КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 641714 томов
Объем библиотеки - 1034 Гб.
Всего авторов - 253173
Пользователей - 116460

Впечатления

Дед Марго про Агарев: Совок 6 (Альтернативная история)

Вплоть до последнего выпуска читается сериал с интересом.Захватывающий сюжет,юмор, незаезженные аллюзии заставляют читать и читать. Приключения героя вызывают волнение за его похождения. Герой вызывает симпатию, как персонажи Дюма, действующие в рамках морали, очерчернных для себя лично.
Вот и ГГ, герой нашего времени, взращенный в 1990-х окончательно сформировавшийся в России Путина, чей девиз "Для своих - все, а чужим - по закону"

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
TIM_RA про Рымжанов: Иноходец 3 (Боевая фантастика)

прочитал ВСЕ 3-и книги. ИМХО "поселягин", НО читабельно в отличие оного. рекомендую 50/50

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Donrobot58 про Михайлов: Не везёт так не везёт (Боевая фантастика)

А мне понравилось...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Niks1313 про Коруд: Студент в СССР (Альтернативная история)

Герой данного произведения производит впечатление полного ублюдка, который охотно лицемерит и врет сам же себе. Расхваливать совок вкушая бутерброды с семгой, но забывая что не в приморских городах минтай за счастье считали. Радостно повествовать о своем блате в Альбатросе через папу моряка, что работники торговли это Элита, т.к. опять таки блат. Что синюшная курица не так уж плохо, т.к. продукт натуральный, а таких сырков дружба

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
TIM_RA про Рымжанов: Иноходец (Космическая фантастика)

Книга хороша, но местами воды много. Убивает ГГ- ему всегда везет, куча денег, истинный ариец.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Есаул64 про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

И жнец и швец и на дуде игрец.. Еще и крестиком вышивает

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Идущий сквозь пустыню [Константин Евгеньевич Ищенко] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Константин Ищенко Идущий сквозь пустыню

Рассказ

Усилившийся ветер сулил бурю, ее предвестники, в виде проникающих всюду песчинок, уже достигли меня. Эти мелкие частички огромных дюн, раскинувшихся поблизости от моего, еще недавно уютного дома, норовили залезть в глаза, через нос забраться в глубь легких, сделав невозможным и без того затрудненное дыхание. Нужно было срочно укрыться в обломках оставшихся от моего жилья. Только там у меня имелся хоть призрачный шанс пережить бурю, а после отправиться на поиски тех, кто разрушил мою жизнь. Однако понять необходимость действия и совершить его, это большая разница. Первая попытка подняться с земли оказалась неудачной, стоило мне лишь немного привстать, как резкий приступ боли не заставил себя долго ждать. Мышцы связал спазм заставивший меня рухнуть обратно вниз и чуть ли не есть твердую, высохшую почву. Выдержав первый приступ, со второй попытки мне все же удалось подняться. Едва переставляя ноги, сплевывая на каждом третьем шагу подступающую к губам кровь, я сумел добрать до своей просторной веранды, на которой еще вчера весло проводили время, ставшие мне родными, сухой поджарый плотник Арт, его темноволосая красавица жена Надин и их маленький сын Тим. Прислонившись к столбу, державшем навес над верандой, переведя дыхания я медленно вошел в дом. Пройдя прихожую я остановился в бывшей просторной гостиной, в центре которой теперь зияла огромная дыра. Осторожно обойдя воронку по краю, не смотря на тела лежавшие рядом с ней, я добрался до единственной не тронутой разрушениями комнаты. Оказавшись внутри спальни я едва успел запереть дверь, прежде, чем силы покинули меня и я навзничь рухнул на пол, сильно ударившись затылком, от чего ту же потерял сознание. Впав в забытье мне привиделись все произошедшие за день события.

––

Утро, если его можно так назвать в краю где никогда не заходит солнце, началось как обычно с ослепления прикроватной будильной шкатулкой, за которую, в свое время, я выложил целое состоянии. Сделанная из редкого материала, добытого на темной стороне, шкатулка впитывала в себя свет дня, а в момент пробуждения испускала его так, что казалось в твоей комнате зажглось еще одно солнце. Поначалу это было крайне неудобным, однако позже я привык, к тому же свет шкатулки хорошо освещал темную спальню, позволяя, не передвигаясь на ощупь, дойти до тяжелых ставней, затворяющих окна. После того как раскрытые окна, дали проникнуть в покои свету настоящего солнца, шкатулка тут же затухла, начинав вновь копить в себе лучи небесного светила. Убедившись, что шкатулка стоит на правильном месте и ей хватает света для зарядки, я оделся и, спустившись со второго этаж, оказался в гостиной, где меня уже ждал большой стол, накрытый к утренней трапезе. За столом, в ожидании меня, сидел плотник Арт и вся его немногочисленная семья. Завидев меня Арт дал знак и вся его семья встал из-за стола, тем самым они проявляли ко мне уважение, как к хозяину дома и старшему. Я приветственно кивнул, после чего домочадцы сели на свои места и приступили к трапезе. Ели молча, так как в семье плотника не принято болтать за столом. Арт и его жена Надин, вообще были люди не очень болтливые и мне это нравилось, так как я сам не очень любил чесать языком без дела. Единственным болтуном в доме был сын плотника, малыш Тим, который совсем недавно пережил свое шестое Большое Солнце, а потому сгорал от нетерпения, в надежде узнать какой же подарок приготовили для него родители. Как только с едой было покончено, Тим буквально засыпал родителей вопросами, на которые Арт по видимому, не собирался отвечать, а Надин постаралась отшутится, на что мальчуган обиделся и потеряв надежу выяснить у родителей правду подошел ко мне.

– Ну, а ты деда, ты что мне приготовил? – с надеждой в голосе спросил малыш

Из-за того что я почти всю жизнь прожил один без семьи, я немного растерялся и не найдя в своей голове лучшего ответ, взял да и сказал:

– Я ни чего, не приготовил. – честно признался я

После этих слов на Тим было больно смотреть, его губы задрожали, а на глазах выступили слезы, вот – вот и он разрыдается. В это момент Арт сильно стукнул кулаком по столу, от неожиданности мальчик подпрыгнул, после чего успокоился и молча удалился в свою комнату.

– Простите его, – обратился ко мне Арт, – Он еще мал и не всегда может соблюдать приличия.

– Не беспокойся. – успокоил я плотника – В его поведении есть и моя вина, я совсем не знаю как жить с семьей, а потому действительно не приготовил для него ни какого подарка.

– Вы и не должны этого делать. – Вмешалась в разговор Надин. – Хватает того, что вы даете нам кров и возможность жить спокойно, работая на вас.

– И все же, я хочу сделать для малыша подарок, это будет правильно. – Возразил я. – Как думаешь Арт, не рано твоему сыну стать наездником ?

– Думаю – уже пора. – ответил плотник. – Поэтому хотел просить вас продать одну из ваших птиц.

– О какой продажи идет речь? – спросил я. – Давайте я подарю вашему сыну лучшую "птицу" из моего табуна. – Радостно заявил я уверенный, что такое мое решение обрадует всех.

Однако после этих слов лицо Арта потемнело, было видно, он прибывает в не решительности, все же после небольшой паузы, плотник сказал.

– Простите, но это не возможно. Такой важный подарок может сделать только отец и только после того, как честным трудом заработает на него. Так заведено в нашей семье.

– Ни каких обид, нет так нет – примиряющие приподняв над столом руки вверх, открытыми ладонями к собеседнику, ответил я – Давай я подарю, "птицу" тебе, а ты уже сделаешь все как положено? – предложил я

– Это тоже не правильно. Я должен ее купить – настаивал на своем Арт.

– Ладно, ладно купить так купить. Тогда для тебя, цена любой моей "птицы" будет ровна одному золотому имперскому.

– Но ведь, это сущие…– Хотел было возмутиться плотник, но жена опередила его.

– Большое спасибо, ваша щедрость не знает границ, даже не знаю чтоб мы делали, если бы не встретили вас. – поблагодарила Надин.

