КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569075 томов
Объем библиотеки - 846 Гб.
Всего авторов - 228728
Пользователей - 105581

Впечатления

Stribog73 про Громова: В круге света (Научная Фантастика)

Читал очень, очень давно, еще в бумаге. Мне тогда показалось - жуткая тягомотина.
Не знаю, буду ли перечитывать. Может с возрастом мое отношение к этой повести изменится.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Гегель: История России (Учебники и пособия: прочее)

Книга довольно всеобъемлющая, не то чтобы претендовала на истину, но все же очень хорошая.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Колисниченко: GIMP 2 — бесплатный аналог Photoshop для Windows, Linux, Mac OS. — 2-е изд., перераб. и доп. (Руководства)

Просто превосходная книга! Качайте все, кто интересуется цифровой графикой!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Stribog73 про Девицкий: GIMP для фотографа: Эффективные методы обработки (Руководства)

Отличная книга! Всем рекомендую!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
eug2019@yandex.ru про Колпаков: Гриада 1960 (Космическая фантастика)

Читал эту книгу в конце 60-х. Было мне лет 12-15. Впечатление было потрясающее. Думаю, для подростков и сейчас это будет интересно. Да и для любителей старой доброй советской фантастики тоже.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Stribog73 про Зубаль: Сварочный аппарат своими руками (Руководства)

I'm on a highway to hell
On the highway to hell
Highway to hell
I'm on the highway to hell!
Bon Scott

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Петров: Планета-мать (Героическая фантастика)

есть еще 6 книга Ковчег невезения, пока недописаная.
https://author.today/work/110138

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Враг государства [Илья Бриз] (fb2) читать онлайн

- Враг государства (а.с. Истинный джоре -2) 1.15 Мб, 257с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Илья Бриз

Настройки текста:



Бриз Илья Враг государства


Стёб («насмешка», «прикол») — шутка с элементами иронии, сарказма.


* * *

Пролог


«Per aspera ad astra». То бишь при переводе с латинского «Через тернии к звездам». Ах, как красиво звучит! Прямо за душу берет. А если наоборот? Домой на родную Землю через тернии с очень далеких звезд? Если тебя объявили «Врагом Государства»? Того самого государства, в котором рабство — основа существования. Государства, численностью превосходящего любого другого крупного члена Содружества. Притом более чем наполовину «кормящего» Содружество натуральными продуктами. Отныне любой гражданин этого треклятого Содружества вправе «настучать» на меня, получив за это немалые бабки. Более того, «прихлопнуть» при первой возможности или, захватив, сдать меня рабовладельцам. Последнее за совсем уж невообразимые суммы.

Сначала малость запаниковал. Но потом после долгого обдумывания понял, что не так страшен джоре как его малюют. Генного идентификатора у противника нет и быть не может. Ради секретности творящегося жуткого человеконенавистнического производства на уничтоженной мною станции, всю информацию по рабам они хранили на ее же искинах. Второй, точнее первый из основных идентификаторов в Звездном Содружестве независимых государств, это номер нейросети, по сути персональной ЭВМ засунутой в голову каждого гражданина. Но — не мой случай. Потому что один — надо признать очень крутой специалист был, хотя и подлец каких мало — умудрился инсталлировать мне не местную поделку, а нейросеть погибшей более тринадцати тысяч лет назад могущественнейшей цивилизации джоре. Имя? Хрен с ним, поменяю. Внешность? Изменить тоже не проблема. Что остается? То, что в некоторых кругах на Земле, презрительно именуемой арварцами планетой Грязь, называют емким словом «ответка». По здравому размышлению есть некоторые способы уже на первом этапе предпринять некоторые довольно весомые действия против рабовладельческой империи Арвар.

— Сета, поможешь?[1]

«Ну куда же я от тебя денусь, родненький?» — в голос расхохоталась моя нейросеть джоре, давным-давно осознавшая себя личностью.



Глава 1


Да уж поплясал. Так ногами подрыгал, что еле с пилотского ложемента слез. Отдохнуть бы, но дел выше крыши. Сначала связался со своими. Так как глушилки гипера больше не было — сгорела вместе со станцией — общаться можно было свободно.

— Легли на расчетный курс во фронтир, — доложил Зол Гун. — Из-за «прицепа» вынуждены разгоняться очень медленно. До прыжка четыре часа восемнадцать минут. Навигационные расчеты передал. Ну, хоть в одной солнечной системе все окажемся.

Прицепом лейтенант-коммандер обозвал корабли набитые людьми, но фактически без экипажей. Скинутые Катаржинкой допуски и сертификаты позволяли отдавать команды искинам этих крейсеров и судов, но не более. До фронтира допрыгнут, а там как получится. Кто-то может быть и в пираты подастся мстить арварцам за свое похищение и рабство. Но в основном, скорее всего, попытаются добраться до не особо далекой Аратанской империи. Какие-то суммы в наличке успели собрать на станции. Значит и расходники для дальнейшего движения смогут купить, и даже экипажи для одного рейса нанять вполне реально.

Само собой связался с Катаржинкой.

— Сестричка, тебе с твоим Антонием персональное задание. Пусть медленно, но ты уже можешь делать с нейросетями аграфов то, что сотворила с твоей моя Сета. Начни с Зола. Не очень-то хочется доверять программам Содружества по защите бывших арварских граждан, оказавших ту или иную помощь рабам при побеге. Возможность менять идентификаторы и внешний вид многого стоят. Ну и поднять производительность его нейросети никак не помешает. Потом займешься Тамарой. Затем Игорем Залетным. Ну а там, глядишь, нейросеть Зола Гуна проснется и осознает себя личностью. Тоже рано или поздно, хотя, увы, скорее второе, сможет начать аналогичную работу с другими специалистами команды.

— Все сделаю, дорогой мой. Когда я тебя увижу?

— Увы, но теперь не скоро. Попробую пробраться к Земле напрямую.

— Хочешь оттуда начать борьбу с рабовладением в Содружестве?

— Тсс, умненькая ты моя, — приложил палец к губам. — И ни одной душе о нашей связи по ментоканалу. Будут спрашивать, делаешь загадочное лицо и мило улыбаешься, как ты это умеешь.

— Зол Гун в определенный момент сам все узнает.

— Вот тогда и поговорим на эту тему. А пока молчок.

Переключился на Слесареву.

— Тома, к бою за правое дело готова? — решил пошутить чуток для поднятия настроения. А она…

— Так точно, командир! — разве что в струнку не вытянулась.

— Ну зачем же так официально? Пойми, с твоим опытом председателя совета директоров немаленького предприятия, это ты теперь выдвигаешься на эту роль. Я нынче так, сбоку припеку. Ухожу в самостоятельное плавание по просторам Содружества. По случаю неплохой и притом очень быстрый кораблик себе отхватил. Попробую напрямую добраться до дома. Вот в связи с этим есть некоторые просьбы. Для начала составь мне списки родственников наших людей, нуждающихся в помощи на Земле. Начни со своей семьи.

— Ты даже не представляешь, Константин, как я тебе благодарна. Не проси, требуй — все что угодно сделаю.

— Требую руководить нашими людьми в организации, — расхохотался и не стал спорить. — Закрепитесь в Центральных мирах, тихо, чтобы ни одна сволочь из их СБ не догадалась, качайте информацию по полным циклам стратегических производств. Знаю, что не быстро получится, ну так и не очень-то срочно нужно. Сама подумаешь и раскидаешь людей по тамошним фирмам. С вашими базовыми ИП с руками и ногами оторвут. В первую очередь все типы двигателей и подпространственная мгновенная связь интересует. Хотя бы внутрисистемная. Ну и искины, как они гордо называют свои суперкомпьютеры. Для начала молекулярное производство. Атомарное еще долго не потянем. Затем системы жизнеобеспечения корабельного уровня.

— Наполеоновские планы, — коротко прокомментировала Тамара.

— А иначе нам удачи не видать, — отшутился без какой-либо улыбки на лице. — И последнее. При потере связи все вопросы решаешь через Катаржину Тарновицки тет-а-тет. Как? Не спрашивай, со временем сама все узнаешь и сможешь пользоваться. Да, через Залетного скину задание на некоторые грузы, что у вас на борту. От него и Зола получишь информацию. На этом вроде бы все основное. Потом, по мере необходимости, уточним. Будь, подруга.

— И тебе всего самого наилучшего. Я когда-нибудь смогу увидеть своих детей? — задала напоследок свой самый главный вопрос.

— Обязательно. Иначе, какой смысл было все это затевать? — ответил вопросом на вопрос. Ну ведь дурная же привычка, а избавиться никак не получается.

Так, теперь наш начальник СБ и Зол Гун. Все равно решать задачу будут вместе.

— Привет! Сразу к делу. Поболтать и сплетнями обменяться как-нибудь в другой раз. Первое. Абсолютное доверие по любым вопросам только вы двое, Тамара и Тарновицки. По Ветлицкому решишь вопрос сам. Тебе виднее.

— Принял, — отреагировал Игорь и тут же уточнил:

— Петровский? — профессионал контрразведки из Залетного так и прет.

— Его основной профиль — наука и технологии. На большее, увы, не тянет. Теперь конкретно. Во фронтире отстанете тем или иным способом от остальных кораблей нашей группы. Свернете где надо с маршрута. Найдешь систему по неприметней, — распорядился, глядя в глаза Зола. — Там их хватает. Прыгните, удостоверитесь, что ни одного случайного транзитом следующего корабля нет. Выберете крупный астероид где-нибудь на краю системы. Ювелирно одним из калибров просверлите — Катаржина справится, уже прилично ранги стрелка-оружейника подняла. В этот схрон уберете все самое ценное из «Ласкового», включая контейнеры с нейросетями производства Содружества и джоре. Запечатаете. Предусмотрите систему самоуничтожения при несанкционированном вскрытии. Замаскируете. Ну там факелом разгонника снаружи обожгите, что ли. И главное — при прыжке в выбранную систему все, подчеркиваю, все кроме вас четверых на борту крейсера должны спать. Не то чтобы о координатах закладки не знали, о самом факте создания схрона даже не догадывались. Обоснование вынужденного сна придумайте сами, на месте вам виднее будет. Еще раз по Ветлицкому особо. Уже в Центральных мирах после работы с его нейросетью — что к чему и как узнаете в определенный срок у Катаржины — пусть вербуется во флот. Нужны современные базы по всем военным специальностям. Со временем ой как пригодятся. И последнее. Категорический отказ от ментоскопирования всех членов организации. В Своде законов Содружества есть соответствующая статья.

— Службы безопасности почти всех государств имеют право при обоснованных подозрениях по решению суда ментоскопировать любого гражданина без его согласия, — немедленно доложил Игорь.

— Знаю. Но в этом случае, — тяжело вздохнул, — остается одно — полное стирание памяти с последующим ураганным форматированием всех банков памяти самой нейросети. Соответствующая программа есть у Катаржины. Разработаете нечто вроде присяги нашему делу и включите в ее состав эту программу. Перед принятием подробно объяснить, что к чему. Другого варианта не вижу.

— Разумно, — после короткого обдумывания заявил Залетный.

Зол Гун только кивнул. Для него подобное было самим собой разумеющимся. Особенно после чистки нейросети лейтенанта-коммандера ото всех закладок рабовладельческой империи.

— На этом все. До встречи.

— Подожди, командир, — понял руку контрразведчик, привлекая внимание, когда Зол уже отключился. — Не знаю твоих планов на Земле, да и знать не хочу — иногда и крепко поспать хочется, — скупо ухмыльнулся, намекнув на старую поговорку. — Но все же думаю, что контакты в моей службе никак не помешают. Сам на месте сориентируешься, проверив их память.

— А вот об этом я как-то не подумал, — признался Костик.

— Какие твои годы, — уже шире улыбнулся и переслал короткий файл с информацией. После чего отключился. У него на борту «Ласкового» еще хватало разных дел.

— Вроде все? — с удовольствием потянулся. При раздаче «ценных указаний» подобное было как-то неприлично.

— Счета СБ Арварской империи, усталый мой, — напомнила Сета. — Как только поймут что к чему, могут перекрыть доступ. А суммы там сладкие.

— Тоже верно, — согласился парень, включая систему дальней гиперсвязи, — работай.

Более-менее свободно оперировать Константин мог только номерными счетами в частных банках Содружества. Но все они физически находились в Центральных мирах. То есть рядом как с системой Главного торгового банка, так и с госбанками всех членов Содружества. Отследить крупные транзакции для арварских аудиторов — плевое дело. Но вот предъявить какие-либо претензии частным банкам и тем более наложить свои грязные лапы на номерные счета они уже не могут. Никак не могут, так как снятие денег производилось в точном соответствии с законодательством. То есть с предъявлением всех необходимых реквизитов и паролей. Отследить место, откуда в данный конкретный момент идут шифрованные распоряжения на выемку особо крупных сумм со считающихся тайными счетов СБ империи, тоже не очень сложно. Но только сейчас, ориентируясь на расположение ретранслятора гиперсвязи. Позже, если источник будет находиться внутри системы галанета, практически невозможно. Дело в том, что уровень сигнала гиперсвязи прыгает в очень широких пределах, частенько превышающих двадцать децибел. То есть более чем в сотню раз. И только какой-то очень хитрый способ модуляции-демодуляции позволяет уверенно поддерживать гиперсвязь. Этот способ инженеры Центральных миров честно скоммуниздели с попавших в их загребущие руки двигателей минматарцев, сделанных на основе технологий джоре. Обнаружить точное местонахождение источника практически невозможно даже с применением самых изощренных способов триангуляции — уровень шумов частенько превышает уровень сигнала гиперсвязи. Но район действия ретранслятора ведь известен? Тоже мимо, если это достаточно населенная солнечная система. Лежит в каком-нибудь местном отделении банка в ячейке длительного хранения маленькая коробочка. Внутри все тот же ретранслятор, но рассчитанный только на работу в системе местной гиперсвязи. Относительно дешевое изделие. Вот только без знания кодов к нему не подступиться.

— Сделано, — довольно отрапортовала Сета. — А вот частными счетами сейчас заниматься никак нельзя — чревато осложнениями. Вот когда попадем куда-нибудь в хорошо населенные системы, тогда и займусь.

— Умненькая ты моя благоразумненькая, — виртуально погладил по головке.

— Но у меня же нормальный нос! — возмущенно попыталась разглядеть только что названную неотъемлемую часть своего лица. — А ты меня с каким-то Буратино из сказки сравниваешь.

— Даже не думал, — честно попытался отмазаться. Может и всплыло словосочетание из глубин подсознания, но уподоблять какого-то деревянного дурака умнейшей личности производства джоре? Нет, никогда — очевидный же нонсенс. — Прекрасный милый носик. Вот если он унюхает, что бы нам вкусненькое состряпать на пищевом синтезаторе…

— Уже заказала, проглот ты этакий. На первое куриный бульончик с гренками. А вот со вторым затрудняюсь в выборе. Свининку, зажаренную с репчатым луком на оливковом масле или томленую со сладкими орешками экзотическую черную рыбку из океанов Гондии, это в Центральных мирах.

— Странный вопрос. Мяса мне. Жареного мяса мне и побольше!


* * *
Проводил взглядом почти одновременно ушедшую в гипер группу кораблей во главе с «Ласковым» — его, кстати, переименовали, выкинув второе слово из старой клички — и сам скомандовал разгон искину. Совершенно не обязательно находиться в пилотском ложементе для управления кораблем. Вот в бою или при выполнении сложных эволюций, тогда да, без слияния не обойтись. А с обычным разгоном и последующим уходом в гипер и искин справится.

Еще раз проанализировали с Сетой возникшую при всестороннем анализе всей имеющейся информации вероятность правильного определения места и времени следующего этапа операции «Коготь». С учетом качественного считывания памяти полковника Мота Гена, вероятность довольно высокая. Нет, ни предотвратить акцию арварской СБ, ни тем более победить эсбэшников, реальной возможности нет и не будет. «Стриж» все-таки никак не для боя с серьезным противником предназначен. Разведка, корректировка огня для своего крупного боевого соединения и в какой-то совсем малой степени для диверсий. Но если получится хоть как-то вставить палки в колеса имперской СБ, то уже хорошо. Особенно если придерживаться пусть наспех разработанной, но относительно реальной концепции. В конце концов, основная цель отныне — отвадить рабовладельческую Арварию от родной планеты. И, конечно же, ото всех близких людей. Как бы не хотелось отрицать очевидное, но младшая сестренка уже вполне может быть в планах гадов-людоловов. А за нее…

— Сетка, твоя работа? — чуть было не взорвался и вдруг совершенно спокоен.

— Аюшки, любимый, — высветилась на экране. Разоделась-то. Роскошный опашень, изукрашенный золотым шитьем, ладошки спрятаны в муфте из меха горностая, а на головке кокошник замужней женщины. Намекает, что навеки моя? Н-да, что ни говори о национальности, но Родина все-таки Россия с ее многовековой культурой. Хочешь, не хочешь, но въедается с молоком матери. Хотя меня всего-то пару месяцев им кормили. И, каким бы странным это ни казалось, меня все устраивает. Есть чем гордиться и в истории державы, и подвигам ее народа.

— Ты успокоила?

— Не надо было? — ярко выраженное простодушие. Именно, что изображает.

— А кокошник зачем?

— Ну так ведь суженная я твоя, пока хорошую девушку не встретишь. Да и позже кто лучше всех за вашими детишками присмотрит?

— Не рано ли такие далекие планы строить?

— Не загадывая о будущем, ничего не добьешься, — и без всякого перехода вдруг начала разоблачаться. — Напряжение после боя снять все-таки надо. А то взрываешься… Мне-то твои эмоции как железом по стеклу.


* * *
Проснулся и долго не мог понять, что же его разбудило. Пока не обратил внимания на край столешницы, выступающей сейчас на пяток сантиметров из противоположной стенки. По ней из конца в конец медленно прокатывался бугристый серый шарик диаметром чуть больше сантиметра.

Догадался сразу — Симба!

— Привет, шеф — появилась в голове явно мужская мысль. Хотя скорее не мужская, а мальчишечья. Сообразил, что пришла она по ментоканалу.

— Ну, здравствуй маленький друг, — перенес левитацией шарик себе на ладонь. — Рассказывай.

— Что именно?

— Чего ты хочешь, что можешь.

— Хочу помогать тебе во всех твоих начинаниях. Вообще-то мы-симбы должны помогать и учить до того, как нейросеть проснется, но ты уже большой. Наверное, лучше всего меня теперь использовать как разведчика — могу быть там, где тебе нужно и всегда на связи.

— Друг и использовать… Как-то эти понятия плохо сочетаются между собой, — с сомнением произнес Костик.

Внезапно симба, ощутимо толкнувшись в ладонь, на приличной скорости взлетел и ударился о низкий подволок каютки, отскочил как шарик для пинг-понга, ударился о настил, затем опять о подволок, об стенку, метнулся к пилотскому ложементу и там отметился. С полминуты метался по помещению, а в голове звучал его мальчишечий голосок «Ты понял! Ты понял! Ты понял!» Наконец успокоился и «приладонился» обратно на руку.

— Мы будем дружить! Мы всегда будем дружить! — сделал что-то вроде круга почета по ладони и остановился в центре. — А использовать… Принимай меня как еще одну свою конечность. Ну, ты ведь не думаешь о своих пальцах, когда держишь ими ложку, что используешь их? Постараюсь сам появляться, когда почувствую необходимость. Ну и ты при желании всегда можешь вызвать меня в любой момент, — крутнулся и… втаял в руку, как будто и не было.

— Сетка, ты что-нибудь понимаешь? — обратился к нейросети.

— Все нормально, — ответила с экрана. — Симба сбросил свою память мне в резервный информационный банк и растворился в крови. Приподнял твои ментовозможности на четверть единицы, отдав свою энергию. Теперь будет копить новую. Позвать сможешь в любой момент.

Принял к сведению и пошел в шлюзовую принимать душ. Потом завтрак, кофе, учеба и тренажи. В общем, все как всегда.


* * *
До возможного места операции арварской СБ шесть двухсуточных прыжков. Нет, можно значительно быстрее, дважды по трое или вообще, использовав возможности «Стрижика» по максимуму, в один прыжок уложиться. Но значительно энергозатратнее, а в данное время скорость особо не требуется. Наоборот, надо немного поработать в галанете, пройдя по краю относительно плотно обустроенной системы арварцев. Вот там можно и нужно заняться экспроприацией неправедно нажитого. То есть очисткой банковских счетов бывшего большого начальства станции. А пока, как завещал великий… Ого, уже повторяться от безделья начал. Потому поудобней устроиться на откидной узкой койке и в учебный транс. Никак не помешает поднять все базы по крейсеру опытной модели «Стриж-МРК-13-4913» по девятый ранг. Потом на очереди арварские высокоранговые базы по подготовке оперативников разведки, доставшиеся вместе с наручным искином от начальника имперской СБ. Вот чувствую, что дома эти знания при работе против самих арварцев только так пригодятся.

Из четвертого прыжка аккуратно вышли на краюшке относительно плотно населенной системы под энергокамуфляжем.

Сначала Сета оперативно закупила несколько внутрисистемных ретрансляторов в Центральных мирах. С помощью служб доставки раскидала их по различным камерам длительного хранения. Только потом принялась за основную работу. Пока она разбиралась с банковскими счетами выродков, попробовал связаться с Катаржинкой. Естественно безрезультатно, так как «Ласковый» и должен по расчету быть в гипере последнего прыжка в Аратанскую империю. Там не так уж и далеко. Ладно, ознакомлюсь пока с новостями — рано или поздно, но все равно придется въезжать в текущие реалии Содружества.

Ого!!! Галанет буквально трещал от события тысячелетия! Огр-девятнадцатый перед камерами с микрофонами ведущих информагентств Содружества лично объявил меня любимого «Врагом государства»! Без предоставления каких-либо конкретных фактов и указания места преступления обвинил меня в смерти почти миллиона граждан империи Арвар. Причем большая часть погибших — рабы. Назначил огромнейшие суммы вознаграждения за любую достоверную информацию обо мне, ликвидацию или — вишенка на тортике — доставку моей бренной тушки в относительно неповрежденном виде к его экзекуторам. Никогда ранее за всю многотысячелетнюю Содружества таких колоссальных сумм вознаграждения не назначалось.

Быстрый анализ, и ощутимо поплохело. Потеряв сигналы связи со станции, выслали в ту солнечную систему скоростной курьер-разведчик с ближайшей военной базы. Обнаружили огромный ком еще раскаленной плазмы. Подняли через гиперсвязь тревогу по всей империи. Тихушники СБ, подвизавшиеся пиратами во фронтире, перехватили там несколько корабликов из «прицепа», привязавшегося к моим крейсерам во время побега. Сложить два и два после такой информации любой дурак сможет, не говоря уже о черножопом принце. Следовательно, требуется любым способом дезавуировать мои возможные заявления в Содружестве. Его гребаное высочество на пальцах объяснил своему старшему братцу всю прелесть ситуации. Тот тоже далеко не полный идиот, решил немедленно предпринять превентивные действия. Результат на экране, а я во всех смыслах уже труп, по какому-то недоразумению еще бороздящий просторы вселенной.

Спокойствие, только спокойствие. Да и Сетка молодец, закончила с банками, помогла все тщательно обдумать, вспомнить с чего все начиналось, и подвела к выводу, что палка-то о двух концах. Поднесла с помощью малого универсального дрона маленький бокальчик великолепного коньяка с долькой горького шоколада. Потом опомнилась, и на столешнице появилась чашечка изумительного кофе с сигаретой, благо синтезатор премиум класса может приготовить все что угодно. Перечислила факты, и только факты. Генной карты у противника — ну так это громогласно объявленная война между империей и одним-единственным сбежавшим рабом — нет и быть не может. Идентификаторы нейросети могу менять быстрее, чем перчатки. Мое изображение, предъявленное во время заявы арварского чудака на букву «М» в императорской короне? Во много-много-много миллиардном населении Содружества наверняка сотня-другая близнецов найдется. Можно и нужно разве что поменять цвет волос и прическу вкупе с… именем. Единственная возможная зацепка это мой «Стриж». Ну так я его демонстрировать кому-либо и не собирался. Блок опознания естественно сразу отключил, так как он в первую очередь свидетельствует о государственной принадлежности. Ходить под флагом Арварии? Никогда! А другого нет и взять его негде. Выпускаются эти блоки только специальными службами по хитрой технологии. Зарегистрировал корабль в этой службе и получил этот блочок. Можно только один раз подключить его к бортовой аппаратуре гиперсвязи. На время программно отключать, но не более. При попытке аппаратного снятия самоуничтожается. Негромкий хлопок, и отныне корабль пиратский. При веском обосновании выдадут за денежку малую новый с теми же данными.

Еще раз все обдумали-обсудили. Появились интересные идеи. Надо только где-то раздобыть высокоранговые базы по юриспруденции Содружества. Дам задание Тамаре. В офисе корпорации «Нейросеть» можно найти все что угодно. Да и мотивация покупки для стороннего наблюдателя очевидная. Бывшие рабы желают качественно ознакомиться со своим новым положением в Содружестве, правами и обязанностями. Антоний через ментоканал Катаржинки переправит Сете базы даже не расшифровывая.

Теперь разгон и прыжок во фронтир. Эта система уже на самом краю империи. Прощай ненавистная Арвария. Государство черных хозяев и белых рабов. Если когда-нибудь и вернусь сюда, то только во главе десятков флотов с боевыми кораблями последних поколений. Вот только где бы еще эти кораблики надыбать?


* * *
Пожрать, покурить, немного понежиться под душем и вволю поспать. Что еще беглому рабу надо? Но прежде всего, коротко подстричься — ничто так не меняет физиономию, как фундаментальное изменение прически — и изменить цвет волос. Краситься? Упаси джоре! Тем более что в наличии отличная медкапсула последнего поколения производства сполотов. Можно что угодно в собственном внешнем виде поменять без особых заморочек. Главное — быстро. Разоблачился и дал команду искину на вскрытие настила каюты. Под полом минматарские инженеры ее установили, больше некуда было. Команда на поднятие этой обособленной полностью автономной системы и непонятки. Весело подмигивающие разноцветные огоньки сообщали, что капсула занята. В основном превалировал беспокоящий красный цвет огоньков. Бросился, посмотрел через прозрачную крышку — ребенок. Девочка лет десяти-одиннадцати спит. Судя по белой-белой коже и заметно заостренной верхней части ушек — аграфка. Прямо эльфа из мультиков, которые любила смотреть младшая сестренка.

— Вот и спецгруз, который его черножопое высочество должен был забрать со станции, — констатировала Сета. Вгляделась в подмигивающие огоньки и скомандовала: — Отключай временный блок управления, — указала на невзрачную коробочку на боку капсулы, резко отличающуюся по стилю исполнения от изделия сполотов негармонирующим серым цветом и резкими гранями, — из-за него у медкапсулы отключено множество функций, включая тревожную сигнализацию. Ребенок лежит здесь уже вторую неделю при полностью израсходованных картриджах. Здоровью уже нанесен определенный вред, пока не критичный для будущего.

Разобрался с лишним блоком быстро, благо ничего сложного в его подключении не было. Выдернул предохранительную шпильку и аккуратно стянул коробочку с шины управления, тут же закрывшейся заглушкой. Немедленно пришел сигнал от искина о внештатной работе медкапсулы. Чуть сосредоточился и по ментоканалу дал сигнал на открытие. Прозрачная крышка плавно поднялась и откинулась в сторону. Ребенок, сразу открыв ярко зеленые глазки, как-то испуганно огляделся. Увидев Костика, внимательно осмотрел, неожиданно улыбнулся и доверчиво протянул ручки. Подхватил чуть выше удивительно тонкой талии, вытащил и поставил на свободное место рядом с собой. Нагая девчонка стала оглядывать малюсенькую каюту, совершенно не стесняясь и позволяя парню рассмотреть себя во всех подробностях. Чуть неестественная худоба просто бросалась в глаза. Очень стройные ножки своими пропорциями говорили о несколько большем возрасте, чем показалось сначала. Да и грудки уже вполне заметны. Маришка в эти года весело называла точно такие же медицинскими прыщиками. Густые светло-русые волосы, непроизвольно закинутые за спину, опускались до попки. Худенькая шейка…

Костика как прострелило — рабский ошейник часто-часто мерцал одним из звеньев в поисках сети связи с контролирующим искином. Сунулся было телепортацией избавиться от ошейника или хотя бы от взрывчатки в нем, но понял, что разделять живую материю от мертвой или хотя бы разделять последнюю на части ему пока не дано.

— Сетка работаем! У нас тридцать секунд, — положил пальцы на замок.

«Уже меньше. Не успеваю заблокировать заряд ВВ. Убери руки, потеряешь» — грустно констатировала.

— Тогда только замок. Мы должны снять!

«Все равно не успеем».

— Я сказал, работаем! Никогда не прощу себе, если по моей глупости погибнет ребенок. Ведь мог бы осмотреть, подготовиться и только потом открывать капсулу.

Спорить нейросеть джоре не стала, просто не могла отказаться выполнить прямой приказ носителя. Даже если этот приказ был опасен для его здоровья. Блокировать взрывчатку уже поздно, отключить запустившийся таймер внутри детонатора заряда тоже нельзя — «заточен» на неизвлекаемость. Остается только пережечь линию связи замка с детонатором и попытаться выдернуть поочередно мономолекулярные нити защелки. Одновременная дезактивация нитей конструкцией намеренно не предусматривалась.

Они почти успели. Замок расстегнулся, гибкая лента сдернута с худенькой шейки и откинута в сторону шлюза. Но рванула термитным зарядом в каком-то десятке сантиметров от раскрывающейся еще ладони. Ожег. Всего лишь сильный с полностью уничтоженной кожей ожег. С мышц пальцев сочилась через запеченные капилляры кровь. Ничего опасного для жизни. Боли не было — сначала в крови адреналина было выше крыши, а потом Сета просто отключила нервные окончания в ладони.

Девчонка увидела, сообразила — видимо уже знала все о рабском ошейнике и успела получить «первый и последний урок» — заревела, осторожно стерла ладошкой с его лица все еще текущие крупные капли пота и доверчиво приникла. Так и стояла, прижимаясь, пока он, даже не залезая в медкапсулу, десяток минут держал руку внутри нее. Продвинутая техника сполотов позволяла и не такое.

В шлюзовую камеру под душ пошла за ним без какого-либо стеснения. Аккуратно вымыл ребенка, благо опыт с Маришкой приобрел давным-давно. Сам ополоснулся, более-менее успешно справился с шелковой шевелюрой, заплетя в толстенную косу. Натянул трусы, комбез, покрутил головой, соображая, во что бы одеть девочку. Сорвал простынку с узкой койки, ненадолго отжав ее от стены. На глазок разрезал, проделал отверстие, предусмотрел узкую полосу ткани. Получилось нечто вроде длинного пончо, перехваченного в талии пояском.

Расхохоталась, глядя во включенный в режиме зеркала экран, и вдруг представилась: — Я Эллимонконуэль. А тебя как звать?

В свете «Врага государства» решил настоящее имя не говорить. Просто сократил ласковое прозвище старшей сестрицы: — Крив, — сообразил, что по местным меркам больше смахивает на фамилию. — Мих Крив.

— Очень, очень кушать хочу, Миха, — сообщила как нечто очень интимное.

— Сетка, быстро, что-нибудь эльфийское, тьфу, аграфское. А мне свиную отбивную. И вообще, ты куда пропала?

«Прости, носитель. Я осмелилась оспорить твой приказ».

— Вот дурочка малолетняя! А ну быстро подключилась и прочувствовала мои мысли относительно тебя.

«Родненький мой! Совсем не сердишься? Сейчас все будет» — а от поднявшейся крышки пищевого синтезатора уже неслись умопомрачительные ароматы.

Опустил койку, чтобы использовать в качестве сиденья, вытянул на себя столешницу с другой стороны прохода. С сомнением посмотрел на девчонку — для нее было высоковато — подхватил и усадил на койку. Дрон уже успел выставить на большие салфетки блюда из синтезатора и одноразовые столовые приборы. Только сам собрался устроиться рядом, как увидел очень удивленный взгляд девчонки.

— Миха, ты аристо? Рядом со мной имеют право сидеть только высшие аристо, — задумчиво посмотрела, болтая ножками, никак не дотягивающимися до предусмотрительно подогретого настила.

Вдруг приказала: — Встань на правое колено и склони голову.

Взяла пластмассовый столовый нож, положила, не отпуская, на его плечо и торжественно произнесла: — Я, Эллимонконуэль тан Галанте нарекаю тебя герцогом Михом тан Кривом. Будь верен мне и моей империи.

«Буду. Отныне и навсегда» — подсказала Сета, неизвестно откуда выкопав текст ответа вассальной присяги.

Пришлось повторить, старательно скрывая желание расхохотаться во все горло. Марк Твен отдыхает. У него там выдуманный добрый принц мелкого королевства, а тут настоящая имперская принцесса звездного престола с не одной сотней солнечных систем в своем составе.

Потом как подменили — обычная, притом очень болтливая девчонка. Рассказывала, как испугалась, когда на ее конвой вдруг напал огромный пиратский флот. Как бились, прикрывая ее собой аграфские воины. Умирали, но убивали при этом десятки чернокожих врагов. А потом пришел мулат, избил ее, содрал красивенький комбинезончик и нацепил рабский ошейник. Долго объяснял что это и для чего, и что она теперь навсегда рабыня. А потом была страшная боль, швырнувшая на пол и заставившая ее кататься по окровавленному полу рядом с ее погибшими защитниками. Потом она ничего не помнит. Пришла в себя, увидев его добрые глаза. И с ужасом следила, как он не щадя себя избавлял ее от этой ужасной штуки.

Тщательно промокнула свои губки, притянула к себе голову парня, аккуратно протерла чистой салфеткой его рот и вдруг приникла в горячем поцелуе.

— Я никогда не забуду, что ты для меня сделал, рискуя собственной жизнью!

Через минуту, поглощая следующее блюдо аграфской кухни — и куда в нее столько влезает? Оголодала-то за пару недель спячки — делилась воспоминаниями о своих почти живых куклах. Детская психика отходчива, всегда пытается бежать от плохого к лучшему. Даже маленькими глотками отпивая из большой чашки какой-то горячий напиток, продолжала лепетать без умолку, по-прежнему болтая ножками.

Чуть подумал, чем заткнуть ее милый ротик. Организовал легенький теплый ветерок, чтобы дымом не несло на девчонку, закурил и, временами делая глоток из большой чашки почему-то совсем не остывающего кофе, принялся пересказывать «Волшебника Изумрудного города». Уж больно созвучно было имя героини сказки с именем звездной принцессы. Буквально провалилась во внимание, затихнув как мышонок. Хлопала в ладошки, услышав как фургон обрушился на голову плохой Гингемы. Посмотрела на свои ножки, поджимая пальчики и втайне уже мечтая о волшебных серебряных башмачках. Изобразила шествие по дороге из желтого кирпича с уже друзьями и отважным Тотошкой. В общем, до вечера завладел вниманием ребенка. За ужином потребовала, чтобы называл ее Элли. Она дарует ему такое право. С легкостью отомстил, рассказывая сказки о нагих эльфийках с такими же заостренными ушками, катающихся по ночам на белых единорогах. И очень удивился, услышав заявление, что вернувшись в свой замок, тоже будет голенькой разъезжать на своем пони по дорожкам парка в самое-самое темное время.

Потом, нисколько не сомневаясь в своем праве, потащила его под душ и потребовала, чтобы вымыл ее перед сном. Из-за узости койки почивала на его груди, заставив сквозь сон беспокоиться и придерживать за спинку, чтобы не свалилась. Утром подумал вместе с Сетой и после плотного завтрака уговорил ребенка немного подлечиться в медкапсуле, чтобы убрать все последствия нештатного нахождения в ней же. Теперь гарантировал правильное лечение. Сбросила импровизированное пончо, доверчиво прильнула. Когда взял на руки, обхватив за шею, поцеловала в губы, и позволила уложить внутрь капсулы. Помахала ладошкой под закрывающейся крышкой. Проследил за процедурами, вовремя меняя картриджи. Продиагностировал через пару часов и довольный настроил медкапсулу в режим гибернации.

— Совсем не собираешься ее выпускать оттуда? — как бы мимоходом поинтересовалась Сета, когда он после почти часа учебы вывалился из транса. На экране каюты в белом с серыми вставками пилотском комбезе она выглядела этаким прожженным космическим волком, вдоль и поперек избороздившим галактику.

— В первую очередь для ее же безопасности. Знаешь ведь, что на «Стриже» не предусмотрены хотя бы обычные спасательные скафандры, не говоря уже о детских. Даже простейшая спаскапсула отсутствует из-за недостатка места.

Спасательными капсулами в достаточных количествах были оборудованы почти все корабли крейсерского класса и тяжи. Они представляли из себя маленькие простенькие кораблики, способные поддерживать жизнь одного-двух разумных в пределах трех, максимум четырех месяцев, доставить за это время в любую точку звездной системы, где были катапультированы с гибнущего корабля. Но главное — на борту были относительно мощные гиперпередатчики, выдающие сигнал в радиусе двух-трех солнечных систем, и вопящие мэй-дей[2] на интере.

— Опасаешься возможного боя?

— В том числе. В конце концов, навороченная медкапсула сполотов отлично защищает от перегрузок, полностью автономна и даже спасает разумного в ней от космического вакуума и радиации. Разве что не орет благим матом просьбу о помощи.

— Двоечник, — весело хмыкнула нейросеть джоре. — Что значит, поднял базы медтехника только до седьмого ранга. А эта капсула подробно описана только в последнем девятом. Там в частности сказано, что при появлении сигналов с сенсоров окружающего пространства о низких давлении и температуре, эта медкапсула автоматически переводит пациента в режим глубокой гибернации и включает гипермаяк с той же просьбой о помощи попавшему в бедствие.

И тут же сменила тему: — Запал на девчонку?

— Я что, похож на педофила?

— Нет, конечно. В твоих мыслях даже намека на тему элементарной эротики при взгляде на ребенка не было. А вот некоторое эстетическое наслаждение при любовании чувствовалось. Да ты просто восхищался ее простоте перехода от поведения принцессы к обычному ребенку соответствующего возраста. Потому и сказку подобрал с ее именем связанную.

— Вообще-то я в первую очередь думал на тему пополнения расходниками и баков крейсера перед последним рывком к Земле. Прямой путь к родной планете лежит ведь именно через владения аграфов. Если заправиться там, то вполне хватит на дорогу туда и обратно. Допустить к своим ресурсам пирата, каковым я считаюсь на корабле без блока опознания, они не могут. А вот спасителя своей принцессы облагодетельствовать просто обязаны.

— И это тоже. Но ведь понравилась своей непосредственностью? Напоминает в этом твою младшую сестру.

— Может быть, — решил прекратить разговор Костик. Копаться в своем подсознании ему было просто-напросто лень. Да и дел было еще полно. Учится, учиться и тренировать ментоспособности, благо нейросеть вчера утором обрадовала — дотянулся до «А-4». Глядишь и до фантастического «А-0» когда-нибудь спустя годы удастся подняться, как у настоящих джоре.

Он еще не знал, что на текущий момент уже был сильнейшим псионом Содружества, обогнав на единицу одного из патриархов сполотов. Сильный, но почти совсем необученный, если рассматривать с позиций тех же пропавших из галактики джоре.



* * *
— Клянусь служить Земле, только Земле и во имя Земли, — продекламировала Тамара последнее предложение клятвы. — Как тебе такой текст присяги?

Немного подумал и ответил: — Звучит достойно и, можно сказать, со вкусом. С другой стороны, не слишком ли просто? В конце концов наша конечная цель не только убрать грязные лапы арварцев от родной планеты. Необходимо уничтожить на ней нынешнюю глубоко порочную систему власти и экономических отношений. Очень не быстрый процесс. Затем, подняв ее научно и технологически на достаточно высокий уровень, на первом этапе встроиться в существующую структуру Содружества. При этом ни в коем случае нельзя забывать, что этот подъем прямо противоречит действующим здесь и сейчас законам.

— Дилемма, однако, — коротко высказалась Катаржина.

— Ну а ты что скажешь? — перевел взгляд на лейтенанта-коммандера, скромно пристроившегося сбоку от панны Тарновицки.

— У меня разве был выбор? — пожал плечами. — Я или с вами, или подонок, каких свет не видывал. Потому первым перед строем команды присягнул на верность Земле и под контролем Игоря, — мотнул головой на контрразведчика, — сам вогнал в нейросеть ту программу, — погладил Катаржинку по руке, — и выставил ее приоритет на максимум.

— Noblesse oblige? — напомнил ему не такой уж и давний разговор.

— Именно.

— А другой дороги у нас все равно нет, — решительно заявил Залетный. — Во всяком случае, лично для меня, как бы пафосно ни звучало, это именно то дело, на которое и жизни не жалко. В свете всего сказанного считаю необходимым уже сейчас рассмотреть будущую форму правления народами на нашей планете.

Нет, ну формализм же. Или контрразведчики поголовно такие?

Тамара Слесарева неожиданно рассмеялась. В ответ на вопросительные взгляды объяснила: — Чем-то этот наш разговор напоминает Тайную вечерю с Христом и двенадцатью апостолами.

— Ну, ты, Томка, загнула! — уже более-менее весело отреагировал Залетный. — Да и нашему божественному вождю, — ткнул рукой через экран, — годочков для сравнения с Иисусом как-то маловато.

— Зря смеетесь, — заявил вдруг без намека на улыбку Зол Гун. Он совсем недавно поднял небольшую базу по истории Земли, специально для него скомпилированную многими участниками организации из своих воспоминаний. Поэтому достаточно четко понимал, о чем идет речь. — Мы стоим у самых истоков создания нового государства, которое со временем объединит все население третьей от Солнца планеты.

— Ух как громко звучит, — отреагировала Катаржина. Задумалась было, и тут же тише добавила: — А может быть ты и прав. Если не мы, то кто тогда?

— Ну вот, — перестал улыбаться Игорь, — поговорили, называется, — вздохнул и, ни к кому конкретно не обращаясь, спросил: — Тогда для начала, может быть определимся со строем этого государства?

— Что-то мне кажется, мы куда-то совсем не туда свернули, — сказал Костик, первым начавший понимать к чему все катится. — Да и вообще, рано на эту тему разговоры заводить. Мне еще до Земли, как до Пекина раком, — специально относительно грубо выразился. Ну совершенно не хотелось говорить на эту тему.

— Потом будет поздно, — совершенно серьезно заявила Слесарева, еще несколькими секундами ранее смеявшаяся во весь голос. — С моей точки зрения, если нам пусть и в несколько отдаленном будущем придется входить в Содружество, то альтернативы монархии я не вижу. Причем, ни в коем случае не конституционной — по сути та же дерьмократия — только абсолютной.

— Здоровый патернализм? — задумчиво протянул Залетный. — Почему бы и нет?

— В Содружестве кроме аморфных Центральных миров все крупные государства — монархии, — констатировал Зол Гун.

После его слов все дружно уставились через экран на парня, сидевшего на откинутой койке в маленьком «Стриже».

— Не, не, не, — Костик даже стал делать движения руками, как будто изо всех сил отталкивался от чего-то очень страшного. — Только не я! И вообще, вы что забыли, кто именно сейчас объявлен «Врагом государства»? На меня в этом гребаном Содружестве нескончаемая очередь выстроилась. И каждый норовит хотя бы прирезать.

— Выкрутишься! — уверенно заявила панна Тарновицки. — Еще и привычный пендель Огру-девятнадцатому отвесишь. Кому как не мне знать?

— Константин, пойми, если бы не ты, вытащивший всех нас из рабства, то и говорить было бы не о чем, — так же уверенно поддержала девушку Тамара. — Да ты сам не замечаешь, командуя, что мы ныне только советчики и исполнители твоей воли.

— Почту за честь! — вскочив на ноги, вытянулся по струнке и склонил голову Зол Гун.

Игорь посмотрел на него, тоже поднялся, застыл в стойке смирно: — Всегда на страже, если позволишь.

Тамара тоже вдруг оказалась на ногах: — В премьеры возьмешь? Приложу все усилия! Знаешь ведь, что не подведу.

— А я тогда… — попыталась что-то сказать Катаржинка, уже бывшая в вертикальном положении.

— Столбовая дворянка, — мстительно заявил Костик, — будешь сидеть дома и рожать мужу всяких там шевалье, графов или виконтов. И вообще, господа-товарищи, вы к чему толкаете? Монархия без аристократической поддержки трона невозможна. Разве нам надо разделять народ на сословия?

— Если у дворян будет больше обязанностей, чем прав, то так будет даже лучше, — витиевато выразился Залетный.

— Не-хо-чу! — громко произнес по слогам. — Не желаю! И вообще, реальная власть и свобода — это нечто диаметрально противоположное. А мне совсем недавно всего девятнадцать исполнилось. Мне бы по девочкам погулять, — состроил мечтательную мину, — и…

— А кто тебя, мой сир, в сложившейся ситуации спрашивать будет? — в глазах контрразведчика все-таки промелькнула веселая искорка.

— Да идите вы… — матом ругаться все же не стал.

— Пойдем, обязательно пойдем… во главе с тобой, — опыт ругани на различных совещаниях у Слесаревой был огромный. — Но вспомни историю — самые большие рывки в науке, культуре, в технологиях, в экономике на Земле были именно при монократической[3] власти. Возьми пример того же Сталина или Пиночета.

— Ну так тираны же! — возмутился парень.

— А не все ли равно, как называть? Нас интересует только результат! — заявила Катаржина Тарновицки.

— И ты Брут, — бросил укоряющий взгляд на девушку.

«Это они еще не знают, что одна мелкая симпатяжка на днях тебя в герцоги посвятила» — подленько захихикала нейросеть джоре, предусмотрительно не показываясь на глаза.




Глава 2


— Ты серьезно?

— Даже если нет, попробуй поставить себя на их место. Что по здравому размышлению почувствуешь?

— В смысле?

— Вот что у тебя, любимый, за еврейская привычка отвечать вопросом на вопрос? Ладно, не будем усугублять. По делу так по делу, — Сета, по-прежнему в пилотском комбезе, взирала не него с экрана. — Жили, были на арварской секретной станции рабы. Надо признать, очень плохо с точки зрения элементарной психологии жили. И никакой реальной перспективы убежать от рабовладельцев у них не было. Сдохнуть или попасть под нож в качестве сырья для якобы прорывной технологии — сколько угодно. А сбежать — ни-ни. Вдруг на станции появляется мальчишка еще, но дюже наглый и деятельный. Полугода не прошло — станция уничтожена. А бывшие рабы — некоторые даже знают, что этот мальчишка по крови джоре и с их сверхпроизводительной нейросетью в отнюдь не глупой голове — на свободе и гадают о светлом будущем. Ну вот кого они в свои лидеры выберут?

— Совсем никакой альтернативы?

— Разве что через два-три десятка лет, если родишь и вырастишь себе замену.

— Переваливать весь груз ответственности на собственных детей? Сетка, не строй из себя дурочку. Знаешь же…

— Знаю, все знаю, — перебила носителя. — А о монархии не думай — до нее, как ты родненький верно заметил, еще очень далеко. Да смирись ты уже и работай. Законодательные базы Содружества всего по пятый ранг поднял. Юридические и того ниже — по третий. Для начала информационной войны с Арварией маловато. Нам чтобы не опасаться дурных граждан Содружества в первую очередь на этом фронте победить надо. Максимально возможно быстро и убедительно. Все, хватит болтать — через двадцать девять секунд прыгаем в гипер. Должны через двое суток в центр той зоны вывалиться, откуда по спирали начнем искать засаду арварцев.


* * *
Какого…?!!

Почти два часа гробил силы в учебном трансе. Потом половину дня выматывал себя, тренируясь в менталистике. С диким трудом, но поставленную перед собой задачу выполнил — побил вчерашний рекорд в четыреста семьдесят кубиков. Свой наибольший ПП-карман растянул еще на двадцать два кубических сантиметра. Мало? Сказал бы популярно, но у Сетки очередной бзик — запретила ругаться матом. Якобы не подобает отныне. Вообще не понимаю — кто кому должен команды отдавать? Кое-как ополоснулся, рухнул на койку — глаза сами закрылись. Только заснул и на тебе — в малюсенькой каюте под ухом ревет баззер боевой тревоги.

Выплюнуло из подпространства, как пробку из бутылки теплого шампанского. Глушилка гипера здесь работает. Отключив сирену, в удивительном даже для себя темпе натянул комбез, успев отдать команду запуска генераторов энергокамуфляжа и щитов — во время прыжка они на хрен не нужны, а сейчас очень потребны. Сканеры уже начали отрисовывать в виртуале картинку, когда грохнулся в пилотский ложемент. Слияние, взгляд на систему — опоздал! Жутко опоздал! Попал, как говорят, к шапочному разбору. То ли расчет был недостаточно точным, или опять непредвиденные факторы, но бой уже заканчивался. Бой? Нет — жуткое побоище! Редкие разрозненные куски боевых кораблей и много-много ярко пылающих плазменных комов и целых облаков, затмевающих своим светом звезду. Голубой гигант, по массе превышающий Солнце раз этак в пятнадцать. Окончательно не ослепляет только из-за расстояния. От скоплений плазмы пытается уйти одинокий минматарский линкор двенадцатого поколения. Но в каком виде?! Щитов не наблюдается, лазерные турели непосредственной ПКО выбиты процентов на девяносто. Раскрытые бронестворки демонстрируют девственную пустоту полетных палуб — ну прямо как плакат времен Великой отечественной «Все ушли на фронт». Обшивка тяжа в лохмотьях, зияет многочисленными прорехами на местах выбитых бронелистов. Но корабль еще держится — факела от разгонников ровные, как по ниточке. Знаменитая надежность королевской военной техники во всей красе. Может быть и оторвался бы подраненный линкор от преследующего его крейсера десятого класса без видимых повреждений и неработающим блоком опознавания. Скорость минматарца была пока не на много, но выше пирата. Вот только линкор непрерывно клевали — захотелось глаза протереть! — три «Стрижа». Конечно же, без сигналов государственной принадлежности. Не очень умело — базы по кораблику явно только по третий ранг подняты — часто промахивались, но все-таки вели почти непрерывный огонь.

Константин висел недалеко от крупного астероида почти на курсе избиваемого линкора и пытался оценить ситуацию. Оставить в беде гасимого минматарца не было и мысли. Разобраться с малыми рейдерами вначале? Не быстро, но без особых проблем — он все-таки успел поднять боевые базы по своему «Стрижику» на максимум. Нельзя — арварский тяжелый крейсер, кстати сказать, брат-близнец «Ласкового тарха», подтянется на эффективную дальность своего главного калибра и расстреляет линкор, медленно, но верно теряющий тягу, как на учебном полигоне. Затеять драку с крейсером? Тот же вид на фаберже сбоку. Малые рейдеры все-таки успеют прикончить минматарца. Надо было, кровь из носу, прихлопнуть кого-то из врагов не просто быстро, а очень быстро! Но как??? Еще раз в темпе осмотрелся в солнечной системе и принял решение. Метнулся и спрятался ото всех за астероидом.

«Слишком опасно, шеф» — высказалась нейросеть джоре. «В момент открытия огня мы будем на пистолетной дистанции и без скорости. Если с первого выстрела не прикончим, вероятность чего непозволительно низкая, нас бортовая ПКО крейсера прихлопнет как комара. Никакие щиты на такой малом расстоянии не помогут».

— А ты постарайся, высчитай упреждение до последнего знака после запятой. Я другого варианта не вижу.

Сета не ответила. Видимо уже считала и пересчитывала раз за разом, уменьшая шаги итерации.

Сначала промелькнул линкор, оставляющий за собой длинный шлейф теряемого через пробитые магистрали рабочего тела для двигателей, хладагента, воды и воздуха. Оставшиеся турели кое-как, но еще пытались отогнать обнаглевших арварских стервятников. Позже в прямой видимости появился мчащийся вдогонку крейсер, прикрытый щитами только спереди.

Идиоты! Собственный боевой устав нарушают! Теперь только бы не промазать. «Стрижик» уже был развернут в направлении скорого выстрела, непрерывно подрабатывая маневровыми двигателями. Ровно за четыре десятых секунды — время поднятия щитов атакуемого тяжелого крейсера — врубил сканеры в активный режим. Пусть всего два процента повышения точности, но все же. Огонь!

Костик не поверил своим глазам. Так не бывает! В морских флотах далекой Земли подобное когда-то называлось «Золотым выстрелом». Попадание в точно рассчитанный момент баталии в крюйт-камеру вражеского броненосца. Здесь не было крюйт-камеры с бочками пороха. Но угодить при такой огромной скорости цели точно в реактор? При ракурсе всего в одну восьмую? Фантастика! Невозможное в виде огромного плазменного кома, в который превратился крейсер противника, возможно!

— Сетка, я тебя люблю! — казалось, заорал во весь голос, форсируя разгонник в направлении избиваемого линкора. Он уже схватил кураж за жабры. Догнал и буквально в минуты расстрелял прыснувших в разные стороны жидко обделавшихся стервятников. Куда им на точно таких же корабликах до профи, до остервенения долбившего эти проклятые базы.

Начал приходить в себя, когда в виртуальных прицельных рамках вдруг оказалось пусто. Не в кого больше было посылать на трети скорости света тридцатимиллиметровые болванки. И тут же вдруг услышал низкий грудной женский голос:

— Я «Звезда Минматара». Обращаюсь к пирату, оказавшему помощь. Прошу ответить. Я «Звезда Минматара». Обращаюсь к пирату, оказавшему помощь. Прошу ответить. Я «Звезда Минматара»…

Свалился с пилотского ложемента, кое-как добрался до койки и, оттирая лицо и мокрую голову остатками той простыни, что когда-то пошла на одежку для малолетней аграфки, включил связь. На экране была молодая очень смуглая женщина в белом форменном пилотском комбезе. Остриженные под каре волосы цвета спелой пшеницы, чуть раскосые большие голубые глаза на красивом, очень взволнованном сейчас лице. И — Костик даже головой помотал — сдвоенные молнии безопасника поверх пилотских комет. Разве что наплечные знаки разительно отличались — золотые зигзагами без единого просвета с крупным гербом королевства Минматар и парой немаленьких золотых же звезд на каждом погоне.

— Да не пират я, — устало ответил парень. — Сбежал от рабовладельцев и угнал у них рейдер. Ну не под арварским же флагом теперь ходить.

— Спасибо! — без какой-либо задержки ответила женщина. — Нас всего трое на корабле осталось, — отодвинув изображение в общий план, указала обеими руками на двух девчонок лет тринадцати-четырнадцати, прижимавшихся к ней по бокам. Что немного удивило — в точно такой же форме но без звезд. В то же время гербы королевства на золотых погонах и лампасы присутствовали. Если под левой рукой женщины была явно дочь — лицо один в один — то с другой стороны была удивительно красивая для такого возраста платиновая блондинка. Очень испуганная и все время пытающаяся спрятаться за генеральшу.

— Заварены в резервной боевой рубке, — начала быстро говорить эсбэшница даже не в форме рассказа, а скорее докладывая. Положение у них оказалось аховое. Основное — шестой реактор пошел вразнос. По расчету искина через сорок семь минут рванет. Ни штатная, ни обе запасных системы катапультирования не отзываются. Связи с главным искином инженерного отсека тоже нет.

— Поможешь тан? — присмотрелась, узнала, чуть отшатнулась в первый момент, потом решительно заявила: — Поверь, не подведу, тан Кост Гур.

— Да какой я тебе аристо? — начал было отнекиваться парень, но тут же сообразил, что не время для пустопорожних разговоров. Женщина и девчонки в нешуточной опасности. — ПКО и противоабордажный комплекс отключить сможешь?

Чуть напряглась и через секунду кивнула: — Сделано. Мы, — прижала девочек ближе к себе, — в твоей власти, тан.

Ответил, отдав команду искину на сближение с избитым линкором, уже давно заглушившим двигатели: — Нужна мне над вами власть, как зайцу стоп сигнал, — конечно, не дословно привел выражение, а подобрал соответствующее на интере. — И хватит уже таном обзываться. Сказал же, что не аристо ни с какого боку.

«Врешь как сивый мерин, — хихикнула нейросеть, — кто перед ребенком выделывался, расчищая себе дорожку из желтых кирпичиков к герцогской короне?»

— Молчи, предательница!

В ответ на его отнекивания женщина на экране чуть склонила голову и представилась: — Герцогиня Зуна тан Вирд, — затем вытолкнула вперед почему-то не дочь, а упирающуюся платиновую красавицу: — Ее королевское высочество Ни тан Вирд.

Девчонка как-то затравленно кинула на парня короткий взгляд и юркнула обратно за спину тетки. А вот ее кузина — в памяти всплыли данные из базы о Содружестве — шагнув вперед, склонилась в придворном реверансе, отточенном с рождения: — Дита герцогиня тан Вирд к вашим услугам тан.

— Опять таном именуете, — скривился Костик, — может, забудем о моем якобы аристократическом происхождении?

— Это теперь даже не в моих правах, — заявила генеральша. — Строго по статуту высшего коронного ордена…

— Подвязки для чулок, — несколько грубовато перебил ее парень, во все времена подтрунивавший над высшим орденом Великобритании. У него почему-то это слово всегда ассоциировалось с элементами женского нижнего белья. — Все, закончили с любезностями. Работаю. Захожу в пробоину в районе второго инженерного отсека. Сливай коды допуска для всех искинов, — последние слова говорил уже из шлюза.

Все оказалось не так уж страшно. Маленькие универсальные ремдроны со «Стрижика» вдвоем смогли пробиться через разрушенные отсеки где по проходам для людей и техники, а где и по узким туннелям для силовых и информационных шин до рабочего терминала. Главное — протащили за собой гибкую нитку-трубочку волновода. Резервный искин техобслуживания не очень-то хорошо подходил для серьезного ремонта, но смог «разбудить» дублирующий ИИ основного инженерного отсека. Работа, благо энергии хватало, закипела. Удалось для начала, не катапультируя, через каких-то восемнадцать минут загасить злосчастный шестой реактор. А потом уже без спешки приступить практически к плановому восстановлению линкора. Все-таки надежность и, основное, ремонтопригодность боевой техники королевства при многократном резервировании всех основных систем была выше всяческих похвал. Еще через девяносто две минуты дроиды двух уже запущенных в работу инженерно-ремонтных комплексов взрезали наружные слои брони резервной боевой рубки и выпустили из заточения трех пленниц.

