КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 580220 томов
Объем библиотеки - 871 Гб.
Всего авторов - 232071
Пользователей - 106560

Впечатления

pva2408 про Ткачев: Темный призыватель. Том 10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ангарин: Неандерталец (Альтернативная история)

В наше современное время читать книги от третьего лица или сценарии не интересно. Я не постановщик картин и потому не интересно. Не моё с первой страницы. Потому моя оценка не объективна. Я такое просто не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Щепетнов: Цикл романов "Бандит"-Пётр Синельников. Компиляция. Книги 1-6 (Боевая фантастика)

vovih1: Влад и мир, на мой взгляд немного путает жанр фэнтезийного попаданца и альтернативного, (как бы оно ни звучало :-)) что допустимо в сказке - режет глаз в "реалке".
Посему, Влад и мир, будьте снисходительны к авторам и "попадосам" фэтезийно-космическим Ж:-)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Тамбовский: Кирпичики (Альтернативная история)

Неплохо,но на хорошо не тянет. ГГ жизнь прожил,но так и не научился ничему. С точки зрения морали, живёт только для себя и хочет успеть нахапать, но делает этого практически не умеет. Какой дурак лезет со своими прожектами к чужому дяде? Тут либо на тебя работают и всё твоё, либо ты просто служащий без прав. Есть вариант рейдерского перехвата чужой собственности со 100% уголовными разборками. Ходить и предлагать всем свой бизнес, потом

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Щепетнов: Цикл романов "Бандит"-Пётр Синельников. Компиляция. Книги 1-6 (Боевая фантастика)

Как наверно обидно гражданину Влад и мир, что на его разгромные коментарии о книгах и авторах никто не обращает внимания, а продолжают далее с удовольствием читать книги этих авторов...
Особенно впечатляет начало:С первых предложений повествование мне не понравилось.Это уже диагноз...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Влад и мир про Щепетнов: Цикл романов "Бандит"-Пётр Синельников. Компиляция. Книги 1-6 (Боевая фантастика)

С первых предложений повествование мне не понравилось. У ГГ мозги в отключке, как и у автора. Например, обломком раковины брить голову - верный путь лишиться скальпа от гнойных ран. Раковина-органика, в которой еще сдох и разложился моллюск, а не бритва с мылом для бритья. Как можно без укрытия отстреливаться в пустыне? Само изложение не вызывает в душе сопричастности и доверия к написанному. Абсурдные фантазии. Даже имея бритву, я бы

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
vovih1 про Ангарин: Неандерталец. Компиляция (Альтернативная история)

Во втором томе 31 глава, тут выложены только 20, которые бесплатны.релизер, или докупи отстальные главы или не выкладывай огрызки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Школотрон 4. Маррик Поттер [СИ] [Владимир Мухин] (fb2) читать онлайн

- Школотрон 4. Маррик Поттер [СИ] (а.с. Каратель в теле школьника -4) 598 Кб, 166с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Владимир Мухин

Настройки текста:



Глава 1

Мирон Павлов смотрел в окно автомобиля, за которым плыли низкие домики городской окраины. Дрожь почти что прошла, шок слегка отступил. Он медленно превращался из напуганного дикаря в местного хозяина мира.

Хорошо, что стариков привез вещи. Не хотелось бы ехать голышом или закутанным в тряпки. Нет, это не самое главное. Если все складывается логически, то наготу легко объяснить.

Но тут… Павлов до сих пор ломал голову, как странный тип провернул с ним (!) такое? Может быть это сон? К черту, не сон. Оставалось просто молчать, медленно сходя с ума.

— Господин, хорошо, что вы смогли выбраться, — сказал Стариков в какой-то момент.

Он чувствовал, что должен что-то сказать, хоть и знал — лучше не стоит.

— А! Да, это неплохо, — растерянно ответил Мирон.

— Господин, чего хотели эти ублюдки? — спросил водитель с переднего сидения.

— Какие?

— Те, что вас там удерживали?

— Перевоспитания, справедливости.

— Как? — спросили водитель и Стариков хором.

Павлов собрался с мыслями. Потом вкратце поведал, что банда маньяков повернута на тупых испытаниях, которые якобы должны направить на истинный путь каждого, кто их проходит.

— Да уж… Лучше б денег потребовали! — усмехнулся помощник Павлова.

— А так, бросать человека голым, ещё избивать. Какой смысл? Ради идиотской фигни?

Павлов насторожился и попросил свернуть вправо. Там был глухой переулок. Дальше мужчина сказал водиле остановиться. Когда машина прекратила движение, Мирон осторожно спросил:

— С чего ты взял, что я был избитый и голый, когда мы встретились?

— Я? Ни с чего… То есть, мы никому не расскажем, — выпалил Макс, понимая, о чем идёт речь.

— Хорошо, вы-то уж точно не скажете. В этом я сто процентов уверен.

— Спасибо, господин, мы — могила! — усмехнулся водитель. — Ну что, можно трогать?

— Хех, и тут угадал. Какой смышлёный помощник, — просиял Павлов.

Макс улыбнулся такому ответу, а затем получил удар молнии в голову. Синяя змея вырвалась из ладони Мирона, врезавшись в череп помощника. Другой рукой маг пустил молнию точно в водителя.

Двое стали трястись, прыгая на сидениях. Они не могли сказать ни слова, только что-то хрипели. Пошел едкий дым, заполняя салон. А спустя томительные секунды, Мирон стал единственным живым человеком в этой машине.

— Хм, сила никуда не пропала. А я-то уж думал… Ладно, теперь будем работать по-взрослому. Извините, парни, теперь вы точно могила, — сказал глава Энерго, причем на последних словах улыбнулся.

Он не мог понять, как все это случилось. Но странное чувство подсказывало, что проклятый пацан в этом точно замешан. К тому же он видел его в том лесу, что ещё больше бесило. Лесовского пора устранить. И всю его тупую семейку.

* * *
Как и следовало ожидать, наше убойное приключение мало что изменило. Нет, конечно, было много шума и воплей. Базу, где проводили игры, нашли, опечатали и разгромили. Кого-то вроде арестовали.

Организатором этой хрени был двинутый дед со своим ручным роботом. Так что искать особо-то было некого, кроме рядовых исполнителей, что сваливали вину друг на друга.

Меня таскали к психологам, в полицию. Приставали журналисты, девки, парни и все в таком духе. Я стал звездой местного розлива. Человеком, который помог богатеньким детям избежать гибели.

Но это было лишь мишурой. Я продолжал ходить в школу, сидеть на нудных уроках. Мы с матерью и сиседкой все так же жили в хреновых условиях.

Нашу школу не повысили в статусе, дав только небольшую субсидию. Никаких перспектив у меня не было. Выходит, что война привела к тому, с чего начали. Нищета и путь в никуда.

Денег, оставшихся с кабы, было не так много, чтоб начать новую жизнь. Можно открыть какой-нибудь мелкий бизнес. Хотя, об этом я особо не думал.

Сейчас волновало другое. Если Герман погиб, кто следит за фонтаном? Что если я, а мне об этом не сообщили? Нет, полный бред. Думаю, все должно проясниться. Иначе, выброс вселенской тьмы раскатает наш город, как пить дать.

С этой мыслью, я подходил к школе. В отличие от первых дней, меня никто не пытался задеть, унизить, а уж тем более накормить нижним бельем. Настроение все равно было ни к черту. Пока не услышал злобный вопль в стороне.

— Думаешь, если большой, значит все можно? Что ты там сказал про мою мамку? Я порвал в лесу десяток бандитов. Я крутой, тебе ясно? Вот, получай!

Это орал Дэн, который сидел верхом на противнике, что был крупнее его раза в два. Пацан неумело мутузил здоровяка, делая это коряво, но с чувством. Что я сразу же оценил.

— Помогите, он на меня бросился! Кто-нибудь? Ааа, он меня щас раздавит, — вопил амбал.

— Привет, Марк, сделал домашку? — воскликнул Дэн, отвлекаясь от дела.

— Нет, плевать на нее.

— Друг, помоги, скажи хоть кому-то…

— Заткнись! — гневно прокричал Дэн, и очередной раз стукнул противника.

— Хех, осторожнее, боевик, под уголовку не попади, — подмигнул я и пошел дальше.

Все-таки старик в чем-то прав. Игры на выживание меняют людей. Кто бы мог подумать, что Дэн из слюнтяя превратится в крутого бандита?

Недоумевая по этому поводу, приблизился к крыльцу, где стояли девчонки.

— О, Марк Лесовский!

— Ты, правда, победил банду преступников?

— Говорят, он сжег террористов в лесу одним взглядом, — донеслись до моих ушей голоса.

— Если в общих чертах, то да. А теперь расступитесь, бабы. Мне надо учиться, — сказал, стараясь пройти.

Но девки собрались в кучу, словно коровы. Они пялились на меня и галдели. Это слегка вымораживало. Быть популярным тоже не так уж и просто. К тому же, это не решает проблем. За такую популярность деньги не платят.

— Марк, может, ты меня поцелуешь, хи-хи!

— А напиши мне на руке свое имя!

— Слушай, у тебя вообще девушка есть?

— Эй, солдатки, отвяньте! Что за неуставные отношения, мать твою? — крикнул, но это тоже не помогло.

Я не знал, как пробиться сквозь толпу девок. Стало как-то не по себе. Но ситуацию спасла рослая женщина в странном платье. Она чуть ли не силой всех растолкала, вышла вперед и уставилась на меня.

Черт, это Эмма Аркадьевна. Точнее, не совсем она, хоть и очень похожа. Возможно, просто сестра? Интересно, что она здесь забыла?

— Лесовский? Это ты — Марк Лесовский? — строго сказала старая дама.

— Собственной персоной, мадам, — ответил, ожидая недоброе.

— Я Жанна Геннадьевна, новый директор школы.

Ах, вот оно что! Точно, слышал, что Эмму уволили и даже в психушку чуть не упрятали. Я тогда малость порадовался. Выходит, что зря. Из Совета прислали ее полного клона. Значит, есть с кем снова повоевать. Что ж, посмотрим, каким оружием она меня жахнет.

— Значит, ты тот, кого похитили террористы во время Игр Урожая? — нахмурившись, спросила злобная тетка.

— Не, я сам их похитил. По самые яйца, — подмигнул девчонкам и все тихонько рассмеялись.

— Хм, вижу, ты получил моральную травму. Гораздо больше, чем мне говорили.

— Еще какую, госпожа. Мне там чуть член не отгрызли.

— Ах, даже так! Ты не в себе, Марк Лесовский.

— И не в тебе…

— Ладно! Раз такое дело, я вынуждена передать тебе это, — гневно фыркнула дамочка и протянула мне какой-то листок.

Направление в психбольницу, отлично. Попробует упечь меня далеко и надолго. Что ж, это классика жанра.

Развернул лист без особого страха. Стал читать, и чуть не выпал в осадок. Это было распоряжение директора, согласно которому, мне нельзя было ставить оценки. То есть, я мог посещать занятия, но при этом не мог отвечать.

Эта хрень действовала целый месяц. Абонемент на свободное посещение. Причем, судя по тексту, никаких негативных последствий тут не было. То есть, это мне на руку. Но как? Почему грымза пошла на такое?

Я не мог ничего ответить. Пялился на новую директрису, как идиот. Она поняла, в чем дело и спокойно мне пояснила:

— Совет поручил разработать программу реабилитации для тех, кто пострадал от похищения. Я решила, что тебе и другим пострадавшим, лучше не испытывать стресс. Потому, давление со стороны учителей полностью исключено. Никаких домашних работ и оценок. Набирайся сил, отдыхай. Надеюсь, что тебе станет лучше.

Училка развернулась, растолкала толпу девах и направилась в школу. У меня изо рта вырвалось слово «Как?». Ничего больше сказать я не мог.

Конечно, хорошо, можно немного расслабиться. После того, что случилось, мне это явно не помешает. Стоп, ведь ничего не случилось. Или я стал настолько школотроном, что даже легкие игры в лесу с маленькой кучкой трупов потрясли мое юное сознание? Хрен бы с ним, надо потом подумать.

Короче, все вышло круто. Только мне почему-то не радостно. Деловая директриса, помогающая ученикам — хорошо. Кто же спорит. Но капец как не интересно.

С ностальгией вспомнил Эмму, что пыталась меня сожрать. Тогда шел в школу с азартом, будто на боевую вылазку. А сейчас… Сейчас грянул чертов звонок.

Толпа девчонок и пацанов с шумом ввалилась в здание, увлекая меня за собой. Надо было идти на урок, сидеть там, воспринимая нудную информацию, и все такое.

Еще до начала процесса я понял, что умираю со скуки. И тут, словно знак избавления, среди тучи подростковых фигур показалась она. Большая, аппетитная, упругая, сочная жопа госпожи Милки.

Точно! Ведь я ее очень лю… как это чертово слово? А, хочу трахнуть! И трахать всегда, в общем да.

Я давно не видел Милену. Не получалось с ней как-то встретиться. Номера телефона и других координат, конечно же, тоже не было. Добившись того, чего хотел, я слегка успокоился. Но сейчас чувства вспыхнули с новой силой.

Захотелось вновь провести романтическое свидание, а то есть потрахаться. Конечно, сейчас не время и не место. Но, кто знает, вдруг я ее больше не встречу? Надо как-то договориться. У нас чертовы отношения, а мы не пересекались недели.

Влюбленные должны быть вместе почаще. Не намного, конечно, но все же. Там, раз в пять дней, я не знаю. В перерывах между походами на боевые задания.

Короче, я забил на уроки и бросился вслед за задницей в обтягивающем платье. Она то и дело пропадала из вида, теряясь в толпе подростков. Пришлось слегка пробежаться.

В конце концов, школота разлетелась по кабинетам. Милена осталась одна. Но при этом она очень спешила. Окликнул ее, только дамочка не услышала.

Уже потом, рядом со своим кабинетом, она обернулась, посмотрела на меня и воскликнула:

— Марк! Это ты? Как у тебя дела?

— Да так, хорошо. Учу разные термины, пишу конспекты, прыгаю по трупам товарищей в сраном лесу.

— Ааа, извини. Точно, ты был одним из тех, кого они увели, — удрученно сказала Милена.

— Ага, прикинь, круто. А то бы парился в этой школе.

Милка не оценила шутки. Стала открывать кабинет, а потом спокойно вошла в эту комнату. Я сразу понял, что что-то не так и живо шмыгнул за ней.

Было странно, что она особо не парилась. За мной бегали многие девки, хотя я их даже не трахал. А тут… В общем, это все слишком мутно.

Милена не обращала на меня никакого внимания. Женщина наклонилась над столом, стала рыться в бумагах. Тогда я подкрался сзади и крепко сжал ее задницу.

— Ай, ты чего?! — Милена развернулась и чуть не отвесила мне пощечину.

— Эй, какого хрена ты так подорвалась? Я же твой этот… В общем, мы будем трахаться долго и счастливо, — попытался сказать как можно спокойнее, хотя внутри все кипело.

— Марк, ты о чем?! — Милена отскочила в сторону, будто я хотел ее завалить.

— О том, что мы сношались как бешеные сурки. Ты помнишь? Значит, мы теперь должны быть вместе и все такое, — пояснил насколько мог романтично.

— А… Ты о том случае, который вышел случайно, — краснея, промямлила женщина и опустила глаза.

Вот те раз, тентакль мне в глаз! Кто б мог подумать, что она так подставит. Хотя, эта сучка пыталась сделать из меня психа. Может, аппетитная жопа — не знак честности и порядочности? Да ну, так не бывает.

— Марк, мне пора, — сказала Милка, видя, что я офигел. — Мы можем поговорить в другой раз, но только не завтра и не послезавтра. Спроси расписание моих уроков в учительской администрации, и мы обязательно встретимся. Извини.

— Ааа, даже так. Это очень удобно. Чтобы встретиться с моей девушкой, надо обращаться к училкам, — задумчиво процедил в ответ.

— Марк, я же сказала! Между нами все вышло случайно! — выпалила Милена, явно выходя из себя.

— Дорогая, случайно можно неправильно зарядить плазмомет, завалить себя, инструктора и еще пятерых. Но стать раком и дать посреди чертова кабинета… Это уже не случайность!

— Господи, прекрати, я знаю, что ты многое пережил. Но это не повод так со мной разговаривать, — завопила училка, тыкая в меня пальцем.

В нее будто демон вселился. Стало ясно, что она хотела меня послать нахрен. Точнее уже послала. То есть, я буду как Эдвард. Лох, который за кем-то бегает. Нет! Это хуже чем терки с Эммой Аркадьевной и все остальное.

Милена вернулась к столу, на этот раз стала боком. Она хотела взять, что ей нужно, и отвалить. Только я был настроен решительно.

— Послушай, конечно, ты старше по званию. Но скажи мне как обычная девка простому капитану карателей… Какого хрена ты крысишься? Скажи, и я свалю учить чертову таблицу умножения, — завил как можно строже, чтобы Милка не увильнула.

Женщина обернулась ко мне, держа в руке стопку бумаг. Глаза Милены забегали, лицо слегка покраснело. Она хотела что-то ответить, но сейчас не могла. Только с третьей попытки удалось дать нормальное объяснение.

— Ты школьник, Марк, понимаешь? У тебя есть странная сила. Ты многое можешь, я видела. Но ты все равно остаешься учеником. Учитель и ученик должны общаться иначе. Прости, я во всем виновата. Надо было держать себя в руках, вот и все.

— Аха-ха, вот капец! — усмехнулся я глупой речи. — Ты, наверное, заработалась просто! Я взрослый мужик, ты же помнишь. Ну, та история с попаданием. Мы тогда разговаривали. Перед тем, как я нагнул твою задницу и встави…

— Хватит! Ты мальчик! Просто юный подросток. Остальное… Оно не важно. Я не могу никак это понять. К тому же, нет никаких доказательств. Если б ты вернул свое тело или даже не знаю. А так, получается, что я строю отношения с пацаном. Ты уж меня извини.

Я понял, что Милка просто волнуется. Мол, а что скажут другие? У всех хахали с волосами на груди и седыми мудями. А тут… какой-то обычный чувак. Который даже еще не на пенсии.

Короче, надо было ее успокоить. И чтобы сделать это, я применил прием высшей психологии — потянулся к сиськам обеими руками.

— Да, ладно тебе. Ты не парься. Сейчас узнаешь, что мой «пацан» еще тот мужик. Короче, меньше слов, больше дела.

Я не успел достать до груди, как глаза училки загорелись оранжевым. Она громко заорала:

— Отойди или сдохнешь!

— Эй, если это признание в любви, то оно странное, — выпалил, отстранившись назад.

— Марк, не вынуждай меня применять силу! Я же все объяснила. Прости, надо срочно бежать.

Так… Это уже что-то новое. На простое стеснение не похоже. Буду полным олухом, если не разберусь.

Несмотря на угрозы Милены, я преградил ей дорогу. Заглянул в глаза и спросил:

— Скажешь все как есть или как?

— Мне нечего говорить! Я не вижу в тебе взрослого человека, вот и все, — истерично воскликнула дамочка.

— Ага, даже так? Тогда почему ты…

Не успел закончить, как дверь резко открылась. Я не запер ее, когда заходил. В комнату заглянул мужик в сером деловом костюме с седоватой бородой, вьющими волосами до плеч. Он напоминал престарелого рок музыканта.

При этом посмотрел на Милену каким-то упоротым взглядом, и бодро сказал:

— Идем, дорогая. У тебя же выходной, ты чего? Подождут твои ученики, не заплачут.

Я полностью обернулся и осмотрел волосатую мумию. Это был один из тех, что приперлись за мной в подвал. Старикан хотел сдать меня в дурку. А теперь он… Твою ты за ногу бабку!

Глава 2

Я хотел что-то сказать, но слова просто пропали. Будто потерял дар речи или забыл русский язык. То есть, пока я там «по землянкам, да по окопам», она… Вот и верь после этого красивым жопам! Хотя, может, я ошибаюсь.

Но нет, мужик развеял мои сомнения следующей фразой.

— Любимая, хватит возиться! Мы хотели провести этот день вместе, — сказал бородач, входя в комнату.

— Любимая, мать твою, — процедил я, чувствуя, как горло сжалось и пересохло.

— А, этот мальчик! Ему уже стало лучше? Помнишь, как мы хотели ему помочь? — продолжил чертов упырь.

— Аг-га… У него все отлично, — выдохнула Милена, бледнея будто замороженный труп.

— Помочь, говоришь, старик хренов?! — выпалил я. — Тебе щас самому помощь понадобится! Она моя девушка, чтоб тебя!

— Что??? — старик открыл рот, глядя на меня, как на инопланетного монстра. — Ааа, у него опять это самое. Хорошо, хорошо. Как скажешь. Успокойся, вдохни полной грудью. В том, что происходит с твоей психикой, нет ничего стыдного. Это простая болезнь, такая же, как простуда к примеру.

Мужик говорил снисходительно, как с полным кретином. Лучше б он на меня наорал! А так, я взбесился еще сильнее, потеряв контроль над собой.

— Болезнь, ублюдок? Отлично! Сейчас посмотрим, кто из нас болен! — прохрипел и пустил волну эрии в мозги дядьки.

— Ах, что такое?! — простонал он, пятясь назад.

— Ничего! Просто такая болезнь!

— Марк, перестань, я прошу! Ты не так понял. Давай лучше поговорим, — завизжала Милена, но я ее не послушал.

— Да, без проблем. Мы будем сейчас разговаривать. Побеседуем о том, почему моя баба, с которой я трахался, теперь дает какому-то старому упырю. Так еще делает вид, что это нормально, — сказал, продолжая ломать мозги бородатому.

— Ах, нет! Ты чего… Это как вообще можно, — стонала несчастная жертва.

Мужик низко согнулся, выходя из кабинета. Дальше он пересек коридор и уперся в стену. Я же продолжал наступать и давить его черной магией.

— У тебя бред… Ты бредишь, пойми, — завопил дядька.

— Нет! Она встречается только со мной! Она моя, тебе ясно?! — выпалил я, добавив еще.

Давно не взрывал головы, вот фигня. Совсем расклеился с детскими играми. Ничего, сейчас наверстаем упущенное.

Не успел об этом подумать, как рука мужика вспыхнула синим светом. Он резко махнул ей, создав голубоватую волну. Та откинула меня назад и прервала поток эрии.

— Ах, черт возьми! — крикнул, попав в руки к Милене, которая подошла сзади.

— Марк, Господи! Что ты творишь? — чуть не плача, крикнула та.

— Ничего, просто пытаюсь спилить оленьи рога, — ответил, резко развернувшись к Милене.

Женщина сильно растерялась, не зная, как реагировать. Мое лицо оказалось совсем близко. Тогда я поцеловал училку взасос, одновременно долбанув эрией.

Милка вырвалась из моих рук, падая на колени. Сзади подскочил бородач, который навалился всем весом, дернул меня как следует, и свалил на пол.

— Это уж слишком, пацан! — грубо заорал он. — За такое и по роже получить можно! Не посмотрю, что ты шизофреник, понятно?

— Ты сдохнешь! — коротко ответил ему, улыбнулся и напряг правую руку.

Так, в лесу как-то само получилось. Значит, и сейчас должно выйти.

— Марк, мы не будем вместе с тобой! Пойми это и иди на уроки, — поднимаясь, стонала училка.

В моей ладони возник сгусток темной энергии. С трудом получилось его создать. Замахнулся, чтоб бросить его в упыря, который раздувал ноздри, как бык.

Я опоздал всего лишь на долю секунды. Глаза Милены вспыхнули светло-желтым. Небольшой луч света врезался в мою грудь и протащил меня пару метров по полу.

— Черт, ты мне сердце прожгла, — ахнул, хватаясь за грудь.

Милена ничего не ответила. Вместо этого, обратилась к бородатому козлу со словами:

— Идем скорее, мы и так задержались!

— Но как же… Ты ранила школьника.

— Ничего, ему так даже лучше. Быстрей.

— Валите, валите, ушлепки! Чтоб у вас письки отсохли! — прохрипел вслед сладкой парочке.

Черт, что за подростковое ругательство? Ах, да точно. Это даже нормально, я полностью вжился в роль школотрона. Настолько, что не могу показать себя настоящего, когда этого хочу.

После коридорной разборки я отправился на улицу, где ошивался возле здания школы до перемены. Потом попытался учиться, но дело особо не шло. Меня тошнило от чертовой школы, как и от чертова дома.

В итоге, свалил пораньше и просто гулял по городу. Можно ли это назвать тоской по потерянной любви? Кто же знает? Я не мог плакать, как ссаный Ромео. Просто ненавидел весь мир и шатался где попадя.

Когда пришел в себя, то понял, что надо домой. Такие духовные переживания капитана Раста. Выглядит не особо эпично.

Но это ладно. Хочется жрать. Анна теперь что-то там приготовила и оставила нам, когда уходила работать.

Подумав так, я направился в сторону дома. Как оказалось, забрался достаточно далеко. К счастью, город уже малость знал. По ориентирам догадался, куда примерно идти.

Мой путь протекал вполне мирно. Воины голожопого Мирона больше не нападали. Остальные враги тоже затихли. Кстати да, голожопый. Теперь буду звать упыря только так. Круто он смотрелся в лесу, ничего не скажешь.

Улыбнулся, вспомнив ту тему. Как вдруг из-за угла вышли трое парней. Они были отлично одеты, высокого роста, сильные, крепкие. В центре шел чертов блондин, тот самый, с которым мы были в кругу во время последнего испытания.

Лицо Федора было таким… каким оно было до нашего похищения. То есть, обычный мажор, который мог плюнуть в любого, кто ниже его статусом хоть немного.

Что ж, если твари начнут наезжать, я знаю, как им ответить. Хорошо бы выпустить пар после Милки, схлестнувшись с офигевшими богачами.

Мои ожидания подтвердились. Не прошло и нескольких секунд, как Федор меня засек. Его друзья тоже обратили внимание. Вскоре троица шла не просто по улице, а конкретно ко мне.

— Че ты пялишься на этого нищука? — донеслось до моих ушей.

— Так, хочу спросить, как дела.

— Вооо! Это круто! Давай «спросим», чувак! Заодно и повеселимся.

Вместо того чтобы прятаться, я спокойно поравнялся с мажорами. Полноватый пацан ухмыльнулся, открыл рот, чтобы что-то сказать. Но Федор опередил.

— Привет, Марк, как у тебя дела? Все нормально? — произнес блондин, при этом протянув руку.

— Все путем, мухи не кусают, — ответил, с настороженностью пожав руку Федора.

— Хорошо, рад за тебя. Ты, если что, обращайся! — улыбнулся блондин.

Его товарищи изменились в лице. Казалось, что они тупо позеленеют.

— Блин, братан, что ты делаешь? — недоуменно спросил один.

— Я же сказал, спросил «как дела» у старого знакомого. Что такого? — пожал плечами блондин.

— Че? Ну, он же — зашкварный помоечник! — выдохнул толстопуз.

— Сейчас ты станешь зашкварным! — блондин показал руку, на которой появился кусок синеватого льда.

— Эээ, прости, мы не знали.

— Думали, ты типа прикалываешься.

— Пока, Марк. Прости моих безмозглых друзей, — улыбнулся блондин, не обращая внимания на их оправдания.

— Будь здоров, не кашляй, — бросил в ответ.

На душе стало малость получше. Значит, этот мир не так уж прогнил. Пафосный блондин перестал быть ублюдком. В школе появилась нормальная директриса. Но сюрпризы на том не закончились.

Когда я был возле дома, из кустов выскочил парень в черном. Сформировать шар эрии я не мог. Для этого требовалось время, потому что навык еще не прокачан. Но зато пустил невидимую волну, чтоб поджарить мозги ублюдку.

Сначала это хорошо получилось. Гад тряхнул длинными волосами, заорал и закрылся руками. Я бросился на него, чтоб добить. Хотелось прикончить упыря прямо тут.

Сколько можно уже! Видно, голожопый опомнился. Ничего, скоро у него не останется ни одного подчинённого. Они будут кормить червей!

— Сдохниии! — выпалил я, бросившись на врага.

Тот резко махнул плащом (или что это за тряпка на нем). Меня поднял над землей ветер, потом мощно долбанул об асфальт.

— О, ты и правда, кое-что можешь. Прямо как мне говорили! Но по сравнению со мной — ты ничтожество! Тебе ничего не видать! — прошипел упырь, наблюдая, как я корчусь от боли.

— Пошел ты, хрен моржовый! Твой Мирон — петух конченный! — ответил, стараясь собраться с силами и продолжить битву.

— Говори, что хочешь, слизняк! Ты умрешь, но не получишь фонтан темной эрии! — выпалил нападавший.

— Что, Фонтан???

— Что, Мирон???

Мы обменялись вопросами, глядя друг на друга, как призывная комиссия на трансвестита.

— Погоди, меня зовут не Мирон. Я Дармон Грот! Повелитель темных стихий, — недоуменно произнес черный дятел.

— Что, Дармоед? По тебе видно. А мне нахрен не нужен фонтан. Понятия не умею, как с ним справляться, — прокряхтел, медленно поднимаясь с земли.

— То есть, ты не будешь драться со мной насмерть за право повелевать Источником?

— А ты не будешь гасить меня по указке главы Энерго?

— НЕТ!!! — хором ответили мы.

После немой сцены я внимательно осмотрел чувака. На вид лет двадцать пять. Очень смахивает на Германа… в молодости. На Мирона такие точно уж не работают. Значит, я малость ошибся.

— Энерго. Говорят, что там одни геи, — в конце концов, промямлил мой Дерьмо Глот.

— Тут даже не спорю. То есть ты теперь следишь за фигней, которая вечно дымит? — спросил я.

— Да! Повелеваю великим Источником древней тьмы!

— Вот и славно. Отлично. Пойду домой, жрать.

С этими словами я медленно отправился прочь, немного прихрамывая. Осталось войти во двор, потом еще пара десятков метров, и можно, наконец, отдохнуть. Так, надеюсь, там не эта чертова каша. Хотя, если она с мясными кусочками…

— Эй, ты разве не хочешь сразиться со мной? Ведь прошлый хранитель прочил тебя в преемники, а я все забрал, — крикнул этот… как там его.

— Нет, может завтра. А лучше на следующей неделе. Короче, живи, хрен с тобой.

— Но я ведь отнял у тебя смысл жизни! — с этими словами черный маг меня резко догнал.

Пришлось остановиться, заглянуть ему в глаза и сказать:

— Серьезно? Сидеть в пещере возле вонючего камня, который дымит? Это смысл жизни? Прости, но я предпочитаю секс и бухло.

Сказав так, я снова отправился к дому.

— Ааа, то есть… да. Но если ты захочешь вызвать меня на поединок, то в любой миг дня и ночи… — слышалось у меня за спиной.

— Ага, ага, и вас так же. Совет да любовь, голубки, — промямлил, ощущая, что скоро свихнусь.

Сегодняшний день был богат на события. Большинство проблем решились сами собой, словно по волшебству. Хотя, для этого мира звучит даже банально.

Короче, я мог больше не париться. Только это все почему-то не радовало.

Я добился всех своих целей, разобрался с врагами (кроме Мирона). Но настроение было ни к черту. С одной стороны, предательство Милки.

А с другой, было кое-что пострашнее. Я превращался в реального школотрона. Простого пацана, блуждающего между школой и домом. Если так пойдет дальше, то забуду о боевых операциях, приключениях и сражениях.

У меня будет хреновая работа, как у Анны, хреновое жилье и вообще. Но самое главное — это тупая рутина. Болото, из которого не выбраться.

Говорят, что война меняет людей. Кто-то становится жалким, трусливым, кто-то наоборот сильным и мощным. Я же стал… искателем приключений. Пиратом, который не знает, что будет дальше.

Моя душа тянулась к смертельным проблемам, решать которые приходится с риском для жизни. Теперь надо об этом забыть. Но сможет ли лихой офицер превратиться в обычного домоседа?

С этой мыслью я подошел к домофону. Вдруг зазвонил телефон. Машинально взял трубку. И тут прямо на крыльце появилась Ини. Она была в домашнем халате, светилась синевой, как чертово привидение.

— Эй, что за нах? — успел выпалить я.

— Новый вид связи с помощью специального модуля! Как тебе, Марк? — завопила девчонка.

— А, голограмма, неплохо… Кто тебя надоумил? — процедил, отходя от шока.

— Тот же, кто помог тебе выбраться. Сказала же, все узнаешь.

— Уже который день говоришь.

— Ну, хватит ныть, блин, придурок. Завтра, все завтра. Ты домой там вообще собираешься? Госпожа Анна даже пришла.

— Инга, сколько просила! Не называй меня госпожой! — послышалось на заднем плане.

— Да иду я, иду. К подъезду вот подошел.

Дальнейшие события были очень тупыми. Анна ныла и причитала, боясь, что у меня теперь будет моральная травма после этих событий. Ини капризничала и забивала всем голову.

Мы ели, болтали, сидели по своим комнатам. Вечер медленно перетек в ночь. Я спал, потом встал. В общем, описывать все не имеет смысла.

А вот утро пошло очень бодро. Ини сказала мне, что представит крутого спасителя, который вытащил нас из кустов и привел в место, где защитное поле не действовало. С помощью этого парня, мы дали бой овощам, победили их и свалили.

Ини не признавалась. Но я понял, что тот чувак ее хахаль. Братья (особенно сводные) ревнуют сестер в книгах и фильмах. Но у нас совсем не кино. Потому я был даже рад.

Хорошо, что истеричная стерва нашла умного пацана. Он спас столько жизней! Значит, сможет приструнить сиседку, сделав из нее человека.

Возможно, он связан с армией. Теперь, какой-нибудь боевой офицер, который возглавляет секретный отдел и владеет особыми технологиями.

Черт, я могу ему не понравиться. Ладно, если что подерусь! Покажу, что не хуже его, и мы станем друзьями. Либо убьем друг друга в смертельной схватке равных по силе соперников.

— Эй, и где твой чертов бойфренд? Мы идем уже минут десять, — с нетерпением сказал я по дороге в школу.

Сиседка лишь только хмыкнула. Ответила, что встретимся на перекрестке.

— Надеюсь, ты сказала ему, чтоб не смотрел на мой рост. Если он назовет меня коротышкой или мелким. Знаешь что, я подпрыгну, достану до его морды и… — снова стал говорить, чувствуя небольшое волнение.

— Марк! У тебя одно насилие на уме. Прошу, давай вот без этого.

— Хорошо, но если он бросится первым…

— Марк!

Я заткнулся и стал осматриваться по сторонам. Вдруг сбоку подошел мужик ростом под два метра. Он был красивым и мощным. Его руки напоминали стальные рельсы.

Ини не успела ничего сделать. Я вышел вперед и воскликнул:

— Привет, друг. Приятно познакомиться! Вижу, ты тот еще головорез. Знаешь, я тоже… Просто по мне не видно.

— Молодой человек, вы чего? Спасибо, конечно. Но разве мы с вами знакомы? — прозвучал в ответ женский голос.

— Что? Ини, ты лесбиянка???

Сиседка подскочила ко мне и крепко схватила за ухо.

— Марк, придурок! Хватит приставать к незнакомым теткам! Извините его, он слегка аутист!

— Ничего страшного, деточка. Я всегда хожу в спортзал этой дорогой, когда отвожу детей в школу… — хихикнула… оно, и свалило.

— Так, если это не твой осеменитель, то он где он? Мы вроде пришли куда надо, — произнес, почесывая больное ухо.

— Марк, не будь дураком! Мой друг просто немного опаздывает, — истерично воскликнула Ини.

— Ладно, подождем малость…

Я уставился вдаль. Ини несла свою обычную чушь. Холодный осенний ветер задувал куда попадя. По небу неслись облака. Какой-то жирный мальчуган лет двенадцати загородил мне обзор. Он был в очках и полосатом свитере, напоминал собой леденец. Мелкий клоп, по-другому не скажешь.

Хотел прогнать его, чтоб не терся рядом. Но Ини вдруг громко взвизгнула, а пухляш протянул руку, сказав шепелявым голосом:

— Ощень приятно познакомиша! Меня зовут Шаня, я парень твоей шештры Инги!

Сначала я слегка отстранился. Протер глаза, сглотнул слюну и… заржал.

— Аха-ха, так держать! А я думал, что у тебя чувства юмора нет. Блин, ну ты и подколола меня, — завопил, тряся руку Сани.

— Марк, ты больной? Это мой друг, который помог вам в лесу. Почему ты так реагируешь, мы же с тобой договаривались.

Я выпустил жирную клешню, еще раз осмотрел «друга», и чуть не заплакал. Черт, боже мой! То есть, вот даже как?! Нет, я не имею ничего против пухленьких малолеток. Если они, черт возьми, не долбят мою сестру!

Что там говорить-то вообще. Даже мое школьное тело смотрится более круто.

Глава 3

— Ты говорила, что он очень сильный, — выдохнул, рассматривая жирное недоразумение.

— Да, он сильнее всех в техномагии на нашем потоке! — пропищала сестра.

— Ты сказала, что он огромный!

— Конечно, у него большой кругозор и уровень эрудиции.

— О, дорогая, ты преувеличиваешь мои способности. Хотя, не спорю, я неустанно повышаю свой уровень умственной подготовки, — прошипел чертов Саня.

— Ага, а еще не прогуливаешь детсадик и умеешь завязывать шнурки, — сказал, чуть не упав в обморок.

— Марк, придурок! Ему девятнадцать лет!

— Господи, что б тебя. Лучшем б меня закопали в том сраном лесу.

С этими словами резко пошел вперед, не желая больше болтать с этим «Шаней». Сама мысль, что с моей сестрой мутит это убожество, меня убивала. Вот она — расплата за все хорошее.

— Прошу тебя, не надо. Он совсем не в себе, — слышалось у меня за спиной.

— Не бойся (звучало, как «не бойфя»), дорогая, я все улажу. Ты же знаешь, какой я отличный психолог.

«Психолог?! Да что этот карамельный толстячок может понимать в психологии?!»

Я резко ускорил шаг, чтоб не наделать глупостей. Но гад догнал меня, семеня короткими ножками, после чего, стал назойливо тараторить:

— Уважаемый Марк, ты должен понять, что ревность своей сестры является нормальным явлением в социуме (шошиуме). Важным инструментом борьбы с данной проблемой выступает открытый диалог. Ты должен выпустить пар, выговориться и объяснить свою позицию, как она есть.

Я остановился и посмотрел в маленькие глазки чертова толстяка. С одной стороны, хотелось врезать этого странного типа. С другой, он спас наши жопы. С третьей, он был жутко бесячим.

— Послушай, — с трудом сдерживая себя, сказал я. — Ты трахаешь мою сестру, так? Делай это, пожалуйста, молча. Чтоб я тебя нахрен не видел.

— Марк, как ты можешь?! У нас с ним ничего не было! — завопила сиседка.

— На самом деле, мы усиленно целовались. При этом я засунул руку в трусы твоей сестре, но до секса (шэша) у нас не дошло. Хотя, думаю, да, в перспективе все это возможно.

— О, Александр, зачем ты рассказываешь эти интимные подробности?

— Инга, мы должны создать дружелюбную атмосферу открытости, чтобы Марк не думал, будто у нас от него есть секреты.

Я не знал, смеяться тут или плакать, участвуя в тупом балагане. Единственное, что смог спросить, это:

— Как ты нахрен нас спас? Скажи… Санек хренов!

— Ооо, это весьма интересная история, — просиял толстяк. — Когда мне предложили подработку в динамично развивающейся фирме по техномагической специальности, я не сразу понял, что там убивают людей. Точнее, думал, что то костюмированное шоу, где все понарошку. Но вскоре оказалась, что это не так, и я втянут в преступную схему, из которой так просто не выйти.

— Вот оно что. Все проще, чем я ожидал, — промямлил под нос, а потом махнул рукой.

Этим жестом высвободил часть черной энергии, которая врезала толстяку по мозгам. Он ахнул и свалился на траву, как колобок. Ини стала что-то орать. А я… свалил нахрен.

Да, не придумал ничего лучше, чем слегка пробежаться. Пусть выглядит глупо, но это единственный вариант сохранить остатки нервной системы.

Когда подошел к школе, то заметил, как несколько рослых парней танцуют с садовыми ножницами вокруг кустов. Последние были желтыми, но листья крепко держались, что позволяло с точностью ровнять кроны.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что новоявленные садовники раньше состояли в клане бойцов. То есть, были малолетними боевиками, которых боялась вся школа.

Увидев, что они вытворяют, я невольно спросил, что к чему. Ответ меня просто убил. Оказалась, парни участвуют в конкурсе юных любителей сада, объявленном городскими властями.

Блин, еще недавно они вертели на члене всю администрацию школы, а теперь стали няшными пирожками. С одной стороны, это круто. Но меня не покидало стойкое чувство, что местный мир начал превращаться в дурдом.

Чего стоила только эта подушка! На одном из уроков меня стало клонить в сон, как всегда. Но вместо едкого замечания училка предложила брать из дома подушку, чтобы было комфортнее. Ведь я пережил страшный стресс, значит, мне можно отдыхать на уроках.

Короче, было все хорошо. Но это даже хреново.

