Сука.

Вдруг раздался тихий звонок. Админ достал навороченный с виду окнет и стал говорить. Он болтал вроде слышно, но слов разобрать я не мог. Так, цедил сквозь зубы. Потом быстро сбросил и обратил внимание на меня.

— Прошу прощения, жена номер три беспокоила. Она самая склочная у меня.

— Эй, у тебя, что много жен?

— Конечно, я же чертов араб.

— Ладно, у меня была не лучшая ночь, — процедил, потом тут же добавил. — Не в том плане! Короче, я могу уже идти в номер?

— Да, — кивнул администратор и протянул черный камушек. Наверное, это вместо электронного ключа.

Я хотел взять эту штуку, только дядька остановил.

— Самое главное, господин Спарк. Правила нашего заведения, — сказал он.

— Хм, и чего мне тут нельзя делать? С собаками на роликах не входить?

— Не совсем. Господин Спарк, мы весьма свободны во взглядах. И прекрасно понимаем каждого, кто занимается «необычными делами». Но отель Радианал является местом отдыха, где царит атмосфера спокойствия. Потому у нас есть два четких правила:

Запрет на извращенный секс, в любом виде;

Уважение ко всем, независимо от их интересов.

Блин, ожидал чего-то более жесткого! Но все равно надо спросить. Вдруг «Ахмед» говорил с подвохом?

— То есть, у вас нельзя трахаться и надо всех уважать? Я правильно понимаю? — сказал с легкой усмешкой.

— Именно так. Возможен только гетеросексуальный секс в миссионерской позе под одеялом.

— Ааа?

— Сползание одеяла допускается не более чем на двадцать пять сантиметров.

— Еще того, уважение?

— Именно, полная толерантность ко всем, начиная от любителей проституток, заканчивая БДСМщиками, сексуальными меньшинствами и пожирателями холодца с томатным соком.

— Чего? Холодца?

— Да, гастрономические извращения… они тоже тут часто присутствуют.

Кажется, все было ясно. Только я понял одну страшную вещь, о которой сразу сказал.

— То есть, мне придется уважать гомосеков?

— Да, представителей сексуальных меньшинств. Я же сказал. За пределами заведения они подвержены особым гонениям. За их комфортом в этих стенах мы следим особенно тщательно.

Я осмотрелся вокруг и увидел нескольких вооружённых охранников, которые стояли по углам, словно мебель. Так, сразу их не заметил. Еще двое на улице. Не исключено, что это не весь личный состав.

Вот тебе и Анал вместе с Радио. Вроде грязное место. Но мне отлично подходит.

Обещав быть няшей и паинькой, я, в конце концов, прошел к лестнице. Поднялся на второй этаж и вошел в номер, который был лучше, чем наша квартира.

Здесь стоял маленький письменный стол, кровать, телевизор, шкаф и вообще все, что нужно для нормального отдыха после кровавой херни.

Не успел как следует осмотреться. Забыл даже о безопасности. Лишь обнял здоровенный револьвер, как мягкую игрушку и завалился спать.

Проспал почти что полдня. Когда разлепил глаза, было уже за полдень. Черт, надо действовать! Времени почти нет. Вдруг маму нашли упыри?

Кстати, от нее целых двадцать пропущенных. Пришлось перезвонить, сказать, что прячусь у друга, чтоб их не подставить. Анна вроде слегка успокоилась, сознавая, что я не вру.

К тому ж она была рада, что я вообще жив, так что спорить и тараторить не стала. Отлично, одним гемором меньше. Я прекратил разговор, а потом…

Решил нанести первый удар. С этим сразу возникла проблема. На корпорацию Энерго, офис которой занимает девятиэтажку, рыпаться еще рано. А где тусуются бойцы с Братством силы я понятия не имел. Не вылавливать же гадов поодиночке.

Надо долбануть конкретно, завалить кучу народа, чтоб напугать другую кучу народа. Или еще как-то так.

Значит, стоит пойти домой к Марку. Там теперь тусуются упыри. Они ждут, что кто-то из нас покажется рядом, решив, будто палева нет.

К тому ж, есть пару игрушек, которые спрятаны дома. В любом случае, надо достать, чтоб не привлекать внимание, покупая оружие.

Разобравшись с планами, я вышел из номера и направился к выходу через холл.

— Решили пройтись? — сказал администратор, стоящий за стойкой, как вкопанный. Он будто не менял положения с момента моего прихода сюда.

— Да, а то копчик затек, — бросил в ответ.

— Приятной прогулки.

Козел, он думал, что я местный петух, говорил как-то фальшиво. Ладно, это не самое важное.

Вскоре я уже мчался в такси к захолустному райончику, где недавно безвылазно жил. На сей раз, таксист оказался нормальным. Молчал, выполняя мои указания. Дал ему чаевые за адекватность, попросил остановить дальше, чем надо. Затем, пошел пешком, стараясь изменить походку и положение тела.

Хоть бы у сраных шпионов не было сканеров. Если узнают, что я — это Марк, все сорвется. Мне нужна только внезапность. Иначе, можно легко сыграть в ящик.

Я шел медленно, пялился по сторонам как придурок. В общем, вел себя будто зрелый зануда, а не как бодрый подросток.

Под купленной специально для этого курткой наготове был пистолет. Спасибо интернету, понял, как пользоваться его… барабаном. Магия, точней эрия, в норме. Остальное как-то приложится.

Так, на подходе к кварталу все тихо. Стоит тонированная машина. Сука, мастера маскировки! Навороченная черная тачка в этих краях. Они б еще розовый кабриолет здесь поставили.

Ага, чуть подальше еще одна техника. Прохожу во двор, там бомжи. Один из них подозрительный. Точно разведчик ублюдков.

Это еще не все. Рядом с моим подъездом толпа подростков. Человек семь вроде бы. Ничего не обычного, пацаны болтают, тусуются.

Но есть одно «но», я знал рожи местных парней. Это были другие… Залетные, наглые гады, не имеющие отношения к местным «колхозникам».

Решил рассмотреть их получше. Подошёл ближе, идиотски повернув голову. Один длинный ушлепок в хорошем пиджаке тут же вылупился на меня.

— Э, че надо? — воскликнул он.

— Домой иду вот… К жене, — проскрипел, изменив голос.

— Ха, может к мужу? — ляпнул кто-то, и все заржали.

— Иди, иди, дядя. У нас тут терки свои, — опять сказал длинный. Я свалил, не вступая в конфликт.

— О, индеец в натуре!

— Да здесь все такие. Потому он говнюком-то и вырос, — послышались голоса за спиной.

Да уж, смотрелся я очень… не очень. Мелкий худой мужик с огромными бровями и идиотскими усиками. Как маньяк-педофил из комедии. Но это как раз хорошо. Твари должны охренеть! Шок — мое главное оружие.

Аг-га, картина слегка проясняется. У подъезда толкутся бойцы. Пару из них даже в школе встречал. С ними ясно, а это хоть кто такой? На лестничной площадке, ниже моего этажа, стоял мутный тип. Высокий, в простецкой одежде. Но какой-то странный, не такой как местные обыватели. И сбоку выпуклость, вроде бы пистолет под свитером.

Я ничего не сказал, проходя мимо него. А вот дядька осмотрел меня полностью, будто влюбился. Потом отвернулся к окну, сделав вид, что курит.

Тааак, заходим в квартиру. Ага, дверь, конечно же, сломана. Замок либо взорван, либо вырван телекинезом, не знаю.

Оглядываюсь и тихо захожу внутрь. Срань господня! Здесь, как бурлог прошел. Все разбросано, сломано и растрёпано. Они все обыскали. Каждый, мать его сантиметр.

В коридоре ковром лежит наша одежда, валяется сломанный табурет. На кухне гора посуды… на полу. Причем, стола вообще нет.

Смотрим дальше. Черт, Мурлок! Дохлый кот распластался на входе в мою комнату. Уже начал малость попахивать. Похоже, ему свернули башку. Вот скоты!

Ладно, мне нужен тайник. Просто нужен тайник. Захожу в свою комнату. Опа-на, кухонный столик нашелся. Спокойно лежит себе на кровати, с которой сорвали постельное белье и матрас.

Эх, красота. Если ваша вечеринка не похожа на это, можете меня даже не звать. Ладно, в хате можно прибраться, купить то, что сломано. Главное, чтоб не пропало самое главное!

Бросаюсь в угол. Комод, конечно же, отодвинули. За ним голая стена; на ней едва заметная трещина. Фух, слава богам, дятлы не догадались! Не быть им сыщиками по жизни.

Приложил руки, медленно пошевелив трещину или не знаю, как даже сказать. Иногда то, что ваш дом рушится к гребанной матери, может быть крутым плюсом. Я осторожно достал из стены крупный кусок бетона, за которым была глубокая ниша.

— Вот она — моя прелесть… — процедил, глядя на коробку из-под конфет и пару свертков.

Там лежал пистолет, несколько магазинов с патронами. И немного (по моим сегодняшним меркам) бабла. Ладно, наличка как раз пригодится.

Прислушиваясь к каждому звуку, чтоб не напали со спины, осторожно достал все богатство. Медленно, чтоб ничего не забыть, распределил добро по карманам. Хм, тут маленький раскладной ножик с гвоздем. Тоже возьму, пригодится.

Раскладывать тарелочки и протирать полочки некогда. Сразу пошел обратно. Блин, котяра… за что?

Я, конечно, не нежная сисечка. Но нахрен убивать мохнатого увальня? У них что там в жопе свербело?! Труп Мурлока лишь усилил мой гнев. Хотелось как можно скорей всех порвать. Остатки Марка Лесовского бесследно исчезли. Капитан Раст вырвался на свободу, как дьявол из преисподней.

Скрипя зубами от злости, быстро пошел вниз по гребанной лестнице. Шаги отдавались в ушах. Их будто специально кто-то усиливал. Тааак! Опять этот хмырь на площадке. Стоял, повернувшись спиной. Но услышав шаги, обернулся, уставившись на меня, как на сиськи мамкиной подруги.

Ну, все, братан, ты будешь первым! Извини, так легки сраные карты судьбы.

— Слышь, козел, что пялишься, гнида? — крикнул я, с трудом сдерживаясь, чтоб не порвать ему глотку голыми руками.

— Что??? Эээ… — протянул мужик. Его рука машинально потянулась к поясу.

— Хрен в очко! — крикнул я.

Стрелять сейчас лучше не стоило, могли услышать на улице. Потому пустил в ход свою магию. Вложил всю силу, какая была! Хотелось не просто вырубить говнюка, а убить, растерзать.

Сделать то же, что с петухом Петей. Только быстро, без лишней возни. В этот раз башка парня не взорвалась. Зато кровь потекла из ушей, рта и носа. Мужик ахнул, вытаращив глаза, и рефлекторно отошёл в сторону. Там был край драной лестницы…

Дятел легко оступился, и его тело покатилось вниз, как шар из дерьма. Дядя стукнулся о бетон пару раз, разбил башку и затих.

Я ловко соскочил вниз, чтоб обыскать мужика. Так, забрать магазин пистолета. Патроны должны подходить. Денег у бандюгана немного, тысяча импров. Ну ладно, мне пригодится.

Фух, слегка отвёл душу. Ладно, это только закуска. Меня ждёт главное блюдо — отбивная козлятина.

Ощущая желание всех разорвать, я спустился на первый этаж. Под лестницей было место, где ставил велик. Так… Его нет.

Хотя мама технику точно не забирала. Ага, вот и противоугонный артефакт на полу. Расколот будто треснули молотком. При этом чья-то детская коляска и самокат на месте.

Значит, мой транспорт стырили эти черти. Ладно, придется взыскать ущерб. Только вместо бабок я возьму кровью.

«Вы убили моего кота, вы угнали мой велик! Считайте, что вы уже трупы!» — подумал, ощущая страшную ярость, и тут же рванулся на улицу.

Глава 9

Не хотелось тратить магию в пустую. Не зря же все это время копил патроны. Выйдя из подъезда, приготовился стрелять, опустив пистолет так, чтоб его не было видно.

Петушиные друзья Пети стояли на прежнем месте. Я замер около них, мысленно просчитывая свои действия. Они не сразу поняли, что случилось. Вскоре, длинный гад нахмурился и воскликнул:

— Мужики, опять этот даун!

— Чё смотришь?! Ща усы оторву! — прорычал кто-то.

— Вам пора на тот свет, говноеды, — спокойно произнес я.

Потом поднял пистолет и расстрелял толпу, как мишени на стрельбище. Расстояние было отличным. Я оказался вполне подготовленным. К тому же никаких помех не было.

Бойцы явно такого не ожидали. Они выставили руки, не успев применить магию или оружие. Длинный получил пулю в лоб. Ближайший от него поц поймал свинец животом. Другому я попал в шею, превратив козла в весёлый фонтан.

Низкорослому досталось в плечо. Он почему-то упал и завизжал как резаная собака. Паре человек удалось смыться. Бросились со всех ног со скоростью гепарда, за которым гонятся судебные приставы.

— Хорошее начало каникул! А Ини говорила, что скучно, — усмехнулся я, глядя на горку кровавых тел.

Сзади послышались стоны. Обернулся и заметил горбатую бабку, которая уставилась на меня, открыв рот.

— Шумели под окнами. Спать не давали, — сказал ей, пожав плечами.

— Ааа, ну да, — промямлила бабка.

И тут я увидел бомжа, который приложил кулак ко рту и что-то в него говорил. Подкрепление вызывает, скотина! Что ж, теперь игра в догонялки.

С этой мыслью бросился вперёд со всех ног. Стрелять больше не стал, и так много шума. Зато включил магию, врезав урода на расстоянии. Черт, все еще тошнит, когда силу врубаю.

— Он меня засек! Он идёт! — последнее, что успел сказать бомж.

Дальше гад застонал, упав на колени. Похоже, мозги у него превратились в бульон.

— Что, гнида, пасешь? Вот награда за службу! — взревел я, врезав ногой с разбега. — Затрахали, мрази! Капец!

Если раньше вырубал мудаков, то теперь этого было мало. Поднял кирпич, лежащий в траве, и с размаха опустил на башку шпиону. Вот… Так-то лучше.

Может быть не гуманно. Но когда они убивали кота, об этом не думали.

— Тааак, — протянул, осмотревшись вокруг.

Возле дома сновали люди. Начинали собираться зеваки. В воздухе пахло жареным, как говорится. Надо скорее валить. А то за справедливое дело ещё и повяжут. Хотя нет, там агенты в авто. Что ж, всегда любил игры в машинки.

Я бросился через двор со всех ног. Дальше заскочил в кусты, где когда-то прижали Ини. Через дебри выскочил к узкой дороге, где на некотором расстоянии были черные тачки.

Хотелось броситься напролом, взять штурмом их позиции с уничтожением боевой техники. Но так не получится сделать. Как-никак я все ещё школотрон, который работает без прикрытия. А там сидят подготовленные ублюдки.

Решив особо не рисковать, свалился в густую траву. Быстро подполз к дороге и аккуратно выглянул из укрытия. Одна тачка была совсем рядом. Другая стояла недалеко, за углом.

Присмотрелся, как следует. На переднем сидении находились два человека. Классика жанра, в чертовых деловых пиджаках. Они махали руками, видимо слегка закусились. Потом один открыл дверь и выскочил из машины.

— Пошли, сказал, живо! На тачке его не возьмём! Он теперь по двору носится, уйдет, падла! — заорал покинувший авто гангстер.

— Не, давай я тут прошвырнусь, а ты на своих двоих. Разделимся, понял? — донеслось из машины.

— Чё, почему сразу я?

— У тебя ноги длинные.

После этих слов водила завел мотор. И на тачку обрушился град из пуль. Я перезарядил оружие, пока сюда добирался. Так что полил мужиков свинцом, как положено. При этом встал в полный рост, как во время атаки.

Если сказать, что они были в шоке, это не сказать ничего. Первый замахал руками, будто отбивался от мух. Его черный пиджак стал цвета красного леопарда. Сука, я отличный стилист!

Водила не успел тронуться. Он даже не пригнулся к рулю. Так и остался сидеть, покрытый стразами из осколков стекла с кровавой подливой.

— Ммм, красота, — ухмыльнулся, подходя к тачке.

Пока все шло как по маслу. Но лишь благодаря внезапности и моей скорости.

Стоит слегка затупить, как меня лихо прихлопнут. Чтобы этого не случилось, резко забрался в машину. Мля, ну и кабан! Все-таки я ещё слаб! Чуть кишки через зад не посыпались, пока скидывал дохлого борова.

Кстати говоря, о моей заднице. Она подавала нехороший сигнал. И это не пирожок с мясом, съеденный по дороге сюда. Надвигалось нечто херовое!

Потому я снова завел мотор и резко дал «по газам». Так, первый раз вожу тачку в теле Лесовского. Лишение водительской девственности. Прям торжественный момент, чтоб его.

Но сейчас было не до шуток. Я подпрыгнул на кочке, обогнул полоску кустов и выскочил к другой тачке, которая расположилась как раз на крутом спуске.

Хах, хорошая поза, ребятки! Меня это все возбуждает.

Возле машины стоял человек. Да, да, в чертовом деловом прикиде. Он болтал по рации. То ли докладывал о выстрелах, то ли звал подкрепление. Короче, мне как-то по… Главное, что я чётко прицелился, вдавив педаль газа сильнее.

Мужик сразу же среагировал. Прогремели два громких выстрела. К счастью, гибкая шея Марка позволила отклониться, и пули прошли чуть правее. Лучше б он свалил, чем стрелял.

Походу, малость, не разобрался. Что ж, теперь его член и задница перешли в формат 2д. Такой вот мультик сотворил удар моей тачки.

От стального поцелуя пострадал не только бандит, но и техника, возле которой он тёрся. Водитель что-то орал, дёргал руками. Он находился в шоке, не понимая, почему напарника так нелепо прикончили, и вообще… что за хня происходит.

Только это ещё не всё. Бандитская колымага от удара покатилась назад. Я быстро зарядил пистолет, высунулся и пальнул пару раз, ранив водителя. Дядька не смог удержать чертов транспорт, позволив ему катиться с бугра как попало.

Вскоре авто разогналось, превратившись в неуправляемую торпеду. Оно спустилось со склона, вылетев на широкую дорогу, где изредка проносились машины. Именно в тот момент перся небольшой грузовик.

— Сейчас будет бум, — криво улыбнулся я.

До ушей донёсся чудовищный треск. Гружёный фургон смял легковушку, отбросив к обочине. В воздух поднялись стекла и обломки машины. Водила фургона выскочил из кабины, потом полыхнула вспышка огня, поднявшись вверх подобием ядерного гриба.

— Это вам не малолеток в сортирах щемить, — подумал, радостно потирая руки.

Наконец-то пошло мочилово! Капитан Раст вошел в рабочий режим. Теперь будет мяс… О, черт! Твою медь!

Со стороны кустов раздались хлопки. Мне за шиворот посыпались стекла. Ох, расслабился, как анус в сортире! Недооценил петухов, чтоб меня! По машине явно стреляли.

Пришлось согнуться в позу сутулой собаки, одновременно дав «по газам», и молясь всем богам вселенной, чтоб мои мозги не украсили кресло водителя.

Тачка была достаточно мощной. Рванулся с места, вздымая пыль. Машинально поехал налево, огибая свой чертов квартал. В какой-то момент на дорогу выскочил парень в спортивном костюме.

У него в руке что-то горело. Опять, эта сраная магия. К счастью, скорости тачки хватило, чтоб сбить мудака, не дав применить ему силу.

Дальше я слегка растерялся. Впереди выскочила гнилая белая легковушка. Может снова козлы, а может быть совпадение.

Я резко выкрутил влево, завернул в какой-то гребанный закоулок, где врезался в мусорный бак.

Черт, в фильмах все как-то круто! А тут чуть кишки не выплюнул. После первого удара кости болели, а теперь так вообще. Ещё эта надпись на приборной панели: Повреждение магического контура. Сука, писк неприятный! Прям как сигнал тревоги.

Несмотря на боль во всем теле, резво выскочил из машины. Меня ведь могли преследовать. Из-под капота шел лёгкий дым зелёного цвета. Да уж, техника у них интересная. Будет время, изучу поподробнее. А пока надо лезть через забор. Благо, он невысокий.

Я пробежал вперёд, с огромным трудом перекинулся через дощатую стену. Потом похромал дворами и заблудился… Дальше не было ничего интересного.

Бойцы с Братством силы, походу, меня потеряли. Без проблем вышел из каменных джунглей и вызвал такси. Дело заняло много времени. В отель вошёл лишь под вечер.

И судя по всему, выглядел очень хреново. Я хромал на одну ногу, с трудом двигал правой рукой. Шея немного ныла. Казалось, развалюсь на куски прям у стойки араба.

Который, кстати, обратил внимание, разглядывая меня как кусок золота.

— Эээ, господин Спарк? — спросил он.

— Да, был с утра, — прохрипел в ответ.

— Ваша «прогулка» прошла хорошо?

— Ещё как. У тебя есть обезболивающее? Капсулы эти, магические?

Араб закатил глаза, выражение его лица стало странным.

— То есть вам, после всего, что было, они нужны?

— А что блин не видно? — усмехнулся в ответ и тут же закашлялся.

— Ого! То есть да! Там на третьем этаже автомат. Магические лечебные капсулы для устранения лёгких повреждений, — отрапортовал администратор, будто делал доклад начальству.

Его что-то явно смутило, но теперь наплевать. Пусть думает вообще что захочет.

Я поднялся на нужный этаж и купил целую горсть мелких пробирок с синеватой блестящей жидкостью. Пригодится на будущее. Война пока начинается. Дальше будет по жарче.

Остаток вечера я провел, как положено простому постояльцу отеля. Ходил ужинать в кафе, расположенное в этом же здании, копался в интернете, отдыхал, готовился к завтрашнему сражению.

По идее, меня должны все искать. Навел мощного шороха, значит теперь стал врагом для утырков. Нужно собраться, как следует, погулять в центре города, и готово. Меня захотят схватить, будут следить, нападать.

Бей подозрительных типов, узнавай информацию, атакуй базу сраных скотов. Ничего сложного. Жаль, нормального оружия нет и тело не очень. Но и так сойдёт. Я же капитан Раст.

Проснулся с утра пораньше. Немного собрался с мыслями, поел, и как мог подготовился. Чтоб не терять много времени сразу же совершил вылазку.

Правда, на крыльце отеля ждал странный сюрприз. Не успел сойти со ступенек, как ко мне привязался мужик. Он был пожилой, седоватый, низкого роста (ниже, чем Марк) и какой-то упоротый.

— Уважаемый, друг! Мужчина, постойте! — сказал мне, схватив за рукав.

— Привет. Что надо? — насторожился я. Типок сразу мне не понравился.

В рукаве прятался нож. Хотелось по-тихому прирезать козла. Но в последнее время стал слишком добрым. Решил выслушать мужика, вдруг, что дельное скажет.

— Эээ, у вас выразительная внешность, — расхохотался незнакомец. — Не хотите сыграть в бильярд?

— Что, в какой нахрен? — спросил, чувствуя себя идиотом.

— В тот, который здесь запрещен, — подмигнул он. — Только вы и я. Шары, кий и луза. Знаю одно хорошее место.

— Не понял, — процедил по слогам, ощущая лёгкую злость.

— Ну, луза, говорю. Понимаете? Это такая дырочка. С ней обычно играют.

Сука, он что, думает, будто я?… Твою бабку! Выбрал себе образ петуха! Ладно, сейчас объясню голубчику что почём.

— Бильярд, говоришь? Слышь, ты чертов педи…

Не успел закончить, как сзади послышался громкий кашель. На крыльце стоял охранник, который гладил пистолет, находящийся на поясе. Точно. Здесь запрещено ущемлять этих… разных.

— Не кипятитесь, — хихикнул мужик, понимая, что ему ничего не будет. — Вы ж не хотите последствий? Так что там насчет бильярда? Я заплачу вам за пару партий.

Вот мудила, капец! Так капитана Раста еще никто не унижал. Но мне нужна эта драная база. Я еще не закончил с делами, иначе бы сжег мосты, в прямом смысле слова… бензином.

Выходит, педик все подгадал. Но я тоже не болванкой штампован.

Урод смотрел на меня, как кот на сраного карася. Тогда подошел чуть поближе, сунул руку ему под мышку, нащупав болевую точку, и тихо сказал:

— Слушай сюда, самец курицы. Ты, походу, не к тому подкатил.

— Ай, ой, мне больно! Смотрите, он меня ущемляет! — захныкал мужик.

— Что вы, мы просто болтаем. Разве я сделал что-то плохое? — воскликнул я.

— Нарушения правил отеля замечено не было, — послышался голос сзади.

— Вооот, видишь как круто. Теперь ты, гражданин небесного цвета, в ужасе свалишь отсюда. Иначе найду за территорией, и поиграю с тобой в баскетбол. Не обольщайся, ты будешь в роли кольца. А в роли мяча — револьвер моей бабки.

— Ай, я не знал, что вы не такой. Клянусь, честное слово, — простонал дядька.

— Прощаю, на первый раз.

Я толкнул мужика назад. Тот оступился и чуть не шмякнулся с лестницы. Но в последний момент устоял, ахнул и бросился прочь, стартанув с места, как гребанный спринтер.

— Хм, молодец, — восторженно произнёс охранник.

Посмотрел на него; вроде мужик был в восторге. Правда, он тут же осекся, сделав каменный вид.

— То есть, вы правильно делаете, что не допускаете нарушения правил, — холодно процедил страж.

— Ну да, рад стараться. Не хворай, удачи на службе, — подмигнул амбалу и спокойно отправился по делам.

Которые сегодня шли как-то хреново. Гомосек на крыльце оказался чертовым ведьмаком. После встречи с ним, все пошло в топку.

Теряя деньги, как патроны в бою, я объездил полгорода. Был в красивых местах, возле роскошных зданий, гулял по паркам с фонтанами.

Потом шатался по сраным трущобам, куда хозяин собаку не выкинет. Здесь были разрушенные дома, грязные забегаловки, притоны бомжей и прочие достопримечательности окраины.

Один раз врезал магией бабу, которая спьяну бросилась на меня. Еще успокоил странного малолетку, что хотел отобрать деньги, якобы на нужды братвы.

Это все хорошо, но Бойцов с Братством не было видно. Они сегодня как испарились. Точнее, я затупил, не зная, где их искать.

Можно наведаться в школу, но она теперь тоже закрыта. Казалось, я мелкий детсадовец, которого забыли на горке. Огромное расстояние, нет поддержки разведки, данных со штаба. Что говорить, даже просто боевой группы.

Еще вчера казалось, что за мной станут охотиться, как за местным маньяком. Только этого не случилось. Я шатался по городу, не зная, куда податься. А тут еще звонок Анны.

На сей раз, она давила по полной. Нытье, сопли, слюни. Болтая с ней, забрался в какой-то парк, больше похожий на лес с ободранными лавочками и ржавыми качелями.

— Да, мам, я же сказал. Что, конечно же, безопасно! — тараторил уже в сотый раз, пиная выбитые куски плитки бывшего тротуара.

— Ага, щас скажу! Прям без палева. Какая разница, где я? Главное, что все хорошо. Что? Ну, парень один, ты его точно не знаешь. Я сейчас у него. Чего?! Хватит считать меня педиком! Что за день-то такой?

— Маркуша, сынок, умоляю. Вернись, я тебя очень прошу. Поверь, мы сможем тебя защитить вместе с бабушкой, — в конце концов, взмолилась Анна.

Что с ней не так-то в натуре?! Почему беспощадная амазонка становится вдруг сраной мямлей? Я мог полить сопли еще два часа, но парк стал слишком уж темным. В таком месте грохнут и паспорт не спросят.

— Пока, счастливого Нового года, — воскликнул, в конце концов, чтоб не сорваться на маты.

Сбросил телефон, поставив его на бесшумный, и решил поскорей выбираться.

Стоило повернуться назад, как послышался громкий крик, что-то вроде «Мама» или «Помогите», потом сразу резкая тишина.

Так, это не здоровая хрень. Точнее наоборот, все идет круче некуда. Возможно, в кустах кого-то пытают. Есть шанс, что это мои «друганы». Если так, поймаю одного и пойму, где гнездо педиков. Если нет, наплевать; все равно делать нечего. День почти что потерян.

Решив так, я прошел через поляну, заросшую пышной травой. Дальше углубился в кусты, стараясь ступать как можно тише. Это было труднее чем кажется. Сухие ветки сами бросались под ноги. Стоит наступить на такую, и меня точно услышат.

«Так, еще малость. Блин, долбанный муравейник! Ага, берем ствол, раздвигаем чертовы ветки», — думал я, аккуратно пробираясь к цели. Чутье говорило, что там ждет кое-что интересное.

Глава 10

А, чёртовы кусты! Веткой в глаз или в муравейник раз. Как много растений; в моём мире лет пятнадцать как все почти голо.

Запутавшись в чаще, с дуру наступил на сухую палку. Треск слишком сильный. На поляне вроде затихло. Ладно, если что отобьюсь.

Насторожился, крепче сжав пистолет. Вроде бы пронесло. Наконец-то добрался до цели. Осторожно выглянул из кустов и заметил… парня висящего на дереве вверх ногами. Он был связан веревкой, напоминал колбасу в сеточке.

Пацана обступили пятеро: двое взрослых и трое школьников. На вид полное быдло, несмотря на хорошую одежду. Так, вроде научился отличать говнюков. На них нет клейма, но от простых горожан отличаются. В дальнейшем мне это поможет.

Остаётся понять, кого они захватили. Черт, впереди открытая местность. Ползти в траве слишком палевно. Пришлось прислушаться издалека, разбирая слова долбоящеров.

— Слышь, мешок сраный! Ты долго мозги трахать будешь? — краснея вопил пацан с большой головой, крутя в руке маленькую стальную цепь.

— Ааа, ребят! Я не знаю! Мамкой клянусь, мужики. Вы чего, я вообще не причеооом! — верещал подвешенный тип. Худощавый парнишка стукнул его кулаком, как боксёрскую грушу.

Тут до меня дошло. Это Санин! Тот самый поц, которого стыдил Герман Граф и который оскорбил меня при попаданстве.

— Ты его друг, упыреныш! Мы все знает, козел! Куда твой кореш заныкался? Говори, ну. Последний шанс, — раздирался большеголовый.

Его взял за плечо взрослый дядька, который спокойно сказал:

— Погоди, пусть молчит. Пустим кровь, язык сразу развяжется. Если его не вырвем.

— Ааайй, мамочки, нет! Прошу, дяденьки, ну не надааа! Я Маркуху не знаю. Он лох сука конченный. Я его только лошил. Мы даже не базарили с ним, — завопил Санин; судя по голосу, он рыдал.

Вот же чмошник позорный. Пусть пошоркают любителя «задних игр», ему будет полезно. Правда, мне от такого не легче. Весь день искал упырей, а тут они сами как на ладони.

Пока что ищут меня, в смысле Марка, а не Клитовского. Это очень хреново. Надо переключить их внимание. Они должны бегать за усатым чудилой, забыв о моей семье. Значит, придется спасти «Сасанина», выступив в роли Бэтмена.

Ладно, так уж и быть, побуду добренькой феей.

— Ну что, братва, — сказал второй взрослый из банды. — У кореша Марка со слухом проблемы. Надо уши прочистить.

С этими словами мужик снял с пояса блестящий кинжал.

— Нееет! Я не друг ему, правда. Это все Дэн лохопед. Они вместе сосались! Его так повесьте, ребят! Меня хоть пустите! Пожаааалуйста!

Вот же петух недоделанный. Ещё и сдает с потрохами. Может начать с орущей свиньи? Не успел об этом подумать, как большеголовый повернул голову и уставился прям на меня.

Черт, ну и урод. Всегда считал, что богачи выглядят няшно. Хотя, может среди Бойцов не только мажоры.

Так вот, здоровяк открыл рот, будто хотел заглотить несколько членов. Он не успел ничего сказать, ведь я шустро отыграл старую схему. Пустил в ход пистолет, отобранный когда-то у людей из Энерго. А сверху ещё была магия.

Блин, расстояние слишком большое. Могут и завалить. Надо бить точно, наверняка!

Стараясь гнать левые мысли, резко пошел вперёд. Стрелял не очень-то метко: промах, потом ранение в грудь. Хех, ухо кому-то оттяпал. Взрослый упал на колени и схватился за голову, будто молился какому-то богу. Отлично, магия еще ого-го, хоть от нее и тошнит.

Казалось, все пройдет гладко. Застал гадов врасплох, произвел наступление.

Все прошло как по нотам. Кровь летела в разные стороны, с поляны никто не ушел. Но тут худой пацан, зажав окровавленный нос, из последних сил бросил синий, мерцающий шар.

Снаряд летел слишком быстро. Я не успел отскочить. Только выстрелил наугад и поднялся в воздух, как пакет во время урагана.

«Блин, сильный черт!» — успел подумать, пока находился в полете.

Потом резкий удар. Садануло о землю так, что вырубился на пару секунд. В носу стоял стойкий запах паленого.

«Ооох, шваркнуло зашибись! Контузия от плазменной мины. Знакомые ощущения».

Может парень копил свои силы или просто удачно попал. Да уж, если б он решил меня уничтожить, это точно бы получилось. Вот почему не стоит совершать операции в одиночку.

Сначала думал, что мне уже крышка. Но шагов вроде не было слышно. Хотя, с таким шумом в ушах кто там знает.

Быстро достал из кармана лечебную капсулу. Использовал ее и попробовал встать.

«Фу, хорошо. Вроде бы все лежат. Один даже пораскинул мозгами, видно умный чувак».

Ощущая действие капсулы, медленно направился к дереву, где висело дрожащее, стонущее существо. Да уж, для психики Санина — это хреново. Вполне может тронуться крышей.

Отлично, значит можно вступить в армию, став Карателем! Умею я воспитывать молодежь.

— Дядя, дя-дя, вы что? — выпалил Санин, когда я подошёл. — Это игра? Вы ничего же с ними не сделали?

— Ничего, сочный свинтус. Просто малость убил, — отозвался я.

— Аааа, не надо. Прошу, ну пожалуйста! — заревел Санин.

— Не надо что? Спасать твою жопу? Хорошо, виси дальше.

— Нет, вы чего? Не могу! Плохо мне!

— Ладно, заткнись, не скули, — гневно тряхнул руками.

Этот черт мог меня завалить, используя магию нытья. Пришлось вытащить нож из руки дохлого гада. Санин сильней заскулил, когда я замахнулся клинком. Один удар, и живой кокон свалился на траву.

— Ой, больно. Спасибо. Спасибо вам, дядя, — чуть бодрее, чем раньше, простонал парень. — Вы что родственник Марка Лесовского?

— С чего ты взял?

— Ни с чего. Просто это, похожи.

— Да, — хихикнул в ответ. — Троюродный дядя.

— О, это круто. Мы с Марком очень дружили. То есть дружим сейчас. Он крутой… в нашем классе.

— Правда что ли? — поднял накладную бровь.

— Честное слово, дядя! Серьезно, клянусь семьей.

— Что ж, осторожнее с клятвами, — процедил, разглядывая жалкого петуха. — Ладно, иди домой, школотрон.

Санин уставился на меня, как на голую бабу.

— Как? — вытаращив глаза, спросил он. — Помогите, я связан… Короче…

— Ах, да, помочь надо! — всплеснул руками, а нож при этом специально отвел в сторону.

Вместо кинжала выставил пистолет и пальнул рядом с Саниным, отчего взметнулся фонтанчик земли.

— Аааа, умоляю! Прошу, не надо! Не убиваааайте меня, я клянусь! — заверещал одноклассник.

Он нелепо согнулся всем телом, потом с трудом разогнулся, преодолев небольшое расстояние.

— Ползи к мамке, веселая змейка, — хихикнул я, видя как Санин сваливает с поляны со скоростью метр в час.

Сбоку послышался шорох. Один из бойцов попытался подняться, держа в руке артефакт зеленоватого цвета.

— Спи, тихий час еще не окончен, — выдохнул, ударив парня ногой.

Направил на него пистолет, чтобы гад не вскочил. И сразу задал вопрос:

— Где ваш глава? Где отец Патрика?

— Что? Ты попутал, козел? — зло сверкая глазами, процедил боец.

— Твои друзья сдохли, ты пойдешь следом, — сухо отчеканил я.

Пацан смотрел на меня какое-то время. Оценив ситуацию, он понял, что рыпаться бесполезно.

— Не убьешь, если скажу? — тихо спросил паренек.

— Не убью, будешь жить.

Гад осмотрелся вокруг, скрипнул зубами, но все же сказал чертов адрес. Похоже, это была окраина города. Возможно, он врал. Проверять сейчас времени не было.

— Все точно сказал?! — потряс пистолетом, когда школьник заткнулся.

— Да… ты обещал. Отпусти, — протараторил Боец. Его рука резко дернулась.

Возможно, это было случайно, а может быть что-то задумал. Понимаю, я тоже нервный чувак, что поделать.

Нажал на спусковой крючок пистолета, и пацан свалился на траву с дырой в животе.

— Не убил, просто ранил. Все как договаривались, пацан. Капитан Раст всегда держит слово, — усмехнулся, глядя на «проделанную работу», но это было только начало.

Пока шатался в кустах, понял, что надо врезать по штабу. А лучше сразу по командующему всей армией. Ловля на живца лишком опасна, она не дает больших результатов.

При этом точный удар может переломить ситуацию. Ублюдки пришли в мой дом, значит, я приду в их убежище. Конечно, напролом не получится. Но это сейчас и не нужно. Ведь в моей отшибленной голове уже созрел четкий план.

Выйдя из парка, я как следует попетлял. Вдруг за мной кто следит? Без разведки хреново, приходится вечно перестраховываться.

Потом добрался до театрального магазина, где уже был. Там купил маленькую накладную бородку и резиновую штуку на нос, которая меняла его форму.

У Братства силы может быть описание. Лучше запутать козлов, повысив шансы на успех операции.

Да уж, деньги лучше, чем магия. В считанные минуты добрался на такси до нужного мне района, а дальше поперся пешком.

Вокруг стояли гаражи с ветхими длинными домиками. Казалось, должен быть коттеджный поселок, где в трехэтажном дворце живет главный упырь.

Хотя… что за бред? Только в сказках злодей прячется в замке, который виден за сто километров. Собирай армию и штурмуй сколько влезет.

Настоящие говнюки должны уметь ныкаться. К тому же, батя Патрика мог специально сюда перебраться, чтоб не привлекать внимание местной полиции, если она еще не полностью куплена. В чем я охренительно так сомневаюсь.

«Ага, это что за сортир… Дом воняет, как немытая шлюха. Здесь — явно нет. Это вообще заброшка. Так, вроде бы что-то наклюнулось»

Пройдя около километра, наткнулся на железный забор, метра три высотой. Он был очень невзрачный, но крепкий как падла. Такой выдержит очередь пулемета, ну или выстрел из легкого бластера, минимум.

Зачем такая стена нищебродам, живущим в этих трущобах? Правильно, ни зачем. Значит, я прибыл в нужную точку.

Не успел прокрутить это в башке, как раздался громкий, туповатый голос:

— Че надо, бомжара?

Чуть правее была небольшая дверь, через которую вышел солдат Братства силы. Хорошо сработал, бесшумно. Застал меня врасплох, но плевать…

Я быстро пришел в себя после шока, ответив:

— Ды вот… понимаете, хочу сказать кое-что.

— Богу щас скажешь, придурок. Мы не любим, когда всякие шастают, — охранник показал пистолет и надменно улыбнулся.

— Ой, что вы, что вы? Зачем же сразу стрелять? Я просто так шел, по важному делу. Клянусь, это вышло случайно. Сказать хотел кое-что, понимаете…

— Гыыы, сказать? Щас мой ствол тебе скажет!