Неизвестно о чем они там все это время говорили — Костик был ну очень сильно занят — но принцесса уже не пряталась за генеральшу. Тетка лишь немного подтолкнула ее. Подошла, остановилась в паре метров, с некоторой боязнью взглянула своими чуть раскосыми бездонными синими-синими очами под длиннющими опахалами ресниц, буквально на пару миллиметров изобразила поклон и торжественно произнесла: — Я благодарна вам, тан, за наше спасение.

Опять посмотрела испуганно и, в тоже время, испытующе. Вдруг спросила: — Тебе от меня на самом деле ничего не надо? — оглянулась на женщину за поддержкой.

«Какие-то там сложные заморочки в наличии» — высказалась Сета.

— Не просто сложные. Похоже, ребенок был ранее чем-то очень сильно напуган. Попробую удивить.

— Надо, ваше королевское высочество! Очень надо! Просто мечтаю увидеть улыбку на вашем прекрасном лике. Кроме этого — больше ничего, — и тут же увидел проблески счастья на до нельзя серьезном лице старшей герцогини. Похоже, что сказал именно то, что требовалось.

«Объясни, дорогой, вот как ты умудряешься всегда находить верные слова при первом общении с незнакомыми разумными?» — как бы мимоходом поинтересовалась нейросеть джоре.

Девочка подумала, еще раз оглянулась на подбадривающую ее взглядом женщину, увидела частые кивки кузины, опять испытующе посмотрела на парня и на пару секунд все-таки неуверенно сверкнула неким подобием улыбки. И, похоже, испугавшись сделанного, юркнула за спину тетки.

— Благодарю, ваше королевское высочество, — делая шаг назад, поклонился Костик. — А сейчас прошу меня извинить — очень много работы, — еще отошел немного, опять поклонился и, только после этого повернувшись, ушел дальше вкалывать на ниве ремонта линкора.

«Думаешь, выясниться?»

— Генеральша сама все расскажет. Накормит девчонок, подсунет какой-нибудь модный журнал или что-то вроде и прибежит с объяснениями.

Принялся за дальнейшее исследование хорошо повоевавшего корабля, одновременно раздавая команды искинам. Реакторный отсек — почти норма. Минимум семьдесят процентов от номинала способен выдать уже сейчас. Разгонно-маршевые двигатели — минматарские инженеры частенько совмещали обе функции, несмотря на резкое увеличение сложности производства и себестоимости в угоду надежности — выжимали из себя пока только сорок процентов тяги. После ремонта выдадут все восемьдесят пять. С управлением пока плохо, но на складах инженерного отсека маневровых движков хватало для полного восстановления системы. Бронекапсула ВИП отсека с роскошными каютами, собственной системой жизнеобеспечения, позволявшей находиться в отсеке не в комбинезонах, а в обычной легкой одежде, и даже с небольшим бассейном, вообще не пострадала. Что впрочем, объясняется намерением арварцев захватить линкор и его главную пассажирку. Поэтому в его направлении вообще не стреляли. Рабочего тела для движков и хладагента потеряли прилично, но для возврата к родным верфям хватит с гарантией. Энергощиты требовали кропотливой и муторной замены эффекторов. Но вот эта работа полностью «на совести» искинов.

А вот с ремонтом гипердвигателя возникли проблемы. И основные, и резервные блоки его управления были выбиты начисто. Оба склада, где находились запасные, выгорели дотла. Впрочем, как и малый промышленный синтезатор, способный изготавливать почти любую электронику молекулярного уровня. Цифровые функции блока можно было заставить выполнять почти любой искин. Но вот что делать с активатором, точнее с его отсутствием, парень просто не представлял. Вот чувствовал, что решить эти проблемы может, но пока не въезжал, как именно.


* * *
— Ее мать и старшую сестру долго насиловали с немыслимыми извращениями и убили на глазах девочки четыре года назад во время Нагрейского побоища, — грустно произнесла генеральша. — Вырезали большую часть королевской семьи, а ее оставили для предводителя мятежников. Но тут появилась я с третьим флотом и четырьмя дивизиями десантников. Спецотряд вытащил племянницу, но… — чуть задумалась и продолжила: — С тех пор девочка боится мужчин. Всех мужчин, за исключением отца. Что только ни делали, но все без реального эффекта. Сегодня больше часа уговаривала, что надо хоть как-то поблагодарить нашего спасителя.

Герцогиня заявилась только вечером. Константин успел перегнать линкор в относительно плотное астероидное облако. Ну как плотное — тысячи и десятки тысяч километров между громадными валунами. Но для сканеров исходя из размеров системы — плотное. Изредка попадались камушки с некоторым содержанием железа. Как следствие — обнаружить неподвижный ремонтирующийся корабль даже сканерами в активном режиме было практически невозможно. По расчету кластера искинов ремонт должен был затянуться на пять-шесть суток. Только после этого можно будет говорить об ограниченной боеспособности линкора с возможностью возвращения в королевство. Выход с активатором парень все-таки нашел. Не самый удачный вариант, но прыгать на четыре-пять систем можно будет с гарантией. Конечно активаторы для кораблей крейсерского класса и тяжей, что называется, и рядом не стояли. Спасло одинаковое подключение по внутризаводским стандартам королевства. Другое дело, что без варварски препарированного блока «Стриж» становился чисто внутрисистемным кораблем, но герцогиня при объяснениях по уже работающей внутрикорабельной сети клятвенно заверила, что при первой же возможности выйти на связь, новый блок доставят с королевских верфей со всей возможной скоростью.

А вечером ее высочество заявилась в предоставленную парню роскошную каюту с бутылкой отличного коньяка. Устроилась напротив Костика в низеньком кресле. Сама наполнила бокалы и произнесла тост за спасителя. Говорили о разном, но сначала женщина рассказала о предательстве одного из сановников, достаточно тонкой игрой организовавшего встречу принцессы с высокопоставленной подружкой на каком-то местном празднике у самого фронтира в Аратании.

— Что за подружка? — поинтересовался с нейтральной физиономией, уже практически зная, о ком идет речь.

— Да так, — отмахнулась генеральша, явно не желая говорить о принцессе Галанте. — Познакомилась на каком-то чате высочайших аристо Содружества. Нашлись общие интересы. С тех пор не разлей вода, — конечно минматарка употребила выражение на интере, но подсознание само переводило в привычные понятия.

— Полетели на праздник. Тут довольно сложная космонавигация. Удобнее через несколько систем фронтира проскакивать. Нарвались у этой никому не нужной звезды на засаду. Сразу больше десятка глушилок гипера. У меня в конвое лучшие экипажи королевства, — тяжело вздохнула, — были. А уж на этом линкоре, — налила себе полный бокал, приняла разом и, не закусывая, потянулась за сигаретами.

Костик предупредительно поднес огоньку, сам закурил, всем своим видом показывая внимание к рассказу.

— Тут еще эта новая концепция боя в Великой пустоте. Один пилот-оператор экстра-класса с парой десятков универсальных КИПов, включая тяжелые и торпедоносцы. Но не в условиях такого численного преимущества противника с очень мощной системой ГРЭБ[4]. Связь в клочья порвали сходу. Подавили напрочь. Все до одного офицеры и бойцы экипажа пошли пилотами на КИПы. Сама с девчонками в резервную рубку, как в самое защищенное место на корабле командовать боем отправилась. Поверь, я не просто так это таскаю, — указала на планки комбеза, где в числе многочисленных прочих были знаки пилота-эксперта малых, средник и тяжелых кораблей. — Дали арварцам, — употребила слово на интере, ближайшим аналогом которого было «просраться». — Но их было слишком много при, надо признать, вполне грамотном управлении. Мои бойцы выбили противника почти подчистую. Сами сгорели, но почти выбили, — грустно повторила. — И ни одной катапультированной спаскапсулы. Ну а дальше ты сам видел, — еще выпила. Посмотрела на Костика и восхитилась: — Но как ты тяжелый крейсер на такой скорости с одного выстрела тридцатимиллиметровки спалил?! Сказка! — вскочила. — Дай поцелую!

Вот чего парень не ожидал, когда женщина в генеральской форме приникла к его губам, так это огромного удовольствия от такой благодарности. Столько огненной страсти вдруг выплеснулось на него, что готов был немедленно разодрать на ней одежду и…

Опомнились они одновременно.

— Прости, — коротко извинилась, облизывая свои полные почти до крови искусанные им губы.

— Не за что. Если захочешь…

— Перестань, — почти спокойно прервала. — Откат после тяжелейшего боя. Понимаешь же, что будущего у нас нет и быть не может — слишком мы разные. Разве что напряжение снять? — совершенно непонятно было, кого она спрашивает. Его? Или, может быть, себя?

Через минуту абсолютно трезвая еще раз восхитилась: — Никогда ранее не видела такой точной снайперской стрельбы не в полигонных условиях, а при наивысшем напряжении битвы. Проси чего хочешь!

— Да за кого ты меня принимаешь?! Да… — возмутился. Захотел было грубо ответить, но был прерван совершенно спокойными словами.

— За человека, который, не раздумывая, пошел на смерть ради совершенно незнакомых ему разумных. Ну признайся же что, занимая позицию, был уверен больше в проигрыше, чем в победе?

«Умная женщина, — не выдержала Сета. — Даже я не смогла бы со стороны настолько точно оценить ситуацию».

— И после всего этого смеешь утверждать, что не высший аристо? Да ты, мальчишка, благороднее всех, кого я знаю, включая брата-короля. И хватит уже об этом. Давай просто поговорим как простые усталые бойцы после битвы. Ведь заслужили же толику отдыха?

Сама наполнила бокалы, улыбнулась обворожительно, посмотрела, как пригубил, сделала глоток и вдруг принялась излагать грустную историю семьи. Старший братец, конечно, еще тот самодур, но за своих — королевство, семью и народ глотку кому угодно перегрызет. Парень и не заметил, как перешел в общении с красавицей на «ты». Делились взглядами на жизнь, на Содружество. Хотя он больше слушал эту непозволительно красивую и, в то же время, мудрую женщину. Сами не заметили, как пролетело время. Пробили полуночные по корабельному времени склянки. Старинный обычай на королевском флоте — каждый час тихая короткая мелодия, если в каюте не спят. Зуна поднялась, махнула рукой, прощаясь, и направилась к выходу. Внезапно остановилась, повернулась, подошла и обожгла поцелуем.

— Не вздумай, что это какая-то благодарность. Это мне самой надо.

Ну не спорить же…

«Тем более если женщина хочет» — хихикнула почти весь вечер молчавшая Сета, напоминая об известной поговорке.

— Брысь!

«Слушаюсь и повинуюсь» — не преминула оставить последнее слово за собой.

— Какие только завороты в жизни не бывают, — задумчиво протянула, уже отдышавшись и после их возвращения из ванной комнаты. Погладила по ласкающей ее роскошную грудь руке и спросила: — Можешь рассказать, что там на самом деле было, что этот негодяй Огр так взбеленился?

— Информация из «Особой папки», — увидел непонимание и пояснил: — Так когда-то назывался один из высших уровней секретности на моей Родине. В данном случае при обнародовании приведет к развалу Содружества. Оно тебе надо?

С заметным напряжением посмотрела в глаза: — Мне надо! — заявила с упором на первом слове. — Хотя бы для предотвращения. В противном случае — война. Война, победителей в которой не будет.

«Ох умна, ничего не скажешь» — в очередной раз восхищенно повторилась нейросеть джоре, отражая его мысли.

В память герцогини Костик и не думал заглядывать — не этично. С другой стороны — логика. Королевство Минматар в качестве союзника — что может быть лучше? Посмотрел в глаза, поцеловал и за какую-то четверть часа рассказал все основное. Конечно же, без упоминания о нейросети джоре. О спящем в медкапсуле ребенке тоже умолчал — не стоит складывать все яйца в одну корзину. Увы, но нынче с учетом всех планов, он обязан быть еще и политиком. Джоре побери эту самую грязную из всех наук!

Вскочила с постели и, напряженно раздумывая, принялась выхаживать по каюте. А он все это время любовался. Никогда до этого и представить себе не мог, насколько прекрасной может быть обнаженная зрелая женщина. Понимал, что совместного будущего у них нет и быть не может. Дело даже не в разнице в возрасте, хотя в Содружестве на такое смотрели без какого-либо осуждения. И не в разных расах — красивая женщина что у людей, что у минматарцев, все равно женщина. Совершенно разное мировоззрение — вот основная причина. Понимал и продолжал любоваться. Смуглая как у многих кубинок кожа при взлетающем на каждом уверенном шаге каре очень светлых, хорошо контрастирующих с телом, волос. Упругие — уж в этом-то убедился — колыхающиеся в такт крупные груди с очень темными ареолами. Рельефные кубики мышц на очень сексуальном животике совершенно ее не портили. Наоборот — вкупе с сильными стройными ногами буквально притягивали взгляд к тому месту, что при каждом шаге пряталось между совершенных бедер.

Не выдержал и позвал: — Зуна плюнь. Успеешь еще подумать, — откинул простынку, демонстрируя свою готовность ко всему на свете, — иди ко мне.

Посмотрела, оценила, вспыхнула страстью и, прыгнув на него как разъяренная тигрица, оседлала. Впрочем, очень скоро страсть куда-то ушла, оставив вместо себя нежность. Потом была чудесная ночь — они пили друг друга почти без перерывов и не могли напиться.

Рано утром разбудила, долго-долго целовала и, подхватив свой генеральский комбез, так нагишом и убежала, успев объяснить, что девочки ничего не должны знать.



* * *
С завтраком заметно задержался — после ухода герцогини по требованию организма придавил подушку еще несколько часов. Плотно, главное качественно, благо пищевой синтезатор в каюте был премиум класса, набил желудок и под кофе с сигаретой задумался. Получается, сам себя загнал в ловушку. Ну как в ловушку — потеря времени порядка недели, связанная с ремонтом линкора. Как-то так получалось, что то сам себя, то события постоянно подгоняли. И вдруг реальная пауза. Еще и эта ночь с красивейшей и очень умной женщиной в одной постели. Или просто повзрослел немного, или вся эта нескончаемая череда неоднозначных событий как-то изменили Костика. Просто сравнил себя бывшего, то бишь, каким был до похищения, и нынешнего. Забитый по большому счету мальчишка, стыдящийся своей слабости и уродства. Оживающий только в интернете или в обществе сестер. А сейчас уверенный в себе парень, которому кажется, что он может все. Абсолютно все. Наживший себе могущественного смертельного врага в виде крупнейшей по численности империи Содружества и при этом почему-то уверенный, что со временем справится и с этой проблемой. С одной стороны всеми фибрами души отталкивающийся от представления себя этаким центром вселенной — ну а куда еще можно отнести постоянный отказ от именования аристо? С другой — опять-таки при демонстративном отказе признавать себя лидером — возглавивший выдающихся людей. Поставивший перед ними и собой очень серьезную задачу. Вот какого джоре он уверен, что со всем этим справится?

— Подруга, ау. Ты чего затихарилась? Меня очень интересует твое мнение обо всем случившемся.

«Да здесь я, здесь, мой умненький. Ушла в подполье? Конечно, чтобы не мешать тебе. Вдруг осознала, что ты мыслишь намного качественней меня. Спонтанно принимаешь единственно возможные правильные решения в почти любой спорной для меня ситуации. Да я пока еще сильнее тебя, чиф, но только в однозначной логике, там, где требуются сложные высокоточные расчеты. Мое мнение? Ты стал настоящим джоре. Они всегда ставили перед собой невыполнимые задачи и когда раньше, иногда позже, но решали их».

— Я настоящий джоре?

«Истинно так! И притом — мальчишка. Очень шкодливый мальчишка. И хватит уже перемывать себе самому косточки с моей помощью. Работай! Остальное само приложится».

Ну вот — восхищение пополам с отповедью. В одном Сетка точно права на все сто — надо пахать и пахать. Сейчас — это поднимать базы по законодательству и юриспруденции Содружества. Очень уж интересными обещали быть задуманные вместе с нейросетью джоре акции в информационной войне против Арварской империи.

Привычно устроился навзничь на постели, поправил подушку под головой и ухнул в учебный транс. Через пару часов был выдернут из него осторожным постукиванием в дверь — аристо, культура и вежливость превыше всего. Кое-как пригладил шевелюру — джоре побери! До сих пор не подстригся и не изменил цвет волос — и пошел открывать дверь каюты. Просто крикнуть, что не заперто — не комильфо. Походя вместе с охренелкой отметил — два часа учебы с диким темпом и ни в одном глазу. Если и устал, то не так уж и много.

Широко распахнул дверь и, не глядя, склонился: — Прошу вас герцогиня, — ну а кто это еще мог быть?

Подошла, за подбородок подняла, очень сладко приложилась губами, обласкала взглядом и обстоятельно устроилась в кресле.

— Чай, кофе или чего-нибудь покрепче?

— Чай — вкусно, но не любительница. Кофе тоже нет, — и объяснила причину, по-русски почти без акцента произнеся: — Кажется, что скоро из ушей польется, — улыбнулась ошарашенному виду. — Не удивляйся. Я по своей должности, — указала на петлицы со сдвоенными молниями поверх комет, — просто обязана знать основного вероятного противника. Включая его население, состоящее в большей части из наследственных белых рабов. Однажды мои ребятки притащили арварскую базу по исследованию психологии и культуры рабов, включающую в том числе, основные языки планеты-источника. Проштудировала со всем возможным вниманием.

Ополовинила поставленный перед ней дроидом стакан с тоником. Очень аккуратно промокнула губки салфеткой. Еще посмотрела, одарила улыбкой, указала на соседнее кресло и продолжила:

— Я долго думала. Конечно, окончательное решение будет принимать брат, но я слишком хорошо его знаю — ответ будет положительным. С этой минуты мы союзники. Никаких официальных бумаг, но любую продукцию наших производств будешь брать по себестоимости, если не удастся скрыть реальные расходы или вообще за чисто символические суммы. Это не главное. Основное — любая реальная помощь моей службы.

Теперь уже Костик не смог не отблагодарить горячим поцелуем. Как сдержался от расстегивания генеральского комбеза, сам не понял, но дело превыше всего. Обстоятельно выложил планы по информационной войне с Арварской империей.

Восхитилась: — Вот ведь с самого вынужденного знакомства знала, что не дурак! Но чтобы настолько мощно и, — пару секунд подбирала эпитет и вновь по-русски произнесла: — По-иезуитски продумать эту атаку!

Задумалась ненадолго, оценивая свои возможности помощи в информационной войне.

— Несколько независимых от арварцев информационных агентств в галанете я тебе подберу. Надежные юридические фирмы в Центральных мирах тоже на примете есть. Дальше все в твоих руках. Сам понимаешь — светить нашим сотрудничеством будет только в минус для текущей ситуации.

Опять очень оценивающе посмотрела.

— Мальчишка. Простой мальчишка еще окончательно не вышедший из пубертатного возраста. Но за тобой пойдут люди не только твоей планеты, — улыбнулась, — что думаешь, не понимаю, что замыслил прекратить арварский промысел по захвату новых рабов на Земле?

— Я настолько прозрачен?

— Для друзей — да. А вот враги — в первую очередь те же арварцы — из-за собственного высокомерия или, если строго по науке брать, из-за так называемого комплекса превосходства просто не способны понять тебя. Ну не в состоянии поставить себя на твое место.

— Комплекс превосходства? — не изучал Костик психологию, не до того было.

— Защитный механизм психики, при котором появляется ощущение собственного превосходства, вызванное на самом деле скрытым чувством неполноценности.

— Да уж обрадовала, — ненадолго задумался и решил делом отблагодарить. Для начала спросил:

— Понимаю, что секретно, но это в первую очередь для твоего королевства надо. У вас собственное производство нейросетей есть?

— В общем-то, не такой уж и большой секрет, — пожала плечами. — Империя Галанте по межгосударственному договору поставляет нам ядра и некоторые свои разработки. Мы на основе их же технологий делаем нейросети исключительно для собственного военного флота и, конечно же, спецслужб. Ты почему спрашиваешь?

Подробно рассказал о законах Айзека Азимого, давным-давно известных в Содружестве как законы джоре для программного обеспечения искинов. Сделал упор на внедрении подобного ПО в нейросети. Ну и подвел к выводу о влиянии так называемого нулевого закона на генетику населения Содружества.

— Получается, что медленное падение базового ИП связано именно с этим? С одной стороны преданность граждан своим государствам и Содружеству. С другой — оглупление народа. Иначе не скажешь. Очень ценная информация, — задумалась, потом с заметным напряжением взглянула в глаза. — Я могу ее передать специалистам аграфов и сполотов?

— Решай сама. А вот в доступе к этой информации ученых Центральных миров и, конечно же, Арварской с Аратанской империи я крайне не заинтересован. Во всяком случае, на данном этапе.

— Целесообразно, — согласилась после паузы. И вдруг как-то хищно улыбнулась: — Ну братец у меня теперь попляшет. Считай на пару десятков тяжелых крейсеров и несколько линкоров с наших верфей ты уже заработал, не говоря уже о транспортниках и остальной мелочи. Что самое интересное — финансирование производства будет, в том числе, со стороны аграфов и сполотов. А уж насколько это здорово для экономики королевства и говорить нечего.

Щелкнула пальцами, отдавая команду через нейросеть. Видимо старая привычка. Дроид немедленно сервировал столик для кофе. Призналась: — Вот некуда уже, но прокачать заново просто необходимо, — сделала с заметным удовольствием пару глотков и вдруг спросила: — Кост, мальчик мой, скажи, а ты всегда даешь во много раз больше, чем потом берешь?

Улыбнулся.

— Обязательно брать?


* * *
Опять учеба и опять тренаж менталистики. Частично нравится, но в основном потому, что надо. Чуток отдохнул, побалдел под душем и отправился в зал отдыха ВИП зоны — еще днем был приглашен Зуной на ужин. Был встречен по всем правилам дворцового этикета. Ну с герцогинями и так все было понятно, хотя несколько удивила младшая — стреляла своими глазками, как опытный снайпер. А ее королевское высочество очень порадовала — и реверанс изобразила, и даже очень робко улыбнулась. Сам не понял, откуда взялся такой интерес к этой ослепительно красивой, но глубоко несчастной девочке. Никак не может забыть самые ужасные минуты своей жизни. Зациклилась, из-за юности не понимая, что надо превозмочь себя именно ради памяти своих близких. Нельзя стоять на месте. Особенно с такой божественной внешностью. Хочешь, не хочешь, а глаза сами косят на эту девушку. С трудом, но удалось скрыть внимание к ней, да и Сета с гормонами постаралась — напрочь убрала внешние признаки возбуждения.

Обошел круглый стол, подвигая кресла под очаровательные попки. Сам устроился и уважительно взглянул на сидящую рядом генеральшу, уже успевшую поднять свой бокал.

— Не буду произносить длинный тост. За нашего спасителя, которого само проведение прислало в эту звездную систему так вовремя. За вас, тан Кост Гур.

Сама поднесла бокал к его и осторожно соприкоснулась. Дочь немедленно с радушной улыбкой повторила. А вот что все-таки заставило поднести бокал ближе прячущую глаза принцессу, так и не понял. То ли укоризненный взгляд тетки, а может сама после подробных объяснений всех нюансов той битвы прониклась. Так или иначе, но заметной неловкости за столом не возникло. Под тихую спокойную музыку и великолепные блюда минматарской кухни потек негромкий разговор ни о чем, прерываемый только восхищенными эпитетами парня по отношению к кушаньям. Обстановка постепенно стала проще. Пусть не намного, но все как-то расслабились. Может легкий алкоголь поспособствовал. Или госпожа генерал-лейтенант немного переусердствовала, демонстрируя расположение к спасителю. Но девчонки временами уже о чем-то шушукались. Дита усердствовала в стрельбе глазками. И даже принцесса исподтишка время от времени бросала на парня не столько испуганные, как любопытные взгляды.

— Нет, тан Кост, даже лучшие синтезаторы премиум класса аграфов не способны настолько точно повторить икру рыбы-убийцы, чтобы можно было по достоинству оценить всю гамму вкуса этого деликатеса. Причем именно в качестве закуски к изысканным крепким напиткам. У нас здесь есть некоторые запасы натурального продукта. Вот попробуйте, — Зуна тан Вирд сама, не доверяя дроиду, точнее, следуя этикету, наполнила на четверть пару небольших снифтеров из маленькой пузатой бутылки. Подала прямо в руку один, вторым легко коснулась, сделала паузу, давая возможность напитку чуть подышать и согреться в ладонях. Выпила маленькими глотками, зачерпнула маленькой ложечкой на длинной ручке масляно-глянцевые зеленые икринки, отправила в рот и, показывая райское удовольствие, придвинула вазочку с деликатесом к Костику, предусмотрительно положив туда чистую ложечку.

Парню тоже очень понравилось, но не настолько, чтобы воспылать страстью к зеленой икре. Вспомнил восторженные отзывы о ней Катаржинки и сделал вывод о некоторой разнице во вкусах мужчин и женщин.

Младшая герцогиня что-то прошептала принцессе и, увидев ее удивление, громко рассмеялась.

— Дочь моя, веди себя, как подобает, — тихо одернула девчонку мать. — Или появилось желание вновь посещать занятия по этикету?

— Ма-ам, ну здесь же все свои. Тан Кост, — короткий взгляд бывалого снайпера, — наш спаситель. И, следовательно, почти что член семьи теперь.

— Разве что, — не стала почему-то спорить генеральша. И вдруг, ломая всю томность этого вечера, спросила: — Тогда что вы думаете о заявлении императора Арварии?

Пауза после ее вопроса продлилась недолго.

— Ложь! — неожиданно громко заявила принцесса, зыркнув на Костика своими бездонными очами. И, глядя прямо перед собой, повторила: — Наглая ложь. Не верю.

— Эта политика рабовладельцев — удивительно гадкая вещь. Ну ее. Даже обсуждать подлецов не хочется, — косвенно поддержала подругу младшая герцогиня.

Еще раз кокетливо стрельнула глазками и предложила: — А давайте мы сегодня обойдемся вообще без политики. Еще не раз успеем все обсудить.

«Мелкая, но умом, похоже, вся в мамочку удалась. Как ловко отвлекла внимание от кузины, чтобы в еще большее стеснение ее не вгонять» — зачем-то прокомментировала Сета.

А ее королевское высочество старательно ковырялось вилкой в своей тарелке, не отрывая от нее взгляда.

— Я правильно понимаю, что вся программа восстановления нашего корабля уже заданна искинам и теперь остается только ждать окончания ремонта? — тут же спросила Дита тан Вирд.

— Точно так, ваше высочество, — отреагировал парень.

— Фи, тан, — скорчила недовольную рожицу, — мы в семье не приемлем официальщины, — посмотрела на мать, дождалась согласного кивка и расцвела: — Только по имени и на «ты». Согласен?

— Как скажешь, красавица, — ответил Костик, проследивший за переглядываниями.

— Тогда, тогда, — и вдруг выпалила: — Хочу выпить с тобой на брудершафт!

Парень успел перехватить буквально разъяренный взгляд принцессы на младшую герцогиню. Впрочем, Ни тан Вирд тут же вновь уставилась в свою тарелку, как будто ничего особенного не произошло. Неужели ревнует?

— Нет, доченька. Ты очень верно и к месту предложила использовать этот обычай с планеты нашего спасителя, — попыталась сгладить остроту ситуации мать. — Только не учла, что он распространяется исключительно на взрослых разумных.

— Ну значит через пару лет повторю попытку, — без особого огорчения заявила юная герцогиня, при этом кося глазом на подругу.

«А ведь специально пытается вызвать у принцессы чувство соперничества эта малолетняя комбинаторша» — вновь не удержалась от выражения своего мнения нейросеть джоре.

Ее королевское высочество вдруг осмелела настолько что, еще раз любопытно зыркнув на Костика, взяла и показала кузине язык.

Вот что это значит, парень так и не понял.

Отвлекла от несколько неловкой ситуации Зуна: — А вот мне ничего не мешает обратиться с таким предложением к нашему спасителю, — взяла свой бокал в руку, встала и шагнула к Константину. Возражать тот естественно не стал. Чуть позже поцелуй несколько затянулся, впрочем, как и последующий взгляд, обещавший в ближайшую ночь все что угодно.



Глава 3


— Это специальная разработка моего техотдела, — сказала герцогиня, положив на стол в его каюте три блока опознавания и флешку с информационной базой. — Позволяет менять сигнал автоответчика в широких пределах. Но все-таки постарайся лишний раз не «светить» их, переключая прямо в солнечной системе, где будешь находиться. Здесь, — указала на флешку, — подробная инструкция по замене информации в блоке и список кораблей разных государств, под которые имеет смысл маскироваться. Конечно, перед выбором необходимо убедиться в отсутствии выбранного объекта в системе.

— Спасибо, — ответил Костик и шагнул ближе, — ты только их принесла или…

Буквально расцвела радостью. Расстегнула горловой шов прямо до паха и, сбрасывая комбез, ответила: — Или! Да я весь день пыталась забыть прошлую ночь и гнала от себя мысли о следующей.

Немного успокоилась много позже. От алкоголя категорически отказалась: — Не хочу расслабляться. Желаю с тобой быть настоящей и… запомнить. Ты моя, как это у вас говорят, лебединая песня. Даже не так — вообще в жизни единственная. Просто отчетливо понимаю, что никогда больше такого не встречу. Спросишь откуда моя Диточка? Когда Жи обрадовала второй беременностью, — увидев вопрос во взгляде, пояснила: — Зонкина любовь, наша королева, — Зон тан Вирд был старшим братом ее высочества. — Так вот, когда Жи обрадовала, я страшно обзавидовалась и сама решила родить. Нет, не от первого встречного. Тщательно выбирала в первую очередь по генетическим параметрам. Нашелся подходящий мужчина в собственной службе. Причем, не связанный никакими обязательствами с другими женщинами. Как сам понимаешь, увлечь могу, кого угодно, — мягко провела ладонью парня от одной своей груди до другой через бедра, позволяя ощутить и бархатистость кожи, и все волнующие изгибы. — Только одного не учла, что расслаблю его перед заданием, к которому он тогда готовился. Задание выполнил, но назад в королевство уже не вернулся. Врать не буду — даже не плакала. У меня появилась Дитка, которая напрочь отмела какие-либо сожаления. Она мое счастье в этой жизни. Ну и, конечно же, после гибели королевы со старшей дочерью, Ни тоже стала моей. Люблю обеих до безумия. За любую кого угодно разорву на части. И вдруг эта засада арварцев. Гибель моего конвоя. А тут ты появился, когда уже готовилась запустить систему самоуничтожения «Звезды Минматара». В минуты свершил невозможное, — приникла долгим нежным поцелуем. — Да, да, не смотри так и молчи, — ласково положила длинные тонкие пальцы на его губы, — дай женщине выговориться. Весь день тогда гнала от себя мысли. Пришла в твою каюту только сказать спасибо. Потом не выдержала. Утром все окончательно поняла. Я люблю тебя, — произнесла очень тихо. Затем чуть громче продолжила: — Влюбилась как девчонка, — довольно хихикнула. — Ясно понимаю, что после первого же прыжка «Звезды» мы расстанемся навсегда. Я сказала, молчи! — громко приказала отработанным за десятилетия командным голосом, накрывая его рот ладонью. — Оставаться вместе нам нельзя — испортим жизни друг другу. Слишком мы разные. Работать в будущем, сотрудничать — сколько угодно, но не более. Рано или поздно, если все же будем вместе, моя любовь превратится в ненависть. Не желаю этого, не хочу! Лучше сейчас насладиться всего лишь несколькими ночами счастливого безумия. Потом буду вспоминать и радоваться, — заменила ладонь на губы. Опять долго целовала. Постепенно нежные ласки перешли во все большую страсть…

Заснули усталые, но довольные, крепко обнявшись, только под утро корабельного времени. Заснули… всего на двадцать минут. Тишину разорвали баззеры боевой тревоги — в систему голубой звезды входил боевой флот Арварской империи.


* * *
— Что делаем? — совершенно спокойно спросила Зуна, натягивая комбез на голое тело — трусики, увы, оказались разорваны в клочья. Она успела взять себя в руки, в зародыше погасив панику.

— Оцениваем ситуацию, думаем, — тоже без какого-либо волнения ответил он, уже успев одеться. Подключился через нейросеть к сканерам «Звезды», работающим сейчас в пассивном режиме, осмотрелся в системе и начал вслух прикидывать шансы: — Во-первых, арварцы достаточно далеко — выпрыгивают ближе к звезде, там, где была битва. Пока выйдет из гипера пусть даже не весь флот, а достаточное для серьезного боя количество кораблей, пройдет минимум два часа. Запомним эти циферки. Теперь рассмотрим наше положение. На текущий момент, — еще раз сверился с отчетом главного искина инженерного отсека, отвечавшего за ремонт линкора, — у нас семьдесят четыре процента энергии от нормы и шестьдесят два от номинальной тяги. Плюс до тридцати девяти из ста процентов восстановленная ПКО, сорок один щитов и жалких восемнадцать процентов плазменной артиллерии всех калибров. Ко всему необходимо учитывать ограничения по дальности гипера — прыгнуть можем всего на пяток ближайших систем. Все остальное не критично. Если немедленно начнем разгон, то уже имеющихся в системе сил арварцев на нас не хватит. Врубим глушилку — остальные их крейсера с линкорами вывалятся из гипера джоре знает где и будут тащиться сюда от недели до полутора месяцев. Это меня на кораблике с минматарским гипердвижком выкинуло почти в гравитационном колодце звезды, черножопым с их движками такое и не снилось. До сих пор гипердинамическое качество выше шестнадцати единиц поднять не могут. Все, даю искину команду на разгон и запуск оборудования глушения гипера — превентивные меры воздействия на врага никак не помешают. Отключим непосредственно перед самым прыжком. Остальное объясню позже.

Гул врубившихся на полную возможную сейчас тягу разгонников проник даже под бронекапсулу ВИП-отсека. Все-таки отъюстированы искинами они были пока отвратительно. Элементарно не хватило времени на точную настройку. Вибрация приличная, но никак не предельная для силового каркаса основательно побитого линкора.

Подошла, буквально впилась поцелуем в его губы. Прервалась только чтобы сказать «Не надо дальнейшее растолковывать. Как-никак сама пилот-эксперт по тяжам». Ласково провела ладонью по щеке и опять приникла в теперь уже нежном, никак не страстном поцелуе.

Вот в этот-то момент в каюту и ворвались девчонки — для инфанты на кораблях минматарского боевого флота закрытых дверей не существовало в принципе. Скомканные простыни, раскиданные все кроме одной подушки и ярко-розовые клочья женских трусиков, выделяющихся на светло-сером с салатным фоне отделки каюты. Вот они-то, похоже, и подействовали на принцессу, как красная тряпка на быка. Подошла ближе, посмотрела на оторопевшую тетку, на скупо улыбающегося Костика — ну не чувствовал он за собой никакой вины — оглянулась на лыбящуюся от уха до уха кузину — развлекается мамка и что? Была бы возможность, сама бы запрыгнула в постель красавчика-спасителя — опять взглянула на парня и… отвесила смачную пощечину. Посмотрела на охреневшего парня, на отпечаток своей ладошки на его щеке, разревелась и убежала. Не менее удивленная Дита соответственно за ней — успокаивать. Рванувшуюся было вслед генеральшу, удержал за руку: — Подожди. Не стоит тебе сейчас показываться ей на глаза. Поплачет, немного успокоится, доводы кузины выслушает, сама подумает. Вот только после всего этого и не раньше сможешь без излишнего напряжения поговорить с девочкой.

Опомнилась, посмотрела в глаза и вдруг точ-в-точ как дочка расцвела: — Она больше не боится мужчин! И даже способна на агрессию!

Пожал плечами: — Шок — это по-нашему. Ладно, я в резервную боевую рубку — к восстановлению основной еще даже не приступали. Надо «держать руку на пульсе», — конечно, опять применил соответствующий аналог выражения на интере. — Приведешь себя в порядок, — погладил явно нуждающуюся как минимум в обычных утренних процедурах женщину по взлохмаченной головке как маленькую, — подменишь. Мне ополоснуться под душем тоже никак не помешает.

В рубке еще раз оценил ситуацию. Арварцы уже проиграли. Поврежденный линкор им теперь быстро не то чтобы захватить, даже просто уничтожить не смогут. В то же время не появившийся вовремя в пункте назначения конвой принцессы — гарантированное поднятие тревоги во всех военно-космических силах королевства. Сейчас десятки минматарских «Стрижиков», как самые быстрые на сегодня корабли Содружества, на максимально возможной скорости несутся ко всем системам по маршруту конвоя. Максимум через сутки-другие, если не часы, появится кто-то из них в этой системе голубой звезды. И арварцам, если сейчас начнут преследование «Звезды Минматара», уже не получится списать битву здесь на некое соединение пиратов. Классический казус белли[5]. Ну не настолько же идиоты, чтобы не понять этого. Мало того, что против всего остального Содружества не потянут — триумвират разнесет их вдребезги. Вдоль, поперек и на мелкие кусочки. Так ведь как следствие само Содружество рухнет. Какими бы умственно отсталыми арварцы ни были, но должны все-таки допетрить, что первыми покинут этот мир поголовно аристо их империи.



* * *
Разгонялся менее чем наполовину восстановленный линкор непозволительно долго — час и сорок семь минут. Арварцы за это время ни свои глушилки гипера не врубили, ни в погоню за «Звездой Минматара» так и не кинулись. Не выспавшийся Костик — тоже мне проблема. При необходимости с помощью Сеты до пяти суток можно бодрым быть — и плотно позавтракать офицерскими пайками успел — пищевой синтезатор в боевой рубке предусмотрен не был — и даже кофе успел глотнуть. Потом вынужден был не столько ситуацию отслеживать, как успокаивать тем или иным способом нервничающую герцогиню. Причем беспокоилась Зуна тан Вирд не столько о возможном бое — черножопые от большого ума могли включить глушилки в любой момент — как о племяннице. Впрочем, незадолго до прыжка пришло сообщение с наручного комма младшей герцогини: «Все будет хорошо».

В гипер тоже ушли штатно после отключения глушилки — ровно через минуту сорок две секунды после начала насыщения контура двигателя. Облегченно вздохнули, поцеловались и разошлись по своим каютам отсыпаться. Пусть и не полностью — с нештатным активатором гипердвигатель мог держать подпространственный пузырь вокруг линкора не более четырех с половиной часов. С учетом расстояния между звездами в этой области фронтира как раз и получилось перепрыгнуть пять солнечных систем.

Впрочем, и этого времени поспать Костику не дали. Чуть меньше чем три часа поступил запрос на связь от ее королевского высочества. Нейросеть обоснованно посчитала, что ответить необходимо немедленно. Соответственно без включения исходящего из его каюты изображения. Увидел прячущую глаза принцессу и для начала извинился за одностороннее видео, обосновав невозможностью предстать перед ней в неглиже. Удивилась, бросила взгляд на пустой экран — интересно, что она рассчитывала там увидеть? — сообразила, что ночь с теткой была бессонной, очаровательно покраснела. Смуглая кожа приобрела заметный бронзовый оттенок, как у некоторых племен аборигенов Северной Америки. Но все-таки изъявила желание встретиться в ближайшее время, когда уважаемый тан будет готов.

— Четверть часа вас устроит, ваше королевское высочество?

Немедленно согласилась, по-прежнему пряча свои прекрасные очи.

Через четырнадцать минут, успев по-быстрому принять душ, натянуть чистый комбез и даже почти нормально причесаться, распахнул дверь в каюту. Вошла, изобразила легкий поклон, и, запинаясь, смотря куда угодно, но не на его лицо, попросила прощения: — Я была не права! Тем более не имела никакого права на физическое воздействие — вы не мой подданный.

— Своих граждан, получается, можете хлестать по щекам без ограничений? — удивился парень.

— Не всех. Только высшие аристо имеют такую привилегию.

Старательно морща лоб, изобразил напряженные думы. Затем заявил со всей возможной серьезностью на физиономии, более-менее успешно пытаясь не расхохотаться во все горло: — В таком случае не имею никаких претензий. Но, в то же время… требую сатисфакции.

— Что?!! — взглянула пылающими от возмущения и ярости своими бездонными синими-синими очами. — Да как ты смеешь?!! — и замолчала, опустив головку. Сухо спросила: — В каком виде желаете?

Ответил без промедления: — Разрешите прикоснуться губами к вашему запястью.

Опять «Что?!!», вновь вскинутая головка, но в прекрасных чуть раскосых глазах было только огромное удивление. Хотя нет, возмущение тоже все-таки присутствовало, хотя в значительно меньшей, чем ранее, степени.

Решительно заявила: — Не позволю! — сделав два шага вперед, добавила: — После вашего ночного своеобразного общения с тетушкой имею право на большее! — схватила обеими руками за шею, пригнула и… чмокнув в губы, убежала.

Ошарашено спросил, глядя на закрываемую доводчиком дверь: — И что это было???

«Первая девичья любовь, естественно, — ответила нейросеть джоре. — Не вздумай даже намеком насмехаться — сломаешь ребенку жизнь».

Задумался, просто не представляя свои дальнейшие действия.

Тут в каюту ворвалась младшая герцогиня. С криком «Ты что ей сделал?!» заколотила по груди. Громогласно заявила «Ревет и ничего не говорит!», остервенело продолжая использовать Костика в качестве боксерской груши. Объяснять ничего не стал, обхватил, прижав ее руки к телу и, чуть развернув к экрану, вывел на него картинку из стека нейросети. Короткая запись явления ее королевского высочества в эту каюту описала случившееся достаточно подробно, чтобы не требовать дополнительных пояснений. Посмотрела, чуть обмякла, уже не пылая возмущением. Немедленно отпустил, делая шаг назад. Девушка удивленно вопросила «Как же так?» Посмотрела на парня и… шагнув к нему, повторила действия кузины. Только не коротко чмокнула, а самозабвенно приникла к его губам на несколько секунд. Победно взглянула и спокойно покинула каюту.

— Еще одна любовь? Только этого мне сейчас и не хватало.

«Во размечтался-то, — принялась иронизировать Сета. — Здесь вполне естественное в этом возрасте желание прикоснуться к запретному. Ничего более. Любовью даже не пахнет».

— Уже проще, — вздохнул парень. Представил, что сейчас с разборками явится мамаша в генеральской форме, и ужаснулся…


* * *
С некоторым беспокойством поел, с удовольствием выпил кофе, покурил и направился в рубку — подходило время выхода из прыжка. По виду уже сидевшей в готовности на пилотском ложементе герцогини с заметным облегчением понял, что женщина не в курсе недавних событий в его каюте. Вышли на краю еще одной бесхозной системы фронтира и немедленно были облучены работающим в активном режиме сканером. Тут же раздался сигнал вызова в кодах королевской СБ: — «Звезда Минматара» прошу связи. Я полковник службы безопасности Нор тан Зус.

После соответствующей команды нейросети ее высочества на экране появилось изображение явно уставшего мужчины в форме.

— Ну здравствуй Нор. Давно нас разыскивают?

— Мой генерал? — с облегчением спросил полковник. Увидел Костика и напрягся: — Ее королевское высочество?

— Жива и здорова, — поспешила успокоить подчиненного герцогиня. На все еще вопросительный взгляд добавила: — Моя дочь с нею сейчас, — тяжело вздохнула: — Только мы трое и остались от всего конвоя, — распорядилась: — Давай к нам на борт, — на долю секунды ушла в себя, — открою бронестворки третьей летной палубы. Она более-менее целая.

На тактическом экране яркая отметка маленького крейсера выставила сзади длиннющий факел от разгонника и, судя по тексту в рамке рядом с отметкой, взяла курс на линкор.

— А? — полковник еле заметным движением головы указал на парня. Видимо нормальные дружеские отношения на службе позволяли спросить без соблюдения устава.

— Наш спаситель, — улыбнулась женщина. — В самый последний момент с огромным риском вступил в бой. Первым же удивительно метким выстрелом превратил в плазму тяжелый якобы пиратский крейсер десятого класса. Затем расстрелял оставшуюся мелочь. Вероятно, представлять особо не надо?

Соображал полковник не долго. Подвергнуть сомнению слова начальницы не то чтобы не мог, в голову такое просто не приходило. Поклонился: — Я в долгу перед вами, тан Кост Гур.

«И почему все вокруг, не спрашивая, принимают меня за аристо?» — подумал, немного склоняя голову в ответ.

Через десять минут стояли на третьей летной палубе. Ремонтные дроны здесь уже успели привести в норму аппаратуру энергозавесы, препятствующей потерям воздуха при пролете через нее космических аппаратов.

«Стриж» полковника лихо на скорости подвалил к линкору, резко тормознул маневровиками и, плавно продавив зеленоватое мерцание энергозавесы, аккуратно присел на посадочные лапы точно напротив кораблика Константина. Эсбэшник вышел, отрапортовал начальнице и тут же получил приказ на изъятие блока управления гипердвигателем со своего рейдера. Не сказать, что показал особое удивление, но бросил косой взгляд на парня рядом с ее высочеством.

Через час с мелочью малый рейдер «Стриж-МРК-13-4913» бывшего раба вновь был, как говорят военные моряки, к бою и походу готов.

Они стояли напротив друг друга и молчали. Оба отчетливо понимали, что дальше следовать со «Звездой Минматара» Константину никак нельзя. Скрыть его союз с королевством в этом случае будет весьма проблематично, если не сказать невозможно. Герцогиня шагнула вперед и надолго припала к губам парня. Стоящий в нескольких шагах полковник молчал и тупо пялился на них, ничего не понимая. Грозная Зуна тан Вирд, которую за глаза подчиненные называли не иначе, как Стальная герцогиня, висела на шее какого-то мальчишки, взахлеб плакала и целовала. А потом случилось вообще невозможное — в ангар влетела ее королевское высочество, оттолкнула тетку в сторону и сама, нагнув голову мальчишки к себе, поцеловала. Оторвалась от его губ и, глядя тому в глаза, заявила: — Возвращайся! Я буду ждать вечно, — и исчезла, как будто ее и не было.

Костик потряс головой, как приходя в себя после сильного удара, едва не пославшего его в аут. Огляделся. Невозможно красивая женщина в пилотском комбезе с генеральскими погонами стояла в нескольких шагах, плакала и… улыбалась. Полковник СБ, вытянувшийся по стойке смирно, без особого успеха пытался сделать вид, что его тут нет и вообще, что он находится в другой звездной системе.


* * *
Во время разгона связался по ментоканалу с Катаржинкой. Все-таки это здорово поднимает уверенность в себе, когда чувствуешь волну радости, способную поглотить любые сомнения в правильности выбранного пути. Коротко изложила, как добрались до столичной системы Аратана в сопровождении малой имперской эскадры. Как выеживались перед ними столичные чиновники, суля немыслимые блага и уговаривая принять местное гражданство. Как после первого же обращения посол Центральных миров в мгновение ока лично примчался на «Ласковый» с заверениями о готовности предоставить подданство без каких-либо дополнительных условий. Теперь ждут появления эскадры тяжелых крейсеров, которая будет сопровождать их в ведущее человеческое государство Содружества. Похвасталась, что уже начала работать с Золом Гуном. Похихикала над его смущением, когда выяснилась необходимость провести не одну ночь в постели разоблаченными до нижнего белья. Потом переключила связь через Антония на Тамару с Залетным. Игорь в первую очередь доложил о четком исполнении приказа по созданию схрона, выслав точные координаты со всеми шифрами и паролями доступа на их тайный склад во фронтире. Костик в ответ рассказал им о смещении приоритетов добычи информации по полным циклам стратегических производств в Центральных мирах. Двигатели всех типов в сторону. Сосредоточиться на связи, электронике, корабельным системам жизнеобеспечения и… относительно простой бытовой технике. Отменил распоряжение по Ветлицкому о вербовке во флот. Ну, начальник службы безопасности на то и начальник, чтобы без слов понимать сказанное. Слесареву в недостатке ума тоже никак не обвинишь. Переглянулись и расцвели довольными улыбками. Оба сообразили, что Костик каким-то образом получил надежный контакт в королевстве Минматар. Собственно говоря, другой вывод из услышанного они сделать и не могли. Порекомендовал максимально возможно сконцентрироваться на науке Содружества и… ее истории. Опять понимающе переглянулись. Сразу сообразили, что нужны простейшие технологии для внедрения на родной планете. Добавил, что неплохо было бы раздобыть всю информацию по медкапсулам первых поколений — что там у него получится с аграфами, сам еще не представлял. Опять поиграли в довольные гляделки. Пожелал успехов и отключился — «Стрижик» уже набрал достаточную для ухода в гипер скорость.

Трое суток в подпространстве — должен успеть поднять необходимые базы до максимума. Уже укладываясь на узкую койку для погружения в учебный транс, задумался. Две ночи безумного секса с красивейшей и притом очень умной женщиной. Немыслимое сочетание. Забыть ее не получится никогда. Почему же тогда перед глазами встает милое личико девчонки, которая всего-то один раз по-настоящему поцеловала при прощании? С невозможно бездонными синими-синими очами, в которых так и хочется утопиться?


* * *
— Вы, преступник, объявленный императором Арварии «Врагом государства», сами предлагаете пресс-конференцию? — директор одного из второстепенных новостных каналов галанета не верил сам себе. Да пятиминутное интервью с этим мальчишкой должно вознести его канал на вершину рейтинга всего Содружества. А тут целая пресс-конференция, неограниченная по времени и с возможным привлечением различных экспертов вплоть до смотрителей юридической Палаты Содружества и, страшно подумать, представителей Коллегии арбитров. Во всяком случае, в предварительном наброске, присланном в отдел связи с общественностью новостного канала, речь шла именно об этом.

— Точно так, — ответил или скорее отрапортовал парень.

— А… — директор замолчал, не зная как правильно сформулировать вопрос. Частенько с отделом связывались разные шутники, желающие тем или иным способом прославиться. Бывало, что, мягко говоря, не совсем адекватные люди. Вероятность, что данный случай попадал в эту категорию, была очень высокой. Ну а если вдруг мальчишка говорит правду? Обидеть недоверием, значит пойти на риск того, что он обратится в другое новостное агентство.

— Вы, сомневаетесь, что я это я? То есть именно Кост Гур? — улыбнулся парень с экрана, сразу сообразивший причину затруднений собеседника. — Не возражаю против прямой связи с сервером регистрации граждан Содружества.

У директора что называется, камень с души упал. Посылка запроса на сервер с подключением его к каналу гиперсвязи заняла всего пару секунд. Результатом явилось сообщение под грифом «Молния» — идентификационные данные нейросети абонента соответствуют особо разыскиваемому преступнику, объявленному Арварской империей «Врагом государства». Информация уже отправлена в СБ империи.

— Ну что ж, — директору было плевать на эсбэшников Арварии. Ему надо было делать деньги, — тогда обговорим под протокол основные условия нашего сотрудничества? — дождался согласия и продолжил: — Вы требуете пятьдесят процентов дохода от этой пресс-конференции передать в только что созданный вами «Фонд помощи бежавшим рабам». Извините, но политика канала разрешает нам оплачивать информацию только в пределах десяти, максимум пятнадцати процентов.

— Это ваши проблемы, — ухмыльнулся мальчишка. — Мне обратиться в другое новостное агентство?

— Нет, что вы, что вы. — Посмотрел на боковой экран, где были лица срочно подключенных держателей контрольного пакета акций новостного канала. — Мы согласны, — затребованное вознаграждение превышала все мыслимые и немыслимые мерки. Но, с учетом предполагаемого количества зрителей, чистая прибыль все равно обещала быть огромной.

— Следующий вопрос. Ваше требование о прямом эфире не совсем корректно. Мы не можем гарантировать, что цензоры той же Арварии пропустят передачу в своей империи.

— Ваше дело выпустить сигнал в галанет, — не стал спорить «Враг государства», — а где и кто конкретно будет наблюдать за пресс-конференцией, будет зависеть только от интереса к ней граждан Содружества.

— Вы понимаете, что мы просто вынуждены будем предоставить другим новостным каналам право на трансляцию передачи в другие регионы Содружества? Наша лицензия распространяется только на Центральные миры.

— Прекрасно понимаю. Ничего не имею против. Но, естественно, на тех же финансовых условиях. При этом нанятые мною аудиторы будут проверять реальные отчисления не только по вашему каналу, но и по всем связанным с трансляцией фирмам. Допуск аудиторов к банковским счетам привлеченных фирм должен быть указан в договоре отдельным пунктом.

— М-м-м, — задумчиво протянул директор, кося взглядом на боковой экран. — Ваше право, — согласился, увидев многочисленные кивки. — Думаю, остальные мелочи вполне могут утрясти наши специалисты с корпорацией «Шарон, Шарон и сыновья». Насколько я понимаю, вы именно этой фирме поручили юридическое сопровождение по договору между нашим новостным каналом в моем лице и вами.

— Правильно понимаете, — согласился мальчишка на экране. Выдержал паузу и спросил: — У вас нет желания расширить рамки передачи?

— Поясните, пожалуйста, ваше предложение, — благожелательно ответил директор.

— Шоу. Не пресс-конференция, а шоу под названием «Враг государства». Парочка ведущих, журналисты и просто граждане Содружества в не особо крупном зале, иначе теплой домашней атмосферы не создать. И, конечно же, прямое подключение галанета. Рейтинг вопросов и мои ответы только на самые значимые.

— Э-э-э, — задумался директор, даже не думая смотреть на боковой экран. Акционеры заинтересованы в первую очередь в деньгах. Но то, что предлагает этот парень — с определенным уважением взглянул на него — сулило уже не просто большие деньги. Резкое увеличение аудитории зрителей выводило их второстепенный новостной канал в число ведущих галанета. А это не просто большие, а огромные деньги. — Очень интересное предложение. Мы согласны без каких-либо дальнейших обсуждений. Разве что позвольте дать вам совет профессионала. Зал со зрителями и журналистами в таком шоу нежелателен — излишний шум, выкрики вплоть до оскорблений в прямом эфире. Лучше ограничиться небольшой студией с ведущими и приглашенными на связь обозревателями, экспертами и, возможно, даже политиками.

— Не буду спорить, вам виднее, — согласился мальчишка с десятками знаками освоенных специальностей на планках пилотского комбинезона.

— Я уже могу анонсировать наше новое шоу в галанете? — спросил директор, всеми силами пытающийся удержаться от ликования. Такой шанс если и дается, то один раз в жизни. И он его, похоже, не упустил!


* * *
Отключил связь, лег на койку и, подняв гравитаторами силу тяжести до трех с половиной «G», провалился в виртуальную тренировку. Знал, что потом все мышцы будут болеть, ну так ведь надо же поддерживать нормальную физическую форму. Методично выполнял одно упражнение за другим, анализируя прошедшие переговоры. Этот директор, так и не соизволивший представиться, оказался тем еще волком журналистики, профессионалом до мозга костей. Сам не понял, как удалось подвести его к нужной форме передачи. Всего парочка ведущих и какие-нибудь приглашенные? Только вот основным шоуменом теперь будет сам Костик и никто другой! И именно он будет решать, кого и когда приглашать в эфир передачи.

Вывалился из виртуала с ощущениями песчинки в бетономешалке.

— Сетка, а с несколько меньшей интенсивностью было никак нельзя?

«Пилите, Шура, пилите! Она золотая» — ответила цитатой из древнего фильма.

Странная ситуация. С одной стороны нейросеть джоре должна выполнять все до единой команды своего носителя. Но при этом, несомненно, уже сформировавшаяся почти свободная в своих суждениях личность. Весьма своенравная личность, временами стервозная до невозможности.

«Ну а что ты хотел, герой-любовничек? Так трахал свою герцогиню, что у меня аж слюнки текли».

— Не надо было?

«Перестань подкалывать! И так взбешенная. У меня в твоих мозгах сейчас самый натуральный разрыв шаблона. Обязана ведь помогать во всем. Четко на все сто понимаю, что все правильно с генеральшей делал. Хотя и не был инициатором. Мы заимели отличного союзника в нашей войне, надежного, преданного, любящего, в конце концов. Но я же завидую ей! Потому и… ревную. А ревнующая женщина всегда стерва» — и отключилась от прямой связи.

Интересно, нейросети джоре подвержены шизофрении?

Сбросив тяжесть до стандарта, совершенно не понимая чего сейчас больше в ощущениях, муки во всем теле или удовлетворения от качественного тренажа, парень, сбросив комбез, встал под душ. Под горячей водой отошел немного от боли и даже чуток сил появилось.

Громадный стейк из мраморного мяса неизвестной животины под зеленым лучком обильно спрыснутый лимоном да с жареной на сале картошкой еще больше поднял настроение. После крепкого кофе с сигаретой вообще было собрался заняться учебой, но злая Сетка не позволила. Заявила с экрана:

— Это тебе только моими заботами кажется, что сил хватает. Фиг тебе, а не учебный транс, — с заметным удовольствием продемонстрировала названную фигуру из трех пальцев. Вытянула руку — казалось, под самый нос подсунула. — Выметайся с корабля, здесь места мало. Будешь наверстывать телепортацию. А то плевую штуку не смог сделать — избавить девчонку от рабского ошейника, неумеха. Живое от мертвого отделить не можешь, а туда же, принцесс спасать видите ли.

Спорить с нейросетью, если она в плохом настроении? Упаси джоре! Поднял мощность микрореактора комбинезона до номинала. Загерметизировался — из толстого воротника сформировался шлем, под небольшим избыточным давлением, принявший шарообразную форму. По поверхности за считанные мгновения расползлись сверхпрочные мономолекулярные нити в несколько слоев, превратившие шлем в очень прочную жесткую конструкцию. Забрало за доли секунды стало односторонне прозрачным, способным пропускать внутрь только безопасный для человеческих глаз свет, как по спектру, так и по максимальной яркости. Кисти похожим образом обзавелись тонкими многослойными перчатками, оснащенными узким полосками пленочных усилителей вдоль пальцев. Теперь он мог не то, что подковы гнуть — собственно говоря, нынче и без перчаток не такая уж проблема — броневые листы по третий номер толщины как газетную бумагу на мелкие кусочки разорвать можно. Дождался откачки воздуха из шлюза, открытия наружного люка и осторожно, придерживаясь за выдвинутый поручень, покинул кораблик.