– Пустое. – отмахнулся я. – Вы пока обдумайте какую "птицу" выбрать. А я пойду, поразмыслю, что могу подарить вашему сорванцу от себя. – с этой фразой я поднялся из-за стола и вышел на веранду.

Погода на дворе стояла просто отличная. На смену палящего жара Вечного Солнца пришел прохладный западный ветер, еще неделя, другая и вслед за ветром прибудут тяжелые, темные тучи, несущие живительную влагу. Чувствуя изменения в климате, "пташки", до того спокойно стоявшие в загоне, оживились, им не терпелось размять свои длинные мускулисты ноги. Раздумывая над тем, какой подарок преподнести шестилетнему мальчику, я спустился с крыльца и отправился к загону с "птицами". Подойдя к загону с животными я слегка присвистнул призвав к себя вожака стаи. Услышав мой зов, гордая "птица" тут же явилась, склонив передо мной свою узкую, чешуйчатую голову с высунутым длинным языком. Перебравшись через забор, я погладил старого друга по длинной шеи и почесал пернатый бок, отчего Верный пришел в восторг, начав рыть землю своими могучими лапами, издавая при этом клокочущий звук. Вообще птирексы это не совсем птицы, даже скорее совсем не птицы. От птиц у птирекса только пернатое тело, в остальном это огромная ящерица с длинной шеей и еще более длинными, мощными двумя лапами на которых она с огромной скорость передвигается по пустыни в поисках пропитания. Заполучить даже одну такою "птицу" очень непросто, так как они сложны в дрессировки и из-за этого стоят очень дорого. А на воле птирексы почти не уловимы, зато если сможешь заарканить одного и подружиться с ним, вернее друга трудно найти.

За поглаживанием старого друга, я не сразу заметил, как к загону подошел Арт, обсудив с женой все нюансы, плотник предложил выгулять стадо на равнине недалеко от фермы, это дало бы ему возможность сделать лучший выбор "птицы". Предложение не вызвало у меня возражений и уже через пятнадцать минут мы сидели в седлах наблюдая за тем как с радостным попискиванием стадо птирексов покидает загон. Проводить нас вышли Надин одетая так, чтоб кроме глаз ни одна часть тела не попала под палящие лучи солнца и Тим которому Арт строго наказал помогать матери и вести себя как мужчина, пока старшие отсутствуют дома. Мне очень нравилось наблюдать за ними со стороны, находясь с ними рядом я чувствовал себя частью семьи. Семьи которой у меня ни когда не было. Ведь еще младенцем меня подкинули под двери монастырского приюта, покинув который в подростковом возрасте, я побывал во множестве мест, но так и не обзавелся родней, до не давних пор. Покончив со сборами, мы погнали стадо на равнину.

Благодаря близким подземным водам, находящиеся в нескольких часах пути от фермы поле, было вечно зеленым. Правда в период Большого Солнца даже эта зелень теряла свой яркий зеленый цвет, становясь бледной и абсолютно непригодной для прокорма "птичек". По дороге мы с Артам не общались, занятые перегоном животных, а когда с делом было покончено, задумчивый плотник подъехал ко мне и спросил:

– По чему вы так добры к нам? То что вы делаете для нашей семьи – Плотник слегка замялся, но тут же продолжил. – Боюсь, что даже всю жизнь усердно работая на вас, я не смогу отработать полученного, а я не хочу, чтоб после моей смерти, мои дети были должны и оказались невольниками.

– Об этом можешь не волноваться. – Успокоил я Арта. – Все, что я делаю, делаю исключительно в благих целях. Да, признаю, изначально я рассматривал вас только как дешевых работников, которых из-за твоей жены больше никто не хотел брать на службу. Но, после того как я узнал вас поближе, я изменил свое отношение.

– Это конечно, приятно слышать, но все же, чего будет стоить ваше гостеприимство? – не унимался плотник

– Ладно – выдохнул я – То, что я сейчас тебе скажу, я хотел обсудить за сегодняшним ужином, но раз ты хочешь расставить все точки над "и", то поведаю сейчас. Ваше пребывание нам моей ферме, будет стоить твой семье того – Тут я взял паузу для придания большей значимости произнесенному в дальнейшем. – Будет стоить того, что ты Арт и твои дети, которых я уверен будет еще много, станните моими наследниками.

Лицо плотника окаменело, было видно, он не знает как ответить на услышанную новость, а потому какое-то время неподвижно сидел в седле внимательно изучая мое лицо пытаясь понять сказал я правду или это такая глупая шутка. Наконец собравшись с мыслями Арт произнес.

– Я не могу принять ваш дар, меня не поймут люди, поползут слухи. Дескать приехали на ферму к одинокому пожилому человеку и забрали ее. Да и не заслужил я такого подарка. Нет, я отказываюсь.

– Люди всегда, что-нибудь говорят, тебе ли не знать. Учитывая что ты женат на девушки с темной стороны. А по поводу заслужил или нет, это не тебе решать, а мне. И я решил. Твоя семья достойна хорошей жизни, поэтому твой отказ не принимается, вы унаследуете мою землю, точка. – Твердо настоял я на своем.

Этим словам Арт не нашел что возразить, лишь кивнув в знак принятия моей воли. Дальнейших разговоров не последовало и мы в тишине следили за тем как мирно пасется стадо. Идиллию нарушили невесть откуда прилетевшие пустынные коршуны. Эти падальщики всегда чуют скорую добычу, предвещая беду.

– Не нравиться мне это. – обратился я к плотнику. – Уводи стадо домой, а я слегка задержусь, посмотрю что к чему, заодно и отход прикрою.

– Понял. – коротко ответил Арт.

Дождавшись, пока плотник отведет стадо "птичек" подальше, я пустил своего птирекса медленным шагом по направлению прилета коршунов. Я полагал, лучше заранее встретить угрозу, чем дожидаться пока она явиться на порог твоего дома. Преодолев короткое расстояние от пастбища, я увидел небольшое, стремительно приближающиеся облако пыли. В его клубах едва можно было различить силуэт всадника, бегством спасающегося от стаи огромных койотов. Выхватив из наседленной сумки складной лук, быстро натянув тетиву и достав из колчана за спиной сразу несколько стрел я поспешил на помощь бедняге. Расстояние до погони стремительно сокращалось, я вскинул лук, приготовившись стрелять на ходу. Но не успел, один из шакалов, ловко вцепился в переднюю ногу лошади, и та, не удержав равновесие, рухнула на землю. Всадник при этом ловко выпрыгнул и седла, перекувыркнулся через плечо и на подъеме моментально вынул меч, встретив колющим ударом кинувшегося на него хищника. От увиденного я даже присвистнул. Давненько мне не приходилось видеть такой техники обращения со своим телом и оружием. Не теряя темпа и не давая шакалам опомниться воин безжалостно зарубил еще несколько животных. Почуяв, что их добыча не такая легкая, как им казалось, хищники перестали нападать на человека, предпочтя схватить раненую лошадь и удалиться. Видя как незнакомец расправился с шакалами, я решил не рисковать, остановившись в нескольких десятках шагов от места битвы, держа на всякий случай лук наготове.

– Пусть Вечное Солнце освещает ваш путь – поприветствовал я стоящего ко мне спиной война.

