КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605213 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239745
Пользователей - 109695

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Детям и постарше [К. Спектор] (fb2) читать онлайн

- Детям и постарше 1.52 Мб, 22с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - К. А. Спектор

Настройки текста:



Аномалия Анаи.

Маленькая Анаи сидела на чердаке и наблюдала за свои паучком Спудом, который плёл паутину. Это, наверное, уже миллионный Спуд в жизни Анаи. На самом деле она совсем не маленькая, этот день был её тысячным днём рождения.

Но люди не могут жить так долго! А Анаи и не была человеком. То есть, может быть, когда-то была, но она этого совсем не помнит. Девочка просто проснулась здесь, на этом чердаке. Было такое же солнечное весеннее утро. Тот день и стал её днём рождения. Днём рождения приведения Анаи. А человеческой жизни она совсем не помнила. Ни друзей, ни родителей. Возможно, она жила на чердаке своего дома. Может, чужого. Она никогда этого не узнает.

Анаи подошла к стене, на которой висело бесчисленное количество паутинных кос.

– Спуд! – Сказала Анаи. – Сплети-ка мне новую паутинку, друг. Сегодня мне уже целая тысяча лет!

Паучок спрыгнул со своей паутины, плавно спустился на пол и побежал в сторону Анаи. Спуд быстро сплёл косу из своей паутины. Девочка взяла творение друга и прилепила на стену. Места совсем уже не осталось.

Анаи вылетела в закрытое чердачное окно. Для приведений нет никакой проблемы переходить через стены, полы, потолки. Однако, лишь при желании и усилии. В расслабленном состоянии приведения передвигаются и опираются на поверхности так же, как обычные люди.

Приведение плавно слетело на ещё холодную землю. Солнце едва поднялось, улицы ещё не ожили под натиском людских потоков. С самого первого дня Анаи любила это время, когда всё вокруг только просыпается. Людей ещё нет, некому её не замечать.

Это очень огорчало девочку. Никто не видел её! Люди проходили сквозь, не слышали, не задевали. А как хотелось бы просто слиться с толпой, стать таким же настоящим человеком. И чтоб по венам побежала кровь, и сердце забилось. Это, наверное, так здорово, быть живой. Ощущать всё, прикасаться, контактировать с людьми.

Единственное развлечение Анаи кроме наблюдений – вселяться в предметы. Она без труда могла вселиться во что угодно! А потом управлять этим предметом, как своим собственным телом.

Анаи скакала посреди проезжей части, машины изредка проезжали сквозь неё.

На одном из перекрёстков девочка увидела пару. Она стояла на обочине. Недалеко от них был припаркован блестящий автомобиль, скорее всего, какой-нибудь дорогой марки. Девушка оглядывалась по сторонам, а парень перебирал в руках какие-то железки. Анаи подошла к парню вплотную, стала рассматривать изогнутые штуковины.

Одним лёгким скачком Анаи впрыгнула в автомобиль. Не в салон, в буквально в самый центр, в душу, если можно так сказать.

Парень подошёл в машине и тут же отпрыгнул – на секунду зажглись фары.

– Ты чего? – Спросила девушка.

– Да так, показалось.

– Давай сбыстрее! Скоро уже время, когда отец выходит на работу.

– Да-да, я сейчас.

Парень подошёл к дверце. Он уже хотел вставить под ручку одну из своих причудливых железяк, но дверца открылась сама. Парень замер от удивления.

– Чего ты там копаешься?! Открыл?

– Я… Она…

– Ох, с тобой одни проблемы! Ну не в первый раз же, что ты как маленький.

Девушка оттолкнула напарника и запрыгнула на переднее сидение. Неожиданно дверца захлопнулась и закрылась изнутри.

– Эй, Ло! – Парень стал барабанить в стекло. – Это не смешно!

– Она сама закрылась! – Взвизгнула Ло, стараясь открыть неподатливую дверцу.

На всю улицу завыла автомобильная сирена. Парень в ужасе отшатнулся от дверцы. Девушка внутри стала в панике жать все кнопки подряд.

Завёлся мотор, автомобиль стал медленно двигаться вперёд. Из дома напротив выбежал огромный мужчина в халате и тапках. Увидев неожиданную картину, он кинулся к машине, ругаясь всеми возможными фразами.

Парень бросил взор на девушку и кинулся бежать.

– Фред! Фред! – Кричала девушка. – Не смей меня бросать! Не смей, Фред!

Мужчина яростно дёрнул дверцу, та легко открылась. Девушка, съёжившись, сидела и огромными глазами смотрела на покрасневшего от злости мужчину.

– Ло! – Басом сказал мужчина. – Как ты посмела?! Ты обещала, что такого больше не повторится!

Девушка, не в силах сказать ни слова, глотала воздух, как рыба.

Вынырнув из автомобиля, Анаи пошла дальше. Такие забавы уже не приносили столько радости, как ещё каких-то пятьсот лет назад.

«Вот бы кто-нибудь хоть раз, хоть на секундочку увидел меня…» – думала девочка, шагая по улице. Конечно, её видели маленькие дети и животные, но это совсем не то! Животные не очень любят играть с приведениями, а дети и вовсе начинают плакать. Да и не поговорить с ними. А за тысячу лет столько накопилось!

Войдя в только открывшуюся кондитерскую Анаи увидела давно знакомого ей владельца Пита. Но этим утром Пит не раскладывал свежие булочки и пирожки, не протирал поднос. Он лежал на полу наполовину синий, а к его шее присосался какой-то странный парень. Анаи знала всех в округе, а этого человека видела в первый раз.