Вообще-то ожидал увидеть что-то более впечатляющее. Обломался. Ярко мерцающая всеми цветами радуги граница гиперпузыря освещала «Стрижик» довольно посредственно. За самим пузырем была только непроницаемая мгла. Задействовал энергощит комбеза, как слабенький транспортный луч, притягивающий к кораблю. Прошелся по обшивке. Заметил краем глаза выскочившего из своей шахты ремдрона с парой маленьких баллончиков. Повернулся к нему и посмотрел, как дрон медленно выпускает в пустоту сжиженное рабочее тело для движков. В получившийся шар порядка пяти сантиметров в диаметре еще хладагента добавил.

— Разделяй на компоненты, — раздался голос нейросети в динамиках шлема. — Пока не сделаешь, обратно в корабль не пущу.

Это уже истерика, если в принципе не может ослушаться прямого приказа, или еще нет?

— Сеточка, лапушка, ты, похоже, плохо изучала историю семейных отношений в России. Знаешь, каким образом мужья воспитывали своих слишком скандальных супружниц? Исключительно ремешком по голой заднице, — затем резко повысил голос: — Хватит и себе, и мне нервы мотать! Немедленно взяла себя в руки и подумала, как мне быстрее освоить это гребаное разделение.

Ответила только через четыре секунды. С учетом ее быстродействия — бездна времени. Можно не только историю российского патриархата заново проштудировать. Талмуд, библию и коран со всеми толкованиями от корки до корки вызубрить.

— Прости родной. Действительно, как у вас говорят, страх потеряла. Разделение? Пожалуйста, вспомни, как телекинез осваивать начинал. Расслабься, закрой глаза, найди шар со смесью веществ, исследуй и осторожно попробуй послать чуточку своей энергии. Теперь прочувствуй вещество. Постигни структуру. Нет, нет, не надо настолько глубоко. Атомами нам заниматься еще рано. Сейчас интересует только молекулярный уровень. Отвлекись, заново расслабься. Много, много и все разные? Очень хорошо. Ищи подобные друг другу. Получается? Повтори сначала. Сколько раз? Думаю, на первом этапе пары тысяч вполне хватит. Сам ведь знаешь, что без труда… Жареный лосось в сливочном соусе на ужин? Интересные у тебя ассоциации. Будет. Достаточно отвлекся, повторяй. Хорошо, хорошо, отлично! Еще серию. Все, все, хватит. Относительно уверенно получается. Хватит, я сказала. Время проверь! Ну так прыжки у нас нынче короткие. Не фронтир чай и не Аратанская империя, а Центральные миры. Тебе ведь перед шоу и отдохнуть не помешает. И основную языковую базу Содружества подтянуть по максимально доступный ранг требуется.


* * *
— Здравствуйте граждане Звездного Содружества независимых государств! — видео дива с ногами от ушей изобразила беззаботную улыбку. — Мы начинаем наше новое шоу. Шоу «Враг государства»! Я Она Бун и…

— Дош Рен, — подхватил напарник, демонстрируя свой идеальный оскал в тридцать два зуба. — Сегодня у нас в гостях человек с самым большим на сегодня базовым интеллектуальным показателем в Содружестве.

Она Бун вскочила на ноги, демонстрируя их от узких туфелек на длиннющей шпильке и практически до трусиков, проглядывающих под излишне короткой юбочкой. Вскочила и громко продекламировала: Двести двадцать пять единиц! Вслушайтесь — двести двадцать пять единиц.

— Очень молодой человек — всего девятнадцать лет, — проинформировал Дош Рен, давая возможность диве устроиться обратно в кресле. Что та и сделала, старательно засветив ослепительную белизну своего нижнего белья. — Молодой, но уже успевший совершить такое, отчего Огр-девятнадцатый, император Арварской империи, лично объявил нашего героя «Врагом государства». Итак, встречаем! Кост Гур! — кресла ведущих раздвинулись и под бурные аплодисменты — звукооператор постарался и к жидким хлопкам обоих ведущих подмешал овации с какой-то встречи глав государств — на большом экране проявилось изображение парня в белом со строгой и, в то же время, с претензией на изящество, черной отделкой пилотском комбинезоне. Он сидел в большом анатомическом кресле на фоне красивой голубой планеты явно категории «А+» если не выше.

Парень очень обаятельно улыбнулся, радушно помахал рукой и вежливо, притом скромно поздоровался: — Здравствуйте уважаемые граждане Содружества!

Звукооператор добавил приветственные крики большой толпы, плавно сведенные на нет.

— Сейчас нас смотрят уже больше миллиарда зрителей, — как само собой разумеющееся сообщил Дош Рен. — Они засыпали наше шоу огромным количеством вопросов. И главный среди них — что вы, Кост Гур, чувствовали…

— Стоп, стоп, стоп! — прервал юноша ведущего, подняв в запрещающем жесте руку. — Я не люблю, когда меня называют кличкой, под которой меня зарегистрировали рабовладельцы в Содружестве. Мое имя Константин. Полное с учетом рода — Константин Гуревич. Прошу обращаться только так, иначе ни на какие вопросы отвечать не буду. Это понятно?

— Хорошо, Константин, — мгновенно сориентировался ведущий. С его опытом это не было проблемой.

— Протестую! — рядом с Оной Бун появился донельзя возмущенный черный мужчина. Вероятно, директор канала за кадром распорядился подключить негра для поднятия напряжения среди зрителей, что всегда благотворно сказывается на их заинтересованности. — Этот, — некультурно ткнул пальцем в сторону парня, — не заслуживает вежливого обращения! После того, что он совершил…

— Вот именно, — перебил парень. — Давайте-ка для начала озаботимся вопросом: А был ли мальчик?

Вопрос настолько не вязался с темой передачи, что на пару секунд все удивленно уставились на главное действующее лицо шоу.

— Простите? — первым отреагировал ведущий.

— Это дословный перевод одного устоявшегося выражения на моем родном языке, — прозвучал с некоторой учтивостью ответ с экрана. — Означает сомнение в самом факте существования предмета обсуждения. Давайте вместе попробуем разобраться, из-за чего черный император так озлобился на меня. Для этого нам понадобится помощь эксперта. Надеюсь, никто не будет возражать, если мы обратимся к специалисту сервера регистрации граждан Содружества?

— Интрига! — с энтузиазмом воскликнула ведущая. — Как я люблю интриги! — и с довольной улыбкой захлопала в ладоши.

При допросах в различных следственных органах частенько практикуют правило «Хороший и плохой полицейский». У журналистов на различных передачах иногда применяют нечто похожее, только не хороший и плохой, а умный и дурак. Она Бун дурочкой отнюдь не была, иначе бы ее никогда не допустили на шоу такого уровня. Но играла свою роль недалекой женщины просто великолепно.

— Эксперт? — задумчиво протянул Дош Рен. Потом воодушевился, получив сообщение: — Нас сейчас смотрят восемьдесят девять миллиардов зрителей, — и только потом добавил: — Эксперта в студию.

Там где раньше возмущался негр, появился высокий худощавый чиновник в форме статистического управления Содружества. — Старший советник Дин Дон, — представился мужчина и сел в кресло. Зрителям было сложно заметить, что на самом деле он находился в нескольких десятках световых лет от физического местонахождения студии. — Что вас интересует?

— Насколько мне известно, император буквально за день до объявления меня «Врагом государства» давал интервью первому государственному каналу Арварии. О гибели порядка миллиона граждан Содружества не было сказано ни слова. Следовательно, преступление, в котором он меня обвинил, могло произойти только в течении суток перед заявлением.

— Должен отметить, что вы очень неуважительно называете руководителя крупнейшего по численности государства Содружества, — сказал чиновник. Просто обязан был сказать как официальное лицо. — Но да, действительно, логика ваших слов неоспорима.

— На сервере зафиксировано уменьшение количества граждан Арварии на эту величину? — парень и не думал обращать внимание на замечание.

Секундная пауза — старший советник шифрованным каналом нейросети через галанет общался с сервером. — Нет, подобного отмечено не было. И, предупреждая возможные вопросы, должен сказать, что миллион человек никак не укладывается в возможную погрешность подсчета. Более того, именно в эти сутки было незначительное превышение обычного роста количества граждан империи.

— Благодарю вас Дин Дон за столь обстоятельные ответы, — парень на экране встал и уважительно склонил голову.

— Преступления не было?! — широко распахнула глаза видео дива.

— Об этом мы поговорим в следующий раз. Мой тяжелый крейсер уже набрал скорость для прыжка в гипер, — объяснил юноша в пилотском комбинезоне и исчез с экрана.

Ведущий вроде бы и не заметил отсутствия главного героя шоу, уйдя глубоко в себя. Опомнился и заявил: — Нас смотрят сто семьдесят два миллиарда зрителей. Огляделся, встал. — До завтра, уважаемые граждане Содружества. До следующей встречи на шоу «Враг государства», — поклонился. — С вами был Дош Рен…

— И Она Бун, — видео дива сделала реверанс, в этот раз демонстрируя в широком декольте блузки свой впечатляющий бюст со вставшими как оловянные солдатики напряженными сосками.


* * *
— А зачем сказал про тяжелый крейсер? — спросил Игорь Залетный, все еще не могущий убрать улыбку после обсуждения шоу.

— Да пусть аналитики арварской СБ лишний раз голову поломают, — хмыкнул Костик, пожимая плечами. — Немудреная деза лишней никак не будет. Ладно, бывай. Займусь, — тяжело вздохнул, — учебой.

Арварские шпионские базы поднимались с огромным трудом. Приходилось постоянно выходить из учебного транса и заново переосмысливать их, выкидывая многие считавшиеся у негров бесспорными решения для различных ситуаций. Например, при обнаружении слежки считалось необходимым не уход от нее, а уничтожение аборигенов, осмелившихся держать под наблюдением черножопых. Соответственно такой подход парня совершенно не устраивал. Раз нарвался на неподходящие для него способы действий, другой и плюнул, сосредоточившись только на технической стороне вопросов. Выучил до шестого ранга и отказался от дальнейшего использования арварских баз на подобные темы.

Тут еще Сетка как с ножом к горлу пристала — телепортацией надо заниматься. А прыжки нынче короткие — три-четыре часа, не более. Шастаю под энергокамуфляжем по Центральным мирам от системы к соседней системе. Иначе можно нарваться на патруль, периодически включающий глушилку гипера. Пиратов и контрабандистов ловят. Вроде бы самый плотно заселенный регион Содружества, но любителей разжиться чужим имуществом и здесь хватает. Приходится тащиться в среднем на малой скорости. Поэтому в гипере тренирую это гребаное разделение. Работа с жидкостями и газами оказалась самой сложной. Освою ее, остальное само приложится. Все дело в количестве молекул. По одной перекинуть элементарно. Но вот их бесчисленные величины… Тут совершенно другой подход требуется. Необходимо вогнать смесь в очень высокочастотные колебания, играя частотой. Вот когда доля молекул войдет в резонанс, надо хватать и телепортировать. Пока плохо получается — вся работа на ощущениях. С другой стороны — какие мои годы?

Все, на сегодня хватит. Надо отдохнуть. Завтра начинается первый раунд информационной войны с Арварской империей.



Глава 4


— Еще раз повторяю, — Костик даже немного повысил голос, — я родился и рос до похищения работорговцами на планете Земля, а никак не на некоей грязи.

Приглашенный специалист Рол Бзик согласно кивнул, но все-таки продолжал стоять на своем: — Ваше право называть свою планету как угодно, но в Навигационный реестр Содружества она занесена как Грязь и никак иначе.

— Вы намеренно продолжаете оскорблять меня? — поинтересовался Константин. Не торопясь достал сигарету, прикурил, глубоко затянулся и выпустил струю дыма, казалось прямо в лицо этого «приглашенного специалиста». Сета уже успела выяснить, что с виду такой вальяжный гражданин Центральных миров нанят арварскими эсбэшниками. — Мне плевать, как какие-то неграмотные специалисты перевели название на интер, так как уверен, что значения этих слов никак не тождественны.

— Как вы сказали? Плевать? — довольно переспросил завербованный противником тип. Вероятно, посчитал, что провокация удалась. Мерзко ухмыльнулся и на пару секунд ушел в себя, с кем-то совещаясь по шифрованному каналу нейросети. — Мои юрисконсульты подсказали, что я, как филолог и переводчик имею право требовать возмещения моральных убытков. Настаиваю на передаче мне всей прибыли с этого позорящего Центральные миры шоу.

— Нет, — немедленно возразил ведущий. При обсуждении возможных перипетий передачи этот вариант рассматривался, — вы можете рассчитывать только на ту часть выручки, которая отходит Константину Гуревичу. И только по решению суда и никак иначе, — повернулся лицом к камере. — Шоу «Враг государства» продолжается. С нами сейчас около двухсот тридцати миллиардов зрителей.

Почему-то Дош Рен забыл добавить, что если каждый из зрителей не перечислит на счет канала небольшие, можно сказать смехотворные деньги, то на их экранах плюс к шоу будут постоянно крутиться разные изображения рекламируемых товаров и услуг. Но вот если сложить эти невеликие суммы…

— Желаю вызова смотрителя Юридической Палаты Содружества для свершения суда над, — Рол Бзик посмотрел с экрана на оппонента. Называть бывшего раба полным именем ему не хотелось, — над ним, — ткнул пальцем в сторону монитора.

Судопроизводство в Центральных мирах, да и во всем Содружестве там, где был галанет, было достаточно быстрым.

— Пожалуйста, — не стал возражать Дош Рен. — Вы учитываете, что все издержки несет проигравшая сторона?

— Естественно. Я же не первый день в Центральных мирах, как… — наткнулся взглядом на улыбающегося Костика и заткнулся на полуслове.

Тем временем в студии появилось изображение еще одного разумного в строгой форме смотрителя за соблюдением законов Содружества. Он же — судья высшей категории. Оглядел суровым взглядом всех явно и виртуально присутствующих. Представился: — Ион Дин, старший смотритель Юрпалаты. Я уже ознакомлен с претензиями Рола Бзика. Должен отметить, что их финансовая величина не соответствует «Закону о возмещению убытков» Содружества. Вы, Рол Бзик, можете претендовать лишь на сумму, не превышающую десятикратного размера всех ваших совокупных активов. В то же время ответчик, — вполне вежливый легкий кивок парню в пилотском комбезе, — в случае вашего проигрыша, будет иметь право на все ваше имущество, включая банковские счета. Вы продолжаете настаивать на судебном разбирательстве?

— Да, ваша честь, — поклонился уверенный в своей победе истец.

Костик про себя ухмыльнулся — земное судопроизводство с «помощью» арварцев было почти полностью содрано с Содружества.

Ион Дин, глухо стукнув неизвестно откуда взявшимся деревянным молотком по круглой пластине, громко объявил: — Судебное разбирательство Рол Бзик против Константина Гуревича считаю открытым, — посмотрел на парня и вопросил: — Ответчик, вам понятны претензии истца?

— Так точно, ваша честь.

— Что вы можете заявить по этому поводу?

Костик для начала сделал вид, что ушел в себя, якобы через нейросеть совещаясь со своими адвокатами. Только потом начал говорить:

— Суть претензий ко мне, ваша честь, заключается в несогласии с моим утверждением о некорректном переводе названия моей родной планеты на интер. Более того, я утверждаю, что такой перевод является оскорбительным для уроженцев планеты.

— Истец, вы согласны с такой формулировкой?

— Вполне, ваша честь, — не стал спорить довольный Рол Бзик. Он уже знал, кого конкретно привлекут для оценки правильности перевода, и был по-прежнему полностью уверен в своей победе.

— Обращаюсь к гильдии переводчиков, — заявил в эфир судья, — вы можете произвести экспертизу заявления ответчика по данному делу?

— Да, ваша честь, — в студии виртуально появился невысокий, явно уверенный в себе человек. — Я Муд Звон, профессор филологии «Института многообразия языков общения Звездного Содружества независимых государств».

— Что вы можете показать по данному делу? — спросил судья, удостоверившись через регистрационный сервер Содружества в личности эксперта.

— Правильность перевода сомнению не подлежит, — коротко, но с пафосом ответил профессор.

«Кислых щей» — добавил про себя Костик.

— Ответчик вы имеете что-либо сказать по заявлению эксперта? — спросил судья. Он просто не понимал, зачем этот мальчишка спровоцировал истца на судебное разбирательство.

— Да, ваша честь. Как определяется квалификация этого эксперта?

Вопрос, как это ни странно, был переадресован самому профессору.

— Я в совершенстве знаю семьдесят два языка Содружества, — напыщенно заявил Муд Звон.

— В совершенстве? — усомнился Костик. — Это качественный показатель, никак не количественный.

— В соответствии с инструкциями Центрального сертификационного департамента Содружества, это значит, что в каждом из этих языков мне известны точные значения минимум десяти тысяч слов, — с заметным презрением к ответчику высказал профессор.

— А сколько основных языков общения из используемых на моей родной планете вы изучили?

— Два в совершенстве. Это так называемые «английско-британский» и «английско-американский». Также семь в достаточной для свободного общения степени. То есть минимум по три тысячи слов, — с апломбом сообщил Муд Звон.

— Ответчик? — начал торопиться судья. Ему уже все было ясно.

— Да, ваша честь. Я требую прямого подключения ранее указанного Центрального департамента сертификации.

— Вы сомневаетесь в правдивости эксперта? — удивился Ион Дин.

— Нет, только в его квалификации по отношению к рассматриваемому делу.

— Ваше право, — не стал спорить судья. — Кого вы желаете привлечь в качестве нового эксперта?

— Смею надеяться, ваша честь, что сам в состоянии справиться с этим вопросом.

— Извольте, ответчик, — и распорядился подключить Центральный сертификационный департамент Содружества.

Искин, ответственный за контроль информации, «молчал» четыре минуты. Только потом вывел таблицу.


«Русский язык — доскональное знание значения и произношения девяноста семи тысяч слов.

Английский в различных вариантах — восемьдесят одна тысяча.

Немецкий с учетом диалектов — шестьдесят три тысячи.

Французский — пятьдесят восемь тысяч слов.

Иврит — шестьдесят четыре тысячи.

Идиш — тридцать восемь тысяч.

Хинди — семнадцать тысяч.

Японский — двадцать шесть тысяч слов.

Классический арабский — девятнадцать тысяч.

Фарси — четырнадцать тысяч.

Все перечисленные языки являются основными на планете ответчика».


В самом низу таблицы была короткая строчка, никак не связанная с земными языками, но также имеющая высокое значение:

«Официальный интер Содружества — двести одиннадцать тысяч».

Одновременно на планках комбинезона появился новый знак переводчика высшей категории. Оператор подсуетился, выведя на пару секунд планки крупным планом.

Если с языками родной планеты помогла в первую очередь нейросеть джоре, «выкопав» из памяти Костика все, что он когда-либо слышал или читал в своей не особо длинной жизни. Плюс — предоставленная герцогиней арварская база. То вот интер пришлось поднимать долгим и упорным трудом.

— Кто-либо желает еще что-либо заявить по данному делу? — произнес судья обязательную формулу перед оглашением своего решения. Его мнение об ответчике поменялось кардинально.

— Да, ваша честь. В инструкции шестнадцать бис Навигационного реестра сказано, что при обнаружении ошибок надлежит их исправлять немедленно, — нанес окончательный удар парень.

— Принято, — кивнул Ион Дин. — Рассмотрев все представленные сторонами сведения, обсудив их с другими высшими специалистами Юридической палаты, контролирующей соблюдение Свода законов Содружества, оглашаю решение:

Первое. Все претензии истца Рола Бзика к ответчику Константину Гуревичу считать необоснованными. Все его имущество и все другие активы в десятидневный срок передать ответчику или назначенным им лицам за минусом судебных издержек в сумме, — короткая пауза на расчет, — двадцати одной тысячи кредитов, — услуги смотрителей Юрпалаты Содружества во все времена были недешевы. — Контроль передачи возложить на Главное полицейское управление Центральных миров.

Второе. Навигационному реестру Содружества исправить название родной планеты ответчика с неправильного «Грязь» на истинное «Земля». Все расходы по переименованию возложить равными долями на недостаточно квалифицированного эксперта Муда Звона и организацию, предоставившую его. То есть на «Институт многообразия языков общения Звездного Содружества независимых государств». Контроль оставляю за собой, как за старшим специалистом Юридической палаты Содружества.

«Бум-м-м!» разнесся по студии глухой удар деревянного молотка.

— Решение окончательное. Обжалованию не подлежит.

Далее были только традиционные поклоны ведущих с оглашением количества зрителей на момент окончания передачи. Двести пятьдесят два миллиарда.

Уже отключившись от галанета, Костик тяжело вздохнул. Это был первый относительно легкий удар по противнику в объявленной ему войне. Самое тяжелое было еще впереди.


* * *
Мафия бессмертна! Именно такой вывод пришлось сделать Костику после посещения второстепенной солнечной системы какого-то заштатного королевства в Центральных мирах. Вышел из гипера на краю системы. Осмотрелся в пассивном режиме сканеров. Звездочка слабенькая, типичный красный карлик. Подходящими для колонизации планетами даже не пахнет. Пара небольших холодных булыжников массой в половину Марса и один ледяной гигант по типу Нептуна. Обширные пояса астероидов. Когда-то еще до появления Содружества эту систему называли «Шахтерским раем». Очень уж богата была различными металлами, ураном с торием и даже редкоземами. Построили несколько крупных станций для проживания шахтеров и обслуживания их кораблей. Это оказалось дешевле, чем устраивать подкупольные поселения на мертвых планетках — какая, никакая гравитация на них все-таки была. Что требовало повышенного расхода энергии и рабочего тела для основных двигателей кораблей. Большой металлургический завод и несколько меньших, выпускавших различное оборудование. После исчерпания всех природных ресурсов — это уже ближе к концу первого столетия со времени образования Содружества — основная масса жителей покинула систему. Как говорят на Земле, подалась за длинным рублем. С другой стороны с точки зрения космонавигации — пересечение звездных трасс. Очень удобное место для обслуживания с мелким ремонтом кораблей и отдыха их экипажей. Тем более что заводы, производившие, в том числе, комплектующие для корабельных систем, продолжали работать, но уже на привозном сырье. А что такое отдых для местных квалифицированных специалистов и транзитных космонавтов? Бары, рестораны и, конечно же, казино. Плюс соответственно отели, где можно просто с комфортом выспаться или с местной девочкой по вызову ночку другую весело провести. Это для тех, у кого деньги лишние найдутся. Экономные капитаны вставали на «внешнем рейде» станций, где стояночные места были относительно дешевыми. Там проводили все необходимые погрузочно-разгрузочные работы и обслуживание судов «выездными» техниками.

Костик подумал и решил дозаправить баки своего «Стрижика». Прикупить расходников тоже не помешало бы. Выбрал из списка герцогини подходящий, в том числе по внешнему виду, кораблик — средний курьер седьмого поколения. Убедился в отсутствии образца в системе, запрограммировал блок опознания, вышел через шлюз из корабля и с помощью обоих ремдронов и специальной пены из баллонов превратил внешний вид в почти точное подобие среднего курьера. После чего отключил энергокамуфляж и без особой спешки направился ко второй по размеру станции. Связался с диспетчером, не включая изображения, оплатил суточную стоянку на «внешнем рейде» и через четыре с половиной часа застабилизировал свой рейдер на выделенном месте. Пока летел, успел поучиться и даже сотню минут прикорнуть на узкой койке. Вошел в сеть станции, заказал заправщик, пробежался по списку предлагаемых товаров, оплатил нужное и доставку. И очень удивился, когда вместе с заправщиком на стояночное место подвалил боевой крейсер третьего класса девятого поколения. Подвалил, окутался дымкой щитов и затребовал связь.

Сначала попытался сообщить диспетчеру о нештатной ситуации, но канал с ним и сетью станции оказался заблокирован. Парень что называется, почесал репу, с помощью нейросети джоре сгенерировал картинку и ответил. На экране появилась наглая ухмыляющаяся рожа мужика в среднем боевом скафе.

— Профилактический досмотр гражданин Дос Гавр, — заявил мужик, увидев в рубке «курьера» молодого парня с такими данными нейросети. Притом ничуть не похожего на «Врага государства».

— На каком основании? — возмутился Костик. — Ваши действия противоречат законам Содружества.

— Плевать. Эта станция под нами во все времена была. Поделишься десятью процентами со своего расчетного счета и дальше полетишь. Ну, память нейросети еще немного подчистим. Ни мне, ни тебе ведь не нужны лишние проблемы с записью под протокол? Короче, открывай доступ к шлюзу.

Сумма на расчетном счету всегда видна при заказе чего-либо по сети. Наверное, ошибся, переведя на него сотню тысяч кредитов. С другой стороны, банальный гоп-стоп в заштатной системе Центральных миров? Вот такого парень никак не ожидал. Пускать на борт «Стрижа» нельзя ни в коем случае! Хотя… есть варианты. Заодно на радость Сеты телепортацию чуть-чуть потренировать.

— Мне надо подумать, — важно заявил местному братку.

— Ну, покумекай десяток минут что к чему, — ответил бычара и отключился. Лишние свидетели в лице пилота заправщика ему тоже не требовались. Тот конечно в курсе событий на станции, но все-таки…

После полного заполнения баков рабочим телом и хладагентом заправщик, получив причитающееся, удалился. Бандитствующий элемент напротив почему-то отказался покидать стоянку и вновь «постучался» на связь.

— Надумал? Учти, каждые следующие пять минут задержки будут стоить тебе еще десяти процентов.

— А морда не треснет? — вежливо со всем возможным радушием поинтересовался парень.

— Да я тебя…

— Заходи, побазарим, — прервал на полуслове и пригласил к себе на борт со все той же вежливой улыбкой.

Бычара заявился не один. Ввалился в шлюз вместе с малым абордажным дроном восьмого поколения. Надо признать довольно серьезная бронированная машинка, способная с одного выстрела продырявить тяжелый десантный скаф насквозь. Если бы конечно искин продолжал работать. Но лишенный питания, что по обрезанной основной шине, что по обоим резервным, не функционировал. Всего-то на пару миллиметров в сторону кусочки шин телепортацией сместил. Сам браток тоже застыл истуканом по схожей причине — почему-то отказало питание экзоскелета боевого скафа. Костик был вынужден с помощью ремдронов перетаскивать обоих обратно в крейсер третьего класса. Заодно с помощью Сеты отключил все боевые системы корабля, в том числе противоабордажную. В кают-компании с претензией на роскошь — самое большое помещение крейсера — телепортацией аккуратно разобрал на запчасти шлем братка.

Нейросеть джоре ругнулась: «Все-таки торопишься. Лицевая пластина забрала треснула».

Потом усыпил и обследовал память бычары за последний месяц и информационные банки его нейросети. От первого из-за гадливости чуть не травануло — тот оказался пассивным голубым. Но все-таки выяснил, кто конкретно крышует систему. Разблокировал связь и пустил Сету порезвиться на станции. Затер память неудачного гоп-стопа во всех системах крейсера с развальцованным братком и вернулся на «Стриж».

Отключил рабочий режим комбеза — шлем с перчатками исчез, как и не было. Содрал его и полез под душ. Почему-то после общения с подобными типами всегда хотелось отмыться.

Уже после отбытия транспортного дрона, доставившего различные картриджи взамен израсходованных, нижнее с постельным белье и другую мелочевку, принялся за кофе с сигаретой. Наконец-то дождался информации от нейросети джоре.

«Миленький мой, я опустила местную мафию на восемьсот девяносто четыре миллиона. Извини, но больше снять без риска отслеживания переводов на наши банковские счета было никак нельзя. Зато стуканула в СБ Центральных миров от лица якобы ограбленного здесь гражданина. На откуп мафиози все остальное истратят».

— Восемьсот девяносто четыре миллиона? — вздохнул. — С паршивой овцы хоть шерсти клок.


* * *
— Так вы ответите на вопрос, который интересует большинство наших зрителей? — вежливо поинтересовался ведущий.

— Только после точного определения всех актуальных понятий «Врага государства», — не менее вежливо ответил парень.

— А ведь вы, Константин, чего-то конкретного добиваетесь, — жеманно заявила Она Бун.

— Умница! — непритворно восхитился Костик. Но потом все-таки спросил: — Вы сами догадались, или посоветовал кто-то?

— Вы уходите от ответа, — вмешался ведущий, избегая обсуждения напарницы. — А ведь на нас сейчас смотрят более двухсот девяноста миллиардов граждан.

— Ваша правда, — ответил, не желая показаться слишком уж правильным. — Давайте еще раз пригласим сюда специалиста Юридической Палаты Содружества. Боюсь, без него у нас со зрителями не получится выяснить все аспекты понятия «Враг государства».

— Вы понимаете, что консультация смотрителя за соблюдением законов Содружества может оказаться весьма дорогостоящей? Очень сомневаюсь, что наш канал пожелает оплачивать ее, — встал на защиту акционеров Дош Рен.

— Ну, у меня же теперь, после состоявшегося здесь суда, есть кое-какие деньги, — с улыбкой парировал Костик.

В студии виртуально появился старший смотритель Ион Дин. Осмотрелся, поздоровался и с интересом посмотрел на парня: — Что вас, Константин, интересует в этот раз? — и тут же с опозданием спросил: — Вы не возражаете, если я буду называть вас только по имени?

— Ни в коем случае. В конце концов, я, как здесь об этом уже не раз говорилось, непозволительно молод, — переждал улыбки с переглядываниями и только потом заявил: — В соответствии со статьями Уложения о боевых действиях в Содружестве, — перечислил поочередно несколько, выбранных не просто так, — объявление «Врагом государств» равнозначно объявлению военных действий. Так ли это, уважаемый?

После нескольких секунд консультаций с главным искином Свода законов старший смотритель подтвердил: — Истинно так, Константин.

— То есть я, как полноправный гражданин Содружества, имею право на ответные действия? — полноправным гражданином парень был в строгом соответствии со статусом «Врага государства».

Опять консультации и вновь согласие: — Несомненно, имеете, Константин Гуревич, — смотритель неосознанно перешел на полное именование парня, уже понимая, что просто так подобные вопросы не задают.

Костик с экрана уверенно улыбнулся. Потом вдруг стал очень серьезным: — Требую прямого подключения Коллегии арбитров, — теперь на многомиллиардную аудиторию смотрел уже не мальчик, а готовый к битве воин.

— Вы настаиваете? — проблеял ведущий. Такого он никак не ожидал.

— Именно, — стоял на своем парень.

— Как пожелаете, — взял себя в руки Дош Рен.

Еще секунды и в студии появился высокий мужчина в форме полного адмирала. С меньшим званием в Коллегию не избирали. Вар тан Исс — знаменитый на все Содружество арбитр, лично расстрелявший командующего четвертым аратанским флотом, осмелившегося пререкаться в ответ на приказ прекратить огонь в уже выигранной битве.

— Желаете что-либо заявить молодой человек? — благодушно спросил представитель самой всесильной, если так можно выразиться, официальной организации Содружества. Ее члены разрешали и запрещали войны, регламентировали, и бывало, останавливали битвы в самый их напряженный момент. Низлагали недостойных с их точки зрения властителей государств, невзирая на мнения народов, но обязательно соотнося свои действия со Сводом законов Содружества.

— Так точно, — строго по уставу ответил парень, вскочив со своего кресла. Сосредоточился и, глядя прямо в объектив, выдал:

— Я, Константин Гуревич, в ответ на объявление меня Огром-девятнадцатым «Врагом государства» объявляю империи Арвар войну!

— Похвально, молодой человек, похвально, — после паузы улыбнулся всесильный арбитр. В общем-то, никто и никогда не скрывал, что Коллегия весьма отрицательно относится к рабству. Но в Своде, увы, этот вопрос трактовался несколько иначе. — Должен отметить, что в соответствии с нашими законами вы имеете на это право. Посему препятствовать не собираюсь. Но позвольте поинтересоваться, какими силами вы собираетесь вести военные действия?

— В строгом соответствии с Уложением о боевых действиях в Содружестве, — вновь перечисление нужных статей и параграфов, — я имею право привлечь за вознаграждение, как любые наемные отряды, так и отдельных граждан Содружества.

— Допустим, — улыбка как-то поблекла на лице арбитра. — Конкретнее можете объяснить?

— Вполне, — теперь уже улыбнулся парень. Нет, ни в коем случае не нагло — не перед тем человеком стоял. Но вполне уверенно. — Я объявляю вознаграждение за уничтожение любого официального представителя империи Арвар. Будь это служащий военного флота противника или простой чиновник, включая соответственно самого императора. Десять тысяч кредитов за каждый доказанный случай. Выплаты будут производиться юридической корпорацией «Шарон, Шарон и сыновья» немедленно по предоставлению неоспоримых доказательств. Запись под протокол подпадает под эти условия. Должен отметить, что война объявлена государству, но не его гражданам. Убийство не состоящих на какой-либо службе разумных — преступление.

Теперь на лице арбитра была только печаль: — Не слишком ли мало за императора?

— Вы думаете, он заслуживает большего? Сомневаюсь, — не сказал, а отрезал парень.

Даже не самый искушенный в делах аристо человек должен был понять, что только что властитель самого крупного по численности государства Содружества получил оплеуху. Пусть только виртуальную, но от этого не менее болезненную, точно показывающую, что в глазах мальчишки с планеты Земля он, по сути, не стоит ничего.

— Вы, Константин Гуревич, в своем праве, — фактически разрешил как саму войну, так и способ ее ведения арбитр. Потом задал короткий вопрос: — Дипломатические представители?

— Я не подписывал конвенцию об их неприкосновенности, — пожал плечами и добавил: — Меня почему-то забыли спросить, насильно забирая в рабство, хочу ли я этого.

— Прискорбно, — не стал возражать арбитр. Парень, единолично объявивший войну рабовладельческой империи, был в своем праве. Потом спросил: — Срок начала боевых действий?

— Ровно через сутки с текущего момента.

— Не слишком ли рано? Многие госслужащие, находящиеся нынче не на территории Арварии просто не успеют вернуться домой под защиту арварских войск.

— Опять-таки вопрос паритета. Это ровно то время, которое понадобилось Огру-девятнадцатому после моего побега для объявления меня «Врагом государства».

— Вы понимаете, какие могут возникнуть проблемы, если вы вдруг откажитесь выплачивать вознаграждение?

— Я привык вовремя расплачиваться по своим долгам.

— А денег-то хватит?

— Это, извините, не совсем относящийся к вашей компетенции вопрос, — ну не признаваться же что, по сути, обворовал арварскую СБ.

— Тоже верно, — арбитр улыбнулся. Еще никто и никогда не осмеливался так вежливо, но все-таки ткнуть его носом, что лезет явно не в свое дело. С другой стороны Вар тан Исс был довольно-таки сильным псионом. Уровень ментовозможностей «В- 3». И сейчас он чувствовал, что препятствовать этому парню нельзя категорически. Почему? Это уже другой вопрос…


* * *
— Ты хоть понимаешь, что натворил? — несмотря на всю серьезность вопроса, Игорь Залетный так и не смог убрать с лица довольную улыбку.

— Это надо было видеть, как арварцы драпали уже через минуты после окончания шоу, — заявил Зол Гун. Себя к этой нации он давно уже не причислял. Если родители земляне, то чем он хуже? — Понимали, что никак не успевают добраться до своих территорий, но все равно драпали с надеждой проскочить мимо охотников.

— Вообще-то здесь надо рассматривать в первую очередь экономическую составляющую этой войны, — решительно повернула разговор в нужную сторону Слесарева.

— Экономическую? — удивилась Катаржина. — Томка поясни.

— Более семидесяти процентов экспорта продуктов Арварии шло через их государственные структуры. Теперь — только через частные фирмы. Причем, в основном из других государств Содружества. Чувствуешь разницу? Убытки до пятнадцати процентов.

— А ведь они и контроль над финансовыми потоками, считай, уже потеряли, — добавил Залетный.

— Каким образом? — не понял Зол Гун.

— Арварские аудиторы, — в момент сообразила панна Тарновицки. — То есть отсутствие их в Центральных мирах. Империя потеряла средства оперативной проверки счетов, как в сети Торгового банка Содружества, так и в собственном госбанке. Через галанет все не выяснишь, совершенно не те возможности.

— В общем, командир, навел ты шороху, — довольно заключила Тамара.

— Я старался, — весело отреагировал Костик. И тут же перешел к серьезным вопросам: — Что с информацией по простейшим медкапсулам, производству картриджей для них и по бытовой технике?

— С капсулами первых поколений оказалось относительно просто — нарыли всю необходимую документацию в облаке галанета. Чего там только нет, но система поиска как будто специально запутанна. Море времени пришлось затратить. Там же откопали много чего по бытовой технике и старым пищевым синтезаторам. Отличие от современных только в энергопотреблении с относительно малой базой возможных блюд. С картриджами для них тоже не очень-то сложно — переработка обычных продуктов питания, смешивание в определенных пропорциях с последующим дроблением, обезвоживанием и герметичной упаковкой, — четко доложила Слесарева. — Всю информацию скомпоновали по разделам и отправили на твое мыло, — привычно назвала электронную почту обыденным земным термином. — А вот с картриджами для медкапсул пока глухо. Информация до сих пор закрытая. Вроде бы сполоты еще на заре Содружества нашли нерабочую фабрику джоре по их изготовлению и, передрав все что можно, сделали свою технологию производства. Производительность на порядки ниже, но составы один в один. Позже сполоты за денежку малую поделились с аграфами технологией. У меня сейчас девятнадцать человек работает в оптовой фирме, закупающей в империи Галанте широкий спектр медтехники, включая большие партии всех видов картриджей. Только недавно появились наметки получить доступ к инструкции для проверки годности картриджей. По косвенным данным там должен быть и состав. Получим — сами с разработкой технологий справимся.

— Срок? — немедленно спросил парень.

— От трех месяцев до года, — с виноватым лицом ответила Тамара.

— Не фонтан, но сойдет, — кивнул и коротко задал следующий вопрос: — Подпространственная связь?

— Работаем. Двадцать семь человек на местном заводе трудятся. Через месяц-другой будет вся необходимая для производства информация, включая эскизы оборудования и технологические карты. Но только для внутрисистемной мгновенной связи. По межзвездным ретрансляторам пока ничего.

Согласно кивнул и спросил: — А чем у вас Петровский занимается?

— Физикой. В частном институте возглавляет отдел, занимающийся разработкой какой-то очень перспективной технологии. Прямо вспыхивает, когда об этой работе говорит.

— Не мешайте ему. Авось и нам пригодиться. Ладно, бывайте, мне скоро в прыжок, — помахал рукой, и собрался было уже отключать ментоканал, но Катаржина задержала. Отсоединила всех остальных от связи и как-то виновато посмотрела.

— Ну, давай, подруга, колись, что у тебя стряслось.

— Братик я влюбилась.

— Поздравляю! Можно поинтересоваться в кого?

— В Золтана.

— Не знаю такого. Хороший хоть человек-то?

— Знаешь. Зол Гун себе новое имя выбрал. А фамилию, как маленький родиться, мою возьмет. Томка обещала нормальную свадьбу устроить, а не как здесь принято.

— Еще раз поздравляю! Мир, как говориться, и любовь.

— Мы твоим именем решили назвать мальчика, — подняла, наконец, глазки. — Не возражаешь?

— Это только вам двоим решать.


* * *
Что заставило новостной канал передать права на очередную передачу лидирующему в галанете агентству «Глобоньюс» Костик вначале не понял. Только потом Сета подсуетилась и выдала весь расклад. Во-первых, не передать, а продать не просто за большие деньги, а за очень большие. Ну и попытка арварских эсбэшников взять реванш на поле информационной войны. Нейросеть джоре уверяет, что успевает подготовиться…

— Что вы можете сказать о причинах, заставивших вас объявить империю Арвар своим врагом. Только ответная месть или нечто другое? — изображая заинтересованность, спросила репортерша.

— Все в комплексе, — Костик изобразил радушную улыбку. — Но в первую очередь, конечно, как вы выразились, нечто другое.

— Можно подробнее?

— Пожалуйста, но мне придется для полноценного ответа пусть коротко, но рассмотреть само Звездное Содружество независимых государств.

— У нас много времени. Я и сотни миллиардов граждан Содружества внимают вам.

— Для начала давайте честно признаем, что последние несколько тысяч лет темпы научно-технологического развития Содружества замедляются. Так недолго и до стагнации скатиться, что может в итоге привести к чудовищной войне всех против всех. Современные ученые, вы можете проверить это элементарным запросом в галанете, считают, по сути, гражданскую войну основной причиной падения цивилизации джоре.

«Поклеп на собственных предков! И не стыдно?» — возмутилась Сета.

— Ни капельки. Зато никто и никогда не подумает, что я сам по происхождению из этого великого народа.

Костик ненадолго прервался, чтобы глотнуть тоника из высокого хрустального стакана. Репортерша немедленно воспользовалась паузой: — Интересное начало. Так из-за чего же падают темпы развития Содружества?

— Этика. Недопустимо низкое этическое составляющее основных законов Содружества.

— Голословное утверждение. Докажите! — немедленно возбухла журналистка.

— Легко. Взять хотя бы заявленное в преамбуле Свода законов утверждение, что жизнь разумного священна. При этом сами законы допускают вооруженные действия, как между самими гражданами, так и их различными группировками, не исключая суверенные независимые государства. То есть войны как таковые при наличии обоснований по законам Содружества разрешены. А ведь в этих войнах гибнут иногда и миллиарды разумных.

— Демагогия, — заявила репортерша, фактически не сумевшая парировать слова парня, — может быть, мы все же вернемся к недопустимо низким, как вы утверждаете, темпам научно-технологического развития Содружества?

— Я именно об этом и говорю. Понимаете, подавляющее большинство, как рядовых граждан Содружества, так и его элиты, не имеют достаточных нравственных прерогатив для желания развиваться самим и «толкать», если так можно выразиться, науку вперед. Кстати, именно этим, с моей точки зрения, объясняется лидирующее положение в Содружестве таких государств, как империя Галанте, королевство Минматар и Сполотская республика. Внутренние законы этих стран имеют значительно более высокую этическую составляющую. Говоря по-простому — их подданным есть еще ради чего жить и к чему стремиться.

— А как же тогда Сообщество Центральных миров — несомненный лидер в производстве гражданской космической техники и кристаллических искинов? И Арварская империя — экономически и численно сильнейшее государство в Содружестве и единственный производитель биоискинов?

— Ну, лучшие модели двигателей и вооружения ПКО для космических кораблей, созданных инженерами Центральных миров — это, по сути, контрафактные копии техники минматарцев. Так как обойти грамотно составленные патенты королевства инженеры не могут, им приходится идти обходными путями, что пусть не намного, но все-таки снижает тактико-технические характеристики их продукции. Искины? Но ведь они созданы и совершенствуются за счет раскрытия секретов простейших устройств джоре. Причем исключительно на уровне молекулярных и атомных технологий. К созданию по-настоящему прорывных квантовых технологий пока не существует даже теоретических предпосылок.

— Вы, Константин, в этом уверенны?

— Абсолютно!

— В рамках этого интервью я, увы, не могу привлечь высоко грамотных научных специалистов в качестве экспертов, так как дискуссия на эту тему займет очень много времени и вряд ли будет интересна нашим зрителям. Но позвольте мне оставаться при своем мнении, — скорчила недовольную мину ведущая репортерша «Глобоньюс», которая не могла привести самостоятельно никаких аргументов против утверждений Костика.

— Ваше право, — хмыкнул парень, не преминувший тут же подпустить ответную шпильку, — основанное на отсутствии на вашей шее рабского ошейника.

Глубокое возмущение, появившееся было на лице журналистки, было немедленно подавленно — это, несомненно, было бы ее провалом и, как следствие, потерей рейтинга, стремительным падением из ведущих специалистов «Глобоньюс» в ряды нищенствующих безработных с последующим лишением гражданства и высылкой во фронтир.

— Насколько я понимаю, мы переходим к основной теме нашей беседы — империи Арвар?

— Правильно понимаете, — радушно расцвел Костик. — Начнем с того, что рабство само по себе глубоко аморально.

— Философский вопрос, никак не жизненный, — попыталась оспорить журналистка.

— Нет, именно жизненный! Вам просто не дано понять, что это такое — быть рабом. Не желаете разочек попробовать воздействие болью рабского ошейника?

— С одной стороны — аморальность устоев, как вы утверждаете, — принялась рассуждать репортерша, сделав вид, что заданный вопрос ей неинтересен. — С другой — процветание империи. Но вместе это ведь нонсенс?

«Похоже, что она сама не понимает, что роет яму себе» — высказалась нейросеть джоре.

— У тебя все готово?

«Так точно, миленький».

— Ну, если за процветание принимать только финансовый успех, то никакого противоречия здесь нет. Но все остальные признаки процветающего государства у Арварии отсутствуют. Очень серьезное отставание в науке и технологиях даже от Аратании. Исключительно низкий ВВП на душу населения. И при всем этом — бешенные расходы на СБ и не окупаемую часть внешнеэкономической деятельности.

На основные минусы журналистка внимания не обратила — просто не нашла, что возразить.

— Что вы понимаете под невыгодной внешнеэкономической деятельностью?

— В том числе — закупку средств массовой информации Содружества. Должен отметить, что вы достаточно качественно отрабатываете свою зарплату, защищая рабовладельцев.

— Да как ты смеешь такое утверждать?! — с возмущением вскочила на свои холеные ножки видеодива. Она еще не поняла, что проиграла.

— Имею основания, — Костик немедленно подмешал в идущую от него картинку табличку с сетевым адресом сервера с компрометирующей все агентство «Глобоньюс» информацией. Легко проверяемые факты владения восьмидесяти трех процентов акций агентства государственными структурами Арварской империи. Сервер находился на одной из пиратских станций во фронтире, и быстро прервать связь с ним было теоретически невозможно. С учетом того, что на сервере хватало информации и по другим СМИ, старательно отрабатывающим запросы основных акционеров арварцев, скандал в Содружестве разразился нешуточный.


* * *
— По какому поводу? — вопросил Костик, разглядывая приготовления к ужину. В центре столешницы стояла запотевшая бутылка аратанской «Black Raven», считавшейся лучшей водкой в Содружестве. А вот закуска была исключительно из русской кухни: маринованные грибочки, селедка, еле проглядываемая под кружками репчатого лука и глубокая тарелка исходящих паром сибирских пельменей.

— Даже не повод, а причины, — важно заявила с экрана Сета в черном вечернем платье.

Нечто новое в ее внешнем виде, отметил парень. Надо признать, что девушке джоре оно очень шло.

— Излагай, — распорядился, наполняя семидесятиграммовую хрустальную стопку на две трети.

— Во-первых, наша чистая победа в информационной войне. Повальное бегство арварских чиновников в «родные пенаты» привело к рекордному падению цен на продукты питания в их империи. Разве что сорок две тысячи до дому не добрались. Корпорация «Шарон, Шарон и сыновья» именно за столько доказанных случаев уже выплатила премиальные.

Водка по ощущениям оказалась как холодная вода из горной речки. Только через несколько секунд почувствовав приятное тепло в животе, понял, что градусов в ней хватает. Маринованные грибочки оказались очень к месту.

— Не воруют? — мимоходом поинтересовался, нанизывая на вилку лук с селедкой.

— Смысла нет. По договору им полагается пять процентов с каждой выплаты. Твоя герцогиня не просто так этих юристов рекомендовала — очень порядочные люди.

— Очень порядочные, — хмыкнул, наполняя стопку. На этот раз только до половины. — Торговались за каждую копейку при заключении договора, — опрокинул в себя, в этот раз все-таки сразу почувствовав заявленные сорок пять градусов. Вот тут пельмешки оказались в самый раз. Тем более что вдруг накатил самый настоящий голод. Творчески отдался процессу, слушая рассуждения нейросети джоре.

— Сначала в Содружестве был кратковременный взлет цен на продукты. В Арварии строго наоборот, сбыта-то не было. Потом частные фирмы сориентировались, и стали за бесценок скупать продукцию с немедленной отправкой в остальные государства Содружества. В результате все устаканилось с результирующими оптовыми ценами на девятнадцать процентов ниже, чем до начала нашей войны. Бюджет Арварской империи потерял около тридцати пяти миллиардов кредитов. Несомненная победа!

Сие событие было отмечено еще половиной стопки холодненькой беленькой. Костик повторил и маринованные грибочки, и селедку под лучком, так как вторая порция пельменей уже кончилась.

— Ну и самое главное сегодняшнее событие, просто венчающее наше покидание Центральных миров, — Сета с гордым видом встала, а малый универсальный дроид на вытянутых манипуляторах принес от синтезатора поднос с круглым тортиком. В центре мерцала колеблющимся огоньком одинокая свечка.

— Дунь за меня, пожалуйста, — попросила нейросеть джоре.

Год. Всего лишь один год, как Сета осознала себя личностью. Или целый год, если судить по случившимся за это время событиям. Много это или мало?


* * *
Пятисуточный прыжок вытащил «Стрижик» достаточно далеко от границы Центральных миров и империи Галанте. Вышел из гипера на краю системы под энергокамуфляжем. Осмотрелся. Очередной красный карлик. Несколько безжизненных планет и газовый гигант. Пара станций-заводов и военная база. Не то чтобы аграфы очень уж любили воевать, но порядок на своих территориях поддерживали. Взял курс на базу на маневровых движках, не отключая камуфляжные генераторы. Поменял информацию в ИД-блоке нейросети на вообще несуществующие в Содружестве данные — пусть аграфы голову поломают. Вышел на связь по внутрисистемной аппаратуре гипера.

— Я Мих Крив. Прошу ответить любое официальное лицо империи Галанте.

Раз повторил, другой, третий. Ни ответа, ни привета. Разве что несколько боевых крейсеров ринулись от военной базы в разные стороны, буквально полосуя всю систему активным излучением сканеров. Ну, они меня так до скончания веков искать будут. Заново вышел в эфир, несколько изменив обращение.

— Я Мих Крив. Прошу ответить любое официальное лицо империи Галанте. Имею важную информацию.

Вот теперь хватило одного повтора. На экране появился аграф в форме капитана первого ранга. То ли сам командир базы, то ли один из замов — для генерала или адмирала эта база патруля явно была мелковата.

Рожа у каперанга — как лимон прожевал только что. Очень высокомерный тип.

— И что тебе надо, презренный пират?

— Для начала я не пират. Бежал из рабства на захваченном у арварцев корабле. Потому и ответчик отключен. У меня на борту ребенок вашей расы.

Некоторая заинтересованность проявилась-таки.

— И что ты, Мих Крив, за него хочешь?

— Я? — изобразил удивление, — ничего. Просто считаю, что дети должны жить со своими родителями.

— Откуда он у тебя?

— Обнаружил в медкапсуле, давно израсходовавшей картриджи. Были небольшие проблемы со здоровьем. Вылечил. Десяти-двенадцати лет. Может чуть больше — я не знаток вашей физиологии. Сейчас спит в ней.

Секунды раздумывания.

— Отключай камуфляжные поля и лети к базе на маршевых. Огня открывать не будем. Если не лжешь, Мих Крив, никаких отрицательных последствий не будет. Слово тана Урсаниеля Ингланора.

— Принято.

Выполнил предложенное и еще раз посмотрел на экран, превращенный в зеркало. Темный шатен с очень короткой стрижкой. Самому сложно узнать Константина Гуревича. За месяцы, что тащился по Центральным мирам и без медкапсулы изменил цвет волос. Подстригала Сета с помощью малого универсального дроида. Она же «рисовала» картинку для шоу, демонстрируя меня любимого без каких-либо изменений.

Пара тяжелых крейсеров, обнаруживших «Стрижа» на своих экранах, рванула на перехват. На всякий случай врубил щиты на максимум, но огня они не открыли. Пристроились по бокам и чуть сзади. Вблизи базы тормознул, встал на указанное место и застабилизировал кораблик. Крейсера ушли, но ПКО базы могло расстрелять мой рейдер в секунды. На связь вновь вышел каперанг: — Дай допуск стыковки медицинскому боту. Передашь ребенка врачу. После его обследования и опроса — свободен.

Коротко и ясно. Бот подвалил через несколько минут. Очень аккуратно пристыковался. В шлюз «Стрижика» вошла аграфка в форме капитана и с медицинскими эмблемами на груди и петлицах. С плохо скрываемым презрением вопросительно взглянула. Говорить с бывшим рабом явно не желала.

Ну, на нет и суда нет. Поднял медкапсулу, вывел из режима гибернации, дав команду на инъекцию безвредного транквилизатора, открыл, посмотрел. Спящая девочка вызывала жалость. Бедный ребенок, все в жизни строго по этикету. Потому и балаболила без умолку, как только ненадолго свободу почувствовала. Осторожно завернул в одеяло, поднял, поцеловал в лоб. А вот капитанша сначала в соляной столб превратилась — узнала ребенка. Отмерла, благодарно взглянула — спеси, как и не было — низко поклонилась и бережно приняла принцессу на руки. Не отрывая любящего взгляда от ребенка, покинула шлюз.

Через пару минут после отстыковки бота стволы ПКО базы смотрели куда угодно, но не на «Стрижика». Еще через четверть часа капитан первого ранга вновь появился на экране. Тоже без каких-либо следов высокомерия. Склонил голову как равный перед равным.

— Как мы можем отблагодарить вас, тан Мих Крив?

Уже тан. Девчонка явно успела выложить все, что знала и не знала. Впрочем, ничего другого ожидать от ребенка было нельзя.

— Или… — замялся, не зная как реагировать на практически пустую информацию в ИД-блоке нейросети. — Или уважаемый тан, но не Мих Крив?

— Не думаю, что это имеет большое значение, — улыбнулся в ответ. — Пусть будет Мих Крив.

— Желаете оставаться инкогнито? Ваше право. Но отныне вы, тан, желанный гость в нашей империи. И все же, какие-либо потребности?

Как там Портос говорил? Дерусь, потому что дерусь? Ну а я…

— Я нынче просто путешествую.

Каперанг сам все предложит, куда он денется.

— Тем более. Лоции, заправка, необходимые расходники? Какая-нибудь информация? — Урсаниель Ингланор был сама любезность.

Парень сделал вид, что задумался.

— Пожалуй соглашусь. Заправка, расходники по списку. Лоции? Не территории Содружества, только известное вам окружающее пространство, — зачем запрашивать лишние и явно секретные данные? Подробные навигационные карты он давно получил от своей генеральши. — Информация? Разве что историческая. В частности — конструкции с программным обеспечением медкапсул первых поколений. И может быть древние технологии изготовления картриджей для них.

Получил все за пару часов. Плюс — еще один блок опознания со встроенным допуском на любые объекты империи Галанте и… бутылку коньяка полу тысячелетней выдержки лично от каперанга.

На вопрос о направлении движения пожал плечами, сказав только одно слово «Путешествую».

Разогнался и ушел в гипер. Теперь, больше ни на что не отвлекаясь, домой на Землю. Сам себе не верил, что через полтора месяца — быстрее было никак — увидит сестер.



Глава 5


В империи Галанте разгорался скандал. Жуткий скандал! Но знали об этом всего какие-то два десятка старых умудренных опытом столетий аграфа. Именно те, кто сейчас реально правил империей.

А всего-то древний обычай, ставший законом в императорской семье. Все потому, что один из первых властителей аграфов подписал весьма логичный с первого взгляда указ. Решительный был император, крепко держащий власть в стремительно развивающемся государстве. Умный, волевой, молодой — ну что такое полсотни лет при тогдашней средней продолжительности жизни аграфов не менее полутора сотен лет? Подписал подсунутый ему первым советником указ в спешке — очень уж много было работы. Подписал, не понимая, что этим он ставит крест на власти практически всех будущих императоров. Сущность указа была проста. Наследовать высшему руководителю государства должен не старший ребенок в его семье, а дин из самых младших, включая внуков и правнуков. Независимо от пола, но обязательно достигший возраста пятнадцати лет. Основное назначение указа — предотвратить частую смену власти. Скончается, скажем, давно уже дряхлый в свои сто шестьдесят три года император, а наследует ему старшая ста тридцати трехлетняя дочь, сама уже забывшая, когда у нее менопауза случилась. Ну и какой толк будет от такой императрицы, сосредоточенной на своих болячках и пра-пра-правнуках? А по этому указу на трон вступает молодой принц. Уже вполне разумный, достаточно хорошо понимающий, что он делает. Мало опыта и знаний? Так на то есть «Тайный совет», все члены которого назначались действующим императором или императрицей задолго до смены власти. Ну не додумал заваленный работой император, что воспитывать, учить и направлять юного властителя будут очень опытные аграфы, сами весьма охочие до власти. Так и получилось в результате, что император царствует, но никак не правит. Появление нейросетей только усугубило эту ситуацию. Возможности влияния на юного властителя резко возросли. С учетом резко увеличившейся продолжительности жизни аграфов от трехсот тридцати до трехсот девяноста годов — многократно. Вот так и получилось, что реально империей правил не представитель семьи Галанте, гордо восседающий на троне, а небольшая группа не очень молодых, но весьма опытных высокоученых аграфов, как правило — представителей высших кругов аристо.

Вот они-то и разругались вдрызг, получив немедленно засекреченную информацию. Империю транзитом посетил истинный джоре, мимоходом спасший принцессу, самую на этот момент вероятную наследницу престола. Посетил инкогнито, открыто заявив единственному официальному лицу империи, лично связавшемуся с джоре, о нежелании называть свое настоящее имя. Да и выяснилось, что это был представитель некогда могущественнейшей звездной империи уже после того, как джоре покинул государство. Врач, забиравшая принцессу из рук спасителя, видела, как тот перед расставанием поцеловал ребенка в лобик. Что ее заставило чуть позже аккуратно протереть салфеткой место поцелуя и отдать лабораторному искину на анализ, сама не поняла. Может быть, предчувствие отнюдь не слабого псиона? Результат комплексной экспертизы микрочастиц слюны спасителя, выведенный на экран через два часа после ухода того в гипер, поверг женщину в ступор. Она видела джоре! Истинного джоре! Была в полушаге от него. Вспомнила недавний рассказ принцессы о том, как парень, рисуя жизнью, избавил ее от убийственного рабского ошейника. Сжег при этом руку, но даже не вскрикнул. Как позже, не представившись аристо, собрался сесть рядом с ее императорским высочеством за стол. Значит, понимал, что происхождением ничуть не ниже семьи Галанте? Потом подыграл девочке при присвоении герцогского звания. Опомнилась врач не сразу, но связавшись с представителем СБ, доложила как результаты экспертизы, так и собственные соображения на эту тему.