Воин ничего не ответил, вместо этого он стремительно повернулся метнув в меня нож. И лежать бы мне в песке вместе с только что убитыми шакалами, если бы не мой верный птирекс. Он, каким-то только ему ведомым чувством, почуял неладное, сделав шаг в сторону. Так нож просвистев рядом с моей головой, улетел в пустоту. Поняв что разговор с незнакомцем явно не получиться, я пустил свою "птичку" вскачь вокруг неприятеля, попутно выпуская в него стрелу за стрелой. Воин, облаченный в белый плащ с капюшоном на голове, лихо отражал все мои атаки без видимых усилий. Тогда я решил прибегнуть к хитрости. На новом кругу я резко затормозил Верного, прицелился и пустил во врага стрелу навесом, за ней, на этом же ударе сердца, пустил вторую в грудь воина, и тут же третью в ноги неприятеля. Незнакомец с легкостью отбил вторую стрелу, умудрился уклониться от третьей, но не увидел первую. Стрела свалившаяся со стороны солнца, ослепившего воина, вошла тому прямо в глаз пробив голову насквозь. Но даже получив такую страшную рану, незнакомец, прежде чем упасть на землю, сумел запустить в меня очередной нож, который постигла судьба предыдущего. Дождавшись пока враг перестанет двигаться, я спешился с Верного и осторожной, медленной поступью направился к поверженному неприятелю. Лук при этом не опуская. Дойдя до противника и склонившись над ним, я аккуратно откинул капюшон плаща воина. Мне открылась лицо бывалого человека, его волосы уже начали сидеть, на щеке и над правой бровью виделись следы былых сражений в виде глубоких шрамов. Из левого глаза торчала пущенная мной стрела, выдернуть которую не представлялось возможным. Нужно было сломать оперение и протолкнуть оставшуюся часть стрелы с древком через голову воина. Для этого я приподнял тело незнакомца и пропихну наконечник стрелы, отпустив бездыханное тело. От очередного падения из под плаща воина выпал небольшой неприметный кинжал, который я подобрал, решив подарить Тиму. Если б я только знал к чему это приведет, то ни за что не стал бы его трогать. Но тогда я этого не знал. Поэтому быстро собрав разбросанные по округе стрелы, отволочив тело воина подальше в пустыню и убедившись в том, что шакалы с коршунами нашли новое лакомство, а все следы боя заметены, я отправился домой.

На подъезде к ферме меня уже ждал Арт держащий наготове заряженное ружье огневого боя. Ружье штука хорошая, бьет на большое расстояние огненными разрывными шарами, знатно поражающими все, во что попадут. Единственный минус – неудобная, долгая перезарядка. Пока вставишь новый комплект шаров убить могут. Впрочем, я слышал, появились новые ружья с ускоренной зарядкой. Так что скоро мои лук со стрелами уйдут в прошлое.

– Все в порядке? – спросил плотник, как только я приблизился к нему.

– Да, – Соврал я. – Просто стая койотов гнала отбившегося от стада старого мулмака. Бедолаге не повезло. Пришлось облегчить его участь.

– Понятно. – успокоившись, сказал Арт убирая ружье.

– Но, боюсь какое-то время ближним пастбищем придется не пользоваться, переждем пока койоты уйдут в другое место.

– Хорошо, значит будим водить "птиц" на восточную поляну, она хоть и дальше зато там травы больше. – согласился плотник, принимая поводья Верного и уводя его в стойло.

– Кстати, ты уже выбрал птирекса которого подаришь сыну? – я решил перевести разговор на другую, более приятную тему.

– Да выбрал, вон тот с ярко зелеными крыльями и небольшим красным гребнем на голове. -Арт указал на одну из "птиц" – Он должен подойти. У него спокойный нрав и среди других выделяется. Думаю Тиму понравится.

– Хороший выбор. – одобрил я. – Когда намериваешься дарить?

– Сегодня, после ужина, когда жар Солнца чуть спадет.

– Что ж, тогда пойдем ужинать, не терпится увидеть лицо Тима, когда он получит свой подарок. – я приобнял Арта за плечо и мы направились в дом.

В доме уже почти все было готово к ужину. Умница Надин накрыла шикарный стол достав из погреба запасы маринованных овощей и ягод, оставалось только дождаться жаркое из курлика. Подобное празднование устраивалось каждый год спустя неделю после прохождения периода Большого Солнца. На следующий день по окончанию праздника, наступало время трудной, монотонной работы по приготовлению к следующему Большому Солнцу. Но все это будет завтра. А сегодня у нас двойной праздник, окончание жары и новый год жизни Тима, который снова не мог усидеть за столом в ожидании подарка родителей. Видя это я решил приукрасить ожидание мальчугана, подарив ему еще до ужина кинжал, найденный мной рядом с поверженным войном.

– Тим подойди ко мне. – позвал я мальчика. – У меня кое-что для тебя есть.

Услышав мои слова, мальчуган моментально сорвался со стула и оказался рядом со мной.

– Что у тебя есть, деда? Это подарок мне? – сгорая от нетерпения тараторил малыш.

– Одну минуту, сейчас покажу. – успокоил я Тима, доставая из-за пояс сверток с кинжалом. – Вот, держи, это тебе мой подарок в честь твоего шестого Большого Солнца.– я протянул мальчику сверток. – Ты стал на год старше и скоро будешь мужчиной. А это значит, что ты должен уметь постоять за себя и своих родных. Но как это сделать без оружия, никак. Поэтому я дарю тебе этот клинок.

Тим аккуратно разверну ткань и достал кинжал. Глаза мальчугана сияли от восторга, ведь это было его первое, настоящее, не деревянное, оружие.

–Но – Я поднял указательный палец вверх. – Прежде чем я отдам тебе подарок, ты должен пообещать мне, что будешь бережно с ним обращаться и никогда не применишь его без веских причин. Под вескими причинами я понимаю, защиту дорогих и близких людей.

– Клянусь деда, я буду очень аккуратен и никогда ни кого не буду обижать.

– Вот и славно. – я потрепал парнишку по голове. – Теперь иди покажи свой подарок родителям.

– Мама! Папа! Смотрите что мне подарил деда! – с этими криками Тим подбежал к родителям заканчивающим последние приготовления к праздничному ужину.

Арт и Нади немало удивились увидев в руках у мальчика настоящий боевой кинжал, что вызвало возмущение в глазах плотника. Оставив сына, он подошел ко мне и шепотом, чтоб не слышали остальные, попросил выйти на веранду. Без возражений я отправился вслед за Артом.

– Вы действительно считаете, что Тиму уже пора владеть оружием? – спросил плотник как только мы оказались за пределами дома.

– Да, считаю. Мы живем в жестоком мире и чем раньше он научится постоять за себя и за близких, тем лучше. Разве не для этого ты сам решил подарить ему "птицу"?

– Не для этого. Я хотел чтоб он приобщился к работе наравне со взрослыми, к тому же навык наездника нужно вырабатывать с детства. Но я бы не хотел чтоб он пока прикасался к оружию. Считаю что для него время придет позже.

– Что ж, будем считать что время пришло. И не волнуйся, я научу Тима пользоваться кинжалом, так чтоб не нанес себе травму.

– Так и быть.– после раздумий согласился плотник. – Сделанного не воротишь, возможно вы и правы. Но обучение я оставляю на вас.

– Договорились. – ответил я, пожав Арту руку.

В этот миг из дома донесся взволнованный крик Надин. Не мешкая я с Артом поспешили в дом. Внутри нас ждала неприятная картина. Тим лежал посреди гостиной, извиваясь и содрогаясь от судорог, а над ним, не зная что делать, склонившись, стояла Надин.

– Что случилось? – спросил взволнованный плотник

– Не знаю – ответила жена. – Тим показывал мне кинжал, провел по его лезвию пальцем и порезался. Пока я ходила за отваром, чтоб обработать ранку, с ним случилось это.

Выслушав ответ жены, Арт отодвинул Надин в сторону, принялся тормошить сына, стараясь привести его в чувства. Но попытки были безуспешны. И тут я заметил, что мальчик все еще сжимал в руке кинжал, который начинал светиться.

– Смотрите. – я обратил внимание на свечение Арта и Надин.

– Что происходит? Почему клинок светиться? – спросил плотник.

– Не знаю.– ответил я

– Где вы его взяли? – задала вопрос Надин.

– У напавшего на меня сегодня война. – Не стал врать я

– Что?! Вы же сказали, что это была стая койотов и не о чем волноваться. А оказалось это не так? – возмутился плотник.

– Волноваться действительно не о чем. Я убил нападавшего, замел следы, а кинжал взял в качестве трафя и подарка для вашего сына. Я и предположить не мог, что все так обернется.

