КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569726 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228912
Пользователей - 105659

Впечатления

Stribog73 про Слюсарев: Биология с общей генетикой (Биология)

В книге отсутствуют 4 страницы.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Веселовский: Введение в генетику (Биология)

Как видите, уважаемые мухолюбы-человеконенавистники, я и о вас не забываю. Книги по вашей лженауке у меня еще есть и я буду продолжать их периодически выкладывать.
Качайте и изучайте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Асланян: Большой практикум по генетике животных и растений (Биология)

И еще одну книгу для мухолюбов-человеконенавистников выкладываю.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про О'Лири: Квартира на двоих (Современная проза)

Забавна сама ситуация. Такой поворот совместного съема жилья сам по себе оригинален, что, собственно, и заинтересовало. Хотя дальше ничего непредсказуемого, увы, не происходит...

Но в целом читаемо, хотя слишком уж многое скорее напоминает женский роман с обязательной толерантностью (ну, не буду спойлерить...).

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Serg55 про Вязовский: Экспансия Красной Звезды (Альтернативная история)

как всегда, на самом интересном...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Казанцев: Внуки Марса (Космическая фантастика)

Спасибо за книгу, уважаемый poRUchik! С детства любимая повесть!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про серию АН СССР. Научно-биографическая серия

Жена и муж смотрят заседание АН СССР по телевизору.
Муж:
- Что-то меня Келдыш очень беспокоит.
Жена:
- А ты его не чеши, не чеши.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга первая [Марина Орлова] (fb2) читать онлайн

- Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга первая 1.84 Мб, 257с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Марина Орлова

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Марина Орлова Всего одна смерть, чтобы обрести счастье. Книга первая

Цикл «Елей»


Глава 1. Изабелла

В сумке задребезжал мобильник именно тогда, когда я выходила, нагруженная пакетами, из гипермаркета. Ну, конечно! Как вовремя! Что за закон подлости?! Почему эта адская штуковина звонит в самые неподходящие моменты? Порой свой телефон просто ненавижу, поминая незлым, тихим, сказанным сквозь зубы словом того, кто вознамерился мне позвонить именно сейчас. Обычно я никому не нужна, но стоит накрасить ногти, отойти в ванную, зайти в магазин, сесть за руль или лечь спать, как про меня вспоминают все немногочисленные знакомые, которым имела несчастье оставить свой номер телефона, с вопросом: "Как у тебя дела?" Серьезно? Мы с тобой полтора года не общались, а пять минут назад ты решил обо мне вспомнить и поинтересоваться моими делами? В час ночи?! Хорошо, что еще родственников нет: это в разы сокращает список желающих поинтересоваться моей жизнью. В кои-то веки я нашла повод порадоваться, что в свои двадцать восемь осталась круглой сиротой.

Но хуже всего было, когда мне звонили из различных сомнительных компаний с «заманчивым» предложением взять деньги по одному паспорту, пройти бесплатное медицинское обследование или с соцопросом на тему «Чувствуете ли вы величие Вашей страны?» Поэтому я предпочитала на незнакомые номера не отвечать и по возможности вообще всех игнорировать. Но сегодня особый случай, так как я ждала звонка по поводу новой работы. И не ответить, а уж тем более намеренно игнорировать звонок просто не имела права.

Матерясь сквозь зубы, запихнула покупки в багажник, пытаясь утрамбовать их чуть ли не ногой, закрыла дверцу багажника и с трудом выхватила телефон из сумки, которая, как назло, не хотела мне его отдавать, пряча в куче барахла, что я по глупости таскала с собой «на всякий случай». Опоздала. Стоило мне прикоснуться к тонкому корпусу смартфона, как он перестал трезвонить, поселяя в моей душе тоску и отчаяние.

Номер незнакомый. В голове у меня уже пронеслись мысли о том, как неизвестный начальник отдела кадров, не дозвонившись, холодно смотрит на трубку, кладет и безразлично кричит помощнице:

– Эта в пролете, давай следующую кандидатуру!

С глухим стоном я зашвырнула сумку на заднее сиденье, села, завела машину, чтобы включить печку, и стала копаться в смартфоне в надежде, что удастся перезвонить по номеру самостоятельно. Занято. Черт! Надо попробовать еще раз через пару минут. Надеюсь, мне повезет.

Завела машину, без проблем влилась в "поток" и даже немного расслабилась, стоя на светофоре в ожидании своего сигнала. Засветился зеленый, и я плавно нажала на газ, трогаясь с места. Тут-то и зазвонил мобильник, который держала в руке. Судорожно нажала на кнопку ответа и приложила телефон к уху прежде, чем почувствовала удар страшной силы в боковую часть моей машины с водительской стороны. Последнее, что я запомнила, – в трубке послышался вежливый голос, предлагающий посетить косметический кабинет совершенно бесплатно…

***

Не открывая глаз, я со стоном выдала:

– Ненавижу телефоны…

– Это радует. Значит не будешь тосковать по ним в новом мире, – услышала теплый женский голос сбоку от себя и открыла глаза.

Я находилась в какой-то белой комнате, а рядом стояла красивая женщина лет сорока – сорока пяти и по-доброму улыбалась мне.

«Я в больнице», – пронеслось у меня в голове.

– Что произошло? Я попала в аварию? – вспоминая последние секунды, прежде чем вырубиться, поинтересовалась.

– Да. В твою машину врезался грузовик, который решил, что успеет проскочить. Не успел, – резюмировала незнакомка.

– Г-грузовик? – с трудом выдавила я, с ужасом представляя, что должно было от меня остаться после столкновения с ним. Мой Volkswagen Beetle не мог выжить после подобного. Но я жива. Странно…

– Что с моей машиной? – запаниковала я, вспоминая, что за нее еще по кредиту платить три года, а страховка наверняка не покроет ущерб в полном размере. Вот знала же, что не стоит экономить на страховке. Так нет, нашла самую дешевую, еще и радовалась, как дура!

– Боюсь, она не подлежит восстановлению, – с грустной улыбкой ответила добрая женщина, а я стала замечать некоторые нестыковки. Лежала почему-то голая, причем не на кровати, а на каком-то подиуме из светлого камня. Помимо подиума, в комнате ничего больше не было: ни мебели, ни аппаратуры. Да и сама женщина, помимо белого платья, которое, ну, никак больничным халатом не назовешь, на медсестру ни с какого ракурса не походила. Что за хрень?

– Что происходит? Где я? – снова запаниковала и стремительно села, прикрываясь руками. Тело слушается – это хорошо. А вот то, что я его не чувствую, от слова «совсем», уже напрягает.

– Изабелла, успокойся, пожалуйста. Не пугайся и постарайся принять то, что я тебе скажу, – попыталась она ко мне прикоснуться, но я шарахнулась в сторону, слетела с подиума и поняла, что пола нет. Вообще! И подиум висит в воздухе, как и сама женщина!

Отчаянно цепляясь за гладкий камень, я молотила ногами в пустоте и истерично верещала, отчего незнакомка скривилась.

Тяжело вздохнув, она щелкнула пальцами, и я вновь оказалась сидящей на этом странном булыжнике.

– Что происходит? – трясясь, как лист на ветру, жалобно спросила я.

– Ты умерла, Изабелла.

– Чего? – от шока я даже трястись перестала. – Это что, шутка?

– Я вполне серьезна, – вновь улыбнулась женщина, даря умиротворение. Я прямо чувствовала, как постепенно успокаиваюсь и становится как-то на все плевать. Такая апатия напала… Жуть. – Ты не выжила в той аварии. Умерла в момент удара.

– Тогда почему я сейчас с вами говорю? – безразличным тоном спросила я. – Кто вы? Ангел?

Хоть я и не считаю себя верующей, но какие еще мысли в таком случае могут возникнуть?

– Не совсем. Меня зовут Айне. На самом деле, у меня много имен. Также меня называют Анаит, Апакура, Астарта и так далее. Но мне больше нравится, когда меня называют Айне. Во всяком случае, в том мире, куда тебя отправлю, я известна под этим именем.

– Вы кто? – несколько заторможенно моргнула.

– Я богиня плодородия, любви, красоты и материнства, – улыбнулась она красивой, доброй, даже материнской улыбкой, от которой на душе стало тепло и солнечно.

– Как я тут оказалась? Что вам от меня нужно?

– Это вышло непреднамеренно. Я не выбирала тебя специально, – виновато посмотрела она на меня, отчего мне захотелось обнять ее и заверить, что все хорошо, я не в обиде, только пусть Айне вновь улыбнется.

– Поясни, – тряхнув головой, чтобы сбросить наваждение, попросила я. Офигеть, разговариваю с самой богиней…

Хотя стоп! Есть новости поважнее! Я умерла!!!

К горлу в который раз начала подниматься паника, и я сильно пожалела, что в этом месте нет бумажного пакетика. Но тут почувствовала, что меня отпускает, а богиня нежно гладит меня по голове.

– Это ты моими эмоциями манипулируешь? – мрачно поинтересовалась.

– Я просто не хочу, чтобы ты сильно переживала. Хочу, чтобы нам удалось спокойно поговорить. Если ты не против, конечно. Скажи, и я прекращу.

– М-м-м, нет. Продолжай, – подумав, пришла я к выводу. – Сначала поговорим, а пореветь и потом успею.

– Ты мне нравишься, – просияла Айне улыбкой, отчего я невольно тоже заулыбалась. – Но вернемся к делу. Начнем с того, что я и мой муж много тысячелетий назад создали мир под названием Елей. Он отличается от твоего. В нем есть магия.

– Магия? – с сомнением и затаенным восторгом переспросила. Как человек, который не мог похвастаться счастливым детством, юностью, да и взрослой жизнью, я любила прятаться в выдуманных мирах, представляя себя частью маленькой сказки. Но кто же знал, что действительно могу в ней оказаться?!

– Да, – понимающе улыбнулась богиня и присела рядом со мной. Мне вдруг стало неуютно.

– А можно мне какую-нибудь одежду?

– Ты меня стесняешься? – кажется, искренне удивилась она. – Не стоит. Нагота – естественный и прекрасный вид! Я это тебе как богиня материнства и красоты говорю. Тем более сейчас у тебя нет тела. Не могу дать тебе одежду, – грустно посмотрела Айне.

– То есть как "нет тела"? – икнула я.

– Это твоя душа, Изабелла.

– Можно просто Иза. Мне так привычнее, – рассеянно разрешила я сокращать свое имя. Оно у меня, безусловно, красивое и выделяет из толпы, но, откровенно говоря, мне оно никогда не нравилось. Наверное, потому что в детстве дети сравнивали меня с Белль из мультика про красавицу и чудовище, но к этому эталону я так и не приблизилась. И потому меня все чаще приравнивали к чудовищу и бесконечно дразнили. Натерпелась я, короче.

– Хорошо, Иза, – улыбнулась она. – Хотя «Изабелла» тебе подходит больше.

Только мрачно посмотрела на нее в ответ. Я тут вообще-то умерла и с богиней разговариваю! Мне глубоко плевать, как меня называть будут. Хоть "Кактус"!

– Давай вернемся к твоей проблеме, – вздохнула я. – Не против, что на "ты"? – опомнилась. Со всеми переживаниями совсем забыла про элементарную вежливость. Мало того, что старше меня, так еще и богиня, а я ей "тыкаю", как ровне. Кошмар!

– И то верно, – кивнула она с теплотой в глазах. Если бы у меня была мама, наверное, я представляла бы ее именно так. С самого детства хотела, чтобы на меня посмотрели с такой материнской теплотой и заботой. Хотелось добрых слов и объятий, искренних поцелуев, таких, какие может дарить только любящая мать. Но время шло, а мечты так и оставались мечтами. И в конечном итоге я прекратила грезить. – Я не против твоего обращения ко мне, – погладила богиня меня по волосам, всколыхнув в моей душе давнюю детскую боль и обиду. – Если хочешь, можешь называть меня "мамой", – стирая с моей щеки призрачные слезы, прошептала она. – Мне будет приятно.

– Нет, – мотнула я головой, прогоняя слезы, несмотря на отчаянное желание согласиться на ее предложение. – Давай вернемся к теме. Что там с твоим магическим миром?

Айне посмотрела на меня с грустной, понимающей улыбкой и кивнула:

– В нем жили несколько рас. Ты наверняка знаешь о них. Это эльфы, дроу, драконы, оборотни и наги. Были и другие, но ты никогда про них не слышала. – Ненавязчиво – я даже не сразу заметила – Айне обняла меня, даря необходимый покой и тепло. Хотелось зажмуриться и прижаться к ней крепче, совершенно по-детски изливая душу от старых обид и боли одиночества. – Когда-то они жили в мире и согласии. Они почитали нас с мужем, и мы с Танатосом платили им любовью и заботой, относясь, как к собственным детям. Но потом эльфы и дроу поддались искушению и стали поклоняться другому Богу – покровителю Хаоса и Раздора – Эрису, решив, что наша заповедь, заключающаяся в том, что все равны, не для них. Они решили править в этом мире, подчинив себе остальные расы. – Я заметила затаенную боль, что заплескалась в прекрасных, добрых глазах Айне. Ее дети сделали ей очень больно. Невольно почувствовала желание защитить ее и наказать обидчиков. Так бы поступила, если бы обидели мою настоящую маму. Но от меня хотели другого.

– Они разрушили наши с мужем храмы, построив новые, посвященные чужому богу, который соблазнил их сердца. Нас с Танатосом фактически прогнали с этих земель, отказавшись от нас. И мы ничего не могли сделать, чтобы предотвратить кровопролитную войну, которую затеяли дроу и эльфы. – Богиня помолчала, словно собираясь с силами, чтобы продолжить. Я не удержалась и обняла ее в ответ, даря свою поддержку. Она благодарно улыбнулась мне и погладила по волосам. – Муж разозлился на них и сам отказался от неверных. Танатос забрал другие расы в новый мир, оставив эльфам и дроу возможность жить, как хотят, и выяснять, кто из них сильнее, между собой. Они и выясняли, – надломленным голосом поведала она, а в прекрасных глазах отразился весь ужас той войны. – Они уничтожали друг друга, не озираясь на пол и возраст, а я ничего не могла поделать, наблюдая, как Эрис наслаждается резней с участием моих детей. Тогда пошла на отчаянный шаг, попытавшись договориться с ним. Хаос не понимал моих намерений, утверждая, что я не должна жалеть таких, как они, что они не заслуживают ничего, кроме истребления.

Она всхлипнула и продолжила:

– Они все равно остались для меня детьми, – убитым голосом, полным боли, сказала Айне. – И тогда Эрис неожиданно согласился оставить Елей, сказав, что уже достаточно позабавился с этим миром. Он ушел, оставив за собой хаос и разруху. Это был настоящий ад. Отказавшись от нашего с мужем покровительства, темные и светлые эльфы обрекли себя на вымирание.

– Почему? Из-за войны?

– Я – богиня материнства и женственности, Изабелла, – вздохнула она. – С моим уходом перестали рождаться девочки. А во время войны, как я уже говорила, убивали всех подряд. Последняя девочка родилась несколько веков назад, еще до нашего свержения. На данный момент на одну женщину приходится примерно пятьдесят мужчин. Возможно, больше. Дети, если и рождаются, то очень редко, и все – мальчики. Через несколько сотен лет они вымрут полностью, если ничего не сделать.

Я, откровенно говоря, опешила.

– Что сейчас происходит с Елеем? – тихо спросила я.

– Они стали озлобленными и извращенными. Появилось рабство. Многомужеством уже никого не удивить. Мужчинами пользуются, словно вещами. Женщины стали походить на чудовищ. Жадные, алчные, злые и жестокие, они привыкли к вседозволенности, так как женщина в Елее священна. Они без зазрения совести избавляются от своих сыновей, не считая их даже живыми существами, издеваются над мужьями… Я не могу на это смотреть, – заплакала она, прикрыв ладонями лицо. – Сейчас они молят нас с мужем о прощении, раскаиваются и просят вернуться и простить их.

– Этот мир снова твой?

И она хочет отправить туда меня? Серьезно??? Что мне там делать?

– Нет, – покачала она головой. – Я не могу вступить в Елей, пока не восстановят наши с мужем храмы.

– Что для этого нужно? – оживилась я.

– Твоя помощь, – вздохнула она, посмотрев на меня так, словно я – ее последняя надежда. Чувство неприятное, скажу вам… – Уходя, Эрис не мог обойтись без очередной подлости. Недостаточно просто восстановить храмы и помолиться нам с Танатосом. Тем более муж все еще в обиде на темных и светлых эльфов. Он не хочет им никак помогать. А я не могу так, – грустно вздохнула она, смахивая слезы со своего лица. Меня она гладила, почти не прекращая. Полагаю, для нее это способ успокоения. Я не против, тем более это так приятно, хотя прикосновения почти и не ощущаю. Просто от самого факта объятий получаю искреннее наслаждение.

– Есть какое-то условие? – догадалась я.

– Да. Нужно выбрать достаточно чистую душу и поселить в тело. Оно станет сосудом. Неким магическим накопителем. Она, Избранная душа, должна проехать по всем разрушенным храмам и впитать в себя остаточную магическую энергию, способную заставить пробудиться мой первоначальный храм. Тогда я смогу вернуться в Елей.

– И что с этой энергией делать? – подозревая, какая роль мне во всем этом отведена, напряглась я.

– Ею необходимо напитать кристалл силы, что находится в первоначальном, главном храме в горах. Благо, до него не добрались в свое время, а потому не разрушили.

– Я так понимаю, этой душой должна стать я? – обреченно прошептала.

– Да, родная. Извини, что так получилось.

– В чем подвох? И почему ты сказала, что не выбирала меня специально?

– У Эриса остались последователи, несмотря на то, что он оставил Елей, – скорбно вздохнула она, а у меня сердце сжалось от переполняющей жалости к этой женщине. – Мужчины давно осознали свою ошибку и то, чем грозит им подобная выходка. Именно они первые и пришли к решению отказаться от бога Хаоса и просить о моем прощении и возвращении.

– Но?

– Но женщин все устраивает, – дернула она щекой в досаде. – Не хотят ничего менять. Они почти священны, а поэтому избалованы, капризны, извращены. С моим возвращением их правление прекратится, и они хотят помешать моему прибытию.

– Как?

– Эрис оставил лазейку, чтобы я могла вернуться. Необходимо найти чистую душу, которая способна вместить в себя силу и пробудить храм. Это должно произойти, когда зацветет священный цветок. Тогда представители сильнейших магов соберутся и призовут такую душу специальным обрядом. Они же и станут ее Стражами в предстоящем походе.

– И?

– Женщины решили обмануть предсказание и подсунуть "подсадную утку", как это говорится в твоем мире. Сегодня прошел ритуал, на котором два сильнейших мага от обеих рас совершили призыв, на который ты и откликнулась. Вот только мужчинам продажные священнослужители представили совершенно другую женщину, – опережая мой вопрос, поторопилась она ответить. – Почему именно ты – не знаю. Силы мира посчитали тебя достаточно светлой и достойной душой. И знаешь, пообщавшись с тобой, смею с подобным выбором согласиться.

– Боюсь, и ты, и силы мира все же ошиблись, – вздохнула я грустно. – Никакая я не светлая.

Вспоминая, сколько боли и горечи мне пришлось пережить, сколько грязи и обид вытерпеть, могу с точностью сказать, что чистотой и добротой от меня и не пахнет. В духовном смысле то есть. Я озлобилась, замкнулась в себе, не желая впускать в свою раковину никого. За двадцать восемь лет поняла, что можно смело рассчитывать только на себя. Тогда тебя никто не обидит, не бросит, не предаст… Одной проще.

И какая я после этого светлая душа?

– Ты не понимаешь, о чем ты говоришь, Изабелла, – ласково поцеловала Айне меня в висок. – Тебе пришлось многое пережить, но это не делает тебя хуже. Ты стала сильной, выносливой и сострадательной именно потому, что самой пришлось пережить все тяготы. Я отчетливо вижу твою душу и могу с уверенностью сказать, что ты – одна из немногих поистине светлых и добрых существ.

Я не выдержала и зарыдала. В первую очередь потому что боялась, что Айне ошиблась, но разубеждать ее малодушно не захотелось. Побоялась, что если она поймет, что просчиталась, то исчезнут эти материнские объятия, ласковая улыбка и добрый взгляд.

– Ты очень одинока, девочка моя, – грустно вздохнула она. – Но все можно исправить. Я хочу сделать тебе подарок.

Я вопросительно посмотрела на нее с удивлением. Подарок? Мне?

– Что для этого мне нужно сделать? – насторожилась я, помня, что подарки никто просто так не делает.

– Ничего, – улыбнулась она. – Просто мне так хочется сделать тебе приятно.

– Что за подарок? – робко поинтересовалась я все еще с небольшим сомнением. Если она богиня, то небольшие подарки ей, вероятно, не в тягость? Так, скорее небольшой каприз, который Айне может себе позволить. Верно?

– В Елее ты не будешь одинока, – улыбнулась она. – Вне зависимости от того, получится у тебя мне помочь или нет, ты сможешь полюбить и быть любимой.

С недоверием посмотрела на нее. Она не шутит? А нужен мне такой подарок? Если никого не впускать в свое сердце, его не разобьют. Тактика точная и проверенная временем!

– Не сомневайся, Изабелла, – улыбнулась она. – Это добровольный дар, и ты можешь от него отказаться. Но я прошу тебя позволить себе быть счастливой.

– Я подумаю, – растерянно буркнула я, боясь своего малодушного желания согласиться, но в то же время борясь с категоричным отказом.

– Вот и здорово.

– Так, что мне делать? Мне ведь, мягко говоря, не обрадуются. Если, конечно, судить по тому, что я сейчас здесь, с тобой, а не с этими, как их там… Стражами, несмотря на то, что меня выбрали и призвали!

– Все верно, – кивнула она с одобрением и гордостью в глазах, – поэтому я хочу поместить твою душу в тело одной эльфийки.

– Зачем? Разве ты не хочешь разоблачить обман?

– Хочу, но не сейчас. Мне нужно узнать всех, кто участвовал в заговоре. На это нужно время. У нас оно есть. За это время ты обживешься в новом мире, узнаешь его изнутри. Возможно, найдешь союзников и новых Стражей. Стражей необходимо найти обязательно, – всполошилась она.

– Зачем? А что с теми, у кого "подставная утка"?

– Ты будешь находиться в мире инкогнито. Никто кроме твоих потенциальных Стражей не должен знать, кто ты есть на самом деле. Иначе от тебя захотят избавиться. В первую очередь Стражи нужны именно для защиты от нападения на Избранную. Для этого и требуются сильнейшие маги.

– А во вторую?

– Во время впитывания Силы может быть спонтанный выброс излишка энергии. Стражи помогут тебе справиться с этим, впитав в себя этот излишек, чтобы ты не чувствовала боли.

– Боли?! – ужаснулась я, тут же выпрямляясь. Боли я боюсь еще с детства. Даже при месячных закидываюсь обезболивающими просто так, на всякий случай.

– К сожалению, процесс этот будет неприятен. Особенно с излишками, – с сожалением посмотрела Айне на меня.

– Я могу отказаться? – робко спросила. Вот если бы она на меня так не смотрела, я бы просто сказала «нет» и не парилась. Но как можно ей отказать? Я даже при этом неуверенном вопросе почувствовала себя чуть ли не бездушным чудовищем!

– Можешь. Но твою душу в твой мир я уже вернуть не смогу. Твое тело мертво, а поселить в другое у меня не хватит сил. У вас другие боги, – грустно улыбнулась она, хоть я и не видела осуждения или злости в ее глазах. Только понимание и грусть. – Ты будешь жить в теле эльфийки и, когда придет время, просто не отреагируешь на зов. Все просто.

– И что тогда будет с Елеем?

– С миром ничего. А вот эльфы и дроу вымрут как вид. – И вновь только грусть и понимание в ее красивых, добрых глазах.

Уже понимая, что выбора у меня нет, поскольку обречь на вымирание целые народы своим бездействием я не смогу, обреченно кивнула.

***

Глава 2. Эльтар

Ну, вот и настал последний день моей жизни. Опять я оказался на рынке рабов. Не надо было, наверное, сбегать от Аурелии. Садистка? И что? Подумаешь, ее последние любовные игры чуть не закончились для меня смертью. И если бы только этим… Я дня четыре отлеживался, искренне желая умереть после того, что она со мной сделала… И позволяла делать другим… А вот сейчас, после побега и того, как меня поймали, умирать почему-то страшно. Но уж лучше умереть, чем вновь пережить то, что я испытал.

Мимо меня прошла странная пара. Я следил за ними. Девушка была в плаще с глубоким капюшоном на голове, что совершенно не вязалось со статусом госпожи. Те, наоборот, стараются любыми способами выставить себя напоказ, кичась возможностью купить себе лишнего раба. В такой скудной компании они не ходили, предпочитая в свите иметь всех мужей и рабов, соревнуясь друг перед другом их количеством. А эта была всего с одним рабом, почему-то одетым в хорошую одежду, которая скрывала все части тела. Странно. В нем я узнал полукровку, что еще больше не вязалось с увиденным: чистокровными еще более или менее дорожили, а вот полукровок не считали за живых существ вообще. Судя по тому, сколько шрамов красовалось на его некогда, безусловно, красивом лице, этот сильно натерпелся в жизни. А сколько еще может скрывать одежда? Впрочем, шрамы его сильно не портили, нисколько не исказив черт лица. Повезло. Но все равно странно, что он стоял с неуловимым достоинством рядом со своей госпожой, лишь для отвода глаз стараясь имитировать слепое преклонение.

Но зацепили они мое внимание не этим. Они скупили всех детей до пятнадцати лет. Оптом, почти не торгуясь, чем повергли в шок присутствующих, так как дети считались наиболее дорогим и качественным товаром, покупку которого, даже одного, не всякая богатая дама могла себе позволить. Большинство из них имели максимум одну хозяйку на своем счету. Были еще совсем молодые, на которых не было ни единого шрама. Это и делало детей наиболее привлекательным товаром, ведь госпожам так приятно было собственноручно ломать и издеваться, ощущая, что она первая. Все равно что девственности лишить. И мне даже представить страшно, для чего незнакомке такое количество детей.

Плащ и глухой капюшон стали оправдывать себя. Не заинтересоваться подобной личностью нельзя. Но тем страннее то, что ее сопровождает всего один раб. Неужели она не боится за себя и свое богатство?

Очередь из рабов стала сокращаться. Скоро выставят меня. Который раз по счету меня продают? Кажется, двенадцатый. Я уже сменил одиннадцать хозяек: от кого-то сбегал сам, кто-то просто отказывался от меня и продавал, как надоевшую, сломанную игрушку. И вот если сейчас не обзаведусь двенадцатой хозяйкой, меня пустят в утиль, как отработанный материал.

Наверное, так будет лучше. Я получу долгожданный покой и свободу. Пусть и посмертно. Но жить рабом для меня хуже ада. В который раз проклял своих предков, которые допустили подобный исход событий. Почему отказались от истинных, родных богов они, а рабом стал я, хотя родился гораздо позже всех этих событий?

Чувство вселенской несправедливости и философские мысли нарушил стражник, который больно дернул меня за поводок и повел на подиум для лотов. Голову я держал опущенной, не желая смотреть на заинтересованные лица потенциальных хозяек. Видеть в них пренебрежение, брезгливость и похоть – не самая лучшая перспектива моих последних минут.

То, что меня никто не купит, я понимал отчетливо: таких «отработанных» не выбирают. А на мне уже клеймо ставить негде после одиннадцати хозяек.

Против воли стал искать глазами фигуру в капюшоне и почти сразу наткнулся взглядом на невозможно прекрасные, огромные фиолетовые глаза, которые смотрели на меня пристально, но безучастно и даже со скукой.

В первое мгновение я затаил дыхание от подобной красоты на точеном личике. Неужели бывают столь прекрасные глаза? И как всегда, словно по закону подлости, внешность никак не вязалась с настоящей сущностью. Почти все мои предыдущие хозяйки были красивы, порой до неприличия. У Аурелии, к примеру, была просто ангельская внешность. И что толку? А эта вот детей для неясных целей скупает.

Наверное, на моем лице отразились все эмоции, так как на мгновение я заметил на ее личике недоумение. Мазнув по мне последним безразличным взглядом, незнакомка повернулась к своему сопровождающему, который так же внимательно, с нечитаемым выражением на исполосованном шрамами лице рассматривал меня. Что-то коротко сказала ему и, более не оборачиваясь, скрылась в толпе.

Конечно! Я последний лот. Что ей тут делать? Остальные не расходились только потому, что желали посмотреть на показательную казнь. Нежелание странной девушки присутствовать, конечно, делает ей честь, но если вспомнить, что теперь в ее подчинении десяток детей, то все не так однозначно. Зачем ей смотреть на казнь, если эльфийка может поиздеваться над новыми игрушками самостоятельно? А вот полукровка остался на месте. Странно.

– Итак, милые дамы, вашему вниманию представлен последний лот. Большая редкость на светлоэльфийских землях! Чистокровный дроу. Сто семнадцать лет. Имеет незначительный магический дар. Вынослив, с хорошей регенерацией. Из недостатков: своеволен, имел уже одиннадцать хозяек. Начальная цена – три золотых, – услышал я над головой голос аукциониста.

М-да. Порой на эти деньги несколько плотных обедов в таверне купишь, а тут целого раба предлагают. Но, несмотря на несказанно заманчивую цену, никто не торопился стать обладателем такого «сокровища», как я.

– Неужели не найдется желающей на такого "жеребца"?! – преувеличенно возмущенно воскликнул эльф-аристократ, дернув меня за поводок, заставляя расправить плечи. – Только посмотрите, как он развит!

Посмотрели, впечатлились, но промолчали, поедая меня похотливыми взглядами. Может, кто и купит, чтобы использовать в своей постели в качестве игрушки, а потом избавится. Но мой статус «отработанного» не позволял гордым дамам опуститься до моей персоны, чтобы на нее не посмотрели косо подруги.

– Итак, три золотых – раз. Два…

Я уже смирился со своей судьбой, как вдруг услышал низкий мужской голос:

– Моя госпожа покупает за три золотых.

В шоке вскинул голову и встретился с серыми глазами полукровки, которые не выражали ровным счетом ничего.

– И-и-и продано! – восторженно крикнул аукционист. А меж тем полукровка прошел через изумленную публику и поднялся на подиум, где стоял я и мой продавец. Ему протянули типовой контракт на собственность. Полукровка же отсчитал три монетки и поставил подпись в контракте. Ему передали поводок, которым меня держали. Надо же! Он еще и доверенное лицо. Когда они приобретали детей, я не видел, кто заключал контракт.

Не сдержался и посмотрел на имя моей новой госпожи, и чуть было не взвыл, прося о смерти. Пусть лучше казнят, чем я попаду в руки Кровавой Графини Изабеллы Эстет!!! Про нее, даже среди таких же садисток, ходила жуткая молва. Говорят, что всех, кого бы она ни купила, больше никто и никогда не видел. Это свидетельствует о том, что рабы просто не доживали до следующего появления эльфийки в свете.

Ее графство считается неприступной крепостью. Никто не смеет там появляться, и гостей она не принимает. При этом Изабелла Эстет до неприличия богата, так что даже королева Габриэлла ее побаивается. Многие гадают, что же графиня скрывает за стенами своего дома, но никто не решается спросить, хотя догадки у всех свои, одна другой страшнее. Помню, как одна из моих хозяек угрожала мне, что за непослушание преподнесет меня в дар Кровавой Графине. Тогда я сбежал, не желая подчиняться или быть подаренным этой садистке.

Оглушенный новым открытием, даже не заметил, как меня поставили на колени и точным движением приложили раскаленную печать к шее, ставя очередное клеймо принадлежности, отчего в глазах в момент потемнело.

***

Я так и не произнес ни слова до тех пор, пока мы с полукровкой не прошли через портал в мой персональный ад. Его – а теперь еще и мою – хозяйку мы не дожидались. Видимо, графиня ушла порталом сразу же.

Я ожидал многого, но не смог сдержать изумления и настороженности, когда нас встретили четверо рабов. Но, что самое удивительное, на них не было ошейников, хотя на шее каждого виднелось клеймо, как и у меня. Однако повергло меня в шок другое. Полукровка, передав мой поводок одному из встречающих, ловко стянул рабский ошейник с моей шеи, который, по идее, снять никак не мог! Но мужчину, видимо, этот маленький нюанс не волновал. Он потер кожу на шее, поморщился, вертя в пальцах полоску кожи. После небрежно засунул ошейник в карман.

Занятый своими мыслями, я чуть было не пропустил мимо ушей его слова, обращенные к встречающим:

– Новенький, – кивнул полукровка на меня. – На сегодня этот последний. Все по плану: обмыть, одеть, накормить, сводить к лекарю и провести первичный тест. Отчет мне нужен завтра утром, как и на всех детей. Понятно?

Один из четверки пожал плечами и кивнул:

– Все сделаем, мастер Кирт. Пошли, дружище, – добродушно усмехнулся мне встречающий, отчего я растерялся еще больше.

Ожидал оказаться в аду с оргиями, пытками и искалеченными телами, но никак не увидеть рабов без ошейников, тем более таких подозрительно веселых и добродушных. Что происходит?! И почему к полукровке обращаются так странно?

Не сдержавшись, я посмотрел на собирающегося отбыть мастера и задал вопрос, ожидая боли за проявленную наглость в любой момент. Но не спросить не мог:

– Когда я встречусь с госпожой?

Полукровка окинул меня насмешливым, совершенно неоскорбленным взглядом и просто ответил:

– Вероятно, никогда. Ты ей не понравился. – После чего развернулся и, насвистывая что-то себе под нос, ушел.

Оглушенный его ответом, я позволил увести себя в противоположную сторону, где виднелись бараки. Тоже какие-то странные: чистые, крепкие, аккуратные, словно недавно отремонтированные.

Четверо, что взяли меня в оцепление, о чем-то переговаривались между собой и даже шутили, но я не вникал в суть их слов.

– Куда вы меня ведете? – напряженно спросил я.

– Ты же слышал: помыться, одеть, накормить и дальше по списку.

– Зачем все это? Что это за место такое? – вновь не сдержал вопроса.

– Не переживай, дружище, – похлопал меня по плечу тот, что шел слева, отчего я дернулся в сторону. – Мы понимаем твое недоверие и настороженность. Когда-то сами были на твоем месте.

С недоверием и злостью окинул его взглядом и с удивлением понял, что, да, он тоже «отработанный», судя по тому, сколько у него клейм на открытых частях тела.

– Мы тут почти все такие, – улыбнулся тот, что шел справа от меня. С ним была та же история. В отличие от своих друзей, которые были полностью одеты, этот шел без верха, открывая отличный обзор на тринадцать клейм, разбросанных по торсу.

– Ты можешь нам не верить. Мы все понимаем, – снова тот, что слева. – Но тебе не причинят здесь зла.

– Почему? – ни капли не поверил я.

– Сам все увидишь. Наша госпожа не такая, как остальные, – вздохнул как-то слишком мечтательно тот, что шел чуть впереди меня.

– Именно поэтому вы ведете меня, словно заключенного? – зло усмехнулся я.

– Мы это делаем, чтобы ты по глупости не навредил себе и окружающим. Мы не знаем тебя, твоих возможностей, мыслей и силы. Госпожа не хочет рисковать и не доверяет незнакомцам. И мы не можем винить ее в этом. Прецеденты уже были, – с грустным вздохом и виноватым видом сказал тот, что был справа от меня.

– С тобой? – догадался я.

Он просто кивнул:

– Это долгая история. Я уже много раз пожалел о том, что, не разобравшись, не поверив ей, посмел напасть. То, что со мной делали до того, как она выкупила, меня практически сломало. Я ждал смерти. Я желал ее отчаянно. Но, вместо вожделенной казни, графиня меня выкупила. Пожалела. Со своей стороны подумал, что она, как и все, лишь желает поиздеваться, не боясь заиграться до убийства. Я ведь итак был обречен. Вот от нечего терять и напал, желая, если не отомстить Изе за всех госпож, что измывались надо мной, то хотя бы спровоцировать ее охранника, чтобы тот убил меня.

– И что тебе за это было? – невольно заинтересовался я, хоть и не торопился надеяться на удачу. Были в моей жизни и «добренькие» хозяйки. Точнее, они поначалу позволяли так думать, а, когда убеждались, что я в достаточной мере им поверил, разрушали мои наивные представления в пух и прах, наслаждаясь тем, как я ломаюсь вновь.

– Я ударил ее. До крови, – с силой сжал он зубы и кулаки, словно был в ярости от своего поступка. – Мастер Кирт вовремя вмешался, скрутив меня с помощью магической сети, и хотел убить. Я увидел это и обрадовался. Но Изабелла не позволила. – Вновь его губы тронула нежная улыбка, как и каждый раз, когда он говорил о своей госпоже. Глупец был влюблен в графиню и ни капли не стеснялся этого. – Такая маленькая, хрупкая и прекрасная, она заслонила меня от пульсара мастера, не позволив меня убить. Еще и защищала, убеждая его в том, что я не понимал, что творю. Мастер нехотя согласился дать мне шанс. Вновь увидел ее я только через несколько дней. Не верил и тогда. Ругался, провоцировал, обзывал, а она лишь улыбалась, говоря, что все наладится. А через несколько месяцев я искренне попросил у нее прощения за свои слова и действия. Госпожа сказала, что все понимает и никогда не держала на меня зла. Но с того дня, как я ударил ее, она больше не общается с новенькими.

– И правильно, – поддержал тот, что шел сзади меня. – Мы все озлобленные, сломленные, загнанные, точно звери. Нам нечего терять. Опасения госпожи оправданны.

– Подозреваю, не обошлось без мастера. Это он запретил ей общаться с новенькими. Только с детьми. И правильно. Толковый мужик, – отозвался тот, что слева.

– Складывается ощущение, что вы все тут по уши влюблены в нее, – с презрением усмехнулся я.

– А мы этого и не скрываем, – усмехнулся он и широко улыбнулся мне. – Мы все ее любим и благодарны богам, что они послали нам Изу.

– А ничего, что вы у Изы, – с омерзением повторил я имя новой хозяйки, – в рабстве?

– Меня это ни капли не смущает, – пожал плечами эльф с голым торсом.

– И меня. Если такова плата за то, чтобы быть рядом с ней, то мы вполне готовы оставаться рабами. Тем более нам это ничего не стоит. Мы остались рабами только по своей воле. Она подарила нам жизнь лучше, чем та, что была бы у нас, окажись мы на свободе.

– В голове не укладывается, как вы можете так говорить? – поморщился я. Либо на них магическое воздействие, либо они просто сумасшедшие.

– Считай, как знаешь, – хмыкнул эльф. – Могу поспорить, что уже через неделю ты изменишь свое мнение о ней.

– Ты забыл, что сказал мастер? – переспросил у него дроу, что шел впереди. – Он не понравился госпоже. Иза не оставит его здесь.

– Что это значит? – тут же насторожился я.

– Это значит, что уже через неделю ты станешь свободным, – ответил эльф и посмотрел на меня, словно на смертника.

***

Мне выделили комнату! Собственную! С настоящей кроватью, тумбочкой, столом и стулом! На этаже в полном распоряжении проживающих была странная комната. Как ее здесь называли – «душевая». Это комната, поделенная на пять обособленных секций, в каждой из которых была отдельная лейка над головой и два «вентиля». Двое парней из сопровождающих помогли мне разобраться, показав, как нужно открывать воду и регулировать ее температуру. Это было нечто! Настоящая горячая вода! Я поинтересовался, откуда она берется, на что мне ответили непонятной фразой: «В котельной нагревается и подается на этажи по трубопроводу». Опешив от этих слов, я предпочел больше не вдаваться в подробности и просто помыться. Мне выдали мыло и странную лохматую тряпку, показав, как нужно ею пользоваться и обмывать тело.

После мне дали чистую одежду МОЕГО размера. Такую же закрытую, как и у остальных. Впервые вижу подобный покрой. Брюки, кофта с короткими рукавами по плечи и странная рубашка не на шнуровке, а на пуговицах. Даже нижнее белье выделили, что вообще в голове не укладывалось. Обувь тоже предоставили, чем повергли в шок: мягкие, удобные тапки с закрытой пяткой на плоской подошве.

Затем меня накормили в общей столовой, которая поражала своими размерами, вкусной горячей едой, и проводили к местному лекарю, которым оказался тоже раб – эльф с редким целительным, магическим даром. Но то, что ему позволено этим даром, пусть и редким, пользоваться – нонсенс.

На рабов с магическим даром надеваются антимагические ошейники. На мне сейчас такой же. Все потому, что женщины, несмотря на свою неприкосновенность, очень боятся магов и произвольных выбросов, которые случались, когда маг не мог сдержаться: например, при пытках, которые так любили госпожи. Только аристократам разрешалось пользоваться магией, но никак не рабам.

Мои сопровождающие тепло поздоровались с эльфом и представили меня как новенького. Эльф понятливо кивнул, указал мне на кушетку, сказав раздеться по пояс. Я занервничал, но решил послушаться. Дальше все было привычно: маг просканировал меня, молча сделал какие-то записи (вероятно, для отчета), поразив меня умением писать, передал листок одному из моих сопровождающих и спросил:

– Лечить или подождать распоряжений от мастера?

– Лечи. Он у нас ненадолго, – отмахнулся тот, что сейчас без зазрения совести читал отчет. ЧИТАЛ!!! Они обучены грамоте!!!

– Не понравился? – догадался эльф и бросил на меня сочувственный взгляд. Меня стало это напрягать. Ему лишь кивнули, и эльф, больше не задавая вопросов, стал вливать в меня магию, по новой сращивая кости, убирая застаревшие повреждения внутренних органов и частично избавляя меня от шрамов на коже. Только мои клейма остались в нетронутом виде.

– Тебя как звать? – спросил эльф, продолжая вливать в меня магию. Никто из сопровождающих не торопился со мной познакомиться, а этот задал вопрос.

– Эльтар, – нехотя признался я и скривился от неприятного ощущения, когда на моем теле выжигался очередной шрам, оставляя на этом месте ровную и здоровую кожу.

– Меня – Мик, – улыбнулся он дружелюбно. Я не торопился с ответными эмоциями. – Не доверяешь? Понимаю, – кивнул светлый и вновь затих. Мои сопровождающие тихо переговаривались между собой, совершенно не обращая на нас внимания.

– Мик, если я не понравился госпоже, почему она меня тогда выкупила? – решил я немного прояснить ситуацию. – И что со мной будет? Меня действительно освободят?

– Вероятно, пожалела. Как и всех остальных, – безразлично пожал светлый плечами, сосредоточенно рассматривая что-то на моей груди. – Что с тобой будет – не знаю. И, если честно, мне безразлично.

– Меня убьют? – не совсем веря в подобный итог, спросил я. Если бы хотели убить, то зачем ей меня выкупать, лечить, тратиться на мое содержание и еду?

– Это было бы глупо, – спокойно возразил эльф. Странно, но к нему я отвращения не чувствую, хотя светлых никогда не любил.

– Тогда что со мной будет?

– Полагаю, освободят и отпустят на все четыре стороны, – отрывая от меня свои руки, заметил Мик, довольно окидывая мое тело взглядом и проверяя свою работу. – Готово. Старые повреждения и сбой в работе внутренних органов я устранил. Несколько дней будешь чувствовать себя неважно. Это перестановка в организме. – А после, подумав, все же решился на вопрос: – Тебя совсем не лечили после побоев?

Я лишь мрачно покачал головой. Магией пользовались только аристократы, а они дорого брали за свои услуги. Тем более те, что обладали целительским даром. Ни одна госпожа не станет тратить сумму, в два, а то и в три раза превышающую стоимость самого раба, на то, чтобы вылечить того после пыток. Приходилось восстанавливаться только с помощью собственной регенерации, то есть как придется. Отсюда неправильная работа внутренних органов и криво срощенные кости. Не думал, что когда-нибудь вновь буду ходить, не хромая на правую ногу, которая из-за неправильно сросшейся кости стала короче левой. Эльф исправил и это, за что я не мог быть ему не благодарен. Вот только в тот исход, что меня отпускают на все четыре стороны, я не верил, поэтому при первой же возможности лучше бежать. Благо, уже не хромая.

И такая возможность появилась через два дня. За это время я прошел какой-то «тест», познакомился со всеми моими сопровождающими, которые более не ходили за мной все тем же составом, то есть вчетвером, но и одного не оставляли. Они пытались меня разговорить, подружиться со мной, но я им не доверял. Для меня они были сумасшедшими. Меня никто особо не трогал, мне позволяли гулять, где вздумается, но опять же под конвоем. К тому же ошейник с меня так и не сняли.

Госпожу я больше не видел, как и мастера Кирта. Я спросил про него у своих сопровождающих, но только эльф, что встречал меня с голым торсом, решился ответить:

– Он – доверенное лицо госпожи. Ее правая рука. Еще я слышал, как она называет его другом.

– Когда ты рассказывал свою историю о том, как попал сюда, ты говорил так, будто мастер имеет власть над ней.

– Она прислушивается к нему и безгранично доверяет, считает его своей ровней, чего никогда не скрывала.

– А с другими? – не сдержался я.

– А с другими она почти не видится. Только по делу. Иногда устраивает собрания, желая выяснить, все ли у нас есть и что бы хотели изменить в своей жизни. Только с мастером она по-настоящему близка.

– Он ее любовник?

– Не могу сказать точно, но мне кажется, что нет. Это трудно объяснить. Просто чувствую, что они не любовники. Только друзья. Я довольно проницательный, так что в некоторых вопросах разбираюсь.

Я кивнул, принимая его ответ и подмечая, что от этого парня нужно держаться подальше. Он способен читать меня как открытую книгу, а это было мне не с руки.

Еще я видел других: детей, взрослых, даже стариков. И все выглядели вполне довольными и даже счастливыми. Не помню, когда в последний раз видел улыбку на лице ребенка. То тут, то там слышался детский смех беззаботно пробегающих мальчишек, спокойные беседы пожилых светлых и – к моему большому удивлению – редких темных.

Гуляя, узнал, что госпожа построила здание, которое назвала «школой». Странные названия и странные постройки. В нем она обучала детей и всех желающих взрослых письму и счету. Сначала сама, а после ее дело продолжили обученные рабы. Такие тоже встречались среди нашей братии, но стоили они непозволительно дорого.

Так я узнал, что, на самом деле, каждый тут занят своим делом: кто-то занимается приготовлением еды, кто-то строительством и архитектурой, кто-то стал учителем, садовником, плотником и так далее. Все занимались делами, которые получались у них лучше всего, ориентировались на свои умения и возможности.

С большим удивлением узнал, что эльф с голым торсом, которого, кстати, зовут Накин, оказался хорошим портным. Он с детским восторгом в глазах делился подробностями своей работы. Говорил, что они с госпожой создали новые виды одежды. Она рисовала, что ей было нужно, а он это воссоздавал по «эскизу».

Прошло два дня с момента моего появления здесь, и меня впервые оставили одного, без надзора, сообщив, что вернулся мастер. Почему-то подумалось, что для меня это кончится плохо. Недаром обо мне не вспоминали два дня и оставили без конвоя с появлением полукровки Кирта. Вероятно, моя судьба решится уже здесь и сейчас, и покорно ждать этого решения я не собирался.

Еще сутки назад в ходе прогулки заметил большое раскидистое дерево, растущее вплотную к высокому каменному забору, что защищал особняк и бараки. Туда я и направился. Опыт побега у меня уже был, потому проскользнул никем не замеченный. Воровато оглянувшись, подпрыгнул и ухватился за самую низкую ветку.

– Если отойдешь чуть левее, тебе будет удобнее взбираться на дерево: там плющ по стене вьется.

От тихого, спокойного и мелодичного голоса я замер и боялся дышать. Опасливо повернулся, ожидая увидеть госпожу со свитой охранников, готовых пустить меня на ленты за попытку побега, но никого не увидел, сколько ни озирался.

– Я ниже. У кустов, – со вздохом вновь раздался усталый голос, и в сумерках я распознал движение.

Она сидела, будучи скрытой ветками пышных кустов. Маленькая, сгорбленная, в непонятном балахоне, несуразно большом ей, но почему-то коротком, всего лишь до середины бедра, да еще и с капюшоном на голове, подобном тому, что был на ее плаще в день торгов.

Она даже не смотрела в мою сторону, обхватив колени руками, и медленно, прямо из горла прикладывалась к бутылке. Как я мог ее не заметить? И что она делает здесь одна в такое время?!

– Ты глухой? – безразлично поинтересовалась она, чуть повернув голову, смотря на меня из-под капюшона. – Мне ничего не говорили по этому поводу, – задумчиво проворчала графиня и потерла аккуратный носик рукавом непонятного балахона. – Ладно, раз глухой – сам справится, – вздохнула эльфийка и вновь отвернулась, словно меня тут и не было и она не стала свидетелем попытки побега своего раба.

– Госпожа? – опасливо позвал я ее.

– О, то есть все же не глухой. А тормозной такой, потому что тупенький? – пьяно хихикнула девушка, вновь сделав глоток из бутылки. – Да ладно, не обижайся. Шучу, – махнула графиня на меня слишком длинным рукавом. – Ну что, так и будешь мучиться или последуешь моему совету? – поинтересовалась насмешливо.

Подумав, я спрыгнул на землю и отошел левее, как госпожа и советовала. И действительно: за кустами роз, скрытый от глаз, по каменной стене узорами вился плющ, значительно облегчающий мне побег.

– Только хочу предупредить, что, если попадешься работорговцам, я тебя выкупать повторно не стану. И тебя либо убьют, либо вновь продадут. Но первое вероятнее, судя по тому, что я видела на торгах. Популярностью твоя тушка не пользуется, – донесся до меня ленивый голос. Я сцепил зубы и упрямо полез вверх, не желая комментировать ее правдивые слова.

Торопился, ожидая, что графиня вот-вот окликнет стражу и меня схватят, чтобы наказать. Но Изабелла молчала, больше и слова не произнося. Со своего места я видел, как она продолжает сидеть на траве, время от времени прикладываясь к бутылке.

Что происходит? Она действительно позволяет мне сбежать?

– Вы так ничего и не предпримете? – спросил я, почему-то не решаясь спрыгнуть с другой стороны забора. Что-то в ее позе, в усталом голосе, одиноком нахождении в компании с бутылкой под кустами ночью меня задело. Словно она пыталась скрыться, спрятаться. И я почувствовал нечто странное в груди.

***

Глава 3. Изабелла

Как же меня все достало! И этот насквозь гнилой мир, и его обитатели. Особенно их женская часть. Прошло уже четыре года с тех пор, как меня поселили в тело эльфийской вдовы, по странному стечению обстоятельств являющейся моей тезкой. Я посмертно возненавидела ее всей душой. Пришла в ужас, когда очнулась среди изуродованных и окровавленных тел. Сначала думала, что кровь на моем теле и одежде принадлежит мне, но вскоре поняла, что это не так. Я была с ног до головы забрызгана кровью трех мужчин, что висели привязанными за руки к потолку, а хлыст в моих руках недвусмысленно намекал на то, кем является палач. Уже после выяснилось, что эта эльфийская мразь так заигралась, что поскользнулась на образовавшейся луже крови и, упав, ударилась виском об угол стола. Так она и сдохла. Жаль, что не мучилась.

И очнулась я, сначала пронзительно завизжав, испугавшись открывшейся картины, а после разревелась, судорожно бегая между мужчин, проверяя их бессознательные тела на наличие пульса. Все были, к счастью, живы, но только один из них пришел в сознание от моего прикосновения. В его глазах я увидела ненависть, страх и обреченность, направленные на меня. Зарыдав еще сильнее, сбивчиво причитала, как мне жаль, что постараюсь помочь, просила, чтобы он держался. И все это под настороженным, неверящим взглядом невероятных серых глаз на исполосованном шрамами лице.

Поняв, что своими силами я не справлюсь, выбежала в коридор, зовя на помощь, не боясь, что сейчас появятся свидетели и меня, вероятно, посадят за решетку за подобное зверство. Но появившиеся мужчины, что смиренно упали на колени передо мной, даже слова не сказали, чтобы выразить свое отношение к случившемуся. Все, что я от них услышала:

– Приказывайте, госпожа.

Находясь на грани истерики, я слезно объясняла, что нужно срочно вызвать врача, чтобы помочь мужчинам из пыточной.

И что, думаете, они прям помчались выполнять мое пожелание? Счас!

– Госпожа желает лечить рабов? Это будет дорого, – заметил один из них, мазнув безучастным взглядом по телам истерзанных мужчин.

– Да, мать вашу, госпожа желает лечить рабов! – рявкнула я, не сумев сдержаться, чем вызвала священный ужас в глазах мужчин.

Да твою ж! Мне этот мир уже отчаянно не нравился!!! Правда, спорить они более не стали и выполнили мою просьбу-приказ.

Через несколько часов я уже беспокойно бегала из угла в угол под дверью одной из комнат, где приказала разместить несчастных. Туда и проводили надменного мужчину, который мне с первого взгляда не понравился, особенно, когда восхитился делом рук «моих».

Через несколько часов немного побледневший маг вышел из комнаты, сообщив, что с задачей справился, и озвучил цену. Признаться, я не совсем понимала, много это или мало, и просто кивнула одному из рабов. Уже потом узнала, что отвалила этому ушастому скоту кругленькую сумму, равную стоимости десяти таких же рабов. О ценовой политике я не сильно переживала, так как, со слов Айне, предыдущая хозяйка моего тела была баснословно богата. Ну, хоть какая-то радость…

На следующий день решила сама проведать пришедших в себя мужчин. Заметив изменения в моем поведении, они занервничали. Я сослалась на свое падение и сильный ушиб головы, без зазрения совести соврав про амнезию.

Так и познакомилась с Киртаном. На меня он смотрел настороженно, словно опасался, что в любой момент я могу его ударить. На мой вопрос, почему они оказались в пыточной, Кирт ответил, что госпоже, то есть мне, не понравилось, с какой стороны ей подали бокал с вином. Другим двоим просто не посчастливилось попасть под горячую руку.

Не знаю почему, но Кирт согласился помочь мне освоиться и вникнуть в дела, которые я умудрилась «забыть». Разобравшись немного в правилах и законах, я даровала свободу всем рабам и заложникам, которые этого желали. Желали практически все. Кроме Кирта. По неведомой мне причине он решил остаться со мной и помогать по мере сил. Так мы и подружились. Именно Кирт и вводил меня в курс дел относительно этого мира. Оказалось, что население здесь делится на классы: элита, средний класс и рабы.

Мнение, что этим миром правили женщины, которое сложилось у меня вначале, оказалось глубоко ошибочным. Женщины были священны, имели особые привилегии, им позволялось практически все, кроме убийства аристократов и детей. На их причуды и извращения просто закрывали глаза. Таким образом, аристократки брали себе в мужья только аристократов и от них рожали, если так вообще случалось. Именно аристократы и управляли государством в то время, как их жены жили на всю катушку, ни в чем себе не отказывая.

Был средний класс. Его население составляло рабочую силу государства. Сюда входили работники производства, сельского хозяйства, армия и так далее. В числе среднего класса тоже встречались женщины, но, так как они выросли в условиях вседозволенности, работать не помышляли и ничему не учились. С удивлением узнала, что, несмотря на наличие нескольких мужей, эти женщины зачастую добровольно становились проститутками. Я вполне серьезно!

Статус неприкосновенности многое им позволял, и, беря деньги с клиентов, часто они утоляли лишь свои потребности, не заботясь о партнере. Бедные мужики порой годами не знали женского тела, потому и приходилось обращаться именно к таким дамочкам, пополняя собой клиентскую базу и делая «кассу».

А были рабы. Рабами становились в нескольких случаях. Например, рождались ими. Обычно так происходило со средним классом. Проститутки без зазрения совести отдавали новорожденных на «рабскую ферму», где детей готовили к будущему служению. Обычно они становились элитными и ценились больше остальных.

Рабом можно было стать добровольно, подписав необходимые бумаги. Не знаю, что могло бы заставить их пойти на этот шаг, но чаще всего темные и светлые так поступали, переходя из среднего класса в разряд рабов. Обычно им приходилось сложнее всего. Они не успевали перестраиваться с относительно вольной жизни на подневольную. Знаниями элитных ученых рабы не обладали, а потому часто погибали в первый год служения: либо их забивали до смерти, либо они сами заканчивали жизнь самоубийством.

А еще рабами становились принудительно. Обычно так поступали с преступниками. Правительство считало, что легче отдать нарушителя закона в рабство и пусть за него отвечают хозяева, наказывая, как хотят, чем посадить его в тюрьму на иждивение. Такие не держались и полугода. Правда, на себя руки не накладывали. Обычно умирали, забитые за непослушание и провинности «нежными» ручками своих хозяек или по их указанию другими.

Вот такая картина мира вырисовывалась…

Уже гораздо позже я узнала, что лицо Кирта обезобразила графиня, которую я мысленно окрестила «Салтычихой». Почему-то чувствовала перед ним вину, словно это не она, а я смогла сотворить подобное. Для меня было очень странным услышать, что Кирт не держит зла. Тогда он предложил оставить это в прошлой жизни и забыть все как страшный сон.

Кирт помогал мне во всем, включая переустройство усадьбы и покупку новых рабов. У меня сердце кровью обливалось каждый раз, когда я бывала на подобных мероприятиях и, забывая о деньгах, скупала всех, кого могла себе позволить. Это не могло не отразиться на финансах. Тратила я куда больше, чем приносил мне доход моего графства. А ведь мне еще приходилось содержать стремительно пополняющуюся армию рабов. К моему удивлению, многие отказались от свободы.

Как мне объяснил Кирт, они просто не знали, как распорядиться свободой, всю жизнь проведя в рабстве. Особенно дети. Дарить им освобождение было подобно издевке. Их бы тут же вновь отправили на невольничий рынок, так как постоять за себя они не могли.

Пришлось думать, как заработать деньги. Тогда я узнала, что, несмотря на то, что Елей – мир магический, удобств для комфортного проживания здесь было до смешного мало. Например, горячую воду могли себе позволить только аристократы, которым ее грели либо на огне, либо с помощью магии. Даже дети мылись в холодной воде!!!

Я рассказала о своих идеях Кирту, и он одобрил их, не выказав почти никакого удивления. Несколько ночей сидела и выписывала все идеи по благоустройству, которые могла вспомнить из своего техногенного мира. За прототип для местных рабских бараков я брала наши общежития. Получилось, на мой вкус, неплохо, а главное практично.

Оставалась другая проблема: кто это станет воплощать в жизнь? Услуги строителей были дороги. И тут совершенно неожиданно вызвался помочь один из моих новоприобретенных рабов. Он сообщил, что муж его прошлой госпожи был инженером и архитектором, а сам парень многому научился от него, так как тот таскал его всюду с собой, нещадно эксплуатируя. Я дала парню возможность проявить себя, и уже на следующий день он предоставил мне очень толковый план по строительству со списком всего необходимого и примерной сметой, а также перечнем имен рабов, которые способны были помочь при строительстве.

Приободренная идеей, я стала методично и дотошно выяснять обо всех умениях и талантах своих новых сожителей. Таким образом мы поставили на поток все, что могла вспомнить, торгуя с другими родами новыми видами одежды (от джинсов и толстовок до бальных платьев), новыми блюдами и рецептами, которые могла вспомнить и принцип готовки которых могла объяснить. Боже, я даже некоторые виды посуды изобрела в Елее! Все, что хоть немного умели мои рабочие, сопоставляла со своим прошлым миром и привносила в новый «гениальные» идеи, такие, как, например, обычный водопровод с банальной душевой. Сначала мы тестировали мои нововведения на территории усадьбы. Если жители были довольны, я поставляла новинки на продажу.

За четыре года я обзавелась немалым капиталом, но без Кирта ничего бы не получилось. Он был моими руками, сам со всеми договаривался, торговал, заключал выгодные сделки. Кирт был поистине гениален! Действуя от моего лица, он меня озолотил. Все воплощалось в жизнь под его чутким руководством. Я же только нещадно плагиатила изобретения моего мира. Чувствовала себя не в своей тарелке, видя, как меня чуть ли не превозносят до лика святых за простые, но необходимые вещи, и ощущала себя обманщицей.