Анаи подлетела к лежащему Питу и присела. Он смотрел, конечно же, сквозь неё. Но когда девочка присела рядом, незнакомец отпрянул от мужчины и уставился на Анаи.

Девочка поймала этот взгляд на себе и тоже посмотрела на парня. Он смотрел на неё, а она – на него. Анаи сначала не поверила, подумала, что он смотрит на что-то другое. Но нет, незнакомец смотрел прямо на неё, прямо в её глаза. Он видит её!

Они одновременно встали. В этот момент в кондитерскую зашла грузная дама. Вера, она заходит сюда каждое утро и флиртует с Питом. Увидев синего мужчину на полу, Вера завизжала. Она бросилась к Питу, стала трясти его. На крик сбежались ещё люди. Кто-то стал набирать скорую помощь. Никто не заметил ни Анаи, ни парня. Оба они выбежали из кондитерской, пройдя образовавшуюся толпу.

Убежав от кондитерской на приличное расстояние, Анаи и незнакомец снова посмотрели друг на друга. Они смотрели внимательно, стараясь не упустить ни одной детали.

– Ты видишь меня? – Одновременно спросили они. – Да. И ты?

Также одновременно они и засмеялись. Как хорошо стало Анаи! Её видят, с ней разговаривают. Невероятно, просто чудесно! Это самый лучший день рождения.

– Ты тоже призрак? – Спросила Анаи.

– Нет, я вампир. – Ответил парень.

– Но… Почему я тебя вижу?

– Потому что я не человек так же, как и ты.

– Как это возможно? Я не понимаю.

Незнакомец взял Анаи за руки. По её телу побежали мурашки такие же призрачные, как она. До этого момента девочка и знать не знала, каково это – касаться кого-то. Ни вселяться, ни управлять, а именно касаться, вот так, как они.

– Я тебе объясню! Этот мир не единственный. Есть ещё очень много разных миров. И в каждом всё по-разному. Есть миры, где люди и животные равны, где правят только животные или вовсе одни кошки. Или ничего живого нет совсем. Бывает, что есть только растения.

Они шли по оживающим улицам в сторону того места, который Анаи называла своим домом. Люди, конечно, не замечали эту парочку, но Анаи этого уже и не нужно. Она заворожённо слушала нового знакомого.

– А есть такой мир, где живут вампиры, оборотни, эльфы, феи, джинны, приведения… Все мифические для этого мира существа! Что здесь является волшебством, в моём мире – обычное дело! Есть миры, где живут одни только приведения или одни вампиры; но там, откуда я родом, живут все, кроме людей. У нас очень заинтересованны изучением других миров, иных существ. Я и другие члены отряда путешествуем по мирам и собираем информацию о каждом. Их на самом деле очень много! Поэтому мы путешествуем отдельно.

– Путешествия по разным мирам… Как это?

– В каждом мире есть места, которые принято называть аномальными зонами. В этих зонах находятся порталы в другие миры. Но никто заранее не знает в какой мир ведёт портал. Да и найти аномальные зоны очень сложно. Я в этом мире уже четыре года, а всё никак не могу найти.

– Да уж, долго… Но почему люди нас не видят?

– Потому что они не знают о существовании других миров. Многие животные и дети, пока маленькие, знают. Поэтому они нас видят. Но у детей это знание пропадает с возрастом. Знаешь, как однажды забываешь, как решать какое-нибудь уравнение или писать определённое слово. Как забываешь людей и места. Как забываешь большую часть дней своей жизни. Но есть люди, которые обладают этим знанием, хоть и сами не понимают этого. В человеческом мире я видел одного такого. Но его сочли за безумца, стали водить по врачам. Люди такие странные. Они считают неправильным всё, чего не могут понять. О чём ты задумалась?

– Однажды я просто проснулась в этом мире. Не знаю, как это объяснить. Как понимать. Я… Я считаю это странным. Моё существование странно. Твоё существование странно. Как это возможно?!

– Думаю, ты была человеком. Так бывает. Аномалии от смещения миров. Наверное, когда ты была человеком, с тобой что-то случилось из-за смещения. Поэтому ты стала призраком. Переход из одного вида в другой происходят крайне редко. Ты – огромная редкость! В моём мире сойдут с ума, если увидят тебя.

Так они дошли до старого заброшенного дома. На чердаке этого дома Анаи и проводила время. Лёгким прыжком девочка запрыгнула на крышу. Вампир же расправил плащ и взлетел, как летучая мышь. Он пристроился рядом с Анаи.

С высоты трёх этажей люди казались маленькими, почти муравьями или жучками. Очень большими жучками из какого-нибудь мира, в котором живут только насекомые. Куда-то спешат, не замечают друг друга. Как будто бы каждый человек из отдельного мира, и о существовании других миров-людей не знает, даже не догадывается.

Анаи далеко не в первый раз наблюдала, как люди толпами куда-то спешат. Но теперь, узнав о том, что другие миры правда существуют, ей стало грустно. Грустно от того, что люди даже не догадываются о просторах вселенной. Каждый из них живёт в своём мире. Они ведь даже не догадываются, что их миры настолько похожи, что пора бы уже расширить границы, чтобы все эти миры пересеклись, чтоб случилась аномалия, и все стали одним большим дружным миром. Миром, где все видят друг друга, понимают, слушают, прикасаются…

Анаи даже не подозревала, что озвучивает свои мысли вслух. Она привыкла, что рядом нет никого, кто её слышит, и говорила обо всём, что происходит в голове. Вампир заворожённо слушал девочку.

Закончив думать на тему миров-людей, Анаи посмотрела на незнакомца. Он вздрогнул и отвёл взгляд.

