КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605646 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239865
Пользователей - 109780

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Рыбаченко: Рождение ребенка который станет великой мессией! (Героическая фантастика)

Как и обещал - блокирую каждого пользователя, добавившего книгу Рыбаченко.
Не думайте, что я пошутил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Можете ругать меня и мое переложение последними словами, но мое переложение гораздо ближе к оригиналу, нежели переложения Зырянова и Бобровского.

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +10 ( 11 за, 1 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Я стану Императором. Книга III [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Я стану Императором. Книга III (а.с. Император может быть только один -3) 882 Кб, 237с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Юрий Винокуров

Настройки текста:



Юрий Винокуров Я стану Императором. Книга III


Дорогие Читатели! Друзья!

Приветствую всех тех, кто добрался до этой, 3-й книги цикла. Третья книга будет больше похожа на 1-ю (не знаю в плюс ли это или в минус). Планируется больше крови, мяса и превозмоганий. Всё-таки, в книге описан мрачный мир. А то, что было во 2-й — это далекая мирная планета в тылу, где живут своей жизнью люди, не превозмогая с утра и до вечера. Пора Антону вернуться на передовую.

Мне самому книга нравится. Местами, даже больше, чем «Вечная Война». Сюда тратится гораздо больше сил и, надеюсь, это видно. По-хорошему, нужно больше времени выделять на проды, более тщательно прорабатывая Мир, но… Я чувствую силы писать в этом режиме. Могу ли я написать лучше? Вряд ли. Всё-таки в каждую главу я вкладываю все свои силы и воображение. Полностью.

В общем, спасибо, что вы со мной!

Вот вам подарочный арт — «Новый Лысый». Он всегда поддерживает Антона изо всех сил и показывает, что думает о врагах Автора Империи и Императора!


* * *

Пролог


6 лет назад

9018 год от основания Империи

Планета: Калипсо, столица сектора Акабар

Принадлежность: Империя

Курсанты стояли небольшими группками и просто парами. Кто-то оживленно перешептывался, кто-то смеялся, кто-то сосредоточенно размышлял.

Только что закончилось торжественное построение, где начальник Академии вице-адмирал Волков произнес напутственное слово курсантам 7-го курса Имперской Военной Академии им. Густава Шавацкого.

Речь была довольно длинной, но суть его заключалась в двух словах: «выбирайте тщательно!». Сегодня был особый день для курсантов. По важности, за весь период обучения, он уступал, разве что самой Инициации, после которой у Одарённых раскрывается Дар и они становятся полноценными Одарёнными.

Сегодня же, по достижению двенадцати лет, курсантам нужно будет выбрать для себя самого близкого человека на долгие годы — его первую Тень.

Войсковой транспорт еще вчера доставил на планету десять тысяч солдат и сержантов, кандидатов в Тени для почти сотни Одарённых. Пройдя предварительный отбор, эти десять тысяч были выбраны из миллионов желающих резко и качественно улучшить свою жизнь и свой статус.

И дело было не только в повышенном жаловании, хотя получали Тени сопоставимо со средним офицерским составом, основное преимущество было в «абсолютном единении» между Тенью и Одарённым, в результате которого бойцы-простолюдины, из которых и набирали кандидатов могли прикоснуться к могуществу величайшим представителям Человечества — людям с Даром.

У Теней со временем разгонялся метаболизм, улучшалась реакция, обострялись рефлексы и оптимизировалась мозговая деятельность. Они переставали болеть обычными человеческими болезнями, старение организма резко замедлялось и полноценное функционирование тела увеличивалось практически вдвое, по сравнению с обычными людьми.

Но, за всё в этой жизни приходится платить. С момента зачисления в Тени, человек терял право на личную жизнь и свободу воли. Вся дальнейшая жизнь, с этого момента, у него становилась связана с «его» Одарённым. Он должен был служить ему двадцать четыре часа в сутки, каждый день своей оставшейся жизни без выходных и пропусков, бессменно находясь рядом.

И это была, своего рода, лотерея. Где выигрыш или проигрыш уже нельзя было ни изменить, ни скорректировать. В зависимости от воспитания, характера и настроения Одарённого, отношение к Тени варьировалось от рабского до партнерского. Некоторые Одарённые воспринимали Тень, как вещь или мясо, которое всегда можно было поменять. Кто-то — как к полезной в бою и в хозяйстве вещи (или оружию), за которым нужно ухаживать, но особо не обращать на неё внимания, до момента использования. Редко, но с Тенями даже приятельствовали, но это было действительно единичные случаи, уж слишком высокомерны были старшие родственники-Одарённые, чтящие традиции и передающие их в неокрепший детский мозг молодых людей с Даром.

Как правило, за свою долгую жизнь, Одарённый менял Тень, как минимум один раз. По продолжительности жизни люди с Даром превышали обычных людей в 2–3 раза, а иногда и больше, ходили слухи об Одарённых, которым было по половине тысячелетия, а о возрасте Императора, вообще, слагали легенды.

Тень же, спокойно «функционировала» лет до восьмидесяти, если не погибала раньше. К этому моменту, Одарённый находился в самом рассвете своих сил и возникала необходимость в смене Тени. А вот тут наступал момент истины. Дело в том, что разорвав связь с Одарённым, Тень через некоторое время неизбежно умирала. В страшных мучениях, когда «разогнанный» организм сжирал сам себя. Помочь мог только Эссенс, который нужно было принимать постоянно, хоть и небольших дозах, до конца жизни.

Предусмотрительные Тени, откладывающие своё жалование с молодых лет, могли позволить самое ценное вещество в Галактике, но учитывая его стоимость — очень не на долгое время. Некоторые Одарённые заботились и обеспечивали своим Теням своего рода «пенсию», большинство же — просто выбрасывали, как поломанную и уже ненужную вещь.

Несмотря на это — количество желающих стать Тенью всегда очень сильно превосходило реальную потребность. Человеческая природа такова, что неприятности в будущем, тем более очень далеком будущем, меркнут по сравнению с теми преимуществами, которые можно получить здесь и сейчас. К тому же, бесстрастная статистика отмечала, что количество Теней, доживших до пенсии, составляло чуть более 25 процентов.

Оживлённый гул прокатился по рядам курсантов, когда к нам приблизилась группа в разноцветной одежде. В основном, зеленой. На их фоне тем сильнее выделялся крепкий пожилой мужчина в красном балахоне.

Пашка ткнул Антона в бок, привлекая внимание.

— Смотри! Смотри! «Войсковик», прикинь?!

Антон разлепил глаза, он пытался успокоиться перед важным событием. У него отсутствовало должное воспитание «благородного презрения» и к выбору Тени он относился по-иному. Ему нужен был если не друг, то соратник. Ведь учитывая его, практически социальные нулевые связи, и амбициозные планы — помощников ему понадобится очень много. И вот сейчас настало время выбрать первого из них.

Дюжина инквизиторов из Ордена Надзора должны были помочь молодым курсантам принять правильное решение, создав для этого все необходимые условия. Инквизитор в красном — из Ордена Войны выглядел на их фоне несколько странно. Что нужно было адепту боевого Ордена у нас в Академии?

Высокий мощный мужчина производил впечатление хищника, опытного и очень опасного хищника. Среди своих собратьев из «мирного» Ордена он выделялся как волк выделяется среди отары овец. И дело было не только в размерах и массе, хотя он превосходил своих коллег и в том, и в другом, нет дело было в его движениях и той ауре, которая его незримо окружала.

При их приближении, курсанты замолкали и проводили процессию взглядом. Вот они дошли до ребят и тут инквизитор в красном заглянул Антону в глаза. На секунду, жесткое безразличная маска на лице инквизитора дрогнула и через неё проявилось… чувство? Антону показалось, что края губ инквизитора приподнялись в лёгкой полуулыбке, когда он встретился с ним взглядом. Но, скорее всего ему это показалось. Какое дело боевому инквизитору до безродного мальчишки?

Наконец, курсанты, группами по несколько человек, по озвученному командиром курса списку, начали заходить в ворота стадиона. Да, такое количество кандидатов мог вместить только открытый стадион Академии, где бойцов разместили прямо на трибунах. Курсанты же ждали своей очереди в раздевалках.

Группы курсантов формировались по схожести потенциально Дара. На каждого из десяти тысяч кандидатов было составлено досье, в котором, после тщательного изучения психотипа, биографии и возможностей, были прописаны рекомендации по применению.

Кроме этого, каждая Линия, чей Одарённый был курсантом Академии, имела право прислать одного своего кандидата, по мнению Старейшин, наиболее подходящего для своего воспитанника. Опять же, если судить по статистике, примерно в пятидесяти процентах именно этот человек становился Тенью. Что было неудивительно, ведь кто лучше знает своего «ребенка», чем его Линия-«родитель».

Так, Павел Смирнов получил странного сорокалетнего сержант-майора, выбранного старейшинами его Линии. Второй мой приятель, Тадаси Накамуро также выбрал молодого худощавого капрала-азиата, рекомендованного Линией Минамото.

Курсовой офицер, капитан Воландес, произнес фамилию «Ноунейм», Антон отлепился от стенки, которую он подпирал и неторопливо направился к входу. На середине пути он вздрогнул, притормозил и огляделся. Странно, но была названа только одна фамилия и это была его, Антона фамилия. Никто не знал, какой Дар будет у выскочки-сироты, который не имел ничего общего с остальными благородными курсантами и на выбор Тени он тоже отправился в одиночку.

Заминка продлилась всего мгновение, после чего Антон ускорился и вышел наружу. Яркое весеннее солнце освещало огромную чашу стадиона, трибуны которого были заняты множеством людей в разнообразной форме разных родов войск. И все эти люди, с надеждой смотрели на единого подростка, щурящегося, после сумрака помещения.

У Антона не было Линии, и поэтому его Тенью мог стать любой из этих тысяч претендентов, которым только для того, чтобы сюда попасть, пришлось совершить практически невозможное.

— Ноунейм? — поинтересовался наш штатный «академический» инквизитор — брат Моссал. Этого достаточно молодого, как для инквизитора человека, курсанты редко видели вживую. Используя контракт с Академией, как очередную ступеньку в своей карьере, молодой инквизитор мало интересовался жизнью курсантов, безупречно выполняя возложенные на него функции, но не более того. Конечно же, он не знал всех курсантов в лицо и по имени, тем более, бывшего сироту.

— Так точно! — кивнул Антон и с любопытством уставился на внезапно поднявшегося со стула инквизитора в красном.

— Здравствуй, Антон! — инквизитор Ордена Войны удивил не только меня. Брат Моссал с изумлением следил за тем, как «красный» инквизитор подходит к мальчику и протягивает ему руку. — Будем знакомы, моё имя — брат Хокус! И, мне кажется, мы подружимся!

Антон улыбнулся, уверенно кивнул и пожал протянутую руку. Подружиться с инквизитором из Ордена Войны? Почему бы и нет? Он может быть полезен.

Странное чувство овладело мальчиком, когда он прикоснулся к руке инквизитора. Как будто волна энергии и радостного возбуждения охватило тело паренька, изгоняя усталость и резко поднимая настроение.

— С превеликим удовольствием стану вашим другом, Ваше Святейшество!

Инквизитор удовлетворённо кивнул.

— Вот и хорошо! — он посторонился, открывая обзор.

На поле уже стояли несколько сот бойцов, в ожидании начала процедуры Выбора.

— Как твой будущий друг я позволил себе вольность лично отобрать несколько ребят для тебя! Выбирай тщательно!

Но подросток его не слышал. Молодой здоровяк, в первом ряду, чуть за двадцать, но уже с лычками первого сержанта, широко улыбался, глядя на курсанта. Кажется, его пехотная парадная форма была маловата для мускулистого тела атлета, а наградные планки, также в неожиданном для такого молодого бойца количестве, весело поблескивали на солнце.

Абсолютно лысая голова была сама способна пускать солнечных зайчиков, а свежий шрам через всё лицо добавлял молодому ветерану некую бесшабашность.

Седой инквизитор проследил за взглядом мальчика и удовлетворённо улыбнулся. Кажется, всё идет по плану…


Глава I


Первые «демоны» появились в этом мире вместе с первыми людьми, употребившими Эссенс. Правильней сказать, эти самые люди и стали первыми «демонами», впустив в себя враждебные Сущности. Ходят легенды, что загадочная планета Парадайз, после открытия Эссенса, мгновенно была потеряна для Человечества на долгие годы.

Среди неконтролируемых «дегустаторов», опьяненных возможностями нового вещества, пошла волна «обращений» или «одержимостей», если придерживаться официальных терминов Инквизиции. Хотя, Инквизиции тогда еще не существовало и обратившихся воспринимали просто кровожадными ненасытными тварями, кем они в общем-то и являлись.

Учитывая, что корабли в ту далёкую эпоху продвигались с гораздо меньшей скоростью, а межзвёздная «почта» двигалась вместе с кораблями, то ждать помощи оставшимся живым жителям Парадайза пришлось бы десятки лет. Скорее всего, они бы её не дождались.

И колонисты, от безысходности, взяли дело в свои руки, в очередной раз доказав, что человек является очень живучей формой жизни. Согласно общедоступным историческим хроникам, капрал Евгений Семенов, боец планетарной обороны планеты оказался первым Одарённым, осознавшим свой Дар и взявшим его под контроль. Именно Семенов смог организовать оставшихся в живых людей после того, как «одержимые» уничтожили большинство населения.

Борьба с «обратившимися» была изначально обречена на неудачу. Война против изменённых, подпитываемых энергией Подпространства, силами обычных людей, большинство из которых никогда даже не держали в руках оружие, была провальной затеей. Но это ровно до тех пор, пока шансы не уравнялись.

Евгений был одним из нескольких людей, принявших Эссенс в отчаянной попытке как-то противостоять угрозе полного уничтожения человеческого поселения на Парадайзе. Учитывая, что других имен и фамилий в истории не сохранилось, получилось только у него. Безусловно, один в поле не воин, скорее всего, были еще, если не полноценные Одарённые, то уж точно «люди на Эссенсе», однако первым борцом с «демонами» был именно капрал Семёнов.

Дальнейшая его судьба, после освобождения Парадайза и начала расцвета Человечества не известна, Линии Семёнова не существовало, но имя и фамилию этого человека помнили и почитали. Особенно, в Ордене Войны Имперской Инквизиции, считавшего его первым борцом с Демонами.

Инквизиция, изначально созданная Первым Императором как инструмент контроля и поддержания порядка, за многие тысячелетия приобрела некий ореол таинственности, частично напоминало религиозную и военную организацию одновременно, и невольно, выработала традиции, опираясь на опыт и историю.

Статуя капрала планетарной обороны Парадайза, капрала Евгения Семёнова стояла во внутреннем дворе старой Крепости, куда нас провели после неторжественной встречи. После предъявления мной жетона Хокуса, градус напряжения резко снизился и нас просто пригласили пройтись в Крепость. Почему-то не было никакого транспорта и несколько километров от места посадки челнока мы проделали под пронизывающим ветром, в клубах снега.

Местных хозяев это, похоже ничуть не волновало, они абсолютно нейтрально и безэмоционально приняли доклад ван Райли, после чего просто развернулись и напарились в Крепость, чем сильно озадачили лейтенанта. Фактически, она выполнила свою миссию и могла быть свободно, однако в свете последних обстоятельств, а именно — инцидента с «зачумленным» кораблем, ситуация сильно усложнилась.

Я же просто предложил всем следовать за инквизиторами. Возвращаться на «Карнеги» значило попасть в «карантин», а кто может помочь разобраться в сложной ситуации, как не Инквизиция?

Так что все, подобрав свои немногочисленные вещи, также направились за массивными фигурами, изредка матюкаясь, когда кто-то поскальзывался или проваливался в сугроб. Прогулка получилась довольно продолжительной и малокомфортной из-за окружающих ненастных погодных условий.

Тем приятней было попасть в тёплые помещения крепости, пройдя через небольшой внутренний двор и полюбовавшись на заснеженную статую капрала Семёнова. Этому комплексу зданий было несколько тысяч лет. Построен он был из этой же скальной породы, на которой он стоял. То ли не хватало современных строительных материалов, толи была дорогая логистика, но выглядели строения монументально. Годы, постоянные ветра и паршивый климат сгладили острые углы зданий и крепость выглядела так, как будто она самостоятельно выросла на этом плато, прямо из окружающих скал.

Высокие своды отражали эхо наших шагов, когда мы шли через огромный холл по истрепанной ковровой дорожке. На стенах висели выцветшие древние гобелены, чередующиеся со свежими. На всех были изображены батальные стены с обязательным присутствием в них фигур в красном — инквизиторов Ордена Войны.

Инквизиторы остановились пред высокой аркой прохода, из которого доносились запахи еды. Молодой человек, в робе серого цвета с красными нашивками, почтительно поклонился нашим сопровождающим.

— Вы можете отдохнуть и перекусить в столовой, — кивнул первый инквизитор, который до сих пор не представился. — Аколит Маркус проводит вас.

Мы переглянулись. Неожиданное предложение. Но, инквизитор, тем временем продолжил.

— Курсант Ноунейм, а мы с вами пройдёмся. И да, твоя Тень пусть тоже поест, — он отвернулся и направился дальше, не дожидаясь нашей реакции. Похоже, этот инквизитор не знал о существовании таких слов, как «отказ», «обсуждение» или «неповиновение». Я открыл рот, но меня опередила лейтенант.

— Но, инквизитор! — ван Дассел. — Куда вы его ведете и что собираетесь предпринять?

Инквизитор остановился и оглянулся. Удивление на его лице плавно перешло в раздражение.

— Не ваша дело, Одарённая! Вы свою миссию выполнили. Если не готовы принять наше гостеприимство, то мы вас абсолютно не задерживаем, — он медленно обвел взглядом остальных. — Это относится ко всем!

Желающих поспорить больше не нашлось. Удалиться из Крепости — также никто не изъявил желание. Под прицелом серых, я бы даже сказал стальных, глаз каждый почувствовал себя неуютно и дискомфортно.

— Нет желающих? — уточнил инквизитор. Не дождавшись ответа, удовлетворённо кивнул. — Хорошо.

И направился дальше, не оглядываясь, в сопровождении молчаливых спутников.

— Ну… Я пошёл, — кивнул я в сторону удалявшийся тройки.

— Никто не может приказать мне остаться, кроме тебя, — пробурчал Эрик, но сделал это как-то не очень уверенно. Этот инквизитор… внушал. А эта обстановка в прямом смысле давила сверху.

Я улыбнулся.

— Я бы, конечно, взял тебя с собой, друг мой, но боюсь, что тебя там просто расстреляют… хотя… — я обвел рукой окружающую обстановку. — Скорее всего, отрубят голову!

Картер буркнул еще что-то нелицеприятное в адрес «снобов, возомнивших себя пупами земли», но сделал это тихо, чтобы не услышал послушник, терпеливо дожидающийся всю компанию, чтобы сопроводить их, согласно приказа, в столовую.

— Удачи! — хлопнул меня по плечу Пашка, А Тадаси просто кивнул, соглашаясь с другом и, по-своему, напутствуя меня. Инесса пристально посмотрела мне в глаза, но ничего не сказала, в последний момент просто отвернувшись с деланным интересом разглядывая резную арку, ведущую в обеденный зал.

— Надеюсь, тебе повезет! — неопределенно сказала ван Райли и протянула руку, прощаясь.

Я хмыкнул, но руку пожал, придержав её в последний момент, когда по правилам приличия уже было пора отпускать. Глядя ей в глаза, я ответил.

— Я же сказал, что вы мне нравитесь Госпожа лейтенант. И еще я обещал донести это до вас. Так что, не «прощайте», а до свидания, Райли. До скорого свидания!

Сбоку громко фыркнула Инесса, как сдувшаяся шина зашипел Кройф, и одновременно приглушённо прыснули Эрик и Пашка. Однако ван Дассел проигнорировала все эти звуки, только слегка улыбнулась уголками рта.

— До свиданья, Антон!

Я отпустил, наконец, руку развернулся и быстрым шагом бросился догонять беззаботно удаляющуюся тройку инквизиторов. Что-то мне подсказывало, что если я их потеряю в лабиринтах крепости, то никто из них не расстроится.

Несколько поворотов и вот они зашли в деревянную, обшитую бронзой старую дверь в конце коридора. Я незамедлительно последовал за ними.

Просторная комната, с высокими потолками, как и во всём здании вряд ли являлось жилым помещением. Несколько грубых деревянных стульев, тяжелый деревянный стол и два массивных закрытых шкафа — вот и вся спартанская обстановка этого каменного мешка. Небольшие узкие оконца под потолком, тем не менее давали достаточно света, чтобы освещать комнату без использования искусственных источников освещения.

— Садись, — кивнул на один и стульев инквизитор и сам уселся на стул, стоящий напротив. Стулья стояли сбоку от стола, так что он не мешал, оставляя между сидящими открытое пространство. Его сопровождающие стали по бокам от его стула, даже не посмотрев на свободные стулья.

— Меня зовут брат Ласло и я являюсь Командором Ордена и, по совместительству, главой нашей Миссии на Авроре, — представился старший инквизитор и без перехода продолжил. — Можно взглянуть на твой меч?

Я инстинктивно крепко сжал ножны, почему-то абсолютно не испытывая желание выполнять вежливую просьбу. Моё движение не укрылось от взгляда бдительной троицы, и я снова почувствовал на пороге своего сознания нежданных гостей. На этот раз «они», правда, просто обозначили своё присутствие, как будто говоря: «Мы пока не заходим, но в любой момент можем это сделать, так что лучше не дури!».

Я решил «не дурить», отстегнул ножны и передал меч брату Ласло. Для этого мне пришлось встать и пройти два шага до сидящего инквизитора, который даже не сделал попытки приподняться. Тот осторожно, как мне показалось, с почтением взял у меня из рук меч покойного инквизитора и мотнул головой на стул, предлагая мне вернуться на место, что я незамедлительно сделал.

Инквизитор наполовину выдвинул клинок из ножен и взялся прямо за лезвие голой рукой. Я внутренне сжался, зная его остроту и ожидая, что пальцы инквизитора сейчас упадут на пол вместе с ручьями крови. Однако этого не произошло. Брат Ласло закрыл глаза и замер.

Я взглянул на невозмутимую пару, стоящую за спинкой кресла, но не увидел на их лицах ни намёка ни на какую эмоцию, поэтому просто попытался расслабиться и подождать окончания то ли медитации, то ли транса, в который впал инквизитор. Было большое желание осмотреться в Лимбе, но чужое присутствие около моего Сознание явно не способствовало экспериментам. А с любопытством, в отличие от Смирнова, я всегда мог справляться.

Наконец, по прошествии минут, примерно, десяти, инквизитор разлепил глаза и резко, с громким щелчком, вернул меч в ножны. Я в этот момент увлеченно рассматривал вычурную старинную резьбу на ближайшем шкафе, поэтому звук вернул меня в реальность, и я вопросительно посмотрел на Командора.

На этот раз он встал со стула. Я понятия не имел, чем он занимался в трансе, поэтому немного напрягся и тоже вскочил, ожидая чего угодно, вплоть до внезапной атаки. Лезвие со свистом выскользнуло из ножен, и я чуть было не призвал Пузырь. Мне трудно было понять, чем мне мог помочь в данной ситуации Пузырь, но я верил своей интуиции. Которая в последний момент категорически порекомендовала этого не делать.

— Встань, на колено! — абсолютно неожиданно произнес брат Ласло.

Я, с некоторой опаской, подчинился, всё еще находясь в дичайшем напряжении.

— Склони голову! — продолжил командовать инквизитор.

Вряд ли меня пригласили сюда, чтобы просто отрубить голову моим же мечом. Я медленно опустил голову, доверившись, в первую очередь, своему покойному другу. Не мог он отправить меня на такую глупую смерть!

Клинок лёг плашмя мне на голову и инквизитор громко затянул какой-то протяжный напев на неизвестном мне языке. Я не успел удивиться, когда лежащий у меня на голове меч раскалился. Также, не успев испугаться, через мгновение я понял, что понятие «раскалённый» не имеет никакого отношения к температурному режиму — волосы у меня не воспламенились, кожу черепа не обожгло. Это было ментальное пламя, которое втекало мне в голову прямиком из клинка.

У меня в голове сами собой возникли видения, как будто я просматривал на перемотке фильм, причём крутили его с конца, а скорость прокрутки с каждой секундой нарастала. Я видел Хокуса, сначала пожилого, потом в рассвете сил, а дальше совсем юного, с эти мечом в руках, сражающегося с разнообразными противниками. Среди них были как люди, так и Демоны.

На юности Хокуса, «кино» не прервалось, показав мне другого инквизитора, также начиная с преклонных лет до самой юности. И тоже исключительно сцены боёв. Потом еще одного и еще. История всё убыстрялось и мне было уже трудно что-либо разобрать, но в конце, кажется, я видел, что меч находился в руках явно не человеческих существ. И они также сражались с оружием в руках против каких-то других неведомых существ.

Финал «фильма» был особо ярким. Блеснула яркая вспышка и я увидел лицо нечеловеческого существа, с серой кожей, практически без носа и огромными глазами, которые горели изумрудным цветом. Это существо держало перед собой меч, на двух широких четырёхпалых лапах, как будто протягивая его мне. Еще одна яркая вспышка и моё сознание вернулось в комнату крепости Ордена Войны, в нашу реальность и наше время.

— Встань, Антон! — голос инквизитора, почему-то, смягчился.

Я встал, внезапно, с трудом. Ноги дрожали как будто, после пятнадцатикилометрового маршброска. Но я выпрямился и надеялся, что мою секундную слабость никто не заметил.

Неожиданно для меня командор низко поклонился, протягивая меч в вытянутых руках.

— Возьми! — просто и без затей сказал инквизитор, не поднимая головы.

Я осторожно взял, обратив внимание, как уже привычное лёгкое тепло рукояти стало гораздо сильнее, а мутный белый камень в эфесе, внезапно, моргнул. Внутри него, как будто, колыхнулась жидкость или дым, он на мгновение стал прозрачным, но потом быстро вернул прежний цвет. В этот момент чернёная вязь на клинке, также на мгновение, вспыхнула изумрудно зеленым светом. Как глаза у того существа в видении…

Инквизитор выпрямился, теперь он уже неприкрыто улыбался.

— Добро пожаловать в Орден Войны, курсант!

Он вроде уже говорил это при первой встрече. Или, на этот раз, в те же самые слова был вложен другой смысл?


Глава II


— Ваше Святейшество? — у меня в голове творился дикий сумбур. Куски воспоминаний, хранящиеся в мече, переплелись у меня в голове с тревожными мыслями о моём будущем. Непонятное поведение инквизиторов при встрече и потом, ответственность за ребят, багровая Тварь из Подпространства…

На меня волнами накатывала откровенная слабость и, еще немного, безумие. И второе пугало гораздо больше. Я едва смог не поддаться ему при встрече с «Имперским Гневом», как мне «прилетает» это сейчас?!!

Я вспомнил прощальные слова Сущности, при нашем «расставании».

— Ты вернёшься, Антон! Ты обязательно вернёшься! Я могу тебя сейчас задержать, но не буду! Ты еще слишком молод и наивен. Посмотри на людей повнимательней, пообщайся с ними вволю, и ты поймёшь, что всё, что ты знаешь — ложь! О людях, о Хаосе, о жизни… Мне не нужен бестолковый слуга, у меня их миллиарды! Мне нужен… ты!!! Но, помни! Я не буду ждать вечно! Если ты будешь слишком мешкать, то я приду за тобой! Одна твоя промашка, одна твоя неосторожность и я заберу тебя! Пусть, в качестве слуги, но ты будешь сильным слугой…

Чувство злобы постепенно захватывало мой разум. Где бы я ни находился, где бы я не прятался, меня связывает незримая нить с этим существом, даже имени которого я не знаю. В Подпространстве нет времени и расстояний, из любого места нашего Мира можно попасть в любой Мир за порогом. Нужно только захотеть… Люди… Они такие слабые! Пузырь!!!

В глазах мгновенно прояснилось, я как будто очнулся от кошмарного сна, на секунду даже потерял ориентацию, когда осознание реальности вернулось окончательно. Один из братьев, с закатившимися глазами и кровью под носом, со стоном начал заваливаться набок, его поддержал второй.

Брат Ласло удивлённо оглянулся на них, потом повернулся ко мне.

— Странно! Очень странно! — покачал он головой, пристально меня разглядывая.

— Я не хотел! — кивнул я на, уже приходящего в себя инквизитора. Меньше всего мне хотелось бы поссориться со своей единственной надежной на возврат к нормальной жизни.

— Не бери в голову! — раздражённо кивнул инквизитор. — Это не твоя вина, а твоя беда!

— Беда? — удивился я. Такой расклад мне не очень нравился.

— С тобой что-то не так, Антон. С тобой что-то сильно не так!

Я, невольно, усмехнулся. Эта фраза, похоже, будет преследовать меня всю жизнь.

— Брат Фёдор, — он кивнул на, уже очнувшегося инквизитора, который сидел на полу и яростно тряс головой. — Опытный Боевой Менталист, и он очень хорошо знает своё дело, а ты, похоже выкинул его из своего разума, как котёнка!

— Предупреждать нужно! — буркнул я неприязненно. Что за нравы тут? С порога лезть в голову?

Брат Ласло улыбнулся.

— Да я не в претензии, мне нужно было проверить. Честно говоря, я сам вижу Дар Негатора вживую в первый раз.

— То есть это всё-таки он? — спросил я у инквизитора. Мне одновременно было тревожно и волнительно, я поймал себя на мысли, что хотел бы уже какой-нибудь определенности, чем бы она мне не грозила.

— Он, да не он, — загадочно улыбнулся брат Ласло. — Видишь ли, Антон…

В дверь настойчиво постучали и, не дожидаясь ответа, внутрь заскочил послушник в серой робе с красными вставками. Судя по количеству красного, он был уже ближе к инквизиторскому званию, чем тот парень, что проводил моих друзей в столовую.

— Ваше Святейшество! — с поклоном начал доклад аколит. — Орден Очищения на связи! Они требуют выдать им наших визитёров! В противном случае — они прилетят сами!

— Хаос пожри этих фанатиков! — скривился брат Ласло.

У меня внутри всё оборвалось. Я даже не удивлюсь, если это будет брат Дексус, с его пророческими словами о нашей неизбежной встрече.

— Слушай внимательно, Антон! — начал инквизитор, увидев, что я хочу что-то спросить, он повысил голос. — И не перебивай!

Я кивнул и приготовился слушать.

— Первое! Ты теперь аколит Ордена Войны!

Я не смог удержаться. Как же моя Тень?!!

— Эрика не отдам!!! — я буквально выкрикнул ему это в лицо.

Инквизитор скривился, как от зубной боли.

— Я сказал — не перебивай! — последние слова он произнес со странным выражением и меня качнуло, как будто кто-то попытался вырубить моё сознание, но в последний момент передумал. Интересно, что за Дар у этого инквизитора, если я просто от его лёгкого гнева чуть не потерял сознание?

— Это только на словах. Я не совсем идиот, чтобы брать тебя в Орден!

Странное всё-таки существо человек. Секунду назад я разозлился, из-за того, что, как говорит Пашка: «без меня, меня женили», а через секунду говорят, что это не так. И вместо облегчения я испытываю разочарование и обиду.

— Так нужно, чтобы дать тебе некоторую неприкосновенность. Без решения Межорденского Совета, Орден Очищения не может причинить тебе… — он задумался, пытаясь подобрать нужные слова. Похоже, нелюбовь к «чистым» процветала не только среди обычных Одарённых. — … вреда!

— Но, разве так принимают в Орден? — не выдержал я, реально изумившись.

И это действительно был нонсенс. В Инквизицию вербовали уже отличившихся или очень перспективных одарённых. Тому «парню», что повёл моих друзей обедать, вряд ли было меньше тридцати — до этого возраста Одарённый просто не имел возможности себя проявить. Инквизиторами становились к сорока-пятидесяти, про исключения, лично я не слышал. А взять в аколиты юнца-курсанта? Это было просто невозможно! И да, отбор был жесток, а про процедуру Приёма ходили только слухи. Не очень добрые слухи.

— Нет, не так! — вместо того, чтобы опять разгневаться, улыбнулся брат Ласло. — Даже близко не так, но у тебя есть он! А для Рыцаря делается исключение.

Инквизитор кивнул на мой меч. Я также недоумённо перевёл на него взгляд.

— Мой меч? Рыцаря?

— Это не просто меч, это Артефакт предтечей, — уже с более грустной улыбкой покачал головой инквизитор. — Таких вещей существует в нашем мире очень немного. Все они очень ценные и, за исключением, находятся у Инквизиции. Кое-что есть у Императора и, скорее всего, что-то есть у Линий, но они, в отличие от нас и Императора, это тщательно скрывают.

— Предтечей? — сегодня был день, действительно, удивительных открытий.

— Только не говори, что ты ничего не слышал о них!

Конечно же я слышал! Предтечи или древние расы — это собирательное название для неизвестных цивилизаций, следы деятельности которых человечество встречало тут и там, во время освоения Космоса. Все данные об их разновидностях, времени существования, возможностях и, самое главное, наследстве — были тщательно засекречены. Однако, шила в мешке не утаишь и человечество, конечно же знало, что еще до того, как оно вышло в космос, уже существовали высокоразвитые цивилизации.

Однако, в течение тысячелетней экспансии, человечество так и не встретило достаточно высокоразвитую цивилизацию, способную так же, как и мы путешествовать в межзвездном пространстве. И это было странно. Ведь древние руины говорили о таких расах, существовавших ранее. Куда они подевались и почему исчезли? Возможно, ответ был, но он явно не был доступен безродному курсанту.

Был еще один странный момент. Ходили слухи, что развитые расы всё-таки человечество встретило. И даже успело повоевать, или даже, воюет сейчас. Вот только ни живых свидетелей, ни документальных подтверждений я тоже не встречал. Да и о слухах узнал, только от разговорчивого Пашки, слова которого нужно было делить, иногда, на два, а то и на три.

— Но… чей он? — мне нужно было больше информации.

— Теперь — окончательно твой, — вздохнул инквизитор. — А если ты имел ввиду, кто его сделал — то ты видел его несколько минут назад. Меч открылся перед тобой и принял тебя.

— Открылся? Принял? Вы говорите о нём так, как будто это живое существо!

— В некотором роде это так и есть, — покачал головой брат Ласло. — Он существует одновременно в нескольких измерениях. Как это возможно, мы сами не представляем. Мы просто умеем этим пользоваться. Да, мы похожи на обезьяну, которая разбивает орехи гранатой, но наших знаний явно недостаточно, чтобы открыть потаённый смысл его создания. Но, это явно оружие и оружие эффективное. Я видел в его памяти, что ты уже успел в этом убедиться.

Я новым взглядом посмотрел на меч. Действительно, сейчас я понял некоторые несоответствия, терзающие меня с тех пор, как мне впервые разрешил прикоснуться к нему инквизитор Хокус. Нам тогда уже преподавали фехтование, и я удивился странной рукояти, как будто для двуручного меча, при коротком лезвии одноручного. И его непривычному балансу. Сейчас, вспомнив своё видение, я понял, что четырёхпалая ладонь существа была гораздо шире человеческой. А, немного напрягшись, я понял, что существо это было больше человека и этот меч в его руке был как… кинжал? Нет, скорее, короткий меч.

— Он вот так взял и… признал меня? — мозг мой хотел лопнуть от потока новой информации, единственный способ этого не допустить — осмыслить эту информацию и перевести её в разряд «понятной».

— Ну, это не так просто, — опять покачал головой брат Ласло. — Уверен, что брат Хокус не раз и не два давал тебе его в руки. Тебя не удивляло, что никому другому он не давал к нему прикасаться?

Как только он это сказал, я тут же снова вспомнил моменты, на которые я в своё время не обратил достаточного внимания. Видя мой интерес к оружию, Хокус неоднократно давал его мне, мы проводили спарринги, а в некоторые моменты я ощущал некоторое единение с мечом, которое я списывал на азарт спарринга. Теперь это уже не казалось случайностью. А еще я вспомнил, как Нортон попытался отобрать у меня меч инквизитора, когда я отдыхал в перерывах между спаррингами и Хокус отлучился в уборную. И как взбесился инквизитор, когда увидел, что какой-то другой курсант тянет к его мечу руки. Кажется, Нортон тогда потерял сознание от подзатыльника, полученного от Хокуса. Я также тогда не придал этому значения, просто порадовавшись за внезапное внеплановое унижение соперника.

— Да, теперь я припоминаю, — кивнул я. — Так этот меч…

Я вопросительно посмотрел на брата Ласло и тот согласно кивнул.

— Готовился для тебя, да! Жизнь Негатора и так недолга и нелегка, поэтому твои друзья хотели немного облегчит её. Кто же знал, что ты не просто Негатор.

— Мои друзья? Не просто Негатор? — оживился я, ожидая исчерпывающую информацию.

— К сожалению, я не могу тебе открыть сейчас всю информацию, — было видно, брат Ласло действительно расстроен. — Дело в том, что твой захват кем-либо враждебным всё же не исключён, а лишняя информация может причинить много боли хорошим людям. Ты всё узнаешь в своё время, а сейчас главная задача — вывести тебя в безопасное место.

— Мне придётся прятаться? — уточнил я. Нет, к такому меня жизнь не готовила. Я думал, что смогу с помощью Ордена Войны решить свои проблемы и вернуться к своей жизни, строя карьеру и нарабатывая связи. Забиться куда-то в дыру? Зачем? Ради чего? Или, кого?!!

— Не совсем, — уклончиво ответил инквизитор. Он, явно, что-то недоговаривал. — Но, тебе нужно будет немного попутешествовать, чтобы замести следы.

— Замести следы? — в очередной раз, за сегодняшний разговор удивился я. Услышать такое от инквизитора? Это больше соответствовало какому-то наемнику, торговцу или преступнику. Мой мир уже никогда не станет прежним!

— Это самое близкое слово, которое я мог подобрать, — похоже, инквизитор сам смутился. — Я, честно говоря, не силён в интригах, Орден Войны всегда всё решает грубой силой, в отличие от некоторых других Орденов. Наше поле боя — самое настоящее, а не то, что имеют ввиду интриганы из Линий, строя заговоры за спиной друг у друга.

Он пристально посмотрел мне в глаза, я не отрывал взгляда, ожидая продолжения.

— В отличие от вице-адмирала Волкова я даже не состою в Организации. Да и не хочу, если честно! Их методы… они несколько… А, к Хаосу! К слову, брат Хокус, тоже не был её членом. Инквизиция может сочувствовать, Инквизиция может отдавать старые долги, но Инквизиция всегда должна защищать Империю, Императора и Человечества. Однако, если делать выбор, то мы всегда выбираем Человечество! Отсюда и все проблемы…

Он осёкся, как будто поняв, что сказал лишнее и продолжил.

— Итак, что ты должен знать и что ты будешь делать. Мы и так потратили непозволительно много времени на объяснения. Следуй за мной!

В течение следующего получаса я получил серый жетон аколита Ордена Войны, дающий определённые преимущества при его использовании в качестве пропуска или «верительной грамоты». Также я получил серый плащ с красными нашивками — форменную одежду послушника Ордена.

— Твои спутники, — произнёс брат Ласло, когда мы направлялись… куда-то по коридорам.

— А что с ними? — у меня по спине пробежали мурашки. Мне очень не понравился этот вопрос.

— Зависит от тебя, — без улыбки сказал инквизитор. — Я рекомендую их уничтожить.

Я остановился, как вкопанный.

— Что?!! Уничтожить?!! С ними…

— Пока всё в порядке, — продолжил инквизитор также останавливаясь. — Но вот в дальнейшем… Они могут создать проблему.

Нет, сегодня явно был один из самых страшных дней в моей жизни, когда мои представления об окружающем мире сыпались один за другим, как карточный домик. Взять и убить Одарённых из, не последних Линий? Просто так? А как же их Старейшины? Как же… Да что, к Хаосу здесь творится?!! И, что самое ужасное, решить это должен — Я?!! Да кто я такой?!!

Я сглотнул, переводя дыхание.

— А какая альтернатива?

— Также произвести их в аколиты, — пожал плечами Ласло.

— А вы можете это сделать?

— Нет, — покачала головой Ласло. — Я не имею для этого достаточных полномочий. Это прямое нарушение Кодекса.

— Должен быть другой выход! — яростно прошептал я. Нет, я не был готов отдать друзей на убой из-за гипотетических проблем в будущем.

— Он есть, но он может им сильно не понравится…

— И что это?!!

— Клятва на крови, — произнёс инквизитор обыденно.

— Клятва Крови?!! — да что ж за день такой-то! Он когда-нибудь закончится?!!

Клятва Крови. Ритуал, проводимый с Одарёнными, недостаточно провинившимися, чтобы их уничтожили, но и недостаточно надёжными, чтобы позволить им продолжать функционировать самостоятельно.

По правде сказать, применялся он к неблагонадёжным преступникам и заключался он в «фиксировании» их Сущностей к третьему лицу, так называемому «Якорю», который с этого момента становился для них практически богом. Это было очень похоже на связку Одарённый-Тень, но был один нюанс. При смерти Одарённого, Тень могла жить дальше, используя Эссенс. При смерти «Якоря» или «Господина», как более точно его называли, смерть привязанных происходила мгновенно. С момент привязки, главной заботой «слуг» — так звали этих бедолаг, была забота о жизни и здоровье своего «господина». Это была не жизнь. Это было добровольное рабство. Иногда, не совсем «добровольное». Ведь, альтернативой часто была смерть. Точно, как в этот раз.

— Но, я слышал, что для проведения этого ритуала нужен особый Дар! — всё-таки, рефлексировать я буду потом. Первый шок от самой ситуации насилия над друзьями, прошёл, даже не успев начаться. Мой мозг отметил его, как единственно возможный, альтернативой была попытка вырваться отсюда с боем, но это было даже не смешно. И приняв для себя, и за ребят решения, я теперь судорожно «раскручивал» ситуацию.

— Да нужен, — подвердил инквизитор. — И, абсолютно случайно, у меня есть человек с таким Даром.

Я выдохнул и неуверенно на него посмотрел.

— И вы их отпустите?

— Да, — утвердительно кивнул брат Ласло. — Исключительно после Ритуала мы их отпустим. С тобой.

— И куда мы полетим?

— Давай всё по порядку. Сначала, Ритуал. И да, тебе нужно убедить их это сделать. Ритуал «клятвы Крови» может происходить исключительно по доброй воли обеих сторон.

— А «Якорь»… — неуверенно начал я.

Брат Ласло, неожиданно, громко засмеялся.

— А их «Господином» будешь ты! Так что давай, это в твоих интересах!

Уговорить друзей стать моими рабами? С альтернативой — немедленная смерть?!! Сожри меня Хаос, как трудно принимать решения!!! Но, учитывая мои далеко идущие цели, пора начинать это делать уже сейчас.

«Человеческая плоть слаба!» — в миллионный раз всплыло в памяти любимое изречение инквизитора Хокуса. Но, в этот раз я вспомнил и его продолжение, которое он, хмурясь, сказал всего один раз в жизни: «Но это, мальчик мой, можно и нужно использовать!»


Глава III


— Я готов! — мрачно кивнул Тадаси последним, сжав кулаки.

Я схватился за голову. Да как так-то?!! Нет, я всё понимаю, благородство и честь, но, Хаос вас подери! Что делать-то?!!

Странная эволюция отбросов общества в благородных «господ» из Линий произошла как-то незаметно и естественно. Поначалу, объекты эксперимента, получив свободу, точнее вырвав её зубами, хотели чтобы их просто оставили в покое. Одарённые хотели получить свой кусок космоса, где они могли бы спокойно жить и развиваться.

Только кто же их отпустит? Карательные экспедиции были направлены во миры, выбранные Одарёнными в качестве своего дома. Солдаты «на Эссенсе» принуждали к миру, либо уничтожали всех Одарённых, которых удавалось обнаружить. «Человеческая плоть слаба», поэтому часть Одарённых, угрозами или подкупами всё-таки служила Земному Союзу и, с энтузиазмом, включилась в охоту за своими братьями.

Одарённых травили по всей Галактике, ровно до того момента, когда они устали убегать. Неизвестно, кому первому пришла в голову мысль объединить обозлённых и отчаявшихся одиночек в единую силу, но это стало поворотным моментом в истории. Именно с этого момента начался обратный отчёт в существовании Земного Союза и начало приближаться время возникновении Империи.

Локальные объединения Одарённых переросли в более крупные союзы, которые при поддержке населения, под девизом независимости колоний от жёсткого контроля Земли начали давать серьезный отпор войскам Союза. Гражданская война продолжалась семьсот сорок два года и закончилась полной капитуляцией Земного Союза. Земля была захвачена, парламент распущен, власть взяли в свои руки Одарённые.

Так возникла молодая Империя. Трудно сказать, почему за основу была выбрана именно эта форма правления, но победившие Одарённые приняли власть одного. Империя (от лат. imperium — власть) — монархическое государство во главе с Императором, опирающаяся в своей политике на военные сословия и действующая в интересах военных сословий.

В нашем мире военные сословия представляли Линии. Изначально, они формировались хаотично просто из тех Одарённых, кто пережил пламя Гражданской войны. Герои той войны образовали первые Линии, выбрав в качестве названий либо свои фамилии, либо фамилии известных людей из прошлого — в зависимости от собственных амбиций и предпочтений.

Если изначально самые сильные Линии были боевыми, то после десятилетий мира, начали возвышаться Линии, с эконмическим или управленческим упором, что было вполне естественно. Линии, способные только воевать завидовали «барыгам», как они называли более удачливых и богатых товарищей и это переросло в очередной конфликт. Когда территории захватывались «по праву сильного». Но, не всё решает грубая сила. У богатых Линий была возможность нанять «пушечное мясо» и подкормить обычных людей Эссенсом. И начались затяжные кровопролитные сражения за власть, планеты и влияние.

И вот тут Императору пришлось, наконец проявить жёсткость. Была сформирована Инквизиция, был утверждён Кодекс Одарённых, войска Империи выступили против недовольных. Бывшие боевые товарищи, сражавшиеся плечом к плечу в Гражданскую войну, сейчас враждовали из-за интересов Старейшин Линий.

К счастью, этот конфликт не перерос во что-то подобное Гражданской войне. Во-первых, поддержка Императора большинством Линий была весьма существенной. Во-вторых, получить «правила игры» было в интересах и самих Линий. Ну а в-третьих, в Кодексе осталась возможность силового захвата соседей, которая была направлена на поддержание своих подданных в постоянном «тонусе».

От Линий нужно было всего лишь играть по правилам. Ну или, нет. Но, в этом случае никто об этом не должен был знать. И начались тысячелетия интриг и борьбы за власть. Возвышение и падение благородных Линий. Предательство и Верность. Упадок и Процветание.

И за всё это время, каждая более-менее влиятельная Линия стала государством-в-государстве. Со своими традициями и чёткой иерархией внутри. Император особо не вмешивался во внутреннюю политику. Строго соблюдая правила и вовремя выдавая Империи требуемое: разнообразные налоги, в том числе рекрутов для Имперской Армии, Линии могли заниматься собственными делами практически беспрепятственно.

Одарённые возвысились над «простолюдинами» неимоверно высоко. Эдакие полубоги, со временем так или иначе они поверили в свою исключительность и привили это своим отпрыскам, с молоком кормилицы. Всяческие внутренние «Кодексы Чести», «Правила Одарённого», «Библия Линии», «Путь воина» готовили из юных Одарённых преданного и верного воина, в первую очередь, для родной Линии, а только во-вторую — для Империи.

Император смирился с этим и всегда держал это в голове, полагаясь на Инквизицию, многочисленные войска и выращенных Одарённых в традициях Империи. Паритет ныне существовал. И он работал.

Вот только это хвалёное «благородство» Одарённого! Сейчас, оно поставило меня в очень затруднительное положение!

Для разговора с приятелями, брат Ласло выделил мне ровно полчаса времени. Ребята ждали меня в столовой, лениво ковыряясь ложками в угощении от Инквизиции. Аппетита не было ни у одного Одарённого, в отличие от их Теней. Те рубали кашу с мясом так, что аж за ушами трещало. Я в очередной раз позавидовал нашим ребятам — их девиз по жизни «Пока жив твой Одарённый — всё не так уж плохо! Об остальном он позаботится!» восхищал своей простотой и логичностью. Действительно, пока Одарённый жив — он Тень в обиду не даст, а если он погибнет — то уже ничего не важно. Чего волноваться-то?

Кратко пересказав содержимое моей беседы с Орденом Войны и описав открывшиеся безрадостные перспективы я и получил ожидаемую реакцию.

— Я готов! — кивнул Тадаси, когда высказались все остальные.

Я посмотрел на него внимательно. Он не шутил. Он действительно был готов умереть, но не становиться «рабом». Примерно в том же духе высказались и остальные.

— Пошёл бы ты в задницу, Ноунейм! Вместе со своей Инквизицией! — скривилась Райли, ненароком сминая металлическую ложку в кулаке.

— Эмм… Рабом? — вылупился Пашка. — Антоха, ты чего?!! Ты же знаешь, что ради тебя готов на многое! Но Клятва Крови! Без меня, пожалуй…

— Пфф… — выдала фон Таубе. — Такой себе подкат! Так что я тоже пас!

Я смотрел на ребят, которым, в принципе ничего не был должен. Да, мы росли вместе. Да мы где-то даже дружили, как в случае с Тадаси и Пашкой. С Инессой мои отношения только завязывались, а ван Райли, вообще, выполняла распоряжение Волкова по конвоированию меня в лапы Инквизиции.

Однако, они ввязались за меня в бой. Неважно, что я сам, невольно, втянул их в это. Они не секунды не думали, выбирая сторону. А ведь я уверен, при желании с их стороны, Старейшины их Линий бы подсуетились, устроили скандал и забрали бы своих отпрысков к себе в уютные родовые Крепости. Однако, вместо этого, все они отправились со мной. В неизвестность и с риском для жизни. И Семён Казарский отдал свою жизнь, сражаясь на моей стороне.

Я вздохнул и резко встал, со скрипом отодвинув грубую деревянную лавку. Народ вздрогнул от звука, и все напряженно уставились на меня. Краем глаза я заметил, что Тени за соседним столом давно отложили ложки и напряжённо вслушиваются в наш разговор. И да, лазганы у них уже не стояли рядом, а лежали на коленях, уверен со снятыми предохранителями.

— Друзья! — сказал я. Странное дело, до этого момента другом я считал только Эрика, относя всё остальных к более нейтральной категории «приятелей». Но. почему-то именно сейчас это слово показалось мне более уместным. — Спасибо вам за поддержку! И за ваше решение… Честно говоря, скажи вы что-то другое, я был бы удивлён. Я должен был сказать то, что сказал. Вы ответили. Теперь мячик на моей стороне.

Ребята нахмурились еще сильнее, не понимая дальнейшего развития событий.

— Я сейчас выйду в ту дверь, — я ткнул пальцем в резные ворота, из которых зашёл в столовую. — И если вместо меня зайдёт кто-то другой, знайте, что я мёртв. Некоторые из вас знают про мою мечту. Да, она звучит дико и странно, но начинать свой путь с предательства я не буду. Служить нужно не за страх, а за совесть! По крайней мере, моему ближайшему кругу. За сим я откланяюсь и да сохранит вас всех Император!

С шумом отодвинулись скамейки и все, как один встали, молча провожая меня взглядом. Я кивнул и окинул в последний раз взглядом своих новых… друзей.

Лицо лейтенанта ван Дассел смягчилось, она смотрела на меня со смесью сожаления и грусти, кивнув, когда встретилась со мной глазами.

Инесса фон Таубе кусала губы, лицо её пылало то ли от досады, то ли от ярости, и она явно сдерживала слова и действия внутри, лишь прищурившись, когда я посмотрел на неё.

Неунывающий Павел Смирнов, не смог удержать свою натуру и широко улыбнулся, показав мне большой палец, в последний момент поменяв его на средний, что заставило и меня улыбнуться.

Невозмутимый Тадаси Накамуро, внезапно, низко поклонился мне и застыл по стойке смирно, добела сжав рукоятку фамильной катаны на поясе.

Эрик. Эрик Картер просто безмятежно улыбался и жевал. Он единственный в зале производил впечатление довольно жизнью человека. Было ли это наигранное или он действительно так себя ощущал я не знал, но я явно чувствовал мысленную волну любви, поддержки и обожания, идущую от моей ментальной «половинки». Эрик верил мне всем сердцем и ждал обратно с хорошими новостями.

* * *
Брат Ласло смотрел на меня с плохо сдерживаемым гневом. Я стоял, расслабив левое колено и поглаживая тёплую рукоятку висящего на поясе меча. Терять мне было нечего, а меч добавлял мне иррациональную уверенность.

Перечить инквизитору? Еще пять лет назад это для меня было из области фантастики. Ровно до тех пор, пока я не повстречал брата Хокуса. С ним я понял, что инквизиторы — тоже люди, как бы не хотели они это скрыть, дабы оставаться беспристрастными и суровыми судьями. К слову, на людях Хокус не позволял себе никакой фамильярности и мне не разрешал, поэтому мои отношения со страшным инквизитором из боевого Ордена для всех казались странными и непонятными.

Предъявить ультиматум Инквизиции? Легко! Это самоубийство? Не думаю. Есть у меня подозрение, что я слишком важен для кого-то. Или чего-то. И так просто они меня не уничтожат. Самонадеянно? Возможно! Но, интуиция сказала «делай!» и я сделал.

— Курсант, ты, вообще, представляешь с кем ты сейчас разговариваешь? — тихим голосом спросил меня Командор Ордена и моё Сознание завибрировало, собираясь расколоться на мелкие осколки.

— Прекрасно понимаю! — пожал я плечами. Я не пытался изобразить беззаботность, ведь моё сознание для этих Одарённых как открытая книга. Я действительно чувствовал спокойствие. «Делай, что должно! И будь что будет!» — еще одна мудрость от инквизитора Хокуса была сейчас, как никогда, кстати. Я принял решение. И я буду следовать ему до конца.

— Хокус… — вздохнул Ласло, и давление на мозг исчезло. — Ну, конечно же!

Он грустно улыбнулся. Он мысли мои прочитал, что ли?

— И что мне с тобой делать? — поднял он на меня глаза.

— Не имею ни малейшего представления!

Инквизитор почесал переносицу.

— Придётся всё-таки убить твоих спутников, — совершенно обыденно сказал он.

Не может быть! Неужели, не получилось?

— Только вместе со мной, — ответил я, готовясь применить Пузырь. Не знаю, чем он мне поможет в бою против трёх матёрых Одарённых, но я всё-таки попробую.

— Ты в своём уме, пожри тебя Хаос? — удивлённо посмотрел на меня брат Ласло, как будто увидел в первый раз. — Ты серьёзно собираешься сражаться с нами?

— Если вы не оставите мне другого выхода, то да! — обреченно кивнул я, испытывая обычное спокойствие, которое накатывало на меня перед сном. Я сдержал нервный зевок.

Инквизитор улыбнулся, а потом засмеялся в голос. У него был низкий приятный смех, и сейчас он не походил на одного из самых опасных людей в Галактике. Просто, крепкий мужчина в возрасте, смеётся над удачной шуткой. Брат Фёдор и третий инквизитор тоже позволили себе лёгкую улыбку. Кажется, убивать меня они пока не собираются.

— Ох… Рассмешил старика! — произнёс Командор, вытирая выступившие слёзы. — Прямо вот так… через твой труп? Ха-ха!

— Не вижу ничего смешного, — я еще не понимал, расслабиться мне уже или нет, адреналин шарашил в кровь, вызывая приступ эйфории. Я чувствовал, как кровь стучит в ушах, разогнанное сердцем, перешедшим в боевой режим.

— Извини, — наконец отсмеялся брат Ласло. — Это выглядело несколько забавно. Последний раз мне кидали вызов… лет пятьдесят назад! И это был глава Линии. Храни Император его мятежную душу…

Он посмотрел на меня, на мою напряжённую позу и махнул рукой.

— Твои друзья «погибнут» на бумаге. И это не обсуждается, — он внимательно посмотрел на меня, и я моё Сознание снова затрепетало. — И вот это уже последнее моё слово. Будете противиться — что ж, я действительно сделал всё, что мог и буду готов принять последствия.

