КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584617 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Чип [Каори Треми] (fb2) читать онлайн

- Чип 2.16 Мб, 16с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Каори Треми

Настройки текста:



Каори Треми Чип

Геннадий был в небольшой панике, в смысле пока еще в не большой. Его проект, который в свое время, почти год назад, выиграл конкурс, был признан наиболее перспективным из предложенных и ему дали финансирование. И вот уже год их разработка никак не могла достигнуть тестового образца, точнее сам образец был, но работал он не так как предполагал автор разработки.

В детстве Гены произошло одно небольшое событие, которое разделило его жизнь на до и после, и он считал себя виновным в случившемся и пытался придумать как исправить то что произошло. Гена с младшей сестрой катались на велосипедах, она упала и больше не смогла встать. Падение было весьма неудачным, и девочка повредила позвоночник, с тех пор она была прикована к инвалидному креслу. Парень считал, что будь он тогда построже и запрети он ей ехать с ним, то все было бы хорошо. А так как он провалил эту простую задачу старшего брата, то сейчас он должен закончить свою разработку, которая смогла бы вернуть его сестре возможность самостоятельно передвигаться. Тем более что первые прототипы, весьма громоздкие и неудобные, уже использовались, но ввиду считывания сигналов не напрямую с нервных окончаний, имели небольшие погрешности. Да и заставить собственно тело двигаться они не могли, они управляли экзоскелетом, в который облачался испытатель. Конечно, для некоторых рабочих специальностей это было очень удобно, но для человека, не способного самостоятельно передвигаться, такой девайс выглядел скорее как издевка. Ведь самостоятельно забраться туда не было возможности, а следовательно помощь все равно была необходима.

Проект Геннадия же представлял собой небольшой программируемый чип, который аккуратно вживлялся в основание черепа и окутывал мозг паутиной тончайших нанопроводов, которые считывали сигнал прямо из мозга и отправляли его в чип, который в свою очередь должен был обработать сигнал и отправить его дальше. То есть служить как бы мостом между мозгом и спинным мозгом, заменяя собой поврежденный участок. А также передавать полученный с нервных окончаний сигнал в мозг. Но, по какой-то непонятной причине, тестовый образец отказывался передавать сигналы в обе стороны и работал лишь однопоточно. Время на его разработку, указанное в договоре, уже подходило к концу, а по компьютерной симуляции чип все так же не работал должным образом. Для комиссии, проверяющей его работу, он уже был готов имплантировать чип, лишь бы показать хоть какие-то результаты, но команда была категорически против, утверждая что это не самая лучшая идея, и видимо необходимо доработать код или саму систему. Но на первый взгляд дорабатывать было нечего, все было идеально, кроме того, что не было обратной связи.

Время поджимало, да и в качестве подопытного им доставили покалеченную живодерами собаку, для которой эта операция была последним шансом встать на лапы и не закончить свою короткую жизнь так больно и страшно.

– Гена, не сходи с ума! – кричала Марина, ей было больше всех жалко бедное животное, – собака этого не переживет! И вообще, твой прототип еще не готов!

– У нас нет времени, нам надо действовать, – не сдавался Геннадий.

– Генка прав, – поддерживала его Настя, – если мы не закончим и не покажем работающий хоть как-то прототип, то можно будет ставить крест на карьере, работать мы будем только лаборантами в какой-нибудь захолустной школе….

– Насть, ты только о деньгах думаешь! А как же бедная Найда? Мы же должны ей хоть как-то помочь, пусть даже не совсем излечив ее от этого всего, – не сдавался Дмитрий.

– Димка прав, мы должны помочь животному, – нашел более приличную причину в словах друга Гена, – готовь операционную, мы приступаем.

– Я…, я буду жаловаться, вы издеваетесь над бедным, беззащитным животным, – со слезами на глазах выпалила девушка, – вы чудовища!

