КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584618 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Шанс чемпионов [Михаил Власов] (fb2) читать онлайн

- Шанс чемпионов 998 Кб, 22с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Михаил Власов

Настройки текста:



Михаил Власов Шанс чемпионов


– Что будем делать, генерал? – президент устало опустился в мягкое кресло. Кресло тут же приняло форму тела, но помогло это мало: от накопившейся усталости болела, казалась, каждая косточка.

Неделя выдалась сложной: многочисленные совещания, сеансы видеосвязи с экспертами, встречи с советниками шли нескончаемой каруселью. «Был бы толк, – думал президент, – был бы толк». Сегодня он вызвал министра космической обороны: нужно было принимать окончательное решение.

– Итак, какие у нас варианты? – президент на секунду прикрыл глаза и потёр виски.

– А что я могу? – не по-военному тихо ответил министр, в недалёком прошлом занимавший должность сенатора. – Ну, пустим ракету с термоядерным зарядом. Там ведь такая махина летит, что ей эта ракета… Да это всё равно что бегемота иголкой колоть! Тем более, что мы даже не знаем толком, естественного происхождения этот объект или искусственного. Но, по правде сказать, я не могу представить себе звездолёт таких размеров. В общем, без полноценной разведки не обойтись!

– Ну и что ты предлагаешь? – президент знал министра ещё с университета, и общались они на «ты». – Отправить туда автоматический зонд?

– Боюсь, в этой ситуации зонд будет бесполезен, – генерал задумчиво теребил авторучку. – Нужны не роботы, а именно люди, чтобы на месте оценить обстановку и принять решение. Предлагаю отправить туда наш лучший экипаж космического спецназа – подполковника Николаева, майора Ладынина и старшего лейтенанта Петрова.

– Что ж, если другого выхода нет… – медленно произнёс президент, – готовьте вылет.

***

– Послушай, командир, а не подлететь ли нам к этой хреновине с тыла? Может, не будем приближаться, поманеврируем, приглядимся для начала? А то как-то неуютно я себя чувствую: не ровен час, прихлопнут наш кораблик, как надоедливую муху на подоконнике! – сказал майор Сергей Ладынин, большим и указательным пальцами правой руки приглаживая чёрные усы, что означало у него крайнюю степень волнения.

Обычно весельчак и балагур, сейчас он был на редкость серьёзен. И причины на то имелись: разведывательный корабль космического спецназа приближался к чему-то огромному, странному и оттого очень опасному. В том, что это – творение инопланетного разума, сомнений не возникало, но назвать его космическим кораблём просто язык не поворачивался.

Это было похоже на медленно плывущую в космосе лиловую медузу катастрофически гигантских размеров. «Медуза» непрерывно меняла форму; время от времени внутри у неё что-то вспыхивало, пульсировало и мерцало переливчатым разноцветьем. Но праздничного настроения этот фейерверк отчего-то не добавлял. Напротив, это волшебное сияние наполняло душу нехорошим предчувствием.

– А какой смысл облетать их вокруг? – ответил подполковник Андрей Николаев. – Они наверняка давно нас заметили. И потом, где у них этот самый тыл, и есть ли он вообще…

Командир был самым опытным в их экипаже офицером: за его плечами – не одна опасная экспедиция в дальний космос. Был он строен, подтянут, и лишь глубокая складка меж чёрных, строгого излома бровей да седые виски выдавали его возраст.

– Может, попытаемся войти с ними в контакт? – спросил Александр Петров. Это был его второй полёт, и старший лейтенант был полон идей и молодого энтузиазма.

– Да пытались уже, и не раз, Саша! – объяснил командир. – самые мощные передатчики нашей планеты постоянно шлют им радиосигналы, но ответа нет. Похоже, здесь вообще все радиоизлучения глушатся: и у нас связь с Землёй тоже давно пропала.

– А если им световой сигнал подать? Лазером или прожектором можно попробовать! – предложил Петров.

– А что? Это мысль! – оживился Николаев. – Но лазер задействовать не будем, а то ещё подумают, что мы их атакуем. Сергей, включи прожектор и просигналь им международным космическим кодом: «Приветствуем вас от имени планеты Земля!»

