КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569726 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228912
Пользователей - 105659

Впечатления

Stribog73 про Слюсарев: Биология с общей генетикой (Биология)

В книге отсутствуют 4 страницы.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Веселовский: Введение в генетику (Биология)

Как видите, уважаемые мухолюбы-человеконенавистники, я и о вас не забываю. Книги по вашей лженауке у меня еще есть и я буду продолжать их периодически выкладывать.
Качайте и изучайте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Асланян: Большой практикум по генетике животных и растений (Биология)

И еще одну книгу для мухолюбов-человеконенавистников выкладываю.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про О'Лири: Квартира на двоих (Современная проза)

Забавна сама ситуация. Такой поворот совместного съема жилья сам по себе оригинален, что, собственно, и заинтересовало. Хотя дальше ничего непредсказуемого, увы, не происходит...

Но в целом читаемо, хотя слишком уж многое скорее напоминает женский роман с обязательной толерантностью (ну, не буду спойлерить...).

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Вязовский: Экспансия Красной Звезды (Альтернативная история)

как всегда, на самом интересном...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Казанцев: Внуки Марса (Космическая фантастика)

Спасибо за книгу, уважаемый poRUchik! С детства любимая повесть!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про серию АН СССР. Научно-биографическая серия

Жена и муж смотрят заседание АН СССР по телевизору.
Муж:
- Что-то меня Келдыш очень беспокоит.
Жена:
- А ты его не чеши, не чеши.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Иномирянка для генерала [Яра Сакурская] (fb2) читать онлайн

- Иномирянка для генерала [СИ] 879 Кб, 254с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Яра Сакурская

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Глава 1. Язык враг мой

— Отвали, старая кашолка! Впаривай свою ерунду каким-нибудь дуракам! — я брезгливо дёрнулась в сторону, когда мне преградила дорогу седая бабка в жёлтом грубом платье и замахала перед моим лицом картами Таро, — Да отстань ты, чего прицепилась? Как же много вас, шарлатанов, развелось! Только и делаете, что людям отдых портите!

— Ева, ты ещё с ней подерись, — Лера оттащила меня в сторону и оглядев убийственным взглядом, повернулась к гадалке, — Простите, но нам не интересно гадание. Хорошего вам дня.

— Чего ты извиняешься перед ней? — вскипела я, и пока подруга упорно вела меня вперёд, постоянно оборачивалась назад, чтобы посмотреть на наглую аферистку, обкрадывающую людей, — Работать надо идти, а не попрошайничать!

— Ева, ну какая муха тебя укусила? — Лера усадила меня на скамейку и прикрыла глаза от солнца, — Ну зарабатывает бабушка на жизнь как может, пенсии наверное не хватает.

— Я не пенсионерка, — гадалка неожиданно появилась перед нами, вынуждая подругу взвизгнуть и отскочить, а меня подозрительно её оглядеть, ведь я даже не заметила, как старая карга к нам подошла, — Доведёт тебя твой длинный язык, ох доведёт! Такая молодая и такая нахалка и хамка. Стыдно должно быть.

— Чтооо?! — я от возмущения некрасиво открыла рот и выпучила глаза, — Это не я впариваю людям лживые предсказания! Иди отсюда, пока я полицию не привлекла!

От злости я вскочила, и словно петух на ринге, замахала руками. Казалось бы, какое мне дело до этой гадалки, мы ведь шли с Лерой домой после долгой прогулки по ярмарке и хотели приготовить яблочный штрудель. Но почему-то эта бабка вывела меня из себя одним своим видом, слишком уж самоуверенным казался её взгляд. Я обычно не хамлю незнакомым людям и стараюсь вести себя прилично, но именно сегодня весь мой самоконтроль полетел на дно, ибо я грозилась нарваться на неприятности в лице взбалмошеной старухи.

— Сама себе яму роешь, девочка, я ведь со всей душой тебе отнеслась и хотела погадать. Но ты сама своё будущее предрешила, — гадалка цепко оглядела меня с головы до ног и развернулась, но перед тем как уйти и скрыться в толпе, негромко проговорила, — Беда тебя ожидает, ох беда.

Неожиданно я громко чихнула, прикрывая рот руками, а когда открыла глаза, старуха успела исчезнуть в толпе, прихватив с собой моё хорошее настроение. Лера подхватила меня под локоть и уверенно повела прочь с негостеприимной ярмарки. Определенно мой день не задался с того момента, когда я вступила на территорию городского парка. Сперва мы с подругой долго не могли найти палатки с едой, в которых обычно продавали сладкие пирожки с манго и папайей, а потом выяснилось, что пока мы бродили по парку в поисках, диковинные угощения уже разобрали, остались только пирожки с картошкой и капустой.

Затем мы хотели посмотреть на разрисованных деревянных куколок, которыми виртуозно торговал бородатый мужик. Но он видимо решил, что мы какие-то воровки и хотим его ограбить, поэтому начал визгливо вопить, привлекая внимание полицейских. Нас пристально обыскали и отпустили с миром, но больше нам не хотелось бродить вокруг палаток и наслаждаться хорошими моментами, поэтому мы тоскливо уселись в тени дерева и очень расстроились.

Ну ладно, я и правда не особо похожа на приличную девушку. В свои двадцать два года я ношу короткую стрижку под мальчика, предпочитаю широкие короткие джинсы, открытые топы без лямок и тяжёлые ботинки на большой подошве. Меня часто спрашивают, почему я выбираю именно такой стиль в одежде, на что я говорю обычно одну и ту же фразу "Я танцовщица, я так вижу". Знакомые часто восхищаются моей худенькой фигуркой и длинными стройными ногами, но им даже в голову не приходит, что я самая востребованная стриптизёрша во всём городе уже как пять лет.

Едва мне стукнуло восемнадцать, маменька с папенькой решили, что дочь, танцующая в переходе метро за копейки им не нужна. Им даже не было интересно узнать, что я танцую с ребятами в различных местах и за день могу заработать около пяти тысяч рублей. Конечно, у родителей свой бизнес и они имеют с него нехилые деньги, куда мне до них со своей вшивой пятитысячной купюрой? Решив, что я позорю семью своим внешним видом и недостойным образом жизни, когда на вечеринках или посиделках отвечаю на вопросы солидных знакомых по поводу работы, мама с папой вышвырнули меня в свободное плавание и вычеркнули из своей жизни.

Я не особо расстроилась, их гиперопека и навязчивость порядком меня утомили, поэтому я с радостью и прочими положительными эмоциями покинула отчий дом, предвкушая весёлую и разнообразную жизнь. Собственно так и получилось, я окончательно ушла с юридического института и мы с Лерой стали жить вместе в однокомнатной квартире в центре города, которую ей купил один из спонсоров. Вообще моя подруга оказалась очень любвеобильной и держала в узде сразу двух спонсоров, весьма солидных мужчин, причём женатых. Я реагировала на это спокойно, потому что прямиком из перехода метро попала в самый элитный ночной клуб, и пройдя лёгкое испытание, стала стриптизёршей.

Мне нравилось ощущать чужие эмоции и ловить на себе страстные взгляды, от этого я чувствовала себя живой и за пять лет добилась блестящей карьеры в этой индустрии. К сексу меня не склоняли, Дмитрий, Лерин кавалер, взял меня под опеку и договорился с начальством, чтобы я только танцевала и ничем другим не занималась. Подобное меня устраивало, да и хозяин клуба понимал, что я полностью отдаюсь танцам и не подхожу ни на какую другую роль.

Я всегда танцевала в различных масках, что помогло мне остаться инкогнито и позволило стать учителем в разновозрастной школе хореографии. Преподавала я сразу несколько стилей: танец живота и бальные танцы для детей, твёрк и хип-хоп для взрослых. Наконец я смогла жить свободной жизнью и заниматься любимым делом, которое у меня действительно получалось. В деньгах я от слова совсем не нуждалась, как и в спонсоре, поэтому в свободное время мы с Лерой бродили по городу, посещая выставки и музеи, любили ходить в театр, кино и кальянные, или просто сидели дома, готовили вкусные блюда и маялись от безделья.

Сегодня мы проспали до позднего обеда, так как всю ночь отжигали на моей работе, отмечая день рождение коллеги, а после пробуждения немного полежали в джакузи и отправились на ярмарку мастеров, которая четыре раза в год приезжала к нам в город. Да, лучше бы сидели дома и курили кальян, вечер всё равно был безнадежно испорчен некоторыми не очень приятными личностями.

— Что-то я паршиво себя чувствую, — я нервно почесала щёку, пока Лера разглядывала себя в зеркале лифта, — Не знаю, что на меня нашло. Я просто сорвалась на пожилом человеке, потому что мне до этого испортили настроение. Такое гадкое ощущение осталось, чувствую себя просто отвратительно.

— Ну ты и правда поступила себя не очень красиво, — подруга открыла дверь в квартиру и пропустила меня вперёд, — Да не парься и не переживай по этому поводу. Уверена, не ты одна так считаешь, считай, ты одна из тех, кто не побоялся озвучить своё мнение, пусть и в грубой форме.

Я молча зашла в коридор и включила свет. Её слова не смогли меня переубедить. Я сняла ботинки, и обняв себя двумя руками, отвернулась от подруги. Ну вот всегда так, сперва говорю, потом только думаю и анализирую. Сколько людей от меня отвернулось из-за моего длинного языка — не пересчитать. У меня и правда чересчур скверный характер и обуздать его может только Лера, да и то не всегда.

— Ева, ты только посмотри на себя, — Лера обняла меня за плечи и вынудила поднять голову, — Хмурое выражение тебе не к лицу.

В зеркале отразилась грустная, достаточно высокая девушка с очень короткими русыми волосами, карими глазами, маленьким носом и чуть пухлыми губами. Я недовольно показала отражению язык и перевела взгляд на стоявшую рядом подругу. Лера уже позабыла обо мне и принялась накручивать на палец длинные светлые волосы, не забывая щурить свои зелёные глазёнки.

— Да красотка, красотка, — я весело шлёпнула её по округлой попе, и получив ответный шлепок, стянула с себя джинсы, — Пойду поваляюсь, колено разболелось, наверное к непогоде.

— Я пока почищу яблоки и закажу кальян, — Лера стянула с себя короткую красную юбку, и оставшись в лёгкой красной блузке, заглянула в комнату, — Лапшу будешь? У них появилась новинка с морепродуктами и соусом терияки.

— Давай, не откажусь попробовать, — я уже успела раздеться, и оставшись в одних стрингах, блаженно растянулась на животе, упираясь руками в стену, — И чай закажи, малиновый с лимоном.

Лера кивнула и скрылась на кухне, напевая что-то себе под нос. Я устало перевернулась на спину, и уперевшись одной ногой в мягкий ковёр, прикрыла глаза. Так, завтра нужно перевести часть денег в приют для животных, а остальную сумму раскидать по различным фондам, которые собирают деньги на лечение детей и взрослых. Записать надо, а то ведь забуду, с моей-то памятью.

Я лениво поднялась с дивана, и оставив заметку в своём пухлом блокноте, хотела лечь обратно, но моё внимание привлела неестественно яркая вспышка за окном. Любопытства мне не занимать, поэтому я осторожно отодвинула занавеску и вгляделась в темноту улицы. Вспышка тускло сверкнула ещё раз, а я почувствовала, будто меня куда-то уносит. Ноги подкосились и я рухнула на пол, случайно задев подставку с канцелярскими принадлежностями. Ручки с громким грохотом рассыпались по полу и вместе с этим давление в моей голове достигло апогея.

Я крепко зажмурилась, пытаясь прийти в себя, и внезапно почувствовала вместо тёплого ковра сырую и холодную землю. Сильный ветер бросил в лицо охапку сосновых иголок, вынуждая меня подскочить от неожиданности и широко распахнуть глаза. От увиденного я отшатнулась и крепко обхватила себя руками, пытаясь понять хоть что-то. Я стояла на опушке леса, а в небе раздался протяжный раскат грома, полностью возвращая меня в сознание. На ярмарке я ничего не ела, не пила, не нюхала, у меня точно не могло быть галлюцинаций. К тому же ветер обдувал меня слишком сильно, вызывая рой мурашек по всему телу и как бы намекал, что это всё мне не кажется, ощущения-то вполне реальные.

Я же только что сидела в своей комнате, а теперь вдруг оказалась в незнакомом лесу в полном одиночестве. Когда сверху промелькнула большая тень, я инстинктивно пригнулась к земле и боязливо подняла голову. Надо мной пролетел огромный чёрный дракон и стремительно скрылся в облаках. Неужели я и правда накликала на себя беду своим длинным языком?

Глава 2. Как я встретила генерала

Верила ли я в колдовство и магию? С этого момента определено да, иначе никак не могла объяснить своё перемещение в этот густой лес. Ладно, похоже что та бабка оказалась настоящей гадалкой, ещё и ведьмой в придачу, причём отомстила очень изощрённо, я и не знала, что такое бывает в жизни. Главное не паниковать, а попытаться выйти к городу или деревни, чтобы узнать, где я нахожусь. Конечно мой обнажённый вид вряд ли понравится местному населению, но уж извините, меня против воли сюда доставили, я даже одеться не успела.

Солнце медленно нависало над лесом, плавно уходя за горизонт. Через несколько часов наступят сумерки, надо бы мне поторопиться с поиском укрытия хотя бы, а то ночевать в холодном лесу не очень хочется. Я внимательно огляделась по сторонам, пытаясь найти хоть какие-то признаки цивилизации, и кажется мне повезло наткнуться на дом или баню, потому что я заметила сизый дым, исходящий примерно в пятистах метрах от моего местоположения.

Ладно, пора познакомиться хоть с кем-нибудь, иначе в одиночку я долго не протяну. Попытавшись успокоиться перед встречей с людьми, я глубоко вздохнула и выдохнула, приводя себя в чувства. Ну подумаешь, посверкаю перед ними голым телом, ничего страшного, переживут как-нибудь. Скажу что меня обокрали и попытались изнасиловать, точно должны поверить.

Но как бы не я старалась спрятаться за весёлыми мыслями, комок паники медленно разрастался, превращаясь в сильное волнение. Конечно я переживала по поводу своей дальнейшей судьбы, кто знает, куда я вообще попала. И Лера, моя Лерочка осталась одна, наверное жутко перепугается, когда не увидит меня в квартире. С не очень весёлым мыслями я дошла до деревянного двухэтажного дома и подозрительно огляделась, но рядом никого не было и ставни на втором этаже были закрыты.

Потоптавшись на месте, я осторожно подошла к дому и выглянула из-за угла. Справа от двери начинался большой природный водоём, от которого и исходил этот сизый пар, который я изначально приняла за дым. Рядом со мной на верёвке сушилась женская и мужская одежда и ветер легонько её раскачивал, создавая иллюзию семейного спокойствия. Но эта иллюзия рухнула с треском, когда я услышала пьяную мужскую ругань и громкий женский смех. Ну нет, соваться на их тусовку я не буду, разговаривать с пьяными людьми не имеет никакого смысла. Они конечно может помогли бы мне, но что-то мне подсказывало, что здесь меня встретят точно не с распростёртыми объятиями.

Я воровато огляделась и быстро стянула с бельевой веревки длинную суконную юбку и короткий топ. Юбка конечно не в моём вкусе, но грешно жаловаться, хорошо, хоть какую-то одежду нашла. К счастью наряд оказался мне к лицу и по размеру, разве что юбка была чуть великовата, но можно и перетерпеть. Ещё раз оглядевшись, я вернулась обратно на лесную тропинку и уныло пошла вперёд, понадеявшись, что не сглупила, и смогу найти более-менее нормальное место для ночлега.

Но оказалось, что моё умение притягивать неприятности никуда от меня не делось, наоборот, решило вывести меня аккурат к огоньку, возле которого собрались трое громил не очень приятной наружности. А я-то решила, что здесь жгут костёр обычные путники и я смогу к ним прибиться. Но конечно, собравшиеся на этой поляне доверия не вызывали, особенно их неопрятный внешний вид и повозка с какими-то коробками и сундуками, из которых торчали какие-то яркие вещи. Готова поспорить, что эти граждане обворовали какую-нибудь эпатажную даму. Я хотела аккуратно скрыться за деревьями, но один из них заметил моё присутствие и просвистел, указывая пальцем в мою сторону.

— Гляньте, какая крошка пришла к нам огонёк, — сплюнув, первым поднялся тот, который меня заметил раньше других, и откинув назад свою грязную косу, развязно подошёл ко мне, — Да не боись, мы тебя не обидим. Ну разве что чуть-чуть.

Пахло от него, как от помойки, поэтому я отпрянула в сторону и закрыла рот ладонью, пытаясь сдержать рвотный рефлекс. Тоже мне, похититель женских сердец, держите, сейчас упаду к нему в руки. Я бегло осмотрелась, но те двое не стали вставать с бревна, лишь с интересом наблюдали, видимо ждали хлеба и зрелищ. Что ж, хлебом не располагаю, а вот зрелище вполне могу устроить.

— Руки убрал, — я оттолкнула от себя мужчину, когда он приблизился ко мне слишком близко, видимо принял моё недальновидное молчание за согласие, — Пропусти, я тебя нормально сейчас прошу. Или ты настолько тупой, что не понимаешь отказа? Самоуверенность это тоже плохо, иногда можно выглядеть посмешищем в глазах других, например, прямо как ты сейчас.

Его дружки басовито расхохотались, оглушая тихую поляну задорным смехом. Недолюбовник поперхнулся от моих слов и на несколько секунд завис, обжигая меня яростным взглядом. Его нижняя губа мелко задрожала, а широкие брови опустились к массивной переносице, похоже, мои слова ой как сильно его задели, как бы мне не поплатиться за это прямо здесь и сейчас. Вот я всё-таки дура, зачем сама спровоцировала конфликт?

— Заносчивая дрянь! — бандит схватил меня за руку и грубо притянул к себе под дружный хохот своих коллег или друзей, не знаю, кем они друг другу приходятся, — Решила из себя благородную построить? Как миленькая раздвинешь ноги, а иначе вскрою от подбородка до самого низа.

Когда в его руке появился большой нож, я поняла, что шутки закончились. Он видимо почувствовал привкус моего страха, поэтому негромко усмехнулся и прижался своими влажными губами к моей открытой шее. Подобного я не могла вытерпеть, и уперевшись двумя руками в его грудь, истошно завизжала, распугивая своим звонким визгом всю живность в округе. Мужик похоже не ожидал от меня такой выходки, наверное подумал, что если я стою и трясусь от страха, то полностью нахожусь в его власти, и резко отпрянул, закрывая уши руками.

Опасность миновала, мне бы по-хорошему уносить ноги, сверкая голыми пятками, но я продолжала орать, попутно размахивая руками, как будто хотела взлететь. Дядьки похоже очень перепугались моего ненормального визга и опасливо замолчали, нервно переглядываясь. Я уже подумала, что они испугались именно меня, поэтому тут же замолкла, хватая ртом воздух. Но нет, видимо моя серенада показалась им не столь пугающей, как появление нового зрителя нашего маленького представления, а именно высокого и плечистого мужчины, который резко вышел из-за моей спины и заставил меня подпрыгнуть от неожиданности.

— Рагнар! — все как один, бандиты дружно упали на колени, не очень умело изображая поклон, — Пощадите, Рагнар! Мы не желали никому зла!

Я притихла, ожидая продолжения. Мужчина прошёл мимо, не забыв не сильно толкнуть меня плечом, из-за чего я с трудом сумела удержаться на ногах. Его карий колючий взгляд пристально рассмотрел окружающую обстановку и задержался на украденной повозке. Поседевшие от его появления бандиты кажется уверовали в богов и сложили руки в молитвенном жесте, стараясь не шевелиться и не привлекать к себе внимание, но пожалуй, они были главными героями этого представления.

— Где повозку украли? — голос незнакомца резанул слух и добавил нервозности в состояние несчастной троицы, которая из-за меня попала в не очень приятную ситуацию, — Где ваше укрытие?

— Повозку украли на полпути отсюда, ближе к таверне "Лесной привал", а укрытие находится в пещере к северу от таверны! — всё как на духу выложил мой недолюбовник, так и не поднявшись с колен, — Мы готовы лишиться рук, только не убивайте!

От услышанного у меня и без того короткие волосы встали дыбом, а ладони мгновенно вспотели. Неужели я попала в то время, когда людям за воровство отрубали конечности? Так ведь я и сама воровка, раз украла одежду возле какого-то дома. Но Рагнар буднично сообщил, что миловать преступников не собирается, и вытащив огромный меч, висевший на спине, быстро пошёл в их сторону, видимо собрался совершить правосудие. Мне от такого поворота событий стало дурно, ведь по сути, если бы я не пришла на эту поляну, мужики остались бы живы-здоровы, правда так бы и продолжили вести преступный образ жизни. Я не могла себе позволить загубить сразу три жизни, всё-таки из-за моего визга они попали в такую передрягу.

Не особо соображая что творю, я ринулась вперёд, и закрыв собой бандитов, примирительно выставила руки, пытаясь остановить этого амбала. Его тонкие обветренные губы презрительно сжались, а ноздри раздувались так сильно, что казалось, будто Рагнар сейчас взорвётся или запыхтит, как чайник или паровоз. Щетина прибавляла и без этого мужественному лицу особый шарм, даже яростный взгляд тёмных глаз не портил картину.

— Так, подождите, — я попыталась заглянуть ему в глаза, но из-за разницы в росте мне пришлось поднять голову, — Давайте обойдёмся без убийств и насилия, пожалуйста! Я не хочу чувствовать себя виноватой в смерти нескольких человек.

— Ты думаешь, эти трое проявили бы к тебе такое же милосердие? — мужчина отпустил меч и иронично приподнял бровь, — Так бы ты говорила, если бы я не прибежал на твои крики?

— Конечно нет, я благодарна за ваше вмешательство, но ведь можно же обойтись без насилия! — я медленно отпустила руки и тут же пожалела об этом.

Рагнар схватил меня за руку и дёрнул в свою сторону, грубо толкая на землю. Я с громким писком упала, больно приложившись больной коленкой о землю и тихо всхлипнула от резкой боли, прострелившей ногу. В эту минуту мне уже не было никакого дела до этих бандитов, я понимала, что попросту не смогу встать, если сейчас же не перевяжу колено специальным медицинским бинтом. Я даже не стала смотреть в сторону моего спасителя, лишь крепко зажмурилась и закрыла уши руками, чтобы не лицезреть первую в моей жизни казнь, а то ведь мне это трагическое событие в кошмарах сниться будет.

Когда меня резко дёрнули вверх, не очень нежно хватая мою руку, я громко ойкнула и снова всхлипнула, не в состоянии удержаться на одной ноге. Чтобы хоть как-то устоять и не познакомить своё дорогое лицо с твёрдой землёй, я мёртвой хваткой вцепилась в кожаные доспехи мужчины и подогнула под себя больную ногу, стараясь скрыть набежавшие слёзы. Вот обязательно было толкаться, можно же просто было заорать и заставить меня отойти в сторону, я бы послушалась, но при этом конечно до одури бы испугалась.

— Что с тобой? — Рагнар одной рукой придержал меня за предплечье, сильно впиваясь грубыми пальцами в мою худую руку, — Я тебе что-то сломал?

— Нет, но я при падении задела больное колено, — я завозилась на месте, пытаясь сохранить равновесие и ахнула, когда мужчина неожиданно подхватил меня на руки и отправился в противоположную сторону, — Куда вы меня несёте?

Рагнар предательски молчал и я поняла, что нажила себе ещё одну проблему.


Глава 3. Из иномирянки в жрицу любви

Мужчина почти осторожно усадил меня возле костра, и я заметила, что мы вернулись к его лагерю. Я кое-как вытянула больную ногу, приподнимая юбку и исподлобья принялась наблюдать за Рагнаром. Он шарился в своём мешке, пытаясь что-то найти, и выглядел при этом весьма сосредоточенно. Его грязные тёмные волосы свисали до плеч, но по крайней мере он не излучал такие же зловонные ароматы, как тот бандит.

— Как зовут тебя, недоразумение? — мужчина присел возле меня, и бесцеремонно задрав юбку до бёдер, принялся ощупывать моё многострадальное колено.

— Ева, — я подозрительно наблюдала, как он выдернул зубами пробку из какого-то пузырька и щедро облил жидкостью кусок ткани, — Спасибо вам за помощь.

— Ты что, чужеземка? — Рагнар принялся перевязывать колено, и подняв голову, впился в меня подозрительным взглядом, — Почему у тебя такие короткие волосы?

Каюсь, впервые в жизни я не нашлась с ответом. Он смотрел на меня с такой неприкрытой ненавистью, когда упомянул про чужеземку, что я тут же поняла: если Рагнар узнает, что я вообще из другого мира, моя грешная голова покатится по сухой земле. Шестое чувство вопило, чтобы я молчала о своём происхождении, иначе моя жизнь оборвётся в эту же секунду отнюдь не по моей воле.

— Я не чужеземка… — я в ужасе облизала губы, не зная что ответить, — С чего вы так решили? И мои волосы…я просто…

— Ты просто жрица любви, которая сбежала из весёлого дома, — помог мне закончить мужчина, закончив с перевязкой, — Давно сбежала?

Погодите, он что решил, что я проститутка? Я конечно танцую полуобнажённая перед мужским населением, но до проститутки мне ещё далеко! И вообще, с чего это Рагнар так решил? Неужели такие девицы носят стрижку под мальчика в этом мире? Ну конечно, не стал бы он просто так обращать внимание на мои волосы. Я обиженно запыхтела, но в тот же момент осознала, что здесь даже к проституткам относятся лучшее, чем к чужеземцам. Интересно, чем вызвано подобное поведение и отношение? Но ладно, видимо мне лучше казаться жрицей любви, чем иномирянкой, придётся привыкнуть.

— Недавно сбежала, — надеюсь, округлившиеся глаза меня не выдали, — А знаете, я кажется где-то вас видела.

— Вряд-ли в весёлом доме, — Рагнар уселся прямо на землю, снимая с себя плащ, — Наверное видела меня рядом с королём или во главе войска.

— Да, наверное, — я уверенно закивала, делая вид, будто понимаю о чём идёт речь, — А скажите, сложно вести за собой войско?

— Я же генерал и не испытываю никаких сложностей в управлении армией, — кажется он слегка удивился моему вопросу и небрежно бросил в меня свой плащ, — Закутайся, не хочу быть виновником твоей простуды.

Я благодарно кивнула и натянула на себя тяжёлый плащ, который сильно пах потом и костром. Ну надо же, сам генерал встретился на моём пути, похоже всё идёт не так уж плохо. Надо только включить своё обаяние и навязаться к нему в спутники, наверняка генерал направляется в город, так что нам по пути. Ну не откажет же он несчастной девушке, которая попала в беду? Я хитро оглядела затихшего мужчину и прищурилась, словно кошка перед прыжком.

— Рагнар, а вы направляетесь в город? — я томно выдохнула и закусила губу, ожидая ответа от генерала, но он почему-то мне не ответил, — Вы ведь поможете мне выбраться из леса?

— С чего бы? — мужчина поднял на меня недовольный взгляд и оскалился, — То что я помог тебе один раз, не значит, что я теперь твоя нянька. Ты же знала, что покидая весёлый дом, останешься одна в незнакомой местности. Нужно было изначально думать о том, как ты будешь добираться до города.

— Но я думала, вы направляетесь в город! — от отчаяния я сбросила с себя плащ и сжала его в кулаках, — Куда вы идёте? Я всё равно пойду с вами, вы не посмеете бросить меня одну в незнакомом лесу!

Ну и зря я это ляпнула. Генерал холодно на меня посмотрел и я снова закуталась в плащ, чтобы хоть как-то спрятаться от его колючего взгляда. Ну это же надо было такое сказать, конечно он имеет полное право оставить меня здесь, ведь по сути Рагнар ничем мне не обязан, но чёрт, так хотелось, чтобы этот несносный мужчина проникся моей проблемой и не бросил меня на произвол судьбы.

— Ты только посмотри на свой внешний вид, — Рагнар в воздухе обвёл меня пальцем и сложил руки на груди, — Как я могу показаться на людях с девушкой, у которой мужская стрижка и оголённый живот?

— Неужели дело только во внешнем виде? А если я переоденусь, вы возьмёте меня с собой? — ну нет, шанс выйти живой и невредимой из этого леса я не упущу. Хоть в паранджу оденусь, но точно тут не останусь.

— Я этого не сказал. Ты куда собралась?

Я окончательно сбросила плащ, и опираясь на дерево, поднялась на ноги. Раз надо, значит я допрыгаю до той краденой повозки и выберу наряд под стать этому миру. И только пусть попробуют обвинить меня в воровстве, я всё свалю на Рагнара и скажу, что это он вынудил меня присвоить себе чужую одежду.

— Я возьму пару вещей из той повозки и вернусь, — я воодушевленно поскакала на правой ноге, придерживаясь руками за деревья, — Одна нога тут, другая там. Я быстро вернусь, только не уходите! А, подскажите, в какую сторону прыгать?

— Я вообще-то не давал своего согласия, — мужчина закатил глаза, но всё же любезно указал пальцем направление, — Учти, если свалишься, я за тобой не побегу.

Я отмахнулась от него и когда почти достигла края поляны, в ужасе остановилась. Я, между прочем, прыгаю сейчас к месту, где лежат мёртвые бандиты, а на землю опускаются первые сумерки. Мысли о том, что я впервые в жизни останусь с покойниками наедине, поубавили мой пыл и напрочь стёрли решительный настрой. Я неловко обернулась в сторону своего спутника и поймала его насмешливый взгляд. Ну и ладно, я вообще-то девочка и могу попросить помощи и защиты у мужчины, никуда он не денется.

— Рагнар, мне страшно. Я не хочу остаться с покойниками наедине, пожалуйста, сходите со мной! — я тяжело опёрлась попой на дерево и вдруг осознала, что мне действительно стало очень-очень боязно оставаться одной, ещё и с больной ногой. А вдруг генерал плюнет и уйдёт, пока я буду перебирать наряды?

От подобной перспективы меня передёрнуло, страх одиночества затмил разум и полностью затопил всё моё сознание. Конечно, он точно меня оставит одну, как будто ему хочется возиться со мной и тащить за собой. Но похоже мужчина оказался не таким уж и вредным, потому что сквозь выступившие слёзы я заметила, как он тяжело поднялся с места и быстро двинулся в мою сторону, грозясь поджарить меня грозным взглядом.

— Надо было оставить тебя на растерзание тем мерзавцам, тогда бы я избавился от одной из проблем, — беззлобно заметил генерал, поднимая меня на руки, — Если будешь долго рыться в сундуках, останешься там, поняла?

— Да, поняла, — я нервно начала постукивать пальцами по его доспехам, но затем испуганно отдёрнула руку, побоявшись, что он бросит меня на землю, — А какие у вас ещё проблемы? Расскажите, может я смогу помочь?

— У тебя есть пять минут, потом я возвращаюсь обратно в лагерь, — Рагнар проигнорировал мой вопрос и поставил меня на землю перед повозкой, помогая вытащить несколько сундуков, — За воровство даже не буду отрубать тебе руки.

Я испуганно икнула и обернулась в его сторону, но генерал потерял ко мне всякий интерес и отошёл в сторону, рассматривая что-то вдалеке. Я же решила не терять времени зря и принялась остервенело рыться в сундуках, пытаясь найти хоть что-то стоящее. К черту моду и личные вкусовые предпочтения, лишь бы найти что-нибудь по размеру среди этой кучи хлама. Кажется мне повезло, и я вытащила наружу белую блузку с воздушными рукавами до локтя, чуть открытыми плечами и не особо выдающимся декольте, подобрала коричневый корсет, чтобы подчеркнуть талию, нашла длинную фиолетовую юбку с разрезами по бокам и даже умудрилась отыскать косынку под цвет юбки.

Наряд оказался очень даже не плохим и прекрасно на мне смотрелся, правда я ещё повязала на пояс тёплую шаль и надела парочку позолоченных браслетов на руку. Покрутившись на месте, я погладила себя по бокам, приглаживая юбку и уверенно поскакала обратно к генералу, оставив после себя вывернутые сундуки и брошенные вещи, среди которых осталась и краденая юбка. Генерал обернулся на шум, который я издавала и пристально меня осмотрел. Я же остановилась и раскинула руки в стороны, позволяя мужчине по достоинству оценить мой наряд.

— Ну что, теперь возьмёте меня с собой? Только я обувь не нашла, но это ведь не страшно, правда? — я вцепилась в его доспехи, когда он так же небрежно взял меня на руки, — Ну только не говорите, что вас не устраивает мой внешний вид!

— Устраивает. Но я не горю желанием тащить за собой пигалицу. Я выполняю задание короля, ты будешь только путаться под ногами и отвлекать меня.

— А вот и нет, — поймав его вопросительный взгляд, я нахально улыбнулась и самоуверенно добавила, — Готова, поспорить, что без моей помощи вам не справиться! Я обещаю, что не буду доставлять вам проблем и всячески постараюсь помогать в дороге.

Рагнар ничего не ответил, и усадив меня на прежнее место, сел обратно к костру. Я выжидающе на него смотрела, пока он усиленно думал над моим предложением. Хотя я погорячилась, пообещав, что со мной не будет никаких проблем. С моим умением влипать в неприятности я могла запросто сорвать генералу задание, но в тоже время моя эгоистичная натура вопила и требовала, чтобы я ни в коем случае не позволила мужчине оставить меня одну.

— Если будешь действовать мне на нервы, оставлю тебя в ближайшей деревне, и тогда не видать тебе города, как своих ушей. Поняла? — Рагнар подкинул в огонь хворост и смерил меня недовольным взглядом.

— Да, поняла. Спасибо, что не бросили меня одну, — я хотела в порыве эмоций радостно его обнять, но решила, что всё-таки это будет не очень уместно, — Только расскажите, какое у вас задание. Ну хотя бы вкратце, чтобы я понимала, что мне делать в случае чего.

— Я должен раскрыть заговор, — от этой новости я покрылась мурашками и укаталась в плащ, понимая, какую свинью себе подложила, когда так уверенно предлагала помощь, — Тебе ничего не надо делать, просто держись рядом и не создавай мне дополнительных проблем своими выходками.

Замолчав, он взглядом дал мне понять, что разговор окончен. Я вздохнула и удобно пристроилась на ещё тёплой земле, заворачиваясь в плащ, словно в кокон. Быстро согрелась и даже перестала шмыгать носом от холода. Генерал сидел в глубокой задумчивости, сложив руки на груди, и хмурым взглядом смотрел в огонь. Чёрт, надеюсь я не принесу ему больших проблем своим поведением, но в тоже время не могу остаться без поддержки в незнакомом мире. Решив, что он не бросит меня, я отвернулась от огня и тихо засопела.


Глава 4. Польза вместо проблем

Я проснулась от лёгкого прикосновения к моему плечу и сонно завозилась, пытаясь стряхнуть с себя надоедливую чужую конечность.

— Отстань, Лерка. У меня выходной, дай мне выспаться. — я сонно забубнила и попыталась перевернуться на другой бок, но меня удержали на месте и легонько стукнули по лицу.

Я распахнула глаза, в надежде дать сдачи своему обидчику, но когда увидела перед собой недовольное лицо Рагнара, испуганно ойкнула и быстро села, запутавшись в мужском плаще. Вот ведь идиотка, ещё немного, и выдала бы свою тайну с головой! Когда же я научусь контролировать свои слова и перестану попадать в неловкие ситуации? Ведь чует моя попа, я ещё не раз попаду в передрягу из-за своего поганого языка.

Оглядевшись, я заметила, что уже наступило раннее утро. Воздух пах утренней свежестью и хвоей, а солнце медленно и постепенно выходило из-за горизонта, обещая порадовать нас тёплой погодой. Генерал молча протянул мне женские полуботинки и поднялся, разминая шею. Я же с удивлением обнаружила, что колено больше не болит, но всё равно решила оставить повязку, на которой ещё осталась та странная жидкость. Рецепт что ли попросить, когда буду возвращаться домой.

— Спасибо, а где вы нашли обувь? — я шустро обулась, заметив, что мужчина уже завязывает свой походной мешок и кажется собирается идти дальше.

— В одном из сундуков, который был спрятан на самом дне повозки и мы вчера до него не добрались, — генерал с сомнением меня осмотрел и принял из моих рук свой плащ, надевая его на себя, — Держись рядом и не отставай.

— Не отстану. — я послушно пошла следом, стараясь не отставать от Рагнара, у которого один шаг был как четыре моих.

Я конечно не ожидала от него такой заботы, он наверное поднялся ещё до рассвета и вернулся к повозке, чтобы отыскать для меня обувь. Ботинки были мне чуть великоваты, но главное не слетали и не натирали кожу, так что можно сказать, мне очень повезло. Я старательно пыталась держаться рядом со своим спутником, но он безбожно обгонял меня и даже не думал хоть немного сбавить шаг. Ну а что я хотела? Генерал сразу сказал, что возиться со мной не собирается, одна промашка с моей стороны — и меня оставят в какой-нибудь захудалой деревеньке совсем одну. Такая перспектива меня не радовала, поэтому я перешла на лёгкий бег, чтобы не отстать от мужчины. Кажется он услышал моё громкое пыхтение, и шумно выдохнул, замедляя шаг.

— А куда мы направляемся? — я немного перевела дыхание и с благодарностью на него посмотрела, пытаясь уловить его настроение.

— Зайдём в таверну, пополним запасы еды и направимся в запретные земли. Хотя я не уверен, что стоит брать тебя с собой, — Рагнар обернулся ко мне, когда по привычке не услышал возмущенного возгласа с моей стороны, и наткнувшись на мой обиженный взгляд, терпеливо добавил, — Это не очень безопасное место, особенно для юных девушек. Ты ведь помнишь, что я не нанимался тебе в няньки?

— Конечно помню. Что в этих землях такого, что вы не хотите меня брать? — я так пристально смотрела в лицо собеседника, что совсем перестала смотреть под ноги и запнулась о выпирающую толстую корягу.

Стоит отметить, у Рагнара просто потрясающая реакция. Он умудрился схватить меня за предплечье, снова больно впиваясь пальцами в кожу и дёрнул назад, возвращая меня в вертикальное положение. Я успела лишь крякнуть и остановиться от неожиданности, но генерал уже пошел дальше, поэтому мне снова пришлось ускориться, чтобы идти с ним нога в ногу.

— Там живут тролли и мне нужно выудить из них информацию. Боюсь, пока я буду занят переговорами, ты вляпаешься в какую-нибудь ситуацию, — было непонятно, он искренне переживает за меня или просто пытается отвязаться от моей сомнительной компании, — Но если ты настаиваешь, можешь пойти со мной. Только запомни, я тебе не нянька.

— Помню, — я приуныла от своей никчёмности, но когда вспомнила о предстоящих переговорах, довольно оскалилась и начала дёргать мужчину за рукав, пытаясь привлечь его внимание, — Вы сказали о переговорах? Так у меня прекрасно развито красноречие, я кого хотите и заболтаю и уболтаю!

— Я заметил, что ты остра на язык, — Рагнар отцепил мою руку от себя, — Но я не позволю тебе вступать в международные переговоры. У тебя же совсем нет политических знаний и навыков, как мне потом выкручиваться, если ты всё испортишь?

— Так я же не настаиваю, просто говорю, если что, можете смело ко мне обращаться!

Генерал окатил меня насмешливым взглядом, но промолчал, решая не вступать со мной в перепалку. Наверное думает, что я не смогу достойно показать себя перед нашими соседями. Ну ничего, я уверена, что у меня будет не один шанс доказать мужчине, что я ещё тот крепкий орешек и смогу кого угодно довести до белого каления своими разговорами. Главное, помощь предложила, а соглашаться или нет, пусть Рагнар сам решает.

Мы свернули с тропинки и где-то через сто метров наткнулись на двухэтажную таверну с новенькой табличкой "Таверна Лесной привал. Еда, ночлег и конюшня для дорогих путников". Я с любопытством вертела головой, разглядывая ровную каменную дорогу и тяжёлую дубовую дверь с огромным кольцом вместе ручки. Сама таверна выглядела очень прилично, вокруг росли цветы в клумбах, были подстрижены кусты, а с двух сторон располагалась большая конюшня. Уверена, это заведение пользуется большим спросом, по крайней мере мне это место пришлось по душе.

Внутри оказалось тоже весьма неплохо, было большое количество столиков, имелась небольшая сцена в углу, пол был вымыт до блеска, а белые стены украшали различные картины, прямо как на выставке искусств. Чувствовалось, что в это заведение действительно вложили душу, было ощущение спокойствия и уюта, как будто возвращаешься в родное место, в котором давно не был. К счастью на первом этаже сидели всего лишь несколько человек и неспешно завтракали. Наверное остальные посетители благополучно дрыхли на втором этаже и в ус не дули. Рагнар усадил меня за столик в углу и жестом подозвал официантку. Хотя наверное правильно будет сказать подавальщицу, мы же не в двадцать первом веке находимся.

— Доброго вам утра, — симпатичная девушка в белом переднике положила перед нами меню, написанное от руки красивым почерком на обычном листе пергамента и добродушно улыбнулась, — Что вам подать на завтрак?

— Рисовую кашу, омлет с овощами, творожную запеканку, хлеб с сыром и кружку эля. — аппетит у моего спутника оказался ого-го, впрочем его заказ вполне соответствовал крупной фигуре.

— А мне пожалуйста геркулесовую кашу, творожную запеканку и кружку травяного чая. — я решила не наглеть и ограничилась почти стандартным для себя завтраком, ибо ходить до обеда с полным желудком не особо любила, хотя в последний раз ела почти сутки назад.

— Я схожу пополнить запасы, а ты сиди здесь и никуда не уходи, — генерал несколько раз негромко ударил указательным пальцем по столу, как будто заранее меня отчитывал, — Не с кем не разговаривай и веди себя тихо, я скоро вернусь.

Я уверила, что не подведу его, а когда Рагнар скрылся с моих глаз, как назло со стороны сцены раздалось что-то весёлое и зажигательное. Мне очень сильно хотелось вылезти из-за стола, выскочить на сцену и полностью раствориться в танце, но меня останавливал генерал, который точно бы бросил меня после этой неподобающей выходки. Я нетерпеливо заёрзала на стуле, пытаясь сдержаться и не поддаться ритму, но музыканты принялись активно зазывать немногочисленных посетителей на сцену. Мне пришлось отвернуться к окну и разглядывать пустую дорогу, ибо нарываться на гнев моего спутника не очень хотелось.

— Что ты возишься? — Рагнар сел напротив и подозрительно на меня посмотрел, — Тебя так сильно завлекает музыка?

— Просто ужас как сильно хочется потанцевать, — я перестала ёрзать и старательно пыталась сохранить равнодушное выражение лица, но получалось из рук вон плохо, голова невольно раскачивалась в такт музыке, — Но не стоит переживать, я могу сдержать себя.

— Иди танцуй, — генерал откинулся на спинку стула и сложил руки на груди. Поймав мой недоуменный взгляд, он усмехнулся и миролюбиво добавил, — Я не стану тебя удерживать, кто знает, может ты своим танцем заработаешь нам мешок гречки.

— Как это? — не поняла я и с интересом наклонилась вперёд, приподнимаясь со стула, — Вы что шутите?

— Я как-то не похож на шута, — мужчина отвернулся и принялся разглядывать пустую сцену, — Не думай, что музыканты играют здесь каждое утро. Они приходят раз в неделю и привлекают людей на сцену. Хозяин таким образом экономит на актёрах и платит танцовщикам продуктами. Знаешь, обычно тут состязается не мало народу, сама понимаешь, мешок крупы никогда не бывает лишним. Хотя сегодня рановато начали, посетители ещё спят.

После его слов с лестницы раздался громкий смех, семь человек спустились вниз и расположились за большим столом. От их шумной компании тут же отделилась рыжая девушка в простом платье и ботинках, и приняв руку одного из музыкантов, поднялась на сцену. Под громкие аплодисменты своих спутников, танцовщица принялась активно крутить бёдрами и взмахивать руками, привлекая к себе внимание. Я понимала, что если прямо сейчас не выйду на сцену, мешок с гречкой заберёт эта ушлая девица. Раз уж Рагнар взял меня под своё крыло, пора бы и мне начать приносить прибыль в наш общий бюджет, не всегда же генерал будет меня кормить, правильно?

Я раздраженно стукнула кулаком по столу и резко встала, намереваясь уйти сегодня победительницей. Подойдя к сцене, я легко забралась на неё без посторонней помощи и нагло встала перед танцовщицей, закрывая её от посетителей. Уловив ритм, я вытянула руки в стороны и принялась неспешно качать бёдрами, постепенно ускоряя темп и уже через полминуты на сцене стало очень жарко. Я умело трясла бёдрами, не забывая при этом изгибаться в пояснице, словно змея, и подняв одну ногу, принялась крутить бедром в разные стороны, отчего моя юбка открывала весьма пикантный обзор на мои стройные длинные ноги. Плечи извивались в такт бедрам, а руки вытворяли немыслимые движения, плавно опускаясь вниз.

Мужчины привычно свистели, одобряя мои профессиональные движения, а когда музыка закончилась, рыжеволосая конкурентка озлобленно на меня посмотрела и гордо спустилась вниз, под тихие смешки своих спутников. Танец помог вернуться в хорошее расположение духа и выплеснуть все негативные эмоции, я как будто заново родилась и очистилась от всего плохого. Повернув голову, я заметила, что генерал так и сидел в той же позе, но его взгляд выражал что-то непонятное, очень похожее на гордость и я счастливо улыбнулась, всем своим видом демонстрируя, что всё-таки могу приносить не только проблемы, но и пользу.

Глава 5. Воспитательная беседа

— Ладно, признаю. Оказывается от тебя тоже может быть польза, — Рагнар подкинул в воздух не особо крупный мешочек с гречкой, которой нам наверняка хватит на несколько приёмов пищи, и отложив мой приз, поднял кружку, — Предлагаю выпить за хорошее путешествие в запретные земли.

— Уверена в хорошем исходе этого путешествия! — я радостно подняла свою кружку, и после того как мы громко чокнулись, с удовольствием отпила горячий напиток и блаженно выдохнула, — И знайте, я ещё и не такое умею.

— Учту, — генерал кивнул, заканчивая с трапезой, и допив эль, обратился ко мне, — В запретных землях старайся не пялиться на обитателей, они не любят, когда их разглядывают и могу проявить агрессию.

— Хорошо, я не буду их рассматривать, — я отодвинула от себя пустые тарелки и сыто облизнувшись, положила ладони на полный живот, — А после запретных земель куда?

— Это зависит от той информации, которую я получу. Будем решать уже непосредственно на месте.

— Юным леди не стоит идти в столь опасные места, — к нашему столу подошёл какой-то щёголь, откидывая назад светлые кудрявые волосы и нарочито громко возмутился, — Как можно быть настолько бесстрашной и слепо доверять какому-то воину?

— Идите своей дорогой, уважаемый, — я поставила кружку на стол и отмахнулась от навязчивого мужчины, у которого длинные усы наверняка свисали в тарелку, когда он ел, — Меня ваше мнение не интересует, очень некрасиво встревать в разговор незнакомых людей.

— Как? Милая леди, неужели вы не видите, что я пытаюсь уберечь вас от беды? — судя по одежде, рядом стоял самый настоящий аристократ и картинно держался за грудь, всем своим видом показывая, как сильно я его задела в самое сердце, — А вы, сударь! Неужели вы готовы подвергнуть это юное очарование столь сложным испытаниям?

— Гассо, немедленно остановись! — к нам подбежал молодой парень с русыми волосами, убранными в короткий хвост и оттащил от меня своего товарища, который уже намеревался наброситься на Рагнара с кулаками, — Генерал, прошу простить моего друга за недостойное поведение, он не местный и не знает наших законов. И вам, леди, я приношу свои извинения.

— Всё в порядке, можете идти. — генерал и до этого был не особо заинтересован в разговоре, лениво наблюдая за нарушителем нашего спокойствия, а теперь и вовсе потерял ко всем интерес, покручивая в руках кружку.

Я медленно допивала чай, не забывая при этом разглядывать своего спутника. Рагнар подпёр рукой подбородок, и опустив голову, о чем-то задумался. Я надеюсь, не над словами того усатого, а то мало ли, вдруг передумает брать меня с собой. Мой взгляд медленно прошёлся по его мужественному лицу, остановился на широких плечах, метнулся вниз по груди и животу. К счастью, остальную часть тела закрывал стол, но я понимала, что мужчина держит себя в форме и наверняка обладает огромной физической силой, ведь по-другому никак, мышцы у него просто ого-го.

Мужчина почувствовал мой взгляд и поднял голову, а я быстро перевела взор на идущего к нам хозяина таверны, невысокого полноватого мужчину средних лет, с пышными чёрными усами и добродушным взглядом. Именно он отдал мне вожделенный приз и долго рассыпался в комплиментах, неустанно трясся мои руки. От его посягательств меня спас генерал, как бы намекая, что руки мне ещё пригодятся, поэтому мужчичок быстро меня отпустил и ушёл по своим делам. И вот он снова вернулся, чтобы вернуть Рагнару его походной мешок, который теперь был набит всякими вкусностями и внушал уважение своими габаритами. Мой спутник уверенно пожал ему руку и поднялся, убирая мешок с гречкой к остальным запасам.

Поблагодарив хозяина за вкусный завтрак и хорошее настроение, мы вышли из таверны и бодро зашагали по каменной дорожке, которая плавно перешла в лесную тропинку. На этот раз генерал шёл чуть медленнее, мне хотя бы не пришлось за ним бежать сломя голову, но в принципе это никак не мешало мне крутить головой и рассматривать всё вокруг. Через метров двести хвойный лес закончился и перед нами предстал невероятный пейзаж.

С двух сторон раскинулись огромные поля, а лежащая между ними тропинка уходила прямиком в огромные скалы, свисающие над землёй тяжёлыми каменными глыбами, которые уходили высоко в небо. Облака неспешно плыли по лазурной глади и у меня от лицезрения такой картины просто захватило дух. Я даже остановилась, чтобы получше рассмотреть местность и надолго запечатлеть этот момент в своей памяти. Рагнар остановился, обернувшись назад, и что-то хотел сказать, но заметив моё блаженное выражение лица, замолчал.

Я решила не испытывать терпение генерала и быстро его догнала, чтобы из-за моей впечатлительности не задерживаться в пути. Мимо нас пролетали яркие пёстрые бабочки, и я могла бы сломать себе шею, пока неустанно крутила головой и пыталась рассмотреть всё и сразу. Моё внимание привлекли крупные подсолнухи, растущие по правую сторону и я облизала губы, в предвкушении любимых мною семечек.

— Рагнар! — я быстро догнала мужчину и преградила ему путь, — А если я, ну скажем, позаимствую парочку подсолнухов, вы ведь не отрубите мне руки за воровство? Просто если отрубите, я тогда не буду их брать.

Генерал недоуменно на меня посмотрел, пытаясь понять, шучу ли я, но заметив моё серьёзное выражение лица, наступился и просто обошёл меня, продолжая путь. В общем, подсолнухи воровать мне запретили, поэтому я горестно вздохнула и поспешила нагнать своего спутника, стараясь не оборачиваться назад и не искушать себя ещё больше. Внезапно поле с левой стороны оборвалось и у подножья скалы показалась не особо большая степь, уходящая куда-то за скалы. Вокруг периметра были расставлены колья, кажется тролли не особо любили гостей и точно не отличались гостеприимностью. Я подозрительно огляделась и старательно держалась рядом с генералом, который угрюмо шёл вперёд, видимо морально готовился к тяжёлому разговору.

— Кто такие? — внезапно из-за толстого столба вывернул высокий худощавый тролль, с серой кожей и копной красных волос. Его чересчур длинные пальцы сжимали острое копьё, а из одежды одиноко свисали два куска ткани, прикрывающие самые важные места.

— Генерал армии его величества, короля Стейна-Каннета, — Рагнар чуть ли не закатил глаза и уверенно добавил, — Мы договорились о встрече с вождём К'азулой три дня назад.

— Проходите.

Когда я проходила мимо тролля, не смогла сдержать себя в руках и судорожно вцепилась в руку идущего рядом генерала. Вот что хотите со мной делайте, а пока мы находимся в негостеприимных землях, я не отцеплюсь от Рагнара, разве что он сам меня с себя не скинет. Но мужчина вроде не собирался отталкивать меня, лишь немного замедлил шаг, чтобы я смогла подстроиться под его ритм. Я же озадаченно крутила головой по сторонам, пытаясь понять, как живут эти самые тролли, ведь вокруг одна сплошная степь, никаких тебе домов или живности, сплошная пустота.

Но стоило нам завернуть за скалу, как я увидела нереально огромное количество юрт. И всё, больше ничего не было. Я недоуменно нахмурилась, пытаясь понять, обманывают ли меня глаза, но нет, в этой части степи действительно располагались одни юрты. Маленькие, большие, средние — они стояли полукругом, квадратом и даже треугольником, а некоторые из них стояли по одиночке. А вот от скопления троллей с красными волосами, мелькающих тут и там, меня затошнило, и припоминая совет Рагнара, я быстро опустила голову вниз, увлеченно рассматривая свои замшевые ботинки.

Местные проходили мимо нас целыми семьями, не очень дружелюбно глядя в нашу сторону, а от их выпирающих нижних клыков мне совсем стало дурно, если даже ребенок укусит меня такими зубами, я точно попрощаюсь с прокушенной конечностью. Воздух прям накалился от недружелюбной атмосферы и мне казалось, что вот-вот воины с копьями сорвутся и набросятся на нас. Но Рагнар выглядел спокойным и отчужденным, как будто пришёл на свою землю и чувствовал себя здесь хозяином.

— Л'уирка- дурилка! Л'уирка-дурилка! — моё внимание привлек детский мальчишеский голос, который злобно дразнил какую-то девочку, — Дурилка, дурилка!

Я заметила высокого мальчишку со сбитыми в кровь коленками и спутанными длинными волосами. Он прыгал на одной ноге, подкидывая тряпичную куклу и откровенно издевался над маленькой девочкой с роскошной косой, которая доходила ей аж до щиколоток. Девочка пыталась выхватить из рук обидчика свою игрушку, но он лишь подставлял ей подножки и грубо отталкивал от себя. Малышка не сдавалась и снова поднималась с пыльной земли, чтобы забрать куклу.

Взрослые спокойно проходили мимо, делая вид, что ничего не происходит. Но поощрять подобное поведение в столь раннем возрасте для меня было просто недопустимо, я сразу вспомнила, как в начальной школе надо мной издевались из-за высокого роста и болезненной худобы, так что примерно понимала, что испытывает Л'уира. Чёрт, надеюсь, я быстро смогу запомнить здешние имена, а то вон двойное имя короля не то что не запомнила, даже повторить не смогу с первой попытки.

Я отцепилась от генерала и уверенной походкой направилась к детям. Когда мальчишка повернулся ко мне спиной, поднимая игрушку вверх, я с силой выдернула её из зажатой ладони, из-за чего парнишка в недоумении на меня обернулся. Заметив, что он ядовито оскалился, я смерила наглеца таким злобным взглядом, что он испуганно дёрнулся и поднял вверх руки, глупо хлопая глазами.

— Живо извинись за своё поведение. Мальчики должны защищать девочек, а не издеваться над ними, — я злобно выпучила глаза, нависая над побледневшим хулиганом и тихо добавила, — Ты ведь не хочешь, чтобы люди считали, будто молодое поколение троллей не способно постоять за своих женщин?

Судя по перекошенному лицу ребёнка, я поняла, что попала прямо в яблочко своими словами. Он неловко затоптался на месте, кусая тонкие длинные губы до крови и нервно принялся раскачиваться на месте. Но потом видимо у него в голове что-то щёлкнуло, кто знает, и он резко обернулся к притихшей девочке, потом поднял на меня взгляд и требовательно протянул руку. Я вернула ему тряпичную куклу и сложила руки на груди, наблюдая за происходящим.

— Прости, Л'уирка. Я больше не буду тебя дразнить и отбирать вещи, — он замолчал, но наткнувшись на мой хмурый взгляд, продолжил, — Я буду помогать тебе выкапывать корешки и собирать земляные орехи, договорились?

Обалдевшая от такого поворота событий, Л'уира коротко кивнула, переводя на меня испуганный взгляд, а когда мальчик отдал ей куклу, она неожиданно подошла ко мне и осторожно обняла, прижимаясь к моей талии головой. Я сдержанно погладила её по спине, и подняв голову, заметила удивлённые взгляды троллей, явно не ожидавших подобного.

Глава 6. Как Рагнар чуть не женился

Когда на плечо легла знакомая рука, я отпустила девочку, и ведомая генералом, поспешно покинула этот закуток, оставив глазеющих троллей в одиночестве. Рагнар уверенно вёл меня вперёд, при этом так сильно поджимал губы, что я уже сто раз успела накрутить себя и распрощаться со своей свободной жизнью. Мы остановились перед большой юртой, и когда один из воинов приоткрыл перед нами так называемую дверь, генерал затащил меня внутрь и остановился. Я послушно замерла рядом, ошалело оглядываясь вокруг, задерживая взгляд на этом самом козле, ээ, то есть вожде, К'азуле, если я правильно расслышала его имя.

Вот уж не думала, что тролли могут быть, мягко говоря, полными. Мне казалось, что представители этой расы все поголовно худые и очень высокие, но кажется К'азула на то и вождь, чтобы рушить стереотипы. Готова поспорить, что он не видит собственных ног из-за своего большого живота и с трудом передвигается, поэтому гордо восседает на подушках и медленно вкушает спелый виноград. Как бы теперь эту ужасную картину развидеть…

— Вождь К'азула, — Рагнар учтиво склонил голову вбок, приветствуя тролля, — Благодарю за скорую встречу.

— Генерал Рагнар, — мужчина повторил жест моего спутника, вынуждая меня передёрнуться от противного писклявого голоса, — Представите свою очаровательную спутницу?

— Ева.

— Ева, — этот товарищ похотливо облизал губы, бесцеремонно меня рассматривая и задвигал губами, как будто пытался распробовать моё имя на вкус, — Необычное имя.

— Вождь, предлагаю перейти к делу, вы же понимаете, что у меня совершенно нет времени на пустые разговоры, — мне показалось, или я услышала в его голосе собственнические нотки, — У вас есть информация касательно барона Курамье?

— О, разумеется, — вождь отложил гроздь винограда обратно на тарелку и сложил руки на животе, — Я готов ею с тобой поделиться, взамен на одну услугу.

— Я слушаю.

— Ты ведь помнишь мою дочь, мою милую А'зулу? — получив в ответ утверждающий кивок, К'азула как-то странно улыбнулся, вызывая у меня подозрения и махнул рукой куда-то в сторону, — Дорогая, выходи к нам! Я хочу, чтобы ты женился на моей дочери взамен на информацию!

Клянусь, Рагнар поседел от подобных слов. Поседела и я, когда из-за занавески вышла крупная женщина, лишь отдаленно похожая на тролля. Нет, конечно у неё тоже были серая кожа, красные волосы и выступающие клыки, но на этом сходства с другими троллями заканчивались. А благодаря таким крупным мышцам она могла сойтись в схватке с самим генералом, и я не уверена, что он вышел бы из неё победителем, учитывая то, что эта мадам была выше его на десяток сантиметров. Я аж присела от такой новости и некрасиво уронила челюсть, а вот Рагнар быстро пришёл в себя и злобно вышел вперёд.

— К'азула, мы так не договаривались! Я плачу золотом, как и было сказано в письме, — он даже не посмотрел в сторону предполагаемой невесты, наверное боялся сорваться, — При всём уважении к тебе и твоей дочери, я не могу заключить с ней брак.

— Тогда и я не могу выдать тебе нужную информацию, — вождь выпятил нижнюю губу и потянулся к тарелке, — Знаешь же, что такой политический брак будет на руку сразу двум народам. А что до золота, нам и тратить его некуда.

Я поняла, что дело пахнет жареным. Что-то мне подсказывало, что генерал проделал не маленький путь, что добраться до запретных земель и просто не мог уйти без нужной ему информации. Рагнар в тихой ярости сжал кулаки, но как я поняла, кроме золота не мог ничего предложить. Ситуация оказалась очень щекотливой, но позволить Рагнару взять в жены вон ту мадам я просто не могла, она же загубит ему жизнь и вдобавок раздавит его своей массой, а мне он ещё нужен, мы ведь должны раскрыть заговор. Я тяжело выдохнула, и подобрав юбку, смело подошла к вождю, испепеляя его взглядом.