– Марин, мы все знаем о твоей безграничной любви к собакам, но подумай о том, что либо это животное умрет страшной смертью, либо мы хотя бы попытаемся оказать ему помощь, – не сдавался Димка.

Но девушка его уже не слышала, она, заливаясь слезами, покинула их дружный коллектив.

– Она ведь знала куда идет, – не понял ее поведения Дмитрий.

– Она была уверена, что мы будем помогать людям и зверям, и никаких ошибок не будет, что вот так все просто, прям раз и с первого раза у нас все получится. Она не ожидала, что все будет настолько серьезно…

– Насть, ну хоть ты-то понимаешь, что у всего есть своя цена, а у многих открытий эта цена равна жертве?

– Прекрасно понимаю, мне конечно жаль Найду, но я думаю если у нас все получится, то она не будет на нас в обиде.

– Хорошо, готовь собаку, я подготовлю чип и инструменты, и мы приступим.

– Как скажешь, – отрапортовала девушка и отправилась к животному. Девушка была ответственна за наркоз и подготовку участка к операции.

Чип был готов к имплантации и, кажется, только и ждал того, когда его наконец вживят кому-нибудь. Геннадий смотрел на него и не мог оторваться: маленький, блестящий, но хранящий в себе целый микрокомпьютер и обширную сеть проводов, которые должны раскинуться практически на весь организм. За время их работы было создано несколько прототипов, но этот был самым последним и, по мнению парня, самым удачным.

Придя в лабораторию, он увидел собаку, та лежала на столе, подключенная к датчикам и не шевелилась. Она спала крепким сном.

– Все готово, можем начинать, наркоз подействовал, животное спит и ничего не чувствует, показатели в норме, необходимый для работы участок обработан, шерсть удалена. – сказала девушка.

– Все готово, осталось только установить чип, а я уже запущу программу внедрения нанонервов. – Дмитрий тоже был готов к работе.

– Чип я принес, можем начинать.

С помощью УЗИ Геннадий нашел наиболее подходящий для имплантации участок, сделал небольшой надрез и аккуратно разместил чип. Тот был размером с подсолнечную семечку и примерно такой же формы. Дмитрий активизировал программу, и чип врос в основание черепа животного, с помощью нанопроводов втянулся еще чуть глубже и, найдя идеальное место, начал распускать сеть. Пока сеть опутывала мозг, животное лежало спокойно, лишь иногда шевелились глаза под веками, да вздрагивали уши. Когда же пришел черед восстанавливать обмен информацией с телом и конечностями, началось то, о чем все догадывались. Но никто не ожидал, что сам процесс будет выглядеть настолько пугающе. Тело собаки вздрагивало, лапы перебирали в воздухе, хвост беспорядочно махал. Даже несмотря на то, что животное было зафиксировано на лабораторном столе, тело Найды кажется жило своей собственной жизнью, но это было всего лишь подключение нанопроводов к нервным окончаниям и попытки заставить тело работать от полученных сигналов.

Примерно через полчаса все стихло, сердцебиение и дыхание выровнялись, и по всем показателям животное находилось в крепком сне. Осталось только дождаться, когда перестанет действовать наркоз и можно будет увидеть работу чипа в действии.

– Насть, Дим, можете идти домой, я покараулю Найду ночью, а завтра вы придете и смените меня.

– Чтоб вся слава тебе досталась? Ну уж нет, животное на моем попечении, так что ждать я буду с тобой, тем более что у нас тут и диванчик есть, я на нем и посплю. – не сдавалась девушка.

– А работа чипа на мне, так что я хочу зафиксировать, как поведет себя тело и мозг сразу после пробуждения подопытного объекта.

– Хорошо, все остаемся, нужно тогда еды заказать, или сходить в соседний супермаркет и купить что-то, что можно просто заварить кипятком и либо выпить либо съесть.

– Я схожу, – вызвался Дмитрий, – у кого какие пожелания?