Майор передал послание. Экипаж замер, внимательно наблюдая за реакцией «медузы», но ничего не происходило. Напряжённое ожидание затянулось – казалось, их послание осталось без внимания. Но вот внутри инопланетного объекта возникло какое-то движение, огоньки внутри замигали более интенсивно, и фиолетовый луч протянулся прямо к звездолёту землян. Его, словно лёгкую игрушку из старого игрового автомата, захватило в невидимые клещи и потащило к «медузе». Через некоторое время их космический корабль, пройдя через светящийся тоннель, выполнявший, видимо, функцию шлюза, оказался внутри огромного ангара. В иллюминаторы спецназовцы увидели три приближающиеся человеческие фигуры. Подойдя, люди остановились и один из них поднял руку в приветствии. По данным приборов атмосфера за бортом была пригодной для дыхания, и командир решил открыть люк. Оставив майора внутри корабля, Николаев и Петров выбрались наружу, где их уже терпеливо ждали инопланетяне в блестящих облегающих комбинезонах: седой сухопарый мужчина в чёрном и две коротко стриженые, спортивного телосложения женщины в белом.

– Приветствуем участников Больших Галактических Олимпийских игр! – торжественно произнёс мужчина. – Мы давно вас ждём! Все остальные экипажи уже прибыли. Теперь можно начинать.

– Да, но мы… – начал было подполковник, но седой жестом остановил его.

– Понимаю ваше недоумение! – сказал он. – Вы ничего не знали об Играх, равно как и все остальные участники. Это одно из условий наших соревнований. Каждые сорок лет, если считать по вашему календарю, Великая Центральная Империя отправляет корабль в одну из отдалённых галактик, где мы собираем все находящиеся в ней цивилизации для участия в Играх!

– И с какой же целью вы их проводите? – не удержался стоявший рядом с командиром Александр.

– Отличный вопрос, лейтенант… Петров, если я правильно произношу вашу фамилию! – улыбнулся встречающий. – Несмотря на наши возможности мгновенного овладения любым языком, иногда в именах собственных возможны небольшие разночтения.

– Правильно произносите, претензий нет, – хмуро ответил Александр. Не нравилось, ох, не нравилось ему всё это: и невероятных размеров «медуза», и высочайший уровень развития этой непонятной Империи, и фальшивая улыбка сухопарого представителя. Было в ней что-то враждебное. Недоброе что-то было.

– А откуда вам известны мои фамилия и звание? – уже не скрывая неприязни, спросил Петров. Необычайная осведомлённость их собеседника лишь укрепила его подозрения.

– О, это просто! – седой вновь улыбнулся, на этот раз снисходительно: по крайней мере, так показалось старшему лейтенанту. – Ваша фамилия написана у вас на груди, звание легко угадать по вашему возрасту, ну а на разведку к таким объектам, как наш, – он обвёл землян внимательным взглядом, – посылают исключительно военных, а точнее, спецназ! Я угадал?

– Вообще-то я уже старший лейтенант, – угрюмо пробурчал Петров. Этот седой раздражал его всё больше и больше.

– О, простите мою бестактность! – картинно взмахнул руками представитель. – Просто вы так молодо выглядите!

– И всё-таки, какую цель вы преследуете, проводя подобные Игры в разных Галактиках? – спросил Николаев, возвращая разговор в нужное русло.

– Цель наша – самая благородная: приобщение местных цивилизаций к жизни Великой Центральной Империи!

– А если кто-то, того… не захочет приобщаться? – ехидно поинтересовался старший лейтенант.

– Это невозможно! Наша Империя столь высокоразвита, что все просто мечтают попасть в сферу её влияния! Это безусловное благо для всех народов, закреплённое в документах Сообщества Объединённых Галактик, сокращённо СОГ! – высокопарно заявил седой.

– И что же вы, одни во Вселенной такие? – решил уточнить подполковник.

– Нет, уважаемый господин Николаев, не одни, – продолжил своё объяснение представитель. – Но мы справедливо занимаем главенствующее положение во всей межгалактической системе. И продолжаем активно расширять своё влияние.

– В том числе, и посредством Игр? – уточнил командир земного экипажа.