Но я не могла отказать себе в маленьких капризах. Например, любила изредка баловать детей. Банальные игрушки делали их невероятно счастливыми, отчего у меня замирало сердце. Однажды после очередного посещения торгов в моей жизни появился маленький мальчик, с которым судьба обошлась очень жестоко. У него уже была хозяйка, которая его не пощадила и выбросила на торги, как сломанную игрушку. Она его действительно сломала, так как паренек боялся уснуть, опасаясь, что в любой момент, стоит ему отвлечься, кто-нибудь обязательно сделает больно. Тогда я впервые столкнулась с подобной ситуацией и была в тупике. Не знала, как ему помочь и как его излечить. Психология – вообще не моя стезя. Не придумав ничего лучше, я приходила каждый вечер и рассказывала детям сказки из своего детства, чувствуя себя воспитательницей группы, как в детдоме. Дети пришли в восторг, а мальчик очень медленно стал проявлять интерес, потихоньку оттаивая. Только через месяц он доверился своим соседям и мне настолько, что погрузился в сон первый, не дожидаясь, когда уснет последний ребенок, и не прячась под кровать.

Затем я с ужасом выяснила, что все дети безграмотны. Совершенно. Но еще большим открытием стало то, что и рабы не были обучены элементарным вещам и считать умели только до десяти. Пришлось спешно решать вопрос и с образованием.

Не планировала содержать их вечно, тем более что, по задумке Айне, все в скором времени должно было измениться. Я хотела подготовить их к свободной жизни, а после отпустить, не переживая, что обрекаю ребят на новые мучения. Таким образом, обучала детей начальной математике и письму, как и всех желающих взрослых, коих оказалось не мало. Также организовала кружки и практику, где все ученики, невзирая на возраст, обязаны были появляться, помогая трудоустроенным взрослым, обучаясь и определяясь с профессией для будущего.

С работающими взрослыми все было проще. Откладывала на имя каждого раба, которых упорно называла работниками, процент от прибыли, полученной с их помощью. Это было некое подобие зарплаты, которую я копила к моменту «вольной», чтобы, оказавшись свободным, у каждого был стартовый капитал.

С поддержкой Кирта все казалось легким и безоблачным. И жить бы мне в свое удовольствие, но с каждым днем, неделей, месяцем и годом меня воротило от этого мира все больше и больше. То, что я видела, что при этом чувствовала…

Да, совсем забыла сказать: с местными аристократками я тоже познакомилась. После первых таких посиделок два часа блевала и заливалась горючими слезами жалости к тем, кому не смела помочь.

Я не могла раскрыться, не подвергнув себя опасности. Любая необоснованная нестыковка или странность в поведении Салтычихи – появились бы вопросы, на которые не смогла бы ответить. Поэтому я старательно поддерживала репутацию маньячки и любительницы детей. Да, знала, какие слухи про меня ходят, и старательно подогревала сплетни новыми, грязными подробностями, чтобы не только опасались свои, но и не совались чужие. Пока что это отлично получалось. Подозреваю, Кирт приложил свою гениальную ручку и к этому вопросу.

Вот и сегодня я вернулась с очередной встречи с благородными дамами. Уже не блевала, как было в первый раз, но на душе было просто омерзительно. Почему Айне до сих пор молчит? Уже четыре года прошло! Сколько можно?! И где обещанный подарок Айне? Где, я спрашиваю, неземная любовь, которая спасет меня от одиночества? Если она имела в виду то, что любить меня будут дети, а одиночество компенсируется возрастающим в геометрической прогрессии числом рабов, то Айне – просто аферистка!

Так я и оказалась в моем любимом месте. Как бы глупо это ни звучало, но самой одинокой девушке хотелось одиночества. Какая ирония.

Пару раз мой досуг скрашивал Кирт. Мы даже устраивали попойку однажды. Он слушал о всех моих мыслях и переживаниях, но я видела его напряжение, а также отголоски тех чувств, что отразились в его глазах, когда мы впервые встретились. Ему все еще было больно… И он не простил меня. Не знаю, почему Кирт остался со мной, из-за какого болезненного чувства преданности, но с тех пор я старалась больше не позволять себе злоупотреблять его обществом. Очень хотела бы назвать Кирта другом. Возможно, единственным. Но, как оказалось, "дружбой" наши отношения не назовешь. Он все еще видел во мне хозяйку, ту, что измывалась над ним и изуродовала. А я хотела искренних чувств и симпатии. Мне не нужна была показательная, та, с которой рабы «искренне» заверяют своего хозяина, что он самый замечательный на земле. Не хочу…

Так я вновь осталась одна. Под кустом. С бутылкой.

Когда появился новичок с упрямым желанием сбежать, я немного опешила. Но после меня стала забавлять ситуация. Вероятно, половина бутылки крепкого вина дала о себе знать.

Зачем я завела разговор? Сбежал бы, да и черт с ним. Не хочет жить нормально, пусть живет так, как удобно. Судя по его характеристике, побеги у темного в привычке. Может, мазохист? Или ему нравится на торгах бывать в качестве лота? Это идея. Синдром «раба». А что?! Звучит!

– Вы так ничего и не предпримите? – помолчав, словно колеблясь, спросил дроу.

– А чего ты от меня ждешь? – фыркнула я, глотнув и охнув от того, как горло обожгло алкоголем. Так и до пьянства недалеко. Надо завязывать с этими «девчачьими посиделками». Сошлюсь на то, что у меня дома младенцы не топлены. Думаю, они и в это поверят. – Подсаживать не стану. Лестницу тоже не принесу. Сам спустишься, – безразлично отозвалась я.

– Вы не вызовете стражу, чтобы меня остановить?

– Вот еще, – с пренебрежением откликнулась я. – Ты время видел? Они спят наверняка, а дозорные на своих постах. Ты себя слишком переоцениваешь, раз считаешь, что я побеспокою парней из-за твоего побега.

Разговор стал утомлять. Он долго там еще сбегать будет? Одна побыть хочу!

Парень вновь завозился, отчего листва негромко зашумела, а я скривилась:

– Ты настолько бездарен, что не способен спрыгнуть со стены? Не мог бы ты поторопиться? Поражаюсь, как с твоими навыками ты прежде сбегал от хозяев.

Вместо ответа я услышала звук шагов и в нескольких метрах от меня остановился высокий детина со светлыми, почти белыми волосами до талии, очень смуглой кожей, белесыми глазами и удлиненными кверху ушами. Ушами меня уже не удивишь: у самой такие же – а вот его колечки на хрящике мне нравятся. Надо и себе проколоть уши. Когда была человеком, у меня было аж шесть проколов, а здесь все никак руки не дойдут.

– Чего тебе, болезный? – устало буркнула я, закинув голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Капюшон с головы у меня свалился, открывая мокрые после душа волосы в небрежном пучке на макушке. Зрелище, наверное, забавное: пьяная эльфийка в толстовке и с неаккуратным пучком, полным «петухов». Словно я недавно с бомжем за картонную коробку дралась… Хотя какая мне разница, что он может обо мне подумать. Про меня и хуже говорили. Уж я-то постаралась. Страха тоже не было. Только безразличие и полная пустота внутри.

– Почему вы здесь одна? Вас обидели? – спросил этот более чем странный индивид.

– Ага, – хмыкнула я. – Меня-то обидишь, – хохотнула, намекая на свою репутацию. – Ты чего тут трешься? – грубо поинтересовалась. – Сбегать передумал?

– Да, – просто ответил он, внимательно следя за моим лицом. Я задумчиво посмотрела на него и вновь приложилась к бутылке. – Могу принести бокал. Госпоже будет удобнее пить из него.

– Госпожа и сама знает, как ей удобнее, – не церемонясь, съязвила я и отвернулась, ожидая, когда он уйдет. Вспомнила про его рабское воспитание и буркнула: – Можешь идти, если на сегодня нарушение режима больше не запланировано. – Не ушел. – Еще что-то в планах есть? – вскинула бровь. Дроу покачал головой. – Тогда чего до сих пор тут стоишь?

– Я не хочу оставлять вас одну.

Даже подавилась, закашлявшись и проливая на толстовку красное вино.

– Ну твою ж!.. – простонала я. Стряхнула с себя капли и недовольно уставилась на все так же стоящего мужика. – Ох, и откуда ж ты на мою голову-то взялся? – покачала головой. Но видя в его глазах решимость, несмотря на угрозу наказания, похлопала рукой по траве рядом с собой и приказала: – Падай сюда.

Парень несколько удивленно посмотрел на меня и понял это буквально.

– Лицом вперед или на спину? – спокойно уточнил он, а я чуть по лбу себя не треснула, вспоминая, что земной лексикон тут не каждый понимает. Вино меня совсем разморило, раз перестала следить за языком.

– Ну за что мне это?! – с тоской посмотрела я на звезды, обращаясь к Айне. Уверена, она сейчас смотрит на меня и премерзко хихикает.

– Госпожа?

– Садись рядом и заткнись ненадолго, – отмахнулась я от него, мысленно перечисляя все претензии к богине, что у меня накопились за четыре года. Раз уж вспомнила о ней!

Дроу сел, с недоумением поглядывая на меня, но молчал, что уже порадовало. Закончив мысленный список недовольств, уже более добродушно повернулась к темному эльфу и поинтересовалась:

– Алкоголь пил когда-нибудь?

– Пил, – кивнул он.

– Побочные эффекты от приема есть? Буйным или агрессивным не становишься? – наученная горьким опытом, стала выяснять я.

– Нет, госпожа. Мне позволяли выпить только один стакан, чтобы притупить чувство боли во время наказания.

– Мне не нравится, когда меня называют "госпожой", – холодно заметила я. У меня эта «госпожа» стойко ассоциировалась с Салтычихой.

– Тогда как мне вас называть?

– Можешь – Изабелла. Можешь – Иза. Мне так привычнее. – Под изумленным взглядом мужчины я передала ему бутылку. – Выпьешь со мной? Тебя ведь Эльтар зовут, верно?

– Верно, Изабелла, – кивнул он. Ну, хоть не «госпожа» – уже радует. Бутылку он принял и, не спуская с меня настороженного, прищуренного взгляда, отпил прямо из горла. Мне знаком этот взор. Взор зверя, загнанного в угол и проверяющего степень дозволенного. На душе вновь стало тоскливо. Не люблю этот мир. Протянула руку и отобрала бутылку, быстро отхлебнув, чтобы смыть изо рта привкус горечи этой реальности.

– Ну, рассказывай, – великодушно кивнула я ему. Мужчина странно на меня посмотрел, словно у него луну с небо попросила.

– О чем?

– Как докатился до такой жизни, – съязвила я. – Шучу. Говори, чего тебя не устраивает здесь, раз на побег решился?

Дроу сконфуженно отвернулся, поджав губы. Я всунула ему в руки бутылку, к которой темный с готовностью приложился, делая большой глоток. Видимо, для смелости. Я одобрительно кивнула и забрала бутылку, пока он тут раньше времени не окосел.

– Не доверяешь? – подсказала. Эльтар опасливо кивнул, напряженно замерев. – Судя по тому, что ты пережил, твоя реакция нормальна. У меня тут каждую неделю побеги устраивают. Правда, быстро оказываются здесь снова: их ловят и за вознаграждение возвращают хозяйке, то есть мне. Я уже привыкла. Деревья только жаль: все ветки уже переломали, – ворчливо заметила.

– И что с ними бывает после этого?

– Ну, после того, как при поимке их знатно отдубасят, ума у них прибавляется, – доверительно поведала с усмешкой, – потому стараются больше не сбегать без особой причины, которую я, в свою очередь, стараюсь им не давать. Так и живем, – развела руками. – Еще вопросы, претензии, пожелания есть?

– Почему вы сняли ошейники со всех, кроме меня?

– Потому что сканирование твоего магического дара показало неожиданно высокий уровень. Если снять ошейник с тебя сейчас, ты просто будешь не в состоянии совладать с большой силой и можешь разнести здесь все к чертям. Я только недавно ремонт делала, и начинать его заново мне не хочется. Уже молчу обо всех, кто может пострадать при твоем выбросе. Поэтому попросила помочь с этим моего друга. Он бы проконтролировал снятие ошейника и возможный спонтанный выброс, вовремя купируя его. Правда, Кирт освободился только сегодня вечером, так что снятие твоего ошейника планировалось на завтра.

Мужчина молчал, напряженно замерев, а я подозрительно на него покосилась:

– Ты знал об этом, верно? О том, каким даром обладаешь. Но никому не сказал и смог каким-то чудом скрывать это ото всех?

Колеблясь, дроу напряженно кивнул.

– Обалдеть, – икнула я. – Как тебе это удалось? А пользоваться силой умеешь?

На меня вновь посмотрели, как на сумасшедшую.

– В нужный момент умею скрывать на короткое время, гася источник до минимума. Так сканеры показывали, что дар есть, но не могли определить достоверный уровень. Пользоваться не умею. Антимагический ошейник не располагал к занятиям, – с ноткой сарказма ответил он. Довольно дерзко для раба…

– Но почему скрывал? Ты стал бы более ценен!

– Только в вопросе моей цены, – не согласился темный, – ничего бы не изменилось. Даже наоборот: магически одаренные – более выносливые. Значит, и стерпеть могут больше, – мрачно отозвался дроу, и я нашла в его словах свою логику.

Бутылка вновь перекочевала из моих рук в его.

– Ладно, с этим разобрались. Если не убежишь до завтра, то с тебя снимут ошейник и, возможно, научат пользоваться магией. – Сама подумала о том, как бы тактичнее попросить об этом Кирта. Может, не откажет? Наверняка не откажет: полукровка вообще безотказный. Во всяком случае, когда дело касается моих просьб. Другое дело – понравится ли ему перспектива? Все же я не хочу, чтобы Киртан мою просьбу выполнял без права отказаться от неприятного дела, словно это приказ. У него итак дел выше крыши!

У Кирта, как и у Эльтара был высокий уровень дара. У полукровки даже выше, чем у дроу. Когда-то Кирт был на месте темного, поэтому, думаю, друг проникнется проблемой Эльтара и поможет даже без моей просьбы.

Темный кивнул, соглашаясь. Отлично, хоть его побегов до завтра ждать не стоит.

– Читать умеешь? – думая о своем, уточнила я. Когда ответа не последовало, заметила удивительное – смущенного дроу. Думаю, мало кто может похвастаться тем, что видел у гордых, непоколебимых дроу румянец. А я теперь могу. – Я так понимаю, нет? – уточнила. Темный сконфуженно мотнул головой. – Понятно. Ничего постыдного в этом нет, но научиться придется. С завтрашнего дня, помимо занятий магией, тебе придется обучаться грамоте. Уроки с Киртом подразумевают и теоретическую часть. Тебе придется кроме практики учиться и по книгам. Готов?

Дроу с готовностью кивнул, а в бледно-голубых глазах я заметила некую эмоцию, которую не смогла понять, и досадливо отвернулась.

– Есть еще что-нибудь, что тебя беспокоит?

– Мне сказали, что я вам не понравился и меня тут не оставят.

– И что тебя не устраивает? – насмешливо фыркнула. – Ты только что собирался покинуть это место, а теперь расстраиваешься, что здесь задерживать не станут? Какой-то ты непоследовательный.

– Мне так никто вразумительно и не ответил, что со мной будет.

– Да что с тобой будет?! – поморщилась. – Не отрицаю, я хотела предоставить тебе выбор: свобода или дальнейшее сотрудничество на моих условиях. Опережая твои вопросы, скажу, что условия ничем не отличаются от тех, на которых работают здесь все остальные. Но ты будешь занят в другом месте. Тут у меня что-то вроде сортировочного пункта по распределению рабочих по местам. Графство у меня немаленькое, и мне нужны помощники в других точках. Тебя я хотела отправить помогать с сельским хозяйством. Разумеется, если бы ты согласился. Парень ты рослый, крепкий. Такие там всегда нужны. «Не понравился» – громко сказано, – вздохнула я. – Просто не видела для тебя дела здесь. Но это было до того, как мне сообщили о твоем уровне дара. Теперь тебя нужно обучать, и на какое-то время ты останешься здесь. А после уже решим, что с тобой делать и где ты пригодишься.

– Как смогли определить мой настоящий уровень? Я ведь скрывал его при сканировании Мика, как делал всегда.

– А не надо сравнивать Мика с другими, – обиделась я за нежно обожаемого мною эльфа, строго покачав пальцем перед носом темного. Помню, как радовалась, когда при снятии с Мика ошейника выяснилось, что он целитель. А то, что он после обучения согласился остаться со мной и стать лекарем, было просто счастьем! Он уже сэкономил мне целое состояние, которое я спускала на магов-аристократов за каждое посещение и их молчание о том, что они видели и делали. Так что Мик у меня любимчик! – Не знаю, с кем ты имел дело до этого, но наш лекарь все делает на совесть. Мик не халтурил при твоей проверке, жалея силы, как это делали на невольничьих рынках.

Подумав, Эльтар принял мой ответ, приложившись к горлышку. Я запоздало запаниковала, но, когда грубо выхватила бутыль, там уже ничего не оставалось. Посмотрела на испуганно замершего мужчину с детской обидой и тяжко вздохнула.

– Ну вот, теперь новую бутылку искать, – проворчала грустно.

– Я могу сходить, – предложил темный, на что только рукой махнула.

– Не переживай. – Хотела сказать «не парься», но вовремя вспомнила, что меня не поймут. Список претензий к Айне у меня увеличивается с каждой минутой. – Нужно уже возвращаться. Поздно. У тебя завтра трудный день, а у меня, судя по тому, как гудит голова, – утро, – обреченно вздохнула я, пытаясь подняться, но безуспешно. Ноги затекли. Да и голова кружилась так, что я плюхнулась вновь на пятую точку, поморщившись скорее от досады, чем от боли.

– Позволите? – тихо спросил Эльтар и, не дожидаясь разрешения, аккуратно поднял меня на руки. Хотела гордо сообщить, что русские – народ гордый и способный ходить самостоятельно, но вовремя вспомнила, что я уже четыре года как эльфийка, а про Россию тут и не слышали. Потому мысленно махнула рукой и, прижимая пустую бутылку к груди, так как не желала мусорить, позволила унести себя в сторону усадьбы. Под мерное покачивание шагов дроу не заметила, как уснула.

***

Глава 4. Киртан

– Где опять носит эту девчонку? – ворчал я себе под нос, нервно расхаживая по ее гостиной. Уже час как пришел, а Изы все нет! Я торопился сделать все дела пораньше, чтобы не оставлять эльфийку одну после очередного посещения светского общества: знаю, как девушка переживает и замыкается в себе по возвращении оттуда. Но не успел. Не думал, что Иза сбежит раньше. Сначала просто ждал, потом хотел отправиться на поиски самостоятельно. Вспомнил, что территория отнюдь не маленькая, и пришлось будить парней. И вот уже двадцать минут ожидаю результатов поиска.

Неожиданно дверь открылась, и в нее вошел новенький дроу с Изой на руках под конвоем из трех парней, что отправил на поиски. Я тут же подбежал к темному, с беспокойством вглядываясь в личико, которое до сих пор вызывало боль в моей израненной душе. На спящее лицо новой графини было сложно смотреть. Сразу же вспоминались ужасы до ее падения и удара головой. Тогда Иза сказала, что у нее амнезия, а я почему-то не смог признаться, что до удара у Изабеллы Эстет были черные, злые глаза. А вот уже четыре года меня и днем, и ночью преследует фиалково-фиолетовый взгляд. Только смотря в невероятные, по-детски наивные глаза девушки, позволял себе верить, что последние четыре года мне не приснились и мой некогда беспросветный ад действительно сменился надеждой на счастливое существование.

Я не знал, что стало причиной изменений в поведении госпожи: удар ли, вмешалась ли, пожалев, мудрая и добрая Айне… Но я молился каждую ночь, чтобы все оставалось так, как есть.

Со временем стал все больше склоняться к идее вмешательства богини. Не может один удар так изменить личность. Чего только стоят нововведения и изобретения! А странные, незнакомые слова? И кому, как не мне, знать, что в душе настоящей Изабеллы Эстет не было ни капли света и добра? Ее душа была насквозь гнилой, и просто неоткуда было взяться всей той доброте и заботе, которыми излучалась девушка сейчас.

Мой фиолетовоглазый Ангел… Наверное, она была послана нам за наши мучения… Но я счастлив, что Иза появилась в моей жизни, и сейчас до дрожи боялся потерять ее.

– Что произошло? – тихо, чтобы не разбудить девушку, потребовал ответа и хотел взять эльфийку на свои руки. С удивлением понял, что темный не желал ее отдавать, но под моим взглядом нехотя передал в мои руки хрупкое тельце. Я с нежностью прижал свое сокровище к груди и не сдержал улыбку, когда она во сне смешно сморщилась, поведя носиком.

На мой вопрос ответил Астит, один из посланных на поиски парней:

– Мы встретили их на полпути к ограде. Иза уже была у него на руках и мирно спала. Темный сказал, что встретил ее, когда она в кустах пьянствовала в компании бутылки вина. Кажется, не врал, – пожал парень плечами.

– Похоже на правду, – вздохнул я, с беспокойством вглядываясь в красивое личико, что сейчас походило на детское. Такое же беззащитное и нежное…

– А еще дроу наотрез отказался отдавать ее нам. Сказал, что сам доставит госпожу, – пожаловался второй парень из числа дозорных.

После этих слов я с немым вопросом посмотрел на новенького. То, что почти каждый из половозрелых мужчин влюблен в нашу хозяйку, не было для меня секретом. Но еще ни у кого не проявлялись так собственнические повадки. И это мне не нравилось.

Критично осмотрел темного. Красив, взгляд цепляет. Лицо без единого шрама. Мик хорошо поработал над ним. Жаль, что с моим внешним видом уже ничего не поделаешь…

Подавив мысленную вспышку сожаления, вновь обратил внимание на дроу. Сильный, наглый, бескомпромиссный и отчаянный. Слишком своевольный. Мы не поладим. А еще, как выяснилось, мне придется с ним возиться, обучая магии. Плохо. Очень плохо. Радует, что Иза не обязана присутствовать на этих уроках. Если повезет и парень окажется толковым, то я смогу обучить его справляться с магией меньше чем за месяц. А после найду Эльтару применение где-нибудь подальше от усадьбы и моего сокровища, что он сейчас жадно поедал глазами.

Даже сейчас взгляд дроу почти не отрывается от спящей девушки. Нужно с этим что-то делать.

– Объяснись, – холодно потребовал, кивнув парням, чтобы шли отдыхать.

– Я встретил госпожу случайно. Разговорились. Она предложила мне выпить. Когда алкоголь закончился, госпожа решила вернуться домой, но, видимо, выпила лишнего и даже стояла с трудом. Тогда я поднял ее на руки, а она почти сразу уснула, – коротко и безучастно отчитался дроу, наблюдая, как завозилась на моих руках девушка, из пальчиков которой выскользнула бутылка и с глухим стуком упала на ковер. Повезло.

Однако решать вопросы с ней на руках не стоит, несмотря на то, что чувствовать хрупкую фигуру в моих объятиях до дрожи приятно.

– Подожди меня здесь. Я сейчас вернусь, – холодно посмотрел на темного и, развернувшись, плавной походкой вышел из комнаты. Поднялся на второй этаж и прямой наводкой прошел в хозяйские покои.

Давненько я здесь не бывал, что меня печалит. Я чувствую, что Иза отдалилась от меня и не могу ничего с этим поделать. Она продолжает называть меня "другом", но держит на расстоянии, хотя искренне радуется мне при встрече. Я не понимаю ее такую. Даже прежняя злая госпожа была более понятной для меня: всегда знал, чего от меня хотят и за кого принимают. Та графиня не давала мне об этом забыть.

Прежде я был игрушкой, мальчиком для битья и постельной утехой. Последнее даже чаще всего остального. Спальня госпожи была моим основным местом пребывания. Она находила забавным насмехаться над моим уродством, получая от этого искреннее наслаждение, что подогревало ее возбуждение. До сих пор с ужасом вспоминаю те дни.

С новой Изой все иначе. Девушка сразу же потребовала себе другие покои, другую одежду, вещи, словно ее коробило сделанное и ей было противно касаться всего, чем она пользовалась до удара. Она только однажды пустила меня в свою спальню… но, увы, не для того, на что я втайне надеялся, несмотря на свою подозрительность и возникающие неприятные ассоциации с этим местом. Тогда она, как и сегодня, вернулась после очередной встречи с аристократками. Я помню, как потухли ее глаза на бледном лице. Помню, как тряслись побелевшие пухлые губы. Помню, как долго Иза пробыла в ванной после этого. Тогда я не смог уйти и, как верный пес, сидел под ее дверью, слушая тихие всхлипы, которые невнятно различались за шумом воды. И мне было пакостно от каждого судорожного рыдания девушки.

Я не смог себя пересилить даже тогда, когда понял, что она выйдет и увидит меня. Возможно, рассердится, накричит или накажет за своеволие и шпионаж. Но Иза неожиданно обрадовалась моему присутствию. Только тихо попросила не оставлять ее одну, побыть с ней хоть немного. Я готов был быть с ней всегда, пусть только позволит!!!

Тогда я впервые попробовал алкоголь. После первой бутылки она повеселела, пела на неизвестном языке, громко смеялась, но за показной веселостью я чувствовал боль и отчаяние. Понимаю ее. Не каждый подготовленный мог выдержать то зрелище, что она наблюдала на встречах с аристократками, которые любили экзотические развлечения. Но малышка держалась, не роняя лицо до последнего. Только у себя дома за закрытыми дверьми Иза позволила себе проявить настоящие эмоции. Я гордился моим Ангелом.

Первый опыт с алкоголем плохо сказался на мне. Я перестал следить за своим поведением. Говорил то, что думал, не переживая о последствиях, и даже мои потаенные страхи иногда проявлялись, когда в алкогольном угаре мне чудилась прежняя графиня, а не мой фиолетовоглазый Ангел. Но стоило ей бросить прекрасный, внимательный взгляд на меня, как я вновь расслаблялся.

Тогда она уснула поперек кровати, прямо на покрывале, в своей странной одежде, свернувшись, словно маленький котенок. Такой ласковый и трогательный. А я… А я сидел всю ночь на полу возле постели и смотрел на нее, наслаждаясь видом красивого лица, вновь и вновь повторяя про себя, словно мантру, что прежняя Изабелла не вернется. Кажется, у меня получилось. Я больше не вздрагивал, когда девушка стояла ко мне спиной, боясь, что она повернется и посмотрит на меня холодными, бездушными черными глазами. Но после той ночи она больше не звала меня. И стала отдаляться. Не знаю почему, не знаю, как остановить это, а поговорить напрямую я не решался.

То, что она не возьмет меня к себе в постель, я уже давно принял как данность. Разве может такая красивая, нежная и неизвращенная, как прежняя графиня, девушка посмотреть в сторону урода вроде меня с женским интересом? Ответ прост – нет. Но мне хотелось быть хотя бы ее другом, хотя бы просто общаться с эльфийкой, наслаждаться ее обществом, слушать ее смех и любоваться прекрасными глазами. Я хочу просто быть рядом. О большем даже и не мечтаю…

Но вот что странно: девушка за все четыре года не позвала в свою постель вообще никого. Я знаю это определенно точно, так как первое время почти не отходил от нее. А после у меня появилось достаточно влюбленных в моего Ангела осведомителей, которые ревностно следили за личной жизнью своего идола. Каждый был бы счастлив хотя бы почувствовать ее прикосновение. Но Иза не звала никого: ни молодых, ни старых, ни красавцев, ни уродов, ни темных, ни светлых, ни таких полукровок, как я. И при этом видел, как ей одиноко, как она тоскует, переживает и с каждым днем замыкается все больше, сияя уже не так ярко, как в первый год.

Смешно сказать, но наша общий и горячо любимый Ангел даже выделяла средства на бордель для всех желающих в то время, как почти каждый мечтал только о ней. Кто-то соглашался, но большинство, как и я, предпочитали совсем не знать женщины, чем попасть в руки к местным проституткам, почти таким же извращенным и жестоким, как и наши прежние госпожи.

Казалось, все давно смирились с подобным положением дел, смотря на Изу, но не смея прикасаться и заявлять на нее права. Но тут появился этот дроу со своими собственническими замашками. Откуда они взялись, хотелось бы знать? Будучи знакомым с его примерной биографией, почти с уверенностью мог предположить, что он в сторону как женщин, так и мужчин как минимум несколько лет смотреть не должен. А тут… Нужно скорее решать вопрос. Чувствую, мы с ним не уживемся на одной территории, а выбирать свободу он не станет.

В спальне откинул покрывало, бережно уложил драгоценную ношу на матрас, снял с изящных ног туфельки на плоской подошве и с недовольством посмотрел на любимый балахон девушки, который она называла странным словом «толстовка». Отвратительная, уродливая вещица, которая моему Ангелу совершенно не шла. Такая девушка должна ходить в платьях из тончайшего, драгоценного шелка, а не в этой палатке с капюшоном.

Подумав, осмелился аккуратно стянуть с нее это мешковатое недоразумение. В этой кофте ей все равно будет неудобно спать. Приободренный этими мыслями, я уже смелее потянул плотную ткань вверх и гулко сглотнул от открывающегося вида. На девушке под кофтой был только короткий кружевной топик, который больше открывал, чем скрывал.

Несмотря на то, что еще четыре года назад видел госпожу вообще без ничего, и не только видел, но и касался, и… не всегда по своей воле… Сейчас я почувствовал себя мальчишкой, который впервые увидел женщину. Для меня она была другой, совершенно другой девушкой. Так я ее и воспринимал, считая, что то, что было четыре года назад, умерло вместе с прежней графиней.

Пока стоял, не двигаясь, восторженным взглядом рассматривая идеальную фигуру, что была почти ничем не прикрыта, девушка завозилась и, не открывая глаз, сонно прошептала:

– Кирт, это ты?

А я, как последний глупец, так и продолжал стоять. Сил хватило только на утвердительный ответ:

– Да, Иза. Это я.

– Что ты делаешь? – чуть приоткрыла она глаза, но даже намека на злость или недовольство я не увидел. Только любопытство и интерес.

– Ты уснула, не дойдя до постели. Я принес тебя в спальню и решил раздеть, чтобы было удобнее, – поражаясь тому, как спокойно реагирую, хотя внутри у меня был настоящий ураган чувств и эмоций, ответил ровным голосом. – Ты не против?

– Нет, – зевнула, прикрывшись ладошкой, и сонно улыбнулась она. Боясь, что девушка передумает, я быстро стянул с нее несуразную кофту и, чуть помедлив, расстегнул ремень на мужских брюках, которые она так любила, несмотря на то, что все женщины мира презирали любой намек на мужское начало. Одежду в том числе.

Медленно, как можно аккуратнее, потянул штаны по стройным бедрам вниз, чувствуя, что готов кончить просто от невинных прикосновений к ее коже и самого процесса раздевания. Кружевной топ шел в комплекте с такими же кружевными, почти прозрачными трусиками. Чувствую, сегодня в ванной мне придется провести несколько часов, иначе не усну.

Стараясь выглядеть невозмутимым и не вставать к ней боком, ловко расправился с брюками, поспешно укрывая ее одеялом, чтобы появилась возможность перевести дух и прочистить мозги, а то мысли сейчас были повернуты только в одном направлении.

Девушка наблюдала за моими действиями из-под опущенных ресниц и, когда я собрался уходить, остановила.

– Кирт, подожди, – села она в кровати, прижимая одеяло к груди, за что я был сейчас ей благодарен.

– Да? – мысленно затаив дыхание, но внешне невозмутимо и любезно поинтересовался я.

– Сядь, пожалуйста, – тихо попросила она, хлопнув ладошкой по одеялу рядом с собой.

Не веря, что это может происходить на самом деле, тем не менее подошел и сел, внимательно глядя в красивое лицо и блестящие, пусть и нетрезвые глаза.

– Ты хотела о чем-то спросить, Иза? – решил я напомнить о себе, видя, что девушка явно собирается с мыслями, подбирая слова.

– Ты меня по-прежнему ненавидишь? – жалобно посмотрев на меня, тихо спросила эльфийка. Я чуть не подавился воздухом от ее вопроса, но позволил себе только вопросительно вздернуть бровь.

– С чего ты решила, что я тебя ненавижу? – спокойно спросил, пытаясь понять, с чего она могла взять такую глупость. Я на нее уже четыре года молюсь!!! Какая ненависть???

– Я знаю это, – сбивчиво прошептала она, отводя взгляд, и в глазах заблестели слезы. Кажется, у меня сейчас сердце остановится. – Я делала тебе больно много лет. От моей руки у тебя шрамы по всему телу. Я сломала тебя. Понимаю, что сейчас ты не готов простить меня. Я просто хочу знать, смогу ли когда-нибудь заслужить твою дружбу?

Ангел мой, что же ты со мной делаешь?!

Собрав всю свою смелость, я придвинулся, дотронулся до нежного лица, заставляя посмотреть на себя большими, влажными глазами самого красивого цвета.

– Ангел, посмотри на меня, – улыбнулся. – Когда говорил, что все это в прошлом, я не шутил и не лукавил. Четыре года назад в моей жизни появился Ангел, на которого мне не за что обижаться. Да это и невозможно.

– Правда? – шмыгнула она носом и с недоверием посмотрела мне в глаза, положила ладошку на мои пальцы, прижавшись к моей руке щекой и не позволяя отстраниться.

Это невыносимо!!!

– Конечно, Ангел.

– Но… иногда ты смотришь на меня…

– Мне трудно забыть прошлое. Особенно когда у моего Ангела лицо страшного кошмара из прошлого, – вздохнул с горечью. – Я каждый день вытесняю из своей души страх, что открою глаза и окажется, что все это мне просто приснилось. Что ты мне приснилась, Иза. Потерять тебя я боюсь больше всего на свете. А прошлое… Оно на то и прошлое, чтобы о нем забыть. Но мне нужно было время. Теперь я не боюсь просыпаться, – погладив нежную кожу пальцем, заверил. – И если хочешь, чтобы был тебе другом, то можешь в этом не сомневаться.

– А… А если не только другом? – помедлила и, потупив взгляд, тихо выдохнула она в нерешительности.

– Об этом я и мечтать не смею, – прошептал, видя, как девушка засыпает с улыбкой на губах.

– Глупый. В твоем возрасте нужно иметь больше решительности, – сонно пробормотала она, уплывая в сон, а я просидел еще с минуту, боясь, что мне просто померещились эти слова или что мог их неправильно понять…

Тут вспомнил, что внизу меня ждет дроу, а я итак уже значительно задержался. Выкинув из головы все лишние мысли, бесшумно вышел из покоев Изы и стремительно спустился в прихожую, где должен был дожидаться Эльтар. О том, что произошло в спальне, я подумаю позже в своей комнате. Сейчас нужно разобраться с делами.

***

Глава 5. Изабелла

Вот и прошел еще месяц моего существования в этом никчемном мире. На кой черт меня сюда заслали? Сколько можно ждать свершения этого долбанного предназначения?

Порой мне кажется, что я умерла и меня заслали в мой персональный ад. Может, в своем мире жила не очень праведно? Но и не совсем чтобы плохо, раз вместо жарки на раскаленной сковороде я спасаю из нее всех, кого могу. Вот за этот месяц моя личная армия пополнилась еще на двадцать ртов. Капец! Чувствую, скоро больше половины рабского населения поселится в моем графстве. А между тем территория не резиновая, и придется как-то расширяться. А, может, открыть аборигенам такое понятие, как «небоскреб»? А что, это мысль… Надо подумать.

Одна радость: свихнуться мне не давал Кирт, который после моей памятной пьянки стал относиться ко мне иначе. Может, он действительно простил? Мне бы этого очень хотелось… Я в свою очередь старалась от него далеко не отходить, увязываясь за полукровкой, словно приклеенная, с чего Кирт только смеялся. Но нарастающее и давящее чувство одиночества гнало меня к другу со страшной силой.

А еще хотелось любви и ласки, да… Но это было не так важно, как потребность в друге. Настоящем. Вот я и таскалась за Киртом хвостом, делая исключения только в моменты личной гигиены и отдыха. Удивляюсь, как мужчина до сих пор не обвинил меня в мании преследования.

Но я бы слукавила, если бы сказала, что в нашем дуэте не появился третий. Все же Кирт добросовестно и даже ревностно подошел к вопросу обучения Эльтара, с которым проводил много времени. Ну, и я с ними за компанию. Сама магией не обладала, зато с интересом наблюдала за уроками эльфов. Правда, иногда приходилось жалеть об этом, потому что магические тренировки чередовались с физическими и я имела счастье наблюдать за потными телами во всей красе, изредка попадаясь на разглядывании то одного, то другого, отчего смущенно отводила глаза. Но если Кирт переносил мои взгляды с присущим ему спокойствием и невозмутимостью, то дроу замирал, понимающе улыбался и в ответ пожирал меня глазами, за что не раз успел поплатиться, отвлекаясь на меня во время тренировки. Он отхватывал либо знатную оплеуху от моего друга, либо пульсар, который больно жалил током.

С каждым днем мое либидо бунтовало все больше, требуя к себе внимания. Собственными силами я уже не справлялась, но никого из парней просить не хотелось, помня, что с ними делали женщины, и представляя, в какой ужас они придут от моей просьбы. Но хуже то, что парни ведь не откажут, признавая за мной право на это требование. А делать им неприятно своими потребностями не хотела.

Да и не могу я так! Для меня дикость – то, что могу бездумно ткнуть пальцем в любого мужика и без разговоров затащить в свою постель. В моем мире это, конечно, встречалось, но я (можете считать меня старомодной) такой подход не поддерживаю. У меня с любовником должна быть душевная близость. Я должна его как минимум узнать и принять как друга.

Друг у меня был один – Кирт. Но его не торопилась переводить в ряды любовников. Я видела своими глазами, что с ним сделала Салтычиха. Я знаю, откуда появился каждый шрам на его теле. Он не утаивал, когда спрашивала. И приходила в ужас от того, сколько боли и унижений ему пришлось вытерпеть от рук прежней хозяйки моего тела. Поэтому хотела оттянуть возможную близость на как можно долгий период, понимая, что ему нужно время. Он только-только перестал смотреть на меня с подозрением и затаенным страхом. Пусть Кирт и сказал, что не против перейти со мной в горизонтальную плоскость, но я решила дать нам еще немного времени, которого у моего несчастного друга, похоже, не осталось, если учесть, как поедаю его глазами. И даже шрамы полукровку не портят ни капли. Для меня он удивительно красивый, мужественный и сексуальный.

Но, что удивительно, из обилия ушастых носителей тестостерона, которые зачастую ходили с голыми торсами по территории поместья, взгляд мой задерживался только на двух. С Киртом все понятно: я на него давно облизываюсь. Но дроу?! Почему он? Может, потому что я стала часто его видеть из-за своего таскания за Киртом? А еще эти взгляды со стороны темного… Может мне на фоне недотраха уже мерещится?!

Тряхнув головой, прогоняя непрошеные мысли, решила, что пора сворачивать эти посиделки. Да и с Киртом затягивать уже не стоит. Попробую начать с малого, постепенно приучая его к моим прикосновениям и, если не замечу отторжения со стороны друга, не выпущу из койки неделю! Нет, учитывая мои годы воздержания, – две недели!!!

Кивнув своим мыслям, подошла к полукровке, который что-то объяснял темному.

– Кирт, можно тебя? – тихо позвала я, но он тут же повернулся ко мне и улыбнулся, отчего у меня в груди сердце сделало кульбит. Кирт что-то коротко сказал Эльтару, который не сводил с меня глаз, и быстро подошел ко мне. А я, затаив дыхание, смотрела на стремительную, плавную и бесшумную походку великолепного брюнета с невероятными серыми глазами.

– Ангел, что-то не так? – с тревогой спросил. А еще он меня теперь называет «Ангелом» и никак иначе. М-мм, приятно…

– Нет, все хорошо. Просто решила немного передохнуть, – улыбнулась. – Буду у себя в комнате, если что-то понадобится.

Он кивнул, как-то странно на меня посмотрев, и я решилась добавить:

– И еще кое-что, Кирт… как освободишься, приходи ко мне. – Увидев на его лице удивление, испуганно добавила с глупой улыбкой: – Давно мы не сидели просто как друзья. Верно?

Мужчина окинул меня долгим взглядом, от которого у меня пальчики на ногах поджались, и кивнул.

– Да, верно, – хрипло согласился он и улыбнулся. Не удержавшись и не дав себе времени на размышления, поднялась на цыпочки и поцеловала Кирта в щеку, ожидая, что он дернется. Но нет. Только замер на мгновение и, кажется, перестал дышать.

– Ну, до встречи, – жизнерадостно улыбнулась я напоследок, махнув рукой, и посмотрела в сторону дроу. Сейчас темный глядел не на меня, а на Кирта. И ничего хорошего в его взгляде я не видела.

Странно.

***

– Ты? – с растерянностью и нескрываемым удивлением посмотрела на дроу.

– Госпожа, – поклонился он.

Я нервно одернула короткие шорты и сложила руки на груди, чтобы хоть немного прикрыть довольно откровенное декольте почти прозрачной майки. Чуть не прикрылась дверью в малодушном порыве, вмиг почувствовав себя голой.

К соблазнению Кирта я решила подойти основательно, поэтому в ход пошли все известные мне уловки, которыми пользовались женщины из моего прошлого мира. Как итог, час провела в ванной, обмазываясь всем подряд и по-детски радуясь, что у эльфиек на теле не растут лишние волосы, что в разы упрощало мне задачу. После завивала локоны, которые упорно не желали менять форму с идеально прямых. Но я была бы не я, если бы не справилась. Даже макияжем не побрезговала. После долго и нудно рылась в своем гардеробе, подыскивая наряд, который как бы ни к чему бы не обязывал, но в то же время прямо намекал на горизонтальную плоскость. Я бы и в белье его встретила, но побоялась, что своим напором только вспугну полукровку.

И вот стою, значит, такая вся красивая и полуголая на высоченных каблуках, нервно ожидая прихода Кирта и рассматривая приготовленный стол с вином и фруктами. Хотела было и свечи поджечь, но решила, что это будет слишком.

Стоило раздаться стуку в дверь, как я со скоростью молнии отворяю и… и вместо ожидаемого Киртана вижу темного, который с откровенным шоком рассматривает меня-красавицу.

– Чем могу помочь, Эльтар? – прочистив горло, нервно спросила я, переминаясь с ноги на ногу под его изучающим, словно обволакивающим взглядом.

От моего голоса темный вздрогнул, посмотрел мне в лицо осмысленным взглядом и широко растянул губы в обаятельной клыкастой улыбке, от которой появились обворожительные ямочки на щеках.

– Я пришел по распоряжению мастера Киртана. Он просил передать вам, что задержится. У него возникли дела на окраинах графства. Срочно вызвали.

– Насколько задержится? – разочарованно уточнила.

– Мастер не сказал, лишь просил извиниться перед вами, – с поклоном головы ответил темный и вновь поднял взгляд на мое лицо, мужественно удерживая его в этой позиции и не позволяя спуститься глазами ниже моего подбородка. Кремень мужик, уважаю!

Не смогла сдержать разочарованного вздоха. Ну бли-и-ин! Ну что за невезение?

– Госпожа? – с беспокойством позвал меня Эльтар. – С вами все в порядке?

– А? Что? – растерянно встрепенулась я. – Да. Да! Все хорошо, не стоит беспокоиться. Просто легкое недомогание. Голова болит. – Тут я почти не соврала. В последнее время испытываю стабильное недомогание, словно при простуде: голова болит, мучая мигренью, тело ломит, словно при температуре, и не отпускает постоянно нарастающее чувство тревоги. Собственно, это тоже была одна из причин, почему я не желала далеко отходить от своего друга. С ним было легче переносить все тяготы организма. Не знай я, что эльфы не подвержены болезням, решила бы, что подхватила грипп. Уже и к Мику обращалась, но он заверил, что с моим организмом все в полном порядке.

– Спасибо, Эльтар, что передал слова Кирта, – благодарно улыбнулась я. – Теперь можешь идти, – кивнула и уже хотела закрыть дверь, но дроу меня остановил.

– Изабелла, постойте.

– Да? – вопросительно подняла брови.

– Не сочтите за наглость, но я могу вам помочь, – нерешительно улыбнулся он.

– В чем? – подозрительно прищурилась я. Судя по тому, как темный вновь мимолетно окинул меня взглядом, надеюсь, что дроу себя сейчас не в качестве постельной грелки предлагает?

– С вашим недомоганием, – пожал тот плечами и вновь уставился на меня в ожидании.

Продолжение разговора через порог я посчитала неприличным, потому кивнула мужчине, чтобы проходил, а сама быстро, насколько это возможно на каблуках, от которых успела отвыкнуть, прошла в гардеробную. С наслаждением скинула ненавистную обувь, всунула ноги в тапки и накинула на себя длинный шелковый халат, туго затянув пояс, словно от этого зависела чья-то жизнь… или честь.

В гостиную, где меня ждал, стоя возле двери, дроу, я вошла уже увереннее.

– Так что ты имел в виду, говоря, что можешь помочь? – заинтересовалась я. В таком состоянии уже готова была обратиться к такой нетрадиционной медицине, как кровопускание и иглоукалывание.

– У одной из моих прежних хозяек часто бывали приступы мигрени и боли в спине. Мне пришлось обучиться лечебному массажу, чтобы помогать с ее проблемой.

– И как, помогало? – с затаенной надеждой поинтересовалась я.

– Она не жаловалась и даже в благодарность делала снисхождение при наказании, уменьшая количество ударов, – спокойно ответил темный, словно говорил о погоде.

Невольно дернулась при его словах, не сдержав проявления жалости в глазах, в которой, как оказалось, не нуждались.

– Не нужно меня жалеть, госпожа, – с достоинством сказал Эльтар, держа спину прямо. – Это дело прошлое, и я рад, что попал к вам. Помочь вам расслабиться – то немногое, чем я мог бы отплатить за доброту и заботу.

В его словах мне послышался какой-то подтекст, несмотря на то, что звучали они довольно искренне. А чего я, собственно, ломаюсь? Хочет отблагодарить. Кто я такая, чтобы ему запрещать, особенно если это «что-то» способно мне помочь?

Вот только то, что меня будет касаться руками красивый мужик, да еще и в моем взвинченном и настроенном на интим состоянии, может плохо закончиться… для моей совести. Она сгрызет меня с потрохами, если я «нечаянно» изнасилую дроу.

– Что за массаж? – не торопясь с ответом, решила уточнить. Если массаж спины, я откажусь моментально. Ну нафиг, от греха подальше! Лучше дождаться моего гениального полукровку. Может, среди его талантов скрыто и умение делать массаж? И не обязательно лечебный…

Мысли мои упорно стали скатываться в сторону интима, отчего я невольно покраснела, словно их могли услышать, поэтому чуть было не пропустила мимо ушей ответ темного эльфа:

– Это массаж головы. Я знаю определенные точки, которые помогут снять напряжение, стресс и боль, – голосом змея-искусителя продолжал он соблазнять меня перспективами.

В сомнении пожевала губу, бросая нерешительные взгляды на Эльтара. Тот стоял, ожидая ответа.

– Ну, если головы… – протянула я, идя на сделку со своей совестью. Это ведь не преступление? В массаже головы вообще не может быть никакого сексуального подтекста. Верно? Либидо, это я тебе говорю! Услышь меня! – Хорошо, согласна, – кивнула, боясь передумать. – Что мне нужно делать?

Улыбка, которой одарил дроу, мне не понравилась. Показалось, что в ней сияло предвкушение и торжество от моего согласия. Может, мне только померещилось?

Видя, что настрой у меня меняется со скоростью автоматной очереди, дроу быстро проговорил с вежливым участием, как работник элитного спа-салона:

– Я могу делать массаж, пока вы сидите или лежите. Лежа эффект будет лучше.

– Нет, – переполошилась я. – Сидя, думаю, подойдет, – виновато улыбнулась.

– Как пожелает госпожа, – учтиво склонил Эльтар голову и выдвинул стул из-за стола, предлагая мне на него сесть.

– Изабелла, Эльтар, – вздохнула, подходя и присаживаясь на сиденье. Я думала, мне удалось искоренить лишнее раболепие у него за этот месяц. Тем более натуре дроу претило поклонение. Но, видимо, на Эльтаре все же сказались годы рабства и больше, чем хотелось бы. Он молодец, хорошо адаптировался к новой жизни. Причем довольно быстро. В этом ему помогала его природная непокорность. Но нет-нет да я замечала за ним порывы поклониться, опуститься на колени и постоянно обращаться ко мне словом «госпожа». Это осталось на уровне рефлексов. Радовало, что темный достаточно быстро забывал о них и все реже падал на колени при моем мнимом недовольстве. – Меня зовут Изабелла. Не называй меня «госпожой», пожалуйста.

Эльтар придвинул стул к столу, а я вздрогнула, когда его лицо оказалось достаточно низко, чтобы тихо заметить мне на ухо:

– Хорошо, Изабелла. Я запомню.

От тихого, низкого голоса и слов, сказанных почти интимно, у меня мурашки по коже побежали, отчего я выпрямилась на сиденье, словно проглотила палку, и стала смотреть только вперед с невозмутимым видом, будто и не заметила ничего и вообще «моя здесь не стояла».

Почувствовав первое прикосновение к волосам, я вздрогнула всем телом.

– Расслабьтесь, Изабелла. Я только вынул заколку из волос. Так будет удобнее.

Я мучительно покраснела от неловкости из-за реакции своего тела и порадовалась, что он не может видеть моего пылающего лица.

Ловкие пальцы распустили мою прическу, и тяжелые кудри рассыпались по моим плечам и спине.

– У вас очень красивые волосы, – сделал темный мне комплимент. Я благодарно что-то промычала, потому что в этот момент он зарылся пальцами мне в волосы и началось волшебство!!!

Да-а-а!!!

Зря. Ой, зря я себя мысленно настраивала, что ничего интимного в массаже головы нет. Уже через минуту стонала чуть ли не в голос, извиваясь на стуле, уплывая в нирвану. Я не знаю, как и что он делал, но от сильных круговых движений, чередующихся с поглаживанием, тихонько поскуливала, сохраняя последние силы, чтобы не кончить от удовольствия и не оконфузиться на глазах дроу окончательно.

Господи, даже от секса меньше удовольствия бывало получала. Если у меня так и не сложится с личной жизнью в этом мире, думаю, не стану сильно унывать, потому что нашла бесценную замену!

– О, да! – простонала я, зажмурившись, когда он нажал на наиболее чувствительную точку на затылке. – Здесь, пожалуйста, сильнее, – хныкала с мольбой в голосе. – Вот та-а-ак, да! – обрадовалась, когда дроу понял, что от него хочу с первого раза. – Еще чуть-чуть, пожалуйста. О, Боже! Что же ты со мной делаешь?.. ДА!!! – впиваясь ногтями в подлокотники стула.

На этом громком «Да!!!» дверь в гостиную резко открылась, с грохотом ударившись о стену. В комнату, пылая от гнева, ворвался Кирт, резко поднял руку, с которой сорвался мощный воздушный поток. Дроу у меня за спиной снесло именно этим заклинанием, а я во все глаза с непониманием и испугом смотрела на друга, который переводил взгляд с меня на шипящего темного. По мере осмотра лицо его приняло сначала озадаченное выражение, потом растерянное, после просто хмурое.

– Радость моя, – сдерживая раздражение, пропела почти ласково, – ничего не хочешь объяснить?

Судя по выражению лица Кирта, не хотел. Наоборот, был бы не прочь послушать, что я ему скажу. Или не я, а темный, который, скривившись, поднялся, зло посмотрев на своего наставника. Подбежала к дроу, тронув его за плечо, и, заглянув в лицо, с беспокойством спросила:

– Ты как? Сильно ударился? Если болит, ты не скрывай. Сейчас я позову Мика, и он поможет!

– Благодарю, Изабелла, но мне не нужна помощь, – слабо улыбнулся Эльтар, мимолетно посмотрев на меня и снова переводя жесткий прищуренный взгляд на напряженного Кирта.

Кстати, о нем.

– Ты что себе позволяешь? Что на тебя нашло? – смотрела я на своего друга с недоумением и разочарованием. – Зачем ты это сделал? Разве не знаешь, что я не терплю, когда в моем доме причиняют вред здоровью и делают больно? – прошипела.

– Что ты здесь делаешь, дроу? – вместо ответа на мои вопросы холодно спросил Кирт у молчаливого Эльтара. Темный молчал, с раздражением и вызовом смотря на полукровку, поэтому за него решила ответить я:

– Он пришел по твоей же просьбе, Кирт, – возмутилась, заподозрив друга в склерозе.

– Серьезно? – с искренним изумлением поднял полукровка брови, переводя заинтересованный взгляд с меня на темного. А темный молчал до сих пор, и это было странно. Почему он не защищается? – И что же за просьба?

– Эльтар пришел передать мне, что ты задерживаешься, – уже более спокойно ответила я. Убедилась, что никаких серьезных травм у темного нет, и отступила в сторону друга.

– Вот как? – хмыкнул Кирт, прожигая взглядом темного. – Ну, допустим, передал. Это не объясняет того, что он делает в твоей гостиной и что с твоим внешним видом.

Тут я несколько запоздало поняла, что стою в халате, под которым скрыт более чем фривольный наряд, а после массажа у меня, вероятно, от аккуратной прически не осталось и следа. Сейчас я достаточно растрепанная… а теперь еще и красная, потому что краска стала стремительно приливать к лицу, когда поняла, что мог подумать Кирт, да еще и услышав мои более чем громкие проявления испытываемого от массажа блаженства.

– А… Эм… Ну… Вот! – выдавила я, разводя руками, и сконфуженно улыбнулась, чувствуя себя, мягко говоря, не в своей тарелке. От нелепости ситуации мне захотелось рассмеяться.

Пригласила я, значит, к себе мужика, прозрачно намекнув на веселое времяпровождение. Тот отвлекся на дела и, чтобы я не переживала, отправил другого мужика предупредить, что задерживается. Освободился. Возможно, даже торопился ко мне. И все для того, чтобы на подходе услышать более чем откровенные и томные крики, причем далеко не двусмысленные. Мужик разозлился. Как следствие, выбил дверь и застал странную картину: мы в одежде, в невинных позах, которые интим вроде как не предполагают, но при этом вид у меня донельзя красноречивый. Вот только наличие одежды на мне и на дроу в своей полной комплектации несколько сбивает с толку.

Господи, не думала, что могу попасть в высшей степени комичную ситуацию. Чувствую себя персонажем анекдота. Особенно если учесть, что считаюсь свободной, ведь вообще ни с кем даже не успела переспать! И это в мире, где для одной женщины нормально держать несколько мужей, десяток любовников и еще некоторое число рабов. И почему в таком случае я чувствую себя виноватой??? Но чувствую же!

– Госпожа пожаловалась на недомогание и головную боль, – вдруг с достоинством и спокойствием заговорил Эльтар, прямо смотря на своего наставника. – Я знал, как можно облегчить мигрень с помощью массажа, и предложил свою помощь, – коротко обрисовал дроу ситуацию.

Кирт с тревогой посмотрел на меня.

– Тебе плохо, болит что-то? Почему раньше молчала? – подошел друг, заглянув мне в глаза и погладив по растрепанным волосам. Я немного растерялась от его стремительной смены настроения.

– Эм, нет, все хорошо, – прислушавшись к себе, с удовольствием и облегчением поняла, что мигрень отступила, даже дышать стало легче. – Кажется, массаж действительно помог. Спасибо тебе, Эльтар. Ты волшебник, – благодарно улыбнулась я. Он тепло посмотрел на меня и кивнул. – А не говорила, потому что не считала это столь важным. Обычная мигрень, такое бывает, – сконфуженно пожала плечами, виновато улыбнувшись Кирту. – Не злись, пожалуйста, – примирительно погладила по руке полукровку, который немного расслабился. – Эльтар лишь хотел помочь. И помог. Мне действительно легче, – для закрепления эффекта я решила обнять друга за талию.

Кирт улыбнулся мне и уже спокойно сказал Эльтару:

– Можешь идти. Поговорим позже.

Я поймала на себе странный взгляд темного, но дроу не решился что-то сказать. С достоинством кивнул и вышел, держа спину прямо.

– Слишком своевольный и несдержанный, – недовольно покачал Кирт головой. – Удивляюсь, как он дожил до своих лет, да еще с таким количеством хозяек.

Мне нечего было ответить ему. Моему другу виднее. Кирт лучше меня разбирается в психологии и поведении бывших рабов, потому просто пожала плечами, с некоторым сомнением посмотрев, как дверь в мою гостиную ПРИСТАВИЛИ, а не закрыли за собой.

– Отдам распоряжение, и дверь починят, – сказал Кирт, проследив за моим взглядом. Я фыркнула. Он аккуратно развернул меня к себе лицом и с сожалением поинтересовался: – Я все испортил, да? – И сделал такую виноватую моську, что мне даже жалко его стало.

– Нет, все в порядке, – улыбнулась, беря полукровку за руки и ведя к дивану, возле которого стоял столик с угощениями и вином. Мы сели, а он так и не выпустил моей ладони из своих рук. Я улыбнулась, чувствуя, что не все еще потеряно и есть шанс исправить ситуацию. – На самом деле, это я должна извиниться. Понимаю, что ты должен был подумать, когда услышал… – запнулась, смущенно отводя взгляд.

– На самом деле, тебе не за что оправдываться, Ангел. Это я был не прав по всем параметрам. Даже если бы было то, о чем подумал, я не имел права так реагировать, – вздохнул Киртан, чуть сжав мои пальчики. Почувствовала нарастающее томление, но решила, что рано. – Ты свободная женщина и имеешь право брать в любовники кого угодно и сколько угодно. А я не сдержался. Со мной такое впервые. Такая злость напала… – оправдывался мужчина, а я видела, как Кирт нервничает. – Прости, если сможешь. Если ты не пожелаешь со мной больше общаться, я пойму, – с видом побитой собаки вздохнул он.

– Глупый, – широко улыбнулась, придвинувшись к нему ближе. Теперь бедром я упиралась в ногу полукровки, а его ладонь держала уже в двух руках, неспешно поглаживая от локтя к кисти, словно пытаясь успокоить, но, на самом деле, завуалировано домогаясь. Прямо почувствовала себя растлительницей, как будто девственника соблазняю. Даже не думала, что докачусь до подобного когда-нибудь. – Это ревность. И ревновать нормально, – с милой улыбкой заметила я, радуясь, что он не спешит отстраниться, а в глазах у него не вижу неприязни от своих действий. Значит, можно постепенно переходить на новый уровень.

– Я никогда не ревновал, – признался Кирт. – Рабы не могут ревновать. Это не в нашей природе.

– Ты уже не раб, – резче, чем хотела бы, сказала, строго посмотрев в серые глаза. – Я думала, что ты мне поверил. Я думала, что мы расстались с прошлым, – печально вздохнула, решив, что, вероятно, ошиблась и еще слишком рано переводить наши отношения на другой уровень. Он мне не верит. Кирт до сих пор не смирился с тем, что теперь все будет иначе, и я считаю его своей ровней… а спать с рабом не хочу. Пусть даже только сам раб считает себя таковым.

Хотела отстраниться, чувствуя тоску в груди, которую решила залить вином. Но Кирт неожиданно дернул меня на себя, крепко обхватив руками так, что я почти легла на него и не могла пошевелиться.

– Ангел, ты неправильно поняла. Я верю тебе. Наверное, только тебе и верю, – сказал Кирт. – Сам страшусь того, как безоговорочно доверяю тебе. Мне кажется, что я это сам себе внушаю, что на самом деле все не так, как хочется думать.

– Например? – тихо спросила, чувствуя, что от его близости мне становится жарко. Чуть сместилась, чтобы было удобнее лежать, отчего халат внизу разошелся, открывая ногу до бедра. Кирт это заметил, сглотнул и, внимательно глядя в мое лицо, словно ожидая, что я в любой момент откажу или возмущусь, опустил ладонь на мою голую голень, чтобы нежно провести рукой до бедра и обратно. М-мм, до мурашек.

– Например, мне кажется, что ты меня хочешь, – тихо выдохнул он.

– Только кажется? – хитро улыбнулась, чуть прогибаясь в спине.

– Я сам боюсь в это поверить, – почти с отчаянием прошептал Кирт, закрыв глаза, когда обняла его за шею, теснее прижавшись. – Разве такая, как ты, может желать такого урода, как я? У меня безобразное лицо, я бывший раб, я ниже тебя во всем.

– Ага-ага, продолжай. Мне очень интересно, – насмешливо заметила, чуть отстраняясь, чтобы было больше возможностей для маневра. А после села на полукровку верхом, отчего он пораженно замер, с недоверием смотря на мое лицо. – Так что ты там еще себе навыдумывал? – с коварными нотками понизила голос, медленно наклоняясь к его лицу.

– Ангел?