Он посмотрел на меня, но я благоразумно промолчал, ожидая продолжения. Инквизитор удовлетворённо кивнул и продолжил будничным голосом.

— Курсанты Антон Ноунейм, Павел Смирнов-Воронцов, Инесса фон Таубе-Аренберг, Семён Казарский-Ржевский и лейтенант Райли ван Дассел де Крой погибли во время следования на Аврору, после нападения на рейд-крейсер «Малькольм Карнеги» одержимых Хаосом. В героической битве против порождения Хаоса эти верные сыны Империи, ценой своих жизней, предотвратили захват корабля флота Его Императорского Высочества! Храни Император их храбрые души!

В горле у меня пересохло и я сглотнул. Вот так просто? Были люди и нет людей?

— Боюсь, что у тебя предстоит еще один разговор с твоими друзьями. И не уверен, что он будет проще предыдущего, — покачал головой инквизитор. — Если в первом случае — ценой была всего лишь их жизнь, то теперь цена — их поломанная Судьба! Думаешь, они готовы заплатить такую цену?

— Я… не знаю! — еще раз сглотнул я. — А как же теперь мы… будем существовать?

Инквизитор глубоко вздохнул.

— Давай не будем забегать вперед. Пока вам нужно просто исчезнуть. Для этого придётся немного попутешествовать и, попутно, принести пользу Империи.

Я слушал, не перебивая.

— Назовём это… проверкой лояльности. Статус аколита даёт многие преимущества, но его нужно заслужить.

— Я не уверен, что ребята захотят стать инквизиторами, — нахмурился я.

— Вот сейчас обидно было! — снова улыбнулся командор. — А разве не мечта любого Одарённого — приносить как можно больше пользы Империи и Императору? А где еще можно принести больше пользы, как не в рядах Инквизиции?

Я не нашёлся что ответить. Очень не хотелось раздражать этого могущественного Одарённого, а у меня в голове крутились одни ругательства.

— В ряды Инквизиции вступают по доброй воли. Никого силком мы не тянем, — он снова улыбнулся. — Ну надо ж! Не могу поверить! Сопляк, который не мечтает стать инквизитором!

Я снова подождал, когда он успокоится.

— Я оформлю вас как кандидатов. И это будет испытанием. Я убью сразу двух зайцев. Отправлю вас на задворки Галактики и выполню просьбу одного хорошего человека, без разбазаривания и так малого состава Ордена. Вы поможете отбить планету от Хаоса!

— Целую планету? От Хаоса? — удивился я.

— А чему ты так удивляешься? Да, иногда прорыв Хаоса не удаётся купировать вовремя, и ситуация становится критической. Информация о таких событиях не доносится до ушей широкой публики, иногда планета просто уничтожается, дабы предотвратить распространение скверны, но иногда, когда планета слишком важна или есть шанс на победу, мы пользуемся этим шансом.

Я молчал, ожидая разъяснения, но брат Ласло бросил взгляд на наручный хронометр.

— Возвращайся к друзьям. Через час вы должны быть на борту судна, — он поднял на меня глаза. — Или ваши тела будут лежать в ущелье неподалёку. Обратной дороги нет. При вашем положительном решении, все инструкции вы получите на борту судна.

— Мы полетим на «Карнеги»? — уточнил я.

Инквизитор бросил еще раз взгляд на хронометр.

— Один час сорок три минуты назад, рейд-крейсер Имперского флота был определён в карантин. Прибывшей на борт досмотровой группой было обнаружено поражение Хаосом всех членов команды крейсера. Вердикт — «излечение невозможно, необходимо уничтожить». В данный момент зачистка завершена, происходит очистка памяти судового компьютера.

У меня перехватило дыхание. Несколько сотен человек во главе с капитаном Кай Лю Пеном, верные сыны Империи и Императора, погибли. Точнее, их казнили. Безжалостно и беспощадно. Просто из-за того, что они оказались не в то время и не в том месте.

— У тебя осталось пятьдесят восемь минут, — буднично сказал брат Ласло и кивнул мне на выход.

Я глубоко вздохнул и… просто вышел вон. Приоритеты. Такое простое и такое сложное слово. Их нужно расставлять правильно. Экипажу «Карнеги» я уже не помогу, а вот мои друзья всё еще живы.

Два аколита стояли перед запертой дверью в столовую.

— Мне нужно внутрь! — сказал я им.

Фигура в сером плаще махнула рукой.

— Это не мы закрыли, твои спутники внутри это сделали.

Я постучал в дверь и громко крикнул.

— Это я! Откройте!

— Антон! Ты один? — послышался голос Миши — Тени Павла.

— Да, дядя Миша, один! — хмыкнул я. — Хотя вы это проверить не сможете!

За дверью что-то бухнуло, как будто упало что-то тяжелое, подпирающее её с той стороны, тяжелое дверное полотно приоткрылось и я увидел напряжённое лицо Кожедуба.

— Заходи! — кивнул он, отстраняясь.

Я зашёл. Да ребята, похоже решили воевать до последнего и подороже продать свою жизнь! Из столов были собраны баррикады, а Одарённые рассосредоточились по всему большому помещению столовой, чтобы их нельзя было накрыть одним ударом.

Райли и Тадаси мерцали, находясь на грани перехода в боевой режим. Инесса и Пашка также выглядывали из-за завалов, готовые в любой момент применить свой Дар. Ситуация была напряжённая, но я всё же не удержался. Кажется, меня «отпускало» и на этот раз моя интуиция подсказывала, что всё пройдёт хорошо. Ну, да, благородным Одарённым нужно всего лишь отказаться от своего блестящего будущего!

— Кто тут хотел стать Инквизитором? Признавайтесь! — улыбнулся я, глядя на озабоченные лица друзей. Хотя, мне сейчас было далеко не весело. Добро пожаловать во взрослую жизнь, курсант…. А как, кстати, теперь меня зовут?


Глава IV


Капитан линейного буксира «РМБ-19847371» Фарид Хуссейн видел двух Одарённых одновременно три раза в жизни. Первый раз в детстве, когда в их аул заглянул проездом один местный Бей с советником Халифа, следующий в столицу. Второй раз — при поступлении в Лётную Школу, когда на присягу прилетел Адмирал и сидел на трибуне вместе с губернатором планеты, и третий раз, на экране — когда у его буксира порвался трос и проходящий мимо Линкор вышел на связь, чтобы, в лице его Одарённых командиров, обругать «рукожопое быдло».

Но, пять Одарённых одновременно?!! Такого стресса у капитана «РМБ…» еще никогда не было. Линейный буксир, приспособленный для ведения регулярных транспортных буксировок между планетными системами, был «рабочей лошадкой» и вызов от Инквизиции прогремел, как гром среди ясного неба.

Инквизиция имела полномочия «зафрахтовать» практически любой корабль. На орбите Авроры, в данный момент, висело множество более достойных, на скромный взгляд Хуссейна кораблей. Почему выбрали его буксир? Он был в недоумении и встречал этих странных «благородных» со страхом и трепетом.

Эти мысли считал у капитана Пашка, когда мы поднялись на борт буксира и нас встретил его, неприкрыто дрожащий, капитан. Способностью Линии Воронцовых была возможность Искажение Сознания. В отличие от прямого контроля, свойственного некоторым Одарённым, представители Линии не могли просто взять под контроль человека и заставить его действовать, как марионетку, однако у них были другие преимущества.

Воронцовы могли заставить поверить солдата, что его соратник — враг, вызвать чувства страха или любви к себе, или злости и ненависти к «своим». Убедить человека шагнуть в пропасть или выпить ядовитое вещество под видом обычного напитка. Воронцовых не любили, но уважали и боялись.

«Побочным» эффектом было частичное считывание мыслей и эмоций человеком, своего рода «детектор лжи». Эффективность ведения допросов таким человеком была гораздо выше, чем «консервативные методы» и Пашка не зря грезил об Инквизиции — в её сложном, но благородном, деле в борьбе с врагами Империи и Императора такие люди очень ценились.

Тем более, что многие его известные предки как раз и выбирали эти стезю.

— Лейтенант! Меня предупредили о вашем визите! — встретил нас капитан Хуссейн, когда мы пришвартовались к буксиру и перешли по перекинутому трапу на борт. — Добро пожаловать на линейный буксир «РМБ-19847371», господа Одарённые!

— Вот этот послушник за главного! — кивнула Райли в мою сторону.

Сделала она это без раздражения или злобы, скорее с какой-то грустью.

Честно говоря, я еще не понял отношения ребят к своей новой жизни. «Умереть» в один момент, оборвать все концы со своим прошлым и пойти в неизвестное будущее с малознакомым молодым парнем? Без гарантий и понятных перспектив? Это не очень завидная судьба. Да, к Хаосу, для Одарённого это откровенно плохие перспективы! Поэтому я тоже не знал, как себя вести, предпочитая отмалчиваться. Поговорить мы еще успеем и лучше, чтобы инициатива разговора исходила от них.

Капитан Хусейн перевел на меня взгляд, его смуглое лицо побледнело, На лбу выступили капельки пота. Я нацепил на себя серый балахон, дабы соответствовать образу и моё хмурое лицо, вкупе с нервным поглаживанием меча явно не внушало собеседнику тёплые чувства.

— Ваше Святейшество… — начал он, но я перебил его, скривившись.

— Мне еще далеко до «святейшества». Достаточно просто «Господин».

— Да… Господин, — тут же поправился капитан буксира. — Позвольте я провожу вас в ваши каюты. Я предоставлю вам лучшее из имеющегося. На борту судна не так комфортно, как привыкли Господа, но я попытаюсь сделать вас пребывание на моём корабле как можно более комфортным. Для этого…

— Не тарахти! — скривился Пашка. — От твоих мыслей у меня голова пухнет!

Капитан испуганно оглянулся на злого Пашку, но благоразумно промолчал. Мои приятели балахоны пока не надели, а сложили их в сумки, дабы не у капитана не случился сердечный приступ. Пять Одарённых — э то одно, а пять Инквизиторов, хоть и всего лишь аколитов — это совсем другое. Если Одарённые чувствовали себя перед Инквизицией не в своей тарелке, то что можно сказать об обычных людях!

Две каюты, которые нам предоставили, принадлежали ранее, похоже, самому капитану и его офицерам. В спешке из кают были забраны личные вещи и перестелено постельное белье. Девочки налево, мальчики направо. Тени дальше по коридору в менее комфортабельные апартаменты.

Пашка с размаху закинул свой баул на верхнюю полку и уселся на койку, уперев локти в колени и опустив на них голову.

— Антоха, что к Хаосу происходит?! Может, пора объясниться?

Я вздохнул. Это случилось раньше, чем я предполагал, но, с другой стороны, чего тянуть кота за хвост?

— Минуту! — вздохнул я и вышел в коридор, постучавшись в соседнюю, «женскую» каюты.

— Убирайтесь к Хаосу! — послышалось изнутри.

— Это я! — крикнул я громко. — Нужно поговорить!

Дверь отошла в сторону, и я увидел недовольное лицо Инессы, за её спиной Райли лежала на кровати прям в ботинках, закинув ноги на стену.

— Пойдемте к нам, нам нужно поговорить! — повторил я.

Лейтенант смерила меня пристальным взглядом и одним движением перетекла в вертикальное положение.

— Ну, пойдем, — кивнула она и мы переместились в нашу каюту.

Когда все расселись на койках я, оставшись стоять на своих двоих, пересказал им разговор с Командором Ордена. Рассказ не занял много времени и, когда я его закончил, все замолчали, погрузившись в свои мысли.

— Значит, Негатор! — кивнула Райли своим мыслям и подняла глаза на меня взгляд. — Я так и думала. И давно ты об этом знал?

Я развел руками.

— У меня не было подходящего воспитания и советами родичей я, по понятным причинам, был обделён, — начал я уверенно. — Как вы знаете, прочувствовал я свой Дар неожиданно, а объяснить его появление и описать применение было некому, так что ответ на твой вопрос — два часа назад. Два часа назад я достоверно понял, какой у меня Дар. И что он, вообще, у меня есть.

— При этом ты так и не прошёл Инициацию? — нахмурилась Инесса.

Я развёл руками еще шире. Рассказывать о том, как я напился крови Демона мне почем-то не хотелось. Поэтому я ограничился полуправдой.

— Пришлось принять Эссенс на Фаиде — так повернулась ситуация, и всё получилось как-то само!

— Ну да, — обычно жизнерадостный Смирнов был мрачнее тучи. — Сущность-то у Негатора отсутствует, так что, возможно, и Инициация у них проходит как-то по-другому.

Он внимательно посмотрел на меня и в первый раз с момента выхода и Крепости Инквизиции, улыбнулся.

— Я хотел сказать — у тебя!

— Трудно жить без Сущности! — покачала головой Райли. — Хотя, что мы знаем про Негаторов? Только то, что у них нет Сущности и что их ненавидят и боятся все Одарённые без исключения.

Тут я впал в некую прострацию. Слова Командора Ласло, про этот Дар, а именно: «Он, да не он», заставили меня задуматься уже тогда, слова же ван Дассел сейчас — смутили еще больше. Я видел Сущности. И если Негатор, в принципе, мог их видеть тоже — иначе как бы он разрывал связь тела с Астральным Двойником, то что тогда насчет этого сонма Сущностей, требующего меня впустить их в себя? Как это коррелируется с отсутствием Сущности у Негатора? И этот багровый вожак? Кто он или что он?

Я рассчитывал, что Орден Войны даст ответы на все эти вопросы, но очередная спешка не позволила этому осуществиться. Теперь я лечу на далёкую планету, которую пытаются захватить орды Хаоса, а в качестве спутников у меня — четыре сильных, амбициозных, но очень расстроенных Одарённых!

— Нужно отдать тебе должное, Ноунейм, ты не перестаёшь меня удивлять. Хотя и не могу сказать, что я при этом испытываю положительные эмоции! — покачала головой Инесса, откинувшись к стенке и сложив руки на груди.

К моему удивлению, соглашаясь с ней, кивнул Тадаси.

А Пашка неожиданно громко расхохотался. Он встал с койки, стянул с верхней полки свой баул и достал оттуда аккуратно сложенную робу аколита Ордена Войны.

— Будьте осторожны со своими желаниями — они имеют свойство сбываться!

Он критически осмотрел серую грубую тканью красными вставками и обернулся ко мне.

— Знаешь, кто сказал эту фразу?

— Нет, — покачал головой я. — А это важно?

— Еще как! — хмыкнул друг, к которому, постепенно возвращалось его постоянно-позитивное расположение духа. — Это был один персонаж из древней книги нашего народа. Некто Воланд — повелитель сил Тьмы, противопоставленный библейскому персонажу Иешуа, повелителю сил Света. Его еще называли Дьяволом или Сатаной.

Он ловко натянул на себя робу и прошагал в крохотный санузел, на стене которого висело зеркало.

— Никаких аналогий не видишь? — раздался оттуда его довольный голос. — А что! Мне идет!

— К чему ты это всё, Смирнов? — недовольно осведомилась фон Таубе.

— А к тому, моя милая Инесса, — сказал Пашка, выходя обратно к нам и от его фразы Инесса наморщила свой очаровательный носик еще сильнее. — Что я с детства мечтал быть Инквизитором! И, похоже, благодаря нашему другу — моя мечта может осуществиться! И осуществится гораздо раньше, чем я рассчитывал!

— То есть тебя не смущает, что ты, фактически, умер и потерял связь со своим прошлым? — удивилась девушка.

— Ха-ха! — Пашка веселился. — Это мало отличается от обычного вступления в ряды Инквизиции. Новый Инквизитор рвёт связь с Линией, принося персональную клятву Императору, меняет имя и отбрасывает своё прошлое! Как видишь — разницы, практически, нет!

— Но я-то не хотела стать Инквизитором! — продолжила возмущаться Инесса. И снова Тадаси согласно кивнул.

— Ну! Что я могу сказать? — развел руками Пашка. — Сочувствую!

И снова залился смехом. Что в этом смехе было от нервного перенапряжения, а что от его обычного оптимизма, граничащего с пофигизмом, я не знал. Но, я был рад, что хотя бы один из друзей на моей стороне.

— Ты знаешь, Ноунейм, чего мне стоило попасть в спецназ? — внезапно, подала голос лейтенант.

— Предполагаю, — кивнул головой я, ожидая продолжения. И да, я частично знал. Мало того, что конкурс там был просто бешеный, так Райли была еще и женщиной! Традиции флота никуда не делись и женщин во в флоте, в зависимости от воспитания некоторых флотоводцев и командиров, воспринимали в диапазоне от «ледяной терпимости» до «откровенного раздражения и неприятия». Так что да, я верю, что это было оченьнепросто!

— И это тоже было моей детской мечтой, — она покосилась на Пашку и грустно улыбнулась, затем снова повернулась ко мне, и улыбка ушла с её лица. — И ты её у меня отобрал, Хаос тебя задери!

Я почувствовал смесь сожаления с раздражением. Мне, безусловно было её жаль и я чувствовал свою невольную вину за происшедшее, но, какого Хаоса?! Все тут взрослые люди и страдать рефлексией я не собирался.

— Всегда был второй выход! — я, всё-таки, не удержался.

Райли неожиданно улыбнулась.

— Умереть? Но не подчиниться? Ну уж нет! У меня слишком большие планы на мою жизнь. Пусть их и придётся немного откорректировать! — она ткнула пальцем в меня. — А вот тебе, Ноунейм, придётся как-то отработать свой косяк за разрушенные девичьи мечты!

Я улыбнулся. Похоже, она тоже приняла свою судьбу.

— Я готов! Когда начнём?

Сбоку фыркнула Инесса и прыснул Пашка. Райли, всё еще не решив, продолжать ей злится или уже закончить, лукаво посмотрела на меня.

— Смотри, какой быстрый! А ведь я еще не придумала, как ты будешь заглаживать свою вину! Но ты будешь страдать, уж поверь мне!

— Можно, я вместо него пострадаю? — попросил Пашка, откровенно пялясь на её высокую грудь. Инесса фыркнула еще громче. Райли перевела взгляд на Пашку и покачала головой.

— И ты будешь страдать, Смирнов! Уж поверь! Я еще сделаю из вас настоящих бойцов!

В этот момент моргнул свет, и я внутренне напрягся, подспудно ожидая любой неприятности — от поломки корабля до орд Демонов, штурмующих несчастный буксир. В глазах привычно пробежала пелена, а уши немного заложило — буксир штатно влетел в Лимб и Навигатор повёл корабль к нашему новому месту службы.

* * *
Две с половиной недели полёта прошли спокойно и неторопливо. Мы отсыпались, размышляли и тренировались. Тяжелые мысли легче всего изгонялись тяжёлыми физическими упражнениями, именно сторонником такой теории оказалась лейтенант ван Дассел, не щадя не себя, не нас. Даже наши Тени прониклись уважением к хрупкой девушке, тело которой, похоже было сделано из жидкой стали.

Досталось всем, но больше всех мне и Тадаси. Именно нам, Райли могла помочь больше всего, передав часть навыков и знаний. Всё, что можно было выжать из этих двух с небольших недель — она выжала. И даже, больше. Спарринги шли один за одним, в парах, с ней и друг с другом, два против одного и все против всех.

Пашка даже устроил тотализатор, в котором с удовольствием учувствовали все наши Тени, даже Инесса втянулась через некоторое время, с азартом болея за Тадаси. Каждый раз, когда мой тренировочный меч улетал далеко в сторону, а я растягивался на железной палубе, я слышал одобрительные возгласы с её стороны. Также одобрительно она хмыкала в не немногие моменты, когда кому-то из нас удавалось одолеть Райли.

Ван Дассел была хороша. Без применения Дара, она уделывала нас с Тадаси в двух спаррингах из трёх. Применять свой Пузырь, я по понятных соображениям не мог, а вот когда Тадаси призывал своего Астрального Двойника, битва становилась еще интересней.

Наблюдать за сражением блестящей серебряной фигуры японца и размытым туманным силуэтом девушки было очень интересно. Иногда, я выступал в этих спаррингах статистом, но меня выводили из игры очень быстро. Почёсывая ноющие части тела, я отходил к зрителям под добродушные смешки зрителей и размышлял о тяжёлой доле Негатора, который был слишком мощный для всех Одарённых в целом, но слишком слабым, чтобы противостоять им по-отдельности.

Хотя, оценив мои боевые навыки, Райли была впечатлена. Как для «сопляка, увидевшего меч второй раз в жизни», мои навыки были «на уровне». Кстати, о мече. Моём мече. Как только мы поменяли тренировочные мечи на свои боевые, ситуация на площадке резко поменялась.

Без использования своего Дара, в девяноста процентах случаев эти два Одарённых ничего не могли мне противопоставить. Первый раз это приняли за случайность, второй раз — за совпадение, а вот дальше — все крепко задумались.

Райли и Тадаси даже попросили мой меч для чистоты эксперимента. Какого же было их удивление, когда у опытнейшей ван Дассел, меч выскользнул из рук прямо в середине спарринга, а Накамуро, вообще, чуть не отрубил себе ногу!

Мне же меч добавлял… всего. Уверенности, силы и скорости. После обряда, проведенного Инквизиторов, после которого он произнес фразу: «Меч принял тебя!», мои взаимоотношения с этим оружием действительно поменялись. Когда я брал его в руки и вытаскивал из ножен, мною овладевало странное чувство, сходное с употреблением таблетки Эссенса, только в сильно ослабленном виде. Как будто, через рукоятку меча моё тело напрямую подпитывалось Энергией Подпространства.

И, судя по результатам спаррингов, это было не просто ощущение. В момент боя, мир вокруг, как будто замедлялся, а нанося удар, в последний момент перед касанием, меч в руке наливался тяжестью, существенно увеличивая силу удара. Очень быстро мои спарринг-партнеры прекратили попытки противостоять мне с боевым оружием, а Пашка, вообще, обозвал меня «мошенником». Добро так обозвал, потому что он хорошо заработал на преданности Теней своим Одарённым и странной, упрямой неприязни Инессы ко мне.

В общем, когда мы вышли из Подпространства в системе голубой звезды, наше настроение было подчёркнуто боевое, а молодые тела требовали великих свершений. Полностью вопрос нашего будущего не был решен, да и не мог быть пока решен в принципе, но мы все согласились с очередной мудростью русского народа, озвученной неугомонным Пашкой: «Делай что должно и будь что будет!» Изречение несколько отдает несвойственным мне фатализм, но это лучшая стратегия на ближайшее время.

— Господа Одарённые! — раздалось по громкой связи. — Вас хочет видеть командующий 43-й оперативной флотилией флота Его Императорского Высочества Герцог Гуннар Ланге-Нильсен на борту своего флагманского тяжелого крейсера «Рагнар Лодброк»!

Ну вот, сейчас и проверим всю полноту нашей «легенды» и, заодно, посмотрим на «одного хорошего человека», которому Орден Войны в лице Командора Ласло обещал содействие Инквизиции…


Глава V


Герцог Гуннар Ланге, достойный сын Линии Нильсен производил впечатление настоящего викинга из древних книг. Огромный, как для обычного человека, ростом за два метра и весом сильно за сто килограмм, он не выглядел обрюзгшим или рыхлым, несмотря на свой преклонный возраст. Длинные седые волосы были собраны в тяжелый хвост, а средняя борода была ухожена и отливала здоровым платиновым блеском.

Ярко-голубые глаза из-под густых бровей смотрели на нас с любопытством и живым интересом. Предполагаю, что возраст его в районе ста лет, но не готов поспорить при этом на деньги. Нильсены были «физиками». Да, этот Дар был наиболее распространённый среди Одарённых, при этом, обычно, люди с этим Даром редко поднимались на высшие руководящие должности. Тем более, на флотские должности, которые были, практически исключительно, вотчиной «энергетиков». Воодушевить экипаж, подпитать перегруженный генератор или добавить мощности снарядам — вот что было жизненно необходимо для флотоводца, а Дар «физика» на капитанском мостике просто пропадал впустую.

Однако, глядя в ответ на этого, обманчиво расслабленного гиганта, интуиция мне подсказывала, что он находится на своём месте. И весь флот на обзорном экране только подтверждал мои предположения. Имперский адмирал — это человек особого сорта, сделанный из стали и мыслящий как машина — быстро и беспристрастно. Если он занимает такой пост, то он его, безусловно, заслужил, а судить о способностях флотоводца по одному лишь «неподходящему» Дару, по меньшей мере, глупо.

— Ну, Ласло, ну сукин сын! — неодобрительно покачал головой адмирал Ланге, тщательно рассмотрев нас всех пятерых. — Как давно вы в Инквизиции, ребятишки?

Я прямо видел, как перекосило Райли, стоящую рядом. Мы нацепили серые балахоны прежде, чем прилететь на аудиенцию с Герцогом, поэтому нашивки ван Дассел были скрыты от взгляда адмирала, и тот причислил всех в одну кучу. Я представляю что он себе вообразил. Пятёрка юных Одарённых, которые только вышли из подросткового возраста. Так себе пополнение, если честно…

— Это наша первая миссия, Господин адмирал, — ответил я за всех, уже привычно перехватывая инициативу.

— Ты, значит, за старшего? — перевел на меня взгляд Ланге. — Имя? Фамилия? Линия? Дар?

Слова у него вылетали изо рта, как пули, и все они чётко попадали в цель. Это могло бы быть допросом… А, к Хаосу! Это же он и есть!

— Моё имя Антон. Линия отсутствует. Фамилию я оставил вне Ордена. Дар? Я расскажу вам о нём позже… Наедине, с вашего позволения.

Брови адмирала удивлённо поползли вверх. Он явно не привык к такому общению. Тем более, с сопляками в несколько раз себя младше. Однако, на сопляке была роба Инквизиции, поэтому к его словам он готов был прислушаться… возможно.

— Хмм… — к чести Герцога, он не стал спорить при подчинённых, а просто перевел взгляд дальше. — Имя? Фамилия? Линия? Дар?

— Райли… сэр! Линия де Крой. Путь Лимба.

Адмирал удовлетворённо кивнул и перевел взгляд на стоящего дальше Пашку.

— Павел, сэр! Линия Воронцовых. Искажение Сознания.

Дальше, ребята продолжили доклад по очереди.

— Инесса. Линия Аренберг. Деформация Пространства.

— Тадаси. Линия Минамото. Физик.

Герцог молча осмотрел нас еще раз, с ног до головы, не упуская ни одной детали.

— Интересная команда, очень интересная. Не понимаю, правда, как вы мне поможете, пока. Но, у вас явно есть потенциал, вот только вы еще совсем салаги. Неужели, уважаемый Орден Войны не смог выделить мне в помощь хоть одного нормального, опытного Инквизитора?

Он посмотрел на меня, признавая моё главенство в группе. Под его тяжелым взглядом я не отвёл взгляда, а лишь слегка пожал плечами.

— Не могу знать, Господин адмирал! Это было решение Командора Ордена!

— Это был риторический вопрос, аколит. Если ты знаешь, что это, — герцог усмехнулся. — Все пока свободны, кроме… Антон? Правильно?

Я кивнул. Адмирал не производил впечатление человека со слабой памятью, похоже он просто напоминал всем присутствующим, кто «в доме хозяин».

— Ты, Антон, останься, — он обернулся к своей Тени, что стояла у него за плечом. Я первый раз увидел вживую Тень-женщину. Крепкая пожилая женщина наклонила голову, готовясь выслушивать приказания. — Брита, покажи Одарённым их каюты и размести их Теней.

Женщина коротко кивнула и вышла из-за спины своего Одарённого.

— Господа! Следуйте за мной!

На меня выжидательной посмотрели четыре пары глаз. Кажется, я всё-таки стал главным в нашей странной группе с неопределенным будущим и размытыми перспективами. Я успокаивающе кивнул и подождал, когда все проследуют на выход. Моё движение, конечно же, не ускользнуло от цепкого взгляда адмирала, который откинувшись на кресле с интересом за мной наблюдал.

Когда дверь захлопнулась за последним из ушедших, он кивнул мне на стоящий рядом с его столом стул.

— Присаживайся, малыш! — кивнул он добродушно. — И рассказывай. Медленно и подробно. И постарайся ничего не забыть, а также, Император тебя защити, не вздумай мне врать!

Я присел, на секунду задумавшись, что и как ему рассказать и решил выразиться исключительно коротко.

— Негатор.

Всё напускное добродушие мгновенно исчезло с лица герцога, глаза хищно сузились, лицо заострилось, вся его фигура стала напоминать… волка, учуявшего добычу. Мне даже показалось, что его силуэт чуть было не смазался, впуская Астрального Двойника. Интересная реакция. Мне теперь всю жизнь придётся с ней сталкиваться?

— Скажи, что ты сейчас подшутил над стариком, сынок! — без улыбки сказал подавшийся вперёд Гуннар. — Скажи, что это такая шутка, на которую тебя подбил старый хрен Ласло!

Я отрицательно покачал головой, поразившись мимоходом той фамильярности, которая проскочила в речи адмирала в адрес высокопоставленного Инквизитора.

— Это правда, сэр! У мне Дар Негатора!

Гигант шумно выдохнул и откинулся на спинку стула, задумчиво потирая переносицу.

— Ну, теперь я хоть понимаю, зачем Ласло отправил вашу детскую группу ко мне, но мне это не нравится! Очень сильно не нравится! Этот старый мозгокрут, кажется, меня подставил! Сколько раз я себе говорил, старому дураку — не имей дела с Инквизицией! Дороже встанет! Но, нет, я постоянно наступаю на одни и те же грабли…

Он закончил свой драматичный монолог и посмотрел на меня исподлобья.

— Кто еще знает?

— Моя группа, — я снова поразился, как легко я сассоциировал ребят с собой. — Брат Ласло и несколько его братьев.

— Капитан буксира? — уточнил адмирал.

— Нет… — я покачал головой. — Вряд ли!

— Я не могу рисковать, — он нажал кнопку вызова. Когда на той стороне представились, он отдал приказ. — Прибывший буксир — на карантин. Опасность класса «В».

У меня перехватило дыхание. Опасность класса «В» подразумевала уничтожение всего живого на борту и его полную стерилизацию. Выше был только класс «А», подразумевающий немедленное уничтожение корабля с контролем гибели всего живого на борту.

— Но, Ваша Светлость… — начал я, но герцог меня перебил.

— Заткнись! — жёстко кинул он. — Мне не интересно, что ты хочешь сказать. Просто помолчи.

Я сглотнул, но послушался и промолчал. Слишком много невинных людей начали гибнуть вокруг меня в последнее время. И, что самое страшное, я начал к этому привыкать. Душа черствела, понятие «правильности» поступка постепенно превалировала над его «этичностью». Интересно, это и есть путь к Возвышению? Если это так, то, возможно, мне нужно пересмотреть свои жизненные приоритеты…

Адмирал выслушал подтверждение получения приказа, отрубил связь и снова уставился на меня немигающим взглядом.

— Ну и что мне с тобой делать?

— Это снова риторический вопрос? — уточнил я вежливо.

Моя фраза заставило его, наконец, слегка улыбнуться.

— Нет, это был прямой вопрос. Как работает твой Дар? Как его можно обнаружить? Кто его может обнаружить? Что мне нужно о нём знать?

Вопросы опять посыпались как из пулемета и герцог, отстрелявшись, замер в ожидании ответа.

— Я просто это продемонстрирую, с вашего позволения, господин адмирал?

Тот на секунду замешкался, кажется, в глазах этого старого бесстрашного воина я увидел отблески лёгкого страха, но затем махнул рукой.

— Давай! Что мне нужно делать?

— Ничего, — покачал головой я. — Готовы?

Гуннар молча кивнул, зачем-то схватившись за подлокотники. Судя по побелевшим костяшкам кистей, он немного нервничал.

Я вздохнул и кратковременно призвал Пузырь, накрыв им себя и, сидящего рядом, адмирала. Старый волк шумно выдохнул воздух и затряс головой. Я против воли улыбнулся, это сильно напоминало огромного волкодава, мощного, сильного, но внезапно ошеломлённого. Он трясёт своей огромной головой, чтобы прийти в себя и броситься на обидчика…

Однако, адмирал не был ни собакой, ни волком. Он был опытным военным стратегом и отменным бойцом.

— Это было… неприятно, — сделал он заключение и прочистил пальцем ухо, как будто у него их заложило после перепада атмосферного давления. — И очень… странно. Впервые за почти сотню лет я не почувствовал рядом свою Сущность. Это раздражает и… да, пугает! Я понимаю, почему вашего брата никто не любит!

— Нашего брата? — кисло улыбнулся я. — Не думаю, что «нас» осталось слишком много.

— По крайней мере, тебя невозможно обнаружить и прочувствовать, — задумчиво доложил свои наблюдения старый флотоводец. — Это радует. Да и испытывали… такое, я думаю, мало кто из ныне живущих. Так что им, в случае чего, просто не с чем будет сравнивать…

Он поднял на меня глаза, секунду потратил на размышление и, быстро уточнил.

— Какая, говоришь, у тебя Линия? — слегка наклонил голову набок адмирал, как будто к чему-то прислушиваясь.

— У меня нет Линии, — ответил я и тут же поправился. — По крайней мере, я про неё ничего не знаю. Я сирота. Попал в Имперскую Академию имени Маршала Густава Шавацкого в пятилетнем возрасте.

— О-о-очень интересно! — протянул герцог Ланге, продолжая меня рассматривать. — Как там Волков? Жив еще, чертяка?

Я честно пожал плечами.

— Когда мы спешно убирались с Калипсо, он еще дышал, но, определенно, угроза его жизни, на тот момент, существовала!

Гуннар странно хрюкнул и удивлено сказал.

— Даже так?! Рискну предположить, что неважное физическое состояние моего друга молодости как-то было связано с твоей персоной?

— Именно так, — подтвердил я, немного смутившись. — Граф Волков организовал наше… гхм… чрезмерно быстрое отбытие с Каллипсо. И сделал это с риском для своей жизни и, я уверен, репутации!

— Ай да Влад, ай да сукин сын! Узнаю этого отчаянного авантюриста! — невесело улыбнулся Герцог и заметив моё недоумение, пояснил. — Это была его русская поговорка, он всегда её употреблял и к месту и не к месту.

Я сдержанно улыбнулся. Владислав Сергеевич не производил впечатление юмориста, а, тем более, он не был склонен к авантюрным поступкам, хотя, говорят, люди с возрастом меняются.

— А картинка-то складывается! — весело хлопнул по столу адмирал. И вроде приложил не много сил, но толстая пластиковая столешница возмущенно затрещала. — Организация, так? Влад рассказывал про Организацию?

— Только в общих словах, — осторожно ответил я.

— Ха-ха! Конечно, в общих словах! Этот русский всегда был сочувствующим, но в нём боролась верность присяге и любовь к простым людям. Он так и не решился открыто предать Императора!

Я похолодел. Если это была проверка, то она мне очень не нравилась. Если вербовка — то не нравилась еще больше. Учитывая мой, хоть и ненастоящий, но статус послушника Инквизиции — за такие слова я мог предъявить этому высокопоставленному военному обвинения в измене!

Прочитав мои эмоции, Ланге широко улыбнулся и шутливо поднял руки.

— Не нужно арестовывать меня за Ересь, Господин Инквизитор. Не виновен!

Он точно «физик»? Я на секунду предположил, что он читает мои мысли.

— Ко мне эта компания тоже подкатывала, — продолжал улыбаться Гуннар. — Я был молодой и неопытный, а они пытались убедить меня, что Империи необходимо меняться, иначе она исчезнет в буре гражданской войны и внешнего давления Хаоса. И, грёбанный Хаос их подери, они были очень убедительны! Но я им отказал, причём в решительной форме… Кажется, даже кого-то убил, я точно не помню. Я был молодой и горячий. И, не всегда трезвый. А вот Влад попытался с ними заигрывать. Сначала, он думал, что это поможет его карьере, затем, когда карьеру он наладил собственными силами — из-за какой-то странной веры в справедливость, свойственную всем этим странным русским. И вот к чему это, в результате, привело! А ведь я ему говорил — не связывайся!

Я несколько оторопел от той информации, что ко мне поступила.

— То есть получается, про эту Организацию много кому известно?

— Конечно, мальчик мой, а ты как думал? — он громко засмеялся. — Что вся Имперская Секретная Служба и Имперская Инквизиция не в курсе заговоров против Императора и Империи?

К стыду своему, именно так я и думал. Эта загадочная Организация представлялась мне неким тайным Орденом, ведущим свои дела скрытно и абсолютно незаметно для имперских структур. Я промолчал, чтобы не показаться дураком, а герцог продолжил.

— Это же классика тайных служб! Не можешь предотвратить — возглавь! Лучше иметь подконтрольную группу недовольных, мнением которых можно манипулировать, чем непонятную группу отморозков-революционеров, непредсказуемых в своих поступках, которые смогут натворить делов только отвернись!

Он наклонился ко мне через стол и заговорщицки подмигнул.

— Поговаривают, что возглавляет Организацию один из родственников Императора! А его советники напрямую сливают всю информацию Инквизиции!

Я глубоко задумался. Все мои предыдущие выводи и предположения летели к чертям. Если, изначально, я думал, что являюсь «продуктом» глубоко законспирированной тайной организации, то теперь мне это представлялось глупым фарсом. Банда клоунов играют в заговор? Да простит меня особа Императорской крови, которая предположительно это всё возглавляет.

Но, в голове всё равно были противоречия. И связаны они были именно с моим Даром. Есть Императорское распоряжение по поводу Негаторов и чёткая инструкция по взаимодействию с ними. Для чего было устраивать всё это? Инквизитор Ордена Войны, фактически, воспитавший меня и драматично погибший, защищая меня до последнего. Начальник Имперской Академии, рисковавший всем ради безродного курсанта. Уничтоженные сотни членов экипажей имперских военных кораблей просто ради того, чтобы информация обо мне не попала в чужие руки… И, кстати, какие из рук — «чужие»?

Всё это было странно. Очень странно… Из тяжёлых дум меня вырвало деликатное покашливание старого скандинава. Я поднял глаза. Тот благожелательно улыбался.

— Ладно, поговорили о политике, теперь давай поговорим о текущих делах. У меня есть целая планета, зараженная Хаосом и нет одобрение Инквизиции на её уничтожение. Для этого им, видите ли, нужно всё проверить самим! Так что, мальчик мой, тебе предстоит дать мне это разрешение!

Я, в очередной раз за этот разговор, почувствовал, как по спине у меня пробежали мурашки.

— То есть моя миссия… — начал я осторожно, но адмирал, с удовольствием, жёстко продолжил.

— Оценить обстановку и, либо дать разрешение на уничтожение планеты, либо подсказать вариант разрешения этой проблемы без применения таких кардинальных средств!

— Но, я… Не имею такого опыта! — нахмурился я.

— Ну, я это вижу! — хмыкнул Герцог. — Поэтому я и удивился, увидев вас. Мне кажется, Командор Ласло подложил собаку не только мне одному…


Глава VI


— Что нам нужно сделать? — Пашка, конечно же, всё прекрасно расслышал, но хотел, чтобы я повторил. И я его понимаю, даже имея прекрасный слух я бы тоже очень хотел, чтобы мне это показалось.

— Нам нужно дать заключение от имени Инквизиции — уничтожать планету или всё-таки продолжать зачищать. В данный момент, исходя из слов Герцога — он склоняется к уничтожению. Однако, именно нам придётся вынести окончательный приговор этой планете.

— Ну, дела… — протянул Пашка задумчиво. — И как это, вообще, происходит? Нам нужно высадиться на планету и… что дальше?

Я почесал затылок.

— В принципе, нам даже высаживаться не нужно — мы можем прямо сейчас объявить о своем решении, крейсера отутюжат планету, погрузив континенты в океаны, и сделав её непригодной для проживания кого-либо или чего-либо, а мы можем лететь по своим делам… куда-нибудь!

— Так просто? — подала голос молчавшая до этого Инесса.

— Да, так просто! — кивнул я. — «Слово Уничтожения» принимается единогласным решением трёх Инквизиторов. Нужно еще одобрение от командующего операцией, но думаю, что с Герцогом такой проблемы не возникнет. Он спит и видеть, чтобы взорвать эту планету к Хаосу и отправиться к другой цели, которая принесет ему хоть что-нибудь, кроме позора поражения и чёрного пятна в его послужном списке.

— Но мы же не Инквизиторы? — удивилась девушка.

— Да, это так, — кивнул я. — Но, кажется, никого это особо не волнует! Это просто формальность, похоже, эта война здесь всех утомила и другого выхода никто не видит.

— Бардак! — коротко резюмировал Тадаси недовольным голосом.

— Точнее и не скажешь! — кивнул я. — Но, мы сейчас представители Ордена Войны. И нас — больше чем три. Так что все формальности будут соблюдены.

— А что с разведданными? — деловито осведомилась Райли.

— Всю информацию мы получим внизу от командующего наземными силами полковника Кархера.

— Сколько там, вообще, этих сил? — заинтересовалась ван Дассел.

Я смутился. Да, у меня нет опыта в подобных операциях. Получив указания, я особо и не интересовался, торопясь донести информацию до своей Группы… да, именно своей, пора уже с этим смириться.

— Я думаю, полковник нам обо всём расскажет лично! — буркнул я, подавляя смущение.

— Надеюсь на это! — моя заминка была правильно истолкована лейтенантом, но она только слегка качнула головой. — Итак? Наши действия?

— Мы спускаемся на планету и… — я задумался. А действительно — что дальше? — … и дальше разберемся по ходу дела!

— Мне нравится такой подход! — хмыкнул Пашка, хлопнув меня по плечу.

Тадаси только, как всегда невозмутимо, покачал головой. Инесса молча смотрела на меня и, когда я заглянул ей в глаза, отвела взор. Ван Дассел слегка улыбалась, наблюдая за ситуацией.

Я глубоко вздохнул.

— Райли, на два слова!

Она кивнула и вышла за мной в коридор. Продолжая улыбаться, она смотрела на меня, ожидая, что я начну разговор.

— Райли, я понимаю, что ты опытней меня, что ты заслуженный офицер спецподразделения и подготовленный боец, — я прервался, она, также с улыбкой кивнула.

— Однако — ты не помогаешь, более того, я не понимаю твоего настроения и не представляю твоих дальнейших действий, — я снова посмотрел на неё. Улыбка у неё чуть поугасла, но она продолжала внимательно слушать.

— Короче, лейтенант! — я вздохнул и решил не растягивать неприятный разговор. — От тебя мне нужно всего две вещи. Одну я требую ультимативно, вторую — по твоему желанию.

Улыбка на красивом лице девушки превратилась из снисходительной в угрожающую, глаза опасно сузились, но она продолжала молчать.

— Я требую полного подчинения. Эта группа — моя. Если ты не согласна — катись, к Хаосу! Да, я понимаю, что это может стоить тебе жизни, но я не намерен терпеть саботажа в группе. Я скорее сам тебя пристрелю!.. К Хаосу!

Улыбка полностью исчезла с лица девушки, она открыла рот, но в последний момент, кажется, решила сказать другое.

— А второе?

Я про себя выдохнул. Резкая на эмоции девушка, похоже, приняла правильное решение. Я улыбнулся как можно более дружелюбно.

— А второе — мне нужна твоя помощь, Райли. Я — недоучившийся курсант, мне бы очень пригодился твой опыт и твои советы. Я думаю, мы сработаемся. Но, мне нужна твоя добрая воля. Нет, при выполнении первого пункта я приму всё как есть, но ты сильно облегчишь жизнь всем нам, если всё-таки примешь моё предложение — стать моим заместителем.

Райли опять улыбнулась. И улыбка её была горькой.

— Боевой офицер флотского спецподразделения на побегушках у сопливого курсанта?

Я напрягся и во мне стало медленно подниматься знакомое чувство гнева, однако Райли протянула руку и, внезапно, погладила меня по щеке.

— Да не заводись! Согласна я, согласна! И на первое, и на второе, — в глазах у неё мелькнули игривые огоньки. — Я просто не могу устоять перед таким красавцем!

Она отдернула руку, а я оторопел, пытаясь разобраться, что из этого было шуткой, а что серьезным посылом. Кажется, у Райли был не только больший боевой опыт, она еще умела гасить назревающие конфликты. Лично у меня, сейчас, злость ушла полностью, осталось лишь чувство теплоты от мимолётного касания ладони и… облегчение от решенного вопроса.

— Значит, работаем вместе и ты выполняешь все мои приказы? — я всё таки решил окончательно удостовериться, что мы друг друга поняли.

— Сэр! Да, сэр! — девушка вытянулась в струнку и отдала воинское приветствие.

Я улыбнулся. Смотрелась она… очень мило. Я протянул руку.

— По рукам! — она взяла протянутую руку и крепко пожала.

— По рукам!

— Господа Одарённые! — послышался из-за моей спины мужской голос.

Я обернулся. Невысокий жилистый мужчина средних лет в пехотном камуфляже с нашивками капитана с интересом рассматривал нас, уделяя львиное внимание лейтенанту ван Дассел, и я не мог его за это осуждать.

— Капитан Томас Андерсен! Командир 1-го отряда спецназначения 198-го десантного полка. Я и моя группа прикомандирована к вам для сопровождения.

— «Зелёнка»… — внезапно, скривилась ван Райли.

Лицо капитана удивлённо вытянулось, веселое любопытство сошло с его лица, и он недоумённо уставился на нашу красавицу. Не убирая брезгливое выражение с лица, Райли слегка повернулась, чтобы капитану была видна нашивка на её правом плече. Балахоны они сняли и знаки различия были сейчас открыты любому взгляду.

Я про себя вздохнул. Нужно будет спороть все знаки различия. Чтобы не задавали дурных вопросов. К примеру, как курсанты стали аколитами и почему лейтенант спецназа подчиняется курсанту.

На лице капитана Андерсена возникло похожее брезгливое выражение.

— «Киска»?… Ну, надо же!

Я недоумённо смотрел на одного, потом на вторую и до меня, наконец дошло.

Капитан Андерсен принадлежал к силам специального назначения Имперской Армии, также известные «Зелёные береты» — отборные подразделения Имперской Армии, предназначенные для ведения партизанской войны и организации специальных операций (контрпартизанских, диверсионных, контртеррористических и так далее).

История их возникновения шла еще с Земли, где так назывались спецподразделения одной из локальных стран. Даже Девиз перекочевал оттуда. De Oppresso Liber («угнетённых освободить») — он отражал одно из основных заданий специальных сил: с одной стороны выполнение ими боевых задач и спецопераций отличных от войны, включая свержение неугодных Империи правительств и усмирение зарвавшихся Линий, с другой стороны подготовку и членов освободительных движений, дабы расшатать некоторые особо неугодные режимы изнутри.

В числе других задач, решаемых «Зелеными Беретами», были непосредственное ведение боевых действий, специальная разведка, борьба с терроризмом, поисково-спасательные операции, участие в миротворческих и гуманитарных операциях, разминирование, борьба с наркоторговлей. В общем, они выполняли всё грязную работу. И выполняли её качественно и, по возможности, незаметно.

Райли же служила во флотском спецназе — основном тактическом подразделении Сил специальных операций ВКС Империи. Также, по древней традиции назывались они «морскими котиками», хотя многие из них не то что моря никогда в жизни не видели — не все умели плавать. Но им это уже не было нужно.

«Котики» занимаются разведкой, диверсионными операциями или спасением заложников, а также контртеррористической деятельностью. Действующие практически исключительно в космосе, они решали и ряд других специфических задач: прикрытие основных десантных сил, корректировка огня, минирование вражеских судов, и, конечно, абордаж и контрабордаж.

Их старинный девиз: «Единственный лёгкий день был вчера», также перекочевал со старушки Земли шагнул в космос, пафосно разносясь над Галактикой.

И, похоже, эти двое явно не испытывали друг к другу тёплых чувств.

— Что тут происходит? — недоуменно осведомился я.

— Некоторое недопонимание, сложившееся исторически, — недобро усмехнулся капитан, не отрываясь смотрящий на лейтенанта.

— Да, я бы сказала — некоторая напряженность, обусловленная дебилами в зеленых беретах, по недоразумению носящими приставку «войска спецназначения», — зловеще улыбнулась ван Дассел, также буравя взглядом «берета».

— Это может быть проблемой? — уточнил я.

— Не думаю, — покачал головой Андерсен, постепенно приходя в себя. — Поверхность планеты — наша вотчина, так что ки… «пустотникам» нужно просто слушаться меня, — он улыбнулся, не удержавшись. — … и засунуть свой гонор в задницу!

— Капитан, вы забываетесь! Перед вами Инквизитор и Одарённый, — нахмурился я.

Андерсон, наконец, оторвался от Райли и посмотрел на меня.

— И что? Отправите меня на передовую за дерзость? Так я там живу!

— Нет, — покачал я. Капитан презрительно скривился и понимающе кивнул. Чего еще можно ожидать от сопляка-мажора? Я же приветливо улыбнулся. — Я просто набью вам морду!

«Зеленый берет» залился смехом. Он был настолько заразителен, что я сам, против воли улыбнулся.

— Вот это по-нашему! Господин Одарённый! Я с удовольствием в этом поучаствую, но давайте сначала выжжем Хаос на этой планете! К Хаосу, простите за тавтологию…

* * *
Планета Рапсодия была промышленным миром. Молодой мир, изрезанный многочисленными горными грядами, он практически не имел флоры и фауны. Зато, атмосфера была пригодной для дыхания, а под поверхностью находились богатые запасы ценных минералов.

Несколько крупных городов планеты, фактически, были базами шахтёров. Местом, где они жили и отдыхали после смен в шахтах и где, сама собой, организовалась индустрия развлечений и всевозможные «пиявки» на теле простого трудового народа.

Рапсодия была свободным Имперским миром. Так получилось из-за богатых недр и удалённого от центра Империи месторасположения. Сначала, никто из Линий не стал претендовать на отдалённую звёздную систему, им хватало миров поближе и побогаче, а потом, когда ресурсный потенциал планеты был раскрыт полностью — уже сама Империя не отдала Рапсодию в управление Линиям. Два больших континента — Северный и Южный, а также три малых континента вместили в себя почти миллиард населения, в принципе, полностью довольного своей жизнью.

Более того, Империя построила на планете большой производственный комплекс, чтобы не гонять рудовозы по всей Галактике, а забирать с планеты уже готовые промышленные товары, ведь сырья на самой планете было предостаточно. Планета, под управлением имперского генерал-губернатора процветала, испытывая лишь один дефицит. Дефицит нормальной еды. Нет, питательную пасту для рабочих производили тут же, благо для этого была нефть и морские плантации водорослей, но богатой прослойке промышленников требовалось куда-то потратить свои деньги, вот так и образовалась основная статья импорта — продукты питания.

Первые «звоночки» возникли еще пятнадцать лет назад. Что-то непонятное творилось в одной из сверхглубоких шахт на северном континенте, где добывались редкоземельные элементы. Что-то мутное произошло с докладом в метрополию, в итоге, шахты были заброшены, как выяснилось гораздо позже — уничтожены и всё вернулось на круги своя.

Затем, на том же Северном континенте, по неизвестным причинам были закрыты еще десяток шахт. Это случилось уже порядка пяти лет назад. Генерал-губернатор хранил молчание. Дефицит добычи покрыли другие шахты и общий поток минералов и конечного продукта с планеты не изменился.

А потом было уже поздно. В один момент весь Северный континент охватила волна безумия. Поднявшиеся из недр планеты войска «одержимых», возглавляемые Демонами Подпространства перемололи немногочисленные войска планетарной обороны, уничтожили или обратили местных жителей и захватили весь континент. А потом они перебрались на Южный.

Когда 43-й оперативная флотилия флота Его Императорского Высочества зависла над планетой, четыре из шести континентов были захвачены Хаосом, держались два небольших континента — Ласковый и Ганза, На Ласковом был резервный планетарный космодром, на котором располагалась основная база сил планетарной обороны Рапсодии, а Ганза — просто был огромным торчащим из океана горным массивом, захватить который с наскоку было практически невозможно.

Что немаловажно, на Ласковом не было шахт, а на Ганзе, за счет своей высоты — они не уходили глубоко в землю. А по предположению Штаба Операции, именно под землей перемещались между континентами многочисленные войска Хаоса. Нет, у них были захваченные и переделанные суда, но их не хватало, чтобы перевезти достаточное для захвата войско «одержимых».

Массированной орбитальный удар, изначально, казалось склонил чашу весов на нашу сторону, если бы не одно «но». Промышленная планета за тысячи была слишком изрезана подземными тоннелями, чтобы можно было уничтожить все вражеские войска без остатка. Они просто ушли под землю и когда Имперская пехота высадилась на Северный континент, то была тут же сброшена обратно в океан многочисленными тварями, появляющимися, буквально, из-под земли.

Алгоритм был один и тот же. Утюжилась прибрежная полоса с орбиты и с воздуха, высаживался десант с воздуха и с моря. Нёс огромные потери и отступал. Практически полностью было уничтожено пять пехотных полков, постоянно прибывавшее подкрепление тут же бросалось в бой, чтобы также бесславно погибнуть, не отбив ни пяди земли у врага. И это было странно. При абсолютном преимуществе нашей авиации в воздухе, мы проигрывали одно сражение за другим практически безоружным одержимым. Хотя, вспоминая Фаиду, «одержимым» не нужно было оружие, чтобы противостоять Имперской пехоте — они сами по себе являлись оружием.

Сейчас на планете царило временное затишье. Незадолго до нас прибыли транспортники, привёзшие шесть свежих полков Имперской Армии. С пометкой от Метрополии: «последние силы, выделенные для решения вопроса по Рапсодии».

Всё это вкратце рассказал нам капитан Андерсен, пока мы спускались на планету. Зеленоватые воды океана раскинулись под нами. Голубая звезда играла на волнах яркими бликами, однако при приближении к континенту Ласковый, вся иллюзорная идиллия сразу же исчезла. Береговая линия была перепахана техникой. Наспех сооруженные береговые укрепления ощерились орудийными установками в сторону океана.

Многочисленная военная техника и разбитые вокруг космодрома походные палатки Имперской Армии показывали, что тут сосредоточен огромный военный потенциал Империи. Почему же вся эта грозная машина не смогла перемолоть противника? Вот это нам и придётся выяснить.

Когда наш челнок сел на выщербленные плиты космодрома, откинулась аппарель и я вышел на свежий воздух, то мне вместе с пахучим морским бризом в лицо пахнуло предвкушением… крови и боли. Как будто кто-то или что-то радостно потянулось, учуяв меня и с задрожало от нетерпения, ожидая нашей встречи…


Глава VII


Полковник Йохан Кархер принадлежал к Линии Вагнер. «Энергетики» с Даром Плазменный Взрыв, выходцы из этой Линии исторически служили в войсках. С таким даром была прямая дорога в войска, а точнее в пехоту. Превратить газовоздушную смесь вокруг врага в плазму — что может быть полезней для пехотного командира? Такой Одарённый заменял собой целую артиллерийскую батарею и, не удивительно, что выходцы с этой Линии были нарасхват. Также, доброй традицией было служить в Императорских войсках. Это было особо отмечено Императором, преданность была оценена и кредит доверия выдавался всем офицерам из этой Линии уже на старте карьеры.

С немецкой точностью и педантичностью молодые офицеры из Линии шли по ступенькам военной карьеры, взбираясь всё выше и выше, раскрывая свой потенциал, и закономерно занимали достойные себя и своей Линии должности.

Полковник Кархер был командиром 347-го Гвардейского пехотного полка не очень давно, всего четыре года, однако за это время он показал себя грамотным стратегом и жёстким командиром, который всегда выполнял поставленные приказы и добивался своих целей.

Рапсодия была крепким орешком, но Кархер верил в силу императорского оружия и собственный полководческий талант и с именем Императора на устах отправил на смерть уже пять пехотных полков. Пока, безрезультатно, что очень нервировало руководство и самого полковника.

У него оставалось еще четыре старых сводных полков, а также шесть новых прибыли в транспортниках, которые висели сейчас на орбите Рапсодии, ожидая приказа на выгрузку.

Обычно, подобным контингентом командовал человек в чине не ниже генерала, однако тут возникла накладка. Генерал был, точнее сказать их было целых три, но они за каким-то Хаосом поперлись лично проверять обстановку на Северном континенте. Считалось, что у хаоситов нет противовоздушных орудий. Оказалось, что это неверная информация.