– Но обернулось! – констатировал Арт. – Как нам теперь помочь Тиму? – грубо спросил плотник не оставлявший попытки помочь сыну.

– Быстрей, нужно забрать из его руки кинжал. – предложила Надин. – Возможно это остановит приступ.

Арт согласно кивнул и постарался выбить из руки сына клинок, свет от которого становился все ярче. Однако попытка плотника оказалась неудачной, его словно ударило молнией и отбросило в сторону от сына. С трудом поднявшись, Арт отодвинул в сторону жену, решившую повторить попытку мужа, и снова вцепился в злосчастный клинок. Все это время я стоял в стороне наблюдая за действиями плотника и проклиная себя. Тем временем, прикладывая немалые усилия, трясясь от ударов невидимой силы, Арт палец за пальце разжимал руку мальчика. И вот когда оставалось разжать последний палец, кинжал взорвался яркой вспышкой света, от которой на глазах выступили слезы. После этого клинок рассыпался на мелкие песчинки. Как только это случилось, Арт без дыхания упал рядом с сыном. Мальчик же наоборот пришел в себя.

– Мама? Что со мной было? – едва открыв глаза тихим, сдавленным голосом спросил Тим.

– Все хорошо, теперь все хорошо. – прижимая к себе сына и гладя его по голове, успокаивала Надин.

– А что с папой? Что с ним делает деда? – задал новые вопросы мальчик, видя как я пытаюсь вернуть плотника к жизни.

– Ни чего, ни чего, он просто очень устал, пойдем я отведу тебя в комнату, там ты сможешь отдохнуть. – пытаясь сохранить спокойствие, мать взяла сына за руку и повела его в спальню.

Пока Надин укладывала Тима, я прилагая все мне известные способы, пытался вернуть главу семейства к жизни. Но что бы я ни делал, усилия были тщетны. Поэтому, когда Надин вернулась, мне с большой горечью в душе пришлось сообщить ей страшную новость, её муж умер. Услышав это, женщина не выдержала и зарыдала в полный голос. Я хотел было попробовать успокоить её, но она отшатнулась от меня, обвинив в смерти Арта.

– Не подходите ко мне, это вы виноваты в то, что мой муж сейчас лежит в центре гостиной! – с гневом в голосе выкрикнула Надин.

Я ни чего не ответил ей, понимая что она права, вина лежит на мне. Чтобы не докучать Надин своим присутствием я решил выйти из дома и приготовить все для похорон плотника. Тело необходимо было сжечь, дабы не допустить появление заразы которая в условиях жары появляется очень быстро. Надев свою широкополую шляпу, я потянул за ручку дверь, открывая ее. Внезапно, с наружи последовал сильный удар, распахнувший дверь настежь. От неожиданности меня повалило на пол. Одновременно с этим в дом вошло несколько человек в белых плащах с капюшонами на голове. Их облачение было точно такое же как и у воина убитого мной в пустыне. При виде их у меня по коже пробежал неприятный холодок, предвещающий плохое. К сожалению, мои внутренние ощущения оказались верны. Воины не говоря ни слова обнажили кинжалы средней длины, такими удобно орудовать в помещении, и разошлись по гостиной. Один из вошедших подошел к растерянной женщине, схватил ее за шею и приставил острие кинжал к горлу. Другой прижал меня ногой не давая подняться с пола.

– Говори, кто взял кинжал. – угрожающе, прозвучал тихий, суровый голос обращенный к Надин.

– Я не понимаю о чем вы говорите. – ответила женщина, в надежде отвести угрозу от сына

– Не ври мне. – незнакомец надавил острием на горло Надин, пустив кровь по ее шеи.

– Клянусь Вечным Солнцем, я не знаю о чем вы говорите.

– Что ж, это твой выбор. – С безразличием прозвучало в ответ, прежде чем вошедший вогнал острие кинжала в горло Надин по самую рукоятку.

Жена плотника из последних сил попыталась ответить врагу, вцепившись руками в его лицо, все еще стараясь защитить сына. Но силы быстро покинули ее, кровь бурлящим потоком потекла изо рта. Бездыханно тело Надин упало на пол, туда, где уже лежал её погибший муж. От произошедшего я рассвирепел, схватил ногу воина не дававшего мне подняться и рывком попытался скинуть его с себя. Попытка оказалась неудачной, незнакомец ловко вывернулся из захвата и другой ногой сильно приложил мне по голове. В глазах поплыли темные пятна, я на время потеря ориентацию. Вернутся мир на место заставил крик Тима. Он кричал и плакал, звал на помощь, четно пытаясь вырваться из лап человека только что убившего его мать. Я должен был действовать. На сей раз я поступил хитрее, сымитировав новую попытку захвата ноги я дождался пока неприятель сдвинет ее чуть в сторону, выгнулся всем телом так, что ногами обхватил живот врага и со всей силой потянул его вниз. Не ожидавший от меня такого приема воин упал на пол, чем я тут ж воспользовался. Вскочив на ноги, я перехватил выпавший у противника кинжал и ударил им ему в сердце. Так как на воине не было брони, то от полученного ранения, он мгновенно умер. Заметив то как я разобрался с одним из его подчиненных, лидер вошедших махнул головой в мою сторону, давая указания двум оставшимся разобраться со мной. А сам, удерживая Тима, вышел из дома. Недолго думая, один из нападавших, схватил стоявшее в углу ружье Арта и выстрелил в меня. Чудом мне почти удалось увернуться. Огненный шар разворотивший пол гостиной, пролетая рядом со мной, лишь незначительно обжог мне левую руку и оглушил своим взрывом. Со звоном в ушах я кинулся на стрелявшего, который сейчас был занят перезарядкой. Но добраться до него не смог. Дорогу мне перекрыл второй неприятель. Завязалась драка. Враг был ловчее и быстрее меня. Все мои выпады он с легкостью парировал, нанося мне в ответ небольшие легкие порезы. Он играл со мной как с неопытным мальчишкой. Пришлось действовать напором. При следующем ударе противника я не стал уклоняться, а наоборот сделал шаг навстречу, давая ножу увязнуть в моем теле. Пропустив удар, боли я почти не почувствовал, на оборот, рана придала мне еще больше ярости. Схватив противника за руку держащую нож в моем боку, я притянул его и правой рукой нанес ему несколько ударов в грудь. Воин захрипел и медленно повалился вниз. К этому времени стрелявший успешно перезарядил ружье, приготовившись дать новый залп. Понимая что добежать до врага не успею я метнул в него кинжал. Бросок вышел удачный, нож вошел прямо в лоб воина, отчего тот опрокинулся на спину, выстрелив в потолок и разнеся крышу. Не обращая внимания на рану, я подобрал другой кинжал и выбежал во двор в надежде нагнать главаря. Но того и след простыл. Быстрый поиск направление по которому увезли Тима, не дал результатов. Осознав безнадежность ситуации, в которой я оказался, меня накрыла страшная боль, силы вмиг испарились. Сейчас было необходимо немного передохнуть, спрятаться от поднимающейся песчаной бури и поправить здоровье. Что бы позже разыскать Тима. Чего бы мне это не стоило.

––

Вновь пережив все события сегодняшнего дня я наконец очнулся. Не знаю сколько я был без сознания, однако когда открыл глаза буря за стенами дома уже стихла, а в щели между ставнями светило солнце. Этот тусклый свет рождал боль в ушибленной голове, но не она была моей главной проблемой, основное так сказать неудобство, доставляла рана нанесенная мне неизвестным войном. Держась за окровавленный бок, я с трудом поднялся собравшись выйти из спальни принадлежащей Надин и Арту. Но, сделать это мне не дал мягкий голос.

– Вижу тебе стало лучше, человек. – донеслось из самого темного угла комнаты.

Голос хоть и звучал мелодично, не тая в себе угрозы, однако произнесенные слова вызвали испарину на лбу. Я почувствовал страх, непонятный, животный страх, который ни как не мог сдерживать. Что-то пугающее притаилось в спальне плотника и теперь обращалось ко мне.