– Меня, кстати, Айван зовут. – Сказал вампир.

– Анаи.

– Анаи… Какое необычное имя.

– Я его сама придумала.

– Клянусь, никогда такого не слышал. А я живу уже почти пятьсот лет!

– Пятьсот, ничего себе.

– Это кажется, что много, а в нашем мире – всего ничего. Самый прекрасный возраст, так сказать, лучшие годы. Родители часто ругали меня за то, что я трачу свою молодость на работу. Они не понимают, что это и есть моя жизнь. Мне это нравится.

– А приведения живут столько же, сколько вампиры?

– Нет, приведения живут дольше. Всего на тысячу лет в среднем, но всё же. А феи и джинны…

Новость о том, что возраст Анаи совсем не пугающий и, можно сказать, обычный, очень порадовала девушку. Она часто думала о том, что не может жить так долго. А оказывается, ей не целых, а всего-то тысяча лет. Правда, и знание того, что Айван в два раза младше, смутила её, даже с учётом разной продолжительности жизни.

– Слушай, Айван. – Анаи говорила почти шёпотом. – А ты можешь рассказать мне… Как я выгляжу?

Вопрос Анаи смутил Айвана. Он ожидал чего угодно от девочки-аномалии, но только не этого.

– Странный вопрос, да… – Усмехнулась девочка. – Но я ни разу не видела себя. Ни в зеркалах, ни в витринах я не отражаюсь. Я вижу свои руки, ноги, платье. Могу потрогать свои волосы, своё лицо. Но это не то. Я бы хотела увидеть это.

– Ну… Я попробую. Никогда не был силён в описаниях.

Анаи закрыла глаза. Она представила себя: своё тело, одежду, но лицо оставила размытым.

– Твоё лицо совсем не бледное. Оно… Как кофе с молоком, но очень много молока. Или нет, как картофель, только выкопанный молодой картофель. Ох, что же я говорю… Наверное, один из цветов заката. Между розовым и персиковым. И блестит, как жемчужина. Щёки розовые, как мясо лосося. Нет, сакура, есть такая вишня, знаешь? Она очень красиво цветёт.

Айван сделал небольшую паузу, разглядывая Анаи повнимательнее.

– У тебя маленький рот. И губы совсем не пухлые. Но их очертания гладкие, плавные. Наверное, овальные. А на верхней губе ямочка, они к середине получаются тоньше. По цвету они похожи на перья фламинго. Нет. Да. У тебя все черты плавные. Круглый подбородок, под нижней губой ямочка. Совсем немного видны скулы. У тебя скулы и щёчки одновременно. Нос прямой, как клюв какой-нибудь птицы. Только очень маленькой птицы, потому что не нос, а носик. Такой аккуратный, маленький клювик. И ты немного курносая, совсем чуть-чуть. Под глазами у тебя провалы. Похоже на мешки, но и не похоже одновременно. Просто провалы сиреневого цвета. А сами глаза по форме похожи на миндаль. Большой миндаль. И ты очень широко их раскрываешь.

Анаи посмотрела на Айвана. По привычке она широко раскрыла свои глаза, почти выпучила их.

– А по цвету они как мёд. Только в этой чашке мёда плавает зелёный листочек, а в этой – тоненькая веточка. И зрачков у тебя нет. Совсем нет. Не пугайся, для приведений это нормально. Даже для приведений, которые были людьми. Брови у тебя широкие. В середине едва заметный угол. Вот такой. – Айван немного согнул указательный палец. – И по ширине примерно такие же. А к кончикам они становятся тоньше и светлее. Но брови темнее волос. Волосы у тебя очень длинные. Хоть ты их и заплела в косу, всё равно видно, что пушатся. Что-то между пшеницей и золотом. Цвет золотой пшеницы. Или пшеничного золота. И медным отливают. И вообще ты очень красивая.

Анаи смущённо улыбнулась и отвела глаза.

– А когда ты улыбаешься, у тебя на правой щеке целых две ямочки! А когда удивлена, над левой бровью ещё одна. Надо же, у тебя везде, где только можно, ямочки!

Айван убрал прядь Анаи за её ухо.

– Слушай. Я, конечно, видел себя на портретах, но… Может, ты меня тоже опишешь?

– У меня не получится так, как у тебя. Но хорошо. Ты очень бледный, я бы сказала античный белый. Видел когда-нибудь такой цвет? Скулы острые, можно порезаться. Само лицо вытянуто. Широкий лоб. Бровей почти не видно, они белые, как и волосы. Твои уши немного острые, почти как у эльфов. Глаза маленькие и круглые, и одни зрачки. То есть без радужки, только чёрный. Это очень широкие зрачки. А рот широкий, и клыки торчат. Ты выглядишь, как скульптура. Нет, как кукла. Знаешь, на витринах часто стоят такие необычные куклы, так и хочется любоваться на них всю жизнь. Я бы попыталась описать тебя с помощью сравнений, но не очень много видела. Хоть и живу немало. Больше скажу, половину твоих слов я так и не поняла!

– А хочешь со мной путешествовать? Я покажу тебе этот мир. Если захочешь, то и другие миры тоже.

Вместо ответа Анаи провалилась через крышу на чердак. Айван сначала удивился, но потом понял, куда пропала новая знакомая. Он расправил плащ, немного покружил вокруг дома. Наконец-то он нашёл чердачное окно, оно было открыто. Это Анаи его открыла и стояла рядом, глядя на пейзаж маленького городка.

Утреннего солнца как не бывало, небо заволокло тучами. Весь город стал тусклым и серым.

Айван увидел обклеенную паутинными косами стену и ахнул.