Орудий у них, может быть и нет, но вот некоторые твари вполне могут заменить собой эти орудия. Сопровождающие генеральскую комиссию пилоты аэрокосмических истребителей, доложили, что орбитальный десантный челнок «Скиф-3м», на котором было командование, просто развалился в воздухе, рухнув в кучу вражеских войск.

Так полковник Кархер стал командующим наземными войсками на планете Рапсодия.

Молодой, по имперским меркам командир полка, полковник едва перешёл пятидесятилетний рубеж, выглядел он подтянуто и свежо, ни одного седого волоса не было в аккуратно зачёсанных назад волосах, а серые глаза смотрели настороженно и проницательно.

— Господин полковник, сводная группа Ордена Войны Имперской Инквизиции прибыла для расследования ситуации на планете, — кивнул я встречающему нас командующему.

Полковник выглядел недовольным.

— Ваше имя, аколит?

— Антон, сэр! Аколит Антон.

— Антон? Фамилия? Звание? Линия? Дар? — выплюнул из себя короткими фразами Кархер, скривившись.

— При всём уважении, полковник, это не имеет значение! — слегка улыбнулся я. Новая «легенда» позволяла нам использовать наши имена и фамилии, мы просто были переведены в состав Инквизиции и любое «заинтересованное» лицо получало наше досье с пометкой «доступ ограничен». Инквизиция не заморачивалась с новыми именами и биографиями. Зачем? Если можно просто запретить доступ.

И если адмирал Ланге был достоин более расширенной информации, ведь таково было желание командора Ласло, то неосторожно разбрасываться информацией, от которой зависла наша жизнь, просто так я не собирался. Шанс на то, что бравый полковник будет копаться в нашей биографии ничтожно мал, но всё же он был отличен от нуля, а я никогда не был чересчур беззаботным. Сколько же было Антонов Ноунеймов в Галактике я не представлял, да и Инквизиторы, обычно не использовали фамилии. Аколит Антон. Коротко и ясно.

— Мне нужно знать ваш Дар, аколит, чтобы я мог использовать вашу группу наиболее эффективно, — бесстрастно заметил молодой полковник, буравя меня взглядом.

— Использовать мою группу? — я улыбнулся шире. — Господин полковник, либо вы что-то путаете, либо вас кто-то ввёл в заблуждение! У вас нет полномочий «использовать» нашу группу. Более того, у меня есть карт-бланш от адмирала Ланге на любые действия, необходимые для расследования!

Полковник побагровел, глаза его угрожающе сузились. Я понимал его негодование. Более трех месяцев шла боевая операция на Рапсодии. И за всё это время не было ни одной положительной подвижки. Ни один кусок земли не был отбит, а паритет сохранялся не из-за действий имперских сил а, скорее из-за невозможности хаоситов добраться до всё еще «людских» территорий.

— И… что вы собираетесь делать, аколит? — к своей чести, полковник сдержал эмоции. — У вас есть опыт подобных операций?

Не удержался всё-таки, фриц проклятый. Нет, у меня не было опыта. У меня не было ни малейшего представления что и как делать. Да у меня, к Хаосу, не было даже человека, с которым можно посоветоваться!

Отдать целую планету на откуп юнца? Серьезно? Что же творится в Империи и насколько всё плохо, если такие решения приходится принимать таким людям и в таких условиях. Намеки на то, что Инквизиция не успевает? Тогда сколько в Галактике подобных миров, судьба которых прямо сейчас решается подобными моей командами? Фраза «Хаос не дремлет», в связи с новыми знаниями обрастала новыми смыслами. Если до этого у меня было понимание, что прорыв Хаоса — это исключительно редкое событие, так сказать форс-мажор, то теперь я уже так не думал. Похоже сейчас идёт полномасштабная вона. И, кажется, Империя её проигрывает.

Несчастная Рапсодия, практически полностью захваченная Хаосом — наглядный этому пример. На орбите нет вражеского флота, нам противостоят полуголые «одержимые» и тем не менее планета — под угрозой уничтожения. Где вся машина Имперской Армии? Почему с небес не сыпется Имперский Космодесант? Почему присланные силы перемалываются хаоситами, так как их явно недостаточно, чтобы отбить эту планету? Какого Хаоса, сюда послали НАС?!

— У меня есть всё для успешного выполнения миссии! — упрямо кивнул я.

Полковник посмотрел мне в глаза и первый раз за нашу встречу у него на лице возникла улыбка. Он знал, что я вру и знал, что я это знаю. И, похоже, решил просто мне не мешать. Не мешать облажаться. В любом случае — всегда можно эвакуироваться с планеты и её уничтожить. Имперских миров еще много!

Ну что же, посмотрим. Похоже, кроме Хаоса мне придётся повоевать с упрямым немцем.

— Мне нужны все данные по операции, мне нужны все данные по имеющимся силам и средствам, мне нужны все ваши планы на будущие операции, — я поднял голову. — Я запрещаю вести наступательные военные действия без моего согласования.

— Запрещаете? — полковник снова начал наливаться злостью.

— Именно! — кивнул я. — И да, выделите нам места для проживания и работы.

Полковник кивнул адъютанту, отдав ему необходимые распоряжения и, когда я уже выходил за лейтенантом из помещения, услышал сдержанное «Сопляк», сказанное ровно с такой громкостью, чтобы я непременно это услышал. К моему собственному удивлению, эта фраза всего лишь заставила меня улыбнуться. «Человеческая плоть слаба, а человеческое самомнение безгранично» — говорил Инквизитор Хокус… Эх, старик! Знал бы ты, как мне тебя сейчас не хватает!

* * *
Все мои знания о тактике и стратегии я получил в Академии. Мои бывшие сокурсники также не могли мне особо помочь, разве что отличница-Инесса имела чуть более широкие знания, нежели я и могла быть полезна. Похоже, на летних каникулах вместо полноценного отдыха, они занималась со старшими родственниками, ведь с Даром Аренбергов их карьерный рост просматривался абсолютно ясно. Кстати, у неё проснулись отличные аналитические способности, так что я с чистой совестью скинул на неё первичный анализ информации по ситуации на планете.

Имеющая среди нас самый большой боевой опыт Райли, особо не была полезна. В силу своей специализации она знала всё о незаметном или, наоборот, очень громком проникновении и уничтожении противника, но силами малых групп. Причем групп запредельно компетентных и мотивированных бойцов. У нас же было около ста тысяч обычной имперской пехоты, для многих солдат которой эта боевая операция была первой.

Наше взаимодействие с армейским командованием было несколько странным. Адмирал наблюдал, полковник — не мешал, но и не помогал. Он, как настоящий имперский служака, ни в коем случае не саботировал мои распоряжения, но ни о какой инициативе с его стороны не могло быть и речи.

За пять дней проведенных нами на планете, мы успели три раза слетать на захваченные континенты, дабы оценить ситуацию своими глазами. Да у меня были фотографии и изображения с космоса, были чёткие разведданные наземный и воздушной разведки, но я обязан был посмотреть на происходящее своими собственными глазами.

Помня неудачный полёт генеральского состава, я сильно не углублялся внутрь континента. Из своего небольшого опыта общения с хаоситами, я понимал, что обычный «одержимый» был простым слабым «физиком» и точно не мог сделать ничего подобного. А аналог нашего «энергетика» — это уже демон, которых, как и наших Одарённых, вряд ли у врага было слишком много. Возможно, я ошибался, и у Хаоса работает другая теория вероятности и все поголовно противостоящие нам враги будут мощнейшими «энергетиками». У меня не было достоверной информации. У меня, к Хаосу, вообще не было никакой информации.

Пролетая над захваченным континентом, точнее над его прибрежной частью, где скопление врага практически не наблюдалось, я поймал себя на мысли, что если у Инквизиции такая «инициация» послушников, то совсем не удивительно, что Ордена такие малочисленные. Кинуть неподготовленного человека в самое жерло вулкана и надеяться, что он выберется? Не знаю, не знаю…

Континент выглядел… разрушенным. Приморские города представляли собой пепелище. Подвергнутые сначала нападению тварей, а затем, когда стало понятно, что выживших там нет — орбитальной бомбардировке, они являли собой жалкое зрелище. Перемешанный с землей, обгорелый бетон и металл с редкими, еще возвышающимися остовами, зданий.

И везде были одержимые. Они держались мелкими группками, ровно такого размера, чтобы не получить сверху орбитальный удар на свою голову, и выполняли скорее, разведывательную и караульно-сторожевую функцию.

Ведь, как показали записи неудавшихся высадок, вошедший в город десант быстро уничтожал эти «тревожные» группки, но вот после этого, появляющаяся из-под земли основная масса врага, откидывала нашу пехоту обратно в океан.

По самым скромным прикидкам, с учётом погибших и уничтоженных людей, на Рапсодии находилось порядка двухста миллионов «одержимых». Против неполных ста тысяч имперских войск и примерно двух миллионов местных жителей, взявшихся за оружие и находящихся в стратегическом резерве.

Казалось, решение об уничтожении планеты было очевидным. Ни адмирал, ни полковник даже не скрывали своего желания скорее это закончить. А уж рядовые пехотинцы, пережившие смерть товарищей и лично участвующее в этой мясорубке провожали нас взглядами, в которых смешивалась почтение, надежда и ненависть. Они понимали, что сейчас в наших руках их судьба — мы можем как послать их на гибель, так и отправить обратно в безопасные отсеки транспортных судов, ожидавшие на орбите.

Хуже всего было то, что я сам начал склоняться к «Слову Уничтожения». Во мне боролся здравый смысл и… интуиция. Здравый смысл подсказывал, что эта планета обречена и дальнейшее сопротивление только усугубит ситуацию и принесет еще больше человеческих жертв, потерь и разрушений. Интуиция же говорила, что этот запутанный клубок можно распутать.

Именно эти размышления и лишили меня сна на протяжении трех последних суток.

— Ты когда ел в последний раз? — поинтересовался у меня осунувшийся Пашка.

Мои товарищи также чувствовали себя не в своей тарелке, они всячески, по мере своих сил пытались помочь мне, но всегда помнили одно. Ответственность за принятое решение всегда лежала на одном человеке, даже если формально для «слова Разрушения» было нужно три голоса. И этим одним человеком буду именно я…

— Утром вроде, — рассеянно ответил я, останавливая воспроизведение. Я пытался по записям понять и просчитать действия врага, а главное, понять, кто ими управляет.

Алгоритм увиденного был всегда один и тот же. При возникновении опасности, основные силы врага появлялись на поверхности примерно в течение от двух часов до двух суток. Имея карту шахт, я понимал, что они скрываются достаточно глубоко, чтобы находиться в безопасности от орбитального удара, но достаточно близко, чтобы быстро выйти на поверхность.

Меня смущал этот большой «разбег» во времени. По опыту Фаиды я понимал, что обычные одержимые не имеют достаточного интеллекта для индивидуального принятия решения и без управляющей особи представляют собой простое «мясо», хоть и быстрое, и сильное, но очень тупое мясо.

Тот организованный отпор, который я видел на видео, когда одержимые сплошной волной безостановочно выкатываются из подземных коммуникаций и захлестывают наши войска явно управлялись извне. А вот тех, кто в состоянии был управлять такими массами одержимых, явно не было в достаточном количестве. Скорее всего, именно этим и объясняется разный по времени отклик на наши агрессивные действия. Для осуществления отпора, вся эта одержимая масса просто дожидалась управляющую особь, демона ли или кого другого, находясь на достаточно безопасной глубине, пребывая, в своего рода «спячке».

Это подтверждалось тем, что посланные под землю группы, до начала организованного отпора, встречали под землей «растерянных» одержимых, которых без проблем уничтожали. Пару раз даже удавалось уничтожить в катакомбах многочисленные скопления рядовых хаоситов до прибытия их «командира». К сожалению, это были единичные случаи.

Я потянулся и посмотрел на стоящего рядом и не собирающегося никуда уходить друга.

— Утром, да, — подтвердил тот, протягивая мне тарелку с горячей кашей. — Только это «утро» было вчера.

— Я не голодный, — сказал я и сразу же после этой фразы почувствовал голод.

Взяв у него тарелку, я с жадностью набросился на еду. Молодой организм «включился» и с удовольствием потреблял калории. Пашка, глядя на это улыбнулся.

— А Эрик переживал!

— В смысле? — спросил я его с полным ртом.

— В смысл, ты его к Хаосу послал уже три раза, вот он меня и попросил тебя накормить?

— Да ладно! — удивился я. — Когда это?

Пашка заржал.

— А ты очень увлекающаяся натура, оказывается! Нет, я знал, что ты, упрямый как осёл, но настолько выключиться из мира?!

Я попытался вспомнить. Да было что-то такое, Эрик что-то от меня хотел, но мне было не до него. Я потряс головой, когда заподозрил неладное и взглянул на ржущего друга.

— Слышь ты, мозгокрут, а не поспособствовал ли ты…

Пашка залился смехом еще сильнее.

— Совсем чуть-чуть! Сбил тебе настрой и немного усилил чувство голода? Правда, классно получилось?

Я вздохнул и невольно улыбнулся, продолжая есть.

— Правда, только не нужно так.

— Ну, а для чего нужны друзья? — отсмеявшись спросил Пашка. — В том числе, чтобы не дать умереть другу с голоду!

Внезапно, земля содрогнулась, совсем рядом раздался грохот. Посуда со стола и груда папок посыпалась на пол, а стоящий Пашка, чуть было не упал на землю, вовремя ухватившись за стойку нашей палатки.

Нам, согласно нашему рангу, было предложено разместиться в бытовых помещениях космодрома, где располагался офицерский состав. Однако, мне почему-то не захотелось жить рядом с офицерами, которых, возможно, мне придётся отправить на верную гибель. Поэтому я просто занял четыре большие палатки, три из которых были оборудованы под жилье, а еще одна выполняла функцию «рабочей».

Я отбросил тарелку, и в два прыжка оказался на улице.

Административное здание, где был расположен штаб Операции, отсутствовало. Нет, оно не было разрушено. Оно просто ушло под землю и на его месте зияла огромная дыра. Из которой показались первые одержимые…


Глава VIII


— Какого Хаоса? — задал резонный вопрос, появившийся у меня из-за спины Пашка. — Под нами же нет шахт!

— Похоже, уже есть! — раздался голос рядом. — Господа, прошу, ваша экипировка!

Тут как тут образовался Эрик и Михаил, притащившие нашу броню и оружие. Отдав их нам, они тут же направили оружие в сторону возникшего врага, ожидая приказов.

Пашка матюкнулся своим очередным непереводимым русским ругательством, и мы начали облачаться в наше снаряжение.

— Где наши? — спросил я, застегивая ремень каски.

Эрик молча кивнул, и я проследил за его взглядом. К нам быстро приближались Райли и Тадаси, за ними следовали их Тени.

— А где Инесса? — практически одновременно спросила ван Дассел и я, после чего мы застыли в недоумении.

— В штаб пошла, — ответил на это вопрос Пашка. — Вчерашнюю сводку забрать хотела!

— В этот штаб? — я ткнул пальцем в дыру в земле. Пашка сглотнул и кивнул.

— Пожри меня Хаос!! — выругался я.

Судя по волнам одержимых, выбирающихся из-под земли, там из наших не осталось никого живых. Даже если кто-то пережил «схлопывание» бетонных конструкций зданий, подошедшие хаоситы явно не оставили выжившим шансов. Инесса-Инесса! Как же так?!

— Что здесь происходит?!

Я повернулся. Инесса. Живая и здоровая. Как всегда, чуточку недовольная. За ней стоит Ганс с двумя котелками в руках.

Я, не сдержав эмоций, неожиданных для меня самого, шагнул к ней и крепко обнял.

— Ты чего, Ноунейм? — недовольно спросила девушка, но вырваться из моих объятий даже не попыталась, наоборот — осторожно положила руки мне на спину.

— Ты же в штаб пошла? — уточнил я, отстраняясь, немного смущенный от своего неожиданного порыва.

— Ну, я решила сначала на кухню забежать и подкормить тебя, дурака! — надула губки Инесса, понимая, что продолжений «обнимашек» уже н будет.

— Я тебя обожаю, фон Таубе! — улыбнулся я и быстро поцеловал её в щёку, отстраняясь уже окончательно. Я почувствовал огромное облегчение. Все мои живы и здоровы и это главное. А хаоситы? С хаоситами мы как-нибудь разберемся.

Тем более, что бойцы уже организовали сопротивление и встретили выползающих тварей плотным огнём.

— Господа Одарённые, моё почтение! — тут как тут нарисовался Андерсен, полностью экипированный и готовый к бою. Его подразделение уже охватывало нас защитной формацией, всё еще не открывая огонь, но уже готовые к этому.

— Приветствую капитан! — кивнул я. — Как обстановка?

— Обстановка хуже не придумаешь, — тут же начал объяснения капитан. — Связь с командованием отсутствует, орбита истерит и требует целеуказания, а поднятые по тревоге пехотные подразделения вообще не понимают, что им делать.

Я ругнулся про себя на свою забывчивость и нажал кнопку радиостанции. Весь эфир был закрыт истеричными воплями сражающихся и умирающих солдат. Несколько раз сменив волну, я услышал редкие приказы на командирской волне, а также требование указаний от вышестоящего начальства. Которого, похоже, уже не существовало. Ругань флотских «сверху» и немногочисленные толковые указания выживших командиров довершали общую картину.

Капитан подошёл достаточно близко ко мне, и произнёс, понизив голос.

— А еще, кажется, ты мне и моим парням жизнь спас, Ваше Святейшество!

Я недоуменно на него посмотрел и он, увидев это быстро пояснил, кивнув в сторону еще одной дыры в земле, находившейся неподалёку.

— Тринадцатая казарма! Это было место нашей дислокации, пока вы не решили устроить себе пикник в палатках! Пришлось и мне, по указанию руководства расположиться рядом с вами в палатках!

— Это случайность, — покачал головой я.

— Вот тут я с тобой поспорю, — ухмыльнулся Андерсен. — Мы, спецура, очень суеверные, так что в такие «случайности» я давно не верю. Так что да, еще раз спасибо, и я жду ваших приказов!

— Райли! — позвал я лейтенанта. При звуке этого имени «берет» скривился как от зубной боли. За все эти дни, проведенные нами на планете, выполняя вынужденное сопровождение наших ценных «тушек», капитан так и не перекинулся с ван Дассел ни единым словом. Меня это особо не напрягало, но ровно до нынешнего момента, когда качество взаимодействия и коммуникации выходит на первый план.

— Капитан Андерсен, с этого момента вы подчиняетесь напрямую аколиту Райли! — Томаса перекосило, но он сдержался. Райли же, наоборот, зловеще улыбнулась.

— Райли, я уверен, что у капитана достаточно боевого опыта, чтобы командовать своими людьми. Приказываю не вмешиваться в руководство подразделениями, а осуществлять общее тактическое руководство и поддержку!

— Принято! — улыбка Райли чуть поугасла и, на секунду, её тело охватила дымка, она провела тестовое объединение с Астральным Двойником.

И это принесло свой результат. Одно дело видеть перед собой ненавистную «киску» или «пустотника», другое — опытного и смертоносного Одарённого, который может перерезать половину хваленой армейской разведки еще до того, как солдаты что-то поймут. Всё-таки, пиетет перед Одарёнными был у простолюдинов в крови. Даже у лучших их представителей, к которым, несомненно, относился капитан «зеленых беретов» Томас Андерсен.

— Группа «Ордо»! Вызывает «Флаг-Один»! Приём! — раздалось у меня в ухе на выделенной волне. Это был позывной адмирала Ланге.

— «Ордо-Один» на связи! Приём!

Вокруг раздались выстрелы, к нашей позиции начали подбираться одержимые, пока редкие группы, уничтожаемы спецназом без всяких проблем.

— Что у вас творится? Почему нет связи с «Альфой»?!!

«Альфа» было позывным штаба Операции, который находился сейчас примерно на минус нескольких десятках метрах под поверхностью земли.

— Произошёл прорыв хаоситов из-под земли. Численность неизвестна. Пытаюсь оценить обстановку. «Альфа», предположительно, уничтожена в полном составе.

— Кто принял командование?

— Не имею представления! Я пока не до конца понимаю, кто остался в строю! Это только у нас такое творится?

— Нет, прорыв еще в трёх местах по восточному побережью. Похоже, эти твари как-т о прокопали тоннели под океанским дном!

Я быстро прикинул в голове расстояния, отделяющее восточное побережье Ласкового от западного побережья Северного. Без малого тысяча километров. Это ж сколько нужно приложить времени и усилий, чтобы прогрызть породу на такое расстояние! Еще, и за три месяца? Или всё-таки за пятнадцать лет? С момента первого невнятного контакта? Это останется загадкой, да и не это меня сейчас по-настоящему волновало, ели честно. Сейчас меня волновало, что делать в текущей ситуации.

В настоящий момент орбитальная группировка пыталась связаться с наземными войсками и понять, что делать дальше. Шесть свежих пехотных полков всё еще висели на орбите. Официально — до окончания нашего расследования, фактически — никто не хотел принимать на себя решение.

И это, как ни удивительно, сыграло сейчас на руку. Шесть полностью укомплектованных полков — это около шестидесяти тысяч солдат и порядка девяти тысяч единиц техники, готовых в течение нескольких часов высадиться на поверхность планеты. В отличии от космодесанта, они не могли сразу упасть на вражеские позиции, им нужен был условно-безопасный плацдарм, но в нынешней ситуации такая возможность у них присутствовала.

Герцог страшно ругался на свою разведку, которая прозевала подготовку врага к вторжению. Сейчас, проведя тщательное сканирование, было обнаружено четыре тоннеля под водами местного океана, по которым на Ласковый шла орда Хаоса.

— Сейчас вас немного потрясёт! — проинструктировал меня и остальных командиров адмирал. — Я постараюсь с помощью орбитальной бомбардировки обрушить тоннели тварям на голову и затопить подземные ходы. Учитывая глубину их залегания нам придётся себя не сдерживать. Возможны цунами и землетрясения. Мирное население покидает прибрежную зону и зону военных действий. На это им понадобится около шести часов. Именно столько вам нужно сдерживать врага! Работайте парни! И да прибудет с вами Император!

Я вздохнул, когда связь прервалась. Вздохнул с облегчением. Как бы не выглядела текущая ситуация, лично мне она давал возможность дать отдохнуть мозгу и задействовать физическое тело и рефлексы. Стратегические изыски отошли на задний план. Сейчас возникла ясная и понятная проблема, которую нужно решить. И у меня было всё для того, чтобы успешно её устранить.

На тактическом планшете, данные на которой передавались с орбиты онлайн я увидел нашу местность сверху. Двадцать два провала зияло на месте зданий. В непосредственной близости от нас находилось четыре из них.

Толстые плиты космодрома выстояли и, даже если под них пытались совершить подкоп, твари явно не добились своей цели. Поэтому, прямоугольник почти в двадцать квадратных километров со стоящими на нём кораблями был невредим, а вот из провалов вокруг него лезли разнообразные твари Хаоса. Я пытался прикинуть, через какую из ближайших дыр в земле будет удобней всего пробраться вниз в подземные коммуникации. То, что это необходимо сделать даже не обсуждалась. Управляющая тварь (или твари) где-то внизу — а просто отстреливать выползающих врагов может и рядовая пехтура — главное, чтобы боеприпасы не закончились.

Шесть часов выделенные герцогом на эвакуацию мирного населения выглядели достаточно длинным сроком, чтобы я мог осуществить задуманное. Пока удавалось сдерживать рвущихся из-под земли тварей, но что-то мне подсказывало, что основные силы еще не подошли. Мне кажется, что я уже немного начал понимать Хаос и эти одержимые в первой линии были обычным мясом, используемым врагом для изматывания сил защитников.

Разглядев ползущих на нас тварей, я идентифицировал их именно как одержимых. В отличие от «поднятых трупов» им не нужен был «поводырь». Им достаточно было целеуказания и команды «фас». Они бежали до ближайшего живого человека и пытались разорвать его на куски. Очень незатейливая, но весьма эффективная в условиях подавляющего численного превосходства тактика.

— Антон! — это была Райли. Я поднял голову. Лейтенант указывала на провал на месте штабного здания.

Сейчас из ямы выползал огненный сгусток плазмы, сжигая в яростном пламени визжащих в агонии одержимых. Перевалившись через бруствер поток огня затух, оставив за собой выжженную землю и мерзкий запах горелой плоти.

Плазменный Взрыв, Дар Линии Вагнер. Кажется, упрямый полковник Йохан Кархер всё еще не сдох. Дымящийся провал выглядел привлекательно. Он был самым ближним к нам, и как нельзя лучше подходил для моей цели. Однако, это было ненадолго. Через некоторое время твари очухаются и снова полезут в проем.

Да и храбрый немец, если он еще жив, доживает сейчас последние моменты своей жизни. Выдав себя, он вряд ли сможет спастись самостоятельно, а откат после применения Дара такой силы лишил его, наверняка, всех сил.

— В провал! Вперед! — заорал я, не давая себе времени передумать. Возможно, это была идиотская идея, но моя хвалёная интуиция подсказывала, что это единственно возможный вариант. Окно возможностей приоткрылось, однако было готово захлопнуться в любой момент. К чести моих подчинённых, я не услышал ни слова возражения. Все просто поднялись с земли и двинулись в строгом ордере к воронке, из которой исходили не иллюзорные эманации Хаоса.

Я включил зрение Лимба, дабы оценить обстановку на энергетическом плане. Яркие пятна моих товарищей-Одарённых, два пятна под землей, скорее всего принадлежащие полковнику и еще одному Одарённому. Вдалеке пульсировала багровая масса приближающихся одержимых. Все было бы понятно и объяснимо, если бы не одно «но».

Я перевел взгляд чуть дальше и глубже, практически на пределе своей видимости и меня прошиб холодный пот. Багровое пятно среди массы одержимых явно выделялось своим спектром и интенсивностью свечения. Судя по всему, это был один или несколько «командиров» армии Хаоса. И, сравнивая его свечения, он точно не был слабее любого из нас.

Но, приказ был отдан, движение начато и сейчас на повестке боя остался лишь один вопрос. Кто быстрее доберется до полковника: мы или хаоситы…


Глава IX


«Двести миллионов… двести миллионов… двести миллионов…» Эта фраза почему-то плотно засела у меня в голове, прыгая по черепу и стучась в черепную коробку изнутри. Двести миллионов хаоситов бегают сейчас по многострадальной Рапсодии, а сверху висит флот, который может уничтожить их всех в течение двух-трёх суток. Правда, вместе с планетой.

Выживших и не обратившихся жителей, порядка сорока миллионов, из них два миллиона стали «под ружье», дабы защитить свою планету. Хотя, что тут, к Хаосу, защищать?! Восемьдесят процентов суши захвачено врагом, два несчастных мелких континента, больше напоминающих большие острова — это всё, что осталось от некогда благополучной планеты. Возможно, нужно проявить рациональность и подавить Хаос, пока он не вывалился с планеты в космос? Как, вообще, можно уничтожить такую кучу одержимых?

Но, эти сорок миллионов местных жителей рассчитывают на нас. Это их единственный дом, и другого они не знают. Переместить такую кучу населения в другие миры будет весьма непростой задачей, ведь они… СТОП!!!

Я практически споткнулся от осознания, что никто не будет перемещать эти сорок миллионов несчастных. На борт флота, при всём желании не поместиться больше одного миллиона беженцев, да и возьмут ли этот жалкий миллион?

Мне приказано решить судьбу планеты, но альтернативой будет полное уничтожение живых и здоровых людей. Верных граждан Империи, которые сейчас встали на защиту своей Родины! Пожри меня Хаос!!! Да что же это за Империя такая?!

«Двести миллионов… двести миллионов…» — опять загудела у меня в голове, и я встряхнулся, освобождаю мозг от навязчивой мысли. Сейчас мне предстоит решить насущную проблему, залезть под землю на территорию врага и сражаться, пока, с меньшим количеством врага. И выяснить, что за багровый пришелец гонит на нас всю эту толпу одержимых.

Край ямы приближался, оттуда по-прежнему никто не показывался, мы бежали на пределах возможности, только бы успеть первыми.

— Чисто! — раздалось от передового «берета», что осторожно заглянул через бруствер.

— Они рядом! — глухо сообщил пыхтящий рядом Пашка. Нет, Райли пыталась привести нашего толстячка в форму и у неё это неплохо получалось, но прошло еще слишком мало времени.

Я притормозил, и Смирнов также остановился рядом, склонившись, оперевшись руками об коленки и тяжело дыша.

— Три… И… Один… Чувствую поводырей… Тех, что три… А одно сознание от меня закрыто, прости… — выдал ментальную расстановку, сквозь сбитое дыхание, Пашка.

Я благодарно хлопнул его по плечу.

— Спасибо, дружище! Держись рядом.

Неплохо было заиметь подобный ментальный сканер, осталось выяснить его возможности и радиус действия. Я повернул голову. Рядом молча стоял Тадаси. Он даже не запыхался.

— А ты чего? — удивился я.

— Райли сказала за вами присмотреть, — Накамуро обвел рукой меня, «умирающего» Пашку и бодрую Инессу.

Я открыл рот возразить, что «физик» должен быть на переднем крае, но Тадаси не дал мне этого сделать.

— Она права. Группу поддержки нужно прикрывать, — и он кивнул мне за спину.

Я обернулся и у видел отделение «беретов», незнакомый лейтенант, встретившись со мной взглядом кивнул. Похоже, Андерсен тоже обо мне переживает, что приставил еще дюжину нянек.

Спорить с профессионалами смысла я не видел, тем более что время работало не на нас. Я увидел, как ван Дассел скрылась за кромкой провала вместе с несколькими спецназерами и кивнул.

— Погнали!

Стенки у ямы, к счастью, не были отвесными, а здание, которое обрушилось внутрь частично завалило подземный ход. Та часть одержимых, что вырвалась наружу, протискивалось через несколько щелей, недостаточно широких, чтобы вывалиться сразу большой толпой.

— Медика! — услышал я голос солдата и один из бойцов из моей группы бросился на голос, срывая на ходу медицинскую сумку. У меня немного отлегло. Если и мог кто-то выжить под бетонными обломками схлопнувшегося здания, то только Одарённый.

Я еще раз взглянул в Лимб. Солдат нашёл одного раненого Одарённого, а ко второму как раз сейчас приближалась Райли, тоже, видимо, сориентировавшись в Подпространстве. Кто-то из них был полковником Кархером, так удачно спаливших половину наступающей орды. Надеюсь, этот заносчивый немец выживет.

Я «взглянул» вглубь в сторону прокопанного тоннеля и увидел, что буквально в двух десятках метрах находится одно яркое пятно. Это была та тварь, что Пашка назвал «поводырями», еще двое сильно отстали, а багровый гигант вообще замер в глубине, не сдвинувшись ни на метр с моего последнего «сканирования».

— Двадцать метров «поводырь»! — указал я рукой направление и солдаты вскинули винтовки. С той стороны как раз осыпалось несколько камней. Хаоситы со своей стороны интенсивно работали лапами, расчищая проход. Получалось у них очень быстро.

Вот выполз один, за ним второй, вот осыпались камни и земля и выбежали сразу трое, вот проход расширился еще больше и вал одержимых покатился в стороны.

Раздались выстрелы. Я воочию увидел, чем «зеленые береты» отличаются от пехоты. Даже, гвардейской пехоты. Ни один выстрел не проходил мимо. Ни один выстрел не попадал в грудь, куда стрелять было бесполезно. В ноги попадали только владельцы крупнокалиберного стрелкового оружия, чьи боеприпасы отрывали конечности, тормозя поток тварей.

Я замер, ожидая, когда из проёма покажется «поводырь». Наши Тени присоединились к спецназерам, ничуть не уступая им в эффективности. Твари пёрли, мы отстреливались, вожак не появлялся.

Я чертыхнулся и снова заглянул в Лимб. Так и есть. Он никуда не торопился, более того, он даже отошел вглубь на несколько метров, находясь сейчас примерно в двадцати пяти метрах от входа. Он стоял неподвижно и просто посылал на нас тварей, которых, похоже, было какое-то нескончаемое число.

— Инесса! — окликнул я девушку, которая стола рядом на одном колене и спокойно, как в тире, отстреливала тварей. Когда она отвлеклась и посмотрела на меня, я кивнул рукой в направлении тоннеля. — Тварь примерно в двадцати пяти метрах от нас! Завали тоннель за ней! Именно за ней! Нам придётся убить её вручную, чтобы эта сволочь потом не откопалась! Сможешь?!

Инесса прищурилась, видимо самостоятельно проверяя мои слова и уверенно кивнула.

— Смогу!

— Действуй!

Девушка прикрыла глаза, и я почувствовал, как мгновенно охлаждается воздух вокруг. Достойная дочь Линии Аренбергов готовилась применить свой разрушительный Дар. Потянул холодный ветер, неизвестно откуда взявшийся под землей. Видимо от резкого перепада температур пришли в движение массы воздуха вокруг. А потом раздался скрежет Пространства, и я почувствовал под ногами лёгкий толчок, и сразу после этого раздался грохот и из тоннеля повалили клубы пыли от обрушившейся внутри массы земли.

Из пыли продолжали выбираться одержимые, но их поток, через несколько секунд резко иссяк. Я выдернул из ножен меч и бросился вперед.

— Всем стоять на местах! Райли, Тадаси, за мной!

Рисковать людьми я не собирался. «Энергетикам» в узком коридоре с околонулевой видимостью и неизвестным злобным демоном внутри делать точно нечего, как и хорошо обученным, но всё-таки людям. А вот «физики», думаю, лишними не будут.

Уже заходя внутрь пыльного коридора, я поймал себя на мысли, что отношу себя к «физикам», хотя той прочности тел, что получают «физики» в измененном состоянии у меня и близко не было. Видимо, эта мысль пришла не только мне в голову, потому что Тадаси, уже в боевой форме выдвинулся вперед, прикрывая меня своим телом, а «дымчатая» Райли была чуть впереди и справа.

Несколько ошалевших выживших одержимых были встречены клинками «физиков» еще на подходе, до меня добрался один калека, которому Тадаси снёс руку вместе с частью туловища, а я его добил, отрубив голову.

Впереди раздался не то вой, не то скрежет, издавать такие звуки человеческая глотка вряд ли могла, одержимые скрипели по-другому, значит это и есть наш измененный. Райли и Тадаси замерли, оглянувшись на меня, в ожидании приказа.

Да, у меня был Пузырь, но я всё еще не мог выработать нормальную тактику его применения. Работая в связке с Одарёнными, мой Пузырь «вырубал» их точно также, как и врага, а как-либо видоизменить его форму у меня так и не получилось. А ведь я пытался!

«Эконом-вариантом» был Пузырь вокруг меня. Примерно до двух-трёх метров во все стороны я мог держать его достаточно длительное время без перенапряжения. Ещё я мог «катнуть» его на расстояние до пары десятков метров, но это выбивало из меня все силы, да и годилось только для краткой «перезагрузки». Держать его на расстоянии я, теоретически, мог, а вот, практически — не хватало сил, банально вырубая меня. И поделать я ничего не мог.

Знакомое чувство чужого присутствия появилось у меня в голове, «поводырь» пытался взять меня под контроль. Мешкать больше нельзя, если у меня был мой Дар, то как отреагируют мои товарищи — предугадать было сложно.

— Пять секунд! — я продублировал слова растопыренной пятернёй свободной руки и дождался двух утвердительных кивков.

Я сделал самое просто, что я мог сделать. Оценив расстояние до противника через зрение Подпространства, я вызвал Пузырь и просто побежал к нему навстречу, про себя, по привычке, умоляя Императора избавить меня от шальных одержимых и коварных камней, об которые я смогу споткнуться.

То ли Император меня услышал, то ли мне просто повезло, но до демона, а это был именно он, я добрался ровно за три секунды и без приключений.

Здоровенная почти трёхметровая тварь при виде меня что-то захрипела и взмахнула лапой, пытаясь поддеть наглого человечка на свои огромные когти. В последний момент я пригнулся и взмахнул мечем. Попавшая в поле действия Пузыря конечность демона послушно отлетела в сторону, отрубленная практически по локоть. Прошло уже четыре секунды.

Тварь заревела и попыталась достать меня ногой, больше напоминающую здоровенную птичью лапу с тремя острыми когтями впереди и загнутой здоровенной «шпорой» сзади. Я снова увернулся и взмахнул мечом еще раз. На этот раз моего усилия не хватило, чтобы перерубить толстенную ногу демона, но я явно её подрубил, так как тварь споткнулась, падая на колено. Правда, она тут же начала подниматься, угрожающе визжа, пытаясь достать меня целой рукой.

Пять секунд. Я вырубил Пузырь и ушёл перекатом в сторону выхода. Демон дёрнулся за мной, но тут мимо меня промчались две смазанные фигуры. Ровно две секунды понадобилось им, чтобы обезглавить демона. Я, честно говоря, даже не понял кто это сделал.

— Чисто! — доложила Райли, пинком отбрасывая отрубленную голову подальше. Обезглавленное тело пару раз дёрнулась и затихло. Со стороны завала, устроенного Инессой, раздался шорох и шум. Кажется, упорные одержимые пытались прокопаться, но судя по громкости — удастся им это не скоро — фон Таубе поработала капитально.

— Дальше мы не пройдем! — Райли прикрыла глаза, пытаясь оценит обстановку в Лимбе.

Я последовал её примеру и увидел, что два других «поводыря» приближаются к нам, похоже, по параллельному туннелю. Я глянул вбок и у меня пересохло во рту. «Багровый», наконец, сдвинулся с места и тоже направился в нашу сторону…


Глава X


— Хаос вас задери! — недовольно бухтел я себе под нос, возвращаясь к «перекрестку».

Два «поводыря» представляли определённую угрозу, но с ними было понятно что делать — главное отсечь эту безумную толпу полуживого мяса, которую они посылали впереди себя. Сражаться с одержимыми было то же самое, что биться с приливной волной: долго, тупо и бесполезно.

В одиночку же, у меня есть, как оказалось, что им противопоставить. А вот этот багровый незнакомец смущал… Это, если сказать очень мягко. Да, к Хаосу! Он меня пугал! То ли это Существо, что встречало меня в Космосе и последнее время преследовало попятам?! Да я был, вообще, не уверен, что это одна и та же Тварь!

— Что у нас? — мы, наконец, добрались до воронки, откуда и начали наше движение вглубь земли.

Командир «беретов» тут же возник рядом. Забрало шлема было откинуто, нижнюю часть лица прикрывал от пыли пижонский шёлковый нашейный платок.

— Полковник Кархер жив, Ваше Святейшество! — я скривился. Капитан ухмыльнулся. — Извините, поторопился, аколит!

Я покачал головой, но тем не менее улыбнулся. Бравый капитан мне чем-то напомнил прайма Тарнавского… Улыбка сошла с моего лица, когда я вспомнил, что Алексей с товарищами и двумя детьми где-то далеко на Нобеле и их судьбой заинтересовалась сама Инквизиция. И да, я обещал о них позаботиться. Восемнадцатилетний пацан, который взвалил на себя такую непосильную ношу… Кстати…

— А ведь у меня сегодня день рождения, — хмыкнул я. И правда, мне сегодня исполнилось восемнадцать лет, если данные из Имперского приюта соответствовали истине. В последнее время это было настолько несущественно, что я невольно перестал следить за календарём.

— С днем Рождения! — тут же сориентировался капитан Томас, широко ухмыльнувшись. Он протянул мне ладонь для рукопожатия. — Желаю вам сегодня не сдохнуть!

Я крепко пожал протянутую руку и кивнул.

— Хорошее пожелание… Сейчас очень нужное! А второй кто выжил?

Капитан удивленно поднял брови, ведь я не мог знать об этом, но тут же сориентировался. Видимо, опыт общения с Одарёнными у него был приличный.

— Подполковник Майерс, начальник штаба!

— Понял, — кивнул я. — Эвакуировали?

— Так точно!

— Хорошо, — я включил «зрение Лимба» и огляделся. Два «поводыря» уверенно направлялись в нашу сторону, мутная красноватая масса одержимых, как светящийся раствор на рентгене чётко показывала каналы прорытых туннелей. Они были забиты «под завязку». Я с трудом представлял, как твари передвигаются в такой массе, но тем не менее они продвигались.

Было видно, что от «нашей» воронки полости тоннелей отделяют довольно толстые земляные «пробки» — последствия взрыва плазмы, устроенного полковником и «встряска» от Инессы. У меня был выбор: ждать, пока твари заново прокопают путь сюда или найти какой-то другой путь. Мозг работал быстро и эффективно. Первый вариант я отмел практически сразу. Просто ждать — не в наших интересах. При таком значительном численном перевесе противника, отдавать ему еще и инициативу было верхом… тупости.

Основная масса одержимых представляла собой опасность при выходе на стратегический простор. Быстрота, ловкость и сила измененных даст преимущество перед нашей пехотой на открытых пространствах — запертые же в тоннелях, они просто не выйдут оттуда при грамотном огневом контакте с нашей стороны. Тем более, что адмирал вскоре должен перебить «трансконтинентальные» тоннели, располагающиеся под поверхностью океана.

Своей же задачей я видел устранение «руководства» нападавшей орды. «Поводыри» и багровый «вожак» — вот кто интересовал меня в первую очередь.

— Капитан! Карту! Покажи ближайшие точки выхода!

Андерсен, даже не моргнув тут же сунул мне под нос свой планшет с нужной информацией, двумя пальцами ловко изменив масштаб до нужного.

— Мы здесь! — ткнул он пальцем на картинку со спутника.

— Понял, — я снова заглянул в Лимб. «Поводыри» шли в разных тоннелях, «багровый» двигался гораздо медленнее и сильно отставал. Я принял решение.

— Следуем к этому пролому! — я указал на точку выхода из подземных тоннелей, к которому в данный момент приближались оба из «проводников», хоть и шли они с разных направлений.

Ловким движением капитан захлопнул планшет защитной крышкой, убрал его под бронежилет и выкрикнул приказы. «Береты» тут же организованно и дисциплинированны начали выбираться из воронки. Мы выдвинулись в нужном направлении.

Навстречу нам бежали пехотинцы под командованием какого-то пехотного лейтенанта. Страха в глазах пехоты не было, была только злость и сосредоточенность. При виде нашей компании в их глазах блеснула еще и нежданная радость. Я огляделся. Да, наша группа, обвешанная вооружением с ног до головы, внушала чувство некоторой… защищенности.

— Лейтенант! — окликнул командира пехотинцев Андересен.

— Слушаю, господин капитан! — тут же подбежал к нам гвардеец. — Лейтенант Массаев!

— Сколько у тебя людей?

Лейтенант немного растерянно огляделся, пытаясь быстро подсчитать.

— 4-й батальон 456-го Аксаканского гвардейского полка Его Императорского Величества! — он немного смутился. — Мы понесли потери и командир батальона, капитан Питтен погиб, сэр…

Андерсен, на секунду окинул взглядом приближающуюся пехоту, быстро прикинув их численность.

— Около двух сотен… Пойдет! — кивнул он. — Лейтенант! Займите оборону наверху! Заминируйте потенциальные выходы! Их три! Там! Там и там! Держите оборону и ни в коем случае не уходите со связи! Понятно?!

— Так точно! — вытянулся молодой мужчина, но всё же не удержался. — А вы… уходите?

— Не ссы, лейтёха! — ободряюще улыбнулся «берет» и хлопнул гвардейца по плечу. — У тебя всё получится! Еще и карьеру сделаешь! Я на тебя рассчитываю, парень!

— Сэр, да сэр! — наконец, улыбнулся командир пехотинцев и, после одобрительного кивка спецназера побежал к воронке, на ходу раздавая приказы.

— Думаешь, справится? — скептически поинтересовался я, глядя вслед замотивированному гвардейцу.

Андерсен странно на меня посмотрел и почему-то засмеялся.

— Ну ему, судя по его виду лет двадцать пять уже. А тебе — восемнадцать. Но, ты-то справишься?

— Я — да! — абсолютно серьезно кивнул я. У меня даже не было сомнений на этот счет.

«Зеленый берет» рассмеялся еще громче и хлопнул по плечу уже меня.

— Вот и он справится! Погнали… Ваше Святейшество!

Я покачал головой… шутник, пожри его Хаос! Но, надо признать, настроение он мне неизменно повышает. Точно нужно его с Тарнавским познакомить — два сапога пара… Я поймал себя на мысли, что записал Андерсена в «свои», даже не спросив у него разрешения.

Выбранный мной провал находился от нас примерно в километре, организованно передвигаясь к новой цели я изучал окружающую обстановку. К чести имперской Армии, паники не было. После первого шока, войска скоординировались и заняли оборону, согласно указаниям с орбиты и приказам выживших командиров.

Основной потерей была как раз потеря штаба с большинством офицеров, однако оставшиеся в живых были уже опытными ветеранами, сражавшимися на планете с войсками Хаоса уже не первый месяц. И то, что они выжили уже говорило в пользу их адекватности.

Из двадцати двух «провалов», точнее двадцать одного, если не учитывать «закупоренный» имперскими войсками было локализовано восемнадцать. А вот из трех оставшихся волной пёрли твари, и именно они и представляли сейчас основную угрозу. Артиллерия, расположенная, в основном на побережье и направленная в сторону океана сейчас молчала. Ситуация была не настолько критической, дабы перемалывать войска Хаоса вместе с собственной пехотой.

И это у нас! Около космодрома — в месте максимальной концентрации наших войск. Что же твориться в двух другим местах «прорыва»? Об этом даже не хотелось думать.

Вой входящих в атмосферу штурмовиков заставил меня на секунду задрать голову. Адмирал решил, что «летуны» отработают более аккуратно, чем артиллеристы? Я, за секунду прикинул расстояние до ближайшей «бесконтрольной» точки выхода. Далековато… Нас точно не накроют, хотя… Чёрт бы побрал этих Хаоситов!

Управляемые ракеты «воздух-земля» сорвались с пилонов внешней подвески аэрокосмических истребителей и яркими штрихами понеслись к земле. Вспучились взрывы среди «мясной толпы» одержимых. Удар был нанесен очень компактно, и исключительно в три места, каждое из которых не превышало площадью пару сотен метров. Комья земли, металла и куски тел одержимых полетели в разные стороны.

Оценив ситуацию, я про себя попросил извинения у старого адмирала. «Летуны» не стали глушить вырвавшуюся на волю волну измененных, рискуя задеть своих. Они точечно отработали по месту выхода тех из-под земли, обрушив своды тоннелей тварям на голову.

Имперские войска воспряли духом и усилили огонь по находящимся на поверхности хаоситам, без «подпитки» из-под земли делать это было не в пример проще. В эфире раздавались резкие окрики командиров, перемешанные с обычным матом и проклятиями сражающихся мужчин и женщин, однако в интонациях начали преобладать торжество и толика облегчения…

— Мне стыдно признаться, но летуны сегодня, на удивление, молодцы! — хмыкнул Андерсен, провожая взглядом выходящие из пике космические штурмовики.

Рядом пренебрежительно хмыкнула Райли, которая бежала в «обычной форме», экономя и накапливая силы. Я, глядя на этих двоих, покачал головой. Откуда пошло это нездоровое соревнование?

— Стоять!!! — раздалось откуда-то спереди. Ван Дассел «моргнула», переходя в боевое состояние, Андерсен дёрнулся, вскидывая винтовку, я автоматически положил руку на рукоятку меча.

Издавшим такой грозный приказ оказалась молодая женщина с погонами прайм-лейтенанта, выросшая как из-под земли и властно поднявшая руку в запретительном жесте открытой ладонью.

Капитан чертыхнулся и опустил винтовку.

— Тебе жить надоело, дура?! Ты чего выскакиваешь, как чёрт из табакерки?! — заорал он сходу. Но, к чести девушки, это её мало смутило.

— Господин капитан, дальше хода нет! Работает 357-й гвардейский! Приказ исполняющего обязанности командира майора Игнатьева!

Я достал из-за пазухи чёрный жетон Инквизиции, переданный мне на прощанье Командором Ласло.

— Инквизиция, мадам! Прошу посторониться!

Девушка на секунду побледнела, но тут же вскинула руку к виску. Она с ужасом смотрела даже не на жетон в моей руке, а на крайне недовольную ван Дассел, которая только что вернулась в «обычный мир».

— Простите, Ваше Святейшество!

Рядом заржал Андерсен.

— Всё-таки, Святейшество…

— Заткнись! — буркнул я и повернулся к девушке. — Где майор?

— Во-о-он там! — ткнула пальцем в передовой отряд гвардии девушка. Она явно, чувствовала себя не в своей тарелке. И я её понимал. Про Инквизицию ходило много слухов, и пехота с удовольствием их муссировала, но вот желания встретиться с кем-то из инквизиторов не горел никто из солдат. А тут еще Одарённые!

— Пожри тебя Хаос, прайм! — выругалась Райли, которая явно чувствовала себя неудобно из-за «холостого» перехода. — Что ты пальцем тыкаешь?! Доложи майору, что мы идём! И выдели сопровождающего!

— Д-да… мэм! — тут же ответила перепуганный гвардеец женского пола. — Кастелло! Ко мне!

Тут же откуда-то из расщелины показался гвардеец-капрал и быстро подбежал к нам.

— Проводишь, господ… — она замялась, окидывая нас взглядом и пытаясь подобрать правильное определение, но закончить ей не дал запыхавшийся Смирнов, который, наконец, нагнал нас.

— Господ, короче, проводи уже куда-нибудь! — прохрипел он, выплевывая лёгкие. Он посмотрел на меня и скорчил жалостливую физиономию. — Давайте уже всех замочим и отдохнем немного?

Здоровяк Андерсен при виде Одарённого, страдающего одышкой неодобрительно покачал головой, но промолчал. Он просто вопросительно посмотрел на меня, ожидая распоряжений. Я утвердительно кивнул.

— Вперед! — крикнул капитан, дублируя быстрым жестом направление движения. Наблюдать за «беретами» было одно удовольствие. Все знали что делать, без дополнительным приказов и распоряжений. Сейчас они быстро поднялись с земли, где заняли позиции после нашей неожиданной остановки и невозмутимо двинулись дальше.

Оборона «провала» была организована грамотно, эшелонами. Огневые точки с тяжелым оружием, щедро разбросанные по периметру, прикрывали гвардейцы с лёгким вооружением, отстреливающие шальных одержимых, кто прорывался через волну огня, созданную гвардией. Находящаяся неподалёку миномётная батарея деловито выплёвывала мины, запуская их внутрь воронки, особо не целясь. Среди рвущегося из-под земли потока одержимых, мины легко находили себе цели.

Невысокий майор с закопчённым лицом, приподнялся из траншеи и приглашающе махнул рукой, приглашая нас в что-то типа блиндажа, «на скорую руку», собранного из остатков строительных конструкций.

Я кинул капитану.

— Наблюдайте! — Андерсен кивнул и расставил своих людей, а я запрыгнул в окоп к майору.

— Инквизиция! Орден Войны! — с ходу, во избежание лишних вопросов, я продемонстрировал жетон. — Нам нужно внутрь!

Майор насупился, обдумывая мои слова.

— Это невозможно… — он вопросительно посмотрел на меня.

— Аколит Антон, — представился я.

— Господин аколит, тварей слишком много и, если мы прекратим сдерживающий огонь, они выплеснутся наружу в большом количестве и ситуация станет неконтролируемой!

— Майор! — прервал я рьяного служаку. — У меня есть чем удивить этих тварей. От вас мне нужно, чтобы минометчики прекратили обстрел, а гвардия не стреляла в нужном мне секторе! Мне нужно подойти к краю воронки, а это мы сделаем собственными силами!

— Это самоубийство! — попытался возразить майор.

Я был с ним частично согласен, наблюдая за бесконечным потоком верещащей толпы мерзких тварей, переваливающейся из воронки, как пена у кипящего супа из кастрюли…

— Мы справимся! Именем Инквизиции! Выполняйте приказ! — я всего один раз слышал это выражение от Хокуса, когда он оборвал зарвавшегося слишком наглого капитана. Не думал я, что мне придётся произнести эти слова самому.

Майор заткнулся, побледнел и согласно кивнул.

— Слушаюсь!

— Капитан! — окликнул я Андерсена, с которым уже проговорил наши дальнейшие действия. — Готовность — одна минута!

— Принято! — кивнул тот.

Я быстро объяснил майору свою задумку, а он тут же связался с минометчиками и оповестил командиров подразделений, отвечающих за периметр. Еще полминуты мне понадобилось на инструктаж своей группы и когда майор отдал окончательный приказ о прекращении стрельбы, всё было готово.

Мины прекратили лететь внутрь пролома, гвардейцы сместили прицелы, давая нам безопасный проход и спецназовцы плотной группой, но не перекрывая друг другу сектора обстрела, быстрым шагом пошли к воронке, уничтожая всё, что попадалось им по пути. Измененные Райли и Тадаси шли слева и справа, вырезая шальных измененных, что попали в «мёртвую» зону между секторами огня «беретов» и остальной Гвардии.

Инесса, не дожидаясь края воронки, вызвала Астрального Двойника. Вокруг завыл холодный ветер и, уже привычно, «заворчало» Пространство. Я заглянул в Лимб, чтобы удостовериться, что всё идет по плану.

Невидимые обычным зрением «проводники» подбирались с двух разных тоннелей, и находились сейчас на разном расстоянии от точки входа. Огненный шквал из стволов спецназеров опрокинул орущих одержимых внутрь, однако один из одержимых ухитрился ухватить неосторожно выдвинувшегося слишком вперед капрала. «Берет» улетел в гущу подбирающихся измененных, где был в считанные мгновения разодран на куски. Рядом выругался Томас, потерявший своего человека.

Четыре спецназера, а также подоспевшая Райли создали безопасный плацдарм, фон Таубе шагнула на край воронки и вскинула обе руки вверх в одном ей понятном жесте. Светлые волосы подкинулись вверх порывом ветра, а голубые глаза ярко загорелись энергией Подпространства. Земная твердь пошла волнами, в эфире послышалась ругань и испуганные вскрики солдат, под ногами которых начала проваливаться земля.

Инесса, не обращая ни на что вокруг внимания, планомерно перемешивала слои почвы, соединяя камень и землю с плотью и кровью порождений Хаоса. «Ненужные» тоннели рушились «наглухо», отгораживая одержимых от вожделенной добычи, два «нужных» тоннеля Инесса пыталась закупорить так, чтобы остался доступ к «проводникам», работая практически на пределе сил.

Я наблюдал за этим, одновременно, подсматривая в Лимб. У девушки почти получилось. Один из «проводников» оказался в ловушке, а вот второго, который находился дальше, накрыло «Деформацией», завалив вместе с тоннелем тоннами земли.

— Прости Антон, — выдохнула Инесса и осела на заботливо подставленные руки ван Дассел. — Не получилось!

— Всё у тебя получилось! — улыбнулся я, наклоняясь над девушкой. — Ты просто умница!

— Правда? — несмотря на ситуацию, улыбнулась девушка. Выглядела она не очень. Лицо как-то разом осунулось, под глазами образовались глубокие тени, кажется, она «надорвалась». Я остро пожалел, что у меня совсем нет Эссенса! А ведь я пытался получить хотя бы несколько таблеток от щедрот Инквизиции! И получил твёрдый отказ, ведь как сказал Командор Ласло: «Вряд ли вам придётся воевать самим!» Жадный старикан, пожри его Хаос!

— Правда! Капитан! — окликнул я Андерсена. Тот, мгновенно сориентировался и отдал приказ. Два «берета» отделились от группы и подхватили девушку на руки, опередив озабоченного Ганса. Еще четверо прикрывали отход в то время, когда бойцы быстро и чётко оттащили Одарённую в тыл.

Гвардейцы, предупрежденные заранее, по команде, также двинулись к проёму перенося огонь вниз и внутрь и через две минуты всё было кончено. Всех одержимых, появившихся из тоннелей, перебили. Зияли чернотой два уцелевших прохода, в одном из которых нас ожидал затаившийся «проводник».

— Давай, мы сами? — предложила Райли, образовавшись рядом. Тадаси за её спиной кивнул, поддерживая коллегу.