– Да-а-а? – протянула я, лизнув его кожу рядом с ухом, а после прикусила мочку, отчего внушительный бугор у него на брюках сильно дернулся у меня под бедром.

– Ты правда хочешь меня? Такого?

– Кирт, полукровка ты мой гениальный… – Я тихо засмеялась, невесомо поцеловав мужчину в уголок губ. После обхватила его лицо руками и серьезно посмотрела в серые глаза. – Я тебя до дрожи хочу. Мне глубоко плевать на твои комплексы по поводу внешности. Для меня ты самый сексуальный. – Мне доставляло море удовольствия наблюдать за сменой эмоций на его лице. – Но не хочу заставлять. Я не хочу, чтобы ты стал моим любовником из чувства долга, благодарности или комплекса «раба». Поэтому хочу, чтобы ты мне сейчас ответил честно: хочешь ли ты меня так же сильно, как я тебя? Именно хочешь. Как мужчина, а не как раб, которому вбивали, что необходимо соглашаться со всеми пожеланиями хозяйки.

Вместо ответа почувствовала сильные руки у себя на талии, которые сжали кожу до призрачной боли и с силой прижали мои бедра к своему паху, где все откровенно говорило о том, что меня более чем хотят. Внизу живота все скрутило, стоило Кирту пошевелить бедрами и потереться о меня. Кажется, я закатила глаза и жалобно всхлипнула.

– Кирт! – простонала я и набросилась на его рот с бешенством маленького урагана. Мне было мало. Мало всего: прикосновений, вздохов, поцелуев. Вот чего было много, так это одежды, которую я стала судорожно снимать с мужчины.

– Здесь или в спальне? – вырвал меня вопрос Кирта из приятных ощущений. Я, уже совершенно обезумев, терлась о него, с силой вжимаясь в пах полукровки, пытаясь усилить ощущения. Было мало. Хотелось почувствовать его всего, везде. И во мне в первую очередь. Но сил отстраниться и прекратить резкие покачивания на нем у меня не было.

– Что? – непонимающе переспросила я, целуя голую грудь, когда его рубашка, наконец, поддалась моему бешеному натиску и со стуком пуговиц, отлетающих на пол, отправилась в полет куда-то за диван.

Открылся вид на грудь, покрытую неровными, давно и недавно появившимися шрамами, которые усеивали его кожу. Мне захотелось поцеловать каждый, жалея и умоляя забыть плохое и принять меня как данность, потому что я приняла их и отторжения они не вызывали.

Целовала, лизала и гладила пальцами тяжело и быстро вздымающуюся грудь, получая неописуемое удовольствие. Когда дошел черед до маленького темного соска, мужчина подо мной рыкнул, грубо поднял мою голову за волосы, что, впрочем, не причиняло боли, а только больше возбуждало, и сам впился в мой рот жестким, неконтролируемым поцелуем. Затем подхватил под бедра и куда-то понес, не прекращая гладить меня, мять ягодицы и целовать до умопомрачения.

Меня поставили на ноги перед кроватью в спальне и ненадолго отстранились, отчего я недовольно и жалобно захныкала, не желая прекращать тесного контакта с моим полукровкой. Он скинул с меня халат, оглядел темным горячим взглядом и прищурился.

– Ты так оделась для меня? – нарочито медленно провел он пальцами по моей ключице, подцепил лямку майки и спустил на плечо невесомой лаской. У меня рой мурашек пробежался по телу, концентрируясь внизу живота. Что ж он со мной делает? У меня уже белье выжимать можно! Вероятно, даже шорты мокрые, а Кирт еще издевается и медлит!

Сил ответить у меня не было, поэтому я только кивнула, закусив губу, чтобы не начать умолять. А мужчина продолжал с исключительно садистским удовольствием медлить. Не отрывая взгляда от его глаз, зрачок которых заполнил почти всю радужку, чувствовала каждое его прикосновение. Вот он накрыл мою грудь сквозь ткань майки ладонью и погладил твердый сосок, но, когда я всхлипнула и подалась вперед, с силой сжал, отчего у меня искры из глаз посыпались, а пустота внизу живота стала просто невыносимой и пульсирующей.

– Кииирт… – простонала и посмотрела на него с мольбой, – пожалуйста, прошу тебя…

Но он словно не слышал меня. Встал на колени, отчего его голова оказалась на уровне моей груди, и с наслаждением накрыл выступающий сосок прямо через ткань, отчего я задохнулась и судорожно вцепилась в темные волосы, прижимая его голову сильнее и отчаянно желая, чтобы он не прекращал терзать мою грудь никогда. Заглядывая мне в глаза, Киртан целовал и кусал одну, пока нежно гладил вторую, чтобы чуть позже перейти и к ней.

В какой-то момент он не выдержал, и я услышала треск ткани. Чуть приоткрыла глаза и заметила, что мою грудь уже ничего не скрывает, а порванная майка висит на талии. От ничем не скрытых ощущений губ и влажного языка на чувствительной вершинке у меня ноги подкосились. Кирт позволил мне сесть на кровать, спускаясь поцелуями вниз по ребрам и животу, не забывая ласкать соски пальцами, периодически сжимая их до искр, что распространялись по всему телу, посылая к низу живота нервную дрожь. Я уже беспомощно и бездумно шарила бедрами по покрывалу, отчаянно желая избавиться от шорт и почувствовать хотя бы пальцы полукровки. Кирт прошелся языком по их краю, дорвал окончательно майку и отбросил ее в сторону. Я затаила дыхание, боясь вспугнуть мгновение.

Вот мужчина отстранился, пожирая мое раскинутое тело голодным, собственническим взглядом. Вот, не отрывая глаз от моего раскрасневшегося лица, положил пальцы на пуговицу ненавистных шорт. Медленно расстегнул ее и с предвкушением улыбнулся. Я уже коротко поскуливала, кусая губы и ожидая, когда же Кирт, наконец, совсем лишит нас одежды. Но он не торопился. Кажется, он хочет довести меня до сумасшествия от неудовлетворенного желания.

– Пожалуйста, Кирт… – стонала я с мученическими нотками. – Пожалуйста, сейчас!

Но меня не послушали. Мужчина демонстративно насмешливо склонил голову, отчего длинные, темные волосы красиво упали на рельефную грудь, опустил широкую ладонь на свой пах, погладил себя сквозь ткань, отчего я чуть было не взвыла, и расстегнул пуговицу на талии. О-о-о, кажется, готовилась к встрече не только я. Или он всегда ходит без нижнего белья?

Из расстегнутой ширинки в мою сторону было направлено внушительное мужское достоинство с вздувшимися венами и потемневшей головкой. По всей видимости, сейчас было больно от возбуждения не только мне. Ему так, наверное, даже больнее. Так чего он медлит?

Губы вмиг пересохли, и мне захотелось прикоснуться к нему, почувствовать тяжесть и шелковистость на своих руках.

– Я слишком долго ждал, Ангел, – хрипло заметил полукровка. – Хочу растянуть удовольствие.

Да он надо мной издевается!!!

– Кирт, мне больно, – запричитала я, безостановочно двигая бедрами. – Прошу, мне нужно. Пожалуйста.

– Тише, Ангел, тише, – нагибаясь надо мной и просовывая руку под ткань трусиков, прошептал Кирт, целуя меня в шею. – Пусть они пока останутся, иначе я не смогу сдержаться, – облизывая мое ухо, признался он. – Позволь мне насладиться тобой.

Длинный палец проник между влажных (да какое там «влажных» – МОКРЫХ) складок и нежно погладил клитор, отчего я клацнула зубами, выгнулась дугой и громко застонала.

– Какая ты мокрая… – восхищенно простонал он, поцелуем заглушая мой очередной стон, от которого, мне кажется, должен был подняться весь дом и его окрестности.

Кирт лег сбоку от меня, чтобы доступ был более удобным, и потерся возбужденным, истекающим членом о мое бедро, оставляя на коже следы смазки. Лукаво улыбнувшись, я протянула руку и обхватила толстый ствол, с трудом сцепив пальцы, и нежно погладила, отчего мужчина дернулся, словно от удара током. Коротко хохотнула, прежде чем вновь изумленно охнуть, когда Кирт строго посмотрел на меня и спустил пальцы ниже, погладив вход во влагалище, дразня, но не давая желаемого.

С вызовом ответила на его взгляд, соблазнительно улыбнулась, прошлась большим пальцем по головке, распределяя смазку, и надавила на уздечку. Кирт зашипел сквозь стиснутые зубы, будто от боли, но своего я добилась. Словно приняв вызов, он скользнул в меня пальцем, с силой вогнав на всю длину. Я выгнулась, еще шире расставив ноги, требуя продолжения, и с силой сжала член, качнув рукой по всей длине, за что получила новое проникновение, но уже двумя пальцами, что выбило воздух из моих легких.

– Да-а-а!!! – протянула, насаживаясь на его пальцы, но не забывая ласкать Кирта. Боже, еще чуть-чуть, пожалуйста!!!

Я была уже на грани оргазма, когда полукровка неожиданно замер. Я его сейчас убью!!! Но Кирт, как оказалось, остановился не из-за желания держать меня на грани как можно дольше. Магическая татуировка на его руке нагрелась, переходя с черного на красный и свидетельствуя о том, что у нас на границах проблемы, не требующие отлагательств.

Королева!!!

***

Глава 6. Изабелла

Несмотря на то, что наша королева имела семь вполне себе умных и достойных мужей, что обладали неограниченной властью в государстве и занимали высокие посты при дворе, сама она была просто непозволительно тупа, отличалась завистью, жадностью и неимоверной подлостью. В общем, метила в лучшие подруги такой садистке, как Салтычиха, то есть мне. Мое увеличивающееся богатство, что уже сделало меня самой богатой женщиной королевства, только еще больше усиливало ее желание «дружить домами». Вот только невдомек дамочке, что в теле Салтычихи живет уже совсем другой человек, которого от подобной персоны воротит со страшной силой. Но на то она и королева: мне приходилось кривиться так, чтобы о моем презрении ей было неизвестно.

Вот и сейчас вместо того, чтобы послать эту обломщицу далеко и надолго, желательно исконным русским, мне приходилось ей вежливо улыбаться и слушать нескончаемый трындеж на тему ее личной жизни и жизни всех придворных дам.

Естественно, на территорию своей усадьбы и на все стратегически важные объекты я ей даже приблизительно не дала взглянуть. Мое положение в обществе и состояние давали мне немало привилегий. Поэтому я смогла договориться с ее мужьями, с которыми и предпочитала в основном вести дела, о такой прихоти, как неприкосновенность частной собственности.

Помня о моей славе в обществе и подогреваемые неплохой взяткой, они с радостью согласились, придя к выводу, что с такой садюгой, как я, лучше во всем соглашаться. Их более чем устраивало то, что отсиживаюсь на своей территории, исправно плачу налоги, не лезу в политику, не качаю права и тихо-мирно занимаюсь «зверствами» подальше от посторонних глаз, дабы не подавать пример их дражайшим супругам.

Для подобных встреч у меня был выделен особняк, находящийся на границе моих владений. Здесь старательно поддерживался антураж, подчеркивающий мою «славу». Прислуживали тут некоторые из моих парней, которые в подобные случаи вспоминали прошлое и качественно подыгрывали мне, изображая забитых, замученных и несчастных рабов. Смотря на них, можно было подумать, что я просто монстр во плоти, и этой картинкой была довольна.

Но не сегодня. В который раз мысленно желала этой тупой курице провалиться поглубже со всеми «новостями», которые она мне активно втирала в уши. Сейчас я могла предаваться долгожданному разврату, но вместо этого слушаю, как этим занимались другие, порой незнакомые мне люди… То есть эльфы.

Уже готова была биться головой о стену, когда неожиданно услышала знакомые имена:

– Представляешь, Силена Милес со своими мужьями недавно наведывались. Наверное, впервые за четыре года они решили выбраться из своего захолустья, – пренебрежительно хохотнула она, делая глоток и не сводя взгляда с Киртана, который с покорным видом преданного раба стоял за моей спиной.

– Серьезно? – заинтересовалась я, лениво подняв бровь и щелчком пальцев давая одному из парней понять, что нужно наполнить бокал королевы. Мой молчаливый приказ выполнили без лишних слов и в мгновение ока.

– Как здорово у тебя получается! – восторженно улыбнулась она, цепким взглядом осмотрев голый торс эльфа, что наполнил ее бокал, и потянулась рукой к нему.

– Не трогать, Габи, – коротко напомнила я, вовремя вмешавшись, когда увидела промелькнувшую неприязнь и панику в глазах парня. Мотнула головой, требуя, чтобы ушел. Он низко поклонился с благодарностью во взгляде и быстро скрылся.

Габриэлла обиженно надула губы и капризным тоном заметила:

– Какая ты жадина, Изабелла. Прежде ты такой не была. – Эльфийка возмущенно отхлебнула внушительный глоток из полного бокала. Ее легкое опьянение сейчас шло мне на пользу.

– Я собственница. Своим не делюсь, – с холодной улыбкой заметила и пригубила вино из своего бокала, который был почти полным.

– Да брось! – фыркнула она с пренебрежением. – Ладно эти красавчики, но этого полукровку тебе ведь не жалко? – предвкушающе облизнулась Габриэлла на МОЕГО Киртана. Эх, держите меня семеро, или я за себя не ручаюсь!

Семерых не потребовалось. Стоящий за моей спиной, вплотную к дивану, Кирт, даря успокоение, незаметно погладил меня по плечу, скрытому волосами. От его прикосновения я чуть расслабилась и обворожительно улыбнулась:

– Мне казалось, у тебя нет недостатка в мужском обществе, Габи.

– Оно конечно, – протянула она, – но мне хотелось бы попробовать кого-то из твоих. Они такие покорные, – заулыбалась Габриэлла, а мне захотелось дать ей в зубы. Вот прямо почувствовала, что желание мое переходит в разряд жизненно необходимых. – Поделишься опытом, какими именно средствами ты добиваешься такого эффекта? Сколько своих ни воспитывала, такого результата добиться не смогла, – печально вздохнула она.

Я напряглась, а моя рука незаметно дрогнула, но очередное медленное поглаживание со спины придало мне немного сил и терпения. Решила, что нужно срочно переводить тему:

– Так что там с Силеной? Ты же знаешь, когда она появилась, я лечилась от амнезии и было не до сплетен. Слышала, что Силена стала какой-то Избранной. Это правда?

– Ах, ты про это? – пренебрежительно махнула она рукой, закидывая ногу за ногу и выразительно поглядывая на полукровку за моей спиной. Я скоро ногти сломаю об обшивку, если она не прекратит! Хотелось бы о нее, конечно, и плевать на ногти, но ссориться с королевской семьей мне не с руки. Во всяком случае, становиться инициатором этой ссоры. – Эти мужчины отыскали какое-то пророчество, которое говорило, что Айне может вернуться в наш мир, только если ее храмы восстановятся с помощью чистой души.

– И что, в это кто-то действительно поверил? – деланно брезгливо скривилась я.

– Видимо, раз двух лучших магов обоих королевств отправили на вызов этой души, – хихикнула она пьяно.

– А эта Силена – такая чистая душа? – вскинула я бровь насмешливо.

– Я тебя умоляю, – фыркнула Габриэлла. – Не чище, чем мы с тобой. Но ей поверили, и вот уже четыре года, как она корчит из себя пуп земли, кичась званием Избранной. Совсем забыла, дура, что Избранной стала только благодаря тому, что за нее попросили.

– Вот как? Я тоже хочу стать Избранной. Кто может за меня попросить? – оживилась я, делая насмешливый и капризный вид и не особо таясь, так как видела, что королева уже в нужной кондиции, чтобы откровенничать без зазрения совести.

– Ой, не спрашивай, – вздохнула она. – С ними лучше не связываться.

А это уже интересно. Кто это такой важный, что даже королева светлых эльфов не хочет с ними связываться?

Словно почувствовав, что проболталась, Габриэлла вмиг протрезвела и стала суетливо прощаться:

– Ой, Изабеллочка, я совсем не слежу за временем! Все, мне пора, пока-пока, не провожай. – Послав мне воздушный поцелуй, она чуть ли не бегом вышла за двери, которые предусмотрительно отворил один из парней. За ней потянулась и ее свита в лице нескольких слуг и даже рабов. Мужей не наблюдалось, что и понятно: они, должно быть, государственные дела решают.

Проводив поспешное отступление незваных гостей растерянным взглядом, я посмотрела на Кирта, тоже не понимающего, что происходит.

– Ты понял, что сейчас было? – ткнула пальцем в сторону двери.

– Кажется, королева взболтнула то, что знать никто не должен был, и запаниковала, – задумчиво протянул он.

А еще мне подумалось, что Габриэлла не любила приезжать ко мне самостоятельно. Ее коробило то, что ее, всю такую королевскую, принимают в гостевом доме, а не в главной усадьбе. И, конечно, она предупреждала о своих визитах заранее, чтобы я успела подготовиться встретить ее «подобающе». В смысле, как королеву. А тут такой нежданный визит, да еще в непривычно скудном окружении.

Еще эта новость о том, что семейство Милес, наконец, выбралось из своего захолустья… Это как-то связано? Весть про «Избранную» она сообщила, уже значительно захмелев. Хотела ли Габриэлла первоначально говорить об этом?

– Кирт, уточни у стражи, в каком количестве прибыла свита королевы, – подозрительно прищурилась я.

За что люблю моего гениального полукровку – он понимает меня с полуслова. Вот и сейчас только коротко кивнул и решительно вышел за дверь, уверенно раздавая нужные указания. Через полчаса я узнала, что с королевой приехало двадцать слуг и десять рабов, а уехало всего восемнадцать слуг и семь рабов. Так, где еще пятеро?!

Кирт остался на границе с охраной. Сейчас прочесывали окрестности в поисках шпионов. Меня же сослали в усадьбу, заявив, что так будет безопаснее для меня. Мои возмущения слушать не стали.

И знаете что? Стоило Кирту приказать своим помощникам отвезти меня, несмотря на сопротивление, парни так и сделали. То есть мои просьбы и приказы они не выполнили, а короткий приказ Киртана – пожалуйста? Где этот долбанный комплекс «раба», когда он так нужен?

Возмущенная и разобиженная на всех, я прошла в свои покои и с грохотом закрыла починенную дверь. Нервное напряжение, неудовлетворенное желание, неожиданное появление королевы и его последствия плохо отразились на моем настроении. Еще и голова вновь разболелась.

Контрастный душ не помог, поэтому я, мокрая и злая, не одеваясь, легла в постель, надеясь, что хоть сон спрячет меня от этого нескончаемого потока событий. Но не спалось: было то жарко, то душно, то холодно, то неудобно. Неудовлетворенный организм отказывался подчиняться, подкидывая в память все новые и новые воспоминания о нас с полукровкой несколько часов назад.

Ни о каком спокойствии и речи не шло. Помочь себе даже не подумала, понимая, что только раздразню себя еще больше, а облегчения так и не получу. Пора обзаводиться искусственным фаллосом, что в моем случае, учитывая факт обладания сотнями красивейших мужчин, вообще смешно и даже позорно.

Раздраженно зарычала и поднялась с постели. Была уже глубокая ночь, а сон у меня ни в одном глазу. Лишь пренебрежительно глянула на полку с нижним бельем и задумалась. Потом натянула на себя легкую сорочку, накинула уже знакомый халат и отправилась вниз на кухню. Помню, в моей прошлой жизни мне отлично помогали сладости. Местных поваров я уже обучила приготовлению мороженого и сейчас шла именно за ним.

Открыла дверь в темную кухню, включила свет с помощью магического артефакта, прошла к холодильному шкафу, вмонтированному в стену, и испуганно взвизгнула, когда за спиной раздалось знакомое, хриплое и удивленное:

– Изабелла?

***

Глава 7. Эльтар

Сидя на хозяйской кухне, я делал заготовки на следующий день. И завтра буду. И послезавтра. И так неделю. Такое мне назначили наказание за своеволие. Ироничная ситуация, вызывающая смех. Я, привыкший за каждую провинность расплачиваться кровью и болью, сейчас искренне сожалею о таком гуманном виде наказания, как банальная чистка картошки по ночам в течение недели.

Никогда бы не сказал, что люблю боль, но сейчас мне было до жути обидно, как еще никогда не было. А все потому что мастер Киртан, помимо основного наказания, потребовал, чтобы я не приближался к Изабелле даже на сто метров на протяжении всего срока наказания. Лучше бы высекли, честное слово. Для меня это было бы привычнее, чем так…

А сейчас сижу и чувствую себя мазохистом, но понимаю, что за каждое мгновение, что я провел сегодня рядом с ней, готов понести более суровое наказание, чем обычное «дежурство» на кухне, как это называют другие.

Печально вздохнув, я бросил очищенный корнеплод в кастрюлю и взялся за новый. Уже больше месяца нахожусь во владении графини Изабеллы Эстет. Не скажу, что у меня не было в жизни многих приятных и счастливых моментов, но эти дни поистине самые лучшие в моей жизни. Наверное, впервые я понял, какого это – просто жить… Не выживать, как приходилось делать почти все годы моей не самой короткой жизни, а жить. И это благодаря моей госпоже. Изабелла. Какое красивое имя. Наверняка она такая же вкусная и сладкая, как виноград… Жаль, что я никогда этого не узнаю.

Не к месту вспомнил, как упоительно сладко она стонала от моих прикосновений. Понимал, что эльфийка была почти на грани. За долгие годы служения у хозяек и их мужей я научился с точностью определять желания женщины. И Изабелла отчаянно желала… Вот только судя по тому, как девушка расстроилась, заметив в дверях меня, а не мастера, хотела она совершенно другого эльфа. Полукровку.

А ее наряд? Порой мне доводилось видеть хозяек в непозволительно откровенной одежде, по сравнению с которыми Изабелла выглядела почти невинно. Но почему-то именно от ее вида у меня перехватило дыхание. И от того становилось еще более пакостно на душе, ведь она никогда не оденется так для меня.

В голове мелькнула мысль, что я даже не был бы против, если бы она в это время издевалась надо мной. Впрочем, как мелькнула, так и пропала. Я верю, что новая хозяйка не такая и никогда не опустится до издевательств и жестокости. Отчаянно хотел в это верить и верил.

Выражение страдания, мелькнувшее на ее личике, не могло оставить меня равнодушным. И я рискнул предложить свою помощь, не особо надеясь на удачу. Но она согласилась!!! Правда, надеялся на большее, но даже касаться ее волос было необычайно приятно.

Впервые за долгие годы я почти с благодарностью подумал о своей бывшей хозяйке, которая заставила меня обучиться всем видам массажа, как расслабляющего, целебного, так и эротического. И для меня стало неожиданностью, что, делая массаж, можно не только дарить удовольствие, но и получать его. Уверен, если бы полукровка не прервал нас так рано, то я смог бы довести девушку до конца. Но получилось, что только раззадорил, практически делая одолжение мастеру и своим уходом оставляя его наедине с неудовлетворенной и желающей ласки хозяйкой.

Все-таки несправедливо. Почему она достанется ему? Признаю, полукровка с ней гораздо дольше, чем я. И, судя по слухам, занимает место не только друга, но и управляющего. Значит, мастер многое сделал и делает для нее до сих пор. У всех рабов он на хорошем счету, все отзываются о нем положительно, хоть и завидуют их близким отношениям с графиней, но тем не менее…

Стоит признать, отлично понимаю мастера. Будь у меня такая возможность, я бы тоже отгонял от драгоценной графини всех влюбленных болванов. Охранял бы то, чем хотел владеть безраздельно.

Но мне, можно сказать, повезло. Весь этот месяц, что провел в обучении с мастером, Изабелла была рядом, и я имел уникальную возможность наслаждаться ее присутствием. Мне нравилось смотреть на нее, видеть, как она ласково глядит и улыбается, как тихо смеется, как шутит, порой непонятно, но от этого не менее задорно. А еще иногда я ловил на себе ее задумчивый взгляд, сопровожденный рассеянной улыбкой. Судя по тому, как она поспешно отводила глаза и прелестно заливалась румянцем, хозяйка смотрела на меня вполне себе оценивающе, что не могло не тешить мое самолюбие и не давать хотя бы призрачную, но надежду.

Вот только на мастера смотрела столь же пристально. Пожалуй, на него даже чаще. И сегодня, уходя из ее комнаты, я не мог не понимать, почему она встречала мастера в таком виде, зачем на столе была бутылка вина, да и взгляды, что они бросали друг на друга, были вполне сами за себя говорящими. Трудно не думать о том, что сейчас может происходить за закрытыми дверями покоев хозяйки… пока я в наказание чищу картошку!!!

Раздраженно сцепив зубы, я с остервенением принялся срывать свою злость на несчастном корнеплоде. Так увлекся, что даже не сразу понял, что открылась дверь, вспыхнул свет на кухне и по комнате, несколько нервно чеканя шаг, прошлась ОНА. Мне даже показалось, что девушка мне мерещится.

– Изабелла? – словно не веря, решил я подать голос, боясь, что это только прекрасное видение моего воспаленного мозга.

Девушка взвизгнула, подпрыгнула и уронила себе на ногу какое-то небольшое ведерко, что еще мгновение назад держала в руках после того, как достала его из морозильного шкафа. Эльфийка взвыла, скривила личико от боли и стала подпрыгивать на другой ноге, а я в секунду подхватил ее маленькое, хрупкое тело, наслаждаясь короткими мгновениями, что она была у меня на руках, и посадил в ближайшее кресло.

– Простите, госпожа, не хотел вас испугать, – с раскаянием заметил я, вглядываясь в несчастное личико с прикушенной губой, от которой не мог отвести взгляд.

– Все нормально, – попыталась она улыбнуться, мельком взглянув на меня, и стала растирать ушибленное место. – Я просто не ожидала здесь кого-нибудь встретить в такое время. К тому же свет был выключен, – не проявляя ни злости, ни даже малейшего недовольства от того, что по моей вине пострадала, сама стала виновато оправдываться, что в очередной раз изумило меня. Изабелла так не похожа ни на одну из виданных мной женщин, что кажется нереальной, плодом моего воображения. Захотелось протянуть руку и коснуться на вид нежной, ровной, бледной кожи, чтобы убедиться, что она настоящая, что на самом деле существует.

– К ушибу лучше приложить что-нибудь холодное, – опомнился я, поднимаясь и проходя к холодильному шкафу. Оттуда достал пакет с морожеными овощами и быстро вернулся, почти трепетно прикасаясь к точеной ножке и прикладывая к месту ушиба ледяной пакет. Мельком заметил, как девушка затаила дыхание. В ее глазах промелькнула паника и затаенное желание, а я не поверил своим глазам. Неужели она желает меня?

Я был настолько удивлен, что вздрогнул, когда она аккуратно, но бескомпромиссно перехватила пакет с овощами и забрала из моих рук желанную добычу. Чуть смущенно улыбнулась, словно извиняясь, и отодвинулась подальше.

– Спасибо, – кивнула благодарно, не спуская с меня настороженного взгляда.

Я лишь покорно наклонил голову, как и миллионы раз до этого. Отличалось все только тем, что сейчас мне не было противно преклоняться перед женщиной. Более того, Изабелле хотелось преклоняться. Жаль, что она этого не позволяет, насколько мне известно.

Я поднялся на ноги в ожидании приказаний. Девушка смерила меня любопытным взглядом, чуть нахмурила тонкие изящные бровки и спросила:

– Так что ты тут делаешь, Эльтар? Да еще и в темноте! Я думала, все уже спят.

– Отбываю наказание, Изабелла, – ровным голосом сообщил. – Меня назначили на дежурство по кухне. Я делаю заготовки на завтра. А темнота мне не мешает. Мы, темные, привыкли к ней и хорошо ориентируемся даже в почти кромешной тьме. При ярком свете нам даже хуже, – пожал плечами.

– Серьезно? – с искренним интересом спросила она, а я залюбовался тем, как загорелись ее невероятные глазки.

– Да, Изабелла.

Она расплылась в широкой улыбке и заметила:

– Рада, что ты перестал называть меня «госпожой». – И, помедлив, с волнением добавила: – Я тебя не сильно отвлекаю?

Какая она забавная…

– Вы не можете отвлекать, Изабелла. – Я позволил себе вежливую улыбку.

Она немного расслабилась и указала на стул за моей спиной:

– Раз уж мы не спим, надеюсь, ты не против поговорить?

– Почту за честь, – вновь поклонился я и сел. От моего поклона она немного скривилась, но лишь обреченно вздохнула и не стала комментировать.

– Рассказывай, – вздохнула. – О каком наказании ты говоришь? Ты успел накосячить?

– Что сделать? – растерялся я. Она раздраженно вздохнула, но злилась, похоже, на себя.

– Провиниться, Эльтар, – со вздохом пояснила. – Где и когда ты успел провиниться? И кто назначил наказание?

– Изабелла, это не так уж и серьезно, – попытался я избежать ответа. Признаваться не хотелось, как и пояснять свои мотивы. – Наказание более чем гуманное. Его и наказанием-то не считаю, так что не стоит об этом…

– Это уже становится интересным, – прищурилась она. – Не хочешь говорить сейчас – мы вернемся к этому чуть позже, – улыбнулась, не став давить, что было неожиданным. – А еще лучше – спрошу у Киртана. Обычно он занимается штрафными санкциями. Посмотрим, что мне расскажет… – коварно протянула она, хитро сверкнув глазами.

– Я проявил своеволие, за это и расплачиваюсь, – быстро прервал ее, опустив взгляд. – Наказание назначил сам мастер Киртан. Вполне заслуженное и справедливое, – пришлось мне признать. Прежде и за меньшие провинности мне приходилось кровью харкать.

– Ты так и не назвал причину, – произнесла она, довольная тем, что я, наконец, заговорил. – Что за своеволие?

– Мастер Киртан не посылал меня передать вам о его задержке, – обреченно вздохнул. Девушка удивленно приподняла брови. – На самом деле он попросил об этом другого эльфа, но я перехватил парня и добился того, чтобы самому отправиться к вам.

– Зачем? – с растерянным видом спросила она и даже убрала холодный пакет от ступни. Все это время ей приходилось нагибаться, чтобы придерживать его у своей пострадавшей ножки.

– Вам неудобно, Изабелла. Позволите? – скорее для проформы спросил я и, не дожидаясь ответа, нагнулся, положил ножку к себе на колени и бережно приложил пакет к пострадавшему месту.

Эльфийка взирала на это с таким немым изумлением, вперемешку с возмущением и даже паникой, что мне стало почти совестно. За подобное прежде я бы однозначно несдобровал, а после еще несколько дней приходил бы в себя после наказания. Но желание, чтобы ей было удобно, и жажда лишний раз почувствовать ее кожу под своими руками пересилило чувство страха и опасения перед наказанием.

Пока девушка подбирала слова, чтобы отчитать меня за очередное своеволие, я принялся быстро говорить спокойным, нейтральным тоном:

– Я хотел лично передать вам слова мастера, потому что искал лишнюю причину, чтобы увидеться с вами и заговорить. – На меня вновь посмотрели с недоумением, но, на мое счастье, про возмущение и лежащую на моих коленях ножку, кажется, забыли. С трудом подавил торжествующую улыбку. – Предполагая ваш следующий вопрос, отвечу, что хотел лишний раз поблагодарить за то, что с вашим появлением моя жизнь кардинально изменилась. Безусловно, в лучшую сторону. Но благодарить я не умею. Насколько помню, мне некого и не за что было благодарить в своей жизни, кроме вас и отца. Я не знал, как это сделать, и подумал, что, если подвернется шанс, я непременно им воспользуюсь. Так и получилось. У вас болела голова, и я смог помочь. Пусть это не может в полной мере выразить то, насколько вам благодарен и как вас ценю, но я буду стараться.

– Но почему ты не заговорил со мной раньше? Да и видимся мы с тобой почти каждый день уже месяц. Возможностей было много! – с растерянным видом воскликнула она. Я не смог сдержать ироничной улыбки.

– А разве вы не знаете? – вздернул бровь. Девушка нахмурилась. – Мастер Киртан не позволяет с вами общаться на нерабочие темы. Он вас оберегает от внимания других.

– Что? – с искренним шоком на личике спросила она. Снова улыбнулся и не удержался от легкого поглаживания шелковистой кожи. Пакет я отстранил, так как в нем уже не было надобности, но расставаться с такой удачей мне не хотелось, потому стал ненавязчиво поглаживать маленькую, словно игрушечная, ступню. Девушка неожиданно резко дернулась, вновь посмотрела на меня с затаенной паникой, но я успел разглядеть в глубине глаз искру удовольствия.

Изабелла хотела убрать с моих колен свою ногу, но я не позволил, накрыв ступню уже двумя руками и нажав на чувствительные точки. Удовлетворенно заметил, как девушка с шипением втянула воздух сквозь сжатые зубы и на мгновение прикрыла глаза.

– Я сделаю массаж, – нейтрально заметил, стараясь скрыть в глазах торжество и предвкушение. – Если разработать мышцы сейчас, нога не будет болеть при ходьбе. Да и возможный синяк пройдет гораздо быстрее, – уже более уверенно стал массировать, с радостью отметив, что девушка сдалась и ногу более не вырывает. Но закушенная губа и взгляд из-под полуопущенных ресниц сильно отвлекал. Я поторопился отвести глаза, сосредоточившись на работе, и отвлечься от мыслей, но полы халата немного разошлись, открывая ногу до колена. Даже видел кружевной край ночной сорочки!

– По поводу вашего вопроса, – немного хрипло напомнил. – Я думал, вы в курсе, что мастер Киртан давно считает вас своей. И как настоящий мужчина он оберегает то, что считает своим. – Но девушка, казалось, уже не слушала меня, сосредоточившись на тех ощущениях, что я ей дарил. А, нет, ошибся. Жаль…

– Я не знала об этом, – тихо сказала она, а я не сдержал усмешку.

– Я не могу судить мастера и понимаю его мотивы, как и каждый в этой усадьбе. Почти все рабы, которых вы выкупили и кому подарили новую жизнь, благодарны вам и влюблены в вас. Каждый желал бы оказаться на месте мастера, потому ему приходится всеми силами отстаивать свое право считаться вашим приближенным.

– Он мой друг. Я бы никогда его не променяла, – коротко всхлипнув, отчего у меня в штанах стало заметно теснее, призналась она.

– Друг и любовник – два разных понятия. Особенно в нашем мире, где у женщины может быть несколько десятков мужчин одновременно, – тихо заметил я, чувствуя, как возбуждение становится невыносимым. Причем не только у меня. Девушка уже тяжело дышала и с трудом сдерживала тихие стоны.

Замерев на мгновение, я позволил себе лишь секунду сомнений, прежде чем пойти на отчаянный шаг. Наклонился, подтянул вторую ножку и любовно устроил ее на своих коленях рядом с первой. Начал массировать уже вторую ступню. Вот только не для того, чтобы снять боль, как делал с первой, а усилить желание Изабеллы, которое уже открыто читалось на ее лице. Но она продолжала бороться с собой. Ничего, это мы исправим. Я не упущу своего шанса. Возможно, единственного. Я не нарушал правила. Я не подходил к ней. Она сама пришла. Разве это не шанс от самой богини Айне?

Спустя пять минут девушка уже постанывала, лицо ее раскраснелось, а глаза лихорадочно блестели. Казалось бы, я довел ее до неконтролируемого состояния, но неожиданно она опомнилась, стоило только сместить мне руки выше и с нежностью провести до колена.

– Нет! Все, достаточно, – судорожно зашептала Изабелла и попыталась прикрыть ноги разъехавшимся в стороны халатом. – У меня уже ничего не болит! – громко сказала она, а я порадовался, что успел шепнуть необходимое заклинание, которое глушит звуки, иначе здесь бы уже был весь дом.

Напомнив себе, что такой шанс у меня, возможно, единственный, я не отпустил вырывающуюся девушку. Обхватив тонкие щиколотки, встал со своего места и, не сводя взгляда с лихорадочно блестящих, потемневших глаз, цвет которых стал насыщенно-фиолетовым, опустился перед ней на колени, не отрывая рук от нежной кожи.

– Не надо, – испуганно и жалостливо всхлипнула она, но с места не сдвинулась, позволяя мне удобнее расположиться и провести ладонями от щиколоток до середины бедра, не скрытого нежным кружевом сорочки. – Я не хочу… – вновь на грани слышимости шепнула Изабелла, напрягаясь всем телом и вцепившись в подлокотники ногтями так, что побелели костяшки.

– Хочешь, – соблазнительно улыбнулся я, демонстративно медленно поцеловал круглое колено. С губ эльфийки вырвался судорожный вздох, а сквозь ткань халата стали проступать острые соски.

Я провел языком по нежной коже, по всей открытой длине бедра. Прошелся вдоль кромки и руками стал медленно поднимать подол сорочки, открывая все больше и больше. На мои руки легли маленькие ладошки и с силой сжали, не давая сдвинуться. Тяжело дышащая девушка смотрела на меня в упор с упрямой решимостью:

– Если это такая твоя благодарность, то она мне не нужна. Лучше остановиться сейчас.

Она серьезно полагает, что я сейчас передумаю и оставлю ее в таком состоянии? Такую нежную, красивую, возбужденную и желанную? Совсем меня за сумасшедшего держит?!

– Я сам хочу, – искренне признался, выдерживая ее пристальный взгляд, видя, как она постепенно сдается. Чувствую, что хватка на моих руках слабеет и исчезает совсем. Ощущаю, как напряженные мышцы расслабляются, и она откидывается на спинку кресла, смотря на меня в плохо скрытом предвкушении. Но большим открытием для меня стало то, что Изабелла совсем немного раздвинула колени. Мне хватило этого, чтобы понять ее правильно и почувствовать в душе радость и восторг.

Вновь наклонился и стал целовать то одно бедро, то второе, заходя все выше, готовый кончить уже просто от того, что чувствую под языком нежную, пахнущую виноградом кожу. С недовольством понял, что кресло слишком узкое и неудобное. Но боялся, что, если ее перенести, она может передумать. Потому, смотря ей в глаза, подхватил ее ножки под коленки, притянул девушку ближе к себе, на самый краешек сиденья, отчего она изумленно охнула, но в глазах плескалось неудержимое желание и нетерпение.

Сейчас, сладкая. Потерпи немного, и тебе станет легче…

Так же, не разрывая зрительного контакта, развел ее ноги в стороны. Одну опустил на подлокотник, вторую забросил на свое плечо, открывая себе невероятно чувственное зрелище. Белья не было!!! Она была невероятно мокрой и блестящей, отчего я с трудом сглотнул выступившую слюну, пожирая ее глазами. Девушка затаила дыхание и напряженно смотрела на меня, почти с мольбой. Но не просила, не приказывала. Только ждала, словно боялась, что я оставлю ее в любой момент.

Со стоном придвинулся ближе и с нескрываемым наслаждением, медленно и со вкусом провел языком вдоль развилки ног, с усиливающимся возбуждением заметив, как девушка откинула голову и протяжно застонала, выгнувшись в спине и прижимаясь к моему рту сильнее.

Никогда прежде я не получал удовольствия от оральных ласк. Мои хозяйки любили такой способ получения наслаждения, и мне приходилось учиться доводить их до разрядки быстро, чтобы скорее отделаться от навязанного ими «действия».

Сейчас я получал удовольствие не меньше, чем от самого секса. Просто от ее вкуса, запаха, стонов и искривленного в муке и похоти личика. Против обыкновения я дразнил, удерживал ее на грани, играя, отчего она кусала губы и пальцы, а на красивых глазах выступили слезы. Не приказывала, не руководила, полностью доверившись мне, что было впервые на моей памяти. Еще никто не давал мне такого простора для собственной фантазии, проявляя столько доверия…

Я целовал, лизал, покусывал и смаковал ее, как самое вкусное лакомство, неотрывно следя за ее реакцией и прислушиваясь к коротким всхлипам и негромким крикам, что отдавались в моей душе новой волной возбуждения. Сам стонал и рычал, с громким причмокиванием втягивая в себя маленький бугорок.

– Пожалуйста, – тихо, с мольбой во влажных глазах попросила она, но я не хотел прерывать этот момент. Однако поощрить было необходимо как ее, так и себя.

С силой сжимая безостановочно двигающиеся бедра, смотря ей в глаза, я ввел в нее язык, чтобы получить удовольствие от ее стона, полного наслаждения. Мне уже самому было невыносимо больно. Как бы я желал, чтобы вместо языка оказался пульсирующий, истекающий член… но я не смел даже надеяться, наслаждаясь тем, что мне дозволялось сейчас.

С ожесточением стал насаживать ее бедра на свой язык, чувствуя, как ее смазка уже стекает по моему подбородку, отчего возбуждение только нарастало. Понимая, что я мучаю больше себя, чем ее, вернулся с поцелуями к клитору, чуть прихватив его зубами, отчего вновь удостоился приглушенного ладошкой вскрика, а затем медленно стал вводить в нее пальцы. Девушка выгнулась с такой силой, что чуть было не опрокинула кресло, на котором сидела. А после услышал ее сбивчивый шепот:

– Кончи… Я хочу увидеть, как ты кончаешь. Поласкай себя…

Большей награды и не смел даже желать. Я привык, что хозяйки не задумываются о своих партнерах, как бы хорошо им ни делали. И меня очень удивило то, что Изабелла про меня не забыла, хотя сейчас находилась в таком состоянии, что даже говорила с трудом.

Не теряя времени даром, не отрываясь от девушки, свободной рукой, непослушными пальцами, быстро (насколько возможно) я расстегнул штаны и с протяжным стоном накрыл рукой болезненно пульсирующий член, чуть сместившись, чтобы эльфийке было лучше видно.

Не смог сдержаться и чуть отстранился, наблюдая за невероятным зрелищем, продолжая вбивать в нее уже три пальца и массировать клитор большим, параллельно лаская себя, чем синхронизировал действия. Так, если закрыть глаза, можно представить, что мой член сжимает не собственная рука, а ее маленькая, узкая и мокрая «киска». Но не смел закрывать глаз, запоминая каждую черточку, каждый стон, каждый оттенок эмоций, которые она щедро дарила только сейчас и только мне. Я стану хранить эти воспоминания, как самое дорогое, бесценное сокровище.

Она жадно, неотрывно следила за каждым движением руки на члене, а во взгляде у нее промелькнуло настоящее безумие. Безостановочно облизывала губы, которые я так мечтал попробовать, но не смел, помня, что подобная привилегия никогда не будет доступна рабам. Словно уловив ход моих мыслей, она перевела на меня полубезумный взгляд. Резко выпрямилась, еще глубже вбирая в себя мои пальцы, и притянула меня за шею к своему лицу, чтобы накрыть мои губы в первом невероятном поцелуе. От этого я в одно мгновение кончил, изливаясь на пол в самом мощном и ярком оргазме в своей жизни.

Содрогаясь и кривясь в мучительно мощных спазмах удовольствия, мужественно терпел, наслаждаясь моим первым в жизни настоящим поцелуем, который подарила мне мое самое дорогое сокровище. Еще через пару секунд я почувствовал, как стенки влагалища с силой сжимаются на моих пальцах. Девушка закричала мне в рот, и ее стала бить крупная дрожь, которая не прекращалась около минуты, отчего новая волна удовольствия прошлась по моему телу.

Изабелла расслабилась, и я вовремя придержал ее за спину, чтобы она не упала. Словно в трансе, продолжал нежные, ленивые движения пальцами внутри девушки, желая продлить ее удовольствие. А она, утомленно прикрыв глаза, все не отрывалась от моих губ, нежно и медленно ласкала мой рот своим язычком, словно благодаря за доставленное наслаждение.

Я снял полог тишины. И вовремя. Тонкий слух позволил мне понять, что на кухню кто-то идет. Быстро, насколько это возможно, я отстранился от девушки, уже искренне ненавидя того, кто прервал нас. Оправил ее одежду, посадил изумленную эльфийку ровнее, заправил все еще полувозбужденный член в брюки, накрыл следы своего оргазма половой тряпкой и отошел в дальний угол, где оставил таз с недочищенной картошкой.

Стоило мне опуститься на табурет спиной к выходу, как дверь в кухню открылась, впуская постовых, которые, сдав смену, решили перед сном чего-нибудь перекусить. Вот только они не ожидали, что на кухне встретят кого-то помимо дежурившего меня.

– Изабелла? – замерли постовые в дверях. Краем глаза заметил, как стремительно краснеющая девушка нервно подорвалась на месте на немного дрожащих ногах, вымученно улыбнулась парням.

– Приветик, – махнула она рукой. – Ну, я уже все, что хотела, взяла, – схватила девушка ведерко, за которым, видимо, сюда и приходила и которым получила травму. – Вы тут теперь сами. Всем спокойной ночи.

И, более ни на кого не оборачиваясь, прошла мимо ошарашенных парней к выходу в то время, как те с немым вопросом посмотрели на меня. Я, не привыкший хорошо себя контролировать, лишь безразлично пожал плечами с тем же «искренним» недоумением на лице, которым светились дозорные.

***

Глава 8. Киртан

Я никогда не относился к королеве светлых эльфов хорошо, да и вообще очень давно стал воспринимать женщин с предубеждением. А королеву особенно. Почти так же, как и свою прежнюю госпожу Изабеллу. Они ведь действительно были почти подругами, и я, как никто другой, знал, насколько извращена и кровожадна королева.

Но сегодня моя ненависть к ней возросла в разы. Вот не могла бы она задержаться на день?! Почему появляется именно тогда, когда я впервые в жизни готов умереть от счастья, лаская самую желанную женщину на свете?

Мой Ангел… Какая же она восхитительная, нежная, ласковая, страстная… И можно перечислять до бесконечности. Мой любимый Ангел. Моей жизнью она владела на правах хозяйки.

Мое сердце украла с первого же взгляда, брошенного в мою сторону большими, чистыми, излучающими искреннее переживание и тревогу глазами самого невероятного фиолетового оттенка. А сегодня я отдал ей душу. Без сомнений и сожалений. Я сделал это с радостью и посчитаю за великое счастье, если она не откажется от моего дара.

Как же трудно было от нее оторваться. Даже набирающая боль, магическая оповещающая татуировка не могла бы заставить меня прекратить целовать и ласкать моего нежного Ангела. Но она не была бы собой, если бы не проявила заботу и тревогу, не желая, чтобы я чувствовал боль от игнорирования магического призыва. К этому крайнему методу призыва постовые обращались только в одном случае, и Изабелла знала, что это значит. Нас решила посетить королева Габриэлла. Ни раньше, ни позже!!!

Мне пришлось возвращаться в свою комнату, чтобы переодеться. Мы встретились уже в холле и перенеслись стационарным порталом на место, в гостевой особняк. Видеть Ангела в образе Изабеллы Эстет было неприятно. Особенно из-за того, что она надела один из излюбленных нарядов прежней графини, чтобы соответствовать ей и не вызывать подозрений у королевы. Мне хотелось бегать за ней с широким покрывалом, чтобы скрыть слишком много отрытых частей такого нежного и желанного тела, не желая делиться даже этим.

Как выражается Ангел: «Встреча прошла «ни о чем». Я из последних сил сдерживал зевоту, когда королева болтала без остановки. Но чувствовалось в ее позе, в слишком суетливом взгляде и быстрой речи нечто нервное, такое, что не давало успокоиться и расслабиться. Скучала и мой Ангел до того момента, пока королева не заговорила об Избранной. Тут почувствовал, как Изабелла незаметно для других напряглась всем телом, напоминая собой гончую, напавшую на след. А я вспомнил все, что знал об этом.

Около ста лет назад в одном из разрушенных храмов Айне появилось пророчество. Оно гласило, что, когда появится росток священного цветка, который наши предки уничтожили, разрушая храмы истинных богов, двое сильнейших магов обеих рас обязаны произвести призыв, чтобы выбрать чистую душу и принести ей клятвы верности, став ее надежными Стражами. Именно Избранная душа поможет возродить храмы и вернуть истинных богов в наш мир, когда растение зацветет.

Сказать, что мы были счастливы – ничего не сказать. Эта новость окрылила нас надеждой на светлое будущее! Мы ждали… И ждали. Год, десять, пятьдесят… Многие так и не дождались этого светлого момента.

И вот буквально несколько лет назад растение дало росток!!! Когда же это было? Кажется, четыре года назад…

На этой мысли я замер и посмотрел на свою госпожу. Может ли?..

Нет, это невозможно! Тем более Избранная появилась, приняла клятвы и жила в ожидании цветения в дальней усадьбе одного из своих Стражей. Маги должны были распознать подмену! Или же?..

Что там говорит королева на вопрос о чистоте души Избранной? Ее ответ только поселил в моей душе большие сомнения. Может ли оказаться, что четыре года назад произошла ошибка? Что если совсем не удар головой был причиной изменений в поведении Изабеллы? Я ведь знал, что не может эльфийка измениться так кардинально! Даже подозревал вмешательство Айне!

От догадки стало трудно дышать, и я ощутил давно забытое чувство паники. Дальнейшие ответы Габриэллы только больше убедили в правильности моего предположения. Произошла ошибка! И знает ли сама Изабелла о том, кем является на самом деле? Что произойдет, когда растение зацветет??? Моего Ангела заберут у нас?!

Мысли мелькали в голове калейдоскопом так, что я даже почти пропустил момент, когда королева решила ретироваться. Причем довольно поспешно.

– Ты понял, что сейчас было? – растерянно спросила девушка. Я ответил, хотя мысли были заняты другими вопросами.

Забыл, что еще несколько минут назад мне не давало покоя поведение королевы. Но мой Ангел, как всегда, меня поразила. Оказывается, она тоже обратила на это внимание. И даже сказала сделать то, о чем должен был подумать я в первую очередь, чтобы обеспечить безопасность моего Ангела. Почувствовав укол вины, отбросил все ненужные мысли, сосредоточившись на своих прямых обязанностях. А поговорить с Изабеллой и задать интересующие вопросы можно будет и позже, когда разберусь с делами.

***

Четверых шпионов из пяти нашли довольно быстро. Их схватили и определили в камеру временного задержания для дальнейшего выяснения обстоятельств. За пятым же пришлось побегать. Этот оказался магом, причем рабом, что, впрочем, не мешало ему пользоваться магией, несмотря на запрет. Им я решил заняться лично. Откуда у него такие привилегии??

Что удивительно – маг сдался без боя, а на его лице я видел уже знакомое недоумение. Так обычно выглядят все рабы, что впервые видят устройство графства и его вполне счастливых обитателей.

Допрос первых четырех дал ожидаемые результаты. Как я и предполагал, в их задачу входила разведка. Королеве не давала покоя тайна: что же происходит за границами графства Эстет?

А вот пятый, маг, наотрез отказался говорить. Лишь сказал, что желает видеть саму графиню. С ней же он и будет разговаривать. И намекнул, что у него была особенная миссия, о которой Изабелле было бы интересно узнать. Судя по решительному выражению лица, этот эльф был настроен серьезно. Почему-то у меня складывалось ощущение, что остальные четверо были просто отвлекающим фактором, чтобы мы как можно дольше не могли поймать мага.

Было еще слишком рано, и я не стал тревожить Изабеллу, помня, как поздно она вернулась домой. Хотя мне и не хотелось их встречи. Мало ли что он ей скажет. А в свете моей догадки относительно настоящей Избранной мои опасения были более чем обоснованными. Но без нее все равно не обойтись. Обо всем мало-мальски важном я по-прежнему докладывал моему Ангелу как хозяйке, а она хотела быть в курсе всех событий.

Поэтому я с явной неохотой спустя несколько часов стучался в дверь покоев Изабеллы. На мое удивление, она открыла почти сразу, а на ее лице отражались следы бессонной ночи. Я почти почувствовал раскаяние. Вероятно, она переживала из-за этих лазутчиков и полночи провела в неведении.

– Привет, – как-то нервно улыбнулась она со странным выражением на лице.

– Можно пройти? – уточнил я с сомнением, видя более чем странную реакцию девушки. Она натянуто улыбнулась, мельком взглянула на меня и виновато опустила взгляд.

– Да, конечно, извини, не подумала. Проходи, пожалуйста. – Посторонилась, кутаясь в халат, и, когда я прошел в комнату, закрыла дверь. – Есть новости? – тут же спросила она с тревогой.

– Да. Всех поймали. Четверо дали показания. Ничего нового: выясняли, что же скрывается за границами графства. Банальный шпионаж. А вот с пятым трудности, – коротко отчитался я.

– То, что поймали, – хорошо, – задумчиво кивнула она головой и прикусила губу, а у меня начало просыпаться возбуждение. Я помнил, какие мягкие и нежные у нее губы и как сладко их кусать в порывах страсти. – Что за проблемы?

– Пятым оказался достаточно сильный, хоть он и раб, маг. Ему дозволено пользоваться силой. И что хуже всего – если бы он сам не захотел, мы бы еще долго его отлавливали. Сам пришел к нам в руки. Это странно. Ко всему прочему, отказывается разговаривать с кем бы то ни было, кроме тебя, утверждая, что у него важная информация, которая тебя заинтересует.

– Вот как? – заинтересовалась она. После решительно кивнула: – Через десять минут я буду готова. Хочу с ним поговорить.

– Ангел, это может быть опасно.

– Чем же? Он под стражей. Вероятнее всего, в антимагических наручниках. Так в чем опасность? – искренне недоумевала. Я и сам не знал, почему так не хочу, чтобы она виделась с этим эльфом, хоть и понимал, что это глупо.

– Он может вообще ничего не знать, просто набивать себе цену, – попытался я снова отговорить ее, но видел, что это бесполезно. Когда глаза моего Ангела загораются такой решимостью, ее уже ничто не остановит.

– Тем не менее не узнаем об этом без моего участия. Мы не можем рисковать. Наша спокойная жизнь зависит от этого, поэтому будем исключать даже мизерный шанс возникновения опасности. Что будет, если другие узнают, что происходит здесь? Вполне вероятно, что нам уже не дадут жить спокойно. Сейчас нас не трогают, потому что опасаются. Но потом у меня захотят отобрать все. Включая ваши жизни, – строго заметила она, а я не мог с ней не согласиться.

– Мы можем обороняться. У нас есть для этого все необходимое. Наше графство – наверное, единственная автономная часть государства. Мы в осаде можем сидеть годы! – заметил я спокойно, хоть и понимал, что шанс войны минимален. Но всегда ответственно подходил к безопасности моего Ангела, в первую очередь думая о защите.

– А если армия нападет? У короны многочисленное войско.

– Наши стены достаточно крепкие, – парировал я. – И ты будешь удивлена, но у тебя в подчинении достаточно сильных, обученных воинов, чтобы противостоять даже магам.

– Ты о чем? – хлопнула она глазами озадаченно.

– После каждого посещения торгов я предоставляю тебе характеристики тобою новоприобретенных, в числе которых очень часто встречались лица со знаниями военного дела и оружия. Рабов зачастую заводят как телохранителей, не забывай об этом, – спокойно пояснил.

Несколько секунд мы помолчали, после она тряхнула головой.

– Это ничего не меняет. Я хочу с ним увидеться. Ты и сам понимаешь, что это необходимо. Предлагаю закрыть этот ненужный спор, – отводя взгляд, вздохнула она.

– Ангел? – с затаенной тревогой посмотрел я на нее.

– Что?

– Что-то случилось? Ты какая-то странная. У тебя все хорошо?

– Да, все отлично, – слишком поспешно кивнула она, так и не поднимая на меня взгляд. Я почувствовал нешуточную тревогу. Что происходит? – Просто спала плохо, – попыталась неловко улыбнуться. – А теперь, если позволишь, я бы хотела собраться. Через десять минут встречаемся в холле. Хорошо? – И с этими словами она стремительно прошла мимо меня в спальню, так и не посмотрев в мою сторону.

***

Я первым вошел в допросную, где сидел задержанный эльф, охраняемый двумя стражниками. Окинув его цепким взглядом, кивнул стоящей за дверью эльфийке. Только тогда она вошла в комнату, замерев на несколько секунд, чтобы осмотреть эльфа и позволить ему осмотреть себя. Для встречи с задержанным в качестве наряда Изабелла выбрала закрытый брючный костюм и высокие сапоги, которые необычайно шли ей и придавали внешности больше строгости.

– Мне сообщили, что ты хотел меня видеть, – нейтральным голосом пропела она, обращаясь к эльфу.

Он подорвался с места, желая поклониться, но ожидающие любого резкого движения охранники среагировали быстро и приставили к его горлу два кинжала, заставив последнего замереть.

Я видел, как напряглась при этом фигура девушки. Но больше она никак не выдала своего отношения к происходящему. Ангел виртуозно владела эмоциями, что в который раз заставило ею гордиться.

– Госпожа, – невзирая на клинки, немного склонил он голову, выражая почтение, из-за чего порезал кожу на шее об острие. И вновь ни единой эмоции на ее прекрасном лице, хотя я видел, как ей не нравится эта ситуация. Кивнул охране, и те синхронно отступили, замерев с двух сторон от заключенного.

Я придвинул стул к столу, помогая Ангелу грациозно опуститься на сиденье, но эльфийке неожиданно надоело играть свою роль. Она, цинично хмыкнув, сложила на груди руки и с вызовом посмотрела на раба-мага, отчего я едва подавил в себе потребность вопросительно уставиться на нее.

– То, что ты видел больше, чем должен был, уже поняла. Как и то, что сделал определенные выводы. Вопрос в том, почему с этой информацией не отправился, как и полагалось, к своей хозяйке, а сдался моим людям?

Я давно заметил за ней эту особенность: забывшись, она часто называет эльфов и дроу «людьми». Сначала исправлялась, когда видела недоумение на лицах, а после к ее речи привыкли и больше не обращали внимания. Пусть называет нас, как хочет, лишь бы оставалась самой собой.

Вот и сейчас раб посмотрел на нее с некоторым недоумением, но акцентировать на этом внимание и переспрашивать не стал.

– Если госпожа позволит, я бы хотел рассказать все с самого начала, – с неуловимым достоинством спокойно начал он. Ангел благосклонно кивнула и подняла бровь, ожидая рассказа и внимательно рассматривая эльфа. Вероятно, она, как и я, обратила внимание, что он нетипично «чистый» для своих лет. То есть на нем, помимо одного единственного клейма собственности, никаких других шрамов не было. А ему уже как минимум сотня лет. – Меня зовут Бальтазар. Родился в свободной семье, принадлежу к среднему классу. Удостоился чести обучиться магии в светлоэльфийской академии. – На этом моменте мы с девушкой одновременно подняли брови в удивлении. Обученный маг из свободной семьи, и раб? Мир сошел с ума. Специализированные маги очень ценятся везде. И уж точно у них нет необходимости становиться рабами. – Десять лет назад одна из проституток родила от меня сына. Я узнал об этом слишком поздно: она уже успела продать его на рабскую ферму. – На этих словах он сжал кулаки так, что побелели костяшки, и со скрываемым бешенством посмотрел куда-то перед собой, пытаясь унять давние чувства. – Сначала я искал его по всем своим каналам, как мог, будучи в статусе свободного мага. Единственное, что я смог узнать, – его уже продали какому-то знатному роду. На это у меня ушло больше шести лет. Но имя покупателя, сколько бы я ни пытался, выяснить мне так и не удалось. После, когда отчаялся, решился подписать рабское соглашение с одним из преподавателей моей академии. Он вошел в мое положение и решил помочь. Меня как уникального обученного мага-раба арендовали знатные дома на недели, месяцы, один раз даже год. Я побывал почти во всех владениях, но мои поиски так и не увенчались успехом.

Мы с девушкой незаметно переглянулись и вновь уставились на эльфа.

– Полгода назад я попал на служение самой королеве. Каким-то образом она узнала о моей проблеме и пообещала помочь найти сына. Главным условием стало безоговорочное выполнение ее распоряжений. Я согласился. Неделю назад она предоставила мне документы, свидетельствующие о том, что чуть менее четырех лет назад мой сын был куплен вместе с большой партией детей одной благородной дамой. – Он сглотнул, бросив взгляд из-под бровей на Ангела. Она поняла, к чему он ведет, и насмешливо прищурилась.

– Дай угадаю, – пропела. – Этой дамой оказалась самая знаменитая садистка – графиня Изабелла Эстет? – подсказала. Затем, дождавшись короткого кивка, продолжила: – И, зная о ее жестокости и извращенной любви к детям, ты, вероятно, был просто в ярости и отчаянии, желая отомстить мучительнице в моем лице. – Снова кивок, хотя она и не спрашивала: – И что же было дальше?

– Королева огласила свою просьбу, – глухо отозвался он. – Не могу знать подробностей, я – лишь исполнитель, – поспешно добавил. – Я должен был с помощью своей магии пробраться в графство, разузнать о его быте и о всевозможных необычных деталях. Всю информацию должен был передать магическим вестником, продолжая пребывать в графстве и ожидать дальнейших указаний.