Я возвращался домой со странными чувствами. Рутина медленно выедала мозги. Капитан Раст уступал место обычному школотрону. Поделать с этим ничего я не мог.

К счастью, в квартире ждал яркий сюрприз. Не успел войти в дом, как услышал голос какой-то бабы.

— Анна, он единственный мальчик на свете, кто унаследовал способности амазонок! — вопила женщина, пытаясь что-то доказывать.

— Прости, Ири, но я не могу. Он мой сын, и к такому еще не готов, — в своем репертуаре тараторила моя мамка.

— Да, но священный ритуал надо проводить, пока парень еще молодой!

— Плевать, я тебе не позволю.

— Опомнись, это единственный шанс исполнить пророчество и вернуть величие амазонок.

— Только не с помощью моего несчастного мальчика!

— Боже, Анна, с ним ничего не случится! — кричала странная гостья.

— Ты ничего не понимаешь, будут свои дети, поймешь!

— Моя дочь погибла, сражаясь за независимость клана, если ты не забыла.

— Вот именно, Ири! Тебе легко говорить!

Я стоял и слушал этот бред, понимая, что в любой ситуации бабы остаются бабами. Еще недавно они громили бандитов на даче у злобного барыги, а теперь грызутся, как старые клячи.

Это, конечно же, ерунда. Но что за секретный ритуал, где я должен участвовать? Надо потом разобраться.

Не успел так подумать, как женщины резко замолкли.

— Уши! Мы не одни, — выпалила чертова Ири.

— Да, коридор, четыре метра к Юго-западу. Разведгруппа в количестве одного человека. Пол мужской, — отчеканила Анна.

Я не успел дернуться, как раздался лёгкий шорох. И мне навстречу выскочила высокая женщина, немного постарше Анны. Она была одета в кожаные штаны и короткий топик. Несмотря на возраст, дамочка смотрелась вполне сексуально. А высокие каблуки отлично подчеркивали ее ноги.

— Ой, ты сын Анны, понятно, — расплылась в улыбке знойная милфа. — Прости, не заметили, как ты вошел.

— Оу, ничего страшного. Отлично выглядите, как прости… простая городская красотка, — процедил я, пытаясь понять, насколько может быть аппетитна ее задница.

— Марк, это ты? Почему так рано? Тебя не выгнали там? Ты хочешь есть? Может пить? — задала кучу вопросов мать, выскочив из комнаты вслед за подругой.

После нашего похищения она стала опекать меня еще больше. Если так пойдет дальше, то придётся воевать с собственной мамкой, чтоб она не задушила заботой.

— Охо-хо, как же мило. Дела семейные, замечательно, — хищно улыбнулась подруга. — Мне пора идти. Засиделась. — Хихикнула она, направляясь к двери.

Походу, я ее возбуждал или мне показалось. Кстати, да, задница вполне ничего. Можно совместить приятное с полезным: узнать про ритуал и отритуалить эту старушку. А что, назло Милке! Точнее, нет, на нее мне плевать. Чертова стерва!

Короче, я решил применить обманный маневр и сказал, что хочу проводить тетю.

— Нет! — крикнула мать, будто читала все мои мысли. — Тебе надо учиться. Делать домашнюю работу, и вообще. Сиди дома.

— Эй, у меня нет домашки. Я же уже говорил, — ответил, но слегка опоздал.

Ирка хлопнула дверью и выскочила прочь из квартиры. Гнаться за ней было глупо. Придется пока подождать, надеясь, что удастся удовлетворить любопытство попозже.

— Марк, это совсем не важно. У тетеньки не все дома. Иди… я супчик тебе подогрею, — произнесла женщина с особой заботой.

От этого стало тошно. Я пошел в свою комнату, где как всегда упал на кровать, оставшись наедине с кучей мыслей.

Спустя какое-то время, решил малость вздремнуть. Перевернулся на бок и сунул руку под подушку. Чертово письмо, кто его сюда положил?

Достал кусок бумажки и хотел уже выкинуть. Но вдруг в мозгах возник важный вопрос:

— Какое еще нахрен письмо, твою мать???

Мне пришло послание от кого-то. Причем, не в ящик, где его могла найти мать, а под подушку. Что было как-то не очень. Или наоборот. Хоть что-то необычное в рутинном болоте.

Я осторожно открыл конверт, опасаясь, что там взрывчатка. Еще бы, Мирон не дремлет. Кто знает, какую гадость он мне устроил.

Но судя по письму, глава Энерго здесь был не причем. Меня беспокоили из образовательного комитета. Из секретного отдела по особо важным делам.

Я раньше о таком даже не слышал. Теперь меня туда вызывали. Просили, чтоб все было секретно. Успокаивали и говорили, будто это для моего же блага.

Что ж, поглядим. Хоть что-то интересное в школьной жизни.

Тем временем, пришла Ини. Анна стала отчитывать ее за опоздание. На что девушка закатила истерику. Эх, знала б Анна, с каким покемоном она «опаздывает», совсем с ума бы сошла.

«Ладно, постараюсь думать о завтрашнем дне, чтобы полностью не свихнуться»

Мысли о письме заняли голову. Потому я был в своем мире, не обращая внимания на придирки мамы и выпады Ини. Последняя пыталась меня застыдить за случай с тем «Шаней». Конечно же, это не вышло.

А утром, вместо того, чтоб направиться в школу, я шел по городу на остановку общественного транспорта, чтоб уехать по нужному адресу.

Вместо маршрутки подошла черная машина с гербом особого образовательного комитета. Я насторожился, готовясь, если что, всех порвать. Но подвоха сегодня не наблюдалось. И очень скоро меня ждало большое коричневое здание, сделанное из странного камня.

Оно напоминало сказочный замок. Здесь располагалась важная шишка, что меня вызвала. Но после всего, что случилось, было как-то плевать.

Я спокойно прошел внутрь замка в сопровождении двух охранников. Потом были огромные лестницы, стены с большими картинами. И лишь на самом верху находилась дверь, напоминавшая по массивности крепостные ворота.

Ворота эти открылись очень легко, будто почти ничего и не весили. Меня проводили внутрь, где был простой деловой кабинет. Точнее, не совсем так.

Кабинет директора музея. Потому что стол, стулья, шкаф были сделаны в странном стиле. Резные громоздкие, на вид дорогие, с налетом вековой старины. Причем, на столе вполне современный компьютер.

А за столом мужик в деловом пиджаке, но в остроконечной шляпе и с большой седой бородой. Такое чувство, что волшебник из сказок пошел работать офисным клерком. Хотя, меня это совсем не смутило.

Спокойно прошел вперед и представился.

— Здравствуйте. Я капитан… в смысле Марк. Марк Лесовский. Прибыл по вашему приказанию.

— Ооо, капитан Марк. Я очень о тебе наслышан. Рад личной встрече, садись.

Я расположился на высоком стуле, похожем на царский трон. Волшебник-клерк порылся в каких-то бумагах, потом потыкал компьютер и стал говорить.

— Знаешь, Марк, мы наслышаны о твоем положении. Ты талантливый необычный мальчик. Таким как ты надо помогать в этой жизни, — пафосно сказал дед.

— Ага, подкиньте пару миллионов рубликов, если так, — тут же ответил я.

— Охо-хо, юный друг, откуда же у нас деньги? — рассмеялся старик и спрятал золотые часы под рукав. — Мы всего лишь комитет образования, который занимается простыми делами.

— Тогда в чем замута? — спросил, ощущая нечто недоброе.

— В том, что мы длительно совещались. И решили помочь тебе так, как только может образовательный комитет.

— И… как же?

— Очень просто. Дать возможность получить образование!

Я сразу понял, в чем дело. Не бог весть, что, но сойдет.

— То есть, я перевожусь в сектор для богачей своей школы? — спросил у бородача.

— Не совсем так…

— В другую, крутую школу? Что ж, надо попробовать!

— Нет, снова не угадал, Марк Лесовский. Тебе выпала честь отправиться в секретную академию Хогдарс, где лучшие из лучших проходят элитную магическую подготовку. Скажи одно слово, мой друг. И ты поедешь туда уже скоро.

Так, получается что-то новое. Но все равно звучит как-то странно. С чего бы это вдруг мне выпал такой звездный час? Возможно, козни врагов!

— Одно слово, говоришь? Тогда нет, — улыбнулся я, и хотел встать со стула.

— Да! Я так и знал, что ты согласишься! — воскликнул мужик. Дальше он изменился в лице, странно на меня посмотрел и спросил: — Что? Я просто хреново слышу из-за этих волос. По дресс-коду нельзя бриться, знаешь ли.

— Аха-ха, ты даешь. Нет, командир, извини. Я не мелкий салага, чтоб верить в байки об избранном. Не скучай, мне пора. Дома мамочка молочко подогрела.

Я спокойно поднялся и хотел развернуться к двери. При этом готовился драться. Направил часть эрии в руку, чтоб, если что кинуть черный снежок в бородатого упыря. Решили развести капитана Раста на какой-то фигне. Хрен там плавал!

— Эй, мальчик, стой, погоди! — умоляюще крикнул чиновник (или кем он там был). — Не тупи, сядь сюда.

Нормальный призыв без пафоса на меня сразу подействовал. Я вернулся на место и принялся слушать дядьку.

— Знаешь, мне вообще, как-то по… Просто большие люди просили. Ты там их детей вроде спас. Говорят, дрался где-то в кустах. Короче, сказали, как хочешь, а надо тебя пристроить. Так что, либо ты соглашаешься, либо меня нахрен турнут. А куда я пойду? Уже возраст! Всю жизнь был волшебником-распорядителем, направлял потоки учеников в академии. А теперь что? В кулерах воду заряжать на старости лет?

Да уж, не повезло чуваку. Не знал, что семьи мажоров решат мне помочь. Если так, то спасибо. Хоть какое-то развлечение. Посмотрю, как устроены эти элитные школы. Мне надо немного встряхнуться, устал сидеть в нищем болоте.

Прокутив это все в голове, я прищурился и сказал:

— Так и быть… Я наверно, подумаю.

— Молодец! Видишь, и тебе хорошо. И мне ништяк. Так-то, — просиял бородач, что ему явно не шло.

— Стой, если за меня просили богатые, то почему они денег не дали? — спросил своего собеседника.

— Чего? Ну они… Знаешь, жадные. Кхе-кхе, хотели вроде бы дать… Но…

— Что но?

— Не дали!

Я пристально посмотрел на волшебника. Тот опустил глаза и стал мямлить, рассказывая, какие документы мне надо оформить.

В тот момент подул резкий ветер. Чуть приоткрытое окно (кстати, тоже резное с массивной рамой) широко распахнулось. В комнату влетела белая сова, несущая в лапах конверт.

— Ох, эпично, как в сказке! Я еще не сказал «да», но спасибо. Так документы мне еще точно не доставляли, — улыбнувшись, произнес я.

Что ж, теперь я прям Гарри Поттер. Точнее, нет, Маррик Поттер или даже не знаю.

Сова направилась точно ко мне. Протянул руку, чтоб взять конверт. Ветер трепал мои волосы. Создалась атмосфера настоящего волшебства. И хозяин кабинета вдруг громко сказал:

— Ах, ты, гребанная тупая курица! Задолбали эти сраные совы! Всю тачку мне загадили, твари, еще в кабинет теперь лезут! Тянут мусор с помойки, зараза! А ну вали нахрен отсюда, пока жопу тебе не поджарил.

— Поцелуй мой перьевой член, бородатая шлюха! — крикнула в ответ птица. — Я филин, твою мать, если еще не заметил. А вот ты, голубок, как я вижу. Чертовы ветровые потоки. Эти балаболы из прогноза погоды. Гнездо им в сраку!

Сова развернулась, и, продолжая материться, с огромным трудом полетела назад. Дед дал ей для ускорения пендаля стопкой бумаг. Потом захлопнул окно и обратился ко мне.

— Так что ты ответишь мне, Марк Лесовский? Готов ли ты поступить в элитную академию магии?

Можно было ломаться еще два часа. Но я не был похож на нежную попочку. Как ни крути, выпал шанс добиться успеха. Если образование в этом мире имеет значение, то лучше получить его в крутом месте, чем в моей нищебродской дыре.

Потому я просто произнес «Да». Мужик чуть не запрыгал от радости. Он стал читать мне нотации и объяснять дальнейшие действия.

Чрез десять минут все стало предельно ясно. Остался один важный вопрос:

— Какого черта здесь живут говорящие филины-матершинники?

Глава 4

Я вышел из здания с кучей бумаг. Охранники проводили до ограды, посоветовав отправиться на занятия. Мысленно послав их нахрен, устремился по аллее старых деревьев, осматривая местный парк.

Он был довольно красивым. Лавочки, беседки, фонтаны — все тот же сказочный стиль. По дороге сюда не успел разглядеть. Меня везли окольным путем на машине. А тут, даже немного залип.

Как вдруг послышался голос японки.

— Эдвард, прошу тебя, не говори глупостей! Они не могут есть мармелад. Ты же читал книгу по основам орнитологии еще в прошлом месяце.

— Мияко, у тебя груди, как два мешочка с песком.

— Чего? Ты больной?! Корма птичьего что ли нанюхался по дороге???

— Черт, снова не так… Как же он там учил, блин не помню.

— Эдвард, прошу тебя, перестань. Давай уже, вешай кормушку.

Еще недавно я бы бросился прочь со всех ног. Иначе, зануды могут засрать все мозги. А тут, даже как-то не знаю… После всего, что было, они стали для меня как давние сослуживцы.

Засмотрелся в сторону странной парочки. Они вскоре обратили внимание и замахали руками.

— О, Марк, это ты?

— Привет, как тебя сюда занесло?

— Секретное задание, салабоны, — ответил я. При этом невольно улыбнулся и направился к ним. — Какими судьбами, пираты? Что за анальные ветры вас принесли?

— Мы кормим редких магических птиц! — деловито воскликнула девушка, когда я подошел.

— Это, каких еще?

— Здесь живут особые говорящие совы, которые нуждаются в охране и заботе, — отчеканил «Ромео».

Вот значит как. Что-то тот летающий гопник не был похож на редкую, особую птицу.

— Марк, как ты сам? Нормально, после всего, что случилось? — вдруг спросила японка. Пришлось вкратце рассказать о предложении бородатого типа.

Девчонка деловито кивала, внимательно меня слушая. Казалось, что она снова начиталась своих азиме и будет ко мне приставать. К счастью, это не подтвердилось. Мияко теперь была в адеквате.

А вот Эдвард почему-то пялился вниз. Когда я закончил рассказ, он нагнулся и выкопал из опавшей листвы тот конверт, что таскал чертов филин.

— О, Марк, не стоит туда поступать. Про Хогдарс ходят плохие слухи, — покачала головой азиатка, но ее перебил Эд.

Он потряс перед нашими лицами тем конвертом. А потом восторженно крикнул:

— Смотрите, как говорящие совы делают запасы на зиму. Они заворачивают корм в бумагу! Глядите, там какая-то травка, измельченная почти что до порошка!

— Ого, да ты сделал научное открытие, — улыбнулась Мияко.

— Эй ты, петух лысый! Положи груз туда, где взял! Тебя найдут, черт помойный. И еще, я филин, а не сова! Шишку тебе в кормушку! — послышался голос сверху.

— Эээ, ты бы так не борзела, заготовка для шаурмы, — сказал я.

Мияко стукнула Эдварда за то, что он потревожил редкую птицу. Пришлось закопать конверт с «припасами» в том же месте. Дальше мы наскоро повесили кормушку и свалили отсюда.

Пока шли к машине, я выслушал кучу страшилок. Оказывается, та самая школа действительно хороша. После обучения в ней многие получают высокий уровень открытия магии. Что позволяет находить престижную работу, повышая свой статус в обществе.

Только отношения в академии слишком жесткое. Там строгие учителя и суровые правила. Сама школа находится далеко, оттуда трудно уйти, невозможно пожаловаться. Говорят, есть своя элита, которая устраивает подобие дедовщины.

В закрытом учебном заведении такое проявляется ярко. Потому многие оттуда сбегают. А дети богатых родителей стараются поступить куда-то еще, несмотря на престиж Хогдарса или как там его.

— Так вот, Марк. Тебе предложили не лучшее решение. Там можно получить моральную травму и не добиться хорошего результата. Лучше обходить это страшное место, обучаясь в более простых школах, — подытожила Мияко, когда мы почти что пришли.

— Да, Марк. Говорят, некоторых там избивают и сажают в подвал. А кого-то… могут даже убить, — поддакнул Эдвард.

Я задумался, почесав лоб. Посмотрел под ноги, потом в синюю гладь осеннего неба.

— Так что ты будешь делать теперь? — спросила Мияко.

— Ну, раз уж так все хреново, то я, конечно, как нормальный человек, поступлю разумно и адекватно.

— Вот именно! Верно! Вернись назад и прямо сейчас…

— Соглашусь! — крикнул я.

— Что? — спросили двое одновременно.

— С удовольствием соглашусь учиться в замечательном учебном заведении. Это позволит мне найти хорошую работу и устроить дальнейшую жизнь, — на последних словах я улыбнулся, будто выиграл джек-пот в лотерею.

По правде говоря, оно так и было. Моя старая школа превратилась в болото, где гопники стригут кустики, а училки предлагают поспать на уроке. Конечно, это неплохо, но можно покрыться плесенью и зачахнуть.

Закрытая шарага с уродскими правилами, озверевшими учителями и отмороженными гопарями — вот что вернет к жизни старого доброго Раста! Крошить направо и налево! Сделать себе дизайнерский пояс из анусов своих врагов!

Ну и, конечно же, раскрыть эрию, получив хороший диплом. Да, я не против учебы. В перерывах между кровавыми мясорубками, разумеется.

— Боже, Эдвард, похоже, что ему плохо, — простонала азиатка, видя, как я ухмыляюсь.

— Мы пережили такое в лесу… Даже моему психологу становится жутко от рассказов о тех испытаниях.

Глядя на меня как на полного идиота, двое сели в машину. Они обалдели настолько, что даже не предложили доехать. Что ж, по такому случаю можно и прогуляться. Капитан отправляется на курорт!

* * *
Дальнейшие события были скучными. Настолько, что я их почти что забыл. Хотя, они произошли только что.

Было много нытья на тему того, что Хогдарс находится далеко. Анна не хотела меня отпускать. Лишь когда поняла, что отправка в закрытую школу не позволит провести ритуал, то скрепя душой, согласилась.

Кстати, что за ритуал, твою мать?! Надо как-нибудь разобраться. Вдруг амазонки хотят сделать со мной что-то хреновое? Списать деньги с карты или кастрировать… Обязательно разберусь, как только построю всех в дальней школе.

Ини вопила, что это несправедливо. Она считала Хогдарс образцовым заведением. И не понимала, почему туда отправляют «Марка придурка», а не ее светлость.

Шаня, чтоб его, предлагал установить на телефон специальную штуку, чтоб звонить в экстренные службы даже без связи. Мне такая тема не катит. К тому же, иметь дело с этим кретином было не очень приятно.

Жирдяй был послан подальше, что вызвало недовольство сиседки, на которое было плевать.

И вот, спустя долгую неделю, я отправился на вокзал, где должен был вместе с другими поехать на поезде черте куда.

Нас отвели на дальнюю платформу, где больше никого не было. Рядом терлись странные личности, начиная от прыщавых девчонок с брекетами, заканчивая рослыми пацанами старше меня.

У всех были огромные чемоданы, превосходящие размером мою мини сумку раз в пять. Кто-то тащил клетки с мелкими животными, у кого-то были странные приспособления типа микроскопов.

Я сразу разделил школяров на салаг и бывалых. Сам относился к лагерю первых. Но ничего, скоро притрусь и стану местным авторитетом.

Потому особо не унывал. Стоял под высоким навесом и глядел вдаль на полотно железной дороги.

— Эй, все, кто отправляется в Хогдарс! Срочно сюда, — прозвучал зычный голос какого-то парня.

Я обернулся и заметил высокого человека в белых одеждах, похожего на жреца какого-то небесного культа. Насторожился, но подходить пока что не стал.

— Давайте, скорее! Вы что забыли, как надо? — дружелюбно воскликнул незнакомец. Тогда к нему подошли несколько человек.

— Я хочу в Хогдарс. Я хочу! Моя мама выбивала это место три года! Ура, наконец-то я туда попаду! — завопил толстяк, очень похожий на Саню, который был одет в нелепую обтягивающую куртку.

— О, это хорошее желание, друг. Значит, тебе выпала честь отправиться в путешествие первым, — улыбнулась «белая фея».

— Почему ему, а не мне? — возмущённо сказала одна из девчонок.

— Ты будешь следующей, не переживай, красавица.

Так, значит, отправка уже началась. Только я не спешил прыгать от счастья, находясь в стороне. Во-первых, мало кто из ожидающих подошел к белому парню. А во-вторых, не нравился мне этот слащавый.

Я решил вести наблюдение, пытаясь понять, что к чему.

— Давайте, давайте скорее! Что нужно делать? — с нетерпением вопил толстый.

— О, добрый друг. Видишь, там, на стене символ перемещения в пространстве? — спросил чувак в белой мантии.

— Цветок какой-то нарисованный, вроде бы, — промямлил жирдяй.

— Так и есть. Он перемещает в Хогдарс, каждого, кто готов.

— О, я давно очень готов!

— Замечательно. Тогда возьми, разбегись посильнее и войди в этот символ.

— Стой… Но там же стена? — насторожился толстяк.

— Конечно, а на ней символ перемещения, который открывает портал.

— Что если ваш символ не действует? — замялся пацан.

— Так, все понятно, — строго отрезал белый, не желая больше ничего объяснять. — Смотрите, он испугался! Что ж, твое место с радостью займут многие другие.

— Да! Давайте, лучше мы!

— Лучше я, я готова! — загалдели мелкие школотроны.

Тогда жирный насупился, выдохнул, словно хотел выпить стакан водки. А дальше, бросился вперёд, крепко сжав в руке чемодан с вещами. Секунда, вторая… Все замерли.

И вот тучная булка врезалась в бетонную поверхность, уронила чемодан и свалилась на такой же бетонный пол.

— Аха-ха, вот дебилы! Каждый раз эта шняга прокатывает! Клоуны хреновы! — завопил чувак в белом, умирая от смеха.

Сразу множество школотронов последовало его примеру. Лишь кучка тех, кто отправляется в академию первый раз, смутилась, опустив глаза от стыда.

Вот значит как? Розыгрыш для салаг. Что ж, я тоже люблю веселиться.

Наконец-то нормальная гопота. Наконец-то стоны жалких лохов и смех укуренных обезьян. Поймал себя на мысли, что этого мне не хватало. Возникло желание малость пошутковать с парнем в белом плаще.

Только становиться защитником толстяков не хотелось. Я тупо пялился на ржущую дылду. Вдруг шпала это заметила и сказала:

— О, тоже новенький? Такой мелкий, а уже едешь в Хогдарс. Скоро собак и бомжей брать начнут.

Чувство юмора парня равнялось размеру его писюна, в смысле отсутствовало. Но, несмотря на это, его друзья засмеялись. Я подошёл ближе к дятлу в белом плаще.

— Почему нет? — спокойно ответил вопросом. — Геев же туда берут без проблем.

— Что? Берега что ль попутал? — проворчал кто-то.

— На кого он там намекает?

— Спокойно, парни? — улыбнулся длинный.

Тем временем, толстый поднялся на ноги, достал из кармана лечебную капсулу и стал зализывать раны.

— Новичок всего лишь слегка пошутил, — добавил беляк, как ни в чем не бывало.

Он отвернулся от меня, не желая продолжать ссору. Но при этом легонько махнул рукой. Какой-то маленький белый луч, полетел в мою сторону и больно жиганул по носу.

Я ахнул от неожиданности. Местные «деды» резко расхохотались. Если бойцы в моей школе перли всегда напролом, то эти проститутки действовали исподтишка. Ничего, опыт перевоспитания беляков уже есть. Пора показать упырям, что значит гнев гребанного, мать его, капитана Раста!

— Аха-ха, охо-хо, ребят, новенький сунул нос куда не надо, и теперь у него гайморит, — сказал белый, демонстративно на меня глядя.

Все вокруг снова заржали. Как только это прекратилось, я перешёл в наступление.

Решил сформировать шар черной эрии, если получится. Потом сразу пустить невидимую волну. Раскидать этих тварей как шавок. Ну и завалить кого-то, если удастся. Короче, классика жанра.

— Гайморит был у твоей грязной мамочки, когда она отсасывала в подворотне за дозу энергетической наркоты! — крикнул, выпуская темную силу.

Мои руки стали зелёными, в голову что-то ударило. Странно, обычно эрия действовала иначе. Я не понял, как это вышло, но вдруг стал на колени и открыл рот. Забыл вообще, что хотел сделать. Сверху послышался злобный голос:

— Какого дьявола, вы устроили?! Воспитанники элитной академии ведут себя как лесные разбойники! Синицкий, ты опять показывал новичкам свой якобы портал в стенах? Прозоров, что смешного? Князева! Сколько можно портить репутацию нашей обители?! — орала высокая баба лет сорока, одетая в розовый деловой костюм.

Она напоминала персонажа из юморного фильма. Но при этом вела себя строго. Кстати, дамочка была похожа на Милку, но более потасканная. Скорей всего, и задница ничего. Если она будет местной мегерой, я не смогу с такой воевать.

Вот это поворот! Не так себе представлял новых врагов.

— Блин, капец, Клинас, — раздалось сбоку.

«Так, возможно это фамилия дамочки. Надо запомнить», — не успел это подумать, как училка сама ко мне обратилась.

— Ты кто такой? Почему решил применить боевую магию в публичном месте?

— Так захотелось, красотка. Я вообще горячий пацан, — весело бросил в ответ.

Руки перестали светиться зелёным, голова тоже прошла. Я хотел встать на ноги, но вместо этого упал и проехал на спине какое-то расстояние. Это была новая проделка училки.

— О, вы умеете поставить на место новичка-выскочку, — одобрительно пропел белый, фамилия которого, как выяснилось, Синицкий.

— Спасибо, Антон. Я стараюсь, — улыбнулась дама.

Она сделала некий жест, по воздуху разошлась энергия. Синицкий отлетел в сторону, свалившись на рельсы. Все дружно ахнули, понимая, что шутки точно закончились.

Антон же, тем временем, вскочил и стал пытаться выбраться на платформу. Кто-то подал ему руку.

— Если кто находится в крепости или делает вид, что глухой, то знайте: я — Виктория Клинас. И у меня железная дисциплина. Никто в моем присутствии не будет порочить честь высшей академии. Надеюсь, это всем ясно? — произнесла училка.

Хм, звучало вполне возбуждающе. Давно со мной не жестили. Что ж, посмотрим, что будет дальше. После громких слов тетки «Климакс» подростки дружно кивнули. Ещё бы, выбора у них теперь не было.

— Ай, госпожа, за что так? Там мог ехать поезд вообще-то, — чуть не плача, заявил «открыватель порталов», отряхивая белые одежды.

— О, извини, Антон. Но там ведь не было поезда. К сожалению… — отозвалась Виктория, сверля взглядом длинную дылду.

Да уж, теперь ясно о чем говорила Мияко. Если даже училка не стесняется лупить своей магией с публичном месте, то, что творится внутри академии? Уверен, там полный трындец. Отличная среда для боевого капитана карателей.

Предвкушая сказочное обучение, я стал к остальным и принялся ждать поезда. Он вскоре приехал. Там уже сидели многие школьники. Говорили, что академия находится далеко. Но вместо купе и плацкарта подкатила обычная электричка.

Казалось, будем сидеть часов двадцать. Пока доедем, задница станет квадратной. Только вместо этого случилось нечто другое. Электричка неслась часа два. В какой-то момент она попала в туннель. Побыла там пару минут, а когда вынырнула, мы оказались в странном местечке.

Широкое поле, редкие деревца, горы вдали. Никаких людских поселений, только железная дорога в глуши. Выходит, поезд переместился вместе со всеми, кого он вез. Интересная штука.

Наверное, это один из признаков элитности школы. Несмотря на то, что пришлось пережить, я все равно слегка удивился. Смотрел в окно, пытаясь понять, что к чему.

— Мы в другом мире. Не парься, — сказал парень, с которым сидел.

Он был чем-то похож на меня, его звали Тимоха. За время пути рассказал кое-что об этом Хогдарсе, хоть я пока мало что понял.

«Охренеть, то есть получается двойное попаданство! Уже что-то новенькое!»

— Не парься, часть нашего мира. Просто отгорожена малость, — пояснил Тимоха, видя, как я изменился в лице. — Многие при переходе умирают. В прошлом году у девушки взорвалась матка, когда мы перемешались. Она не сразу заметила. Матка — не важный орган. Вот если бы стало сердце…

Интересные научные теории. Тимоха умный и эрудированный пацан. Я бы взял такого в каратели.

— Слышь, говорят ваш Хогвартс жёсткий, как член статуи. Это правда? — спросил я, немного одумавшись.

— Не, учиться там можно. Главное не ходить в лес. А то пятерых раз сожрали. Лазить в подвал тоже не стоит. Одного там растоптали в лепешку. Не подходить к деревьям еще, знакомого чувака живое дерево раз… Короче, все скоро узнаешь.

— О, да у вас интересно побыть, — улыбнулся, предвкушая приближение школьной поры.

Эх, как же романтично идти первый раз в первый класс. Что может быть лучше! Конечно, не в первый и не впервой. Но все равно, очень круто.

Думать о романтике школы вышло недолго. Вскоре поезд остановился… прямо посреди поля.

Глава 5

Никаких вокзалов и всего остального тут не было. Нас выгнали из вагонов. Тогда в поле появилась широкая дорога, которая вела в лес. Учеников построили в походную колонну, и повели вперёд.

Я оказался примерно в центре строя. А во время марша заметил, что дорога позади нас исчезает. Интересная магическая фишка, однако.

Короче, мы шли по полю, потом через лес, напоминающий игровую зону, где я ещё недавно проходил адские испытания.

— Внимание, новые обучающиеся, запомните раз и навсегда! Передвигаться по лесу можно только с помощью магических коридоров, таких как вот этот. Самостоятельное перемещение за территорией Хогдарса чрезвычайно опасно, — прозвучал зычный голос госпожи Клинас.

— О, это ещё почему? — спросил жирный чувак, который «ходил в портал».

— Потому что в лесу водятся людоеды. В том году один парень подозревал в распутстве свою девушку. Она пропала, и он пошел искать ее в лес. Когда нашел, то ее уже жарили, — протараторил Тимоха.

— Троицкий, замолчи! — крикнула какая-то женщина, одна из наших сопровождающих.

Лес оказался не слишком большим. Как выяснилось потом, замок стоял на окраине. А дальше необъятные дебри. Можно легко заблудиться.

Да, мы вышли именно к замку. Здание напоминало тот комитет, который меня направил. Только раза в три больше. Это странный угловатый каменный коробок, словно из какого-то фэнтези. Вокруг ухоженный сад, по периметру ограда из кованых прутьев.

Все очень даже культурно. Наконец-то я смогу поучиться в волшебном дворце, а не в зашкварной шараге. Может и правда стану чёртовым магом!

Пока рассматривал архитектуру замка, мы подошли к большому старому дереву с длинными ветками, спадающими вниз.

— Ого! Реликтовый образец! — воскликнула одна из девчонок и бросилась к этому растению.

Тут одна из ветвей ожила, описала дугу в воздухе и врезала девчонку по жопе. Откуда-то из-под корней раздался сдавленный голос:

— Булки — самый сок, шлюшка.

— Господи, что это такое? — взвизгнула несчастная жертва.

— Не подходите туда даже близко! Это зловещее растение — древняя БДСМ-ива. Оно способно творить страшные вещи. Держитесь от него подальше! — воскликнула училка, заставляя нас быстрей проскочить это место.

«Да уж, а говорили, что здесь плохо. Интересная тема уже началась. Хотя мы еще не пришли»

Вскоре наш полк ввели в здание, которое было огромным. Широкие коридоры и лестницы, отделка в старинном стиле. Казалось, это дом с привидениями из давнего фильма ужасов.

В одной части замка располагались учебные кабинеты, в другой только жилые комнаты. Сначала, нас направили по казармам, чтобы всех разместить.

Расположение оказалось тесным, но для меня вполне подходящим. Комнаты были рассчитаны на два-три человека. Меня, к счастью, поселили с Тимохой. До этого с ним никто не хотел жить. Наверное, уровень интеллекта парня был слишком велик для местных подростков.

Я же, своего рода, ученый. Так что светлый ум соседа совсем не помеха. Наоборот, можно набраться знаний, что поможет в дальнейшей учебе.

— Знаешь, Марк, раньше в этой комнате жили люди, которым кто-то вырезал глаза ночью. Долго не могли понять, что за дела, пока местная уборщица не превратилась в черного вурдалака, — сказал новый друг, когда я разбирал вещи.

— Круто! Не успел толком заселиться, а уже исторические лекции, — весело откликнулся я.

— Слушай, не знаешь, к чему готовиться завтра? Какие тут уроки бывают? — добавил через некоторое время.

— Разные, так-то. Заранее точно не подготовишься. А если будешь плохо учиться, тебя закроют в карцер и заморят голодом насмерть.

— Ух ты, вот это я понимаю, учебная дисциплина.

Мы говорили с Тимохой о многом. Он рассказал, что мечтает научиться воскрешать трупы и совершать другие научные открытия. Я тоже поведал кое-что из моей прошлой жизни. Тимоха вроде даже поверил. Короче, с соседом мне повезло.

Дальше нас вызвали для получения школьной формы. Здесь она была особой, немного отличалась от нашей. Потом был прием пищи в огромной столовой, больше напоминающей трапезную монастыря.

Дальше ничего особого не случилось. А утром мы пошли на занятия в учебную часть дворца.

Несмотря на мои ожидания, школьная жизнь была скучной. Нас накачивали разными терминами, заставляли писать конспекты, спрашивали какую-то муру.

Единственное, здесь было все слишком строго. На уроках все отвечали, пытались вникнуть в тему занятий. В отличие от нашего класса, двоечников здесь почти не было.

Потому, когда я не ответил на вопрос по поводу переливания энергических масс, старая училка чуть не умерла от инфаркта.

Мне была прочитана лекция на тему того, что неуспеваемость даже одного человека может стоить репутации школы.

В конце, старуха заявила, что понимает мои проблемы. Она была в курсе, что нас похитили и гоняли в лесу. Потому мне дали шанс подготовиться к следующему разу, а пока что забили.

Хотя, это совсем не смущало. Беспокоило совершенно другое. Синицкий и его банда, а так же другие ублюдки не пытались меня порвать.

В нашей школе на новеньких сразу набрасывались. Когда я только попал в тело Марка, то меня начали оскорблять на уроке. Мне не давали прохода. А тут…

Вчера в столовой было все очень мирно. Сегодня в коридоре никто не толкал и не ржал. Сейчас на уроке было тихо, как в морге. Неужели, Мияко ошиблась? И мне придется учиться в учебном заведении! Нет, я этого просто не вынесу. Не для того тащился в чёртовом паровозе, чтоб погрязнуть в глупой рутине.

Часто банды петухов нападают на перемене. Но даже после трех перемен все было как-то спокойно.

На четвёртом перерыве между уроками какой-то худой очкарик пускал синеватую световую птицу с помощью тонкой волшебной палочки. Пацана окружила толпа зевак, визжавшая от восторга.

Только мне было как-то плевать. Хотелось как следует размяться, ломая кости тупым упырям. А этого все никак не было.

После уроков нам дали свободное время. Школьники разбрелись по просторному саду, разбившись на группы. Все что-то там обсуждали, сидели на лавках, пялились на закатное небо.

Мне было как-то тоскливо. И даже веселая история Тимохи о то, как его сестру сбил поезд, особо не веселила.

— Ты какой-то не такой, Марк Лесовский, — сказал новый друг, сидя рядом на лавке. — Вспомни что-нибудь яркое из своей жизни. В твоей семье вообще, кто-нибудь умирал?

— У меня проблемы, головорез. Только ты это вряд ли поймешь, — пожал плечами, не зная, что и сказать.

— Я знал одно человека. У него были большие проблемы. Задница чесалась изнутри, да так, что не мог заснуть. Магическая медицина не помогала. Тогда он взял простого ужа и надел ему на башку ершик для промывки бутылок… — сказал Тимофей, но не успел закончить очередную интересную историю.

Потому что меня окликнул голос молодой девушки.

— Привет, ты тот, кто спас людей на тех играх?

— Привет. Нет, просто кое-кого завалил, — бросил в ответ.

А лишь потом увидел девку с пышными волосами, высокого парня с коричневой шевелюрой и того худого очкарика, что пускал птицу недавно.

— Стоп, вы кто нахрен такие? — спросил у троицы.

— Я Рома — из клана одаренных, это Гала — просветленная третьей гильдии. А это… наш друг из Европы Джонни Проктор, — сказал рослый пацан, представляя своих друзей. Последнее относилось к очкарику.

А, точно! Если в этом мире есть Хогвартс, то должен быть Гарри Поттер. Это закон всех магических академий. Получается, что… мне плевать. Да, а чего? Я пришел сюда рвать жопы разным ублюдкам, а не любоваться на английского пацана с родинкой на лбу в виде гнутого члена.

— Ясно. А я… просто Марк. Меня так типа зовут, — сказал в ответ этой троице.

— Отлично, Марк. Мы можем научить тебя паре магических штучек, чтоб ты мог лучше запоминать материал. Программа Хогдарса в этом году очень сложная. Уверен, тебе не помешает укрепить свою память, — произнес парень в очках с легким иностранным акцентом.

— Ух ты, правда, что ли? А диету для хорошего пищеварения не подскажете? — расплылся в улыбке я.

— Можем подсказать и такое. Но это по части Галы, — ответил высокий чувак.

— Вот значит как! Это здорово! — радостно крикнул я, и все трое дружно заулыбались. — А теперь валите отсюда, чтоб я вас больше не видел.

— Что??? — троица раскрыла рты, будто готовилась получить один нехороший подарок.

— То, черт возьми! Я что похож на кретина? Идите нахрен и занимайтесь той шнягой, который вы вечно маетесь. Растаманы блин чертовы.

Дважды просить не пришлось. Братва изменилась в лице и тихо свалила подальше.

— Зря ты их послал, Марк. Их многие уважают. А Джонни так вообще звезда школы, — сказал Тимоха, когда мы остались одни.

— Все не так просто, чувак, — вздохнул я. — Понимаешь, моя ситуация настолько сложна и многогранна, что описать ее простыми словами нельзя. Я хочу всего лишь тихого счастья. Жить, как нормальные люди, ходить на учебу, работу. Ласкать жену и гладить домашнего пса. А на досуге умиротворенно рвать жопы разным ублюдкам, участвуя в опаснейших операциях, где людские головы катаются по полю, как чертово… перекати-поле.

— Ты романтик, Марк, понимаешь? В нашем мире нет места романтикам, — сказал Тимофей.

Тут я услышал, что к нам кто-то подкрался.

— Эй, я же сказал, что не буду общаться с вами-ублюдками! — выпалил и посмотрел в сторону.

Но вместо троицы сладеньких пирожков, что была здесь до этого, стоял Синицкий с двумя пацанами. На этот раз об был в форме темного цвета. Воротник при этом все равно белый, как знак отличия от других.

— Добрый вечер, Лесовский. У тебя ведь такая фамилия, если не ошибаюсь? — начал Антон.

«Господи, ты существуешь! Главное не спугнуть, главное не спугнуть», — подумал, пытаясь всеми силами скрыть щенячий восторг.

— Да, а что такое? — глуповато ответил я.

— Чуваки, не трогайте чувака. Он нормальный чувак, — мрачно промямлил Тимоха.

— Хорошо. Раз уж больной шизофреник, которого впихнули сюда по блату, так говорит, то мы, пожалуй, отвалим, — с сарказмом протараторил один из парней.

— Тихо, Николай, он сейчас нам не нужен, — заткнул его Синька. Затем, он обратился ко мне. — Знаешь, друг, ты ведь не отличаешься магическими навыками, ведь так?

— Ага, а чего? — снова затупил я.

— Того, что таких как ты здесь быть не должно! Еще три года назад в Хогдарс брали только отборных магов. А сейчас, сюда тянется всякий сброд.

— Какой сброд? Я никого здесь не вижу.

— Тогда посмотри в зеркало, зачухан, — рявкнул кто-то.

— Ребят, вы чего? Что вы от меня хотите? Я ж такой же, как вы! — выпалил чуть не плача. Слава всем богам за то, что подарили мне такой актерский талант.

— Аха-ха-ха! — рассмеялась хором вся троица.

— Ты просто тупой выскочка, который ничего из себя не представляет. У тебя друзей даже нет! Ты никчемный нищеброд, которому тут не место. Мы пришли, чтобы это сказать, — воскликнул Антон, когда все отсмеялись.

— Нуууу, я не так уж и плох. А друзей… У тебя тоже их мало. Вон, всего два человека.

Синицкий закатил глаза. Его кореша снова стали смеяться. А сам главарь банды вдруг крикнул:

— Сергей, Артем, Златолесский! Эй, парни, идите-ка все сюда! Он, кажется, плохо нас понимает.