— Нет! — отрицательно покачал головой я, чем вызвал недовольное ворчание своей «няньки». Эрик всё это время не отставал ни на шаг, прикрывая мне спину, но сейчас понял, что снова останется не у дел и в тоннель я пойду без него.

— По старой схеме? — вопросительно приподняла бровь Райли.

— Если схема рабочая — зачем её менять? — улыбнулся я в ответ. — Вперед!

Красная точка «проводника» маячила примерно в сорока метрах впереди, она застыла на месте и не двигалась. Пройдя два десятка метров совместно, и прибив четырёх выживших одержимых, я отдал приказ остановиться. Следующие двадцать метров коридора скрывались в полной пыли, видимость была практически нулевой, но «проводник» точно был впереди. Однако, интуиция моя буквально вопила, что здесь что-то не так.

Усталость давало своё, даже «зрение» давалось с трудом, но я попытался дать «чёткости» и тут же похвалил себя за это. Я не знаю, общались ли как-то «проводники» ментально, или конкретно эта тварь была чересчур умной, но она не ждала меня в гордом одиночестве. Её окружало сейчас несколько десятков одержимых, которые буквально обволакивали её плотным «живым» коконом. Дернувшись вперед, я был бы просто погребен под кучей живой плоти, не в состоянии даже размахнуться мечом и разорван на маленькие кусочки. Мерзкая смерть!

— Секунду! — я поднял руку и тоскливо посмотрел на гладкие своды тоннеля, как будто вырезанные горнопроходческим оборудованием. Как они это сделали? Прогрызали или голыми лапами рыли? Надеюсь, свод выдержит. — Гранаты!

Я сорвал две с разгрузки, выдернул у них чеку и придерживая рычаг подождал, пока товарищи не сделают то же.

— Три… два… один… Огонь! — я кинул гранаты, товарищи повторили за мной и, одновременно с этим, я «катнул» Пузырь вперед. Надеюсь, этого хватит, чтобы ослабить физическое сопротивление твари в момент взрыва.

— Ложись! — заорал я, падая на землю и молясь Императору, чтобы выдержал свод тоннеля. Находящиеся в «боевой форме» товарищи презрительно проигнорировали мой приказ — осколки от гранат вряд ли могли что-либо сделать им на таком расстоянии.

Впереди громыхнуло, подняв еще больше пыли и оттуда раздался многоголосый рёв и визг. Уже не пытаясь скрыться, выжившие твари бросались к нам, и быстро умирали, встреченные клинками Одарённых. Я коротко заглянул в Лимб. Судя по свечению, «проводник» был еще жив.

К Хаосу уловки!

— Вперед! — рявкнул я, выхватывая меч. Но «физики» всё же были «физиками». Быстрыми и смертоносными орудиями убийства. К моменту моего прибытия в тупик, они уже расправились с «проводником». Судя по его виду, моя уловка удалась и его здорово посекло осколками гранат в тот момент, как Пузырь на время разорвал связь тела с Подпространством. Ну, а ребята довершили дело, отрезав тому голову.

— Я иду!!! — странный голос у меня в голове несколько озадачил меня, я сразу не мог понять откуда он идет и судорожно заглянул в Лимб. Засыпанный землей, но живой второй «проводник» неподвижно находился неподалёку, отгороженный от меня тоннами земли, а «багровое пятно»… пожри меня Хаос!!!

За время этой боевой операции, «багровый» существенно сократил расстояние. Сейчас он находился буквально в двухстах метрах и медленно направлялся к поверхности.

— Да, правильно! Это я!!! — глухой нечеловеческий хохот раздался прямо внутри моего черепа.

— Наверх!!! — заорал я, прикинув траекторию движения «пятна». Кажется, ему не нужен был тоннель, для того чтобы выйти на поверхность. Сейчас он шёл сквозь землю, как горячий нож через сливочное масло. И в месте его вероятного выхода как раз находилась незащищенная позиция имперских миномётчиков, считающих что они расположены в безопасном тылу. А еще, в той стороне был развернут полевой лазарет, куда только что оттащили истощенную Инессу…


Глава XI


Свежий воздух драл горло мелкими частичками пыли, что попали мне в лёгкие после нашего вояжа под землю. Песок скрипел на зубах, ведь стандартный пехотный шлем для планет, пригодных для жизни не предусматривал полную герметизацию и его забрало носило исключительно защитную функцию. Поэтому я наглотался достаточно пыли, от которой сейчас меня давил мерзкий кашель.

Мы рванули на поверхность, выскочив из тоннеля и карабкаясь по практически отвесной стене провала. К счастью, физическая форма всей нашей тройки стремилась к идеалу, даже находясь в «обычном теле» мои товарищи буквально взлетели наверх, опередив меня. «Катание» Пузыря далось мне нелегко. Я всё еще не мог чётко разобраться с дозированием своих сил, но однозначно «отрыв» Пузыря от моей ауры давался гораздо сложнее, в том числе и с энергетической точки зрения.

А к расходу энергии у Одарённого было тесно завязаны физические силы. Работая «на пределе», Одарённый обращался именно к внутреннему запасу своих сил. Обычно, сознание работало как предохранитель, отключаясь при чрезмерных нагрузках дабы не навредить телу. Инесса сегодня перешла этот порог, я же был к нему очень близок.

Эссенс… Я всё больше и больше понимаю важность этого вещества в жизни и нормальном функционировании Одарённых. С лёгкой досадой я вспомнил то чудесное действие, которое оказывает на организм всего одна невзрачная таблетка этого препарата. Но, что о нём говорить, если в данный момент Эссенса у меня не было. Придётся рассчитывать на собственные силы. Впрочем, как всегда…

— Пашка! — я окликнул своего друга, который внезапно растерял весь свою неестественную весёлость, но к своей чести, пытался быть полезным. Он где-то раздобыл крупнокалиберный пулемет, который сейчас ловко перезаряжал новой лентой Михаил.

Что-то удовлетворённо пробурчав, старый вояка приглашающе кивнул. Пашка крякнул и поднял пулемет, поведя стволом влево-вправо, чтобы привыкнуть к весу. Да, Смирнов страдал недостатком выносливости, однако он всё-таки был Одарённым и его, на первый взгляд рыхлое тело обладало недюжинной силой, недоступной обычному человеку. Я заметил несколько заинтересованных, и, даже, недоумённых взглядов от здоровяков-спецназовцев, которые с интересом смотрели на толстого юношу, хоть и с трудом, но уверенно державшем тяжелое оружие.

— Как тебе? — на лице у Павла появилась привычная улыбка.

— Ты крут и эротичен! — автоматически буркнул я, глядя на вздувшиеся вены на лице молодого Одарённого и капли пота на его висках. — Однако, мне нужно, чтобы ты не косил хаоситов из пулемета, не твоё это, без обид. Воспользуйся головой, она же тебе дана не только, чтобы в неё кушать.

К чести, Пашки, он всегда понимал, когда время шутить, а когда время действовать, поэтому с видимым облегчением он поставил пулемет на землю и выпрямился, поведя занемевшими плечами.

— Если ты про нашего нового гостя, то он выйдет ровно под миномётной батареей через… — он на секунду задумался, — … двенадцать минут. И да, я сказал об этом майору, парни оттуда уже эвакуируются, вот только часть оружия придётся бросить!

— Молодчина! — искренне похвалил я друга. — А что это за чёрт оттуда лезет, есть идеи?

Я честно рассчитывал на его помощь. Во-первых, среди нас всех он был самый «свежий». Физическая усталость не в счёт, сейчас мне нужен его Дар. Который идеально подходит для идентификации неведомого существа из Подпространства. Но, тут меня ждало разочарование.

Друг отрицательно покачал головой.

— Я не могу пробиться через его метальный барьер. Если «проводников» я чувствую свободно… Кстати, заваленного уже откопали с той стороны, но он не торопится приближаться к нам, а, наоборот улепетывает отсюда… То это Существо… С уверенностью могу сказать только одно: что кто бы это ни был, но это самый главный… — он замялся, прислушиваясь к ощущениям и перепроверяя себя. — Я хотел сказать, что это точно самый сильный из всех в радиусе, как минимум, десяти километров…

Я кивнул головой. Собственно, Пашка не сказал ничего нового. Я тоже чувствовал невиданную мощь приближающейся Твари и также не мог понять, что она из себя представляет. Но я точно не хотел проверять это в одиночку.

— Эрик! — моя Тень с видимым облегчением на лице была тут как тут. — Бинокль!

Запасливый Картер тут же протянул мне требуемое. Я окинул взглядом позиции миномётчиков, которые они покидали в спешном порядке, бросая часть вооружения и боеприпсы. Боеприпасы… Ровные штабели ящиков с минами были аккуратно расставлены по позиции.

— Капитан! — Андерсен тоже был рядом, внимательно прислушиваясь к нашему разговору и я протянул ему бинокль. — Что скажешь?

«Зеленый берет» быстро осмотрел позицию гвардейцев и на лице у него появилась улыбка.

— Боеприпасы!

— Угу, — кивнул я.

— Когда, говорите, они оттуда вылезут? — переспросил капитан, глядя на нас. Я посмотрел на Пашку.

— Через девять минут примерно, — ответил молодой Одарённый, кинув взгляд на наручный хронометр. Эти часы были его гордостью, и своеобразной реликвией Линии, передававшейся по наследству. Помутневшее от времени стекло на корпусе из блестящей «нержавейки» прикрывало циферблат, где под красной пятиконечной звездой была надпись «Командирские» на русском языке.

— Майор? — вопросительно взглянул на меня Андерсен.

Я согласно кивнул. Мне оказалось неожиданно удобно взаимодействовать с этим скандинавом, он буквально считывал мои мысли, а к одним и тем же выводам мы приходили, практически, одновременно.

Капитан сорвался бегом к «блиндажу» исполняющего обязанности командира полка, а я посмотрел на свою команду. И тут я вспомнил один момент, от которого меня бросило в пот.

— Инесса! — я перевел взгляд на полевой госпиталь, палатки которого были разбиты неподалёку от миномётной батареи куда сейчас прорывался из-под земли Хаос.

— Её там нет! — улыбнулся Пашка. — Я связался с Гансом, он реквизировал пикап и отвёз её во-о-он туда! В стационарный госпиталь! Да и остальных раненых оттуда уже эвакуируют, не волнуйся…

Друг кивнул на здание, находящееся в гипотетическом «тылу» в нескольких километрах от ближайшего провала. Я проследил за его взглядом и облегченно выдохнул. Одной проблемой меньше.

— Спасибо! — кивнул я товарищу.

Пашка пожал плечами и улыбнулся.

— Будешь должен!

— Итак! — я обвёл глазами своё «воинство».

Тадаси Накамуро, как всегда бесстрастно смотрел на меня, ожидая приказов. За его спиной со снайперской винтовкой на плече стоял самая меткая Тень на нашем потоке — мастер-сержант Хироки Сакаи.

Райли ван Дассел, уже бывший «морской котик» напряженно сжимала и разжимала пальцы левой руки. Присмотревшись, я заметил кровь, кажется, быстрая победа над «проводником» далась девушке не так просто. Мастер-чиф Хендрик Кройф флегматично сидел на земле около своей Одарённой, краем уха прислушиваясь к разговору и что-то перебирая в огромном «слонобое».

Пашка скрестил руки на груди и улыбался. К нему вернулась его жизнерадостность. Учитывая, что это было его постоянным расположением духа, как раз отсутствие улыбки на лице было ненормальным. Здоровяк сержант-майор Кожедуб стоял вполоборота. Опытный боец, контролируя обстановку вокруг, прикрывая спину своему Одарённому.

Чуть поодаль, ровно настолько, чтобы не быть заподозренным в излишнем внимании расположилось отделение приписанных к нам «беретов», чей лейтенант-командир с деланным безразличием смотрел вдаль, краем глаза следя за мной, чтобы не пропустить сигнал к началу движения.

— Итак! — повторил я, потирая резко заболевшую голову. — У нас осталось еще одно маленькое дело. Завалить ту тварь, что скоро покажется из-под земли на месте минометной батареи. Учитывая, что на данный момент мы являемся единственными Одарёнными в радиусе нескольких километров, то приходит в голову только девиз космодесанта «Никто, кроме нас!»

Райли скривилась, а лейтенант «беретов» сбоку не сдержал презрительного хмыканья. Вся «вражда» спецподразделений блекла перед общей и всеобъемлющей ревностью «человеческих» войск особого назначения перед сверхлюдьми из космического десанта. Далеко не все «спецназеры» хотели перейти в «космодесы», но не признать очевидное было просто нельзя — физически рядовой космодесантник на порядок превосходил любого обычного человека, кроме Одарённого, конечно же. И, определённая зависть, конечно же, присутствовала. Она перерастала в насмешки, безобидные и не очень над «мутантами» (либо, более грубо — «уродами») из десанта, которые, определенно, никто не высказывал им в лицо. Потому что было чревато последствиями. Очень травматичными и болезненными последствиями.

Я проигнорировал недовольство личного состава и продолжил.

— В момент прорыва мы взорвём боеприпасы, попытавшись нанести врагу как можно больший урон. Подозреваю, однако, что там мы можем покрошить только рядовых Одержимых, уничтожить идущего к нам демона, а я уверен, что именно он так точно не получится. Поэтому он, скорее всего вылезет наружу. И нам нужно будет его уничтожить. Без вариантов. Есть идеи?

Я снова внимательно посмотрел на ребят. На удивление, руку поднял закончивший со своим оружием и поднявшийся на ноги Кройф.

— Слушаю, Хендрик! — кивнул я.

— Господин аколит, предлагаю повторить фокус, что вы провернули на Калипсо… — мастер-чиф нахмурился и вопросительно бросил взгляд на «береты», не решаясь продолжать, без моего одобрения.

Я ободряюще кивнул, и он продолжил.

— Я про того Одарённого, которого я завалил после вашей команды, сэр! — он повернулся к Тени Тадаси. — Я думаю, что мы с мастер-сержантом своего не упустим. Дайте только шанс!

Хироки согласно кивнул, также как и его Одарённый господин попусту не разбрасываясь словами. Я задумался.

— А он дело говорит, — поддержала Райли свою Тень. — Это, вообще, реально? Чем мы можем тебе помочь?

Говоря это, она бросила взгляд на Накамуро, который согласно кивнул. Определённо, эта парочка неплохо нашла общий язык. А учитывая их схожую специализацию, лично мне это только на руку. Нет, у меня есть определённые планы на Райли, как на женщину, но тут мне вряд ли нужно переживать.

Тадаси относился к женскому полу очень… своеобразно. По какой-то своей «самурайской традиции», как шутил над ним Пашка, гордый сын немногочисленной земной народности воспринимал половой акт, как полезную, хотя и не очень нужную физическую процедуру. Опять же, согласно своему воспитанию, Накамуро считал, что слишком частое общение с женщинами ведет к утрате доблести и духа. А еще, в отличие от большинства Одарённых, японец всегда пользовался презервативами, которые забирал после секса с собой, дабы семя благородной Линии Минамото не попало в чужие… гхм… в общем, как-то так.

На вопрос Райли я пожал плечами, чем вызвал её непроизвольное дёрганье глаза. Привыкшая к порядку, чёткости и «прозрачности» военного устава и тактического планирования, зная досконально свои сильные и слабые стороны, девушку ужасно раздражал мой Дар. После того, как были расставлены все точки над «i», ван Дассел неоднократно пыталась выяснить предел моих возможностей для более грамотного планирования предстоящих боевых действий. И я пытался ей в этом помочь, честно! Да, к Хаосу, я был наиболее заинтересованный и замотивированный в этом человек во Вселенной!

Но, Дар «сбоил». И «сбоил» часто и бесконтрольно. Я мог раздуть Пузырь на пару десятков метров, даже не вспотев, а затем призвав «минимальный» Пузырь для блокировки только своего тело от Подпространства, практически полностью выбиться из сил. Да, безусловно, была какая-то зависимость от цели призыва Пузыря, кроме его действующего объёма, но понять, какая конкретно эта зависимость для того, чтобы рассчитать свои силы, я пока не мог. И это сильно бесило Райли.

Вот и сейчас, единственно что мне пришло в голову, было.

— Разберемся походу!

— Как всегда! — скривилась девушка.

Я развёл руками и тут вернулся Андерсен. Он передал мне полевую рацию.

— По твоей команде, минометчики взорвут оставшийся боеприпас. Волна настроена, позывной артиллеристов — «Кинжал-Два-Три», — он с интересом уставился на меня. — Ну что решили? Какие наши действия?

— Выдвигаемся на тот пригорок! — я кивнул в нужную сторону. Пригорок, который я приглядел, частично зарос невысокими деревцами. Он соседствовал с другой возвышенностью, на которую отошли миномётчики с прикрывавшей их пехотой. Оттуда открывался прекрасный обзор на прогнозируемое место «прорыва» и, одновременно, это было самое удобное место для дальнейшей атаки.

— Принято! — капитан свистнул, без использования связи привлекая внимание своих командиров и жестами указал нужное направление. Вся наша группа выдвинулась к нашей новой дислокации. Краем глаза я заметил, что Михаил с Пашкой подхватили пулемет и потащили его с собой. «Чем бы дитё не тешилось, лишь бы не плакало», — вспомнил я еще одну русскую поговорку, глядя на эту картину.

Забравшись на нужный нам холм, бойцы мгновенно рассредоточились по позиции, выставив оружие в направлении вероятного появления противника.

— Время? — бросил я.

— Две минуты, — бордовый Пашка устанавливал пулемет на треногу, в этом ему помогал его Тень.

Я кивнул и посмотрел на мирный пейзаж перед собой. Батарея миномётов была расположена здесь недавно, буквально сразу после вторжения хаоситов, и люди не успели всё вытоптать. Высокая трава колыхалась под порывами лёгкого ветра, а зелёные ящики с боеприпасами смотрелись чужеродно на фоне местных невысоких деревьев, напоминающих очень крупные «бонсаи» с исторической родины Накамуро. Одно из таких карликовых деревьев было у Тадаси в Академии, он очень ревностно относился к своему растению, запрещая нам даже приближаться к нему. А когда Пашка, тогда еще четырнадцатилетний подросток, ради «прикола» полил деревце пивом, которое осталось после празднования его дня рождения, то японец чуть было не пришиб старого друга. Это был один из очень немногих моментов, когда я видел проявление чувств у невозмутимого «самурая». В тот раз это было чувство ярости.

— Примерно десять секунд! — выкрикнул Пашка.

Я кивнул. Было видно, как вздрогнула земля на пятачке бывшей батареи. Несколько ящиков упало вниз с ровных штабелей, один из них открылся и мины выкатились на землю. Целая группа деревьев, одновременно, покосилась, проваливаясь в открывшуюся трещину. Самое время…

— Кинжал-два-три! Огонь!!! — скомандовал я, зажимая кнопку на рации.

— Принято! — тут же раздался ответ и с соседнего холма раздались знакомые хлопки полковых минометов, выплюнувших свой смертоносный груз.

Земля только начала осыпаться внутрь возникающего проёма, когда мины точно легли в оставленный боекомплект. Я так и не понял, что было первично — подкопали ли одержимые снизу или дыра в земле возникла от взрыва боеприпаса, но рвануло знатно.

Дикий рёв раздался над полем битвы. Во все стороны полетели комья земли, покорёженные стволы несчастных деревьев и кровавые куски чего-то очень большого. Огромная пасть гигантского «червяка», показалась в проёме, частично разорванная взрывом. И этой твари было, без сомнения, сейчас очень больно. Так вот как были прокопаны тоннели!

— Кинжал-один-два, огонь не прекращать! — крикнул я в эфир.

— Даже не подумаю! — совсем не по-уставному ответил неизвестный артиллерист на том конце. Мины продолжили лететь в неизвестное чудовище. Миномётчики расстарались во всю!

Тварь дёргалась в агонии, то ли застряв в проходе, который сама и прокопала, то ли, ошалев от боли, у неё просто отключился мозг. Если он, вообще, у неё был. Одержимые пытались просочится между краями тоннеля и беснующейся тушей, часть из них была тут же раздавлена огромным телом, часть всё-таки выбралась наружу, попав под обстрел. К миномётам присоединились многочисленные стволы обороняющейся гвардии.

Я заглянул в Лимб, пытаясь оценить ситуацию.

— Хороший ход, человек! — раздался у меня в голове уже знакомый потусторонний голос. — К сожалению, этого недостаточно!

На моих глазах «червяк» просто взорвался изнутри. И это была не заслуга наших миномётчиков. Это был внутренний взрыв. Вместе с клочьями плоти из пролома, живым фонтаном, вылетела куча одержимых, которые падали на землю и тут же вскакивали на ноги, поводя рылами «по ветру», как гончие собаки, почуявшие добычу. А затем, без остановки, волна хаоситов двинулась на нас…


Глава XII


— Ну, что твари, время умирать! — сбоку застучал тяжёлый пулемет. Смирнову всё-таки пригодилось неизвестно где найденное тяжелое оружие.

Стрельба раздавалась со всех сторон. Наши Тени и «береты» присоединились к обстрелу, расстреливая приближающихся одержимых. Я же, даже не притронулся к винтовке, напряженно соображая, что делать дальше.

Из того, что я видел, было понятно, что долго эту волну ни мы, ни «соседи» на холме рядом не удержим. Будто прочитав мои мысли в эфире раздался голос «Кинжала-один-два», который требовал немедленного подкрепления. Судя по ответам других командиров, помощь подойдет, но успеет ли она — вот в чём вопрос?

Я оценил скорость появления изменённых из-под земли и невольно покачал головой. Их много. Слишком много. Нужно отходить. Но, если мы отойдём сейчас, то «вожак» хаоситов останется невредимым, он сможет координировать свою орду и вылезти в любом другом месте. Хотя, «червяк» вроде бы уничтожен, есть ли у них ещё такие твари?

— Группа «Ордо»! Вызывает «Флаг-Один»! Приём! — появился в эфире адмирал Ланге.

— «Ордо-Один» на связи! Приём! — мгновенно ответил я.

— Доложите обстановку! Разведка докладывает о мощном прорыве.

— Так и есть! Их возглавляет сильный Демон, его необходимо уничтожить!

— Я не могу нанести орбитальный удар, пока вы там. Немедленно отходите! Ищите транспорт и убирайтесь оттуда к Хаосу! Я зачищу всю территорию!

— Тут слишком много наших войск! — я обвёл взглядом защищающихся гвардейцев и небольшие группы новых подразделений пехотинцев, которые, несмотря ни на что, спешили к нам на помощь. Кажется, эти люди были готовы умереть в сражении с Хаосом, но подставлять их под орудия своих же кораблей? Нет уж, я на это не согласен.

Я глубоко вздохнул и продолжил.

— Высылайте штурмовики, «Флаг-Один». Нужно рассеять первою волну, пока до нас не доберутся подкрепления.

— Выполняйте приказ, аколит! Я взорву это место с вами или без вас ровно через десять минут! — кажется, старого адмирала «понесло».

— При всём уважении, адмирал, — я тоже перешел на личность, надеюсь хаоситы нас простят за этот очевидный «деанон». — Но Инквизиция вам не подчиняется! И мы не уйдём отсюда.

В эфире раздался малопонятный трёхэтажный мат. Рядом хмыкнул Пашка и, видя, что я смотрю на него поднял большой палец и широко улыбнулся.

— Кажется в адмирале есть русская кровь!

Я судорожно просчитывал ситуацию, пытаясь спрогнозировать последствия. Нет, положа руку на сердце, я понимал решение адмирала. Он действует чётко по уставу. Орбитальный удар линейного флота Империи мог устранить угрозу, но что если что-то пойдет не так? И дело даже не в потерях от «дружественного огня», хотя я никак не мог смириться с политикой Империи по этому вопросу, тут речь идёт о гарантированном уничтожении врага, в чём я совсем не был уверен.

Энергия Подпространства — чрезвычайно сильная вещь, а сильный демон, а то, что тварь под землей была именно сильным демоном я не сомневался, вполне может выжить. А еще было много неизвестных величин и вопросов без ответов. Была ли эта тварь главной на планете или только в рейде? Сколько изменённых еще находятся под землёй? Не вскроет ли орбитальный взрыв этот «нарыв», позволяя всей массе тварей бесконтрольно выплеснуться наружу? Потеряем ли мы предпоследний, но самый важный наш плацдарм на этой планете?

От размышлений меня отвлёк раздраженный голос адмирала.

— Пожри тебя Хаос, аколит! Ты что творишь?!! — это были первые слова после долгой гневной тирады, которые имели для меня какой-то смысл.

— Высылайте штурмовики, адмирал. Координаты… — я невозмутимо перечислил цифры с планшет, который я позаимствовал у Андерсена. — У меня есть идея. Если мне не удастся её осуществить, то можете наносить орбитальный удар.

— Ты понимаешь, что ты делаешь?! — кажется, адмирал был всё еще в гневе.

— Полностью! — соврал я. На меня накатило абсолютное спокойствие. Я понятия не имел что делать дальше, но я ясно понимал, что я всё делаю правильно. — Я аколит Ордена Войны, Антон, снимаю с вас, адмирал Ланге всё ответственность за безопасность моей группы. Если через полчаса после авиаудара, от меня не будет никаких вестей — взрывайте здесь всё! К Хаосу!

— Наглый щенок, надеюсь ты знаешь, что делаешь! — я улыбнулся. Или мне показалось, или в этом, с виду ругательном сообщении послышались нотки восхищения. От старого космического волка это дорого стоило. — Штурмовики по указанным координатам высланы!

Адмирал отключился и рядом тихо рассмеялся Пашка.

— Ты понятия не имеешь, что делать дальше, так? — в момент разговора, он не отлипал от пулемета, продолжая поливать свинцом рвущихся к нам одержимых.

— Это было так заметно? — уточнил я.

— Для меня — да! Но, я тебя сто лет знаю. Для других — скорее всего нет, ты был очень убедителен, — Смирнов поменял голос, передразнивая меня. — Я аколит Ордена Войны Антон… снимаю с вас… Остро не хватало — «Именем Инкизиции»! Патроны!!!

Пулемет заглох, у него закончились патроны в ленте, Пашка откинул крышку приёмника, и Михаил тут же подал новую, полную ленту. Я покачал головой, глядя на друга. Хороший он всё-таки друг и боец храбрый.

Стоящие рядом ван Дассел и Накамуро, если и слышали наши переговоры, а они их, конечно же, слышали, то никак на это не отреагировали. В отличие от Пашки, они не взяли в руки стрелковое оружие, находясь рядом со мной и ожидая приказов по их основному профилю — ближнему бою. Я еще раз подумал, что молодой Тадаси хорошо действует на вспыльчивую Райли — имея рядом молодого напарника, бывшая прайм-лейтенант космического флота Империи сдерживала свои эмоции, чтобы на его фоне не выглядеть «истеричкой».

Я заглянул в Лимб. Блекло-красная туша червяка была практически незаметна в Лимбе и при жизни, сливаясь с многочисленными сигнатурами одержимых, а сейчас и вовсе потухла, давая возможность рассмотреть весь спектр приближающихся из-под земли сил Хаоса. И да, разобравшись с его «свечением» я отобразил еще два «червяка», которые всё еще были под землей, прогрызавших путь наружу для новых волн одержимых. Однако, они были еще глубоко и в ближайшее время угрозы не представляли. В отличие от этой массы тварей под самым моим носом.

А вот и главная тварь, выделяющаяся среди остальных своим ярким свечением. В момент наблюдения, я увидел, что она приближалась к выходу наружу, но вдруг остановилась, пару секунд постояла на месте, а потом стала отступать обратно вглубь. Что, к Хаосу тут творится?

Тут же раздался гул двигателей входящих чуть поодаль от наших позиций аэрокосмических истребителей. Неужели, тварь их почувствовала? Я с тревогой посмотрел на небо. Нет, «летуны» уже показали себя искусными вояками, но мы находимся к провалу слишком близко. Когда ракеты «воздух-земля» оторвались от штурмовиков, тревожные мурашки галопом пробежали у меня по спине, но всё прошло хорошо.

Взрывы ракет раскидали одержимых, разрывая их тела и перемешивая с землей. Выжившие, частично покаленные измененные вырывались из клубов пыли и тут же попадали под наш огонь. Ряды врага проредили знатно!

Меня же больше интересовал их «вожак». Посмотрев в Лимб, я увидел, что он снова двинулся вверх. Я облегченно вздохнул. Несмотря на очевидную опасность для жизни, больше всего я боялся, что тварь уйдет вглубь и нужно будет гоняться за ней по всему континенту, или куда она там направится. Однако, не добравшись до поверхности, он снова замер неподвижно. Пожри тебя Хаос, тварь хитрожопая!

— Группа «Ордо»! Вызывает «Флаг-Один»! Время пошло! — раздался бесстрастный голос адмирала Ланге.

— «Ордо-Один» на связи! Принято «Флаг-Один»! — я включил на наручном электронном браслете таймер. Цифра «30:00» быстро сменилась на «29:59» и секунды начали стремительно убегать, приближая время нашей неминуемой смерти. Но, это мы еще посмотрим!

Я смотрел на массу одержимых, которые всё еще лезли из-под земли. Сунуться туда — это просто бездарно отдать свою жизнь. Какими бы навыками не обладали, тварей было слишком много, мы просто не доберемся до вожака под землю. Значит, нужно, чтобы он сам вышел к нам.

Я снова задумчиво посмотрел на увлечённо расстреливающего врагов из пулемёта товарища.

— Смирнов, прекратить огонь!

Пашка тут же остановился и недоумённо вылупился на меня, озадаченный.

— Миша, подмени его! — приказал я Кожедубу. Тень, по привычке посмотрела на своего Одарённого. Ну да, никакой приказ не имеет для Тени значение, если это не приказ его господина! Паша утвердительно кивнул и отстранился от оружия, уступая место старому сержант-майору. Сам же он поднялся на ноги и подошёл ко мне поближе.

— Ты его видишь? — ткнул я в клубы дыма и пыли, внутри которых находился проход под землю.

— Конечно! — Пашка не стал уточнять, кого я имею ввиду, это было и так очевидно. — Но, как я и говорил — его разум для меня закрыт!

— Мне не нужно, чтобы ты брал его под контроль и не нужно, чтобы ты читал его мысли. Мне нужно, чтобы ты его разозлил! Сильно разозлил! Настолько, чтобы этот ублюдок вылез, наконец, наружу и я смог до него добраться!

Пашка нахмурился и засопел.

— Я не уверен, что у меня получится…

— Друг мой, я видел, как ты брал под контроль людей. Несколько человек за раз. И они стреляли в своих, а потом и себе в голову! И это было мега-круто! Так вот. Этого я от тебя не требую! Просто разозли эту тварь! Ты же говорил, что это возможно!

— Говорил, — всё еще неуверенно сказал товарищ. — Теоретически я знаю, как это сделать, но у меня мало опыта.

— Да у нас ни у кого нет опыта! — раздражённо повысил голос я. — Мы все — одна безумная банда самоучек, которую закинули в самую жопу, не спросив нашего разрешения! Но, это не повод опускать руки и дать себя убить каким-то отбросам с той стороны Подпространства! Давай, дружище, ты сможешь! Я в тебя верю! Накрути этой твари хвост!!!

Пашка, наконец, улыбнулся.

— Мотивация — это совсем не твое, Антоха! — покачал он головой, но по его сузившимся глазам я понял, что парень уже прикидывает, как ему выполнить мой приказ.

Я улыбнулся в ответ. Нормально у меня всё с мотивацией! Пашка снова улыбался, он пришёл в свое нормально состояние, успокоился, а значит может нормально функционировать.

— Давай уже! Работай!

— Есть, Ваше Святейшество! — буркнул Смирнов, сосредотачиваясь. Еще один шутник, пожри его Хаос…

Сил у меня оставалось совсем немного, но я всё же снова заглянул в Лимб, пытаясь понять, сработал ли мой план.

— АРГХХХ!!! — нечленораздельный вопль раздался у меня в голове. Багровое пятно двинулось, сначала медленно, потом прибавило скорость. И, несомненно, оно пробиралось к поверхности! — АРГХ… НЕТ… УБЬЮ… СМЕРТЬ!!!

Голос твари потерял былую осмысленность, но, кажется, у Пашки получилось! Я посмотрел на друга. Тот, внезапно, рухнул на пятую точку. То, что он сейчас делал, явно стоило ему огромных усилий. Михаил, оторвавшись от пулемета, обеспокоенно глянул сначала на своего Одарённого, а затем на меня. Я отрицательно покачал головой. Не стоит сбивать концентрацию Одарённому. Было очевидно, хоть это и доставляет ему определённый дискомфорт, Пашка сейчас в сознании, несмотря на закрытые глаза и катящийся градом пот, при вполне прохладном окружающем воздухе.

Десять метров… восемь… пять… два… один… Я перешел на «обычное» зрение и попытался рассмотреть, что происходит в районе пролома. Это было очень трудно, после бомбардировки, пыль хоть и частично рассеялась, но видимость была далека от идеальной.

И тут я увидел его. Чёрно-красное тело, отдалённо напоминало человеческое, хотя, именно, от человека у него было только «прямохождение» и две нижние конечности. Пятиметровая громадина на мощных ногах-колоннах имела четыре толстые верхние конечности, оканчивающиеся пятью пальцами с огромными когтями по бокам, и несколько длинных суставчатых, похожих на лапы паука, торчащие прямо у него из спины. Небольшая, по сравнению с мощным телом голова практически терялась между плечами, но горящие безумной яростью красные глаза невозможно было не заметить. Какого-либо оружия не было видно, но глядя на острые когти, приходило понимание, что его тело само по себе оружие.

Быстро выбравшись наружу, тварь мгновенно оценила обстановку и безошибочно ринулось в нашу сторону. Оказывается, ко всему прочему оно было еще очень быстрым!

— Андерсен! Весь огонь на ЭТО! — заорал я.

Но, капитан это понял и так. И уже отдал приказ своим людям. Весь огонь сосредоточился на приближающемся гиганте. Ожидаемо, лёгкое стрелковое оружие совершенно не наносило вреда этой туше. Томас, выругавшись, подхватил у бойца гранатомёт и, мгновенно, навскидку, выпустил кумулятивный заряд, способный прожечь среднюю броню бронетранспортёра.

Я проследил за траекторией полёта гранаты, она врезалась в плечо твари, оторвав один из сегментированных отростков. Пара «беретов» не сдержали радостных криков. И я их понимал. Приближающееся существо выглядело устрашающе и, что самое плохое — неуязвимо. Небольшой, но успех показал людям, что всё-таки его можно ранить, а возможно, и уничтожить.

Сбоку раздался сдавленный хрип, я повернулся и увидел, что у Пашки пошла носом кровь. Я потряс его за плечо.

— Хватит! У тебя получилось! — однако, друг не реагировал. — Курсант Смирнов! Приказываю прекратить!

Я собрался дать ему пощечину, дабы он пришёл в себя, но неожиданно, русский увалень крепко перехватил мою руку, при этом не открывая глаза.

— Нельзя… — прохрипел он. — Быстрее… Я не удержу… долго…

Доверие. Вот краеугольный камень успеха внутри любой результативной группы. Так говорил наш преподаватель по тактике в Академии, и он был абсолютно прав. Любая группа результативна только тогда, когда все её члены безусловно доверяют друг другу, приказы неукоснительно выполняются, и в ней нет места сомнениям и недоверию.

Если Пашка так сказал, значит он понимает, что делает несмотря на то, что держится он, похоже, из последних сил. Единственное, чем я могу помочь ему в этой ситуации — это побыстрее завалить эту тварь! У Пашки показались струйки крови из ушей и из-под закрытых век… Очень быстро завалю эту тварь!!!

— В бой! По моей команде! — крикнул я «физикам». Оба согласно кивнули, тело Райли подёрнулось дымкой, а Тадаси ярко заблестел в лучах внезапно показавшегося из-за туч солнца.

Я прикинул расстояние. Около ста метров и оно сокращалось. По крайней мере, Пузырь не нужно «катать», эта тварь явно хочет вступить с нами в рукопашную.

— Капитан! Убери людей! — заорал я, увидев, что воодушевленные успехом командира бойцы, стягиваются в ударный кулак, сосредоточив огонь на приближающемся гиганте. И они стояли ровно на пути приближающегося демона…

Андерсен выкрикнул приказ, бойцы бросились в стороны, но успели не все. Взмах когтистых лап одним движением разрывал тела солдат на части и они, как тряпичные куклы отлетали во все стороны на несколько метров. Целиком и по кускам. Я болезненно скривился, видя, как лучшие представители имперской армии сейчас бессмысленно гибнут на моих глазах.

Оценив быстроту и силу твари, я решил, что Пузырь нужно всё-таки «катнуть». Даже «отрубленное» от Подпространства тварь таких размеров устроит здесь мясорубку. Нужно как-то уравнять шансы.

— Андерсен! Гранаты! По команде! — закричал я, привлекая внимание. Капитан понятливо вскинул на плечо гранатомёт, его примеру последовало еще несколько бойцов.

— Три! — я «катнул» Пузырь в сторону приближающегося противника, в глазах помутнело, меня практически «вырубило», я чуть было не сбился счёта, но остался на ногах, наблюдая в Лимбе за непроницаемой сферой своего Пузыря, стремительно летящего вперед. — Два! Один! Огонь!!!

Чем мне сразу понравились «зеленые береты», так это их невероятным профессионализмом. Ни одна граната не пропала даром. Тварь окуталась пламенем разрывов, во все стороны полетели куски плоти и я, на секунду, решил, что этого будет достаточно.

Но, конечно же, этого не хватило. Без одной «основной» руки, с оторванными сегментированными конечностями, перебитым бедром и текущей по всему телу чёрной кровью, хоть и замедлившись, тварь, тем не менее уверенно шла в нашу сторону.

На меня вопросительно смотрели четыре, уже нечеловеческих глаза моих «физиков». А я встал перед выбором. Принять участие в бою и попытаться помочь ребятам уничтожить Существо, снова вернувшее связь с Подпространством и сейчас интенсивно, накачивавшее тело энергией, восстанавливая повреждения? Или снова вызвать Пузырь и ослабить его еще раз?

Сердце требовало первого решения, гнев заполнил меня полностью, требуя крови этой мерзкой твари! А еще, эта кровь может придать мне сил — нужно только до неё добраться, и я стану непобедимым!

— Вперед! — прохрипел я, понимая, что меня опять «накрыло» и что я могу всё испортить. Вызванный Пузырь, вначале, обрубил мою связь с Подпространством, мгновенно очистив мозг от безумных мыслей, а потом уже рывком переместился на Демона, который был уже совсем рядом.

Серебристая молния рванулась вперед, в высоком прыжке взлетела в воздух и одна из рук твари отлетела в сторону, отрубленная смертоносным оружием благородного сына Линии Минамото. Возникший, прямо в воздухе, дымчатый силуэт за спиной демона приземлился тому на спину и взмахнул двумя мечами, вбивая их в основание короткой шеи. Райли также вступила в бой, стремясь завершить его как можно быстрее…

Тварь истошно заорала, рядом громко закричал Пашка, голова у меня практически раскололась от прерывистого ментального вопля, настолько мощного, что я не смог разобрать все слова.

— НЕДООЦЕНИЛ… В ДРУГОЙ РАЗ… ПОЖАЛЕЕШЬ…

Спасительная темнота отключила мой мозг, несмотря на моё сопротивление. Последнее, о чём я подумал, была мысль: кто же отменит орбитальный удар, если я буду в «отрубе»…


Глава XIII


Но, оказалось, я не потерял сознание окончательно. Именно моё сознание, без ведома тела, а скорее вопреки ему, занырнуло вглубь Лимба, где сейчас также сражались мои друзья на астральном плане. Здесь, в тусклом нечто, ярко сияли несколько Сущностей.

Серебристая Сущность Тадаси и тёмно-серая, ближе к чёрной, Сущность Райли кромсали странно-блеклое пятно вражеской твари. Удивительно, когда я «видел» его под землей, свечение его было на порядок интенсивней. А где же Пашка?!

Тут же я увидел Сущность своего друга и понял, почему демон такой тусклый. Ярко-белая Пашкина Сущность охватывала силуэт физического тела существа, не давая подступиться багровой тени, которая, как раз, светилась очень ярко. Это и была та тварь, что я увидел изначально во главе вражеского войска.

На время выбитая из тела моим Пузырём, Враждебная Сущность пыталась вернуться обратно, но Пашка думал иначе. Я не знаю, как он это сделал, но ослепительно белая Сущность моего друга в буквальном смысле слова растеклась по поверхности физического тела врага, не давая врагу вернуться обратно и усилить тело демона.

Так вот оно в чём дело!!! Пашка, оказывается, частично заблокировал связь тела с Подпространством! А я удивился внезапной тупости, такого пафосного ранее врага, а он просто не мог сейчас контролировать такое сильное, но тупое, физическое тело!

Вражеская Сущность в настоящий момент яростно драла белое астральное тело моего друга. Силуэт Астрального двойника Смирнова дрожал и весь ходил волнами, я физически чувствовал нестерпимую боль друга. Если бы я мог потеть в астрале, то сейчас бы меня точно прошиб холодный пот. Я вспомнил пустые голубые глаза брата Сайруса, его безумную улыбку и струйку слюны, текущую у него изо рта. Не такой судьбы я хочу своему другу!

Не успев даже обдумать ситуацию, я рванулся вперед и обхватил багрового пришельца сзади, неистово желая убраться от моих друзей подальше. Куда угодно, но только подальше от них! Я не испытывал иллюзий — если Враждебная сущность вернётся в тело демона, он порвёт всех нас. Всех Одарённых и тех людей, кто попытается его остановить. Но, похоже, Мироздание услышало мою просьбу…

Вокруг вспыхнуло серое солнце. Я никогда в жизни не видел такой яркий серый цвет, который буквально выжигал «глаза». Да, настоящих глаз у меня здесь не было, но я каким-то образом видел всё происходящее. Как только прошла вспышка я всё и «увидел».

И это был не Лимб, где очертания рельефа примерно совпадали с реальностью. Это был более глубокий слой Подпространства, который жил по своим, только ему известным законам. Серая «поверхность», не уверен, что подобрал правильное слово для этого зыбкого тумана, который стелился под «ногами», тянулась во все стороны.

И сегодня я переместился сюда мгновенно, без недолгого, но всё-таки перемещения между множеством слоёв Подпространства. И, что становится уже плохой практикой, я понятия не имел как это произошло.

И снова, как в тот раз, во время неудачной Инициации я оказался в окружении разноцветных пятен, странных Сущностей, которые, как и в прошлый раз, обступили место локальной битвы, как болельщики на стадионе.

Только в этот раз на «арене» был я и то Существо, которое я сюда притащил. Ну, или оно меня сюда притащило. Ощущения были странными. Я как будто ощущал свое тело, но оно было непривычно большим. Если быть точнее — оно было бесконечным. Сейчас я находился компактно, моё «тело» занимало примерный объём пространства, равный моему физическому телу там, в обычном мире, но я откуда-то знал, что в любой момент я могу увеличиться. Если захочу — до самого горизонта. А, может, и еще дальше…

— ЗРЯ ТЫ СЮДА ПРИШЁЛ! — раздался у меня в голове чужой голос.

Багровое Существо, каким-то образом освободилось из моего захвата и теперь находилось прямо передо мной, перетекая из стороны в сторону, как развивающийся стяг на ветру.

— Это мы еще посмотрим! — я вроде это сказал мысленно, я не уверен, но враг меня услышал. — Ты сегодня сдохнешь, багровая тварь!

«Багровая тварь», которую я так назвал внезапно даже для самого себя, затрепетала сильнее, как будто трясясь от неудержимого смеха.

— «БАГРОВАЯ ТВАРЬ»?! — нет, мне не показалось, Существо реально смеялось. — ТЫ ДО СИХ ПОР НЕ ПОНЯЛ КТО ТЫ САМ?!! ПОСМОТРИ НА СВОЙ ЦВЕТ!

Я недоуменно уставился на свои «руки». Яркий, насыщенный оттенок красного… Тот самый «багрянец», именем которого я наградил своего врага. У нас был один и тот же цвет. Как такое могло быть?!

Я поднял взгляд, чтобы точно удостовериться, что наши оттенки совпадают и в этот момент враг атаковал. Вытянувшись в прыжке, изменив форму, враждебная сущность рванулась ко мне с явной целью быстро это закончить. Но, у меня тоже были рефлексы, и я ушёл в сторону… Нет, не так. Я «утёк» в сторону, тело изогнулось под немыслимым углом, пропуская мимо себя вражескую Сущность.

В последний момент, пролетая мимо себя, враг выпустил конечность у себя из «спины», которая трансформировалась в огромную когтистую лапу и полоснула меня по «боку». Как в замедленной сьемке, в сторону полетели багровые капли тумана, являющиеся моим телом и сразу же пришла боль.

Боль астрального тела была сравнима с физической болью физического тела, с одним отличием. Она не деморализовала, она вдохновляла! Не хотелось схватиться за бок с проклятиями и криками боли, а хотелось достать этого ублюдка и оторвать что-нибудь у него. Для баланса…

Я взглянул на свои конечности, и они у меня на глазах последовательно перетекли: в когтистые лапы, в узкие и длинные лезвия, в какое-то подобие копья, а затем и четырёхконечных «вил». Невольно я мысленно хмыкнул, восторгаясь своим новым способностям и превратил конечности в два клинка. Парными мечами меня учили сражаться. Как инструктора, так и Тадаси передавал мне своё старинное родовое искусство. И что с того, что у меня сейчас в руках не привычные тренировочные клинки, а сами мои «руки» превратились в клинки? Повоюем!

Несколько выпадов в мою сторону. Я отхожу, смещаюсь, привыкаю к своему астральному телу, изучаю свои возможности… И вот, решаюсь на контратаку. Мой «клинок» попадает по врагу, заставив того отпрянуть и рассерженно зашипеть…

— ТЫ БЫСТРО УЧИШЬСЯ, МОЛОДЕЦ! — похвалил меня голос внутри.

Очень хотелось что-то ответить, но я сдержался, вспоминая слова Хокуса, который, в свою очередь цитировал кого-то из древних: «Сдержанность — черта крайне неприятная, несдержанность — крайне опасная!»

И всё же, следующий выпад Твари я пропустил. Его конечность, превратившееся в лезвие обрубило мне левую руку примерно по «запястье». Как раз по то место, откуда вытянулось лезвие. Отрубленный «клинок» распался на мелкие облачка, которые как детские воздушные пузыри полопались в воздухе, канув в неизвестность. Потерять часть себя было больно. Чертовски больно, Хаос подери эту тварь!

Я отступил назад, потрясённый, и тут же почувствовал десятки уколов сзади, а еще я почувствовал, как из меня стремительно начали уходить силы. С рычанием я обернулся и увидел, как множество щупалец от окруживших «зрителей» втягиваются в их тела. Кажется, эти сволочи решили немного помочь моему противнику.

Я, в ярости, взмахнул оставшимся «клинком» и Сущности отпрянули, заверещав. Мне в голову пришла аналогия, и перед глазами встали кадры с планеты Земля, где на раненного льва, чувствуя, что он слабеет, нападает стая шакалов. Трусливо набрасываются со всех сторон и тут же отскакивают, когда раненый Царь Зверей обращает к ним свою смертоносную пасть… Еще рано, падальщики!

Я повернулся к врагу, который не торопился нападать.

— АГАРАНОР СКАЗАЛ МНЕ, ЧТО ТЫ СИЛЬНЫЙ…КАЖЕТСЯ, ОН ОШИБСЯ… ВРЯД ЛИ ТВОЁ ТЕЛО И РАЗУМ СМОГУТ БЫТЬ ДОСТОЙНЫ ЕГО, НО Я ВСЁ ЖЕ ПОПРОБУЮ ЕМУ ПОМОЧЬ!

Он воздел свои конечности, которые снова превратились в когтистые лапы вверх, и торжественно начала вещать.

— ПРИМИ ЖЕ ЕГО ПОМОЩЬ! ТЫ СМОЖЕШЬ ПОЛУЧИТЬ ЕГО СИЛУ! ВМЕСТЕ ВЫ БУДЕТЕ НЕПОБЕДИМЫ!

Чёртово дежавю! Кажется, я уже слышал что-то похожее раньше!

— ЗАЧЕМ ОГРАНИЧИВАТЬСЯ ОДНОЙ СУЩНОСТЬЮ, ЕСЛИ МОЖНО ИМЕТЬ ВЛАСТЬ НАД ВСЕМИ?!!

И это я уже слышал, а сейчас мне должны «показать» фильм… И «картинка» в мозгу не замедлила возникнуть. Всё было, как наяву…

Я, в красивых багровых одеждах медленно иду по ковровой дорожке, посыпанной лепестками каких-то растений. Слева и справа находятся коленопреклонённые люди, не смеющие даже поднять на меня голову.

Впереди высится громада моего дворца. Да, я знаю что этот дворец мой. Высокие шпили башен уходят в облака, а стены сверкают багрянцем, как будто они обмазаны слегка подсохшей человеческой кровью.

Это дворец строили несколько лет рабы, согнанные с многих планет и он отражает мощь и великолепие… МОЮ мощь и великолепие!

Я — больше, чем Император! Я — больше, чем человек! Я — БОГ!!!

Ну вот, как заказывал… А еще я помню, что я сделал в прошлый раз. Как в прошлый раз напряг все силы и попытался призвать ПУЗЫРЬ. Но, что-то пошло не так. То ли дело было в общей усталости, ведь я сегодня весь день провёл в боях, черпая внутренние резервы, в отличие от дня Инициации, где я был свеж, полон сил и залит Эссенсем по самые уши. То ли в чём-то другом, мне сейчас не ведомом… Но, пузырь не появился…

В голове опять раздался голос врага.

— АГАРАНОР ПРЕДУПРЕДИЛ МЕНЯ О ТВОЁМ МАЛЕНЬКОМ СЕКРЕТЕ, ЖАЛКИЙ ЧЕЛОВЕЧИШКО. И ПУСТЬ В ТВОЁМ МИРЕ Я НЕ СМОГ ЕМУ ПРОТИВОСТОЯТЬ, НО СЕЙЧАС ТЫ У МЕНЯ В ГОСТЯХ, ПОЭТОМУ БУДЬ ТАК ДОБР, НЕ ПЫТАЙСЯ ПРИМЕНИТЬ СВОЙ ДАР. ТЫ ТОЛЬКО СДЕЛАЕШЬ ХУЖЕ. В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, СЕБЕ.

Он снова поднял «руки» вверх. Пафосный ублюдок!

— ПРИМИ ЖЕ ЕГО ПОМОЩЬ! ТЫ СМОЖЕШЬ ПОЛУЧИТЬ ЕГО СИЛУ! ВМЕСТЕ ВЫ БУДЕТЕ НЕПОБЕДИМЫ! — он «посмотрел» в мою сторону, давление усилилось. — Я ПРЕДЛАГАЮ В ПОСЛЕДНИЙ РАЗ!

Но, к этому моменту, я уже принял решение.

— Иди к Хаосу! — я рванулся вперед, взмахивая оставшимся «клинком», он выставил свой, несколько секунд мы сосредоточенно фехтовали, когда сильный пинок нижней конечностью не отправил меня в полёт к, с нетерпением ждущего этого, Сущностям-«вампирам». Снова боль из десятков «уколов». Снова мой рассерженный рык, я взмахнул «лезвием» и перерубил несколько щупалец самых нерасторопных, или самых жадных Сущностей, заставив их тонко завизжать.

— ТЕБЕ МЕНЯ НЕ ПОБЕДИТЬ! — враг подошел ближе и попытался просто пригвоздить меня к земле. Один «клинок» я отбил своим, а вот второй воткнулся мне в бок. Тварь, давя меня на ментальном плане, медленно потянула «лезвие» вниз, рассекая моё астральное тело.

Это было безумно больно. Мне хотелось заорать, но в этом мире у меня не было рта и я не мог облегчит боль, просто опустошив лёгкие в протяжном вопле бесконечной боли…

«Человеческая плоть слаба!» — у меня перед затухающим сознанием возникло улыбающееся лицо покойного инквизитора Хокуса. — «Но дух сильнее плоти! Помни об это, мой мальчик!»

Я терял сознание. И терял его навсегда. Почему-то я был в этом абсолюно уверен. Погибнув здесь, а то, что эта Тварь меня убьет не было ни малейшего сомнения, я умру окончательно. Даже если у моего физического тела «там» будет биться сердце, я всё равно буду безумной тушкой… На все эти недолгие мгновения, пока адмирал Ланге не обрушит на голову моей группе орбитальный удар имперских линейных кораблей. МОИ ДРУЗЬЯ!!! Нет, мне нельзя подыхать! Не здесь! Не так! Не сейчас! Не от этой мерзкой твари!!!

Рука сама собой потянулась к поясу, где должна была находиться рукоятка подаренного инквизитором меча. Я настолько уже привык к нему и к тому, что он всегда со мной, на левом боку на старой перевязи, что сейчас, в полубессознательном состоянии даже не удивился, когда «рука» обхватила такую знакомую, чуть шершавую рукоятку.

Прежде, чем наступило осознание невозможности происходящего, я взмахнул мечом. Ядовито-зелёный клинок одним ударом мгновенно располовинил врага… две части начали, прямо на глазах рассыпаться на куски, или, скорее облачке и рассеиваться в окружающем пространстве.

В голове тут же возник рёв… Но он был каким-то далёким и всё более затухающим с каждым мгновением. Я даже не смог разобрать что конкретно было произнесено, только различил эмоции. Ненависть и разочарование… А еще был страх… Да, точно! Эта тварь была чертовски напугана!

Я несколько отстранённо обратил внимание, как некоторое количество «облачной плоти» не растворилось в «ничто», а неторопливо втянулось в зелёный клинок, который засиял еще ярче. А еще на меня никто не нападал. «Зрители» шипели. Шипели раздраженно и испуганно. «Лев» не умер. Более того, «лев» показал свою силу, пришёл в себя и готов дать отпор.

Когда я встал на «ноги» и двинулся к ним, Существа сначала неторопливо, но при моём приближении всё более стремительно начали удаляться прочь, толпясь и мешая друг другу.

Я огляделся. Преследовать и уничтожить «вампиров»? Изучать мир? К Хаосу! Меня ждёт мой мир и мои друзья! Я напрягся еще раз и призвал Пузырь, отчаянно надеясь, что мой «лифт» назад сработает. К счастью, он сработал!

Серый Мир завертелся у меня перед глазами как в калейдоскопе и меня потянуло из сумрачного мира наружу… Глаза открылись, я судорожно вдохнул свежий воздух с привкусом дыма и горелого мяса…

— Слава Императору, ты пришёл в себя, маленький засранец! — очень обеспокоенное лицо Андерсена показалось в пределах моей видимости.

— Не охренел ли ты, капитан, так ко мне обращаться? — попытался пошутить я, радуясь от того, что сознание вернулось. — «Ваше Святейшество» мне нравилось куда больше!

Услышав бы себя со стороны, я подумал, что этот человек находится при смерти. Хотя, именно так я себя и чувствовал. Но, командир «беретов» не оценил моего юмора.

— Братишка, я назову тебя, как угодно! Хоть Наследным Принцем! Только скажи адмиралу, чтобы отменил орбитальный удар! Время вышло уже, но старик, Хаос его подери, еще тянет…

Прямо в лицо он ткнул мне терминал рации дальнего действия, откуда послышался недовольный голос Ланге.

— Группа «Ордо»! Вызывает «Флаг-Один»! Приём!

Я прочистил горло и ответил.

— «Ордо-Один» на связи! Приём!

— Антон? — голос старого адмирала звучал подозрительно.

— Да, Ваше Сиятельство, это… я!

— Ваша Светлость! — автоматически поправил меня герцог. Всегда путал эти титулы. — Противник нейтрализован?

Я открыл рот ответить и поймал себя на мысли, что я понятия не имею, какая обстановка в «физическом» мире. Я растерянно посмотрел на Андерсена, который сначала нахмурился, но потом лицо его просветлело, и он показал знак «ок». Я кивнул.

— Так точно, господин адмирал! Прошу отменить бомбардировку!

На той стороне возникло молчание, которое, впрочем, не продолжилось долго.