– Каких же? – прищурилась она.

– Либо покинуть территорию, либо убить графиню Эстет, – глядя ей в глаза, признался он.

Воцарилось напряженное молчание. Я с трудом поборол желание убить. В глазах парней по бокам от светлого тоже блеснула ярость, но девушка подняла руку, призывая всех к спокойствию. Казалось, ее совершенно не заботило то, что ее могли лишить жизни.

И ведь действительно могли. Маг оказался довольно умелым. Несмотря на то, что у меня потенциала в разы больше, чем у него, он, в отличие от меня, был обучен в академии. Сколько бы прошло времени, прежде чем мы его обнаружили бы? Успели бы мы среагировать вовремя?

– Как интересно, – широко улыбнулась девушка, хотя взгляд оставался холодным. – Ты уже отправил информацию? – почти ласково поинтересовалась она.

– Нет. Условленное время – полдень, – отозвался шпион, и наемный убийца, как оказалось.

– Еще интереснее, – хохотнула она. – В таком случае мой вопрос остается в силе: почему ты ослушался приказа и сам сдался?

– Я… Я нашел сына, – тихо выдохнул он, с надеждой, слезами радости и облегчения в глазах посмотрев в лицо девушки.

– Поздравляю. И? – протянула она. – Я так понимаю, нашел в полном здравии, несмотря на ожидания?

Эльф торопливо кивнул и нерешительно улыбнулся.

– То, что я увидел… – сглотнул он. – Я… Я не могу поверить своим глазам до сих пор, госпожа, – запальчиво прошептал, а по щекам заструились слезы. – Вы… Я никогда не встречал ничего подобного, даже будучи свободным, – сбивчиво объяснял он. – Если позволите, госпожа, я сделаю все, что захотите… Только разрешите напоследок увидеться с сыном!

– Вот только давай без пафоса, – недовольно скривилась она, но я знал, что за показным безразличием Изабелла скрывает смущение. Мои губы на мгновение дернулись в улыбке. – Ты давал королеве магическую клятву?

– Да, госпожа.

– В чем она заключалась?

– В сборе информации и выполнении последующего указания. Если прикажут, я должен убить или умру сам, если откажусь.

– И ты готов умереть, предав клятву?

– Я жизнь положил, чтобы найти своего ребенка, спасти и сделать счастливым. Или отомстить за его смерть, если понадобится. То, что сегодня увидел, заставило убедиться, что мой сын счастлив и находится в безопасности. Большего я и желать не смел. Так что готов умереть с чистой совестью, защищая ту, что подарила моему сыну нормальную, счастливую жизнь.

Она беспомощно посмотрела на меня, и я быстро понял ее желание.

– Ждать здесь. Госпожа скоро вернется и огласит свое решение.

Через полчаса мы вновь появились в допросной, в которой почти физически чувствовалось напряжение. Казалось, даже охрана затаила дыхание, проникшись проблемой эльфа-разведчика. Мы вновь расположились на своих местах: Ангел на стуле, я за ее плечом, сложив руки за спиной.

– Ситуация сложная, – помолчав, заговорила Изабелла, сложив руки в замок и поставив локти на столешницу. – Я понимаю твою ситуацию и признаю твои мотивы как уважительные. Но это ничего не меняет. Вот что у нас получается. Если ты нарушишь приказ и не отправишь информацию, умрешь, а на мою территорию отправят новых шпионов, что, сам понимаешь, мне не выгодно. Если отправляешь информацию, тебе поступит приказ убить. В этом я более чем уверена. Умирать мне крайне не хочется. Я еще слишком молода для этого, – нервно усмехнулась она. – Решишь не выполнять приказ – умрешь от клятвы. Решишь выполнить – умрешь от рук моей охраны, так как, повторюсь, умирать мне не хочется. Дело это неприятное, – добавила Изабелла с какой-то грустью. – В том случае, если ты нарушишь приказ и не убьешь, на твое место вместо шпионов станут отправлять убийц или вообще войной на меня пойдут, что тоже неприятно. Что в итоге у нас получается? – насмешливо вздернула она брови и задорно улыбнулась. – А получается у нас не самая красивая ж… Гм, ситуация!

– Что же делать? – тихо, почти с отчаянием спросил он.

– Мы с моим другом посовещались. – Она мимолетно улыбнулась мне, отчего на душе стало чуточку теплее. – И пришли к выводу, что из подобной ситуации есть один единственный верный выход. Ты выполнишь первую часть приказа и отправишь информацию заказчику.

Эльф переводил с меня на графиню пораженный взгляд, словно сомневался в нашей разумности.

– Не торопись обвинять нас в клиническом идиотизме, – криво усмехнулась она. – Ты отправишь ту информацию, которую мы сочтем нужной. Если я правильно понимаю опасения королевы и тех, кто с ней в сговоре, они отдадут тебе приказ уходить.

– Но мой сын… – начал было он, но Изабелла перехватила инициативу в разговоре.

– Я пришла к выводу, что ты являешься хорошим магом и специалистом. Такие кадры мне нужны. Поэтому бы хотела узнать имя твоего хозяина, чтобы договориться о выкупе.

На этих словах глаза эльфа загорелись небывалым счастьем и надеждой.

– Я могу предоставить тебе место работы на моей земле, если пожелаешь. Отпускать, извини, не стану. Одного – возможно. Но не с ребенком. Я хочу быть уверена, что он будет в безопасности и всем обеспечен. Если предоставишь мне доказательства, что сможешь полностью обеспечить сына всем необходимым, подумаю над вашим освобождением. Но не сразу. Моим главным условием будет другое. Сколько еще ты должен прослужить королеве?

– Месяц, госпожа, – покорно ответил эльф.

– Отлично. В таком случае, думаю, для тебя не станет неожиданностью мое условие. Я хочу, чтобы ты шпионил для меня все это время и докладывал обо всех решениях, которые узнаешь. Могу поклясться, что после этого выкуплю тебя и предоставлю все, что обещала ранее. Как тебе условия?

– Моя жизнь принадлежит вам, госпожа, – приложил он руки к груди, что у светлых считалось высшим знаком признания. – Я буду рад служить вам верой и правдой.

– С этим разобрались, – нетерпеливо хлопнула она в ладоши и повернулась ко мне. Я знал, как она не любит подобные жесты преклонения, всегда стараясь отделаться от этого всеми силами. – Дальнейшие инструкции получишь от мастера Киртана. А сейчас мне пора встретиться с королевской семьей, – хищно улыбнулась она, поднялась со своего места и, ни на кого не оглядываясь, вышла за дверь.

Магического вестника мы отправили почти сразу, и нам уже пришел ответ: двое из мужей королевы скоро появятся в гостевом доме. У меня есть всего минут десять, чтобы проинструктировать и взять магическую клятву с мага-шпиона, а после присоединиться к Ангелу на ее встрече с королевскими мужьями.

Однако, несмотря на то, что время поджимало, я выскочил за дверь следом за девушкой и поймал стремительно удаляющуюся эльфийку за руку.

– Ангел, постой.

От моего прикосновения она вздрогнула и напряглась, но после постаралась взять себя в руки и с преувеличенным спокойствием повернулась ко мне, стараясь смотреть куда угодно, но не в мое лицо.

– Что происходит? – не выдержал я. – Все хорошо?

– Наверное, насколько это возможно в сложившейся ситуации, – пожала она плечиками, но мне показалось, что что-то недоговаривает.

– Ты уверена? – с сомнением переспросил я, хотя и понимал, что причины для нервозности у нее есть. – Ты не обижаешься на меня?

– На тебя? За что? – искренне изумилась, но у меня от сердца отлегло. Значит, действительно просто неприятная ситуация, вот она и не находит себе места.

– Это я так, на всякий случай, – улыбнулся, обхватывая ее за плечи руками. – Мы со всем справимся, Ангел. Я всегда буду с тобой. – Прижался к ее губам своими и вместо ожидаемого отклика почувствовал, как она напряглась еще сильнее. А после вырвалась из моих рук, заливаясь краской, и неловко сообщила:

– Прости, сейчас нет времени. Мне пора.

После чего почти бегом направилась в сторону портала.

***

Глава 9. Изабелла

До чего я пала?! Что я наделала???

Примерно с этими паническими мыслями я и провела всю оставшуюся ночь до прихода Кирта, на которого мне было стыдно даже поднимать глаза. Чувствовала себя просто мерзкой тварью и предательницей. Он только-только мне доверился, а я не смогла оправдать его доверие.

В моей прошлой жизни я сталкивалась с изменами. Один раз мне так повезло, что я застала своего парня на свидании с другой в момент горячего поцелуя. Я же «счастливица»! Отлично помню боль от осознания, что тебя предал родной человек. Тогда думала, что никогда не опущусь до подобного…

Оказалось, нужно всего лишь умереть, чтобы мои земные принципы полетели к чертям собачьим!!!

О чем я думала вообще??? И думала ли в принципе? А каким местом???

Да я этого дроу даже не знаю толком! На кухне, где нас могли в любой момент застать на… На ТАКОМ!!! И это после того, как я плавилась в руках Киртана!

От осознания собственной низости становилось тошно…

Но нечестно было бы не признать, что мне понравились ласки Эльтара. Хотя и понимаю, как низко это звучит, но отрицать очевидное было бы глупо. То, как он смотрел на меня, будто я какое-то божество, как трепетно и нежно касался… Мой разум просто улетучивался. Как стонал, просто лаская меня, словно для него это было большим удовольствием, чем для меня… Мне понравилось даже то, как бурно он кончил! Но разве это хоть как-то меня оправдывает?

Точно так же безумно мне нравилось находиться в руках Киртана. Меня заводили его грубоватые ласки, тихий шепот хриплым, низким голосом. Готова была кончить просто от того, как он шептал мне на ухо «Ангел».

Кажется, все скатывается к тому, что я просто становлюсь долбанной нимфоманкой. Если учесть, в каком мире нахожусь, да еще и с таким воздержанием, мое «падение» было лишь вопросом времени. Но я не хочу становиться такой же, как женщины Елея. Они мне противны!

Ну твою ж!!!

Да какого черта? Я должна честно признаться полукровке в том, что произошло. Должна! Но увидеть в его глазах боль и разочарование… поэтому трусливо промолчала. Что, естественно, меня ни капли не украшало. Благо, хоть немного отвлеклись на дела, которые, впрочем, тоже не радовали. К моим проблемам прибавилась еще и угроза смерти. Блеск! Что, мать вашу, может быть интереснее?! И мне просто необычайно повезло, что этот светлый решил со мной сотрудничать.

Думать о том, что информация о моем графстве могла стать общеизвестной и какими могли бы быть последствия… Вот то, чего я боялась больше всего.

Мне нравилась жизнь в моем маленьком мирке. Мне нравились искренние улыбки всех, кому я смогла помочь и кому дала новую жизнь. Мне до безумия страшно было представить, что этот с трудом налаженный, размеренный и спокойный быт могли разрушить… А сейчас мне предстоит разгребать это дерьмо с теми, кто, возможно, его учинил. Во всяком случае, с теми, от чьей семьи у меня и появились проблемы.

Я недружелюбно разглядывала двух светлых, сидящих передо мной. Они, в свою очередь, с напряженным молчанием рассматривали меня, не позволяя себе заговорить первыми. Тишина и молчание их нервировали, а меня нервировала в целом ситуация, в которой моей жизни угрожают! Поэтому пусть помучаются.

Спустя еще две минуты сверления меня взглядами первый советник короля, и один из семерых мужей королевы, не выдержал и сдержанно прочистил горло, привлекая к себе мое внимание, о чем, кажется, пожалел, стоило мне только перевести на него холодный взгляд, полный сдерживаемого бешенства.

– Я приветствую вас, многоуважаемые лорды, и благодарна, что вы откликнулись на мою просьбу о встрече, – холодно произнесла вежливые слова, что совсем не вязались с моим обликом.

– Мы всегда рады встретиться с одной из благороднейших и восхитительнейших дам, леди Эстет, – слащаво и заискивающе улыбнулся второй, тоже муж и министр внутренних дел, который в ходе каждой встречи поедал меня глазами, словно ему одной королевы мало! Про него ходили слухи как о любителе ОСТРЫХ ощущений и предпочтений в личной жизни. Мазохист то есть. Видимо, с королевой они уже все испробовали, и меня он рассматривал с той же стороны – как более извращенную и опытную партнершу. Ага, бегу и спотыкаюсь, пятками сверкая!

Когда я подарила ему улыбку, граничащую с оскалом, улыбаться он перестал, а в глазах появились похотливые искры. М-да, перестаралась…

– Я рада, – небрежно кивнула. Обычно старалась с королевской семьей вести себя вежливо, и мое нетипичное поведение озадачило как минимум советника. Я решила перейти к делу: – Вчера ночью ко мне с визитом приехала королева Габриэлла и нарушила наши с вами договоренности.

Мужчины озадаченно переглянулись и синхронно нахмурились.

– Уехала она с меньшим количеством свиты, чем приехала, и в течение часа на территории моего графства были пойманы четыре шпиона. При допросе они признались, что были засланы на территорию моего графства по указанию королевы для разведки информации.

– Мы не знали об этом, – запальчиво начал советник, подскакивая на месте. – Это какая-то ошибка!

– Никакой ошибки нет. У меня есть магические записи допроса, как и подтверждение того, что рабы принадлежат вашей жене, – строго оборвала его, взглядом заставив сесть. – Принадлежали, – исправилась, – так как я конфисковала их в свою пользу во время допроса, – кровожадно улыбнулась, намекая, что допрос они не пережили, чтобы не было претензий и жалоб с требованием вернуть собственность. А так, если они будут считать, что нет этой собственности, с меня и взятки гладки.

Бросила взгляд на Кирта, что как обычно стоял за моей спиной, и кивнула. Он понятливо пошевелился, доставая из-за пазухи артефакт, на котором сохранилась запись разговоров с допросов и магические печати с клейм на телах шпионов. Доказательства в этом мире более чем достоверные. Мужчины выслушали все и обреченно переглянулись, поникнув.

Я могла бы обойтись и без доказательств, но решила, что, если мужья королевы виновны, они должны знать, кого именно мы задержали, убедившись, что из пяти шпионов мы не поймали самого важного.

– Поэтому я считаю, что вы нарушили соглашение, которое мы заключили. С вашего ли ведома или без него – меня не волнует. Королева должна была знать о запрете на подобные выходки. Если она не знала, чем чревата попытка подобного утоления ее любопытства, то вы должны были ей это объяснить. Не поняла – значит плохо объяснили. Поэтому я ввожу штрафные санкции согласно тем, что прописаны в договоре, который мы с вами заключали.

– Позвольте, миледи, но мы ведь были не в курсе! Да и это же невинное женское любопытство… – начал было советник, а министр его поддержал. Вот только тактику выбрал другую:

– В конце концов, мы королевская семья! И имеем право знать, что происходит на территории нашего королевства! – с показной суровостью заметил извращенец, гордо посмотрев в мое лицо, на котором не отразилось ни грамма уважения к этому индивиду с его пламенной речью. Советник тоже посмотрел на соседа, как на смертника, а после в священном ужасе на меня. Умный мужик. Мне всегда было приятно вести дела именно с ним.

– А вы не забыли, дорогой министр, – зловеще пропела я сладким голосом, подаваясь чуть вперед, – что и королевская семья, и само государство кормится в первую очередь за мой счет??? – прищурилась. – Именно я пополняю вашу казну на тридцать процентов, пока остальные аристократы продолжают прожигать деньги, забывая про такое понятие, как государственный налог! Мне глубоко плевать, на что, по вашему мнению, вы имели право, а на что нет! Мы заключили более чем выгодную сделку. Все, что от вас требовалось, – не лезть в мои дела, пока я исправно плачу налоги и отстегиваю вам процент сверху этого. Внушительный процент, благодаря которому и содержится весь дворец, придворные, слуги и рабы! – Я перевела взгляд на хмурого и побледневшего советника. – Почти четыре года все были довольны. Почему сейчас вы решили, что вдруг получили право на что-то? Мы заключили контракт. Магический контракт, в котором стоят девять подписей, включая подпись Габриэллы.

Я откинулась на спинку кресла и помолчала, давая им время переварить информацию и осознать степень своей вины. После заговорила снова:

– Итак, переходим к штрафам. Выплату налогов я урезаю на двадцать процентов. Ваше содержание – на пятьдесят. – На этих словах они побледнели еще сильнее. – Более на территорию моего графства без предварительного предупреждения за два дня минимум и моего согласия никто не смеет являться. Я повторяю: никто. Мне плевать, король, королева или один из вас. По поводу королевы: выберете ей наказание самостоятельно, какое сочтете нужным. Но наказание должно быть обязательно, – строго посмотрела на каждого, проверяя степень того, насколько они прониклись моими словами. – Думаю, упоминать то, что я более не желаю видеть ее у себя в гостях, не следует. Как и то, что более подобных нарушений контракта не потерплю и потребую с вас неустойку в размере всей суммы, которую вы получили от меня за все эти годы, – криво усмехнулась. Киртан подал мне руку, я поднялась с его помощью и уже более спокойно посмотрела на королевских мужей, что сейчас сидели, словно пыльными мешками прибитые. – Надеюсь, мы друг друга поняли, – широко улыбнулась. – Более не задерживаю. Была рада встрече с достойными мужьями светлых эльфов. Светлого дня!

С этими словами я вышла под руку с Киртом, который провел меня в зал стационарного портала и вывел уже в моей усадьбе. Только там позволила себе немного расслабиться. С раздражением скинула с ног туфли, запустив ими в разные стороны, и привалилась к стене, посмотрев на друга:

– Как думаешь, я не перегнула палку?

– Ты сделала все правильно. Даже достаточно мягко. Согласно контракту, ты могла бы полностью прекратить спонсирование и урезать выплаты налогов на пятьдесят, а не на двадцать процентов. – Как и всегда, его губы растянулись в теплой понимающей улыбке, в ответ на которую я и сама невольно улыбнулась.

– Да, ты прав. Да и Габи накажут. Ей не спустят то, что из-за нее лишились стольких средств. – И, подумав, добавила: – Если, конечно, в этом не участвовали и ее мужчины.

– Не знаю, как остальные, но эти двое, как мне кажется, не причем.

– И министр?

– И он в том числе, – уверенно кивнул Кирт и подошел ко мне ближе, отчего мне сразу же стало жарко. Моментально вспомнилось то, что нам не дали закончить…

Ага. А еще эпизод на кухне, отчего я тут же отошла в сторону, избегая прикосновений и отводя взгляд.

– Ангел, поговори со мной, – тихо попросил он, положив ладони на мои плечи. От прикосновения теплых рук мне захотелось замурлыкать и откинуться ему на грудь, но чувство вины нещадно грызло, заставляя напрячься. Лучше поговорить сейчас. Он достоин честности с моей стороны. – Ты… Ты жалеешь о том, что было между нами?

Я резко повернулась в его руках и запальчиво воскликнула:

– Нет! Нет, все было прекрасно. Ты не представляешь насколько!

– Тогда что происходит? – с затаенным отчаянием спросил он. – Ты сама не своя. И я вижу, что не ситуация с королевой тому виной, – заглядывая мне в глаза, произнес, погладив меня по щеке длинным пальцем.

Я отвернулась, отводя взгляд, и с трудом выдала:

– Не нужно этой нежности, Кирт. Я ее не достойна.

Осторожно высвободилась из его ослабевших рук и отошла на два шага.

– О чем ты говоришь, Ангел? Я не знаю никого, кто был бы достойнее…

– Я тебе изменила, Кирт, – скороговоркой выпалила, бросая на него решительный взгляд, полный вины и раскаяния.

– Что?! – с недоумением нахмурился, а мне захотелось зарыдать, но лишь мужественно подняла голову. Он должен знать. Он достоин честности. И если стану ему противна, сама в этом виновата, понимаю и признаю за ним право воспринимать меня так. К тому же я уже давно взрослая, чтобы отвечать за свои поступки. Вот и сейчас тот самый момент, когда нужно нести ответственность за свое малодушие.

– У меня была близость с другим, – честно сказала я, отчаянно сдерживая себя, чтобы не кинуться ему на грудь, зарыдать и начать вымаливать прощение. – Этой ночью. Это случилось не намеренно, но меня это нисколько не оправдывает, потому что все было добровольно. Мне стыдно перед тобой, но было бы нечестно с моей стороны утаивать это и обманывать твое доверие, продолжая и дальше вести себя как ни в чем не бывало. Я знаю, насколько ужасно поступила и понимаю, что простить подобное будет очень трудно, но все равно прошу прощения. Если сможешь, прости. Нет – все пойму и не стану таить обиду.

Тут я замерла, ожидая крика, обвинений или осуждающего взгляда, на худой конец, но он просто пораженно молчал.

– Кто? – только и выдохнул. Конечно, знала, что с кулаками он на меня не кинется, но вот то, что захочет набить морду сопернику, как-то не подумала.

– Это не важно, – поспешно мотнула головой. – Тут только я виновата: не должна была позволять, но позволила, – стала объяснять довольно путанно.

– Назови имя, – прорычал он, впервые на моей памяти испугав меня. Дернулась в сторону, не узнавая своего друга, глаза которого сейчас выражали крайнюю степень бешенства.

– Кирт… – начала я неуверенно, пытаясь призвать его к спокойствию.

– Имя!!! – рявкнул он.

– Это был я, – послышалось сбоку, и из темного угла бесшумно появился Эльтар, с мрачной решимостью смотря в злые глаза моего друга. – Это со мной у Изабеллы этой ночью была близость.

В глазах Кирта я прочла приговор дроу и не на шутку испугалась. На кой черт он появился тут? Смертник???

– Давайте мы все спокойно обсудим. Мы же взрослые люди… В смысле эльфы, – с запинкой и глупой, заискивающей улыбкой на лице стала я призывать их к здравому смыслу.

Они начали стремительно приближаться друг к другу, и на руках обоих появились пульсирующие электрические шары боевого заклинания. Я запаниковала и бросилась их останавливать, что даже выглядело смешно. Они оба выше меня головы на две и шире тоже в два раза. Ко всему прочему, я даже магией не обладаю! Да они сметут меня и не заметят!!!

Но мою решимость это не покачнуло, и я, расставив руки, встала между ними, добавив в голос строгих, суровых ноток. Вспомнила свою воспитательницу из детдома, которая могла одним окриком подавить любой зарождающийся или уже разбушевавшийся конфликт.

– А ну-ка, прекратили, болваны! Энергию девать некуда?! Будете у меня все полы общежития до зеркального блеска драить! – рявкнула я, невольно пародируя всю ту же воспитательницу, параллельно поражаясь возможностям своего голоса. Да мне только оперной дивой становиться!!! Поработать над растяжкой – и можно балет изобрести!!! Это будет фурор! А что, шекспировские страсти у меня уже и дома разгораются! Нужно только весь этот энтузиазм на сцену перенести!

Кажется, они оба несколько удивились моим командирским замашкам и посмотрели с недоумением. Секунду. После Киртан без особых усилий оттеснил меня в сторону, просто щелкнув пальцами. Этим простым жестом меня аккуратно отнесло силовой волной к стенке, чтобы не мешалась.

С ужасом и паникой наблюдала, как они стали обходить друг друга по кругу. Кирт против обыкновения не стал прикрываться за маской отчужденности, и сейчас его лицо было искривлено от ярости. Дроу нисколько не уступал ему в решимости, смотря на противника так же зло, с хищным выражением на смуглом лице.

– Как ты посмел к ней прикоснуться? – прорычал Кирт, бросая первый пульсар, от которого дроу неуловимым движением увернулся и сделал ответный выпад, который тоже не причинил полукровке никакого вреда.

– Она не принадлежит тебе, – зло заметил Эльтар. – У меня на нее столько же прав, сколько и у тебя. И я не отступлюсь от Изабеллы!

– Тогда тебе придется умереть, – оскалился Кирт, – потому что я не собираюсь делить ее с тобой.

– Ну так попробуй помешать, – нагло усмехнулся Эльтар. И более не говоря ни слова, они стали перебрасываться заклинаниями, оградив себя защитным куполом, чтобы меня не задело ненароком. Магические выпады чередовали с банальным мордобоем. Последнее, кстати, увлекло их больше. И через пять минут они уже просто валялись на полу, по очереди подминая друг друга и щедро одаривая соперника ударами в лицо, совершенно забыв, что они как бы маги.

Когда-то девчонки из детского дома рассказывали, как это классно, когда за тебя дерутся два парня. Я по глупости сидела и завидовала, с обидой думая, что за меня никто и никогда не дрался. С возрастом не единожды ловила себя на мысли, что и не подерутся, вероятно, уже никогда.

Ой, не зря мне говорили бояться своих желаний. Так вот, девочки, ответственно заявляю, что ничего крутого в том, что два мужика дерутся не на жизнь, а на смерть, нет! Особенно если осознаешь, что в смерти одного из них останешься виноватой ты!

Сначала я кричала, надеясь если не вразумить их, то хотя бы позвать на помощь. Прыгала, как савраска, по краю защитного купола, который не только не пропускал заклинания наружу с импровизированного ринга, но и не впускал внутрь никого. Оказалось, что на комнату был наложен полог тишины и такой же купол, чтобы никто не зашел в нее. После я поняла, что кричать и упрашивать бесполезно, и стала просто ждать, замечая, что они уже выдыхаются. Смертельные ранения друг другу не наносят, а просто методично бьют морду, вымещая тем самым обиды и возмущение.

Еще спустя пять минут они просто перешли к оскорблениям, устало лежа на полу, лениво перебрасываясь словами, соревнуясь в своем «фантастическом» словарном запасе, изредка пихаясь локтями или пинаясь ногами в моменты самых обидных высказываний.

Откровенно говоря, мне это уже надоело. Я бы с радостью давно свалила в свою комнату, как только бы убедилась, что до смертоубийства не дойдет. Вместо этого сижу на том же полу, ожидая, когда они, наконец, угомонятся и вспомнят про главную причину ссоры, то есть про меня. И если не выслушают, так хоть выпустят из комнаты.

Но разговора не получилось. Только мужчины, пошатываясь и сплевывая кровь, сбросили контур со своего забрызганного кровью ринга, чтобы я смогла подойти и проверить их на степень поврежденности, как оба напряглись. Воздух в комнате стал гуще и словно завибрировал, а напротив нас стало разрастаться яркое, белое свечение, в центре которого узнала знакомую фигуру. Мужчины пораженно вздохнули и удивительно сноровисто для своего состояния бухнулись на колени, прикасаясь лбами к полу в раболепных позах слепого преклонения. А мою душу начало наполнять нешуточное возмущение, злость и обида. Чувствую, сейчас начнется новый раунд мордобоя, только уже с моим участием и участием одной божественной задницы.

Я поднялась на ноги, уперла руки в бока и с нескрываемым обвинением прошипела:

– Ах ты аферистка божественного масштаба! Явилась!

Собирающаяся уже было что-то вдохновенно сказать Айне запнулась, удивленно и озадаченно посмотрела на меня, по-девчоночьи хлопнув глазами в недоумении от такого неуважительного приветствия. Краем глаза заметила, что моим высказыванием впечатлилась не только богиня, но и мужчины. Они как-то испуганно всхлипнули, а в следующую секунду оттеснили меня за свои широкие спины, чем вызвали мое искреннее недоумение.

Попыталась выглянуть из-за спины Эльтара, но тот решительно задвинул меня обратно, скрывая от глаз богини, пока Киртан взял слово:

– Великая, добрая, справедливая и мудрая, покорно молим вас о снисхождении над нашей госпожой. Она не ведала, что говорила. Готов взять ее наказание на себя.

– Я тоже, – отозвался Эльтар, продолжая удерживать меня.

– Вы в своем уме? – возмутилась, дергая рукой, чтобы освободить себя от хватки дроу. – Уйдите с дороги: я еще не договорила! – воинственно сопела.

В мою сторону мимолетно обернулись оба эльфа и посмотрели, как на полоумную. Кирт так еще и прошипел что-то вроде: «Не вмешивайся и помалкивай». Нормально, да?

– Изабелла, что происходит? – подала голос Айне, с любопытством разглядывая нас и терпеливо ожидая.

– Сейчас я тебе скажу, что происходит, – мрачно пообещала, пихаясь локтями, чтобы протиснуться между массивными фигурами мужчин. – Да пустите вы меня немедленно! Я этой встречи четыре года ждала! – рявкнула так, что в конечном итоге мужчины прониклись и с обреченным видом расступились. Но далеко не отошли, с опасением и напряжением замерев рядом. Видимо, были готовы в любой момент принять гнев богини на себя.

Фыркнув, я перевела взгляд на забавляющуюся Айне.

– Ты меня бросила! – не желая ходить вокруг да около, начала сразу с обвинений, ткнув в ее сторону пальцем. – На четыре года! Просто закинула в этот мир, как в омут, и выплывай, как хочешь!!! – взвизгнула от наплыва эмоций. Желание пуститься в рукопашную появилось вновь.

Словно догадавшись о моем желании, Кирт крепко обхватил мое запястье, удерживая на месте.

– Я?! – в свою очередь искренне возмутилась богиня.

– А кто? – оскорбленно прошипела. – Четыре года от тебя не было ни единой весточки, пока я тут крутилась как уж на сковородке, думая, когда ты объявишься, что мне в это время нужно делать, а что нельзя, для чего и почему. Тебя же это вообще не волновало! Да меня тут, между прочим, убить собираются!!! – пожаловалась о наболевшем.

– Изабелла, давай поговорим спокойно, – примирительно улыбнулась она, и от ее улыбки я против воли стала успокаиваться. Вот как можно ругаться на кого-то с такими добрыми, все понимающими глазами и нежной, чуть грустной улыбкой? Да я себя тварью дрожащей почувствовала, словно на мать родную руку посмела поднять. Тут накатила обида, и я совсем по-детски надулась, сложила руки на груди и с видом оскорбленной невинности отвернулась.

– Ты нашла Стражей. Я рада.

– Чего?! – удивилась я, даже забыв, что обижаюсь вообще-то. Обижаться на богиню – это могу, умею, практикую, да!

Она выразительно посмотрела на стоящих рядом со мной полукровку и дроу. Я тоже на них взглянула, но с нескрываемым недоумением. Если Эльтар был явно в растерянности, но виду старался не подавать, то Киртан, по своему обыкновению, стоял прямо, спокойно и решительно, словно ничего странного и не происходит. Вот это выдержка…

– Ты про них, что ли? – Я даже не совсем красиво пальцем в их сторону показала.

– Ну да, – кивнула она с нежной улыбкой. – Я вижу, что они сильные, хоть и необученные маги. Но для наших целей они подходят. Тут главное – магический потенциал и способность защитить тебя при случае. А они отличные воины, к тому же быстро обучаемые, так что и с магией скоро проблем не будет, стоит только чаще тренироваться. – О том, какие они воины, я знала не понаслышке. Минут двадцать назад могла убедиться в этом лично, наблюдая, как они мастерски мутузят друг друга. – Ко всему прочему, они тебя оба любят, безоговорочно преданны и практически боготворят. Каждый из них без раздумий пожертвует жизнью ради тебя. Они обладают всеми качествами, которыми должен был быть наделен Страж. Замечательные экземпляры.

От ее слов я растеряла весь свой гонор и вновь посмотрела на мужчин, пытаясь по их виду определить то, что она только что наговорила. Любят? Оба??? В преданности Кирта я не сомневалась. С Эльтаром было сложнее. Я его почти не знала, но решила довериться мнению богини.

Но… «Любят»?!

Мужчины ответили мне прямыми, решительными взглядами, отчего я почувствовала себя неуютно, приняв как данность, что, таки да, похоже, они согласны со всеми словами богини и отрицать ничего не станут.

– Только не могу понять, почему вы до сих пор не скрепили союз? – произнесла она, чем вновь обратила мое внимание на себя.

– Союз? Какой такой союз? – вновь почувствовала раздражение. – Ты закинула меня сюда, ничего толком не объяснив. Что, зачем, как и почему в этом мире мне пришлось разбираться самостоятельно. Четыре года я пыталась выжить в этом дерьме, что ты называешь «миром», и всеми силами пыталась не выдать себя, – сложила руки на груди.

– Не могла появиться раньше. Прости, – виновато улыбнулась она, а я вновь почувствовала себя мразью. Да что такое?! Как с ней ругаться вообще??? – Я не принадлежу пока этому миру. Не могу появляться здесь в своем материальном теле. Даже сейчас то, что ты видишь, – лишь проекция. Мне пришлось копить силы после того, как я поселила тебя в тело графини.

– Графиня – вообще отдельная тема, – вставила я мрачно.

– Никак не могу повлиять на этот мир, пока мои храмы не восстановятся. Но я дала тебе подсказку, когда отправляла сюда.

– Это какую? – поинтересовалась, вспоминая тот наш разговор. – Единственное, что ты сказала мне в напутствие: «Ищи у рабов». Очень информативно, – скривилась я. – Что искать, для чего – понимай, как знаешь.

Вспомнила, как с этой целью и появилась в первый раз на рабских торгах, как ужаснулась тому, что увидела… и как после этого стала там регулярно появляться, спасая всех, кого только могла. В первую очередь детей. Во вторую – смертников. Остальных – по обстоятельствам.

Так было и с Эльтаром. Его я сказала выкупить, потому что он был обречен. «Отработанный» – так говорят о ему подобных. Мне всегда было их искренне жаль. Всю жизнь они проводили в кошмаре, чтобы в конечном итоге умереть за свои мучения от рук палача.

Но сейчас я немного лукавила. Помимо этого, должна признать, он зацепил мое внимание. Такое случалось редко. Я и сама не понимала, почему так внимательно смотрю на него и отчего мне вдруг стало неприятно от мелькнувшего презрения в его глазах. Кто же знал, что все обернется именно так? Что мой обожаемый Кирт именно с Эльтаром не смогут меня поделить…

По-моему, я смогла смутить Айне. Мне даже показалось, что она немного покраснела.

– У меня тогда было мало времени. И сейчас его не много, поэтому прошу выслушать меня. Даже отражать свою проекцию в этом мире очень трудно, – призналась она, и я с тяжелым вздохом кивнула. – Моя вина, что не объяснила тебе подробнее, что нужно делать. Но ты справилась. Среди аристократов было бы рискованно выискивать достаточно сильных магов, а вот среди рабов гораздо безопаснее. Хлопотно, но реально. По поводу скрепления союза я тоже тебе не объяснила, – вздохнула она. – Они должны принести тебе добровольную магическую клятву, тогда станут полноценными Стражами.

– Мы готовы, – на удивление синхронно сделали мужчины шаг вперед. Даже говорили в унисон, что, кажется, их немного смутило. Они переглянулись и вернули решительные взгляды на богиню, упав на одно колено и склонив перед ней головы.

Она ласково улыбнулась им и сказала:

– Повторяйте за мной…

Айне заговорила на странном, незнакомом языке, а я почувствовала подступающую панику.

– Стойте! Это неправильно! – воскликнула, но меня словно не слышали. Не обращали на меня ни малейшего внимания до того момента, пока оба не произнесли клятву, и на их груди не появилось неяркое свечение.

Мое правое запястье вдруг словно обдул теплый бриз. Я опустила взгляд и удивленно икнула, рассматривая два браслета из странных и сложных узоров на предплечье. Они были похожи, но неуловимо отличались, что было заметно при детальном рассмотрении.

Мужчины тоже поднялись и расстегнули рубашки на груди, открывая две одинаковые татуировки на правой стороне. Это была какая-то незнакомая пентаграмма с непонятными рунами.

– Это что такое? – посмотрела я на Айне, протягивая руку с новыми «украшениями» на запястье.

– Теперь они связаны с тобой. Это подтверждение, что клятва принята, их помыслы чисты, и официально стали твоими Стражами. Теперь они обязаны защищать и оберегать тебя, как самое дорогое сокровище. – Мужчины приосанились, чем вызвали улыбку богини. – Хотя они и без клятвы готовы были это делать. Их сердца и души принадлежат тебе, Изабелла.

Чуть было не поперхнулась воздухом, отчаянно избегая взгляда в сторону мужчин. Как-то неловко было от того, что сказала богиня. Особенно после совсем недавних событий. Я не знала, как поступить, пока они просто были моим рабами (номинально). А теперь стали неотъемлемой частью моей жизни, от чего вообще не отделаешься. Никак! Как теперь все будет происходить? Они так и будут драться за мое внимание? Постоянно? И какая тут личная жизнь???

– Что теперь будет?

– Эти четыре года я накапливала энергию, но следила за тобой и теми, кто причастен к подмене Избранной.

– И как успехи? – оживилась, с любопытством посмотрев на богиню.

– Увы… Без помощи Хаоса здесь не обошлось. Он каким-то образом покрывает своих последователей. «Избранная» вела себя очень осторожно и не поддерживала никаких контактов с нанимателями. След просто обрывается на «пешках», так и не выводя к тому, кто за всем этим стоит.

– Вчера у меня была королева светлых, – задумчиво призналась я. – Габриэлла проговорилась, что за подменой стоят очень серьезные персоны, которых даже она опасается. При этом королева не скрывает, что в курсе подмены. Расспросить ее подробнее не удалось: она запаниковала и убежала, оставив шпионов… один из которых был еще и моим потенциальным убийцей! – невольно шмыгнула я носом, выдавая свою нервозность. – Похоже, они стали о чем-то догадываться.

– Я ничего об этом не знаю, – призналась Айне грустно. – По моим данным, никто не догадывается, что есть настоящая Избранная. Но я не могу знать всего. Увы.

– Ладно, пока будем думать, что она просто завидует моему богатству, – вздохнула. – Я правильно понимаю, что ты не просто поздороваться появилась? Время настало?! – с надеждой на обратное спросила я.

Вот все эти четыре года, что изнывала в неведении, я торопила этот момент. Мол, побыстрее разделаться с этими делами и жить себе спокойно. А сейчас почему-то трушу. Особенно в свете последних событий, в связи с тем, что меня зачем-то хотят устранить. Да еще и в компании двух мужчин, с которыми у меня, мягко говоря, напряженные отношения.

Бли-ин!

Она кивнула:

– Священный цветок дал цвет. В остатках храмов стала пробуждаться Сила, которую необходимо собрать.

– Слу-у-ушай, – протянула я, почесав макушку. – Габи упомянула, что «Избранная» тоже показалась в свете. Правильно ли понимаю, что она со своими Стражами отправилась по тому же маршруту для тех же целей?

– Правильно, – кивнула Айне, улыбнувшись моей сообразительности.

Я прямо возгордилась, словно меня мама похвалила. Эх, сколько ни противлюсь, а Айне у меня стойко ассоциируется с образом матери, и ничего поделать с этим уже не могу…

– Ее Стражи прекрасно знают о пророчестве и о том, что необходимо делать. Если бы они не отправились, это вызвало бы подозрения, – рассуждала богиня.

– Но если она не способна собирать магию, разве ее это не раскроет? – нахмурилась я.

– Вот и я об этом думаю, – со вздохом призналась она и вдруг замерла, словно что-то вспомнила. – Если в этом замешан Эрис, в чем почти не сомневаюсь, так как божественный след явно просматривается, то он вполне мог дать ей некий артефакт-накопитель для сбора Силы.

– Ты думаешь, она попытается собрать магию храмов в этот накопитель? – догадалась я. – Но как? – развела руками. – Я думала, для этого нужно быть… ну, мной. В смысле Избранной. Разве я ошибаюсь? – совсем стушевалась, бросая взгляд на мужчин.

Только сейчас поняла, какое для них это должно быть потрясение. Они же ни о чем не догадывались, а тут в одночасье узнают, что прежняя Избранная оказалась фальшивкой, а настоящая у них постоянно под носом была, а они и не подозревали. Хотя, судя по выражению лиц, не догадывался только Эльтар. А вот Кирт отреагировал слишком спокойно… Ну, да ладно. Если учесть, что он знал еще Салтычиху, то сопоставить все нестыковки в моем поведении и прийти к определенным выводам не сложно.

– Пусть Хаос уже оставил этот мир, но пакостить – это в его духе, – раздраженно заметила она, сложив руки на груди. – Вероятно, с ним или без его помощи был создан артефакт, способный поглощать всю магию. Что они с ней сделают – страшно предположить.

Я сглотнула.

– Поэтому тебе нужно поторопиться. Вы должны посетить четыре разрушенных храма. Пятый – ваш конечный пункт. Сделать это нужно как можно быстрее.

– А не легче огласить то, что Избранная ненастоящая? – в свою очередь возмутилась я, желая отсрочить хоть на день это путешествие.

– Позволите? – вдруг подал голос Кирт и шагнул вперед. Айне благосклонно кивнула, и он продолжил: – Я бы не советовал раскрывать эту тайну. Насколько понял, есть культ, поклоняющийся Хаосу, который не придет в восторг от того, что его раскрыли, да еще и что настоящая Избранная способна им помешать. Вероятно, они тут же всеми силами постараются избавиться от тебя, Изабелла. Гораздо разумнее сохранить инкогнито и просто работать на опережение. Тогда есть хорошая возможность выиграть достаточно времени.

– Разумно, – кивнула Айне с одобрением в глазах и перевела взгляд на меня. Я нехотя согласилась, признавая слова Кирта логичными.

– У меня есть хоть сколько-нибудь времени, чтобы подготовиться? – выдохнула.

– Думаю, у тебя есть сутки. Край – послезавтра. Тогда вы уже должны отправиться в путь.

– А порталами никак? – нахмурилась я.

На этот раз решил заговорить Эльтар:

– Простите, Изабелла, но этого лучше не делать. К двум развалинам храма из четырех мы можем перенестись, так как они находятся на территории светлых. В два других не сможем, потому что переноситься порталом на территорию темных нельзя без разрешения правящей семьи дроу. Но и на территории светлых лучше перемещаться инкогнито. За вами итак уже ведется слежка. Не нужно привлекать к себе еще больше внимания, а оно возникнет, когда в данных стационарного портала появится ваше имя. Полагаю, шпионов заинтересует, зачем вы направляетесь по маршруту Избранной. Перемещаться обычным способом будет куда безопаснее.

– Какие у тебя замечательные Стражи, – умилилась Айне. Я почувствовала себя так, словно познакомила ее со своим парнем, а он сделал ей комплимент, сказав, что она больше на старшую сестру похожа, чем на мать. Вот автоматически и записал себя в разряд любимчиков.

Я лишь тоскливо вздохнула на ее слова. То есть мне с ними в одной карете ехать??? Ну твою ж…

– Ладно, давай объясняй, как нужно собирать эту вашу Силу, и расходимся. Мне нужно подготовиться к отъезду, – проворчала я.

– Тебе ничего не нужно делать. Как только ты окажешься в развалинах, найди центр Силы. Обычно он находился в середине храма. Магия почувствует тебя и сама вольется в твое тело.

– Звучит слишком просто, – подозрительно прищурилась я. – В чем подвох?

– Это будет больно. Остаточной магии будет много. Ее нужно разделить со Стражами. Они помогут тебе. Для этого и нужны сильные маги с большим резервом, чтобы справиться с чистой стихией.

– Что для этого нужно?

– Нужен тесный контакт. Желательно прикосновение, еще эффективнее – объятие. Так поток будет лучше, и боль быстрее пройдет, – с грустной улыбкой призналась она.

– Это не все, я права? – обреченно посмотрела на нее.

– Тебе нужно соединиться с ними. Или хотя бы с одним из них.

– В каком смысле? – удивилась, разглядывая свои татуировки на руке.

– Как мужчина и женщина, – совсем тихо добавила она, а я почувствовала, как меня заливает краска стыда и шока. – Это необходимо, Изабелла. Твоя душа из другого мира. Во время наполнения магией вместе с излишком может уйти и она. Сила просто вытеснит ее как нечто чужеродное, оставив лишь оболочку. Нужен «якорь», который привяжет тебя к этому миру, поэтому необходимо соединиться с кем-то из них. Лучше сразу с двумя: так риск исчезновения души будет минимален. Но хотя бы с одним. При впитывании Силы «якорь» обязательно должен быть рядом с тобой. Это необходимость. – Она грустно улыбнулась и, виновато потупив глаза, стала исчезать. – Прости.

А я стояла, как громом пораженная, боясь даже поворачиваться в сторону мужчин. Однако пришлось это сделать. Задержала дыхание, словно готовилась прыгнуть в ледяную прорубь, и медленно обернулась к напряженным мужчинам. Оба смотрели на меня. Оба чего-то ждали. Даже догадываюсь чего, но решила притвориться дурой. Этот навык, скажу я вам, очень полезен. Вовремя прикинуться идиоткой – это талант, который меня очень часто спасал. Вот и сейчас:

– Да. Я Избранная. И нечего так на меня пялиться, – воинственно заметила, гордо задрав подбородок.

Мужчины переглянулись, и Киртан спросил:

– Кто ты?

– Человек, – вздохнула. – Из другого мира. В своем я умерла, и мою душу поселили в тело графини.

– А с графиней что? – как-то напряженно прищурился Кирт. Не думает же он, что я в ее теле вместо паразита и делю его с настоящей хозяйкой?!

– Подохла сучка, – фыркнула я. – Жаль, смерть была быстрой. Тот удар головой был смертельным.

– Когда поможешь богине-матери, тебя отправят обратно? – Это уже Эльтар. От нервов аж на «ты» перешел.

– Зомби я становиться не собираюсь, – передернула я плечами, тоскливо поглядывая в сторону выхода. Мы уже в этом зале переноса непозволительно долго. – Мое тело мертво. Мне некуда возвращаться.

Кажется, мой ответ заставил его немного расслабиться. Дроу даже нерешительно и как-то облегченно улыбнулся. Смущенная его реакцией, я посмотрела на Кирта:

– Ты не казался удивленным. Давно знал?

– Не знал, но догадывался. Слишком кардинальные изменения в поведении, мимике, жестах и вкусах. Ко всему прочему, у прежней графини глаза были черного цвета, – пожав плечами, поделился. Я удивленно приподняла брови. И он говорит мне это только сейчас? А я все удивлялась, когда у меня аристократки спрашивали, что я сделала с глазами. Не понимая, чего от меня хотят, отмахивалась от всех своей версией с «амнезией».

– Как тебя звали прежде? – тихо спросил Эльтар, переминаясь с ноги на ногу.

– Как ни парадоксально, но так же. Раньше меня звали Белова Изабелла Викторовна. – Они удивленно подняли брови, а я стала пояснять: – Белова – фамилия, как здесь – Эстет. Изабелла – естественно, имя, а Викторовна – имя отца. Если коротко, то мой мир сильно отличается от вашего. Там всего одна раса – люди. И он техногенный. Ни о какой магии там и речи не идет.

Этим их сильно удивила, настолько, что они замешкались, а я стала медленно отступать к выходу. Но не успела:

– Это все интересно, и при случае ты нам все обязательно расскажешь о своей прошлой жизни, но хотелось бы знать главное, – раздался голос Киртана, когда я уже бралась за ручку двери.

Тяжело вздохнула и повернулась с деланным непониманием. Строить дуру было все сложнее и сложнее. Моя импровизация подходила к концу!

– О чем ты?

– Ты слышала Айне, Ангел. Тебе нужен мужчина. Чем скорее, тем лучше. Выбирай.

Я моментально покраснела, искренне сожалея, что не имею магии и не могу переноситься. На крайний случай, хотя бы мимикрировать под окружающую среду, как хамелеон. А что, удобно. Р-раз – и ты милый кустик, а возле тебя прыгают в недоумении, пытаясь понять, куда ты пропала.

За своими глупыми мыслями я отчаянно пыталась подобрать слова, а мужчины тем временем напряженно ждали ответа, бросая друг на друга злобные взгляды.

Собственно, что тут думать? Нужно выбрать Киртана, и никаких проблем. Ведь сама же еще вчера склоняла его к интиму. Добровольно и даже с наслаждением. И знаю я его гораздо дольше. И его, кажется, люблю…

Идеальный вариант!

НО!!!

Но вспомнились слова Айне о том, что Эльтар, оказывается, любит меня ничуть не меньше, чем Киртан. И тут моя женская логика совсем взбесилась! Сразу же перед глазами вспыхнуло воспоминание о вчерашней ночи, когда мы оба получили оргазм. Его взгляд, руки, прикосновения и стоны. А еще подумалось, что я не смогу смотреть ему в глаза на протяжении всего нашего приключения, которое мы будем вынуждены провести втроем!!! В одной карете!!!

Елозить под его взглядами мне, ой, как не хочется! А если вспомнить недавние слова Эльтара о том, что он от меня не откажется, то можно смело считать, что меня начнут соблазнять при каждом удобном и не очень удобном случае, что, естественно, не понравится Киртану. Следовательно, не избежать постоянных ссор и даже мордобоя. Вот как прикажете работать в такой обстановке???

Поэтому я пискнула:

– Не могу выбрать. Простите…

И выскользнула за дверь, позорно сбежав, оставив мужчин наедине, не задумываясь, что сейчас, вероятно, начнется новый раунд петушиных боев. На всех парах пробежав до своей комнаты и закрывшись в ней, привалилась к запертой двери и перевела дух. Мне срочно нужно привести мысли в порядок. Срочно! Времени в обрез. Нужно что-то решать, а нервы ни к черту. Тут либо напиться, чего я не могу себе позволить опять же из-за отсутствия времени, либо выбрать более мягкий метод. Вода всегда действовала на меня успокаивающе. Вот и сейчас я, на ходу скидывая ненавистное платье, направилась прямиком в ванную…

***

Глава 10. Изабелла

Я сидела в небольшом бассейне, что здесь скромно называли ванной, и самым возмутительным для благородной эльфийки образом грызла ногти, как делала в детстве, когда сильно переживала. Нервы не только не успокоились, но, наоборот, истерия набирала обороты. Как бы ужасно это ни прозвучало: я не могла определиться с мужиком!!! Боже, как низко пала! Мне даже было глубоко плевать на предстоящие трудности с путешествием и миссией. Мои мысли занимали двое эльфов: полукровка и темный.

Мысленно составляла список из плюсов и минусов каждого. Перечень плюсов Киртана я перестала выявлять примерно на тридцатом пункте. С минусами хуже. Среди них у него был всего один пункт: я с ним еще не кончала.

С Эльтаром все было сложнее, так как знала я его мало, следовательно, список был коротким. Плюсы преобладали, и, как и с полукровкой, у темного был всего один минус: он не Киртан.

Я уже готова была биться головой о стену или утопиться с горя, но тут услышала, что дверь в ванную открылась. Какого???..

Стремительно обернулась к двери, и слова застряли у меня в горле. Я во все глаза смотрела на помятых и местами кровоточащих Кирта и Эльтара. Тут же села ниже в воду и затравленно переводила взгляд с одного на другого, ожидая, что они скажут.

– Так как ты не ответила на наш вопрос, – взял слово Кирт и почему-то стал расстегивать свою местами порванную рубашку, – решили сделать выбор за тебя. – Одновременно с этими словами снятая рубашка упала к его ногам.

– Мы пришли к выводу, что не хотим, чтобы ты делала выбор между нами, – продолжил Эльтар, который тоже скинул с себя верх и уже брался за пояс брюк.

Вследствие чего они так решили? Не смогли, как и в прошлый раз, в мордобое выяснить, кто лучше?

Мои глаза все больше округлялись, но вымолвить ни слова я так и не могла, словно завороженная, наблюдая за тем, как мужчины раздеваются.

– Айне сказала, что два «якоря» лучше, чем один, в твоем случае. Мы оба хотим для тебя только добра, поэтому пришли к выводу, что глупо драться, желая владеть тобой единолично.

– Вы готовы меня делить? – пискнула, отметив про себя, что Кирт все-таки пренебрегает бельем постоянно.

В моем прошлом, если бы я услышала от своего парня, что он хочет делить меня с другом, то наверняка долго просвещала бы его, куда бы он мог пойти вместе со своим другом. В основном выдержками анатомического маршрута. В моей же новой реалии я чувствовала некое волнение и легкую панику, но страха или возмущения почему-то не ощущала. Но даже эти чувства были вызваны тем, что еще никогда не была с двумя мужчинами. И интерес к ним сейчас боролся с нормами морали, которые мне вбивали с детства.

Стоило мужчинам полностью раздеться и предстать передо мной во всей красе и в полной «боевой» готовности, как я гулко сглотнула, затравленно смотря в лицо то одному, то другому, надеясь, что они так неудачно шутят. На крайний случай решили устроить стриптиз. Так сказать, желая показать себя во всей красе, чтобы мне было легче выбрать.

Однако они не шутили и одновременно сделали шаг в сторону бассейна. Рефлексы сработали быстрее меня, и я рванула к противоположному бортику. Фокус не удался. Не учла, что мужчины окажутся в разы быстрее и проворнее меня. Меня схватили поперек талии сильные руки и притянули к твердой, горячей груди, заводя руки мне за спину.

– От нас не убежишь, сладкая, – низко хохотнул темный мне в ухо и прикусил мочку, отчего по телу пробежала дрожь удовольствия, заставив всхлипнуть.

Пока Эльтар держал меня, самозабвенно зацеловывая мою шею и плечо, отчего соски тут же бесстыдно сжались, Киртан нарочито медленно приблизился и мягко улыбнулся, погладив меня по лицу.

– Не нужно нас бояться, Ангел.

– Вы не понимаете! – запальчиво воскликнула, предприняв еще одну попытку отстоять свои старомодные устои, но дроу держал меня крепко и, ко всему прочему, прижался к моей попе внушительным членом, отчего на мгновение забыла, как дышать. – Я росла в другом мире. Там отношения сразу с двумя мужчинами считаются извращением, – всхлипнула, почувствовав, как мою левую грудь накрывает широкая рука с шероховатой кожей, что только усиливало ощущения.

– Тогда выбери одного из нас, – с задумчивым выражением на лице предложил Кирт, не отрываясь от моей груди со столь загадочной улыбкой на лице, что она могла бы посоревноваться со знаменитой Мона Лизой. После поднял взгляд на мое пылающее лицо и, провокационно улыбнувшись, легонько сжал сосок, внимательно следя за моей реакцией. А реакция была. Я выгнулась дугой, отчего член Эльтара скользнул вдоль ягодиц, прижавшись еще сильнее.

Поняла, что уже с трудом сохраняю самообладание, поражаясь своей стойкости. Эльтар чуть прикусил позвонок на моей шее, посылая новую порцию удовольствия по телу, что сейчас стремительно концентрировалась внизу живота. Кирт задачу не облегчал. Так и не услышав ответа, он накрыл мой постанывающий рот крышесносным поцелуем, продолжая массировать мою грудь. Киртан почти терзал мои губы, а я отвечала с не меньшим жаром, невольно задвигав бедрами. Услышав за спиной громкий стон, полный наслаждения, я возбудилась сильнее, вильнув бедрами еще разок. Руки мне моментально отпустили и сжали бедра, удерживая на месте. Кирт отстранился, позволяя занять завоеванную территорию темному.

Эльтар повернул мою голову к себе и поцеловал нежно, трепетно, но не менее горячо, навевая мне воспоминания о том, как его язык двигался во мне еще этой ночью. На груди почувствовала горячие губы и проворный язык. Разум снесло напрочь, и я вцепилась пальцами в темные волосы полукровки, прижимая его голову к моей груди сильнее.

– Так кого ты выберешь, сладкая? – улыбнулся темный, отстраняясь и заглядывая в мои осоловевшие глаза. Я долго пыталась понять, чего от меня хотят и какого хрена он занят разговорами вместо того, чтобы заниматься куда более приятными вещами. Целоваться, например. Вдруг поняла, что мне очень нравится с ним целоваться. А его небольшие клыки только добавляют пикантности, заставляя меня с упоением обводить языком каждый.

– Я не хочу выбирать между вами, – прохныкала, извиваясь.

Да!!! Не знаю, как Кирт это делает, но сейчас, кажется, кончу просто от его ласк моей груди…

– Вот и молодец, Ангел, – довольно улыбнулся он, отстраняясь, отчего я вспомнила о своих зачатках разума и ошметках воли.

– И вы не будете ревновать друг к другу? – нагибая голову на бок так, чтобы Эльтару было удобнее меня целовать, спросила я. Кстати, дроу воспользовался освобождением территории и сейчас одной рукой пощипывал мои соски, а второй продолжал сжимать и разжимать руку на моем бедре, неспешно перемещаясь на внутреннюю часть.

– Мы были глупцами, когда думали, что имеем право обладать тобой единолично. В нашем мире это в принципе невозможно. Но с появлением богини мы поняли, что так даже лучше, – с улыбкой признался он, пожирая мое тело потемневшими глазами. – Прости нас за то, что устроили. Мы не должны были расстраивать тебя.

Притянула его к себе за шею и самостоятельно поцеловала. Он ответил мне с жаром и страстью, а еще с радостью, что я приняла их обоих и не отказалась.

– Еще один момент, – простонала, с неохотой отрываясь от него. Я заглянула в самые красивые серые глаза. – Это для меня очень важно. Хочу, чтобы вы оба знали: я собственница. До мозга костей. Я никогда не стану делить своих мужчин с другими. Вы готовы быть всегда со мной?

Айне, конечно, говорила, что они меня любят, их сердце и душа принадлежат мне и все такое, но я уже сталкивалась с предательством и помню, насколько это больно. Повторять подобный опыт мне не хочется, поэтому лучше сразу предупредить.

Мужчины засмеялись, словно я им тут анекдоты рассказываю.

– Для меня ты единственная, сладкая, – прошептал мне на ухо Эльтар. – Я никогда не откажусь от тебя и на другую не променяю.

Нерешительно улыбнулась темному, хотя в груди стало тепло и уютно от его слов. Я нежно поцеловала его, совершенно без сексуального подтекста. Просто нежный поцелуй, который понравился не меньше наших прежних, горячих и страстных.

Киртан пошел дальше. Дождался, когда Эльтар оторвется от меня, запустил пальцы мне в волосы, повернул голову к себе, притягивая ближе и заглядывая мне в глаза, и очень серьезно сказал:

– Ты – моя жизнь, Изабелла. Я люблю тебя. С первого взгляда в твои глаза полюбил. Мне смешно от того, что ты можешь допускать мысль, будто один из нас откажется от такого сокровища, как ты. Мы умрем без тебя, Ангел. Мы оба принадлежим тебе и душой, и телом по собственной воле. Запомни это и больше никогда не сомневайся в нас.

Мое сердце замерло, и на мгновение я забыла, как дышать. Смотря ему в глаза, тихо выдохнула:

– Возьми меня.

Больше просить не пришлось. Кирт позволил мне поцеловать Эльтара напоследок и притянул к себе. Сел на ступеньку бассейна, посадил на себя верхом и без прелюдий вошел в меня одним рывком, растягивая до предела. Я закричала, закинув голову от наслаждения на грани с легкой болью, и мне вторил громкий стон Кирта. Дав всего несколько секунд, чтобы привыкнуть к его более чем немаленькому размеру, он за шею притянул меня к себе, жестко поцеловал и стал с силой поднимать и опускать мои бедра, насаживая на свой член до упора.

С каждым сильным толчком я вскрикивала ему в рот от яростных волн удовольствия, вцепившись в плечи полукровки, чувствуя, как напряжены его мышцы. Пальцы на ягодицах сжимались с такой силой, что, возможно, останутся следы, но меня это заводило только сильнее. Чувствуя себя похотливой кошкой, я терлась о его грудь сосками, получая все больше и больше удовольствия. Приоткрыла глаза, заметила напряженный взгляд, крепко сцепленные челюсти, сбивчивое дыхание и поняла, что он совсем близок к оргазму. Вспомнила, что он давно не бывал с женщиной, и шепнула ему в губы:

– Кончай. – Мысль о том, что он кончит во мне, возбуждала до умопомрачения. Никогда не позволяла партнерам подобного, но с Киртом хочу почувствовать именно этот момент.

– Я так долго ждал тебя, чтобы так бездарно опозориться? – нервно хохотнул он, прикрыв глаза.

– У нас вся жизнь впереди, – напомнила я, начиная помахивать бедрами, ускоряя итак быстрый темп, облизывая его губы и язык в порочном поцелуе. Еще несколько секунд он колебался, а после сдался, с трудом выдавив:

– Ангел, я сейчас кончу, – признался и попытался стянуть меня со своего члена.