Особых пожеланий не было, и уже собираясь покинуть кабинет, в дверях парень налетел на непосредственного начальника.

– Какого черта у вас здесь происходит?

– Что? – в один колос спросила команда.

– Почему эта ваша ненормальная зоозащитница устроила пикет под дверями нашего учреждения и требует вызволения какой-то “Найды”?

– Подопытный объект собака, для удобства присвоена кличка “Найда”, прооперирована, установлен тестовый чип. – отрапортовал Гена.

– Это я понял, мне другое интересно, почему наш работник, а точнее одна из ваших подчиненных собрала у ворот нашего инженерного корпуса “Зеленых” и требует отдать ей собаку, при этом притащив сюда представителей СМИ?

– Ну, ей собачку жалко…

– А зачем вы вообще взяли эту жалостливую в свою команду? Вы вообще думаете, что эта ее выходка оставит тень на репутации нашей организации? Мы можем потерять поставщика оборудования, вы понимаете, что АО "ЗАСЛОН" производит лучшее оборудование, при этом не поднимая стоимость оного до небес? И они могут отказаться с нами сотрудничать, так как мы не толерантны по современным меркам…

– Она ничего не докажет! Завтра собака будет бегать на своих четырех и о повреждении позвоночника будет напоминать лишь выбритый кусок шерсти на загривке, но мы его прикроем ошейником.

– Лучше бы это было так, и эта ваша “Найда” завтра прогулялась под объективами фото и видеокамер, доказав всему миру, что ваша бывшая сослуживица сумасшедшая, а мы нормальная, любящая животных организация. Ваше время до 18:00 завтрашнего вечера, если вы облажаетесь, я вас не просто уволю, я организую проверку по растрате бюджетных средств!

– Завтро все будет в лучшем виде! – преувеличенно бодро сказал Димка.

– Для вас лучше чтоб это оказалось правдой, – недовольно всех осмотрев, сказал Виталий Петрович и вышел из лаборатории.

– Ген, что делать-то будем?

– Ждать… И да, видимо, есть мы сегодня не будем…

– Маринка эту дрянь в сухом виде ела. Раз уж она нас подставила, и ее все равно уволили, предлагаю влезть в её ящики и растрясти запасы кофе и быстрорастворимой лапши, – хищно сказал Дмитрий.

Не получив ни одного протеста, ребята влезли в ящик к диверсантке. Там они действительно нашли запас продовольствия. Судя по количеству, девушка собиралась держать тут глухую оборону в течении нескольких недель. Кроме лапши и кофе, также здесь были супы и даже картошка. Команда не стала наглеть, а взяла себе по пачке лапши и по паре пакетиков кофе. Вдруг Дмитрий заметил в ворохе еды карточку, она ему показалась смутно знакомой, и он аккуратно выудил ее из ящика.

– Ген, смотри-ка что я нашел, да наша Маринка не просто диверсант, она "засланный казачек" оказывается!

– В смысле? – не сразу понял парень и, протянув руку, забрал карточку, – вот гадина! Это она все это время на них работала? Или вообще, она нам козни строила, чтоб у нас ничего правильно не работало? Дим, проверь код, от и до, но для начала часть, которая возвращает сигнал в мозг и которую еще на начальном этапе редактировала Маринка.

– Будет сделано, товарищ капитан! – и парень зарылся в код.

– Насть, а ты, как девушка и ее подруга, посмотри, что там еще у нее есть интересного?

– Бывшая подруга! Сейчас посмотрю. – девушка начала разбирать ее ящики, на предмет записок или других, компрометирующих Маринку, вещей.

А предводитель и главный разработчик всего этого отправился ставить чайник, как вдруг в его голову пришла та самая идея, которая перевернула его мир.

“Маринка она же была у нас и “по железу”, а что если эта дрянь просто системно заблокировала на нанопроводах функцию обратной передачи данных?”