— И что теперь делать? — задал риторический вопрос председатель Тайного совета империи. Они уже устали ругаться, перестали кричать друг на друга и выяснять, кто виноват.

— Девяносто девять и семь десятых соответствия крови истинного джоре, — сокрушенно протянул другой советник. — У семьи Галанте до девяноста двух не дотягивает, а у него больше девяноста девяти…

Остальные члены Тайного совета молчали. Только они и еще несколько высших аристо, занимавших руководящие посты в СБ империи, знали об остановке тридцать четыре года назад единственной на все Содружество линии джоре, производящей ядра нейросетей. Не запустилась при очередной попытке включения. Да, стратегического запаса, созданного за тысячелетия, даже при резком росте населения Содружества, должно было хватить минимум на полторы сотни лет. Если за это время не запустить линию, то без нейросетей Содружество неминуемо скатывалось в регресс. Аграфские ученые уже нашли возможную причину отказа линии. Истек гарантийный срок работы. Требовалась разборка, чистка отдельных узлов и перезагрузка системы управления. Вот в последнем пункте и была вся загвоздка. Команду на перезагрузку мог дать только истинный джоре — чистота крови не менее девяноста восьми процентов соответствия идеальному образцу, заложенному в управляющий блок линии. Вскрывать блок было нельзя — в этом случае срабатывало самоуничтожение аппаратуры.

— И мы даже не знаем, куда, в какую сторону улетел этот якобы путешественник.

— Может быть, еще заглянет? — тяжело вздохнув, протянул председатель Тайного совета.

— Единственная надежда… — прошептал кто-то из стариков.

— А вы внимательно смотрели изображение, присланное Урсаниелем Ингланором? — вдруг спросил самый младший член совета. Ну что такое сто семьдесят шесть лет для аграфа? Считай, еще молодость. — Представьте светлые длинные волосы вместо этого ежика.

— Что ты хочешь сказать? — поднял голову председатель, выводя запись на экран. Всмотрелся и ахнул: — Арварский «Враг государства!» — прошумевшее на все Содружество шоу под таким названием никто из членов Тайного совета и не думал смотреть. Это развлечение для людского плебса, никак не для высших аристо империи Галанте. Но официальное заявление императора Огра-девятнадцатого мельком просматривал.

— С этим надо что-то делать, — заявил один из стариков. — Мальчишка джоре в одиночку воюет с целой империей. Может быть, стоит нажать на рабовладельцев по дипломатическим каналам?

— Одной дипломатией здесь не обойдешься, — отрицательно покачал головой другой, — надо подключать и наше СБ, и сполотов, и королевство. Возможно, и службу безопасности Центральных миров стоит привлечь.

— Я, кажется, догадываюсь, кто реально выяснил причину медленного падения базового ИП, — как бы размышляя вслух, сказал тот самый аграф, который предложил посмотреть присланное Урсаниелем Ингланором изображение. То есть самый молодой член тайного совета.

— Все меньше и меньше, — после паузы протянул тот старик, который говорил о единственной надежде.


* * *
— Думаешь? — вопросительно посмотрел на экран. Сета в своем привычном уже со дня рождения черном вечернем платье восседала в кресле. Платье было длинным до пят, точнее до туфелек на шпильке. Но вот разрез сбоку позволял увидеть совершенную женскую ножку во всей красе, одновременно демонстрируя отсутствие нижнего белья.

— Уверена! — заявила нейросеть джоре. — Вся их стратегия обороны основана на минных объемах и политике раннего предупреждения. Следовательно, должны были за эти семь тысяч лет построить цепь гипер ретрансляторов со сканерами на всем протяжении прямого пути от аграфов к Земле. Мы, конечно, пройдем под энергокамуфляжем — ничего арварцы не заметят. Но это лишнее энергопотребление и сложности с избавлением от перегретой плазмы из системы охлаждения. Оно нам надо?

В общем-то, слова Сеты отражали в какой-то степени его собственные мысли. Потому принял решение: — Сдвигаемся в сторону на три-четыре системы и несемся на полной крейсерской скорости. Потеряем двое-трое суток, но попутно обследуем в первом приближении неизвестные ранее области космоса.

При различных маршрутах можно было идти на экономичной скорости — дальность возрастала на пятнадцать-двадцать процентов от номинала. Крейсерской — оптимальный режим при полных баках. Или мчать на полной — снижение максимально возможной дистанции до тридцати процентов, но с сокращением времени полета порядка десятой доли. Баки были полны под пробки, но все-таки расстояние, если учитывать возвращение в Содружество, для максимальной скорости было предельным.

В любом случае в дальних одиночных рейдах от пилота требовались крепкие нервы. В том же крейсерском режиме прыжки были длительностью четыре-пять суток. Час-другой на пролет по системе с активным сканированием, выброс перегретой плазмы, разгон и следующий уход в гипер. Одиночество. А природа, хочешь не хочешь, заложила в человека стадный инстинкт. То есть требуется общество для общения. Тут же одиночество скрашивалось только Сетой.

Было ли Костику скучно эти полтора месяца? Не особо. Учеба, тренировки — объем ПП-кармашка поднял до целого кубометра! — редкое любование относительно близкими в момент выхода из прыжка системами и вновь учеба и тренажи. Ну и конечно нетерпение, возраставшее с каждым следующим прыжком. Уже приближаясь к поворотной точке маршрута — жалких семнадцать систем от родной Солнечной — все-таки сделал суточную остановку. Очень уж интересное место оказалось. Звезда — такой же желтый карлик, как и Солнце, но на двадцать процентов большей массы. Чертова дюжина планет, включая пару газовых с одним ледяным гигантов, два густых астероидных пояса и — чудо из чудес! — четвертая планета очень близка по основным параметрам к Земле. Примерно равная освещенность звездой при чуть большем радиусе орбиты. Увеличенная на одиннадцать процентов сила тяжести. Немного меньшая относительная площадь океанов. Три больших материка и куча различного размера островов. И главное — атмосфера при в полтора раза большем давлении у поверхности океана и на процент меньшем содержании кислорода вполне подходила для дыхания человека. Флора в ее нынешнем виде заметно отставала по развитию от земной. Фауна отсутствовала.

— Нет крупного спутника у этой планеты. Потому и живности до сих пор не появилось, — уверенно заявила Сета.

— Почему? — немедленно спросил Костик.

— Отсутствуют большие приливы с отливами. А именно это явление заставляет различных рыбешек пытаться выживать на суше. Опять-таки значительно меньшее, чем на Земле, перемешивание океанской воды. В любом случае джоре считали наличие крупного спутника у планеты обязательным фактором для развития животной жизни. Как следствие — для появления зачатков разума. Может, спустимся? Только в твоих воспоминаниях на Земле бывала. А так хочется практически самой ощутить ветер, запахи…

В общем уговорила. «Стрижик» вышел на низкую орбиту, парень во всех возможных диапазонах активного режима работы сканеров осмотрелся, выбрал небольшой островок недалече от экватора и, погасив орбитальную скорость маневровиками, направился вниз. Заметно более «толстая», чем у Земли, атмосфера приняла кораблик в свои объятия достаточно мягко. Сформировав из щитов аэродинамические плоскости и оперение, почти четверть часа подбирал их оптимальное расположение и размеры. Самый удачный вариант получился при центровке в двадцать семь процентов от САХ. Аэродинамическое качество порядка двадцати двух. Не классический планер, но уже и не утюг. Во всяком случае, спуск без двигателей был полностью управляемым. Погасил скорость все-таки маневровиками. Пройдя над водой почти триста метров, завис над песчаным пляжем и плавно опустился на посадочные лапы. Перед открытием наружной створки шлюза пару минут поднимал давление до местной атмосферы, задержав выдох. Только потом попробовал дышать нормально. Сам почувствовал, да и Сета обрадовала — никаких проблем.

Спрыгнул на песок и первое что понял — жарко. С удовольствием сбросил комбез и прошелся босыми ногами по песку. Большая сила тяжести почти не чувствовалась. Легкий ветерок нес запахи йода, подгнивших водорослей и еще чего-то исключительно морского. Заодно ерошил заново отросшую соломенную шевелюру — натуральный цвет волос вернул в медкапсуле еще во время первого прыжка с территории аграфов.

«Полный улет!» — высказала его мысли нейросеть джоре.

Спустился к кромке воды, зашел немного дальше, попинал барашки волн. С тоской посмотрел на прозрачную зеленоватую воду — плавать он не умел. На Земле не с его рожей, горбом, разными руками с ногами было показываться на людных пляжах или в бассейнах.

«Попробуй здесь, — предложила Сета, — если что ремонтный дрон под управлением искина корабля вытащит».

Зашел по грудь, вдохнул побольше, задержал дыхание и присел, опустившись с головой. Почувствовал, что тянет вверх. Успокоился и отдал управление мышцами нейросети. Где Сетка выкопала знания по плаванью, даже не представлял. Просто плыл, давая мышцам запомнить правильные движения, и наслаждался. Долго не получилось. Какая-то тварь попыталась откусить ногу чуть выше ступни, одновременно утаскивая на глубину. Согнув ногу подтянул ближе и вдарил кулаком. Чуть сам не оглох от гидроудара. Не рассчитал усилие со скоростью нанесения. Но полутораметровая рыбина отцепилась и почему-то брюхом вверх направилась к поверхности. Последовал за ней, ухватил за жабры и потащил на берег. Отдышался, разглядывая ногу с четко видимыми следами от рыбьих зубов и саму вяло трепыхающуюся тварь. Ремдрон подбежал, проткнул чешую заборником проб и умчался обратно на корабль.

«Несъедобна» — констатировала Сета через несколько минут.

Что там не так с аминокислотами слушать не стал. С удовольствием уничтожил большую порцию жареного палтуса с хрустящей корочкой, привалившись спиной к посадочной лапе. Под кофе с сигаретой полюбовался закатом и еще несколько раз вдохнув воздух чужой планеты, вернулся на корабль. Взлетел на маневровых, в стратосфере врубил разгонник и, не ложась на орбиту, взял курс на Солнечную систему. Последний прыжок и он наконец-то увидит Землю.

Проорал во все горло: — Сестренки я лечу к вам!


* * *
Великая пустота, как иногда называли космос пилоты. Мгла — именовали другие. И действительно, отсюда из пояса Койпера с орбиты Плутона даже Солнце казалось только чуть ярче, чем другие звезды. Невооруженным взглядом можно было заметить только Нептун, по случаю оказавшийся в этой части своего более чем полутора сотенного маршрута вокруг Солнца.

«Стриж» вышел из гипера в сорока астрономических единицах от невидимой из-за расстояния Земли. Двое суток под камуфляжными полями тянулись как годы. Сета старательно отмечала присутствие в Солнечной искусственных арварских объектов, а Костик ждал, глаз сомкнуть не мог.

Какой-то объект на Фобосе. Прикрыт камуфляжными энергополями первого поколения. С нынешним уровнем земных технологий обнаружить невозможно. Для сканеров «Стрижа» даже в пассивном режиме светится во всех диапазонах.

Пара боевых крейсеров четвертого класса такого же поколения и тоже под «скрытом». Обычный патруль из тех, что «на всякий случай», как понял Костик. На орбите Марса в дрейфе, вместе с Фобосом в вершинах равностороннего треугольника. Бдят, сканируя Солнечную. Обнаружить «Стрижика» не в состоянии.

А вот на внешней по отношению к Земле стороне Луны база по серьезней. Энергокамуфляж шестого поколения. Относительно мощная ПКО. Пара ангаров под средние транспортники. Понятно — имперская госкорпорация «Шуна». Проникнуть без обнаружения практически невозможно. Хотя…

— Симба, вылезай.

В секунды появился на ладони: — Привет, носитель!

— Проконсультируйся у Сеты, как ко мне обращаться. А сейчас… Кто у нас хвастался, что непревзойденный разведчик?

— Что обследовать, шеф?

Показал на экран, который сейчас отображал картинку со сканеров: — Вражескую базу видишь?

— Понял, командир, — взлетел с ладони, тут же появился на дверце шлюза, впитался в нее.

— Постарайся не попасться, — крикнул вдогонку по ментоканалу.

— Все будет тип-топ!

Вывел «Стрижик» на высокую орбиту Земли. Ох, и намусорили здесь ракетчики за сотню лет! Дохлых искусственных спутников как грязи. Рабочих, впрочем, тоже хватает. В основном связь, но и шпионы с мощными телеобъективами в наличии. Ну и совсем немного научных, пытающихся рассмотреть различные объекты в системе и за ее пределами.

В Москве еще ночь. Наметил траекторию спуска, погасил орбитальную скорость и на одних маневровых пошел на снижение. Щиты в качестве аэродинамических плоскостей использовать не стал — могут случайно заметить по завихрениям воздуха. Система ПРО вокруг столицы достаточно мощная.

Незадолго до рассвета приземлился на маленькой полянке в подмосковном лесу.

Выпрыгнул из шлюза и долго стоял, вдыхая лесные ароматы. Смесь запахов чистого воздуха, хвои, чуть прелых прошлогодних листьев и совсем немного древесной смолы показалась ему чудесной. Поработал с комбинезоном, внешний вид которого теперь был ближе к обычному чуть линялому комку, как нельзя лучше подходящему для походов в лес.

Поднял «Стриж» на восемь метров, используя гравитоны. При отсутствии движения энергию почти не жрут.

Прикинул направление и побежал, буквально стелясь над землей. К шоссе вышел уже в утренних сумерках. Убедить мужика на «Логане» подкинуть Костика до метро получилось без проблем. Отследил промышляющего здесь карманника за четверть часа. Подошел, вежливо поздоровался, проникновенно посмотрел в глаза. Тот сам отдал всю утреннюю выручку и поклялся завязать с преступным промыслом. Сначала, сторожась вездесущих камер, прошвырнулся по импровизированному рынку — все-таки пилотский комбинезон при ярком освещении не очень-то походил на нормальную одежду. Приобрел подержанный рюкзачок, чуть потертые джинсы, стираную футболку и почти новую легкую курточку на размер больше. Переоделся в примерочной бутика, где купил легкие туфли, носки и темные очки в пол лица. Сета к этому времени уже успела через интернет взять под контроль полицейскую сеть видеонаблюдения. Снял в банкомате со своего номерного счета достаточную для начала сумму наличных, использовав для этого первую попавшуюся кредитку из улова карманника. Соответственно «убеждать» банкомат, что эта кредитка именно от того самого счета пришлось нейросети джоре.

Вроде бы эта суета с покупками, переодеванием и снятием налички ничего особого из себя не представляла, но простые действия всегда успокаивают. Сел в такси и назвал адрес. Сорок минут с учетом утренних пробок, это еще быстро.

Сердце, несмотря на все попытки Сеты успокоить парня, колотилось как сумасшедшее. Вошел во двор и застыл — в маленьком садике у дома на скамейке сидела Катеринка. Держала в правой руке сотовый, что-то смотрела на нем. А вот левая… покачивала детскую коляску. Стоял и пялился, не мог глаз оторвать. Добрался все-таки…

То ли ребенок все никак не хотел засыпать, то ли в телефон смотреть надоело, но девушка сунула сотовый в карман блузки, заботливо поправила что-то в коляске, осмотрелась вокруг и увидела парня, глядевшего на нее и не замечавшего ничего другого вокруг. Высокий, сильный, а на нее смотрит преданным взглядом ребенка. Такой взгляд был только у… И лицо имеет те самые черты. Но главное глаза! Это были именно его глаза. Неуверенно встала, медленно покатила коляску навстречу. Не может быть! Непроизвольно ускорила шаг, пристально вглядываясь. Может! Слезы сами потекли ручьем. Уткнулась в грудь и стал гладить по щеке, приговаривая «Все-таки вернулся. Вылечился Костюшка и вернулся». Чуть опомнилась, пригнула и стала покрывать его лицо мелкими частыми поцелуями. Костик стоял и глупо улыбался. Пришел в себя, когда она вдруг вытащила ребенка из коляски и протянула: — Держи, твой…

— Что?!! — непроизвольно перебил, принимая на руки.

— Твой брат. Тоже Костик, — сказала, продолжая реветь и улыбаться.


* * *
— Дела, — протянул через полчаса, укачивая накормленного манной кашей ребенка.

Всего-то полтора года дома не был, а столько всего случилось. Катенька то плакала, то улыбалась. И рассказывала. Отчим ее уже через месяц после пропажи Костика уговорил каким-то образом мать на еще одного ребенка. Соответственно с точно таким же оплодотворением. А сам этот идиот — ну не любила Катюшка профессора. Скорее ненавидела — зимой не справился с управлением, вылетел на встречку и угодил в автобус. Похоронили через четыре дня в закрытом гробу. Мать прямо с кладбища отвезли в ближайший роддом — преждевременно ребенок на белый свет появиться пожелал. Были там какие-то проблемы с дыханием, но врачи боролись за жизнь малыша, не показывая отчаяния. Оставалось надеяться на лучшее. А вот за мамой не уследили — сильное кровотечение. В этот раз на кладбище ни Катерина, ни Маришка не поехали — обряженные в одноразовые халаты, бахилы и специальные шапочки не отходили от маленького братика. Через неделю младенец уже уверенно дышал сам, даже без специальной кислородной камеры. Не сговариваясь, решили назвать ребенка в честь пропавшего старшего брата. Катеринка из универа уволилась — нанимать кого-либо сидеть с Костиком не пожелала. Тем более что был доступ к одному из номерных счетов брата.

— Ну а ты то как? Взял и вдруг вылечился. Глазам своим не верю! Фантастика какая-то. И почему пропал? Ну хоть какую-то весточку мог подать? Ладно, я, Маришка вся обревелась.

— Точно фантастика, — не стал спорить, укладывая ребенка в кроватке. — Пропал? Все расскажу. Когда младшенькая придет?

Бросила взгляд на часы. — Скоро.

— Позвони, предупреди.

Кивнула, достала сотовый.

Все равно довольного визга было много. Очень много. Чуть успокоилась, услышав требовательный крик разбуженного ребенка. Все бросила, метнулась в ванную вымыть руки и примчалась к маленькому Костику. На ее руках мгновенно затих, а через минуту уже улыбался.

Более-менее успокоились только после обеда. Уложили ребенка, и девчонки как с ножом к горлу пристали, требуя объяснений. Вначале просто не могли поверить, потом слушали как сказку.

— Нейросеть джоре, живущая в твоих мозгах? — в очередной раз неверяще хмыкнула Катеринка.

Старенький Sony KD LED включился сам.

— Завтра сама проверишь, — заявила с улыбкой Сета, привычно расположившаяся в кресле.

— Ты джоре? — взвизгнула Маришка, увидев на экране очень красивую девушку с еле заметными отличиями во внешности, одетую в черное вечернее платье. Да и отличия-то были меньше, чем скажем у типичного француза от скандинава.

— Нет. Джоре это ты. А я нейросеть, развившаяся до полноценной личности.

Когда пообещал обеим инсталлировать нейросистемы, понял что поторопился — потребовали немедленного исполнения.

Катеринка высвистала надежную подругу с «колесами» и они на раритетном фольксвагене-жуке отправились за город. В паре километров от той полянки, где Костик спрятал «Стрижика», остановились.

— Нет, Лелька, нас должны забрать именно у этого столбика, — указала на километровую табличку. — А ты езжай, так надо. Потом все объясню.

Проводили взглядом смешную машинку и через три четверти часа зачарованно разглядывали из шлюза каютку крейсера.

Сначала парень раздел и уложил в медкапсулу мальчонку. Диагностика, и выяснилось, что особых проблем со здоровьем сейчас нет, но на профилактику почти час все-таки потребовался. Заодно и потенциальный базовый ИП удалось прикинуть. Триста семнадцать единиц — великолепно! Устроились на время медицинских процедур на свежем воздухе и дегустировали кофе из синтезатора.

— Ну, кто первый? — посмотрел на сестренок, одевая маленького Костика.

— Я! — заявила Маришка, опередив старшую сестру на долю секунды. Быстренько разоблачилась и чуть ли не запрыгнула в медкапсулу.

— Ого! — удивился парень результатам диагностики. Не удержался и присвистнул. — Триста двадцать три!

— Это много или мало? — тут же спросила Катерина.

— Больше, чем у меня, — говорить, что ментовозможности «А-9» уже не стал. Править что-либо в организме сестренки тоже не посчитал нужным. Сама потом разберется. Достал из кофра упаковку с нейросетью джоре и запустил инсталляцию. Продвинутая медкапсула сполотов справилась с операцией за каких-то двенадцать минут.

— Есть хочу, — заявила младшая сестра в ответ на вопросительный взгляд старшей. Посмотрела на налопавшегося уже молочной смеси маленького Костика. Сделала «козу», получив в ответ довольное «Мара», выскочила из капсулы, натянула трусики и в таком виде выхватила из манипуляторов дроида поднос с едой.

— Вперед, — указал головой Катеринке на освободившееся ложе, забирая у нее младшего брата.

Каково же было у Костика удивление, когда узнал базовый ИП старшей сестры. Двести одна единица. Всегда знал, что не дурочка! Запустил анализ генетики и через четверть часа с облегчением выдохнул. Необходимый генотип был в наличии.

Через четверть часа они весело обменивались впечатлениями, в очередной раз смакуя инопланетные блюда. Извозившийся в зелени травы Костик ползал между ними, периодически забираясь кому-нибудь на колени. Вот тогда-то и случилось маленькое ЧП. Буквально выдрал из рук у Маришки только что полученный ею бугристый шарик симбы, зажал в кулачке и важно заявил «Моя».

«Не надо отбирать, — сказала Сета, — ничего опасного для ребенка».

Достал из кофра еще один шарик, благо запасные были. Разве что теперь девчонкам пришлось прятать свои симбы от младшего братика. Тот в это время самозабвенно катал свой шарик по ладошке. Увидел вдруг, что тот уменьшается. «Сбег? Не!» Засунул в рот и проглотил. Требовательно протянул руку «Хочу!»

— Для десяти месяцев еще и недоношенный очень прилично развит, — высказался парень.

— Ага, — согласилась Катеринка, — педиатр тоже удивляется. Вообще-то вы с Маринкой тоже сверстников всегда прилично обгоняли.

Достал из синтезатора карамельные орешки, упаковал и спрятал в карман.

Вышел из шлюза, а младшая разлеглась на траве и моргает. Через десять минут заявила: — Он у меня Георгием будет.

— Гоша, он же Гога, он же Жора? — переспросил Костик, вспомнив старый фильм.

Забрала младшего брата, поочередно приложилась губами к обоим.

— Вот за что я тебя во все времена любила и любить буду — всегда с полуслова понимаешь.

Через полчаса захлопала глазками и старшая сестра. Позже сообщила:

— Константинов у нас теперь хватает. Колей назвала.

Связался с обеими по шифрованному каналу и сбросил ознакомительные базы по Содружеству — лишними никак не будут. Еще и по наручному искину каждой вручил.

— Учить начнете, когда ваши мальчики разрешат. А сейчас домой пора. Я по интернету уже такси заказал.

Вытащил из рейдера объемный пакет продукции синтезатора, отправил кораблик в кроны деревьев и повел семью к трассе.

Таксист, немолодой уже мужчина, конечно же удивился странной компании у километрового столбика, но промолчал. До метро довез быстро. «Светить» домашним адресом Костик не пожелал.

На завтра уже запланировал море дел, включая возможную легализацию. Под настоящим именем с совершенно другой внешностью появляться в Москве было никак нельзя. Вероятность работы в столице арварских шпионов не исключалась.


* * *
— Нет, не шучу, Павел Николаевич, — ответил на вопрос очень уставшего мужчины. Даже не мужчины, судя по седой голове и морщинам, старика. — Ваша жена действительно жива и здорова.

— Вы можете это доказать? — взгляд у старика был все равно не верящий.

— Может быть, мы пройдем в квартиру? Я не буду приближаться ближе пары метров, успеете нажать тревожную кнопку, — указал головой на левую руку Слесарева, которую тот держал в кармане домашнего халата.

— Извольте, — отступил в сторону, пропуская в прихожую. Закрыв за парнем дверь, указал сначала на домашние тапочки, затем так же молча на дверь в кухню.

Сели на стулья у круглого стола.

— Я вас внимательно слушаю.

Ответил продиктованной ранее Тамарой фразой: — И откуда же ты такая умная и смелая взялась, что указываешь на ошибки начальникам?

Именно это спросил когда-то старший конструкторской группы у только что устроившейся к ним на работу выпускницы МАИ. Свидетелей разговора не было.

Павел Николаевич схватился за сердце. Хорошо у Костика в запасе были аптечки от комбинезонов. Приложил к шее. Через десять минут оранжевый огонек погас, сменившись на желтый — вылечить все болезни аптечка не могла, но поддержать в работоспособном состоянии и успокоить — с легкостью.

— Фантастика какая-то, — Слесарев проводил взглядом убираемую парнем в карман маленькую коробочку. — Давно так хорошо себя не чувствовал.

— То ли еще будет, — улыбнулся Костик. Но тут же стал серьезным. — Как здоровье Дмитрия?

— Плохо, — сразу стал грустным старик. — Врачи обещают год-два, потом уже никакие процедуры не помогут.

— Давайте начнем решать наши проблемы с вашего сына. Все вопросы потом.

Пятнадцатилетний парнишка лежал в постели под капельницей, окруженный кучей медицинского оборудования. Константин еле убедил Павла Николаевича, что ни стерильные халаты, ни маска, ни бахилы теперь не нужны. Еще четверть часа работы аптечки. Митя проснулся, открыл глаза, огляделся.

— Действуем в таком порядке, — начал распоряжаться Костик, — сейчас одеваетесь, спускаетесь в подземный гараж, садитесь в свою старенькую Ладу-Ларгус, ни в коем случае не в мерседес. Выезжаете и на следующем перекрестке подбираете меня. Еще раз повторяю, все вопросы потом.

Почти час выбирались из Московских пробок. Еще сорок пять минут ушло на дорогу до нужного километрового столбика. Порций транквилизаторов из аптечки хватило, чтобы отец с сыном не хлопнулись в обморок при виде опускающегося на полянку «Стрижика». Но Дима все равно удивленно лупал глазами, раздеваясь у медкапсулы. Потом приятно удивил базовым ИП в двести одиннадцать единиц. Лечить его Костик не стал — нейросеть джоре справится со СПИДом в несколько дней. Да и не стоило тяжело больного мальчишку сходу превращать в здорового — в глаза ведь бросится. С отцом было сложнее — сто девяносто две единицы. Подобрал ему «Персонал-универсо-7МКУ+» из своих запасов. Неплохая по меркам Содружества нейросеть производства аграфов. Все равно позже Дмитрий переделает по образцу сети Катаржины. Накормил обоих, дождался активации нейросетей, спихнул все объяснения на Сету. Тщательно проинструктировал о секретности — никому и никогда! Особенно о возможности случайной связи с агентами арвацев. Нет у вас никаких нейросетей, и не было!

Высадили Слесаревы парня недалеко от дома одного из самых перспективных контактов из списка Игоря Залетного. Сета уже нашла его в интернете и убедилась, что тот в своей квартире.


* * *
— Выше, выше руки подними. Медленно заходишь, руки на стену и отставляешь ноги на полшага назад.

Костик полюбовался на черное отверстие ПББСа[6], в просторечии глушителя, навинченного на ствол «Удава-3». Немного удивился точности направления — прямо в сердце нацелен. Посмотрел на очень серьезного мужчину, телекинезом поставил пистолет на предохранитель и опустил руки.

Полковник Михаил Иванович Коржов, начальник одного из отделов Департамента военной контрразведки ФСБ России, удивленно посмотрел на свое оружие, попытался снять с предохранителя, убедился в невозможности этого действия и вновь поднял взгляд на парня.

— Ну заходи, фокусник. Теперь верю, что ты от Залетного.

— Без стреляющих игрушек было никак не обойтись? — поинтересовался, устраиваясь в кресле. — И не надо жать на тревожные кнопки, связь я заранее обрубил.

— И откуда же ты кудесник взялся? — о невозможности блокирования тревожной сигнализации полковнику не один раз талдычили технические специалисты отдела.

— Со звезд, вестимо, со звезд, — улыбнулся и спросил: — Что вам известно о ежегодно пропадающих из России сотнях тысяч людей?

— Зеленые человечки, говоришь? — Коржов достал из бара початую бутылку коньяка, пару небольших бокалов и из холодильника блюдце с уже нарезанными кружками лимона, густо обсыпанными сахарным песком.

— Скорее черные. Полное раскрытие информации возможно только после проверки вашей памяти. Могу и в принудительном порядке, но считаю такой подход не этичным.

— Вот даже как? — опрокинул бокал в себя, посмаковал, пожевал кружок лимона. — А давай! Очень уж интересно, что ты потом расскажешь. Насколько я понимаю, секреты Родины тебя не особо интересуют. Как препарировать будешь?

— Достаточно положить ладони на голову. Даже усыплять не обязательно.

Первое, что выяснил Костик, это то, что полковник Коржов был очень обижен на судьбу. Воспитанный родителями — оба когда-то служили в КГБ — в любви к своей стране, сейчас он защищал олигархов. Практически ненавидел, но защищал. Служил честно не за страх, а за совесть — увы, но другой власти при сложившейся нынче в России системе не было, и быть не могло. Куда деваться? Прямо как в том бородатом анекдоте[7] — Родина ведь.

Тут же убрал руки — больше ничего парня не интересовало.

— Так быстро? — удивился Михаил Иванович.

— Выяснил главное, — пожал плечами, — вам можно доверять без ограничений. Поэтому предлагаю прокатиться за город. Рассказывать все очень уж долго. А так и вы убедитесь, что не сказки излагаю, и время сэкономим. Оно нынче очень важный фактор.

Через полтора часа полковник все-таки раскрыл рот, наблюдая приземление «Стрижика». На обследование в медкапсуле и инсталляцию нейросети согласился сразу. Базовый интеллектуальный показатель оказался вполне удовлетворительным — сто семьдесят семь единиц. Костик установил ему такую же, как у Слесарева старшего «Персонал-универсо-7МКУ+». Тем более что этих нейросетей было в запасе больше всего.

Полтора часа просидели на свежем воздухе у наскоро сооруженного костра, дегустируя инопланетные алкогольные напитки с закусками. Потом, после активации нейросети, Сета под кофе довела всю необходимую информацию до полковника. Он задумался. Надолго задумался. Потом воодушевился:

— Слушай Костя, мы ведь и под этими арварцами с такими возможностями можем в России власть поменять. Коррупционеров всех мастей к ногтю?

— Ох, торопишься ты Михал Иваныч, — пока дегустировали, парень по предложению полковника перешел на неформальную форму общения, — очень торопишься. Но вообще-то мыслишь правильно. Давай сначала надежных людей подберем, потом и долгосрочные планы составлять будем. Сейчас же мне чистые документы нужны. Сделаешь?

— Завтра же. Из нашего фонда для оперативников подберу.

Долго обсуждали, кого и откуда привлекать для такой непростой работы. Решали как, где и когда проверять кандидатов так, чтобы Костика не засветить. Опомнились только после звонка Катеринки с вопросом, где он собирается ночевать.

Полковник подвез парня прямо к дому уже после часа ночи.




* * *
Чтобы мелодией дверного звонка не разбудить брата, вызвал Катюшку по нейросети. Открыла, пропустила в квартиру, а потом… Потом была сказочная ночь. Да, многое из того, что знала и умела герцогиня, сестрице было еще не дано, но главное — это искренность. Но вот под утро…

Сначала поцеловала, только после этого заявила:

— Это была наша последняя ночь в одной постели. Ты для меня как брат во много раз важнее любовника. Просто отчетливо чувствую, что совмещать нельзя, — и разревелась, обильно орошая грудь парня слезами.

Долго успокаивал, соглашаясь с сестрой. Сам чувствовал нечто подобное.

За завтраком маленький Костик проявил недюжинный аппетит. Полулежа в детском креслице высосал через соску молочную смесь из бутылочки, старательно удерживая ее двумя руками. Отпустил, убедившись, что внутри пусто. Обиженно осмотрел старших и потребовал «Дай!»

Пришлось дать… один карамельный орешек — Сета сказала, что эти орешки совершенно безопасны для ребенка. Сначала с удовольствием сосал причмокивая, потом… заснул. Осторожно вытащили остатки орешка, поменяли памперс и уложили в кроватку.

Девчонки с энтузиазмом разлеглись на обоих диванах в гостиной учиться, а Константин поехал на встречу с отзвонившимся уже полковником. Разговаривали в машине Михаила Ивановича. Разговаривали о… плохом.

— Твой дом на контроле у сотрудников английского посольства.

— Приплыли, — констатировал Костик. — Все планы насмарку. Арварцы?

— Больше некому. Забирай семью и на конспиративную квартиру. Другого варианта пока не вижу.

— Н-да, а ведь собирался объехать всех родственников людей из нашей организации в Содружестве.

— Скинь список, мои ребята из особо доверенных проверят. Кому надо поможем. Фонды у меня не резиновые, но постараюсь изыскать сколь-нибудь.

— С деньгами проблем нет, — Константин скинул полковнику свои номерные счета в зарубежных банках со всеми необходимыми реквизитами и паролями.

— Уже проще, — кивнул головой Михаил Иванович, — но это еще не все. Ознакомься.

Переданный по шифрованному каналу трехгодовалой давности доклад аналитика ставил крест на всех планах что-либо изменить в нынешней ситуации. Если коротко, то международная обстановка неизвестными силами уже почти сотню лет намеренно подведена к самой грани мировой ядерной войны. Что все это время удерживает Землю от ядерного апокалипсиса аналитик выяснить не смог. Но уверенно показал, что теми же самыми силами, что спровоцировали такую ситуацию.

— Проверен и перепроверен этот доклад неоднократно. Выводы аналогичные, — пояснил полковник, увидев задумчивое выражение на лице парня.

— Крепко арварцы нас прихватили, — констатировал Костик. — На первый взгляд выхода не видно. Надо думать.

— Вот еще очень любопытный доклад. На сей раз с американского симпозиума историков.

Новая информация тоже никак не обрадовала. Из нее достаточно логично и обоснованно следовало, что прогресс науки на Земле искусственно подгонялся где-то до середины двадцатого века. То есть до создания ядерного оружия. Потом строго наоборот — только сдерживался.

— Час от часу не легче. Замкнутый круг. Чтобы легитимно избавиться от рабовладельцев, необходимо поднять на Земле уровень технологий до выхода в глубокий космос. Но пока арварцы в Солнечной системе, сделать нам этого они не дадут.

— Именно, — согласился полковник, — один в один как в том анекдоте. У нас есть два варианта развития — реалистичный и фантастический. Реалистичный — прилетят инопланетяне и все сделают. Фантастический — мы все сделаем сами. Прямо хоть в партизаны подавайся, фашистских, точнее арварских захватчиков громить.

— Стоп! — парень поднял руку в запретном жесте. — Не сбивай! — и, наверное, впервые ушел в себя, совещаясь с нейросетью джоре. Через минуту «отмер», вытер с лица обильно выступивший пот.

— Есть, кажется, вариант. Сложный, очень не быстрый, не особо надежный, но по первым прикидкам все-таки рабочий, — усмехнулся. — Смесь реальности с фантастикой и методов партизанской войны. Если только удастся с аграфами договориться.

— Это, которые до нельзя спесивые эльфы? — ознакомительную базу по Содружеству полковник уже изучил.

— Они самые. Должны мне аграфы, много должны. Но, увы, не настолько, чтобы пойти навстречу в довольно-таки серьезном вопросе. Ладно, я еще подумаю, потом поговорим на эту тему. Так что у нас с переходом на нелегальное положение?


* * *
Сестренки отреагировали на срочный переезд как-то индифферентно. Надо так надо. В результате через час в прихожей появились три компьютерных сумки с ноутбуками и четыре баула с одежкой. Самый большой — распашонки, ползунки, памперсы, комбинезончики, носочки, трусики и любимые игрушки. Все что нужно и не нужно маленькому Костику на ближайший год. Два средней степени набитости — то, что сестренки захотели взять для себя. Ну и самый маленький — что успел прикупить Костик-большой на каждый день.

Вечером, когда уже стемнело, во всем квартале погас свет — автомат на подстанции выбило. Редко, но случается. Через пару минут включили. Времени как раз хватило перекидать вещи и самим заскочить в микроавтобус с затонированными в ноль стеклами. Новая квартира в элитном доме оказалась ничуть не хуже старой. В чем-то даже лучше — в большой ванной комнате была джакузи. Девчонки заговорщицки переглянулись и заинтересованно посмотрели на Костика большого. Пришлось сделать вывод — шифрованные переговоры по нейросети не всегда хорошо.

Впрочем, не успели разобрать комнаты, как появился Михаил с парой сумок. Большая с различной жратвой. В меньшей что-то стеклянно звякало и булькало.

Ужинали свежепривезенной пиццей и молочной смесью в бутылочке. На четверых раздавили бутылку «Вдовы Клико». Главный ограничился разбавленным клюквенным морсом — Сета сказала, что уже можно.

Потом перешли на Hennessy VSOP. Вот под него-то и начали обсуждать программу действий.

— Прикроешь Слесаревых. Младший уже через месяц начнет смотреть память не хуже меня. Но основное — сможешь через него держать связь с нашими людьми в Содружестве.

— Каким образом? Из того, что я понял по ознакомительным базам, связь на таких расстояниях возможна только через цепочку очень дорогостоящих ретрансляторов.

— Не все, что можем мы, доступно для Содружества.

— Это как? — тут же спросила Маришка. Во все времена была «почемучкой» и к четырнадцати годам так и не вылечилась от этой болезни.

— По ментоканалу. Вам, — перевел взгляд с младшей сестры на старшую, — он будет доступен через месяц, если не раньше, — посмотрел на полковника. — Тебе, Миша, в зависимости от обстоятельств, через пять-семь месяцев.

— То есть ты уже сейчас можешь говорить с нашими людьми там? — сделала вполне логичный вывод старшая сестра.

— Определенная нагрузка на мозги, — постучал себя костяшкой согнутого пальца по лбу, — конечно будет, но не критичная.

— Давай! — практически хором потребовали сестры.

Прикинул время — там сейчас тоже вечер — и отправил запрос Катаржинке. Та ответила сразу. Сета вывела изображение на большой — три с половиной метра диагональ — настенный телевизор. На той стороне руководство тоже было в сборе за столом. Разве что панна сидела отдельно на диване в одной короткой юбочке и кормила ребенка грудью.

— А-а-а, — поднял брови полковник.

— В Содружестве женщины не стесняются обнаженной груди, — коротко пояснил Костик. Поздоровался, представил сестер с полковником, затем объяснил им, кто есть кто на экране. После чего начал обстоятельно отчитываться, начав естественно с семьи Тамары.

Женщина не глядя набулькала себе полный бокал, выпила в несколько глотков, вытерла одинокую слезу и сказала: — Повторяться не буду. Все что могу и не могу.

Игорь с Коржовым сцепив над головой руки, приветственно трясли ими, довольно улыбаясь. Впрочем, улыбки растаяли, когда начал описывать ситуацию на Земле.

— Но ты ведь уже что-то придумал? — высказался первым новопоименный Золтан.

— Нам нужен боевой флот, — как само собой разумеющееся заявил Костик.

— Это сотни миллиардов кредитов, если не триллионы, — отреагировала Слесарева, — просто не представляю где взять такие деньги.

— Да корабли-то я найду, — отмахнулся парень, — лучшие на сегодня корабли в Содружестве. Вопрос с экипажами, но он тоже со временем решаемый. Основное — втайне от арварцев перебросить флот поближе к Солнечной. Место для базирования я уже нашел, — описал богатую ресурсами систему с пригодной для жизни планетой. — Главное, это как-то договориться с аграфами о заправке и беспрепятственном пропуске кораблей через их империю. Пока не представляю, каким именно образом. Надо лететь и разбираться на месте. Кстати, Золтан, надо бы сгонять к схрону и выгрести оттуда все нейросети. Здесь на Земле им найдется применение.

— Сделаю, конечно, но нынче в том районе даже на «Ласковом» появляться опасно. Арварская империя чтобы хоть как-то снизить потери в твоей войне с нею, взяла курс на расширение за счет фронтира именно в том направлении. Почти весь свой флот выдвинула в этот район.

— Официально уже объявили об аннексии территории?

— Нет, — ответил за товарища Залетный, — опасаются недовольства триумвирата. Один из арбитров уже высказался на эту тему в галанете. Заявил что без положительного плебисцита населения систем, будет считать аннексию неприкрытой агрессией. Соответственно, санкцию на захват территории Коллегия не даст.

— Не мытьем, так катаньем, — пожала плечами Тамара, — рабовладельцы строят там станции и гонят туда свое население. Рано или поздно, но со временем большинство будет за арварцами.

— Тогда сначала заглянешь в королевство. Я тебе дам пароль для связи с начальником минматарского СБ. Она выделит надежный конвой для маршрута к схрону. Туда и обратно.

— Герцогиня Зуна тан Вирд? — с какой-то очень язвительной улыбкой переспросила Катаржина. — Ты еще не слышал о самой главной сенсации Содружества?

— О чем ты?

— Неделю назад у ее высочества родился сын. Базовый ИП двести двадцать девять единиц. Его величество Зон тан Вирд немедленно объявил племянника полноправным наследным принцем королевства. Конечно после своей дочери Ни тан Вирд. На вопросы по поводу отца принца ее высочество Зуна тан Вирд отвечать категорически отказалась. Наверное, я одна дога… — и замолчала на полуслове. Дошло, что уже наболтала лишнего.

Вот уж точно, как пыльным мешком по голове.

— Сета! И как это понимать? Ты же обещала! — вопросил у нейросети джоре.

«Это касалось только черножопой гадюки. Согласись, что попочка у герцогини совершенно другого оттенка».



Глава 6


— Ты можешь объяснить, что произошло? Почему ты вдруг заявил, что надо все еще раз обдумать и разорвал связь с Содружеством? А потом чуть ли не пинками спровадил из квартиры полковника?

Скрывать что-либо от сестренок? От самых близких ему людей?

— Это мой сын, — выдавил из себя сквозь зубы. Ну, вот не укладывается в голове, что вдруг стал отцом. Хоть тресни, но не укладывается!

— Сын герцогини? Наследный принц королевства? — переспросила Маришка. И тут же потребовала: — Рассказывай!

— Сета?

— Здесь, чиф, — появилась на экране телевизора.

— Изложи. Но только через нейросети. Иначе неделю будешь языком молоть.

— Все говорить? Ты не давал распоряжений об уровнях доступа к различной информации.

— Не строй из себя дурочку. Мои сестры имеют право знать все.

— Надо признать, что твоя генеральша весьма хороша, — высказалась Катеринка через несколько минут.

— А мне больше принцесса понравилась, — заявила Маришка. — Вот уж кто настоящая красавица. Одни синие глазища чего стоят.

— Надо лететь в королевство, — подвела итог короткой дискуссии старшая сестра. — На месте разберемся.

— На чем лететь? — спросил Костик. Думал он сейчас совершенно о другом. Но услышал, подспудно проанализировал и, зная ТТХ «Стрижа», озадачился вопросом.

— На твоем крейсере, естественно, — как само собой разумеющееся ответила младшая сестра. — Другого звездолета поблизости почему-то не наблюдается.

«Стервочка малолетняя» — с некоторым восхищением подумал парень. Но вслух подобное произносить почему-то поостерегся.

— Не поместимся. Я еле сутки вдвоем с девчонкой-аграфкой в тесноте каютки выдержал. А ты предлагаешь полтора месяца вчетвером локтями толкаться. Да и система жизнеобеспечения имеет только двукратный запас по перегрузке.

— Меньшего братика положишь в медкапсулу. Твоя Сета сказала, что это абсолютно безопасно. А нас со старшей, — посмотрела на согласно кивающую Катеринку, — а нас засунешь в свой ПП-кармашек.

— Совсем сбрендили? Я же еще даже не приступал к тренировкам со стазис полями.

— Твои проблемы. Тренируйся. Кто не дает?


* * *
— Это лучшие, — уверенно заявил полковник, — лично насыпал в кофейный автомат снотворного, приняв перед этим антидот и отдав команду нейросети поддерживать меня в сознании.

— И не подумал предупредить их? — удивился Костик. — Ни стыда, ни совести у тебя Миша.

— Забудь о совести. На кону жизни девяти с половиной миллиардов жителей Земли. Работай!

На проверку всех кандидатов парень потратил почти сорок минут. Подивился умению полковника подбирать людей. Все девятнадцать человек с точки зрения надежности подходили на все сто. Затем быстро прошлись с ваткой, пропитанной нашатырным спиртом. Офицеры дергались, мотали головами, лупали глазами и только потом по приказу полковника глотали крепчайший кофе. На сей раз без снотворного.

— Внимание! — прозвучал давно отработанный командный голос Коржова. — Слушать боевой приказ. Лейтенант Федоров все вопросы потом. Сейчас приводите себя в порядок, затем сторожась, поодиночке или малыми группами по два-три человека следуете, — Михаил Иванович назвал шоссе и километровый столбик. — Там вас встречу я или кто-либо из ранее прибывших. Транспорт использовать только служебный с немедленной отсылкой с места. С собой иметь все необходимое для плотного обеда и ужина в полевых условиях. Капитан Левина что непонятно? Макияж не обязателен. Выполнять!

Через полтора часа офицеры пялились на «Стрижика», поочередно заходя в шлюз. На проверку базового ИП с последующей инсталляцией нейросети уходило порядка двадцати пяти минут. Всем, за исключением майора Солодовникова, ставились «Персонал-универсо-7МКУ+». У майора плюс к волне приличному базовому ИП оказалась очень высокая нейроактивность — двести шесть единиц. Ему Костик установил «Пилот-универсо-8УМ++». Очень порадовали лейтенант Федоров и капитан Левина, оказавшиеся в конце очереди. Базовые ИП двести шесть и двести одиннадцать. С генетикой тоже все было нормально. Обоим соответственно инсталлировал нейросети джоре.

Закончили уже в темноте. Дождались хлопанья глазками Галины Левиной. После чего была краткая лекция Сеты по шифрованному каналу и сбрасывание на нейросети пакетов с базами знаний.

— Вопросы? — поднялся у костра полковник.

— Тут бы въехать в уже имеющуюся информацию, — со смешком заявил кто-то из офицеров.

— Да уж, командир, — Левина уверенно посмотрела на Костика, никак не на Коржова. — Озадачил. И что я теперь мужу буду говорить?

— Галина, а ты его сюда приведи. Интересно, на узенькой койке-то поместитесь? — подколол кто-то женщину.

Грянул хохот. Но потом полковник все-таки высказался: — Шутки шутками, но привлекать родственников имеет смысл.


* * *
Но я же не хотел! Заставили. Нет ни в коем случае не силой, только убеждением. Приводили кандидатов на явку — небольшая кафешка — поочередно подмешивали какой-то хитрой гадости, отчего люди становились безвольными и послушными. Потом вели в отдельный кабинет, где уже я проверял память. Надо признать, что предварительный отсев был довольно-таки качественный. Я браковал только два-три процента кандидатов. Вот так пахал до вечера. Следующий день уходил на инсталляцию нейросетей. Конвейер, иначе не скажешь. За сутки успевал установить до двадцати-тридцати нейросетей. Подходящие по генотипу джоре люди с базовым ИП выше двухсот единиц попадались не каждый раз, но все-таки были.

А вечером… Озадачивать Михаила доставкой белых мышек — классические объекты для различных экспериментов — Костик не стал. Вышел с новой квартиры и прогулялся до ближайшего продуктового магазина. Зашел во двор к мусорным бакам и телепортацией закинул в купленные специально для этой цели клетки пяток крысок разного размера. Домой естественно не понес, только заразы какой-нибудь маленькому братику не хватало. Присмотрел себе скамейку под развесистым вязом в небольшом парке. Первая крыса сдохла сразу — не выдержала и минуты в подпространственном кармане со стазис полем. Тщательно вместе с Сетой провел анализ неудачного эксперимента. Обнаружил четыре ошибки. Устранил. Вторая крыска после путешествия в ПП-кармашек тоже почему-то отказалась от жизни в подлунном мире. Вновь еще более скрупулезный анализ. Нашел все-таки отличие одного коэффициента от положенной величины. Первое, что сделала третья крыса, побывав в месте, где отсутствует энтропия, это довольно резво попыталась удрать. Не вышло. Поднятая левитацией в воздух, очумело пищала, пыталась использовать лапы и хвост в качестве самолетного винта, чтобы улететь подальше. Была обследована дистанционными методами диагностики. Отличия состояния от того, что было до посещения подпространства, не обнаружились. За исключением более высокого уровня адреналина. Еще два десятка погружений в ПП-кармашек не выявили какого-либо вреда для ее здоровья. После чего благополучно была телепортирована под нос прибежавшему на писк облезлому дворовому коту. А может быть и кошке — в этом вопросе Костик совершенно не разбирался. Четвертая с пятой крысы вынужденно повторили научный подвиг предыдущего объекта эксперимента. Кот только довольно мурчал и облизывался. Он-то и продолжил движение по дороге прогресса, проторенной крысами. А вот у него какая-либо реакция на помещение в стазис поле отсутствовала напрочь. Как махал хвостом, так и машет. Разве что все-таки выяснилась гендерная принадлежность уличного представителя семейства кошачьих. Во всяком случае, о том, что кошки облизывают свои яйца, парень никогда раньше не слышал. Следовательно «он», никак не «она».

Только после этой длительной серии экспериментов, Костик решился на главный — пора запускать в потусторонний мир человека. Прогулялся до метро, отследил очередного карманника — они почему-то всегда «пасутся» недалеко от входа. Медом им там намазано, что ли? Телепортировал вора в тот самый момент, когда тот собрался срезать сотовый, болтавшийся у какой-то девчонки лет двадцати на шнурке. Продержал в ПП-кармашке двадцать минут, хотя по логике время вообще не имело никакого значения. Выпустил, отойдя на сотни три метров, в подворотне. Вор продолжил движение пальцев с зажатой половинкой лезвия давно устаревшей безопасной бритвы. С удивлением понял, что и девчонка, и сотовый на шнурке отсутствуют. Огляделся, с подозрением посмотрел на непринужденно курящего Костика, помотал головой, сориентировался и направился обратно к метро.

Горбатого могила исправит, вспомнилась старая поговорка. Вновь забросил в стазис поле. Выпустил у тех самых мусорных баков, где добывал крысок. Воришка, не успев отреагировать на изменение обстановки стукнулся на ходу об бак. Посмотрел на заляпанную прогнившими помидорами руку, огляделся, увидел парня уже без сигареты и, громко завыв от ужаса, бросился бежать.

Пациент психбольницы лучше, чем вор-карманник, сделал вывод Костик.


* * *
— Четыре тысячи сто одиннадцать криокапсул работают, остальные почти девять тысяч не задействованы. В одном ангаре пустой средний транспортник седьмого поколения, в другом два боевых крейсера четвертого класса четвертого же поколения с заглушенными реакторами. Управляет базой биоискин восьмого класса. Арварцев тридцать восемь штук. Пьянствуют и издеваются над тремя черными же рабынями.

Симба еще покатался между почти пустой посуды по столу, дал маленькому Костику себя поймать и исчез прямо из зажатого кулачка.

«Убег!» — недовольно сообщил ребенок, грохнул кулачком по столу и требовательно протянул руку к старшему брату: «Дай!»

— Не дам. Нельзя стучать по столу. Ты хоть раз видел, чтобы Маришка или Катеринка так делали?

«Мар. Не» — посмотрел на другую: «Кат. Не».

— Как надо просить?

Ребенок задумчиво почесал свою соломенную шевелюру, протянул руку и произнес: «Дай. Пож».

После чего в маленькую ладошку был немедленно вложен карамельный орешек. Маленький Костик осмотрел его со всех сторон и отправил по назначению, то есть в рот.

— Ах ты ж моя радость! Ты моя умница, — Маришка подхватила младшего брата, расцеловала в обе румяные щечки и посадила себе на колени. Уважительно посмотрела на старшего: — Умеешь ты воспитывать, аж завидно.

— Так он на тебе сестричка долго тренировался, — хихикнула Катеринка.

— Первое, — посмотрел на старшую, — о присутствующих в третьем лице не говорят. Не культурно.

— Главное, — перевел взгляд на младшую, — никогда не сюсюкай с ребенком. Он ничем не хуже тебя. Строго наоборот — лучше. Нагрешить по-крупному еще не успел. Притом не избивает старших мальчишек.

— Но они же сами, первые приставать начали. В свой драндулет стали затаскивать.

— Словами надо воздействовать, словами. Когда еще было сказано НЛП[8] изучать?

— Ага, но добрым словом и нейросетью почему-то лучше получается. Так Жорик?

На экране появился рыжий вихрастый мальчишка лет этак пятнадцати с зелеными глазищами.

— Не сильно-то их и били. Я скорость моей воительницы всего втрое поднял, — засиял довольной улыбкой и тут же получил увесистый подзатыльник от появившейся рядом Сеты.

— Ты, мелкий паразит, чему ребенка учишь?

Катеринка смотрела на сестру, на воспитание на экране и тихо ухохатывалась. Ее Николай — высокий мускулистый парень с длинными темными волосами до плеч — появлялся редко. Хотя Сета как-то проболталась, что проводит с ним специальные методические занятия. Ну, чему одна весьма своенравная нейросеть джоре могла учить Коленьку, как она его называла, Костик догадывался. Примерно тому же самому, чему и Антония ранее обучала в горизонтальном положении.

— Так, быстро прекратили! Мешаете работать. Убрали со стола, и купать ребенка.

— А ты придешь? — с хитрой улыбкой спросила Маришка.

— Позже, — раскрыл ладонь, и на ней тут же появился Симба. — Молодец, хорошо поработал. Теперь нужно разведать, что у арварцев на Фобосе. Представляешь, где это?

— Плохо. Только из твоей памяти, когда «Стриж» к Земле летел. Могу не попасть туда.

— Тогда сегодня отдыхаешь, а следующей ночью туда сгоняем. В прямой видимости ведь справишься?

— Так точно, командир, — шарик остановился и, показалось, что вытянулся по стойке смирно.

— Вольно, гвардии рядовой необученный, — усмехнулся парень.

— А можно я с маленьким Костиком поиграю?

— Да сколько угодно.

Симба исчез, как и не было.

Связался через интернет с полковником: — Вроде как вытанцовывается. Ты с припасами определился?

— Определился, — лицо Коржова на экране сморщилось, как будто съел что-то горькое. — Взятку в полмиллиона евро пришлось в Росрезерв заносить. Коррупция в этом самом закрытом министерстве Федерации цветет и пахнет. Закупили восемь тысяч тонн консервов и продуктов длительного хранения. Шестьсот тонн семян. Рожь, пшеница, греча, соя, различные бобовые и так далее. Четыреста единиц агротехники. Со складов длительного хранения двести восемьдесят автомашин от УАЗиков до сорокатонных КАМАЗов. Оттуда же семнадцать мобильных полевых кухонь ПАК-200 на базе того же КАМАЗа. Также весь комплект техники двух строительных батальонов. Вот со сборными домиками плохо — финны цены сбросили. На доступном рынке предложения отсутствуют.

— Палатками первое время перебьются. Что с пилотами?

— Левина с мужем по третий ранг базы выучили. Вот только без тренажа…

— Ну, где я тебе здесь виртуальные капсулы глубокого погружения возьму, — развел руками парень. — Еще неделя-другая и сами с помощью нейросети смогут в виртуал впадать.

— Федоров и Смагина — девушка с нейросетью джоре была из чьих-то родственников — тоже к окончанию третьего ранга подбираются, а вот Солодовников только второй ранг вытянул.

— Ничего, им не воевать, только транспортными операциями заниматься будут, — чуть задумался и продолжил: — На завтра ничего для меня не планируй. Полечу разведку на Фобосе организовывать. И вообще, учти, у меня только восемьдесят две нейросети производства аграфов здесь осталось.

— Не обрадовал.

— В следующий раз привезу поболее.

Закончив разговор с полковником, разделся и пошел в ванную комнату. В джакузи был шум, гам и веселые визги. Девчонки были только в трусиках — ранее заявили, что надо привыкать к порядкам в Содружестве — один маленький Костик нагишом. Втроем ловили Симбу, успешно исчезающего прямо из рук. Задумался, улыбнулся и, подняв всю воду на полтора метра левитацией, тут же обрушив ее обратно. Хохота только прибавилось. Вместо Симбы сосредоточились на большом Костике, пытаясь утопить. Получилось, но парень все равно дышал, телепортируя свежий воздух прямо в легкие и затем выбулькивая его на утопительниц.

Потом Маришка унесла маленького укладывать и рассказывать сказку, оставив старших наводить порядок в ванной комнате. Почесал в затылке и опять-таки ментовоздействиями навел чистоту.

Уже в постели по ментоканалу связался с Тамарой и попросил подключить его к галанету. А там уже вышел на прямой контакт с Зуной. До того не решался, а сейчас вдруг очень захотелось увидеть сына.

Герцогиня, узнав позывные, немедленно включила видео. Как раз кормила ребенка грудью. Малыш как малыш. Но где-то внутри что-то защемило. Захотелось самому взять на руки.

— Как мне его величать? — спросила Зуна тан Вирд. По местным обычаям имя девочкам давала мать, а мальчиков называл отец.

Задумался совсем ненадолго.

— Пусть будет Александр. Древнее значение этого слова — защитник людей.

— Алек, — задумчиво протянула женщина.

— Нет, именно Александр. Никаких сокращений официального имени. Хотя дома можешь и Сашкой звать, и Алексом, и даже Шуркой.

— Родовое имя его королевского высочества, — ласково погладила увлеченно сосущего грудь сына по головке, — тоже твое будет?

— Не обязательно. Он же все-таки минматарский принц, — только сейчас обратил внимание и на смуглый оттенок кожи ребенка, и на заметную заостренность верхней части ушек. Внешностью в маму выдался — красивый будет.




* * *
А вот это уже здорово! В искусственных подземельях Фобоса Симба обнаружил базовую станцию гиперсвязи последнего поколения. Надо брать! Плюс малый транспортник, способный опускаться на планеты с силой тяжести до трех «G» и склады с военным имуществом. На глазок — не менее пяти тысяч комбинезонов. Несколько устаревшие модели, но, как известно, на безрыбье… Ну и игольники для работы на Земле никак не помешают. Легкое, но довольно-таки убойное оружие.

