КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 570642 томов
Объем библиотеки - 850 Гб.
Всего авторов - 229191
Пользователей - 105801

Впечатления

Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Хорошая книга, но много опечаток.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IcePrincess11 про Сашар: Ямы (Детские остросюжетные)

Книга читается на одном дыхание. Мне очень понравилась. Спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Берия: Спасенные дневники и личные записи. Самое полное издание (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Замечательная книга! К сожалению, у нас она заблокирована.
Найдите эту книгу на других ресурсах и прочтите.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 2-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Все, сервер работает. Можете скачивать.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
медвежонок про Серобабин: Расходники 1.2 (СИ) (Альтернативная история)

Заключительная часть альтернативной истории, позже переработанной автором в трилогию "Дети ветра".
Выше обычного среднего уровня, твердая 4ка.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
чтун про Киров: Мы умираем за Игниум (Боевая фантастика)

Но скачать её по прежнему пока никак... Так что - немного заблочена :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Агентство "Жена на час" (интим не предлагать) [Сусанна Ткаченко Санна Сью] (fb2) читать онлайн

- Агентство "Жена на час" (интим не предлагать) 862 Кб, 188с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сусанна Ткаченко (Санна Сью)

Настройки текста:



Агентство "Жена на час" (интим не предлагать)  Сью Санна

Глава 1

Ну всё, Далия! Хватит стоять и пялиться на дверь, пора решаться. В конце концов, не съест же он тебя! Хотя этот может, с него, пожалуй, станется... Набрала в грудь воздуха и нажала на звонок. Почти сразу массивная деревянная дверь распахнулась, подчиняясь воле хозяина, и на пороге предстал его домашний голем.

— Какого смертника нелёгкая принесла? — гаркнул неприятный прислужник голосом хозяина, и я вздрогнула.

Никак не привыкну, что в этом странном мире нет нормальной прислуги, а её роль выполняют неодушевленные магические куклы.

— Здравствуйте, меня зовут Далия Кьярваль, я хозяйка агентства добрых услуг «Жена на час», и у меня есть для вас уникальное предложение, от которого вы не сможете отказаться! — выпалила я, а когда глаза куклы ожили зелёным ярким светом — таким образом хозяин дома меня рассматривал, поспешно добавила: — Кроме интима... Интим не предлагать!

Это мне мама строго-настрого велела добавлять к названию агентства. Обычно я забывала это произносить, но сейчас почему-то остро почувствовала — надо!

— Опять ты? — рыкнул голем.

— Я, — обречённо созналась, вздохнула, расправила плечи и посмотрела в глаза кукле.

— Ну заходи, расскажешь, что у тебя за предложение, от которого я не смогу отказаться, — ехидно смилостивился хозяин, и голем сделал шаг в сторону, пропуская меня в дом.

Прекрасно! Просто вау! Да десница Повелителя, который моя последняя надежда, в отчаянии, раз решил меня принять! Значит я – молодец. Очень правильно подгадала время для визита.

Это воодушевляло, но порог жилища главного мага государства я переступала с осторожностью. И мимо жуткой куклы, на голову выше меня ростом, проходила не дыша. Всё же тут я очень-очень, просто крайне ограничена в силах, потому что моей родной тёмной магии на Гелеотере — так называется этот мир — нет. И если придётся защищаться, у меня будут весьма слабенькие возможности, потому что тёмный источник закрылся — это одна из причин, почему я оказалась в своей первой командировке именно здесь.

Шла по коридору и оглядывалась по сторонам. Мрачно и неуютно, впрочем, как и в большинстве домов магов. Сразу видно — радников в этом мире нет. Некому заботиться о доме. Не бездушному же голему это делать. Хмыкнула абсурдности такого предположения, и в этот миг одна из дверей справа по коридору распахнулась, открывая мне доступ в кабинет. Такой же мрачный, как и его хозяин.

Вошла.

Эймунд Хьярди — десница Повелителя и главный маг государства Лио — сидел в кресле за огромным столом. Рассматривал он меня с любопытством анатома, то есть будто бы пытался проникнуть внутрь и изучить, как устроены органы. Сглотнула вязкую слюну. А ведь когда я увидела его в первый раз, он мне даже понравился. Прямо дух захватило от облика этого влиятельного мага.

Кстати, это было очень неожиданно. Я вообще-то привычная к впечатляющим мужчинам, меня брутальностью не удивить. У меня отец — верховный тёмный, очень властный и влиятельный, к тому же настоящий красавец. На нашем семейном курорте в моём родном мире работают знаменитые акробаты братья Ёуч — они вообще признанные эталоны красоты. В младшего — Варно — я в детстве была даже влюблена...

Так, сейчас не об этом! Так вот, даже после такой закалки я была поражена красотой лица, необычным образом и мощью фигуры десницы. Но недолго. Ровно до тех пор, пока с ним не встретилась вживую и он не раскрыл рот... Прямо как сейчас.

— Что ты можешь мне предложить, трудяжка? — рявкнул десница.

Невольно скривилась, но быстренько натянула на лицо милую улыбку. Хоть в этом мире слово «трудяжка» и обозначало средний класс не наделенных магическими способностями людей и обидным не считалось, но Хьярти умудрялся так его произносить и смотреть пренебрежительно, что всё очарование этим мужчиной мигом пропадало. Но и духи с ним! Я тут по делу.

— До меня дошли сведения, достопочтенный десница, что Повелитель в приказном порядке распорядился о вашей женитьбе. А выбранная вами в невесты магесса Агнесса ваше предложение отвергла...

— Откуда ты это знаешь? — мигом взвился хозяин кабинета, нависнув над столом. — Говори немедленно!

— Так магесса Агнесса из этого секрета не делает, увы, — пожала я плечами. Скрип его зубов я услышала отчётливо даже со своего места. — Но я могу вам помочь! У меня есть план, десница Хьярти.

На самом деле ничего подобного магесса никому не говорила. У меня есть свой информатор, и Агнессу пришлось немного оклеветать, но отчаянные времена требуют отчаянных мер.

— Какой же у тебя есть план? — настроен маг был скептически.

Понятия не имею, почему он меня до сих пор не выгнал, но его вопросом я тут же воспользовалась.

— Я покажу вам, как хорошо иметь в доме жену и как правильно с ней обращаться. После небольшого курса обучения вам ни одна магесса не посмеет отказать. Клянусь!

— Да не нужны мне твои магессы сто лет! Это я не хочу жену, а не они меня!

Я знала, что он это скажет!

— Вот-вот! Дайте мне шанс исправить ваше мнение, и Повелитель будет вами доволен, десница Хьярти. Ведь нет ничего лучше мира в Лио и на Гелиотере вообще. Правда?

Войны тут не любили, поэтому вопрос мой прозвучал очень провокационно.

— Откуда ты только взялась на мою голову, зараза рыжая?! — взревел маг.

И я задумалась — а что если рассказать откуда? Постучала пальцем по губам, глянула в потолок и мотнула головой. Заманчиво, конечно, но нет. Нельзя. Именно из-за попаданцев — неправильных попаданцев, точнее — в этом мире и начались проблемы. Так что давать возможность деснице упечь меня в тюрьму не стоит, поэтому выдаём домашнюю заготовку.

— Я из агентства «Жена на час», и мы можем дать вам всё!.. Кроме интима, — опять чуть не забыла. — У моего агентства огромное количество, — тут я, разумеется, опять приврала, — рекомендательных писем и отзывов. Мы показали уже не одному магу, как хорошо быть женатым, — двоим, если точнее. — Совершенно недорого вы сможете выбрать из моих многочисленных сотрудниц, — их тоже двое, но главное — создать ажиотаж, — пробную жену, которая покажет вам все преимущества брака. Оплата у нас почасовая, график гибкий, но ещё раз смею напомнить: интим в наши услуги не входит. Наша цель: создать у вас в доме уют и семейную атмосферу.

Уф, упарилась, пока произносила заученную речь, но выхода не было — я тянула время. Надеялась, пока распиналась, мой незаменимый помощник успел десницу тщательно прощупать и понять, что именно Эймунду Хьярти в жизни не хватает для счастья. Даже если он сейчас меня выставит за дверь, в следующий раз я являюсь уже во всеоружии.

— Знаешь, трудяжка, — вкрадчиво сказал маг, выслушав мой монолог, — ты вызываешь во мне странное любопытство. — О, да! Я заметила. — Я чувствую, что с тобой что-то не так, что ты не так проста… но не могу понять почему. Поэтому, пожалуй, я найму тебя на должность жены, скажем, на три часа каждый вечер на десять дней. Можешь составлять контракт и приходить с ним завтра, я подпишу.

— Я-я-я? — изумлению моему не было предела. Такого поворота я вообще не ожидала. Какая из меня жена? Мне двадцать лет всего! Я не умею быть женой! Взяла себя в руки и попыталась развернуть разговор в нужное мне направление. — Но я не работаю, уважаемый десница, я хозяйка агентства! У меня в штате высококвалифицированные жены — это они будут решать вашу проблему…

— Или ты, или никто, — отрезал Хьярти.

— Но, десница, — не сдавалась я. Мне никак нельзя работать женой, это точно будет провал, — вы не видели, какой у меня в агентстве выбор...

— А если не согласна — проваливай! — рявкнул гад и тяжело опустил кулак на столешницу.

Ну что ж такое-то?! Я торчу в этом духами забытом мире уже три декады! Столько работы проделала! Столько денег местных потратила! Думала, осталось седмицу — и домой! Соскучилась страшно по родным! На чемоданах буквально сидела, а он мне такую пакость подсунул...

— Хорошо, — а была не была! Рискну! — Я приду завтра в пять и начнём.

— Отлично. Голем тебя проводит.

Хамло! Натуральное! Мог бы и сам поднять зад и дойти до двери. Неудивительно, что ни одна нормальная девушка замуж за него не хочет. Но у меня, в отличие от них, выбора нет. Я просто обязана его исправить, а то родители уже все громче и громче на меня ругаются. Отец так вообще вчера заявил: что если я не вернусь домой в течении тридцати дней, он сам придёт в этот мир и устроит знатную заварушку. Он, конечно, не сможет на Гелеотеру проникнуть, но лучше его не злить ещё сильнее, ведь я уже и так довела предков до крайности тем, что сбежала с Эотеры без спроса.

Но что мне было делать? Дух-хранитель перехода Грани много столетий ждал моего рождения — я его избранный маг, а он — мой друг. Я никак не могла ему отказать.

Глава 2

Вышла на улицу и побрела в сторону своего временного дома, который, по совместительству, являлся и местом работы. Мне сейчас очень нужно было подумать, настроиться на завтрашний визит к деснице. Ведь как быть правильной женой, я знала лишь в теории.

Мы, конечно, с духом-хранителем готовились к этой операции два года, однако я не предполагала, что действовать придётся лично! Я должна была стать организатором, но никак не главным действующим лицом. Да и мой наставник такого не предвидел.

Тогда, после моего совершеннолетия, когда я пришла к Граням и привычно принялась делиться энергией с их хранителем, он вдруг мне сказал:

— Дитя, ты вошла в полную силу! Пора тебе узнать о предназначении.

Мы вообще-то и раньше разговаривали, но не на серьёзные темы. Хранитель Грани обычно рассказывал мне о мирах и их жителях, а ещё делился тайнами — так я узнала, что он только делает вид, что не интересуется законами и проблемами жителей миров, а на самом деле просто фанат всяких интриг и заговоров. Но это был наш с ним секрет. Так вот, вернёмся к тому знаменательному дню.

— А разве это не то, что я сейчас делаю? Моё предназначение не в том, чтобы дарить тебе энергию, изучать твою книгу и другие миры? — удивилась я.

— Нет. Это лишь малая часть. Я ждал тебя столетия, дитя, чтобы сделать защитницей магических миров от истощения. И прямо сейчас один из них нуждается в спасении особенно остро.

Я тогда так обрадовалась и разволновалась! Вообще ни о чём другом не думала! Я, конечно, знала, что смогу когда-нибудь путешествовать по мирам через Грани, но и представить не могла, что мне достанется такая важная и ответственная роль — целой спасительницы!

Само собой, я понимала, что родителям об этом знать не надо — ни за что никуда не отпустят! Поэтому этот разговор держала в секрете. И почти каждый день на протяжении этих лет я готовилась к выполнению долга.

— А что же случилось в этом мире, хранитель? — поинтересовалась я, как только дух показал мне Гелиотеру.

На вид — ничего особенного. Мир как мир. Похож на мою родную Эотеру. Да и населяли его люди, а не какие-нибудь драконы или наги. Природа, опять же, вполне обычная… Проблем невооружённым взглядом было не видно.

— Много лет назад они не поняли важность Грани и бросили артефакт без защиты, — пояснил мне хранитель. — Совсем без охраны. Не выбрали хранителей ключа. Поэтому из Граней к ним полезли способные путешествовать иномирцы. Многие не с добрыми намерениями. Тогда была большая битва, которую гелиотерцы с трудом выиграли, однако глупцы опять не стали разбираться с ключом и завесой, а просто закрыли Грани, запечатали практически наглухо. Осталась лишь узкая прореха, — по маленькой горной площадке, где мы общались, стоя у Грани Эотеры, пронёсся вздох, погожий на порыв ветра. — И магия стала уходить. Первыми ушли с Гелиотеры радники и другие мелкие духи. Сначала этого никто даже не замечал. Но вскоре одарённых людей стало рождаться все меньше и меньше. Затем иссяк тёмный источник. Но и это не заставило гелиотерцев задуматься. Наоборот. Маги и магессы настолько возгордились своей уникальностью, что практически перестали заключать браки — их эго стало для них превыше всего. А ведь хранителей у ключа должно быть двое! Обязательно мужская и женская энергия.

— Ничего себе! Как же они размножаются? Почему всё население не вымерло? — изумилась я.

Помнится, меня в то время очень интересовали всякие интимные подробности отношений полов.

— Нет-нет, ты не дослушала. Простой люд в том мире живёт по нормальным законам, и ему ничего не угрожает, но у него нет магии! Люди мне не помощники. Ну а маги заводят детей по договору. Если рождается девочка — она достаётся матери, а если мальчик — то отцу.

— Это такая дикость, хранитель!

— Совершенно с тобой согласен, дитя. Поэтому ты должна рассказать им о важности семьи и ключа от Грани. Сделай так, чтобы они возродили традиции и сделали мой артефакт нормально действующим.

— Да как же я это сделаю, хранитель? — снова изумилась я.

Тот день был воистину днём открытий.

— Время ещё есть, моя избранная, будем думать...

— Хранитель, а как же я попаду на Гелиотеру, если Грани плотно закрыты? — вдруг осенило меня тогда вопросом.

— Дитя, чем ты слушаешь? Там есть брешь, через неё мы с тобой сейчас ещё можем видеть мир, через неё я могу в него попадать, через неё попадёшь туда и ты, — прошелестел раздражённо дух. Он вообще очень не любил, когда я что-то из его мыслей не ловила на лету. — Я готовлюсь к этому долгое время. У меня хватит сил ненадолго приоткрыть дверь шире, чтобы выпустить целую тебя. Но помни! Обратно ты сможешь вернуться, только когда найдёшь возможность открыть Грани Гелиотеры, не раньше! Я сильно потрачусь на твой переход туда, поэтому с возвращением не помогу.

В восемнадцать я была очень самонадеянная, и эти его слова меня нисколько не напугали. Не то что сейчас, когда я уже прожила в чужом мире три декады и слегка засомневалась в успехе своей миссии.

Ну а тогда мы принялись изо всех сил готовиться…

***

Оказывается, способность к языкам других миров у таких как я путешественников заложена вместе с магией, а вот мироустройство, уклад, этикет и прочие тонкости пришлось изучать через Грань.

Вот тогда-то я и услышала впервые это неприятное слово «трудяжка» — так на Гелиотере называли всех не магов, которые жили и зарабатывали своим трудом. Общество того мира длилось только на два класса: маги и трудяжки.

Мы с хранителем нацелились на государство Лио. Это случилось по той простой причине, что спустя год подготовки хранителю удалось навеять их Повелителю сон о прекрасной семейной жизни и бонусах, которые она приносит. А так как тот был знатным самодуром и перестраховщиком, он решил сначала переженить своих подданных магов, посмотреть на результат и только в случае успеха пойти на этот шаг самому. Но, к сожалению, маги жениться решительно не желали и всячески сопротивлялись. Особенно десница Эймунд Хьярти, который и вовсе организовал тайное общество несогласных, и теперь дух-хранитель опасался, что вскоре главный маг Лио организует государственный переворот. Поэтому медлить больше было нельзя, и мы решили действовать.

Мы едва дождались, пока придёт время моим родителям отправляться на курорт, где у мамы свой бизнес. Я с огромным трудом уговорила их оставить меня в столице на это время одну. А как только семейный перевозчик скрылся за границей Волостии — моей родной страны, — я явилась к Граням в полной боевой готовности, одетая в одежду нового мира, которую заранее сшила якобы на маскарад, и с полной сумкой вещей первой необходимости.

Ещё из дома я отправила семье лишь известник и межмировое средство связи — его мне хранитель добыл с огромным трудом. К тому же вложил туда огромное количество своих сил, чтобы я могла держать связь с Эотерой через пространство. Сама пирамида была изобретена на Гелиотере, и местные давно общались между собой через этот артефакт, но как пустить сигнал между мирами, дух-хранитель гадал долго. Мне думается, за помощью он обращался к драконам — те мудрые, многое знают и умеют, но он мне в этом не признался. Сказал, что всё сделал сам. Да и ладно. Я только порадовалась и понадеялась, что связь будет работать исправно. Иначе мама с папой, когда узнают о моей пропаже, прибьют и меня, и хранителя.

— Где зарыт клад, помнишь? — задавал мне контрольные вопросы наставник.

— Помню! — я стояла у открытого перехода и немножко тряслась.

— Что говорить в городе, помнишь?

— Помню!

— Хорошо. Пусть всё получится, дитя! И у меня для тебя последний, самый важный подарок, который поможет справиться с этой непростой миссией, — сказал на прощание хранитель, — он будет ждать тебя на Гелиотере.

— Спасибо! — от души поблагодарила я и смело шагнула в свой первый межмировой переход.

Честно говоря, я его и не ощутила толком. Вот шагнула в туман и вышла в новом мире. Никаких перегрузок и носовых кровотечений, которыми пугал хранитель, не случилось. Да и приняла меня Гелиотера вполне гостеприимно. Во всяком случае, в лесной чаще, где прозябал заброшенный артефакт, никто с оружием меня не поджидал, гром и молнии с неба на грянули, воздух был вкусным и свежим, а запахи леса ничем не отличались от наших — эотерских. Только вот резко оскудевшие магические каналы создавали непривычный дискомфорт, но к этому я была готова. Даже к большему готова.

Вытащила из дорожной сумки специальный браслет, который не только блокировал мою магию, но и являлся местным удостоверением личности, и застегнула его на запястье. Тут я буду обычным человеком, никому не следует знать о моих хоть и мизерных, но все же чуждых этому миру способностях.

Огляделась по сторонам и, заприметив намеченные ещё дома ориентиры, отправилась искать клад. Для успеха любой миссии важна материальная база, и она у меня имелась — дух подготовил.

Блуждала по лесу недолго — всё же дорогу до нужного места я видела множество раз. И когда добралась до разлапистого куста с ядовитой ягодой, полезла опять в сумку за сборной копалкой. Сунула не глядя руку в недра вместительного заплечного баула, где были аккуратно собраны и разложены только важные и нужные для миссии вещи, и совершенно неожиданно уколола палец чем-то острым. Вскрикнула даже от неожиданности, а потом, выронив ценный груз, затрясла раненной рукой.

— Да что ж такое-то?! Это вот это, что ли, подарок хранителя? — возмущённо спросила у леса.

Я же точно знала, что ничего острого в сумку не складывала! Это точно что-то не моё!

— Не что, а кто, мини-хозяйка радников! Поздравляю, а вот и я — король радников Вредник! — раздался за спиной тонкий, ехидный голосок.

Я резко обернулась и дара речи на миг лишилась. Передо мной стоял настоящий радник в кривой короне. Ну, во всяком случае, именно так их описывал моя мама. Истинная хозяйка радников.

Глава 3

Похлопала на мохнатого коротышку ресницами. Собой он представлял нечто круглое, с блестящими глазками, шерсть — или волосы? — у него выглядели как спутанная мочалка, одёжки никакой не наблюдалось, благо золотистая растительность покрывала всё тело. Короче, вообще не похож на короля, даже корона не помогала. Поэтому, как только дар речи вернулся, я тут же у него уточнила:

— Не обижайся, но я не слышала, чтобы у радников был король. Ты и вправду он? Настоящий?

— Ну-у-у, самопровозглашенный и тут же свергнутый. А так король, да. Заплетай меня скорее, да будем рыть клад.

Про обязанности хозяйки я знала с детства. Моя мама уже много лет подряд каждый вечер заплетала своим радникам косы — такова плата за их службу. Хозяйка наполняет помощников энергией, расчёсывая, а они выполняют все её распоряжения. Неужели и у меня сработает? Как-то сомнительно.

— Да погоди, дай разобраться, — умерила я прыть Вредника, но костяной гребень в руку взяла и, повесив снятую корону на ветку, принялась расчесывать спутанные пряди, — это ты тот важный подарок, который мне сделал хранитель? Он прислал тебя мне в помощь?

— Это старый проныра так сказал? Вот мошенник! Я сам себя прислал, между прочим! — возмутился Вредник. — Как узнал, что он собрался послать дочурку хозяйки в другой мир одну-одинешеньку, так и решил пойти с тобой. Сразу понял — вот мой шанс на восстановление репутации! Спасу мини-хозяйку, и настоящая хозяйка меня отблагодарит. А ещё прикажет другим признать меня королём.

— Та-ак, а как же ты об этом узнал?

Мне было интересно, знают ли остальные радники про мою миссию и как скоро доложат маме. Успеет ли она получить известник и артефакт до их доклада?

— Давно! Ещё когда дух-хранитель искал возможность наладить межмировую связь, я подслушал его разговор с верховным демоном, так и узнал. Но я никому! Не бойся! Я же не дурак лишаться возможности выделиться и возвыситься.

А, значит не драконы помогли, а демоны. Ну эти тоже ого-го. Хотя это уже мелочи. Настораживало другое. То, что помощник мне достался корыстный до мозга костей. Но, вообще-то, я любому рада.

— Ясно, — я закончила распутывать пряди, которые под моими руками заблестели, заструились, и принялась за косу, — а что же ты умеешь? Чем сможешь мне помочь?

— Плохо тут, деточка, скудно с магией совсем, кое в чём я стал ограничен, но главная моя способность при мне. Ты, главное, плети мне косы, и я смогу узнавать тайные желания, помыслы и угадывать настроение интересующих тебя местных жителей, — подбоченился Вредник и добавил: — Ну и ещё подслушивать и вынюхивать — как без этого?

Хм-м, а это, пожалуй, даже очень хорошо. Мне пригодится такой соратник.

— Прекрасно. Только знаешь что? Зови меня Дали, а я тебя буду Вре, договорились?

Как только я закончила заплетать первую косу и принялась за вторую, на раднике начала появляться одежда. Красные с вышитыми золотыми монетками шаровары и белоснежная в серебряную денежку рубаха. Нарядный — сил нет!

— Как прикажешь, конечно, но мне было бы приятнее, если бы ты меня звала ваше величество.

— Обойдешься, — я доплела вторую косу и сунула гребень раднику. Он его куда-то быстренько спрятал и тут же водрузил на голову снятую с куста корону.

— Ну, нет, так нет. Давай свою копалку. Чую запах денежек!

Я передала помощнику орудие труда, и через пять минут у нас в руках уже был сундук с моими финансами.

— Давай пока припрячу? — предложил Вре, когда мы с ним, открыв крышку, убедились, что бумажные деньги и монеты на месте.

— Куда? — удивилась я. — Они же мне понадобятся. Мне же агентство открывать!

Это мы такой с наставником разработали план. Трудяжки в столице открывали всевозможные агентства, и мне тоже предстояло это сделать. Правда, моё будет очень необычное.

— Экая ты, Далия, неосторожная у меня. Кто же носит такие деньжищи в сумке? А ну как обыск или воришки? Отложи на первое время, а остальное я в пространстве припрячу. Надо будет — достану, не надо — уберу.

— Оу! А так можно? Тогда прячь. Прекрасная идея!

Вредник с сундуком скрылись на минуту, а потом радник вернулся уже с пустыми руками.

— Так, ну всё. Можем идти. Кстати, я там глянул мельком на дорогу, к месту нашего выхода из леса приближается местное уродливое средство передвижения. Если поспешим, есть шанс, что тебя подвезут до города.

— Было бы отлично.

Гелиотера вполне успешно развивалась в сторону технического прогресса, и местные жители передвигались на механических машинах, которые называли доставщиками. Они бывают личными, общественными и взятыми в аренду — кому что по карману. А маги, которые обладали уникальной энергией, вообще могли перемещаться по воздуху. Здесь умели поднимать в небо машины силой левитации.

Так что я сложила копалку, закинула сумку за спину и поспешила на выход, прислушавшись к мудрому совету радника. Пешком идти десять километров вообще не хотелось.

Как только выбрались из чащи, услышали сверху нарастающей гул и, задрав головы, проследили за тем самым летающим магическим доставщиком.

— Ихний главный колдун полетел. Чую его силу. Ею от него аж сюда пахнуло, — прокомментировал полет длинной пузатой сардельки Вредник. — А вон и твоя колымага. Поднимай скорее руку, а если не остановится, я ему под колеса вон то бревно кину.

Он кивнул в сторону валявшейся на обочине коряги.

— Ты что?! Не вздумай! Вдруг кто-то пострадает? Скорость-то приличная, — шикнула я на помощничка.

Я ещё тогда поняла, что просто мне с ним не будет. За ним надо глаз да глаз! А то он мне напомогает тут!

К счастью, на мою поднятую руку высокий и длинный металлический ящик затормозил и распахнул дверь. Это оказался общественный доставщик, который подбирал всех желающих, и, оплатив проезд нужной монеткой, я уселась на свободное место рядом с худой и прямой, как палка, старушкой.

— Из дома, что ль, сбежала? — внезапно спросила она скрипучим голосом и вперилась в меня острым взглядом.

И я чуть не выпалила «А вы откуда знаете?», но примостившийся рядом со мной на сиденье Вредник заткнул мне ладошкой рот. Остальные пассажиры, как, впрочем, и вообще все остальные люди, его не видели и не ощущали, а вот я — в полной мере. Представляю, какой у меня в тот момент был вид.

— Вовсе нет, —дал мне ответить радник, когда убедился, что я пришла в себя, — с чего вы это взяли, любезная?

— Такие молодые и красивые девочки появляются на дорогах к столице не просто так, уж я то знаю! Они бегут в Лионделу в поисках весёлой и лёгкой жизни, — осуждающе проворчала дама, — а нормальные трудяжки путешествуют в сопровождении родителей, — она даже палец на меня наставила, обвиняя неизвестно в чём, а я не знала, что ей ответить.

Мне не приходилось раньше общаться с такими людьми. Да, у нас и в столичном особняке, и в курортном поместье работали иды — люди среднего класса Эотеры, но все они были воспитанными и почтительными. Они никогда не посмели бы говорить со мной в таком тоне.

— Хочешь, я ей палец откушу? — на полном серьёзе предложил Вре.

— Не надо! — выпалила я, а потом спохватилась. — Не надо делать поспешных выводов на мой счёт, уважаемая! Я честная трудяжка и планирую открыть свое агентство, так что вы заблуждаетесь по поводу моих намерений.

К счастью, десять километров — путь не длинный, и вскоре доставщик въехал в город. Старушка вышла на первой же остановке, а мы доехали до центра. Мой путь лежал в городскую управу, где всем прибывшим надлежало зарегистрироваться как новым жителям Лионделы, получить разрешающие документы и лицензию на открытие агентства.

Это здание с круглой крышей и шпилем, стоящее на центральной площади рядом с дворцом Повелителя, я видела в Грани неоднократно, но внутри не была и из-за этого немного волновалась. К сожалению, с Эотеры я могла видеть лишь то, что находится на поверхности мира, поэтому приходилось довольствоваться пояснениями хранителя — он то мог проникать всюду.

— Не бойся, входи, — подбодрил меня Вре, — я же рядом. Не пропадем!

Я решилась. Поднялась по высоким ступеням и толкнула тяжёлую дверь.

Внутри посетителей встречали големы, которые выстроились цепочкой, преграждая проход. Я видела их раньше и только по этой причине не бросилась с визгом убегать: прислужники гелиотерцев были не то чтобы страшные, просто они всегда наводили на меня жуть. Я с детства боялась зомби и миры, где они существуют, обходила по кривой дуге. Чем-то неуловимым эти бездушные куклы напоминали ходячих мертвецов, поэтому тоже мне были очень неприятны.

— Кто такая? Цель визита? — задал вопрос прислужник, к которому я подошла на негнущихся ногах.

— Трудяжка Далия Кьярваль, — повезло что, имена в наших мирах похожи, и мне не пришлось выдумывать новое, — приехала из провинции Гел, чтобы открыть агентство.

— Пройди к третьему коридору.

Выдохнув, я миновала первую преграду и устремилась ко второй. Вроде не так страшно. Вредник не отставал. К счастью, никакие артефакты его присутствия не отслеживали.

— Взнос шесть коралловых билетов, — затребовал новый голем у входа в третий коридор.

Билеты — это деньги Гелиотеры. Лазурные, бирюзовые, коралловые и салатовые — бумажные, а металлические — просто монеты с цифрами, обозначающими их номинал. Лазурные билеты — самая крупная местная купюра, а коралловый – пятая часть от одного лазурного. Я отсчитала нужную сумму и вложила в открывшуюся на груди куклы ячейку. После того как деньги исчезли за захлопнувшейся дверцей, прислужник продолжил меня опрашивать.

— Род деятельности агентства?

— Услуги.

— Кабинет номер три. Достопочтимый маг Тобиус Крохт ожидает, — произнося это, голем отошёл в сторону, открывая мне доступ в свой коридор.

Второй кордон тоже был пройден без помех. Ещё бы Вредник не гундел беспрерывно, ругая мрачную, неуютную обстановку департамента и особенно ему не понравившихся големов, вообще всё было бы отлично.

— Давай заходи, не мнись. Хочется уже поскорее выйти на улицу из этого гиблого места, — совсем разошёлся радник у кабинета и попытался меня подтолкнуть ближе к двери, но я уже сама постучалась и взялась за ручку.

Глава 4

— Ты понял, о чём говорил этот маг, Вре? — спросила я радника, как только мы, уладив все формальности, вышли на улицу и направились к стоянке наёмных доставщиков, чтобы объехать сдаваемые посещения и выбрать подходящее для моих целей.

— Я-то понял, а ты нет? — ехидно проворчал мой сопровождающий.

Вообще-то я тоже догадывалась, но мне очень хотелось думать, что я ошибаюсь.

Как только я вошла в кабинет достопочтимый маг спросил, как будет называться моё агентство, и я честно призналась:

— Добрых услуг «Жена на час».

И в тот же миг глаза его заблестели заинтересованным маслянистым светом. Я почувствовала себя неуютно под таким взглядом.

— И что же, ты сама будешь оказывать всем желающим эти добрые услуги? — очень живо поинтересовался Тобиус Крохт.

— Ну что вы, нет конечно! — ткнула я его в очевидное. — Для этого я планирую нанять опытных жён. Которые уже не первый год носят своё почётное звание.

Ну что он, в самом деле, глупые вопросы задаёт? Где жена, а где я?

— Ну-у-у, ты знаешь, дорогая, очень многие состоятельные граждане предпочитают нанимать на час... кхм... жену помоложе, посвежее. Подумай над этим, и если вдруг решишь работать сама, набери меня на вызовнике, вот моя визитка, — он протянул мне прямоугольную карточку, и я взяла её чисто автоматически.

Разумеется, сама я женой работать не планировала, поэтому сунула её в карман жакета, который, кстати, был сшит по последней моде Лио, и забыла.

— Могу я получить лицензию? — вернула я беседу в деловое русло.

— Пройди через проверочную арку, посмотрим. Но твой вид деятельности облагается двойной пошлиной, как все необязательные развлекательные заведения. Знаешь об этом?

Я не знала. Странно, что они тут считают семью необязательным развлечением. Но что поделать? Дикий народ! Деньги у меня есть, заплачу. Главное — пройти их проверку.

Про неё мы с хранителем были осведомлены, поэтому в мой блокирующий магию браслет внесли данные о месте и дате рождения, как у них тут и положено. А в записях маленького городка провинции Гел ещё год назад появилась трудяжка Далия Кьярваль двадцати лет от роду. Поэтому к проверяющему артефакту в виде арки я подходила без страха. К тому же в углу стоял Вредник и всячески меня подбадривал, обещая, если что, подстраховать.

Кстати, артефакт не только считывал личные данные, но и проверял вновь прибывших в столицу на заболевания, инфекции и наличие магии. Я была уверена, что после перехода на мне не осталось иномирных бактерий, а магия надёжно заблокирована, поэтому спокойно прошла под аркой, которая засверкала розовыми и белыми огоньками. Потом вернулась на прежнее место к столу мага и принялась ждать вердикта — сотрудник департамента внимательно изучал в магической книге поступившие с моей проверки данные. И вдруг он резко поднял на меня удивлённый взгляд.

Что не так? Я заволновалась!

— Ты уверена, что хочешь открыть именно такое агентство, девочка?

Мне показалось, в его голосе промелькнули отеческие нотки.

— Полностью уверена, достопочтимый. Куда и сколько оплатить?

В общем, у меня тогда закрались подозрения, что название моего будущего агентства звучит в этом мире несколько двусмысленно, но я заплатила пошлину в десять лазурных билетов и получила адреса сдающихся в аренду помещений. А также запись на браслет о получении лицензии на открытие агентства добрых услуг «Жена на час» и разрешение на проживание. С тем и покинула департамент. А сейчас вот решила уточнить у Вре:

— Он решил, что я собираюсь продавать женщин и себя для забав в постели?

— И не только в постели, Дали. Не только!

Я закатила глаза в немом осуждении местных нравов.

— Какой кошмар, Вре. Они совсем тут не уважают семейные ценности и полностью извратили слово «жена».

Радник только хмыкнул, а я прибавила шагу, чтобы поскорее покончить с поиском помещения, приступить к его обустройству и вербовке кадров. Хотелось поскорее начать действовать, просвещать этот тёмный народ.

Столица Лио Лиондела выстроена круглой, улицы опоясывают её центр расходящимися кольцами. Я хорошо изучила город из Грани, поэтому знала каждый его закоулок. Первым и самым узким кольцом идет улица Казенных зданий — на ней расположились банки, инспекции и прочие государственные конторы. За ней идёт улица Лечебная — там построены больницы, лавки травников, цирюльни и прочие заведения, хоть как-то касающиеся здоровья и красоты жителей. Дальше идёт улица Магическая — на этой улице расположились магазины, лавки и заведения, где продают товары с магическим наполнением, заряжают артефакты, предлагают разные магические услуги. Всё, в чем присутствует магия, стоит очень дорого, поэтому народу на той улице всегда мало. Четвёртым кольцом расходится улица Вещевая — на ней стоят ателье, магазины готового платья, обувные лавки и вещевой рынок. Потом идёт Съедобная — ясное дело, там можно найти продуктовые магазины, базарчик и частные лавки, торгующие продуктами питания. Следующий круг — улица Мебельная. На ней продают не только мебель, но и тысячи бытовых мелочей. Её сменяет кольцо улицы Парковой. Пожалуй, это самая красивая улица столицы, состоящая из различных парков: зоо, развлечений и просто отдыха.

А вот следующая улица — наша. Улица Агентств. Каких только агентств на ней нет: и по персоналу, и организации досуга, и недвижимости, и юридических, и транспортных — в общем, на любой вкус. Улица эта огромная, и нам предстояло объехать все кольцо в поисках подходящего помещения.

За нашим кольцом шло ещё множество других: Трудяжек — там живет простой люд. Знатная — это улица элиты, магов. Она тоже огромная, но не потому что элиты в столице много, а потому что дома у них большие и стоят на приличном расстоянии друг от друга. За кольцом сильных мира сего раскинулась улица Развлекательная со своими ресторанами, театрами и прочими местами, куда ходят отдыхать и развеяться гелиотерцы. За ней Складская, потом Производственная и самая последняя — Армейская. В общем, большой город, но удобный, и в нём не заблудишься.

Как только выбрали с Вредником подходящий доставщик весёлого жёлтого цвета — радник указал именно на его водителя как на самого позитивно настроенного, — я подошла к открытой кабине механического транспортного средства.

— Здравствуйте, уважаемый тру, мне нужно на Агентскую и повозить. Сколько у вас почасовая аренда?

Тру – это сокращение от трудяжки и именно так простые люди предпочитали обращаться друг к другу.

— Забирайся в доставщик, юная тру, не обижу. Свыше двух часов аренды будет скидка, — улыбчивый горожанин распахнул передо мной дверь в салон.

Но я не спешила следовать его приглашению, я же не наивная дурочка.

— Так сколько? — уточнила.

— Двадцать бирюзовых за час, за три — пятьдесят.

Я прикинула в уме, что на пятьдесят бирюзовых билетов можно купить в столице готовое платье, и сочла цену адекватной.

Забралась внутрь и достала из сумки пирамидку. Пока ехали, через неё я договорилась о встрече с шестью арендодателями, набирая на гранях указанные в ежедневном листе объявлений номера. Очень удобный артефакт, надо сказать, только не всем доступный. Его магическая зарядка стоит очень дорого, поэтому редко у кого из простых людей он имеется. А зарядка моего вообще невозможна. Хранитель предупредил, что переговорное устройство проработает примерно полгода и больше не сможет связывать меня с родителями через миры. Так что надо успевать укладываться в это время.

По третьему — а всего их шесть — соединительному проспекту с ветерком миновали ближайшие к центру кольца и свернули на нужную нам Агентскую.

Первое сдающееся здание находилось недалеко от поворота между агентствами «Послушный питомец» и «Гружу не тужу». Чем занимались соседи, можно лишь догадываться, но Вреднику помещение сразу не понравилось.

— Плохое место, хозяйка, стоит на костях и построено тяп-ляп. Идём отсюда, — заявил он, не успели мы войти, и сразу же потянул меня к выходу.

Хватило услышать «стоит на костях», как я тут же поспешила последовать совету радника.

— Мы ещё посмотрим и, если что, вернёмся, — сказала я хозяину на прощание и, запрыгнув в доставщик, назвала водителю следующий адрес.

В общем, что могу сказать: хорошо когда у тебя есть в помощниках профессионал. Мы хоть и прокатались по улице четыре часа, то и дело возвращаясь к уже просмотренным вариантам — Вредник дотошно их сравнивал, но в конце концов благодаря ему я заключила великолепную сделку на аренду маленького двухэтажного домика.

— Всё. Этот берём. Он лучший. Я и соседей уже проверил — буйных и опасных нет: справа заседает какой-то старый крючкотворец с двумя подсобниками, — это Вре так нотариальное агентство охарактеризовал, — а слева в путешествия отправляют, но дела у них идут плохо, поэтому тоже тишина. К тому же стоит дом на хоть и на тонкой, но магической жилке. Самое то.

Я оплатила владелице трудяжке Гале Халле аренду за три месяца вперед и получила ключи от временного пристанища.

Домик, надо сказать, и мне понравился. На первом этаже в нём умещались гостиная — там меня могут ожидать клиенты, — кабинет и кухня-столовая. А на втором — две спальни с санузлами и гардеробная. Если что, я смогу предоставить сотрудницам ночлег. Прекрасно. Ну и сама внутренняя обстановка мне тоже понравилась. Полумрак, царящий в помещениях от того, что на окнах висят тяжёлые плотные шторы, тёмная мебель, уютная прохлада — все как я люблю. Я же тёмная.

— Вре, надо ещё съездить за продуктами и бытовыми мелочами. Ты со мной? — спросила помощника, когда мы остались одни.

Доставщик я пока не отпустила, он так и стоял у дома, дожидаясь моих дальнейших распоряжений.

— Конечно, с тобой! Как тебя одну такую… маленькую отпустить?

— Я не маленькая! И вполне самостоятельная! — возмутилась до глубины души.

— Ладно, ладно, не маленькую. Просто ценную, — исправился радник. — А потом, когда вернёмся, ты мне подробно расскажешь, что задумала, а то я так и не понял: что значит «Жена на час»?

Ну что тут не понятного-то? Почему все так удивляются и не могут сразу оценить мой гениальный замысел?

Глава 5

А на Съедобной народ толпился день и ночь. В прямом смысле этого выражения. В Лионделе принято торговать круглыми сутками, хоть при этом и царило негласное правило: маги, вернее их големы, приходили пополнять припасы в первой половине дня, а рабочий класс — во второй. Ночью же на Съедобной можно встретить кого угодно: и магов собственной персоной — големы в тёмное время суток заряжались и от домов не отдалялись, и простой люд. Сейчас было только четыре часа дня, поэтому я сильно удивилась, когда столкнулась в дверях фруктового павильона с десницей Повелителя Эймундом Хьярти. И именно вот до того столкновения, когда я за ним очень внимательно наблюдала в Грани, он мне нравился.

— Понаехало трудяжек! Ходят, разинув рот, не видят куда прут! — рявкнул на меня маг и наклонился за выроненной при столкновении коробкой.

Крышка с неё соскользнула, и я, к своему глубокому сожалению, увидела испорченный фруктовый торт. В прошлом очень красивый.

— Прошу прошения, уважаемый маг, — искренне принесла извинения, хотя вообще ни в чем не была виновата.

Это Хьярти выходил из двери с надписью «вход», а не я. И все потому, что пришёл в магазин в неположенное время сам, а не отправил голема. Раньше он в таких странных порывах замечен не был. Может, сегодня у него что-то случилось крайне важное, поэтому он был просто рассеян?

— Я могу вам компенсировать потерю? — спросила.

Конечно же, я понимала, что финансовый вопрос второго человека государства вообще мало волнует, но не предложить не могла.

— Ты? Мне?

И вот тогда он впервые на меня посмотрел. Но судя по всему, ему увиденное не понравилось. Мне так показалось, потому что сначала в глазах десницы промелькнула непонятная вспышка, потом лицо приобрело зверское выражение, а в голосе появились угрожающие нотки:

— Опять рыжая трудяжка? Сколько можно? За решётку хочешь?

— Не-е-т, — недоуменно проблеяла я.

Что я такого сказала-то? За что меня за решётку? Не за торт же…

— Когда вы уже все зарубите себе на носу, что не верю я в то пророчество! Не верю! — продолжил негодовать маг, у него аж вены на шее вздулись.

Хм-м, что за пророчество? Про него мы с хранителем не знали…

Не успела я решить, что делать дальше, как Вре пришёл к выводу, что пахнет жареным и пора меня спасать. Он непонятно где раздобыл хвыща — это мелкое животное, питающееся объедками и обитающее на свалках, было страшно нелюбимо местными жителями за неприятный запах и острые зубы — и натравил его на главного мага Лио! Бордовый хвыщ сначала, конечно, накинулся на торт, чтобы полакомиться, и тут же всеми шестью лапами утонул во взбитых сливках. Но Вредник не зевал, он пнул зверька под зад, метко направив в нужную сторону, и хвыщ впился зубами и когтями в ногу десницы. Тот разразился страшными ругательствами! Я таких слов никогда не слышала и немного растерялась. А Вредник, воспользовавшись моментом, потянул меня за руку к доставщику.

— Давай-ка, хозяюшка, обойдёмся сегодня без фруктов, — причитал он. — А сейчас поедем туда, где продают вещи, купим тебе новые, поскромнее и серенького цвета. Или ещё можно туда, где волосы красят. Тебе точно пойдут чёрные! И стригут коротко. Точно! Сделаем из тебя мальчонку!

— Не выдумывай, Вре. Десница через пять минут меня уже забудет, — попыталась я остановить панику. — Но по поводу одежды ты прав. Мне не помешает обзавестись гардеробом.

С собой у меня было только запасное бельё, домашний костюм и то, что на мне — жакет и юбка-брюки красивого терракотового цвета. Я изначально планировала приодеться уже на месте. И да, мне стоит прикупить что-то менее яркое. Но не сегодня!

Причин для паники я не видела, а выбрать себе наряды хотела с чувством, с толком, с расстановкой. Поэтому водителю, который к этому времени смотрел на меня обожающим взглядом как на кормилицу родную, скомандовала ехать на Мебельную.

Правда, Вредник, воспользовавшись тем, что я не могу ему прилюдно отвечать, всю дорогу бубнил да предрекал мне всяческие беды.

— Ох, зря, зря ты меня, Даличка, не слушаешь, зря. Это был сильный маг, очень сильный. Да ещё и диковиной силой обладающий. Так и пышет от него ею. Уж поверь, от таких надо подальше держаться…

А вот и не угадал! Десница Эймунд Хьярти как раз и есть моя главная цель. Его-то мне и нужно заполучить в клиенты и женить на достойной магичке. То есть магессе, как тут говорят. Что десница оказался грубияном, меня и без нытья Вредника немного расстроило, а ещё уверило в том, что задача моя непроста.