— Вождь К'азула, я могу поговорить с вами наедине? — в голове созрел настолько безумный план, что я на несколько секунд засомневалась в своих силах, но тряхнув головой, быстро взяла себя в руки. Не время раскисать, нужно действовать быстро и твёрдо.

— О, конечно, — К'азула взмахнул рукой и несколько троллей навели на генерала копья, вынуждая его выйти из юрты, — А'зула, выйди.

Когда мы остались наедине, я мысленно застонала, проклиная себя и всех вокруг. Поймав на себе жаркий взгляд, я готова была пулей выскочить и бежать без оглядки, но вместо этого смело подошла к мужчине и бесцеремонно уселась на подушки, нагло закидывая на него стройную ногу. Со стороны наверное могло показаться, что я выгляжу слишком расслаблено, раскинувшись на подушках, но на самом деле была до чёртиков напряжена происходящим.

— Может вы всё-таки поделитесь информацией взамен на кое-что приятное? — я быстро пересела ближе к вождю и осторожно коснулась пальцами его обнаженной груди, — Уверена, мы сможем с вами договориться и оба останемся довольны…

К'азула кажется был шокирован моим непристойным предложением, но быстро пришёл в себя и нежно провёл пальцами по моей обнаженной лодыжке, медленно поднимаясь выше. Его вторая рука попыталась обхватить меня за талию, но я ловко увернулась, пересаживаясь к нему на колени и томно облизала губы.

— Так что же вы можете сказать мне о бароне Курамье, вождь К'азула?

— Барон недавно вернулся из поездки. Он путешествовал по столице эльфов и вернулся обратно с каким-то артефактом, — толстые пальцы скользнули по моим обнаженным рукам и принялись снимать корсет, но я впилась зубами в щёку и молча терпела, не забывая томно смотреть на собеседника, который потерял от меня голову, — На сколько мне известно, к нему в гости заезжал граф Шульский, а после бесследно исчез. Это всё, что мне удалось разузнать.

Я положила руки ему на плечи, а когда мужчина уже потянулся к моей блузке, умелым движением ударила его в шею, задевая блуждающий нерв, и тролль свалился на подушки без сознания, перестав наконец касаться меня своими мерзкими сардельками. Я закряхтела, надевая обратно корсет, и поправив блузку, подхватила с тарелки несколько виноградин. Пришлось изрядно попотеть, прежде чем я смогла уложить вождя в правильную позу, укрывая его покрывалом. Вот и попробуйте доказать, что он без сознания, я сразу скажу, что К'азула всего лишь крепко заснул после горячего и страстного времяпрепровождения.

Я твёрдой походкой вышла из юрты и почти сразу наткнулась на стоящего рядом генерала, окружённого троллями. Эх, лишь бы он меня не прибил за мою выходку, а то ведь даже глаз задёргался при моём появлении. От Рагнара ощутимо исходила пассивная агрессия, но я всё же надеялась, что он помилует меня после содеянного, я вообще-то в основном ради него старалась и держалась молодцом, превосходно сыграв жрицу любви, за которую генерал меня изначально принял.

— Вождь К'азула решил отдохнуть и попросил его не беспокоить, — я подошла к своему спутнику и быстро обернулась в сторону воинов, — Благодарю за радушный приём, мы покидаем ваши земли.

Так, а теперь пора тикать, пока вождь не очухался. Я резко схватила генерала за руку и потащила вперёд, понадеявшись, что он сам догадается, что лучше бы нам поскорее убраться в другое место. Рагнар оказался понятливым и ускорился, снова вынуждая меня перейти на лёгкий бег. Я очень надеялась, что мы сможем найти укрытие, если вдруг К'азула отправит за нами погоню. Внутри бушевал адреналин, кровь вскипела, вынуждая меня бежать быстрее, и едва мы оказались на той же тропинке, я сорвалась и перешла уже на быстрый бег. Ноги покорно несли меня к другой стороне скалы, к кромке поля с подсолнухами. Ух, вот это я наворотила конечно дел, как бы по шапке не получить за такое преступление. Генерал догнал меня, когда я уже почти скрылась за скалой и двумя руками остановил, хватая меня за талию. Я запыхтела и мужчина резко развернул меня к себе, болезненно держа за плечи.

— Что ты сделала? — генерал несильно встряхнул меня и по его выражению лица я поняла, что мне конец, — Ты же не убила его?

— Нет конечно! Я просто узнала у него информацию и лишила его сознания… — от той тряски, что устроил мне Рагнар в профилактических целях, мне стало не очень хорошо, поэтому я вцепилась в его руки и жалобно добавила, — Да прекратите меня трясти, я же как лучше хотела! Слушайте и запоминайте. Курамье прибыл недавно из столицы эльфов с каким-то артефактом, а потом граф Шульский нанёс ему визит и пропал.

— Я благодарен тебе, но как ты смогла его уговорить? Что ты ему пообещала? — мужчина осторожно поставил меня на землю, а когда я качнулась вперёд, упираясь головой в его грудь, придержал меня за локоть, — Как же ты напугала меня своей выходкой.

— Да ничего я ему не обещала, он сам на меня слюни пустил, я всего лишь немного подыграла. И вообще, вы видели ту женщину? — я бодро подняла голову и лукаво посмотрела на собеседника, — Вы представляете? Вам пришлось бы на ней жениться, так что признайте, вы не зря взяли меня с собой!

— Ничего я не буду представлять, — брезгливо отмахнулся Рагнар, отстраняясь от меня, — Пока что я не разочаровался в своём решении, только никогда так больше не делай. Я планировал припугнуть его королём, пока ты не вмешалась. Ладно, направляемся в гости к Курамье, что-то мне подсказывает, что он имеет отношение к заговору.

— А далеко идти? — я отряхнула юбку и поправила косынку, подстраиваясь под широкий шаг генерала, — А кто он такой?

— Идти далеко. В идеале бы добраться до города и пополнить запас магических пластинок, но нам не по пути, проще будет остановить повозку и добраться до его земель, — мужчина протянул мне руку, помогая перепрыгнуть через небольшой овраг, — Барон владеет двумя рудниками и шахтой, относится к аристократическому роду семьи Нарон и до безумия обожает всякие балы и маскарады.

— И почему вы считаете, что он имеет отношение к заговору? — я заметила на дороге чёрную змею и резко отскочила в сторону, преграждая мужчине путь, — Змея! Там змея!

— Да тише, это обычный уж, — генерал успел остановиться и подтолкнул меня в спину, вынуждая идти дальше, — Курамье частенько появлялся во дворце его величества, поэтому он один из главных подозреваемых.

— А что вообще произошло? — я услышала шум воды и ускорила шаг, уже представляя, как смою с себя запах и прикосновения вождя, — Мы ведь можем задержаться у реки?

— Остановимся. Во время всеобщего собрания совета, которое было около двух недель назад, наш король отказался подписывать указ о перемирии с эльфами, хотя двое из советников настаивали на обратном…

— Мы воюем с эльфами? — вот что-что, а войны мне точно не хватало для полного счастья.

— Не то чтобы воюем, но находимся в натянутых отношениях. Перемирие привело бы…

Генерал не успел договорить, и на этот раз не я его перебила…


Глава 7. Преследование. Знакомство с духом

Мимо нас пролетела стрела и с тупым стуком врезалась в дерево. Я не успела испугаться, но Рагнар уже прикрыл меня собой, оттесняя к сосне. Из-за деревьев показались пять всадников в красных мантиях и железных доспехах, а первым ехал мужчина средних лет с длинными косами пепельного цвета.

— Курамье, — Рагнар медленно вытащил из-за спины меч, — Кажется ему донесли о К'азуле и его попытках собрать информацию.

Я осторожно выглянула из-за мужской спины, сжимая кулаки от бессилия. Это вам не вождя соблазнить в юрте, драться-то я не умею и не особо представляю, что могу сделать в этой ситуации. Пусть Рагнар сам разбирается, мне ли лезть в драку, пополам же сломают одним движением без всякого усилия. Воины окружили нас, отрезая путь к отступлению, а барон царственно остановился перед генералом и самодовольно улыбнулся, как будто заранее знал исход этой встречи.

— Какая встреча. Сам генерал встретился на моём пути совсем оди… стоп, кто это с тобой? — Курамье невежливо ткнул в мою сторону пальцем и удивленно приподнял брови, — Ты же предпочитаешь действовать в одиночку или я ошибаюсь?

— К чему пустая болтовня? Если хочешь бросить мне вызов, не будь трусом и сражайся как мужчина, — Рагнар поднял меч и ехидно добавил, наклонив голову в бок, — А, ты же ничего не можешь без своих шавок, что-то я запамятовал.

— Так я быстрее избавлюсь от тебя и сниму с себя все подозрения! — барон аж раскраснелся от злости, сжимая в руках поводья, — К сожалению, ты обладаешь острым умом и имеешь особое влияние на короля. К черту, я обязательно останусь при дворе, чего бы мне это не стоило!

Курамье махнул рукой и четверо крепких молодых мужчин слезли с лошадей, обнажая мечи. Вот тут я по-настоящему перепугалась, даже коленки судорожно застряслись. Вообще-то очень низко нападать вчетвером на одного, так только крысы поступают, хотя о чём это я, главная крыса гордо восседает в стороне и боится пачкать свои аристократические руки.

— Беги отсюда! — генерал отразил первый удар и пошёл в атаку, ловко уклоняясь от вражеских мечей.

Бежать? Я дышать-то от ужаса не могу, а он мне что-то говорит про бег, деловой какой. Одна я точно не побегу, потеряюсь или меня догонит барон и грохнет, как единственного свидетеля, который лицезрел его косвенное признание об участии в заговоре. Да ладно заговор, он же ещё и на самого генерала решил напасть, идиота кусок. Я настолько сильно рассердилась на Курамье, что у меня аж щёки надулись, словно у хомяка. Яростная волна накрыла меня с головой, лишая возможности думать и анализировать, я снова поддалась эмоциям, собираясь вытворить очередную ерунду.

Подхватив с земли увесистый булыжник, я как следует прицелилась и точным броском разбила голову барону. Он вскрикнул от неожиданности, хватаясь руками за кровоточащую рану, а когда воины обернулись в его сторону, отвлекаясь от генерала, которого зажали с двух сторон, не давая возможности парировать удары, Рагнар умело воспользовался ситуацией. Я ничего не успела разглядеть, как воины замертво упали на землю, убитые тяжёлой рукой моего спутника, который сил не жалел, очень умело размахивая мечом и легко уворачивался от атак.

Курамье вообще ничего не успел сообразить и генерал резко выдернул его из седла, скручивая руки, одним движением бросая на землю. От пережитого сражения я плавно съехала по дереву, усаживаясь на попу. Пот крупными каплями стекал по шее, а сердце колотилось словно сумасшедшее, ещё бы, я же смогла отвлечь врагов от Рагнара, чтобы он одержал блестящую победу и смог схватить этого тупоголового козла.

— Дрянная девка! — барон орал от боли, пока генерал тащил его за волосы по земле, — Ты всё испортила! Ты поплатишься за это!

— Достань верёвку, — Рагнар снял со спины одной рукой мешок, удерживая на весу голосящего на весь лес барона, — Даже две.

Я дёрнулась завязки, слепо натыкаясь на мешочки с запасами, пытаясь справиться с пережитым стрессом. Меня жутко колотило, руки тряслись, словно я выпила несколько бутылок вина без закуски и теперь тяжело отходила, судорожно хватая ртом воздух. Кажется у меня начиналась самая настоящая паническая атака, мешающая сосредоточиться на просьбе генерала. Но он заметил мою нервозность и помог посильнее раскрыть мешок, отодвигая в сторону продукты. Я нашла верёвки, но встать не смогла, молча протягивая их мужчине и пыталась выровнять тяжёлое дыхание.

Пока мой спутник привязывал затихшего Курамье, предварительно лупанув его по лицу, чтобы тот прекратил вопить, я пыталась согреть внезапно замершие руки и таращилась на лежавшие в одной куче тела. Неожиданно один из воинов дёрнул рукой, и благодаря этому я обзавелась седыми волосами и истошно завизжала, безумно указывая пальцем на воскресшего мужчину. Ладно, он просто оказался жив, это я уже утрирую, всего лишь нервы не выдержали.

Мужчины поморщились от моего оглушительного крика, а генерал окончательно закончил вязать хитроумные узлы и направился в сторону выжившего. Я не могла смотреть на очередное убийство, окончательно тронувшись рассудком, и подскочив, набросилась на барона с кулаками, теряя контроль над собой.

— Вот ты козлина тупоголовая! — я яростно схватила опешевшего Курамье за воротник и начала неистово трясти, злобно брызгая слюной, — Какого чёрта ты вообще появился на нашем пути? Теперь мне из-за тебя будут снится кошмары! Если Рагнар тебя убьёт, знай, я даже после смерти тебя достану! Это же надо быть настолько тупым, чтобы выступить против короля! Ты ещё и на генерала его армии умудрился напасть! На что ты надеялся?!

Рагнар прервал мою нелестную тираду и оттащил от перепуганного барона. Я начала вырываться и неистово вопить что-то не очень цензурное, мечтая выцарапать барону глаза. Не знаю, я никогда не была настолько агрессивной, наверное на моём поведении сказалось перемещение в неизвестный мир и потеря прежней счастливой жизни, а тут ещё и один из заговорщиков под руку попался, так что я неожиданно для себя сорвалась и впала в безумную истерику.

— Немедленно успокойся! — прикрикнул на меня Рагнар, удерживая за талию, а когда понял, что его крик не произвел должного эффекта, зашипел мне на ухо, — Или в деревне оставлю, чтоб неповадно было.

Я тут же затихла, испугавшись его слов, даже дёргаться перестала. Ну нет, мы так не договаривались, я ведь всё равно сбегу из деревни и побегу следом, пусть только попробует от меня избавиться, я такое ему устрою! Но генерал прервал мои кровожадные мысли, всунув в руки красное спелое яблоко и подтолкнул вперёд. Выглядело это комично, я уже успела вцепиться зубами в сочный фрукт, а он почему-то начал толкаться и я конечно же подавилась, забрызгивая слюнями обалдевшего барона. Он то наверное думал, что спокойно избавится от генерала и будет дальше пакостить, ан нет, я умудрилась подпортить ему планы, забрызгала слюнями с ног до головы и вдобавок разбила голову. Да, вот такая я молодец.

— Иди прогуляйся, не надо тебе на это смотреть, — генерал снова подтолкнул меня, — Только далеко не уходи.

Я прищурилась и показала язык Курамье, провоцируя его ещё больше. Он задёргался и зашипел ругательства, но мне было не до него, ибо я честно следовала просьбе Рагнара и поспешно отошла ближе к очередному оврагу, удобно устраиваясь на нагретой солнцем траве. Начала прислушиваться к приглушенному разговору, но до меня долетали лишь некоторые слова, которые я никак не могла сложить в предложения.

Надо будет извиниться перед Рагнаром, а то подумает, что я истеричка какая-то. Вообще-то я по характеру спокойная и миролюбивая, но в экстренных ситуациях могу потерять контроль, как сейчас например. Услышав сверху шум, я подняла голову и тихо ойкнула, так и не поднеся ко рту яблоко. На ветке висел маленький, абсолютно белый бесполый человечек, размером с мою ладонь и осторожно раскачивался, пристально наблюдая за мной чёрными глазками.

— Р-рагнар! — я от испуга даже заикнулась и быстро отползла от дерева, бросая на землю недоеденное яблоко. Когда генерал явился на мой испуганный зов, я дрожащем пальцем указала на странное существо, — Что это такое? Чего оно на меня так странно смотрит?

— Это лушка, лесной дух, — генерал протянул руку и человечек шустро спрыгнул, забираясь на мужскую ладонь, — Они вообще-то не показываются людям, но этот почему-то вылез из дерева.

— Мм, — я издала короткое мычание и испуганно попятилась, — Очень интересно… Аж до мурашек…

— Не бойся, лушки сами боятся людей, — Рагнар вытянул руку в мою сторону и этот самый лушка ловко перепрыгнул на моё плечо и уселся, сверкая белоснежной кожей на солнце, — Кажется ты ему приглянулась.

Я с сомнением посмотрела на спину уходящего генерала и опасливо покосилась на мирно сидящего духа. Ну давайте, ещё леших и домовых сюда приведите, чтобы окончательно меня добить, давайте! Мои попытки подцепить этого белобрысика не увенчались успехом, он тут же открыл глаза и легонько укусил меня за палец.

— Слезай, морда! — я попыталась стряхнуть его, но лушка лишь забавно оскалился и глубоко зевнул, вынуждая меня зевнуть в ответ, — Уходи! Эй, я тебе говорю. Не надо делать вид, что ты меня не слышишь!

Малявка присосался ко мне хуже пиявки, что меня конечно очень напрягло. А вдруг эти духи жизненной энергией питаются, как какие-нибудь паразиты или энергетические вампиры? Я даже не успела сама с собой порассуждать на эту тему, как вдруг лушка вскочил, озаряя пространство ярким светом. Я рефлекторно закрылась руками, не понимая что происходит, а генерал выбежал из-за дерева и схватив меня на руки, быстро побежал вперёд. Меня сразу это напрягло, я хотела бдительно осмотреться по сторонам, но струсила, нервно вцепившись в мужскую шею. Не хочу бороться, не могу. Наверное случилось что-то не очень хорошее, раз мы спасаемся бегством и пробегаем мимо манящей горной реки.

Рагнар остановился возле небольшой пещерки, и наклонившись, быстро зашёл внутрь. Поставив меня на ноги, он крепко вцепился в мои плечи и несколько раз встряхнул, вынуждая посмотреть на него. Его взгляд был очень сосредоточен и твёрд, и каким-то то образом его серьезность перешла и ко мне.

— Ева, слушай меня внимательно, — генерал встревоженно вгляделся в моё лицо и прислушался, — Сиди здесь и никуда не уходи. Если я не вернусь к вечеру, спускайся вниз по реке в деревню и жди там моего возвращения. Поняла?

— Поняла… — кажется он тут не шутки не шутит, уж очень взволнованный у него тон, да и громкие крики, доносившиеся снаружи, явно намекают на всю серьезность положения.

— Вот, возьми на всякий случай нож, — мужчина насильно всунул в мою дрожащую руку оружие и надавил на плечо, усаживая меня на холодные камни, — Лушка снова тебе поможет в случае чего.

Глава 8. О том, почему не любят иномирянцев

— И зачем я иду в эту деревню? — я тихо бухтела себе под нос, постоянно оглядываясь по сторонам, — Мне вообще-то в город надо, я же не люблю деревенскую жизнь.

Солнце уже не так сильно слепило глаза, почти скрываясь за горизонтом. Рагнар так и не вернулся, хотя я ждала его целый день, просидев в прохладной пещере несколько часов, а потом под конец замёрзла и вышла греться наружу. Если слева от скалы начиналась степь, то справа снова начинался хвойный лес, бушевала горная река и недалеко от неё располагалась та самая деревушка, в которую я добровольно шла, благополучно переправившись через крепкий мост. Лушка так и сидел на моём плече, постоянно зевая, и иногда добродушно скалился, наверное имитировал улыбку. В принципе мне он не мешал, сидит и сидит, я не могу с ним ничего поделать.

За деревьями показался первый бревенчатый домик, из которого валил чёрный густой дым. Я надеялась, что здесь живут добрые люди, которые хорошо относятся к путникам и угощают их ужином после долгого пути. Поспать-то я на улице могу, мне не принципиально, главное покушать, а то ведь уже целый день прошёл после утренней трапезы. Я осторожно приблизилась к жилищу и во дворе заметила невысокую женщину лет пятидесяти, в строгом тёмном платье и яркой жёлтой косынке. Она развешивала белье, опираясь на самодельную трость и что-то тихо напевала.

— Добрый вечер, — я приблизилась к забору и дружелюбно улыбнулась, — Будьте так любезны, пустите меня переночевать. Я должна дождаться генерала, он обещал скоро вернуться.

Женщина обернулась на мой голос и я заметила тонкую полоску зажившего шрама на правой щеке. Стоило мне упомянуть генерала, как она тут же расслабилась и приветливо мне улыбнулась. Отставив железный таз, поспешно поковыляла к забору, открывая толстую длинную щеколду.

— Проходи голубушка, — хозяйка распахнула небольшие ворота, пропуская меня во двор, — Можешь звать меня Алессией. А к тебе как можно обращаться?

— Ева, — я мельком огляделась, замечая слева от дома небольшую баньку, рядом с которой под брезентом лежала внушительная стопка дров, — Спасибо вам за гостеприимство.

— Ну что ты, как же не помочь спутнице Рагнара! — Алессия прошла к дому, открывая тяжёлую скрипучую дверь, и поймав мой удивлённый взгляд, добродушно пояснила, — Раз он велел тебе ждать его возвращения, стало быть вы вместе путешествуете.

— Откуда вы знаете? — я расположилась на лавке и опёрлась руками на крепкий дубовый стол, стоявший слева от двери, — Вы с ним знакомы?

— Да, конечно. Однажды он спас нашу деревню от разбойников несколько лет назад, с тех пор иногда заглядывает к нам, если проходит мимо, — женщина поставила передо мной котелок с горячей картошкой, старый железный чайник, тарелку с хлебом и свежими помидорами, — Ох, посуду забыла!

— Давайте я возьму, мне не сложно, — я поднялась с лавки и подошла к печке, рядом с которой располагалась очень красивая расписная деревянная полка с посудой, — А расскажите пожалуйста о Рагнаре. Я ведь о нём ничего не знаю.

Я наложила картошку в две глиняные миски и села обратно.

— Ох, даже не знаю, — Алессия задумчиво почесала подбородок и отложила большую ложку на стол, — Мне и самой-то немного известно. Вроде как он никогда не был женат, да и детей у него нет. Всю жизнь в своих походах проводит и путешествиях. То они с войском эльфов разгромят, то на южан пойдут и вернутся с очередной победой. Да только вот Рагнар один путешествует или с армией большой, не припомню, чтобы рядом с ним ещё кто-то был. А что, расскажи голубушка, как вы с ним встретились?

Я поперхнулась картошкой, на которую набросилась словно собака на кость, обжигая язык и задумалась. А вот так и познакомились, генерал прибежал спасать меня от разбойников, а я в качестве благодарности навязалась ему в спутники. Хотя это так странно, Алессия сказала, что Рагнар предпочитает действовать в одиночку, как же я тогда до сих пор путешествую с ним?

— Он обещал проводить меня до города и спас от разбойников, — в моей голове что-то щёлкнуло и я подалась вперёд, — Знаете, Рагнар меня сперва за чужеземку принял. Мне кажется или он не очень любит чужих?

— Верно, — Алессия подпёрла рукой подбородок и её лицо вмиг стало каким-то грустным, — Была тут одна иномирянка, когда генерал был подростком. Не знаю уж, что у них там произошло в столице, да только вот чужачка убила его отца и исчезла в неизвестном направлении. Ты наверное не слышала об этой истории, маленькая ещё была.

— Не слышала. Это так ужасно и грустно, — мне действительно стало не по себе, очень надеюсь, что та убийца была не из моего мира, — А много бывает иномирянцев? Их всех не любят?

— Раньше много этой заразы прибывало, — Алессия злобно стукнула кулаком по столу, отчего вся посуда разом подпрыгнула, — Сколько они нам бед принесли, не сосчитать! И войны развязывали, перевороты устраивали, грабили и сжигали мирные населения, людей и скот убивали. Бывший-то король пытался бороться с ними, да только у него не вышло ничего. А вот Стейн-Каннет, король наш, как только у власти оказался, так быстро и взял это дело в свои руки. Издал указы нужные, и маги закрыли временные проходы, а иномирянцев массово казнили на главной площади в столице.

— И правильно сделал, — я аж подскочила от неожиданности, когда от двери послышался усталый голос живого генерала, — Нечего всякой дряни ходить по нашей земле.

Кажется я побагровела от злости. Я-то не дрянь! На минуточку, я вообще не задумывалась о существовании других миров и уж тем более не стремилась в них попасть, это надо передать особую благодарность той гадалке, хотя конечно в большей степени я виновата, что не смогла себя утихомирить. Зачем же всех ставить в один ряд? Вот возьмите меня например, я же никому не желаю зла и сама шарахаюсь от первого встречного, может и некоторые другие иномирянцы были дружелюбными, а их просто казнили вместе с мятежниками.

— У тебя температура? — Рагнар в своей любимой манере грубо дотронулся до моего лба, вызывая у меня нервную дрожь, — Я пока баней займусь, отужинаю позже.

— Помочь тебе чем? — Алессия отломила от хлеба корочку и обмакнула в горячий чай, ароматно пахнущий мёдом и каким-то травами.

— Сиди, сам справлюсь, — уже в дверях генерал остановился и задумчиво на меня посмотрел, — А ты, как доешь, можешь идти мыться.

И вышел, несильно хлопнув дверью. Я вообще на него обиделась, когда он назвал иномирянцев дрянью. Да, те кто убивал и сеял хаос, самая настоящая дрянь, но ведь не все же такие. Хотя чего я распыляюсь, он даже не знает о моём происхождении и если посмотреть на эту ситуацию под другим углом, меня его слова не касаются. Ведь для Рагнара я обычная жрица любви, сбежавшая из весёлого дома.

От подобных мыслей даже аппетит пропал, поэтому я отодвинула тарелку, и поблагодарив хозяйку за вкусный ужин, вышла во двор. Сумерки уже укрыли землю и мне пришлось поёжиться от холода и быстрым шагом направиться к бане, минуя низкий колодец, лежащий рядом стог сена и несколько грядок с рассадой. Вот только одного не могу понять, у генерала действительно руки золотые или это я долго просидела над тарелкой в размышлениях и потеряла счёт времени? Потому что Рагнар вышел с пустым ведром и поставил его на землю.

— Ты во время, — он отряхнул руки и открыл мне дверь, — Заходи. Слева твоя бадья, а справа моя. Вещи чуть позже принесу.

Ах ох, подождите. Мы что будем мыться вдвоём? Мне кажется, или стало слишком жарко от такой новости? Я успела лишь кивнуть и Рагнар спешно ушёл в дом, оставляя меня одну. Ладно, вместе так вместе, обычно мужчины подглядывают за женщинами, но сегодня мы точно поменяемся ролями.

Я прикрыла за собой дверь и быстро разделась, путаясь в рукавах блузки. Даже стринги спрятала поглубже в вещи, а то вдруг генерал догадается о моём происхождении, вот тогда точно будет весело. Пройдя в другое помещение, я наткнулась на широкую перегородку между бадьями, а больше в этом крохотном закутке ничего не поместилось, разве что печка находилась рядом с дверью. Я быстро залезла в свою экзотическую ванну и не смогла сдержать стона удовольствия, погружаясь в горячую воду по горло. Ноги гордо вытянула вверх, перекидывая их через бортик. И пусть Рагнар лицезреет меня в таком виде, мне совсем не стыдно, я ведь только ноги выставила на всеобщее обозрение.

Я даже не успела заметить его появления, потому что лежала с закрытыми глазами и наслаждалась. Не знаю, смотрел ли он на меня, но я обратила на него внимание, когда за высокой перегородкой раздался всплеск воды. В голове сразу возникла шальная мысль: а не отомстить ли генералу за его стереотипное мышление касательно чужеземцев? Вот если бы мужчина знал о моей тайне, то наверняка бы поменял свои взгляды на жизнь и не ставил бы всех иномирянцев в один ряд, дескать, все негодяи.

— Рагнар, может поможете мне спинку потереть? — я вытащила руки из бадьи, предвкушая его возмущение, но когда мужчина вышел из-за перегородки в чём мать родила, я поняла, что розыгрыш вышел из-под контроля и тихо промямлила, — Вы чего? Я же пошутила…

— Пришёл сказать, что твои шутки рано или поздно плохо закончатся, — кажется Рагнар искренне наслаждался моим растерянным видом и совершенно не стеснялся своей наготы, — Так что ты там говорила?

А что я говорила? У меня из головы напрочь всё вылетело, потому что я откровенно пялилась на генерала, разглядывая его немного загорелое, просто нереально красивое тело, покрытое старыми шрамами. Мой взгляд судорожно скользил по волосатой груди, накаченному животу и ногам, медленно переключаясь на крепкие руки и широкие плечи. Надеюсь, я хоть слюни не пустила, а то будет очень неловко…

Рагнар медленно двинулся в мою сторону и зашёл за спину, но я дёрнулась в сторону, оказываясь возле другого края бадьи. Что он делает, провоцирует же меня, ловелас такой. Мужчина молча взял с полки мочалку и кусок мыла, одаривая меня насмешливым взглядом. А, вспомнила, я же идиотка, попросила спину мне помыть. Ну не отказываться же теперь от своих слов, сама ведь предложила.

Закусив губу, я вернулась на прежнее место, поворачиваясь к нему спиной и подтянула под себя ноги. Но Рагнар оказался более мстительным, чем я, и вместо мытья начал водить мыльной мочалкой по бокам, вызывая у меня неконтролируемый хохот.

— Да хватит! Перестаньте меня щекотать! — я громко хихикала, пытаясь оттолкнуть от себя мужские руки, но он никак не прекращал свои пытки.

Хочет борьбы? Будет ему борьба. Я быстро начала вылезать из бадьи, но у меня затекли ноги от неудобной позы. Я не смогла устоять и начала падать прямо на генерала. Он легко поймал меня и неожиданно усмехнулся, грубо поднимая пальцами мой подбородок.

— Ты же иномирянка.

Глава 9. Ссора без примирения

— Ты же иномирянка.

Я испуганно вздрогнула от его утверждающего тона и подняла затравленный взгляд. Мужчина смотрел на меня как-то сухо и безэмоционально, бесцельно блуждая взглядом по моему лицу, как будто пытался найти подтверждение своих слов. Мне стало очень страшно, я даже сперва подумала, что генерал нашёл мои стринги, но кажется была какая-то другая причина. Я спешно попыталась отстраниться, но Рагнар накрыл своими ладонями мои, не позволяя вырваться, поэтому мне по-прежнему пришлось опираться на его крепкую грудь.

— Да нет же, я не иномирянка, — мой голос почти не дрогнул, но по выражению лица моего спутника я понимала, что он мне не верит, — С чего вы это взяли?

— Ты ведёшь себя не как жрица любви, — генерал отпустил меня и подтолкнул к бадье, вынуждая опереться попой о край, — Жрица никогда не позволяет себе находиться обнаженной рядом с мужчиной, пока он ей не заплатит. У них тихий и покорный нрав, и в отличии от тебя, они никогда не поднимают голос, какой бы критичной не была ситуация.

Аргумент, ведь не поспоришь даже. Ну откуда же я знала, что у проституток в этом мире всё настолько сложно? Я ведь не думала, что у них есть какие-то свои законы поведения, а тут выясняется, что я всё это время не соответствовала параметрам жрицы любви, которую так усиленно изображала.

— Откуда вы знаете про поведение? — я независимо повела плечами, пытаясь скрыть волнение, и упёрла руки в бока, — Вы же сами говорили, что вряд-ли видели меня в весёлом доме, стало быть вы не часто их посещаете.

— Я совсем их не посещаю, разве что для сбора информации, — Рагнар подошёл ко мне так близко, что я кожей ощущала жар его сильного тела, — Допустим, ты не иномирянка. Тогда как зовут брата его величества?

Спросил бы что-нибудь полегче, я имя короля даже не запомнила, а уж обо всём его семействе точно никогда не слышала. Что же делать? Если признаюсь во всех своих грехах, можно и не мечтать о возвращении домой, разве что мне будут рады на плахе. Хотя, наверное генерал не даст мне такого шанса, учитывая его тяжёлый характер, даже такой роскоши, как плаха или виселица мне не видать. Напряжение росло вместе с моим молчанием, я уже успела попрощаться с жизнью, как вдруг в моей голове раздался тихий мелодичный голосок.

— «Брата его величества зовут Катапей-Катафа».

— Его зовут Катапей-Катафа… — я с большим трудом выговорила столь экзотическое имя, чуть не сломав язык, и подняла свой дерзкий взгляд на удивлённого генерала.

— Есть ли у короля дети и сколько у него жён? — Рагнар не сдавался и не сводил с меня подозрительного взгляда.

— «У короля трое детей, один из них бастард. Его жена, королева Улуния».

— У него двое детей от королевы Улунии и ещё один ребёнок бастард. Других жён у его величества нет, — я заметила, что Рагнар нахмурился, и язвительно поинтересовалась, — Всё, допрос окончен?

— Ты ещё не видела настоящих допросов. Учти, я буду пристально за тобой наблюдать, и если у меня появятся хоть малейшие сомнения на счёт твоей принадлежности, отправишься на плаху. — он прошёл мимо, снова задевая меня плечом, как в нашу первую встречу и через несколько секунд я услышала всплеск воды.

Забравшись в свою бадью, я сложила руки на груди и обиженно надулась. Лушка очень выручил меня своими ответами, я на сто процентов уверена, что это он мне оказал помощь, и теперь снова свернулся калачиком на плече. Ну надо же, кажется Рагнар оказался очень щедрым человеком и любезно предоставил мне плаху, а то я переживала, что мне и такой радости не достанется. Какая муха его вообще укусила, что он так на меня взъелся? Я ведь даже проблем почти не доставляю, а генерал уж очень сильно бесится и хочет от меня избавиться. Вот доберёмся до ближайшего города и я там останусь, пусть сам раскрывает свой дурацкий заговор.

Просидев ещё пять минут в горячей воде, я вылезла из бадьи, и выходя из жаркого помещения, сильно хлопнула дверью, показывая своё недовольство. Рядом с моими грязными вещами лежало большое полотенце и жёлтое платье с поясом и широкими рукавами. Ладно, сегодня в этом наряде похожу, а до завтра мои вещи наверняка высохнут, надо только их постирать.

Пришлось вернуться обратно. Я решила постирать только блузку и стринги, другие вещи в стирке не нуждались и были ещё чистыми. Пока полоскала одежду, усиленно размышляла над странным поведением Рагнара, и чем больше погружалась в тяжёлые мысли, тем сильнее во мне росла неконтролируемая злость на этого неблагодарного мужчину. Схватив в охапку постиранные вещи, я заглянула через перегородку, одаривая генерала ядовитым взглядом.

— Отсюда ходят повозки до ближайшего города? — спасибо, но оставаться с человеком, который не испытывает ко мне положительных чувств и хочет казнить, я не хочу.

— Возможно завтра кузнец поедет в город, — Рагнар даже не посмотрел на меня, вальяжно развалившись в тесной бадье, — Можешь попробовать навязаться ему в попутчики, у тебя это хорошо получается.

Я молча проглотила обидные слова, и одевшись в чистое платье, спешно вышла на улицу. На тёмном небе уже появились первые звёзды, озаряя землю своим тусклым светом. Быстро развесив свои вещи, я разобралась с бельём, лежавшим в тазике, которое не успела повесить Алессия, отвлекаясь на мой неожиданный приход, и зашла в дом, осторожно прикрывая дверь.

Хозяйка сидела за столом и перебирала чернику, но заметив меня, оторвалась от своего занятия и подняла голову, добродушно улыбаясь.

— Голубушка, можешь располагаться в дальней комнатушке, там как раз есть тёплое одеяло. Всяко лучше, чем на голой земле спать, — она снова принялась за ягоды, — А Рагнар отужинает да с тобой ляжет.

— Спасибо, Алессия, — я прошла к указанной комнате и тихо пробухтела под нос, — Какое счастье, со мной ляжет сам генерал.

Комнатка оказалась совсем крошечной, в ней уместились лишь низкая широкая кровать в углу, занимающая почти всё пространство и небольшой расписной шкаф напротив двери. Я крепко закрыла за собой дверь и улеглась к стене, укутываясь в тёплое одеяло. Да, матрас из сена это вам не пуховая перина, но всё же намного лучше голой и холодной земли, на которой мне пришлось коротать прошлую ночь. Лушка улёгся рядом с моей головой, глядя на меня сонными глазёнками.

— Спасибо за помощь, — я осторожно погладила духа по голове одним пальцем, а когда он забавно выгнулся, подставляя спинку под ласку, тихо прошептала, — Надеюсь, ты в городе тоже будешь мне помогать.

Я закрыла глаза, и пытаясь уснуть, начала считать овечек. Обычно счёт помогал мне успокоиться и вернуть душевное равновесие, но когда я досчитала до одной тысячи пятисот семи овечек, дверь тихо открылась и послышались знакомые мужские шаги. Ну прекрасно, я ведь только начала засыпать, не мог что ли подольше поужинать. Рагнар медленно сел на кровать и затих, из-за чего мне пришлось напрячь слух, но просидел он недолго и тихо лёг на кровать, укрываясь вторым одеялом.

— Ты спишь? — тихий шёпот раздался в оглушающей тишине и почему-то в нём мне послышались виноватые нотки.

Сплю и разговаривать с тобой точно не собираюсь, больно надо. Я никак не выдала себя, бездумно уставившись в стену и даже не вздрогнула, когда мужчина натянул на мои плечи одеяло одной рукой и отвернулся. Чёрт, я уже не смогу начать заново считать овечек, буду постоянно сбиваться и отвлекаться на лежащего рядом Рагнара. Сон как рукой сняло, появилась какая-то нездоровая бодрость, а вместе с тем нахлынула паника. Как же я буду жить в городе, если совершенно не разбираюсь в законах этого государства, не знаю традиции и обычаи. Куда мне податься и чем заниматься, чтобы прокормиться? А жить где, спать на чём, в какой одежде ходить? Мне бы в идеале познакомиться с каким-нибудь магом, чтобы он открыл для меня проход и я бы благополучно вернулась домой.

Эмоции поутихли, обида на Рагнара стала более слабой, в конце концов я действительно иномирянка и обманываю генерала своими россказнями. У меня есть два выбора на данный момент — остаться с мужчиной и помочь ему раскрыть заговор, а после постараться вернуться домой или же уехать с утра с кузнецом в город и попытаться найти не слишком принципиального мага, который войдёт в моё положение. Но вместо размышлений по поводу своего недалёкого будущего, я вдруг поняла, что мне очень хочется почувствовать простое человеческое тепло и немного успокоиться.

Я перевернулась к Рагнару и осторожно прижалась к его спине. Генерал не спал, но и никак не отреагировал на моё прикосновение. Даже через простую холщовую рубашку я чувствовала напряжённые мышцы и такое манящее тепло. Глаза закрылись сами собой, но сон всё никак не шёл, как будто я проспала часов десять и чувствовала себя ну очень бодрой. Интересно, а почему генерал не спит, неужели бессонница замучала?

— Что с Курамье? — я уткнулась носом в его спину и перешла на шёпот, чтобы ненароком не разбудить Алессию, — И где вы были целый день?

— Курамье сбежал со своими головорезами, — я не могла понять тон мужчины, но вроде как он не злился, — Лушка накрыл тебя защитным куполом как раз в момент нападения. Пришлось спрятать тебя в пещере и увести погоню ближе к мёртвым болотам. Так что теперь барон на свободе и наверняка попытается снова меня убить. И возможно тебя, кто знает.

— А что с заговором? Вы ведь так и не успели до конца рассказать.

— Мы не можем заключить перемирие с эльфами, потому что в подобном случае наша политика рухнет. Большинство наших соседей относятся к эльфам настороженно и даже враждебно. Да и нет никакого смысла в перемирии, ведь эльфы слишком заносчивые и не могут ни с кем ужиться, от нашего сотрудничества не будет пользы, а всё…

— А те двое советников? Они думают как-то иначе? — я перебила мужчину, ибо уже начала засыпать и хотела услышать конец истории.

— Они всячески старались надавить на короля, никак не аргументируя своё мнение, а после отказа пропали. Их нашли мёртвыми, но после этого случая, на короля и его семью было совершенно два нападения. Целую неделю я потратил на поиски зацепок в столице, а потом отправился с визитом к К'азуле, чтобы он выдал мне нужную информацию, — мужчина вдруг перевернулся на спину и заложил руки за голову, — Спи, тебе информация о заговоре точно ни к чему.

— Вы правы, завтра я уезжаю в город, — я отвернулась от генерала, но отодвигаться не стала, упираясь спиной в его бок, — Так что вам удалось от меня избавиться.

Мужчина промолчал, но я не ждала ответа. Не хочу пытаться помогать, когда мою помощь не принимают, пусть сам ищет заговорщиков в одиночку, ему не привыкать. Окончательно приняв для себя решение, я сложила руки под подушку и тихо засопела, не услышав, как Рагнар чуть слышно цокнул и отвернулся.

Глава 10. Из жрицы любви в леди

Я тряслась в повозке, словно полумёртвая селёдка в бочке. Знала бы, что меня так сильно будет укачивать на дороге, вернее на её жалком подобии, пошла бы в портовой город "Скальный" на своих двоих и в полном одиночестве, лушка не в счёт, я уже к нему привыкла и считала частью себя.

Кузнеца даже не пришлось уговаривать. После моей твёрдой просьбы подбросить до города, озорной мужичок с рыжей бородой и с огромной соломенной шляпой на голове лихо кивнул мне и одарил беззубой улыбкой. Заметив мою потрясённую физиономию, небрежно бросил, что выбил себе все зубы, когда не рассчитал тяжесть меча, который положил на верхнюю полку, и железная громадина рухнула на него. Конечно он не отделался одними зубами, нос был сломан, из-за чего мужчина сильно гундосил. Ну ладно, сама решилась покинуть Рагнара, придётся перетерпеть столь сомнительную компанию.

Кстати, генерал с самого утра был сам не свой. Бросал на меня странные взгляды и что-то пытался сказать, но стоило мне в очередной раз поднять на него взгляд, как он тут же умолкал и утыкался в свою тарелку с гречневой кашей на молоке. Начинать разговор я не спешила, ибо мысленно уже была далеко отсюда, в тихом уютном городке, о котором мне в подробностях рассказала Алессия. Я уже представляла себя учителем танцев для какой-нибудь знатной семьи и глупо улыбалась своим мыслям.

А вот прощание вышло ну очень скомканным. Алессия тепло меня обняла и пожелала хорошего пути. А вот Рагнар совсем ничего не сказал, привычно нахмурился и сложил руки на груди. Ну не хочет, не надо. Никто же его не заставляет прощаться со мной, я ведь по сути всего лишь нежеланная попутчица, которой он был не рад уже больше суток.

Ну а я не стала строить из себя недотрогу, и поблагодарив за всё, пожелала удачного расследования. И ответом вновь была многообещающая тишина. Уж не понимаю, что я такого сделала, что мужчина резко сменил милость на гнев?

Конечно было страшно вновь уходить, точнее уезжать в неизвестность, но ничего не поделаешь. Всё-таки вокруг генерала не весь мир крутится, жила же как-то первые полчаса в этом мире без него, и дальше проживу. Наверное.

Стараясь отвлечься от тревожных мыслей и утомительной дороги, я во все глаза разглядывала своего нового спутника, пытаясь рассмотреть и запомнить каждую деталь его внешнего вида. Не знаю почему, но вдруг сильно сжалось сердце, когда я увидела торчащий из кармана красный платок с оранжевым солнцем. Точно такие же мантии были у Курамье и его людей.

— Дерево упало, наверное из-за грозы, — кузнец неожиданно остановил лошадь и принялся слезать с насиженного места, — Надо бы посмотреть.

Врёт. Не было никакой грозы, я этой ночью плохо спала и просыпалась каждые полчаса. За окном стояла прекрасная тихая погода. Настолько тихая, как и мой молчаливый спутник, скромно пристроившийся рядом. Рагнар тоже не спал, но лежал спокойно, без резких движений, в отличии от меня. Я никак не могла найти удобную позу для сна: крутилась не хуже юлы, разваливаясь на всей кровати, закидывала на генерала ногу, утыкалась носом в его спину. Но Рагнар мужественно терпел, никак не выдавая своих эмоций. Каюсь, возможно я стала причиной его бессонницы, но ведь у него была возможность уснуть.

Лушка озадаченно вертелся у меня плече, высунувшись из-под косынки, в которой прятался, стоило людям показаться в его поле зрения. Маленький носик усиленно принюхивался, а глазки-бусинки тревожно оглядывались по сторонам. Его нервозность передалась и мне, вынуждая и меня подозрительно оглядываться, но ничего не происходило. Кузнец так и стоял над упавшим деревом, словно курица над яйцом и о чем-то задумался, заложив руки за спину.

— Зря ты тогда помешала моим планам, глупая девочка, — голос барона неожиданно раздался прямо над ухом. Я визгливо вскрикнула и от испуга выпрыгнула из повозки, прижимаясь спиной к ближайшему дереву. Но этот козлёнок лишь усмехнулся, оглядывая меня заинтересованным взглядом, — Что, путешествие с генералом оказалось в тягость? Ещё бы, его скверный характер просто невозможно терпеть. Ты правильно поступила, решив от него уехать. Уверен, жизнь в городе окажется мёдом…

— … но в каждой бочке меда есть ложка дегтя, — закончила я, понимая, к чему клонит Курамье: он точно не оставит меня в живых, это видно по его победному взгляду. Он словно открытая книга — его можно с лёгкостью прочесть, но забыть не получится, уж слишком сильная у него аура, да и взгляд вполне красноречив.

— Вот ты предатель, — я зашипела, когда рыжеволосый коротышка подошёл к нам, — Король не прощает заговорщиков! Болтаться вам всем на виселице, ироды!

— Помолчи, — начал было барон, поднимая руку, но меня, как известно, очень сложно заткнуть.

— Сам помолчи, болезненный. Не смей затыкать мне рот, а то ещё раз черепушку проломлю! — удивительно, но страха совсем не было, в крови плескался адреналин вперемешку со злостью, а совесть и мораль благополучно молчали, — Где граф Шульский? Отвечай, иначе клянусь — я за себя не ручаюсь!

— Какая же ты шумная и непокорная, — чужая ладонь легла на лицо, перекрывая доступ к кислороду, — Люблю подобных, их так приятно ломать. Ты такая юная, но такая амбициозная. Это плохо, для тебя конечно. Потому что подобные дамочки долго не живут. Ваш удел детей воспитывать да мужу угождать, а не пытаться влезть в мужские дела, и потом… Ах ты дрянь!

Барон закончил свой скучный и дотошный монолог, когда я смачно впилась зубами в его ладонь и с силой наступила на ногу. Казалось бы, куда ещё ниже падать в моих глазах, но Курамье превзошел все мои ожидания, когда из его поганого рта посыпалось что-то ну очень стереотипное. Я далеко не феминистка, скорее наоборот, но принижать женщин как-то не по-мужски.

Словно обиженная дама, которой отказал кавалер на балу, Курамье замахнулся на меня кулаком, даже не понимая, во что ввязался. Я благополучно отпрянула в сторону, и набрав в лёгкие побольше воздуха, истошно заорала. Мой нечеловеческий визг часто в шутку называли самой мощной заводской сиреной, ибо у всех находившихся рядом закладывало уши и ещё несколько часов болела голова. Не знаю, откуда у меня такая способность, с моим-то медвежьим слухом, но в хозяйстве конечно оказалась незаменимой.

Когда мужчины пришли в себя, я уже лихо убегала обратно в деревню, поднимая после себя столб пыли. Попробуйте догнать, у меня между прочем всегда были одни пятёрки по физкультуре, что в школе, что в институте. И хотя непутёвые заговорщики всё же пытались меня нагнать, я была метров на сто впереди, шустро перебирая длинными ногами.

В очередной раз оборачиваясь, я чуть не врезалась в молодого парня, успевшего меня придержать. Голубоглазый незнакомец с копной пшеничных волос и милой ямочкой на подбородке ободряюще улыбнулся, вызывая симпатию, а из-за его спины вышел Рагнар с мечом за спиной, злобно сверкая глазами.

Я тихо ойкнула, когда генерал зверем налетел на не ожидающих подвоха заговорщиков и начал неистово их лупасить, явно намереваясь довести их до обморока. Лишь бы мозги не вылетели от таких нечеловеческих ударов. Ах да, забыла. У этих двоих же нет мозгов, тогда можно и не переживать.

— А вы кто? — я шепотом обратилась к неизвестному, во все глаза наблюдая за махинациями Рагнара и по-прежнему несильно прижималась к парню.

— Граф Легро Шульский. Сердечно рад познакомиться с вами, леди Ева, — вах, я чуть дар речи не потеряла, когда молодой граф легонько коснулся губами моей ладони, — Надеюсь, мы вовремя подоспели.

Я и леди… А что, красиво звучит! Леди Ева Касина. Эдакая потомственная аристократка знатного рода Касиных. И не абы какого, а самого известного и магически одаренного, вот так-то. Ладно, что-то я начинаю перегибать палку, но не могу не согласиться, что не отказалась бы стать настоящей леди и взять фамилию Рагнара. Так, стоп. О чём это я вообще? Причём здесь фамилия генерала? Я её знать не знаю, а если бы и знала, с чего бы мне брать его фамилию? Вот же глупые мысли в голову лезут.

… теперь-то ты никуда не денешься, сучья морда!

Я недоуменно скосила глаза на возможного жениха, который и сам был не в курсе моих странных мыслей, и заметила его кровожадный взгляд. Испуганно вздрогнув, начала пятиться, совершенно позабыв про стоящего сзади Шульского. Граф оказался на редкость приятным мужчиной и галантно провел меня к опустевшей повозке, в которой почти не было слышно страдальческих мужских криков.

— Легро, расскажите мне всё-всё! — я удобно устроилась на жёстком сидении и поправила на талии мягкую шаль, предвкушая интересный рассказ.

— Прям всё-всё? — Шульский мягко улыбнулся, вызывая у меня ответную улыбку, — Что ж, слово леди для меня закон.

Его плавный тягучий голос подействовал на меня словно афродизиак. Нет, я не чувствовала к нему полового влечения, хоть он и был очень хорош собой. Просто от его голоса вмиг стало как-то спокойно и уютно, словно не было никаких проблем и тревожных мыслей.

Легро поведал мне кое-что очень интересное. Он присутствовал на том самом злополучном собрании и после его окончания приметил удаляющихся советников во главе с Курамье. Графу такое поведение показалось слишком странным, барон как ни в чём не бывало ушёл вместе с непокорными, хотя на собрании, как и все остальные, не очень лестно высказывался на счёт эльфов и бессмысленного перемирия.

Шульский всю ночь размышлял, как же ему проникнуть в поместье Курамье, чтобы не вызвать подозрений. Долгие ночные думы привели к тому, что Легро следующим днём отправился в земли рода Нарон под предлогом издания новой книги о других расах и их быте. Выудить информацию из разговорчивого барона оказалось легко — он заявил, что в юности увлекался традициями и обычаями эльфийского народа и не против оказать помощь молодому графу взамен на часть суммы от продаж.

Но когда недальновидный барон проболтался об артефакте, привезенным несколько дней прямо из столицы эльфов, наделённого силой видеть сокрытое, попытался избавиться от лишнего свидетеля. Шульский оказался умнее и скрылся в крошечном поселении в дебрях каменного леса. Через неделю до столицы дошли слухи, что Легро Шульский бесследно пропал, отправившись в неизвестное для остальных путешествие. А вот К'азула умудрился засадить своего человека в поместье Курамье и разузнал необходимую для Рагнара информацию, ещё и выяснил, что именно барон Нарон последним видел графа.

А после затишья Шульский решил вернуться в столицу, посетив перед этим известную мне траверну, где и услышал слухи о вновь путешествующем Рагнаре с какой-то юной девушкой. Так что для Легро не составило никакого труда найти генерала, а после отправиться с ним мне на выручку.

Да, всё-таки мне стоит задержаться.


Глава 11. Искра и яблоки

— Эй, болезненный. Ты обиделся? — я снова ткнула лежавшего на дне повозки несчастного барона в плечо и деловито поправила косынку, — А ты что думал, всё так просто в этой жизни? Бумеранг очень интересная штука. Ну знаешь, когда делаешь нехорошие вещи, а потом это всё тебе возвращается. В твоём случае нехорошая вещь это я. Ну что, спеть тебе ещё что-нибудь? А то ты какой-то грустный.

Курамье истошно задёргался и громко замычал, извиваясь всем телом. Умаялся наверное, всё-таки утомительная поездка вышла. Мы направились в портовый городок, после того как Рагнар скрутил барона и кузнеца и грубо швырнул их в повозку, словно переломанных кукол. Генерал сразу пообещал, что в городе их ждёт тёплый приём: каратели с большим удовольствием примут заговорщиков и устроят им радушный приём. Я понятия не имела, кто такие каратели, но судя по унылым физиономиям этих двоих, начала примерно догадываться. Это наверное полицейские, если перевести на современный язык, так что всё логично, преступникам место в тюрьме.

— «Но по законам этого мира ты тоже преступница, потому что иномирянка» — лушка прямо-таки плюнул мне в душу своими словами, поэтому мне пришлось тихо на него шикнуть и пригрозить молчанием с моей стороны, посмотрела бы я тогда, как бы он вёл себя, не общаясь со мной.

Так вот, мы благополучно расселись в повозке, я громче всех кряхтела, хоть и была самой молодой среди нашей разношёрстной компании. Рагнар уселся рядом со мной, чтобы лично охранять наш ценный живой груз, а Легро занял место на козлах. Сперва мне было скучно — унылый редкий лес со всех сторон порядком надоел, а генерал продолжать вести себя, словно обиженная жизнью аристократка. Я бы подобрала под ситуацию что-то более выразительное, к примеру: обиженная жизнью аристократка из-за отсутствия внимания к своей персоне, но не знала причину молчания мужчины, поэтому решила обойтись без эпитетов.

Но потом вспомнила, что я не я, если не сведу кого-нибудь с ума своими выходками. Трогать генерала не хотелось, хотя он бросал на меня странные взгляды, но никаких действий не предпринимал. Легро мне слишком приглянулся, чтобы перечитывать его косточки. Кузнец не стоил и моего мизинца, вроде как вообще умудрился задремать под жарким солнцем. А вот Курамье — самая сладкая вишенка на торте — определённо стоил моего внимания. Барон даже не представлял, что я на самом-то деле хуже любого из карателей.

Я с болезненным наслаждением наблюдала за его страдальческим выражением лица после нескольких спетых мною (напоминаю, у меня медвежий слух) детских песенок. Но этим дело не ограничилось, потому что я игриво тыкала в его бочину носком ботинка, надеюсь, останутся синяки, и просто несла всякую ересь. Болтала о погоде, рассуждала на тему честности и преданности, пыталась вывести его на душевный разговор, пересказала целую кучу различных рецептов. В общем, развлекалась от души. К моему огромному удивлению, Рагнар не подавал никаких признаков жизни, стоило мне открыть рот, но он не спал, а бдительно прислушивался к каждому шороху, хоть и сидел с закрытыми глазами. Шульский тихо посмеивался спереди и иногда добродушно подтрунивал над незадачливыми горемыками. Хотя его юмор, как и положено аристократу, находился на грани дозволенного, в отличии от моего. Я вообще не испытывала ни стыда, ни каких-либо неудобств, всего лишь пыталась скоротать время в пути, раз Рагнар не разговаривал со мной, а граф наблюдал за дорогой. Ну и признаться честно, упустить такую возможность я не могла, барону будет полезно немножечко пострадать.

— Не хочешь песен? Вот ты неблагодарная морда. А есть хочешь? — я весело качала головой из стороны в сторону, напевая под нос назойливый мотив надоевшей песенки, — Что молчишь? Скажи же хоть что-нибудь.

Ага, с кляпом во рту. Барон обиженно надулся и отвернулся от моей персоны, выражая своей скрюченной позой своё недовольство.

— Ну как знаешь. А я вот проголодалась, — я скосила глаза на генерала, но он по-прежнему сидел в трансе. Пришлось ткнуть его острым локтём под дых и настойчиво повторить, — Проголодалась говорю.

— Я оставил запасы продуктов Алессии в знак признательности… — мужчина буквально огорошил меня неприятным известием. Как это? Мы остались без еды и умрём голодной смертью? В панике я пропустила половину фразы собеседника и растерянно на него посмотрела, — … я с кем разговариваю? Можем остановиться возле той яблони, если тебе не терпится. До города осталось километров пять, могла бы и потерпеть.

— Нет, не могла бы, — я уныло поплелась вслед за Рагнаром, когда повозка остановилась, — Вообще-то я растущий организм, мне надо много кушать.

Генерал молча подошёл к яблоне и остановился, пропуская меня вперёд. Моё внимание привлекло сочнейшее и крупнейшее яблоко за всю мою жизнь. Кажется по подбородку потекли слюни, но никто не заметил моего конфуза. Вожделенный фрукт достать не удалось — он висел слишком высоко, призывно сверкая на солнце, но как бы я не пыталась высоко прыгать, ничего не получалось. От досады я топнула ногой, а потом перед глазами промелькнула большая рука и наконец сорвала объект моих мучений.

Всё бы хорошо, но было одно но. Рагнар нахально протянул руку над моей головой и вцепился зубами в моё яблоко! Я даже ахнула от возмущения, широко округлив глаза. Ну нахалюга, ну я ему припомню. Вот только пусть попросит у меня хоть кусочек еды. Давиться буду, но не дам! Но моё яростное выражение лица быстро сменилось на растерянное: впервые на моей памяти генерал улыбался! Пусть это была лёгкая, почти незаметная улыбка, но клянусь зубом Курамье — она была! Я сразу уловила его хорошее настроение и искренне улыбнулась в ответ, заложив руки за спину.

Кажется в этот момент между нами пробежала какая-то искорка. Мы смотрели друг на друга, словно видели впервые. Его внимательный взгляд скользил по моему лицу, словно мужчина хотел запомнить каждую черту. Я же очень хотела понять, что у Рагнара в голове, но вместо этого, поддавшись волшебству момента, смотрела в его бездонные глаза и медленно таяла.

Крик Шульского привёл генерала в себя. Я не сразу заметила, что мужчина протягивает мне другое яблоко, в два раза больше, чем ел он сам. Я скромно поблагодарила его и неожиданно смутилась. Никто на меня так не смотрел, таким чутким и внимательным взглядом, даже как-то не по себе стало. Но всю хрупкость момента как обычно испортил Рагнар, привычно подталкивая меня в сторону повозки. Когда Шульскому тоже перепал вкусный перекус, я окончательно успокоилась и даже позабыла о двух товарищах, лежавших в одной позе более двух часов. Ладно, я когда сытая, всегда добрая, пусть отдыхают перед встречей с карателями, уговорили.

Постепенно лес сменился очередными полями, а потом и они резко оборвались, открывая восхитительный обзор на скальное море и раскинувшийся на берегу небольшой городок. Я в предвкушении заёрзала на месте и чуть не вылетела из повозки при крутом вираже, но генерал успел меня схватить и притянул к себе. От испуга я даже перестала возиться и двумя руками вцепилась в его руку. Ещё бы чуть-чуть — и вылетела бы из транспортного средства, как пробка из бутылки шампанского.

При приближении к городу я приметила аккуратные одноэтажные каменные домики. Они не выглядели старыми или потрёпанными жизнью. Наоборот, почти на каждом доме цвёл красивый плющ, приведший меня в полный восторг. По чистым улочками мирно прогуливались горожане, призывно кричали торговцы с рынка, предлагая свой товар. Ребятня тоже была занята своими делами: кто-то помогал взрослым, например, рыженький мальчишка усиленно махал метлой, подметая лестницу швейного магазинчика. А кто-то праздно проводил время и играл в салочки с другими детьми. Ощущались какое-то умиротворённое спокойствие и очень выразительная атмосфера доброжелательности.

Мы остановились перед каким-то длинными зданием, стоявшим почти на окраине городишка. Судя по опознавательным флагам — эмблеме со скрещенными мечами — мы попали к тем самым карателями. Я уже хотела вылезти наружу, но Рагнар остановил меня, усаживая обратно.

— А тебе там нечего делать, — он легко взвалил на плечи умаявшихся заговорщиков, — С твоей впечатлительностью только и к карателям ходить. Отправляйся вместе с Легро, он покажет тебе город. Кажется вы неплохо сдружились.