— Принято «Ордо-Один»! Орбитальная бомбардировка отменена! — старик еще немного помолчал. — Мы перебили трансконтинентальные тоннели с орбиты. Кажется их залило, но мы можем ошибаться. В любом случае, сейчас вся оставшаяся с вашей стороне орда попрёт из-под земли, спасаясь от океанских вод…. Осторожно там, парень…

— Принято «Флаг-Один»! Отбой! — адмирал отключился, я попытался оттолкнуть рацию, которая упиралась мне в щеку, но от слабости не смог поднять руку. Да что со мной происходит, пожри меня Хаос! Как воевать-то? Я рыкнул на Андерсена. — Убери у меня от лица эту штуку, капитан!

Тот одёрнул руку, как ошпаренный, странно глядя мне в глаза. Рука почему-то потянулась к оружию.

— У тебя зрачки покраснели, аколит!

— Не обращай внимания! — я с трудом повернул голову вбок и у меня перехватило дыхание. Буквально в метре от меня лежал Пашка. С закрытыми глазами и мертвенно бледным, землистым лицом. А еще, у него из уголка рта тоненькой струйкой стекала слюна…


Глава XIV


Нет!!! Только не это! Не так! И не с ним! И откуда только силы у меня взялись? С рычанием, я кое-как встал на карачки и пополз к бессознательному Смирнову.

— Пашка! Дружище, очнись!!! — я тряс его за плечи, пытаясь привести в себя. Друг не реагировал.

— Пашка, пожри тебя Хаос!!! — я с размаху влепил ему пощечину. Получилось не очень, сил у меня было маловато, но результата я достиг.

Пашка открыл глаза. Я, с тревогой, вгляделся в его глаза, пытаясь определить — остался ли там разум. Это было сложно, так как зрачки у него бешено вращались в хаотичном направлении, ни на мгновение не фокусируясь ни на чем конкретном.

— Пашка! — я еще раз ударил его по щеке.

Смирнов перекатился на бок и его вырвало.

— Ноунейм, suka! — раздался тихий голос друга после того, как он полностью опустошил свой желудок. — Какого Хаоса, ты меня бьешь? Сказки не читал, что ли? Где, та прекрасная принцесса, которая поцелуем меня должна в сознание возвращать?

— Я думал., ты того… — с облегчением я растянулся на земле, силы покинули меня окончательно. Сердце стучало как пулемет, всплеск адреналин покалывал пальцы. Слава Императору, он, похоже, нормален!

— Что, «того»? — поинтересовался товарищ, лицо которого показалось надо мной. Румянец постепенно возвращался на его пухлые щеки, карие глаза были мутными, но однозначно они были глазами вменяемого человека.

— У тебя слюни текли! — попытался оправдаться я.

— Это не повод меня бить! — улыбнулся Пашка. Он поднял голову, сфокусировал зрение на чём-то приближающемся и покачал головой. — Гад ты всё-таки, Тоха! Вон и принцесса на подходе! Еще бы минуту и я был бы самым счастливым человеком на свете!

Я повернул голову и увидел быстро приближающихся Райли и Тадаси. Сейчас они находились в обычном состоянии и выглядели абсолютно целыми, хоть и немного уставшими. Ну, это не удивительно! Сегодня был трудный день!

— Живы? — как всегда, с места в карьер взяла ван Дассел, останавливаясь рядом.

— И почти здоровы! — улыбнулся Пашка. — Клёво вы его!

Он кивнул куда-то вдаль, где, скорее всего, находился труп поверженного демона.

— И вы его тоже… клёво! — с секундной заминкой ответила девушка. — Молодец, Смирнов, чётко отработал!

Пашка засиял.

— Кстати, судя по цвету твоей Сущности, тебе самое место в Ордене Очищения! Уничтожать Ересь во всех её проявлениях! — поддела Смирнова ван Дассел!

— Это было ожидаемо! — важно произнёс товарищ. — У нашей Линии богатая история, многие служили в Инквизиции, и да, в Ордене Очищения тоже были наши… Кажется, это был мой прапрапра… много, в общем, «пра» дед!

Он хитро посмотрел на прайма и широко улыбнулся.

— И заслужил поцелуй прекрасной дамы? — пошёл наш «Дон Жуан» в наступление.

Я ожидал едкого ответа, но Райли меня смогла удивить.

— Определенно заслужил! — улыбнулась она. Но когда Пашка, с кряхтением поднялся на ноги, дабы получить обещанное вознаграждение, ван Дассел, так же, с улыбкой, вытянула руку в останавливающем жесте. — Только, сначала, умойся!

Пашка, к своей чести, не растерялся и провел рукавом по губам, размазав грязь по лицу.

— Теперь можно?

— И помойся! — добавила Райли, хотя выглядела ненамного лучше. Чумазое лицо, на котором ярко выделялись белки глаз и безупречные зубы.

— Ты меня динамишь! — друг обвинительно указал на девушку пальцем, изображая обиженное лицо, хотя глаза его смеялись.

— Ни в коем разе! Тебе кажется! — сделала круглые глаза Райли и они оба рассмеялись. Даже, Тадаси улыбнулся. Напряжение боя спадало, народ расслаблялся.

— А мне можно поцелуй? — слабо поинтересовался я, всё еще лежа на спине и собираясь с силами. — Я тоже герой и молодец!

Улыбка почему-то сошла с лица Райли.

— Пусть тебя Инесса целует… герой! — она покачала головой и отошла в сторону к группе «беретов», среди которых стоял Андерсен и о чём-то говорил.

Мы с Пашкой проводили её взглядом.

— Странная она какая-то! — задумчиво произнёс Пашка, и добавил. — И красивая! Этого, не отнять!

— И воин отличный! — подал голос молчавший до этого японец.

Мы с Пашкой перевели взгляд на него.

— Тадаси, друг мой! — начал Смирнов. — А что тут произошло, пока мы с Антохой сражались в астрале?

Тадаси тоже смотрел вслед удаляющейся ван Дассел. Кажется, его больше интересовали дела там, чем два обессиленных друга. Пашка это тоже заметил.

— Ты что, самурай, запал что ли? — хмыкнул он.

Накамуро нахмурился.

— Не неси чушь, Смирнов!

— Тебе всё равно ничего не светит! — продолжил русский весельчак.

— Почему это? — заинтересовался японец, выдав себя с головой.

Пашка довольно заржал, добившись своей цели.

— Потому что это больше… глазая прайм положила глаз на нашего Антона?!

— Да ладно! — изумились мы с Тадаси в один голос.

А вот следующие фразы были, хоть и сказаны одновременно, но разными по своему содержанию.

— У него же Инесса! — это сказал Накамуро.

— Откуда знаешь? — это был я. А после того, как осмыслил сказанное японцем, добавил. Обращаясь уже к японцу. — С чего ты это взял?

И тут уже мои друзья организовали сеанс телепатии, ответив одновременно.

— Ты что, слепой?!

Я нахмурился, Пашка попытался что-то еще сказать, но дико заржал, опустившись на землю. Тадаси сдержанно улыбнулся, затем нахмурился, потом снова улыбнулся, как будто не мог принять окончательно решение — какую эмоцию ему сейчас испытывать. Очень на него не похоже.

— Веселитесь?! — Андерсен был тут как тут. — Ну что, господин аколит, как изволите к вам обращаться?

Этот вопрос был адресован ко мне. Пока я думал над ответом, он добавил.

— И, какого Хаоса, ты здесь разлёгся? Еще не всё зачищено!

Я вздохнул и попытался встать. Это удалось частично. Я смог только сесть.

— Капитан! — я постепенно приходил в себя, мысли путались, но меня опять «накрывать». В конце концов, я тут командир, а он всего лишь прикрывает мою задницу! — Доложите обстановку!

Лицо у капитана вытянулось, от моего тона и, подозреваю, моего недовольного лица. Хоть и приказ я отдавал, сидя на земле, но он всё-таки был кадровым военным и хорошим военным к тому же. А еще он прекрасно ориентировался в ситуации. Сейчас ситуация не располагала к шуткам.

Андерсен вытянулся во фронт, с небольшой ленцой, хотя сделал это без всякой насмешки, просто дал понять, что он понимает и принимает моё право командовать.

— Господин аколит. Во время вашего… отсутствия, — нет, не мог он полностью обойтись без подколов, — силами аколитов Райли и Тадаси, при поддержке моего подразделения, был ликвидирован демон. Далее мы, поддерживаемые уже, гвардейскими пехотными подразделениями, закупорили место выхода хаоситов. В настоящий момент, весь неприятель на поверхности, в радиусе километра, уничтожен!

— Принято, — совершенно серьезно кивнул я и сделал еще одну попытку подняться. Безуспешно. Ноги я чувствовал, но совсем ими не управлял. — Что, к Хаосу, со мной происходит?!

— Энергетическое истощение, — объяснила снова оказавшаяся рядом Райли. — Нужен Эссенс… Ну, или длительный отдых, усиленное питание и крепкий сон!

— Дайте два! — улыбнулся я, представив, как это здорово было бы помыться, поесть и поспать. Долго поспать!

— У нас, вообще-то тут сражение идет! — хмыкнула Райли.

— Я заметил, — огрызнулся я. Еще одна попытка. Снова неудача. — Помогите мне, к Хаосу!

Тадаси и Райли попытались поставить меня на ноги, но как только отпустили руки, я попытался упасть обратно. Друзья не зевали, поэтому не позволили этому случится.

— Кажется, ты на сегодня уже отвоевался! — заметил сидящий рядом Пашка.

— Чья бы овца мычала… — огрызнулся я.

— Корова, Тоха! Корова! — заржал друг. — Раз уж ты используешь наш фольклор, то делай это правильно!

Я скривился. Мне сейчас было реально де до смеха. Тем более до постоянных Пашкиных шуточек. Сделав вывод на основе моего имени, он твёрдо для себя решил, что я был из славянских народов, и всё время пытался убедить в этом меня. А мне просто нравились поговорки его народа, однако я так же пытался запомнить и шутки Картера и, даже, немногочисленные высказывания Тадаси.

Я улыбнулся и процитировал «Кодекс чести самурая», внимательно смотря на Пашку.

— Если самурай ежедневно не укрепляет свой дух, то его нельзя считать воином даже в далеких мечтах; если он праздно проводит свои дни, то он не заслуживает ничего, кроме наказания!

— И ты, Брут?! — офигел товарищ. Еще бы! Это было любимое послание Тадаси к Смирнову, с помощью которого он неустанно пытался пристыдить друга и заставить того заняться собой.

— И я! — кивнул я согласно. — А вот слушал бы Тадаси, сейчас бы не выплёвывал лёгкие при любой нагрузке!

— Нормально всё у меня с «физухой»! — оскорбился Пашка. — На себя посмотри!

Я посмотрел. И снова вздохнул. Мой полноватый друг, по крайней мере, мог передвигаться самостоятельно в отличие от меня. А я сейчас даже не мог заглянуть в Лимб! При попытке это сделать, на меня накатилась такая слабость, что я тут же отказался от этой затеи, чтобы не потерять сознание вновь.

А ведь, где-то под землей находился, как минимум, еще один «проводник», который в любой момент мог выкопаться и вновь отправить толпы одержимых на штурм наших оставшихся войск.

Как будто, услышав мои мысли, в полукилометре от нас вспучилась земля и оттуда показалась здоровенная пасть «червяка». Пролом открылся прямо посередине следующей колонны гвардейцев, и тела солдат посыпались внутрь пасти, где были мгновенно разорваны на куски появившимися одержимыми.

Я про себя застонал от бессилия и, в ярости, сжал рукоять меча. И тут случилось странное… Через рукоять меча в моё тело хлынула Энергия Подпространства. Один раз попробовав Эссенс, это ощущение нельзя было спутать ни с чем другим. Ощущение могущества, свободы и силы, замешанное с эйфорией и радостным возбуждением, переполняло меня и требовало немедленных действий.

Под удивленными взглядами ребят я легко вскочил на ноги и тут же заглянул в Лимб. Моё тело в астрале, на фоне истощенной ауры моих ребят, светил как мощный маяк по сравнению с обычным костром. Сознание работало чётко и быстро, подмечая каждую окружающую деталь. Причем, на таком расстоянии, на котором я никогда не мог «заглянуть» раньше.

«Проводник» гонит толпу измененных в прорытом «червем» проходе… Еще два «червя» пытаются прорваться в трёх и семи километрах… Еще один «проводник» следует за тем, что ближе, в дальнем за «червем» просто неуправляемая, копошащаяся масса изменённых… А это что? Странно колыхающаяся масса, без малейшего отпечатка энергии Подпространства следовала за толпой изменённых по подземным корридорам.

Тут же пришло понимание. Это была океанская вода из пробитых нашим флотом трансконтинентальных тоннелей, которая в данный момент подгоняла толпу хаоситов наружу. Я видел «поднятые», или точнее «оживлённые» трупы в катакомбах Фаиды, но для их «поднятия» нужна была Тварь посильнее «проводников». Этим измененным, пусть и в меньшем количестве, чем обычным людям нужен кислород для жизнедеятельности. Ведь, изначально они были именно людьми. И если они в ближайшее время не выберутся наружу, то просто утонут, сдохнув у нас под ногами в мраке вырытых тоннелей.

— Рацию! — рявкнул я и требовательно протянул руку, куда, без лишних вопросов, тут же вложил требуемое Андерсен.

— «Кинжал-два-три»! Это «Ордо-Один»! Приём!!! — попытался я достучаться до миномётчиков.

— «Кинжал-два-три» на связи! Прием! — тут же донеслось из динамика.

— «Кинжал-два-три»! Цель — выход врага из-под земли, северо-запад примерно пятьдесят! Огонь!!! Выполнять, до команды «отбой»! — скомандовал я, зажимая кнопку на рации.

— Выстрел! — услышал я и мины полетели в сторону выбиравшихся из-под земли хаоситов.

— Ну что, господа! — ухмыльнулся я, повернув голову и взглянув на Райли, улыбнулся еще шире и добавил. — И дама! Давайте закончим то, что начали?!

— А ты уже не умираешь? — осторожно поинтересовался Пашка, глядя на меня, буквально пышущего энергией.

— Не дождётесь! — покачал головой я.

— А можно мне… — Пашка задумался. — … вот чего-то этого, от чего тебя так торкнуло? Куда ты собрался, вообще?

— Даже если все говорит о том, что ты проиграешь, иди вперед и наноси удар! — процитировал я еще одно из изречений Тадаси. Немного не в тему, но зато очень пафосное!

— Ты себя в зеркало видел? — почему-то рассмеялась Райли.

— Нет, — я провёл рукой по подбородку, машинально отметив трёхдневную щетину. — Сильно грязный?

— Нет! — Райли покачала головой. — Я про твои глаза сейчас говорю!

— А что с ними? — нахмурился я.

— Человек с такими глазами просто не может проиграть! — он достала мечи из-за спины и крутанула их в руках, перехватывая поудобней. Тело её подёрнулось дымкой. — Я готова!

Тадаси согласно кивнул и тоже взял меч наизготовку. Пашка тяжело вздохнул и огляделся в поисках оружия.

— Миша! — окликнул я Кожедуба. — Присмотри за господином Смирновым! Пусть полежит, отдохнёт! А мы еще немного повеселимся!

Неподалёку миномётчики перепахивали землю, вместе с рвущимися наружу изменёнными, а в семнадцати с половиной метрах под уровнем земли замер «проводник». Исходящий от его ауры «запах» очень напоминал «запах» страха. Кажется, хаоситы нас боятся. И, это правильно!


Глава XV


Атаку хаоситов мы отбили. Точнее, сказать, не «мы» конкретно, хотя, именно на нашем участке был их «главнокомандующий» — Демон, с которым мне и пришлось сражаться в Астрале.

Трудно сказать, сколько одержимых поперло через трансконтинентальные тоннели на Ласковый, но адмирал Ланге и его флот сработали на «отлично». Тоннели были перебиты и затоплены, находящиеся внутри хаоситы либо утонули, либо закопались. В любом случает, заново делать подкоп они если и будут, то это будет очень нескоро и их будут ждать.

Разобравшись с методом их передвижения и получив «съемку» тоннелей с помощью георадара, флот не позволит второй раз застать врасплох наши наземные силы. Это были хорошие новости.

Теперь о плохих. В трёх других местах прорыва, не обладавших достаточным количеством защитников флоту пришлось применить орбитальную бомбардировку. Перепахав треть континента, прорыв был остановлен, однако погибло множество как войск, так и мирного населения. Адмирал Ланге был чернее тучи.

Была практически захвачена Ганза. Атака на неё пошла одновременно с Ласковым. Рассчитывая на скальные породы и неприступный рельеф, силы обороны были явно недостаточными, «выход» был всего один, но это не сыграло особой роли. Занятые более заселенным Ласковым, флот «проспал» то момент, когда нужно было вмешаться и поток одержимых захлестнул самый маленький континент планеты. Несколько высокогорных крепостей около шахтных посёлков еще держались, однако вопрос помощи всё еще рассматривался. Нет, сам тоннель, опомнившийся флот всё-таки разрушил, но наружу выбралось слишком много хаоситов и, судя по докладам, они быстро «вербовали» себе пополнение из местных жителей. Это означало, что среди рядовых одержимых были твари посерьезней.

Двести миллионов хаоситов всё также шлялись в настоящий момент по двум большим континентам, периодически уходя под землю, когда наш флот обрушивал огонь на их головы, посчитав скопление врага достаточно большим для открытия огня. Боеприпасы и топливо заканчивались, твари же заканчиваться не желали. Всё шло к тому, что планету всё-таки придётся уничтожить, дабы эта зараза не распространилась дальше.

— Твоё решение, аколит? — адмирал сидел напротив за столом, сплетя пальцы рук и пристально меня рассматривая. На его рабочем столе царил идеальный порядок, даже старомодные карандаши были остро заточены, одного цвета и длины.

Идеально чистая и выглаженная форма, выбритое лицо и лёгкий запах парфюма. Общий вид идеального командующего портили только глаза. В них таилась усталость и разочарование.

Я же был полной противоположностью адмирала. Чистый комбинезон, вместо моего грязного и, частично рваного, я попросил в долг у Андерсена. Кое-как ополоснувшись, побриться я, конечно, не успел. Уже не щетина, но еще не борода, поначалу жутко чесалась, но потом я уже привык. «Береты» одобряли, ведь борода считалась их фирменным знаком, Эрик молчал, неодобрительно покачивая головой. Негодовали Райли и Тадаси. Флотские, по старому своему обычаю, изначально для соблюдения гигиены на космических кораблях, всегда брились, а у Накамуро наготове была очередная интересная история.

На его древней родине, в Японии, поначалу носить бороду должны были все самураи. Это считалось почетным признаком, который все уважали и признавали серьезным отношением к своему делу. Более того, самураям, по прихоти природы лишенным бороды, приходилось терпеть насмешки и вечные гонения. Чтобы этого избежать, особенно изворотливые из них даже носили искусственные бороды. После ряда пертурбаций в обществе, самураи стали считаться людьми слишком своевольными и опасными. Ношение бороды превратилось в демонстрацию самурайского духа и возможности поднять гражданское восстание в любую минуту. Именно поэтому все уважающие себя лица высокого сословия стали быстренько сбривать всю лишнюю растительность на лице. Позже носить бороду запретили абсолютно всем мужчинам в Японии, чтобы не портить мораль страны.

Прошли тысячелетия, но очень консервативные выходцы из Страны Восходящего Солнца всё также блюли традиции и старались придерживаться заветов предков. Хотя, официального запрета на растительность на лице именно у Одарённых не было, но устоявшиеся исторические обычаи заставляют всех остальных относить «бородачей» в категорию нерях, бандитов или даже бомжей.

Тадаси с некоторым презрением смотрел на мою растительность на лице и всячески высказывал своё неодобрение. Ах да, Смирнов тоже отрастил «бороду»! Росла она у него плохо, и рыжая редкая торчащая во все стороны бородка вызывала невольную улыбку и многочисленные шутки, но Пашка не сдавался. Как сказал Андерсен: через некоторое время она должна начать расти нормально. Подозреваю, Что Томас над ним подшутил, но Пашка честно пытался. Кстати, его русские обычаи относились к бородам нейтрально — не было не запрета, ни одобрения, а Пашка, как всегда просто решил поприкалываться.

Мне же было не до этого. В течение двух недель мы перемещались по всему континенту, отлавливая разбежавшихся одержимых. Моя группа специализировалась на «высших» хаоситах, в результате чего нами были уничтожены еще пять «проводников». Оставленная без руководства, остальная масса измененных уничтожалась гвардейцами гораздо эффективней и, главное, с гораздо меньшими потерями. Не все из прорвавшихся тварей были уничтожены на данный момент, но «командиров» уже не было и их полное уничтожение было всего лишь делом времени.

Ребята «взрослели» на глазах. Из нас получилась отличная команда. С каждым боем навыки оттачивались, сила дозировалась и точно рассчитывалась мощность воздействия. Обмороков от истощения уже не случалось.

Инесса «перемалывала» кучи врагов, выступая в качестве «тяжелой огневой поддержки», Пашка «глушил» хаоситов, один раз даже заставив «проводника» выйти к нам с, натурально, поднятыми руками. Правда, в тот раз он всё-таки перенапрягся, но ситуация была критической и другого способа добраться до спрятавшийся твари, без больших потерь с нашей стороны, не было.

Райли и Тадаси работали как уборочные комбайны, чётко и эффективно, вырезая всех тварей, до которых могли дотянуться. Команда «беретов» также не подвела. Оценив эффективность Одарённых, на рожон бойцы не лезли, но прикрывали и зачищали всё и вся без вопросов.

Всё это время мы, иногда, поесть забывали, не то что побриться, так что угрызений совести я не испытывал. Более того, сделал я это намеренно, чтобы заявить некоторый протест адмиралу, всё это время находящегося на орбите в безопасности. Мальчишество? Наверное, да, но ведь и мне всего восемнадцать.

— Мне нужно еще время, — ответил я. Мне, действительно, нужно еще время. Сейчас, я как никогда понял тупость и бессмысленность «Слова Инквизиции». Не может один человек, или небольшая группа людей, являющиеся Инквизиторами, решать судьбы миллионов, а то и миллиардов людей. Тем более, я сам видел, что некоторые Инквизиторы — обычные люди. Иногда, не очень хорошие люди. Что говорить обо мне, вчерашнем курсанте, с минимальным опытом и подготовкой. Однако, этой традиции было тысячи лет, и Империя всё еще стояла. Хотя, как я мне подсказывало моё предчувствие, осталось ей уже недолго.

Все эти дни на фактически горящей Рапсодии я гнал от себя прочь мысли о её уничтожении, крутил в голове варианты, пытался найти решение. Никогда еще я так не любил сами сражения, ведь в момент битвы можно не думать о судьбе миллионов, а просто уничтожать врага.

— Полковник, ваше мнение? — адмирал перевел взгляд на моего соседа.

Чудом выживший полковник Йохан Кархер сидел рядом. Он еще не оправился после тяжелого ранения, однако драгоценный Эссенс, выделенный Ланге для командующего наземным контингентом, быстро привел его в рабочее состояние. Еще одно преимущество Одарённого. Обычный человек, который скорее всего не выжил, восстанавливался бы после подобного ранения год и, скорее всего, остался бы инвалидом. А бравый немецкий полковник уже мог перемещаться на своих двоих и, хотя выглядел еще неважно, но мог вполне успешно функционировать, что он и делал, вновь взяв на себя командование войсками.

Сейчас он также задумчиво смотрел на меня. Весь его гонор никуда не ушел, как настоящий военный он был благодарен мне за своё спасение, но отношение ко мне и моей группе у него поменялось не поэтому. За две недели постоянных операций он оценил эффективность работы моей команды и, даже, проникся некоторым уважением. Более тог, я могу с уверенностью сказать, что теперь он на моей стороне, что сейчас и требовалось доказать.

— Я согласен с аколитом, господин адмирал, — не разочаровал меня Кархер. — Ситуация на планете неоднозначная, требуется еще информация.

Ланге посмотрел на полковника с удивлением. Похоже, этот ответ бывшего командира 347-го Гвардейского пехотного полка застал его врасплох. Адмирал был уверен, что немец поддержит идею уничтожения планеты, которая даже уже не созрела, а давно «перезрела» и буквально требовала своего воплощения. Однако, у старого Одарённого не дрогнул на лице ни один мускул, лишь в голосе проскользнули лёгкие нотки удивления.

— Вот как? И чего же вы ждёте? Что твари Хаоса, внезапно, выкинут белый флаг и пойдут утопятся в океане? Их всё еще двести миллионов! Против наших… Уже даже не двух миллионов ополченцев и семидесяти двух тысяч боеспособных гвардейцев. После атаки Ласкового и Ганзы, количество мирного населения тоже уменьшилось. Да, к Хаосу! На Ганзе оно продолжает уменьшаться, причем выбывшие, переходят на сторону противника!

— Они не переходят добровольно, их захватывают твари, — машинально поправил я адмирала.

— Вот именно! — карандаш в руке адмирала хрустнул, поломавшись по полам. Ланге с удивлением на него посмотрел, как будто сам удивившись проявлению эмоций. — Ситуация критическая! Пока мы еще можем эвакуировать часть населения, но через некоторое время и это будет невозможно!

— Я что-то пропустил, и вы придумали, как забрать с планеты сорок миллионов мирных жителей? — не выдержал я.

Адмирал нахмурился.

— Не дерзи мне, малыш! Я командовал флотами, когда тебя еще в планах не было! Да скорее всего, еще и до появления на свет твоих родителей!

Но меня уже «понесло».

— Во-первых, не малыш, а аколит. Аколит Ордена Войны, если вы подзабыли. Во-вторых, меня скорее всего не планировали, а родителей своих я не знаю. А в-третьих, я не дам разрешения убить сорок миллионов мирных жителей просто потому, что так проще лично для вас! — я тяжело дышал и наклонившись вперед, впечатывал эти слова в оторопевшего адмирала. — Поэтому, я повторяю вопрос. Вы. Нашли. Способ. Эвакуировать. Сорок. Миллионов. Невинных. Людей. Адмирал?

Последние слова я выделил паузами, чтобы добиться нужного эффекта. А еще на меня накатил неконтролируемый гнев, который за последнее время меня посещал слишком часто. Однако, я уже научился его контролировать, без вызова Пузыря, отрубающего связь с Подпространством. Я уже сообразил, что причина гнева была не во мне. Точнее, не совсем во мне. Кто-то или что-то «доставало» меня из глубин Подпространства, «раскачивая» меня для каких-то своих целей. И был у всего это один побочный эффект. Очень неприятный для окружающих людей.

— Твои глаза, аколит! — адмирал открыл верхний ящик стола и засунул туда свою руку. Подозреваю, что там он хранил оружие.

— Да, знаю, они багровые! — усмехнулся я, усилим воли заталкивая гнев внутрь себя. Я не мог видеть себя со стороны, но сейчас мои зрачки, по идее, должны вернуть свой нормальный зеленоватый оттенок.

К чести адмирала, пистолет, или что там у него было спрятано, он не достал, и на меня не навёл. Краем глаза я заметил улыбающегося полковника. Он уже был в курсе моей «странности» и сейчас, похоже, наслаждался ситуацией. Скорее Хаос даст клятву верности Императору, чем, наконец, поладят пехота и флотские.

— Это, вообще, нормально? — немного успокоился Ланге. Значит, точно мои глаза мои вернулись в норму. А адмирал явно чувствовал себя неудобно, за мимолётную слабость.

— Нет, это ненормально, Ваше… Сиятельство! — не удержался я.

— Ваша Светлость! — нахмурился адмирал.

Я улыбнулся, а адмирал нахмурился, поняв, что сказал я это нарочно. Но, промолчал, а я продолжил.

— Это очень ненормально, если честно, но имеем то, что имеем!

— Если бы ты не был аколитом, я бы, скорее всего заподозрил тебя в Ереси и передал в Инквизицию! — честно признался старый флотоводец.

— И правильно бы сделали! — одобрительно кивнул я. — Но, я сам без пяти минут инквизитор, поэтому давайте продолжим.

— Давайте! — без тени сарказма или иронии сказал Ланге. — Я делал запрос на эвакуацию. Неоднократно. Однако, до меня донесли, что у флота нет достаточного количества корабле для проведения эвакуации. Более того, в данном случае, эвакуация… гхм… нецелесообразна. Это было сказано, также, неоднократно.

Я кивнул. Зря я накинулся на старика. Он был военным. Хорошим военным. И действовал по уставу. Скорее всего, он был хорошим человеком, но у него были только те ресурсы, которые были. А их было явно недостаточно для полной эвакуации. А вот для уничтожения планеты их бы хватило. И нет, извиняться я не буду. По-моему, пока еще незначительному опыту, добиться уважения у матёрых «волков» можно было только силой. Но это должна быть реальная сила. Иначе, тебя просто сожрут и не подавятся.

— У меня появилась идея, Ваша Светлость.

— Какая? — заинтересовался адмирал, мгновенно переключившись на деловой лад.

Эта идея пришла ко мне только что, в момент приступа гнева, я её не успел обдумать, но интуиция подсказывала, что я на правильном пути. А интуиция меня пока не подводила.

— Мне нужно попасть на Ганзу. Мне и моей команде. И мне нужна ваша помощь.

— Я всё обеспечу, — кивнул адмирал. — Позвольте спросить, какая и для чего?

Я улыбнулся. Молодец адмирал. Всё-таки он хороший мужик. Сначала дело, потом вопросы. Хотя, я не испытывал иллюзий. Не будь я аколитом, вряд ли бы всё шло так гладко. Есть преимущества службы на Инквизицию, хотя я бы не хотел связывать с ней свою жизнь. И речь не только в отказе от Тени, хотя это было для меня очень важным, но в общей идее Инквиизиции, по моему мнению таился некий… изъян.

— В настоящий момент, на континенте Ганза находится, в отличие от больших континентов, ограниченная группировка хаоситов. Учитывая их текущие действия, а также проведя корреляцию с атакой на Ласковый, могу предположить, что сейчас там находится один из Демонов.

Я замолк и оглядел собеседников, чтобы убедиться, что они меня слушают. Ланге и Кархер молча кивнули, подтверждая что пока всё понятно и уточняющих вопросов не требуется.

— Так вот, — продолжил я. — Я примерно понимаю, кто там будет и как мне с ним справится. Две недели назад у меня этой информации не было и мне пришлось просто уничтожить Демона. Сейчас же я хочу его захватить.

— Что?!! — в один голос спросили два военачальника.

Я улыбнулся. Я всё-таки смог их удивить.

— Не мне вам рассказывать, как работает Подпространство, — я продолжал улыбаться, глядя на их ошеломлённые лица. — У меня есть теория, что через захваченного Демона я смогу добраться до остальных командующих армией вторжения хаоситов. Нейтрализовав их, остальные изменённые просто вылезут на поверхность, где вы их вычистите с воздуха. Да, это будет долго, но планета будет сохранена.

Я замолчал и посмотрел на военных. В моём плане были «белые пятна». Да, к Хаосу! Весь мой план был сплошным «белым пятном»! Собственно, кроме моей интуиции не было никаких оснований считать, что всё получится. Но это, на данный момент, была единственная альтернатива полному уничтожению планеты. И, если я не попытаюсь, то никогда себе этого не прощу. Это будет недостойно будущего Императора, в конце концов!

Я грустно улыбался своим амбициозным мыслям, когда адмирал Ланге всё-таки рискнул спросить.

— Ты уверен, в том что ты делаешь? Уверен, что всё получится?

— На первый вопрос — ответ «да». На второй — как ни прискорбно мне это признавать, но ответ «нет»! — покачал головой я. — Однако, таково моё окончательное решение!

Старый адмирал покачал головой и тяжело вздохнул.

— Надеюсь, что у тебя всё получится, сынок. Очень на это надеюсь! Это будет самая… гхм… необычная операция в моей жизни, а уж поверь старому воину их было у меня предостаточно за мою долгую жизнь!

Я молча улыбался. Он вздохнул еще раз и окинул меня взглядом.

— Тебе бы побриться не мешало бы, аколит. Выглядишь, как… наземник!

Рядом фыркнул полковник.

— Обязательно побреюсь, адмирал! — кивнул я. — Как только изведу под корень весь Хаос на Рапсодии!


Глава XVI


— Итак, тренировки все закончили?

Большие боевые корабли имели свои преимущества. На флагманском тяжелом крейсере «Рагнар Лодброк», куда моя команда поднялась для отдыха и, дальнейшего, десантирования, имелся довольно просторный спортзал. Вообще-то, по уставу он назывался «Каюта тренировочная для обрабатывания навыков рукопашного боя и улучшения физической формы», но все его называли «спортзалом».

Так вот именно в этом помещении я устроил совещание. Сразу после тренировки. Еще разгорячённые товарищи удобно устроились прямо на полу ринга, где минуту назад закончилась схватка Райли-Тадаси. Победила, кстати, ван Дассел.

На ребят было приятно смотреть. За последний месяц все из них повзрослели, как минимум на десяток лет. Лица осунулись, тела подтянулись, в глазах появился огонь. Это было неудивительно. Обычный, среднестатистический военный Империи за всю свою жизнь мог не встретиться ни с одним порождением Хаоса, мы же, только лично, уничтожили уже несколько тысяч. «Пальму первенства» удерживала, конечно же Инесса. С её Даром, «перемолоть» сотню-две хаоситов за раз вообще не являлось проблемой. Когда же в ряды изменённых врубались Тадаси с Райли, то там хоть можно было примерно посчитать потери врага, в случае же с фон Таубе мы просто наслаждались результатом.

Когда-то, когда Хаос только начал проявляться в нашей реальности, войска Империи, сражавшиеся с хаоситами, после битвы изолировались, а порой, даже уничтожались. Эта позорная страница Империи, в тот момент, была оправдана безопасностью и секретностью.

Во-первых, многие годы Империя полностью замалчивала само существование Хаоса, чтобы не тревожить простой народ. Ну, а второй причиной было то, что Хаос имел одну мерзкую способность — так называемую «отложенную одержимость». Она могла проявиться через день или месяц, когда человек, внезапно, превращался в «одержимого» в самый неподходящий момент. К примеру, ночью в спящей казарме или на совещании штаба.

После долгого раздумья и экспериментов, было принято другое решение. Все воевавшие с Хаосом войска проходили полугодовой карантин. Да, это было излишним, ведь как показала практика, больше трёх-четырёх месяцев «отложенная одержимость» не скрывалась, но была некоторое погрешность, исходя из которых это было принят именно такой регламент. Лично я считал это правильным решением. И не только из-за сохранения ценных человеческих жизней, хотя это было, безусловно, важным.

Нет, я считал, что глупо разбрасываться опытными воинами. Первая реакция людей на хаоситов была непредсказуемой. Я лично был свидетелем. Среди бойцов могли возникнуть страх и паника точно также, как и беспримерная смелость и решительность. Я видел, как половина взвода бежали с криками с поля боя, а вторая — упали на землю, парализованные ужасом, когда на них поперла визжащая волна измененных. Также я видел, как старый гвардейский сержант, простой человек, с двумя трясущимися от страха, но не отступившими рядовыми сдержал наступление на фланге целой толпы одержимых.

Именно такие сержанты и рядовые в дальнейшем выстоят против Хаоса, личным примером показывая новобранцам, что одержимые, хоть и страшны, и сильны, но всё-таки тоже смертны. Ну, по крайней мере, большинство из них…

— Пашка, давай живее!

Потный Смирнов даже не подумал ускориться. Он отошёл «на попить водички» и сейчас жадно вливал в себя уже третий стакан. Даже мой ленивый товарищ пришёл в относительную форму, чего я думал не случится вообще никогда. Нет, он и близко не походил на Тадаси, фигура которого напоминала древнегреческую статую, но всё же прогресс был налицо. Самое главное, у Пашки поднялась, наконец, выносливость. Он уже мог совершить маршбросок и не умереть в конце от усталости, а стразу включиться в бой. Лишний вес практически ушёл, рельеф мышц еще не проявился, но выглядел он уже как солдат, а не тыловая крыса. Кстати, я заметил, что частое применение Дара «подсушивает» тело, как будто используя Энергию подпространства мы «приправляем» её своей жизненной силой.

Пашка задумчиво посмотрел на бак с водой, размышляя, хочет ли он еще, но решил, что хватит и направился, наконец, к нам. Я, ожидая его, еще раз оглядел присутствующих.

Чуть в стороне сидели наши Тени, которые, обычно, не принимали участия в тренировочном процессе. Они всё же были людьми, хоть и невольно подключёнными к энергетическому каналу своих Одарённых. И, если в подростковом возрасте они могли сражаться с нами на равных, то, по достижению зрелости, даже учитывая всё их мастерство и опыт, они уже не могли противостоять нам на ринге. Мы были тупо быстрее и сильнее.

Мой Эрик вытирал лицо полотенцем, после спарринга со здоровяком Гансом. Михаил о чём-то судачил с Хендриком — старый солдат поддерживал физическую форму, но в «баловстве» на ринге не участвовал, да и а Кройфа я ни разу не видел на ринге, хотя он постоянно оттачивал навыки стрельбы на полигоне на планете, либо на симуляторе на корабле. Тень Тадаси, Хироки, также больше был расположен к стрелковому оружию, исходя из специализации своего Одарённого, хотя он, периодически, выходил на ринг. И он был очень неудобной целью для здоровяков Картера и Шнайдера — ловкий и быстрый, он часто побеждал, вызывая раздражение своих более физически развитых товарищей.

Передо мной, в позе лотоса, сидела Инесса. Короткие тренировочные шорты, обтягивающая маечка, волосы собраны в хвост. Лицо раскраснелось, глаза полузакрыты, фон Таубе восстанавливала силы после жесткого кардио. Красотка, как ни крути!

Тадаси расстроенно сузил и так узкие глаза после поражение от прайма. Их спарринги, без соединения с Астральным Двойником заканчивались примерно пятьдесят на пятьдесят победой одного или другой. В «иной» форме процент побед у Райли был существенно выше — примерно три к одному — сказывался больший боевой опыт, хотя Накамуро прогрессировал на глазах. Возможно, сейчас счёт их личных встреч с применением Дара был уже три к двум. Японец никогда не показывал своего расстройства, но, я знаю точно, искренне переживал. В его культуре, несмотря на тысячи лет, прошедшие с исхода с Земли, всё еще было неоднозначное отношения к женщинам-воинам. Проиграть им было не то, что недостойным, но гораздо более обидным! Хотя, надо признать, отношения между этой парой, развивались очень стремительно. Я имею ввиду их эффективность на поле боя. Учитывая их специализацию, они практически всегда работали в паре и их эффективность впечатляла.

Райли ван Дассел. Бывший прайм лейтенант, бывший член Третьего отряда Специальных операций 14-го флота Империи. Красотка-брюнетка, которая не оставляла равнодушным ни одного мужчину её встречающую. В ней было прекрасно всё: красивое волевое лицо, шикарная высокая грудь, подтянутая фигура, длинные ноги и её превосходные боевые навыки. Если Инесса «отпугивала» мужчин своим высокомерием, и красоту её можно было назвать «ледяной», то Райли умудрялась покорять всех с первого взгляда, при этом держа дистанцию и едко одёргивая смельчаков, решивших подкатить. А таких смельчаков было великое множество!

И один из них также находился здесь. Капитан Томас Андерсен, командир 1-го отряда спецназначения 198-го десантного полка был прикомандирован к нам на весь период боевой операции на Рапсодии и вместе со своим подразделением также проследовал с нами на «Рагнара». Кажется, случилось невозможное. «Берета» свела с ума флотский спецназер. С его стороны вся вражда была забыта, и он всячески пытался добиться расположения суровой валькирии. Пока, безуспешно, в ответ на изощренные ухаживания он получал едкие замечания и насмешки, никак не продвигающие его на пути к телу красавицы. Именно телу, да, ведь традиции есть традиции и вероятность длительных отношений между «простолюдином» и Одарённым стремилась к нулю. А вот сбросить физическое напряжение было вполне возможно!

Кстати, о «физическом напряжении». Вынырнув из череды постоянных сражений, ненадолго очутившись в спокойной обстановке, молодое тело потребовало своего. И сейчас под рукой не было мирного городка, где по щелчку пальцев перед тобой падали все местные красавицы, искренне желавшие тебя, точнее, тех возможных преференций в будущем от вашего быстротечного физического контакта.

Искать женщин на флагманском корабле адмирала не было ни времени, ни желания, хотя они тут, безусловно были. Оставались мои боевые подруги. И тут была еще одна проблема. Мне нравились они обе.

Я посмотрел на улыбчивую Райли, которая что-то объясняла Тадаси, видимо его ошибку в последнем бою, периодически, с улыбкой, посматривая в мою сторону. Затем перевел глаза на Инессу, которая уже отдышалась и открыла глаза, также смотря на меня, но как-то задумчиво без улыбки. Обе красотки, обе хороши. «Мороз» или «пламя»? Странное ощущение. Я никогда не рефлексировал в плане секса, просто получая то, что мне нужно и не заморачиваясь на этом. В текущей ситуации было сложнее. Странное отношение обеих девушек ко мне отнюдь не гарантировало мне приятное времяпровождение. А еще я, всегда решительный в подобных делах, целенаправленно сдерживал себя, боясь обидеть кого-то из них. Нет, не своим непристойным предложением, а, скорее, предпочтением одной другой, что могло привести к конфликту внутри группы. Дилемма, однако!

— Я готов внимать вашей мудрости, аколит Антон, победитель Демонов и гроза Хаоса! — громко объявил подошедший Пашка и плюхнулся на задницу рядом с Инессой, к которой он явно неровно дышал. Тоже, кстати, еще один нюанс. И внимание Тадаси к Райли явно было за гранью деловых отношений!

Ладно, потом разберусь. Тем более, короткий отдых окончен, флотские разведчики добыли всю нужную информацию, а каждый час на Ганзе погибают его, уже немногочисленные, защитники.

По моей просьбе в спортзал притащили громоздкий голопроектор, куда разведка скидывала данные. Активировав его, перед нами возник этот небольшой скалистый континент, скорее, большой остров, где разными цветами была показана текущая ситуация. Красным цветом выделена была захваченная хаоситамми часть, зеленым — еще подконтрольная нам часть, ну а серым — отвесные горы и скалы, непригодные для передвижения и проживания.

Серого цвета было процентов семьдесят — Ганзу исторически облюбовали рыбаки, у которых в прибрежных поселках располагались перерабатывающие заводы и склады-рефрижераторы, для дальнейшей транспортировки на «большую землю» и несколько шахтёрских поселков, так как в горном массиве были значительные залежи полезных ископаемых. Парочка металлургических комбинатов также располагалась на побережье.

Сейчас всё побережье были формально захвачено. «Формально», потому что хаоситы захватили всю прибрежную полосу, перебив или «изменив» всех людей, а в последствии сами ушли вглубь континента, спасаясь от постоянных бомбардировок нашего флота.

Зеленым цветом было подсвечено несколько «островков» на красно-серой простыне, вокруг тех самых шахтерских посёлков. Шахтерам невольно повезло. Первые поселенцы возводили их, обнеся высокими заборами, так как в те времена в горах водилось множество хищников. Это потом уже они были истреблены практически под ноль, а часть стен разобраны за ненадобностью или оставались внутри сильно разросшегося жилого сектора, но тем не менее, шахтеры и немногочисленные оставшиеся военные умудрились укрепить то, что осталось и сейчас находились в натуральной осаде.

Это всё, что было доступно мне в качестве вводной информации. Да, над Ганзой сейчас висел на орбите наш флот, точнее та часть, которая не караулила врага около Ласкового и не гоняла тварей в Северном и Южном. Да, над ним постоянно барражировала авиация, откликаясь на запросы обороняющихся войск и уничтожая все остальные выявленные группировки. Глубокие ущелья и ограниченная видимость всячески этому препятствовала, но Имперские силы делали всё что могли.

А вот не могли они сказать мне, где находились нужные мне «элитные» одержимые, которые командовали этим вторжением. То, что они выжили после перебивания подводных тоннелей и находились сейчас на Ганзе, управляя и координируя рядовыми «одержимыми» — было очевидно. По действиям этих самых одержимых.

Вот и мне приходилось опираться исключительно на эти косвенные признаки, активность вражеских войск, гадая и предполагая. Я указал на зеленое пятно, полностью окруженное красным цветом.

— Посёлок Высокогорный. Собственность корпорации «Рапсодия Металл». В мирное время — четырнадцать тысяч населения. В настоящий момент, согласно донесениям — сорок шесть тысяч. В основном женщин и детей, эвакуированных из близлежащих, более мелких и недостаточно защищенных селений. Посадочная площадка под контролем хаоситов. Было несколько попыток эвакуации, но после обработки площадки огнем при посадке спасательных кораблей тут же появлялись «измененные» из пещер поблизости. Толщина скальной породы не позволяет обвалить своды, без нанесения непоправимого ущерба самому селению. Согласно аналитикам флота, стратегия хаоситов нехитрая. Если не получается захватить плацдарм прямой атакой, то они его обходят и идут дальше. А по окруженному противнику непрерывно работает вторая волна. Непрерывно и мощно.

Я посмотрел на внимательно слушающих ребят. Все были сосредоточены и серьезны.

— А вот действия второй волны уже отличаются от тупого заваливания массой. Это может означать, что им руководят те самые Демоны, которые нам и нужны. Сейчас есть несколько окруженных поселений. Высокогорный я выбрал по той причине, что вторая волна врага, подошедшая к посёлку, по статистике, самая эффективная. На окончательный захват наших островков сопротивления этой группировке хватает два-три дня. Коственно это подтверждает наличие в группе Демона-командира. Есть еще видео плохого качества с ранее уничтоженного посёлка, где, скорее всего, запечатлён нужный нам хаосит. Один день с их подхода уже прошёл. Пока, ситуация контролируется. У нас есть восемь часов до высадки. Рекомендую выспаться. Я не знаю, сколько нам понадобится время на всю операцию.

Я замолчал, размышляя, можно ли говорить всё или лучше промолчать. С другой стороны — все взрослые люди и права недоговаривать или вводить в заблуждение у меня нет. Я вздохнул и продолжил.

— И да, дамы и господа. Это билет в один конец. Если мы не справимся, забрать оттуда нас, скорее всего не смогут. Так что мне нужны добровольцы.

Смирнов, до этого сохраняющий серьёзное выражения лица, внезапно, заржал. Улыбнулась Райли и, даже, Инесса. Дернулась щека у Тадаси, что также можно было принять за сдерживаемое веселье.

— Вы чего? — удивился я.

— Ну, ты такой сейчас пафосный и героический. Готов на самопожертвование, ради жизни невинных, — смеялся Пашка.

— Ну да, — согласился я. — Но что в этом смешного?

— А то, что какого Хаоса ты решил, что мы останемся в стороне от этого? Ты за кого нас, вообще принимаешь? Это настолько тупо, что даже смешно! — вопреки словам, улыбка сошла с лица Пашки.

— Не понял, — нахмурился я.

— Что ты не понял, Антон? — ввязалась ван Дассел. — Хочешь ли ты или нет, хотели ли мы этого или нет, но мы сейчас одна команда. Одна отличная, слаженно действующая команда. Убери любого из нас — и эффективность упадёт в разы. Думаешь, мы можем это тебе или себе позволить?

— Господин прайм лейтенант всё правильно говорит, — подал голос Тадаси и все удивленно повернулись к нему. Каждый раз, когда японец открывал рот и говорил больше одного-двух слов, до сих пор считалось знаменательным событием. — Антон, ты обижаешь нас таким предложением!

Я улыбнулся.

— Самурайский долг тяжелей горы, а смерть легче пуха на пути воина. Умеющий достойно умереть, будет достойно жить. Так? — вспомнил я изречение из кодекса Буси-до.

Тадаси просто скинул, соглашаясь. Свой лимит слов он исчерпал на пару недель вперед.

— Когда же ты поймешь, Ноу… Антон, — вмешалась Инесса непривычно тихим голосом. — Теперь мы вместе навсегда! До победы или смерти!

У меня еще много было что сказать. Но почему-то запершило в горле и защемило в груди. Кажется, у меня действительно получилось сформировать костяк моей будущей победоносной армии. Пускай, пока немногочисленной, но исключительно преданной, да и, честно говоря, весьма мощной. Кроме этого, немногочисленное, но не менее ценное пополнение, всё еще ожидает на планете Нобель. Я ни на мгновение не забыл об ожидающих там друзьях и доверившихся мне детях. Нужно побыстрее всё закончить здесь, чтобы улететь туда. Для этого всего-то нужно очистить Рапсодию от демонов. От всех двухста миллионов…

— Все свободны! — кивнул я. — Встречаемся через семь часов в посадочном ангаре В-3. Еще раз повторюсь. Постарайтесь отдохнуть, битва будет серьёзной…

Все кивнули и начали подниматься на ноги. Я развернулся, чтобы направиться в душ, когда меня окликнули.

— Антон!

Я повернулся. Это была улыбающаяся Райли.

— Я что хотела сказать, — девушка подошла поближе. — Я, вообще-то, отоспалась достаточно, мне будет достаточно и пары часов. Как насчет того, чтобы потратить остальные четыре на что-то более приятное, чем сон? — она, как будто случайно, потянулась, обхватывая себя руками, отчего её немаленькая грудь завлекательно приподнялась и сжалась, собираясь выпрыгнуть из маленького топа прямо здесь и сейчас.

Я открыл рот для ответа, но наткнулся на холодные голубые глаза стоящей за спиной у Райли Инессы и судорожно сглотнул, пытаясь сориентироваться в ситуации.


Глава XVII


Я осмотрелся. Все взгляды, сейчас, были направлены на меня. Царило гробовое молчание.

Кроме девушек, на меня смотрел еще и Пашка. Без улыбки. И Тадаси, понятное дело, тоже с каменным выражением лица. Восемь часов до битвы, которую я, возможно, не переживу. Две потрясающе красивые сексуальные девушки, кажется, готовые на всё. Которые, также как и я, могут погибнуть.

Два друга, которые испытывают, похоже, какие-то чувства к этим девушкам. Которые тоже могут не пережить этой операции. И любое мое решение обидит кого-то из этих, таких близких мне людей. К Хаосу такой выбор! Мне с Демонами воевать легче, честное слово!

Может плюнуть на всё? И на всех! Подхватить на руки красотку Райли и пуститься во все тяжкие на целых шесть часов, чтобы отключить мозг и разгрузить тело?! А дальше — хоть трава не расти!

Я грустно улыбнулся. Ответственность… Эта грёбанная ответственность за себя и других не позволяла мне просто отпустить себя и плыть и по течению. Вся моя недолгая жизнь была подчинена ограничениям, чёткому распорядку, планированию и чёткому исполнению задуманного, не опуская ни одной мелочи из плана. Иначе, из безродного сироты не получился бы лучший курсант Военной Академии!

Когда-то, давным-давно, кажется в другой жизни, покойный инквизитор Хокус, в редкую минуту воспоминаний о былом рассказал мне про одно интересное, и очень распространённое в военном обществе Империи, выражение. Которое звучит, как: «Война всё спишет».

Он, как всегда, долго философствовал, сидя на своём жёстком стуле в «Домике Инквизитора» в Академии, но суть была вот в чём.

Во время тяжёлых испытаний, которые вызваны войной, непродуманные поступки, ошибки, промахи в каких-либо повседневных делах не считаются серьёзными. Броситься очертя голову навстречу случайному, непроверенному чувству, без страха перед ошибкой и раскаянием — война всё спишет. Будто, само слово «война» уже содержит в себе искушение любого поступка.

Это было сказано, как пример ошибочного мышления. Сам инквизитор, любимое выражение которого, как известно, было: «Человеческая плоть слаба!», привёл этот пример как подтверждение той самой «слабости плоти». Обычный человек не в силах противиться искушению… да всего! Именно поэтому, Хаосу так легко захватить человеческий тело и разум. Если этот человек, конечно, не инквизитор…

Да, безусловно, некоторый фатализм присутствовал и в инквизиции, но он был каким-то более… конструктивным, что ли. Инквизиторы искренне верили в свою избранность и непогрешимость, верили в неизбежную победу над Хаосом и уверенно шли по избранному пути. А фатализм выражения: «Война всё спишет!», так любимого обычными людьми-участниками боевых действий для Одарённых был слишком… унизительным?

Я и вспомнил-то это только из-за откровенно веселящейся морды Андерсена неподалёку. Вот он, вроде простой человек с непростыми навыками. Уверен, даже он не сотворит непотребное, прикрываясь этим дурацким выражением. Как же может сделать это будущий Император?

Я принял решение.

— Приказываю всем выспаться! — максимально жёстко и громко объявил я, глядя, как изменяются лица друзей. — Это касается всех! Да-да, это именно приказ!

Улыбка сошла с лица Райли, от неё мгновенно повеяло холодом и обидой отвергнутой женщины. Инесса выглядела растерянной, как будто она не ожидала от меня такого поступка. Да я и сам, если честно, от себя такого не ожидал. Какой мужик в здравом уме откажется от такой шикарной женщины, как прайм-лейтенант Райли ван Дассел?

На лицо Пашки вернулась улыбка, тоже слегка непонимающая, он даже покрути пальцем у виска, высказывая своё отношение к происходящему. Выражение лица Тадаси, как будто не изменилась, но в глазах у него проскользнуло что-то вроде благодарности. Нужно с этим что-то делать. Райли действительно очень интересна мне, как женщина. И Инесса тоже… К Хаосу! Всё потом!!!

Не дождавшись реакции или возражений, я махнул Эрику, чтобы он следовал за мной и, резко повернувшись кругом, вышел из спортзала, пока я сам не передумал.

Идя по длинным коридорам флагмана адмирала Ланге, я крыл себя последними словами. Я не знаю, как там у инквизиторов, но у восемнадцатилетнего молодого мужчины плоть была слаба… еще как слаба! Я хотел провести время с шикарной дамой, а не ворочаться в узкой корабельной койке, в тысячный раз прокручивая план предстоящего сражения. Мне еще два года, по-хорошему, нужно было быть курсантом. Именно последние годы в Академии, курсанты отрывались во всю, накапливая впечатления перед «взрослой жизнью» и даже этого я был лишен.

Как стать Императором обычному человеку со своими слабостями, надеждами и желаниями? Как, к Хаосу?!!

Дойдя до каюты, я с размаху, не разуваясь упал на койку, так, что она жалобно заскрипела под моим весом и с ненавистью уставился в потолок, точнее, в кровать второго яруса, на которой располагался Эрик.

Картер тихо подошёл ко мне и присел на край, бесцеремонно стянув с меня ботинки и аккуратно поставив рядом.

— Ты всё правильно сделал, Антон! — негромко проговорил он.

— Да я знаю, Эрик! Знаю! — практически выкрикнул я. — Но я не хочу постоянно поступать правильно! Я всего лишь человек! У меня тоже есть… слабости!

Картер улыбнулся. Приступы слабости у меня практически не случались. Да и не было это слабостями, в обычном понимании этого слова. Так, секунды сомнения в правильности выбора моего жизненного пути. Ни единого раза в жизни я не поддался меланхолии и Эрик это прекрасно знал! Также он знал, что он единственный человек в мире… уже, после Хокуса, с кем я мог позволить проявит такие чувства.

Эрик тихо рассмеялся.

— Не говори ерунды! Нет у тебя слабостей, уж я бы об этом точно знал! Спи уже… человек! Я тебе приказываю! Неизвестно, когда такая возможность представится! И знай, чтобы не произошло я, и все остальные будут всегда на твоей стороне, чтобы ты не думал, или чтобы они не чувствовали. Потому что ты — наш лидер и есть в тебе что-то особенное, что заставляет тебе верить. Сразу и безоговорочно! Отличное свойство, как для будущего Императора!

— Вряд ли это получится, — сказал я. — Нервы, к Хаосу, не дадут! Но, спасибо за доверие… друг!

И, неожиданно для самого себя, сразу после этих слов, вопреки перевозбуждению, я тут же провалился в крепкий сон…

* * *
— Попрыгали! — бодрый голос капитана Андерсена гулко разнёсся под сводами огромного ангара. Двадцать один «зелёный берет» — всё, что осталось от его подразделения после месяца войны, привычно несколько раз подпрыгнули, чтобы проверить ничего ли из снаряжения не гремит.