– Это же портал! Портал в другой мир!

– Что? Это всего лишь паутина. Паутинные косы. Я каждый день клею по одной.

– Но их тут не меньше ста тысяч!

– Триста шестьдесят пять тысяч двести пятьдесят.

Айван обернулся и уставился на Анаи. Ей тысяча лет? Не может быть! Она выглядит совсем юной, подростком! О призраки, о аномалии, как же их разобрать.

– С днём рождения… – Тихо сказал Айван. Спустя полминуты тишины добавил. – Выходит, ты сама сделала портал. Неужели ты не чувствуешь? Никогда не хотела коснуться?

– Хотела… Но паутина очень хрупкая. С каждым днём эта стена всё больше волновала меня. И последний человек бросил этот дом лет триста назад. Я думала, что это из-за меня. Неужели я сама создала аномальную зону?

– Да! – Восторг захлестнул Айвана. – Ты – та, кто нужен нам! Ты не представляешь, не догадываешься насколько ценна и уникальна. Ты – одна на миллиард!

Последние слова Айван говорил прямо в лицо Анаи, так близко он подошёл.

– Анаи… – Сказал он. – Прошу тебя. Полетели со мной. Я смогу тебе столько всего показать!

Анаи отошла от Айвана и повернулась к окну. На улице шёл снег. Давно его не было столь поздней весной. Многие люди уже надели лёгкие пальто и кроссовки. Да уж, как непредсказуема порой бывает погода. Непредсказуема, как и мир.

– Я прожила в этом городе тысячу лет… – Тихо сказала Анаи. – Я знаю всех людей, все события, что были здесь за эти годы. Я так привыкла к этому месту… И теперь просто оставить всё? И отправиться в неизвестность? Чтобы ты показал своим учёным найденную в мире людей редкость?

– Анаи! Ты не просто редкость. Ты – сокровище. Мне кажется, что всё моё путешествие было для того, чтоб я встретился с тобой. Ты просто невероятна, я это понял, как увидел тебя. Создать в портал в другой мир – это даже далеко не каждый учёный сможет. Но… Я понимаю тебя. Мне тоже было тяжело прощаться со своим миром. Кто знает, вернусь ли я туда вообще. Знаешь, если ты хочешь остаться, я останусь тоже. Хочешь? Решение за тобой: останемся здесь или отправимся в неизвестность?

Анаи долго смотрела на Айвана. В голове её происходила тяжёлая борьба. Родное место, привычная жизнь как цепи. А неизвестность подобна пропасти. В пропасть падать страшно, а цепи больно стягивают.

Девочка подошла к стене с паутиной. На углу под самым потолком сидел Спуд и его маленькие Спуды-паучки. Она улыбнулась семье Спудов.

Анаи осторожно прикоснулась к паутинкам и почувствовала прохладу. Будто поднёс руку ко льду. Она не спеша водила рукой по паутинкам, которые давным-давно стали порталом в другой мир. И как же ей удалось создать целый портал? Ей, девочке-приведению, которая прожила на этом чердаке всего-то целых тысячу лет.

Айван терпеливо стоял в стороне и ловил взглядом каждое движение Анаи. Наконец она повернулась к нему. Айван подошёл к девочке. Оба улыбнулись. Она взяла его за руку. Мощная мужская ладонь крепко сжала тонкую ручку девочки-приведения.

Перед тем, как сделать шаг в пропасть, Анаи подумала, что это настоящее безумство. А ещё она подумала, что этот день стал самым лучшим днём рождения.


Волшебство.

Снег. Пушистые хлопья падают на деревья, крыши домов, дороги. Снежинки переливаются, блестят в свете луны, мягко приземляясь на спящую белоснежную землю.

Снег шёл всю ночь, превращая всё вокруг в огромные блестящие сугробы, а на утро выглянуло яркое солнце, озарившее всё вокруг своим светом. Белоснежное пространство жадно заглатывало солнечный свет и отдавало его с ещё большей силой и яркостью.

Красиво. Тихо. При виде этого утреннего пейзажа так спокойно становится на душе, так умиротворённо.

В одной деревеньке, которую особенно засыпало снегом, даже не пели петухи. У одного ветхого домика, стоящего без забора, в сугробе виднелось маленькое движение, почти незаметное. Снег двигался, будто бы из-под сугроба кто-то выкапывался. Действительно, на месте движения вскоре кто-то выкопался, очень-очень маленький, в снегу его совсем не видно. Её, точнее. Белоснежная снежинка, такая хрупкая и пушистая, смотрела на окружающий её белый пейзаж. Она была гораздо больше других снежинок, и гораздо прекраснее. Она ярко-ярко блестела на солнце, кристаллики снега на ней переливались всеми цветами радуги. Как непохожа она на остальные снежинки, которые лежали неподвижно.

А вокруг всё так же тихо. Солнце по-зимнему «пригревало», и сосульки, свисающие с крыши старого дома, начали подтаивать, ронять вниз капельки. Падая в снег, капельки тут же леденели, создавая рядом с домом ледяную дорожку. Снежинка с удивлением наблюдала за этим необычным зрелищем.

Вдруг одна из капелек скатилась по образовавшемуся льду и упала в снег. Снежинка с любопытством подбежала к скатившейся капельке и посмотрела в образовавшуюся в снегу ямку.

– Привет! – Послышался весёлый голос.

От удивления и неожиданности она отпрыгнула от ямки. В это же мгновение выглянула застывшая капелька. Снежинка испугалась незнакомца, ведь тот был в два раза больше неё!

– Меня зовут Ледок, – улыбнулся незнакомец и протянул ледяную ручонку сбитой с толку снежинке.