Так, а вот сейчас не поняла. Это что за намёки такие странные? Рагнар ещё так странно зыркнул на графа, что мы с ним недоуменно переглянулись. Но генерал забрал свое подозрительное поведение вместе с собой и скрылся в дубовых дверях. Так, мне это надоело. Нужно будет обязательно с ним поговорить, терпеть не могу недосказанность. Если уж нас свела судьба вместе, значит будем учиться доверять друг другу, а не замалчивать проблемы и ссориться на пустом месте.

— … Ева, ну хватит витать в облаках, — мягкий голос графа вывел меня из задумчивости. Полюбовавшись моим перекошенным от тяжёлых дум лицом, тепло улыбнулся и повторил, — Кажется бродячий цирк приехал. Не составите ли мне компанию, леди Ева?

— Конечно, благодарю за предложение! — я шутливо поклонилась, пока Легро останавливал лошадь перед площадью.

И правда, впереди было очень шумно. Взгляд зацепился за небольшую топпу, стоявшую возле красивого фонтана, кажется люди были очень заинтересованы происходящем на самодельной сцене. Стало очень интересно увидеть бродячий цирк вживую, поэтому плюнув на все правила приличия, которыми итак почти не пользуюсь, я схватила Шульского за руку и потянула за собой, чтобы мы не потерялись в толпе.

На сцене танцевала роскошная молоденькая девушка, лет семнадцати на вид. Загорелую кожу выгодно подчеркивало нежное кремовое платье, выделяя талию и открывая хрупкие плечики. Множество браслетов на руках громыхались в такт задорной мелодии, которую играл полноватый цыган на балалайке. Артистка красиво двигала головой и её длинные кудри красиво спадали на миловидное личико.

Внезапно ноги сами понесли меня вперёд и через минуту я уже оказалась на сцене вместе с циркачкой. Сдаться на милость этой красивой и действительно профессиональной танцовщице оказалось в радость. Мой лёгкий балет с примесью танца живота отлично гармонировал с её необычным для меня танцем. Цыганка извивалась в разные стороны, как будто была сделана из пластилина и грациозно делала различные трюки. Я полностью окунулась в танец, позабыв обо всём на свете. Были только восхищённые нашим представлением зрители и наш неповторимый одноразовый дуэт. Танцевать с незнакомыми людьми на улице мне приходилось, но чтобы наши танцы настолько дополняли друг друга, нет, такого никогда не было.

Не знала, смотрел ли генерал, но честно, танцевала исключительно для него.

Глава 12. В добрый путь. Мир с генералом

После бурных оваций я вновь почувствовала себя богиней и оставила циркачку одну, как только увидела рядом с Легро злющего чёрта, то есть Рагнара собственной персоной. Кажется его глаза метали молнии, потому что люди немного стали отходить в стороны, боязливо оглядываясь на генерала. Вот если бы там не стоял Шульский, я бы не спустилась к Рагнару в одиночку, мало ли, мне свою шкуру беречь надо.

— Вы чего?.. — я медленно приблизилась к мужчинам, которые отошли назад, ближе к фонтану, где никого не было, — Рагнар, вы меня пугаете… Вам так сильно танец не понравился или…

Я не договорила и испуганно подпрыгнула на месте, когда генерал рыкнул и угрожающе двинулся на меня. Вот ведь я попала, а между прочем это был не самый эротичный танец из моей коллекции. Я бы сказала, что он наоборот оказался очень нежным и чувственным. Так, стоп. Не о том думаю. Надо решить, как бороться с неконтролируемой агрессией генерала, иначе просто шею сломает. Но оказалось, что я зря себя накрутила, впрочем, как обычно.

Рагнар несколько раз глубоко выдохнул и не дошёл до меня, останавливаясь в двух шагах. Но вся его поза говорила, нет, даже вопила: я очень зол, идите все далеко и надолго. Граф Легро не торопил генерала с ответом, ждал молча и покорно, вопросительно поглядывая в сторону Рагнара. Наконец он немного оттаял и сложил руки на груди, подзывая нас поближе к себе. Мы собрались в кружок, как на прогулке в детском саду. Нас так обычно воспитательница собирала, когда рассказывала правила новых придуманных ею игр.

— Значит так, — генерал подозрительно огляделся, но толпа была увлечена жонглирующей цыганкой, не обращая внимание на наш кружок юных дарований, — Курамье сознался в заговоре. Карателям быстро удалось выбить из него информацию, но боюсь, у меня для вас плохие новости. Барон успел передать артефакт какому-то мужчине. Разумеется они лично не знакомы, этот человек действует по чьим-то указаниям, и что-то мне подсказывает, этот "кто-то" из дворца.

— Ну? — я нетерпеливо начала топтаться на месте, когда Рагнар тяжело выдохнул, — Ну же! Я требую продолжения.

— Этот человек сел сегодня утром на корабль и направляется в столицу. Мы не успеем его перехватить и у меня нет возможности связаться с кем-то из дворца.

О, а вот это уже довольно проблематично. Складывается впечатление, что заговорщики на несколько шагов впереди предприимчивого генерала. Но ведь они ещё не знают, что теперь-то Рагнар работает не один. Как говорится, три головы лучше одной. Даже четыре, лушку забыла посчитать. Раз этот хрен ушёл через море, значит мы возьмём и догонем его. Нет, даже схватим посреди моря и не дадим предателю добраться до короля. Потому что пока мы находимся в городе, я ежеминутно слышу тихие перешептывания горожан. Люди считают его справедливым и сильным правителем, способным управлять целым государством, умело избегать войн и обеспечивать своим поданным достойный уровень жизни. Ну а если он хороший человек, почему бы и не помочь? Вдруг и мне от короля какая-нибудь щедрость перепадёт.

— … пластинки магические, неужели в этом городе их нет? — Шульский выглядел очень обеспокоенным и я не сразу уловила суть нарастающего спора, — Камень провидицы, посох дуба. Неужели ничего не может нам помочь?

— Раз даже пластинок нет, то о каком камне может идти речь? Мы даже не напитаем этот артефакт силой, к тому же посоха дуба не существует, — генерал нравоучительно поднял палец, выводя Шульского из себя, — Ты слишком юн и живёшь по части легендами и мифами. Ничего, это пройдёт с возрастом.

— Неправда! — взлохмаченный Легро двинулся на спокойного как удав генерала, — Посох дуба нам даровала сама природа, как ты можешь не знать легенду о…

— Я знаю, не надо мне напоминать, — Рагнар злобно сверкнул глазами, снова возвращаясь в плохое расположение духа, — Это всё глупости, пора наконец взрослеть. Нам нужен чёткий и грамотный план действий.

— Попрошу без перехода на личности! — граф не на шутку рассердился, но я успела преградить ему путь и вытянула руки в стороны.

— Замолчали оба! Теперь слушаем меня, иначе не видать нам заговорщика как своих ушей. Садимся на ближайший корабль и догоняем этого парня. Лушка нам поможет. Верно, дружок?

Дух недовольно фыркнул, но доверчиво выбрался из-под косынки и начал жмуриться от света, забавно шевеля тоненькими ручками. Когда вдалеке показались люди, лушка тихо пикнул и быстро залез обратно в своё укрытие, но я успела заручиться его поддержкой.

— Кажется ты собиралась остаться в городе, — ехидно припомнил Рагнар, вспоминая мой внезапный утренний побег с кузнецом, — Или уже передумала и решила податься в столицу? Что, неужели город не устроил?

— Выгоняете? — я ткнула пальцем в его грудь и тихо зашипела, поддаваясь эмоциям, — Думайте что хотите, я всё равно поплыву с вами и докажу, что вы ошибаетесь на мой счёт!

— Что ж, посмотрю на… — мужчина иронично меня оглядел и вдруг хмыкнул, так и не договорив, — … неважно, отправляемся в порт. Возможно что-нибудь получится из этой затеи. В любом случае больше вариантов нет.

Усевшись в повозку, Легро лихо хлопнул вожжами и лошадь резво помчалась вперёд к морю. Я конечно люблю импровизацию, но чтобы генерал согласился на такую идею, ещё и предложенную из моих уст… По крайней мере меня подобное поведение привело в замешательство. Что же творится в его голове? Ладно, главное это отыскать корабль и спокойно выйти в море, а там уже будем действовать по ситуации, как сказал Рагнар.

На пристани никого не было. Ветер трудолюбиво копошился в ящиках, оставленных кем-то из матросов возле дороги, из-за чего вся посуда звенела, издавая протяжные звуки, разносившиеся по всему побережью. Я вылезла наружу и принялась разминать отчего-то заболевшую поясницу. У меня обычно колено к непогоде болит, а тут видимо спина решила его заменить. Рагнар оказался слишком заботливым и хлопнул меня по спине, отчего хрустнули несколько позвонков и наверняка встали на место. От такого удара я вскрикнула и не смогла удержать равновесие, но генерал поймал меня за шкирку, словно слепого котёнка.

— Украдём ту посудину, — едва ли не пересчитав носом каждую песчинку, я продолжила висеть вниз головой, удерживаемая мужчиной, — И никто никому не отрубит руки, мы ведь действуем во благо королевства.

— Не украдём, а попросим взять нас на борт, — Рагнар поставил меня на ноги, а когда я повернула голову, чуть не врезалась лицом в его вытянутый кулак, — И чтобы больше никаких предложений о воровстве я не слышал. Поняла?

— Поняла, — я бросила на мужчину обиженный взгляд и пошла в след за Шульским, которому надоело слушать нашу перепалку и он просто пошёл к одному-единственному кораблю, находившегося в гавани, — Что ж вы такой принципиальный?

— Ответственный, — поправил меня генерал, не глядя в мою сторону, — Тебе бы тоже не помешало этому научиться.

Я от его слов даже остановилась, злобно прожигая взглядом широкую спину. Вот ведь нехороший человек, чего это он стал так сильно ко мне цепляться? Я ведь девушка вспыльчивая, могу и послать в пешее путешествие, с меня не убудет сказать пару ласковых. Уныло переглянувшись с выспавшимся лушкой, я нагнала своих спутников уже на самом краю причала.

Эту чёртову доску, перекинутую между пристанью и кораблём так жутко шатало, что даже моя акробатическая выдержка почти не спасала, пришлось вцепиться в рукав Рагнара и осторожно ступать по его следам. Ну если эта хлипкая доска такую тушу выдержала, мне тогда точно бояться нечего. С горем пополам оказавшись на палубе, я принялась оглядываться и заглядывать в каждую щель, стараясь держаться поближе к мужчинам. А вот через десять минут дотошного осмотра, проведенного Рагнаром, выяснилось, что корабль абсолютно пуст и безжизнен.

Конечно генерал оказался редкостной занудой, мол чужое брать нельзя и всё такое, но когда молодой граф привёл неоспоримые доказательства и указал пальцем на штурвал, генералу пришлось уступить и как-то резко стать моряком. Ух, я даже представила его в тельняшке и широких штанах, и эти вещи вполне эффектно подчеркивали бы его тугие мышцы.

Когда мы отплыли, я продолжила задумчиво наблюдать за Рагнаром, а всё потому что для меня не нашлось никакой работы, разве что мне предложили занять место юнги. Пока что я не видела в этом необходимости и оставалась стоять на палубе, сложив руки на груди. Лушка уже перебрался на плечо мужчины и указывал маленьким пальчиком ему одному известное направление, успевая бросать заинтересованные взгляды на занятого верёвками Шульского.

Из-за тяжёлых мыслей даже чувство голода приутихло. Я переживала, что мы не сможем догнать преступника и останемся с носом. В душе появилось какое-то неприятное ощущение и мне показалось, что мы плывём в хитрую ловушку, подготовленную заговорщиками. Пришлось несильно встряхнуть головой и подойти к сосредоточенному Рагнару, чтобы отвлечься на не менее сложный разговор.

— Почему вы на меня злитесь? Я ведь ничего плохого не сделала, — я положила руки за спину, любуясь синеватой гладью воды, уходящей за горизонт, — И не пытайтесь отнекиваться, вы даже в первую встречу отнеслись ко мне более человечнее.

Генерал молчал, не отрывая взгляда от штурвала. Молчал невыносимо долго и мучительно, убивая во мне всякую надежду на примирение и мирное решение пассивного конфликта. Язык вроде на месте, тогда почему он молчит, этот невыносимый, бессердечный кусок кактуса!

— Язык покажите.

— Что? — генерал опешил и соизволил оторваться от лицезрения без сомнения красивого моря, чтобы посмотреть на меня.

— Язык говорю покажите. Хочу убедиться, что он ещё на месте. Иначе я не могу понять, почему вы не хотите со мной разговаривать.

— Я злюсь, — он поймал мой настороженный взгляд и поспешно добавил, — На себя. Мне не стоило брать тебя с собой, я не знаю, чем закончится это путешествие и не хочу, чтобы ты погибла. У тебя вся жизнь впереди, а ты тратишь свою юность на безрассудные поступки. Неужели ты сбежала из весёлого дома не ради спокойной и тихой жизни?

— Я сбежала ради свободы, — я отвела взгляд в сторону, наблюдая за плавающими рыбёшками, — Я понимаю риск, но действительно хочу вам помочь, вы ведь тоже мне помогли, даже не представляете, насколько сильно.

— Представляю.

Я скептически на него посмотрела, но промолчала. Да ничего он не представляет. Наверняка генерал никогда не путешествовал меж мирами и не знает, как тяжело погружаться в эту жуткую пучину отчаяния и неизвестности.

— Ладно, можешь продолжать путешествие, я не буду больше стараться тебя отговорить, — он удивлённо посмотрел на мой протянутый мизинец и тихо уточнил, — Что ты делаешь?

— Предлагаю мириться. Давайте уже свой мизинец.


Глава 13. Путеводная звезда

— Мирись мирись, больше не дерись, — я крепко держала мужской мизинец и с едва сдерживаемым хохотом наблюдала на вытянувшимся лицом Рагнара, внимательно наблюдавшего за ритуалом примирения, — Если будешь драться, я буду кусаться. А кусаться не причём, буду драться кирпичом. А кирпич сломается, дружба начинается!

Я замолчала и широко улыбнулась. Растерянное лицо генерала пришлось мне по вкусу, хотя это была обычная детская процедура примирения, весьма необходимая в любом возрасте. Неприлично хрюкнув от распирающего веселья, я отпустила мужчину восвояси, и утирая слезинки с уголков глаз, отвернулась.

Море выглядело слишком спокойно и умиротворяюще, заставляя меня немного забыться и погрузиться в свои мысли. Если я смогу помочь раскрыть заговор, поможет ли мне Рагнар попасть домой или его принципы касательно иномирянцев совершенно не изменятся? Может на мою сторону встанет Стейн-Каннет и соизволит проявить благодарность за спасение своей королевской задницы? Ну неужели совсем никто не сможет мне помочь в таком простом деле, это же просто необъяснимо. Если раньше чужеземцы сыпались как снег на голову, значит переход меж мирами — секундное дело, и отправить меня домой будет не слишком затратно, по крайней мере я очень на это надеюсь.

— Ева! Помоги! Спаси меня, Ева!

Я вздрогнула от неожиданности и подбежала к краю палубы, в ужасе понимая, что слышу голос Леры. И правда, её светлая макушка то всплывала на поверхность, то снова исчезала под водой, а сама девушка кое-как пыталась удержаться на плаву. Я не понимала, как Лерка внезапно оказалась в море в другом мире. Неужели гадалка и её решила погубить своими махинациями? Может Лера решила вывернуть бабку наизнанку, лишь бы выяснить, куда я пропала из закрытой квартиры?

— Ева, я больше не могу!

Липкий страх пробрал до костей: Лера ведь не умеет нормально плавать и всегда надевает спасательный жилет, когда мы едем на озеро, море или в бассейн. Мозг перестал меня контролировать, тело взяло ситуацию под свой контроль, я даже не успела ничего понять и неожиданно прыгнула за борт, в надежде спасти подругу, которая медленно начала идти на дно.

Я не успела вынырнуть, тонкие длинные руки вцепились в моё бедро и потянули вниз. Пришлось пошире открыть глаза и нелепо взмахивать руками, чтобы удержать в воде равновесие и хотя бы немного рассмотреть что же происходит.

На меня смотрела большеглазая девушка с тонким треугольным лицом и зелёными длинными волосами. Я вскрикнула от неожиданности и лёгкие нестерпимо обожгло, когда вода попала в рот. В ужасе извиваясь, я пыталась вырваться из цепкой хватки, но меня безбожно тянуло вниз это нечто и отпускать точно не собиралось, хотя воздуха в лёгких уже не осталось, сознание медленно отступало, уступая место небытию. Тело словно стало ватным и совсем перестало сопротивляться захвату. Лишь когда мои ноги коснулись дна, я потеряла сознание.

Пробуждение было очень болезненным, как будто меня разобрали по частям и не очень правильно собрали. Тупая боль в области груди мешала сосредоточиться на чём-то другом, я даже не сразу смогла открыть глаза, морщась от боли. Через какое-то время я осознала, что не чувствую опоры и в панике распахнула глаза. Ресницы слиплись от соли, пришлось усиленно моргать глазами, чтобы хоть что-то рассмотреть. От увиденного внутренности скрутились в клубок, а в шее появилась ноющая боль.

Я парила в воздухе в вертикальном положении, окутанная белесой дымкой тумана. Где-то впереди маячили четыре огромные прозрачные скалы, окутанные всё той же странной дымкой. Вокруг росло что-то наподобие леса, но деревья выглядели неестественно круглыми и очень несуразными. Никаких звуков, вкусов и запахов — здесь не было ничего и никого, я находилась совершенно одна, каким-то странным образом зависнув в воздухе.

Какого черта? Какая-то нечисть в воде приняла Лерин облик и утащила меня на дно? Неужели я теперь тоже нечистью стала и больше никогда не вернусь на твёрдую землю… Слёзы крупными каплями потекли по щекам и с громким звуком капали вниз, разбиваясь о туманную поверхность. Я не хочу оставаться в одиночестве, иначе просто тронусь рассудком. Надо идти вперёд, искать хоть что-то, а лучше кого-то, чтобы со мной хотя бы поговорили и помогли успокоиться.

Но чем больше в голове было тревожных мыслей, тем больнее мне было существовать в этой неизвестности. Я не смогу даже сделать один единственный шаг, иначе просто потеряю сознание и неизвестно открою ли вообще глаза или просто умру. Помогите! Кто-нибудь, помогите. Я не хочу умирать, не сейчас…

— Рагнар! — крик невольно вырвался из горящих лёгких и разрезал болезненную тишину, — Рагнар, помогите мне! Рагнар!

Из-за сильного напряжения голосовых связок меня пробил озноб и слёзы хлынули с новой силой. Туману мои вопли не понравились, он медленно начал тянуть ко мне свои щупальца, обхватывая лодыжки. Ноги сразу онемели и превратились в неповоротливые деревяшки, лишая меня возможности двигаться. Всё, больше не могу, не чувствую собственного тела…

Где-то высоко зажглась одна маленькая крошечная серебристая звёздочка, но я не могла её рассмотреть сквозь пелену, упавшую на глаза. Звезда загоралась всё сильнее, и через минуту яркий тёплый луч разрезал туман, словно нож кусок масла. Я громко застонала, когда щупальца перестали меня удерживать и изо всех сил старалась перевернуться, чтобы хоть немного коснуться странного луча, который смог выжечь это место и уничтожить дымку. Когда моя мокрая от пота ладонь с большим трудом смогла достать до света, меня резко дёрнуло вверх и я снова потеряла сознание.

— Рагнар! — я громко вскрикнула, судорожно дёрнулась, и упав на твёрдый пол, громко застонала, приложившись многострадальной головой.

Меня тут же осторожно подняли и усадили обратно на двухспальную кровать. Генерал присел возле моих ног на корточки и не выпускал из рук мои ладони, оглядывая меня тревожным взглядом. Я хлюпнула носом, осознавая, что вернулась обратно на корабль из того странного, ужасно жуткого места. Руки генерала были привычно тёплыми, со старыми твёрдыми мозолями от постоянного использования оружия и дарили ни с чем несравнимое спокойствие. Нервы окончательно достигли апогея. Я с громким всхлипом повисла на мужской шее и вцепилась дрожащими пальцами в мужскую рубаху. На секунду показалось, что Рагнар ненастоящий и просто может исчезнуть, раствориться в воздухе. Но нет, мужчина действительно был настоящим и как-то неуверенно притянул меня к себе, поглаживая ладонью мои короткие волосы.

Я уткнулась носом в его грудь и мёртвой хваткой держалась за шею, не давая ему никакой возможности отстраниться. При всём желании Рагнар не смог бы оттолкнуть меня, разве что толкнул с силой и наверняка бы что-нибудь сломал. Скрипнула дверь и на пороге появился обеспокоенный Легро в обычных тёмных штанах и коричневой рубашке с завязками. Но даже такой скромный наряд был к лицу молодому графу, его аристократическую породу сложно было не заметить.

Шульский облегчено улыбнулся, и оперевшись на дверной косяк, сложил руки на груди. Генерал услышал его появление и осторожно отпустил меня. Я тоже расцепила объятия, а когда мужчина встал, смогла рассмотреть и его. Штаны были точно такими же, только на нём была одета простая светлая рубаха с открытым воротом. Щетина отрасла ещё больше и грозилась превратиться в бороду и усы.

— Напугала, я чуть сам душу туману не отдал, — Шульский подошёл к столу, стоявшему возле окна и взял в руки тарелку с ложкой, — Как же тебя угораздило?

Я беспомощно пожала плечами и с благодарностью приняла из рук графа теплую мясную похлёбку. Живот так скрутило, как будто я не ела пару дней, поэтому, не обращая внимания на аристократических особ, находившихся в моей каюте, жадно набросилась на суп. И вообще плевать как я выгляжу в мужских глазах в данный момент, главное — скушать предложенную порцию и настоятельно потребовать добавку. Но Шульский, словно заботливая матушка, сам добродушно подливал мне горячую похлёбку из большого котелка и что-то тихо бухтел по поводу меня, кажется выражал жалость.

Рагнар молча сидел в старом кресле рядом с моей кроватью и задумчиво наблюдал за моим не очень адекватным и культурным принятием пищи. И лишь когда моя миска окончательно опустела, генерал пошевелился и набросил на мои плечи стёганое одеяло, пахнущее старостью и чуть уловимым запахом тмина.

— В каком месте ты была? — дождавшись, пока Легро уберёт пустую тарелку на стол и усядется напротив меня, обхватывая руками высокую спинку стула, Рагнар обернулся в мою сторону, — Лес, пустыня?

— Лес, — я дрогнула от неприятных воспоминаний и натянула одеяло, — С горами вдалеке и некрасивыми редкими деревьями. Что произошло?

— Тебя заманила русалка, приняв облик какого-то человека, — Рагнар опёрся локтями на колени и задумчиво скрепил руки в замок, — Эти твари умеют воздействовать на разум и увлекают путников в море. Лушка почти сразу почувствовал её присутствие, но я не успел до тебя добежать — ты уже спрыгнула за борт. Конечно я почти сразу тебя вытащил, но русалка успела забрать душу и ты отправилась в небытие. Два дня прошло, мы думали что ты дольше задержишься. Обычно в небытие души могут блуждать годами, особенно если их никто не ждёт.

Я вздрогнула и выпустила из рук железную кружку. Она упала и чай разлился на пол, впитываясь в зелёный прикроватный коврик, но мне не было до этого никакого дела. Я в упор смотрела на Рагнара и понимала: он ждал, что я вернусь обратно. Генерал смог зажечь для меня свет и уничтожил туман, помогая мне найти выход из небытия. Действительно ждал, по-настоящему хотел моего возвращения, этот странный невыносимый мужчина.

Я даже не сразу заметила, что Шульский настырно пихает мне в руки новую кружку с горячим отваром, пахнущим мятой и бергамотом. Пить не хотелось, места в желудке уже не осталось, но я послушно сделала несколько глотков и насильно перевела взгляд на ёмкость в моих руках.

— А почему я попала именно в лес? Что это означает?

— В небытие есть несколько мест, — Легро поднял палец вверх и как главный эксперт в легендах и мифах принялся объяснять, — Чаще всего люди попадают в пустыню. Это место характеризуется как страх потери семьи и близких. В лес попадают те, кто боятся одиночества. В вулкан попадают намного реже, но эти люди боятся потерять власть и стать никем. Те, кто попадают в поле, боятся жить без любви и внимания. Люди, попавшие в пещеру, имеют страх перед людьми и предпочитают одиночество. И самое редкое место в небытие — поле битвы, это страх смерти.

Я окончательно укаталась в одеяло, пытаясь осознать услышанное, несколько раз кивнула головой и снова хлюпнула носом.

Глава 14. Люблю или не люблю?

— А вы были где-нибудь из этих мест?

— Однажды, — Легро задумчиво положил подборок на спинку стула, — Мне было пятнадцать. Тогда на наше поместье напали разбойники-эльфы. Я попал в пустыню, но достаточно быстро сумел вернуться в реальность благодаря матушке.

— А вы? — я перевела вопросительный взгляд на хмурого Рагнара. Тот вытянул ноги и перевёл на меня насмешливый взгляд, — Что? Никогда не были?

— Никогда. Не было такого человека, облик которого смогла бы принять русалка, так что мне сказочно повезло. Как видите, у одиночества тоже есть хорошие стороны, — генерал спешно поднялся и направился к выходу. Уже у самой двери остановился, сжал ручку, и не оборачиваясь в нашу сторону, негромко произнес, — Попробуй поспать, тебе нужно восстановить силы.

И ушёл, тихо прикрывая за собой дверь. Легро отодвинул стул в угол каюты, забрал посуду со стола, и пожелав спокойного отдыха, ушёл вслед за генералом. Я медленно легла на подушку и натянула на себя одеяло, боязливо оглядываясь по сторонам. Слева от меня стояло небольшое кресло, к окну примыкал наспех сколоченный стол, а напротив уместились два обшарпанных шкафа, стоявших как раз со стороны кровати. Я честно пыталась выполнить просьбу генерала, но как только закрывала глаза, появлялась всё та же картина — страшный лес и белесая дымка, погружающая меня в одиночество.

Всё-таки я умудрилась задремать, изнемогая от тяжёлых мыслей. Но когда образы, пришедшие вместе с кошмарами, решили меня окончательно добить и расшатать неокрепшую психику, я во сне начале метаться по кровати и громко стонать, пытаясь вырваться из пучины кошмара.

Мне снова помог Рагнар, когда уселся на самом краю и приложил прохладную руку ко лбу. Я вздрогнула и широко распахнула глаза, впиваясь в мужчину умоляющим взглядом, безмолвно просила, чтобы он не уходил. Генерал долго смотрел в моё лицо, а потом пересел в кресло и укрыл меня одеялом по самое горло.

— Спи, я посижу с тобой.

— И не уйдете? — я тоскливо смотрела на мужчину, пытаясь понять, обманывает ли он меня или нет, — А если с Легро что-то случится?

— Ну он-то точно не станет глазеть на море и думать о чём-то плохом, — Рагнар сложил руки на груди и закрыл глаза, — Так что ему ничего не грозит и я просижу с тобой столько, сколько потребуется.

— Спасибо… — я укуталась в одеяло, с уважением глядя на Рагнара, чувствующего себя в кресле вполне отменно и поджала под себя ноги.

— Спи уже, недоразумение.

— Не смогу уснуть, — я поймала его непонимающий взгляд и притворно выдохнула, изображая раскаяние, — Мне нужно, чтобы кто-то лежал рядом и обнимал, тогда я смогу успокоиться.

— И что ты предлагаешь? Хочешь, чтобы я лёг с тобой? — его бровь иронично приподнялась и он насмешливо хмыкнул, опираясь на спинку кресла.

— Заметьте, я этого не предлагала, — я отодвинулась к стене и призывно похлопала по пустой стороне, — Но раз вы сами предложили, располагайтесь. Не спать же вам в кресле в конце концов.

— Тебе кто-нибудь говорил, что ты хитрая лиса? — генерал закатил глаза, но всё-таки сделал вид, что поддался на мою провокацию. Уместившись рядом, принялся стягивать с меня большое одеяло, которое я под себя нагло подмяла, — И как меня угораздило тебя встретить?

— Да, говорили, — я любезно поделилась одеялом, и положив руки под щёку, повернулась лицом к мужчине, лежавшего на спине и закинувшего обе руки за голову, — Так это сами боги меня послали, чтобы я помогла вам раскрыть заговор.

— Видимо я слишком перед ними провинился, раз на мою голову свалилось подобное недоразумение, — он заметил мою мягкую улыбку и усмехнулся, — Но в столице тебе придётся усиленно работать головой, если действительно хочешь помочь.

— Есть работать головой… — я сонно завозилась, поудобнее устраиваясь под тёплым боком, — Головой и языком.

В голове тут же замелькали картинки, в которых я соблазняю Рагнара и учу его французскому поцелую, крепко прижимаясь к сильному телу. Мои руки нежно скользят по его широким плечам и медленно спускаются ниже по рукам… Ой, мамочки! Откуда у меня в голове берутся такие непотребные мысли в отношения генерала?

Я медленно приоткрыла один глаз, награждая объект моих сексуальных желаний недовольным взглядом. Рагнар лениво разглядывал потолок, но заметив моё пристальное внимание, ответил непонимающим взглядом. Пришлось закрыть глаз и снова размышлять про себя. Конечно, генерал очень видный мужчина: сильный, смелый, надёжный. Рядом с ним я с первой минуты нашего странного знакомства чувствовала себя в безопасности, хотя такого чувства в отношении мужчин у меня никогда не было.

Все мои отношения были какими-то мимолётными и не серьезными, больше напоминающие ничего незначащие интрижки. Не было какой-то искры, которая смогла бы по-настоящему зажечь моё сердце и полностью раствориться в человеке. Но я определенно могла признаться себе, что меня невыносимо влечёт к этому колючему генералу.

Подобное осознание меня не устраивало — не хватало ещё влюбиться в холодного и бесчувственного мужчину, вот только кажется мой мозг думал совсем иначе и не соглашался с моими разумными выводами. Не в силах бороться с собой, я осторожно приоткрыла один глаз, а затем распахнула второй.

Рагнар безмятежно спал и его тихое сопение грозилось превратиться в могучий храп. Зато у меня сон как рукой сняло, пришлось крайне осторожно перелезать через мужчину, но он от моих действий даже не проснулся. Обув свои единственные ботинки, я максимально тихо покинула каюту, даже дверь почти не скрипнула.

Снаружи солнце уже почти полностью вышло из-за горизонта, наполняя морской воздух приятным теплом. Легро стоял возле штурвала и о чём-то задумался. Когда я подошла, лушка радостно запрыгал на мужском плече и шустро перепрыгнул на мою ладонь. Тут же улёгся, обнимая указательный палец и радостно запищал, довольный моим возвращением.

— Я думал, ты спишь, — граф задумчиво меня осмотрел и добродушно улыбнулся, — Но похоже из вас двоих Рагнар уснул первым. Хотя немудрено, он же не спал два дня.

— Почему? — я усадила лушку обратно на плечо графа и слегка наклонила голову в бок, удивляясь словам Шульского. Неужели генерал из-за меня не спал?

— Стоял у штурвала, а всё свободное время рядом с тобой сидел, ждал, пока ты вернёшься, — от его слов глупое сердце забилось чаще, — Хотя перед пробуждением ты начала бредить и звать его по имени. Мы конечно жутко перепугались. Вот ты представь только!

Его рука взметнулась вверх, привлекая моё внимание.

— Душа находится в небытие, а человек каким-то образом умудряется звать кого-то по имени. Это ведь просто невозможно! — Шульский эмоционально взмахнул руками, чуть не попав мне по носу, — Ты действительно надеялась, что Рагнар сможет тебе помочь?

— Ну да, — я смущённо опустила взор, представляя, как голосила на весь корабль имя генерала, — А как он смог вытащить меня?

— А вот этого я не знаю, — Легро пожал плечами и снова повернулся ко мне, — Наверное очень сильно хотел, чтобы ты вернулась. Поэтому его душа на мгновение стала звездой и указала тебе путь.

Душа стала звездой… Рагнар смог мне помочь. Интересно, он сделал это только потому что устал слушать мои крики или действительно хотел меня спасти? Чувствовал генерал хоть что-то или же действовал, опираясь на долг и жалость?

Я коротко бросила, что всё-таки пойду попытаюсь уснуть, и после утвердительного кивка быстро спустилась обратно в каюту, прикрывая за собой дверь. Рагнар определенно крепко спал — его громогласный храп был слышен даже на лестнице. Я медленно подошла к кровати и в нерешительности остановилась. И чего я как последняя дурочка встала перед ним? Жду непонятно чего, руки мну, даже смотреть на себя противно.

Я уже собиралась сесть в кресло, как вдруг Рагнар дёрнулся и глухо застонал, перепугав меня до дрожи в коленях. Я осторожно села на краешек кровати, положила руку на его лоб и нахмурилась. Горячий. Неужели мужчина заболел? Или это обычное переутомление? Лишь бы не лихорадка, такого удара судьбы я точно не переживу.

Генерал ещё раз застонал и внезапно успокоился под моей рукой. Снова засопел, хотя в принципе выглядел вполне здоровым, разве что его горячий лоб меня беспокоил. Я осторожно начала перелезать через его тушку, но не удержав равновесие, запнулась о генерала и плашмя упала на кровать, задрав попу к верху. Лишь бы не проснулся от моей неуклюжести, лишь бы не проснулся…

Проснулся. Непонимающе открыл глаза, но я к этому времени почти успела привести себя в нормальную позу и теперь невинно хлопала глазами, всем своим видом показывая, что не имею никакого отношения к его внезапному пробуждению.

— Ты чего? — Рагнар сонно приподнялся и принялся цепко меня осматривать, — Что-то болит?

— Нет, я просто писать ходила, — ляпнув первое, что пришло в голову, я заметила насмешливый взгляд и снова положила руки под щёку, — Спите, я больше не буду вставать.

Генерал улёгся обратно и на этот раз повернулся ко мне лицом. Закрыл глаза и через минуту уже захрапел, потеряв ко мне всякий интерес. Я осторожно прижалась к его груди и широко зевнула, прикрывая глаза.

И как мне кажется, увиденное во сне оказалось далеко не картинками, выдаваемые моим воображением…

Лера стояла посреди небольшого шатра, в обычном спортивном костюме, модных кроссовках и гневно смотрела на ту самую гадалку, из-за которой я вынуждена таскаться по не очень гостеприимному миру и ощущать все прелести походной жизни.

— Почему вы отказываетесь мне помочь? Я готова заплатить любые деньги, только верните Еву домой. Скажите что сделать, я всё сделаю, — кажется Лера уже не в первый раз пыталась уговорить бабку вернуть меня обратно, но пока её попытки не увенчались успехом: старушка всё также качала головой и не соглашалась вернуть всё и всех на свои места, — Хотя бы скажите, она живая? С ней всё хорошо?

— Живая и здоровая, — чуть помедлив, нехотя ответила гадалка и нахмурилась, — Вернётся скоро, просто жди. Хотя я не уверена, что эти двое смогут покориться судьбе и принять её ношу.

— Кто не сможет принять ношу? Какую? — подруга так просто не сдавалась, осыпая бабку новыми вопросами.

— Известно кто. Ева и её нелюдимый спутник. Ежели оба справятся, вернётся обратно счастливой. А ежели нет, висеть ей на виселице за обман и быть пищей для ворон!

От её громогласных слов, я словно ужаленная подскочила на месте и в ужасе закрыла рот ладонью. Но моё внимание привлек генерал — кажется ему снился кошмар, он слишком сильно дёргался во сне и что-то бубнил. Я легла обратно и крепко обняла мужчину, пытаясь его успокоить.

Рагнар видимо почувствовал мою поддержу и благополучно затих. Если надо — мы с ним справимся и даже попробуем ужиться, несмотря на разные характеры.


Глава 15. До чего доводит воровство

— Просыпайся, мы подплываем к городу! — Шульский вероломно попытался стянуть с меня одеяло, но моя привычка заворачиваться в кокон сыграла с графом плохую шутку, — Да что же ты так закуталась, не могу распутать.

— А вот и не надо пытаться сорвать с меня одеяло! — я перевернулась на другую сторону и лениво потянулась, разминая мышцы, — Вдруг я лежу совсем без одежды? Ты же не хочешь разрушить мою честь?

— Так ты же спала с Рагнаром, — кажется Легро никак не задела моя насмешка и он искренне заулыбался, — Так что по поводу своей чести можешь обращаться именно к нему.

— Несомненно, — когда на пороге появился генерал с охапкой вещей, мы ехидно переглянулись с графом и подло захихикали, из-за чего Рагнар нахмурился, но всё же подошёл к нам и молча протянул мне вещи, — Спасибо, дайте мне минуту.

Когда мужчины вышли, я поняла, что минуты мне не хватит. Уж очень сложно выбрать между этим жёлтым платьюшком и бежевым костюмом для верховой езды. Пришлось вспоминать самую короткую считалочку, но когда палец ткнул на костюм, я задумчиво покрутила его в руках и несколько раз мотнув головой, остановилась на длинном широком платье с зауженной талией и поясом. Быстро нацепив обновку и косынку, я придирчиво себя осмотрела в грязном старом зеркале, поправила низкий воротник, открывающий плечи. И только когда на лестнице послышались торопливые шаги, я поняла что немного опоздала. Пришлось быстро обуваться и бежать на встречу Легро, с которым я чуть не столкнулась лбами в дверях.

— Опоздываете, леди Ева, — Шульский шутливо протянул мне руку и изобразил лёгкий поклон, — Хотя вам простительно, ведь вы выглядите просто очаровательно!

— Благодарю за комплимент, — я присела в подобии реверанса и поспешила догнать удаляющегося графа, — Хоть кто-то оценил мой внешний вид по достоинству.

Прикрывая глаза от света, я с любопытством огляделась и поняла, что мы почти приблизились к порту. На берегу было очень шумно: туда-сюда сновали моряки и матросы, разгружая многочисленные ящики и коробки, а простой народ с интересом топтался рядом, не понимая, что мешает людям работать. Даже громкие ругательства не мешали крестьянам деловито толкаться локтями и сильно шуметь, пытаясь взглянуть на диковинный товар. Да, вот тебе и культурная столица, люди словно никогда не видели заграничных товаров и не смогли дождаться, пока вещи перевезут на рынок. Чувствую, раз мы за эти несколько дней не смогли догнать заговорщика, то сейчас придётся искать ветер в поле, ибо в этом людском муравейнике просто нереально кого-то найти, а уж тем более раскрыть заговор.

— Плащ надень, нас не должны узнать, — Рагнар накинул на меня серый холщовый плащ и натянул на глаза капюшон, — Держись за меня и не отставай. Нужно наведаться в одно место.

Я быстро подхватила генерала за локоть и мы спешно двинулись мимо кричащей толпы, которую моряки грозились разорвать на части, если по их воле не успевают во время выйти в море. В столице я чувствовала себя комфортно: мне нравился этот портовый район, в котором мы оказались. Деревянные домики стояли вперемешку со старыми рыбацкими хибарками, из-за чего создавалось впечатление сплочённости и равноправия. Даже в этом время люди были заняты повседневными заботами, и одетые в простые неброские вещи, радостно встречали новый день.

Вот только я не разделяла всеобщей радости и опасливо косилась по сторонам, радуясь огромному капюшону на голове. Как тут вообще можно ориентироваться? Не то что преступников найти, я бы даже не смогла элементарно отыскать Рагнара — настолько запутанными оказались улочки в этом месте, надеюсь, в других районах столицы мне не придётся блуждать словно в лабиринте.

Когда мы благополучно добрались до центра, где располагался огромный рынок, мне внезапно захотелось вкусить несколько спелых крупных груш, лежавших в ящике под навесом. Рука невольно потянулась к фруктам, я просто схватила две груши и быстро сунула их в карман, даже не проверив, стал ли кто-нибудь свидетелем моего маленького преступления.

— Стой, воровка! — до моего чуткого слуха донёсся скрипучий голос и я до последнего надеялась, что он кричал не мне. Но увы, продавец шустро метнулся в нашу сторону, неуклюже вылезая из-за прилавка и отчаянно захрипел, — Верни мои груши!

Бегу, аж ветер поднялся. Надо внимательно следить за твоим товаром, чтобы сразу же замечать подобные варварства, а то посмотрите на него, раскричался, когда мы уже успели пройти ещё два прилавка. Сдаваться так просто я не собиралась, желудок настойчиво требовал вкусные фрукты и издавал вой китов. Пришлось хватать Рагнара за руку и уносить ноги, потому что старичок уже почти приблизился к нам, размахивая руками.

Легро бежал рядом, ловко маневрируя между людьми и оглушительно хототал, потешаясь над моей выходкой. Вот только генералу было не до смеха — он точно на меня злился, но не мог остановиться посреди рынка и всыпать мне люлей, иначе бы нарушил наше инкогнито и раскрыл наши личности раньше времени. Я запоздало подумала, что из-за этих несчастных груш получу по шапке, но оказалось слишком поздно, мы успели завернуть за угол и окончательно оторвались от погони. Я тяжело дышала от быстрого бега, и прислонившись к стене, нащупала в глубоком кармане фрукты. Даже сквозь капюшон чувствовала прожигающий взгляд генерала и попыталась отпрянуть, совершенно позабыв о стене за спиной.

— Груши? Неужели серьёзно? Если ты воровка, могла бы красть лучше, чтобы мне не пришлось за тебя краснеть, — Рагнар показал мне свой крупный кулак, как бы намекая, что не будет мучаться с совестью, если хорошенько ударит в наказание за мой поступок, — Мне вот только начало казаться, что ты адекватная девушка.

— Я адекватная, — обиженно запыхтела я, убирая с лица капюшон, чтобы получше разглядеть лицо обидчика и снова показать неуправляемый характер, — И не вздумайте устраивать скандал из-за двух груш, это будет не самым лучшим решением. Этому торговцу нужно получше охранять свои прилавки, чтобы не случалось подобных ситуаций. Каждый выживает как может!

— Ты рассуждаешь как беглая преступница или сирота, — генерал резко натянул мне на голову капюшон, из-за чего я издала недовольное мычание и попыталась вырваться, — Можно было просто попросить купить эти несчастные груши. Ты знаешь, как я отношусь к воровству и продолжаешь выводить меня из себя.

Ну а я что? Я сама не ожидала от себя подобной выходки, ведь мы с мужчиной едва начали ладить и привыкать друг к другу, а тут мои подростковые привычки решили некстати вылезти наружу. Да, я виновата. Но вслух никогда не признаю свою вину, гордость не позволит. Решив, что лучший выход — это атаковать первой, двинулась в сторону Рагнара и злобно вцепилась в воротник его плаща.

— Я не виновата, что вы такой вспыльчивый! — умом понимала, что надо бы заткнуться, ведь на самом деле генерал само воплощение терпеливости, но меня отчаянно понесло совсем не в ту сторону, — Это всего лишь груши, не надо затевать скандал на пустом месте!

— Значит моё мнение для тебя пустое место? — Рагнар презрительно оскалился и отпрянул от меня, словно от заразной, — Я тебя услышал. Легро отведёт тебя в более приличный трактир недалеко от рынка. Не желаю, чтобы ты шла со мной. Не стоит утруждаться, я справлюсь сам.

Я с ужасом наблюдала, как Рагнар быстро скрывается в переулке, оставляя меня наедине с удивлённым Шульским, который все это время молчал и не решался влезть в наш разговор. Обхватив себя руками, я в панике осознала, что очень сильно задела мужчину своим неадекватным поведением и кажется окончательно разрушила тот хрупкий мир, который образовался между нами. Мне бы по-хорошему бежать за ним и слёзно извиняться за своё паршивое поведение, но вместо этого я вытащила фрукты из кармана и со злостью швырнула их на сухую землю. Хотела ещё надругаться и растоптать их, но меня успел остановить граф и оттащил в сторону.

— Ну всё, успокойся. Сейчас зайдём в трактир, выпьем чаю и ты сразу успокоишься, — Легро держал меня за локоть, спешно вышел из переулка, и оглядевшись, мягко продолжил меня успокаивать, — Не переживай, Рагнар не умеет долго обижаться и быстро забудет вашу ссору. Только пожалуйста больше никогда так не делай, если хочешь продолжать поиски заговорщиков. Генерал очень не любит воров с самого детства и всячески старается с ними бороться. Тебе повезло, что вы с ним в хороших отношениях, ты ещё легко отделалась.

Я согласно хлюпнула носом, оглядывая кривую табличку, воткнутую в землю "Медовый хмель. Самые удобные кровати и вкусная выпивка для долгожданных гостей!".

Симпатичное название, а вот сам трактир снаружи оставляет желать лучшего. Хотя и внутри обстановка мне не очень понравилась: в воздухе витали неприятные запахи табака и алкоголя, стоял невыносимый гул, а люди неистово бесновались, дико отплясывая прямо посреди большого зала. Кто-то даже умудрился залезть на пустую стойку хозяина и теперь шумно зазывал народ к себе. Несмотря на сомнительный контингент, обстановка тоже могла быть немного получше. Да ладно плохой ремонт, старый пол с торчащими в некоторых местах досками мало того что доверия не внушал, так ещё и выглядел не очень чисто. И это более менее приличный трактир столицы? Ущепните меня!

Шульский протащил меня сквозь толпу и усадил за самый чистый столик, попутно сообщая, что кажется мы попали в разгар какого-то праздника. Меня никакие праздники не волновали, я хотела лишь покушать и дождаться Рагнара, чтобы извиниться перед ним и попытаться сохранить то хрупкое равновесие, нам ведь ещё сотрудничать и сотрудничать вместе.

Полная женщина с неприятным лицом в грязном переднике протянула нам меню и отошла к другому столу, подливая вино двум изрядно выпившим мужикам. Я небрежно стряхнула крошки с пергамента, но буквы расплывались и никак не желали складываться в названия блюд. Я не сводила напряжённого взгляда с двери. Генерал не возвращался, что нервировало меня ещё больше. Правда подавальщица оказалась слишком настырной и не очень гостеприимной, грубо обрывая мои размышления.

— Вы собираетесь заказывать или так и будете пялиться в одну точку, словно умалишённая? — женщина недобро на меня смотрела и кажется совсем не знала правил приличия поведения в обществе.

Я заметила, что Легро оскорбился не меньше меня и уже попытался встать, чтобы ответить нахалке, но тут же его остановила взмахом руки. Граф недовольно сел на место, продолжая недружелюбно пялиться на официантку. Я конечно могла бы замять конфликт, но плохое настроение решило, что сегодня Ева Касина будет лаяться с каждым встречным-поперечным. И пусть кто-то попробует обвинить меня в отвратительном поведении — со всеми переругаюсь в пух и прах.

Глава 16. О планах заговорщиков

— Полегче, барышня, — я оскалилась, закинула ногу на ногу и расслабленно откинулась на спинку стула, — Научись следить за своим языком, пока о твоём отвратительном поведении не узнал хозяин. Ты же не хочешь вылететь отсюда из-за откровенного хамства в сторону гостя?

— Прошу простить меня, — подавальщица явно не ощущала за собой вины, но всё же не захотела вылететь с работы, ещё и с таким позором, поэтому постаралась нацепить фальшивую улыбку, — Так чего изволите вы и ваш спутник?

— Я буду вареники с картошкой и грибами, капустный салат с помидорами и клюквенный компот, — я задумчиво постучала пальцами по столу, и бросив быстрый взгляд на дверь, добавила, — И две груши.

— Мне принесите мясную похлёбку, картофель с рыбой и клюквенный компот, — Шульский перевёл на меня озорной взгляд, но почти тут же взглянул на ожидающую продолжения женщину, — И приготовьте самую чистую комнату на троих.

— Конечно, подождите десять минут, — женщина бросила на меня недовольный взгляд и поспешно скрылась в толпе танцующих.

От громкой музыки разболелась голова, плясать совсем не хотелось. Я приложила руки к вискам, но это почти не помогло заглушить острую боль и необходимость побыть в блаженной тишине. И я сказала, что столица пришлась мне по вкусу? Кажется ошиблась. По крайней мере это заведение напрочь убило тот восторг, который появился, стоило нам оказаться в портовом районе. И даже не смотря на лабиринты, то место казалось спокойным и по семейному уютным, не то что этот район. Мне казалось, что здесь может поджидать опасность на каждом углу, как физическая, так и моральная.

Когда принесли обед, я ещё больше расстроилась и резко потеряла аппетит. Капуста в салате оказалась полугнилой и нарезанной слишком крупно, а вареники были недоварены. Кажется это только мне подавальщица сделала неприятный подарочек, у Легро еда оказалась вполне себе вкусной. На ссоры не осталось никаких сил, поэтому я жестом подозвала молоденькую официантку в застиранном, но чистом переднике и спокойно объяснила ситуацию, в конце добавив, что платить за подобные блюда мой спутник не намерен.

Девушка оказалась понятливой, и извинившись, пообещала принести новые блюда. Пока мы разговаривали, Шульский успел полностью поглотить свой обед и теперь сыто щурился, словно кот, наевшийся сметаны. Мне при виде довольного и расслабленного графа даже кусок в горло не залез бы, настолько сильно испортилось и без того не слишком прекрасное настроение.

— Отойду по одному делу, — кажется Легро увидел кого-то знакомого в толпе и быстро встал, задвигая за собой стул, — Никуда не уходи, я вернусь буквально через десять минут. Может Рагнар к этому времени вернётся.

Услышав про генерала, я привычно закрутила головой, но он всё ещё не пришёл. Граф растворился в толпе, оставив меня в одиночестве. Даже весьма вкусный обед не скрасил мою тоску, в голову лезли самые странные мысли и мешали сосредоточится на предстоящем разговоре с генералом. Сколько раз я просила себя не вякать лишний раз и стараться сохранить нормальные отношения, которые я обычно разрушаю под корень, не сразу замечая, что человек начинает стремительно от меня отдаляться и может ещё долго таить обиду.

Колокольчик известил о прибывшем госте и я резко повернула голову, понадеявшись увидеть Рагнара. К мою разочарованию на пороге появились двое бородатых мужчин, чем-то напоминавших очередных головорезов и бодро отправились на второй этаж, не обращая внимания на шумную гулянку. Что-то в их внешности привлекло моё внимание, уж слишком они выделялись среди присутствующих. Как говорится: Ева хочет, Ева делает — поэтому я без лишних раздумий одним глотком допила компот, и воровато оглядевшись, осторожно пошла на второй этаж вслед за мужчинами. Зачем я вообще иду за ними? Легро же сказал ждать его за столом! Вот я балда, опять поддалась эмоциям и совершенно забыла про здравый смысл.

Таинственные гости по сторонам не оглядывались, и оказавшись у нужной комнаты, быстро открыли дверь большим ключом и спешно скрылись внутри. Я не стала выжидать, тут же прильнула к двери всем телом и прислушалась. Сперва эти двое молчали и тишина казалась какой-то неестественной. Я слышала сильное биение своего сердца, из-за которого все звуки казались тихими и незначительными. Но когда заговорил один из предполагаемых заговорщиков, я от неожиданности подпрыгнула на месте и максимально плотно прижала ухо к двери.

— Ларсен уже вернулся в столицу? — я старательно отчётливо пыталась запомнить этот тембр голоса, немного тягучий и плавный, как будто человек произносил слова нараспев, — Его армия на месте, он просто исчез около недели назад.

— А малец Шульский пропал две недели назад, — голос второго мужчины был сильно грубым и явно прокуренным, — Мои источники утверждают, что не видели его ни в одном городе. Как бы он копыта не откинул.

— Какое тебе дело до Шульского? Как он будто он может что-то нам предъявить, — послышался звон битой посуды и короткая ругань, — Мальчишка слишком молодой, чтобы противостоять нам.

— Дурак! Шульский хоть и выглядит юным, но мозги у него работают, в отличии от твоих, — в басовитом голосе звучала откровенная насмешка, — Хотя бы вспомни, что он смог противостоять эльфам, когда те напали на их земли, а через какое-то время помог Рагнару выследить одного заносчивого иномирянца.

— Кстати о чужеземцах, — плавный голос мог усыпить даже мёртвого своей флегматичностью, — Камень сокрытия показал кое-что интересное. Вот, сам смотри.

— Отстань от меня со своей побрякушкой, — снова раздался звон посуды, но кажется на этот раз её разбили не просто так, — Мало одной тарелки? Могу вторую приложить, лишь бы ты не действовал мне на уши. Заткнись, я пытаюсь сосредоточиться на следующем нападении.

— На кого хочешь напасть? — флегматичный голос никак не выдал своей заинтересованности.

— На короля конечно. Нужно воспользоваться шансом, пока Ларсена нет в столице. Если в первый раз всё можно было списать на несчастный случай, хотя генерал начал в этом сомневаться, то второе покушение он с лёгкостью раскусил.

— Умный очень, нам это не на руку, — согласился собеседник и негромко ударил по столу, видимо решил привлечь внимание к следующим словам, — Всё-таки послушай. Появилась тут одна девка, камень говорит, уж шибко башковитая, одного поля ягоды с генералом.

— Умом тронулся? — мужчина с прокуренным голосом нервно хохотнул и послышался смачный шлёпок. Нарастающая тишина после удара была недолгой, как мне показалось, самый крупный из головорезов подозрительно разглядывает камень, — Так что там про девку?

— Не знаю откуда взялась, но камень однозначно ощущает в ней угрозу. Если она такая же как генерал, не видать нам победы в этой войне.

— Что нам до какой-то девахи? — небрежно заметил твёрдый голос, — Всё под контролем, сопротивление организовано, крыса отправлена во дворец. Хозяин будет доволен нашими успехами. Глядишь, чего-нибудь от власти перепадёт.

Я настолько сосредоточилась на доносившихся словах, что не сразу обратила внимание на приближающиеся шаги. И лишь когда дверь стремительно начала открываться, чудом не оставив синяк на лбу, я в последнюю секунду успела натянуть на лицо капюшон, исподлобья наблюдая за вышедшим амбалом. Сердце сделало кульбит, трусливо рухнуло куда-то в пятки и вызвало нервную дрожь. Кажется пора делать ноги и как можно скорее скрыться от них в каком-нибудь надёжном месте.

— Ша! Это та девка! — мужчина с рыжей бородкой ткнул в меня в пальцем и недобро оскалился, — Держи её, она всё слышала!

Пока заговорщик завис на несколько долгих секунд, я успела взять ситуацию под свой контроль и ринулась на первый этаж, резко перепрыгивая сразу через три ступеньки. Так, главную и очень полезную информацию услышала, теперь бы не выдать Легро и спокойно сбежать из трактира. Хотя приближающиеся шаги за спиной доверия не внушали, а бесноватые гости так и скакали в центре, совершенно не обращая на нас внимания. Шульского по-прежнему не было на месте, из-за чего я спокойно выбежала на улицу прямо под моросящий дождь.

Даже не стала задерживаться, вполне четко представляя, чего может стоить секунда промедления — точно снесут голову, а мне она пока что нужна, так что выкусите, товарищи заговорщики. Наличие за спиной второго мужчины с флегматичным голосом почти не произвело на меня впечатление, в любом случае они безбожно отстали из-за моей врождённой скорости и погодных условий.

Я присела за старыми пустыми ящиками и даже на какое-то время перестала дышать, ожидая продолжения сей приключенческой драматической погони. Но мне сказочно повезло — заговорщики хоть и вынашивали хитроумный план по захвату власти, а вот заглянуть в маленький переулок отчего-то не рискнули и просто пробежали мимо, заливаясь ругательствами на всю округу. Уверена, даже Стейн-Каннет слышал их недальновидные проклятия.

Прошло долгих десять минут, которые я провела в разглядывании коробок и даже успела сделать несколько неприличных записей куском угля. Ну а что, я всего лишь выражаю своё мнение и немой протест по поводу всего происходящего, не надо меня за это осуждать. Лучше уж нарисовать мужское достоинство на бесхозной коробке, чем пытаться убить короля и всю его семью, действуя по указке какого-то влиятельного человека. Ну погоди, крысеныш, я ещё успею до тебя добраться. А если вдруг не успею, то это обязательно сделает Рагнар Ларсен. И фамилия у него очень даже нечего, мне понравилась однозначно.

Возвращаться обратно было слишком опасно — те двое уже могли вернуться назад и поджидать меня возле трактира. Конечно можно было бы положиться на графа, но впутывать его совершенно не хотелось, мы ведь оба могли пострадать. Лучше пусть заговорщики не знают, что не только Легро вернулся в столицу, но и генерал не заставил себя долго ждать. И самым прекрасным бонусом стала я, невероятная и правда башковитая иномирянка. Не зря камень сокрытия меня опасается, я кому хочешь фору дам.

— Девушка!

От испуга я с большим трудом сумела сдержать себя и не подпрыгнула на месте, когда за моей спиной вдруг показался полноватый мужчина. Брюнет, чье лицо было прикрыто жёлтой мантией, выглядел примерно лет на тридцать пять и как такового недоверия не внушал. Его серые глаза добродушно мазанули по мне, но приближаться он не спешил, как будто боялся напугать. Я конечно струсила, мало ли, тут за мной два амбала гнались, а он внезапно нарисовался из ниоткуда и напугал до чёртиков.

— Не бойтесь, я хочу вам помочь, — мужчина дружелюбно распахнул полы плаща и мы одновременно нахмурились, когда недалеко раздалась нецензурная брань.

Выбора мне не оставили, пришлось слепо довериться незнакомцу и юркнуть под его плащ.


Глава 17. Как меня раскрыли

Я опасливо крутила головой, подстраиваясь под широкий шаг моего неожиданного спасителя. Вот это конечно мне взбрело в голову — идти рядом с незнакомым человеком, когда ситуация в стране, ой, то есть королевстве, очень наряженная. Маньяк он, точно говорю. Вот запрет меня где-нибудь или продаст в рабство. Или на опыты пустит! Ой-ой, может лучше сейчас уносить ноги? Только вот куда мне бежать? Рагнар шляется шут пойми где, а Шульский должен успешно сохранить инкогнито, я не могу позволить заговорщикам наткнуться на графа, он-то точно себя не выдаст. А потом когда Легро обнаружит мою пропажу, что они с Рагнаром будут делать? Я надеюсь, мои спутники заподозрят неладное и начнут мои поиски. А то вдруг решат, что я выждала удобный момент и пустилась в бега.

— Как вас зовут? — я уже и позабыла про идущего рядом мужчину, вздрогнула от неожиданности, а он вдруг обаятельно улыбнулся, — Я герцог Асхан Амор, рад с вами познакомиться, пусть и в такой странной ситуации.

— Я Ева, — я с сомнением осмотрела герцога и нервно выдохнула, обхватывая себя руками, — Я благодарна вам за помощь, но куда мы идём?

— В мой столичный дом, осталось совсем немного, — проследив за его пальцем, указывающим на здоровенные дома богачей, расположенные за золотыми воротами, я чуть не присела от культурного шока, — Я правда редко бываю в столице, но видимо сегодня сами боги отправили меня сюда.

Я скосила глаза на улыбающегося мужчину. Боги, как же. Если бы не два головореза, я бы уже сидела в комнате трактира и в ус не дула. А так оторвалась от своих спутников, да и ещё и попала в богатенький райончик. Везение, что тут сказать.

— Так что вы делали в том переулке? — я кинула быстрый взгляд на его руку, которой он удерживал мантию над моей головой и попыталась натянуть на лицо улыбку.

— Возвращался с рынка. Пришлось немного задержаться в пути, а потом услышал звуки погони и заметил вас в переулке. Те двое ведь за вами гнались, верно? — Асхан приоткрыл передо мной ворота и мы оказались на заброшенной лужайке, а впереди стояла огромная громадина в три этажа с очень впечатляющими размерами, — Прошу простить за неухоженный вид моего жилища, здесь давно никто не жил.

Во народ зажрался. Ну если для него вот этот шикарный домик, напоминающий с виду большой музей, считается неухоженным жилищем, к которому ещё прилагаются огромный, но запущенный сад, здоровенная лужайка и конюшня, то я тогда Папа Римский. Ладно, чего это я ворчу, он же аристократ. Им по статусу положено иметь подобные дома, ещё и с кучей слуг впридачу.

— У вас очень красивое жильё, — я бросила на него благодарный взгляд, когда мужчина открыл дверь и зажёг в коридоре факел, — Откуда вы знаете, я может опасная и разыскиваемая преступница? Вы так просто решили впустить меня в свой дом.