Как по мне — излишне в режиме открытого боя, но традиции есть традиции. Большую часть обычных заданий «береты» проводят в тылу врага, среди многократно превосходящего численностью противника, где любой излишний шум от одного бойца грозит обнаружением и ликвидацией всей группы.

А еще, привычные вещи успокаивают. В отличие от Одарённых, обычного человека очень легко убить. И не спасут его не медики ни Эссенс. Которого, к слову, не появилось и у нас. Адмирал Ланге был непреклонен. Весь имеющийся Эссенс был расписан среди навигаторов кораблей флота. И, как он говорил, не было ни одной лишней дозы. Был чёткий план перемещений и запаса чудесной эссенции было в обрез. Рисковать тысячами жизней и ценными имперскими кораблями адмирал не собирался. Ведь он был, в первую очередь флотоводец и заботился о своих.

Я, совместно с ван Дассел попытался выбить несколько таблеток, даже использовал упоминание имени Инквизиции, но упрямый скандинав стоял на своём. Прямо нарушая Устав, отказывая инквизитору, он был готов ответить перед трибуналом, но после операции. Кстати, по тому же Уставу, я имел полное право сместить его с руководства и, даже согласно уже Кодекса Инквизиции, устранить физически, но по понятным причинам не стал.

Меня это сильно раздражало, но я понимал, что он прав. С одной стороны, от моих дальнейших действий зависит судьба Рапсодии. Но это, фактически, касалось только жизней её мирных жителей. В случае моего успеха или неуспеха — флот должен был отсюда улететь. Так или иначе. Оставив мёртвую планету с потоками лавы из пробудившихся вулканов или освобождённую от влияния Хаоса.

Поэтому, мы могли рассчитывать только на себя и свои силы. Я, впрочем, уже начал к этому привыкать. Как говорил Пашка: «Помоги себе сам!» И да, когда закончится вся это заваруха, мне жизненно необходимо создать свой, личный, запас Эссенса. Я совсем не хочу из-за переутомления потерять кого-то из друзей.

Я окинул взглядом свою «личную гвардию». Все были в сборе, все были готовы. Выглядели все по-разному, но, похоже, мой приказ они выполнили и выспались, так, как лица были свежи и глаза блестели в предвкушении хорошей драки.

Все Одарённые стояли передо мной в каком-то подобии строя. «Подобии», потому что они стояли почти в ряд, в положении «вольно» и старательно делали вид, что занимаются чем-то важным, изредка бросая на меня косые взгляды. Рядом с ними находились их Тени, всячески помогая своим Господам показательно меня игнорировать.

Тадаси полировал мягкой тряпочкой свой силовой меч. Уверен, что его клинок лучше любого зеркала мог показывать окружающую действительность, но японец абсолютно невозмутимо продолжал натирать его дальше. Его Тень, Хироки, бережно двумя пальцами держал второй меч, чтобы подать Господину, когда тот закончит с первым.

Пашка всё-таки раздобыл себе ручной пулемет. Не ту стационарную дуру, с которой он баловался в прошлом бою, а штатный гвардейский «РПК-12022». Огнестрельное оружие успешно пережило тысячелетия войн, и, несмотря на новые технологии успешно применялось в войсках. Более того, именно в нынешней войне оно показало свои преимущества перед стандартными лазерниками пехоты. Тонкий луч лазера, иногда, даже при попадании в голову не останавливал одержимого. Что говорить о попадании в корпус? А вот разрывные пули действовали великолепно, отрывая конечности и взрывая головы тварей как переспевший арбуз!

А еще, Смирнов никогда не любил рукопашную схватку. От неё синяки появлялись. Он и стрелять не очень-то любил, но умел. Так как его Тень, Михаил, ставил вопрос жёстко — или в тир или на ринг, то чаще всего выбирался тир. Снайпером Пашка не стал, но навыки стрельбы у него были выше уровня обычного гвардейца. А еще он почем-то любил большие пушки.

Кожедуб рядом с ним и походил на вьючного осла. Мало того, что выбрал себе два гранатомета и тяжёлую штурмовую винтовку, так он еще и нагрузился боеприпасом «за себя и того парня», точнее Господина. Его и так широкая приземистая фигура напоминала сейчас безумного гнома-оружейника с торчащими во все стороны стволами. Мог бы возникнуть вопрос, как он со всем этим воевать собрался, но зная «дядю Мишу», уверен, он справится.

Для своего основного поражающего фактора — ментальных атак, Пашка должен находиться во второй линии, в безопасности. Если при этом он будет причинять врагу еще и урон стрелковым оружием, то это будет только в плюс, так что я не возражал.

Инесса взяла себе штурмовую винтовку и сейчас неодобрительно смотрела на меня из-под шлема, нахмурившись. Она-то чем недовольна? К Хаосу, потом будем разбираться с нежными девичьими чувствами. Если это «потом» наступит. Фон Таубе была моей основной боевой единицей в открытом бою и винтовка, в принципе, была ей ни к чему. Её оружием был её мозг. Ну, и её Дар, конечно. Здоровяк Ганс рядом выглядел как огромная наседка на стероидах, защищающая своего птенца.

Ван Райли. Расслабленная стойка. Руки, скрещены на груди. Неотрывный взгляд зелёных глаз следит за каждым моим движением. Выражение лица задумчивое и оценивающее. Вроде, обиды не видно. Взгляд опытного профессионала, готового к работе. Надеюсь, я правильно понял её настроение. Невозмутимый Кройф со своим «слонобоем» пристроился за её спиной и рассеянно рассматривает строящихся «беретов».

— Господин аколит! 1-й отряд спецназначения 198-го десантного полка готов! Командир отряда капитан Андерсен! — тут как тут образовался Томас. — Грузимся?

Он кивнул на откинутую аппарель десантного «Ястреба-44». Четыре таких десантных корабля были выделены для нашей операции. Кроме этого, нас должны были сопровождать две эскадрильи аэрокосмических штурмовиков, чьей задачей было расчистить нам плацдарм.

Местные были предупреждены и ждали нас с нетерпением и, внезапно возникшей, надеждой. Я уверен они видели ситуацию на континенте и уже смирились с судьбой, готовясь отдать свои жизни подороже, а тут судьба преподнесла им такой, по истине чудесный, второй шанс. Со своей стороны, они также должны были оказать содействие всеми своими небольшими силами, для успешной высадки моей команды.

— Ждем адмирала! — покачал головой я и посмотрел на хронометр. Пол минуты до его прихода.

И, практически, с точностью до секунды, Ланге вошел в ангар с небольшой свитой, среди которой был, уже вполне бодрый, полковник Кархер.

— Сми-и-ирна! — протяжно скомандовал Андерсен, и «береты» вытянулись по струнке.

Одарённые лениво посмотрели на входящее начальство и расслабленно сменили опорную ногу. За месяц формального пребывания в рядах Инквизиции, ребята научились самому главному — ни один военный, не смотря ни на звание, ни на титул, не имеет над ними власти. Есть только один человек, чьи приказы нужно выполнять. И этот человек — я.

— Адмирал! — поприветствовал я кивком головы Ланге, затем перевел взгляд и кивнул еще раз. — Полковник!

Ланге нахмурился.

— Вот скажи мне, Йохан! — обратился он к полковнику. — Как годы дрессуры в Академии, можно похерить парой недель в статусе аколитов? Никакого уважения к старшим по званию!

Кархер улыбнулся.

— Ну, во-первых, они заслужили эту привилегию, а во-вторых, Гуннар, у них, по сути, нет уже никаких званий! Они так и останутся вечными курсантами. Ну, кроме бывшей «киски», которую, фактически, разжаловали! — он подмигнул Райли, на что получил презрительный взгляд и гневное фырканье в ответ.

— Может вы перестанете оскорблять моих людей, и мы перейдем к делу? — поднял бровь я.

— О! А волчонок-то с зубами! — улыбнулся адмирал. — Не обижайся Антон. И вы тоже, господа аколиты. Мы все нервничаем и понимаем, какая на вас сейчас ответственность. И всего-навсего хотим немного разрядить обстановку!

— При всём уважении, но у вас не получилось, Ваше Светлость! — буркнула Райли.

— Извините, пр… аколит Райли! — улыбнулся Ланге. — Я согласен с Антоном, давайте перейдем к делу!

Ван Дассел кивнула и прищурилась, настраиваясь на рабочий лад. Все остальные Одарённые также внутренне и внешне собрались для впитывания последних… нет не приказов, приказы тут отдаю я, а полезной информации о взаимодействии с флотом.

Старый адмирал вздохнул и произнёс.

— Хочу начать с того, что в случае вашей неудачи, мы не сможем вас эвакуировать с планеты. Вы должны это понимать. Вы должны понимать, что альтернатива вашей победе — смерть! Как бы пафосно это не звучало…

Он замолк и окинул нас взглядом, пытаясь понять, дошло ли до нас это мрачное послание. Внезапно, взял слово Пашка.

— При всём уважении, господин адмирал, но мы сами — смерть! Пускай хаоситы переживают!

Я посмотрел на посветлевшие лица не только Одарённых, но и внимательно вслушивающихся «беретов» и, внезапно понял, что ребята не шутят и сами искренне в это верят. Мы и есть сама Смерть…


Глава XVIII


Дикая вибрация корпуса десантного бота при входе в плотные слои атмосферы заставляла крепко сжимать зубы, дабы они не раскрошились до высадки. Пилот «Ястреба» шёл на посадку по максимально прямой траектории, пытаясь максимально уменьшить время нахождения в воздухе.

Никаких противозенитных маневров, никакого аккуратного и плавного планирования, сейчас мы просто камнем падали в горы Ганзы, стараясь быстрее достичь зоны высадки. Всё еще было непонятно, как, и главное, чем, хаоситы сбивают нашу авиацию, но такая возможность у них точно была. Началось это с уничтожения штабных генералов над просторами Северного континента и продолжилось далее. Один-два аэрокосмических штурмовика стабильно не возвращались с задания.

По рассказам товарищей, которым повезло выжить, летательные аппараты, без всякой видимой причины просто разваливались в воздухе. Поэтому, единственное, что мы могли сделать — это постараться меньше времени находиться в воздухе.

Я с трудом повернул голову, посмотрев в «десантный монитор». Понятное дело, в боевой машине десанта отсутствовали иллюминаторы, исключительно перед пилотом была узкая смотровая щель, залитая сверхпрочным прозрачным пластиком на случай выхода из строя навигационной аппаратуры. Для десанта, точнее для его командира, перед глазами был небольшой монитор, показывающий часть окружающей обстановки.

Остальной десант был слеп и глух. Сами бойцы подозревали, что это было сделано специально. Зачем солдату знать, когда смерть доберется до него? А если пронесет — то он просто выбежит по скинутой аппарели и ринется в бой… чтобы погибнуть уже на земле.

Авиация поработала на славу. Кажется, сама скальная порода раскалилась после ракетно-бомбового удара, нанесенного по месту нашей предполагаемой высадки. Чёрное пятно выделялось среди белой простыни снега.

Посёлок Высокогорный не зря носил своё название. Он находился на высоте 4543 м над уровнем моря. Из курса физики мне было известно, что с повышением высоты над уровнем моря атмосферное давление падает. Если до высоты 500 метров никаких значительных изменений этого показателя не наблюдается, то при достижении 5000 метров атмосферное давление уменьшается почти вдвое. С уменьшением атмосферного давления падает и парциальное давление кислорода в воздушной смеси, что моментально сказывается на работоспособности человеческого организма.

Еще я помнил, что до высоты в 3500–4000 метров организм сам компенсирует нехватку кислорода, поступающего в лёгкие, за счёт учащения дыхания и увеличения объёма вдыхаемого воздуха. Дальнейший набор высоты, для полной компенсации негативного воздействия, требует использования лекарственных средств и кислородного оборудования.

Если местные жители давно акклиматизировались, то нас ожидал определенный дискомфорт. На той высоте, где располагался Высокогорный мы вполне могли словить «горную болезнь». Со всеми «приятными симптомами» в виде: нарушения дыхания, удушья и прочих прелестей.

Тащить же кислородный баллон с кислородной маской с собой, вдобавок ко всей снаряге никто не собирался. Надежда была на тренированные тела Одарённых, «береты» же также рассчитывали на свою тренированную «физуху». «Слабым звеном» оставался Пашка, который, неожиданно, обиделся на шутки в свой адрес и пообещал засунуть последнему шутнику предложенный кислородный баллон в задний проход. Так что оставалось надеяться, что никто не бухнется в обморок.

— «Ордо-Один»! Это «Ястреб-Один»! Шесть минут до высадки! Входим в зону потенциального действия ПВО! — раздался в наушнике голос нашего пилота.

Им был, кстати, сам командир десантной флотилии, целый коммандер. Согласно своей должности, он уже не обязан был водить десантные корабли в бой самостоятельно, но в нашем случае сделал исключение. Пожилой невысокий мужчина не произвел на меня сильного впечатления на орбите, но сейчас я был впечатлён.

Честно говоря, я был полностью уверен, что при такой скорости и траектории мы просто врежемся в скальную породу, не успев оттормозиться. И, в очередной раз, похвалил про себя то ли предусмотрительность, то ли жадность имперских конструкторов, которые обделили мониторами остальных десантников. Незачем им видеть свою приближающуюся смерть. Сидящий же рядом Эрик просто прикрыл глаза и, делал вид, что он спокойно спит.

— «Ястреб-Один!» Это «Ястреб-Четыре!» Мы потеряли «Ястреб-Восемь!» — раздался в эфире напряженный женский голос. Началось! У меня похолодело внутри, я судорожно попытался вспомнить схему посадки в боты. «Восьмерка» была пустой. Ну, кроме двух имперских пилотов. Десанта внутри не было.

— Принято «Ястреб-Четыре!» Внимание! Всем бортам! Увеличить скорость спуска!

Увеличить?!! Я не поверил своим ушам! Куда еще увеличивать?!

Приближающаяся земля завертелась и запрыгала по экрану. Кажется, пилот всё-таки решил добавить противовоздушный маневр. Пустой желудок, который подпрыгнул к самому горлу, только подтвердил мои предположения.

— «Ястреб-Один!» Это «Ястреб-Пять!» Мы потеряли «Ястреб-Девять!» — доложил, на этот раз, уже мужской голос. Еще одна «пустышка», Слава Императору! А ведь на ложных целях настоял именно адмирал Ланге! Век живи — век учись!

Еще несколько минут стремительного спуска, за которые мы потеряли еще один «Ястреб». Удача была на нашей стороне, и он тоже оказался без десанта. И вот раздался голос коммандера.

— «Ордо-Один»! Это «Ястреб-Один»! Готовность тридцать секунд! — голос старого пилота был бесстрастным и уверенным. Мне бы его уверенность!

Тридцать секунд растянулись в бесконечность. Вот машину резко тряхнуло, когда пилот дал полную мощность на тормозные двигатели, после чего у меня чуть не выпрыгнули глаза из глазниц. Земля притормозила своё стремительное движение мне в лицо, желудок несколько раз дёрнулся туда-сюда по инерции, и я мысленно похвалил себя, за то, что не наполнил его перед полётом. Корпус корабля скрипел и стонал, не рассчитанный на такие дикие перегрузки, а что было говорить о человеческих телах!

Придавленный к креслу ускорением, с впившимися в тело ремнями, не способный даже пошевелить пальцем руки я с ужасом представил пилота, который в настоящий момент не мог просто страдать от перегрузок, как мы. Он должен был сажать корабль!

— Касание! — голос коммандера был страшен, было ощущение, что он говорит на последнем издыхании. Удар!!! К моему глубочайшему изумлению, корабль не развалился, мы не врезались в скалу, а приземлились, хоть и жёстко, но целыми.

— Группа «Ордо»! На выход! — я хлопнул рукой по бляшке противоперегрузочного ремня, сбрасывая его, подхватил из фиксатора винтовку и бросился к выходу. Так как наши с Эриком кресла были крайними, в глубине десантного отсека, то десантный бот мы покинули последними.

Двадцать пять посадочных мест были заняты частично. Это была уже моя инициатива. Наше самое мощное оружие сейчас — мы сами, Одарённые! А бабушка Смирнова учила внука «не складывать яйца в одну корзину». Мне очень понравилось это выражение, в своё время. Поэтому пара Одарённый-Тень была разбавлена четверкой «беретов» и распихана по пяти же десантным кораблям.

Андерсен летел со мной и сейчас, также, как и я, предварительно осмотревшись, задрал голову, пытаясь понять все ли наши корабли целы. Наш бот приземлился первым, сейчас справа и слева падали другие корабли. Их пилоты, судя по всему, не обладали таким мастерством, как их командир, высадивший мою драгоценную задницу, поэтому у двух кораблей из оставшихся четырёх возникли проблемы. Оба слишком быстро соприкоснулись с землей и, если у одного просто поломало опоры, то второй буквально смяло, он проехался по скальному грунту и с него повалил дым…

Я открыл рот и, буквально захлебнулся от недостатка воздуха. Лёгкие судорожно пытались втянуть его достаточное количество, но он был слишком разрежен. Я просто ткнул пальцем в дымящийся корабль, пытаясь сообразить, чей это корабль.

— Кто?!

— Тройка! — выдохнул Андерсен. — Фон Таубе!

Пожри меня Хаос! Инесса! Моё основное оружие против массы хаоситов! Я осмотрелся. Каменистое плато, бывший космодром посёлка, использованное нами для высадки имело размер примерно два квадратных километров. С трёх сторон оно было окружено отвесными скалами, а с четвёртой виднелись стены посёлка. На моих глазах, открылись высокие ворота и оттуда выкатилось два бронетранспортёра на странных высоких и широких колёсах, видимо, для работы в снегах. Несколько десятков тёмных фигурок также двинулись в нашу сторону. Торжественный комитет по встрече!

Но, был еще один «комитет». И он сейчас выползал из расселин и пещер, во множестве прорезавших скальный массив, окаймляющий нашу посадочную площадку. Авиация выжгла всё живое на поверхности, но не смогла достать хаоситов, ушедших под землю и теперь они с воем рвались наружу, собираясь добраться до тёплого человеческого мяса…

Я прикинул «на глаз» расстояние. Около трёхсот метров до людей и около двухсот до хаоситов. И да, одержимые двигались гораздо быстрее людей!

— «Ордо-Один», удачи! Внимание, покиньте зону взлёта! — убедившись, что мы отбежали прочь на достаточное расстояние, храбрый коммандер поднял птичку вверх, уводя борт из зоны конфликта. С такой же сумасшедшей перегрузкой, как и садился, «Ястреб» взмыл вверх, стараясь побыстрее уйти из зоны поражения. Железный человек!

Два других бота также стартанули, оставив на земле два повреждённых собрата.

— «Ордо-Два»! Это «Ордо-Один»! Приём! — я смотрел на медленно разгорающийся корабль и молил Императора о чуде! — Инесса, Хаос тебя задери! Отзовись!

Вокруг раздались сначала одиночные выстрелы, затем они превратились в очереди, забухали гранатомёты, в рядах несущейся на нас толпы изменённых начали рваться гранты. «береты» вступили в огневой контакт с противником.

— Это «Ордо-Четыре»! Я разберусь, командуй! — это была умница Райли. Ну, раз она сказала, что разберется, то в этом можно быть уверенным.

Я еще раз оценил обстановку. Горящий «Ястреб» находился чуть в стороне от нашего пути к посёлку, но тем не менее, нам чертовски повезло, что он не укатился в сторону врага. Нет, мы бы всё равно попытались отбить нашу подругу, ведь мы своих не бросаем, но успех этого мероприятия был бы, мягко говоря, сомнительным.

Я заглянул в Лимб. Уже такие знакомые тускло-багровые силуэты одержимых, два ярких пятна «поводырей» вдалеке и еще четыре незнакомые яркие ауры «элитных» одержимых. Судя по всему, «поводыри» направляли толпу «мяса» на нас, даже не выходя из-под земли, благо расстояние позволяло. А вот незнакомцы с яркой аурой были на поверхности и быстро двигались в нашу сторону. Я вернул зрение в «наш мир», но не увидел ничего странного среди рвущейся к нам толпы «рядовых» хаоситов. Самое главное я увидел. «Высшего» Демона рядом не было и это радовало…

— Андерсен! Отходим! — я махнул в нужную сторону, и капитан понятливо кивнул, отдавая необходимые приказы.

Мы, перейдя на лёгкий бег, продолжая отстреливаться навскидку двинулись в сторону спасительных ворот, забирая немного вправо, чтобы пройти мимо потерпевшего крушение десантного корабля, чтобы оказать необходимую подержку ван Дассел.

Краем глаза я заметил, сверкающую фигуру «боевой формы» Тадаси, привычно прикрывшего меня со стороны вероятного нападения противника. Пашка, не выпускающий пулемет замер, глядя на приближающихся одержимых. Рядом поливал огнём надвигающихся хаоситов его невозмутимая Тень. Группа Смирнова высадилась ближе к посёлку и сейчас он дожидался, когда я и мои люди добегут до меня. Именно его десантный бот был вторым, неудачно приземлившимся и рядом с бойцами в зеленой броне я заметил двух пилотов в синих флотских комбинезонах. Все живы и, кажется, здоровы.

Я хотел спросить, какого Хаоса он остановился, но быстро повернув голову понял причину его секундной заминки. В рядах хаоситов возникло непонятное движение. Несколько бегущих впереди индивидов резко развернулись и набросились на своих товарищей, создав затор. Когда я поравнялся с другом, в пустые глаза его вернулся разум и он, глядя на дело рук… то есть мозга своего, довольно улыбнулся. Я, экономя драгоценный воздух, просто показал большой палец и махнул рукой, приглашая его последовать за мной. Пашка кивнул, что-то крикнул Михаилу, тот передал приказ находящимся рядом «беретам», и их группа присоединилась к нашему отступлению.

До разрушенного «Ястреба» оставалось еще пару десятков метров, когда с грохотом упала его аппарель, сброшенная в ручном аварийном режиме изнутри. Оттуда сразу же вырвался дым и показались две фигуры. Ван Дассел тащила на себе человека. Судя по его огромным размерам, это была явно не Инесса. Сделав несколько шагов вниз по трапу, когда дым рассеялся, я увидел, что Райли тащит на себе Шнайдера, который, вроде бы, даже самостоятельно передвигает ноги. Где же Инесса?

Как будто услышав мой немой вопрос из дыма показалась девушка. Лицо покрыто гарью, светлые локоны, торчащие из-под тактического шлема частично подпалены, но он также тащила на себе два здоровенных спецназера. К ней тут же бросились их товарищи и она, с видимым облегчением, передала раненых здоровяков их товарищам.

— Остальные мертвы! — ответила она на незаданный вслух вопрос капитану Андерсену и развернулась в сторону приближающегося врага.

Яркие голубые глаза прикрыли веки, окружающая температура вокруг и так была далеко за минус, поэтому я не ощутил дискомфорта, предшествующего применению её Дара. Холодные ветра высокогорья также не заметили своего «собрата». А затем вспучился скальный грунт под ногами… или конечностями, надвигающихся одержимых и во все стороны полетели камни, работая не хуже снарядов, сбивая хаоситов с ног и отрывая конечности.

Девочка в порядке и это радует! Перемолотые и перемешанные с грунтом тела измененных создали естественную преграду, замедлившую их приближение. Воспользовавшись этим, мы продолжили движение к посёлку, чуть медленнее, так как теперь у нас на руках были раненые.

— Сзади!!! Осторожно!!! — закричал кто-то из «беретов» и я мгновенно обернулся.

Видимо, эти были те яркие алые пятна, что я не смог идентифицировать на астральном плане. Без малейших усилий, четыре смазанные тени перемахнули через гору трупов своих несчастных товарищей и ринулись к нам. Их скорость была… впечатляющей.

Я не смог разглядеть каким образом, но ближайшие к ним два «берета» буквально взорвались кровавыми взрывами и в сторону полетели оторванные конечности. А вот следующим на их пути был Тадаси. Райли не успевала к напарнику, она только успела отдать Ганса «беретам», поэтому японец был вынужден вступить в бой в одиночку.

И первое что я увидел — это была красная кровь из серебристого тела друга, капли которой полетели во все стороны, как в замедленной сьемке, в тот момент, когда две «тени» вступили с ним в контакт. Учитывая крепость кожи «физика», это было невероятным!

Две «тени», задержавшиеся для уничтожения бойцов Андерсена, также быстро сокращали дистанцию. Райли до Накамуро метров сорок, а мне — около двадцати. Группа поселенцев почти приблизилась к нам, открытые ворота были в прямой видимости, но главным было сейчас не это. Мой друг в беде! На меня накатил привычный гнев и в этот раз я решил его не сдерживать.

Я просто отбросил в сторону винтовку и со свистом выхватил из ножен меч, напружинив ноги для рывка вперед…


Глава XIX


В четыре длинных прыжка я оказался возле сражающегося друга. Это было очень быстро, в другое время я бы точно гордился собой. Однако, сейчас было не до этого — сейчас я просто… наслаждался битвой?

Точно, слово «наслаждаться» сейчас было самым подходящим. Я не сдерживал рвущийся изнутри гнев, я его направлял. Направлял на тех тварей, что сейчас пытались порвать моего друга на части.

Великолепный воин, японец, находясь в «боевом» режиме мог совершить многое, однако один против четырёх таких тварей он, похоже, вряд ли выстоит. Несмотря на мою феноменальную скорость, твари были еще быстрей.

Две отставшие присоединились к своим товаркам до меня. Тадаси был сбит с ног и две твари нависли над ним пытаясь разорвать в клочья, как сделали это с беднягами «беретами» до этого. Накамуро спасло только крепость его тела и его же ловкость. Даже находясь на земле, серебристый силуэт умудрялся частично уходить от ударов и огрызаться сам.

А когда его, наконец, прижали к земле, то тут уже подоспел я.

С ходу врубившись плечом в сидящую на Тадаси тварь, я сбил её на землю, попутно взмахнув мечом, целясь во вторую. Идея сбивать демоническую тварь футбольным броском была так себе. Я тут же поплатился за это, когда острые когти прошлись по моему бронежилету и, походя, сорвали каску с головы, перерубив ремень, и чудом не отрезав мне, при этом, ухо.

Второй же твари, против которой я использовал меч повезло меньше. Она лишилась ноги, начиная с середины бедра и с воем отпрыгнула в сторону, приземлившись на три оставшиеся конечности.

Это было немного странно. Несмотря, что всё это заняло доли секунды, мозг у меня работал ещё быстрее. Я успел оценить толщину бедра и кости изменённого. Его невероятная скорость была не только заслугой Подпространства. Нет, бывшее человеческое тело сильно мутировало, увеличив массу, примерно в два-три раза. И весь это вес приходился на массивные мышцы. Уродец напоминал перекаченного космодеса. Были индивиды среди этих отчаянных, которые проводили всё свое время в тренажерке, увеличиваясь до абсолютно устрашающих размеров.

Бедро же у твари было в два раза больше в диаметре, чем, к примеру, у меня. А разрубил я его сравнительно легко! И это без использования Пузыря, про который я, честно говоря, напрочь забыл, бросившись на помощь другу.

И мой меч… После схватки в Лимбе с Демоном он изменился. Его, ранее чернёное лезвие, сейчас слегка позеленело. Как будто в реальности отобразился тот ярко-зелёный свет, которым он сиял в глубинах Подпространства. Сейчас его лезвие как будто раскалилось, поджаривая капли демонической крови, вот только, испаряясь, они не растворялись в окружающем воздухе, а, похоже, втягивались внутрь лезвия. Втягивались не полностью, а какой-то своей частью, ведь, еще мгновение назад жидкая кровь, после этого, опадала с клинка засохшим бурым порошком.

Ранее, серебристая фигура Такдаси, сейчас полностью покрытая пятнами крови, сочащимися из глубоких порезов, с которым не успевала справляться боевая регенерация, перекатом ушла в сторону и японец рывком вскочил на ноги, приняв боевую стойку. У него оставался один меч из двух, но Накамуро снова был готов к бою.

Однако, у тварей теперь была другая цель — я. Три тени быстро закружились вокруг меня, полностью игнорируя раненного японца, пытаясь достать меня длинными верхними конечностями. Это им частично удалось, в первый раз меня выручил броник, удивительно, но ещё не приведенный в полную негодность, а во второй — когтистая лапа коснулась не меня, а моего меча, тут же лишившись нескольких пальцев.

Твари взвыли и сменили тактику. Они решили броситься на меня все одновременно. Даже та, одноногая, что ждала своего шанса чуть поодаль. Четыре таких демона было бы вполне достаточно для будущего Императора, но их время уже ушло. Ушло для этих, исключительно быстрых и опасных тварей.

Ко мне подоспела подмога.

«Одноножку» сбила прямо в прыжке мутная тень, в которую превращалась красотка Райли в своей боевой форме, они рухнули на землю и там тут же засверкали клинки девушки, обагряя окружающий снег кровью демона.

Одна из трёх оставшихся тварей, внезапно, замерла, потрясённая и начала трясти головой, совсем как собака, которую только что потрепали по башке, вопреки её воле. Сознание всё еще работало чётко и краем глаза я увидел вдалеке выпрямившегося Смирнова, который опустил пулемет и пристально смотрел в нашу сторону. Молодец, Пашка! Взять под полный контроль такую сильную тварь у него еще не получается, но вот ошеломить — уже вполне!

Этого секундного замешательства хватило Тадаси, чтобы в несколько коротких и хорошо поставленных ударов отрубить твари голову. Причём, даже после первого удара, когда у демона включился на полную инстинкт самосохранения, Пашка, похоже, умудрялся «держать» его дальше, не давая действовать с полной эффективности. Этим он очень помог нашему израненному другу.

Я описываю эти все события последовательно, но на самом деле это всё происходило одновременно. Три твари синхронно прыгнули ко мне. Четвертую «задержал» Пашка. В полёте, калеку достала Райли. А две другие уже долетели до меня, пытаясь подмять моё тело под себя.

Настало время Пузыря. Что-то внутри меня яростно сопротивлялось его применению, ведь во время его действия, это не могло со мной взаимодействовать. Это было странным. У меня появлялась скорость, увеличивалась мощь, кажется, всё-таки «упрочнялось» тело, но всё это был не Астральный Двойник. Я не чувствовал «слияния», описываемого друзьями, да и они не видели в Лимбе тени Сущности, которая объединялась с моим физическим телом. Просто моя аура в Лимбе наливалась багровым цветом, и я мгновенно получал все «улучшения».

И да, всё это приходило вместе с гневом и яростью. Сначала, меня это пугало, но теперь я научился их контролировать. Пока… Я не испытывал иллюзий. Ведь каждый следующий такой случай, как увеличивал мою силу, так и заставлял сделать еще один шаг… к предстоящему безумию.

Пузырь!!! Где-то в глубине меня послышался разочарованный рык и тело потеряло «буст», я сразу почувствовал усталость и боль от многочисленных порезов, понял, что броник всё-таки пробили и распороли мне бок, а еще сильно заболела голова — удар по ней не прошёл бесследно.

Но, тварям было еще хуже. Я увернулся в последний момент, а они, промахнувшись грузно осели на заснеженную скалу, разом растеряв поддержку Подпространства. По опыту, я уже знал, что первые мгновения после применения Пузыря — самые важные. Для хаоситов это является сильным шоком и на долю секунды оны становятся уязвимыми.

Уверенный выпад проткнул грудину одной из твари, заставив её завизжать. Тут же выдернув клинок, вторым ударом я снёс ей часть черепа, заставив дёргаться в предсмертных конвульсиях и повернулся к оставшейся.

На моих глазах голова у неё взорвалась красивым кровавым облаком, обрызгав меня с ног до головы. Машинально облизнув губы, я почувствовал вкус крови и с ним прилив сил, от Эссенса в крови демона. Внутри снова довольно заурчал некто, пытаясь опять вылезти наружу и занять своё место у меня в голове.

А вот тут случилось неожиданное. Между рукой и рукояткой меча проскользнуло что-то вроде электрического разряда и меч выпал из, мгновенно онемевшей, руки на землю!!!

Что это, Хаос меня дери?!! И это я не про внезапную смерть твари! Это было как раз понятно. Кройф уже поднимался с земли, поднимая за рукоятку свой «слонобой». Он был точен, как всегда. И, как всегда, чётко выбрал нужный момент для выстрела.

Нет, меня поразила «реакция» меча! То, что это было именно она, я не сомневался. «Реакция» неодушевленного предмета… Казалось бы, бред? Но, по последним событиям я начал понимать, что не всё с моим оружием так просто. Точнее, во мне копилась уверенность, что с ним, всё не просто!

Я вытер рукавом комбинезона лицо и осторожно потянулся к лежащему в снегу клинку. Осторожно прикоснулся к рукояти. Меч встретил меня еще одним разрядом, гораздо менее мощным, чем предыдущий, как будто он обозначал, что это не было случайностью, что он «не доволен» моим поведением.

Я, против воли усмехнулся и прикоснулся третий раз. Уже без происшествий. Пальцы я всё еще плохо чувствовал после шока, поэтому неловко подхватил своё оружие и поднял его с земли.

— Да понял я, понял! — зачем-то вслух произнёс я. — Кровь демонов пить нельзя! Ты очень доступно объяснил!

— Ты с кем это разговариваешь? — Райли, белой тенью возникла рядом, настороженно поводя клинками.

— Да вот желаю лёгкой дороги в Ад этим тварям! — кинул я на мёртвые тела, стараясь отшутиться.

— Ты в порядке? — настороженно посмотрела на меня девушка.

— Я — да! Что с Тадаси?

Мы оба повернулись к японцу, который опустился на одно колено и мерцал, то возвращаясь к обычному телу, то «переключаясь» в боевое.

— Чёртов идиот! — выругалась Райли и тут же переместилась к японцу, помогая ему подняться.

Я осмотрелся. Хаоситы уже преодолели «баррикаду», созданную Инессой и снова бежали к нам. И снова застонало Пространство, перемешивая их плоть с камнем и снегом. Я повернул голову. Инесса уже опускала руки, одержимые снова барахтались, пытаясь выдернуть свои тела из каменной ловушки. Девушка стояла на ногах и не собиралась падать в обморок. Растет, красотка!

А вот с Тадаси было плохо. Не знаю, что сказала ему Райли, но японец перестал храбриться и отпустил Астрального двойника, обмякнув в своём, сильно подранном теле. От накатившей боли он потерял сознание.

— Как он? — я рванул к другу, по пути подбирая его утерянный клинок. Накамуро смог бы мне простить многое, но если бы я оставил на поле боя его гордость — любимые мечи, то прощенья мне бы точно не было!

— Жить будет! — коротко ответила ван Дассел, поднимая его на руки и передавая подбежавшей Тени Тадаси — Хироки, у которого от волнения аж узкие глаза стали больше, чем у Инессы.

— Отходите к крепости!!! — раздался незнакомый женский голос. Тут же застучало автоматическое оружие, трассы очередей полетели в сторону хаоситов, разрывая их на части близкими взрывами.

Подмога подоспела, два бронетранспортёра на смешных колёсах лихо развернулись, прикрывая нашу основную группу бортами и сейчас поливали врага из спаренных автоматических орудий основного калибра.

Хорошая идея, полностью одобряю. Мы поспешили под защиту техники. В одной из машин откинулся десантный люк и туда уже заносили наших раненных.

— Господин аколит! Прошу вас, забирайтесь в БТР, мы вас эвакуируем! — высокая девушка, лицо которой не видно из-под тонированного забрала тактического шлема. Кажется, она была здесь главной. Пехотная броня, серо-белой раскраски, не была стандартной бронёй гвардии, но также отличалась от снаряги «беретов». Какой-то шеврон на плече, по идее, должен был помочь идентифицировать владельца, но я такой эмблемы не знал. Майорские нашивки? Ну надо же, а голос такой молодой.

— Спасибо, майор! Но нас не нужно эвакуировать! — покачал головой я. — Увозите раненых мы прикроем!

— Майор? — удивилась девушка, но через мгновение, он рассмеялась. Смех у неё был заразительным. — Извините, аколит, это не моя снаряга. Не осталось у нас офицеров, а только их снаряжение. Капрал Ангелина Ладыжинская к вашим услугам, Ваша Святейшество!

Я невольно заскрипел зубами. Вот, уже незнакомый человек меня так называет. Нужно с этим что-то делать. Почему-то эта форма обращения меня неимоверно раздражала. Какой же я «Ваше Святейшество»? Вот Хокус был достоин, а я… К Хаосу, всё потом!

— Отходим, капрал! — кивнул я и девушка отдала распоряжение. БТРы взрыкнули движками, один из них, загруженный раненными, быстро понесся к воротам, набирая скорость, второй же, тихо пятился задним ходом, со скоростью бегущего человека, огрызаясь короткими очередями. Мы организованно отступали.

Над нами пронеслись ракеты и взорвались в толпе одержимых, полетели жирные росчерки лазеров, свойственные стационарным турелям. Кажется, у посёлка всё еще оставалось несколько защитных башен.

Когда до стен оставалось меньше ста метров, невидимый «поводырь» остановил поток бегущих за нами тупых тварей, а затем и развернул прочь, уводя их в подземные пещеры, прочь с поверхности.

Добежали не все. Сопровождающие нашу высадку аэрокосмические истребители никуда не делись. Они всё это время, находились рядом, выжидая момент, чтобы безопасно для нас, нанести воздушный удар. И они его дождались.

Взрывы ракет «воздух-земля» расшвырял толпу одержимых, образовывая кровавые проплешины в плотной толпе живого мяса. Лётчики не жалели боезапас, вываливая на головы тварей всё, что было в их распоряжении. Не смотря на приличное расстояние, взрывная волна чуть не сбила меня с ног.

И тут я в первый раз увидел работу вражеского «ПВО». Уже выходящий из пике штурмовик просто рассыпался на мелкие части, складывалось ощущение, что мгновенно исчезли все крепежные детали и сварочные швы, держащие корпус корабля вместе. Этот, уже бесполезный, хлам пролетел некоторой время по инерции вперед, а потом, под воздействием силы притяжения, просто осыпался на землю.

Остальные корабли резко набрали высоту, уходя из опасной зоны. Они отработали отлично, жалкие остатки орды одержимых втягивались под землю, оставив большую свою часть на поверхности в виде кровоточащего прокажённого мяса…

Мы же, не останавливаясь, забежали внутрь периметра, девушка-капрал выкрикнула приказ и тяжелые створки ворот медленно захлопнулись у нас за спиной. Я остановился и, переводя дыхание, огляделся.

Вокруг царил страх и отчаяние. Я чувствовал это на физическом уровне. Это было видно по всему.

По взглядам немногочисленных защитников периметра, одетых кто во что горазд и даже отдалённо не похожих на регулярные войска.

По наспех укреплённым стенам и воротам, наращенным за счёт всякого металлического хлама, найденного неизвестно где. Кажется, по посёлку был собран весь металл, который в спешке приварили/приклепали, в отчаянной попытке немного отодвинуть тот неминуемый момент, когда орда Хаоса прорвётся внутрь, сметая всё и вся на своём пути.

По многочисленным гражданским, которые, конечно же, подтянулись к воротам, чтобы лично посмотреть на прибывшее подкрепление. Измождённые, в большинстве своём, женщины и дети, они с опаской и надеждой смотрели на мой потрёпанный отряд, тем не менее, отличавшийся внешне от местного ополчения, примерно, как космодесантники от охранников супермаркета…

Точно, надежда!!! Именно это чувство было видно в глазах обречённых, робко вытесняя неизбежное ожидание смерти и страх. Кажется, что эти люди готовы верить во что угодно! Даже в то, что два десятка неизвестных людей смогут спасти их и их детей от тысяч одержимых, что стояли у них под стенами.

— Как я могу обращаться к вам, аколит? — меня отвлекла от моих раздумий подошедшая сзади девушка.

Я обернулся. Она сняла шлем и русые волнистые волосы каскадом рассыпались у неё по плечам. Она была, несомненно, привлекательна. Нельзя сказать, что красива, особенно сравнивая её с моими боевыми подругами. Высокая, ростом почти с меня, широкоплечая, было в ней что-то… от здорового животного. Курносый нос, редкие веснушки и большие серые глаза… Усталые глаза, с едва заметными тёмными кругами под ними, явно от хронической усталости и постоянного недосыпа. Но, в этих глазах также горел лучик надежды, когда девушка завороженно смотрела на лучшую часть человечества — Одарённого, который, по мнению большинства «простолюдинов» способен на настоящее чудо!

— Антон, зовите меня Антон, — улыбнулся я. — И, пожалуйста, без этих «Ваших Святейшеств»!

— Договорились… Антон! — широко улыбнулась Ангелина. Улыбка ей была под стать. Такая же широкая. И искренняя. Она протянула руку. — Еще раза представлюсь. Капрал Ангелина Ладыжинская. Исполняющая обязанности командира гарнизона посёлка Высокогорный!

Я пожал протянутую руку.

— Приятно познакомиться, Ангелина! Ну что же, рассказывайте, как вы докатились до такой жизни…


Глава XX


Посёлок Высокогорный держался уже пять дней. Непрерывные набеги потоков хаоситов на стены разбивались об мужество защитников. И их отчаянье. Эвакуация была всё еще невозможна, единственной возможностью выжить и убраться отсюда была победа. А еще, теперь, у защитников появились мы — Одарённые. Полубоги и сверхлюди. По их глубокому убеждению…

Не могу сказать, что выживание Высокогорного было исключительно нашей заслугой, но. мы приложили к этому много своих усилий. Сильно помогал адмирал Ланге и его флот, выделив посёлок для приоритетной защиты с помощью ВКС. Возможно, даже скорее всего, за счет ослабления защиты других мест, но наше присутствие здесь и наши дальнейшие действия были единственной надеждой планеты на спасение.

У жителей Высокогорного, за три дня нашего нахождения здесь появился свой новый Бог. Точнее, Богиня. Инесса фон Таубе, гордая дочь Линии Аренберг. В самые сложные моменты, когда казалось, что прорыв неминуем, на хлипких стенах городка появлялась она. Её голубые глаза и белые волосы были видны издалека, а измождённые защитники испытывали прилив сил, наблюдая за работой Богини.

Твари дохли сотнями, наступление захлебывалось, защитники ликовали. Когда Инесса, нетвердой походкой, с вымученной улыбкой, спускалась, во внутренний двор, её непременно приветствовали сотни восторженных воплей. Её готовы были носить на руках и выполнять малейшее желание, каково бы оно не было. Фон Таубе неизменно благодарила простой народ, отказывалась от почестей и старалась быстрей удалиться к себе.

«К себе» мы называли выделенный нам особняк бывшего управляющего корпорации «Рапсодия Металл» в Высокогорном, который покинул планету в первые дни вторжения одержимых. И только мы знали, чего стоили девушке эти, на первый взгляд, короткие моменты применения Дара. Инесса падала на кровать и проводила большую часть времени в бессознательном состоянии, находясь в непонятном промежутке между сном и бодрствованием, тщетно стараясь отдохнуть и набраться сил. Получалось плохо.

Дар Деформации Пространства, обладая исключительно мощным разрушительным эффектом, требовал слишком многого от своего владельца. Без подпитки Эссенса, его нельзя было применять так часто. Пашка, в последнее время, превратился в своего рода медсестру, удерживающий и успокаивающий Астрального Двойника, который был близок к переходу во враждебное состояние. Её Сущность, в последнее время, делала слишком много, а в качестве «платы» получала слишком мало, поэтому была нестабильна. Без вмешательства Смирнова, мы бы уже давно потеряли Инессу.

Не выдерживала техника, выходили из строя, и так немногочисленные, защитные турели, на морозе клинило оружие, теряли сознание здоровенные, физически крепкие мужики, всю жизнь проводящие в забоях, держалась только хрупкая восемнадцатилетняя девочка.

И, самое мерзкое, что мы ничем не могли помочь! Мы сами сражались изо всех сил, но наши возможности были ограничены. Тадаси, буквально через день вернулся в строй, изможденный, но боеспособный. Райли творила чудеса, безрассудно, врываясь в строй одержимых и кося их направо и налево, что вызвало, уже, постоянный нервный тик в левом глазу у её Тени, недовольным такой отчаянной смелостью. Смирнов останавливал волны хаоситов взмахом руки, заставляя их кромсать друг друга. Даже я вносил свою лепту, без причин не используя Пузырь, а полагаясь на невероятные свойства своего меча. Мы затыкали прорывы, встречая хаоситов в первых рядах, но этого было недостаточно.

Твари стали подозрительно осторожными. Все эти дни я не видел ни одного «элитника» рядом со стенами. Я чувствовал «проводников» на приличном расстоянии, командующих живым мясом, при этом ни один из них не приближался на расстояния поражения. За все эти дни я почувствовал смерть всего одного «проводника», неосторожно подставившегося под наш авиаудар.

И я не чувствовал Главного Демона. Вообще не чувствовал. Смирнов, обладавший в силу своего Дара лучшей возможностью сканирования Лимба, также не «видел» Демона. И это было самым тревожным. Неужели я ошибся? Да, мы оттянули значительные силы демонов, силы, которые без помощи из затопленных тоннелей стали, наконец, конечными, но их всё равно было слишком много для нас. Перемолоть всех было теоретически возможно, но практически маловероятно. Без полноценного сна и отдыха мы обязательно совершим ошибку. Одну ошибку. И она, несомненно, станет фатальной.

— Ну как она?

Пашка молча взял бутылку с водой и, не отрываясь, выпил её до дна. Откинул пустую бутылку в сторону и уселся рядом со мной на, когда-то очень дорогой и красивый, а сейчас нещадно подранный диван, оставшийся нам от прежнего владельца. Его нежная благородная кожа не была рассчитана на сидящих людей в полной экипировке со множеством острых углов и предметов. Вот уже три дня мы не снимали ни одежды, ни брони, пытаясь урвать хотя бы полчаса для быстрого, неспокойного сна во время редких моментов затишья. Сейчас был как раз один из них.

— Я не знаю Тоха, сколько она еще продержится. Честно, не знаю! — покачал взлохмаченной головой друг.

Я внимательно на него посмотрел. Если вам скажут, что нельзя потерять двадцать-тридцать процентов массы тела за три дня — плюньте говорившему в лицо. Можно! Если ты Одарённый и непрерывно используешь свой Дар, без сна и отдыха. Сейчас Пашка напоминал собой бледную тень себя прежнего. Весь его лишний вес ушел. К сожалению, вместе с частью мышечной массы. Он постоянно что-то ел, вот и сейчас он небрежно разорвал упаковку энергетического батончика, запихал его в рот и меланхолично задвигал челюстями, не чувствуя не вкуса ни запаха, а просто пытаясь восполнить калории.

И так выглядели все. Кроме меня. Я, неожиданно, оказался в самом выгодном положении. Мой меч. Он делился со мной Энергий, забранной, я так думаю, у убитых врагов. Я не мог контролировать «подпитку» сознательно, но моё оружие как будто обладало собственным разумом, и в критический момент накопления усталости, волна энергии всегда перетекала в моё тело из рукоятки меча.

Я выглядел так же, как и прежде. Да, грязный и небритый, но здоровый и полный сил. Кажется, я мог бы сражаться круглосуточно, но проверять этого я не собирался, да и «один в поле не воин», если верить бабушке Смирнова.

Я, конечно же, попробовал поделиться своим «аккумулятором» с друзьями. Ожидаемо, безуспешно. Меч явно «проснулся». Если раньше его еще можно было взять в руку другому человеку, только, как я уже говорил, он скрытно саботировал свое применение, то сейчас он прямо давал понять, что не желает служить кому-то другому. С помощью того самого электрического разряда, который мгновенно получал любой, прикоснувшийся к его рукояти.

В дверь аккуратно постучали. Кого это Хаос принёс? Райли и Тадаси находились сейчас на стенах, дежуря, а если бы и вернулись, то точно не стали бы стучаться.

— Сиди, отдыхай! — похлопал я друга по ноге, на что Пашка благодарно кивнул и прикрыл глаза, мгновенно проваливаясь в глубокий сон, даже не успев проглотить остатки пережеванного батончика.

Я тяжело вздохнул, глядя на друга. Из спальни послышались негромкие крики. Инесса бредила и кричала во сне. Я вздохнул еще раз, ей я сейчас могу помочь только одним способом. Оставив её в покое как можно подольше.

Подошёл к двери и открыл её. На пороге стояла капрал Ладыжинская.

Как я выяснил за это время, девушке было двадцать лет, она отслужила срочную службу в Планетарной Обороне Рапсодии и планировала поступать в военное училище, желая связать с армией всю свою жизнь. Но, не успела. Война, которая охватила всю планету застала её на родной Ганзе, куда она улетела проведать родственников. Вторжение осуществлялось стремительно, поэтому она застряла здесь, прикомандированная к местному гарнизону Планетарной Обороны, который располагался на побережье.

После вторжения одержимых на Ганзу, её подразделение постоянно отступало, прикрывая отход мирного населения вглубь континента, теряя личный состав и быстро лишившись всех офицеров. Потом погиб сержантский состав, она приняла командование и дошла с остатками подразделения до Высокогорного. Сейчас силы обороны посёлка состояли на 99 процентов из ополчения — бывших шахтеров и рабочих, с соответствующими военными навыками, но, тем не менее, сражающихся с отчаянностью обреченных.

— Капрал! — поприветствовал я девушку. — Чем обязан?

— Аколит! — махнула мне в ответ девушка.

Она замолчала, глядя на меня, я смотрел на неё, пытаясь разгадать цель визита.

— Вулф сказал, что одержимые ушли под землю и отошли от поверхности, кажется у них очередная «ротация», — несмело улыбнулась девушка.

Боб Вульф был местной знаменитостью. Невзрачный худощавый мужичок возглавлял местных егерей. В мирное время они занимались охотой на снежных кошек — опасных хищников, обладающих ценным мехом, который с удовольствием покупали богатые поселенцы. Кошки были тварями хитрыми и коварными, для охоты на них нужно было иметь недюжинные способности. Вульф имел всё для этого необходимое. Он знал все окружающие посёлок горы, как свои пять пальцев. Также он знал все пещеры в округе, используемые хищниками для укрытия. А еще он обладал потрясающими способностями к маскировке, о которой среди местных ходили легенды — он на спор мог спрятаться в любом месте, и вторая сторона спора не могла его обнаружить.

Этому было объяснение. Мы поняли это, едва встретившись с ним. Вульф был неинициированным Одарённым. Как это пропустила Инквизиция? Ну, ответ прост — мы были первыми представителями на планете за последние пятьдесят лет. На планете было всего несколько Одарённых и все они были на «больших» континентах.

В свои почти пятьдесят лет, Боб отличался завидным здоровьем и вредным характером. Понятно, что для Инициации время ушло безвозвратно, но кое-что он умел и так. Мне рассказывал Хокус, что Инквизиция изучала подобные случаи. Не пройдя Инициацию, такие Одарённые тем не менее, оперировали Энергией Подпространства на уровне инстинктов, бессознательно вступая в контакт со случайными Сущностями, которые также не могли самостоятельно вступить с таким человеком в контакт, но могли обмениваться с ним энергиями.

Сейчас Вульф практически всё время находился вне посёлка, рискуя жизнью, но предупреждая защитников о начале движения хаоситов, давая нам драгоценное время на подготовку. И, если Боб сейчас говорит, что в ближайшее время не стоит ожидать нападения, то, с вероятностью в девяносто девять процентов, это так и есть.

— Ну, это же хорошо, — кивнул я. — Есть время немного выспаться. Мне кажется, вам это не помешает!

Девушка снова грустно улыбнулась.

— Я не могу спать аколит… Антон. У меня просто это не получается.

— Нужно себя заставлять, Ангелина, — я тоже перешел на имя, попытавшись пошутить.

Она помялась немного, опустив глаза, как будто пытаясь что-то сказать.

— У меня есть горячая вода в доме, обогреватель там автономный и он работает, — еле слышно прошептала девушка.

Я молчал, ожидая продолжения.

— Возможно… Возможно вы сможете мне помочь… со сном, — девушка всё еще не поднимала головы, казалось, что она вот-вот расплачется.

Я аккуратно двумя пальцами приподнял её голову за подбородок, заставив её посмотреть на меня, чему она сопротивлялась, старательно смотря куда-то в сторону.

— Посмотри на меня. Капрал… — начал я, но тут же поправился. — Ангелина. Это плохая идея. Очень плохая идея. Мы или погибнем здесь все вместе или победим, и я отсюда улечу. Ты это понимаешь?

Он кивнула.

— Да понимаю. Но… у меня плохое предчувствие… Антон. Очень плохое… И мне хотелось бы… Я хотела бы… Пожалуйста… Я прошу вас… — из больших глаз покатились слёзы.

Я чертыхнулся. Эта молодая девочка уже практически месяц воевала, последнее время отвечая за десятки тысяч жизней. И она даже не Одарённая, а простой человек. Девушка… Очень юная и, сейчас, до чёртиков напуганная, девушка.

Я обернулся. На диване посапывал Пашка, коричневая слюна от разжёванного шоколада стекала у него из полуоткрытого рта, Инесса вроде затихла, провалившись, наконец, в тяжёлый сон. Мне же спать не хотелось. Было ли это благодаря мечу или нездоровому перевозбуждению, но чувствовал я себя вполне бодро.

Я снова повернулся к девушке и посмотрел в её наполненные болью и надеждой глаза. К Хаосу!

— Хорошо, Ангелина! — преувеличенно бодро сказал я. — Показывайте вашу волшебную пещеру с горячей водой!

Девушка просияла.

— Тут совсем недалеко! Мы быстро… — тут она смутилась, сболтнув лишнего, но я успокаивающе погладил её по голове.

— Пойдем, капрал. Просто, пойдем!

И мы пошли. Как командиру ополчения ей был выделен отдельный дом, принадлежащий раньше какому-то параноику. В доме была своя скважина и автономное отопление, что позволило сейчас создать внутри помещения комфортную температуру. Весь остальной посёлок отапливался от геотермальной станции, которая находилась за пределами периметра и сейчас была разрушена одержимыми. Люди в посёлках спасались электрическими нагревателями от немногочисленных солнечных батарей, либо просто жгли костры. От всех, сейчас, воняло костром и потом. В нашем доме, к слову, был камин — который с горем пополам поддерживал терпимую температуру в нескольких изолированных помещениях первого этажа.

Зайдя внутрь дома, Ангелина повернулась и, с каким-то отчаяньем, впилась мне в губы, обхватив за плечи и крепко прижавшись. Какая, к Хаосу, ванная?! В сторону полетели, сначала, части брони, а затем и предметы гардероба. Безумная животная страсть прокатилась по моему телу, смывая разум и оголяя животный инстинкт. Внутри не осталось ни логики, ни осторожности, меня полностью захватила Страсть. Да, именно так, с большой буквы.

Всё моё внутреннее напряжение, начиная с нашего фактического бегства из Академии, выплескивалось сейчас наружу. Всё долго неудовлетворённое сексуальное желание и нервная нагрузка рвались наружу, направленные на это, такое хрупкое женское тело.

Первый раз я взял её прямо в прихожей, попутно уронив вешалку и прижав девушку к стене, держа её на руках. Её крики, кажется, были слышны по всему посёлку. В них, кроме наслаждения, слышались радость и облегчение. И надежда. Да, опять эта чёртова надежда! Ведь, если есть время заняться сексом, значит еще есть шанс выжить! Такая древняя и такая странная логика!

Переместившись на кровать, мы продолжили. Кажется, я был излишне грубоват, и на нежной коже девушки, после этого, наверняка останутся синяки, но она абсолютно не была против. Волны множественных оргазмов прокатывались по её телу одна за другой, она уже не могла кричать, а просто беззвучно открывала рот и яростно жмурилась, когда её настигал очередной момент удовольствия.

Я не знаю, сколько длилось это безумие, но, когда мы наконец, оторвались друг от друга, у меня было чувство, что я только что сражался, как минимум, с дюжиной Высших Демонов. Тяжело дыша, я смотрел в белый потолок, прислушиваясь к своим чувством. Не было ни стыда, ни разочарования. Не было ничего. И напряжения тоже не было. Как будто прорвало дамбу и наружу, вместе с оргазмами выплеснулись все тревоги последних дней.

На мою грудь легла женская рука и рядом возникло раскрасневшееся лицо девушки.

— Спасибо тебе, Антон. Мне это было просто необходимо!