Откуда не возьмись, стали пребывать люди. Вскоре лавку окружал десяток человек. Все рослые, с правильными чертами лица и горящим взглядом. Прям как на подбор. Богатыри, твою мать.

Тимоха открыл рот от удивления, а я продолжал свой спектакль.

— О, значит, они все за тебя? И если что, вы вместе будете с кем-то драться, к примеру? — спросил, закосив под полного аутиста.

— Угадал, дурень чертов, — сказал Антон.

— Что ты с ним возишься, друг? Давай бросим слюнтяя в дебри колючего бжижника, как обычно! — воскликнул рыжий пацан.

Это стало сигналом к наступлению. Я медленно поднялся с лавки и внимательно рассмотрел каждого из этих ушлепков.

— Ребята, не стоит, — произнес тихо. Но затем добавил погромче. — Давайте лучше я брошу вам пару палок и раздолбаю ваши мажорные жопы? А потом накормлю вас йогуртом, но только не из молока, твою мать. Дальше вы поцелуете мои ботинки, и будете называть меня «наш кубинский папочка». Как вам такой расклад, долбоящеры? Все норм, а? Приступим???

От такого заявления пацаны чуть не грохнулись в обморок. Антон закатил глаза и сказал:

— Чтоооо???

— Хрен в очко, — резко ответил я и врезал пацана между ног.

Не успел оценить точность удара. Потому что пришлось убегать. Нет, я не боялся мамкиных гопников. Просто тут могли помешать «карнавалу»…

После долгого воздержания у меня жутко чесались руки кого-нибудь покрошить. Так что надо было все сделать красиво.

Я летел со всех ног по стриженной поляне. Кстати, трава была тут зеленой. По ходу, осени в этих краях не бывает.

Пришлось расталкивать девок, перескакивать через грядки с цветами, огибать кусты и фонтаны.

Мажоры-ботаники (ага, то еще сочетание!) охренели от ярости. Они не могли представить, что странноватый пацан, двоечник из нищей семьи вообще на такое способен.

Недавно эти твари были тихушниками. Их действия наносили много вреда, но при этом в глаза не бросались. А тут… За мной неслась толпа разъяренных растрепанных пацанов.

Забыв о былых манерах, они матерились покруче бывалых зэков. Пару раз рядом со мной пролетели магические заряды. Эти чертовы дятлы были хорошо подготовлены.

Тощих ног Марка было мне не достаточно. Вскоре понял, что пора тормозить. Иначе, твари меня измотают. Тогда спектакль пойдет не по плану.

— Эй, стоять, чмо позорное! — слышался за спиной чей-то голос.

Я замер на месте и развернулся к толпе догонявших.

— Что? Он, правда, остановился? То есть, я сказал, а он сделал? — протараторил рыжий чувак, выйдя немного вперед.

— Заглохни, Макс, — процедил Синицкий, вытирая пот с лица.

— Нет, правда, так не бывает. Я в книгах читал, в фильмах видел. Если какой-то человек гонится за каким-то человеком и кричит ему «Стой!», то тот человек обычно не останавливается, — продолжал рыжий.

Тогда белый развернулся к нему, пустив волну света из ладони. Макс зажмурился и начал тереть глаза. Послышались тупые насмешки.

— Видишь, пришлось сделать больно другу. Все из-за тебя, упыреныш. Говори, какого хрена ты мутишь? — обратился ко мне Антон, медленно наступая.

— Хех, никакого вообще-то. Просто хочу надрать ваши мелкие жопы, — ответил ему.

Толпа сразу же перешла в наступление. Вот и говори после этого людям правду.

Пока дебилы тупили, я слегка подготовился. Удалось направить часть эрии в руку. И когда на меня кинулся мощный качок, то черный дымящийся шар сбил его с ног, протянув по траве.

Я увернулся от зеленого сгустка энергии. Шею чуть не сковала какая-то светящаяся верёвка.

Тогда высвободил волну невидимой магии. И двое упали на колени, схватившись за головы. Я прекрасно понимал, что нельзя взрывать бошки… пока что. Устраивать кровавую баню в первый учебный день — это нарушение этикета. Так что ограничился малым.

В тот момент, на меня кинулась еще пара тварей. Пришлось отскочить в сторону. Подловил одного и ударил в живот, заставив согнуться. Второй получил по носу и свалился на землю.

Дальше меня врезало лучом света. Я отскочил и упал, но тут же поднялся, продолжая сражаться. Пришлось выпустить всю энергию, вызвав мигрень у других членов банды.

А низкорослого чувака отмудохал силами Марка, правда, сам пропустил по лицу.

Короче, спустя считанные секунды, банда местных мажоров была разбита. Кто-то корчился на земле, кто-то просто лежал. Некоторые, так вообще смылись.

— Валите к мамке под юбку! — воскликнул я, пнув под задницу одного из бойцов.

В тот момент, послышались громкие хлопки. Это аплодировал Синицкий, который во время боя был в стороне. Ждал, пока меня измотают, а теперь решил разобраться.

Глава 6

— Что ж, ты шустрый червяк. Могли бы даже дружить. Но я не общаюсь с нищими неучами, — произнес блондин, медленно подбираясь ко мне.

Стало ясно, что болтать сейчас глупо. Я ничего не сказал, вместо этого бросил сгусток темной энергии. Черт, сил почти не осталось. Малость не рассчитал. Удар получился слабым, и Антон легко увернулся.

При этом он дёрнул рукой, пустив луч чертова света. Я закрылся от вспышки, чтоб защитить глаза. Несмотря на то, зрение притупилось. Слегка потерялся в пространстве. Синяк этим круто воспользовался.

Я почувствовал, как в лицо прилетел хлесткий удар. В корпус врезалась нога белого гада. Попытался перейти в контратаку. Бесполезно, зрение подводило. Тело было измотано. Потому, пропустил ещё пару раз и свалился на траву.

— Хах, так-то лучше! Думал, станешь героем и всех порвешь? Ты сильный, Лесовский, не спорю. Но это моя территория! Тебе здесь не место. Сиди, терпи и не рыпайся. Иначе, будет хреново. Надеюсь, ты меня понял, урод? — слащаво пропел Антон, обращаясь ко мне.

В ответ я лишь простонал и свернулся в позу эмбриона. Сделал вид, что уже подыхаю. Конечно, мне было больно. Из такой драки сложно выйти без повреждений. Только я мог сражаться. Но решил применить военную хитрость.

— Отвечай, чмо, когда с тобой разговаривают! — взвизгнул Синицкий.

— Я это… мне больно… Ты меня побил блин, — чуть слышно промямлил я.

— Что ты там воешь, животное? Забыл, как на парней наезжал?!

Антон пнул меня в бок. Я краем глаза заметил, что он слегка наклонился. В тот момент, резко выбросил руку и кинул в лицо козлу горсть земли вперемешку с травой. Конечно, эффект был не очень. Но парень все равно ахнул, не ожидая от поверженного соперника такой выходки.

Он замешкался меньше чем на секунду. Мне этого как раз и хватило. Резкая подсечка из положения лёжа, и длинный упал на задницу. Не успел опомниться, как на него прыгнул я, словно дикая кошка.

Тут же по ухоженному лицу прошлись кулаки. Антон заорал, пытаясь скинуть меня. Но вместо этого получил ещё пару ударов. Я подбил глаз ублюдку, расквасил нос. Но не стал полностью вырубать.

— Говоришь, у тебя много друзей? Но где они все, когда тебя имеют как сучку?! — выпалил, сдавив Синицкому шею.

— Ты… Ты… — с трудом хрипел тот.

— Да, я теперь тебя буду иметь постоянно, — бросил в ответ.

Антон напрягся, пытаясь скинуть меня в очередной раз. Я решил его тупо добить. Но вдруг руки покрылись оболочкой зелёного цвета. Сразу понял, в чем дело. Не успел ничего сказать, как разум куда-то пропал.

Походу, ко мне применили особую магию. Подумать об этом смог, спустя какое-то время, когда очнулся и понял, что тело связано в положении сидя. Сначала казалось, это дружки Антона. Если так, то меня могли порвать на куски ради забавы.

Когда шум в голове чуть улегся, стало ясно, что это все же училки. Уже хорошо. Значит, мне вряд ли отрежут уши и прижгут мошонку паяльником. Или… кто их знает. Я слегка дернулся, захотелось открыть глаза. Но интуиция подсказала другое.

В комнате, где я был, слышались голоса. Женский и вроде мужской. Кажется, говорили насчёт меня. Что ж это уже интересно.

— Почему мы должны терпеть его выходки? — спросила баба с явной истерикой в голосе.

— Ты знаешь, Виктория, что я отвечу, — сухо отозвался мужик.

— Да, но это продолжается долго! Мы не должны больше так поступать. Это не выход.

— Что ж, найди иное решение. Только знай, что от этого зависят жизни всех, кто здесь есть.

«Да уж, скандалы, расследования интриги. Куда меня опять втягивают?»

Не успел подумать, как в комнате стало тихо.

— Виктория, он очнулся.

— Да, Гарольд. Вроде дышит бодрее.

Скрываться не было смысла. Я кашлянул и открыл глаза, делая вид, что до этого был в полном ауте и не слышал их разговора.

— Кха-кхе-кха, что такое? Зачем я здесь? — хрипло процедил, рассматривая богатый деловой кабинет, отделанный в старинном стиле.

— Марк Владиславович Лесовский! — отчеканил лысоватый человек в очках и в странной мантии. Скорей всего, это директор шараги или другая важная шишка.

— Да, агрессивный новичок, напавший на десятерых старшекурсников, — сказала дамочка в розовом.

— Я не нападал. Я оборонялся. Они хотели меня убить, — сказал, чувствуя как руки за спиной неприятно тянет.

— Когда обороняются, не садятся на человека и не бьют кулаком по лицу, — отозвалась Виктория Клинас. — Конечно, Синицкий говнюк с тупым чувством юмора. Но ты его переплюнул уж точно.

— Все было не так. Вы ничего не видели, — бросил в ответ.

— Так стоп, не важно, что сделал данный воспитанник. Важно, откуда у него столько сил? Насколько я знаю, Синицкий общается с мощными магами. С ними непросто справиться, — напряженно процедил директор.

— Случайно. Состояние эффекта, короче, — ответил я.

Но училка ткнула пальцем мне прямо в лицо и воскликнула:

— Кому вы верите, господин? Пока он был в отключке, я провела скорый анализ духовного контура. Этот мальчик полностью лишен магии.

— Что?! — директор чуть не подавился собственным языком.

— То, что в его душе течет черная эрия. Она даёт взрывную энергию, которая направлена во зло.

— Эй, да ладно, вы что? Проучить ублюдков — благое дело, — сказал усмехнувшись.

Но директор взялся за голову, будто случилось нечто трагичное.

— Господи, боги мои! В последнее время в Хогдарсе все больше чернокнижников. Правилами строго запрещено подпускать таких даже близко. Но они все равно просачиваются, как тараканы.

— Увы, мы не можем вести независимую политику. Слишком много сил влияет на академию, — удручённо сказала училка.

— Эй, что вы паритесь? Магия — это как член. Не важно, какого цвета, главное, чтоб работала, — сказал я, ощущая, как тело деревенеет.

— Виктория, будь добра. Закрой ему рот поскорее! — нервно выпалил дядька.

— Господи, мы не можем его просто выгнать. Придется держать этого некроманта. Надеюсь, это будет недолго, — сказала Виктория, а потом взяла скотч и заклеила мне рот.

Теперь понял, о чем трындел Герман. Людей, обладающих эрией, мало кто любит. А в элитной академии, так вообще.

После случая с гопниками, мне на руку нацепили черную повязку и стали называть эрием. На многих кабинетах школы было написано «эриям вход запрещен».

На меня косились как на кретина. Я стал официальным изгоем, чего не было даже в той прошлой школе.

— Эй, а ты можешь призвать сюда дьявола? — приставал Тимоха, когда мы вместе сидели в комнате.

— Нет, — раздражённо отвечал я.

— А демона?

— Нет.

— А черта?

— Ты сейчас сам будешь чёртом, придурок. У меня просто другой вид энергии. Я такой же, как и ты. Тебе ясно? Не имею никакого отношения к темным силам, — орал, пытаясь объяснить Тимке хоть что-то.

— Ого, извини, чел. Я знал, что эрии агрессивные, но не думал, что прям настолько.

— Слушай, хватит называть меня эрием.

— Да… Только не пей мою кровь, дружище.

Это ещё не всё. Отношения ко мне изменили училки. Например, я однажды все выучил. Но все равно влепили трояк. Как сказала учительница, я мог призвать темные силы для помощи в этом деле, потому лучше занизить оценку.

Я злился, но ничего не мог сделать. Походу, Мияко была права. Элитная школа — гнусное место, где нормальному солдату не место. Правда, это тоже не все.

Где бы я ни был, на глаза попадался очкастый утырок. В отличие от меня, его постоянно хватили. Он был вроде местной звезды, которой целуют зад. Так, Джонни Проктор на днях показывал нам мастер класс по превращению предметов.

Ещё он выступил с докладом на тему развития международных магических отношений. Его фотка висела в уголке «Гордость академии» и на стенде «Спортивные достижения Хогдарса». Короче, парень меня жутко бесил.

При этом он постоянно цеплялся ко мне, пытаясь чем-то помочь. В итоге, школьная жизнь стала сущим кошмаром. Причем обычные гопники были тут не при чем.

В один прекрасный день я шел по коридору, считая двери, куда нельзя входить эриям. Настроение было хреновым. Хотелось сжечь этот гребанный замок.

Тут, непонятно откуда показался очкарик. Он стал идти рядом, делая вид, что подрабатывает моей тенью.

— Твою ты прабабку, если хочешь, чтоб я взорвал твою голову, только скажи. Без проблем. Завалю тебя, как дырявую шлюшку, а потом пойду хоть на виселицу, — процедил сквозь зубы, будто пил кипяток.

— Марк, ты зря так ругаешься, — ответил Джонни, поправляя очки. — Твоя негативная энергия все только портит. Поверь, избавишься от нее, и будет лучше.

— Мой негатив, ты серьезно? — спросил и остановился посреди коридора, забыв, куда вообще шел. — Я раскидал банду долбанных гопников. А меня за это сделали сраным изгоем. У них тут магический расизм, твою мать!

— Возможно, Марк. Это так. Никакая система не идеальна. Но ты должен понять, что начать нужно только с себя, — улыбнувшись, сказал очкарик.

— Ну… — протянул в ответ. — Просвети меня, высший разум? Скажи, что сейчас надо сделать?

— Для успокоения нервной системы, ты можешь применить несколько упражнений дыхательной гимнастики, Марк. Также можно попробовать чай с отварами реликтовых трав.

— Аха-ха, вот оно что? Может клизму очистительную для верности?

— Да, но это следующий этап борьбы со своими пороками.

Я взглянул в тощее очкастое хлебало. Было видно, что паренек издевается. Меня настолько все задолбало, что хотел уложить его прямо здесь. С трудом сдержал свою эрию. И вместо серьезного удара, сказал как можно жестче:

— Легко быть избранным обалдуем, которому все несут на подносе. Не так ли, гребанный Гарри?

— Вообще-то я Джонни.

— Да хоть Гермиона, мне похрену! Так вот, ты тупой олух, которому место в помойке. Но тебя носят на руках, потому что ты иностранец или батя твой крутой, я не знаю. Но пойми одну вещь, дрыщ очкастый, мне твои драные советы ни к чему. Не подходи ко мне ближе, чем выстрел бластера. И не думай лезть с тупыми нравоучениями!

Пока я говорил это все, то медленно напирал на очкарика. Тот отходил в сторону, и вскоре оказался у темной ниши в стене. Несмотря на это, парень тряхнул волосами, гордо ответив:

— Марк, ты глубоко заблуждаешься. Тебе нужна моя помощь, пойми. Я должен помогать слабым, это часть моей миссии. Если будешь слушать меня, то твоя жизнь точно изменится.

Вот же гребанный олух! Чтоб надо мной, над капитаном отряда карателей, доминировал какой-то дебил из упоротой сказки. Ну, уж нет, обломись!

— Слабым, говоришь, вот урод! То есть ты, типа сильный?! Отлично! Сейчас проверим, братан… — воскликнул я, и толкнул Гарри Поттера в темную впадину или как там ее.

Очкарик завизжал словно баба. Он выхватил магическую палочку, взмахнул ей, вызвав поток искр, которые попали мне на одежду и слегка ослепили.

— Ах, ты чмошник гондонский! Я сейчас твою ковырялку засуну знаешь куда, — взревел, бросаясь на олуха.

При этом задел выпирающий камень. Джонни сжался, понимая, что сейчас тупо отхватит. Мы оба оказались в темной мини каморке. И вокруг загорелись синие молнии.

— Нет, ааа, не хочу умирать! — завизжал чертов Поттер.

— Закройся, валим отсюда! — выкрикнул я.

Но выскочить в коридор не успел. Потому что мы провалились куда-то. Судя по ощущениям, попали во что-то мягкое. Плавно спустились вниз, но в конце заметно ускорились и упали на твёрдый пол.

Было очень темно. Пахло пылью. Не знаю, может ли пыль вообще пахнуть. Но запах был такой, как в старых нежилых помещениях.

Темнота не давала мне осмотреться. Какое-то время просто лежал, собираясь с силами. Вскоре стало понятно, что тело не пострадало. Я находился в относительной безопасности. Значит, можно немного расслабиться.

— Фух, чертов сраный подвал, — протянул через какое-то время, когда глаза приспособились к тьме.

— Это тайная комната, Марк. Говорят, в Хогдарсе таких много. Здесь скрываются загадки столетий. Мы их сейчас разгадаем, — таинственно произнес Джонни Проктор.

— Ща, только валенки зашнурую. Валим из этой темной дыры, — отозвался я.

— Кто знает, может она не такая уж темная. Необходимо применить заклинание по поиску и активации световых приборов, если они здесь имеются.

— Ага, вперед, мамкин умник, — промычал в ответ. А сам начал думать, как выбраться.

Надо нащупать путь до двери. Она, скорей всего, будет закрыта. Интересно, можно ли постучать чем-нибудь? Нас должны точно услышать.

Не успел прокрутить это все в голове, как Поттер стал бормотать что-то странное, похожее на бред пьяного бомжа.

Светос включатус, вибратус. Пинусоидус, проктус, чпоткрум или что-то еще. Короче, это слегка вымораживало. Хотелось на ощупь отвесить ублюдку поджопников.

В тот момент вспыхнул свет. Сразу несколько особых магических ламп зажглись по углам. Их света совсем не хватало. Но лучше желтый полумрак, чем кромешная темень.

— Да, отлично! Я молодец! Марк, ты ничего не хочешь сказать? — протараторил гребанный Поттер.

— Дверь теперь найти будет проще, — сухо бросил ему.

— И все? А как же мое восхваление? — недовольно спросил пацан.

— Никак. Дома мамка похвалит.

— Блин, не знаю. В Хогдарсе мной все восхищаются. Обычно, даже если ничего и не делаю. А сейчас я ведь сделал, вот заклинание вспомнил.

— Не привыкай к ласке, ты каратель, а не путана. Все, я пошел нахрен отсюда.

С этими словами осмотрел помещение. Нашел небольшую железную дверь и решил к ней пробраться. Сделать это было не просто. Комната оказалась захламлена.

Она представляла собой смесь чулана и какого-то сарая. Тут стояли шкафы, валялись перевернутые столы. Были странные вешалки и вообще все подряд.

В какой-то момент, я заметил кувшин, который был сделан из золота. В глаза бросился так же сундук, из него торчали ювелирные украшения. Странно, выходит здесь есть сокровища. Что ж, надо будет прибарахлиться.

С этой мыслью я подобрался к двери. Она была заперта, как я раньше и думал. Подергал ручку, посмотрел в замочную скважину. Так… надо что-то решать. Вдруг у этого придурка есть заклинание по открыванию разных замков?

Хотел об этом спросить, но Проктор сам подал голос. Он выскочил из-за груды хлама. На нем была длинная шуба, на башке стальной шлем. А в руках… фаллоиметатор с двумя стволами. Такая розовая рогатка. Гребанный Твикс, где правая палочка точно не похожа на левую, но делают они одно дело.

— Смотри, что я тут нашел, Марк! Возможно, это магические предметы! Это вот, плащ невидимка, это — шлем для чтения мыслей. А это вот… Это… специальная палочка для двойного магического удара, — закричал чертов очкарик.

— Прекрати, идиот! А эту хрень, вообще выкинь. Ты даже не представляешь, какая у нее «магическая сила», чувак? — крикнул я.

— Что, правда, сильная вещь? — удивился Поттер.

— Нет, вообще слабая. Но дает силу и независимость всяким… колдуньям. Короче, можешь открыть эту дверь?

Джонни понял, в чем дело, отбросил палку и шубу, но при этом остался в шлеме. Затем, сложил на груди руки, став «в позу».

— Марк, я не буду применять заклинания. Ты не ценишь мою помощь и ведешь себя не культурно, — промямлил он.

— Слышь ты, чертов мудель…

— Нет, не подходи, иначе я применю смертельное заклинание! — завизжал Гарри Поттер.

Черт, надо было с этим покончить. Он будет корчиться так часа два. Кто знает, что еще в этой комнате? В таких местах лучше не задерживаться особо. Вдруг сокровища охраняет какая-то хрень?

Короче, предчувствие било тревогу. Я решил не убивать выскочку, пока что. Вместо нападения на него сказал:

— Ладно, я ценю твою чертову помощь. Открой дверь, и мы свалим назад.

— Будем надеяться, Марк, что ты не соврал. Ладно, попробую применить самое сильное заклинание, которое только есть в моей практике, — вздернул нос Джонни Проктор.

— Ох, так уж и быть, великий магистр. Яви нам силу своей убер-вафли, — процедил я, так чтобы он не услышал.

Тем временем, Проктор подобрался к двери, выставил палочку, которая загорелась синим, и стал мямлить какую-то херабуру. Я приготовился к самому худшему. Пыльный сарай как-то очень не нравился.

Глава 7

Конечно, этот Джонни напоминал педика, но магия его круто работала. Пацан бормотал свою хрень, водил чертовой палочкой. И после пары попыток в двери что-то щелкнуло. Поттер слегка улыбнулся, толкнул ручку, но ничего не вышло.

— Так… Замок вроде вскрыт. Но дверь почему-то заело. Надо вспомнить заклинание от заедания старых дверей, — деловито промямлил пацан.

— Ага, у меня есть такое, — сказал, оттолкнув Джонни.

Не нравилась мне эта тайная комната, ох не нравилась. Потому я резко долбанул дверь ногой. Но веса Марка не хватило, чтоб выбить ее из проема.

— Стой, так нельзя! Настоящий волшебник должен полагаться только лишь на свои навыки, — поправив очки, воскликнул пацан.

— Ага, и на свои чёртовы… яйца! — выдохнул я.

При этом напряг руку, высвобождая черную энергию. Резкий бросок, сгусток эрии врезался в дверь. Меня ударило волной, что-то типа отдачи. Но дверь при этом открылась.

— Учись, салага, — криво улыбнулся я.

— Марк, так нельзя! Ты используешь черную магию. Неужели ты не знаешь устав академии?! Каждый эрий обязан стремиться лишь к свету.

— К черту твой свет. Я использую то, что сильнее, — фыркнул в ответ.

— Свет может быть очень сильным! Просто надо к нему стремиться! Например, я обладаю достаточной силой, чтоб считать себя неплохим белым магом.

Какой же он правильный и хвастливый, и занудный… Короче, хочется прикончить этого мудака. Но сейчас не лучшее время. К тому же в открытой комнате было очень темно.

Кто знает, может там выход в замок, а может некая западня. Мы уставились в черную пустоту, решая, как поступить.

— Включи свет, — сказал я, спустя какое-то время. — Хм, а ты сам разве не можешь? Твоя же черная магия так сильна, — язвительно сказал Гарри Поттер.

— Ладно, сука, я был не прав. Давай, зажигай уже лампочку, — с трудом выдавил, ощущая себя полным лохом.

— Ты говоришь со мной очень не вежливо.

— Конечно, я ж тупой чернокнижник. Манерам нихрена не обучен.

— Ааа, тогда ладно, — выдохнул Гарри Поттер и стал читать свое заклинание.

Вроде ничего страшного тут не творилось. Но у меня по жопе предательски скакали мурашки. К тому же, Джонни слегка обломился. Как бы не крутил своей палкой, комната оставалась во мраке.

— Так, никаких световых приборов здесь нет, иначе бы они активировались, — задумчиво пробурчал парень.

— Или кто-то не так уж и крут в своих фокусах, — отозвался я.

— Что?

— Ничего. Надо понять, что внутри этой комнаты.

— Но как мы это сделаем, Марк? — пожал плечами очкарик.

— С помощью одного магического дупер-пупер приема.

— Ого, что за странная методика?

— Щас узнаешь.

Я снял с головы Поттера гребанный шлем и бросил его черную пустоту. Раздался неприятный металлический звон. Видно, в комнате было пусто. Но соваться туда все равно не хотелось.

— Так, получается чисто. Теперь ты можешь пойти и проверить, насколько там безопасно, — немного подумав, сказал англичанин.

— С чего бы? Я всего лишь маленький чернокнижник. Это у тебя сейчас «супер сила». Вот и вали, давай, живо, — огрызнулся в ответ.

— Марк, опять ты несешь негатив. Нужно просто понять, что мы одна команда. Пока ты будешь проверять обстановку, я прикрою тебя своей сил…

Джонни не успел закончить. Из комнаты раздалось: аррххргррр. Там, сука, кто-то рычал! Вот тебе и предчувствие. По-любому, эти сомнительные сокровища охраняет какая-то чупакабра.

— Аааа! — выкрикнул Поттер и поправил очки. — Ты слышал это, Марк?!

— Нет, ты о чем? — съязвил я.

Сам отошел назад, пытаясь понять, как бороться с чудовищем. Можно, конечно, запереть его там. Но боюсь, что уже не успеем. И, кто знает, может тварь вынесет эту дверь к чертовой бабке.

Короче, надо было сражаться. Моих сил бы хватило размотать любую скотину. Пусть это будет даже радиоактивный гротт четвертой категории.

— Ой, мама! Там, что-то страшное, — мямлил под нос Джонни.

Тут у меня родилась одна мысль. Я улыбнулся и стал трястись, будто сам конкретно заочковал.

Тем временем, в проеме послышались шаги. Они были громкими и тяжёлыми: бам, бух, бам. Кажется, на нас надвигалась серьезная дрянь. Поттер изменился в лице, выставил палочку, но при этом чуть не обделался.

— Ооо, боже, капец! Я не знаю что делать. Моя слабая черная магия тут не поможет. Мы сейчас нахрен умрем, — заорал я, добавляя масла в огонь.

— Ннне бойся, Марк! Я изучал боевые заклинания с самого детства. Я обязат-т-т-ельно тебяяяспассуу, — процедил Джонни Проктор, с трудом выплевывая каждое слово.

— Да! Спаси меня, если можно. Я же ведь такой слабый, — с этими словами отошел чуть подальше, так, чтобы Проктор принял на себя первый удар.

Бах, бух… Агрхххргр… Черт, на нас перло что-то огромное.

Вдруг темнота разверзлась. И в комнату ввалился великан ростом метра под три. Он был сильным на вид, имел накачанные мышцы, здоровую лысую голову, уродливую носатую рожу.

Но это еще не все. На теле великана был синий топик, из-под которого перла мужская волосатая грудь. Задницу прикрывала розовая юбка. А на ногах были женские туфли без каблуков.

Короче, это был педик размером с КамАЗ. Лучшего стража сокровищ нельзя было даже представить.

— Твою великанью мамку, чувак! Надеюсь, твой батя не знает, чем ты тут занимаешься? — процедил я, испытывая тошнотворное отвращение.

— Аааа, — опять завизжал Гарри Поттер. — Городской тролльсвестит!

— Чего-чего, нахрен???

— Господи, это тролль, живущий в больших городах. Он имеет не определенный пол: выглядит как мужчина, но определяет себя как женщина! Эти существа особо опасны, когда их потревожишь!

— Ах, вот оно что. Зашибись. Надеюсь, ты устроишь этому пареньку гомофобскую акцию, — воскликнул я и резко бросился прочь за ближайший шкаф.

Тролль заорал как резанный. Гарри Поттер сделал то же самое. Лишь сейчас заметил, что у педика была дубинка… со стразами. И он сломал ей широкий стол, на котором валялось разное барахло.

— Боооже мой, уходи! Давай! Светус проктологус! — завопил Джонни. И его волшебная палочка выпустила луч синеватого света.

Тролльсвестит взмахнул палкой. Джонни получил в грудак и отлетел назад. Как ни странно, он остался в сознании. Резко поднялся на ноги и пустил из палочки поток искр.

Гомосеку переростку было на это плевать. Он зарычал, как злобная сучка и снова взмахнул дубинкой. На сей раз, Проктор успел увернуться.

— Блин, что делать?! Он меня сейчас уничтожит! — чуть не плача завопил звезда школы.

— Посмотри, во что он одет, — крикнул я из-за шкафа. — Смерть тебе не грозит. По крайней мере, пока что.

— Ууу, красавчик, — выдохнул чертов петух, разглядывая Гарри Поттера своими мелкими глазками.

— Что? Ах ты, гнида! Проклятый голубой даун! — заревел в ответ Проктор.

— Ой, как негативно. Тебе нужно чая попить, чтоб прийти в норму, — выкрикнул я.

Тем временем, Гарри совсем озверел. Увернувшись от очередного удара, он стал шептать какую-то хрень. Выставил палку вперед и пустил из нее толстый зелёный луч, который врезался в грудь проклятому монстру.

Чудовище заорало и замахало огромными лапами. Наманикюренными лапами, если быть точнее. Тролльсвестит прошелся дубинкой по хламу. В комнате все затряслось, загремело.

Топик чудовища стал дымиться. Волосы на груди загорелись. Урод стал медленно отступать в свою конуру. А Проктор покраснел и завопил так, будто ему самому ориентацию поменяли.

Несмотря на все, я немного зауважал очкастого гада. Не такой уж он и слабак, каким его представлял. Поджарил упыря, как положено. Прям как у нас, у карателей.

Я хотел крикнуть что-нибудь одобрительное или даже помочь очкарику своей силой. Хрен с ним козлом. Будем считать, что мы квиты.

Только тут случилось кое-что нехорошее. Сраный тролль схватил стол и бросил его в Джонни Проктора. Удар получился таким, что парень потерял палочку, отлетел на груду старых книг и затих. Сверху его накрыли обломки стола.

Чудовище заревело, как резанное. Оно почесало грудь и хотело броситься на несчастного парня. Тут-то мое терпение кончилось. Я выбрался из укрытия и заорал что есть сил.

— Эй, ты, заднеприводная гора свинины! Я надеру твою жирную жопу так, что мало точно не будет!

Тролль ахнул и потрогал собственный зад. Видимо, задумался над моими словами. Потом он забыл о Прокторе и нахмурил выщипанные брови, смотря на меня.

— Может это будет звучать гомофобно, но я тебя-педика закопаю! — произнес, глядя в огромную харю.

— Аааа агррххргр! — взревел чертов тролль.

Ему между ног врезался черный снежок, который я резко пустил. Удар получился отличным. Тварь ахнула, согнулась почти что до пола.

— Что, больно козел?! Запомни, девок с яйцами не бывает! — закричал я.

На сей раз попал ему в голову, чувствуя, что силы кончаются.

Тролльсвестит снова взвыл. Бросился на меня, махнув палкой. К счастью, удалось увернуться. Я ловко подобрал с пола увесистую железную статуэтку. Сам подскочил к козлу и врезал его по коленам, а затем свалил прочь.

Тролль взревел так, словно его жарили заживо. У меня над головой пронесся какой-то комод, полетели доски, подушки, сковородки и вообще черте что.

Пришлось бегать по комнате, прыгая по хламу и мебели, чтоб избежать участи Проктора.

Я немного измотал тролля. Вскоре он стал орать без особой злости. Видно, сам уже не хотел за мной гнаться.

Тогда я резко развернулся, спрыгнув с кучи какого-то барахла. Выставил вперед руку и пустил невидимую волну в мозги тролля. На сей раз все сработало круто. Тролльсвестит выронил палку, нахмурился и застонал.

— Как тебе такое садо-мазо, красавица! — воскликнул, приближаясь к козлу.

Урод упал на колени и громко завыл. У него пошла кровь из носа. Тут я понял, что энергии не хватает. Я еще слишком слаб, чтоб валить таких дылд.

Тогда схватил первое, что попалось под руку. Это была мощная золоченая палка, размерами чуть больше ментовского жезла.

Продолжая воздействовать эрией, замахнулся и врезал ублюдка по лбу. Один раз, второй, третий, потом еще и еще.

— Ааа оорррааа! Не надо! — застонала чертова тварь, теряя силы.

— Надо! Еще как… — сказал я, но тут же осекся.

У меня в руках был простой член. Да золоченый фаллос с подставкой, который можно было ставить на стол или в шкаф.

— Фу, ну и зашквар, — сказал сам себе, долбанув тролля еще пару раз. — Хотя, для такого дела сгодится…

В тот момент, эрия почти что иссякла. Тролльсвестит двинул огромной лапой, врезав меня под дых. Дыхание тут же перехватило. Свалился на пол и увидел, как надо мной поднимается жуткая гора мяса.

— Что за зашкварная смерть! — с трудом произнес я.

Тролль поднял ногу, чтоб меня растоптать. Тогда ему в живот попал зеленый луч. Послышался крик Джонни Проктора:

— Стой, где стоишь, чудовище! Сейчас ты за все ответишь!

— Вовремя ты очнулся, очкарик, — процедил, криво улыбаясь.

В руке все еще оставалась дубина (назовем это так). Я напрягся изо всех сил, собирая последние ресурсы магического контура. Тут член завибрировал и почернел.

Блин, звучит слишком странно…

Я наделил орудие боя энергией тьмы! Во, так-то лучше! Так вот, вскочил на ноги, несмотря на боль во всем теле. Джонни Проктор истратил запас своих сил. Чудовище отошло назад, зашаталось, но было еще не добито.

Тогда я вскочил на тумбочку, стоящую тут же. Подпрыгнул что есть сил и дотянулся до башки упыря, куда со всей дури опустил чле… орудие битвы, короче.

Эрия усилила удар многократно. Треснул ублюдка так, что сам в другую сторону отлетел. Зато тролль теперь пошатнулся, ахнул и грохнулся на пол, отчего комната вся задрожала.

Скуля, словно мелкая шавка, грозный сказочный гомосек пополз к себе в конуру. Когда скрылся во тьме, то дверь резко захлопнулась.

Да уж, веселая школа. Теперь ясно, что делает ее такой элитной.

Я валялся на каких-то бумагах и смотрел в потолок. Проктор молчал, возможно, был ранен. Меня эта битва тоже слегка измотала. Несмотря на победу над троллем, мы все еще торчали в этой дыре. Надо было скорей выбираться. Но как? Других дверей точно не наблюдалось.

Надо было спросить Гарри Поттера что почем. Вдруг он может искать тайные выходы или что-то типа такого.

Не успел подумать, как очкарик сам подал голос.

— Ты молодец, Марк. Хорошо дрался. Жаль, только не применил магию. С одной эрией далеко не уйдешь, — сказал он откуда-то издалека.

— Простите великодушно. В следующий раз, когда за тобой погонится трехметровый петух, я буду тупо стоять. Ведь у меня нет белой хрени.

— Ладно, — выдохнул Проктор. — Все равно ты нас спас. Это хорошее дело. Мы сработали как настоящая команда напарников.

— Это точно, головорез. Подразделения спецназа хреначат менее слаженно, — откликнулся я, и мы слегка рассмеялись.

— Слушай, друг, — сказал немного подумав. — Как вообще выйти отсюда? У тебя есть какое-то заклинание?

— Хм, честно говоря, я не знаю. После того, что случилось, забыл многие штуки. Но все же, попытаюсь подумать.

Думать вышло недолго. Спустя считанные секунды, в центре комнаты вспыхнули молнии, поднялся сильный ветер. И перед нами появилась Виктория Клинас с высоким сухим мужиком, у которого была козлиная борода.

— Ооо, не думал, что это скажу, но рад вас тут видеть, — улыбнувшись, произнес я.

— Лесовский! Что ты тут нахрен забыл? — всплеснула руками училка.

— Да, кто позволил тебе шататься средь бела дня по подсобкам? — проскрипел «козлик».

— Эй, спокойно, я просто… — отозвался, невольно подняв дубинку. То есть, это была не дубинка. Короче, полный провал.

— Лесовский, что это было??? Господи, чем ты тут занимаешься?! — завопила Виктория.

— Эй, я все объясню.

— Нечего объяснять, извращенец. Я не первый год работаю местным завхозом. И не позволю, чтоб какой-то червяк осквернял одну из моих подсобок, — крикнул мужик, тыкая в меня пальцем.

— Стойте, спокойно. Он тут не один, — с этими словами, из-за груд хлама поднялось избитое тело с треснувшими очками.

— Джонни Проктор??? — одновременно спросили взрослые.

— Да… Я все объясню, — крикнул Джонни, и его действительно стали слушать. Конечно, он же избранный богами, в натуре.

— Госпожа, Клинас. Это подсобное помещение было скрыто особым заклятием. Мы случайно его обнаружили. А еще, кто-то поставил охрану. Монстра третьего уровня — зловещего тролльсвестита. Кроме того, здесь имеются ценные вещи, какие не могут находиться в подсобках. Например, вот.

Джонни поднял розовый фаллоиметатор, который принял за волшебную палочку в самом начале.

— Эй, ты чего? — ахнула женщина.

— Ой, в смысле вот! — Проктор выкинул резиновый член и взял золотой кувшин.

— Хм, интересная работа. А там что лежит? Это случайно не бриллиантовое колье? — проскрипел завхоз.

— Молодец, Джонни Проктор, ты обнаружил тайную комнату. Мы обязательно во всем разберемся. И ты получишь награду, — торжественно заявила Виктория.

— Хех, еще бы узнать, кто скрывает тут свои тайны, — отозвался я.

— Заткнись, чертов эрий! — крикнул на меня дядька.

— Ага, Лесовский, от тебя одни неприятности!

Да уж, несладко. Вот тебе и равное отношение ко всем воспитанникам академии. Что ж, главное, что меня не порвали на части… и не растянули в той битве. Остальное уже — ерунда.

После небольшой беседы, нас переместили обратно. Джонни Поттера тут же обступила толпа. Все стали его восхвалять, спрашивая о пережитых приключениях.

На меня было всем наплевать. Настолько, что удалось прогулять последние уроки и как следует отдохнуть.

На следующий день нас собрали в небольшом актовом зале, где вместо ламп горели большие свечи и факелы. Мероприятие было посвящено вчерашним событиям.

Говорили, что Джонни Проктора наградят. Еще бы, кто б сомневался. Я тоже рассчитывал на кусок пирога. Кто знает, вдруг с меня снимут повязку и прекратят считать эрием. К тому же, Поттер обещал замолвить словечко. Ведь мы вместе боролись с тем «толерантным» ушлепком.

Спорить с этим было бы глупо. Так что я ждал ништяков, с энтузиазмом слушая скукотищу вступительной части.

Глава 8

Сначала выступал дед в остроконечной шляпе. Он был бывшим директором Хогдарса, а ныне «бессменным хранителем». Короче, уходить на пенсию надо, а оклад терять не охота. Но это не мое дело, так что плевать.

Старик говорил о том, что раньше времена были старые и добрые, теперь новые и злые. Трава, мол, сейчас не особо зеленая, небо не совсем голубое. Чего не скажешь о сказочных троллях, которые совсем распоясались.

И как же хорошо, что в нашей шараге еще остались герои, которые борются с беспределом, детским порно и оппозицией.

На этой части речи все посмотрели на Проктора Джонни. Ага, на кого же еще! Герой, он и в Африке герой. Правда, меня терзали мутные сомнения. С какого хрена Джонни так любят? Эта любовь была странной, если не сказать, что похуже.

Потом выступала одна из училок. Еще слово предоставлялось Виктории и, конечно, очкастому директору, в кабинете которого я недавно сидел привязанным к стулу.

— Таким образом, мы понимаем, что кто-то из наших сотрудников или учеников, закрыл комнату с помощью тайного заклинания. А в грудах никчемного хлама… — деловито говорил глава академии, когда занял место за трибуной.

— Минуточку. Это старые вещи, которые могут понадобиться! — раздался скрипучий голос завхоза.

— Ах, да, господин Евпатий! Нужные нам всем с вами вещи (на этих словах многие засмеялись). Так вот, в этих «нужных вещах» кто-то прятал сокровища. Золото, бриллианты и… кхе-кхе, многое другое.

Услышав о «многом другом», училки, стоящие на сцене, вдруг покраснели. Мало кто понял, в чем дело. А вот я чуть не заржал.

Но это было только начало. Ведь дальше Гарольд, или как там его, стал хвалить Джонни Проктора.

— Мы бы и дальше оставались в полном неведении, — громогласно заявил он. — Если б не умнейший и сильнейший ученик нашей академии. Талантливый маг, спортсмен, певец, почетный член магических художников, гениальный создатель фигурок из шишек… И многое другое. Так вот, отважный Джонни Проктор, рискуя своей ж… жизнью, нашел тайную комнату, раскрыл все ее… тайны, а также поверг страшного монстра, который ее охранял.