Здоровяк навел пистолет. Походу, у них народная забава — отстреливать нищебродов. Или этот был чуть отшибленный. Ладно, друг, сейчас у твоей башки начнутся обильные месячные!

Я прищурился, выходя из образа местного дурачка. Урод поставил палец на спусковой крючок…

— Стой! Что за хмырь? — послышалось у него за спиной. — Опусти ствол, дебилоид! Сказали же русским языком, не палиться.

В двери показался мужик низкого роста, старше (и умнее) первого олуха.

Здоровяк сказал что-то глупое. Он опустил голову, пропуская мелкого дядьку. Наверняка тот был начальником.

— Что тебе надо… уважаемый? — прохрипел второй воин.

На сей раз, я сказал более внятно, а то еще нахрен завалят.

— Ды вот… Есть дело одно, насчет того, кто убил сына Подгорного. Знаю, где он это того, — растерянно произнес я.

— Ты че трындишь, псина грязная? — сказал здоровяк.

Мелкий обернулся и шикнул на подчиненного, а потом обратился ко мне.

— Откуда узнал, что мы здесь? Кто сказал о деле? Насколько точная информация? — отчеканил «начальник».

Молодец, все по форме. Я даже зауважал мужика, жаль, что мы по разные стороны фронта.

— Хех, я не понял. Это вы о чем, господин? Слухами земля полнится, — усмехнулся, почесав голову. Главное, бороду не чесать, а то слетит еще к черту. — А узнал-то все я случайно. Потому что их семью знаю. Мы там вместе живем, то есть отдельно. Но вместе с ними, понятно?

— Тихо! — крикнул мужик. — Значит, ты сосед Лесовских, я правильно понимаю?

— Ага…

— Знаешь, где они скрылись?

— Ды, да.

— Откуда такие данные?

— Хех, господин, стены тонкие… Там в сортире пернешь, уж весь дом в курсе.

Мужик осмотрел меня очень пристально. Казалось, «харя» на него не подействовала, и он видел настоящего Марка. Если что, придется быстро валить. На базе теперь батальон головорезов тусуется.

К счастью, все обошлось. Воин хмыкнул и слегка улыбнулся. Ага, значит, чувствует свое превосходство. Отлично. Это сильно притупляет бдительность.

— Логично, — процедил по слогам охранник. — Тогда говори.

— Прямо тут говорить? Как они на машине такой свалили в дальнюю… — сказал я и специально заткнулся.

Охранник посмотрел вокруг и снова обратился ко мне:

— Спокойно, спокойно, здесь лучше не надо. Колюще-режущее есть? Магией владеешь, старик?

Хех, вот капец, за старика меня принял. На себя бы посмотрел, обезьяна седая.

— Я не… Вы что? Мне деньжата просто нужны. На работу никуда не берут.

— Ясно. Будет, все будет.

Меня пригласили в калитку. На входе стояли два человека, которые тщательно меня обыскали. Конечно, оружия не было. Я спрятал все в одном месте, чтоб провернуть хитрый план.

Так что обыск совсем не пугал. А вот магическая штука, похожая на странный раздутый пистолет — это уже посерьезнее.

Стало не по себе, когда эту хрень навели на меня и провели от башки до ног.

— Что там? — спросил мелкий охранник.

— Чисто, потока нет, раскрытие вообще ноль, — отозвался амбал.

Вот почему эрия лучше магии. На нее мало кто обращает внимание. Все приборы заточены под магические потоки. Везучий я солдат, ничего не скажешь.

— Иди, — меня грубо толкнули вперед.

Стало ясно, что встреча с отцом Петуха может не состояться. Пришлось сделать один хитрый ход.

— А что ж, мне рассказывать это, отцу того парня Подгорного? — спросил, когда шли через большой асфальтовый двор.

— Не понял, зачем? — сухо бросил охранник.

— Ну, он же это, отец.

— Что ты несешь? Хотя… да, господин Роберт приказывал. Ладно, сейчас разберемся.

Отлично, сегодня веселый денек. А начиналось все как-то тупо. Кто бы знал, что удача повернется ко мне очком, позволив себя отыметь.

База была неплохая. Тут стояли машины, были каменные постройки, навесы. Кругом сновали люди: с оружием и без, в чертовых пиджаках и в обычных городских шмотках.

В центре был дом высотой два этажа. Довольно приличный на вид, но на роль главной норы упыря точно не подходил. Скорей всего, временное убежище, как я сразу и думал.

К дому прилегал длинный сарай, откуда слышался стук и жужжание электрического (точнее магического) инструмента.

Да уж, хорошо окопались. Ремесленная община, твою ты мать. Ничего, сейчас всколыхнем их болото.

Стараясь всеми силами играть дурака, я пялился по сторонам, раскрыв рот. Когда всходил на ступеньки, то специально споткнулся. Переборщил, чуть не треснувшись об порог.

Тогда меня взяли под руки и затащили вовнутрь. Там провели через бедную гостиную. Она явно не соответствовала дому. Еще бы, если это не постоянная норка.

Казалось, меня поведут в зал, где можно болтать по душам. Но вместо этого, загнали в тесную комнату, где горел белый свет, стоял журнальный стол и два кресла.

— Вы куда, это самое? — промямлил, когда охранники пошли прочь, решив бросить меня в этом месте.

— Сейчас. Готовь пока информацию, — дали строгий ответ.

Дверь резко захлопнулась, началось мучительное ожидание. Вроде сыграл на ура. Значит, все должно прокатить. Братство силы — не банда шпионов, они вечно прут напролом. Вряд ли будут долгие разбирательства.

Да и бате Патрика нужна информация. На его месте любой бы рыл землю членом, пытаясь получить данные, болтая хоть с самим чертом, если это потребуется.

Прокрутив это все в голове, я немного расслабился, закинув ноги на стол. За дверью послышались шаги. Я резко убрал ноги, сев в позу зашуганного кретина, даже немного затрясся для вида.

Дверь резко открылась. Я тут же насторожился, готовясь к любому исходу. На пороге появился высокий мужчина в расстёгнутом деловом пиджаке. Взгляд был строгий, высокомерный. Казалось, дядька сожрет меня заживо.

— Ты знаешь, где Марк Лесовский? — сухо произнес он.

— Ага, это самое. Все про них знаю, — применив актерское мастерство, сказал я.

Глава 11

— Да, сейчас я зайду. Готовь всю инфу, — отрезал мужик и вышел, захлопнув дверь.

Тогда я резко грохнулся на пол, распластавшись как дождевой червь… Почему так? Потому что меня раскрыли!

Несмотря на мнимую тупость, упыри обо всем догадались. Точнее, охрана была не в курсе. А вот этот козел… Первое — он не подходил по возрасту на роль отца Пети. Второе, он не выражал эмоций, а скорее меня проверял. Третье, эта чертова комната была без окон.

Вроде бы хорошо, никто не подсмотрит и не подслушает. Но если сопоставить все данные, выходит не очень-то круто. А значит лучше сто раз пере… чем один разок недо…

Прошло секунд десять, по ощущениям как два часа. Казалось, я просто спятил. Придется придумывать отговорку, оправдываясь за лежание на полу. Нет, наверняка показалось. Совсем уже крыша течет.

Полежав ещё немного, я решил встать. Напряг тело, чтобы подняться, и комната разлетелась на части. Точнее, не полностью, а те места, куда врезались автоматные пули.

Длинная очередь прошила лёгкую дверь. В моих ушах зазвенело. Кресло превратилось в рваный мешок. На зубах заскрипела штукатурка, зазвенело стекло.

«Херовая нынче погодка!» — подумал, прикрывая башку руками.

Вскоре стрельба прекратилась. Дверь медленно открылась, и в комнату вошли несколько человек, судя по их шагам. Они были готовы меня прикончить, притворился дохлым: специально уткнувшись в пол, чтоб меня не спалили.

— Подставная псина, — процедил, судя по голосу, «отец» Пети.

— Почему, господин? — осторожно, спросил кто-то.

— На роже написано было. Мамаша теперь подослала.

Бандит имел в виду Анну, которая, по его мнению, наняла убийцу для Роберта.

— Это, он сдох, короче, — снова раздался голос.

— И что?

— Допросить бы его.

— Бесполезно. У этой стервы все четко, — произнес главный воин. — А насчет смерти давай, законтроль-ка для верности.

Сука, контрольный выстрел! Конечно, они может быть идиоты, но не полные дауны. Сейчас меня тупо добьют. Надо что-то решать.

Только что, если там вооруженные дядьки, а я лежу на полу, как придурок.

— Эээ, то есть, в голову?

— Да! Живо! Хорош тупить.

Сука, это хреново. Попал я по самые яйца. Секунда, другая и все. Будет мне месть в адской печке.

Понимая, что другого выхода нет, попробовал применить магию, притворяясь при этом мертвым. Сразу стало тошнить, башка ещё заболела. Конечно! Я должен видеть цель, стоять вертикально, концентрируя все свои силы. А так… это полная лажа.

Попытался взять часть энергии и мысленно бросить в ублюдков, особенно в того, что хотел меня укокошить. Так… Ещё малость. Блин, сейчас блевану, тяжело!

Раздался щелчок затвора. Выстрел… Я вроде пока ещё жив.

— Дебил криворукий! — взревел главный охранник.

— Ды, это… Башка заболела. Аж на глаза надавило, — виновато сказал охранник.

— На очко у тебя там не давит? — хихикнул кто-то.

— Заткнитесь! Обоим ща надавлю! Дай сюда!

Похоже, у главаря не было своего ствола. Он решил взять пушку у подчинённого. Черт, другого шанса не будет!

Я вскочил настолько быстро, что сам обалдел. Под действием адреналина тело Марка превратилось в ракету. Сразу же пустил в ход остаток эрии, плюс раскладной нож. Хорошо, что смог его спрятать. В рукаве, будто специально была порвана подкладка.

Дальше все было как в замедленной съёмке. Фейковый батя Петра поднял ствол. Автоматчик медленно (как под водой) менял магазин. Ещё один дядька… Хрен знает, что он там делал.

Главное, что мой нож пробил горло главному упырю. Кровь залила рубашку амбала, запачкала и меня. Мужик стал стрелять, хлопая ртом, но было уже бесполезно. Ещё один четкий удар, и главарь стал мясной куклой, которую я использовал вместо щита. При этом вырвал пистолет из его кисти, открыв огонь по охране.

— Нате, суки, сожрите! За мою семью, гниды! Не нравится, а скоты? — вопил, чувствуя дикую ярость.

Казалось, будто они наехали на моих родных, которых давно уже не было. Да уж, тело Марка передавало мне родственные связи. Не знаю, хорошо это все или плохо.

Битва в тесном пространстве была быстро выиграна. Я завалил двоих, ещё одного кокнул магией. С трудом бросил тело амбала, и понял, что меня сейчас вырвет.

Блин, ну и сраная сила! Хоть носи с собой тазик.

Согнулся, испытав жуткую тошноту. В тот момент на меня кинулся один из охранников. К счастью, он был безоружен. Лицо все в крови. Видно, получил от меня свою порцию.

Мужик ревел, как медведь. Его кулаки были слишком большими. Наверно, это особая магия. Черт, едва успел увернуться!

Гад проскочил мимо, врезав стену, отчего штукатурка получила глубокую вмятину. Не хотелось бы, схватить по башке таким кулачищем.

Сдерживая тошноту, я бросился в другой угол комнаты. Черт, патроны закончились. Урод снова пошел в атаку, злобно хрипя что-то матом. Ещё злится козел. Будто я заварил эту кашу.

Пришлось положиться на ловкость Лесовского. Чудом уклонился от удара, пропустив лёгкий пинок. Взмахнул ножом и немного порезал противника. Но его это лишь разозлило.

— Иди сюда, сука! — обезумев, ревел он.

Блин, кулак прошел возле носа. Ох, как же тошнит. Ещё удар и я точно не увернусь. Отскочил назад, наступив на чью-то дохлую руку. И… бандит свалился мне под ноги.

Точно, здесь полно крови. Неуклюжий баран поскользнулся. Он упал лицом вниз, разбив морду. Я не упустил момент прыгнуть сверху и вогнать ему в шею свой нож.

— Волчара позорный, — прохрипел бандюган, дернулся и наконец-то затих.

— Хороший сегодня денёк, — тяжело дыша, сказал я.

На сей раз мой «внутренний мир» излился на тело ублюдка. Как говорится, нехрен держать в себе. Блин, я платил за этот завтрак сто импров!

За спиной слышались крики. По дому будто носился табун лошадей. Да уж, засада, проблеваться нормально не дадут.

Резко соскочил с мужика, прыгнул в сторону и перекатился. Блин, сколько крови. Быстро зарядил пистолет. Ух, как раз вовремя.

В дверном проеме показалась фигура. Я снял ее двумя выстрелами. Судя по звукам, их тут целая армия. Одного ствола маловато. Хотя стоп, у них же есть автомат.

Судорожно достал оружие из-под раненного солдата. Ага, вроде заряжен. У трупа еще магазин. Хорошо… пригодится.

«А, сука, тварь хренова!»

Меня врезало чем-то горячим. Походу, сраная магия. Упал на спину из положения сидя. Превозмогая боль, выставил автомат, и отрыл огонь наугад.

В меня тоже стреляли. Слышались крики, команды…

«Ох, хорошо плясать, когда колбасит! Пошла дискотека, главное, не подохнуть»

Уроды такого не ожидали. Они не были готовы к полномасштабным боевым действиям. Потому к комнате для допросов стянулось мало солдат.

Несмотря на шум в башке и ломоту в теле, я смог подавить их огнем. Дальше выскочил в коридор. Там завалил одного.

Добрался до гостиной, где бросил пустой магазин в сторону. Ублюдки повелись, обозначив огневые позиции, и я полил их свинцом.

Все смещалось к чертовой матери. Неясно скольких убил. Главной задачей было просто свалить, желательно со всеми конечностями.

Нет, я не прорывался к парадному. Надо быть долбанутым, чтоб идти туда, где полно солдат. Потому я перся вглубь дома. Там должен быть черный ход. Если нет, разобью окно, вроде решёток не видел.

Остается надеяться, что сзади забор чуть похуже, иначе, я в западне.

Растратив патроны, я с боем прорвался на кухню. Там на меня бросился дядька в спортивном костюме. Пришлось расплющить ему харю прикладом.

Автомат бросил назад, имитируя, что это граната. Конечно же, полный бред. Но на секунду всех отвлечет, а этого будет достаточно.

Так, на кухне вторая дверь. Отлично, это чулан, в котором есть небольшое окно.

Я резко бросился в тесную комнату, подпер дверь изнутри стулом и разбил стекло шваброй, найденной тут же.

— Стой, сука! Стоять!

— Где эта гнида?!

— Он там! — слышались вопли за дверью.

«Сосите мою гильзу, ушлепки! Капитана Раста еще никто не валил!» — с этой мыслью я прыгнул в окно.

Точнее даже не так, нырнул с разбега, как гребаный водолаз. Сзади слышались выстрелы… Было бы очень смешно, если б мне прострелили спину или что пониже.

Но шлюшка-фортуна была за меня. Выскочил из чулана, как пробка. Приземлился на траву, совершив кувырок. Охренеть, я теперь каскадер, хоть и шею чуть не сломал.

Не успел приземлиться, как сзади раздался хлопок. Когда обернулся, заметил, что из чулана валит черный дым…

Так, так, забор! Срочно добежать до забора.

Несмотря на боль, усталость и кучу другого говна, я резко перекатился, потом спрятался в кустах. Черт, охранники уже здесь. Ладно, главное, чтоб мелкое тело не подвело.

Стараясь не обращать внимания на вопли и выстрелы, ползком пробрался около клумбы. Дальше встал и выскочил прямо к забору.

«Да чтоб вас всех трахнули!»

Опять стальная стена, через которую даже по стремянке не перелезешь. А из оружия у меня остался один мелкий нож.

— Сюда давай, быстро! За цветами, вон там! — прогремел грубый голос.

Отлично, за мной идет отряд гадов, у которых после всего настроение явно не очень.

Приготовился сдохнуть с честью, мечтая порвать глотку хоть одному. Но тут заметил, что лист железа хреново прилегает к столбу.

В тысячный раз за сегодня пришлось надеяться на удачу. Не думая о последствиях, не просчитывая ситуацию, я живо рванулся к забору.

С ловкостью дикого кота полез в проем, отодвигая лист толстой стали. Делать это было не очень легко. В какой-то момент, я застрял. Сил уже не хватало, а сзади перли охранники.

— Аааа, сраные выродки! Рвать вам сраку! — заревел не своим голосом, делая последний рывок.

Свалился на сухую листву за забором. Такие вот вышли роды. Но это еще не все. Нужно было валить и как можно скорее.

Сзади послышались выстрелы. Забор не такой крепкий, как мне казалось. Пара пуль пробила железо и чиркнула по листве.

Какое-то время я полз, дальше встал на ноги и бежал пригнувшись. Потом немного расслабился, уходя вправо. Погони вроде бы не было. Козлы не настолько умны, чтобы сделать облаву, или им это просто не нужно.

В любом случае, наплевать. Главное, что я заблудился. Лесополоса оказалась больше чем думал. Дремучие заросли чередовались с помойками, кое-где виднелись просветы, только там тоже был чертов лес.

Так или иначе, я бродил почти в городе. Значит, все не так плохо. Правда, состояние было хреновым.

Спустя какое-то время, чудом нашел дорогу, направился по ней в сторону населенного пункта. И только в этот момент решил осмотреть свое тело. Долго разбираться не вышло, сразу же заметил ранение. Блин, и когда только успели попасть? Небольшая дырка в боку.

Судя по тому, что могу стоять на ногах, важные органы не задеты. Но рубашка все равно пропитана кровью, и меня малость «колбасит».

Хорошо хоть дома оказались неподалеку. Я вышел в том же районе, где была нора Братства Силы. Даже место узнал… Значит, до нужной помойки, где спрятано все добро, осталось совсем немного.

Стараясь, насколько это возможно, оценивать обстановку, я живо поковылял в нужное место. На полпути туда наткнулся на странного человека.

Нет, не охрана с той базы. Бабка, похожая на страшного мужика… Она вышла из покосившейся калитки и сказала подвыпившим голосом:

— Молодой человек, извините за нескромность, короче. Но у вас нос отвалился.

— Чего? — я замер на месте, на секунду забыв о боли.

— Носик, это… тю-тю, — бабка рассмеялась, указав на свой нос.

Ах, да, чертов грим. Он теперь нахрен не нужен.

Носовая накладка и правда отстала. Я оторвал ее полностью и бросил старухе, сказав:

— Держи на память, красотка.

Бороды, кстати, тоже лишился. Хорошо хоть усы с бровями остались, а то еще в отель не запустят.

Путь до помойки прошел без проблем. За исключением того, что я чуть не грохнулся в обморок.

Там отодвинул мусорный бак, поднял камень и достал пакет, где все было. Первым делом использовал капсулы. Они и правда, не очень. Пришлось выжрать все, что купил. И то, бок полностью не прошел. Но уже лучше, чем было.

Осталось забрать оружие, и все кончено. Только сделать этого не успел; сзади послышалось шарканье. Обернулся, заметив двух хорошо одетых людей лет под сорок. Присмотрелся получше, вроде бы не ублюдки. Хотя… кто их знает.

— Во, смотри, бизнесмен, бабло мутит! — хихикнул один, указывая на меня пальцем.

— Ага, стартап на миллион, — усмехнулся второй. — Отец, много золота откопал?

Последнее относилось ко мне. Хорошо… люблю весело пошутить после тяжкого дня.

— Ды так, есть маленько, — ответил двум мужикам.

— Слышь, а сколько? Сколько нарыл? Ну, килограмма два золотишка попалось? — не унимался чудила. Другой при этом ржал, как конь, прикрывая рот волосатой рукой.

— Не, пока что один килограмм, — сказал я. Мужики заорали от смеха и чуть не свалились на землю. — Вот он, сами смотрите.

С этими словами показал пистолет. Дядьки продолжили ржать. Лишь когда передернул затвор, они поняли, что к чему.

— Эээ, дружище, спокойно.

— Ты это, так не шути, — сказали, подняв руки вверх.

— Да ладно, вы что? Это ж круто! Не верите… вот поглядите.

С этими словами, я встал во весь рост и выстрелил одному из них в ногу. Он застонал, упав как подкошенный. Другой побледнел и затрясся.

— У него перебита артерия. Не успеешь помочь, сдохнет за десять минут, — холодно отчеканил я.

— Что? Это как? Блин, Толик, вставай! Ты живой там вообще? — запричитал второй дядька.

А я поспешил свалить, весело улыбаясь. На самом деле, артерия не перебита. В этом суть шутки. Просто я еще крутой юморист.

В отель пришел только под вечер и выглядел при этом неважно. Особенно пострадала одежда. На ней были следы земли, крови, не до конца переваренного завтрака и вообще черте чего.

К счастью, охране было плевать. Завалился в здание без проблем и сразу подошел к стойке админа.

Араб ахнул так, будто схватил инфаркт.

— Где? Где вы были?! Вас что, вы чего? — произнес он, лишившись маски железного менеджера.

— У вас хорошая прачечная? — сухо спросил я.

— Боюсь… не настолько.

Это была не шутка, шмотки пришлось постирать. Каждый раз ходить в новом к бандитам… не тот формат отношений.

Дальше занимался делами, стирал вещи в подвале. Для этой цели пришлось закутаться в полотенце, чтоб не решили, что я извращаюсь.

Потом заказал еду в номер и поел так, будто голодал две недели. После этого, смотрел телевизор. Меня не интересовали новости про агрессию других стран и сериалы о несчастных уборщицах, которых богатые мужики отправляли в магические академии, забирая из деревень.

А вот криминальная хроника была очень важна.

— Неизвестный маньяк терроризирует город. В отличие от классических серийных убийц, он нападает исключительно на скопления людей с применением, как огнестрельного так и магического оружия. Откуда такой странный почерк? Есть ли личные мотивы и сексуальный подтекст? Узнаем прямо сейчас, — орала из ящика (точней из настенного озера) губастая жируха в плаще.

— Мы с ребятами… Просто стояли… Пили лимонад после тренировки. Он подошёл и стал стрелять сразу. Это было… ужасно, — плаксиво ныл какой-то рослый пацан.

«Ага, падлы, стояли. Сначала хату мне покрошили. А потом да, кто же спорит», — подумал, желая расхреначить телевизор.

— Знаю, вам сейчас очень не просто. Но не могли бы вы сказать подробности нападения? Лозунги или речевки? Может нападающий выкрикивал заклинания?

— Нет, я не знаю. Он псих. Прошу вас, поймайте его, — промямлил пацанчик.

Интересно, куда крутизна подевалась? Когда убивают тебя, а не наоборот, выеживаться как-то не хочется.

Что ж, есть и хорошая сторона. Теперь все в городе ищут Спарка Клитовского. Даже фото робот вон показали. Не похожий совсем, вот и славно. Надеюсь, это обезопасит семью.

Не успел досмотреть сюжет про злобного истребителя «мирных детишек», как в дверь настойчиво постучали. К счастью, здесь был глазок, так что гадать не пришлось. На пороге стоял Араб, тот самый администратор. Интересно, какого хрена припёрся?

Глава 12

Сначала казалось, подстава. Хотелось взять пистолет. Но пораскинув мозгами, понял, что вероятность мала. Медленно открыл дверь, уставившись на админа. Надеюсь, это хотя бы не выселение.

— Ты стоишь в полотенце? — холодно спросил служащий.

— Да, одежду всю постирал. Это не нарушение правил, я уточнял.

— Так и есть, ты ничего не нарушил, — медленно процедил араб.

— Ну и? Зачем ты тогда пришел?

Араб посмотрел в одну сторону, потом аккуратно в другую. После этого он вздохнул, резко встав на колени.

«Вот тебе и целомудрие в отеле! Что он собирается сделать?»

Я ахнул, не в силах найти нужные слова, а мужик промямлил, чуть ли не плача:

— Спарк, будь другом, прошу! Расскажи, куда ты все время так ходишь? Это что хоть, гей клуб, может быть садо-мазо? Секта группового просмотра порно? Пожалуйста…

— Что? Братан, ты свихнулся?

Я сделал шаг назад, понимая, что араб не в себе. Он пополз за мной на коленях, рассказывая при том свою дичь.

Оказывается, этот «Ахмед» видел кучу разного сексуального говна. Иногда… в прямом смысле слова. За годы службы все его задолбало. Да так, что шаурма (или что там арабы едят) в рот не лезет.

Жизнь опостылела, как собака, все вокруг одинаково. Каждый приезжает в отель, чтоб свалить от жены или мужа. Иногда от жена-мужа, что, кстати, не редкость. Есть мазохисты, есть похеристы.

База вмещает многих бойцов всех родов войск. Но араба это достало. И тут, золотым кольцом в общественном туалете мелькнула моя усатая рожа.

«Ашот» ни разу не видел, чтоб сексуальные похождения доставляли такой уровень удовольствия. Он считал, что я знаю место, где можно творить всякую дичь. То место, о котором не знает никто.

Именно поэтому я каждый день вваливаюсь в отель полудохлым. Меня там удовлетворяют по полной, до потери чертова пульса. Причем, это совсем не прикол.

— Покажи мне, скажи! У меня есть сбережения, честное слово! — стонал араб, обнимая мои колени.

Пришлось его оттолкнуть. Это похоже на извращение. Да уж, неловкая ситуация. Не буду же я объяснять, что валю всяких ублюдков, чтоб провести в городке небольшую ассенизацию.

В конторе все крутится вокруг секса. Так что нужно держать свою мазу, болтая об этой теме.

— Скажи, мне скажи, ну скажи! — как мантру повторял бородач.

Надо было что-то ответить. А то решат, что мы с ним того, и попрут из отеля.

— Боец, встань, давай! Поднимайся, щас уши оторву к чертовой бабке.

Последняя фраза сработала. Араб поднялся на ноги, приготовившись слушать.

— Воин, ты прав, если так, — сказал, чтоб слегка успокоить. — Я хожу чпокаться каждый день. И меня да, там затрахивают.

— Хорошо, хорошо, это где? — выпалил чертов араб.

— Это там… На южной окраине. Только я туда идти не советую.

— Почему? — вытаращил глаза админ.

— Потому что там… Там, — сука, да что бы придумать. — Очень страшные бабы!

— Погоди. Но зачем ты тогда их…

— Так надо! В смысле, много долгов. Очень много.

— Стой, но ты приходишь удовлетворённый до полусмерти, — хитро прищурился собеседник.

— Нет, я избитый. Короче, не хотел говорить. Они грязные извращенки. Делают разные вещи и бьют. Много бьют.

— Стой, женщины что ли?

Араб мне пока что не верил. Пришлось поддать жару для правдоподобности. Я вытаращил глаза, всплеснул руками и стал на него наступать.

— Что ты сказал? Женщины, дядя? Ты когда-нибудь видел мешок навоза размером с дом? Так вот, новобранец, лучше трахнуть его, чем одну из тех тварей!

— Стой, Спарк, погоди. Так они страшные и агрессивные?

— Да, салабон. Скажу так, агрессия в их менструальной крови! Не хотел бы, чтоб кто-то оказался на моем месте.

— Аллах побери, да это же полный шайтан, — вытаращил глаза араб.

— Стой, ты ж не веришь в Аллаха?

— После твоих рассказов поверишь в кого угодно.

Ахмед вышел за дверь. Судя по взгляду, он слегка успокоился. Еще бы, я отличный актер, могу убедить, кого хочешь.

Араб еще раз тщательно меня осмотрел, поправил пиджак, отряхнул колени и сказал голосом крутого менеджера:

— Спасибо за информацию, господин Клитовский. Если что-то понадобится, можете звонить на стойку администратора в любое время.

Араб свалил с гордо поднятой головой, как ни в чем не бывало. Я так и не понял, что это было вообще. Но мне даже лучше: отвлекся от боевых действий, развеялся.

Тем временем, наступила ночь. Нужно было разработать план действий на завтра. Последние события показали, что моя задница далеко не железная. Так что лучше ее поберечь, занявшись сбором информации и разведкой.

Это позволит собраться с силами, подготовив новое наступление с большей тщательностью.

Утро пришло стремительно, по-другому оно тупо не наступает. После нехитрых процедур я спустился на первый этаж в чистой, отстиранной одежде и приготовился к разведоперации.

Араб, к счастью, не лез и не пялился. Он заселял в отель мужика в женском платье, они о чем-то спорили. В общем ладно.

Надо снова обойти людные места города, узнать, где находится скопление врага. Возможно, вычислю расположение дома Роберта. Главное, пока успокоиться и не лезть на рожон.

С этой мыслью спокойно спустился с крыльца, направился к выходу, но услышал странный шорох в кустах. Краем глаза заметил тень, мелькнувшую за стриженой зеленью.

Возможно, это местный садовник или мне показалось. Но лучше, конечно, проверить. Сделал вид, что решил прогуляться по местному саду. Свернул с главной дороги и заметил, как кто-то пялится на меня из-за дальней цветочной клумбы.

Отлично, только здесь бомжей шпионов мне не хватало. Может, это паранойя? Фигня, сейчас разберемся. Положил руку в карман, где был заряженный пистолет. Приготовился врезать магией, если потребуется.

Правда, все не так просто. Нельзя привлекать внимание, чтоб местные служащие не приняли за придурка. Я продолжил прогулку, как ни в чем не бывало. Добрался до середины сада, не заметив, ничего подозрительного.

Ага, значит, все-таки показалось. После того, что случилось, это даже нормально. На войне всегда крышу рвет.

Усмехнулся, ещё раз осмотревшись вокруг. Хотел идти назад, но наткнулся на троих вооруженных парней, которые подошли со спины. Так, вроде бы Братство силы. И как они так подкрались? Зря недооценивал их!

— Стоять, гондон! Покажи руки! — воскликнул мужик с веснушками, угрожая мне пистолетом.

Троица была на расстоянии друг от друга. Они знали, что я опасен, потому опасались сбиваться в кучу.

— Не дури, пидор усатый! — послышалось сзади.

Так, значит, тень все ж была. Вот засада. Поймали, как последнего лоха. И как только сюда пролезли? На этот раз эффект внезапности был на их стороне. Бандиты хорошо подготовились.

Если рыпнусь, могут и завалить. Пришлось поднять руки, изобразив дурака.

— Хорошо, ребят, в чем проблема? — тихо промямлил я. — Как он меня назвал? — Кивнул назад.

— Петух, гомосек конченный! — послышалось за спиной.

— Ну, все, хана, — промямлил один из бандитов. Похоже, он готовился выстрелить…

— Стой! — крикнул ему конопатый. — Сказали же брать живым!

Боец достал из кармана небольшой артефакт. Возможно, это что-то парализующее.

— Живым? Да я ему ствол в очко затолкаю!

— Что-что ты со мной хочешь сделать? — переспросил я.

— Отставить! Времени мало! — воскликнул главарь.

Но было уже слишком поздно. Воздух вокруг боевиков разошелся волнами. В саду материализовалась охрана отеля. Воинов было достаточно много, чтобы взять ублюдков в кольцо. После перемещения они лязгнули затворами пистолетов, давая понять, что шутить не намерены.

Глава бандитов ахнул, словно девственница, увидевшая член. Кто-то дернулся в сторону, но раздался выкрик: «Стоять!»

Стало ясно, что все очень серьезно. Охренеть, как же долго. Думал, уже не придут. Это был самый последний шанс, который чудом сработал.

— Вы нарушили территорию заведения и главные правила нахождения тут, — отчеканил самый крупный охранник.

— Пошел ты, баран! — прошипел кто-то.

— Заткнись! — выкрикнул конопатый, а потом обратился к охране. — Мужики, не гоните. Мы из Братства силы. Этот дятел наших пацанов завалил. Заберем его и расходимся. У нас бабки есть, если что, артефакты редкие. По-любому договоримся.

— Вы проникли на территорию отеля без спроса. Вы устно ущемили права сексуальных меньшинств и изъявили желание применить сексуальное извращение, что строжайше запрещено на территории отеля. За все эти проступки мы вынуждены избрать высшую меру воздействия, — как ни в чем не бывало, отчеканил глава охраны.

— Э, что за цирк здесь в натуре? — ляпнул один из Братства.

— Погодите, все не совсем так! — выдохнул конопатый, но его никто не послушал.

Охранники выстрелили одновременно. Казалось, будто громыхнул одиночный взрыв. Из них не промазал никто. Красная каша полетела на траву, и четыре тела синхронно упали на землю.

— Приносим извинения за неудобства. Скоро здесь приберут, — сказал главный охранник, почтенно склонив голову.

— Ничего страшного. Нормальный ландшафтный дизайн, — подмигнул мужику я.

Воины развернулись и медленно разошлись в разные стороны. Четыре трупа. Хреново. Лучше бы было пять, это счастливое число. Или нет… А ладно, плевать.

Я переступил через конопатого упыря и спокойно направился по делам. Да уж, Клитовского явно искали. Хотели с его помощью выйти на Марка. К тому же, усач насолил сильнее, чем школьник.

Петя был важной шишкой, не спорю. Но куча дохлых козлов, у которых тоже есть свои семьи, это явно не семечки.

Выйдя в город, я решил отменить маскировку. Усатая харя сильно бросалась в глаза. Мои приметы у всех на слуху. В то же время, про Марка теперь подзабыли.

Сняв с шеи подаренный артефакт, снова стал собой и начал шататься повсюду, стараясь найти нечто важное.

Благодаря тому, что слегка привык к городу и помощи интернета обнаружил пару мест, где тусуются выродки Братства силы. Ещё удалось найти качалку, элитный магический фитнес клуб. Там юные бойцы оттачивают свои навыки.

Кстати, возле качалки меня узнал один гад. Возможно, в школе пересекались или что-то еще. К счастью, он был с красивыми фифами. Девушки весело ржали, обольщая мажора. Он настолько был занят ими, что бросил на меня лишь один глупый взгляд.

Ситуация начала проясняться. В городке много мест, где кучкуются эти подонки. Наноси удары, получай удовольствие и сокращай их гадскую численность. Но все не так просто.

После первых боёв стало ясно, что меня тоже могут убить. Не самое страшное вроде бы. Правда, хотелось ещё погулять на садо-мазо празднике под названием чертова жизнь. К тому же, они исполнители. Главный хрен вроде Роберт, папочка того Пети.

Про него информации нет. Ни зацепок, ни прямых фактов. Он будто живёт в другом мире, приходя сюда, когда скучно. По идее, надо бы найти его хату, повторив подвиг матери. Другого выхода нет. Либо я обезглавлю это чудовище, либо они обезглавят семью.

Я думал об этом, сидя на лавке в городском парке. Он был довольно светлым, в меру тенистым. Тут стояли лакированные скамейки, ровный тротуар бежал вдаль, цвели цветы огромными яркими шапками.

Я, конечно, не чертов романтик, но на душе стало как-то неплохо. После пустошей, монстров, искорёженных груд металла и развалюх, этот мир был приятен, как орден от главнокомандующего за отличную службу.

Можно было ляпнуть что-нибудь философское, чтоб на этом закончить. Но что, черт возьми? Ладно, здесь валить врагов круче, чем там. Вот, как-то так.

Уставился на дерево, разглядывая зелень колышущейся от ветра листы. В тот момент, до ушей донеслись голоса.

Сука, это бойцы! Приготовился к возможной драке. Хотя нет, я ошибся. Болтали вроде бы школьники, только совсем другие. Осмотрелся вокруг и увидел зубастого Колю с толстяком Владом, которые сели на соседнюю лавку.

Так, у них же тоже каникулы. Я настоящий школотрон. Шатаюсь по парку как дятел, встретил школьных друзей. Хотя мы не особо дружили. Со времён славной сортирной битвы так и не виделись.

Ладно, это не так уж и важно. Я решил подойти к пацанам, раз уж сегодня увольнение и я никого не крошу. Они болтали так громко, что удалось подслушать каждое слово.

— Каникулы, а присунуть некому. Я бы сейчас дупло в дереве трахнул. И почему девки такие зашуганные? — с досадой говорил толстый.

— Брось, братан, бабы любят только мажоров. Если б мне дала намек хоть одна, я б порвал ее своим членом.

— Этим трех сантиметровым монстром?

— Что? Пошел нахрен! Ты либо проверял?

— Ладно, не парься, шучу.

— Шути, шути, древотрах.

— Э, захлопнись в натуре. Я серьезно сказал.

— Ну да, смелых девушек нет. Тупой город, свалю в Новоуральск после школы.

— Ха, это ещё нахрена? — прищурился Коля.

— С того хрена, что туда всех развратных девчонок сгоняют, — мудро подметил Влад.

— Э, хорош уже гнать!

Чуваки так бодро общались, что я не мог вставить слова. Они не замечали меня. Пришлось стоять и слушать их болтовню. Лишь спустя секунд тридцать, жирный громко воскликнул:

— Смотри!

Двое уставились на меня, как на придурка.

— Здорова, солдаты. Я тоже рад вас увидеть, — сказал слегка улыбнувшись.

— Так стоп, ты же этот… — глуповато протянул Коля.

— Стой, он с нами в команде был, когда мы лохов в сортире нагнули, — воскликнул жирный.

— Ну да, пацаны. Вы меня взяли в команду. Спасибо. А то не знал, что и делать, — сказал, садясь на лавку.

Чуваки немного зажались, понимая, к чему я клоню. Но мне не хотелось щемить этих увальней. Вместо того, спросил «как дела», чтоб в кои-то веки поболтать ни о чем.

— Братан, все хреново. В городе нету телок. Сидим вот не знаем что делать, — произнес жирный.

— Ага, я готов трахнуть любую, кто подойдёт.

Да, у парней большая проблема. Пришлось их слегка просветить. Я, было, начал рассказ про оружие, и про то, как оно помогает в отношениях с дамами. Стоит направить на несговорчивую кралю свой бластер, как она резко раскрепощается. Не это ли загадка женской души?

Чуваки ржали, не понимая сути моих рассуждений. Ещё бы, ведь они слишком молоды, а я рассуждал о взрослых вещах. В какой-то момент разговор резко прервался. К нам подошла Вика, та самая извращенка, что неплохо сражалась в сортире.

Она была одета в нелепые туфли на низком каблуке. На ней красовалась бесформенная лёгкая куртка. А вот ниже была короткая юбка, которая обнажала стройные ножки, что были вполне ничего. Я даже слегка засмотрелся.

Пацаны так вообще, чуть не грохнулись в обморок от спермо-гипертонии.

— Привет, мальчики, как настроение? — хихикнула девушка, помахав ручкой.

— Привет. Да вот, ждем сочных телочек, — поднял бровь Влад.

— Ага, думаем, кого б закадрить, — улыбнулся Коля, отчего его зубы, кажется, сделались еще больше.

— А я так… убиваю, — вставил свое слово. — Время, в смысле. Каникулы.

— А у тебя как дела, детка? — игриво спросил жирный.

— У меня все отлично, — пожав плечами, хихикнула Вика. — Вчера во время вечерней мастурбации я осознала, что давно не было полноценного секса. Вот вышла в парк, чтоб найти сексуального партнера на короткое время. Считаю, что в данной ситуации такой подход оптимальный, — на последних словах, Вика поправила очки.

Хм, научный подход, это круто. Что ж, надо бы поучаствовать в ее гребанном эксперименте. Тем более, секса в этом мирке у меня еще не было. Как раз немного развеюсь. Да и парни должны выпустить пар: солдат с полными яйцами — хреновый солдат.

— Возрадуйтесь, головорезы, эту фею нам послали боги войны, — весело сказал я.

Но мои слова мало кто поддержал. Влад побледнел, будто встретил тентаклиевого дьявола. Зубастый тут же закашлялся, прикрыв рот рукой.

— Как вы относитесь к тому, что я сказала? — деловито спросила Вика.

— У меня дома есть много марок. Я вообще их всегда собираю! — громко выпалил жирный.