– В том числе! – отрезал седой. Похоже, ему уже начинала надоедать въедливость этих аборигенов. – После того, как мы прилетаем в ещё не освоенную нами галактику, мы проводим соревнования между всеми планетами, где есть разумная жизнь и уровень цивилизации позволяет отправлять в космос корабли. Прибывшие экипажи состязаются не только в силе и ловкости, но и в гибкости ума, а ведь это, в конечном итоге, и отражает потенциал любой цивилизации! Планете, команда которой станет чемпионом, предоставляется право самой определять свою судьбу, и при желании она может сохранить за собой независимый статус, не став протекторатом нашей Империи.

– А у всех остальных, значит, выбора не будет! – констатировал Петров. – За них уже всё решили!

– Именно так! – ответил седой, игнорируя сарказм, прозвучавший в реплике старшего лейтенанта.

– Ну а если кто-то откажется или не сможет принять участие в ваших Играх? – спросил подполковник.

– Такая цивилизация будет автоматически зачислена в число проигравших и перейдёт под покровительство Империи! – важно ответил представитель. – Таким образом, главным критерием отбора является честное состязание!

– По правилам, которые придумали вы сами, – вполголоса сказал Александр.

– Не зарывайтесь, старший лейтенант! – внезапно посуровел седой. – Не зарывайтесь и не забывайте, что, все эти положения были утверждены Советом Объединённых Галактик при непосредственном участии нашей Империи задолго до того, как появилась ваша цивилизация! Запомните, – тут голос его зазвучал особенно торжественно. – Во Вселенной нет более могущественной и справедливой власти, чем власть Великой Центральной Империи! И очень скоро ваша цивилизация на себе испытает и эту справедливость, и эту силу!

– Ну, это мы ещё посмотрим! – спокойно ответил подполковник. – Игры покажут.

– Не сомневаюсь в этом! – усмехнулся седой организатор, и Александру показалось, что в голосе его промелькнуло злорадство. – Готовьте корабль к первому этапу. Все экипажи будут принимать в нём участие на своих звездолётах. Условия будут вам объявят позднее: непосредственно перед началом состязаний.

Вернувшись на корабль, командир, не откладывая, решил провести срочное совещание. Немногочисленный экипаж собрался в кают-компании, чтобы решить, как действовать дальше.

– Вот влипли так влипли! – горячо отреагировал на новости Ладынин. – Укатают нас по полной эти перцы-имперцы: только дымящиеся подошвы наших космических ботинок останутся. Как бы нам отсюда сбежать по-тихому? А может, они и не найдут нашу Землю, забудут про неё!

– Ты его лицо видел? Нет? А я видел! – тут же возразил Петров. – Эти не забудут! У них всё учтено и посчитано! Да они нашу скромную планету уже давно записали, куда следует! Просто руки до нас не доходили! А теперь вот дошли!

– Ладно, впечатлениями потом будем делиться! – командир был не на шутку встревожен. – Бежать не имеет смысла. Запишут поражение, и пиши пропало! Бороться с ними бесполезно: они значительно старше нашей цивилизации и в развитии ушли далеко вперёд. Выход у нас один: будем драться за свободу Земли на Галактических играх.

– А если проиграем? – не преминул по привычке вставить Ладынин, в котором, наверное, с самого дня его рождения жил дух противоречия, который не смогла вытравить из него даже армейская служба.

– Не проиграем! – твёрдо ответил подполковник. – Не должны проиграть! Права не имеем! Ну а в крайнем случае у нас будет время добраться до Земли и предупредить об опасности.

– Вниманию участников соревнований! – раздался мелодичный, хорошо поставленный женский голос, звучавший откуда-то сверху. – Объявляется первый этап – «Гонки с препятствиями». В состязании участвуют двенадцать команд, прибывших на нашу Олимпиаду. Просьба оставаться внутри своих кораблей. Сейчас всех отбуксируют к месту старта!

– Ну, гонки с препятствиями – не проблема! Это мы умеем! – оживился майор. Пилот он был классный. Не раз выводил корабль из, казалось, безвыходных ситуаций.

– Не спеши радоваться, Сергей – командир оставался серьёзен. – Мы ещё не знаем, что за препятствия нам подготовили.