Во мне все запротестовало и, заведя его руки ему за голову, я стала насаживаться на него еще сильнее, чтобы через несколько секунд почувствовать, как член дернулся во мне, обдавая горячим теплом внутри. Мужчина с рыком закричал, запрокинув голову и мощно сотрясаясь в оргазме. Я же продолжала размеренные, ненавязчивые движения на нем, пока не прошла его последняя судорога. Никогда не думала, что чужой оргазм может быть таким приятным…

Кирт утомленно чуть приоткрыл глаза, смотря на меня, как на что-то божественное, с безграничной любовью и благодарностью, отчего я почему-то засмущалась. Тут он скосил взгляд в сторону, и в следующее мгновение сильные, смуглые руки аккуратно подняли меня с тяжело дышащего Кирта и посадили на бортик бассейна. Я с готовностью ответила на поцелуй, прикрыв глаза и раздвигая ноги, чтобы Эльтар мог устроиться с удобствами. Он не торопился, предпочитая продлить ласки, касаясь везде и распаляя сильнее. Я ничего против не имела, но пожар, не потухший во мне, требовал к себе внимания. Поэтому прикусила его губы и рукой обхватила длинный, прямой и красивый член. Не такой большой, как у Кирта, но все равно впечатляющий. От моего прикосновения мужчина охнул мне в рот, углубляя поцелуй и двигаясь навстречу моей руке.

Я погладила по всей длине, пальцем обвела влажную, скользкую головку и спустилась до основания, ласково сжав мошонку. Темный дернулся, натурально рыкнул, перехватил мою руку и отвел от себя. Коварно улыбнулся, заставил откинуться спиной на пол, в который был вмонтирован бассейн, и окинул открывшееся зрелище темным, томным взглядом.

Смотря мне в глаза, он приставил член к моему входу и подался немного вперед, всего на пару сантиметров, а после полностью вышел. Заметив, как я скроила несчастную физиономию, Эльтар хохотнул и толкнулся вновь, на этот раз загнав в меня головку полностью. И снова вышел.

– Я тебя сейчас убью… Ах! – пообещала и застонала, когда он вошел в меня, поддавая бедрами в медленном темпе, входя в меня с каждым новым толчком лишь на несколько сантиметров глубже.

Под конец уже сама подмахивала бедрами, чтобы почувствовать его всего, но мужчина прижал их руками к полу, продолжая мою персональную пытку.

– Пожалуйста… – захныкала я. – Мне нужно, Эльтар! Ты мне нужен… Больше… Сильнее!

Это подействовало, и он вошел в меня полностью. Замер на мгновение, прикрыв глаза и закусив губу. После посмотрел мне в лицо своими бледно-голубыми глазами, широко улыбнулся, полностью вышел и вогнал в меня член до упора одним ударом, от которого у меня челюсть клацнула.

– Да-а-а!!! – простонала я, обхватив его ногами за бедра, притягивая еще ближе. Дроу нагнулся ко мне, обхватив вершинку груди зубами, заставив меня выгнуться еще сильнее ему навстречу. Не думала, что я такая гибкая…

Мутным взглядом уловила движение сбоку и с трудом сфокусировала взгляд. Рядом с нами сидел уже на все готовый Киртан, но не вмешивался. Лишь смотрел и поглаживал себя по стволу. А я, как завороженная, следила за движениями его руки и облизывала вмиг пересыхавшие губы.

Положила ладони на лицо Эльтара, заставив посмотреть на меня.

– Хочу тебя сзади, – улыбнулась лукаво, заметив похотливый огонек в его глазах. Он с готовностью отстранился, помог мне перевернуться на живот и встать на четвереньки. Поцеловал мою спину, прошелся губами вдоль позвоночника, сжал ягодицы, легонько куснул нежную кожу и мгновением позже поцеловал место укуса. Затем выпрямился, раздвинул мои бедра и стал входить в мою «киску», поглаживая по спине, выдыхая со стоном наслаждения. Я и сама задохнулась от чувства неописуемого блаженства и громко застонала, подаваясь бедрами ему на встречу, отчего по комнате стали разноситься громкие звуки влажных шлепков тела о тело.

Зрелище, где меня берут на четвереньках, понравилось и Киртану, судя по тому, как часто он стал работать рукой на своем сочащемся смазкой члене.

– Иди ко мне, – позвала его. Он не заставил себя ждать и приблизился, нежно поцеловав в губы. – Ближе, – шире улыбнулась, заметив на его лице тень непонимания. – Я хочу тебя попробовать, – объяснила ему, отчего он пораженно замер, с недоверием вглядываясь в мое лицо. Но требование выполнил и встал на колени напротив моего лица.

Вздрогнув от очередного сильного толчка, разлившегося по телу волной удовольствия, я обхватила ствол Кирта и, заглядывая в его напряженное лицо, лизнула головку. Мужчину качнуло, словно в судороге. Заметив, что ему было не больно, а, наоборот, приятно, я приободрилась и обхватила головку губами, втянув в рот и облизав языком по кругу. Полукровка зашипел сквозь зубы.

Эльтар тоже приободрился, увеличивая темп. Кажется, его возбуждало зрелище. Да что уж говорить, даже я, которая прежде и не помышляла о сексе втроем, сейчас искренне наслаждалась моментом, когда меня берут одновременно двое мужчин. Моих мужчин… М-мм, как звучит!

Распаляясь все больше, уже брала в рот столько, сколько помещалось, наслаждаясь стонами мужчин и ощущениями полного обладания. Эльтар чуть сместился, сменив угол входа. Теперь уже я кричала, посылая по члену Кирта вибрации, отчего он стонал, рычал и, кажется, умолял о чем-то еще громче. В меня вбивались уже в ожесточенном темпе, со скоростью отбойного молотка, а внизу живота стремительно скручивалась пружина. Готовая кончить в любой момент, услышала:

– Ангел, я кончаю, – придерживая мои волосы, Кирт погладил меня по щеке. Отвечать не хотела, лишь глубже вбирая в рот, и в ту же секунду мне в горло ударила струя горячего семени. Я же кончила одновременно с Эльтаром спустя несколько секунд, чувствуя, как он разливается внутри меня.

Счастливо улыбнулась и, кажется, потеряла сознание, мельком отметив, что меня подхватывают сильные руки, не давая упасть на твердый пол.

***

Глава 11. Эльтар

Я был в растерянности и панике, не находил себе места с того момента, как она ушла с кухни. Точнее будет сказать – сбежала… Зачем я так поторопился? Ведь мог же действовать осторожнее. Теперь она к себе и на километр не подпустит.

Добросовестно закончив дежурство, вернулся к себе в комнату, но ни о каком сне или покое и речи не шло. Так и проворочался с бока на бок, порываясь пойти к ней. Она ведь говорила, что не отказала бы в разговоре. Быть может, и теперь не откажет. Но я должен объясниться, попробовать с ней поговорить и убедить не отталкивать меня. Хотя бы просто быть рядом.

После этой ночи и того, что между нами произошло, мне, вероятно, будет до безумия трудно себя сдерживать, помня, какая она сладкая на вкус и как восхитительно стонет… Но я готов даже на эти мучения, лишь бы она была рядом.

С огромным трудом продержался до утра с твердым намерением поговорить с ней. Хотя бы попытаться. И плевать на запрет мастера. Плевать на самого мастера. Наказаний я не боюсь. Особенно если они будут того стоить, а ОНА стоит любого, даже самого жестокого.

И… опоздал. Когда решился, оказалось, что мастер уже увел ее по каким-то неотложным делам. Судя по тому, что относительно меня у полукровки никаких распоряжений не было, она ему ничего не рассказала. Иначе я бы уже был трупом, если учесть, как ревностно он ее оберегает.

Пришлось ждать много часов возле зала переноса. Я не хотел упустить момент, чтобы с ней увидеться. И не упустил. Затаив дыхание, слушал тихий разговор между эльфийкой и полукровкой. Мне его даже стало немного жаль: с таким отчаянием мастер смотрел на нее. И она призналась. Так, словно предала его, словно ненавидит себя за то, что обидела полукровку… Еще и меня пытается выгородить. Глупенькая, отважная малышка.

С этими мыслями я прекратил таиться и вышел к ним. Она вновь пыталась уладить все мирно. Наивная. Изабелла совсем не понимает, что за нее каждый умереть готов? Я так уж точно.

Несмотря на свои неплохие умения, мастера победить в рукопашном бою не удалось, а магией он почему-то совсем и не пользовался, хотя в магическом поединке у него было бы в разы больше преимуществ, как у более опытного. Но он не убил… А после было уже не до этого.

Айне!!! Появилась сама богиня АЙНЕ!!!

И у меня сердце остановилось от страха за Изабеллу. Как она может говорить так с богиней??? Она не понимает, что может вызвать ее гнев? Какой бы замечательной богиня-мать ни была, Айне остается богиней, в силах которой уничтожить одним лишь взглядом!

Но все оказалось куда сложнее. Избранная?! Изабелла – Избранная??? В том, что я еще никогда не встречал таких, как она, и не сомневался. Но Избранная?! Ко всему прочему, я слышал, что Избранной сделали совсем другую светлую эльфийку четыре года назад.

Несмотря на то, в каком шоке был, внешне невозмутимый полукровка не выглядел шокированным. Знал? По нему не понять. Но, по его примеру, тоже держал свое изумление под контролем.

А после я стал настоящим Стражем Избранной! Подобной чести и не ждал! Ко всему прочему, теперь, когда я с ней связан, мы будем много времени проводить вместе, и у меня появилась реальная возможность ее завоевать. Помня о том, как она плавилась от моих ласк, у меня есть все шансы в конечном итоге своего добиться. Вот только с Киртаном придется считаться. Он тоже будет с ней безотлучно и от своего не отступится.

Но такой расклад не обрадовал девушку. Она была не рада ни нам, ни предстоящему путешествию. А когда пришло время выбора ею одного из «якорей», Изабелла просто сбежала, словно не о ее жизни сейчас шла речь.

– Думаю, ты не станешь отрицать, что «якорем» должен стать я, – услышал, все еще гипнотизируя дверь, за которой скрылась беглянка.

– Это еще почему? – зло прищурился, переводя взгляд на полукровку.

– Я знаю ее давно. Она ко мне привыкла.

– А со мной она кончила, – парировал я, чем вызвал яростный рык мастера. – Рассуждая подобным образом, могу так же сказать, что у меня уже есть определенный опыт с ней, потому и больше привилегий, – поморщился. – Делу это все равно не поможет. Ни ты, ни я не хотим от нее отказываться.

– Я ее люблю.

– Я тоже, – не стал скрывать я, – что богиня Айне только подтвердила.

– И убить тебя нельзя, – досадливо вздохнул Киртан и отвернулся в задумчивости.

Убить, да, нельзя. Теперь я Страж, а на поиски нового уйдет слишком много времени, которого у нас нет. Было бы нечестно не признать, что тоже думал об устранении соперника, но тогда пострадает Изабелла, а этого допустить ни один из нас не может.

– Было бы верхом глупости добровольно уйти. Я не настолько благороден, чтобы уступать любимую женщину другому, – заговорил мой соперник. Судя по лицу мастера, он уже нашел выход, который ему совершенно не нравился. И сейчас полукровка боролся с собой, чтобы сделать это предложение. – Айне сказала, что два «якоря» лучше одного, – выдал он в итоге, а я невольно зауважал его сильнее. Я не смог бы такое предложить. Даже не подумал о том, чтобы добровольно делить желанную женщину. Но тут вспомнил ситуацию и наш мир в целом и понял, что не в моей жизни можно будет единолично владеть женщиной, к тому же бывшему рабу.

– Ты ведь понимаешь, что не ограничусь одной лишь привязкой? Буду желать ее и после «якорения», – уточнил я.

– В курсе, – сквозь зубы прошипел он, а его руки сжались в кулаки. После Киртан несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и уже ровным тоном произнес: – Однако так будет лучше для всех. Особенно для Изабеллы. То, что она не смогла определиться, уже говорит о многом. Особенно после слов Айне о том, что с двумя «якорями» риски меньше, как и боли при впитывании магии. А мы… Не в том мире мы живем и не тот социальный статус имеем, чтобы быть собственниками.

Мы переглянулись и молча кивнули друг другу. Я протянул ему руку. Он с удивлением посмотрел на нее, перевел изумленный взгляд на меня и обхватил мою руку у локтя, проявляя высшую степень уважения у темных.

А после… После мне казалось, что я умер и попал в рай. Она так мило смущалась и сопротивлялась вначале. Но как же страстно отвечала после! Я думал, что сойду с ума от возбуждения и нетерпения, пока она раскачивалась сидя на полукровке. Хорошо, что долго это не продлилось и я со спокойной совестью забрал сладкое сокровище себе. Не хотел торопиться, смакуя момент. Мне хотелось попробовать каждый участок ее восхитительного тела на вкус, но моя девочка оказалась не из терпеливых. Я входил в нее трепетно и нежно, словно она была хрустальной. Изабелла и казалось таковой, невероятной, почти божественной. И как же она стонала и выгибалась!!!

А после произошло что-то за гранью моего понимания, когда Изабелла начала ласкать полукровку ртом. Никогда не видел ничего чувственнее и сексуальнее. Вид алых губ, в которых исчезает член Киртана, стал чем-то невообразимым, и на меня что-то нашло. Я совсем забыл о том, как нежно и бережно нужно обращаться с девушкой, и стал брать ее грубо, сильно и мощно, сжимая округлые, совершенные бедра до синяков, насаживая на себя, чтобы взорваться в ней самым невероятным оргазмом, который, кажется, выбил у меня почву из-под ног. Благо, хватило сил в последний момент подхватить заваливающуюся бессознательную Изабеллу.

Испугаться мы не успели, наблюдая, как между ее красивых грудей расцветает невероятным узором священный цветок с двумя распустившимися бутонами. А после татуировка померкла, сливаясь с кожей.

– «Якорение» прошло успешно, – нервно усмехнулся Кирт, переводя дыхание, с безграничной нежностью прижимая спящую девушку к своей груди и целуя ее лицо. – Наш Ангел…

***

Глава 12. Изабелла

Я проснулась и почувствовала приятно ноющую боль в теле. Потянулась, не открывая глаза, довольно улыбаясь от почти забытых ощущений, прокручивая в голове последние воспоминания, которые заставили смутиться и слегка покраснеть. И вздрогнула, почувствовав тяжелую ладонь, что легла мне на бедро и чуть сжала. Открыла глаза и смущенно улыбнулась, разглядывая бледно-голубые глаза.

– Доброе утро, – пискнула я под темнеющим взглядом дроу. Стыдливо прикрывая голую грудь сползающим покрывалом, осмотрелась.

– Доброе, – широко улыбнувшись, согласился он, продолжая с видом сытого кота гладить меня сквозь ткань. – Хорошо, что ты проснулась. Я уже хотел тебя будить. К сожалению, время не ждет.

Против воли почувствовала, как внизу живота стало теплеть. Да-а-а, Иза, ты становишься нимфоманкой. И это после того, как зажигала сразу с двумя мужиками!!!

– А что произошло? Как долго я спала? И где Кирт? – с легкой паникой спросила я, сама не понимая, с чего переживаю. Просто вдруг осознала, что он должен быть рядом. Желательно – всегда. Как и Эльтар.

– Произошло «якорение». Сейчас утро. Ты проспала почти четырнадцать часов. Киртан отправился отдавать распоряжения на время нашего отбытия, – улыбнулся он и помог мне сесть в постели, насмешливо наблюдая, как судорожно прижимаю ткань к груди. Хоть я и чувствовала себя вчера более чем раскованно, сейчас, похоже, началась отдача. – Обморок – нормальная реакция организма. Правда, обычно при подобных обрядах она менее бурная. Просто легкое недомогание. Но ты, соединившись сразу с двумя, несколько не выдержала, – виновато опустил он глаза. – Мы должны были подумать об этом, а не набрасываться на тебя одновременно.

– Да, ничего, – нервно хохотнула. – Мне понравилось. Я еще никогда не теряла сознания от оргазма. К тому же выспалась! – заверила с улыбкой, отчего дроу у меня на постели немного расслабился. И тут я чуть не подпрыгнула. – Твою ж мать, нам же нужно в дорогу собираться! Чего ж я до сих пор валяюсь?!

Подорвалась с места, но дроу ловко перехватил меня поперек талии и притянул к себе на колени, весело хохоча на мои попытки вырваться.

– Пусти! Нам же все подготовить нужно. Черт его знает, сколько нас не будет. Нужно столько всего сделать!!! – панически воскликнула. Чувствовала себя при этом так, будто мне принесли горячую путевку и сообщили, что вылет через четыре часа, а я стою на кухне, варю борщ в халате и с фруктовой маской на лице, планирую еще, наконец, помыть размороженный холодильник и погулять с псом. И в ус не дую, что, оказывается, через несколько часов на море лечу!

– Тише, сладкая, – спокойно на ухо прошептал Эльтар, посылая по телу табун мурашек. – Не беспокойся. Все уже почти готово. Мы с Киртаном времени не теряли. Он занялся организационной частью, а я сборами. Все необходимые вещи как минимум на месяц отсутствия уже собрал. Все остальное купим при надобности.

– Что конкретно ты собрал? – чуть успокоившись, подозрительно посмотрела на него. Я себе представляла путешествие налегке. Как себе представляет это Эльтар, трудно предположить, если вспомнить, что наверняка его прежние хозяйки брали с собой чуть ли не половину гардероба просто на пикник.

Дроу тихо засмеялся, подарив мне невесомый поцелуй в висок, и с улыбкой сказал:

– Киртан предупредил о твоих предпочтениях. Я все уместил в один сундук, – успокоил он меня. – В основном сменное нижнее белье, теплая, удобная одежда, обувь и средства личной гигиены.

Я облегченно выдохнула и заполошно поинтересовалась:

– А толстовку? Толстовку мою взял?

Без этого атрибута гардероба я вообще отказываюсь куда-либо ехать.

– Та уродливая хламида, в которой ты распивала в кустах? – уточнил дроу. Я чуть смущенно кивнула, и он заверил: – Да, ее тоже взял. Хотя искренне не понимаю, зачем она тебе. Да еще столько брюк. Для леди это неприлично!

– Плевать хотела, что прилично, а что нет, – буркнула я. – Ты пробовал когда-нибудь путешествовать в платье с кринолином и корсетом? Даже не путешествовать, а просто в гости съездить? – Он недоуменно нахмурился. – Вот и нечего мне говорить, что мне прилично. Я не на бал отправляюсь, чтобы мне было необходимо удобство! – возмутилась, пытаясь слезть с чужих колен, но мне не позволили.

– Извини, сладкая, я не хотел тебя обидеть, – мягко улыбнулся он, прижимая меня к своей груди теснее, мимолетно гладя все выступающие и не очень части моего тела, чуть задерживаясь на груди.

Судорожно всхлипнула и замерла. Этот провокатор как ни в чем не бывало улыбнулся и продолжил:

– Просто ты для меня очень необычная. Я привык, что все женщины, даже из среднего класса, этого мира презирают подобный стиль в одежде.

– Не нравлюсь? – прищурилась.

– Не говори ерунды, – хмыкнул он и потерся носом о мою щеку, чуть сместившись и упираясь мне в бедро внушительной эрекцией, тем самым показывая, что я более чем нравлюсь. С таким аргументом не поспоришь. А меня жаром обдало.

– Ладно, с этим решили, – вздохнула я, стараясь абстрагироваться от твердого, длинного члена у меня под ягодицами. Память услужливо подкинула воспоминание, как глубоко и мощно может вбиваться этот самый член, вырывая из груди крики восторга. Захотелось потереться о него, но я мужественно держалась, помня, что времени на глупости мало. – Нужно одеться и помочь Киртану. Необходимо все и всех подготовить, оставить распоряжения на форс-мажорные ситуации.

– Что?

– Непредвиденные обстоятельства, – пояснила.

– Я хотел поговорить по этому поводу, – вдруг стал он серьезным. – С Киртаном уже обсудил, и он одобрил.

– Обсудил что?

– Зная о том, что за тобой шпионят, лучше всего путешествовать инкогнито, а для прикрытия оставить в усадьбе твою иллюзорную копию.

– Чего? – пришел мой черед удивляться.

– Одна из моих прежних хозяек была магиней, и она любила экспериментировать с иллюзиями. Своей в том числе. Я знаю необходимую формулу, но нужен твой отпечаток ауры.

– Но у меня нет магии, – напомнила. Хотя его идея мне очень и очень нравилась. Так, пожалуй, действительно будет лучше. И безопаснее.

– Твоя и не нужна, – мотнул он головой. – Мы с Киртом справимся, – улыбнулся и, не удержавшись, легким касанием дотронулся до моих губ, подарив почти невесомый поцелуй.

– А разве иллюзию не нужно постоянно подпитывать магически? – чуть окосев от сладости ощущений, пробормотала я, невольно прижимаясь к нему ближе.

– Достаточно закрепить результат на какой-нибудь магический накопитель, и по усадьбе примерно месяц будет ходить твоя копия. Даже если мы не управимся за это время, уловка даст нам фору времени. Так ты согласна?

– Это больно? – мрачно уточнила.

– Неприятно, – не стал он скрывать, и я невольно содрогнулась.

– Ладно, согласна, – вздохнула тоскливо. – А теперь отпускай. Мне нужно хотя бы одеться. Не валяться же в постели до самого отъезда.

– Пока не пришел Киртан, время есть, – хитро улыбнулся он и вдруг стал серьезным: – Сладкая, я хотел тебе еще кое-что сказать.

– Что? – удивилась я смене его настроения.

– Вчера так и не сказал тебе главного. Я люблю тебя. Не знаю, поверишь ты мне или нет, но постараюсь доказать тебе это и не разочаровать.

– Эльтар…

– Нет, подожди, пожалуйста. Я не закончил, – прочистив горло, попросил он. – Знаю, что вас с Киртаном многое связывает, и я не могу во всем с ним соперничать. Но буду стараться заслужить твою любовь. Только прошу: не отдаляйся от меня. Мне нужен шанс. Всего один. Поверь, я с радостью им воспользуюсь. – Он замолчал, напряженно вглядываясь в мое лицо.

Не сдержала ласковой улыбки и нежно прикоснулась к его щеке.

– Для меня все очень сложно, Эльтар, – вздохнула. – Я умерла в своем мире, который кардинально отличается от этого. Меня выдернули из привычной среды и поселили в тело совершенно другой женщины, иной расы, даже с другим цветом волос! – нервно воскликнула я. – Для меня были дикостью, да и сейчас во многом являются, правила и нормы проживания в этом мире. Я не хотела им следовать и старалась, как могла. То же касалось и мужчин. Для себя я выбрала одного. Киртана. И преданно ждала его больше четырех лет. Собственно, более никто меня и не привлекал. Только он, что удивительно, если учесть, что здесь все – неописуемые красавцы по меркам женщин моего мира. – От этих слов глаза дроу тускнели, в них появились боль и горечь. Я поторопилась исправить ситуацию: – Поэтому для меня стало большой неожиданностью, что с первого взгляда ты заинтересовал меня. Уже там, на торгах. – Он оживился и с удивлением посмотрел на меня. Я улыбнулась. – Долго пыталась отрицать это чувство. Даже не понимала вначале, почему нет-нет да мысли вновь скатываются в сторону новенького дроу. Но при этом Кирта я хотела не меньше, чем прежде. И что самое ужасное для моих моральных принципов – тебя хотела с той же силой. – Он робко улыбнулся, сжимая мои пальцы на своем лице. – Было бы неправдой сказать, что безоговорочно люблю тебя, как Кирта. Любовь – это не то чувство, которое рождается от одного только желания, – попыталась оправдаться. – Но влюбленность… Я точно влюблена. Ты для меня очень дорог, и я не откажусь ни от одного из вас. А любовь… Уверена, что ты ее достоин и в скором времени заслужишь. Поэтому прошу тебя: для меня сложно принять то, что у меня теперь двое мужчин. Может, у вас женщины и привыкли к этому, не обделяя вниманием каждого, но я так не умею. В моем мире не было подобного. Но буду учиться не обижать вас. Не знаю, как быстро у меня это получится, поэтому прошу: не обижайся и не ревнуй, если тебе покажется, что уделяю Киртану больше времени и внимания. Просто поговори со мной, и, я уверена, мы все решим. Приму к сведению свои ошибки и постараюсь их не допускать.

– Думаю, Киртан прав, – со счастливой улыбкой прищурился дроу.

– В чем?

– Ты – наш Ангел. Но мне больше нравится называть тебя «сладкой». Ты ведь не против?

– Не против, – смущаясь, пожала плечами. – А почему именно сладкой?

– Потому что ты очень вкусная и сладкая. А еще я проголодался, – заговорщицки прошептал он, прикусив мочку моего уха, отчего охнула, и мой рот тут же накрыли в страстном, но от этого не менее нежном и головокружительном поцелуе.

С радостью отвечала, почувствовав, что простыня с меня уже исчезла и я сижу совершенно голая на возбужденном, красивом и МОЕМ мужчине! А это заводит…

Он гладил мое тело, периодически сжимая грудь, играя с сосками и при этом не разрывая поцелуя со мной. А я уже машинально покачивалась на нем, оставляя влажный, блестящий след на брюках в районе внушительного бугра.

Властно толкнула его в грудь, заставив лечь на подушку и принять полулежащее положение. Стянула с него футболку, мимолетно целуя открывшиеся участки кожи. Неловко развязала узел на ширинке, мысленно делая пометку: «изобрести», наконец, в этом мире «молнию» – и стянула его брюки, наслаждаясь красивым зрелищем потрясающего мужчины в моей постели. Дроу следил за моими действиями, не дыша, и протянул руки ко мне, желая подмять под себя. Но я хотела другого. Поэтому перехватила его запястья, завела их ему за голову, давая понять, чтобы он их там и держал. Он кивнул, гулко сглотнув, а я, соблазнительно улыбнувшись, оседлала его живот, с наслаждением гладя смуглую, местами неровную от следов старых клейм, кожу. Не стала задерживаться на них и уделила свое внимание темному маленькому соску, нагнувшись и со вкусом облизав, после чего немного прикусив и подув на влажный след. С удовлетворением заметила, как он дернулся и застонал сквозь зубы, а его член уперся мне в попку, размазывая по коже обильную смазку.

Выпрямилась, не отрывая глаз от его лица, широко улыбнулась и завела руку за спину, обхватывая и сжимая подрагивающий ствол, тем самым вырывая из груди мужчины почти рык.

Чувство пустоты внутри было невыносимым, и я не стала больше мучить ни себя, ни его и опустилась на всю длину, громко застонав и закусив губу от восторга. Чуть пошевелила бедрами, устраиваясь удобнее, а мужчина в экстазе дернул головой, ударившись о спинку постели. Погладив его руки, нагнулась к нему и, обхватив его за запястья и вглядываясь в красивые глаза, стала двигаться вверх-вниз.

Мои стоны он заглушил жадным поцелуем, упершись пятками в матрас и двигая бедрами мне навстречу.

– Эльтар… Эльтар… – срывалось с моих губ вместе с жалостливыми стонами, наполненными наслаждением.

Я вскрикивала, стонала, целовала его губы, кусала шею и грудь, оставляя отметины. Отпустила его руки, позволив им обхватить меня, прижать сильнее, насаживать на свой член с новой силой.

Когда высшее удовольствие уже замаячило на горизонте, я вырвалась, вновь поднялась на нем и стала скакать, все ускоряя и ускоряя темп, слыша гортанные, полные удовольствия и муки стоны, а еще нежный шепот о том, как меня любит, как он рад, что встретил меня, и что пойдет ради меня на все. Прикрыла глаза, сосредоточившись на ощущениях, звуках, движениях, наслаждаясь хваткой длинных пальцев на моих бедрах, что помогали мне двигаться.

Я не услышала, скорее, почувствовала, что мы уже не одни в комнате. Но глаз не открывала, понимая, кто это может быть. И задохнулась, чувствуя, как кровать сбоку проминается, на мою шею опускается рука, пальцами скользнув в волосы, собирая их в кулак и поворачивая мою голову к себе, чтобы впиться в губы жестким, жадным, голодным поцелуем. Вторая рука обхватила грудь, сжав сосок, посылая по телу резкий импульс, что моментально привел меня к разрядке.

Спустя две секунды подо мной выгнулся и Эльтар, с криком кончая в меня, машинально продолжая сжимать и разжимать пальцы на моих бедрах.

Утомленно приоткрыла веки, встречаясь с практически черными глазами, зрачок которых поглотил почти всю серую радужку.

– Кирт… – выдохнула я.

– Решили начать без меня? Как некрасиво с вашей стороны, – послышался насмешливый, низкий голос с хрипотцой, и меня сдернули с расслабленного, улыбающегося и довольного дроу, который благодушно наблюдал, как меня укладывают поперек кровати на живот, неприлично высоко задирая бедра. Я всхлипнула, но было совершенно лень двигаться или сопротивляться. Даже говорить не хотелось. Поэтому скосила глаза, невольно облизнув губы, чувствуя новый виток возбуждения. А кто не возбудится, когда великолепный мужик настолько полон желания, что не стал раздеваться полностью, лишь приспустив штаны, и, поглаживая толстый член, примеривается у твоих открытых бедер?

Заметив мой заинтересованный взгляд, он коварно растянул губы в широкой, предвкушающей улыбке. Положив свободную ладонь на голую ягодицу, сжал, погладил, прошелся пальцами по развилке ног и почти мимолетно дотронулся до… В общем, я напряглась, так как к анальному сексу определенно не готова. Заметив мое напряжение, он еще насмешливее улыбнулся, нагнулся, накрывая меня собой и упираясь головкой члена во вход влагалища, и прошептал на ухо:

– Тише, Ангел, расслабься. Я не возьму тебя в попку. Ты не готова. Я лишь поглажу. Так ощущения будут острее. Позволишь? – Это звучало так порочно и сексуально, что я застонала только от его голоса. Не совсем поняв, что от меня хотят, но уловив, что брать меня в попу не будут, что-то невнятно промычала, изобразив согласие.

Довольно улыбнувшись и прикусив кожу на шее, в меня тут же вогнали член, растягивая до предела. Громко вскрикнула, переходя на стон, чтобы почувствовать, как он медленно выходит и вновь с силой вгоняет до упора. И так несколько раз, пока я не вцепилась пальцами в простыни, а зубами не вгрызлась в матрас, чтобы заглушить крики и не сорвать голос.

Кирт выпрямился, напоследок поцеловав меня в место недавнего укуса, поднял мои бедра выше, раздвинул ноги еще больше и стал двигаться медленно, тягуче и даже лениво. Я растерялась от подобных «качелей» и чуть не пропустила момент, когда большим пальцем он скользнул между ягодиц и стал поглаживать с небольшим давлением.

Теперь понимала, о чем он говорил и на что подписалась. А недавнее «зверство» было просто демонстрацией того, что яркие ощущения можно получать по-всякому. И он был прав, потому что его палец делал невероятное, а ленивые, ласковые, неторопливые покачивания его бедер ощущались так же остро, как недавняя «долбиловка».

В голове проскользнула заполошная мысль: если от простых поглаживаний меня так трясет, то что произойдет от самого анального секса? А если с двумя одновременно??? У-у-у…

Словно в ответ на мои мысли, давление пальца стало сильнее, и Кирт ввел в меня его примерно на одну фалангу. Протяжно застонала, чувствуя, что на глаза от необычных и ярких ощущений стали накатывать слезы. Влагалище уже подрагивало и было готово взорваться удовольствием, но Кирт оттягивал этот момент, словно нарочно, продолжая издевательски неторопливые движения членом и пальцем, который он ввел в меня полностью.

– Кирт… Кирт, пожалуйста… – хныкала я, посмотрев на дроу в поисках поддержки. Но он, как загипнотизированный наблюдал за действиями полукровки, тяжело дыша и окидывая мое тело темным, похотливым взглядом.

– Сегодня я не возьму твою попку, Ангел. Но скоро, совсем скоро ты нам это позволишь, правда? – сжав во мне палец, хрипло поинтересовался Кирт у меня. Я стала еще более громко хныкать, стараясь насадиться на его член самостоятельно и получить вожделенную разрядку.

– Кирт… – всхлипнула.

– Ответь, и я позволю тебе кончить.

– Кирт… – почти зарыдала, крепко зажмурив глаза от очередного движения пальца и члена, что ударились в меня синхронно.

– Я не слышу ответа.

Поджав губы, вновь посмотрела на дроу, что с таким же голодным желанием сидел, ожидая моего ответа. Ясно все. Желающих на мою многострадальную попу уже двое… Обреченно вздохнула, морщась от сдерживаемого оргазма, кивнула:

– Да.

– Не слышу, – коварно прошептал Кирт.

– Я позволю взять меня в попу, только дай мне кончить!!! – заорала, не сдержавшись, и почувствовала, как Кирт моментально стал вбиваться в меня быстрее, ускоряя темп как бедрами, так и рукой. Прошло меньше трех секунд, а я распалась на миллиарды осколков, пронзительно закричав.

Кирт осторожно вышел из меня, перевернул на спину, поцеловал мои непослушные губы, шею, грудь и, закинув мою ногу себе на плечо, стал идти к разрядке сам. Но я уже почти ничего не чувствовала и прибывала в каком-то изумительном полусне-полуяви, где мне было хорошо, тепло, уютно, а еще хотелось спа-а-ать.

Услышав над собой громкий протяжный стон, почувствовала судорогу мужчины и тепло, разлившееся у меня внутри. После тихие голоса, сильные руки, которые подняли меня и куда-то понесли. Горячая вода, которая меня вконец разморила, крепкие объятия с двух сторон и осторожные, нежные поцелуи двух моих мужчин.

***

Глава 13. Киртан

– С ней все хорошо? Когда ты говорил, что нужно ее вымотать, я не так себе это представлял, – тихо заметил дроу, с тревогой поглядывая на безучастную, дремлющую девушку. – Ты не переборщил?

– В самый раз, – не согласился я, все еще переживая отголоски фееричного оргазма. Хотелось прижать к себе мягкое податливое тело и ничего не делать. Только наслаждаться ее близостью. Но дело не ждет. Медлить нельзя. Не для того все затеялось, чтобы сейчас упустить возможность.

– Идем, нужно поторопиться, – вздохнул я, ловко поднимаясь на ноги и прижимая к груди сонную эльфийку, с губ которой не сходила легкая улыбка. Такая милая и беззащитная, что почти почувствовал раскаяние за свою грубость и несдержанность. Но оно того стоило. Зато теперь мы могли уберечь ее от нескольких не самых приятных минут. Да и было бы лукавством сказать, что мне не понравилось. Такая беззащитная, умоляющая, податливая и вся в моей власти…

– Куда? – уточнил дроу, нахмурившись. – Можно сделать и здесь. – Он бросил взгляд на постель. – Она все равно почти ничего не почувствует.

– Я не хочу рисковать, а вода расслабит ее окончательно. Все же снятие отпечатка – неприятная и болезненная штука. Особенно если напрягаешься и пытаешься сопротивляться.

У него ушла всего секунда на размышление, после чего он кивнул и отправился следом. Даже двери в ванную комнату придержал.

Прижав девушку с двух сторон, мы с дроу переглянулись и кивнули друг другу. Роли уже были оговорены, теперь оставалось действовать по плану.

Пока Эльтар, отвлекая, целовал и ласкал маленькое стройное тело, я снимал отпечаток ауры. Помню, мне приходилось дважды почувствовать на себе всю «прелесть» этой процедуры. В первый раз было ощущение, будто тебя сначала жутко сдавливает в груди, мозги словно плавятся, а после обдает кипятком. Второй раз все прошло проще. В тот день графиня Эстет сильно прогневалась на меня, и на фоне того, что меня предварительно избили, взятие отпечатка прошло для меня почти незаметно. Только мутило сильно.

Наученный горьким опытом, я разработал план, в котором Эльтар добивается ее согласия на процедуру. После нужно было ее хорошенько утомить. Признаюсь честно: в процессе я немного заигрался, но своего добился. Даже лучше, чем предполагал.

Весь процесс не занял и двух минут, а девушка всего лишь сонно завозилась, впрочем, не просыпаясь, что я посчитал маленькой победой. После этого передал Эльтару сгусток ауры, мимолетно поразившись, насколько чистой и мерцающей оказалась ее сущность. Я знал, что она необыкновенная (разве ангелы бывают иными?), но, дотронувшись до ее ауры, полюбил ее еще больше, хотя даже не подозревал, что это возможно.

Теперь пришла моя очередь обнимать и целовать моего Ангела, пока Эльтар колдовал над узором заклинания, смешивая с частичкой Изабеллы. Рисунок был сложным, работа кропотливой, а отсутствие опыта у дроу усложняло ему задачу. Но помочь я ничем не мог, так как не знал самого процесса создания иллюзий.

Вновь посмотрел на личико эльфийки, и против воли мои губы расплылись в счастливой, почти безумной улыбке. За что мне такое счастье? Но раз уж так вышло, никогда не огорчу моего Ангела. Она не пожалеет о том, что судьба свела нас. Уж я постараюсь.

Минут двадцать спустя дроу тяжело выдохнул и устало откинулся на бортик ванны, утомленно прикрыв глаза.

– Получилось?

Ответить он не смог, только почти незаметно кивнул, а я увидел, как по его вискам скатываются капли пота. Вымотался он знатно. Как еще держится, непонятно.

Решив продемонстрировать свои успехи, дроу щелкнул пальцами, и рядом с нами появилась стоящая обнаженная копия Ангела с безучастным выражением лица. Перевел взгляд на темного. Он лишь отмахнулся и, тяжело дыша, пояснил:

– Эмоции подключу позже, когда зафиксируем на артефакте.

И именно в этот момент девушка у меня в руках завозилась, открыла глаза и увидела… Да, себя. Реакция была предсказуемой. Жаль только, что не успели ее предупредить. Как итог, ванную комнату наполнил испуганный визг.

***

Глава 14. Изабелла

Мы ехали в карете. Я хмуро наблюдала за проплывающим пейзажем, игнорируя мужчин, которые с несчастными физиономиями поглядывали в мою сторону, сидя на противоположной лавке.

– Ангел… – начал Кирт, но под моим хмурым взглядом замолчал и потупился.

На какое-то время вновь воцарилась тишина.

– Сладкая, прости нас. Мы хотели как лучше… – тихо заметил Эльтар, а меня как прорвало.

– Лучше? Вы использовали меня втихую! Что вам стоило просто объяснить, что нужно делать? Я бы и добровольно согласилась. Но нет, вы решили умолчать, трахнуть, использовав в своих целях, а после напугать до полусмерти этой бабой! – рявкнула я.

Вот уже почти сутки как мы уехали из поместья, оставив мою копию. Причем такую качественную, что она отвечала на вопросы, проявляла какую-никакую инициативу и даже была материальна! Было жутко видеть себя со стороны, и я не скажу, что была в восторге, особенно на фоне обиды, потому что с того момента, как они мне объяснили, что произошло, с ними не разговаривала. Благо, всю подготовку к отъезду они уже выполнили, а я даже не стала дожидаться утра для отправки. Как только убедилась, что переживать о моем поместье не стоит, оставляя за главного Мика, отдала приказ готовить самую непримечательную карету, и мы отправились в путь поздно вечером.

С собой взяли только запасных лошадей, а сама карета была зачарована так, что даже никакой кучер не требовался. Я бы, может, и верхом поехала, но вот беда – боюсь лошадей еще с детства, когда мне посчастливилось быть укушенной одной старой, вредной кобылой. Поэтому карета и только карета!

Мужчин же мстительно к себе не пустила, и они почти сутки провели в седле, пока я занималась самокопанием и детской обидой. Хоть и понимала их мотивы, но неприятное чувство, словно меня обманули и использовали, грызло изнутри.

В конечном итоге я сжалилась над ними и пустила отдохнуть от седла к себе, но продолжала упорно молчать и старалась даже не смотреть в их сторону. В душе все кипело от возмущения, хотя я и понимала, что разговор необходим. Но гордость не позволяла самой начать его, потому сидела молча.

А тут они так неосторожно напомнили о себе…

– Мы не хотели, чтобы тебе было больно. Любое напряжение в твоем теле спровоцировало бы боль, – тихо заметил Кирт.

– Да-а, – зло протянула я. – Именно поэтому ты меня грубо отымел и чуть не трахнул в зад! – прошипела и вновь отвернулась, жалея, что под рукой нет ничего, чем можно было бы в него запустить. Прежде чем они заговорили вновь, я продолжила: – А вы не подумали, какого мне будет узнать, что вы занялись со мной сексом не потому, что хотели меня, а с умыслом? М? Мне теперь во время каждой нашей близости нужно будет гадать, что вы задумали на этот раз???

– Ангел, не преувеличивай, – мрачно заметил Кирт, дернув щекой. – Мы виноваты, прости. Мы должны были тебя предупредить, но именно я посчитал, что лучше будет поступить именно так, а не иначе. Это было сделано не с плохим умыслом, а для твоего же блага. Теперь у тебя есть мы, чтобы решать твои проблемы и заботиться о тебе, думать даже о том, чтобы тебе не было неприятно. И если для этого понадобится тебя запереть, я это сделаю, не раздумывая.

– А ты не подумал, что у нас могут расходиться представления о добре и зле? Почему ты полагаешь, что можешь не считаться с моим мнением относительно моей же жизни??? К примеру, мне не нравится вся эта затея с храмами. Пойдешь Айне прибьешь или запрешь меня, как и собирался? Нет? Почему? Мне это неприятно. Чего же ты ничего не предпринимаешь? – елейным голосом поинтересовалась.

Слезы стали подкатывать к горлу, и я опустила взгляд.

– Я не ожидала от тебя такого, Кирт, – вздохнула печально. – Думала, что ты меня любишь.

– Я люблю, – процедил он сквозь зубы.

– Как-то не вяжется это чувство с механическим сексом в определенных целях. Я думала, что ты меня хочешь так, что не можешь сдержаться. Мне было приятно думать, что вся твоя рассудительность и спокойствие летят к чертям, когда ты занимаешься со мной любовью. А в итоге что? Фальшивая страсть, фальшивые эмоции… Может, и чувства не настоящие? – с болью подняла я на него глаза. Только сейчас сама себе призналась, что меня мучило больше всего. Ведь я понимала их действия и мотивы. В чем-то даже была благодарна… Но мысль о том, что все было притворством… Вся эта необузданная страсть, шепот, стоны… Я ведь верила, что настолько желанна, что они не могут контролировать себя.

Кирт подорвался на месте и бухнулся на колени у меня в ногах, хватая за руки и заглядывая в глаза:

– Никогда, Ангел, слышишь, никогда не допускай мысли, что ты можешь быть нам недорога, нелюбима или нежеланна. Какими бы мотивами мы вчера ни руководствовались, все, что было в спальне между нами, настоящее. С тобой не может быть по-другому. Ты замечательная, невероятная, нежная, любимая… Продолжать можно бесконечно, и не передать словами, как мы ценим такой подарок в нашей жизни, как ты. Мы умрем за тебя, Ангел. Без раздумий. Наши тела, сердца и души принадлежит только тебе. Я хотел бы пообещать, что такого больше не повторится и мы не будем действовать у тебя за спиной. Я хотел бы, но не могу. Потому что, если это действительно понадобится, чтобы уберечь тебя, я поступлю так. Без сожалений. Потом на коленях стану умолять тебя о прощении, зато буду знать, что ты не пострадала, осталась жива и здорова. Для меня твое благополучие важнее всего.

И я, с чисто женской логикой, из всех его теплых и нежных слов вычленила, конечно же, только одно:

– Так ты действительно хотел меня?

– Я тебя всегда хочу, Ангел, – улыбнулся он. – До боли. Я сам себя боюсь от того, как ты мне необходима.

– Правда? – хлюпнула носом. Он кивнул, и я перевела взгляд на темного, который с той же готовностью кивнул, с надеждой смотря мне в глаза.

– Ты больше не сердишься? – тихо спросил он, на свой страх и риск садясь рядом со мной и осторожно прижимая к себе.

– Нет, наверное, – смущенно улыбнулась. – Вы меня тоже простите, пожалуйста. Я не должна была так бурно реагировать.

– Мы и не думали обижаться, сладкая, – мягко улыбнулся дроу, коварно целуя меня в уголок губ. – Можешь накричать на нас, наругаться. Мы будем рады, что ты хотя бы разговариваешь с нами. Только не игнорируй больше. Мы с ума сходили.

– Я постараюсь, – кивнула, чувствуя, как Кирт обнял меня за талию, положил голову мне на колени, а Эльтар зарылся носом в мои волосы.

Так мы и замерли на некоторое время, а после я встрепенулась:

– Так вы толком и не ели ничего сегодня! Так, мальчики, быстро ужинать! До ближайшего храма еще около двух дней пути. Пока можем расслабиться.

Спустя какое-то время я откинулась на сиденье, сыто улыбаясь и наблюдая, как мужчины прибираются после ужина. Сразу вспомнились мои поездки в плацкарте в прошлой жизни и сопутствующая подобным путешествиям романтика. А уж в такой замечательной компании, как у меня… М-мм…

– Уже темнеет, – заметил Эльтар. – Нужно найти место для ночлега или лагеря.

– Ближайшая гостиница в пяти часах езды, – ответил ему Кирт, заглядывая в карту. – Если ускоримся и не будем делать остановок, пожалуй, успеем до полуночи.

Такой расклад меня вполне устраивал, и я благосклонно кивнула. Конечно, люблю природу, да и опасности со своими мужчинами не чувствую, но хотелось бы уже полежать на нормальной кровати. От суточного сидения в карете у меня уже сколиоз развился.

Кирт сделал какой-то пас руками, с его пальцев взметнулись искры и ударились в артефакт над его головой, и я почувствовала, как карета прибавила ход. Удобно…

– Ну, – вздохнула, с улыбкой поглядывая на моих мужчин, – я так понимаю, у вас обоих есть ко мне вопросы. Поговорить мы толком не успели, поэтому предлагаю воспользоваться свободным временем и узнать друг друга получше.

Мужчины переглянулись, и первым слово взял Эльтар:

– Как ты попала в этот мир? Как тебе вообще удалось это?

– Саму технику попадания сюда я не знаю. Помню момент своей смерти, когда в меня на полном ходу врезался грузовик.

– Грузовик?

– Это такое транспортное средство в моем мире, предназначенное для перевозки больших грузов. Мой мир техногенный. Все завязано на науке, а не магии. Поэтому в моей речи будут проскальзывать незнакомые слова, но предлагаю пояснять их позже, чтобы не запутаться, – миролюбиво предложила, и они ответили синхронными кивками. – Дальше я очнулась… Не знаю, как назвать это место… М-мм, пусть будет «чистилище». Там я и познакомилась с Айне. Она вкратце поведала мне, что произошло с вашим миром и какую роль во всем этом играет Эрис. Мне сказала, что каким-то образом договорилась с ним. Каким – не знаю, даже не спрашивайте. Как итог, он пошел на уступки, но только с условием появления чистой души в этом мире. По словам богини, есть культ, который продолжает поклоняться богу Хаоса. Они против того, чтобы настоящие боги возвращались, поэтому в определенный час они ловко подсунули двум магам фальшивую Избранную. Вот только никто не учел, что призыв магов сработает и мою душу выдернет из моего мира. Признаться, я несколько скептически отнеслась к чистоте своей души, – нервно хохотнула.

– Можешь не сомневаться, – серьезно произнес Кирт. – Во время снятия отпечатка сущности я смог в этом убедиться. Ты Ангел. В прямом и переносном смысле.

Я не торопилась радоваться и соглашаться. С одной стороны, мне ли спорить с силами мира, что посчитали меня достаточно «чистой», и с тем же Киртом, который дотронулся до моей сущности? Но в моем понимании ангелы были иными. Во всяком случае, те, которых описывали в моем мире. И я под это описание попадала, примерно как обезьяна на фоне человека: гуманоидное существо с зачатками разума. Собственно, на этом сходства заканчивались. Поэтому я не стала заострять на этом вопросе внимание и продолжила:

– Так меня поселили в тело внезапно умершей графини и строго-настрого приказали сохранять инкогнито. Никто, кроме моих Стражей, не должен был знать о том, кто я есть на самом деле. Старалась, как могла, но ничего не получилось бы без твоей помощи, Кирт. Спасибо, ты меня спасал много раз, – тепло улыбнулась я ему, заметив, как насупился Эльтар. И вновь пришлось быстро переводить тему. Нужно разработать какую-то тактику, что ли, чтобы их не обижать. Вот только как это сделать??? Не думала, что с двумя мужиками будет так трудно… – Также богиня дала мне время на то, чтобы освоиться и найти себе новых Стражей, так как раскрывать обман не посчитала нужным. Вы и сами слышали, что из ее затеи так ничего и не вышло. Заговорщики по-прежнему остаются в тени, а теперь еще какой-то артефакт изобрели или получили от того же Эриса… – поджала губы, вспоминая, что мой квест становится все сложнее и сложнее, а я даже не приблизилась ко второму уровню… – Мне же помощи от богини если и следует ждать, то только моральной. В этом мире она беспомощна, пока я не восстановлю храмы, в то время как тот же Хаос, судя по данным, вполне вольготно себя чувствует здесь, настолько, что даже помогает своим последователям.

– Мы справимся, сладкая, – подался Эльтар вперед и сжал мою ладошку длинными горячими пальцами. Я благодарно улыбнулась ему за поддержку и продолжила, не вынимая своей руки из нежной хватки, наслаждаясь невесомыми, успокаивающими поглаживаниями запястья:

– Дальше вы знаете, – со вздохом пожала плечами. – Меня закинули в этот мир, а я старалась выжить, ожидая хотя бы весточку от Айне. Для этого потребовалось более четырех лет.

– Мы сделаем все, чтобы уберечь тебя и помочь выполнить задание. Ты же знаешь, Ангел, – улыбнулся мне Кирт. Я только кивнула и попыталась выдавить из себя улыбку. Получилось несколько натянуто. – Расскажи о себе прежней. Какой ты была?

Я была благодарна ему за возможность перевести тему и с воодушевлением поведала кратко о себе:

– Я была обычной. В моем мире раньше существовало рабство, но люди давно отказались от него. Сейчас там создается видимость равноправия людей друг перед другом, но это не мешает кому-то быть немного «ровнее» других, – невесело усмехнулась. – Я не относилась к ним. С раннего детства сирота. Родители погибли при пожаре, успели спасти только меня. Все имущество сгорело. Родственники не пожелали брать младенца без приданого к себе и отдали меня в приют. Там я и выросла среди таких же никому не нужных детей, как сама. После совершеннолетия поступила в институт на заочное отделение и сразу же вышла на работу, чтобы были деньги на жизнь и на оплату обучения. Отучилась и продолжила работать. Семьи не создала, хотя отношения были, но каждый раз все заканчивалось плохо. Так я и прожила до двадцати восьми лет, пока не попала в автокатастрофу, в которой и погибла, – бесстрастно отчиталась я, понимая, насколько жалкой была моя жизнь. Наверное, это к лучшему. Так я не сильно тоскую по своему прошлому, зная, что у меня там никого нет.

– Тебе было всего двадцать восемь? – поразился Эльтар.

– Да. И, предвосхищая ваши вопросы, скажу сразу: у людей совсем другой жизненный цикл. В моем мире я была уже взрослой, сформировавшейся женщиной. Средний срок жизни человека примерно семьдесят – восемьдесят лет.

– Так мало?

– Люди работают над этим вопросом, – усмехнулась я. – С каждым столетием срок жизни увеличивается примерно на несколько лет, а то и на десять сразу. Так что для них не все потеряно, и, возможно, уже в следующем веке человек сможет жить около ста лет в среднем.

– Все равно это очень мало.

– В моем мире этого вполне достаточно, – не согласилась. – Лично я уже в двадцать восемь не знала, куда себя деть, и откровенно устала от своей жизни. М-да, говорили же мне: бойся своих желаний… – проворчала.

– Что? – нахмурился темный.

– Не обращай внимания. Это я так… – нервно отмахнулась. – Что еще вас интересует?

– Как у вас с рождаемостью?

– Насколько я знаю, женщина способна родить в среднем до десяти детей. Во всяком случае, в давние времена примерно так и было. Естественно, это не могло не отразиться на ее здоровье: она быстро теряла силы. Потом нас стали беречь, да и сами женщины не хотели больше ходить с пузом каждый год. В результате число детей стало сокращаться. В мое время в каждой семье в среднем было максимум двое детей. Иногда и один был за глаза.

– А с женщинами как? – это уже Кирт.

– А вот женщин много, – улыбнулась я. – Не знаю точных цифр, но нас было больше, чем мужчин.

В таком ключе мы проговорили еще часа два. Они задавали вопросы, а я отвечала, периодически поясняя значение того или иного непонятного слова. Но смутило меня другое: на вопросы отвечала только я.

– А вы ничего не хотите мне рассказать? – прищурилась. – С тобой, Кирт, я более или менее знакома, хотя свою жизнь ты старался не обсуждать. Про тебя, Эльтар, я вообще ничего толком не знаю, кроме характеристик, что мы получили на торгах, и заключения Мика.

Мужчины вновь переглянулись, но уже напряженно. Даже позы стали более зажатыми, а в глазах отразилась неприязнь и даже паника.

– Я не настаиваю, – всполошилась. – Если не хотите, можете не отвечать. Возможно, сейчас просто не время…

– Нет, Ангел, все в порядке. Просто в нашем прошлом нет ничего радостного и хорошего, чем хотелось бы поделиться, – тихо вздохнул Кирт, отводя глаза.

– Я бы тоже не хотел говорить обо всей своей жизни, сладкая. Тебе ни к чему об этом знать.

Теперь уже испугалась:

– Все так ужасно?

– В жизни раба иначе не бывает, – хмуро заметил он, посмотрев мне в глаза с затаенной болью. – Но готов ответить на вопросы, насколько это возможно.

– Я пойму, если ты ответишь не на все, – мягко улыбнулась, дотронувшись до его щеки. Эльтар прикрыл глаза, словно наслаждался мимолетной лаской, и грустно улыбнулся.

– Спрашивай, сладкая.

– Расскажи то, что считаешь нужным. Я бы послушала историю, начиная с самого детства.

– Родился в семье среднего класса. У моей матери уже был один сын, которого она не очень жаловала. Что уж говорить обо мне. Лишний нахлебник, – горько усмехнулся Эльтар, опустив глаза. – Она хотела отдать меня на рабскую ферму сразу же по рождении, но отец воспротивился. Тогда мать поставила ему ультиматум: либо она, либо я. Отец, несмотря на любовь к матери, выбрал меня. Наверняка потом пожалел, потому что в одиночку было трудно меня растить. Он старался, как мог, но денег все равно не хватало. Отчаявшись, папа ввязался в какую-то авантюру, которая плохо для него закончилась. Подельники отца бросили и всю вину повесили на него. Ты прекрасно знаешь, что тюрем в нашем мире уже давно нет, – сглотнул он. – Мне было семь лет, когда отца принудительно сделали рабом. Детского дома, как в твоем мире, тоже нет, а соседи не пожелали брать себе лишнего нахлебника. Мать ничего не хотела про это слышать, и меня в скором времени, ожидаемо, выловили охотники на рабов и продали на рабскую ферму. Я пытался бежать, но каждый раз попадался и был жестоко наказан. Благодаря этому знаю много способов доставления боли без повреждения кожи, ведь «чистые» рабы ценятся больше, верно? – Он бросил на меня еще один быстрый взгляд. – Дальше все было прозаично. Меня продали впервые, когда мне было двенадцать. Я сбегал, меня ловили и снова продавали. И так двенадцать раз. Максимальное время моего рабства у хозяйки – десять лет. Чаще меньше, и при первой возможности я сбегал, если меня самостоятельно не выбрасывали на рынок раньше, наигравшись. Так и оказался у тебя. То, что происходило в промежутке с двенадцати лет и до встречи с тобой, я не хотел бы рассказывать, сладкая.

– Эльтар, то, что с тобой произошло, больше никогда не повторится. Ни с одним из вас. Я не допущу. Веришь? – тихо спросила, заглядывая ему в глаза.

– Верю, – улыбнулся он. – Теперь мне уже ничего не страшно, ведь в моей жизни появилась ты и показала, как можно жить.

– Так и будет. Такой жизни я и хочу для всех. И, когда мы выполним задание и вернется Айне, все так и будет.

– Я знаю, сладкая, знаю. И рад, что мне выпала честь помогать тебе.

Чмокнула его в губы, улыбнувшись. Он улыбнулся в ответ и сел рядом, обхватив меня руками и уткнувшись в мои волосы носом.

– Ты не против? – уточнил Эльтар, но, судя по всему, сдавать завоеванную территорию не собирался.

Я усмехнулась:

– Нет. Мне нравится. – На эти слова он потерся носом о мое ухо и нежно поцеловал. Скорее просто в благодарность, нежели с сексуальным подтекстом. Я расслабилась в его руках и перевела взгляд на Кирта: – А ты, Киртан? Поделишься? Или подождем с откровениями?

– Я бы тоже хотел обойтись сокращенной версией.

– Да, конечно, – кивнула, послав ему ободряющую улыбку.

– Я родился от союза темной аристократки и раба – светлого эльфа. Но, как ни странно, мать не отдала меня сразу же на рабскую ферму. Более того, подарила статус свободного. Видимо, между моими родителями все же были чувства, раз она пошла на такие уступки. Меня отдали в семью крестьян, что работали на территории земель моей матери. Они меня и вырастили. До шестидесяти семи лет я прожил свободным. – Он замолчал, а я подавила в себе потребность его торопить. – А после подписал добровольный контракт на рабство. Моей первой и последней хозяйкой была графиня Изабелла Эстет.

– Что?! – пораженно выдохнула я. Даже Эльтар замер на мгновение, а после вынырнул лицом из моих волос, с изумлением посмотрев на полукровку.

– Это трудно объяснить, Изабелла, – вздохнул Киртан, а я невольно сжалась от того, что он назвал меня полным именем, выдавая высшую степень своего напряжения. – И, наверное, это та тема, которую бы хотел оставить на потом, – твердо посмотрел на меня, а мне пришлось кивнуть, заметив промелькнувшую боль в его глазах. – Больше семидесяти лет я служил ей и ненавидел, оставаясь «любимцем», если это можно так назвать. Пережил многих рабов, которых она меняла, как перчатки, и даже ее мужей. – На этом моменте сжал челюсти еще сильнее, а я уже готова была его трясти за грудки в поисках ответа. Ну зачем оставлять такую интригу??? Уже пожалела, что вообще завела этот разговор. – А после она упала во время очередной экзекуции, и в моей жизни появился Ангел. Дальше ты все знаешь, – пожал он плечами, избегая взглядов в мою сторону. Я видела, как плотно сжаты его челюсти, так, что по исполосованным шрамами скулам заходили желваки. Кулаки он стиснул так крепко, что его руки даже стали подрагивать.

Не совсем понимая, что делаю, мне остро захотелось его утешить. Я осторожно высвободилась из рук Эльтара, послав ему извиняющуюся улыбку. Он понимающе кивнул. Осторожно приблизилась к Киртану, села ему на колени, обхватила его голову руками и крепко прижалась к нему, пытаясь подарить свое тепло и поддержку. Так мы и замерли в молчании, пока я не почувствовала, что он постепенно расслабляется, и через две минуты на моей талии сомкнулись сильные руки, а свою голову спрятал у меня на груди. Я гладила его по плечам, по волосам, стянув ленту, что держала их в низком хвосте, наслаждаясь моментами единения и спокойствия.

Еще спустя пять минут он успокоился настолько, что поднял ко мне лицо и виновато улыбнулся.

– Мой Ангел, – выдохнул он.

– Не сомневайся в этом, – поцеловала его, и он ответил, пытаясь вложить в поцелуй все свои чувства, от которых мне стало трудно дышать. – Так, стоп! – спустя несколько минут, когда и он, и я уже стали тяжело дышать, опомнилась. – Не хочу заниматься этим в карете. Это неудобно, особенно при такой качке! Я уже молчу о том, что у меня спина отваливается от этой чертовой самовозки, – возмутилась. Увидев, какой несчастной стала его физиономия, весело фыркнула и добавила уже мягче: – Скоро уже доберемся до гостиницы. Потерпи. – Заметив темный взгляд дроу, вздохнула, смирившись с мыслью, что поспать этой ночью у меня если и получится, то очень мало. Исправилась: – Потерпите оба.

Кто бы знал, как я оказалась права в своих предположениях. Поспать мне действительно толком не удалось. Вот только, увы, совсем не от приятного времяпровождения с двумя красавцами-мужчинами, а совсем по другой причине и в другом, неожиданном составе…

***

Глава 15. Изабелла

– Так, чего ты раньше молчала о боли в спине? – нахмурился Эльтар. – Если бы сказала сразу, я бы уже давно сделал массаж. К чему было мучиться? – тоном, словно у него конфету отобрала, поинтересовался он.