– Не бойся, если б я хотела тебя убить то давно б сделала это. – продолжило нечто из темноты.

– Я не боюсь. – стараясь успокоить дрогнувший голос, ответил я, медленно поворачиваясь в строну говорившей.

– Ха-ха-ха – раздался в ответ звонкий смех. – Не ври себе, смертный. Ты боишься, как и любой из вас, вы не можете переносить мое присутствие рядом. Так что не надо храбрится.

– Хорошо – признал я, стараясь в тусклом свете рассмотреть силуэт скрывавшийся во тьме – Я боюсь тебя.

– Вот и славно, вижу ты смышленый, это радует. – произнесла некто, распахнув свои ярко зеленые глаза – Значит у нас есть шанс договориться.

– Договорится? О чем?

– О взаимно выгодной сделке. – ответила незваная гостья

– Я не заключаю сделки, с теми кого не знаю. Сначала покажи себя, а потом я уже подумаю стоит ли мне вообще слушать твое предложение.

– Ах-хахаха. – вновь разлился по комнате смех. – Ты мне уже нравишься, смертный. Не знаешь кто я, но пытаешься диктовать свои условия.

– По-другому не научен, либо ты диктуешь условия, либо их диктуют тебе.

– Хорошая позиция. – одобрила некто. – Однако в нашем случаи она не сработает. Поэтому больше ни каких вопросов. Молча слушай то, что я тебе скажу. Понятно? – в приказном тоне объявила зеленоглазая.

– Понятно. – с нескрываемым недовольством ответил я

– Тогда слушай, скажу только один раз. Я могу помочь тебе отомстить, найти и убить тех кто ворвался в твой дом. А в замен попрошу от тебя сущий пустяк, стать моим средством передвижения.

– Чего?!! – хотел возмутится я, но сдержал себя и со спокойной злобой в голосе ответил- Не знаю кто ты или что ты. Но никто, слышишь, никто и никогда, не наденет на старого лиса – Ланса седло, сделав его вьючным животным!

– Тише, тише. Ни кто не собирается надевать на тебя седло. Хотя если ты настаиваешь, это можно будет устроить. – в голосе неизвестной слышалась насмешка. – Но я говорю о другом, я на время стану попутчицей в твоем теле и дам тебе сил для мести. А ты в замен, доставишь меня в нужное место.

– Что это за место?

– Тебе пока этого знать не нужно, смертный. Отвечай, ты согласен на мое предложение?

– А я могу отказаться?

– Можешь, но боюсь это плохо скажется на твоем здоровье. – с нескрываемым удовольствием ответила зеленоглазая незнакомка. – А мне придется путешествовать в мертвом теле.

– Раз так, то я принимаю условия сделки. – согласился я, понимая безвыходность своего положения.

– Хороший мальчик. – Одобрила некто, выйдя из тени.

Передо мной предстала, красивая, изящная молодая девушка с кожей цвета молока и длинными черными, как ночь волосами, свисающими до пояса. Одета незнакомка была в полупрозрачное, ярко красное платье, идеально подчеркивающее фигуру. Встреть я такую красотку годами раньше и при других обстоятельствах точно не устоял бы. Но не сейчас, и дабы не обращать внимания на женские прелести я отвернулся.

– Да ты у нас застенчивый. – с нескрываемой насмешкой в голосе сказала зеленоглазая – Не стесняйся, повернись и посмотри на меня.

– У меня нет времени смотреть на тебя. Нападавшие могли уже далеко уйти, нужно спешить. Поэтому давай скорее отправляться в путь.

– Я сказала повернись и посмотри на меня! – приказала незнакомка, повысив голос так что стены затряслись.

Дабы не искушать судьбу, пришлось повернутся.

– Так-то лучше – одобрила зеленоглазая – А теперь смотри на меня, любуйся мной. – сказала девушка скидывая с себя платье.

Мое сердце замерло, при виде ее красоты, я словно превратился в неопытного юнца впервые увидевшего обнаженное женское тело. В горле пересохло, я не мог пошевелиться и только глаза жадно пожирали открывшиеся прелести.

– Да, да смотри на меня, смотри, обожай меня, благоговей передо мной, боготвори меня. – явно удовлетворенная моей реакцией, сказала незнакомка. – Давно я не испытывала этого, чувства. Чувства когда тобой восхищаются, но скоро это будет в прошлом, скоро я верну все на круги своя. – при этих словах зеленоглаза подошла ко мне и поцеловала в губы.

От ее поцелуя мое сердце забилось с бешенной скорость, в душе возникло множество эмоций от страха и ужаса, до радости и восторга. Голова закружилась, меня словно унесло в облака, где я витал до тех пор, пока не потерял сознание.

Когда я снова пришел в себя то обнаружил, что нахожусь во все той же спальне, вокруг меня та же обстановка. А от незнакомки не осталось и следа, словно ее и не было. Поднявшись с пола я раскрыл ставни, давая солнцу проникнуть внутрь комнаты, и внимательно осмотрел все помещение пытаясь найти хоть намек на пребывание здесь девушки. Но ничего не нашел. Решив, что все произошедшее в спальне это плод моего воображения, из-за полученных ран разыгравшего со мной столь странный спектакль, я вышел в гостиную. В ней все было без изменений, та же дыра в полу и на потолке, те же несчастные Арт и Надин лежащие рядом с ней. Правда кое что новое я заметил, моя будильная шкатулка лежала рядом с телами, видимо она упала в дыру оставшуюся после выстрела одного из нападавших в потолок. Подобрав шкатулку я попрощался со своими, уже ставшими родными сожителями, пообещав спасти Тима чего бы мне это не стоило. Затем я достал из огромного платяного шкафа свой старый, видевший виды походный мешок. Оттуда же, я извлек свой походный плащ и компактный, короткий меч, больше походивший на большой нож, однако имевший свои, неожиданные для многих, преимущества. Затем я собрал в мешок провиант, прихватил ружье и вышел во двор, попутно надевая широкополую шляпу, защищающую голову от лучей Солнца. По правилам надо было похоронить плотника и его жену на костре, но на это у меня не было времени. Поэтому я не нашел ни чего лучше как просто сжечь дом, позволяя пламени упокоить души умерших.

Закончив с скорбными делами, я отправился к загону птирексов. Ворота в загон были раскрыты настежь, а вместо "птиц" на обнесенной забором поляне виднелись лишь, небольшие холмики из нанесенного бурей песка. Видно нападавшие позаботились о преследовании, уведя с собой животных. "Но как же Верный? Он бы не позволил чужаку забрать стадо." Подумав так я решил позвать старого друга. Набрав в грудь побольше воздуха, я что было мочи свистнул. Ответом на мой зов, стали жалобные стоны доносящиеся откуда-то из под песка в центре загона. Свиснув снова, идя по звуку я поспешил к одному из нанесенных песчаных холмиков. Под верхним слоем песка я обнаружил израненного Верного. Птирекс словно человек хрипел и сопел, предчувствуя свою близкую кончину. Его взгляд полный скорби был устремлен на меня, он прощался со мной. Упав на колени рядом с "птицей" я обнял голову Верного, и молча гладил его до тех пор пока сердце старого друга не перестало биться.

– Спасибо тебе дружище за то, что столько лет был со мной, вытаскивая из разных передряг, теперь ты сможешь отдохнуть. – Я отпустил голову Верного и поднялся с песка. – Прощай, старый друг.

Для того чтоб Верный не стал скорой добычей падальщиков, я снова засыпал его тело песком. Душа моя разрывалась от ненависти и злобы, никогда прежде я не испытывал такого непреодолимого желания убить. Из-за этого мое тело словно горело, я буквально чувствовал, как родившийся где-то в глубине меня огонь, стремиться вырваться наружу, уничтожая всё, что встанет у него на пути. Это было странное ощущение, с одной стороны оно пугало меня необычностью, с другой, упояло своей мощью. В голове мелькали мысли дать этой силе возможность выйти из меня. Однако я их отринул, проделав дыхательные упражнения, я успокоил нервы и крепко сжимая в руках ружье вышел из загона. Теперь, когда стало понятно, что в погоню я отправлюсь на своих двоих, необходимо было определиться с направлением в котором ушли мои враги забравшие Тима.