— …а ты ему ещё и всю романтику испортила, — продолжал нагнетать радник по дороге. — Мужик явно собирался хорошо провести время, а ты нарушила планы. Такое не забывают!..

Не я, а ты! — хотелось возразить Вреднику. Торт-то новый можно было купить, а вот вцепившегося в ногу грязного грызуна так просто со счетов не сбросишь. Маг, наверное, к лекарю поехал вместо романтической встречи.

Хотя... Эймунду Хьярти полезно немного воздержания. Развлекается он и так непростительно много, на мой взгляд. Причем все время с разными дамами: и с актрисами, и с певицами, и с богатыми трудяжками и даже с магессами — кого я рядом с ним за эти два года только ни видела! Так что ничего, вечерок поскучает и отлежится в кровати один.

— …Хороший же план замаскироваться… — пошёл было на новый виток Вре, и мне захотелось его треснуть.

Не успела. Тут мы, к счастью, прибыли на место, и я поспешила покинуть доставщик. Дома с радником серьёзно поговорю и запрещу трепаться на людях не по делу.

На Мебельной мы надолго не задержались. Все необходимое купили в первом же торговом павильоне. Домик сдавался с минимальными необходимыми для комфортной жизни вещами: посуда и бытовые артефакты предоставлялись хозяйкой, поэтому мне осталось купить лишь письменные принадлежности, чтобы делать заметки по работе, а еще предметы личной гигиены и белье с полотенцами. Так что вскоре мы вернулись на Агентскую и, расплатившись с водителем доставщика, который помог мне занести покупки в дом, я, наконец, смогла всё высказать своему мохнатому нытику.

Как только дверь за трудяжкой закрылась, я решительно подошла к раднику.

— Вредник, дорогой, давай с тобой договоримся раз и навсегда, что ты не выносишь мне мозг, когда я не могу тебе ответить, — сказала я строго, глядя на него сверху вниз и сощурив глаза.

Мне казалось, что выгляжу я очень грозной. Ещё в детстве няня Мюрей меня учила:

— Далия, — говорила она, — даже юная аси должна уметь показать голосом и взглядом всем идам свою власть. Смотри на мать, асу Эллу, и учись.

Я и училась.

Асы — это у нас на Эотере высшее общество, а иды — средний класс, который на нас работает. Ну а раз Вредник мой помощник и считает меня хозяйкой, значит, его это тоже касается.

— А как в себе-то держать? — изумился самопровозглашённый его величество. — Не, даже не проси. Я не смогу.

Вообще не подействовало. Ну и ладно, тогда перейдём к совету, который мне дал наш доктор ас Корбин перед тем, как мне пойти в школу.

— Дали, детка, — наставлял он меня. — В школе первым делом попытайся разузнать все слабости и секреты одноклассников, и если вдруг что — смело их шантажируй и подкупай!

Мне, конечно, раньше ни разу не приходилось к такому прибегать, но сейчас я решила попробовать.

— Тогда в такие дни я не буду тебя расчесывать и заплетать! — предъявила я ультиматум.

— Договорились! — бодро согласился Вредник, и я подумала, что шантаж — явно не моё. — Ну а теперь я тебя слушаю, Дали. Расскажи мне, чем будет заниматься твоё агентство?

Эх, ладно. Долго дуться я не умею, придётся терпеть Вредника таким, какой уж он есть.

— Хорошо, давай заодно заплету, пока рассказываю, — я уселась на диван и поманила Вре к себе. Он тут же плюхнулся на пол у моих ног и протянул гребень. — Смотри. В этом мире маги не женятся на магессах и не образуют нужные хранителю союзы...

— Это я всё знаю, — перебил меня вредина, — ты мне объясни, как именно «Жена на час» может исправить положение вещей на Гелиотере?

— Ну как же? Это ведь очевидно! Я найму лучших жён на работу, сделаю агентству рекламу по полной программе, включая распускание нужных мне слухов, и подберусь к самым сильным магам Лио, включая того, которого мы сегодня встретили. А когда они наймут моих жён на пробу семейной жизни, те покажут им всю её прелесть и…

— Погоди-ка, погоди, — радник даже остановил мою расчесывающую его пряди руку, чтобы развернуться лицом и заглянуть в глаза, — у меня тоже пока не было жены, и я не знаю, в чем там прелесть семейной жизни. Можно подробнее?

Я вздохнула и принялась объяснять:

— Можно. Жена — хранительница домашнего очага, уюта, здоровой атмосферы в доме и радость мужа…

Папа часто повторял эти слова, и я была полностью с ним согласна. У нас всё в семье держалось на маме.

— То есть она убирает, стирает, готовит и ублажает мужа? — свёл всё к элементарным понятиям Вредник.

Но ему простительно, раз он не был женат.

— Ты что?! Нет, конечно! Для домашних дел есть специально обученные слуги. У нас — иды, у них — големы. А жена не должна обязательно ублажать мужа. Она должна тонко улавливать его настроение и предугадывать желания. Иногда мужу подсознательно хочется, чтобы его сковородкой ударили...

Нет, мама папу не била. А вот Сельма Гензеля — это наши иды Гас из приморского поместья — иногда гоняла. Он после этого ходил счастливый и тихий, а ещё не уставал твердить как рад, что у него такая жена.

— Великие духи, Далия! Допустим, это так. Но где ты найдёшь таких женщин? И потом, разве в основе счастливого брака не лежит любовь?

— Это в идеале, Вре. Но у нас в Волостии множество счастливых браков заключают и без любви. Просто основой этих браков являются жёны, которые получили хорошее воспитание и образование. Я тоже его получила и знаю, что нужно делать. А сотрудниц будем искать, начиная с завтрашнего дня. Я дам объявление в листок...

— Но кто согласиться работать женой? Хорошие жёны давно при мужьях, которые им не за что не разрешат пойти на такую работу.

— Вредник, за большие деньги я получу самых лучших на Гелиотере жён,  мужья сами приведут их ко мне!

— Сомнительно… Но да ладно, я тоже помогу чем смогу, — как-то без особой веры в успех предприятия сказал Вре, — но скажи мне, хозяюшка, а запасной план у нас на всякий случай есть?

— Есть, — решила не скрывать я ничего от главного помощника.

— Какой? Хотя погоди, не говори. Я лучше прилягу. А то предчувствие у меня нехорошее...

Я закатила глаза. Вот вообще он в меня не верит! Как в такой обстановке работать?

— Я устрою шоу. Как-нибудь заманю к гелиотерской Грани Повелителя и магическую верхушку Лио, сниму браслет, покажу свою силу, признаюсь в том, что попаданка, и объясню важность заброшенного артефакта и его ключа...

— А в чём подвох? Почему сразу так не сделать?

— Опасно для жизни, Вре. Ты разве не знаешь, что здесь попаданцев не любят? Плохой опыт общения в прошлом. Поэтому меня могут прибить, даже не выслушав.

— М-да... Тогда будем придерживаться первоначального плана, а для подстраховки я сначала будущих жертв изучу и выясню, чего им для счастья не хватает.

— Прекрасно!

Вот и договорились!

— Но есть одна загвоздка... — Почти договорились. — Тут я не могу проникать в чужие дома самостоятельно. Нужно нам к будущим жертвам или вместе являться, или сюда заманивать.

— Решим по ходу! Но вообще-то я и так планировала приглашать их на собеседование и тестировать, — я сплела десять косичек в одну толстую и вернула Вре гребень. — А теперь давай займёмся ужином и разложим вещи.

Хорошо жить в доме, где есть радник! Я к этому с детства привыкла и, признаться, немного опасалась, что не справлюсь с самостоятельной жизнью на Гелеотере. Готовилась, конечно, даже взяла у нашей главной кухарки иды Сельмы курс уроков по приготовлению пищи, чтобы с голоду не помереть, а как убирать в доме — я знала теоретически. С детства наблюдала. Но в себе немного была не уверена.

В общем, слава духам, что у меня появился Вре, и мне не пришлось проверять свои умения на практике.

Глава 6

Утром я проснулась в блестящем от чистоты доме под ароматы свежеприготовленного завтрака. Бодро вскочила с кровати, помедитировала на скорую руку и отправилась в ванную. В таких домиках, как этот, сама ванна похожа на корыто, из которого ид Володий кормит живность, а не на мою привычную огромную купальню, но спасибо что не ковшиком и холодной водичкой мыться надо или песком обтираться. А то есть такие миры, где даже туалеты под кустиком. А есть ещё такие, где воды так мало, что ею не моются.

Воспользовавшись местным аналогом удобств — тут, кстати, вода тоже подается через трубы, и температура её регулируется нагревательным артефактом, что лишний раз свидетельствует о том, что все миры между собой связаны, — я надела свой единственный костюм и спустилась в кухню.

— Там этот, вчерашний у дверей мнётся, — проворчал Вредник вместо «доброго утра, хозяйка».

— Десница Хьярти?! — ахнула я, и сердце забилось часто-часто.

Сегодня ночью главный маг мне снился. Без подробностей вспомнила сон, только ощущения, а они были какими-то странными. Похожими на томление и предвкушение чего-то непонятного…

— Да какой там десница? Водитель колымаги, слава духам, — прервал интересные воспоминания Вре, и всё волнение мигом схлынуло.

— А что ему надо, как думаешь? — осторожно спросила я. — Рассчиталась я с ним сполна. Что не так?

— Думается мне, Дали, он опять хочет предложить тебе свои услуги. Мужичонка не дурак упускать золотую жилу в виде наивной и богатой тебя.

— Хм-м, а он нам может пригодиться, пойду позову к столу…

— Сядь на место и поешь! — скомандовал мой вроде как подчинённый, и я мгновенно села на стул, подчиняясь приказу. — Не вздумай показывать ему заинтересованность. Конечно же, он не голодный там стоит, вон сколько ты ему вчера денежек отвалила, уж наверное на еду хватило. Пойдём спокойно после завтрака, будто его и не ждали, и послушаем, что предложит.

— Ты прав, — согласилась я с разумными доводами радника и потянулась за тарелкой с творожной запеканкой, политой сладким сиропом.

Жалко, что фруктов вчера из-за десницы не купили. Я всегда любила запеканку с фруктовой начинкой.

— Кушай, кушай, моя маленькая хозяйка, наедай жирок, а то выглядишь не солидно, — приговаривал Вре, ставя передо мной большую кружку ароматного, горячего местного утреннего напитка, накрытого ломтём хлеба с маслом и сыром.

Нормальная у меня фигура. Всё уже где надо выросло, больше не надо — решительно отложила бутерброд в сторону.

— Я солидно выгляжу. Вот сам сегодня увидишь, как я ловко все дела решаю.

— Прямо весь кипю-ю-ю от нетерпения это увидеть, хозяйка. Огласи-ка план на день.

— Сейчас мы пойдём и подадим объявление о наборе сотрудниц в моё агентство...

— Никто не придёт, чтоб мне провалиться! — опять вернулся к вчерашнему он.

— Почему ты в этом так уверен, Вре?

— Я всю ночь думал и понял, что ни за какие деньги не отпустил бы жену на такую работу. А значит и мужья не отпустят!

— Ха! — Я расслабленно откинулась на спинку стула и покровительственно ему объяснила: — Ты просто не можешь здраво оценить важность денег в материальных мирах. А вот если бы за работу женой другого радника твоей жене платили бы косами для тебя, ты отпустил бы её? — Вре изумленно на меня посмотрел и глубоко задумался. — Ну так вот! Делай выводы… А потом мы закажем на Мебельной красивую вывеску и отправимся за новым гардеробом на Вещевую...

— Ладно, может, и выгорит, — сдался Вре.

На этом прения закончились. Плотно позавтракав — мама всегда говорила, что утренний приём пищи самый важный, как и медитация, — я вышла из дома и сделала максимально удивлённый вид, когда вчерашний извозчик ринулся ко мне с улыбкой от уха до уха.

— Здравствуйте, уважаемый, чем обязана? — поприветствовала его первой.

— Здравствуйте, милая тру, меня зовут Так Сист, я вчера не представился...

— Далия Кьярваль, — любезно представилась в ответ.

Похоже, Вредник был прав, и местный водитель хочет предложить сотрудничество. Что ж, послушаем, что он скажет.

— Я что тут подумал… — замялся он на мгновение, не зная, как начать, — а не пригодится ли вам постоянный доставщик?

Я над этим даже не размышляла. Разъезжать по столице круглыми сутками не планировала, но сегодня он бы мне пригодился...

— А какие условия? Просто я не уверена, что мне предстоят ежедневные поездки.

Мюрей с детства меня учила бережливости и трезвому расчёту. Вдруг мне будет выгоднее принять предложение Така Систа, чем каждый раз нанимать новый доставщик?

— Вы мне платите семьдесят бирюзовых билетов за семь рабочих дней, а я каждое утро стою у вашего дома и жду распоряжений.

Задумалась. Я только за один вчерашний день заплатила ему семь десятков этих билетов...

— Надо брать, хозяйка. Предложение выгодное, — вот и Вредник думал так же.

— Это небольшая сумма, — ответила я, а Вре беспардонно наступил мне на ногу и зашикал, заставляя тут же исправиться, — если сравнивать с вашим вчерашним заработком, но для меня ощутимая. Скажите, уважаемый Так, а в чём наша взаимная выгода?

— Ну как же, тру Далия, — принялся пояснять водитель, — конкуренция в Лионделе высокая. Такого хорошего дня, как вчерашний, я уже и не припомню. Семьдесят бирюзовых — хорошая гарантированная зарплата для моей семьи. Так что моя выгода очевидна. Тем более, если в какой-то день я вам не понадоблюсь, я отправлюсь работать на улицы. Да и ваша выгода тоже очевидна: если вы даже три раза за семь дней наймете доставщик на улице, то потратите больше. К тому же есть риск нарваться на непорядочного водителя…

Вот тут он прав.

— Бери, говорю тебе! — опять влез Вре. — Я же чую, что мужик не лукавит. Бесхитростный он. К тому же местный. Может, советы ценные даст, а информация — вещь дорогая!

— Договорились, — сочла я все доводы разумными и решилась нанять своего первого сотрудника, — тогда план на сегодня: сейчас мы едем в информационное агентство «Трудись не ленись», а потом на Вещевую и Мебельную.

— Как прикажете, тру Далия, но смею заметить, что «Трудись не ленись» — поганое агентство. Лучше вам поехать в «Работа — не ваша забота».

Агентство я выбрала первое попавшееся, в плюсах и минусах не разбиралась. Обратила на него внимание только из-за того, что его листки лежали в департаменте.

— А почему? — я уселась на пассажирское место, а Так на водительское, и доставщик плавно тронулся с места.

— Это кантора прикормленная столичными властями. Хозяин её водит дружбу с департаментом, поэтому в «Трудись не ленись» обращаются одни приезжие, — с готовностью принялся меня просвещать тру, — а местные их листки и не читают даже. Зато «Заботу» выписывает каждая столичная семья трудяжек и не только.

— Ну тогда давайте поедем туда. А может, вы знаете, где в Лионделе лучше всего одеться?

— Ну конечно же знаю, тру Далия! Я же тут всю жизнь живу.

Вредник ткнул меня локтем в бок и важно задрал нос. Типа, а я говорил!

Порадовало, что хоть мои угрозы и шантаж его вчера и не впечатлили, но к моей просьбе радник все же прислушался и пока вставлял замечания лишь по делу.

Рекомендованное Таком агентство находилось на противоположной стороне кольца в трехэтажном особняке и манило яркой вывеской. Пешком бы я сюда полдня шла. Шустрые трудяжки сновали туда-сюда, выскакивая из его дверей и создавая ощущение кипучей деятельности. Мы с Вредником переглянулись и смело поднялись по ступенькам.

На первом этаже нас встретил дежурный. Слава духам — человек, и уже одним этим агентство заработало множество дополнительных баллов в моих глазах.

— Доброго утра, трудяжка, чем могу помочь? — обратил он на меня внимание, как только я подошла к служебному столу с надписью «Справка».

Очереди к нему не было, потому что другие люди перемещались по просторному холлу уверенно.

— Я хотела бы подать объявление о найме сотрудников на работу в своё агентство.

— На листке или в голосовом вестнике?

И тут я зависла. Что такое «голосовой вестник» я не знала, но по здравому размышлению пришла к выводу, что лишним не будет.

— И там, и там.

— Тогда пройдите в кабинет с желто-зеленой дверью в правое крыло второго этажа.

Поблагодарила любезного тру и поднялась на следующий этаж.

За этой двухцветной дверью располагался кабинет с двумя сотрудниками, которые дело свое знали чётко и с порога взяли меня в оборот.

— Давайте текст объявления, я посмотрю и подправлю, — сказал первый — вихрастый худощавый парень чуть старше меня.

— А лучше прочтите вслух, чтобы оценить звучание, — внёс встречное предложение сидящий напротив него тучный мужчина средних лет.

Вот это сервис! Достала из сумки заранее написанное объявление и с выражением зачитала текст.

— В агентство «Жена на час» требуются замужние женщины для работы жёнами. Зарплата высокая. Обращаться по адресу улица Агентская, дом пятьдесят семь или связаться по номеру...

— Так, стоп! Никуда не годится! — прервал меня сотрудник, заведующий голосовыми объявлениями — тот, что постарше.

— Согласен, — кивнул парень, — на такое объявление никто не клюнет. Давайте-ка сюда свой текст, тру, я перепишу.

Я протянула ему листок и принялась наблюдать, как он что-то быстро-быстро исправляет и дописывает в моем объявлении.

Через три минуты он протянул бумажку коллеге, и тот зачитал:

— Осталось всего две вакансии в быстроразвивающееся агентство. Не упустите шанс стремительно и честно разбогатеть. Требуются замужние женщины от двадцати до сорока…

Ну и дальше мой адрес и номер пирамиды. В рекламных тонкостях Лио я не сильна, поэтому спорить не стала.

— Да, действительно, так звучит лучше. Спасибо вам.

— Сколько дней публиковать?

— Сколько раз в эти дни оглашать?

Засыпали меня деловыми вопросами сотрудники «Заботы».

— А что посоветуете? — осторожно спросила я.

Им всяко виднее.

— Пять дней в вечернем и утреннем печатных листках...

— И три раза в сутки вестником.

— Я прислушаюсь к вашим рекомендациям. Куда оплатить?

— Касса на первом этаже. Сейчас выпишем платёжки.

Трудяжки синхронно открыли ящики столов, достали фирменные бланки и, вписав в них услуги, заверили печатями, а потом протянули мне.

Вре, который внимательно наблюдал за тем, что они пишут, мечась между столами, присвистнул.

— Такими темпами, Далия, мне скоро придётся идти сокровища искать. Никаких запасов не хватит.

Ой, да ладно! Мы тут на Гелиотере ненадолго. Хватит.

— Благодарю, — я взяла бумаги и развернулась к выходу.

— Постойте, — окликнул меня тот, что постарше, — а достойная оплата — это сколько?

Об этом я пока не думала, но тут же припомнила, как водитель доставщика Так Сист обрадовался семидесяти бирюзовым билетам, и ещё чуть-чуть накинула:

— Два лазурных в день.

В двух лазурных билетах как раз умещается сотня бирюзовых.

— Ничего себе! — выдохнул молодой. — И почему я не замужняя женщина?!

— Надо свою отправить! — заявил его коллега.

И теперь я глянула на Вре с торжеством: я же говорила! А вслух важно заметила:

— Пусть приходит, буду вашей жене рада. Но вы должны понимать, что конкурсный отбор будет очень строгий.

На этом мы с радником покинули кабинет и, оплатив в кассе десять лазурных и три коралловых билета — это много, да, надеюсь услуги того стоят, — получили заверения, что объявления выдут уже сегодня вечером.

Глава 7

Улица Вещевая — это просто праздник для души любителей прибарахлиться. Каюсь, я тоже всегда с огромным удовольствием обновляла гардероб и обожала сама выдумывать фасоны — это у меня от мамы. Ей порой в голову такие диковинные штучки приходят, что наши столичные швеи за головы берутся. Как я сейчас прямо. Потому что ткани, мода и моральные нормы Гелиотеры от наших Эотерских разительно отличаются.

Вот, например, элитные маги, типа десницы Хьярти, носят накинутые на стянутую широкими ремнями грудь меховые накидки, а волосы убирают в длинные хитросплетенные косы. Хранитель сказал, что это всё вошло в традицию из-за проблем мира с магией. Одарённые не стригут волосы и стараются оголить как можно больше тела, чтобы не потерять ни капли энергии ни из пространства, ни из своих каналов.

Магессы тоже сверкают здесь голыми животами и ногами, обнажаясь даже сильнее мужчин магов. По мне так это полная ерунда и мракобесие. Это всё не влияет на силу мага. Ну да ладно, это не моё дело. Слава духам, я тут не маг и могу одеваться как трудяжка. А вот они наряжались как раз на мой вкус.

Сейчас в столице носили костюмы типа моего, к нему подбирали удобные туфли на небольшом устойчивом каблуке. Или ещё в моде длинные воздушные платья нежных тонов с рукавами и без, но с ними обязательно надевают лёгкие сандалии с высокой шнуровкой. Так же на пике моды Лионделы узкие юбки до колен с пестрыми блузками и туфельками на высоком тонком каблуке — я хотела себе всё из вышеперечисленного, да побольше.

Так Сист привёз нас к большому магазину готовой одежды «Нарядись-ка».

— Вот тут, тру Далия, покупает вещи моя жена, — объявил он, затормозив на стоянке доставщиков у его входа, — цены средние, а выбор большой.

— Посмотрим, посмотрим. Спасибо вам, тру Так, — поблагодарила я и покинула салон.

Мне хотелось пройтись по маленьким дорогим магазинчикам, где наряды представлены в единственном экземпляре, но я прекрасно понимала, что делать этого не стоит. Зачем выделяться? У «Нарядись-ка» тоже вполне симпатичные витрины.

Вошла в дверь и огляделась. Народу в магазине было немного. Правильно, трудяжки в это время дня трудятся, удачно я приехала. Благодаря этому смогла спокойно, не толкаясь, пройтись вдоль рядов с нарядами, сумочками и обувью...

...Выходила из «Нарядись-ка» я гружёная пакетами и коробками. Пришлось даже два раза возвращаться и просить помощи у Така, чтобы все покупки перекочевали в салон доставщика. Я купила себе два платья: бежевое без рукавов — на утренние выходы, и зелёное с рукавами — на вечер. Ещё темно-синий костюм — жакет и юбку-брюки, не такой яркий, как на мне — это для встреч с клиентами. Узкую серую юбку и пять блузок в яркий крупный и мелкий цветочек. А ещё купила мягкий халат, две приятные телу пижамы, чулки разных цветов и много обуви с сумочками, чтобы к любому наряду подходили. Но, несмотря на это, витрина дорогого магазина напротив так и манила меня воздушным нежно-голубым платьем...

— Я сейчас, буквально десять минут, и поедем дальше, — заверила я Така и Вредника, которому блуждание по торговому залу совсем не понравилось, и направилась к входу в «Шёлковую нежность».

Сердце замерло от предвкушения примерки воздушной красоты, но тут… раздался неприятный громкий звук, похожий на воззвание нашего курортского кота Зверюги ко всем окрестным кошкам в период брачных игр. А вслед за звуком раздались и мужские крики.

— Это она! Держи её!

— Стоять на месте, трудяжка. Не двигаться!

Справа и слева ко мне приближались служители местного правопорядка — маги, не слишком одарённые силой, но у меня всё равно затряслись колени. Я сразу догадалась, что они по мою душу из-за вчерашнего инцидента!

Остановилась. Ну а что делать? Не бежать же от стражей порядка. Мгновение, и рядом со мной появился Вредник.

— А я говорил: нужна маскировка, — тут же поспешил укорить радник, — а теперь вот мне напрягаться придётся!

Припомнив все варианты разрешений им сложных ситуаций, я перепугалась ещё сильнее. Как бы мне вскоре не стать самой разыскиваемой преступницей Лионделы. Но повлиять на помощника я уже всё равно никак не могла — служивые маги подошли к нам вплотную, и правый гаркнул:

— Ваши документы!

Я протянула слегка трясущуюся руку с браслетом, и грозный страж поднёс к нему считывающее устройство. А второй тем временем достал из сумки прямоугольную дощечку и принялся смотреть то на неё, то на меня...

— Трудяжка Далия Кьярваль, двадцать лет. Прибыла в Лионделу из провинции Гел открывать агентство. Все разрешения и проверки в порядке, — безразличным тоном сообщил маг напарнику, а потом опять рявкнул, обратившись ко мне: — Где была вчера с пятнадцати до восемнадцати?

— Скажи что дома! Быстро! — завопил Вредник.

Соврать? А вдруг у них есть какой-нибудь честнометр?

— Я-я-я... — никак не могла я решить, что сказать.

— Не она, Зигмунд, сам глянь, — перебил меня второй маг и протянул коллеге то, что так внимательно изучал сам.

Им оказался мой портрет — я очень хорошо успела его рассмотреть, пока страж передавал дощечку мимо меня. Прямо на сто процентов мой...

— Да, точно. Вообще не похожа, — согласился напарник, и я растерянно захлопала ресницами.

— Но десница же всё равно приказал всех подозрительных рыжих присылать к нему в отдел...

— Точно! — тот, что проверял браслет, опять обратил на меня внимание. — Трудяжке Далии Кьярваль явиться в ведомство десницы Эймунда Хьярти не позднее, чем закончится текущая декада.

Он схватил мою руку и приложил браслет к служебному артефакту.

— Неподчинение карается законом, — добавил второй.

На этом интерес ко мне они потеряли, развернулись и пошли каждый в свою сторону.

Надо ли говорить, что настроение любоваться голубым платьем пропало?

— Спасибо, — тихонько, пока никого не было рядом, поблагодарила Вредника.

В том, что это он повлиял на стражей, сомнений не было.

— Да за что, хозяйка? Этим-то я глаза замылил, а страшному магу не смогу. Может, сбежим?

— Без паники! Дома поговорим, — прервала я его.

И так расстроилась...

…Я забралась в доставщик и велела Таку ехать домой — завтра на Мебельную съездим. Сегодня что-то уже было страшно. Вдруг и там меня ищут?

— Зря вы, тру Далия, расстроились. Проверки — привычное дело для столицы, а уж рыженькие девушки всегда под особым контролем, — попытался приободрить Так, заметив моё настроение.

Но у него не очень-то получилось. Вот уж не думала, что цвет моих волос станет помехой для выполнения задания.

— Но почему, тру Так? — решила я побольше разузнать о проблеме, и может, даже прислушаться к совету Вре и перекрасить волосы.

— Да давняя история. Все её знают, а вы нет?

— Я издалека приехала, не знаю.

— А, ну тогда слушайте. Дело было так. Десница Хьярти как-то раз на приёме у Повелителя получил пророчество от старой магессы-провидицы. В нём говорилось, что рыжая дева полностью изменит его жизнь и заставит стоять перед ней на коленях. Десница тогда страшно разозлился и накричал на магессу, а та разозлилась в ответ и напечатала новостной листок со своим пророчеством и обещанием большого вознаграждения для той самой. Листок этот магесса разослала по всему Лио. И вот с тех пор рыжие девы стремятся подобраться к деснице, чтобы попытаться поставить его на колени и получить вознаграждение.

— Оу, ну это многое объясняет. Даже жаль его немного.

Правда, что ли, перекраситься? Или Эмунду Хьярти хватит моих заверений в том, что я не собираюсь ставить его на колени, а просто хочу его женить?

Решила этот вопрос хорошенько обдумать. До конца текущей декады ещё пять дней — время есть.

Ну а дома я принялась разбирать и развешивать покупки, отбиваясь от бредовых идей Вредника, который уже дошёл до побега на другой материк Гелиотеры.

— Ну а что такого, Дали? Жизнь есть везде! Я тебя уже не брошу, мы кровью твоей и косами моими повязаны, так что жить ты будешь счастливо и богато…

— Не говори глупости, Вре. Я хочу выполнить задание хранителя и вернуться домой к семье. А ты разве уже не хочешь стать королём радников?

— Так-то хочу, конечно, но ты мне дороже, — искренне признался он, и я невольно улыбнулась.

Приятненько. Заплету свою врединку сегодня прям красиво-красиво. Попробую изобразить такие же косы, как у десницы Хьярти.

— Всё будет хорошо, Вре. Не переживай. Главное, на приёме у десницы не показывать страх и от всего отказываться. Я схожу к магу Хьярти и избавлюсь от дурацких подозрений...

И вот на этом месте я узнала, что такое голосовой вестник. Вдруг прямо из правого наружного угла моей спальни выдвинулась конусообразная воронка и оттуда послышалась сначала бодрая музыка, а потом мужской приятный голос принялся рассказывать о новостях и зачитывать объявления. Хм-м, да это же просто шикарный способ дать о себе знать! Он мне и для рекламы пригодится. Странно, что хранитель о нем не упоминал…

Я поскорее вытащила из сумки пирамиду и поставила её на видное место, чтобы не пропустить звонки, которые могут начать поступить в любую минуту…

Глава 8

Ждать — это такое утомительное занятие! Ужас просто. Я проснулась очень рано, но спокойно собраться и заняться делами совершенно не могла. Всё утро таскала в руках пирамидку, боясь пропустить звонок какой-нибудь соискательницы. А ещё всё время прислушивалась к звукам с улицы: не застучат ли каблучки по дорожке, ведущей к моему коттеджу. Нервозности добавляла досада на себя за то, что вывеску вчера я не заказала — надо было на Мебельную первым делом ехать. А теперь вообще не понятно, когда получится решить этот вопрос. Така Систа я сегодня на весь день отпустила, потому что из дома выходить не собиралась — у меня были назначены аж три собеседования!

Девушки связались со мной вчера сразу после выхода объявлений и изъявили желание встретиться. Ну и, признаю, я немного опасалась опять нарваться на патруль. Все же на Вещевой я пережила несколько очень нервных минут и испытывать судьбу — кто знает, получится ли у Вре в следующий раз «замылить глаза» стражам — не хотела. Вот встречусь с десницей, решу вопрос, тогда и смогу вновь свободно гулять по Лионделе. А к деснице я выберусь не раньше, чем наберу штат жён.

В общем, случился небольшой затык, и теперь я сидела в гостиной за столом и делала наброски вывески, поминутно бросая взгляд на стоящий рядом артефакт связи.

Но когда долгожданный сигнал поступил, всё равно от неожиданности подскочила на месте и едва не уронила пирамиду на пол.

— Агентство добрых услуг «Жена на час», Далия Кьярваль слушает. Чем мы можем вам помочь? — радушно ответила я.

— Че-е-его? — раздался из артефакта родной встревоженный мамин голос. — Я тебе сейчас устрою жену на час, поганка маленькая!

Как же я обрадовалась! Сил нет передать!

— Ой, мамуль! Привет! Ну наконец-то! Это совсем не то, что ты подумала. Я тебе сейчас все объясню! — поспешила выпалить, пока она совсем не разошлась.

Вот, кстати, и мама подумала что-то не то.

— А я говорила тебе, Бёдвар, что рано ещё оставлять её одну в столице! Надо было Мюрей и Прудению к ней приставить! — отвлеклась она от меня и наехала на папу. — А ты мне «Она взрослая! Ей двадцать! Пусть изучает миры!» Доизучалась?

Ох-ох-ох! Не завидую я ему сейчас. Достанется папе, ведь и в самом деле это я его первым уговорила ехать в Раздоляндию без меня, а потом он маму… Надо спасать.

— Мама, папа ни в чем не виноват!

— Конечно, он не виноват! Это всё дух-хранитель Грани! Мы немедленно возвращаемся в Волосту, и я ему устрою! — перешла к угрозам мама. — Я… я… я закрою его за дверью! Только сначала он нам покажет мир, в который тебя отправил, и папа тебя оттуда вытащит...

— Нет, мам, не получится, — сразу остудила я её пыл. — Но послушай же меня, не ругайся! Я бы все равно ушла спасать Гелиотеру. Ведь это моё предназначение. И ты о нём знала! — попыталась я до неё достучаться.

— Быть женой на час — твоё предназначение?! — она меня не слышала, зациклилась на названии агентства. — Как тебе это в голову вообще пришло? Разве этому мы тебя учили?

— А вот это обидно, мамочка. Я не знаю, что вы там себе придумываете, но нет ничего постыдного в работе женой на час.

— Кто «все»? — с ужасом выдохнула мама — Местные к тебе пристают с непристойными предложениями?

— Нет! Слушай…

И я подробно ей рассказала: и о том, чем будет заниматься моё агентство; и о проблемах этого мира; и о том, что дух-хранитель сейчас истощен, поэтому ни папа, ни сам хранитель переходов ко мне пробраться не могут. Но заверила, что всё будет хорошо, выложив свой козырь:

— …К тому же у меня есть радник, мама. Самый лучший и умный из всех. —  Вредник выпятил грудь колесом и поправил корону. — Он признал меня своей хозяйкой и во всем помогает. Так что не стоит за меня волноваться.

Мама охала, ахала, ругалась, но под конец сдалась:

— Так, ладно. Я поняла, что сделанного обратно не вернёшь — значит, будем исправлять наделанное. Во-первых, к названию агентства обязательно добавляй «интим не предлагать». Это обязательно, дочь. Пообещай!

— Хорошо, хорошо, мам, — тут же согласилась я.

Мама точно знает, как лучше.

— Во-вторых, не вздумай сама браться за эту работу.

— Да я и не собиралась!

— И в-третьих: прежде чем отправлять сотрудницу к клиенту, подробно собираешь не него досье и рассказываешь мне. Вместе будем решать, что делать. Поняла меня, Далия?

Узнаю свою деловую родительницу.

— Конечно, мамулечка! Это просто отлично! Обещаю.

— И вот ещё что мне скажи: а ты можешь меня вызывать или эта штуковина только с нашей стороны выходит на связь?

— Только с вашей, мам. А то бы я уже давно вам набрала, — заверила я её, но о том, что заряд у артефакта имеет ограниченный срок, уточнять не стала. Вернусь, надеюсь, к тому времени.

— Тогда ежедневно утром после завтрака сеанс связи и совещание, — приказала аса Элла Кьярваль тоном, которым распоряжается у себя на курорте.

— Конечно, родная. Не переживай! Тут очень хороший безопасный мир и люди все мирные. Насилие вообще не приемлют.

Доля правды в моих словах была. Больше всего гелиотерцы ненавидят войны и уже давным-давно решают все конфликты мирным путем.

— Ох, Далия, Далия, я думала, у меня сердце остановится сегодня! — сменила деловой тон на жалобный мама, и чувство вины на миг наполнило мою душу.

Но потом я вспомнила, что делаю благое дело, и оно отступило.

— Ну а теперь успокоилась? В столицу не поедете?

— Пока не поедем...

Ура! Я прямо умничка! Справилась на «отлично»!

— Вот и прекрасно! Поцелуй от меня папу и Бьёрна. И до завтра, а то боюсь занимать надолго артефакт. Не смогут пробиться соискательницы.

— Хорошо, детка. До завтра.

После разговора с мамой я успокоилась, а настроение резко подпрыгнуло вверх. И, по случайному стечению обстоятельств, на пирамиду обрушился шквал звонков.

Примерно к обеду я поняла, что где-то крупно просчиталась и теперь что-то пошло не так. Пирамида не умолкала ни на миг. Я в туалет не могла отойти, записывая подходящих женщин на собеседования. Расписала ближайшие три дня. А мне, вообще-то, ещё нужно их как-то проводить... собеседования эти. А, помимо них, ещё желательно есть и спать когда-то. Но самое ужасное, что объявления будут выходить ещё четыре дня, а значит поток не схлынет! И это настоящая катастрофа!

В час дня я прибегла к решительным мерам: деактивировала артефакт, и на дом обрушилась блаженная тишина...

— Ну и что будем с этим делать? — задал закономерный вопрос Вредник.

Он мне очень сочувствовал, но помочь ничем не мог.

— Я не знаю! — Паника была где-то очень рядом, мне хотелось расплакаться от бессилия. — Ума не приложу как это всё упорядочить. Надо было ограничить время звонков и обойтись двумя днями! Зачем я только положилась на хитрых работников агентства...

— Ну, ну, не надо так убиваться, Дали. Просто выбери сегодня из тех, кто придёт, помощницу и отправь в «Заботу» изменить объявление. Пусть туда добавят время, в которое можно набирать наш номер. Ну а потом эта самая помощница и будет отвечать на вызовы…

— А это идея! Я даже готова доплатить... — обрадовалась я, и слёзы мгновенно высохли.

— Не вздумай! — тут же принялся учить меня уму-разуму радник. — Пусть лучше сократят дни выхода и этим покроют дополнительные расходы.

Мне бы такой вариант решения проблемы и в голову не пришёл. Я думала так нельзя сделать. Вредник — гений.

— Это нам ещё повезло, что они в дверь не ломятся… пока, — заметила я.

Люблю находить что-то хорошее даже в плохом.

— Кстати, да. Адрес тоже пусть уберут. Будешь по пирамиде подходящим жёнам его сообщать.

— Да. Пойдём хоть перекусим, пока никто не пришёл.

К счастью, перед первым собеседованием нас никто больше не побеспокоил, и я успела перевести дух и пообедать. Первую кандидатку встречала у двери с радушной улыбкой и с хорошим настроением — вдруг мне повезёт с первого раза, и она окажется моей избавительницей от толпы желающих получить много денег?

Но нет. Повезло мне далеко не сразу.

Я заранее, ещё на Эотере, набросала список вопросов к будущим сотрудницам. Не зря несколько месяцев наблюдала за общением мамы с папой, Сельмы с Гензелем, Мими с Почвилем и другими семейными парами. Всё анализировала, записывала и делала выводы.

У пришедших ко мне трудяжек я спрашивала: сколько лет они состоят в браке, что могут рассказать о своём муже… Это важно! Из этого рассказа я сразу понимала, какая в их семье царит атмосфера. Ещё интересовалась, как обычно проходит выходной день в их семье, как они решают спорные семейные ситуации. А потом генерировала конфликт и предлагала рассказать, как в том или ином случае должна поступить жена.

На второе собеседование, которое я решила провести через семь дней, когда посмотрю всех женщин, я пригласила всего одну кандидатку! И то, скорее, от отчаяния, а не потому, что она мне подошла.

Сегодня у меня побывало семь дам: три из них вообще никогда не были замужем, и с ними я распрощалась после первого же вопроса. Две другие замужем, но на грани развода. По этой причине они и явились ко мне за возможностью заработать на самостоятельную жизнь — тоже не то. Шестая дама подходила по всем параметрам, но не отличалась большим умом. В ее семье царил мир и покой лишь по той простой причине, что она никогда с мужем не спорила. Он и сюда её привёз, кстати.

Седьмая — та, что я пригласила прийти ещё раз — бойкая, задорная трудяжка сорока лет мне импонировала, но и тут крылся подвох. Ритта Штольц — так она мне представилась — имела просто необъятные размеры, а я не знала, любят ли больших женщин гелиотерские маги. Ведь наемная жена должна радовать глаз, а не вызывать раздражение. Вот, например, у нас в Волостии, да и по всей Эотере, уже лет пятнадцать, с тех пор, как мама открыла женский курорт «Девичьи Грёзы», в моде правильное питание, медитации, зарядка и здоровый внешний вид.

В общем, сидела я перед ужином совсем приунывшая, когда раздался стук в дверь. Мы с Вредником переглянулись.

— На сегодня вроде всё. Кто там? — спросила я радника.

— Старушка какая-то... Хотя нет, не старушка, скорее — дама преклонных лет, — сообщил Вре, смотавшись на крыльцо и обратно.

— Хм-м. Любопытно. Пойдём узнаем, кто и с чем ко мне пожаловал.

Открывая дверь, я ни на что хорошее не надеялась, но Вселенная, похоже, надо мной сжалилась и прислала подмогу…

Глава 9

— Здравствуйте, чем могу помочь? — спросила я у стоящей на крыльце дамы.

На соискательницу она вообще ни по каким параметрам не подходила. Ей глубоко за сорок, и весь внешний вид вопил о том, что мужчинами эта женщина вообще не интересуется. Закрытое тёмное платье, собранные в пучок седые волосы, морщинистое лицо, сжатые в узкую линию губы и отсутствие каких либо украшений явно говорили о том, что даме глубоко плевать на впечатление, которое она производит на противоположный пол.

 — Я пыталась с вами связаться через уличную пирамиду, милочка, — строго заявила она, — чтобы выразить своё искреннее возмущение. Но ваш артефакт выключен, и я вынуждена была прийти сама.

 — Позвольте, но чем же вы возмущены? — удивилась я.

Вроде бы ничего оскорбительного в моём объявлении не звучало.

 — Дискриминацией! По-вашему, вдовам за сорок не нужен шанс быстро разбогатеть? — заявила она, и я совершенно нелогично устыдилась.

 Эта дама очень напоминала мою любимую няню Мюрей, видимо поэтому её речь произвела на меня такое впечатление. А ещё мне стало её очень жаль, и захотелось помочь.

 — Меня зовут тру Далия Кьярваль, давайте пройдём в дом, уважаемая. Как я могу к вам обращаться? — я распахнула дверь шире, проявляя вежливость.

 — Тру Дарта Сонья, благодарю, — чинно произнесла дама и вошла.

 — Грымзу надо брать, Дали, — вдруг подал голос Вредник, — я её прощупал: честная, прямая и справедливая. А ещё защитит тебя там, где я не смогу. Ну и поможет.

 Я была склонна с радником согласиться.

 Проводила Дарту Сонью в гостиную, усадила на диван, поинтересовалась, чем могу её угостить, и, получив заказ на чашечку ядреного коричневика без сахара — местные пили этот напиток по утрам, чтобы взбодриться, — пошла в кухню его готовить.

 — Вот! Говорю же, кремень, а не тётка! Не каждый мужик такую гадость сможет выпить, — сделал вывод Вре, понюхав кружку гостьи, — не вздумай повторить её подвиг.

 Что же я, сумасшедшая? Себе я сделала бледный травяной отвар. Поставила на поднос ещё вазочку с печеньем и вернулась в гостиную.

— Внимательно вас слушаю, милочка, — сказала не терпящим возражения тоном тру, отхлебнув добрый глоток коричнивика даже не поморщившись.

 — Понимаете, тру Дарта, я хочу открыть агентство «Жена на час», — принялась отчитываться я, словно на допросе. А когда после этих слов тру строго на меня посмотрела, тут же добавила: — Его цель: показать мужчине, какое счастье, когда в доме есть жена. А к интимным услугам моё агентство не будет иметь никакого отношения...

 — Сколько тебе лет, деточка?

Дарта Сонья посмотрела на меня со снисхождением.

 — Двадцать...

 — Ясно, — она поставила кружку на маленький столик и хлопнула ладонями по укрытым чёрным платьем коленям. — Значит, ты ищешь женщин для работы жёнами?

 — Вы удивительно проницательны! И знаете что, тру Дарта? Мне очень нужен секретарь. Не хотите ли получить эту должность?

После недолгой беседы я уже не сомневалась в том, что она наведёт порядок в бесконечных вызовах на пирамиду и собеседованиях.

 — Даже если бы не хотела, всё равно бы пошла. Потому что ни за что на свете я теперь не пропущу этот твой эксперимент. Очень интересно знать, что же у тебя получится. Ну и ещё хочу помочь...

 — А вы замужем? 

Может, она и тут что-то подскажет?

 — Вдова. Рассказывай, Далия, что мне нужно делать, а потом и то, как именно планируешь впаривать бабникам-членоносцам жену, — моя только что нанятая секретарь вольготно откинулась на спинку дивана и явно почувствовала себя свободнее.

А я совсем капельку обалдела. Ну ничего ж себе у почтенной тру Дарты выражения! Я таких даже от ида Володия — а он тот ещё сквернослов — не слышала. Удивлённого взгляда я сдержать не смогла.

 — А, не обращай внимания, деточка, — тут же поняла причину тру, — на меня иногда находит. Сама не понимаю, как оно из меня вырывается. Понимаешь, муж мой покойный всю жизнь в армии Лио отслужил… и сыновья служат, а я до пенсии на Армейской работала, да и жили мы там...

 На этом месте она резко погрустнела.

 — А сейчас где живёте?

 Тру Дарта посмотрела с тоской в окно и вздохнула.

 — С младшим сыном и его семьёй сейчас живу, но, думала, вот найду работу да сниму домик на Трудовой...

 — А хотите жить здесь? У меня есть свободная комната...

 — С ума сошла, хозяечка?! — завопил Вредник, и я чуть чашку с отваром на себя не опрокинула. — Не до такой же степени доброй быть! А мне что прикажешь делать? Прятаться и всё время держать язык за зубами?!

 Ой. А я об этом и не подумала!

 — Правда? — глаза тру Дарты загорелись счастливым блеском, и я поняла, что обратно отыгрывать поздно.

 — Правда. Только знаете что, тру Дарта? Я должна сразу предупредить, что у меня есть привычка разговаривать и даже спорить с самой собой вслух.