— Ну какая же из вас преступница? — Амор плотно закрыл дверь и повесил мокрую мантию на вешалку, — Если так можно выразиться, у меня есть что-то наподобие дара. Я могу чувствовать намерения и эмоции человека, так что с уверенностью могу сказать, что вы всего лишь жертва обстоятельств.

— И что же я сейчас чувствую? — я пошла по длинному коридору, во все глаза глазея на огромное количество разных картин на стенах, неплохо гармонирующих с пустыми подставками от факелов, — Какие у меня намерения?

— Сейчас вы испытываете любопытство вперемешку со страхом. У вас есть одна очень хорошая цель — оказать почти что безвозмездную помощь влиятельному человеку. Он очень дорог вам и вы не можете его подвести. Но вы в смятении из-за ссоры с ним, — Асхан заметил мой недовольный взгляд и негромко усмехнулся, — Не стоит прожигать меня своим очаровательным взглядом, юная барышня. Я не имею никаких взглядов на вас. Всего лишь не смог пройти мимо девушки в беде.

Когда герцог принялся открывать дверь, я незаметно сплюнула три раза через левое плечо и только потом уверенно зашла в свою новую комнату. Почему в мою? Да потому что она оформлена в женском бежевом стиле. У предыдущей хозяйки точно присутствовал изысканный вкус, изящная деревянная мебель ручной работы мне очень понравилась и несмотря на жуткий слой пыли, сумела сохранить свою красоту и неповторимость.

— Это комната моей сестры, но она давно уже вышла замуж, так что можете смело располагаться, — Асхан не стал заходить в комнату и затоптался на пороге бедным родственником, — В принципе что-то из её вещей должно подойти. Завтра приглашу слуг, они наведут в доме порядок. Если что, моя комната следующая, рядом с вашей.

— Благодарю, — я тепло улыбнулась, и когда за хозяином дома закрылась дверь, быстро подошла к изящному комоду на тонких ножках, стоявшему возле двери. От содержимого комода меня передёрнуло и я восторженно выдохнула, — Чтоб мне так жить…

Каких шмоток здесь только не было. Та краденая повозка с пёстрыми тряпками напоминала крестьянские вещи и нервно плакала в сторонке. У меня, как настоящего шопоголика, хаотично застряслись руки, когда я с тихим восторгом принялась разгружать комод, доверху набитый различными нарядами. Когда возле моих ног оказался целый ворох вещей, я заметила тончайшую шёлковую ночнушку на тонких лямках. Моя женская натура немедленно потребовала облачиться в это произведение искусства и я охотно поддалась.

Дорогой шёлк привычно льнул к коже и я сразу почувствовала себя как дома. Деловито покрутившись перед большим зеркалом, я довольно рассмотрела себя со всех сторон, а потом со стороны двери послышался звук разбитого стакана, заставляющий меня вздрогнуть от неожиданности и резко развернуться.

Герцог, чтоб его, обескураженно застыл в дверях, не обращая внимания на осколки под ногами и разлитый чай. Я конечно не пятнадцатилетняя девственница, чтобы краснеть, но почему-то от его охреневшего взгляда кровь хлынула к щекам и я деликатно кашлянула, привлекая внимание Асхана.

— А вы чего не постучали? — я выпятила нижнюю губу и стряхнула с короткой ночнушки невидимые пылинки.

— Я стучал два раза, но вы не отзывались. Прошу простить меня, я не думал… — его взгляд поднялся выше моего лица и я вдруг с ужасом осознала, что на мне нет косынки, — Прошу прощения за бестактный вопрос. Но вы ведь иномирянка?

Вот это я попала. Окончательно и бесповоротно. От ужаса даже не смогла скрыть свои эмоции и выдала себя с головой, когда испуганно попятилась в сторону кровати, рефлекторно выставив руки вперёд. Вот сейчас, именно в следующую минуту мне точно будет хана. Лучше бы этот герцог подумал что я проститутка, и не было бы никакой проблемы.

— Не стоит меня бояться, я не сдам тебя властям, — Амор резко перешёл на ты и поднял руки, демонстрируя беззащитность, — Как я и говорил, ты всего лишь жертва обстоятельств.

— Почему не сдадите? — я упёрлась спиной в стол, и заведя руки за спину, слепо принялась искать хоть какое-то оружие. Ну так, на всякий случай, — Здесь же не любят иномирянцев.

— Верно, но ты не похожа на других чужеземцев. Как я и сказал, не вижу в тебе никаких злых умыслов. Смею предположить, ты сама боишься окружающих и не будешь делать глупостей, — мужчина с сомнением посмотрел себе под ноги и поправил сюртук, — Пожалуй, спущусь в столовую и сделаю новый чай. Если желаешь, можешь спустится в малую столовую. Она находится слева от входа.

Когда Амор ушёл, я сползла на пол и накрыла голову руками, тяжело выдыхая. Тут не чай нужен, а что-нибудь покрепче, я, знаете ли, сильный стресс испытала, мне простительно выпить чего-нибудь горячительного. Развелось понимаешь всяких телепатов, а мне страдай, так дела не делаются.

Но всё же пришлось взять себя в руки и оторвать свою попу от пола. Хочешь не хочешь, а всё-таки нужно спуститься на чай, как-то некрасиво отказать, всё же меня приютили. Долго копаться в вещах не пришлось, я сразу приметила светло-коричневое платье с кокетливыми завязками на груди и талии, элегантно подчеркивающее стройные ноги. Косынку решила не надевать: какой в ней смысл, если Асхан успел разглядеть мою голову. Кхм, и не только волосы кстати, я ведь щеголяла в тонкой полупрозрачной ночнушке и сверкала грудью на всеобщее обозрение. Ну да ладно, чего он там не видел, взрослый же мужчина. Хотя он так покраснел, что у меня возникли маленькие сомнения касательно его…

Так, неважно, хватит превращаться в похотливую стерву. Ну смутился человек, с кем не бывает. Надо выдвигаться на поиски этой самой столовой, может мне чего вкусненького перепадёт. Пригладив короткую шевелюру, я выглянула в пустой коридор и осторожно направилась к лестнице, но не успела спуститься, как неожиданно снизу раздались голоса. Пришлось присесть на корточки и очень осторожно продолжать спуск, хотя в голове метались самые различные мысли.

К счастью я несильно успела себя накрутить и курьер, передав большущий свёрток с чем-то аппетитно пахнущим, шустро скрылся за дверью. Тьфу, Асхан всего лишь еду заказал, а то я уже приготовилась в панике бежать, роняя ботинки.

— Спускайся уже, — мужчина махнул мне рукой и улыбнулся, — От тебя страхом за километр несёт, я сразу почувствовал твоё приближение.

— Так страшно же, вдруг вы решили меня сдать, — я мирно спустилась вниз и почти сунула нос в свёрток, пытаясь понять, чем так вкусно пахнет, — Предупрежден, значит вооружен.

— Верно. Но как я и сказал, тебе не стоит меня опасаться. Что ж, прошу к столу, — герцог вновь пропустил меня вперёд и раскрыл свёрток, — Готов поспорить, таких чудных пирогов ты ещё не ела.

— Благодарю, — я уселась на стул и принялась разглядывать блюда. Глаза тут же разбежались, здесь были мясные, ягодные, овощные пироги. Целый отряд можно накормить. Ладно, я сама могу целый пирог съесть в один рот, — Как вы догадались о моём происхождении?

— Ну знаешь, ты как-то не похожа на жрицу любви, — мужчина налил мне чай и сел напротив, с интересом наблюдая за моими попытками разрезать горячий мясной пирог, — Мне приходилось встречаться с чужеземцами и могу сказать, что у вас всех есть отличительная черта.

— Кафая ефо черфа? — я откусила слишком большой кусок пирога и не смогла нормально выговорить фразу. Но к счастью герцог понял моё бормотание.

— Взгляд одинаковый. Любой каратель, имеющий хоть какой-то опыт работы с иномирянцами легко может распознать вас в толпе, — я аж подавилась от его слов и Амор любезно похлопал меня по спине, — Но наткнуться на опытных карателей почти невозможно, ведь чужеземцев давно не было в наших краях.

— Вы меня так не пугайте, — я быстро отпила чай и махнула на себя рукой, — Я ведь просто хочу вернуться домой.

— И помочь одному человеку, — напомнил Асхан, и поймав мой задумчивый взгляд, неожиданно добавил, — Завтра в столице намечается бал. Я бы хотел тебя пригласить.

Я снова подавилась. Меня только что пригласили на бал?!

Глава 18. Да будет бал!

— Какой дурак придумал устроить бал утром? — я тихо ворчала, пытаясь привести себя в порядок и старательно чистила зубы каким-то полукислым порошком. Не выдержав, развернулась в сторону двери и раздраженно крикнула, — На сколько мне известно, балы устраивают вечером! Какой-то странный у вас мир и совсем неправильный!

— Ну уж простите барышня, за то что не оправдали ваши ожидания, — Асхан сложил руки на груди, останавливаясь в проходе и усмехнулся, — Но вообще-то у нас действительно принято устраивать балы утром, чтобы ночью крепче спать.

— А если я итак крепко сплю? — я встряхнула светлый парик, найденный на самом дне бездонного комода и ещё раз придирчиво осмотрела белые зубы в зеркале, — Ну знаете, мне нужен рецепт вашего порошка.

— Можешь весь забрать, мне не жалко, — герцог оказался очень щедрым, одни пироги за ужином чего стоили, я даже не доползла до кровати. Пришлось висеть на руках Асхана и болезненно стонать от боли в желудке, проклиная себя за обжорство, — Я так понимаю, платье ты не выбрала?

— Обижаете, — я ткнула пальцем на прикроватный коврик, на котором лежала горка из вещей, — Я уже как с полчаса копаюсь в этой свалке. И знаете, раз уж бал пройдет в масках, я остановлюсь на том алом платье.

— И ещё полчаса будешь выбирать маску, — поддел меня мужчина, задорно улыбаясь, — Юная барышня, мы уже пятнадцать минут как опаздываем, экипаж давно ждёт.

— Дайте мне ровно минуту и опоздаем на каких-то шестнадцать минут, — я замахала перед собой руками, выпроваживая герцога, — Мы вполне успеваем.

Едва за хихикающим Асханом закрылась дверь, я быстрым движением натянула на голову парик и ломанулась к кровати, на ходу поправляя свои временные волосы. Длинное алое платье выглядело просто безумно фантастическим, как будто его пошили ну прям на меня, разве что в груди немного тесновато. Но это не критично, учитывая ту тонкую грань между элегантностью и развратом, ведь декольте было весьма откровенным и открывало плечи, а кружевные рукава для локтей делали и без того стройную фигуру ещё более хрупкой. Красные туфли на высоком каблуке и алая маска за резинке окончательно завершили образ. Конечно не хватало красной помады для полного блеска, но и без неё образ ничуть не испортился.

— Не хочу знать, почему ты так уверенно держишься на этих ужасных копытах, — Амор провёл рукой в воздухе, имитируя высоту каблуков, когда я походкой дикой тигрицы вышла из комнаты и остановилась перед застывшим мужчиной, эффектно поставив руку на талию, — Но хочу заметить, что тебе невероятно идёт этот образ.

— Благодарю, — я присела, имитируя реверанс, и ловко вцепилась в руку спутника, — И как мне вести себя, чтобы не привлечь внимание?

— Постарайся не выделяться из толпы. Возможно люди примут тебя за мою невесту, потому что я довольно редко посещаю подобные мероприятия, так что будь добра, не отходи от меня далеко, — кавалер услужливо распахнул дверцу кареты и подал мне руку, — Ну и будь просто вежлива, ничего другого от тебя не требуется.

— А вальс? — я нарочито сильно выпучила глаза, показывая наигранное удивление, — Вы откажете станцевать со мной вальс на моём первом балу?

— Вообще-то я думал, что ты мне откажешь, — Асхан задёрнул шторку и шум с улицы немного затих, — Но в любом случае я буду только рад с тобой потанцевать.

Я энергично кивнула, уже витая в своих мыслях. Бал значит. А ведь это хорошо, крысы любят скопление людей, есть шанс узнать что-нибудь интересное. А может мне удастся найти Рагнара и Легро, кто знает, может они тоже придут на бал в в поисках информации. Ну и в поисках меня конечно, надеюсь, они ещё в столице, иначе мне будет очень грустно и тоскливо. Хотя, зная упёртый характер генерала, могу с уверенностью сказать, что не отступит от своей цели и точно не покинет столицу. Ведь один из тех двух заговорщиков ушёл прямо у нас из под носа с камнем сокрытия.

В раздумьях мы доехали до дворца в полной тишине. Жилище Стейна-Каннета поражало своей красотой и надолго осталось в моей памяти. Дворец из светлого мрамора раскинулся посреди живописного парка с огромным количеством различных деревьев, как фруктовых, так и обычных. К серебряным воротам уже подъезжали гости, которых пропускали сразу два привратника на входе, одетые с иголочки в изумительные синие шёлковые костюмы, а их лица прикрывали такого же цвета маски. Я хищно облизнулась в предвкушении эстетического оргазма и легко вылезла из экипажа, опираясь на руку своего спутника.

Многие из приглашенных гостей смотрели нам вслед и я раззадорилась ещё больше, восхищаясь собой до предела. Я обожала всякие светские мероприятия, даже была на нескольких тематических балах, но сейчас чувствовала себя настоящей аристократкой из знатного рода. Сыграть невесту для герцога Асхана Амора для меня было большой честью, таким образом я могла возвысить себя в глазах окружающих.

— Герцог Асхан Амор и его невеста леди Ева, — громко объявил молодой привратник и услужливо распахнул перед нами ворота, — Прошу, проходите.

Да, я самая яркая звезда в этом месте. Одна моя модельная походка чего стоит, наверное я всё-таки немного нарцисс, ведь просто невозможно мной не любоваться. Держась за локоть мужчины, как и было положено, мы уверенно приблизились к дворцу, ловя на себе завистливые и восхитительные взгляды. Я мельком смотрела по сторонам, надеюсь найти среди разношёрстной толпы генерала и графа, но пока мои попытки не увенчались успехом.

Из-за тёплой погоды бал проводился на улице, в самом роскошном фруктовом саду, в котором мне приходилось бывать за свою насыщенную жизнь. Мраморные скамейки с миниатюрными столиками прекрасно смотрелись в тени деревьев и выглядели как прекрасно подобранный интерьер. А вот большие деревянные лакированные столы до отвала были забиты всякими кушаньями, от которых рот наполнился слюной.

Но перекусить нам не дали, зазвучали первые аккорды вальса. Группа музыкантов сидела в тени, достаточно громко играла первую мелодию и гости заученно принялись танцевать первый на этом балу вальс. Сильные руки Асхана обхватили меня за талию и несильно прижали к себе. Несмотря на свою полноту, Амор танцевал отменно, сразу можно было понять, что он самый настоящий аристократ. Я тоже не отставала, подстраиваясь под ритм и вместе мы предоставляли из себя очень гармоничную пару — высокий герцог и худенькая стройная я, даже на каблуках не достающая до его подбородка. Очень быстро мы оказались в центре внимания, но мне это было только на руку, всё же пора заводить новые знакомства.

Неожиданно я встретилась со знакомым голубоглазым взглядом. Парень в зелёном костюме с пшеничными волосами, убранными в хвост, танцевал рядом с нами с какой-то фифой с высокой причёской и в платье кислотного цвета. Сердце пропустило удар, когда Легро улыбнулся в своей любимой манере и тут же отвернулся, делая вид, что мы не знакомы. Я с трудом сдержалась, чтобы не наброситься на него с объятиями, но победную улыбку сдержать не смогла. Значит Шульский и Рагнар всё-таки прибыли на бал! Моё чутьё не подвело, у меня появился шанс вернуться в строй и наконец-то помириться с Рагнаром.

Когда мелодия закончилась, я поклонилась в ответ своему спутнику и мы дружно двинулись в сторону столов. Лично я шла перехватить вкусную сырную лепёшку, на которую положила взгляд ещё в самом начале, ну и стаканчик того же сока выпила бы, а лучше прохладного компота. Но так как мы были на королевском балу, никаким компотом тут и не пахло, а лепёшки оказались дополнением к различным видам шашлыка. Кушать мясо с утра я как-то не любила, предпочитала более лёгкую еду, так что пришлось ограничиться спелыми фруктами и сладкими лепёшками.

Пока Амор отвлёкся на разговор с каким-то пожилым мужчиной, я успела отвернуться к столу и сделать вид, будто очень поглощена блюдами, чтобы не вести никаких светских бесед. Сама же упорно искала взглядом Рагнара, но никак не находила. Неужели Шульский пришёл без него? Может они тоже рассорились?

— Леди Ева, — Легро неожиданно оказался рядом со столом, возле которого я стояла и галантно поцеловал ладонь, — Выглядите потрясающе, впрочем, как обычно.

— Благодарю за комплимент, милорд, — я хищно огляделась, замечая злобные взгляды разновозрастных дам, пытающихся греть уши. Пришлось немного подвинуться к графу, сохраняя при этом дистанцию и тихо зашептать, — Неужели все знают о вашем возвращении? Вы представились перед привратниками у ворот?

— Обижаешь, нас пропустили через другие ворота, — Шульский светился от гордости, опираясь одной рукой на стол, — Ты конечно умеешь выбирать компанию, я поражён твоей крепкой хваткой.

Я гордо улыбнулась, демонстрируя белые зубы и покосилась на своего спутника. Асхан даже не обратил внимания на нас с графом, стоял по-прежнему недалеко от меня и негромко беседовал со стариком. Мой взгляд продолжил блуждать по толпе, но вместо Рагнара я увидела тех двух заговорщиков, которые преследовали меня прошлым вечером. Даже черные маски не смогли скрыть их лиц, а знакомые голоса долетали до меня отдельными словами.

— Это те двое предателей, которых я вчера подслушала и мне пришлось сбежать, — продолжая улыбаться, я склонилась к Легро и тихо зашипела ему на ухо, незаметно кивая головой на двух амбалом, зорко глядящих по сторонам, — Нужно стараться держаться поближе к ним, они говорили о нападении на короля.

— Его нет в столице, — прошептал Шульский, едва взглянув на мужчин, — Ты доверяешь своему мнимому жениху?

— Доверяю, он хороший человек.

— Тогда будьте готовы уносить ноги, — поймав мой непонимающий взгляд, спокойно пояснил, — Те двое возможно решили напасть на дворец. И хочу заметить, выбрали очень удобное время.

— А где Рагнар? — меня беспокоило, что я не вижу генерала в поле зрения и совсем не знаю, где он находится, — Ты же сказал, вы пришли вместе.

— Он осматривает территорию, мы разделились, — граф заметил моё смятение и усмехнулся, — Правильно думаешь, мы действительно тебя искали. И Рагнар выглядел очень обеспокоенным, когда ты…

— Твой знакомый, дорогая? — герцог внезапно перебил Шульского и подошёл ко мне вплотную, осторожно обнимая меня за талию, — Представишь меня?

Я тихо крякнула, совершено не понимая, что делать в таком случае, но Легро взял ситуацию в свои руки и приблизился к мужчине, чтобы только он слышал его слова.

— Легро Шульский. А вы Асхан Амор, читатель душ и мнимый жених Евы, — заметив вытянувшееся от удивления лицо собеседника, тихо выдохнул, — И кажется теперь вы крепко с нами повязаны…

Сильный хлопок перебил Шульского и вызвал всеобщую панику. Я понимала, что покушение началось и потянула за собой двух опешевших мужчин. Пришлось грозно на них зашипеть.

— Бежим!


Глава 19. Безымянная таверна и новый спутник

Бегать на каблуках мне приходилось всего лишь дважды. Первый — когда мы полуживые после корпоратива вместе с Лерой уносили ноги от двух наглых гопников и в итоге разбили незадачливым мужиками лица, а во второй — когда после очередной прогулки совсем забыли зайти в магазин и прикупить для моего начальника бутылку хорошего коньяка. Время неутомимо приближалось к десяти, пришлось нестись в ближайший супермаркет, чтобы не опоздать.

И вот наступил третий раз — я бежала по каменной дороге, увлекая за собой своих спутников. Сзади людей захлестнула неконтролируемая паника и поток гостей грозился снести нас с ног, но Шульский наконец-то пришёл в себя и указал на другие ворота, скрытые за подстриженными кустами. На встречу к нам спешил генерал, и хоть лицо было скрыто серой маской, невозможно было не узнать его крепкую фигуру. Я позабыла обо всём: Легро и Асхан остались где-то позади, как и само покушение, передо мной находился лишь Рагнар, к которому я побежала сломя голову.

Не успев затормозить, врезалась в широкую мужскую грудь и вцепилась в генерала руками, притягивая к себе. Рагнар не остался в долгу и крепко обнял, но в то же время объятия были осторожными и нежными, как будто он боялся причинить мне боль своими сильными руками. Уткнувшись носом в его расшитый золотыми нитями сюртук, я принялась нервно мять в руках ткань, стараясь подобрать слова, но мужчина гладил меня по спине, пытаясь успокоить. Из-за его прикосновений у меня всё напрочь вылетело из головы.

— Всё, теперь уносим ноги! — Шульский оттащил меня от Рагнара, указывая пальцем на фруктовый сад, в котором люди панически метались туда-сюда, — Стейн-Каннет предвидел покушение, через несколько минут тут будет отряд боевых магов. Если хотим продолжать скрываться, нужно уносить ноги.

— С Амором? — генерал оскалился, не выпуская меня из объятий, — Не хочу, чтобы он шёл с нами. Читателям душ место при храмах, но никак не среди людей.

— Остынь, уже слишком поздно, — Шульский принялся открывать маленькие ворота ключом, — Как ты себе это представляешь? Мы не можем оставить его одного, Асхан же нас видел.

— И я не могу оставить Еву в вашей компании, — от тона герцога пробежали мурашки, я поняла, что он намекает на мою тайну, — А ты со своими стереотипами шёл бы куда подальше, генерал.

В воздухе пахло, нет, прям воняло приближающейся дракой. Рагнар снова запыхтел, отодвигая меня за спину, а Асхан грозно двинулся на него, выпячивая грудь. Пришлось встать между ними и расставить руки в стороны, преграждая им путь. Ну меня-то они бить не будут, я очень на это надеюсь. Нашли время для выяснения отношений, гладиаторы недоделанные.

— Потом будете драться, бежим к повозке, — Шульский справился с маленьким замочком и потянул меня за собой, — Скроемся в одной таверне, нужно обсудить план.

Я мысленно застонала, придерживая платье одной рукой. Терпеть не могу эти ваши таверны, как всегда всё пойдёт через одно место, мне кажется, в столице по-другому быть не может. Каждый готов удавиться за хорошее место в обществе, этим наши миры уж очень похожи.

Меня затолкали в небольшую крытую повозку и генерал своей тушкой прижал моё тело к окну. Я закряхтела и ухватилась за его руку, прижимаясь к Рагнару максимально плотно, чтобы не вжиматься в стенку экипажа. Вот это он отъелся, почти всё сидение занимает, а ещё говорят что я много кушаю. Шульский мирно уселся напротив меня, а когда Асхан закрыл за собой дверь, велел ехать к безымянной таверне.

В салоне экипажа воцарилась пугающе мертвецкая тишина. Кажется генерал был знаком с герцогом и они оказались не в очень хороших отношениях, иначе я не могу объяснить, почему они прожигают друг друга взглядами. Легро сидел спокойно, и сложив руки на груди, безэмоционально смотрел в окно. Я же положила голову на мужское плечо, осознавая, что на меня накатила какая-то непонятная слабость.

— Значит это тот человек, которому ты должна помочь, — Амор выглядел совершенно спокойным и перевёл на меня ленивый взгляд, — Не думал, что у тебя такая сомнительная компания.

— А ты считаешь себя не сомнительной личностью? — генерал едва ли не зарычал и попытался встать в маленькой карете, но я потянула его обратно, вынуждая сесть, — Ты легко читаешь человеческие души и хранишь множество чужих секретов. И чтоб ты знал, Ева совсем не обязана мне помогать…

Я окончательно потерялась и перестала слушать его дальнейшие слова. Рагнар впервые в жизни назвал меня по имени. Это оказалось на удивление приятно, мне захотелось, чтобы этот несносный мужчина ещё раз произнёс моё имя. Слабость почти моментально исчезла, уступая место чему-то новому, совершенно для меня непонятному. Как будто бобры в моём животе сожрали всем известных бабочек, неистово шкрябаясь внутри, и вызывали приятное тепло. Я закрыла глаза, осознавая, что мне с Рагнаром очень комфортно, как будто мы знакомы уже много лет и всегда находились в очень хороших отношениях.

— … ну и дурак же ты, генерал, — я резко открыла глаза, когда герцог уже закончил фразу и добродушно смотрел на меня, — Не видишь очевидных вещей.

— Да, поддерживаю, — Шульский перевёл на нас ехидный взгляд и злобно хихикнул, — Совсем ничего не замечаешь.

— Вы это о чём? — генерал нахмурился и каждого поочередно обвёл своим фирменным колючим взглядом, — Ну, чего улыбаетесь? Говорите уже, олухи.

Я тоже тихо хихикнула, привлекая внимание Рагнара. Даже Легро с Асханом заметили моё неровное дыхание в сторону генерала, но сам мужчина кажется этого не замечал и продолжал пыхтеть, прожигая нас пытливым взглядом. Его грозный вид рассмешил меня ещё больше, теперь я неистово гоготала, дрыгая ногами в воздухе. Шульский разошелся не на шутку и принялся заразно хохотать. Так мы и ржали получше любых лошадей, разряжая унылую обстановку.

Когда на одной из кочек я подпрыгнула на сидении, умудрилась до крови прикусить язык. Пришлось высунуть его наружу под нескончаемый хохот графа, который потешался над моим внешним видом и громко хлопал по своим коленям. Я издавала хрюкающие звуки, даже прокушенный язык не мешал мне веселиться. Герцог лишь улыбался, наблюдая за нами, а вот Рагнар совершенно не понимал, что происходит и привычно хмурился.

Мы остановились перед старым заброшенным зданием, и когда вылезли наружу, экипаж укатил дальше по улице. Снова начал моросить мелкий противный дождь, пришлось быстро бежать внутрь. Безымянная таверна оказалась совершенно пустой и безжизненной, лишь усатый хозяин в грязной рубахе скучающе вертел в руках ржавый железный ключ. Когда над головой по паутине медленно сполз паук, я позеленела от ужаса и молча отпрянула в сторону, едва ли не врезаясь в хлипкий расшатанный стол. Никто не бережёт мою хрупкую психику, могли бы прийти в более чистое заведение.

— Опоздываешь, генерал, я уже устал ждать, — хозяин широко зевнул, демонстрируя гнилые зубы и бросил Рагнару ключ, — Жрачка на кухне, постели готовы. Дверь входную на защёлку закройте, а я спать.

Вальяжной походкой мужчина прошёл мимо, обдавая нас запахом давно немытого тела и исчез в каком-то закутке. Шульский без лишних слов задвинул жутко скрипучую защёлку и замахал на нас руками, подгоняя к лестнице. При первом же шаге моя нога провалилась на второй ступени и я коротко взвизгнула, отпрянув назад. Асхан вовремя удержал меня за плечи, иначе бы я кубарем свалилась на грязный пол.

— Не переживай, это только с виду кажется, что таверна совсем запущена, — Рагнар спешно потянул меня за собой, быстро поднимаясь наверх, — Специально так сделано, чтобы можно было скрыться и не быть пойманным. У нас с хозяином давняя дружба, можно сказать, я частый посетитель этой таверны.

— Нашёл чем гордиться, — ехидно бросил Амор, но заметив мой потерянный вид, прокашлялся и уверенно добавил, — Но на втором этаже вполне себе чисто, жить по крайней мере можно.

Я опасливо огляделась, замечая, что пол действительно не такой уж грязный. Пару раз по нему тряпкой точно прошлись, правда остались небольшие грязные разводы. Тяжело вздохнув, я послушно зашла за Рагнаром в самую дальнюю комнату и озадаченно остановилась.

Комната была не особо большой. В углу у окна стояла двухспальная кровать, рядом стоял огромный платяной шкаф, посреди помещения на ковре расположился низкий деревянный столик с подстилками и ещё две двери находились с разных сторон. Надо же, как обычная уборка может поменять внешний вид.

Генерал закрыл окно и задёрнул плотные занавески. Я же брезгливо огляделась, пристально осматривая каждый угол, но даже постель оказалась чистой. Надо же, похоже внешний вид первого этажа действительно служит маскировкой и отпугивает всевозможных посетителей, умно, я бы до такого не додумалась.

— Король вместе с семьёй тайно покинул город ночью, — Рагнар сложил руки на груди, когда удобно устроился на подстилке и задумчиво оглядел каждого из нас, — Так что нам нужно в короткие сроки раскрыть заговор. Конечно Стейн-Каннет потом напишет письмо, что уехал по особо важным делам, но пока никто не знает о его скором временном отъезде.

— А что вы выяснили на счёт заговора? — я опёрлась локтями на стол и почему-то откровенно клевала носом, хотя ночью прекрасно спала под боком храпящего Асхана, потому что выяснилось, что это единственная комната с рабочим камином, — Я вот могу поделиться информацией, из-за которой мне пришлось бежать. Двое не очень хороших товарищей владеют камнем сокрытия и действуют по указаниям кого-то из дворца. Они собрали войско, внедрили своего человека в королевский дворец и сегодня устроили дебош на балу. В принципе я могу их опознать по голосу и внешности.

— А я ведь говорил ждать меня, — Шульский легонько дал мне подзатыльник, — Информация конечно ценная, но Рагнар мне чуть нос не откусил, потому что я умудрился тебя потерять. Но риск оправдан и генерал больше не злиться на нас.

Я перевела насмешливый взгляд на Рагнара, замечая, что тот начинает скрипеть зубами. Но он быстро взял себя в руки и холодно кивнул, демонстрируя хорошую выдержку. Мне бы его терпение не помешало.

— Я узнал, что войско мятежников скрывается где-то под столицей. Когда король вернётся, мы переберёмся во дворец и я сам лично буду его охранять. А пока у нас есть возможность выследить тех двоих и отправиться с ними в гости к карателям, — Рагнар махнул рукой в сторону одной из дверей и кивнул на Шульского и Амора, — В соседней комнате есть две раздельные кровати. Отоспимся и вечером отправимся на поиски.

Кажется Асхан хотел возмутиться, но Легро понятливо кивнул и утащил герцога за собой. Мы остались с генералом одни и я облизала внезапно пересохшие губы. Дело принимало неожиданный поворот, когда генерал перевёл на меня непонятный взгляд.

Глава 20. Новый уровень отношений

Воздух в комнате накалился до предела. Рагнар прожигал меня взглядом и хмурился сильнее обычного, вызывая у меня дрожь. Только бы не начал драться, а то один его удар и мне настанет конец. Но внезапно генерал с таким же грозным видом подался вперёд, из-за чего я тихо ойкнула, напуганная его поведением и попыталась отползти в сторону, лишь бы спастись от праведного гнева мужчины. Не успела. Генерал несильно дёрнул меня за руку, привлекая к себе в объятия и осторожно положил свою тяжёлую макушку на мою липовую шевелюру.

Я испуганно замерла в его крепких руках и какое-то время сидела смирно, дожидаясь, пока буря утихнет. Но генерал продолжал пыхтеть, поэтому я подняла голову, подозрительно вглядываясь в его лицо и вздрогнула. В его глазах отражался целый мир, а зрачки сильно расширились. Мужчина не сводил туманного взгляда с моих приоткрытых губ и я вдруг поняла, что очень хочу, чтобы он меня поцеловал. Происходящее казалось какими-то правильным и обыденным, как будто мы собирались горячо мириться после очередной ссоры.

Я заметила, что генерал приблизился ко мне слишком близко и как-то нерешительно замер всего лишь в нескольких сантиметрах от моих губ. Поудобнее ухватившись за его воротник, сама двинулась на встречу, впиваясь в сухие податливые губы поцелуем. Конечно у меня было несколько мужчин, но ни с одним из них не было таких острых ощущений, а это всего лишь обычный поцелуй. Мы глухо застонали в унисон и Рагнар широкими ладонями безостановочно гладил мою спину, не рискуя спуститься ниже.

По-хорошему надо было бы остановиться, но я не смогла и принялась расстёгивать маленькие пуговки на сюртуке, не забывая терроризировать его губы. Генерал приложил мои ладони к своей груди и покачал головой, показывая, что продолжения точно не будет.

— Я посплю внизу. Отдыхай и ничего не бойся, таверна находится под магическим куполом, — эта наглая морда почти сбросила меня с колен и быстро направилась к двери. Я обиженно подскочила на ноги и ухватилась за руку, не давая мужчине идти дальше. Он развернулся и недовольно на меня посмотрел, — Отпусти, Ева. Мне действительно лучше уйти.

— Почему?

— Потому что иначе я не смогу сдержаться, — он отцепил мою руку, но я тут же схватилась за его рукав снова, — Ну что ты начинаешь? Отпусти.

— Нет, — я гордо вздёрнула нос и прищурилась, — Вы никуда не пойдете, пока не объясните в чём дело. А пока думаете, я продолжу расстёгивать ваш дурацкий сюртук. И чтоб вы знали, он вам совершенно не идёт!

— Тебе конец, — Рагнар хрипло выдохнул и замер, позволяя мне расстегнуть все пуговицы, — И не говори, что я тебя не предупреждал.

Я вздрогнула, когда он развернул меня спиной к себе и чуткими пальцами провёл по руке. Это прикосновение не было каким-то пошлым, но мне показалось очень интимным и вызвало рой мурашек. Я послушно замерла, ожидая продолжения и генерал не заставил себя долго ждать. Его рука переместилась на грудь и принялась стаскивать платье, а вторая несильно отодвинула голову в сторону, открывая путь к шее. Его сухие губы впились в нежную кожу и я тихо застонала, не в силах справиться с наваждением.

Генерал долго не церемонился. Платье вместе с париком и стрингами полетели на пол, а меня почти бережно толкнули на кровать. Я задохнулась и широко распахнула глаза, когда мужчина одним движением разорвал свою рубашку и навис надо мной, сминая в кулаках белоснежную простынь. Шершавый язык медленно обвёл каждый сосок и спустился ниже, оставляя на животе влажную полоску. Одной рукой он отодвинул моё бедро в сторону, а вторую ногу я сама подняла вверх, закидывая на мужское плечо. Мужчина немного помедлил и затем осторожно прикоснулся губами к моему лону, из-за чего болезненная пульсация в низу живота усилилась и я бездумно двинулась на встречу, выгибаясь в спине.

Рагнар выбрал удачный темп и резкими движениями проводил языком от влагалища до клитора, вынуждая меня окончательно откинуться на подушки и впиться ногтями в его руку, которой он удерживал моё бедро. Второй же ладонью я закрыла себе рот, чтобы не перепугать Легро и Асхана своими громкими стонами, кто знает, может тут стены картонные.

Внезапно мужчина поднял голову и я заскулила, продолжая по инерции двигать бедрами. Он резко сел на кровати и дёрнул меня вверх, усаживая на свои бедра. Мои пальцы умело отодвинули край штанов, а второй рукой я осторожно погладила его шею и переместилась с ласками на крепкую грудь, не забывая свободной рукой гладить головку набухшего члена.

Рагнар тихо рыкнул и завёл мои руки за спину. Я почувствовала, как большой член медленно начинает в меня входить и нетерпеливо двинулась на встречу, пытаясь ускорить проникновение. Мужчина понял, что со мной не стоит церемониться и резко ускорил тепм, вбиваясь в меня до предела. Если бы он не удерживал мои руки, от накатившей слабости я бы рухнула на пол, но вместо этого подставила шею под горячие поцелуи и подстроилась под его бешеный темп.

Волна оргазма накрыла меня быстро, всего лишь через каких-то пятнадцать минут. К тому времени мы успели сменить несколько поз и теперь снова вернулись в позу наездницы, только я уже обнимала Рагнара за шею и прижималась к нему всем телом, похотливо прижимаясь покрасневшими сосками к его груди. Когда в низу живота стало невыносимо жарко, я укусила генерала за плечо, а затем уткнулась в его шею, пытаясь хоть как-то заглушить нереально громкий протяжной стон. На сей раз мне было абсолютно плевать, услышат ли мужчины за стенкой, как мы славно проводим время. Существовал лишь Рагнар, его невероятные руки, невероятное ласковые губы и самый большой член, который мне только доводилось видеть.

Ещё через несколько минут генерал пару раз двинулся, а затем резко вышел и глухо застонал, сжимая в ладонях мои ягодицы. В эту же секунду меня словно током ударило, я почувствовала, как горячая волна накрыла меня с головой и сразу же ослепила. Я судорожно дёрнулась, но мужчина удержал меня и не разжимая объятий, улёгся на кровать, укрывая обоих одеялом.

Что-то внутри неудержимо плескалось, какая-то невыносимая энергия, мешала сосредоточиться на своём состоянии, втягивая меня в пучину сна. Мужчина гладил меня по спине и я не могла больше держать себя в руках и в эту же секунду отключилась, так и не поняв, что произошло.

— Ева, просыпайся. Мы скоро должны выходить, — тяжёлая рука вывела меня из сладостного сна и принялась безбожно трясти, — Ну же, вставай.

— Отстань. Смотри сам не встань! — не открывая глаз, я слепо махнула рукой, попав по мужской ладони, подмяла под себя подушку и победно хмыкнула, — Вот так тебе.

— Ну смотри, останешься без ужина. Груши воровать не дам и за яблоками не полезу, — от этих слов я подскочила на кровати и не смогла удержать одеяло на груди. Рагнар протянул мне мои вещи, которые остались на корабле и негромко поинтересовался, — Ты будешь мясо или рыбу?

— Я лучше откушу тебе нос, — после близости я решила перестать выкать и теперь злобно смотрела на генерала, — Почему у меня всё тело болит? Что ты со мной сделал?

— А я же тебя предупреждал, что мне лучше уйти, — Рагнар закатил глаза и присел на корточки, — Ты вобрала часть моих магических сил. У магов всегда такое происходит в момент близости и они часто заполняют пустые человеческие сосуды своей магией. Правда потом у забравших магию может случится временный упадок сил.

— Да я тебя… — я злобно махнула ногой, намереваясь въехать по наглой физиономии, но мужчина легко перехватил мою ступню и осторожно поцеловал, — Зачем мне твоя магия? Мог бы сразу сказать, скотина такая!

— Что за грубые выражения? — Рагнар иронично приподнял бровь и переключился на вторую ступню, — Девушкам не пристало так разговаривать. Одевайся, через пару минут сюда нагрянут Легро с Амором.

Когда генерал отвернулся от меня, расставляя с подноса тарелки, я обиженно показала ему язык и спешно начала одеваться. Так, что мы имеем? Мне удалось пробить ледяной панцирь этой колючки, из-за чего я стала магом. Каким ещё магом, интересно, какая у меня появилась сила? Как ей управлять? Что делать, когда я вернусь домой? Смогу ли я передать её кому-то другому? А наши дети тоже будут магами? Стоп! Какие ещё дети?

Я подозрительно скосила глаза на Рагнара и наклонилась, завязывая шнурки ботинок. Вот черт, мы же не предохранялись, я надеюсь, что не забеременею. А если всё-таки прямо сейчас во мне зарождается новая жизнь? Я в панике вскочила с кровати и Рагнар обернулся, поймав мой панический взгляд. Его глаза переметнулись на мои руки, которые я испуганно положила на живот и мужчина неожиданно хмыкнул.

— Я не могу иметь детей, можешь не переживать по этому поводу. Ты так и не ответила, будешь рыбу или мясо?

— М-мясо… — я пошатнулась и уселась на ближайшую подстилку, с интересом рассматривая собственные ладони.

Он таким спокойным тоном сказал, что не может иметь детей… Наверное было тяжело осознать и принять такую страшную мысль…

— Хватит витать в облаках, я тебе сейчас сам нос откушу, — неожиданно мне по лбу прилетело деревянной ложкой и я ошалело подскочила, — Картошку положить или гречу?

— К-картошку… — я обиженно потёрла ушибленный лоб и показала мужчине язык, выражая своё недовольство.

— Хоть бы окно открыли, я же задохнусь от ваших пережитых эмоций, — Асхан сел рядом и демонстративно прикрыл нос ладонью, — Я серьезно, откройте окно, иначе свалюсь в обморок.

— Если свалишься, пропустишь самое интересное, — Рагнар проводил задумчивым взглядом Шульского, который помчался открывать окно и задумчиво покрутил в руках ту самую ложку, — Всё просто: находим, связываем, относим карателям. Хотя нет, забыл про одну маленькую проблему.

Я не сразу поняла, почему генерал замолчал, потому что была поглощена поеданием жаренного картофеля. Но когда тишина стала уж слишком давящей, даже Легро перестал стучать ложкой, я подняла голову и натолкнулась на три осуждающих взгляда. Ой, это он меня что ли проблемой назвал?

— Да не доставлю я хлопот, не доставлю, — отмахнулась я, выбирая самый большой ломоть хлеба, — Что сразу проблема-то? От меня вообще-то тоже может быть польза.

— Но если ты опять выкинешь что-нибудь из рук вон выходящее, мы упустим заговорщиков, — заметив мой вопросительный взгляд, генерал жёстко добавил, — Поэтому предлагаю оставить тебя в таверне.

— Вот ещё, — я недовольно фыркнула и уставилась в свою тарелку, — Вам не справиться без меня, кто как не я развяжет этим двоим язык по пути к карателям?

— Если лушка не вернётся обратно, ты точно останешься здесь.

— А где он? — и правда, куда это моя малявка подевалась.

— Отправился тебя искать и пропал. Возможно улетел в лес за подпиткой, а может просто решил вернуться.

Так, любопытно.

Глава 21. Когда состоится моя казнь?

Но я не успела отхлебнуть горячий чай, как неожиданно створки окна с сильным грохотом открылись и лушка шустро влетел в комнату. Я от неожиданности подскочила и быстро отставила кружку, чтобы не разлить на себя кипяток. Малявка радостно запищал, словно маленький мышонок и с разбегу влетел в меня, счастливо подпрыгивая в воздухе. Я схватила его в руку и легонько подкинула вверх, из-за чего лушка уже завизжал, раскинув руки в стороны и позволял себя подкидывать. Потом я осторожно прижала его к груди и насмешливо посмотрела на генерала. Мол, смотри, негодник, дух вернулся и теперь ты так просто от меня не отвяжешься.

— Ладно, можешь пойти с нами, — генерал подпёр рукой подбородок и о чём-то задумался, пока я тискала лушку в руках и умилительно бухтела по поводу его долгого отсутствия, — Вот же свалилось на мою голову недоразумение.

— Чего ворчишь-то? — я усадила духа на стол и протянула ему кусочек хлеба, в который он моментально вцепился, — Ещё не вышли на улицу, а ты уже недовольно бубнишь.

— Я размышляю вслух, почему… — Рагнар вдруг замолчал, к чему-то прислушиваясь, а потом отмахнулся от меня и встал, возвышаясь над столом могучей скалой, — Так, ладно. Выходим, уже сумерки опустились на землю.

Лушка перебрался под мою косынку и моментально затих, когда Шульский помог мне подняться. Вот сейчас наведём суету, заговорщики быстро поймут с кем связались и каникулы в лучших камерах карателей покажутся им самым настоящим раем. Но я не буду лезть не в своё дело, пусть мужчины сами разбираются с предателями, хватит с меня подобных приключений.

— Лушка, давай помогай, — Рагнар требовательно протянул руку в мою сторону и я услышала, как дух недовольно заворчал и высунул наружу недовольную мордочку, — Не отлынивай, нам всем требуется твоя помощь.

Лушка по-человечески закатил глазки-бусинки и нехотя покинул укрытие, перебираясь на плечо генерала. Мужчина недовольно на меня посмотрел и легонько ткнул двумя пальцами в лоб.

— Ты посмотри, каких дурных привычек он у тебя набрался, — Рагнар натянул мне на голову капюшон и бережно отряхнул плащ, на несколько секунд задерживаясь пальцами на моих плечах, — Безобразие.

— Ну вообще-то ты тоже часто так делаешь, — Шульский скорчил весёлую гримасу и не обратил никакого внимания на грозно вытянутый кулак, — Что-то ты последнее время стал чаще ворчать, стареешь кажется, а ведь тебе всего двадцать восемь.

Как двадцать восемь? Я думала генералу далеко за тридцать, а у нас оказывается разница почти в пять лет, ничего себе новость. Интересно, а со скольки лет он командует войском? Есть ли у него родственники и общается ли он с ними? Насколько я помню, Алессия упоминала, что отца Рагнара убила иномирянка, а вот о маме не было сказано ни слова, как и о братьях и сёстрах. Так, я ведь совсем ничего не знаю о генерале, никуда не годится, нужно будет разузнать о нём хоть какие-то интересные факты.

Когда я покрутила головой по сторонам, мы уже успели выйти из таверны и теперь бодро шагали дружным отрядом по каменной дороге в сопровождении мелкого дождя. Тёплый плащ хорошо согревал, а горячая мужская ладонь дарила тепло и спокойствие, вызывая у меня целый табун мурашек. Никакие заговорщики мне совсем не страшны, пока Рагнар находится рядом со мной, а уж карателей точно не стоит бояться, Асхан же говорил, что иномирянцев давно не было, следовательно, опытных карателей тоже почти не осталось.

Если бы я знала, как сильно ошибаюсь, бежала бы обратно в таверну, роняя ботинки.

Мы долго плутали как неприкаянные собаки по лабиринтам столицы, пока не вывернули к старому бедному трактиру, находящемуся на самой окраине города. Дом буквально развалился по частям, но несмотря на ветхое состояние, пользовался большим спросом среди разномастной толпы, хотя богатых горожан я не увидела. Рагнар прихватил с собой Шульского, а нас с Асханом отправили искать самую простецкую повозку с тремя лошадьми.

Справились мы достаточно быстро, мне даже ничего не пришлось делать. Герцог потряс маленьким мешочком перед лицом худого старика и тот аж просиял, любезно сообщив, что готов отвезти нас хоть в самые дальние страны. Амор прервал племенную речь старика и объяснил, что нам всего лишь нужно попасть к карателям. Так что теперь за небольшое количество монет у нас имелась вполне себе крепкая повозка с весёлым дедулей на козлах. Осталось дождаться возвращения мужчин и отправиться восвояси из этого странного места.

— И давно ты путешествуешь с ними? — мой спутник огляделся и вновь обернулся ко мне, — Они ведь не знают о твоей тайне?

— Несколько дней назад сюда попала и побоялась рассказать генералу правду, — я укуталась потеплее в плащ и шмыгнула носом, — Он так изменился в лице, когда спрашивал, чужеземка ли я, что сразу стало ясно — лучше держать рот на замке.

— И правильно сделала, уж кто-кто, а Рагнар не жалует чужеземцев и если узнает, тебе точно снесут голову, — мужчина говорил прямо и открыто, не пытался юлить, чем вызвал у меня ещё большее уважение, — Я постараюсь найти способ помочь тебе вернуться домой. Из какого ты королевства?

— Ну это вряд-ли можно назвать королевством, но я из России, — Амор точно не понял моих объяснений и я задумчиво почесала шею, подбирая слова, — Ну планета Земля, страна Россия.

— А, земляной мир, — кажется мой мир здесь называли совсем иначе, — Ну тогда есть очень большой шанс вернуть тебя обратно.

— Спасибо, — я действительно была благодарна мужчине за помощь и тепло прикоснулась к его руке, вызывая у собеседника тёплую улыбку, — У вас наверное были дела, а теперь вам приходится бегать с нами и раскрывать заговор.

— Я ведь ответственный аристократ, — Амор перевёл взгляд на двух ругающихся мужиков, сцепившихся из-за бутылки и хмыкнул, — И не упущу шанса позлить генерала.

— Я так понимаю, у вас с ним давние счёты? — я заметила, как из открытой двери буквально вывалился Рагнар с двумя крепкими мужиками на плечах, а Легро что-то неустанно говорил, дёргая генерала за рукав, — Вы в ссоре?

— О, был один случай, — Асхан безучастно наблюдал за приближением наших спутников, — Но эта долгая история требует отдельной чашки чая. Могу лишь сказать, что однажды я выследил одного человека быстрее и получил одну весьма ценную награду. Конечно Рагнара это не устроило.

— И что шепчетесь? — генерал скинул с плеч непосильный груз и для надёжности пихнул полумёртвые тела поглубже в повозку, — Особое приглашение надо? Шульский, пригласи.

Я подняла на Рагнара непонимающий взгляд и наткнулась на бледное измученное мужское лицо. Он как будто на несколько лет постарел, неужели пользовался магией и осушил резерв? И его не очень радостное настроение вовсе стало паршивым и кажется грозило всем неприятностями.

— Милости прошу в повозку, — граф вытянул руку в сторону и неестественно выпрямился, — Ехать нам не очень далеко, придётся потерпеть неудобства.

Это он ещё легко сказал, неудобства… Мне так вообще пришлось сесть в ноги Рагнара, потому что он занял полностью всё сидение. И если Легро с Асханом успели переругаться, но кое-как влезли на сидение, то мне досталось место на полу, рядом с заговорщиками. Хороша забота, ничего не скажешь. Пришлось поджать под себя ноги и согнуться в три погибели. Конечно дорогу я не запомнила и голову старалась не поднимать, чтобы не свернуть себе шею на неровной дороге

Не знаю, сколько длились мои мучения, но когда меня вытащили из повозки и попробовали поставить на землю, мои затёкшие ноги не выдержали подобных испытаний и я начала оседать, чересчур громко выругавшись. Асхан успел подхватить меня в последний момент, когда я уже почти успела сесть в лужу.

Пока Рагнар собирал со дна повозки подарочки для карателей в виде заговорщиков, я успела более-менее прийти в себя и даже огляделась. Резиденция карателей изысками не отличалась и представляла из себя узкое длинное здание из серого камня. Впрочем внутри ничего не изменилось, один сплошной камень и железные решётки камер, вот и вся нехитрая обстановка. Никаких тебе картин или чего-то яркого, сплошной мрак и уныние.

Сперва мне показалось, что генерал ошибся адресом и мы приехали в заброшенное здание — здесь совершенно никого не было, а камеры оказались пустыми. Никак звуков и запахов, как будто этим местом давно не пользовались. Тяжёлая атмосфера очень напрягала как и отсутствие хоть кого-то живого. Пришлось цепляться за руку герцога и постоянно оборачиваться назад. Ну мало ли, выскочит какая-нибудь тваринка, а мне потом крась седые волосы.

Вот кстати накаркала. Та самая тваринка, а вообще, строгий мужчина с седыми волосами, небольшого роста, но широкими плечами вырос как будто из-под пола и резко преградил нам дорогу. К великой гордости я даже не пикнула от страха, но руке герцога досталось знатно, я точно оставила на ней несколько царапин.

— Опять всякий хлам ко мне тащишь, — мужчина помассировал массивный подбородок и махнул рукой нескольким карателям, — Этих в карцер, а остальные со мной, хочу полюбоваться на живых людей.

— А то ты действительно в последнее время не покидаешь резиденцию, — Рагнар обменялся с карателем мощным рукопожатием и первым зашёл в предложенную комнату, — Без допроса никак не обойтись? Мы вообще-то спешим.

— На том свете спешить будете, — отмахнулся мужчина, предлагая каждому по крепкому деревянному стулу, а вообще в комнате находился ещё и стол, больше никакой мебели не было, — Так-так. Шульский восстал из мёртвых, даже Амора умудрились захватить до кучи. А это кто?

Казавшийся дружелюбным, каратель моментально изменился в лице, когда мы встретились взглядами. Первое и последнее, что я увидела, это резкий рывок в мою сторону. Через несколько секунд я уже безвольно сидела на коленях, удерживаемая какой-то невидимой силой, а мужчина грубо положил мне на лоб ладонь. Я отчётливо ощущала, как он поднимает из глубин моего сознания различные воспоминания и даже не пыталась противиться, до ужаса перепугавшись за свою жизнь. Как же так? Ведь полминуты назад всё было хорошо, а сейчас в мою голову влезли и роются в ней, словно в мешке с хламом… Было совсем не больно, я просто не могла осознать, что нарвалась на опытного карателя. Рагнар за моей спиной что-то говорил, но я не вникала в смысл его слов, беззвучно роняя горькие слёзы.

— Иномирянка из земляного мира, — меня грубо оттолкнули и мужчина брезгливо отряхнул ладонь, — Хорошо, что держал её возле себя и привёл ко мне. Теперь ей не отвертеться.

Рагнар продолжал говорить, но я не могла сосредоточиться и пыталась осознать всю шаткость своего положения. Наконец, до меня дошло. Я подняла голову и сухо поинтересовалась, с трудом разлепив пересохшие губы.

— Когда будет казнь?

— На рассвете.


Глава 22. На моей ли ты стороне?

До рассвета ещё целая ночь. Позволят ли мне провести её спокойно или будут пытать, словно какую-то преступницу? Я никогда не чувствовала отчаяние настолько остро и не могла нормально дышать, рывками хватая сухой воздух. Не так я представляла себе конец, ох не так. Но несмотря на жуткую для мужчин правду, никто не сдвинулся с места. Время как будто замерло, я существовала в гордом безумном одиночестве, предоставленная сама себе. Никто за меня не заступится, не в этой жизни так точно.

Я неожиданно вспомнила, что мы с Лерой так и не посетили собор Парижской Богоматери и не побывали в Японии на каком-нибудь фестивале. От осознания, что мои мечты рушатся, словно карточный домик, я непростительно громко хрюкнула и разразилась звонким истерическим смехом, наполнившим комнату хоть какими-то признаками жизни.

— Шайгул, она невиновна, — Асхан резко вышел вперёд, прерывая мою истеричную тираду и прикрыл меня собой, — Ева всего лишь жертва обстоятельств и никому не желает зла.

— Она иномирянка, Асхан, — каратель опёрся руками на стол и раздражённо заявил, — Иномирянцы умеют исказить правду и затуманить разум нечестивыми мыслями. Тебе ли этого не знать, Амор.

— Я знаю, но вижу, что она не виновна, — твёрдо ответил герцог, отважно рискнувший выступить против Шайгула и спокойно выдержал его мрачный взгляд, — Пора бы уже начинать менять принципы и разрушать предубеждения. Нельзя ставить жертв и хищников вместе, иначе нарушится закон равновесия.

— Раз ты такой правильный и решил читать мне морали, отправишься на плаху вместе с ней за измену! — каратель аж покраснел от злости и ненавистно прищурился, испепеляя моего защитника взглядом, — Я не потерплю людей, идущих против самой природы. Иномирянцев создало что-то иное, неподвластное нам и мы по-прежнему будем бороться за наши земли.

— Оба замолчите, пока ваши головы ещё держатся на шеях, — брызгая слюной, генерал вышел вперёд и разрушил мою веру в любовь одной лишь короткой фразой, — Если она иномирянка, то останется здесь до рассвета в любом случае.

Ну спасибо, зайчик, удружил так удружил. Мне казалось, что для Рагнара я значу чуть больше, чем несколько дней назад, но видимо в очередной раз ошиблась с выбором мужчины. Да так мне и надо, генерал сразу сказал, что в случае чего отправит меня на плаху. С моей стороны глупо было надеется на поддержку и понимание, ведь подобные качества и генерал — совершенно несовместимые явления. Но и умирать не своей смертью я не планирую, мне всего двадцать два года и идти на поводу идиотских принципов некоторых товарищей я точно не собираюсь, у меня огромные планы на жизнь и нераскрытый потенциал, так что выкусите, из жертвы я превращаюсь в хищницу.

— Какие же вы дураки, — я встала на ноги и отряхнула свой плащ. Четыре взгляда тут же остановились на мне, а лушка воинственно вылез из кармана и залез на плечо, злобно скаля зубки, — Такими темпами ваша политика начнёт гнить уже в ближайшие десятилетия. Вы из-за своих давних обид не видите очевидного. И знаете, пока вы не научитесь мыслить шире, ваш мир окончательно остановится в развитии. Вы ведь живёте прошлым и у вас нет настоящего, а значит нет и будущего.

— Всё сказала? — пока мои спутники уронили свои челюсти, Шайгул скривил губы в презрительной усмешке и вытащил из ножен длинный изогнутый нож, — Законом разрешено казнить иномирянцев лишь на рассвете, но до этого момента можно применять любые меры. Как я понял, язык у тебя точно лишний и нуждается в обрезании.

Но каратель так и не смог ко мне подойти. Дух храбро запищал и испустил мягкий прозрачный свет, опутавший меня словно кокон. Не разбираюсь в магии, но логикой вроде как не обделена, поэтому могу сказать, что эта дымка очень похожа на щит. Стоило видеть лицо Шайгула, когда он увидел лушку на моём плече, точно не ожидал, что к жестокой и злобной иномирянке потянутся лесные духи.

— Немедленно слезь с неё, — каратель вытянул руку вперёд, в надежде достать меня, но куда ему тягаться с порождениями матушки-природы, — Что она использовала, чтобы ты подчинялся?

— О, самые гнусные приёмы моего мира, — я ехидно сложила руки на груди и обманчиво мягким голосом пояснила, — Я ведь самая злобная иномирянка, которая когда либо попадалась на вашем пути, неужели никто не заметил? Из-за вредности и непомерной злобы помогаю раскрыть заговор, вместо того чтобы пытаться спасти свою шкуру. Никому ведь и в голову не приходит, что иномирянцы могут быть нормальными и готовы помогать по доброте душевной.

— Думаешь, дух всегда будет тебя защищать? — каратель не спешил убирать оружие и цепким взглядом оглядел мой прозрачный кокон, — Рано или поздно лушка устанет и тогда я переступлю через законы и снесу тебе голову прямо здесь. Хотя, есть один вариант, как можно поторопить события.

Я не успела отследить его движение, как вдруг мужчина резко оказался за спиной Асхана и скупым движением приставил нож к его горлу. Герцог даже не шевельнулся, а вот меня пробил озноб, ведь Амора могли убить из-за меня. Дикий народ, дикие нравы…

Неожиданно вмешался молчавший до этого Шульский. Я не особо поняла что произошло, но раздался резкий хлопок и через несколько секунд меня с разных сторон потащили к выходу, а за спиной полыхал слегка зеленоватый огонь. Я ошалело бежала по пустым коридорам, ведомая графом и герцогом, оказавшихся на моей стороне и как-то отстранёно подумала, что теперь моим спутникам не дадут спокойно жить, ведь они увели иномирянку прямо из главной резиденции карателей. Вот Шайгул потом будет локти кусать, представляю, как упадёт его самооценка.

Мы словно ошпаренные выскочили из здания прямо под дождь и не разбирая дороги помчались за угол, где нас ждал дедуля, курящий самокрутку возле повозки. Золотой человек, храните его все видимые и невидимые боги этого мира, теперь-то мы точно будем скрываться, словно преступники.

Я уже собиралась заскочить в повозку, но Шульский остановил меня и резко развернул к себе, придерживая за плечи. Я уже испугалась, что увижу в его глазах тоску и разочарование, но Легро смотрел как-то подозрительно спокойно, словно заранее знал итог этой встречи. Да и Асхан не выглядел слишком удивлённым, у меня даже сложилось впечатление, что он точно знал, что я попадусь на глаза опытному карателю. Ну а если я ошибаюсь, тогда здравствуй, паранойя.

— Возвращайтесь, у вас ещё есть шанс вернуть всё на свои места, — начавшийся ливень заглушал мои слова, пришлось напрячь голос, — Не стоит отказываться от всего ради меня!

— А у меня всё равно ничего нет, — Легро не отпустил меня и широко улыбнулся, подставляя лицо тугим струям дождя, — Я пятый ребёнок в семье, единственное, что перепадёт в наследство от отца, это кукиш с маслом. И то, насчёт масла я не уверен!

— Да и мне нечего возвращать, я ведь читатель душ, — герцог подошёл ко мне и заботливо поправил капюшон, — Люди меня презирают и боятся, лишь потому что не понимают моих способностей. Так что представь себе, я примерно понимаю что ты чувствуешь.

Я чуть не прослезилась от переполнявшей душу радости и счастливо притянула мужчин к себе, обнимая их за плечи. Наши лица оказались почти на одном уровне, разве что Амор был немного повыше, но с нашей троицы можно было прямо сейчас рисовать картину — настолько искренне мы выглядели, пока стояли спинами к повозке и старались не смотреть на пустую дорогу, на которую в любую секунду могли выскочить каратели.