Это было так просто и так понятно, но Геннадий доверял своей команде, и все это время был уверен, что просто где-то была ошибка…

– Дим, проверь программно, нанопровода работают в оба направления или только в одно?

– Сейчас, я нашел несколько заблокированных участков кода, сейчас сниму и проверю.

– Насть, за что она так с нами? Мы же ей ничего плохого не сделали?

– Продалась, мне тоже звонили из этой компании и предлагали приятную сумму за диверсию и продажу исходных данных конкуренту, но я решила, что я лучше с вами буду, и это будет не последней нашей разработкой. А это задел на будущее: слаженная, надежная команда и хорошие деньги за новые разработки.

– Мне, кстати, тоже предлагали деньги и место в их организации, но я проанализировал рынок и понял, что это предприятие в ближайшие 5 лет утонет, и не имеет смысла с ними связываться, да и команда у нас хорошая, слаженная…

– Значит всем, кроме меня, предлагали перейти. Мне не звонили видимо по той причине, что конкурс и контракт на мое имя, и если бы они перетащили меня, то такая попытка подкупа оставила бы уже на их, и без того не идеальной репутации пятно. Тем более, если бы я предал это все огласке…

– Ген, ты был прав, возможность передачи сигнала заблокирована системно, а не только программно, и отсюда я ничего не смогу исправить, необходимо подобраться к самому чипу.

– Ладно, ребят давайте сначала поедим, а потом продолжим. Насть, сколько еще проспит Найда?

– Примерно три часа, может больше, но на оперативное вмешательство у нас есть около часа.

– Тогда сначала чип, потом остальное.

С помощью УЗИ и тонкой иглы Дмитрий смог вернуть нанопроводам возможность передавать сигналы в обе стороны. Правда пришлось пожертвовать примерно 10% сети, так как чинить чип, уже установленный в нервную систему, было весьма проблематично. Геннадий внес поправки в схему изготовления, чтоб даже случайно не было возможности заблокировать передающую способность нанопроводов, и довольная собой компания отправилась на остывший, но от это не менее вкусный ужин.

Всех разбудил Дмитрий, была его очередь дежурить у мониторов состояния животного.

– Найда приходит в себя, я уже записал первые реакции мозга и тела.

Собака уже ходила по вольеру, как-то странно посматривала на свои лапы и хвост, неуверенно повиливала им и иногда путалась в лапах, но кажется была очень довольна произошедшими изменениями.

– Когда она сможет нормально передвигаться?

– Ген, это же твоя разработка, – не сразу понял Димка, – а, ну то есть, примерно минут через 40 сеть должна окончательно настроится, и мы сможем показаться в объективе камер.

– Насть, а Маринка все там же?

– Да, судя по новостям, они ждут нас у ворот чтоб взять интервью у “этих живодеров” в прямом эфире.

– Приводим себя в порядок, пьем кофе и идем “выгуливать” Найду.

– Ты уверен? Виталий Петрович дал нам времени до вечера, может еще часик поизучаем показания приборов и подождем, пока животное обвыкнется?

– Ну хорошо, уговорил. Но к полудню надо снять оцепление с предприятия, а то на нас уже слишком сильно косятся остальные работники.

Протестировав животное и проверив что все в порядке, ребята поняли, что спрятать выбритую часть достаточно проблематично, но Настя придумала выход из ситуации и повязала на шею собаке большой розовый бант, где девушка его взяла для всех оставалось загадкой. Посадив собаку на поводок, команда решила сначала навестить начальника, а уже потом идти к прессе.

– Вы что, совсем идиоты? – спросил Виталий Петрович.

– А что случилось?

– То есть, вы втроём, на полном серьёзе собрались выгуливать эту мелкую тявкалку с розовым бантом?

– Ээээ, – начал понимать комичность ситуации Димка.