 А, пусть считает, что я немного со сдвигом, лишь бы все довольны были!

 — Это такие пустяки, дорогая! — отмахнулась она. — У всех у нас есть маленькие странности, чего я только в жизни не видела! Ну так что? Я тогда за вещами, а как вернусь, ты мне в подробностях про обязанности расскажешь?

 — Конечно! Тогда жду вас к ужину.

 Тру Дарта поспешно удалилась, а я осознала, что несмотря не на что, очень-очень ей рада. Я, конечно, взрослая и самостоятельная, но вокруг меня всю жизнь было много умных женщин постарше. Я привыкла слушать их советы и во всем полагаться. Пусть Дарта Сонья мне не такая родная, как все они, но интуиция подсказывала — пригласив её к себе, я не прогадала.

Дарта Сонья оказалась дамой невероятно шустрой, потому что вернулась с вещами, когда мы с Вредником ещё даже на стол не накрыли. Тру только забросила две небольшие сумки в комнату, которую я ей выделила, и принялась помогать резать салат — при ней мне пришлось делать это самостоятельно, без помощи Вре — попутно засыпая вопросами.

 — Я вот интересуюсь, Далия: а как ты вообще пришла к этой мысли — открыть подобное агентство? — спросила она очень подозрительно. Видимо, накопилось множество вопросов, пока 

ходила за вещами.

— А что же в этом необычного, тру Дарта? — невозмутимо ответила я, поливая овощи растительным маслом. Что сказать по этому поводу, я давно придумала. — Вы же слышали о новой блажи Повелителя?

 — Переженить всех магов? — покивала она и открыла посудный шкаф, чтобы достать тарелки.

 — Да-да. Так вот я решила рискнуть и попробовать на этой волне выбиться в трудовую верхушку. Деньги у меня есть — получила наследство. Да и голова на плечах тоже, — с гордостью выдала я ей домашнюю заготовку.

 — Знаешь, девочка моя, — тру вдруг поставила тарелки стопкой и погладила меня по голове, будто жалея, — разговоры и споры с собой не самая твоя большая проблема. Ну ничего. Теперь у тебя есть я, и ты даже с таким авантюрным складом характера не пропадешь...

 — То есть вы согласны помогать мне с агентством, даже считая, что дело моё не выгорит? — удивилась я.

 Я уже опасалась, что тру Дарта после ужина подхватит сумки и скроется с той же скоростью, с какой появилась.

— А как же иначе? — она опять взяла тарелки и принялась сервировать стол. — Видишь ли, милая, от природы я очень любопытная и деятельная. Сидеть без работы для меня смерти подобно. Ну и когда постоянно затыкают… М-да… Сейчас не об этом… К тому же я всегда мечтала о дочке: как буду её учить женским премудростям, во всем помогать...

В этот момент я подумала, что ей в семье младшего сына несладко приходится, от этого она так стремительно ко мне переехала…

 — Ну всё, ты попала Даличка! — радостно объявил Вредник.

 — …А ещё у меня море знакомств и связей в нужных тебе кругах. Ведь я работала заведующей хозяйством в помывочной на Армейской, а там просто рассадник магов всех мастей, моя дорогая!

 Ого! А вот это очень хорошо! Мне пригодится. Посмотрела на Вредника, вложив во взгляд максимальное осуждение за поспешные выводы.

 — То есть вы знаете самых лояльных магов и можете подсказать с кого начать?

 — Безусловно! К тому же я помогу тебе выбрать нужных сотрудниц. Ты, моя девочка, изначально сделала ошибку, подав то объявление. По нему к тебе хлынет лишь толпа жадных аферисток.

 — Вот что-то такое я уже и сама стала подозревать, — печально созналась, — а ещё пирамида эта не умолкает. Я её поэтому отключила...

 — Ничего! Разберёмся, Далия. Завтра утром я буду отвечать на вызовы и всех раскидаю!

 — Именно это я и хотела вам поручить! — Ну не находка ли?! — Вы моя спасительница, тру Дарта! А ещё я хотела вас попросить посетить информационное агентство «Работа — не ваша забота», чтобы исправить объявления и сократить дни выхода...

 — А сколько осталось дней?

 — Четыре.

 — Какой ужас! Да тебе уже завтра дверь вынесут! — предрекла тру надвигавшуюся катастрофу, и я по настоящему испугалась.

 — Не бойся, хозяйка, — заметив это, поспешил утешить меня Вре, — я уже сразу после явления этой деловой тётки Дарты запутал дороги, никто наш дом не найдёт.

 — А Так Сист? — тут же уточнила я.

 — А это ещё кто и причем тут он? — насторожилась тру Дарта.

О, ну вот она и познакомилась с моими «странностями».

 — Никто новый не найдёт. Мужичонка свой. Он найдёт, — пояснил Вре.

Ох, как бы и правда с ума не сойти с ними.

 — Это, тру Дарта, мой водитель доставщика. Он вас отвезёт в агентство и привезет обратно.

 — Прекрасно! А теперь предлагаю после ужина тебе отправиться спать пораньше, вижу, как ты вымоталась за день. Ну а я должна разобрать свои вещи и очень хорошо подумать, с кого нам лучше начать.

 — Ты глянь-ка какая командирша! — восхитился Вре. — Но я с ней согласен. Пойдём скорее в твою комнату косы плести, а то и я тоже вымотался...

 Возражать я не стала. После ужина пожелала своей новой сотруднице спокойной ночи и пошла в спальню. По дороге думала о том, что знали бы мама с папой тру Дарту Сонью, вообще бы перестали за меня переживать. Она ещё похлеще Мюрей будет.

Ох! Кстати, о маме! Она же завтра утром попытается выйти на связь! Что же делать? Надо как-то самой пораньше включить пирамиду, отбиться от соискательниц, предупредить маму, чтобы дня четыре меня не вызывала, и только потом передать артефакт секретарю. Что ж я такая растяпа-то? Вечно сама себе создаю трудности.

Глава 10

— Так, дорогая моя, — заявила тру Дарта, спустившись к завтраку следующим утром, — я почти всю ночь не спала и все придумала!

Разбитой после бессонницы она совсем не выглядела. Больше того! Когда я сегодня проснулась, умылась, помедитировала и вышла в коридор, из комнаты моего секретаря раздавался такой задорный молодецкий храп, что я даже испугалась. Правда, потом обрадовалась. Благодаря крепкому сну тру я успела и с мамой спокойно поспорить — она никак не хотела соглашаться на четырёхдневное молчание, пришлось соглашаться на три, — и отбиться от парочки соискательниц, и не возиться самой с завтраком — дабы не спалиться. У меня вышло полностью доверить его приготовление Вреднику.

— Да что вы говорите! — тем не менее проявила я участие. — Присаживайтесь, тру, я налью вам коричневика к оладьям, и вы мне все расскажете.

Горка пышных румяных оладий уже призывно манила со стола, как раз только Дарту Сонью я и дожидалась.

— Благодарю. Ты прекрасно готовишь, Далия, — похвалила тру, прожевав щедро намазанную сладким ягодным сиропом оладью, — твоему мужу повезёт.

— Ясное дело ему повезёт, — проворчал Вре, — ему же и я в комплекте достанусь.

Радник всё чаще и чаще намекал, что теперь останется со мной навсегда. Я послала ему украдкой воздушный поцелуй и невозмутимо ответила тру Дарте:

— Очень на это надеюсь. Так что вы там придумали?

—  План таков: сейчас я поеду в информационное агентство и изменю текст объявления. Теперь мы будем искать тру с актерским образованием и незамужних!

У меня закралось подозрение, что я теряю в этом доме власть, а это никуда не годится!

— Не-ет! — в ужасе завопила я. — Моё агентство будет специализироваться совсем на другом!

Я прекрасно знала, что за народ артисты. Очень многие из них живут за счёт богатых покровителей во всех мирах, не исключение и Гелиотера. Но даже если и есть среди них те, кто не занимается подобным, то всё равно в основу своего поведения они закладывает кокетство и флирт. Как, например, работающие у нас на курорте братья Ёуч — крайне порядочные мужчины, верные своим супругам и любящие детей. Но их трудовая обязанность — дать почувствовать в «Девичьих Грёзах» асам, что они самые красивые и желанные. Я братьев нисколечко не осуждаю, просто у меня цель другая. Я же не хочу все сводить к инстинктам. Жена — это нечто большее!

— Далия, послушай меня внимательно, – не обращая на моё пыхтение, принялась доказывать свою позицию тру. – Я жизнь прожила. Я знаю мужчин. Ты ошибаешься в корне. У твоих работниц ничего не получится, если они не смогут разыграть любовь к клиенту. Ну или хотя бы уважение. Это основа всего!

Я задумалась. Ну и чем мои работницы тогда будут отличаться от братьев Ёуч?

— Нет, тру Дарта. Я верю в то, что выслушать о проблемах, посочувствовать или накричать может обычная хорошая жена, и не обязательно иметь актёрский талант.

— Святые небеса, девочка! В каком мире ты жила? — Я вздрогнула, а потом поняла, что это фигура речи. — Не бывает так! Не бывает, поверь! Тут нужна либо любящая женщина, либо хорошая актриса.

Я вновь глубоко задумалась. Всё же у тру жизненный опыт, а, положа руку на сердце, сочетание в сотрудницах моих инструкций и умение правдоподобно разыгрывать чувства было бы идеальным и самым простым решением, но возможно ли это? Не станут ли незамужние актрисы переигрывать?

— Тру Дарта, а если они заиграются с клиентом? Понимаете, я ни в коем случае не хочу превратить своё агентство в дорогой... дорогое... — язык не поворачивался назвать своим именем место, где женщины продают себя.

— Я тебя поняла ещё вчера, девочка моя! И этот момент тоже продумала. Ты заключишь с работницами магический контракт.

— Каким образом? Я же не маг.

Если бы всё было так просто, я бы, может, и сама к такому варианту пришла. Этот вопрос мы ещё с хранителем обсуждали, и я тогда очень печалилась, что на Гелеотере у меня не будет возможности заключать такие удобные магические контракты или брать магические клятвы... Вот у нас на Эотере абсолютно все жители маги! И это очень облегчает всем жизнь.

— Есть один вариант, — таинственно произнесла тру, и даже Вредник заинтересовался её словами.

Он подошёл к Дарте Сонье поближе и заводил носом, будто принюхиваясь. А что уж говорить обо мне.

— Какой? — спросила я почему-то шёпотом, и невольно потянулась к Дарте Сонье через стол.

— Это страшная тайна, дорогая, но тебе я её расскажу. Сейчас поймёшь почему... — тру огляделась по сторонам, будто боялась посторонних, а я искренне пожелала Таку Систу где-нибудь задержаться — а то как раз пришло время ему приехать.

— ...Так получилась, Далия, что моя мать — магесса, — сказала голосом заправского сказочника тру. И я ахнула. Вот это да! Вот это новость! Но тру продолжила меня удивлять: — Достаточно сильная и влиятельная. А отец — её личный телохранитель из трудяжек… — А это ещё кто? Ничего не понимаю. Зачем магам какие-то телохранители без способностей? — Ты, конечно же, не помнишь тех времен. Тогда у магесс была мода нанимать молодых статных охранников. Кстати, мой отец был моложе матери на пятьдесят лет. — Ну, тут ничего странного. Маги-то гораздо позже людей старятся и умирают. — Так вот, работа телохранителя заключалась в том, чтобы сопровождать везде госпожу и отгонять от неё посторонних, ну а самое главное — быть в форме, чтобы госпожа могла хвастаться им перед заклятыми подругами, — пояснила Дарта Сонья непонятный момент, почувствовав моё удивление, — и так получилось, что в результате этого сотрудничества матушка моя совершенно случайным образом забеременела. А вот это как раз считалось стыдом и позором — табу. У магов и трудяжек не рождаются одарённые дети, ты же знаешь. По этой причине матушка выносила и родила меня тайно, а отдала отцу через год, после того как выкормила. Да вот только что-то пошло не так, и способности у меня все-таки проявились, правда, не магические... Как мага меня артефакты не признают. Но! Я всегда предчувствую важные события, а ещё данные мне клятвы нельзя нарушить...

Если бы я не сидела, точно упала бы после таких откровений. Ну и жизнь у Дарты Соньи! Хоть книгу пиши…Интересно, это правда?

— Она маг, Далия, — выдал заключение Вредник, подтверждая рассказ тру, — очень слабый интуит! Теперь я это чую! Видимо, не обученный и совсем редкий в этом мире, поэтому никто про неё не знает.

Я тоже о таких не знала.

— То есть это ваша интуиция вам подсказала, что мне можно доверять? — уточнила я, пытаясь понять способности своей помощницы.

— Да. А ещё она мне подсказала, что брать на работу нужно актрис и что к дому с минуты на минуту подъедет доставщик…

— А какие способности были у вашей матушки? — Ой, ну и ладно, подождёт Так Сист. Я его за это на обед приглашу. Интересно про жизнь Дарты Соньи узнать, аж сил нет! — Мне невероятно любопытно услышать, как вы росли, как поняли свои способности? Общались ли с матерью?

— Так, ну всё. Он приехал. Я пошла собираться. Вечером всё расскажу, — не поддалась она.

Не успела тру Дарта Сонья подняться из-за стола, как раздался звонок в дверь. Хм-м. Какая интересная у моей помощницы способность. Она провидица, что ли?

Этим я у Вре и поинтересовалась, как только отправила Дарту Сонью в агентство на доставщике Така Систа.

— Нет, не так. Не знаю, как объяснить тебе на человеческих словах. — Радник почесал макушку под короной, посмотрел в потолок, похлопал глазками и продолжил: — Вот смотри: ты тёмный маг — это твоя магия от природы. Так?

— Ну да! Что ты мне элементарные вещи объясняешь, которые я с детства знаю? Магия и способности — разные вещи. Мама моя очень слабый анимаг, но зато хозяйка радников, а это покруче силы будет…

— Да. Верно. Так вот тётка Дарта вообще почти не маг, она и огонька не зажжет магией, но благодаря вот этой капле силы она получила способность предчувствовать. Не предвидеть, а предчувствовать.

— То есть целиковую картинку будущего события она не видит, но может правильно выбрать путь, по которому пойти?

— Что-то типа того. Она тебя увидела, и предчувствие ей подсказало, что ты ей нужна, ты ей не навредишь. Она знала, что должен приехать мужик на колымаге, и почувствовала его приближение. Она перебирала ночью варианты развития твоего агентства и, видимо, тоже что-то почувствовала. Так что давай-ка, Даличка, будем к её советам прислушиваться.

— Давай.

Теперь-то и у меня никаких сомнений не осталось.

— А вот там по улице ходит-бродит собеседница, которой ты назначила. Дом наш найти не может, горемыка. Дороги-то я запутал, — резко переключившись на другую тему, радостно потёр ручки Вре, — интересно, скоро из сил выбьется?

— Ты что!? Нельзя так! Сделай как было, Вре! — перепугалась я последствий. — Представь только, что начнётся, если они все начнут жаловаться? Нам дурная слава не нужна.

— Ну тогда сама от всех избавляйся, — надулся Вре, и вскоре из прихожей раздался звонок.

— Придётся, — вздохнула я и пошла открывать дверь.

Пока Дарта Сонья отсутствовала, я успела отбиться от трех соискательниц и окончательно убедиться в правоте секретаря. Дамы мне совершенно не подходили и действительно смахивали на аферисток. Все три мне врали обо всем на свете: и про возраст, и про мужей, и про свои уменья — Вре сидел на серванте и только головой качал, бесконечно обличая их ответы вердиктом: врет, врет, врет.

Ну а ближе к обеду, когда тру вернулась, жизнь наладилась — она взяла это дело на себя.

— Всё, дорогая, я все уладила. Теперь к нам будут приходить только те, кто нужен. Ну а этих, что ты наприглашала, я быстренько отошлю, не переживай, — сказала она мне, взяв за плечи и разворачивая в сторону кухни. — Вот прямо пока ты готовишь обед, со всеми и расправлюсь.

Можно было бы встать в позу и возмутиться. Напомнить, что вообще-то это я тут хозяйка, а она моя сотрудница, но не в этот раз. В этот я с удовольствием сбежала в кухню! А там, пока изображала кипучую деятельность, в то время как, подчиняясь магии радника, варился ароматный густой суп, выпекался хлеб и запекалось мясо, ожил кухонный рупор, из которого посыпались вести. Свое объявление я узнала только по номеру пирамидки, потому что звучало оно совершенно иначе.

— Агентству требуются сотрудницы с актерским образованием и готовностью подписать трудовой договор с принесением магической клятвы, — говорил знакомый мужской голос. — При себе иметь выпускные документы, список ролей и рекомендации. Рабочий день ненормированный, оплата высокая. Запись на собеседование по номеру...

Ни слова про возраст и семейное положение, но звучало объявление строго и солидно. И даже я поняла, что теперь-то у нас начнётся настоящий кастинг! А ещё я внезапно решила, что раз сегодня Дарта Сонья справится со всем без меня, я могу посетить ведомство десницы и снять с себя обвинения, чтобы потом спокойно передвигаться по городу. Дел-то куча!

Глава 11

После обеда Так повёз меня на Казённую в ведомство десницы, но предварительно я выслушала наставление тру Дарты:

— Далия, ни в коем случае не говори пока Эймунду Хьярти, чем будет заниматься твоё агентство, а уж тем более не произноси его название.

— Ну что ж я, не понимаю? Конечно же, я не стану пугать его раньше времени тем, что планирую женить, — беззаботно отмахнулась я.

— Его? Ты прямо-таки нацелилась сразу на десницу? — изумилась секретарь и пытливо заглянула мне в глаза. — Я вообще-то другого опасалась, но раз так, то и подавно молчи.

— Не волнуйтесь. Я туда и обратно, — заверила напоследок и отправилась в доставщик.

Так Сист тоже всю дорогу раздавал мне советы, а Вредник ему поддакивал.

— Стойте, тру Далия, твёрдо на том, что не слышали о пророчестве до встречи с десницей, тогда никакой артефакт не уличит вас во лжи.

— А ты и правда не знала, но если припомнит столкновение и нападение хвыща, тоже тверди, что ничего не делала. Подбирай выражения так, чтобы твоя причастность к грызуну осталась не доказанной. Пусть останется на моей совести.

Я уставилась на радника возмущённо и поджала губы. Она и так на его совести! Я не просила! Но если рассудить логически, на вопрос десницы, как мне удалось натравить на него зверька, действительно отвечать стоит осторожно. К примеру: если я скажу, что не имею к этому никакого отношения — заявление прозвучит как откровенная ложь. Тут надо говорить чётко: я не обладаю возможностью воздействовать на животных — вот это будет правда. Так что дуться на Вре я передумала.

— А ещё, милая тру, я бы вам не советовал заводить в ведомстве какие-то знакомства с его работниками, — продолжил Так, сворачивая на нужное нам кольцо. — У них нехорошая репутация.

— Взяточники, да? — понимающе покивала я.

— Э-м, нет. Скорее, очень любят кутить и губить репутации хорошенький юных тру.

— О, за это даже не переживайте!

Ясно. Каков глава ведомства, таковы и сотрудники. Но я-то не какая-нибудь наивная провинциальная трудяжка, я-то знаю всё про коварных развратных соблазнителей. Мне Мюрей с Пруденией рассказывали, а ещё я книжку такую читала… Правда, мама говорила, что это всё ерунда и опыт придёт с годами, а папа вообще советовал с посторонними мужчинами лет до сорока не общаться, но я чувствовала себя в этом вопросе подкованной.

***

Ведомство десницы, который отвечал за внутренние дела Лио, расположилось, можно сказать, на заднем дворе дворца Повелителя, потому что Казённая — первое кольцо после центральной площади, а шпили башен дворца виднелись над крышей двухэтажного здания. Построено оно из серого глянцевого камня с металлическими проблесками — я такого минерала у нас не видела и даже залюбовалась на минутку гладкими блестящими стенами, но Вредник меня вернул в суровую реальность.

— Эх-эх-эх, Далия, а ведь это энергокамень, — расстроенно сообщил он и подёргал ногой, словно побился о невидимую преграду. — Я не могу дальше и шагу к нему сделать. Каменюка этот — мощнейшая защита от всех духов, можно сказать, единственная во всех мирах. Пошли отсюда скорее.

И только после этих слов я поняла, что ведомство-то мы в Грани с хранителем не видели. И дух переходов мне раньше ничего про него не рассказывал. Вон оно как бывает, оказывается! Попасть внутрь захотелось ещё сильнее.

— Ну уж нет, — шепнула я своему сопровождающему, — жди здесь. Я быстро сниму с браслета метку и вернусь.

— Далия! — вскрикнул радник, остановив меня, уже шагнувшую, к крыльцу. — Я сейчас понял, что именно за маг этот десница! — Я вопросительно посмотрела на него, медленно обернувшись. К счастью, на улице было пусто, только тру Так мог удивиться моим странным манёврам. — Он энергомаг!

Без понятия, кто это. У нас на Эотере нет таких. Потом придётся с этим разобраться.

— Ладно, поняла. Я буду осторожна. Дома расскажешь, кто это такие и с чем их едят.

Не обращая внимания на возмущенные причитания Вредника, я поспешила к входу в ведомство. Менять своё решение из-за излишней осторожности радника я не собиралась.

Конечно же, внутри первыми посетителей встречали големы, и только узнав цель визита, пропускали к дежурному сотруднику. А тот уже решал, что делать дальше.

— Здравствуйте. Мне назначено явиться к деснице Эмунду Хьярти, — я протянула дежурному — молодому нахального вида магу руку с браслетом для проверки записи.

Парень чуть постарше меня ухватил её, внезапно поднёс к губам и поцеловал! Я ахнула и вырвала из наглых лап свою кровную часть тела. Каков хам! Я бы и пококетничала с ним, чтобы заманить в клиенты агентства, но он совершенно не подходит для миссии — слишком юн, на таких распоряжение Повелителя не распространяется!

— Ваше поведение неуместно, — строго отчитала я его.

— Отчего же? Вы прекрасны, я — тоже! К тому же маг. Люблю рыженьких. Сегодня вас таких уже четверо приходило. Поужинаем вместе? Я освобожусь через… — он посмотрел в потолок, производя подсчёты, — три дня...

Ого, да у него очередь!

— Не интересует. Вынуждена отказаться. Могу я попасть к деснице?

Мигом утратив ко мне интерес после отказа, дежурный проверил браслет и процедил сквозь зубы:

— Иди в приёмную, трудяжка, и жди там.

Я задрала нос и, расправив плечи, прошествовала в указанном направлении. Уж что-что, а ходить с важным видом и взирать на всех свысока,- я умела с детства, как и полагается настоящей асе Кьярваль.

В приёмной меня поджидал личный секретарь Хьярти.

— Сиди тут тихо. Десница скоро придёт, — буркнул тощий маг преклонных лет, просверлив меня острыми маленькими глазками, и я безропотно уселась на стул для посетителей.

Фу, какие на Гелиотере противные мужчины! Вот у нас на Эотере асы никогда бы себе не позволили так пренебрежительно общаться даже с идами, не то что с асами. У нас в мире вообще нет такой огромной пропасти между классами.

Явился Эймунд Хьярти быстро. Я даже не успела вдоволь его про себя наругать. Вошёл такой весь стремительный, сшибающий с ног своей властной аурой, и уставился на меня.

— Это что? — спросил он у сухаря, мотнув головой в мою сторону.

— Трудяжка. Явилась по оформленному патрулем вызову.

Хьярти скривился, будто ему под нос сунули что-то вонючее.

Крепись, Далия. Крепись. Ты тут ненадолго. Никто не узнает о твоём унижении. А ещё стоит отметить хорошее: десница тебя явно не узнал.

— Заходи в кабинет, — бросил маг и первым скрылся за дверью.

О том, что он придержит для меня створку, я уже и не мечтала. Смиренно вошла следом, хоть внутри всё и кипело от возмущения. Очень хотелось ударить его по голове хотя бы синей толстой папкой, что лежала на столе... а когда он упадёт, пару раз пнуть ногой... Но нельзя. Я на задании.

— Здравствуйте, уважаемый десница. Я пришла снять метку с браслета...

— Да что ты говоришь? — показательно безразличным тоном спросил он. Маг уселся в кресло за свой огромный стол и некоторое время сканировал меня изучающим взглядом. С носков туфель до головы и обратно. И так пять раз подряд. — А с чего это я должен её снимать? Ну-ка покажи браслет, — приказал он.

И я, подойдя к столу, протянула руку.

Ладонь у десницы необычная — колючая какая-то. Как только наши руки соприкоснулись, меня будто ударило энергетическим разрядом — энергомаг же! После этого сбилось дыхание и немного ослабли колени... Какая ужасная способность!

— Я не понимаю, зачем меня вызвали, десница, — голос после воздействия тоже стал чужим. Раньше я таким разговаривать не умела. — можно как-то уладить вопрос с моим свободным передвижение по Лионделе?

— Не так быстро, трудяжка, — произнёс он всё тем же тоном и откинулся на спинку кресла. При этом руку мою маг не отпустил, и мне пришлось потянуться за ним, зависнув над столом в нелепой позе. — Что за агентство ты открываешь?

Он зачем-то погладил мою ладонь большим пальцем, и кожа в миг покрылась мурашками. Видимо, это местный способ вывести подозреваемого на откровенность, потому что я чуть не прокололась, выложив от растерянности всю правду! Надо быть бдительнее, Далия!

— Добрых услуг, — заикаясь, прошептала я и высвободила руку.

Досталось ей сегодня: то дежурный, то десница к ней цепляется.

— Хм-м, это хорошо. Насколько добрых? — задал не совсем понятный вопрос Хьярти.

Я ненадолго задумалась: а желание сделать его женатым он как расценит?

— Очень добрых, — твёрдо ответила в конце концов, напомнив себе, что действую на благо Гелиотеры.

— Откуда деньги? — задал он следующий вопрос.

— Оставил в наследство покровитель, — я решила так говорить ещё давно, потому что назваться сиротой у меня никогда в жизни не повернулся бы язык.

— Покровитель, говоришь? А нового покровителя заиметь не хочешь?

У меня закралось подозрение, что мы разговариваем о разных вещах...

— Нет. Я просто хочу открыть агентство и спокойно работать.

Я чувствовала себя под взглядом десницы крайне неловко. Продолжало радовать лишь то, что он до сих пор меня не узнал и случай на Съедобной не вспоминал.

— А почему у тебя такие глаза, трудяжка?

Духи, что с ними-то не так? Обычные у меня глаза!

Я нервно облизнула губы, и Хьярти проследил за этим, резко сменив выражение лица со скучающего на хищное. Злится! Надо срочно что-то отвечать.

— Уродилась с такими?

— Хм-м, никогда не видел таких золотых искорок, мерцающих в основном цвете… — он подался вперёд. — Кто твои родители? Маги в роду были?

Опасно! Очень! Соберись, Далия, и не пытайся разгадать, зачем он задаёт странные вопросы. Просто отвечай.

— Не могу сказать, — совершенно честно призналась я, сконцентрировавшись.

— Не знаешь своих корней?

Я начала лихорадочно перебирать в голове варианты ответа. Скажу, что знаю, он задаст вопрос прямо: есть маги или нет. Скажу не знаю, он может засечь, что я лгу...

— Корни-то свои я знаю, а вот про магов не могу сказать, — пожала я плечами и использовала прошлую двусмысленность.

Всё верно: всё знаю, но сказать не могу.

— Почему мне кажется, что я тебя где-то видел?

— Откуда же мне знать, почему вам кажется?

Как же хорошо, что я сегодня распустила волосы и надела зелёное платье. Видимо, поэтому маг меня не узнал. А уходить от прямых ответов, оказывается, не так уж и сложно.

— Что знаешь о пророчестве?

— Не интересует! — отрезала я.

— Хорошо. Запиши вот тут, — наконец, удовлетворился десница и подвинул мне листок с карандашом, — свой номер и адрес, а потом можешь идти. Отметку с браслета я снял.

Я быстренько все записала, совершенно нечаянно ошибаясь одной цифрой пирамиды. А дом Вре спрячет, адрес указала верный. И, попрощавшись резво, поскакала на выход.

Очень, очень странный мужчина этот десница. Непросто мне придётся в поисках жены для такого экземпляра.

Глава 12

Первое, что бросилось в глаза, как только я вылетела на улицу — заламывающий мохнатые ручки Вредник, который метался у входа.

— Ну как? Нормально прошло? — Я моргнула двумя глазами, показывая, что да и пора отставить панику. — Уф-ф! А я такое узнал! Такое! Пойдём скорее отойдем за угол, а то ты в колымаге плохой собеседник.

Не знаю, что уж там про меня подумает Так, но за угол я с радником отошла и, внимательно оглядевшись, убедилась, что меня с улицы не видно.

— Этот Эймунд Хьярти какой-то ненормальный, — прежде чем Вре начал рассказ, пожаловалась я, — я вообще не поняла, зачем он задавал мне некоторые вопросы.

— А я тебе о чём и говорю! Вычеркни его из списков своих будущих жертв, — сделал из моих слов неверный вывод помощник.

— Не могу! Нам нужен кто-то очень влиятельный, а до Повелителя-то вообще не добраться. Будем работать с тем, что есть. Рассказывай, что ты там такого важного узнал?

— Мага этого твоего я засек, когда он вышел из вон того здания, — Вредник кивнул на столичный банк, бок которого виднелся из моего укрытия, — а когда он достал пирамиду, я, знамо дело, и переместился к нему поближе, чтобы подслушать. Разговаривал он с девицей.

Я закатила глаза. Кто бы сомневался! Почему-то меня страшно раздражало распутство десницы.

— Мне это не интересно, — буркнула я и попыталась выйти обратно на Казённую, но Вре не выпустил.

— Ещё как интересно, потому что они ругались!

Нельзя сказать, что я прямо так уж сразу заинтересовалась. Какая мне разница, по какому поводу этот любвеобильный мужчина ругался со своей очередной подружкой? Но я решила, что лучше радника поскорее выслушать и вернуться в доставщик, а то ведь он так просто не отстанет:

— Ну?

Вредник заговорил разными голосами, передавая подслушанный диалог, прямо настоящий артист:

— Агнесса, дорогая, ты же слышала о том, что блажь Горджера — так звать Повелителя Лио — набирает обороты?

Голос десницы звучал очень узнаваемо. Даже интонации те же.

— Пф-ф, так тебе и надо! Всем вам так и надо! — пропищал Вредник жеманным женским голосом.

— Давай не будем ссориться, Агни, и вспомним, как нам когда-то было хорошо.

— Нет, нет и нет, Хьярти! Ты не втянешь меня в эту авантюру!

— Милая, мы просто пройдём ритуал, порадуем нашего Повелителя, а когда у него это пройдёт, расторгнем сделку!

— И не уговаривай! Тем более у него это точно так быстро не пройдёт. Кархена… Понятия не имею кто это, — уточнил радник своим голосом, а потом вновь перешёл на женский — …сказала, что у него опять был этот навязчивый сон про то, что всех нужно переженить, чтобы открыть какую-то грань.

О, значит, хранитель тоже не сидит сложа руки. Отлично!

— Бездна с тобой, Агнесса! — голос десницы, вернее изображающего его Вре, приобрёл рычащие нотки. — Разберусь сам. Но дойдёт и до вас приказ Горджера Фроста, дорогие магессы. Я подожду, когда вы сами кинетесь меня умолять о браке, и тогда ещё и отбор устрою.

Ну даёт! Кто же так уговаривает? Вообще не умеет с женщинами обращаться.

— Не дождёшься! — сказал Вре голосом неведомой Агнессы и перешёл на свой, привычный моему слуху: — И бабенка отключилась, а маг набрал другого мага и назначил ему встречу в клубе «Маджестик» на Развлекательной завтра вечером.

Заговорщики! Десница активизируется! Этого точно допускать нельзя. Придётся завтра за ним проследить.

— Спасибо, Вре, — сведения оказались очень важными, и я от дущи поблагодарила шпиона, — пойдём скорее в доставщик, пока наш возница не явился посмотреть, чем я тут занимаюсь.

И я с невозмутимым видом покинула укрытие. Вреднику ничего про своё желание посетить клуб, пока не сказала. Обдумать нужно.

— Тру Так, отвезите меня, пожалуйста, на Мебельную, туда, где делают вывески, — распорядилась я, усевшись на пассажирское место.

Если мой сотрудник и подумал про меня что-то такое, то ничего не сказал и не спросил. Видимо, я ему действительно плачу хорошую зарплату.

Ехать за вывеской прямо сейчас я приняла решение, прикинув дела на завтра: если утром у меня будут собеседования с актрисами, а вечером мне ехать в клуб, то времени на посещение Мебельной не останется.

— Знаю недорогую мастерскую, тру, сделают быстро и качественно, — пообещал Так Сист и рванул к Соединительному проспекту.

Когда мы отъезжали от ведомства, мне показалось, что в окне второго этажа, где располагался кабинет Хьярти, мелькнул силуэт. Надеюсь, десница не за мной следил, а просто любовался в окно проезжей частью... А то как-то не по себе делается, если представить, что он сейчас пытается разгадать мои странные перемещения…

…Мастерская, к которой нас привёз тру, мне сразу понравилась. Её владелец — трудяжка Ло Бзик — действительно работал быстро и качественно. Деревянную вывеску с надписью «Жена на час. Интим не предлагать», которая будет выжжена чёрным на красном, он пообещал доставить уже послезавтра. Тогда произведем и полный расчёт в четыре лазурных билета.

Вполне довольная результатами сегодняшнего дня, я отправилась домой. Не терпелось узнать, как продвигаются дела у Дарты Соньи.

— Всё хорошо? А ты долго, я уже переживать начала, — встретила меня словами секретарь.

Промелькнуло ощущение, будто я с Эотеры и не перемещалась. Сплошной контроль и опека.

— Всё в порядке, тру. Я просто заезжала заказать вывеску. Вы лучше расскажите, как ваши успехи?

— О, у меня всё замечательно. Звонков было много, но завтра к тебе на беседу придёт только одна соискательница. Остальные не подошли на этапе переговоров по контактнику, — это гелиотерцы так пирамиду называют, — я взяла на себя смелость задавать желающим попасть на собеседование пару тестовых вопросов...

Ужас, ужас! Такими темпами я никогда не наберу персонал! Но, с другой стороны, у Дарты Соньи же интуиция. Как ей не доверять?

— Ну хоть кто-то придёт, и ладно, — проворчала я. — Идемте ужинать, тру, чувствую из кухни аппетитный запах.

Сегодня ужин готовила она, и пахло по всему дому необычно, но приятно.

Я переоделась в домашнее, помыла руки и, спустившись в столовую, села за накрытый стол. Вредник стоял на соседнем стуле и, нависнув над тарелками, тщательно всё обнюхивал.

— Есть можно, хозяйка, — вынес он вердикт голосом, в котором прозвучали ревнивые нотки.

Но я так проголодалась, что не стала этим озадачиваться и накинулась на предложенное угощение без зазрения совести.

Многие блюда местной кухни не были мне знакомы, но большинство продуктов в наших двух мирах — аналоги друг друга, поэтому и приготовленные из них блюда совпадали. А вот сегодняшний мясной заболтанец, запечённый с овощами в сладком соусе с травами, и начиненные кореньями пористые лепешки имели совершенно необычный вкус и «наелась» я очень быстро. Поэтому принялась засыпать Тру Дарту вопросами, чтобы она не обиделась на то, что я не «вылизала» тарелку.

— Тру Дарта, вот вы говорили, что знакомы со многими магами и знаете их характеры. Есть ли у вас идеи, с кого нам стоит начать обработку?

— Я думала над этим, — с радостью откликнулась тру, — и пришла к выводу, что начать нам стоит с возрастных представителей элиты Лио.

Ну нет! Мне это совершенно не подходит! Моя цель — создание крепких пар на долгие годы, рождение в них наследников, кто-то из которых может оказаться читающим грани. А возрастные маги что? Они уже по контракту родили себе детей и живут в своё удовольствие. Им это все не надо.

Я так об этом тру Дарте и сказала:

— Видите ли, тру Дарта, моя цель — убедить молодых магов в том, что им надо срочно жениться. Какой мне прок от того, что кто-то стоящий на пороге в мир предков распробует семейную жизнь?

— Далия, скажи мне откровенно, тебя наш Повелитель нанял? — задала неожиданный вопрос секретарь.

— Нет, что вы! К сожалению, мы с ним не знакомы, — а было бы хорошо, конечно, заручиться официальной помощью дворца.

— Действительно жаль. Но раз Повелитель не станет в приказном порядке к тебе присылать магов, слушай меня, я плохого не посоветую. — Аргумент, однако. Я была вынуждена согласно кивнуть. — Ты недооцениваешь влияние зависти, дорогая. Маги настолько высокомерны и считают себя уникальными, достойными самого лучшего, что глядя, как кому-то другому хорошо, обязательно захотят и себе того же.

— Да, но пожилых людей сложно в чём-то переубедить и заставить относиться иначе к женщинам. Они уже привыкли быть потребителями...

— Мы не будем их склонять к женитьбе. Мы заставим их жалеть о бесцельно потраченных годах. Мы посеем в них зависимость от заботы наших «жён». А у этих возрастных магов есть сыновья, у сыновей — друзья, у друзей — знакомые. Вот увидишь, вскоре все они решат воспользоваться услугами твоего агентства хотя бы на час. Ну а там всё зависит от того, каких мы выберем себе сотрудниц.

— А магессы? Они ведь должны потом выбрать в жены одарённых дам. Я бы хотела, чтобы мои «жёны» ненавязчиво убедили магов в необходимости жениться и научили ухаживать за понравившейся девушкой…

— Сделаем!

— Но не решат ли они, что можно заказывать жену на час раза три в неделю и этим ограничиться?

— О! Они бы с радостью так и сделали, но им придётся жениться. У них же приказ Повелителя. Ну и мы не будем дремать: сначала обработаем стариков, а потом, когда дойдём до молодых, поменяем тактику... Я позже придумаю как именно.

Сомнительно, конечно, но опять же у Дарты Соньи ведь интуиция... Ладно, посмотрим, как пойдёт.

— А расскажите мне о магессах, тру. Ваша матушка участвовала потом в вашей жизни? Какие у неё сложились отношения с вашим отцом? Мне важно понять, есть ли у магесс стремление к созданию семьи?

Судя по подслушанному Вре разговору — нет, но я надеялась, что это все только из-за того, что мужчины маги — жуткие эгоисты и хамы, а если их изменить, в женщинах проснётся естественное желание свить семейное гнездышко.

— Нет, — коротко бросила тру. — Я сегодня лягу пораньше, Далия. Прошлая ночь была бессонной, а завтра тоже предстоит сложный день.

Дарта Сонья поднялась из-за стола и покинула кухню. Я лишь похлопала ей вслед глазами и поняла, что эту тему она обсуждать почему-то не хочет.

— Темнит тут тётка, — пришёл к такому же выводу Вре, — но ничего, разберёмся. Пусть идёт, а нам тоже пора плести косы…

…Вечером перед сном я хорошенько обдумывала завтрашний поход в клуб. Вся сложность заключалась в том, что Вредник не может проникать в помещения без меня, а я не могу попасть туда по двум причинам: первая — потому что не маг, а, судя по названию, этот клуб только для магов. Есть в Лионделе такие. Вторая — даже если я переоденусь работницей и проберусь в заведение, десница может случайно меня увидеть, узнать и заподозрить в слежке...

Что же делать? Может, рискнуть снять браслет и изменить внешность? Вот бы как-то проверить, каким образом тут на Гелеотере определяется магия, и как идентифицируется моя? Попробую завтра это аккуратно выяснить у Дарты Соньи.

Глава 13

Я вершила благое дело, поэтому все высшие силы были на моей стороне и обстоятельства складывалось именно так, как мне было нужно — это дарило уверенность в себе и стимулировало и без того неусыпную жажду деятельности.

А началось всё с визита на собеседование соискательницы — актрисы тру Лиции Дейо.

— Расскажите нам, тру Лиция, какие роли вам особенно удаются? — задала я первый вопрос, после того как мы познакомились и прошли в гостиную.

Сначала я подумала, что эта дама нам совсем не подходит. Она была какая-то невзрачная, и ей могло быть как двадцать, так и сорок лет. Я даже немного разочаровалась в талантах тру Дарты. Мои жёны должны радовать глаз клиентов, а не сквозить по дому безликой тенью. Вредник от комментариев воздерживался и только удивлённо разглядывал Лицию.

— О, дорогая тру Далия, — а вот голос у актрисы был приятный: грудной и наполненный живыми интонациями, — кого только мне ни доводилось играть за годы службы в театре: и фаворитку верховного демона Чару Товку, и матерь дракона Алиси Ветророжденную, и правительницу свирепых воительниц Мужанну Лютую, и даже великого мага Изу Гудвини...

Произносимые ею имена — наверняка исторических личностей — мне ни о чем не говорили. Я изучала местный фольклор перед тем как отправиться на Гелиотеру, но больше детские сказки, пословицы и поговорки — те, что все впитывают с молоком матери. Иначе могла легко проколоться на мелочи. А вот дойти до театральных пьес у меня времени не было.

Естественно, глядя на неприметную внешность Лиции, я очень удивилась такому разнообразию ролей и даже где-то засомневалась в её честности. Хотя Дарта Сонья сидела с невозмутимым видом, пила свой коричневик и обвинять соискательницу во вранье не собиралась. Впрочем, как и Вре.

— Да что вы говорите?! А не покажете ли хотя бы несколько небольших кусочков из вышеперечисленных ролей? — попросила я, внутренне готовясь к разочарованию.

Но произошло чудо.

Лиция достала из своей большой сумки косметичку и попросила показать ей, где у нас в доме зеркало. Я принесла его из своей комнаты. У меня там имелось настольное. И как только актриса получила необходимое, прямо на наших глазах начала твориться магия преображения. Лиция вмиг превратилась в наложницу, потом в правительницу и даже в мага. Причём у актрисы менялась даже фигура! Для этого Лиция накладывала маленькие артефакты на нужную часть тела.

Я была поражена до глубины души.

— Там магия, Дали, эти краски и вещи магические, — отмерев, горячо зашептал Вредник. — Что-то типа ваших иллюзий, но не они.

И тогда я поняла, что это судьба! Дарту Сонью интуиция не подвела. И даже если Лиция мне не подойдёт в дальнейшем, сегодня она оказалась для меня невероятно полезной… Потому что мне надо такое снаряжение на сегодняшний вечер!

— Потрясающе! Я впечатлена! А какие у вас чудесные краски, тру! Где вы их взяли? — как бы невзначай спросила я.

— Так это же обычный метаморфозный грим, Дали, — удивилась моей неосведомлённости Дарта Сонья, пока актриса удивлённо хлопала ресницами. Видимо, о таких красках тут все знают, кроме меня, — у вас в Гел не было театра?

Я помотала головой. Точно! Других причин нет. Бедный, бедный тёмный Гел…

— Палишься, хозяйка. Следи за своими словами, — проворчал Вре.

И я вспомнила, что ему про поход в клуб не рассказала. Именно поэтому он сейчас не понимает моей заинтересованности в маскировке. А надо бы рассказать. Мне без Вре никак!

В общем, Лицию я на работу приняла, и после того как тру Дарта взяла с неё магическую клятву в том, что работать она будет честно всеми силами стремиться вызвать интерес клиента к женитьбе, а не пытаться стать содержанкой, я подробно рассказала ей о своих целях и её обязанностях.

— Хм-м… Тру Далия, я не одному мужчине за прожитые годы вскружила голову, но что-то никто не захотел на мне жениться. Боюсь, я не справлюсь, — расстроенно созналась Лиция, внимательно меня выслушав.

— Ничего страшного. Вы просто не знали, на что именно нужно воздействовать, когда с ними работаешь, — отмахнулась я от её страхов. — Не переживайте, тру, перед тем как отправить к клиенту, я буду проводить подробный инструктаж.

— Что ж, буду рада вам помочь, но если что — я предупреждала — смирилась Лиция, складывая в сумку своё волшебство, которое я проводила жадным взглядом.

Еле-еле оторвала, но нашла в себе силы попрощаться спокойно. Я себе тоже такое куплю!

— Приходите завтра к десяти, будем намечать первую жертву, — отдала последнее наставление и, махнув рукой, закрыла входную дверь.

А после обеда, когда Дарта Сонья сообщила, что собирается подремать, я предупредила её, что ухожу по делам до позднего вечера и подала Вре глазами многозначительный сигнал идти в мою комнату.

— Вре, я решила, что нам нужно сегодня сходить в клуб, — заявила раднику, как только мы остались одни, — и проследить за Эймундом Хьярти… и, как ты понимаешь, мне необходим твой совет...

— Эк тебя, хозяюшка… Дай-ка лоб потрогаю, не горячка ли у тебя?

Вре деловито забрался на комод, у которого я стояла, и положил ладошку мне на лоб. Я её раздражённо смахнула.

— Не говори ерунды! Вчера я не стала тебе об этом сообщать, потому что была не уверена в нужности этого мероприятия, а теперь, после волшебных приспособлений Лиции, поняла, что задача не такая уж сложная. Надо идти и подслушивать…

— Опасно!