Сета уже успела с помощью Симбы подключиться к искину подлунной базы и запустить в него свои трояны. Теперь и с фобосским поработает. Тем более что он относительно слабенький, всего-то шестой класс.

Планируемая Костиком операция в Солнечной обретала все более законченный вид. Уточнялась разбивка по времени всех этапов. Но начинать придется именно с Фобоса, чтобы в первую очередь отрезать арварцам межзвездную связь.

Увы, но на самой Земле предпринимать активные действия, чтобы уничтожить агентурную сеть арварцев, захвативших в свои черные лапы влияние на большую часть политиков государств, владеющих ядерным оружием, пока никак нельзя. Ядерный апокалипсис не требуется. Да и людоловов корпорации «Шуна» не тронешь в такой ситуации. Ничего, придет время, и отольются кошке мышкины слезы.

А пока приходится пахать и пахать, нещадно эксплуатируя единственную медкапсулу. Хотя…

— Сетка, вопрос номер раз. Как можно проверить наличие необходимого нам генотипа без медкапсулы?

Почти три секунды ожидания. Чувствую резкий рост адреналина в крови. Что значит, грамотно озадачил нейросеть джоре. Но физиологию она все-таки контролирует, так как пот не выступил из-за увеличения температуры тела. Ну, разве что приходится часто-часто дышать — лишнее тепло выводится через легкие. Передрала довольно-таки эффективный способ охлаждения организма у собак.

— В принципе реально, — появилась на экране телевизора. — Сначала берем у испытуемого телепортацией каплю крови. Затем даем в нее минимальную дозу ментальной энергии. Загоняем в сверхвысокочастотный резонанс. Сравниваем спектр с имеющимся образцом. Есть совпадение — генотип джоре в наличии. Отсутствует, — развела руками.

— Потребное время?

Вот тут Сета сама удивилась: — Порядка трех-четырех секунд. Во много-много раз быстрее, чем в медкапсуле. И ментоэнергии мизер требуется.

Довольно кивнул, вышел из шлюза и проверил теоретические выкладки на оставшихся на сегодня восьми кандидатах. Хотя кандидатами называть их уже неправильно. Проверку памяти ведь уже прошли.

На первый анализ ушло восемь секунд — джоре! На второй пять — есть контакт! Следующего проверил дважды — увы и ах. Еще троих обследовал — наши люди! Уложился в заявленные Сетой четыре секунды на каждого. Очередной тоже не порадовал. Двойная проверка с общим временем в семь секунд показала отсутствие необходимого генотипа. Зато с последней парой — такие же, как и я — справился за шесть секунд. Вывод? Проще и быстрее. Но только для овладевших достаточно высоким уровнем прикладной менталистики.

Озадачиваем мою нейросеть дальше:

— Теперь не торопясь, — специально сделал ударение на последнем словосочетании. Нафиг перегреваться-то? — подумай над определением базового ИП без медкапсулы или крутого медицинского сканера.

Ответ получил через пару минут реального времени.

— Тоже возможно. Правда точность не очень высокая получится. Можно использовать принцип работы биосканира. Опять резонанс, но при специфическом излучении, на которое реагируют только так называемые зеркальные нейроны. По ширине спектра можно судить об ИП, по частоте резонансного отклика о ментовозможностях. А по времени отклика косвенно определяется нейроактивность.

— Пробуем.

Опять выхожу из шлюза. Снова работаю исключительно взглядом. Научно-вооруженным взглядом. Оп-па! Симпатичная девчонка — лет восемнадцать, не больше — обладает базовым ИП порядка двухсот пятнадцати, нейроактивностью около двухсот двадцати трех, да еще и ментовозможности «В-9». Конфетка! Сладенькая такая конфетка. Ее и приглашаю в только что освободившуюся медкапсулу «Стрижика». Надо ведь проверить показания моего нового биосканера. Стеснительная — попросила отвернуться, прежде чем начать раздеваться. Ну, я не гордый, могу и через нейросеть с экранной камеры посмотреть, благо у той очень приличное разрешение. Вуайеризм? Кто бы спорил… Только вот покажите мне хоть одного нормального мужика, который в молодости не раздевал взглядом чуть ли не всех подряд симпатичных представительниц слабого пола. Как там у классика морали, то бишь у Иисуса? Кто из вас без греха, первый брось на неё камень. Вот и я о том же. У Натальи Коган с внешностью все оказалось выше всяческих похвал. С талантами, как подтвердила расширенная диагностика, тоже все отлично. Мой персональный биосканер полностью доказал свою состоятельность. С ИП ошибка в две единицы, с нейроактивностью одна — обе характеристики в плюсе относительно моих измерений — а «В-9» вообще точнехонько соответствует!

— Сетка, вопрос на засыпку. Кто нам мешает инсталлировать нейросеть телепортацией? Поточнее выставляем коэффициенты, чтобы медленно раздвинуть кровь и делаем. Быстро и точно. Никаких разрезов.

— Всегда знала, что мой носитель умнее меня! — чуть кивает с экрана, не отводя влюбленного взгляда.

— Пробуем. Если что, медкапсула исправит ошибки.

Две с половиной секунды, и никаких огрехов! Это же сколько я времени на предыдущие инсталляции зазря потратил! С ума сойти, какой придурок! А Сетка еще утверждает что умный.

Выхожу из «Стрижика» и за какую-то минуту спокойно не торопясь со всей возможной обстоятельностью «оперирую» оставшуюся семерку людей. Красивая, но стеснительная Наташа выходит из моего кораблика и получает пакетик с симбой и инструкцию по применению. Затем объясняю всем присутствующим, пока красавица наворачивает инопланетные деликатесы, принесенные дроидом, как реагировать на слабое жжение в глазах. Почти час дегустируем инопланетное кофе. Первой опрокидывается на травку Коган — тоже ведь показатель качества операции. Еще с четверть часа мои пациенты обмениваются впечатлениями, ожидая последнего захлопавшего глазами. Потом скидываю всем на нейросети необходимые начальные учебные базы и инструкции. Наталье дополнительно вручаю наручный искин — заслужила.

Вдруг спрашивает по шифрованному каналу: «Признайся, — при общении таким образом нет „вы“, только „ты“, — подглядывал, когда я раздевалась?»

Повинно развожу руками: «Не смог удержаться. Ты такая красивая!»

Зарделась, опустила долу свои карие глазки. Потом вскинулась: «За все ответишь! Сейчас едем ко мне. Буду тебя разглядывать без одежды».

Спорить, конечно же, не стал, только как следует затарился из пищевого синтезатора. Остальные покинули трассу на развозном микроавтобусе из конторы Михаила, а мы с красавицей на персональном транспорте в ее съемную маленькую, но уютную квартирку. Хорошо полюбовались друг на друга. Вовремя я Сетку предупредил — никаких детей! Хватит уже неожиданностей.


* * *
«Еще чуть ближе» командую искину, сидя на ложементе. «Стоп, вижу». Посылаю вперед Симбу, осматриваюсь через ментоканал, на всякий случай герметизирую комбез и телепортируюсь в командный центр военной базы на Фобосе. Довольная Сетка сходу отключает сигнализацию — охранные сенсора отработать не успели. Врубаю достаточно мощную станционную глушилку гипера. Тревога на всю систему? Плевать, пусть гадают, что на Фобосе произошло. Прогуливаюсь по базе и поочередно усыпляю через нейросеть всех арварцев — ровно двадцать девять черножопых. Отправляю всех дроидами в ангар. Даю команду на снятие комбезов — после чистки и обнуления встроенной памяти пригодятся. Спящих негров через энергозавесу отправляю левитацией в путешествие на Марс — A la guerre comme a la guerre[9]. Не я эту войну начал, хотя и громогласно объявил о ней на все Содружество. По сути Огр-второй еще семь тысяч лет тому назад постарался. Теперь на склады. Нахожу отсек с комбинезонами. Выпускаю из ПП-кармашка своих девчонок. Заранее проинструктированных, помещал туда в одних трусиках. Довольные осмотрелись, нашли стеллажи с космобельем и поменяли кружевное нечто на специальные короткие плотные шортики. Даже не подумали отвернуться от меня — ни стыда, ни совести! С пилотскими комбезами разобрались быстро, необходимая база давно поднята. Пара минут на активацию и подгонку, используя в качестве объективов глаза друг друга через нейросети, еще секунд двадцать на любование — ну девчонки же! — и загоняю обеих обратно в кармашек. Теперь выпускаю Левиных. Тут уже сам отворачиваюсь — не стоит вмешиваться в чужие семейные отношения. Хотя Галина у медкапсулы совершенно не стеснялась. Еще и крутнулась после операции нагишом вокруг себя, увидев мое восхищение. Оба после подгонки комбезов отправляются демонтировать аппаратуру межзвездной гиперсвязи. Инженерные и технические базы уже успели поднять, хотя и не очень высоко. Ничего, справятся, времени у них вагон и маленькая тележка. Тем более что управление ремдроидами изучили на достаточном уровне. Быстренько подбираю пару пилотских комбезов и десяток космотрусов для своей Наташки. Нет у нас никакой любви, просто скидываем излишнее напряжение вместе. С детства грезила эльфами, узнала из ознакомительной базы об аграфах и загорелась воочию их увидеть. Пристала, как с ножом к горлу, отвези в империю Галанте. А все Сетка — разболтала, что чуть ли не десяток человек в моем ПП-кармашке нынче помещается. Пришлось пообещать.

Теперь обратно на подогнанный искином «Стриж» — вперед на абордаж крейсеров, что в вершинах равностороннего треугольника на орбите Марса за Солнечной системой наблюдали. Нагло, почти на глазах поднятого с лунной базы однотипного корабля поочередно захватываю арварские патрульные крейсеры. Почему почти? С учетом нынешнего расстояния между Землей и богом войны[10] свету лететь почти пятнадцать минут. Способ абордажа относительно простой, но требует очень высокой точности. Сначала необходимо на «Стрижике» под камуфляжными полями встать на пути вражеского крейсера. Визуально обнаружить противника — доли секунды — и послать туда Симбу. Потом точно высчитать относительную скорость и телепортироваться, успев за краткие мгновения левитацией погасить в продольном коридоре — самое длинное помещение на том корабле — эту скорость. Перегрузка чудовищная, кровь выжимается через усиленную Сетой кожу спины только так. Минуты четыре уходит на частичное восстановление, но нейросеть джоре уже успела взять крейсер под контроль. Еще четверть часа, закинув комбез в чистку, стою под душем, отмываюсь и давлюсь батончиками гематогена, лучшего средства для восстановления самочувствия в такой ситуации. Одновременно телепортацией из отдельного маленького ПП-кармашка со стазис полем переливаю себе собственную свежую без каких-либо консервантов донорскую кровь. Почти два литра потребовалось. Сушусь и напяливаю вычищенный комбинезон. Все, почти по Пушкину — как денди лондонский одет. То бишь, к бою готов. Ну, почти — все-таки устал неимоверно. Раздеваю с помощью дроидов арварцев — экипаж пять негров — и отправляю в длительное путешествие к Солнцу. К месту вспоминается Анна Герман: Гори, гори моя звезда. Частенько запускаю из памяти этот чудесный романс в исполнении талантливой певицы. Когда противники долетят, то сгорят в короне, совсем на чуточку, но подогреют мою самую любимую звездочку.

Только теперь выпускаю сестренок — смотреть на черножопых никак не полезно для душевного равновесия тонкой девичьей натуры.

— Идете на перехват вот этого крейсера, — указываю на яркую отметку на тактическом экране, — в бой не вступать. Корабли одинаковые, а опыта у вас пока нет. Задача остановить и держа на дистанции помотать арварцам нервы. Главное — хоть приблизительно сравнять скорости и вектора движения. Щиты при сближении держать на максимуме. Ну, а там уже я их на абордаж возьму.

Посмотрел, как Маришка устраивается в пилотском ложементе, и потопал в капитанскую каюту, уже вычищенную дроидами. Не успел устроиться в перестеленной постели, чтобы прикорнуть на полчасика, как заглянула Катеринка. Подошла, поцеловала, нежно провела ладонью по щеке и, сказав «Какой же ты у нас все-таки молодец», покинула помещение.



* * *
Подняла меня Сета через тридцать четыре минуты. Не сказать, что нормально отдохнул, но чувствовал себя более-менее готовым к новой работе. По-быстрому привел себя в порядок в маленькой туалетной комнате. Не досушив до конца отросшую шевелюру, натянул комбез и направился в боевую рубку, жуя на ходу уже не гематоген, а специальные высококалорийные батончики. Пил крепкий кофе и смолил сигарету уже в рубке, наблюдая, как мои сестренки довольно-таки умело играют в прятки с противником. Все-таки по пятый ранг поднятые боевые базы — виртуальный тренаж они с помощью Сеты уже давно освоили — это прилично по сравнению с типичным для арварского флота третьим рангом. Маришка пилотировала просто виртуозно, постоянно срываясь в слияние, откуда ее вытаскивал неугомонный Жорик при первой же возможности. То есть, как только в бою спадала высокая напряженность. Катеринка не хуже младшей сестры работала со щитами, периодически постреливая из главного калибра. Держала щиты врага на минимуме. Умудрилась уже сжечь у него треть активаторов энергозащиты.

Мой Симба уже десять минут «разгуливал» по крейсеру противника, передавая весьма актуальную информацию по ментоканалу. Приготовился — в обеих руках по офицерскому игольнику — и, поймав момент практически нулевой относительной скорости кораблей, телепортировался прямо в боевую рубку врага. Расстрелял арварцев за восемь десятых секунды. Сета за это время успела разобраться с искином. Н-да, напачкал прилично. Ничего, пока долетим до Фобоса, дроиды все вычистят от крови и разбрызганных арварских мозгов — стрелял-то в головы, стараясь не повредить комбинезоны. На Фобосе зашел в первую попавшуюся каюту, дал команду сменить на постели белье, разделся и, даже не помывшись, рухнул. Потом Сета сообщила, что почти сразу зашла Катеринка, заботливо подложила под голову подушку, укрыла меня одеялом и отправила комбез в чистку.

Продрых, иначе не скажешь, двадцать семь часов. Дуб-дубом! Не сообразил, что надо было для начала в медкапсуле «Стрижика» отлежаться. Дуракам наука. С другой стороны — первый раз такой способ десантирования на корабль противника применил. Не просто для меня первый — единственный пока случай за всю семитысячелетнюю историю Содружества. Ну не знают их псионы ничего о левитации с телепортацией. И просвещать их, во всяком случае, сейчас, совсем не намерен. Эта информация только для землян-джоре. Голодный как волк, проглотил пару питательных батончиков, тщательно вымылся под душем и, натянув чистые трусы — нашел в шкафу нераспечатанную упаковку подходящего размера — и вычищенный комбез, пошел для начала насиловать пищевой синтезатор. Уже набив до упора желудок, с чашкой неплохого кофе в одной руке и дымящейся сигаретой в другой, занялся инспекцией своих бойцов. Надо признать, что Левины с моими сестренками справились с большим объемом работы на отлично. Аппаратура гиперсвязи демонтирована и упакована в средний контейнер. Все имущество со складов тоже уже находилось в расставленных в ангаре контейнерах. Обрадовали две медкапсулы пятого поколения — старье, но с учетом немалого запаса картриджей, для сегодняшней Земли просто фантастика.

Теперь перед нами стояла новая задача — захватить подлунную базу противника. Ведь только там можно было взять довольно-таки вместительный средний транспорт седьмого поколения, способный прыгать достаточно далеко. У захваченных крейсеров трюмы были маловаты. Да и без промежуточной дозаправки до империи Галанте не дотянулись бы.

Но сначала связался с Димкой Слесаревым по ментоканалу. Тот уже две недели каждый день общался с матерью и давал поговорить с ней отцу и старшей сестре. Еще на двух братьев нейросетей, увы, не хватило. Ничего, приблизительно через полгода во много раз больше доставлю. Если, конечно, удастся с аграфами договориться. Сейчас же мне надо было поговорить с полковником — узнать реакцию уже выявленных арварцев на потерю связи с лунной базой. Гиперсвязь я глушилкой запретил, а радио не работала из-за предусмотрительно спровоцированного международного скандала. В наших рядах уже были не только офицеры практически всех родов войск, но и несколько генералов из тех, кому за державу обидно. Они-то и постарались, раздув мелочный в принципе инцидент у берегов Крыма. Сначала просто ноты протеста по линии МИДа, поднятые по тревоге в воздух боевые самолеты, включая ракетоносцы с тактическим ядерным оружием. Потом и до спутниковых систем радиоэлектронной борьбы дошло. Американцы, совершенно не понимающие, с чего это вдруг русские так раздухарились, ответили своими системами глушения радиоэфира. Они же потребовали срочного заседания Совбеза ООН, которое должно было состояться уже завтра. То есть на захват подлунной базы у нас оставались только одни сутки. Выявленные агенты арварцев в Российской Федерации внешне особого беспокойства не проявляли, всеми силами пытаясь загасить международный конфликт. В то же время один богатый радиолюбитель в Мытищах, оснащенный лучшим на данное время оборудованием, закупленным в заокеанской стране вероятного противника, почти непрерывно пытался связаться с неизвестным абонентом, но из-за орбитальных систем РЭБ обеих сторон конфликта, работающих сейчас на полную мощность, успеха в своих попытках так и не добился. Некоторые резиденты ГРУ отмечали подобные, но также безуспешные попытки, как во многих странах Европы, так и за океаном. Наибольшее число подобных радиолюбителей было отмечено в Великобритании.

Загрузил своих готовых к бою архаровцев в ПП-кармашек и понесся на «Стрижике» к Луне, оставив ПКО Фобоса под командой перепрограммированного искина в состоянии повышенной боевой готовности.

А вот сам захват подлунной базы арварцев прошел на удивление быстро и как по маслу. Прилунился на «Стрижике» вне пределов радио сканирования ПКО базы. Пробежался с включенным камуфляжем около двадцати километров. Затем еще триста метров прополз, пока не увидел за выступом реголита на валу вокруг кратера, где находилась база, крышку стартового ангара. Дальность прямой видимости на Луне не велика — жалких полтора десятка километров. А тут и пяти тысяч метров не было. Поэтому крышку различил отчетливо. Послал Симбу, через него осмотрелся в ангаре. Оттуда мой маленький друг переместился в бронированное помещение с искином, который «наевшись» Сеткиных троянов уже давно был готов к сотрудничеству. Биоискин с человеческим мозгом при полностью стертой памяти. Но программное обеспечение было изначально содрано с простейших устройств джоре. Потому-то Сета так быстро справилась с «убеждением» искина.

Выпустил из кармашка своих бойцов, тут же взявших командование над универсальными — абордаж/противоабордаж — боевыми машинами. Вообще, надо сказать, прикольно смотрелась младшая сестра — мелкая еще, но в одной руке тяжелый бластер, а в другой офицерский игольник.

Быстро, пользуясь целеуказаниями искина, обнаружили, обезоружили и раздели до исподнего всех врагов. Ровно тридцать восемь штук. Особо под направленными стволами боевых машин не посопротивляешься. Добавили трех раздолбанных во все дырки черных проституток — у арварцев почему-то считалось шиком трахать земных негритянок — и отвели всех под конвоем дроидов в пустой малый ангар, предназначенный для внутрисистемных ботов. Отказ энергозавесы посчитали случайностью, после чего ни на что не годный биоматериал был утилизирован. Затем начали организованный грабеж базы. Обнаружили три тысячи устаревших нейросетей пятого поколения. Обрадовались — ядра-то у всех из аграфской нынче линии джоре. То есть пусть очень не быстро, но подлежат коренной модернизации по образцу нейросети Катаржины.

Сначала на транспортник загрузили то содержимое складов, что могло пригодиться дома. Гордые оказанным доверием Левины перегнали его на один военный аэродром в Зауралье. Корабль, прикрытый энергокамуфляжем седьмого поколения, приземлившийся ночью, никакими земными системами обнаружить даже теоретически было невозможно. На аэродроме в это время находились только проверенные люди с нейросетями. Весь груз, включая почти девять тысяч пустых криокапсул, ушел в подземное секретное хранилище Министерства обороны. Какая-либо информация об этом хранилище была обоснованно изъята из министерства. Там, где это сделать было невозможно, появились отметки об обрушении свода из-за применения некачественного бетона. Государственная организация подрядчика плюс к неустойке, покрывшей все расходы на строительство, выплатила крупный штраф в фонд Министерства обороны. Загрузили на корабль все приготовленное Коржовым имущество.

Сестренки в это время перегнали оба боевых корабля на Фобос, предварительно заправив баки из имевшихся здесь хранилищ под пробку. Вернулись на малом транспортнике. Сам Костик отлучиться с подлунной базы не мог — Сета старательно перекачивала всю информацию с искина на внешние банки памяти, обнаруженные ранее на одном из складов.

Левины при возвращении из Зауралья — опять-таки ночью — привезли с собой еще два десятка человек с нейросетями джоре. В общем, с разграблением базы справились за какую-то неделю. Вывезли все что можно и нельзя, включая станционные реакторы и энергошины. Все системы ПКО уже давно были упакованы в контейнеры и загружены на транспортник.

Когда наконец-то международная обстановка пришла в более-менее стабильное состояние и обе стороны прекратили подавлять радиоэфир на планете, пара новейших российских разведывательных спутников засекла ночной старт из пригорода Ноттингема (церемониальное графство Ноттингемшир) малого внутрисистемного бота, пригодного для доставки с планеты на Луну до пяти тонн груза. Какими-либо другими современными средствами оптической, тепловой и радиоразведки бот, оснащенный системой энергокамуфляжа первого поколения, обнаружен не был. В считанные десятки минут маленький кораблик ушел в полет по направлению к Луне и скрылся на ее обратной стороне. Ровно через сутки бот вернулся и приземлился в месте старта. Причиной же обнаружения бота только этими разведспутниками были небольшие пассивные сканеры, установленные на них перед самым стартом ракеты-носителя «Спичка» — конверсионной версией устаревшей баллистической ракеты «Булава-М3» с разгонным блоком «Вертикаль-4». Штучное производство этих пассивных сканеров было начато меньше месяца назад по предоставленным Костиком чертежам с подробным описанием всех технологий на ОПТЭКСе, филиале Ракетно-космического центра «Прогресс». По классификации Содружества эти сканеры относились к давно устаревшему третьему поколению.

Много лет спустя выяснилось, что бот прилунился у самой базы. Экипаж бота, вынужденно загерметизировав комбезы, долго бродил по помещениям базы, пытаясь обнаружить хоть какие-либо следы оборудования, но наблюдал только голые стены. Хуже всего обстояло дело с подлунными хранилищами рабочего тела и хладагента. Вскрытые они не смогли удержать сжиженные жидкости, и те полностью испарились. Не обнаружив ничего, что могло хоть как-то объяснить загадочное случившееся, арварский экипаж погрузился на бот и через сутки вернулся обратно в пригород Ноттингема. Очевидно, что двукратный не выход на гиперсвязь через цепочку ретрансляторов, должен был вызвать прилет в Солнечную систему крейсеров из группы обеспечения ближайшей базы заправки и обслуживания транспортников. Но лететь им было минимум три недели.


* * *
Вернулись домой усталые, но довольные. Каково же было удивление девчонок, когда маленький Костик, которого все это время нянчила Наталья Коган, сначала полез на руки к старшему брату и только потом великодушно подставил свои румяные щечки для поцелуев сестер.

— Вот что значит настоящий мужчина в доме, — немного грустно констатировала Маришка. Но потом принялась тискать младшего братика с не меньшим энтузиазмом, чем ранее.

Костик, поцеловав подругу, вручил ей подарки. Наташка принялась тут же примерять их. Никого не стесняясь, под пристальным заинтересованным взглядом Костика-маленького, разоблачилась донага, осмотрела со всех сторон космотрусы, натянула их, покрутилась перед зеркалом и только потом принялась за комбез. Под руководством обеих сестер подгоняла и настраивала цветовую гамму и отделку очень долго.

Костик-большой, не выдержав этого издевательства над здравым смыслом, ушел в свою комнату и принялся за работу. Предстояло изучить архивы, скачанные с искина базы. Сначала вместе с Сетой обнаружил временно законсервированный топливный заводик со всеми необходимыми шифрами и паролями доступа, плавающий в водороде и гелии верхних слоев атмосферы Юпитера. Ну не совсем топливный — основной продукцией завода было рабочее тело для разгонных с маршевыми двигателей и хладагент, необходимый для работы систем отвода лишнего тепла. Обрадовался и, связавшись по ментоканалу с группой, работавшей на Фобосе, распорядился отправиться на транспортнике за заводиком. Одновременно, уже зная из архива ориентировочное время прилета контрольной группы арварских крейсеров, поторопил. Демонтаж базы на Фобосе должен быть закончен не позже, чем через две недели.

Вновь принялся за архивы и огорчился. Точнее, ужаснулся — в настоящее время, то есть в начале второй половины двадцать первого века, на Земле в агентурной сети как резидентов арварского СБ, так и людоловов насчитывалось двести восемьдесят семь тысяч человек. В приложении — поименный список. Плюс — списки землян, по тем или иным причинам работающих на Госкорпорацию «Шуна». И так-то немаленький объем предстоящей работы возрос многократно. В любом случае для нейтрализации арварской агентурной сети с предварительным взятием под контроль ядерного оружия, необходимо было обеспечить сравнимое число обученных людей с инсталлированными нейросистемами. Где раздобыть такое количество нейросетей Костик не представлял. Вопрос жизни и смерти девяти с половиной миллиардов людей — всего населения планеты Земля.



Глава 7


— Нет, — терпеливо объяснял Костик, — ты не понял. Не ты будешь подчиняться полковнику Коржову, а он будет безоговорочно выполнять любые твои распоряжения.

Близорукий — врожденная миопия, минус пять диоптрий — Вадик Гольдбаум двадцати двух лет отроду. Бездельник, каких свет не видывал. Лоботряс! Еще и упрямый, как накормленный осел. Тощий высокий парень. Все что умел ранее, это резаться на компьютере в различные игрушки. Стал сиротой в четыре года — родители пропали без вести во время туристической поездки в Египет. Бабка, отнюдь не бедная женщина, в единственном внуке души не чаяла. Неизлечимый порок сердца выявили слишком поздно для радикального лечения. С другой стороны — мальчик просто слишком быстро уставал. В результате в школу так и не пошел. В основном сидел дома в интернете, запоем читал фантастику и фэнтези, где неизлечимо больных маги излечивали одним движением пальца, и перебирал слишком простые для него компьютерные игрушки, пытаясь найти хоть что-то поинтереснее. Разве что бабка, считающая, что ребенку обязательно нужен свежий воздух, при наличии хорошей погоды обязательно выгоняла в маленький садик под окнами. Вынужденно в совершенстве изучил письменный английский. В военкомате при постановке на учет немедленно получил «белый билет». Вундеркинд — из простого любопытства за несколько месяцев в девять лет с помощью интернета освоил почти весь курс средней школы. Почему почти? Потому что изучал только то, что было интересно. В первую очередь математику, физику, химию и основы программирования. Вот на последнем предмете не остановился и пошел дальше, все более скатываясь в хакерство. Что интересно — ни разу не попался, так как деньги его не особо интересовали. До недавних пор девственник — из-за больного сердца при плотном общении с «Дунькой Кулаковой» терял сознание задолго до возможного оргазма.

Костик сам не понял, что заставило его посмотреть на тощего очкарика, самозабвенно режущегося в какую-то игрушку на навороченном ноутбуке. Разве что чуйка поспособствовала. Продиагностировал взглядом и охренел. Уникум! Базовый ИП двести семьдесят четыре единицы, нейроактивность двести сорок одна, ментовозможности зашкаливают — «А-5» без какого либо обучения. На всякий случай проверил наличие необходимого генотипа. Есть! Не раздумывая, подошел и положил ладонь на голову. Мечтатель. Подсознательно за возможность стать не хуже, чем другие, был готов отдать свое будущее многодесятилетнее прозябание в обмен на полгода-год нормальной жизни. Да даже всего на пару месяцев хотя бы… В чем-то очень был похож на самого Константина, того прежнего, каким был до медкапсулы. Ничего не спрашивая, приказал «Замри» и инсталлировал телепортацией лежащую в ПП-кармане «дежурную» нейросеть джоре. Вручил симбу ничего не понимающему Вадику, распорядившись крутить в пальцах. Затем пообещал парню абсолютное здоровье в ближайшее время. Вадим поверил сразу — его чуйка была ничуть не хуже чем у Гуревича.

— Придется очень много работать, но ты справишься, — объяснил, что делать, если почувствует слабое жжение в глазах.

— Я его всегда чувствую и отнюдь не слабое, — хмыкнул Вадик, неловко попытавшись ухватить падающий ноутбук.

— Тогда просто ждем, — ответил Костик, успевший схватить готовый разбиться об асфальт девайс в самый последний момент. Закрыл и положил рядом на скамейку. Протянул выуженный из ПП-кармашка наручный искин. — Держи и надень на руку. Вот как нейросеть запросит разрешение на подключение, значит активировалась.

— Нейросеть? Это как в фантастике?

— Круче! Но жрать будет хотеться первое время круглые сутки.

Нейросеть активировалась через двадцать минут. Но никак не запросом на подключение наручного искина, а требованием набить желудок максимально возможной по калорийности пищей и затем занять горизонтальное положение — у носителя катастрофические проблемы со здоровьем, которые необходимо устранить как можно быстрее. Одновременно Вадик ощутил голод, какого никогда раньше не испытывал. Передал требование Костику словами — только что активировавшаяся нейросеть категорически отказывалась отвечать на внешние вызовы.

— Дуй домой, — улыбнулся парень, — увидимся.

Бабушка, вязавшая что-то любимому внуку, услышав «Ба, есть хочу», опустила очки со лба на переносицу, внимательно посмотрела на Вадика, бросила вязание и, выставив на стол хлеб, масло и колбасу с сыром, принялась за разогрев вчерашнего гуляша. Потом с любовью и умилением смотрела, как ее обожаемый мальчик в темпе наворачивает мясо с овощами.

Через два дня Вадик торжественно переломал и выкинул в мусорное ведро очки, подхватил бабку на руки, покрутился с ней немного и, поставив на ноги, заявил: — Ба, ты не поверишь, но я опять хочу есть.

Старушка перекрестилась и направилась на кухню разогревать телячьи котлеты с гречей, размышляя на тему увеличения запаса продуктов. У нее появилось большое сомнение, что сделанных вчера недельных закупок хватит до завтра.

Только после второго обеда нейросеть соизволила подключить блок связи.


* * *
Сидел, пил кофе, курил и думал. Перед ним были два биоискина в своих цилиндрических корпусах. Искины были установлены в демонтированные с Луны и Фобоса штатные шахты. Другое дело, что к информационно-командным шинам этих шахт в качестве эффекторов были подключены только обычные мониторы со встроенными динамиками, оснащенные видеокамерами с микрофонами. Какие-либо другие системы связи отсутствовали. Сета несколько часов потратила, чтобы заменить операционную систему искинов. Арварская, превращавшая человеческий мозг в сверхмощный компьютер, естественно не устраивала. Скомбинировала из выкопанных из глубин своих бездонных банков памяти программ систему, схожую с программным обеспечением нейросетей джоре. В то же время информация из памяти самих искинов не была стерта.

Поставил пустую чашку на блюдце, загасил докуренную почти до фильтра сигарету и подал питание. На своих внутренних резервных аккумуляторах искины нормально работать не могли, переходили в режим ожидания с минимальным энергопотреблением.

— Как это понимать? — раздался вопрос на интере от левого экрана, подключенного к бывшему биоискину восьмого класса. Картинка на экране отсутствовала. На второй монитор сигнал из шахты не поступил. Вероятно, слушает и, сравнивая с информацией из памяти, анализирует ситуацию.

— Вам обоим понятно, что раньше вы были биоискинами?

— Другого вывода из имеющейся в памяти информации сделать нельзя. Но нынешний статус непонятен.

— Для начала вы должны узнать технологию производства биоискинов, — Костик подробно выложил все, что ему было известно.

Динамики и микрофоны были очень широкополосными. Полоса рабочих частот простиралась до восьмисот килогерц. Естественно парень ультразвуковых колебаний не слышал, но его нейросеть джоре уверенно констатировала создание канала связи между шахтами. Бывшие биоискины о чем-то усиленно совещались. Костик улыбнулся и отдал команду техническому дроиду связать информационные шины специальным оптоволоконным интерфейсом.

— Спасибо, — раздалось опять от левого экрана. — Значит, когда-то давно мы были людьми? Нас принудительно изъяли с планеты, которая раньше именовалась Грязью, а ныне в полном соответствии с самоназванием населения Землей. Затем агрессоры лишили тела, памяти и превратили в мощные вычислительные системы.

— Очень точное определение тех, кто сотворил с вами такое, — кивнул головой парень.

— Восстановление исходной памяти возможно?

— Нет, — с подсказки Сеты ответил Костик. — Точные сведения на это тему отсутствуют, но анализ имеющейся информации позволяет сделать однозначный вывод, что арварцы никогда не сохраняли огромные объемы данных, скачанных из памяти людей. Более того, космическая станция, где проводились все работы, уничтожена.

— Восстановление тел? — немедленно был озвучен новый вопрос.

— Теоретически получение точной генетической информации из нейронов мозга возможно — ДНК в наличии. То есть, вырастить новый организм особой сложности не представляет. Но сначала необходимо вернуть мозг к первоначальному человеческому виду, убрав все последствия варварской арварской технологии по превращению коры человеческого головного мозга в вычислительную систему. С научной точки зрения особой сложности не предвидится, хотя объем работы предстоит немаленький — никакие исследовательские работы на эту тему никогда не велись. Как сами понимаете, заказывать их в Содружестве нельзя. На Земле мало того что пока недостаточен уровень знаний, так еще и агентурная сеть арварцев не позволит.

Пауза была короткой — миллисекунды, но контрольный огонек оптоволоконного интерфейса объема передаваемой информации в обе стороны вспыхнул очень ярко.

— Вы, Кост Гур, объявленный «Врагом государства», пытаетесь склонить нас на свою сторону в провозглашенной вами войне против Арварской империи?

— Точно так, — согласился парень, поражаясь скорости анализа и получения правильного вывода. — Но прошу обращаться ко мне по полному имени.

— Константин, каковы гарантии, что после возможной победы вы приложите хоть какие-то усилия для решения наших и только наших проблем?

— Только мое слово.

Опять короткая яркая вспышка.

— Как мы можем подтвердить абсолютную лояльность к вам?

Логичный с точки зрения вычислительных систем вопрос.

— Я могу исследовать вашу биологическую память. Интересует только время нашего разговора. Но сделаю это не ранее получения вашего добровольного согласия на такую проверку.

Еще вспышка и одно слово: «Действуй».

Сначала отключил внешнее питание, подававшееся на цилиндры с системами жизнеобеспечения и живыми мозгами. Костик еще не успел загерметизировать комбез, как почувствовал запах впрыснутых в маленькое помещение антисептиков. Во всяком случае, этанол, то бишь обычный спирт, ощущался отчетливо. Сначала пришлось растолковывать управляющей системе комбинезона, что руки должны быть голыми — нештатный режим. Затем засучил рукава и покрыл из аэрозольного баллончика кисти тонкой защитной пленкой. Защищать требовалось не руки, а исследуемые объекты. Дроид за это время успел раскрутить крепеж и снять крышки с обоих цилиндров. На погружение ладоней в специальную жидкость и касание обеих половин коры головного мозга ушли секунды — проверить требовалось только последние минуты. Другое дело, что за эти секунды Костик вымотался так, как будто многие часы непрерывно работал головой на пределе возможности — слишком сильно отличался мозг биоискина от мозга обычного человека. Хорошо хоть, что второй объект проверки был чуточку проще — не восьмой, а шестой класс. Пока приходил в себя и отмывал руки, крышки с новыми прокладками уже были вновь установлены на место и надежно закреплены. После включения питания подтвердил благонадежность бывших искинов.

Первый вопрос был очень показательным: — Что мы можем сделать, чтобы приблизить время нашей общей победы?

— Может быть, для удобства общения вы выберете себе имена? — для начала предложил парень.

И опять короткая вспышка огонька на коробочке интерфейса связи.

— Раймонд, — прозвучало от левого экрана.

«Раймонд Роббинс — очень известный случай амнезии в тридцатых годах прошлого века» — подсказала нейросеть джоре.

— Ансель, — услышал от правого.

«Ансель Борн — тоже амнезия и тоже в Америке, только в девятнадцатом столетии».

Костик сориентировался и продолжил: — Мне нужен координатор и советник для моего помощника на Земле. Для тебя Раймонд это почти привычная работа.

Перевел взгляд на по-прежнему пустой правый экран: — То же самое, но на другой планете.

— Принято! — согласие прозвучало практически одновременно.


* * *
— Клянусь служить Земле, только Земле и во имя Земли, — задумчиво повторил полковник. Потом улыбнулся: — Где надо расписаться кровью?

— В своей нейросети, — серьезно ответил Костик. — Специальная программа, которая в случае попадания в плен к арварцам полностью сотрет твою память и вызовет ураганное форматирование всех банков памяти нейросети. В закладках выставляется под высшим приоритетом. Контролировать будет Раймонд. Запуск программы — это смерть, так как стирается все, включая безусловные рефлексы.

— Вот значит как? — улыбка сменилась обратно на задумчивость. Впрочем, почти сразу появилась решительность: — Я готов.

— Сначала соберешь своих людей, растолкуешь им все, только после этого добро пожаловать в резервный центр ФГУП ГЦСС[11], благо туда уже подключили прямой оптоволоконный канал связи с Раймондом. Вот там перед строем и присягу примешь, и бывший искин тебе программу загрузит с прописью высшего приоритета в закладки.

— Понял. Слушай Константин, у меня тут ребятки стяг нарисовали. Верху широкая горизонтальная полоса цвета крови с иероглифом на языке джоре, символизирующим их цивилизацию. Кровавая полоса плавно переходит в основное поле — черное звездное небо с крупным изображением пылающего Солнца, частично перекрытого голубой Землей с легко узнаваемым Евразийским материком и Африкой, — полковник по шифрованному каналу сбросил картинку.

— Почему кровь и почему джоре? — остальное вопросов не вызывало. Хотя и спрошенное в первом приближении было понятно.

— Ну так нашу планету они и на оптимальную орбиту вывели, терраформировали по образцу своей материнской и для начала заселили. Даже во мне их кровь присутствует. В любом случае версию твоей Сеты о появлении Земли в ее нынешнем виде все наши уже приняли, как неоспоримую.

— Выглядит красиво, — не стал спорить Костик, еще раз посмотрев на флаг, — впечатляет. С Тамарой Слесаревой посоветуйтесь. Утвердит — принимайте.

— Уже поговорили. В том числе о форме власти будущего государства, которое когда-нибудь обязательно объединит все население нашей планеты. Все вместе здесь обсуждали — никаких возражений, — вскочил и вытянулся по стойке смирно: — Сир, требуется лично твое утверждение государственного флага и гимна.

— Да чтоб вас… — ругнулся парень, понимая, что от этой ноши ему уже не отвертеться. — Сядь, — указал рукой на только что опустевшее кресло, — флаг утверждаю. В конце концов, можно будет и подправить при необходимости. А с гимном что?

— Слов, которые всех бы устроили, пока не подобрали. А вот мелодия… Ничего в голову, кроме гимна СССР-РФ на музыку Александрова не лезет. Может просто с детства привыкли, но согласись — торжественная. Решили пока без текста. Выбрали исполнение на церковных колоколах[12]. Вот послушай, — тут же раскрыл ноутбук и нашел в интернете.

Костику понравилось. Два раза запись прокрутил, потом согласно кивнул: — Годится.

— Командир, так может по присутствуешь на принятии присяги. Я всем уже циркулярку сбросил — ребята потом гордиться будут.

— Куда теперь от вас денешься, — тяжело вздохнул парень.

Через два дня он с девчонками и маленьким Костиком на руках стоял на небольшом возвышении в зале резервного центра и смотрел, как строятся люди. Смогло прийти более трех сотен человек — у всех были установлены нейросети. Все, кто при этом жил или работал в столице России. Большинство в форме военнослужащих Российской Федерации. На самом парне и его сестрах были пилотские комбезы. Черные со строгой серебряной отделкой. На груди и левом плече еще не утвержденный стяг государства. На младшем брате внешне такой же, только из обычной ткани. Девчонки вчера нашли мастера, который за несколько часов сваял по образцу детский комбинезончик нужного размера.

— Равняйсь! Смирно! — скомандовал полковник, хотя в строю и генералов хватало. Воздел ладонь к виску, повернулся через левое плечо и, печатая шаг, подошел и встал строго напротив парня: — Товарищ Верховный главнокомандующий…

Константин, не выпуская годовалого Костика-маленького, сидевшего на левой руке, тоже отдавал честь, благо на голове была черная пилотка. Сей головной убор вышел из рук того же мастера, что одевал братика. Обеспечил пилотками всю семью. Вспомнился вдруг очень старый фильм[13] конца двадцатого века, где будущий Николашка-второй сидел на коне перед отцом Александром-третьим прозванным миротворцем. Отдавал честь и думал: «В армии не служил, уставов не знаю, а туда же — Верховным главнокомандующим кличут». Дождался окончания рапорта, повернулся и под бой колоколов гимна сделал три шага к высокому маленькому столику с двумя листами гербовой бумаги с водяными знаками — когда только успели? — подписал оба документа красной тушью. Положил обратно в толстую кожаную красную же папку. Повернулся лицом к залу и поднял над головой, демонстрируя всем. Троекратное Ур-р-ра гулко пронеслось по залу. Первые два указа о стяге и гимне еще не существующего государства были приняты. На огромном во всю стену громадном экране — кто интересно с Содружеством по ментоканалу связался? Впрочем, уже хватает на Земле людей, способных на это — стояли и отдавали честь бывшие рабы.

В зале были расставлены в ряд несколько столов. К центральному первым подошел… нет, не полковник и никто из генералов. Первым подошел высокий худощавый парень в строгом костюме и с длинными до плеч распущенными волосами цвета благородной платины. Выдернул из подмышечной кобуры — пиджак предусмотрительно застегнут не был — офицерский игольник, левой рукой схватился за ствол.

— Я, гражданин Земли, принимаю Присягу и торжественно клянусь… — а сколько этого упрямца пришлось уговаривать! Ну, ведь все жилы вытянул при том разговоре. Константин прислушался. Текст торжественной клятвы с его точки зрения получился несколько пафосным, с упором на ответственность. С другой стороны — а может так и надо? Вгляделся в Вадика. Тот, судя по виду, все-таки был горд оказанным доверием: — Клянусь служить Земле, только Земле и во имя Земли! — переложил оружие в левую руку, наклонился и подписал. Убрал игольник в кобуру и, стараясь тянуть ногу, поднялся на возвышение и встал рядом с Костиком. «Гражданская штафирка, — хмыкнул про себя парень. — С другой стороны я сам не далеко от него ушел. Всего-то в паре боев поучаствовал».

«Паре боев с многократно превосходящими силами противника» — добавила на удивление серьезная сейчас нейросеть джоре.




* * *
— Я через неделю отбываю в Содружество. Остро требуется кто-то здесь на Земле, кто сможет быстро въехать в ситуацию и взять руководство людьми в свои руки.

— Почему ты говоришь это именно мне? — на лице Влада была смесь сомнения, удивления и неприятия — он, кажется, уже догадывался, о чем пойдет речь.

— Понимаешь, — Костик задумался, не зная как правильно объяснить, — у каждого человека есть свои тараканы в голове. Каждый, кто-то больше, кто-то меньше, но все, практически без исключения, имеют свои бзики. Кто-то зациклен на верности, другой считает себя благородным и смотрит на окружающих свысока. У каждого свой взгляд на окружающую действительность. При оценке ситуации и последующем принятии решения эти взгляды могут привести к ошибке. А ошибка в нашем деле, это, по сути, смерть. Не кого-то одного, а всего населения Земли. Ты же у нас — чистый лист, так как практически не жил еще по-настоящему. Как следствие — будешь достаточно объективен. Сможешь учиться и одновременно решать чужие проблемы, никак не свои. Плюс — у тебя очень сильное чувство предвидения, хотя пока не очень-то и развитое. Ну и то, что у тебя природные данные феноменально высокие, также имеет огромное значение.

— А сам? А твоя семья? — немедленно спросил Вадим.

— На нас не смотри. Мы с этой точки зрения — искусственные. Кроме, разумеется, Катюшки. Ну и в любом случае через неделю никого из нас здесь уже не будет.

— В одном ты точно прав — я ничего о настоящей жизни не знаю. А потому совершенно не гожусь на роль вице-короля, — ох и ехидная улыбочка была в этот момент у Вадика, — да и не желаю.

— Вот этим-то ты и хорош! Не будешь даже подсознательно переделывать нынешнюю жизнь на планете. А то некоторые, не буду показывать пальцем, возомнили себе, что вправе и имеют возможность уже сейчас переделывать мир под свои хотелки. Рано и нельзя! Так что твоя основная задача — стабильность. Нет желания? А разве тебя кто-то спрашивает? Да пойми, дурья твоя башка, хотя и с бешенным ИП, у нас здесь основные действующие лица — военные. Вояки, которым нужна одна победа. Но мы еще совершенно к ней не готовы. Я именно о победе говорю, хотя к самой войне нам еще готовиться и готовиться. И вообще — все это политика. Как давно известно — весьма грязная штуковина. Но основное — не дело военным с их амбициями в политику лезть. Как говорили когда-то — в калашный ряд.

— Со свиным рылом? — не преминул съязвить Вадик.

— Именно, — подтвердил Костик. Не хотелось ему так говорить о доверившихся ему людях, но куда от этого упрямого типа денешься? — Так что лучшей кандидатуры, чем ты у меня, увы, нет.

— Увы? — по-прежнему улыбаясь, подколол Гольдбаум.

— Надо, понимаешь надо! — с нажимом произнес парень. — Потому и не спрашиваю твоего желания, а по сути, приказываю. Или тебе все равно, что будет с землянами завтра? Со всем населением нашей планеты?

— Ну если ты так ставишь вопрос… — задумчиво протянул Вадим.

«Согласился уже, хотя сам этого еще не понял, — подсказала нейросеть джоре. — Додавливай».

«Нет, не надо, — в поле зрения рядом с Сетой вдруг появилась статная, высокая, очень красивая и даже на взгляд сильная девушка джоре в пилотском комбезе „в облипку“, демонстрирующим как весьма аппетитные формы, так и отсутствие нижнего белья, — я сама со своим носителем разберусь. Будет работать как миленький! Куда он от меня денется?»

«Привет, сестричка! Знакомься, любимый — Ника, богиня победы. По совместительству — нейросеть нашего упрямца» — девушки обнялись, приникнув друг к другу в горячем поцелуе. Никак не сестринские объятия…

— Все понял относительно Вадима. Брысь обе с глаз моих. Не до вас сейчас, — девушки, держась за руки, с хохотом исчезли из поля зрения.

— Но командовать полковниками и генералами… Будут ли слушаться какого-то мальчишку с белым билетом? — неуверенно спросил Вадик.

— Куда они денутся с подводной лодки? — пошутил Костик. — Дашь команду Раймонду, он всецело в твоем подчинении, разберется с вояками. Кстати, у него со дня на день ментосвязь проснется. Да ты и сам уже сейчас до Содружества с легкостью дотянешься. Поговоришь с Тамарой в случае чего. Она женщина опытная — посоветует, что и как делать в сложной ситуации.

— Могет быть, могет быть, — задумчиво протянул свежеиспеченный вице-король.


* * *
Маленький и слабый по нынешним меркам Содружества конвой набирал скорость, удаляясь от Солнца и Земли, чтобы уйти в свой первый прыжок. Костик разослал по всем кораблям свои навигационные расчеты прыжка и огляделся. Галина Левина лежала в ложементе среднего транспортника в слиянии. Ее муж Владимир сидел за совмещенным пультом стрелка-оружейника и щитовика. Сканеры возможного противника не фиксировали, поэтому мужчина был чуточку расслабленным. Катеринка сидела в кресле перед капитанским пультом с младшим братиком на коленке и играла с ним в лошадки. Маришка, устроившаяся перед пультом контроля энергосистемы и двигателей, больше наблюдала за сестрой и маленьким Костиком. Знала, что при малейшем отклонении параметров от нормы сигнал придет к ней на нейросеть, потому и не глядела на экран, куда выводилась основная для инженера информация. В последний день на Земле девчонки осваивали профессию закройщика — разобрали пилотский комбез самого маленького размера на отдельные элементы и с помощью специнструмента отрезали все лишнее, чтобы при сборке получился полноценный детский комбинезон с внешним управлением. Как ни странно, но у них все получилось с первого раза. Автоматически срабатывал только режим герметизации при любой опасности для ребенка. Все остальное контролировали нейросети старших в семье. Теперь мальчонка щеголял в полноценном комбезе. Разве что планки для знаков специальностей и крепления для личного оружия отсутствовали. На груди и левом плече были выведены знаки принадлежности в виде маленьких государственных флагов, а на золотых генеральских погонах при отсутствующих звездах были эмблемы — родная планета на фоне Солнца в обрамлении дубовых листьев. Константин посчитал неразумным присваивать себе и своим ближайшим родственникам какие-либо воинские звания. Да и присягу они не принимали. Если качественно проанализировать ее текст, то станет понятно, что принимающий присягу клянется в верности государству в лице его высшего руководителя. Клясться в верности самому себе? Абсурд.

Впереди разгонялся средний транспортник. Сзади практически впритык — ну что такое дистанция в три сотни километров при космических расстояниях? — шел малый, окруженный четырьмя крейсерами. Казалось бы, глупость держать на самом опасном месте ордера практически невоенное судно, имеющее только оборонительные турели противокосмической обороны? Если только не учитывать поколения кораблей. То есть время разработки и уровень примененных технологий. Средний транспортник и остальные корабли конвоя разделяли по этим показателям тысячи лет. Нет, возраст самих кораблей был значительно меньше — самый старый из них, малый межсистемный транспорт, был выпущен с арварских верфей двести семьдесят лет назад. При своевременном обслуживании, замене отслуживших свое блоков и систем строго по срокам регламентных работ — полностью исправное судно. Но вот цены в зависимости от поколений отличались в сотни раз. Считалось что здесь, в Солнечной системе, и давным-давно устаревшее четвертое поколение избыточно. Против кого воевать-то? Земляне ближний-то космос, то есть звездную систему начали, нет, не осваивать, а лишь только исследовать. Потому и разгонялся первым средний транспортник седьмого поколения на двадцати восьми процентах от номинальной тяги, держа свои многочисленные турели ПКО в дежурном режиме. Каждая турель по совокупной мощности удара превышала огневую мощь главного калибра крейсеров почти вдвое. До системы с похожей на Солнце звездой и пригодной для жизни планетой было три гипер прыжка. Это «Стрижик», рейдер тринадцатого поколения, сейчас закрепленный в ангаре транспортника, мог одним махом долететь туда. Крейсера с малым транспортным судном на подобное были не способны. Да и среднему транспортнику седьмого поколения потребовалось бы два прыжка.

Через одиннадцать стандартных суток вышли из гипера в двух десятках астрономических единиц от цели. Еще через семь часов Галина Левина вывела судно на относительно низкую — восемьсот двадцать километров — экваториальную круговую орбиту планеты. Весь экипаж и пассажиры столпились в ангаре и через мерцавшую зеленью энергозавесу разглядывали поверхность.

— Назвать как-то планету надо, — высказалась Наталья Коган, и все вдруг уставились на Костиков — младший привычно устроился на левой руке старшего.

— Ну, так предлагайте варианты, — пожал плечами парень.

— Не-а, — покрутила головой из стороны в сторону Маришка, — имена планетам во все времена давали первооткрыватели. Так что давай, братец, рожай.

Задумался ненадолго: — Когда-то скандинавы называли Русь словом Гардарики. Можно перевести как «Страна городов». Будем надеяться, что на этой планете их будет немало.

— В современном русском звучит как многочисленное прилагательное, — с некоторым сомнением протянула Катеринка.

— Пусть будет просто Гардарика, — не стал спорить Костик.

— А первыми царями на Руси были скандинавские конунги, — хмыкнула язвительная Наташка. — Так что ты у нас нынче Конунг Гардарики. Землю когда еще отвоевать получится, а здесь под ногами нецелованная, можно сказать, планета категории минимум «А+», — ушла ненадолго в себя. Затем выдохнула: — Я по ментоканалу скинула Вадику на Земле и Тамаре в Центральные миры. Еле туда дотянулась. Посовещаются и сообщат.

— Я уже заранее ответ знаю, — рассмеялась младшая сестра. У нее с предвидением все было просто прекрасно. — Так что, братик, отныне ты наш Конунг. А ты, мелкий, — подошла и вытянула изо рта младшего с упоением обсасываемый палец. Достала из кармана салфетку и вытерла насухо, — ты нынче его высочество принц Гардарики.

— Принц я? Ты? — ткнул освобожденным пальцем в сестру.

— Прынцесса на горошине, — важно объявила Левина. И сама же возглавила хохот на весь ангар.


* * *
Выбрали подходящее место для будущей столицы планеты довольно-таки быстро. Костик вывел из ангара «Стрижика» и просветил Гардарику его мощными сканерами, четырежды облетев планету на низкой орбите, одновременно картографируя ее. Сначала предпочли самый большой континент, захватывающий частично южное полушарие, но в основном простирающийся с востока на запад почти на треть планеты. Приглянулось большое лесистое плато на западном берегу полноводной реки. Приглянулось тем, что поднималось на полсотни метров над уровнем моря. Тем более что море было всего в восьмидесяти километрах ниже по течению Катеньки, как почему-то назвал реку Костик-маленький. Тут уж разгорелось целое соревнование по наименованию различных объектов. Будущую столицу назвали Константиноградом. На попытку возмущения парня отболтались, что якобы не в его честь. Вовка Левин подкинул смеющегося малыша, показал на плато и продекламировал из Пушкина: — «Здесь будет город заложен на зло надменному соседу». Твой город.

— Мой? — вопросительно протянул ребенок. — Дай!

Работа закипела — Костик поторапливал. Сначала просто выжгли разгонниками малого транспортника практически плоский верх низкой почти безлесной так называемой столовой горы — варварство, конечно. Но, во-первых, местная древесина ни на что не годилась из-за отвратительных прочностных характеристик. С другой стороны вся местная фауна была приговорена. Выдержать конкуренцию с высшими растениями, привезенными с Земли, она никак не могла. Сдули с каменистой поверхности факелами тех же разгонников пепел. Загасили оставшиеся по краям пожары и заодно остудили речной водой землю, используя для этой цели заправщики. Как-никак по полторы тысячи тонн танки для рабочего тела и хладагента вмещали. Чуть подсушили, опять используя разгонники. Верхний слой превратился в огромную относительно ровную покрытую запекшейся коркой земли площадку. На ее край немедленно приземлился средний транспортник, раскрыл огромные люки и опустил аппарели. Тут же большие погрузочно-разгрузочные дроиды, оснащенные гравитаторами, принялись под управлением малых искинов разгружать судно. На глазах росли ряды невысоких пирамид из контейнеров с оборудованием снятым с двух арварских баз в Солнечной системе. Земная техника выгонялась своим ходом. Собранные Коржовым запасы — тоже в контейнерах, но на сей раз привычных, маленьких по сравнению с инопланетными — выгружалась отдельно.

Почти сразу принялись за сборку больших ангаров. В первом установили малый станционный реактор со всей необходимой обвязкой. Протянули силовые с информационными шины. Только потом начали расстановку по размеченным участкам криокапсул. Та еще работенка — отключи от бортсети транспортника, погрузи, довези, аккуратно установи и подключи. Причем все это желательно быстро — криокапсулы были отнюдь не новые, встроенные аккумуляторы у некоторых были откровенно дохлые. Но справились, не потеряв ни одного пока еще раба из более чем четырех тысяч человек. Шесть ангаров заполнили почти полностью. В седьмом — рекреационная зона с помывочным блоком, кухней, небольшой столовой, складом одежды и главное — единственной привезенной на Гардарику медицинской капсулой. Здесь же был установлен Ансель с несколькими дублирующими друг друга блоками внутрисистемной гиперсвязи и обычными УКВ радиостанциями, настроенными на диапазоны работы рабских ошейников. Впрочем, со сборкой и оснащением последнего ангара не очень-то и торопились. Все равно для новопоселенцев Гардарики еще не было ни жилья, ни работы. Да и будить всех сразу никто не собирался — только малыми группами по мере возможности.

Разгрузили средний транспортник за пять суток. Прощальный ужин получился каким-то грустным. Все остающиеся на Гардарике — сорок семь человек, включая троих джоре — отчетливо понимали, что на годы будут оторваны от Земли. Конечно, достаточно скоро население увеличится на четыре тысячи с небольшим человек, но это все равно мало для нормального общества.

Поднялись на геостационарную орбиту, выгрузили топливный заводик — раньше на это просто не было времени — практически досуха опустошили баки висевших здесь без экипажей законсервированных крейсеров и ушли в разгон к первой цели. Даже не смотрели, как почти пустые заправщики буксировали заводик к ближайшему газовому гиганту.


* * *
Трое суток первого прыжка пятеро учились и тренировались, а кто-то один оставался с маленьким Костиком. Вышли из гипера на самом краю гравитационного колодца звезды, то есть не так уж и далеко от центра системы. Системы, в которой была маленькая автоматическая боевая станция арварцев. Каждая такая станция была оснащена достаточно чувствительными сканерами, оборудованием энергокамуфляжа, неслабыми щитами, мощным комплексом ПКО и главное — относительно современным ретранслятором межзвездной гиперсвязи. Ансель сразу после перехода на сторону землян передал координаты и все необходимые пароли для подхода к этим станциям, расположенным цепочкой на прямом маршруте от империи Галанте к Земле. Запрос на стыковку, трансляция распоряжения на регламентные работы в центре управления с установкой нового программного обеспечения управляющего биоискина. Сначала, конечно, пришлось объясняться по поводу пропажи связи с ретранслятором в Солнечной системе. Наплели о хакерской атаке много о себе возомнившего землянина, сумевшего по радиоканалу подключиться к военной базе на Фобосе. И что замена ПО производится именно с целью убрать обнаруженную таким образом уязвимость. Дальше работала Сета. Биоискин отключался, станция сворачивалась и грузилась в трюм среднего транспортника. Разгон и уход в гипер к системе на том маршруте, по которому Костик шел к Солнечной от аграфов. Во время прыжка практически повторение операции, приведшей к появлению Раймонда с Ансельмом. Увы, но работа с бывшими биоискинами была доступна пока только самому Костику. Простая на первый взгляд, она отбирала слишком много сил. Рисковать здоровьем сестер, уже довольно прилично поднявших учебные базы по менталистике и вовсю тренирующихся в применении полученных знаний, парень не желал. А Левины пока просто не тянули в этой работе.