Песчаная буря поработала на славу, хорошо заметя все следы нападавших, не давая мне ни какой, даже самой маленькой подсказки. Четно ходя из стороны в сторону и наблюдая как догорает мой дом, я никак не мог определиться с направление моего пути. Я был уже готов завыть от бессилия, как вдруг мне словно кто-то шепнул "Иди на север". Повинуясь внутреннему голосу, я в полном облачении, побежал в указанном направлении. Впереди меня ждал тяжелый путь.

––

Вот уже неделю я безуспешно пытаюсь догнать недругов. Отдыхаю только несколько часов, в самое жаркое время Солнца. В такие часы я ложусь на песок и накрываюсь своим длинным плащом с головы до ног. Плащ, не пропускающий палящие лучи Солнца, дает мне хоть немного поспать и перевести дух для продолжения пути. Во время этой короткой передышки мне снятся сны в которых я раз за разам переживаю события трагического дня недельной давности. Из-за этого, когда приходит час идти дальше, я чувствую себя так, словно меня переживал гигантский Мамлюк, но не став глотать выплюнул наружу. В таком состоянии я поднимаюсь с песка, одеваю плащ на плечи, подбираю ружье и продолжаю погоню.

За все время пути мне не встретилось ни одной живой души, ни растений, ни животных, ни людей. В молодости я побывал во многих уголках Великой Пустыни, но таких мест еще не встречал, а ведь они начинались не так далеко от моего дома. Все это меня очень настораживало, так как запас воды заканчивался, а отсутствие жизни может говорить только об одном: – на моем пути нет источников живительной влаги. Беря это во внимание мне следовало поторопиться, ведь чем дальше враг уводил меня от воды, тем меньше шансов у нас с Тимом вернутся обратно. Однако догнать неприятелей задача непростая. Люди, схватившие Тима, также захватили с собой моих "птичек" и теперь мчатся во весь опор, постоянно меняя уставших птирексов на свежих. По сути дела мне оставалось только надеяться на то, что пункт назначения преследуемых мной уже близко, и когда они в нем остановятся, я сумею их нагнать. В надеже на это, я упорно продолжал свой путь. Радовало, что рана полученная в бою с одним из недругов, совсем меня не беспокоила, она даже каким-то чудесным образом затянулась сама собой. Само по себе это удивляло, но времени на раздумья, о причинах моего самоизлечения у меня не было. Если начать думать об этом, тогда стоило остановиться и поразмыслить над встречей с зеленоглазой девушкой. Была ли она вообще, эта встреча? На этот вопрос я дал себе строгий ответ, нет. Мне все привиделось. Вот так не забивая себе голову мыслями, сосредоточившись на погоне, я прошагал еще несколько дней. Пока под конец десятого дня, вдалеке не показалась повозка отшельника.

"Возможно мне наконец-то повезло" – подумал я приближаясь, к повозке с крышей покрытой белой тканью. С виду фургон на котором передвигаются, кочевники и монахи отшельники был абсолютно целый, в него даже были запряжены пара верблаков, животных сильных и выносливых. Однако меня что-то смущало, не может вот так посреди пустыни появиться такое чудо, да еще и на пути следования моих врагов. Возможно ловушка. Для того чтоб в нее не попасть, я остановился не доходя шагов ста до фургона. Пристально наблюдая за фургоном, я зарядил ружье и лег на песок. В случаи чего из положения лежа выстрел будет точнее.

Пот мелкими каплями покрыл мой лоб, от жары не спасал даже поднявшийся легкий ветерок. Очень хотелось пить, но пить было нельзя, воды осталось очень мало. Борясь с жаждой я облизал языком высохшие губы и прильнул глазом к прицелу ружья. Ни каких изменений, также мирно стоящие верблаки, та же повозка. Но дурное чувство не отпускало меня, не давая подойти ближе. "А пальнука я в нее" – решил я. Прицелившись я выпустил огненный шар точно в фургон. Шар с грохотом пролетел сквозь повозку взорвавшись где-то за ней. На моих глазах фургон вместе с животными растаяли. "Да чтоб тебя, мираж" – уже было решил я, и ошибся. Песок слева и справа от того места где только что стояла повозка задрожал, затем пошла большая трещина. Из нее показалась сначала одна, затем другая лапы, а за ними наружу вылезло что-то невообразимое. Я о таком даже не слышал. Это был огромный шар, стоящий на двух могучих когтистых лапах. У шара не было ни глаз, ни рта. "Как же он питается, без рта" – только подумал я, как тут же получил ответ на свой вопрос. Существо затряслось и словно выдавило из себя огромную ужасающую своими размерами пасть, а к ней в придачу кучу закрытых глаз. "Стреляй! Стреляй! Не дай открыть ему глаза!" – молнией пронеслось у меня в голове. Повинуясь внутреннему голосу, я перезарядил ружье и выпустил в монстра шар, а за ним еще и еще. Три огненных шара достигли цели, угодив точно в морду, если принять то, что гигантская тварь была одной большой мордой. Существу явно не понравился мой прием. Не смотря на отсутствие видимых ран, монстр издал оглушительный рев и скрылся в дыре из которой вылез. "Теперь беги, быстрей беги вперед!" – скомандовал внутренний голос и я побежал. Махом перескочив через разлом, я что было мочи пустился прочь от жуткого места. Остановившись только когда силы совсем покинули меня. Переводя дух, я оглянулся и увидел стоящую на том же месте повозку с животными. Чудовище решило не преследовать меня, а подождать более легкую жертву. "И на том спасибо" – подумал я, продолжив путь.

Не знаю сколько еще дней прошло с момента встречи с монстром, я сбился со счета. Знаю только что вода кончилась, примерно день назад, еды тоже почти не осталось, как и моих сил. Еле переставляя ноги, спотыкаясь через каждый второй шаг, я непреклонно брел по следу недругов, сменивших направление и теперь стремительно удаляющихся от меня на восток, в сторону Гор Раздора. Единственное, что давало мне надежду на продолжение пути, а не гибель среди пустыни, это скорое приближение сезона дождей. Тяжелые дождевые тучи стали все чаще проникать на светлую сторону, а по мере моего приближения к горам этих туч становилось все больше. И вот, наконец, когда я уже совсем выбился из сил не в состоянии сделать дальше ни шагу, пошел дождь. Огромная туча закрывшая Солнце и заслонив собой пол небосклона, проявила милость,пролившись на землю потоками живительной влаги. От радости я снял шляпу и подставил лысеющую голову под потоки небесной жидкости. Дождь смывал с меня пыль дороги, а вслед за ней и усталость, возвращая ясность рассудка. Нужно было пополнить запас воды пока была возможность, для этого я достал флягу и подставил ее под дождь. Дождавшись пока фляга наберется до горлышка, я осушил ее до дна, а затем набрал еще раз. После того как с пополнением запаса было покончено, я еще раз умылся и поспешил в путь. Время нельзя было упускать. Так как дождь мог смыть все следы. Словно чувствуя мои опасения благородная туча прекратила лить влагу, унося ее остатки дальше в пустыню, ища тех кому она так же необходима как и мне.

Продолжение погони было уж не таким тяжелым, так как вслед за той первой тучей пришли и другие. Они периодически проливались дождем даруя прохладу, заряжая меня энергией. Этой энергии у меня оказалось так много, что я теперь больше не делал остановки на сон двигаясь без остановки. Вскорости я оказался у подножия горной гряды Гор Раздора, делящих весь известный мир на сторону Вечного Солнца и Вечной Луны. С незапамятных времен народы живущие по разные стороны гор недолюбливают друг друга. Стороны винят друг друга в разделе мира надвое, из-за чего то там, то тут, периодически вспыхивают пограничные конфликты, часто перерастающие в крупномасштабные войны. Именно поэтому когда Арт, Надин и малыш Тим оказались в наших краях их никто не хотел брать к себе даже на постой, и уж тем более давать работу. Ведь Надин была уроженкой стороны Луны, а Арт Солнца. Из-за чего к плотнику относились как к предателю. И только мне, выросшему в приюте и совершившему много странствий, было все равно с какой стороны пришли люди, лишь бы они умели работать. Дальнейшие совместное проживание показало, мою правоту, Арт, Надин и их сынишка оказались не только хорошими работниками, но и людьми, которых я стал считать своей родней. И вот сейчас, находясь у подножья каменных великанов, я был полон решимости спасти последнего оставшегося в живых члена своей обретенной семьи. Пройдя совсем немного по следу, петляющему среди гор, я, наконец, достиг своей цели.