— А ты как хотел? Мы не на курорте! — напомнила я помощнику о цели визита в другой мир, и он обречённо вздохнул. Тогда я продолжила: — У меня есть два варианта: можно изменить внешность и попробовать наняться на вечер поработать в этом клубе. Так мы попадём внутрь, и ты подслушаешь разговор магов...

— А если им не нужны работники?

— Поэтому есть второй вариант. Можно попробовать снять браслет и пройти внутрь как магесса, но, как понимаешь, есть загвоздка, — я туда-сюда прокрутила сдерживающий магию браслет. — Я совершенно не имею понятия, как на Гелиотере показывается и ведёт себя моя магия... Вернее, её остатки.

То, что она есть, я знала. Чувствовала родимую, когда вышла из грани, но вот как обстоят дела сейчас — без понятия. Источника-то нет. Нам нужен прибор или артефакт для теста...

— В таком случае и у меня есть два вопроса, неугомонная моя хозяюшка: а я тебе на что? И с чего ты взяла, что тут нет подходящего тебе источника?

Это что же он имеет в виду? Я что, зря тут столько дней страдаю без магии?

— Хранитель сказал, что тёмный источник закрылся первым. Это не так? — я подошла к комоду и встряхнула мохнатого колобка за плечи.

— Ну, это в масштабах мира он говорил, — поспешно принялся объяснять Вре, — постоянный-то источник закрылся — да. Но ведь и тут ночью наступает тьма, а в ней есть крупицы твоей магии. Сама прикинь.

Я прикинула. А ведь он прав!

— Ты гений, Вре!

— А ты думала, я просто так себя королём провозгласил? Я самородок и талант! Повезло тебе несказанно, Далия!

— Знаю, — я погладила его незаплетённую шёрстку и чмокнула в нос, — продолжай!

— Мало, конечно, магии твоей тут, на портал или что-то грандиозное типа вызова боевых теней не хватит. Но чтобы пройти проверку, вполне сгодится. Особенно, когда я буду рядом.

— Да ты что?! А почему же хранитель мне про это не сказал?..

— Этот старый аферист мыслит только глобально, крупицы магии вообще пролетают мимо него незаметно, — развёл радник руками, — нечему удивляться.

— Ладно, допустим. Но если у них нет тёмных, вдруг артефакт на входе в клуб среагирует на меня каким-нибудь сигналом тревоги?

— Нет, не среагирует. С тобой же я буду, почему ты забываешь? Это важно, — насупился Вре, и я опять его погладила. — Я прижмусь к тебе близко-близко и повлияю на твой фон. Разбавлю его...

— В каком это смысле? — А вот это что-то совершенно для меня неожиданное. — Я считала, что твоя магия неощутима, как ты можешь слить её с моей?

— Очень, очень сложно. Тебе придётся наплести мне много кос перед походом в клуб и по возвращении тоже.

— Это точно возможно?

— Почему я решил стать королём? – важно спросил он и тут же ответил. – Верно. Потому что самый умный, любознательный и хитрый.

— Да мне не жалко наплести тебе тысячу кос! Но я серьёзно спрашиваю, Вре.

Мне были нужны хоть какие-то гарантии, поэтому я продолжала настаивать.

— Ну смотри: присутствие радников неощутимо только тогда, когда мы ничего не делаем. Нас воспринимают как магию, витающую в воздухе, но если мы начинаем творить волшебство, то энергия становится ощутимой…

— Хм-м, вот это хорошие новости. — Мой мозг начал перебирать в голове разные варианты, как это можно использовать. — Тогда едем сейчас на Магическую за актерскими принадлежностями, а как стемнеет — в клуб.

С каждым новым словом Вредника я всё больше верила в успех предприятия, и азарт захлёстывал меня с головой.

— Ты же колымагу свою с мужичонкой отпустила, — проворчал мой помощник, спрыгивая с комода.

— И правильно сделала! Тут я хитрее тебя, — я даже хихикнула от радости, что всё продумала. — Не нужно, чтобы кто-то знал о нашей вылазке.

Мне немного не давало покоя то, что десница видел, на чем я уехала из его ведомства. Вдруг у него феноменальная память? Вдруг он и сегодня обратит внимание на Така и вспомнит, что уже его видел? Нет. Нам такие промахи не нужны. Настоящие шпионы и спасители миров таких глупых ошибок не совершают! Найму другого доставщика.

Я взяла из сундука деньги, покинула дом, и вскоре нанятый на улице доставщик привёз нас в магазин «Волшебные метаморфозы» — место, где отоваривались артисты. Этот водитель нам с Вре не понравился, у него всю дорогу рот не закрывался от потока совершенно лишней информации. Поэтому я с ним рассчиталась и отпустила без сожаления. А сама с превеликим интересом зашла в магазин...

Колокольчик у дверей издал трель, сообщая о посетителях, и мне навстречу вышла очень яркая трудяжка — продавец. Я бы приняла её за магессу, но браслет на руке сообщал обратное. Маги на Гелиотере никаких браслетов не носили. Это считалось ниже их достоинства.

— Чем могу помочь? — мелодичным голосом спросила приятная женщина самого сочного возраста и радушно улыбнулась.

— Я начинающая актриса, — не моргнув глазом, соврала я, — хотела бы приобрести грим и другие полезные штучки для метаморфоз.

— Вы обратились по адресу, дорогая тру, присаживайтесь на диван, сейчас я вам все покажу.

Продавец упорхнула яркой бабочкой, а я присела на пестрый диван и с удовольствием осмотрелась. На столике передо мной стояло большое зеркало и вазочка с конфетами...

— Не вздумай есть! — шикнул Вре, и я отдернула руку.

— Почему?

— Нельзя есть еду в подозрительных магазинах, а этот подозрительный, — Вре водил носом на все четыре стороны и хмурился.

Не знаю, почему радник решил, что магазин подозрительный. Здесь всё было такое яркое, праздничное, красивое… что настроение само собой поднималась, будто предвкушая веселье. На стенах висели картины, изображающие сцены из спектаклей. С потолка свисали блестящие шары и отбрасывали на рисунки мастеров блики, создавая иллюзию, что картинки живые и двигаются. К тому же в небольшом торговом зале витал совершенно особенный запах: сладкий, как южные плоды, и в тоже время свежий, как морской бриз. Я вдруг вспомнила о доме, но не с тоской, как обычно, а с радостью. Ведь я скоро туда вернусь...

— У вас очень красивая улыбка, тру... — прервала моё созерцание продавец.

— Далия. Меня зовут Далия, — почему-то мне захотелось ей представиться.

— А я тру Виза Жист, очень приятно. Скажите, какие образы вы планируете применять в работе? — спросила она тоном заправского заговорщика.

— Всякие! А какие есть? — тут же подхватила я его и потёрла руки.

Ну и началось! Какое же это, оказывается, увлекательное занятие — собственноручно менять свою внешность! Это вам не готовую иллюзию напялить!

Тру Виза разложила на столе баночки, кисточки, губки и принялась объяснять, как всем этим богатством пользоваться — я ловила каждое слово.

— …Это, моя дорогая тру Далия, последняя коллекция всем нам известного артефактора Габа Ольчи, и в неё вошло множество новых уникальных образов. К примеру, совершенно потрясающий своей проработкой облик царицы Траумары. — Я деловито покивала, будто понимала, о чём идёт речь. — До моего работодателя дошли слухи, что в следующем сезоне на подмостки выйдет постановка о её невероятно насыщенной жизни, поэтому он над ним трудился не покладая рук. Позвольте я вам его покажу?

Естественно, я согласилась, и тру Виза лёгкими движениями принялась наносить краску мне на лицо, а волосы оросила из маленького флакона с распылителем. Буквально через десять минут в зеркале на меня смотрела бойкая востроносая блондинка лет на десять старше и потрясала тем, что вообще никакого сходства с Далией Кьярваль не имела.

— Замечательно! А какие ещё есть образы?

— Минуточку…

Тру виза взяла губку и лёгкими мазками быстро очистила моё лицо от прежней краски, а волосы оросила составом из другого флакона. Они вмиг стали моими — рыжими. Виза достала другой набор баночек и ловко превратила меня в жгучую брюнетку с хищным взглядом узких глаз и острыми скулами.

— Узнаете? — довольно спросила она, оглядев результат.

— О, да! Просто потрясающее сходство! — радостно закивала я.

Вообще без понятия кто это, но главное — говорить уверенно.

— И, конечно же, в нашем магазине вы можете приобрести изменители фигуры под каждый грим.

— Беру!

Ну тут и думать нечего.

— Прекрасно! Предъявите мне разрешительные документы, и оформим покупку.

Эм-м… Какие документы?..

Я растерянно посмотрела на Вредника, и тот тяжко вздохнул.

— Сунь ей любую бумажку, — пробурчал и потёр руки радник, готовясь колдовать.

Ему явно всё тут не нравилось, и он это показывал, как мог. Ну а я пожала плечами, вытащила из сумочки новостной листок с моим объявлением и невозмутимо протянула тру — мне его заскоки не понять. Виза мятую бумажку внимательно оглядела со всех сторон и с улыбкой отдала мне.

— Всё в порядке, тру Далия. Прошу прощения за эту небольшую проверку, но сами понимаете — правила. А то бы по городу ходили сотни матерей дракона или полководцев Маков Донских. С вас двести три лазоревых билета…

Ох, ничего ж себе цены! Вредник упал на пол и схватился за сердце, выпучив глаза. Понимаю его. Такими темпами раднику вскоре и вправду придётся рыскать в поисках сокровищ. Дорогая тут в Лионделе жизнь.

— Конечно, конечно… — Я отсчитала нужную сумму, которая появлялась в сумочке прямо на моих глазах по одной банкноте. — Ничего страшного. Заверните мне все наборы, пожалуйста, — благодушно сказала я и собралась взбодрить радника позитивными установками, сразу как останемся одни.

И вдруг меня осенило! Образы эти целостные, узнаваемые. Я не могу заявиться в таком виде в клуб — это мгновенное разоблачение! Придётся поэкспериментировать. Например, нос взять от царицы Траумары, волосы от матери дракона, а губы ещё от кого-нибудь. К тому же мне необходимы платье и обувь по ужасной моде магесс.

Глава 14

Как только на Лионделу опустилась ночь, к клубу «Маджестик», который принимал лишь магов,  без ложной скромности подошла шикарная магесса. Её длинные светлые волосы были заплетены в замысловатые косы — благо руку я уже набила на Вреднике, — которые были подняты вверх, обнажая изящную шею. Голубые глаза без всяких там лишних золотых крапинок обрамляли длинные пушистые ресницы — я и на свои-то не жаловалась. Острые скулы украшали две маленькие мушки — необходимость, без мушек-артефактов они не делались острыми. Пухлые губы изгибались в высокомерной полуулыбке — тут я обошлась ярко-красной краской из набора фаворитки прошлого Повелителя. А ноздри немного длинноватого хищного носа трепетали в предвкушении приятного вечера — это я взяла от Мужанны. Фривольный костюм магессы состоял всего лишь из ярко-красных широких лент, укрывающих пышную грудь — всю жизнь мечтала увеличить свою на пару размеров, и тут не могла не воспользоваться — которые завязывались бантом на талии, подчёркивая её стройность. Аппетитные бедра и тылы, те что ниже подчёркнутой талии, обтягивали короткие кожаные шорты. Дополняли образ босоножки на высокой платформе, увеличивающие рост на добрых пятнадцать сантиметров. Ну а гордой осанке можно было только позавидовать — это моя природная грация. И никто, совершенно никто не подозревал, что у меня на спине сидит настоящий радник, а всё это перевоплощение далось непросто и было настоящим квестом.

Наряд-то я на Вещевой купила быстро, продавец даже не поинтересовался, зачем трудяжке традиционная одежда магессы, хотя я приготовила легенду, что за вещами меня послала работодательница. А вот вставший после этого вопрос, где менять внешность — стал проблемой. Хорошенько подумав, я пришла к выводу, что домой ехать нельзя. Конспирация! Вдруг кто-то увидит? Об этом и сообщила Вреднику.

— А поехали прямо на Развлекательную. Наверняка там есть пустующие помещения, там и преобразишься, — предложил он.

— А как я туда попадут? Думаешь, они прямо стоят открытые и ждут всяких бродяг? — возразила я, точно зная, что его план не реален.

— Ну поехали тогда на Парковую. Наверняка там есть укромные кусты, и я ещё тебя прикрою, а потом ненужные вещи в пространстве припрячу.

— А вот это можно. Только зеркало надо купить.

Мы ещё заехали на Мебельную, а потом отправились искать заросли. Нашли их, достаточно быстро, а вот с нужным образом пришлось повозиться. Корпела до тех пор, пока не добилась нужного отражения: неузнаваемого и впечатляющего. Провозилась до самых сумерек, а потом с замиранием сердца сняла браслет.

Родная магия лениво заструилась тоненьким ручейком по каналам в тот же миг, но даже это наполнило тело приятной энергией, а голова закружилась, немного опьяненная силой.

— Хм-м, ты тут определяешься как носитель хаоса. Есть такие в этом мире, — заявил Вредник, ко мне принюхиваясь.

— Кто такие? Что делают? — мне хотелось кружиться, расставив руки в стороны.

Сейчас я понимала местных магов, стремящихся уловить энергию каждой клеткой тела.

— Ну знаешь, что-то типа разрушителей из твоего мира.

— Эм-м, это хорошо! Разрушителей я знаю. У меня няня разрушитель, — я всё же не удержалась и покружилась.

— Ну только ты такой себе разрушитель. Никакой, прямо скажем, — попытался спустить меня с небес на землю Вре. — Попробуй сломать ту деревяшку, — радник кивнул на валявшуюся рядом ветку.

Я послала в неё магический импульс. Вернее, попыталась послать. Ну и ничего в итоге не произошло. Моя магия как текла, так и продолжила течь совершенно неактивная. А дома бы в этом случае ветка не сломалась, а перенеслась порталом в нужное мне место... Но я и не ожидала чуда.

— Ладно, не беда. Главное, чтобы артефакт на входе меня пропустил.

— Ну а тут не переживай. Пропустит. Я поделюсь энергией.

Так Вре и оказался у меня на закорках, когда мы подошли к дверям клуба.

На входе в «Маджестик», который обещал магам обеспечить в своих стенах все тридцать три удовольствия, дежурили, по обыкновению, големы. Они запускали посетителей по одному, проводя через артефакт, определяя на принадлежность к элите. Это было что-то наподобие той арки, которую я проходила в департаменте в первый день по прибытии на Гелиотеру. Но сегодня огоньки отреагировали на меня не белым и голубым ярким светом, а россыпью мелких серых искорок. Как будто крупинки пыли засияли в арке, стоило мне под ней пройти. Ну и пусть это выглядело несолидно. Пусть кое-кто из входящих со мной магов скривился. Главное, что артефакт меня признал магессой — остальное ерунда.

Почти.

Очередная загвоздка была в том, что единственное, что я точно знала о магессах этого мира — они те ещё зазнайки, которые ведут себя достаточно вольно. Поэтому мне не оставалось ничего другого, как войти в холл, задрав нос.

Мне на встречу выскочил любезный трудяжка-администратор и, легко поклонившись, уточнил:

— Нескучного вечера, многоуважаемая магесса. Впервые у нас? Где желаете провести время? В деловом зале? В зале ожиданий встречи? В зале развлечений или в зале релакса?

Что я знала о клубах Гелиотеры? Вообще ничего. О них я знала ещё меньше, чем о местных магессах. Поэтому вопрос администратора поставил меня в тупик.

— Не молчи, Далия, — Вре пнул меня легонько мохнатой пяткой в бок, чем привёл в чувства, — мужичонка удивляется! Глянь, как смотрит.

Администратор и вправду приподнял бровь в ожидании моего ответа, а я сделала вид, что разглядываю холл, в то время как сама изо всех сил принялась рассуждать: в деловой точно нельзя — там наверняка маги ведут переговоры. Развлекательный: скорее всего, там проходят всякие шоу — хорошо, но лишнее. Мне сейчас не стоит отвлекаться. Релакс — опасно! Кто их знает, как они там его добиваются?

— В зал ожидания встречи, милейший, — пропела я величественным тоном, приняв решение.

Таким тоном наша вдовствующая королева Волостии Брунхильда общается с подданными, поэтому я решила, что он подойдёт.

Сделаю вид, что ожидаю с кем-то встречи, а потом, когда Вре вернётся, уйду злая, якобы не дождавшись. Думаю, это гениальный выход.

— Прекрасное решение, магесса. — Вот и администратор так подумал. Значит, я всё делаю правильно. — Прошу за мной.

Юноша повёл меня куда-то вглубь клуба по одному из полутемных коридоров, который освещали лишь магические свечи. Я только успевала семенить за ним и отмечать детали обстановки, не переставая удивляться. Всю дорогу из укрытых тяжёлой тканью ниш раздавались какие-то непонятные звуки. Прислушавшись, я решила, что хозяева клуба решили воссоздать антураж древнего замка, где в темницах томятся пленники. Ну а к чему тогда все эти стоны? Да и зал, в который меня привёл сопровождающий, чем-то напомнил большую гостиную старинного замка. Полумрак. Из освещения — свечи, как в коридоре. Стены украшены картинами, изображающими сцены охоты. Правда, почему-то на них не люди охотились на животных, а животные на животных. Подозреваю, это самцы, охотящиеся на самок в брачный период. Странный вкус у хозяина, да и духи с ним…

Узкие высокие окна с витражами в красных тонах придавали всему в комнате горячий оттенок. Ну а столики с посетителями стояли вдоль стен. Многие гости уже встретились с теми, кого ожидали, и теперь сидели парами.

Но больше всего меня порадовал центр зала, где расположилась невысокая прямоугольная сцена. Внезапно это сооружение вызвало в моём сердце трепетную ностальгию… Этот уходящий в потолок шест и свисаюшие с него кольца напомнили о «Девичьих грёзах» и братьях Ёуч. С детства люблю акробатические номера! Хорошо, что и тут такие шоу бывают…

— Прошу за лучший столик, многоуважаемая магесса, — прервал моё любование антуражем администратор, отодвинув для меня стул, — сейчас к вам подойдёт официант, и не забудьте, наипрекраснейшая, что сегодня все напитки за счёт заведения.

— Не вздумай пить непроверенную гадость! — Вре уже слез со спины и сидел на спинке соседнего стула.

— Я что, по-твоему, наивная такая? Нет, конечно! — шепнула я возмущённо. — Всё, иди ищи десницу. Жду.

Вредник погрозил мне пальцем, будто я маленькая, но всё же скрылся.

Заскучать я не успела. Вскоре к столику подошёл радушный официант из трудяжек.

— Добро пожаловать, очаровательная магесса. Желаю, чтобы ваше сегодняшнее ожидание закончилось большим воссоединением, — сказал он странные слова, ставя передо мной бокал с искрящимся золотым напитком.

Со дна хрустального сосуда поднимались маленькие пузырьки и тихонько лопались на поверхности разноцветными искрами. Очень красиво. Даже завораживающе…

— Что это? — поинтересовалась я у молодого человека и понюхала бокал, как делают это дегустаторы на празднике вина у нас в Раздоляндии.

Запах был лёгкий, свежий, манящий попробовать напиток.

— О, это наш фирменный коктейль «Маджестик» от бар-шефа. Он собственноручно готовит его для каждой магессы.

— Но что в нем?

Ха-ха, не на ту напали! Не буду я пить не проверенное!

— Немного любви, немного хорошего настроения и много освежающего сока островной прохладницы. Попробуйте, вам понравится.

Пф-ф! Подобные рекламные тексты я и сама могу сочинить!

Я улыбнулась парню и поставила бокал на стол. Я — кремень.

— Позже. Принесите мне, пожалуйста, обычной воды, — распорядилась и взяла в руки меню.

Официант ушёл, а я принялась тихонько, выглядывая из-за папки, изучать других посетителей в зале ожидания. Некоторые маги сидели за столиками по одному, некоторые парами, но абсолютно все дамы пили такой же коктейль, что стоял передо мной. И всё с ними было нормально. Бокал манил меня и подмигивал искрами, но я не местная, мне не стоит рисковать...

…А мужчины пили другой напиток — ярко-синий, но тоже искрящийся магией, — и с ними тоже ничего плохого не происходило.

Одна я как дурочка... Решительно протянула руку к бокалу, чтобы его нечаянно опрокинуть на пол, дабы не искушал, но тут вспыхнули окружавшие сцену подсвечники, и в её центре материализовался импозантный маг…

И от растерянности я нечаянно вместо того чтобы бокал разбить, сделала из него большой глоток «Маджестика».

Глава 15

Вокруг всё изменилось в мгновение ока: все стало более ярким, картины на стенах ожили, и животные на них принялись заниматься именно тем, о чем я сразу подумала — размножением.

Я только успевала хлопать ресницами. Ничего себе! Вот это аттракцион! У нас тоже на Эотере всякое можно увидеть, но чтобы так реалистично — никогда! Я даже немного смутилась, но взгляда не отвела. Меня же тут никто не знает, как можно не воспользоваться моментом?

Смех и разговоры в зале тоже стали громче. А в воздухе разлился азарт и атмосфера праздника. Я даже поерзала на стуле в ожидании непонятно чего... Голова немного кружилась от предвкушения.

— Дорогие гости нашего великолепного зала ожидания встреч! — сильный голос ведущего с лёгкостью разнесся по помещению, перекрывая посторонние шумы и добавляя градуса в атмосферу всеобщей эйфории. — Готовы начать наше традиционное представление?

— Да, да! — раздались отовсюду радостные голоса, а мой звучал, наверное, громче всех.

Я даже в ладоши похлопала от нетерпения.

— И это магично! — обрадовался нашей поддержке ведущий. — Сейчас кто-то думает, что уже встретился, кто-то ещё намечает встречу, а кто-то находится в её ожидании. Но не спешите делать свой выбор, дорогие гости, пока представление не закончится!

Тоном заправского заговорщика сказал он и в конце перешёл на громкий шёпот, немного присев и оглядевшись — очень артистично! Я была в восторге, хотя вообще не понимала, зачем нужна вот эта вот длинная подводка. Пускай уже начнётся шоу! Душа требовала представления!

Собравшиеся в зале маги были со мной согласны. Они выкрикивали со своих мест пожелания типа «Пусть все сегодня встретятся!», «Да не познать нам разочарования в конце встречи!» или «Жаркой всем нам встречи, элита мира!».

Я же озвучила наболевшее:

— Представление! Представление! Пусть начнётся! — проскандировала, сложив ладони у рта рупором.

Это прозвучало неожиданно громко и привлекло ко мне всеобщее внимание. Я заулыбалась и помахала рукой, приветствуя народ. Приятно быть звездой!

— Итак, восхитительные мои, у нас есть первая представляющаяся, — ведущий ловко спрыгнул со сцены и, подлетев ко мне, рухнул на одно колено, протянув мне руку.

Эм-м. Чего он от меня-то хочет? Не очень поняла, но вложила в его раскрытую ладонь свою, продолжая улыбаться во весь рот.

— Как вас зовут, наипрекраснейшая?

— Лия Валь, — с готовность представилась я, сократив свое имя.

Хорошо, что я это сокращение ещё на Гелиотере репетировала на всякий случай.

— Невероятнейше приятно! — ведущий галантно запечатлел на моей кисти едва заметный поцелуй. — Что же вы нам готовы показать? Представьте свои самые сильные и красивые стороны. 

Я на мгновение опешила. Кто? Я? Похлопала глядя на него глазами, но, как ни странно, ни смущения, ни страха не ощутила — только удивление. А тем временем ведущий поднял меня со стула и повёл к сцене под ободряющие аплодисменты других гостей. Я поднялась на подмостки, совершенно не робея, а когда откуда-то сверху полилась красивая тягучая мелодия, потянулась к пилону — так у нас на Эотере называется шест для танцев и акробатических номеров.

Меня учил танцевать на нем Варно Ёуч — моя детская любовь. Наверное, лишь благодаря тому, что я мечтала обратить на себя его внимание, занималась я этим видом спорта старательно и упорно. Ну а потом, когда подросла и влюблённость прошла, это дело мне уже настолько понравилось, что бросать я его не стала.

Вот и сейчас с удовольствием поднялась на пилон повыше и самозабвенно принялась танцевать. Сделала «птицу», «крылатого духа», встала в «свечку», а потом ушла во «флаг». Мышцы приятно потянулись, радуясь разминке. Эх! Надо не лениться и делать зарядку каждое утро! Сил на долгий танец не хватало, и я повисла головой вниз — белые косы красиво подмели пол. Удерживаясь на пилоне лишь ногами, я стремительно съехала вниз, встала на руки, а потом сделала переворот на мостик и с него, раскинув руки в стороны, поклонилась зрителям. Прекрасно! Выступление длилось недолго, а удовольствия я получила массу!

Музыка стихла, зрители восторженно охали, я светились от счастья и бурлящей в крови эйфории. Голова немного кружилась, и в глазах мелькало, но протянутую мне мужскую руку я разглядела — видимо, ведущий решил, что мне это надо. Ну что ж, не отказывать же любезному человеку. Оперлась на неё и вмиг была сдернута со сцены прямо в чьи-то хозяйские объятья.

Нет, это точно не ведущий. Положила свободную руку на мощную грудь, ничего не понимая и пытаясь отодвинуться. Это был кто-то слишком дерзкий, да и рука его была гораздо больше, чем у импозантного ведущего. Задрала голову и утонула в ярко-серых с металлическими искрами глазах.

Знакомых глазах десницы.

Как же он всё-таки хорош, зараза! — успела подумать перед тем, как Хьярти прогнул меня в пояснице, потом резко поднял, крутанул под своей рукой, поймал в объятья и впился в губы. «Так вот они какие — поцелуи!» — подумала, ощутив нахлынувшую на тело волну жара, когда дерзкий язык раскрыл мой рот. Только собралась распробовать всё это хорошенько, как на спину опустилась мохнатая тяжесть, а потом прилетел и пинок под рёбра...

— Ты что же творишь, бестолковка маленькая?! Ни на минуту нельзя оставить! — раздался злой родной голос.

Хотела было отмахнуться от Вре — отвлекает! — но хитрый радник догадался, что со мной что-то не так, и впился своими никому не видимыми зубехами мне в шею! А они у него острые, между прочим! Я-то их не только видела, но и ощутила. Вскрикнула от короткой острой боли и распахнула глаза. Зал в одночасье принял свой первоначальный облик — дымка бесследно рассеялась. Полумрак, тихий шёпот гостей, никакой всеобщей эйфории… На меня набросился стыд за то, что я тут вытворяла…

Что происходит?

— Похоже, у нас есть первые дождавшиеся встречи! Поздравим прекрасную Лию и Эймунда... — раздался голос ведущего.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Духи помойных отходов! Что было в том коктейле?!

— Сматываться надо, хозяйка! — озвучил мои мысли Вре, и я начала отчаянно вырываться из цепких лап десницы.

— Куда же ты, аппетитная никому не известная Лия? — Хьярти отпускать меня не спешил. — Неужели не понимаешь своего счастья? Сам десница бился с соперниками и выиграл возможность получить твою встречу! Ты мне ноги должна целовать! — окончательно развеял заносчивый мерзавец волшебство, и я с удовольствием наступила ему на мизинец. Гад охнул.

Какой же противный тип! Всё это придало решительности, я брезгливо скривилась, толкнула Хьярти в грудь и резко ударила по его рукам. Десница вынужден был отступить — подозреваю, силы мне добавил Вредник, — и я стремительно понеслась к выходу, понукаемая радником:

— Ходу, ходу, Дали!

Я и убегала со всех ног, но, к сожалению, мерзкий Хьярти успел дёрнуть меня за алый бант топа, который тут же развязался. Я крутанулась, освобождаясь от тряпки, и на улицу выбежала,  уже прикрывая руками искусственные прелести. Слава всем духам, что мои личные находятся под прикрытием грима, а то бы я от стыда умерла. Точно говорю!

Ну и отдельное спасибо Вре, который соображал молниеносно, и сразу за порогом всучил мне в руки вынутое из пространства платье. То, в котором я вышла из дома.

— Быстро, быстро за угол в темноту! — скомандовал Вре, и я стрелой метнулась в укрытие.

Прижалась к стене клуба и поймала в подставленные вовремя ладони свалившийся из пространства набор. У дверей «Маджестика» раздавались голоса и топот. Меня поколачивало мелкой дрожью, но мы с радником работали в четыре руки, и это здорово экономило время. Я стирала губками с лица грим, одновременно переобуваясь в туфли. Вредник расплетал мои белые волосы, сидя на спине, и брызгал пряди из флакона, возвращая им родной цвет, попутно ловко закидывая ненужные вещи в пространство. На всё ушло пару минут, но сердце мое билось так, будто пробежала много-много километров по пересечённой местности. Прямиком от Волостии до Раздоляндии…

— Куда она делась? — раздался в паре метров от нас голос десницы.

Он уже пробегал мимо нас, не заметив. Кто-то другой тоже уже пробегал, но пока нам удавалось скрываться. Общими усилиями у нас с Вре получилось накрыться теневым щитом — слабеньким, но пока работающим. Голоса магов звучали раздражённо. Не дай духи попасться!

— Как испарилась, трюкачка! — зло восхитился приятель десницы, в очередной раз пробегая мимо нас.

Я боялась дышать, а когда топот и голоса стихли, осторожно высунула голову из-за угла. Мужчины стояли через пару зданий спиной к нам и вглядывались в темноту.

— Выходим потихоньку, — скомандовала я, застегнула на руке браслет и сделала осторожный шаг из укрытия.

Ну не жить же нам вечно в этой подворотне? Пора домой. Там Дарта Сонья ждёт… К тому же я отчётливо поняла, что дольше щит нам не удержать — мой Вредник совсем выбился из сил и повис на мне мешком, поэтому лучше выйти на улицу. Это всяко лучше, чем быть пойманной при странных обстоятельствах — притаившаяся за углом клуба для магов трудяжка обязательно вызовет подозрения.

Вышла на тротуар и засеменила в противоположную от магов сторону в поисках стоянки наёмных доставщиков. И вскоре я их, родименьких, увидела. Пара свободных стояли на парковке одного из клубов, и их водители лениво разговаривали, опираясь на открытые двери. Прибавила ходу, почувствовав скорое спасение, но не дошла буквально пары шагов. Десница меня-таки догнал.

Вообще не слышала, как он подобрался!

Хьярти развернул меня, ухватив за локоть, и уставился, изучая с ног до головы своим металлическим взглядом. Было жутковато… Особенно когда осознала, что даже в зеркало не успела посмотреться!

О Духи! Кошмар! Надеюсь, я хорошо стёрла краску.

А пока я страдала от неведения, как выгляжу, эмоции на лице Хьярти стремительно сменяли друг друга. От хищной радости они метнулись к недоумению и разочарованию, а потом к задумчивости...

— Опять ты? Что здесь делаешь? — грозно рыкнул десница.

Надо же, узнал. Прогресс. Почему-то это меня совершенно некстати порадовало.

— А что, нельзя развлечься? — огрызнулась я и отобрала у него руку.

Теперь лицо мага посетило изумление. Он даже рот приоткрыл, наверное, чтобы охнуть от такой моей дерзости.

Но тут к нам присоединился его приятель, и Хьярти был вынужден его захлопнуть.

— Эймунд, ты чего к трудяжке пристал? — спросил маг, оглядев меня с ног до головы. — Я знаю, как ты относишься к рыжикам-простолюдинкам, но, честное слово, завязывай. Неужели не видишь, что эта точно не по твою душу?

Так. Мне стало очень интересно, почему этот симпатичный мужчина уверен в моей невиновности?

— Глубоко в её непричастности сомневаюсь, Снорри, — задумчиво ответил другу десница, — ты не смотри на её нелепую причёску и растрепанный вид. Последнее время эта девица очень часто попадается мне на глаза. Становится подозрительно…

Опасно! Даже Вредник это понял и трепыхнулся.

— Ой, брось. Смотри, у неё платье наизнанку надето! — хохотнул Снорри, не придав значения словам Хьярти. — Малышка развлекалась, наверное, в «Пене», — он кивнул на другую сторону улицы, где яркая вывеска зазывала всех трудяжек провести время в клубе под названием «Мыльная пена». — Да, детка?

Упс. Посмотрела на подол. И правда — платье наизнанку. Но спасибо тебе, добрый красавчик, за подсказку.

— Вот именно! — с жаром закивала я и наябедничала благодарному слушателю: — Десница постоянно меня в чем-то обвиняет, а я совсем не виновата! Хоть волосы крась, честное слово!

— Не нужно этого делать, малышка! — шутливо испугался симпатичный Снорри. — У тебя красивые волосы. Просто держись от десницы подальше, а ко мне можешь поближе...

Хьярти на этих словах друга нахмурился и скомкал в кулаке алые ленты моего топа.

— Отвечай, видела высокую красивую светловолосую магессу с голой грудью? — перебил он вопросом наш невинный флирт, возвращая разговор в нужное ему русло.

— Не видела, — буркнула нелюбезно. Милого мага Снорри я решила занести в список будущих клиентов, а десницу оттуда вычеркнуть. — Могу я ехать домой?

— Можешь, Далия Кьярваль.

Ого, он и имя моё запомнил! Но всё равно гад и хам.

— Спасибо вам, — демонстративно повернулась я к приятелю десницы и тепло ему улыбнулась — простите, но не знаю вашего полного имени. Я недавно в столице...

— Я Агвид Снорри. И не за что, трудяжка Далия. Всегда готов помочь таким миленьким девочкам. Если захочешь пообщаться, приходи в воздухоплавательное ведомство и спроси главу.

Оу, тоже неплохо. Этот Снорри, выходит, заведует летающими сардельками. Надо всё про него разузнать.

Деснице я лишь молча сухо кивнула на прощание и скрылась в доставщике.

Бедненький мой Вре совсем вымотался. Надо было срочно его подлечить. Назвав водителю адрес, я аккуратно перетянула радника со спины на колени и, погрузив пальцы в шерстку, начала её перебирать, делясь жизненной энергией.

Глава 16

— Прямо так и сказал: «Дурацкие сны теперь правят Лио вместо Повелителя. С этим пора завязывать», — ужаснулась я дерзости десницы.

— Да, а второй ему: «И как же ты планируешь завязать с распоряжениями Повелителя, дружище?» — Вредник вновь пересказывал в лицах, ловко подделывая интонации и меняя голоса.

К утру радник очухался и теперь сидел на моей кровати весь такой деловой и важный, в многочисленных косах, и пересказывал подслушанный в клубе разговор. Я половину ночи старалась, заплела практически всю его шерстку. Теперь вот сонная, закутавшись в одеяло, пыталась принять вертикальное положение с помощью подушек, и внимательно его слушала.

К сожалению, начало встречи магов мы с Вре упустили, но и то, что он успел услышать, мне не нравилось. Как мы с хранителем и думали, Хьярти подумывал о мятеже.

— Серьёзно с ним поговорю и пригрожу бунтом. В конце концов, он не может не понимать, что невозможно принудить сильных магов к браку! — Вре стукнул кулачком по матрасу, вжившись в роль.

— Не, ну ты посмотри какой бесстрашный! — не смогла сдержать я удивления. — Открыто готов выражать неповиновение Повелителю. И не боится же, что тот его показательно казнит?

В глубине души я смелостью десницы даже немного восхитилась.

— Ну не знаю, умелица моя драгоценная, — Вре никак не мог нарадоваться на свои косы и поэтому не уставал меня засыпать хвалебными эпитетами, — может, энергомаг сильнее местного правителя и сам хочет на трон? Вот я самый умный, хитрый и сильный радник среди собратьев, поэтому хочу трон и настоящую корону, — он с тоской глянул на тумбочку, где стояла его кривая корона и вздохнул. — Может, и десница так?

Может, и так, конечно, но мы сейчас не об этом. В конце концов, мне нет дела до политики. Мне нужно открыть Грани и убраться домой.

— Ещё что-то интересное было?

— А как же?! — продолжил рассказ радник. — Потом началось самое интересное: второй маг, который воздушник, энергику и говорит: «Не кипятись, Хьярти. У меня есть идея. Вполне возможно остаться при своих интересах при помощи маленькой хитрости», — десница в исполнении Вре на его слова скривил брезгливую рожу. — Энергик сказал слова, которые я тебе, Даличка, повторять не стану, — пояснил Вре, — но согласился и дальше друга послушать. Ну и воздушник выдал ему свою гениальную идею. — Незачем, говорит, договариваться о браке со столичными магессами — они те ещё стервы. Можно поискать среди слабеньких магесс из глубинки. Они не такие избалованные вниманием мужчин. Часто бывают излишне самоуверенными и наивными — проверено лично. Им можно наплести сказок, склонить к ритуалу, а потом поселить где-нибудь подальше от столицы и забыть как страшный сон.

— Вот же какой гад, этот Снорри, а мне сначала показался таким милым! — от души выругалась я.

— Так все же отлично складывается, Далия! — не разделил моего возмущения радник. — Когда они все переженятся, можно начинать искать хранителей ключа. Какая тебе разница, как они будут жить?

— Огромная, Вредник! Потому что от этого будет зависеть, как после командировки буду жить я, — с жаром принялась я доказывать свою точку зрения. — Думаешь, я смогу спокойно спать ночами, зная, что схалтурила, не донесла важность брака до гелиотерских мужчин, а множество юных магесс обрекла на жизнь в ссылке? Нет! Так дело не пойдёт.

— И что же ты собираешься делать? — хмыкнул мой лохматый поверенный и развалился беззаботно на кровати.

— Как что? Действуем по плану, — буркнула я. Мне вообще не нравился его несерьёзный настрой. — Так, я встаю и буду собираться. Скоро Лиция придёт, будем разрабатывать первого клиента, кого бы там Дарта Сонья ни предложила, я хочу начать с Агвида Снорри.

Месть двуличному магу просилась наружу изо всех сил. Я решительно откинула одеяло, стряхнув Вредника на пол, и поднялась.

— А в зал, где ты меня ждала, эти двое как раз пошли подыскивать подходящих дурочек, — добавил мне в спину радник, когда я уже почти вошла в уборную. Пришлось остановиться. — Искать, наверное, тебя теперь будет. У него же тряпка твоя осталась.

Я скрипнула зубами, зашла в ванную и захлопнула за собой дверь. Точно будет искать! Прямо как в сказке про Золушку, которую мне мама в детстве рассказывала. Только та растяпа потеряла всего лишь туфлю, а я целый топик. Там принц примерял оброненную туфлю всем женщинам королевства, потому что магом не был, а деснице мой топик примерять всем девушкам нет надобности — он запустит поисковик...

Запустит поисковик? Ха! Я злорадно рассмеялась. Пусть запускает! Никогда в жизни он не найдёт магессу Лию Валь! Потому что браслет я больше не сниму!

Принимая душ, я напевала мотив не очень приличной, но очень популярной в Раздоляндии песенки, и представляла себе десницу в разных смешных ситуациях. Как он обматывает магесс красными лоскутами, а они отбиваются. Или как делает пассы поискового заклинания над захваченным в плен топом, или проводит по нему артефактами, но всё безрезультатно! Хьярти рвёт на себе красивые косы, дёргает за стильную бородку, стучит кулаками по столу, а прекрасной Лии след простыл...

В общем, спускалась вниз я уже в отличнейшем настроении, а когда явилась тру Лиция, и мы собрались в гостиной на совещание, принялась азартно делиться своим планом.

— Уважаемые тру, предлагаю начать с Агвида Снорри...

— Сразу нет, — оборвала меня тру Дарта, в то время когда Лиция в ужасе зажала себе рот рукой, — слишком сложно. Далия, о чем мы с тобой говорили? Маги в летах более для нас перспективны и с ними есть призрачный шанс, что твоё агентство не разорится в ближайшие дни. Начинать надо с рыбы попроще.

Но у меня нет времени идти таким длинным путём, и деньги ваши мне не нужны — хотелось завопить, но я не могла. Нормальная трудяжка не будет ни с того ни с сего безвозмездно стремиться устроить личную жизнь магов. Пришлось смириться.

— Я помню, помню, тру Дарта. А кого предлагаете вы?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Штефана Снорри, папашу Агвида, — неожиданно обрадовала меня тру. — Воздушный генерал — страшный зануда, и поэтому очень одинок. Раньше никто не додумался брать с него деньги за то, чтобы позволить позанудствовать. Так что у нас есть шанс, что наша Лиция будет нанята на должность жены.

Отомщу Агвиду через отца. Потом придумаю как. А заодно на генерале можно проверить, как работает моя задумка.

— Но как мы ему сообщим об этой возможности? И не погонит ли он нас взашей, сочтя предложение унизительным? — задала совершенно справедливый вопрос Лиция, отойдя от ужаса перспективы идти в жены к Агвиду Снорри.

Кстати, странно, почему такая реакция? Внешне воздушник очень даже ничего.

— Это я беру на себя. У вас есть адрес генерала, тру Дарта?

— Есть, но что ты задумала, девочка?

— Я проведу рекламную компанию агентства, заодно клиента протестирую и получу первый заказ. Готовьтесь завтра приступить к работе, тру Лиция.

Я с важным видом поднялась и пошла собираться на дело. Так Сист должен уже приехать, так что нечего время тянуть. Пора действовать.

Наш с Вредником план был таков: перво-наперво я проникаю в дом будущего клиента и рассказываю ему о том, чем занимается моё агентство, обрисовываю радужные перспективы после получения пробной жены. Без интима, но с массой других полезных умений. И это вовсе не уборка с готовкой. Когда маг соглашается на бесплатный пробный час, я провожу тестирование. Спрашиваю, какие женщины ему нравятся: цвет волос, глаз, фигура, рост, вес, характер. Узнаю о хобби, о самом ярком воспоминании, о любимом напитке и блюде. В общем, собираю ту информацию, которой маг готов поделиться, а Вредник в это время разнюхивает, что маг скрывает и в каких вопросах мне наврал. Дальше я еду домой, составляю портрет идеальной жены для клиента. Пишу подробную инструкцию сотруднице, и она приступает к работе во всеоружии. Потом, на заключительном этапе, я ещё раз встречусь с клиентом для разъяснительной беседы, но это уже потом. До неё ещё добраться надо. Главное — этого клиента заполучить.

***

В принципе, всё прошло по плану. Отставной генерал сначала и слушать меня не хотел.

— Я не покупаю любовь за деньги, — гаркнул он через голема, открывшего дверь и уже хотевшего захлопнуть её перед моим носом, но я успела подставить ногу и быстро-быстро донести до генерала, как он неправ.

— Многоуважаемый генерал, мы не торгуем любовью! Мы торгуем домашним уютом, душевным теплом и позитивным настроением! Выслушайте меня! Умоляю!

Он сдался, в дом меня запустил и с удовольствием обстоятельно ответил на каждый вопрос из моего списка. Я думала, у меня уши завянут, но ничего. Обошлось.

А вот что удивило: генерал оказался ещё тот фантазер — как показала сверка добытых мною и Вредником фактов. У Штефана Снорри никогда в жизни не было события, которое он выдал мне за счастливое воспоминание. То есть рассказ о том, как они с сыном Агвидом летали на вершину самой высокой горы Лио — лишь стариковская фантазия.

Хотя какой он старик? Выглядел генерал чуть старше сына, и ему всего сто семнадцать, а маги на Гелиотере живут долго — до трёхсот и больше. К тому же генерал заявлял, что они с сыном очень близки, а на самом деле нет. Снорри младший виделся с отцом редко и бежал от его занудства, теряя туфли — радник даже духа его в доме отца не почуял.

Эта невинная ложь говорила об одиночестве генерала. Мой клиент! А ещё старший Снорри сказал, что ему все женщины на одно лицо и никаких предпочтений у него нет — тоже ложь. Вредник обнаружил у генерала тайник, а в нем коллекцию картинок с фигуристыми блондинками.

В общем, уже поздно вечером, разработав психологический портрет первого клиента, я написала подробную инструкцию для Лиции, что делать в доме Штефана Снорри и как себя с ним вести. Вот вообще не сомневалась, что уже через несколько дней генерал подсядет на «жену», и тогда мы откажем ему в обслуживании, и я отправлюсь к нему объяснять, как найти настоящую жену. До магов, главное, донести, что нужно не просто потреблять, но и давать что-то взамен.

Глава 17

— Тру Далия, скандал! — Инжа Ню, моя вторая сотрудница, влетела в агентство вся взъерошенная и перепуганная.

Её мы наняли через декаду после Лиции, выбрав из множества соискательниц. Инжа понравилась всем нам своим лёгким неунывающим характером и готовностью во всем найти хорошее. Поэтому, увидев её такой, мне стало особенно тревожно.

— Что случилась, Инжа? Где скандал? Мастер боли сегодня пошутил особенно ужасно?

Мастер боли Палл Ауч — наш второй клиент — обладал чудовищным чувством юмора и страшно любил придумывать анекдоты, да и вообще поболтать. С ним Инжа работала вполне успешно. Так как бесплатных собеседников у мага не было, он легко согласился на пробную жену и теперь был близок к завершающему этапу нашей работы.