– Снежка, – тихо проговорила она и пожала руку.

– Какая ты красивая! – Удивился Ледок. – Я никогда не видел таких необычных снежинок!

– Я вообще ничего раньше не видела, – немного смущённо сказала Снежка. – Почему другие снежинки не встают?

– Не знаю. Мы, капли, вообще не должны ходить и говорить. – Стал он осматривать себя. – Тем более, в замёрзшем виде!

– А может, мы… Особенные? – Глазки Снежки заблестели ярче солнца.

– Да ну! – Махнул он рукой. – Нам просто повезло.

В доме послышались шорохи.

– Какой большой дом! – Восхитилась Снежка.

– Я видел и больше! Этот совсем маленький. И старый. Удивительно, что в нём кто-то живёт!

– Может, в нём живёт какой-нибудь колдун?

– Или старик, который уже ничего не может. Эй, ты куда?

Снежка вдруг побежала вдоль ледяной дорожки. Ледку ничего не оставалось, как побежать за ней. Снежку вдруг охватил такой восторг, что она прыгнула на лёд и покатилась. Ветер развивал её кристаллики, а вокруг доносился её задорный заразительный смех. Ледок же так не сделал и вовсе не заразился её смехом, он неуклюже бежал за новой знакомой.

Ледяная дорожка довела Снежку до старого прогнившего крыльца. Снежинка с трудом залезла на одну ступеньку. На фоне тёмного, почти чёрного, дерева она выглядела ещё красивее, блестела ещё ярче.

Тут подбежал Ледок. Опираясь на ступеньку, он глубоко вдыхал и выдыхал холодный воздух. Переведя дух, он посмотрел на Снежку, которая протягивала ему руку. Поднявшись к Снежке, он внимательно посмотрел на дом. Он даже не успел ничего сказать, как Снежка уже тянула его в сторону двери.

– Пошли! – Восторженно говорила она. – Пошли же скорее! Узнаем, кто здесь живёт!

– Ты шутишь?! – Отдёрнул руку Ледок. – В таких старых страшных домах живут старые страшные люди!

– Люди? – Переспросила снежинка с восхищением. – Я никогда не видела людей, хочу посмотреть!

Мысль о людях так взбудоражила Снежку, что она просто побежала вперёд, совсем не слушая Ледка, который пытался остановить её. Оставив попытки усмирить любопытство снежинки, он пошёл за ней, чтоб защитить от опасности.

В двери нашлась щель, как раз подходящая, чтоб двое холодных созданий прошли через неё внутрь.

В доме было темно, маленькие окна не пропускали много света. Самое светлое пятно в доме – большая пошкрябаная печь. В доме никого не было.

Не успели они осмотреться, как дверь заскрипела, и вошёл кто-то в огромном тулупе и с большой охапкой дров.

– Какой огромный! Раздавит и не заметит! – Удивился Ледок. – Видишь, Снежка… Снежка?

Любопытная снежинка уже взбиралась по валенку, ярко выделяясь на его фоне.

– Вот же глупая! – Ледок неуклюже побежал за ней.

Человек бросил дрова к печи и сел на стоящую рядом скамью. Снежка наконец-то увидела его лицо: глубокие морщины, большие уставшие глаза, густая седая борода. Он совсем не казался страшным.

– Привет! – Громко крикнула Снежка.

Старик огляделся по сторонам. Снежка изо всех сил замахала ручками и запрыгала по его колену. Он заметил её и взял на ладонь.

– Это ты говоришь? – Голос его был низким, спокойным, приятным, совсем не удивлённым.

– Я! – Весело воскликнула Снежка. – Меня зовут Снежка!

– Как? Какая Снежка?

– Просто Снежка!

– Белоснежка?

– Снежка!

– Отпусти её! – Задыхаясь, подбежал Ледок.

Он крикнул так громко, что даже с пола его было слышно. Старик и его взял на ладонь. Ледок стал бить по пальцу, приговаривая, чтоб тот немедленно их отпустил.

– Действует… – Тихо сказал старик. – Действует! Э-ге-гей! – Он радостно запрыгал по скрипучему полу.

– Что действует? – Удерживаясь на ладони, поинтересовалась Снежка.

– Снежка, неужели ты не видишь, что он не в себе?! – Грозно завопил Ледок.

– Сейчас я вам всё покажу! – Старик открыл заслонку печи и достал закоптившийся котёл с каким-то варевом непонятного цвета.

Он достал из-за пазухи кожаный мешочек. Посадив Снежку и Ледка на плечо, он достал из мешочка порошок странного цвета, бросил его в котёл. Варево в котле забурлило, зашипело, стало менять цвета и, выпустив целое облако пара, стало прежним. Пар, словно экран, стал показывать как будто бы кино.

Идёт снег. Тут же пошёл дождь, а потом радуга и солнце. Растут цветы, опадают листья. Идёт этот старик, только ещё совсем не уставший, с гладко причёсанной бородой, в яркой одежде. Он варит в серебряном котле что-то, меняющее цвет, из котла вылетают искры, словно салют. И вдруг люди: дети, мужчины, женщины. Все они стали жаловаться:

– Опять дождь!

– Как жарко!

– Надоел этот снегопад!

– Ну и грязь кругом!

Старик стал грустнеть, красивый дом дряхлеть, котёл коптиться.

– Я знала, что вы волшебник! – Восхищённо сказала Снежка и вдруг упала. – Ой, мне нехорошо…

– Снежка! – Воскликнул Ледок. – Она тает! Скорее, скорее на улицу!

На морозе Снежке стало лучше, она подпрыгнула и рассмеялась, снова сказав о волшебнике.