Правда внезапно перед нами появился Рагнар и я уже хотела сорваться и позорно пуститься в бега, но мои товарищи прикрыли меня и расставили руки в стороны, спасая от пыхтящего генерала. Предатель, вот он кто, даже не попытался войти в моё положение, совсем ничего не видит дальше своего носа. Но почему-то мужчина не спешил нападать, задумчиво остановившись перед графом и герцогом. Ох, чует моя попа, он задумал что-то очень нехорошее…

— Руку дай, — я вздрогнула, когда Рагнар обратился ко мне со странной просьбой и даже не подумал пробиться через моих защитников, — Хочу удостовериться в словах Шайгула. И прекрати дрожать как осиновый лист. Раздражает.

Я вспыхнула, но благополучно промолчала, робко протянув руку в его сторону. Вот в последний раз доверюсь и больше не буду, честное слово. Генерал несильно дёрнул меня на себя, вырывая из плотного окружения и приложил руку к моему лбу, вынуждая меня настороженно наблюдать за его лицом. Ну убедится он в моих грехах и дальше что? По голове точно не погладит, скорее всего вернёт карателям, ведь какие-то вшивые принципы важнее человеческих отношений, как бы обидно это не звучало.

Не знаю, что он увидел в моей голове, но на несколько секунд маска холодного спокойствия с его лица спала, уступая место простому человеческому непониманию и недоверию. Кажется сейчас решится моё дальнейшее будущее, неужели моя жизнь теперь от и до зависит от генерала? Если так, то очень плохо, Рагнар ведь совершенно непробиваемый.

За углом послышались крики карателей и мужчины за моей спиной заметно напряглись. Рагнар предательски молчал, и прикрыв глаза, поднял голову вверх. Хотелось ударить его наотмашь, чтобы выбить всю дурь из головы, но вместо этого я поплотнее укуталась в мокрый плащ и попыталась согреть руки тёплым дыханием.

— Возвращаемся в безымянную таверну, — генерал отчаянно боролся со своими внутренними демонами и кажется одержал победу, неожиданно выбрав мою сторону, — Что уставились? Живо залезайте в повозку, а то передумаю.

Мне так точно не пришлось повторять дважды, я одним рывком забралась в транспортное средство и постаралась посильнее укутаться, чтобы сохранить тепло. Неожиданно мне на плечи упал почти сухой мужской плащ и я удивлённо подняла голову. Рагнар, оставшись в одной рубашке, уже командовал немедленно уезжать, не обращая на меня внимания, но от его заботливого жеста даже немного поднялось настроение.

— «Я показал ему ваше будущее, поэтому генерал пощадил тебя, — голос лушки отчётливо раздался в моей голове и я напряженно прислушалась, — Он был в смятении, но даже без моей помощи смог принять правильное решение».

Не знаю, услышал ли дух мою искреннюю благодарность, но его слова подействовали на меня словно успокоительное. Значит, у нас всё же есть совместное будущее, как бы теперь дожить до того момента, когда у нас с генералом всё станет хорошо и мы наконец начнём доверять друг другу. Ну точнее он начнёт, я то Рагнару действительно доверяю.

— Надеюсь, я не пожалею о своём решении, — генерал обвёл меня странным взглядом, — Уж постарайся не позволить в тебе усомниться.

— Не позволю, — я кивнула, но тут же твёрдо добавила, — Но и из кожи вон лезть не собираюсь.

Рагнар отвернулся и я нахмурилась. Война значит? Ну хорошо.



Глава 23. Как я познакомилась с особами королевских кровей

Я некрасиво открыла рот и зевнула так сильно, что у меня неприятно хрустнула челюсть. Крякнув от мимолётной боли, я открыла глаза, в надежде вновь увидеть деревянный потолок единственной приличной комнаты в этом заведении, но вместо этого увидела белый мрамор с серыми вкраплениями.

Подскочив, я запуталась в шёлковом покрывале и благополучно спикировала на толстенный ковёр. Ничего себе не сломала, и на том спасибо. Шизофреником что ли становлюсь? Я ведь отчётливо помню, как мы вернулись в безымянную таверну и не сговариваясь разошлись по комнатам. Правда потом у Асхана и Легро во время сильной грозы окно сорвалось с петель, поэтому они перебрались к нам, перетащив с собой соломенные матрасы и подушки с одеялами. Мне их перемещение никаких удобств не принесло, я продолжила пускать слюни на подушку и тихо сопеть, молча мучаясь кошмарами.

Вот только ближе к утру меня бережно притянули к себе крепкие руки, вырывая из пучины туманного беспокойного сна. Обливаясь холодным потом, я даже не сразу сообразила, что это Рагнар проснулся от моих метаний и попытался меня упокоить, а я в отместку начала пинаться и отбиваться, ошибочно приняв его за очередное чудовище, которые составляли мне не очень приятную компанию в течении ночи.

В общем я почти не проснулась, но отчётливо запомнила как генерал пытался меня успокоить, и блаженно затихла, принимая поддержку и защиту мужчины. Кошмары нехотя отступили, уступая место привычно крепкому, а самое главное, здоровому сну. Вот только теперь я не особо понимаю, как оказалась в роскошной королевской спальне. Нет, правда. Судя по обстановке и кричащей роскоши я действительно нахожусь во дворце его величества. Одна искусно вырезанная мебель, украшенная изысканной фреской чего только стоит.

— Леди Ева, с пробуждением, — я вздрогнула и перевела удивленный взгляд в сторону двери. Там стояла молоденькая девушка с добродушным лицом, двумя короткими косичками и в простом коричневом платье с идеально выглаженным бежевым передником, — Меня зовут Зои, теперь я ваша личная помощница. Господин Ларсен приказал проконтролировать, чтобы вы не покидали эту комнату до его разрешения. Я с большим удовольствием помогу вам принять ванну и принесу завтрак.

— А где лорды Шульский и Амор? — я подозрительно сморщилась, уже представляя, как откушу генералу нос за столь сомнительные указания в мою сторону, посмотрите на него, командир нашёлся, — И где сам генерал?

— Господа изволили отдохнуть у себя в покоях, а генерал находится рядом с его величеством в малом зале собраний, — служанка без задней мысли выдала мне местоположение Рагнара, даже не подозревая о моих странных наклонностях, — Что желаете на завтрак?

— Хочу геркулесовую кашу на молоке и творог с каким-нибудь вареньем, — я поднялась на ноги, придерживая покрывало на плечах, — Ещё от травяного или фруктового чая не откажусь. И ванну сама приму.

— Как пожелаете, завтрак будет готов через полчаса, — Зои слегка поклонилась и не поднимая головы попятилась к двери, — Что-нибудь ещё желаете?

— Нет, спасибо. Можешь идти.

Когда служанка шустро юркнула за дверь, я принялась самозабвенно рыться в многочисленных деревянных сундуках, перебирая разноцветные вещички. Как жаль что не было моего размера, все вещи были слишком большими, эту комнату до меня явно занимала полная мадам в возрасте. Почему я так решила? Да потому что такие экстравагантные наряды я никогда не видела. Я даже примерно представляю хозяйку этих вещей — женщину с красивыми длинными ногтями, одетую в синее длинное платье с откровенными вырезами по бокам и обязательно с сигаретой в зубах.

И лишь на самом дне я нашла самый настоящий шедевр — длинное платье, обнажающее ноги до самых бёдер и широкими рукавами без плеч. Правда пришлось подвязать на талии позолоченным шнурком, но я была в безумном восторге. А ещё меня порадовало огромное количество париков в отдельном сундуке. Какие-то из них были совершенно новыми и через минуту в зеркале отражалась безумно сексуальная девушка с копной белых длинных волос и чёлкой до бровей.

Вот так и ворвусь в малый зал собраний, а если кто-то пикнет, скажу что ищу своего жениха, герцога Асхана Амора. Что-то мне подсказывает, что все мои спутники сейчас обсуждают стратегические планы, а я тут одна сижу на перинах, как избалованная фифа. Ну нет, я тоже хочу участвовать в обсуждении и греть уши.

К счастью возле дверей никого не было, и я, прикрыв дверь, твёрдой походкой отправилась влево, понадеявшись встретить хоть кого-то, кто подскажет в какой стороне находится этот самый зал. Стук высоких каблуков эхом разлетался по широкому коридору, но похоже никому не было до этого никакого дела, почему-то совсем никто не встретился на моём пути, лишь роскошные картины разных размеров скрашивали моё одиночество и скромную прогулку по королевскому дворцу.

За углом мы чуть не столкнулись с молодым мужчиной. Я успела отпрянуть в сторону и удержалась на каблуках, но незнакомец благодаря своей феноменальной реакции схватил меня за локоть. Я впилась взглядом в мужское лицо, подозрительно оглядывая нового знакомого, ну ладно, почти знакомого. Аристократические черты лица и изучающий медовый взгляд выдавали в молодом человеке особь королевской породы. Ладно, на самом деле я поняла его родовую принадлежность по серебряной короне на голове, а дорогие шмотки лишь подчеркивали его социальный статус и ладную фигуру.

— Прошу простить, юная леди, — парень отвесил мне шутливый поклон и обаятельно улыбнулся, располагая к себе, — Катапей-Катафа Сверцкий, принц нашего королевства, к вашим услугам.

— Леди Ева, невеста герцога Асхана Амора, — я придержала платье и присела в неумелом реверансе, — Надеюсь, вы несильно ушиблись. Простите за мою спешку, я ищу своего жениха.

— Он сейчас находится в малом зале собраний. Я как раз туда направляюсь, могу проводить вас, — принц протянул мне локоть и тут же потащил совершенно в противоположную сторону, — Как жаль, что мы не познакомились с вами на балу, наглые заговорщики умудрились испортить столь долгожданное событие

— Неслыханное безобразие, — закивала я, не понимая, почему сам Катапей-Катафа не посетил бал, неужели испугался за свою жизнь? В таком случае, почему он не уехал вместе с королём? Так странно, остался во дворце и в то же время не пришёл на бал, — Но к счастью боевые маги его величества вовремя подоспели.

— Очень повезло, — парень открыл широкую дверь и пропустил меня вперёд, — Как славно, собрание ещё не началось. Хоть не прилетит от Стейна-Каннета несколько подзатыльников.

За круглым мраморным столом расположились все мои спутники, а место во главе благополучно пустовало. Я прошла мимо лакеев в коричневых костюмах, придерживая платье, и направилась прямо к мнимому жениху, благо, сам зал был не очень большим. Стоило видеть лицо Рагнара, казалось, он прямо сейчас сорвётся с места и придушит меня голыми руками, но мужчина сохранил холодное выражение лица и сделал вид, будто мы не знакомы.

— Дорогой, ты совсем про меня позабыл, — я изобразила брошенную невесту и капризно закусила губу, не забывая наблюдать за принцем, смотрящего на нас с большим интересом, — Так ведь совсем нельзя.

— Прости, милая, — Асхан быстро включился в игру и тепло на меня посмотрел, — Придётся тебе ещё немного потерпеть, уже совсем скоро я освобожусь и уделю тебе внимание.

— И как долго продлится собрание? — я игриво подошла к герцогу и положила руки на плечи, поймав насмешливый взгляд Легро и ядовитый Рагнара, — Я соскучилась.

— Пусть леди Ева останется с нами и понаблюдает за собранием, — Амор не успел ответить, как вдруг Катапей-Катафа вставил свои пять копеек в наш разговор, а когда я и мои спутники непонимающе на него посмотрели, дружелюбно пояснил, — Рано или поздно ей придётся привыкнуть к подобным мероприятиям, ведь будучи твоей женой ей придётся во всём тебе помогать, Асхан. К тому же, это такое невероятное событие: сам герцог Амор наконец женится!

Я не смогла сдержать ироничного смешка, но Асхан отодвинул для меня мягкий высокий стул, молча принимая приглашение принца, которого я благополучно переименовала в "два К", а то уж больно чересчур у него длинное имя. Ну раз сам брат короля оказал мне такую честь, грешно не воспользоваться этим чудным приглашением. Хотя Рагнар от подобного начал стремительно зеленеть, я даже перепугалась, что ему неожиданно поплохело. Но мои опасения оказались напрасными, генерал быстро пришёл в себя и тяжело поднялся, направившись к окну.

Я хлопала ресницами и приторно улыбалась, схватившись за локоть Амора. Пусть принц любуется нашей красивой парой несравненных актёров, Легро едва сдерживается чтобы не расхохотаться, а Рагнар неистово бесится от моего фальшивого представления. А вот два К он скорее всего не доверяет, иначе бы не стал делать вид, как будто мы не знакомы. Возможно у мужчины есть какие-то подозрения, которыми он не успел или не захотел поделиться, ну а я девочка неглупая, намёки хорошо понимаю.

— Простите, задержался, — высокий мужчина с копной кудрявых каштановых волос и медовыми глазами спешно ворвался в зал собраний, на ходу поправляя мантию, — Закончим пораньше, чтобы вы не задерживались.

— Мог бы предупредить, — генерал в своей обычной манере угрюмо заворчал и вернулся на место, складывая руки на груди, — Как закончим, так закончим. Никто никуда не спешит.

— Ну как же никто? — принц откинул назад такие же кудрявые волосы и кивком головы указал на нас с герцогом, — Вот например Асхан со своей невестой, леди Евой, вряд-ли захотят задержаться.

— Безмерно рад, что Асхан наконец-то решил связать себя узами брака, — я не успела среагировать, как король уже заулыбался и переключил своё внимание на нас, — Добро пожаловать в семью, леди Ева. Асхан для меня словно второй брат.

— Благодарю, ваше величество, — я хотела встать, но король мягким движением руки меня остановил, — Для меня большая честь стать частью вашей семьи.

Рагнар бросил на меня мимолётный взгляд и я уже поняла: как только мы останемся одни, ну или на худой конец с нашими спутниками, он просто убьёт меня на месте. И нет, не потому что я иномирянка, а потому что довела его своими выходками до белого каления. А я ведь просто пришла на собрание, но умело скрыла этот факт, воспользовавшись своим хорошим положением в обществе, а именно связью со своим липовым женихом.

Пока Стейн-Каннет удобно располагался в кресле и требовал подать чай, я исподлобья его рассматривала. Лет тридцать, очень симпатичный, с мягкими чертами лица и теплым взглядом. Они с два К очень сильно похожи, разве что принц выглядит моложе и немного уступает в росте, а вот волосы и глаза у них абсолютно одинаковы.

Глава 24. О планах и признаниях

— Сразу перейду к делу, — король свёл руки в замок и локтями облокотился на стол, — Я собираюсь снять магическую защиту с дворца.

Тишина стала такой звенящей, что даже я перестала дышать и немного съехала под стол, сминая в руках платье. Моим спутникам и принцу идея его величества явно пришлась не по душе: два К внезапно побледнел и перевёл тревожный взгляд к окну, Легро и Асхан быстро переглянулись и я успела уловить в их взглядах тревогу и непонимание. Лишь генерал привычно сохранил выдержку и отставил чашку, так и не прикоснувшись к чаю.

— Поясни, — Рагнар привычно безэмоционально мельком оглядел всех собравшихся, на несколько секунд задержавшись взглядом на принце, который в смятении мял кулаки, — Чем вызвано такое решение?

— Всё достаточно просто. Если снять защиту, маги без проблем смогут пользоваться своими способностями на территории дворца и проведут детальное расследование. А ты, Асхан, сможешь допросить каждого и узнать их настоящие намерения, — Стейн-Каннет говорил спокойно и твёрдо, окончательно приняв решение. Но когда он заметил нервного брата, непривычно нахмурился, — Что с тобой, Катапей-Катафа? Откуда взялась твоя нервозность?

— Ты решил пойти по пути нашего дядюшки, лорда Стоцкого? — парень подался вперёд и стукнул кулаками по столу, окончательно потеряв выдержку, — Он в своё время тоже снял магическую защиту со своего поместья и в этот же день был убит мятежниками с востока, а вся его семья была повешена. Неужели ты хочешь такой же участи для своей семьи?!

— Успокойся, брат, — но куда там, Катапей-Катафа даже не думал замолчать, наоборот, начал говорить ещё громче, почти перейдя на крик. Королю пришлось встать и несильно тряхнуть парня за шкирку, а затем строго произнести, — Я не желаю такой участи для своей семьи и понимаю риск. Но не могу поступить иначе, мы не можем даже выйти на след предателя. Все зацепки и нити, ведущие к нему, прерываются во дворце.

— А Курамье? Он что-нибудь рассказал? — принц смахнул со лба пряди волос и шумно вздохнул, пытаясь держать себя в руках, — А те двое головорезов с рыбацкой скалы?

— Все трое связаны мёртвой клятвой, никаких сведений не смогли предоставить.

— Что такое мёртвая клятва? — я потянула за рукав Амора и потянулась к его уху, чтобы никто не слышал наш разговор, — Впервые слышу.

— Это когда человек клянётся не рассказывать что-то и забирает информацию с собой на тот свет, — чуть наклонившись, также тихо поведал мне герцог, не сводя взгляда с вновь голосящего принца, — Чёрная магия. Такую клятву не разорвать, так что по сути у нас действительно нет никаких зацепок.

Я благодарно кивнула и подняла голову, разглядывая мозаичный потолок, перестав обращать внимание на семейную ссору. Значит наше путешествие не принесло абсолютно никаких результатов, а Рагнар так вообще потратил две недели впустую, пока добирался до вождя К'азулы, ведь по сути та информация, что он предоставил, никак не помогла приблизиться к главному предателю. А если король и его семья действительно пострадают когда дворец останется без защиты? Стейн-Каннет окажется словно мишень в тире, убить его станет ещё проще, кто знает, может в этот же момент войска, находящиеся под столицей, решат напасть, выбрав самый наилучший момент?

— Ваше величество, — я даже не успела закончить свои размышления, как неожиданно окликнула короля, прерывая его перепалку с принцем. Позвать-то позвала, а что теперь говорить, у меня даже плана никакого нет, — Будет лучше, если вы не будете снимать магическую защиту с дворца.

— Леди Ева, мне кажется вы не совсем…

— Просто выслушайте меня, — я нагло перебила Стейна-Каннета и подошла к его креслу, разворачивая чистый лист пергамента, — Снимать защиту с дворца сейчас будет неправильным решением и я готова аргументировать свою позицию.

Хах, вру, я совсем не готова. Но тем не менее, моей твёрдой рукой постепенно вырисовался немного кривоватый план. Круг в центре имитировал дворец, а большой квадрат весь город. Стрелочками я наглядно продемонстрировала, как маленькие треугольники — враги, наступают на город со всех сторон. Ведь войско может разделиться на несколько отрядов и зайти с разных входов, возможно даже тайными путями. И так как защиты не будет, они беспрепятственно смогут пользоваться магией. А ещё к ним на помощь могут прийти предатели из самого дворца, тогда не хватит никаких воинов и боевых магов, чтобы отстоять дворец. Допустим, все солдаты соберутся возле дворца, а в это время враги могут например поджечь город и напасть на мирное население.

После изложения вполне толкового плана вновь наступила тишина. Я отложила перьевую ручку и тихо вернулась на место, боясь даже смотреть в сторону Рагнара, от которого исходила опасная агрессия, причём уже не особо пассивная.

— А что, вполне разумно, — Легро отодвинул свою чашку и по-школьному сложил руки на столе, — Войско действительно может зайти в столицу абсолютно с разных концов города, ещё и без доспехов.

— И могут прикинуться купцами и торговцами, прибывшими на ежегодную летнюю ярмарку. Попробуй докажи, что они на самом деле мятежники, — Асхану моя идея также понравилась и он легко её поддержал, — Даже если враги не успеют добраться до дворца, не стоит забывать о предателях при дворе.

— А вы что молчите? — король, слушавший нас предельно внимательно, обратил внимание на притихших два К и генерала, — Выскажите своё мнение.

— Я согласен с леди Евой. Не хочу, чтобы ты повторил судьбу нашего дяди, — Катапей-Катафа задумчиво смотрел в окно и время от времени чесал кончик носа, — Твоя идея снять защиту была слишком не проработанной и имела кучу прорех. Никто из нас, зная твой непростой характер, не решился тебе перечить, а вот у леди Евы хватило смелости. Повезло тебе Асхан с невестой.

Я с удивлением покосилась на короля, совсем не представляя, как у такого спокойного и вежливого на вид человека может быть непростой характер, что даже близкие люди боятся ему перечить, но внезапно мои мысли безжалостно оборвал генерал и тяжело встал, слишком громко скрипнув зубами.

— Поступай как считаешь нужным, всё равно вся ответственность лежит на тебе, — от обжигающего взгляда у меня на голове едва ли не загорелись липовые волосы и я боязливо пригладила их руками, — Как генерал королевской армии, объявляю собрание закрытым.

Шульский тут же подскочил вслед за раздраженным Рагнаром, бросил на нас красноречивый взгляд и пошёл к двери. Амор помог мне подняться и мы всей дружной гурьбой покинули малый зал собраний, оставив братьев одних. Кажется я получу сейчас таких люлей, которые мне никогда и не снились, не зря же генерал так бесится, аж собрание самовольно решил прекратить раньше времени. А ведь он взбесился ровно после той фразы принца, когда два К в очередной раз восхитился мной, невестой герцога. Я подозрительно уставилась на идущего впереди Рагнара и мимолётно подумала, умеет ли мужчина ревновать и как эта самая ревность проявляется?

— Убью, — я отвлеклась от лицезрения генерала и врезалась в его спину, пошатнувшись на каблуках, — Лучше беги.

Я громко ойкнула, но когда огляделась, поняла, что бежать некуда. Мы оказались в светлой уютной гостиной и я механически отметила, что служанкам будет трудно очистить мебель от моей крови. Послышался тихий щелчок закрывающегося замка и я рефлекторно дёрнулась вперёд, пытаясь отодвинуться от генерала на максимально дальнее расстояние. Даже Легро и Асхан не смогли сдержать злющего генерала, хватило одного его колючего взгляда — мальчики вмиг поседели и попятились к двери, явно боясь навлечь гнев на свои упругие попы.

— Ты зачем пришла на собрание? Зои тебя выпустила? — клянусь, у него искры из глаз сыпались, когда он яростно надвигался, медленно приближаясь и пугая меня до икоты, — Ты хоть понимаешь, что наделала?

— Давай начнём по порядку, — я попыталась приветливо улыбнуться и подняла руки вверх, пятясь к спасительному окну. Не знаю какой этаж и высота, но я, мать его, точно прыгну и сломаю себе что-нибудь, прежде чем окажусь в цепких и сильных мужских руках, — Я проснулась в незнакомой комнате, никого из вас не оказалось рядом. Конечно я испугалась и решила тебя найти. А Зои ушла за завтраком, когда я отправилась на ваши поиски. И последнее, что я сделала такого страшного?

— Ты ещё и спрашиваешь? — Рагнар в два шага оказался рядом, притянул меня к себе, забрызгал слюной и взревел раненым зверем, — Стейн-Каннет так обрадовался тебе, словно ты настоящая невеста! Он даже не подозревает, кто ты такая на самом деле и кого он готов принять в свою семью. И твоя выходка с планом, чего ты хочешь добиться?

— Здесь только я могу задавать много вопросов за раз, не надо присваивать себе мою привычку! — я тоже повысила голос и задёргалась, пытаясь вырваться из хватки. Случайно бросила взгляд за мужскую спину и заметила, что мальчики благополучно свалили под шумок и оставили нас наедине выяснять отношения, — А вот знаешь что?

— Что? — Рагнар немного успокоился, по крайней мере я снова почувствовала под ногами опору.

— Вот возьму и по-настоящему выйду замуж на Асхана, все останутся довольны таким браком! — я прищурилась, наблюдая за побледневшим лицом мужчины и решила его добить, — И чтоб ты знал, я буду хорошей женой для герцога.

— Не будешь, — Рагнар чуть сильнее сжал мои плечи и резко прижал к себе, — Не позволю вам вступить в брак. Ты специально меня провоцируешь?

— Да, чтобы тебе жизнь мёдом не казалась, — я подняла на него хитрый взгляд и нараспев произнесла, — А почему ты не позволишь вступить нам в брак?

Генерал громко засопел и запыхтел, высвобождая меня из рук. Как-то в миг вся его агрессия улетучилась и передо мной оказался усталый, измученный поисками мужчина. Я только сейчас заметила болезненные темные круги под глазами и спутанные волосы. На миг по-настоящему стало его жаль: на Рагнара свалилась такая ответственность, ещё и я прибилась под бок со своими тараканами и вместо поддержки всячески пытаюсь вывести его на эмоции. Хоть генерал не показывает свои чувства, но его забота всячески прорывается в самых обыденных вещах, что уже наводит на определенные мысли.

— Потому что люблю тебя.

— Что ты сказал? — я вздрогнула, никак не ожидая подобных слов и удивлённо уставилась на мужчину, сцепившего руки в замок.

— Я сказал, что люблю тебя и не позволю выйти замуж за Амора, — Рагнар покорно повторил такие непривычные для меня слова и двумя пальцами осторожно коснулся моей щеки, — Ты самая необыкновенная девушка, которую я когда-либо встречал. А ещё ты до ужаса невыносимая и давно просишься на хорошую порку.

— Ты вообще-то тоже невыносим и бессердечен, — я прижалась к его груди и выдохнула, — Но я тебя люблю.

Глава 25. Ненужные перемены

— Рагнар, король хочет тебя видеть, — Шульский прервал нашу маленькую и долгожданную идиллию, ворвавшись в комнату словно ураган, — Не знаю к чему спешка, но кажется он взбешён.

— Ну раз кажется, значит действительно взбешён, — генерал перевёл на меня задумчивый взгляд и разжал объятия, недобро глядя мне в глаза, — Не вздумай врываться в зал собраний, не выводи Стейна-Каннета из себя ещё больше.

— Слушаюсь, товарищ генерал! — я приложила руку к голове, отдавая честь и ядовито оскалилась, — Пойду гулять в сад со своим женихом и создавать видимость счастливой невесты.

— Допрыгаешься и я сам займусь твоим наказанием, — поймав мой шаловливый взгляд, мужчина сложил руки на груди и слегка улыбнулся, показывая, что оценил мою шутку, — Иди давай, маленькое недоразумение.

Вот так из обычного я превратилась в маленькое недоразумение, аж на душе приятно становиться, всё-таки он меня любит, мой нелюдимый кактус. Широко улыбаясь и распугивая слуг своей влюбленной и чуть кривой улыбкой, я бодро вышагивала по коридору в поисках Асхана, неустанно рассматривая всё и всех сразу. Моё внимание привлекла знакомая кудрявая шевелюра и принц без белого коня лихо двинулся навстречу, как будто искал именно меня. Чего это ему от меня надо, я вот иду себе спокойно, на удивление никого не трогаю, тихо ищу своего жениха…

— Леди Ева, вы так быстро ушли из зала собраний, я даже не успел с вами поговорить, — дождавшись, пока парочка молодых служанок пройдёт мимо, не забыв с ног до головы оглядеть мою царственную персону, он властно протянул руку, взглядом намекая, что отказы не принимаются, — Давайте прогуляемся.

— Только если недолго, я снова ищу жениха, — заметив саркастический взгляд, мурашки атаковали моё тело и я внезапно вспомнила, что с ночи не видела лушку, — Что вы так на меня смотрите?

— Терпение, леди Ева. Дойдем до покоев, я всё объясню.

— Покоев? Кажется мы шли на прогулку, — а вот теперь дело запахло жареным, поведение два К перешло все видимые и невидимые границы, — Что происходит, ваше величество?

Катапей-Катафа подозрительно молчал, всё дальше увлекая меня по коридору. По-хорошему конечно надо бы бежать на своих копытах ну или хотя бы попытаться, но интуиция буквально вопила о каком-то секрете, который мне хотел рассказать принц. И что-то мне подсказывало, услышанное из его уст точно не приведёт меня в восторг. В принципе так и оказалось, парень затолкал меня в очередную комнату, оформленную в тревожном красном цвете и крепко закрыл дверь, прислонившись к ней спиной. Я огляделась, но нахлынувшая паника мешала нормально думать и трезво оценивать ситуацию, поэтому пришлось стоять на месте и молча ожидать продолжения.

— Ты как, с Асханом по большой любви или пытаешься спасти свою шкуру от виселицы или плахи?

Вопрос, прозвучавший ехидным тоном едва ли не снёс меня с ног, настолько сильно я пошатнулась и дёрнулась назад, в слепой попытке спасти себя от принца. Какого черта? Он сейчас намекает, что знает мою тайну или считает меня беглой преступницей? Если так, то у меня на горизонте назревает очень большие проблемы и как с ними справляться, я ума не приложу.

— К моему удивлению у тебя есть ум и ты умеешь им пользоваться. Мне нужны такие союзники, — заметив, что я уронила челюсть, он хмыкнул и небрежно подался вперёд, — Будь моей женой, мы вместе будем править Разией. Два сильных волевых правителя — это то, что нужно нашему королевству…

Он говорил что-то ещё, но меня пробрала нервная дрожь от услышанного, но зато осознание реальности пришло почти сразу: Катапей-Катафа Сверцкий, принц Разии, оказался тем самым неуловимым предателем и пытается свергнуть старшего брата с престола. Как? Почему? Я неплохо разбираюсь в людях, но глядя на этого обаятельного молодого парня никогда бы не догадалась, что он и есть та самая главная крыса. А самое странное, что два К предложил стать его женой, то есть королевой, и если ему удастся захватить власть…

— … кажется ты меня не слушаешь, а зря. Ладно, спишу твою невнимательность на шоковое состояние, — голос принца ворвался в мои размышления, вынудил поднять голову и цепким взглядом всмотреться в его лицо, — Смотри, дыра появится от твоего горячего взгляда. Как ты смотришь на моё предложение, иномирянка?

— Плохо смотрю, ваше величество, — я коротко втянула ноздрями сухой воздух и гордо выпрямила спину, стараясь не показывать липкого страха, — Я не собираюсь предавать короля и быть причиной гибели его семьи и его самого. Меня не интересует власть и вам я не советую её злоупотреблять, ведь как известно, крыс всегда пытаются выгнать из домов и травят ядами.

— Остра на язык, это хорошо, — Катапей-Катафа грубо схватил меня за подбородок, а второй рукой резко влепил пощечину, — Но раз ты не на моей стороне, значит оберегать тебя нет никакого смысла. Возвращайся домой, тебе здесь делать нечего, а главное, помни мою доброту и милосердие, иномирянка.

Я схватилась за покрасневшую щёку и не успела разразиться трехэтажной бранью, когда заметила в его ладонях очень знакомую яркую вспышку. Мать моя, он что, прямо сейчас вернёт меня домой? Я конечно с самого начала хотела вернуться в свой мир, но чёрт, не прямо же сейчас, когда предатель стоит прямо перед моим носом и читает свои дурацкие проповеди. Вот ведь сукин сын, всё продумал. И я дура, раскрыла перед ним свой потенциал на собрании и показала себя в качестве хорошего союзника, но вообще-то врага, ведь я бы ни за какие деньги не согласилась перейти на его сторону.

— Прощай, леди Ева. Ты бы стала прекрасной королевой и хорошей женой, — принц оценил мою запоздалую попытку сбежать и легко перехватил за талию, удерживая одной рукой, — Я не позволю тебе остаться, мне генерала хватает с его хорошими мозгами, а ты точно станешь вставлять палки в колёса. И ты ведь прекрасно понимаешь, что я не могу позволить тебе всё испортить, слишком многое поставлено на кон и пути назад нет.

Мой протестующий крик, наполненный самыми грязными ругательствами растворился в ярком свете, так и не долетев до получателя. Меня нехило так накрыло и повело куда-то в сторону, а принц добродушно разжал хватку. Я завалилась на пол, хватаясь за многострадальную голову. На этот раз перемещение оказалось не очень приятным, в сознании прорвались людские крики и сливались в один гул, отчего хотелось истошно визжать, но вместо этого я невольно дёрнулась в сторону, и приложившись виском о выступающий угол, потеряла сознание…

Рагнар Ларсен.

Голова безумно трещала от громогласного крика короля. Уже битый час мы сидели за тем же столом и пытались прийти к чему-то стоящему, а именно обсуждали экипировку нашей армии. По-моему весьма скромному мнению, солдаты были снаряжены по всем параметрам и могли хоть сейчас отправляться в бой, но Стейн-Каннет как будто с цепи сорвался и неустанно пытался доказать, что в нашу армию необходимо ввести новых солдат, способных управлять пушками.

— Ларсен, ты не слушаешь! — в меня прилетел шарик из пергамента, — Ты в последнее время сам не свой, что с тобой стало после последнего похода?

— Хотел бы я знать, — я лениво встал из-за стола и принялся разминать мышцы. Хотя я прекрасно знаю, что одна совсем несносная иномирянка затмила мой разум своей открытой непосредственностью и искренностью, — Пойду отдохну, сил никаких нет слушать твои недовольства. Если так хочешь, можешь прислать пушкарей в гарнизон, но говорю сразу, возиться с ними не собираюсь, у меня и без того проблем хватает.

Король пробормотал что-то нелестное в мой адрес, но отпустил с миром, на том спасибо. Стоило выйти из малого зала собраний, как все мои мысли вновь заняла Ева. Наверное они с Амором до сих пор в саду, надо забрать её в свою комнату и хоть немного побыть наедине, а то без её ласковых прикосновений и одурманивающего запаха начинаю сходить с ума. Дожил, влюбился в иномирянку, прямо как мой отец когда-то. Правда ему не повезло наткнуться на шпионку, подосланную из королевского дворца и зверски его убившую, зато я наткнулся в том злосчастном лесу на отважную хрупкую девочку с наивными глазами.

И если в первые дни знакомства я всячески старался бороться с навождением, то после её пропажи в столице совсем потерял голову и едва ли не выл, ладно хоть на стены не полез от собственного безумия. Но даже не смотря на многочисленные провокации и умение влезать в неприятности, Ева всё равно была для меня самой привлекательной девушкой, пусть её волосы и были намного короче моих.

За какую-то неделю она смогла затронуть те невидимые струны моей души, о которых я и сам не подозревал. И если бы она захотела уйти, я бы не смог отпустить, наверное поэтому так легко смог признаться в своих чувствах, боялся потерять. Но мои переживания по этому поводу оказались напрасными — кажется и для Евы я был чем-то большим, а не обычным нелюдимым спутником. Она сказала что любит меня, но я не сразу поверил её словам, ведь любить такого как я — это самая настоящая дикость. Но размышляя над поведением девушки и словами наших спутников, я кажется постепенно начал понимать, что никогда ко мне не относились с таким пониманием и поддержкой.

По мере приближения к беседке, в которой обычно любил отдыхать Асхан, я заметил самого герцога и моего протеже, читающего очередную книжонку про мифы и легенды. Шульский подпёр руками голову и жадно вчитывался в страницу, не сводя пристального взгляда с какого-то предложения. Я хмуро огляделся, надеясь обнаружить Еву под каким-нибудь съедобным деревом, поглощающую фрукты, но девушки нигде не было, зато глазастый Легро заметил моё приближение и оторвался от книги, приветливо махнув рукой.

— Куда это вы дели Еву? — я ещё раз осмотрелся, но никаких следов её пребывания не нашёл, зато наткнулся на удивлённые взгляды товарищей, — Что вы так смотрите? Она собиралась прогуляться с тобой, Асхан, в этом самом саду. Или я чего-то не знаю и за моё отсутствие садоводы умудрились вырастить очередной сад?

— Я её не видел с тех пор как вы начали выяснять отношения, — Асхан взволнованно отставил чашку с чаем и вышел из беседки, оглядываясь по сторонам.

— Я тоже её не видел, хотя мы сидим тут целый час. И в комнату она не возвращалась, Зои меня выгнала, когда я попытался прорваться в комнату Евы, чтобы позвать на прогулку.

Услышанное на несколько секунд вогнало меня в ступор и первая мысль, которая пришла в голову, набатом стучала по мозгам: она наткнулась на кого-то из предателей и попала в передрягу. Но ведь Ева умная девочка, не стала бы расхаживать по дворцу в такое время, значит действительно произошло что-то ужасное, а вот что, я обязательно выясню и тогда всем придёт конец, особенно виновнику её пропажи.

Глава 26. Туда-обратно

Рагнар Ларсен.

Я дёрнулся, когда услышал от двух проходящих служанок свежую сплетню, касательно Евы. Девицы жарко шептались об её откровенном наряде и восторгались ухоженными волосами, даже не подозревая о наличии парика. Амор опередил меня и через минуту стало известно, что в последний раз Еву видели под руку с принцем, удаляющихся в его покои. Сам факт, что девушка шла с этим нахальным мерзавцем, на счёт которого у меня были большие сомнения, вызывал бурю не самых приятных чувств.

К удивлению, Катапей-Катафа оказался в своих покоях, хотя обычно в теплую погоду пропадал где-то и возвращался к ужину. Слухов о его похождениях не было, принц покидал территорию дворца и больше его не видели в столице. Или он хорошо скрывался или покидал город с помощью магических порталов. У меня возникали мысли, что он уходит на рыбацкую скалу, печально известную как "пристанище покинутых и отвергнутых", то есть всякого отребья, по типу беглых заключённых и мятежников, но не было прямых доказательств. Как говорится, не пойман не вор, но поведение молодого человека наводило на подозрения и подозревал я его именно в измене.

— Ты не видел леди Еву? — я привычно сморщился от вызывающего красного цвета, от которого рябило в глазах и с интересом наблюдал за спокойным выражением лица собеседника, — Мы нигде не можем её найти.

— С чего вы взяли, что она у меня? — Катапей-Катафа лениво потянулся, но из-за стола не встал, продолжая корпеть на ювелирными украшениями, которые любил создавать в свободное время.

— Две служанки видели вас вместе, направляющихся в твои покои, — Асхан мельком переглянулся с Легро и сложил руки на груди, опираясь на большой платяной шкаф, — Так что лучше расскажи, где она сейчас находится.

— Дома, — Сверцкий прикрыл глаза на несколько секунд, а потом резко развернулся к нам, — Эта иномирянка благополучно вернулась домой. Я не смог устоять перед её мольбами и открыл портал в земляной мир.

Мысленно меня тряхнуло, словно я попал в ураган, но внешне остался совершенно спокойным, хорошо натренированная выдержка не подвела. То есть этот засранец знает о том что Ева чужеземка, и мало того, она сама в этом призналась и попросила открыть портал в свой мир? Неужели всё это время девушка нас всех водила за нос и при удобном случае обвела вокруг пальца? Но ведь её поступки всегда были красноречивее слов, именно своей искренностью она смогла завоевать моё сердце. Нет, я не верю. Ева не могла сбежать в такое время. Хоть мы и не разговаривали на эту тему, но я уверен, что она осталась бы с нами до самого конца.

— Наверное неприятно осознавать, что твоя невеста иномирянка, — Катапей-Катафа ехидно скосил взгляд на спокойно стоявшего Асхана и понимающе хмыкнул, — Или ты просто решил взять одинокую бедную девочку под своё крыло? Ты конечно помогаешь людям, но до такого ещё не доходило, ты ведь объявил её своей невестой.

— Кажется старею, раз стал плохо разбираться в людях, — Амор не поддался на провокацию и лениво улыбнулся, демонстрируя незаинтересованность в разговоре, — Жаль конечно, Ева была бы прекрасной женой и матерью моих детей.

Я мысленно почти взорвался от его слов, но быстро успокоился, когда осознал что Асхан продолжает играть роль жениха. Но обида всё равно кольнула где-то в области груди, когда я понял, что вообще-то герцог прав: он мог стать отцом, в отличии от меня. И если рассуждать логически, Ева наверняка рано или поздно захочет вступить в брак и родить ребенка, одним словом, создать семью. Единственное, что я могу ей дать, это место при дворце или собственный дом где-нибудь в тихой провинции.

— Почему ты не удивлен, Асхан? Я думал, её родословная станет для тебя открытием!

— Я догадывался, но у меня не было никаких доказательств, — Амор вновь переглянулся с Шульским и направился к выходу, — Благодарю за её возвращение, мне бы не хотелось, чтобы моя невеста попала на плаху.

В смешанных чувствах мы покинули покои принца и молча отправились обратно в беседку. Я старался переключиться на очередное путешествие в свой любимый гарнизон, но мысли упорно возвращались к Еве и её внезапному побегу. Может она испугалась моего признания, но побоялась открыто в этом признаться? Тогда это объясняет очень многое.

— Искры портала действительно были, — Легро уселся на скамью и оперся подбородком на скрещенные руки, — Похоже что он не солгал и Ева действительно вернулась в свой мир. Но я очень сомневаюсь, что она могла уйти по своей воле.

Верно, не могла. Настанет тот день, когда я придвину принца к стенке и заставлю его покаяться во всех грехах.

Ева Касина.

Я громко выругалась, когда кто-то очень добрый поднёс к моему чувствительному носу ватку с нашатырем и тихо закашляла, с трудом разлепив глаза. Перед взором запрыгали разноцветные мушки и я не сразу смогла сфокусироваться на человеке, чьё лицо было слишком близко к моему. Рагнар что ли наконец-то сбрил свою растительность на лице?

— Ева! Евочка! — Лера, моя птичка, плашмя упала рядом со мной, и схватившись за мои холодные ладони, громко завыла, размазывая по щекам дорогущую тушь, — Ты вернулась! Вернулась домой!

Я прижала её тёплые ладони к груди и принялась оглядываться, с трудом осознавая, что лежу на том же месте, откуда меня затянула в первый раз та вспышка, которую я увидела за окном. Я так рвалась вернуться в свой мир, но ожидаемой радости не испытала, только была счастлива увидеть свою подругу. Голова безумно болела, особенно ныл висок, которым я нехило так приложилась об деревянный угол. Как жива осталась, ума не приложу. А ведь ни Рагнар, ни Легро с Асханом не знают, что я ушла вместе с принцем. И что-то мне подсказывает, что они не в курсе насчёт коварных замыслов два К.

— Лера, послушай, — я зацепилась за свой диван и с видимым усилием уселась, подтянув под себя ноги, — Я конечно знатно приложилась головой, но мне срочно нужно вернуться.

— Принести тебе лёд? — подруга вскочила следом и нависла надо мной, — Тошнит? Болит голова? Наверное у тебя лёгкое сотрясение.

— Лера, Лерочка! Послушай меня очень внимательно, — я взяла её ладони в свои и слегка притянула к себе, вынуждая девушку сесть на корточки и внимательно посмотреть в глаза, — Я совершенно здорова и полностью в своём уме, но если не вернусь, пострадают не в чём неповинные люди. Я должна предупредить своих друзей, ведь я знаю кто предатель, а они…

— Нет, даже не думай об этом, — Лера вскочила, эмоционально размахивая руками, но почти тут же села обратно и схватилась за мои колени, — Ты не представляешь, что случилось за эту неделю. Когда ты исчезла прямо из комнаты, я думала что сошла с ума, ведь не может человек просто исчезнуть. Я в тот же вечер вернулась на ярмарку и застала ту гадалку у самого выхода, она как раз собиралась уходить. Только вот бабка наотрез отказалась мне помогать, сказала что ты должна сама справится и твой нелю…

— … димый спутник, я знаю Лера, знаю. Поэтому я должна вернуться, — я перебила подругу и закончила известную мне фразу до конца, из-за чего Лерка округлила и без того большие глаза, — Я не должна была вернуться так скоро, обещала помочь раскрыть заговор против короля и я это сделаю, чего бы мне это не стоило.

— Зачем? Просто объясни мне, я постараюсь понять, обещаю.

— Во-первых, я люблю одного мужчину и не могу сейчас его бросить, — я уверенно начала загибать пальцы и считать все причины, весомые и не очень, — Во-вторых, если мы не раскроем заговор, король и его семья могут погибнуть, а это недопустимо. В третьих, я знаю кто стоит во главе всего этого цирка, предатель сам признался лично мне во всех своих грехах…

— Бога ради, неужели ты совсем не соскучилась по мне? — Лера возмущённо засопела и надула и без того пухлые губы, — Думаешь обо всех, кроме себя и меня! А я между прочем чуть с ума не сошла, всю неделю жила как на иголках. Дима и Олег отвернулись от меня, даже аргументы привели, мол, я не бегу по их первому зову, а значит содержать меня нет смысла. И я даже рада что избавилась от непосильного груза, такие твари, неспособные сочувствовать, мне в моём окружении не нужны. И если ты действительно его любишь, того мужчину, то я тебе помогу.

— Конечно соскучилась! — я притянула подругу к себе и усадила рядом, удобно устроив голову на её плече и крепче обняла, заключая в кольцо рук, — Очень люблю, хотя сама от себя такого не ожидала. А насчёт спонсоров, я знаю, однажды и ты встретишь своего мужчину, ведь ты просто невероятная девушка.

— Да знаю я, знаю. Что там в твоём мире носят? Не уверена, что у меня найдутся подходящие вещи, — заметив моё несказанное возмущение и нежелание брать её с собой, Лера оскалилась и тихо зашипела, — Даже не вздумай перечить, я иду с тобой. Больше я никуда тебя не отпущу, а если тебя не устраивает моё решение, значит никто никуда не идёт.

— Устраивает, моя хорошая, устраивает. Я просто переживаю за тебя, это может быть опасно.

— Тогда я точно обязана пойти с тобой, хватит с меня переживаний, — даже не выслушав мои объяснения по поводу платьев, Лера надела старый серый спортивный костюм и точно такой же бросила в меня, — Надевай давай, этим костюмам уже три года.

— Не думала, что ты до сих пор их хранишь, — я задумчиво почесала подбородок, рассматривая штаны, — Столько разных воспоминаний, какая ностальгия.

— Конечно, мы ведь в этих костюмах объездили пол страны автостопом, — Лера расчёсывала волосы, разглядывая меня в зеркале и неожиданно произнесла, — Ты изменилась, Ева.

— Ну конечно, парик нацепила и старомодное платье, — я поправляла кофту, уже представляя, как отреагирует Рагнар на мой иномирянский наряд, — Но короткие волосы там не приемлют, приходится выкручиваться.

— Я имею ввиду характер. Ты стала более спокойной и рассудительной, — подруга подошла к окну и сильнее повернула ручку вниз, — Уже хочу познакомиться с этим твоим молодым человеком, уверена, это он на тебя так повлиял.

— Лера, стой, — я остановила её возле дверей и придержала за руку, — Послушай, ты уверенна что хочешь пойти? Ты ведь не обязана идти со мной и ещё можешь передумать.

— Уверенна. Больше ты никуда от меня не денешься, — подруга поправила чёлку на моём парике и зашла в ванну, перекрывая воду, — К тому же мне надо сменить обстановку и немного успокоиться. Куда мы хоть отправляемся?

— Королевство Разия, королевский дворец, — на автомате произнесла я, когда Лера вытолкала меня на лестничную площадку, а ключ как обычно спрятала под старый кирпич, — Нужно найти генерала Рагнара, герцога Асхана или графа Легро.

— Так, рассказывай всё с самого начала и с подробностями. А ещё за шаурмой зайдём, надо позавтракать.

Я кивнула и поспешила вслед за подругой. Кажется намечаются весёлые деньки.


Глава 27. Чужой в его облике

— Вот это меня тряхнуло… — голос Леры раздался где-то снизу, но ветер благополучно заглушил громкое ругательство, переросшее в нецензурную тираду, так что я расслышала только концовку, — … на толстом и огромном, понятно?

— Ори ещё громче, чтобы сюда сбежался весь гарнизон! — я яростно зашипела и несильно ударила опешевшую Леру по щеке, а затем протянула руку, — Вставай давай, пойдем искать Легро. И повтори, что сказала тебе Лайя.

— Не привлекать к себе внимание, не ругаться, больше слушать, брать с тебя пример, — подруга поднялась с земли и принялась отряхивать длинный плащ, заботливо предоставленный ведуньей, — А я что, я вообще ничего. Просто не думала, что перемещаться настолько неприятно. Как будто попала в ураган или торнадо.

— Ты так говоришь, как будто каждый день в них попадаешь, — я коротко хохотнула, прислушиваясь к окружающим звукам, но кажется нас окружали лишь лесные птицы, беззаботно чирикающие где-то высоко в кронах деревьев, — А меня не трясёт, я вижу лишь вспышку и чувствую как сознание переносится в другую реальность, не знаю, это невозможно описать словами.

— Так, давай ещё раз, — Лера старалась не отставать, когда я начала ускоряться и вывернула на лесную тропинку, уходящую куда-то за опушку хвойного леса, — Лайя в своём магическом шаре увидела, что этот твой граф сейчас уже на пути в гарнизон, где находится генерал и мы отправляемся именно к ним?

— Не этот, а Легро Шульский и генерал Рагнар Ларсен, — я махнула указательным пальцем в воздухе и отодвинула ветки, мешавшие пройти, — Ты давай запоминай имена, иначе тебя сразу заподозрят. И да, мы идём в гарнизон, потому что ведунья первым увидела Шульского, идущего именно туда. Не думаю, что он идёт просто так, значит генерал как раз находится там и я смогу вполне эффектно появиться и убить двух зайцев одним ударом, а потом останется найти лишь моего жениха.

— Да я стараюсь их запомнить, но ты ведь понимаешь, что не очень легко запомнить подобные имена, — Лерка перепрыгнула через маленький овражек и чудом устояла на ногах, удерживая равновесие, — А жених твой, герцог который, он наверное тоже в гарнизоне?

— Асхан Амор вероятнее всего сейчас там же, где и Рагнар. Не думаю, что за день они успели разделиться, если только Асхан не остался во дворце вместе с королём, — я заметила вдалеке каменные стены, скрывающиеся за деревьями и зашагала ещё быстрее, утягивая пыхтящую от бега подругу за собой, — Не знаю, почему бабка первым увидела Легро, но сути это не меняет и мы должны поскорее его догнать.

Самое интересное, что Лайя, та самая ведунья, живущая на окраине города в ветхой избёнке, почему-то согласилась помочь без раздумий. Мы примчались к ней ближе к обеду, а за это время успели перекусить и Лера очень внимательно выслушала мою невероятную историю, время от времени охая и выпучивая глаза, старалась держать себя в руках, чтобы не сорваться на восторженный визг.

Правда её восторг сразу поубавился, когда гадалка предупредила о всевозможных последствиях перемещения в другой мир, таких как казнь или гибель от разных факторов, например, встреча с разбойниками или дикими животными. Ну и конечно мне пришлось извиниться за своё недостойное поведение, вкратце рассказать о своих приключениях и надеяться на её безвозмездную помощь. И да, бабка в итоге оказалась весьма милой и даже предоставила нам старые тёплые плащи с капюшонами, чтобы мы не щеголяли в своих спортивных костюмах.

Хотя она меня предупредила сразу, что я вернулась по чистой случайности, потому что этого захотел сам принц королевского рода и такое на вряд-ли повторится. Но разве меня можно запугать чем-то подобным? В конце концов, если я спасу без сомнений очаровательную королевскую задницу, то Стейн-Каннет помилует наши грешные головы и отправит восвояси, то есть домой. Думать о совершенно противоположных решениях его величества мне не хотелось, поэтому я сразу согласилась.

Лера конечно немного наложила в штаны от грядущих перспектив сгинуть не своей смертью, но на уговоры не поддалась и всё же решилась вцепиться в меня в момент перемещения. Но перед этим мы ещё долго совещались, выбирая точку нашего путешествия, хотя Лера благополучно молчала, не особо разбираясь в именах и названиях. В итоге гадалка предложила заглянуть в её магический шар, который сам выберет человека, к которому мы отправимся. Так как я ничего не увидела из-за спящего дара, Лайя любезно подсказала, что магическая вещица показала Легро, топающего по лесной тропинке с котомкой на плечах прямиком в гарнизон. Вот туда то и лежал наш путь, нужно было перехватить его на подходе к воротам.

Понимая, что Шульский своими длинными ногами дойдет быстрее, я махнула рукой и перешла на бег, в отчаянной надежде перехватить графа у ворот. И всё же молодой человек обернулся в нашу сторону, когда стражник в железных доспехах удивлённо указал на нас пальцем. Представляю, как мужик удивился при виде двух бегущих красавиц, спешащих на пожар. Да-да, именно на пожар, ведь кто знает, на что способен два К и чем может обернуться его план. Да и объясняться со стражей мне не особо хочется, лучше уж попотеть, но догнать Шульского, который проведёт нас на территорию гарнизона.

— Фух, успели, — я повисла на графе и счастливо оскалилась, вцепившись в его плечи, — За тобой не угнаться конечно, мы боялись не успеть тебя перехватить и тогда бы нас не пропустили стражники.

— Невероятное везение, — граф широко улыбнулся и отстранил меня, осматривая со всех сторон, — Ты всё-таки не сбежала. А ведь мы знали, что ты не бросила нас в самый ответственный момент! Так Катапей-Катафа действительно открывал портал? И как ты вернулась обратно, ещё и не одна?

— Да, он предложил перейти на его сторону, а после отказа открыл портал в земляной мир. Но конечно я не смогла оставить вас одних и попросила виновницу моего перемещения помочь вернуться обратно. Гадалка Лайя нам помогла, но вряд-ли сможет помочь вернуться.

Я заметила, как Шульский вздрогнул при упоминании Лайи, но уже через секунду его лицо приняло вновь счастливое выражение, как будто парень и вовсе впервые слышит об имени ведуньи. Я нахмурилась, пытаясь понять причину такого странного поведения Легро, но через несколько секунд уже улыбалась, ведь без улыбки смотреть на чертовски довольного графа было просто невозможно.

— Значит теперь нам останется лишь добыть доказательства вины принца и мы сможем раскрыть заговор, — Шульский кивнул сам себе, и как истинный аристократ, не растерявший свои манеры в этой бешеной погоне за преступниками, галантно поклонился притихшей Лерке, — Граф Легро Шульский, к вашим услугам, леди.

— Леди Лера, фамилию мы ещё не придумали. Хотя и я всё это время ходила без фамилии, так что можно и несильно заморачиваться, — отмахнулась я, наблюдая как Легро целует руку подруги, — А вообще девушкам обязательно называть свою фамилию?

— В основном только дамы знатных семей так или иначе озвучивают свою родословную, но чаще всего девушек называют леди с добавлением имени, большего этикет не требует. Какое дело высшему свету до фамилий, которые они всё равно не знают? — Шульский придирчиво осмотрел нас с ног до головы, — Очень хорошо что вы в плащах, а то скрыть вашу одежду было бы достаточно проблематично.

— Конечно, мы подготовились, зная о ваших заморочках по поводу иномирянцев, — поддела я, вызывая у Шульского озорную улыбку, но стоило перевести взгляд на Леру, как всё веселье мигом улетучилось, — Эй, ты чего?

— Наверное это Рагнар идёт, но выглядит он не слишком довольным, — вмиг побледневшая подруга испуганно указала пальцем куда-то за наши спины и мы с Легро синхронно повернулись, а она уныло поинтересовалась, — Ты уверена, что он действительно рад тебя видеть?

Если бы не её вопрос, я бы уже без раздумий бежала на встречу к генералу, чтобы поскорее оказаться в крепких и нежных объятиях. Но что-то в его облике заставило меня вздрогнуть и замереть на месте, подозрительно оглядывая Рагнара. Вроде в нём ничего не изменилось, те же кожаные доспехи и излюбленный меч за спиной, но он выглядел как-то иначе. Мужчина спешно шёл в нашу сторону, а на меня почему-то нахлынула неконтролируемая паника. И лишь когда я смогла разглядеть его лицо поближе, поняла почему.

Взгляд Рагнара выражал непомерную злобу, как будто он успел проклясть меня до седьмого колена, когда только увидел на окраине леса. Генерал никогда на меня так не смотрел, ни одна выходка не выводила его из себя настолько сильно, даже когда мужчина узнал о моей принадлежности к другому миру, смотрел совершенно по-другому. Пусть и холодно, безэмоционально, в какой-то степени отчаянно, но никогда прежде я не чувствовала от него настолько сильной агрессии. Энергия Рагнара была совершенно другой: твёрдой, иногда действительно яростной, уверенной и непоколебимой, но чаще всего я ощущала лишь тёплые отголоски заботы и внимания.

— Взять их. Не дайте девчонкам уйти, доставьте их ко мне живыми или мёртвыми, — так Рагнар точно никогда бы не сказал, особенно после нашего последнего разговора, в котором признался в своих чувствах. Интуиция у меня работала хорошо и панически визжала, предлагая уносить ноги, что я в принципе и сделала, увлекая за собой Леру. Где-то сзади раздался хриплый бас мужчины, пробравший до костей, — Чего встали, остолопы? Или прикажите мне бежать за ними с раненной ногой? Шульский!

Но Легро бежал за нами, громко ломая ветки и кажется отзываться совсем не собирался. Через несколько секунд обогнал нас, увлекая за собой в самую чащу, а мы с Лерой в ужасе перебирали ногами, ведомые Шульским. Надеюсь, он хоть знает куда бежать, иначе мы рискуем оказаться в руках человека, принявшего облик моего генерала.

Несколько стрел, пролетевших мимо нас, заставили меня вернуться в реальность и испуганной ланью мчаться через густые заросли кустарников. Неожиданно лушка выскочил откуда-то сверху, приземлился на моё плечо и вспыхнул невероятно сильно, из-за чего я даже затормозила и прикрыла глаза руками, боясь ослепнуть. Лерка закричала и мертвой хваткой вцепилась в мою руку, а где-то впереди вскрикнул и граф.

Я распахнула глаза, когда кубарем упала на сухую траву и с удивлением поняла, что мы оказались в берёзовом лесу, хотя бежали именно по хвойному, где берёзами и не пахло. Шульский выглядел не менее удивлённым и быстро вернулся к нам, осторожно поглаживая по спине перепуганную Леру. А вот лушка высунул язык и бессильно повис на моём плече, показывая усталость.

— Как чёрт возьми мы оказались здесь? — Лера перевела затуманенный взгляд сперва на Легро, потом на меня, и лишь потом заметила в моей ладони духа, — Это сделал он?

Ответом была тишина.

Глава 28. Я буду твоим светом

— Эй, вы чего? — Лера участливо коснулась ладони замершего графа и перевела на меня вопросительный взгляд, — Что произошло? Пожалуйста, не пугайте! Да что вы молчите, языки проглотили?

— Я не понимаю, — Легро весьма не аристократично уселся на попу подле нас и поудобнее устроился возле березы, закинув голову наверх. Прикрыл глаза, собираясь с мыслями и не глядя на нас медленно заговорил, — Мы ушли из покоев принца, немного посидели в беседке. А затем Рагнару пришло письмо из гарнизона, мол прибыли новобранцы и пушкари, необходимо присутствие генерала, поэтому он и уехал уже ближе к обеду. Мы договорились что я закончу свои дела и приду порталом в гарнизон, а Асхан собирался навестить нас через пару дней.

— И по итогу выяснилось, что Рагнар без вести пропал и его облик сейчас принимает какой-то самозванец? — очень осторожно поинтересовалась я и от бессилия положила голову на мужское плечо, — Где сейчас Катапей-Катафа?

— Когда я собирался уходить, он был во дворце и кажется пригласил лекаря, — Шульский нервно постукивал пальцами по ноге и обидчиво поджимал губы, — Нужно немедленно найти Рагнара, пока с ним не приключилась беда.

— Так может король сможет помочь? Мы могли бы вернуться во дворец и рассказать ему обо всём, — Лера воодушевленно смотрела на нас, но не встретив поддержки, хмуро добавила, подпирая ладонью подбородок, — Я сморозила глупость? Мы не сможем попасть во дворец?

— Сможем, но без веских доказательств нам никто не поверит и посчитает изменниками, будто мы пошли против короны, — Легро поднялся на ноги и отряхнул штаны от налипших травинок. Затем быстро огляделся и протянул нам руки, помогая подняться, — Вот что, мои леди. Лушка поможет нам отыскать Рагнара, а затем будем действовать по ситуации. Асхан не появится в гарнизоне завтра, поэтому мы успеем до него добраться, если конечно найдем генерала именно сегодня.

— «Ты найдешь, а я помогу с перемещением, — глядя в мои округлившиеся от непонимания глаза, дух перебрался на плечо и тихо выдохнул, — Вы ведь связаны, почувствуй ту связь, что есть между вами».

Связь связью, а как её вообще прочувствовать? Я чувствую лишь вопиющую несправедливость и желание помочь всем и сразу, но сосредоточиться на Рагнаре точно не смогу, не умею пользоваться недавно приобретенной магией.