Если наш первый клиент генерал Снорри, тоже страдающий словесным поносом, хотя бы не требовал вступать с ним в диалог. Лиция просто периодически, когда становилось совсем невмоготу, затыкала уши берушами и кивала, делая заинтересованное лицо. То Инже приходилось тяжелее. Ей надо было угадать, в каком месте нужно смеяться и делать это как можно искренне.

— Если бы! Палл попросил меня отправиться с ним на воскресную всеобщую аудиенцию к Повелителю в качестве жены! — увидев мои распахнутые от изумления глаза, она добавила: — Наемной жены, разумеется. Этим он хочет показать, что соблюдает заветы Повелителя и работает в направлении поисков жены настоящей... Что делать? Я ему ничего пока не сказала.

Я задумалась: хорошо это или плохо? Кажется, что из этого можно извлечь выгоду и найти новых клиентов. В этот раз помоложе.

Работа с генералом и мастером боли подходила к концу. Они оба не могли обойтись и дня без моих сотрудниц — пора искать замену. Сегодня мои тру должны были сообщить клиентам о том, что их лимит на услуги платной жены исчерпан, и я жду мужчин в офисе для объяснения причин. Я планировала рассказать магам, как найти жену бесплатно и на всю жизнь, но тут случился воскресный приём, и Инжа благоразумно сбежала ко мне за советом.

— Ничего страшного, — наконец, приняла я решение. — Сходишь на приём, а потом откажем...

— Но дело не в этом! Я же не магесса, а простая трудяжка — боюсь, будет скандал!

— Уф-ф. А я-то думала... Не переживай. Нарядим мы тебя как сказочную принцессу, ну а если боишься, что кто-то будет кривить лицо при виде тебя, то зря. Уверена, мастер боли знает, о чем просит, и вряд ли кто-то посмеет его открыто оскорблять.

— Вы так думаете? А вдруг Повелитель разозлится?

— Ну с чего бы? Сама подумай. Он обрадуется только! В общем, иди, соглашайся, но требуй у него взамен рекомендации.

Инжа уехала к мастеру, а следом явилась от генерала Лиция и, как ни странно, с точно таким же заявлением…

Что ж, неудивительно, что маги зашевелились — Повелитель начал закипать. И если десница всё это время отмазывался поисками прелестной магессы Лии Валь, в которую типа влюбился с первого взгляда — объявления в голосовом вестнике и на листках, а так же ориентировки у стражей до сих пор не пропадали, — то под ногами некоторых земля горела. Генерал жаловался «жене», что у его сына Авгида большие неприятности — это, конечно, хорошая новость, но я опасалась, как бы они с десницей не отправились в скором времени на охоту за юными наивными магессами.

В общем, Лиции я тоже велела соглашаться и держать ухо востро.

Клиенты согласились на наши условия, и вот в воскресенье, не успев отправить своих красавиц — на наряды и драгоценности мне тратиться не пришлось, заказчики раскошелились, — я, тру Дарта и Вредник с волнением ждали их обратно.

— Ну чего ты мечешься, Дали? Сядь, у меня в глазах рябит! Смотри на тётку — сидит не шевелится, — выдал Вредник, устав провожать взглядом мои прогулки от окна к дверям гостиной. 

А я не нервничала, просто мне думалось на ходу лучше. Я находилась на Гелеотере уже почти три декады и начала разбираться в местных магах и магессах, поэтому прикидывала, на кого следующего нацелиться. Потому что мне надо ускоряться. Вчера я разговаривала с отцом по пирамиде, и мне пришлось ему сознаться, что пока Грань закрыта, ни я вернуться, ни он ко мне переместиться не можем, потому что он собирался...

И вот когда верховный тёмный Бёдвар Кьярваль об этом узнал, то страшно разозлился и сказал, что выезжает к Граням беседовать с духом-хранителем. Как бы чего не вышло...

Получалось так, что все обстоятельства толкали меня на то, чтобы прямо завтра идти обрабатывать десницу. Но я глубоко сомневалась, что этот образчик мужской упёртости станет меня слушать. Ему нужен какой-то толчок, чтобы оказаться в сложном положении, тогда он, возможно, станет лояльнее. Я искренне надеялась, что на сегодняшнем приёме что-то подобное и произойдёт.

Но вот после того как Вре обратил моё внимание, странная поза Дарты Соньи меня тоже заинтересовала, отвлекла от раздумий и немного насторожила. Она будто спала, сидя с прямой спиной и открытыми глазами... Я подошла к дивану, села рядом и взяла тру за руку.

— Дарта, вы хорошо себя чувствуете? — осторожно спросила ее.

Тру часто заморгала, а потом посмотрела на меня, будто видит впервые. Стало жутко...

— Да, да. Всё хорошо, — она тряхнула головой и стала самой собой — моей заботливой и чересчур деловой квартиранткой. — У меня было предчувствие, Далия. Очень сильное...

— Видение? — Что-то новенькое. Раньше у неё видений небывало, и это пугало. — Что-то плохое?

— Пожалуй, на оба вопроса ответ «нет», не видение и не плохое, но странное. Обычно я предчувствую про что-то известное, — принялась объяснять Дарта. — Например, лежат на прилавке две рыбины — я точно знаю, какую брать. Или по какой дороге лучше поехать, чтобы не застрять в пробке. А тут... Дар мне навязчиво твердит, прямо бьёт в голову, что я должна помочь сделать тебе выбор, но я не понимаю в чём...

Пришлось сознаться. Зачем тру мучить? Тем более и мне будет спокойнее, если я буду знать, о чем твердит интуиция Дарты.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Хочу завтра пойти с рекламой агентства к деснице...

— Да! Оно! — оживилась тру. — Иди, но сто раз подумай, прежде чем на что-то соглашаться, и двести — чем от чего-то отказываться... — выдала загадочную фразу и развела руками.

Объяснить толком она мне её так и не смогла.

***

Лиция и Инжа вернулись вместе после обеда. И принялись наперебой делиться впечатлениями.

— Повелитель такой грозный! — щебетала Инжа.

— На всех, кто пришёл без пары, смотрел хмуро. Даже на десницу Хьярти! — добавляла своих впечатлений Лиция.

— А многие пришли парами? — уточняла я интересующие меня моменты.

Вдруг процесс пошёл, и можно расслабиться?

— Нет, кроме нас, только главный судья...

— Только это его сестра была, — обломала мою радость Инжа. — Мы рядом стояли, и я слышала, как он объяснил Повелителю, что старается идти к женитьбе через налаживание отношений с матерью и сестрой. Повелителя его объяснение устроило.

— Кстати, хороший вариант, — задумчиво отметила я, — надо взять судью в разработку, раз он уже лояльно относится к идее жениться.

— Так, может, тогда не стоит завтра идти к деснице? — обрадовался Вредник.

Эймунда Хьярти он не любил и встречаться с ним не рвался.

— Вполне хороший вариант, но только я ещё слышала, как судья сообщил Повелителю, что для налаживания отношений с женской половиной семьи он взял отпуск, и они уезжают на две декады к океану на виллу.

Вредник сразу поник и насупился.

— А это плохо — заявила Дарта, — стервозные родственницы ему так вынесут мозг за две недели, что он попадёт в опалу, но не женится.

Засада…Но судью уже не спасти. Придётся вычеркнуть из списка.

— Ну а дальше что? Говорил Повелитель что-то про женитьбу? — вернула я разговор к прежней теме.

— Да. Он сказал, что в день Освобождения Гелиотеры от пришельцев на праздничный приём у источника будут пускать только женатых магов, — ужасно трагичным голосом сообщила Лиция.

Хм-м. Подумаешь, на приём не пустят. Какая-то невнятная у Повелителя угроза.

— Маги и магессы на этом заявлении оживились, загудели возмущённо стали выкрикивать, что за два сезона невозможно решиться на такой ответственный шаг! — Надо же, а местных впечатлило! Правда, непонятно, чего они возмущаются? Два сезона — это здесь как наши полгода. Вполне нормальный срок. — А без ежегодного погружения в источник и получения даров они обессилят!

Ах вон оно что! На празднике раздают магические плюшки! Тогда может сработать.

— И тогда Повелитель разгневался так, что задрожали окна, — продолжила рассказ коллеги Инжи. — Сказал, что каждую ночь он видит во сне, как на Гелиотере полностью исчезает магия, и мир захватывают трудяжки. Они размножаются, как тараканы, и начинают загрязнять воздух продуктами своей жизнедеятельности...

— Мне так страшно в этот момент было, все на меня так пялились. А тебе, Инж?

— И мне! Особенно когда Повелитель рассказывал, что в небе и по земле в его сне двигаются источающие вредные чёрные газы машины. А потом трудяжки начинают воевать за ресурсы, и в конце концов мир погибает...

— А причем тут женитьба магов? — вклинилась в рассказ Дарта. — Они успешно размножаются без брака.

Её сон Повелителя вообще не впечатлил, и она уловила суть. Правда, зачем хранитель всё это показывает Повелителю? Я думала, там что-то другое.

— Я не рассказала весь сон, — укорила Лиция мою помощницу. — Дальше повелителю снится, будто он бредет по пустынной Гелиотере, где остался совсем один. Без магии и без оружия, голодный и голый. Он близок к смерти и уже сам её ждёт. Поэтому он доходит до обрыва и падает в пропасть, но слышит глас Создателя Всего Сущего, который говорит: «Только парная магическая энергия могла спасти этот мир! Маги должны соединяться в пары!». И тут Повелитель каждый раз просыпается в холодном поту, — торжественно завершила рассказ Лица.

— Это было так страшно, что многие прониклись и прямо на аудиенции начали договариваться о браках, — сообщила важную новость Инжа.

— Успешно? — затаив дыхание, спросила я.

Может, мне уже и делать ничего не надо? Может, они все без меня переженятся, а мне останется только заставить их принять ключ и открыть Грань?

Сердце прямо затрепыхалось! Как домой-то хочется!

— Нет. Не успешно, — спустила меня с небес на землю Лиция. — Как только повелитель покинул зал, они мгновенно все между собой разругались. А десница Хьярти вообще заявил, что это всё бред и блажь, и зал покинул, хлопнув дверью.

Ну вот что за упертый мужик?! Точно надо идти к нему. Он всю воду мутит! Такой хороший сон Хранитель Повелителю транслирует! Очень стимулирующий к женитьбе! Уверена, если бы ни Хьярти, точно бы уже все переженились!

Решено. Рискну! Домой уж очень хочется!

*****

Вот так я оказалась у дома Эймунда Хьярти. А теперь шла домой пешком, чтобы подумать, не совершила ли ошибку...

— Далия, может, колымагу поймаем? — прервал мои воспоминания Вредник. Ты уже час молча идёшь и ничего у меня не спрашиваешь. Неужели не интересно, что я про энергомага разузнал?

— Интересно, конечно, — тихонько шепнула, чтобы народ не косился на разговаривающую с собой трудяжку, и направилась к ближайшей стоянке доставщиков.

Глава 18

— Ну, как всё прошло, дорогая? — с искренним участием спросила Дарта Сонья, едва я переступила порог.

— Хорошо, завтра иду к деснице работать женой, — выложила я новость без подготовки, поэтому тру отреагировала соответственно.

— Дерьмово, — ёмко заключила она. — Мне нужно подумать.

И, взяв с комода сумочку, вышла из дома.

Прекрасно! Всё сложилось как нельзя лучше. Вредник столько выдал интересной информации по дороге, что мне срочно требовалось выслушать её ещё раз, но задавая уточняющие вопросы.

— Так, давай сначала, — едва за тру закрылась дверь, жадно накинулась я на радника, — говоришь, его род имеет отношение к Грани? С чего ты это решил?

Вре вздохнул, влез на кухонный стол и принялся пояснять:

— Нашёл в библиотеке родовую книгу. Она лежит на тумбе под энергощитом прямо в центре комнаты. Еле-еле через щит продрался. Читать времени не было, но я посмотрел картинки. Так вот, там тётка с дядькой — явные предки твоего косастого, — подозреваю, Вре не любил десницу из-за красивых сложных кос. Я такие плести не умею, хоть и пыталась, поэтому он завидовал. — Они стоят у Грани, положив руки на завесу. Там и другие маги стоят, но эти явно самые главные.

— Наверняка это изображён ритуал закрытия Грани! — высказала я догадку.

— Всё может быть. Но это говорит о том, что все там собравшиеся могли бы быть хранителями ключа от Грани. А соответственно — и их потомки тоже. Не знаю, есть ли другие, а этот энергомаг нам подходит, — с явной неохотой озвучил очевидное Вре.

— Именно! Наверняка поэтому Хранитель и настаивал на его кандидатуре.

Меня начал захватывать азарт, потому что появился лучик света в конце долгой дороги через подземелье, и я принялась нервно заламывать руки.

— Да, но старый прозрачный пройдоха вообще не подумал о твоей безопасности! Чую пятой точкой — в логове энергомага тебя поджидает опасность, хозяюшка моя, — попробовал удариться в пессимизм Вре, но я не позволила.

— Перестань! С чего бы? В контракте все пункты прописаны, и Хьярти ничего мне не сделает, — отмахнулась я от страхов Вре, — максимум: выгонит, так и не проникнувшись желанием жениться.

— Если бы! В его спальне стоит тумбочка, а на ней лежат твой портрет и одежка магессы, которой ты прикидывалась! — страшным голосом сообщил радник. — Ой, не к добру это! Ой, чую его ненормальный интерес к обеим твоим ипостасям!

— Вот ты загнул! — рассмеялась я. — Это ничего не значит. Портрет наверняка завалялся с тех пор, как десница на меня рассылал ориентировку, ну а топик... он же ищет Лию. Ничего удивительного.

Вре вздохнул, покачал головой и посмотрел на меня как-то жалостливо.

— Наивная ты у меня, Даличка, сил нет. Хорошо, что я рядом.

— Это точно. Давай теперь про его мечты и привычки, а то я что-то растерялась и вопросы задать забыла.

Я не то чтобы забыла. Я не решилась. Побоялась, что если начну грузить Хьярти анкетированием, он разозлится и выгонит меня. Так что теперь придётся довольствоваться эмоциональным портретом, который составил Вредник, и опираться на свою интуицию и знания.

— А что тут говорить? Энергомаг — мужик... — мой помощник почесал затылок, — самодостаточный. Вот это слово ему подходит! Видимых слабостей у него нет. Никаких грязных секретиков, говорящих о тайных желаниях, я не обнаружил, — развёл руками Вре. — Так что придётся нам, Даличка, действовать завтра, ориентируясь на ходу.

М-да. Надо будет завтра утром ещё с мамой посоветоваться. Может, что-то расскажет важное про самодостаточных мужчин. У меня отец такой.

— Ладно, прорвёмся. А что-то говорящее о готовящемся перевороте не нашёл?

— Нет. Нашёл только старинный сейф из энергокамня, — недовольно пробурчал Вре, явно расстроенный тем, что куда-то не получилось сунуть нос.

Ну да ладно. Может, у меня получится до него добраться. Посмотрим.

***

Остаток дня я посветила текущим делам. Вскоре явились мои сотрудницы в сопровождении возмущенных «мужей» — сегодня тру им сообщили о том, что лимит на услуги нашей фирмы у них исчерпан.

Мне пришлось долго успокаивать мужчин, увещевать, приводить разумные доводы, а потом писать подробные инструкции, как генералу и мастеру боли найти себе настоящих жён. Каждому индивидуальную.

Провожая гостей, я клятвенно их заверила в том, что в любой момент готова помочь советом в нелёгком деле завоевания жены. А оставшись одна, отчётливо поняла, что теперь покой мне будет только сниться. Надо подключать к делу тру Дарту и подыскивать хотя бы парочку дополнительных жён — нам их явно не хватает.

Кстати, о моей помощнице... Вечерело, а тру до сих пор не было дома. Я начала волноваться.

Дарта Сонья вернулась, когда на улице уже стемнело, а я всерьёз собиралась идти её разыскивать сначала к младшему сыну тру, который живёт где-то на Армейской, а если её там нет, то и к стражам порядка в участок.

— Оно пришло, — торжественно и загадочно объявила пропажа, опережая мою возмущенную отповедь, — предчувствие!

— Какое? — тут же заинтересовалась я, забыв обиду.

— Я гуляла мимо дома десницы Хьярти, — тру Дарта выглядела сейчас как настоящая провидица из моего мира: вся разрумянившаяся, глаза шальные, — и задавала себе вопросы до тех пор, пока не появилось предчувствие. Так вот, ты должна быть с десницей самой собой, и тогда тебя ждёт грандиозные успех. А если будешь играть роль, подобно Инже и Лиции, то только всё запутаешь и осложнишь!

Ну здрасти вам, приплыли. Я к нему не пойду самой собой. Браслет я не могу снять ни при каких обстоятельствах — он же сразу поймёт, что я и есть Лия Валь. Нет, нет и нет! Это провальный план! Или тру имеет в виду совсем другое?

— А можно подробнее, тру Дарта? — решила уточнить. — Это какой именно мне нужно быть?

— Такой же деловой и непосредственной, живой и милой, деточка. Не пытайся подражать элитным магессам. — Слава духам! Это я могу. Это без проблем. Так-то я и не собиралась корчить из себя какую-нибудь магессу. Я их и в глаза-то не видела ни разу. — Веди себя с ним как равная, но не зарывайся и не оскорбляй. — Я что, не в себе? Где это видано, чтобы жена мужа оскорбляла? Это точно не наш путь. — Соглашайся на все его предложения, кроме тех, что оскорбят твою честь и достоинство. Ну и напоследок добавлю, что десница очень любит пробовать экзотические блюда. Он посетил все национальные рестораны Лио  и зарубежья. И хоть мы в агентстве и позиционируем наших жён не как кухарок и уборщиц, но всё же было бы неплохо его чем-то удивить.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Хм-м, надо завтра у мамы рецепты всякие не забыть попросить, ну и Вредник мне в помощь.

— Это вот прямо всё это вам подсказала интуиция, Дарта? — всё же она мне столько всего порекомендовала, что выглядело удивительно. Я не могла не спросить.

— Конечно! — поспешно и как-то излишне горячо заявила тру. — Находилась я, устала, аж сил нет! Спать пойду.

И поскакала лёгкой козочкой в свою комнату. Я только проводила её удивлённым взглядом.

Иногда мне казалось, что тру Дарта привирает насчёт интуиции, когда ей это выгодно. Но пока она ни разу не посоветовала ничего плохого, поэтому разоблачать я её не пыталась. Может, и сейчас она просто выдала свой жизненный опыт за магию? Кто её знает? В общем, я решила принять слова мудрой женщины к сведению, но не слишком ими заморачиваться.

Засиживаться тоже не стала. Заплела радника и тоже легла спать. Завтра дел невпроворот.

А ночью мне приснился дурацкий сон. Как будто мама с папой прибыли на Гелиотеру разыскивать меня и нежданно ворвались в спальню — в эту самую, крошечную — прямо среди ночи. А я сплю совершенно голая в одной постели с десницей!

Ужас какой! 

Вскочила я в холодном поту! Пришлось даже вызвать Вредника, чтобы помог снова уснуть, а то сердце колотилось, как ненормальное, а картинка, как у папы глаза округляются в удивлении, а потом щурятся в гневе, в то время как Хьярти по-хозяйски закидывает на меня ногу и притягивает к себе, никак не хотела уходить из головы. А мне завтра нужно быть бодрой и сконцентрированной. Надеялась, этот сон — лишь отголосок и мешанина последних событий, а не Хранитель таким образом меня о чем-то предупреждал…

Разбудили меня ласковые лучи утреннего солнца и плюхнувшийся на кровать Вредник.

— Вставай Далия, — обеспокоенно сказал он и потряс меня за плечо, — там тётка Дарта уже в моей кухне хозяйничает. Иди, проконтролируй, как бы она завтрак не испортила.

Оу, ну если Дарта Сонья уже бодрствует, то и мне пора. Обычно она спускалась к завтраку, когда мы с Вре уже все приготовим.

Не успела как следует потянуться, как поняла, что и правда сегодня заспалась. Потому что с тумбочки донесся сигнал вызова пирамиды — мама звонила ежедневно ровно в девять.

— Слушаю, мамуль. Как ваши дела? — поспешила я ответить бодрым голосом.

— Наши-то нормально, дочь, а вот у тебя как? — Оу, начало не предвещало ничего хорошего. — С генералом и палачом прошло успешно? Они согласны жениться?

— Мам, не палачом, а мастером боли...

— Одна фигня! — перебила она меня. — Меня интересует вопрос: когда ты домой вернёшься?

— Скоро! Думаю, уже на днях, — пришлось лихорадочно оправдываться и выдавать желаемое за действительное. — Вчера, наконец, уговорила противного десницу нанять пробную жену. Я же тебе рассказывала, что это он всю воду мутит?

— Да-да, рассказывала. Кого к нему отправишь? — перешла она на деловой тон. — Лицию или Инжу?

Естественно ни в коем случае нельзя говорить про то, что женой пойду работать я. Это сразу катастрофа!

— По очереди, мам. Выберет из двоих...

— Это правильно! Пусть только поскорее выбирает, а то мы уже в столице. Еле-еле удерживаю твоего отца от разборок с Хранителем.

А вот это плохо! Очень-очень плохо!

— Мама! Удержи его! Не хочу, чтобы кто-то пострадал! — завопила я в трубку. — А ещё, чтобы дело пошло быстрее, продиктуй мне пару рецептов экзотических блюд. Мы выяснили, что Эймунд Хьярти очень их уважает.

— Ну, это нормально, — совсем успокоилась она. — Народную мудрость, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, ещё никто не отменял…

Мама надиктовала, как приготовить свой коронный борщ с пампушками — она сама это блюдо изобрела и иногда нас им баловала. Ещё объяснила, как налепить пельменей — тоже её изобретение. Она у меня вообще талант. Как что выдаст, все только и удивляются, как ей подобное в голову пришло. Ну и напоследок был продиктован рецепт очень сложного салата «солёная рыба под шубой». Я все подробно записала, а Вредник внимательно прослушал.

Ну а потом меня захватила кутерьма. Ведь к пяти часам я должна стоять на пороге дома десницы красивая и с контрактом в руках. А у меня и платья подходящего нет!

Глава 19

Конечно же, я была пунктуальна, и ровно в пять уже нажимала на звонок двери десницы. В этот раз Эймунд Хьярти открыл мне сам — предпочла думать, что это добрый знак, и приветливо улыбнулась.

— Что это? — хмуро спросил маг, окинув меня с ног до головы.

Надеюсь, это он не о моём прекрасном золотисто-бежевом платье, которое невероятно шло к моим волосам и глазам, а о двух сумках, которые я занесла в дом и поставила на пол — тяжёлые, зараза. И это мне ещё Вре помогал их тащить от доставщика до самого порога!

— Давайте сначала подпишем контракт, а потом я вам все объясню, — приветливо ответила хозяину дома и встряхнула руками. Пальца от тяжести онемели. — Сумки ваш голем может пока отнести в кухню.

Десница что-то неразборчиво пробормотал типа: «Надеюсь, ты не жить ко мне переехала», а потом сказал громче:

— Ну, давай подпишем, проходи — он посторонился, пропустив меня вперёд, и махнул рукой в сторону кабинета.

Мы с Вредником, который не отставал ни на шаг, поспешили воспользоваться приглашением. А когда поравнялись с Хьярти, он втянул в себя воздух носом, как будто что-то вынюхивал.

Мамочки! Мой Вре точно так же магию определяет! Вдруг и энергомаги так могут?

Стало тревожно, внутри всё похолодело. Но пронесло. Десница отдал распоряжение голему и пошёл за нами, так радника и не разоблачив.

— Давай посмотрим, что ты там сочинила, — требовательно протянул он ко мне руку, не успели мы войти, и я поспешила достать из сумочки контракт.

Так волновалась, что нечаянно вместе с ним вытащила и домашние бриджи — да-да, у меня вместительная сумочка, — которые упали на пол. Пришлось наклоняться, поднимать и засовывать обратно.

Десница проводил подозрительным взглядом сначала их полёт, затем мой поклон — неловко вышло как, — хмыкнул и только потом сел за стол, а мне указал рукой на дивана. Всё лучше и лучше! В прошлый раз он мне присесть не предложил.

— Почему прописано пять дней по три часа с пяти до восьми вечера? — задал он вопрос, внимательно дочитав до конца.

— Так вы же сами определили вчера эти временные рамки, — искренне удивилась я.

Такой молодой, а уже страдает плохой памятью...

— Настаиваю на открытых временных рамках. Мне могут понадобиться твои услуги в другое время или на другой срок.

— Напомню, что ночами моё агентство не работает, — сочла нужным предупредить. А то вон он всё забывает.

— А жаль. Но я помню. Напиши пять дней в любое время, кроме ночного.

— Ой, что-то он мне не нравится всё сильнее и сильнее. Задумал что-то явно, — запричитал Вре.

И десница насторожился. Посмотрел на меня странно. Ох, неужели он чует Вредника? Я поспешила к столу, чтобы поскорее изменить контракт и тем самым отвлечь мага.

Ну а когда он его ещё раз перечитал и поставил свою магическую печать — гарантия того, что контракт не будет нарушен ни одной из сторон, я хлопнула в ладоши и расслабилась.

— Эй, где я могу переодеться в домашнее? — деловито спросила у свежеполученного клиента.

Но он отреагировал неадекватно. Откинулся на спинку кресла, округлив глаза так, будто у меня сейчас рога на голове выросли. А чего он так удивился-то? Вообще не поняла. Не буду же я готовить в нарядном платье. Кстати!

— И сам тоже переоденься, если не хочешь испачкаться.

— Как ты ко мне обратилась? — сдавленно спросил десница.

— Эй, — с готовностью повторила и принялась его просвещать, — это сокращённое от Эймунд, а меня зови Дали. Муж и жена не называют друг друга полными именами. Они их сокращают или придумывают милые прозвища. Поэтому я решила, что для лучшего погружения в семейную атмосферу мы поступим так же. — Неужели его все зовут только полным именем? Тогда лучше добавить: — Не забывайте, десница, вы подписались под всяческим мне содействием.

— Да что ты говоришь, милая моя женушка, — ехидно процедил маг, — тогда я буду называть тебя… цыпа. Не возражаешь?

— Почему цыпа? — удивилась я.

— Потому что у меня в детстве в загородном поместье жил цыпленок, который потом вырос в такую же рыжую курицу, как ты!

Я рассмеялась. Что-что, а комплексы по поводу внешности ему мне не внушить. Пусть даже не старается. Я прекрасно знаю, что красивая и волосы у меня красивые.

— Не пытайся меня обидеть, Эй, — миролюбиво сообщила я ему, — пойдём лучше переодеваться, а то таймер запущен, время идёт, а у меня на тебя сегодня куча планов!

Он скрипнул зубами — что за дурацкая привычка? Маг злился. Я это чувствовала, да и Вредник всячески транслировал мне свою точку зрения: проводил ребром ладони по горлу, закатывал глаза и просто советовал заткнуться, аргументируя тем, что молчание — золото. Но я помнила слова тру Дарты и старалась быть собой. А молчание и я несовместимы.

— Идём, — в конце концов, Хьярти все же принял волевое решение меня не выгонять, а соблюсти контракт, и резко поднялся, бахнув ладонями по столешнице. Чуть не подпрыгнула от неожиданности, а когда он так же стремительно подошёл ко мне и ухватил за руку, вообще растерялась. — Я видел, как мужья и жены из трудяжек ходят, держась за руки, — заявил, потянув меня к двери.

Да? Может, под руку? Но не по дому же! Правда, говорить это не стала. И руку вырывать тоже. Побоялась спугнуть. Тем более, идти с ним за руку было неожиданно приятно… Так, на буксире, Хьярти и привёл меня на второй этаж особняка, где предоставил в полное распоряжение совершенно безликую и унылую комнату. В ней я под нытье отвернувшегося к стене Вре быстренько переоделась в коричневые бриджи и светло-жёлтую блузу без рукавов, переобулась в лёгкие домашние туфли, а на голову повязала широкую ленту того же цвета, что и бриджи, чтобы волосы не мешали готовить.

— Я его боюсь, — сознался мне перед выходом в коридор будущий король всех радников, устав от того, что я к нему не прислушиваюсь, — мне страшно при нем разговаривать, хозяюшка. Всё время кажется, что он меня слышит.

— Не слышит, — шепнула я, — а вот мои тебе ответы вполне может. Так что заканчивай ныть и приготовься подсказывать мне. Сегодня будем лепить пельмени. Всё помнишь?

— Да, — уныло подтвердил радник, и мы покинули гостевую комнату.

Эймунд Хьярти поджидал меня. Он стоял, опершись на стену и сложа на груди руки, напротив моей двери. Переодеваться он не стал — ну и ладно, его дело. Хотя штаны его сшиты из кожи, и ничего страшного с ними не будет, а торс так вообще по большей части обнажён — помоется.

— Ну, веди меня, дорогой, в кухню, — я с улыбкой подала ему руку.

Её-то он взял, но улыбаться в ответ не спешил.

— Что ты задумала, цыпа?

А он решительно настроен меня задеть, глянь-ка! Но ничего у него не выйдет. Я представила себе, как будто десница — хорошо знакомый мне ас, и принялась общаться с ним по-дружески, как общалась со всеми симпатичными мне парнями раньше.

— Вообще, мне совсем не нравится обстановка в твоём доме, Эй, — доверительно сообщила я деснице. — Всё такое тусклое, безжизненное... Не обижайся, но уныло у тебя как-то. Будь я действительно твоей женой, я бы тут все поменяла...

— Не нужно себя сдерживать, цыпа, я даю тебе полную свободу действий, — неожиданно заявил он. — Покажи мне, какие ещё ужасные последствия мне принесёт женитьба...

Вредник закрыл лицо ладонью. Ой, подумаешь! Это он по привычке артачится, а на самом деле ему всё понравится. Я уверена!

— Это уже завтра, — с готовностью подхватила я его идею. — Я принесу с собой каталоги с интерьерами. Придётся перед работай на Мебельную заехать. А сегодня мы с тобой будем вместе готовить и учиться общаться как муж с женой.

Хьярти хмыкнул:

— Что бы ты в этом понимала, цыпа.

— Уж побольше твоего! — толкнула я его легонько локтем в бок. — Но я предупреждала, что сама не работаю. Хочешь, я завтра пришлю Лицию или Инжу? У них огромный опыт.

— Ну уж нет! Только ты и никто другой, — отрезал он и сильнее сжал мою руку. — Мне невероятно интересно что-то приготовить. Никогда в жизни ничего подобного не делал. Вероятно, мы начнём с омлета?

— Вот ещё! Сегодня мы будем готовить пельмени! — с гордостью возразила я. Мы как раз вошли в его огромную мрачную кухню, и я поспешила к своим сумкам. — Я купила все необходимое. А ещё на борщ и соленую рыбу под шубой. — Хьярти смотрел на меня с ужасом. Явно подозревал в умственных отклонениях. Поспешила его утешить: — Но сегодня мы их готовить не будем. Не хватит времени.

Десница вздохнул с облегчением. Зато развыступался радник:

— Я не могу работать в такой обстановке! — внезапно заявил он. — Тут нет никакого уюта! И кукла эта ужасная на меня пялится.

Голем стоял, застыв у окна. Теперь и я его заметила и непроизвольно поежилась.

— Холодно? — внезапно заботливо спросил десница.

Пришлось сознаться:

— Не люблю големов. Они на меня нагоняют жуть...

— Трусишка, — шепнул мне на ухо Хьярти, неожиданно нагнувшись и задевая его губами, перед тем как отдать кукле распоряжение покинуть помещение.

Толпа мурашек пронеслась по всему моему телу, и я опять поежилась. Чтобы не зацикливаться на своих странных ощущениях, принялась разбирать сумки. То, что потребуется сегодня — на большой стол. А что на другие блюда — в сохранник.

Эймунд провожал все мои метания по кухне каким-то ненормально голодным взглядом. Я понимала, что он, наверное, с работы пришёл недавно, а время подходило к ужину, но он там и не обедал, что ли? Бедненький! Чтобы отвлечь его от мыслей о еде, я принялась раздавать команды:

— Эй, мне понадобится большая миска и горячая вода. Поможешь?

Маг хоть и нехотя, но оторвался от своего места и принялся греметь в шкафах посудой. Потом поставил на печку воду — состоятельные гелиотерцы готовили на открытом магическом огне, а бедные на обычном, — а потом грохнул на стол, прямо мне под нос, большой керамический салатник.

— Такое пойдёт?

— Пойдёт, — не стала я капризничать и уточнять, что я просила металлическую миску. — Теперь дай мне ещё один, но можно поменьше.

Пока он отправился вновь греметь посудой, я высыпала в салатник муку, разбила яйца, насыпала соли, повернулась, собираясь пойти за водой, и тут же уткнулась носом прямехонько в голую грудь десницы. В прореху меж кожаными ремнями его типа одежды. Ойкнула, вскинула на него смущенный взгляд и отобрала второй салатник. Отворачиваясь, отметила, как металлические искорки заплясали в серых глазах десницы.

— Неси воду! — рявкнула, не глядя на него. От неловкости слова прозвучали как приказ, и я поспешила исправиться: — Пожалуйста, Эй. И будем месить тесто.

Пока он ходил за ковшиком, вывалила в пустой салатник рубленное мясо с ароматными овощами и специями — этот фарш, как называет его мама, мне приготовили на Съедобной строго по инструкции, и теперь он благоухал на всю кухню.

— Температуру воды не забудь проверить, — пробурчал Вре, когда десница принёс дымящийся ковшик, — не хватало ещё обжечься!

Он, видимо, дулся, что я вполне успешно управлялась без него и из-за врождённой вредности немного подколдовывал. Я заметила, что тон стен стал немного светлее, а висящие на окнах занавески — ярче.

А потом мы с десницей месили тесто... Я хотела сделать это сама, но процесс оказался невероятно сложным. Руки быстро устали, и Эймунд, заметив, что мне тяжело, положил свои на мои и дальше месил сам. И тесто раскатывал купленной мной скалкой, и кружочки стаканом вырезал... А я накладывала ложечкой в них фарш и лепила пельмени... Ужасно страшные и кривые! Над первым мы с Эмундом долго смеялись — я так поразилась, узнав, что он умеет смеяться, что не сразу смогла отвести от него обалдевший взгляд, чем, кажется, польстила ему.

А потом, устав смотреть на безобразие, к лепке подключился Вре, и мои мясные изделия из теста стали получаться лучше...

— Ну что ж, давай попробуем твои пельмени, птичка. — К концу готовки я доросла до цыплёнка, а когда спустилась к ужину, переодевшись в своё красивое платье, аж до целой птички. Может, завтра даже стану Дали, чем духи не шутят? — Не могу и примерно пока себе представить, что у нас получилось. Где ты выискала такое странное блюдо?

— Мама научила, — честно призналась я и достала сметану.

Ужин прошёл в странной обстановке. Мы с Хьярти обменивались изучающими взглядами и жевали. Хорошо, что рты наши были заняты, а с полными разговаривать неприлично. Я пока не представляла, как нам общаться без общего дела. Спросить его о детстве? Попросить показать изображения, где он совсем маленький? О работе порасспрашивать? Или о хобби...

К счастью, ничего из себя выдавливать не пришлось. Меня спас таймер. Его пронзительный сигнал прозвучал как раз, когда я доела последний пельмень.

— О, мне пора! — радостно подскочила я со стула. — До завтра, Эй! Буду ровно в пять! — я развернулась и направилась на выход…

Он так стремительно умеет перемещаться?! Я вообще не поняла, как Эймунд оказался рядом так быстро. Только сидел на противоположном от меня конце стола, а вот уже хватает меня за локоть, разворачивает и прижимает к себе, не давая упасть.

— Было вкусно… Может, останешься подольше? — спросил десница хрипло. — Я доплачу...

— Нет. Не могу, — заворожённо прошептала я. У него просто невозможно красивые глаза. Потрясающе красивые. — Меня тру Дарта дома ждёт. Волноваться будет.

— Тогда я тебя провожу... — отпускать он меня не спешил.

— Не надо, не стоит. Там тру Так Сист уже за мной приехал. Это мой водитель, — нашла в себе силы отказать. Десница начал злиться, закипать. Так! Что-то я не то делаю. Надо исправляться. — Но завтра я могу его отпустить, и тогда ты сможешь меня проводить до дома, хорошо? — посмотрела на десницу ласково и даже погладила по плечу.

Эй от неожиданности вздрогнул, а потом смягчился:

— Хорошо, Далия Кьярваль. Жду тебя завтра в пять с каталогами интерьеров.

И он мне опять улыбнулся! Я даже пошатнулась от сшибающего с ног обаяния этого мужчины. Эймунд Хьярти и так красивый, а смех и улыбка делают его просто потрясающим! Надо будет ему потом в инструкции к поискам жены написать, чтобы, делая предложение о браке, он обязательно улыбался. Тогда его шансы на согласие значительно возрастут.

Внезапно стало грустно. Понятия не имела почему.

Глава 20

Эймунд Хьярти

— О чём задумался, Эймунд? — Повелитель внезапно прервал речь и повернулся ко мне.

О том, что ты собираешься всех нас извести думал! Хотелось бы сказать это, но я сдержался и ответил:

— О том, какая удачная идея была нанять «жену на час». Я прямо чувствую, как стремительно проникаюсь идеей вступить в брак, — Горджер Фрост подозрительно прищурился, распознав в моём голосе сарказм, но вообще-то в них была и крупица правды.

О своей «жене» я думал непростительно много. Если бы верил в чудеса, пророчества и сказки, то сказал бы, что вся моя суть и нутро гудели, заставляя присвоить себе странную рыжую трудяжку. Не знаю зачем. Они мне настоятельно советовали оставить её жить в своём доме и не выпускать из поля зрения. Глупости, конечно, но мне казалось, когда она находится в особняке, он действительно становится уютнее и даже светлее. Как будто оживает под воздействием волшебства сказочных домовых — про них пишут в детских книжках.

Но в сказки я не верил. Только в науку и магию. Поэтому часть странных ощущений списывал на то, что Далия Кьярваль мне самым банальным образом понравилась ещё в нашу первую встречу. Это тоже немного дико. Я ведь терпеть не мог рыжих девиц, которые меня доставали последние несколько лет. Но если откинуть в сторону цвет её волос, то цыпа очень даже красивая. Глаза такие выразительные и необычные, манящие сочные губы, аккуратный нос — в девушке ещё очень громко говорила кровь старой аристократии. Видимо, в Далии пробились благородные черты, потому что её предки только недавно потеряли магию.

А ещё браслет говорил о том, что она невинна, и это будоражило кровь. Так что влечение с натяжкой, но объяснимо. А вот собственнические мысли, желание поселить в доме, желание врезать Агвиду, когда он с ней флиртовал, стучавшее в тот момент молоточком в висок «моя» — вот это вот объяснению не поддавалось. С чего оно моё и зачем оно мне надо, я себе представить не мог. Тут явно дело нечистое.

Кстати, надо будет как-нибудь снять с неё браслет и проверить на остаточные крупицы магии. Иногда они в трудяжках сохраняются и наделяют их особыми талантами. Обычными измерителями остатки магии не обнаружить, но у меня есть артефакт, сделанный в древние времена из энергокамня и небесного осколка — он видит всё. А в Далии точно есть какой-то талант. Я бы его описал как сумасшедшее обаяние. В летописях пишут, что раньше на Гелиотере жили тёмные колдуны и колдуньи — маги загадочные и невероятно красивые, и они обладали способностью привораживать.

К сожалению, от войны с пришельцами Гелиотера сильно пострадала. Гады-захватчики что-то сделали с нашим миром, отступая в проклятые порталы, и с тех пор нас, магов, становится меньше и меньше. Тёмные исчезли самыми первыми. Но вдруг Далия — их потомок?

— На сегодня всё. Ещё раз напоминаю про пикник у озера послезавтра, — выдернул меня из мыслей Горджер, — явка и желание найти пару обязательны.

Вот да. Вдобавок ко всему, ещё и Повелитель чудит все больше! Ещё вчера я лежал в своей кровати с полным желудком диковинных пельменей и думал о цыпе, а не о том, как выйти из щекотливого положения с женитьбой. И за это себя ругал. Задавался вопросом: зачем только согласился на этот совершенно лишний мне сейчас контракт? У меня разве есть время на трудяжку отвлекаться?

А сегодня это оказалось прекрасным выходом из положения. Сейчас я был рад, что не смог отказаться от прихоти и пошёл у неё на поводу. К озеру Далия полетит со мной.

Я покинул дворцовый зал совещаний и собирался пойти в ведомство, чтобы поработать, но на ступеньках меня догнал Снорри.

— Может, сходим сегодня в «Маджестик», поищем магесс для поездки к озеру? — предложил приятель. — Вдруг опять твоя трюкачка придёт?

— Глубоко сомневаюсь. Она как сквозь землю провалилась, — признал я свою несостоятельность. — Но там мои люди дежурят, а мне некогда пока этим заниматься. Сходи сам.

— Тоже тогда не пойду, — Агвид на миг замялся, а потом выдал: — Слушай, я тут поговорил с отцом про его наёмную жену, и он дал мне визитку агентства. А если схитрить и на озеро явиться с девушкой из него? Что думаешь?

Сначала я думал, как бы ему посильнее ударить в смазливую рожу, а потом вспомнил, что хозяйку агентства ему уже не нанять, и успокоился.

— Хорошая идея. Я сам планирую туда обратиться.

Приятель посмотрел на меня задумчиво и поспешил попрощаться.

Хм-м… Скорее всего, Агвид понял, что эта идея пришла в голову не только ему, и помчался в «Жену на час»… А там Далия одна, без моего присмотра — опять пришло в голову лишнее. Неприятно засосало под ложечкой, но я приказал себе не придумывать ерунды, а прикинуть, как к этому отнесётся Повелитель.

А вот тут всё было очень неоднозначно…

Когда Повелитель и по совместительству мой, как я думал до недавнего времени, друг Горджер Фрост впервые завел разговор о браках, я поначалу не придал этому значения. Думал, что уж кого-кого, а меня это не коснется. Как бы ни так! На меня он вдруг тоже начал наседать, и мы даже разругались на этой почве.

— А ты сам-то чего не женишься? Покажи нам всем пример! — задал я ему сам собой напрашивавшийся вопрос.

Помню, мы с ним в тот день спаринговались на магической арене, и я, как обычно, побеждал.

— Пока что я здесь Повелитель, а ты всего лишь моя правая рука — десница! — внезапно завёлся Горджер и прервал поединок. — Или выполняй мою волю, или кидай официальный вызов.

Сначала я удивился такой реакции. С чего он так разъярился и заговорил о смене власти? Он прекрасно знал, что я за мир во всём мире. Я разве давал повод думать о себе иначе? Но потом понял, что при помощи агрессии Горджер в тот день ушёл от ответа...

С того момента он сильно изменился.

Когда прилюдно начал демонстрировать мне свою холодность и принялся все настойчивее и настойчивее стягивать ремни на наших шеях, я ещё терпел и пытался до Горджера Фроста достучаться. Или хотя бы найти компромисс. Я даже рассказал ему, как мы с Агвидом сходили в «Маджестик». И что Снорри предложил подобрать жену из слабых магесс, которые родились в провинциальных вымирающих родах. Мне, кстати, эта идея казалась здравой, и я даже нашёл себе кандидатку в супруги. Правда, эффектная акробатка с крупицами хаоса испугалась и сбежала, но это ерунда. Никуда не денется от меня — думал я тогда и даже был рад её исчезновению и отсрочке. Повелителю, правда, я заявил, что выбрал невесту, но она скромница и стесняется моего внимания, потому прячется.

И вот тут я насторожился всерьёз. Потому что в глубине души надеялся, что друг возмутится и примется меня от мезальянса отговаривать, но Горджер так обрадовался, что я готов жениться на слабачке, так воодушевился, что я заподозрил неладное и принял решение обратиться к родовой книге.

Ну и что же я выяснил? А ничего хорошего. Оказывается, Повелитель наш знал один секрет и преследовал очень даже определённую цель — уравнять всех магов по силе, а то и вообще извести. То есть он хочет укрепить свою власть, оставшись единственным сильным магом страны. А всякие сны про конец света — сказки для дураков. Понял я это, проведя ритуал общения с родовой книгой.

Занятие, надо сказать, пренеприятнейшее, но единственное, которое могло дать ответ на любой вопрос члену семьи Хьярти.

Подготовил ритуал слияния с книгой — артефакт лежал в моей библиотеке, выглядел как обычная летопись, и никто посторонний не знал о её настоящих возможностях. Вытащил из мочек сдерживающие артефакты, снял браслеты и расплёл волосы. Сняв с книги щит, раскинул руки, расставил ноги и принялся читать заклинание призыва скрытого резерва, пока не погрузился в транс и не растворился в своей стихии. Когда почувствовал, что превратился в сгусток энергии, молнией ударил в переплёт артефакта и провалился туда, где предки давали ответы на заданные вопросы.