"Я догнал их" – с ликующей злобой обрадовался я, предвкушая скорую месть. Преследуемые мной воины привязали моих "птиц" у в хода в большую пещеру уходящую в глубь могучей скалы, оставив сторожить животных двух человек. Для того чтоб попасть в пещеру мне нужно прикончить охранников так, чтоб они не успели поднять тревогу и предупредить своих. Но как это сделать? Некоторое время ушло на обдумывание план действий. И, когда в голове все сложилось, я преступил.

Осторожно подкравшись к привязи птирексов, я дождался пока стоявший неподалеку воин отойдет чуть подальше, после чего отвязал животных и направил их прямо на охранника, при этом сам скрылся среди них. Неприятель удивленный и не ожидавший побег "птиц" еле успел увернутся от надвигающегося на него стада. Тем больше было его изумление, когда из-за спин пробегающих мимо птирексов, ему в сердце прилетел острый нож войдя по самую рукоятку..Не издав ни звука воин рухнул на твердые камни, лежащие под ногами. Разделенный пробегающим стадом второй охранник не мог видеть, что произошло с его напарником. Этим я и воспользовался. Вынув из тела убитого свой меч-нож я поспешил занять позицию для следующей атаки. И сделал это мастерски. Поэтому когда пыль от убегающих "птичек" стала развеиваться, а взору второго охранника открылось бездыханно тело его товарища, для него уже все было кончено. Я уже стоял у него за спиной, вонзив клинок под ребра так, чтоб он достал до сердца. Разделавшись с караульными, я подобрал оставленное на время ружье со снаряжением и крадущейся походкой двинулся в пещеру.

Внутри пещеры царила полная тьма и для того чтоб хоть как-то идти мне пришлось одной рукой держаться за край свода, щупая ногами пространство перед собой. Очень хотелось достать из походного мешка будильную шкатулку, прихваченную с собой и с ее помощь все здесь осветить. Но я не делал этого, так как свет дал бы понять преследуемым мной воинам, что они здесь не одни. Преодолев желание зажечь свет и продолжив движения, через некоторое время мои глаза адаптировались к темноте, теперь я мог идти более уверенно. Держа ружье наготове я прошел еще около тысячи шагов, пока не оказался в широкой нише, в которой горели факелы, а тоннель разветвлялся. Давая на выбор пять возможных направлений пути.

– И куда теперь? – спросил я сам себя

"Выбирай самый левый тоннель" – отчетливо прозвучал ответ у меня в голове. Прислушавшись к этому внутреннему голосу, я двинулся по левому ходу. Петляя из стороны в сторону извилистый тоннель вывел меня на удивительную поляну раскинувшуюся среди гор. Поляна была полна разноцветных цветов, по ее краям росли высокие деревья с ветвей которых свисали незнакомые мне плоды. Посреди всего этого великолепия находилась невысокая башня, с настежь раскрытыми воротами. Подняв глаза к небу я увидел ,что поляна эта находится между границей тьмы и света. Однако если в небесах это раздел был виден, то тут, внизу, он совсем не ощущался. Луг был залит каким-то особым светом защищающим его от внешних сил.

– Вот в таком месте я бы и хотел прожить всю жизнь. – сказал я себе шепотом продвигаясь по траве в сторону башни.

Недалеко от башни меня ждало неприятное зрелище. Кто-то или что-то с особой жестокостью расправилось с несколькими воинами в белых плащах. У одного из воинов была размозжена голова, другого разорвало пополам, а от третьего осталось только кровавое пятно вдавленное в зеленную траву. Судя по всему на последнего бедолагу наступил кто-то огромный. Вид убитых насторожил меня. Я присел, так чтоб цветы скрывали меня, и стал оглядываться по сторонам, в поисках того, кто мог устроить такое. Однако, ничего кроме груды камней, лежащих рядом с башней, я не заметил. Убедившись, что угрозы нет, я, скрываясь в траве, продолжил пробираться к башне. И вот, когда до входа в твердыню оставалось несколько шагов. Груда камней, лежащая рядом, пришла в движение. На моих глазах бесформенные булыжники начали приобретать очертания, собираясь в огромного человека. Замерев я стоял и смотрел на это не веря своим глазам.

"Беги! Пока есть время, беги в башню!" – закричал мой разум. Это крик вывел меня из оцепенения, я что есть сил рванул в сторону входа. Во время бега я чувствовал, что каменный великан за моей спиной уже почти собрался, и стоит ему сделать один лишь шаг, как все мои потуги спасти Тима будут закончены. Я не мог допустить этого, поэтому бросив ружье, рвя жилы, побежал еще быстрее. В последний момент я успел попасть в башню, прежде чем рядом со входом опустилась нога исполина. Поняв, что так просто меня не достать, каменный великан просунул руку в арку ворот башни. Но я вовремя успел откатиться в сторону не дав громадине схватить себя. Совершив еще несколько попыток дотянуться до меня, исполин отошел от башни на прежнее место вновь превратившись в россыпь камней.

Переведя дыхание и успокоив сердце, я наконец смог оглядеться. Внутри башня оказалась значительно больше чем выглядела снаружи. Ее, казалось, бесконечная лестница с одной стороны уходила высоко в небеса, с другой спускалась глубок вниз в бездну мира.

– Куда же идти теперь?

"Наверх" – незамедлительно возник ответ в голове. Послушавшись, я приступил к восхождению. По началу я еще пробовал считать ступени, но сбившись на восьмой сотне, бросил это бесполезное занятие. Подъем давался нелегко, каждая новая ступень отнимала много сил. Пришлось снять с себя плащ, бросить рюкзак с оставшимися припасами, все это я рассчитывал подобрать на обратном пути. Для продолжения пути наверх, я оставил при себе только меч-нож, флягу с водой и сам не знаю почему будильную шкатулку. Сбросив все лишнее, дальнейший подъем дался легче и пройдя бессчетное количество ступеней я, наконец, оказался в коридоре ведущем в зал из которого доносились звуки человеческих голосов. Смочив горло водой и держа короткий меч наготове, я на носочках двинулся по коридору. Стены узкого прохода были украшены, разнообразными фресками с изображенными на них сценами мирной жизни, войны и страшных катастроф. Однако, на всех этих картинках был один неизменный элемент, троица: взрослый отец, его сын и дочь. Все сюжеты фресок разворачивались вокруг этих персонажей. Осмотрев краем глаза интересные изображения, я прошел коридор и вышел в огромный просторный зал. Зал имел форму высокого шатра с прозрачной куполообразной крышей, удерживали которую двенадцать белоснежных колон. Пол был выложен из темных гладких мраморных плит, с золотыми узорами на них. В центре этой величественной палаты расположились мои недруги. Их было тринадцать. Они сидели на полу образовав круг, в середине которого находился их предводитель с бессознательным Тимом на руках. Люди в кругу держали друг друга за плечи, непрерывно покачиваясь из стороны в сторону, хором произнося слова на неведом мне языке. Мне сразу стало понятно что, те кто напал на мою ферму, это не просто воины, а скорее всего служители какого-то религиозного ордена.