– Ты права, маленькая снежинка. Я волшебник. Я всегда создаю чудеса во всём мире. Все дожди, радуги, снега – это всё волшебство! Но люди перестали верить в чудо, стали ругать моё волшебство. А без веры мои силы гаснут. Всё слабее и меньше чудес могу я создавать, а вскоре совсем останусь без сил… Раньше вокруг моего дома гуляли тысячи снежинок и льдинок, как вы. Они помогали мне, веселили. Но, со временем, их становилось всё меньше. Я думал, что в этом году волшебство совсем перестанет действовать.

– Как же это так – не верить в чудеса? – Ужаснулась Снежка. – Ведь волшебства не будет, если в него не верить!

– Что?! Волшебство может исчезнуть? – Удивился Ледок. – Этого нельзя допустить!

– Единственный способ восстановить волшебство – заставить людей снова поверить. – сказал волшебник. – Но я не могу этого сделать.

– Дед Мороз может! – Вдруг сказал Ледок. – Он ведь всё может!

– Я не могу покидать свой дом. – Вздохнул волшебник. – Мне нужно создавать волшебство, пока ещё есть силы.

– Мы можем! – Воскликнула Снежка. – Мы найдём Деда Мороза, и он поможет тебе!

– Спасибо, – тихо сказал волшебник. – Я пошлю вам попутный ветер! Будьте осторожны.

Снежка плавно приземлилась, а Ледок стремительно бухнулся в снег. Ребята взялись за руки и пошли вперёд. Вскоре им в спину подул ветер. С каждой секундой он становился сильнее и сильнее. Снежка начала отрываться от земли.

– Это попутный ветер волшебника! – Восхищенно закричала Снежка. – Он донесёт нас, Ледок!

– Я слишком тяжёлый, чтоб оторваться от земли!

– Просто поверь в то, что это возможно.

Снежка взяла Ледка за руки, и ветер вдруг подхватил и его. Это так захватило дух Ледка, что он весело захохотал. Снежка засмеялась тоже. Ветер кружил их высоко-высоко в воздухе, пронося над разными деревнями, городами, полями, лесами, пока на горизонте не показался огромный ледяной дворец, расписной и яркий.

Ветер плавно приземлил их на одно из открытых окон дворца. В комнате за письменным столом сидел какой-то дедушка с белой-пребелой бородой, густыми бровями, высокий, статный, румяный. Он делал записи, попивая что-то из стоящей рядом кружки.

Снежка, как на крыльях, впорхнула в комнату и приземлилась на ещё недописанную строку. Дедушка очень удивился.

– Здравствуйте! – Помахала ему Снежка. – Вы не подскажете, где Дед Мороз? Нам очень нужно вернуть волшебство в сердца людей!

– Боюсь, ничего не получится, – опустил голову дедушка. – Тот, кого ты ищешь, крошка, сидит прямо перед тобой.

– Я ни за что не поверю, что вы – Дед Мороз! – Подбежал Ледок. – Дед Мороз в красном пальто, с волшебным посохом и огромным мешком подарков!

– Пальто? – Почесал затылок дедушка. – Так оно внизу, у входа висит. Посох в гостиной, а мешок – вот, – указал он на пустой мешок в углу кабинета. – Не всегда же это при себе держать! Вот, пишу письма с извинениями, что и в этом году дети будут без подарков.

– Так вот почему люди перестали верить в волшебство! – Хлопнул себя по лбу Ледок. – Но… Почему же вы перестали дарить подарки?

– Потому что я уже стар. Нет сил всю ночь летать, разносить подарки. Снеговики не могут управлять санями, а Снегурочка решила отвечать за всякие женские штучки: цветы распускать, морями управлять. Снеговиков я давно отпустил по семьям. Вот, живу здесь совсем один…

– Совсем один? – Ужаснулась снежинка. – Но ведь так нельзя! Нельзя лишать людей чуда! Значит так, отложите свои письма, созывайте снеговиков, готовьте подарки! Мы с Ледком будем вам помогать. Будем возвращать чудо в сердца людей!

Снежка говорила так серьёзно и уверенно, что никто даже не посмел ей возразить. В тот момент она вовсе не казалась маленькой и хрупкой.

На следующее утро в большой ледяной гостиной стоял отряд снеговиков, таких разных, но одинаково преданных Деду Морозу. Они все стояли ровным строем перед ним, а тот смотрел на них и улыбался. Ледок и Снежка сидели на его плече.

– Дорогие мои снеговики! – Начал Мороз. – Мы с вами очень долго не собирались. А с сегодняшнего дня мы снова начинаем работу! Времени осталось совсем мало, а работы предстоит много. Начнём же прямо сейчас! Открывайте завод скорей! И отправьте сани за моим папой.

Работа на заводе забурлила. Так быстро и старательно снеговики ещё не работали, никто и не думал отдыхать! Одну за одной из цехов выносили сотни, тысячи самых разных игрушек, сладостей, украшений. Снеговики такие усердные, такие счастливые!

Вечером сани привезли того самого волшебника, от которого Снежка и Ледок сюда прилетели. Он не спеша зашёл в гостиную, где Дед Мороз уже ждал его.

– Здравствуй, папа, – тихо сказал Мороз. – Как давно мы с тобою не виделись. Ребята всё мне рассказали.

Старый волшебник молча обнял сына и позволил себе пустить слезу.

– Как это… Хорошо! – Расплакалась от радости Снежка.

      Ледок сидел рядом и улыбался. Он бы тоже расплакался от столь трогательной картины, если бы не был мужчиной или, хотя бы, не ледяным.