Быть чистой энергией — невыносимое блаженство, но и страшная опасность навсегда остаться в этом состоянии и уже никогда не вернуться в своё тело. Обычно энергомаги переходят в это состояние в конце жизненного цикла, но были случаи, что и совсем молодые уходили в эфир, не справившись с ритуалом. Теперь они носились по мирам энергетическими песчинками и им не было никакого дела до жизни телесных оболочек. Мои предки не испытывали никаких чувств к потомкам, не заботились об их просвещении, но, к счастью, всегда давали чёткие ответы на поставленные живыми родственниками вопросы.

— Почему маги перестали жениться? — пронёсся мой вопрос по пространству.

— Рискованно, опасно — боялись потерять силу, — со всех сторон раздались ответы.

— Почему?

— Брачный ритуал объединяет силы мужа и жены. Они становятся равны. Магов стало мало. Сильные больше не хотели делиться со слабыми...

— А если равные?

— Энергику — энергик, воздушнику — воздушник, огонь — к огню. Иначе смешение магий ослабит обоих... Без полностью открытого источника это крах...

Можно было бы задать ещё много вопросов, но мне в принципе все стало ясно. План Агвида — провальный, ну а Повелитель желает остаться единственным в Лио магом. А может, и на всей Гелиотере.

Я поспешил сконцентрироваться в молнию, представить свое любимое лежавшее на полу тело и ударить разрядом себе в глаз.

Потом три дня ходил с чёрной повязкой. Но это мелочи. Мне не давала покоя мысль, что придётся устраивать государственный переворот. А тут появилась цыпа со своим дурацким предложением, а я зачем-то на него согласился... Как лукавый дух тёмной бездны попутал.

Хотя так я думал до вчерашнего дня, а сегодня у меня возникла одна идея и решил уйти с работы пораньше. Женушка же скоро с каталогами явится, а тут я её и обрадую полётом на озеро, а в поездке кое что проверю.

Глава 21

— Нет, Эй! Мы не станем менять серый диван на новый серый диван! — возмутилась я в очередной раз, поражаясь ограниченностью вкуса десницы. — Мы возьмём вот это бежевый. Ну посмотри, какой он тёплый и уютный, — я положила каталог ему на колени и придвинулась ближе, чтобы потыкать в изображение пальцем.

Вот уже два часа мы сидели в ужасной мрачной гостиной дома Хьярти и выбирали новую мебель. Утром я заехала на Мебельную, набрала каталогов и выяснила, что доставка всего выбранного осуществляется в день покупки, потому что все имеется на складе. К тому же в стоимость мебели входит и сборка, а ещё есть возможность старую мебель сдать и получить компенсацию.

— Чем тебе не угодил серый цвет? Он идёт к моим глазам, — лениво бросил десница и как бы невзначай меня приобнял и подтянул к себе ещё ближе.

Мне уже начало казаться, что он спорит со мной только из вредности. Ну и чтобы смущать меня своими касаниями. Вид у него, во всяком случае, был очень довольный.

— Зато он не идёт к моим волосам! Будет бежевый, и точка! — отрезала я, забрала каталог и опять от Эймунда отсела. — Шторы и обои, кстати, тоже поменяем!

— То есть ты мне сейчас показываешь, как с появлением жены я перестану быть в своём доме хозяином? Я правильно понял?

Издевается! Специально меня доводит, чтобы потом ткнуть в некомпетентность!

— Нет, не правильно! Я тебе показываю, как можно, совершенно расслабившись, доверить вопрос уюта вкусу жены, а потом просто каждый день им наслаждаться! — возразила я и указала на очевидное.

— Серьёзно? Что же ты раньше-то не сказала? Действуй, золотце. — До «Дали» я пока не поднялась, но сегодня получила звание золотца — огромный путь от «цыпы». — Но если мне не понравится, отработаешь ещё два дня плюсом к контракту бесплатно.

— Тебе понравится!

Именно этого его разрешения я и добивались. Если десница не будет путаться под ногами, мы тут с Вредником быстро порядок наведем. А ещё я смогу обшарить все углы дома и попробовать открыть сейф.

 — Тогда я приду завтра рано утром и всё организую, пока ты будешь на работе.

— Управишься за один день? — удивился Эймунд, и я напряглась.

Хм-м... А сколько дней у гелиотерцев уходит на полную смену обстановки? У нас-то всё быстро, особенно если в доме есть радник — незаменимый помощник в хозяйстве. Мой, кстати, сейчас орудовал в кухне, а заодно и следил за овощами, которые я поставила вариться на «шубу».

А его хозяйке надо быть осторожнее и внимательнее следить, как бы не вляпаться, заявив о невозможном...

— Хотя бы начну, а продолжу послезавтра, — начала я осторожно прощупывать почву.

— А, да! Пока не забыл! Послезавтра мы с тобой летим на пикник у озера, который устраивает Повелитель...

— Летим?! — из всего услышанного выловила я самое главное.

Я никогда не летала. У нас на Эотере подобного способа передвижения нет, поэтому стало немного страшно.

— Ты чего побледнела? Испугалась?

Эймунд опять воспользовался возможностью меня потрогать и ухватил за руку, типа утешая, а на самом деле щупал пульс. Уверена в этом! Нельзя показывать свой страх.

— Нет, совсем нет. Просто разволновалась. Я никогда не видела Повелителя вживую и сильно обрадовалась такой возможности.

— Так. Мы ужинать будем? Где там твоя обещанная рыба в шубе? — как-то слишком резко вспомнил про еду десница и, встав с дивана, сдернул с него и меня.

— Подожди, — уперлась я пятками в пол, — мне же переодеться надо!

— Буду ждать в кухне, — нехотя отпустил он мою руку.

— Начинай чистить овощи. Я быстро, — отдала распоряжение я и помчалась в свою комнату, чтобы сменить нарядный салатовый костюм на домашнюю одежду.

А ещё подумать. Первый шок от известия о полёте на пикник прошёл, и я осознала причину сегодняшнего ажиотажа в агентстве.

К нам обратились сразу аж трое магов! И младший Снорри в их числе. Он нанял на послезавтрашний день Инжу, лениво и неполно ответив мне на вопросы. Явившемуся следом за ним финансисту досталась Лиция. А вот главному целителю мы пообещали прислать кота в мешке, то есть самую лучшую на свете «жену», поисками которой занималась сейчас Дарта Сонья в авральном режиме!

Значит, это пикник всему виной! И, скорее всего, мне придётся экстренно расширять штат. Потому что после мероприятия клиенты нас атакуют! И вечером мне вообще-то не до прогулок. Надо писать инструкции сотрудницам, но я обещала деснице и отпустила Така, поэтому придётся слово держать.

Переоделась и, спустившись в кухню, застала «муженька» за безделием.

Эймунд сидел на табуретке и хмуро оглядывал помещение. А Вре застыл с виноватым видом на подоконнике, как бы прикрывая прозрачным тельцем радужные стёкла — видимо, он начистил их так, чтобы попадавшие внутрь лучи раскрашивали утварь яркими красками. Кухня действительно стала веселее.

— Что происходит? — задал вопрос Эймунд.

Так. Реагировать надо быстро и желательно увести его от опасных выводов в сторону, а Вреднику наказать умереть пыл. Но это уже дома.

Я подошла к деснице и плюхнулась к нему на колени, а для закрепления стресса обняла за шею и быстро поцеловала в губы.

— Прости, Эй. Я не знала, что тебе не понравилось готовить. Ты можешь пока пойти отдохнуть, я сама все сделаю и потом тебя позову, — сказала виновато, сделав вид, что его недовольство отнесла к нежеланию чистить овощи.

Это сработало! Хьярти стиснул мою талию и, сглотнув, уставился мне в глаза, но взгляд его уже не был злым. Он стал голодным!

Ну правильно! Я же так и знала, что вместе готовить ему вчера понравилось, и он ни за что не откажется делать это снова.

— Далия… — Моё имя прозвучало из его уст серьёзно и как-то необычно. Во всяком случае, я раньше никогда не вздрагивала, когда меня называл по имени кто-то другой. — …а ты считала, что сильнейший маг государства захочет жениться для того, чтобы, придя с работы, превратиться в кухарку?

Стало немного обидно. Получается, я ошиблась. Соскочила с его колен и направилась к печке чистить овощи самостоятельно.

— Нет, так я не считаю, — буркнула, не оборачиваясь, и ухватила коричневый с тонкой кожицей кругляш, — просто мне папа говорил: лучший отдых — это смена деятельности, и я подумала, что тебе вчера понравилось... что еда, приготовленная своими руками, вкуснее. Не думала, что тебя это напрягало и разд...

Он опять слишком резко переместился ко мне за спину, оказавшись очень близко, а обняв, отобрал овощ и нож.

— Мне понравилось, — вздохнув, сказал он тихо, — и пельмени понравились. Надеюсь, и рыба твоя в шубе понравится.

Вот то-то же!

Победно украдкой улыбнулась, а потом повернулась к нему лицом.

— Тогда ты чисть, а я буду делать соус. Он нам понадобится для прослойки, — сказала, отбросив в сторону обиды, и проскользнула у него под рукой.

Дальше вечер полетел почти как и прошлый. За общим делом границы и неловкости между нами стёрлись, и работа потекла весело и споро.

— Что это, золотце? — притворно грозно рыкнул Эй, демонстрируя мне свои окрашенные в бордовый цвет руки.

Такими они стали после натирания на тёрке яркого овоща, который мама звала свёкла.

— Издержки производства, — невозмутимо ответила я. Мои руки оставались чистыми. Я умышленно держалась от свёклы подальше, — потом потрешь кислотой, и все пройдёт.

— Ах ты, хитрющая рыжая плутовка! — восхитился Эй.

Он вмиг меня раскусил и решил наказать. Мазнул бордовым хвостиком по щеке.

— Ах, так?! — вскрикнула я и огляделась в поисках предмета для достойной мести.

А десница тем временем встряхнул руками, и стальные искорки, пробежав по его пальцам, в миг их очистили.

Ну да, конечно. Он же маг! А мне что делать? Тереть кислотой щётку? Ну уж нет. Это вредно для кожи!

— Значит, пойдёшь сегодня по столице в сопровождении пятнистой трудяжки! — мстительно заявила я.

Пусть ему будет стыдно, а пятно мне Вре дома уберёт.

— Давай сотру, но только губами, — коварно улыбаясь, предложил Эймунд.

Вредник свалился с подоконника на пол и принялся отчаянно жестикулировать, показывая мне запрещающие знаки.

— Он тебя соблазняет, Даличка! Не соглашайся! — добавил он голос к жестам.

Оу, соблазняет?! Это так интересно! Подставила деснице щеку, и он с удовольствием принялся её очищать. Губами. И даже языком. И даже не только щеку.

Надо признаться, что соблазняться мне понравилось. Я аж зажмурилась от удовольствия, и только напоминание Вредника о том, что время идёт, а мы ещё не ужинали, заставило вернуться с небес на землю.

— Попробуем, что получилось? — нашла я в себе силы легонько оттолкнуть мага.

— Давай, — низким голосом согласился он.

Сегодняшний ужин прошёл в более непринуждённой обстановке. Мы, наверное, немного притерлись и стали друг другу ближе.

Ну а когда прогуляемся до моего дома, вообще станем лучшими друзьями. Тогда я запросто смогу убедить Эймунда в необходимости жениться.

Если идти не по центральным улицам, а дворами, то от Элитной, где располагался особняк Эймунда, до моего агентства не так далеко. Минут тридцать медленным шагом. Но десница решил не срезать, что было само по себе удивительно. Гулять так запросто с трудяжкой, да ещё рыжей — ему точно не по статусу. Но он на этом не остановился. Он положил мою руку себе на локоть и повёл через всю Элитную, совершенно не смущаясь! А встречавшиеся на пути редкие маги и магессы на нас, между прочим, таращились. Но Эймунду было на это наплевать, поэтому и я вскоре расслабилась и получала удовольствие. Даже бурчавший рядом Вредник мне не мешал.

Правда, длилось это недолго.

— А расскажи-ка мне, золотце, про свою семью, — задал вдруг совершенно лишний вопрос десница, когда я закончила ему описывать технологию приготовления борща и холодца, — твоя мама так много знает удивительных блюд. Она кухарка?

— Вовсе нет. Просто это её хобби. Она любит придумывать блюда.

— У неё явный талант. А это не каждому дано. У вас, наверное, совсем недавно в роду ещё были маги, да?

— Вынюхивает! Вынюхивает! — заголосил Вре, и я чуть не подпрыгнула от неожиданности.

Но радник прав. Тема скользкая. Надо срочно от неё уводить!

— Не могу сказать, — выдала я свой стандартный ответ, — ой, смотри, Эй! Про такие шторы я тебе сегодня говорила! — я ткнула в первое попавшееся на глаза окно, занавешенное зелёными плотными шторами. Ну, в принципе, зелёные к бежевому ещё туда-сюда. Спасибо, что не фиолетовые.

— Разве? Не помню. Но мы вроде бы договорились, что я тебе в этом вопросе доверяю. Так что...

— Кстати, о доверии. Я тогда расплачусь за все сама, а тебе представлю завтра отчёт, да?

Хьярти остановился и внимательно на меня посмотрел.

— Нет. Ты будешь показывать всем контракт и говорить, что расплатится десница Хьярти после того, как окончательно решит, оставлять товар или нет. Я думал, это очевидно, Далия, — сказал он строго.

Упс. А так можно было? Кто же знал! Опасная ситуация. Принялась лихорадочно соображать, как бы не ляпнуть чего-то, что её усугубит.

— Я просто не думала, что ты хочешь настолько афишировать мои полномочия жены... — не нашла ничего иного, как умышленно себя принизить.

— То есть я иду с тобой сейчас по улице, где живут маги, пригласил на озеро, где будет Повелитель, а перед торговцами с Мебельной вдруг начну чего-то стесняться, так?

Ой-ой-ой! Палюсь, палюсь!

— Ну, прости, я не подумала. Просто... Ну что тут такого, если бы я расплатилась сама, а потом бы ты мне все вернул?

— Вот! Это-то и странно! Кто твои родители, Далия? Откуда у тебя не то что такие деньги — это ладно, состоятельные трудяжки встречаются довольно часто, — но почему у тебя такое отношение к деньгам, словно ты... элитная магесса?! И вообще, ты совершенно не похожа на трудяжку.

Ну, наверное, это потому, что я и не трудяжка.

Я начала паниковать. Опростоволосилась по полной программе. И что ему отвечать — совершенно не представляла. Зато прекрасно видела, как Вредник сосредоточенно озирается по сторонам, явно намереваясь меня вручать при помощи нанесения магу тяжких телесных повреждений. Поэтому действовать надо было быстро.

— Ты меня в чём-то обвиняешь? Я сделала что-то противозаконное? — холодно спросила и убрала руку с его локтя.

— Успокойся! — он схватил её и положил обратно, накрыв своей другой рукой, не давая повторить мне манёвр, — я просто хочу познакомиться с твоими родителями.

— Это невозможно! — с надрывом сказала я, и слезы прокатились из глаз как по приказу!

Просто нахлынуло всё разом. Ситуация эта, и что соскучилась по родным, и даже то, что я действительно никогда не смогу познакомить Эймунда с мамой и папой... И вообще...

— Дали… Малышка, прости…

Десница резко остановился, прижал меня к себе и принялся водить губами по моим волосам. Прямо среди улицы! Ох, как неловко-то! Но пусть так, чем дальнейшие подозрения и вопросы.

Горько всхлипнула ему в грудь.

 — …не хотел напоминать тебе о печальном. Прости. Я больше не буду.

— Ладно, — утерев слезы, мгновенно согласилась я, — расскажи мне тогда про пикник. Как мне одеться? Как они обычно проходят?

Хьярти выдохнул с явным облегчением, положил мою руку туда, где, по его мнению, ей полагалось находиться, и продолжил путь. Всю оставшуюся дорогу мы к скользким темам не возвращались.

Глава 22

— Что это?! — взревел десница, и я закатила глаза.

— Эй, дорогой, тебе не кажется, что ты повторяешься? При каждой нашей встрече ты обязательно произносишь эту фразу и обязательно таким голосом, — пожурила я «мужа».

Сегодня я с самого утра занималась домом десницы, пока сам он отдавал трудовой долг стране. Вредник почуял хозяина на подходе, и я вышла встретить Эймунда с подарками в руках.

— А что поделать, дорогая, если ты не устаёшь меня каждый раз шокировать? — ехидно огрызнулся он. — Я повторю вопрос более развернуто: что это такое мерзкое ты держишь в руках?

Мерзкое? Мерзкое?! Да я эти домашние тапочки и халат чуть ли не дольше чем кресла выбирала! Вредник сказал, что деснице сто процентов понравятся остроносые мягкие туфли синего цвета и такого же цвета длинный, расшитый пестрыми птицами шёлковый халат! Глянула на радника, и он как-то слишком быстро скрылся с глаз.

Я заподозрила неладное…Саботаж?

Но обратного пути нет. Не терять же марку перед десницей. Потом с мелким пакостником разберусь.

— Это домашняя одежда, Эй, — менторским тоном принялась устраивать «мужу» разнос. — Сегодня тебе не придётся мне помогать по кухне, потому что я уже все сама приготовила. — Ну, строго говоря, не совсем сама, но это детали. — Я подумала, что ты захочешь снять с себя надоевшую уличную одежду. А вместо неё наденешь приятный к телу халат и мягкие тапочки. Потом я разомну тебе плечи и шею, и мы проведём уютный вечер в обновлённой гостиной, — я вздохнула очень-очень тяжко, — но раз тебе моя затея кажется мерзкой, — я сделала акцент на последнем слове и повысила голос, — я выброшу свои подарки! И не волнуйся, их я купила на свои деньги.

Грациозно развернулась и, задрав подбородок, с видом оскорбленной невинности пошагала на кухню. Чтобы там показать гневным взглядом Вреднику, как я им недовольна. Но не успела сделать и пяти шагов.

— Дали, подожди, — остановил меня десница, и я обернулась. Правда, обиженный вид не убрала, — ну раз тебе нравится эта одежда и ты хочешь меня в ней видеть, я переоденусь. Но с условием, что и ты переоденешься в то, что я подарю тебе. Идёт?

— У тебя есть в доме женская одежда? — забыв про обиду, изумилась я.

Ничего подобного я при сегодняшнем обыске не обнаружила. Не в том же сейфе из энергокамня, который мы так и не смогли открыть, он её хранит?

— Нет, но у меня есть голем и точный адрес, где я могу получить желаемое. Так ты согласна?

— Нет! Нет! Не вздумай соглашаться, — не сдержался Вре, вынырнув из пространства.

— Согласна… — ответила я.

Вре сам виноват, что меня подставил. Скорее всего, голем принесёт мне какую-то смешную одёжку, чтобы Эймунд в моём обществе не чувствовал себя глупо. Ничего, это не страшно.

— …И раз мы договорились, пойдём, я покажу тебе дом.

Мне так нравилось преображение особняка десницы, что не терпелось разделить свое удовлетворение с хозяином. Поэтому я взяла его за руку и потащила первым делом в гостиную.

— Оу, и правда этот диван лучше старого, — к моей огромной радости признал Эймунд, — широкий такой. Вдвоём можно завалиться.

— А шторы, а кресла, а столик посмотри какой! — обратила я его внимание и на другие обновки. — Ковёр я тоже сменила, видишь?

— Угу, здорово, — без особого восторга сказал десница, — в кабинете моем, надеюсь, ничего не трогала?

Трогала, конечно! Сейф твой! А больше ничего. Оставила всё таким же мрачным, раз тебе нравится. Что за мужчина? Я ему о прекрасном, а он…

— Нет, не трогала. Я же обещала тебе.

Судя по всему, на обстановку в доме ему было наплевать, и настроение гордиться проделанной работой у меня резко пропало. Хотя мы с Вредником и спальню его преобразили, и кухню, и столовую. Эх, чурбан! Что тут скажешь? Но показывать искреннее разочарование в моём случае было бы непрофессионально, поэтому я просто прочитала ему короткую лекцию, как правильно реагировать на искренние старания жены.

— Эй! Ты сейчас совершил огромную ошибку! Настоящая жена на такую твою реакцию бы кровно обиделась и лишила бы тебя своего внимания на длительный срок...

— Погоди, я запишу. Только за письменным набором сбегаю. Мне непременно надо знать все лазейки!

— Ты несерьёзно относишься к своей будущей женитьбе!

— Так это не секрет, дорогая, — развёл руками десница, — но разве не ты мне обещала исправить этот факт? Старайся лучше, значит.

А вот тут я все же обиделась. Куда уж лучше-то?

Но до ссоры дело не дошло. Вернулся голем с яркой коробкой, и я, наплевав на страх, вырвала её из рук куклы и пошла переодеваться.

Войдя в комнату, я развернула коробку и уставилась на воздушное полупрозрачное нечто и шлепки на тонком каблуке с бантом впереди. Тоже, кстати, синего цвета. М-да... Однако. Вытащила… ну, пусть будет халатик… и приложила к себе — длина чуть прикроет попу. Но порадовало, что под воздушной тряпочкой обнаружился более плотный чехол на тонких бретельках. Если эта накидушка распахнется — а она обязательно распахнется, так как пуговиц или других застежек у неё не наблюдалось, только пояс, — то моих прелестей десница не увидит.

— Ты что, собираешься это надеть? — в ужасе завопил Вре, увидев, что я собираюсь скрыться с нарядом в уборной. — Это чистейший разврат и провокация!

— Сам виноват! Подставил меня, теперь не занудствуй! Это спецодежда жены! Могло быть и хуже. И вообще, в Раздоляндии на пляже я ещё и не в таком ходила!

— Да то совсем другое, Далия! Увидев тебя в этом, маг мигом соблазнится!

— Серьёзно? — довольная улыбка сама собой растянула мои губы. — Это же отлично! Он станет покладистым и выслушает все мои инструкции на завтрашний пикник у озера.

— У меня нет слов…

— Вот и помолчи. Про его косы — помню. При первой же возможности попробую расплести, чтобы понять технологию, а будешь гундеть, я этого делать не стану!

Вре мгновенно заткнулся, а я пошла переодеваться.

***

Ели борщ мы как настоящая семейная пара. В домашнем. Я выглядела изумительно! А Эймунд... Хотела бы я сказать, что смешно и глупо, но нет. Его даже остроносые тапочки не портили, а голая грудь в распахнутом вороте халата смотрелась даже лучше, чем в ремнях традиционной одежды магов.

Я не могла от него оторвать восхищенного взгляда, а он от меня. Все обиды разом забылись.

— Это потрясающе... вкусно, Дали, — нахваливал Эймунд вроде бы борщ, но при этом смотрел мне не в глаза, а гораздо ниже, — налей мне добавки, дорогая и достань, будь добра, из нижнего ящика посудного комода салфетки.

Это была его третья тарелка борща, а две упаковки салфеток лежали на столе у него перед носом. Мне надоело за ними грациозно наклоняться, поэтому я предложила альтернативу.

— На ночь много есть вредно, дорогой. Пойдём лучше в гостиную, я расчешу твои волосы и разомну плечи.

— О, да! Ты совершенно права, дорогая. Пойдём.

Эймунд отодвинул от себя тарелку и поспешил выбраться из-за стола, сдернуть меня с места и потащить в гостиную, пока я не передумала.

Я только тихонько посмеивалась. Конечно же, я не передумаю! Все мужчины любят массаж и когда шебуршат у них в волосах. В такие моменты они превращаются в пускающих слюни плюшевых мишек, и можно с ними делать, что хочешь.

— Дорогой, — нежно проворковала я, когда по блаженному лицу Эймунда поняла, что клиент дошёл до нужной кондиции, — пообещай мне, что завтра будешь меня во всем слушаться.

— М-м-м, — без возражений согласился он.

— Так вот, ты должен быть на пикнике ко мне предельно внимателен. Это значит: держать все время за руку и никуда от себя не отпускать. Следить, чтобы в моей тарелке было все самое лучшее. Чтобы место у меня было самое удобное, чтобы мне не было жарко или холодно, — принялась перечислять обязанности заботливого мужа, Эй наверняка о них понятия не имеет. — А главное, ты должен смотреть на всех приближающихся ко мне мужчин с агрессией. Будто они посягают на самое для тебя дорогое.

— Так и будет, золотце, так и будет, — пробормотал он, не открывая глаз.

Ну вот! А я что говорила! Ласковые руки в волосах творят чудеса.

— Отлично, что ты понимаешь, как важно денёк постараться, потерпеть, где-то переломить себя, но зато вмиг стать самым вожделенным мужчиной магического высшего общества...

— Как это связано?

— Ну как же, Эй?! Мы, девочки, очень подвержены стадному чувству. Вот, бывает, увидишь ты в магазине туфли, померишь их и скажешь — фу, не сидят и не нравятся. А на следующий день встретишь на улице знакомую в таких же туфлях, и она будет так в них гордо ходить, что ты тут же поменяешь свой взгляд и помчишься в магазин за такими же туфлями. Понимаешь, о чем я? — уточнила, потому что Эй начал постанывать.

Вдруг он уснул там и информацию не воспринимает?

— Да, драгоценная моя, не останавливайся только...

— А в магазине за этими туфлями уже очередь, и тебе их может не хватить, придётся локтями с соперницами толкаться….

Я расплела его косы, внимательно изучая плетения, как и обещала Вре. Потом расчесала его шикарные длинные волосы до блеска и оставила распущенными. Работая руками, я бесперебойно щебетала о всякой ерунде и в конце концов десницу усыпила. Как и планировала. Наверняка бы он и сегодня вызвался меня провожать. Тогда вечер бы опять затянулся.

А у меня ещё дел по горло! Надо выдать инструкции новеньким сотрудницам на завтрашний день. Тру Дарта таки наняла ещё трех девушек, и завтра у озера нас будет аж шестеро.

Глава 23

— Дорогие мои тру! Жена — визитная карточка мужа, — просвещала я собравшихся в гостиной новеньких. Инжу и Лицию я отпустила — в них я уже была уверена, а вот недавно нанятые сотрудницы нуждались в инструктаже, — то есть, само собой разумеется, выглядеть вы завтра должны блестяще! Так, чтобы клиентам не пришлось за вас краснеть.

— Тру Далия, у меня вопрос, — помахала рукой Травис, аккуратная блондинка с умными глазами. Я ей кивнула, позволяя его задать. — А как мы должны одеться? Ведь гостями на пикнике буду только маги и магессы, трудяжки — обслуга. Нам тоже нужно надеть их традиционные наряды?

— Ни в коем случае! — выпалила, как только представила себя рядом с Эймундом в кожаном лифе, шортах и обуви. — Своими изысканными, скромными, но соблазнительными нарядами мы будем выделяться из толпы и выгодно оттенять клиентов! Деньги на их приобретение они нам выделили. Перед уходом Дарта Сонья вам их выдаст.

— Это хорошо. В одежде магесс я чувствую себя неловко, — обрадовалась вторая новенькая по имени Дрима — высокая, стройная серьёзного вида брюнетка.

— Но самое главное, девушки, наше поведение. Перед нами стоят сразу две задачи. Поэтому завтрашний день выдастся очень тяжёлым. Учтите: первое, что нам нужно — это чтобы клиент захотел себе жену, а второе — чтобы магессы посмотрели на наших подопечных с интересом. Как на потенциальных мужей. А так как клиент вам достанется неподготовленный, придётся все время лавировать. Запомните! Вы должны быть к своим мужьям внимательными и предупредительными, чтобы они ощутили заботу и комфорт. Но в то же время, ваша обходительность не должна выглядеть унизительно. Будто вы лебезите. Старайтесь направить мужей так, чтобы и они к вам были внимательны. Я просмотрела их анкеты и набросала вам темы бесед. Займите их тем, что им интересно, и старайтесь меньше контактировать с магессами. Пусть любуются со стороны. Вопросы есть?

Вопросов у девочек не было, поэтому я раздала им листочки с инструкциями и отпустила. Сама тоже легла пораньше. Утром мне опять бежать к деснице к десяти, а перед этим надо самой подготовиться и с мамой поговорить успеть!

В итоге поднялась рано, но всё равно носилась как угорелая. Пять раз переодевалась — наряд казался то слишком скромным, то слишком вызывающим. Три раза переделывала причёску. Два раза перекладывала сумку. А вот мама мне в девять не позвонила, и это добавило нервов. Что делать-то? Вдруг она позвонит, пока меня не будет? Но и с собой я артефакт взять не могу! Ведь на него звонят по работе. Когда мне на пикнике отвечать?

В общем, в конце концов я убедила себя, что мама прекрасно все понимает и подставлять меня не будет. Надела блестящие обтягивающие серые брюки, синюю блузку без рукавов, но с пышным жабо, а на ноги тонкие сапожки — на природу же поедем. Волосы собрала в высокий хвост, который заплела в свободную косу и только успела капнуть на запястья духи, как явился Вредник.

— Идёт, идёт! Давай быстрее!

— Кто идёт? — не поняла я.

— Энегромаг твой уже у двери!

Ого! А я думала, он меня у себя дома ждать будет... Тру должны были явиться в дома мужей к десяти.

Поспешила спуститься, чтобы встретить Эймунда на пороге — вдруг он Дарту Сонью, если та ему откроет, невольно чем-нибудь обидит? Он же у меня пока диковатый.

У двери остановилась, отдышалась и открыла её, будто собиралась сама выходить, а Эймунда вовсе и не ждала.

— Десница? — очень искренне удивилась я. — Вы какими судьбами? А я к вам идти собиралась...

— Никогда больше так не делай, Далия!

— Как? — признаться, я не поняла, чем он на этот раз недоволен.

— Не смей уходить, не попрощавшись, и вообще, не нужно бродить по городу вечерами одной!

— Так за мной же тру Так Сист приехал, — поспешила успокоить я его, — а вы так сладко уснули… Я не хотела вас будить. Но всё положенное по контракту время я отработала, вот, смотрите…

Я протянула Хьярти руку с браслетом, и он, мгновенно её ухватив, повёл меня к своему доставщику. Личному. Серому и блестящему, как его глаза. Красивый, аж сердце екает! С детства люблю все блестящее.

— Твоего работника с доставщиком я отпустил. И вообще, что это за «вы» и «десница»? — примирительно упрекнул Эймунд.

— А, так это ты репетировал роль внимательного мужа! — дошло до меня. — Прости, не поняла сразу. Думала, рабочий день начнётся в десять.

— Далия, иногда мне хочется тебя отшлепать! — рыкнул Хьярти и посмотрел на меня странно.

— Не имеешь права! Рукоприкладство запрещено контрактом! — напомнила я «мужу», а он на это закатил глаза и распахнул передо мной дверь своего транспорта.

Но я вообще-то ни капельки угрозы не испугалась. Я почему-то вообще перестала бояться десницу и была уверена в том, что он ничего плохого мне не сделает.

А вот Вре нет. Он мою точку зрения не разделял.

— Ох, допрыгаешься, Далия! И отшлепает он тебя, и не только отшлёпает скоро!

Не стала заострять внимание на пророчествах радника и забралась в доставщик.

По дороге в воздушный порт Эймунд окончательно расслабился и оттаял. Потому что я буквально засыпала его вопросами, не давая опомниться.

— Эй, скажи, а эти воздушные сардельки часто падают? Мне просто немного страшно.

— Не сардельки, а левитаторы, — со смешком поправил он меня, — и случаев падения со времен большой войны с иномирцами зафиксировано не было.

Я вздохнула с облегчением.

— И у тебя есть личный левитатор? И ты прямо можешь им управлять?

— Ну конечно, Дали! Это элементарно для мага моей силы, — с гордостью и снисхождением ответил Эй.

— Ух ты! Это так здорово! Так удивительно и захватывающе! — добавила я в голос восторга! Все любят, когда их глядят по шерстке.

— Тебе понравится вид сверху, золотце.

— Про косы, косы спроси! — вклинился в разговор Вредник.

Вчера я пыталась на нем повторить сложное плетение, но у меня опять ничего не вышло. А Эймунд сегодня явился со свежезаплетенными и ещё более сложными. Радник глаз от них не мог отвести.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Эй, у тебя всегда такие красивые причёски. Кто тебе их делает?

— Голем, Далия. Иногда ты задаёшь элементарные вопросы. Это входит в их функции. Я руковожу процессом, а он перебирает руками. Самому ведь неудобно!

— А меня сможешь научить?

— Зачем тебе это? Другим клиентам плести будешь? — вдруг хмуро выдал он. — Нет! Не научу. Плетения — мой секрет!

— Я даже в мыслях такого не держала, ты что?! — принялась опираться я. — Думала тебе заплести в следующий раз... А хотя ты прав! Следующего раза может и не быть. Ни к чему мне...

— Почему это может не быть?

— Ну а когда? Сегодня пикник, а завтра — последний рабочий день, и я планирую сначала сварить тебе борщ, а потом посветить его твоему обучению и инструктажу для поисков жены. В общем, времени не будет.

— Это мы ещё посмотрим. Приехали.

На что уж там он будет смотреть, я уточнять не стала. Незачем сейчас поднимать тему невозможности продления контракта. Поэтому я выпорхнула из доставщика и огляделась.

Тем более посмотреть было на что.

Воздушный порт производил неизгладимое впечатление! Левитаторы разных размеров и цветов парили в воздухе метрах в трех от земли, выстроившись в ряд на длинном-длинном поле. А внизу толпились маги. Видимо, не у всех был личный транспорт, и они собирались компаниями перед полётом.

— А мы одни полетим или с кем-то? — уточнила, когда Эймунд вытащил из доставщика свою и мою сумки и повёл меня по полю к своей огромной серой в синюю молнию сардельке.

Я её помнила с первого дня.

— Одни. У меня нет знакомых, кроме тебя, у кого бы не было личного левитатора.

— А как мы в него заберемся? — честно, я пока не представляла. Лестницу, что ли, приставит?

— Сейчас увидишь, нетерпеливая моя.

Я сыпала вопросами, а сама крутила головой в разные стороны, пытаясь отыскать своих работниц.

Помахала Инже — она стояла у небесно-голубого левитатора в окружении магов, видимо, это сарделька Снорри, — и она помахала мне в ответ.

Увидела и других жён, отметив, что выглядят все шикарно и вроде бы пребывают в хорошем настроении. Понадеялась, что так день и продолжится.

Но неприятности начались, не доходя, каких-то десяток метров до цели — я, наконец, увидела процесс загрузки. И это была катастрофа!

— Я туда не попаду, Дали! — завопил Вредник, озвучивая мою догадку. — Этот мост из энергокамня!

К левитаторам подъезжали тележки с высокой покатой плитой из энергокамня, с выдолбленными на ней уступами, прислоняли её к двери сардельки, и пассажиры взбирались по ней в салон.

Принялась лихорадочно думать, как перекинуться с радником парой слов.

— Эй, подожди минуточку! Мне надо кое-что сказать сотруднице, позволишь?

— Далия, ты боишься, что ли? — сделал неверный вывод десница. — Не надо, я тебя на руки возьму.

— Нет-нет, дорогой! Я совсем не боюсь. Мне просто надо.

Я вырвала у него руку и помчалась туда, где видела Лицию, пользуясь возможностью поговорить с Вре на бегу.

— Точно не можешь?

— Точно!

— Без паники! Иди домой и жди меня там, всё будет хорошо!

— Ой, не к добру, ой не к добру! — запричитал он.

— Стоп! А лучше не домой, а смотайся на Эотеру потихонечку. Попробуй поговорить с Хранителем, разузнать про сон Повелителя и проверь, как там мои. Почему мама не позвонила…

— Да кто ж меня к большой хозяйке подпустит? Я в опале же!

— Вре, дорогой! Скажешь, что от меня — на руках занесут! Возьми там, в сумке дома, мою старую заколку для верности!

— Хорошо, Даличка! Будь осторожна!

— Буду.

Я замедлила шаг, а убедившись в том, что Лиция уже загрузилась, развернулась и отправилась обратно.

— Эх, не успела! — раздосадовано сказала Эймунду в ответ на его удивлённый взгляд. — ну да ладно, ничего страшного, на месте скажу. Давай грузиться, что ли?

Десница ничего не сказал. Молча подхватил меня на руки и взлетел вверх по энергокамню.

Глава 24

От полёта я осталась в восторге. Вид сверху на столицу и окрестности открывался гораздо лучше, чем через грань эотерского артефакта, поэтому место, куда мы летели, я узнала мгновенно. Живое озеро находилось недалеко от заброшенных Граней Гелиотеры, а глупые местные маги даже не догадывались, что озеро у них такое «живое» только потому, что его питает магия, что сочится через щель в завесе. Из-за этого оно такое удивительно чистое, а берега его покрыты буйной и уникальной растительностью.

Организация пикника мне тоже понравилась. До наших «Девичьих грёз», конечно, им далеко, но видно, что старались. Мне вообще все очень нравилось, правда, недолго. Первые минут тридцать мероприятия, пока не прилетел Горджер Фрост со свитой, когда отдых мгновенно превратился в напряженную работу.

Повелитель Лио нечасто покидал дворец, да и так как ставку мы на него с Хранителем не делали, видела я его в Грани мельком. А когда прибыла на Гелиотеру — только на изображениях. Поэтому, пользуясь возможностью, исподтишка его рассматривала, пока десница это не заметил. Но выводы я сделать успела.

Горджер Фрост — очень даже симпатичный мужчина. Высокий, как мой Эй, но более сухой. Голубоглазый блондин вид имел высокомерный и скучающий. Но это нормально. Все правители такие. На его локте висела магесса, а ещё несколько сопровождали прибывших с Повелителем вельмож — вся пёстрая свита вела себя шумно и дерзко. Видимо, почтительность и скромность в этом мире не в чести даже на монарших пикниках, но при этом волю правителя подданные исполняли. Странные порядки…

На праздник все маги, подчинившись приказу Повелителя, явились с парами. Уж не знаю, как они там кооперировались и о чем договаривались, но мирно тандемы просуществовали недолго. После нескольких бокалов пунша они принялись собачиться. Поэтому наши шесть пар привлекали внимание. Мы выгодно выделялись на их фоне: мирно гуляли по берегу, общались, смеялись и ухаживали друг за другом. Мои сотрудницы тоже с заданием справлялись, но Фрост глаз не сводил именно с нас с десницей

Эй вёл себя идеально, делал всё, как я ему и наказывала: обнимал меня за талию или за плечи, грозно смотрел на всех, кто пытался со мной заговорить, следил, чтобы моя тарелка и бокал не пустовали.

Но мне совершенно не нравились их с Повелителем натянутые отношения. А что они в конторах, было видно невооружённым взглядом. Эймунд даже не подошёл поприветствовать его! Мыслимое ли дело?! У нас в Волостии за такое неуважение страшно представить что бы сделали!

Поэтому промолчать я не смогла:

— Эй, смотри, все подходят к Повелителю, о чем-то разговаривают, а мы разве не должны поступить так же?

— И не мечтай, Далия! — отрезал он и повёл меня к озеру кататься на лодке.

— Да я за тебя волнуюсь, глупенький! У тебя не будет неприятностей?

— С чего это? Он хочет, чтобы я женился, я исполняю его приказ и старательно учусь быть мужем. Сам пусть подходит.

Ну вот такой у них мир, что поделать? Учить почтению к монарху точно не моя забота. У меня своих полно!

— Эй, вот на той не вздумай жениться, она мне не нравится! — заявила я по дороге, уже, наверное, в двадцатый раз выкидывая из потенциальных невест очередную магессу.

Девица, мимо которой мы прошли, слишком громко смеялась и ехидно на нас пялилась. Честно говоря, мне вообще никто из магесс не нравился. Они такие все противные! Совершенно не умеют себя вести. Впору открывать второе агентство под названием «Муж на час» и браться за их воспитание.

— Даже в мыслях не держал, солнце! Захватим ещё морса в лодку?

— Да, давай. И знаешь что, дорогой, я вот думаю, а не жениться ли тебе на женщине постарше? — отдавать своего подопечного в какие попало руки вообще не хотелось, и я рассматривала разные варианты. Правда, мне пока ни один особо не нравился. — Вон та приятная дама с нас глаз не сводит и, в отличие от остальных, мне улыбается.

— Это моя мать...

— Оу! Прости, — я аж притормозила. — Неловко как...

— И смотрит она не приветливо, а выжидающе.

— Чего же она от нас ждёт?

— Когда я рухну перед тобой на колени, и ты изменишь мою жизнь, — с улыбкой напомнил десница о пророчестве.

Сейчас оно и тени раздражения у него не вызывало.

— Это мать тебе предрекла такое? Она оракул?

— Да, она. И да, оракул, но страшная стерва, и серьёзные пророчества никогда не выдаёт. А ещё часто специально врёт, а потом смеётся над дураками, которые ей верят. Вот такие у нас высокие отношения. И, кстати, — Эймунд оглянулся, а потом продолжил недобро: — я планирую её порадовать…

Это он так отреагировал, заметив, что к нам приближается Повелитель и его свита.

В лодку мы сесть не успели. Они нагнали нас раньше.

— Хорошие игрушки вы завели, — лениво бросил Горджер, оглядев меня с головы до ног, и резко перестал мне нравиться, — надо и мне обратиться в эту «Жену на час». Милая трудяжка, ты завтра уже свободна? Тебя хочу попробовать...

На этом месте Хьярти сжал мои плечи особенно сильно, а потом задвинул себе за спину.

— Она не работает! — отрезал он без всякого страха и почтения к правителю своей страны. — Это хозяйка агентства. Придётся тебе, Горджер, выбрать из других сотрудниц.

— Ничего, сделает исключение, тебе же сделала, — ехидно ответил Повелитель.

Тут я поняла, что дело плохо и надо встревать, поэтому выбралась из-за спины десницы, склонила голову в знак почтения и попыталась сгладить грубость десницы.

Правда, это не очень то помогло…

— Повелитель, я нижайше прошу у вас прощения, но я с Эймундом не по работе, а по доброй воле. Женой же я работать не могу. Не умею, — развела я руками, а Эймунд сзади хмыкнул, притянул меня к себе за талию и положил подбородок на голову.

— Да! — довольно поддакнул он мне и чмокнул в макушку.

— Да что вы говорите?! — изумился Повелитель. — Смотри не заиграйся, Хьярти.

Ой, плохо, плохо! Как бы моё агентство не прикрыли как вредоносное!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Какие игры, друг мой? — саркастически парировал Эй. — Я вот на Далии и женюсь.

Признаться, даже понимая, что десница так шутит, я чуть не упала. Он вообще, что ли, бесстрашный?

— У твоей хорошенькой трудяжки нет нужной энергии, Хьярти, а мой вещий сон гласит о смешении энергий, не забывай! — Повелитель начал закипать.

— А некое пророчество утверждает, что рыжая трудяжка изменит мою жизнь и поставит на колени…

— Ты же в него никогда не верил!

— А теперь вот поверил!

— Ты не посмеешь жениться на обычной девушке, без магии!

Ссора набирала обороты, и все слушали перепалку двух сильнейших магов с огромным интересом. А ещё внимательно изучали меня. Правильно, правитель и его правая рука грызутся из-за трудяжки! Это немыслимо!

Я прикрыла в ужасе глаза и впилась ногтями в ладони, чтобы себя не выдать.

— Ещё как посмею! Я уверен, что в моей Далии есть крупицы магии, и я приведу её на праздник к источнику, сниму браслет и попрошу у Великой Материи силы не для себя, а для неё!

— Ты сошёл с ума, Эймунд!

И я склонна с Горджером Фростом в этом согласиться.

— Это ты сошёл с ума, Горджер. Пойдём отсюда, Далия.

Десница взял меня за руку и повёл к воде.

Мы все-таки сели в лодку, и Эй активировал её движение энергетическим импульсом, а когда мы отплыли от берега подальше и стало возможно общаться свободно, я возмутилась:

— Это была плохая шутка, Эймунд!

— А я и не шутил, — сказал он предельно серьёзно, и это меня испугало ещё сильнее.

Но не больше, чем его идея снять с меня браслет. Зачем, кстати? Он же не знает о моём блокираторе! Или у трудяжек в браслетах тоже что-то такое есть?

— То есть ты действительно хочешь на мне жениться? — уточнила я, всё ещё надеясь услышать, что это шутка.

— Да. Ты мне подходишь, — Эймунд и не думал улыбаться. — Если уж и жениться, то только на тебе.

Это какая-то параллельная реальность! Где высшие маги женятся на безродных трудяжках? Надо как-то выпутываться.

— Эй! Ты меня не знаешь! А вдруг я такая только по контракту, а на самом деле истеричка? — выкинула я козырь.

— Ага! Попалась! — обрадовался он. — Значит, ты признаешь, что твоё агентство приукрашивает действительность?

— Нет! — завопила я, но на самом деле понимала, что он прав.

— Где я, по-твоему, найду такую же, как ты, магессу? Правильно — нет таких! Я лучше женюсь на тебе и попытаюсь раскачать твою магию.

Вот этого я и боялась больше всего! Я даже не смогла сразу сориентироваться, что ему сказать, как переубедить. Заявить о том, что я не собиралась выходить замуж в ближайшее время? Или же расспросить, как он меня собирается делать магессой? Или, может, убедить его в том, что ему гораздо проще найти магессу не из высшего общества, как Снорри и предлагал? Только отнестись к ней нужно по-хорошему и попробовать построить полноценную семью...