– Что "ээээ"? Значит так, вы придурки идете в столовую пить кофе, а то вид у вас омерзительный, а девушка выгуливает эту вашу "Найду", говорит прессе, что собака талисман и только благодаря ей ваша работа столь продуктивна, а еще утверждает, что животное здорово и никогда не было парализовано.

– Но как же наша разработка?

– Сначала патент оформим, потом будем презентовать вашу разработку. А сейчас надо замять это дело.

– Хорошо, то есть мне надо выйти, прогуляться с собачкой, чтоб та справила нужду, и отойти к прессе сказать что собака наша, она здорова и не была парализована, а Маринка просто мстит за увольнение.

– Правильно, мы ее все равно вчерашним числом уволили.

Девушка справилась со своей работой идеально, а вот Геннадий и Дмитрий смотрели на нее из окна с какой-то завистью, как будто она отобрала все их лавры и присвоила себе.

После ее рассказов расстроенная пресса удалилась, а Маринка пыталась прорваться сквозь охрану что-то требуя и крича, но видимо, ссылаясь на внутреннее распоряжение девушку не пускали на территорию предприятия, так как та уже не являлась сотрудником.

Минут через 10 вернулась Настя.

– Как все прошло?

– Чего там эта предательница требовала? – наперебой спрашивали парни.

– Хорошо, что нас оставили в покое, а Маринка требовала сначала ее пустить, а потом хотя бы ее вещи отдать.

– Надо их проверить на камеры и жучков, вдруг она за нами шпионила?

– Если она за нами шпионила, то не требовала бы, чтоб и дальше продолжать получать информацию, а это она просто для приличия барахло свое требует.

– Насть, соберешь ей?

– Да конечно.

Девушка занялась сбором вещей предательницы в коробку и когда она выдвинула нижний ящик стола, к ногам Насти упала небольшая записная книжечка. Решив, что хуже уже точно не будет, девушка пролистала книжку, а потом и позвала парней и показала им записи.

– То есть, она составила на каждого из нас небольшое досье и продублировала общую схему нашей разработки?..

– Как думаете, она успела информацию полность слить?

– Не уверен, тогда она бы не устраивала этот цирк…

– А если она устроила это, чтоб помешать нам запатентовать разработку?

– Надо сообщить Виталию Петровичу.

– Тогда он потребует, чтоб мы за сегодня подготовили весь пакет документов на патентование, а у нас еще "конь не валялся".

– И если он там "не поваляется", то мы все пропустим. Что, у нас тут еще диверсанты завелись?

– Ген, хватит, мы все с тобой, сейчас начнем, видимо придется здесь пару дней проторчать и действительно известить начальство о возможном сливе данных конкурентам.

– Приступаем, я оповещу Виталия и, надеюсь, мы подготовим все необходимое в кратчайшие сроки.

Начальник был весьма недоволен всем произошедшим.

– Чтоб папка с документами на патент была сегодня же у меня на столе.

– У нас еще не готово ничего.

– Почему вы ничего не делали в процессе?

– Тогда у нас был бы полный слив данных!

– Ладно прощаю, даю максимум неделю, в любом случае, если вас опередят, все ваши разработки будут прикрыты!

– А как же тестирование на добровольцах?

– Я подумаю, но не уверен, что нам дадут добро на тестирование на людях.

– Но как же? Вы же обещали?

– После получения патента на ваше изобретение и подумаем. А теперь я жду документы.

Парень вернулся к команде и сообщил новость.

– Ген, ты ведь понимаешь, что, скорее всего, тебе так и не позволят протестировать это на людях?

– Но как же? Я же хотел людям помочь, помочь сестре…

– Смирись и готовь документы.

– Дим, ты можешь сделать еще один тестовый образец, пока мы с Настей оформим все?

– Я не уверен, ты же у нас главный.

– Я здесь, я все смогу проконтролировать.

– Только не говори, что ты будешь тестировать это на своей сестре? – опешила Настя.