— Ого, там большая собака… я их в детстве вообще-то боялся… — Коля указала пальцем (трясущимся пальцем) куда-то вдаль.

Да, с ними блиндаж не построишь. Возможно, я б тоже замялся, будучи школотроном. Но я —… в общем, и так все понятно.

Глава 13

— Готов продырявить тебя, как мишень на полковых стрельбах! — воскликнул я.

— Хорошо, а как насчет секса? — спросила Вика.

— Ой, редкие марки, моя коллекция марок. Как же я люблю пересматривать их каждый день! — орал толстый.

— Какое красивое небо! Блин, вроде что-то летает, может это ведьма из другого мира? — подняв глаза, твердил Коля и выглядел при этом как труп.

— Мальчики, с вами все хорошо? — недоуменно протянула Вика.

— Что? Ааа, ты, что-то сказала… — краснея, как помидор, промямлил жирный.

— Кажется, мне пора домой. Мама сделала вкусный пирог, — промычал Коля. Казалось, он сейчас просто сдохнет.

— Да уж, салаги, рановато вам еще в бой, — покачал головой я.

Вика решила, что у нас съехала крыша и медленно пошла прочь от лавки.

— Эй, погоди! — крикнул я, бросаясь за ней. — Не знаю, как насчет секса, но трахну я тебя от души!

— Хорошо, — оживилась девчонка. — Тогда мы должны уйти в закрытое место.

Вика взяла меня за руку, потащив в кусты, находящиеся неподалеку. Там был кусок кирпичной стены, неизвестно откуда здесь взявшийся.

Девушка стала за него, как ни в чем не бывало, задрала юбку и немного нагнулась.

Да уж, все как в моем измерении. Никаких соплей и прелюдий. Трахайся прямо сейчас, иначе можешь подохнуть.

Сначала, я осмотрел «фронт работ». Попка у странной девахи была вполне ничего. Несмотря на мнимую худобу, Вика выглядела достаточно аппетитно. Хотя, десяток килограмм ее булкам точно не помешал бы.

Кстати, на ней не было нижнего белья. Это меня завело. Сразу же перешел к делу, как положено в военной обстановке. Пришлось пустить в ход свои пальцы, потискать и помять даму.

Спустя пару минут, занялся основным процессом, чтоб попусту не томить молодое тело.

Не знаю, сколько времени мы убили, но когда вышли из зарослей, парней уже не было видно. Так, Марк вроде был девственником. Конечно, а кем же еще? Значит, у меня теперь праздник. Можно жрать торт и пить водку.

После того, что случилось башка была не на месте. Я забыл о текущих делах. Просто шел рядом с Викой, слушая ее болтовню, как реальный ученик школы. Она оценивала наш секс по какой-то шкале, проводила разбор полетов, как после важного боя.

Тут я понял, что все не очень-то круто. Молодая деваха может смело влюбиться. А отношения пока нахрен не впились. Да и потом, тоже нет.

Чтоб расставить все точки над «И», прервал Вику на полуслове, сказав:

— Извини, что прорвался в твой тыл. Надеюсь, ты понимаешь, что это были просто учения? Без серьезных намерений.

— Что, Марк, ты о чем? — бодро спросила она.

— О том, что мы сейчас делали.

— Ой, да ладно, мы даже не целовались, — хихикнула Вика, потом сказала, что ей надо домой и ушла с главной дорожки.

— Хм, логично, — почесал голову я.

Иногда так случается в жизни, за все твои труды судьба посылает кусок бесплатной вагины. Только это не повод для радости. Враг еще не разбит. Значит, надо готовиться к битве.

Я шел по парку какое-то время. Вдали виднелся выход, куда мне как раз было нужно. Ускорил шаг, отматывая новые метры. Отключился от реальности, погрузившись в поток мыслей, как вдруг раздался оглушительный свист.

Интуиция дала четкий сигнал. Теперь уже точно Бойцы. Замер и посмотрел в сторону, готовясь валить упырей.

— Куда мчишь, ботаник? — крикнул высокий парень в спортивном костюме. С ним было еще трое пониже ростом.

— О, походу, он заблудился.

— Ты с какого района, пацанчик?

Меня быстро обступили и стали пялиться. Нет, это совсем не Бойцы. Просто странная гопота, которой, как уже понял, в городе хоть отбавляй.

— Язык в очко что ль засунул? — рявкнул высокий.

— Небось, мамочку свою вспоминает, — хихикнул его приятель.

Причем здесь мамка вообще? Ладно, мне не до этого. Какая разница кого валить, если так. Они вроде тоже враги, произвели атаку превосходящими силами. Тогда какие вопросы?

— Слышь, говно длинное, у тебя башка давно не взрывалась? — улыбнувшись, спросил я у самого борзого.

Главарь такого не ожидал, и это еще мягко сказано. Он открыл рот, вытаращил глаза, его щеки раздулись от злости. А другие члены банды замерли, как каменные столбы.

Я напряг мозги, готовясь пустить первую кровь. Тогда со стороны прилетело что-то белое, яркое, а затем долбанул мощный взрыв.

«Черт, у меня новая супер способность? Или что это нахрен было?» — подумал, когда сознание отключалось.

Тело превратилось в лёгкую пушинку; меня понесла большая река. Стало хорошо и приятно. Может это последствия секса с Викой? Крутые последствия, самый кайф. Вдруг из реки выскочила огромная рыба и врезала прям по лицу.

— Э, карась хренов! — воскликнул, приходя в сознание.

Так, это не артиллерийский обстрел. Иначе б не досчитался конечностей, и это как минимум. Опять их магическая фигня. Непонятно, как она лупит.

Когда картинка в глазах перестала рябить, я понял, что нахожусь в том же парке. Только место вроде другое. В голове появилась куча вопросов, на которые сразу же и ответили.

— Эээ, Марк? Марк Лесовский? Ты нормально себя вообще чувствуешь? — вежливо сказал кто-то.

Так, это точно не гопники и тем более не говнюки, угрожающие семье. Так, поглядим. Повернул голову в сторону, заметив чертова Эдварда.

«Ах да, этот лотос. Хорошо, однако, он шпарит. Мне б такой дар, а не эту ковырялку мозгов».

Надо понять, что ему нужно? Хотя, и так все известно. Будет мне угрожать, заставлять держаться подальше от той узкоглазой. Хех, это мы без проблем. Для вида слегка поломаюсь, чтоб цветочнику медом жизнь не казалась.

— Вдарил издалека, молодец. Вас в богатых семьях этому учат? — хихикнул я, медленно встав на ноги.

— На тебя напали хулиганы. У меня не было выбора, — пожал плечами богач.

Хулиганы? Ещё б сказал «противные мальчики». Как же тупо звучит. Ну ладно, придираться не стану.

— Ха, с каких это пор ты меня защищаешь? — хитро прищурился я.

— Марк, у меня есть важное дело. Для этого я отнес тебя на поляну! — взволнованно выдохнул Эдвард.

— Давай, я весь во внимании, — бросил в ответ.

— Марк, я знаю, что ты нравишься Мияко. Она любит тебя за то, что ты тупой деградант.

— Хм, не знаю, к чему ты клонишь, но будем считать это за комплимент.

— Так вот, Марк Лесовский! Прошу, научи меня быть тупым дергадантом! Я готов осваивать эту науку, не покладая рук.

С этими словами Эдвард упал на колени. Да что за мания у всех в этом мире? Или я на людей так влияю.

— Эээ, пацан, погоди. Проведем пару тренировок, если так хочешь. А пока, сука, встань! Поднимайся, сказал. Вот же боров.

Я пытался поднять Эдварда силой, но он реально был слишком тяжелым. Так что это не удалось. Ситуацию решила Мияко, которая громко заверещала:

— Эээдвард, куда ты пропал? Не успела я покормить белок, как тебя уже нет. О, это что… Марк, как ты тут оказался?

— Мияко? Я случайно упал, когда помогал Марку. На него тут напали, — сбивчиво протараторил Эд, вскакивая на ноги.

— Ни слова ей, — шикнул мне.

«Ха, без базара. Мне вообще сейчас не до этого».

Тут семью убить могут, не до игр с детишками. Хотя, все же, можно подсказать Эду пару приемов. Пусть охмурит свою узкоглазку, а я за это получу выгоду. Почему бы и нет?

— Тааак, вроде бы все понятно, — закусив губу, протянула Мияко. — А как ты тут оказался? Ты ж с другого района?

Последнее относилось ко мне. Вот же следопыт желтомордый. Ясно, к чему она клонит. Да сколько можно уже? Бабки и крутой клан, все при ней, а еще дурью мается.

— Что? Я здесь это… Гулял. Купить кое-что надо было. Подарок для мамы.

С этими словами показал маскировочный медальон. Увидев жуткую харю, двое резко переглянулись.

— Какой-то он слишком, — начал говорить Эд, но девушка его перебила.

— Красивый. Можно на вечеринку надеть, — сказала она.

— Ну, да, так и есть. Не понравится, себе заберу, — ляпнул я и хотел уже, было, валить.

Только это оказалось не просто. Мияко страшнее любого мутанта. Вцепится, не отлепишь. Как и в прошлый раз было предложено ехать с ними, чтоб скорее добраться до дома.

Теперь уж я отказался. Чем больше буду тереться с японкой, тем больше будет проблем. Надо сосредоточиться только на деле. Эти игры сейчас ни к чему.

Потому, брякнув «спасибопока» живо рванулся к дорожке. Но все как всегда пошло к черту.

Внезапно из кустов вышло несколько человек в (будь они не ладны) деловых костюмах. По разрезу глаз стало ясно, что это охрана Мияко. Как ни странно, воины держали цветы. Букеты полевых цветов вместе с травами.

— Госпожа, — сказал главный из ниндзя. — Мы собрали все для вашего гербария. Окажите нам честь и проверьте.

— Да, я весьма благодарна. Пусть это сделает Эдвард, — хихикнула дамочка.

— Погоди. Ты ж сама говорила, — пожал плечами лотос.

— О, Эдвард. Ты такой умный. Мне нравится, когда ты рассматриваешь растения! — ахнула девушка.

— Да? Правда что ли? Ого! — выпалил парень, пулей рванувшись к охранникам. А японка побежала ко мне.

— Марк, рада тебя видеть! Ты должен мне подыграть! — трясясь, как наркоман, прошипела она.

Ага, кто б вообще сомневался? Только мне на кой это все?

— Стой. Мне это как-то особо не впилось, — отмахнулся, желая уйти. Но японка оказалась слишком настырной.

— Марк, мне плохо, серьезно! Я умираю без этого… — пробормотала она.

— Мужика себе найди и воскреснешь.

— Нет, все не так просто. Я могу тебе тоже помочь.

Так… это хороший сигнал. Значит опять «дашь на дашь». Но массаж от извращённых японок мне сейчас ни к чему. Тем более после того, что случилось с той Викой.

— Погоди, — сказал, собираясь с мыслями. — Я больше ни с кем не дерусь. У тебя есть что-то, кроме массажа?

— Ага! — улыбнулась японка. — Это связано с твоим даром. Я все знаю, Марк. И обязательно помогу, если ты не уйдешь.

Дар? Она разве знает про эрию? А помощь? Мияко хочет усилить мою телепатию или улучшить контроль над ней? Хотелось многое расспросить. Только Эдвард не позволил этого сделать.

— Мияко, смотри! В этом парке растут редкие цветы Бражника, как ты и говорила! — весело завопил он.

Я посмотрел на Эда, который бежал к нам с огромной охапкой травы. Да уж, все слишком печально. С таким подходом он охмурит разве что только корову.

— О, правда что ли? В этом году наш летний гербарий будет особенно прекрасен, — сказала Мияко. Я понял, что она нагло блефует.

— Эй, разве Марк ещё не ушел? — тут же спросил Эдвард, косясь на меня.

— Он, ээээ хочет, чтоб мы подвезли, — протянула японка.

— Подожди, как же так?

— Стеснялся при тебе говорить. Правда, Марк?

Азиатка посмотрела на меня строгим взглядом. Пришлось поддакнуть, раз уж я подписался.

— А, странно как-то. Но ладно, — произнес Эдвард.

— Хм, то есть ты не против такого? — спросила Мияко.

— Хех, чего злиться? Помочь бедному неудачнику — хорошее дело. Ты ж сама говорила, — пожал плечами Эд, перекладывая в руках «веник».

Хорошо, что Эдвард остыл. Одним противником меньше. Тем более на его безжопную кралю я точно не претендую.

Дальше мы направились к машине. И мне пришлось потрудиться, чтоб не врезать Мияко по шее.

— Марк, как ты узнал, что я сейчас в этом парке? — говорила девчонка.

— Так… интуиция, — мямлил в ответ.

— Сколько можно меня преследовать? Ты же знаешь, что это не правильно.

— Да, не могу с этим справиться. Это как геморрой. Не проходит, хоть гильзу засунь, — ляпнул я.

— Стой, то есть ты ее, что ли преследуешь? — спросил Эд. Вот сука, перекрестный огонь. Лучше б меня пристрелили.

— Нет, это шутка, чувак, — брякнул в ответ.

Надеялся, что Мияко скоро заткнется. Но ее разбирало все больше. Когда мы ехали в машине, она все сводила к тому, что я сраный маньяк, который домогается до нее днём и ночью. Причем, можно было даже молчать. Фантазия японки делала все автоматом.

— О, Марк! Ты меня ущипнул? — так, например, крикнула азиатка, когда я прижатый к двери тушей Эдварда сидел словно мумия.

— Что? Прости, но это уж слишком, — прошипел тогда Эд.

— Чувак, я не рыпался… Смотри, вот мои руки, — показал ему.

— О, Марк, сколько можно? Твоя нездоровая тяга ко мне поражает, — пропела Мияко.

— Что она вообще вытворяет? — прошипел Эдвард, догадываясь, что я правда не трогаю его кралю.

— Потом, все потом, — шикнул я.

Как и в прошлый раз, Эда выставили раньше времени, несмотря на бурный протест. Мы с японкой поехали дальше, продолжая долбанутый спектакль.

— Зачем ты приставал ко мне прямо при Эдварде? — пропищала Мияко.

— Что, я же не…

— Что значит, не удержался? А если он расскажет моему папе?

— Да плевать.

— Конечно, мне тоже страшно! Меня лишат наследства и посадят в железную башню, которую можно вскрыть только артефактом Луны.

— Что вы там за траву хоть собирали? Она точно легальная? — покосился я.

— Ты не сможешь достать артефакт. Твоей арнигерии явно не хватит! — выкрикнула Мияко и кажется, прослезилась.

— Эй, подруга, спокойно! Можешь, остановиться? Это признак шизофрении.

— Ущипни меня за ухо, — вдруг сказала Мияко.

— Чего? Ты совсем?

— Серьезно, давай, просто сделай это. Я отплачу, все, как и договаривались.

Делать было нечего. Схватил японку за ухо, стараясь не оторвать. Я не очень хорош в играх с бабами. Одна краля нагнулась передо мной, попросив сделать ей больно. Я не сразу понял, что она имеет в виду не отсаживание печени. В общем ладно. Ей даже понравилось. Раньше такого точно уж не испытывала.

Плевать, это было давно. Тут я справился лучше. Но японка все равно схватилась за ухо, вскрикнув:

— О, что это там? Сережки с бриллиантом! Твой дар — генерировать драгоценные камни. Боже, думаешь, это как-то поможет?

— Мой дар — пускать из башки смачный кетчуп, — поморщился я.

— Да при чем здесь ты, Марк? Я только что прожила концовку третьей книги серии про великого покорителя Актабура. Ооо, какой кайф! Там такой же гребанный неудачник. Он так же вел себя, как и ты. Как же круто.

Хм, может быть это дурка. Но я удовлетворил азиатку с одного касания. Интересно, это тоже можно считать видом магии?

— Спасибо, Марк. Но в следующий раз играй лучше. Скажи что-то вроде: «Любовь моя, прошу, подари хотя бы единственный взгляд, и я взорву для тебя всю планету!»

— Планету? — перебил я. — Скорее мой череп взорвется. Как насчёт жалования, дорогая? Только не говори, что я терпел этот цирк просто так.

— Почему просто так? Я разве тебе не нравлюсь? — подняла бровь Мияко.

— Нет.

— Может быть капельку?

— Нет.

— Может быть тютельку?

— Нет.

— Ладно, — сдалась японка. — У нас есть неплохой зельевар, он мастер своего дела. Подберём тебе зелье, которое поможет контролировать дар.

— Так, с этого давай поподробнее, — закусил губу я.

— Я знаю, что у тебя сложный дар. Им тяжело управлять, особенно если нет хорошего наставника. Можно сгладить последствия магии. В общем, в двух словах это не объяснишь.

Пока Мияко говорила, я заметил, что подъезжаем к знакомым местам. Вот и городок этих «китайцев». Отлично, значит, не зря меня мучили. С даром надо слегка разобраться. Но откуда они все узнали? Азиаты — крутые разведчики! Нужно это дело использовать.

Не успел все обдумать, как машина прошла ворота, потом стала на просторной стоянке, и нам пришлось выйти. Дальше все было по старой схеме. Мияко простилась со мной, а вместо нее пристал один из охранников, который вызвался проводить куда надо.

Перед тем как идти, взял номер у азиатки. Орден дракона — это влиятельный клан. В моем деле его помощь может сгодиться.

Владения японцев оказались очень большими. Мы долго шли вглубь этого городка, пока не оказались возле низкого домика, состоящего почти что из одной крыши. Казалось, тут живёт местный алкаш, которого приютили из жалости.

Но охранник поклонился, сказав, что здесь можно получить мощное зелье. Да уж, извращённые массажистки тусуются в дорогущих апартаментах, а маг с полезными навыками прячется в жалкой лачуге.

Такая она социальная справедливость. Хотя, мне сейчас не до этого. По наставлению охранника трижды постучал в дверь. Ветхий дощатый щит сам открылся. И я вошёл в черную пустоту.

Глава 14

За спиной сразу хлопнула дверь, впереди появилась зелёная вспышка, послышались какие-то звуки. Глаза быстро привыкли к густой темноте, и я разглядел стеллажи с разными склянками.

Похоже на допотопную аптеку, отлично. В центре помещения горел тусклый костер, который был зелёного цвета. Это все напоминало пещеру Германа Графа. Только стены из дерева, не из камня.

— Охо-хо, это кто там опять припёрся? Что за чертов чужак? — послышался скрипучий голос.

Из темноты выскочил дед японец в растянутой, старой одежде. Он был похож то ли на волшебника из детской сказки, то ли на бомжа или психопата.

К счастью, в отличие от сказок, не было дебильных загадок и всего прочего. Старик сразу перешёл к делу. Он начал ржать, рассматривая меня, как придурка.

— Ооо, вот он тот самый мальчик! Боевая телепатия — редкий дар, но, тем не менее, боги наградили тебя именно им! — вопил он.

Такое чувство, что азиаты знали про меня больше, чем я.

— Э, да, так случилось. Я избранный, все такое. Где ваше убойное зелье? — сухо бросил в ответ.

Сегодняшний день и так затянулся, Мияко вынесла остатки мозгов. Потому хотелось поскорей во всем разобраться и вернуться в отель извращенцев, который стал сейчас самым спокойным местом на свете.

— О, вот так сразу? Не хочешь оказать уважение старшему? Поговорить для начала? — воскликнул японец.

— Ага, ясен пень. Хочешь, расскажу, какой сон мне приснился и что проходили в школе до каникул? — с сарказмом выпалил я.

— Валяй, парень! — кивнул старик.

— Нет! Мне сейчас не до этого, — процедил, став серьезным.

— Хм, даже так. Нелегко, когда живёшь в чужом теле, — покачал головой азиат. — Ничего. Сейчас все подам. Дочь хозяина редко кого жалует, особенно из чужаков. Ты первый, кому она решила помочь.

Слушая бубнеж деда, с трудом дождался, пока он пороется в груде склянок и найдет нужный мне пузырь.

Это была длинная синеватая емкость, объемом меньше пол-литра. Зельевар сказал пить строго по маленькому глотку пару раз в день. Старик пошутил, что иначе мой завтрак рискует покинуть желудок. Плевать, я к такому уже привык.

— Уменьшает последствия любых магических действий. Используется магами нашего клана с момента открытия первых кристаллов, — торжественно сказал дед под конец.

— Ага, да, спасибо. Родина тебя не забудет.

Я взял склянку и сунул в карман летней куртки. Но тут вспомнил кое-что важное.

— Ты куда-то спешишь, паренёк? Молодежь вечно спешит, забывая жить своей жизнью, — поучительно сказал дед. Тогда я резко спросил:

— Погоди, эта штука смягчает последствия магии, так? А если у кого-то не магия? Всякое же бывает.

Старался говорить как можно спокойнее, но дед все же спалил.

— Не магия? А что ещё может быть? — с наигранным удивлением ахнул он. — Разве ты решил помочь какому-то чернокнижнику?

— Нет, это для знаний, короче. Интересно стало, случайно.

Понятное дело, что за эрию тут не убьют. Но рассказывать свою подноготную странному старику как-то не очень хотелось.

Я попятился к двери, ляпнул еще что-то дебильное, и, что называется, свалил в закат. То есть в дверь, еще чуть с крыльца не упал.

Охранник отошел от лачуги. Он стоял в десятке метров от нее и пялился на какое-то дерево. Оставалось подойти к самураю, попросив вывести с территории.

Я сделал пару шагов, но тут зацепился за ветку. По крайней мере, так показалось. Дальше нырнул в большой черный омут, вырвался в космос и больно треснулся на колени.

Сначала сделалось страшно, но опыт помог успокоиться. Я сразу понял, в чем дело. Не успев толком прийти в себя, крикнул:

— Герман, сука, порву тебя нахрен!

Картинка перед глазами слегка прояснилась. И да… я был в пещере у Германа. Вот настырный козел. Даже сейчас не отстанет. Нет бы, помочь хоть немного, так он со своей черной магией.

— А рвалка-то хоть доросла? — улыбнулся чертов трансвестит, пристально рассматривая меня.

— Послушай ты, волосатый… пе… вец! Мне не до твоих сраных штучек! — встав на ноги, процедил я.

— Это тебе только кажется, Марк. На самом деле, все по-другому.

— Чего? С какого хрена я должен? У меня куча дел!

Казалось, Герман долбанет своей силой. Но вместо этого он лишь усмехнулся.

— Боишься, что твою семью уничтожат? Бегаешь, отвлекаешь внимание? — напряженно процедил он.

— Откуда ты это знаешь… — со злостью выдохнул я.

— Я многое знаю, ребенок. Например, то, что взрыв черного фонтана уничтожит твою семейку быстрее, чем любое Братство ублюдков.

— Погоди, но мы ж с тобой далеко.

— Муравецкие холмы, пятьсот километров от твоего городка, — отчеканил наставник. — Думаешь, этого хватит?

— Говори по-русски, ни черта не понятно, — процедил я.

— Природная эрия страшнее любого оружия. Она может поглощать города, превращая их в черный пепел. Если ты не научишься заклинаниям, фонтан потеряет стабильность. Тогда эрическая волна сметет твое поселение. Вместе с семьей, Марк Лесовский!

Не особо понял, в чем дело. Было ясно одно, Герман не такой уж и двинутый. С каждым разом понимал это больше. Интуиция подсказывала, что лучше поддаться наставнику. Хуже уж точно не станет.

Пусть тренирует меня, если хочет. Попытаюсь получить от того максимальную выгоду.

— Погоди, почему ты так дергаешься? Разве нас кто-то гонит? — задумчиво спросил, разглядывая черного колдуна.

— Вопросы после занятия, — прогремел мой наставник. — Лучше скажи, это кинжал такой странный или ты просто рад меня видеть?

На последних словах Герман слегка улыбнулся. Мне стало как-то неловко. Автоматом посмотрел вниз и увидел, что бутылка с зельем выпирает из-под одежды. Причем так, что… Короче, не слишком пристойно.

Пришлось поправить бутылку, сказав, что готов к учебе. Германа это устроило, и мы перешли к делу.

Сегодня было сложнее, чем раньше. Мне приходилось самому читать заклинание, так еще делать жесты руками. Я не был потомственной феей, потому получалось не очень.

Вся эта хрень напоминала чертовы танцы, а с этим были проблемы. Я даже в школе на выпускном танцевал со шваброй, чтоб никого не угробить.

Герман чуть не сорвал горло, наставляя меня на путь истинный. Еще он истощил свою магию, отвешивая мне оплеухи. Под конец, я чуть не порвал ему глотку. Но все же с большим трудом прочитал эту чертову херобуру.

Инъ хард анг да рабор.

Аръ дахан трахобор.

Это были последние слова сложнейшего заклинания, от которого чуть язык не сломался.

— Тха-рабор! Идиот! Читается «Тхарабор». Ты тупее куриного окорока! — шлепнул себя по лбу Герман.

— Я же говорил, что не чертов колдун. Нашел бы себе Гарри Поттера. И убери уже эту книгу. Она пахнет дерьмом, — воскликнул, теряя терпение.

— Не дерьмо, а человеческая кожа, — проворчал Герман Граф.

Он убрал старое чтиво, а после сел напротив меня.

— Что ты сказал? — переспросил у наставника.

— Времени слишком мало, вот что. Искать другого владеющего эрией, готового к обучению, слишком поздно.

— Значит я все же готов, — промямлил с улыбкой. Герман поморщился и ничего не ответил, тогда я решил спросить нечто важное.

— Герман… То есть, господин Герман, послушай. Почему ты делаешь вид, что все плохо? Твой фонтан вроде еще не загнулся, — непринужденно произнес я.

— Он не загнется, пока жива наша планета. А вот я… — сказал учитель, поправив волосы.

— Почему? У тебя что, рак башки или это? Ты болен что ли, короче? — настороженно произнес, не зная, как сформулировать.

— Так и есть, — фыркнул черный учитель.

Да уж, не сладко. Значит, Герман находится при смерти. Теперь ясно, почему он такой мудак. Или это никак не связано.

— Болезнь моя — старость о, неразумный, — с трудом выдавил из себя Герман Граф.

Не знаю, какой реакции он ожидал, но я прыснул смехом. Закрыл рот рукой, только это не помогло.

— Что такого? Ты смеешь надо мной потешаться? — прогремел дядька.

— Ахаха, нет, прости… Охо-хо, извини! Просто ты напоминаешь ту разведенку, которая в двадцать пять лет свое отжила. Или того лейтенанта, что не получил капитана, а теперь ноет, мол, жизнь прожил зря. Ооо, капец, что за черт?

— По-твоему, я соврал? — рука Германа вспыхнула темно-синим сиянием.

— Нет, успокойся, старик. Это кризис предпенсионного возраста. Вот сколько тебе? Пятьдесят? Смотри…

— Мне побольше, — перебил меня Герман.

— Ладно, шестьдесят, хрен бы с ним.

— Слишком… холодно, — сверля меня глазами, произнёс наставник.

— Черт, только не говори, что стукнуло семьдесят! Знаешь, ты хорошо сохранился. Что это за фигня? Магическая подтяжка лица? Или ты стырил харю, у какого-то мужика?

— Умолкни, глупец! Все не просто! — Герман поднялся с места, его взгляд был, как у самого дьявола. — Мне не семьдесят лет, не восемьдесят и даже не девяносто. Двести двенадцать годовых циклов топчу эту никчемную землю. Я из второй волны черных магов, мой наставник был тем, кто придумал сдерживать эрию.

Я почесал голову, находясь в полном шоке. Выходит, все не так просто. Черт, даже представить не мог. Хотя, с другой стороны, мне-то какое дело.

— Как ты столько прожил вообще? — после долгой паузы выдавил я. — Твоя чернуха что ли замешана?

— Эрия. Она называется Эрия. Учись говорить, как надо, иначе лишишься зубов. Да, она сохраняет людское тело. Сразу это не чувствуешь. Осознаешь лишь тогда, когда бывшие одноклассники становятся дряхлыми стариками. Но у всего есть конечный предел.

Герман снова вернулся на место, а у меня созрел важный вопрос, который мог решить кучу проблем.

— Значит, твоя эрия всех усиливает? Она может дать другие способности? Защиту или перемещение, например? — протараторил я, ожидая чего-то важного.

Но Герман только пожал плечами.

— Да, но не сразу. Должны пройти годы, прежде чем черный маг сможет впитывать природную эрию.

— А, ну понятно… — с досадой сказал я, а Герман тут же воскликнул:

— Даже не думай, никчемный! Попробуешь взять энергию — сдохнешь. Никакой эликсир не спасет. Сломаешь внутренний контур. И душа в страшных муках покинет чертово тело.

— Хм, все доходчиво. Хороший инструктаж… по технике безопасности, — сказал, косясь на алтарь, который дымился, как ни в чем не бывало.

— На сегодня все, тебе пора к мамке, — помолчав, сказал Герман.

— Я сейчас не с ней, хотя ладно.

С этими словами поднялся с места. Приготовился к перемещению, но остался последний вопрос.

— Слушай, ты все двести лет учишь магии? От такого можно свихнуться. Спиногрызы сегодня — не сахар.

— Я работаю учителем пятый десяток. Это четвертая школа, — холодно отчеканил учитель.

— На старости лет решил передать тайные знания?

— К черту знания! Это приговор высших магов, — проворчал Герман Граф.

Было ясно, что он хочет излить свою душу. Мамка меня и впрямь не ждала, так что решил сесть на место, чтоб выслушать охренительную историю некроманта-учителя.

Герман понял это без слов. Он сначала замялся, видимо желая меня прогнать, потом решил, что лучше уж выговориться. И я услышал сухой рассказ странного чернокнижника.

— Когда исполнилось сто, я решил начать новую жизнь. Лейла обещала мне руку и сердце. Она была тоже из нас, что особенно меня привлекало. Но счастье в семейном склепе нам не сулило, — сказал мой учитель.

— Потому что она тебя кинула, — вставил я.

— Новая грань телепатии! — вздрогнул маг.

— Неа, просто баб знаю.

— Да… Женщины, бабы. Как она могла спутаться с тем Радомиром? Малолетний щенок. Ему было меньше семидесяти.

— Ясно, значит, ты решил уйти от людей, изменив свою жизнь? — снова не выдержал я.

Блин, как дешёвый довоенный сериал. Никогда б не подумал, что бредни из зомбо ящика встречаются в жизни.

— Так и есть. Я ушел ото всех, став другим человеком. Но на меня объявили охоту, — пожал плечами мой собеседник.

— Хех, прям моя ситуация. Ты ничего плохого не делаешь, а тебя хотят кокнуть, — оживился я.

— Общество слишком жестоко, я всего лишь ушел от мира.

— Да, это верно.

— Оставил прошлые занятия.

— Ага…

— Убил эту суку вместе с ее семьей и любовником.

— Что?

— Забыл былые забавы.

— Погоди, что там насчёт убийств?

— Покинул родные края.

— Герман, ты, что всех завалил?

— Нет! Я что похож на преступника? Просто заплатил по счетам за нанесенное оскорбление. Это в порядке вещей.

Черт, ведь логично! Однажды рядовому Сергееву не дала проститутка, так он спалил весь притон. Чем не благородная месть? Правда, то был другой притон. Да и вышло случайно. Но вообще, все нормально, иначе тут даже не скажешь.

— Общество черных магов поступило несправедливо. За мной охотились многие годы, — сказал Герман Граф. — Когда я предстал пред советом, срок давности полностью вышел. Но эти нелюди все равно покарали. Они отправили меня на грязную каторгу за нарушение этики мести.

— Какой ещё этики?

— Когда убиваешь чью-то семью нужно собрать пакет грамот, доказать, что это именно месть за дело. В общем, ладно. Чёртовы бюрократы! Меня прислали отбывать наказание к вам. Вот уже пять десятков годов я скитаюсь по мелким поселкам, работая грязной нянькой для школьников, и охраняя фонтан тьмы в скалистых холмах.

— Да уж, хреновое дело. Скажи спасибо, что тебя вечным дневальным не сделали, — улыбнулся, чтоб слегка взбодрить Германа.

— Что? Ты о чем?

— Да так, ерунда. Идти уже надо, пора.

Герман молча кивнул. И вскоре я стоял на коленях возле отеля, борясь с приступом тошноты и глядя в желтоватое, загрязненное городским сиянием, ночное небо.

И почему после перемещения всегда падаю? Надо с этим слегка поработать. Сзади слышались голоса и шаги. Было поздно, примерно около полуночи. Я быстро вскочил на ноги и бросился в Радианал.

На сегодня приключений достаточно. Охрана, как всегда, встретила без проблем. А вот чертов араб (когда он хоть вообще отдыхает?) пялился хлеще обычного. Я будто стал монстром у него на глазах или даже не знаю. Хотелось спросить, чего надо. Но тут я сам догадался. Да, эта склянка. Что ж она лежит-то так неудобно?

Ночь прошла без сюрпризов. А утром я решил действовать. Позвонив маме, понял, что все хорошо. Но неприятное предчувствие грызло душу. Времени прошло слишком много. Отец Патрика теперь рвет и мечет.

Перемирие кончилось, пора действовать. Надо достать из кармана засаленные усишки с бровями. Да, и, конечно же, харю.

Не имея других вариантов, я врезал по ресторану, где тусовалось много бойцов. Перед этим зашёл в лавку для магов, где купил артефакты.

Боевые камни нельзя было брать просто так. Кучи разрешительных грамот у меня, конечно же, не было. Но зато были деньги.

Жирдяй еврейской наружности очень долго ломался. Но за двойную цену кое-как продал пару камней, научив ими пользоваться. Я ещё взял защиту, которая стоила до хрена, но была при этом легальной.

Так, теперь наконец-то экипирован. Что ж, пора в бой.

* * *
Ага, бой! В сраку головой! Не прошло и одного часа, как от утреннего настроя не осталось даже следа. Я был загнан в угол. Точней за низкую бетонную стену, наподобие той, за которой чпокался с Викой.

По мне стреляли человек десять, если не больше. Отступать было некуда, а магия вся истощилась. Хорошо, хоть выпил с утра это зелье, иначе б ещё проблевался.

— Выходи, козел, мы тебя на ремни резать будем! — раздался громкий крик, почти рык.

Промолчал, ничего не ответив. Сзади взорвались мусорные баки. Меня обдало жаркой волной. Это было уже третий раз, так что я даже не дрогнул.

— Чмо вонючее! Сдох там что ли?! — снова прозвучал выкрик.

Я щёлкнул переключатель на синем камне, включив защиту. Аккуратно выглянул из укрытия. Четкий выстрел, и крикун получил вентиляцию в голове.

«Кто самая быстрая рука на Диком Западе, а?»

Улыбнулся собственной местности. Но тут же свалился на землю под натиском шквала огня. По чертовой стенке стреляли из пистолетов, автоматов, вроде строчил пулемет. Летели огненные шары, лучи света и вообще черте что.

Братство силы было настроено жёстко. Они загнали меня в западню и бились, будто последний раз в своей жизни. Интересно, что их так разозлило?

Думая над этим, я чувствовал, как башку осыпает пыль. Чтоб немного собраться прокрутил в мозгах события этого утра…

Глава 15

Так, я особо ничего и не делал. Просто нашел ресторан, где было полно народу. Большая часть — конечно же, Братство силы. Они там, кажется, что-то отмечали…

Пить с утра — это плохая привычка. А плохие привычки надо выжигать огнем, что я и сделал.

Артефакт-огнемет отлично сработал. До сих пор помню вопли ублюдков, которые получили бесплатный солярий. Живые факелы разбежались тогда по всей улице.

Особенно эффектно смотрелись женщины. У них зачетно полыхали волосы. Хоть на подиум выпускай. Огненная осень, коллекция от капитана Раста, твою ты мать.

Жаль, запас огня был слишком маленьким. Пришлось пустить в ход вакуумный взрыватель. Забористая вещь! Такая прозрачная волна расходится от мелкого камня. И хряаась! Все окна в сраном ресторанчике вылетают.

Еще жахнул по толпе уцелевших бандитов. Разлетелись как кегли в бильярде. Точнее, в этом, как его? В общем, ладно.

Одарил даром левитации человек пять. Причем бесплатно; даже сам доплатил. Тут бы радоваться надо, а они вдруг взбесились.

Меня обстреляли так, как хреначат по вражескому штабу. Орали, что я убил чью-то то ли жену, то ли дочь…. Короче, все как всегда.

Тупые кретины, устраивают войну, забыв о том, что на ней гибнут люди. А потом удивляются, откуда блин столько жертв. Оружие — это не член, его нельзя направить в конкретную точку.

Так что дерьмо иногда случается; в моем случае, это случайность. В отличие от скотов, которые хотят прикончить мою родню целенаправленно. В общем, я д’Артаньян, они пидорасы. Разговор окончен.

Благодаря хорошей защите удалось скрыться с места побоища. Но ублюдки не спешили сдаваться. Походу, они насмотрелись мотивационных видео роликов. Шли к своей цели прям до конца.

Впервые за долгое время, я их даже зауважал. Хорошо меня подловили. Военная операция была спланирована отлично. Это, конечно же, плюс. Правда, меня теперь могут прикончить. А это уже явный минус.

Бой у помойки все еще продолжался. В этот раз стреляли немного. Наверное, выдыхаются. Вряд ли у них за углом стоит эшелон боеприпасов.

Я поднял голову, чтоб осмотреться, не забыв при этом выставить пистолет.

«Что за наглость? Кто их учил этикету?! Прутся двое, как ни в чем не бывало, обходя меня сбоку»

Моя гостеприимность не заставила себя долго ждать. Четыре выстрела из пистолета, и пара свалилась на землю. Как же сложно стрелять из положения лежа, когда башка звенит сраным колоколом!

— Живучий кусок дерьма!

— Мочите его, что стоите! — послышались крики.

Я снова решил промолчать. Черт, магия, точней эрия, не восстанавливается. Патронов почти не осталось. Но сдаваться я точно не буду…

Включил защиту и выполз из укрытия. Бандиты завопили, как твари. С их стороны полетели магические заряды и пули.

Стал отстреливаться, вроде кого-то ранил. Заметил, как защита вибрирует от попаданий. Кажется, будто камни с высоты падают в воду. Красиво, однако. Только мне нужны патроны убитых мною солдат.

Тьфу, что за черт? Защитный экран стал мерцать. Это хреновый сигнал.

Отстреливаясь от упырей, резко пополз обратно. Нет, нет, вот сука! В самый неподходящий момент! Защитный экран стал тусклым, почти незаметным. Патронов уже не осталось.

«Герман Граф, где ты, падла, когда мне так хреново? Сдохну, и будет тебе чертов фонтан!» — с досадой продумал я, пытаясь разработать военную хитрость.

Надо как-то их обдурить. Подманить поближе, перейти врукопашную. Другого варианта не вижу. До ближайшего переулка далековато. Мне не дадут отступить на такое расстояние. Надо было бежать, когда защита работала. Хотя, кто же знает… Вдруг они этого только и ждали. Тут хотя бы удобная стенка, а там может быть чертов тупик.

Я подумал секунд пятнадцать. Бандиты поняли, что пора действовать. Мои позиции снова подверглись атаке, что заставило меня вжаться в пыльный асфальт.

Выстрелы, взрывы, лучи. Все по новой… возможно, поезд с боеприпасами все же припрятан.

Ах, черт! Как же жахнуло! Не знаю, что они сделали, но меня оглушило конкретно. Слух пропал полностью, зрение только наполовину. Сознание… оно помутилось, будто выпил бутылку водки.

Я перевернулся на спину, не понимая сам, что творю. Тут сбоку подлетели черные призраки. Я отправился в дальний полет, и кажется, отключился.

— Фу, козел, страшный, падла!

— Ты с ним, что сосаться, что ль будешь? Плевать на его тухлую рожу!

— Заткнитесь, дебилы! Нахрена вы его замочили?! Сказано, брать живым, недоноски.