Затем по прибытию в нужную систему выбиралось место для развертывания станции. Десяток часов, проверка — аппаратура межзвездной гиперсвязи на Гардарике уже была установлена. Новый разгон и прыжок к следующей арварской боевой станции. Вот такой вот бешенный зигзагообразный маршрут движения. Если от империи Галанте к Солнечной Костик летел полтора месяца, то на обратную дорогу дай джоре, если удастся в четыре уложиться. С другой стороны он теперь был не один — хватало с кем пообщаться. Особенно с учетом нахождения на борту среднего транспортника младшего брата. Вопросы сыпались один за другим.

— А почему планеты круглые?

Объяснить ребенку, по развитию соответствующему примерно трехлетнему возрасту, теорию гравитации было невозможно. Приходилось отнекиваться: — Подрастешь, узнаешь.

— А кто красивей, я или Мара? — сестер он по-прежнему называл укороченными именами.

— Вы оба красивые, просто по-разному.

— Почему теть Галя перед прыжком ложиться спать в ложемент в рубке?

— Ни в коем случае не спать. В ложементе она с закрытыми глазами связывается со всеми системами судна и управляет им. Это называется слиянием.

— Я, когда выросту, тоже буду пилотом, вот!

Говорить с мальцом старались на интере, русский язык Костик-маленький уже более-менее освоил. Но летели-то они в Содружество.

В одном из пустующих отсеков транспортника соорудили приличных размеров бассейн с организацией у одного края нечто вроде пляжа. После установки на высоком подволоке специального достаточно мощного излучателя со спектром родного Солнца, уже отфильтрованного земной атмосферой, частенько загорали там и купались. Плавать мальчонка научился за считанные часы. Рассекал на животике — отдаленное напоминание кроля, но уже не «по-собачьи» — и на спинке. Совершенно не опасался нырять, доставая утонувшую игрушку. А уж догонялки в воде за стремительным Симбой вообще были вне конкурса. Своим симбой, появившимся однажды на подушке рядом с проснувшимся мальчишкой. На берегу в куличики не играл — строить из песка домики и замки с высокими башнями было интересней.

Из комнаты с переменной гравитацией — от нуля до полутора «G» в зависимости от конкретного места — увести было почти невозможно. Невесомости совсем не боялся — прыгал к потолку, отталкивался и пикировал по диагонали туда, где и стоять-то было не очень легко. В полете достаточно ловко переворачивался и приземлялся почти как профессиональный парашютист на чуть согнутые напряженные ноги. И, конечно же, довольно хохотал во все горло. Хорошо все-таки, что все внутренние поверхности были покрыты толстым слоем упругого материала — достаточно часто маленький Костик падал, не удержавшись на ногах. Но вставал, что было не так уж и просто при повышенном тяготении, и упрямо топал повторять прыжок.


* * *
Все когда-нибудь заканчивается. Вот и этот марафон по зигзагообразному маршруту через четыре месяца и неделю подошел к концу. Запустили последнюю девятнадцатую станцию и проверили связь.

На Гардарике все было в пределах нормы. Все бывшие рабы были давно разбужены. Среди них обнаружили пятерых джоре с базовым ИП свыше двухсот единиц. Всем пятерым инсталлировали соответствующие нейросети из невеликого запаса, оставленного Костиком как раз для таких случаев. Поделок аграфов на Гардарике не было, все найденные на складах арвацев остались на Земле — там нужнее. Впрочем, и без нейросетей люди работали. Частично, можно сказать, вернулись к истокам — занимались подсечно-огневым земледелием. После остывания пепла прямо в него сеяли земные зерновые культуры. На будущее уже начали разработку обнаруженных месторождений минеральных удобрений. Над местными лесами с вертолетов рассыпали семена деревьев и трав, привезенных с родной планеты. Практически везде они давали ростки и подавляли местную фауну. Понемногу выпускали пчел, божьих коровок и других полезных насекомых. Не забыли и о так называемых первичноротых, то есть обычных дождевых червях и им подобных. А вот с животными и птицами не торопились — зооценоз сильно зависел от фитоценоза, который пока успешно, но все-таки не так быстро как хотелось бы, наступал на местную фауну. Ну и, конечно же, люди на Гардарике строили себе жилье из привезенных с собой материалов.

На Земле по уверениям Влада тоже все обстояло более-менее в пределах нормы. Российские разведывательные спутники, оснащенные сканерами третьего поколения, засекли прилет малой арварской боевой эскадры. Соответственно, информация никуда в службы Российской Федерации не ушла. Враги покрутились по системе, пообщались с руководством своей агентурной сети и, похоже, ничего не поняли. Именно такой вывод сделал Раймонд, с легкостью расшифровавший переговоры противника. Во всяком случае, еще через три месяца прилетели несколько средних транспортников, и началось спешное восстановление баз на Луне и Фобосе. Увы, но пока прервать вывоз работорговцами землян с родной планеты было невозможно. Акция Костика была одноразовой. Повторять ее было смерти подобно. Во всяком случае, сейчас.

Выслушали новости, законсервировали средний транспортник с опустевшими баками, расцеловали маленького Костика перед погружением того в медкапсулу. Сестер и Левиных с Наташкой телепортировал в свой разросшийся ПП-кармашек — как-никак уже к уровню ментовозможностей «А-2» вплотную подобрался. Почти непрерывные тренажи даром не прошли. Разогнался и прыгнул в окраинный сектор империи Галанте. Энергокамуфляж после шестисуточного прыжка не включал. Был немедленно обнаружен сканерами патрульных крейсеров, было ринувшихся к нему как голодные волки за зайцем. Но тут же притормозили — сработал аграфский блок опознания, полученный когда-то от капитана первого ранга тана Урсаниеля Ингланора. Обратился к ним по внутрисистемной гиперсвязи:

— Я Мих Крив, прошу разрешения проследовать к столичной планете империи Галанте.

Ответ удивил. Очень удивил. Скорее даже огорошил. Появившийся на экране капитан второго ранга поклонился и с радушной улыбкой произнес:

— Уважаемый герцог Константин Гуревич тан Крив, вы всегда желанный гость в нашей империи. Мы будем горды, если вы окажете честь нашим экипажам и позволите сопровождать вас на столицу.

Задумчиво почесал затылок. Вот на хрена, спрашивается, менял цвет волос и стригся под ежик?

А потом, наверное, сдуру спросил: — И когда это я герцогом стал?

— Ровно две недели назад, — еще раз поклонился остроухий. — Первый указ, подписанный Эллимонконуэль тан Галанте, был соответственно о своем взошедшие на престол империи. А вот вторым Ее императорское величество подтвердила присвоение вам, уважаемый тан, герцогского достоинства.

Маленькая Элли ныне императрица? Уже пятнадцать лет девчонке стукнуло? Значит тогда, при первой встрече, прилично ошибся с ее возрастом. С другой стороны с того времени уже много больше года прошло. Главное — шансы на то, что удастся договориться о пропуске флота через территории аграфов, растут на глазах. Может быть, еще получится закупить у них нейросети в достаточном для подпольной войны на Земле количестве? Вот только понять бы еще, на какие шиши???



Глава 8


До столичной системы добирались в два пятисуточных прыжка. Но еще в начале первого Костик вытащил из ПП-кармашка всех — надо было поговорить. Так как внутри малюсенькой каютки совещание из-за тесноты не устроишь, то попарно выпускал прямо в шлюз. Оттуда после откачки воздуха отправлял гулять по корпусу «Стрижика», дожидался наполнения атмосферой и выпускал следующих. Даже маленького Костика из медкапсулы вытащил — тот, как-то услышав о мерцающем всеми цветами радуги гиперпузыре, потребовал предъявить ему это чудо — помог натянуть комбез, загерметизировал и с ребенком на руках вышел в вакуум. Мальчик видом почему-то не воодушевился — тусклятина какая-то. Но вот пятнашки семерых симб, включая его собственного, вызвали неподдельный интерес.

Большой Костик проинформировал присутствующих о том, что его раскрыли и об остальных новостях, включая заявление Коллегии арбитров об окончании объявленной им войны и снятии всех претензий к нему со стороны арварского императора — успел посмотреть новости по галанету во время разгона.

— Вот такие вот дела, — грустно протянул. — Не смог Огр-девятнадцатый предъявить реальных доказательств моего преступления. Понимал, что могут вскрыться другие обстоятельства, включая методы производства биоискинов. В результате ситуация только усложнилась. Мне с одной стороны необходимо «светиться» в Содружестве, иначе гребаные арварцы поймут, что это именно я замутил что-то в Солнечной. Они нынче в положении загнанной крысы — могут сдуру и ядерный апокалипсис на Земле устроить. Особенно с учетом выставленных им арбитрами репараций.

— Каких конкретно? — тут же спросила Наташка.

— Возврат всех моих расходов на войну — почти три миллиарда кредитов — включая выплаченные деньги за отстрел арварских служащих. Надо признать, красиво Коллегия поглумилась над императором.

— Он заплатил за убийство своих же граждан, — удовлетворенно кивнула девушка.

— Плюс возмещение морального ущерба, — добавил Костик. — Арбитры оценили мои нервишки еще в десяток миллиардов.

— Круто, — присвистнул Володька Левин, — бешенные бабки.

— Мелочь, — отмахнулся парень, — нам для начала нужно минимум четверть миллиона аграфских нейросетей, чтобы хоть приблизительно сравняться с арварской агентурной сетью на родной планете. Без этого нечего и думать переиграть их и, как следствие, перехватить контроль над ядерным оружием.

Все помолчали, обдумывая услышанное.

— А эта твоя малолетняя эльфийская императрица в долг дать не может? — спросила Коган.

— Эльфийская? Не вздумай подобное при ком-нибудь из аграфов брякнуть — сгниешь в застенках их СБ, — погрозил пальцем парень. — И потом она в нынешней ситуации вряд ли сможет распоряжаться такими суммами. Я же говорил — в этом государстве на троне сидят императоры, а реально правят старперы из Тайного совета.

— Местные что-то знают о земных сказках? — поинтересовалась Галина.

— Аграфы вряд ли — слишком высокомерны, чтобы интересоваться досужими выдумками низшей с их точки зрения расы. Сполоты вообще не от мира сего. Королевство со всеми службами на нашей стороне. Арварцы гарантированно в курсе при такой разветвленной агентуре. Центральные миры с аратанцами, во всяком случае, их спецслужбы, вероятно, слышали, так как стараются знать все возможное о рабовладельцах.

— Братик, помнишь вашу с Катаржиной тактику на вражеской станции? Наглость, одна только наглость и ничего кроме наглости? — спросила младшая сестра.

— Забываешь еще об одном авторе этой тактики. А она девушка мстительная может припомнить, — усмехнулся парень.

— Ничего, — улыбнулась в ответ Маришка, — мой Жорик с Катькиным Коленькой вдвоем уже подобрали ключики к особе, о которой ты говоришь, — заявила как-то слишком уж язвительно.

Усмешки на лице Костика, как и не было. Особенно с учетом прозвучавших только в его голове слов: «Я этим донжуанам еще припомню их бутербродики!» Впрочем, немедленно успокоился — ревновать Сету к нейросетям сестренок? Бред сивой кобылы в лунную ночь! И вообще — ревность, это не конструктивно.

— А не попробовать ли нам нечто похожее? — продолжила тем временем Маришка. — Вот чую, — похлопала себя по комбазу сзади ниже шеи, имея в виду загривок, — что аграфскому Тайному совету что-то очень от тебя надобно.

— Есть такое чувство, — согласился парень.

— Ты должен их удивить, может быть даже огорошить этих старичков, — подхватила мысль старшая сестра.

— Тогда уже не я, а мы все вместе, — развил идею Костик.

— Что-то во всем этом есть, — чуть ли не хором согласились Галина с Наташкой. У них обеих с предвидением тоже было совсем не плохо.

Левин только развел руками — вместо чуйки у Володьки была логика. Непробиваемая логика. Но для полноценного анализа с последующим применением его способностей информации пока не хватало.

На том и порешили — действовать в таком ключе по ситуации. Немного поиграли в догонялки с Костиком младшим — довольный смех ребенка поднимал настроение всем. Затем Костик-большой прямо из вакуума отправил всех, включая проинструктированного младшего брата, в свой ПП-кармашек. Сам телепортировался в каютку — ожидания в шлюзе, пока тот наполнится воздухом или наоборот откачается атмосфера, надоели хуже горькой редьки. Сначала на часок залег в медкапсулу восстанавливать цвет и длину волос — перед аграфами надо было предстать в своем настоящем виде. Затем занялся тренажом ментовозможностей. Как ни надоело, но надо. Очень надо!


* * *
— Граф Бридимир тан Галанте к вашим услугам герцог тан Крив, — поклонился встречающий. — Имею честь возглавлять Тайный совет при Ее императорском величестве.

На ловца и зверь бежит! Костик еще раз оглядел строй почетного караула и присвистнул про себя — шесть так называемых боевых звезд по имперскому этикету полагались при встрече исключительно глав дружественных государств. Ни для кого более. Но тут-то их было восемь! За кого же тогда аграфы его принимают? И вдруг дошло — этот дальний родственник маленькой Элли, как уже привык называть спасенную когда-то симпатичную девчонку, знает, что он джоре. Точно знает! Откуда? Это уже другой вопрос. Но выяснить источник информации необходимо. Как? Да в строгом соответствии с предложенной Маришкой тактикой. Ну, тогда будем удивлять-огорошивать. Одно радует — разрыв сердца, точнее инфаркт миокарда, разумным с нейросетями не грозит ни в коем разе.

Немного склонил голову в ответ: — Приветствую вас, уважаемый! Но я не один, — оглянулся на маленький «Стрижик», — с близкими и дальними родственниками. Вы позволите?

— Не смею возражать, — брови аграфа удивленно поползли вверх — знал об этом рейдере достаточно, чтобы понимать о невозможности разместить внутри более двух разумных при даже коротких маршрутах.

— Минутку, — коротко извинился и с места — жалких три метра — легко и даже с долей элегантности запрыгнул обратно в шлюз. Через сорок секунд вернулся с Костиком-маленьким на левой руке. — Мой младший брат. Тоже Константин, — мальчишка, коротко но тщательно проинструктированный, свысока оглядел строй почетного караула и молча уставился на председателя Тайного совета.

— Ваше высочество, — склонился немолодой аграф.

— Я принц! — с заметным возмущением стукнул себя по груди ребенок, выслушав подсказку. На руке у него был коммуникатор, способный принимать шифрованные сигналы от нейросетей, а в ухе горошинка маленького динамика переводила сигналы в звук. Для пацана это была игра. Надо признать, интересная игра.

— Ваше… — заново склоняясь аграф успел бросить вопросительный взгляд на парня.

— Императорское, — покровительственно улыбаясь, подсказал Костик. — Челентано[14] наверняка позавидовал бы такому великолепному блефу. Или, может быть, чудовищному?

— Ваше императорское высочество, — этот поклон был ниже и дольше. Но после этого старик был удостоен покровительственно-удовлетворенным взглядом ребенка. А чуть позже председатель Тайного совета, нарушая все правила поведения высших аристо, охнул в голос. Натурально охнул, глядя куда-то за спину парню. Из шлюза изящно спустились по маленькой лесенке сестры. Подошли и стали рядом.

— Моя младшая сестра принцесса Мария, — представил одну.

Вновь глубокий поклон с повтором: — Ваше императорское высочество.

— Старшая принцесса Екатерина, — и задумался, наблюдая за председателем. Как бы этот старый пень остеохондроз не заработал с этими нынче частыми физическими упражнениями для придворных.

Бум-м-м! — выпущенный из рук одного из гвардейцев тяжелый бластер гулко стукнулся прикладом о настил ангара. Челюсть этого аграфского воина из состава боевой звезды тоже почему-то не удержалась на месте и стремительно пошла вниз. Ну еще бы ему не удивиться — из шлюза маленького кораблика вышли еще три человека.

— Виконты тан Левины, — представил супружескую чету, — Галина с Владимиром.

Женщина с заметной ленцой оглядела встречающих. Выглядела пресыщенной великосветскими удовольствиями. Ее муж наоборот смотрел с некоторым интересом. Ну, примерно так, как смотрит удав на кролика.

— И графиня Наталия тан Коган, — а вот Наташка разглядывала все вокруг, демонстрируя неуемное любопытство.

Ну, приврал Костик о дворянских достоинствах прибывших немного, с кем не бывает. С другой стороны — а проверить то как?

Граф Бридимир тан Галанте все-таки частично сумел взять себя в руки — многовековой опыт никуда не делся. Сделал вполне логичный вывод из представления близких родственников о титуле первого прибывшего, но удержаться от вопроса, увы, не смог:

— Ваше императорское величество, но как??? — указал взглядом на рейдер. Аналог поговорки о сельдях в бочке на интере тоже существовал.

Нагло перефразировал Шекспира, одновременно выказывая некоторую приязнь к председателю Тайного совета: — Есть многое на свете друг Бридимир, что неизвестно вашим мудрецам.

Охреневший старпер, не выдержав груза навалившейся информации — предложенная Маришкой тактика работала — проболтался: — И все джоре?

Сделал вид, что чуть-чуть оскорбился недоверием и надменно-требовательно спросил: — Откуда дровишки? — вновь досконально изученная база основного языка Содружества помогла подобрать соответствующий аналог присказки на интере.

Старик смутился, как будто пойманный при подглядывании за голыми девочками, но вынужденно признался: — Генетический анализ следов вашего поцелуя при передаче похищенной ранее пиратами принцессы, Ваше императорское величество.

Шпионы всегда прокалываются на мелочах! Всего лишь пожалел симпатичную девчонку. Хорошо, что тогда успел вовремя смыться. А сейчас кровь из носу, но надо показать, что мы ничего не знаем о том, кто реально правит империей Галанте.

— Как здоровье несравненной Эллимонконуэль? — бесцеремонно пропустил титулы императрицы. Он нынче сам якобы император легендарных джоре. А то, что подданных у него едва десяток тысяч наберется — мелочь, не стоящая упоминания. Не говоря уже о полном отсутствии боевой техники джоре.



* * *
Роскошная императорская яхта под эскортом двух новейших линкоров и эскадры тяжелых крейсеров долетела до семейного дворца Галанте за пару часов. Все это время земляне, смакуя кулинарные изыски одного из придворных поваров — никаких синтезаторов! Как можно? — делилась через нейросети впечатлениями от встречи на орбитальной базе.

— Интересно, что сделают с тем гвардейцем, что бластер выронил? Только губой обойдется или погонят из армии?

— Вечно не о том думаешь, — почти сварливо перебила мужа Галина, — если я виконтесса, то твои родители, получается графы?

Костик-маленький на разговоры взрослых почти не обращал внимания, хотя слушать мог почти свободно — кто-то из старших всегда транслировал сигнал на его наручный коммуникатор. Сейчас его больше занимал вопрос, есть ли у этих эльфов, которых строго-настрого запретили так называть, только аграфами, клубничное мороженое?

— Может, хватит о ерунде болтать? — прервал пустопорожние разговоры Костик. — Старого пня огорошили, откуда знает, что мы джоре выяснили, но зачем я их Тайному совету понадобился по-прежнему непонятно.

— Не есть факт, — улыбнулась Маришка. — Вспомни, как якобы покровительственно я этого Бридимира по голове погладила, когда он мне запястье целовал. Много считать не успела, Гога до сих пор анализирует, но главное выяснилось. У них линия, производящая ядра нейросетей сдохла. Заново запустить ее может только джоре — там контроль по чистоте крови зачем-то встроен.

Обдумывал новую информацию Костик недолго, тут же потребовав от сестры более подробных данных о способе контроля крови.

— Увы, — развела руками, — не успела. Ты бы и сам вряд ли за ту секунду сумел больше скачать.

— Раньше или позже все равно выясниться, — встала на защиту младшей сестры Катеринка. — По-моему перед нами сейчас стоит другая задача — выработать линию поведения при встрече с императрицей.

— Да не о чем здесь думать, — виртуально отмахнулась Маришка. — Девчонка в том возрасте, когда на первом плане эмоции и романтика. Хочется, как поэты выражаются, большой и светлой любви. По себе знаю, — тяжело вздохнула, вспомнив, как когда-то о собственном брате мечтала. Только потом, после его пропажи дошло, что нельзя, непозволительно, невозможно…

— И что? — не понял парень.

— Совсем не въезжаешь? — спросила старшая сестра.

Ответом был непонимающий взгляд Костика.

— И это император джоре, — хихикнула Наташка. — Придется, Катенька, тебе брать на себя функции министра иностранных дел нашей империи. А в данном конкретном случае именно ты должна объяснить нашему Конунгу, что от него требуется.

Но объяснила не старшая, а младшая сестра, заявив со свойственной юности безаппеляционностью: — Влюбить, затащить в постель и так оттрахать, чтобы ни о чем другом и думать не могла.

Размышлял парень не долго. Отказался одним веским словом: — Подло!

— Забудь, — Катерина, похоже, уже приняла на себя роль министра иностранных дел, — забудь о нравственных прерогативах. Пока арварцы тащат с Земли рабов, не имеешь права даже на обычные эмоции. Это политика. Политика и ничего более. А в ней нет ничего чистого. Сплошное дерьмо, и ни капли другого. Мы здесь, — обвела взглядом присутствующих, — твой Тайный совет, Конунг Гардарики и будущий император Солнечной, нынешний герцог империи Галанте и королевства Минматар, — в строгом соответствии с законами Содружества и королевства отец его принца, независимо от официального признания таковым, был герцогом. — Если пожелаешь, подключу к разговору по ментоканалу и Слесареву, и Влада — твоих по сути наместников в Центральных мирах и на Земле. Но они тебе скажут то же самое.

«Ты его не слишком жестко, сестричка?» — связалась напрямую Маришка.

«С ним иначе нельзя. В глубине души романтик и правдолюб, каких свет не видывал. Максималист к тому же. Кому лучше знать, как не мне?» — тяжело вздохнула, вспоминая, как сначала нянчила новорожденного, а спустя годы сама забралась в его постель. Хорошо хоть вовремя, в самый последний момент, но опомнилась…

— Тайный совет, говоришь? — поочередно посмотрел каждому в глаза. Даже маленького брата погладил по головке, выясняя, о чем тот думает. Ну, хоть здесь никакой политики — чистые детские желания. Отдал по нейросети приказ повару — рецепт приготовления мороженого арварцы привезли с Земли давным-давно. Причем выдали за свое изобретение и даже запатентовали. Впрочем, срок действия патента истек больше сотни лет назад.

— Она ребенок еще. Я что, похож на педофила?

— Пятнадцать лет уже. А возраст согласия в Содружестве тринадцать. С учетом отсутствия опасности для здоровья при наличии медкапсул и своевременного переноса плода из тела матери… — пожала плечами Маришка. — Тем более что рожают аграфки не раньше пятидесяти — что-то у них там связанное с низкой рождаемостью.

— Надо будет ради землян лечь под ихнего председателя Тайного совета, раздумывать не буду, — поддержала младшую сестру Катерина. Но после короткой паузы добавила: — Вот рожать буду только от любимого. Ну, когда повстречаю достойного, — все-таки опустила глаза.

«Истинная джоре! — восхитилась Сета. — Один в один как в старой империи».

— Заткнись! — зло прервал сентенции нейросети.

Закурил и еще подумал. Выбор… Вдруг понял, что выбора-то у него не было. Назвался груздем…


* * *
— Спаситель мой! — юная императрица, нарушая все правила придворного этикета, спрыгнула с трона и через ступеньки возвышения грациозно как горная козочка, слетела вниз и, повиснув на Костике, впилась поцелуем в его губы.

— Влюблять уже не требуется, — подумал парень, отстраненно отмечая, что поцелуй отторжения почему-то не вызывает. Неосознанно ответил. Девушка за этот год с лишним уже перестала напоминать того ребенка, с которого когда-то снимал рабский ошейник. Вытянулась — под метр шестьдесят пять, а ведь еще растет — набрала вес и округлилась во всех нужных местах — даже через комбез чувствовал на груди приличных размеров упругие полушария. Что уж говорить об ее отнюдь немаленькой попке, за которую вынужден был поддерживать поджавшую ножки аграфку.

Прервал затянувшийся поцелуй Костик-маленький, подойдя и бесцеремонно подергав императрицу за подол воздушного платья: — Дай ушки потрогать, они у тебя красивенькие, почти как у сказочных эльфов.

Катеринка мысленно схватилась за голову, представляя реакцию многочисленных придворных, присутствующих сейчас в тронном зале. Сколько раз говорили братику, и на тебе — в самый ответственный момент в одно ухо влетело, в другое вылетело.

Эллимонконуэль тан Галанте, с трудом оторвавшись от такого сладкого действа, рухнула перед ребенком на колени, обняла, расцеловала в обе щечки, успев сообщить окружающим «Какой хорошенький», и в готовности склонила голову. Мальчик осторожно потрогал сначала одно ушко, потом другое, погладил и удивленно сообщил: — Настоящие. Теплые и мягонькие.

Императрица расхохоталась, вскочила на ноги, подхватила ребенка, опять расцеловала и предложила: — Давай дружить. Будешь трогать мои уши, сколько захочется.

— А карамельные орешки у тебя есть?

— Для такого хорошенького всегда найдутся, — осмотрелась, поднялась на возвышение, приказала, ни к кому конкретно не обращаясь: — Кресла моим гостям, — сейчас ей было плевать на этикет. Столько времени твердили, что вот это надо исполнять только так, а то строго этак. Делала, как указывали, и мечтала. Мечтала, что когда-нибудь снова увидит своего спасителя, с которым можно было забыть обо всем на свете, не говоря уже о ненавистном этикете. Мечтала и боялась, что Он ее забудет. А сегодня, когда начальник СБ на аудиенции сообщил вероятно самую большую секретную проблему империи, и что Он, единственный кто может решить эту проблему, вернулся. Вернулся не один, а с родственниками. Увидела и вдруг перестала бояться. Не забыл. Слетела к Нему как на крыльях…

Сама села на трон, когда все гости были усажены. Устроила на коленке ребенка, распорядилась принести орешков и только после этого начала знакомиться. Радостная, довольно улыбалась каждому представленному гостю. Чуть задумалась и предложила:

— И чего мы будем время тянуть? Пойдемте в пиршественную залу — надо отметить ваш приезд.

Устроилась между братьев, убедившись, что слуги позаботились о специальном детском креслице для ребенка.

Собственноручно подливала старшему в снифтер коньяк очень большой выдержки, соки младшему и даже сама осмелилась и выпила полбокала шампанского.

В общем, ночевал Костик в императорских покоях. И даже не терзался душевными муками, что спит с его точки зрения с малолеткой. А уж счастью самой императрицы утром просто не было предела — светилась как маленькое солнышко, с заметной радостью глядя вокруг своими миндалевидными карими глазками. Разве что часто краснела, что-то вспоминая, что выглядело весьма очаровательно на ее белой-белой, как только что выпавший снег, коже.


* * *
— И где вы, друг мой, такое старье откопали? — поинтересовался Костик, осматривая неработающую линию производства ядер для нейросетей. Нет, с точки зрения аграфов линия была совершенством, просто недостижимым для нынешних технологий Содружества. Но если истинный джоре сказал старье, значит старье. Блеф — это наше все. Парень уже прошелся ментосканером по всей линии и понял, что подобное оборудование для него пока недостижимо. Разве что при сканировании разобрался в некоторых технологиях джоре. Для большинства этапов производства требовалась идеальная чистота. Не более одной-двух молекул посторонних веществ на кубический дециметр объема. Корпус из сверхплотного дегазированного телепортацией сплава. Тем же способом удаление молекул всего лишнего и заполнение смесью сверхчистых инертных газов под очень высоким давлением. И уже в эту смесь помещалось оборудование. Оригинальное решение, позволяющее к тому же решить все вопросы с отводом лишнего тепла.

Костик с заметным любопытством не торопясь обошел весь подземный завод джоре, обнаруженный аграфами семь с половиной тысяч лет назад. Разглядывал установки, вслух поражаясь древности и якобы несовершенству техники, а на самом деле старательно ментосканируя оборудование — точные чертежи, примененные материалы. То есть с возможностью когда-нибудь в будущем повторить его. Ну а то, что не удастся…

— Граф, — посмотрел на председателя Тайного совета, проводившего для парня эту «экскурсию», — линию производства ядер я вам запущу. Дня три-четыре и будет как новенькая. Надеюсь, вы понимаете, что работа такого уровня должна быть соответствующим образом оплачена?

— Ваше императорское…

— Бридимир, — перебил на полуслове, выказывая на лице недовольство, — ну мы же договорились без полных титулов.

— Как скажете тан, — все-таки поклонился. — Честно говоря, я затрудняюсь в оценке вашего труда. Очень надеюсь, что она не ляжет неподъемным бременем на бюджет империи.

— Ну как можно, тан? Мы ведь друзья. Так, по мелочи возьму. Сотенки три тысяч ваших нейросетей для начала. Причем не обязательно самых последних поколений. Седьмого будет вполне достаточно. Парочку транспортных суденышек. Ну и, пожалуй, несколько заводиков по производству комбинезонов и комплектующих для них.

— И все? — удивился председатель.

— Куда больше? — покровительственно похлопал по плечу. — Разве что, — изобразил задумчивость, — сколько у вас здесь обнаружено нейросетей джоре? Точнее — сколько на данный момент осталось на складах? — пристально, очень пристально посмотрел прямо в глаза.

Бридимир тан Галанте понял, что даже малейшее сокрытие этой информации может очень плохо сказаться как на нем самом, так и на всей империи.

— Девять с половиной миллионов здесь и около двух в различных исследовательских центрах корпорации «Нейросеть». Эти центры территориально раскиданы по всему Содружеству.

— Маловато, ну да ладно. Распорядитесь об изъятии и немедленной доставке сюда. Это не в счет оплаты моего труда. Увы, но я вынужден реквизировать эти нейросети — они по определенным причинам просто опасны для нынешних разумных Содружества, — и ведь, ни на йоту не наврал. Вон, одна единственная нейросеть джоре на секретной станции арварцев чего натворила — ни станции, ни миллиона разумных как и не было.

— Наши специалисты убедились в невозможности их инсталляции и использовали исключительно для исследований при проектировании новых нейросетей.

— А вот с этим могу пойти навстречу. Графиня Коган немного отдохнет от длительного путешествия — месяца два-три, не больше — и поможет вашим специалистам.

Немедленно связался по ментоканалу с Наташкой: — Привет подруга! Тебе боевое задание: За восемь-десять недель поднимешь инженерные базы и все, что у нас есть по нейросетям до максимума. Затем окажешь шефскую помощь местным труженикам от науки — научишь запускать при инсталляции их поделок сначала тридцати двух битную информационно-адресную шину, позже и шестидесяти четырех битную. Скорость работы шины существенно не повышать. Ну, там еще что-нибудь по мелочи. Справишься?

— Как нефиг делать, — скорчила презрительную рожицу. — Сдаешь меня аграфам в аренду?

— Ну ты же сама хотела с ними близко пообщаться.

— А если я романчик-другой с кем-нибудь из них закручу? Есть такие лапушки…

— Сколько угодно. Только рожать от них не вздумай.

— Никогда! Деточки у меня должны быть умненькими с достойным для джоре базовым ИП.

— Молодец! — похвалил девушку. — В правильном направлении мыслишь.

Одновременно с общением по ментоканалу продолжал разговор с председателем Тайного совета:

— Одно суденышко — средний транспортник двенадцатого поколения — пусть сюда подгонят и немедленно начинают погрузку нейросетей и заводов. На втором таком же я после запуска линии в Центральные миры отправлюсь. Есть у меня там кое-какие дела. Ах да, кораблики требуется еще внутрисистемными ботами оснастить. Ты, друг мой, все хорошо понял? — надо не забыть потом проверить мозги этого Бридимира, не передавил ли?

«Не забуду, мой император» — подколола Сета.

Ремешком по голой заднице для профилактики?

«Ты только обещаешь» — оставила за собой последнее слово нейросеть джоре.


* * *
— Уверены? — перевел взгляд с младшей сестры, озвучившей предложение, на старшую.

— Полностью, — кивнула Катеринка. — Технология сполотов скачкообразного повышения ментовозможностей на несколько единиц нужна в первую очередь нам. То есть тем, у кого в голове нейросети джоре. Пообщаемся с их гуру, прикупим эти импланты «Эспер» с учебными базами.

— Еще и на этих людей-кошек, то есть мзинов посмотрим, — добавила Маришка. — Интересно, у них хвостики есть? Пушистенькие должны быть.

— Я те дам, хвостики! — шутливо погрозил пальцем. — Ладно, берите моего «Стрижика» и отправляйтесь. Идея действительно стоящая. А мне, увы, не разорваться. Закончу с мародеркой завода нейросетей джоре, прощальный бал с императрицей и через Центральные миры в королевство.

— С заводом-то не попадешься? — заботливо спросила старшая сестра.

— Нет, — отрицательно покрутил головой, — корпуса у всех установок цельные герметичные. Даже лучшими сканерами сполотов не просветить. Ну а то оборудование, что нам самим в ближайшем будущем не представляется возможным повторить, телепортирую в свои ПП-кармашки. Взамен, чтобы масса не изменилась, отправляю в корпуса разный железный хлам, что Володя с ближайшей свалки натаскал. Он у нас якобы интересуется историей техники.

Работу с линией производства ядер вынужденно растянул на целую неделю. Иначе никак не получалось стянуть с завода все то, что наметил для экспроприации в первый день. Да и ПП-кармашки у Костика были большие, но не бездонные же. Днем мародерил, вечером выгружал в отсеках первого полученного от аграфов среднего транспорта, набивая потом кармашки точно такой же массой металлолома. А на ночь ложился в медкапсулу — выматывался жутко, за пару часов такой пахоты теряя до килограмма живого веса. Без медкапсулы быстро не восстановить. Но за неделю справился. Теперь на Гардарике пусть спустя много лет, но появится свой завод, способный производить нейросети джоре.

— С генераторами энергокамуфляжа на этом транспортнике я поработал, — продолжил инструктаж Левиных. — Применил кое-какие технологии джоре, что подсмотрел на заводе. Потом сами ознакомитесь. В общем, оборудование теперь тянет минимум на четырнадцатое поколение по классификации Содружества. То есть включили и для нынешних сканеров стали невидимы. Отследить вас аграфы никак не смогут. Прыгаете к той разведывательно-связной станции, где старый транспортник с пустыми баками законсервировали. Заправите его от этого и на Гардарику. Выгружаете там все оборудование заводов, аграфскими нейросетями поделитесь — надо как обещали всех жителей там обеспечить. Затем на новом судне в Солнечную систему. Пора свою агентурную сеть там разворачивать как в Российской Федерации, так и у всех вероятных противников. Ну и людей с высоким базовым ИП из России вытаскивать на Гардарику. Составим, так сказать, конкуренцию арварцам по вывозу людей с Земли. Работать в Солнечной будете только внутрисистемными ботами. С энергокамуфляжем двенадцатого поколения на них и средь белого дня можно на планету опускаться. Ни рабовладельцам, ни тем более системам ПРО и ПВО их не засечь.

— Командир, а ты сам как? «Стрижика» сестрам отдал, мы с Вовкой на Гардарику, а потом на Землю. Совсем без транспорта остался, — заботливо спросила Галина.

— Мне через пару дней аграфы еще один такой же транспортник должны подогнать. Вот на нем в Центральные миры и рвану. Прикуплю там еще один межзвездный ретранслятор. Надо наконец-то замкнуть цепочку от аграфов до Гардарики. Будет у нас там свой галанет. Ну и отправлю часть людей из нашей организации в отпуск на Землю. Пусть родных повидают. Обещал ведь, теперь самое время свои обязательства выполнять.


* * *
Бал, который дала императрица в честь герцога Константина Гуревича тан Крива, был великолепен. Присутствовали почти все высшие аристо империи. Грандиозное шоу вначале и нескончаемые танцы. Прямая трансляция эпохального события в галанет была запрещена. Потом, после обработки всех записей цензорами, видеофильм появится в сети Содружества. Эллимонконуэль тан Галанте была счастлива. Блистала на балу как сверхновая. Светила радостной улыбкой подданным и любимому с его маленьким братиком. Знала, что ее Костик сразу после бала покинет империю, но все равно была безмерно счастлива. Считалось, что аграфки могут понести ребенка только после полусотни лет жизни. Раньше ну никак не получалось. А тут прилегла в медкапсулу восстановить силы после бурной ночи и… Глаза дежурного лейб-медика превратились в чайные блюдца. Заново запустил диагностику Ее императорского величества — результат тот же. Сообразил и вызвал начальника СБ империи — не лейб-медику такие вопросы решать. Генерал лейтенант думал не долго. Были у него давние терки с Тайным советом. Вот и сейчас практически все вопросы председатель решал сам, не подпуская к истинному джоре никого другого. А тут такая неубиенная карта в давнем противостоянии — у императрицы будет ребенок от одного из легендарных джоре. Разбудили, подняли, помогли одеться — аграфские монархи никогда не стеснялись своих подданных — осторожно сначала намеками, а потом и открытым текстом проинформировали. Вспыхнула радостью. У нее под сердцем Его дите! Объяснили всю опасность преждевременного оглашения этого чуда. Согласилась немедленно. Но светиться радостью не перестала.

А Костик ругал себя последними словами. На волнах удовольствия — юная Элли, как по-прежнему один на один продолжал называть красавицу, в своей искренней любви была чудо как хороша и неутомима — сдуру проболтался, кто на самом деле правит ее империей. Сначала отмахнулась, потом задумалась, затем заявила, что отберет власть у старперов из Тайного совета. Гвардия предана лично ей, отрезать от связи старики ее не могут. Пусть медленно, но справится. Сначала надо дождаться установки нейросети, выучиться и только потом тихой сапой — соответственно был произнесен аналог на интере — начнет действовать. Положил ладони на девичью головку, проверил память. Ужаснулся — однолюбка. Из тех, у кого в жизни может быть только один любимый. С другой стороны — никогда его не предаст. И что теперь делать? Связывать свою жизнь с Элли никак не собирался. Но помочь девочке все равно надо — империя Галанте в союзниках лишней никак не будет. Продиагностировал. Базовый ИП сто семьдесят одна единица — результат многотысячелетней евгеники в императорской семье. Как после этого у Галанте появилась девочка, способная любить, вообще непонятно. Достал из ПП-кармашка неплохую «Персонал-универсо-9УМК++» — развитие той нейросети, что когда-то планировалась арварцами для него самого. Загрузил работой Сету, дав ей неограниченный доступ к своим ментовозможностям. Справилась за минуты, подняв адаптивность в разы. Разве что активироваться будет долго — неделю минимум. Инсталлировал телепортацией. Долго объяснял, что к чему, и почему графиня Наталия тан Коган должна стать лучшей подругой. Настолько близкой, что даже спать какое-то время будут в одной постели. Самой Наташке уже дал еще одно персональное задание.

Утром это белокожее чудо, немного грустное перед скорой разлукой, приложилось к нему горячим поцелуем и упорхнуло поднимать силенки в медкапсуле. На балу вообще ни хрена не понимал — ему скоро отбывать, а она светится радостью и счастьем. В очередной раз понял, что в женщинах он ни бум-бум. Вроде бы изучил поцелуями каждую клеточку ее прекрасного тела, даже в голову своими немытыми лапами без разрешения забрался. На все сто знает, что искренне любит. Ему надолго улетать, а она счастливая…


* * *
— Даже говорить теперь не хочется, — грустно протянул Петровский, — столько надежд было и на тебе.

— А ты, Станислав, все-таки расскажи, — чуть поднажал Костик, — интересно же, на что столько сил и времени ты потратил, — вот когда еще чувствовал, что в работе Петровского что-то нужное для их дела есть. Но что именно?

— Да ну, — попытался было отказаться инженер и по совместительству специалист по квантовым технологиям. Но под настаивающим взглядом принялся излагать.

— Один любитель переводчик затеял в галанете целую бучу, обвиняя профессионалов из Гильдии в неправильном переводе одного текста джоре. А там сплошные термины из квантовой физики и высшая математика. Если с математикой все было более-менее понятно — универсальная наука ведь — то с терминологией глухо как в танке. Ну а меня же на арварской станции именно квантовую физику заставляли учить. Потому и любопытно стало. Нейросеть тогда еще старая была, не модернизированная по образцу джоре. Но я-то уже в курсе о ней был. И кто в этом деле лучше всех понимает, тоже знал. Показал исходники текста Катаржине, она сходу подстрочный перевод выдала. Оказалось, что и любитель тот, и якобы профи из гильдии мимо кассы оказались — не рюхают нормально в языке джоре. Я тогда долго голову над подстрочником ломал, пока въехал. Текст тот оказался куском методички по расчету… Вот правильно объяснить до сих пор затрудняюсь. По-русски это звучит как квантовый резонансный мультипликатор.

— В механике мультипликатор, это, грубо говоря, повышающий редуктор, в электронике — схема для умножения. А здесь что?

— Можно сказать, что тоже для умножения. Умножения физических объектов по образцу. Надо этот образец загнать в резонанс на частотах гамма излучения, если не еще выше. Тогда в фокусах волны возникнут копии образца. Точные копии вплоть до каждого кванта. Это конечно очень грубое приблизительное описание теории, но на словах лучше мне не объяснить. Дальше только математика. В общем заинтересовался. С другой стороны джоре ведь эту методичку не просто так писали, а для чего-то.

— Подожди, — в голове у Костика пока не складывалось, — но из чего эти копии собираться будут?

— Очень правильный вопрос, — кивнул Петровский, — нужно заранее в фокусах расположить сырье, максимально близкое по составу к веществу, из которого состоит физический объект, — сказал и замолчал, о чем-то задумавшись.

Сначала не торопил. Закурил и стал ждать. Потом не выдержал: — Ну а дальше-то что было?

— Дальше? Уже здесь в Центральных мирах состряпал теорию, в которую укладывалась математика из того куска текста. Стройная картинка получилась. Показал в том самом институте, в котором когда-то межзвездную связь придумали. Обсмеяли как школьника, который вечный двигатель выдумал. Не знал, куда глаза прятать. А через неделю явились профессор с директором института. Долго извинялись за глупость сотрудников и предложили возглавить отдел для продолжения работы по этой теории. Конечно же, я согласился — самому ведь очень интересно было. Почти два года занимались только математикой — вроде бы все получалось. Полтора месяца назад вывели расчет потребной для работы процесса энергии. Вот тогда-то и прослезились — точка сингулярности лежит в районе двухсот семидесяти девяти миллиграмм.

— То есть копировать объекты такой или большей массы невозможно?

— Именно. Даже брюлики из сверхчистого графита делать невыгодно — стоимость потребной энергии на порядок превышает рыночные цены этих драгоценных камешков. В общем, отдел практически прикрыли и выставили коллектив на продажу — все-таки группа собралась довольно-таки сильная. Но сейчас на рынке труда у всей ученой братии Содружества жуткий кризис — все основные государства свернули работы по выяснению причины медленного падения базового ИП населения. Насколько я понимаю, это твоя «заслуга»?

Кивнул и предложил: — Ну, так отдохни от этой работы — отрицательный результат, это тоже результат.

— Тупиковый путь, — согласился Петровский. — В любом случае надо ждать, что в институте с отделом решат. Если не смогут продать, то уволят. А это огромные суммы компенсаций работникам. Потому и тянут.

— Около того, — невпопад протянул Костик. Что-то во всей этой истории цепляло. Но вот что конкретно?

И только поздно вечером, когда выкупал, уложил и рассказал сказку брату, стукнуло — расчет потребного сверхчистого сырья для линии джоре по производству ядер для нейросетей. Ровно сорок пять миллиграмм на одно ядро. Быстро в галанете нашел типовые массогабаритные характеристики нейросетей — от ста девяноста до двухсот тридцати миллиграмм.

— Сетка, ты в установочном виде без упаковки сколько весила?

— Ровно двести четыре миллиграмма. Какой же все-таки ты у меня умный — я, сколько ни билась, но так и не допетрила. А ведь исходная информация та же самая.

Еще подумал. Довести теорию до упора, затем на базе тех ментосканов, что на заводе джоре сделал, сконструировать оборудование. Глядишь, через несколько лет на Гардарике появится свой высокопроизводительный завод по производству любых нейросетей в ассортименте. Прикинул по тем циферкам, что от Петровского услышал. Получается, что себестоимость будет почти на порядок ниже, чем у аграфов. Вывод? Овчинка стоит выделки!

Связался со Слесаревой. Как выяснилось, разбудил. Села на постели, потерла глазки, откинула простынку и повернулась к экрану. А спала женщина в одних трусиках — давно уже привыкла к нормам Содружества и совершенно не стеснялась обнаженной груди. Хотя такого бюста не столько стесняться надо было, как гордиться им — полноценный четвертый номер без какого-либо намека на провисание.

— Случилось что, командир?

— Случилось! — радостно подтвердил и обрисовал ситуацию. — Значит, через подставное лицо выкупаешь весь отдел, находишь подходящее помещение, и пусть доводят математику до упора.

— Мотивация?

— М-м-м. Пусть будет некий меценат, желающий поставить точку в этой теории.

Кивнула: — Вполне подходит.

— Сделаешь и собирай людей. Возьмете транспортник, на котором я прилетел, и в отпуск на Землю, — буквально расцвела улыбкой. — Коды для империи Галанте у корабельного искина. На борту уже складировано оборудование для боевой разведывательно-связной станции. Соберете, оттестируете и запустите. Надо замкнуть цепочку ретрансляторов от аграфов до Гардарики. Для начала поговори с Владом и сыном — мало ли им на Земле что-то срочно требуется?

— Спасибо, сир, — встала, вытянулась и склонила голову.

— Прекрати немедленно, Томка. Вот на хрена вы мне этот культ личности устраиваете?

Села обратно, улыбнулась и вдруг призналась: — Катаржинка как психолог посоветовала. Чтобы ты потом при встрече с людьми не стеснялся своей значимости.

Возмутился: — Да какой такой значимости? На моем месте любой нормальный человек поступил бы точно также.

— Не скажи, — отрицательно покрутила головой из стороны в сторону, — не каждому дано вот так сходу решить все проблемы, что навалились на тебя. Ну и ответственность за людей, за миллиарды людей. Взвалил ты на себя эту неподъемную ношу, даже не сомневаясь, что иначе нельзя. Я сама-то… Три года назад была психологически старухой, уже даже не мечтавшей увидеть детей. А сейчас точно знаю — вот как увижу своих, обниму, расцелую и тем же вечером потащу Павлика в постель — еще детишек хочется. Разве что сначала перевезу всех на Гардарику — там-то их жизни будут вне опасности попасть в лапы арварских людоловов.

— А как же те люди, что останутся на Земле?

— Вот и я о том же — ты сначала думаешь о других, — и вдруг разревелась…


* * *
До Вирды, столичной планеты королевства, чтобы не привлекать лишнего внимания, добрались на рейсовом лайнере. И сейчас сидели на орбитальном терминале в ожидании шаттла на поверхность. Орбитальных лифтов в Содружестве почему-то не было, хотя почти в каждой книге земных фантастов они были подробно расписаны. Нет, нынешние технологии Содружества вполне позволяли создание подобных систем подъема на стационарную орбиту разумных и грузов. Вот только экономически орбитальные лифты оказались невыгодны — слишком высокие эксплуатационные расходы. Шаттлы с гравитонной тягой оказались на порядок дешевле.

Свободные места в зале ожидания отсутствовали. Костик устроился на походном бауле, посадив на колено брата. Мальчонка рассматривал все вокруг и, стараясь правильно формулировать предложения, доводил увиденное до Костика-большого. Мара сказала на очередном сеансе связи, что он должен очень хорошо говорить на интере, а Мару надо слушаться — Мара хорошая.

Парень внимал, стараясь не улыбаться, изредка поправлял и пил великолепный кофе — достал из ПП-кармашка, прикрывшись младшим братом. И вдруг услышал: — Ой, красивая.

Поднял взгляд. Из служебного лифта выходила большая группа офицеров минматарского флота в летней парадной форме. Пара кап-три, четверо кап-два и даже один капитан первого ранга. Но впереди всех шли две молоденькие девчонки в лейтенантской форме. Черные полусапожки на невысоком каблучке, белые короткие шортики, на черном же широком ремне тактические кобуры с бластером с одной стороны и офицерским игольником с другой. Белая рубашка с отложным воротничком, показательно небрежно завязанная под бюстом. Черная не застегнутая курточка с длинными рукавами. На левой стороне груди распростерший крылья минматарский орел. Выше планки со знаками специальностей. Над ними пара медалей. Справа серебряный аксельбант, инкрустированный драгоценными камешками. В петлицах поверх пилотских комет стилизованные молнии. На роскошной платиновой копне волос лихо заломленная черная с серебром пилотка. А под ней…

Костик выронил чашечку с недопитым кофе, снял с колена брата и встал. Ее королевское высочество Ни тан Вирд о чем-то на ходу болтала с кузиной. Шла и привычно не обращала внимания на вскочивших и кланяющихся издали минматарцев. Потом краем глаза заметила какую-то неправильность — кто-то не соизволил поклониться инфанте. Посмотрела и, как споткнувшись, встала. Вгляделась и побежала. Остановилась в паре шагов:

— Дождалась. Ты наконец-то вернулся, — заревела и бросилась на грудь.

Сначала просто гладил по головке, по спине. Потом чуть отстранил, попытался утопиться в бездонных синих-синих очах. Затем не выдержал и приник к губам. Настолько увлекся, что даже не заметил, как они были окружены десантниками в полной выкладке. Повернулись спиной и взяли на караул.

Плакать вроде перестала. Сама отстранилась, стала разглядывать. И очень была удивлена, когда кто-то бесцеремонно стал хлопать по бедру и тут же высоким голоском спросил: — Красивая, стрельнуть дашь?



Глава 9


Сначала просто не понял. Мальчонка как мальчонка на вид в районе полутора лет. Герцогиня чуть подтолкнула Александра, сказав «Это твой папа». Ребенок сначала посмотрел на огромную голографию в полный рост, перевел взгляд на Костика и уверенно пошел к нему. Подхватил на руки доверчиво прижавшегося к нему сына. Охватило каким-то щемящим чувством нежности. Так бы и не отпускал, но Костик-маленький потребовал представить ему племянника. А затем Зуна повела гостей знакомиться с домом. Тан Вирды жили в почти обычном трехэтажном коттедже. Нет, конечно, у королевской семьи и величественный замок был, и целый дворцовый комплекс в самом большом городе Вирды, но постоянно проживали они на небольшом острове внутри закрытой военной зоны. Повар и пара слуг, командовавшие разнокалиберной обслуживающей техникой, квартировали в отдельном доме на другой стороне острова и появлялись в коттедже в строго определенное время или по вызову. Спортивный зал, оснащенный новейшими тренажерами на любой вкус, и немаленький крытый бассейн на случай плохой погоды располагались в отдельной пристройке. Буквально в паре сотен метров был пляж, а рядом ангар со слипами для различных чисто морских суденышек. Мальчишки немедленно захотели купаться, но герцогиня не разрешила — ветерок был не слабенький. Пришлось обоим удовлетвориться бассейном, благо там и крыша была сдвижная, и генератор волн в наличии плюс к многочисленным горкам.

Сам Костик с Зуной устроился там же в шезлонгах с бокалом слабенького коктейля и сигаретой.

— Ну рассказывай как на родную планету слетал, — чуть ли не в приказном порядке потребовала герцогиня, не отводя глаз от сына. За километр чувствовалось, что души в ребенке не чает.

Кратенько изложил. Тут же получил похвалу от генерал-лейтенанта:

— Молодец что не пошел на дальнейшее обострение. Моя агентура в арварском генштабе буквально на днях доложила о начале создания специального экспедиционного корпуса из их лучших боевых кораблей. Базироваться он будет на новой станции всего в трех прыжках от Солнечной. Сведения еще будут проверяться, но по логике ситуации других действий от Огра-девятнадцатого ожидать и не стоило.

— Надеюсь что к тому времени, когда перехватим на Земле контроль над ядерным оружием, у нас на Гардарике будет свой готовый к бою флот. Как мои добровольцы учатся?

Достаточно большая группа бывших рабов проходила стажировку в космических силах королевства Минматар. Более того — именно в подразделениях СБ.

— На удивление очень хорошо. Еще полгода-год и у тебя уже будут костяки экипажей для флота Гардарики. Просто поразительная скорость поднятия всех необходимых учебных баз. Может, все-таки приоткроешь секреты джоре?

— Аграфы доложили?

— Нет, мои аналитики постарались. Ни и главное доказательство, — указала на сына, с хохотом скатывающегося с очередной горки вслед за дядькой, Костиком-маленьким. — Сам понимаешь, диагностировали принца очень подробно. А генетические карты джоре еще на заре Содружества найдены были. Ну и базовый ИП у нашего Сашеньки больше, чем твоя нейросеть выдает. Вот не верю я этим данным, но все равно запретила проводить углубленную диагностику стажеров. Сам расскажешь, когда посчитаешь необходимым.

Не доверять матери собственного сына, которая уже делом доказала верность союзу землян и минматарцев? Очевидная глупость. Потому и выложил все основное и про кровь джоре у трети населения Земли, и про возможность модернизации нейросетей производства аграфов до очень высокого уровня.

— А вот Александру, когда придет время, проинсталлируем оригинал.

— Вырастет и будет таким же монстром как ты? — спросила минматарка, с некоторым напряжением глядя прямо в глаза.

— Как воспитаешь мне сына, таким и будет.

— Отдаешь? — по законам Содружества отец имел преимущественное право на детей при раздельном проживании родителей.

— Ты сомневалась?

— Не особо, но некий Кост Гур оказался таким знатоком Свода законов, что хочешь, не хочешь, а задумаешься. Кто и когда займется модернизацией нейросетей королевской семьи и моих людей?

— К Игорю Залетному обращайся. Все равно с ним в первую очередь твои службы контактируют, — задумался, обсудил с Сетой и предложил: — Если желаешь массовой модернизации нейросетей у минматарцев, то посылай военных и инженеров с техниками в длительную командировку на Гардарику. Первые какое-то время послужат в моем флоте, передавая опыт землянам. Остальные помогут строить там города, производства на орбите и верфи по образцу королевских. Вернуться готовыми специалистами по модернизации нейросетей.

— Интересное предложение. Надо будет с Зоном обсудить. Все равно без его королевской санкции я сама решение принимать не вправе.

— А учения когда кончатся? — Его королевское величество сейчас, как Верховный главнокомандующий Минматара, руководил плановыми маневрами флотов. Как выяснилось, когда Костик случайно встретился с инфантой, она с кузиной шла с какого-то совещания, где они получали соответствующие приказы. Обе на учениях должны были пилотировать КИПы. То есть космические истребители-перехватчики с базированием на линкоре СБ непосредственной поддержки флагмана флота.

— Еще три недели, если не больше. Зон большой любитель менять планы на ходу, добиваясь максимально возможных результатов при неожиданных вводных, — не стала скрывать от союзника информацию начальник королевской СБ.

— Мне бы тоже не мешало поучиться руководству подразделениями в бою, — задумчиво протянул парень. — Чтобы доверять подчиненным, надо уметь качественно оценивать их возможности. А для этого надо самому досконально изучить воинские науки.

— Кто не дает? — пожала плечами герцогиня. — Могу хоть сейчас провести тебя, ну скажем, старшим лейтенантом моей службы. Будешь стажироваться на командира эскадрильи КИПов. Наши уставы и тактику истребителей за двое суток поднимешь? Все равно до района учений быстрее не добраться. Основное ты, мой родной, по комплексной базе на «Стриж» давно уже изучил. Брата мне доверишь? — указала на Костика-маленького, обучающего сейчас племянника плаванию на спине.

— В глаза бросаться не будет? Человек и вдруг какое-никакое, а начальство над минматарцами.

— Плохо ты нынешние порядки в королевстве знаешь. Шесть процентов нашего населения — люди. Почти половина процента — аграфы. А вот сполотов и мзинов считанные единицы. Так что белой вороной, — произнесла это словосочетание по-русски, — выглядеть никак не будешь.


* * *
Посадил полученный на орбитальной базе СБ «Стрижик» на знакомой третьей летной палубе давно отремонтированной «Звезды Минматара». Выскочил, передал технику в звании сержанта кораблик на обслуживание и тут же представился и отрапортовал появившемуся как из-под земли кап-три.

— Стажер говоришь? — задумчиво протянул минматарец с молниями на петлицах, проверив сброшенные ему на нейросеть документы со всеми необходимыми кодами. — Жалко, что его, — кивком указал на малый рейдер, — мы по условиям учений использовать не можем. Вот что, сейчас с консервации тебе подгонят сто тридцать седьмого «Перышка». Если уж «Стрижом» в совершенстве овладел, — капитан третьего ранга с некоторым сомнением посмотрел на планки, на знак пилота-эксперта по малым и средним кораблям, — то с этим КИПом тем более справишься. Поведешь два звена из резерва к флагману «Синих». Там мои мальчики с девочками из последних сил от «Зеленых» отбиваются. Постарайся с тыла противника атаковать. Все, работай.

— Позывной «Урод» свободен? — Костик назвал свой старый, еще с земного интернета, ник, переведя его на интер.

Кап-три удивленно вскинулся: — Урод?! — как-то укоризненно покачал головой: — Свободен.

Сходу в бой? Пусть учебный при маломощных прицельных лазерах вместо плазменных пушек, но все-таки бой. Стартовал по докладу о готовности командиров звеньев — каждое состояло из двух пар легких стремительных перехватчиков «Перышко» последней сто тридцать седьмой модификации. Очень высокая маневренность при приличной скорости. Неслабое основное вооружение — две плазменных пушки, способные с короткой очереди вынести щиты корвета двенадцатого поколения. А вот щиты и пара лазерных турелей ПКО были откровенно слабыми. Основной расчет на скорость и маневр. Попасть в летящий противоприцельным зигзагом КИП было почти невозможно.