– Насть никто ничего ни на ком не будет тестировать, просто я хочу, чтоб у меня был тестовый образец, чтоб была возможность.

– Ладно, приступаем.

Через три дня, не покидая лаборатории, они закончили все одновременно, техническую документацию для заявки на патент и тестовый образец для Геннадия.

– Молодцы! Документы я отправляю, а вам выходные до понедельника! Отдыхайте!

– А распоряжения?

– Задним числом подпишите, вы и так тут торчите не вылезая больше недели.

– Ну мы старались не упустить время…

– Молодцы! Жду всех в понедельник, спите, отдыхайте, поешьте нормально.

– Хорошо, до понедельника! – дружно сказали ребята.

Ребята не спеша шли по домам, устало переговариваясь.

– Ген, ты веришь ему?

– Не знаю, я устал, я очень хочу спать.

– Дим, а ты?

– Он наш начальник, и если ему что-то втемяшилось в голову, он это сделает, не смотря на то, что мы будем брыкаться…

– Ладно, спокойной ночи и до понедельника. – пожелал всем Гена и отправился в сторону своей машины, сжимая в кулаке, в кармане тестовый образец, который сделал ему Дмитрий.

Выходные пролетели незаметно и, когда утром он встретил своих ребят на проходной предприятия, был очень удивлен.

– Что-то случилось?

– Нас не пускают!

– Почему? Нас уволили?

– Как ты догадался? Я же говорила, что этот Виталий решил сделать нам гадость!

– Насть, не начинай, сейчас позвоним и все решим.

– Виталий Петрович, это Геннадий Ватюков, нас не пускают на территорию предприятия, пропуска заблокированы, что случилось?

– У вас были прогулы, вы не отмечались на проходной несколько дней, и в вашей лаборатории есть огромная недостача материалов, а еще вы прикормили дикую собаку, на которую пришлось вызывать ловцов. Вся ваша ненормальная компания уволена, если что, можете сказать отдельное спасибо этой вашей Марине, спровоцировавшей проверку в нашей организации. Коробки с вашим барахлом у охранника, он вам отдаст, прощайте.

– Где наши вещи? – этот вопрос был уже адресован охраннику пропускного пункта.

– Так вот же коробочки стоят, и да, отдайте пропуска.

– Мы их потеряли!

– Они все равно не будут работать!

– Что делать будем? – спросил Дмитрий на улице.

– Я пойду домой, надо получать документы и искать другую работу, – сказала Настя, – До свиданья, надеюсь, что по рабочим делам мы больше не встретимся.

– Дим, по пиву на прощанье?

– Пошли.

Сидя в соседнем баре ребята пили молча уже по второму бокалу пива.

– Ген, ты не сожалеешь?

– Нет, я понял что все останется на предприятии, еще когда подписывал документы…

– А сестра?

– Что сестра? Ты ведь мне поможешь?

– Ты его все таки забрал?

– Да, ведь именно ради этого все и затевалось…

– У нас нет оборудования, как ты это собрался проводить?

– На глаз, главное запустить чип, дальше он сам все сделает, но я не справлюсь один…

– А как она объяснит свою подвижность?

– Вероника так и будет ездить на коляске, ну, по крайней мере, пока мы отсюда не переедем туда, где нас никто не знает.

– Тогда я с тобой, пошли.

– Может как проспимся?

– Еще чего, я же передумаю, или еще что-то случится, пошли, сейчас плотно поедим и пойдем, пока дойдем, будем в норме.

Вроде и разговор шел спокойно и не обсуждалось ничего, но парни были, как на иголках.

– Ген, ты уверен?

– Да, ты мне очень нужен. Когда я расположу чип, ты должен его запустить, чтоб он правильно имплантировался, а потом еще отследить динамику, ты же видел ее у Найды.

– Кстати, как думаешь, что они с ней сделали?

– Скорее всего усыпили или изучают как результат удачного эксперимента. А ты что, ее себе забрать хотел?