Все, кто сидел рядом со мной, сделались мрачными, напряженными. Я один давился от смеха, представляя, какого именно монстра побеждал мамкин колдун.

— Так вот, дорогие воспитанники. Тут уже было сказано многое. Но я не могу завершить наше собрание без речи выдающегося, несравненного Джонни Проооо-кто-раааа!!! — закричал директор в конце. И зал взорвался шквалом аплодисментов.

— Ой, прошу вас, не стоит. Я слишком скромен для этого, — воскликнул очкарик, когда все затихли. При этом полез по рядам, наступая на ноги тем, кто был рядом…

— Ох, да ладно, Джонни, не скромничай, — снисходительно воскликнул директор.

— О, раз уж вы так настаиваете. Ну ладно, попробую. Хотя знаю, что герои должны оставаться в тени. Скромность — лучшее украшение для любого мага.

С этими словами Проктор добрался до сцены. Залез туда и чуть не оттолкнул директора своей худой тушей. Вцепившись в микрофон, словно в член, он тут же начал трындеть. Да так, что любой политикан позавидует.

— Дорогие учителя, ученики, администрация академии. Хотелось бы вкратце рассказать о той чудовищной ситуации, что приключилась со мной вчера, — начал он.

Дальше было немного «бла-бла», потом…

— Я сразу понял, что странная ниша в стене таит в себе тайну. Никто не замечал этого, но я не смог пройти мимо.

Снова никчемный бред, после которого…

— Оказавшись в пустой темной комнате, я тут же вспомнил все, чему научился в этой замечательной академии. Применил самые сложные заклинания, которые только освоил в последнее время. Спустя несколько тяжёлых попыток, у меня… получилось! Я открыл тайную дверь в тайной комнате.

Все дружно захлопали. Но Джонни сделал жест рукой, давай понять, что это еще не финал.

— За таинственной дверью меня ждало жуткое испытание. Чудовищный монстр охранял чьи-то сокровища, сокрытые в тайной комнате. Он был страшнее адского осьминога и огромного медведя-мутанта. Его ужасная сущность дополнялась опасными магическими способностями.

Тут я не удержался и заржал в голос, представив, о каких «способностях» идет речь. Какая-то девушка крепко меня обняла.

— Не плачь, все обошлось. Видишь, Джонни живой! — тихо сказала она.

Черт, деваха решила, что я не смеюсь, а рыдаю. От этого разобрало посильнее. Я уткнулся в ее мелкие сиськи и стал давиться от хохота.

Не знаю, сколько так прошло времени. Но Джонни успел рассказать кучу охренительных историй, описывая во всех красках, как он с помощью параболических подвывертов, мутузил осьминога-медведя, делая сальто-мортале и попутно покоряя неизведанные планеты.

Короче, это был полный бред. Но меня смущало другое. Ублюдок не упомянул обо мне! Все выглядело так, будто очкарик в одиночку победил петуха-переростка.

— Спасибо за помощь, подруга. Твои дойки отлично успокаивают, — прошипел, отстраняясь от девушки.

Прищурился, глядя на сцену. Понял, что медленно выхожу из себя.

— На этом мои вчерашние приключения завершаются, но кто знает, что ждет впереди. Ведь Хогдарс полон тайн и загадок, — сказал Джонни Проктор.

Я открыл рот, чтоб как следует его обложить. Тогда очкарик осекся, крикнув:

— Простите, забыл сказать нечто важное! Я не смог бы совершить этот подвиг, если бы не помощь друзей.

«Хм, наконец-то, хоть что-то! Если вызовут на сцену, толкну мощную речь. Ведь, я отличный оратор», — подумал, готовясь выходить по рядам.

— Да, именно так. Даже мощному белому магу подчас не справиться в одиночку. Потому мне неплохо так помогли. Это были… мои замечательные товарищи — Гала и Рома, с которыми мы дружим уже четвертый год.

У меня нахрен челюсть отвисла. Эта очкастая сука же обещала. Нет, может, это прикол?

— Да, да, вы не ослышались, уважаемые господа. Мои друзья помогли справиться с испытанием. И сейчас, я хотел бы пригласить их на сцену.

Зал взорвался громкими аплодисментами. Вскоре к Проктору подошли парень с девушкой, которые хотели со мной подружиться тем вечером. Теперь точно понял, что правильно их послал.

Судя по отглаженной форме и красивым прическам, двое заранее подготовились. Ясно… То есть, они еще вчера решили меня задвинуть.

Вот и борись после этого с тролльсвеститами. Тебя самого блин нагнут. Я стиснул зубы, стараясь держать себя в руках. Но это удавалось с трудом.

— Дорогие, любимые друзья и наши уважаемые наставники! Вчера перед нами выпала сложная задача — открыть тайную комнату, покорив жуткого монстра. Но мы не сдались под ударом судьбы. И применили все возможные методы, чтобы вместе совершить это светлое дело, — улыбаясь всеми четырьмя губами, пропищала девчонка, которой довелось говорить первой.

— Урааа! Так держааать!!! — завопили сразу несколько голосов. Все смеялись и ликовали. А когда истерика стихла, по залу раскатился мой возглас:

— Какие методы, крошка?

— Что? — недоуменно спросила Гала.

— Говорю, мать твою, какие хреновы методы, вы со своим чуханом применили, чтоб победить того монстра? — отчеканил я, ощутив как мозги закипают.

— Не понимаю, о чем это он? — хихикнула Гала.

— Марк, я же тебе говорил, что надо побеждать негатив. Пожалуйста, успокойся, ты срываешь важное собрание, — сказал Гарри Поттер.

— Да, Лесовский! Ты и так уже эрий. Не усугубляй свое положение, ладно? — воскликнула Виктория «Климакс».

Я поднялся со своего места и шлепнул по руке девушку, которая хотела мне помешать. Не обращая внимания на училок, сразу обратился к очкарику, крикнув:

— Да ладно, ты мне вчера говорил, что замолвишь словечко перед преподавателями! Или забыл, как я спасал твою жопу, козел? Не помнишь, кто победил эту тварь? Чья черная, сука, энергия помогла дать ему по рогам?

Воцарилась полная тишина. Казалось, многие напряглись. Тогда Джонни Поттер вдруг засмеялся, да так, что казалось, будто он спятил.

— Охо-хо, Марк, прошу! Ты такой фантазер. Я же тебя учил, так нельзя. Неужели ты не усвоил? — отозвался Джонни, делая вид, что я просто клоун.

Конечно, не очень приятно. Но это еще ерунда. Ведь вместе с черным очкариком заржали даже училки. Старый дед стал тихонько хихикать. А толпа, так вообще бесновалась.

— Эй, посмотрите на него! Грязный эрий захотел славы! — истерично вопил кто-то.

— Говорят, Лесовский с детства больной! У него родители просто богатые.

— Фу, ну и бред! Ты мизинца Джонни не стоишь.

— Ага, лезет куда-то лох чертов.

На меня посыпались оскорбления, кто-то даже кинул бумажку. Джонни, тем временем, стоял на сцене, возле большого подсвечника и деловито поправлял очки.

Он был сейчас мега крутым. Настоящим покорителем мира. Еще бы, ведь его все любили. Что можно сделать такому классному парню?

Правильно, порвать жопу! Капитан Раст — это сама неотвратимость. Фаллос справедливости настигнет каждого мудака, будь он хоть заслуженным артистом Алишером Валеевым.

Директор с Викторией поняли, что ситуация малость зашкварная. Они стали носиться по сцене, кричать, чтобы все успокоились. Школьники, и правда, затихли. А чертов очкарик продолжал пялиться на меня вместе со своими дружками.

Они все понятия не имели, что это было только начало. Марк Лесовский окончательно отступил. Телом полностью управлял капитан Раст. И сдерживать его сейчас я не стал.

— Вот, значит как, мои маленькие, потные долбодятлы? Вы думаете, что я плохой мальчик? Знайте, до этого я был маленькой сисей, мирно спящей под тканью лифона. А теперь… Теперь вы узнаете, твари, что такое гнев гребанного, мать его, капитана РАСТА!!! — я проорал это так, что чуть не сорвал себе глотку.

Все открыли рты, не ожидая такой реакции. Несколько человек отсели от меня в ужасе. И да, правильно сделали.

Ведь, не дав толпе толком опомниться, я перешел в наступление.

Сначала прошелся по ногам нескольких девок и одного пацана. Потом выскочил в проход и помчался к сцене. На меня бросились какие-то люди в плащах. Наверное, это местная охрана, которую раньше не замечал.

Один удар эрии, и два мужика грохнулись на пол, хватаясь за головы. Прямо передо мной вырос какой-то чувак, получил в челюсть и отвалил.

— Лесовский, опомнись! Ты будешь наказан! — заорала со сцены Виктория.

При этом она пустила зеленый поток из руки. Наверняка хотела заблокировать мои способности, как уже раньше бывало.

Злость на тупого очкарика и на всех, кто целовал его в зад, позволила отлично собраться. Я ловко отклонился от волны света, не позволив подавить свою магию.

Тут же метнул сгусток эрии. Попал в грудь училки, отчего она грохнулась на пол, вскинув длинные ноги. Черт, аппетитная стерва! Жаль, что пришлось ее вырубить.

— Марк, ты поддался своему негативу! — закричал Джонни Проктор.

— Мой негатив тебе в рот не поместится! — крикнул, приближаясь к сцене.

В зале начался переполох. Подростки визжали и дергались. Кто-то бросился к выходу, ожидая, что я всех убью. Кстати, это было верное ожидание. Хотелось взорвать чертов замок и похоронить под его руинами всех, кто тут есть. Настолько меня Задолбали.

— Прекратить! Я приказывают, прекратить! — воскликнул директор.

Он выставил руку, видимо, желая поколдовать. Но тут же схватился за голову и застонал.

— Не, братан, это только начало!

С этими словами я взобрался на сцену. На меня тут же кинулся Рома. Почему-то он не бил магией. А бросился на меня с кулаками. Наверное, думал, что я слишком слаб.

Что ж, пришлось доказать обратное. Увернулся от его длинных граблей. Врезал по животу, потом в шею. Четкая подсечка, и парень упал под кафедру, за которой недавно стоял, восхваляя чертова Поттера.

— Ааа! Ты чудовище! Чернокнижник поганый! — завопила девчонка… Гала.

Она оказалась сильна. Саданула меня каким-то светящимся шаром. Чуть не сбила с ног, но я устоял. И вскоре, девушка получила по корпусу, была поймана за волосы и брошена на пол.

— Как ты можешь бить девочек! Ты хуже, чем я ожидал! Придется с тобой поквитаться! — завизжал Джонни Проктор.

— Говно не имеет пола, козел! — огрызнулся в ответ.

Развернулся и тут же уклонился от мощного выстрела магии, который вырвался из волшебной палочки.

Я бросил «черный снежок» и попал Поттеру по ноге. Тот упал на одно колено и ранил меня в плечо зелёным лучом.

Тогда долбанул его невидимой дрянью, пытаясь расплавить мозги. В меня полетел поток искр. Захотелось пустить всю оставшуюся энергию, чтоб прикончить этого дятла.

Но вдруг в спину что-то ударило. Я полетел вперёд, врезался в кафедру, за которой стояли ораторы. Сломал ее своим весом, растянувшись на полу. Потом меня снова стукнули, видимо чёртовой магией. На этом битва с Поттером кончилась… Причем, явно не в мою пользу.

Еще бы, урода поддерживали все, кто здесь есть. Кто-то просто зашел со спины, улучив нужный момент. На что только рассчитывал, когда начинал этот бой? На то, что я капитан Раст, а не терпила. А теперь пусть делают, что хотят. Отчисляют или лишают еды. Главное, я доказал что почем. Остальное, уже ерунда.

После всего что случилось, я очнулся у себя в комнате. Но Тимохи поблизости не было. Как и прежних стен, потолка, даже пола.

Вместо общаги, где нас разместили, очутился в каменной коробке. Помещение с кирпичными стенами, грубым бетонным полом. Кровать из голых досок, лишенная постельного белья.

«Ага, значит так», — подумал, повернув шею, которая немного болела, в общем, как и все тело.

Первая мысль подтвердилась. Меня посадили в тюрьму. Маленькое окошко с решеткой под потолком говорило, что это КПЗ местного розлива.

— Сука, я что, кого-то убил? Стоп, как же суд, процедуры? Меня должны были отправить отсюда… — процедил, ощутив сухость в горле.

Вскоре стало понятно, что все еще нахожусь в академии. Меня не могли бессознательно перевести на большую землю.

С одной стороны, хорошо. Значит, полиция не знает о выходке. С другой стороны, это плохо. Потому что полиция, мать твою, вообще ничего не знает.

Выходит, такой самосуд. Вот тебе и школа для магов. У них есть своя зона. Зачем? Здесь что, держат психов?

Или они привыкли творить беспредел. А всех несогласных сажают в этот мешок из бетона. Теперь ясно, о чем говорила японка. Что ж, для меня, чем хуже, тем интереснее. Главное, чтоб голодом не заморили, скоты.

Это было реальное опасение. Хотелось поесть и что-нибудь выпить. Но маленький стальной стол был пустым. За массивной дверью звенела адская тишина.

Какое-то время я просто лежал, приходя в себя. Дальше встал и нарезал пару кругов по каморке. В голове крутилась одна мрачная мысль:

«Меня бросили сюда и забыли. Вряд ли магии хватит, чтоб вырваться»

Думая об этом, я лег на нары. Постарался расслабиться, решая, как поступить. Немного собравшись с мыслями, уставился на окно. Конечно, оно высоко. Хотя, с таким телом добраться точно удастся.

Если стальные прутья подгнили, то их можно вырвать с помощью эрии. Судя по ощущениям, магические потоки не заблокировали. Хотя нет, лучше пока что не рыпаться. Надо осмотреть дверь и оценить обстановку.

С этой мыслью поднялся с койки и подошёл к порогу. Конечно же, было заперто. Странно, если б вышло иначе. Прислонив ухо к двери, я стал пристально слушать. Ничего не происходило. В коридоре никого не было.

Я прекрасно понимал, что спешить в этом деле не стоит. Слушал, не думая ни о чем. Старался продержаться как можно дольше.

И, спустя какое-то время, послышались глухие шаги. Сюда явно перся кто-то тяжелый. Возможно, охранник или директор. Может даже училка, плевать. Это шанс разузнать, что к чему.

Кто знает, может, удастся выбраться. Главное, немного сосредоточиться, разработав план действий. Если что, могу даже раскаяться. Пусть только расслабятся и начнут болтать.

Глава 9

Втереться в доверие к этим скотам, потом взорвать их тупые бошки. Посмотрим, кто из нас черный и все такое.

С этими мыслями я томительно выжидал секунды. Казалось, кто-то надо мной издевался. Или это были слуховые галлюцинации от магического удара, полученного на сцене.

Спустя, по ощущениям, целую вечность, шаги наконец-то приблизились. Я хотел начать разговор. Но в двери что-то скрипнуло. Открылось небольшое окно, образовав подобие мини столика или подноса, куда поставили тарелку с кашей и большую кружку воды.

— Что это? Почему меня тут закрыли? — спросил я, закосив под полного дурака.

— Ешь, — громыхнул грубый голос.

— Стойте! Можете мне объяснить! Меня по башке ударили, правда. Память всю потерял, — взмолился, притворившись несчастным щенком.

— Хм, не транди, щегол. Выпустят, как остынешь, — сказал охранник.

— И? Через сколько примерно? Какой срок мне хоть дали?

— Много болтаешь. Бери еду.

«Часовой очень неплох. Лишней пурги не несет. Что ж, тогда сохраню ему жизнь», — с этой мыслью я криво улыбнулся, «схватил» воздух правой рукой и напряг мозг, как это часто бывало.

Поток эрии выделился из моего тела. Но вместо того, чтоб дойти до цели, он отразился от невидимой преграды и врезал мне по мозгам.

— Черт! — выдохнул, схватившись за голову.

Похоже, дверь была под защитой. Еще бы, они знали, на что я способен. Не стали надевать ошейник или типа того, зато заблочили дверь. Надо было сразу додуматься! Все стратегическое мышление потерял.

— Эй, пацан, ты жрать будешь? Сейчас заберу, — рявкнул чертов охранник.

— Я тебе заберу, чтоб ты сдох, — промямлил в ответ.

Взял тюремную пищу и направился к столу, который был у кровати. Кормушка тут же захлопнулась, шаги отдалились. Тюряга погрузилась в полную тишину.

Вот значит, как… Мияко недооценила подонков. Они не просто травят тех, кто им не нравится, но и запирают их в карцер.

Зачем тратить нервы и силы? Подержи человека в каменном мешке, он сразу станет как шелковый. Если что, всегда можно сказать, мол, это фантазии школьников.

К тому же активисты вроде Проктора или Синицкого, подговорят остальных. И узнику никто не поверит. Сор останется в избе, так сказать. Только у не согласного с учителями поедет крыша.

Конечно, это не касается меня. Однажды нас с Воробьевым завалило в подвале. Да так, что Воробьевская нога оказалась у меня почти что во рту.

С первого взгляда не очень. Но я не только не пал духом, но и научился различать до пятидесяти оттенков запахов грязных носков.

Здесь пахнет явно получше. Правда, нет анекдотов про евреев, которые так любил прапорщик. Но без этого как-то переживу.

После еды стало немного лучше. Я малость взбодрился, сгенерировал шар эрии и швырнул его в дверь. Вдруг пробьёт?

Чуда сейчас не случилось. Зато черный дымящийся заряд полетел в мою сторону. Пришлось от него уворачиваться. Он врезался в стены три раза, отбил кусок кирпича, после чего, полностью растворился.

Тогда я создал второй заряд и кинул его в окно. Он пролетел сквозь решетку и упал куда-то на поляну. Значит, окно они не защитили. Но моей энергии мало, чтоб сломать прутья. Значит, выбраться, тут не удастся.

Спустя сутки стало понятно, что схема ублюдков отлажена на ура. Я не мог ничего предпринять. Просто принимал еду у охраны и жил как зверь в тесной клетке.

Убивать они меня точно не собирались. Иначе, зачем это все? Держать долго тоже было бы глупо. К тому же, охранник проговорился, сказав, что я должен «остыть».

Остывание обычно длится недолго. Скорей всего, пару недель или даже меньше. Выходит, париться лучше не стоит. Надо воспринимать заключение, как внеплановые каникулы.

Так и сделал. Только вместо отдыха на нарах занялся кое-чем важным. Мне нужно было развивать свои навыки, чтоб чего-то добиться в этом мирке. Конечно, черная эрия тут не котируется. Но лучше иметь ее, чем быть обычной пустышкой.

Наставника у меня не было. Даже сраного самоучителя, чего уж там говорить. Пришлось действовать наугад.

Создавал энергетические шары и бросал точно в дверь. Они отражались от нее и летали по комнате. Приходилось от них уворачиваться, что было достаточно сложно.

В итоге, я прокачивал ловкость и магическую выносливость. С каждым разом старался создавать более мощные выстрелы. Пытался резче прыгать и наклоняться.

Отсутствие других дел позволяло отлично расслабиться. Выходило подобие медитации. И спустя примерно неделю, я если не стал крутым воином, то немного продвинулся в эрии, научившись управлять ей получше.

Еды давали тут маловато. Но я не особо-то прихотлив. За развитие навыков магии можно стерпеть все лишения. В итоге, получалось прикольно. Каменная яма дала мне больше, чем все месяцы обучения вместе взятые.

Потому я особо не парился. В какой-то момент потерял счет времени, превратившись в магического отшельника, каким когда-то был Герман.

В один прекрасный день крутил в руке черный шар, стараясь напитать его эрией, придав максимальную мощность.

Когда, казалось, создал мощный заряд, за окном что-то вдруг зашуршало. Мне в камеру упал конверт с каким-то письмом.

Я невольно дернулся от неожиданности. Заряд распался в руке, да так, что меня бросило на нары, но без каких-либо последствий.

— Что еще за нахрен? — выдохнул, глядя на странный кусок бумаги.

Черт, это ж та самая хрень, которую разносила сова. Точнее, тот магический филин. Вдруг это как-то поможет в моей ситуации.

Не успел об этом подумать, как за окном послышался грубый, слегка издевательский голос:

— Эй, ты, петух-опущенец! А ну гони сюда эту шнягу. Давай, живо, чертила.

Я взял стальной табурет, который здесь был. Поставил его на пол, стал сверху и заметил, как в окно лезет большой белый филин. Вот оно что! Магические твари и здесь обитают. Ладно, посмотрим, как мне это все пригодится.

Клетки решетки были довольно большими, но пролезть в них все равно было сложно. Даже у филина это не получалось. Конверт надо было как-то достать. Без него птица не могла улететь. И я даже знал почему. Хотя, ладно, это не важно.

— Э, курица косолапая! У тебя, что рот дырявый? Какого хрена ты эту шнягу мне уронила? — тут же спросил у птицы.

— Да так, дятел один на дороге попался. Крылья отрастили, а летать не умеют. Давай груз, петушара. Меньше слов, больше гнезд. Пошуршал живо, короче, — ответил мне филин.

— Я, конечно, дико извиняюсь, но не мог бы ты говорить культурно, по правилам гребанного этикета? — сказал, изобразив из себя дурачка.

— Что нах?! Упал, отжался, щенок. Я редкое магическое создание. На меня Уголовный кодекс не действует, не говоря о твоем этикете. А ну живо, щегол! А то щас под хвост чик-чирикну!

Совиная харя в конец оборзела. Но мне было скучно в каменной заднице. К тому же, время тупо не ограниченно.

Понимая это, я манерно поклонился в пояс. Сказал:

— Извините, ваше пернатое благородие. Сейчас подам ваш ценный конвертик.

— Давай живее, цыпа! Оставь реверансы для своего парня.

— Конечно, конечно, милорд. Вы только подойдите поближе. А то, боюсь не достану.

Сова подскочила к решетке. Я прыгнул со стула и сделал вид, что наклоняюсь за конвертом. Выдержал небольшую паузу, резко разогнулся и метнул шар эрии в белого мудака.

Страйк, мать его! Рубанул козла прямо в грудь. Тот крякнул, чирикнул и покатился по траве, роняя белые перья.

Птица была и правда магической. Казалось, моя сила ее поджарит. На самом деле, ничего не случилось. Филин завалился кверху лапами, прям как Виктория тогда на сцене. Затем, он чихнул и вскочил, а после поднялся в воздух.

— Аха-ха-ха, твою мать! Курочки гриль как раз не хватает! Иди сюда, бройлер чертов! Ща у нас будет ужин… Угадай с трех раз из кого? — заорал я.

— Ах, ты, сраный малолетний птенец! Сейчас мой перьевой член порвет твою мелкую задницу! Пусть меня хоть сто раз назовут человекофилом! — завопила проклятая птица, летая над самой землей.

На сей раз я не промедлил. Саданул сову так, что она поднялась вверх, потом медленно по дуге опустилась где-то вдали. Немного постоял на стуле, не зная, что делать дальше.

Вскоре в голове родилась умная мысль. Что если раскрыть тот пакет? Интересно, какую дурь употребляют в этом магическом мире.

Я нашел бумажку, положил на стол и начал разглядывать. Чтоб особо не заморачиваться хотел ее просто порвать, высыпав все содержимое.

Но тут за окном раздался жалобный голос:

— Э, человечёныш, в натуре. Ты это… Конвертик верни. Меня серьезные птицы послали. Ну че ты, в натуре ломаешься?

К окну подползла сова, которая была чуть подпалена и волочила одно крыло. Стало жалко горе курьера. Я немного подумал, после чего спросил:

— Поможешь мне выйти отсюда?

— Как? У меня же крылья! Точнее, уже одно. Благодаря некоторым.

— Будешь кучеряво базарить, не одного не останется. Знаешь что, мне нужна информация. Ты дохрена где летаешь, братан. Небось, знаешь про многих, — прищурился я, играя с конвертом.

— Ну… так, есть немного. Блин, верни груз, не будь цыпой.

Я понял, что пернатый может и кинуть. Но вид потрепанной птицы немного разжалобил. И вообще, я особо ничего не терял. Короче, отдал конверт, отчитав летающего козла за хреновое поведение.

Тот с радостью схватил свою ношу, поднялся в воздух (криво, с большим трудом) и скрылся вдали как ни в чем не бывало. Я снова остался один в червой камере, наедине с мыслями о мести всем упырям.

Конечно, птица была тем еще гадом. Она воспользовалась моей добротой и свалила. Кто бы мог подумать, что она вернется следующим днем и начнет травить байки про наших школьников и училок.

Большая часть информации была пустым бредом. Но я находил полезные зерна, заставляя филина говорить лишь по делу.

— Короче, уборщица втыкает ручку от швабры, прям в клумбу, потом наклоняется. И давай, короче того… — трещал филин.

— Фу, на кой черт мне это, солдат?! Еще про викторию Клинас. Или может, про кого-то другого, — раздражённо говорил я. Ведь байки перьевого мешка продолжались уже часа два.

— Я тебе не телик, куропатку блин под лопатку. У меня программы не выбирают. Хотя стой, погоди. Знаешь, зачем здесь посадили живую иву? — чирикал осведомитель.

— Та, которая БДСМ что ли?

— Да, а какая ж еще… Слушай сюда, баклан. Директор всей этой шараги. Он, знаешь чего, твою наседку, там вытворяет!…

Птица стала рассказывать о похождениях нашего строгого Гарольда. Я заржал, а потом начал вставлять комментарии. Молчать тут просто не удавалось. Вот тебе и чопорная академия для избранных.

Не знаю, сколько это все продолжалось. Только в разгар веселья услышал какие-то голоса. Нет, это был не филин и не охрана. Охрана тут вообще не болтала.

Пришлось заткнуть рот пернатому и немного насторожиться. Спустя несколько секунд, я понял, что возле моей камеры столпился народ. Сказал филину, чтоб он сваливал, а сам подскочил к двери.

— С кем это он там разговаривает?! Разве жестких преступников сажают по двое? — спросил наивный девичий голос.

— Это типичные галлюцинации. Организм Марка Лесовского отравлен темной энергией. Заточение усугубило ситуацию. Поэтому мы должны вызволить его из темницы, — деловито твердил Джонни Проктор.

Вот урод! Хочет совершить «новый подвиг», спасти из камеры осужденного. Всех своих фанатов припер. Что же, сейчас поиграем.

Меня настолько бесил этот чертов очкарик, что даже не хотелось на волю. Главное, дать ему по хлебальнику за вранье и всю хрень. Только нас разделяла дверь, покрытая магической оболочкой. Значит, надо было действовать хитростью.

— О, Джонни, ты такой умный! Давай погуляем с тобой!

— Нет, он обещал этот вечер провести в моей комнате! — раздались девичьи голоса.

«У него там, что, гарем что ли? Ниче, сейчас сделаю из султана местного евнуха», — подумав так, я глуповато воскликнул:

— Эй, люди, живые люди! Там кто-нибудь есть вообще?

— Ооо, он еще умеет разговаривать?

— Я думала, в таких условиях человек превращается в обезьянку, — послышались тупые возгласы.

— Помолчите, девочки, — произнес Джонни Проктор. — Это всего лишь программа перевоспитания, созданная руководством нашей великой академии. Сейчас вы увидите наглядно ее плоды. Приготовьтесь, красавицы.

«Ты тоже свою сраку готовь», — подумал я, потирая руки. Тем временем, настроился играть спектакль.

— Джонни? Это ты, Джонни! Слушай, выпусти меня. Здесь так плохо, — сказал чуть не плача.

— Вот! Видите, что делает со злобными эриями данная методика воздействия! — торжественно сказал Проктор. Дальше обратился ко мне: — Извини, Марк, что вышло так долго. Надеюсь, ты осознал степень своей вины?

— Ага, прям капец! Открывайте уже эту дверь!

— О, не так быстро. Сначала, мы должны услышать раскаяние. Покажи нам, насколько сильно ты изменился.

Я б тебе показал, очкарик ты недоделанный. Черт, что там было у Гамлета? Может из Войны и мира припомнить? Или из общевойскового устава, на крайний случай.

Внезапно узнал, что не умею каяться от слова вообще. Пришлось немного импровизировать. У меня с этим все супер.

— Кхе-кхе, Джонни, я вам пишу, чего же боле! Мороз и солнце, день чудесный! Взираю с башни угловой. Короче, очень плохо мне. Не бил бы лучше я вас всех. Тебя козла же в том числе, — нараспев начал я.

— Что с ним такое? — послышалось за дверью.

— Бред, вызванный полной изоляцией от общества! — деловито пояснил Джонни.

— Марк! Послушай, возьми себя в руки! Не надо всего этого… шоу. Просто скажи, насколько тебя мучает совесть, после всего, что ты совершил? — обратился ко мне местный мачо.

Я немного задумался, после чего, выдал настолько театрально, насколько было возможно:

— Чувак, меня мучает совесть. Она как заедающий бластер. Или даже похуже. Что там говорить, я не могу мастурбировать. За все дни заточения ни одной нормальной эрекции!

— Хи-хи-хи, что такое эрекция?

— Тихо, видно, он действительно осознал.

После этих слов повисла звенящая тишина. Походу, упырь думал, как со мной поступить. И спустя секунд двадцать, он вдруг серьезно сказал:

— Ладно, Марк, я попрошу тебя выпустить. Извинись за то, что ты совершил. За свое вранье и за глупость. Тогда мы поймем, что ты изменился и можешь продолжить обучение в Хогдарсе.

Если недавно я был взбешен, то теперь вконец озверел. То есть, этот сопливый черт хочет, чтоб я извинялся? За то, что, рискуя жизнью, свалил жуткого монстра. Точнее монстриху даже.

Потом меня кинули, как щенка. А всю славу отдали дружкам Поттера, которых даже по близости не было. И за это я должен просить прощения??? Да даже сова-матершинница лучше этого смазливого мудака!

— Кха-кха, извини, — сказал, выдержав длинную паузу.

— Что-что? — спросил Джонни Проктор. — Через дверь плохо слышно. Что ты сказал?

— Я говорю… Извини. Прости меня, друг. Я больше так точно не буду.

Чуть не блеванул от своей же сопливости. Но надо было стоять до конца. Конечно, это полное унижение. Только иных путей не было.

— А… значит, ты признаешься, что был полным злодеем, и бросился на меня и моих друзей от своей дури? — опять спросил Проктор.

— Эммм, агрхр, я тебя, трава, раки, — промямлил в ответ.

— Не понял? Можешь поумолять о пощаде еще разок? А то как-то невнятно.

— Конечно! Я макароны, абсурд, континенталь, в общем, сука.

— Девчонки, вы слышите, что он там говорит? — недоуменно спросил Джонни у своих наложниц.

— Нет! Ничего.

— Вроде рецепт супа какого-то, — отозвались девахи.

— Господи, Марк, хватит плакать! Я понимаю, что тебе грустно в камере. Но давай, извинись еще разик. Так сказать, напоследок. И все, — сказал местный выскочка.

— Сейчас. Погоди, — отозвался я. Сам как следует, прислушался и понял, что урод прислонился прямо к двери.

Он хотел, чтобы я унижался. Настолько, что забил на элементарную безопасность. Что ж, это мне как раз-то и надо.

Глава 10

— Не испытывай мое терпение, Марк! Ну же, я жду! — гнусаво простонал Гарри Поттер. Походу, его бесило, что я медлю с третьим извинением по счету.

Тогда я не стал тупить, как следует извинившись. Правда, вместо слов применил язык жестов. Мощный разрушительный шар, напитанный черной энергией.

Долбанул от души. Тренировки не прошли даром. Врезал с такой силой, что камера задрожала. Дверь завибрировала листом бумаги. Черный снежок просвистел над ухом и вылетел в окно, чуть не оторвав мне башку.

— Аааа, ойййй! Больнаааа! Ааа, моя голова! — завопил чертов Проктор.

Конечно, дверь под магической защитой, это понятно. Но «избранный всея помойкой» плохо читал надписи в поезде, на котором сюда добирался.

— Не прислоняйся, козел, — тихо прошипел я.

В коридоре раздались визги и плач. Причем, не ясно чьи именно… Проктор орал, что я опасен для общества. Судя по крикам, его резко стали лечить, целовать в жопу и утешать.

— Как тебе извинения, Джонни? Может мне еще раз? — ядовито выпалил я.

— Лесовский! Ты и правда, тупой психопат! — заверещал очкарик. Судя по голосу, говорил он сквозь слезы. — Знай, ты не выйдешь отсюда до зимних каникул! Сгниешь здесь заживо, превратишься в животное.

— Вот именно… Превращусь. Тебе уже это не грозит, свин засратый, — крикнул в ответ и стукнул по дверному полотну кулаком.

— Так, наказанный! За нарушение правил поведения лишаешься половины пайка, — послышался грубый голос.

«Ха, с ними еще и охранник. Джонни Проктор настолько крутой супер маг, что побоялся идти в одиночку» — подумал, ощущая приступ испанского стыда.

— Смотри, чтобы ты яиц не лишился, — бросил в ответ.

Но болтать со мной больше не стали. Какое-то время слышались глупые причитания. Потом все затихло, и тюрьма стала просто тюрьмой, перестав быть площадкой для шоу.

Как ни странно, мне было легко. Еще пара недель? Или месяцев? Да хоть лет! Жрать на халяву, спать сколько влезет, не думать ни о чем и прокачивать свои навыки, достигая новых высот. По сравнению с тупой учебой — это почти что курорт.

Так вот, случай с Проктором не ослабил боевой дух. Я продолжил сидеть взаперти, болтать с говорящим филином, заниматься эрией и все прочее. Паек, кстати, вроде бы не урезали. Каша даже стала чуть повкуснее.

Неизвестно сколько дней здесь прошло. Примерно неделя с момента прихода Проктора. И вот, однажды в полдень в дверь настойчиво постучали.

— Никого нету дома, — крикнул, лежа на нарах. Как раз немного тренировался, устал.

— Ученик Лесовский, вы думаете выходить на свободу и заниматься учебой? — послышался надменный мужской голос.

Сначала я немного задумался, потом понял, что это директор Гарольд. Прислушался чуть получше. Ага, с ним еще куча народа. Наверняка решили собрать оперативное совещание, чтоб решить, как со мной поступить.

Что ж, хорошо… Я теперь звезда школы.

— О, уважаемый Гаррик, конечно же, выйду, братан. Думаю, утром, примерно часиков в восемь, когда ежики еще мочат письки в росе, — ответил немного подумав.

— Господи, у него начался нервный бред.

— Боже, какие манеры! — сказали женские голоса.

— Кхм, Лесовский! — крикнул Директор. — Вижу, ты окончательно не ценишь хорошего отношения. Вместо вызова сюда специальных инспекторов мы позволили тебе отдохнуть и прийти в себя. А ты изволишь неучтиво себя вести!

— Ха, ну ты даун. По-твоему отдых — это посиделки в мешке с говорящими птицами? — расхохотался в ответ, не вставая с нар.

— Господи, что за птицы? Я же говорю, мальчик бредит, — произнесла одна из училок. Но ее никто не послушал.

— Значит так, шкет?! Ну что ж… Если будешь дальше грубить, можешь получить десяток плетей! — воскликнул директор, стараясь не уронить авторитет перед училками.

— Каких? — сухо спросил я.

— Таких, что бьют больно!

— Ааа, тогда все понятно. Эти плетки сделаны не из лозы живой ивы?

— Что? Нет, конечно. Причем здесь наше магическое растение?!

— Кхе, вообще не причем. Просто в нашей академии есть люди, которые ночью выходят к той иве, наклоняются и позволяют ей… короче, себя воспитывать, — медленно отчеканил я, проговаривая каждое слово.

Сначала за дверью все стихло. Потом раздался смех Гарольда, причем явно наигранный.

— Аха-ха-ха, госпожа Амалия, вы правы! Мальчик действительно бредит. Ему мерещатся какие-то извращения. Аха-ха, вот что случается, когда плохо себя ведешь, — заорал он.

Но вместо криков поддержки все оставалось спокойно. Вдруг одна из училок осторожно произнесла:

— Это не совсем бред, господин Гарольд. К живой иве и правда кто-то подходит. По вечерам под ней нечто творится. Похожее, прости боже, на секс.

— Да, там даже тропинка протоптана! — мне говорили.

Директор громко закашлялся, а я начал ржать. Иногда неплохо дружить с пернатыми чудиками.

— Так, дамы, все под контролем! Мы обязательно найдём этого извращенца, который там… В общем ладно. Дальнейшую судьбу Марка Лесовского решим на вечернем собрании. Нам пора на уроки, — протараторил Гарольд.

Я громко воскликнул в ответ:

— О, не бей меня, мамочка! За что так грубо, прямо по персику! Не попади по колокольчикам, умоляю. Моя древесная сисечка…

— Это… что ты там такое говоришь? — отозвался директор. Видно, он был напуган.

— Ничего. Завтра попробуем тройное корневое отшлепывание!

— Лесовский… Ты это того. Ты не фантазируй, короче, — воскликнул Гарольд, стараясь быть убедительным. Но это не вышло.

Я еще поорал для вида. А делегация вскоре убралась. Уже на следующие сутки дверь наконец-то открылась, и мне позволили вернуться в свою общагу.

Вот к чему приводит качественный переговорный процесс. Всегда говорил, что я отличный дипломат.

Хотя, это не стало событием. Ведь вечером перед освобождением случилось кое-что поважнее. Обычно охранники не трындят под дверями. Но на сей раз они дали маху.

Кормушка оказалась немного открыта. Возможно, это позволило звуку проникать в камеру, причем так, чтоб я различил слова.

Короче, охранники болтали о каком-то событии, что должно произойти очень скоро. Это был явно не карнавал с жопастыми девочками. Нечто страшное, сродни апокалипсису.

— Испепелитель должен явиться. Он еще никогда не забывал академию, — настороженно говорил один стражник.

— Ага, жаль парня, конечно. Он его порвет как скотину… — скорбно твердил второй.

— Ну да, иначе никак, — констатировал первый.

— Блин, и чего мы не можем остановить этого Ака…

— Тихо! Его настоящее имя нельзя произносить! Для нас он просто — Испепелитель!

— Тупые суеверия, так-то…

— Согласен, но если не верить, можешь оказаться на месте несчастного мальчика.

«Дай угадаю с трех раз, кто тот несчастный мальчик? Они что, хотят скормить меня какому-то монстру?»

Амазонки, блин, что-то затеяли. А теперь еще эти. Но если среди первых есть моя мать, то здесь дела посерьёзнее. Не хотелось бы стать закуской для тупой твари.

С другой стороны я мог расслышать неправильно. Нужно уточнить разведданные. Только как? Вряд ли важную информацию выложат как на духу. А прессовать кого-то не стоит, лучше пока затаиться.

Ночь прошла беспокойно. Долго думал о своем положении, о загадках, что меня окружали. Утром, клетку открыли. Я вышел оттуда и направился на уроки.

Наконец-то удалось посмотреться в зеркало и помыться. Выгадал время, чтоб заскочить в общий душ.

Выглядел я, конечно, не очень. Лицо бледное с большими глазами. Щеки впалые, шея дряблая. Меня будто состарили лет на двадцать. Как ни крути, зависание в каменном мешке не прошло даром.

Это многие заметили. Видно было, что на меня явно пялятся. Только шуток или подколов, а тем более грубых насмешек, не наблюдалось. Еще бы, все поняли, кто тут батя. Даже училки особо не липли. Я отсиделся на уроках без лишних проблем.

Кстати, поймал себя на мысли, что учеба довольно крутая. Лекции были интересными. Засохший мозг жадно впитывал информацию. В кои-то веки захотелось стать местным ботаником.

В общем, день пролетел хорошо. Я вроде малость восстановился, превращаясь из бледного трупака в человека.

При возвращении в комнату общежития ждал приятный сюрприз. Тимоха к моему приходу накрыл стол со свечами. Меня ждал ужин из жареного мяса с кровью и красного вина.

«Хм, и где он это достал? Хотя, зачем ломать голову? Ладно, отведаю деликатесов, потом решим»

— Ооо, здорова, братан. Спасибо за теплый прием. А я думал, что ты меня нахрен послал! — воскликнул, когда вошел в тёмную комнату.

— Приветствую тебя, Марк Лесовский. Трапезы полуночной отведай, тайны за гранью поведай, — произнес Тимоха, встал с кровати и поклонился мне в пояс.

В тот момент сделалось страшно. Мой сосед по комнате… Тот самый Тимофей, сука. Он накрасил себе лицо бабской косметикой. Губы подвел и глаза, щеки вроде тоже напудрил.

— Да что ж у вас тут за эпидемия такая? — простонал я, глядя на это чертово гейство.

Внутри сразу что-то упало. Захотелось спалить комнату со всеми ценными вещами, забрав разве что бутылку вина.

— Раскройся предо мною, друг мой, — томно простонал Тимофей.

— Что?! Я тебе сейчас покажу, раскрытие, бляха-муха! У тебя ща все слипнется, что было когда-то раскрыто! — завопил я, формируя шар черной энергии.