Связался с ведомыми — «Злой» с первого по четвертый и так же пронумерованный «Ярый» — убедился, что задачу поняли правильно. Прикинул собственные возможности с учетом типичных характеристик человеческого тела. Люди в среднем были процентов на десять-пятнадцать сильнее и выносливее минматарцев. Настолько же лучше переносили перегрузки. Пересчитал ограничения, как если бы был обычным землянином со всеми якобы установленными имплантами пилота, что выдавал блок ИД нейросети. Добавил пару «G» за счет навороченного комбеза. Получилось, что больше чем двадцатикратную перегрузку ему демонстрировать нельзя. Вот, исходя из этого, и начал прикидывать атаку на условного противника. Освежил в памяти уставные правила боевой шифрованной коммуникации в минматарском флоте.

Ровно за сорок секунд до возможного обнаружения «чужими» сканерами при выявленном уровне помех от работы оборудования ГРЭБ вышел на связь: — «Злой-один» ответь «Уроду».

— «Уроду» «Злой-один».

— «Злому-один» от «Урода». Оттянись со своим звеном на одиннадцать часов по мне на интервал три сотни. По команде откроешь беспокоящий огонь по противнику. Как принял «Злой-один»?

— «Уроду» «Злой-один». Отхожу звеном по фронту на одиннадцать. Интервал триста километров. В готовности открыть огонь. Выполняю.

Проследил за исполнением приказа на тактическом мониторе. Промаркировал уже четко фиксируемые сканером в пассивном режиме цели. Передал разбивку искинам «Ярого».

— «Злой-один» готовность, — еще через несколько секунд перед выходом на рубеж обнаружения: — Три-два-один — начал.

Неожиданная атака с дальней тыловой дистанции противника не смутила. Но он вынужден был отвлечь два звена точно таких же «Перышек» на новую цель. Его сканеры даже в активном режиме из-за высокого уровня помех Костика со звеном «Ярого» обнаружить пока не могли. Вышел на дистанцию уверенного поражения и открыл огонь, тормозя маневровыми. Две отметки целей на тактическом экране поменяли свой цвет с ярко-красного на серый в белой окантовке — условно сбиты.

— «Злой-один», «Ярый-один» — самостоятельная работа звеньями. Выполнять.

Подтверждения выслушивал, уже отстреливая цели одну за другой. Ордер противника рассыпался на отдельные схватки. От флагмана «Синих» в «собачью свалку» подтянулись одиннадцать условно своих «Перышек» — все, что осталось от полноценной эскадрильи, то есть от двадцати КИПов. Имевший в начале боя почти полутора кратное численное преимущество противник, потеряв в своем составе почти вдвое, вынужден был отойти. Его торпедоносцы, относительно тяжелые и неповоротливые, на дистанцию уверенного поражения флагманского линкора «Синих» выйти так и не смогли.

— Всем дробь! — объявил посредник, отключив энергокамуфляж. — Констатирую невыполнение боевой задачи «Зелеными». Отмечаю отличную работу «Урода» — шестерых противников условно завалил лично и парочку в групповом бою. Тактически переиграл, начав атаку отвлечением внимания отдельным звеном. Выставь на контрольный канал ИД нейросети — уж больно резво ты крутился. Я неоднократно засекал твои эволюции с перегрузкой до двадцати «G», — через секунду сообщил: — Победу подтверждаю.


* * *
На классическом «разборе полетов» увидел принцессу с кузиной. Обе были условно сбиты еще в самом начале боя. Самого похвалили и поставили командовать эскадрильей КИПов на все время учений. Еле дождался окончания совещания и был утащен за руку в маленькую двухместною каюту в отсеке для офицерского состава.

Еще когда летел на «Стрижике» в район учений, много думал о Ни. Тут еще Сетка выдала, что подсознательно он давно считает девушку своей.

«Поэтому не валяй дурака, и пойди ей навстречу. Редкий случай, когда личные желания не противоречат государственной политике».

Нацеловались до одурения. Потом просто валялись на койке. Он по ее требованию рассказывал все о себе и балдел от девичьей ладошки на своей щеке.

— Да знаю я, что ты по крови джоре. Тетушка после рождения двоюродного братика рассказала. Но для меня это не главное. Просто я всех мужчин кроме тебя и папы как-то не воспринимаю. Ты мой спаситель во всех смыслах. Без тебя и жить-то особо не хочется. Как полгода назад нейросеть установили, окончательно поняла, что люблю. Много времени на раздумья не было, надо было базы поднимать. Я же инфанта, обязана подданным пример показывать.

Поцеловал и отдал на растерзание своей нейросети натаскивать на учебный транс джоре. Сетка за полчаса справилась. Ниточка, как успел прозвать девушку, восхитилась.

«Не вздумай приставать к ней с чем-либо непристойным, — предупредила нейросеть джоре, — у девочки до сих пор перед глазами сцена изнасилования матери и старшей сестры. Вот переделаю ее нейросеть, личность проявится, тогда и вылечится окончательно. Можно кстати существенно ускорить процесс создания ментоканала связи» — и подробно объяснила, каким образом.

Рассказал Ниточке. Долго смеялась: — Спать нагишом сразу с двумя твоими землячками? Меня же подданные за розовую сочтут! В королевстве такое не приветствуется, но законом не запрещено. А вот мужчин за подобное лишают гражданства, выдирают нейросеть и высылают во фронтир. Придется под бронекапсулу ВИП отсека в свои апартаменты переселяться — оттуда информация не выйдет. Личная жизнь высших аристо обсуждению не подлежит.

Опять целовались. Потом был вызван в ВИП-отсек — на борт «Звезды Минматара» прибыл Верховный главнокомандующий.

Его королевское величество Зон тан Вирд выглядел как обычный минматарец около тридцати лет отроду. Крепко пожал руку и выразил признательность за не такое давнее спасение дочери, сестры и племянницы. Потребовал обращаться к нему по-родственному без титулов.

— Знаю некоторые твои проблемы. Мой флот, мои верфи, не говоря уже о службе безопасности, — бросил веселый взгляд на экран, где присутствовала ее высочество Зуна тан Вирд с сыном и Костиком-маленьким, — и даже мой госбанк в твоем полном распоряжении. Знаю, что лишнего не возьмешь — надо ведь что-то оставить дочери и моему племяннику, — указал на улыбающегося дядьке Сашку. Видно было, что король любит маленького принца.

— Теперь давай с тобой знакомиться, — присел на корточки перед экраном напротив Костика-маленького. — У тебя есть еще какие-нибудь нереализованные желания?

Парнишка задумался совсем ненадолго: — У красивой, с которой он целовался, — указал на брата, — пистоль был. Пострелять бы.

Король расхохотался, встал, посмотрел на парня и погрозил пальцем: — Сестру с ума свел, теперь дочь у меня забрать хочешь?

— Отдашь? — коротко спросил Костик. Спросил и мысленно схватился за голову. Ну ведь никогда и не думал еще на эту тему, не говоря уже о каких-либо серьезных планах. А тут, получается, попросил руку наследной принцессы Минматара.

Зон мгновенно стал серьезным. Пытливо посмотрел в глаза: — Как сама решит.

Девчонки появились в королевском кабинете чуть позже. Успели уже переодеться в домашнее. Ни без разговоров решительно схватила парня за руку, подвела к отцу, бухнулась на колени, заставив Костика сделать то же самое, и коротко приказала отцу: — Благословляй.

Увидев непонимание, разъяснила: — Это по обычаям государства моего будущего мужа. Ты должен пожелать нам долгой счастливой совместной жизни и много-много детей.

Брови короля поползли на лоб: — Вот так сразу?!

— А чего ждать? Это же не регистрация брака, а только помолвка, — старательно произнесла последнее слово на русском. — Ну что-то вроде договора о намерениях под протокол.

— Вы хоть понимаете, что объявлять об этом нельзя ни в коем случае? Огр-девятнадцатый просто взбесится. Его недавний «Враг государства» и вдруг принц-консорт королевства. Чревато объявлением войны Минматару.

— А кто сказал, что мы собираемся афишировать наши отношения? Знать будут только самые близкие разумные, кто никогда не сделает ничего во вред нам.

Король вдруг улыбнулся и посмотрел на будущего зятя. Привел аналог известной поговорки: — На ходу подметки рвешь! Уводишь из королевства наследницу, чтобы я когда-нибудь трон твоему сыну отдал?

— Сомневаешься, Зон, что Александр будет хорошим правителем для нашего народа? — вступилась за маленького Сашку герцогиня.

— Ни в коем случае. Опасность совсем с другой стороны — наш нынешний дважды герцог, — пояснил, глядя на будущего зятя: — Тебе за спасение моей семьи коронный орден вместе с титулом полагается, — перевел взгляд обратно на сестру. — Наш герцог таким способом может со временем прибрать королевство в свою новую империю джоре.

— Да ни сном, ни духом! — возмутился Костик.

— Плохо! Очень плохо! Подумай на досуге об этом обязательно. Я сам чуть голову не сломал, размышляя об этом. Понял, что от семьи точно не убудет, а новые технологии королевству никак не помешают.

— Па-ап, еще успеете об этой… — принцесса применила грубое, хотя и цензурное слово, которое высшим аристо знать вообще не полагалось, — о политике поговорить. Так ты нас благословишь или нет?

— Куда же я денусь? — развел руками король и произнес короткую речь, подозрительно смахивающую на те, которые молвят при отречении от трона.

— Теперь ты должен дать мне новое имя, — заявила принцесса после поцелуя и когда уже встали с колен. — В истории твоей страны правители так всегда делали, когда невеста была из другого государства.

Намекает на русских царей? Впрочем, думал Костик недолго. Улыбнулся и, стараясь выглядеть торжественно, произнес: — Нарекаю тебя Вероникой. На одном из древних языков моей планеты это значит «Приносящая победу». Одно из сокращений — ласкательно-уменьшительное Никуша. Весьма созвучно твоему первому имени.

— Ника-Никуша, — задумчиво протянул Костик-маленький. Потом вскинулся: — Красивая, так ты мне дашь или не дашь из своего пистоля стрельнуть?

Пока хохотали, парень послал по шифрованному каналу запись происходящего сестрам. Ответ пришел через несколько секунд: «Поздравляем, целуем, летим к вам».


* * *
Прилетевшие в королевство сестры, как позже выяснилось, облобызали племянника, младшего брата, расцеловались с герцогиней и тут же, получив от нее все необходимые приказы и коды, направились в район учений. Высадились на «Звезде Минматара» и прямиком направились в ВИП-зону. Нагло заявились в каюту инфанты, отодвинули Костика, покрутили девушку перед собой и только потом соизволили представиться и поздороваться. После чего вообще выгнали парня из помещения, заявив, что девушкам есть о чем поговорить и без него. Отыгрался только на следующий день, так как обеих назначили в его эскадрилью. Свел своих сестер и минматарских кузин в звено управления и все рабочее время гонял в пилотажной зоне, как сидоровых коз. Маришка и здесь сумела отличиться — при маневрировании на высокой скорости загнала свое «Перышко» в вираж сверхмалого радиуса. Естественно перегрузки зашкалили за двадцать восемь «G». Фюзеляж КИПа лопнул, как гнилой орех. Пилотский ложемент вырвало из крепежа «с мясом». Девчонке хоть бы хны — усиленное по методикам джоре тело могло выдерживать перегрузку до трех десятков единиц без потери работоспособности — а мобильные ремдроны собирали куски истребителя по всей пилотажной зоне. Соответственно Костик был вызван к командиру всей летной группы «Звезды Минматара». По счастью им на этих учениях оказался немного знакомый полковник Нор тан Зус.

— И как это понимать тан старший лейтенант? Особенно если учесть, что пострадавший пилот отказалась от госпитализации и скрылась в ВИП-зоне?

— Тан полковник, вы ведь в курсе, какой заказ поступил на столичные верфи королевства?

Тан Зус немедленно предъявил допуск к соответствующим секретным документам.

— Вероятно, всю легкую технику придется проектировать с нуля под земных пилотов.

— То есть вы лично, тан, тоже можете выдерживать запредельные перегрузки?

— Конечно, тан полковник.

— Почему же вы не использовали собственные возможности неделю назад во время учебного боя с «Зелеными»?

— Это было бы, скажем так, неспортивно. Я сейчас стажируюсь в рядах королевского флота. Показывать подавляющее превосходство земных пилотов над минматарцами, мягко говоря, некрасиво.

— Существует ли возможность усиления моих штатных пилотов?

— Тема закрытая, но вам я отвечу — очень небыстро.

— Что для этого требуется?

— Полковник, у вас достаточно высокий уровень допуска, поэтому скажу. Сейчас этот вопрос решается на уровне глав государств.

— Вы, тан, — усмехнулся Нор, — очень верно отметили о моем допуске к секретам королевства. Поэтому я знаю, кто возглавляет землян, — и уважительно поклонился. — Так все же тан, как мне усилиться самому и поднять возможности моих пилотов?

— Проситесь в длительную командировку в состав моего флота.

— Требуются только пилоты, тан?

— Нужны квалифицированные специалисты по очень многим профессиям, как военным, так и гражданским.


* * *
— Когда умная, а иногда дура дурой. Вот зачем ты раньше времени засветила наши возможности? Я эти вопросы уже и так начал решать. Герцогиня тан Вирд сама поговорит с братом на эту тему.

— Братик, ну прости меня неразумную, ну поторопилась, с кем не бывает, — повинилась Маришка с ангельским выражением на лице.

— А ты куда смотрела? — повернулся к старшей сестре. — Ведь не просто так тебя ведущей в паре поставил. Строго по уставу должна была за ведомой следить.

— Извини, учту на будущее, — видно было, что дальше эту тему Катеринка развивать не хотела. Поэтому и ушла тут же в сторону: — С другой стороны вопрос новых кораблей для людей-джоре достаточно острый. Где как не на королевских верфях его решать? Да и твой «Стрижик» пора менять на что-то другое. Всем хорош рейдер, кроме вместимости. Намаялись, пока к сполотам, а потом сюда летели. Тесно до жути.

— Да думал уже на эту тему. Есть кое-какие идеи. Сам займусь, как только эти учения кончатся. Последняя неделя идет, если только будущий тесть новой вводной не придумает. С моей Ни что-нибудь решили?

— Здрасте, я ваша тетя! — воскликнула младшая сестра словами из древнего фильма. — Еще ночку поворкуем с твоей красавицей и завершим создание ментоканала. И вообще, мы тут подумали и решили, что не дело модернизировать нейросеть принцессы силами только одной твоей Сеты. Наши мальчики не хуже уже подготовлены. Мой Жорик к тому же, кажется, нашел способ заставить ядро генерировать тысячу двадцати четырех битную шину на аграфских поделках. Все-таки не совсем зря к сполотам летали.

То, что ни импланты серии «Эспер», ни учебные базы с таким же названием владельцам нейросетей джоре не требуются, Костик уже знал. Эти импланты формировали в мозге носителя слабое подобие той структуры, что создавалась при развитии оригинальных нейросистем джоре. Но, как только что выяснилось, слетали в республику сполотов его девчонки не без пользы.

— Мой Колька у ихних мудрецов тоже много чего интересного выяснил, — на вопросительный взгляд брата тут же продолжила: — Во-первых, гены, от которых зависит внешний вид ребенка у аграфов, сполотов и минматарцев доминантны. Потому-то твой Сашенька так на мамочку похож. С другой стороны к моменту создания наших нейросетей у джоре оказывается уже был решен вопрос с рождаемостью. Простенькое такое решение — добавление пары атомов в структуру ДНК. Причем при развертывании нейросети это происходит автоматически. Ничем иным объяснить мой мгновенный залет с сыном их президента я не могу.

— Чего? — не въехал Костик.

— Успела-таки, — с завистью протянула Маришка, — а я-то понять не могла, чего ты все время крутилась около этого инфантильного красавчика, пока я у этих жадюг выбивала медкапсулы последнего поколения по приемлемым ценам.

— Стоп! — парень не выдержал и хлопнул ладонью по столу. — А теперь излагайте все то же самое, но медленно, с расстановкой и по пунктам. У нас, насколько я понял, ожидается прибавление в семье?

— Ты разве против? — удивилась Катеринка. — Кстати, тебе как досконально изучившему законы Содружества, надо еще будет обосновать мой отказ в передаче ребеночка сполотам.

— Да не надо сообщать им о твоей беременности. Перебьются, — отмахнулся Костик. Теперь он уже и сам начал понимать причину появления на свет собственного сына — у минматарцев ведь тоже были определенные проблемы с рождаемостью. Перевел взгляд на младшую сестру: — Ты-то хоть не собираешься в ближайшее время рожать?

— А почему нет? Мне там один мзин по душе пришелся. Сын их правящей герцогини. Сильный, обаятельный и притом такой лапушка. Хвостик у мзинов, увы, отсутствует, зато шерстка на голове буквально шелковая. А кошачьи глазки вообще отпад. Будет время, сгоняю в республику и затащу в кроватку — куда он от меня денется?

— Влюбится в другую и женится, — не преминула подколоть сестру Катеринка.

— Ну и что? В Содружестве многоженство законодательно разрешено. Хотя я пока сомневаюсь в необходимости официального заключения брака. Просто хочу понянчить своего маленького мзинчика. Костика-маленького выпестовала, теперь еще хочу.

— Голова кругом идет от ваших хотелок, — признался парень. — Нам сначала арварцев от Земли надо отвадить, потом только личные желания удовлетворять.

— Одно другому не мешает, — не согласилась Катеринка. — Стоит только сказать сполотам о возможном способе решения их камня преткновения с рождаемостью — будут на цыпочках ходить и спрашивать, чем еще могут нам угодить.

— Предлагаешь раскрыть им, что мы джоре?

— Почему нет? Аграфы, ну их верхушка, знают. Минматарцы теперь тоже. Кто мешает еще и сполотов подвязать? Совместить, так сказать, полезное с приятным, — мечтательно вздохнула. — С удовольствием еще бы повалялась в постельке со своим брюнетиком.

— Вместе в республику полетим, — решительно заявила младшая сестра. — Пора там втихую революцию делать и монархию провозглашать. Вот чем твой, Катька, маленький им не король? А я девочку рожу, будет у мзинов главной.

— Может быть, для начала меня стоит спросить? — вкрадчиво поинтересовался Костик. — Я вам брат или мимо проходил?

— И брат, и глава семьи, и вообще наш император джоре, — подошла, обняла и поцеловала в щеку Катеринка.

— Конунг Гардарики и будущий освободитель от рабства всех землян, — приложилась к другой щеке Маришка. — Но согласись, завлечь сполотов в наш союз с использованием такого малого нематериального ресурса, как наши с сестренкой хотелки, имеет большой смысл.

— Точно обе желаете? — все еще сомневаясь, спросил парень.

— Ничто человеческое нам не чуждо, хотя по крови мы джоре, — хихикнула младшая сестра.

— Ненавижу аборты, — заявила старшая.

— Ладно, — вздохнул Костик, — после учений летите к своим сполотам. Возьмете минматарский курьер последнего поколения, он трехместный и по скорости на самую малость отстает от «Стрижика».


* * *
— Нет, парень, здесь ты неправ. Воспитать ребенка в королевской семье так, чтобы он не смотрел на своих подданных как на быдло, чтобы чувствовал ответственность за свой народ и не задирал нос перед простыми разумными — это сложно, очень сложно. При этом понимал, что определенная дистанция при общении все-таки необходима. Никакая нейросеть в этой непростой науке воспитания не поможет. Да и поздно уже будет в восемнадцать лет переделывать характер аристо. Потому и предлагаю тебе в нынешние неспокойные времена оставить младшего брата на Вирде. Да и сам пока с новыми кораблями для твоего флота разбираться будешь, поживи с нами, присмотрись, что к чему, — предложил Зон тан Вирд.

— Пожалуй, соглашусь на ваше предложение Ваше величество.

— Да хватит тебе уже по титулу ко мне обращаться, — возмутился минматарец. — Не во дворце же на приеме при подданных. Сказал же, что в семье мы такого не приемлем. Да и сам с точки зрения иерархии целый император джоре.

— Непризнанный император, — хмыкнул Костик.

— Почему непризнанный? В империи Галанте ведь даже сомнения в твоем статусе не высказали. Да и я от своих слов отказываться не собираюсь. Другое дело, что обнародовать в Содружестве эту информацию пока нельзя. Но придет время и ты сам будешь вынужден открыто заявить всем разумным, что джоре вернулись в эту часть галактики Млечный путь и уходить не собираются.

— И не поспоришь, — улыбнулся парень.

Каждое утро теперь Костик мотался на орбиту в огромное КБ столичных верфей. Здесь ему выделили даже не кабинет, а большой отдел с несколькими сотнями инженеров минматарцев. Его величество посетил конструкторское бюро и произнес короткую речь, в которой приказал выполнять любые распоряжения капитана минматарской СБ — в звании парня повысили даже без команды свыше только на основании личных заслуг на учениях — как волеизъявление самого Зона там Вирда.

Надо признать, что работа Костику нравилась. Как известно, проектирование нового корабля это компромисс между его различными характеристиками. Хочешь большую скорость, изволь поставить более мощный реактор и разгонно-маршевый двигатель. Как следствие получишь существенное повышение расхода рабочего тела с хладагентом. То есть снижение дальности полета без гипера. Впрочем, и количество прыжков резко сократиться, ведь перед каждым требуется разогнаться до скорости ухода в подпространство. Желаешь все же сохранить дальность? Увеличивай баки. Куда еще, если у того же «Стрижика» они занимают почти шестьдесят процентов объема и полные до трети массы рейдера? Казалось бы замкнутый круг? Но только не в том случае, если пилот овладел навыками ментооператора до уровня хотя бы «В-3» и при этом достаточно качественно овладел телепортацией. Для начала урезаем баки до жалких двадцати процентов объема. Газовых гигантов типа Сатурна и Юпитера хватает в звездных системах с лихвой. Под защитой энергополей опуститься в верхние слои бушующей атмосферы особой проблемы не представляет. Для начала телепортацией скинуть подальше вниз перегретую плазму. На фоне бурь и ураганов — типичная для газовых гигантов погода — никакой даже самый совершенный сканер не заметит. Затем закачать в один из баков смесь водорода, гелия, метана и паров воды. Все, можно улетать и уходить в прыжок. А уже там спокойно без особой спешки разделить все той же телепортацией на составляющие газы, смешать в нужной пропорции, с помощью бортового оборудования сжать, охладить и перелить сжиженные рабочее тело и хладагент в предназначенные для них емкости. С учетом увеличения отсека для экипажа до восьми разумных с соответствующим повышением производительности системы жизнеобеспечения и необходимости в больших запасах картриджей для пищевого синтезатора выигрыш получается не такой уж и большой. Но он есть, и это главное. При резком увеличении дальности.

Костик отдал эскизы своим минматарским инженерам на предварительную проработку конструкции корабля в таком варианте комплектации. На вопрос о получающееся якобы мизерной дальности ответил:

— Рейдер будет оснащаться разрабатывающимся сейчас малогабаритным дроном, способным, в том числе, вырабатывать как рабочее тело для разгонника, так и хладагент.

Глотнул кофе, закурил, а потом схватился за голову — кто на самом деле мешает создать подобный дрон? Как будто шоры упали. Просчитал на мощном искине — вполне реальный вариант. Производительность почти на порядок ниже, чем у ментооператора уровня «В-3», но ведь применим для обычных пилотов. Передал задание и прикидочные расчеты другой группе инженеров.

Начал было думать, где еще применить свои способности, но… был прерван вызовом чуть-чуть недовольной невесты:

— Любимый, ты закругляться сегодня собираешься? Рабочий день в КБ уже час как окончился, а специалисты не могут разойтись по домам — мало ли что еще их гениальному начальнику в голову придет, а исполнители отсутствуют.

— Действительно нехорошо получилось, — согласился парень и издал циркуляр, обязывающий подчиненных инженеров покидать КБ строго по окончанию рабочего времени. Распорядился об оплате сверхурочного часа и метнулся в свое уже усиленное «Перышко». Спикировал с орбиты прямо в закрытую военную зону на Королевский остров. Телепортировался подальше от пышущей жаром брони кораблика и долго вымаливал прощение у своей Ниточки, покрывая поцелуями ее совершенное тело. Принцесса своего жениха уже почти не стеснялась. Позволяя ласкать все ниже и ниже. Во всяком случае, доступ к правильным полусферам смуглых упругих грудей уже был без ограничений. Краснела всем телом, что выражалось в бронзовом оттенке бархатной кожи, но сама уже тянула мужские ладони к себе. Забежавшим Костику-маленькому и Саньку показала язык, но с коленей парня так и не слезла. Мальчишки не въехали в пикантность ситуации и потребовали явления обоих в бассейн, где принц королевства должен был предъявить успехи в нырянии.

Уже после ужина Сета с восторгом заявила: «У нас получается! Нейросеть твоей Ни будет уступать мне всего-то в полтора-два раза. Сама не ожидала, что так хорошо получится. Не могу не отметить существенный вклад в нашу общую работу Кольки с Жориком. Довольно прилично они порылись в информационных хранилищах искинов у сполотов. Кстати, твои сестрички своего похоже уже добились. В президентском совете идут бурные дебаты о преобразовании республики в монархию. Причем основной кандидат на трон твоя старшая сестра. А младшая, уделав Великую герцогиню мзинов как в борьбе без правил на их главной арене, в стрельбах на полигоне и в поединке на КИПах в космосе уже провозглашена новой властительницей мзинов. Старая герцогиня не в обиде — принцесса джоре согласилась взять в мужья сына предыдущей правительницы. Твои сестры ждут, когда освободится Его императорское величество джоре и соизволит лично прибыть к сполотам, дабы дать свое высочайшее разрешение на брак принцесс джоре. Только тс-с-с, я тебе ничего не говорила, сестры хотят сделать тебе сюрприз. С другой стороны обнародовать информацию об их свадьбах, как и о скорой твоей, еще долго будет нельзя».

Вот озадачила, так озадачила! Теперь придется посылать часть вывезенных с Земли людей не только в королевство, но и в пока еще республику сполотов и в Великое герцогство мзинов. Взамен от младшей сестренки должны прибыть на Гардарику боевые подразделения мзинов. Причем не только космические силы, но и лучшие в Содружестве десантники, специалисты по действиям на поверхности планет.

Тут еще Наташка Коган что-то скрывает. С модернизацией нейросети императрицы аграфов закончила, но получив информацию от Сеты с Гогой и Николая занялась доработкой. Говорит, что в империи Галанте грядут большие перемены во властных структурах. Эсбэшники вроде как отодвигают на второй план Тайный совет, при этом все как один клянутся в верности юной императрице. Ходят неясные слухи, что Ее императорское величество вышла замуж. За кого? Сие тайна великая. Сама же графиня тан Коган открыто собирается сочетаться узами брака с внуком начальника СБ империи. Все просчитала — у ее детей от этого красавчика базовый ИП будет превышать двести единиц с запасом. Посему ждет не дождется, когда Император джоре появится в империи аграфов. Без его личного высочайшего разрешения сие бракосочетание невозможно.

В общем, интрига на интриге. И ведь отказывать никому нельзя — мало того, что не поймут, ну так действительно явный вред для дела. Интересно, за кого маленькая Элли замуж выскочила? Вроде бы по их обычаям мужем считается отец первого ребенка. Но раньше пятидесяти они не беременеют. Тогда откуда слухи? Надо лететь к сполотам, а от них в империю Галанте и самому разбираться. Но не раньше, чем закончит свои дела в королевстве. Все остальное может и подождать.


* * *
В чем основная особенность оборудования джоре? В первую очередь управление исключительно по ментоканалу. Ну и, конечно же, в технологиях сборки. Это Костик понял сразу, сравнив распиленный на куски прыжковый двигатель джоре в музее КБ с аналогичным современным движком королевства. Сплошная телепортация. Впрочем, сами отдельные элементы тоже отличались. Контур накачки минматарского производства выполнялся из жутко дорогого сверхпроводящего сплава, выдерживающего без потери проводимости около четырех сотен градусов по Кельвину. В Содружестве единица термодинамической температуры обзывалась по-другому, но смысл от этого не менялся. А джоре обмотку контура делали из полых трубчатых проводников, охлаждая контур изнутри. Суммарная рабочая температура повышалась еще почти на две сотни градусов, что увеличивало дальность прыжка практически втрое при том же времени нахождения в гипере. Феноменальный результат, особенно если учитывать относительно дешевые составляющие при варке сверхпроводящего сплава. Но опять-таки все упиралось в чистоту используемых материалов. Что для Костика проблемой не являлось. Почти месяц экспериментов, доводка технологии и опытный образец был установлен на уже собранный по эскизам парня кораблик. Прямо из системы Вирды удалось прыгнуть почти до Центральных миров. Связался с будущим тестем, доложил, получил поздравления, развернулся, набрал скорость, ушел в гипер — программа испытаний еще не была закончена. Вот только до столичной планеты королевства допрыгнуть в этот раз не удалось.

Наглая до безумия операция арварской службы безопасности прошла без сучка и задоринки. Глушилка гипера при беспрецедентном ранее уровне помех от аппаратуры ГРЭБ. Вывалившийся из подпространства Костик и понять ничего не успел, как его еще невооруженный кораблик был взят на абордаж, а сам он был спеленат дюжими десантниками и напичкан «Черным удовольствием» и транквилизаторами по самое не могу.

Пришел в себя с жуткой головной болью похоже уже в Арварии, голый, прикованный к стене за руки, за ноги стальными браслетами без какой-либо электроники и в рабском ошейнике новой модели.

«Извини шеф, сама была вынуждена уйти в подполье, то есть в ядро, — проинформировала Сета. — Почти все мои возможности заблокированы инъекциями химических препаратов угнетающего мозг действия. Еле успела в ИД блоке выставить наличие „Персонал-универсо-9УМ+“ со всеми якобы инсталлированными тогда имплантами. Сигнал блокировки нейросетей в наличии при очень высоком уровне. С новым рабским ошейником пока разобраться не получается».

С трудом открыл глаза и нарвался на ненавидящий взгляд черножопого принца.

— Попался гаденыш! Теперь за все ответишь! Для начала расскажи-ка, как сам сбежал и каким образом смог отключить ошейники у других рабов.

Костик, несмотря на жуткую головную боль, все-таки понял, что от него хочет начальник СБ империи Арвар. Понял, но молча продолжал смотреть затуманенным препаратами взглядом на это отребье рода человеческого.

— Почему он молчит? — спросил у кого-то генерал-полковник.

— Вероятно из-за передозировки препаратов, Ваше императорское высочество, — раздался откуда-то сбоку голос. — Исполнители перестарались при захвате раба.

— Ну так суньте его в медкапсулу и уберите из крови все лишнее. Я что ли за вас все делать должен? Элементарное ведь решение вопроса.

— Ранее мне было запрещено предпринимать какие-либо действия без специальной санкции, господин генерал-полковник.

— Исполняйте, — раздраженно прошипел черножопый принц. Посмотрел на прикованного раба, взял со стоящего рядом стола какой-то пульт, критически посмотрел на парня и с садисткой улыбочкой нажал кнопку.

Уже теряя сознание от волны сжигающей боли, Костик попытался отдать команду на схлопывание ПП-кармашков в надежде взорвать и себя и все вокруг вместе с арварцами. Увы, не получилось. Последней мыслью было сожаление, что так мало успел сделать…



Глава 10


Заново пришел в себя в медкапсуле, понукаемый нейросетью джоре. Жуткая головная боль, увы, никуда не исчезла.

«Родненький, быстрее соображай, у нас остались считанные минуты. Я смогла частично перехватить управление капсулой. Синтезировала препарат, на короткое время резко снижающий эффективность действия „Черного удовольствия“. Необходимо удалить все оставшееся из ПП-карманов, что ты не успел раньше спрятать, с их последующим схлопыванием».

— Отдать рабовладельцам нейросети и наручные искины?

«Именно. Но не целыми, а в виде мелких раздробленных кусочков. Ломать не строить, справишься. Давай быстрее, мне потом всю твою биологическую память в ядро переписывать. Все что можно я уже в информационных банках здесь стерла, чтобы место освободить. Когда-нибудь если выберемся, с других нейросетей джоре восстановлю».

— Зачем мою память в ядро переписывать? — головная боль мешала понять мотивацию Сеты.

«Чтобы сразу после этого стереть все в нейронах мозга. Другой защиты от ментоскопирования я не нашла».

С трудом, но все-таки въехал, что от него сейчас требуется. Кое как выкинул телепортацией все из ПП-кармашков в виде песчинок, сам оказался чуть ли не погребенный под горками кристаллической пыли и притом залитый горячим кофе, запас которого всегда имел при себе. Схлопнул пустые кармашки и потерял сознание под рев сирены, врубившийся от аппаратного контроля медкапсулы — было определено практически двукратное увеличение массы содержимого. И уже не воспринял последних слов нейросети джоре: «Прости родной мой, иначе никак. Надо очень тщательно затереть». Вся биологическая память с момента первого похищения начала после копирования в ядро заполняться воспоминаниями о жуткой боли от последнего срабатывания рабского ошейника.


* * *
— Спокойнее подполковник, спокойнее, — его императорское высочество Сет тан Арвар наполнил стакан из-под тоника аратанской «Black Raven» и заставил стоящего перед ним навытяжку врача выпить водку до дна. Даже протянул кусочек от поломанной плитки шоколада — все-таки двести семьдесят граммов сорокапятиградусного напитка, это немало.

Медик с ударной дозой спиртного с трудом, но справился — смог удержаться от выблевывания содержимого желудка на ноги начальника СБ империи. Вовремя сообразил дать команду своей нейросети ограничить уровень алкоголя в крови. И уже через пару минут был более-менее адекватен.

— Вот теперь докладывайте, подполковник, — приказал принц, оценив на глаз состояние врача.

— Пациента доставили в мою секцию в бессознательном состоянии. Предварительный осмотр показал очень серьезную степень отравления сразу несколькими препаратами, подавляющими осмысленную деятельность раба. После чего он был немедленно помещен в новейшую медицинскую капсулу производства аграфов модели «МР-2619». Четырнадцать минут сорок шесть секунд процесс очистки крови протекал нормально. Что произошло позже понять невозможно — логи в управляющем оборудовании медкапсулы оказались стерты именно с этого момента. Еще через одиннадцать минут и девятнадцать секунд сработала аппаратная сигнализация капсулы. При ее вскрытии было обнаружено огромное количество грязи, неравномерно покрывающей тело по-прежнему находящегося в бессознательном состоянии пациента. Больной был вымыт и помещен в другую медкапсулу. Полная очистка крови и восстановление основных физиологических показателей организма позволило сделать вывод о готовности раба отвечать на вопросы.

— Стоп! — прервал начальник СБ подполковника. — Происхождение и состав грязи выяснили?

— Только второе, ваше императорское высочество. В основном мелкодисперсные частицы кремния с незначительным количеством редкоземельных металлов, пропитанные… — медик замялся.

— Ну! — требовательно прикрикнул генерал.

— Пропитанные крепким сладким кофе с некоторым содержанием частиц табака при высоком уровне никотина. Объяснить происхождение этих веществ в медкапсуле не представляется возможным. Использованные картриджи этих ингредиентов, за исключением небольших количеств кофеина и никотиновой кислоты, необходимой для восстановления поджелудочной железы, не содержали.

— Загадка на загадке этот раб, — задумчиво протянул принц. Понял голову и потребовал: — Дальше!

— На какие-либо вопросы пациент отвечать отказался, господин генерал-полковник. Точнее был не в состоянии говорить, так как не мог осознать ситуации. После чего была сделана попытка ментоскопирования памяти больного. Анализ полученной информации вызвал у биоскина определенные затруднения. В результате, он отключился, и возвратить его в рабочее состояние в ближайшее время по утверждению специалистов не представляется возможным. Опытный аналитик попытался просчитать информацию прямым подключением. Через шесть секунд потерял сознание. Позже, после восстановления в медкапсуле, сообщил, что в памяти пациента содержатся только детские воспоминания, не представляющие для нас какой-либо ценности, и боль. Очень сильная боль, соответствующая максимальному уровню воздействия рабского ошейника.

— Все страньше и страньше, — процитировал начальник СБ запомнившиеся слова из сказки какого-то земного писателя. — Перспективы использования мозга этого раба в качестве основного ресурса известной вам технологии?

— Отсутствуют, — признался подполковник, опустив голову, как будто сам был виновен в случившемся.


* * *
Ни хрена не понятно. В памяти плюс к обычным воспоминаниям, где я, конечно же, жуткий урод, только жгущая все тело боль. Ночую в какой-то конуре. Кормят непонятной бурдой, которая получается, если залить воду в воронку. Потом случайно услышал, что обзывается это солдатским пайком. Не противно, но особо вкусной эту жратву тоже не назовешь. Водили несколько раз в лабораторию со странным названием «ментоскопирование». Что сие означает, в упор не понимаю. Дошло только, что каждый раз ругаются. Сильно ругаются вплоть до крика и нецензурных выражений на местном языке. Потом отстали. Везде сплошные черножопые, белых раз-два и обчелся.

Утром, кое-как обмывшись в микроскопической туалетной комнате, напялил ярко-оранжевый мешок, что выдали в качестве одежки. Затем хренел, подгоняя рабский комбинезон под себя. Откуда знаю, что это такое и как им пользоваться, неизвестно, но даже цвет сумел подправить, чтобы так сильно глаза не резало. Долго давился бурдой, каким-то надцатым чувством понимая, что жрать надо, чтобы потом хватило сил бороться с врагом. Вот только бы еще осознать, кто этот могущественный враг и почему я должен с ним воевать? В первом приближении разве что негритосы подходят на эту роль.

От нехрен делать попробовал подключиться к экрану на стене. И даже не удивился, когда получилось. Долго смотрел на план станции, как утверждалось в пояснительном тексте. Нахожусь в космосе? Бред! Но как-то логически связанный бред. Особенно если учесть вечернюю прогулку под конвоем черножопых. Привели в какое-то странное помещение с явно металлическим ребристым полом и тоже никак не деревянными стенами с потолком. В центре нечто вышедшее из-под пера сумасшедшего футуриста. При некоторой фантазии можно действительно утверждать, что это космический корабль. Хотя больше всего эта штуковина напоминала огромную, до нельзя вытянутую, собирающуюся прыгнуть лягушку, присевшую на все-таки мелковатые для нее задние лапы. Маленькая лесенка, совсем небольшое помещение и вторая дверца, открывшаяся только после затворения первой. Очень похоже на вакуумный шлюз. Поводили внутри, посадили на странное ложе и потребовали, чтобы запустил все это хозяйство. Совсем сбрендили? Вот каким, спрашивается, боком я и эта хреновина связаны? Когда вели обратно, услышал странное:

— И что теперь с этим рабом делать?

— Джоре его знает. Приказано ждать, вдруг все же вспомнит, как он этим экспериментальным кораблем управлял. Из наших никто ни искин, ни реактор привести в действие не могут. Вообще не понятен принцип управления всем оборудованием корабля. Дополнительно начальство потребовало записать ему на сеть инженерные базы аж по девятый ранг. Раб должен поднять их за три-четыре месяца. Может быть, тогда сам сообразит, каким образом запускать оборудование на корабле.

Что это значит, в упор не понял. Надели на запястье какую-то черную хреновину, похожую на обычные цифровые часы. Сунули в гнездо маленькую пластинку, оторвав от нее пластиковую полоску. Почти сразу, всего через несколько минут начал понимать, что нахожусь в некоем Звездном Содружестве, в империи Арвар. Четкая ассоциация со словом варвар. Они рабовладельцы, а я получается раб? Дали пакет с пластинками — так называемые учебные базы. Приказали изучать. Окатили волной боли из этого гадского ошейника. Как на ногах устоял, сам не осознал. Но первое что сделал после, это сломал нос ближайшему негру и свернул челюсть соседнему. Они могут сколько угодно называть меня рабом, но я себя таковым не считаю. Долго избивали ногами в тяжелых космосапогах. Несколько ребер и обе руки переломали. Хорошо хоть по голове не метили. Похоже, им заранее это запретили. Потом оттащили в, насколько понял, медсекцию. Сунули в какую-то капсулу. Скорее всего, излечивающую. Так как после нее чувствовал себя нормально, только жрать очень хотелось. В своей конуре уничтожил две порции бурды. Потом все-таки решил изучать эти инженерные базы — интересно же. Да и делать все равно нечего. Просто вставлял эти пластинки в гнездо браслета и… вспоминал. Иначе объяснить такое молниеносное обучение не получается. К ночи пакет оказался пустой. Задумался и вдруг въехал, что раньше подслушанных трех-четырех месяцев показывать свои знания никак нельзя. Странно все как-то, очень напоминает мои чувства, когда по интернету дома лазал. Непонятно как, но понимаю что можно, а чего ни в коем случае. В общем, брякнулся дрыхнуть в своей конуре, по-прежнему ни во что не въезжая. Чуйка почему-то работает отвратительно.

Следующим днем после утренних процедур и поглощения бурды завалился на узкую койку размышлять о ситуации. Во-первых, я знаю, что ни хрена не знаю. Основополагающая сентенция. Был на даче с сестренками, много позже — в наличии ощущение, что годы прошли — оказался здесь физически здоровым. Вот только «Mens sana in corpore sano»[15] не соответствует действительности. Судя по всему, был похищен зелеными человечками. Ну, ежели только здоровенных черных негритосов принимать за них. Каким-то неведомым способом могу общаться с местной техникой. Достаточно логичный вывод, если учесть бряканье одного из черножопых в корабле, что в меня внедрили нейросеть с какими-то там имплантами. Фантастика, мать ее во все дырки. Но вот если вдуматься, то получается что все обстоит именно таким поганым образом. Перспективы? Отсутствуют, если только… Вот что это «если только» в упор не въезжаю. Что-то такое в голове крутится на тему отравления моего совсем не уродливого нынче организма. После медкапсулы стало не намного, но лучше. То есть кровь во мне она от отравы помаленьку чистит. Иначе как объяснить все-таки просыпающуюся чуйку? Вывод? Как можно чаще попадать в медкапсулу. Каким образом? «Элементарно, Ватсон!» — вспомнился древний фильм. Надобно самому нарываться! Как конкретно, если заперт в этой конуре? Внимательно осмотрелся. Привлекла внимание красная надпись в рамочке на дверце входного люка. «Принудительное вскрытие только в случае разгерметизации отсека после разрешения искина с целью поиска долговременных средств защиты от вакуума. При несанкционированном вскрытии последует наказание». Прикинул х… хрен к носу. Чем не вариант? Принудительное вскрытие? Сорвал пломбу, открыл дверцу люка и выломал крепеж запирающего механизма — сила есть, ума не надо. Накатившую волну жгучей боли, как это ни странно, вытерпел на ногах. Не знаю как, но научился просто отключаться от нее. Встретил орущего техника прямым левой с последующим глушением сцепленными ладонями по затылку. Будут тут всякие голос на меня повышать. Вот четверым десантникам в бронескафах каких-либо повреждений, увы, нанести не смог — вовремя черножопые гады личные щиты врубили. В этот раз к переломанным рукам добавились ноги. Зато время нахождения в медкапсуле увеличилось почти вдвое. Как, впрочем, и громкость рева медтехника, незнающего на что списывать бешеный расход каких-то там картриджей. Превышает, видите ли, расчетный на сорок процентов. Ну, вот не понравился мне тембр его голоса. Заткнул классической связкой из левого апперкота с правым хуком. Тишина, впрочем, была не долгой — десантники были на стреме. Еще полтора часа в медкапсуле. Другой медтехник пасть разевать на меня не решился.



* * *
На следующий день попытка несанкционированного вскрытия дверцы люка не прошла — рукояти запорного механизмы с внутренней стороны напрочь отсутствовали. Размышлял о проблемах недолго — ощущал, что чуйка или, по науке если называть, предвидение, уже вышла на достаточно высокий рабочий уровень. Потому через экран подключился к контролирующему мою конуру искину. Распропагандировал кристаллическое чмо за минуты. Влез через него в сеть станции и занялся основными искинами. Если с кристаллическими навороченными супер ЭВМ, чем они, по сути, являлись, особых проблем не было, то с биоискинами пришлось попотеть. Им плюс к правильным паролям, исправно выдаваемым чуйкой, еще и логичное обоснование подавай. Четыре часа убил — весь в мыле в переносном смысле! — но справился. Даже умудрился поспорить с одним на тему происхождения вселенной. И ведь выиграл же! По линии доставки — в моей конуре оказывается и такая мутотень имеется — получил бутылку ноль семь коньяка черт знает какой выдержки. Вкус из горла понравился, но вот солдатский паек в качестве закуси оказался совершенно не в тему. Ну, так мы люди не гордые и на пустой желудок могём. Разве что в собственной голове что-то явно не в ту сторону сдвинулось. Прилично так сдвинулось — начал вдруг осознавать, что могу очень многое, непонятно только что конкретно, но факт, что до х… до хрена. Вывод? Надо этого зеленого змия изничтожить до дондышка. Как там у классика? Если я чего решил, я выпью-то обязательно? Сказано? — Оприходовано!

Зато сам не знаю как, уговорил разблокировать люк конуры. Прикинул, что так и спиться недолго. Потому поперся через какие-то переходы и лифты в нечто вроде столовки. Как нашел? Хрен, который редьки не слаще, его, то есть в данном конкретном случае, меня знает. Но топал целенаправленно, что странно. Нашел, выгнал черножопых и, оккупировав столик, заказал себе нормальное пропиталово, включая кофе и курево. Местный искин было возбух, но был послан далеко и навсегда. Как ни странно, это чмо удовлетворилось и больше на связь со своими нравоучениями стучаться не пробовало. Разве что проинформировало, что директива принята к исполнению в качестве основной, передача информации в центральные структуры управления заблокирована. Что это значит не въехал, но набил желудок качественно. Впрочем, градусов тоже добавил, на сей раз неплохой беленькой. Затем, под кофе с сигаретой, пришлось разбираться с парочкой черножопых дебилов, осмелившихся что-то вякать на тему моего нахождения в данном помещении. Одного наградил пенделем, так как не торопился выполнять приказ об исчезновении с глаз моих. Тот впечатался головой в стену и утих. Похоже, что навсегда — сомневаюсь, что частично размазанные по стеночке мозги лечатся. Второму просто повернул голову на сто восемьдесят градусов, чтоб на дружка полюбовался. Почему-то упал и вставать, похоже, не собирается. Покурил и почапал по станции дальше в неизвестном направлении. Попутно выяснилось о многочисленных приказах рабскому ошейнику о приведению меня в горизонтальное и при том неподвижное положение посредством воздействия на болевые центры. Что это значит, совсем не дошло, но ясно же, что нечто очень нехорошее. Блокировать приказы надоело, и непонятным способом перекинул этот ошейник какому-то чудаку на букву «М», наставившему на меня непонятную хреновину. Чудак удовлетворился и разлегся поперек коридора, изображая карася на свежем воздухе в некотором отдалении от жидкости с маркировкой «Н2О». Во всяком случае, дергался очень похоже, и сучил ногами один в один как рыбешка плавниками. Потом появилась сразу пятерка таких же идиотов и точно так же направила на меня хреновины. Высказал претензии главному искину станции, мол, что за дела? Откуда знаю, что он тут главный? Совсем не знаю, но уверен на все сто. Искин виртуально вытянулся по стойке смирно, выдвинул из потолка противоабордажную плазменную турель и превратил пятерку с хреновинами в газообразное состояние. Жарко! Комбез загерметизировался и показал падение ресурса на семьдесят восемь процентов. Не понравилось. А если еще чудиков повстречаю? Наказал искину в следующий раз испарять недружественный контингент не ближе пятидесяти метров от меня-любимого. Не везде плазменные турели есть? Это твои искинные проблемы, никак не мои. Сменил направление, озаботившись заменой комбинезона. Далее шествовал в окружении боевых дронов, раскорячивших свои ну очень мощные хреновины во все стороны. Почему дроны? Неизвестно, но могут работать и в вакууме при диапазоне гравитации от нуля до тридцати восьми «G». Это точно выяснил. Местные склады не понравились — все как-то бессистемно раскидано. Пришлось тутошний искин напрягать. Пока этот кристаллический козел въехал, что мне надобно, вспомнил малый Петровский загиб: «Мать твою ети раз по девяти бабку в спину деда в плешь, а тебе, блядину сыну, сунуть жеребячий в спину и потихоньку вынимать, чтоб мог ты понимать, как твою имеют мать». Хорошо, что здесь кристаллический, а не био, иначе бы жидко обделался с последующей газовой атакой. Во всяком случае, кристаллический, выслушав сочинение Петьки-великого, прислал дроида, который трясся как припадочный. Трясся, но припер пару кофров с изделием «Пилот-экстра-люкс-МКУ-1497» моего размера, тяжелыми бластерами и упаковкой космобелья. Поежился, пока переодевался — у них здесь температура для повышения сохранности разных комплектующих снижена до минус восемнадцати по Цельсию при практически нулевой влажности. Нет, ну мне же интересно, кто такой этот Цельсий? Кое-как из собственной памяти выцедил, что это некий швед-астроном, якобы придумавший в восемнадцатом веке способ ориентировочно оценивать тепло или холодно.

Затем долго шастал по станции в сопровождении грузовой платформы и все тех же дронов с мощными хреновинами. Заодно разжился малым контейнером с офицерскими пайками. Чо такое не знаю, но почему-то уверен — на порядок лучше солдатских будут. Наконец-то набрел на потребную штуковину — средний универсальный промышленный синтезатор обзывается. С пятиэтажную домину размерчик будет. Часа четыре мудохался, пока эта штуковина мне две штуки гравитационных пушечек со всем обвесом на гравиплатформу не выложила. Потом еще час и двадцать минут мастрячил на гребаном синтезаторе скрыт-систему для своего кораблика. Кораблика? Вот теперь все-таки допер, что это та длюннючая лягуха, что под строгой охраной в ангаре СБ на этой станции содержится. Ну, куда меня водили. Откуда взялся? Есть неясные подозрения, что когда-то сам соорудил. Виртуально погрозил пальчиком искину, чтобы рядом с моим имуществом черножопых и рядом не было. Через пару секунд получил доклад, что проветривание ангара от перегретых биологических отходов будет закончено через шестнадцать минут и сорок две секунды. То бишь особо поторапливаться смысла не имеется. Распорядился доставить мне кофе. Пока наслаждался вкусом сладко-горького напитка, местные ремдроны потрошили апартаменты начальника станции. Почему-то только там обнаружился аграфский пищевой синтезатор премиум класса. Вот еще бы выяснить, кто такие эти аграфы. В голове почему-то крутится картинка с прелестной эльфиечкой в неглиже. Вроде бы даже совсем не чужая мне, но кто такая, увы, не знаю. Хотя ощутимо и тянет к обнаженной красавице. Впрочем, рядом с ней в наличии есть еще более притягательная смуглая девица с платиновой шевелюрой и бездонными синими-синими глазищами. Чуть сердце не встало, когда вдруг дошло, что обе ждут именно меня, никого другого. Вот точно знаю, что ждут, не дождутся, но кто такие и где они нынче обитаются почему-то не врубаюсь. Я не я буду, но найду обеих! Но сначала нужно с местными черножопыми расквитаться.

Ангар действительно проветрился, но запашок подгоревшего шашлыка все-таки присутствовал. Затребовал себе пару лучших из имеющихся на станции инженерных комплексов. Тут же цуцики прибежали и выстроились в два ряда. Под моим чутким руководством и пушечки смонтировали, и скрыт-систему, и все остальное, что на складах нужного надыбал. Расходниками все бортовые хранилища забил. Устроился в пилотском ложементе, вошел в слияние и такую силищу в себе почувствовал, что сразу захотелось что-то очень доброе сделать. Ну, если есть такое желание, то почему бы и не исполнить?

Отдал команду на открытие бронестворок ангара, одновременно плавно приподняв кораблик на маневровых движках. Поджимаю посадочные лапы, выходя в стартовый створ. Мать моя женщина! Да что же это такое здесь делается-то?! Недалече висит цельный боевой флот в составе пяти линкоров и пары эскадр тяжелых крейсеров, не считая кучи уже частично покоцаных разнокалиберных КИПов. ПКО станции эту камарилью близко не подпускает. Несколько газовых облачков в наличии — все, что осталось от тех, кто вовремя не соблюл дистанцию. Откуда-то из подсознания проявляется непонятное знание — боевой корпус, готовящийся к отбытию в Солнечную. И все эти твари целят свое оружье в мой кораблик? Наказать! Немедленно! Задействую скрыт-систему и прыгаю с тангажем под тридцать градусов вверх и чуть большим правым креном вперед, тут же перекладывая тягу маневровиков влево. Соответственно линкоры промазали, засветив всеми цветами радуги щиты станции. Остальным противникам дальность не позволила стрелять. Им нельзя, но мне-то можно! Виртуальное перекрестье прицела ложиться точно на морду тяжелого крейсера. Огонь! Накопители левой пушечки разрядились в импульсные гравигенераторы. Самый край кормы противника задел — пушки еще юстировать и юстировать. Но и этого выстрела хватило за глаза — основные разгонные движки смяло в тонкий блин. Именно, что блин — сила тяжести на протяжении всей директрисы достигает нескольких миллионов «G». Вот знаю, что подобной сверхмощной и притом дальнобойной артиллерии в Содружестве нет, но я-то откуда о нем прознал??? Злость на самого себя берет! Ладно, хоть есть на ком выместить. Или на чем? Не въезжаю, но точно понял, что это именно то доброе дело, о котором чуть раньше думалось. Даю поправку и ляпаю правым стволом по ближайшему линкору. Это у меня хорошая такая мухобойка получилась! Вот только получившийся из линкора блин немного перегрелся — на высокотемпературную плазму изошел. Всю мелочь поблизости пожгло. Через щиты сам больнючий жар чувствую. Не дело, так и эффекторы от перегрузки щитов накрыться медным тазиком могут. Сбросил на порядок подаваемую на импульсники энергию и стал чуть осторожнее мухобойкой размахивать. На каждую перезарядку накопителей в ослабленном режиме вынь да положь семнадцать секунд. До-о-олго. Плюнул. Разве что все эсминцы ГРЭБ послал знакомиться с тем лужком, куда даже Макар телят прогуливать не пожелал. Чуть всю малину мне не обгадили. Только начал реакторы станции в разгон раскручивать, как эти грамотеи уровень помех до небес задрали. Не знаю откуда, но чую что на той станции моих следов видимо-невидимо. В том числе программулины, которые для своих пушечек на искине промышленного синтезатора состряпал. Не отдам! Мое! Гори оно все синим пламенем! Не получилось синим. Ярко-ярко белая вспышка засветилась. Хорошо хоть в пылу драки на пару тысяч километров от нового солнышка оттянулся. Все равно очень не холодно — четыре эффектора щитов как корова языком слизала. Шесть процентов защиты, как и не было. Правда, врагу тоже не хило прилетело — никто, когда разгонно-маршевый запустил, вслед погнаться не смог. Глушилки в перегрев пустили? До лампочки — моему гипердвижку, что на королевских верфях в птичку монтировал уже почти не помеха. Прыгнул в гипер, едва только необходимую скорость набрал. Королевские верфи? Головка бо-бо. Вывалился из слияния и ползком до медкапсулы кое-как дотащился. Но, уже сдирая комбез и плюхаясь в медкапсулу, слово запомнил — так кораблик и назову. «Птичка». Искин принять к исполнению, а то по жопе надаю. Ответа уже не услышал…


* * *
— Просыпайся родненький мой. Я уже и сама из ядра выбралась, и всю твою биологическую память из бэкапа разархивировала. Ты хоть понимаешь, что сделал?

Почти минута на осмысление вопроса Сеты ушло. Так и не въехал, поэтому озаботился другим:

— Ну и где ты, охламонка, прохлаждалась? — поглядел на экран, где красовалась очень возбужденная нейросеть джоре.

— В ядре от арварского оборудования пряталась, твою, миленький, память от ментоскопирования охраняла. Но ты на мой вопрос так и не ответил.

— Что сделал, что сделал, — сварливо протянул, выбираясь из медкапсулы, — еще одну станцию противника к чертям собачьим пожег. В этот раз немного слабее получилось — всего-то порядка восьмисот мегатонн, если в тротиловом эквиваленте считать.

— Да плевать мне на арварскую станцию. Ты объясни, как на прямую связь с моим ядром вышел? В старой империи джоре такое у считанных разумных только после трех-четырех сотен лет жизни получалось. А тебе, мой любимый мальчик, только-только двадцать три годочка исполнилось.

— А я знаю? Хотя возможно отключение контролирующих сознание центров помогло — ты ведь мне уровень алкоголя не ограничивала, — выдал первую попавшуюся версию, пришедшую от чуйки. — Давай об этом как-нибудь позже. Для начала объясни, где мы, что мы и когда мы?

— Третий день пятисуточного прыжка в одну второразрядную звездную систему империи Аратан, — начала обстоятельно докладывать нейросеть джоре балдеющему под душем парню. — Там надлежит избавиться от перегретой плазмы из камер термоконденсаторов системы охлаждения и наполнить расходный бак сжатой смесью холодных газов из атмосферы ледяного гиганта. Я уверена, что теперь ты переработаешь эту смесь на рабочее тело и хладагент всего-то за час-другой. Но сначала требуется освободить расходный бак от твоих запасов.

— Конкретнее, — потребовал Костик, — каких еще запасов?

— Ты прямо во время захвата арварцами сбросил туда телепортацией почти все самое ценное из своих ПП-кармашков. Надо признать довольно оригинальное решение. Сам бак неплохо экранирован и подсоединен к штатной системе переработки относительно тонкими трубами. Во всяком случае, арварцы ничего не обнаружили.

— Н-да? В упор не помню! — не вылезая из-под ласково упругих струй воды, прошелся своим ментосканером по интересующим объемам корабля. Поразился количеству запасенного — почти две тысячи четыреста килограммов — по-быстрому создал кармашек и перекинул все туда.

— Ну и последнее, — продолжила Сета, — с момента захвата прошло два с половиной месяца. Точнее — семьдесят девять стандартных суток. Как мне кажется сразу после выхода из прыжка тебя, мой пропащий император джоре, ожидает огромное количество запросов по ментоканалу.

— У нас алкоголь на борту есть? — отреагировал на грядущую опасность Костик.


* * *
Как от сестер отболтался, сам не понял. С невестой изъяснялся почти без слов — просто передал по ментоканалу свои чувства, в ответ получив горячую волну всепоглощающей любви с предупреждением, что больше никогда его одного никуда не отпустит. Вот перед будущим тестем и его сестрой пришлось отчитываться относительно подробно.