– Нет, просто интересно.

– Да ты вспомни, как начальник вызвал отстрельщиков, когда на территории объявилась собака со щенками, которую кто-то из сердобольных женщин подкармливал…

– Я помню, с каким удовольствием он наблюдал за отстрелом, бррр.

– Пришли, ты трезв?

– Как стеклышко, адреналин все разогнал. А если мы что-то напутаем?

– Даже если мы что-то напутаем, хуже мы уже не сделаем в любом случае.

В дальней холодной кладовой стояло оборудование, все было настроено, а Вероника уже начала сильно нервничать.

– Где ты ходишь? Я устала ждать!

– Ника, вообще я сегодня должен был работать!

– Да тебя же уволили! Я еще на прошлой неделе тебе сказала, что это было сделано, чтоб вас всех распустить после этого цирка, что Маринка устроила!

– Ладно, давайте не будем ссориться, начнем?

– Да вы напились! Я не хочу ТАК!

– Ника, успокойся, все будет хорошо.

– Ген, а откуда у тебя все это оборудование?

– Я одолжил из лаборатории…

– И как ты его возвращать собрался?

– Помнишь Женьку из соседней лаборатории?

– Ну да, нелюдимый такой, все на нас косился.

– Я с ним с детства знаком, он обещал если что, вернуть все в лабораторию, он утром должен заехать, так что времени у нас мало.

– Ника, сейчас мы тебя обезболим и приступим.

– Она от болевого шока потеряет сознание, ты что с ума сошел?

– Она почти ничего не чувствует. Да и Найда нормально все перенесла.

– Найда – собака, которая была не обезболена, а под хорошим наркозом, и ее мозг не так давно потерял контакт с нервными окончаниями. А Вероника уже давно потеряла чувствительность, ты понимаешь, какой шок будет для мозга?

– И что ты мне предлагаешь? А, Дим?

– В аптеке ты можешь купить практически все, чтоб мы ввели ее в легкий наркоз, она возможно даже часть болевых ощущений почувствует, но большая часть будет подавлена.

– А вдруг организм не примет или анафилактический шок?

– Да в любом случае есть процент неудачи, иди в аптеку, я пока все подготовлю и протестирую.

– Ника, что скажешь?

– Думаю, Дмитрий прав, мы подождем.

Генка вернулся уже через пол часа со всем необходимым, Нику подготовили и имплантировали чип. Дмитрий по датчикам отслеживал состояние девушки, а Гена ходил туда-сюда по маленькой комнатушке.

– Ген, завари чаю и сделай что-нибудь поесть, а?

– Зачем?

– Я жрать хочу, адреналин, алкоголь, все отступает, я есть хочу, но сижу, смотрю за показаниями, а ты здесь мельтешишь, нервы мотаешь!

– Ладно,сейчас сделаю и принесу.

– Ага книгу еще себе найди, посиди почитай, успокойся…

Пока Геннадий ходил на кухню, девушка начала приходить в себя. Судя по показаниям организма, она уже проснулась, но почему-то до сих пор еще не открыла глаза и не шевелилась.

– Вероника, ты меня слышишь?

– Слышу, я просто пытаюсь пошевелить пальцами.

– И я так понимаю, безуспешно?

– А ты видишь, чтоб они шевелились?

– Да, чуть дергаются, не всё сразу. Для начала мозг должен понять и наладить обмен данными, да и мышцы уже сильно атрофировались, тебе придется начинать как новорожденному ребенку, то есть пройти весь цикл от попытки перевернуться, до ходьбы в ходунках, прежде чем ты сможешь ходить.

– А как же та собака?

– У нее были свежие повреждения и она ходит на 4 конечностях. А ты думала, сразу все изменится? Лежи пока, пытайся шевелиться, я проверю реакции.

– Ника, ты проснулась, как хорошо, Дим, проверь все, а то уже рассвет, скоро приедет Женек за оборудованием.