— Чем вызван твой гнев, дух великий?! — воскликнул Тимоха, меняясь в лице.

— Ты кого духом назвал, салабон??? Тебе, петушара дворовый, пора хвост подпалить! — закричал я, метнув заряд черной энергии.

Тимофей (точней сказать, Тимагей!) отскочил в сторону. Тумбочка долбанулась на пол, вино с мясом полетели в разные стороны. Еще, взорвалась подушка…

Короче, наша комната стала тупым петушатником. Теперь уже в прямом смысле, из-за летящих повсюду перьев.

Хотелось добить козла, но он стал громко орать, тыкая в меня пальцем.

— Сука, ты, что живой что ли??? — завопил Тимоха как резаный.

— В отличие от тебя да. А вот ты уже одной ногой в яме.

— Стой! Погоди! Тебе разве крыса в подземелье член не отгрызла? И ты не умер от потери крови в адских мучениях?

— Да, все так и было, голубчик! Можешь поплакать по этому поводу со своим парнем! — взревел я.

Тогда Тимоха натянул рукав на ладонь и стер половину своей раскраски.

— Капец, я лохонулся, — убитым голосом протянул Тима.

— Даже не представляешь насколько. Давно ориентацию сменил, красна девица? Почему рожа накрашена?

— Это… древняя раскраска Ордена теней. Она помогает достучаться до мира мертвых, — Тимофей сдул с носа пух и плюхнулся на край кровати.

Стало ясно, что я малость не понял. Выходит, парень думал, что я загнулся. Он решил провести ритуал по вызову духа. А пришел, мать его, капитан Раст.

Узнав об этом, немного расслабился. Тимоху можно не убивать. А вот побазарить со старым другом, как раз самое то.

— Значит, привод у тебя в норме. Ништяк. Сейчас расскажу пару веселых баек. Прямо из карцера, — воскликнул я, когда мы с ним объяснились.

— Катись ты, гребанный эрий! Полкомнаты расхреначил. С живым я с тобой и так потрещу… Сдохнешь, тогда обращайся, — надулся сосед по комнате. Стало малость неловко.

Помог ему чуть прибраться. Потом мы все же поговорили и легли спать.

Дальше ничего не случилось. Жизнь не тупое кино, где из-за каждого угла бросаются голые бабы, толпы бандитов или зомби-мутанты, а иногда все и сразу.

Несколько дней отходил от чертова заточения. После чего стал (Внезапно!) учиться. Информация проникала в мой мозг, как свет в открытые окна. Стал понимать вещи, о которых раньше не знал. Кроме того, взял в библиотеке несколько книг и читал их после занятий.

Походу, раньше я не принимал это дело. Казалось, что каратель не должен мучить мозги. Но сейчас во мне многое изменилось. Взглянул на учебу с другой стороны. Конечно, не стал полным занудой. Но уже давал фору некоторым одноклассникам, что поступили в Хогдарс тоже в этом году.

В один прекрасный день я шел по широкому коридору, объясняя теорию магических волн распространяемых в условиях жесткой среды. Рядом терлась рыжая девка, внимательно слушая мою лекцию.

Жопа у рыженькой была ничего. Видать, человек хороший. Хотя, после всего что было… Нет, нельзя придавать жопную истину после одной осечки. Так вот, я объяснял даме вчерашний параграф.

— Магические потоки, они знаешь, как стринги… А среда их распространения — как задница с пышными булками. Не говорю, что именно прям твоя. Хотя, да она тоже. Я даже хочу в нее вставить. Но это не значит, что я думаю о сексе с тобой. Короче, проходя между булок, стринги претерпевают разные изменения…

— О, Марк, хи-хи-хи, твой подход к изучению материала весьма небанален, — в перерывах между моими словами говорила девчонка.

— Да, он немного анален. Без анала вообще мало что решить можно. А так, я отличный лектор. Однажды вел планерку у штабных крыс.

Не успел скромно намекнуть на один из своих многочисленных талантов, как чуть не врезался в парня. Остановился, поднял глаза. Ага, белый воротничок… Неужели Синяку было мало? Что ж, у меня дефицита трындюлей не бывает.

Закрыл собой девушку и слегка осмотрелся. Так, опять эта банда. Неужели захотели реванша? Десятка заносчивых неудачников.

Хотя, можно их похвалить. Не сдаются в достижении цели.

— Эй, Марк, я хотел говорить с тобой по-хорошему. Но ты решил перевести наш диалог в поле силового конфликта, — раздалось сзади.

Черт, Джонни Проктор. А с ним еще человек пять. Вот это серьезная сила. При грамотном ведении боя они меня нахрен уроют. Но смогут ли они вести бой, как положено…

— Слышь, эрий! Мы не потерпим выскочек на своей территории. Ну… кроме Джонни Проктора, разумеется, — сказал Синицкий.

— Да, так и есть!

— Ага, Проктор очень крутой!

— Да, Джонни Проктор! — раздались многочисленные голоса.

В тот момент, я задумался о кое-чем важном. С хрена ли все любят очкарика? Раньше тоже об этом думал, но теперь решил выяснить точно. Если, конечно, раскидаю этих скотов. А я раскидаю этих скотов!

— Что ж, мои маленькие потные гопотятки. Придется слегка потерпеть. Потому что я буду выскакивать дальше. А вас я вертел на члене.

После этих слов заметил, что девчонка свалила. Что ж, теперь можно не бояться ее задеть.

— Капец, ты вижу, хочешь подохнуть прям здесь! — крикнул парень с широки плечами из толпы Синяка.

— Да, если можно, — ответил ему с улыбкой.

— Мы тебя сильно побьём, понял, ушлепок, — крикнули с фланга Проктора.

— Ага, без проблем. Начинайте.

Высокий пацан сделал выпад, но тут же вернулся на место. Сзади вдруг кто-то рыпнулся, только не добежал.

Походу, чуваки знали, на что я способен. Рисковать шкурой в этот раз никто не хотел.

— О, как мне больно! Да вы просто звери, салаги, — смеясь, сказал я.

— Эй, чего стали?! Видишь, он над нами смеется! Давайте, живо вперед! — закричал Синицкий, но его никто не послушал.

— Ребят, дайте ему немного так… на орехи, — произнес Джонни Проктор. Но его банда тоже была неподвижна.

— Аха-ха, отсутствие координации управления воинскими подразделениями, — сказал я и заржал в голос.

— Эй, Антон, начинай. Ты у нас как бы главный! — сказал чей-то голос.

— Да, я, конечно, начну, — с этими словами Синицкий создал небольшой белый шар, но не стал его применять. — Только есть одно «но». — Сказал парень. — Думаю, нет смысла бить сопляка всей толпой. С этим легко справится один Джонни Проктор.

— Ооо, не стоит, зачем? Я могу покалечить Лесовского. Потому и взял столько народа, — послышался голос очкарика.

— Не бойся! — выкрикнул я. — Подпишу договор, что не имею претензий. Я оскорбил тебя в тюряге, не так ли? Можешь наказать меня здесь и сейчас.

Конечно, бить толпу всегда круто. Но очкарик настолько бесил, что хотелось выйти с ним один на один и надрать жопу, как надо. Чтоб навсегда выбить из козла спесь.

— Точно! Все так и есть! Джонни, врежь этому эрию.

— Ага, давай, дай ему!

— Джонни, Джонни…

Я обернулся и увидел, что толпа толкнула Проктора вперед. Он поморщился, рассматривая меня. Но отказаться от боя не мог.

Глава 11

Я чуть не заплакал от радости, как мелкий ребенок. Вот это подарок в честь освобождения с губы! Даже сердце сильнее забилось. Хотелось расцеловать Джонни Проктора, перед тем как хорошо отмудохать.

— Иди сюда, мой дружок. Сейчас мы слегка поболтаем, — процедил, расплываясь в улыбке.

— Нет! — крикнул очкарик, резко меняясь в лице. — То есть, я не хочу тебя покалечить. Потому считаю, что не стоит драться с помощью магии.

— Хех, так и быть… Я согласен, — с этими словами закатал рукава.

Даже с телом Марка можно надрать задницу упырю. Конечно, он малость повыше. Но в плане мышечной массы и боевых навыков вряд ли меня превосходит.

— Ага, тогда давай… Отойдем. Понял, ты! — сбивчиво протараторил Джонни.

— Зачем это вам отходить? — усмехнулся кто-то в толпе.

— Я боюсь, что нам помешают. Вот… Надо чтоб честно. Один на один.

Такие слова были странными. Только я особо не парился. Что бы там не задумал упырь, у него нихрена не получится. Мои навыки возросли после тюряги. Пусть попробует провернуть тупой фокус, сразу лишится башки.

— О, тогда ладно!

— Иди и врежь ему, Джонни!

— Давай, давай! — заорала толпа.

Проктор пошел вперед, вздернув нос. Пацан был настроен решительно. Я вырвался из толпы местных гопников и отправился следом.

Вскоре мы оказались возле окна, далеко от сторонников Джонни. Тогда Поттер резко остановился. Он повернулся ко мне, и без предупреждения сделал выпад, пытаясь ударить по носу.

Конечно же, я уклонился. Тогда очкарик крикнул, махнув ногой. Это тоже не дало результата.

Наконец-то я поднял кулак, готовясь врезать противника как положено. Но тот громко ахнул, воскликнув:

— Стой, погоди! Марк, ты все не так понял…

Я знал, что утырок выкинет номер, но все же решил поиграть.

— И как же мне тебя понимать? — спросил, наивно опустив кулаки.

— Очень просто. Ты эрий, ведь так? К вам относятся плохо. Это все администрация академии. Я могу помочь, понимаешь? Могу пару словечек замолвить.

Хех, значит вот оно что. Джонни не сказал напрямую, но было видно, что он меня подкупает. Мол, поддайся сейчас, а потом получишь сочные плюшки. Что ж, почему бы и нет?

— Марк, давай сделаем вид, что ты как бы мне проиграл. Не хочу тебя, правда, здесь бить, — помолчав, добавил очкарик.

Я послушно кивнул, сказав, что согласен. Тогда Джонни улыбнулся и врезал меня кулаком в подбородок. Не сильно, но весьма ощутимо.

— Вот, получай, тупой неуч! Будешь знать, как строить из себя крутого! — театрально закричал Проктор. Толпа ответила радостным улюлюканьем.

— Э, полегче, — бросил в ответ.

— Терпи, Марк, так надо!

Джонни пнул меня ногой и снова сказал что-то пафосное. Дальше он схватил меня за одежду и… получил мощный удар в солнечное сплетение.

— Агрхх, ах, ты чего? — испуганно процедил паренек, задыхаясь.

— Ты что, правда, поверил, что я поддамся? Прости, очкатая крыса, но предателям не доверяют!

С этими словами долбанул Проктора коленом в живот. При этом схватил его так, чтоб он точно не вырвался. Следом врезал в глаз и толкнул, так что парень потерял очки, сев на жопу.

— Эй, ты не можешь так просто! Это насилие, понимаешь…

— Трындюля в целебных целях полезны, — криво улыбнулся, наступая на чертова мудака.

Тот скорчил плаксивую рожу и пополз назад, как каракатица.

— Не пищи, дорогуша, это будет не больно. Зато потом станешь настоящим солдатом, — напоследок протянул я.

Тут в уши врезался громкий крик Джонни Проктора.

— Ребяяяааата, он магию применил! Он меня магией сбил! Он вас всех убить хочет. Эрий, чернокнижник проклятый!

Я сразу раскусил план козла. Молниеносно врезал его пару раз, пиная, словно гнилую тыкву. Но как следует оторваться не вышло. Друзья упыря всей толпой бросились ему на подмогу.

Сразу несколько лучей магии врезались в мое тело, заставив упасть на живот. В одну секунду мы поменялись ролями. Толпа могла разорвать меня, как портянку.

Чтоб этого не случилось, напряг руку, не пытаясь подняться. Создал черный шар такой силы, какой вообще только мог. Метнул из положения лежа практически наугад.

И сразу три чувака полетели куда-то назад, словно мелкие щепки.

Дальше была волна эрия, от которой еще три козла с криком грохнулись на пол, схватившись за головы.

— Ну, что, поиграем, чертилы! — завопил, резко вскочив на ноги.

Меня саданул красный луч, от синей волны смог уклониться. В голову полетел чей-то кулак. Я кого-то долбанул. Одного припечатал к стене «черным снежком». Закрылся другим нападавшим, будто живым щитом…

Еще долбанул по мозгам, потом был бросок черной дряни.

Спустя считанные секунды стало понятно, толпа ублюдков рассеялась. Половина гопоты осталась валяться посреди коридора. Другая половина свалила, не желая получать увечья на ровном месте.

Я почувствовал, что нога попала в капкан. Нет, это мелкий чувак лежал на полу и… грыз мой ботинок зубами!

— Фу, шарик, на место, — сказал, пнув урода.

Переступил через него, как через кучу дерьма, и хромая на одну ногу, медленно пошел прочь. Тело немного болело. Мне разбили лицо, подпалили школьную форму, намяли бока.

Но это так, ерунда. Главное, что я снова чувствовал себя человеком. Был готов жить, любить и творить. А так же, рвать задницы всяким там долбоящерам.

Когда спустился вниз, то встретился с Викторией Клинас.

— Лесовский, а что это ты такой радостный? — недоуменно спросила она.

— Так, ничего. Романтика первого поцелуя, — ответил с сарказмом.

— Что? Ты выглядишь так, будто тебя побили…

— Первые поцелуи такие. Никогда не знаешь, что тебя ждет.

Это был настоящий триумф. Моя сила оказалась мощнее, чем жалкая магия всех ублюдков. Я окончательно заткнул рот Джонни Проктору, а Антоша вообще куда-то пропал.

Учеба давалась все легче. Училки перестали смотреть на меня, как на местного обалдуя. Тимоха по-прежнему говорил о смерти. На то он и Тимоха, короче.

Так вот, сам того не ожидая, я разделался со всеми проблемами. Но вопросы еще оставались. С одним из таких вопросов я докопался до парня, которому недавно помог по учебе.

— Слушай, что там за Испепелитель такой? — говорил, глядя в конопатое лицо чувака.

— Да, так, есть легенда… Что должен явиться типа злодей, — неуверенно твердил тот.

— И, чего дальше?

— Ниче, он пока не являлся.

— А если явится, то… Он может сожрать какого-то парня, к примеру?

— Ага, да, наверное. Он же, короче злодей.

Я махнул рукой и замедлился. С таким осведомителем каши не сваришь. Где взять другого получше? У меня нет никаких зацепок. Может, тупо забить?

А что, все идет как по маслу. Быдло охранники могли сказать чушь. Стоп, но ведь училка с директором тогда тоже шептались…

Погрузившись в свои мысли, я шел по просторному коридору, как вдруг услышал громкие голоса. Галдели по ощущениям человек двадцать, если не больше. Наверно опять Джонни Проктор показывает никчемные фокусы.

Решил забить и идти восвояси. Но интуиция дала странный сигнал. Заглянул за угол на всякий пожарный. Там действительно было много народа. И над их головами висела большая табличка:

— Постановление против эриев.

Так, это уже интересно! Крысеныш не мог так просто забить. Он выкинул новый фокус. Интересно узнать, какой именно?

— Да, так их, давно пора!

— Эти чернокнижники все только портят.

— Надо было им мешки на головы надевать! — доносились обрывки фраз.

Я подошел к толпе сзади. Несколько человек обернулись и немного смутились, заметив черную повязку на форме.

— Слышь, эрий, смотри, какой тебе сюрприз приготовили! — хихикнула страшненькая девчонка.

— Мой сюрприз тебе жопу порвет, дорогая, — бросил в ответ.

А сам как следует присмотрелся. На стене висело ни что иное, как текст закона. Который был направлен явно не в мою пользу.

— В связи с участившимися случаями агрессии со стороны эриев в стенах учебного заведения, администрация Хогдарса вынуждена принять решительные меры, — говорилось там.

Дальше не рассмотрел. Пришлось подвинуть какого-то толстяка, чтоб увидеть весь текст.

— Так как черная эрия несет большую опасность, чем белая магия, мы вынуждены ограничить обладающих ей учеников в использовании внутренней силы. Ограничение является временным и может быть отменено особым распоряжением администрации.

— Не понял, как так-то вообще. Моя эрия позволяет только управлять пылью. Я ни на кого не пылил, — возмутился пацан с чёрной повязкой. Видно, мой братан по несчастью.

— А если ты болен. И частицы эрии в твоем контуре из-за болезни? — спросил зубастый чувак.

— Погодите, как они хотят с нами бороться? Там же ни черта не понятно, — нахмурившись, процедил я.

В тот момент, меня резко схватили двое мужчин. Причем, других эриев трогать не стали. Не успел даже пикнуть, как меня уже тащили по коридору.

Походу, это была охрана, которую натравил Джонни Проктор и чертов директор.

— Э, полегче, ублюдки! — воскликнул я, и чуть не врезал охранников черной магией.

Над ухом вдруг резко щелкнуло. Я ахнул и понял, что на шею надели ошейник. Конечно, блокиратор для магии. Как они раньше блин не додумались?

— Не дергайся, парень, все ровно.

— Смирно иди, — прорычали здоровяки.

— Ага, хрен там плавал! — сказал, упираясь. Но понял, что я бессилен.

Блокиратор сдерживал потоки энергии. А сил тела Марка явно не доставало, чтоб бороться с двумя амбалами.

Коридор становился темнее. Меня явно куда-то тащили, с какой-то конкретной целью. Вряд ли ждало чаепитие с сексуальными барышнями.

Но очковать я не стал. Плевать, что оставили без энергии. В прошлом мире вообще не было магии. Так что применю солдатскую смекалку. Если надо, откушу яйца злобному мудаку.

— Куда мы идем? — спросил, спустя какое-то время.

— На дискотеку, — глупо пошутил один из охранников.

Стало ясно, что от них ничего не добиться. Правда, это длилось не долго. Вскоре мы зашли в какой-то тупик, где стоял Джонни Проктор с директором.

Они оба сложили на груди руки в стиле «хозяев мира». При этом смотрелись нелепо и туповато. Тоже мне, мамкины гангстеры.

— Отпустить, — сказала Гарольд, когда мы подошли.

Охранники позволили вырваться, но при этом остались стоять за спиной. Еще бы. Такого опасного школьника надо прессовать вчетвером. Могли б еще поддержку с воздуха попросить.

— Хех, ублюдские крысы. Ну, давайте, поиграем, козлы? Что вам от меня надо? — спросил, осматривая двоих и демонстративно поправляя одежду.

— Как ты смеешь так разговаривать с руководителем академии! — Гаркнул директор.

— О, господин Гарольд, зачем так строго? Марк вспыльчивый парень. Ему нужен покой, — пропел Проктор.

— Это что за игры, бараны? — прошипел, окончательно теряясь в догадках.

Двое переглянулись, затем хмыкнули. Тогда директор заткнулся, а Джонни продолжил петь сладким голосом.

— Пойми нас правильно, Марк. Твоя сила слишком опасна… Причем, для тебя самого. Тебя хотели наказать или выгнать за то, что случилось недавно.

— А, тот случай, когда я опустил вашу толпу.

— Кха-кха, не совсем. Скорее, причинил вред многим людям по неосторожности.

— Да, ты думаешь, что можно бить невинных учеников! Мы не можем это все так оставить! — вставил при этом директор.

— И вы решили нацепить на меня ошейник. Исподтишка, как на псину, — выпалил им в ответ.

— Нет, мы решили обезопасить тебя от непредвиденных обстоятельств.

Все понятно, сейчас мне мало что светит. Надо пока затаиться, отомстив этим сучкам попозже. А пока лучше особо не злиться.

— Ладно… допустим, все так. Чего вам надо сейчас? — спросил, спустя несколько секунд.

— Ничего, гарантии хорошего поведения, — произнес чертов Гарольд.

— Да, Марк, извинись перед всеми. Скажи, что сильно раскаиваешься. Пусть господин директор услышит. После чего, мы начнем перезагрузку в наших непростых отношениях, — протараторил очкарик.

Переводя на обычный язык, он хотел, чтоб я малость унизился. Но не через дверь как тогда. А прямо так, в коридоре. Мол, мы хотели отмудохать тебя в пятнадцатером, но ты все равно виноват. Нельзя быть таким сильным, солдат. Давай, проси прощенья, что не огреб.

Обдумав это все, я заржал. Другого выхода не было. Это полный маразм. Даже в шутку и в виде хитрости я не мог подыграть упырям.

— Аха-ха, охренеть! Да я вижу, вы наркоманы! Больше ничего вам не дать? Мешок денег и задницу на ночь? Совсем уже поехали, недоумки, — истерично заорал в ответ на их предложение.

— Господи, он сумасшедший! Придется применить силу! — воскликнул директор.

— Какую, отшлепать как следует? — продолжая ржать, сказал я.

Наглость двух гадов настолько меня довела, что забыл об охране, стоящей сзади. Не успел опомниться, как сильные руки схватили меня, сжав тисками.

Проктор шагнул вперед, глядя мне прямо в глаза.

— Прости, Марк, я очень старался. Но ты неисправимый дурак! Придется тебя проучить! — сказал Джонни.

— Чмо позорное! Петух конченный! — успел крикнуть я.

Но тут же получил в грудь. Проктор умел драться. Конечно, очень хреново. Но даже такие удары были не слишком приятны.

Я стиснул зубы, попробовал вырваться, но это не получилось.

— Молодец, Джонни. Отличное воспитательное воздействие. Только этого, думаю, мало, — деловито сказал директор.

Очкарик вошел в азарт. Ударил меня еще пару раз, отбивая живот и бока. Потом стукнул кулаком по лицу, попав по губе.

Это был уже беспредел! Я рванулся изо всех сил, повис на руках охранников и двинул козла обеими ногами, так что он отлетел к директору. И двое свалились на пол.

— Ах, ты малолетний чмыреныш!

— Шустрый черт, как скотина! — произнесли охранники, крепче хватая меня.

— Аха-хах, капец, дятлы! Может вам подкрепление вызвать? Маловато народа собрали! — истерично завопил я.

— Дайте ему как положено! Хватит стоять! Видите, он агрессивен! — завизжал директор, вставая на ноги.

Тут меня повалили на пол. Подскочил Джонни Проктор с директором, охранники тоже вдруг подключились.

Короче, случилось то, что было на грани фантастики. Капитан Раст отхватил звездюлей. Причем так, что мало не показалось.

Конечно, бить одного школяра всей толпой неэтично. К тому ж, когда толпа состоит из взрослых жлобов. Но в гребанной академии царил полный трындец. Значит, чему удивляться?

Тому… что меня не убили. После града ударов казалось, что я загнусь. Но вскоре все отошли, оставив меня лежать посреди коридора.

Сознание уже покидало, мысли поглотил белый туман. Боль сдавила тисками, не давая пошевелиться.

— Господин Гарольд, что за кожаная маска у вас в кабинете? Я видел, когда заходил брать документы, — послышался голос Джонни издалека.

— Что, ты о чем?

— Ну такая маска с вырезом для глаз… Там еще рот красным раскрашен.

— А, эта что ли? Древний артефакт африканских индейцев. Черт, и как я его не убрал.

— Стойте, он разве опасен?

— Скажем так, да. Его лучше руками не трогать.

«Африканский артефакт, говоришь? Вот же гребанный балабол», — подумал и отрубился.

Дальше был долгий обморок. Потом кабинет медсестры, рассказы о том, что я упал с лестницы. И если бы не уборщица, то мог бы умереть от полученных травм.

Пришлось проваляться в мед. части до ночи. Что в рамках магической медицины довольно долго.

После этого, я вернулся в общагу. Снова стал есть, ходить на уроки, общаться. Короче, все как всегда.

Правда, кое-что все-таки изменилось. Первое, Джонни Проктор и его друзья вновь ощутили себя королями. Они ходили по академии, как у себя дома, отпускали шутки и всех задирали.

Второе, я затаился, превратившись в тихого чувака. Но это было лишь частью плана. Плана под названием «Чистка курятника». Над названием надо еще поработать. А так… я медленно, но верно разрабатывал операцию, которая должна была привести к окончательному разгрому сил Гарри Поттера.

Глава 12

Лишенный основных сил и союзников, я прекрасно понимал, что глобальной битвы не выйдет. Даже с моим характером глупо бросаться на толпу магических выскочек. Они не такие лохи, как могло показаться на первый взгляд. И за них вся администрация школы.

Значит, надо было разделаться с ними поодиночке. В первую очередь, разобраться с директором и Джонни Проктором. Потом с теми, кто их особо поддерживал.

Шли дни. Активных боевых действий не проводилось. За моей спиной сильно шептались, иногда подшучивали, но не более того.

Узнал, когда и как директор ходит к живому растению и что именно с ним вытворяет. Правда, это было пустой информацией, пока что.

К тому же, осматривал темные места, закоулки в замке, вроде тех, где скрывался проход в тайную комнату. Такие норы можно легко применять для засады с целью диверсий.

Короче, я был готов вести бой. Но напряженная учеба не давала возможности это сделать. Пока в один момент, война не настигла меня в… туалете. Как бы глупо это все не звучало.

Однажды на большой перемене я сбросил мелкий балласт и готов был убраться от писсуара, как вдруг за спиной послышался голос парня:

— Как ты смеешь стоять там, где стоял он?

Не понял в чем дело. Но потом взглянул вниз и заметил, что пол под моим писсуаром отделан золотой плиткой. А на самой сантехнике красуется надпись: Только для Джонни Проктора.

Охренеть, не встать. У него даже сортир именной! Это уже западло. На секунду забыл, что на мне чертов ошейник. Понял, что сейчас будет жарко.

— Да ты, эрий чертов! Ты занял туалетное место лучшего ученика академии, — заорал еще кто-то.

— Придется смыть свою выходку кровью.

— Спокойно, парни, я уже смыл. Знаете, меткость ни к черту… Добавил золота, так сказать, на имя великого Джонника, — непринуждённо бросил в ответ.

Обернулся и увидел несколько рослых парней. Они собрались в дверях и пялились на меня как собаки на мясо. Джонни среди них не было. Но кто знает, он вполне мог натравить этих шавок.

«Черт, я конкретно попал. Конечно, хорошо вступить в бой без раздумий. Но обстановка не в мою пользу», — подумал, разглядывая группу ублюдков.

— Что пялишься, гад? Давно не получал что ли? — спросили меня.

— Смотри, как бы твой рот не получил чего вкусного, — ответил я.

Сам при этом крепко задумался… Надо было что-то решать. Так стоп, сортирная битва! В прошлой школе мы наказали бойцов, не имея при этом магии. Конечно, нас было много. Но и враг тогда был сильнее. К тому же, я привык к этому миру, обтесался в сражениях. Значит, шансы на победу все еще есть.

— Веселый да? Клоун? Ниче, щас языком сортир драить будешь! — крикнул рослый пацан, выходя вперед остальных.

— Да ну, правда что ли? А ты заставь, — весело подмигнул я.

Остальных это явно смутило. Я мог что-то задумать. Они помнили, как недавно катались по полу, получая по башке черной магией.

Потому толпа осталась на месте. Главный козел попер на меня в одиночку.

— Хех, давай, чудик. Примени свое волшебство. По-другому ты не умеешь, — бросил я напоследок.

— Я тебя и без магии, червь! — хрипло простонал тот.

В меня полетела длинная грабля с большим костлявым кулаком. Так и знал, что он сделает это. Угадал его действия, что позволило легко увернуться, так еще подставить подножку.

Пацан ахнул, не понимая, что происходит, поскользнулся на кафельном полу. И вот… он поцеловал Джонни Проктора, точнее его керамическое воплощение. То есть, стукнулся о писсуар, так, что последний даже потрескался.

— Ах, ты… мудак, — простонал парень, когда растянулся на полу.

— Будь с ним нежнее, чувак, — подмигнул я, и наступил на утырка ногой, не давая подняться.

Это вызвало бешенство остальных. В меня полетела какая-то зеленая палка, горящий шар, еще розовый луч. Толпа с бешеным криком кинулась в мою сторону, желая порвать на куски.

К счастью, я хорошо среагировал. Магическая гопота повредила мне только руку. Причем, один из зарядов срикошетил и вырубил зубастого пацана, попав в голову.

Дальше я рывком подскочил к кабинкам. Стал открывать двери и скрываться за ними. При этом замер возле одной. И когда подлетел чертов дятел, врезал его краем двери точно в нос.

Потом пришлось отступить в умывальник. В спину врезалось что-то горячее. Я с криком полетел вперед, ударился в какую-то дверь, которая тут же раскрылась.

Не успел перевернуться на спину, как на меня бросился блондин похожий на того же Синицкого, но не он.

Руки сами собой схватили бутылку моющего средства, что выпала из подсобки. И чувак получил мощный душ из благоухающего, но едкого киселя.

— Аааа, сука, мои глаза! — заверещал парень, отстраняясь от меня. Попал под ноги очередному козлу, затем они вместе упали.

Рядом со мной что-то взорвалось. Но под рукой еще была швабра, которую метнул из положения лежа, попав пацану между ног…

Короче, битва вышла эпичной, но быстрой. В туалет ворвалась охрана. Наверняка, ее позвали заранее, на случай, если я что-то выкину.

Нас растащили по разным углам, отчитали и пригрозили отчислить к чертовой матери.

Можно сказать, что инцидент был не очень приятным. Но для меня это было счастьем. Стало ясно, что даже без эрии выходит драть задницы местным задротам. Они тоже поняли это, и больше ко мне не лезли.

Очередная попытка Поттера сделать меня дурачком для битья потерпела провал. А вот моя борьба была в самом разгаре. От горячей фазы я перешел к гибридной войне. Для этого пришлось подключить союзника. Самого преданного из всех, на кого я мог положиться в гребанном Хогдарсе.

* * *
Ночь была темной, но лунной. Благодаря этому можно было ориентироваться в пространстве, не прибегая к помощи магии световых артефактов.

Человек в черном плаще медленно шел по дорожке, огибая гигантское здание Хогдарса. Иногда он полностью останавливался, судорожно оглядываясь назад. Иногда, наоборот ускорялся, стремясь скорее достигнуть цели.

Казалось, везде растут живые глаза. Деревья, клумбы, беседки. Все и вся наблюдают за ним. Еще немного и случится кое-что страшное. Поймают, уволят, упекут за решетку.

Хотя, стоп, почему… Никто об этом не знает. Ни одна живая душа. Если что можно сказать, что ты просто гуляешь. Кто полезет в мозги, чтоб искать правду? Неужели свободный человек не может просто так прогуляться по саду? Да, сейчас уже ночь. Ну и что… Может, настроение такое сегодня. И вообще, пошли к черту.

Шаг незнакомца в плаще стал более твердым. Больше никаких нервных судорог, поворотов назад. Только вперед к своей цели. Туда, где это должно было случиться.

А вдруг обман? Вдруг ловушка? Кто знает, что может за этим скрываться…

Напряжение снова охватило все тело. Тень замерла, оглянулась назад. Потом выдохнула и пошла дальше, но тут натолкнулась на такую же тень ниже ростом.

Двое столкнулись так, что чуть не упали. Полы плаща распахнулись. И высокий незнакомец оказался никем иным, как Викторией Клинас.

— Ой, мамочки родные! — взвизгнула она, запахивая свой плащ.

— Ох, простите, простите. Я случайно вас не заметила, — пропищала другая тень.

— Что? Надежда?! Почему вы тут так гуляете? — недоуменно сказала Виктория.

— Госпожа? Я так просто… дышать. Ходить, цветы в смысле. Они ночью пахнут особо. А вы?

— А я… Что я? Ничего. Так-то вот.

Женщины недоуменно пялились друг на друга, не зная, как реагировать. Надо было что-то решать. Они обе понимали, что оказались в тупой ситуации.

Первой прервала молчание Клинас, грубо воскликнув:

— Ты что? Записку мою, что ль читала?

Надежда немного замялась. Но врать сейчас было глупо. От страха и шока она вдруг резко призналась.

— Д-д-а, простите меня. Я случайно. Она у вас на столе просто лежала, — чуть не плача сказала мелкая толстушка.

— Что?! Может, скажешь В СТОЛЕ! Какого хрена, Надежда?! — гневно прошипела Виктория.

— Ага, так и есть… Но кончик немного торчал. Это меня привлекло. Я просто вас долго ждала. Так что вот.

Снова немая сцена. Женщины сверлили друг друга взглядом. При этом понимали, что обеим не по себе. А значит, можно объединить усилия, чтоб решить это все. Конечно, это не так уж и выгодно. Но лучше иметь союзницу ночью, чем врага на долгие годы.

— Значит, ты видела все, что там было написано? — прищурилась Клинас.

— Да, новая тайная комната. Открывается ровно в полночь. Возле старого мучного склада, — сказала Надежда, так, будто признавалась в убийстве.

— Хм, именно так… Кто-то потерял записку в конверте. Я случайно нашла под деревом. Можно сказать, пустой бред. Но одну потайную комнату уже вскрыли. В этот раз может быть что получше, — пропела Виктория себе под нос.

— Главное, чтоб никто не узнал, — испуганно промямлила Надя.

— Будешь держать язык за зубами, никто не узнает, — ответила ей Виктория. — Ты же будешь, ведь так?

— Ага, да, точно буду. Мне все равно не поверят. Я же типа как сплетница, которой обычно не верят.

— Ох, послал бог напарницу. Идем, ладно, — отрезала Клинас.

И вот уже две тени пошли возле замка, медленно от него отдаляясь. Вдвоем было совсем не страшно. Надежда так расхрабрилась, что хотела начать разговор.

Виктория, чуть не врезала магией. Она знала, что сейчас лучше соблюдать тишину. В новой комнате должно быть больше сокровищ. А где кроются сокровища, там опасность.

— Так, погоди. Это куда мы пришли? — сказала Клинас, когда двое были почти что на месте.

— Блин, здесь темно слишком очень. Заброшенный сад. Говорят, здесь водятся привидения, — протараторила Надя.

— Не бойся, ты их распугаешь. Меня волнует другое, — прикусила губу училка.

— И что же?

— Безопасность. Надо слегка затаиться. Посмотреть что к чему.

Женщины решили отойти в сторону, став за кусты. Вдруг они тут не одни? Кто знает, чьи сокровища кроются в тайной комнате? Их хозяин может тоже прийти сюда ночью.

Тогда можно будет напасть из засады. Вырубить его магией и забрать то, что там есть.

Решив так, дамы пошли по лужайке. Как вдруг Вика споткнулась о странную кочку. Кочка сказала «Аайй». Женщины громко взвизгнули, забыв о своей конспирации.

В тот момент, кочка вдруг поднялась. И перед дамами показался старик тоже в черном плаще. Руки Виктории загорелись зеленым. Но Надежда толкнула ее, крикнув:

— Хранитель! Это же наш хранитель! Погодите, что вы тут делаете?

Действительно, странный старик был хранителем академии, который редко куда выходил. А тут прятался ночью в траве, словно чертов разведчик.

— Ээээ, дамы. Рад видеть, красавицы. Но ночь, не лучшее время для прогулок, не так ли? — проскрипел он, стряхивая с мантии остатки травы.

— Господин Хранитель, вы лежали здесь. Для чего? — недоуменно простонала Виктория.

Дед пожал плечами, немного замявшись. Похоже, он не желал раскрывать свои тайны. Но его застали врасплох.

— Эммм, девочки. Знаете, если честно, я ждал появления единорогов.

— Кого??? — хором спросили две «тени».

— Когда-то очень давно, на территории, где сейчас стоит академия, паслись сказочные единороги. Говорят, они до сих пор бродят в дебрях лесов. Но туда идти слишком опасно.

— Стойте, но почему вы спрятались тут? — спросила Надежда.

— Эх, старый пень. Надо было сразу понимать, что это всего лишь шутка. Кто-то подкинул записку на подоконник моего кабинета. Там было сказано, что единорогов видели ночью возле мучного склада. Они приходят сюда в полнолуние, чтоб пожевать особую травку, — скорбно произнес дед, понимая, что его жестко кинули.

— Травку значит, понятно, — закусила губу Надежда.

— Стойте. Вы сказали, что мучной склад. Почему именно это место? — тут же спросила Виктория.

— Кто знает, кто знает. Тут растет цветущий кореечник. Возможно, для единорогов он важный деликатес.

После этого, трое заткнулись. Ситуация была очень глупой. Но это еще не все. Спустя секунды молчания, раздался громкий голос какого-то мужика.

— Стоять всем, не с места!

— Да, уроды, дернетесь, и мы вас поджарим! — поддакнул еще кто-то.

Троица подняла руки, окончательно не понимая, в чем дело. Послышался шорох травы. Сразу четверо людей пошли в сторону дам и хранителя.

— Кто вы такие? Бандиты? — проскрипел старец.

— Нет! А вы… Предстанете перед судом!

Высокий парень отделился от остальных, подошел вплотную и стал разглядывать троицу.

— Господи, Евгений Ордынский! Глава склада магических препаратов, — выдохнула Надежда, чуть не упав в обморок.

— Именно так. Вы женщина, что ли? — удивился мужик.

— Стойте, это учителя нашего Хогдарса! — послышался голос за его спиной.

— Господи, великий Хранитель. Простите, что мы с вами так резко.

Все присутствующие на этой поляне быстро поняли, что к чему. Они скинули капюшоны, осмотрели друг друга и немного расслабились.

Охранники с главой склада рассказали, что поступило сообщение о воровстве артефактов, которое проводилось по ночам в определённые дни. Причем, воры использовали это место для того, чтоб перепрятать ценности и сбить след.

Старик, жутко смущаясь, сказал о единорогах, которыми грезил еще со времён юности.

Женщинам ничего не осталось, как поведать про тайную комнату. Конечно, они хотели все разузнать, а потом доложить куда надо. Просто пришли на разведку, чтоб никого не тревожить.

Все три истории были очень нелепы. Только главная проблема была в другом. И первой ее сформулировал глава склада.

— Стойте, нам специально кто-то дал ложную информацию, — почесывая голову, произнес он. — Как будто решили собрать вместе нескольких человек.

— Не просто человек, а сотрудников Хогдарса, которые имеют влияние, — деловито сказала Виктория. Надежда ей тихо поддакнула, хоть особого влияния не имела.

— О, друзья мои. Современная молодёжь способна шутить глупые шутки, — воскликнул старик.

— Нет, это не совсем так. Если мы просто вышли сюда, то это не очень смешно. Куда интереснее взорвать учительский туалет или поднять юбку на уроке с помощью магии, — протянула Надежда.

— Ой, только не юбку. Я всегда надеваю брюки, когда веду занятия, — сказала Надежда, которую никто не стал слушать.

— Что если нас всех решили убить? — холодно отчеканил зав. складом.

— Аааа, ооо! Нееет! Ой, как больно! — раздался душераздирающий вопль.

— Погодите. Не надо так кричать. Еще ничего не случилось, — снова сказал мужик.

— Так мы и не собирались кричать, — пожал плечами старик.

— Тогда кто это там, боже мой? — настороженно прошептала Надежда.

Вся толпа прошла немного вперед. Они догадались, в чем дело. И первой подала голос Надежда:

— Куда мы идем? Там жуткая БДСМ-ива! Она получает удовольствие, когда убивает людей!

— Еще как убивает! Мучительно… Михалыча тогда хлестала до самого утра, пока он не загнулся, — сказал один из охранников.

— Ааа, оййй! Ооооххх, капец, что творится! — донеслось откуда-то из-за угла.

— Так, дальше я не пойду! — взвизгнула Надя.

— Да, бедолаге уже не помочь, — скорбно протянул охранник.

Толпа на мгновение замерла. Только заведующий складом был настроен решительно.

— Господа, у нас магия! Вместе мы одолеем проклятого монстра! Давно говорил, что адское дерево надо срубить, — выпалил он, бросаясь вперед.

— Нельзя, это редчайший природный экспонат. Ценнее него только единороги, наверное, — сказал дед, но его никто не послушал.

Охранники достали оружие. Виктория приготовилась врезать магией. Надежда свалила подальше… И группа сотрудников академии резко пошла в атаку.

Сначала все сильно ускорились. Старик немного отстал. Потом отряд вдруг замедлился, и полностью замер, когда вышел на поляну, где росла странная ива.

В свете луны предстала такая картина, которую не нарисуешь нарочно. Причем, даже если примешь тяжелые препараты. Природа как будто бы издевалась. Ночь сделалась необычайно светлой, позволяя различить все детали кошмара.

Глава 13

Ива-БДСМ действительно поймала в свои лапы (точней ветки) несчастного человека. При этом он выглядел странно. Жертва была облачена в черный кожаный блестящий костюм. На лице красовалась маска с прорезями для глаз и рта. На шее был ошейник с шипами.

Гибкие ветки связывали тело несчастного, держа его над землей. Мощный пучок лозы хлестал человека по латексной заднице. Из-под корней дерева доносился томный голос:

— О, даст ист фантастишь!

— Ты плохой мальчик!

— Получи еще, грязный пупсик.

Оказавшиеся на поляне сотрудники академии замерли, словно вкопанные. Никто не мог сказать даже слова. Лишь спустя томительные секунды «спектакля», в себя пришел заведующий складом.

— Господи! Это же гребанный демон! Урод в костюме южного чернокнижника, — выдохнул мужик, находясь в полном шоке.