— «Долой манию величия, долой манию величия! — я подпрыгнула на месте, когда стайка воробьев уселась на земле и чёрт возьми, заговорила человеческими голосами прямо в моей голове, — Чего вылупилась? Не туда смотришь, глупый человек. Смотри глубже и сбей наконец свою спесь!».

— Легро, — я задохнулась от ужаса и вцепилась в его руку, оставляя на коже царапины, — Легро, я схожу с ума. Со мной разговаривают птицы!

— Что? — Шульский замер, оглянулся по сторонам и почти сразу же увидел воробьев. С сомнением посмотрел на них и кивнул головой, — Вот эти что ли? Птицы как птицы, только слишком громко чирикают.

— «Сам ты этот! Разговорчивый какой, аристократ понимаешь, кусок древесины! — птицы потоптались на месте и взлетели, скрываясь на ближайшей берёзе, не забывая ругать графа и осыпать обвинениями, — Мы тут стараемся направить юное дарование по нужному пути, а он сомневается в наших способностях? Пень трухлявый!».

— Клянусь, я слышу их голоса, — я устремилась к дереву, заколотила руками по стволу и завопила, выплёскивая наружу накопившийся стресс, — Сами вы пни трухлявые! Сразу видно, неблагородные птицы!

— Ева, ты что? — подруга оттащила меня от берёзы и принялась трясти, из-за чего я не расслышала весьма дерзкий ответ зазевавшихся воробьев, — Пожалуйста прекрати. Я начинаю бояться твоего поведения.

— Если ты действительно слышишь птиц, значит в тебе начинает просыпаться магия, — парень легко разогнал обнаглевших пташек и поправил сюртук, — Похоже у тебя открылся животный дар. Сможешь теперь понимать животных и обучать их командам.

— Какая красота, — я позеленела от восторга и чуть не села от таких новостей, но Лера сумела меня удержать, — А можно поменять дар? Я как-то не очень люблю животных, а насекомых так вообще боюсь. Может есть что-то попроще, огонь какой-нибудь или ещё чего?

— Ты что? — Шульский даже побледнел и замахал на меня руками, из-за чего я отпрянула назад, чтобы не получить люлей, — Это очень редкий дар, укротителей животных почти не осталось. Да и как ты себе это представляешь? Магия выбрала своё направление, дар раскрылся. Можно сказать, ты первая укротительница на моей памяти, это большой повод для гордости. Так что и не думай сетовать на свою магию!

Я испуганно затрясла головой и выставила руки вперёд, но когда Лера внезапно вздрогнула и отпрянула, я подняла голову и замерла от неожиданности. Лушка колыхался словно сдутый воздушный шарик и беспрепятственно носился в воздухе. Из-за его бешеных перемещений появился белесый туман, который почти сразу же складывался в буквы, а затем и в отдельные слова.

«Она не укротительница, её дар совсем в другом. А птицы эти — ведьмы проклятых болот, мы недалеко от них находимся».

— Ещё и ведьмы, — я закусила губу, когда довольный дух уселся на моём плече и широко зевнул, — Ладно, дайте мне немного времени, я попробую сосредоточиться.

Но сколько бы я не сидела под берёзами в позе лотоса и не представляла Рагнара, ничего не выходило. Может они все ошибаются? Возможно и нет никакой связи, а я тут сижу себе под солнышком и думы думаю, вместо того чтобы сузить круг поисков до определенного места. Бессмысленно это всё, надо рассуждать логически и наверное постараться найти Асхана, кажется он лучше разбирается в подобных вещах.

Я уже собиралась открыть глаза и разразиться бранью, но неожиданно неведомая сила прижала меня к земле, а затем и вовсе впечатала в дерево. Я даже не смогла открыть глаза, потому что перед взором появились очертания стен, а после видение плавно перетекло в заброшенное здание, возле которого росли крапива и прочие сорняки. Каменные стены отдавали жутким могильным холодом, а скопление оврагов справа и небольшой холм слева делали это место очень неприятным и даже пугающим. Но я чувствовала отголоски такого родного мужского тепла и невольно протянула руки вперёд.

Тело словно подпрыгнуло и сделало кульбит, а когда тёплый лесной воздух сменился зловонным испарениями, я широко распахнула глаза. Мы сидели на поляне около дома из моего видения и настороженно оглядывались по сторонам. Пока Шульский помогал встать Лере, я самостоятельно поднялась с прохладной земли и словно зачарованная двинулась вперёд, не отводя взгляда от старой прогнившей двери.

Домик оказался маленьким и очень заброшенным. Половицы отчаянно громко скрипели и я не могла услышать стук даже собственного сердца. Переступая через разбросанную глиняную посуду, я не сразу услышала тихий шум, доносившийся откуда-то из-за угла. Зато вездесущий Легро не раздумывая ломанулся вперёд и неожиданно раздался громкий звук падающих тел, а затем послышалась весьма не аристократическая ругань.

— Амор, ты меня до чёртиков напугал!

— Асхан! — я резко завернула за добротную грязную печь и наткнулась на лежащих в куче графа и герцога, а рядом лежал Рагнар, дышащий весьма спокойно и размеренно, — О боги, мы вас нашли.

Я тут же упала на колени и приложила голову к груди генерала. Сердце билось размеренно, его здоровью кажется ничего не угрожало. Я не заметила никаких видимых повреждений, все кости на первый взгляд были целы. Казалось, мужчина крепко спит, но умом понимала, что это не так. Он не реагировал на мои слова и прикосновения, как будто душой находился где-то… неужели он?..

— Ева, он сейчас за гранью, — голос Асхана раздался надо мной и я испуганно дёрнулась, вцепившись в пропитанную кровью рубаху, — Я не знаю, где Рагнар сейчас плутает и когда… Ева? Ева!

Я перестала слышать Амора, сознание вспорхнуло и испуганно взлетело над землёй, оставляя внизу крошечный домик. Я понимала, что душа отдалилась от тела и вероятно моя тушка сейчас безвольно лежала на Рагнаре. Вокруг раскинулось безмятежное чуть светлое небо, хотелось кричать, захлёбывась от восторга и переполнявшей душу свободы, но я заметила чуть ниже огромную жаркую пустыню. Песок был повсюду, казалось, ему нет конца и края. И на этом желтом полотне я увидела одиноко бредущую мужскую фигуру. Генерал шёл, опираясь на палку и совершенно не смотрел по сторонам. Было видно, как тяжело ему даётся каждый шаг, но мужчина не сдавался и упрямо шёл вперёд, совершенно не осознавая, что эта чёртова пустыня бесконечна.

— Рагнар, остановись!

Генерал и правда остановился. Чуть помедлил, но поднял голову и цепким взглядом вгляделся в небо. Я отпустила голову и чуть не заорала от испуга, когда поняла что сияю как самая настоящая звезда. Особенно ярко горела грудь, там, где находилось сердце. Тёплый светлый луч метнулся вниз, указывая Рагнару дорогу. Он вряд-ли меня видел, ведь я была слишком высоко, но точно услышал. Вокруг меня заплясали маленькие звёзды и принялись двигаться кругом, имитируя хоровод. Я даже не успела испугаться и тело резко дёрнуло вниз. Боясь разбиться, я громко закричала и резко открыла глаза.

— Ева!

В ушах стоял невыносимый шум, как будто в них насыпали песка, но я отчётливо услышала как меня кто-то зовёт. Мужская рука привычно мягко погладила меня спине, и не выдержав растущего напряжения в голове, я тяжело выдохнула и снова осмотрелась. Над головой был всё тот же заплесневелый потолок с паутиной в углах, а я по-прежнему лежала поперёк Рагнара и хрипло дышала.

— Ну ты конечно дала жару, — Асхан перевернул меня на спину и приложил прохладную ладонь к горячему лбу, — Умудрилась за десять минут вытащить Рагнара из-за грани. А он тогда блуждал минут сорок.

— И правильно сделал, нельзя за гранью торопиться и напрасно тратить энергию, — Шульский зашуршал склянками и в воздухе разнёсся тошнотворный запах трав, — Торопыга, даже не дала возможности объяснить что к чему и умчалась за грань.

— Убери свои… вонючие… травы… — я захрипела как сорокалетний мужик, вернувшийся с попойки и нащупала ладонью руку генерала, — Рагнар, ты ведь… живой?

— Живой благодаря тебе, — небольшая заминка в голосе мне не понравилась, но я не смогла даже повернуть голову, не то что распустить руки и прибить мужчину за его исчезновение, — Поспи, иначе не сможешь восстановить равновесие. Грань забрала у тебя слишком много энергии, потому что ты резко вытащила меня обратно.

— Да пусти! Пусти, сказала! — где-то возле выхода Лера истерично пыталась вырваться из хватки, при этом кроссовки громко скользили по каменному полу и она никак не могла задержать движения мужчины, — Я не стану это надевать! Какая безвкусица! Сам носи это тряпьё! А ну! Всё, ты допрыгался!



Глава 29. Старые недруги

— Ты выделяешься, это недопустимо! — Асхан всё же поставил упирающуюся Лерку на пол и она тут же вцепилась в его лицо ногтями, — Угомонись, женщина! Я делаю это ради твоего блага.

— Сам надевай эти бесцветные тряпки! — в Амора полетели вещи из пыльного сундука, но герцог мужественно стоял на месте и ждал, пока взбешённая девушка успокоится. Лера перевернула сундук верх дном и опёрлась на него руками, тяжело кряхтя. Наконец успокоилась, подняла взгляд на Асхана и примирительно сказала, — Ладно, твоя взяла… Но я всё равно не стану наряжаться в эти тряпки.

— Леди, ты совсем не понимаешь всего масштаба бедствия, — Шульский отложил на стол свои склянки и отряхнул руки, задумчиво глядя на девушку, — Асхан ведь спокойно сказал что тебе необходимо переодеться, а ты налетела на него с кулаками. Конечно ему пришлось взять тебя в охапку и…

Я разразилась громогласным хриплым смехом и сипло застонала от боли в горле. Все присутствующие тут же обратили на меня взгляды, а я лежала на одеялах, заботливо разложенных Рагнаром и припадочно хрюкала от комичности ситуации. Ну Лера конечно в своём репертуаре. В любом случае сделает всех виноватыми кроме себя, даже если не права на все сто процентов. Ещё и в драку полезет, начнёт махать кулаками и ругаться отборным матом, а потом удивляется, почему люди не желают с ней общаться.

Но Асхан по поведению был более зрелым, поэтому помог достать из кладовки ещё один сундук, и Лера, бросая на мужчину виноватые взгляды, принялась копошиться в ворохе цветных вещей. Вот понимает же что не права, а на рожон всё равно лезет, потом начинает переживать и плакаться по поводу своего отвратительного поведения. Но у неё кажется совсем-совсем сорвало крышу, Лера несколько секунд держала в руках платье ржавого цвета, а потом неожиданно сорвалась и выскочила за дверь.

Я даже не успела закряхтеть и попросить мужчин её догнать, как Асхан сорвался с места и выбежал из дома. Легро от неожиданности чуть не выронил из рук деревянную ложку, и переглянувшись с Рагнаром, продолжил варить своё лечебное, как он уверял, зелье. Генерал сидел рядом и механически гладил меня по руке, задумавшись о чем-то своём. Я бросала на него многозначительные взгляды, пытаясь вывести на душевный разговор, но у меня не особо получалось. Стараясь не отвлекать генерала от важных дум, я уложила левую ногу поудобнее, чтобы не потревожить больное колено и кажется Рагнар выпал из своих мыслей в буквальном смысле. Дёрнулся, широко распахнул глаза, придирчиво оглядывая меня, и тихо засопел.

— Он навредил тебе?

— Кто? — я подняла на него взгляд и осторожно протянула руку, чтобы коснуться мужского бедра. Ну не знаю, может моё прикосновение хоть как-то его успокоит и он не взорвётся от злобы на два К, — А, принц. Нет, он ничего мне не сделал. Зазывал конечно на свою сторону, но после моего отказа открыл портал и толкнул в него. Ну а потом я поняла что не смогу оставить вас одних, схватила Лерку в охапку и мы отправились к той самой гадалке.

— И как её имя? — Рагнар слушал очень внимательно и переложил руку на мой парик, осторожно снимая его с головы, — Очень интересно, откуда в земляном мире взялась ведьма.

— Лайя, она наверное не совсем… — я осеклась и прикусила язык, замечая как переменился в лице мужчина, сжимая в руке мои липовые волосы. Даже побагровел от злости и резко вскочил, пугая нас Легро до икоты. Я осторожно попыталась сесть, и не заметив головокружения, откинулась на подушки. Было слишком страшно разговаривать с взбешённым генералом, но выбора не оставалось, поэтому я тихо поинтересовалась, — Рагнар, вы знакомы?

— Они знакомы, — Шульский выждал десять секунд, пока молчавший Рагнар стоял у крошечного окошка и смотрел куда-то вдаль, — Но лучше не развивай эту тему и вообще забудь об этой ведьме.

— Нет, Ева имеет право знать, — генерал заложил руки за спину, и не поворачиваясь ко мне, сухо пояснил, — Эта та самая шпионка, убившая моего отца и по совместительству женщина, которая родила меня.

Клянусь, моя челюсть упала на пол, пробила хлипкий пол и затерялась где-то в недрах земли, потому что подобное известие шокировало меня чуть ли не до коликов в животе и диких визгов. Если бы такую новость сообщил мне Легро или Асхан, я бы подумала что они шутят, но ведь Рагнар шутить не умеет и вообще достаточно серьезный для таких неуместных приколов. Мамочки! Как? Почему? Вопросы нахлынули на меня с новой силой и я чуть ли не застонала от осознания того что мама Рагнара… я… познакомилась с его матерью! Она же вышвырнула меня в этот мир и помогла вновь вернуться. Это просто невероятно, как в каком-то дурацком фильме…

Хотелось вскочить, обнять генерала со спины и больше никогда не отпускать, а уж тем более не упоминать в разговоре его мать. Но мне не хватило сил, я смогла лишь заёрзать на попе и своим шуршанием привлекла внимание мужчины. Он резко обернулся, и заметив мои попытки встать, подсел обратно и с размаху впечатал в свою грудь. Я тихо охнула и вновь оказалась поперёк его колен в весьма сексапильной позе. В голове проскочили похотливые мысли, как Рагнар страстно отшлёпает меня по пятой точке, но вернувшаяся беглянка по имени Валерия вновь переключила внимание на себя.

Точно могу сказать что она ревела, ибо её покрасневший нос говорил мне о многом. Амор зашёл следом и плотно закрыл дверь, опираясь на неё спиной. Подруга потопталась на месте и подсела к нам, из-за чего генерал вернул меня в прежнее положение. Я сочувственно притянула Лерку к себе, но к моему удивлению она не завыла белугой, а принялась жалостливо причитать, как сильно испугалась моего внезапного ухода за грань. Нервно тараторила, перескакивая с одной темы на другую, я поняла что подруга на грани срыва и произошло что-то, о чём девушка сильно переживает и выплёскивает на меня свои эмоции.

Перевела подозрительный взгляд на Асхана, но он прикрыл глаза и к чему-то прислушивался, по-прежнему подпирая дверь. Я следила за выражением его лица и что-то в его виде меня очень обеспокоило. Не успела даже как следует обдумать происходящее и вдруг увидела за окном крупную тень. Испуганно дёрнулась и громко шикнула на Леру, заставляя её замолчать и прижаться ко мне ещё сильнее. Кажется Рагнар тоже заметил чужое присутствие, даже успел схватить меч, но дверь моментально слетела с петель из-за сильного удара. Амор не смог её удержать, но вовремя отпрянул в сторону, чудом избегая ранения.

В проходе замелькали красные мантии с оранжевым солнцем — приспешники Курамье вместе с самим бароном ворвались в наше убежище и весьма предсказуемо направили на нас мечи. Вот же блохастый пёс, как он смог выбраться из здания карателей? Мы оставили его в Скальном на попечение местных властей, а барон сумел выбраться? Нет, его освободили. Чёрт, его освободил принц, других вариантов у меня нет, он же возглавляет мятеж, что ему стоит вытащить одного из главных союзников из тюрьмы? Но как два К это удалось? Стейн-Каннет ведь знает о тех двух предателях с рыбацкой скалы и о самом бароне, но тем не менее, Курамье магическим образом оказался на свободе и даже сумел нас выследить.

Паршиво. Десять вооруженных до зубов наёмников против Рагнара с его фирменным большим мечом. Не просто паршиво, а максимально отвратительно, ведь самые простецкие мечи Шульского и Амора на вряд-ли выдержат удары новых широких мечей наших недоброжелателей.

— Ещё не сдох? — генерал прикрыл нас с Лерой, пока Легро что-то тихо шептал на ухо Асхану, едва заметно кивая головой в нашу сторону, — Давно пора, за гранью тебя уже заждались.

— Заткнись, Ларсен, — Курамье оскалился, демонстрируя улыбку, в которой я не досчиталась парочки зубов и махнул рукой, приглашая Рагнара выйти из дома, — Живучий ты кобель, даже русалка не смогла окончательно тебя добить. Я ведь даже не надеялся на успех и тут — бах! У великого и непобедимого генерала нашлось слабое место, какой-то человек, которого он боится потерять. Какого это — чувствовать себя слабым?

— Думаю, ты сам себе адресовал вопрос, — Рагнар не раздумывая шагнул вперёд и воины отступили от выхода, пропуская его на улицу, — Я никогда не чувствовал себя слабым и точно не почувствую, а непоколебимая вера дорогого человека сделает меня только сильнее.

Не знаю, что ответил барон на эту философскую колкость, но дверь закрыли с той стороны, ещё и подпёрли тяжёлым бревном. Мать моя, мы ведь оказались в ловушке. Спасибо строителям этого дома, был бы он деревянным, мы бы сгорели заживо, но зато все вместе…

— Что делать? — я запыхтела не хуже Рагнара и медленно встала, направившись в сторону мужчин, — Нам надо что-то делать. Не стойте как истуканы, иначе я за себя не ручаюсь!

— Отставить панику, — Легро стукнул кулаком по столу и всунул мне в руки чашку с чудовищно вонючим настоем, от которого я скривилась и сморщила нос, отворачиваясь, — Пей до дна, чтобы жизнь была сладка. Рагнар предполагал что-то подобное, ведь не просто так его притащили в дом матери.

Я поперхнулась горьким напитком, но подошедшая Лера заботливо постучала по спине и забрала почти пустую чашку, убирая её на стол. Асхан быстро постукивал пальцами по сундуку, выбивая странный ритм, но почему-то никто не спешил мчаться Рагнару на помощь. Кажется у этих троих товарищей был какой-то план, о котором я не знала и меня в него не посвятили.

— Сейчас мы с тобой выберемся через старый ход, — Шульский указал на стену, украшенную большим пыльным ковром, — Когда окажемся снаружи, ты должна будешь вывести из себя барона. Я знаю, ты сможешь, просто начни его провоцировать, нам нужно потянуть время до прибытия боевых магов. Я же отправлюсь подавать им сигнал и встречу в условленном месте за оврагами.

— За провокацию она может огрести по полной, — Лера вновь начала стягивать одеяло на себя и могла бы вспылить, но моя крепкая хватка смогла удержать её буйный нрав в узде, — Ты уверен, что ей ничего не угрожает? Ведь если эти люди связаны с тем человеком, который принял облик Рагнара, её просто убьют.

— О, они пощадят Еву, — Легро обаятельно улыбнулся, но под его очарование Лера не попала, продолжая прожигать графа взглядом. Шульский наступился и тихо пояснил, — Катапей-Катафа захочет забрать её на свою сторону, уверен, сейчас ему не хватает сильных союзников. Не просто влиятельных, а действительно умных, умеющих смотреть на ситуацию под разными углами.

— Ладно, перестань, а то я поведусь на твою наглую лесть, — я кокетливо ткнула пальцем в грудь Легро и обернулась к Асхану, — Хоть в чулане Леру запри, но пожалуйста, не выпускай из дома.

Под недовольное сопение Лерки мы двинулись к старому выходу, чтобы в очередной раз сокрушить врагов и показать где раки зимуют.

Глава 30. Как мы стали предателями

Отвлечь Курамье, который стоит в окружении вооружённых воинов и точит лясы с Рагнаром, полыхающим не хуже дров в печи? Это всегда пожалуйста, мне не впервой встревать в чужой разговор и навязываться. Так что береги нервишки и оставшиеся зубы, дорогуша, я уже на подходе.

— Опять ты? — Курамье дёрнулся, когда я подошла к ним и злобно сощурился, оглядывая меня с ног до головы недобрым взглядом, — Кажется тебя отправили обратно домой.

— Кажется Катапеюшка промахнулся и перекинул меня совсем не туда, — барон поперхнулся слюной, когда услышал ласковое прозвище принца и вытаращил глаза. Я лишь неприлично хрюкнула, и заметив удаляющегося Легро, бодро предложила новое развлечение, — Давай сыграем в одну интересную игру. Угадаешь в какой руке монета, я соглашусь перейти на вашу сторону, а если нет, подаришь мне свой красивый перстень.

— Идёт, — Курамье аж засветился от счастья, и даже когда один из воинов попытался его остановить, лишь брезгливо оттолкнул от себя. Обвел мужчин взглядом и нарочито громко поинтересовался, — Не найдется ли монета для юной дамы?

Когда в мою ладонь легла круглая жёлтая монетка, я предупредила, что играем до трёх побед. После согласного кивка завела руки за спину и лишь Рагнар мог видеть моё неподражаемое мастерство. Этому фокусу я научилась ещё в детстве и до сих пор беззастенчиво пользуюсь при удобном случае, а ведь монета всего лишь оказывается в рукаве и пока ещё ни один человек не смог разгадать мою фишку.

— В правой, — хоть были вытянуты и две руки, я с большим удовольствием раскрыла пустую ладонь и барон чертыхнулся, подавшись вперёд, — Как? Вот же чёрт. Ещё, давай ещё!

Ловкость рук и врождённая хитрость сделали своё дело — перстень с красивым изумрудом украшал мою руку, а Курамье почти что брызгал слюной и просил отыграться. Я уже почти согласилась, но из-за оврагов послышался шум. Замелькали синие плащи с символами полумесяца и боевые маги окружили нашу честную и не очень компанию, выставив из-под одежды копья с серебряными наконечниками.

— Именем короля, — один из мужчин сдёрнул с лица ткань, скрывавшую его моську и двинулся вперёд, выставив оружие, — Рагнар Ларсен, Легро Шульский и Асхан Амор. Вы обвиняетесь в сговоре против короны и в том что дали укрытие иномирянке. Приговариваетесь к казни через повешение.

— Легче, дядя, — я борзо двинулась вперёд, но крепкая рука удержала меня на месте, — Или ты не знал, что Курамье причастен к заговору и недавно сбежал от карателей?

— Курамье не был связан с предателями, его память показывает совсем другие события. Есть неоспоримые доказательства, как генерал перебил весь свой гарнизон и пытался подставить барона.

Рагнар дёрнулся, но теперь уже я удерживала его на месте. Мужчина остановился, не сразу осознавая, что все его воины теперь мертвы от руки Катапея-Катафа и моментально изменился в лице, скинув маску отчуждённости. Все его демоны вылезли наружу, лицо перекосило от неудержимой злобы и я даже испугалась, резко подавшись назад. Рагнар, почувствовав, что его больше ничего не сдерживает, рванул вперёд, на ходу вытаскивая меч. Зазвенела сталь, генерал первым делом освободил Шульского и теперь они вместе отбивались от боевых магов, так неожиданно обвинивших нас в измене. Не, ну нормально? Мы тут попы рвём, а предатели всё равно выходят сухими из воды.

Я не сдержалась и от души врезала зазевавшемуся Курамье по морде. Удар пришелся прямо в челюсть и барон согнулся, хватаясь за лицо. Несколько зубов я всё же ему выбила, чем неустанно гордилась. Лушка выставил щит и я смело бросилась в атаку, грозно размахивая поднятой корягой. Неожиданно Асхан оказался за моей спиной и помог отбить удар одного из наёмников, отправляя мужика в нокаут. Дух преобразовался в туман, наполнивший собой всю поляну, и чтобы не потеряться в этом густом мареве, пришлось крепко обнять Амора.

Лишь потом мы обнаружили лежавших без сознания наёмников и самого барона, вот только туман не коснулся самих магов. Ну оно и понятно, их магия позволила им выставить защиту от проделок лесного духа. Шульский выглядел не очень хорошо и побитый лежал без сознания на сухой земле, а вот увидев Рагнара, я невольно подалась вперёд. Полуживой, он сидел на коленях, удерживаемый сразу двумя воинами и твёрдо смотрел на своего палача, того самого мужчину, держащего копьё над его головой.

Я панически завизжала, оглушая каждого, и не мешкая рванула к мечу, одиноко лежавшему где-то в траве. И пусть я не смогу его поднять, но буду сражаться до последнего, даже если мне суждено умереть с Рагнаром в один день. Всё равно останемся вместе с генералом за гранью, теперь я никуда его не отпущу. Заметив мой интерес к оружию, Рагнар в миг побледнел и истошно, заорал, пытаясь меня остановить.

— Ева, нет!

Но я уже вцепилась в рукоять, украшенную большими неизвестными рунами и тело моментально окутало странное тепло. Руки легко подняли увесистый меч, и внезапно я невольно дёрнулась вперёд, ведомая неизвестной силой. Дяденьки в синих плащах очень напряглись и даже позабыли о Рагнаре, становясь полукругом. Эх, из-за тумана пропустила такую эпическую битву и не смогла увидеть тот момент, когда мы начали проигрывать. Ну извините, десять против двоих — это как-то совсем не по правилам. Будь их чуть меньше и не обладай они магией, генерал с Легро бы спокойно справились.

— Проклятие, почему никто не сообщил о девчонке?!

И чего они такие нервные? Ну иду я на них с огромным мечом, неужели это повод бояться? Не зарублю же в конце концов, хотя тот факт, что я легко подняла эту махину, уже наводит на определенные мысли: а не решил ли мой таинственный дар проснуться? Если да, то очень замечательно, а если нет, то как бы пора, ситуация самая подходящая.

— Выставить щиты, не размыкать строй! — главный боевой маг начал делать пасы руками, из-за чего стали появляться белесые вспышки, очень напоминающие густой туман, — Не дайте ей до конца пробудить магию.

Ого, значит всё-таки мой дар пробуждается. Вот только непонятно, чего так все разом перепугались и что мне стоит ждать от собственной магии? Пока вроде ничего страшного не происходит, даже наоборот, тепло и спокойно. Ну вот ещё меч красивый в руках держу и против воли медленно иду к магам, но они не сильно ждут моего приближения и что-то там себе колдуют.

Пока боевики замешкались, Рагнар достиг меня в несколько шагов и попытался вырвать оружие из рук. Я бы и рада отдать, только эта махина крепко приросла к рукам и кажется совсем не собиралась возвращаться к своему хозяину. Да-да, эта штука наверняка живая, ибо я не могу объяснить все эти странности чем-то более адекватным. Я даже не успела вскрикнуть, как вдруг меч дёрнул меня резко вниз, из-за чего я неуклюже развалилась на земле и зажмурилась от тёмной вспышки, летевшей почему-то именно с моей стороны. Ну очень подозрительно, хотя конечно интересно узнать, что происходит.

— «Что разлеглась, жалкая ты человечишка? — мягкий вкрадчивый голос раздался в голове и действовал на моё стрессовое состояние словно афродизиак, — Давай поднимайся и контролируй меня. Контролируй, иначе от врагов не останется даже сгоревших головёшек. Контролируй, ну же. Я хочу прочувствовать…это… невероятное послевкусие… запретный плод сладок…он не убил тебя, значит и я не убью. Хочу.»

Находясь где-то между небом и землёй от чарующего голоса, вмиг вернувшего все мои потраченные силы, я облизала пересохшие губы и покосилась по сторонам. Время словно замедлилось, все стояли без движения и лишь ветер слишком медленно колыхал редкую траву. Передо мной стоял просто невероятной красоты мужчина, клянусь, я таких видела только в книгах по истории и на различных выставках искусств. Идеально симметричное лицо, тугие мышцы, отсутствие волос на теле и безумно длинная темноволосая коса. И глаза, эти чёрные глаза втягивали в омут похоти и порока, манили окунуться в греховную пучину и больше никогда её не покидать.

— Повинуйся мне, — я встала с земли и прикусила нижнюю губу, борясь с навождением. Человек дёрнулся, но с места не сдвинулся, продолжая буравить меня до ужаса страстным взглядом. Пришлось зажмуриться и истошно заорать, — Повинуйся мне! Теперь я тоже могу тебя контролировать.

Бабах! Я инстинктивно прижалась к земле и накрыла голову руками, не особо понимая, какого черта происходит. Бомбило так сильно, как будто рядом взрывали настоящие бомбы и у меня от этого ужаса зазвенело в ушах. Не совсем осознавая происходящее, я принялась ползти по земле, не забывая при этом закрывать многострадальные уши и только когда меня начали трясти словно куклу, открыла глаза. Я висела у Рагнара на плече и вся наша разношёрстная компания стремглав бежала под начинающимся дождём.

Лерка цеплялась за руку Асхана и постоянно оглядывалась назад, словно за нами гнались привидения. Хотя тьфу-тьфу мне на язык, ещё всякой нечисти не хватало до кучи, мало нам проблем. Мы ведь теперь предатели родины, беглые преступники… Ну и вдобавок надрали задницы боевым магам, плюс одно преступление в копилочку плохих дел.

— Проклятые болота впереди, мы не сможем пройти, — Рагнар остановился так резко, что я чуть не слетела с его плеча и громко выругалась, поминая его мать недобрым словом. И лишь когда оказалась на земле, смогла сделать полноценный вдох и упёрлась руками в колени, согнувшись в три погибели. Генерал положил ладонь на моё плечо и негромко уточнил, — Ты видела его? Тёмного духа, что скрыт в моём мече?

— Да, ничего такой дяденька, похож на греческого бога, — конечно мои упоминания о Греции и богах никто не понял кроме Леры, поэтому я махнула рукой и тяжело выдохнула, вернувшись в прежнее вертикальное положение, — Ну что, какой я маг? Тёмный али нет?

— Ты тёмный сосуд. Такие маги способны контролировать тёмных духов и черпать их энергию, а те в свою очередь могут отдавать излишки своей магии сосудам.

— А ещё тёмные сосуды разыскиваются по всему королевству и за их головы предлагается очень большая награда, — Легро своим весёлым тоном напрочь убил во мне весь восторг и заставил понуро опустить голову, — Но конечно это всё блеф, ведь людей с таким даром вербуют в особый отряд и заставляют творить такое, что волосы на голове дыбом встают.

— Какое? — осторожно уточнила Лера и тепло обняла меня за плечи, — И почему Ева стала магом? Она ведь всего лишь обычный человек.

— Надо меньше куролесить, — я утёрла слёзы и весело захохотала под недоумевающие мужские взгляды, — Да забудьте, это земляные высказывания, не хочу вдаваться в подробности.

— О, ну если куролесить, — Лера хитро обвела взглядами мужчин и опёрлась на моё плечо локтем, наматывая на палец прядь волос, — Тогда я тоже хочу попробовать.


Глава 31. Призрачный шанс

К моему несчастью я не успела увидеть, собирается ли Лерка куролесить прямо на подходе к проклятым болотам, ибо стоило случайно вступить в зловонную мутную лужу, как сквозь меня прошёл разряд и мир трагически померк.

Трагически ли? Ладно, преувеличиваю. Просто яркая вспышка промелькнула перед глазами и пришлось зажмуриться. Хотя казалось бы, подобные вспышки стали для меня чем-то привычным, но все равно по телу прошла неприятная дрожь, как будто сквозь кожу прошли сотни и тысячи ледяных иголок. Мне бы распрямить спину, питая иллюзорную надежду почувствовать себя чуть лучше, но я лишь обхватила голову руками, рефлекторно пытаясь спастись от предполагаемой опасности.

Ничего. Нет привычных звуков природы, родного гомона друзей — лишь неприятная, вяжущая уши тишина. Под ногами, даже сквозь тёплую обувь, чувствуется могильный холод сырой земли, пропитанной бордовой кровью. Откуда я знаю это? А вот и не знаю, просто чувствую металлический запах и тонкие путы, сковывающие меня по ногам. А в голове проносятся тёмные очертания, уносящие куда-то вдаль своими длинными щупальцами человеческие тела. Люди не сопротивлялись, лишь жалобно стонали и тянули ко мне руки в попытке спастись, из-за чего страх сковал меня полностью, лишая возможности адекватно мыслить.

И лишь когда холодное прикосновение пронзило руку, я изо всех сил напряглась и таки распахнула глаза, болезненно вглядываясь в темноту. Очертания старого кладбища приметила почти сразу, но наибольшее внимание привлек совсем юный паренёк, вдоль и поперек изувеченный шрамами. И лишь его невероятно чистые голубые глаза сверкали среди лиловых сумерек. Будто он был единственным лучом света в этом неприятном месте. По крайней мере я почему-то совсем его не боялась, хотя он выглядил достаточно отталкивающе.

— Ну же, не стой столбом, нужно пройти в коридор времени, пока неспокойные души не проснулись.

Секунда замешательства — и вот уже мою ладонь крепко сжимает достаточно крепкая, но худощавая мужская рука. А ведь по нему и не скажешь, что в нём есть какая-то сила, слишком уж несуразным выглядит. К моему огромному счастью мы пошли в противоположную сторону, скрываясь за полуразрушенной каменной оградкой, но я больше оглядывалась назад, стараясь предотвратить нападение тех безликих теней. Странные существа, забирающие с собой людей всех возрастов кажется благополучно исчезли, но колючий страх никуда не делся.

Мой юный спутник выглядил спокойным и собранным, разорванная и пропитанная кровью рубашка болталась на одной, чудом уцелевшей пуговице. В какой-то момент мне показалось, что он мельком улыбнулся, но его лицо тут же приняло умиротворенное выражение, как и в самом начале нашего до ужаса подозрительного знакомства.

Я молчала. Голос предательски решил оставить меня, хотя и парень не спешил начинать диалог, сосредоточено глядя вперёд. Изогнутые сухие деревья закончились, уступая место каменной дороге, уходящей куда-то в ущелье, даже воздух перестал казаться холодным, становясь чуточку теплее. Новый знакомый неожиданно остановился и указал пальцем на тропу, не выпуская моей руки из своей шершавой ладони.

— Это коридор времени. Вообще ты находишься по ту сторону, в обители тёмных духов. Здесь раздолье для местных обитателей и сосудов человеческих, золотая жила всего тёмного, — приходилось напрягаться, чтобы услышать каждое тихое слово, но парень и не думал говорить громче, лишь судорожно вздыхал каждые несколько секунд, — Вероятно Рагнар немного потерял хватку, раз не может сюда вернуться, но я чувствую его отголоски магии в тебе. С каких пор он раскидывается даром?

— Я не… — едва я успела открыть рот, ошарашенная напором спутника, как он наглым образом меня перебил, продолжая нашёптывать и рассуждать о моём суженном.

— Молчи, я понял. Вы с ним вместе, поэтому его дар проснулся в тебе. Нет-нет, ты не подумай! Человеку от мага не передаётся точно такой же дар, это скорее исключение. Ты — исключение. Смотри внимательно, другого шанса у тебя не будет.

Я нервно сглотнула и боязливо повернула голову в сторону ущелья. Сперва показалось, будто начинаю сходить с ума, ибо моему безумному взору открылась невероятная, абсолютно неправильная картина: ущелье вместе со старым лесом стало расплываться, словно белесый туман, расползаясь на крошечные, почти незаметные фигурки. Вместо привычного вида передо мной оказался тихий очаровательный городок с каменными улочками и тёплым морским ветерком.

Скальный, кажется так он называется. Именно отсюда мы отправились в столицу и сюда же доставили Курамье и неказистого кузнеца в гости к карателям. Вот только выглядел город чуть лучше чем сейчас, ощущался чуть сладковатый запах старости. Да и сам воздух пах как-то иначе, был слишком терпким. Пока мысли панически метались, пытаясь сложиться в какие-нибудь высокопарные художественные высказывания и эпитеты, ноги благополучно понесли меня вперёд, прямо на людей. А точнее сквозь них, пришлось долго вглядываться в свои прозрачные руки, чтобы не поехать кукухой в далёкое и долгое путешествие.

— Ларсен, ты жульничал!

Я громко крякнула от неожиданности и завертела головой по сторонам, пытаясь понять, откуда доносится голос Амора. Невероятно, но где-то здесь находились молодые, а возможно и юные Рагнар с Асханом. Стоило сделать несколько шагов вперёд и я чуть не рухнула вниз вслед за своей челюстью, очарованно наблюдая за Рагнаром из прошлого.

Он выглядел уже достаточно представительно, хоть и был подростком, а ещё вполне мог гордиться широкими плечами и крепкой мускулистой фигурой. Даже в столь юном возрасте его бездонный карий взгляд колюче и очень недобро глядел на Асхана, несущего небольшую стопку книг с разноцветными обложками.

Амор выглядел менее полным чем сейчас, но его лицо скрывали огромные очки, которые при быстрой ходьбе постоянно сползали на нос и парень старательно их поправлял, не забывая поминать Рагнара огромным количеством плохих слов, ругаясь не хуже пьяниц и дебоширов. Даже смущённые прохожие его не беспокоили — Амор злобно припоминал какие-то правила, долг чести и прочую ахинею, которую я не в силах была осмыслить.

— Пора признать поражение, несносная ты дубина, — в край разозленный будущий генерал преградил герцогу дорогу и широко замахнулся, отвесив другу крепкий подзатыльник, — К чему мне камень судьбы, если ни одна живая душа не в состоянии его коснуться?

— Всё потому что ты не веришь! — бедный Амор чудом устоял на ногах после смачного удара, мало того, смог удержать книги и даже не уронил очки, чем вызвал у меня неописуемое уважение, — Этот артефакт не просто так был дарован нам богами, а после победы в турнире богов ты стал полноправным хозяином этой реликвии, так что имей уважение и не смей так паршиво отзываться о святыни!

— Не распыляйся, мне это камень совсем не к чему, — Рагнар пожал плечами, и убрав руки в карманы, неспешно пошёл по дороге, огибая малочисленных прохожих, — Пусть себе покоится на острове свободы в компании монахинь.

— Богохульник! — Амор злобно шипел, чем очень напоминал разозленную змею и двинулся вслед за товарищем, — Никакого уважения к божественным реликвиям, бесчувственный ты чурбан!

— Кажется твой длинный язык окажется сейчас…

Конец фразы я не услышала, хотя примено догадывалась о чём говорил генерал. Глаза сами собой закрылись и тело стало медленно оседать, а потом и вовсе упало. Но не на нагретую мостовую, а куда-то в неизвестность, всё ниже и ниже. Страшно не было, я как будто медленно плыла по тёплому течению, уносящему меня всё дальше от людского мира. Эта была самая настоящая тьма, отныне живущая во мне, я отчётливо ощущала её в себе и отстранено подумала, что почему-то липкий страх исчез, уступая место каменному спокойствию.

Вот сейчас узнаю у товарищей про турнир, потом и о камне речь зайдёт. Тогда и станет понятно, почему этот странный юноша отправил меня в коридор времени и отчего я увидела именно эту сцену прошлого, ведь не просто же так, наверняка есть какой-то подвох, а быть может наше спасение.

— Подъём, красотка! — кажется я инстинктивно дёрнулась, когда худая, но достаточно сильная рука деловито хлопала меня по щекам, — Вставай, иначе я…

— Что? — я открыла глаза и хитро сощурилась, игриво приподнимая бровь, — Ну что ты сделаешь?

— Ты знаешь, — Лера нахально подмигнула мне, кокетливо наматывая прядь волос на палец, и поймав непонимающий взгляд Амора, горестно простонала, — Ладно, оставляю свои фантазии, возможно когда-нибудь мы повторим…

Я нарочито громко закашляла и страшно выпучила глаза, как бы намекая на хороший подзатыльник, если эта негодяйка доложит мужчинам весьма пикантные подробности нескольких ночей, проведенных в юности в одной кровати, ещё и под действием крепкого алкоголя. Тогда меня впервые бросил молодой человек и Лера всеми силами пыталась меня утешить. Угу, утешила очень даже неплохо, только спустя какое-то время я осознала, что никакой любовью между мной и тем парнем не пахло, нам же было по четырнадцать лет.

— Товарищи, выдвигаю интересное предложение на обсуждение, — я поднялась с земли, отряхивая одежду от прилипших соринок и упёрла руки в бока, — В общем, я знаю о турнире богов, в котором Рагнар выиграл в своё время и о камне судьбы, хранящимся на острове свободы. Раз боги даровали людям такую интересную вещицу, может она сможет нам помочь?

Я вздрогнула от неожиданности, когда Шульский откровенно заржал, забавно прихрюкивая. Очень даже аристократично, всё в духе неугомонного графа, только он так может. Вот только Асхан и Рагнар побледнели, не забыв при этом тревожно переглянуться, как будто я сморозила что-то такое, о чем их светлые умы так и не додумались. Хотя судя по звукам, доносившихся откуда-то с земли, куда несколько секунд рухнул граф, я таки сумела неосознанно задеть гордость этих двоих.

— Мы тупые, — признался Амор, смущённо поправляя хвост, а потом опустил голову и проникновенным голосом пояснил, — даже не подумали о возможном варианте. Ведь Рагнар сразу же после турнира отказался от приза, мы и забыли об его выигрыше.

— Не суйся больше в коридор времени, — беззлобно пожурил генерал. Ага, ещё бы пальцем пригрозил для полной убедительности, так я и послушалась, — Только остров свободы завоевали великаны, людей там совсем не осталось.

— А мне ты рассказывал, что камень судьбы раскололся на несколько частей сразу после турнира, — злобно оскалился Легро, вдоволь насмеявшись и медленно двинулся в сторону Рагнара, — Какого чёрта ты соврал? Знал же, как я отношусь к древним артефактами и специально ввел меня в заблуждение…

Кажется, где-то в небесах громыхнул гром, а воздух раскалился от надвигающейся драки.


Глава 32. Остров свободы

Последнее что я увидела, прежде чем Легро оттолкнул меня в сторону, это хмурое лицо Рагнара. Обезумели что ли? Драться вздумали, когда мы едва оторвались от погони? Сейчас сама кого хочешь отхожу какой-нибудь палкой по спине, чтоб неповадно было.

— Остынь, Легро, — генерал с лёгкостью остановил летящий в него кулак и попытался перехватить злющего протеже, но внезапно Шульский вырвался из крепкой хватки и ловко юркнул за спину мужчины.

Не знаю, смог бы граф повалить Рагнара на землю, но Асхан через несколько секунд успел его перехватить почти что за шкирку и несильно встряхнул, словно маленького котёнка. Длинноногий Шульский бил ногами землю и шипел сквозь зубы ругательства, но вырваться не мог. Я подошла к нему вплотную и стряхнула руку герцога, после чего Легро ещё попыхтел для приличия, но на этот раз я осталась стоять перед ним.

— Ладно дружище, не горячись так, — Рагнар дружелюбно хлопнул парня по плечу и тут же поймал его за руку, когда граф вскрикнул от неожиданности и пошатнулся, — извини, не рассчитал силу. Не стал тебе рассказывать об артефакте, потому что знал, что ты непременно захочешь посмотреть на него. И я понимаю, что никакие великаны тебя не остановят.

— Заботился что ли? — едко огрызнулся Шульский, но я заметила как из его голубых глаз пропала обида, — Так мне не пять лет, чтобы у меня была своя собственная нянька.

— Не пять, но и не двадцать пять.

— Двадцать три, — Легро недовольно сощурился и обидчиво показал язык Рагнару, — и в няньке я не нуждаюсь, даже не смотря на то что ты был моим учителем. Обучал меня искусству разврата…

— Правда? — я с недоумением перевела взгляд на генерала, не сразу заметив, что Шульский хихикает в кулак, словно нашкодивший ребёнок. И лишь поймав недоумевающий взгляд своего мужчины, который видимо пытался вспомнить, когда этот он стал учителем подобного рода, громко рассмеялась, — ладно, я повелась на твою уловку.

— Где Лера?

Пока мы беззаботно хихикали, подруга исчезла из поля зрения и Асхан первый осознал, что на поляне не хватает ещё одной мадам, которая комментировала бы всё подряд. Я вздрогнула, когда со стороны болот раздался громкий хлопок и стая птиц тревожно вынырнула из кустов, не переставая при этом оглушенно чирикать. Это походило на какое-то безумие, я на несколько секунд потеряла над собой контроль и почти села на корточки, но Рагнар удержал меня за локоть и некрепко прижал к себе, обнимая одной рукой за талию.

Ещё хлопок — и Асхан неожиданно сорвался с места и метнулся в сторону болот, откуда уже непрерывно раздавались хлопки. Я лишь успела заметить птицу, улетевшую куда-то в противоположную сторону, а генерал потащил меня вперёд. Сердце билось слишком сильно, панически пытаясь вырваться через грудную клетку. Я даже не чувствовала под ногами землю — настолько быстро мы неслись по старой, едва заметной тропинке в самую гущу зарослей, откуда уже отчётливо ощущались неприятный запах и привкус гнили, безмолвно парящий в воздухе.

А если моя птичка сейчас тонет в болоте? Она же совсем не умеет плавать и пойдет ко дну уже через несколько минут. Я стиснула зубы, пытаясь восстановить дыхание, с разбегу влетела в широкую спину генерала и моментально дёрнулась в сторону, чтобы оглядеться. Конечно руки по-прежнему цепко держались за торс Рагнара, на случай если меня подумает утащить какая-нибудь болотная тваринка, ну мало ли, я же не знаю какие существа обитают в этих местах.

Отчаянный, наполненный ужасом и болью полустон настиг меня, когда нас уже догнал Шульский и теперь замер, округленными глазами уставившись куда-то сквозь заросли. Я готова уже была вывернуть глаза наружу, лишь бы увидеть хоть малую часть того что там происходит и чего я ну никак не могла рзглядеть. И что мальчики там увидели, не понимаю, весьма обычные заросли каких-то колючих кустов, почти что мёртвые. Хотела было пройти вперед, раз уж Рагнар встал словно вкопанный, но меня не пустили, бесцеремонно отпихнув назад.

— Да что там такое? — на всякий случай понизив голос до шепота, я косилась на Легро, в надежде что хотя бы он наконец придёт в себя и разъяснит мне всю ситуацию, я ведь не железная.

— Это невероятно, — Шульский и ухом не повёл в мою сторону, — древние легенды оживают… Рагнар, ты видишь это?

Генерал лишь коротко кивнул. Пришлось присесть на корточки и поползти в сторону от этих истуканов, бесстыжих между прочим. И не волнует их запрет, хочу знать что происходит. На мою попытку удрать никто не обратил внимание, надеюсь там не воскресло что-нибудь из рук выходящее, какой-нибудь воин или что-то в этом роде. Но нет, никакими воскресшими личностями не пахло, моя психика все ещё была в строю.

Тут же мой взгляд зацепился за стройную хрупкую фигурку. Я протёрла глаза измазанными сажей кулаками и чихнула тихонько, как и полагается леди, но по-прежнему наблюдала юную девушку лет пятнадцати, с копной длинных зелёных волос. Платье, наспех сшитое из листьев папоротников, прикрывало все стратегически важные места и открывало острые плечики. Незнакомка заботливо отряхивала ладошками пыльный плащ Леры, а сама она сидела прямо возле края болота и пыталась согреть руки, спрятав их в карманы. Асхан пропал из поля зрения, стоило нам появиться на небольшом островке относительно сухой земли, вокруг которой расположились небольшие болотца.

— Нехорошо тревожить мой покой, — её тонкие губы не шевелились, но все присутствующие отчётливо слышали мелодичный нежный голосок, — по традиции, мы, нимфы, должны отправить человека на остров искупления, за то что проник он на нашу территорию…

— Да-да, я полностью согласен с вашими традициями, госпожа нимфа! — Легро даже не дослушал эту зелёнку, и в два шага преодолев расстояние между ними, схватил её за тонкое запястье, — меня отправьте на остров, я искуплю свою вину и моих товарищей.

Тишина продлилась всего несколько добрых секунд, но как будто минула вечность. Я абсолютно не успела ничего осознать, лишь несколько раз удивлённо хлопнула ресницами, но даже в эти мгновения тело неожиданно стало жить своей жизнью. Казалось, что я за пару секунд добежала до Шульского, схватила его за рукав рубахи. Громкий крик растворился в воздухе, мир вокруг словно перевернулся вверх ногами, но я крепко держалась за мужскую руку. И лишь когда меня безбожно швырнуло на песок, я громко вскрикнула от неожиданности.

— Ева, ты зачем в меня вцепилась? — бледный граф рывком поднял меня на ноги, крепко удерживая за плечи и с тревогой смотрел в мои глаза.

— Зачем ты попросил отправить тебя на остров? — я облизала пересохшие губы, а когда на зубах противно хрустнул песок, смачно плюнула под ноги.

— Потому что тут рукой подать до острова свободы, — не обратив никакого внимания на мой отвратительный и некультурный жест, Легро развернул меня в сторону моря и указал пальцем на огромный остров, тянущийся за горизонт.

Я бы не сказала что рукой подать, но да, относительно близко, чем если бы мы плыли из Скального городка. Повертев головой, я обнаружила за спиной несколько пальм и голый песок, а ещё несколько небольших скал с пещерами. Наверное там люди совокупляются, ой, то есть искупляют вину. Кто о чём, а я всегда о своём. Ну может они там испытания какие проходят, голодают, молятся, приносят обеты…

— Садись в лодку, поплыли, — пока я щёлкала носом и мысленно представляла, как люди могут молить о прощении лесных нимф, Шульский где-то успел раздобыть добротную трёхместную лодку. Заметив, что я застыла как вкопанная, он легонько взял меня под локоть и прямо таки вынудил сесть на неширокие сидение. Залез сам, подхватил весла и горестно вздохнул, — да под пальмой лодка спрятана была. Я же не зря читаю книги про различные легенды.

Я неопределенно крякнула, когда граф рывком дёрнул вёсла и лодка игриво принялась рассекать морские волны.

— Расскажи конкретно, что произошло возле болот.

— Похоже что Лера решила отойти по своим делам и наткнулась на дымовые пни, которое располагаются возле жилищ нимф. Отсюда и громкие хлопки, из-за которых она кричала, а потом Асхан побежал за ней. Ну конечно я сразу вспомнил о местонахождении этого острова, и подумал, а чем чёрт не шутит? Раз нимфа сама об этом рассказала.

— Ну вообще нужно было всем вместе плыть, — я вольготно вытянула ноги и сложила руки на груди, с наслаждением вдыхая морской воздух, — нимфа ведь их отпустит?

— Да отпустит конечно, даже дорогу верную покажет. Вообще нимфы не злые, вон, даже лодки оставляют, чтобы люди после искупления могли уплыть.

— И почему мне кажется, что все они плывут на остров свободы, в надежде что там большая земля?

— Тебе не кажется, — Шульский громко хмыкнул и обернулся, оценивая, сколько нам примерно плыть до великанов, — хотя кто знает, может кто-то уплывает домой. Хотя маловероятно, до большой земли очень далеко, месяц примерно плыть.

Я охнула и громко выругалась. Значит за нами точно никто не поплывет и шут знает, что с нами будет. Да ладно, не пропадем поди, приключением больше или меньше, уже без разницы. А вот Рагнара и Асхана разыскивают боевые маги и где они будут прятаться, ещё и с иномирянкой, ума не приложу.

— Расскажи о великанах, что от них ждать?

— Ничего хорошего, — граф угрюмо выпятил нижнюю губу, — десять лет назад семья из пятнадцати великанов прибыли на остров на своем немыслимо гигантском корабле и уничтожили последних монахинь. С тех пор мы несколько раз пытались отвоевать остров свободы, но безуспешно. Они ростом как двухэтажный дом, обладают хорошим слухом, но зрение не слишком хорошее. Жестокие, хладнокровные убийцы, возможно кстати, что за последние годы одичали и едят челов…

— Не надо, не продолжай, — перспектива быть съеденной меня не слишком радовала, поэтому я прервала рассказ молодого человека, — зря ты конечно один решил сюда отправится.

— Подумал, что лучше одному сгинуть, чем всем. И я всё же зол на тебя, потому что ты вновь рискуешь своей жизнью.

— Дурак, — я обиженно шмыгнула носом, — мы же друзья и должны держаться вместе. Вот ты переживал, когда Катапей-Катафа вернул меня обратно домой?

— Переживал.

— Вот и представь себе, как бы я переживала за тебя, когда ты бы просто исчез…

— Ладно, я и правда не подумал, — Легро смущённо почесал кончик носа, — был зол на Рагнара и потерял голову от перспективы попасть на остров свободы. Но мы с тобой вернёмся вместе, обещаю.

— Давай пять, — я дружелюбно протянула сжатый кулак и улыбнулась, когда Шульский неуверенно дотронулся до меня своим кулаком. Лодку качнуло и я выглянула из-за мужской спины, разглядывая вблизи неприветливый серый остров.

— Что же, добро пожаловать, — Легро серьезно посмотрел на меня, и дождавшись моего уверенного кивка, причалил к берегу.

Глава 33. Упрямство мир спасёт?

Пока Легро привязывал лодку к острому валуну, я стояла рядом и напряжённо вслушивалась в каждый шорох. Но эти самые шорохи издавали чайки, кружа над берегом. Оторвавшись от тревожно орущих птиц, я заметила, что берег сплошь покрыт острыми выступами скал, мешавших пройти дальше. Если бы не знала про нынешних обитателей, подумала бы что это место заброшено, слишком уж тихо и некомфортно оказалось здесь находится, мрачная и унылая атмосфера нагоняла тоску. Небо над островом было покрыто тёмными дождевыми тучами, хотя над морем и островом искупления светило солнце.

Гуськом мы двинулись между камней, ступая максимально осторожно, чтобы не поранить ступни и не издать ни одного звука. Граф шёл первым, аккуратно опираясь ладонями на редкие шершавые и гладкие камни, я же ступала по его следам, молясь всем богам и надеясь, что его знаний нам хватит, чтобы отыскать камень судьбы. Конечно можно положиться на меч Легро, но мы оба прекрасно понимаем, что великан лишь посмеётся от щекотки, если ткнуть в него острым, но таким крошечным оружием. Аж холодок по спине пробежал, как представила смех великана. Кажется, остров начнёт качаться от подобных звуков…

Граф остановился возле очередного гигантского валуна и настороженно прислушался, инстинктивно положив ладонь на рукоять меча. Я замерла за его спиной и услышала чудовищно громкое дыхание буквально в нескольких метрах от нас. Набравшись храбрости, максимально осторожно высунула голову из-за камня и тихо пискнула от ужаса, едва ли не перейдя на истошный крик. Шульский успел крепко закрыть мне рот ладонью, но это не помогло…

На нас смотрели огромные серые глаза. Внимательно, беспристрастно, удивлённо. Великан сидел на коленях, и опираясь ладонями на песок, изучал нас, словно маленьких букашек. Мысленно я прокричала весь свой запас матерных слов, в очередной раз помянула мать Рагнара недобрым словом и поняла, что скорее всего эта махина просто сидела на попе ровно, пока не мы появились. А теперь он нас съест! Точно говорю, съест и не подавится!

На несколько секунд меня парализовало от неконтролируемого страха, а потом разум благополучно отключился и ноги в ускоренном темпе понесли меня прочь от великана. В обратном направлении, ближе к спасительной лодке? Да как бы не так! Но меня тут же схватили и резко дёрнули вверх, и в полёте я заметила идущего к нам другого великана. Стиснула крепче зубы, чтобы не прикусить язык, но все же решила махаться кулаками до последнего вздоха. К огромному удивлению великан усадил меня на плечо и резким, но аккуратным движением прикрыл короткими дредами. Я лишь открыла рот в немом крике, оказавшись почти в кромешной темноте, но на всякий случай крепко вцепилась в прядь волос, на случай, если вдруг захочется упасть или меня скинут. 

— Опять сидишь, ничего не делаешь? — если бы не дреды, меня бы точно сдуло от этого громкого крика, хотя, по сути он не кричал, говорил спокойно, — Что это, Ро? Вон же, рядом с камнем. Я позеленела, понимая, что кажется он говорит про Легро, но внезапно Ро вытянул ладонь и другой великан что-то ему отдал, при этом недовольно засопел, как будто нашел самогонный аппарат или что-то в этом роде. Почему аппарат? Ну не знаю, просто это первое, что пришло в голову в этой абсурдной ситуации. 

— Это театр… — мне послышалась в голосе Ро неподдельная тоска, — Театр на палочках, я почти смастерил его. 

— Человеческие вещи нам чужды! — послышался шум ломающихся веток, из-за чего я крепче вцепилась в волосы и боязливо сжалась, больше всего переживая за графа. — Не хочешь делами заниматься, так сиди спокойно и перестань интересоваться человеческим миром. Когда сломанные фигурки с тупым звуком упали к ногам Ро, послышались звуки удаляющихся шагов, и через минуту я вновь увидела свет, а потом меня крайне осторожно пересадили на ладонь и вытянули вперёд.

Внизу лежали две фигуры, принцессы и рыцаря, сделанные из коры и держащиеся на тонких ветках. Теперь эта часть искусства была вероломно разломлена пополам, но вполне себе подлежала восстановлению. Великан присел, вытягивая ладонь вперёд. Я хлюпнула носом, намереваясь слезть, но как оказалось, Ро приглашал Шульского присоединиться ко мне. И к удивлению, Легро действительно высунулся из-за камня, и оглядевшись, шустро припустил к нам. С разбегу запрыгнул ко мне и тут же с размаху впечатал в грудь мою многострадальную голову. Я лишь тихо охнула, но мертвой хваткой вцепилась в его спину. Дала себе слово не смотреть на великана, но врождённое любопытство пересилило, отчего то захотелось взглянуть на своего нежданного спасителя.

Он выглядел совсем как настоящий человек, только отличался ростом. Каштановые дреды едва доходили до плеч, а мягкие черты лица совсем не отталкивали, в отличии от тех, которые я успела рассмотреть при приближении второго великана. 

— Плыли бы вы домой, — он с неподдельным любопытством рассматривал нас без тени недовольства, — Папенька злиться будет, если узнает о вас. 

— Что с нами будет? — Шульский погладил меня по волосам и по-доброму посмотрел на великана. 

— Утопят. 

— Нам нужно забрать камень судьбы и мы тут же уплывем, — граф вновь задумчиво огляделся и тихо выдохнул, — Тебя ведь Ро зовут? Я Легро, а это Ева. 

— Тот самый камень, который находится в храме монахинь? — великан тоже огляделся и ещё больше понизил голос, почти перейдя на шёпот, — Проклятье не подпустит вас к камню, разорвет на части на месте. 

— Какое еще проклятье? — Шульский попытался улыбнуться, но, не заметив на лице собеседника ответную улыбку, лишь серьезный взгляд, чертыхнулся и сквозь зубы процедил, — Расскажи эту историю, про проклятье храма.

Поведанная шепотом история добродушного великана Ро привела в ужас даже психологически устойчивого Шульского, его лицо исказила гримаса безграничного, почти животного ужаса, ведь произошло действительно нечто.

 Одиннадцать лет назад, во время кровавой луны, под ее багровыми лучами, народ королевства Разии, отдавая дань древним традициям, требовал провести турнир богов. В нем приняли участие лучшие воины, отобранные самим королем, а на тот момент это был Лаур-Катон Сверцкий, отец нынешнего короля Стейна-Каннета. Его одобрение получил и Рагнар Ларсен, в то время уже известный, шестнадцатилетний воин, состоявший в королевской армии, генералом которой был Артур Ларсен, его отец.

Многие наперед знали, кто станет победителем и получит камень судьбы. Хм, вернее получит лишь на словах, но не сможет прикоснуться к нему из-за божественной силы. Так думали монахини, охраняющие камень на отдаленном острове среди глубокого моря, но какого же было их удивление, когда юный Рагнар после блистательной и безоговорочной победы под натиском лучшего друга, Асхана Амора, прибыл через магический портал за своей наградой. Монахини негодовали. Этот, без сомнения, проклятый человек, сумел таки взять камень в руки, при этом не превратившись в пепел, и недолго думая, принялся открывать портал для перемещения в свое королевство. Ему помешал внезапный приступ одной из монахинь, у которой началось видение из будущего.