– Это нормальная реакция на суточное путешествие в сидячем положении. Вполне поможет просто движение в полный рост или возможность полежать, например. Когда приехали бы в гостиницу, все быстро прошло бы.

– Но до гостиницы еще несколько часов, – не согласился Кирт с моими выводами. – И останавливаться нам сейчас не стоит. Так что просто позволь Эльтару тебе помочь. Я бы и сам попытался, но должен признать, что, в отличие от дроу, искусству массажа не обучен, – вздохнул он с досадой.

Подозрительно прищурилась, смотря на невинное выражение лица темного.

– Но только массаж, – предупредила я. – Никакого секса до гостиницы.

А то помню, чем все его попытки «помочь» заканчивались. Последний раз на кухне до сих пор откликается во мне мурашками от воспоминаний.

– Конечно, – с готовностью кивнул он и улыбнулся. Уж как-то излишне искренне. Взглянула на Киртана, и на его лице обнаружила точно такое же выражение невинной простоты, как и у темного.

– Парни, я серьезно, – вновь взяла слово, переводя взгляд с одного на другого. – Я не хочу заниматься сексом в этой кибитке в позе сушеного банана. Ко всему прочему, сначала хочу принять ванну!

– Не переживай, сладкая, – улыбнулся Эльтар еще шире. – Если ты сама не захочешь, ничего не будет. – После чего, пока я не опомнилась, проворные руки полукровки стянули с меня мою обожаемую толстовку, отметив, что она будет мешать, а Эльтар перетянул меня к себе на сиденье и развернул спиной. Действовали они так слаженно и четко, что к моменту, когда сильные пальцы стали массировать мои плечи и шею, я так и не вдумалась в смысл его последних слов… А стоило бы… Но вместо этого застонала, прикрыв глаза, чувствуя, как напряжение с плеч уходит, забирая с собой боль затекшей спины.

Уже через пять минут я тихо поскуливала, наслаждаясь ласковыми касаниями, которые уже не забирали боль, а продолжали расслаблять. Даже не заметила, в какой момент у меня оказалась расстегнута и спущена с плеч рубашка, фиксировавшая мои руки. Если начинался массаж через ткань рубашки, то сейчас смуглые руки гладили уже мою обнаженную кожу, прикрытую лишь одним бюстье, а наглые губы и язык вовсю развлекались с моей шеей.

Как я уже говорила, несмотря на недавнюю вражду и соперничество, полукровка и темный стали неплохо действовать в паре. Вот и сейчас, стоило Эльтару заметить, как я немного напряглась, он дал знак Кирту и тот через секунду стал покрывать мое лицо невесомыми, торопливыми поцелуями.

– Ты сама спровоцировала нас, Ангел. Не стоило тебе так сладко стонать… – прошептал Киртан мне в губы, накрывая через кружево рукой грудь.

Ага, то есть это я виновата???

Но свое возмущение мне озвучить не дали, закрывая рот порочным поцелуем, не ответить на который я просто не могла. Откинувшись на широкую грудь дроу, который перебрался на мое ухо, с упоением целовала любимые губы, чувствуя, как рука полукровки оставила грудь и стала спускаться ниже, расстегивая мои бриджи.

Попыталась перехватить его руку, вспоминая о своей ни на что уже не годной силе воли. Но темный за моей спиной хрипло хохотнул, ловко перехватил мои руки за запястья, завел за спину, отчего я прогнулась еще сильнее, без труда сжал их одной рукой, а второй, свободной, коснулся моего бюстье и бескомпромиссно потянул его вниз, оголяя окончательно грудь и сжимая поочередно соски. Обо всем своем сопротивлении тут же забыла и застонала в рот Кирту, невольно прикусывая его нижнюю губу.

– Мы только поласкаем тебя, сладкая, расслабься, – услышала я коварный голос над ухом, когда наглая рука полукровки без проблем пробралась под бриджи, миновала белье, и умелые пальцы накрыли клитор.

Застонала громче, раздвигая ноги шире. Кирту показалось этого мало: одну мою ногу он закинул себе на бедро, во всю хозяйничая у меня под бельем. Оторвался от моего рта, бросил темный взгляд, от которого у меня все тело покрылось мурашками, на мою грудь с торчащими сосками и порочно облизнулся. Секундой спустя полукровка накинулся на нее с голодом дикого зверя, кусая, облизывая, посасывая одну и сминая другую, периодически пощипывая алый сосок, посылая по телу настоящие разряды тока, но и не забывая работать внизу.

Под своими зафиксированными ладонями я почувствовала внушительный бугор возбужденного темного. Мстительно улыбнувшись, накрыла его ладонью и погладила вдоль всей длины. Темный зашипел сквозь стиснутые зубы, посмотрел на меня и впился в мои губы яростным поцелуем, задвигав бедрами под моими ладошками. Вдруг резко замер, отстранился и стал настороженно прислушиваться.

– У нас проблемы, – сообщил он хрипло и зло, посмотрев на такого же напряженного Кирта.

– В чем дело? – тут же проникся полукровка важностью момента, отстраняясь, а мне захотелось материться. Что за облом???

– В двухстах метрах отсюда сражение. Я слышу звуки боя. Вероятно, разбойники напали на проезжающих. Есть маги, – сообщил Эльтар, деловито натягивая на меня рубашку. С сожалением погладил по щеке и отстранился с тяжелым вздохом. А мне резко захотелось плакать. Ну что за непруха, а?

– Объехать никак нельзя? – малодушно поинтересовалась я, все еще донельзя возбужденная и не готовая к такому облому. Да и в драку вмешиваться не хотелось.

– Дорога одна. Кругом лес: объехать не получится. Нас вполне могли услышать так же, как и Эльтар услышал их, – покачал Кирт головой, колдуя над артефактом управления. Карета стала тормозить. – Отсидеться не получится, придется вмешаться.

– А если разбойников больше? – занервничала я, хватая за руку то одного, то второго. – А что, если среди них маги?! Это же опасно!!!

– Никакой опасности нет, сладкая, – попытался улыбнуться темный мне. – Судя по всему, сражение на равных. Нужно только помочь аристократам.

– Аристократам???

Вот кому-кому, а аристократам помогать вообще не хотелось. Да, вот такая я неправильная «светлая душа». Сами такую выбрали, если что. Претензий принимать не стану.

– Вряд ли разбойники стали бы нападать на кого-то менее богатого. Страна в кризисе. Поживиться можно только за счет аристократов, – пояснил мне Кирт и быстро поцеловал в лоб, заглядывая в глаза. – Ангел, ты должна оставаться здесь, поняла? Не переживай за нас, мы скоро за тобой вернемся. В карете ты в безопасности.

– Что?! Нет!!! Я не хочу оставаться одна. К тому же там аристократы, вы не можете пользоваться при них магией!!! – воскликнула я, панически рассматривая на шее каждого муляж рабского ошейника, люто ненавидя этот атрибут. Но мужчины настояли, чтобы они продолжали играть роль двух рабов: тогда это будет привлекать ко мне меньше внимания. Доля логики в этом, конечно, была, но и сложности, как оказалось, нешуточные!

– Ты нас недооцениваешь, сладкая, – улыбнулся Эльтар, подарив быстрый поцелуй в щеку. – Мы и без магии хорошо справимся. Нас обучали этому. То, что ты видела при нашей драке, не идет ни в какое сравнение. Мы не задавались целью убить или серьезно навредить друг другу. Теперь нас это не будет останавливать. Магией мы воспользуемся только в крайнем случае. Будь умничкой, сладкая, и подожди нас тут. – С этими словами они выскочили за двери кареты, подмигнув мне на прощание. Я успела заметить, как мужчины достают оружие из-за спины, которое не хотели мне показывать до последнего.

Не успела опомниться, как уже осталась в одиночестве. Сейчас уже и я отчетливо слышала звуки сражения и взрывы заклятий. Судорожно застегивая рубашку и брюки, с тревогой смотрела в окно кареты. Обзор был плохим, но я уловила главное – бандитов больше… Гораздо. То тут, то там мелькали знакомые, родные фигуры, сражаясь с двумя, а то и тремя одновременно. Но хуже всего, что на крышу моей кареты кто-то с грохотом приземлился, а после стал ломиться в зачарованную дверь, которая хоть и держалась, но явно не была предназначена для такого тарана.

На меня напала злость и бешенство. Мало того, что меня в очередной раз лишили «сладкого»!.. Мало того, что мои мужчины сейчас рискуют жизнью!.. Так еще и мое имущество портят!!!

Мрачно улыбнулась, достала из-за кресла аналог бейсбольной биты, что я попросила изготовить специально для меня. Проверила на тяжесть в руке, перехватила удобнее, замахнулась пару раз и, не давая себе шанса передумать, нажала на панели управления на артефакт разблокировки. Ну, была не была!

***

Глава 16. Кристофер

Наконец-то, этот день настал… Сто лет назад, когда нашли пророчество, я не мог поверить своему счастью. Разве такое возможно? Айне вернется… Она простила нас! Но для этого нужно выполнить условие. На территории двух государств впервые за сотни лет правящие династии решили работать сообща, и каждый со своей стороны согласился предоставить лучших магов. С темной стороны выбрали герцога Нантина Вережского, сильного и опасного мага. Со светлой стороны – меня…

Когда мне сообщили о том, что я стану Стражем Избранной, долгое время не мог поверить в сказанное, не понимая, как к этому отнестись. С одной стороны, это замечательно, если учесть, что я не могу назвать ни одной знакомой достаточно чистой души. А стать ее Стражем не только почетно, но и, должно быть, приятно. Пугало другое: я буду навсегда привязан к совершенно незнакомой девушке. Дав клятву верности и разделив с ней ложе, больше никогда не смогу даже посмотреть в сторону другой. К тому же, мне придется делить ее с темным, а их я, мягко говоря, недолюбливаю.

Мог бы смириться и с этим, но неизвестность пугала. Какой она будет? А вдруг Избранная совершенно не в моем вкусе? Успокаивало только одно: она априори должна быть особенной. А с внешностью я, так и быть, смирюсь и свыкнусь.

Но напряжение не отпускало даже во время ритуала призыва. Наоборот, меня било крупной дрожью, которую было невозможно скрыть. А потом я увидел ЕЕ, и напряжение отпустило. Зря я переживал, что девушка окажется не в моем вкусе. Она была божественной. Маленькой, хрупкой, с идеальным телом, великолепными манерами, наивным взглядом и кротким нравом.

Кажется, я влюбился с первого взгляда. Именно такой ее себе и представлял: миниатюрная, невинная, нежная. Разве можно сомневаться в том, что она особенная???

Так я думал вначале… Но с каждым днем, неделей, месяцем и годом она стремительно менялась. И не в лучшую сторону. У Силены осталась внешность маленького, наивного ребенка, но ее характер… Она стала такой же, как и все женщины этого мира. Разве что в упрощенном варианте: капризная, обидчивая, инфантильная, с манией величия. Она любила купаться в лучах всеобщего внимания, выставляя себя напоказ при каждом удобном случае. И плевать хотела на наши с Нантом предостережения о возможной опасности. Силена купалась в лучах славы, нередко с завистью разглядывая наряды других дам, украшения и даже завидуя количеству рабов и мужчин у них. Кокетничая со всеми представителями мужского пола, она искренне наслаждалась их вниманием, забывая о том, что у нее есть мы – ее Стражи.

Спустя год после ритуала призыва девушка потребовала себе первого раба. В ответ на наши с темным уговоры и позволения пользоваться нашими невольными Силена заявила, что хочет своего собственного. Вечно потакающий, слепо влюбленный в нее Нант позволил это, несмотря на мой отказ. Потом еще. И еще. Пока у нее уже не появился десяток рабов, с которыми она и предпочитала проводить время, игнорируя нас с Нантом.

Моя влюбленность прошла быстро, раздражение нарастало с каждым часом, проведенным в ожидании того, что, наконец, зацветет священный цветок. Нант убеждал меня в том, что на Силену просто действует влияние нашего мира и так она пытается приспособиться к нему. Он был уверен, что менее чистой девушка от этого не становится. Хотел бы я в это верить… но не получалось.

Пытался говорить с темным, с которым, к моему удивлению, мы неплохо поладили, но он и слушать не желал, убеждая меня, что все хорошо. Наверное, поэтому я так и не женился на Силене официально в отличие от Нанта, которому она неожиданно для всех подарила сына. После этого разговаривать с другом я посчитал бессмысленным. Он боготворил жену и мать своего ребенка, а меня стали задвигать в дальний угол.

Не скажу, что был этому не рад или сильно расстроился, довольствуясь лишь редкими ночами, когда она пускала к себе в постель. Моя личная жизнь с ней всегда была плохой. Я понимал, что она, в силу своей сущности, может быть зажатой, невинной и пытался это исправить, разжечь в ней чувственность, но все мои попытки были тщетными. Силена оставалась холодной и безучастной, часто просто отказывала в близости, ссылаясь на усталость, недомогания или просто говоря «нет». И я терпел до тех пор, пока случайно не узнал, как наша девочка развлекается со своими рабами. Подозревал, что она с ними не в куклы играет, но увиденное поселило в моей душе неприязнь к ней.

Оказывается, наша «невинность» любила быть доминанткой. Тогда она поистине раскрывалась и раскрепощалась. Оглушенный открытием, я отыскал Нанта и поделился с ним вестью. Тогда он, пряча глаза, признался, что знал о ее пристрастии и… подыгрывал ей. Теперь стало понятно, почему из нас двоих она отдавала предпочтение именно темному. Однако для меня это стало большим открытием при учете, что темные – свободолюбивый, грозный и гордый народ, для которых подчинение считается высшим оскорблением.

И вот, наконец, момент настал! Жрецы из храма сообщили, что цветок зацвел. Сказать, что я был рад, – не сказать ничего! Однако мою радость и нетерпение никто не спешил разделять. Силена, предназначением которой было восстановить храмы, особым энтузиазмом не прониклась, а вечно поддерживающий ее дроу делал все, что она говорила. Я думал, что, передвигаясь порталами, мы быстро справимся с миссией, но ошибся. Силена не желала торопиться, решив по пути посетить дома всех своих подруг, которые в ее честь устраивали балы и званые вечера…

Так мы провозились почти неделю, но не добрались даже до первого храма… одолевая желание перекинуть вздорную девчонку через колени, чтобы вбить ей хоть немного разума, я терпеливо пытался с ней поговорить, помня про свои обязанности Стража: беречь и защищать. Для меня она была неприкосновенна.

Единственное, чего я не понимал, – позицию Нанта. Да, пусть он в нее безоговорочно влюблен, пусть она подарила ему сына, став для него почти священной, но он же Страж!!! В первую очередь он должен помнить, для чего мы вообще затеяли весь этот бред с призывом Избранной!!! А ему, казалось, все равно.

Вот и сегодня мы вновь задержались по ее вине и не успели устроиться на ночлег в гостинице до наступления темноты, за что и поплатились. Нападение бандитов или фанатиков было вопросом времени, учитывая неторопливость Силены и ее желание покрасоваться. Вот только я не ожидал, что их будет так много… Нас не уберегла даже самая дорогая и безопасная модель кареты, защищенная нашими с Нантом заклинаниями. Сундуки, с которыми Силена не пожелала расставаться, придали слишком большую нагрузку транспортному средству, делая его неповоротливым. Вскоре нас просто завалили набок.

Пока Силена, вереща на одной ноте, выпутывалась из многочисленных юбок и испуганно повизгивала, мы с Нантом быстро выбрались наружу, чтобы принять бой. Страха не было. Помня о том, что мы с другом – два сильнейших мага современности, – разобраться с кучей бандитов не составляло труда. Вот только помимо обычных разбойников, по всей видимости, были и фанатики. Иначе я не мог понять, откуда в их отряде возьмутся обученные маги, причем довольно сильные.

Спустя десять минут нашей обороны стал понимать, что нас зажимают со всех сторон, а Силена продолжала истерично выкрикивать приказы защищать ее и всех убивать. А я чем сейчас занимаюсь???

Из пяти рабов сопровождения остались в живых только двое. Вот как знал, что, если и покупать ей «игрушки», так хоть обученные боевому мастерству. Но нет, она предпочитала тщедушных «сладких» мальчиков, которые порой сами были похожи на девушек и не поднимали ничего тяжелее веера. Вот и поплатились…

Начиная откровенно паниковать, чувствуя усталость, с неожиданным удивлением заметил подкрепление в виде двух незнакомых рабов, которые мастерски орудовали саблями и ловко метали ножи в противников, уворачиваясь от заклинаний. Невольно подумалось, что именно таких рабов и надо было приобретать, а не эти тщедушные недоразумения, которые тряслись не хуже своей хозяйки.

Те, что притесняли нас с Нантом, растерялись. Часть из них отправилась на помощь своим друзьям в борьбе с двумя рабами. Теперь преимущество было на нашей стороне. Мы с Нантом переглянулись, и каждый взял на себя по двое из оставшихся магов. Те, в свою очередь, поняли, что против нас не выстоят, и стали разбегаться. Пришлось разделиться с другом, чтобы преследовать противников.

Первого я обездвижил парализующим заклинанием. Со вторым было проблематичнее: проворным оказался, гад, да и бегает довольно шустро… Но в конечном итоге он сдался, и я с мрачным удовольствием мстительно послал по его обездвиженному телу разряд тока. Поступок некрасивый, согласен. Но нечего меня злить!

Уже свободнее осмотрелся и заметил неприметную темную карету без опознавательных знаков, из которой, вероятно, и пришло подкрепление в лице двух рабов. Сейчас дверь кареты, где, возможно, и находился хозяин или хозяйка тех двух, таранили двое бандитов. Неожиданно дверь поддалась, а я рванул на выручку неизвестному благодетелю.

Уже на подступах к карете послышались глухие звуки ударов, стоны боли, а после из дверного проема вывалился сначала один бандит, держась за живот, а после уже вылетел и второй, явно подгоняемый ногой в тяжелом сапоге, который на мгновение мелькнул в темноте дверного проема кареты. Это зрелище заставило меня пораженно остановиться, а после вообще застыть в немом изумлении, потому что из недр повозки ловко спрыгнула худая, гибкая фигурка, в которой я узнал… девушку??? Совсем молоденькую, хрупкую, с милым личиком, которое сейчас носило отпечаток мрачной решимости.

Она недовольно осмотрела корчащихся мужчин, заметила, что первый вывалившийся стал приходить в себя, и, как прикладом, ударила его в лицо кончиком странной длинной палки, утолщенной к концу и суженной у основания. Удар эльфа, что темного, что светлого, конечно, не убьет и даже не покалечит, но боль доставит невыносимую. Парень тут же потерял сознание, и она обратила внимание на второго, зажимавшего окровавленный нос и цедящего сквозь зубы угрозы, которые вызвали на красивом лице девушки презрительную улыбку. Его она с удовольствием сначала пнула, а после с садистским наслаждением наступила ботинком на пах и что-то прошептала с нежной улыбкой на губах. От того, как взвыл бандит, даже во мне зашевелилась чисто мужская жалость.

Удовлетворившись результатом, она и его тоже отправила в бессознательное состояние той странной палкой, а после резко повернулась в мою сторону, угрожающе прищурившись. Быстро поднял руки в примирительном жесте и проговорил непослушным языком, все еще находясь под впечатлением:

– Я свой.

Подозрительно прищурилась, хмыкнула и потеряла ко мне интерес, сосредоточив свое внимание на картине сражения, что открывалась за моей спиной. Увиденное ей явно не понравилось. Я заметил, как зло полыхнули ее глаза, и девушка решительно стремительным шагом пошла в нужную сторону, помахивая своим оружием. В неосознанном жесте загородил ей дорогу, почему-то не желая, чтобы она в этом участвовала и рисковала собой. Незнакомка смерила меня хмурым взглядом и процедила сквозь зубы:

– С дороги.

А я, как последний болван, уставился на огромные, чистые глаза странного оттенка фиолетового, которые сейчас смотрели на меня с неприкрытой угрозой.

– Не ходи туда, – отчего-то хрипло потребовал, удостоившись презрительного взгляда, а в нос мне уперся конец длинной, гладкой палки, которая больше смахивала на дубину.

– Я. Сказала. С дороги.

При желании мне бы не составило труда отобрать у нее оружие и быстро обездвижить заклинанием, но меня отвлек явно магический всплеск, за которым последовал небольшой взрыв. Отвлекся всего на секунду, а, когда повернулся к незнакомке вновь, ее уже не было.

С тревогой осмотрелся и заметил стремительно бегущую девушку, что мимоходом раздавала удары своей дубинкой направо и налево, ловко избегая встречных. Не понимая, что со мной происходит, вместо того, чтобы бежать на защиту Силены, я побежал за незнакомкой, страхуя и убирая с пути тех, кто уже подбирался к девушке со спины. Она это заметила, криво усмехнулась и коротко кивнула мне в знак благодарности, возвращая свое внимание к противникам, число которых стремительно уменьшалось. Ее увидели и рабы, быстро оказавшиеся рядом, чтобы встать ей на защиту.

Теперь я смог немного перевести дух, понимая, что они не дадут ее в обиду, и нехотя, то и дело оборачиваясь, устремился к перевернутой карете, возле которой с облегчением обнаружил Нанта. Он цепким взглядом следил за противниками, чтобы ни один и близко не подобрался к продолжающей верещать Избранной. Не сдержавшись, поморщился и встретился с хмурым взглядом друга:

– Где ты был? Почему так долго?

– После, – отмахнулся я, не желая признаваться в своем малодушии и своей несостоятельности как Стража.

Он недовольно дернул щекой и отвернулся, но уже принял более расслабленную позу, наблюдая, как незнакомая тройка расправляется с последними бандитами.

***

Глава 17. Изабелла

Я сидела с видом провинившегося ребенка, шмыгая носом и пряча глаза, пока Эльтар на все лады распекал меня за беспечность.

– Иза, чем ты думала, когда ввязалась в бой?! Ты могла пострадать! Ты не думала, что было бы с нами, если бы с тобой что-нибудь произошло?

Кирт предпочитал сидеть напротив, сложив руки на груди, и с немым укором взирать на меня, вызывая муки совести.

– Простите, – печально вздохнула я, пытаясь сделать жалобные глаза, наподобие кота из известного мультика. Фокус не удался. Эльтар взвился еще сильнее.

– Иза, зачем ты покинула укрытие кареты?

– Они ломились в дверь. Она вот-вот бы уже треснула, и бандиты все равно бы напали. Я решила сыграть на опережение! – попыталась оправдаться. Вышло не очень.

– Ангел, – обреченно и устало вздохнул Кирт, потирая ушибленное в бою плечо. – Мы с Эльтаром зачаровали карету. Даже если бы они выломали дверцу, внутрь все равно не смогли бы пробраться, иначе мы не оставили бы тебя, не будучи уверенными в твоей безопасности.

Ну… Что я могла сказать? Надо было предупреждать заранее!

– Извините. Я не знала, – потерла нос, отводя взгляд. Против воли почувствовала, как внутри меня завозилась совесть. Ведь Кирт получил ушиб, отвлекшись на меня. С Эльтаром обошлось, но он чуть было не словил пульсар, прикрывая меня. Выходит, что я не помогла, а даже наоборот… Обидно…

– Сладкая, – проникновенно начал темный, садясь передо мной на корточки и беря в руки мои подрагивающие ладошки. Когда бой закончился и адреналин в крови стал снижаться, начался отходняк, и я только сейчас поняла, насколько легкомысленно и рискованно вела себя. – У тебя есть мы. Запомни это, пожалуйста. Это мы должны заниматься твоей защитой и спокойствием. Доверься нам, прошу тебя. Мы не подведем. Но если ты и дальше продолжишь так рисковать собой, мы не сможем все контролировать и может произойти непоправимое.

От чувства вины у меня набежали слезы на глаза и затрясся подбородок.

– Не плачь, Ангел. Мы понимаем, что ты хотела помочь, – мягко улыбнулся Кирт. – И благодарны за это. Можно сказать, я даже горд, что наши тренировки не прошли даром. Но ты должна научиться доверять нам и верить в наши силы. Поверь, мы здраво оцениваем свои возможности и рассчитываем риски, чтобы не подвергать тебя опасности. И если в следующий раз мы скажем тебе сидеть на месте, ты так и поступишь. Правда?

Ответить я не смогла, боясь позорно разрыдаться, и только кивнула, закусив губу.

– Простите. Я больше не буду, – чувствуя себя пятилетним провинившимся дитем, всхлипнула.

Мужчины улыбнулись и обняли меня с двух сторон:

– Мы не сердимся, сладкая. Только не пугай нас так больше.

Я судорожно закивала и потянулась к Эльтару за поцелуем. Он не стал противиться и с нежностью ответил мне, довольно улыбнувшись напоследок, позволяя поцеловать и полукровку.

– Это все хорошо, но нам нужно выбираться. Наверняка аристократы уже все подготовили, – тяжело вздохнул Кирт, с сожалением отрываясь от меня. Я тоскливо вздохнула, вспоминая надменную эльфийку, двух не менее надменных аристократов и их затравленных рабов.

Мы толком и не пообщались. Лишь кивнули один одному, смерив оценивающими взглядами. Мы друг другу не понравились. Они мне так точно. Один из аристократов, тот, что светлый, заметил, что неплохо бы проверить, кто из оставшихся бандитов еще жив, чтобы обездвижить их. Выразительно посмотрел на моих мужчин: мол, пусть рабы этим и занимаются. Я не менее выразительно фыркнула, искренне желая показать ему нехитрую фигуру из пальцев, и ответила, что мы подождем в моей карете, пока они справятся. Утянула за собой моих полукровку и дроу под изумленными, негодующими взглядами. Но искренне пожалела об этом, потому что, стоило нам оказаться в карете, как Эльтар накинул полог тишины с помощью одного из артефактов, которые мы предусмотрительно прихватили с собой, чтобы парни лишний раз не пользовались своей магией, и стал отчитывать меня, словно маленького ребенка. Но вроде обошлось.

Оказывается, пока меня отчитывал дроу, Кирт времени даром не терял и осмотрел повреждения кареты. Указав на них, я вновь залилась краской стыда, вспоминая, что, когда двое ворвались в карету, не особо церемонилась, от души размахивая битой. Не совсем аккуратно, как выяснилось… Я разбила панель управления, и починить ее можно только магу, но на это уйдет несколько часов. У меня в наличие было двое, но, пока мы были не одни, пользоваться магией им нельзя, чтобы не раскрыться… Но не в этом была беда. Самая главная проблема: бандиты отвязали наших лошадей, которые испугались шума схватки и разбежались в ночи. Капец, короче! М-да, дилемма. Так что мой малодушный порыв забить на аристократов и помахать им ручкой, проезжая мимо, накрылся медным тазом. Да что за жизнь-то такая???

С тяжелым вздохом я размяла физиономию, оправила одежду, которая после неудачной любовной утехи и последующего мордобоя несколько поистрепалась. Нацепила на лицо выражение «вежливый кирпич», дождалась одобрительного кивка Кирта и вышла в сопровождении своих мужчин.

Мы нашли аристократов возле огромной заваленной на бок кареты, на которую они смотрели с хмурой задумчивостью. С нашим появлением мужчины почти синхронно повернулись, а вот эльфийка никакого внимания на нас не обращала и продолжала безостановочно что-то трещать, смотря на своих оставшихся в живых рабов, которые слушали ее трындеж с опущенными головами. Видимо, ругалась.

Я окинула скучающим взглядом вытоптанную поляну, с некоторым облегчением заметив связанных магической сетью, спящих бандитов, мимолетно радуясь, что их не перебили. Перевела взгляд на мужчин, темного и светлого эльфов, и замерла в ожидании. Согласно правилам приличия, именно мужчинам следовало представляться в первую очередь.

Они тоже напряженно замерли, вперив в мое лицо пристальные взгляды, от которых стало неприятно. Опомнившись, слово взял светлый:

– Миледи, позвольте представиться и поблагодарить вас за оказанную помощь в борьбе с преступниками и ворами, что подло напали… – вдохновенно начал он.

Помня о том, какие у светлых, особенно аристократов, длинные и нудные церемонные речи, я не смогла сдержаться и позволила себе перебить многословное вступление мужчины:

– Позволяю. Можете переходить к прямым благодарностям и знакомству, – спокойно посмотрела на него.

– Простите?

– На улице ночь. Как выяснилось, мы находимся на далеко не безопасном тракте. Думаю, вы согласитесь, что можно оставить церемониал до лучших времен, – заметила, краем глаза уловив, что эльфийка в дорогом платье, наконец, обратила на нас внимание и теперь с интересом рассматривала нашу троицу. – Так что, будьте добры, переходите сразу к делу, не тратьте свое и мое время.

Кажется, эльф потерял дар речи от моей наглости, недовольно дернув щекой. Дроу тоже посмотрел на меня недобро, но я лишь вежливо улыбнулась в спокойном ожидании.

– Позвольте представиться, – заговорил светлый, видимо, вспомнив об оказанной нами помощи, справившись с собой и подавив вспышку негодования. – Мое имя Кристофер Тайлент. А это мой друг, Нантин Вережский, – кивком головы указал он на не сводящего с меня глаз темного. Я заметила, что титулы он не называет. Что же, это и мне облегчает задачу. Хоть и не собиралась представляться своим именем, но теперь хотя бы не буду выглядеть невежливой. – А это наша очаровательная спутница Силена Милес. Наверняка вы о ней слышали.

При упоминании своего имени помятая эльфийка гордо выпрямилась, приосанилась и посмотрела на меня со снисхождением. А я вложила все силы в то, чтобы не поперхнуться воздухом, выражая тем самым свое состояние шока от закона подлости. Нет, серьезно? Вот правда нельзя было обойтись без встречи со Стражами и подставной Избранной? Судьба, что за дела, а?

Нашла в себе силы улыбнуться, хотя все равно вышло немного натянуто, и вежливо представилась:

– Белла Белая, – вспомнив свою прежнюю жизнь, выдала я. – Мои сопровождающие: Киртан и Эльтар. – Поочередно повернулась к своим мужчинам, заметив краем глаза, с какой заинтересованностью на них поглядывает эльфийка. Подавила в себе глухое раздражение и вновь вспомнила о нормах приличия, пусть и скомканных. – Очень приятно познакомиться. Жаль, что при таких обстоятельствах. – Я скосила глаза на аркан с бандитами.

Светлый понимающе улыбнулся.

– Теперь, когда формальности учтены, думаю, стоит обсудить ситуацию, – вздохнула я, отчаянно не желая ничего обсуждать и мечтая оказаться от этого места подальше. – Как обстоят дела с вашим средством передвижения? – из пустой вежливости поинтересовалась. Мужчины выразительно покосились на перевернутую карету, возле которой валялись раскрытые сундуки и их содержимое. Даже отсюда было видно, что ось безнадежно сломана. Если карета и поедет, то только тогда, когда ее ось станут придерживать при этом руками.

– Все плохо, – резюмировал темный, тот, что Нантин. – А у вас?

– Не лучше. Лошадей нет. Разбежались, и как их вылавливать в темноте непонятно. А также повреждена панель управления.

Аристократы переглянулись и посмотрели на меня с улыбкой, отчего в душе завозилось подозрение.

– Так, может, объединим усилия? – заискивающе начал светлый, который Кристофер. – Вы правы, дорога сейчас опасна, а путь до ближайшей гостиницы неблизкий. Мы разобьем лагерь здесь недалеко, у ручья, и переночуем. За это время мы с другом сможем починить вашу панель управления, а лошади остались у нас. Правда, всего три штуки, но для вашей малогабаритки и они сойдут. Утром доберемся до ближайшего постоялого двора, там передохнем и закупимся всем необходимым для дальнейшего путешествия. Тогда и распрощаемся.

Даже понимая, что выбора у меня как такового все равно нет, а этот план более чем разумен, тем не менее я боролась с желанием пусть и идти в ночи пешком, но лишь бы подальше от них.

Почувствовала прикосновение к руке. Скосила глаза на полукровку, и он незаметно для всех кивнул, не глядя в мою сторону. Подавив разочарованный вздох, я согласилась.

– Отлично, – с улыбкой кивнул светлый, который меня почему-то раздражал. Возможно, потому что именно он мешал мне пойти на выручку моим парням, хотя никаких прав не имел. Хамло. – В таком случае позвольте показать вашим рабам место для ночлега.

Недовольно дернула щекой, вовремя сдерживая заковыристое ругательство.

– Это мои телохранители. Называйте их, пожалуйста, так. Слово «рабы» очень некрасивое и режет слух, – с натянутой улыбкой, чуть ли не цедя слова, посмотрела я на светлого и даже ресничками хлопнула.

– Как будет удобно, миледи, – несколько растерянно заметил он. С ним отправился Эльтар. Кирт же напряженно следил за остальными, не желая оставлять меня с ними в одиночестве, за что я была ему благодарна.

– Как здорово, что теперь мне есть, с кем поговорить, – слащаво воскликнула эльфийка, продолжая пожирать Киртана взглядом, и подскочила ко мне ближе. – Девушка девушку всегда поймет лучше, – заговорщицки заметила она, хватая меня за руку, которую я поспешила вырвать из ее хватки. Силена удивленно хлопнула ресницами, нахмурила бровки, взглянула на Нантина, который решил притвориться глухо-слепо-немым, раздраженно вздохнула и вновь натянула на личико приветливое выражение. Но за руки больше не хватала.

***

Глава 18. Эльтар

Несмотря на то, что светлый был аристократом, на местности он ориентировался довольно хорошо. Отыскал действительно неплохое место для ночлега. Хоть меня и бесили его барские замашки и то, как он смотрел на меня свысока, но виду я не подавал, отыгрывая уже привычную ситуацию полного послушания. Вот только при всей моей нелюбви к аристократии эти трое бесили меня больше обычного. Да и Киртан весь напрягся, когда услышал их имена. Иза незаметно дернулась. Видимо, было в этой троице что-то такое, что заставило девушку и полукровку пожалеть, что они вообще поехали этой чертовой дорогой. Но спросить я не мог. К тому же не было возможности.

Сейчас же я просто пребывал в глухом раздражении от общества светлого, который смел бросать на мою женщину долгие, оценивающие взгляды. И это при наличии своей жены в непосредственной близости!

Девушка хороша. С этим не поспоришь. Вот только внешностью меня уже давно не обманешь, и я успел заметить все то, что скрывало прелестное личико: гордыню, зависть, корысть, избалованность – все то, чем так славились женщины этого мира. Кроме моего сладкого Ангела. Сейчас я поражался, как мог так ошибаться на ее счет, увидев впервые. Признаю, она мастерски сохраняет репутацию злобной садистки, великолепно владея своей мимикой и жестами. Но если присмотреться и узнать ее получше, все предстает совсем не тем, чем кажется.

Тогда, на торгах, мне казалось, что она скучает, лениво рассматривая каждого и бездумно тыкая пальчиком в тех, кто ей понравился как живая игрушка. Сейчас же понимаю, что то напряжение, которое царило в ее глазах, не было предвкушением скорой забавы: ей было жаль каждого. И она отчаянно боролась с собой, чтобы это сожаление не заметил никто из окружающих. Наверное, именно для этого Изабелла и предпочитала носить эти балахоны: за ними так легко скрывать лицо и истинные чувства…

Из мыслей меня вырвал голос светлого:

– Вы с полукровкой довольно ловко расправились с теми бандитами, – вдруг заговорил он. Комплимент сомнительный, если учесть, с какой интонацией был произнесен. Словно подачку давал.

Я шел чуть поодаль, как и было положено рабу, но он даже не думал разворачиваться и говорить, сохраняя зрительный контакт. Слишком много чести. Застарелая нелюбовь к светлым, которая немного померкла за месяц моего проживания у Изабеллы, заиграла новыми красками.

– Спасибо, господин, – ровным голосом ответил я, поборов желание врезать ему в челюсть за снобизм. Но нельзя. Не хочу своей глупостью и несдержанностью подставлять Изу. Значит, нужно сцепить зубы и мысленно считать пушистых овечек. Обычно помогало.

– Где вас обучили таким навыкам? – последовал очередной вопрос. Хуже всего то, что, играя роль раба, я не мог не ответить на вопросы свободного, тем более аристократа. Конечно, если они не касались непосредственно хозяйки.

– У меня долгий опыт служения, господин. Довольно часто меня использовали как телохранителя, как сейчас это делает госпожа.

– А полукровка?

– Про него не знаю. Не интересовался, господин.

Он, наконец, бросил на меня оценивающий взгляд и вновь отвернулся, предпочитая говорить, не смотря мне в лицо, словно это было выше его достоинства. Собственно, для аристократов так и было. Мне не привыкать.

– Как давно вы служите своей хозяйке и где она вас приобрела?

И опять я не мог не ответить и решил сказать правду, чтобы не запутаться.

– Полукровка около четырех лет. С ней всего чуть больше месяца. Меня приобрели на торгах. – Ну, не соврал же. Фактически, Изабелла, какая она есть сейчас, познакомилась с Киртаном четыре года назад, когда поселилась в теле бывшей графини. Все честно.

– Такие опытные воины, как ты, должны стоить очень дорого. По твоей хозяйке не скажешь, что она богата. И наличие двух таких рабов, как вы, странно.

Я чуть было не выругался. За всеми этими переживаниями элементарную вещь не учли. Мы ведь действительно не хотели привлекать к себе внимание и в погоне за маскировкой под скромную аристократку не учли то, что рабы сейчас дороги, а это совсем не вяжется с тем образом, который у нас получился.

Благо, у меня была версия и на это:

– Не знаю, как ей достался полукровка, а меня госпожа купила за бесценок. Я «отработанный».

Вот теперь удостоился более пристального и даже несколько озадаченного взгляда светлого:

– Серьезно? Я думал, что такие, как ты, уже ни на что не годны, потому вас и пускают в утиль.

Скрипнул зубами, но ровно ответил:

– В большинстве случаев именно такие, как я, и приобретают многие полезные качества за время служения у разных хозяев, у каждого чему-то обучаясь. Но нас не хотят выкупать, потому что мы не престижны. От недостатка спроса и маленькая цена, – ответил я чистую правду.

– Вот как! – с заинтересованностью протянул он. – Хм, пожалуй, я давно не был на торгах. Пора бы наведаться. – Я вновь скрипнул зубами, радуясь, что у светлых не такой чувствительный слух, как у темных. – Значит, твоя хозяйка оказалась более прозорливой, чем все остальные.

– Получается так, господин, – согласился я.

– Это многое объясняет, – покивал он. – А что скажешь о служении ей? Тебя все устраивает? – Я с недоумением покосился на него, и светлый, раздраженно вздохнув, пояснил: – Хотел бы ты сменить хозяина? Мне нужны такие бойцы, как ты. У меня можешь не бояться сильного наказания. Только за неприкрытую вину. Своих рабов я ценю. К тому же, я не женщина: принуждать к сексу не стану.

Чуть было не фыркнул на его высказывание. Знал бы он, что высказывание «Я не женщина» вообще аргументом не является.

– Благодарю, господин, за щедрое предложение, но меня все устраивает в служении моей хозяйке. – Кто бы знал, чего мне стоило скрыть литры яда в голосе.

– Уверен? Она кажется… – Он помахал рукой в воздухе, подбирая слова. – Жесткой. Одно то, как она безжалостно расправилась с бандитами, уже говорит о многом. Вероятно, вам сильно достается от нее.

Чуть было не засмеялся, мечтательно вспоминая то, КАК нам доставалось от нее. В паху стало тесно, и я поторопился перевести мысли в другую сторону.

– Тем не менее мы с полукровкой преданы хозяйке и не откажемся от нее добровольно.

– Это потому что она спасла тебе жизнь, выкупив на торгах? – прищурился он.

– В том числе, – решил уйти я от ответа, радуясь, что уже вышли на дорогу, где мы оставили всех остальных. Более светлый меня не расспрашивал.

***

Глава 19. Киртан

Как мы могли попасть в такую ситуацию? Даже не знаю, смеяться или плакать… Но мой Ангел, как и всегда, на высоте. Никак не показала своего отношения к новости о том, кем оказались наши новые знакомые. Предполагая поездку инкогнито и дальнюю дорогу, избегая телепортов, я и подумать не мог, что мы можем встретиться. И вот надо же, как Судьба повернулась…

Ангел назвалась чужим именем, но никто, кажется, не понял обмана. Однако то, как на нее смотрели аристократы, мне не нравилось. Хотелось заслонить ее от их пристальных, изучающих взглядов, в которых явно проскальзывал мужской интерес.

Зато увидел лже-Избранную. Красива, этого не отнять. Прелестные черты милого личика в обрамлении густых длинных светлых волос, по-детски удивленно распахнутые глаза цвета весенней листвы. Она казалась чем-то эфемерным, сказочным, словно фея из сказки. Не знай, кем девушка является, возможно, тоже допустил бы мысль, что она будет особенной. Но я точно знаю, что единственная особенная девушка в этом мире – мой Ангел. В этом мог убедиться за четыре долгих года, когда смотрел, но не смел прикоснуться к ней и заявить свои права.

А теперь она принадлежит мне… А еще темному, да. Но придется смириться с этим. Я уже смирился, если подумать. Не такой уж он плохой вариант для нашей девочки. Между нами опять же много общего на фоне былого рабства. Он как никто понимает меня, и находить с ним общий язык оказалось просто. Было бы куда хуже, если бы в спутники Ангелу достался один из этих аристократов.

Меня передернуло даже от одной мысли. Что уж говорить… Особенно если учесть, что именно эти двое первоначально и должны были стать Стражами Изабеллы. Собственно, они ими и остаются. Правда, пока только номинально. Стоит им еще раз повторить клятву уже в присутствии Ангела, и к нам с Эльтаром прибавятся еще двое…

Хорошо, что я неплохо знаю Изабеллу и могу с точностью сказать, что они ей не понравились. Ни один из них. И она отчаянно желает избавиться от общества аристократов поскорее. Следовательно, открывать им свое настоящее лицо она не собирается. Ни как графиня, ни как Избранная. Главное – не допустить ошибку и не раскрыться. Благо, за четыре года Ангел хорошо в этом поднаторела и играла масками виртуозно.

Сейчас я с умилением смотрел, как она выставляет себя хамоватой обедневшей аристократкой, в которой узнать графиню было бы очень трудно. Что уж говорить про Избранную, которая, по идее, должна излучать доброту и свет. Помня, как моя девочка размахивала битой (так она это называла), добротой от нее и не пахло. Моя умничка…

Я бы тоже не прочь закинуть ее на плечо и скрыться от пристальных взглядов подальше, вот только в словах светлого есть смысл. На карете мы уже не уедем, а пешком небезопасно. Я не хочу подвергать Ангела еще большей опасности, чем она уже пережила. Как это ни глупо, но в этой более чем странной компании она сейчас в целости и сохранности, чего нельзя гарантировать на тракте. Главное – переждать ночь. Утром отправимся на карете до ближайшей гостиницы, там и распрощаемся с этой неприятной троицей.

Еще эти разбойники, которые продолжали пребывать в магическом сне, нервировали. Что теперь с ними будет? Вероятно, аристократы отправят магического вестника, и уже утром за ними явится стража ближайшего города, которая и будет решать их дальнейшую судьбу. Так и оказалось. Когда Изабелла осторожно поинтересовалась у темного об их судьбе, он с точностью подтвердил мои мысли.

Однако про опасность я не забыл и решил разузнать некоторые подробности из жизни лже-Избранной. С этой целью направился к ее рабам, которые с покорно опущенными головами собирали многочисленный гардероб хозяйки. Кто, если не они, могли знать настоящее лицо своей госпожи?

Смотря на эту картину, не мог в очередной раз не порадоваться практичности Изабеллы, которая предпочитала путешествовать налегке. Парни отнеслись ко мне с опаской. Но я уже неплохо разбирался в психологии рабов, и вскоре они приняли меня за своего, чему хорошо способствовал рабский ошейник.

Говорили они тихо, то и дело поглядывая в сторону своей хозяйки, которая пыталась разговорить хмурую Изабеллу, что получалось у нее плохо. Но Силена не сдавалась. Ее темный-муж пытался магичить возле перевернутой кареты, соображая, как ловчее ее перевернуть обратно.

Так я узнал приблизительный маршрут, которым должны последовать лже-Избранная и ее Стражи, а также то, с каким темпом они двигаются и почему так задерживаются. Ответ порадовал, так как их неторопливость давала нам неплохую фору времени.

Словно невзначай в разговоре упомянул тему артефактов, намекнув, что моя хозяйка очень их уважает. Таким образом хотел вывести их на разговор на тему неизвестного артефакта, которым предположительно может владеть Силена. Парни разговор поддержали, но ничего интересного не сообщили.

Краем глаза заметил, как вернулся светлый с Эльтаром. Темный выглядел напряженно и хмуро, хоть виду подавать не хотел. Это заставило меня напрячься, но разговаривать поблизости с темным-аристократом было бы верхом глупости, потому я подавил любопытство, внимательно отслеживая любой намек на что-то, что могло вызвать тревогу.

Мой взгляд Эльтар понял правильно и незаметно махнул головой, давая понять, что ничего страшного не произошло. Темный подошел к Изабелле, не выходя из образа покорного раба, коротко отчитался ей, и она кивнула, что-то тихо сказав ему.

Эльтар поклонился и пошел в сторону нашей кареты. Я подавил желание отправиться за ним следом, не желая оставлять Изабеллу без присмотра. Хоть и был уверен в том, что она мастерски сыграет свою роль и не выдаст себя, но в то же время знал, как ей тяжело это дается и что девушке требуется поддержка, так как она то и дело искала меня глазами. Только встретившись со мной взглядом, Иза могла немного расслабиться. Ко всему прочему, эти аристократы…

Сейчас они о чем-то тихо переговаривались, стоя у перевернутой кареты, но я уловил то, что оба периодически бросали взгляды на Изабеллу и Силену. И даже с точностью могу сказать, что смотрели они совсем не на свою женщину. Особенно светлый…

– Нам стоит собираться. К сожалению, кареты придется оставить вдоль дороги, – подал голос светлый, обращаясь преимущественно к Изе. – Особенно нашу, – добавил он с неудовольствием, бросив взгляд на помпезную карету Силены. Она была хороша для поездок по городу, но никак не на тракте, за что Избранная со своими Стражами и поплатились.

Изабелла подняла на него бесстрастный взор и кивнула, бросив взгляд на меня. Я быстро поднялся и чуть было не зарычал, когда неожиданно вперед вышел темный аристократ, галантно протягивая моему Ангелу руку с обаятельной улыбкой и словами:

– Позвольте помочь вам, миледи. Сейчас темно, и есть опасность подвернуть ногу, а светлые эльфы ориентируются в темноте не так, как темные.

Она окинула его выразительным взглядом, перевела не менее многозначительный взгляд на вмиг покрасневшую эльфийку в дорогом бальном платье и туфельках на каблучке, а после на свои длинные ноги, затянутые в брючки, с тяжелыми ботинками на плоской подошве. Вновь посмотрела на него и ехидно протянула:

– Благодарю, милорд, но, думаю, ваша спутница и жена нуждается в помощи больше, чем я. Ко всему прочему, у меня есть сопровождающие, так что опасаться за мое здоровье не следует.

Она вежливо улыбнулась, обошла его и возмущенно замершую эльфийку. Я быстро оказался рядом с ней и с поклоном протянул руку, за которую Ангел с готовностью ухватилась. Затем повернулась к аристократам, выражая свою готовность идти на выбранное для ночлега место.

***

Глава 20. Изабелла

«Какая восторженная дура», – думалось мне с негодованием, пока светлая эльфийка трещала без умолку. Причем в основном на тему своей исключительности как Избранной. У меня даже создалось впечатление, что она и сама в это искренне верит. Не удивлюсь, если это недалеко от истины и ей профессионально запудрили мозги, потому что было кристально ясно, что такой экземпляр, как Силена, способен разрушить всю игру. Особенно божественного значения.

Была еще версия, которую я упорно гнала прочь, но не могла не допускать: она гениальная актриса и мастерски косит под идиотку. Только невероятно умный человек… Простите, эльф, может так виртуозно водить за нос окружающих. Поэтому, когда светлый позвал нас на место будущего лагеря, я была ему почти благодарна. Вот только не совсем поняла жест темного, который открыто ко мне клеился. На глазах у своей жены. А она ему жена. Знаю об этом определенно точно, так как она сама хвасталась брачной татуировкой и мимолетно упомянула, что у них с Нантином даже сын есть. Поэтому я искренне разделяла недоумение эльфийки, смотрящей с немым изумлением на дроу, который, собственно, даже не повернулся в ее сторону.

Не желая играть в их игры, отыскала моего гениального полукровку и с гордо поднятой головой прошествовала с ним под руку на выбранное место с красивым пейзажем. Спустя сорок минут Эльтар и Кирт, меняясь по очереди, перенесли из кареты необходимые для ночлега на свежем воздухе вещи и, по моей просьбе, даже поставили котелок на огонь, чтобы сварить кашу.

Аристократы смотрели в нашу сторону с недоумением и недовольством, потому что, в отличие от них, меня вполне устраивала и спартанская пища, и подвешенный между деревьев гамак для сна. Следовательно, когда мы принялись за ужин, они еще только разложились. Естественно, я даже не подумала отправить ни одного из своих мужчин им на помощь. Сами справятся. Не маленькие.

Бедные рабы Силены. Капризная дура не отставала со своими придирками, пока несчастные вконец не выдохлись, а недовольные мужья не приструнили свою женщину. Она, в свою очередь, недовольно скривив личико, почему-то отправилась прямиком к нашему костру. Я еле сдержала желание закатить глаза и страдальчески застонать на ее подступах.

– Как вы можете это есть? – брезгливо заглянув в котелок с кашей, которую мы с мужчинами закусывали вяленым мясом, спросила Силена.

– Ртом, – мрачно заметила я, стоило только прожевать. Аппетит был безнадежно испорчен.

Она посмотрела на меня, как на ненормальную, вздохнула, видя, что я абсолютно серьезна, и стала выразительно осматриваться в поисках места, чтобы сесть. Я предпочитала делать вид, что не замечаю ничего вокруг, кроме невероятно увлекательного содержимого моей тарелки. Мужчины тоже сидели на поваленной коряге, поскольку, как их «хозяйка», других указаний не давала.

Силена демонстративно кашлянула, привлекая мое внимание, а я с деланным сочувствием пожелала:

– Будь здорова. Попей теплой водички. От першения в горле хорошо помогает.

Возмущенно вспыхнув, она зло посмотрела на мое безмятежное лицо, выражающее искреннее участие.

Ситуацию спасли ее рабы. Один из них принес ей изящный табурет, на который Силена величественно опустилась, а второй установил раскладной столик, который поставил перед ней. На нем уже красовались фрукты, овощи, сладости и даже бокал, наполненный, подозреваю, вином.

Снисходительно взглянув на меня, мол, «смотри, как питаются настоящие леди, дикарка», она стала осторожно разрезать яблоко на дольки и величественно класть маленькие кусочки себе в рот. Тут-то и подоспели аристократы, устанавливая небольшую палатку с помощью рабов Силены, которые, по правде говоря, были такими же бестолковыми, как и она.

Так вот, подоспели светлый с темным и с некоторым недоумением уставились на тарелку с кашей в моих руках, которую я по-плебейски держала у себя на коленях. Но, заметив в этой каше куски мяса, взгляды их стали более заинтересованными. Убеждая себя, что поступаю чисто из практических соображений, так как лишняя каша до утра пропадет, если не съесть сейчас, я великодушно кивнула мужчинам:

– Угощайтесь, если не побрезгуете.

Они неуверенно переглянулись. Темный поджал губы и, не спуская голодного взгляда с котелка, начал отрицательно махать головой, а вот светлый расплылся в улыбке и с кивком согласился:

– Благодарю, миледи. Вы очень добры. А то, знаете ли, соскучился я по походной кухне.

Не оценив его энтузиазма, перевела заинтересованный взгляд на темного. Видимо, пример соратника подстегнул и его переступить через свои принципы и тоже согласиться. Но благодарил он уже куда вежливее, чем была его первая реакция.

Они быстро отыскали подходящую корягу в лесу, пока рабы наполняли им тарелки. Мужчины с голодным блеском в глазах принялись за еду, но про манеры не забывали, хотя и не пользовались вилкой с ножом, как их благоверная.

Кирт не жадничал и отрезал им по внушительному куску вяленого мяса, которое аристократы приняли с еще большим энтузиазмом под презрительным взглядом супруги, которая продолжала «насиловать» несчастный фрукт.

Перевела взгляд на стоящих поодаль рабов, которые не смели поднимать головы, и посмотрела на невозмутимых аристократов.

– А рабов кормить не будете? – не сдержала я вопроса. Светлый с темным озадаченно посмотрели на меня, оторвавшись от позднего ужина, после перевели взгляд на свою женщину, намекая, что все вопросы к ней.

В раздражении дернула щекой, вспомнив о законе этого мира, который гласит: раб мужа – общий раб, раб женщины – исключительно ее.

На меня подняли невинные зеленые глаза:

– Сегодня они наказаны и будут без еды, так как плохо защищали меня, не говоря уже о том, что плохо закрепили мои вещи, испачкав значительную часть гардероба, что вывалилась при нападении.

Я с удивлением подняла брови, и Силена снисходительно улыбнулась:

– Да, знаю, наказание смешное и они заслуживают порки, но я же Избранная и считаю насилие излишним.

Пораженно хлопнув глазами, перевела взгляд на мной уже совершенно нежелаемую кашу в порыве одеть эту тарелку ей на голову. Но вместо этого восхищенно улыбнулась и пропела:

– Ты такая великодушная.

Эльфийка довольно улыбнулась, задрав прелестный носик еще выше, а я переглянулась с Киртом, который, как и всегда, понял меня без слов. Когда все лягут спать, он тайком накормит несчастных, если подвернется случай.

Несмотря на то, что аристократы сообщили, что накроют лагерь охранным куполом, Кирт строго заметил, что они будут дежурить с Эльтаром по очереди. Темный кивнул, соглашаясь с ним.

– Было бы невежливо с нашей стороны пользоваться вашей добротой в одностороннем порядке. Угощайтесь и вы, Белла, – вежливо улыбнулся Нантин, обнажая свои аккуратные клыки в улыбке и указывая рукой на фрукты, овощи и сладости, которые после ужина Силены остались почти нетронутыми. Она же продолжала мучить все то же яблоко. Как «Избранная» до сих пор от недоедания не подохла с такой диетой???

– Благодарю, но откажусь. Я уже сыта. – Хотела добавить «…по горло», но не стала.

К этому моменту уже заварился травяной настой, который здесь пьют вместо классического чая из моего прошлого мира. Эльтар аккуратно забрал у меня из рук тарелку, вложив в непослушные пальцы кружку с горячим напитком. Благодарно улыбнулась ему и с наслаждением отхлебнула, почувствовав, что немного успокоилась.

– Белла, – вдруг заговорил Кристофер, уже расправившись со своей порцией и принимая из рук Эльтара кружку с «чаем» с благодарным кивком, что меня несколько удивило. – Вы расскажите нам что-нибудь о себе?

– Зачем? – вскинула я бровь и скрыла ухмылку за кружкой, изображая, словно делаю глоток. – Завтра мы расстанемся. Вероятно, навсегда, так как крутимся мы в разных кругах общества. Несмотря на то, что вы не назвали своих титулов, было бы трудно не догадаться, что вы из высшей аристократии, до которой я при всем желании не допрыгну. – Выразительно посмотрела на манерную девицу в вечернем платье, которая до жути нелепо смотрелась на фоне обычного костра. – Вам должна быть так же неинтересна моя жизнь, как меня не интересует ваша. Если бы не это нападение, мы бы никогда не пересеклись, – прямо посмотрела я ему в глаза, уловив странную эмоцию в них, которую не смогла распознать. – Поэтому предлагаю просто спокойно допить чай и ложиться спать. День был долгим, ночь неприятной, а рано утром вставать.

– Вы неправы, Белла. Мне интересно узнать вашу историю.

– С чего бы? – прищурилась я. – Признайтесь, сейчас вы просто следуете нормам вежливости, которые не позволяют провести трапезу без светской беседы. Я далека от светского общества, манерам не обучена, поэтому не хочу лишний раз осквернять ваш слух своей невежественностью.

– И все же? – не унимался светлый, смотря на меня бирюзовыми глазами. – Меня вы нисколько не оскорбляете. С вами довольно приятно общаться, хотя, должен признать, ваша манера общения грубовата. Но меня это ни капли не напрягает. Даже приятно, что с вами не нужно безукоризненно следовать этикету.

– Поддерживаю друга, – кивнул Нантин, обаятельно улыбнувшись и сверкнув клыками. – Мне тоже интересно.

– И мне! – воскликнула Силена с энтузиазмом. – Всегда интересно узнать, как живут другие эльфы.

Раздраженно вздохнула, борясь с желанием обернуться к своим мужчинам за поддержкой.

– Хорошо. Родилась в среднем классе, вышла замуж за зажиточного крестьянина и одного обнищалого аристократа. Так я получила какой-никакой титул и средства к существованию. С мужьями открыли небольшое дело по разведению овец. Доход, по меркам столицы, небольшой, но стабильный, и на жизнь хватало. В стычке двух городов погибли оба мужа, и я стала вдовой. Без них управлять предприятием оказалось трудно, а новые женихи стали сильно докучать, пытаясь дорваться до зажиточной вдовы. Потихоньку на меня стали наседать конкуренты, забирая моих клиентов, и я решила, пока не поздно, спасти столько, сколько могу, пока не разорилась окончательно. Поэтому продала дело и отправилась в путешествие с моими спутниками для защиты.

– А почему снова не вышли замуж? – заинтересовалась эльфийка.

Кирт, Эльтар, да простите мои слова, но так надо! Сами захотели изображать обычных рабов. Это расплата. Причем малая ее часть.

– Уж больно прежних мужей любила, – стараясь сдержать язвительность, ответила я. Но цепкий взгляд двух аристократов дал понять, что в моих словах сильно усомнились, поэтому поторопилась исправиться. – В моем крохотном городе больше не осталось перспективных женихов. Я еще молода, столько возможностей! Если коротко – отправилась за лучшей жизнью.

Это уже лучше вписывалось в реалии этого мира, и мужчины расслабились. Никого не удивили мои циничные слова, а эльфийка так еще и согласно покивала:

– Правильно. Нечего терять жизнь и молодость, растрачивая их на никудышных мужчин.

Я солидарно кивнула, стараясь не думать, что сейчас должны чувствовать мои… кажется, все-таки мужья. Столько лет тут живу, а все не могу привыкнуть, что свадьба тут проходит иначе, и две татуировки на запястье, которые сейчас были скрыты длинным рукавом, свидетельствовали о моем замужнем статусе.

– Лишних денег на телепорты нет, потому и путешествуем в основном по тракту, – закончила я.

– То есть вы, Белла, вдова.

– Да. Вы очень внимательны, – язвительно посмотрела я на Кристофера. – Думаю, вы не сочтете наглостью и мне, в свою очередь, поинтересоваться, что такие грандиозные фигуры нашей эпохи делали в этом месте и так поздно? Если Силена – Избранная, то, я так понимаю, вы – ее Стражи? – посмотрела я поочередно на светлого и темного. Те нехотя кивнули.

– Нас задержали кое-какие дела, потому мы не успели добраться до ближайшего портала, – коротко пояснил Нантин, отводя взгляд и с силой сжимая челюсти.

– А куда вы направляетесь? – прищурилась я. – Неужели это то, о чем я думаю, и время пришло?

– Вы правы, миледи, – кивнул Кристофер. – Священный цветок зацвел.

– Так это же здорово! – деланно восторженно воскликнула. – Значит, скоро Айне вернется!

– Вы рады? – как-то напряженно спросил Нантин, внимательно вглядываясь в мое лицо.

Следя за своим выражением, я с готовностью кивнула:

– А почему нет? Я совсем не против, чтобы, наконец, стали рождаться девочки. Не знаю, как у вас, высшей аристократии, но в среднем классе этого ждут с нетерпением. И не только мужчины.

И я ни капли не врала. Даже со всеми своими привилегиями женщины среднего класса не могли себе позволить иметь рабов, довольствуясь только мужьями. А мужья есть мужья. Они могут закрывать на что-то глаза, потакать некоторым капризам, но переходить черту себе не позволят. В большинстве случаев. А теперь представьте: у вас четверо мужчин, у каждого свой характер, потребности (которые, хоть и нехотя, нужно удовлетворять), у вас нет возможности спустить злость на того же раба, потому что издевательств над собой мужья не потерпят. Точно так же, как не каждый согласится, чтобы его жена становилась проституткой. Исключения, конечно, есть, о чем говорили разрастающиеся бордели, но это только исключения, а не правило.