Я улыбнулся и погладил её руку.

— Взаимно. Мне, оказывается, это тоже было необходимо. Хоть я об этом и не знал!

— Пойдёшь в душ первым? — улыбнулась она.

— С удовольствием, — кивнул я и вскочил на ноги.

Горячие тугие струи воды доставили мне удовольствие, сравнимые с, ранее полученным сексуальным. Я стоял под душем, блаженно закрыв глаза и отключившись от реальности. Время снова остановило свой ход и когда я, раскрасневшийся и разгоряченный, вышел из ванной, я не знал, сколько прошло времени. Но этого времени хватило на то, чтобы девушка заснула. Заснула с улыбкой на лице и спокойствием, свойственным малым детям, растущим в любви и заботе, а не суровому воину, находящемуся в эпицентре вражеского нашествия.

Я аккуратно прикрыл спящую девушку одеялом и быстро оделся, с отвращением натянув грязную одежду. Но, другой у меня не было, перетопчусь как-нибудь. Спать мне не хотелось, а в очищенный мозг мне пришла очередная шальная идея. Но, для это мне нужен Пашка. В отсутствии «нормального» Инквизитора, придётся довольствоваться тем, что есть.

Если враг не идет к тебе сам, придётся мне прийти к нему. Да я был всё еще абсолютный профан в «хождению» по глубоким слоям Подпространства, но проснувшаяся интуиция подсказывала, что Врага нужно искать именно там. Надеюсь, Пашка это переживет. Иначе, следующую ночь не переживет никто из жителей Высокогорного. Это тоже мне подсказала моя интуиция, пожри её Хаос…


Глава XXI


Я шёл по обреченному посёлку. Странное было чувство накрыло меня, когда я смотрел на окружающую действительность. На уроках по тактике наземных операций, нам показывали видео разрушенных городов, владельцы которых участвовали в «консервативной» войне. С применением артиллерии, авиации и разнообразного современного и, что наиболее важно — дистанционного оружия. Да я и сам участвовал в таком конфликте, недолго правда, на Фаиде, когда повстанцы с Пирдоса высыпались нам на голову на космодроме. Орбитальные удары, воздушные бомбардировки и прочее тяжелое оружие оставляли мало целых зданий и сооружений в месте своего применения.

Здесь же всё было совсем по-другому. Абсолютно целые дома, работающая инфраструктура. Ну, та, что была внутри периметра. Тишь и благодать… И абсолютнейший ад снаружи. Казалось бы! Что могут сделать идущие на пушки голые бойцы с голыми руками? Ничего? Ан, нет! Был один нюанс! Даже, два… Эти «голые бойцы» были «одержимыми», что означало то, что они были быстрее и сильнее обычного человека, а их «голые руки» могли разорвать человека в клочья. А еще одним немаловажным фактором было их подавляющее численное преимущество. И полное отсутствие инстинкта самосохранения.

Их внешним «предохранителем» был «проводник». Если он приказал наступать — «измененные» наступали, до последнего функционирующего из них. Израненные, безногие и безрукие, они всё равно ползли в атаку, а остановить их могла только смерть. Если «проводник» говорил отступить — они отступали, скрывались в пещерах и ожидали следующей команды, после чего снова шли на убой.

Несмотря на постоянные бои, мой мозг быстро адаптировался, и я размышлял о многих вещах. Кстати, я с удивлением понял, что битвы уже начинают превращаться «в рутину», если идут по моему первоначальному плану и соответствуют моим ожиданиям, заставляя сконцентрироваться только в «особые» моменты. Человек, оказывается, ко всему привыкает. Я мог рубить одержимых и думать о ребятах на Нобеле, или размышлять о том, где взять больше информации о своём странном мече.

Это можно было сравнить с действиями опытного водителя, который привычно едет по автобану, одновременно завтракая купленным в придорожном кафе бутербродом, запивая его горячим напитком, одновременно, при этом, разговаривая с подружкой по телефону, и рассматривая окружающий пейзаж. А сконцентрироваться его заставляет выскочивший на встречку мудак, который не справился с управлением. Бутерброд летит в сторону, вслед за телефоном, напиток разливается на колени, и он делает резкий маневр, уходя от столкновения, Проблема тут в том, что гипотетический «водитель» может не успеть/не смочь адекватно отреагировать.

На это сильно напирал инквизитор Хокус, десятилетиями воевавший с врагами Императора. Во время редких спаррингов, когда старый инквизитор решал размять косточки, он нарочно фехтовал не в полную силу, заставляя меня впасть «в поток», а затем резко взрывался серией приёмов, как правило, приводящих к моему поражению. И нет, он не был против «потока» или «боевого транса», как он его называл. Это состояние было очень полезно, а в затяжном конфликте, более того — необходимо.

Дело в том, что сражаться на пределе сил и концентрации можно очень непродолжительное время, а когда это сильно растягивается во времени — наступает «выгорание», потеря концентрации, психологическая усталость… У этого явления множества названий и всего один исход. Смерть. Именно смерть настигает измученного человека, не способного управлять собой, своим разумом и своим телом.

«В критической ситуации вы не подниметесь до уровня своих ожиданий, а упадете до уровня своей подготовки!» — было одним из главных правил Имперской Гвардии. А Одарённым было еще труднее с этим. Это звучит странно, но это так.

Обладая феноменальными способностями, как физическими, так и ментальными, они редко встречали достойных противников, в итоге, чересчур расслабляясь. Из-за этого они часто испытывали проблемы при настоящей опасности. Вплоть, до своей гибели. Ведь, Одарённые были слишком ценным ресурсом, чтобы разбрасываться ими направо и налево. Как правило, они действовали при сильнейшей поддержке со стороны регулярных соединений, со множеством страховочных мероприятий.

Всё это Хокус вбивал в мой юный мозг, я злился и негодовал, не понимая, зачем в тысячный раз отрабатывать тот или иной приём, в котором я и так был на голову лучше всех курсантов, когда они (курсанты) давным-давно срулили в город, где их ждали девушки и развлечения. Сейчас, я понял его задумку. Слишком поздно, чтобы поблагодарить его лично…

Политика Империи, стремящаяся «замылить» наличие Хаоса в нашей реальности, сослужила плохую службу. Имперские войска знали и умели воевать с мятежниками, имевших, как правило, подобное или менее современное снаряжение и вооружение, но были совсем не готовы к встрече с «одержимыми».

Казалось бы! Чего проще! «Насыпай» побольше, не подпускай к себе поближе и будет тебе счастье, победа и заслуженные медали! Но эта «одержимость» хаоситов пугала. Человеческая психика отказывалась понимать, как можно так яростно и беспощадно сражаться, наплевав на собственную безопасность. Когда на тебя бежит существо, на твоих глазах в него влетает несколько лучей лазера или пуль, насквозь прошивается грудь, отрывается рука, сносится часть черепа, а «оно» добегает и впивается зубами в шею твоего товарища — это, реально, пугает!

А еще на несколько тысяч «одержимых» есть один «одарённый». Он может взять под контроль твоих товарищей, сбить твой десантный бот силой мыли, сжечь твое укрытия с помощью инфернального огня…

Я понимал Инквизицию. Эту «заразу» нужно выжигать полностью. Оставишь один «росток» и через некоторое время ты снова столкнёшься с немыслимым количеством врагов.

Я не понимал одного. Где та «прелесть и притягательность» Хаоса, которая привлекает людей? Стать безмозглым пушечным мясом? Это ли предел мечтаний любого разумного человека? Почему, вообще, возникают Культы? Из того, что я видел на Фаиде, способных размышлять и принимать решения хаоситов было всего несколько штук. И вся их жизнь была подчинена одному — завербовать побольше «мяса» и уничтожить побольше людей. Для чего? Зачем им это нужно? Вопросы, вопросы… Нет, немного заглянув вглубь Подпространства я предположительно догадывался об истинных виновниках происходящего, и, примерно понимал, зачем это им, но живые люди добровольно вступавшие в Культ?! Не понимаю… Разве что, хаоситы бываю разными…

С этими невесёлыми мыслями я и подошёл к дому, пройдя улицами «мёртвого» города. Вокруг не было ни единой души, не гавкали собаки, не смеялись дети, был слышен только хруст снега под подошвами ботинок и еле слышно завывал, сегодня такой слабый, ветер.

Пашка всё еще дрых, единственно, он поменял позу с сидячей на, полулежащую. Он неловко перевалился через мягкий бортик дивана и так и висел головой вниз, посапывая, но, похоже, его это не сильно волновало. Судя по его улыбке и причмокиванию, ему снилось что-то приятное. Возможно, в своих грёзах, он сейчас сидел в «козьей жопе» и ел своё любимое запеченное в пиве мясо. А может он лежал сейчас в постели, на мягких и чистых простынях, с очаровательной «простолюдинкой», или двумя-тремя, и снисходительно рассказывал о своем древнем Роде и той важной роли, которая ему, несомненно, предопределена в самое ближайшее время.

Я протянул руку, чтобы разбудить друга, но на полпути замер, пытаясь еще раз обдумать пришедшую мне в голову безумную идею. «Высших» Демонов никак нельзя назвать идиотами. То, что атакой хаоситов управлял именно такая тварь, у меня практически не осталось сомнений. Туповатые «проводники» слишком хорошо двигали «потоки» изменённых, убирая их из-под наших ударов в опасных зонах, быстро перегруппировываясь и появляясь в наиболее слабозащищённых местах.

Однако, один из них… или одна… или одно… погиб, точнее погибло его физическое воплощение в этой реальности, а сам он, надеюсь, был выведен из строя — нет у меня еще знаний о «жизни и смерти» Демонов. И местный командир хаоситов явно не желал себе такой судьбы здесь. Я был уверен, что выявлять Одарённых они могут также, как мы выявляем их и местонахождение моей группы явно не было тайной для врага.

Главный Демон принял простое, но очень эффективное решение. Им некуда было торопиться. Они никуда не спешили. У них не заканчивались боеприпасы. И не заканчивалась еда. Я был свидетелем, как при отступлении, они утаскивали трупы своих павших. Кажется, при отсутствии живых людей, свой голод они утоляли просто и незамысловато за счёт менее удачливых собратьев. Поэтому, их командир просто ждал, не «отсвечивая», окончательной победы своего адского стада.

А еще они быстро обучались. Я запомнил, что при последней встрече в глубине Подпространства, тварь как-то защитилась от моего Пузыря, но ничего не смогла противопоставить моему мечу. Вполне возможно, что на этот раз и моё оружие не будет для Демона проблемой.

Весь мой расчет был в том, что он примет бой, находясь на своей территории, где имеет гораздо больше сил и возможностей и не связан физикой своего местного тела. Опасное предположение. Опасное для меня, ведь я понятия не имею об их истинных возможностях! Я всё еще не до конца понимаю принцип перемещения в Подпространстве и только начал разбираться с взаимосвязью «чужого» Мира и своего.

Но, альтернатива отсутствовала. Я сделал пару шагов и осторожно приоткрыл дверь в спальню. Посторонний человек мог подумать, что лежащая на кровати девушка мертва. Только тщательно присмотревшись, можно было понять, что это не так. Кажется, в хрупком девичьем теле не было сил даже для того, чтобы дышать. Грудь еле-еле вздымалась, экономя силы даже на этом. Прикрытые веки еле заметно подёргивались, неспособные расслабиться даже сейчас. Пашка был прав. Любое следующее применение Дара может стать для неё последним. Точнее, для её разума. Я уверен, её тело с удовольствием займет враждебная Сущность и тогда её разрушительный Дар будет применен против нас — её бывших друзей и подруг.

Я вздохнул и также осторожно прикрыл дверь, осторожно надавив на ручку, чтобы замок не щелкнул и дверь не хлопнула, вырвав Инессу из спасительного забытья. Назвать это сном у меня не поворачивался язык…

Я, так же тихо, присел на табуретку, стоявшую у дивана. Она жалобно заскрипела под моим тяжелым телом, дополнительно заключённым в броню, и я чертыхнулся про себя. Но, похоже этого было недостаточно, чтобы разбудить измученного друга.

Я уже вполне ясно представлял себе, что в Подпространстве время и пространство «работают» по-другому. И чем глубже ты в него погружаешься, тем сильнее искажения. Можно, не сходя с места, «улететь» за многие световые годы на другую планет, а возможно, даже в другую Галактику. Я слышал слухи, что некоторые Одарённые способны таким способом путешествовать с планеты на планеты, «подтягивая» за Сознанием своё физическое тело. Это было на уровне легенд, но чтобы в это поверить, было достаточно посмотреть на Райли ван Дассел. Её «Путь Лимба» демонстрировал эту возможность, правда весьма ограниченно — в пределах локального мира и на небольших расстояниях, но тем не менее, это было возможно в принципе!

К примеру, судя по «калейдоскопу» миров, пронесшихся у меня в голове в процессе неудачной Инициации, наши Сознания «ходили» далеко от планеты Калипсо, где мы изначально вошли в Подпространство на территории Академии.

А вот во время недавней битвы с Демоном, моё сознание «провалилось», как бы так выразиться, строго вертикально, пробив несколько слоёв, но тем не менее, оставаясь в пределах очередной проекции Рапсодии. Я это успел отметить, когда уходил «вниз». Я не смог посчитать или определить, сколько слоёв я прошел, они мелькали очень быстро, но я заметил другое. Как изменялся окружающий ландшафт, как он сглаживался тем сильнее, чем глубже я уходил. Это было похоже на те «мультики», которые мы делали в приюте в наших учебных тетрадках. Когда рисуешь на каждом листке картинку, а потом, зацепив большим пальцем руки, изгибаешь тетрадку и быстро листаешь, а изображение изменяется, оживает, а нарисованный человечек начинает двигаться.

Был ли это «серый мир» так называемым «дном» или можно было уйти еще глубже, я тоже не знал, но там я был уже два раза, так что смогу попасть и в третий.

Пашка мне был нужен был для страховки. Моя интуиция, в очередной раз, пожри её Хаос, отчаянно вопила, что «дело пахнет керосином». «Керосин» — такая древняя горючая жидкость, приготовляемая нашими предками из ископаемого топлива. Как он пах, я не имел ни малейшего представления, но видимо, не очень приятно, если это вещество использовались в ещё одной старой русской поговорке, доенесенной до Пашки его начитанной бабулей. И означала она, что идея, мягко выражаясь, так себе…

Вовлекать друга в авантюру или не вовлекать? Вот в чём вопрос! Это чертовски рискованно, и мы можем погибнуть вместе. Но, с другой стороны, без меня они также погибнут, только немного позже. Нет, это не пустое бахвальство, я отчётливо понимал, что в борьбе с Хаосом именно я являюсь основной Силой, как бы меня это не раздражало…

Мои внутренние метания прервал громкий звук сирены общей тревоги. Хаоситы снова собирались на приступ, а герой-егерь, мёрзнувший где-то за пределами посёлка, похоже, в очередной раз прислал предупреждение об этом.

Смирнов подорвался. Как и любой человек, вырванный из глубокого сна, не до конца понимая, где он находится. Однако, рука его быстро легла на цевье прислонённого к дивану пулемета, и он, другой рукой, яростно начал тереть слипшиеся глаза, пытаясь восстановить зрение.

Протерев их достаточно для их функционирования, он пару раз моргнул и уставился на меня красными глазами, белки которых были буквально пронизаны, лопнувшими от истощения и чрезмерной нагрузки последних дней, капиллярами.

— Ну что, погнали? — осведомился он, разглядев сидящего перед собой меня. Тут же его взгляд переместился на закрытую дверь спальни. — Инессу будить будем?

Я отрицательно покачал головой.

— Нет, не будем. И сами никуда не пойдём!

Друг недоумённо смотрел на меня, пытаясь окончательно проснуться. В глазах у него была видна работа разума, который пытался осознать услышанное и найти хот какую-то логику. Я сжалился над измученным товарищем и пояснил.

— Мы с тобой будем воевать прямо тут. Ты можешь даже, не вставать с дивана, если хочешь! — я улыбнулся, пытаясь подбодрить друга, но вышло наоборот.

— Тоха, что за хрень ты несёшь?! Твой разум, наконец, захватил Хаос?!

— Нет, дружище, — покачал головой я. — Если в двух словах. Я уйду в Подпространство и уничтожу командира одержимых, а тебе всего лишь нужно меня немного подстраховать и в случае, если что-то пойдёт не так — вытащить мою задницу в «реал».

Смирнов продолжал пристально меня разглядывать. Но выражение недоумения на лице сменилось осторожной жалостью.

— Антон, ты бредишь?!

— Нет, Паштет! — грустно улыбнулся я. — К сожалению, нет. Я, правда, собираюсь это сделать. И мне, правда, нужна твоя помощь. Иначе…

Я развёл руками.

Пашка нахмурился, обдумывая мои слова. Это заняло пару секунд, и он кивнул и разжал пальцы, отпуская пулемёт.

— Хорошо, я согласен. Какой план?

— А его нет! — я снова развел руками.

Пашка, первый раз улыбнулся.

— Удивительно от тебя такое слышать. Все всегда знали, что у Ноунейма точно есть план на все случаи жизни.

— Дерьмо случается! — глубокомысленно изрёк я очередную народную «мудрость» уже от Эрика Картера.

— Это точно! — подтвердил друг. — Но, всё-таки? Как мы будем действовать?

Я убрал улыбку с лица и глубоко вздохнул. Обратной дороги не было.

— Примерно так…


Глава XXII


Вся сила Одарённого — в его опыте. Да, человеку может повезти, и он с рождения окажется в «золотой доле процента», родившись Одарённым. Но, дальше в дело вступает суровая окружающая реальность. Всё зависит от всего. И дело будет не только в Даре, ведь, в первую очередь он — человек, а отличие человека от животного в его разуме и интеллекте.

И тут вступают в дело внешние факторы. Где он родился? Как его воспитывают? Кто его обучает? Как часто он тренирует свой Дар? И где и как его применяет?

При всём уважении, человек «на Эссенсе» редко когда бывает настоящему Одарённому достойным противником. Ведь тренировка Дара — это всё! Реально, ВСЁ!

Человек «на Эссенсе» тренирует свои способности только тогда, когда у него есть свободный Эссенс. Мало того, что ему просто для того, чтобы жить нужен Эссенс, но для применения Энергии Подпространства этого ценного вещества нужно в разы больше! А сейчас, кажется, люди «на Эссенсе» — это уже вымирающий вид, «динозавры», время которых закончилось. Даже если они сами этого еще не поняли…

Полноценный Одарённый же, если он дружит с мозгами и достаточно амбициозен, тренирует свой Дар «по откату». То есть, как только организм восстанавливает силы, зарядив внутренний «аккумулятор» Энергией Подпространства — Дар тут же используется, и, таким образом развивается. Только таким образом его можно прокачать.

Прокачка Дара сродни физической тренировке мышц или тренировке памяти. В результате тренировок, расширяется функционал Дара, увеличивается время его применение и уменьшается расход Энергии. Опытные Одарённые, по достижению примерно столетнего возраста становятся настоящими… Машинами смерти, если их Дар боевой и гениальными профессионалами в своей области, если Дар — «гражданский». Да, затем наступает неизбежный спад и возрастная деградация, но именно примерно к вековому рубежу (плюс/минус) Одарённый находится на пике своей формы.

Опыт, опыт и еще раз опыт! Вот секрет успешности любого дела! Но, это применимо к «нормальному» пути развития Одарённого. У которого в начале жизни всё ясно, понятно и идёт по, ранее разработанному, плану.

У меня же всё пошло наперекосяк. Да, минусы своего сомнительного происхождения я полностью нивелировал упорством и характером. У меня были отличные учителя и я вытащил из них всё и даже больше. Но, в самый важный момент в жизни любого Одарённого, жизнь пошла наперекосяк.

Всё, что я сейчас знаю и умею в рамках использования «Дара», я постиг сам, методом проб и ошибок. Да и свой «Дар» я не зря поставил в кавычки, так как до сих пор не уверен, что это именно он. Как говорил Командор Ордена войны брат Ласло: «Кто же знал, что ты не просто Негатор?» Жаль, что я не вытянул из него дополнительной информации.

Так вот, сейчас я учился использованию Энергии Подпространства примерно так, как не очень умный отец учит плавать своего отпрыска — сталкивает того в глубоком месте и наблюдает за его действиями. Только даже в том случае, у бедного ребенка есть — шанс, ведь отец-дебил находится рядом и вытащит его из воды, не позволив утонуть, если что-то пойдет не так. У меня же рядом такого человека не было. И если я «утону»… значит «утону». Окончательно и бесповоротно.

Хождение по слоям Подпространства — тот еще вызов. Я пытался выяснить у своих друзей, что они про это знают, но получил в ответ лишь искреннее недоумение и резонный вопрос: «А что, так можно было?»

Все они, без исключения, оперировали своими способностями на уровне Лимба — «нейтральной территории» между нашей реальностью и Подпространством. Только у Пашки, в силу своего Дара была возможность заглянуть «глубже», но, пока, ему там было нечего делать, поэтому друг особо и не заморачивался.

Но, сейчас я нашел ему такую «причину», поставив его перед фактом, что молодого Менталиста совсем не обрадовало. Однако, альтернативой была наша окончательная и неминуемая смерть, поэтому он, не раздумывая, согласился.

А сейчас мы, в виде «теней» болтались в Лимбе перед «закрытыми дверями» и пытались сообразить, что нам делать дальше.

Лимб, как известно, является прямым отражением нашей реальности, повторяя практически всё, что есть у нас. Вокруг были призрачные стены дома, в котором мы находились, а далее раскинулся посёлок-призрак Высокогорный. Отличие было в полупрозрачности любого препятствия и его преодолимости. Мы, точнее наши проекции, ходили сквозь стены, лишь прикладывая чуть больше усилия. Так мы прошли до периметра посёлка и остановились на его «стенах».

Две бесплотные тени. Белая пашкина и серая моя. Ребята уже привыкли к моему «цвету». Серый цвет был цветом «простолюдинов». Именно в таком цвете отображались проекции обычных людей в Лимбе. Или неинициированных Одарённых. Я же отличался от них тем, что мой серый цвет горел с интенсивностью инициированного Одарённого, при этом, фактически, не являясь таковым.

И да, было пару моментов, когда мой цвет сменялся на багровый, что сначала дико пугало моих товарищей! А еще больше их пугало, что я сам не мог этого объяснить и, тем более, контролировать. Просто, приступы неконтролируемой ярости, подумаешь?!

Кстати, о цветах Сущностей. Мне было дико интересно, как Ордена Инквизиции делают так, что сущности их членов получают нужный цвет. Специально подбирают? Или как-то меняют потом? Второе, наиболее вероятно, ведь первично — всегда Инициация и получения Сущности, а затем, если повезет (или не повезет?) то Инквизиция!

Белоснежная Сущность Пашки была, скорее исключение из правил. Цвета Ордена Очищения достались ему, похоже, случайно, так что в случае чего его не нужно будет «перекрашивать». Цвет проекции Райли был тоже белым, но не белоснежным, а мутно-белым, с серыми вкраплениями, Тадаси блестел в Лимбе серебром, а Инесса — горела ярко-фиолетовым! И да, это всего лишь, мои предположения, о которых я, на досуге, размышлял. При отсутствии наставника, мне только и оставалось — размышлять. Хотя… Были еще нижние слои Подпространства, где информация витала в самом воздухе… или чем там было наполнено всё пространство?

Все мои предыдущие «походы» вглубь Подпространства носили разные, но всегда «аварийные» предпосылки. Первый раз я напился крови Демона. Второй раз меня утащил туда Демон, захвативший БКК «Императорский Гнев», третий раз — я прошёл по протоптанной дорожке за братом Сайрусом в момент неудачной Инициации, ну а четвертый, недавний случай — я преследовал убегающего Демона в битве за континент Ласковый.

Сейчас же, я впервые хочу пройти туда самостоятельно, но не имею никакого представления, как это сделать, кроме зова интуиции. В настоящий момент, находясь в Лимбе, я судорожно пытался понять, как мне это сделать, пока Пашку не вырубило от истощения и не выкинуло обратно в наш мир.

Я рассматривал окружающее пространство пытаясь найти хоть малейшую зацепку. Рядом было два ярких пятна — Райли и Тадаси были на стенах, вдалеке была видна мутная красноватая масса надвигающейся армии одержимых, с четырьмя, более яркими, точками «проводника». Краем сознания я отметил, что эти твари всё-таки выбрались сегодня из пещер и хорошо бы было по ним отработать с воздуха, но сегодня у меня была другая задача — я охотился на крупную «дичь». Вот только понятия не имел, где её искать.

Попробую рассуждать логично. Мне нужен «вход». Здесь его нет. Одержимые бегут с той стороны. Значит, где-то в том же направлении и находится их командир. Вывод: нужно двигаться в ту сторону. Глупо? Нет. Просто? Да. Правильно? Вот, когда, проверю — тогда и пойму. И да, мне почем-то кажется, что мы используем самый неэффективный способ передвижения — «ножками по Лимбу». Подозреваю, что есть более быстрый способ перемещения Сознания, но он мне пока не известен…

Я махнул рукой нематериальному другу, и мы двигались по сумеречному миру в сторону наступающей толпы. Надеюсь, ребята выстоят. Если одержимые прорвут оборону и достигнут нашего дома, то расправиться с двумя бесчувственными телами им будет проще простого. А еще Инессу мы так и не разбудили…

Красноватая волна надвинулась на нас и поглотила. Я внутренне напрягся, не зная, как отреагируют наши проекции при соприкосновении с проекциями одержимых. Но, случилось странное. Соприкосновения не произошло, нас обтекали, как вода обтекает препятствие, как будто боясь прикоснуться к нашим Сущностям. Интересно… А что если?

Я подал Пашке знак оставаться на месте и быстро двинулся в сторону ближайшего «проводника». Попадавшиеся мне на пути рядовые «одержимые» в ужасе бросались во все стороны, как будто соприкосновение со мной грозило им смертью. Но, это было не так, к сожалению. Несколько штук со мной всё-таки соприкоснулись и это напоминало сильные порывы ветра, что несколько раздражали, но совсем не мешали.

А вот «проводник» почувствовал моё приближение заранее и, кажется, был этому совсем не рад. Я мог судить об этом потому, что он развернулся и ринулся прочь от меня, расталкивая своё стадо. Но он бежал недостаточно быстро. Окружающее «мясо» ему всё-таки мешало, а я бежал по прямой, и лишь изредка «запинался» об нерасторопных изменённых.

И вот я его догнал. И проекция моего меча была со мной. Я выдернул «клинок» и рубанул убегающую тварь. По Лимбу разлетелся крик ярости и боли. Удивительно, но в отличие от гораздо более сильного Демона, этот «проводник» не развалился на части и не исчез бесследно.

Мой меч, сейчас, не горел тем ослепительным зеленым огнём, что в прошлый раз. Да он был зеленоватой тенью, но яркость ауры желала лучшего. Да и сам меч не разрезал его как горячий нож — сливочное масло, а просто соскользнул с плеча и проехался по «спине» твари, заставив ту истекать… Энергией? Что-то, одновременно похожее на кровь, дым и песок потекло/полетело/посыпалось из «раны».

Что ж! По крайней мере, это работаете, а как говорится в очередной мудрости от бабушки Смирнова «терпение и труд — всё перетрут». И я начал наносить удары один за другим, увеличивая количество ран на теле проекции «проводника». Ощущения были примерно, как ковырять ножом замороженную тушку птицы — легко резалась оттаявшая верхняя часть, но нож категорически не хотел проникать вглубь. Но, я не унывал, я рубил со всей силы, сбив тварь с ног и попытался проткнуть её лежащую. Безуспешно…

Тварь орала на весь Лимб, а я, наступив ей на грудь, приставил остриё меча к её глазу и нажал изо всех сил. За Империю! За Императора! За моих друзей и подруг! Сдохни, тварь!!!

И у меня получилось! Я продавил череп насквозь. Меч, как мне показалось, удовлетворённо булькнул, затягивая в себя часть умирающей Сущности, которая растворилась в небытие, и я почувствовал, что часть этой переработанной Энергии вливается в меня, наполняя новыми силами.

Ну надо же! Получилось! Кто следующий?! Я огляделся в поисках новой жертвы, нашёл её взглядом и незамедлительно ринулся к ней. И тут случилось странное. Оставшиеся три «проводника» резко развернулись и побежали прочь, похоже, сняв свой полный контроль с орды «одержимых». Я понял это, когда масса измененных вокруг заколыхалась, теряя наступающий порыв и начала бесцельно разбегаться во все стороны, как и положено безмозглому стаду.

Но, так просто вам от меня не уйти! Две минуты мне хватило, чтобы догнать и расправится со вторым «проводником», еще четыре я потратил, чтобы добежать до следующего. Этот попробовал защищаться, причём защищаться интересно. Сущность выпрыгнула из физического тела в нашей реальности, обретя дополнительную подвижность, и встретила меня во всеоружии.

Не ограниченная, теперь, рамками тела, Сущность выглядела как многорукая клякса, быстро перетекая из одного состояния в другое. Но, всё-таки Лимб всё еще оставался «нейтральной» территорией, а не её вотчиной — Подпространством. Поэтому её движения были хоть и быстрыми, но не мгновенными, и я вполне к этому приспособился.

В сторону полетели куски «щупалец», которыми Сущность безуспешно пыталась меня достать. Каждый «кусок» бесследно исчезал, уменьшая общую массу врага. И, когда, тот выпускал новое «щупальце», то центральное «тело» с каждым разом становилось всё меньше и меньше. Кажется, вместе с массой он теряли и силы. Тварь замедлялась, сила ударов становилось всё слабее и слабее.

Когда потеря массы достигла порядка тридцати процента, я подмял эту сволочь под себя и вогнал прямо в центр клинок, который с удовольствием приступил к дезинтеграции противника.

Когда враг подох окончательно, я снова вскочил на ноги, высматривая последнего. Далековато он убежал, но не беда! Я побежал так быстро, как мог. Рядовые хаоситы мешали, кажется им передался ужас своих умирающих поводырей, и они сейчас бесцельно метались по всему плато. Но, всё же я был быстрей.

«Проводник», видимо, это тоже понял, потому что, внезапно остановился и тоскливо завыл, задрав голову вверх. Это был странный звук, в котором звучали отчаянье, боль и… призыв. Именно так интерпретировал мой мозг эти странные звуки. И, как всегда, я не ошибся…

— Наглый человечишка!!! Ты, действительно, считаешь, что можешь противостоять МНЕ?!! Ты думаешь, что сможешь победить МЕНЯ?!! Я приказываю тебе оставить моих верных слуг в покое! Ты хочешь битвы?!! Ты получишь! Но это не будет битвой! Это будет твоё унижение и смерть! Мои братья пытались тебе помочь! Ошибка! Я же тебя уничтожу! Узри гнев Бога!!!

Этот странный голос возник у меня прямо в голове. Кажется, я нашел того, кого искал. Пусть и не тем способом что планировал. И этот «кто-то» был в ярости! И это было хорошо!

Я осмотрелся. Из «глубин» пещер, чья проекция была неподалёку, я увидел сверкающую алую звезду, поднимающуюся из глубин «планеты». Всё последнее время, эта Тварь была рядом, просто предусмотрительно пряталась, полагаясь на своих миньонов, направляя их и координируя. И, правильно делала, между прочим! Это принесло бы ей победу, рано или поздно!

А сейчас она не смогла справиться с эмоциями. И полезла на рожон! Как это… по-человечески! Если бы «тени» могли улыбаться — я бы обязательно улыбнулся. Я прикинул расстояние до нового, главного врага. Есть еще время. Мне кажется, он еще недостаточно рассержен, раз может внятно разговаривать, хоть и вопя во всё горло на весь Лимб.

И, кажется, он испытывает некоторую привязанность к своим «старшим» миньонам. А один из них — до сих пор жив и жалобно вопит, зовя «папочку» на помощь. Пора исправить эту мою недоработку.

Я поудобней перехватил меч и рванулся к последнему живому «проводнику». Пока еще живому…


Глава XXIII


Последний «проводник» даже не попытался сопротивляться. Он просто сел на землю и закрыл голову руками, жалобно скуля на весь Лимб. Это было… странно. А еще более странно, что на секунду, я воспринял его, как живое существо и во мне всколыхнулось что-то вроде жалости.

Неожиданно и неприятно. Странное чувство, как для Одарённого, тем более испытанное по отношению к врагу. Причём, я понятия не имел, откуда это у меня. Я просто никогда в жизни не обижал слабых и беззащитных. Это просто было во мне и всё. Мне казалось это недостойным и мерзким. Сначала, я старался донести своё видение до всех и каждого.

В четыре года я чуть не забил насмерть одногруппника, когда тот повесил любимую кошку Марьи Васильевны — старенькую Мурку. Просто из-за того, что наша воспитательница наказала его за очередной проступок.

Потом, после полученного наказания, я понял, что моя «правильная вера» никому не нужна. Люди вокруг не понимают её, а если и понимают, то не принимают. «Человек — человеку волк» — вот было основным правилом в Приюте. Даже, если «человек» был еще несмышлёным, но быстро взрослевшим, ребенком. И я убрал своё «знание» или «внутренний стержень» внутрь себя, ни разу ему не изменяя, но и прекратив пытаться сделать окружающий Мир лучше.

Нет, я не сдался, я просто рано понял, что добро должно быть с кулаками, а лучший способ заставит человека что-то сделать — это применить силу. Пока же, у меня этой «силы» было слишком мало. Но, ничего, когда-нибудь, я сделаю Мир лучше! Обязательно сделаю!

В Академии не было «сирых и убогих», каждый из курсантов был зверёныш еще тот, так что моему, уже несколько усмирённому, инстинкту по защите «слабых и обездоленных» было негде развернуться. Хотя, я взял шефство над Пашкой, даже если он сам этого не понимал. Но тут было другое, Пашку никак нельзя было назвать слабым и беззащитным, скорее, борзым и наглым. За это ему постоянно «прилетало», но он не унывал. Наверное, от Смирнова я научился так называемому «пофигизму», что делало жизнь курсанта несколько проще.

Меч в моих руках чуть было не дрогнул. Что я, к Хаосу, творю?! Легко пожалеть расплывчатую тень в Лимбе, жалобно протягивающую к тебе пустые полупрозрачные руки! Я, с некоторым внутренним усилием, вспомнил, как выглядит «проводник» в реале.

Высокое худое существо с неестественно большой головой. Такие слабые на вид руки с лёгкостью разрывают полевую бороню имперской пехоты, а широкие, вытянутые чуть вперед челюсти с хрустом перемалывают кости. А еще это тварь натравливает на нас, людей, менее сильных и более тупых, но очень многочисленных «одержимых», которые не щадят никого. Ни женщин, ни детей, ни животных…

Удар ногой отшвырнул визжащую тварь на землю. Прыжок и я опустился ей на грудь, одновременно вбивая ей в череп свой меч. «Проводник», совсем по-человечески, всхлипнул и затих, Сущность начала вытекать наружу, частично втягиваясь в лезвие меча.

— Ты заплатишь за это!!! — разнёсся крик Демона, отдавшись болезненным резонансом внутри моего черепа.

Я скривился. Как будто любимую жену его прирезал! Хотя, судя по всему, скорее, ребенка. Жестокое, инфернальное, ублюдочное… но, дитя. К Хаосу, вы сдохните у меня все до единого!

Я обернулся в сторону нового противника. Блеклые красные тени вокруг меня всё еще метались, когда, вдруг, начали разлетаться в разные стороны и я почувствовал отзвуки взрывов, проникшие из реальности в Лимб. Моё внимание привлекла яркая точка вверху, я поднял голову, и увидел серые тени-проекции имперских аэрокосмических истребителей, быстро пролетающие над полем боя. В одной из таких теней была яркая Сущность Одарённого — адмирал Ланге, кажется, посадил за штурвал самого командующего лёгкой авиацией флота.

Поражающий фактор обычного оружия ощущался в Лимбе как лёгкое колебание воздуха, сопровождаемое слабым звуком. Я слышал, что у Империи есть оружие, пробивающее и Лимб, но никогда не видел его в действии. Это был «эксклюзив» имперских войск, созданный с использованием Эссенса, и предназначенных для войны с Одарёнными. Сейчас бы он был вполне к месту! А с другой стороны — тогда бы «приложило» еще и меня.

Молодец, старик герцог! Оценил обстановку, разобрался в ситуации и накрыл поле боя в нужный момент. «Одержимые», оставшиеся без поводырей, не прятались в пещеры, а хаотично передвигались по плато, подставляясь под удары нашей авиации. Кажется, сегодня мы знатно проредим вражескую орду!

Однако, сообразительный адмирал, тем самым, нарушил все мои планы. Яркое пятно замерло, прекратив движение наверх. Демон имел физическое воплощение и его тело, хоть и неимоверное крепкое, но тем не менее было уязвимо, тем более, для тяжелых ракет «воздух-земля».

Хаос вас всех подери! Я обернулся. Белая тень Пашки неуверенно двигалась ко мне через поле боя. Друг тоже увидел Демона и спешил на помощь. Вот только, почему-то мне кажется, что сил у него осталось совсем немного…

— Уходи! — прошептал я отчётливо. В Лимбе бесполезно было кричать. Здесь работала какая-то особенная коммуникация, близкая к телепатии, когда слова просто проявлялись в голове того существа, к кому ты обращался.

— Нет! Я тебя не брошу! — судя по интенсивности «голоса», я был прав — мой друг находился на «последнем издыхании».

Я первый раз практиковал уход Сознания так далеко от тела и уже ощутил, что для этого необходима дополнительная Энергия, постоянно поддерживающая канал «связи» с оставленным телом. Как будто нас соединяла тонкая нить, незримая и неосязаема, связывающая дух и тело, и для его «удлинения» нужно было использовать Энергию для создания всё новых и новых метров этой «нити».

И если я «наращивал нить» легко и непринужденно, черпая энергию из меча, то Пашка использовал внутренний ресурс, которого у него, к этому моменту практически не осталось. Опять, фоном, в голове пробежала мысль, а как же работают Одарённые, улетающие от тела на световые годы, как мы ходили через несколько миров на Инициации, как… К Хаосу, мне еще так многое устоит узнать! Если я, конечно, сегодня выживу. Также, я очень хочу, чтобы выжили и мои друзья. А, для этого…

— Убирайся к Хаосу! Я приказываю, Смирнов! — рявкнул я, выходя из себя.

— Но, наш план… — попытался возразить Пашка.

— К Хаосу план! Эта Тварь уже здесь, и я справлюсь с ней сам! Уходи! И расскажи всё ребятам! Постарайтесь убраться отсюда, если у меня не получится! Твари без «проводников»! Воспользуйтесь этим! Запросите у Ланге боты для эвакуации! Он не посмеет обречь на смерть Одарённых!

Я посмотрел на ожидающего меня Демона.

— Думаю, что-то около часа у вас есть! Этой Твари будет не до вас!

— Но… — всё еще упрямился друг.

У меня из горла вырвался какой-то не то рык, не то хрип. Мои призрачные руки налились багрянцем, а меч в руках накалился и завибрировал, доставляя мне сильный дискомфорт. Вот, значит, как?!! Придётся выбирать?!! Или заёмная сила от артефакторного меча или помощь от неведомого, но очень недоброго, помощника?

Я сконцентрировался и отправил «багряного» туда, откуда он выбрался — в глубины подсознания, а может, и Подпространства… Моя проекция вернула яркий серый цвет, а меч, немного «побурчав», для порядка, «успокоился» и снова приветливо замерцал зеленым. Однако!

К счастью, мои слова достигли, наконец, разума друга.

— Хорошо… — тихо ответил он. — Я… пошёл… Ни пуха ни пера, друг!

— К чёрту! — автоматически брякнул я «отзыв».

Тень Пашки поблекла и унеслась в сторону посёлка, ускоряясь, как будто он находился на конце растянутой резинки, а сейчас кто-то большой и невидимый отпустил его, и резинка стремительно сжималась обратно. Кажется, у него всё было гораздо хуже, чем я думал. Скорее всего, он уже находился на пороге истощения, иначе, зная его упрямство, вряд ли он ушел, несмотря на моё «рычание». У Смирнова было много недостатков, но он не понаслышке знал слова «долг» и «преданность».

Надеюсь, с ним всё будет в порядке. И с остальными тоже. Я развернулся к замершему в толще «земли» Демону. Как там было в очередной мудрости от легендарной пашкиной бабули: «Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе!». Пашка так и не смог мне объяснить, кто такой был этот мифический «Магомет», но с логикой он, явно, дружил!

Я подхватился, и направился к Твари сначала лёгким шагом, вскоре перейдя на бег. Передвижение в Лимбе несколько отличалось от обычного мира, его скорость зависела от запаса Энергии и «психологической усталости» Одарённого. Энергии у меня, благодаря мечу, было хоть отбавляй, усталости не было, был гнев и лёгкая прострация. Последнее меня несколько беспокоило. Недостаточно, чтобы озаботиться этим в настоящий момент, но достаточно, чтобы отложиться в памяти и потом с этим разобраться. Если это «потом» всё-таки наступит…

Кажется, этот энергетический «допинг» от моего оружия не проходит для меня бесследно. При мнимой ясности сознания я чувствовал, что разум отчаянно протестует, яростно отвергая насилие над собой. К Хаосу! Потом разберусь!

Сто метров… пятьдесят метров… двадцать… десять… пять… Я, с силой оттолкнулся и взлетел в воздух, занося меч для удара. Зря это сделал. В воздухе нельзя менять траекторию, если у тебя нет крыльев. У меня их, к сожалению, не было. Небрежная отмашка лапы Демона откинула меня в сторону. Правда, я успел рубануть по это самой лапе, приложив все свои силы.

Упав на землю, я перекатился, вскочил на ноги и оценил ситуацию. Демон крупнее меня раза в два с половиной. Рост в Лимбе — примерно четыре метра, четыре верхние конечности, две нижние — скорее всего, это «дань» Лимбу, поэтому проекция полностью повторяет очертания его физического тела в моём мире.

А еще я оценил свой удар. Это была даже не «мороженная курица». Эта было примерно, как столовым ножом провести по металлической болванке. Не только безопасно для болванки, но еще и опасно для ножа… Кажется, Лимб — не место для сражения с этой тварью.

Я судорожно задумался о своих дальнейших действиях. Пузырь — точно не вариант. Даже если я разорву связь Сущности Демона с его телом, я точно также разорву свою связь с телом. А вот что будет дальше — не имею ни малейшего представления! Однако, верная интуиция подсказывает, что проверять это мне совсем не нужно!

Значит, в Лимбе я с ним ничего сделать не смогу, это очевидно. Выход в нашу реальность также для меня не доступен. Нет, я конечно же выйду, но окажусь сидящим на потёртом диване за несколько километров отсюда. За что, спрашивается, боролись?!

Нужно идти «ниже». Вопрос, как это сделать?

Мои размышления были прерваны. Прерваны бесцеремонно и жёстко. Вопреки своей видимой массивности, Демон двигался очень быстро. За мгновение он подскочил ко мне и протянул свои лапы. Я ждал нападения, поэтому ушел в сторону, отмахнувшись мечом.

Раз… Другой… Третий… Мой меч ударял по призрачным рукам с таким же звуком, как бьют палкой по железному корыту. БАМ! БАМ! БАМ!!! Вибрации звуковых (не уверен это верный эпитет, скорее «мозговых») волн расходились в стороны, издеваясь над моим «слухом» и мозгом. Как будто это меня сейчас били по голове этой самой «палкой». Что самое обидное, все мои удары проходили абсолютно без последствий для врага.

Он наступал, я отступал, уворачиваться от четырёх рук сразу было сложно. Почувствовав, что я не могу причинить ему вреда, Демон увеличил напор, всеми силами пытаясь схватить упрямую «букашку». И это ему, наконец, удалось!

Сначала он схватил меня за руку, держащую меч, блокировав мой удар одной рукой и схватив меня другой. Затем, быстро подтащил к себе и уже надежно перехватил остальными конечностями, притянув меня к своему огромному телу. Меч выпал из моих рук и отлетел в сторону, кувыркаясь по серой поверхности…

— Вот и конец тебе, человечишка! — пророкотал Демон, приблизив ко мне свою здоровенную и уродливую башку. Никаких рогов и клыков, так любимых нашей Инквизиции при изображении Врага Человеческого, на ней не было. Гладкая лысая голова с двумя ярко горящими алым светом глазами и двумя же прорезями носа, и широкая пасть, которая, в момент своего раскрытия практически разделяла череп на две части вопреки всем законам анатомии. И внутри множество мелких, но очень острых на вид зубов.

Всё, о чём я мог думать — это способна ли эта сволочь причинить мне вред в Лимбе. Ответ последовал незамедлительно. Тварь напряглась и выдернула мою левую руку из плеча. Это было ОЧЕНЬ больно!

Теперь я мысленно заорал на весь Лимб, испытывая боль и разочарование. Как так-то?!! Неужели это всё так и закончится? На далёкой планете, которую, непременно захватит Хаос. Всё? Конец Антону Ноунейму? У Империи не будет нового Императора?!!

— Я буду убивать тебя медленно! — зловеще ухмыльнулась Тварь из Преисподней. — Ты почувствуешь неимоверную боль и полное раскаяние в том, что бросил вызов МНЕ! Но, будет уже поздно! Пощады не будет!!!

И Демон медленно потянул за мою вторую руку. Адская боль охватило всё моё тело, но в голове ярким огнём горела последняя фраза Демона: «Пощады не будет!»

Вот именно, Тварь, вот именно… Я в первый раз за длительное время, расслабился, убрав невидимый барьер, который круглосуточно ограждал меня от «багрового», скрывающегося где-то в глубине меня. Мне нужна сейчас его сила, мне нужен его гнев, мне нужна его… Власть!!!

Сквозь полуобморочное состояние, что охватило меня, я как будто из-под воды услышал недоуменное рычание Демона, всё еще пытавшегося лишить меня второй руки. Тело наполнялось… как будто горячей кровью, по жилам побежала такой сладкий и такой приятный жидкий огонь, тело разбухало, увеличиваясь в размерах…

Лимб вокруг застонал, не в силах принять такого «гостя», напрягся и выбросил меня прочь, в Подпростраство, сразу же пробив несколько его слоёв. А Демону, который держал меня в объятиях, не хватило ума меня отпустить, и поэтому сейчас мы летели вместе, плотно прижавшись друг другу, как инфернальные любовники в порыве неестественной страсти…


Глава XXIV


Вот сейчас и было то самое «вертикальное падение», которого я добивался по собственному желанию и которое у меня, почему-то, не получалось. И да, я снова не смог понять принципа, я понял только причину.

В мое тело вселился «багровый»… Нет, не так! В мою душу вселился «багровый»! Вряд ли моё тело где-то там, очень далеко, за несколько слоёв Подпространства даже почувствовало что-то. Оно, я очень сильно на это надеюсь, находилось в отключке и сердце его всё еще билось. И мне всё еще есть куда возвращаться.

Вся стройная теория Одарённый-Сущность летела, сейчас, к Хаосу. Лимб существовал именно для того, чтобы человеческое сознание и Астральная Сущность встречались там и взаимодействовали. Повторюсь, это я знал из открытых источников. Раз более глубокие слои Подпространства существовали про них просто не могли не знать! Бывали ли там другие Одарённые, ну кроме Инициации, в первую очередь — Инквизиция? Подозреваю, да.

Как минимум, Проводники Инквизиции должны чувствовать себя там если не как дома, то хотя бы достаточно свободно, ведь Инициации они проводят постоянно и «окунаются» в Подпространство часто. Получается, что ответы точно есть в Ордене Прозрения, вот только не уверен, что я их получу. Нет, не так. Я уверен, что единственное, что я там получу — это будет насильная пересылка в Орден Очищения, где меня попросят подробно рассказать о моих связях с Сущностями Подпространства. Сущностями странными и, похоже, абсолютно недружелюбными к Человечеству. Связях, в которых я сам пока что мало что понимал.

Всё-таки время течет в Подпространстве, определенно, не так, как в нашей реальности. Наш, на первый взгляд, стремительный «спуск» вниз дал мне время на осмысление, однако никаких преимуществ мне это не добавило. Трудно, что-то прогнозировать, не зная верных начальных условий и предпосылок к действию.

Единственное, что я осознал, что прямо сейчас я не умру. Что кто бы не был этот «багровый», он вселился в меня и сейчас тащит в свою вотчину. И я, определённо, стал сильней после слияния. А еще, он сегодня какой-то неразговорчивый. Где советы? Где обещания могущества? Что он задумал?

Наш «полёт» завершился мягким приземлением. Даже не так, мы просто возникли в нескольких сантиметрах от поверхности, мягко опустившись на «ноги». Уже знакомая серая равнина, где «почва» состоит из сгустков тумана. Серая «земля» сливалась с серым «небом», и окружающий пейзаж точно не напоминает горное плато, которое мы покинули в моём мире.

И да, куда же без местных «жителей»? Яркие разноцветные пятна Сущностей были разбросаны тут и там, поодиночке и группками. Практически все неподвижно висели в воздухе/стояли на «земле», лишь изредка подёргиваясь или немного перемещаясь. Я невольно «считал» их эмоциональный фон. Это случилось абсолютно случайно и также абсолютно естественно.

Этот информационный фон, он был разлит в окружающем пространстве. Кажется, здесь были ответы на все вопросы. Вот только я не знал как эти вопросы правильно задать. Что касается окружающих Сущностей, то Подпространство просто почувствовало мой интерес и охотно поделилось их эмоциями. Не мыслями, не образами, а именно эмоциями.

Тянуло от них безнадёгой и унынием… Практически бессмертные, могучие существа были заперты на этом слое реальности и влачили жалкое существования, балансируя на грани жизни и смерти. Да, определенно, они знали, что такое «смерть» и знали, как этого избежать. Но, почему-то, не могли «это» сделать. Единственным развлечением для них — были размышления. Сотни и тысячи лет бесконечных размышлений. И никаких тебе развлечений…

Хотя… Одно из таких развлечений, уверен первое за многие века, свалилось им буквально на голову. Сущности оживились и бурной толпой ломанулись к месту нашего «падения», остановившись на некотором расстоянии, образовав своеобразную «арену», на которой сейчас находился я и утянутая мной Тварь, атаковавшая Высокогорный.

Я разжал «руки» и тварь откатилась в сторону, недоумённо шипя. Да, у меня снова были две «руки». Красивые такие, насыщенного багряного цвета. Судя по их толщине и визуальному расстоянию до «земли», я существенно прибавил как в росте, так и в массе.

— Наконец-то ты понял, что без меня тебе не справиться? — а вот и «голос в голове», лёгок на помине. — Для этого тебе нужно было почти умереть?

— Этого не может быть!!! Что ты тут делаешь?!!

Я не сразу понял, что говорили два разных существа. Первый был у меня в голове, второй — стоящая поодаль Тварь, выглядевшая… растерянной и совсем не спешившей нападать. Кажется, она было ошеломлена.

— Идите к Хаосу! — брякнул я. — Да-да! Вы оба!!!

— Это не похоже на благодарность за спасение! А ведь я тебя фактически спас! — голос в голове «улыбнулся».

— А я и не просил себя спасать! — огрызнулся я, наблюдая за реальной Тварью, которая осторожно начала обходить меня по кругу, я же разворачивался следом, держа её в поле зрения и не давая зайти мне за спину.

— Не хотел? — удивился Голос. — Зато ты очень хотел жить! Я это явно почувствовал! И, на этот раз, ты добровольно впустил меня в себя! Как мы и договаривались! Это я тоже почувствовал!

Я немного смутился. Голос был, частично, прав. Я чертовски сильно хотел жить и готов был принять любую помощь. И, естественно, я всегда подсознательно помнил про силу и мощь, получаемую от «багрового», поэтому обратился к нему за помощью. Глупо? Возможно. Но, зато, я всё еще жив, а значит у Рапсодии и её населения всё еще есть шанс. Продать душу Хаосу ради спасения миллионов? Звучит хорошо… Для миллионов. Однако, не для меня. Я, конечно, люблю людей, но себя я люблю гораздо больше. Неэтично? Не по-геройски? Я видел очень много правильных, но мёртвых героев. Слишком много для своей недолгой жизни, что говорит о том, что здравый смысл и чувство самосохранения — не просто пустые слова.

И да, сейчас я могу спасти миллионы, но в моих планах — спасти триллионы. Поэтому я буду до конца пытаться выжить и использовать для этого буду ВСЕ возможности. У меня было время подумать с момента встречи «Малькольма Карнеги» с древним «зачумлённым» БКК и я всё еще не хотел сдаваться.

Однако, я так или иначе получил заёмную мощь «багрового». Сейчас, чувствуя в себе силы, я бросился на врага…

Точнее, я попытался броситься, но «тело» мне было неподвластно.

— Эй! — Голос в голове стал насмешливым. — Что это ты собрался делать? Напасть на Пенетратора? Зачем мне это делать?

Я зарычал, пытаясь вернуть возможность управлять своим телом. Безуспешно.

— Ты еще не понял? — во всю развлекался Голос. — Ты ничего не сможешь делать без моего разрешения! Пора нам воссоединиться окончательно!

— Я не готов! — покачал головой я… попытался покачать, даже это простое движение у меня не получилось.

— Ты не забыл? — Голос резко посерьезнел. — Мы заключили сделку! На «Гневе Императора»!

— Это не было сделкой! Это был ультиматум! — возразил я.

— Не согласен! — возмутился Голос. — Я же отпустил тебя и твоих друзей с одним единственным условием — дать время подумать в последний раз и призвать меня добровольно! Это произошло! Ты меня призвал!

— Только ты нас отпустил после того, как я сказал, что скорее умру, чем впущу тебя добровольно!

— Это было глупо! Все твои поступки глупы! Но, я проявил добрую волю и отпустил вас в тот раз! И сегодня я дождался «приглашения»!

— Это было не приглашение! Ты меня не так понял!

— МНЕ НАДОЕЛИ ЭТИ ИГРЫ! ВОССОЕДЕНИСЬ ИЛИ УМРИ! НЕМЕДЛЕННО!!!

Кажется, я вывел из себя этого заносчивого ублюдка. У меня определенный талант доводить хаоситов до ярости. Хорошо это или плохо? Трудно сказать. Сейчас же мне осталось только блефовать. Я завис в своём теле пленником. Не пошевелиться ни освободиться… Что ж…

— Давай, убей меня! — как бы я хотел улыбнуться напоследок.

— Что?!! Такой твой выбор?!! После всего что я тебе предложил?!! Ты тупое человеческое отродье!!!

— С «тупым» категорически не согласен, — страх почему-то ушел, осталась абсолютная ясность сознания и ощущение, что я делаю всё правильно. — А «человеческое отродье» тебе для чего-то очень нужно! Я не понимаю, почему ты так привязался конкретно ко мне, но я собираюсь этим воспользоваться по полной программе. Так что или убей меня сейчас или… иди к Хаосу, козёл!

Краем сознания я понимал, что всё что я сейчас делаю идёт в разрез с моими недавними размышлениями о «здравом смысле» и «самосохранении», но моя интуиция, Хаос бы её подрал, «вела» меня, как опытный кукловод свою куклу. Хотя, может это была не интуиция, а отчаяние? Или, не дай Император, меня всё-таки захлестнуло безумие?

— Я могу держать тебя здесь вечно! Рано или поздно ты сдашься! Это будет невыносимо, уж поверь мне! Быть запертым здесь столетиями! — кажется, уверенности в голосе Голоса (звучит странно) значительно поубавилось.

— Давай! Действуй! Я не спал почти неделю и нормально не отдыхал еще дольше! Я с удовольствием здесь задержусь и, наконец, отдохну, но я так понял, что со мной зависнешь и ты! А учитывая твою грёбанную амбициозность, это явно не входит в твои планы!

— Чего ты хочешь? — прорычал Голос.

— Я хочу убить эту падлу, что сейчас передо мной. А еще всех подобных, что сейчас вылезли из вашей помойки в мой мир на планете Рапсодия!

— Я не могу этого сделать! — с секундной задержкой ответил Голос.

— Не можешь или не хочешь? — я попытался интерпретировать его интонации.

— Могу физически… — признался тот. — Но не могу практически! И да, не хочу! ОН будет недоволен. Нельзя убивать бойцов Авангарда…

— Кто такой «ОН»? — я тут же навострил уши. — Я думал, что ты тут главный!