— Он ща очнется. Надо по щекам надавать.

— У него морда вся синяя, что-то никак…

— Ты на что намекаешь в натуре?

— Закройтесь, сказал! Ампула с целителем есть?

Я слышал эти слова как бы издалека. Казалось, возвращаюсь из дальнего путешествия, медленно подлетая к цели. Причем, самолета или ракеты у меня не было.

Скорость полета все возрастала. В какую-то секунду думал, что я разобьюсь. Потом резкий толчок. Ооох, как же больно!

Скоты постарались неплохо. Отбили мне все лицо, печень, почки, и вообще все, что можно.

Я понял, что вешу над землей. Два здоровенных лба держат под руки. Впереди стоят еще трое, на заднем плане тоже несколько человек.

Все потрепанные, потные, потерянные. Битва с одним школотроном далась им не просто. Боль слегка отступила, я обрадовался, что смог измотать толпу гадов. Значит, на что-то гожусь.

Главным в этом отряде был дядька лет тридцати. На его деловом костюме виднелись кожаные вставки, типа стиль местного колхоза. Еще, мужика выделяли яркие синие глаза.

Главарь поморщился, с презрением рассматривая меня. Сбоку подошел мужик с синей пробиркой. Там, скорее всего, был восстановительный эликсир. С помощью этой штуки они хотели меня оживить, вернуть в чувства.

— Убери, — чуть слышно прошипел синеглазый.

— Опа, продрал глаза! Ну, че, сразу ему брюхо вскроем или ноги сначала сломаем? — злобно прогремел кто-то.

— Заткнись, — холодно рявкнул главарь, потом обратился ко мне: — Кем приходишься спиногрызу?

— А, что? Членогрызов? Это твоя… фамилия что ли… — с трудом протянул я, слегка улыбнувшись.

Рядом стоял мужик, который резко ударил в живот. Боль разнеслась по телу электрическим импульсом. Я застонал и закашлялся.

— Хватит! А то базарить не сможет, — поправив волосы, сказал главный черт.

— Кто ты этому Марку? — повторил вопрос он.

— Дядя, двоюродный, — ответил, решив пока что не рыпаться.

— Такой родни не бывает, придурок! — прокряхтел кто-то.

Главарь заткнул бандита, и продолжил допрос:

— Решил напасть первым, чтоб не тронули вашу семейку?

— Догадливый, — через боль улыбнулся я.

— Сколько вас?

— Как говорили в древней Руси, нас рать.

Я получил по морде от помощника главаря, сплюнул кровь и заткнулся. Синеглазый лишь хмыкнул, выдержал паузу и сказал:

— Один значит прыгаешь. Молодец.

Ха еп ты, наконец-то блин оценил! Где моя грамота за успехи в боевой подготовке?

— Ты сегодня жену Кондратьева завалил, племянницу Подгорного чуть не угробил. Мою девушку… сжег, паскуда, — произнес главарь, делая акцент на каждом слове.

Я ничего не ответил. Главарь зачем-то посмотрел в сторону, а потом истерично воскликнул:

— Отвечай, нахрена! Говори, когда к тебе обращаются!

Нашелся, тоже мне, говорун. Что ж, болтать я люблю. Пришлось поддержать светскую беседу, несмотря на кровь, идущую изо рта.

— Отвечаю, когда кончаю, — тихо прохрипел я. — Думаешь, все так легко, салабон? Это война, мать твою. На войне гибнут все… мужики, бабы, котята. Надо в залупу не лезть, чтоб не плакать. Вот ты, гнида, полез. Никто тебя за писюн не тянул… Тогда в чем проблема? А за телку не парься, не ной. Новую откопаешь по-быстрому. Помойка рядом, смотри, может что завалялось.

Здоровяк, который меня избивал, замахнулся с жутким рычанием. С другой стороны подскочил еще воин. Сам главарь побелел, будто час сидел на морозе, и крикнул:

— Стоять! Отойдите! Господин Роберт должен его допросить. Нельзя гасить, что забыли?

Мужики одновременно плюнули на землю и с досадой отступили назад. Я почувствовал себя победителем. Все идет хорошо, могу выиграть время. А потом, кто же знает, завалю отца петуха.

Бандюганы попали по полной. Им можно на меня только смотреть, как на экспонат в сраном музее. Значит, все не так уж и плохо. Обязательно придумаю новый план.

Я вроде старался не рыпаться. Только синеглазый был не настолько тупой, как казалось сначала. Он в который раз окинул меня злобным взглядом. В руках у мужика показался блестящий, изогнутый нож.

— Не расслабляйся, мудила. Гасить тебя нельзя по приказу. Но на допросе глаза не нужны. Особенно такому куску дерьма, — эту фразу козел произнес с хитрой улыбкой. Я понял, к чему он клонит.

Не скажу, что совсем испугался. Но когда тебя хотят резать живьем, это слегка напрягает.

Я невольно дернулся, что было сейчас бесполезно. Бандиты вокруг захихикали, предвкушая яркое представление.

— Что рыпаешься, скотина тупая? Щас удалим тебе глаз. Говорят, это хорошо успокаивает. Вот мы и проверим, — пробубнил синеглазый. — Будешь как шелковый, обрыган.

В его руке уродливо сверкал нож. Мужик медленно шел ко мне, улыбаясь, во весь чертов рот.

— Пошел нахрен, урод! Я тебе очко через рот выдеру, — прохрипел в ответ на угрозы.

Но это уже не сработало. Бандиты ржали все громче, в голове тошнотворно шумело, смертоносная сталь приближалась с каждой секундой, чтоб пустить мою кровь.

* * *
В деревне все было спокойно. Бабуля поправила очки, прищурилась и пальнула из револьвера. С куста полетели обрывки листвы, поднялась стая птиц, которая испуганно отлетела подальше.

Бабка снова взвела курок, положила палец на спусковой крючок. Но ее остановила жилистая рука взрослой женщины.

— Мама, ну что ты опять вытворяешь? — взволнованно фыркнула Анна.

— Так, это ж самое, воробьи, — открыла рот бабушка.

— Господи, да причем вообще сейчас это? У меня сын пропал… Воробьи? Да хоть синицы с орлами!

— Дочка, все хорошо. Он же обычно-то звонит, — наивно пролепетала бабуля.

— Звонит? Вот именно, мама! По-твоему, это нормально? На фоне того, что случилось, — всплеснула руками Анна, поправив платье. — Да дай ты уже пистолет! Он все равно не поможет.

Женщина вырвала оружие из старческих рук, случайно спустив курок.

— Мяяяя, — раздалось под кустом помидоров.

— Барсик! — одновременно крикнули женщины. Потом махнули рукой и продолжили разговор.

— Аннушка, но Маркуша же такой умный. Он учится в школе для магии, — проскрипела бабуля.

— Да… а сейчас ютится у какого-то друга. За ним гоняются все городские бандиты. А он черте где! Кто знает, какая там система безопасности? Есть ли она вообще? Ой, кошмар. Я должна найти сына, во что бы это не стало.

— Как, дорогая, он же сбежал? Где искать?

— Ты права. Шататься по всей области глупо. Надо подключить подруг.

— Каких? — удивленно произнесла бабка.

— Таких! Амазонок, с которыми я росла. Если ты не забыла, то у нас мощный клан, — выпалила Анна, подняв палец вверх, а потом с грустью добавила: — Был когда-то.

— Аннушка, дай пистолет, там, кажется, скворец шастает, — отрешённо произнесла бабка.

— Ой, да какой скворец вообще, мама? Надо Надю и Ирму искать. Желательно ещё Любу и Свету, — заморочено промямлила Анна.

У нее в голове появилось много задач, которые загрузили внутренний процессор так, что он чуть не сгорел. Только бабке было плевать. Не имея возможности взять оружие, старуха подняла с земли палку, кинувшись на птиц врукопашную.

На даче была благодать. Начало осени превратило грядки в настоящий овощной супермаркет. Здесь зрели аппетитные плоды и ягоды. Пышные ветви давали приятную тень. Причем, на солнце тоже было не жарко. Лучшая пора года, когда климат наиболее комфортный для человека.

Нет адской печки или марафона дождей, не говоря уже о морозах. Живи и наслаждайся прелестями урожайного сбора. Только Анна знала, что это иллюзия.

В любую секунду на грядках могли показаться вредители, которые намного страшнее жуков или гусениц. Эти твари чудом ещё не пришли. Но чудес на свете бывает не много. Так что надо усиленно думать. Ломать голову до треска костей, чтоб спасти несчастного сына, и вообще всю семью, угодившую в адский капкан.

Анна стояла, как статуя, даже лицо стало бледным, будто бы мраморным. Женщина смотрела в одну точку, но ничего при этом толком не видела.

Она не заметила, как после «битвы с пернатыми» вернулась бабуля. Старуха окинула дочь странным взглядом, а потом глуповато спросила:

— С этим-то бегучим все ясно, а где тот, что второй?

Анна вздрогнула, вырвавшись из потока мыслей. Она не сразу поняла, что к чему. Лишь потом с трудом протянула:

— Второй? Не поняла… Ты про Ини? Так она — девочка!

— Ага, второй, который девчонка. Я про него. Что-то не видно, гляди.

Действительно, Ини сейчас нигде не было. Обычно она бродила на улице, занимаясь делами. Точнее создавала видимость дел, а сама ненавязчиво (на самом деле, очень даже навязчиво) намекала на то, что ей здесь не нравится. Гундела, что Марк — редкостный идиот, и вообще она умрет от тоски, если завтра же не окажется в городе.

Да уж, засада. Ее нытья сегодня не было слышно. Может девушка поняла, что пора наконец-то заткнуться? Ведь над семьёй нависла большая угроза. Бежать пришлось не по прихоти Анны, давить на нее тупо бессмысленно.

Также Ини могла заболеть, что заставило ее автоматом притихнуть. Но это еще не все. Есть и третья, более правдивая версия.

— Ини? — спросила женщина сама у себя. — Ее сейчас правда нет. Я сегодня даже не видела.

— Вот же черт, — добавила Анна грубее, убирая за пояс отобранный пистолет. — Не дай бог, она тоже того.

Женщина бросилась в дом со всех ног, желая обыскать каждый угол. В душе она понимала, что это все бесполезно. Но спустя две минуты, ее опасения испарились.

Ини была в своей комнате. Она лежала на кровати, как ни в чем не бывало, и рылась в смартфоне, просматривая разные сайты. Увидев ошалевшее лицо Анны, Ини искренне удивилась.

— Госпожа Анна, что-то случилось? — спросила девушка, находясь в полной растерянности.

— Да так, ничего, — облегчённо выдохнула мама Лесовского. — Марк пропал, я волнуюсь. И вообще, не называй меня госпожой, я же просила!

— Ой, открыли Америку. Он сбежал к другу. Может и правильно сделал, хоть не вижу теперь его наглую прыщавую рожу, — проворчала Инга, будто сама теперь превратилась в бабулю.

— Все с тобой ясно, — пожала плечами Анна, после чего спешно вышла на улицу.

Ини была капризной девчонкой. Она меняла свое поведение по сто раз на дню. Только сейчас все оказалось сложнее. Девушка играла в свою игру и мастерски это скрывала.

Интернет в этой местности был слишком тупым. Его с огромным трудом хватало для выполнения важной задачи. Дело подвигалось со скрипом. Хорошо, хоть вообще не стояло на месте…

Надо было спешить. Понимая это, Ини не думала ни о чем, забыв о прежнем образе молодой истерички.

* * *
Нож приближался к лицу. Его блеск превратился в чудовищный лазер, который, казалось, прожжет череп насквозь.

— Сейчас ты начнёшь звать свою мамочку, говноед! — торжественно произнес синеглазый под дружный смех членов банды.

Меня трясло от ужаса, но я не сдавался. Хотелось не просто вырваться из лап упырей, а вцепиться в горло этому выскочке. Простое спасение мне не нужно. Только победа. Любой ценой, прямо здесь и сейчас!

Синеглазый закусил язык, будто хотел сделать что-то красивое, стараясь изо всех сил. Я почувствовал, как холодная сталь прикоснулась к лицу. Машинально зажмурился, захрипел. Хотя знал, что это вряд ли поможет.

Тут солнце начало резко мигать, словно была дискотека. Возможно, так организм реагировал на увечья, которые наносил этот дятел.

Хотя, стоп. Я знаю, что такое серьезные раны, болевой шок и вообще… любой шок. Здесь явно что-то не то. К тому же, мерцание прекратилось.

Раздались крики и выстрелы. Я открыл глаза и понял, что меня уже не удерживают. Избитое тело не могло стоять вертикально. Я пошатнулся и резко сел на асфальт…

Глава 16

Твою ты прабабку! Кругом была кровь, много крови. Будто за несколько секунд прошел дождь, но только не из воды. Тело синеглазого лежало поодаль, рядом нож, которым хотели меня покалечить и… голова главаря. Ещё чья-то рука и другое обезглавленное тело.

— Охренеть, не встать нахрен! — прохрипел с трудом и грохнулся на живот.

Прямо над головой пронеслось что-то горячее. Раздался мощный хлопок, снова крики. Я заметил склянку живительного эликсира, потянулся за ней. Пришлось слегка подползти, но это уже и не важно. Ведь на меня всем было плевать.

Шла жестокая битва. Бандиты в ужасе отступали, бросив убитых и раненых. Похоже, горела машина, и едкий дым от нее чудовищно разъедал ноздри.

Я принял эликсир как можно скорее. С измотанным телом много не повоюешь. Потом огляделся вокруг и выхватил пистолет, который виднелся на боку у дохлого воина.

«Да уж, ну и трындец! Что, черт возьми, происходит?»

На этот вопрос отвечать было рано. Для начала, открыл огонь наугад, чтоб окончательно прогнать Братство силы.

К счастью, это сработало. Бандиты потеряли слишком много народа, плюс сожженная техника, плюс ресторан. Может, они ненавидели Марка, желая скорей отомстить. Только здравый смысл был сильнее, он давал четкий сигнал — отступать.

Не прошло и минуты, как на улице стало тихо. Упыри предпочли отвалить, чтоб не оказаться в могиле.

Вот это я понимаю, победа! Хоть в учебник по военному делу записывай! Школьник против матерой банды, который одержал верх.

Я медленно встал на ноги, выпрямившись в полный рост. Осмотрел серую улочку, покрытую битым стеклом, гильзами и подтеками крови… а также людскими телами.

«Неплохо повеселились. Только кто мне помог?»

Внезапная помощь иногда хуже внезапного нападения. Надо скорее во всем разобраться.

Я осмотрелся получше, медленно отходя от случившегося. Вдруг вдали послышались стоны. Кому-то было очень хреново.

У меня появились догадки, но поддаваться им пока что не стал. Надо сохранять холодность, иначе можно лишиться башки, как те черти.

Держа пистолет наготове, прошел чуть подальше. Миновал недавнее укрытие, которое превратилось в руины. Потом был небольшой закоулок.

Замер, приготовившись стрелять, и… чуть не угробил Милену. Женщина бросилась на меня, словно чертов зомби. Она была как всегда сексуальна. Не успел рассмотреть ее зад, но уверен, что он не потерял свою крутость.

— Ах, Марк, ты живой! Слава богу! — всхлипнула училка. Она рыдала навзрыд, я даже слегка потерялся.

— Воу, воу, полегче, постой! Я тебе чуть башню не снес! — выкрикнул, отшатнувшись от дамочки. — Не плачь… расскажи лучше, как ты меня обнаружила?

— Хм, что? Я не плачу… — промямлила, вытирая красные глаза.

— А это тогда что? Глазные слюни? — недоуменно вытаращился я.

— Магия… Марк, я растратила силу. Всю, что могла. Давай, за мной, быстро!

А, значит так, у нее тоже есть отдача при использовании дара. Чем больше хреначит глазами, тем больше они болят. Стоп, она рубит головы одним только взглядом? Твою медь, с каждым разом влюбляюсь в чертовку сильнее!

Милка согнулась, прикрывая глаза рукой, и устремилась куда-то. Деваться было некуда, я бросился вслед за ней.

Вскоре мы прошли переулок, уперлись в тупик, где был какой-то забор. Там оказалась небольшая лазейка, куда дикой кошкой шмыгнула Милена. Через какое-то время мы выбрались на широкую улицу, где стояла красная тачка. Она была приплюснута сверху и слегка вытянута. Напоминала спорткар местного розлива.

Милена подбежала к машине, сказав мне садиться. Женщина открыла дверь, заскочила внутрь и взяла с полочки под приборной панелью какие-то капли. Милена ловко закапала глаза. Пока я садился в тачку, она привела себя в порядок, избавившись от последствий магии.

— Так, надо быстро! — деловито проворчала училка.

Машина тронулась с пробуксовкой и резко рванулась дворами. Я не ожидал, что обычная баба может быть такой шустрой. Хотя да… она не обычная. Это просто боевой робот с крутой задницей!

— Эээ, спасибо. Вовремя подскочила, — недоуменно промямлил я.

— Нет, я слегка опоздала. Прости.

— Да ладно, Жеребовский раз медлил с арт поддержкой целые сутки. А это так, заминка для бодрости, — подмигнул я.

Милена скупо улыбнулась, ловко управляя машиной. Тогда, решил поболтать о серьезных вещах, чтоб немного все разгрести.

— Послушай, как ты меня узнала? Я же это… под маскировкой, — сказал после небольшой паузы.

— Хорошая визуальная защита, где раздобыл? — спросила Милена, но я не ответил. Тогда она тут же продолжила: — Но змеиное око сильнее.

— То есть, ты разглядела… — пожал плечами.

— Не с первого раза. Сначала местный маньяк показался мне странным. Его жертвы были какими-то…

— Говноедами.

— Скажем так, не внушали доверия. Я решила во всем разобраться. И вот, нашла тебя, Марк.

— Так держать! Твоим глазам цены вообще нет! Они даже круче задницы, ну почти, — с радостью выпалил я.

Вот она настоящая магия — спасение из лап упырей с помощью жопастой подруги. Меня могли бы резать на шаурму, как тупую собаку. А теперь еду в крутой машине с отличной бабищей!

Кстати да, куда мы с ней хоть подались? Она не знает про Радианал. Может, отвезет туда, где я жил? Странно, вроде прем в другом направлении. Хотел прояснить это дело, но Мила первой заговорила.

— Как ты этому научился? — прокряхтела она, выкручивая руль резко вправо.

— Чему? Сидеть в тачке? — наивно переспросил я.

— Нет, рукопашному бою, стрельбе. Поведению такому… военному?

Сука, и что ей ответить? Для правды она не готова. Придется сказать почти все, скрыв пару мелких моментов.

— Ды так, — застенчиво почесал шею. — Книжек много читал. Моей семье угрожают. Квартиру всю разгромили. У меня не осталось выбора. Они первыми сами напали.

— Какой ужас! Не думала, что такое возможно, — скорбно процедила Милена. Походу, моя версия ее устроила. Еще бы, ведь все, считай, так и было.

— Ты хочешь один их… побить? — снова спросила красотка.

— Нет, я что идиот?! Не побить, а прикончить. Чтоб они больше не встали, — Милена хмыкнула от моих слов, прикусив губу, но я тут же продолжил: — Слушай, куда мы едем? Я в этом районе никогда не был.

Женщина вздрогнула, резко вильнув рулем. Потом она кашлянула и строго сказала:

— Нельзя воевать в одиночку. Их слишком много.

— Ха, ну да! Запрошу в штабе поддержку пехоты! — расхохотался я.

— В штабе, не в штабе, но у меня есть несколько вариантов. Тебе нужна помощь, раз все так серьезно. Я знаю, как во всем разобраться.

Милена была строгой училкой. Она говорила открыто без понта. К тому ж, ее магия завалила кучу врагов. А главное, у нее сочные булки.

Конечно, можно париться два часа. Но я понял одно: училке доверять точно можно. В отличие от матери Марка она хотя бы не мямлит, выставляя себя местной святошей.

— Понятно, — коротко ответил Милене. — Теперь давай поподробнее.

— Конечно, когда приедем в квартиру.

— Стоп, куда? Что за хата?

Милена рассказала, что решила меня укрыть от полиции и местных бандитов. Она специально сняла квартиру, где можно быть в безопасности. Сейчас мы едем туда, чтоб все хорошенько обмозговать.

Судя по всему, мы там будем вдвоем. Вот это я понимаю, планирование боевой операции! Такие тактические сборы могут перейти во что-то глубокое. Все-таки бог войны на моей стороне. После жестокой засады все идет как по маслу.

Я с удовольствием поддержал план Милены и раскинулся в кресле, чувствуя, как по телу разливается приятное расслабление.

Вскоре мы приехали в бедный квартал, чуть получше того, где жил Марк. Здесь была старая девятиэтажка из красного кирпича. Мы вошли в нее с Милкой, но только не в парадную дверь. Наш путь пролегал в подвал, где на минус первом этаже находилось неплохое жилье.

— Смотри, Марк, это чтоб никто не узнал. Здесь недавно все обустроили. По документам этих помещений быть не должно. Знаю, что не очень легально, но это для твоей безопасности, — говорила Милена, когда мы спускались по лестнице.

— Не парься, красотка, — подмигнул я. — Чем нелегальнее, тем лучше.

Место было отличным. Какая-то подземная нора, находящаяся черте где. Сюда точно никто не сунется. Это даже лучше, чем Радианал. Хотя да, там охрана. Но ради задницы Милки я готов смириться с небольшим минусом.

Мы вошли внутрь помещения. Там было вполне уютно. Несмотря на скромную площадь, квартира имела несколько комнат. Отделка лучше, чем в моем доме.

Стены покрашены особой краской, которая создает приятный рельеф. Потолок покрыт белым материалом, напоминающим пластик. Мебель среднего сегмента, как в хорошей гостинице. Есть кухня с холодильником и шкафами, небольшая прихожая.

Водопровод и канализация тоже присутствуют, что Милена продемонстрировала в первую очередь. Да, скрываться от козлов в этом месте — настоящая благодать.

Стало как-то неловко, что дамочка подогнала эту хату. Хотелось ей заплатить, но я решил пока осмотреться, не начиная болтовни о деньгах.

— Ну вот, как тебе, Марк? — игриво улыбнулась Милена, показав основные комнаты.

Она поставила руку на пояс, тем самым подчеркнув аппетитное бедро.

— Ага, в самый раз! Так бы и всадил, в смысле сидел тут годами, — откликнулся я.

— Ой, надеюсь, все решится быстрее! — ахнула женщина, поправляя красное платье.

— Это да, но ты не показала мне кое-что важное, — произнес я, шевеля накладными усами.

— Не понимаю, о чем ты?

— О спальне.

Милена хихикнула и резко пошла в сторону. Женщина открыла невзрачную дверь, где была тесная комната с кроватью, стулом и тумбочкой. Училка вошла туда, повернувшись ко мне спиной.

— Ну вот, как тебе? — спросила Милена.

— Да тесновато. Но вдвоем, думаю, что поместимся, — протянул я, подходя ближе к женщине.

— С кем вдвоем? Ты ж один, — как ни в чем не бывало, сказала она. При этом как бы случайно оттопырила попу.

Мои руки легли на округлости ягодиц. Я толкнул Милку вперед, сказав:

— Что ж, надо проверить кровать. Вдруг в ней вражеский шпион? Безопасность превыше всего.

— Ооох, Марк! Так нельзя.

— Почему? — спросил, поцеловав Милену в шею.

— Ты слишком молод, прости. Ты же мой ученик.

— Ну и что? Мне сейчас тридцать пять; помнишь, по телеку говорили? Разве у школьников бывают усы? — хитро усмехнулся я, продолжая ощупывать «сокровище» этой дамочки.

Милена извернулась, толкнув меня в сторону. Она пулей выскочила из комнаты. Заметил, что дамочка покраснела… Отлично, значит, не напрасно стараюсь.

— Давай попьем чаю! — выпалила она. — Надо обсудить дело.

— Ага, — выдохнул я, чувствуя, как мозг переместился в «нижнюю чакру».

Хотя, дела, конечно, тоже важны. Как-никак, я порешил кучу ублюдков. Остается их либо добить, либо самому сдохнуть. Пути назад уже нет.

Милена хорошо подготовилась, купив все, что нужно для жизни. Женщина ловко набрала чайник, достала чашки и коробку печенья. Спустя каких-то пару минут, мы сидели напротив, рассуждая о грядущих делах.

Чай вернул меня обратно к реальности. Верхний мозг снова включился в работу, что позволило вникать в слова дамочки без проблем.

— Так вот, Марта с мужем точно помогут. Они из клана Одаренных. Конечно, весь клан не может впутаться в это дело. Сам понимаешь, большая война не нужна. К тому же репутация клана… — деловито говорила Милена, стуча пальцем по столу. — Но мы всё равно можем создать команду. Прижать к стенке этих подонков и выставить им ультиматум!

— То есть принудить противника к капитуляции! — бодро воскликнул я.

— Так и есть, — поддержала Милена.

И мы выпили чая за успех начинаний. Поддержка девушки с такой задницей была просто неоценима! Я готов был встать в одиночку против армии неприятеля. Пойти в бой с шашкой наголо и не только.

Но нужны были подробности операции. Я хотел знать, кто конкретно за нас, и что мы будем вытворять дальше.

Мила это все понимала. Она пыталась меня успокоить, сказав о связах в других кланах и даже в правительстве города. Можно было подумать, что это понты сиськастой девахи.

Но я видел Милену в деле и знал, что она серьезней, чем, кажется.

— Не волнуйся. Я привыкла бороться. В моей жизни было много проблем. Я легко с ними справилась. Поверь, и тебе помогу.

С этими словами женщина положила ладонь мне на руку. Стало как-то не по себе. Я даже подавился печенькой.

— Кха, кхе, так держать! Я особо не парюсь. Просто хочу знать, как мы их закопаем, — тут же ответил я.

— Хороший настрой, Марк! Люблю таких парней! — хихикнула Мила. — Закопаем мы их очень просто. Смотри, что сейчас покажу!

С этими словами женщина резко поднялась с места. Она сделала жест в стиле «ща вернусь», намекая, что за ней идти лучше не стоит.

Я хлебнул ещё чаю. Почувствовал, что этого мало. Надо осмотреть холодильник, потому что одними печеньками сыт не будешь. Интересно, Милена тоже голодная? Может она стесняется есть при мне? Кто знает, что в башке у тех баб?

«Что это? Что-то хлопнуло!»

Я подскочил с места, подозревая неладное. Тут же выскочил из кухни, рванувшись в прихожую. Милены там уже не было…

— Эй, ты чего? Могла б сказать, что уходишь! — воскликнул я.

Попытался открыть входную дверь, но это было бессмысленно. Ее заперли снаружи. Вот черт! Ключей, конечно же, нет.

Отличный ход, прям по нотам. Подловила меня, как паршивого школьника! Точно, я же паршивый школьник… Во мне кипит спермо-реактор, и даже сознание бывалого воина не в силах его удержать.

Она позволила себя малость полапать, расслабила разговором и чаем. А дальше… Капец, западня! Но зачем? В чем прикол? Неужели Милена за них?!

Если так, я сдохну в этом подвале, не в силах смириться с такой подставой.

— Вот же сука, черт твою мать! — выкрикнул, стукнув дверь кулаком. Хоть и знал, что это тупо бессмысленно.

Оставалось только свалить на кухню, допить ублюдский чай и пораскинуть мозгами насколько это возможно.

— Марк, у тебя проблемы… Надеюсь, ты это сам понимаешь, — раздался приглушённый голос за дверью.

— Что?! Я не понял, ты ещё там, что ль стоишь?! — взревел в полном шоке.

Она что закрыла меня в этой клетке, так ещё наблюдает? Типа, а что будет если… Охренительно, ничего не скажешь!

— Марк, прости, Марк. Просто так было надо, — жалостливо промямлила Милена.

— Надо? Кому? Этим сукам? Сколько они заплатили?!

— Нисколько.

— Чего?!

— То есть, я вообще не за них. Я не хочу, чтоб тебя уничтожило Братство. Я хочу… чтоб тебе помогли.

Это уже интересно. Что за помощь такая? Желать мне добра, и запирать в каменном мешке одновременно.

— И как будешь мне помогать? — спросил, скрипя зубами от ярости.

— У меня есть знакомые среди Одаренных. Я не врала. Но они не воюют и не дерутся, — виновато произнесла Милка. — Они работают с детьми, с людьми в смысле то есть. Их способности позволяют лечить душевные проблемы.

— Погоди, то есть они магические психиатры? Ты считаешь, что я чертов псих?!

— Нет, не говори так, прошу! Ты хороший и необычный мальчик. Только у тебя есть вторая личность. Она вымышленная, Марк. И не спорь! Это очень не правильно. Ты играешь с огнем. Тебя сегодня чуть не убили. Подумай, что будет дальше.

То есть, я для Милки просто ребенок, который малость «поехал». Ха, конечно, как же ещё! Ее чертов взгляд не может разглядеть капитана, который скрывается в мальчике. На ее месте так бы подумал любой. Надо срочно спасать ситуацию! Хотя нет, лучше пока что заткнуться.

Ага, легко думать здраво, когда у тебя все отлично. У меня же внутри полыхало. Забыв о мерах предосторожности и о здравом смысле вообще, я стал стучать в дверь и орать:

— Милена, послушай! Все не так просто! Я капитан Растинников из другого мира! Мне давно больше тридцатки. Я солдат, черт возьми. Убивать людей — это моя работа. Просто сейчас… меня кинуло в это тело. Я не школьник, пойми!

Заткнулся, понимая, что несу полную чушь. А женщина только вздохнула.

— Вот видишь, ты сам все сказал. Ничего, я поговорю с ними. Надо будет отправить тебя отдохнуть. Не бойся, твою семью защитим. А с Братством силы разберётся правительственная стража.

— Стража, серьезно? Что ты вообще несёшь?! — завопил я.

— Марк, все нормально. У тебя есть еда, телевизор. Смотри, не причини себе вред. Я, правда, скоро приду. Побудь пока один, хорошо? — произнесла Милка, так, будто мне было лет пять.

— Нет, стоять! Куда нахрен! — проревел я.

Только это не помогло. За дверью громыхнул гул шагов, который скоро затих. Я остался в этой дыре, без возможности продолжать свое дело.

Глава 17

Впервые за военную карьеру я понял, что крошить упырей не так важно. Милка заперла меня, хрен бы с ним. Я не смогу воевать, ну да ладно.

Только как насчет моих родственников? Их же тупо прикончат! Раньше я отвлекал внимание Братства силы и их подопечных — Бойцов.

Теперь усатый маньяк тупо исчезнет. Злобная банда бросится на поиски цели, которой станет моя мама и Ини… бабуля, Барсик, да вообще все, кто со мной связаны.

— Вот тебе и шикарная жопа. Загнала меня в… жопу, — с досадой процедил я, допивая остывший чай. Сломал печенье от злости. Ага, это, конечно, поможет!

Взял телефон, чтобы позвонить азиатке. Но я понятия не имел, где вообще нахожусь. Да и вряд ли Орден дракона сломает дверь из-за какого-то школотрона.

Может, все не так плохо, и менты мне помогут? У Милены есть связи.

Хрен там! У Братства крыша получше, иначе б их давно посадили. Скорей всего, здесь причастно Энерго. Одна из крупнейших корпораций в стране. Значит, надеяться не на что.

Несмотря на крутые способности и бабский пафос, Милена всего лишь простая училка. Она не солдат, не бандит, и даже не амазонка.

Она может круто отшивать мужиков. Ладно, сносить им головы лазером. Но многого тупо не понимает. Это непонимание может стоить мне жизни, и всей семье тоже.

Психика школьника была не так уж сильна. Спустя какое-то время, я смог успокоиться и начал мыслить логично.

Даже в подвальных помещениях часто есть окна. Они всегда небольшие, похожие на бойницы. Но этого будет достаточно. Мелкое тело Лесовского в очередной раз меня выручит.

Думая так, я снял медальон, отклеил усы с бровями. Магия артефакта вполне может тратиться. Лучше не использовать его без большой надобности.

Дальше я прошел в спальню, где точно было окно. Став на койку, отдернул плотную штору; и меня ожидал белый прямоугольник… светодиодов.

— Твою бабку, вы что, серьезно? — выпалил я с досадой.

Хотел взять пистолет, чтоб разбить эту хрень. Вдруг за ней что-то есть? Но быстро осознал, что оружия у меня нет.

Пришлось выйти из комнаты и слегка покопаться. Да, вот засада! Она утащила мой ствол. Продумала все, чтоб ее! Отлично блин, помогла. Теперь даже если выйду отсюда, стану беззащитным щенком.

Проклиная Милку с ее большой жопой, я схватил с плиты сковородку. Вернулся в спальню, где как следует, врезал «окно». Свет тут же погас, прямоугольник рассыпался. А за ним оказалась стена.

— Здесь даже окна фальшивые, что за хата?! — взревел, бросив сковородку на пол.

Для верности проверил другие комнаты. Картина полностью повторилась. Неужели дешевле делать такие светильники, чем нормальные окна? Это какой-то сюр!

Так, осмотреть вентиляцию!

Только в долбанных довоенных фильмах по вентиляции могли шастать огромные мужики. На самом деле в решетчатую дыру пролезет разве что крыса. Такая блин, как Милена! Сделала мне западню, чтоб ее.

Стараясь контролировать эмоции, я осмотрел дверь, простучал ее, как следует, и попробовал открыть проволокой, найденной мною на кухне.

Ну, конечно же, все получилось. На самом деле, хрен там! Я военный, а не домушник. Хотя, тут и домушник не справился бы. Всем известно, что для вскрытия замков нужны инструменты, причем не абы какие. Так что вариантов здесь нет.

Несмотря на все усилия, меня вскоре разобрала дикая ярость. Хотелось разнести эту хату, чтоб хоть как-то насолить жопастой скотине. Черт, а я ведь любил ее зад!

Неужели большие булки — не признак честности и добра? Мой мир больше не станет прежним.

В какой-то момент, вооружившись боевой сковородкой, хотел «под рихтовать» холодильник. Пусть платит за порчу имущества, стерва.

Но в последний момент, я слегка успокоился. Нет, чувства к Милке здесь не причем. Просто нельзя уставать. Кто знает, что ждет меня дальше? Разносить комнату в пух и прах — значит потратить энергию.

Нет уж, лучше посплю, а потом все решится. Возможно, это тупое решение, но другого у меня пока не было.

С этой мыслью пошел к двери. Там сунул по куску проволоки в оба замка (верхний и нижний). Посмотрим, кто кого запер, скоты!

Еще раз, осмотрев помещения, я зашел в спальню, где заперся и упал на кровать. Черт, куски сраных ламп. Ну да ладно. Так даже лучше — массаж.

Усталость дала о себе знать. Я отрубился без снов, во мне будто перерезали провод или разбили, как раз таки, лампочку.

Просто окунулся в черную воду, где было тепло и комфортно. А вынырнул оттуда из-за резкого шороха. Что-то сильно скреблось. Казалось, это животное. Большая крыса-мутант, которая рвется из канализации, чтоб вцепиться мне в глотку.

— Стоять, завалю! — спросонья прохрипел я и схватил свое единственное оружие — сковородку.

Шорох вроде бы прекратился. Я встал с постели, на ватных от сна ногах, открыл дверь, высунулся на кухню. Опять зашуршало, зараза.

— В башке у меня что ли блин… нахрен, — простонал, чувствуя себя наркоманом.

— Скорее, что ты там возишься? — отчетливо сказал кто-то.

— Ага, вот и голоса подошли, — зевнув, протянул я.

Лишь потом понял, что это не глюки. За дверью и правда, кто-то стоял. Судя по болтовне, несколько человек. Интересно, почему они так шуршат? Решили поскрестись, как коты? Впусти гадов погреться?

Странно, короче, ну ладно. Подняв сковородку вверх (как будто это поможет) я медленно прошел к выходу. «Гости» продолжали болтать, как ни в чем не бывало.

— Это точно тот ключ? Может ты просто ошиблась? — говорил какой-то мужик.

— Замок заело, бывает. Я ж говорю, давай магией, — ляпнул еще один дядька.

«Так, походу, мои друзья из Братства ублюдков», — подумал, прокручивая в голове возможные варианты сражения.

— Не надо! Вы его напугаете. Мальчик очень нервный, я же сказала, — пропищала какая-то девка.

Опа, да это ж Милена! Оперативно она подскочила. Еще и дружков своих привела. Ну, отлично, сейчас я поеду в психушку, а моя семья сразу в гроб.

Деваться здесь было некуда. Да и драться с ними не очень… Как никак, хотят сделать добро, пусть в тупом виде, конечно. Хотя, можно их оглушить! Вырваться и свалить в закат.

Нет, тоже слишком рискованно. Ладно, пока потяну время, а дальше посмотрим, что выйдет.

Кто-то снова возился в замке. Слышался недовольный шёпот. Я глубоко вздохнул, собираясь с мыслями, и стал, наконец, говорить.

— Говоришь, что я нервный? — спросил, обращаясь к Милене. — Но людей в подвале не запираю.

— Марк? Ты там? Все нормально? — взволнованно спросила училка.

— Не, клаустрофобия разыгралась! Сейчас пойду, удавлюсь, чтоб не видеть твою наглую харю.

— Не надо, постой! Мы хотим как лучше, я же все говорила.

— Мил, перестань. Дай я скажу, — раздался приглушенный голос. А потом чуть по громче: — Сынок? Ты в замок ничего не пихал? Там ключ не пускает немного. Посмотри, все нормально?

— Аха-ха, ты о чем? — прыснул смехом. Ситуация была реально дебильная. — Не, в замок не пихал. В рот тебе пихал, разве что. Помнишь, вчера под вечер?

— Эй, полегче, пацан!

— Мой пацан тебе в глотку не влезет! Вчера, помнишь, как не залезало?

— Ха, парень с юмором! — хмыкнул кто-то.

— Заткнись! Поперся сюда, как дурак! Мил, он совсем что ли двинутый? — прогремел «пихательный дядька».

— Альберт, хорош! Я же сказала… Он болен. Я сама, отойдите отсюда.

— Что сама? А… я понял. У тебя рот получше уж точно, — грубо воскликнул я.

Еще недавно не стал бы так шутить над Миленой. Но сегодня все было иначе. Злость рвала мою душу на части. Так что пощады не будет!

— Марк, хватит там! Я знаю, что тебе нелегко. Открой дверь, все уладим. Ты делаешь только хуже себе, — строго сказала Милена.

— Открыть? Ха, без проблем! Только вот одна мелочь случилась. Меня кинула жопастая стерва. Забрала ключи и свалила. Так что я могу открыть твою дырку своим чертовым членом, других открывалок здесь нет.

Мужики загудели, обещая надрать мне задницу. Милена окончательно взбесилась, и крикнула:

— Марк, я устала шутить! Еще одно слово, и ты пожалеешь!

— Уже жалею, родная. Готовь тампоны, красотка!

Забыв о былых чувствах к училке, я долбанул телепатией. Через дверь было сложно пускать свою магию. Чувствовал, как она просто рассеивается. Но Милена все равно ахнула, видно, испытав боль. Конечно, я не был зверем. Прекратил атаку, чтоб не угробить деваху.

Даже этого было достаточно. Охи, ахи, стенания донеслись с лестничной клетки.

«Ах, ох, ай-яй-яй, бедная девочка-телочка. Но даже таких баб иногда надо учить. Еще спасибо мне скажете», — с досадой подумал я.

При этом было понятно, что надо выдумать план. Рано или поздно они все равно войдут. Тогда мне явно не поздоровится. В отличие от бандитов, эти «святоши» не жаждут крови. Но вот попинать меня захотят это точно, так еще в психушку закроют.

— Упырь мелкий! Я тебе шею намылю, — завопил кто-то, ударив дверь со всей дури.

Что и следовало ожидать. Отступать козлы точно не думают…

— Не надо, вы не понимаете, стойте, — сказала Милена.