Стоп! А если воскресить Лию Валь? Нет, надо это хорошо обдумать, а то и представить страшно, и вообще, что нам это даст?

— Как ты собираешься раскачать мою магию?

Да, сейчас вот это важно узнать. Остановилась на этом вопросе.

— Я не могу утверждать, Дали, только предположить могу, — Эй посмотрел на меня ласково и улыбнулся. У меня сердце дрогнуло, а ответная улыбка расцвела сама собой. Чему я, дурочка, радуюсь? — Но раз в год на праздник освобождения от иномирцев Повелитель ведёт нас тайным подземным ходом к Сердцу Магии — это наш магический источник. Оно когда-то было живым и его хватало на всю Гелиотеру, но в день изгнания пришельцев оно покрылось коркой, и теперь магия поступает к нам тонкими струйками из трещинок в коре. А в день праздника у Повелителя появляется возможность прикоснуться к бляшке, что прикрывает дыру в панцире, и снять её на несколько часов… — Я слушала, затаив дыхание и боясь упустить хоть звук. — …и тогда маги прикладывают к прорехе руку и получают заряд энергии на целый год. Я хочу вместо своей руки в этом году приложить твою. Только надо снять браслет и проверить тебя. У меня есть старинный артефакт...

Духи! Он говорит о Грани и о ключе! Бляшка — это сто процентов ключ. А Повелитель, выходит, может до него дотрагиваться и сдвигать, но полностью завесу снять не может, потому что не женат!

Что же делать? Что? Решать надо быстро! Похоже, времени у меня не так много!

И вот прямо в унисон с моими паническими мыслями лодку шибануло выплеском энергии. Моей родной. Тёмной. Со стороны заброшенной Грани. Эймунд его тоже почувствовал и нахмурился непонимающе. Маги на берегу засуетились. А небо стало стремительно затягиваться чёрными тучами. Нестерпимо захотелось домой, узнать у Вредника новости, потому что я очень сильно подозревала, что это мой папочка бушует.

Глава 25

— Нашей миссии крышка, Вре! — сделала заключение я, выслушав подробный рассказ радника о визите на Эотеру.

— Да, может, пронесёт, и у тёмного не получится сломать завесу?

Вредник вообще не боялся появления моего отца. Конечно, что он ему сделает? Папа его даже не видит. А вот мне бы не хотелось, чтобы разгневанный верховный тёмный вломился на Гелиотеру… Ой! Он же тут ослабнет! Как я забыла? А местные, наученные горьким опытом, накинутся на него толпой! Будет бойня! Нет, это даже представить страшно!

— Мама точно-точно сказала, что счёт идёт на часы?

— Да, главная хозяйка уговорила мужа внимательно ещё раз перечитать кристальную книгу, а взамен обещала во время следующего взлома помощь своих радников.

— Не вздумай им помогать!

— Так-то ты моя хозяйка, Даличка, но очень хочется уже вернуться к своим будущим подданным.

 Вре вернулся с Эотеры очень важный, и когда я вошла в дом после пикника, уже расхаживал в своей старой короне. А рассказ вообще начал с того, как мама ему обрадовалась и как сородичам пришлось его любить и жаловать. Ну и множество кос, которые я ему заплела, вызвали массу завистливых взглядов и вынужденное уважение остальных радников. 

Он мог бы рассказывать об этом вечно, но я прервала его, сообщив о выбросе тёмной энергии, который случился на пикнике. Вот тогда радник и был вынужден перейти к рассказу о том, как отец шантажом и угрозами заставил Хранителя показать мир, где я нахожусь. Ну а после того, как папа увидел в Грани вывеску с названием моего агентства, а потом ещё и как десница меня провожал домой, он озверел. И, вооружившись артефактами, перенёсся на Гелиотеру, но завесу пока сломать не смог. Но он старается! И я вообще не удивлюсь, если у него это получится. Поэтому медлить нельзя.

— Тут, мой дорогой, дела даже не в желании попасть домой, а в необходимости принятии срочных мер, поэтому я решила пожертвовать собой...

— Что? — завопил Вре и, подлетев ко мне, бросился на шею. — Не говори такое страшное слово! Какие жертвы, Даличка? Не надо их! Пойдём прямо сейчас в тот лес, дождёмся, когда папка твой сделает дырку побольше, он оттуда потянет, а я сзади подтолкну, авось и запихнем тебя обратно! Ну его, этого Хранителя вместе с этим миром!

— Без паники! — пресекла я истерику, ссадив Вре на кровать. — Я просто сейчас же стану Лией Валь и быстро выйду замуж за Эймунда. Уверена, что после ритуала мы станем хранителями ключа, и нам останется только отвести десницу в лес к Грани, там призвать ключ...

— Ага, а там отец твой за завесой вас будет поджидать, — скептически отнёсся к моей идее Вре.

— Но магия-то хлынет в мир! Значит, папа сможет за себя постоять, ну и я обрету силу, а значит прослежу, чтобы они не убили друг друга.

— А ты уверена, что энергомаг захочет жениться на тебе? Вернее, на неведомой магичке?

— Уверена! Мы с ним сегодня поругались, и он мне так и сказал: женюсь на первой встречной, а ты будешь жалеть всю жизнь!

— О! Тогда надо поторапливаться, а то вдруг он другую первую встречную уже встретил?!

Этот вариант неприятно кольнул душу и заставил сжать зубы. Какую ещё другую?

— Тогда поспешим. Складывай все необходимое в своё пространственное хранилище, а я пойду гляну, что делает Дарта Сонья.

Пока ходила, перед глазами снова всплыла наша ссора...

После выброса, когда всё успокоилось, мы уплыли на лодке на другой берег озера, где буйствовали заросли терракотовых воднобархатцев — потрясающе красивое растение! На огромных белых листьях, плавающих по поверхности, росли нежные крупные бутоны.

Эймунд пустил заряд энергии под воду и, перерезав стебель, заставил один из них левитировать к нам, а потом вставил мне его в волосы.

— Ты такая красивая, Дали, а ещё мне нравится твой характер, и я тебя хочу, — сказал он тихим, пробирающим до мурашек голосом, а потом резко подался вперёд, обнял меня и поцеловал...

В этот раз я насладилась поцелуем в полной мере! Ощутила и упругость его губ, и ловкость языка, и головокружение от вкуса Эймунда. Мне так понравилось целоваться, что я внезапно поняла: больше ни с кем, кроме него, не захочу этого делать!

И это открытие привело меня в чувства.

Это что же получается? Я в него влюбилась? Нельзя же мне это делать!

В общем, я разорвала поцелуй и страшно возмутилась. Напомнила Хьярти про запрет на интим. О том, что завтра мой последний рабочий день без возможности продления контракта и что он должен выбросить из головы глупости и думать о женитьбе на магессе.

Эймунд вспылил в ответ и сказал мне те слова. А я пожелала ему счастья, и больше мы не разговаривали до самого дома. А домой мы отправились сразу же, как сошли на берег.

Расстроилась я, конечно, страшно, но потом окончательно решилась на воскрешение Лии и успокоилась. Ура! Я стану его женой! Не знаю, надолго ли, но, надеюсь, мы успеем ещё поцеловаться и даже провести вместе брачную ночь до моего отбытия домой.

Подробности операции я не обдумывала. Некогда было. Ну и жизнь показала, что все-таки наитие и спонтанность — мой конек. Поэтому, убедившись, что тру Дарта спит, мы с Вре покинули дом. Я планировала загримироваться прямо у будущего мужа в саду. Я там теперь все укромные места знаю. Надеялась только, что он не уснул пока, ведь на улице хоть и стемнело, но он же не Дарта Сонья ложиться в десять.

Операция «преображение» прошла успешно.

Мы доехали в нанятом на проспекте доставщике до соседа Эймунда, а оттуда ножками пробрались на задний двор. Там, в сарае без окон, я спокойно переоделась и нанесла грим. Повторила всё точь-в-точь как в прошлый раз, за исключением топа. Вместо него я надела украшенный блестящими стразами тянущийся лиф — его я купила себе давно. Не удержалась. Планировала в Раздоляндии на пляже пощеголять. Но сейчас вот пригодился.

В общем, выглядела я сногсшибательно, прямо как Лия Валь, поэтому зашагала к двери с полной уверенностью в успехе. Несмотря на неустанно предрекавшего провал Вредника, между прочим.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Вот погонит он тебя! Даже слушать не станет! Посмотришь! — нудел он.

— Станет. Он до сих пор Лию ищет, — привела я разумный довод.

— Забыл просто отменить приказ! — парировал Вре. — А если и запустит в дом, и даже если согласится жениться, что потом будешь делать?

Вот тут у меня был небольшой затык, конечно.

— Разберусь на месте. Запрыгивай давай мне на спину и смешивай энергии, — приказала, пока он мне не сбил весь настрой.

Мы как раз подошли к двери, и раднику ничего не оставалось, кроме как подчиниться. На звонок я нажимала твёрдой рукой.

Открыл нам голем, который, перекрыв проход, уставился на меня, не мигая.

— Добрый вечер, десница Хьярти, — поспешила я прервать эту неприятную экзекуцию, — знаю, вы меня ищите...

— Акробатка? — в голосе Эумунда, которым говорил голем, прозвучало неприкрытое удивление. — Что тебе надо? Да ещё и в такое время!

Он Лию не узнал, что ли? Странно. И вообще, что за вопрос про время? К нему вообще-то девушка пришла.

— Я думала, это вам что-то от меня надо, — намекнула я деснице на очевидное. — Могу я войти и поговорить лично, а не через голема?

— Ну, заходи, прямо горю желанием тебя выслушать, — кислым голосом дозволил Эймунд, и голем нас запустил внутрь.

Хозяин ждал Лию в гостиной, сидя на прекрасном бежевом диване, и явно готовился перед нашим визитом ко сну. Волосы его были распущены, а на тело надет мой подарок — синий халат! Тут меня посетили странные и противоречивые чувства: радость что он его не выбросил, и раздражение от того, что встретил, считай, незнакомку, в таком интимном виде. Гад!

Не стала откладывать дело и, усевшись без приглашения в кресло, начала с главного:

— Я согласна стать вашей женой хоть сейчас! — выпалила я, и Эймунд закашлялся, а потом два раза открыв и закрыв рот, запустил обе пятерни себе в волосы.

Ну да, я понимала — он немного шокирован, но и мне непросто. Противоречия продолжали меня раздирать, заставляя ревновать к самой себе.

— С чего ты взяла что я хочу на тебе жениться? — в конце концов, взяв себя в руки, выдавил он.

— Но как же? Приказ Повелителя. Вы меня поцеловали, потом искали... Я подумала и решила, что смогу стать вам хорошей женой...

— Не сможешь! — отрезал Эймунд.

— Но почему? Я даже готовить умею! — изумилась я.

Откуда он знает, что Лия ему не подходит? Он даже не попробовал ещё с ней сблизиться.

— Потому что у меня уже есть на примете идеальная для меня жена. — Когда он успел? Вот это скорость! Я ещё на неё завтра посмотрю! — Но я дам тебе совет, акробатка: выходи замуж только по любви. Поверь мне, девочка, если муж будет тебя любить, ему совершенно неважно будет, умеешь ты готовить или нет. Нравится тебе его любимый серый цвет или ты предпочитаешь бежевый. Какой у тебя цвет волос — ерунда. Опытная ли ты в постели или даже целоваться не умеешь — всё это мелочи. Я вот свою Далию люблю такой дурочкой, какая она есть...

Чего?! Это я целоваться не умею? Я умею! И почему это я дурочка? Стоп... Он сказал, что меня любит? Мамочки! Какой ужас! Духи, почему у меня так сердце колотится и хочется смеяться, когда надо паниковать?

— Уходим. Тихо уходим, Далия. Я говорил, что план провальный, — вовремя рявкнул мне на ухо Вре, чем привёл в себя.

— Простите, десница. Ошибочка вышла. Я тогда пойду, не провожайте, — залепетала я, поднимаясь, — и отмените мой розыск.

— Прощай, акробатка. Желаю счастья в личной жизни.

Он там ещё чего-то желал, но я уже вылетела из дома и прижала ладони к щекам. В ушах стоял гул, и сердце билось в горле. Срочно надо домой и подумать, что же делать завтра? Как мне себя с ним вести? А главное — как решить проблему со взломом Грани?

Глава 26

Всю ночь я не могла толком уснуть. Всё крутила и вертела в голове признание Эймунда. Я не могла для себя уяснить: как он вообще понял, что любит меня? И задавалась вопросом: что есть любовь? Что я вообще о ней знаю? И точного ответа не находилось.

Я люблю своих близких, тех, кого знаю с детства, и они для меня незаменимы — это очевидный факт. При этом я не могу представить на месте отца, мамы, брата кого-то другого — это нереально. И, безусловно, я боюсь их потерять. Значит ли это, что десница относится ко мне так же? Или, может, его любовь, которая случается между мужчиной и женщиной, совсем другая и проявляется иначе?

А могу ли я сказать, что тоже люблю Эймунда?

Крепко задумалась над этим: я не представляю себе, что с кем-то, кроме него, целуюсь и обнимаюсь — это бесспорно. Обязательно буду тосковать, когда мы расстанемся. Но значит ли это, что он для меня незаменим? Или чувства пройдут, когда я вернусь на Эотеру? Со временем…

Духи! Как разобраться? Голова шла кругом!

Ладно, а если оставить пока самокопание и попробовать представить, что Хьярти действительно меня любит, как мой отец маму. Тогда можно спрогнозировать его реакцию на какие-то не очень приятные и даже шокирующие известия. Так. Допустим, мама бы сообщила отцу, что она попаданка и прибыла в его мир с миссией, которую, в общем-то, у них совсем не ждут, а попаданцев и вовсе боятся. Как бы он отреагировал? Сдал бы её властям? Разлюбил? Не думаю.

Может, мне положиться на интуицию тру Дарты и предстать перед Эймундом собой, как она и советовала? Рискованно, но, как ни странно, эта мысль меня очень увлекла, и, развивая её, я, наконец, забылась коротким сном.

А утром поднялась с полной уверенностью в своём решении откровенно поговорить с Эймундом. Мне точно надо во всем ему сознаться и объяснить. А ещё меня не покидало предчувствие, что в этот дом я больше не вернусь ни при каком исходе разговора. Поэтому я решила передать агентство тру Дарте. Я почему-то знала, что она с радостью продолжит моё дело и поставит женитьбы на поток.

Уф-ф… Перед тем как отправиться к деснице, мне предстояло проделать кучу подготовительной работы, и я засучила воображаемые рукава.

Сегодня мама позвонила ровно в девять — хоть одна радость.

— Далия, Вредник тебе всё передал? — голос у неё был предельно деловой, что лишний раз подтверждало: шутки остались в прошлом.

— Да, мам, всё. Скажи папе, что вечером я буду около завесы, и даже если не получится через неё пробраться, я с ним поговорю.

У меня был план. Хоть и шаткий, но я в него верила.

— Хорошо, Дали! И не зли папу сильнее, прошу.

— Нет, нет, мам! Всё хорошо будет, — заверила я, хотя очень сильно в этом сомневалась.

Мы приготовили с Вредником замечательный прощальный завтрак, несмотря на то, что у меня немного тряслись руки от предвкушения грядущих событий и всё время что-то падало. Такое странное чувство приближения важных перемен меня одолевало впервые. Оно было бодрящим и выматывающим одновременно. Мне отчаянно хотелось, чтобы уже поскорее настали пять часов и всё решилось.

Но время, как назло, ползло еле-еле. Вредник же, в противовес мне, пребывал в прекрасном настроении и постоянно напевал «Домо-о-о-ой, домо-о-о-ой», чем нервировал ещё сильнее.

Наконец, тру Дарта спустилась в кухню и тут же явно что-то заподозрила: смотрела она на меня задумчиво и выжидающе, но вопросов не задавала. Это тоже вызывало дискомфорт. С трудом я дождалась окончания завтрака.

— Тру, у меня к вам очень важный разговор, — сказала я, когда, наконец, настало рабочее время.

— Я так и знала! — с жаром воскликнула на это Дарта и хлопнула ладонями себе по коленям. — Выкладывай, что задумала, девочка!

Ну уж нет. Это точно лишнее. Посвящать ещё и тру в свои секреты я не планировала. Во всяком случае, если Эй меня разоблачит на всю Гелиотеру, ей не достанется за пособничество иномирянке.

— Да ничего особенного, тру Дарта, — поспешила успокоить я помощницу, — просто мне нужно покинуть Лионделу.

— Домой надо?

— Да, домой нужно попасть.

— Надолго ты?

— Не могу пока сказать, — разговор складывался пока удачно. Я ни словом не соврала, поэтому и интуиция тру молчала, — в связи с этим хотела у вас спросить: не хотели бы вы взять пока управление агентством на себя?

Глаза Дарты загорелись. Я точно знала, что работа ей нравится. А ещё она любила командовать, и поэтому стать главной для Дарты Соньи — большая радость.

— Без проблем, моя дорогая! — подтвердила она мои догадки.

— Вот и отлично. Тогда сейчас мы поедем с вами в департамент и переделаем лицензию на вас. Потом я соберу собрание, где всё объясню сотрудникам, выплачу им премию и оставлю вам денег на расходы...

— С ума сошла, Даличка? Все деньги оставшиеся отдадим? — заголосил Вре, хватаясь за сердце.

Пришлось глянуть на него с укоризной.

Зачем нам на Эотере чужие бумажки? Незаметно покачала головой осуждающе. Надеюсь, он понял. Но тут и Дарта оживилась:

— Как это переделать лицензию? Зачем?

— Временно, — нашлась я с ответом, — вернусь, и переделаем обратно.

Моя мама говорит, что нет ничего более постоянного, чем временное. Дай Духи так и будет.

Дальше все понеслось по плану. Поездка в департамент, собрание, прощание, сбор вещей...

К двери Эймунда я подошла ровно в пять. Очень волновалась. Мне даже воздуха не хватало. А когда подняла руку, чтобы нажать на звонок, дверь распахнулась, не дожидаясь сигнала. Эймунд меня ждал.

Он стоял на пороге какой-то... взъерошенный, а на меня смотрел со странной решимостью. Я оперлась рукой на косяк. Колени, почему-то подгибались.

— Далия, я хотел...

— Эй, нам надо поговорить, — выпалили мы с ним одновременно.

Он — хрипло, я — ненормально пискляво.

— Да, ты права, это необходимо. Проходи. — Эймунд стремительно затянул меня в дом и повёл прямиком на диван. Усадил на него и заговорил: — Я много думал и понял, что напугал тебя вчера, Далия. Прости. Так, наверное, предложения не делаются…

Неужели встанет на колени, как ему обещала мать в пророчестве, и в любви объяснится? У меня внутри всё похолодело от предвкушения.

— …я должен тебе все объяснить.

— Да-да, пожалуйста, объясни, — прошептала я. — Иначе твоё предложение выглядит очень странным: первый маг страны женится на никому не известной трудяжке...

Хотелось зажмуриться и улыбаться в ожидании признания, но я держалась.

— То, что ты для меня особенная, я тебе уже говорил. — Да-да, продолжай! Это музыка для моих ушей! — Но не говорил о том, что ещё я тебе доверяю. Я вообще-то никому никогда не доверял, а тебе вот сразу и безоговорочно, а это важно! Все же моя мать — оракул, и я унаследовал от неё хорошую интуицию, поэтому я знаю, что могу рассказать тебе о государственной тайне, которую узнал.

Нет, не станет он на колени падать — осознала я и немного разочаровалась. Но и всё же ого-го себе тему он поднял! Я вообще не ожидала разговора в эту сторону. Приняла сосредоточенный вид.

— Ты можешь мне рассказать все что угодно. Я никогда тебя не предам, — с чувством заверила я Эймунда.

И это правда. Я точно знала, что никогда не смогу ему умышленно навредить. Эй погладил мою руку и так горячо посмотрел, что я затрепетала, внезапно вспомнив, как мы целовались на озере.

— Повелитель хочет всех переженить, чтобы обессилить. А сам не женится, потому что планирует остаться единственным магом Лио.

А вот это было очень серьёзное заявление, и романтический настрой как рукой сняло.

— С чего ты это взял? — охнула я.

Охнула, потому что знала — Эймунд частично прав. Вре прояснил у Хранителя про сон и рассказал мне вчера, что дух действительно, прощупав все слабости Горджера Фроста, нашёл лишь одну — жажду власти. Поэтому он подсказал правителю Лио, где найти свиток с исследованием потери магии и отказа от женитьбы. Сон про конец света — ложь. И да, брачный ритуал гелеотерских магов действительно смешивает энергии, ослабляя сильных. Но Фрост понятия не имел о том, что, создав тандем хранителей и открыв завесу на Гелиотеру, откроется источник. В мир хлынет магия, и все вернётся на круги своя! Вот только неясно, откуда об этом знает Эймунд…

— У меня есть возможность обращаться с вопросами к предкам, и они мне об этом рассказали, — не стал секретничать он. — Потом, пообщавшись с ними, я прошерстил библиотеку. Там прочёл про ритуал и пришёл к выводу: самое безопасное и мудрое решение — жениться на тебе. Во время ритуала смешиваться будет нечему, и я останусь при своих…

Понятно теперь, почему он отшил Лию Валь. Может, десница ей соврал, что меня любит? План, основывавшийся на его ко мне чувствах, рассыпался на глазах и стало очень тоскливо на душе.

— …Ну а потом просто останется пробудить твою магию и жить долго и счастливо, оставив Горждера ни с чем. Сними браслет, я хочу проверить тебя...

— Погоди, погоди, Эй! А браслет-то зачем снимать?

— Ну как зачем? На нем информация, нанесенная магическим путем, она перекрывает крупицы твоей силы. Они настолько малы у трудяжек, что за остаточным магическим фоном и не увидеть...

Ясно. Ну что ж, сантименты в сторону. Любит или не любит, уже не важно. Пришло время рискнуть. Я всё же решила от плана не отступать и тоже быть с Эймундом откровенной. Была не была! Я взяла его за руку и заглянула в глаза:

— Эймунд, ты сказал, что доверяешь мне, — он кивнул, — тогда ты сейчас должен мне это доказать и кое-куда со мной отправиться. Согласен?

— Хм-м. Заинтриговала, — подвоха он не ожидал и даже улыбался. — И тогда ты выйдешь за меня?

— И браслет сниму, и секреты раскрою... — неопределенно съехала я с темы. Я бы, может, и вышла за него, но только после того, как он узнает кто я и примет такой, какая я есть. — Поедем?

— Поедем. Показывай куда.

Ну, духи, помогите мне!

Мы погрузилась в серый доставщик, и я велела деснице двигаться к выезду из Лионделы, через который сюда и попала. Меня бил нервный озноб и даже немного мутило. Эймунд же вёл свой транспорт совершенно невозмутимо, даже не представляя, что его вскоре ждёт. И только Вре продолжал счастливо напевать и даже пританцовывать прямо на заднем сиденье.

Глава 27

— Дали, я тебе, конечно, доверяю, но все же перед входом в «Проклятый» лес хотел бы спросить: зачем нам туда? — осторожно уточнил Эймунд, когда мы вышли из доставщика у тропы, ведущей к Грани.

— Проклятый? Почему он проклятый? Лес как лес, — удивилась я.

— Для трудяжек, может, и обычный, а магам туда ходить не стоит. Видишь, предупреждение об опасности висит, — он махнул рукой в сторону дерева. И я разглядела табличку с непонятным рисунком: голубое завихрение, перечеркнутое чёрными молниями. Заметив моё недоумение, десница пояснил: — Есть вероятность получить магическое истощение.

Ах вот как они держат магов подальше от кристалла! А я всё думала, почему за столько лет его никто не нашёл!

— Не бойся, Эй! Поверь, тебе и твоей силе ничего не угрожает, а как раз наоборот. Скоро сам убедишься, — заверила десницу, взяла его за руку и потянула в чащу.

Эймунд весь подобрался, насторожился, но всё-таки упираться не стал — не хотел показывать страх. Но чем глубже мы продвигались, тем настороженнее он прислушиваться к шорохам и принюхивался к запахам.

— Я чувствую странные магические колебания, и что-то мне всё не нравится, Далия...

— У тебя уходят силы? — на всякий случай уточнила я и остановилась.

Вдруг я чего-то не понимаю, и Эймунду действительно находиться здесь опасно?

— Нет, — сознался он, — наоборот, как будто прибывают.

— Ну вот и хорошо, я же говорила. Давай поторопимся, мы уже совсем близко, — подбодрила я и прибавила шагу.

— Я полечу вперёд и предупрежу тёмного, что ты идёшь не одна? — предложил Вре, и я кивнула.

Да. Пусть предупредит.

Радник скрылся, а вскоре и мы вышли к завесе.

— Что это? — насторожился Эй, оглядев ее внимательно.

Со стороны она выглядела как огромный столб плотного тумана, и артефакт за ним был невидим.

Я дошла до места, где скрывалась узкая прореха, и, встав к ней спиной, посмотрела Эймунду в глаза. Пора!

— Эй, я хочу, чтобы ты знал: я пришла с добром, — сказала, снимая браслет и роняя его на землю. Тёмная магия побежала по каналам, вызывая блаженную улыбку, и по мере моих слов и действий глаза десницы начали удивлённо округляться. — Всё правильно — я не из твоего мира. Я пришла к вам через грань с миссией...

— Ты тёмная! Ты магесса! — пораженно выдохнул Эймунд.

— Да, — кивнула я, — и ты должен узнать кое-что важное.

— Ещё важнее? — выдохнул Хьярти.

 Я, честно говоря, никак не могла понять его реакцию. Наверное, он пока был в шоке.

— Да. Оно касается всей Гелиотеры, — предельно серьёзно сообщила я. — Вы все эти столетия губите свой мир. Грани — это источник знаний и магии, а вы его наглухо закрыли!

Я дотронулась рукой до завесы, показывая, о чем именно говорю.

— Но на нас напали! — привёл свой аргумент Эймунд. — Мы защищали Гелиотеру.

— Да! Потому что вы не выбрали хранителей и не использовали ключ! А если бы вы изначально всё сделали правильно, не было бы никакого нашествия.

— Я вообще не понимаю, о чем ты! Какие хранители? Какой ключ? Далия, если бы это была не ты, я бы уже нанёс удар, — десница начал паниковать и злиться, — объясни толком!

Я сосредоточилась и попыталась объяснить коротко, но доступно — спиной чувствовала, что за завесой что-то происходит.

— Сердце магии, о котором ты мне говорил, это основание этого артефакта, — я опять указала на завесу, — его часть, спрятанная под землёй. Бляшка, которую временно сдвигает Повелитель — это ключ. Но ни он, ни кто-то другой не может им владеть в полной мере, потому что не женат. У хранителей должна быть парная энергия!

— И ты об этом! Ты в сговоре с Фростом? — повысил голос Эй. — Но ведь браки нас ослабят! Я же тебе говорил!

— Эймунд, у меня в мире все женятся, и никто не лишается силы! — попыталась я до него достучаться. — Когда Грани работают как надо, все потери возмещаются мгновенно. Ты прав, что подозреваешь Фроста, но он не знает о хранителях ключей! У него ничего не выйдет, если открыть Грани!

Эймунд заметался по поляне, вцепился руками в косы. Было видно, что он сейчас перед огромной дилеммой. Мне его в этот момент было искренне жаль. Естественно, ему сложно переварить услышанное и принять нужное решение...

— Зачем ты мне все это рассказала, Далия! — он вдруг застыл и посмотрел на меня больными глазами. — Ведь теперь я не смогу жениться на тебе прямо сейчас, а ещё мне придётся тебя задержать до выяснения всех обстоятельств...

— Размечтался, косастый! — раздался голос Вредника, и в десницу со всех сторон полетели листья, ветки, камни — мой радник на поляне был не один, но остальных я не видела.

Эймунд успел выставить щит, чтобы им прикрыться от нападения.

— Далия, не сопротивляйся! Я не хочу применять силу, — воззвал ко мне Хьярти.

Ох зря он так, зря...

— Далия! Что там происходит? А ну быстро домой! — как по команде включился в беседу молчавший до этого за завесой отец.

— Кто это? Что он говорит? — рявкнул десница. Голос отца он услышал, но слов не разобрал.

— Это мой папа — верховный тёмный Бедвар Кьярваль, и он требует моего возвращения домой. Так что у тебя не получится меня задержать, Эй, — миролюбиво ответила я сначала деснице, чтобы отец там не подумал, что мы ругаемся. А потом обратилась и к отцу: — Пап, как я домой-то попаду? Видишь же, завеса непроницаемая.

— Сейчас всё сделаем, дочь! Мама прислала сотню радников, они по моей команде приоткроют щель. Твой передаст тебе тёмный накопитель…

Вредник протянул мне кольцо с большим чёрным ониксом, в котором бурлила магия.

— …активируй его…

Я повернула камень на сто восемьдесят градусов, и энергия хлынула в меня потоком, наполнив каналы под завязку.

— …Теперь уходи в тени и строй на меня точечный портал через щель! Ты можешь дочка, я знаю! Прощайся и прыгая на счёт три!

Оу! А ведь папа дело говорит! Мы с Хранителем такую возможность даже не рассматривали по той причине, что мне не на кого было строить теневой точечный портал на Гелиотере — он строится только на родную кровь или на мужа. А вообще я это делать умею. Я очень сильная! Отец вот может только через зеркала и грани переходить. А я и через зеркала, и через грани, и через тени!

Что ж, в путь! Посмотрела на Эймунда и поняла, что больше никогда его не увижу. Слезы градом прокатились из глаз...

— Эй… Ты стал для меня… — я сглотнула комок слёз, вставший в горле, — любимым… клиентом…

— Раз, — послышалось из-за завесы.

— …Очень дорогим. Поверь мне, прошу, и сделай, как я сказала…

— Два.

— …Тогда, возможно, мы ещё встретимся когда-нибудь. Прощай...

— Нет, Далия! Не уходи! — закричал Эймунд и рухнул на колени.

Ох, это сбылось пророчество? Или это радники его уронили?

— Три!

— Бегом, хозяюшка, мы не всесильные, — натужно прохрипел Вредник, и я ушла в тени…

***

…а потом прыгнула в точечный портал, мгновенно настроившись на кровь отца, и уже через мгновенье оказалась в его объятиях. А ещё через одно выходила через грань на Эотеру, где по кристальной площадке металась мама.

— Доченька! Ох, ну слава всему сущему! — моя драгоценная мамуля бросилась ко мне и заключила в объятья. — Я как натянутая пружина была все эти дни! — посетовала она, гладя меня по голове. — Как увидела твоего десницу, как поняла, что ты меня обманула и работаешь сама, так и перестала ночами спать!

— Почему? Я же тебе каждый день рассказывала, что все хорошо, мам, — упрекнула и поцеловала её в щёку.

— Далия, давай не здесь, — отстранилась она и серьёзно посмотрела мне в глаза. — Поговорим дома. Закроемся у меня в кабинете в Грезах, и ты мне всё-всё расскажешь без утайки. И не бойся. Если что, ребёночка воспитаем, и никто не посмотрит на него косо.

— Какого ребёночка? — сначала не поняла я. — О, мама, ты беременна? Поздравляю!

Правда, опять не очень понятно, почему на моего брата или сестру кто-то посмотрит косо, и почему я должна этого бояться. Нахмурилась, пытаясь вычислить, что я не так понимаю.

— Так. Уходим. Все дома, — грозно приказал отец. А потом выговорил и Хранителю, которого, кстати, было не слышно и не видно: — Я надеюсь, ты понимаешь, почему в ближайшее время Далию не увидишь и никакой подпитки не получишь ни от неё, ни от меня.

И это был не вопрос! Бедный, бедненький Хранитель! Как же они не понимают, что он не человек? Он не может мыслить человеческими мерками. И вообще, что за паника? Со мной всё в порядке, если не считать, что сейчас я хочу горько порыдать из-за расставания с Эймундом.

Нет! Так дело не пойдёт. Как это я не буду приходить к Граням? А как я буду следить да тем, что мой десница делает?

Решительно утерла слезы.

— Да. Идемте домой. Я страшно соскучилась, и нам необходимо поговорить.

— Вот, я так и знала! — заключила мама и сделала большие глаза, посмотрев на папу.

— Без паники, Элла. Держи себя в руках. Помни, о чем мы договаривались.

Непонятно поговорили о чем-то своем родители и потянули меня к выходу из-за завесы.

— Не ври мне, Дали! Я видела вас на пикнике, — заявила мама, выслушав мой покаянный рассказ о том, как мне пришлось работать у Эймунда женой. — Этот десница от тебя не отходил ни на шаг! А вёл себя так, будто ты самое ценное, что у него есть! А потом вы уплыли в кусты, и вас долго не было!

Было обидно слушать от неё обвинения не понятно в чём.

— Правильно! Он получил от меня инструкции и вёл себя так, как я ему и велела! — с жаром заверила я, решив пока не рассказывать, чем мы в кустах занимались. А то мама и так уже себе много чего навыдумывала, вплоть до того, что я жду ребёнка.

— Это моя вина… — вдруг горестно вздохнув, выдала она и обняла меня.

Мы сидели на кровати в моей спальне в столичном особняке Кьярваль и болтали «по душам», как это называла мама, уже час. И, честно говоря, я устала ей доказывать, что у нас ничего с Эймундом не было.

— …я так хотела возместить тебе первые пять лет жизни, что вырастила из тебя просто немыслимую наивную ромашку, а это плохо! Это опасно и могло закончиться печально! Слава духам, что этот Хьярти оказался порядочным… хотя по нему так сразу и не скажешь…

Я плохо помнила те времена, о которых говорила мама. Тогда у неё был другой муж, и мне приходилось называть его отцом вместо своего настоящего. Я никогда не вдавалась в подробности того, что тогда произошло, предпочитала радоваться, что с пяти лет живу в полной и любящей семье. Но, пожалуй, родители меня баловали, опекали и потакали во всем, гораздо сильнее, чем брата — тут мама права, но я не дурочка.

— Да почему я наивная-то, мам?! Я все понимаю!

— Если бы я знала, что ты выкинешь такое! Если бы только знала, что решишься на побег, — всплеснула руками мама, — я бы донесла до тебя, что нельзя выбранным тобой способом рекламировать семью и брак!

А по пирамиде она мне этого, между прочим, не говорила.

— Но почему, мам? У меня же все получалось хорошо!

— Нет! Не получалась, Далия! Твои клиенты видели фикцию, обман! Никогда не будет в семье здоровой и комфортной обстановки, если между супругами нет чувств! Понимаешь? — пыталась донести до меня свою точку зрения мама.

— Но мои клиенты согласились искать жён! — возразила я ей.

Я отказывалась верить, что все мои труды были напрасными. Это обидно до слёз вообще-то.

— До первого столкновения! — не сдавалась мама. — Никто, совершенно никто не будет подстраиваться и терпеть друг друга, если нет любви или острой нужды!

Ох, да. На пикнике я это очень хорошо видела. Неужели она права? Навернулись слёзы, а потом я вспомнила наши с десницей вечера и, затаив дыхание, спросила:

— Но Эймунд чего от меня только ни терпел, значит, он меня любит?

— Не факт, дорогая моя, не факт, — попыталась спустить меня с небес на землю мама. — Естественно, ты его заинтересовала и вызвала желание — ты ведь у меня такая очаровательная! Но ты должна знать, что в такие моменты мужчины становятся особенно покладистыми и ручными. А вот любовь это или просто похоть, может только время показать. Сколько вы там с ним общались?

— Пять дней...

— Пять дней! Доченька, я бы тебе посоветовала выкинуть этого мужчину из головы и ещё лет пять спокойно взрослеть, не отвлекаясь на романтику. А мы с отцом за это время постараемся тебя просветить...

Не хочу выкидывать его из головы! И быть пять лет без него не хочу!

— Я ничего такого не делала, чтобы вызывать в нём похоть, — сказала и скривилась.

Делала, конечно — одну только спецодежду жены стоит вспомнить. Но признавать это не хотелось… А маму не обманешь.

— Ты провоцировала взрослого, уверенного в себе мужчину, Далия! Я не знаю, каким чудом он сдержался!

— У нас был контракт! — я продолжала спорить по инерции, хотя уже полностью всё осознала. — Ты сама велела там прописать отсутствие интима.

— Ну вот разве что только это и объясняет его сдержанность. Хорошо, что папа вовремя спохватился. Твой Хьярти, наверное, уже заговаривал про любовь и брак?

— Откуда ты знаешь? — обалдела я и, подскочив на кровати, уставилась на маму.

— Оу! Предлагал? Ну тогда все так, как я и думала — он действовал по стандартной схеме. Сначала золотые горы, потом недолгая интрижка, а потом разбитое сердце.

— Нет! Это не так! Он меня любит, и я его люблю! — завопила я. Я отказывалась верить в её слова. — И я не наивная, мама! Вот увидишь, он что-то придумает, чтобы нам быть вместе!

Честно говоря, я только на этом и держалась. Радость от встречи с родными и близкими очень быстро вытеснила тоска по Эймунду. Неужели я его больше никогда не увижу? Нет, нет и нет! На это я пойти не могу!

— Ладно, дочь, посмотрим, — резко пошла на попятный мама. Может, испугалась моей реакции? — Вдруг я ошибаюсь. Завтра поедем в Грёзы, там ты вскоре вообще и думать о нем забудешь.

— Нет. Никогда не забуду! И вообще, я завтра отправлюсь к Грани. Хочу посмотреть, что он делает!

Мама все-таки посеяла во мне зерно сомнения, и я была настроена решительно.

— А знаешь что? Пожалуй, это хорошая идея, — внезапно согласилась она. — Я уговорю отца тебя туда сводить. Само собой, никаких самостоятельных визитов к Грани, пока я не удостоверюсь, что ты самостоятельная и разумная молодая женщина!

Спасибо и на этом. Силы как-то резко закончились, и я почувствовала опустошение.

— Знаешь, я так вымоталась, что ужинать не буду, мам.

Мне после этого разговора кусок в горло не полезет. А ещё хотелось побыть одной: поплакать, вспоминая каждое наше мгновение с Эймундом, и проанализировать все. Может, я и правда наивная дурочка?

А мне ещё Вредника заплетать.

— Понимаю все, малышка моя, — мама поцеловала меня в лоб, — прости, если расстроила тебя своими словами, но это жизнь. Привыкай.

Она ушла, а я позвала Вредника. Было у меня к нему кое-какое дело.

Глава 28

Эймунд

За все сорок шесть лет жизни я ни разу не испытывал такого шока. Это же уму непостижимо! Моя наивная, нежна, светлая Далия — тёмная колдунья-иномирянка! Я умилялся её маленьким женским хитростям и больше всего боялся обидеть или напугать, а она в моем мире, оказывается, с миссией была! И водила всех за нос!

Я не знал, что думать и делать. В кого я влюбился?

А я точно влюбился. Сердце ныло, как только я думал о том, что больше её не увижу.

Но какая она настоящая? Мне очень не хотелось верить, что Далия притворщица и обманщица. Тем более влюблённое сердце отстукивало молоточками её последние слова, а перед глазами стояло заплаканное лицо. Нет! Она не притворялась! Я верил в её искренность.

Но сейчас самое главное — принять решение, что делать дальше.

Поднялся с колен. Огляделся. На поляне все стихло, как будто и не было тех вихрей, что не давали мне приблизиться к Дали.

Кстати, а что это было? Очень похоже, что на её стороне выступили духи — от вихрей я тёмной магии не ощущал, значит их насылала не Дали. И не её отец. А ведь он был очень зол — по тону чувствовалось.

Я задумался. Непохоже, что он злился на меня и пытался атаковать. Его главной целью явно было забрать дочь... Что это значит? Ей грозит наказание? А главное — как мне её теперь вернуть?

Тревога за безопасность своей маленькой врушки заставила поспешить к доставщику. А что если отец её всю жизнь обижал, поэтому она сбежала из дома, пытаясь скрыться на Гелиотере? Но он её нашёл и вернул!

Пр-р-р... Нет. Что-то меня не туда понесло. Не похожа она на забитую беглянку. Скорее всего, она и правда прибыла в мой мир с целью открыть эти проклятые грани —врата для иномирных агрессоров...

Но что если она говорила правду про ключ и защиту?

Мозг был готов взорваться от противоречивых мыслей. Я не мог решить, что делать в первую очередь: рвануть к ней в агентство и допросить персонал — возможно, они что-то знают. Отправиться домой к книге рода и пообщаться с предками? Вломиться во дворец, взять за шкирку Горджера и его первую попавшуюся подвернувшуюся под горячую руку любовницу, оттащить обоих в святилище, поженить и заставить открыть эти дурацкие грани, чтобы помчаться за Далией?

Нет, не вариант. Куда за ней мчаться? Каким образом? Смогу ли я вообще перемещаться между мирами и как отыщу её мир?

Хотелось заорать в голос.

Ошеломляющей информации поступило по самое горло, а решения, что с ней делать — ни единого. Тупик какой-то!

Влетел в Лионделу на повышенной скорости. Решил сначала наведаться в «Жену на час». Начну разматывать клубок с самого начала.

На улице уже стемнело, но в домике горел свет. Хорошо, значит, внутри кто-то есть. Подошёл и нажал на звонок. Сердце заухало так, что уши заложило. А вдруг мне все привиделось, и Дали сейчас сама откроет дверь? Как всегда, весёлая и самая красивая...

Но нет, на пороге выросло кое-что другое. Вообще неожиданное.

— Дарта? Ты что тут делаешь? — опешил я.

— Ну, доброго вечера, братец. Заходи. Мы с матушкой тебя ждём.

Лихо! Если в деле замешана моя родительница — ничего хорошего можно не ждать. Нахмурился, приняв грозный вид, и, отодвинув старшую сестру по матери плечом, прошёл в гостиную.

Бирте Альвгред сидела в крохотной простенькой гостиной в кресле, как на троне во дворце. В свои двести с хвостиком родительница выглядела и чувствовала себя прекрасно — гораздо лучше дочери-трудяжки. Наверное, потому что не уставала всем пакостить — этим и подпитывалась.

— Где маленькая спасительница, десница? Куда ты её дел? — грозно спросила она, не успел я войти, и уставилась на меня коршуном.

— Ты знала, что Далия из другого мира? — спросил я не менее грозно.

— Знала. У меня было пророчество. И если ты с ней сделал что-то плохое, то идиот ещё больший, чем я думала!

— Не смей меня оскорблять, ма-му-ля! — вкрадчиво предупредил я, и обстановка в гостиной накалилась.

— А как мне не считать тебя идиотом, сы-на, если я тебе открыла важнейшее пророчество, а ты его профукал?! Где девочка?! — она оперлась на подлокотники и приподнялась с кресла.

— Если бы ты не была самой известной стервой на Гелиотере и преподносила свои пророчества нормально, я бы, может, и верил тебе! — сделал шаг ей на встречу, повышая тон.

— Так, дорогие родственники, не ссорьтесь! — вдруг рявкнула, вставая между нами, сестра. — У нас других дел полно.

Кстати, она у меня нормальная, хоть и трудяжка. Мы не общались, но я за ней присматривал и всегда помогал. Правда, никак не ожидал встретить в доме Далии. Моя «жена» как-то упоминала имя Дарты Соньи, но я не придал значения. Сестру зовут Дарта Анитра, а Сонья — фамилия её отца. Догадался бы раньше, не потерял бы Дали.

Эх, поздно себя винить, но сестру я послушал и от матери отступил. Облокотился на комод, пытаясь успокоиться.

— Ты права, доченька, — согласилась с ней и Бирте, а потом так тепло посмотрела на Дарту, что я невольно позавидовал. Как ни странно, моя мамаша её искренне любила, — пора образумить твоего братца. Слушай внимательно, Эймунд, и решай, на чьей ты стороне, — торжественно произнесла мать и поведала мне свою историю с самого начала.

Всё было в ней было банально, если не брать во внимание, что Бирте способна на материнские чувства.

Когда умер муж её дорогой Дарты, мать вдруг заметила, что дочь выглядит старше её, и осознала, что трудяжки живут гораздо меньше магов и вскоре ей придётся похоронить единственного любимого человека. Бирте не на шутку встревожилась и принялась искать способ избежать этого. Ведь в Дарте были крупицы магии, и если есть возможность подарить ей силу, она помолодеет и будет жить ещё очень долго.

Мать погрузилась в медитации, на долгие часы уходила в астрал, чтобы общаться с духами. Так она вышла на Хранителя переходов Грани, и тот ей поведал, почему на Гелиотере становится магии все меньше и меньше с каждым столетием. Тогда дух уже планировал заслать к нам Далию — дочь хранителей ключа Эотеры и путешественницу по мирам. Он в то время готовил её к миссии.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мать понимала, что сама заставить магов жениться не сможет — слишком уж у неё скандальная репутация, никто ей не поверит. Но она всё равно озвучила мне то пророчество в надежде, что когда оно сбудется, мой пример заставит магов к ней прислушаться. Когда пришло время, она отправила Дарту присматривать за Далией и подталкивать её ко мне. В том, что рыжая иномирянка станет для меня особенной, мать не сомневалась.