При виде Тима в руках этих фанатиков, все внутри мня закипело, как в тот раз на ферме после смерти Верного. Но на сей раз я не стал себя сдерживать. Я дал огню ярости заполнить себя полностью, а затем позволил вырваться ему наружу. Эффект оказался очень неожиданным. Мои ладони воспламенились, в них образовались шары огня. Никогда не обладая магическими способностями, теперь я мог управлять огнем. Не раздумывая я применил свои новые способности, запустил огненные шары в служителей культа. Угодив в ближайшего послушника, шары ярко вспыхнули и тут же погасли, словно столкнувшись с невидимой стеной, не причинив врагам никакого ущерба. Тогда я взревел, призывая на помощь всю злость и ненависть скопившиеся внутри, это предало мне сил, в руках образовался огромны шар огня, который я со всей силы швырнул во врагов. Огненная сфера с грохотом врезалась в невидимый щит, защищающий круг воинов, разбив его на мелкие осколки. Почувствовав, что защиты больше нет, воины отпусти руки, встали и обернулись ко мне. Я хотел запустить в них еще несколько огненных шаров, но силы кончились, я больше не чувствовал внутренний жар. Тем временем глава ордена, державший на руках Тима, отдал указания своим войнам и те медленно двинулись на меня. Сам же лидер остался недвижим, продолжив произносить неведомые мне слова над ребенком. Что бы не дать себя окружить, я отступив к одной из колон, прижался к ней спиной и приготовился к бою.

Шаг за шагом недруги становились все ближе и ближе, еще чуть – чуть и я смогу достать до них мечом. Но вдруг они замерли и повернули головы в сторону своего лидера. Тот закончил произносить загадочные слова, положил мальчика на пол и отошел от него на несколько шагов. Через пару мгновений тело Тима затрепыхалось в судорогах, а потом малыш резко замер. Из глаз и рта малыша вырвалась тьма. Она плотным, непроницаемым туманом стала заполнять весь зал, проникая внутрь каждого из воинов в белом, поглощая их лидера.

Я стоял, прижатый к колоне, наблюдая за происходящим. Видя, что тьма вот-вот подберется к Тиму, я резко рванул с места. Ловко увернувшись от темных сгустков, я добежал до центра палаты, схватил мальчика и, повинуясь интуиции, открыл будильную шкатулку. Яркая вспышка света озарившая зал, превратилась в защитный купол, не пускающий темноту внутрь. Свет помог нам с Тимом продержатся до тех пор, пока черный туман не рассеется. За то когда тьма ушла, проникнув внутрь фанатиков, я оказался в еще худшем положении чем был до этого. У меня на руках был бессознательный малыш, а вокруг стояли изменившиеся враги. Их белые плащи превратились в черные, с ужасной кровавой эмблемой по центру. Из под капюшонов воинов светились красные глаза, полные ненависти и злобы. А их лидер превратился в нечто не из нашего мира. Его голова стала походить на голову огромного рогатого козлуха. Руки и ноги увеличились в размерах превратившись в громадные когтистые лапы. Бывший глава секты взревел и его подопечные кинулись на меня. Опустив мальчика, я с трудом увернулся от первого нападающего, не дав приблизится второму, вонзив в него удлинившийся меч. Это была главная особенность моего оружия, благодаря нажатию на скрытую кнопку, клинок мог на короткое время удлинятся, что часто становилось большим сюрпризом для моих противников. Вот и в этот раз меч не подвел – пронзив нападающего насквозь. Однако, это его не остановило. Даже не заметив смертельного ранения, воин в черном приблизился ко мне, и вонзив свой клинок в мой, недавно затянувшейся от раны бок. От боли в глазах потемнело, из рта вырвался сгусток крови. Враги тем временем не успокоились, еще один служитель культа подскочил ко мне и вонзил меч в другой бок. За ним последовал третий, четвертый, пятый. Удары сыпались со всех сторон до тех пор пока я окровавленный не упал на пол рядом с Тимом. Лежа на твердой плитке и задыхаясь от забившей легкие крови я видел, как ставший монстром лидер секты, отодвинув своих подчиненных, подошел ко мне. Схватив меня и подняв мое тело как пушинку, чудовище придвинуло меня к себе так близко, что его смрадное дыхание вернуло мне уже затуманенное сознание.

– Кто ты такой? – проревел монстр мне прямо в лицо.

Уже открыв рот для ответ я вдруг не смог вымолвить ни слова. Вместо моего голоса прозвучал другой, женский.

– Я Та, что долгие века была заточена с тобой в одном клинке, я Та, кому ты на долгие Солнца и Луны стал тюремщиком. Но теперь я свободна! И жажду мести!

Услышав эти слова, глаза рогатого чудовища округлились, он попытался отшвырять меня прочь, но не успел. Каким-то неуловимым даже для меня движением, моя рука до этого из последних сил сжимающая меч, скользнула по горлу чудовища и, внезапно воспламенившийся клинок, отрубил голову монстру. Извиваясь в конвульсиях, забрызгивая всю округу фонтанами крови, тело чудовища упало на колени, затем воспламенилось и превратилось в труху.

Видя гибель своего лидера, воины в черном одеянии издавая протяжный вой кинулись на меня. Все происходящее потом от меня уже не зависело. Словно подхваченное могучим ветром мое тело легко и непринужденно двигалось по залу, едва скользя ногами по мраморному полу. Я без усилий уклонялся от любых ударов врагов, Та что управляла мной издевалась над противниками, давая им подойти поближе, после чего отодвигалась в сторону и наносила режущий удар. Такой удар не убивал сразу, но обездвиживал нападавшего. После чего мое тело, без моего участия, завершало начатое нанося по нескольку ударов в обездвиженного противника. Но как бы, Та что была в моем теле, не растягивала удовольствие, играя с послушниками культа, словно кошка с мышкой, враги быстро кончились. От них остались только кровь и горсти пепла. И когда месть свершилась, я вновь смог контролировать свое тело. Клинок в моей руке погас, а сам я не имея сил прислонился к колоне спиной, медленно осел на пол. Передо мной вновь предстала зеленоглазая девушка. На сей раз она была одета в изысканное платье золотого цвета. Прическа ее изменилась, вместо распущенных черных локонов, красовалась заплетенная коса. Да и взгляд девушки изменился, он стал добрее что ли.

– Ты выполнил свою часть сделки Ланс – лис пустыни. – торжественным тоном произнесла зеленоглазая. – А я выполнила свою, теперь мы в расчете.

– Кто же ты такая? – сбивающимся, хрипящим голосом спросил я

– Имя мне Сиала, – представилась девушка. – Когда-то я была Богиней любви и плодородия, мной восхищались и вдохновлялись, мне посвящали стихи и поэмы. – После этих слов лицо Сиалы стало грустным. – Все это было давно, еще до того как мой брат, Бог войны и страданий, решил запереть меня в месте с Демоном Хаоса в одном кинжале. С его помощью он убил нашего Отца, разделив мир на двое и развязав вечную войну. Теперь же, я Та, что будет жить в башне Сотворения, охраняя секреты минувших лет. В ожидании мига, когда сила брата иссякнет и я снова смогу свободно гулять по миру.

– Я умираю, Сиала – богиня любви и плодородия. Позволь обратиться к тебе с последней просьбой.

– Слушаю тебя Ланс.

– Я прошу тебя, позаботься от Тиме, мальчике за которым я сюда пришел. Он хороший малый потерявший всех своих родных, за ним больше некому присматривать.

Выслушав меня, после небольшой паузы зеленоглазая ответила.

– Твоя просьба услышана. И я Сиала – клянусь, что буду оберегать ребенка здесь в этой башне до тех пор, пока он не достигнет совершеннолетия, а затем он будет волен сам решать свою судьбу.

– Большое спасибо. – выдавил я из себя последние слова.

– Спи спокойно старый воин. – прозвучало в ответ.

Последнее что я увидел, прежде чем навечно закрыть глаза, это то, как Сиала присела к очнувшемуся и плачущему Тиму. Девушка по родительски обняла мальчика, успокоила и повела прочь из залитого кровью зала. Видя это моя душа успокоилась, я сдержал обещание данное Арту и Надин, и теперь мог с чистой совестью отправиться к ним.


КОНЕЦ