— Убери-ка ее. Сейчас магию это… — спокойнее произнес кто-то.

— Хренагию, дятел! — воскликнул я.

Потом пустил часть энергии через дверь. При этом особо не напрягался, чтобы все не растратить.

Результат моего удара был неизвестен. Я тут же бросился прочь, захватив сковородку. Закрылся в санузле и сел там, продумывая дальнейшие действия.

«Так, пусть заходят, кретины. Они меня не увидят, значит, теперь, растеряются. Возможно, даже рассеются по квартире. Магия еще остается, сковородка, вроде бы крепкая. Прорвемся, как-нибудь, главное не тупить»

С этой мыслью я плюхнулся на пол, облокотился на унитаз, раскинув ноги. Ну и денек, твою мать! А кто сказала, что будет легко?

Магия «святош» оказалась убогой. Они ругались между собой, возились с дверью и ныли. Странно, почему Милена не врежет лазером? Не хочет портить имущество, или по железу он тупо не действует?

Прошло несколько долгих секунд. Я слегка успокоился, готовясь сражаться. Вдруг снова услышал шорох, точней сказать, громкий скрежет. Но это еще не все. Под полом что-то явно вибрировало.

— Ах, ты ж блин! — крикнул, вскочив на ноги.

Как бы это сейчас не звучало, но подо мной кто-то был. Какое-то существо (не факт, что именно человек) копал нору. Причем, прямо под этим сортиром.

— А, чтоб тебя! Туго прет, вот непруха. Ничего, сейчас еще малость, — раздался сдавленный голос.

Так, хорошо, это уже не чудовище. Точно какой-то парень. По голосу, тоже школьник. Конечно, это капец! Даже в башке не укладывается. Но думать о логике и адекватности глупо. Главное, использовать ситуацию, чтобы выбраться из ловушки.

Понимаю, что смотрелось дебильно. Но я был не на подиуме, так что плевать. Стал на колени, согнулся до пола и громко крикнул:

— Эй, ты! Ты подкоп что ли роешь? — другого на ум не пришло.

Как ни странно, пацан меня понял. Он немного замялся, а потом крикнул снизу:

— Ага, копаю немного. Здесь это, оружейный склад есть?

— Что? Черт, нет. Но ты давай, рой. Мне помощь нужна! — ответил ему.

— Неээ, так не выйдет. Я думал, тут оружие есть, — с досадой протянул «чертов крот».

Интересно, зачем школьнику нужно оружие? Ага, кто бы спрашивал.

У входной двери что-то шуршало. Казалось, вот-вот откроют. Дверь в ванную совсем хлипкая. На нее слишком мало надежды. Значит пока один выход — уговорить странного парня докопать свой проход.

— Эй, пацан, погоди! У меня много оружия! — крикнул я.

— Правда, откуда?

— Да у меня… дядька на оружейной фабрике работает. Вот и тащит домой автоматы целыми пачками. Хочешь, пистолет с фонариком и встроенным штопором подарю! Ты только давай, рой скорее!

— Что? — туповато переспросил парень.

— Копай, говорю! За мной гонятся! Быстрее, в долгу не останусь.

То ли это была моя Магия, то ли другая хрень, но чувак вроде послушался. Скрежет стад резко усиливаться. Пол подо мной завибрировал. Не знаю, насколько это верно, но я стал стучать сковородкой. Вдруг хоть как-то поможет.

Грохнула дверь в коридоре. Квартиру огласил конский топот.

— Марк! Мааарк, ты где?! — завопила Милена.

«В заднице своей посмотри!» — с досадой подумал я.

— Смотри, он сбежал! В окно вылез, наверное, — пробасил мужской голос.

— Здесь нет окон! — отозвалась Милена.

Снова топот ног, шорох. Потом шаги у двери. Дёрнули ручку в сортир… Ну, отлично. Считай что я в лапах этих скотов.

— Ах, блин, как-то твердо. Наверное, не пророю, — прохрипел подземный пацан.

— Эй, давай копай пошустрее! Меня щас нахрен завалят!

— Меня самого тут завалит…

— У меня есть деньги, оружие. Да хоть пицца с ананасами! Копай шустрей, сука! Это твой шанс, — вопил я, пытаясь мотивировать парня.

Тем временем, ручку дёргали все сильнее. А вскоре послышался голос Милки.

— Марк, открой дверь. С кем ты там разговариваешь? — взволнованно сказала она.

— Дверь? Ага, щас, только яйца помою. У меня тут водные процедуры. А говорю я с воображаемой бабой. Я же псих, ты забыла? Вот, выдумал себе одну телку. Она кстати лучше, чем некоторые. Не врёт и в подвалах не закрывает!

— Он спятил, надо ломать дверь! — прорычал кто-то.

— Я тебя самого щас сломаю, — огрызнулся в ответ.

— Давай, пацан, поднажми! — крикнул, стуча сковородой со всей дури, так, что она даже погнулась.

— Ну, все, школьник, ты нас достал! — раздалось за дверью.

Резкий удар, хруст… и три человеческие фигуры показались на пороге. Я не разглядел лиц. Краем глаза заметил, что это рослые дядьки и моя бывшая жопастая любовь.

Они что-то кричали, тянули ко мне руки, вроде бросились, чтобы схватить. Тогда я стукнул по кафелю в последний раз, направив все силы на то, чтоб оказаться внизу с тем странноватым спасителем.

Казалось, чья-то рука схватила за шиворот. Как вдруг все вокруг провалилось, и я полетел вниз. Не подумал, что может быть высоко. Так можно и шею сломать. Ещё куски кафеля вместе с бетоном. Лучше сдаться гребанным психиатрам, но уже слишком поздно.

Мое тело провалилось в адскую бездну. Дыхание тут же перехватило. Я шмякнулся на бетонную плиту и понял, что пока не подох.

— Кха-кхе, чтоб вас падлы, — выдохнул, осматриваясь вокруг.

Чертова пустота, темнота. Я будто оказался в аду. Лишь кольцо света вверху. А там… какая-то бородатая харя.

— Милена, он подкоп сделал, — сказал этот чертов мужик.

— Не он, дядя, а я! Моя малышка роет, как сто собак! — прокричал кто-то сбоку.

Только сейчас я заметил лестницу, идущую к потолку помещения или что это вообще было. На ней стоял парень. Разглядеть я его толком не мог. Вроде ростом такой же, как я, телосложением тоже.

— Эй, друг, это твои угнетатели? — спросил незнакомец, обращаясь ко мне.

— Да… Они угнетатели! Ещё какие чтоб их! — воскликнул в ответ.

— Марк, как ты можешь так говорить? — завизжала женщина.

— Иди сюда, мальчуган. Иди, а то хуже будет, — прогремел бородач. Его голос разошелся громким эхом.

— Получи гранату, угнетатель слабых детей! — крикнул копатель. Мужик тут же охнул, схватился за лицо и отстранился от ямы.

А мой собеседник соскочил вниз, как ловкая обезьяна. Тут же убрал лестницу и крикнул, что пора уходить.

Дважды просить не пришлось. Я пулей бросился за странным «кротом». Наверху слышались крики Милены о том, что мне надо лечиться, и что меня могут убить. Насчет последнего прям рассмешила. Я дерусь с бандитами не первый день, и как будто не знаю.

Жевать сопли не было смысла, потому я ловко свалил. Какое-то время пришлось бежать вбок, потом спускаться, опять же, по лестнице. А дальше был грязный туннель, отделанный камнем.

Я понял, что это канализация. Мой спаситель здесь жил или просто подолгу шатался. К счастью, туннель был слегка освещен, что позволило осмотреть паренька, когда мы остановились.

Он был одет в короткую кожаную куртку. На нем виднелись сапоги и каска с фонарем, как у шахтера. Причем, фонарь не горел. Лицом чувак был похож на меня, такой же, с первого взгляда, задрот.

Но задроты не бегают под землей. Какого черта вообще? Кто этот долбанный «крот»?

Глава 18

Какое-то время мы туповато пялились друг на друга, не зная с чего начать. Незнакомец был малость потерян, потому первым вопрос задал я:

— Ты кто такой, рядовой? Какое подразделение? В смысле, что тут забыл?

Странный тип будто этого ждал. Он набрал в грудь побольше воздуха, выпрямил спину и четко ответил:

— Перед тобой спаситель угнетенных, глава городского сопротивления, гений инженерной мысли и просто крутой пацан. Или короче Пистон. Это мой позывной. Его никто не знает.

— Погоди, но я уже знаю.

— Тебе можно. Тебя держали в сексуальном рабстве… И я тебя спас.

— Что? Ты охренел, салабон? Какое еще чертово рабство?! — громко воскликнул я, а потом понял, что лучше так не орать. Мало ли кто может прятаться в катакомбах.

— Ни слова больше, мой друг. Ты сидел в подвале. За тобой гонялись бородатые педофилы… и педофилки. Значит, все сходится!

— Сейчас твои глаза в кучу сойдутся! Я не был в гребанном рабстве! — строго процедил, рассматривая странного чувака.

— А, тогда ладно. Но я все равно совершил подвиг! — нервно кивнул он и пошел куда-то вперед.

— Ладно, и все? С кем ты вообще, хотя б борешься? — бросил ему вдогонку.

— Я борюсь с угнетателями человечества под названием «Бойцы за правду» и с их покровителями — Братством сисек.

— Может быть силы?

— Какая разница.

Так, уже хорошо. Сам того не ожидая, откопал союзника. Точнее, он меня откопал, но это не важно. Надо разведать военную мощь этого парня и его подразделения в целом.

— Слушай, у тебя есть оружие? — спросил, спустя какое-то время.

У парня на спине висела большая штука, похожая на тяжёлый бластер. Хотелось узнать про нее как можно больше. Неужели это малышка из моего мира?

— Да! — гордо сказал Пистон. — Пистолет с железными пульками. Знаешь, как больно бьется? Если попасть в глаз, то хана…

— Погоди, это что ли игрушка?

— Игрушка, ты спятил, бандит? Она может прострелить даже член. Правда, он для этого должен быть голый. Потому что ткань трусов, например, задержит железную пульку. В общем, это сложная оружейная наука. Гражданскому пацану не понять.

Я расхохотался и чуть не упал в грязный ручей, который тек по центру туннеля, где мы брели.

— Какие пульки, салага? У тебя на плече висит балда, килограмм десять весом.

— Не, пацан, это просто копатель. Штука с магической хренью, она роет все. Даже камни.

Да уж, не густо. У союзника игрушечный пистолет и гребанный перфоратор. Но это ладно, можно вооружить. Интересно, как насчет остального?

— Где твои сослуживцы, рядовой? Как ты тут оказался? — снова произнес я.

Пистон резко обернулся и поднес палец к губам.

— В штабе, все в штабе!

Хм, интересно, что там за штаб? Вряд ли будет охраняемый бункер с оружейной комнатой. Но в любом случае, идти некуда. Можно немного передохнуть, разобравшись с личностью подземного школотрона. Как-никак этот чудик спас меня от психушки.

Туннель выглядел бесконечным. Он напоминал вонючий портал в другой мир. Казалось, можно выйти в черную пустошь, где меня встретят головорезы Каратели, удивившись, где я так долго шлялся.

Время тянулось неспешно. Вскоре мне стало скучно. В какой-то момент хотел пристать с расспросами к новому знакомому. Но он сам выдал сведения, бормоча под нос, как безумный старик.

Пистон не обращался ни к кому, просто говорил сам с собой, а я слушал. Как выяснилось, он делает мою работенку. Но в отличие от меня воевал только в книгах и фильмах.

Парень ошивается в канализации, как настоящий мститель. По его мнению, мстители живут именно там… Ещё он ищет заброшенный склад с оружием. Но с этим пока все хреново.

Да уж, а я думал, мой план слишком отшибленный. Интересно, он не учел, что реальный склад может хорошо охраняться, имея при этом пол из особо прочного бетона или металла, который так просто не подкопаешь?

Чем дальше мы шли, тем больше я понимал, что с Пистоном каши не сваришь. В военном плане он слишком хилый союзник. А все его чертовы подвиги — это скорее фантазии обиженного на жизнь пионера.

— Да, так и есть. Скоро наше подразделение завладеет тоннами новейшего оружия. Тогда мы нанесем главный удар. И зло падет под ударами справедливости! — говорил пацан, размахивая руками, что выглядело со стороны очень тупо.

— Эй, мститель сортирный, признайся, ты здесь один? — не выдержав его болтовни, спросил я.

Тогда пацан обернулся и пригрозил мне игрушечным пистолетом (тот, что с железными пульками).

— К чему каверзные вопросы, сынок? Я спас тебя из лап секс маньяков не для того, что бы ты подозрительно спрашивал! — прошипел он.

— Сынок? Мой сынок… в общем ладно. Могу поспорить, что ты даже боевой плазмы не нюхал, салага! — вспылил я. — И понятия не имеешь, как воевать.

— Ахах, я прочитал целую кучу боевых азиме, свалил из дома и собрал банду! — тыкая мне в лицо пальцем, крикнул Пистон.

— Возможно, я сломаю твои розовые мечты, но для войны этого слишком мало, — ухмыльнулся в ответ.

Пацан хотел казаться матёрым ублюдком, но я видел в нем только жалкого школьника. Возможно, так смотрела на меня и Милена. Хотя в отличие от канализационного крота, я, хотя б слегонца шевелился.

— Не тебе решать! — смущённо воскликнул чувак. — Я супер герой этого города. Не нравится, иди к своим педофилам!

— Ещё раз скажешь про педофилов, и твоя задница окажется у тебя на башке! — произнес я, теряя терпение, но тут же настороженно замер.

В туннеле была неплохая акустика. Звуки легко разносились на многие метры. И сейчас я услышал шаги. Походу, пацанчик не врал. У него есть команда. Это уже хорошо. Только сам школьник почему-то затрясся, с трудом удерживая в руках пистолет.

— Твои парни идут? — осторожно спросил я.

— Нннет, это другие.

— Кто? — сухо задал вопрос, видя, как Пистон сыплется на глазах.

— Слесарюги! Скорее бежим!

Чего? Слесари? Ремонтники, сантехники, в общем, рабочие парни… Какого черта их надо бояться? Может ещё от дворников и уборщиков прятаться? Бред!

Но природная осторожность взяла верх. Я решил подыграть Пистону, чисто на всякий пожарный. Потому бросился вслед за ним, когда он начал сваливать.

Мы молча пробежали небольшое расстояние и стали в темную нишу, в которой раньше мог размещаться электро щиток или что-то ещё.

Места там было мало. Пришлось прижаться друг к другу. Это, конечно же, глупо. Но я особо не рыпался. Вместо этого прошипел на ухо «супер герою»:

— Кто они? Почему мы свалили?

Парнишка прикрыл рот рукой и сбивчиво выдавил, что за ним гоняются смотрители канализации. Оказывается, здесь есть и такие. Это люди, которые должны следить за состоянием канализационной системы. Но на деле, они связаны с бандюганами, с тем же Братством силы и прочее.

Канализация — это не только грязь и вода. Здесь можно легко скрываться от местной полиции, прятать запрещённую хрень, вести любые мутные дела и вообще.

Да что говорить, с помощью этих туннелей, при желании, удастся выйти из города незамеченным. Потому смотрящие за этим дерьмом являются королями преступного мира. А корона, как известно, не пахнет.

— Помойные мафиози, — фыркнул, когда парень закончил.

— Все, заткнись, они здесь, — шепнул мой долбанутый спаситель.

Хотелось дать ему леща за такой тон, но шаги и правда, усилились. Пришлось замолчать, чтоб не выдать себя. Конечно, я не боялся. После сегодняшней бойни стало на все наплевать. Правда, лучше не лезть сразу в пекло. Надо слегка разобраться.

— Как товар Пронина? — раздался грубый голос, который раскалился по канализации громом.

— Козел этот Пронин вонючий. Опять начнет сиськи мять, — отозвался другой мужской голос.

Судя по тембру, взрослые мужики, я б сказал даже старые. Но их всего двое, это уже хорошо. Жаль, нет оружия. Ну ладно, может они тупо отвалят, не заметив нас-дураков.

Я прислушался, насколько это возможно. Да, они шли не сюда. Секунда, вторая, третья. Так, мужики ушли прочь. Я спокойно выдохнул, чувствуя облегчение. Наконец-то, в кои-то веки, удалось избежать полной жопы.

Вдруг Пистон вздохнул и… чихнул. Получилось неестественно громко. Прям, настоящий «Апчхи!». Так нельзя сделать даже специально. Такое чувство, что Пистон мазохист. Ему будто хочется попасть в лапы к тупым упырям.

— Ты что нах? — выдохнул в полном шоке.

— Я когда волнуюсь, чихаю. А сейчас… я волнуюсь, — промямлил пацан.

— Дятел блин… унитазный! — шикнул я, ткнув козла в тощий бок.

— Стой! Слышал это? — донесся издалека голос одного дядьки.

— Не ссы, тут вечно что-то шумит, — ответил его напарник.

— Что-то или кто-то, — не унимался подозрительный тип.

— Хорош мозги парить. Погнали. Или ты забыл?

Так, эти гады куда-то опаздывали. Значит, все не так плохо. Сейчас выйду из гребанного подземелья и займусь своими обычными делами. То есть продолжу крошить козлов, спасая семью и все прочее.

Шаги вроде начали отдаляться. Походу, канализационные бандюганы и правда, спешили.

— Ай, скользко! — в какой-то момент, выдохнул Пистон.

Он то ли споткнулся, то ли поскользнулся на камне. Этого я не заметил. Главное, что пацан выскочил из проема, где мы скрывались, и чуть не попал в грязную воду, текущую в центре туннеля.

Вот тебе и борец с преступностью! Большего олуха в жизни не видел. Хотя, он всего мелкий школьник. Да, даже по меркам школьников! Хотелось выскочить из убежища и утопить этого идиота в городском дерьме.

Как и следовало ожидать, дядьки тут же отреагировали. Они резко пошли в нашу сторону. Я выглянул из ниши и заметил реально двух слесарей. Высокие, толстые мужики в синих комбинезонах.

У одного в руке гаечный ключ длиной больше метра. У второго — железяка типа лома или арматуры. Незнакомцы переглянулись и рассмеялись, глядя на растерянного пацана. Я понял, что они его уже знали.

— Ха, опять ты, опарыш? — хихикнул слесарь, который повыше.

— Кому сказали валить? А, даун чертов! — рявкнул тот, что пониже.

— Простите, дяди, я, правда, уйду, — туповато промямлил Пистон.

Сука, какой же он жалкий. Даже Марк, в тело которого я попал, скорей всего, был другим.

— Уйду? Ты должен был сдрыснуть на той недели! Решил с нами шутить а, крысеныш! — крикнул гребанный слесарь.

Дядьки медленно напирали на парня, а тот в ужасе отступал.

— Э, что у тебя там такое? — с интересом спросил второй дятел.

— Ничего. Просто так. Обычная… штука простая, — промямлил мой лоховатый спаситель.

— Штука, говоришь, мелкий черт? Сюда давай быстро!

— Я не…

— Ещё огрызается, падла!

— Простите, я, правда…

— А ну, сучонок!

— Давай, держи крепче!

Двое резко бросились вперёд, что для их веса олимпийский рекорд. Они схватили Пистона, как псину, сняли с него штуку для копания земли, а самого толкнули к потоку грязи.

Вот падла! Тупое дитё. Вояка, блин, комнатный. Придется за него заступаться. Ещё недавно я бы прыгал от счастья, предвкушая возможность крошить очередных выродков. А теперь, было чувство, будто «наелся». Лучше экономить силы для важных дел, не встревая в тупые разборки.

— Ну, чё, как решим? — обратился сантехник к товарищу.

— Обмоем говнюка, а там поглядим, — хихикнул второй.

Мужики всерьёз заинтересовались Пистоном, забыв о своих делах. Тоже мне, слесаря-гопаря. Черт, жалко этого школяра.

— Слышь, мелочь, купайся!

— Давай, туда прыгай! — рявкнули дядьки и толкнули Пистона ближе к зловонной реке.

— Не надо… Дяди, вы что? Я случайно, я больше не буду, — промямлил сопляк.

— Мамке своей так споешь!

— Нам вообще похрен, щенок!

Ублюдки были настроены очень серьезно. Секунда, и пацан бы оказался в дерьме, как минимум по колено или даже больше. Желание помогать ему вдруг испарилось. Какой-то он слишком жалкий, хоть вроде меня и вытащил.

«Подожду. Если убивать его станут, то жахну» — подумал я, равнодушно почёсывая лицо.

Но тут случилось кое-что важное, заставившее поменять мое мнение. Пистон вроде плакал, как сучка. Он сжался, превратившись в поганого слизняка. Мужиков это малость расслабило. И в самый неподходящий момент они получили по роже железными шариками.

Несмотря на испуг, Пистон выхватил свой игрушечный пистолет, и лихо расстрелял двух утырков. Жаль, что их жирные рожи оказались слишком прочны. Конечно, свиньи завыли, испытав резкую боль. Но это их лишь разозлило.

— Эээ, гондон, пидор! — раздался оглушительный вопль.

Время шло даже не на секунды, на мелкие доли мгновений. Если раньше Пистона могли опустить, то теперь он рисковал головой. Страшно представить, что двое откормленных обезьян могут с ним сейчас сделать.

Я был не прав! Пацан — настоящий боец. Просто он ещё салабон, а это лечится упорными тренировками… и поджопниками. Такие парни мне точно нужны. Значит нельзя стоять в стороне.

Не придумав ничего лучшего, я крикнул так, что даже сам офигел. При этом выскочил из укрытия, размахивая руками. К счастью, это сработало.

Будь слесарюги чуть поумнее, они б свернули голову пацану, а уж потом разбирались в чем дело. Но дятлы одновременно повернулись ко мне, раскрыв огромные рты, что позволило Пистону свалить.

— Опа, еще один, — выдохнул здоровяк.

— Размножаются тут они что ли? — хмыкнул его друган.

— Слышь, самка бегемота, сейчас ты размножишься, даун! — воскликнул я, стараясь быть как можно грубее.

Мужики не видели во мне равного. Даже примерно равного… чего говорить. Потому они впали в ступор, переглянувшись так, будто наткнулись в этой помойке на зомби.

— Че, петухи, язык в жопу вставили? — хихикнул я, чтобы больше их разозлить.

План удался на ура. Дядьки пошли на меня. Они не просто орали — хрипели. Издавали такие звуки, что повторить их специально не выйдет. Я чуть не подавился от смеха, видя как свиньи, хрюкая и рыча, идут в бой.

В отличие от Пистона, я имел опыт драк с упырями. Сразу же применил магию по старой схеме, стараясь послать как можно больший заряд в сторону гадов.

Мужики резко остановились. Животный рык сменился на жалкие стоны. Стало ясно, что у меня хорошо получается.

— Ну что, чмыри, готовы умыться кровью? — произнес, предвкушая легкую победу.

— Ты че, сосунок… Сюда… иди, — прокряхтел слесарь, резко бросившись на меня.

Сегодняшние передряги измотали не только тело, но и эрию тоже. Я чувствовал, что не могу бить со всей дури. Если б здесь были Бойцы, этого б точно хватило. Взрослые дядьки оказались сильнее. Я смог их лишь задержать, но не больше.

«Расслабился! Довыеживался!» — с ужасом подумал я, уворачиваясь от огромного гаечного ключа.

— Сукк-ка! Ща сдохнешь! — орал второй слесарь, пуская в ход лом.

Да уж, понадеялся на черную силу. Теперь попал в передрягу хуже, чем чертов Пистон. Его хотя б оставили жить, а меня пытаются расплющить железками…

Используя преимущество мелкого тела, я в очередной раз уклонился от жесткой стали. Ударил мужика по коленам, но это не помогло.

Перед лицом пролетел ржавый лом. Не знаю, как увернулся, чувствуя дыхание смерти над ухом.

Деваться было некуда, меня загоняли в угол, не давая пространства для маневров. Еще недавно я был авторитетом для мелкого пацана, а теперь сам превратился в салагу.

Мозг лихорадочно генерировал идеи. Времени тупо не оставалось. После первого промаха, мужики чуть замялись, но быстро опомнились и атаковали по новой.

Не знаю, как это вышло. У меня появилось решение, причем настолько тупое, что даже в дешевом боевике не увидишь.

Понимая, что выхода нет, подгадал нужный момент и кинулся к одному мужику, когда второй замахнулся ключом.

Пришлось упасть на холодный камень и резко перекатиться. Но маневр того точно стоил… Слесарюга с чудовищным рыком промахнулся мимо меня, врезав напарника в грудь железякой.

— Ах… кхе-кхе, скотина! Ты че??? Аааа? Дебил! — кашляя завопил раненный дядька.

Он резко вытянул руку и отвесил другу леща, причем, достаточно сильно.

Тот лишь перехватил оружие и «заблеял» как чертов баран, пытаясь объяснить, что это случайность.

Заминка заняла всего пару секунд. Слесаря быстро разобрались, вновь переключив внимание на меня. Но было уже слишком поздно.

Собрав всю силу в кулак, я бросился на мужика с ушибленной грудью, пока тот еще не опомнился. Это был единственный шанс, который мог спасти мою жизнь.

Глава 19

Болевые точки, точные удары. Резкость, скорость, решительность. Я должен был превзойти себя, иначе мое переломанное тело всплывет где-то в загородной канаве.

Приложив неимоверное усилие, молниеносно врезал дядьку в живот, в пах, следом в болевую точку под подбородком. Он застонал, отступив чуть назад.

Напарник бросился на меня с диким воплем. Тогда я спрятался за мужика, как за живую стену. И слесарь второй раз за эту минуту врезал своего друга ключом. На этот раз в плечо, да так, что бугай аж завыл.

Пользуясь моментом, я крепко вцепился в лом. Сжал его до боли в костяшках пальцев и рванул на себя.

Раненный гад не мог нормально держать оружие. Его напарник зашептал что-то странное, отходя в бок. Он до сих пор не понял, как, избивая пацана, отмудохал собственного приятеля.

Я не смог завалить двух амбалов, но внес разлад в их атаку, погасив ударную мощь. А чтобы развить успех, резко перешел в наступление.

Как только лом казался в руках (сука, тяжеловат он для Марка), то его конец описал дугу в воздухе, врезав в висок поврежденного дядьку.

Мужик и так обезумел от боли. Он находился в ступоре, хрипя матерные проклятья. Потому об уходе от опасности речи сейчас не шло. Несмотря на относительно слабый удар, дядька ахнул и медленно лег на бетон, будто решил вздремнуть.

Я его не добил, это плохо… Но были дела поважнее.

— Аааа, щенок сраный! Затопчуууу! — взревел второй слесарь, как только отошел от шока.

Он резво бросился на меня, размахивая гаечным ключом, будто это была пушинка.

Я заблокировал удар, подставив лом, только это не помогло. Тело бросило так, будто в меня врезался поезд. Пришлось отскочить в сторону и присесть, растянувшись на грязном бетоне.

Стало ясно, что я проигрываю. Еще пара ударов, и бугай своего добьется.

— Ээээ, мразина! Башку раскроюююууу! — снова взревел недоумок.

Я вскочил на ноги, готовясь к новому «столкновению с поездом». Тогда дядька споткнулся о руку напарника, который стонал как ненормальный, развалившись в позе морской звезды.

Мужик от этого не упал. Он только потерял равновесие. Чего было вполне достаточно. Я молнией рванулся вперед, ткнув слесаря в жирный живот, что было сил. Нападавший резко согнулся, получив вдогонку по спине ломом.

Инициатива была на моей стороне. Неужели! Я уж думал, что сгнию в катакомбах, став жрачкой для крыс.

— Пацан, падла помойная! — верещал слесарь. Но мне было как-то плевать.

Мощный удар лома обрушился на ляжки утырка. Я погнал его вперед, придав ускорение. Слесарюга выпустил ключ, сделал несколько шагов, споткнулся и шмякнулся на живот. Так, что его башка окунулась в чертовы нечистоты.

— Ты… ты сдохнешь, гнида, — прохрипел он, поднимая грязную рожу.

— Кушай, не отвлекайся, сынок, — произнес я, стукнув по хребту ломом, отчего амбал снова окунулся в поток.

— Я тебя… ты… ты… — безумно простонал он.

— После вкусного обеда полагается поспать! Учи распорядок дня, рядовой, — отчеканил я, врезав слесаря по черепушке.

Его башка треснула от удара. И бугай погрузил лицо в речку дерьма, на сей раз уже навсегда.

Покончив с ним, я обернулся, увидев, что второй гад лежит без сознания. Добивать его я не стал. Капитан Раст — добрый парень, чтобы там кто не думал.

Вместо этого просто пошел вперед, волоча лом, который оказался слишком увесистым. Но бросать его пока не хотелось. Кто знает, вдруг за поворотом еще толпа таких «Винни Пухов».

Вскоре к моим шагам и скрежету лома примешался сторонний звук. Резко обернулся назад и заметил Пистона, который семенил сзади. Что ж, спасибо хоть не свалил. Хотя мог бы, конечно, помочь. Ну да ладно. По школьным меркам он и так супер мен.

— Ты что, их убил? — спросил пацан, когда мы прошли какое-то расстояние.

— Нет, за кого ты меня принимаешь? Только одного, второй сам скоро сдохнет.

— Круууто! Пипец, ты что, правда, умеешь сражаться?

Я обернулся и пристально посмотрел на Пистона, отчего тот как-то съежился.

— Сражения — моя жизнь, салабон, — грозно процедил в ответ.

Парень оказался не слишком тупым. Он понял, что меня могли завалить и вроде почувствовал укол совести. Спустя пару минут, подземный школьник вдруг сбивчиво произнес:

— Знаешь, я тоже хотел с ними драться. Но они обладают магией, если так. Их даже пули не взяли, сам видел.

— Не путай боевые патроны и птичье дерьмо! — тут же воскликнул я. — У тебя в руках тупо игрушка. Найди нормальный ствол. Иначе, твое сопливое тело найдут бухие рыбаки поздней осенью.

— Да, конечно. Я постараюсь, — ответил Пистон.

Он больше не качал права, признавая мое превосходство. Хотя, это было не нужно. Хотелось отдохнуть, потом выбраться на поверхность и продолжить борьбу с козлами. Остальное было мне параллельно.

— Как тебя зовут? — спросил Пистон, выдернув меня из потока мыслей.

— Капи… Марк. Просто Марк мое имя.

— Эээ, Марк, сверни сейчас вправо, туда, — воскликнул пацан.

— Это еще нахрена?

— Главный штаб, — с придыханием прошипел школьник.

Вскоре мы пришли в комнату, которая могла быть чем угодно: сортиром, кухней, траходромом в борделе, но только не гребанным штабом.

Здесь не было оружия, карт, приборов и инструментов, канцелярских принадлежностей даже. А еще: нормальной двери, охранной системы, какой-либо техники и вообще всего, что бывает в штабах.

Что здесь было, так это тусклая лампа, горячая труба, проходящая чуть ли не через центр комнаты. Раздолбанный диван (видно с помойки), такой же столик со стульями. Еще железный шкаф, плакаты с какими-то мужиками, клетка с крысой и всякий хлам.

— И где твои солдаты, командир? — промямли я, осматривая этот притон.

— Солдаты? — оживился Пистон. — Это я — первый солдат! — Бодро воскликнул он.

— Ладно… сойдешь за половину бойца, — нехотя выдавил я.

— Потом, господин Спарки! — школьник указал на клетку, где спокойно сидела жирная крыса.

— Нет, — хмыкнул я.

— Может быть, Эдуардо? — Пистон указал в угол.

— Что? Это ж башка манекена! Похоже, местные запахи выветрили остатки мозгов из твоего дырявого жбана.

— Ладно, тогда Виктор Николаич.

— Чего? Взрослый человек? То есть, ты тут не один? — воскликнул я, чувствуя зачатки надежды.

— Конечно да, Виктор Николаич вечно со мной. Он очень взрослый уже.

— Хорошо, и где он?

— Ушел, — пожал плечами Пистон.

— В город, на вылазку?

— Не-а, под стол.

— Это как?

— Никак. Просто он… черепаха…

С этими словами парень сел на старый диван, положил перед собой перфоратор и стал рассматривать. Похоже, пацан понимал, что его «армия» не особо похожа на армию.

Можно долго ржать над Пистоном, но сам я тоже не лучше. У него хотя б живность есть. А у меня только образ Спарка Клитовского. Так что мы почти в одной лодке.

— Ладно, все фигня, — махнул рукой я и поставил трофейный лом в угол.

Потом сел на табурет, тот сломался. Пришлось взять другой стул, который оказался прочнее.

— Слушай, как ты начал войну? — спросил, чтоб вздорить паренька, который стал совсем грустным.

Это отлично сработало. Пистон вскочил на ноги, пнул консервную банку, лежащую на полу, и воскликнул:

— Ты хочешь узнать историю моей борьбы?

В свете тусклой желтушной лампы он выглядел как-то зловеще. Но я все равно заржал, сказав сквозь смех, что не прочь послушать эпичную байку на ночь.

— Отлично, пацан! Ты пришел куда надо! — воскликнул мой новый напарник, не обращая внимания на смех.

Потом парень вышел на середину комнаты, держась при этом подальше от горячей трубы. Школьник снял штаны и нагнулся в известную позу, демонстрируя свою чертову задницу.

— Ээээ, — рявкнул я. — Ты чего, охренел?! Прости, чувак, но если ты заднеприводный, то могу вставить разве что этот лом! Я не из этих, придурок!

Ситуация была странной, и это еще мягко сказано. Но Пистон не обратил внимания, продолжив, как ни в чем не бывало.

— Ты хочешь знать, откуда эти шрамы? — грозно спросил он, вильнув задом.

— Пошел нахрен, извр чертов! Какие шрамы в натуре?! — воскликнул я. Не думал, что меня можно напугать, но школьнику удалось это сделать.

— Те, что покрывают мое угнетенное тело!

— Это не тело, а жопа! Я не собираюсь пялиться на пацанские булки. Извини, но я проломлю тебе башню, если не натянешь штаны.

— Да? Тогда ладно, — смутился Пистон (наконец-то) и убрал свои полужопия туда, где им место.

— Просто знаешь, отец меня избивал, — сбивчиво пояснил он. — Я хотел показать шрамы… ну от ремня. И эпично сказать: «Батин ремень! Он сподвиг меня на борьбу». Когда обдумывал, выглядело покруче. Но и сейчас тоже вышло неплохо. Или ты так не думаешь?

— Вышло эпично, — промямлил я, не зная, что толком ответить. — Но больше так нигде нахрен не делай! То есть ты свалил из дома, потому что тебя гонял батя? Бред. Меня отец заставлял учить формулы сокращенного умножения. И ничего, как-то выжил. Родителей надо ценить. Сегодня ты ругаешься с ними, потому что не дают сделать татуировку, а завтра тентаклиевый дьявол наматывает их кишки на конечности.

— Дело не только в отце, — произнес копатель, садясь на диван. — Меня били Бойцы, за то, что я им не нравился. А отец бил меня, чтоб не били они. А училки только орали. Сложные отношения, понимаешь? Как в том сериале про деревенскую девку? Только вместо девки — моя задница, а вместо злой девки — батин ремень.

Да, у чувака конкретно сорвало крышу. Он не может так дальше жить. Хорошо, что я отличный психолог и могу изменить школяра, наставив его на путь истинный.

— Ты, наверное, не понял. Меня никто не понимает. Кроме Виктора Николаича, но он под столом, — грустно произнес мой спаситель.

— Погоди, все не так! — тут же выпалил я и стал расхаживать по комнате, как проповедник. — Во-первых, хватит говорить про свою задницу. Это самое главное! Во-вторых, ты должен наладить нормальную жизнь. Раздобыть оружие, вломить отцу, прикончить всех уродов, которые тебя гнобили. Свалить в закат и трахать сочных красоток на берегу океана. Это единственный путь для солдата, который стал на тропу войны.

— Ого, а как же учеба? — спросил Пистон.

— Да, можно даже учиться. Например, выучить приемы рукопашного боя, чтоб валить всех без оружия.

— Как ты слесарюг?

— Как я слесарюг… Даже круче!

Мы поболтали еще немного. Я дал школьнику пару дельных советов и хотел поделиться деньгами. Только в канализации не было банкомата, а наличные с собой не носил. Так что, с этим пришлось подождать.

Хотя, в целом Пистон мне помог. Его можно смело назвать единственным союзником в этом чертовом городе. Конечно, он слегка не в себе. Но для Карателя это скорей преимущество. Так что, выбираясь на темную улицу из тесного люка, я рассчитывал встретить этого пацана еще раз, и вместе порвать глотку каким-нибудь упырям, в скором будущем…

* * *
Комната главы Братства силы была мрачной, несмотря на солнечный день. Здесь все было темным и лакированным: паркет, мебель, нижние панели стен. Помещение украшали шкуры животных, рога и чучела зверей.

Но главным трофеем Роберта выступал человек среднего роста со шрамом около глаза. Он был прикован к стене двумя стальными цепями, так, что руки оказались вздернуты вверх.

А тело, одетое в деловой костюм, напоминало шкуру дикобраза от торчащих из него мини дротиков.

Раньше Подгорный не любил живой дартс, но после потери сына он малость спятил. Хотя, главное даже не это. Он не мог отомстить за смерть Патрика. А это портило нервы куда сильнее, чем скорбь.

Поддержка могущественной корпорации, усилия армии головорезов. Все шло насмарку. При этом глава операции по поиску Марка не видел серьезной проблемы, и, по мнению Роберта, вел себя слишком спокойно.

За что стал мишенью этим осенним вечером. Изранив нерадивого подчинённого и слегка успокоившись, Роберт откинулся в высоком резком кресле. Он лениво посмотрел в окно, и сотый раз задал до боли знакомый вопрос:

— Почему вы его не нашли?

— Господин… Господин Роберт! Он свалил, вы же знаете! — с трудом промямлил прикованный к стене дядька, с ужасом глядя вниз на кровавую рубашку.

— У вас были связи везде. В городской страже, в охране, которую ему дали… — задумчиво протянул Роберт.

— Он не взял охрану. Он свалил очень быстро. Они как будто все знали! Они хитрые… твари!

— Хитрые, да? А вы значит все идиоты? — повысил голос Подгорный. — Не смогли обставить какую-то бабу с сопливым щенком.

Хозяин дома схватил со стола новый дротик и ловко бросил его в подчинённого. Мужчина взвыл как несчастный щенок, получив новую рану.

— Почему вы не нашли убийцу моего сына? — как заезженная пластинка твердил Роберт.

— Господин, умоляю… Их семья, она не простая. У него же есть дядя. Вы разузнать все просили. Там не только баба! Их много, — мямлил раненый, желая как-нибудь оправдаться.

— Ах, вот значит как? Много? Этих нищебродов там много? А вас-мудаков значит мало? Может мне ещё роту воинов нанять или целый полк сразу? Мы ж не можем вычислить одного несчастного выродка!

Роберт схватил новый дротик, на этот раз, целясь в голову подчинённому. Тот застонал лишь сильнее, не в силах сказать ничего.

Он реально не знал, как такое случилось. Ещё недавно задание по поимке Лесовского было простым и понятным. Раздавить сопляка из бедной семьи. Что может быть проще для Братства? Но с каждым днём ситуация накалялась. И теперь стало ясно, что все.

Никаких вариантов здесь нет. Чертов школьник засел глубоко, возможно, даже свалил за границу. А его отмороженный родственник выкашивает ряды воинов, как матёрый маньяк. Если б кто сказал это раньше, заместитель Подгорного б рассмеялся. Даже в дурацкой книге этого не напишут. Но сейчас все пошло к чертовой матери.

Могучее криминальное объединение оказалось в капкане. Если так пойдет дальше, народ легко разбежится. И Братство силы перестанет существовать.