— Нет… Не совсем так. Это одеяние для ролевых игр, магический экстаз-3000 класса Эль-кайфо, — упавшим голосом сказала Надежда, которая догнала остальных, боясь оставаться в одиночестве.

— В любом случае, человека надо спасти! Он же скоро умрет! — выкрикнула Виктория. — Эта тварь его душит. Смотрите!

— Это не удушение, а техника эротического связывания с воздействием на эрогенные зоны, при которых сдавливается грудь, перетягиваются бедра, клитор… — затараторила Надежда.

— Боже, умолкни! Откуда ты это все знаешь??? — вытаращилась на нее Клинас.

— Ооо, моя сладкая крооона! Сделай меня своей вещью! — завопил связанный парень.

Тогда хранитель поднял седые брови и стал говорить, сам не веря в свои слова.

— Коллеги, смотрите! Данный господин вступил в симбиоз с хищным деревом. Если б я не мыслил рационально и не знал, что это все невозможно, то мог бы предположить, что они оба получают удовольствие от процесса, — деловито произнес он.

Охранники предложили атаковать. Женщины запричитали. Директор склада обрадовался, что его артефакты на месте.

— Погодите… Этот пойманный дядька. Вам не кажется, что его голос знаком? — произнес кто-то из охранников в последний момент.

— Да, возможно ученик академии, — сказал зав. складом.

— Нет… Точно не ученик, — нахмурилась Виктория Клинас. — Пройдемте вперед, господа!

Ива таила большую опасность. Но, несмотря на это, группа людей к ней приблизилась. Они, наконец, разглядели несчастную жертву, а та разглядела их…

Такого шока не было никогда. Все кто был на поляне, чуть не грохнулись в обморок. А ива, пользуясь случаем, немного отхлестала Надежду.

* * *
Разборки с нашим директором длились долгое время. В конце концов, дело дошло до начальства. И Гарольда с позором уволили, переведя на более высокую должность в закрытом отделе образования.

Да уж, «страшная кара». Хотя, он свое получил. Пока длилось чертово разбирательство, директор отхватил столько позора, сколько не отхватывал за всю жизнь.

Нам прочитали лекции о вреде БДСМ, иву обнесли забором, отчего она вопила дня три, а потом успокоилась.

Все вышло как нельзя лучше. Единственное, пришлось заплатить филину. Пернатый рэкетир забирал половину печенья с обеда. Но это не самое страшное.

Я чувствовал, что все не так просто. Меня конкретно боялись. Ведь даже с ошейником я таил угрозу для всяких придурков. К тому же, случай с директором насторожил многих училок.

В глубине души они знали, кто провернул странную операцию ночью. Потому мне могли строить козни. Я был к этому точно готов. Но не знал, что выйдет именно так.

Короче… В один прекрасный день группу новичков, вместе со мной, собрали на школьном дворе, чтоб научить полету на пылесосах.

Знаю, звучит не особо. Но в местной академии вместо метел были здоровые пылесосы, которые заводились как мотоциклы и вполне неплохо летали.

Говорят, даже был такой спорт. Что-то вроде фигурных полетов на скорость. В общем, каждый из нас должен был уметь управлять этим транспортом. Стыдно учиться в Хогдарсе и этим не заниматься.

Потому я приступил к обучению со всей ответственностью. После того, как перестал ржать, разумеется.

Нас выстроили полукругом возле нескольких пылесосов. Лысоватый бородач стал рассказывать принцип работы этих устройств. В занудной лекции было мало чего интересного. Но при этом я впитал информацию.

Хотя, ждал, конечно же, практической части. Ведь освоить такой аппарат, это как минимум, весело. Все лучше, чем сидеть в мрачном классе за кучей учебников.

— Итак, учащиеся, теперь вы должны сдать теоретический экзамен по управлению магическими пыле-летами, — в конце заявил господин Герман.

Да, его звали как того чернокнижника, что был недавно моим наставником. Причем, учитель был полной противоположностью. Хотя, это не особо и важно.

— Нееетт! Ну, зачем? — застонала одна из девчонок.

— Пока мы будем сдавать, время занятий закончится. А мы еще даже и не попробовали.

— Прошлые потоки вообще сразу летали!

— Да, теоретическая часть всегда занимала не больше десятка минут. Там управлять-то им нечего.

Все тут же стали галдеть. Мужик почесал лысину и понял, что перегнул палку. Наверняка хотел показать новичкам, насколько трепетно он относится к безопасности.

— Ладно, — в конце концов, сказал он. — Вы можете попробовать полетать. Но только строго по одному. И не подниматься над землёй выше двух метров.

— Там ограничитель стоит, — тут же вставил толстяк.

— Ограничитель до трех метров всего, — отметила одна из девчонок.

— Прекратить разговоры, воспитанники! Вы летать хотите или галдеть? — строго спросил учитель. И все тут же заткнулись.

Первым к пылесосам подошел толстый парень, говоривший про ограничители высоты. Герман рассказал ему, что к чему. Еще посыпались советы «бывалых». Мало кто хотел признавать себя новичком. Потому все «уже как-то пробовали».

После небольшой подготовки, толстый оседлал мини бочку и взялся за шланг с широкой щеткой, которая была типа штурвалом. Парень ударил по ножке, что была сбоку.

Сначала ничего не случилось. Но раза с третьего удалось завести. Пылесос начал тихо гудеть и светиться зелёным. Толстяк пошел вперед по двору, резко оттолкнулся ногами и… резко споткнулся.

— Так, не сломай технику! Осторожнее! — тут же выкрикнул Герман.

— Дайте лучше я, он тупой! — послышалось из толпы.

Но жирдяй попробовал снова. На этот раз получилось взлететь. Совсем низко, меньше метра над землей. Наверняка из-за веса летчика.

Смотрелось это очень нелепо. Казалось, пылесос войдет в толстяка, став частью его большой задницы. Жирный постоянно вилял, чуть не врезался в клумбу с цветами. С трудом совершив круг, он вернулся к нам, остановился и задышал, будто только что родил тройню.

— Неплохо для первого раза, — похвалил его наш наставник.

Послышались недовольные возгласы. Над пухляшом стали смеяться. Кстати, я тоже заржал. Казалось, смогу куда лучше.

Это уж точно не танк на атомной тяге. Там нечего управлять. Значит, стоит показать салабонам на что способен настоящий каратель.

Правда, с этим возникли проблемы. Вперед меня бросилась мелкая девка. Она почти, что самовольно прыгнула на пылесос, без проблем его завела и отлетела от нас метров на пятьдесят, туда, где начиналась садовая территория.

Потом пыле-лет тупо заглох. Герману пришлось идти туда вместе с нами и показывать в чем ошибка этой долбаной выскочки.

Третьим попробовать технику хотел какой-то очкарик. Но я его оттолкнул. Соврал, что уже летал на таких, и что могу показать пару фишек. Кое-кто стал возмущаться. Только Герман заткнул школотронов.

И вот, я перекинул ногу через странную штуку. Затем резко двинул заводной ножкой. Тогда ничего не случилось.

— Он соврал, слезай быстро! — раздался недовольный крик пацана.

— Ага, будешь своей мамке указывать, — ответил я.

Попробовал второй раз, и все получилось. Пылесос оказался странной штуковиной. С одной стороны, хорошо управлялся. Но с другой, имел свой характер.

Я поднялся на высоту одного метра. Полетел над землей и обогнул дерево. Потом хотел возвращаться к своим, но чуть не ударился о беседку.

Пришлось рвануть «штурвал» в сторону, уворачиваясь от столкновения. Вдруг понял, что крыша беседки находится на моем уровне. Далее, поднялся еще и еще.

Черт! Да под моей задницей хозяйственные постройки, что стоят возле замка!

— Твою бабку! Вот тебе и ограничения высоты! — воскликнул, ощущая, как по телу бегут молнии ужаса.

— Лесовский, срочно снижайся! Это нарушение установленных правил! — послышался голос учителя.

— Ого, он крутой!

— Капец, нарушил ограничение даже! — вопили мои одноклассники.

Но от этого не было лучше. Если аппарат, рассчитанный для сверхнизких полетов, вдруг устремляется в небо, это явно капец.

Особенно, когда на нем сидишь ты, лишенный эрии. С собачьим ошейником во все горло.

Можно было рефлексировать долго, если б не скорость чертова аппарата. Несмотря на все мыслимые усилия, я никак не мог снизиться. Кстати, торможение с помощью штурвала и кнопка экстренной остановки тоже тут не работали.

Меня просто несло куда попадя. Тянуло вверх и вперед. Приходилось уворачиваться от крон деревьев. Один раз по щеке больно врезали ветки. Ветер пробирался в глаза, из которых ручьем лились слезы.

— Сука, чтоб вас, падлы! Вы как технику к бою готовите??? — вопил, ощущая, что скоро подохну.

В который раз отдал должное телу Марка. Реакции молодых рук хватало, чтоб избежать серьезных последствий. Я маневрировал между препятствиями, оставаясь почти невредимым. С земли все еще что-то кричали. Только слов различить я не мог.

Хотя, это не самое страшное. В какой-то момент, стало ясно, что препятствий на пути тупо нет. Я поднялся выше верхушек деревьев. Они не несли мне угрозы.

Можно было немного порадоваться, если б не одно НО. Я отдалялся от замка. Полет проходил над лесами, которые славились своей супер дикостью.

Если там живут адские монстры или что-то еще, то мне точно несдобровать. Даже если смогу посадить эту штуку, без эрии можно смело готовиться к смерти.

Чтоб избежать такого сценария, я резко завалился на бок. Потянул щетку для пыли, стал пинать пылесос, будто он был живым и все чувствовал.

— Ааа, падла такая! Вези меня нахрен домой!

Не знаю, как описать, но я чуть не порвал себе жопу от напряжения. Лишь с огромным трудом удалось повести машину на разворот.

— Не дергайся подо мной, петушок! — выкрикнул, чтоб себя как-то взбодрить.

Несмотря на страх и потоки ветра в лицо, стало немного радостно. Смерть в магическом лесу миновала. Посажу тачку и разберусь, что к чему.

Не успел так подумать, как понял кое-что страшное. Никакой посадки не будет. Если повернуть вышло большим чудом, то вниз эта штука не шла. К тому же, управление тупо пропало.

Я летел только вперед, по линейке. В коричневатую стену Хогдарса, которая становилась ближе с каждой секундой.

— Мля, сука, сука! — заорал, понимая, что дело плохо. Секунда от секунды не легче!

Времени на раздумья тут не было. Прыгать — просто безумие. Спуститься точно не выйдет.

Пришлось судорожно колотить ногами по бокам пылесоса. Руки сами собой нащупали какой-то квадрат. Даже не знаю, как объяснить… Короче, я выдрал кусок пластмассы, потянул какие-то провода. Или это были не провода.

Стена становилась все ближе. Капитана Раста еще никто так не плющил! Вот же дерьмовая шняга!

Повалил черный дым. Пылесос завыл так, будто реально, блин пылесосил. Не знаю, каким вообще боком, но мне удалось увернуться от столкновения.

Это еще не все. Машина полетела по дуге вниз. Она выла и, казалось, разваливалась.

— Аааа, пора в преисподнюю! — неистово завопил я.

В последний момент понял, что свалюсь на поляну, рядом с чертовым Хогдарсом.

Когда до земли оставалось совсем немного, в глазах резко позеленело. Я потерял сознание, а очнулся уже на лужайке, где валялся в позе пьяного бомжа. Рядом был заглохший, пахнущий дымом пыле-лет.

С одной стороны, я выжил. Меня не расплющило, не сломало, и это круто. Но с другой, как такое возможно?

Немного подумав, пошевелил конечностями. Они были в полном порядке. Потом огляделся вокруг и услышал стон женщины.

— Ох, не могу… Боже мой… Вся энергия к черту. Я просто разбита.

Неподалеку валялась Виктория, широко раздвинув ноги, будто только что… Короче, неважно.

Не сразу понял, в чем дело. Но потом вроде дошло. Клинас умеет создавать магические оболочки. Возможно, заметила, что я падаю, и применила свой дар.

Если так, ей пришлось потрудиться. Ускорение свободного падения человека… и пылесоса, это мощная штука. Одной магической бабы тут маловато. Но она все же справилась.

Понимая это, подскочил к училке и подал руку.

— Спасибо за спасение боевой единицы! Вы достойны ордена! — сказал ей.

— Лесовский… Ты урод мелкий! Кто просил тебя так подниматься? Разве господин Герман не объяснял? — чуть слышно простонала бледная дамочка.

— Госпожа, там ограничитель по высоте, — бросил я.

— Да! Это так… Но как тогда это все… — промямлила женщина и все же приняла мою руку.

Поставив Викторию на ноги, я осмотрел ее сиськи. В медицинских, конечно же, целях. Забыв о былом пафосе, Виктория оперлась об меня и сказала идти вперед.

Сначала мы добрались до пылесоса. Я взял его за гребанный хобот, потащив прочь отсюда.

— Лесовский… Значит, этот аппарата, он сломался, — промямлила Виктория, когда прошли несколько метров.

— Хех, вы догадливая.

— Понимаешь, это все невозможно. Настройкой пыле-летов занимаются самые ответственные мастера.

— Какие? — прищурился я, чувствуя явный подвох.

— Команда техномагов старшекурсников во главе с Джонни Проктором. Они не могу ошибиться так просто.

— Чего??? — я замер и вытаращился на Клинас так, будто хотел ее съесть.

— Лесовский, ты что? За последние три года ни одной аварийной ситуации. У нас нет повода сомневаться в навыках технических…

— Тихо! Вы сказали что-то о Прокторе? Об этом очкарике чертовом, — прошипел, чувствуя, как медленно выхожу из себя.

— Так, прекратить оскорбления. Джонни — лучший ученик академии. Ты должен уважать его и ценить.

— Хорошо, хорошо. Оценю по самые помидоры.

Теперь стало ясно, в чем дело. Кто бы мог сомневаться? Я сам думал об этом все дни, но не мог представить, что выйдет именно так.

Спорить с Викторией было глупо. Сделал вид, что я успокоился. Проводил ее немного, пока не пришла в себя. А потом пошел к месту, где было занятие. Меня теперь ждут и ищут, думают, что убился.

Бодрым шагом прошел какое-то расстояние. Завернул за угол в аллею из живой изгороди. Дальше не поверил глазам. Даже шланг пылесоса отпустил от увиденного.

Прямо на меня, как ни в чем не бывало, с шутками и улыбками шла сраная троица мудаков. Рома или как там его, Галька, куда ж без нее. А в центре, белым ферзем Джонни Проктор.

— Охо-хо, Джонни, какой ты высококлассный шутник, — говорил Ромка, а Гала просто смеялась.

— Да, я давно занимаюсь написанием шуток. Это мое хобби. Одно из тех двадцати… Так вот, друзья, теперь анекдот про орка в гареме у амазонок.

Тут Джонни Проктор заткнулся, тупо уставившись на меня. Вся троица замерла в полном шоке.

Я понял, что козел испугался. Он думал, что меня уже нет в живых. А тут, явление Раста народу. Картина маслом, иначе не скажешь.

— Марк? — хитро улыбнулся очкарик. — Что это ты таскаешь за собой пыле-лет? У тебя есть на то разрешение?

— Да, ты странно выглядишь, Марк, — улыбнулась вдруг Гала.

— О, мои милые маленькие друзья. Я бы с радостью не таскал за собой эту штуку. Если б она не поднялась на высоту пятиэтажного дома и не свалилась бы вниз вместе со мной, — отчеканил, изображая дебила.

— Что? Абсурд, этого никогда не бывает. Наши летательные аппараты тщательно проверяются на прочность, — сказал Рома.

— Хех, спроси у госпожи Виктории, дятел. Она видела, как я летел. И если б не ее магия, мои яйца сейчас стали бы сочным омлетом! — выпалил ему в ответ, сверял троицу взглядом.

Глава 14

Троица туповато переглянулась. Было понятно, что я их немного задел. Но тут Джонни Проктор всплеснул руками и крикнул:

— О, Боже, какой провал! Видать, кто-то из моей команды неправильно осмотрел пыле-лет или он внезапно сломался. Такого никогда ещё не было. Что же, Марк, извини! Мы будем разбираться с этим всем делом. Тебе выплатят компенсацию за моральный ущерб. На обед дадут лишнюю порцию супа или типа того. А пока, мы пошли. У нас ещё много дел.

Конечно, я был отбитым ублюдком. Но даже моих мозгов хватило, чтобы выкупить этот сарказм. К тому же, Галька спалилась, оскалив зубы.

— Стоять! — сказал я. — Компенсацию, говоришь? Может тебя прямо тут при друзьях, компенсировать?

— О, Марк! Не надо так злиться. От твоего зла одни проблемы, — сказал Рома.

— Заткнись! — шикнул на него. — Твой очкастый петух должен сам отвечать.

На сей раз Джонни Проктор не парился. Он вышел немного вперёд, поправил очки и надменно взглянул на меня.

— Лесовский, чего тебе надо? Не умеешь управлять техникой, так и скажи! Я уже все пояснил. Будешь ругаться дальше, получишь. Я устал от твоих выходок, ясно?

Вот это поворот. Жалкий очкарик решил слегка быкануть. Что ж, земля ему пухом. Несмотря на все, что случилось, я ещё могу дать по щам.

— Аха-ха, получу? Отлично, ещё распишусь! А ну иди сюда, крыса складская! — воскликнул я, представляя, как надеру этому дятлу зад.

Видя мою решимость, Джонни Проктор отскочил прочь. Но тут же выпрямил спину и выхватил чёртову волшебную палочку.

Хах, вот это прикол! Ничего, мои черные потоки сломают этого выродка. Я улыбнулся, видя, как дурачок готовится к бою. Сам выставил руку, чтоб долбануть по троице выскочек. И лишь тогда вспомнил: ошейник! Моя энергия подавляется этой штукой. Твою дивизию нахрен… Не успел это осмыслить, как в грудь врезалась зелёная светящаяся змея.

Я ахнул, отошёл назад, но на ногах устоял.

— О-хо-хо, Джонни, ты просто красавчик!

— Да, это был сильный удар! — похвалили его друзья.

— Ну как, Марк? Приятно? Надеюсь теперь, будешь вести себя покультурнее, — пафосно заявил этот хрен.

— Кхе-кхе, отсоси, — выдохнул, хватаясь за грудь.

Под ноги попали какие-то искры. Я дернулся и прыгнул с тропинки.

— Аха-ха, вижу, ты любишь потанцевать, Марк Лесовский! — заржал Гарри Поттер.

— Смотри, как бы мой член не станцевал в твоем рту! — воскликнул в ответ.

Присмотрел у обочины круглый камень. Поднял его и резко метнул в Джонни Проктора. Получилось вполне неплохо.

На форме очкарика появился отпечаток. Проктор поморщился от боли, отходя назад.

— Получил, козел?! Я и без магии тебя закопаю! — процедил я.

— Ах ты, грязный эрий! Проклятая псина! — взревел Проктор.

Он превосходил меня по всем фронтам, но все равно не мог добиться победы. Это жутко бесило. Джонни перестал играть в доброго мага, показав свою настоящую суть.

Лицо очкарика перекосилось. Он будто превратился в чудовище. Дальше парень зашептал что-то на непонятном языке и пустил из палочки зеленую линию, которая ярко пылала.

Я прыгнул, но уже не успел. Горячий поток врезался в тело. Ветки кустов порвали мне форму. Перевернулся через голову, и брякнулся куда-то за пределы живого забора.

— Господи, ты наверно его убил!

— Да, ты такой сильный, Джонни! — донеслось до моих ушей.

Затем были шаги, а после надо мной навис бледный хлебальник в очках.

— Ну что, ты усвоил урок? Или может… еще повторить? — поведя бровью, сказал Джонни Проктор.

Тут со мной случилось нечто особое. Несмотря на боль и приступы кашля, я стал громко смеяться. Смех лился из глотки большим водопадом. Я даже дышать не мог толком.

— Кхе-кха, охо-хо, аха-ха, ну ты даун! Ахахаха, азазаза, вот дебил! — вопил, чувствуя, что скоро подохну.

— Господи, мальчик спятил, — сказала Гала, взявшись за голову.

Проктор понял, что это не так. Прищурился, играя волшебной палочкой. Дальше крякнул, не зная как поступить, и сказал:

— Что смешного, Лесовский? Знай, я могу тебя здесь убить, и никто не узнает.

Да уж, вот он добрый мальчик, который всем помогает. Хотя, на это мне было плевать.

Вместо того чтоб ему отвечать, медленно поднялся на ноги. Посмотрел в глаза Проктору и отряхнул одежду. Лишь выдержав долгую паузу, стал не спеша говорить.

— Думаешь, ты крутой маг, все такое? Твоя сила, это просто говно. Если б не ошейник, что меня держит, я бы порвал тебя на куски.

— У тебя все, урод мелкий? Что ж, ты сам напросился! — зашипел чертов гад.

— Нет, он и правда, больной! Да будет тебе известно, что Джонни Проктор побеждает во всех магических турнирах! Так что радуйся, что он не бьет в полную силу! — закричал Рома.

— Спасибо, друг. А теперь я с ним как следует, разберусь, — бросил Проктор, готовясь меня добить.

Я понял, что это мой шанс. Конечно, он слишком малый, но все же. Не хотелось бы погибнуть от палки грязного дятла. Так что надо выкручиваться.

— Турниры, говоришь?! — крикнул я. — Да эта жопа в очках мою бабку и то не заборет! Если б мне разрешили использовать магию, я б его закопал!

— Ну, все… Ты сейчас, — простонал Джонни. Его тут же перебила девчонка.

— Погоди, если Марк не свихнулся и действительно так считает, то ты можешь сойтись с ним на ринге, — сказала Гала.

— Не, он зассыт, — усмехнулся в ответ.

— Да какого хрена вообще! — воскликнул Джонни.

— Нет, друг, все верно. Сойдись с Лесовским на ринге по всем правилам магбы! Это поединок чести, которого нельзя избежать. Ты сможешь в который раз показать академии свои навыки! — восторженно сказал Ромка.

— Ага, точно! Будет отличное шоу! А то учеба достала. К тому же, тебе нечего волноваться. Ты и так очень сильный, — пропела Гала.

— Или ты все же переживаешь? — спросил Роман.

— Он от страха в штаны наделал, — подлил масла в огонь я.

— Заглохни, червь! Так! Слушайте все, я никого не боюсь. Если надо, раздавлю тебя где угодно. Хоть в кустах, хоть на ринге. Только потом не плачь и не проси о пощаде, — краснея, завопил Джонни Проктор.

— Хех, тогда я вызываю тебя на дуэль… На эту кабу, вот так! — воскликнул ему в ответ.

— Магба, придурок! Магическая драка! Отлично! Только это я тебя вызываю. Чтоб надрать жопу при всех. Ты всю академию задолбал, нищеброд! Выскочка петушиный! — завопил Проктор.

Я приготовился уклоняться от магии. Только тут послышался голос учителя:

— Ребята, что вы тут делаете? Почему пыле-лет стоит там? Джонни, ты так сильно ругаешься!

С нами говорил Герман, который пришел сюда с парой парней. Походу, они пытались понять, куда я пропал, и теперь были в шоке.

— О, господин Герман! Здравствуйте, рад вас видеть, — расплылся в улыбке Джонни, его друзья сделали то же самое. — У Марка возникли проблемы технического характера. Я даю ему важные пояснения.

— Так грубо? — удивился один из парней.

— О технике без мата не говорят, — улыбнулся Джонни, и все весело засмеялись.

Доказывать что-либо сейчас было глупо. Проктор обставил все так, будто он как всегда на коне. Но главное даже не это.

Я смог вызвать козла на бой. Значит, можно повторить историю с петушком Петей. Хотя, этот гад поумнее, но все же. Каждый, кто считает себя супер мачо, уже потенциально проигрывает.

Надо всего лишь подумать башкой, надавив в нужную точку. А давить я отлично умею. Я вообще прирождённый давитель. Упоротый магический пират, школотрон всея Руси, капитан, мать его РАСТ!

* * *
Дальнейшие дни были для меня напряженными. Джонни Проктор пытался соскочить, говоря, что не хочет решать все насилием. К счастью, я был отличным политиком и смог доказать школьному штабу, что Проктор должен выйти со мной один на один.

Невольными союзниками стали друзья упыря. Неадекватная пара носилась по всему Хогдарсу, рассказывая, как круто их Джонни вызвал меня на бой. Потому вскоре вся академия знала.

Многие делали ставки. Причем, явно не в мою пользу. Очкарик просто не мог отвертеться. Его считали чуть ли не богом. И только я знал, что завалю этого дятла, как только с меня снимут ошейник.

Да… Магическая каба была хороша. Здесь можно было использовать свою силу. Любую, какая только была в организме. Конечно, тут не шла речь об убийстве на ринге, как в обычной кабе. Но никто не говорил о том, что противника надо жалеть.

Это давало мне простор для активных действий и внушало Проктору страх. Ведь раньше он вечно хитрил, подключал своих дружков и директора. Сейчас же все будет честно! Точнее, я думал так перед боем… И зря.

В назначенный день нас отправили в подвал Хогдарса, где был наскоро собранный ринг. Вместо трибун — ряды лавок, где сидели исключительно старшекурсники парни. Также было несколько мужиков охранников, временно исполняющий обязанности директора школы. Ещё пара мужчин учителей. Женщин и девок тут почти не было.

Действо напоминало не торжественный супер бой, а скорее разборку гопников на помойке. Ничего, для меня это тоже сойдет. После многочисленных формальностей, о которых нет смысла болтать, с одной стороны подвала вывели Джонни Проктора. Он был в спортивном костюме.

На поясе красовался ремень, где висела волшебная палка. Без нее он не мог колдовать? Или это просто понты? Неважно. Главное, что козла окружала толпа народа, все восхищались и ахали.

Когда чествование очкарика кончилось, на ринг потянули меня. Два охранника. Никого больше. Даже Тимоха гад не пришел поддержать. Хотя, это не самое страшное.

Хуже то, что с меня не сняли ошейник! То есть мне нельзя было использовать силу, а Проктору можно. Такого беспредела я точно не ожидал.

— Отвалите! Ублюдки, у меня магия заблокирована! Видите хрень на шее? Снимите ее, пидорасы! — вопил, упираясь ногами, когда меня жёстко тащили к рингу.

— Не гони, малахольный! Ошейник твой эрию только блокирует! Магией можешь бить как угодно, — сказал один из охранников.

— У меня нет вашей магии, дебилоид!

— Кто ж тебе виноват, что ты эрий?

Вот скоты! Только сейчас понял, в чем дело. Джонни Проктор и тут мне нагадил. Он сделал все, чтоб получить фору на ринге. Несмотря на то, я громко воскликнул:

— В правилах сказано, что можно применять любую силу вообще! Придурки, вы что охренели?!

— Магическую, Лесовский, но не эрическую. Вы не обратили внимания на пояснения мелким шрифтом.

Эти слова произнес мужик в хорошем костюме. Дядька стоял за рингом. Он был кем-то вроде судьи или смотрителя за поединком.

— Пошел ты, черт! — крикнул ему в ответ.

Конечно же, это не помогло. Меня подтащили к рингу и заставили туда войти. С другого конца площадки хищно пялился Джонни.

Голос ведущего состязания стал вещать, рассказывая о правилах, которых тут почти не было.

— Итак, если кто-то из вас не хочет начинать поединок, он может озвучить свое решение, и боя не будет, — после долгой болтовни прогремел голос.

— Да! Марк, наверно, не желает сражаться. Я вижу, он не особенно в форме, — пропел очкарик, разглядывая меня, как обезьяну в зоопарке.

С трибун раздался смех. Послышались голоса, орущие, что мне пора сдаться. С одной стороны это верно. Все было подстроено так, что я не мог победить. Возможно, правила изменили специально, зная, что у меня нет белой магии.

Так что не будет трусостью плюнуть в лицо Проктору и свалить. Но с другой стороны, есть проблема. Капитан Раст не привык отступать. Если не схлестнусь с этим клоуном, то кто знает, вдруг он ещё что подстроит?

Я уже долбанулся вниз с высоты птичьего полета. Мне точно хватило. В следующий раз дятел будет действовать наверняка. Выходит, лучше обломать ему крылья сейчас.

— Ага, ты прав, — ответил Проктору. — Я желаю…

Все присутствующие тут же взревели, предвкушая мое опущение.

— Желаю порвать твою очкастую рожу! — добавил, спустя пару секунд.

Все громко завыли, выражая свое недовольство. Но было как-то плевать.

— Лесовский, ты сам напросился! — прошипел Проктор.

— Кхм, что ж, раз уж стороны готовы к сражению… Да начнется великая магба! — заревел ведущий. Все дружно зааплодировали.

Стало ясно, что пора драться. Помня тот случай в кустах, я знал, что нельзя быковать. Без эрии он меня тупо порвет, несмотря на кажущуюся слабость.

Поттер это все понимал. Он спокойно поправлял очки, улыбался и даже подмигивал на трибунах кому-то.

— Ну что? Какую предпочитаешь атаку? — сказал он, подойдя ближе.

— Никакую… Давай без магии. Ты же знаешь, что у меня ее нет, — сказал я.

— Хах, кто тебе виноват?! Надо было развивать светлые силы, а не быть эрием! — надменно воскликнул Проктор и тут же получил по ногам.

Я специально его отвлёк, подошел и больно двинул носком, заставив на миг выпасть из нашей реальности.

— Ах! — выдохнул противник.

Мой кулак тут же полетел в подбородок. Поттер дернулся назад, удар получился слабым. Тогда Джонни махнул рукой, и меня стукнула в грудь какая-то невидимая сила.

— Ну, все, ты теперь напросился! — злобно заорал Проктор.

— Смотри, чтоб жопа твоя не напросилась, — усмехнулся в ответ.

Джонни зашипел от злости. Не говоря ни слова, он выхватил волшебную палочку, пустив зеленый поток. Я резко отскочил в сторону, и поток растворился в магическом экране, который защищал зрителей.

Проктор врезал ещё. Теперь он зацепил мой спортивный костюм, который оказался малость не по размеру. Да уж, это хреново! В случае с петухом Петей я мог хотя б к нему подходить. А здесь, меня можно размотать артиллерией.

Стоп, ведь я тоже могу пускать залпы. Пусть даже и не магические.

— Аха-ха, ахахах! Ну, ты и ссыкло! Не можешь даже подойти, косой дятел! — засмеялся я что есть сил.

Старался делать это как можно громче, чтобы все друзья Проктора слышали.

— Ну, все, умри, гад! — завизжал Джонни от моей наглости.

Очередной удар в мою сторону. С трудом увернулся, но пришлось при этом упасть. Уже после падения меня хорошо долбануло. По телу прошла волна боли. Я застонал и отвернулся от Проктора.

— Хех, вот и все, Марк Лесовский! Стоило тебя прижать, как ты сразу посыпался. С такими всегда так бывает. Корчат из себя черте что, пока их как следует, не придавишь, — победно проговорил Джонни Проктор.

Я ничего не ответил.

— Ладно, вставай! Посмотрим, на что ты способен, — помолчав, добавил очкарик.

Снова глухая тишина.

— Друг ты его убил! — закричали с трибуны.

— Не… Получилось не очень. Скорей всего он просто боится подняться, — откликнулся Проктор.

— Так заставь его, Джонни.

— Сейчас без проблем. Мааарк, а Марк! Порадуй ещё нас немного, — идиотски пропел чертов Поттер.

Не знаю, что он задумал, но голос звучал очень близко. Видно, подошёл, показывая всем, что чувствует себя в безопасности.

В тот момент, я вскочил на ноги. Так быстро, как только мог! Применил всю ловкость юного тела, собрав силы в кулак. Настолько сосредоточился на своей цели, что перестал слышать болельщиков и видеть все, что происходит вокруг. Перед глазами было лишь лицо Проктора, которое открывало рот будто рыба.

Не думая ни секунды, я врезал по этой роже. Потом ещё и ещё. Также попал по корпусу, по болевым точкам. Провел отличную серию. Джонни не успел применить магию. Он сильно растерялся, считая, что я больше не встану.

Такого выпада парень явно не ожидал. Очкарик выронил палочку. У него на лице появилась кровь. Под моим напором Гарри Поттер пятился задом. Дальше он тупо споткнулся и грохнулся на пол. Все в зале одновременно ахнули.

Я чувствовал, как людей поглотил шок, боль и скорбь. Ещё бы, какой-то мелкий эрий за несколько секунд отметелил кумира.

— Хах, посмотрим, кто из нас чмо! — выдохнул я, готовясь отпинать лежачего гада.

Да, его нужно было добить. Иначе я проиграю. Решив так, резко замахнулся ногой. Тогда Проктор взвизгнул как баба, дернув рукой. Меня снова толкнула волна чертовой магии.

Это было не больно. Я замешкался на пару секунд и… потерял полученное преимущество. Проктор вскочил на ноги, чуть ли не шустрее, чем я до этого.

Гад не стал вытирать кровь, а сразу заорал заклинания вместе с матами. От его рук пошли импульсы разного цвета. Меня стало бить и трясти. А, в конце концов, неведомая сила повалила на ринг. При этом Проктор ловко подобрал чертову палочку, которая усиливала его способности.

Глава 15

Я не успел даже выругаться, как получил удар в бок. Затем меня протащило по полу к канатам.

— Гнида, чертов выскочка! Я убью тебя, тварь! — верещал Джонни.

Я поручил разряд магии в голову. Потом следом ещё. Почувствовал, что вырубаюсь. Тогда в глаза полетели яркие искры, что заставило немного взбодриться.

— Не так быстро, урод-чернокнижник! — воскликнул очкарик. — Я хочу поболтать, прежде чем ты отправишься в ад!

Толпа на лавках стала смеяться и ликовать. Я сел возле каналов, рассматривая проклятого дятла. Черт, он меня измотал. Отутюжил магией как положено. Капец, что теперь будет? Капитан Раст по определению не может так просто подохнуть.

Что ж, попробую порвать его одними словами, раз уж другого оружия не осталось. Увидев, что я превратился в котлету, Проктор немного обмяк. Он расправил плечи, заулыбался. И… чуть не кончил от пафоса.

— Что делать с этим куском черной дряни?! — громко выкрикнул он, обращаясь к толпе.

— Убей! Завали!

— Поджарь его гада! — завопили в ответ.

— Заставь умолять, пусть поноет!

— Что ж, пускай попросит меня о пощаде. А дальше посмотрим, — довольно пропел чертов Джонни.

По идее, бой должны были остановить. Я находился почти что в нокауте. Ну да, какие могут быть правила, когда на ринге стоит сам Джонни, мать его, Проктор!

— Эй, тебе больно? — обратился ко мне кретин. — Давай, скажи, что хочешь пощады. Я добрый. Ты пойдешь лечиться и будешь спасен.

— Ах, что б тебе. Ты тоже, но к психиатру, утырок, — прохрипел я, собрав последние силы.

— Замолкли! — крикнул Проктор, долбанув меня магией в очередной раз. Вышло не особо-то сильно. Видно, козел выдыхался.

— Кхе, сучонок… У тебя член во рту, ты и молчи, — с трудом сказал я.

При этом помассировал шею. Казалось, ошейник не давал нормально дышать.

— Тупое животное! — рявкнул очкарик.

Меня снова тряхнуло. На секунду отрубился, но тут же очнулся.

— Приятно познакомиться, а я капитан Раст, — простонал в ответ.

— Капитан кто? — прищурился чертов Поттер.

Мля, стало совсем уже душно. Схватил ошейник дрожащей рукой. Он треснул и расстегнулся. Да, вот так просто! Мне не понадобилась магия или уловки. До этого пытался его повредить, но он был слишком уж крепким. Плюс носил долгое время.

Ещё Проктор мог нарушить застёжку с помощью своей магии. А может быть, на мне сэкономили, подсунув хреновый ограничитель?

Короче, это не важно. Я содрал с себя жесткую полоску, которая перекрывала поток. Черт, это ж… полная жопа. Меня теперь схватят и как следует вставят. Да, если буду тупить! А тупить я уж точно не буду.

Увидев, что случилось на ринге, публика громко ахнула. Проктор заорал так, будто его насиловали вчетвером. Он пустил из палочки луч красного цвета. И тот сильно повредил ринг.

А я, каким-то чудом смог ловко перекатиться. После чего пустил эрию в ход. Всю накопленную за это время энергию! Врезал козла прямо из положения лёжа, не давая опомниться.

— Аааай, мамочки! У него черная сила! — раздался оглушительный крик.

— Не визжи, когда яйца прижали, — прошипел я, и с большим трудом поднялся на ноги, продолжая давить упыря.

Было ясно, что ублюдку помогут. Еще секунда и меня точно вырубят. Пока этого не случилось, я должен был долбить что есть силы. Главное не прерываться, не останавливаться даже на миг.

После снятия ограничителя моя энергия обновилась. Она стала ярче, стабильней, сильнее. Даже не знаю, как выразиться. Походу, магическое воздержание сыграло свою роль. Меня хотели наказать, а вышло, наоборот помогли.

— Оооо, больно аааа! — завопил Проктор, уронив палочку.

Затем он грохнулся на колени. С гада слетели очки.

— Магический чемпион, мать твою. Ну и где твои фокусы, крыса? — выпалил я.

Решил давануть еще малость, чтоб вырубить суку, навсегда пояснив, что почем.

— Лесовский, остановись! Стоять, живо! — послышались грубые голоса.

Я не понял в чем дело, потому что был сильно избит. Зрение слегка подводило, слух тоже. А тут еще этот поток, который мне приходилось пускать.

Короче, я не вкурил в чем фишка. Но было ясно одно. Меня сейчас точно скрутят! Тогда Проктор не усвоит урок.

— Хвааатит! Ублюдок! — заверещал чертов Джонни.

Это раздражало вдвойне. Счет шел даже не на секунды. На миги, если можно так выразиться. Я понял, что сам потеряю сознание, не успев кончить дело.

— Пошел нахрен, козел! — воскликнул я.

Стресс заставил выпустить всю силу, что накопилась. Не понял, как это вышло, но случайно сформировал удар, имеющий супер мощность.

Глаза Джонни сильно расширились. Парень открыл рот, насколько это возможно. По лицу пошли темные вены. Череп увеличился в размерах, треснул и… тут же взорвался.

Я не хотел сейчас это делать, в отличие от случая с Петей. Мои навыки теперь стали больше. Случайно переборщил, так уж вышло.

Хотя, какого хрена оправдываться? Нехрен было на меня прыгать!

Зал замер в глухом ступоре. Все люди превратились в бездушные каменные фигуры.

— Ты чего… сделал… Лесовский? — послышался голос сбоку.

— Это не я. Так бывает. Надо меньше жрать Ментос и Кока-колу! Его черепушка сама долбанула. В ней было слишком много дерьма, и вот результат, — протараторил я, слыша свой голос со стороны.

То ли от полученного ущерба, то ли от напряжения. Может еще от чего, я не знаю. Но мое сознание отключилось. Наступил крепкий здоровый обморок.

«Ох, товарищ полковник! Спасибо за генеральское звание. Но я не могу. Нахрен мне этот штаб? Лучше присвойте майора, и я пойду долбить дальше. Что? Полковник, да у тебя женские сиськи! Аааа!»

Я резко вздрогнул, очнувшись от странных видений. На дворе светило яркое солнце. Просторная комната была залита приветливыми лучами. На большом подоконнике красовались цветы.

Впереди стоял резной шкаф, стол со стульями. Комната напоминала спальню с элементами делового кабинета. Смотрелось это все очень пафосно.

Я лежал на большой кровати, был одет в белые одежды. Судя по всему, снова куда-то попал. Возможно, переселился в тело аристократа, как пишут во многих книгах.

Что ж, хорошо. Главное, не быть инвалидом или каким-нибудь геем. Если семья богата, то смогу малость покайфовать. Хотя, признаюсь, что быть мажором немного скучно.

— Эээх, как это нахрен случилось? — протянул, сладко зевая.

Открылась дверь. И в комнату вошла женщина в розовом, а с ней кудрявый мужик с большой головой, похожий на барана.

Так… Это ж Виктория «Климакс» и новый директор. Стоп, они несут какую-то еду не подносе. Несколько тарелок закрытые крышками, фрукты, бутылка какая-то.

Не похоже на жуткое наказание. А ведь меня должны нахрен урыть. Я убил главного короля, секс символа и мачо этой дыры.

— Ооо, Марк Лесовский, доброе утро. Молодец, что проснулся, — сказал директор.

— Да, ты здорово отдохнул. Надеюсь, тебе комфортно, — улыбнулась Виктория.

— Эй, вы чего? — выдохнул, ложась чуть повыше.

— Ничего. Просто ты испытал много стресса, а теперь должен расслабиться.

— А, да, все понятно, — сказал, не веря своим ушам.

Может, это другая реальность? Иногда в разных фильмах бывает. Что если я попал в тот же мир, только теперь здесь все по-другому.

— Солдаты, чего там случилось? Вчерашнего боя что, значит, не было? — спросил, чувствуя себя полным кретином.

— Был! — почти хором сказали оба, при этом странно так улыбаясь.

— И? Я башку тому вашему крякнул. Убил его да?