Хватая своей костлявой, болезненно худой рукой крепкое предплечье Ларсена, она хрипло пробормотала, смотря остекленевшими глазами сквозь Рагнара, что наступит момент, когда он потеряет всё и всех, если не оставит камень на острове еще на несколько минут. Но Ларсен лишь брезгливо скинул с себя женскую руку и через несколько секунд исчез вместе с Амором в портале. Беды настигли Рагнара буквально через неделю. Дворцовая шпионка убила отца во время королевского бала. Королевская армия в одно мгновение потеряла своего генерала, а связанный особой клятвой с Артуром, король Лаур-Катон пал без дыхания в ту же минуту, когда стрела пронзила сердце бывшего генерала. Убийцу поймали почти сразу, но она исчезла прямо из пыточной камеры, и даже толстые цепи ее не смогли удержать.

Убитый горем и движимый жаждой мести, Ларсен вернулся на остров свободы, который затопило огромное цунами. На некогда цветущем острове не осталось ничего, лишь обломки каменного храма все еще упорно держались над водой. Озлобленный на монахинь, он небрежно бросил камень судьбы на песок, еще не зная, к чему это приведет. На самом деле монахини не охраняли камень, а подпитывались его силой, чтобы однажды призвать армию великанов из небытия. Им почти это удалось, но неожиданно пришедший победитель турнира богов решил забрать свою награду. Он все испортил своим появлением и поэтому, уже вобравший в себя зло, исходящее от монахинь, камень изменил судьбу своего носителя в худшую сторону.

А когда оказался вновь на острове, завершил ритуал, призывая семью великанов из небытия, как и планировали его хранительницы. Но пришедшие великаны не были глупыми и умели читать, а потому из уцелевших записей, оставшихся в храме, узнали, зачем на самом деле были призваны. Монахини хотели провести страшный обряд и принести в жертву существ из небытия, чтобы камень судьбы перестал творить и показывать будущее, а вместо этого стал самым мощным оружием во всем мире. Он смог бы стереть границы между реальным миром и небытием.

Исчезло бы все живое — пересохли реки, озера и моря, ураганы и торнадо беспрепятственно кружили над сухой землей, которая сотрясалась бы из-за жутких землетрясений, вулканы взрывались, разрушая горы. Самый старый великан увидел видение разрушающегося мира и совместно с остальным они смогли запечатать камень в остатках храма и тот скрылся глубоко под землей. Мир был спасен, но великаны не смогли вернуться в небытие и со временем освоились на острове свободы, превратив его в свой дом. — Но откуда тебе все известно в таких подробностях? — Легро тяжело сглотнул слюну и нервным жестом поправил волосы, опасливо оглядываясь по сторонам. — Когда мы запечатали камень под землей, увидели судьбу его последнего носителя, — Ро пожал плечами, как будто граф спросил какую-то глупость, — Но я бы не советовал прикасаться к нему, это безумно опасно. — Постой, — я провела рукой по лицу, обдумывая услышанную историю, и подперев рукой подбородок, нахмурилась, — То есть Рагнар поступил правильно забрав камень с собой? Если бы отдал его обратно монахиням, они бы завершили ритуал, и вряд-ли ваша семья успела бы прочитать их записи и остановить разрушение мира. — Верно, ритуал не смог завершиться окончательно без самих монахинь. Без камня они стали уязвимы и стихия их покарала. — Как славно, что Рагнар был с самого детства упрямым, — граф нервно хохотнул, — Надо же, его упрямство спасло мир… — Не знаю, зачем вам камень, но взять его может только он сам. Мы с Шульским одновременно выругались. Доставить Рагнара на остров не было никакой возможности. Всё снова шло псу под хвост.

Глава 34. Переплетённые судьбы

— У меня есть сила Рагнара! — исходив вдоль и поперек ту часть островка, где мы находились, я несколько раз тряхнула Легро за плечо и прикусила губу, не сдержав ироничной усмешки, — С его магией я смогу взять камень. — Ты что? — Шульский осторожно накрыл ладонью мою руку и мягко улыбнулся, глядя на меня, как на сумасшедшую, — В тебе совсем немного магии, какие-то крупицы. — Да давай хоть попробуем, что мы теряем? — Ну, — граф стряхнул мою ладонь, и, развернувшись, созидательно ткнул пальцем мне в плечо, — Можем потерять тебя. Сгоришь на моих глазах и я буду мучаться кошмарами еще очень долгое время. — Может это будет стоить… — прошептала очень тихо, внезапно осознавая, что готова пожертвовать собой ради ближних, — …будет стоить того… — Что, прости? — Шульский склонился ко мне, — Не расслышал. — Я говорю, давай посмотрим… — мой шепот стал чуть громче, а руки предательски задрожали, — …посмотрим на камень… — Ева, ты побледнела, — граф тревожно вглядывался в мою перекошенную физиономию, и положив прохладную ладонь на горячий лоб, озадаченно поинтересовался, — Ты горишь, тебе плохо? — Кажется, камень судьбы просыпается, — Ро даже не сдвинулся с места, продолжая вертеть в руках остатки от театральных фигур, — Все нормально, в нем не осталось зла, возможно, он хочет что-то показать тому, в чьей крови магия его бывшего носителя. Легро тихо кашлянул и осторожно уложил мою многострадальную голову на колени, перебирая короткие пряди волос между пальцев. А я в это время бездумно смотрела на небо, которое почему-то стало звёздным и тёмным, словно наступила глубокая ночь. Мои губы приоткрылись, и сама того не осознавая, я позвала Рагнара по имени, будто надеялась, что вновь увижу. Звезды безмолвно наблюдали, как по моим щекам текли слезы удушливой, горькой печали. На темном небосклоне я видела обрывки чужого прошлого, но отчего-то казалось, что имею к чужим судьбам прямое отношение, и от этого становилось еще тоскливее. Молодая девушка, чье лицо было скрыто тканевой маской, но в которой я отчетливо видела Лайю, мать Рагнара, неуверенно принимала из юношеской руки чашу с бордовой жидкостью. В воздухе стоял удушающий запах крови и пряных трав. Две смерти нашли на ее руках последнее пристанище, а тело исчезало, превращаясь в пепел. Она горько плакала, умоляя спасти ее сына в будущем, а одиннадцатилетняя я, смотрела на нее с немым шоком, не понимая, что происходит. Почему эта странная женщина прикасается к моему лбу, а родители этого даже не замечают? Увлеченные разговором с соседом, который прогуливался с собакой в городском парке, они не смотрели в мою сторону. А незнакомка уже рыдала во весь голос, раскаиваясь во всех грехах, и клялась помочь в начинаниях. Я даже не помнила встречу с Лаей в детстве, до этой минуты, будто она напоминала о себе таким странным образом. По правой белой дороге я шла с Рагнаром за руку и была счастливой. По левой черной дороге шла одна и была несчастной и сломленной. Справа была я, в будущем, где есть Рагнар. Слева была я, в будущем, где нет Рагнара, и никогда не было. В счастливом будущем мы справились со всеми невзгодами и построили крепкую, счастливую семью. В несчастливом будущем я умерла молодой от руки своего возлюбленного. Рагнар умер от руки Стейн-Каннета, признанный предателем. Катапей-Катафа не был сыном королевы Мэгарис, жены короля Лаур-Катона. Его матерью была одна из монахинь с острова свободы. Она путешествовала по миру в поисках знаний, которые помогли бы им уничтожить мир с помощью камня судьбы. Знакомство с королем Разии стало триумфальным — она стала его тайной любовницей, получила доступ к неограниченным знаниям королевской библиотеки и родила сына, которого видела в будущем королем нового мира. Новорожденный принц остался под опекой отца, а монахиня вернулась обратно на остров. Она приходила к мальчику во снах, учила всему, что знала сама. Твердо знала, что ее сын — кровь и плоть тёмных сил, — встанет на верный путь и сыграет важную роль в создании нового мира. Так и случилось. Юный Катапей-Катафа опаивал свою телохранительницу, молодую иномирянку Лайю, особым кровавым отваром, который подчинял волю, ум и разум.

План был продуман его матерью еще давно, но стал приводиться в исполнение, после того, как Рагнар забрал с собой камень судьбы. Должны были погибнуть Артур Ларсен и Лаур-Катон, которые в будущем могли бы сильно помешать Катапей-Катафа менять судьбу всего мира. Лайя, у которой появилось чувство осознания произошедшего, в спешке вернулась в свой мир, едва ли не сгорая в агонии от безудержной тоски по любимому мужчине, которого убила собственными руками. В том мире остался единственный сын, которого она очень любила, но почти никогда не приходила к нему, боясь привязаться, и считала, что никогда не сможет покинуть его из-за своей привязанности.

Плакала, понимая, что любимый мальчик, в приступе ярости, вытащит на свет тот самый проклятый меч, принадлежащий роду Ларсенов уже несколько столетий. Проклятие, которое с трудом поборол и запер в мече Артур, грозилось вновь вернуться и вырваться на волю, подчиняя себе её сына. Особенность бабушки, передавшаяся в детстве, видеть больше, чем другие люди, привела убитую горем Лайю к юной девчушке, которая стояла на тропинке подле разговаривающих взрослых, и сжимая в руках пушистую игрушку белку, улыбалась, думая о чём-то своём. Улыбалась так ослепительно и открыто, что Лайя поняла: именно эта девочка в будущем спасет Рагнара от смерти и поможет избавиться от проклятия. С ней он обретет счастье, и они вместе пройдут сквозь все невзгоды и беды. Слёзы неождиданно стали щипать глаза и я больше не могла держать их открытыми. Крепко зажмурилась, и, прикусив до крови губу, потеряла сознание. Проснулась через какое-то время, и не открывая глаз, прислушалась. Вокруг было тихо и спокойно, я ощущала, что лежу под теплым одеялом на мягкой кровати. В воздухе витал аромат успокаивающих трав, и нестерпимо сладко пахло фруктами. Тяжело сглотнув, я поняла, что с удовольствием заточила бы пару яблок или груш. Да ладно, всё миску бы съела и глазом не моргнула.

Открыв глаза, увидела, что нахожусь в небольшой комнате, а слева от меня, в кресле удобно устроился Асхан с книгой в руках. Подле него на столе стояла та самая миска с фруктами, но я уже потеряла к ней всякий интерес, широко округлив глаза от резкого осознания, что Амор является читателем душ. — Асхан! — подгоняемая страхом, я подскочила на кровати, заставив герцога вздрогнуть от неожиданности, а после чего быстро подойти ко мне и сесть рядом, — Асхан… — Что такое? Как ты себя чувствуешь? — Амор даже не поморщился, когда я со всей силы вцепилась двумя руками в его большую ладонь. — Смотри, Асхан, смотри, что я узнала! — я прикрыла глаза, прокручивая в голове всё, что увидела на острове свободы. Надеялась, что эти воспоминания герцог сможет показать Стейн-Каннету и наконец-то наш король прозреет и перестанет считать нас предателями всея Руси, то есть всея Разии. — Невероятно… — герцогу хватило меньше минуты, что увидеть всё, что я хотела показать. Он с жалостью сжал мои ладони, а второй рукой прикрыл лицо, пытаясь обдумать, то, что увидел. — Ты сможешь показать это королю? — спросила крайне осторожно, но с огромной надеждой. — Могу, конечно, могу. И даже больше, отправлюсь, сегодня же, — видя, с каким подозрением я на него смотрю, убрал ладонь от лица, и серьезно произнес, глядя мне в глаза, — Судьба творит что-то невозможное с людскими жизнями. Стейн-Каннет увидит всю правду до последней крупицы, даже если… — Ты мне зубы не заговаривай, — я перебила мужчину и легонько шлепнула его по руке, — Почему ты сказал, что отправишься, а не отправимся? Разве мы не должны пойти все вместе? — Произошло кое-что из рук выходящее, — Асхан на несколько секунд отвел взгляд, собираясь с мыслями, а потом вновь переключил внимание на меня, — Рагнар взбесился, чуть ли не убил последнюю из нимф и силой заставил перенести его к прямо к вам, туда, где бы вы не находились. Вы вернулись все вместе, без камня судьбы, Рагнар посчитал, что он нам не к чему. Ты была без сознания, поэтому было решено ждать, пока ты очнешься, только потом совместно обдумывать план. Ночью он сбежал, оставив записку… — Покажи! — я вновь перебила Амора и требовательно подскочила, скидывая одеяло. Когда Асхан передал мне рваный клочок пергамента, я выпятила нижнюю губу, вчитываясь в мелкие буквы. "Ушел порталом по следу Курамье. Костьми лягу, но заберу у него камень сокрытия. Вернусь, как только смогу. Не вздумайте ничего предпринимать до моего возращения, дайте мне максимум три дня. Не вернусь, действуйте, как посчитаете нужным. Гарнизон в вашем распоряжении. Рагнар Ларсен." — Ну и подпись у него конечно, — я вглядывалась в огромную завиватую закорючку, поставленную рядом с именем. Взгляд зацепился за слово "гарнизон" и я истерично взвизгнула, бросаясь к Асхану и размахивая клочком пергамента, словно флагом, — Он что, оживил свой гарнизон? У него теперь в распоряжении целая армия трупов? — Боги с тобой, конечно нет, — герцог позеленел от моего предположения и удержал меня одной рукой, видя, как я пытаюсь акуратно улизнуть из комнаты, — Катапей-Катафа обманул короля, возможно опаил тем же кровавым отваром, что и мать Рагнара. Он убедил его и совет, будто Рагнар предал королевство и перебил свою армию, даже предоставил какие-то доказательства. — И воспоминания Курамье и его подельников, — я глубоко дышала, пытаясь успокоиться, — Помнишь, тот боевой маг сказал, что его память показывает другие события? Будто Рагнар предатель и пытался подставить Курамье. — Помню, вероятно, среди его людей есть… — его глаза вспыхнули на несколько секунд зловещим огнем, отчего я громко ойкнула, но Амор посмотрел на меня своим спокойным взглядом и пояснил, — На самом деле его гарнизон цел и невредим. Людей заперли особым магическим заклинанием, но Рагнар без труда его снял. Он вернулся в крепость, чтобы почтить память погибших, но они на самом деле оказались живы и здоровы, так что было решено перенаправить армию в тайную крепость в лесах под столицей, где мы и находимся. Идём, найдем Леру и Легро. — Асхан… — я придержала мужчину за руку, и, поймав его вопросительный взгляд, неуверенно переспросила, — Ты сказал, что среди людей Курамье есть кто-то, способный управлять воспоминаниями? Кто это? Герцог остановился. Поджал губы, будто не хотел ничего мне рассказывать, но заметив мой печальный взгляд, сжалился над ничего не знающей мной. — Ахан Амор, мой брат-близнец, стиратель душ. Из-за его слов у меня даже волосы на голове зашевелились.

Глава 35. О дружбе и любви

— Не хотела бы я встретиться со вторым тобой, — я поёжилась, держась за локоть Асхана, пока мы шли по полутемному коридору, — Еще и стирателем душ.

— Согласен, тоже нет никакого желания его видеть, — мужчина приоткрыл дверь, пропуская меня вперед, — Нас постоянно путают, это очень утомляет.

— А я точно вас не перепутаю, — хвастливо вздернула нос, и, войдя в помещение спиной, чтобы видеть лицо собеседника, запнулась об огромный железный сундук, — Черти вас дери!

— Осторожно, — Асхан успел меня поймать, удержав за плечо, и, не обратив внимания на ругательство, прикрыл дверь, поглядывая с интересом, — И как бы ты нас сумела различить? Мы похожи, словно две капли воды.

— А ты посмотри на себя в зеркало, — пока герцог зажигал свечи, я ткнула пальцем в огромное напольное старое зеркало, скромно стоящее в углу крохотного закутка, среди огромных ржавых сундуков, — Ну, кого видишь?

— Себя, кого же ещё, — Асхан задумчиво оглядел своё тусклое из-за неровного света свечей отражение, — Что ты хочешь сказать, Ева?

— Я хочу сказать, кого вижу я, — добродушно наклонила голову в его сторону, касаясь мужского плеча своей макушкой, — Вижу сильного телом и духом герцога Амора, всегда спокойного и уверенного.

Мужчина прислушался к моим тихим словам, упорнее всматриваясь в своё отражение. Огни свечей колыхнулись, словно от лёгкого сквозняка, а деревянная рама зеркала несколько раз чуть слышно звякнула. Зеркальная гладь пошла мелкой рябью, но я почти не испугалась, продолжая уверенно смотреть вперёд. Резко появился второй высокий силуэт, который действительно ничем не отличался от Асхана: то же плотное телосложение, чёрные волосы, убранные в хвост, серые глаза. Человек не двигался, и я поймала себя на мысли, что вряд-ли Ахан Амор нас видит.

Но одно отличие между ними было. Взгляд Асхана всё ещё оставался тёплым и приветливым, таким, каким был обычно. Конечно, он частенько выражал и негативные эмоции, например, досаду или гнев, но его тёплый взгляд я могла бы узнать из тысячи. А Ахан смотрел на мир по-другому: злобно, самоуверенно. Его колючий взгляд таких красивых глаз пробирал до самых костей, и я удивилась, какими разными могут быть такие одинаковые люди.

Герцог, стоявший словно истукан, чуть шевельнулся, и его брат пропал. Вместе с тем, огоньки свеч перестали колыхаться, продолжая гореть ровно и спокойно. Асхан тихо выдохнул, и положив руку мне талию, продолжал смотреть в зеркало. Я тоже обняла его в ответ, замечая, что мужчина смотрит куда-то сквозь отражения, явно размышляя о чём-то своём. Он тонко попросил меня о тишине, и я, уловив его невысказанный намек, вела себя словно мышка. Думала, бежать ли за Рагнаром, сверкая пятками, или же послушать его и пока ничего не предпринимать?

— Не надо никуда бежать, — Амор поймал мой непонимающий взгляд и усмехнулся, — Да-да, ты только что озвучила свои мысли вслух. Лучше переодевайся. Потом пойдём к Лере и Легро.

— Какой ужас, — я изобразила смешную гримасу, открывая тот же сундук, о который запнулась при входе, — Схожу с ума, начинаю говорить сама с собой.

Герцог ничего не ответил, но я уловила смешинки в его глазах и мягкую улыбку. Не было настроения, чтобы любоваться нарядами, поэтому я вытащила из кучи одежды первые попавшиеся мужские вещи нужного мне размера. Ими оказались простая холщовая бежевая рубаха с завязками, черные зауженные штаны из того же материала, самые простецкие ботинки. На пояс прицепила небольшую, но вместительную сумку, и, охая, разогнулась. Бросила быстрый взгляд в зеркало, придирчиво рассматривая себя со всех сторон. Даже в отражении чувствовались мои непоколебимость и извечный оптимизм, спасавший в различных ситуациях.

— Ну, я готова, — я тронула Амора за плечо, который уже минут пять разглядывал дверь, повернувшись ко мне спиной.

Галантно предоставив свой локоть в мое распоряжение, Амор вывел меня из каморки, и в полной тишине мы направились куда-то на второй этаж, огибая многочисленные закрытые комнаты. Поднялись по жутко скрипучей лестнице наверх и оказались в огромном светлом помещении. Комната больше напоминала большую гостиную, совмещенную с тренировочным залом.

С одной стороны находились уже потрескавшиеся кожаные кресла и диваны, рядом расположился большой каменный камин и несколько деревянных столиков. Ближе к входу располагались всевозможные учебные манекены. Какие-то из них были соломенными, другие деревянные. Возле одного из них стояла Лера в белой тунике и коротких чёрных штанах, забавно размахивая длинным увесистым мечом.

— Лер, ну может возьмешь кинжал? — Легро стоял рядом, и, сложив руки на груди, тихо посмеивался, — Лер? Ну Лер.

— Нет и нет, — подруга упрямо бессмысленно махала тяжелым для нее оружием, едва ли не согнувшись под его весом, — Нет, сказала тебе нет! И не смотри на меня так!

— А меня возьмешь? — произнесла нарочито громко, отчего наблюдавшие за нами двое молодых юношей, сидевшие в креслах, покраснели и тихо закашлялись.

Лера от неожиданности уронила оружие, и тут же развернулась, оглушая помещение радостным визгом. Через несколько секунд мы сжимали в объятиях друг друга так крепко, как только могли. Подруга уткнулась мне в грудь, и очень тихо причитала, делясь своими переживаниями по поводу нашего исчезновения.

Как боялась за нас с Легро, не находила себе места и даже не могла уснуть, когда мы вернулись обратно. Просидела подле меня всю ночь, держа мою руку, и лишь ближе к рассвету Асхан сумел убедить её немного поспать. Плакала тихо, как и обычно, но мои объятия быстро привели Леру в норму. Я целомудренно поцеловала её в лоб, уверяя, что со мной всё хорошо.

Птичка несколько раз кивнула, но ее взгляд изменился, стоило Асхану подойти к нам. Глаза загорелись неудержимым огнем, губы тут же растянулись в кокетливой улыбке, а рука быстро переместилась к волосам, наматывая золотистую прядь на палец. Я от удивления чуть не уронила челюсть, но благополучно удержала на месте, подперев рукой подбородок.

— Я нашла ту книгу, про которую ты говорил, Асхан… — от её тихого голоса, в который она вложила всю свою чувственность, Амор громко сглотнул, не сводя непроницаемого взгляда с моей подружани. Она, не отпуская прядь волос, хитро сощурилась, — Ты ведь поможешь мне ее расшифровать?

— Да, конечно, как и обещал, — обогнув меня, наблюдавшую за этой сценой с полным недоумением, герцог направился вглубь помещения, где за шторой оказалась еще одна лестница, ведущая на третий этаж, — Идем, можно срезать путь в библиотеку.

Лера довольно рыкнула, и, подмигнув мне, поспешила за Асханом. Когда они скрылись за шторой, все еще смущенные парни проскользнули мимо нас с Легро, и, поздоровавшись со мной, удрали на второй этаж. Я лишь пожала плечами, а когда граф протянул мне кинжал, который предлагал до этого Лере, взяла с воодушевлением.

— Руку не сильно сгибай, иначе можно сломать запястье, когда будешь отбивать удар, — Шульский невозмутимо вернул мою ладонь в правильное положение, но заметив голодный взгляд, направленный в другую сторону, весело хохотнул, — Что, уже хочешь сделать перерыв на обед?

— Да, Легро, — мой палец указал на стол, на котором стояли две тарелки с фруктами и овощами, — Я вижу персики и виноград…

— Да-да, это перекус для тех, кто тренируется, — граф хмыкнул, забирая мой кинжал, и, ловким движением убрал в ножны, висевшие на каменной подставке, — Ну чего? На старт! Внимание! Марш!

Я рванула со скоростью пули, опередив Шульского на несколько секунд. Успела плюхнуться в кресло и выхватить из тарелки большой сочный персик, издав победный клич. Легро заразительно рассмеялся, уперевшись руками в стол, и, задрав голову, оглушительно хохотал. Я засмеялась в ответ, подхватывая из другой тарелки помидор, и кинула в графа. Надо отдать должное, он, не глядя в мою сторону, поймал овощ и ехидно улыбнулся.

— Не для того я тренировался, чтобы в меня с лёгкостью могли попасть помидором, — овощ вернулся обратно в тарелку, а Шульский заботливо потрепал меня по волосам, — Ешь, голодная леди, потом продолжим.

Граф уселся в соседнее кресло, подхватив со стола потёртую книгу, не мешая моей трапезе. Я ела медленно и со вкусом, смакуя каждый кусочек. Постепенно из широкого блюда исчезли все персики, две грозди винограда и три больших яблока. Перед глазами всё еще стоял горящий взгляд Леры, и я задумчиво почесала щеку, не припоминая за ней такого поведения.

Да, она флиртовала со всеми подряд, но никогда этот флирт не переходил грань приличия. На Асхана же Лерка смотрела так хищно, как будто была готова съесть его на месте. Её невербальные сигналы так и кричали об её симпатии к Амору, что для меня было удивительно, ведь подруга, как и я, никогда всерьез никого не любила.

— Ева, спишь что ли? — граф цокнул языком, выводя меня из задумчивости, — Я подумал, нужно всем собраться, обсудить дальнейшие действия.

— Да, я схожу за ними, — я резво подскочила, и, пока граф улыбался, глядя мне вслед, рванула к лестнице.

Благо, она даже не скрипела, и я бесшумно поднялась на третий этаж, чутко прислушиваясь к любому шороху. Здесь находилось всего лишь три комнаты, свет не горел, и было достаточно темно. На этаже стояла гробовая тишина, как будто Асхана и Леры здесь не было, но я скрупулезно осмотрела весь этаж и не обнаружила больше никаких лестниц.

Когда глаза немного привыкли к темноте, решительно двинулась в самый конец коридора, понадеявшись, что друзья там. Потянула на себя дверь, она открылась бесшумно. Недолго думая, и даже не разглядывая обстановку, я сразу зашла в комнату и оцепенела.

Асхан опирался ягодицами на стол, стоявший посреди комнаты, где всё пространство занимали высокие стеллажи с книгами и огромный ковер на полу, а Лера стояла напротив него, оперевшись руками на стол. Ее немаленькая грудь упиралась в Амора, а сама она, склонившись к его уху, что-то шептала, не забыв при этом прогнуться в пояснице. Я невольно кашлянула и попятилась к выходу, чем привлекла к себе внимание.

Лера, не отрываясь от мужчины, хитро посмотрела на меня, и по ее взгляду я поняла, что она еще не изнасиловала герцога, но собирается это сделать в ближайшее время. Асхан же выглядел таким удивленным и смущенным, каким я его никогда не видела, даже когда он ворвался в комнату в его столичном особняке, где я стояла в одной прозрачной ночнушке.

— Кхм, извиняюсь, — я виновато улыбнулась, пытаясь за спиной нащупать дверную ручку, — Не хотела помешать.

— Извини, но присоединиться не приглашу, — от её слов Асхан вздрогнул, — Скоро спустимся, Ева…

Я понятливо кивнула и тут же выскочила за дверь, плотно закрывая ее за собой. В комнате послышались быстрые шаги, и дверной замок негромко щёлкнул, оставляя меня в замешательстве.

Глава 36. Новый маг

— А где они? — граф перевел на меня непонимающий взгляд, оторвавшись от книги, — Уже спускаются, да?

— Конечно… — сверху раздался жуткий грохот, кажется, рухнул стеллаж с книгами. Я невозмутимо качнула головой и подняла ладонь, призывая графа к спокойствию, — Всё нормально, без паники. Они спустятся чуть позже, сейчас очень заняты.

— Но там что-то упало, — Шульский замер, успев привстать с кресла, но тут же рухнул назад, запрокидывая голову, — Какое наказание…

— Ну-ну, тихо, — я тепло погладила Легро по голове, представляя, какая вакханалия творилась над нашими головами, не факт, что по обоюдному согласию, но в библиотеке точно было жарко, — Потерпи немного, возможно что…

Я заткнулась на полуслове, а точнее меня перебил полный страсти, очень громкий женский крик. Понятно, чей и отчего, но Шульский не мешкая вскочил, бросаясь к лестнице. Я выругалась, встав у графа на пути, и, раскинув руки в стороны, яростно зашипела.

— Не мешай людям хорошо проводить время, имей совесть! Говорю же, у них всё хорошо!

Я хохотнула, наблюдая за выражением лица Шульского, но прикусила язык, отводя взгляд. Чёрт, кажется Легро и впрямь не понимает, что там происходит между нашими друзьями. Да нет, как не понимает? Ему же двадцать три года, должен же аристократ знать об элементарных вещах. Но граф вернулся в кресло, что-то бормоча о глупых шутках, и обиженно отвернулся. Ну, нет, извините, но проводить с ним воспитательные беседы я не буду, пусть Рагнар займется этим на досуге, если Легро конечно не прикидывается дураком.

Из-под опущенных ресниц, следующие двадцать минут, я непрерывно наблюдала за Шульским, который держал книгу вверх ногами и делал вид, будто полностью погружен в чтение. А сам едва заметно вздрагивал при очередном крике, бросая на потолок нервные взгляды. Резко подскочил, заметив тень на лестнице, переводя взгляд с меня на Амора. Асхан, полностью одетый, между прочем, нес на руках Леру, висевшую мешком на его руках.

Я сама чуть ли в панике не вскочила, но вспомнила, что маги передают свою магию людям через близость. То же самое было со мной после секса с Рагнаром, я тогда отключилась почти мгновенно и чёрт знает, сколько проспала. Герцог уселся в свободное кресло, поудобнее устраивая на руках свою мирно сопящую ношу и невозмутимо оглядел притихшего Легро, прикрывая глаза.

— Вы что, оба издеваетесь надо мной? — Шульский вскочил, яростно размахивая руками, — Что происходит? Почему Лера без сознания? Что упало в библиотеке? И кто кричал?

— Много вопросов, слишком много, — Амор слегка поморщился, будто от головной боли, — Мне тоже нелегко пришлось, дай посидеть в тишине.

Легро отчаянно, почти злобно зарычал, медленно приближаясь к спокойно сидящему герцогу. Я ойкнула и посильнее вжалась в кресло, побоявшись, что граф и мне хвоста накрутит, хотя не за что, ничего плохо еще не сделала. Амор, не открывая глаз, помахал перед собой рукой, отгоняя Шульского словно назойливую муху. Граф почти замахнулся на друга, но гортанно вскрикнул, указывая дрожащей рукой на шею Асхана. Я же с любопытством вытянула голову, и присвистнула, обнаружив огромный фиолетовый засос.

— Нет, подожди, — Легро взволнованно потряс герцога за плечо, вынуждая того приоткрыть один глаз, — Ты нарушил клятву? Асхан, что ты наделал?

— Какую такую клятву? — я подогнула под себя ногу, — Ну-ка, расскажите мне.

— Его род слишком одарен магически, чтобы передавать свою силу людям. Им запрещено вступать с ними в отношения. В человеке может проснуться неизвестный дар и оказаться опасным, — Легро с тупым звуком шлепнулся в свое кресло и горестно застонал, — Черт, я даже не подумал об этом. Был уверен, что ты никогда не свяжешься с человеком.

— А что, если это лю… — Амор громко кашлянул, делая вид, что подавился, — Какая теперь разница? Я сразу предупредил Леру о возможных последствиях.

— Если что? Любовь? — Шульский ядовито оскалился, — Вот только Амор не умеют любить, вам это не дано. Вы в каком-то смысле прокляты, лишены всех чувств, взамен на умение управлять чужими душами.

— Всё, прекрати, — я заметила, как герцог поник от слов графа, и впервые увидела на его лице гримасу нестерпимой боли, — Хватит на него давить, Асхан сам может принимать решения и нести ответственность.

— А что будет с Лерой? Мы не знаем, как его магия подействует на хрупкое человеческое тело! Боги, Амор, что тобой двигало в тот момент?

Но герцог уныло молчал. Я прикрыла ладонями лицо, пытаясь собраться с мыслями, не переставая смотреть на спящую подругу. Осознание произошедшего накрыло меня лавиной, отчего руки безвольно повисли вдоль тела.

Асхан любил Леру. По-настоящему, искренне и очень чувственно. Я ведь видела, как они смотрели друг на друга, ища возможность прикоснуться, хоть на секунду и невзначай. И если птичка решила разделить с Асханом его тяжелую магическую ношу, значит была уверенна в своем выборе.

— Им двигала любовь, — я сложила руки на груди, поймав благодарный взгляд Асхана. Улыбнулась в ответ, но кажется не смогла скрыть светлую печаль, появившуюся из ниоткуда, — Любовь, такое чувство, которому не почём никакие проклятья. Она сильнее любой магии и дороже любых богатств.

— Куда ты собираешься, Георг? — Шульский тут же забыл о нашей словесной перепалке, стоило молодому рыжему парнишке в доспехах почти проскользнуть мимо открытой двери тренировочного зала, — Рагнар приказал всем оставаться в крепости до его возвращения!

— Мне очень нужно, — воин смотрел на нас испуганно огромными синими глазами, оглядывая нашу разношерстную компанию, — Простите, это важно. Я пойду, да? Спасибо…

— Нет, стой! — Легро успел лишь дёрнуться, когда рыжеволосый исчез, оставив после себя розоватую дымку, — Чертовы иллюзионисты… И да, если бы ты ее любил, никогда не пожелал неизвестной участи.

— Асхан меня любит, — мы с Легро одновременно вздрогнули и вновь посмотрели в сторону Амора. Тот крепко спал, склонив голову к груди, и обнимал одной рукой Леру. Она сидела на его коленях полубоком, и, обвив руками шею, прижималась к сильной груди, — Твоя забота мне очень льстит, Легро, но ты посмотри: он отдал свою жизненную энергию, лишь бы магия меня не уничтожила и я не мучилась в агонии, пока сила пытается во мне ужиться.

— Ты поэтому не спишь? — я убрала с ее лица прядь волос, заправляя за ухо, — Из-за его энергии?

— Да, это так. И этот парень… — Лера попыталась скрыть истеричную ухмылку, но нижняя губа всё равно мелко тряслась, — Георг, да? Ему правда нужно было идти, по просьбе Рагнара.

— Что? Откуда тебе это известно? — Шульский взволнованно коснулся лба Леры, — Хорошо себя чувствуешь?

— Со мной всё хорошо, — подруга вновь уткнулась лицом в грудь герцога, — Я просто знаю, о чём говорю. Правда, не знаю, как объяснить.

Как бы Лера не храбрилась, я видела, что она на грани истерики изо всех сил старается себя сдержать, мертвой хваткой цепляясь за рубашку Асхана. Даже когда граф попытался сделать шаг в их сторону, а я придержала его за плечо, подруга не обратила никакого внимания на его попытку подойти, держась за Амора, будто он являлся её спасением. Может и так, мне это неизвестно, я знала лишь то, что Лера не хочет делиться тем, что у нее на душе. Раз так, придется ждать, пока проснется Асхан.

Я потеряла счёт времени, бездумно размахивая кинжалом перед соломенным манекеном. Глаза слипались, но ведь упрямства мне не занимать, к тому же я уже два раза пыталась лечь поспать, но лишь тревожно крутилась в легкой полудреме. Вскакивала почти с криком, но никак не могла понять, отчего на душе так тревожно.

Зато Легро дрых без задних ног, удобно устроившись в кресле и положив руки на грудь, тихо посапывал. Асхан всё еще не проснулся и Лера, немного успокоившись, спокойно дремала у него на груди, подложив руки под щёку. Кажется, вся крепость спала, только мы с лушкой как неприкаянные бродили из угла в угол.

Внезапно дух вытянул мордочку, к чему-то принюхиваясь. В эту же секунду через маленькие окошки, находившиеся под потолком, комнату осветила молния. Я вздрогнула, заметив тень в углу, куда не попадал свет свечей, и, выставив кинжал вперед, попятилась в сторону спящего графа, попутно вспоминая всевозможные молитвы.

Хорошо было бы громко закричать, но от ужаса я не могла даже разомкнуть губы. Тень дернулась и через секунду стояла уже возле меня. В женской фигуре я узнала Лайю. К моему огромному удивлению, она не выглядела такой же молодой, как в моих видениях, но и не была старой, когда мы виделись в последнюю встречу.

Кинжал выпал из моей руки, но не упал на пол. Завис в воздухе, после чего вернулся в мою ладонь, будто по команде. Животный страх исчез, я с искренним недоумением смотрела, как мать Рагнара задумчиво рассматривает каменные полки с всевозможными видами оружия.

Казалось, я вижу сон наяву, но я точно не спала и только сейчас заметила, что женщина не касается ногами пола и парит в воздухе, будто привидение. Попыталась тряхнуть головой, чтобы морок рассеялся, но Лайя никуда не исчезла. Указала рукой на два меча и кинжал, подзывая меня к себе. Мне не слишком хотелось идти в ее сторону, но я все еще не могла разговаривать, поэтому пришлось подчиниться.

Взяла в руки оружие, а потом вновь последовала ее указаниям и встала между креслами Асхана и Легро. Словно в тумане подумала, что, скорее всего Лайя не желает нам зла и хочет помочь. Но в чём? Может, укажет путь к Рагнару? Было бы славно, учитывая то, что Ларсен ушел на поиски совершенно один. Заметив на ее губах легкую, почти незаметную улыбку, я кивнула в ответ и закрыла глаза.

Меня тут же окутала теплая дымка, пол исчез из-под ног, но через несколько секунд я почувствовала мягкую прохладную землю. Совсем рядом раздались три вскрика, причём один из них весьма нецензурно выразился.

Я распахнула глаза, оглядывая друзей, которые поднимались с земли и недоуменно оглядывались по сторонам. Мы находились в сосновом бору, а над головами печально светила луна. Лёгкий ночной ветер колыхал ветки сосен, и почему-то чувство тревоги усилилось в несколько раз. Едва Шульский подошел ко мне, я протянула ему один из мечей. Другой меч и кинжал передала подошедшим Асхану и Лере.

— Клянусь, не знаю что произошло, — наблюдая за тем, как мужчины привязывают оружие к поясу, покачала головой, — Нас перенес сюда дух Лайи и мы должны что-то сделать. Просто обязаны, тревога разрывает меня изнутри уже несколько часов…

— Если Лайя смогла придти в наш мир в образе духа, значит, с Рагнаром случилось что-то страшное, — Амор убрал руку с талии испуганной Леры и серьёзно на нее посмотрел, — Иди с Евой и Легро. Я отправлюсь во дворец к Стейн-Каннету и покажу ему всю правду.

Глава 37. Расставание

— А если тебя схватят? — Легро сжал кулаки, пытаясь не сорваться, — Во дворце куча стражи и боевые маги. Что ты будешь делать?

— Я постараюсь добраться до короля, не проникая во дворец, — Асхан обнимал притихшую Леру, и, заметив мой поникший взгляд, тепло улыбнулся, — Ева, ты чего нос повесила? Ну, иди сюда.

Сама не зная почему, я громко шмыгала носом, пытаясь не разреветься. Подошла к Амору и уткнулась лбом ему в плечо, а потом одной рукой обняла за талию, вытирая ладонью неожиданные слезы. Герцог гладил меня по спине, из-за чего хотелось реветь в голос.

— Ну ты белка и размазня, — Лерка ухватилась за мою ладонь, — Что ты ноешь, как баба?

— Потому что я и есть баба, мне можно, — заметив, как Амор и подошедший Шульский на нас уставились, я засмеялась, — Да всё нормально, я просто редко плачу и Лера меня обычно так успокаивает.

— Но ты же и есть девушка, — Легро закатил глаза и непонятливо покачал головой, — Не понимаю я ваши земляные высказывания, хоть убейте. И причем тут белка?

— Потому что мы дружим с детства, — Лера лукаво улыбалась, — У нее любимая игрушка, белка Мура, а у меня игрушечный попугай Гоша. Вот и используем до сих пор эти прозвища иногда.

— А, ласковые прозвища, — сообразил герцог, отпуская нас из объятий, — Да, очень мило, белка и птичка…

— Ну, не смейся, — подруга слегка стукнула смеющегося Амора по плечу, а когда он поймал ее ладонь, серьезно поинтересовалась, — Обещаешь, что вернешься?

— Обещаю. Вернусь, как только смогу убедить Стейн-Каннета. Встретимся в тайной крепости сегодня вечером. Легро, береги девочек.

— Куда же я денусь, — граф обнял нас, пока Асхан создавал портал, используя очередную магическую пластинку, — Береги себя, друг. Мы вернемся с Рагнаром в крепость и будем тебя ждать. Если не вернешься, отправимся за тобой, в общем, придумаем, как тебя вытащить.

— Договорились.

Герцог исчез в портале. Еще полминуты мы не двигались, наблюдая, как крошечные крупицы магии поднимаются в воздух, освещая небольшую опушку, на которой мы стояли. Пока прощались с Асханом, лушка успел куда-то улететь и даже уже вернулся, тревожно глядя на меня своими глазами бусинками. Уселся на плечо графа и ткнул крохотным пальчиком на едва заметную тропинку, уходящую вглубь леса. Шульский двинулся вперед, осторожно ступая, чтобы не споткнуться, но двигался достаточно быстро. Мы с Лерой, взявшись за руки, шли следом, со страхом озираясь по сторонам.

Мы шли где-то полчаса и за это время землю накрыли предрассветные сумерки. По моим подсчётам, через пару часов должен наступить рассвет и настанет новый день. Надеюсь, он принесет нам хоть немного радостных событий или вестей, вся эта гонка за предателями начинает немного надоедать и выбивает из колеи.

Пока я размышляла о земном нелегком бытии, впереди показалось полуразрушенное небольшое поместье, из которого доносились мужские голоса. Не сговариваясь, мы пригнулись и двигались максимально аккуратно, стараясь не наступать на шишки и малочисленные ветки.

Достигли поместья, и Легро махнул рукой, прося нас оставаться за его спиной, а сам пошел вперед. Прижался к каменной стене и осторожно огляделся. Но почему-то надолго его не хватило, Шульский отдернул голову, возвращаясь в исходное положение, и чуть ли не съехал вниз, но смог удержаться на ногах. В первых лучах солнца я заметила одну единственную слезу на его унылом лице, которую он тут же смахнул и развернулся к нам.

— Послушайте меня внимательно, — он удерживал нас с Лерой за плечи, будто боялся, что мы сбежим или исчезнем, — Ева, Лера. Вы должны прямо сейчас бежать к той опушке, откуда пришли. На том месте лушка перенесет вас к тайной крепости, и там встретят люди Рагнара. И чтобы не случилось, не оборачивайтесь.

Я хотела возмутиться, почему это граф решил отослать нас обратно в крепость, но прикусила язык, видя, каким серьезным, но в тоже время поникшим взглядом он смотрит на нас. В его глазах бушевал калейдоскоп эмоций: ярость, ненависть, обида, тоска, боль. Легро притянул нас к себе, удерживая в объятиях, а когда раздались яростные крики, спешно приближавшиеся к нам, Шульский оттолкнул нас, и резко развернувшись, выхватил меч, бросаясь вперед.

Несколько мгновений мы медлили, но когда из-за стены мелькнул красный плащ с оранжевым солнцем, а именно такие носили люди Курамье, рванули изо всех сил, держа друг друга за руки. Я очень боялась погони, было бы не слишком приятно, если бы напали со спины, как трусы. Но вспоминая, с каким безграничным отчаянием смотрел на нас граф, я понимала, что произошло действительно что-то серьезное, настолько, что вероятнее мы только помешали бы, поэтому Шульский отправил нас восвояси.

Не ведая усталости и почти не ощущая лесную землю под ногами, я вдруг поняла, что никогда так быстро не бегала. Даже Лера, не слишком привычная к тяжелым нагрузкам, бежала почти вровень со мной, молча, как настоящий воин.

Лушка запищал, вынуждая меня и Леру остановиться, ибо еще немного, и мы пробежали бы мимо опушки, на которую изначально попали. Привычная вспышка, мягкое тепло — и через несколько секунд мы с криком кубарем покатились по земле, приземляясь к чьим-то ногам, обутым в кожаные сапоги.

— Боги, Лера, что случилось? — незнакомый голос резанул по ушам, заставляя забыть о поцарапанных ладонях и резко поднять голову, — Вы ведь Ева, да?

— Да, Ева. Можно на ты, — я ухватилась за протянутую мужскую ладонь, с любопытством оглядывая невысокого коренастого мужчину с приятным лицом, — А вы, простите, кто?

— Я Румар, заместитель Рагнара, — воин с неким удивлением пожал мою дружелюбно протянутую руку, — Ко мне тоже можно обращаться на ты.

— Румар, что-то случилось с Рагнаром, — Лера уже стояла на ногах, приняв помощь тех самых молодых парней, которые сидели в тренировочном зале, когда мы с Асханом пришли, — Мы перенеслись на опушку хвойного леса, прошли примерно два километра на запад. Наткнулись на старое заброшенное поместье, Легро велел нам бежать, а сам вступил в бой с людьми Курамье.

— Асхан ушел к Стейн-Каннету, чтобы, наконец открыть всю правду, — видя, как подруга выдохлась, я взяла инициативу в свои руки, — Скажите, а где остальной гарнизон? Асхан сказал, что после снятия заклятия, Рагнар перенаправил всех в тайную крепость.

— Верно, он собирался это сделать, вот только всё же армия приносила клятву верности нашему королю, поэтому они решили вернуться в столицу, но насколько нам известно, еще не добрались, — к нам подошел мужчина лет пятидесяти на вид, с небесно голубыми глазами. Видя, как я завороженно разглядываю его лицо, мягко усмехнулся, протягивая руку, — Можешь звать меня Констан. Так друзья зовут, и ты зови.

— А это Кай и Кайл, они братья, — я приветливо закивала, пожимая протянутые руки парней, внимательно слушая Констана, — Кай у нас с зелеными глазами, лучше лекаря не сыскать во всем королевстве. А Кайл, тот, что с карими, умеет управлять погодой. Я лучший следопыт, а Румар великий охотник. Мы те, кто присягал лично генералу, поэтому и остались с ним до победного конца.

— Был еще Георг, только он ушёл по приказу Рагнара, — Румар, оглядев всех очень внимательно, веско добавил, — Констан, возьми с собой Кайла, и отправляйтесь по следам на запад. Узнайте, что случилось с Легро, и окажите ему помощь, если потребуется. Будем надеяться, что Рагнар с ним и они всё еще живы. Дальше действуйте по обстоятельствам.

Без лишних слов мужчины быстрым шагом направились в сторону конюшен. Я придирчиво огляделась, осматривая трехэтажный дом. Слева от него распологалась конюшня, справа крохотный сад, а спереди, перед домом была небольшая лужайка, на которой мы как раз стояли. Тоже мне тайная крепость, сюда не уместится вся королевская армия. Хм, а может, я чего-то не понимаю? Недолго думая, я с воодушевлением озвучила свой вопрос.

— Это другая крепость, — Кай улыбнулся, отчего на щеках появились очаровательные ямочки, — Об этом месте знаем только мы, личный отряд Рагнара, вы, и его близкие друзья.

— Асхан и Легро? Больше никто? — ну а что, мало ли, объявится сюда еще кто-нибудь, едой придется делиться…

— Да только они, — наблюдая, как Констан и Кайл выезжают через какой-то тайный ход, прикрытый ветками и кустами, Румар указал рукой на дверь, — Прошу, вы, наверное проголодались.

О да, я бы целого слона съела. Пока мы поднимались на второй этаж, Лера проводила беглую экскурсию для меня. На первом этаже располагались жилые комнаты и кладовые, на втором этаже уже известные мне тренировочный зал с гостиной, столовая с кухней, а на третьем этаже библиотека и магические комнаты, для занятий с магией. В принципе, мне здесь даже понравилось, чисто и уютно, надеюсь, мы надолго задержимся в этой крепости.

— Ну что дамы, кто из вас умеет готовить? — Кай провел нас на крохотную кухоньку, совмещенную с небольшой столовой, — Думаю, мне понадобится помощь.

— Я очень скверно готовлю, лучше не пробовать мою стряпню, — Лера села рядом с охотником за обеденный стол, — У Евы хорошо получается.

— Попробуете мой овощной суп и пальчики оближите, — пообещала я, с воодушевлением надевая предложенный чистый бежевый фартук, — Только с печкой управляться не совсем умею.

— Ничего, я научу, — Кай повязал фартук, указывая за ящики, стоявшие вдоль стены, — Там найдешь овощи. Мы не покупаем много, чтобы не испортились, так что бери что захочешь.

Давно я не чувствовала такого успокоения, пока чистила овощи. Как странно, но Кай смог вывести меня из уныния, подшучивая и кривляясь, баловался с едой. Мы вместе смеялись и дурачились, перекидываясь картошкой, словно малые дети. Румар смотрел на нас недовольно, видимо хотел наругать, но Лера его остановила, с улыбкой наблюдая за нашей шуточной перепалкой.

Когда я по неосторожности обожгла пальцы, парень взял меня за руку, пропуская сквозь кожу зеленоватый рой искр. Через мгновение покраснение и боль исчезли, а его лекарский талант привел меня в восторг. Следующие полчаса я засыпала Кая вопросами о его способности, а он охотно отвечал и пояснял непонятные для меня вещи.

Лера помогла накрыть на стол и через несколько минут я набивала щеки обжигающим супом, как обычно закусывая большим количеством хлеба. Даже за плотным завтраком, больше похожим на обед, я не переставала задавать вопросы обо всем на свете. Мое врожденное любопытство не оставило равнодушным даже строгого помощника генерала, он тоже вклинился в разговор.

— "Я рада, что ты пришла в норму. Тоже начинаю приходить в себя, — я вздрогнула, услышив знакомый голос в голове и с изумлением посмотрела на Леру. Она улыбнулась и едва заметно кивнула, — Это мой дар, я могу читать чужие мысли и передавать свои, потрясающе, правда?"


Глава 38. Горькая потеря. Принятие

Я с нескрываемой радостью смотрела на подругу, подперев рукой щеку. Надо же, моя птичка приобрела такой удивительный и полезный дар. Мы тепло смотрели друг на друга, совсем не обратив внимания, как Румар отложил ложку и подошел к окну. Прохладный ветер привел в чувство, и я заметила большого ворона, на спине которого находилась металлическая туба. Именно из нее мужчина достал небольшой свиток. Лера хотела подойти к охотнику, но Кай шутливо пригрозил пальцем и подошел к нему сам, заглядывая через плечо.

— Что там такое, Румар? Письмо от Кайла и Констана? — я нетерпеливо заерзала на стуле, но мужчина молча продолжал читать, не обращая внимания на мой вопрос.

— Вот, попейте чаю, — лекарь поставил перед нами две простые кружки с ароматным напитком и улыбнулся, — Пока Румар до конца дочитает, целый век пройдет.

Я улыбнулась в ответ, принимая травяной чай. Протянула руку, чтобы чокнуться с Лерой, вынуждая ее нехотя взяться за кружку, не сводя пристального взгляда с охотника. Мы пригубили настой за нашу скорейшую победу и возвращение мира в королевство. Не успела я озвучить второй тост про любовь, как голова резко закружилась, в глазах всё поплыло. Тело онемело так сильно, что я не смогла усидеть и начала невольно падать. Сквозь мутную пелену успела разглядеть, как сильные руки Кая удержали меня, а затем и Леру, а потом окончательно потеряла сознание.

Увидела Рагнара в поле. Он стоял среди колосьев, и, услышив мой голос, резко обернулся. Счастливая и окрыленная нашей встречей, я придерживала длинное белое платье и босыми ногами осторожно пошла вперед, готовая вот-вот оказаться в теплых объятиях любимого мужчины. Но генерал выставил руку и тоскливо покачал головой, не сводя с меня пристального взгляда. Неожиданно я наткнулась на невидимую преграду. Пока пыталась нащупать брешь, Рагнар пошёл от меня в противоположную сторону, сжимая кулаки. Я билась в истерике, пытаясь докричаться, но мужчина скрылся среди колосьев, даже не обернувшись.

— Рагнар! — напуганная собственным криком, я проснулась и подскочила на кровати, едва ли не врезавшись в Леру, сидевшую рядом, — Лера, что произошло?

— Не знаю, я только проснулась, — она потерла руками лицо, оглядывая комнату, — Как раз хотела тебя разбудить. Но думаю, Румар и Кай всё же соизволят объяснить, какого черта происходит?

Я обернулась, заметив стоявших у окна воинов. Кай смотрел на охотника вопрошающе, и тот лишь покачал головой, поворачиваясь в нашу сторону. Его твердый взгляд скользнул по нам, затем метнулся к столу, на котором лежал раскрытый свиток. Он размышлял о чём-то, наверное, пытался сформулировать свою мысль правильно, так, чтобы мы поняли.

— Не обижайтесь, девушки, но без сонной травы вы бы не смогли принять новости адекватно, — чуть помедлив, Румар передал нам тот самый свиток, который принес ворон, — Читайте, не торопитесь.

Я, сидевшая ближе всего к краю, неуверенно взяла письмо, показывая его подруге. Буквы всё еще расплывались после употребления чая с сонной травой, но постепенно складывались в предложения.

«Докладываю о наших поисках. Граф Леон Шульский, ныне состоящий в рядах барона Курамье, забрал своего пятого сына, графа Легро в родовое поместье и закрыл под замком. Головорезы убили Рагнара Ларсена, оставив тело в заброшенном поместье. Асхан Амор захвачен принцем Катапей-Катафа и Аханом Амор недалеко от дворца, его местоположение неизвестно».

Свиток выпал из моей дрожащей руки. Последнее что помню, как тьма, мирно спящая во мне, накрыла с головой и ослепила.

Я бежала по старому кладбищу, отталкивая заблудшие души и громко, что есть силы, визгливо орала, излучая всем телом сгустки тьмы. Даже не замечала, как израненные люди с готовностью обеими руками хватают темную магию, словно она является их спасением. Но черт, мне на них так все равно, я должна что-то сделать, может тут смогу найти Рагнара и вернуть реальный мир. Но для этого мне нужно больше тьмы, еще больше, столько, сколько смогу вместить в себя.

— Что ты делаешь, девочка? — меня схватила мужская рука и силой развернула к себе, не обратив внимания на мой злобный рык. Я оглядела человека, узнавая в нем того самого парня, который провел меня в коридор времени и показал прошлое, где я узнала о камне судьбы. Он выглядел так же, как в прошлый раз, но теперь его взгляд был собранным и серьезным, — Прекрати разбрасываться магией, ты не должна делиться ею с душами.

— Я не могу, магия сама… — легкая пощечина заставила меня замолчать и горестно застонать, — Я правда не могу, я должна найти Рагнара!

— Ты должна прекратить добровольно отдавать магию, это неправильно, — не знаю, или его спокойствие и сила в голосе, или моя воля, заставили меня успокоиться и взять себя в руки. Он задвинул меня за спину, отгоняя заблудшие души, — Пошли вон, нет здесь для вас ничего интересного!

Души, недовольно подвывая, прекратили нас окружать и разошлись, периодически поглядывая в нашу сторону с интересом. Парень обернулся ко мне, удерживая за плечо, завораживающе глядя в глаза невероятными чистыми светлыми глазами. Я невольно не могла отвести взгляд, не сразу обратив внимание, как место заблудших душ занимают темные духи, зажимая нас в кольцо.

— Бери их энергию, управляй духами, — его рука медленно скользнула ниже, перемещаясь на локоть, а потом добралась до ладони. Через мгновение он вскинул руку и выскользнул из круга, оставляя меня наедине с темными духами, — Помни, у всего есть предел, ты должна прочувствовать свою грань и взять столько, сколько нужно. Считай, это твой первый и последний урок освоения темной магии. Загляни в себя, найди ту нить, связывающую тебя с миром живых.

— Но Рагнар…

— Нет здесь твоего Рагнара! — парень раздраженно обвел рукой кладбище, — Давно не было живого и очень не скоро окажется тут мертвый. Или его душа заточена где-то в реальном мире, или он всё еще жив. И прекрати цепляться за него, ты сама в состоянии существовать без чьего либо присутствия. Ты — сосуд и именно темные духи всегда будут твоими спутниками на протяжении жизненного пути. Отпусти Рагнара, перестань цепляться за него, откройся без остатка духам.

Я склонила голову, роняя теплые слезы на холодную землю. Перед глазами стоял тот сон, в котором мой генерал оставил меня возле кромки поля и ушел. И на сей раз, я увидела продолжение. Долго смотрела ему вслед, а затем, развернувшись, пошла обратно, в сторону тёмных неприветливых скал.

Я никогда не отрекусь от него, не забуду, всегда протяну руку помощи, буду любить до конца жизни. Но сейчас есть только я и моя неконтролируемая магия, которую надо подчинить себе. Твердо, без сожалений и привязанностей, чтобы положить конец тирании Катапей-Катафа.

— Стоять, — я взмахнула рукой, и дух, хищно приблизившись ко мне самым первым, покорно остановился, — Отдай мне свою силу.

Окутывая тело, темная сущность внезапно начала ластиться ко мне, вынуждая небрежным, почти грубым движением погладить, словно дворовую собаку. Я чувствовала, что, наконец приняла окончательно свою силу и теперь духи начали относиться ко мне иначе. Кто-то дружелюбно, кто-то с восхищением и преданностью. Ослабленный темный отпрянул от меня, отдав почти всю силу и быстро направился в сторону бродивших без дела душ.

— Духи черпают свою энергию из них? — я разогнала остальных сущностей, решив, что силы одного духа будет достаточно, а когда те покорно разошлись, подошла к парню, — И как твое имя? Хочу знать, кого мне благодарить.

— Хранитель, — он улыбнулся, раскинув руки в сторону, — Все это огромное кладбище — приют для заблудших неприкаянных душ. Это те несчастные, не нашедшие покоя в мире живых и теперь служащие подпиткой для темных духов и сосудов. Их запасы энергии нескончаемые, души подпитываются той энергией, которые оставляют после себя духи.

— Какой интересный круговорот. Здесь бывают другие темные маги?

— Раньше часто были, но сейчас они уповают на кровь живых людей и больше не нуждаются в подпитке темными духами, — Хранитель ехидно улыбнулся, — А зря, кровь лишь ненамного может вернуть им силы. То ли дело, ты. Единственный темный сосуд, за долгое время пришедший сюда. Даже твой Рагнар перестал приходить и совсем позабыл старого друга. Но ему простительно, проклятый меч с духом внутри делает его одним из сильнейших магов во всех королевствах. А ты следующая после него. Не забывай, где твоя истинная сила.

— Не забуду, — на радостях я обняла парня, а он негромко рассмеялся в ответ, — Спасибо тебе, Хранитель, за то, что помог не сбиться с пути. Я отправлюсь на поиски Рагнара и мы обязательно закончим начатое.

— Ты молодец, — Хранитель отпустил меня из объятий, одаряя мягкой улыбкой, — Не зря магия Рагнара решила обосноваться именно в тебе. Ну, давай, иди, спасай своего суженого.

Я отправилась по каменной дороге, не прекращая улыбаться, а затем развернулась, чтобы помахать Хранителю. Он по-доброму посмеивался, наблюдая, как я исчезаю в потоке темных искр.

Повернувшись на бок, я благополучно свалилась с кровати, приложившись плечом о холодный твердый пол. Стиснула зубы, и превознемогая боль, отправилась на поиски мужчин и подруги. Они оказались в столовой и что-то громко обсуждали, но стоило мне появиться в дверях, как резко умолкли.

Смотрели на меня с жалостью, но я в ней не нуждалась, поставив перед собой четкую цель найти Рагнара. Села на свободный стул, и подогнув под себя ноги, обхватила колени руками.

— Ева, как ты себя чувствуешь? — Румар цепко оглядел меня, задержавшись взглядом на лице, — Ты бледная. Может, хочешь поесть?

Я отрицательно покачала головой, продолжая безэмоционально рассматривать всех присутствующих. Кай переглянулся с Кайлом и Констаном, и собирался встать, но Лера махнула рукой, вынуждая лекаря со вздохом сесть на место.

Румар говорил о том, что не зря Рагнар собрал их давно распавшийся отряд и теперь именно они и мы с Лерой должны найти способ победить Катапей-Катафа, пока не стало слишком поздно. Принц ловко обвел вокруг пальца короля и его приближенных, с помощью Ахана Амор подменив их воспоминания, а барон Курамье со своими головорезами охраняли дворец, чтобы генерал и его союзники ни на шаг не смогли подойти к Стейн-Каннету.

Если уничтожить Ахана, который взглядом мог стереть все воспоминания, превратив человека в куклу, появился бы хоть маломальский шанс. Но стиратель душ хорошо орудовал мечом и кинжалами, а потому подступиться к нему было невозможно. Друзья продолжали рассуждать, не вовлекая меня в разговор, а я явственно понимала, что должна сделать, яростно сверкнув глазами всего лишь на несколько секунд. Но мой взгляд не остался незамеченным хмурым охотником.


Глава 39. Как я вернулась к господину

Я тихо кралась в конюшню глубокой ночью, когда все нормальные люди спали, и останавливать меня попросту было некому. Теплый плащ согревал от ночной прохлады и частично скрывал лицо, я старательно подготовилась к путешествию, которое должно было дать мне шанс расправиться с принцем, а заодно и Аханом. Ну, буду надеяться, что Констан, как лучший следопыт, не пойдет по моим следам и не испортит всю малину.