— У тебя слишком много глаз, я заметил. Надо сократить их число, чтоб ты мог лучше думать, — злорадно хихикнул Подгорный.

— Нет! Стойте! Прошу, дайте ещё один день! — завопил подчинённый, дергаясь, словно уж.

Роберту было плевать. Его ослепил гнев, отчаяние, и главное — безысходность. Он готов был порезать соратника на куски, представив, что это Лесовский, лишь бы как-то заглушить боль в душе.

Но к счастью для пленника, этого сейчас не случилось. Дверь резко открылась. На пороге показался рыжий мужчина в рубашке, с маленькими глазами и тонкой бородкой.

— Простите, господин, что без стука. Срочный доклад, как вы сами просили, — поклонившись, отчеканил вошедший.

Он невольно посмотрел вправо, вздрогнул, увидев измученного человека, но вида не подал.

— Хм, только не говори, что опять ничего, — рявкнул Подгорный.

Судя по голосу, он терял свою злобу, что внушило раненному каплю надежды.

— Господин, мы выяснили, что родственник объекта наносит спланированные удары по нашим… объектам, — бодро заявил рыжий.

— Это и дебилу понятно. Что дальше?

Подручный выложил скудные данные, которые удалось собрать. Странный тип был настоящим ублюдком. Он не знал страха, выскакивал из неоткуда и валил при этом всех без разбора.

Это было слишком даже для бывалых бандитов. Такого никогда не случалось. И это не пустые слова.

Потому Роберт не получил важных данных, что его немного бесило. Но замучить до смерти подчиненных — явно не выход. Если Лесовский старший действует не стандартно, надо ответить тем же. Иначе, выходит игра на его поле, по его правилам.

Собрав остатки разгорячённого мозга, Подгорный стукнул по столу кулаком и резко сказал:

— Значит, он хочет добраться до моего дома?

— Да, господин, думаем, его цель это вы… Потому что вы хотите найти его родственника.

— Не просто найти, а прикончить, — прошипел Роберт. — То, что он ищет меня — нам сейчас на руку.

— Он может устроить нападение на ваш дом. Это опасно, — кротко подметил рыжий.

— Хмм, так и есть. Не для меня, для него…

— Простите, я вас не понял.

— Рановато тебе понимать. Иди, занимайся делами.

Подручный понимал, что у хозяина не лучшее настроение. Он резко развернулся и пулей метнулся прочь, хлопнув дверью. Это возмутило Подгорного. Он хотел крикнуть в след, только внимание главаря привлек стон раненного бандита.

— А, ты ещё тут, — бросил Роберт.

— Ах, господин… Я служил без подстав. Прошу вас… — прохрипел наказанный помощник.

— Да, ты не такой олух, каким иногда кажешься. Но работать надо получше. Сам понимаешь, для меня это важно.

С этими словами Роберт поднялся с места, подошёл к подчинённому и вырвал из тела дротик.

— Ааа, черт возьми!

— Неприятно, я знаю. То же самое чувствую я, когда не могу отомстить. Теперь-то ты понимаешь.

Роберт продолжил доставать дротики по одному, а потом отпустил подчинённого, позволив принять эликсир. Несмотря на напускную ярость, он был расчётливым человеком. И сейчас его расчет работал в полную силу. Роберт сам удивился простоте и четкости плана.

Глава 20

Локальные бои не давали нужного результата. Я мог превратиться в Пистона, занявшись полной фигнёй. Надо было собирать информацию, а потом только бить по врагам.

Разобравшись с этим делом, я замаскировался под длинноволосого неформала, надев черные очки и парик. После этого завалился в один местный бар, где по наблюдениям должны тусоваться Бойцы.

Конечно, не лучший план разведки, но другого у меня не было. Вдруг удастся подслушать их разговоры. А если будут проблемы… Что ж, разгромить ещё один притон упырей, это дело святое.

Сначала казалось, что все пройдет слишком рутинно: трупы, кровь, стоны раненных. Но вместо этого… я пил пиво. Потом ел жесткое мясо с мясистыми, неизвестными мне, овощами. Смотрел, как приходят понтовитые парни, делают заказы, ржут, обсуждают девчонок. И все…

Видно, Марк не особо любил алкоголь. После пары кружек пивка, мне стало «совсем хорошо». Забыл о деле и почти выпал из местной реальности.

Не заметил, как прошло пару часов. Стало ясно, что это не лучшее место. Надо менять дислокацию, но я слишком сильно расслабился. Кто же знал, что организм пацана такой хлипкий.

В какой-то момент ко мне подошел лысый парень, и с ухмылкой спросил: «Как тут пиво?»

По-любому, он нарывался. Что ж, неплохой повод сократить популяцию этих гомиков.

— Нормально, — процедил я. — Как молочко твоей мамочки!

— Хех, прикол. Тогда хапну литруху, — криво улыбнулся пацан и свалил.

Либо мой образ нравился этим скотам, либо они стали добрее. Может, меня не хотят убивать. И семья уже в безопасности? Или это затишье перед жестокой бурей.

Размышляя об этом, с трудом отклеился от стула и пошел к выходу. Делать было нечего, меня разморила усталость. Боевой дух упал ниже плинтуса. Хотелось тупо поспать.

Я направился к остановке транспорта, чтоб свалить в Радианал, заменивший мне казарму, штаб и родной дом.

— Да уж, он рвет и мечет!

— Говорят, заму своему глотку вспорол!

— Да ну, не гони.

— Сукой буду, ты че…

Сраные выродки, зачем так орать? Какие-то пьяные вопли возле чертовой остановки. Хотел пройти мимо, долбанув эрией этих «ораторов».

Только ноги сами замедлились. И я понял важную вещь. Это ж парни из бара! Они переместились под ветки высокого дерева, где стояли, разводя пьяный базар.

«Так, вот источник моей информации!» — пронеслось в голове.

Я аккуратно свернул с тротуара. Хорошо, что место здесь было заросшее. Я быстро скрылся в кустах, прислушиваясь, что есть силы, чтобы не упустить ни слова.

— Роберт сильно посыпался. О сыне только талдычит, — говорил полноватый парень, примерно ровесник Марка. Он подпирал дерево, будто то могло грохнуться.

Другой сидел на земле и рассматривал внушительный нож с красивой рукояткой, на которой был виден тонкий, изящный орнамент.

— Че тереть? Патрик был крутым челом, — ответил он. — Батя правильно делает.

— Правильно? Бросать дела и мутить ритуалы скорби за городом. Будто Патрик восстанет.

— Слышь, посмотрел бы я на тебя! — вспылил тот, что с ножом. — Кстати, когда ритуал?

Я настолько насторожился, что даже слегка протрезвел. Так вытянулся вперед, что чуть не выпал из толщи кустов.

Подпирающий дерево вдруг замялся. Черт, он будто специально выдерживал театральную паузу.

— Следующий, говоришь? — медленно спросил он.

«Давай, жирдяй, не тупи!» — напряженно подумал я.

— Через неделю. Только тебя оттуда попрут. Роберт берет пару верных людей, одного мага… и все. Закрывается в том сарае, как сыч.

— Сам ты сыч… позорный. Вдруг удастся вернуть его душу! Магия хрень такая, кто знает…

— Аха-ха, ну блин да! Детский лепет!

— Слышь, ты не очень развеселился? — парень встал на ноги и пригрозил ножом.

Жирный лишь улыбнулся. У него на зубах блеснула какая-то синева, похожая на неоновый свет.

— Сразу за магию, клоун? — прошипел друг жирдяя.

— Причем тут это? Я сам дружил с Патриком. И меня напрягает, что он в могиле. Но это не повод тупить. Его батя рехнулся. Еще скажи, что не так, — протараторил толстяк.

Дальше слушать их бред было глупо. Все что нужно, я понял. Значит, отец Петуха уходит из дома, прячется где-то за городом и льет сопли? Почти без охраны. Это самое главное!

Все становится ясно. Вот он шанс закончить войну. Главное, узнать подробности, подстраховаться, как следует, и нанести один точный удар. Все проще, чем мне казалось. Осталось только не затупить, сработав как можно лучше!

С этой мыслью я отстранился назад. Лицо само расплылось в улыбке. Ожидание быстрой победы вскружило башку круче пива. Как вдруг на плечи легли крепкие руки.

Попытался развернуться, чтобы врезать козлов. Но на шею надели какой-то обруч, при этом, не давая пошевелиться.

— Лесовский Марк Владиславович? — прогремел грубый голос.

— Что? Вы попутали? — выдохнул я, чувствуя приступ страха.

Черт, как нелепо! Капитана Раста, покрошившего кучу народа, схватили как глупую курицу. Причем, это не красивое сравнение для словца. Меня могут легко обезглавить и сварить в кипятке. С этих даунов сбудется.

— А если вот так? — большая рука стянула парик.

Черт возьми, артефакт! Он, походу, накрылся. Маскировка перестала работать в самый не подходящий момент!

— Нет, пусти, падла! Ты че, хрен помойный? — выпалил я, но вырваться не получилось.

Меня развернули силой, продолжая крепко держать. Два здоровых мужика, а третий поменьше… Они подавили эрию «шейным устройством». Пистолет выхватить я не мог, а рассчитывать только на силу. Конечно же, это глупо!

— Дыхни, — произнес мужик низкого роста.

Я стиснул зубы и мотнул головой. После чего, дядька строго сказал:

— Все ясно, он пил.

— Ага, шатается, где попало, — скорбно подметил один из амбалов.

Так, наконец-то начало доходить. Возможно, у меня вместо мозгов пластилин, но это не Братство силы, не Бойцы и вообще не бандиты.

Во-первых, они одеты в синеватые костюмы, которые выглядят дешево. Во-вторых, зачем этот хрен меня нюхал? В-третьих, какая разница, где я шляюсь?

Они слишком заботливы для головорезов, которые крошат людей, как капусту.

— Менты, твою мать, — с облегчением выдохнул я.

Они не знали этого слова, но по интонации поняли, что я малость не догоняю, потому тут же представились.

— Комитет по контролю за детьми и подростками, — строго сказал низкий дядька.

Он достал из кармана металлический квадрат, на котором были выгравированы какие-то надписи. Похоже, местная ксива. Но я ее не рассматривал.

— Мы давно тебя ищем, сынок. Ты сбежал из госпиталя перед каникулами. Это не очень-то правильно, — добавил он.

— А валить чужие семьи что, правильно, что ли? — ответил вопросом я.

Давление на правое плечо чуть ослабло. Рванулся изо всех сил, но меня удержали.

— Шустрый зараза! — сказал один из ментов.

— Прячется хорошо. Если б я случайно не засек, не нашли бы.

— Ну и маскировка у тебя, мальчик! Парик какой-то бабский напялил!

С этими словами мне завели руки назад, потом сковали наручниками.

Вот козлы, хорошо подготовились. Так, они не знали про артефакт. Потому я решил промолчать, сказав, что парик обычно лихо прокатывал.

— Молодец, Марк Лесовский. Тебя бы в школу стражи отдать. Хорошо скрывался, однако. Наш комитет уже с ног совсем сбился, — произнес мелкий, показав жестом, чтоб амбалы перлись вперед.

Вскоре меня вывели из кустов и засунули в черную тачку. Там низкий мент пытался поговорить, но я мысленного его слал, стиснув зубы. Может им еще о школьной любви рассказать? Черти хреновы! Они даже не понимали, насколько сильно попали.

Я чувствовал каждый метр, который проезжала машина. В любую секунду по нам могли врезать ублюдки. Мамкины блюстители порядка не знали, что в их структурах полно стукачей и шпионов.

О поимке Лесовского скоро узнают (если еще не узнали) бандюги этого города. А дальше… все по канону. Они взорвут нахрен эту машину, устроят ДТП или что похлеще.

Возможно, перехватят меня возле полиции или даже в самом участке. Может, подошлют киллера, подсыпят яд; да вообще все, что угодно.

Ладно, я. Моя шкура и так под ударом. А вот эти мирные дяди, которые якобы борются с хулиганами. Они ничего страшнее бродячего подростка в жизни не видели. Их пошинкуют в салат и фамилии не спросят. Роберт съехал с катушек. Он готов местного императора завалить, не то, что каких-то ментов.

— Значит, не хочешь говорить, почему ты так поступил? — спросил главный из этой троицы. Он неумело косил под моего «супер друга», что жутко бесило.

— Ладно, а зря. Мы должны во всем разобраться. И чем раньше это сделаем, тем лучше для всех, — дружелюбно продолжил он.

— Послушай, мужик, вам хана! Братство силы хочет убить мою мать. И меня… и вообще. Короче, за нами охотятся. Поверь мне, они не остановятся ни перед чем. Если надо, ваш комитет разберут на дрова, как прогнивший сортир! — отчеканил я, хоть и знал, что надежды немного.

— Хех, такие серьезные заявления. Марк, ну нельзя бездоказательно обвинять, — поучительно пропел главный.

— Бурная фантазия, это бывает. Пацаны в таков возрасте все такие, — хихикнул тот, что был за рулем.

Твою мать, ну и дятлы. С одной стороны хорошо, что они реально менты, а не гады под прикрытием. Но с другой стороны… короче, все идет в жопу. Мы сидим на пороховой бочке. Остается ждать, когда долбанет.

Понимая это, я просто заткнулся. Молчать и сосредоточиться — вот единственный выход.

К счастью, дорога прошла хорошо. Меня высадили из тачки возле железного забора, за которым было двухэтажное здание с синей табличкой.

Перед тем как входить, меня обыскали. Медальон, к счастью, трогать не стали, решив, что это какое-то украшение. Карту тоже не тронули, ведь она не представляла опасности.

А вот пистолет вызвал гребанный шок. Здоровенные мужики ахали, как мелкие девки, спрашивая сто раз в секунду «откуда у меня ЭТО ВОТ». Пару раз попытался ответить, но потом включил дурака, и дядьки вроде заткнулись.

Потом меня провели через двор, где стояли несколько служебных машин. Затем, ввели в помещение, которое напоминало… Нет, ничего не напоминало. Обычная типовая контора из древних двадцатых годов.

Все какое-то мрачное, потертое и унылое. Лестница деревянная, скрипучая. Поднимался по ней, думал, тупо завалится. Дальше был просторный, но темный как задница, коридор, где меня усадили на лавку и заставили ждать. Разумеется, под охраной, в наручниках.

По ощущениям прошло часа три. Хотя, я прекрасно знал, что поменьше. Алкоголь окончательно выветрился, меня разрывало адское напряжение. И каждая секунда в башке отдавалась ударом гигантского молота.

Наконец, двое встали, и как по команде, толкнули меня к двери. Честно сказать, сидеть надоело. Я обрадовался смене обстановки, потому бодро зашел в кабинет, где сидел длинный худой мужчина с бледным лицом и маленькими усиками.

Он пристально рассматривал большой лист бумаги, держа в руках карандаш. Для этого мира такие письменные принадлежности — редкость. Значит, мент был местным начальником. Это круто! Я слишком крупная рыба для мелких сошек.

— О, тот самый Лесовский! Господи, мы уже с ума посходили! — крикнул усач, увидев меня, и отбросил в сторону лист.

При этом он подвинул монитор компьютера, чтобы лучше меня разглядеть, и даже изменился в лице.

— Господин Тимофей, все как вы приказали, — коротко сказал один из конвойных.

— Ага, ага, молодцы. Так, а почему он в наручниках? Немедленно освободите, он же ребенок! — гневно воскликнул Тимоха, подняв палец вверх, будто вещал с трибуны на чертовом митинге.

— Есть, господин.

— Да, сейчас… — замявшись, ответили остолопы.

Вскоре один из них с трудом расстегнул наручники на запястьях. Я специально дёрнул руками, чтоб осложнить это дело. Надо ж как-то отомстить упырям.

— Так, все идите. Ничего вам доверить нельзя! — фыркнул Тимофей, когда мои руки оказались свободны.

Двое тут же ушли. А я потряс кистями, желая придушить хитрого усача прямо тут. Но это не лучший выход. Ситуация сейчас не из легких. Так что проще сыграть по их правилам, добившись хоть малейшего результата.

— Прости их за грубость, Лесовский. Они к нам недавно устроились. Не понимают, что отношения с детьми надо строить на взаимном доверии. Садись, давай просто поговорим. Ты это, конфету не хочешь? — протараторил Тимоха.

Казалось, он разводит девку на смачный минет. Фу, как же тупо. Я знал, что такое игра в «доброго полицейского», потому лишь поморщился и плюхнулся в гостевое кресло, положив ногу на ногу.

— Молодец! — одобрительно кивнул мне начальник. — Чувствуй себя как дома. И давай, скорее рассказывай.

После этого он подмигнул. Фу, зашквар хренов! Неужели голубая у него не только форма. Ладно, сейчас не до шуток.

Несмотря на то, что это бессмысленно, поведал в двух словах ситуацию. При этом сделал упор, на том, что ему могут открутить голову, и вставить в задницу усами вперёд.

Возможно, я был не слишком серьёзен, а может Тимоха имел синдром «бессмертного», кто же знает. Но он только лишь усмехнулся моей болтовне.

— Очень занимательная история, Марк. Тебя же так ведь зовут? Молодец какой, как придумал! Я в твои годы хотел стать чернокнижником. Воскрешать мертвых, вызывать демонов! Представляешь? Бывает… Это все точно бывает. Так что я на тебя не сержусь, — мягко (даже сопливо) сказал босс, когда я закончил.

— То есть вы думаете, что Братство силы на такое не способно? Да они бандюганы, глаза разуйте! — не выдержав, вспылил я. На что Тимофей лишь весело улыбнулся.

— Какой ты суровый, Лесовский. Любишь, наверное, справедливость, как и я в твои годы. Но мы должны понимать, что такие заявления нельзя делать без веских улик, доказательств…

— Твою мать, — хлопнул себя по лбу, решив тупо молчать.

Лучше сдохнуть от рук Братства силы, чем слушать детский лепет этого бледного таракана. Только это не так-то просто. На окнах решетки, не выпрыгнешь, здание кишит ментами, магия заблокирована. Оставалось медленно сходить с ума, представляя, что я в аду.

— Есть сведения, что у тебя были проблемы в школе. Это так? Скажи, Марк? — поднял бровь Тимофей.

Тишина.

— Ага, все понятно, — мужик сделал пометку в своих бумагах. — Случайность, которая произошла на поединке, на кабе. Она тебя угнетает? Ты испытываешь беспокойство по этому поводу? — снова спросил он.

На этот раз я усмехнулся. Ага, беспокойство! Я-то нет. Подумаешь, взорвал черепушку ушлепку. А вот его батя с дружками…

— Так, все мне ясно. Какие у тебя отношения с мамой?

Это ему хоть зачем? Плевать. Игнор полный.

— Кстати да, насчёт мамы, сейчас ей позвоним! — задорно воскликнул Тимоха и стал набирать номер на своем окнете.

Откуда только узнал? Вот козел. Хотя, это для меня не проблема. Главное, чтоб местоположение семьи не пробили.

Действительно, все прошло без проблем. Тимофей стал втирать мамке, какой я гребанный беспризорник. Она ныла, что не может со мной совладать и просила ментов принять меры.

В конце концов, Тимофей спросил, где они проживают. После чего, связь резко оборвалась.

— Хах, — усмехнулся я. Все-таки Анна была не такой тупой курицей, какой могла показаться.

— Жаль, мы не знаем, где твоя мама. Она вроде уехала к родственникам, когда ты сбежал. Не хочешь подробнее рассказать? — спросил следователь (или кто он там).

Я показал своим видом, что не готов к душевным беседам. Тогда Тимофей хлопнул в ладоши и бодро сказал:

— Хорошо! Сейчас сюда войдет женщина, которая нам поможет!

— Что? Это ещё какая? — не выдержал я.

— Ну как же? Твоя любимая учительница. Мы хотим создать комфортную атмосферу, чтоб ты раскрылся. У нас тут не камера пыток.

Ага, зато мучений испанским стыдом предостаточно. Ладно, это не главное. Скорей всего, он говорит про Милену. Ещё недавно я б очень обрадовался. А теперь… Эта барышня хотела упечь меня в психбольницу. Вместе с дятлами в синем они что угодно замутят. Ну, уж нет! Надо срочно валить.

— Эй, давай-ка лучше не стоит, — произнес я, поднимаясь в кресле.

— Прости, это для твоего же блага. Просто расслабься, почувствуй себя как дома…

— Да нахрен мне такой дом? — процедил, выходя из себя.

Тут послышался скрип двери. Похоже, она вошла.

Глава 21

Я медленно обернулся назад и чуть не свалился со стула. Вместо жопастой красотки на пороге стояло бревно с тупым взглядом. Эмма, мать ее, Аркадьевна. Вот те раз! У них там, походу, коллективная шиза накатила. Что ж, тогда поиграем. Посмотрим, что грымза мне скажет.

Долго ждать не пришлось. Эмма расплылась в улыбке, заорала что-то невнятное и всплеснула руками, будто хотела меня обнять. Правда, делать это не стала.

— Ой, наконец-то нашелся наш мальчик! Спасибо вам огромное, Тимофей Сергеевич! Вы настоящие профессионалы, — воскликнула женщина.

— Что ж… это наша работа, — смущенно процедил усатый. — Вы, правда, хорошо общались с Лесовским во время учебного процесса?

— Хренавда, — выдохнул я.

— Да, конечно, разумеется, это так. Марк часто со мной разговаривал, много рассказывал о себе, — театрально пропела Эмма.

Захотелось вцепить ей в глотку. Но она того как раз добивалась. Скорей всего, хотела меня разозлить, чтоб выставить полным неадекватом.

— Она несет чушь, — фыркнул я, показывая всем видом, что не хочу слушать эту овцу.

Но та уходить не спешила. Она спокойно взяла стул, стоящий неподалёку, и села рядом со мной.

— Марк любил фантазировать. Он часто рассказывал о странных вещах, которые якобы видел. Помнишь, мы говорили? Не стесняйся, прошу. Дядя нам точно поможет, — слащавым голосом заговорила бабища.

— Какие вещи?! Ты что? Я тебя знать не знаю. Она носилась по школе и портила кровь всем подряд, — прошипел я, стараясь изо всех сил подбирать выражения.

— Хм, значит так, — нахмурился следователь. — А Марк, случайно, не говорил про бандитов? Про тех, кто за ним как бы… охотится? — Напряженно спросил он.

— Да! Говорил! Постоянно. По его словам, один даже был под кроватью… — растерянно промямлила Эмма.

— А у тебя под койкой был конский член! Эй, кому вы верите, нахрен? Она под меня копает! — не сдержавшись, заревел я.

— Марк, Марк, Мааарк, — протараторил следователь и плавно провел рукой в воздухе.

Это означало одно: Эмма сейчас победила. Тимоха считает, что я полный кретин. Надо исправлять ситуацию, применить хитрость… не знаю.

—Ой, это приступ! Опять! Боже мой, — взявшись за грудь (которая, кстати, отсутствовала) простонала Аркадьевна.

— Успокойтесь все. Мы сейчас разберемся, — сдержанно процедил следователь. При этом постоянно что-то писал, отмечал в документах и загадочно хмыкал.

— Марк, — обратился ко мне усач. — Давно ли за тобой стали гоняться бандиты?

— Ооо, уже пару лет. Я маме его говорила, но она все кричала. Что поделать, кошмар. Если женщина вечно пьяна… — продолжала «театральную постановку» Эмма.

Вот же сучка тупая! Может, нос ей сломать прямо тут? Нет уж, есть оружие посильнее.

Понимая, что сдаваться нельзя, я подвинул кресло подальше от Эммы. Скривил лицо так, будто хотел заплакать. А потом тихо, с горьким придыханием, выпалил:

— Про бандитов я выдумал, дядя.

— Как?! То есть ты признаешься? — удовлетворенно проурчал полицейский.

— Да! Я ж сказала! — торжественно крикнула Эмма.

Тогда я глубоко вздохнул, заглянул в глаза усачу и тихо, как бы раскрывая важную тайну, сказал:

— Чтоб не рассказывать о насилии.

— Именно так, господин Тимофей. У него дома было такое наси…

— В школе! — перебил я.

— Как? И кто тебя обижал? Старшие парни, наверное? — спросил дядька.

— Ага, — печально кивнул головой. — Учителя вместе с ними.

— Нет! Это бред! — вспылила Эмма Аркадьевна.

Следователь грубо махнул рукой, вынуждая ее замолчать, а потом обратился ко мне:

— Кто именно? Как такое случилось?

— Просто. Я не нравился учителям очень сильно. Маме сказали, что таким в школе не место. И учителя… они сказали старшим парням. Что б меня… Чтоб они… — я закрыл лицо руками и стал дергаться.

По идее, это должно было напоминать сильный плач. Хотя точно не знаю. Я был отличным актером, только плакать на публике всегда сложно.

— Хм, — интересно, — прошипел Тимофей.

— Аха-ха, вот умора! Очередная фантазия Марка! Я же вам говорила, вы помните? Он — особенный мальчик! — крикнула Эмма Аркадьевна.

Я поднял глаза на мента. Тот внимательно осмотрел меня, затем завуча. После почесал лоб и твердо сказал:

— Разберемся. Главное, что мальчик нашелся.

— Стоп, а что тут вообще разбираться? — изобразив детскую наивность, пропела Эмма.

— Еще сексуальные домогательства, вот. Они хотели меня… в общем ладно, — скорбно простонал я.

— Нет! Что ты несешь? Мелкий подонок! — резко сменив тон, закричала Эмма.

— Так, спасибо госпожа, я вас понял! — оборвал ее следователь. — Идите, вас вызовут.

— Но как же так? Он опасен для общества. Его дядя убил людей, я все видела!

— Идите пока не поздно! — эти слова мужик отчеканил каким-то особым тоном.

Эмма сразу поняла, что к чему. Шепча под нос что-то мерзкое, она резко поднялась с места, а вскоре, хлопнув дверью, растворилась во чреве затхлого коридора.

Я понял, что лучше молчать. Если начну орать обвинения в адрес Эммы, следак меня точно раскроет. Потому изобразил жертву. Сухо отвечал на вопросы, стараясь говорить тупо, будто меня контузило.

Спустя минут пятнадцать беседы, следователь решил закругляться. Он не принял чью-то конкретную сторону. Но мне это все было на руку.

Эмма не смогла добиться своих грязных целей. Меня не признали психом, не вызвали охрану и не отправили в карцер.

Скорей всего, придется идти в детдом или что-то подобное. Там я буду жить, пока не найдутся родители и все не решится. А значит, можно свалить, качественно играя спектакль. С этим проблем не возникнет. Я ж говорил, что отличный актер.

— Хорошо, замечательно. Вижу ты неплохой парень, Марк! Что ж, значит, будем решать твою ситуацию всеми силами. Поверь, я на твоей стороне! — воодушевленно сказал Тимофей в конце нашей беседы и стал собирать листы в одну стопку.

Его задор передался и мне. Скинув маску зашуганного пацана, я весело отвечал:

— Без проблем. Рад буду снова прийти. Значит все, я погнал?

— Эээ, не совсем, — процедил мент и тут же стал грустным.

— Что? В чем запара? — настороженно спросил я.

— Ну, по регламенту, Марк, тебя должны увести.

— Куда? — прищурился, чувствуя какой-то подвох.

— В камеру, Марк. Но не бойся. Когда мы во всем разберемся, и твоя мама найдется…

— Что? То есть я гребанный заключенный! Вы не охренели все в своей каталажке?! — заорал я, не в силах терпеть этот цирк.

— Попрошу успокоиться! — стукнул по столу кулаком усач. — Не я все решаю… Не я… Но могу давать рекомендации руководству. И в твоих интересах, Лесовский, вести себя тихо. Ты понял?

Я ничего не ответил. Капец! Значит, меня запрут в клетку как обезьяну. Лишив магии и оружия. Охренеть! Приходите, берите тепленьким и кромсайте. Какие ж они тормоза. Или это специально? Что если менты все за них? Поймали, чтоб передать Братству силы.

Пока думал над этим, Тимоха читал глупую лекцию, изображая себя в роли жертвы:

— Пойми меня, Марк, все не просто. Твой ограничитель магии случайно сломался. У тебя произошла необъяснимая вспышка энергии, которая привела к трагедии. Потом ты сбежал из больницы. Твой родственник, или кто он там, устроил в городе бойню. А мама куда-то пропала. Все слишком… не просто, прости. Я всего лишь выполняю приказ.

— А если отсосать прикажут, что сделаешь? — спросил я, вырвавшись из потока сознания.

— Что? Ты о чем? — ахнул следователь.

— Так, о своем. Уводи.

— В смысле?

— Ну, зови своих гоблинов, чтоб они проводили. Я ж такой прям опасный.

— Хм, да, я сейчас, — растерянно промямлил Тимоха.

Он нажал кнопку на столе и что-то промямлил. Я стал пялиться в окно, продумывая разные варианты. Время снова замерло, превратившись в тугую резину…

Вот тебе и добренький дядька. Таких надо валить в первую очередь. Тоже мне, защитник всех обездоленных, падла.

За одно я был благодарен, Тимоха наконец-то заткнулся. Теперь он рылся в компьютере, судорожно барабаня по кнопкам. Когда я мысленно материл его по третьему кругу, дверь резко открылась, и в комнату вошел рослый мент.

Он слегка склонил голову, сказав, что пришел забрать узника. Ага, блин, все ясно! Вот тебе доверительное отношение. Я для них гребанный узник.

Тимофей дал согласие. Тогда я поднялся с места, а длинный толкнул в спину своим чертовым пистолетом. Да, у него сейчас было оружие. Еще бы, как вести малолетнего пацана без ствола? Это ж капец как опасно!

Несмотря на мысленное недовольство, я спокойно вышел из комнаты. Конвойный стал рядом и приказал закрыть дверь. Когда я сделал это, он грозно рявкнул:

— Лицом к стене, руки за спину!

Наверняка хотел меня заковать. Тоже для «доверительного общения».

Я не стал перечить и спокойно развернулся на половину, но к стене при этом не подошел.

— Э, что глухой? — спросил дядька.

Тогда я заорал как ненормальный, закашлялся и задергался одновременно.

— Пацан, пацан… Ты того… — недоуменно процедил мой конвойный.

— Кхе, кха-кха! Ооох, мля, капец! Подыхаааю! А-кха-кха, что такоооое!? — Верещал я, выпучивая глаза и хватаясь за горло.

Мент быстро осмотрелся вокруг. Я видел, что ему стало страшно. Он резко подскочил ко мне и замахнулся рукояткой оружия, сказав при этом:

— Заткнись! Ты че… падла!

— Ой, не могу! Прихватииило! — жалобно взревел я.

Мужик ударил меня по башке. Но рука не достигла цели… Потому что в горло козлу воткнулся остро заточенный карандаш.

— Ах… Ээээ… Ыыыыххххррр, — вырвалось из глотки мента.

Я вогнал карандаш чуть поглубже. Потом достал и воткнул его снова. Кровь текла бурным потоком, но, к счастью, не била фонтаном. Она лилась по телу, окрашивая форму козла. Это сейчас хорошо. Не хотелось бы купаться в этом дерьме.

— Что, братан, на работе устал? Ты присядь, отдохни, успокойся, — прошипел я, мягко взяв пистолет из рук полутрупа.

Потом, с большим трудом, толкнул его к лавке, где недавно сидел битый час. Боец еще что-то хрипел, но я смог его усадить в позу «спящего раздолбая». И это было отлично!

Конечно, я не был совсем долбанутым. Мои действия имели скрытую логику. Украв карандаш у Тимохи, я хотел использовать его в других целях. В каких? Кто же знает… Просто лучше это оружие, чем голые руки.

Но когда показался конвойный, интуиция дала тревожный сигнал. Не знаю, как описать, но мужик точно тут не работал.

За годы службы я научился отличать своих братьев от простого гражданского люда. Подростковый комитет это малость другое. Но у них тоже есть свой устав, распорядок, боевые задачи. Те, кто варятся в этом соку, меняются очень легко. А этот был явно залетным.

Есть еще один важный момент. В походке и жестах мента я заметил что-то блатное. Он был слишком дерзким, раскованным. Возможно, его подослали, чтоб отвести меня в камеру и по-тихому завалить.

А может это просто блатной чувак, который устроился работать сюда и еще не пропитался служебной пылью. Да блин, я мог ошибаться!

Но твою за ногу мать! Может мне еще тут поплакать? Идет война, один хрен. А на войне дохнут пачками люди.

Как бы то ни было, я быстро обыскал чувака. Лишних патронов у него не нашлось. Зато был небольшой нож, наручники и сниматель ошейника.

Пока ждал у кабинета, я прощупал ошейник. На нем были такие неровности, к которым явно что-то крепилось. А на поясе у ментов крепились кольца с рельефными выступами. Недолго думая, я понял, в чем суть. Правда, не знал, как использовать. Но вряд ли здесь есть что-то сложное.

Я действовал быстро, механически, будто стал боевым роботом для разведки и разминирования. Молниеносно схватил кольцо для ошейника, приставил в нужное место. Ага, ничего не случилось. В коридоре послышались шаги…

Если глухой дятел Тимоха не вышел из кабинета, то идущий с лестницы меня точно запалит. Да уж, картина маслом: дохлый стражник по делам малолеток, а рядом пацан с пистолетом, пытающийся снять ограничитель для магии.

Я могу пристрелить или ранить мента… Но тогда вся контора поднимется по тревоге. С этими мыслями вертел кольцо, как только возможно, тыкая им в свою шею.

Шаги были все ближе и ближе. Черт, чтоб вы сдохли! Меня бил мандраж. Да уж, тело подростка, в который раз давало о себе знать. В последний момент решил оставить попытки.

Тогда ошейник резко раскрылся, свалившись на пол. А из угла показался человек в местной форме.

Я молниеносно убрал пистолет за спину, а открывалку в карман. Ошейник поднять не успел. Это палево… Как и гребанный труп со мной рядом! Делать было нечего. Приготовился стрелять, если что. При этом опустил голову, будто был охрененно подавлен.

— Так, это что такое, не понял?! Вы куда это пялитесь там? Совсем страх потеряли? — раздалось совсем близко. Я понял, что сейчас будет жопа.

Что ж, всегда не прочь поиграть. Жаль, конечно, что так. Лучше б дал последний бой Братству силы. Но ладно… Капитана Раста в клетку ещё никто не сажал.

— Не понял, где ответ по форме? Я к кому обращаюсь?! — громыхнуло почти что над ухом.

Я крепче сжал пистолет. Резко поднял глаза и… Мимо нас с дохляком промчался пузатый мужик, который смотрел вперёд, раздувался от важности и крепко прижимал к уху смартфон.

«Спасибо за подарочек, чертов бог!» — с восторгом подумал я. — «Может, я ещё местный святой? А что, чистоте моей души позавидуют даже монахи. Ладно, сейчас не об этом».

С этой мыслью я пулей вскочил с места и резко рванулся по коридору, стараясь не топать ногами, на всякий пожарный. Пистолет при этом спрятал за пояс.

Мысленно проверил запас эрии. Он был в полном порядке. Кстати да, с каждым днём всё сильнее чувствовал магию. Если раньше это была странная хрень, которая работала сама по себе. То теперь у меня будто рос новый орган, который медленно развивался. Иначе даже не скажешь.

Пытаясь выглядеть как обычный подросток, я замедлил шаг у самой лестницы. Скрипя ступенями, сошел в вестибюль. Увидел заветную дверь и чуть не бросился к ней. К счастью, мозгов хватило идти спокойно.

Ведь вскоре раздался голос:

— Паренёк, пропуск есть?

Черт, ресепшн с охранником. Такая мрачная незаметная закута возле окна. Когда шел сюда, не заметил. Причем, никакого препятствия: ни двери, ни шлагбаума. Проходи мимо, посылая полицейского нахрен. Но я был не настолько упорот. Пожал плечами, непринужденно улыбаясь, и громко ответил:

— Зачем? У меня все нормально. Мама ждёт уже там.

— Таак-с, ошиблись быки? — спросил мент.

— Ну да… Там одного ищут. Я просто похож, вот и это.

Сказав так, резко шагнул к двери. Но охранник тут же воскликнул:

— Эээ, стой, не гони. У меня приказ, в общем, как бы. Если без сопровождения, пропуск. Одноразовый листок такой знаешь?

— Знаю, мне дали, — выпалил, чтоб сбить его с толку.

— И? Куда дел?

— На столе забыл. Ладно, мне, правда, пора.

Ещё одна попытка выбраться из чертова отделения закончилась неудачей. Охранник встал в полный рост, сочувственно меня осмотрел, хлопнул себя по карманам и как бы оправдываясь, сказал:

— Ну, извини, что поделать? Ща две минуты короче. Ты у Тимофея что ль был?

— Да, — спокойно кивнул в ответ.

— Щас, одна секунда, и к мамке, — подмигнул мне мужик.

Он поднял трубку телефона, набирая номер. Зашибись! Сейчас все раскроется, и меня точно порвут. Надо срочно бежать. Прятаться где-то на территории, искать другой выход. А потом сваливать дворами по старой схеме.

Я дернулся вперёд, напрягая все тело. В тот момент, на улице грянул гром. Вместо того чтобы ринуться к выходу, я грохнулся на пол.

Знаем мы такие раскаты. Похоже на природное явление, с одной стороны. Но чутье бывалого вояки давало четкий сигнал. По отделению полиции кто-то стрелял. И стрельба дала результаты.

Я краем глаза заметил, что охранник лежит на полу. Но в отличие от меня, он в крови. За окнами опять громыхнуло. Послышался звон стекла, пули прошлись по стенам, оставляя корявые выщерблины.

— Обожаю дискотеку по вечерам, — процедил я, предвкушая славную битву.

Глава 22

Перезарядил пистолет, приготовился использовать магию. После чего, медленно пополз к выходу. За окном слышались крики. Кажется, что-то взорвалось, да так, что здание малость подпрыгнуло.

Стреляли с верхних этажей, стреляли на заднем дворе. Все как я и подумал. Бандюги узнали, что меня привезли сюда. Отключив свои пустые головы, они ломанулись на штурм, чтоб смести это место с лица земли.

Вышло, конечно, эпично. Но меня такой хренью не напугаешь. Спокойно продолжил ползти под звуки ожесточенного боя. На лестнице послышались шаги. Я обернулся и увидел Тимоху, глаза которого светились сиреневым светом, а в руках был пистолет.

— Марк, ко мне быстро! — закричал мент. — Здесь очень опасно!

— Не опасней чем в гребанной камере! — крикнул в ответ.

Хотел врезать магией этого дятла, если бы смог дотянуться. Только этого не случилось. Входная дверь вдруг открылась. В нее ворвались двое молодчиков из Братства силы. Тимофей стал палить из ствола. В его глазах что-то сверкнуло, и в нападавших полетела яркая энергетическая стрела.

Мне ничего не оставалось делать, как закрыть голову руками и ждать, чем закончится дело. В отличие от эпичных фильмов, бой длился пару секунд.

Когда все затихло, я поднялся на ноги, увидев мертвого Тимофея. Хах, так держать! Бандюганы исполнили мою мечту, словно гребанный Дед Мороз.

Один из нападавших тоже загнулся, а другой сидел на полу в позе растерянного ребенка и дрожащей рукой доставал из пиджака капсулу с лечебным зельем.

— Брось каку, — хихикнул я. Чёткий выстрел из пистолета, и у парня случился «мозговой фейерверк».

Несмотря на все, битва еще не закончилась. На улице снова стреляли. Я резко бросился на пол, подполз к дохлым гадам, чтоб забрать эликсир и оружие.

Моей добычей стали две живительные капсулы, обойма для пистолета и автомат.

— Теперь можно весело поиграть, — ухмыльнулся я.

— Ах, что такое? Это что здесь творится?! Что делается? Тимофей, ты чего там лежишь… — раздался жалобный крик.