Я наслушалась достаточно подобных историй, так что могу с уверенностью сказать, что женщины среднего класса тоже не прочь, чтобы богиня-мать вернулась.

– Очень хотела бы дочку, – мечтательно добавила, на мгновение забывшись и говоря вполне искренне.

Мне вдруг почудилась девочка со смуглой кожей, темными волосами и светло-голубыми глазами. М-мм, прелесть. Сын – тоже очень здорово. А еще лучше – и сын, и дочка. И так несколько раз. Что-то я не о том думаю…

Собственно, должна признать, мысль забеременеть не вызывает в моей душе никакого отторжения. Еще в своем мире я не признавалась сама себе, но отчаянно хотела ребенка, того, которого буду безгранично любить, оберегать, о ком буду заботиться и кого никогда не брошу. Мой ребенок не должен знать, что такое одиночество.

Тут подумалось, что у меня уже дважды был незащищенный секс. А вдруг я уже беременна? А от кого? А как к мысли об отцовстве отнесутся Кирт с Эльтаром? Вдруг они еще не хотят детей??? Надо будет при возможности поговорить с ними об этом.

– Так что искренне желаю, чтобы Айне вернулась, – закончила я, поймав на себе два странных взгляда мужчин и скучающий от Силены, которая не особо скрывала, что ей данная тема не совсем интересна. Вот тебе и Избранная.

Однако взоры мужчин меня смущали, и, чуть нахмурившись, поторопилась подняться с места:

– Спасибо за беседу, но уже очень поздно. Я бы хотела лечь спать.

Аристократы быстро поднялись и вежливо кивнули.

– Да, конечно, – спохватился Кристофер и, странно замявшись, добавил. – Не сочтите за грубость, но вам не обязательно спать под открытым небом, Белла. Думаю, Силена не будет против разделить палатку с вами. Тем более что сейчас мы с Нантином займемся починкой вашей кареты и до утра, вероятно, ложиться точно не станем.

Со сдерживаемым смешком заметила, что как раз Силена более чем против и сейчас метала на мужа злобные, предостерегающие взгляды. Но молчала, потому что репутацию Избранной нужно поддерживать. Да-да.

Я мило улыбнулась, оценив благородный порыв, но покачала головой:

– Благодарю, но меня все устраивает. После продолжительной поездки в тесной кабинке кареты как никогда хочется побыть на просторе.

Он странно посмотрел на меня, словно хотел что-то сказать, но промолчал, принимая мой ответ.

– Как пожелаете.

А после стремительно развернулся и, не дожидаясь темного, ушел в сторону тракта, где мы оставили свои кареты.

***

– Белла, можно тебя на минуточку? – услышала я, когда возвращалась с ручья, где умылась и почистила зубы перед сном. Застарелая привычка еще из прошлой жизни, которая не оставила меня и в этом мире.

Удивленно обернулась к Силене, которая сейчас стояла в шелковом халате, явно готовясь ко сну. В халате. Шелковом. Посреди леса!

– Да, конечно.

– Можно поговорить наедине? – Она выразительно осмотрела мужчин, что стояли за моей спиной и раскладывали лежанки прямо на земле рядом с моим гамаком.

Удивившись еще больше, с неуверенностью обернулась на мужчин, получила одобрительные кивки и, пожав плечами, отошла вместе с эльфийкой на несколько метров, что для слуха темного было смешным препятствием.

– Чем могу помочь? – вежливо поинтересовалась я.

Она как-то странно замялась, поджала губы, а после решилась и быстро проговорила:

– Хотела бы предложить тебе обмен на эту ночь.

– Чего? – совсем некрасиво опешила я, чем, кажется, ее сначала смутила. Но после Силена взяла себя в руки, вспомнив, что ее положение как бы выше моего, да и вообще она вся такая Избранная, и пояснила уже смелее:

– Я хотела бы позаимствовать твоего дроу на ночь. Ты же не будешь против? Взамен, так и быть, можешь выбрать одного из моих рабов. Или обоих.

– Зачем? – все еще находясь под впечатлением от наглости некоторых, затупила я, мысленно проговаривая весь матерный запас, который бережно хранила в своей памяти с момента смерти в прошлом мире. Сзади послышалось тихое ругательство, и даже знаю, кому оно принадлежало. Надеюсь, Киртан сможет удержать Эльтара от необдуманных поступков.

– Он мне понравился, – просто ответила она и презрительно скривилась. – Ну, ты же все прекрасно понимаешь. Я хочу разнообразия. Твой дроу кажется довольно опытным. А еще он очень горячий. Полукровка тоже ничего, но шрамы на его лице… на любителя, и мне не нравятся. Так что, одолжишь?

– А ничего, что у тебя муж темный? У тебя вообще два мужа и два раба! – сиплым шепотом воскликнула я, заметив, что у меня от возмущения даже голос сел. – Тебе что, мало?

– Что от них толку?! – раздраженно махнула она рукой, словно назойливую муху отгоняла. – Тебе что, жалко? – насупилась.

Силена вела себя так, словно я с ней конфеткой делиться не хотела, а не мужиком! Понимаю, конечно, что рабы здесь ценятся не очень высоко, но чтобы так?!

– Извини, но нет. Что Эльтар, что Киртан – мои. И делиться не собираюсь, – холодно заметила я, встретившись со злым взглядом зеленых глаз.

– Да как ты смеешь??? – прошипела она и даже ножкой топнула. – Ты просто грязная оборванка. Грязь под моими ногами! Да я тебя уничтожу!!! Я – Избранная. Да ты хоть представляешь, кто мои мужья???

Честно, думала, что только в моем мире было заведено мериться… В женской версии –мужьями. А нет, в этом ничуть не лучше.

– Вот именно. Ты – Избранная, – холодно заметила я, нисколько не впечатлившись ее гневной речью. – Будь добра, соответствуй. Пока что вижу вздорную бабу с манией величия.

Она возмущенно открыла ротик.

– Спокойной ночи, Избранная, – язвительно скривилась я, разворачиваясь к ней спиной.

***

Глава 21. Кристофер

Разговор с темным рабом ничего не дал. Было глупо рассчитывать, что дроу станет распространяться насчет своей хозяйки. Если полукровка еще владел своими эмоциями, предпочитая оставаться беспристрастным, то у дроу с этим были большие проблемы. Не заметить слепого обожания в его глазах, когда он смотрел на светлую эльфийку, было просто невозможно. Собственно, я и хотел сыграть на его эмоциональности, но получилось не очень.

А как он отреагировал на мое заявление о сексе? Мечтательное выражение его лица меня позабавило. Мазохист? Любит пожестче? Потому что я не лукавил: девушка действительно выглядела… Пусть будет «жесткой». Если уж внешне невинная и вообще Избранная чистой душой Силена предпочитает доминировать в постели, то боюсь представить пристрастия Беллы Белой.

Но хороша… Чертовски хороша. Особенно в этих вульгарных узких брючках, которые не скрывали длинные, стройные, точеные ножки. А какая походка… М-мм. В ней определенно было что-то такое, что цепляло. Но хватит ли этого для такой преданности?

А еще она мне кое-кого напоминала. Может ли быть такое совпадение, что в нашем мире, где женщин чуть ли не по пальцам пересчитать можно, две эльфийки будут настолько похожи?

Лет десять назад или около того я видел на балу одну аристократку, которая очень походила на эту девушку внешне. Но никак не повадками. Та была манерная девица в вычурном наряде. Она наподобие Силены купалась во всеобщем внимании. Помню, чтобы это внимание поддержать, разрешила всем желающим порезать своего раба. Жаль, не помню, как он выглядел, даже на расу не обратил внимания. Когда я вмешался, прекращая этот балаган, бедняга был уже весь в крови и в полумертвом состоянии, а от лица практически ничего не осталось. Тогда я вызвал лекаря и отчитал наглую эльфийку, а та обиженно и с искренним недоумением смотрела на меня черными глазами.

И тут на ум приходит второй… телохранитель. Разукрашенный шрамами полуэльф. Какова вероятность, что это тот самый? Мизерная, но есть. Но, по словам того же дроу, Белла с полукровкой только четыре года… Врет? Не похоже. Да и у моей новой знакомой, кроме внешности, больше никаких похожих черт с той девушкой нет: ни манер, ни излишней любезности и желания покрасоваться или привлечь внимание. Казалось, словно она, наоборот, желает быть как можно незаметнее и вообще побыстрее отделаться от нашего общества.

Странная девица. Возможно, этим она меня и зацепила. Иначе почему мои мысли постоянно возвращаются к ней?

И необычный оттенок ее глаз. Стоит ее ввести в высшее общество, она станет очень популярной среди ценителей красоты. А манеры можно и привить…

Вернувшись на дорогу, дроу коротко отчитался хозяйке и пошел в карету за необходимыми вещами, а я направился к Нанту. Убедившись, что темный раб ушел достаточно далеко, Нантин тихо заговорил:

– Узнал что-нибудь?

– Ничего. Распространяться он не стал, избегая прямых ответов. Рабы оказались отработанными: она приобрела их за бесценок. Можно было бы догадаться. Вот и причина их безграничной преданности. Она спасла их от смерти. Во всяком случае, одного из них точно, – пожал я плечами, скосив взгляд на двух таких разных девушек. Сейчас, когда они стояли рядом, это отчетливо бросалось в глаза. И, может, это покажется аморальным, но при всей моей нелюбви к вульгарщине и дикости именно маленькая дикарка выигрывала на фоне красивой, утонченной и ухоженной аристократки.

Неожиданно для себя понял, что отсутствие манер и грубоватый стиль общения нисколько девушку не портит. В ней не чувствовалась та фальшь, которую принято скрывать за манерами. Она не была рада ни такому знакомству, ни подобному стечению обстоятельств и не скрывала этого. Да и лебезить перед высшей аристократией почему-то не хотела, хотя могла предположить, что подобное знакомство может быть ей выгодно. Меня же больше задевало то, что, привыкнув к женскому вниманию и обожанию, от Беллы я удостаивался лишь скучающего взгляда без толики заинтересованности, что говорило, что моя внешность ее ни капли не трогает.

– Тебе она тоже кажется странной? – уточнил Нант, поймав мой взгляд.

– Тоже заметил? – хмыкнул я, пытаясь уловить хотя бы один ее взор. Но она стояла с показной любезностью и скукой в глазах, покорно слушая щебетание Силены.

– Трудно не заметить, – согласился дроу. – Помимо всего прочего, тебе не кажется странным то, как вовремя они подоспели и ловко расправились с бандитами? Ладно, рабы, но она!

– Мало ли какие повадки у среднего класса… Мы же не знаем ее истории, – тем не менее нахмурившись, ответил я. – Хотя место и время, когда она решила путешествовать, не могут не натолкнуть на определенные мысли.

– Думаешь, причастна к нападению? – ухватился за мою мысль Нант.

– Не могу утверждать, но допускаю это как возможный вариант.

Тут вспомнился эпизод нашей с ней первой встречи, и я невольно поморщился. Если Белла со своими так расправилась, мне уже жаль ее врагов. Хотя, должен признать, что эльфийка только вырубила бандитов, а не убила. Хотя могла…

– Нужно узнать точнее. Не хочу рисковать… – начал было он, а я почувствовал злость.

– Не хочешь рисковать, значит? – понизил я голос и зло прищурился. – Нужно было думать об этом раньше, когда потакал Силене, позволяя ей не только задерживать нас, но и кричать на всех углах о своей исключительности, привлекая всеобщее внимание.

Темный виновато отвел глаза и тяжело вздохнул, признавая свою вину.

– Сейчас уже ничего не поделаешь. Нужно разбираться с тем, что есть, – поморщился он. Я невесело ухмыльнулся и спросил:

– Есть предложения?

– Нужно разговорить Беллу. Попытаться выведать информацию. Для этого, возможно, нужно ее очаровать.

– Вот как? – заинтересованные нотки против воли проскользнули в моем голосе, и я вновь оценивающе посмотрел на девушку. Очаровывать ее будет приятно…

– Я этим займусь, – неожиданно выдал Нант. Пораженно повернулся к нему в немом изумлении. Это точно говорит мой друг? Тот, который со своей жены пылинки сдувает и чуть ли не молится на нее?

– Поясни, – прищурился, почувствовав непонятное раздражение от мысли, что Беллу буду очаровывать не я.

– Судя по всему, она предпочитает темных, – пожал он плечами с легкой улыбкой.

– С чего такой вывод? – нахмурился я. Мысль, что могу ее не привлекать из-за расовой принадлежности, меня смущала.

– Ее рабы. Среди них нет ни одного чистокровного светлого. Вполне логично предположить, что выбрала она их себе не просто из практичных соображений. Вероятно, и в постели Белла предпочитает именно темных. Пусть даже и не чистокровных.

Доля логики в его словах была, но я почему-то продолжал упрямиться:

– А как на это отреагирует Силена, ты не подумал? В отличие от тебя, мы с ней не связаны ни ребенком, ни узами брака. С меня и спросу меньше.

– Это же понарошку, – со странным выражением заметил он, внимательно смотря на новую знакомую. – Уверен, Силена поймет, когда мы объясним ей наши мотивы.

Я фыркнул, уверенный в обратном, но спорить не стал. Пусть попробует. Не получится – в игру вступлю я. И у него не получилось. Мало того, что девушка его чуть ли не высмеяла, так и Силена смотрела на Нанта очень нехорошо. Чувствую, у них будет долгий разговор. Но признался себе, что глубоко внутри радовался неудаче друга. И это вообще ни в какие ворота, если вспомнить, что в первую очередь я – Страж и должен думать о деле…

А после с недоумением и некоторой завистью смотрел за тем, как быстро и ловко девушка и двое ее рабов разбили лагерь. Причем действовали они сообща, слаженно. Даже сама Белла не увиливала от работы, сваливая все на своих мужчин. Пока один крепил обычный гамак, второй разводил костер, она сходила к ручью с небольшим котелком и стала… готовить. Сама. Я, конечно, знал, что в среднем классе порядки иные и женщин воспитывают иначе, но не подозревал, что настолько. Да и с рабами она общалась вполне уважительно. Еще ни разу я не слышал от нее окрика, приказа или грубого слова в их адрес.

Против воли посмотрел на Избранную, которая вот уже полчаса раздавала указания и костерила на чем свет стоит своих выживших рабов. Мне даже стало их жалко… хоть я и понимал, что при помощи дроу и полукровки было бы гораздо удобнее и быстрее собрать палатку, но девушка не посчитала нужным предложить помощь своих рабов, а я решил, что просить о ней мне помешает гордость. Почувствовал некоторую злость и даже зависть.

Когда мы управимся, они уже будут ужинать, а нам только предстоит разжиться пищей, так как запасы наши пропали при падении кареты, а есть горячо любимые фрукты Силены мне, откровенно говоря, не хочется.

К моему большому изумлению, Белла не пожадничала и предложила поужинать с ними. Зная, что кашу варила она, мы с Нантом замешкались. Голод утверждал, что нужно есть, что дают. Тем более если в ЭТОМ есть мясо. А чувство самосохранения, которое упорно твердило, что женщины готовить в принципе не умеют, заставляло задуматься.

Голод победил, и я решил рискнуть, ободренный видом довольных и с аппетитом уплетавших кашу рабов девушки. Хотя и понимал, что как рабы они не могут реагировать на действия хозяйки никак, кроме как «восторженно», но запах из котелка был приятным.

Нант последовал моему примеру, и вскоре мы уплетали хоть и простую, но до странности вкусную овсянку с необычным соленым мясом птицы, мимолетно радуясь, что можно ненадолго забыть о правилах приличия. Силена за столиком, с ножом и вилкой посреди леса смотрелась просто нелепо.

Тем ярче был контраст между девушками. И в который раз отметил, что Белла мне нравится больше. Не в плане внешности, хотя я не мог не признать, что она удивительно красивая эльфийка. Но я все же предпочитал более миловидных, нежных и утонченных девушек, с невинными чертами лица. Беллу невинной никак не назовешь, а в необычных глазах светила тоска и усталость, указывающие, что повидать за свою жизнь ей пришлось немало.

Может в этом и смысл? Может, Белла была послана, чтобы соблазнить нас с Нантом, усыпляя бдительность, чтобы добраться до Силены? Вот только способ соблазнения, если это вообще входило в ее планы, был более чем странным. Иначе как объяснить то, что всем своим видом и словами она пыталась отделаться от нашего внимания, предлагая разойтись по своим делам, чтобы завтра, наконец, расстаться.

Когда Белла упомянула, что мы, вероятно, больше никогда не встретимся, вместо подозрительности или безразличия я вдруг почувствовал неудовольствие. Неожиданно мне подумалось, что хочу увидеть ее вновь. Возможно, узнать лучше.

А еще почувствовал иррациональное желание увидеть, как она мне улыбается. Не так, как следует улыбаться аристократкам, вежливо и натянуто, а так, как Белла мимолетно улыбалась своим рабам, – искренне, радостно и благодарно.

Мысль о том, что рабы не просто так ей безгранично преданны и смотрят со скрытым обожанием, прочно поселилась в моем сознании. Узнал о том, что она вдова. Новость, что Белле докучали женихи и ей пришлось практически бежать, была неприятной, но пояснение, что она ищет лучшей жизни, было уже более ясным.

Но, несмотря на выпавший шанс, Белла упорно не хотела воспользоваться возможностями нашего знакомства. Она ведь не могла не понимать, что за свою помощь в схватке вправе просить у нас услугу для себя? Глупой девушка не выглядит, признала, что понимает то, что мы из высшей аристократии (спасибо Силене, с ней в разведку идти – только издеваться), но продолжает упорно закрываться, всем видом показывая, как ждет того момента, когда мы, наконец, расстанемся. Возможно, навсегда… И снова стало неприятно от этой мысли. Да что со мной такое???

Пришло время расходиться: у нас с Нантом еще были дела с починкой кареты Беллы.

Неожиданно для всех, включая и самого себя, предложил разделить палатку Силены, не спрашивая мнения Избранной. Для нее одной палатка все равно велика, поскольку рассчитана на несколько персон, а мысль о том, что новая знакомая останется спать под открытым небом, вызвала в душе отторжение. Она же может замерзнуть. Так ведь? Но Белла отказалась, послав очередную вежливую улыбку, хотя и более теплую, чем прежде. Видимо, я смог удивить ее. После поторопился уйти, чтобы не видеть недоуменные взгляды Нанта и Силены.

– Что это было? – нагнав меня, поинтересовался друг, приноравливаясь к моим стремительным шагам.

– Непонятно? – деланно невозмутимо спросил я. – Неудачная попытка ухаживания, – невесело усмехнулся, хотя понимал, что сейчас вру не только другу, но и себе. Не в том, что не хотел за ней ухаживать, а в том, что это было сделано с умыслом.

– Вот как, – важно протянул он, удовлетворившись моим ответом.

– С Силеной разобрался? – уточнил я.

– Да, поговорил, наложил защитный купол на весь лагерь и на палатку Силены отдельно. Предупредил ее, чтобы не покидала палатку без нас. Рабам тоже приказал докладывать обо всех ее перемещениях и охранять. Если заметят нездоровый интерес троицы, тут же нас оповестят.

– И они послушаются тебя? В плане доклада о перемещениях их хозяйки.

– Я пойму, если они соврут, что тоже будет ответом, – пожал он плечами. Затем добавил: – Тебе тоже кажется странным, что Белла не отправила следить за нами одного из рабов? Ведь мы сейчас будет ковыряться в ее вещах.

– Все просто: либо ей нечего скрывать, либо есть, но она заранее подготовилась и ничего криминального мы там не увидим, – вздохнул я. – Все важное: деньги, артефакты и прочее – Белла держит в сумке, что взяла с собой в лагерь. В карете мы ничего не найдем.

– Это подтверждает версию о ее вине? – задумчиво протянул он, разглядывая неказистую, старую и местами потертую карету Беллы со сломанной дверцей, в которую так неосторожно ломились бандиты, прежде чем получили той странной дубинкой. Ее мы не нашли внутри, хотя очень хотелось рассмотреть это странное оружие детальнее.

В карете бегло осмотрелись. Как и предполагалось, ничего, что могло бы хоть как-то намекнуть на личность хозяйки, мы не обнаружили. Под сиденьями нашли сундук с вещами (видимо, весь ее гардероб) и какие-то книги. Они оказались приключенческими романами, а также два старых учебника по теории магии. Странно, в ней магического я не почувствовал…

В углу заметил какую-то ткань и с недоумением стал рассматривать… балахон??? Если да, то почему такой короткий? Или это большая кофта… Тогда зачем на ней капюшон? Наверное, это вещь одного из рабов, но тонкий аромат винограда намекал, что скорее всего вещица принадлежит девушке. Представил себе Беллу в этой несуразной вещице и не сдержал смешка. Вероятно, она ей безнадежно велика…

– Ты чего там смеешься? – заинтересовался Нант.

– Посмотри, – продемонстрировал я. – Ты можешь понять, что это?

– Да, – неожиданно кивнул он. – Это толстовка. Силена мне все уши прожужжала этой вещью пару лет назад. Вроде как графиня Эстет стала законодателем местной моды и создала эту уродливую вещицу, которая неожиданно стала популярной. Брюки у женского населения тоже она в моду ввела. Правда, в свет аристократки не решаются их надевать, но скупают стабильно.

– Серьезно? Кровавая Графиня? – прищурился я, почувствовав странное раздражение внутри. Словно интуиция на что-то намекала, только понять не мог на что. Снова совпадение, или я недаром совсем недавно сравнивал графиню с нашей новой знакомой?

Нужно будет отправить магического вестника во дворец. Один из мужей королевы ревностно следил за жизнью этой графини. Он наверняка знает, где сейчас может находиться графиня Эстет…

Друг утвердительно кивнул, с интересом рассматривая вещь, что забрал из моих рук. Совершенно неожиданно он принюхался, а после прижал ткань к своему лицу, делая глубокий вдох. Я с недоумением покосился на него:

– Ты что творишь?

– Духи поразительно вкусные… – как-то растерянно и смущенно заметил он. А после прокашлялся и вновь принял суровый вид. – Нужно будет Силене такие же подарить.

Более мы ни на что не отвлекались и занялись починкой панели управления.

***

Глава 22. Изабелла

Всю ночь я толком не спала, безостановочно ворочаясь в своем гамаке, то и дело подскакивая на месте, суматошно озираясь и проверяя наличие Киртана и Эльтара поблизости. Только убедившись, что они на месте и дежурят по очереди, сидя рядом со мной на земле, немного успокаивалась и ложилась обратно, чтобы забыться в коротком сне и вскоре вновь проснуться.

С рассветом психанула и умастилась между моими мужчинами, плотно прижавшись спиной к изумленному Киртану и вцепившись в руку сонного Эльтара. И плевать мне, кто и что обо мне подумает, застав нас в таком виде. Зато, чувствуя своих мужчин, я могла уже спокойнее уснуть и проспать несколько часов до момента отбытия.

Бессонная ночь не смогла не оставить отпечаток на моем лице и настроении в целом, и я смотрела на мир и его окружение с раздражением и бешенством. На вопросы парней отвечала односложно, с появившимися аристократами была как никогда «любезна» и потребовала немедленной отправки в гостиницу, как только узнала, что лошадей они уже впрягли в мою карету, а приборную панель починили.

В ответ на робкий намек позавтракать со стороны светлого аристократа я посмотрела в его сторону, как на злейшего врага, отчего он заткнулся и торопливо кивнул, сообщив, что поторопит Избранную.

Избранная… Нет, ну что за баба, а??? Это ж надо было такое придумать???

Я перестала рассматривать мстительную мысль о том, что не мешало бы поговорить с аристократами, чтобы приструнили свою женщину, в качестве разумной, стоило только понять, что это с попустительства тех же мужчин она позволяет себе подобные выходки. Значит, мои слова они просто проигнорируют. И толку тогда сотрясать воздух пустыми разговорами?

Будучи в шкуре графини, я уже не раз получала подобные предложения об «одолжении», но стоило мне лишь спокойно ответить отказом, как это было совсем недавно с королевой, и со мной связываться больше не спешили и принимали мое несогласие как должное. Видимо, я так привыкла к этому, что ночное происшествие чуть было не кончилось плачевно. Для Избранной. Ведь, забывшись, я с трудом поборола в себе желание несколько раз окунуть ее головой в ледяной ручей, чтобы немного отрезвить. Но вовремя вспомнила, что изображаю бедную аристократку, и решила не связываться с ней, напомнив себе, что край – днем мы расстанемся. Терпеть их общество дольше необходимого я не намерена. Да и поторопиться не мешает. Раз вчера на них напали, вероятно, мужчины должны были уже опомниться и отныне будут более осторожны в своем путешествии. А, передвигаясь телепортами, они значительно опережали нас.

Я уже нервно ходила возле кареты, нетерпеливо ожидая появления аристократов и подавляя в себе желание оставить их здесь, когда в сопровождении своих мужчин вышла хмурая, недовольная и заспанная Силена, которая демонстративно выражала брезгливое превосходство надо мной. Оно даже к лучшему: хоть болтать по дороге не будет, действуя мне на нервы и испытывая мою нервную систему на прочность.

С брезгливой обреченностью она осмотрела мое средство передвижения, вздохнула так тяжело, словно ее попросили отдать себя в жертву дракону ради процветания своего народа, а не проехаться до ближайшей гостиницы в карете. Тут Силена заметила, что внутри, помимо моего сундука, вещей нет. ЕЕ вещей нет. И это не могло ее не возмутить.

Я отвернулась на мгновение, закатила глаза, после выразительно посмотрела на ее мужчин и сообщила:

– Будьте добры поторопиться. Я не хочу провести в этом лесу еще один день. – С этими словами с помощью Киртана поднялась на подножку кареты и со скепсисом отметила, что места действительно очень мало.

Так, в тесноте и давящей обстановке, мы проехали около двух часов. Аристократы сидели плотненько на одной скамье, мы с парнями – на противоположной. Рабов аристократы предпочли оставить стеречь вещи, так что ехали мы вшестером.

Периодически ловила на себе ненавидящие меня взгляды Силены, которые предпочла игнорировать. Аристократы пытались завязать разговор, но я решила притвориться дохлой. Шучу. Сделала вид, что дремлю, откинувшись на плечо Эльтара, что приобнял меня за талию, и взяла за руку Кирта, что ненавязчиво поглаживал мое запястье, не спуская пристального взгляда с троицы напротив. А смысл теперь таиться, раз аристократы, вернувшись после починки панели управления, прекрасно видели нашу умильную троицу, что предпочитала спать в обнимочку?

Сама не заметила, когда действительно уснула, пригревшись между мужчинами под плавные укачивания кареты. Проснулась от того, что наше средство передвижения остановилось, и с тревогой осмотрелась. Что? Опять враги? Где?

Вместо врагов увидела мягкую улыбку Киртана, на которую не могла не улыбнуться в ответ. А после перевела взор и заметила на себе три пристальных взгляда. Если в одном я видела брезгливость и нотку зависти, то два других не смогла интерпретировать.

Гостиница порадовала в первую очередь наличием конюшни. Значит, разжиться лошадьми будет несложно. Наличие свободных номеров тоже улучшило настроение.

Нетерпеливая Силена, вырядившаяся в очередное помпезное платье, задрав прелестный носик, величественно потребовала самый лучший номер. Я оглядела среднюю такую гостиницу и поняла, что девушку ждет разочарование местным «люксом».

Когда очередь дошла до нас, хозяин данного заведения немного расстроился, поняв, что беру стандартный номер. Видимо, совместное появление с аристократами его обнадежило на возможность поживиться и за наш счет. Договорилась о том, чтобы нам с парнями организовали ванную, да побыстрее, за что, даже не пожадничав, доплатила, чем явно задобрила сварливого пожилого светлого.

Задерживаться тут надолго я не планировала, о чем и сообщила парням, стоило нам войти в номер и поставить «глушилку».

– Итак, – вздохнула, раздеваясь на ходу и не обращая внимания на взгляды мужчин. – Каковы шансы, что они могли что-то заподозрить? – серьезно посмотрела на них и, заметив потемневший взгляд, решительно тряхнула головой: – На развлечения времени нет. Я хочу как можно быстрее отправиться в дорогу, пока нас не опередили. Поэтому быстро приводим себя в порядок, запасаемся провизией, обзаводимся лошадьми и выезжаем.

Парни прониклись серьезностью момента и синхронно кивнули, но пожирать меня глазами не перестали. Только фыркнула.

– Киртан, что думаешь ты?

– Трудно судить. Этих аристократов не поймешь. Вчера пообщался с рабами Силены, узнал немного, но не скажу, чтобы что-то значимое. Про артефакт те ничего не слышали. Пока они собирали разбросанные вещи, ничего похожего на накопитель я не обнаружил. Если он и есть, то она держит его при себе. С помощью тех же рабов узнал маршрут путешествия, что немного облегчает нашу жизнь. Но не сильно, – вздохнул он сокрушенно. – Жизнью рабы в целом довольны, утверждая, что бывало и хуже, а Силена с ними… по-божески обращается. Собственно, этим она пока и поддерживает свой статус, зверствуя на фоне остальных не так сильно. Скорее просто капризная и избалованная. Вполне вероятно, что и мужья ее рассуждают так же. Вчера ты хорошо постаралась, так что разглядеть в тебе Избранную, даже если они знают о подмене, было очень сложно. – Он послал мне улыбку.

А я, довольная похвалой, залезла в бадью с приятной горячей водой и восторженно всхлипнула, потому почти не удивилась, услышав:

– Спинку потереть? – вкрадчиво поинтересовался Эльтар.

– Ну уж нет. Я на это больше не поведусь, – фыркнула насмешливо. – Я уже сказала, что времени в обрез. Неизвестно, сколько они тут пробудут, и, в отличие от нас, путешествуют аристократы порталами. Мы не имеем права опоздать. Не говоря уже о том, как мне хочется поскорее избавиться от их общества, – раздраженно вздохнула и подняла взгляд на Эльтара, который, огорченный отказом, занимался подготовкой свежего белья для меня.

Ты ж моя лапушка клыкастая…

– Эльтар, что можешь рассказать ты?

– Вчера светлый ненавязчиво выведывал информацию о тебе, что вполне логично. Мужик, по всей видимости, не любит сюрпризов. А тут нападение и наше удачное появление, – с усмешкой протянул он, наблюдая, как я, не тратя времени даром, намыливаю тело, внимательно его слушая.

– Продолжай, – одобрительно кивнула. – Хочешь сказать, они могут подозревать нас не в том, о чем я переживаю?

– Вполне вероятно, – заметил Кирт, скинул обувь, развалился на узковатой для двоих постели, заложив руки за голову и с наслаждением следя за каждым моим движением. Боюсь представить, что представляет из себя полуторка с такими-то двуспальными кроватями…

– Для того, чтобы разговорить, он даже пытался переманить меня к себе, заявив, что с ним в хозяевах буду чувствовать себя лучше. Мол, своих рабов он бережет…

– А я, значит, не берегу? – зло усмехнулась, смывая с тела и волос пену, отчего пришлось забавно отфыркиваться.

– Ты произвела впечатление жесткой женщины, – засмеялся Эльтар. – И я его понимаю. Не каждый день увидишь эльфийку, раздающие удары дубинкой направо и налево.

– Битой, – машинально поправила я, задумавшись. – Что скажете про Силену? Эльтар? – посмотрела на него, потому что вдруг поняла, что в свете последних событий моя ревнивая душонка желает услышать именно мнение темного.

– Классическая аристократка, – пожал он плечами безразлично. – Капризная, избалованная вседозволенностью и завистливая. Пока что слишком молода, недальновидна и не жестока. Но, думаю, пройдет еще пара лет, и она откроет для себя все прелести развлечений с плетью, – зло усмехнулся.

– Если все пройдет так, как запланировала Айне, не успеет, – спокойно заметила я, мимолетно улыбнувшись. – Зато красивая… – провокационно протянула, словно невзначай.

– Все эльфийки красивые, – хмыкнул Эльтар. – И что толку? Это только внешность. Меня куда больше интересуют внутренние качества. – Он улыбнулся и с теплотой посмотрел на меня: – И я знаю всего одну девушку, которая полностью меня удовлетворяет по всем параметрам. Сладкая, ты вне конкуренции. Запомни это. Для меня ты единственная.

Слегка улыбнулась, смущенно пряча глаза, и поторопилась перевести тему:

– Ладно, сейчас пока бессмысленно принимать какие-то конкретные решения. Мы слишком мало знаем. Но это не меняет того, что нам нужно скорее делать ноги, – заметила я, поднимаясь из воды, и с благодарностью приняла чистую простыню от подоспевшего Эльтара. С его помощью выбралась из бадьи. – Время не ждет. Эльтар, мойся первый, а после, пожалуйста, позаботься о провизии. Кирт, на тебе после помывки лошади. – Расставив приоритеты и дождавшись утвердительных кивков, с чистой совестью оделась и отправилась вниз, чтобы распорядиться об обеде.

Ничего не предвещало беды, как говорится, и я, немного успокоившись, оплатила заказ и попросила принести еду в номер. Есть в общей столовой не хотелось, хоть понимала, что Силена вряд ли решит спуститься и снизойти до приема пищи с плебеями.

Поднялась в номер, успев застать тот момент, когда свежевымытый Кирт вылезал из воды. Против воли сглотнула слюну. Заметив мой взгляд, он лукаво улыбнулся и подмигнул мне, а я, чуть смущенно покраснев, перевела взгляд и тему:

– Эльтар уже ушел?

– Да, минут десять назад.

– Странно, я его не встретила.

– Нет, все как раз логично, если учесть, что он пошел прямиком на кухню. Соберет все необходимое, заплатит хозяину и вернется, как только оставит припасы в карете.

– Отлично, – улыбнулась я. – Минут через пятнадцать должны принести обед. Надеюсь, он подоспеет к этому времени.

Минут через десять нам доставили еду в номер, а Эльтара все еще не было. И я почувствовала беспокойство. Заметив мою нервозность, Кирт предложил пойти его поторопить. Несколько рассеянно кивнула, чувствуя необъяснимую тревогу и проводив взглядом скрывшегося за дверью полукровку.

Моего терпения хватило еще на минуту, а после я сама вышла за дверь, спустилась на первый этаж и прямой наводкой пошла на местный «ресепшн».

Хозяин гостиницы несколько растерянно ответил на мой вопрос, что, да, темного раба он видел. Тот уже расплатился за покупки и ушел на стоянку карет, что была на заднем дворе. Туда можно было попасть, не выходя из здания.

Ага, значит, пошел раскладывать покупки. Это хорошо. Но спокойствия у меня от этого не прибавилось. Захотелось убедиться в этом лично. С этой целью развернулась и тут же уткнулась носом в чистую рубашку из дорогой, чуть влажной ткани. Подняла взгляд и встретилась с глазами цвета бирюзы. Кристофер.

– Миледи, не ожидал вас здесь увидеть. Почему вы одна?

Подавив в себе раздражение, вежливо улыбнулась:

– Я как раз занимаюсь поисками одного из моих спутников. Извините, не буду задерживать. Всего доброго. – И попыталась обойти его. Не тут-то было.

Наглый светлый молниеносным движением дотронулся до моего локтя, вынуждая обернуться на него. Подняла хмурый взгляд с руки на самого светлого, что заставило его меня отпустить.

– Я хотел бы поговорить.

– Быть может, в следующий раз. Сейчас я занята.

– Тогда приглашаю вас отобедать в нашем номере. Своих спутников, так и быть, можете взять с собой.

– Благодарю, нам уже доставили обед в номер, – раздраженно вздохнув и нетерпеливо оглядываясь, ответила, сложив руки на груди.

– Тогда ужин… – немного растерянно, отчаянно подбирая предлог, продолжил он меня пытать.

– К ужину мы уже покинем гостиницу. Прошу прощения, милорд, у меня мало времени.

Развернулась и, не размениваясь на чувства светлого, пошла в том направлении, в котором предположительно должен был уйти Эльтар. Да, некрасиво и невежливо, но что поделать?

Однако мужик оказался настырным. Хоть за руки уже не хватал (это у них семейное, видимо), зато увязался за мной. Нагнал меня всего в несколько шагов, поравнялся и стал заглядывать в глаза.

– Белла, подождите, давайте поговорим, – начал он.

Я даже притормозила и с вызовом поинтересовалась:

– Что? Только, если можно, побыстрее. – Чувствуя, что нимб над головой за мое терпение мне не светит, внимательно смотрела на эльфа.

– Прямо здесь? – Он осмотрел пустынный коридор.

– Вам, чтобы поговорить, нужна специальная обстановка? Ждать, пока вы сбегаете за свечами и вином не стану, – предупредила я хмуро. – Если хотите что-то сказать, говорите. Не тратьте время.

– Да, конечно, извините, Белла, – опомнился он. – Мы планируем остаться в этой гостинице до завтрашнего утра. Я уже послал запрос, и к этому времени нам должны привезти новый транспорт на смену сломанной карете.

– Рада за вас, – не удержалась от язвительности. – Я тут причем?

– Хотел предложить путешествовать вместе.

От неожиданности я даже поперхнулась и посмотрела на него, как на полоумного.

– Чего?! – вконец растерялась.

– Как я понял из вашего рассказа, вы путешествуете без определенного маршрута. Если вы отправитесь с нами, хотя бы до ближайшего большого поселения, в благодарность за вашу помощь ночью могу ввести вас в высшее общество. Вы же искали лучшую жизнь, верно?

– А вы можете ее организовать? – скептически усмехнулась. – Каким таким образом? К себе в любовницы позовете? Или хотите подложить под одного из своих друзей? Может, сразу по нескольких, чтобы не мелочиться? – развлекалась я во всю, наблюдая, как эмоции меняются у него на лице. Чувствуя, что, кажется, перегнула палку, быстро приняла серьезный вид. – Благодарю за оказанную честь, но, пожалуй, откажусь от вашей бесценной помощи.

Вновь сорвалась на быстрый шаг, надеясь как можно скорее оставить раздражающего меня эльфа позади.

Наи-и-ивная.

– Белла! – окликнул он меня совсем близко.

Резко развернулась и с неприязнью посмотрела в его глаза:

– Мужик, тебе чего от меня нужно, а? Мы встретились случайно. При не самых приятных обстоятельствах, о которых хотела бы как можно скорее забыть. Я не думаю, что это весомая причина «дружить домами», так что, будь добр, отвяжись уже наконец. У меня своя жизнь, у тебя своя. Лучше бы своей Избранной чаще занимался, чем за мной гонялся. – Удовлетворившись видом обескураженного моей отповедью светлого, почувствовала некоторое облегчение и продолжила свой путь.

Наи-и-ивная…

– Почему я вам так неприятен? Я обидел вас? Извините.

Я озиралась по сторонам, надеясь, что конюшня, наконец, покажется на горизонте.

– Дело не конкретно в вас, – вздохнула спокойнее, чувствуя некоторое сожаление. Ведь, действительно, Кристофер не виноват в том, что его обманули. Он не виноват в том, что ему приходится возиться с такой Избранной. Я видела, с каким неудовольствием смотрит на нее. Он не виноват в моем плохом настроении по вине его бабы. И сам пытается быть милым и даже терпит мое пренебрежительное и грубое отношение, хотя как высший аристократ не раз уже имел право одернуть меня. – Я сожалею о своей грубости. Просто неправильно выразилась. Мое нежелание совместного путешествия объясняется другой причиной, – постаралась немного сгладить впечатление от предыдущих слов.

Светлый внимательно посмотрел на меня и даже робко улыбнулся:

– Я могу ее знать?

Помимо того, что мне неприятна лже-Избранная и у нас кардинально разные цели, я могла придумать только одну причину, которая звучала бы более или менее весомой:

– Не люблю аристократов.

– Почему? – вдруг нахмурился он.

– Большой опыт общения с вам подобными, – не сдержала усмешки. Причем была вполне искренней. За четыре года я насмотрелась вдоволь. Аристократки – отдельная тема. Но и мужчины недалеко от своих женщин ушли.

– Я не понимаю…

– А что в вас хорошего? – психанула. – М? Кроме вашего титула и богатства? Эгоистичные, избалованные, завистливые, напыщенные, с манией величия, не принимающие слова «нет». Для вас ценна только собственная жизнь. Только ваши желания. Вы даже не поинтересуетесь именем, прежде чем разрушить чью-то жизнь. Почему я должна вам симпатизировать? – спросила, бросив взгляд на хмурого эльфа и толкнула дверь, ведущую на улицу, чтобы пораженно замереть. – Только лишнее доказательство… – тихо произнесла, чувствуя, как становится нестерпимо больно в груди.

Я смотрела на размытую от сдерживаемых слез картину: в стоге сена лежал мой Эльтар и самозабвенно целовался с сидевшей на нем верхом Силеной.

***

Глава 23. Эльтар

Рассчитавшись с хозяином гостиницы, который не считал нужным скрывать свое презрительное отношение к рабам, брезгливо рассматривая мой ошейник, я прошел на задний двор, без проблем отыскал нашу карету, уже без лошадей, и разложил провизию под скамьей.

Отряхивая руки, я спрыгнул со ступеней на землю в предвкушении от предстоящего обеда в обществе Изабеллы. Возможно, мне удастся урвать несколько ее поцелуев. Много и не нужно. Просто хочется лишнего подтверждения, что она не сон, не видение и принадлежит нам с Киртаном.

С полукровкой мы хоть и нашли общий язык, но ревность в отношениях все еще присутствовала. Ни один из нас не скрывал, что хотел бы владеть ею безраздельно, но, раз так распорядилась судьба, пришлось смириться и искать компромиссы. Пока что это удавалось. Надеюсь, так будет и дальше.

Неожиданно дверь в здание открылась и появилась Силена. Одна. Она с любопытством осмотрелась, заметила меня и широко, даже хищно улыбнулась.

Помня о своей роли раба, привычно склонил голову в покорном жесте, желая пройти мимо.

– Подожди, раб, я тебя не отпускала, – услышал тонкий голосок, отчего у меня неприятные мурашки по телу побежали, навевая не самые радостные ассоциации из прошлой жизни. Обычно именно так, вкрадчиво и многообещающе, со мной разговаривали хозяйки, когда хотели испытать на мне очередную «забаву».

– Госпожа? – не поднимая голову, отозвался, стараясь не выдать своего бешенства. Но нужно было продолжать отыгрывать роль.

– Ты ведь вчера все прекрасно слышал, не так ли? – ласково пройдясь по моим плечам пальчиками, мурлыкнула она, закусив губу в недопустимой близости от меня.

– Слышал, госпожа, – не стал я отрицать, чувствуя, как воспоминание о ночи заставляет кипеть кровь от ярости. Вот только причина моей часто вздымающейся груди была интерпретирована иначе.

В глазах эльфийки загорелось шальное желание и чувство превосходства, от которого меня чуть было не передернуло. Не думал, что мои реакции на других женщин будут настолько бурными. Я считал, что просто стану безразличным ко всем, кроме Изабеллы. Или все дело в моей личной неприязни именно к этой эльфийке?

– Ты ведь знаешь, кто я. Знаешь, какое влияние имею. А еще понимаешь, что я тебя хочу. А то, что хочу, всегда получаю, – продолжала она неторопливо обходить меня по кругу.

– Простите, госпожа, но моя хозяйка не разрешала мне задерживаться, – попытался вывернуться из неприятной ситуации, но путь мне ловко перегородила Силена.

– Говоря о твоей хозяйке… – прочертила она пальчиком контур выреза в моей рубашке. От ее нежных неторопливых прикосновений мне становилось дурно, словно каленым железом по коже водили. – Я пришла к выводу, что хочу тебя выкупить. И это сделаю. Вопрос только в том, добровольно ты окажешься моим или нет. Если ты сам на это согласишься, я сделаю тебя своим любимцем, – обольстительно улыбнулась она, а меня уже начинало медленно, но верно подташнивать.

– Мне очень лестно, госпожа. Для меня честь стать любимцем… Избранной, – несколько замявшись и одолевая отвращение, выдавил с натянутой, благодарной улыбкой, хотя сдерживаться и покорно стоять было все сложнее и сложнее. – Но я предан своей хозяйке и не хочу ничего менять.

Глаза цвета весенней листвы зло сузились, но очень быстро девушка вновь расплылась в широкой улыбке:

– Тем хуже для тебя. Ты в самом деле считаешь, что так ей дорог? То, что она не пожелала делиться тобой, не говорит о том, что она тебя ценит. Просто твоя хозяйка очень жадная. Вот и все. И я тебе это докажу. Думаешь, она откажется от той суммы денег, которую предложу ей за тебя?

Меня стал забавлять этот разговор, хотя слова о том, что я не дорог Изе, неприятно кольнули.

– Вы можете попробовать, – забывшись на мгновение, оскалился. Девушка удивленно охнула, а после ее взгляд возбужденно загорелся, что меня смутило. Не того я ожидал, совсем не того.

– Какой ты, оказывается, непокорный… – восторженно выдохнула она. – Даже не думала, что мне так повезет тебя встретить. Мне будет безгранично приятно подчинять такого, как ты. Почему я раньше не додумалась брать темных рабов? Вы такие своевольные, гордые. Мне было интересно подчинять Нантина. Нужно было сообразить уже тогда. Ты будешь просто великолепно смотреться, стоя обнаженным на коленях…

Я почувствовал жуткое напряжение и чуть было не выругался, но отвлекся на родной голос. Изабелла шла с кем-то по коридору в эту сторону. Немного расслабился, понимая, что при моей «хозяйке» Силена не позволит себе так своевольничать. За что и поплатился.

Для меня стало неожиданностью, когда она с удивительной для своей комплекции силой толкнула меня в грудь, быстро оседлала бедра и впилась в губы болезненным поцелуем. Ошарашенный произошедшим, я на мгновение замер, после положил руки на талию эльфийки, пытаясь выбраться из-под нее, подавляя желание просто грубо скинуть… но не успел.

Дверь открылась, и я встретился глазами с Изабеллой. С ужасом заметил изумление в ее взгляде, которое быстро сменилось болью и разочарованием.

Не смея отвести от нее глаз, я забыл про все на свете, в том числе и про лже-Избранную, что тоже заметила присутствие посторонних и, наконец, оторвалась от меня. С торжеством она посмотрела на мою Изу, вальяжно и величественно поднялась на ноги, отряхнув и оправив платье. После гадко усмехнулась. Не уверен, что Иза вообще заметила все это, так как мы продолжали смотреть в глаза друг другу.

– Что тут происходит, Силена? – строго спросил Кристофер, который и провожал Изу.

Изабелла словно очнулась, подавила в себе все эмоции, скрывая их за маской безразличия, и отвела от меня взгляд. Более не смотрела в мою сторону. А я почувствовал, что это конец… Просто конец…

Как во сне, поднялся на ноги, продолжая смотреть в прекрасное лицо, но на нем невозможно было прочитать ни единой эмоции. Я надеялся, что Иза вновь посмотрит на меня и поймет, что в произошедшем нет моей вины. Но она не смотрела, сосредоточив свое внимание на аристократах.

– А что такого? – деланно удивленно поинтересовалась Силена, с вызовом смотря на своего Стража.

– Милорд, я правильно понимаю, что ваша спутница и супруга… – спокойно заговорила Изабелла, холодно смотря на аристократа.

– Она мне не жена, – зачем-то поправил он.

– Да плевать мне. Хоть кактус, – дернула Иза щекой. – Леди Силена без моего разрешения покусилась на мою собственность?

Я дернулся от ее слов, но вовремя опомнился, что для всех мы с Изой состоим в отношениях «раб – хозяйка». Но неприятный след в душе от ее слов остался.

– А разрешения не было? – уточнил он, прищурившись. – Ваш раб не выглядит жертвой изнасилования.

– Он всего лишь раб, – коротко отрезала она. – В отсутствии своей хозяйки раб обязан подчиняться любому свободному, если это не идет в разрез с прямым приказом хозяина. Вчера ночью я уже отказала Избранной в ее просьбе одолжить моего раба на ночь, – спокойно заметила Иза. – Но, видимо, Избранная, как и все аристократы, не приемлет слова «нет», что мы можем сейчас наблюдать. Это на патологическом уровне заложено у аристократии, или с вашего попустительства леди решила, что имеет право трогать чужое без разрешения? – вдруг прищурилась она. – Естественно, понадеявшись на благородство Избранной и ее уважение моего мнения, я не стала отдавать своим спутникам прямых приказов сопротивляться натискам леди. Видимо, все же стоило.

– Силена, это правда?

– А что такого? Она всего лишь нищенка, – брезгливо скривилась Силена. – Какое право имела мне отказывать?

– Думаю, больше доказательств не требуется, – вздохнула Иза. – Ваша жена – кактус, решила покуситься на мое с целью что-то доказать мне, или просто у нее такой стиль жизни в виду невоспитанности – мне не важно. Я считаю это веской причиной для моральной компенсации, поэтому в качестве нее забираю ваших лошадей. А как благодарность, которую вы мне так навязывали, так и быть, обращусь к вам с просьбой: более не желаю встречаться с вашей семейкой. Надеюсь, мы друг друга поняли, – внимательно посмотрела она в глаза аристократа, а после развернулась, коротко бросив за спину: – Эльтар.

Более ни на кого не оборачиваясь, даже на появившегося Киртана, быстро вошла в здание, направляясь прямиком в наш номер.

Понимая, что пока на нас смотрят, я не могу ничего сделать, хотя отчаянно хотелось сгрести ее в объятия и все объяснить, целуя прекрасное лицо, лишь покорно следовал за Изой, успев заметить, как Кристофер недобро смотрит на свою женщину.

Кирт поравнялся со мной и с тревогой посмотрел. Я мотнул головой, показывая, что не при свидетелях. Он сжал зубы, вытянув губы в тонкую линию, смотря на стремительно шагающую фигурку Изы.

Только в номере, стоило двери закрыться за нами, я ускорил шаг, желая приблизиться, но наткнулся на холодный, неприязненный взгляд.

– Объяснись, – холодно потребовала, смотря на меня, как на чужого.

Сбиваясь, торопливо пересказал, что произошло, надеясь, что она поймет. Взгляд ее из безучастного немного оттаял, и я вновь увидел плещущуюся обиду. Но хоть перестала смотреть как на пустое место.

– Кристофер был прав: как жертва изнасилования ты не выглядел. Еще и прижимал к себе, – брезгливо скривилась она, обхватив себя руками за плечи

– Не прижимал, а хотел отстранить, – прорычал я и дернулся вперед, но неожиданно вмешался Киртан, который во время моего объяснения не встревал и стоял в стороне, и остановил меня рукой.

– Ангел, он говорит правду.

В немом изумлении уставился на него, не ожидая, что он заступится за меня.

– Откуда тебе это известно? – зло прищурилась она. – Тебя там вообще не было.

– Просто я знаю, что ни он, ни я никогда не сможем тебе изменить. Это просто невозможно.

– О, сейчас будешь рассказывать, какая я исключительная, красивая, добрая и так далее? – с иронией протянула она. – Если так, то не стоит утруждаться. Мне ли не знать, что это всего лишь слова. Сколько раз в прошлой жизни я слышала их! И никого они не остановили от предательства. В этом мире ничуть не лучше, – с горечью заметила Иза.

– Я не стану отрицать, что в твоем мире могло быть все так, как ты говоришь, и тебе делали больно. И не раз. Мне жаль, что тебе пришлось это пережить, – с мягкой улыбкой спокойно произнес он, продолжая удерживать меня на месте. – В этом мире, ты права, мало кто может похвастаться безграничной верностью. Не физически, так морально. Но в нашем случае все иначе. Мы твои и душой, и телом. Мы же говорили тебе это!

– Ага, потому что вы мои Стражи и тому подобное, – продолжала она плеваться сарказмом, а по щекам уже бежали слезы, которые разрывали мое сердце. Я уже сам чувствовал себя виноватым, хотя бы потому, что, пусть и не по своей воле, стал причиной их появления.

– Не только. – Он бросил на меня предупреждающий взгляд, показывая, чтобы я оставался на месте, а сам подошел к ней и коснулся ее руки, под длинным рукавом которой скрывались татуировки. Она вздрогнула от его прикосновения, хотела вырваться, но он не пустил. – Мы не хотели говорить тебе, Ангел, зная, что ты из другого мира и можешь не понять то, на что мы пошли, давая подобную клятву. – Он обвел пальцем две татуировки, а Иза посмотрела на него с тревогой.

– О чем ты говоришь, Кирт?

– Когда мы говорили, что полностью принадлежим тебе и для нас ты единственная, – это не было лукавством или просто красивыми словами, – заметил он, успокаивающе улыбнувшись, стирая с мокрых щек слезы. – Та клятва, которую мы добровольно дали, связала наши души. Мы стали безоговорочно преданны тебе. Уже этого бы хватило, чтобы понять, что мы никогда не обманем твоего доверия. Если бы не это, стал бы я так спокойно реагировать на этого темного? – нервно хохотнул он, мельком бросив на меня насмешливый взгляд.

Она тоже бросила на меня оценивающий, напряженный взгляд и вновь посмотрела на Киртана.

– Но? – нетерпеливо выдохнула Иза, нахмурив бровки. – О чем вы мне не сказали?

– Разделив с тобой постель, мы стали зависимы от тебя, Ангел. Более никогда в своей жизни не сможем даже посмотреть в сторону другой женщины с интересом.

Она испуганно всхлипнула и рывком отстранилась, с ужасом и непониманием переводя взгляд с меня на полукровку и обратно.

– Но… Но зачем? Я не понимаю! Зачем вы пошли на это??? Это же добровольное рабство без права выбора!!! – воскликнула Изабелла, а на прекрасные глаза вновь набежали слезы.

– Вот поэтому мы и решили тебе ничего не говорить, – печально вздохнул Киртан. – Ты бы не поняла тогда, не понимаешь и сейчас.

– Что я должна понять? – закричала она, прерываясь на сдерживаемые рыдания. – Вы обрекли себя… На меня! Почему вы не сказали?

– Потому что ты бы не позволила, – пожал я плечами, привлекая к себе ее внимание. – Пусть и провел с тобой не так много времени, как Киртан, но даже я успел понять, что ты не оценишь эту жертву, которая и жертвой-то для нас, на самом деле, не является. Мы любим тебя, Изабелла. Не передать словами как. Для нас великая честь и радость стать единым целым с тобой. Мне и без клятвы не нужны были никакие другие женщины. Только ты. Навсегда. После этой клятвы ничего не изменилось. Для нас с Киртаном это просто было необходимой формальностью, – признался я. – И гарантом твоего доверия, как оказалось, – с горечью произнес, отметив промелькнувшее чувство вины в глазах девушки.

Она пораженно замерла, обдумывая полученную информацию. Кирт ободряюще мне улыбнулся и с поразительной тактичностью произнес:

– Думаю, вам стоит поговорить наедине. Я пока займусь вопросом с лошадьми.

– Лошади есть. Нам их любезно «подарили» Избранная и ее Стражи, – нервно хохотнула Изабелла, бросая на меня тревожные, нерешительные взгляды.

– Тогда просто погуляю, – нашелся он. – Надеюсь, пятнадцати минут вам хватит для выяснения отношений, – заметил уже на выходе.

– Кирт, – остановил его торопливо. Он с интересом посмотрел на меня. – Спасибо, – искренне произнес я. Киртан кивнул с улыбкой и вышел за дверь.

Мы остались наедине, и оба не знали с чего начать.

– Почему не рассказал сразу? – тихо спросила она.

– Про клятву? – уточнил я. – Ты бы не поверила моим словам, – глухо отозвался.

– Прости меня, – выдохнула Иза, поднимая на меня огромные фиолетовые глаза, в которых стояли слезы. – Прости. Я не должна была так реагировать…

– Ты реагировала правильно. И вообще умница, – невесело улыбнулся. – И понимаю, что ты должна была подумать, когда увидела меня с ней. Я бы не смог сдержаться в подобной ситуации и разнес все, до чего мог бы дотянуться. Соперника в первую очередь.

– Но ты обижен… – заметила она.

– Обижен – громко сказано… – тяжело вздохнул я. – Ко всему прочему, точно не на это.

– А на что? – все еще нерешительно, переминаясь с ноги на ногу, спросила она тихо.

– Ответь мне. Только честно, прошу. Если бы на моем месте был Киртан, как ты отнеслась бы?

– Мне было бы так же больно…

– Хорошо, – нетерпеливо кивнул. – А если бы не я, а он после объяснил ситуацию, ты бы тоже отнеслась к его словам с таким же недоверием? – вскинул взгляд на нее, подметив, как она словно сжалась, а после отвела взгляд. Поморщился и отвернулся: – Можешь не отвечать.

– Я не знаю, как отреагировала бы, Эльтар. Да, вероятно, его слова вызвали бы больше доверия во мне, чем твои, потому что для полного доверия мне нужно узнать другого полностью. На это необходимо время, которого у нас с тобой было слишком мало. И мне жаль. – Почувствовал невесомое прикосновение к плечу и вопросительно обернулся. – Мне жаль, что так произошло. Мне жаль, что из-за моей реакции ты считаешь, что дорог мне меньше, чем Киртан. Это не так. Вы нужны мне оба. Вы просто разные. А любовь и доверие – это только вопрос времени. То, что я почувствовала, когда увидела тебя с ней… – Она запнулась, с горечью отводя взгляд на мгновение, а после собралась с силами и продолжила: – Мне было очень больно, Эльтар. Так больно, как бывает, когда предает любимый человек. Поверь, я знаю. Мне знакомо это чувство, – вздохнула она опять, а я затаил дыхание. – Мне очень трудно доверять другим. Прошу, пойми это. Но я буду учиться, – решительно кивнула Иза. – Я тоже люблю тебя, Эльтар. Поняла это совсем недавно, – невесело хохотнула, закусив губу. – И теперь я постараюсь доверять тебе полностью. Пожалуй, начну прямо сейчас. – Вдруг проказливо улыбнулась, прижалась к моим губам в стремительном, жадном поцелуе, прикусила губу и с улыбкой прошептала, заглядывая мне в замутненные возбуждением глаза: – На ближайшие два часа я вся твоя. Можешь делать со мной все, что захочешь.

***

Глава 24. Кристофер

С самого утра наша новая знакомая вела себя еще более нелюдимо, чем прежде. Наши с Нантом попытки ее разговорить кончились тем, что она просто показательно «уснула» между двумя рабами, доверчиво откинувшись на темного.

Это зрелище неприятно кольнуло, хотя, казалось бы, какая мне разница? То, что она спит и с темным, и с полукровкой, для меня секретом уже не было. Вот только наученный опытом с аристократками, я прекрасно знаю, что секс – еще не показатель доверия и близости. А между эльфийкой и ее рабами была именно духовная близость и симпатия.

Неожиданно залюбовался умиротворенным, спокойным и, на удивление, милым личиком, пока девушка спала. Оказывается, в расслабленном состоянии она выглядит очень молодо и даже невинно. Довольно необычный контраст между тем, какое впечатление девушка производит, когда бодрствует. Собственно, я подозревал, что жизнь у нее могла быть не такая уж радостная, что не могло не оставить свой отпечаток на ее внешности.

Пристальные, настороженные и холодные взгляды этих рабов, направленные на нас с моим другом, только подтверждали мою версию. Они считали ее «своей», как бы глупо это ни звучало в отношении хозяйки и ее рабов, и охраняли «свою территорию». По всей видимости, она им это позволяет, иначе откуда в них такое своеволие? Поэтому я промолчал, хотя мне до жути хотелось их приструнить и напомнить, где их место.

Когда девушка проснулась, вновь тепло и радостно улыбнулась полукровке, но стоило ей остановить свой взгляд на нас, как она вновь приняла холодно-безучастный вид. Да что такое? Почему себя так ведет? Еще вчера мы разошлись спать вполне мирно, а сегодня с утра она закрылась окончательно. Или это как-то связано с Силеной, которая то и дело бросает на девушку неприязненные, злобные взгляды? Чуть позже нужно с этим разобраться.

На мои вопросы Силена отвечать не пожелала, из-за чего возник небольшой конфликт. Естественно, Нант встал на сторону своей жены. Как только я помылся и переоделся, поспешил уйти из номера. Пожалуй, проветрить мозги мне не помешает.

Внизу встретил эльфийку с еще влажными волосами и в новом комплекте одежды. Вновь не смог не отметить, что ее фигурка в узких брючках мне определенно нравится. Вот только, по всей видимости, общение со мной не входило в ее планы, и она попыталась сбежать от меня. Чувствуя негодование и нечто похожее на азарт, я не позволил ей уйти. Вестник из светлоэльфийского дворца мне придет только вечером. Мне нужно быть уверенным, что девушка пробудет до этого времени у меня на глазах. Но, оказалось, у нее другие планы, и эльфийка собирается покинуть гостиницу как можно скорее.