— Да! — сказали они. Снова тупые улыбки.

Какое-то время я держал паузу. Хорошее отношение часто бьет по башке больше, чем наказание. Обычно есть какие-то варианты. Но сейчас представить себе не мог, почему администрация школы решила меня умаслить?

Они могли сделать из меня чучело, как из гребанной белки, а не кормить вкусняшками. Или это часть хитрого плана?

— Марк, ты можешь поесть чуть попозже. А пока еще поваляйся, — задорно отчеканил директор.

— Да, только не очень долго, а то мраморный стейк с устрицами может остыть, — хихикнула Клинас.

— Погодите, мужики! Я сам щас остыну. Скажите, какого хрена творится??? Почему вы меня не убили? Не закрыли или ошейником не сковали? Это что, штука-юмор такая? Если так, то я сдохну от шока, — выпалил, не слыша собственных слов.

Двое переглянулись, так, будто я порол полную чушь. Затем, они слегка усмехнулись. Первой говорить стала Клинас:

— Прости, Марк, что мы тебе не сказали. Думали, ты сам все поймешь. Ты победил сильнейшего мага, и теперь можешь занять его место.

— Да, ты лучший ученик нашей школы. Любые привилегии к твоим услугам, — отчеканил директор.

Конечно, это было логично. Победитель поучает кайф, проигравший член. Так устроены все соревнования в мире, точнее даже в мирах.

Но Джонни Проктора все обожали. У него были друзья и родня. А я его просто убил. Причем как? Порвал на куски его голову. Неужели, это ни на что не влияет?

Спросил у парочки, пока они не свалили. На что получил туповатый ответ.

— Да, ты конечно, не прав. Но академии нужен сильный волшебник. К тому же, Джонни сам тебя вызвал. Он знал, чем все может закончиться, — спокойно пояснил мне директор.

— Вот-вот, Марк. Не парься и кушай. Мы обязательно все уладим, — пропела училка.

Затем, пара быстро свалила. А я остался лежать, словно труп. Лишь спустя какое-то время, поднялся с кровати и съел изысканные деликатесы со вкусом двойного дна.

«Не может быть все так просто. Они точно что-то задумали! Придется притвориться кретином. А дальше посмотрим, что будет»

Пока меня не прикончили надо ловить момент. Думая так, я повалялся в постели, посмотрел телевизор, который тут тоже был. Еще посидел в интернете. Да, здесь ловил интернет, стоял комп. Хотя, на остальной территории академии с этим не очень.

Короче, я и правда, расслабился. Казалось, за такое меня убьют. Почему? Я не знаю, но слишком уж все вышло странно.

В какой-то момент понял, что не могу сидеть в четырех стенах. Тогда оделся в форму Хогдарса. В новую форму, которую только что выдали!

Дальше вышел из комнаты. Выяснилось, что она находится в другой части здания, вдалеке от простых общежитий. Короче, меня поселили в пентхаус, отгородив от плебеев.

Ладно, это даже неплохо. Отдельную казарму капитану!

Я немного заблудился в коридорах академии, но вскоре вошел в учебный корпус. Занятия уже кончились. Так что там никого почти не было.

Тогда вышел на улицу, в сад. Тут ко мне прилипли Гала и Рома, которые вели себя так же, как училка с директором.

— Привет, Марк! Как твои дела? Как восстановление после боя? — спросила девчонка.

— Да, говорят, у тебя открылась белая магия, и ты больше не эрий? — воскликнул Рома.

Я посмотрел на рукав и заметил, что там нету черной повязки. Хорошо. Все опять хорошо, и от этого даже плохо.

Хотя, меня интересовало другое. С чего бы парочка со мной так болтает?

— Марк, что с тобой? Тебе плохо? — проник в уши голос девчонки.

— Э, нет, то есть да. Я же вашего товарища завалил. Чего вы так зубы скалите? — спросил в полном шоке.

Дальше был ответ в стиле директора школы. Мол, я победил на магбе, значит, имею полное право быть крутым пацаном. Больше никакой информации. Одни улыбки, слова поддержки и шутки. Причем, пробить эту стену было сейчас нереально.

Полный маразм! Еще недавно тут сажали в погреб за какие-то выходки. А за смерть местной звезды меня хвалят. Выходит, что все нечисто.

И чтобы во всем разобраться, надо не поддаваться эмоциям.

— Ладно, так уж и быть. Если я теперь местный мачо, то давай прогуляемся что ли, — сказал после долгого разговора, который прошел впустую.

Мы шли по саду, как нив чем не бывало. Рома с Галой болтали всякую чушь, в основном перемывали кости местным воспитанникам и хвалили себя любимых.

Если раньше на меня не обращали внимания, то теперь десятки молодых глаз пялились в мою сторону. То и дело слышались крики с похвалами и прибаутками.

— Марк, ты крутой!

— Так держать, звезда академии! — вопили пацанские голоса.

— Эй, давай с тобой погуляем… наедине! — кричала какая-то девушка.

Конечно, этим можно было воспользоваться. Да, если б я добивался успеха долгие дни. Но успех пришел сам в одну секунду, причем при сомнительных обстоятельствах.

Надо не поддаваться кайфу. Бороться, сохранять здравомыслие!

Решив так, я сказал, что мне плохо после вчерашнего. Мол, болит башка… после взрыва башки. Двое проводили меня в замок, и только у самой двери отвалили.

Оставшись наедине с собой, принялся разрабатывать план. Надо было добыть информацию. Причем так, чтоб не обвели вокруг пальца. Придется брать «языка». Кого-то важного из местной администрации. Другие могут быть сами не в курсе.

К ночи разработал план по захвату Виктории Клинас. Продумал, как буду ее допрашивать. Но, как оказалось потом, это лишнее. Утром судьба подарила подарок. Важные данные сами плыли мне в руки.

Началось все с того, что пришли два охранника. Они вежливо (!) попросили меня пойти на проверку магии. Причем, можно было послать их подальше, отказавшись от такой процедуры.

Но я решил не выпендриваться. Отправился куда надо. При этом впервые с момента попадания меня сопровождали телохранители, а не тянули надсмотрщики. Однако, это приятно.

Но надо было решать проблемы, не поддаваясь сладкой атаке.

Вскоре мы поднялись на последний этаж и подошли к кабинету. Там охрана свалила. А меня ждала встреча с толстой женщиной, которая была главной по анализу магических потоков.

Она время от времени тестировала учеников, присваивала им разные категории. В связи с победой над Джонни, такой тест ждал и меня. Правда, он был тупо бессмысленным.

— Госпожа Ольга, зачем это все? Вы же знаете, что я лишен магии, — сказал, когда женщина достала прибор и стала его настраивать.

— Да, я в курсе, что ты раньше был простым эрием. Но иногда белая энергия способна пробуждаться сама. Кто знает, вдруг случится некое чудо, — хихикнула дамочка, тряся большой грудью.

— Да, буду верить. Во всякие там чудеса, — подмигнул этой крале.

Процедура была простой и недолгой. Можно было ее даже не делать. Я и так понял, в чем фишка. Но Ольга специально тянула. А в конце округлила глаза, сделав торжественное заявление.

— Ооо, Марк Лесовский! Твой уровень раскрытия магии равен шестидесяти процентам! При этом поток находится на высокой стадии. Это значит, что с этого дня ты входишь в элиту учеников, — протараторила она, когда процедура закончилась.

— Кхм, даже так, — процедил ей в ответ.

— Да! Так и есть! Неужели ты не рад этой новости?

— Рад, еще как. Но с хрена ли баня сгорела? — прищурился, разглядывая толстуху.

Она хихикнула, думая, что я пялюсь на внушительный бюст, который выпирал из разреза одежды. Но я не извращенец, чтоб любить одни сиськи. Мне нравятся только жопы. Хотя, сейчас не до этого.

— Что? Ты о каком-то пожаре? Или это такая шутка? — удивилась вдруг Ольга.

— Черт, я серьезно. Какого хрена меня все так любят? Кто решил поставить меня на место очкарика?

— Ой, не понимаю о чем ты. Ты победил в честном бою, значит, можешь рассчитывать на привилегии.

«Хех, другого ответа не ждал. Можно, конечно, забить. Но моя капитанская задница ощущала явный подвох»

— Привилегии… Это сейчас хорошо. У меня тоже есть, привилегии, — задумчиво протянул я, и как бы невзначай направил руку на жирную.

— Ай, черт! Что такое? Ты меня, что ли бьешь? — заохала дамочка, когда ее мозг столкнулся с темной энергией.

— Пока нет, только глажу. Но если не выложишь все, можешь лишиться башки. Поверь, это не шутки! Вспомни, что стало с Проктором!

— Ах, больно, ай! Ладно, Марк, ладно! — завопила училка.

— Что? Давай говори!

— Не понимаю, что именно тебе нужно!

Пришлось надавить посильнее, повторив свой вопрос. Она могла тайно позвать охрану, и тянуть время, рассказывая пустые бредни.

Глава 16

— Вы что-то задумали, черт возьми! Информацию, живо! — прохрипел я.

Надо было действовать осторожнее. С моей новой силой легко взорвать голову человеку, как я уже понял.

— Ааа, уберись от меня! — взвизгнула Ольга.

Она двинула рукой, бросив в меня маленький, оранжевый шар. Заряд попал в грудь, стало больно. Но большого ущерба не получил.

В ответ отмахнулся от дамочки, пустив сгусток черной энергии. От моего удара женщина свалилась со стула, сверху упали бумаги и прибор для измерения магии.

— Черт, не хотел, — процедил, рассматривая свою руку.

Надо же, все их нападки сделали меня крутым монстром. Никогда б не подумал, что будет столько энергии. Конечно, до Германа далеко, но две трети его силы я явно имел.

— Ой, Марк, ты чего? Ты меня чуть не убил, — послышалось из-за стола.

— Вот именно, чуть! Так что радуйся и говори все как есть. Следующий будет контрольным, — сказал, стараясь напугать толстуху, как можно сильнее.

Наконец-то это сработало. Женщина поняла, что отнекиваться больше не стоит. Она медленно вылезла из-под стола, поправила одежду, прическу. Потом тихо сказала:

— Ты избранный.

— Что, на кой черт? — нахмурился, не понимая в чем дело.

— Господи, Марк… Мы готовили Джонни Проктора. По всем признакам он был сильным магом, который мог сокрушить Испепелителя, согласно преданию. У нас нет времени подготовить нового избранного. Ты достаточно силен. Будешь ты. Выполнишь миссию, возложенную на Джонни Проктора.

«Так, это уже интересно. Но все равно как-то глупо. Нужно узнать подробности, больше подробностей!»

Стараясь сделать это, я задал еще пару вопросов. Как оказалось, на академию хочет напасть какой-то злобный мудак. Что-то типа черного лорда, чье настоящее имя нельзя даже произносить.

Остановить его может только избранный парень, который подходит под кучу критериев. Таким был как раз Гарри Поттер. А я его грохнул. И чтоб не парить мозги, меня решили наскоро превратить в него.

Конечно, никакой логики и прочего нет. Ольга поставила перед фактом. Судя по ее суетливому тону, времени почти не осталось. И злобный гад должен явиться вот-вот. Какие у него способности, насколько он силен, чего может? Все это тайна, покрытая мраком.

Конечно, я постараюсь узнать, чтоб не биться с ублюдком вслепую. Но пока интересовал один только вопрос.

— Стойте, почему вы не врежете вместе? — спросил, когда Олька закончила.

— Что? В каком смысле? А, ты про это. Предание говорит по-другому. Мы следуем только преданию.

— Хех, ну да, вы ж волшебники. Но есть еще правила ведения боевых действий! Каким бы не был сильным этот урод, его можно переиграть стратегически.

— О, да может быть. Но мы не военные люди, — пожала плечами училка.

Хотел ей возразить. Только дверь резко открылась. Вошли два охранника, которые вежливо попросили меня отправиться на уроки.

Что ж, я получил много данных. Они, правда, не очень подробные, но уже кое-что проясняется. Остальное по ходу соображу.

Решив не упираться рогом, я отправился на учебу. Там все шло очень неплохо. Меня постоянно хвалили, объясняли материал подробнее, чем остальным. При правильных ответах все улыбались и веселились.

Короче, я стал звездой, и это слегка позабавило. Но слова жирной Ольги не выходили из головы.

И когда все закончилось, я опросил многих людей, пытаясь понять, что за козел желает нас разорвать. Результаты были сумбурными. Никто ничего не знал. Мне говорили лишь комплименты, убеждая, что я точно справлюсь.

Простой попаданец мог бы развесить уши. Только не капитан Раст. На следующий день я был в кабинете у руководства, где читал лекцию о том, как важно сейчас сплотиться, чтоб завалить какого-то хрена.

Как ни странно, директор вдруг согласился. Виктория тоже ответила положительно. Еще бы, я теперь имел силу в обществе. Мог управлять администрацией школы, отдавая приказы.

— Извини, Лесовский, но мы же нарушаем предание. Только избранный Джонни Проктор должен победить Испепелителя, — в конце нашего разговора произнес глава академии.

— Хммм, так и быть. Прикончу козла в одиночку. А вы… измотаете его ударами с фланга, — ответил немного задумавшись.

В конце концов, Виктория обещала собрать самых сильных учителей и воспитанников. Мы должны встретиться сегодня после занятий и обсудить план сражения с мудаком, который скоро уже нападет.

* * *
Вечер был немного дождливым. Я стоял на поляне, куда пришел раньше времени. Вскоре должна подойти толпа самых сильных. И я предоставлю им план.

Конечно, здесь сложно чего-то мудрить. Мы не знаем, с какого фланга ударят. Но можно наладить связь между собой, условиться о сигнале тревоги. А в случае угрозы собраться и вместе отметелить ушлепка.

Хотя, что там за ушлепок вообще? Обычно у злодеев есть большая легенда. Что-то типа: не получилось стать крутым магом, не удалось заработать бабло, баба какая-то не дала. А тут, Испепелитель в вакууме. Злой колдун, который всего лишь злой, и не больше.

Возможно, в этом подвох. Я обязательно всю узнаю. Вдруг этот черт слишком силен? Он вполне может быть полубогом или еще кем угодно. Неспроста ж его выходки терпит толпа мощных волшебников.

Вообще, все произошло слишком быстро. Еще недавно я был изгоем, которому приходилось драться, чтоб полностью не опуститься на дно. А сегодня… Даже не могу понять, что конкретно.

Короче, башка разрывалась. Моего ополчения пока еще не было. Потому решил потренироваться немного, опробовав новую силу.

Сначала создал черный снежок. Постарался вложить в него всю возможную мощь. Размахнулся, как следует и бросил в тонкое дерево, что росло в диких зарослях.

Мы специально выбрали дальнее место на границе с лесом. Так что здесь можно было слегка разгуляться.

Удар получился отличным. Шар эрии выбил кусок древесины. Дерево затрещало и медленно полегло, будто решило вздремнуть.

— Хм, да я крутой головорез! — удивился собственным способностям. При этом даже сил почти не потратил.

Тогда выпустил волну невидимой эрии. Здесь не было живых существ, так что о ее силе судить было сложно.

Дальше решил научиться пускать черные потоки, которыми можно косить всех подряд. Выставил вперед руку, не формируя при этом шар. Как следует, напрягся, высвобождая все, что осталось.

По телу пошла легкая дрожь. Моя кисть вспыхнула черным. Отлично! Примерно так же мог Герман. Значит, я его почти догоняю.

Не успел порадоваться такому, как пространство в глазах взорвалось. Провалился куда-то и полетел. Дальше ударился оземь, и понял, что валяюсь в кустах.

— Ох, нахрен, перемещение! Теперь и телепортироваться умею, — процедил, потихоньку осматриваясь.

С такими способностями можно завалить кого хочешь. Может, я правда избранный. Ладно, сейчас все узнаем.

Думая так, я медленно поднялся на ноги, раздвинул кусты руками и прошел чуть вперед. Поляны, где мы хотели тренироваться, здесь не было. Очертаний замка тоже не наблюдалось.

— Что за нах? Я не мог переместиться так далеко. Или мог… — произнес, продолжая идти вперед.

Если Герман телепортировался на сотню километров, то меня могло забросить поменьше. Например, километра на два. Если так, то я круто попал.

Шататься в глухом лесу без еды и воды как-то не очень приятно. К тому же, нам говорили, что он опасен. У меня теперь много силы, но все же, лучше не расслабляться.

Стараясь не поддаваться тревоге, я осмотрелся получше. Прошел вперед, продираясь через кусты. В какой-то момент, увидел просвет, где виднелся гребанный Хогдарс.

Насчет сотен км перегнул. Но от этого тоже не легче. Судя по очертаниям замка мне придется нехило пилить, чтоб вернуться к своим. Или нет, есть же чертова магия!

Я выбрал удобное место, стал раздвинув ноги. Постарался, как следует сконцентрироваться, чтоб осуществить перемещение в пространстве. Конечно же, ничего не вышло.

Для верности попробовал сидя. Еще лег на мокрую траву, закрыв глаза. Но все равно было глухо.

Либо эрии стало меньше, либо я был тупым, либо это простой закон подлости. Спустя несколько безуспешных попыток, стало ясно, что придется валить пешком.

Приняв это как неизбежное, я медленно направился прочь. Спустя минут десять заметно промок. Ветки кустов хлестали по телу и по лицу. Моросящий дождь откровенно бесил.

Нормальной дроги тут не было. Приходилось бороться за каждый метр. Хорошо, хоть Хогдарс уже приближался. Примерно через полчаса можно было выйти из леса.

Все бы так, если б не толпа орков. Да, они самые! Не знаю, как объяснить, но на меня внезапно вышли клыкастые люди, одетые в какие-то шкуры.

Они были зеленого цвета, отлично сливались с кустами. В когтистых руках дубинки, ножи, топоры. Судя по уродливым лицам, они здесь явно не для помощи путникам.

Конечно, это не очень. Но я знал, что лес таит много секретов. И судя по моим навыкам, это не самый страшный из них.

Сначала впал в ступор, но это длилось недолго. Не давая скотам броситься в бой, пустил два шара эрии один за другим. Двое уродцев улетели в далёкие дебри, бросив свое оружие.

Третий стал что-то орать. Но волна эрии врезала его по мозгам, заставив стать на колени и громко завыть. Остальные двое при этом… подняли лапы, туповато переглядываясь между собой.

— Эй, что такое? — в шоке протянул я.

— Полегче, братан, не гони. На тебя приказа не было, успокойся, — прорычал один орк.

— Стой, ты, что по-русски, что ль понимаешь?

— Нет, тебе показалось. Конечно, понимаю, не на пальцах же будем базарить, — ответил второй амбал.

Возможно, я совсем спятил, но кровожадные дикие монстры должны вести себя по-другому. С каждым часом больше загадок! Что за сюр, твою мать?

— Ага, вы чего, в адеквате? То есть, не хотите меня сожрать, например? — сказал, чувствуя себя полным бараном.

— Хмм, нет, то есть да. Но сейчас распоряжения не поступало. Тем более, ты силен. Круче, чем те малолетки.

Я задумался, рассматривая каждую морщинку на уродливых зеленых лицах. Надо было говорить все по теме. Иначе, можно попасть в передрягу.

— Ладно, все ясно. Как лучше дойти до Хогдарса? — спросил у чудовищ. А те при этом опустили руки, понимая, что я их не трону.

— Слышь, ды там тропа есть, — прохрипел один из зеленых.

— Зашибись. Погнали, покажете. Заодно и расскажете, что почем.

Орки снова переглянулись. Было видно, что они не хотят делать это. Но моя сила внушила им страх. И скоро мы втроем шли по широкой тропе, как ни в чем не бывало.

— Когда нас забрали с островов и закинули в эту дыру, мы слегка погуляли. Сожрали охранника замка и пару училок. Но потом пришлось строить новую жизнь. Вот и договорились с ними, чтоб все было ровно, — вещал один из орков, рассказывая о своей нелегкой судьбе.

— Так, почему вас вообще сюда бросили? — спросил, стараясь не свихнуться от того, что случилось в последние дни.

— Главный там, козел бородатый. Он помешан на магических расах. Вот и напичкал лес кем попало. Иногда ходить даже страшно, — ответили мне.

Да уж, засада. Если даже орки боятся шастать по этим зарослям. Но для чего это все? Допустим, лес кишит разными гадами, и чего? Какая выгода академии?

Не успел задать этот вопрос, как орки ответили сами.

— Эта хрень неспроста, человеческий парень. Вокруг очень хреново, и сюда никто не суется. Ваша шарага отрезана, можно творить что угодно, — сказал орк, что повыше.

— Например, что конкретно? — прищурился, замедлив шаг.

— Если есть распоряжение, можем поймать беглеца и содрать с него шкуру живьем. Нам за это нормально так платят.

— Капец, вы кровожадные черти… — выдохнул, услышав такое.

— Нет, мы совсем другие.

— Ага, на самом деле, сдираем кожу у мертвых. А говорим, что живьём.

— Да, мы цивилизованная раса.

— Хех, и правда, развитие так и прет.

Вскоре стало понятно, что я почти вышел. Сопровождение клыкастых вояк больше не требовалось. Сказал об этом зеленым солдатам. А сам остановился, чтоб задать последний вопрос.

— Эй, упыри, вы знаете что-то про избранного? Ну, там пришествие Испепелителя, все такое? — сказал перед тем, как уйти.

— Что? Я не в курсе, — промямлил один.

— Хах, это байки такие. Они хрень несут, эти в замке, — нахмурившись, проворчал другой.

Хотел спросить поподробнее, что он имеет в виду. Ситуация касалась меня. Чувствовал что-то недоброе. Хороший допрос сейчас бы все прояснил. Но сделать это не вышло.

Из кустов прогремели мощные выстрелы. Били из пистолетов, как мне показалось.

Резко пригнулся, чтоб не лишиться башки. Но по мне никто и не целился. Орки свалились на землю, и выстрелы тут же затихли.

Хотел пустить эрию наугад, чтоб порвать этих тварей. Только сзади и сбоку подошли сразу четыре охранника. Они были мокрые и потрепанные, уставшие и озлобленные.

— Э, что такое? — резко спросил у них.

— Вот ты где, Марк Лесовский, — сказал глава группы. — Мы тебя обыскались! Кто бы знал, что уродцы опять похищают воспитанников.

— Нет… Они меня не похитили.

— Ага, больше верь. Умеют убалтывать, черти. А потом кожу живьем сдирают! Таких надо только валить!

— Вообще-то замертво, так-то. Они не такие козлы, как вам кажется, — сказал, осматривая охрану.

— Нее, парень, ты просто не знаешь! На многое способны, ублюдки! Одним словом, нечисть. Идем скорее, там тебя уже ждут.

Точно, точно, подготовка к сражению. Уже почти потемнело, а мы не разработали стратегический план действий, не говоря уж о тренировках.

Эти мысли меня захлестнули. Охранники стали трындеть об опасности леса. К тому же, сил уже стало меньше. И вскоре я забыл о догадках, мысленно готовясь к сражению.

Минут десять ходьбы бодрым темпом, и вот уже подступы к Хогдарсу. Еще минут пять, и охранники от меня отвалили. Снова вышел на ту поляну, где раньше тренировался.

Там по-прежнему никого не было. А ведь солнце уже заходило. После всех приключений, была какая-то вялость. Спустя некоторое время, понял, что лучше пока отдохнуть.

В любом случае, я больше не беспомощный нулевой школьник, которого можно прихлопнуть. Буду соблюдать бдительность. А дальше посмотрим, что будет.

Думая так, направился в замок. Там с трудом отыскал свою новую супер комнату. Когда зашел в эти покои, то послышался щелчок замка. Видно, меня на ночь закрыли. Это, конечно же, ерунда. Но осадок все же остался.

Ночь прошла без каких-то там происшествий. А утром вместо уроков я метался по замку, пытаясь найти Викторию. Когда это удалось сделать, завалил ее кучей вопросов, желая найти здравый смысл.

— О, Марк, прости нас! У руководства академии много дел. Мы не смогли прийти вечером, чтобы позаниматься, — растерянно говорила она.

— Что ж, вы отобрали самых сильных школьников для борьбы? — спросил у нее.

— Да, конечно, есть список.

— И? Где он?

— Не знаю, вроде у меня в кабинете.

— Вроде или как, госпожа! Вы сказали, что академию атакует сраный козел. Но теперь творите разную хрень, — процедил, напирая на училку, и чуть не прижал ее к стенке.

— Марк! Ты чего, я не понимаю в чем дело! — воскликнула женщина.

— Какого дьявола вы не волнуетесь, если все так серьёзно?

— Паника это то, что нужно Испепелителю. Стрессовые эмоции его привлекают.

— Почему мне не сказали, что учений не будет?

— Прости, я же уже извинилась. Больше такого не повторится.

— Мою дверь заперли на ночь.

— Конечно, для безопасности избранного. За тобой, кстати, ходят четыре охранника. Если враг нападет, ты будешь уже не один.

Стало как-то не по себе. Виктория выглядела очень спокойно. Она меня тупо переиграла. Или никакой игры вовсе не было? Может, я себя накрутил?

Пока что все хорошо. Меня целуют в зад, охраняют, избранным называют опять же. Эрическая сила растет. Так какого хрена мне надо?

— Лесовский? Ты еще хочешь что-то спросить? — глуповато улыбнулась училка.

— Нет. Нет вопросов, — бегло ответил я.

— Тогда в чем дело, Марк? Иди на урок, поучись. Уверена, тебе будет там интересно.

Глава 17

Я словно зомби отправился на занятия. Впервые за многие годы не знал вообще, как поступить. Пришлось стать простым школотроном. Точнее избранным школотроном, который принимает похвалы, получает хорошие оценки и все такое.

День прошел как-то странно. Повышенное внимание меня жутко бесило. Приходилось сбегать от поклонниц, и один раз даже закрыться в сортире.

Обычно все попаданцы стремятся к чертовой популярности. Но никто не может представить, что популярность — это работа, такая от которой и конь загнется.

Короче, все это кончилось. Наступил вечер, когда мы должны были провести подготовку на дальней поляне. Смутное предчувствие меня жутко давило. Всеми силами пытался его унимать, но это не выходило.

В итоге, я снова оказался один. На сей раз тренироваться не стал. Решил слегка подождать, а потом найти училку с директором, чтоб дать им по жопе.

На их академию вот-вот нападет невиданный гад, а они тянут время. Интересно, зачем?

Затем, что хотят прикрыться мною, как избранным. Какой смысл подвергать себя опасности, когда можно бросить в бой какого-то пацана? Они рассчитывают на то, что ублюдок будет убит или хотя бы измотан. Потом администрация выскочит из укрытия и скажет, что так и задумано.

Может быть, я ошибаюсь, кто знает. Но ситуация с двойным дном, это точно.

Думая так, я решительно направился в сторону замка, чтоб как следует разобраться. Когда шел по саду, то заметил высокую девушку.

— О, привет, Марк! Давай погуляем! — пропела она.

Бросил в ее сторону черный шар. Так… чтоб слегка напугать. Это неплохо сработало. Девчонка взвизгнула и кинулась прочь. Кто бы мог подумать, что внимание женщин может бесить?

Сейчас не до всякой фигни. Директор с Викторией Клинас водили меня вокруг пальца. Не знаю, как именно, но к ночи я разберусь, что почем.

Замок становился все ближе. Я почти что прошел через сад, как вдруг в кустах что-то хрустнуло.

Бросил туда сгусток эрии, не желая ни в чем разбираться. В ответ вылетела какая-то штука, похожая на светящийся камень.

В глаза врезалась мощная вспышка. Непонятные лучи проникли мне в тело. Не успел даже ахнуть, как переместился в пространстве, оказавшись на просторной поляне, где-то за замком.

Когда пришел в себя, понял, что Хогдарс находится в нескольких километрах. Выходит, повторилась вчерашняя ситуация. Но тогда я переместился сам. А сейчас… Сейчас это точно подстроили.

Кто, зачем, почему? Было пока неясно. Я понял только одно — надо срочно свалить.

Чтоб это сделать сконцентрировал эрию. Приготовился применить всю энергию, чтобы телепортироваться в пространстве.

Но в кустах что-то вдруг ярко вспыхнуло. Концентрация тут же пропала. Я ахнул и увидел, как на меня идет высокий мужик в длинном черном плаще, на котором нарисованы языки пламени.

Сам дядька в черных очках, волосы темного цвета, зачесаны вверх. Но концы волос красные. Какой-то гребаный неформал местного розлива. Странный тип. Или нет… Неужели, это тот самый гаденыш???

— Эй! — успел крикнуть я. Было так неожиданно, что даже не применил эрию.

— Вот мы и встретились, Джонни Проктор! Теперь ты не уйдёшь от расправы! — заорал незнакомец.

— Что?! Вообще-то я Марк, если так.

— Как? Разве не Джонни… А ладно, какая разница?

С этими словами урод выставил руку. Из нее вырвался огненный шар. Он полетел точно в меня, но вышло с трудом увернуться. Сзади что-то вспыхнуло. И я пустил черный заряд.

Вышло не очень-то сильно. Попал гаду в плечо. Тот поморщился, и снова кинул свой фаербол.

На сей раз я закрылся руками. Не знаю, как это вышло, но поставил магический блок, образовав черное поле.

— Ха, ты силен, Джонни Проктор! Видно, тебя подготовили. Но они как всегда просчитались!

В меня направился поток яркого пламени, будто из огнемета. Пришлось резко отскочить в сторону и бросить два мощнейших «снежка». Один из них попал прямо в цель. Враг получил ущерб, закашлялся и прекратил наступление.

— Четно, не знаю, что ты за хрен! Но я избранный, а ты сдохнешь! — бросил в ответ.

С этими словами кинулся атаковать, а заодно, стал воздействовать мудаку на мозги.

— Ааа, чертов Проктор! — завопил тот.

Он сделал жест рукой. У меня под ногами что-то взорвалось. Подлетел верх и сильно треснулся о землю. Огненный шар врезался в тело. Как ни странно, он меня не спалил, а только слегка встряхнул.

Бросил еще пару зарядов, стал подниматься на ноги.

— Не хочешь сдаваться… Ну ладно! Пора применить испепеляющий вихрь! — торжественно закричал чертов маг.

Мужик поднял руки к верху. Его очки куда-то упали. Теперь Испепелитель выглядел вдвойне странно.

— Прости, брат, сейчас не до вихрей! Погода обещала дожди! — выпалил я и пустил в ход всю оставшуюся энергию, чтоб взорвать упырю его голову.

— Аааа, черт! Перестань! — заорал тот, упав на колени.

О смертоносных торнадо не было даже и речи. Я медленно подходил к нему, продолжая давить. Урод оказался силен. Разнести его башку на куски как-то не удавалось.

— Гребанный червяк! Я тебя раздавлю, — прохрипел мой противник.

Из его глаз полилось сразу два огненных потока, которые в меня четко попали. Возле груди образовалась оболочка из эрии, что не дало меня подпалить.

В какой-то момент, мы стали оба орать, пуская в дело всю имеющуюся силу. Около меня создалось адское облако. Оно, смешивалось с темной материей, образуя черно-оранжевую субстанцию.

Я немного ослабил напор, понимая, что будет нечто ужасное. В тот момент прогремел взрыв. Меня подбросило вверх, потом потянуло по земле, затем зашвырнуло в кусты.

На какое-то время потерял сознание. Когда очнулся, ощутил, что силы почти что закончились. Форма была разорвана, тело тянуло болью, в башке сильно шумело. Судя по ощущениям, на лице были ссадины. Короче, получил я по полной. Но не сгорел заживо, что уже хорошо.

Понимая, что расслабляться пока рановато, медленно выбрался из кустов, рассматривая дымящийся след, оставленный моим телом в земле.

— Да уж, не хило так пропахал, — сказал, ни к кому не обращаясь.

На краю поляны заметил грозного Испепелителя. Его волосы были опущены вниз, одежда повреждена, лицо слегка закоптилось. Грозный гад превратился в странного бомжа, который больше не желал воевать.

Честно, я даже не знал, как тут быть. Убить козла вряд ли смогу. Да и агрессивной накачки тут не хватало. Я ничего не знал об этом злодее, и злодей ли он вообще.

Виктория с директором вели себя очень странно. Люди поступают не так, когда ждут мощной атаки. Короче, у меня возникли вопросы. И многие из них отпали сами собой, когда волшебник стал говорить.

— Хех, где они такого сильного откопали? Договаривались же на обычного пацана с низким раскрытием силы, — простонал маг, с досадой плюнув на землю.

— Договаривались? С кем? Ты разве не пришел сюда уничтожить всю академию? Я думал, ты местный злоебыш, — ответил, подходя ближе.

— Кхм, да, был таким. Когда набрался сил и освоил стихию огня, поперся сюда, чтобы всех тут порвать. Но они предложили мне сделку.

Если раньше мои мозги просто кипели, то теперь, считай, испарились. Какая может быть сделка? Как же легенда о великом злодее? Или даже такое здесь превратилось в гребанный бизнес.

— Подробности? Говори! Я же ни черта не знаю! — воскликнул в ответ.

— Аха-ха, паренек, ты и не должен быть в курсе. Ты всего лишь избранный мальчик, который должен сразиться за мир во всем мире. А потом… проиграть и подохнуть. Черт, я выложил все карты. Довольно. Походу я совсем заигрался, — истерично улыбаясь, протараторил Испепелитель.

Я немного помолчал. Хотел сесть рядом с недавним врагом, который больше таким не казался. Не стал этого делать, чтоб не быть совсем уязвимым, но продолжать бой тоже не кинулся.

— Во что вы там играли, сержант? Явно не в чертовы шахматы, — сказал, немного подумав.

— Ооох, это история долгая. Главное, что сейчас я все понял, — с грустью сказал мне волшебник.

— Послушай, боец, раз уж нас обоих контузило, то можно поболтать по душам.

— Болтать, Джонни Проктор? Марк или как там тебя? О чем поболтать? О том, что я раз в три года иду мстить тому мудаку? Делаю так, а потом опять, снова! Только и живу этой дрянью, забив на развитие навыков. А ведь у меня был чертовский талант…

Дальше пришлось поработать психологом. А я это отлично умею. Задав несколько вопросов и проведя определённые упражнения, я смог выпытать все у странного чувака.

Оказалось, он был из бедной семьи, но поступил в Хогдарс, выиграв один важный конкурс. Тогдашние «Антоны» и «Прокторы» его невзлюбили. Вышло так, что паренёк был как я. В смысле до попадания в тело Раста. Короче обычным Лесовским.

Пройдя через множество унижений, парень окончил академию, но затаил злобу на здешних ушлепков.

Потом десять лет чувак совершенствовал магию, пока не научился контролировать силу огня. Что по тем временам было очень уж круто.

Вернувшись в Хогдарс, спустя долгие годы, Испепелитель совершил акт диверсии. Ему удалось завалить пару охранников и сжечь одну из училок.

Несмотря на магическую силу, местная администрация была очень хитра. И злобному дятлу предложили подсунуть парня, похожего на того, кто больше всех над ним насмехался.

За это гад должен был хорошо заплатить и дать слово, что не набросится больше. Испепелитель был очень богат. С таким даром было легко делать деньги. Немного подумав, он согласился, отвалив деньги ублюдкам.

Так вот, вскоре бывший неудачник встретился с «избранным» магом. Тот очень напоминал его старого угнетателя, даже был похож внешне, не говоря о гадком характере.

Уничтожив пацана, Испепелитель словил кайф как положено. Он будто снова стал мелким подростком. Но на этот раз не терпел и не ныл, а врезал так, что мало не показалось.

Это первое ощущение кайфа превратилось в некую наркоманию. Администрация Хогдарса это все поняла. И через несколько лет был подготовлен еще один избранный.

Тогда за хорошую плату Испепелитель снова смог «отомстить», получив несказанное удовольствие.

Можно судить как угодно. Для кого-то это дико и грязно. Для меня так, вполне себе весело. Конечно, жалко тех пацанов, но выглядит креативно. Лучше чем банально покрошить всех и вся.

Кто знает, сколько бы это продлилось. Только Испепелитель чуть постарел, плюс встретился со мной и получил по башке. Это вправило мозги нерадивому воину, и он решил каяться.

«Да уж, хана. Не так я представлял главную битву попаданца со злом. И чего теперь делать? Вытирать сопли вселенскому злу?»

— Теперь ты знаешь все, Марк Проктор. Короче, я свернул не туда. Валил чертовых избранных. А ведь мог… завалить кого-то еще, — сказал дядька, заканчивая свою речь.

Я думал, большое сражение внесет ясность. Но впал в больший ступор, чем до того. Единственное, что шло на ум, так это идиотский вопрос.

— Слушай, Пепел, а чего тебя нельзя по имени называть? Говорили, мол, надо только по позывному, — сказал, окончательно теряя связь с реальностью.

— Почему? Потому что тогда я могу спалить тебя заживо, превратив в мелкий факел! — пафосно воскликнул мужик.

— Хех, понятно, а если серьёзно?

— Серьезно? Меня зовут Всекакий Пинусовский. Думаешь легко жить с этим именем в элитной закрытой школе, где каждый мнит себя пупом Земли? — закричал злодей. Теперь его возглас был истеричным, а не злым и величественным, как раньше.

— Хах, не хило так судьба пошутила.

— Что?!

— Ладно, это фигня. Дерьмо имеет свойство случаться. Иногда ты бьешь кому-нибудь морду, иногда расстреливаешь мирный поселок, а иногда раз в три года убиваешь каких-нибудь малолеток. Так что можно не париться. Некоторые мужики вообще ногти красят… и волосы. И ничего, знаешь, живы.

Мой квалифицированный психологический ответ помог Всекакию (черт, и чем думала его мамка?!) расслабиться.

Забыв о недавнем сражении, мужик посмотрел вверх, где бежали тяжелые облака, закрывая собой тусклое солнце. Я уставился на кусты, будто там скрывались ответы на все вопросы. И так прошло пару минут или даже малость побольше.

— Стоп, если в Хогдарсе мне не сказали, то они просто мрази! Значит, меня готовили к смерти. А все сказки про избранного вранье, — промямлил, спустя какое-то время.

— Ты догадливый школьник, — холодно отозвался Испепелитель.

— Я не школьник. Хотя, ладно, сейчас не о том. Слышь, Огнемет, может, мы по ним долбанем? Восстановим, как ее, справедливость!

— Нет. Я устал. Уже никак не получился.

Хотелось дать пинка дядьке, чтоб он не кис. Но по его виду было понятно, что мужик сдулся. И бодрить его сейчас просто глупо.

— Так… боец, и чего мне тут делать? Идти одному на штурм? Или затаиться пока что? Они меня к черту завалят, — сказал после недолгого молчания.

— Слушай, знаешь чего? Убей меня, а! — вдруг воскликнул Испепелитель. В голосе его слышалась явная радость.

— Аха-ха, очень круто! Решил попробовать новый вид кайфа? Типа избранный наконец-то победил злыдня! — воскликнул я.

— Нет, я серьезно. Мне всегда хотелось стать добрым. Что-то типа героя, который всех побеждает. В первый раз пришел сюда не карать, а просто расквитаться с козлами. Но они меня втянули в игру. Игра приносила удовольствие, но… Но в ней я сам стал злодеем. А зло должно быть убито. Пойми, сегодня как раз тот день, когда избранный поверг меня своей силой. Значит, надо идти до конца. Не болтать и не останавливаться, как бывает в кино!

Сначала я создал шар эрии, ощутив, что силы медленно восстанавливаются. Вообще, здравая логика. Он сам валил пацанов, а теперь просто сдохнет.

Но есть одно Но. Я вдруг понял, что не хочу убивать. Одно дело валить всяких чертей, которые тебе угрожают. А другое, прикончить старого неформала, который немного запутался.

Вообще, кто я такой, чтоб судить? Пусть менты разбираются и вообще кто угодно. Несмотря на все, Джонни Проктор был более мерзким. Этот хотя бы не врал.

— Ну! Давай, уничтожь зло во имя добра! — воскликнул Всекакий, видя мое замешательство.

— Знаешь, если тебя завалить, зла на Земле станет больше. Могу в ментовку сдать на крайняк. Только здесь в кустах отделения нету, — сказал я.

— Ты не понимаешь! Мы играем в игру, и она должна правильно кончиться!

— Чувак, про игры можешь рассказать в дурке. Я просто живу, черт возьми! И жизненный мать его опыт, подсказывает, что ты получил по жопе. Остальное получишь потом.

— Послушай, Марк, так нельзя! Давай! Ну, давай же!

Чертов Огонек озверел. Он стал на колени и пополз за мной как щенок.

— Эээ, братан, ты полегче! Знаешь, это выглядит как-то по-гейски! — крикнул, отходя назад.

— Марк, прошу тебя, сделай это!

— Слышь, чудило упоротое… — крикнул, желая вырубить ушлепка, чтоб он хотя бы за мной не гонялся.

Тогда Испепелителя врезала молния. Она была ярко-синяя с желтым оттенком. Ее стрела попала мужику прямо в спину. Дядька застонал и затрясся, повалил черный дым. В груди чудика образовалась дыра, отчего он тут же загнулся.

— Эй, это еще что за хрень?! Теперь уже точно не я! Честно, я его даже не трогал! Не, ну подстава. Кто-нибудь меня слышит??? — закричал, размахивая руками.