Весь вечер отец и сын болтали о своих жизнях, о будущем. Мороз подробно рассказал ему о своей проблеме и своём плане. Волшебник немного посидел в раздумьях, а потом сказал:

– Ты уверен, что я смогу? Для сил мне нужна вера!

– Я верю в тебя, папа.

– Мы верим! – Добавил Ледок.

Волшебник улыбнулся и велел нести свой котёл. Долго он смешивал разные зелья, добавлял порошки, корни, сушёные растения. Наконец варево приняло бело-голубой цвет. Он налил каплю зелья на стол. Капля немного растеклась и замерла.

– Выпейте, ребятки, – сказал волшебник.

Снежка и Ледок осторожно подошли к растёкшейся жидкости. Снежка легонько тронула каплю. Капля дрогнула. Снежка хихикнула, после чего прильнула к питью. Ледок сделал так же. Они выпили почти всё.

Не успели они, как следует, оценить вкус, как вокруг них появилось свечение, будто бы они засветились! Белый свет увеличивался, становился ярче. Волшебник скомандовал, чтоб те немедленно спрыгнули на пол. Ребята быстро побежали и прыгнули, держась за руки.

Невыносимо яркий свет озарил всё вокруг и исчез через мгновенье. Снежинки и замёрзшей капли уже не было. На их месте стояли мальчик и девочка. У них были белые-белые волосы с голубоватым отливом, небесного цвета глаза, светлая кожа и яркий румянец.

Кудри девочки торчали во все стороны, она была одета в голубое, почти белое, платье и такие же сапожки. Мальчик был на голову выше девочки, волосы его гладко приглажены, а на нём – голубая рубашка и брюки.

Они стояли, зажмурившись.

– Получилось! – Весело возгласил волшебник.

Дети открыли глаза и посмотрели друг на друга.

– Снежка?

– Ледок?

Они не верили своим глазам, стали ощупывать себя и друг друга, и только когда убедились, что они теперь люди, весело запрыгали и захохотали от восторга и радости.

На следующее утро они провожали волшебника. Мороз предлагал папе остаться жить с ним в огромном дворце, но тот не мог оставить свой дом и ждал сына в гости. И сани поднялись в небо. Дети подошли к Морозу с разных сторон и взяли его за руки, показывая, что он больше не один.

Вечером 31 декабря Мороз вывел своих коней, белых, крепких, с густой блестящей гривой. Снеговики погрузили огромный мешок на сани, в которые уже были впряжены кони.

Снежка водила ладонью по прекрасным узорам на санях, а Лёд, как попросил называть его Ледок, гладил коней по гриве и кормил их сахаром.

– Я готов! – Дед Мороз подошёл к саням.

Дети ахнули – как волшебно Мороз выглядел в своём красном пальто и со светящимся посохом. Он не без волнения сел в сани и взял в руки поводья. Как давно он не сидел в этих санях, не ощущал груз подарков сзади.

– Декабрь, Январь, Февраль, но! – Дёрнул поводья Дед Мороз.

Кони вскочили на дыбы и взмыли в небо, неся за собой будто невесомые сани.

Вид на землю потрясал дух: невероятно красиво мелькали огни, блестели воды. Дети с восторгом смотрели вниз.

– Как же давно я не видел этой красоты… – Прошептал Дед Мороз. – Дети, готовьте подарки!

Дети быстро раскрыли мешок и достали первые коробки подарков. Как только сани подлетели поближе к домам, дети начали кидать подарки в окна домов. Коробки, как по волшебству, беспрепятственно пролетали через закрытые окна и приземлялись прямо под новогодние ёлки. Лёд уже не был неуклюжим, а очень ловко и быстро кидал подарки.

Много людей гуляло в эту новогоднюю ночь, некоторые даже с детьми.

– Что это? – Указал на небо один маленький мальчик, гуляющий со своей семьёй.

В небе виднелся тёмный силуэт саней Деда Мороза. Все посмотрели на небо с удивлением. Как вдруг с неба прямо на них начали падать конфеты! Волшебство!

Всю ночь Мороз и дети доставляли подарки по адресам, а когда солнце показало первые лучи, те отправились домой, а по пути заглянули к волшебнику.

Вместо старого ветхого домишки их встретил прекрасный дом! Окна стали больше, стены ровнее, дерево светлее. Из трубы валил голубой дым и летел прямо в небо. Вокруг дома гуляли сотни маленьких снежинок и льдинок, а с ними играли местные дети, такие счастливые и весёлые.

– Получилось, – почти неслышно сказал Дед Мороз.

– Люди снова поверили в волшебство! – Радостно захлопали в ладоши Снежка и Лёд.

Из дома вышел волшебник, совсем другой: борода гладко расчёсана, морщин почти нет, яркая одежда впору, глаза блестят.

– Мороз, Снежка, Лёд! – Радостно помахал им рукой волшебник. – Я ждал вас! Заходите скорее!

Солнце светило ярко, а с неба падал снег. Ветер игриво кружил снежинки в воздухе, а те плавно приземлялись на белую землю. Сугробы ярко переливались самыми разными цветами, деревья, покрытые инеем, мягко двигались с ветром.

Снег всё падал и падал, а люди ещё долго помнили ту ночь, когда увидели в небе сани, из которых доносилось: «С Новым Годом! Пусть он будет самым чудесным! С Новым Годом, друзья!» И навсегда они приобрели веру в волшебство.


Волшебный мир Таи.

Тая – маленькая девочка, такая же, как и все, или, как минимум, многие. Как и все маленькие девочки, она мечтала побывать в Мире чудес, где всё совсем по-другому, по-волшебному.