— Это не твоего ума дела, червяк! — тут же «окрысился» Голос.

— Хорошо! — согласился я. — Не хочешь убивать, так и быть! Отзови их с Рапсодии! Это ты можешь?

— Могу, но… — опять задумчиво начал Голос.

— Но не могу на самом деле и не тоже не хочу?! — я, вопреки ситуации, развеселился. — И это меня ты называешь «червяков»? Да у тебя натурально нет яиц! Если ты понимаешь о чём я! Это ты жалкое ничтожество!

Громовой рык разлился у меня в голове, оглушая, травмируя и пытаясь выжать меня из своего же Сознания, как остатки кетчупа из пластикового тюбика. Похожие ощущения, наверное, испытывает чёртов кетчуп, когда тюбик скатывают в трубочку и гонят его остатки к узкому голышку, дабы выдавить его на пресную солдатскую биомассу, сделав её чуть приятней для употребления.

Ну уж нет! Кетчуп не мог «растопыриться» в проходе, что сделало бы невозможным его изъятие, я же мог! И я так и сделал! Ментально «растопырился» и удержался внутри. С невероятным трудом, но я удержался!!!

— ЧТО ТЫ ХОЧЕШЬ?!! — вновь проревел внутри меня Голос, отчаявшись выпихнуть меня силой.

— Призови всех… Пенетраторов с Рапсодии сюда! Я сам с ними справлюсь!

Секундное ошеломлённое молчание завершилось раскатистым хохотом у меня в голове.

— Ты? Сам? Без моей поддержки?!! Это настолько нелепо, что я даже хочу на это посмотреть! — я на мгновение потерял с Голосом связь, как будто он куда-то отошел, но это было совсем ненадолго. Я даже не успел пошевелить конечностью, когда он вновь вернулся обратно, восстановив контроль над «телом».

А еще через несколько секунд прямо передо мной начали проявляться другие Сущности. Видимо, те самые Пенетраторы с Рапсодии. Один, два… три… Всё?!! Итого с первым их было четверо. То есть чтобы захватить почти всю Рапсодию этим ублюдков нужно было всего пять штук? Однако…

— Это все? — на всякий случай уточнил я.

— Все-все! — откровенно забавлялся Голос.

Я осмотрел появившихся тварей. Все они выглядели одинаково. Размытые ярко-алые силуэты, которые «плыли» и перекатывались в «воздухе» даже не пытаясь сохранить что-то человеческое. Видимо, это было их нормально состояние, а физическую форму они принимали по необходимости, выходя в наш мир.

— Что это?

— Зачем ты нас позвал, Приближённый?

— Отдай нам человека!

— ОН будет не доволен!

— Зачем ты помогаешь человеку. Агаранор?

— Отдай его душу!

— Он — наш!!!

Словно рокот океана понеслись мыслеформы от проявившихся Тварей. Они не понимали. Они негодовали. Они был в ярости. Им был нужен я. И да, «Приближённый» и «Агаранор». Именно так назвали «гости» моего «багрового». И, если имя «Агаранор» я уже слышал ранее — его произносила тварь, убитая мной на Ласковом, то «Приближённый» было новым словом. Что бы это значило?

А еще, получается, та Тварь на Ласковом была в курсе планов «багрового», а эти, получается, нет? Кто же этот чёртов Агаранор в местной «пищевой цепочке»? Знания, знания, мне катастрофически не хватает знаний!

Но, был один нюанс. Та Сущность на Ласковом тоже была багрового цвета, а эти все алые. Может, в этом тоже есть какой-то смысл? Тут у меня в голове, помимо моей воли начали одна за другой всплывать кадры того боя. Тварь была багровой. И говорила не от своего имени. И до последнего момента не хотела меня убивать. Посланник Приближенного? Слуга? Друг? Родственник? Как они, вообще, друг с другом взаимодействуют?

— Что ж! Действуй! Ты сам этого хотел! — Голос обрел материальность также, как он обрёл и тело. «Багровый» или можно его уже звать «Приближённый» покинул моё «тело» и сейчас стоял рядом, отсвечивая багрянцем. Он даже визуально превосходил размерами Пенетраторов.

А я… А я стремительно «сдулся». Моя проекция посерела и у меня теперь снова отсутствовала левая рука. Я чувствовал себя пигмеем, перед Великанами…

— Он ваш! — расхохотался Приближённый. — Только не убивайте его окончательно! Он мне еще нужен!

И тут случилось странное. Как будто в «серый мир» заглянуло Высшее Существо, кем бы оно ни являлось. Я прочувствовал его пронизывающий взгляд, пробравший меня до «костей» и мгновенно получивший обо мне всю информацию, начиная от моего рождения до последней минуты.

— УНИЧТОЖТЕ ЕГО! И ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ В АВАНГАРД! А ТЫ БУДЕШЬ НАКАЗАН ЗА СВОЕВОЛИЕ!!!

Этот ГОЛОС. Он в физическом смысле разметал всех Сущностей-зрителей по полю, кажется разорвав часть из них. Пенетраторы то ли присели, то ли склонились в ужасе, «прибитые» к земле силой голоса. Приближённый пару раз моргнул и как будто уменьшился в размерах.

— Жаль… — я не сразу понял, что это говорил «багровый». И в его голосе действительно проскальзывала глубокая печаль. — Жаль тебя человек. А ведь всё могло быть совсем по-другому! Прощай… Антон!

Багровая Сущность моргнула раз, другой и исчезла окончательно. А я остался в Сером Мире, однорукий и ослабевший наедине с четырьмя алыми Тварями, которые немедленно ринулись ко мне, дабы как можно быстрее исполнить приказ… Повелителя? Кто бы это не был, но он точно не потерпит неподчинения!

Ну что же?! Кажется, сегодня, Антон окончательно доигрался. Я, мысленным приказом превратил свою единственную руку в клинок и призвал Пузырь, особо не надеясь на успех. Ожидаемо, Пузырь не появился…

Я «усмехнулся». Что ж! Эта битва будет легендарной! Я заорал от гнева, ярости и переполняющего меня чувства… боевого азарта! И бросился на врага.

К Хаосу численное превосходство врага! К Хаосу их явное физическое превосходство! К Хаосу логику! Я просто уничтожу их ВСЕХ!!!


Глава XXV


От первой Твари я ушёл извернувшись, и полоснув её по астральному телу своей рукой-клинком. От второй просто увернулся, а вот третья и четвертая дотянулись до моего тела, напав со стороны «слепой зоны». Правильней назвать это было не «слепой», а «безрукой», ведь атаку я прекрасно видел, а вот противостоять им нечего не мог… И дотянулись они «больно».

В стороны полетели части моего, и так искалеченного, тела. Куски моего серого «тела» некоторое время парили в воздухе, собираясь исчезнуть, когда я завороженно махнул «рукой» касаясь их. И они… втянулись в «тело» обратно! Ну надо же! Вот как это работает! То есть можно, при желании, собрать себя обратно по кусочкам, если у тебя осталось для этого достаточно времени. Которое хаоситы мне точно не собирались давать!

У Тварей не было тактики, была только ярость и спешка. Они торопились выполнить волю своего… Хозяина? И бросались на меня торопливо и хаотично. «Спешка нужна при ловле блох!» — выговаривал нам дядя Миша, когда мы старались побыстрей отстреляться в тире, чтобы свалить в «увал». И у Эрика тоже была англосакская мудрость на этот счет: «Чем больше спешка, тем меньше скорость!»

Пенетраторы торопились, я уходил от их атак, даже не пытаясь контратаковать, так, отмахивался по мере сил. И через некоторое время я вошёл в какой-то странный медиативный ритм, когда я точно знал, что мне делать и куда двигаться. А дальше началось странное.

Вот, при одном из выпадов Твари я, уходя в сторону, неестественно изогнулся. В человеческом обличии для этого мне нужно было сломать позвоночник…

Вот, я поднырнул под огромную лапу, проскользнув под ней, для чего «моё» тело превратилось практически в тонкий лист бумаги…

А вот я взлетел, как сухой лист в осеннюю ненастную погоду, над двумя Сущностями, напавшими одновременно и отрезавшими мне все остальные пути отхода…

Странно… И, тем не менее, очевидно! Моё «тело» в этом слое Подпространства всего лишь сгусток энергии, который я могу формировать как захочу. Для этого просто нужно перестать воспринимать себя человеком, имеющим две руки и две ноги, расслабиться и позволить разуму творить… Кстати! Ну-ка! Отсутствующая левая рука тут же вытянулась из моего бесформенного тела, повинуясь моим мыслеуказаниям. Миг! И она превратилась в клинок! Правда свою массу она добрала за счёт моего тела, которое еще чуть-чуть уменьшилось в размерах.

Четверка перегруппировалась и попыталась взять меня в кольцо, чтобы напасть одновременно со всех сторон. Их явный ужас перед их предводителем отступал на задний план, суетливость постепенно уходила, древние Твари начали действовать слаженно и чётко… к моему глубокому сожалению!

Во все стороны полетели клочья моего тела… Все мои «фокусы» перестали приносить результат. Уходя от одной Твари, я напарывался на атаку второй, а затем еще и третьей и четвёртой. Я уже даже не помышлял об контратаке, или, тем более, о моей победе, мозг судорожно работал над одной мыслью — как мне отсюда убраться?!

Как я жалел, что мой меч остался в Лимбе! Сейчас самое время покрошить этих ублюдков на кусочки зелёным клинком! Я еще не разобрался с древним своевольным оружием и его способностями, но он явно не одобрял моё общение с хаоситами. Интересно, он может «отказаться» от меня при каких-то условиях? Мне бы очень не хотелось!

Меч был «там», тело было еще «дальше», понять, как добровольно покинуть этот слой Подпространства я не пока не мог. Умирать я тоже не хотел. Я прыгал, скользил, уклонялся, извивался, взлетал, проползал… и, пока, не умирал.

Я не сразу понял, что отвлекает моё внимание, настолько я был сконцентрирован на бое. Сначала я заметил странный потусторонний предмет краем глаза, уходя в очередной раз от атаки хаосита. Потом он мне попал в поле зрения еще раз, а в третий — я посмотрел на него уже осознанно, выделив для этого драгоценные мгновения, откатившись в сторону и выиграв пару секунд.

Багровое, слабо пульсирующее пятно лежало на «земле» в том месте, откуда Агаранор исчез из этого слоя. Оно было настолько блеклое, что его трудно было разглядеть в сером «тумане», покрывающим поверхность «земли». Если бы не моё отчаянное желание выжить, повинуясь которому мозг пытался найти любые «зацепки» и варианты, я вряд ли бы его заметил!

Что это потерял при бегстве Приближенный? И потерял ли? Уже немного зная эту хитроумную сволочь — скорее, оставил. Вот только для чего? Убить меня? Или помочь? Убить он меня мог каждый раз при наших предыдущих встречах… А вот помочь? У него определенно был ко мне интерес и он, зачем-то, вытаскивал мою задницу из нескольких неприятностей ранее.

Хуже точно не будет, если я посмотрю, что там лежит. Хуже уже некуда!

Я увернулся от прямого выпада Твари, проскользнул между ног у второй, взмыл в воздух, оставив еще часть своего «тела» перед третьей, и буквально прокатился по спине четвертой, соскользнув на «землю» в нужном мне месте.

Моя рука-клинок трансформировалась в почем-то трёхпалую ладонь, и я схватил мерцающий предмет. Время в Подпространстве течёт по-другому… Мир замер.

— Раз ты слышишь эти слова, значит ты, в очередной раз, оправдал мои ожидания, человек! — послышался прямо в голове знакомый голос. — А если ты, сейчас, воспользуешься моей помощью, также в очередной раз — заметь, то ты проживёшь еще какое-то время. И да, в этом случае мы снова встретимся! Обязательно встретимся! Вне зависимости от твоего желания! Считай, что я даю тебе еще немного времени подумать! Знал бы ты, насколько это несвойственно для меня — давать кому-то второй шанс! А тебе я дал уж не знаю сколько шансов! Старею, видимо!

Голос раскатисто засмеялся над своей шуткой, видимо, решив, что старость у бессмертного существа — это очень смешно, но быстро посерьезнел.

— Итак, к делу! Я рассказал твоим нынешним противникам, как противостоять твоему Дару в глубине Подпространства! Но я же знаю, как это исправить. Просто сожми сосуд, что я тебе оставил и у тебя будет почти одна ваша человеческая секунда, чтобы применить свой Дар. Если у тебя получится, то ты, конечно же, не уничтожишь Пенетраторов, но отрубишь связь с их физическими аватарами на Рапсодии. Для того, чтобы обратно вселиться в свои тела им понадобиться… от десяти до пятнадцати ваших людских дней. Найди их воплощения и уничтожь. Сейчас это просто тупые безмозглые туши! Это я говорю тебе по доброй воле, цени это, ведь я понимаю, что ты слишком упрям для человека и по доброй воле не покинешь эту жалкую планету. И тупо сдохнешь, противостоя превосходящим силам Авангарда! Ну, вроде всё. Как принято у вас, людей, говорить? До свидания? До СКОРОГО свидания, Антон!

Я мысленно улыбнулся. Вот же жучара! И вроде Хозяина не ослушался и вроде мне помог. Ну, как помог? Попытался помочь. Ведомый своей странной логикой. Выплыву — хорошо! Не выплыву — ну что ж! Пожри тебя Хаос!!!

Время вернулось в своё привычное русло… Или оно здесь и не останавливалось, а вся информация из «сосуда» усвоилась моим мозгом за доли секунды? Опять мысли ушли не туда… Один шанс, говоришь? Что ж, мне этого достаточно!

Я развернулся и бросился к Тварям.

— Ну! Давайте же! Вот он я! Возьмите, если сможете! Тупые ублюдки! — неожиданно для себя самого заорал я, растопыривая «руки», как будто собираясь обнять своих противников.

Расстояние при вызове Пузыря до тварей должно быть минимальным. У меня есть один-единственный шанс всё закончить… Если «багровый» меня не обманул. Сил у меня осталось не так уж и много, я не имею ни малейшего представления, какого размера получится Пузырь, а ведь он должен охватить всех тварей полностью! Пропусти я хоть одну из них и всё пойдет насмарку! Достаточно одного «полководца» на Рапсодии, чтобы отбить все наши атаки и спокойно дождаться соратников. Нет, «выбивать» нужно всех одним махом!

Кажется, я смог удивит врагов. Они впали в некий ступор, что позволило мне запрыгнуть на плечи ближайшей Твари и воткнуть свои трансформированные руки ей в голову. Мне снова стало весело, и я начал яростно махать «клинками» вырывая целые куски алой «плоти» из тела ошалевшей Сущности.

Вопль боли и ярости прокатился по округе. Надо же! Я сделал ей больно! Тварь подняла руки, стараясь содрать с себя маленького агрессора. Остальные тоже мгновенно «отмерли» и ринулись к ней на помощь, протягивая ко мне свои страшные конечности.

Ближе… еще ближе… еще чуть-чуть… А вот теперь — пора! Я сжал «сосуд» третьей «рукой». Да-да! Для того, чтобы подобраться к Твари мне нужны были все четыре привычные мне конечности, но куда было девать подарок «Багрового»? Карманов на проекции не было! И я просто вырастил третью «руку». Прямо у себя из… живота. Смеяться буду потом, если выживу, ведь третья «рука» привычно выросла в том месте, где у меня в реальности тоже был отросток! Вот только, слава Императору, у «того» не было трёх пальцев, которыми я сейчас сжимал пульсирующий предмет.

Лапы/руки/когти уже тянулись ко мне со всех сторон, предвещая окончательную смерть и вечное забвенье, когда между «пальцев» у меня «потекла» странная Энергия антрацитово-чёрного цвета, как будто пучками чёрных молний пронзая моё тело. Даже визуально было видно, что серость моей проекции разбавилась чёрными прожилками, которые как будто что-то перестраивали внутри меня… или что-то «обрезали».

Ощущения были похожи на то, как будто вдруг распахнулось забитое окно и в душную пыльную комнату потоком хлынул озонированный свежайший воздух после летней грозы и ливня!

ПУЗЫРЬ!!! ДА!!! ПОЛУЧИЛОСЬ!!!

Волна прозрачной, слегка переливающейся всеми цветами радуги энергии, покатилась от меня во все стороны. Она охватила алых Тварей, корёжа их и заставляя стремительно уменьшаться в размерах, дабы избежать полного уничтожения. Я опять осознал всю неимоверную мощь моего Пузыря, который деформирует само Подпространство во всех доступных ему слоях, невзирая на время и расстояния.

— НЕ-Е-Е-ЕТ!!!

Слитный мерзотный вопль из четырёх глоток был для меня сейчас самой сладкой музыкой. Громогласный вопль разочарования и злости затих также быстро, как и возник, когда скукожившиеся алые пятна исчезли из этой реальности, уходя куда-то к себе в Преисподнюю. Я чувствовал, что они провалились «вниз», а не «вверх», к своим физическим аватарам. Так что Приближенный, кажется, не соврал.

Ну, а на меня Пузырь подействовал, как всегда ранее. Вырвавшаяся из меня сила вытаскивала мой разум и душу обратно в мою реальность., работая в режиме скоростного «лифта».

Серый Мир завертелся у меня перед глазами как в калейдоскопе и меня потянуло из сумрачного мира наружу. Каскад миров пронёсся у меня перед глазами, и я вернулся в своё тело. Лежащее на полу и дёргавшееся в конвульсиях.

Шлёп! Шлёп! Шлёп!!! Что за странные звуки? И почему у меня дёргается голова? Ах ты ж, грёбанный Хаос! Это же меня кто-то лупит по щекам!

Глаза не открывались, как будто веки были залиты аварийным клеем, используемым для быстрой заделки пробитого в бою корпуса корабля. «Хватался» он намертво за считанные секунды.

— Хватит меня лупить, Хаос вас подери!

— Очнулся? — послышался голос Пашки. Ожидаемо! Похоже, сейчас он просто возвращает мне долг за аналогичное его пробуждение на Ласковом. — Скажи что-нибудь! Ты в порядке?

— Паштет, suka! — простонал я. — Я тебя убью!

— Ха-ха! — кажется он в порядке возвестил радостный голос друга. — Вот только глаза закрыты! Может его еще треснуть!

— Господин Смирнов, при всём уважении, но давайте лучше я! — это был голос моей Тени.

Я почувствовал, что мою голову приподняли и уложили на какую-то возвышенность, судя по всему, Эрик умостил мой больной череп себе на бедро, усевшись рядом на пол. Прохладная вода потекла мне не лицо, а широкая ладонь аккуратно умыла меня, приводя в чувство.

— Пить! — прошамкал я пересохшим ртом, всё еще не открывая глаза и тут же почувствовал горлышко бутылки у себя на губах. Следующие несколько секунд я жадно поглощал живительную жидкость.

— Хватит! — я приподнял руку. Точнее, попытался её приподнять. Такой дикой слабости я не испытывал никогда!

Глаза, наконец, открылись и я осмотрелся. Кроме Пашки и Эрика, в комнате, понятное дело присутствовал дядя Миша. Других Одарённых не было.

— А где… остальные? — тихо произнёс я. Хаос меня подери! Мне даже разговаривать сложно было. Это и есть последствия ранений астрального тела в Подпространстве?

— Инесса ушла на стены, — тут же доложил Эрик и запнулся. — Точнее… Её отнесли на стены, так как она сама уже самостоятельно ходить не может. Но, когда хаоситы повалили как сумасшедшие, у нас не было другого выхода.

— Она жива? — похолодело всё у меня в груди.

— Жива! — кивнул Пашка. — Я вижу её отблеск в Лимбе сейчас, но вот в каком она состоянии — вот это вопрос! Тадаси и Райли тоже были там, но они сейчас где-то на плато — похоже, вырезают хаоситов.

— А что сами хаоситы? — прохрипел я.

— А нет больше хаоситов, ваш бродие! — довольно пророкотал Кожедуб. — Ну, как полноценной армии, я имею ввиду. Отутюжили их летуны знатно, кажется никого и не осталось. «Поселковые» даже на рейд осмелилась — подчистить то, что разбежалось или еще дышит.

— Как сам? — сфокусировал я взор на приятеле.

— Соу-соу! — повертел рукой друг, применив жаргонное английское «так себе». — Отдохнуть бы… недельку-другую и снова буду как новенький!

— Недельку-другую? — тут у меня в голове ярко вспыхнуло послание «багрового». — Мне нужна связь с адмиралом! Немедленно! Нет у нас этих недель!

— Ты чего всполошился? — скривился Пашка. — Сейчас всё будет! Миша, организуй!

Старый Тень козырнул и быстро покинул комнату.

Я попытался встать. Безуспешно. Конечности не слушались.

— Поднимите меня! — прохрипел я раздражённо. Да что же со мной такое?! Мне бы сейчас Эссенса… Стоп! Мой меч! Это лучшая замена Эссенса!

Эрик уже поднял меня и усадил на драный диван.

— Меч! Дайте мне мой меч!

Пашка что-то пробурчал, что он тут не слуга, но передал мне моё оружие, осторожно держа его за лямку ножен, как ядовитую змею. Он несколько раз уже получал по рукам энергетическим разрядом, когда пытался прикоснуться к самому мечу, поэтому сейчас осторожничал.

Я с облегчением положил руку на, такую родную уже, рукоять, ожидая как Энергия Подпространства хлынет в меня, напитывая новыми силами и предвкушал этот приятный миг не меньше, чем хороший секс. Но… ничего не произошло.

Я обхватил рукоять покрепче, сменил руку, ухватился двумя руками. Без толку! Меч никак не реагировал на мои прикосновения. Не было и привычного тепла, и лёгкого покалывания в ладонях, к чему я уже привык.

Я, с ужасом, наполовину вытащил клинок из ножен… Подтвердились мои самые страшные предположения. Чернёная сталь лезвия была «мертва». Пропало зеленоватое свечение, а с ним похоже и сам «дух» оружия…


Глава XXVI


— Мне срочно нужно в Лимб! — откуда только силы взялись? Я сполз с дивана и пополз к выходу.

— Стой! — Пашка схватил меня за плечо, останавливая. Я продолжал «грести» конечностями, чтобы вырваться, но сил у меня практически не было. — Сдурел? Куда собрался?

— Мне нужно в Лимб! — ткнул я пальцем куда-то в сторону выхода.

— Да ты сдохнешь от истощения прямо сейчас! — разозлился Смирнов. — Какой, к Хаосу Лимб! И почему ты ползёшь на улицу?

— У меня сил не хватит по Лимбу сейчас гулять! Мне нужно примерно на то же место в «реале», где я сразу к мечу провалиться смогу! — терпеливо объяснил, поняв, что своими силами я сейчас не справлюсь.

— Нет, в тебя определенно вселился Хаос! — покачал головой Пашка. — Ты же реально сдохнешь!

— Мне. Надо. В Лимб. — устало, но упрямо проговорил я. — Или вы мне поможете, или убирайтесь к Хаосу! Я сам дойду!

— Ты хотел сказать — доползу? — Пашка улыбнулся и повернулся к моей Тени. — Эрик, притащи носилки и пару бойцов покрепче! Довезем твоего Господина с комфортом!

Эрик привычно посмотрел на меня, ожидая подтверждения и я одобрительно кивнул. Мы остались с Пашкой одни. Он, с кряхтеньем, затащил меня обратно на диван.

— Что там произошло? — поинтересовался товарищ, плюхаясь рядом. — Хаоситы отупели — это твоих рук дело?

— Можно сказать и так, — осторожно произнёс я, пытаясь «фильтровать базар». Не всё нужно знать даже самим близким. Некоторое знание может повредить. Сильно повредить.

— И… так… везде? — уточнил Смирнов.

— Да, по всей планете!

— Надолго? — всё-таки Павел Смирнов-Воронцов был очень умным парнем, выхватывая суть из любых намёков.

— Десять-пятнадцать дней.

— Немного, пожри их Хаос!

— Точнее и не скажешь.

Мы помолчали, видно было что Пашка также далёк от пика своей формы. Устали все. Но если обычные бойцы устали только физически, то Одарённые выжали себя еще духовно.

Дверь открылась и внутрь ввалился, вместе с облаком морозного воздуха, Михаил Кожедуб, за которым зашёл боец с усилителем-ретранслятором, позволявшим вести переговоры с орбитой. При обычных условиях, при высадке десанта к примеру, этот ретранслятор размещался в боевой технике, и командир подразделения всегда имел связь с командованием на орбите.

Сейчас же эту «дуру» пёр на спине боец из «беретов». Быстро уронив станцию на пол, он «поколдовал» над ней, синхронизируя с моим передатчиком.

— Готово, сэр! — доложил капрал.

— «Флаг-Один»! Вызывает «Ордо-Один»! Приём! — прохрипел я в микрофон.

— «Ордо-Один»! Хаос тебя подери! Ты почему не отвечаешь?!! Что у вас происходит?! — тут же отозвался злой и раздражённый голос адмирала Ланге.

— Мы победили… пока, — усмехнулся я.

— Победили?! Пока?! О чём ты, Хаос тебя пожри, говоришь?! Быстро ко мне на флагман! Я высылаю десантный бот!

Я прочистил горло.

— Позже, адмирал, позже!

— Что?!! Я сказал, НЕМЕДЛЕННО!!!

— Адмирал, — у меня не было сил спорить. — Вы опять?! Я вам не подчиняюсь!

— Что?!! Гхм… Но, мне нужна полная картина!

— Она у вас будет, — кивнул я сам себе. — Но позже. У меня есть еще два дела.

— Что за дела?! — ох как герцог не привык к неповиновению!

— Второе — поспать. Первое — при всём уважении, но это не ваше дело!

В трубке раздались непереводимые злые возгласы. Кажется, адмирал ругался на своём… на скандинавском.

— Пока скажу одно. У нас есть десять дней, чтобы очистить Рапсодию от Хаоса. И, лучше вам поторопиться, — я вспомнил, зачем мне нужен был адмирал перед тем, как мысль о мече вытолкнула все остальные мысли из головы. — Хаоситы сейчас выйдут на поверхность. Уничтожьте столько, сколько сможете, пока я… пока мы немного отдохнём.

Опять невнятные звуки.

— Вы ведь всё еще не хотите поделиться с нами Эссенсом? — попытался я еще раз, с надеждой.

— У меня не появилось новых таблеток парень, с нашего последнего разговора, так что мой ответ всё еще «нет»! — соблаговолил ответить адмирал. — Как долго вы будете… гхм… отдыхать?

Я посмотрел на изможденного Пашку, вспомнил про Инессу.

— Думаю, не меньше суток… Я, возможно, приду в себя раньше, если «первое» дело выгорит. И тогда я обязательно к вам поднимусь.

— Принято, — неохотно ответил Ланге после непродолжительного раздумья. — Откуда информация про десять дней?

— Просто поверьте мне, адмирал. Под мою ответственность!

Å fyttifaenskinn! Å fyttihelvetes spy og drite for noen jævla svin!

— Извините, адмирал. Но я не понял!

— Ты слишком много о себе возомнил, аколит! Я не буду основываться только на словах пацана при планировании боевой операции! — опять старого гордеца понесло.

Я вздохнул.

— Именем Инквизиции! Я, аколит Ордена Войны, Антон, — начал я ритуальную фразу, — приказываю вам нанести удар по континентам Северный и Южный! И утюжить их, пока хоть одна сволочь будет на поверхности. Вышлите десант на Ганзу! Сейчас самое время вырезать всех тварей, пока они в замешательстве!

Тут, к своей чести, адмирал обошелся без ругательств. Формально, я снял с него всю ответственность за будущую операцию. Слишком много власти было у Инквизиции! Чересчур много! Уничтожить планету вместе с мерными жителями? Достаточно произнести: «Слово Уничтожения!» Отправить утюжить планету силами флота империи, основываясь на слова восемнадцатилетнего парня? Легко! Ведь этот парень — аколит Ордена!

— Принято «Ордо-Один»! — Ланге быстро отключился.

Ну вот и хорошо!

— Где моя карета? — поинтересовался я у улыбающегося Пашки.

— Да принесут скоро, не переживай! Круто ты его! Хорошо быть Инквизитором! — счастливо улыбнулся друг, откидываясь на спинку дивана. Я внимательно посмотрел на него. Я не сильно отличался от друга. Такой же бывший курсант. Но, неожиданно получивший неограниченные полномочия карать и миловать. Жизнь — интересная штука!

А тут и носилки подоспели. Меня перегрузили на них и, с позором, понесли к выходу. По пути нам встречались гражданские, вышедшие из домов. До них уже докатились слухе о разгроме осаждавшего врага и люди выглядели оживлёнными. Кое-где даже раздавался смех. Стоящие вдоль дороги люди, увидев нашу процессию прерывали свои разговоры и, как им казалось — тихо, обсуждали нас.

— Смотри! Смотри! Несут!

— Император, сохрани! Он же совсем еще ребенок!

— Ты что?! Это же Инквизитор! Их с пелёнок на хаоситов натаскивают!

— А еще они живут вечно! И секрет вечной молодости знают! Ему, наверное, лет двести!

— Вот бы мне этот секрет…

— Куда тебе, кума. Ты и двадцать лет назад не красавицей была!

— Ах так! На! Получай!

— Ай! Ты что творишь!

— Тсс…

Я улыбался полуприкрыв глаза и мерно покачиваясь в воздухе. Так и заснуть не долго. Кажется, мир возвращается в Высокогорный.

— Дяденька Инквизитор! — раздался у меня около уха детский возглас.

Я открыл глаза. Девочка лет пяти-шести бежала рядом с носилками, прижимая к груди грязную куклу. Одета она была в лёгкое грязное платьишко, совсем не по погоде.

— Притормозите-ка! — скомандовал я.

Эрик, а он сам вязался тащить носилки, вместе с Кожедубом, не доверив это кому-то другому, недовольно буркнул, но остановился.

— Да милая? — попытался улыбнуться я.

— А вас Демон убил? — робко улыбнулась мелкая.

Я улыбнулся в ответ.

— Да Демон. Но только не убил! Дядя Инквизитор его победил! А сейчас просто немного устал и прилёг отдохнуть!

— Вы много выпили ал-ка-го-ля? — тут же нахмурила носик девочка. — Мой папа когда много выпьет ал-ка-го-ля — то сразу ложится отдохнуть! А мама его ругает! И говорит, что он мерзкий алкаш!

Сначала прыснул Пашка, за ним Эрик и тут же раздался громовой хохот дяди Миши. Я тоже не смог сдержать улыбку, хотя даже смеяться мы сейчас было тяжело.

Пурпурная женщина, цвета Демонов в Лимбе, подхватила девочку на руки, и бухнулась на колени в снег, склонившись в глубоком поклоне.

— Простите Ваше Святейшество, ради Императора! Она всего лишь неразумное дитя! Пощадите, умоляю вас!

— Встань, женщина! — нахмурился я. У меня было малый опыт общения с простым людом, но это раболепие казалось мне чем-то позорным и недостойным звания «человека».

Женщина подняла свое пунцовое лицо, но вставать с колен не собиралась.

— Не губите, господин!!!

— Пашка! — я беспомощно обернулся к другу. — Она в своём уме?!

— Так, женщина! — быстро сориентировался друг, подхватил её под руку и силой поставил на ноги. — Ну-ка! Бегом отсюда! Ребенка застудите!

Женщина в панике развернулась, но тут Смирнов что-то вспомнил.

— Стоять! — женщина в панике присела, не выпуская из рук ребенка и скукожилась, в ожидании удара.

Пашка чертыхнулся.

— Да что ж вы такие пуганные все! — он залез под броню и зашарил в карманах. — Вот! Держи! Купи ребёнку зимнюю одежду!

Я разглядел блеск золотых имперских реалов. Как Пашка умудрился протащить их с Калипсо, учитывая, что мы несколько раз теряли всю одежду, я не знал. А еще вопрос, зачем он таскает их с собой.

Женщина, как завороженная, смотрела на горсть монет, стоимость которых превышала годовой доход нескольких семей в шахтерском посёлке.

Пашка снова полез за пазуху и вытащил еще несколько монет.

— Иди сюда! — он позвал сухого старика, более-менее прилично одетого. — Держи!

Он высыпал еще несколько монет в сухую старческую ладонью и повысил голос, ткнув в меня рукой.

— Этого мужчину зовут Антон. Он аколит Ордена Войны. И он сегодня спас ваши жизни. Выпейте за его здоровье, он этого заслужил!

— Непременно, господин! Непременно! — согнулся пополам старик и начал пятиться, прижимая реалы к груди.

— Антон! Антон! — несмело раздалось рядом. Через секунду это подхватили другие, и мы начали удалятся уже под крик десятки глоток. — Антон!!! Антон!!!

На Пашку было приятно смотреть — он буквально сиял от удовольствия.

— Паштет, пожри тебя Хаос! — устало прошептал я.

— А что?!! — заржал друг. — Нормально всё! Пускай привыкают к этому имени!

Он мне заговорщицки подмигнул, и я покачал головой, продолжая улыбаться. Мы шли дальше, вот уже ворота близко.

— Стойте! — раздался звонкий женский голос. Это кто еще?!

Это была Инесса. На девушку больно было смотреть. Такие всегда блестящие и ухоженные волосы потускнели, под глазами пролегли глубокие чёрные круги, и так всегда стройная девушка, кажется, потеряла половину своего изначального веса. Но, по крайней мере, в отличие от меня, она была на своих двоих. Прежними оставались только глаза. Фиолетовые глаза сейчас горели беспокойством и тревогой.

— Что с ним?!! — девушка бросилась к носилкам. — Куда вы его несете?

Пашка картинно закатил глаза.

— Инесса! И ты туда же! Да всё в порядке с нашим героем! Спроси у него самого!

— Антон? — осторожно заглянула мне в глаза девушка.

— Здорово, фон Таубе! Отлично выглядишь! — жизнерадостно улыбнулся я.

— Не ври! — фыркнула девушка, но, тем не менее улыбнулась. — Что с тобой?

— Со мной? — я изобразил удивление. — Ничего! Вот тренируюсь! Пора вводить в Империи рабовладельческий стой! Эти двое будут первые!

— Слышь, Картер! — услышал я недовольный голос Кожедуба. — Что-то у меня руки затекли. Боюсь, уроню твоего… гхм… Господина!

— Шучу я, дядя Миша! — тут же отреагировал я. Учитывая, что он был впереди, ударяться головой мне бы не хотелось.

— Ото ж! — послышалось довольное ворчание.

— Я серьезно, Ноунейм! — нахмурилась девушка.

— А если серьезно, то мне нужно за стену! — я указал нужное мне направление. — Дела у меня там… важные!

— Я с тобой! — тут же сказала девушка, резко выпрямилась и тут же покачнулась от слабости, но была вовремя подхвачена выросшим, как из-под земли Шнайдером.

Пашка заржал, Инесса нахмурилась.

— Детский сад! — проворчал я. — А знаете что? Оставайтесь-ка вы оба тут! Пашка! Пригляди за ней!

— С удовольствием! — ухмыльнулся товарищ, аккуратно беря девушку под руку.

Та раздраженно выдернула руку.

— И не подумаю!

— Это приказ! — сказал я. — И нет, он не обсуждается! Андерсен!

Я увидел стоящего неподалёку командира «зеленых беретов», который тут же оказался рядом.

— Дай мне бойца… пожалуйста, вместо дяди Миши. Они остаются внутри периметра! Проконтролируй!

— Есть! — улыбнулся Томас и махнул своему заму на Одарённых и их Теней. — Никуда не выпускать!

А сам ловко перехватил ручки носилок у Кожедуба.

— А я, пожалуй, с вами прогуляюсь! — он молча кивнул и восемь бойцов взяли нас в кольцо, выстроившись в походный ордер. — Всё будет в лучшем виде, господа аколиты! Мы за ним присмотрим.

Кажется, у Инессы тупо не было сил спорить. Она еле стояла на ногах и казалась бледной тенью себя прошлой. Пашка же, явно не равнодушный к фон Таубе, был совсем не прочь за ней посмотреть, тем более что он только что просканировал Лимб и на несколько километров не увидел живых хаоситов.

— Поехали! — кинул я. И меня понесли дальше.

Несколько шуточек от капитана спецназа я пропустил мимо ушей, за меня ответил Эрик, а я просто наслаждался относительным покоем.

— Стойте!!!

Да что ж такое!

Два лица. Большие голубые глаза и узкие карие вперились в меня с двух сторон.

— Антон! Что с тобой!

А вот и ван Дассел с Накамуро.

— Всё хорошо, ребята! Честно! Мне просто нужно в одно место! — обреченно вздохнул я.

— Мы проводим! — сказала Райли, а Тадаси только кивнул, соглашаясь.

Я открыл рот возразить, но потом передумал. Эти двое выглядят лучше моих «энергетиков», так что пусть идут, мне-то что?

Райли не была бы Райли если бы не начала с ходу выпытывать все подробности моей битвы в Лимбе. Я отвечал неохотно, но более-менее правдиво. Ведь она всё равно своего добьется, зачем тянуть?

К моменту прибытия нас на нужное место, я подробно рассказал, как я уничтожил четверку «алых», используя свой невероятный Дар и потрясающие боевые навыки. О «багровом» я, естественно, умолчал. Поверили ли мне ребята? Не уверен. Но, другого рассказа у меня не было, а признаваться о связи с Хаосом мне почем-то не хотелось.

— Ты надолго? — уточнила ван Дассел, когда мои носилки поставили на землю, а я уселся, с помощью Эрика.

— Как пойдёт! — пожал плечами я.

— Надеюсь, ты сейчас, ни с кем драться там не собираешься?

Я снова пожала плечами.

— Как пойдёт? — улыбнулась девушка, наклонилась ко мне и быстро поцеловала в губы. — На удачу!

Тадаси, как будто сожрал витаминный комплекс гвардейца, не разбавив его предварительно водой — в сухом виде это была та еще кислятина!

Сначала Инесса, потом Райли… Это они еще про Анжелику не знают… и, надеюсь, не узнают. И мои друзья, Пашка и Тадаси… Нужно будет расставить точки над «ё», если я не хочу проблем с друзьями. Пока никто ничего вслух не говорил, но я-то не слепой!

Я вздохнул. Потом! Всё потом! Сначала — меч!

В Лимб я зашёл с третьей попытки, провалившись «вертикально». Измученный организм яростно протестовал, но я был непреклонен. Оказавшись на сером плато, рельефом практически не отличавшимся от реального мира я сразу увидел лежащую неподалёку проекцию меча. Он лежал ровно там, где я его оставил. Я тут же поковылял к нему, стараясь побыстрей вернуть сою «палочку-выручалочку».

Подойдя к месту, где он лежал, я на секунду замешкался. Неспроста проекция отделилась от оригинала и осталась здесь. Что-то явно не так! Но, просто стоя над ним ничего не поймешь. Да и силы были реально на исходе.

Я осторожно протянул руку к мерцающей зеленым светом проекции меча и сомкнул на «рукоятке» пальцы. Тут же моё астральное «тело» выгнуло дугой от дикой боли, все энергетические каналы враз перегрузило, я потерял все чувства одновременно. Зрение, слух, осязание и обоняние… Осталась только всепоглощающая боль, которая буквально выворачивала меня наизнанку.

А затем я почувствовал, что меня засасывает энергетическая воронка и тащит меня туда мой меч… или что он такое есть на самом деле…


Глава XXVII


Боль ушла практически сразу, но ушла как-то странно, как будто «заморозилась». Да, это было больше похоже на анестезию, когда болевые сигналы от нервных окончаний просто купируют медикаментозно до того неизбежного момента, когда лекарство выведется из организма и боль вернется с новой силой, захлестнув разум и скручивая тело в агонии.

Мой «полёт» отличался от всех моих предыдущих уходов в Подпространство примерно, как полёт на десантном боте отличается от передвижения на БМП. Если, в «обычном» режиме я пробивал слои Подпространства как нож бумагу, уходя вглубь, и скользил по самому слою как капля воды по стеклу, уходя «вбок», то сейчас я был, как будто звуковой волной, распространяющейся сразу во всех направления и проникал через все препятствия, не повреждая их, а лишь ненадолго сбавляя скорость.

Само Подпространство напоминало уже не слоёный пирог, а, скорее, облако мыльных пузырей, которые мы делали в приюте, стащив у уборщицы драгоценное мыло, натерев его на грубом каменном полу, перемешав с водой и выдувая их через соломинку. Казалось, что нужно просто протянуть руку и взять нужный тебе пузырь, чтобы добраться до конечной точки пути.

Кажется, этот способ был значительно более быстрый и менее энергозатратный. Но, было одно «но». Я понятия не имел, как это работает. Сейчас меня просто тащила проекция меча, внезапно превратившегося из оружия в Проводника. А еще в этом пространстве между «пузырями» не было Сущностей. Вообще не было…

Тем временем, мы втянулись внутрь одного из «пузырей» и вокруг снова образовалась привычная серость Лимба. Вот только окружающий пейзаж резко отличался от покинутого плата около Высокогорного. Вокруг были проекции высоченных деревьев, каких я в жизни не видел, а неподалёку — что-то вроде ступенчатых пирамид или пирамидальных сооружений. Я попытался присмотреться получше, когда мы «вывалились» в обычную реальность.

Глаза резануло ярким светом зеленого солнца, вокруг зашелестела листва и кроны гигантских деревьев под порывами лёгкого ветра, я услышал странные звуки, издаваемые, видимо, местными животными. От неожиданности я вдохнул полной грудью…. Но ничего не произошло. Я так и оставался бесплотной тенью, без тела и лёгких, которыми можно было вдохнуть воздух. Я видел, я слышал, но не обонял и не осязал. Как это, к Хаосу, вообще возможно?!! Или это тоже не было реальностью?

Настойчивый рывок, и я поплыл в воздухе ведомый приросшим к руке мечом. Это не мешало мне изо все сил крутить головой, отмечая малейшие детали. В изумрудно зеленой высокой траве копошились какие-то мелкие животные, что-то мохнатое и хвостатое ловко взбиралось вверх по морщинистому древесному стволу, навскидку, метров десяти в диаметре. Странные разноцветные птицы громко кричали, как будто соревнуясь кто кого перекричит.

Но самое интересное было впереди, когда мы выбрались на поляну, на которой находились развалины. Да, сейчас было видно, что эти огромные циклопические сооружения, ступенями уходящие в небо, построены давно, очень давно! Зеленоватый камень с серыми прожилками, на вид чрезвычайно прочный, тем не менее поддавался течению времени. Острые рёбра были сглажены непогодой, а тут и там виднелись трещины и целые обрушенные пролёты.

Мы стремительно вознеслись вверх, на высоту нескольких сотен метров, откуда было прекрасно видно всё вокруг. Поднимаясь, я видел, что это не просто монолитное сооружение, тут и там виднелись входы/выходы, некоторые заваленные, некоторые еще целые с небольшими ровными площадками перед ними, как будто посадочные места для транспорта. Однако, кроме полуразрушенного камня не было видно ничего.

Я повертел головой, оглядываясь. Вокруг, на значительном расстоянии, практически около горизонта были видны еще две «пирамиды», причём находились они на одной прямой, как будто продолжая пояс, окольцовывающий планету(?). Я всё еще не был уверен, что всё, что я сейчас вижу это реальность, а не дурной сон, в который я впал от истощения или шока от соприкосновения с собственным оружием.

Мою виртуальную «голову» мягко, но настойчиво, повернули в нужную сторону, чтобы я мог увидеть лёгкий дымок, поднимающийся из леса за несколько километров от пирамиды. И сразу после этого, мы стремительно полетели по прямой, над кронами деревьев в сторону этого ориентира. В процессе полёта я поднял голову и меня окатило странное чувство, когда я увидел звезду в небе. Точнее, звёзды. Их было две.

В небе висела двойная звезда — система из двух гравитационно связанных звёзд, обращающихся по замкнутым орбитам вокруг общего центра масс. Насколько я знал из уроков астрономии, двойные звёзды — весьма распространённые объекты. Примерно половина всех звёзд нашей Галактики принадлежит к двойным системам.

Странность была в другом. Большая звезда, выдающая основной спектр свечения была изумрудно зеленой, а вот вторая была… багровой. Несмотря на её существенно меньший размер, выглядела она… устрашающе. Трудно сказать, как небесные тела могут выглядеть «устрашающе», но внутри меня что-то неприятно зашевелилось, как будто в предвкушении…

Мы резко пошли на снижение и звёзды скрылись за листвой, обрезав мои тревожные предчувствия. Миг — и мы висим над небольшой поляной, на которой располагался… по-видимому, посёлок. Несколько не то шалашей, не то растительных жилищ, большая часть из которых выглядела заброшенными и группка людей посередине около странного постамента.

Повинуясь моему любопытству, мы подлетели ближе. Это не были люди. Это были те серые гуманоиды из моего видения во время «привязки». Сейчас я мог разглядеть их получше. Ростом около трёх метров, они производили впечатление болезненно худых существ с неестественно большой головой и худыми длинными конечностями. Зеленые большие глаза без зрачков, небольшие узкие вертикальные щели для дыхания и тонкие сжатые губы. Кожа напоминала мятую бумагу серого цвета без малейшего намёка на какую-либо растительность.

Они стояли кругом, я насчитал семерых, шесть из которых как раз составляли сам круг, а один находился в центре, рядом с постаментом.

А еще они были очень старыми. Я не знаю, как я это мог понять, это знание просто пришло ко мне из ниоткуда. И понятие очень в данном случае не исчислялась несчастной сотней лет, отведенной для нас, Одарённых, нет, здесь речь шла о сотнях, а возможно, и тысячах лет!!!

А еще я разглядел «постамент». Он оказался штабелем дров, на котором лежал один из «серых». Он был мёртв. Это было очевидно по состоянию его тела. Изодранный корпус, полуоторванная рука, пробитый череп. Тело было, по-видимому, отмыто перед погребением, но часть запёкшейся крови была видна в страшных ранах, покрывающих тело. И она была красного цвета. Цвета человеческой крови.

А еще в его крепко сжатых четырёхпалых ладонях был крепко сжат брат-близнец моего меча. Чернёное лезвие мягко переливалось зелёными искрами и от оружия шла волна ментальной… боли. Как-будто оружие было живым существом и сейчас страдало, потеряв, не хозяина, а друга или, скорее, брата по оружию.

Стоящий ближе всех к погребальному костру, а это был несомненно он, «серый» затянул протяжную песню. Язык его был мне неизвестен, но всё было понятно без слов. Без музыкального сопровождения, просто силой и тембром голоса неизвестное мне существо рассказывало историю. Историю воина, который тысячелетия бился с Хаосом, не давая тому прорваться в нашу реальность. Историю некогда великой, но ныне умирающей расы, которая не просит помощи, а сражается до конца за все живые существа в Галактике. Историю, полную боли и разочарования, но, тем не менее героическую, ведь вместо того, чтобы отойти в сторону, бессмертные существа идут в бой с Хаосом и умирают… один за одним… один за одним…

Образы проносились у меня в голове рывками, сменяясь так быстро, что я практически не мог ничего рассмотреть. Зелёная планета с огромными пирамидами… Целыми и блестящими… Летающие аппараты странной формы… Кипящая жизнь… Открытые тут и там багровые «порталы», из которых расползается скверна по зелёным лесам, превращая их в пепел… Многочисленные отряды «серых», уходящие внутрь «порталов» для битвы на территории врага… Тлен и забвение…

Вот только последняя картина чуть замедлилась, как будто специально для меня, чтобы мой несовершенный человеческий мозг мог осознать увиденное. Это был бой «серого» с Демонами. Похоже этого самого, что сейчас лежал мёртвым на погребальном костре. И это было… потрясающе!

«Болезненно худые»? «Слабые и беспомощные»? Как бы не так! «Серый» бился с толпой противников… которые могли присниться мне только в кошмарном сне. Алые Пенетраторы? Они были «детьми» по сравнению с теми, что я видел сейчас. Огромные бесформенные существа, ярко пылающие, казалось самим огнём, напирали со всех сторон на, в разы уступающую им в размерах, серую фигурку.

«Серый» бился как Бог!!! Простите меня за Ересь, ведь нет Бога, есть только Император! Но, если бы Бог существовал, то он сражался бы именно так! Такое хрупкое и несуразное на вид тело, наклонялось, вертелось, сгибалось под неимоверными углами и двигалось, вопреки законам физики, мгновенно меняя векторы атаки и уклонения. Он исчезал здесь и появлялся там, иногда казалось, что он находился в нескольких местах одновременно. А его клинок… Он то увеличивался в размерах до нескольких метров, рубя алую плоть врага, то менял форму на… Да за всего за одну секунду я видел, как он из меча превратился в копьё, которое было послано твёрдой рукой прямо в пасть подступающему демону, выдернуто из опавшей туши, изменено на что-то типа алебарды, которой была отрублена лапа еще одного из врагов и сразу пущено в форме диска, рассёкшего пополам еще одного Демона!

И это странное ощущение «вне времени». Эта битва могла длиться годами, а то и веками, ведь враг не заканчивался. Павшие Демоны бесследно растворялись в пространстве, а на их месте восставали новые. Удавалось ли «серому» их безвозвратно уничтожить или же он просто изгонял их прочь, где они возвращались на бой снова? Была ли эта битва бесконечной, где враг был неуничтожим в принципе? Имела ли эта битва хоть какой-то смысл? Я не знаю! Но, мне пришло другое знание. Пока «серые» бьются с этими демоническими созданиями «здесь» — враг не сможет выйти у нас «там»! Вот только, сколько их осталось этих «серых»? И сколько пройдёт времени до их окончательного поражения? И, самый главный вопрос — что станет с человечеством, если на него попрёт ЭТО?!!

На самой высокой ноте, от которой склонились сами деревья на краю поляны, как будто отдавая последние почести павшему герою, «серый» взмахнул рукой и «постамент» вспыхнул ярким зелёным пламенем. Даже без физического тела я почувствовал жар, сопоставимый с жаром внутри звезды. Через несколько секунд не осталось ничего, кроме оплавленной до состояния стекла земли на месте погребально костра.

Но, нет… Еще остался невредимый меч, который лежал на чёрном обсидиане, потухший и безжизненный. «Серый», проводивший ритуал, шагнул вперед и бережно, двумя руками, взял меч в руки и поднял над головой, что-то прокричав. Глухо ответила оставшаяся шестерка, навсегда прощаясь с братом.

А затем «серый» посмотрел на меня и кивнул. Я оторопел, но ошибки быть не могло. Гуманоид явно смотрел на меня. Смотрел мне в «глаза», хотя в этой реальности присутствовал только мой дух. Он как будто приглашал меня за собой. А потом он просто исчез. Без звука, вспышки или других спецэффектов…

«Меч» в руке накалился, как будто концентрируя энергию и мир погас, чтобы поменяться. Я «моргнул» раз, другой. После яркого света зелено-красной звезды, царивший вокруг полумрак воспринимался как полная тьма. Однако, когда «глаза» привыкли я увидел, что источники света здесь всё-таки присутствуют. Это было призрачное пламя, исходящее из расщелин на каменном полу, то ли горящий газ, то ли… Я не знаю, но я чувствовал, что это «пламя» горит тут вечно…

Я находился в огромном помещении, или пещере, свод которой, терялся во мгле, которую не мог осветить призрачный зеленый свет. Стоп! Я и стен не видел! Был лишь каменный грубый пол и каменные… постаменты.

Грубые кубы из зеленоватого камня ровными рядами уходили от меня во все стороны. Гладкая поверхность была испещрена вязью незнакомого алфавита, отдалённо напоминающего символы на моём клинке, которые у меня было время внимательно рассмотреть. Подавляющее большинство из них были покрыты чужим текстом.

Около одного из кубов, с «чистыми» гранями стоял сейчас «серый». Убедившись, что я «прибыл», он удовлетворённо кивнул головой и протянул к постаменту руку. На моих глазах на зелёном камне начал проявляться текст, как будто кто-то наносил его невидимым пером. Весь процесс «начертания» занял несколько минут, все из которых я завороженно смотрел на «серого», не в силах отвести взгляд.

По окончанию, гуманоид сделал два шага назад, как будто оценивая свою работу. Снова поднял руку и несколько символов изменились, приняв другую форму. «Серый» посмотрел еще раз и удовлетворённо кивнул головой, довольный результатом. Посмотрел на меня еще раз, поднял меч погибшего воина двумя руками, выкрикнул какой-то клич и с силой вогнал оружие в камень по самую рукоятку.

Затем убрал руки и снова отошел в сторону. Уже тихим голосом произнёс еще что-то и безжизненное оружие, как будто встрепенулось, а внутри белого камня в гарде колыхнулся серый туман. Вокруг вспыхнули тусклым светом сотни… нет, тысячи… возможно десятки тысяч камней! Я ошеломлённо огляделся. Во всех окружающих меня постаментах, расположенных вокруг, которым не было видно ни конца ни края, из плоской верхней грани куба, ровно посередине, торчали рукоятки мечей. И сейчас они, как будто, приветствовали нового-старого товарища…

Прошло несколько секунд, и зал вновь погрузился в тьму, разрываемую лишь зеленым призрачным пламенем. Я ошеломленно озирался, мысли внутри головы толкались друг с другом, сталкиваясь и разбиваясь, причиняя мне буквально физическую боль.

Я повернул «голову», чтобы посмотреть, что там с «серым» и чуть было не отпрыгнул в сторону, испугавшись! Еще мгновение назад, стоявший около постамента, «серый» стоял сейчас вплотную к мне, возвышаясь и пристально смотря мне в глаза. Кажется, он хотел мне что-то сказать.

Образы… Образы… Образы в моей несчастной голове не несли на этот раз ничего, кроме боли и раздражения, я не мог рассмотреть ничего внятного, но понимал, что с моим сознанием сейчас что-то происходит. Как будто заполняются пустоты в сухой, потрескавшейся пустынной почве, на которую обрушился такой долгожданный дождь. Я не мог понять, что это прямо сейчас, но, кажется, это может пригодиться мне в будущем…

Пелена спала с моих глаз, и я увидел, что серый наклонился ко мне так, что его лицо сейчас находилось на одном уровне с моим. Изумрудные глаза блеснули и у меня в голове отпечатались три фразы. Отпечатались так, как недавно буквы врезались в твёрдый камень:

НЕ ПРЕДАВАЙ!!! НЕ ОТСТУПАЙ!!! НЕ ПОДВЕДИ!!!

И снова моё астральное «тело» выгнуло дугой от дикой боли, опять все энергетические каналы враз перегрузило, я вновь потерял все чувства одновременно. Зрение, слух, осязание и обоняние… Уже знакомая всепоглощающая боль охватило всё моё существо, заставив мой рот открыться в беззвучном крике…

А затем я почувствовал, что меня засасывает энергетическая воронка и тащит меня туда мой меч… Кажется, он донёс до меня всё, что хотел сказать…





Конец



Обращение Автора.
Ну что же, дорогие друзья! Вот и закончилась третья книга серии про молодого, но очень амбициозного Одарённого Антона Ноунейма. Надеюсь, что и дальше вам будет интересен этот цикл, который я, непременно, продолжу. Но, есть один нюанс.

Дело в том, что есть разница в написании книги «для удовольствия» и «для заработка». В первом случае это делается в свободное время, во втором — в «рабочее». Данный цикл, к сожалению (моему), потихоньку скатывается в «для удовольствия». В этом режиме я буду выкладывать одну проду в неделю, возможно большую, чем обычные 15к знаков, но тем не менее. А в «рабочее» время буду писать другой «коммерческий» цикл.

Однако, мне почему-то кажется, что цикл «Я стану Императором» очень перспективный! Возможно, это авторская «слепота», но я попробую еще кое-что сделать.




Оглавление

  • Пролог
  • Глава I
  • Глава II
  • Глава III
  • Глава IV
  • Глава V
  • Глава VI
  • Глава VII
  • Глава VIII
  • Глава IX
  • Глава X
  • Глава XI
  • Глава XII
  • Глава XIII
  • Глава XIV
  • Глава XV
  • Глава XVI
  • Глава XVII
  • Глава XVIII
  • Глава XIX
  • Глава XX
  • Глава XXI
  • Глава XXII
  • Глава XXIII
  • Глава XXIV
  • Глава XXV
  • Глава XXVI
  • Глава XXVII