Неожиданно понял, что, помимо напряжения от ее подозрительной поспешности, ощущаю неприятное чувство потери. Мне отчаянно не хотелось с ней расставаться. Во всяком случае, так рано. А ведь если она решила уехать, сомневаюсь, что посчитает нужным попрощаться с нами. Да плевать на всех. Главное, чтобы она не попрощалась со мной!!!

Поэтому судорожно стал придумывать причину, чтобы эльфийка осталась. Точно! Она ведь хотела лучшей жизни! Я могу организовать. Это даст мне необходимое время, чтобы определиться с ее причастностью к нападению, и, быть может, смогу хоть немного разгадать эту таинственную дикарку. Мысль о том, что она еще неделю будет в непосредственной близости, очень соблазняла.

Однако девушка не оценила мой порыв наладить ее жизнь и лишь презрительно посмеялась. При ее словах о том, что я пытаюсь сделать ее своей любовницей, почувствовал некоторое томление, но потом вспомнил, что навсегда привязан к Силене, и загрустил. А вот идея подложить ее под друга вызвала неожиданное чувство ярости и злости. Да я лучше сам буду содержать ее в одном из моих поместий просто так, чем добровольно позволю аристократу покуситься на такую необычную девушку!

Но тут она немного стушевалась, сожалея о своих резких словах, и попыталась загладить неприятное впечатление, оправдываясь своей нелюбовью к аристократии. А вот это уже было интересно, особенно ее характеристики, данные мне подобным образом. И ведь не поспоришь…

Неожиданно подумал: а не аристократы ли виной тому, что девушка так быстро бежала из своей прошлой жизни? Сомневаюсь, что личность, подобную ей, можно сломить натиском обычных мужчин, обделенных властью. На них она просто не обратила бы внимания или послала бы куда подальше. За ней бы не постояло. А вот если на нее обратили внимание аристократы…

По себе знаю, что встреть такую – и уже не забудешь. Лично я точно не забуду. Вот только ограничен в возможностях, будучи связанным клятвой, а что помешало бы другим попытаться завоевать или… заставить?

Тут девушка толкнула дверь, ведущую во внутренний двор, и неожиданно замерла. Удивленно обошел ее, чтобы застать занимательную картину: Избранная оседлала темного раба Беллы и с удовольствием целовала. Она даже с Нантом никогда так не стонала. И это при том, что сам раб замер и с обреченным ужасом смотрел в глаза своей хозяйки. Перевел взгляд на эльфийку и успел заметить неприкрытую боль и разочарование, блеснувшие в фиолетовых глазах, после чего она мастерски взяла чувства под контроль, хоть и не смогла до конца скрыть их отголоски.

Неожиданно ее боль неприятно кольнула меня, заставив подняться в душе негодованию:

– Что тут происходит, Силена?

– А что такого? – с вызовом поинтересовалась та, с торжеством и злорадством поглядывая на Беллу.

Видимо, я был прав, и, пока мы с Нантом чинили карету, девушки успели повздорить. Судя по тому, что Силена первым же делом не нажаловалась нам, вина была за ней. Вот только почему Белла молчала? И в чем суть ссоры?

Тут заговорила Белла, а мне почему-то захотелось ее поправить, указав, что Силена для меня не жена. Сам не понимаю, зачем это сделал, но девушка не прониклась, и неожиданно опять почувствовал от этого раздражение. Захотелось ее поддеть:

– А разрешения не было? Ваш раб не выглядит жертвой изнасилования. – Только, сказав это, почувствовал себя просто скотиной. Зачем я это делаю? Зачем провоцирую? Я ведь вижу, что ей больно, но она продолжает мужественно держаться. Невольно восхитился ее выдержкой, достойной любой аристократки. Даже я бы не смог так держаться при подобной ситуации.

Но девушка не разозлилась и спокойно рассказала, что вчера произошло, а у меня внутри вновь закипали ярость и бешенство. Вот только направлены они были на Избранную. Силена решила взбесить меня еще больше:

– А что такого? Она всего лишь нищенка. Какое право она имела мне отказывать?

Вот как, значит? Хотела в отсутствии своих Стражей развлекаться с чужим рабом? Но Белла оказалась не из робкого десятка и не побоялась отказать. И вот результат.

Вдруг отчетливо понял, насколько Силена мне противна. Вероятно, всегда была, но я обманывался, пытаясь убедить себя, что не все потеряно. Ошибся. Она просто мерзкая, истеричная, избалованная девчонка. И виной тому – мы с Нантом, те, кто позволял ей подобное поведение. Теперь стали понятны слова Беллы о том, что нужно лучше следить за своей женщиной… Вот только назвать Силену «своей» у меня теперь вряд ли язык повернется.

Именно здесь и сейчас я понял и решил для себя, что, как только мы закончим миссию и Айне вернется, буду молить ее об освобождении от клятвы. Надеюсь, она учтет мой вклад и согласится. Тогда я буду свободен и забуду Силену как страшный сон. Начну новую жизнь… и обязательно отыщу маленькую дикарку. Я докажу ей, что не все аристократы такие, какими она их видит.

В любом случае, решил для себя, что терпеть выходки Силены и дальше не намерен. Теперь по ее вине мы еще лишились лошадей. Но больше меня бесило то, что Белла воспользовалась случаем и поставила мне условие. Она больше не хочет нас видеть. Никого. Даже меня.

Я понимал ее желание, но, увы, смотря на стремительно удаляющуюся фигурку с ровной спиной и гордо поднятой головой, понял, что не смогу выполнить ее просьбу. Однако оставались и другие дела. Я повернулся к ухмыляющейся Силене. Поймав мой взгляд, она произнесла:

– Я хочу этого раба. Купи мне его.

Это окончательно сорвало мне крышу. Скрипя зубами, еле контролируя себя, я с силой схватил девушку за руку, отчего она болезненно заверещала, и практически протащил по всей гостинице, чтобы, не церемонясь, грубо впихнуть в наш номер.

Тут появился Нант, который выходил из ванной, с удивлением и непониманием смотря на нашу пару. Силена сразу же заревела и кинулась мужчине на грудь, начиная причитать и указывать на меня пальцем:

– Нантин, он сделал мне больно. Посмотри на мою руку! Она же синяя!!! Сделай же что-нибудь!

Нант перевел нахмуренный взгляд с ее руки на злющего меня и вздернул бровь, ожидая ответа. Вместо того, чтобы отчитываться, я решил сам прояснить ситуацию для себя.

– Почему ты позволил ей в одиночку выйти из номера? – почти прорычал, чувствуя, как у меня сжимаются и разжимаются кулаки от сдерживаемой ярости. Мне бы поучиться самоконтролю у той же Беллы.

– Что?! – вдруг удивленно спросил он, с сомнением посмотрев на девушку. – Ты выходила из комнаты? Не предупредив?

– Ты был в ванной. Я не хотела тебя отвлекать и решила прогуляться. После той развалюхи этой нищенки у меня ужасно болит все тело, – недовольно пожаловалась она.

– Что произошло? – с тревогой поинтересовался он у меня, чуть поморщившись в досаде.

– Наша невинность решила оттрахать чужих рабов. Вот и все, – язвительно выплюнул я, с отвращением смотря на нее.

– О чем он говорит, Силена? – вдруг нехорошо прищурился Нант.

– Я всего лишь хотела проучить эту нищую выскочку, – надменно заметила она, величественно подняв головку.

– Крис? – ничего не понял Нантин.

– Вчера, пока мы с тобой чинили карету, Силена решила покувыркаться с темным рабом, но получила отказ от его хозяйки. А сегодня, как я понял, решила ей отомстить, подставив последнего, и разыграла сцену бурной страсти, которую увидела Белла, – с готовностью пояснил. – И знаешь, что она сказала в свое оправдание? – деланно весело поднял брови.

– Что? – мрачно спросил Нант.

– Чтобы ей купили этого раба. Она его хочет. Кстати, вполне искренне. Не помню, чтобы наша недотрога так стонала на одном из нас, – язвительно добавил.

– И что? – с вызовом сложив руки на груди, зло посмотрела Силена на меня. – Что вы можете мне сделать?

Я перевел вопросительный взгляд на Нанта, ожидая его реакции. Лично решил, что перестаю содержать ее. Полностью. Терплю ее общество до завершения миссии и все. Дальше буду надеяться на благосклонность Айне. Если нет, все равно не желаю оставаться рядом с ней.

– С этого дня ты больше не получишь ни одного раба, Силена. Твое содержание также урезается вдвое, – с мрачным спокойствием посмотрел он на изумленную девушку. Даже я не смог сдержаться и присвистнул. На моей памяти ничего строже, чем «угрожающее махание пальцем» он в отношении жены не предпринимал. – До того момента, пока мы не завершим миссию, ты больше не останешься одна и всегда будешь под присмотром.

– Что??? Да как ты смеешь?

– Смею что? – уточнил он, прожигая ее неприязненным взглядом. – Ты живешь на наши с Крисом средства. Никогда мы тебя ни в чем не ограничивали, заботились, оберегали, закрывали глаза на твои проказы. Видимо, ты не до конца понимаешь всю серьезность возложенной на тебя миссии, так как мы тебя вконец разбаловали. Это наша вина, и пришло время учить тебя уму разуму. Хотя было бы неплохо выпороть тебя, чтобы вся дурь вышла из твоей хорошенькой, капризной головки, – прошипел он. – А теперь будь умницей: не зли меня еще больше. Сиди здесь и никуда не высовывайся, пока я буду говорить с Кристофером. Иначе все наше путешествие ты проведешь на поводке. Я ясно выражаюсь?

Более не смотря на девушку, которая стала театрально пускать слезы, которые прежде не могли оставить темного равнодушным, Нант кивнул мне, и мы вошли в ванную, накинув полог тишины, чтобы могли слушать, что происходит за стенкой, но нас подслушать никто не мог.

– Подробнее, – коротко потребовал он, нервно вышагивая взад-вперед.

Я и рассказал: как встретил девушку на первом этаже, как пытался уговорить ее путешествовать с нами, умолчав о некоторых личных мотивах своего предложения, о том, как узнал, что она недолюбливает аристократов, и даже о своем предположении, что именно они и были виной ее «поисков лучшей жизни» и приобретения двух обученных телохранителей-рабов. В довершение рассказал, что за выходку Силены Белла потребовала больше не попадаться ей на глаза и предоставить лошадей.

– То есть она хочет уехать? Как можно скорее? – уточнил он задумчиво. – Это можно связать с неприязнью к нам, или она все-таки что-то утаивает?

– Все может быть, – устало пожал я плечами, вспоминая взгляд, полный боли, когда она увидела того раба в объятиях Силены. Он ей действительно дорог. Такое невозможно сыграть. Белла – вероятно, единственная женщина на моей памяти, что искренне питает симпатию к своим любовникам. Тем горче от того, что какие-то рабы получают свою порцию искренней любви и ласки, а я, аристократ, должен лишь наблюдать за этим со стороны. Где справедливость? – Но нелюбовь к аристократам там, вероятно, преобладает. Теперь понятно, отчего она была такой неприветливой все утро и почему нас упорно игнорировала. Зная Силену, вряд ли та покорно приняла отказ… – с глухим раздражением процедил я сквозь зубы.

– Тут ты прав. Не трудно предположить, что она могла ей наговорить. Поспешность избавиться от нашего общества более чем объяснима, – потер он переносицу, словно от головной боли. – То есть ты считаешь ее невиновной в нападении?

– У нас нет никаких оснований считать иначе. Теперь и ее странное поведение вполне оправдано, как и нежелание знакомиться со светским обществом, которым я пытался ее соблазнить, – усмехнулся невесело.

– И все же ее нужно задержать, – вдруг сказал он. Я удивленно поднял бровь. Не потому, что не хотел того же, а просто не понимал, зачем это Нанту.

– Зачем? И как ты себе это представляешь? Особенно теперь!

– Не знаю, но с того момента, как ее увидел, я себе места не нахожу, – вдруг доверительно, почти с отчаянием признался он. То есть я не один такой? – У меня словно в груди что-то свербит и требует, чтобы она постоянно была в поле зрения. Не знаю, как это объяснить. На приворотное зелье это не похоже: я бы почувствовал чары. Психологическое воздействие?

– Каким образом, если после нашей клятвы мы не можем никак реагировать на других женщин?

Он затравленно посмотрел на меня и обреченно кивнул:

– В том-то и дело. Этот вопрос не дает мне покоя.

Мы помолчали, каждый думая о своем, а я все размышлял, признаваться другу в том, что чувствую то же самое, или не стоит.

– Ты не один такой, – все же выдавил из себя. – Я не хочу, но все равно думаю о ней постоянно, и это мучает меня.

– Проделки Эриса? – вдруг вскинулся он.

– Все может быть, – не стал отрицать я, так как это предположение казалось мне единственно разумным. – Вот только у меня складывается впечатление, что она и сама не знает о планах Хаоса, если они на нее вообще есть. Белла всеми силами только и делает, что отбивается от нашего внимания. А теперь вообще сбежать удумала…

– Кстати об этом, – опомнился он. – Пока не сбежала, нужно ее остановить.

– Как ты себе это представляешь? – взбесился я. – После выходки твоей жены Белла и слышать не пожелает о том, чтобы продолжить путешествие вместе и вести себя как ни в чем не бывало.

– Попробовать подкупить? Она не кажется очень богатой, хотя одежда из хорошей ткани. Наверняка она нуждается в средствах… – протянул он. – Ты должен отправиться к ней, поговорить и под предлогом моральной компенсации дать ей денег. Наверняка это должно ее задобрить. Все женщины, какими бы они ни были, любят деньги. Глядишь, и Беллу это заставит передумать о незамедлительном отъезде.

***

Глава 25. Кристофер

Не теряя времени даром, я прошел мимо зареванной, разобиженной Силены, на которую даже не бросил взгляда, и захлопнул за собой дверь. Выяснил у хозяина гостиницы, в каком номере расположилась Белла и ее рабы. И узнал, что госпожа еще не сдала номер. Ее комната была на втором этаже, куда я и поспешил, встретив на лестнице полукровку. Он окинул меня взглядом, как-то небрежно опустил голову и хотел уйти.

– Подожди, – остановил его, хотя отчаянно желал отчитать за дерзость. Но помня, что рабы дороги Белле, подавил в себе это желание, стараясь быть вежливым. – Я хотел бы поговорить с твоей госпожой.

– К сожалению, госпожа сейчас занята и никого не принимает, – пришел мне ответ. Ясно. Значит, разбирается с темным рабом. Вероятно, сейчас не лучший момент, чтобы отвлекать ее. Наверняка она не в том настроении, чтобы выслушивать меня. Как бы еще хуже не сделать…

– А когда будет свободна?

– Я не могу знать, господин, – вежливо ответил он, но смотрел на меня с тщательно скрываемой неприязнью.

– Хорошо. Как твоя госпожа освободится, передай, что я хотел бы с ней поговорить, – раздраженно выдохнул.

– Конечно, господин. Обязательно передам. – По глазам понял, что даже если и передаст, то встречи с Беллой я не дождусь. После чего полукровка небрежно поклонился и, не дожидаясь моего разрешения, пошел своей дорогой, чуть ли не насвистывая себе под нос. Как бы она к ним ни относилась, но разбаловала их донельзя.

Проводив его взглядом, я с сомнением посмотрел на коридор второго этажа и на лестницу, ведущую на мой третий этаж. Не давая себе шанса передумать, прошелся до двери номера, который снимает эльфийка, и прислушался. Ничего. Похоже, активирован артефакт-глушилка.

Занес руку для стука в дверь и вдруг остановился, зацепившись взглядом за смежный номер, который явно пустовал. Решительно и быстро, чтобы не быть замеченным, шепнул заклинание, открывающее замки, вошел в пустую, скудно обставленную комнату, запер дверь. Прошел на середину помещения и осмотрел магическим зрением стену, что граничила между номерами. Довольно усмехнулся, поняв, что она ничем не защищена от магического воздействия, и пробормотал магические слова, чтобы через секунду стена стала для меня прозрачной.

Я ожидал увидеть разное: от слез и истерики Беллы до жестокого наказания темного. Но увиденное заставило меня пошатнуться, сделать два шага назад и, как подкошенного, рухнуть в удачно стоящее кресло, чтобы, затаив дыхание, наблюдать самую невероятную картину. Прикрыв от изумления рот рукой, я с жадностью смотрел на открывшийся вид, пусть и безмолвный, так как «глушилка» все еще работала.

Сидя ко мне боком, на кровати разместился дроу с голым торсом и широко расставленными ногами, между которыми, стоя на коленях, расположилась Белла. Сначала я не понял. После не поверил. Но, присмотревшись лучше, не смог подавить стона, наблюдая, как девушка ласкает темного ротиком.

Я не мог слышать, но это было и не нужно. Отлично видел, в какой муке и каком восторге искажено лицо темного, как часто вздымается его грудь, с какой любовью и обожанием он смотрит на девушку, ласково гладит по лицу, а после собирает ее волосы в кулак, чтобы они не мешались. Она отстранилась на мгновение, послав ему лукавую улыбку, и, не разрывая зрительного контакта, чувственно обвела языком темную головку, после чего обхватила алыми, пухлыми губками и втянула в рот, с наслаждением прикрыв глаза, отчего мужчина дернулся, словно от удара, голова его откинулась назад, а рот раскрылся в немом, жалобном крике экстаза.

Я сцепил зубы, чтобы сдержать свое возбуждение и оставаться на месте, вцепился руками в подлокотники, стараясь представить, как бы хорошо Белла смотрелась между моих ног…

Что со мной? Почему так отчаянно хочу ее??? Это ведь неправильно! Я давал клятву, я разделил с Силеной ложе. После этого меня даже никакими приворотами не должно было пронимать. Но эту девушку я хочу, как никого в своей жизни…

Черт!

Выругавшись сквозь зубы, расстегнул брюки и с наслаждением обхватил свой каменный член, невольно синхронизируя движения рукой с темпом девушки.

Темный уже держался из последних сил, разрывая покрывало, в которое вцепился свободной рукой, и стал ненавязчиво направлять голову эльфийке, задавая темп и глубину проникновения.

Я думал, что сейчас на этом все и закончится. Не станет же она терпеть такого своеволия? Но ошибся, и девушка покорно принимала в ротик член, с силой втягивая щеки, вцепившись ноготками в бедра темного.

Спустя несколько секунд дроу замер, мощно содрогнулся, откинулся на кровать и безмолвно закричал, продолжая невольно двигать бедрами, а по подбородку девушки потекла белесая струйка, но она продолжала нежно облизывать его член до тех пор, пока темный не отстранил ее, самостоятельно не стер пальцем с лица девушки сперму, которую она поторопилась провокационно облизать, довольно щурясь.

Чуть было не кончил на этом моменте, но заставил себя стерпеть, так как неожиданно ничего не закончилось. Поэтому, с силой сжав член у основания, с шипением втянул воздух от сдерживаемого оргазма и попытался глубоко и ровно дышать, чтобы немного успокоиться. Но куда там!

Словно издеваясь надо мной, дроу притянул смеющуюся девушку к себе, жадно и властно поцеловал и перетащил ее себе на колени, оглаживая стройное тело и попутно раздевая. Затаив дыхание, я проследил за полетом белой рубашки, которая упала на пол ненужной тряпкой, увидел стремительно стянутое через голову бюстье…

Чувствуя, как рот наполняется слюной, с отчаянной завистью смотрел, как дроу с нескрываемым удовольствием и наслаждением целует, облизывает и покусывает аккуратные ярко-розовые соски девушки. Она выгнулась, оперлась руками о колени мужчины и терлась бедрами о пах дроу, безмолвно постанывая и кусая припухшие коралловые губы.

Белла была восхитительна. Такая хрупкая, страстная и желанная. Любовно осмотрел ее обнаженное тело, мимолетно заметив две татуировки на ее запястье. Но рассмотреть внимательнее не смог, да и не хотелось. Зачем, когда есть более интересное зрелище?

Секунда – и мужчина молниеносно перевернулся, подминая девушку под себя, продолжая гладить и пощипывать грудь. После стал спускаться поцелуями по нежной, матовой коже вниз, стягивая со стройных бедер брюки, которые с нетерпением откинул в сторону.

Задержав дыхание, я вместе с замершим дроу разглядывал извивающуюся, великолепную, потрясающе красивую и соблазнительную девушку с широко разведенными ногами, ласкающую свою грудь, с лихорадочным румянцем на щеках и нетерпением во взгляде.

Ее губы пошевелились, что-то говоря любовнику. Дроу, предвкушающе облизнувшись, опустился перед ней на колени, как и она недавно, закинул стройные, длинные ноги себе на плечи и прижался лицом к розовой, блестящей от смазки «киске».

Он накинулся на нее с таким голодом, словно жаждущий к источнику в пустыне, а девушка кричала и извивалась под ним, лихорадочно шаря руками по постели, сминая покрывала. Она вновь стала что-то говорить с мольбой на лице, а дроу чуть замедлился, отчего ее лицо исказила мука. Он что-то спросил у нее, чуть отстранившись, наблюдая, как девушка переводит дыхание и приходит в себя, пытаясь прояснить взор.

Белла нахмурила бровки, словно не расслышала вопроса. Дроу коварно улыбнулся, его пальцы из влагалища спустились ниже и стали недвусмысленно гладить щель между ягодицами. Девушка вздрогнула, замерла в секундной нерешительности, закусила губу и неуверенно кивнула. Темный с торжеством в глазах нетерпеливо прикусил внутреннюю часть бедра Беллы, отчего она вновь дернулась и застонала, прикрыв глаза. Дроу тем временем вновь уделил свое внимание «киске», но его пальцы продолжали массировать попку, размазывая по ней смазку. А я продолжал мастурбировать, чувствуя, что получаю от одного зрелища больше удовольствия, чем порой от секса с аристократками в прошлом.

Еще никогда представительницы аристократии не позволяли мне того, что позволяла и делала Белла своему рабу. Даже в борделях я никогда ничего подобного не видел. Что уж говорить о том, чтобы почувствовать… Сейчас понял, что за одну возможность увидеть Беллу на коленях перед собой и почувствовать на себе ее губки и язычок, готов отдать все свое состояние.

Тем временем темный уже протиснул в девушку один палец и стал неторопливо двигать им взад-вперед. Вскоре к первому прибавился второй, а затем и третий. Движения его пальцев и языка уже нельзя было назвать нежными. Они были нетерпеливыми, агрессивными и жесткими.

Спустя несколько секунд девушка выгнулась и громко закричала в потолок. Ее стало бить в судорогах оргазма, а я с жадностью всматривался в ее лицо, желая запомнить каждую черточку, каждую эмоцию, проявление искреннего восторга на прекрасном лице.

Довольно улыбнувшись, дроу подарил ей нежный и ласковый поцелуй в губы, размазывая по лицу эльфийки ее же смазку. А после аккуратно перевернул на живот, ставя на четвереньки.

Мне уже было просто нестерпимо больно, но я желал продлить это чувство и не кончать как можно дольше, переживая эти моменты… с ней. Хотя бы таким образом, тайком, но хотел быть сопричастен ее удовольствию, наслаждаясь ее эмоциями и реакциями податливого тела.

Именно так в моем представлении должна выглядеть идеальная любовница. Отзывчивая, нежная, страстная, чувствительная… Как долго я бы ласкал ее, держа на грани, заставляя молить о позволении кончить… Вместо этого сижу, чувствуя себя последней свиньей за свое подглядывание, но не могу пересилить себя и отвернуться.

Темный не торопился, продолжая массировать попку изнутри, растягивая, параллельно целуя и лаская ее тело свободной рукой, распаляя в ней возбуждение по новой. Когда она сама стала нетерпеливо вилять бедрами, дроу хохотнул, зафиксировал руками ее ягодицы и стал медленно протискиваться членом в ее маленькую попку.

На лице девушки было изумление и след легкой боли, но она терпела, закусив губу. Стоило мужчине войти в нее полностью, Белла выдохнула и глубоко задышала, привыкая к его размеру. Сам дроу, на лице которого была почти мука, дал ей необходимое время, накрыв рукой клитор, и стал массировать. Не прошло и минуты, как девушка возбужденно выгнулась, застонала и стала насаживаться на член дроу, отчего по его лицу прошла судорога удовольствия. Прикрыв глаза, он стал аккуратно толкаться в нее самостоятельно.

На этом моменте дверь в комнату открылась и вошел полукровка. Увидев открывшуюся картину, он замер, сглотнул. Его взгляд принял хищное выражение, а губы расплылись в предвкушающей улыбке.

Я же с волнением следил за тем, как девушка обернулась к нему, внимательно следя за медленно приближающимся полукровкой, который уже скидывал с себя рубашку. На мгновение мне показалось, что на его груди мелькнул рисунок тату. Но уже через секунду, понял, что мне померещилось.

Нервно следил за реакцией девушки, ожидая, что если не прогонит полукровку, то прикажет ждать своей очереди. Силена, к примеру, не терпела двух мужчин в своей постели сразу. Не скажу, что меня это не устраивало, так как при сексе мне всегда нравилось владеть женщиной единолично. Но сейчас я против воли затаил дыхание, почувствовав новый виток зубодробительного возбуждения, отчего пришлось сжать свой член еще сильнее. А все потому что полукровка уверенным движением приблизился к узкой койке, огладил обнаженную спину девушки, сжав ее бедро сбоку. Поднялся ладонью выше, нырнул пальцами под нее, обхватив сосок, удовлетворился резким вскриком. Присел на корточки и за голову притянул голову эльфийки для жесткого, властного поцелуя, кусая ее губы и глубоко засовывая ей в рот язык. Что-то прошептал ей в губы, дождался утвердительного кивка, сопровождаемого стоном, выпрямился и расстегнул брюки.

Нееееет…

Она же не позволит?..

Позволила, через несколько мгновений уже обхватила рукой здоровенный член полукровки и пососала головку. В отличие от дроу, полукровка оказался грубее и жестче, почти сразу обхватывая голову девушки, скользя в ее ротик и с наслаждением закрывая глаза.

Когда ей перестало хватать воздуха, отстранился. На его лице я заметил мелькнувшее сожаление и раскаяние. Он что-то сказал девушке, но она мотнула головой и нерешительно улыбнулась.

С секундным сомнением полукровка вновь погладил ее лицо, обводя пальцем красные губки, и приложил к ним свой член. Но теперь замер, позволяя девушке самостоятельно двигаться в удобном ей темпе.

Дроу тем временем продолжал неторопливо вбиваться в попку Беллы, горящими глазами следя за ласками своего друга. Они переглянулись и понимающе улыбнулись друг другу. Одновременно отстранились от девушки, отчего она разочарованно застонала, и что-то зашептали ей, зажав с двух сторон, гладя и лаская тело только руками. Даже я видел, что девушка настолько возбуждена, что уже ничего не соображает, но тем не менее терпеливо ждал, понимая, что они ей не навредят. А новое захватывающее зрелище мне пропустить не хотелось.

Поочередно целуя ее в губы, шею и грудь, полукровка ненавязчиво усадил ее себе на бедра и стал насаживать на свой член. Эльфийка восторженно закричала, но стоило ему наполнить ее до конца, как он не позволил ей больше пошевелиться, раздвигая ее ягодицы и позволяя темному присоединиться. На ее лице был ярко выражен дикий коктейль из шока, неверия, восторга и удовольствия. И снова они были терпеливыми, дали ей время привыкнуть к ним двоим, распаляя ее ласками больше и больше, пока она сама не дала понять, что готова.

А после полукровка и дроу поочередно задвигались в ней, постепенно набирая темп. На ее лице было безумие, из приоткрытого рта то и дело вылетали беззвучные крики, а я сам не понял, когда мое тело захватил самый мощный оргазм на моей памяти, и излился себе в руку, наблюдая, как девушка выгнулась между двумя мужчинами, а по ее искаженному лицу потекли слезы.

Вскоре кончили и мужчины, изливаясь в покорное тело. Она позволила и это, хотя обычно женщины, несмотря на то, что почти не имели возможности забеременеть, очень ревностно относились к предохранению от зачатия. Тем более от рабов. Им не всегда даже кончить позволяют. Я уже молчу о том, чтобы позволить излиться, не выходя из женщины. Даже мне такая привилегия не всегда была оказана. А тут рабы!

Сначала отстранился темный, без сил привалившись к изножью кровати. Полукровка не торопился, покрывая лицо утомленно улыбающейся девушки поцелуями. После аккуратно повернулся, уложил ее на постель и вышел из нее. Но от вида замеченной мною, потекшей по бедрам девушки спермы я снова почувствовал почти болезненное возбуждение. Нужно привести себя в порядок, пока меня не стал искать Нант.

Устало поднялся, произнес заклинание бытового очищения, и следы моего оргазма моментально исчезли. Стараясь не смотреть на прозрачную стену, оправил одежду и только тогда перевел взгляд, чтобы заметить укрытую покрывалом, дремлющую девушку и темного возле нее.

А где полукровка???

Ответ нашелся быстро, так как меня совершенно неожиданно смело ловчей магической сетью и зафиксировало в том же кресле, с которого я недавно поднялся. В дверях стоял обнаженный по пояс полукровка, что с угрозой смотрел на меня. Маг??? Раб-маг??? Да еще такой сильный?

Я, как никто, знал, что для заклинания, которое он использовал, требуется прорва энергии, потому что сам его и изобрел. Как такое возможно?! Помимо всего прочего, сеть вытягивала магические силы пленника, поэтому даже мне, чтобы из нее выпутаться, придется повозиться. За это время меня можно будет убить раза три…

Но полукровка лишь окинул взглядом прозрачную стену, хмыкнул, но угрожающе прищуренные глаза не дали мне обмануться. Щелкнул пальцами, и картинка пропала, оставляя просто стену. После неторопливо подошел ко мне, поцокал языком и насмешливо поинтересовался:

– Подглядываем? Как нехорошо…

– Как ты понял, что я здесь? – стараясь тянуть время, спросил.

– Кончаешь слишком громко. Эльтар услышал даже сквозь глушилку, – пожал он плечами и с интересом уставился на меня в каком-то ожидании. Но нападать не торопился, что меня немного успокоило.

– Кто вы? Почему владеете магией? – Я выразительно покосился на ошейник.

Он отследил мой взгляд и вновь насмешливо фыркнул:

– Мы хотим того же, что и вы, многоуважаемый ректор: чтобы Айне вернулась. – Я дернулся от его обращения. – Да, я знаю, кто вы. Ректор единственной светлоэльфийской академии магии. Я читал много ваших работ. Собственно, в моих успехах можете сейчас убедиться. – Он насмешливо порвал нити моей магии, которые я вплетал в структуру заклинания, не давая мне возможности разрушить его. – Это заставило меня уважать вас в какой-то степени. Из-за моей искренней симпатии к вам, так же искренне советую забыть про Беллу. Мы уедем и, если судьба к нам будет благосклонна, больше никогда не встретимся. Просто забудь о нас, словно мы и не встречались. На этом все.

– Ты отпустишь меня?

– А ты предпочитаешь умереть? – вскинул он бровь. – Мне это невыгодно. Только осложнит ситуацию. На первый раз – просто предупреждаю. В следующий – убью. – После помолчал и слишком широко улыбнулся: – Совсем забыл. Меня всегда интересовало: ты сам проверял на себе свои изобретения? Нет? Сейчас исправим. – Он дотронулся до моей груди, и по его пальцам заплясали молнии, переходя на мое тело, заставив забиться от боли на стуле, сцепив зубы и сдерживая крик. Длилось это всего около минуты, но мне казалось вечностью. – Это будет тебе уроком хороших манер, чтобы больше не лез в чужую личную жизнь. У тебя для этого есть своя женщина.

Он развернулся и собирался выйти, как вдруг посмотрел на меня и с издевательской улыбкой добавил:

– И еще. Мой тебе искренний совет: разуй, наконец, глаза. Оглядись и, быть может, поймешь, что не все – то, чем кажется и во что ты искренне веришь. Не заставляй меня разочаровываться в тебе еще больше.

После ушел.

***

Глава 26. Изабелла

С тех пор, как мы расстались с аристократами, прошли почти сутки. Более никакие приключения на дороге с нами не случались, и вообще темп у нас был довольно быстрый. Но смутная тревога не давала покоя. Меня что-то мучило, как будто чего-то не хватало. Или кого-то… Вот только кого?

Два действительно дорогих мне эльфа находились со мной рядом. Так что со мной не так? Не заметить мою нервозность было трудно. Поэтому, чтобы меня успокоить, мужчины отправили магические вестники в усадьбу и нашим шпионам во дворце. Вот только ответ пришел от того, от кого почти не ждали. Мой новоиспеченный шпион, который был еще и потенциальным убийцей, Бальтазар отправил сообщение, что, мол, некто Кристофер Тайлент очень интересуется персоной графини Изабеллы Эстет. С этой целью он даже озаботил одного из мужей королевы. Тот не поленился и напросился на встречу с моей иллюзией.

Уже на этом моменте я почувствовала подступающую панику, но дальше, писалось, что ничего из ряда вон министр не заметил. Вполне мило пообщался с моей иллюзией и отбыл восвояси.

Вот… скотина светлоэльфийская!!! И что ему спокойно-то не живется?

– Ангел, не переживай так. Это еще ничего не значит. Вполне можно было предположить, что графиня встречалась с ним раньше и он ее запомнил. Просто не мог не обратить внимание на ваше сходство, – как всегда попытался успокоить меня Кирт.

– Но иллюзия получилась качественная, – добавил Эльтар, притянув меня к своей груди и погладив по волосам. – Все, что он получит в ответ: графиня Эстет сидит в своем поместье. Светлый решит, что ваше сходство – просто совпадение – и успокоится.

Немного расслабилась от их слов, но чувство раздражения внутри не проходило. Чем ближе мы подъезжали к храму, тем все нестерпимее становилось мое поведение. Поэтому, стоило нам оказаться у развалин, я, ни на кого не оглядываясь, вывалилась из кареты, чувствуя, как меня нестерпимо тянет внутрь. Притяжение было таким сильным, что практически бежала и рассмотреть всю архитектуру не получилось. Но краем сознания отметила, что храм был расположен в скальной породе. Заметила вырезанные фрески на стенах, покрытых мхом и плесенью. Но самое главное – на входе в храм, прямо на крыше, спускаясь огромными корнями по стенам, росло исполинское дерево, которое было обвито вьюнком с белыми, небольшими цветками, похожими на жасмин из моего прошлого мира. Даже аромат цветы источали чем-то похожий на жасминный, но к этому примешался еще запах молока и ванили.

Я слышала голоса мужчин, которые просили меня остановиться, говорили, что в развалинах опасно и есть риск провалиться. Но даже не думала послушаться, находясь в каком-то трансе. Несмотря на то, что была здесь впервые, двигалась так четко, словно провела в этом месте все детство.

Откуда-то я знала, что если пойти не налево по коридору, а направо, то там будет скрытая, неприметная лестница, которая ведет вниз. А если по ней спуститься на три пролета, то попадешь в святилище – огромное помещение с потолками под десять метров в высоту, с панорамными прорезями в скале и видом на долину и восходящее солнце. Потрясающе…

Во всем этом огромном помещении была всего одна скульптура высотой в три человеческих роста, увитая все тем же растением с неизвестными цветами. Айне, раскинувшая руки в объятиях, изображенная неизвестным гением, была словно живая. Только общая запущенность и многочисленные сколы портили вид.

Краем сознания услышала, что мужчины нагнали меня и сейчас с интересом осматриваются. Но я не обращала на них внимания, не сводя глаз с лица богини. На мгновение мне почудилось, что ее глаза полыхнули ярким белым светом, а меня стало притягивать к ней со страшной силой.

Я уже не отдавала себе отчета в действиях и, как завороженная, раскинула руки, зеркально отражая позу скульптуры. С моих губ сорвались слова на незнакомом мне языке, похожие на те, что говорили мужчины во время дачи клятвы Стражей, а в следующую секунду помещение взорвалось потоками света, на миг ослепляя и концентрируясь на статуе.

Священный цветок за пару секунд иссох и осыпался в труху, белесой дымкой впитываясь в изображение Айне. Когда последний сгусток окончательно исчез в белом мраморе, несколько мгновений ничего не происходило, а после в мое тело ударил мощный луч света, отдавшийся гулом в ушах и вибрацией воздуха. Многовековая пыль, что скопилась в помещении, моментально поднялась и заплясала в воздухе.

Айне говорила, что это будет больно… Так вот ни черта!!!

Это было ужасно, невыносимо, нестерпимо!!! Меня словно наполняло раскаленным воздухом, раздувая изнутри. Давление стало просто непередаваемым. Казалось, еще немного и меня просто разорвет на куски. По-моему, я кричала, ноги давно не держали, упала на колени. По щекам текли слезы агонии, а меня трясло в конвульсиях, как эпилептика.

В какой-то миг свет прекратил бить в мое тело, словно ничего и не было, но меня это ничуть не успокоило, так как пусть меня и перестало распирать, но я чувствовала, как невыносимая мощь бурлит по моим венам, толчками выливаясь из моего рта, носа, ушей и даже глаз вместе с кровью.

Я выла, кричала, кажется, извивалась на полу, раздирая одежду на груди, пытаясь избавиться от этой боли. В какой-то момент замерла, чувствуя, что умираю. Я отчетливо знала, что у меня есть душа. В ее наличии более мне сомневаться не приходилось. А теперь ее еще и чувствовала. Причем отчетливо понимала, что она покидает тело. Цепляется за меня, царапается, но бурлящий поток просто выталкивает ее, освобождая себе лишнее место.

Когда я обреченно поняла, что это конец, неожиданно почувствовала на себе сильные руки, а после к моим губам прижались в крепком поцелуе. Моя душа дернулась, и к ней потянулась переливающаяся нить, которая не позволила ей полностью покинуть тело.

Кто-то, кого я не видела, но чувствовала, стал выпивать мои крики вместе с излишком силы, который рванул из меня прямым мощным потоком, обнаружив новое вместилище. Мой «якорь» кричал и содрогался, но упорно не отпускал, пока меня грубо не вырвали из сильных рук не менее сильные. К моему рту прижались уже другие губы, которые так же жадно впитывали излишек. К моей душе потянулась и вторая нить, упорно втягивающая ее обратно в тело.

Больно было не только мне, но и мужчинам, для которых полученный объем был слишком большим. Меня попеременно передавали с рук на руки, пока мое тело не перестало колотить крупной дрожью, а я не затихла, с облегчением выдохнув и потеряв на некоторое время сознание.

***

Очнулась я от ласковых прикосновений к лицу чем-то влажным. С трудом приоткрыла глаза и встретилась с бледными, осунувшимися лицами, которые с неприкрытой тревогой взирали на меня.

– Мы живы? – прохрипела я сорванным голосом.

Киртан вымученно улыбнулся, а Эльтар устало кивнул, продолжая обтирать мое лицо. В его руках оказалась обрывок его же рубашки, который был окрашен в бурый цвет. Кровь?

А, точно, у меня же кровь чуть ли не отовсюду шла. Этот момент я Айне обязательно припомню…

– Что произошло? – попыталась встать, но почувствовала тошноту от резкой смены положения. Меня моментально вывернуло наизнанку. Да простят меня эстеты…

Пока меня рвало сгустками желчи с остатками крови, Киртан придерживал мне волосы и поглаживал по спине.

Спустя минуту мне немного полегчало, хотя желудок словно ножом резали. Я обернулась к мужчинам. Кирт помог мне сесть, привалившись к стене, а Эльтар протянул флягу с водой. С благодарным кивком приняла ее и с удовольствием прополоскала рот.

– У нас получилось? – уточнила самое важное. Было бы обидно узнать, что после подобного мы не справились.

– Да, – вновь улыбнулся Кирт. – Я больше не чувствую магию в этом месте. Теперь остаточный фон исходит только от тебя.

– Я теперь маг? – хохотнула нервно.

– Нет. Магия в тебе есть, но ты просто накопитель, сладкая. Пользоваться и растрачивать почти чистую божественную энергию ты не сможешь.

– Оно и хорошо, – утомленно прикрыв глаза и тяжело дыша, кивнула я. Прислушалась к себе и почувствовала, как в груди что-то завозилось. Что-то непривычное, и не скажу, что приятное. Но хоть не больно… – Я всегда буду так чувствовать это?

– Сейчас Сила этого мира приспосабливается к твоему телу. Твою душу она поначалу приняла за нечто враждебное. Сейчас Силе приходится смириться с таким соседством. Дай время, и они свыкнутся друг с другом окончательно, – ободряюще погладил меня по плечу Кирт. – К тому же есть все шансы, что в следующие разы будет легче. Первый раз всегда болезненный. Во всем. Это правило жизни. Теперь в тебе есть магия, и новые пополнения будут не такими… агрессивными, – тяжело вздохнул он.

– Это хорошо. Не уверена, что смогла бы пережить это снова… – неуверенно протянула и подняла на них взгляд. – А вы как? Как все для вас прошло?

– Было страшно, сладкая. В первую очередь за тебя. Когда в тебя стала вливаться магия, нас отгородило силовым полем. Мы не могли пробиться к тебе, и приходилось просто беспомощно наблюдать, – выдохнул Эльтар с болью в голосе. – Это страшно, Изабелла… видеть, как тебе больно, и не иметь возможности помочь. Как только стена спала, мы тут же ринулись к тебе, но ты уже умирала. Мы видели татуировку на твоей груди, которая просто исчезала, говоря о том, что твоя сущность покидает тело, – с надрывом и отчаянием произнес он, вцепившись мне в руку, словно боялся, что я исчезну.

– На нас ты не реагировала, как и на наши прикосновения. Магия в нас поступала, но рывками и в слишком малых дозах. Она не успевала освобождать место, а как усилить поток мы не знали. Тогда отчаялись и решились на поцелуй. Сработало, – невесело хохотнул Кирт, зарывшись носом в мои волосы. – Было больно, но мы видели, что твоя душа перестала исчезать. Поэтому уже было ничего не страшно. Никакая боль не сравнится со страхом твоей потери, Ангел. Если будет нужно, мы впитаем из тебя всю магию и умрем, лишь бы ты осталась цела.

– Не говори так. Я не смогу без вас. Вы мне необходимы. Оба. Ты же знаешь, – погладила его по щеке.

– Знаю. Но это ничего не меняет, Ангел, – поцеловал он меня в центр ладони. – Ты наша жизнь. Без тебя мы все равно умрем. Только не пугай нас так больше и предупреждай, если зов будет таким нестерпимым, что ты решишься на побег. Тогда мы будем рядом и заберем часть боли на себя. Хорошо?

– Хорошо. Простите, что не сказала. Я и сама не понимала, что со мной происходит. Стоило увидеть храм, как сознание словно отключилось…

– Как интересно! – вдруг протянул знакомый, насмешливый голос сбоку. Мы резко посмотрели в ту сторону и увидели на входе в зал Кристофера. – Чувствую, у нас будет очень долгий разговор…

Мои мужчины тут же подскочили на месте, но были сметены в сторону воздушной волной, что с силой приложила их к стене. После с пальцев светлого сорвались какие-то нити, которые связали Эльтара с Киртаном по рукам и ногам. При попытке пошевелиться их било током.

– А теперь, малышка, мы с тобой пообщаемся, – зловеще протянул он, делая шаг в мою сторону.

***

Глава 27. Кристофер

Я неторопливо подошел к ней, отчего она дернулась и с тревогой посмотрела на своих телохранителей.

– Они не помогут тебе, малышка. Попробуют пошевелиться – будет больно. Попробуют заговорить – тоже, – развел я руками и присел рядом с ней на корточки, с недовольством рассматривая кровавые подтеки на красивом, хоть и измученном лице.

– Что тебе от нас нужно? – с опаской прищурилась она, хотя понимала, что против меня ничего сделать не сможет. Не в ее состоянии точно.

– Ответы, – пожал плечами, вглядываясь в лицо, которое не давало мне покоя почти сутки с тех пор, как я в последний раз увидел его мелькнувшем в окне кареты, которая увезла девушку прочь от гостиницы.

– Да неужели? – скривилась она, хохотнула и закашлялась. Я терпеливо подождал, с неприязнью заметив, как она сплюнула розоватую от крови слюну. Не слабо ее приложило. Вот только это не отменяет того, что мне нужны ответы. – И что же ты хочешь узнать? – вздохнула она, привалившись к каменной стене спиной.

– Кто ты?

– А ты еще не догадался? – выгнула она бровь и усмехнулась, смотря на меня из-под полуопущенных ресниц.

– Ты – графиня Изабелла Эстет, – ответил я, напряженно следя за ее реакцией. Но она только засмеялась. Мне даже показалось, что разочарованно.

– Неплохо. Допустим. Я действительно графиня. Как ты узнал? Неужели этот извращенный недоумок что-то заподозрил при встрече с моей иллюзией?

– И это говорит самая грандиозная садистка современности? – не сдержал я яда.

– Продолжай, мне нравится, – криво улыбнулась она. – Всегда приятно знать, что твои труды не проходят впустую. "Грандиозной" меня еще не называли.

– Достаточно, – оборвал девушку. – Мне нужны ответы.

– А с чего ты взял, что я стану тебе вообще отвечать? Неужели пытать меня будешь? Правда? Быть может, даже раскаленными щипцами? – развлекалась, но я прекрасно видел, как она нервничает и тянет время. Если думает, что ее рабы смогут так быстро освободиться, то зря. Путы вызывают паралитический эффект. Мужчины полностью обездвижены и освободиться самостоятельно не смогут. Это заклинание – моя личная гордость.

– Тебя?! – деланно изумился. – Я не настолько низок, чтобы пытать беззащитную женщину.

– Но достаточно, чтобы пытать мужчин? – мрачно уточнила она. Я кивнул с широкой улыбкой, довольно наблюдая, как девушка обреченно, с тревогой смотрит в сторону обездвиженных мужчин. С тревогой? И это "Кровавая Графиня"? Быть может, мне показалось? – Даже если я отвечу, ты все равно не поверишь, – вздохнула эльфийка устало.

– А ты попробуй. А верить или нет – решу сам, – с улыбкой предложил.

Сейчас, спустя сутки, в течение которых я не сомкнул глаз, обдумывая то, что узнал и услышал от полукровки, рядом с ней почувствовал, как напряжение проходит. Странная реакция. И на этот вопрос тоже хотел бы получить ответ.

– У тебя было четыре года, чтобы дойти до всего самостоятельно. Мои слова ничего не дадут, – покачала Изабелла головой.

– И все же решать мне.

– Хорошо, – сдалась она и преувеличенно весело улыбнулась, пожав плечами. – Я Избранная. Настоящая. Ну как, веришь?

Что-то в этом духе я и предполагал. Что еще она может придумать в свое оправдание? Только попытаться запудрить мне мозги.

– Ты? Знаменитая графиня Эстет? Величайшая садистка современности?

– Вот видишь: я же говорила, что ты не поверишь, – досадливо поморщилась она, утирая рукавом кровавую дорожку под носом. От движения девушки порванная на груди рубашка разошлась, и заметил татуировку, которую прежде на ее теле не видел. А рассматривал я ее достаточно хорошо…

Не о том думаю!

Резко протянул руку и раскрыл рубашку шире, с изумлением рассматривая причудливую татуировку от центра груди и до середины ребер, частично скрытую бюстье. Невероятным было хотя бы то, что рисунок изображал священный цветок с двумя распустившимися бутонами, один из которых был бесцветным, а второй словно настоящим. Казалось, прикоснись к нему рукой – и почувствуешь гладкие, прохладные лепестки. Невольно протянул руку, чтобы проверить свое предположение, но меня шлепнули по ладони и запахнули полы рубашки, с угрозой и раздражением вглядываясь в мое лицо.

– Я не давала согласие на бесплатный стриптиз, – прошипела Изабелла.

Малышка, знала бы ты, что видел куда больше, чем стриптиз с твоим участием… Это видение до сих пор преследует меня, мешая нормально мыслить из-за острого притока крови к паху.

– Тогда, думаю, можно переходить к разговору. Ответишь?

– Постараюсь. Но не уверена, что мои ответы тебе понравятся, – безразлично отозвалась она и вновь посмотрела на мужчин, что упорно причиняли себе боль, пытаясь вырваться из магических силков. – Им больно, – зло посмотрела на меня. – Зачем ты делаешь им больно? Прекрати!

– Это не я, а они. Если расслабятся, то боль прекратится. Они же пытаются вырваться, за что сейчас и несут расплату.

Эльфийка с сомнением посмотрела на меня, а после заговорила, обращаясь к рабам.

– Эльтар, Кирт, прекратите. Он ничего мне не сделает. – Мужчины замерли и с угрозой посмотрели на меня, что не могло не вызвать мою снисходительную улыбку. – Во всяком случае, пока, – недоверчиво прищурилась она, бросив взгляд в мою сторону. – Ладно, я, знаешь ли, чуть не сдохла тут недавно и готова просвещать массы. Что ты хочешь узнать?

– Ты последовательница Эриса?

– Бога Хаоса? – уточнила Белла. – Нет. У меня к этому типу нет никаких теплых чувств. И вообще мне одной богини в жизни хватает. Больше божественных «сучностей» я не переживу. Для встречи с одной пришлось вначале умереть. Дело это неприятное, скажу я тебе, – доверительно произнесла она.

– Ты умирала? – опешил я.

Девушка посмотрела на меня с сомнением, а после протянула:

– Ты ведь был знаком с графиней прежде, не так ли?

– С тобой?

– Да-да, со мной, – нетерпеливо прервала она меня, внимательно вглядываясь в мое лицо.

– Однажды мы встречались, – нахмурившись и не понимая, к чему ведет, ответил я. – Ты должна была меня запомнить.

– Это почему? – вновь с опаской поинтересовалась она и почему-то отодвинулась.

– Я прервал экзекуцию, что ты устроила над своим рабом на потеху окружающих. Помнится, тебя тогда мое вмешательство сильно оскорбило. – После выразительно посмотрел на полукровку. В том, что это именно он и есть, я теперь не сомневался. Удивительно другое: как после всего им пережитого по вине графини продолжает оставаться ей верным? И не только помогает… За шанс почувствовать на себе ее язычок я бы тоже многое простил, но не то, что она совершила с полукровкой.

Белла проследила за моим взглядом, вздрогнула и прикусила губу. В глазах мелькнула боль и жалость.

Ничего не понимаю…

– Я уж подумала, что ты был с ней в куда более тесных отношениях… – задумчиво произнесла она и брезгливо содрогнулась.

– Почему ты говоришь о себе в третьем лице?

Белла устало вздохнула и села удобнее, согнув ногу в колене, на которое поставила локоток.

– Прежде чем я отвечу, скажи, что ты знаешь обо мне? Кроме моей славы маньячки.

– Кого?

– Садистки, – пояснила она и поморщилась, кашлянув пару раз в кулачок.

– Не много. Последняя рожденная девочка в этом мире. Мать не перенесла родов, отцы от горя потери любимой покончили жизнь самоубийством в течение десяти лет после кончины жены. Попала на воспитание к родственникам по линии одного из отцов… – На этом моменте я замолк, а девушка язвительно хмыкнула.

– Чего заткнулся? Продолжай. Не забудь упомянуть, что про моих родственников как любителей детей ходила нехорошая молва. «Любовь к детям» – это у нас семейное, – засмеялась она, как мне показалось весело, но я видел злость и ярость в ее глазах. – На это и рассчитывала, когда строила свою репутацию, – уже тише добавила, но не дала мне шанса спросить о странных словах подробнее. – Продолжай. И можешь не церемониться, а говорить, как есть.

– Выдали замуж очень рано. Двое из твоих мужей были теми самыми родственниками, которые тебя воспитывали. К восемнадцати годам у тебя было уже шестеро супругов. – И вновь запнулся. – Все они – близкие родственники или друзья твоих воспитателей.

Только сейчас, рассуждая в таком ключе, я стал понимать, почему она такая. Жизнь обошлась с ней не лучшим образом. Я не оправдываю. То, что графиня совершила за свою жизнь и продолжает совершать, не может быть ничем оправдано. Но я понимаю причину ее поступков. Легче осознавать, что такими монстрами не рождаются, а становятся. И создаем их мы сами.

Еще более пакостно было на душе от осознания того, как отчаянно я продолжаю ее желать, несмотря на то, кем эльфийка является…

– Продолжай, – мурлыкнула она. – Дальше начнется самое интересное. Лично я очень радовалась именно этой части, когда слушала историю. Не хочешь? Я сама продолжу. Люблю смаковать те моменты, когда создатели пали от руки своего творения, – хохотнула Изабелла. – Так они прожили больше ста лет. Но после что-то стало происходить. В течение полугода при странных обстоятельствах скончались все шестеро мужей, оставив графине Эстет внушительное состояние. Дальше она около семидесяти лет жила, ни в чем себе не отказывая, но вновь замуж выходить не торопилась. Была душой компании, зверствовала себе потихоньку, любила ездить в гости и звать гостей к себе, выставляя свои измывательства над рабами напоказ. А четыре года назад что-то произошло. Слухи о том, что "Кровавая Графиня" совсем слетела с катушек, распространялись со страшной силой, а все свои границы графство закрыло, став полностью автономным. Ничего подозрительного не заметил? – хитро улыбнулась девушка. – Например, то, что никто этих зверств не видел, но паника продолжала упорно разрастаться, да настолько стремительно, что ни у кого не возникало желания контактировать с подобной личностью, как графиня Эстет. Что уж говорить о том, чтобы ходить к ней в гости, – засмеялась она и досадливо вздохнула. – Разве что Габриэлла не оставляла попыток ко мне пробраться. Вот где настоящая извращенка и садистка. И чего, спрашивается, с такой женой министр лезет ко мне? Кстати, о нем, – оживилась девушка. – Судя по тому, что тебе пришлось предварительно поинтересоваться мнением этого поганца, ты сомневался, та ли я графиня, которую запомнил? Верно?

– Да, – не стал скрывать, уже не обращая внимания на то, что Изабелла периодически говорит о себе в третьем лице.

– Можно узнать, что именно убедило тебя?

– Я запомнил графиню с черными глазами, а в донесении Венс упомянул, что глаза у твоей, я так понимаю, иллюзии фиолетового оттенка, – ответил, нахмурившись от странной тревоги, словно догадка проскользнула. Такое часто бывало со мной. Периодически во мне что-то шепчет, вот только этого шепота я все никак не могу разобрать. Чаще всего это происходит, когда наблюдаю за Силеной, пытаясь отметить в ней что-то, быть может найти… Или, наоборот, убедиться, что в ней этого нет. Но после на меня резко набрасываются другие мысли, и я забываю о том смятении, что чувствовал совсем недавно. Словно все так, как и должно быть…

– Вот и еще одна странность. Не находишь?

– Да… – протянул я. – Это странно. Заклинание? – предположил.

Она обреченно простонала, обхватив свою голову руками.

– Что ж ты такой тупой, а?! – отчаянно возмутилась Белла, с разочарованием и даже обидой посмотрев на меня. – Два и два сложить не можешь! Просто удивительно, что такого идиота взяли в Стражи!

– На что ты намекаешь?! – прошипел разъяренно.

– Да я практически прямым текстом тебе говорю, а ты не слышишь! – заорала она, даже вперед подалась, но быстро покачнулась и вновь откинулась на стену. – Как ты нашел нас здесь? Неужели случайно?

– Мы остановились в нескольких часах от этого храма. Я отправился в разведку, – ответил, умолчав о том, что, на самом деле, еще в момент починки приборной панели установил на карету «следилку», качественно замаскировав ее.

Так я был в курсе, где в данный момент находится девчонка. Вот только заметив, куда двигается ее карета, я почему-то промолчал и не рассказал об этом Нанту, с которым мы повздорили. Он обвинял меня в том, что я не смог задержать девушку и уговорить ее путешествовать с нами. Как только мы расположились в гостинице на ночлег, я отправился в ту же сторону, где была Белла, под предлогом «разведки», желая увидеться с ней. Вот только никак не мог ожидать, что карета окажется брошенной у въезда на территорию храма, а на подступах к нему здание изнутри засветится и меня обдаст болью от раскалившейся вмиг татуировки Стража на моей груди. Я видел, как Сила захватывает меня в кокон, привлеченная моей меткой, пытается впитаться в нее, но натыкается на какое-то препятствие, не позволяющее пройти в меня. После магия просто отбросила меня в сторону, как ненужную игрушку, и утекла обратно в храм.

Мне потребовалось около пяти минут, чтобы прийти в себя и отдышаться, прежде чем я отправился выяснять, что произошло. Но никак не думал увидеть полуживую девушку, всю в крови, и двух мужчин, что пытались привести ее в чувство. Из их разговора я понял немногое, но определил главное – они впитали в себя энергию, которая предназначалась для Избранной.

Дальше я стал действовать…

– Хорошо, давай зайдем с другой стороны, – терпеливо вздохнула она, потирая свои виски длинными, тонкими пальчиками. – Что говорилось в пророчестве?

– Что чистая душа вернет истинных богов…

– Отлично, – нетерпеливо тряхнула графиня головой, перебивая меня. – Как проходил ритуал призыва?

– Мы произнесли слова призыва, дали клятвы Стражей, появившиеся татуировки на груди ясно дали понять, что клятва принята. После на алтаре появилась Силена.

– И вы «потекли слюной», увидев ее, – язвительно заметила она, брезгливо скривившись. – С чего вы вообще взяли, что призыв даст вам душу вместе с оболочкой? Да еще и на алтарь положит! Чего сразу не на блюдечке с голубой каемочкой?! Речь шла о душе, а не о полноценной Избранной! "Избранная" – это сокращение от "Избранная чистой душой"! Вас с дроу развели, как малых детей! И вам с темным не хватило четырех лет, чтобы догадаться о подмене. Четыре!!! Курица и то умнее, чем два долбанных аристократа, которые вместо того, чтобы разобраться в ситуации и все перепроверить, поспешили этой «Избранной» в койку залезть! – заорала Изабелла в бешенстве и с обидой.

А на меня совершенно неожиданно напала ярость. Я схватил ее за шею молниеносным движением, сдавил тонкое горло и прошипел в стремительно краснеющее от нехватки воздуха лицо:

– Говоришь, ты настоящая Избранная и мы должны были все проверить? Что же, я проверю. Но тебе это не понравится, малышка. Ты же готова отвечать за свои слова, правда?

Раз десять за свою жизнь я присутствовал при процедуре снятия отпечатка ауры. Дважды проводил ее на заключенных самостоятельно. Сам, слава Айне, никогда не подвергался подобному, но прекрасно видел, что происходит с несчастными, особенно если отпечаток берется насильно. Я же хотел дотронуться до души, что усиливает боль в разы…

Не давая себе шанса передумать, дотронулся до ее солнечного сплетения, слыша, как, несмотря на запрет и нестерпимую боль, двое мужчин сбоку закричали:

– НЕТ!!!

Прошептал заклинание, и моя рука проникла в кожу, вырвав из груди девушки душераздирающий хрип, так как кричать она не могла. Хрупкое тело выгнулось в судороге, скрюченные пальцы вцепились в мой рукав, а по красивому, испачканному лицу из широко раскрытых, наполненных агонией глаз потекли крупные слезы.

Все длилось не больше трех секунд, после чего я пораженно выдохнул. Ослабевшие вмиг пальцы отпустили девушку, отчего она свалилась без сознания к моим ногам, словно мешок. Рассматривая маленькое бессознательное тело, по лицу которого продолжали бежать слезы, я понял, что натворил… И с кем…

Конец первой книги


Оглавление

  • Глава 1. Изабелла
  • Глава 2. Эльтар
  • Глава 3. Изабелла
  • Глава 4. Киртан
  • Глава 5. Изабелла
  • Глава 6. Изабелла
  • Глава 7. Эльтар
  • Глава 8. Киртан
  • Глава 9. Изабелла
  • Глава 10. Изабелла
  • Глава 11. Эльтар
  • Глава 12. Изабелла
  • Глава 13. Киртан
  • Глава 14. Изабелла
  • Глава 15. Изабелла
  • Глава 16. Кристофер
  • Глава 17. Изабелла
  • Глава 18. Эльтар
  • Глава 19. Киртан
  • Глава 20. Изабелла
  • Глава 21. Кристофер
  • Глава 22. Изабелла
  • Глава 23. Эльтар
  • Глава 24. Кристофер
  • Глава 25. Кристофер
  • Глава 26. Изабелла
  • Глава 27. Кристофер