– Ген, зря ты так людям доверяешь, вспомни хотя бы Маринку.

– Маринку я не знал с детства.

– Ладно, показатели в норме, реакции подстраиваются, уже потихоньку начинают двигаться конечности. Можем ее отключать и начинать собирать все.

– Хорошо, только перекусим и начнем.

К 6 утра все сборы были закончены, Ника спала в своей комнате, а Гена и Димка, запечатывали коробку с лабораторным оборудованием. Раздался дверной звонок, на пороге стоял понурый Женек.

– Вот, – протянул парень конверт,– извини, но мне дорога моя работа и репутация. Коробки с оборудованием я поставлю в вашу лабораторию, как-будто они там и были, но ты забудь что мы были когда-то знакомы.

Женька взял коробки и ушел не сказав больше ни слова. Геннадий вскрыл конверт, внутри было отпечатанное на принтере письмо:

“Мы знаем о твоей сестре, и знаем, куда делся еще один тестовый чип, если ты попытаешься оспорить наш патент, мы попросим тебя вернуть наш чип, стоимостью, ты сам знаешь во сколько, надеемся на ваше благоразумие.

П.С. есть вариант взаимного сотрудничества. Номер телефона для связи…”

– Они что, там ненормальные все?

– В смысле?

– Сначала они нас с таким позором выдворили, а теперь приходите назад типа?

– Ну я хз… Может, это немного другая организация…

– Ты позвонишь?

– У меня чип, точнее в моей сестре. Они ведь реально могут забрать ее для опытов или потребовать вернуть чип, а он не рассчитан на извлечение…

– Ген, они нас опять подставят!

– Не нас, а меня, ты-то им ничего не должен.

– Я так не могу, это и моя разработка тоже, я хочу чтоб все ее изменения мы совершали вместе.

– Дим, у тебя есть возможность уйти, как Настя, и жить дальше нормальной жизнью.

– Нет, если ты будешь дальше заниматься этим проектом, то я с тобой, я не оставлю тебя.

– Хорошо, тогда я позвоню и узнаю, что нам предлагают.

Парень набрал номер и услышал в трубке приветливый женский голос.

– Здравствуйте Геннадий, я ждала вашего звонка. Вы один?

– Нет, мой напарник Дмитрий хочет продолжать разработку этого проекта.

– Значит все слабые звенья отсеились, остались лишь те, кто пойдет до конца. Это хорошо.

– То есть, это все было проверкой?

– Да, Марина слишком сильно наследила, нам нужно было проверить весь ваш коллектив на преданность делу, а также иметь подстраховку, что вы не покинете нашу организацию.

– То есть, моя сестра теперь ваша подстраховка.

– Да, вы ведь не хотите ее потерять? А так и с вашей сестрой все в порядке будет, и работа с достойной заработной платой, правда, вам нужно будет ездить в другой наш филиал. Но я думаю, мы организуем вам переезд, вам и вашему помощнику Дмитрию, если он не передумает.

– А что мы должны будем сделать?

– Ой, да ничего особенного, у вас будем задача модернизации и изменения вашего чипа, только и всего, то есть работа, которой вы хотели заниматься.

– Ничего противозаконного?

– Все в рамках закона и разумности, – рассмеялась девушка, можете начинать паковать свои вещи, вы ведь оба живете в корпоративном жилье. В понедельник приедет машина, а завтра зайдите в отдел кадров, получите документы и распишитесь в переводах и соглашениях.

– Хорошо, спасибо.

– Доброго дня.

Девушка сбросила вызов, а парни остались в небольшом замешательстве, с одной стороны у них была хорошая работа, а с другой, вся эта секретность немного напрягала. Парни еще не знали, что их изобретение, призванное облегчить и улучшить жизнь людей с ограниченными возможностями, изменит привычный мир, но не так, как они на это рассчитывали…