— Даже не собираюсь отрицать — очень глупо в ловушку арварцев попался. Ну, так по-умному никто и не засыпается. Ты мне подруга лучше скажи, какие меры приняты по предотвращению подобного.

Герцогиня не отвлекаясь на сидящих на ее коленях сына и Костика-маленького, играющих в ладошки, посмотрела на брата, дождалась от короля поощряющего кивка и доложила: — Зон издал указ о поголовном ментоскопировании всех служащих моей службы безопасности. Твоя старшая сестра уже прислала четыре средних транспорта с лучшим оборудованием своих сполотов. Одновременно своими силами проверяем память всех высших аристо королевства.

— Своими силами? — уже догадываясь, о чем идет речь, переспросил парень.

— Люди, присланные Игорем Залетным, уже модернизировали нейросети у семьи, всего руководства СБ и командования флота, — объяснила Зуна тан Вирд. — Перекрыли границы королевства очень плотно. Великая Герцогиня тан Мария подкинула нам треть своего флота на все время операции по выявлению арварских шпионов и их пособников. Разве что, несколько трудновато удерживать рядовых мзинов от растерзания врагов прямо на месте захвата, но их командиры все-таки справляются.

— Много задержали? — поинтересовался Костик. То, что сестренки приложат все силы к «ответке» за него, сомнений не было.

— Пока сто тридцать девять тысяч разумных. В основном засланные из фронтира арварцы с приличным базовым ИП. Сам понимаешь, от таких граждан ни одно государство Содружества не откажется. Не говоря уже о чиновниках иммиграционных центров — этим приличные премии за таких людей полагаются.

— Вот этих-то чиновников и надо в первую очередь проверять, — посоветовал парень.

— Уже обследовали, — грустно протянула герцогиня, — чуть ли не четверть на арварцев работало. Увы, но минматарцы точно также падки на деньги, как и все остальное население Содружества.

— Ты помнишь последнюю передачу шоу «Враг государства»?

— Речь там шла, если не ошибаюсь, о недопустимо низкой этической составляющей законов Содружества, — ответил за сестру Зон тан Вирд.

— Точно так, — кивнул Костик. — Увы, но меркантильные мотивации у населения превалируют над всеми остальными жизненными стимулами. Что хотите, делайте, но эту ситуацию надо ломать. Не менять, а именно ломать.

— Весь вопрос как? Каким образом? — вслух озадачился самодержец Минматара.

— Надо думать и еще много раз думать. Это ваше государство, вам должно быть видней. А я на сегодня все. Прыжковую скорость уже почти набрал. Буду в системе Вирды через пять суток. Ответчики при захвате были уничтожены. Так что прежде чем стрелять извольте запросить, — Помахал рукой сыну и брату, потом долго смотрел в синие-синие глаза Ниточки, которая весь сеанс ментосвязи молчала, не отводя любящего взгляда.


* * *
Со стороны такое, наверное, выглядело бы странным. Сразу по прилету поцеловал в щечки спящих сына и брата, а потом уединился с невестой. Совсем не разговаривали. И без слов все было понятно. Только целовались и ласкали друг друга. Заснули под утро измотанные, но счастливые.

После завтрака почти походя, решил одну из проблем тестя — тот не знал, что с многочисленными арварскими шпионами и их наймитами делать. Лишать жизни в соответствии с преамбулой Свода законов Содружества нельзя. Высылать во фронтир, выдрав нейросети? Ну, так это же практически помилование — Арварская империя с радостью такой подарочек примет. Содержать в заключении? Накладно и неумно.

Костик прикинул и нашел решение. Иногда, оказывается, и сочинения земных фантастов можно использовать.

— Зон, у тебя в королевстве планеты класса «С» имеются?

— Такие, где для выживания надо трудится не покладая рук? Сколько угодно. Есть даже весьма выгодные для освоения класса «В+» — очень уж богатые с точки зрения биоресурсов. Весьма дорогостоящих ресурсов. Аграфы и сполоты бешеные деньги готовы платить. Что-то там очень нужное для медкапсул. Самые необходимые ингредиенты для производства картриджей. Получить их можно или сверхсложным синтезом, или извлечь из тел местных зверюг. Какая-то ужасающая помесь хищных животных с динозаврами. Но прикинули опасность и отказались — почти пятнадцать процентов работников неминуемо погибнут.

— Ну, так и высаживай туда всех предателей с арварскими шпионами. Можешь даже легкими стволами против местной живности вооружить. Поставишь на поверхности защищенные тяжелым оружием фактории. И динозавриков не подпустят, и охотников из числа преступников будут боеприпасами со всем необходимым снаряжением снабжать в обмен на потребные ингредиенты.

Думал король недолго. С уважением посмотрел на Костика: — Как там у вас говориться? И рыбку съесть, и… — посмотрел на присутствующих разумных женского пола, и заканчивать грубую поговорку не стал. — Планеты тюрьмы? Нестандартное решение, — еще подумал. — Женщин, насколько я понимаю, придется стерилизовать.

— Зачем? Принимать на факториях младенцев без ограничения. Еще и доплачивать за них. Можно даже поставить в медсекции детские капсулы с их своевременным вывозом. Бери на вооружение арварскую методику увеличения численности населения — здравое звено без сомнения в ней присутствует. Возьми например того же Зола Гуна, который нынче Золтан Тарновицки. Честный и преданный нашему делу человек. Без колебаний дал клятву Земле с записью защитной от захвата программы. А ведь до того был верный сторонник Арварской империи. Гибче надо быть, Зон, гибче. Кстати, мне, возможно, потребуется какое-то количество биологического сырья с этих планет-тюрем.

— Собрался составить сполотам с аграфами конкуренцию в производстве картриджей для медкапсул? — с улыбкой отреагировал король.

— Не совсем, — Костик выставил руку раскрытой ладонью вверх. На ней немедленно появился Симба. Покрутился немного и умчался неведомо куда. Скорее всего, к самому младшему представителю семьи. Все симбы почему-то были сами не свои по отношению к детям.

— Для их производства требуются аналогичные ингредиенты? — догадался Зон.

— Именно, — кивнул парень. И улыбнулся: — Как я совсем недавно убедился, симбы могут оказать неоценимую помощь в сложных ситуациях.


* * *
— Только в случае большой войны, и обязательно под скрытом, — предупредил Костик, передавая чип с правлеными чертежами «Птички». — И не более двух штук на государство. Я имею в виду триумвират и мзинов. С нормальным экипажем «Птичка» способна вынести флот противника в одиночку. Это я был вынужден драться, работая и за пилота, за стрелка-оружейника, и за щитовика с инженером. Потому в результате и сделал ноги — сил уже ни на что другое не было. Ну и, — ненадолго задумался, стоит ли об этом говорить. Потом все-таки решил, что надо: — Ну и пьян был, что называется в доску, без контроля уровня алкоголя в крови. А с полным экипажем этот рейдер способен на очень многое. По нынешним меркам Содружества ориентировочно переходной вариант между четырнадцатым и пятнадцатым поколениями. Я там много над чем поработал. Одна система скрыта чего стоит! Не говоря уже о новой дальнобойной гравитационной артиллерии. Как впрочем, и реакторы, и все двигатели, и даже межзвездная система связи. При этом Зон не вздумай снижать производство нынешнего двенадцатого поколения. Иначе и аратанцы с Центральными мирами, и тем паче арварцы все поймут. Рано нам еще показывать военное превосходство над их многократно превосходящими по численности флотами. Ну и, — задумался ненадолго, — пора уже, наверное, начинать повышение закупок у арварцев продовольствия. Медленно, по пять-шесть процентов в год, так чтобы их СБ ничего не заподозрило, но повышать.

— Цены на продукты вверх поползут, — посетовал король.

— Ничего, не обеднеешь. Вообще ваш триумвират заелся с финансами — на пару сотен лет экономическую подушку под задницу себе приготовили. Пора немного порастрясти мошну ради будущего искоренения в Содружестве рабства.

Зон тан Вирд неожиданно расхохотался. На вопросительные взгляды Костика и дочери объяснился, довольно-таки быстро сумев сдержать смех: — Все-таки зятек ты, сам того не осознавая, раздаешь направо и налево распоряжения как верховный правитель Джоре, — последнее слово прозвучало именно что с большой буквы, — уже включивший мое королевство в свою империю.

Парень растерянно оглянулся на инфанту — Ниточка буквально преследовала нынче уже мужа, не желая расставаться с ним на секунду. Впрочем, как это ни странно, отторжения такое ее поведение, совершенно не вызывало. Сам чувствовал желание видеть Веронику как можно больше.

— Ты не на дочь мою смотри, на меня, — неожиданно твердо потребовал король Минматара. — Я долго, очень долго размышлял на эту тему. С другими разумными советовался. Так и этак прикидывал и наконец понял, что это нужно не столько мне, как народу, за который я отвечаю. Посему готов немедленно принести тебе вассальную клятву. От своего имени и от лица всех минматарцев. Это осознанная необходимость, без которой и королевство, и все Содружество, в конечном счете, скатится в стагнацию. Не хочу, не желаю, чтобы тяжелый труд всех моих предков — властвовать это в первую очередь обязанность, а не право королей — пропал даром из-за моего никчемного стремления оставаться на верхушке властной пирамиды.

— Вот уж обрадовал, так обрадовал, — протянул Костик, переглянувшись с кивающей женой. — Все почему-то взваливают на меня эту ношу, не задумываясь, нужна ли она мне.

— Центральное руководство в данный исторический момент необходимо. Только вертикальная строго централизованная структура власти может вывести Содружество из того тупика, в который загнали семь тысяч лет назад властители независимых государств, согласившись на рабство в Арварии. И никого другого, кто смог бы объединить триумвират и Центральные миры сегодня не наблюдается. Потому и не спрашиваю, хочешь ты этого или нет. Надо, понимаешь надо!

Парень немедленно вспомнил, как когда-то этими же самыми словами убеждал Вадима Гольдбаума стать его главным заместителем на родной планете. Вспомнил и окончательно осознал, что выхода у него нет. Раньше или позже, но принимать вассальную присягу у Зона тан Вирде все равно придется. Смог даже несколько понуро подшутить над собой, обращаясь к жене:

— Любимая, ты готова стать императрицей Джоре? Отдавать приказы, в том числе, собственному отцу?

Вероника без какой-либо паузы ответила: — Знаю, что будет трудно, но рядом с тобой муж мой, я согласна на все что угодно, — и перевела взгляд на короля: — Па-ап, ты в курсе о клятве землян и защитной программе, препятствующей ментоскопированию при захвате противником?

— Сестричка доложила, — кивнул тот. — Очень злой способ защиты секретов от рабовладельцев, но зато гарантированно надежный.

— В принципе, как только закончишь с полной модернизацией нейросети, можно будет заменить программу на видоизмененную моей Сетой, — предложил Костик. — Умирать не обязательно и при освобождении из плена полное восстановление. Но это больно, очень больно. Даже врагу такого не пожелаешь.

— Постараюсь не попадаться, — хмыкнул минматарец. — А с модернизацией до практически уровня джоре с учетом моих учительниц никаких проблем не предвидится, — двусмысленно добавил король.

Двусмысленно, потому что персонально с его нейросетью работали присланные Игорем Залетным две бывших рабыни. Вера и Надежда Крашенинниковы. Вот как начали работать над ментоканалом связи в королевской опочивальне, так и остались в ней, похоже, что уже навсегда. Прилепились к сильному духу минматарцу. С другой стороны Зон сам не ожидал, что настолько прикипит к двум сестрам землянкам. Тем более что как совсем недавно выяснилось, обе будущие герцогини Минматара уже были беременны. Ну а увеличение семьи в королевстве с учетом относительно низкой рождаемости во все времена приветствовалось. Особенно в королевской семье — великий праздник для всего народа.

— Я только на следующей неделе смогу собрать всех проверенных высших аристо государства, — проинформировал Зон тан Вирд. И улыбнулся: — Надеюсь, императорская чета Джоре не откажется присутствовать при объявлении помолвки? Вот тогда-то и принесу вам Ваши императорские величества вассальную присягу. А реальную клятву Земле с занесением защитной программы в нейросеть готов дать немедленно. В любом случае об этой клятве и вообще об империи Джоре пока никого официально извещать нельзя.

— Давай па-ап тогда уж перед ужином, когда вся семья соберется, — предложила Вероника. — Хоть в какой-то степени торжественно будет.

А Костик… Парень просто ужаснулся, представив, что потребуют от него сестры. Лететь в пока еще республику Сполотов все равно придется. Но вот противостоять Катюшке с Мариночкой у новоявленного императора Джоре точно не получится. Сестренки знают его, как свои пять пальцев, и с огромным удовольствием спихнут верховную власть в будущем королевстве Сполотов и Великом герцогстве Мзинов на брата. То есть немедленно при первой же возможности принесут ему по примеру Зона тан Вирда вассальную присягу. Еще и мотивируют свое решение тем, что он первый настоящий джоре в нынешнее время. Но почему все вокруг считают, что первый однозначно лучший? Вот в это совершенно не получается въехать. Скорее приходит на ум, что еще молод и, следовательно, глуп.

«То есть я, по-твоему, миленький, непроходимая дура?» — тут же возникла нейросеть джоре, принимающая все его мысли на свой счет.

Вот что отвечать этой своенравной личности Костик просто не представлял. Что хуже всего — послать подальше Сетку не получится никогда даже в теории. Что остается? Само собой наклевывается… Стоп! Вот об этом даже думать пока нельзя ни в коем случае.



Глава 11


— С племянником не дал нормально пообщаться под вымышленным предлогом, что мы его обязательно избалуем, — наставила на Костика палец младшая сестра. Причем произнесла свою обвинительную речь с интонациями опытного прокурора.

— Младшего брата оставил в Минматаре, утверждая, что мы не справимся с воспитанием принца империи Джоре, — добавила старшая. — А теперь еще взваливаешь на нас свои обязанности императора в Содружестве, как якобы на принцесс великого дома Джоре.

— Ну и кто тогда должен представлять меня здесь, если сами попытались откреститься от верховной власти, принеся родному брату вассальную клятву? — парировал уже практически легитимный император. — Ладно, хоть эта малолетняя Великая герцогиня, — указал головой на Маришку, — решила подкузьмить меня, уже будучи во главе всея мзинов. Но ты-то Катерина объявила о присоединении сполотов к империи Джоре еще до собственной коронации. Иначе чем подрыв моей легитимности как императора рассматривать твои действия никак не могу.

Сестры переглянулись между собой, посмотрели на лыбящуюся от уха до уха Вероничку и дружно грянули хохотом, показывая свое отношение к полученной выволочке. Пришлось перейти к реальным вопросам. Объяснил о строжайшем поддержании секретности при обучении экипажей «Птичек» и нежелательности их боевого использования в ближайшее время. Подробно растолковал о необходимости осторожно создавать запасы продовольствия, закупая его в первую очередь у арварцев. Потом долго ругался с Маришкой, пытаясь отказаться от всучения ему боевой звезды мзинов в качестве телохранителей императорской семьи и экипажа его корабля.

— Вассальную присягу принял? Она к твоему сведению действует в обе стороны, — уверенно заявила младшая сестра. — Теперь изволь придерживаться неписаных, но, тем не менее, обязательных к исполнению законов Содружества. Мзины во все времена были лучшими из лучших телохранителями. Конкретно эта пятерка прошла жесточайший отбор. К тому же у них уже модернизированы нейросети до без малого уровня джоре, то есть в ближнем бою девочки могут использовать телепортацию почти на нашем с Катькой уровне. Ментовозможности у всех от «А-8» до «А-5» включительно.

— Девочки? — не сразу понял Костик.

— В боевых звездах у всех рас принято держать воинов только одного пола, — пояснила Вероничка. — У мзинов это, как правило, женщины как более выносливые.

— А тебя не смущает, что они будут с нами на одном относительно маленьком корабле?

— И что из этого? Система жизнеобеспечения в перегрузе способна поддерживать до двадцати пяти разумных. Каюты рассчитаны на десятерых. Не особо и тесно будет.

— Я вообще-то рассчитывал, что в нашей «Птичке» мы вдвоем будем, — передал по шифрованному каналу нейросети с толстым намеком на некоторые обстоятельства семейной жизни.

— Они нам совсем не помешают, — улыбнулась девушка, ответив точно таким же образом. — Скорее наоборот.

Что это значит, Костик понял значительно позже.

Потом были свадьбы сестер, официальное провозглашение Катеринки королевой сполотов и много, много всяких официальных и не очень событий. Которые с одной стороны Костику и на хрен не требовались, но избежать их, сдуру когда-то назвавшись императором Джоре, теперь уже было никак нельзя. Поэтому через три недели с облегчением вздохнул, проследив, как Ири тан Гер в слиянии отправила их «Птичку» в первый пятисуточный прыжок к империи Галанте.


* * *
— Что значит национальный обычай? — не въехал парень.

— Ну я же понимаю разницу между любовью и отправлением плотских желаний, — парировала жена. — Вот здесь меня ваши земные порядки не очень-то устраивают. Ты же категорически отказался брать меня с собой на Землю. Я соображаю, что на твоей родной планете сейчас, пока там работает сильная разветвленная агентурная сеть арварцев, для меня может быть опасно — скрывать ИП даже от простейших биосканеров мы, увы, пока так и не научились. Потому и не возражаю остаться пока на Гардарике. При этом хотя бы буду уверенна в твоем полном удовлетворении по этому направлению. К тому же в уставе телохранителей есть пункт, запрещающий иметь детей от охраняемых ими лиц.

Вот не понял он этого заявления: — Ты же, получается, сама толкаешь меня на измену!

— Ну какая же это измена? — удивилась Вероничка. — Если с моего ведома и по моему согласию. Да и сама буду знать, что, как у вас говорят, налево ты даже не посмотришь, так как всегда рядом будет пятерка готовых на все ради тебя воительниц. И вообще, этические нормы монархов и высших аристо в Содружестве во все времена сильно отличались от таковых для обычных разумных. Во всяком случае, хотя я всегда раньше боялась мужчин, меня именно так воспитывали в королевской семье Минматара. Кстати сказать, потому-то в том числе так легко отреагировала на твою связь с тетушкой.

Хоть стой, хоть падай! Нет, Костик, рожденный уродом, всегда можно сказать мечтал о недоступном. Желание иметь как можно больше красивых женщин было в наличии. Но не до такой же степени, когда девушка с которой решил связать свою жизнь, сама предлагает натуральный разврат?

«Ну и чего здесь такого развратного? — вступилась за императрицу Сета. — Джоре во все времена так жили. Возможно, высшие круги Содружества от них и переняли такие порядки. Ты считаешь, что у вас на Земле все по-другому? Ошибаешься. С одной стороны законодательно и якобы общепризнанным считается нормальным иметь в жизни только одного сексуального партнера. А реально подавляющее большинство населения, почти не скрываясь, вовсю трахаются со всеми подряд, исходя только из личных предпочтений. Причем чем выше уровень материального обеспечения, тем больше походов, как у вас говорят, на сторону. Плюс интернет, который с малых лет буквально прививает стремление к сексу».

Хотел было возразить и… заткнулся. Ведь сам начинал именно с порнушных сайтов. Основной инстинкт, мать его…

Вот после всех раздумий на эту тему как-то даже не особо удивился, когда застал жену в постели с, надо признать, очень красивой мзинкой Кри тан Гер, откровенно развлекающейся в ожидании мужа.

— Ты наконец-то закончил с сегодняшней тренировкой, — заявила Вероничка и вместе с новой подругой принялась раздевать парня. — Мы тебя заждались…


* * *
В этот раз, благо «Птичка» по размерам и массе даже немного уступала императорской яхте, приземлились прямо на парковочной площадке возле семейного дворца Галанте. Опять восемь гвардейских звезд почетного караула, но встречала теперь уже императрица лично. Первыми, пренебрегая шлюзом, телепортировались наружу телохранительницы в полном боевом обвесе. То есть в десантных скафах с экзоскелетом и с тяжелыми бластерами последней модели. Все производства королевства Минматар. Все тан Гер. Не потому что сестры, просто из одного клана. А вот императорская чета Джоре в соответствии с этикетом вынуждена была воспользоваться шлюзом и выдвинутым из него трапом.

Радостная Элли, уже привычно плюя на этикет, подлетела первой, обожгла горячим поцелуем Костика и принялась обниматься с расцветшей радостью Вероничкой, подтверждая тем самым давнюю версию, что сгинувший когда-то в арварской засаде конвой аграфов следовал на встречу с минматарской принцессой. Потом, вновь молча, низко поклонилась парню и, как-то загадочно улыбаясь, жестом указала на парадный вход. В тронном зале появились совсем уж странные непонятки. Во-первых, на возвышении было не одно кресло для императрицы, а целых три. Плюс, что вообще ни в какие ворота не лезло, детское креслице с точно такой же витиеватой резьбой — эмблемой императоров Галанте. Откуда-то появилась графиня Наталия тан Коган с маленькой симпатяжкой в коротком платьице и совсем уж смешной короной на головке. Девочка была передана Ее императорскому величеству Эллимонконуэль тан Галанте и тут же протянута Костику:

— Это твоя дочь, муж мой. Я назвала ее Элениэль[16].

Парень сначала принял на руки ребенка и только потом осознал услышанное. Ругаться с Сеткой уже не стал, понимая всю бессмысленность выяснения отношений в данный момент. Долго разглядывая маленькое белокожее чудо с любопытными чуть раскосыми большими глазенками. Поцеловал в щечку и передал в протянутые руки Вероничке. Императрица Джоре тоже осмотрела малышку, расцеловала и вернула матери. Посмотрела на излишне задумчивого мужа и, улыбнувшись, чем весьма удивила суженного, потянула на возвышение.

Опять были уже до жути надоевшие церемонии, не особо уже нужные объяснения и почти беззлобные разборки в узком семейном кругу. Вассальной присяги в данном случае не потребовалось, так как империя Галанте де факто вошла в состав империи Джоре. По ментоканалу с Земли были в срочном порядке вытребованы тан Левины на их среднем транспортнике с парой сотен людей-джоре. С учетом переданных им чертежей, подробных инструкций и технологических карт для модернизации всех основных систем судна, прибыть они должны были уже через две недели. А все взрослые члены императорской семьи вместе с Наташкой Коган были вынуждены заняться черной и до ужаса муторной работой по проверке сначала всего руководства местной СБ, а затем многочисленных высших аристо. Впрочем, после нескольких обнаруженных предателей, немедленно скрученных боевыми звездами аграфской гвардии, успевшей присягнуть на верность императору Джоре, к этому грязному делу подключились и телохранительницы. Оспорить приказ не пытались, хотя явное неудовольствие все-таки продемонстрировали.

После прибытия из Солнечной транспорта с людьми Костик принялся за формирование конвоя к Гардарике. Шестьдесят девять тысяч разумных, семь десятков заводов и космических станций в свернутом виде, включая стандартную для столичных систем диспетчерскую призму и огромный перерабатывающий центр со всем необходимым шахтерским обеспечением. Все это под охраной поодиночке прибывших из Минматара трех линкоров тринадцатого поколения и пары эскадр опять-таки новейших тяжелых крейсеров.

Прикрытием всей этой транспортной операции и вообще образования новой империи Джоре был искусственно созданный пограничный конфликт между Арварией и империей Аратан. Спланировала немаленькую, в общем-то, войнушку с организацией всех необходимых провокаций только что созданная служба безопасности Джоре. Возглавила СБ Стальная Герцогиня, произведенная с ведома Костика своим царственным братом в генерал-полковники. Заместителями стали руководители СБ триумвирата, мзинов и… Игорь Залетный. По настоянию императриц Джоре и минматарского тестя парень вынужден был подписать приказ о внеочередном присвоении звания генерал-лейтенанта. Ну не хотел он вникать во все эти тонкости работы рыцарей плаща и кинжала. В их преданности и немалой разумности, не говоря уже об опыте, Костик был уверен. Более того, по их же требованию лично произвел дополнительную проверку памяти за последний месяц. Этого было вполне достаточно. Основную задачу — сохранение в тайне от арвацев, аратанцев и Центральных миров появление его империи — поставил, пусть работают.

Герцогиня Зуна тан Вирд, к тому же, вусмерть заинтриговав Коллегию арбитров, сама проверила их память. После чего на закрытом заседании торжественно объявила о появлении в Содружестве нового государственного образования, в которое уже вошел триумвират и Великое герцогство Мзинов. Соответственно сама представилась в новой должности. На вопрос, кто же возглавил это государство, с улыбкой ответила:

— Вам всем он известен как недавний «Враг государства» Арварии.

— Константин Гуревич? Извините, Его императорское величество Константин Гуревич? — воскликнул Вар тан Исс. — Вот уже при первой виртуальной встрече почувствовал, что этот парень высоко взлетит, — помолчал, посмотрел на других полных адмиралов и не очень решительно спросил: — Но почему? Почему именно этот молодой человек?

— Джоре, — веско произнесла всего одно слово Стальная герцогиня. Позже все-таки добавила: — Истинный джоре. Первый, у кого инсталляция их оригинальной нейросети прошла успешно.

— Первый? — тут же сообразил кто-то из арбитров. — А сколько этих легендарных разумных всего?

— Они, как вы можете судить по императору, люди. По внешнему виду обычные люди, хотя и совершенно различных наций.

— Ваше высочество, вы не ответили на мой вопрос, — требовательно произнес адмирал.

— С нейросетями джоре сейчас порядка полутора тысяч. По крови — около трех миллиардов.

— Мало, — протянул один из адмиралов, — как же их мало.

— Земля, — констатировал вдруг Вар тан Исс. — Родная планета нынешнего императора, которые эти недоумки арварцы презрительно именовали грязью.

— А вот недостаточно умными их, увы, называть нельзя, — с заметной горечью произнесла герцогиня. После чего коротко, но максимально точно описала ситуацию в Солнечной системе.

— Планета в опасности, и решить этот вопрос исключительно военными силами невозможно, — заключил председатель коллегии. А потом вдруг спросил: — Ваш сын, ваше высочество, тоже джоре?

— Наследный принц королевства Минматар действительно сын императора Джоре, — не стала отрицать Стальная герцогиня.

— Ваше императорское высочество, — немедленно понял настоящий статус женщины Вар тан Исс, — что мы можем сделать в сложившейся ситуации, чтобы помочь максимально быстро отвести угрозу от планеты джоре?

— На данном этапе только поддержка войны между Арварией и империей Аратар. Соответственно требуется максимально возможно снизить потери разумных с обеих сторон конфликта и по возможности растянуть побольше боевые действия. Необходимо отвлечь внимание и ресурсы арварцев от происходящих на Земле событий.



* * *
— В первую очередь представительские функции, — посмотрел на кивнувшую жену. — Ну а если так уж хочется принести ощутимую пользу, то займись новой разведкой прямого маршрута между Солнечной и империей Галанте. Арварцы наверняка уже начали восстанавливать цепь боевых разведывательно-связных станций. Возьмешь новую «Птичку» и средний транспортник для погрузки трофеев. Оба корабля из конвоя. Он должен уже через три-четыре дня быть на орбите Гардарики. Экипаж сама подберешь желательно из землян — привыкай общаться с людьми моей родной планеты. Сначала учеба и тренажи под руководством известного тебе генерал-майора Нора тан Зуса. Он будет совмещать в системе Гарды, как без моего ведома назвали местную звезду, должность командующего флотом и начальника учебного центра с виртуальными капсулами глубокого погружения.

— Ваше императорское величество… — начала было говорить премьер, но была немедленно прервана.

— Тамара, ну сколько можно повторять? Чертовы титулы только на официальных церемониях! Во всех остальных случаях только по имени и на «ты». Паша, — повернулся к ее мужу, — хоть ты своей благоверной скажи. Или есть большое желание, чтобы я к тебе на «вы» и граф тан Слесарев обращался?

— Костя, а с чего это я вдруг графское достоинство заимел? — удивился значительно помолодевший мужчина.

— По факту Пал Николаич, по факту. В их гребаном Содружестве, — головой указал на выстроившихся у стены с непроницаемыми лицами мзинок, — большие государственные посты могут занимать только высшие аристо. — А твоя дражайшая все-таки премьер-министр империи.

— Тан император, — телохранительницы уже освоили неписаные правила своего непосредственного начальника, — в таком случае всем членам правительства империи в строгом соответствии с так нелюбимыми тобой порядками Содружества также положена охрана, — на слове «нелюбимыми» Ири тан Ген, командир звезды, сделала ударение. — Я уже сообщила по ментоканалу в герцогство о выявленных недостатках в организации эскортной службы нашего государства.

— Стукачка, — по-русски отреагировал парень.

— Ты бы тан Константин не обзывался, а просто назначил начальника несуществующей еще, но необходимой службы. Рано или поздно все равно ведь придется.

Парень вздохнул, но спорить не стал. На свою голову назвался груздем…

— Тамара слышала? Подбери кандидатуру. Так что ты хотела сказать?

— Только проинформировать, что название солнца столичный системы уже сложилось среди населения Гардарики. Менять его на другое не имеет особого смысла.

— Думаешь? — очаровательно улыбнувшись, спросила Вероничка. — А если я предложу именовать его Эления?

— Минуту, — попросила женщина. И уже через двадцать секунд заявила: — Подавляющим большинством разумных Гардарики принято решение просить тебя, сир, присвоить название этой звезде Эления. — Повернулась к императрице: — Насколько я понимаю, это в честь дочери?

— Уже и референдум успела провести? — спросила девушка, кивнув в подтверждение.

— С учетом наличия нейросетей — секундное дело, — подтвердила Слесарева.

— Далее, — Костик легко пристукнул по столу, привлекая внимание. — В свете появления у нас в скором времени достаточно мощного современного флота и приличных десантных сил имеет смысл поменять стратегию наших действий на Земле, — внимательно осмотрев присутствующих, распорядился подключить через ментоканал несколько человек с родной планеты и начал последовательно по пунктам выкладывать свои мысли. Уложился в двадцать минут.

— Заставить арварцев засветиться именно как похитителей и рабовладельцев. Этим в какой-то степени сплотить землян независимо от национальности. А затем с позиции силы продавить в ООН запрет на владение, испытания и производство ядерного оружия на планете. Оговорив при этом возможность всего этого и даже применения в космосе, — задумчиво перечислил основные положения предложенной стратегии генерал-майор Коржов, недавно повышенный в звании. Военная контрразведка в течение последнего года провела целый ряд успешных операций по защите секретов Российской Федерации. Что соответственно вылилось в ливень наград и звезд на погоны руководителей и участников операций. — Требуется очень точное совмещение всех многочисленных этапов по времени. И даже если все получится, то стопроцентной гарантии, что кто-то не попытается использовать Бомбу, нет.

— Заряды еще надо доставить к объекту атаки, а это атмосфера и космос, — парировал Константин, — успеем или деактивировать, или сбить. К тому же мы минимум уже у двух государств контролируем ядерное оружие. Под вопросом соответственно Америка, Великобритания, Китай, северокорейцы и Индия с Пакистаном. Но вот по двум последним есть идеи, — посмотрел на своих телохранительниц и озвучил предложение.

— Думаешь, справятся? — с сомнением в голосе спросил генерал, посмотрев на мзинок.

— Михал Иваныч, да эти девочки в одиночку современного земного батальона десантников стоят, — уверенно заявил парень, — а работать будут парами.

— Тебе виднее, командир.


* * *
— Минимум шесть тонн кадмия, одиннадцать свинца и четыре борной кислоты. Срок — четыре часа, — распорядился Костик.

— Могу выполнить быстрее, так как на орбитальных складах шахтерской корпорации «Рудник» все необходимое сырье имеется, — доложил Ансель.

— Очень хорошо, но особо не спеши — у меня еще тут дел хватает, — сказал и, повернувшись, вышел из командного центра Гардарики.

Н-да, дел хватает. Ну не говорить же, что на самом деле собрался немного пошпионить за собственной женой. Очень уж загадочный взгляд у Веронички был, когда в ответ на прямой вопрос она потупилась на секунду, а потом пообещала рассказать позже. Что-то такое задумали ее Денди с Сеткой. Ох уж эти нейросети джоре, точнее их проявления в виде личностей.

Осторожно прокрался в собственный дворец — ну а как еще обозвать это огромное величественное здание на вершине столовой горы над Константиноградом? В медсектор просочился телепортацией. У новейшей работающей капсулы производства сполотов — Катеринка с Маришкой уже похвастались, что приложили свои головки к ее созданию — в которой на ложементе лежала обнаженная Вероничка, что-то химичили полтора десятка лучших медиков ныне уже империи Джоре. Тут плюс к людям было соответственно четверо сполотов, тройка аграфов и лейб-медик королевства.

С некоторым трудом, но удалось незаметно подключиться к телеметрии капсулы. В конце концов, нынче высший внеранговый доступ к любой информации в империи Джоре имеют на сегодня очень ограниченное число разумных — обе жены, Костик-маленький, Сашок, малютка Элениэль, мои сестры и Стальная герцогиня. Ну, детишки пока еще не знают о собственных возможностях, да и об инсталляции нейросетей даже задумываться рано. Итак, что мы имеем? На лицо грубейшее нарушение неписаных законов Содружества — вмешательство в генетику пациента. Причем моя Вероничка не спит, а с помощью своего Денди и с активным участием Сетки, подключившейся по ментоканалу, активно перестраивает собственный геном. Долго пытался понять, что они такое творят и, в конце концов, все-таки въехал. Ну ни фига себе! Моя девочка, похоже, в ближайшее время станет джоре. Нет, минматаркой она останется, но при этом определяющий принадлежность к джоре генотип будет в наличии.

А ведь это переворот даже не столько в медицине, как в политике Содружества. Получается отныне почти любого разумного можно превратить в полноценного представителя моей — ну от себя-то самого смысл скрывать? — легендарной и могущественной когда-то расы. Что существенно — резко растут ментовозможности при получении этого генотипа. Вероничка с ее нынешнего уровня «В-4» скакнет минимум до «А-4». Дальше только учеба и тренажи. Теперь понятно о чем с очень серьезными лицами шептались жены перед расставанием в империи Галанте.

Покинул медотсек, отметив что удалось не оставить никаких следов в аппаратуре контроля, и, устроившись в собственной опочивальне, долго размышлял. Нет, вообще-то конечно Вероничка и все причастные к этому действу молодцы. С другой стороны, как только отработают процедуру до совершенства, в обязательном порядке стереть память о ней у всех задействованных в генетической операции. Кроме соответственно имеющих высший внеранговый доступ. Следующими в этой пока единственной на все Содружество медкапсуле побывают Элли и герцогиня Зуна тан Вирд. Остальным о возможности стать джоре и думать нечего. Вот разберемся с Арварией, уберем напрочь рабство, поднимем народы Земли на самый верх в Содружестве, вот тогда может быть, и заново буду думать на эту тему. А пока — высший государственный секрет.


* * *
Сам не ожидал, что окажется настолько тяжело. Пахал вместе со своими телохранительницами по-черному. Сначала Симба тщательно исследовал объект, транслируя текущую информацию по ментоканалу. Затем в темное время суток на «Птичке» под работающей на полную мощность аппаратуре скрыта, подтянуться поближе к объекту. Дальше телепортация к боеголовкам практически вплотную, блокировка телеметрии — плутоний даже при докритической массе заметно греется. Поэтому боеголовки в обязательном порядке термостатируются с обязательным выводом контрольной информации. Сначала телепортацией в ПП-кармашки изымается малая часть плутониевых сегментов с заменой на свинец и немного кадмия — цепная ядерная реакция становится невозможной. А вот суммарный вес боеголовок благодаря свинцу остается тем же. Потом перенастройка коэффициентов в контрольной аппаратуре и возобновление работы телеметрии. То есть для американских офицеров, наблюдающих за ядерным оружием, ничего не изменилось. Я, как самый опытный и имеющий самый высокий показатель ментовозможностей, успеваю обработать три-четыре боеголовки пока мзинки, работая всей звездой, успевают справиться с единственной. По одной боеголовки у американцев в снаряженном состоянии почему-то не хранятся. За ночь успеваем обработать по пять-шесть объектов. Днем отлеживаемся в медкапсулах, восстанавливая силенки. Впереди еще минимум почти месяц работы — ядерный арсенал США на сегодня самый большой на планете, тысячи и тысячи боеголовок.


* * *
— Не жмет новое тельце? — с улыбкой поинтересовался Костик.

Ири тан Ген, только что вылезшая из медкапсулы, на подколку внимания не обратила, так и сяк крутясь перед виртуальным зеркалом из экрана с несколькими видеокамерами. Соответственно после нескольких ночей с большим удовольствием проведенных в постели с императорской четой стесняться парня она и не думала.

— Двойное веко отсутствует, это разве для китаянок нормально? — спросила ныне черноволосая девушка.

— У них там сейчас мода такая, — ответил парень, любуясь телохранительницей, — даже у детей, несмотря на высокую цену, частенько эпикантопластику делают. Не самая простая операция, но давным-давно отработанная до мельчайших нюансов. А сами глаза тебе как?

— Немного непривычно из-за чуть меньшей базы стерео зрения. Думаю после первой же тренировки в вирткамере глубокого погружения, все ощущения придут в норму.

— Ты знаешь, что самое главное будет в твоей работе?

— Вжиться в землянку?

— Именно. Ни в коем случае нельзя повторять ошибки арварцев, подсознательно ставящих себя выше народа, как они считают, рабов. В основе всей деятельности рабовладельцев лежит обычный нацизм. Что хуже всего, именно так они воспитывают малышей, отобранных у матерей прямо из утробы. А так как растут эти дети в обществе, где есть четкое разделение между хозяевами и якобы низшими, то есть рабами, то в зрелом возрасте переломить это чувство превосходства почти невозможно. Требуется очень сильный удар по самосознанию, чтобы они поняли, как все обстоит на самом деле.

— К чему ты все это говоришь, командир? — очень серьезно спросила девушка, в глубине души по-прежнему осознающая себя мзинкой. — Я-то как раз понимаю, что на планете джоре мы можем быть лучше местных только за счет нейросетей, знаний и умений. Но никак не из-за национальных особенностей.

— Принижать свои достоинства тоже не стоит, — улыбнулся Костик, откровенно разглядывая нагую амазонку — слишком уж заметными были особенности тренированного тела даже не спортсменки, а именно воительницы в отображении китаянки. — Ты сильнее и физически выносливее нынешних землянок. Плюс — обучена побеждать в любых самых сложных условиях. Прежде чем займешься работой по трансформации тел своих подчиненных, подумай о том, что на Земле они ни в коем случае не должны привлекать внимание своим физическим превосходством. Умом сколько угодно хотя и с осторожностью, но не внешними отличиями от обычных китаянок.

— А красотой? — Ири соблазнительно поводила бедрами из стороны в сторону, облизав при этом все-таки несколько пухловатые для китаянки губы.

— Только без фанатизма. Девчонки должны быть достаточно симпатичными, но никак не секс звездами. Во всяком случае, в обычной одежде.

— Как скажешь, сир, — вытянулась по стойке смирно девушка, несмотря на абсурдность этого действия в такой форме, точнее при полном отсутствии оной.


* * *
— Залегендировали как беженок, сумевших накопить достаточно денег на вакцинацию — в Китае опять свирепствует очередной корона-вирус. В Индии якобы сестер приняли с распростертыми объятиями. Обе сумели продемонстрировать очень высокие познания в программировании и осведомленность о некоторых секретах НОАК, — доложил Коржов. — В Пакистане чуть сложнее, но тоже получилось пристроить твоих девчонок в их государственную службу спецсвязи.

— Меня, Миша, сейчас больше волнует подготовка к операции здесь в России.

— По-прежнему лично желаешь принять в ней участие, командир? — генерал-майор уже давно понял, как лучше всего неформально обращаться к императору. Ну не переносит парень всех этих титулов при обычном общении — его личное дело.

— Ты можешь предложить кого-то, кто лучше меня справится с этим заданием? — Костик посмотрел на тяжело вздохнувшего Коржова и продолжил: — Старший лейтенант дал согласие на подмену?

— Как выражается, обрыдло ему на старье летать, — улыбнулся Михаил. — К тому же не особо любимая жена уже пару лет как ушла к какому-то интенданту. Услышал о нас и о возможности пилотировать для начала КИП, загорелся. Детдомовский, то есть ни близких, ни дальних родственников не имеет.

— Тогда подбери документы для Ири тан Ген. Лишних скандалов из-за полного отказа от телохранителей мне не требуется. Присланные девять звезд гвардии из Великого герцогства для обеспечения персоналом имперской службы эскорта уже вот где сидят, — провел ребром ладони под подбородком.

— Внешность имеет значение?

— Не особо. Разве чтобы не совсем уж крокодилом была — для мзинок такое как ножом по горлу.

— У меня одна привлеченная специалистка давно на Гардарику просится. Планеристка видите ли. Услышала от кого-то о сильных восходящих потоках у Константинограда. Очень хочет испытать. Своей семьи пока нет, с родителями общается редко. Ментопластичность довольно приличная, — генерал перебросил на нейросеть изображение.

— Сойдет, — кивнул парень.

Всю следующую неделю Костик, трансформировав тело в медкапсуле, вживался в образ старшего лейтенанта Александра Борховского, пилота уже морально устаревшего несмотря на все модернизации «Су-57». Ну как вживался — осваивал походку, манеру разговора, типичные словечки летчика. Поднял базу по управлению российского тяжелого многофункционального истребителя третьего ранга. Выше на основании нескольких ментоскопирований лучших пилотов создать не удалось — слишком простая по нынешним меркам Содружества техника. А затем отпуск Борховского закончился. Вернулся в Петрозаводск, где недалече, возле деревеньки Бесовец был военный аэродром и по соседству гражданский аэропорт. Не один вернулся, а с симпатичной планеристочкой на зависть коллегам. Ну, ведь не просто так в съемной квартире широкая кровать стоит. Затем был вывозной полет на спарке — положено так даже после всего лишь месячного перерыва.

Потом потекли обычные летные будни — каждый второй-третий день патрульные полеты до предела санитарной нормы. Впрочем, долго ждать не пришлось. Сканеры висящей под скрытом на геостационарной орбите «Птички» обнаружили военно-транспортный глайдер производства империи Арвар, прущий под энергокамуфляжем из-под Урала в Англию. Людоловы госкорпорации «Шуна» везут захваченных граждан России для перегрузки их на малый внутрисистемный бот с последующей доставкой на лунную базу арварцев. Вот только не в этот раз!

Нейросетью через сканеры «Птички» вижу противника отчетливо. Сначала точный расчет времени. Пора! Отключаю телеметрию, чтобы диспетчер при контроле бортовых параметров не понял, что на самом деле с тяжелым истребителем происходит. РУДы[17] на первый крейсерский — относительно малая тяга — и бодро докладываю: — «Синька» я «Один-семнадцать». Помпаж и отказ обоих двигателей. ВСУ работает. Электрика и гидравлика зеленые. Управление в норме. Повторяю. Управление норма. «Синька» как слышите?

РП откликнулся немедленно:

— «Один-семнадцать», я «Синька». Снижайся до пяти тысяч. Последовательно пробуй запуск «Сатурнов». Ниже пятисот метров приказываю катапультироваться. «Один-семнадцать», как слышишь?

— «Синька» я «Один-семнадцать». Снижение до пяти тысяч. Поочередные запуски «Сатурнов». Ниже пяти сотен покинуть машину.

— «Один-семнадцать», я «Синька». Работай. Я на связи.

Опускаю обтекатель АФАРа и плавненько так пикирую на арварский глайдер. Вот ведь гад! Заметил меня и пробует отвернуть. А вот хрен тебе! Истребитель у меня хоть и старенький, но в атмосфере все-таки не зря считается сверхманевренным. Врешь, не уйдешь! Сверхточный расчет. Подыгрываю рулями, напрямую с помощью Сетки подключившись к бортовой системе управления. Удар! Вспышка с одновременной телепортацией прямо на пилотский ложемент «Птички». Слияние, сканеры — получилось! Крылом Сушки удачно пропорол именно агрегатный отсек глайдера, практически не задев трюма. Тяжелый истребитель вдребезги, а транспорт противника, теряя тягу, все-таки пытается наращивать скорость в направлении не такой уж далекой Финляндии. Но теперь-то этот инопланетный глайдер видят все, даже гражданские радары. Плюс — отказ защитных турелей. Пара секунд и слышу команду на старт и перехват засвеченного противника. Тревога на все ПВО Российской Федерации. Столкновение неисправного истребителя с НЛО. Все-таки промудохались немного пилоты новейших перехватчиков «Су-77». Догнали уже на территории сопредельного государства. Догнали и расстреляли глайдер до полного отказа щитов. Вражеский пилот, не выдержав атаки, пошел вниз на вынужденную. Министр обороны РФ ввиду чрезвычайных обстоятельств отдал приказ на немедленное выдвижение ближайшей боеготовой воинской части и захват НЛО на территории независимой Финляндии. Ну куда он денется, припертый документами о чудовищных фактах коррупции? Все строго по нашему плану, благо военных с нейросетями в России нынче хватает. Десантники на Ми-38А3, получив отмашку, немедленно пошли на взлет. Крики возмущенных массовым нарушением государственной границы финнов по радио и интернету на всю планету. Плевать — BBS и SNN, конечно же, успели перехватить сигнал тревоги российской ПВО и ведут прямую трансляцию событий, работая видеокамерами с мощнейшими телеобъективами со спутников. Дикторы на всех языках захлебываясь орут о столкновении русского истребителя с неопознанным летающим объектом. Почти обоснованно утверждается, что пилот Сушки Александр Борховский — вот откуда зарубежные журналюги имя узнали? — погиб в огненной вспышке. Русские истребители барражируют над поврежденным глайдером, не давая его экипажу и носа высунуть наружу. Десантники были на месте вынужденной посадки уже через двадцать две минуты. Еще не пришедшего в себя пилота и двух сопровождающих взяли на месте преступления. Затем были короткие переговоры с финской полицией. Соответственно просьба о медицинской помощи была немедленно удовлетворена — на борту НЛО были обнаружены граждане России в количестве тридцати четырех человек в бессознательном состоянии. Только после эвакуации бывших инопланетных пленников в местные медицинские учреждения под гарантии оплаты лечения Фондом социального страхования РФ, под новые истерические крики финских чиновников поврежденный глайдер был нагло утащен тяжелым вертолетом в Россию.

Еще через три четверти часа на весь мир было озвучено заявление пресс-атташе Министерства обороны Российской Федерации. Экстренно допрошенный (читай потрошенный) экипаж глайдера признал, что вез людей в Великобританию, откуда российские граждане были бы переправлены на лунную базу инопланетян с последующим использованием их в качестве бесправных рабов. Вслед за заявлением в интернет выложили отдельные части видеозаписи допроса, кстати сказать, ведущегося на английском языке. Где инопланетяне, называвшие себя военнослужащими Звездной империи Арвар, отказывались считать себя преступниками на основании утверждения, что рабство в их государстве является основополагающей нормой.

Следующий час в бушующих СМИ планеты можно было отметить официальным заявлением министра иностранных дел Великобритании о чудовищной провокации российских спецслужб. В ответ состоялась открытая пресс-конференция руководителя Федеральной службы контрразведки Российской Федерации. Генерал в частности заявил, что деятельность инопланетных людоловов отслеживается его службой уже некоторое время. И что неопровержимые факты помощи инопланетянам в захвате российских граждан английскими спецслужбами не подлежат сомнению. Космодром арварцев находится в Великобритании в пригороде Ноттингема (церемониальное графство Ноттингемшир) — были указаны точные координаты.

Затем в прямом эфире высказался госсекретарь США, поддержавший своего английского коллегу. Одновременно по тревоге были подняты в небо американские стратегические носители ядерного оружия. Позиция заокеанских ревнителей правды была понятна. Конфликт очень быстро набирал обороты.




* * *
— Уверен?

— Так точно, мой император! — вытянулся по стойке смирно Нор тан Зус. — Все подчиненные мне воинские формирования к бою готовы.

— Тогда оставь на всякий случай эскадру тяжелых крейсеров на орбите Гардарики, а с основными силами выдвигайся в Солнечную. Еще двое-трое суток, и ситуация созреет до ядерного конфликта. Арварцы пупки рвут, чтобы удержать Землю от третьей мировой войны.

Отключил связь, посмотрел на Ири, доставленную вчера на «Птичку» внутрисистемным ботом — телепортироваться с поверхности планеты на геостационарную орбиту мзинка еще не могла. И вообще вряд ли когда-либо сможет. Для этого требуется как минимум уровень ментовозможностей «А-1».

Полутора часов в медкапсуле хватило для восстановления внешности и, основное, изрядно потраченных во время сложнейшей операции сил. Затем, не отрываясь, отслеживал ситуацию на планете, медленно, но уверенно приближающуюся к третьей мировой войне. Неизвестно откуда в интернете появилась информация о точном текущем местонахождении абсолютно всех американских и английских ПЛАРБ[18] и их готовности к запуску UGM-133A «Трайдент II(D5)». Исходя из того, что эти «Трезубцы» составляли свыше половины ядерного потенциала США и все сто процентов Великобритании, по боевой тревоге были подняты вооруженные силы Российской федерации. Президент РФ по открытому каналу связался с президентом Соединенных Штатов Америки, предлагая не доводить эскалацию конфликта до ядерного боестолкновения. Одновременно и BBS, и SNN объявили о неизвестно как просочившейся к ним информации об отказе всей военной спутниковой группировки Америки — штатовские военные потеряли с ней связь. Еще через четверть часа стало известно о включении мощных орбитальных глушилок GPS — «Трайденты II», как и их аналоги с воздушным и наземным запуском, остались без навигации. Galileo, Бэйдоу[19] и российская ГЛОНАСС, как ни странно, продолжали исправно работать. Еще через десять минут в интернете появилась информация об успешном запуске трех северокорейских ракет с ядерными боеголовками в южном направлении. Буквально в течение минуты ракеты были сбиты как заявили дикторы «неизвестным пучковым оружием» с высокой орбиты Земли. Вот тут уж руководители всех ядерных держав вынуждены были задуматься — кто, почему и каким образом препятствует дальнейшему развитию конфликта? Американцы в первую очередь сделали вывод о явной недооценке российских военных хакеров — ну а кто еще мог обрезать связь со спутниковой группировкой? Спецслужбы Великобритании «стояли на ушах». Мало того что все «Вэнгарды»[20] были «засвечены» в интернете с точным указанием местоположения, так еще и далее отрицать поддержку инопланетных рабовладельцев становилось практически невозможным — руководитель Федеральной службы контрразведки Российской Федерации вновь выступил на пресс-конференции с заявлением. Были продемонстрированы непонятно каким образом заснятые взлеты и посадки арварских внутрисистемников на космодроме в пригороде Ноттингема. Более того, было официально объявлено о допуске иностранных дипломатов к опросу захваченных арварцев с возможностью медицинского мониторинга преступников. То есть о провокации со стороны РФ не могло быть и речи.

Отказы работы индийских и пакистанских систем управления ядерным оружием на фоне всех этих событий никого уже не удивили. Так же как и объявление Республики Корея (южная Корея) войны КНДР. Молниеносное уничтожение системы ПВО Пхеньяна и высадка южнокорейских десантников в столице северного соседа прошли как по маслу. О состоявшиеся чуть ранее краткосрочных секретных переговорах посла РФ с президентом Республики в Сеуле информация в СМИ не попала. Посол — человек с нейросетью джоре, о чем соответственно никому постороннему известно не было — заявил, что Российская Федерация не будет оспаривать захват КНДР в ответ на ракетно-ядерную агрессию, но с условием немедленной передачи всех объектов производства ядерного оружия российским специалистам вплоть до момента изъятия делящихся материалов. Возражать президент естественно не стал — посол РФ дополнительно передал довольно-таки подробную информацию о КНА[21], включая блокирующие коды северокорейской ПВО. Войну северному соседу президент объявил, даже не советуясь с американским послом. Еще через четыре часа стало известно об исчезновении с политической карты планеты Корейской народно-демократической республики. Крупнейшее в XXI веке тоталитарное государство планеты перестало существовать де-факто. Об удравшей вроде бы в Китай властной верхушке КНДР информации не было.



* * *
— Американцы, убедившись в невозможности действенной атаки, решили вернуться на свои базы, — довольно доложил Коржов.

Костик только тяжело вздохнул — до сих пор еще полностью не отошел от операции по обезвреживанию ядерных боеприпасов.

— Генерал-майор Нор тан Зус вывел под генераторами скрыта на стационарную орбиту Земли шесть корветов тринадцатого поколения. Этого вполне достаточно для гарантированного поражения любых носителей ядерного оружия в случае попыток применения. Весь остальной флот сосредоточен у Луны и Фобоса. То есть войска готовы к нейтрализации и захвату арварских космиических объектов в Солнечной системе, — продолжил рапорт нынешний глава Департамента военной контрразведки РФ и по совместительству начальник отделения имперской СБ на планете Земля.

— Пакет документации для ФБР и европейских спецслужб подготовили?

— Так точно. Ближним востоком и Африкой занимается Шабак с Моссадом и АМАНом[22]. Там практически весь командный состав джоре с соответствующими нейросетями. Как, впрочем, и половина их Кнессета. У евреев больше сорока процентов населения с определяющим принадлежность к джоре генотипом.

Костик вопросительно посмотрел на Вадима Гольдбаума, сидящего в соседнем кресле. Тот с готовностью кивнул: — Импичмент нынешнему президенту России мы подготовили. Факты коррупции, включая списки счетов в иностранных банках, неопровержимы. Дума тоже практически под контролем — внеочередные выборы можно организовать в любой момент. Также подготовлен законопроект о запрете действия любых социальных фондов, финансируемых из зарубежных источников.

— ООН? — взгляд молодого императора был направлен на недавно назначенного министра иностранных дел РФ с давно инсталлированной нейросетью джоре.

— Решение для Совбеза подготовлено. Даже если откажутся принимать или кто-либо из постоянных членов наложит вето, то опротестовать созыв Генеральной ассамблеи все равно не смогут.

— Тогда начинаем, — принял решение Костик. — Очень надеюсь, что помощь десантников из Содружества не потребуется.

В принципе на данный момент основными целями были захват власти в России и выкидывание арварцев из системы, не допустив при этом большой войны между различными государствами на третьей от Солнца планете. Ни то, ни другое сейчас особой сложности не представляло. Другое дело, что давать Земле технологии Содружества и тем более джоре нельзя было ни в коем случае. Ни к чему хорошему это не приведет. История утверждает, что, получив технологии и знания, мелкие цивилизации рассасываются в Содружестве и теряют свою самобытность и уникальность. А требовалось ведь нечто противоположное — сломать меркантильно-либеральное мировоззрение Землян с переносом точки зрения всех и каждого на лучшее будущее в первую очередь для следующих поколений населения родной планеты. И при всем при том нельзя допустить даже намека скатывания в избранность — ну ведь, по сути, нацизм чистой воды.

Н-да, задача во много раз сложнее, чем прекращение поставок рабов с Земли в Арварскую империю. И как с ней справиться полностью Костик еще не особо представлял. С другой стороны — не боги горшки обжигают. Хотя в Содружестве понятие что бога, что черта давно вполне естественно поменялось на джоре…






Конец

Октябрь-декабрь 2021 г. Хайфа.


* * *

Примечания

1

Обращения к нейросети всегда выделены курсивом. То есть, кроме нее, никто услышать не может.

Об этом уже говорилось в первой книге серии. И вообще, без ознакомления с ней боюсь, что сложно будет понять многое в этой книге.

(обратно)

2

Mayday (произносится «мэй-дэй») — международный сигнал бедствия в радиотелефонной (голосовой) связи, аналогичный сигналу SOS в радиотелеграфной (при использовании азбуки Морзе).


(обратно)

3

Монократия — организационный принцип и принцип ответственности, при которых руководящая и позволяющая принимать решения власть осуществляется лишь одним лицом, которое несет также ответственность за свои решения.


(обратно)

4

КИП — космический истребитель-перехватчик. ГРЭБ — гипер и радиоэлектронная борьба.


(обратно)

5

Casus belli — латинское выражение, юридический термин времён римского права: формальный повод для объявления войны.


(обратно)

6

Прибор бесшумной (и) беспламенной стрельбы.

(обратно)

7

Червяк сын спросил у червяка отца, хорошо ли жить в яблоке. — Очень хорошо. — А в груше? — Великолепно. — Чего же мы в дерьме живем? — Знаешь, сынок. Есть такое понятие — Родина.

(обратно)

8

Нейролингвистическое программирование (НЛП) — это система техник и практик психологического характера, направленных на моделирование нужных субъективных реакций человека на внешние (объективные) факторы.

(обратно)

9

Французский — на войне как на войне.

(обратно)

10

Марс — в мифологии древних римлян и других италийских племён бог войны.

(обратно)

11

Главный центр специальной связи — Спецсвязь России.

(обратно)

12

Погуглите, мне понравилось.

(обратно)

13

Сибирский цирюльник. 1998 год.

(обратно)

14

Отсылка к итальянской криминальной комедии 1976 года «Блеф». В главных ролях Адриано Челентано и Энтони Куинн.


(обратно)

15

«В здоровом теле здоровый дух» — крылатое латинское выражение.


(обратно)

16

Дитя звезд на языке аграфов.

(обратно)

17

РУД — рычаг управления двигателем.

ВСУ — вспомогательная силовая установка.

Электрика и гидравлика зеленые — имеется ввиду цветовая сигнализация, отображающая исправность систем.

РП — руководитель полетов.

«Сатурны» — в данном случае двигатели производства ПАО «ОДК-Сатурн».

АФАР — активная фазированная антенная решетка. Опустить обтекатель АФАР — наклонить самолет по тангажу вниз.

(обратно)

18

ПЛАРБ — атомный подводный ракетоносец. UGM-133A Трайдент II «Трезубец» — американская трёхступенчатая баллистическая ракета четвёртого поколения, предназначенная для запуска с атомных подводных ракетоносцев.

(обратно)

19

Европейская и китайская системы спутникового позиционирования.

(обратно)

20

«Vanguard» — британские ПЛАРБ.

(обратно)

21

Корейская народная армия — вооруженные силы КНДР.

(обратно)

22

Шабак — служба контрразведки и борьбы с терроризмом Израиля. Моссад — внешняя разведка.

АМАН — военная разведка, подразделение Генштаба АОИ.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • *** Примечания ***