Из их разговоров я поняла, как такого плана нет, но они напряженно думали целый день, правда большинство идей оказались нежизнеспособными или неэффективными. Я терпеливо высидела с мужчинами и Лерой все время, до самой ночи, пребывая в своих мыслях и не с кем не разговаривала. Меня благополучно не трогали, давая возможность спокойно обдумать план, который оказался до безумного прост.

Всего лишь надо отыскать Катапей-Катафа и согласиться на его предложение присоединиться к нему. Я была абсолютно уверенна, что принц не сможет отказаться от возможности пополнить свой малочисленный отряд еще одним темным магом. А всадить в него кинжал, припрятанный под плащом, лишь вопрос времени.

Услышав шорох за спиной, я резко обернулась, но сзади никого не было. По инерции продолжая путь, я столкнулась с кем-то и с громкой руганью отпрыгнула, от неожиданности испугавшись. Передо мной стоял Румар, недовольный, как тысяча чертей, и, сложив руки на груди, преградил путь к конюшне.

— Гуляешь? — от холодного тона мурашки по коже пробежали целыми табунами, и увидев мой неуверенный кивок, охотник подошел вплотную, не спуская с моего испуганного лица твердого взгляда, — Не подходящее время для прогулок, возвращайся в комнату. Чтобы ты не задумала, ничего не выйдет. Бороться нужно с союзниками, а не в одиночку.

— Нет, я с тобой не согласна, — изловчившись, я проскочила под его тяжелой рукой, — Пока вы придумываете план по спасению Асхана и Легро, я найду Рагнара.

— Никто не уйдет из крепости, пока я командую вместо генерала, — меня, словно котенка схватили за шкирку, — Знаю, ты расстроена смертью Рагнара, но он действительно мертв. Кайл и Констан с почестями похоронили его возле заброшенного поместья.

— Ты ошибаешься! — я изо всех сил постаралась вырваться из стальной хватки, но Румар поставил меня на ноги и с силой встряхнул. Пришлось ухватиться за его плечи, чтобы не упасть, — Рагнар жив и ему вероятно нужна помощь!

— Знаю, после прочтения письма ты расстроилась так сильно, что попала в обитель темных духов, но ты не ведаешь что творишь, — мою попытку укусить прервали на корню, закрыв рот ладонью, — В тебе бушует тьма и именно она командует и подчиняет себе. Ты должна быть выше магии и мыслить здраво.

Извиваясь словно уж, я всячески пыталась ударить мужчину в пах, но когда он нанес несильный удар по коленям, одновременно отпуская руки, мешком рухнула на землю. Меня тут же скрутила крепкая лоза, появившаяся из земли, и немного приподняла.

Хотелось истошно заорать, но тогда бы остальные проснулись и прибежали посмотреть на бесплатное цирковое представление. Я зашипела, стоило Кайлу оказаться в поле зрения, но он спокойно поднял руки, демонстрируя обманчивую беззащитность.

— Вы не понимаете, Рагнара нет в мире темных духов, — я пыталась вырваться, не обращая внимания, как мелкие шипы царапают кожу, — За гранью он тоже не мог оказаться, мертвые туда не попадают!

— Хватит, Ева, успокойся, — Кайл чуть ослабил путы, но я продолжала неистово брыкаться, — Я сам лично проверял пульс у Рагнара, он был мертв, когда мы пришли. Тебе нужно прийти в себя, попить успокаивающий отвар…

— Сам пей свой отвар, — злобно усмехнувшись, я заметила лушку, спешно летевшего в мою сторону, — Вот поймете, что я была права, тогда и поговорим. А сейчас извините, спешу отправиться на поиски.

Пока мужчины переглядывались, лесной дух успел приземлиться мне на плечо и ослепительно ярко вспыхнул. Меня неистово тряхнуло, последнее, что я увидела, как лоза падает на землю и Румар смотрит с сожалением. Лушка перенес меня к реке, возле которой разбил лагерь сам принц. Стоило мне молча свалиться на землю, как люди Курамье не мешкая направили в мою сторону стальные мечи. Я поджала под себя ноги, поднимая руки вверх.

— Что за шум? — Катапей-Катафа вышел из обычной палатки, оглядываясь по сторонам. Увидев меня, расплылся в обаятельной улыбке, — Ну-ну, отпустите мечи. Как можно угрожать такой прелестной девушке? Чем обязан, иномирянка? Ты, наконец, осознала, что моя победа близка? Хочешь принять мое предложение?

— Хочу, — я облизала пересохшие губы, поднимаясь на ноги. Отряхнула плащ, давая себе передышку в несколько секунд, — Я всех потеряла и могу признаться, что ты оказался сильнее даже Рагнара. Больше некому бороться против тебя, а я не хочу умирать так скоро.

— И ты поняла, что в одиночку не сможешь выжить, поэтому решила, как нельзя вовремя вспомнить о моих словах? — словно дикий хищник, принц медленно подошел ко мне, прикасаясь к моему открытому горлу тыльной стороной ладони, — Я знал, Ева, что ты умная девочка. В тот момент, когда мы были во дворце, ты не была еще сломленной, верила в вашу победу. А сейчас ты действительно потеряла всё, что у тебя было. Говоришь, не хочешь умирать?

— Хочу жить, — кивнула уверенно, стараясь не показывать страха и ярости, — Быть на стороне сильнейшего, чтобы выжить, обычный инстинкт выживания.

— Обычный инстинкт для необычной девушки с темным даром, — его рука уже обвила мою шею, но не сдавливала, — Я подарю тебе жизнь. Более того, ты станешь первым темным магом в моей небольшой армии, сможешь командовать такими же темными сосудами, как ты сама.

— Господин, эта девчонка постоянно вставляла нам палки в колеса, — Курамье злобно выступил вперед, — Вы не можете взять ее под свое крыло и сделать командиром темных охотников! Она всегда была предана Ларсену, пыталась донести на вас Стейн-Каннету.

— Верно, Курамье, верно, — Катапей-Катафа даже не повернул голову в сторону верного барона, продолжая испепелять меня взглядом, — Когда-то эта иномирянка действительно была против нас, недальновидно отвергнув мое предложение. Но Ларсена больше нет, как и ее преданности ему, иначе я не вижу смысла быть преданным мертвому человеку.

— Как скажете, господин, — я кожей ощущала неприязнь, исходившую от барона, даже его люди смотрели на меня недоверчиво. И лишь один принц оглядывал с восхищением, словно долгожданный трофей, и полной уверенностью, что теперь я буду преданна лишь ему. Курамье сквозь зубы выдохнул, — Что будем делать дальше, господин?

— Для начала Ева докажет мне свою безоговорочную преданность, — мужская рука, по-прежнему не отпускавшая мое горло, неожиданно сжалась, — Больше мне не нужен кровавый отвар, во истину, я овладел великой магией подчинения.

Сказать, что я испугалась, ничего не сказать. Кажется, даже волосы на голове зашевелились, но я понимала, что бежать поздно. Какая же всё-таки тупица, дура и идиотка! Почему не послушалась Румара, когда они с Кайлом пытались меня остановить? Верно охотник сказал, бороться нужно с союзниками, а не в одиночку…

Я осознала смысл его слов слишком поздно, добровольно оказавшись в руках заклятого врага. Мою горестную улыбку Катапей-Катафа принял за готовность подчиниться, его склеры внезапно стали чёрными, завораживая и привлекая к себе внимание. Я чувствовала, как теряюсь в неизвестных до этого ощущениях, сгораю изнутри дотла, превращаясь в кровавый пепел.

Распахнула глаза, когда принц отпустил меня, и, улыбаясь, заложил руки за спину.

— Готова ли ты служить мне верой и правдой, моя преданная на веки Ева?

— Готова, мой господин, — я в это же мгновение опустилась на одно колено, склоняя голову, — Я буду служить вам верой и правдой.

— Господин, как вы это… — Курамье в ужасе наблюдал, как я поднимаюсь на ноги, и по приказу принца, оказываюсь в его объятиях, — Она смотрит на вас, словно вы бог…

— Да, Курамье, да, — мягко обнимая меня за талию, принц победно улыбался, — Теперь Ева самая преданная из всех вас и никогда меня не покинет. Жаль, что я могу подчинять лишь тех, кто придет ко мне добровольно. Но зато эта девушка станет единственной и неповторимой моей служащей.

— Вы, могли бы подчинить себе целую армию, если бы захотели.

— Мог бы, но немногие войдут в новый мир со мной, — Катапей-Катафа провел ладонью по моим волосам, а затем прикоснулся к щеке, наблюдая, как я отвечаю на его ласку, — Лишь избранные смогут занять место подле меня и моей королевы. Или ты всё еще считаешь, что Ева по-прежнему предана Рагнару? Вижу сомнение в твоих глазах.

— Нет, господин, я вижу ваше могущество и конечно верю, что она теперь на нашей стороне… — барон почтительно склонил голову.

— Вот и славно, — принц выпустил меня из объятий, — Приведите ко мне Асхана, хочу полюбоваться плодами своих трудов.

Я спокойно стояла рядом со своим господином, а когда он протянул свою ладонь, с благоговением сжала, глядя на свое отражение в его глазах. Разумеется, я без промедления защищу его ценой своей жизни, исполню любой приказ и всегда буду рядом, когда он этого пожелает. Так будет всегда, до последнего моего вздоха. Я разорву всех оставшихся врагов, помогу ему воссоздать новый мир, тьмой и кровью расчищу путь к трону великого короля, Катапей-Катафа. И если он желает, с великой честью стану его королевой и матерью наследников.

— Отпусти Еву! — мы так засмотрелись друг на друга, что не сразу заметили возращение нескольких воинов и Асхана, закованного в цепи. Одновременно посмотрели в его сторону, а читатель душ с непониманием смотрел на наши сцепленные руки, — Ева, что происходит? Почему ты с этим отродьем?

— Не смей так отзываться о моем господине, — я положила руку на кинжал, когда сопротивляющегося мужчину подвели к нам, — Что прикажите сделать?

— Хочу, чтобы Асхан заглянул в твою душу, — Катапей-Катафа склонил голову, наблюдая, с каким безоговорочным подчинением я смотрю в глаза ошарашенного Амора, — Ну же, читатель душ, делай что должно, пока будущая королева всё еще милосердна с тобой.

— Что, чёрт возьми, ты хочешь знать? — Асхан отвел от меня пристальный взгляд и злобно уставился на принца, — Ты и сам знаешь, что под твоим магическим воздействием Ева до смерти предана тебе, но в душе понимаешь, что это всего лишь магия, и на самом деле она бы с удовольствием растерзала тебя.

— Ошибаешься. Она добровольно пришла ко мне и захотела остаться на моей стороне, потому что в скором времени именно я стану королем и брошу мир к ее ногам, — Катапей-Катафа махнул рукой своим подчиненным, — Уведите его обратно. Теперь он знает, что потерял своих преданных союзников. Тебе ничего не остается, как перейти ко мне в подчинение, читатель душ.

Глава 40. Бой против врагов

— Господин, разведчики сообщили, что армия троллей направляется из запретных земель к столице.

Я тут же оглядела принца, который смотрел на графа Леона с недоумением. Внезапно его охватила вполне осязаемая ярость, но он так и не отпустил мою руку. Глаза горели демоническим огнем, а лицо исказила гримаса нескончаемой ненависти.

— Остановить любой ценой! — от его истошного крика птицы встревоженно вспорхнули с веток деревьев и улетели прочь, — Не дайте вождю К'азуле добраться до дворца, он прямиком направится к моему брату! Что встали, болваны? Я вас всех к чертям перережу!

— Мой господин, — видя, как перепуганные воины сталкиваются лбами, пытаясь вооружиться, я сжала мужскую ладонь, привлекая внимание принца, — Я знакома с вождем троллей, могу отправиться вперед и выяснить, с какой целью его армия отправляется в столицу и кто донес на вас.

— Да, иди, — его ярость поутихла, он даже смог фальшиво улыбнуться, — Возьми моих темных магов, делай что хочешь, но К'азула не должен добраться до Стейн-Каннета.

На его громкий свист откуда-то из-за деревьев прибежали двое молодых людей, одетые в обтягивающие кожаные доспехи и вооруженные катанами. Волосы парня и девушки были гладко зачесаны и заплетены в тугие косы. Они с преданностью смотрели на моего господина, склонив головы в почтительном поклоне. Я ощутила знакомую темную магию, но более слабую, чем моя собственная. Без сомнений, это были темные охотники, о которых упоминал барон.

— Это Ева, будущая королева Разии и ваш непосредственный командир, — от благодушия Катапей-Катафа не осталось и следа, он говорил жестко и громко, — Идите с ней, выполняйте ее приказы. Вы должны уничтожить армию троллей. А теперь пошли вон!

— Слушаемся, господин, — темные маги, не поднимая головы стали пятиться, исподлобья наблюдая, как принц передает мне несколько пластинок для перемещений и стальной меч в ножнах, — Мы сделаем всё, чтобы порадовать вас!

С тоской наблюдая, как господин вновь вспылил и разразился громкой бранью, я мысленно поклялась найти виновника его плохого настроения и немедленно покарать. Мы встали в круг, и я сломала пластинку, закрывая глаза и настраиваясь на свое первое задание в качестве командира темных магов моего господина. Нас перенесло к кромке леса, вдоль которой тянулась широкая дорога. Именно по ней шла невообразимо огромная армия троллей, во главе которой гордо шествовал сам вождь К'азула.

— Как ваши имена? — я позволила себе осмотреться, прикидывая, как лучше завязать диалог с вождем, чтобы не вызывать подозрений.

— Мика и Роланд, госпожа, — девушка склонила голову, — Каков план? Что мы должны сделать?

— Наблюдайте, — я встала в полный рост, готовясь выйти на пыльную дорогу, — Я вступлю с К'азулой в переговоры. Как только достану меч, этот жест станет сигналом к нападению. Никого не жалейте, наша цель — не пропустить их дальше.

Убедившись, что мой приказ поняли, я вышла на дорогу, когда тролли почти дошли до нас. Преградила путь изумленному вождю, и он немедля дал знак своим подчиненным остановиться. Мы замерли напротив друг друга, явно не представляя, что делать дальше. Я нервно кусала губы, не убирая руки с кинжала, висевшего на поясе. Пришлось натянуть на лицо доброжелательную улыбку и изобразить безмерную радость от "неожиданной" встречи.

— Ева, — в отличии от моей, улыбка К'азулы казалась искренней, будто он действительно был рад встрече, — Я совершенно не ожидал тебя встретить здесь. Ты пойдешь с нами в столицу?

— Вождь К'азула, — хоть во мне и бурлила ярость, я всячески старалась ее сдержать и даже уважительно склонила голову, — Зачем вы направляетесь в столицу? Насколько мне известно, тролли стараются не покидать свои запретные земли.

— Это верно, но Рагнар убедил нас оказать ему помощь, — видя, каким убийственным стал мой взгляд, вождь нахмурился, и в его тоне появилась подозрительность, — Разве ты не застала его возращение в тайную крепость? Он должен был сообщить о нашей поддержке и скорой поимке принца.

— Рагнар направился в свою тайную крепость? — я не смогла сдержать звериного рыка, с ясностью понимая, что проблем стало гораздо больше, учитывая то, что его люди обладали весьма впечатляющими способностями. Чёрт, как он смог выжить? Ведь воины господина беспощадно убили генерала, а через какое-то время его союзники похоронили. Уже не скрывая неконтролируемую ненависть, я резким движением достала меч, направляя острие прямо на вождя, — Боюсь, ваше путешествие окончится здесь, если вы не вернетесь в свои земли прямо сейчас.

— Ты что творишь? — К'азула попытался сделать шаг в мою сторону, но рядом со мной появились Мика и Роланд, обнажившие катаны, вынуждая тролля отступить, — Как это понимать, Ева? Изволь объяснить.

— Вы не пройдете дальше по приказу будущего короля Катапей-Катафа, нашего господина, — я даже не размышляла, просто сделала несколько быстрых шагов вперед, чтобы убить удивленного вождя, — Время на размышление закончилось, примите с гордостью легкую смерть, дарованную моим господином.

Но мой удар, в который я вложила всю силу, неожиданно легко парировал огромный меч. Я вскинула голову, встречаясь с пронзительным взглядом генерала королевской армии, прикрывшего вождя К'азулу. Быстро отпрянула и оглянулась, почувствовав чьё-то присутствие за спиной.

Охотник стоял наготове, прицелившись в меня из огромного массивного лука, а Кайл отряхивал руки, наблюдая, как белая лоза окутала моих магов, не давая им возможности пошевелиться. Я резко дернулась в их сторону, но Кайл выступил вперед, закрывая собой темных охотников.

— Не советую этого делать, Ева. Моя белая лоза остановит любого темного мага. Уж поверь, мне хватит сил, чтобы остановить даже тебя, — приветливо улыбаясь в ответ на мой недружелюбный оскал, парень сложил руки на груди, — Так что нужно тебе немного успокоиться и поразмыслить над ситуацией, в которую ты сама по неосторожности попала.

— Идите дальше, вождь, — я вновь обернулась, услышив ненавистный голос генерала, — Придется пойти другой, более долгой дорогой, но больше вас никто не побеспокоит в пути.

Я бессильно наблюдала, как армия троллей быстро уходит назад, и приняла решение биться до последнего. Возможно, у нас с темными магами еще есть шанс остановить троллей, после того как мы уничтожим Ларсена и его людей. Чёрт, мы должны это сделать во благо нашего господина, иначе его уничтожат из-за нашей слабости.

Видя, как Рагнар отпускает темный меч, я уверенно бросилась в атаку, надеясь застать его врасплох. Вновь зазвенела сталь. Я без устали наносила вполне уверенные удары, старалась двигаться максимально быстро, но чёртов генерал ловко их парировал, так и не перейдя в сокрушительную атаку, хотя у него была не одна возможность атаковать меня.

— Сражайся в полную силу, — я смахнула капли пота со лба, с раздражением глядя, как тоскливо и пораженно на меня смотрит Рагнар. Хотелось вцепиться в его лицо и стереть эту дурацкую скорбь с физиономии. Тяжело вдохнув и не дожидаясь ответа, вновь бросилась в атаку, — Я убью тебя, чего бы мне это не стоило!

— Я никогда в жизни не нанесу тебе увечья, — продолжая отбиваться, мужчина уловил момент, когда я стояла полубоком, и одним движением выбил мой меч, хватая меня за плечо, — Ева, остановись, пожалуйста. Посмотри на меня!

Я гортанно зарычала, и не думая выполнять его просьбу. Левой рукой выхватила кинжал, о котором совсем забыла и с размаху всадила в мужское плечо. Рагнар дернулся и отпустил меня, отшатнувшись назад. Не мешкая схватилась за меч, лежавший под ногами, но неожиданно кто-то налетел на меня со спины и чуть ли не сбил с ног. Пошатнувшись, я смогла устоять, заметив, как женские руки вцепились в талию, пытаясь удержать.

Локтем ударила противника в живот, выворачиваясь их слабых рук, и тут же оказалась за спиной Леры, приставляя меч к горлу, удерживая за запястье. Генерал моментально остановился, осознавая, что мне ничего не стоит перерезать горло его союзнице. Все замерли, тревожно наблюдая за моей рукой, которая могла с легкостью оборвать жизнь.

— Отпусти моих людей, — видя, как Кайл колеблется, я без сожаления приставила лезвие меча к горлу всхлипывающей Леры, почти касаясь ее кожи, — Второй раз повторять не буду. Делай, что говорю.

Взмах руки — и лоза, окутывающая темных магов, упала на землю. Стоит отдать им должное, охотники пошли в атаку стремительно быстро, призывая на помощь темных духов. Пока Кайл и Румар отвлеклись на них, я с силой оттолкнула девушку в сторону леса, понадеявшись, что она сломает что-нибудь при падении и уже не сможет встать. Краем глаза заметила приближающихся Кая и Констана, но понимала, что лекарь и следопыт не станут вступать в бой, а поэтому потеряла к ним всякий интерес.

— Прошу, Ева, выслушай меня, — заметив, с каким рвением я вновь рвусь его убить, генерал предпринял еще одну попытку остановить меня, — Девочка моя, я найду способ избавиться от этого заклятия, обещаю, только дай мне шанс помочь тебе.

— Я не твоя девочка, — я вскинула руку, создавая темную плеть, удар которой Рагнар отбил своим мечом, при этом невольно отступил назад, — У меня есть господин, которого я люблю, и буду служить ему вечно.

Не давая мужчине возможности отвлекать меня пустыми разговорами, я одним движением убрала меч в ножны, призывая вторую темную плеть. Он продолжал отбиваться, хотя несколько раз плети почти задели его. Рагнар мог бы использовать темную магию, но почему-то полагался только на свой проклятый меч.

Я шла напролом, не переставая взмахивать плетьми и не позволяя противнику перевести дух. Почти оттеснила его к кромке леса, вкладывая в удары всю силу и ярость, накопившиеся во мне, но чертова белая лоза сковала тело неожиданно и резко дернула назад.

Плети мгновенно испарились, а я принялась судорожно вырываться и истошно орать, наблюдая, как Румар помогает подняться Рагнару. Мельком оглядевшись, заметила убитого Роланда, лежавшего посреди дороги. Из его спины торчала стрела, а Мика с разбитой губой сидела рядом, связанная всё той же лозой и едва находилась в сознании.

С мелкими ссадинами и синяками, союзники генерала были живы и твердо стояли на ногах, в отличии от моих людей. Я понимала, что подвела своего господина и уже не сумею остановить армию троллей. Надеюсь, его воинам хватит сил перехватить их у столицы и когда-нибудь я смогу вновь заслужить доверие и любовь Катапей-Катафа.

Я закрыла глаза, когда Рагнар подошел ко мне, чтобы вновь попытаться подорвать доверие к моему господину. Старалась собраться с мыслями, но когда совсем рядом прозвучал знакомый родной голос, я с удивлением и безграничной радостью поняла, что спасена.

— Отойди от нее, Ларсен.

Глава 41. Конец всего

— Я не стану повторять несколько раз, Ларсен, — Катапей-Катафа, окруженный своими воинами, встал рядом с генералом, опасно сверкая глазами, — Если хочешь, чтобы ты и твои люди пожили еще немного, прикажешь отпустить ее.

— И не подумаю, — Рагнар упрямо поджал губы. Бегло осмотревшись, усмехнулся, — Как идут дела по захвату власти? Сколько тебе времени нужно, чтобы свергнуть Стейн-Каннета с престола?

— Если бы ты в очередной раз не вмешался в мои планы, — принц ядовито зашипел, медленно надвигаясь на противника, — Стейн-Каннет умер бы через неделю, во время полнолуния. Но ты живучий, сукин сын, никак не можешь успокоиться…

— Мой господин… — я визгливо заорала, заметив короля и вождя троллей, стоявших чуть в отдалении, никем незамеченных, в окружении гвардейцев и боевых магов. Но лоза резво дернулась ко рту и я болезненно замычала, так и не успев предупредить Катапей-Катафа об опасности.

Заметив мой тревожный взгляд, направленный за его спину, принц медленно обернулся. Всё было кончено для него, Стейн-Каннет слышал каждое слово и очевидно имел настоящие доказательства, которые свидетельствовали против его младшего брата. Я умолкла и перестала вырываться, с ужасом осознавая, что теперь моего господина будут жестоко пытать, а потом его ждет виселица.

— Так это был ты, — поправив королевскую мантию, Стейн-Каннет сложил руки в замок на животе и гордо двинулся вперед, холодно глядя на принца, который замер в нерешительности, — Из-за тебя я предал своих названных братьев, верных друзей. Объявил предателями, хотя до последнего не верил в их причастность. А это всё твои проклятые козни. Доказательства, которые ты принес, заставили меня отречься от тех, кто верно и бескорыстно служил мне, и никогда в жизни я не смогу получить их прощение. И что ты сделал с этой девушкой?

— Подчинил себе, — даже не смотря на то, что его раскрыли, мой господин продолжал прямо стоять и гордо смотреть вперед, — Тебе не понять, брат. Я несу бремя, возложенное на меня матерью с самого рождения, и буду верен себе и своим принципам до конца.

— Ты мне не брат и никогда им не был, — король взмахнул рукой, — Задержите всех предателей до единого, больше ни одна жизнь не будет загублена этим человеком и его приспешниками. Рагнар, приведи Катапей-Катафа ко мне.

Я в ужасе стала вырываться, не замечая, как из глубоких порезов, оставленных шипами, течет кровь. Просто не могла вновь подставить своего господина, пообещав, что отдам жизнь за него. С силой разорвала крепкую лозу, перепачкав белые стебли кровью. Схватила меч, брошенный на землю, и ринулась в сторону генерала, чтобы убить и не позволить отвести принца к Стейн-Каннету.

— Рагнар, сзади!

Мне нужны были всего лишь несколько секунд, я уже яростно замахнулась, но почувствовав острую боль в ребрах, отпрянула назад. Взвыла в голос, когда стрела вонзилась в правый бок, и мешком рухнула назад. Меч откатился в сторону, а я громко ревела, не в силах вытерпеть ни с чем несравнимую боль. Цеплялась за сухую землю, пачкая пальцы и апатично наблюдала, как кровь медленно впитывается в почву вокруг меня.

— Чёрт, Румар, не стреляй! — Рагнар навис надо мной, закрывая своим крупным телом восходящее солнце, и в его глазах плескалась искренняя тревога, — Кай, помоги ей, кажется, стрела вошла слишком глубоко.

Продолжая громко скулить, словно побитая собака, я понимала что умираю, а еще внезапно осознала, что больше ничем не смогу помочь своему господину. Из последних сил нащупала стрелу и попыталась выдернуть, причиняя себе огромную боль, которую выдержать уже не смогла и наконец, потеряла сознание.

После непродолжительной темноты, я неожиданно кубарем свалилась на землю, с непониманием оглядываясь по сторонам. Я лежала совершено обнаженная в мире темных духов, на том самом кладбище, где в полной мере освоила свою магию. И что, так выглядит жизнь после смерти? Я останусь здесь навсегда и не смогу вернуться в мир живых? Не самая радужная перспектива…

— И чего ты тут забыла? — Хранитель резко навис надо мной, заставив вздрогнуть, а затем присел на корточки, совершенно не обратив внимания, что я лежу перед ним нагая в позе морской звезды, — Рано еще умирать, очень рано. Давай, возвращайся в реальный мир, нечего тут голой щеголять.

— Я не умерла? — принимая его руку, я медленно встала, кое-как удержавшись на слабых ногах, — И могу вернуться обратно?

— Конечно, глупая. Ты просто обязана вернуться, вершить великие дела, — он игриво щелкнул меня по носу, — Даже не упрашивай, сейчас тебе здесь делать совершенно нечего, энергии у тебя достаточно, в подпитке ты не нуждаешься, а твой драгоценный Рагнар сюда не приходил.

— Может я пришла к своему другу? — поежилась, обхватив себя руками, — Какой ты бессовестный, Хранитель. Хочешь прогнать подругу, как не стыдно?

— А вот и нет, — он нравоучительно поднял указательный палец, — Ты решила, что умерла и больше незачем жить. Не хочешь возвращаться в реальный мир, но я тебя заставлю, даже не сомневайся. Не думай, что сможешь навешать мне лапшу на уши. Сердечно буду рад, когда ты поправишься, и вы навестите меня с Рагнаром, а сейчас, давай, проваливай.

Я хотела возмутиться, но Хранитель буквально выкинул меня из своей обители, взмахнув рукой. Сперва меня засосало в темный круговорот, из-за чего пришлось зажмуриться, а потом безбожно бросило вниз. И боясь разбиться или оказаться в неизвестности, я с криком открыла глаза.

— Ева, ты очнулась, — заметив мой ошарашенный взгляд, генерал с осторожностью прикоснулся к щеке, а когда я попыталась укусить его за ладонь, вовремя отдернул руку, — Потерпи, скоро приближенный маг Стейн-Каннета придет, чтобы снять с тебя заклятие.

— Ты! — я пыталась дернуться, но крепко оказалась связана грубыми веревками, — Куда ты меня притащил?

— В заброшенное поместье, раннее принадлежавшее королевскому роду, — да, мало что осталось от былой королевской роскоши, полуразрушенные стены, в которых росли дикие растения, и чудом сохранившиеся остатки крыши, — Здесь похоронена моя иллюзия, созданная Георгом.

Совершенно разбитая, я уже не могла ни кричать, ни вырываться, лишь бездумно смотрела по сторонам. В проеме, где раньше была дверь, появилась Лера в обнимку с Асханом. Улыбалась приветливо, видимо надеялась, что это вызовет во мне хоть какой-то эмоциональный отклик, но нет, лишь прибавилось раздражение. Приложив усилия, и ерзая попой по деревянному полу, я отвернулась ото всех, сгорбив спину, и кусая губы в кровь, гадала, что меня ждет.

— Ну-ка не горбься, — мужская ладонь несильно хлопнула меня по спине, и я возмущенно выругалась, собираясь плюнуть в лицо Легро, севшего напротив меня, но черти всех дери, во рту, как назло пересохло. Граф же сиял от радости, словно начищенный чайник, приводя меня в бешенство, — Не надо показывать мне зубки, я знаю, ты рада, что все живы-здоровы, и наконец, всё закончилось.

Я устало молчала, а потом решила, что лучше уткнусь носом в пол и попробую поспать, свернувшись калачиком. Но едва моя голова наклонилась вслед за телом, как Рагнар удержал меня, сажая обратно. Я закатила глаза, когда он поднес к губами железную кружку, продолжая удерживать за плечи второй рукой.

— Сам пей свою отраву, — начала воротить нос, но мужчина надавил на щеку, вынуждая вновь повернуть голову, — Отстань, сказала! Иди к черту со своей водой.

— Какую еще отраву? — пальцами он приоткрыл мне губы и даже не поморщился, когда я, наконец, его укусила, — Обычная родниковая вода. Хватит сопротивляться, просто попей.

Я дернула головой, выбивая кружку из его руки. Та со стуком покатилась, расплескивая почти всю воду, вынуждая генерала горестно вздохнуть. Он уселся рядом, грубым движением притянув меня к себе, и крепко удерживал одной рукой, не давай возможности пошевелиться. Моя голова покоилась на его груди, вызывая у меня дичайший приступ отвращения.

Подняв взгляд, я обнаружила пожилого мужчину, стоявшего возле входа и с интересом наблюдавшего за нами. Вот и маг прибыл, сейчас начнутся нестерпимые пытки, от которых я в скором времени умру, и Хранитель больше не посмеет выгнать меня из своей обители.

— Здравствуйте, молодые люди, — старец шаркающей походкой двинулся в нашу сторону, вынуждая Рагнара наконец отпустить меня и встать на ноги, — Ну что, юная леди, готова к осмотру?

— Вы хотели спросить, готова ли к пыткам? — смотрела на мага недобро, очень уж хотелось показать ему язык, но я удержалась от подобной вольности.

— Да боги с тобой, — тот мягко улыбнулся, ласково гладя меня по короткой шевелюре, — Никто не станет тебя пытать, наоборот, я помогу вернуться в твое обычное состояние. Ну, смотри на кристалл. Да чего ты нос воротишь? Глянь, какое загляденье.

Я честно пыталась отвести взгляд, но генерал обхватил руками лицо, вынуждая смотреть прямо на голубой овальный кристалл, висевший на серебряной цепочке. Однако, как же это завораживало, кажется, я даже приоткрыла рот от удивления, продолжая всматриваться в едва дрожащую вещицу. Весь мир переставал существовать, мое сознание сконцентрировалось в одной точке и полностью расслабилось. Ух, всё на свете бы отдала, лишь бы это не кончалось, но, увы, хорошего понемногу.

— Магия подчинения, которой владели древние эльфы, — кивнул старец, возвращая кристалл в широкий рукав мантии, — Не знаю, где принц смог ей научиться, но теперь лишь он сможет снять своё заклятие. Но я уверен, Катапей-Катафа не под какими пытками этого не сделает.

— И что же делать? — Рагнар тоскливо наблюдал за моим расслабленным лицом, так как я всё еще пребывала в эйфории, — Неужели нет никакого способа ей помочь?

— Можно вернуть девушку обратно в земляной мир, там, вероятнее всего, разум вернется в норму, — видя, как вспыхнули глаза генерала, маг мягко предупредил, — Но есть большая вероятность, что она забудет наш мир и всё, что с ним связано.

— Зато Ева избавиться от гнета принца, — Шульский положил руку на плечо Рагнара, видя, в каком замешательстве он находится, бессильно сжимая кулаки, — Заклятие спадет, она вновь станет собой.

— И я не смогу прийти к ней, никто из нас не сможет…

— Я помогу ей вспомнить, буду наблюдать за здоровьем Евы, — Лера с Асханом подошли к безутешному генералу, — Как только она поправится и вспомнит что-нибудь, мы обязательно вернемся. А до тех пор я буду приходить к вам каждую ночь, и рассказывать обо всём.

— Это ожерелье для перемещения? — Рагнар апатичным взглядом осмотрел Леру, и, увидев обнадёживающий кивок Амора, нехотя согласился, — Делайте что должно, я не стану препятствовать.

Легро развязал руки, а мне уже было все равно, я находилась в состоянии экстаза, не обратив внимания, как подруга крепко прижалась ко мне, готовясь вернуться домой.

Глава 42. Заслуженное спокойствие

Внешне ничего не изменилось, мы по-прежнему сидели в заброшенном поместье. Но внутри, кажется, взорвалась бомба замедленного действия. Тело неожиданно прострелила сильная судорога и внезапно оно онемело. Я не могла пошевелиться, лишь моргала глазами, даже не в состоянии сфокусировать на чём-нибудь взгляд, а белесая дымка окутала лицо, мешая мне чётко лицезреть происходящее вокруг.

— Почему они не переместились? — Асхан с удивлением смотрел на нас, — Может из-за магического ожерелья?

— Не в нем дело, — старец задумчиво погладил бороду, — Кажется, их чужеродная жизненная энергия окончательно приспособилась к нашему миру. В земляной мир им дорога закрыта.

— Но что будет с Евой? — Рагнар в ужасе попятился, и уперевшись в каменную колонну, возле которой я сидела в полном непонимании, медленно опустился рядом, — Она никогда не сможет избавиться от заклятия?

— Подождите, что с ней такое? — Лера осторожно прикоснулась к моему плечу и легонько потрясла, — Она не реагирует! Ева? Ева!

— Похоже, что мой магический кристалл произвел на нее другой эффект, — ладонь мага вновь опустилась на мою многострадальную голову, — Никогда не видел ничего подобного. Эта вещица помогает определить, какое заклятие или порча наложено на человека, но теперь свет кристалла отчего-то пытается одержать верх.

— Я читал о таком, — Легро задумчиво заложил руки за спину, — Легенда об эльфийском фениксе. Жену императора Луаморье прокляли, наложив на нее чары забвения. Она так сильно хотела жить, что последние силы и время, что у нее оставались, потратила на молитву фениксу, что являлся символом плодородия, а после замерла без движения. Женщина была неверующей и знала лишь эту молитву, которой ее научили в юности. Божество сжалилось и одарило ее зернышком, в которое вложило свою силу. Но неожиданно совершенно несовместимая, но более сильная магия уничтожила чары забвения, и императрица вновь смогла двигаться.

— Это всё сказки, молодой человек, — старец неодобрительно посмотрел в сторону Шульского, — Эта легенда, конечно, имеет право существовать, но не более.

— Я знаю, что вижу, — Шульский указал на меня пальцем, — Вы сами сказали, что ваш кристалл предназначен для других целей, но именно его свет помогает Еве. Сила несовместимой магии действительно существует.

— К счастью я не верю в легенды, — маг поправил мантию и задумчиво огляделся, — Возможно из-за того что она иномирянка, с ней происходит подобное. В любом случае, скоро ее мучения окончатся и она вновь станет собой. Теперь я должен откланяться.

Наблюдая, как старец уходит, я не понимала, как он смог стать приближенным королевским магом с таким-то скептицизмом. Вообще, по сути, мне надо было паниковать, ведь, черт возьми, я не могла пошевелиться, но где-то в глубине души хладнокровно понимала, что этот небольшой дискомфорт поможет мне почувствовать себя лучше.

Поэтому я старательно вслушивалась в каждое слово и вглядывалась в любое движение. И неожиданно на ум пришла странная и нелепая мысль: Рагнар сумеет мне помочь. Спрашивается, зачем ему это, ведь я союзник Катапей-Катафа. Но стоило подумать о нем, как голос в голове сухо приказал замолкнуть.

— Вернемся в крепость, — генерал легко подхватил меня на руки, — Будем ждать, ничего другого нам не остается.

Ну, вообще, еще было бы неплохо воды попить, зря я выбила головой кружку из его руки. Боги, не хочу признаваться в этом, но как бы мне хотелось, чтобы Ларсен никогда меня не отпускал… Но когда мы переместились и зашли в комнату, где я проснулась, после того как мы вернулись с острова свободы, Рагнар уложил меня на кровать, а сам занял кресло, стоящее рядом. Сложил руки на груди и прикрыл глаза от усталости, а мне почему-то стало очень стыдно за себя и страшно за него.

Не знаю, сколько я так пролежала, совершенно потеряла счёт времени. Казалось, каждая минута уходит от меня, словно песок сквозь пальцы, а я всё не могу осознать что-то важное. Я старательно пыталась думать, но в голову лезли лишь какие-то глупости, смысл которых не могла понять.

Казалось, я останусь в таком состоянии навсегда и от этой ужасающей мысли по спине пробежал противный холодок. Совершенно запутавшись и потерявшись в своих мыслях, я вздрогнула от неожиданности, когда Рагнар осторожно усадил меня на кровати, позволяя опереться на его плечо, и поднес кружку с водой к губам.

С большим трудом мне удалось немного попить, хотя большая часть воды потекла по подбородку и намочила рубашку. Придерживая, генерал аккуратно уложил меня обратно и уже собирался встать, чтобы вернуться на свое место. И вдруг паника накрыла, словно снежная лавина, и я поняла, что вот-вот перестану ощущать жар его тела и мягкие, не с чем несравнимые прикосновения. Пришлось приложить максимум усилий, чтобы немного разогнуть пальцы и попытаться удержать его возле себя.

К счастью, мужчина почувствовал моё почти незаметное прикосновение к своей ладони и остался, с нежностью сжимая мою руку. И вдруг, глядя в его бездонные карие глаза, я увидела нечто, больше похожее на воспоминание. От увиденного даже забыла, как нужно дышать, с удивлением понимая, какая оказывается между нами существует привязанность.

Рагнар помог сорвать яблоко с дальней ветки, но вместо того, чтобы отдать его мне, откусил сам. Видя, с каким негодованием и обидой я на него смотрю, впервые на моей памяти он улыбнулся. Я улыбалась в ответ, заложив руки за спину, но в тот момент мы ещё оба не осознавали, что между нами появляется крепкая эмоциональная связь.

Что-то внутри сломалось, и пелена с глаз резко спала. Я опасалась, что Рагнар ненастоящий и может скоро исчезнуть, поэтому крепко вцепилась в его ладонь двумя руками. И тут же вспомнила все, что натворила под действием заклятия. Как защищала Катапей-Катафа, хотя изначально шла к нему, чтобы убить, как пыталась уничтожить любимого мужчину, вождя К'азулу, лучшую подругу… От пережитого ужаса и осознания сделанного, я тихо расплакалась, не в силах сдержать подступающую истерику.

— Ева, девочка моя, — мужчина тут же привлек меня в свои объятия, усадив на колени, и заботливо гладил по спине, — Всё закончилось, теперь всё хорошо. Я здесь, я рядом. Больше никогда тебя не отпущу и не уйду, обещаю.

— Прости… — я позорно хлюпала носом, уткнувшись в мужскую шею, и крепко держалась за сильные плечи, — Пожалуйста, прости. Я чуть не убила тебя… И защищала этого урода… Что я наделала? Никогда себе этого не прощу!

— Все в порядке, ты не могла это контролировать, — нежные поглаживания помогали мне немного успокоиться, — Это было наваждение, но теперь все закончилось. Я понимаю, что ты чувствуешь, но ты должна осознать, что случилось и принять это. Я не держу на тебя зла, правда.

Его спокойный голос дарил ни с чем несравнимое спокойствие. Я подняла голову и погладила ладонями его лицо, а Рагнар осторожно убрал с моих щек несколько застывших слезинок. Через мгновение наши губы встретились, и я испытала вихрь потрясающих эмоций, уносящих куда-то в космос. Крепко обнимала за шею, удобнее устраиваясь на коленях, и целовала любимого мужчину со всей страстью, на которую была способна.

— Ева, — Рагнар с видимым трудом оторвался от моих губ и обхватил ладонями лицо, — Прости, моя девочка. Я не дождался твоего пробуждения и никому не рассказал о своих планах. Если бы я только посидел с тобой ещё немного, мы бы действовали вместе по моему плану. А так ты бросилась на мои поиски, а потом решила отомстить Катапей-Катафа, и пошла к нему в одиночку. Это я виноват, что с тобой случилось подобное…

— Нет, что ты, — я накрыла его руки своими ладонями, — Это было моё решение, я бы никогда тебя не бросила. Ты поступил так, как посчитал нужным, не могу винить тебя за это. Ты лучше знаешь, как нужно поступать в той или иной ситуации, ты намного мудрее меня. И ты смог добиться эффекта неожиданности и наши враги слишком расслабились.

— Я больше никогда ничего от тебя не скрою, обещаю, — генерал поцеловал меня в лоб и вдруг отпустил с колен, — Идём в столовую, к нашим друзьям. А после отправимся во дворец, король хочет нас видеть.

— В таком виде? — я искренне ужаснулась своей грязной, пропитанной кровью и рваной рубашке, — Ни за что, никогда! Идём в кладовую, я дальше первого этажа в этом ужасающем виде не пойду.

Уговаривать мужчину не пришлось, он беспрекословно открыл передо мной дверь и пропустил вперёд. А после, подпирая собой дверь кладовой, с улыбкой наблюдал за моими попытками найти рубашку подходящего для меня размера. Вывернув два сундука, я, наконец нашла белоснежную рубаху, которая почти идеально подошла.

— Я так тебя люблю, — Рагнар подошёл ко мне, заставляя оторвать пристальный взгляд от зеркала, в которое я смотрелась и повернуться к нему, — Ты лучшее, что случилось со мной в жизни, и я благодарен судьбе за нашу встречу.

— Я тоже тебя очень люблю, — я с удовольствием прижалась к мужчине, оказавшись в горячих объятиях, — А ещё я благодарна твоей матери, которая предвидела будущее и помогла нам встретиться. И ещё всячески оказывала помощь на протяжении всего времени. Ты ведь знаешь, да? Может, попробуешь помириться с ней? Она очень тебя любит.

— Я знаю, Асхан показал, — он коснулся подбородком моей макушки, — Не могу обещать, но попробую. В конце концов, если бы не она, мы бы с тобой умерли при разных обстоятельствах, каждый в своём мире.

— Но мы не умерли, — я встала на носочки, чтобы дотянуться до его лица и поцеловать в щеку, — Преодолели много препятствий и справились.

— И пройдем оставшийся жизненный путь вместе, — мужчина улыбнулся, — Идём, мне не терпится попасть во дворец. Там тебя ждёт сюрприз.

Сюрпризы я не любила, но видя, с каким энтузиазмом Рагнар смотрит на меня, решила, что мне точно понравится его подарок, а как иначе? Так что мы поспешили на второй этаж, и с каждым шагом я понимала, что очень боюсь увидеть своих товарищей, которых предала. От переживаний скрутило желудок, а сердце позорно рухнуло куда-то в пятки, когда мы поднялись наверх.

Я в нерешительности, почти в ужасе, смотрела на друзей, сидевших за столом. И даже отряд Рагнара, с которым мы успели подружиться, тоже находился здесь. Нервно кусая нижнюю губу, я мяла руки и переминалась с ноги на ногу, стыдливо опустив взгляд в пол. Но все тревоги вмиг улетучились, когда Лера с радостным визгом подскочила на стуле, а потом бросилась меня обнимать.

— Ты в порядке, — подруга буквально мешком висела у меня на шее, не сдерживая слёз, — В порядке, боги, ты цела!

— Да… — я глубоко вдохнула, сосредотачиваясь, — Прости, Лерочка. Я так виновата, чуть тебя не…

— Не убила же, — подруга не дала мне закончить и расцеловала в обе щеки, — И не убьешь, это я точно знаю.

Глава 43. Долгожданное счастье

Через несколько секунд Легро отстранил Леру от меня и радостно привлек в свои объятия. А после уже Асхан завладел моим вниманием, вновь вызывая широкую улыбку. Какое же счастье, снова быть собой и находиться рядом с друзьями, о чем ещё можно мечтать после пережитого ужаса?

— Мы рады, что ты жива, — Румар протянул мне руку, и я с гордостью ее пожала, — Прости, что выстрелил в тебя, у меня не было выбора. Рагнар не успел бы отразить удар, и ты бы его убила.

— Нет, ты поступил правильно, — пожимая протянутые руки остального отряда, собравшегося вокруг нас с охотником, мне все же хватило духу признать свои ошибки, — И ты меня прости, за то, что сбежала и не послушала. Вы ведь с Кайлом пытались меня остановить, но мне не хватило ума этого понять.

— Зато хватило ума признать свои ошибки, — Кайл шутливо взъерошил мои короткие волосы, — Ты молодец, что верила в нашего генерала до последнего.

— Никто из нас не верил, — Констан обвёл рукой остальных мужчин, — Рагнару и Георгу удалось даже нас, своих соратников, обвести вокруг пальца.

Пока мы обменивались искренними любезностями и радостно улыбались, Лера вместе с Легро успели накрыть на стол. От запаха жареной картошки с грибами чуть не подкосились ноги, и почти потекла слюна по подбородку, но я успела закрыть ладонью рот. Когда Рагнар привычно положил возле моей тарелки полбуханки хлеба, я забыла обо всем и всех, ловко орудуя вилкой, не забывая закусывать большими ломтями свежеиспечённого хлеба.

— Мне всегда было интересно, — я не прислушивалась к тихому разговору, но любознательный голос Шульского привлек к себе внимание, — Почему у тебя такая нездоровая любовь к хлебу?

— Ну, это все мои родители, — поймав озадаченный взгляд Леры, я ничуть не смутилась и аккуратно отложила вилку, — Когда я только начала посещать школу, мне было четырнадцать, до этого я находилась на домашнем обучении. В то время я весила тридцать пять килограммов. Мама решила, что я должна похудеть ещё больше, чтобы в будущем быть самой стройной в классе. Весь мой рацион состоял из овощей и каш, так что в скором времени я начала терять вес. И лишь когда приходила в гости к Лере, ее мама всегда кормила нас котлетами и запечённой курицей.

— Знали бы вы, как моя мама переживала за Еву, — видя, как я загрустила, вспоминая прошлое, Лера взяла инициативу в свои руки, — Не смотря на то что ее семья жила в достатке, ребёнка все равно почти не кормили, хотя мы с мамой жили лишь на ее зарплату, но всё равно могли позволить себе мясо.

— Хоть мы и дружили с детства, но в гости к Лере я стала приходить, когда начала ходить в школу, — я взяла себя в руки, чтобы продолжить рассказ, — Родителям никогда не нравилась наша дружба, но меня это мало волновало. Именно благодаря её маме я стала хоть иногда нормально питаться, и, боясь снова потерять вес, начала есть много хлеба. Ну и ещё долго оставалось чувство сытости. Хотя в школе меня все равно продолжали дразнить из-за худобы. Такая вот история.

— Верно говорят, у богатых свои причуды, — Кай поставил передо мной чашку с каким-то зеленоватым чаем, и поймав мою благодарную улыбку, тоже улыбнулся, — Страх голода, это ужасное чувство и очень страшно, когда его испытывают дети.

— Так и хочется отдать тебе весь хлеб с этого стола, — кажется, Легро уже успел пожалеть о своём вопросе, — Извини, я не знал.

— Все нормально, эта история всего лишь фрагмент прошлого. Лучше расскажите, как вы сумели меня найти.

— Румар разбудил нас, чтобы сразу отправиться на поиски, — следопыт начал рассказывать и от его бархатного голоса стало клонить в сон, — Всю оставшуюся ночь мы шли по твоим магическим следам, и уже на подходе к лагерю Катапей-Катафа, нас догнал Рагнар. Признаюсь, кажется, у всех седых волос прибавилось после этой встречи.

— Я просто вернулся из запретных земель и хотел вас обрадовать, — Рагнар усмехнулся, оценив тонкую издевку Констана, — Но по возвращению, никого не обнаружив в крепости, я даже не знал, куда отправляться на ваши поиски. К счастью, меня нашел лушка. Он помог мне добраться до моего отряда, а потом куда-то улетел. От Румара я узнал, что ты сбежала, чтобы найти меня, и мы вновь пошли по твоим следам.

— Ну а дальше ты знаешь, мы нашли тебя и темных магов у дороги, когда вы пытались остановить троллей, — охотник на мгновение задумался, — Асхан смог сбежать из лагеря, когда принц и его люди пришли, чтобы нас остановить. Он успел добраться до Стейн-Каннета чуть раньше, чем К'азула, несший камень сокрытия. А вот Ахан Амор пропал без следа.

— И я надеюсь, больше мы его никогда не встретим, — голос Асхана прозвучал достаточно отстранённо, — Ева, помнишь я говорил, что история о том, как мы с Рагнаром поссорились, и долгое время не общались, требует чашки чая?

— Да, помню, — я продемонстрировала свою небольшую белую чашку, — Какая удача, у меня как раз есть то, что нужно для рассказа.

— Мы охотились за одним иномирянцем. Это был мальчишка лет пятнадцати, случайно попавший в наш мир. Каким-то образом ему удалось сбежать от королевских стражников, и тогда послали нас с Рагнаром на его поиски. Как-то получилось, что ещё издалека я уловил эмоции этого мальчика и понял, что он не желает нам зла и всего лишь хочет вернуться домой. Рагнар не захотел меня слушать, мы поссорились и разошлись каждый своей дорогой. В итоге я всего же выследил его, а потом, получив в награду любопытный артефакт, помог вернуться парню в его мир.

— Какая ирония, — я ехидно улыбнулась, повернув голову в сторону генерала, но он остался невозмутим, — Меня так он вообще изначально принял за жрицу любви. Я хотела, конечно поспорить с ним по этому поводу, но он одним взглядом мог меня убить, поэтому пришлось соответствовать выбранной им же роли.

— Ладно, признаю, ты провела меня, — под всеобщий смех Рагнар тоже улыбнулся, поднимаясь со стула, — Наверное, ты был прав, Асхан. Как оказалось, не все чужаки хотят нам навредить.

— А вы не пойдете с нами во дворец? — я с удивлением посмотрела на мужчин, оставшихся сидеть за столом, в то время как Лера с Асханом и Легро подошли к нам.

— Нет, нам нечего делать во дворце, — Румар улыбнулся, — Стейн-Каннет даже не знает о нашем существовании, мы служим лично Рагнару.

— Тогда почему он не попросил вас о помощи, как только стало известно о покушениях? — Лера задумчиво огляделась, — Вы могли бы здорово помочь.

— Потому что у меня не было возможности всех собрать, — Рагнар задумался, — Я давненько распустил личный отряд, и они разъехались по всему королевству. Тогда я не мог перемещаться порталами, потому что меня могли обнаружить и не мог писать письма. Лишь недавно я смог разослать послания во все деревни, в которых они обосновались. Именно поэтому мои люди прибыли совсем недавно.

Во дворце нас ждали. Мы сразу переместились в кабинет его величества, где король сидел за столом и занимался своими делами. Стоило нашей компании появиться из портала, как он отложил бумаги и легко поднялся из-за стола, направляясь к нам. Хоть Стейн-Каннет и выглядел дружелюбным, но вспоминая об его ненависти к чужакам, мы с Лерой побледнели и мертвой хваткой вцепились друг в друга, боясь, что нас казнят.

— Хотел бы от всей души поблагодарить вас всех, — оглядев каждого и задержав мудрый взгляд на нас с подругой, король продолжил речь, — Ваша самоотверженность и бескорыстие помогли выжить мне и моей семье. Наше королевство и дальше будет процветать и люди никогда не забудут вашего героизма. И я хочу извиниться, что засомневался в вашей верности и объявил вас предателями. Надеюсь, когда-нибудь смогу вновь завоевать ваше доверие и уважение.

— Брось, Стейн-Каннет, — Рагнар первым подошёл к королю и за ним двинулись Асхан с Легро, а мы так же продолжили трусливо стоять возле двери и дрожать как мокрые курицы, — Мы по-прежнему доверяем тебе и безгранично уважаем. Любой мог оказаться на твоём месте, но ты повел себя мудро, как настоящий правитель Разии.

— И ты не собирался нас убивать, — Асхан усмехнулся, заметив удивленный взгляд короля, — Посадил бы в темницу, но не более.

— Ты прав, я бы не смог казнить верных друзей, чтобы против них не говорили, — заметив, что мы с Лерой не собираемся приближаться, он властно взмахнул рукой и мягко произнес, — Ну что вы, леди, застыли возле входа? Идите к нам, я вроде не кусаюсь. Вы оказали огромную пользу королевству, лично мне и моей семье.

— И вы нас не казните? — Лера приблизилась к мужчинам, не обращая внимания, как я упираюсь ногами, все ещё помня, как меня хотели казнить каратели, — И не отрубите руки за воровство?

— Боги, Рагнар, как ты их запугал, — бросил недовольный взгляд на молчаливого генерала, король неловко развел руками, — Конечно, я вас не казню и ничего не стану отрубать. Наоборот, думаю, что в скором времени указ вылавливать и убивать всех иномиряецев будет отменён.

— Почему? — я смотрела недоверчиво, не понимая, откуда вдруг взялся страх перед королем, ведь до этого я спокойно приняла предложение Рагнара отправиться во дворец.

— Я изучил архивы и пришел к выводу, что люди из земляного мира, попавшие к нам, никогда не участвовали в разбоях и нападениях. К тому же вы оказали нам помощь, рискуя быть убитыми, это о многом говорит.

— Мы хотели попросить, чтобы вы помогли нам вернуться домой, когда все закончится, — Лера крепко держала мою руку, — Но теперь не хотим…

— Да и не отпустит вас никто, — заметив, как Рагнар и Асхан смотрят в нашу сторону, Стейн-Каннет улыбнулся, — Так что добро пожаловать в нашу семью, Ева и Лера.

Мы ещё немного поговорили, а после Рагнар, получив разрешение, увел меня в королевский сад. Мы шли молча, я с воодушевлением вновь рассматривала дворец и его обитателей, а генерал пребывал в глубокой задумчивости. Сад Стейн-Каннета удивлял своей красотой и обширной территорией, я чуть не сломала шею, пока пыталась вглядеться в каждый цветок, которых было очень много и все они отличались друг от друга, восхищая своей красотой.

Рагнар остановился рядом с одной из беседок, которая была скрыта от посторонних глаз, и вдруг отпустил мою ладонь. Я с недоумением перевела взгляд в его сторону, с удивлением наблюдая, как мужчина опускается на одно колено. Неужели он хочет…? О, боги, нет. Я не стану гадать, что Рагнар хочет сказать, но глупое сердце отчего то стало биться сильнее.

— Ева, я понимаю, что мы мало знакомы, — на его ладони появился аккуратный серебряный браслет с крошечным полумесяцем, — Но за все время, проведенное с тобой, я понял, что ты самая необыкновенная девушка во всех мирах и такой как ты, больше нигде нет. И я хочу спросить: ты станешь моей женой?

— Да, — я не успела даже как следует осознать услышанное, но ответила молниеносно, и совсем не раздумывая, протянула руку. Когда правое запястье украсил обручальный браслет, а счастливый Рагнар поднялся на ноги, до меня дошёл смысл сказанного. Я радостно взвизгнула и бросилась на шею мужчины, крепко обнимая его руки и ногами, — О боги, Рагнар, мы поженимся! У нас будет семья!

Мужчина тихо рассмеялся в ответ и закружил меня, как и я, окрылённый радостью. В тот момент я ещё не знала, что вскоре после женитьбы нам удастся снять родовое проклятие с Рагнара, от которого сгорали в агонии все мужчины и умирали в тридцать лет.

А ещё через два года, после долгих попыток, у нас наконец, родится здоровый сын, которого мы назовем Артуром, в честь отца Рагнара. Через год, после рождения сына, Рагнар вынужден будет уйти на войну, которую объявит южный народ. Перед уходом он успеет помириться со своей матерью, которая вернется в наш мир и уже останется в нем навсегда.

На самом деле, окажется, что ей всего пятьдесят, и она совершенно не выглядит старухой, которой была в нашу первую встречу. Она благословит Рагнара и Легро, который увяжется за генералом, чтобы избежать нежелательной женитьбы, и они отправятся с гарнизоном в долгий и опасный путь, а личный отряд генерала останется с нами в столице.

Вопреки уговорам родственников, с которыми Асхан почти не общался, они с Лерой поженятся, и вскоре у них родится сын Юлий, который будет старше нашего Артура на год. Когда начнется война, Амор останется с семьёй и по приказу Стейн-Каннета они с Лерой откроют школу для детей с особыми магическими способностями, которые останутся сиротами и будут бежать из родных мест, спасаясь от войны.

Через год, когда Артуру исполнится два года, а Юлию Амор три, с войны, наконец, вернутся наши доблестные герои. Рагнар будет ранен и на всю жизнь останется хромым, но зато Легро вернется с молодой девушкой Рапией и маленькой дочерью на руках.

В поместье Шульских разразится жуткий скандал, потому что граф на войне женился на южанке и теперь Рапия Шульская является его законной женой, а новорожденная Костья будет графиней, полноценной владелицей одного из родовых поместий, как и ее родители. И даже после того, как Легро разругается со своей семьей, они переедут в свое небольшое поместье, унаследованное графом законно, и будут жить счастливой семейной жизнью.

А еще через пару лет у них родится вторая дочь, графиня Оливия, которая через два десятка лет выйдет по любви замуж за Артура Ларсена, будущего королевского генерала. Костья же вступит в брак с Юлием Амор, будучи влюбленной в своего мужа с самого детства, впрочем, как и он в нее.

Но всё это случится в далеком будущем, а пока мы с Рагнаром всё еще стояли возле беседки, и, переплетя пальцы, наблюдали за полетом двух огромных белоснежных бабочек, и были по-настоящему счастливы.


Оглавление

  • Глава 1. Язык враг мой
  • Глава 2. Как я встретила генерала
  • Глава 3. Из иномирянки в жрицу любви
  • Глава 4. Польза вместо проблем
  • Глава 5. Воспитательная беседа
  • Глава 6. Как Рагнар чуть не женился
  • Глава 7. Преследование. Знакомство с духом
  • Глава 8. О том, почему не любят иномирянцев
  • Глава 9. Ссора без примирения
  • Глава 10. Из жрицы любви в леди
  • Глава 11. Искра и яблоки
  • Глава 12. В добрый путь. Мир с генералом
  • Глава 13. Путеводная звезда
  • Глава 14. Люблю или не люблю?
  • Глава 15. До чего доводит воровство
  • Глава 16. О планах заговорщиков
  • Глава 17. Как меня раскрыли
  • Глава 18. Да будет бал!
  • Глава 19. Безымянная таверна и новый спутник
  • Глава 20. Новый уровень отношений
  • Глава 21. Когда состоится моя казнь?
  • Глава 22. На моей ли ты стороне?
  • Глава 23. Как я познакомилась с особами королевских кровей
  • Глава 24. О планах и признаниях
  • Глава 25. Ненужные перемены
  • Глава 26. Туда-обратно
  • Глава 27. Чужой в его облике
  • Глава 28. Я буду твоим светом
  • Глава 29. Старые недруги
  • Глава 30. Как мы стали предателями
  • Глава 31. Призрачный шанс
  • Глава 32. Остров свободы
  • Глава 33. Упрямство мир спасёт?
  • Глава 34. Переплетённые судьбы
  • Глава 35. О дружбе и любви
  • Глава 36. Новый маг
  • Глава 37. Расставание
  • Глава 38. Горькая потеря. Принятие
  • Глава 39. Как я вернулась к господину
  • Глава 40. Бой против врагов
  • Глава 41. Конец всего
  • Глава 42. Заслуженное спокойствие
  • Глава 43. Долгожданное счастье