Каждое утро Тая выглядывала в окно, надеясь увидеть что-нибудь волшебное, но ничего, кроме скучной серой улицы, не видела. Она надеялась, что найдёт вдохновение в Мире чудес и перестанет грустить, сделает счастливой всю семью и своё окружение! Однажды она сидела и также смотрела в окно. На улице шёл дождь.

– Почему в нашем мире так скучно? Нигде нет вдохновения!

Вдруг дождь стал мельче и реже.

– Ты меня слышишь? – Удивилась девочка. – Прости, я не хотела тебя обидеть. Ты мне нравишься, правда!

Дождь стал совсем немного сильнее, будто бы слова Таи немного обрадовали его. Малютка жутко обрадовалась, что у неё появился новый очень необычный друг.

– Слушай, а может ты и вдохновение поможешь найти?

Дождь стал ещё сильнее, но до ливня было ещё далеко.

«Это знак!» – подумала Тая, оделась и выбежала на улицу так быстро, что мама даже не заметила ни самой девочки, ни её блестящих глаз. Таю совершенно не волновал дождь, ведь она надела свой розовый дождевик и резиновые сапожки.

В то время, как люди шли под зонтами и спешили домой, Тая бежала куда-то, а куда, не знала сама. Ей казалось, что дождь ведёт её в Мир чудес, где всё волшебно и прекрасно! Она бежала и не обращала внимания на людей, бежала так, как не бегала никогда. Она бежала долго и уже выбежала за свой маленький городок.

Дождь уже почти закончился, лишь маленькие капельки доходили до земли. Тая забежала в лес, который находился недалеко от города, такой густой, что земля была едва мокрой, почти нетронутой дождём. Наконец-то Тая остановилась и без сил упала на землю. Она лежала с закрытыми глазами и слышала разные звуки: шорохи маленьких зверьков, трепещущие от лёгкого ветра листья, топот зверей, пение птиц, даже лёгкий шелест травы. Тая знала, что это вдохновение говорит с ней, что оно совсем рядом. Она открыла глаза и увидела, что прямо над ней тучи немного разошлись и выглянуло солнце.

– Какая красота! – ахнула Тая и села, вдохнув свежего влажного воздуха.

Она заметила, что дождинки, попавшие на траву, переливались красиво-красиво, а в них была радуга. Тая пригляделась к ярким переливающимся каплям и увидела муравьёв, которые шли куда-то дружным строем, совсем как солдаты у папы на работе, такие одинаковые, складные. Неподалёку она увидела землянику, растущую большой кучкой. Ягода была чистая от дождя, и Тая бесстрашно отправила несколько ягод себе в рот. Сладкие ягоды буквально таяли во рту, обдавая всё тело изнутри приятной лёгкой дрожью, какая бегает по коже, когда особенно хорошо и приятно.

Такого счастья Тая никогда не испытывала – вот он, Мир чудес, а где-то совсем недалеко прячется её вдохновение. Тая пошла по тропинке, чтобы найти его. По краям тропинки росли ромашки, одуванчики и другие прекрасные цветочки, от которых так и веяло чем-то магическим.

– Вот мама обрадуется, когда я подарю ей приветик из Мира чудес!

Тая принялась рвать цветочки и делать из них красивый букетик, в который добавила земляники и пару чудных листиков. Через несколько минут букетик был готов, а Тая, очарованная прекрасными цветами, обратила внимание на деревья. По веткам прыгали белки, над зелёными кронами летали и виртуозно пели милые птички. Детская фантазия превратила обычный лес в Мир чудес, волшебную сказку, в которой всё прекрасно, всё наполнено вдохновением и чудом.

– Тая! Тая! – услышала малютка голос мамы и побежала на него.

«Мама ведь не сможет найти Мир чудес, потому что она взрослая! Нужно самой выйти из него, тогда она меня увидит!» Тая бежала быстро-быстро с волшебным букетиком в руках. Птички пели свои мудрёные песни, прощаясь с гостьей, а ветерок легонько шелестел травой её вслед. Она выбежала из леса и почти сразу же попала в объятия мамы.

– Тая, доченька! Как ты меня напугала! Никогда больше не делай так! А вдруг с тобой что-нибудь бы случилось?!

– Но мама! Я была в Мире чудес! Там прячется моё вдохновение! Вот, смотри!

Тая протянула букет маме. Мама улыбнулась и немного успокоилась.

– Мамуля, это тебе! Приветик из Мира чудес! Можно я туда ещё раз схожу? Меня там ждут!

– Конечно, можно, но только не одной! Сходим вместе на следующей неделе. И папу с собой возьмём.

– Вы тоже можете заходить в Мир чудес? – Удивлению ребёнка не было предела, данное известие никак не укладывалось в её голове. – Но вы же взрослые!

– Этот Мир чудес – наш лес! Но я очень рада, что тебе он так понравился. Он находится в нашем мире. Когда я была маленькой, мама часто водила меня туда. А теперь пошли домой, поставим твой приветик в воду!

«Но как же так может быть, чтобы Мир чудес был обычным лесом из нашего мира? Это невероятно, настоящее волшебство!»

– Мама! А давай я расскажу тебе, что видела там? А лучше нарисую! Вдохновение просит меня нарисовать его!

– Конечно, доченька! Мне всё-всё интересно! А когда мы придём туда вместе, мы обязательно найдём твоё вдохновение и приведём его домой, чтобы оно всегда было с тобою рядом.

– Я уже нашла его. – Тихо сказала Тая и посмотрела на изящную лёгкую бабочку, которая села ей на руку и опустила уставшие крылышки. – Так вот какой ты, Мир чудес.