— Так я не понял, это настоящее пророчество или просто спланированная акция? — спросил я в конце рассказа.

— Ну и дурак, раз не понял! — выплюнула мамаша. — Разве она оставила твою жизнь прежней?

Я помотал головой. Нет, не оставила.

— Мама, не надо. Видишь, Эймунду и так плохо, — неожиданно встала на мою сторону сестра.

— И что дальше? Как мне её вернуть? — спросил о том, что меня больше всего интересовало.

Бирте оживилась, села в кресле прямо и принялась общаться со мной совсем иначе. Как с сообщником.

— План таков: ты выступаешь сторонником браков со своей стороны, а я со своей. К празднику образуется много семейных пар, и ключ обязательно кого-то признает. Грани будут открыты, а дело сделано!

— Не пойдёт, — возразил я. — Во-первых: ты не знаешь, что ритуал смешает силу мужа и жены, сделает слабее обоих. Соответственно, как только маги это поймут, жениться сразу прекратят, да ещё и волна недовольства поднимется. Во-вторых: слишком большой срок. До праздника два сезона, а я не намерен оставаться без Далии так долго. Ну и в-третьих: даже когда грань откроется, как я смогу найти мир Далии? Мне нужна конкретика. У тебя цель одарить Дарту магией, а у меня — вернуть Далию. Давай преследовать обе цели.

Мать задумалась, но из себя не вышла — хороший знак.

— Могу сказать только одно: энергомаги способны перемещаться между мирами. А как — мне неведомо, — наконец, выдала она и развела руками. — Уверена, что у тебя есть где об этом разузнать…

Есть. И я даже могу допустить, что, став молнией, смогу найти Далию в любой точке Вселенной, но как быть с телом? Ладно. Это буду решать потом.

— …Ну а по срокам… Какой план предлагаешь ты?

— Далия показала, где на поверхности расположено сердце магии, и заверила, что ключ под землёй, в его основании. Мы можем сделать подкоп до самого ключа, а потом собрать на поляне всех, кого уговорим или заставим вступить в брак, проведём ритуал прямо там, и тогда у ключа очень быстро найдутся хранители. Никто не успеет обессилить.

— Риск! За это время мало пар успеет согласиться на женитьбу. Вдруг среди них не найдётся подходящих ключу?

— Ты права, надо копнуть этот момент с хранителями, понять, кто точно может им быть, и заставить вступить их в брак — это уже не проблема.

— У меня есть идея, — внезапно подала голос сестра, — составьте мне пары, и я пойму, какие из них правильные.

— Ты способна это понять? — удивился я.

— Постараюсь. Я сильный интуит и ещё никогда не ошибалась.

— Хорошо, раз так, — заключил я, — а у меня есть идея, как составить пары…

К концу беседы мы как-то незаметно сблизились и стали общаться, как кружок заговорщиков — оказывается, общие цели объединяют даже таких разных людей, как мы. Прощались уже мирно, а ещё договорились встретиться завтра в агентстве в шесть и обменяться новыми сведениями.

Хоть я и переживал из-за страха потерять Далию, но домой входил, уже лелея в сердце надежду.

А на столе в кабинете меня ждал сюрприз.

Квадратная пластина с изображённой на ней стоящей у окна Далией.

Я стремительно подошёл к столу и заметил клочок бумаги с выведенными на ней корявым почерком просьбой «погладь меня» и стрелкой, указывающей на коробку. Я без раздумий провел по пластине ладонью, и она ожила! Это оказалось иномирное иллюзорное послание. Миниатюрная Дали была одета в длинное элегантное платье, а волосы собраны в высокую сложную причёску. Она и раньше не сильно была похожа на трудяжку, а сейчас и подавно выглядела как древняя Повелительница на наших картинах.

Дух захватило, когда иллюзия посмотрела на меня с нежностью и заговорила:

— Эймунд, мама сказала, что я вела себя с тобой крайне нечестно и непорядочно: соблазняла и давала ложные надежды на интрижку. Прости меня. Это не так…

У меня внутри все похолодело. А как же «стал дорог»? «Мой любимый клиент»?

— …Я думала, ты понимаешь, что я играю роль жены, и просто мне подыгрываешь. Теперь я понимаю, что это всё не так просто, — она посмотрела в сторону, подбирая слова. — Поняла, потому что сама осознала, что заигралась и не заметила, как начала представлять себя твоей настоящей женой. — Далия села в кресло и нервно заломила руки. — Я правда хочу быть ею…

У меня отлегло от души, и я, наконец, смог заулыбаться.

— …И если ты тоже говорил серьёзно — знай: я буду тебя ждать. Завтра в час дня я подойду к грани и увижу тебя, если ты выйдешь из дома — я не могу заглядывать в помещения… Дай знак, что ожидание моё не будет напрасным. А ещё, чтобы ты поверил, что мир с открытыми гранями безопасный, хочу тебе его немного показать…

Далия провела мне экскурсию по саду и по улице её города. Там все было иначе: другие дома, другой транспорт, другая мода, но главное — там царил мир и покой.

— …У нас на Эотере все маги. Все до единого человека, Эймунд. Поверь, это не страшно — открыть Грани, — сказала она, вернувшись домой, и я понял, что вскоре иллюзия закончится. — Я больше не смогу попасть к тебе на Гелиотеру, — сказала она грустно. — Мы ту операцию с Хранителем готовили очень долго, и на следующий переход, если Грани останутся закрытыми, потребуются столетия. Так что наша встреча только в твоих руках.

Она послала мне воздушный поцелуй, и иллюзия исчезла.

Провел по пластине ещё раз. И ещё… раз пять, пока не выучил наизусть каждое слово.

Ну что ж. Сомнений в их правдивости у меня вообще не возникло. Зато возникло чувство, что мне надо поторапливаться, пока родители не промыли моей Дали мозги и не убедили её, что ждать меня не надо.

Решительно поднялся и пошёл в библиотеку читать родовую книгу и готовиться к общению с предками.

На пол ночи засел выписывать потомков магов, что когда-то очень давно участвовали в закрытии межмирового портала — этих самых Граней, которым просто надо было назначить стражей, а не запечатывать. Информации, почему предки так халатно отнеслись к источнику, я в родовой летописи не нашёл, но теперь это не было важно. Время вспять не повернуть. Теперь надо все только исправлять.

Все вычисленные потомки — а нас оказалось девятнадцать — практически все нынешние сильные маги во главе с Повелителем. Я составил примерные пары. Просто подумал о том, что раз те маги смогли закрыть Грани, то их потомки способны открыть. Себя, естественно, из пар исключил — получилось восемнадцать человек: восемь магесс и десять магов. Составил разные варианты. Завтра я покажу их Дарте, и она скажет, на кого можно делать ставку.

Откинулся в кресле с чувством глубокого удовлетворения. А потом, захватив старинный талмуд, где описывались духи, которые обитали на Гелиотере до войны, отправился в спальню. Мне было невероятно интересно узнать, что за духи помогали Далии покинуть Гелиотеру и от меня защищали? Я очень подозревал, что послание она мне сегодня тоже отправила через них. Вдруг я смогу их призвать и ей написать?

Листал книгу долго.

Больше всего подходили домовики — мелкие духи, которые показывались на глаза только избранным. Предки писали, что с ними надо дружить, иначе они могли сделать жизнь в желище невыносимой. Ну а если подружился, тогда можно рассчитывать на их помощь. Запомнил парочку советов и решил завтра ими воспользоваться.

Ветка ударила в окно. Подняв глаза от книги, я понял, что на улице уже светает — пора спать. Утром мне предстоял ритуал перехода в энергию, общение с предками и одностороннее общение с Далией, а потом работа и вечером встреча с родственницами для тщательной проработки заговора. Дел в ближайшие дни намечается прорва.

Глава 29

Далия

— Нет! Не пойду больше! И не уговаривай! — неистово отпирался Вре. — Он налил мне в блюдце молока, поставил его на пол, а рядом положил на бумажку печенье! По-твоему, это нормально?!

Ему не нравилось ходить на Гелиотеру и передавать Эймунду мои послания.

— Он пытается с тобой подружиться, — с улыбкой продолжила уговоры я, — по-моему, это мило.

— Я — почти король радников! — очень сомнительное заявление. — А не кот какой-то!

— Ну, хочешь, я добавлю в вестник, чтобы он так больше не делал?

— Нет!

— То есть молоко ты выпил и печенье съел? — уточнила я, и Вре виновато кивнул. — Ну вот! Наверняка тебя там опять ждёт что-то вкусненькое. Сходи, миленький. Последний разочек. Я чувствую, что совсем скоро Эймунд добьётся открытия Грани, и мы встретимся.

— Ладно, давай, — пробурчал Вре, и я отдала ему запись.

Радник скрылся, а я побежала на пляж ждать ответа. Эймунд всегда его давал вскоре после получения от меня весточки.

Таким образом мы общались уже три декады, и я страшно, просто ужасно по нему соскучилась! А ещё окончательно поняла, что мне никто другой не нужен и что я Эймунда никогда не забуду.

Это произошло после того, как родители увезли меня в «Девичьи Грёзы» и строго-настрого запретили переходить зеркалами в Волосту и к Грани.

Наутро после моего возвращения мама, как и обещала, уговорила отца сопроводить меня к артефакту. Не знаю, на что она рассчитывала. Может, надеялась что Эй продемонстрирует полное ко мне равнодушие, и я, увидев, что он живёт привычной жизнью, как будто меня в ней и не было, остыну и тоже выброшу его из головы?

Но нет. Накануне Вредник под моим жестоким давлением передал деснице известник, поэтому ровно в назначенный час Эй стоял во дворе своего дома и, глядя в небо, говорил со мной:

— Далия, никого не слушай! Я сделаю всё, чтобы мы были вместе. У меня есть план, золотая моя, ты, главное, меня дождись!

Я погладила Грань и прошептала ему обещание дождаться, и это очень не понравилось родителям.

— Дали, дорогая моя, — сказала мама, — это не дело! Если ты будешь каждый день бегать к артефакту и сохнуть по своему Хьярти, ты не заметишь, как мимо жизнь пролетит!

— Ты думаешь, это будет так долго? — перепугалась я.

Вообще-то я рассчитывала, что Эй поторопится.

— Я понятия не имею! Но будет лучше, если мы уедем в Раздоляндию, и ты попытаешься жить, как положено двадцатилетней девушке. Заодно проверишь свои и его чувства. Поверь, солнышко, если вы созданы друг для друга, вам ничто не помешает быть вместе!

— Хорошо, — согласилась я с мамиными доводами.

Тогда мне действительно нужно было в себе разобраться.

А потом мы приехали в Грёзы, я посмотрела на красавцев Ёуч, съездила погулять в Сердце Раздоляндии — никогда не спящую столицу веселья, встретилась с друзьями и поняла, что люблю Эймунда.

Когда я вернулась в Грёзы, то отправила ему второе послание. Нет-нет! В любви не объяснялась, просто заверила, что в него верю и жду.

— Хозяюшка, я физически не смогу мотаться туда-сюда, — бурчал Вре, собираясь на задание.

Из-за того, что Грани Гелиотеры закрыты, радники чувствовали себя в том мире некомфортно, а перемещения отнимали у них кучу энергии.

— Я знаю и не буду злоупотреблять, обещаю. Раз в декаду, и всё! — заверила я его и с тех пор слово своё держала.

— И скажи большой хозяйке, что местные радники так и не признают меня королём!

— Вре, дорогой мой, она знает. И мы уже об этом говорили: нет у радников королей и не будет. Мама не станет приказывать своим подданным называть тебя «ваше величество».

— Но почему, почему? Что им, трудно? — надулся мой лохматик, и тогда я придумала выход из положения.

— А знаешь что? Если откроются Грани Гелиотеры, ты сможешь быть там самым первым радником и полностью проконтролировать появление остальных. Будешь самым у них главным! Как тебе идея?

— Хм-м, — почесал он косы, взвешивая перспективы. — Неплохо, неплохо.

— Поэтому неси известник и оглядись там по сторонам. Разведай обстановку.

Мне, конечно, очень хотелось самой наблюдать все через Грань, потому что информатор из Вре был так себе. Он только  без подробностей сообщил мне, что Эймунд ходит в «Жену на час», где готовит заговор с Дартой и «грымзой-оракулом». Любопытство меня терзало теперь страшное. Но ссориться с родителями было бы глупо. А вдруг мне вскоре замуж выходить за Эймунда? А они заартачатся, начнут препятствовать. Нет уж! Лучше я сейчас побуду хорошей девочкой, а настою на своём позже...

— Далия, ты мне будешь нужна для записи рекламы! — крикнула мама, когда я пробежала мимо неё.

— Я помню, мам! Буду без опозданий, видишь, я уже и оделась как надо! — ответила на ходу и выбежала на пляж.

Сегодня я нарядилась в тот самый лиф с камушками, который купила на Гелиотере, и короткие купальные шортики, а на бёдра повязала парео — в рекламном ролике я буду изображать счастливую отдыхающую. Выглядела я шикарно и соблазнительно.

 Интересно, Эй меня видит, когда приходит, превратившись в молнию? Надеюсь, что да! Я поправила волосы и посмотрела в небо. Он приходил молнией уже шесть раз!

Как я поняла, что это мой энергомаг? Да очень просто! Первая молния ударила в песок рядом с местом, где я сидела и грустила после моего второго послания. Она была очень красивая и совершенно не похожая на обычные. Так-то у нас климатический купол стоит над Грезами, и обычные молнии не проникают. Тем более на небе не было ни облачка. Но не успела я испугаться, как увидела, что на песке после удара остался лежать блестящий камушек. Подняла его и сразу поняла — он от Эймунда. У нас на Эотере таких минералов нет — дымчато-серый, с живыми искрами внутри, он явно имел магическое иномирное происхождение. Сейчас браслет из уже шести полученных подарков красовался на моем запястье.

Я уселась на песок ждать седьмую бусину.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Глава 30

Эймунд

— Так. Подведём итог: у нас получилась всего одна пара — Горджер Фрост и Агнесса Плюм, — расстроенно заключил я, когда Дарта выдала свои вердикты по каждой паре.

Наши ежедневные собрания так и проходили в «Жене на час».

— Ну ты же наотрез отказался жениться, выходит, остался только Повелитель, — развела руками мать, сообщая мне то, что я и сам знал.

Отношения между нами напоминали отношения двух змей, периодически плюющих друг в друга ядом.

— И ты сама мне напророчила причину отказа, — напомнил я. — Что будем делать?

— Ты, сынок, задаёшь глупые вопросы с какой-то определённой целью или надеешься, что мы с Дартой настолько гениальны, что выдумаем, как избежать смены власти?

— Речь не об этом, а о том, кого посадим вместо Фроста?

Мать посмотрела на меня как на идиота.

— Нет, можно, конечно, посадить Дарту или меня, на худой конец, но суть в том, что посидим мы там несколько часов, а потом полетят вызовы. К сожалению, ни оракул, ни интуит не могут сражаться предсказаниями. Поэтому что? — Я закатил глаза. — Правильно, мой драгоценный ребёнок! Повелителем станешь ты! — констатировала она неизбежное. — А я хоть успокоюсь тем, что не зря тебя рожала!

Она поджала губы и пару раз гневно раздула ноздри.

— Так, дорогие мама и брат, раз мы все выяснили, пора готовить операцию. Я беру на себя армейских. Трудяжек, естественно, — прервала зарождавший обмен любезностями сестра, переключая нас на деловой настрой.

— Я беру на себя магесс, — тут же поддержала её Бирте. — Завтра же объявлю неделю женских пророчеств. Я иногда их устраиваю, если ты не знал...

— Знал. Напомню, что работаю при Повелителе десницей, дорогая матушка. Мне положено знать о ваших забавах.

— Ну тогда ты знаешь, какой они пользуются популярностью.

Знал, конечно. Стерва иногда впадала в приступ невиданной щедрости и одаривала магесс настоящими предсказаниями. Но не магов, само собой.

— Ну а я беру на себя магов, — объявил я.

Мы засучили рукава и принялись вербовать заговорщиков. Делом это оказалось довольно простым, потому что Горджер в последнее время всех достал, и подданные невероятно вдохновлялись идеей его женить. А именно это я и предлагал сотворить с Повелителем. Ну а так как особо много усилий тратить мне не приходилось — по большей части мне досталась болтология, у меня оставалось время и для углубленного изучения возможностей энергомагов.

Самой моей главной задачей было определиться с вопросами и грамотно их сформулировать, поэтому первым делом я внимательно прочитал довоенные летописи, многие из которых раньше относил к сказкам. Мы ведь не знали, что уход магии связан с закрытием Грани. Всегда думали, что это иномирцы что-то сделали с Гелиотерой — прокляли её. А теперь многое виделось в другом свете, и на этот раз я вышел в эфир подготовленным.

— Почему вы не защищали Грань? — задал я первый вопрос, слившись с предками в единый поток.

— Завеса мешала. Она позволяла подойти к кристаллу только хранителям, а хотели смотреть на миры все.

— Все хотели путешествовать!

— Но не все могли.

— Но другие могли смотреть и изучать.

Послышалось голоса со всех сторон.

— Энергомаги могли путешествовать по мирам? — а это был самый главный вопрос.

— Энергомаги и без Граней могут путешествовать...

— Вселенная — есть энергия, став ею можно летать повсюду.

— Надо тренировать волю, разум и магию, чтобы переместиться, куда хочешь.

Но обо всем этом я и так догадывался, больше интересовало другое:

— А тело? Тело можно переносить в другой мир?

— Не с твоей силой.

— Ты слаб, потомок.

— Каналы наполнены лишь наполовину.

— Когда в мире был источник, энергики могли переносить и оболочку.

— Нужны были лишь тренировки.

— Учитель Вестейн писал, как это сделать.

— Я писал! Я учил! Но ты не сможешь это сделать в скудном мире...

На первый раз мне было все ясно, и на том я вернулся в тело. Но с тех пор принялся ежедневно тренироваться и учиться. Летопись Вестейна Йона я нашёл в своём сейфе из энергокамня. Я всегда знал, что там лежит тонкая книжица с названием «Тело не тюрьма», но никогда не понимал, почему Хьярти хранили детскую сказку про энергомага, умевшего исчезать и появляться в другом месте под семью замками. А оказывается, это был учебник, надо лишь знать, что ищешь, и уметь читать между строк. С тех пор я готовился применить полученные знания на практике.

Первый раз мне удалось переместиться к моей будущей жене не сразу и, естественно, без тела. Но как же я был рад её увидеть! Получилось даже дать ей знак, смешав песок, магию и частичку себя. Так я сотворил артефакт-маяк. Теперь я его найду из любой точки Вселенной.

В следующие разы я оставлял Далии новые камешки, она им очень радовалась. Но чем больше проходило времени, тем сильнее меня беспокоило окружение моей будущей жены! Молодые полуобнаженные мужчины всё время тёрлись где-то рядом. А Далия ходила по песку нескромно одетая. Родители, которые советовали ей меня забыть…

В общем, если у меня и были какие-то сомнения относительно переворота, то они быстро улетучились. Я не хотел, чтобы Далия ждала меня вечно.

Тем более мы, гелиотерцы, не любим войн. Поэтому я рассчитывал, что смена власти пройдёт тихо и мирно. Горджер всегда знал, что я сильнее его, поэтому никогда не пойдёт на поединок со мной. Ну а когда увидит, сколько у нас сторонников — и подавно.

Больше времени у нас заняла не подготовка к свержению, а организация мер предосторожности, которые потребуются после открытия источника. Ведь толпы трудяжек вмиг обретут силу и ошалеют от неё, пусть она даже и будет крошечной.

Поэтому утром дня Х улицы всех городов Лио начали патрулировать усиленные наряды осведомлённых магов, а новостные листки и голосовые вестники готовились в нужный час выпустить ошеломительные новости и инструкции, что делать дальше и куда надлежит явиться получившим магию людям. В ближайшее время нам предстоит проделать огромную работу по обучению новых магов владению их силой. Утешало одно — сразу много магии у трудяжек быть не может, их каналы совсем иссохли, поэтому покалечиться или кому-то навредить магия не сможет.

Во дворец я входил рано утром один. Мать готовила к брачному ритуалу Агнессу, а мои ближайшие соратники отец и сын Снорри, Пал Ауч, главный целитель, министр финансов, главный духовник — он совершит ритуалы передачи власти и брачный, — а так же другие участники к тому времени уже собрались в тронном зале в ожидании церемонии.

Стража у дверей опочивальни Повелителя даже не подумала меня останавливать — Горджер и помыслить не мог, что ему что-то угрожает. Главная его ошибка — то, что он считал себя умнее других, а это совсем не так.

— Здравствуй, дружище, — приветливо поздоровался я  пока ещё с Повелителем Лио, входя в его спальню.

Горджер уже встал и одевался к выходу, а две смятые подушки говорили о том, что где-то поблизости прячется его сегодняшняя подружка.

— Хьярти? Что-то случилось? — удивлённо и недовольно поинтересовался он.

— Да, — сообщил я предельно спокойно. — Постарайся выслушать все спокойно.

— Поединок? — уточнил Горджер и весь подобрался.

А он не такой уж и идиот. Сразу понял, зачем я пришёл.

— Только если ты не прислушаешься к моим доводам, — я подкрепил свои слова двумя разрядами, оставившими след на стене прямёхонько над головой Фроста.

 Он поморщился. Проигрывать Горджеру совсем не хотелось.

— Ты же говорил, что тебе не нужен трон. Что изменилось? — всё ещё на что-то надеясь, поинтересовался бывший Повелитель, но я уже понял — сопротивляться он не будет.

— Всё. А главное — я узнал, как спасти Гелиотеру от потери магии… — И я рассказал все, что знаю о Грани, а потом сообщил главную новость: — Я бы отправил тебя в ссылку куда-нибудь подальше, Горджер, но оракул и интуит в один голос заявляют, что ты хранитель ключа. Тебе только нужно жениться на Агнессе, и ты станешь главным спасителем нашего мира...

— А почему это на Агнессе? — вылетела из повелительской уборной разгневанная Кархена в халате. — На её месте должна быть я!

Горджер незаметно покачал головой и сделал мне большие глаза. Вообще, надо заметить, что новость он воспринял достаточно спокойно. Особенно, когда узнал, что только он сможет рассматривать в Гранях другие миры. Ну и жена его, если договорятся. А это ого-го какая перспектива! Это он будет необыкновенным Повелителем одной страны, а спасителем и просветителем всего мира! На то и был мой расчёт, основанный на желании Горждера Фроста быть персоной исключительной важности.

— Прости, Кархена, на тебя пророчество не указало, — развёл я руками, — поэтому сейчас тебе придётся одеться и присоединиться к остальным, если не хочешь пропустить самое интересное.

Она скрылась в уборной, хлопнув дверью.

— Злится, — сообщил очевидное Фрост, — потом всем растреплет о том, что тут было.

— Да и пускай. Разве тебе, спасителю всей Гелиотеры, будет до этого дело? Я подтвержу, что ты добровольно передал мне права на трон, чтобы осчастливить всех людей.

— Ну что ж, — хлопнул в ладоши и потёр их друг о друга Фрост, — я согласен. Дашь время переодеться?

— Конечно. Жду тебя в тронном зале. Там уже все собрались.

И я ушёл, оставив Горджера готовиться. В том, что он придёт и все сделает как велено, я не сомневался. Во-первых: ему совершенно некуда деваться. Бежать — не вариант. Да и зачем? А во-вторых: даже если бы он и надумал бежать, я на всех выходах расставил патрули.

И Горджер Фрост не подвёл. Он вплыл в тронный зал как обычно величественно и, выйдя в центр, начал вещать — это он любил, умел и практиковал.

— Дорогие мои! Вы знаете, что все годы правления я старался сделать все, чтобы ваша жизнь была как можно лучше… — В принципе, он не врал. До заскока с женитьбой он был вполне приличным правителем. — …но я вынужден сменить насиженный трон на неизвестность, чтобы стать спасением всей Гелиотеры! — Народ зашумел, реагируя на его слова восторженно. — Я передаю власть своему деснице Эймунду Хьярти, — собравшиеся опять зашумели, но уже приветствуя меня, — надеюсь, вы все понимаете и будете его любить так же, как любили меня.

Ну а дальше главный духовник провел сначала ритуал передачи власти.

Вот так, совершенно не хотя этого, я взвалил на себя ответственность.

А потом прошел и ритуал заключения брака. И мы стали свидетелями того, как именно смешивается сила. Агнесса — сильная магесса, но она огонь, а Фрост — вода. И две эти магии мгновенно вступили в конфликт. Каналы молодожёнов опустели разом — это было неприятное зрелище, заставившее подданных поёжиться и сказать про себя пару ласковых о бывшем правителе.

До Сердца магии будущих хранителей пришлось вести под руки. Но зато там...

Горджер действительно оказался Хранителем ключа, и из последних сил смог открыть Грани. Завеса на наших глазах стала светлеть, пока не сделалась серым туманом. Но через неё уже был виден артефакт, а в мир потекла магия. Голова мгновенно закружилась как от опьянения, а сила заструилась по жилам. Кто-то даже упал на колени от её переизбытка.

— Я спаситель, я останусь в веках! — выдохнул Фрост и, ухватив жену, вошёл в туман.

Мы тоже попробовали, но завеса нас не пропустила. Что ж, каждому свое.

Я раздал подданным и своим сотрудникам задания и ушёл в свой особняк. В библиотеку. Поближе к родовой книге. Сейчас мне предстояло, набравшись магией под завязку, впервые перенести свое тело через миры к своей будущей Повелительнице. Те камни не просто маяки, в них часть меня. И я очень надеялся, что прочитал и понял все правильно, поэтому у меня все получится. Не очень-то мне хотелось разнестись по Вселенной мелкими частицами.

Расплел волосы, снял все артефакты, помолился духам и выплеснул свою магию из каналов, чтобы наполнить ею каждую клетку тела.

Глава 31

Далия

Во время пересменки в Грезах тихо и спокойно. Отдыхающих нет, и даже большая часть работников разъезжается: кто к семьям, кто развеяться в Раздоляндию. Я всегда любила это время. Мама не занята делами, папа тоже брал выходные… да и вообще это были дни уютных семейных посиделок. И только мой вредный младший брат умудрялся периодически меня доставать.

После моего возвращения, например, он взял на себя великую миссию за мной следить. Потому что дурочка Далька без его контроля вечно вляпывается в неприятности. Вот и сейчас его рыжая макушка выглядывала из-за ближайшего домика и мешала мне мечтать о Эймунде.

Я решительно поднялась на ноги, чтобы озадачить Бьёрна каким-нибудь делом, и именно в этот момент купол преодолела долгожданная молния. Но сегодня она отличалась от предыдущих. Она вообще была крайне аномальной: толстой, как столб, и спускалась на песок медленно. Я вмиг забыла о брате и застыла, распахнув на неё глаза. И тут прямо из молнии метрах в трех от меня соткался Эй! Настоящий! Материальный! Но голый. Правда, это меня уже ни за что не смогло бы остановить.

— Эй! Эймунд! — завопила я что было сил и бросилась ему на шею. — Ты пришёл!

— Золотце моё! — он подхватил меня на руки и закружил. — Конечно, я пришёл! Никому тебя не отдам. Собирайся, мы уходим на Гелиотеру.

Но не успела я сообщить, что сумки-то мои давно собраны, но так быстро уйти не получится, на пляж высыпали все, кто остался в Грезах с мамой и папой во главе. Бьёрн не дремал, стукач!

— Едрид-Мадрид, — выдохнула мама.

Иногда, в периоды сильного шока, она ругалась ну очень странными словами. Папа же изъяснялся куда понятнее.

— Далия, немедленно отойди от него, — рявкнул он и поднял руки.

Я знала, что он делает — вызывает боевые тени.

Я и так-то не собиралась отлипать от Эймунда, а сейчас и подавно. Только развязала свое парео и протянула деснице. Пусть хоть набедренную повязку сложит из него, а то Мюрей с Пруденией — мои няньки — уже хватались за сердце и творили охранные знаки.

— Знакомьтесь, это Эймунд Хьярти, десница Повелителя Лио — страны в другом мире, и он мой жених, — выйдя вперёд, чтобы прикрыть Эймунда собой, сообщила я собравшимся.

— Не десница, а Повелитель, — поправил меня Эй и, сделав короткие пасы руками, из которых частой очередью посыпались искры, очерчивая нейтральную полосу, положил их мне на плечи.

Демонстрация силы, как есть.

— Оу, ты знаешь наш язык, — пораженно оглянулась я на Эймунда.

— Я теперь вообще много чего знаю и умею, золотце, — заверил он меня и поцеловал в макушку.

— Что происходит? — не унимался отец, хотя мама вот все поняла, потому что отошла в сторону и стала быстро перебирать руками — однозначно заплетала радников, готовя их к атаке.

— Я выхожу замуж! И не смейте нападать на моего будущего мужа! — сообщила я родственникам не терпящим возражений тоном.

А сама еле сдерживала слезы. Не то радости, не то злости. Вдруг мои близкие попытаются нам препятствовать?

— Тише, Дали. Дай я им все объясню, — Эй прижал меня к себе и погладил.

— Будь добр, энергомаг — смилостивился отец, но тени не отозвал. — Только помни: перевес сил на нашей стороне.

— Я не собираюсь биться с родственниками своей будущей жены и Повелительницы Лио. Но я её у вас забираю прямо сейчас. Во-первых: вы не в силах за ней уследить, а значит и уберечь. Я не представляю, как можно было её отпустить одну в чужой незнакомый мир! — принялся возмущённо выговаривать родителям Эймунд. — Она же наивная, как новорождённый котенок! Это чудо, что Дали не вляпалась в неприятности!

— То есть ты не неприятность? — осведомился папа.

— Мы её не отпускали! Она сбежала, — попыталась оправдаться мама.

— А он мне нравится, — заметила Мюрей.

— Так вот от меня не сбежит! — пообещал им Эй. — Никаких больше спасательных операций по мирам! Далия станет Повелительницей Гелиотеры.

Ну и вот это родителей и подкупило.

— Хорошо, пойдём поговорим, раз так, — сказал папа и первым двинулся к длинному деревянному столу и лавкам, что стояли во дворе Грёз.

Переговоры проходили в напряжённой обстановке.

— Как это нет времени на подготовку к свадьбе?! Как это она пройдёт в другом мире?! — возмутилась мама, услышав, что выдвигаться нам с Эймундом нужно прямо сейчас. — Нет, так не пойдёт! Моя единственная дочь выходит замуж! Как это можно пропустить?!

— Бьёрн, сбегай в гардеробную и принеси ему мои штаны, — никак не мог свыкнуться с наготой Хьярти отец.

Признаться, у меня у самой глаз нет-нет, да косил под стол. Видимо, папу это и нервировало.

— Аса Элла, у меня в стране только что сменилась власть, а в мир хлынула магия. Я не могу задерживаться, и Далию больше одну не оставлю...

— Мам, а если мы сейчас уйдём, а ты пока все приготовишь, как тебе хочется, и в назначенный день мы вернёмся для свадьбы?

— Будете жить без ритуала?! — взревел отец.

— Бё, не строй из себя ханжу, — задумчиво осадила его мама. — Далия дело говорит.

— Тем более гелиотерский ритуал мы пройдём с Далией сегодня же, — подлил сиропа Эймунд, подталкивая почти согласную меня отпустить маму к принятию окончательного решения.

— Бедная девочка будет выходить замуж, как сирота.

— Одна совсем, — включились в беседу Мюрей с Пруденией.

Тут Бьёрн принёс штаны, и Эй их ловко натянул. После этого разговор пошёл бодрее — он встал и с жаром принялся убеждать моих родных в том, что я получу всё самое лучшее.

В итоге сговорились, что со мной отправится отец, а церемония пройдёт сегодня же вечером во дворе особняка Хьярти, чтобы мама и Бьёрн, которые не могут переходить через Грани, могли наблюдать.

Эймунд ушёл своим путём, поцеловав меня на прощение и заверив, что будет ждать нас в доставщике у выхода из леса. А я обнялась со всеми близкими, которые оставались в Грезах, и, выслушав их пожелания и наставления, отправилась с отцом через зеркала в Волосту, а потом и к Грани.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Мама с братом помчалась в Сердце Раздоляндии, чтобы оттуда тоже прыгнуть стационарным порталом в столицу Волостии. Добираться до артефакта на обычной повозке времени не было.

Всё происходило так быстро и так суматошно, что у меня не оставалось времени на страх и волнение. А ведь они же должны были быть. Говорят, что все невесты волнуются! Но нет. У меня этого не было. Я совершенно бесстрашно запрыгнула в Грань, с огромной радостью отметила на выходе, что силу не потеряла, и без малейшего сомнения повела отца из леса. Я не сомневалась, что Эймунд нас ждёт.

— Далия, ты так в нем уверена, что ломишься через кусты, не разбирая дороги? — ревниво ворчал папа.

Он как раз-таки вёл себя, как нормальный отец невесты.

— Хозяюшка, я кинул клич радникам, что в мой мир можно будет переезжать только с моего разрешения, — Вредник поспевал впереди меня и заодно просвещал о своих планах на дальнейшую жизнь, — так что мне понадобится во дворце отдельный трон рядом с вашими.

— Всё будет хорошо, — пообещала я им обоим одновременно, выходя на дорогу и встречаясь взглядом с будущим мужем.

Эймунд успел переодеться, заплести косы и теперь выглядел более похожим на Повелителя, чем в женском парео и с распущенными волосами. Он ждал нас у серого доставщика, опершись на дверцу, и сиял с тех пор, как увидел.

— Мои мать и сестра готовят церемонию, так что обряд состоится без промедления, — распахивая дверцы, сообщил он, и вскоре мы уже въезжали в Лионделу.

Ну а в доме Эймунда меня ждал приятный сюрприз. Мало того что его мама Бирте оказалась очень приятной женщиной — немного язвительной, но в душе доброй, — так ещё и моя драгоценная Дарта Сонья, как выяснилось, единокровная сестра Эймунда!

Будущие родственницы помогли мне одеться и сделать причёску, рассказывая, как у них тут происходил государственный переворот. А потом вместе с моим отцом стали свидетелями и гостями на нашей свадьбе.

Обряд, как и планировалось, проводился в саду. Надеюсь, мама с братом успели к Грани. Мы, во всяком случае, махали им руками. Духовник произнёс ритуальные заклинания — мы их повторили, и тут же меня прошибло током, а Эй замерцал тенями — прошло смешение магий. Но длилось это недолго, и спустя минуту мы уже пришли в себя и никакого дискомфорта не ощущали. Вот только шесть бусин, что мне достались в подарок от мужа на Эотере, растворились у меня под кожей и стали брачным узором. Я завороженно вытянула руку перед собой.

— Ой, что это значит, Эй? — спросила, затаив дыхание.

— Это, любовь моя, значит, что теперь в тебе есть часть меня, и я всегда буду знать, где ты и что делаешь, — очень довольно сообщил счастливый Эй.

— А вот это правильно! А вот это я одобряю! — заявил отец. — Теперь я точно могу быть спокоен.

— Я не поняла, это что… следилка? — уточнила я, прищурившись.

— Да, золотце. Ты теперь навеки моя пленница, — не стал отпираться муж.

— Ах, так?! Ну тогда получай! — я подхватила стоящего рядом Вредника и кинула в Эймунда.

Ну просто растерялась, а ничего, кроме вредного радника, для мести под рукой не нашлось.

— А-а-а! За что, Даличка? — завопил Вре.

— Раз мы с ним теперь одно целое, ты можешь считать его хозяином, а раз так, то пусть теперь он плетёт тебе сложные косы! — мстительно сказала я, и Вре задумался на мгновенье.

А потом…

— Это что за, хрень? — Эймунд уставился на радника во все глаза.

— Я Вредник, к твоему сведенью, муж моей хозяйки, и знай: я не люблю пить молоко из блюдца, которое стоит на полу!

— А детей у вас будет четверо: два мальчика и две девочки, — вдруг внезапно выдала свекровь, и все застыли.

— Одновременно? — онемевшими губами прошептала я.

— Какие дети, мама?! Далия у меня ещё сама должна повзрослеть! — возмутился Эй.

— Не одновременно и не прямо сейчас: жить и править вам предстоит очень долго, — утешила Бирте.

— А вот это хорошо, это правильно, — выдохнул папа.

Эпилог

— И ещё добавь, Логмэр: установить общепринятое обращение к дамам «эсса», а к мужчинам «аг», — велела я секретарю.

Вот уже целых две декады я была Повелительницей, и мы с Эймундом писали новые законы, которые подходят к изменённый реалиям.

— И пропиши в законе, как правильно обращаться с радниками: чем кормить, как хвалить, — вставил Вре, — я вам говорил, что уже тринадцать семей переехали на Гелиотеру?

Он сидел на высоком стуле в новой короне и весь в сложных косах, которые ему иногда заплетал Эймунд.

— Сто раз! — сообщил его величеству муж. — И вообще не отвлекайтесь! Мы сейчас образование обсуждали вообще-то.

Радник насупился и замолчал. Но даже он понимал, что это был очень серьёзный и сложный вопрос. Хоть только единицы трудяжек обрели магию полноценно — те, в ком были крупицы, — а остальные остались практически без силы, но реформа в сфере образования требовалась колоссальная. Ведь все, кто родился и родится после открытия Грани, будут уже полноценными магами. А кто их будет учить? Вопрос. Эймунд уже дал задание преподавателям магических академий разработать учебники по элементарной магии, и скоро они поступят в печать, а потом их получит каждый житель Лио бесплатно. Но этого мало.

— Не знаю, что делать, — созналась я понуро. Признавать себя плохой Повелительницей было неприятно, — кроме как заставить всех учителей пройти в срочном порядке переподготовку в магических академиях.

— Так и сделаем. Записывай, Логмэр: начало учебного года для студентов переносится на сезон. Всем бывшим трудяжкам-учителям явиться на переподготовку в ближайшие академии…

— Эй! Никаких трудяжек! Даже бывших. Всем новым эссам и агам прибыть в академии, — поправила я мужа.

— Далия, ты цепляешься к мелочам! — огрызнулся он.

— Это не мелочи, а уважение к подданным! Вам, магам и магессам, ему ещё учиться и учиться. Не забывай, что вы теперь не элита!

Муж недовольно скривился. Конечно, бывшие сильные мира сего не очень обрадовались тому, что теперь не единственные одарённые, и перестраивались на новую жизнь плохо.

Особенно Горджер Фрост. Он так расстроился, когда узнал, что я тоже могу проходить через завесу, да ещё и общаться с духом Хранителем, а потом ещё и уходить в другой мир, что попытался отказаться от должности и ключа. Пришлось Эймунду всё-таки применить к нему силу и хорошенько потрепать, а потом ещё раз объяснить, как важно грамотно обращаться с артефактом.

Кстати, их брак с Агнессой обещал стать счастливым. Между ними летали такие искры, они так азартно ругались и дрались, а потом появлялись в свете счастливые, держась за руки, что ни у кого не возникало вопросов, как супруги мирятся. Высший свет очень воодушевился, узнав, что это Дарта объединила их в пару благодаря своему дару, который и раньше был силен, а после насыщения магией вообще окреп.

Сестра Эймунда даже заметно помолодела за это время. А ещё она решила из «Жены на час» сделать брачное агентство и переименовала его в «Жена на всю жизнь» — от клиентов отбоя не было!

— Ох, точно, вспомнила! И запиши еще, Логмэр: в Лио все граждане равны и заслуживают взаимного уважения. Имеет значение не сила, а заслуги перед государством. Нарушителей ждёт штраф.

— Кстати, о силе, — опять перебил меня Эй, глянув на большие настенные часы кабинета, — у меня вызов через полчаса. Побегу.

— Опять? — возмутилась я. — Сколько можно? Когда они уже уймутся?

— Сила многих опьянила, золотце моё, — муж подошёл ко мне и, подняв голову за подбородок поцеловал, — подданные хотят себя испытать.

— Не забудь, что нам к семи на Эотеру, милый. Не задерживайся, — напомнила ему я.

— Не буду.

— А ты, ваше величество радников, проследи, пожалуйста, чтобы все там на поединке было в порядке, — попросила я Вре, вызвав смешок мужа.

В победе Эймунда я ни грамма не сомневалась, но он мог заиграться с противником, как кот с глупой мышью, а опаздывать нам нельзя. Мама будет волноваться.

Она организовала нашу свадьбу, которая состоится сегодня на закате, и очень нас ждёт. Не стоит её нервировать. И папу не стоит. Да и Эй хорошо бы, чтобы был в хорошем расположении духа.

Потому что у меня есть для них новость, которую никто так быстро не ждал.

Несмотря на все меры предосторожности, я все-таки каким-то чудом оказалась беременна, о чем и планировала сообщить семье после торжества.

— На сегодня все, Логмэр, — отпустила я секретаря и с улыбкой погладила пока ещё плоский живот.

Зря они думают, что я наивная ромашка. Я все понимаю, а ещё быстро взрослею и учусь. Я стану хорошей мамой, а Эймунд отцом. Я в этом на сто процентов уверена. Ведь если в семье царит любовь, им никакие трудности не страшны.

Эймунд

6 лет спустя

— …И не хотели маги делиться силой, поэтому никогда не женились. Тогда послал Хранитель переходов к ним свою избранную — очень умную, красивую и находчивую девушку, — чтобы она это исправила. И не ошибся в ней нисколечко…

Стоя за дверью, я слушал вечернюю сказку, которую Дали рассказывала сыну.

— …Спасительница сразу придумала гениальный план и отправилась к самому грозному и сильному магу того мира, чтобы его победить...

— У них была битва, да, мам? — затаив дыхание, спросил сын.

Эту историю он, как и я, слышал в сотый раз в разных интерпретациях, но наивный ребёнок ещё не перестал надеяться услышать про битву.

— Ну какая битва, Роалд? — возмутилась жена. — Маг увидел спасительницу и тут же в неё влюбился, прямо на пороге своего дома. Поэтому он стал её верным союзником, и они вместе спасли мир...

— А ещё он поймал того духа Хранителей переходов в астрале и объяснил, что приставать к его жене с заданиями не стоит. Иначе маг за себя не ручается и может сделать ему очень-очень плохо. Ведь тот маг был энергомагом и мог сразиться даже с духом. Ведь энергия — это…

Я вошёл в комнату и присоединился к семье.

— Жизнь! — выкрикнул Роалд.

— Правильно, сын!

— Ой, все! Не собиралась я переходить в тот мир, Эй. Сколько тебе говорить? Я же не какая-то легкомысленная дурочка. Я мать, жена и Повелительница! Мне есть о ком заботиться, — недовольно пробурчала Далия.

Оно, конечно, так. И моя Далия сильно повзрослела, а в некоторых вещах вообще была мудра не по годам. Но вот только она осталась такой же доброй и светлой, а ещё очень доверчивой, поэтому я с неё глаз не спускал и делал все, чтобы она такой и оставалась. Чтобы никто её не расстраивал и не заставил ожесточиться.

— Всё, сынок, спи. Маму я у тебя забираю, — я подошёл к креслу и протянул Далии руку.

Мы вышли в коридор, и жена привычно потянулась за поцелуем.

— Погоди. У меня для тебя сюрприз! — остановил я её.

Потом, конечно, не удержался и поцеловал.

— Какой? — томно спросила Дали.

В такие моменты она у меня становилась опытной, даже роковой женщиной. Чуть не поддался и не свернул в нашу спальню, но вовремя опомнился.

— Идём, сейчас увидишь.

Я провел её по коридорам дворца в гостевое крыло и, распахнув дверь, пропустил вперёд.

— Мама! Бьерн! — радостно воскликнула Повелительница и понеслась к родным, — Вы как тут очутились?!

— Благодари мужа, Дали. Он как-то смог договориться с Хранителем переходов, и теперь у нас налаживается прямое сообщение между мирами, — сообщил ей тесть.

— Эй, и ты молчал?! — Далия подбежала ко мне и повисла на шее. — Как же я тебя люблю, мой дорогой! Спасибо, спасибо!

Прижал жену к себе.

Не за что, моё солнце. Не за что. Я же знаю, как ты привязана к семье, как любишь родную Эотеру, а постоянно мотаться между мирами тяжело. Пусть теперь и они к нам приходят. А ещё Гедиотере не помещают свежие взгляды и обмен опытом с другими магами.

Мой тесть очень кстати оказался верховным тёмным, и наши контакты с иномирцами будут проходить на высшем уровне. Но я пока тебе этого не скажу, а то ты кинешься в гущу событий, а тебе сейчас не стоит напрягаться. Тебе вскоре рожать нашу дочь...

— И я тебя люблю, золотце. Я для тебя и не такое готов сделать… — сказал я и кивнул мужской половине Кьярваль, показывая на выход.

Пусть девочки общаются, а мы пока посовещаемся, как сделать так, чтобы им ничего никогда не помешало оставаться счастливыми.

Конец




Оглавление

  • Агентство "Жена на час" (интим не предлагать)  Сью Санна