На этот раз я был прав. Никто его точно не бил. Может он сам как-то вызвал разряд? А что если тут супер молния? Может аномалия какая-то? Вон, небо все в тучах.

Я еще раз взглянул на убитого. Стало ясно, что он не поднимется, и крутиться возле него нету смысла.

— Да что за нахер такое… — процедил, всплеснув руками.

— Не нервничай, Марк Лесовский, я тебе объясню! — раздалось откуда-то из кустов.

Послышался шелест и хруст. На меня вышел высокий лысый мужчина, глаза и руки которого сверкали яркими молниями.

Сразу стало понятно, в чем дело. Я забыл про главного мудака, занимаясь своими делами. А вот он помнил все, подгадав удачный момент для атаки. Время, когда я буду максимально измотан.

Глава 18

Мирон Павлов. Приперся сюда один, без охраны. Смог узнать место, где стоит чертов Хогдарс, сумел переместиться сюда. Хотя, чего удивляться? Небось, хитрый план администрации школы в этом и заключался. Наверняка они хорошо получили за всю авантюру.

— Ну что, Лесовский! Пора это все завершить. Конечно, ты сильный маг, но ты представляешь угрозу. А угрозы я предпочитаю вырывать с корнем, — медленно произнес Павлов, намереваясь меня поджарить.

— Лучше б ты штаны почаще носил, Голожопый! — воскликнул я.

— Что?!

— Ничего! Помнишь, как скулил в том лесу, а мы тебя гада спасали? Лысый черт без трусов! Иди на панель, моя шлюшка! — закричал я, чувствуя отвращение к грязному мудаку.

Нельзя было позволить меня уболтать. Лучше самому забить мозги дятлу, чтоб выиграть хоть какую-то фору. Ведь сила была за ним, как не крути. Мне нужно было хорошо извернуться, чтоб не потерпеть крах.

— Ааа, ты все такой же мерзкий щенок! — прошипел Мирон Павлов, от былого пафоса не осталось даже следа.

Лысый заорал так, что все затряслось. Из его правой руки вырвалась синяя молния, затем сразу из левой. Я полетел в сторону, словно вратарь, пытающийся взять «сложный мяч».

Падение вышло жестким. Думать о боли не было времени. Потому я кинул два шара эрии, которые попали в ублюдка.

— Ах, черт! — воскликнул тот, пятясь назад.

Темные разрывы слегка повредили костюм. Но в целом, хорошо долбануть я не мог.

— Молодец… Не сдаешься! А теперь сдохни! — снова зарычало животное.

В мою сторону понеслась одна большая мощная молния. Она была такой быстрой, что перекатиться я уже не успел. Лишь скрестил на груди руки, пустив в них как можно больше энергии.

Удар удалось заблокировать. Громыхнул мощный хлопок. Мирон застонал от боли, получив отдачу, я полетел в кусты, как уже было до этого.

— Твою мать, твою ты бабку… — шипел, стараясь не отрубиться.

Надо было что-то решать. Я получил по полной, и бежать уже не смогу. Не говоря о перемещениях и еще чем-то. Эрии осталось мало, мощного мага с электрическим даром явно не завалить.

Что ж тогда делать? Что делать…

Не успел малость очухаться, как по кустам шарахнула молния. Потом еще и еще. Кругом сыпались листья и ветки, стало что-то гореть. Воздух разрывали крики ублюдка, который явно был недоволен.

— Лесовский! Ты вечно прячешься, словно крыса! Корчил из себя слабака, а сам готовил удар… Ничего, сейчас ты за все ответишь, — послышался злобный вопль, после того, как Мирон слегка успокоился.

Понимая, что меня не достать, гад убрался с поляны. Находясь возле кустов, он какое-то время всматривался в толщу растений. После этого, лысый пошел вглубь лесной чащи.

— Где ты, грязная тварь… — шипел он.

— У тебя нет шансов, ты сдохнешь…

Шаг, второй шаг, третий шаг. Потом еще и еще. Вскоре Мирон услышал какой-то треск и замер, чтоб осмотреться.

Именно в этот момент ему по коленам врезала толстая палка, похожая на бейсбольную биту, только немного кривая. Да, я применил свою «магию» под названием — поиск оружия прямо на поле боя.

Мирон явно такого не ожидал. Он пустил еще одну молнию, падая прямо на землю.

Медлить сейчас было глупо. Я саданул мужика по башке и по шее. Тот свалился на живот, распластавшись на лесной подстилке. Дальше был град ударов, которые щедро осыпали тело Мирона.

В отличие от Всекакия, этот черт точно заслуживал смерти. Я бил как последний раз, используя всю силу тела Лесовского. Казалось, черт скоро сдохнет или хотя бы отрубится.

Но нет, он стонал, вздрагивал, но особо не поддавался. Вскоре я понял, что сил почти не осталось. Мирон слегка извернулся и врезал меня по рукам мелкой молнией.

— А! — палка выпала из моих пальцев.

Я успел только выругаться, как мощнейший поток энергии поднял мое тело, как щепку, закинув далеко на поляну. Меня садануло так, что мало не показалось. Прыгал будто мяч, который скинули с высоты.

На сей раз сознание отключилось. Понял, что все уже кончено. И лишь громкий выкрик Мирона вернул меня из больной черноты.

— Аааа, мелкий выродок! Хитрый ублюдок! Ты хорошо поиграл. Но теперь сгоришь в адском пламени!

Мирон орал и летел по воздуху. Его тело было окутано нитями энергетических змей. Он напоминал бога грома, который спустился с небес. Зрелище, конечно, не очень. Но мне надо было спасать свою жопу.

— Ага… петух… держи свои мозги крепче, — простонал я.

Не знаю, как это вышло. Меня метелили так, что любой другой бы не выжил. Может, это эрия дала силы или даже не знаю. Но я все еще был в сознании.

Кроме того, смог выставить руки и направить остатки невидимой энергии точно в козла.

— Умрии! Подохни! — взревел Мирон.

Синий клокочущий шар врезался возле меня, взметнув землю с травой. Ублюдок промахнулся и стал стонать.

— Что, не нравится, Голожопый? — выдохнул я.

— Как ты это делаешь? Что это?! — взревел Павлов.

Оболочка вокруг его тела пропала. Мужик спустился на землю, но особо не пострадал. В тот момент стало ясно, что мои силы полностью кончились.

— Тааак, ты хорошо сражался… Отнял у меня много энергии, — прошипел Павлов.

Я заметил, что он сильно избит. На лице красовались ссадины, костюм разорван, штаны испачканы травой. В глазах читалась боль и безумие.

Еще немного, и гад точно дрогнет. Правда, этого «немного» у меня уже не осталось. Я мог только лежать и смотреть, как козел медленно сокращает дистанцию, говоря разный бред.

— Ни ты, ни твоя мамка не усвоили одну вещь. Наш мир держится только на силе. Кто сильнее, тот и прав. Но вы предпочитаете копошиться в помойке, прыгать выше своей головы. Надо признать, у тебя почти получилось. Только чуда, как в сказке не будет, — трещал лысый даун с разбитой башкой.

— Ага, теперь болтай два часа. Дешевка, — произнес я, чувствуя, что тело превратилось в беспомощную амебу.

— Верно, Лесовский. Время — деньги. Твое последнее слово.

— Отсоси.

— Что ж, прощай, гаденыш, — с этими словами Мирон выставил руку.

Вокруг его кулака стали крутиться молнии. Павлов устал тянуть, он был сильно измотан. Поэтому собирал все последние силы, чтоб уничтожить меня одним ударом.

Зрение уже подводило. Но мог рассмотреть избитую рожу козла. Что ж, хорошо поработал. Можно дохнуть со спокойной душой.

Мирон издал громкий рык. Его рука превратилась в пылающий заряд бластера. Дальше прогремела автоматная очередь. Мирон выстрелил куда-то вверх и слегка пошатнулся.

— Не хреновый фейерверк, твою мать, — промямлил я.

Казалось, что уже нахожусь на том свете. Но по ушным перепонкам врезали новые выстрелы. Мирон перестал создавать молнии, став простым человеком, в теле которого зияли кровавые раны.

Мужик не успел ничего сказать. Его глаза налились стеклом, тело свалилось на траву. И в тот момент, на поляну выбрался механический динозавр.

Это был экзоскелет с башкой динозавра. Причём, маленькие лапки чудовища оснащались какими-то пушками, что-то вроде мини пулеметов.

От вида такого монстра я чуть не сдох. Можно было представить вообще что угодно, но только не это. Кто мог прийти на помощь в глухом лесу? Откуда взялся тираннозавр размером с высокого человека?

Судя по тому, что я еще не стал решетом, он был против Мирона. Но как? Что вообще происходит?

— Тимофей? Тимоха, ты что ли? — спросил, не зная, что и подумать.

Кто знает, вдруг мрачный пацан имел эту штуку. Она могла складываться, к примеру, и храниться в нашей общаге. Не, стоп, бред какой-то.

Долго мне гадать не пришлось. Динозавр закинул вверх свою голову, потом она упала назад. В том месте, где была шея, появилась потная жирная башка Сани. Того самого толстяка, что ухлестывал за сиседкой.

— Извини, друг. Башка должна открываться более эпично. Но я еще не доделал. Плюс музыки еще пока нету. А так, здесь встроена магнитола, — прошипел шепелявый придурок.

— Ты?! Как ты тут вообще нахрен! — выдохнул с большим трудом и стал медленно подниматься. Сделать это вышло лишь с третьего раза. Меня действительно хорошо измотали.

— О, Марк, это история долгая. Дело в том, что я изначально знал о тех мрачных слухах, что ходили об академии Хогдарс. Но в отличие от общественного большинства решил не молчать в стороне, а провести что-то наподобие журналистского расследования. Разумеется, после учебы. Потому что учиться я очень люблю, и не могу отказать себе в удовольствии пойти в школу, — стал тараторить толстяк.

— Тихо! Хорош! — крикнул я, понимая, что мозги сейчас закипят. — Откуда эта скотина! Рептилию с автоматами ты где взял?

— О, Марк, это сложная штука. Я всего лишь готовился к конкурсу техномагов. И главным проектом для конкурса являлся магически-механический динозавр с внутренним управлением изнутри. Но когда стало ясно, что необходимо будет применить силу, то пришлось оснастить его еще и оружием. Хотя, оно отлично снимается и меняется на пушки со взбитыми сливками.

Я взялся за голову, понимая, что тупо не выдержу. Хотя, это было реальное чудо. Меня спасли в последний момент, будто в эпичном блокбастере. Конечно, спаситель тут не ахти. Но и я ведь тоже не Бэтмен.

— Ладно, ладно, я понял. Как ты меня нашел-то вообще? — спросил у толстого, когда тот малость пришел в себя.

Последовала длинная лекция о том, что можно вычислить такие места с помощью магических поисковиков. К тому же, данные о нахождении Хогдарса были чуть ли не в открытых источниках. А за умеренную цену можно купить инструкцию по доступу в этот мир. Точнее в полумир или как-то так.

Это, конечно, все круто. Только я понял одну важную вещь — надо скорей выбираться. Я измотан как собака. Администрация школы проиграла и вряд ли мне чем-то поможет. Лучше валить подальше, потом уже что-то решать.

— Так вот, когда мы применяем принцип прохождения через двойные всемагические поля, то используем для этого… — твердил шепелявый Рэкс.

— Тихо, все понял, — оборвал его я. — Как ты сюда попал? Можно переместиться обратно? Мы должны отступить, понимаешь?

— О, отступить? Это да… Только есть одна небольшая проблема. Дело в том, что я перемещался сюда по ускоренной технологии. Поэтому все не так просто.

— Блин, говори ты нормально уже!

Хотелось треснуть придурка, несмотря на то, что он меня выручил. Чуть не обматерил его, но в тот момент послышался голос какой-то бабы.

— Вы куда-то собрались, ребята? Не стоит нарушать распорядок дня академии.

По далекой тропинке шла Виктория Клинас. За спиной послышался кашель. Я обернулся и заметил директора. Из кустов вышли трое охранников академии. Вместе с ними старик с бородой, тот самый сука хранитель.

Стало ясно, что сейчас будет. В лучшем случае нас закроют в той камере, где мне пришлось ошиваться. А в худшем… короче, болтать сейчас глупо.

— О, что за люди? — протянул толстый.

— Враги, вали их давай! Живо, всех! — крикнул я, ощущая, что даже вопить уже сил не осталось.

Жирдяй вздрогнул и поднял свои пулеметы. Тут они покрылись зеленой магической оболочкой. В лицо Сане врезался светящийся оранжевый шар. Динозавр завалился на спину. Скорей всего, толстяк сдох или отрубился. Я остался один наедине с шайкой скользких уродцев.

— А, значит так! Я вам голыми руками рожи порву, упыри! — прошипел, отходя назад, хоть и знал, что это бессмысленно.

— Что ж, ты отличный ученик. Мы будем помнить тебя, — усмехнулся директор.

Он создал мощный оранжевый заряд. Охранники подняли пистолеты. Я стоял на открытом пространстве, и шансов на спасение не было.

— Стойте! — вдруг крикнула Вика. — Этот маленький эрий не так прост, как нам кажется. Он сражался с Испепелителем почти что на равных. И заставил Мирона вспотеть. Нам определённо пригодится такой. Он действительно избранный!

— Что??? — сказали сразу несколько голосов.

— Да… Я знаю, что вы творите. Неплохая бизнес схема, если так посмотреть, — произнес, понимая, что это может меня спасти.

— Молодец, ты мне сразу понравился, — улыбнулась Виктория. А потом обратилась ко всем остальным. — Смотрите, он выглядит слабаком. Понимаете? Никто не заподозрит, что маленький Марк может кого-то ударить.

— Какая с этого выгода нашей обители? — проскрипел дед, хитро рассматривая меня.

— Все очень просто. Если Марк перейдет дорогу богатому выскочке, то может состояться драка, не так ли? В драке богач получит свое, будет разбит, опозорен. Это большой удар по репутации всей семьи или клана. Чтоб об этом никто не знал, можно… скажем так, предоставить услугу по информационной защите. Как вам такое?

— Детали можно слегка проработать. Но в целом, это неплохо. Сильный маг, который притворяется слабым. Это курица, несущая золотые яйца, — отчеканил директор.

— Да, к тому же не придется иметь дело с тем сумасшедшим… С этим ходячим факелом, — вставил хранитель.

Охранники дружно закивали, одобряя это решение. Мне тоже понравилась тема. Конечно, быть цепным псом не хочу. Но можно слегка подыграть. Потом уже точно свалю из шараги. Главное, сейчас выиграть время.

— Ну! Что молчишь? Тебе нравится наша идея? — спросила Клинас.

— Ооо, кхе-кха, еще как! Дайте волшебную таблетку. Подлечусь и порву всем жопы. Крутое предложение так-то, — восторженно, насколько это возможно, выкрикнул я.

— Молодец, не стал зря упорствовать, — пропела женщина, пожирая меня хищным взглядом.

— Хех, чего ты ожидала от эрия, — пожал плечами директор.

Похоже, этот хрен был давно в теме. Он не новый человек в академии, а просто карьерист, который подсидел старого. Хотя, сейчас это точно не важно.

— Ага, я тот еще эрий! Давайте таблетки, и погнали отсюда. И да, вот чего, какая там моя доля в бизнесе? — произнес в ответ этим сучкам.

— Погоди… Не так быстро. Обсудим, когда вернемся в замок, — сказала училка.

— Стойте, он может соврать. Эрии склонны к вранью. Моя вторая жена была эрием. Она вечно мне изменяла, — вставил дед.

— Эй, ты что? Я ж не баба. Изменять тебе точно не собираюсь.

— Заткнись! — холодно выпалил глава школы. — Этот… что в костюме. Он твой друг что ли?

— Нет, так, псих какой-то, — усмехнулся я.

— Псих, а тебя защищал. Ладно… Убей его, Марк. Нам свидетели ни к чему.

Так, это было не очень. При всех минусах, Шаня не заслуживал смерти. К тому же он меня спас. И это не пустые слова. Мирон мог прожарить меня, как скотину. Сейчас бы выполнял боевые задачи на том свете с чертями.

Я немного опешил, но решил не показывать вида. Вместо этого, только хихикнул. Хотел всплеснуть руками, только они сильно болели.

— Служивые, вы чего? Кого убивать собрались? Этот хрен уже сдох. Посмотрите, он даже воняет, — сказал как можно тупее.

— Да? А я думала, это мои духи. Зря купила такой терпкий аромат.

— Тихо все! — воскликнул директор. — За годы занятия магией я научился рассчитывать силу ударов. Так вот, паренек еще жив. Он скоро очнется. Тогда тебе будет сложнее. Значит, надо спешить. Убей пока он в отключке, тогда получишь лекарства… и деньги.

— Да, вы серьезно? — спросил у толпы.

На меня строго смотрели. Никто не проронил ни слова.

— Хорошо, так и быть. К черту этого жиробаса. А, у меня магии нет. Нечем его мочить. Как-то так, — сказал, закосив под полного дебила.

Сбоку подошел охранник, сунув мне в руку свой пистолет.

— Вот, попробуй это, пацан. И да, там один патрон. Остальные я выкинул, — пробасил вояка.

— Хах, вот оно что? То есть, в магическом мире будем делать все так, по старинке.

— Марк! Прошу не стоит сейчас разговаривать, — напряженно процедила Виктория.

— Да… у нас нервы ни к черту. Даем тебе десять секунд, — заявил глава школы.

— Не, он слишком мягок еще. Не получится, — с досадой развел руками хранитель.

Стало ясно, что мне не выкрутиться. Ситуация накалилась по полной. Либо завалю пухляша, либо себя. Ну, или сдохну, пытаясь пристрелить кого-то из этих скотов.

Глава 19

А что, третий вариант ничего. Несмотря на боль и усталость смогу всадить пулю в башку директора. Не знаю, почему в него даже. Он самый бесячий.

Правда, потом я подохну. Но это хорошая смерть. Что еще может пожелать старый пират, потрепанный войной капитан, мать его, Раст!

— Давай! — крикнул чертов директор.

— Марк, не доводи нас, прошу, — сказала училка.

— Ладно… Даю.

Я резко развернулся в сторону кудрявого барана, вытянул руку с оружием. Но в тот же миг из кустов полетели магические заряды, послышались крики, стрельба.

Палец дёрнулся сам собой, и я ранил директора в руку. Сам же бросился на землю, понимая, что торчать столбом тут бессмысленно.

В тот момент на поляне показалась Мияко и Эдвард, с ними Федор и Дэн. Я заметил, как моя мать бросает какой-то предмет в сторону Клинас. Узкоглазые бойцы берут на мушку охранников.

За мной пришла вся рота. Амазонки, азиаты, мажор, и вообще, все подряд. Настоящий, мать его, хэппи-энд. Даже закашлялся малость, видя безумные глаза недавних королей Хогдарса.

При этом дед сразу сгорбился и заохал, делая вид, что не может нормально стоять. Еще бы, ему выгодно было стать символом академии. Развалиной с которой спрос всегда мал.

Все замерли, рассматривая друг друга. Больше всех офигел лично я. Ведь сегодня произошло больше событий, чем за все недели моего попаданства.

Тишину разорвал смех Виктории Клинас. Женщина прикрывала неглубокую рану в груди и при этом ржала как лошадь.

— Ахаха, боже мой. Как такое возможно? Вы подскочили в последний момент! Так не бывает! Ой, блин… Как! Это розыгрыш, шутка! Не верю!!! — вопила она.

— Вообще-то нет ничего необычного. Слухи о вашей академии давно не давали покоя общественности. Я лично подняла справки, как только сюда зачислили Марка, — деловито сказала Мияко.

— Да, клан амазонок не мог стоять в стороне! Моего сына забрали в странное заведение, с которым даже нельзя нормально связаться, — отчеканила моя мама, а после добавила. — Марк, не лежи на земле! Ты простудишься, ну сколько раз говорила.

— Госпожа Вельда, наш бывший завуч, разработала портал для массового перехода сюда, — добавил Эдвард.

— Еще немного боевого духа, — вставил Дэн.

— И денег моей семьи, разумеется, — улыбнулся Федор.

— Кхе-кхе, оххх, черт возьми. Это ясно, но почему первым сюда пришел Саня? — протянул я, поднимаясь на ноги.

— Это была случайность. Техническая ошибка всего лишь, — заявил Эдвард.

— Хорошая ошибка, знаете, если так, — подмигнул я.

Тогда директор дернулся в мою сторону, несмотря на ранение. Его резко скрутили японцы. И мужик стал орать будто резанный.

— Ублюдки, вы все подохните! У нас есть связи, понятно? Хогдарс — это элитная академия! Никто не смеет проникать на ее территорию без разрешения и применять силу к администрации!

— Перестань сопротивляться, мокрая женщина. Тебе в задницу вставят шапку, — сказал главный японец.

— Господи, Есида сан, когда ты уже выучишь русский?! Ты несёшь какую-то чушь! — завизжала японка.

— Эээ нет, тут-то он как раз прав, — выдал я. И все громко рассмеялись.

Стало ясно, что все кончилось круто. Зло было скручено, задавлено. Главный ублюдок загнулся, а меня окружали друзья.

Но оставалась еще пара вопросов. Первое, толстяк в костюме динозавра все еще не спешил подниматься. Неужели он и правда, загнулся? Было бы не особо приятно. Еще, я не видел сиседку. Она просто обязана была увязаться за остальными.

— Марк, ты что ранен? Ну, так же нельзя. Когда борешься со злом надо быть осторожнее. Эй, у кого-нибудь есть капсулы целителя, а? — затараторила моя мама.

— Стой, подожди. А где Ини? Вы что с собой ее что ли не брали? — тут же перебил я.

Все стали оглядываться в недоумении. Кажется, наши проблемы еще не закончились. Кто-то закричал, позвав девушку. И вот, как ни странно, она откликнулась.

— Эй, вы, где там?! Я застряла! Провалилась в нору, я не знаю! Нога провалилась! Все из-за этого придурка Марка! Он дебил втянул меня в это! — истерично вопила девчонка откуда-то из кустов.

— Боже, она попала в беду! Ей нужно срочно помочь! — выкрикнула Анна.

— Спокойно, если вопит, значит все хорошо, — сказал я, принимая капсулу эликсира из рук амазонки.

Сразу несколько человек хотели броситься на помощь сиседке. Правда, их опередил чертов Саня. Динозавр вздрогнул и резво вскочил на ноги, как ни в чем, ни бывало.

— О, Инга, что с тобой там случилось? Спокойно, не совершай резких движений. Я сейчас помогу! — бодро воскликнул он.

Причем, жирный говорил очень чисто. Никакого шипения больше. Его дикция была идеальной, даже лучше чем у меня. Все медленно проводили паренька взглядом, когда он в громоздком костюме лез по кустам.

— Иногда получить в рожу энергошаром даже полезно, — протянул я.

— Чего? В каком плане? — спросил Дэн. Но я уже ничего не ответил.

Дальше японка, Эдвард, Антон и боевые азиаты отправились в Хогдарс, взяв пленных с собой. С ними пошли несколько амазонок.

Мы же открыли специальный портал и переместились к дому Вельды, которая жила где-то за городом. Было много соплей, пустых разговоров. Короче, все как всегда.

Когда мы решили уйти, то Вельда меня задержала. Она предложила работать совместно, чтоб найти способ вернуть душу Раста домой, а душу Лесовского в его тело или что-то типа того.

Я немного подумал и понял, что это хороший ход. Несмотря на все, это не мое измерение. Оставаться здесь будет глупо. Упоротому капитану никогда не стать простым парнем, не построить мирную жизнь и тд. Рано или поздно я опять заскучаю. Придётся искать приключений на задницу. Лучше уж постоянная битва, сражения с грязными монстрами, мозги, кишки все такое.

Короче, мы договорились работать. Потом я пошел домой, где жизнь вошла в привычное русло, после пары дней легких волнений.

* * *
В отличие от места, где был Хогдарс, у нас не царило вечное лето. Осень вошла в свои права и почти что перешла в зиму. Конечно, это все хорошо. Времена года и прочее.

Но нам с Эдвардом пришлось постараться, чтоб найти укромное место. Ведь листвы на ветках совсем не осталось.

К счастью, мы откопали асфальтовую площадку, которая оказалась заброшена. Вокруг нее были кусты, а в кустах большой камень, за которым укрылся я.

Отличная огневая позиция, чтобы дать последний бой в этой войне. Нет, оружия у меня сейчас не было, да и эрию не использовал. Пришлось долбануть кое-чем посерьезней, а именно, навыками пикапера, знатока женщин.

— Твоя жопа возбуждает меня, как скотина! Я хочу, чтоб ты стала на карачки прямо в этих кустах, — шепотом хрипел я.

Эдвард прекрасно все это слышал. Но при этом не хотел говорить. Еще бы, он не разбирался в глубинах женского разума, потому не осознавал смысл важных слов.

— Эд, ты чего? Где твоя незаконная свалка, с которой надо бороться?! Здесь просто пустое поле. Дорога или что это тут такое, — недовольно тараторила азиатка.

— Прости, но если ты ничего не ответишь, то я уйду и решу, что ты спятил! — вопила она.

— Черт, давай солдат! Это приказ! — хрипел я, понимая, что военная операция под угрозой.

— Господи, блин! Мияко, мне нравится твоя жопа. Я очень хочу ее трахнуть! — чуть не плача воскликнул Эд.

— Чего??? Да я тебя сейчас просто убью!

— Нет… Не… нннадо. Мне хочется отыметь тебя на коленях прям здесь.

— Ах ты грязный, тупой извращенец!

— Я не такой, просто так надо. Пойми, я не могу по-другому, короче, — замямлил Ромео.

Я понял, что операция срывается, и решил поддержать огнем сослуживца.

— Твой рот подходит для моего кукана! — крикнул я из-за камня.

— Что?! Это ты сейчас сказал что ли?

— Будь моей постоянной шлюшкой, красотка!

— Ну, все, я оторву тебе голову!

— Божеее, нет, я прошу… Это все Марк Лесовский! Он здесь, он сидит тут… за камнем! — взревел несчастный пацан.

Девушка бросилась на него с кулаками, издала боевой клич и… крепко поцеловала взасос. Эдвард ответил тем же, и они пару минут тупо пожирали друг друга.

— Фух, Мияко, как такое возможно? — выдохнул ошарашенный парень, когда все прекратилось.

— Не знаю. Просто ты слишком хороший обычно. С таким можно делать многие вещи. Например, спасать редких бабочек из паучьих сетей, но не больше. А теперь… Ты стал таким злым, я не знаю, — запинаясь, сказала японка.

— То есть, тебе нравится жесткость? Тогда… Отсоси, давалка дырявая!

— Эй, это уже перебор!

— Правда? Прости…

— Нет, я всего лишь шучу, лох зашкварный! — хихикнула девушка, и они снова начали целоваться.

Вскоре японка взяла парня за руку. Двое медленно пошли прочь, отдаляясь от камня, где сидел я.

— Так, но это не значит, что я заброшу духовное развитие и сверну на кривую дорогу. Культура общения — прежде всего. И да, не говори никому, что тут было. Будем встречаться тайно, как те двое из книги Рэя Ябибо, который, кстати, был трансвеститом, — последнее, что донеслось до моих ушей.

Я выбрался из-за камня. Несмотря на солнечный день, было холодно. Дул пронизывающий северный ветер, предвещая скорую зиму.

«Хех, голубки! Летите в свободное плавание», — подумал, застёгивая куртку под горло.

Стало как-то не по себе. Конечно, Эдвард достоин счастья. Он был клоуном, «просто другом» не один месяц. Но как же я? Как же капитан Раст? Или Марк? Чем закончится моя гребанная история?

— И снова продолжается бойня, — протянул под нос, решив валить с этого пустыря.

Не успел сделать пары шагов, как воздух разорвал рев мотора. Сюда ехала тачка. Странно, кому надо переться на заброшенную площадку?

В последнее время казалось, что за мной кто-то охотится. Корпорация Энерго продолжила свое существование. Все косяки повесили на дохлого Мирона. Фирма много что потеряла, но на плаву оставалась. Кто знает, вдруг ублюдки решили мне отомстить? Или я просто спятил, после всего что случилось.

Не знаю, как это вышло. Тело само рванулось в кусты, где сидел только что. Занял наблюдательную точку за камнем и стал ожидать.

Спустя считанные секунды, прямо передо мной, на месте, где Эдвард объяснялся с Мияко, остановилась темная легковушка. Вроде ничего необычного. Из нее вышел бородатый мужик в черных очках, который осмотрелся вокруг.

«Ага, значит, точно скоты! Узнали, что я здесь и приперлись. Сейчас будут искать. А найдут свою смерть», — подумал, готовясь применить эрию.

Что может быть приятней, чем снести кому-то башку холодным осенним днем?!

С этими мыслями я пристально рассмотрел незнакомца. Он снял солнцезащитные очки, и сердце мое чуть не стало. Это ж трахаль Милены! Козел, что увел красивую задницу у меня из-под носа.

Конечно, я не особо-то мстительный. Но этого чувака уложу!

Так, а вот и сама блин богиня. На ней приталенная куртка, подчеркивающая зад и сиськи. Яркий макияж, наглая рожа. Короче, все как всегда. Завалить что ль обоих с досады?

Хотелось перейти в атаку прямо сейчас, но здравый смысл подал верный сигнал. Продолжил наблюдение, чтоб понять, что к чему.

Сначала двое осматривались и молчали. Потом женщина осторожно сказала:

— Ты думаешь, это то место?

— Да! Я сто раз проверял! Здесь находится то, что нам надо! — горячо произнес дядька.

«Так, вы еще трахнитесь у меня на глазах. Или нет… Здесь что-то не чисто» — я продолжил прислушиваться к диалогу.

Милена внезапно прикусила губу и промямлила:

— А почему его никто не нашел? Это же открытое место?

— На открытых местах скрывается все самое важное! Неужели ты не знаешь, дорогая?

«Нет уж, скорее дешевка!» — с досадой подумал я.

Милена отстранилась от мужика. Тогда он вдруг рассмеялся и глупо всплеснул руками.

— Глупая, ты чего?! Здесь расположено место силы, я тебе говорю! Можно зарядить артефакты, а потом неплохо продать! Помнишь, мы обсуждали? — воскликнул он.

— Если честно, я особо-то не поверила… Тут надо как-то проверить.

— Ой, да что проверять? Вот, потрогай асфальт. Прямо здесь! С твоим уровнем раскрытия магии можно уловить вибрации даже без оборудования.

«Чего вы там мутите, черти?» — подумал, теряясь в догадках.

Откуда мне знать, я ж не здешний. Места силы какие-то. Честно говоря, похоже на балабольство.

— Извини. Но это как-то все странно, — улыбнулась Милена.

— Я сам обалдел! Смотри, вот, попробуй!

Женщина усмехнулась. Наверняка ощущала, что-то неладное, но не хотела быть паникершей. Она медленно присела, вытянула руку и коснулась асфальта.

— Тааак, ну не знаю. У меня не такой мощный дар, чтобы понимать это все без приборов, — хихикнула дамочка. — Ты измеритель хоть взял? Не ехать же нам за ним снова?

— Нет… Ехать точно не стоит… — сбивчиво произнёс дядька.

Он вдруг стал бледным… и странным. Я понял, в чем дело, но не успел среагировать. Потому что гад выхватил из кармана плаща черный камень, который вспыхнул синюшным цветом.

— Дорогой? Что это у тебя за… — сказала Милена, оглянувшись на своего хахаля.

Было уже слишком поздно. Энергетические потоки проникли женщине в глаза, которые тут же налились синевой. Рука дядьки тоже вдруг посинела, и его стало трясти.

— Нет! Ааа, не надо! Что это, как ты можешь?! — застонала Милка, падая на землю.

— Все очень просто, дорогуша. Ты слишком сильна, можешь многое. Такой дар у простой училки, которая его даже не развивает, — прошипел урод, глядя на Милену сверху вниз, как на тряпку.

— Ты чего… Аййй! Хочешь лишить меня зрения??? — воскликнула она, от боли выгибая спину.

— Не совсем. Сначала просто энергии, потом уже глаз, ты права. А потом… заберу твою жизнь.

— Так невозможно! Нельзя украсть, оооййй, чужой дар!

— Хех, я тоже так думал. Но когда понимаешь, что ты слишком слаб, и всю жизнь будешь мелким сотрудником, то пытаешься найти некий путь. Иногда на это уходят месяцы, да. Иногда, как в моем случае, годы. Честно, я уже даже забыл. Но когда подвернулась ты… В общем, не важно. Расслабься. Тебя скоро найдут. Нападение черных магов и все такое. Я даже немного поплачу, — медленно произнес бородач, насыщаясь силой Милены.

— Аааа, перестань! Ты любил меня! Ты же клялся! — взревела та, дергаясь в страшной агонии.

— Именно, дорогая. Я не соврал. Мне нравилась твоя чистая сила. Твои заполненные магией глаза, которые станут моими. Поверь, каждый раз, когда я буду использовать силу, я буду признаваться в любви. В любви тебе, моя жертвенная нимфа! А теперь ты уснешь!

— Ой, черт! Ублюдок! Я тебе верила! — воскликнула Милка.

Да, получилось неплохо. Они прям театр разыграли. Но в спектакле как в сексе, надо уметь вовремя кончить.

— Эй, злопердух лохматый! — в последний момент крикнул я.

— Что? — воскликнул бородач, посмотрев в мою сторону.

— Лови котлету, козлина!

Я швырнул шар темной энергии. Сделал это достаточно резко, так чтобы гад точно не увернулся. Бородач не успел даже ахнуть, как получил удар в голову.

Сверкнула черная вспышка и… козел упал на спину, сильно стукнувшись об асфальт. Его гребанный артефакт улетел на несколько метров, продолжая все так же светиться.

— Ох, ой, черт возьми! Мои глаза, глаза блин! — стонала училка, продолжая корчиться на земле.

Я медленно выбрался из кустов, подошел к ней и подал руку.

— А, кто это? Плохо вижу! Лесовский??? Откуда ты взялся… — промямлила женщина, поднимаясь на ноги с моей помощью.

— Так, мимо гулял. С тобой все в порядке? Можешь оценить степень ранений?

— Я… Нет, не знаю. Глаза болят просто.

Осмотрев училку, я понял, что все нормально. Лицо ее было красным, макияж немного размазался. Вокруг глаз выступили вены, но это не страшно, наверное.

— Жить будешь, рядовой. Еще ни раз почешешь свою мошонку… Точнее не так, в общем, ты поняла, — улыбаясь, произнес я.

— Марк? Я чуть не погибла! Почему ты раньше не помог, если был тут? — разглядывая меня, сказала училка. Она была очень напугана.

И где та невозмутимая Милка, что щеголяла по нашей школе в образе королевы?

— Прости, дорогая, даже красивая жопа иногда нуждается в порке! — ответил и поцеловал Милену в губы.

— Дурак, я же чуть не погибла! — воскликнула та, но было видно, что она благодарна.

Какое-то время, мы тупо друг на друга смотрели. Ситуация была странной даже по меркам всего, что случилось. Я увидел, как лицо дамы приходит в норму. К счастью, лохматый упырь не успел ее покалечить. Кстати, да, насчет упыря.

Когда Милена хотела что-то сказать, послышался сдавленный хрип. Козел стал шевелиться, и вроде попытался нащупать рукой чертов камень.

— Ой, осторожно! — ахнула женщина.

Я вышел немного вперед, разглядывая раненного козла.

— Кхе, кха, черт тебя дери… Все-таки дала этому малолетке? Так и знал, что ты тупая шалава. Тебя ничего хорошего не ждет, — прохрипел гаденыш.

— Заткнись! Ты поступил со мной, как с животным! Я верила тебе, грязный ублюдок! — плача заверещала Милка.

— Ты всем… веришь. Тупая курица, знаешь, что теперь буде…

Он не успел закончить, потому что в голову упыря врезался мощный «черный снежок», рассыпавшись магической пылью.

На сей раз, я превзошел сам себя. Получилось садануть от души. Бородач и так лежал на асфальте, потому оказался как бы между молотом и наковальней. Его рожа немного поджарилась, так еще треснулся головой.

От такого попадания нельзя выжить. Тело козла слегка дернулось, потом просто застыло. Не думал, что могу убивать людей одним махом. Это прям прорыв в сфере магии. Не зря в академиях обучался.

— Марк, ты чего?! Ты убил его что ли??? — выпалила Милена, протирая глаза.

— Нет, блин, по попке погладил. Конечно, он же упырь!

— Да, но так тоже нельзя. Обычно все по-другому.

— Что по-другому, красотка? Точить лясы по два часа и разыгрывать всякий театр? Не в моих правилах, детка. Есть дела поважнее.

С этими словами я снова поцеловал Милену и взял за задницу. Кажется, это был неплохой аргумент. Ведь училка, наконец, успокоилась.

Подробности дальнейшего распорядка дня не нуждаются в описании. Скажу только одно, спустя где-то час мне звонила Вельда и спрашивала, почему не пришел к ней домой. Ведь уже целую неделю работали над моим возвращением в старый мир.

Она пыталась меня отчитать, говорила, что так нельзя. Не стал спорить, сказав одну фразу:

— Я и так в своем мире. Некуда больше идти.

* * *
Как они меня захватили? Вроде шел из магазина и сохранял бдительность. Нет же, улучили момент, напали со спины, словно черти!

Это все из-за Милки. Кто бы мог подумать, что мысли о заднице своей бабы так сводят с ума? Да, мы с ней тайно встречались. Обычно это было по вечерам. А днем я оставался старым Лесовским.

То есть, ходил в школу, гулял, зубрил книги. В магазин мотался, опять же. Ага, до мотался! Напали, чертовы амазонки. Как я мог забыть про тупой ритуал?

Круговорот событий закрутил меня так, что не думал об этом. А тем временем, бабы хорошо подготовились.

Меня не просто схватили, как зайца прямо посреди улицы, но и усыпили на пару часов. Очнулся уже поздним вечером, когда стало темнеть. Причем, я стоял связанным возле столба, а рядом горели костры. В свете огня виднелись женские силуэты, которые что-то бубнили.

— Сраные курицы. Вы чего тут задумали?! — прошипел, тщетно пытаясь вырваться.

Черт, на шее подавитель магии. Я ничего не смогу сделать этим чертовкам.

На мои вопли мало кто реагировал. Вскоре стало понятно, что я нахожусь на сцене под открытым небом. Вокруг собрались амазонки. И одна из них взошла на помост, чтоб сказать странную речь.

Она твердила будто я некий избранный, который унаследовал силу от матери. Обычно, эта сила передаётся лишь бабам. Но здесь все пошло по-другому. И теперь, они возьмут эту силу, чтоб сделать ее достоянием клана.

Не особо понимал в пафосных речах всяких жриц, но ничего хорошего явно не наблюдалось.

— О, мои великие сестры! Готовы ли вы узреть момент, когда сила этого мальчика передастся нашему клану?! — в конце концов, вскрикнула дамочка. И все стали неистово ликовать.

— Эй, вы чего, охренели? Вы мне сердце что ль живьем вырежете! Это военное преступление, вашу мать! — завопил, когда все затихло.

— Что? Нет… Не совсем сердце, мой друг. Нам нужны лишь твои половые органы, — отозвалась жрица в плаще.

— Чего, вашу медь??? Ни за что! Режьте тогда лучше сердце! Оно в бою нахрен не нужно! Вырезайте его, я прошу! Аааа, у меня новое вырастет!

— Не стоит сопротивляться нам, Марк. Ты не в том положении.

— Не в том, сука?! Да я тебе нос откушу!

— Можешь звать на помощь сколько угодно. Тебя никто не услышит! — величественно произнесла глава клана. — Как ни старайся сейчас, мы все равно получим твое семя для ритуала!

— Что? Можно немного подробнее, — прохрипел я, чуть не проглотив свой язык.

— Да, мы знаем, что тебе еще нет двадцати! Но ритуал нужно провести сейчас. Приготовься делиться природной энергией! У тебя нет шанса этого избежать.

С такими словами дама скинула с себя плащ. Передо мной оказалась не страшная жрица, готовая расчленить человека, а молодая, голая тетка с аппетитными формами.

Конечно, я не хотел изменять Милене. Но если что, скажу, будто меня связали и заставили силой. При этом даже почти не совру!

— Подари же нам свою мощь, о великий! — закричала она, направляясь ко мне.

Свет огня создавал интимную атмосферу. Я понял, что сейчас разорву все веревки, и отритуалю этих цыпочек по очереди.

— Не стоит бояться того, что уже неизбежно! — прошептала красотка, становясь на колени.

«Вот это жертвоприношение! Мне пойдет! Хех, я ж не избранный амазон, а простой попаданец. Может сказать им об этом? Ладно, как-нибудь в другой раз. Ооо, да она еще та заглотка! Автор, заканчивай книгу! Пока я тут сам не… закончил…»

* * *
— Ладно, как скажете, капитан! На этом все, господа. Такая вот серия вышла.

Спасибо за внимание! Постарайтесь не свихнуться от новостей. Ведь реальная жизнь, подчас, фантастичнее любой книги;)


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19