Вот те раз! Любитель болтать по окнету спускался по лестнице, держа в руках пистолет. Этот мужик недавно бегал по коридору, отчитывая кого-то, а теперь превратился в деревянного истукана с перекошенным от страха лицом.

— Осторожно, окна! На пол давай! — крикнул я, а сам пополз к выходу.

— Мальчик? А ты куда? Тебе кто разрешал… — протараторил пузан.

— Мой мальчик тебе в рот не поместится! Живо падай, сказал! — выпалил я.

Мужик меня не послушал… Он быстро соскочил с лестницы, продолжая причитать, как баба на похоронах. За окнами опять долбануло. Я обернулся назад и заметил, как дядька с оторванным ухом падает на колени…

— Ага, салабон! Это вам не школьников дрючить, — процедил я и медленно поднялся на ноги, при этом прижавшись к стене.

За дверью слышались крики, шаги. В глубине тоже все громыхало. Похоже, скоты ворвались в участок с нескольких сторон сразу. Хм, четко сработали. Но до капитана Раста им далеко.

Несмотря на полную отбитость, я иногда все же думал мозгами. И сейчас они подсказали… что думать, как раз таки, лучше не стоит.

Резким движением руки передернул затвор автомата. С ноги пнул хлипкую, пробитую пулями дверь. Сразу дал короткую очередь.

Парадный вход здания штурмовали человек пять. Все они были с оружием, но это не помогло. Я с криком расстрелял двух противников. Одного врезал эрией; так что он отлетел, саданувшись об асфальт головой…

Необычный эффект моей силы. Раньше такого не замечал!

Другой боевик лег на землю, его напарник отскочил в сторону. Добил их одиночными выстрелами, как нечего делать. Повезло, что автомат небольшой: легкий, почти без отдачи. Он отлично подходил телу Марка. Жаль, патронов не много.

Бой (в общей сложности) длился считанные минуты, а дворик полицейского участка уже был раздолбан. Я заметил две горящие тачки и пару выбоин на асфальте. Еще подтеки крови и несколько трупов.

Вроде, не так уж жестоко. Но в целом картина казалась зловещей. Я будто попал из их мира в свой, пройдя через чертов портал.

Играть в героя сейчас было глупо. Краем глаза заметил движение, бандитов шли целые толпы. Потом резко свернул за угол, стараясь держаться стены. Согнувшись в три погибели, шустро преодолевал метры казенной территории, чтоб выйти на задний двор.

Черт, стрельба из-за какого-то сарая. Пальнул в ответ, вроде затихло. Так, пока все нормально…

Вот сука! Под ногами взорвался какой-то магический шар. В глазах тут же стало темнеть. Дал очередь наугад, потратив последние патроны.

— Он здесь! Сюда, срочно! — завопил мужик, вышедший из-за куста.

Я чувствовал, как земля приближается. Меня сильно шатало. Но, несмотря на все, собрал силы в кулак и с бешеной злобой долбанул козла телепатией.

Он бежал ко мне, выставив пистолет, но тут же замер как вкопанный. Глаза полезли из орбит, мужик ахнул, и его башка взорвалась. Лопнула, как гигантский мыльный пузырь.

— Вот так работают Каратели! — хихикнул я и свалился на землю.

Как ни странно, почти не тошнило. Хотя, зелье Мияко я сегодня не принимал. Мало того, я остался в сознании. С огромным трудом, почти что лишившись зрения, заполз за гребанный куст.

Выходит, я стал выносливей. Как в магическом плане, так и в физическом! Хоть что-то хорошее в дурдоме под названием чертова жизнь. Обязательно сожру тортик по этому поводу, если меня не прибьют.

С этим как раз были проблемы. Сюда явно шли… Пришлось молниеносно открыть капсулу с зельем, принять ее, и не дождавшись полного действия, взять пистолет.

Не успел это сделать, как две фигуры показались возле кустов. Я пальнул несколько раз не целясь, и гады с криком свалились. Добивать их, конечно, не стал.

В бою не до «великой мести» и прочего. Забыв о крутых способностях, я бросился прочь, как напуганный щенок, чувствуя, как смерть смачно пинает под копчик.

Петляя между построек и техники, прячась за растениями, переползая и перекатываясь, я кое-как смог уйти с места боя. Судя по звукам, менты воевали нормально. Они уступали опытным воинам, но все равно огрызались по полной, не давая Братству силы взять меня скопом.

Поэтому (или еще почему-то) я вырвался в тихое место, где не было битвы. Здесь стояла нетронутая пулями, и магической силой, беседка. Рядом росли цветы, красовалась белая статуя.

Ментовской Эрмитаж, мать твою. Но мне точно не до красот. Я живо проскочил это пространство в позе сутулой собаки, надеясь, что дальше будет лазейка, которая позволит свалить.

Вдруг нога наткнулась на что-то большое. Похоже, какой-то мешок. Я чуть не выстрелил от внезапности, но понял, что это живой человек.

Не просто какой-то солдат, а чертова, мать ее, Эмма. Она лежала посреди дорожки в позе раздавленной гадюки (ей, кстати, шло) и глотала воздух синюшным ртом, словно рыба.

— Вот так встреча, госпожа Эмма! — всплеснул руками, забыв, что меня могут прикончить. — А что это с вами такое? Никак пищеварение барахлит?

— Лесовский. Опять ты, Лесовский? Меня ранили, видишь? — чуть слышно простонала она.

— Правда? А разве вы не бессмертная?

— Марк… Позови кого-нибудь, а? Мне нужна помощь… пожалуйста, — жалобно простонала училка.

— Да! Хорошо! Я сейчас, — бодро ответил ей.

А сам, в это время, оглянулся по сторонам. Вроде пока что все чисто. Тогда я хихикнул и поставил ногу на спину этой скотине.

— Что? Ты чего? — тут же ахнула Эмма.

— Доктор ботинок, вы знаете? Лечит от всех болезней! — ядовито процедил я.

— Марк, я умираю. Я, правда, — рыдая, простонала несчастная.

— Вот как? О, ужас! У меня как раз есть одна капсула. Такая красивая, синяя… — сказал, придавив Эмму сильнее.

— Марк, помоги! Помоги, я тебя умоляю, — жалобно простонала завуч.

— Без проблем. Я не зверь. Но сначала все расскажи.

— Нет… я не знаю.

— Ты знаешь.

— Марк, я не это.

— Ты — то!

Я давил Эмму сильнее, чувствуя, как из ее тела выходит жизнь. Она получила хреновую рану и, действительно, могла умереть. Но другие ведь тоже подохли! Чем эта хитрая стерва их лучше?

Желание жить отлично раскрепощает людей. Понимая, что выхода нет, Эмма тут же разговорилась, точней… раскряхтелась, потому что нормально болтать уже не могла.

Без лишней шняги она (задыхаясь) выдала все, что мне нужно.

— Марк… Марк, прости… я боюсь, — простонала училка. — Тебя, ты агрессивный, Марк, понимаешь?

— Спасибо за комплимент и что дальше?

— Я… я шла в Комитет, чтоб сказать. Надо было тебе помочь. Вылечить, понимаешь? Я пришла, но Тимофей Сергеич, он не хотел. Он не мог. Хотела встретиться с главным. С главным, здесь. Пока не стреляли.

«Так, все понятно. Эта тварь хотела засунуть меня в тюрягу или в психушку. Потому ходила сюда, и несла всякую чушь. Она надеялась, что Тимоха посчитает меня полным дятлом, но этого не случилось. Тогда стерва выбила встречу с более крупной рыбой, но нападение Братства все сорвало» — подумал, осознав, что почти что не злюсь на нее.

Чего говорить, Милена поступила похоже. Может, она хотела послать меня в особую клинику, где на ужин дают апельсинки. Но большой разницы нет.

Раз уж союзница сделала это, то вражеской грымзе сам бог велел.

— Марк, это для твоего же блага, — заливаясь слезами, простонала училка.

— Имел я такое благо, — процедил сквозь зубы.

Нехотя бросил капсулу с эликсиром на траву рядом с училкой.

— Подай… ее мне, — ахнула женщина.

— Ползи, Форест, ползи, — сказал я и резко бросился прочь.

И так потерял много времени. Меня могли сто раз прикончить.

Интуиция работала четко. Я случайно набрел на дорожку, которая вела к забору. Вдалеке показался дядька с оружием, но я его подстрелил.

Забор с колючей проволокой вскоре закончился, и показались небольшие ворота. Рядом с ними были мешки с песком. Это особое укрепление. Просто так их бы точно не складывали.

Я замедлил шаг, выставив пистолет. Огневая позиция пустовала, но расслабляться сейчас было глупо. Несколько секунд прошли в напряжении, каждый шаг мог закончиться смертью. Как вдруг послышался громкий голос:

— Стоять! Здесь ходить запрещается!

— Ага, я заметил, — усмехнулся в ответ.

— Охраняемая территория.

— И кто ее охраняет? — прищурился я.

— Мы, нас двое, короче.

— Правда, а я думал, мешки разговаривают!

— Нет. Мы на позиции. Просто сейчас опасно.

«Неплохая тактическая уловка! Если не выглядывать из окопа, то ты точно неуязвимый. Хоть где-то можно поржать! А еще говорят, война — это скучно».

Не успел так подумать, как сбоку прогремело:

— Стоять! Ни с места, ублюдок!

Черт, из-за них пропустил упыря. Рослый дядька с дробовиком ловко подкрался ко мне, и теперь держал на прицеле.

— Хорошо… Я стою, — ляпнул, чтоб сбить его с толку.

Вдруг из-за мешков кто-то выстрелил. Но не попал… И мужик переключил внимание на двух олухов.

— Кто там еще? Живо встать!

— Мы охраняем. Вы не имеете права, — послышалось из укрытия.

— Встать, сучата, сейчас положу! — заорал мужик.

И перед моими глазами предстали два пацана, по возрасту малость постарше. Они были с пистолетами, в форме, которая глупо висела. Да уж… с такими в бой не пойдешь.

— Вы не имеете права, — сказал один, а другой просто пожал плечами.

Мужик втянул воздух ноздрями и сильно напрягся. Я понял, что он их прикончит. Меня, скорей всего, хотел взять живым, чтобы выслужиться перед папочкой петуха.

— Нет, — успел ахнуть один из «военных».

Прогремел выстрел, и дядька свалился на землю с дыркой в башке. А я торжественно потряс пистолетом, сказав:

— Теперь можно пройти? Или такой пропуск вам не подходит?

— Эээ да, может быть.

— Об этом в уставе не сказано, — пожали плечами парнишки. Было видно, что они очень напуганы.

Выход с территории Комитета по делам молодежи прошел без особых проблем. Как потом выяснилось, к ментам подошло подкрепление из реальных вояк. Братство с трудом отступило, неся большие потери.

Как и следовало ожидать, этот бой признали «нападением неизвестных», и сам недоклан избежал наказания. Да уж, крыша у придурков была что надо. Крепче, чем саркофаг атомного реактора.

Хотя, мне было как-то плевать. Справедливость искать слишком глупо. Ее надо творить самому. А для этого пришлось обойти полгорода на следующий день, чтоб найти мага по зарядке темных артефактов.

Он долго отказывался, говорил, что это слишком опасно. Но все же зарядил харю так, что она вновь смогла менять мою внешность.

Это было неплохо. Получил шанс вернуться в Радианал, а не ютиться в ночлежке, которую нашел после боя.

Но оставалась одна проблема похуже поединков и битв. Я не знал, где находится дом упыря, куда он бегает плакать по сыну. Найти такие данные было очень не просто. Роберт хорошо шифровался.

Прошло еще пару дней в бессмысленных поисках. Я шатался по разным притонам, копался в интернете, смотрел телевизор (а вдруг!). В общем, рыл землю носом, не получая почти ничего.

Выйдя из одного бара после небольшой потасовки, я поправил накладные усы и направился в сторону парка, где часто тусуется быдло.

В голове царил полный вакуум. Надо было подключить кого-то влиятельного. Из вариантов только Мияко, но она меня точно достанет. Тогда может Эдвард? Ага, он еще хуже. Тем более, его координат я не знал.

Забивая голову разными бреднями, я спокойно топтал простор городка, пока не услышал громкие крики. Вопил какой-то ребенок, судя по голосу.

Остановился и немного прислушался. Ага, мужской голос. Тиранят какого-то пацана, ну и ладно. Марка, вон, унижали годами. Никто нихрена не помог. Я не местный супермен, чтоб вступаться.

Пошел дальше, не думая об этой фигне. Но крик повторился опять, и я замер. Черт, может, это судьба? Вдруг узнаю, что важное. И вообще, лишний раз покрошить упырей — хоть какое-то развлечение в жизни.

Я особо не заморачивался. Пистолет с убойной эрией неплохо снимали стресс. Потому спокойно завернул за угол, где тощий мужик с козлиной бородкой прижимал к стене пацана.

Дядька был в растянутой футболке. Начало осени, холодновато, а он полуголый. Да уж, горячий мачо местного розлива.

— Ты что, урод, кровь мне портишь?! — злобно орал он. — Мне, знаешь, что из-за тебя делают?! Думают, что я тебя сожрал, как собаку! А ты, сучонок, здесь шляешься.

— Нет, я вернусь. Правда. Больше не буду, — мямлил несчастный чувак.

Его голос был мне знаком. Так… это же хренов Пистон. Борец с городской преступностью получает от бати ремня. Неплохо, однако, выходит. Ничего, разберемся.

— Слышь, мелкий, я тебя отымею. Не в смысле, что я педофил, а в смысле для воспитания, ясно?! — вопил недоделанный батя, сдавливая горло парнишки.

Он настолько увлекся процессом, что не заметил меня. Пришлось ждать, как в очереди к врачу. Но время терять не хотелось, и, в конце концов, я сказал:

— Кхе-кхе, уважаемый! Любишь мучить детей?

— Что? — мужик повернулся ко мне.

У него были бесноватые глаза. Весь растрёпанный, синий. Скорей всего, наркоман; теперь ясно, почему Пистон свалил из семьи.

Окинув меня тупым взглядом, дядька глупо усмехнулся и показал складной нож.

— Тебе какое дело, мужик?! Своих спиногрызов воспитывай! — злобно прошипел он.

— Я могу и тебя воспитать, жертва неудачного аборта. Получишь с ноги в челюсть, и может быть, поумнеешь, — спокойно произнес я.

— Ахах, чувак! Щас я тебя накуканю. Не в смысле, что я голубой. А в смысле для воспитания, — промямлил отец Пистона и пошел на меня.

Я для него мелкий усатый дрыщ. Как такого не покромсать, а после не обчистить карманы? Только в этот раз дядя слегка просчитался.

— Ха, ша! — выдохнул дятел, махнув своим ножиком.

Я увернулся, изобразив страх.

— Зря полез, недоросток! — крикнул мужик. Он тут же остановился и сильно нахмурился.

— Что, батяня, головка бо-бо, — усмехнулся я.

— Э, крыса помойная! — простонал он.

Потом получил в горло и по коленам. Вдогонку я долбанул его в шею и в солнечное сплетение. За последние недели руки Марка окрепли. Успешная серия позволила вывести гада из равновесия.

Он попятился назад, размахивая руками, как канатоходец, который вот-вот упадет. Ещё капля эрии… Все. Мужик сел на жопу, рассматривая меня тупым взглядом. На всякий случай пнул его по руке, чтобы выбить оружие.

— Ты ж сказал, что ударишь меня ногой в челюсть, — недоуменно простонал он.

— Хочешь сказать, что я вру? — ухмыльнулся в ответ. После чего, врезал мужика ступней в морду, и он отрубился.

Глава 23

Пистон смотрел на все это как заколдованный. Его парализовало от шока. Пришлось орать, чтоб он наконец-то опомнился.

— Дядя, простите. Спасибо. Он хотел меня задушить, — в конце концов, крикнул парень.

— Стой, не вопи. Я не дядя. Смотри… Это Магия просто, — сказал я, снимая медальон и усы.

— Видишь, это я Марк, которого ты выкапывал. У меня к тебе дело есть… важное.

— Ооо, — протянул Пистон, изменившись в лице. — Ты великий магистр высшего уровня.

— Расслабься, это побрякушка такая!

У подземного ополченца сейчас не было каски. Без нее он смотрелся особенно жалко. Хотя, кто бы говорил тут про внешний вид. Стараясь не обращать на это внимания, я подошёл ближе, взял парня за плечо и отвёл в сторону.

— Отец… Он же там, — зачем-то промямлил Пистон.

— И что? Добить хочешь? — криво улыбнулся в ответ.

— Нет. То есть, я не хочу.

— Ладно, не парься. Сейчас важнее другое.

Я вкратце рассказал о своих планах. И спросил Пистона насчёт адреса дома Роберта. Землекоп ещё тот кретин, но он много знает. Мог просечь координаты курятника этих пернатых, когда рыскал в туннелях.

Пистон долго шевелил мозгами, приходя в себя после стычки с батей. В конце концов, он сказал, что не в курсе. Хотя, мне нужно было ещё кое-что очень важное.

— Как с тобой связаться, вояка? — спросил, когда мы брели узкими переулками. — Может случиться так, что мне понадобится твоя чертова… армия.

Пистон замер и посмотрел на меня. Наконец-то он немного очухался и смог соображать хоть немного.

— Канализация — вот мой дом. Люк приведет тебя куда надо, — таинственно процедил он.

— Что? Ты дебил? Может, лучше мобильник?

— Нет! Моя миссия слишком секретна, чтобы пользоваться примитивными средствами связи.

У Пистона конкретно ехала крыша. Он предлагал мне орать в каждый люк, если что. Хотелось вправить мозги этому школотрону, но башка была занята кое-чем поважнее.

Я думал, как найти отца Патрика, в сотый раз выворачивая мозги наизнанку. После небольшой прогулки, мы дошли до местного банкомата, где я снял малость налички и дал своему упоротому спасителю.

Капитан Раст умеет платить по счетам!

Парнишка очень обрадовался, даже обещал купить телефон, если что. Я понял, что он блефует, хотя это было не важно. Пистон оказался настоящим покорителем канализации. Он ловко вскрыл люк среди улицы, прыгнул туда и исчез, будто в неком портале.

Я остался один в центре пустой дороги. Стало как-то не по себе. Время будто остановилось. Солнце зашло за тучу, подул холодный осенний ветер.

В такие минуты многие думают о смысле своей пустой жизни и пытаются понять суть бытия. Только капитану Расту это все было чуждо. Гнилую философию заменила четкая боевая задача.

Я молча развернулся и пошел прочь от люка, где скрылся мой странный союзник. Нащупал в кармане усы с медальоном, желая вновь сменить образ.

Светить Марка слишком сильно нельзя. Пусть дальше считают, что у меня есть бешеный дядя.

Оглянулся по сторонам, расправил цепочку медальона, но надеть ее не успел. Потому что сбоку мелькнула едва заметная тень. Солнце выбралось из-за тучи. Скорей всего, это был просто отблеск, на который лучше не отвлекаться.

Но военное чутье укололо меня в зад острой пикой. Я медленно повернулся в сторону, спрятав артефакт обратно в карман. Потом сделал пару шагов в проулок между домами.

Там действительно кто-то был. Не знаю, как объяснить, но я чувствовал и… догладывался.

Скорей всего, это шпион. Послали какого-то гада, чтоб он все разведал, прикончив меня втихушку. Что ж, они просчитались. Я отличный разведчик.

Вместо смерти от рук диверсанта, получу нужную информацию. Либо разорву на куски эту крысу! Мне уже терять нечего.

Стараясь держаться стены, я на цыпочках прошел в темноту. Там были мусорные баки, где что-то тихо шуршало.

Не думая ни секунды, вскинул свой пистолет. Прогремел выстрел, повредивший один из контейнеров. А следом мой громкий голос:

— Выходи, крысеныш! Папочка уже рядом!

— Нет… Не надо, прошу. Я уже, все иду, — закричал, точнее закричала шпионка.

Что? Они бабу что ль подослали? Думали, если у человека нет члена, я его не убью. Наивная детвора. Пуля не разбирает пола.

Из-за баков вышла девушка среднего роста в нелепой фуражке, в растянутом плаще с белым (могильным) лицом.

Обычно такие шавки все хитрые. Хотел обездвижить ее выстрелом в ногу, как вдруг чуть не выронил пистолет. У меня открылся рот, а глаза чуть не выпали из орбит.

Может быть это глюк, но впереди была Ини, одетая в костюм городского бомжа, который вдруг решил сделаться шлюхой.

— Ты?! — выпалил в полном шоке.

— Марк? Я тебя не узнала. Думала, может не ты. Испугалась. А это ты, значит. Я пришла по делу вообще-то. Кстати, ты повзрослел, — глуповато улыбаясь, протараторила девушка.

— Приятная семейная встреча, — процедил, осматриваясь вокруг. — Пойдем-ка из этой задницы, дорогуша. Заодно расскажешь, что на тебе надето.

Дважды просить не пришлось. Ини бросилась прочь, а я за ней следом. Вскоре обогнал девушку, крепко взяв ее за руку. Постарался определить безопасное направление, найти место, где можно поговорить.

Вскоре мы оказались в маленьком светлом сквере, где было много народа. Лишь тогда я перешел к делу.

По дороге Ини рассказывала, что решила применить маскировку. Первое, что я сделал, попросил снять фуражку, объяснив тупость ее внешнего вида. А дальше, спросил основное:

— Какого хрена ты вылезла из нашей норы?

— Марк, я все знаю. Я сразу подумала, что ты это делаешь. Я долго искала информацию, собирала по каплям. Пришлось к одноклассникам обратиться, чтоб помогли кое с чем, — мямлила Ини.

— Может, перейдешь на русский? — не выдержал я.

Походу, Ини думала, что мы тут в игрушки играем. Она не знала о том, насколько далеко все зашло. Несмотря на мнимое спокойствие, в городе шла война.

Мощная группировка бандитов билась с… одним школотроном. Звучит, конечно, смешно. Но на деле все куда круче. Если они схватят Ини; короче, лучше даже не думать.

— Марк! Тебе нужен отец того Патрика, правильно? — собравшись с мыслями, спросила сиседка.

— Да… Как ты так поняла?

— Он начал за нами гоняться. Остальные — обычные слуги.

«Хм, девчонка не настолько тупая, как мне казалось».

— Продолжай, — сухо выдавил я.

— Но найти его очень сложно. У него все закрыто. Будто живет в этом центре, что синий.

— Какой еще синий центр?

— На Южном что, посреди площади. Бизнес центр, в общем ладно.

Значит, у них есть контора и в самом городе. Хорошо, только мне сейчас это не нужно.

— Центр очень заметный, там людей всегда много, — продолжила Ини, делая жесты руками, будто раскладывала что-то по полкам, хотя оно так и было. — Лучше дом найти, например, или дачу.

— Да, и что дальше! Где его чертова хата? — спросил я, чувствуя, что пустой разговор может длиться до ночи.

— Я знаю адрес дачи Подгорных.

Эти слова прозвучали как удар молотка, по ведру, которое надето мне на башку. Столько бегал, откапывая нужную информацию. А тут на тебе… как на блюде. Но Ини далеко не разведчик. Надо все хорошенько проверить.

— Хорошо, говори, — отчеканил, прикусив губу.

— Не скажу! — надула щеки сиседка.

— Что?! Ты рехнулась?! На кой черт было шастать по городу, сбегать от мамки и подставлять свою сраку? — выпалил, ощущая, как выхожу из себя.

Ини отсела подальше, но все же начала говорить:

— Марк, ты можешь погибнуть. Прости, но эти все люди. Они очень сильные. Я, правда, скажу тебе адрес. Только ты должен вернуться. Мама говорила с бабушкой, я подслушала. У нас есть знакомые, которые умеют сражаться. Можно собраться всем вместе, тогда будет лучше.

«Что ж, неплохой план, если так. Но моя мать давно не дралась. Ее «знакомые? Это кто вообще нахрен? Не те ли тетки, с которыми не общалась годами? А я… Она ж не позволит Маркуше участвовать в битве» — подумав так, решил, что план полная лажа.

До сегодняшнего дня я сражался один, что отлично работало. Лучше ничего не менять без особой необходимости, которой как раз таки нет.

— Ясно, хорошее дело. Ты умней раздолбанной табуретки, — улыбнувшись, процедил я.

— Спасибо, придурок. За такие комплименты бьют по башке, — промычала сиседка. — Так что будешь делать?

— Ладно, не гони… Ничего. Давай, ты скажешь мне адрес, и мы попрем к мамке? Лады?

— Ага, — усмехнулась Ини.

Я приготовился слушать, как вдруг перед глазами возник розовый кулачок, свернутый в тугой кукиш.

— Может, я умней стула, не спорю. Но точно не полная дура! Скажу, когда мы приедем.

— Стой, зачем ты тогда сюда перлась?

— Чтоб вытащить тебя-дурака!

Да… вот она женская логика. Я чуть с ума не сошел. Ини могла выставить условия по телефону. Хотя да, тогда б ее точно послал. А так можно ходить за мной, медленно промывая мозги.

Только все не так просто, как кажется! Я заметил рослого человека в сером плаще, который засунул руку в нагрудный карман, подходя к нашей скамейке.

Мужчина был хмурый и злобный. Его взгляд выражал лютую ненависть. Рука резко вырвалась из-под одежды. В ней была пачка сигарет. Мужик согнулся и нервно закурил, проходя мимо нас.

Я чуть не врезал этого дядьку. Без Ини было плевать. А теперь опасность, казалось, на каждом шагу. С бабами одни проблемы. Теперь ясно, почему воюют одни мужики.

Интуиция давала красный сигнал, краснее, чем жопа гориллы! Хотелось свалиться с лавки, потащив с собой Ини, а потом закатиться за куст.

— Марк, ты едешь со мной? Анна очень волнуется. Давай, к закату будем на месте, — сказала сиседка, глядя на меня, как на полного идиота.

— Ага, да, конечно. Только уже не сегодня.

Ини ахнула оттого, что я согласился. На ее губах мелькнула улыбка. Заметив это, я тут же добавил:

— Ты права, без мамы не разберусь. Не знаю, зачем вообще сунулся.

— Нууу, все мы совершаем ошибки. Я вызову такси к парку? — звонко воскликнула Ини.

— Нет. Не так быстро. Надо пока подождать.

Эти слова я произнес полушепотом. Склонился к девушке и объяснил, что за мной весь день наблюдают. Надо пока затаиться, чтоб свалить из города рано утром.

Сначала Ини нахмурилась, что-то подозревая. Но во время моего рассказа начала невольно кивать и даже открыла рот от жгучего удивления.

— Если они везде ходят, то надо маскироваться, — настороженно промямлила Инга.

Она взяла «дедовскую фуражку», натянув ее чуть ли не на глаза.

— Это, по-твоему, маскировка? — хмыкнул я. — Вот — настоящая маскировка!

Ловко надел медальон, потом приклеил усы. И сиседка чуть не шмякнулась с лавки.

— Ого, это…

— Да, рядовой.

— То есть это…

— Оно самое, салабон.

— Погоди! — Ини взяла меня за плечи. — Правда, что ты убиваешь людей и отрезаешь им головы?

— Ты это по телеку видела? — усмехнулся в ответ.

— Ну… там сказали.

— Конечно! Раз уж сказали, — хихикнул с сарказмом. — Пошли! А то самим башку оторвут. Здесь долго ошиваться нельзя.

Путь до Радианала прошел без проблем. Мы просто подкатили на такси к самому входу. Увидев, гостиницу, где я живу, Инга чуть не свихнулась. Она задала пару тысяч вопросов, пытаясь понять, как сопливый задрот оказался в этих апартаментах.

— Хех, ерунда. Ну не в канализации же мне зависать? — отмахнулся от всех расспросов, подходя к роскошному зданию.

Вскоре мы прошли пост охраны и приблизились к гребанному арабу. Заметив меня, он с ходу воскликнул:

— Значит, говоришь, страшные бабы?

— Не понимаю, о чем идёт речь, — наигранно выдавил я. Ини слегка испугалась. Но араб тут же взял себя в руки.

— Приветствую в нашем отеле, — деловито выдавил он. — Помните, только миссионерская поза.

— Чего??? — вытаращила глаза Ини.

— Ничего, это он сам с собой, — бросил я.

Вскоре мы уже были в номере, где слегка отдохнули, а после решили перекусить. Для этой цели я сходил заказать еду. Когда вернулся, Ини ходила по комнате, как великий полководец перед атакой.

Увидев меня, она всплеснула руками, сказав:

— Марк, что с тобой? Ты хотел один воевать с целой армией? Объясни, как ты не испугался. И вообще… Как так вышло?

— Никак, — улыбнулся в ответ, закрывая дверь в номер. — Просто я попаданец в тело этого парня, а сам живу в другом мире.

— Нет, опять твои азиатские книги! — воскликнула Ини. — Может быть ну его, того Патрика? Отсидимся или уедем куда-то.

— Эээ, нет, сеструха, — перебил ее я. — Ты ж сама говорила, что надо собраться всем вместе, чтобы дать им по заднице?

— Да, Прости. Я не знаю. Просто…

— Тремор очка перед боем, — подмигнул я, садясь на кровать. — Знаю, такое бывает. Но помни, салага, спокойствие на войне заменит сотню патронов.

— Да, наверное, да, — заявила сиседка.

Не знаю, как насчёт битвы. Но в плане выноса мозга Инга была просто класс. Я понял, что придется несладко. К счастью, скоро принесли наш обед.

Ини оказалась голодной. Она залпом выпила кофе и проглотила булочку с мясом. Я последовал ее примеру, наслаждаясь, наконец таки наступившим спокойствием.

Правда, это длилось не долго. Отставив пустую чашку, сеструха начала снова ныть.

— Может, поедем сегодня? Тебя же никто не узнает, — сказала она.

— Да, давай через полчаса, а то тяжесть в желудке какая-то, — наивно ответил ей.

— Хм, но мы почти, что не ели.

— Да какая разница, нахрен? Сказал, сиди смирно! Что сложного? — не выдержал я.

— Ах так! Будешь орать, не узнаешь адрес своего гангстера. Не забывай, кто тут главный! — пискнула девушка, встав со стула, на котором сидела все это время.

Я почувствовал, что мозги медленно закипают, как вдруг Ини, наконец-то поникла. Девушка опустила голову и стала рассматривать щеки. Она споткнулась на ровном месте, дальше легла на кровать и начала мямлить что-то неясное, скорей всего, угрожающее.

Да! Ясен хрен, я подсыпал сеструхе снотворное. Играть по ее правилам было глупо, как и слушать тупые претензии. Надо было действовать, и как можно скорее…

В отеле находился автомат с магическими хреновинами. Там были не только капсулы исцеления, но и лёгкое снотворное для тех, кто не может вырубиться после напряжённых сексуальных боев.

Ведь сюда перли затраханные извращенцы, для того, чтоб подклеить вагину или подмотать сломанный член белым скотчем.

Короче, я набрал снотворных штуковин и нашпиговал ими порцию Ини, как мишень свинцом при стрельбе.

Могло, конечно, и не сработать. Если что, мог пойти путем Анны, вырубив строптивую девку… В таком случае, можно не рассчитать и убить. Тогда пришлось бы тренироваться ещё, признав, что я не эксперт в этом деле.

Но мне повезло. После короткого ворчания, Инга, наконец, отрубилась. В мои руки попал ее телефон, где начал рыться с упорством крота-наркомана.

Ини не разбиралась в информационной безопасности, настолько, что просто капец. Спустя минут десять, я нашел небольшую заметку, где был указан день рождения какого-то дяди.

Сразу стало понятно, что это все полный бред. Открыл незащищенную информацию и увидел один адресок. Я не очень разбирался в городской карте. Но с помощью интернета понял, что искал козла Роберта не совсем там.

Его халупа находилась в одном глухом месте, где не было ничего, кроме заброшенного завода. Он окопался в глухом лесу, сразу за чертой города. Вроде не совсем далеко… Такой темный угол, куда никто не заглянет.

— Гнездо дятла найдено, — процедил я, положив окнет рядом со спящей Ини, которая, кстати, храпела, будто бухой дровосек.

Осталось сделать только два дела. Первое — вернуть тупую шантажистку домой. Второе — проверить все данные. Идти в атаку в слепую, все равно, что не поднимать стульчак в туалете. Ошибки не избежать! Потому, решил малость подстраховаться.

Сначала, конечно же, Ини.

Когда за окном потемнело, я растолкал девушку, сказав, что мы едем домой. Она ещё крепко спала. С трудом осознав, что к чему, поднялась с кровати как зомби. Я взял ее под руку и повел из гостиницы.

Дальше было такси, поездка по ночным улицам. Ини опять отрубилась, что было мне как раз на руку. Мы доехали до деревни, рядом с которой находилось логово моей мамки. Там я вышел у остановки автобусов, вытащил заспанную сиседку и… бросил ее на лавку в бетонной коробке.

Ини мямлила что-то о том, какой я кретин. Но было уже наплевать. Дождался, пока она задремала, а сам позвонил маме, сказав, что мы решили вернуться.

Все сработало хорошо. Минут через десять Анна уже примчалась, не думая об опасности. Она ворвалась в «коробок остановки», где была Ини.

А я в это время сидел в далёких кустах, откуда это все наблюдал. Осталось только вызвать такси и свалить. А, ещё пришлось пережить кучу вызовов, которые чуть не взорвали окнет.

Это было не важно. Сейчас не до воплей взбешенной мамаши. Я мчался на такси к огням черного города, готовясь к последнему бою.

Глава 24

— Прости, что не давал тебе прохода в школе и навязался в гости в тот вечер. Я просто люблю тебя больше жизни. С первой нашей встречи моя душа тянется к твоей, будто они связаны незримой нитью. Ради тебя я готов на все! Даже сразиться на ринге с Вшивой Сракой! — сказав это, я для верности охнул и положил ноги на обшарпанную дужку скрипучей кровати.

Да… новый отель был похож на помойку в отличие от блистательного Радианала. Но это единственный шаг свалить ото всех, чтоб хорошенько подготовиться к боевой операции.

— Нет! Все не так! Я же сказала, что его зовут Шиу Скара! Он главный злодей серии азиме Наследник ахрилайна! — завопила в трубку Мияко.

Да… я болтал с ней по телефону. По ощущениям, часа два. За это время мы разыграли десяток сцен из разных долбанутых произведений, написанных клиентами дурки. С этим надо было завязывать. Как-никак, на кону стояла судьба всей семьи, а времени оставалось не много.

— Фуух, — сказал я, с трудом сдерживаясь, чтобы не материться. — Все ясно. Я не правильно прочитал имя какого-то упыря. Извини. Знаешь, если мою семью порубят на шаурму, это будет на твоей совести.

— Что, ты о чем? — нервно спросила японка.

— Дело! Наше чертово дело.

— Ах да, точно-точно, — протараторила девушка. — Это не сюжет книги, это в смысле реальность. Так вот, я узнала. Но сначала обещай подыграть мне в школе после каникул.

— Если мою задницу не обжарят на вертеле под майонезом, тогда да… может быть, — процедил я, чувствуя, что готов придушить азиатку прямо через телефон.

— Ооох, ты такой нервный. Мне это нравится! Значит так, слушай внимательно, — выпалила девчонка, и наконец-то (слава богам) выложила всю информацию.

Орден дракона оказался могучим кланом. Не знаю, как Мияко узнала, но ее данные были бесценны. Начнем с того, что Ини оказалась права. Петушок Роберт прятался там, где указала сиседка.

Помимо этого, я получил данные о времени проведения ритуала, безопасном пути подхода, охране территории и не только. С азиатами страшно шутить. Они все про всех знают! Хотя, мне от этого сейчас только лучше.

— Да, да, буду бегать за тобой в школе, как ссаный щенок, — промямлил напоследок и сбросил вызов.

Потом встал с кровати и подошёл к треснувшему окну с грязным, обшарпанным подоконником, на который было страшно облокотиться. Взглянул на городскую окраину, дома которой напоминали груду мертвых мутантов.

Так… осталось всего лишь три дня. А мне ещё покупать артефакты, обходя местный закон. Не соваться же туда с голым членом! Нужно как можно больше оружия.

Время летело быстрей с каждым часом. Казалось, за мной следят даже бродячие псы. Я вел себя осторожно, как никогда, забыв о том, что недавно ловил упырей на живца.

В целом, план удавался неплохо. Меня не нашло Братство силы, как и мамка, которая теперь тоже бегала в поисках Марка.

С артефактами вышла запара. Несмотря на хорошую плату, мне не продали ничего супер мощного. Пришлось взять несколько слабых камней, которые подходили. Но даже этого было достаточно, если действовать грамотно.

Готовясь к решающей битве, я позаботился о защите. Удалось купить отличный браслет, который можно держать на руке и включать, когда требуется. Это позволит, в случае чего, создать оболочку для спасения моей шкуры.

Обвешивать себя оружием и патронами не хотелось. Потому взял парочку пистолетов с несколькими запасными обоймами. Одежда… Специальную экипировку не брал. Здесь не казарма, где все по уставу. Можно воевать и в своем, к тому же, уже привык.

Время закончилось быстрее, чем мне хотелось. Нужный день подлетел на всех парах, долбанув меня по башке монтировкой. Утром делал вылазку, пытаясь понять обстановку, царившую в городе.

Ощущение слежки было просто чудовищным. И чтобы все не сорвать, решил передвигаться единственным верным способом, по туннелю центральной канализации.

Не успел опомниться, как настал вечер. Тут я понял важную вещь — связаться с Пистоном не выйдет. А сам я могу заблудиться в лабиринтах говна, получив нелепую смерть вместо славной победы.

Делать было нечего. Надо валить пешком или на машине. Но, сначала, лучше проверить.

Выйдя из отеля в нужное время, я сел на маршрутку и доехал до района, где (вроде бы) шастал Пистон. Там стал посреди улицы, наклонился к чугунному люку и слегка постучал.

Ответа, конечно же, не было. Тогда перешел к другой дырке, где повторил то же самое. Для верности, попробовал третий раз: приоткрыл люк и громко крикнул туда, призывая дебила.

В ответ только полная тишина.

— Слышь, мужик, что, сатану вызываешь? — хихикнул за спиной кто-то, когда уже хотел прекратить этот бред.

Я обернулся и увидел высокого дядьку в желтом свитере. Обычный городской олух. К Братству отношения не имеет. Идет с потасканным пакетом, видно, из магазина.

— Твоего мужа зову. В чем проблема? — ядовито улыбнулся в ответ.

— Ты на что намекаешь, шизоид? — прогремел он.

Думает, если я мелкий школьник, значит все можно. Ничего, разминка перед дракой не помешает.

Хотел уже врезать дятла, чтоб его жирная харя не путалась под ногами. Как вдруг из канализации раздалось:

— Ты призывал меня, командир? Я готов к великой войне! — при этом люк слегка дернулся.

— Ооо, эээ, там что, правда что ли? — спросил дядька, уронив свой пакет.

— Ага, а ты думал? Будет тебе апокалипсец по самые помидоры, — подмигнул я.

В тот момент, люк открылся. Мужик бросился прочь, как ошпаренный. А на меня уставился мелкий пацан в идиотской каске, похожий на настоящего демоненка.

— Да начнется великая битва! — заявил он.

— Лезай обратно, головорез. Сейчас меня малость проводишь, — отчеканил я, и Пистон скрылся в недрах колодца.

Вскоре мы уже шли по туннелю, с трудом держа равновесие на скользком бетоне. Казалось, еще пара шагов, и примешь вонючую ванну. Но Пистона это совсем не смущало, он резво шевелил ногами, оставляя меня позади.

— Слушай, мы будем пилить до мусульманской пасхи! — в какой-то момент, сказал я. — Ты говорил, что будет недолго.

— Так и есть! Канализация обладает свойством перемещения! — деловито воскликнул Пистон.

— Еще скажи, что дерьмо — это волшебное зелье, — вяло откликнулся я.

— Прости, Марк. Просто твой район слишком дальний. Там все туннели хреновые. Ты не против слегка проползтись? Недолго, метров пятьсот?

— Нет! Я не сраный червяк! — откликнулся, рассматривая склизкий пол, который будто измазали соплями.

— Хорошо… тогда вот сюда, — проворчал проводник. И мы свернули налево.

Пистон был на редкость сосредоточен, хотя в прошлый раз болтал, как скотина. Мне было тоже не до бесед. Крепко сжимая пистолет, преодолевал все новые метры.

В какой-то момент, показалось, что мы идем целые сутки. Хотелось спросить, когда доберемся, как вдруг послышались чьи-то шаги.

Пистон, как всегда, очканул. Он замедлил шаг, дождавшись меня, и чуть слышно простонал:

— Слесарюги!

— Плевать, — отрезал в ответ и пошел вперед, как ни в чем не бывало.

— Погоди, но они ж… — промямлил напарник.

Вдруг из-за угла вышли два человека. Все, как и в прошлый раз: в синей форме с оружием в руках, лица злые, туши как у бегемотов на анаболиках. Последнее — хорошо, даже очень.

Я заметил, как один открыл рот в стиле: «че за херня?» Второй вытаращил глаза и стал поднимать корявую железяку.

Тогда прогремел мощный выстрел, а следом еще один. Я был настолько на взводе, что не успел толком подумать. Руки сами сработали автоматом, и два здоровяка шлепнулись в грязную воду, как мешки с дерьмом.

— Марк, как ты это! — закричал провожатый. Его голос был громче выстрелов.

— Железные пульки. Сам же говорил, если помнишь, — бросил в ответ.

— Они что, умерли что ли?

— Нет, блин, наелись и спят. Идем, давай, не тупи.

Пистон, округлив глаза, рассматривал дохлых скотов. Но все же взял себя в руки, выйдя вперед. И мы продолжили путешествие, которое длилось еще черте сколько.

Я понял, что могу устать до сражения. Получится, победил сам себя, без помощи всяких там братств. Плевать на всякую хрень. Надо выходить где получится и звонить в такси.

Хотел озвучить эту чертову мысль, поставив точку в сортирной прогулке. Но Пистон начал первым.

— Вот здесь, — сказал он. — Дальше полная жопа. Выходи, заводской район как раз тут.

— Жопа? Как будто до этого был дворец. Ладно, где лестница? — ответил без лишних раздумий.

Паренек тихо указал пальцем. И я стал подниматься по ржавой мокрой конструкции, которая, казалось, вот-вот развалится.

— Такое чувство, что она из сухого говна, — процедил, с трудом преодолевая ступени.

Добравшись до поверхности, я попробовал люк. Ага, вроде бы открывается. Собрался с мыслями и обратился к Пистону. Сейчас его помощь была очень нужна.

— Зашибись, сейчас попрет дело. Смотри, значит так, — отчеканил, а потом взглянул вниз.

Пацана уже не было рядом, что и следовало ожидать. Он свалил. Хотя, главное и так получилось. Я рядом с курятником Роберта. Значит, надо переть напролом, остальное уж как-нибудь после.

Стараясь собрать все силы для решающей схватки, аккуратно отодвинул крышку. Выбрался на поверхность и понял, что здесь сраная глухомань.

Я оказался на месте, которое показалось дорогой. Точнее, сейчас здесь асфальт и трава, и низкие деревца, еще мусор. В последних лучах заката виднелись черные громады домов, где не было света.

Может, я тупо ошибся? Это не тот район. Или адрес Роберта не такой. В общем, здесь не будет жить даже конченный нищеброд, такой как хозяин моего тела. Не говоря уже о влиятельном папике.

Несмотря на это, я решил осмотреться. Направился вперед, пытаясь отыскать ориентиры. Место вроде бы то. Только коттеджей с дворцами не видно.

Я шел какое-то время, чувствуя себя полным олухом. На город медленно опускалась ночь. Все становилось серым и тусклым. Вот тебе и последняя бойня. Только зря подготавливался.

— Сука, да где же твое гнездо? — прошипел с жуткой досадой.

В кустах блеснул огонек. И я, как охотничья собака, бросился в его сторону. Пришлось продраться сквозь цепкие дебри, подойти вплотную к заброшенной двухэтажке, которая до краев наполнилась ночным мраком, выливая его из выбитых окон.

Твою медь! Это просто бутылка, которая лежала на бетонной плите и отражала последние лучи солнца. Захотелось пальнуть в нее из ствола. Хотя, это было бессмысленно.

— Ладно, отсос засчитан, — с досадой промямлил под нос.

Лишь тогда заметил странную вещь. Кусты впереди обрывались. Как-то резко и неестественно ровно. Это может быть овраг или речка. Но я ж не полный кретин.

Перехватив ствол поудобнее, резко рванулся вперед. Вскоре мои ноги топтали отличный асфальт, на котором не было ни единого бугорка, не говорят о траве или трещинах. Дорога оказалась узкой, зато очень качественной. В глухомани так не бывает.

Это хороший знак! Значит, цель уже где-то рядом. Чувствуя приятное предвкушение, я бросился по-над кустами в сторону, где могла находиться цель. Шел бодро, но не бежал. Прислушивался к каждому шороху. Так, никаких фонарей, ограждений, постов охраны. Все, как и было разведано: дом в глухом месте, о котором никто не знает. Отлично…

Но где сам коттедж? Думая об этом, я шел все быстрее. Темнота постепенно сгущалась. Теперь глаза различали только самые крупные объекты. И одним из них был забор, в который чуть не стукнулся лбом.

Черт, вот это настоящая маскировка. Дорога закончилась резко. Не блистательным дворцом крутого барыги, а кустами и низким забором, вроде бы деревянным. Недолго думая, я прижался к твердой поверхности и хорошенько прислушался.

Ага, похоже, что никого. Может он сегодня вообще не приехал? Ладно, пойду до конца. Потер артефакт на запястье, ощутив лёгкую вибрацию. Перед глазами что-то мелькнуло. Отлично, значит можно идти на штурм базы.

Быстро перепрыгнул забор с ловкостью молодого кота. Спасибо лёгкому телу подростка. Приземлился на мягкую землю. Так, сад какой-то с деревьями. Вдали виднеется дом, совсем небольшой, похожий на реальную дачу обычного работяги.

Там горит окно. Значит это и есть моя цель. Хотел уже двинуться дальше, как из-за дерева показался человек с фонарем. Жёлтый луч полетел в мою сторону, но я в ответ врезал эрией. Не сильно, чтоб особо не истощаться.

— Ууух, черт, — раздался сдавленный стон, и тело упало на землю.

Подскочил к нему, посветил фонарем и понял, что это бандит Братства силы. Научился различать их козлов. Точно тайная база. Что ж, сравняем ее с землёй. Только так можно это закончить.

Подсвечивая себе фонарем, стал двигаться короткими перебежками. И вскоре оказался возле окна, где вроде бы кто-то был. Стекло закрывали шторы, лиц не было видно. Но судя по силуэтам, какой-то высокий мужик стоял на коленях. Молился, читал заклинания, в общем, это не важно.

Рядом сновал сутулый чудак с бородой. На столе явно что-то дымилось.

— Что ж, дебилы, встретимся на том свете, — тихо прошептал сам себе.

Тогда окно и стена дома разошлись в разные стороны. Это оказался экран. Огромная хрень, которая передавала картинку. Причем очень реалистично.

Черт, меня накололи. Засада! В голове что-то щелкнуло, в животе стало холодно. Не успел дернуться, как сзади послышались шорохи. Конечно! Они окружают. Классика, мать его, жанра.

Из экрана полезли солдаты. С боков подходили ещё. Да их человек двадцать, не меньше! Только сейчас осознал, что я полный баран. Это была ловушка!

Роберт настолько свихнулся от горя, что постарался как надо. Он создал иллюзию, будто ноет по сыну вдали от людей. Жалкий и разбитый, без соратников и охраны. В это поверили все! Начиная от зануды Ини, заканчивая людьми из Бойцов и осведомителями Ордена дракона.

Он готовился долго, сжимался тугой пружиной, чтоб потом жахнуть как надо. И удар получился отличным. Чертово тело подростка, чертово желание всех порвать. Я не думал мозгами, включил крутого вояку, недооценив, мать их, противников! Элементарная ошибка сраного школьника. Так я и есть… в общем ладно.

— Падла! — выкрикнул и в кого-то пальнул.

Оскорбление относилось ко мне. Злился на себя больше, чем на этих кретинов. Вроде кого-то подранил. Но ответный выстрел заставил меня резко дернуться.

Защита остановила пулю, хотя тело рвануло назад. Непонятно откуда появился свет прожекторов или фонарей. Оружие, злобные рожи, магическое сияние! Все крутилось чудовищной каруселью.

— Не рыпайся, сученыш. Заглохни! Теперь бежать некуда, — прогремел грубый голос.

Я понял, что это гребанный Роберт, и чуть не заржал. Охренеть, благородный мститель нашелся.

— Оружие брось! — крикнул кто-то.

В спину врезалось что-то тяжёлое, чуть не пробив защиту.

— Ладно, не кукарекайте, — нехотя сказал я.

Кинул пистолет на траву, оценивая обстановку. Эрия развита слабо. Всех я точно не положу. Долбанут с разных сторон одновременно, и хлипкой защите хана! Неплохо подготовились, суки. Против одного школьника. Ничего, пока слегка поиграем, а там посмотрим, что будет.

— Зачем ты убил моего сына, недоносок? — истерично воскликнул папаша.

— А зачем он валил всех подряд? — язвительно спросил я.

— Патрик не любил слабости! Он нес в мир чистую силу! Пока на пути не встал ты, сраный крысеныш.

— Не тебе говорить о крысах, говнюк. Твой гондон-сыночек пронес на кабу магический порошок. Я восстановил вселенскую справедливость, когда раскидал перья этого петуха по рингу, — медленно, с расстановкой, чтоб слышали все, выдал я.

Бандиты ахнули, как мелкие телочки. А перед моим лицом вырос дядька в странном кожаном пиджаке. Мужик был очень здоровым. Хотя, Патрик ему почти, что не уступал. Глаза громилы горели от гнева, правая рука мерцала синим сиянием.

Глава 25

«Не подведи, барыга потный!» — последнее, что подумал я. Если продали хреновую защиту, то можно смело покупать билет на тот свет.

Синяя вспышка мелькнула как адская молния. В голову врезалась бетонная плита, обернутая поролоном. По крайней мере, так показалось. Я отлетел назад, стукнулся о землю и кувыркнулся, как акробат.

Тело гудело старинным трансформатором. Зрение на секунду пропало. Но главное — я не подох. Барыге надо передать чаевые…

Как только пришел в себя, вокруг послышались шорохи. Бандиты подбежали ко мне и наставили пушки. Еще бы… страшно терять из вида опасного школьника.

— Ну как, чмо? Болтать расхотелось? — раздался звериный рык Роберта.

— Болтать… у тебя во рту… членом, — с трудом выдохнул я, подняв голову.

Рядом взорвалось что-то яркое. Меня слегка ослепило, и оглушило; в рот набилась земля. Стало ясно, что лучше пока успокоиться. Иначе, они прибьют меня раньше времени.

— Походу, выкидыш замолчал.

— Язык в очко запихнул, — послышались грубые голоса. Раздался громкий смех и неясный галдеж толпы гадов.

— Заткнитесь! — спустя несколько секунд, прервал братву Роберт.

Я немного отдышался, увидев его перекошенное от злости лицо, которое напряженно сказало:

— Слушай сюда, дерьмо мелкое, есть одно дело.

— Какое? — простонал я, ощущая, что быковать пока глупо.

— Если будешь говорить, то умрешь легкой смертью. А нет, тебя порвут на куски и скормят бродячим собакам. Живьем! — последнее слово он выдохнул с особым азартом. Маньячина покруче меня, могли бы стать друзьями, если б он не был пидором.

— Хочешь поболтать о погоде? — сказал я, сплюнув землю, которая хрустела на зубах это время.

— Не совсем, — процедил чертов Роберт. — Есть пара вопросов, щенок. Откуда у тебя столько силы? Петра не мог убить простой сосунок! Я в это никогда не поверю!

— Откуда? Тебе это важно, папаша? — спросил, окончательно придя в себя.

Карманы моей одежды были довольно глубокими. Из них ничего не могло выскочить просто так. Потому артефакты пока сохранились. Я знал, как пользоваться смертельными штуками.

Оставалось долбануть Роберта, чтоб загнулся. А дальше, пусть меня хоть в сортир опускают.

— Говори. И уйдешь из жизни спокойно, — сказал Роберт после небольшой паузы.

— Откуда у меня эта сила? Хм, братан, дай подумать, — ответил я. — Может быть, я не знаю. А спроси у своей мамочки, петух сраный!

Я начал немного напугано, а закончил резким воплем, от которого все содрогнулись. Роберт открыл рот, его огромный кулак опять загорелся. Я вытащил артефакт, напрягая пальцы руки, как положено по инструкции.

Еще мгновение, и все бы закончилось. Если б не шквальный огонь.

Камень в моей руке вспыхнул оранжевым светом, но не успел выдать сгусток энергии. Ведь все вокруг пошло ходуном.

Пули вспахали землю, разметали осеннюю траву. Всюду полетела кровь и мясо гребанных гадов. Я заметил, как несколько человек превратились в рваные мешки плоти, остальные бросились прочь, залегли.

Роберт выругался и кинулся в сторону. Похоже, он испугался. Еще бы, это тебе не пацана всей бригадой окучивать.

Мне пришлось вжаться в землю, чтоб не лишиться башки. Судя по звукам, это бил пулемет. Он гремел очень грозно и странно. Я слышал такое лишь один раз в своей жизни. Когда мы были у бабки…

«Отлично! Анна меня откопала! Так еще бабулю взяла, с подарком», — радостно подумал я. Но тут огонь прекратился. Стало ясно, что это только начало.

Роберт вскочил на ноги и бросился на меня. В одной руке у него был пистолет, другая горела гребанной синькой.

— Иди к сыночку, петух недоделанный! — крикнул я.

Поток оранжевого пламени вырвался из артефакта и врезался в грудь упырю. Разошлась прозрачная волна, едва заметная в тусклом свете.

Конечно! У него тоже защита. Все-таки догадался, гаденыш.

Только это не помогло. Роберт заорал, как ужаленный. Его громадная туша поднялась в воздух и свалилась в кусты. Отлично, оставалось добить эту гниду!

Я поднялся на ноги, не думая ни о чем, кроме цели. Бросился вперед, но поймал сразу несколько пуль. Несмотря на защиту, меня сильно качнуло. При этом сделалось больно. Похоже, браслет стал малость ослабевать.

Не успел об этом подумать, как свалился на землю, уткнувшись носом в какую-то клумбу. Резко перевернулся. Но тут на меня прыгнул огромный мужик.

— Что, гондон! Что, гондон! — дико заревел он.

Дядька замахнулся кулаком… От такого защита могла не помочь. Но у меня было кое-что лучше.

Ни секунды не медля, жахнул эрией, что было силы. Выпустил столько энергии, сколько смог. Хотелось не просто убить этих тварей, а порвать на куски.

Примерно это и вышло. Мужик опустил руку, будто она превратилась в вялую плеть. Глаза бандюги расширились, рот слегка приоткрылся, а тело как-то размякло.

— Отправляйся в задницу, черт! — простонал я, напрягая все силы.

Голова выродка взорвалась кровавым фейерверком. Тело шмякнулось в сторону. Я вздохнул, стерев с лица капли крови, и наконец-то, слегка осмотрелся.

Так-с, тут была не только Анна, но и другие солдаты. Или солдатки… Отовсюду слышались женские вопли, выстрелы и свист магических лучей.

В тусклом свете фигурки сталкивались между собой, дергались, падали, извивались в причудливом танце. Казалось, сошлись мощные армии в битве за главную высоту.

— Вот это я понимаю, тусовка! — усмехнулся и встал на ноги.

Достал второй артефакт, который сразу же пустил в ход. Несколькими зеленоватыми лучами сбил трех бандитов, которые шли в наступление, еще поджог дальний куст.

Кстати да, об огне. Постройки на территории сада горели. От пожаров шел яркий свет, дым немного резал глаза.

— Маркуша, ты тут? Ну, наконец-то! — раздался плаксивый голосок Анны.

Обернулся и увидел женщину в кожаном наряде с шипами. Не знаю, как описать, но в таких шмотках выступают чертовы стриптизерши. Здесь были высокие сапоги, обтягивающие штаны, корсет, превращающий груди в два сочных шарика, и не только.

Мать бросилась меня обнимать, но чувство испанского стыда заставило отстраниться. Психика Марка била тревогу. Он не мог даже представить, что мамка на такое способна.

— Сынок, ты чего? — воскликнула Анна, а потом осмотрела себя, будто чем-то испачкалась. — Ах, вот оно что… Это боевой костюм амазонок. Он мне немного мал.

Из дымной темноты вынырнул парень, у которого в руках блестел нож. Анна взмахнула цепью (а у нее в руках была цепь), и боец, схватившись за шею, брякнулся в сторону.

— Хех, вот в чем дело. Да уж, не хило дерешься. Хотя, оладьи с сыром у тебя получаются лучше, — промямлил я, находясь в полном шоке.

— Маркуша, прости! Мы с тетями слегка опоздали, — виновато процедила мама.

— Ничего, ерунда. Тети… это всегда вовремя, — сказал я, забыв о том, что вообще тут творится.

— Так, ты оделся слишком легко! Смотри, а то может продуть! — погрозила пальцем мама, уклонившись от энергетического шара.

— Хм, ничего… Метнусь домой за пальто, — выдохнул я, окончательно теряя связь с реальностью.

Краем глаза заметил, что в нас кто-то целится. Но тут под ногами взорвалось. Я отлетел в сторону. Защита почти не работала, но остатки ее магии сохранились. Благодаря тому, прочесал животом камни, не получив больших ран.

— Сколько можно меня швырять?! Я хочу драться, а не месить башкой землю! — выпалил, желая порвать на молекулы этих ушлепков.

Резко поднялся на ноги. Двинулся в сторону боя, понимая, что откинуло меня слишком сильно.

Из кустов вылетел Роберт. Он был сильно потрепан, на губе виднелся кровавый подтек, одежда немного изорвана.

Да, видно попал под раздачу! Бабы хорошо его нахлобучили. А я закончу дело, раз уж на то пошло.

— Ты! Тыыыы! Уррррагрххх! — захрипел отец Патрика.

Его рука снова налилась магией, и мужик бросился на меня взбешенным быком.

Стало ясно, что это последняя схватка. Я немного расставил ноги и подался вперед. Выставил руки в подобии магического жеста, долбанув эрией.

То ли магии было мало, то ли Роберт слишком силен. Но его башка оставалась нормальной. Мужик лишь немного замедлился, как-то странно завыл и продолжил свое наступление.

Не успел опомниться, как мощнейший удар (несмотря на поставленный блок) свалил меня с ног.

К счастью, эрия помогла. Я остался в сознании, хотя рожа оказалась разбита.

— Глотку разорву! Мозги выпущу! — заорал Роберт, дергаясь от бешеной ярости.

— Обычно, выпускают кишки, обрыган! — хрипло ответил я, и нащупал камень рядом с башкой.

Фух, хорошо хоть на него не попал. У меня просто супер везение!

Дядька бросился на меня. Он замахнулся ногой, решив до смерти запинать школотрона. Тогда ему в лицо врезался крупный камень, заставив отступить с бешеным воплем.

— На, жри, мститель мамкин! — крикнул я, вскочив на ноги. По лицу текла кровь, но было уже наплевать.

Роберт потрогал ушибленное место и снова бросился в бой. Я применил эрию, выжимая последние капли.

— Ддда сдохни ты уже, мразь помойная! — заорал что есть силы.

— Аааа, ты ублюдок, — рычал в ответ Роберт. У него из носа потекла кровь.

Но мужик все равно смог дойти и ударить. Конечно, не очень сильно… Хотя, этого было достаточно. Я пропустил прямой в лоб и провалился в темную пустоту.

Неужели это она? Та самая старая шлюха смерть. Как-то просто и странно. Ощущение скорее приятные, спокойные вроде.

Черт, что такое? Мое тело пронзила боль. Лёгкие наполнились воздухом. Я ахнул, и резко очнулся.

— Убери! Я тебе его в жопу вставлю! Уйди! — вопил кто-то. — Нет! Хочу в глаза посмотреть, хочу видеть, как он подохнет! — Орал гребанный Роберт.

Судя по голосу, он принял восстановительную капсулу и чувствовал себя лучше. Вокруг столпился народ. Мля, опять меня облепили. Да что за битва такая? Я больше валяюсь, чем дерусь с упырями!

Не успел толком очнуться, как почувствовал резкую боль. Мои кости ломило, голова разрывалась, лицо вроде сильно опухло. Так, что один глаз тупо не открывался. Похоже, отец петуха пинал меня, пока я валялся. Ещё бы! Быть чмошником — это семейное.

Несмотря на жуткие повреждения, мозги немного работали. Стало ясно, что правую руку мне не поднять. А левая вроде работает. Судя по звукам боя, часть гаденышей сдерживала амазонок. Остальные прискакали сюда. Они знали, что я не сдамся. Готовились завалить меня без лишней херни.

Что ж, значит надо действовать быстро.

— Роберт, он слишком опасен! Может ему ещё последнюю волю исполнить? — говорил какой-то бандит.

— Я не хочу, чтоб убийца моего сына сдох так легко! Не тебе судить, Итан! — рявкнул в ответ петушок.

Послышались голоса других дятлов. Они хотели меня укокошить. Но сам главарь, как ни странно, выступил в роли спасителя. Отлично, разлад в голубиных рядах!

Пользуясь этим, я сунул руку в карман. Достал оттуда капсулу эликсира и принял ее без раздумий. К счастью, она не разбилась. Да, это был крутой препарат, специально купленный в лавке боевых артефактов.

Тело стало ломить, я дернулся и слегка застонал. Под кожей, будто что-то зашевелилось, заглаживая мои раны.

— Эээ, гляньте, парни! — заорал кто-то.

Бандитские рожи тут же повернулись ко мне. Роберт подскочил с диким рыком.

— Что с ним такое? — проревел он.

— Сожрал восстановитель, скотина! — откликнулся кто-то.

— Откуда у пацана эта хрень?

— Ничего! — отрезал Роберт, широко улыбаясь. — Это ему не поможет!

На меня направили пистолеты. Сам Роберт достал кинжал. Эрия вроде закончилась. Капсула не могла пополнить ее запасы.

Несмотря на это, я попробовал встать. Тогда отец Патрика замахнулся ножом; видно хотел бросить его мне в живот.

— Чтоб ты членом подавился, — выдохнул я.

Сталь увесистого ножа в тусклом свете напоминала смертельный луч. Мысленно приготовился ощутить в кишках острый металл. Но тут сверкнула какая-то вспышка. Двух мужиков раскидало, как мелкие щепки, остальные упали на землю и затаились.

Роберт все же кинул свой нож, но тот отскочил в сторону, врезавшись в невидимый щит.

— Что за дрянь?! — крикнул отец Патрика.

Тогда я поднялся на ноги, весело улыбнувшись.

— Разрывной лотос и рубящая рука, если не ошибаюсь, — хихикнул, глядя по сторонам.

И правда, недалеко стояла Мияко со своим чёртовым Эдвардом. Не думал, что так скажу, но я был рад видеть этих кретинов.

— Я тебя придушу! — крикнул Роберт, шагнув вперёд.

— Не стоит этого делать! Марк победил в поединке, хотя ваш сын был сильнее. Произошел несчастный случай, не спорю. Но тут должна разбираться комиссия. Смертельная месть в империи давно под запретом, — звонко прокричала японка.

— Да! Мы пришли это сказать! — крикнул Эдвард.

— Спасибо, мужики. А ещё — он мудак, — вставил я.

— Ха, что вы можете? Дети! Думали мы прогнемся перед бабами и сопляками? Убить их всех! Живо! — произнес Роберт.

Последние слова относились к солдатам, которые уже встали на ноги, понимая, что опасность не слишком большая.

Отец Пети вновь кинулся на меня. В этот раз у него над ухом свистнула пуля. Раздался гром выстрелов, заставив всех успокоиться.

— Тихо! Утку повторно не замораживать! Мы хотим выгул собак недорого! — крикнул какой-то мужик.

— Что??? — хором спросили все, включая меня и Роберта.

— Извините. Это мой начальник охраны. Он хорошо понимает по-русски, но говорит очень плохо, — сказала Мияко, походя ближе к нам.

— Вы обезжирены! Одно движение, и будем платить коммуналку онлайн! — снова воскликнул чувак.

— Мы вас окружили, сопротивляться бесполезно, — пояснила Мияко.

Один из бандитов дернулся. Но получил пулю в руку и взвыл, словно грязный щенок.

— И кто из нас на коне, мститель хренов! Сейчас твоя башка окажется на помойке, — произнес я, наступая на Роберта.

Тот ахнул и отошёл. Теперь главарь полностью потерялся. Казалось, его свинячьи глаза даже стали квадратными.

— Нет! — опять крикнула девушка. — Мы не будем никого убивать. Сюда должна приехать городская стража. Пусть все решает закон, — с этими словами Мияко подняла палец вверх, а Эдвард многозначительно кивнул.

У меня отвисла челюсть от этой шняги. Если здесь появятся менты, то моей шкуре точно хана. Ясное дело, что меня признают виновным, посадят, а потом тихо убьют. У Роберта чертова крыша. Только как это все объяснить? Тем более, в такой (!) обстановке.

Бандиты переглянулись между собой и стали шептаться. Я открыл рот, чтобы что-то сказать. Но тут Роберт взмахнул руками и крикнул, будто ему в задницу вставили дрель:

— Погоди, постойте! Я просто несчастный отец. У меня большие проблемы, мне нужна помощь!

— Чего? — ахнул я. Это было слишком уж странно.

— Господин, мы их порвем! — сказал кто-то.

— Что с вами?

— Погодите! — пропищала Мияко. — У него, налицо, психоз, вызванный глубоким моральным потрясением.

— Ага, скорей, потрясение жопы! — отозвался я.

И голос Роберта прогремел мощным эхом.

— Девчонка права, — крикнул он. — Я не знаю, что происходит. Кто эти люди вообще? Что мы тут делаем? Для меня нет ничего, кроме памяти о моем сыне. Прошу вас, поймите!

Бандиты ахнули, словно мелкие девки. Такого они точно не ожидали. Японцы стали переговариваться. Эдвард тупо молчал. А Мияко принялась читать лекцию о том, что при большом горе человеческий мозг дает сбои, превращая своего хозяина в безумца.

Да уж, кто б говорил. Психологиня, блин, чертова. Лучше б себя подлечила. Сидит на азиатских байках, как на наркотиках.

Несмотря на общую суматоху, я постарался собраться. Нельзя верить этому черту. Пусть хоть в ногах валяется. Шутить с таким гадом очень опасно.

— Марк, а что ты тут делаешь? — наивно спросил отец Патрика.

— Прогуляться пришел, — фыркнул я. Черт, ни магии, ни оружия, а то бы прикончил ушлепка, и дело с концом.

Поддавшись голосу интуиции, я отстранился назад. Роберт двинулся на меня, махнул рукой и выпустил из рукава странную пыль. Она напоминала тот порошок, что Патрик рассыпал на ринге!

Глава 26

— Нет, твою мать! — успел крикнуть я. Зажал рот рукой, но было уже бесполезно.

Перед глазами установился туманный экран. Я оставался в сознании, но только наполовину… Вроде все видел и слышал, а не мог ничего толком сделать.

Показалось, что подошли амазонки. Их было меньше десятка. Молодцы, бабы, дали жару! Кто бы знал, что они на такое способны?

Увидев отряд моей матери, японцы громко заохали. Глава охраны Мияко воскликнул:

— О, какие дамы! Вы нежное филе курицы!

— Спасибо за комплимент, — хихикнула кто-то.

— Что? Курица! Я тебе сейчас покажу! — закричала другая баба.

— Маркуша, Марк! Что вы сделали с моим сыном? — вопила Анна.

Но было уже слишком поздно. Мое сознание стало медленно отключаться. Ощутил, что лечу над землей.

Надо было прийти в себя. Оставаться бодрым, не спать! Ни в какую не вырубаться. Но нет, все не так просто.

Несмотря на огромные усилия, я влетел в какой-то туннель, а когда вышел оттуда, то понял, что лежу на земле.

Черт, это же просто перемещение! Уже хорошо… Роберт мог запросто отравить. Но он затупил.

Осмотрелся вокруг, стараясь скорее опомниться. Ага, вроде все то же самое: деревья, кусты, открытая поляна. Только построек и забора не видно.

Поднял глаза и заметил городские высотки, которые были вдали. Значит, меня выбросило за черту города. В чем, мать его, чертов юмор?!

Поднялся на ноги, машинально ощупывая карманы. Ну, конечно, там пусто. Оружие, артефакты — все потерял в этой битве. Хотя, это даже не битва. Гребанный сон наркомана!

— Что-то не так, сосунок? — послышался хриплый голос.

Обернулся и увидел крупного человека. Ночь была не особо-то темная. Присмотревшись, разобрал черты Роберта. Он тоже тут! Хорошо!

Или не совсем, ведь я теперь просто школьник, который может разве что убегать.

— Убить тебя — слишком малая плата! Мой сын достоин большей награды, — надвигаясь на меня, процедил Роберт. — Ты должен мучиться, ублюдок, ныть и молить о пощаде!

— Да ну, что еще? Ламбаду тебе не сплясать? — спросил я, а сам судорожно выдумывал план.

— Порошок для перемещений стоит не мало. Его нельзя использовать часто, вредно для здоровья. Но один раз ничего, ведь так? — продолжал чертов дядька.

— Один раз не Гондурас… — откликнулся я. — У тебя фантазия как у БДСМмщицы.

— Опять твои шутки, сопляк. Сейчас запоёшь по-другому! Посмотрим, кто кого. Только ты и я. Без магии, как на кабе. Как с моим Петей, все так же!

У мужика серьезно потекла крыша. Он старше меня раза в три и весит как целый танк. Какая может быть драка? Больше похоже на выходки педофила. Но говорить об этом сейчас бесполезно. Надо спасать свою шкуру, пока из нее не сделали отбивную.

— Давай! Дерись, сукин сын! Если ты такой сильный! — проревел отец Патрика, становясь в боевую стойку.

«Ага, конечно, сейчас! Только мозги в стиралку закину»

— Да! — крикнул я. — Сразимся, как мужчины в честном поединке!

Ясен пень, это блеф. Но мужик повелся и слегка успокоился. Он стал медленно наступать, подгадывая место для удара. В тот момент я бросился прочь.

Рванул со всей дури, будто сваливал от дворовой собаки. Сейчас было не до всякой фигни. Надо тупо спасаться.

— Эй! Ты зассал! Мелкий сосунок! — раздирался за спиной Роберт, но мне было как-то плевать.

Несмотря на крупное тело, мужик умел бегать. Я слышал его шаги, понимал, что гад меня скоро догонит. И тогда… Лучше даже не думать.

Тяжело дыша, быстро пробежал по поляне, заскочил в кусты, которые были здесь редкие. Хотя, это даже и к лучшему. Я летел по сухой листве, получая ветками по щекам. Сзади слышались маты, шипение, рев.

Мияко оказалась права. Он реально свихнулся. Такому место в ближайшей дурке. Но бригады медиков в кармане не завалялось. Оставалось тупо бежать, надеясь на ноги Марка.

И это был верный ход. Перескакивая через черные пятна коряг, петляя между деревьями, я все больше отрывался от Роберта, который заметно устал, потратив силы на крики с угрозами.

— Ты покойник, щенок, — последнее, что донеслось до ушей.

— Ага, мечтай, даун! — громко крикнул в ответ, ощущая, что скоро оторвусь от погони.

Мужик явно запыхался, а у меня оставались силы. Еще один резкий рывок, и отступление б состоялось. Если бы не чертова яма. Точнее, даже не так.

Это была неровность, которая не причинила вреда. В нее просто попала нога, что почти не заметно при легкой ходьбе. Но я летел со всей дури. Потому почудилось, будто земля ушла из-под ног. На миг потерял равновесие и долбанулся на листья, в который раз за сегодня.

Мозг работал лучше, чем когда-либо. Я начал тут же соображать, не теряя ни единой секунды.

Так, несмотря на все, Роберт все еще гонится. Я потерял темп, и пока поднимусь, будет уже слишком поздно. Он может настигнуть, схватить и напасть со спины. Значит, сделаю стратегический шаг, чтоб повысить шансы на выживание.

Не прошло и нескольких секунд, как ко мне подлетел чертов Роберт. Судя по грубому дыханию, он выплевывал легкие. Несмотря на то, мужик все еще был готов драться. И он получил свое.

Я вскочил быстро, насколько было возможно. Вместо того чтоб бежать, врезал противника палкой, которую успел подобрать.

Получилось не очень круто. Но Роберт слегка потерялся, отхватив по щеке деревяшкой.

— Крыса! Грязный… сопляк… — заорал мужик, задыхаясь.

— Ты дерешься с подростком, который меньше тебя! Хочешь избить слабого, пока это никто не видит. Еще думаешь, что это нормально! И кто из нас крыса, гондон? Ты сдохнешь в этом лесу. Я тебе кишки через жопу достану, — заревел, что есть сил, продолжая колотить Роберта.

Надо было найти что-нибудь поострее, длиннее и попрочнее. Но у меня не было топора и часа на подготовку. Потому досталась тупая коряга, которая только гладила гада.

Конечно, ему было больно, правда, без большого ущерба. А еще, палка вскоре сломалась, превратившись в два коротких куска.

Когда град ударов иссяк, Роберт посмотрел на меня, перестав закрываться рукой. Он сразу понял, в чем дело и перешел в наступление.

Не успел опомниться, как в меня полетел мощный кулак. Отбил его палкой, которая снова сломалась. Пришлось выбросить «оружие», рассчитывая лишь на себя.

— Ааа, затопчу, сука! — ревел психопат.

Я увернулся от очередного удара. В сознании всплыли приёмы, которые когда-либо знал.

«Только не идти напролом! Не идти напролом!» — крутилось в горячем мозгу.

Черт, урод зацепил по плечу. Он силен как бык, чуть не сбил меня с ног!

Понимая, что бегать долго не выйдет, я сделал нырок и врезал козла между ног, попав при этом и в низ живота. Роберт взвыл, отступая.

— Хотел драку, петух?! Ничего, щас получишь! — громко воскликнул я.

Затем провел четкую серию, осыпав козла градом ударов. Завалить его мне не вышло. Но это сейчас и не требовалось. Главное, я достал до лица, разбив мужику его нос, зацепив подбородок.

Это сбило противника с толку. Он открыл рот, выдохнув:

— Ты не мальчишка, не школьник!

— Молодец, что догадался, обсосок! Перед тобой, мать его, капитан Раст! — прорычал в ответ, чувствуя, что зверею.

Забыв обо всем на свете, я снова кинулся к Роберту. Начал атаку снизу, пользуясь мелким ростом. Урод получил по ногам, снова в пах, потом в грудь. Удалось врезать его в кадык. Этого б точно хватило, не будь я маленьким школьником.

Удары были слишком уж легкими. Для толстой шкуры этого бегемота такое явно не подходило.

Потому, я получил по башке, зашатался, чувствуя легкость в ногах, и медленно отступил.

— Сдохни! Сдохни, чмыреныш! — завопил Роберт.

Удар в солнечное сплетение, потом сразу в целость. Не так уж и сильно, мужик явно выдохся. Но я тоже не чертов робот. Этого оказалось достаточно.

Я ахнул и упал на колени, чувствуя, что лицо все горит, а в легких застрял комок тряпки.

— Вот так, гнида чертова! Это за моего сына! — из последних сил выдохнул растрепанный дядька.

Он ловко поднял с земли кусок палки. Тот, который был у меня, или другой, я не видел. Главное, что урод замахнулся, целясь мне точно в висок.

— Завалил ребенка, лошара, — напоследок выдохнул я. Что ж, это была славная бойня. После такого не грех и подохнуть.

Роберт оскалился, как злобный шакал. Казалось, его глаза светились во тьме без всякой там магии. Потом мужик охнул, закашлялся и медленно опустил свою руку.

— Ну, и? — выдавил я, чувствуя, что начинаю сходить с ума.

Может, ранил его в драке? И теперь гад не может продолжить? Не, я не мог. С такими-то детскими кулачками. А если сердечный приступ? Последствия перемещения?

Не знал, что и думать. Стоял как дурак на коленях, глядя как Роберт стонет и кашляет.

— Кха-кха, ааа, чертов скот! Как ты делаешь это?! Сын проститутки… — в конце концов, произнес отец Патрика.

— Чего? Я сам в шоке, — ответил чуть слышно.

Это просто капец! Даже боль отступила. Неужели у меня новый дар, о котором раньше не знал? Если так, то почему я не чувствую это?

Замешательство длилось недолго. Вскоре Роберт раскинул руки, выпрямил спину и завыл на луну, будто лесной волчара.

— Ты чего… Охренеть, — выдохнул я, с трудом поднявшись на ноги.

В груди Роберта что-то взорвалось. Причем очень сильно. На меня полетел пепел. Стоп, кажется, козел сгорел изнутри! Но это ещё не всё.

Голова с плечами и шеей упала куда-то в кусты. Руки отлетели в разные стороны. А ноги и часть живота вяло свалились на землю под собственным весом.

Я присмотрелся и понял, что за Робертом была черная тень, глаза которой немного светились. Стало ясно, в чем дело. В кои-то веки, я был рад этой встрече.

— Герман, чтоб тебя. Ты взрывной парень, — промямлил, с трудом улыбнувшись.

— Пришлось вмешаться, — сухо произнес маг.

Он подошёл ко мне. Стало ясно, что с учителем что-то не так. Даже в темноте его бледное лицо удалось разглядеть. Оно было каким-то… хреновым. Иначе, даже не скажешь.

— Я пришел не подтирать твои сопли, — маг кивнул в сторону останков Роберта. — Надо срочно идти.

— Стой. Куда? Там моя мать, нужно сначала восстановиться. Опять тупая учеба? Нашел время, солдат, — промямлил я, с трудом выдавливая каждое слово.

После того, что случилось, было не до разучивания заклятий. Тем более, сейчас ночь! Может быть, он свихнулся? За двести с чем-то лет можно легко впасть в маразм.

— Не учеба! Быстрее! Иди за мной, — Герман потянул ко мне руку.

— Эй! — отстранился я. — Говори, что за хрень. Иначе никуда не пойду.

Конечно, я нес фигню. Если надо, Герман утащит силой, как уже бывало ни раз. Но выпытать информацию мне хотелось. Достало тыкаться в пустоту слепым псом.

— Хрень? Есть… одна хрень! Надо предотвратить катастрофу. У нас мало времени! — сбивчиво протараторил учитель.

Потом схватил меня за руку. И началось привычное перемещение в его логово. Или куда-то ещё…

Конец второй части!

Продолжение выйдет после новогодних каникул. Примерно 10–12 января.

Спасибо, что были со мной. Спасибо, что ржали со мной)) Переживали за судьбу героев, следили за сюжетом, и вообще все подряд.

Так уж вышло, что книга закончилась в предпоследний день уходящего года. Поэтому всех поздравляю! Желаю крутых сюжетов, душевного равновесия, здоровья, и конечно, гармонии с собой, без которой точно ничего не получится.

Третья часть Школотрона выйдет уже очень скоро. У меня заготовлено много чего интересного. Так что серия пока что не сдулась.

На этом у меня все. Буду слегка отдыхать, буду слегка писать… И надеяться, что мы с вами еще зажжем.

УРА! С НОВЫМ ТИГРОМ!!!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26