Звездолёт чуть тряхнуло и боком потащило куда-то в сторону. В течение нескольких минут за стеклом рубки была кромешная серая мгла; потом она постепенно рассеялась, и спецназовцы увидели чёрное небо, таинственно мерцавшее светом тысячи солнц. Лишь приглядевшись повнимательнее, они заметили, что космос этот был ненастоящим: слишком ярко и одинаково светили звёзды, да и все расстояния между ними были почти равными. На горизонте через всё небо протянулась тонкая светящаяся линия. Командир включил дальномер и определил, что до неё – примерно полчаса лёту.

– Вот это полигончик! – присвистнул Ладынин. – Нам бы такой на базе для тренировок!

– Сейчас потренируешься! – усмехнулся подполковник. – Сейчас все потренируемся! Уверен, имперские товарищи об этом позаботились! – и уже серьёзно добавил: «Смотрим в оба! Заметите что-то странное – немедленно докладывайте!»

– Вниманию всех участников! – раздался всё тот же мелодичный компьютерный голос. – По условиям этого состязания вы должны преодолеть участок с астероидами за максимально короткий срок. Уничтожить препятствия вы не сможете: ваши системы вооружения нами деактивированы! Вы должны использовать лишь свои навыки пилотирования. Начинаем предстартовый отсчёт! Десять…

– Экипажу занять места! – скомандовал подполковник. – Давай, Серёжа! Запускай двигатели!

– Есть! – поочерёдно ответили Петров и Ладынин.

– Всем быть предельно внимательными! Без команды никаких самостоятельных действий не предпринимать! О любом изменении обстановки докладывать немедленно! – голос Николаева звучал ровно, но все понимали, что это было лишь кажущееся спокойствие. Какое тут спокойствие, когда ваш корабль сначала неведомым образом куда-то втаскивают, а потом легко передвигают многотонный звездолёт, будто пластиковую модель на полке в «Детском мире»!

– Двигатели работают в штатном режиме, командир! – отрапортовал майор. – К старту готов!

Едва он успел договорить эту фразу, как предстартовый отсчёт закончился и прозвучал сигнал, означающий начало соревнования.

– Малый вперёд! Ускоритель без команды не включать! – скомандовал Николаев. Майор со старлеем переглянулись, но команду выполнили беспрекословно: командир знал, что делает. Вперёд вырвались несколько звездолётов.

– Не догоним, командир! – не выдержал Ладынин. – Вылетим с соревнований на первом же этапе!

– Отставить разговоры! – прикрикнул на него подполковник. – Держать дистанцию!

– Командир! Астероиды! – доложил старший лейтенант. – Прямо по курсу!

– Вижу, – спокойно ответил Николаев. – Сергей, полностью переходи на ручной режим управления. Саша, засеки время появления объектов и траекторию их движения!

Астероиды летели ровно. Слишком ровно, что и было подозрительно. Шедшие впереди корабли решили поскорее преодолеть этот правильный строй небесных тел и увеличили скорость. И тут случилось невероятное: астероиды, против всех законов физики, вдруг все одновременно совершили резкое движение в сторону. Произошло это столь стремительно, что никто ничего не понял. Просто в одну секунду сразу четыре корабля перестали существовать: четыре ярко-жёлтые вспышки гигантским фейерверком осветили чёрную пустоту, будто знаменуя начало какого-то грандиозного празднества.

– Я что-то пропустил, командир?! – в изумлении заорал Ладынин. – Они что, по-настоящему лупят?! Что же это за игры такие?! Надо разворачиваться и валить отсюда!

– Прекратить панику! – оборвал его Николаев. – Старший лейтенант Петров, доложите, сколько прошло с момента появления астероидов до их столкновения с кораблями!

– Четыре минуты восемь секунд! – отрапортовал Александр.

– Время с момента вспышки?

– Две минуты!

– Серёжа, полный вперёд, голубчик! – скомандовал подполковник. – Саша, следи за временем! Ровно через две минуты тормозим и уходим влево!

– Есть, командир! – хором ответили его подчинённые. Ровно через две минуты корабль резко сбросил скорость и ушёл в сторону. Буквально через секунду прогремело ещё три взрыва, и вновь три яркие вспышки осветили небо. Корабль тряхнуло. Николаев бросил взгляд на пилота: глаза того были совершенно безумны, а руки вцепились в рукоятки приборов так, что костяшки пальцев стали иссиня-белыми.

– Майор Ладынин! Приказываю передать мне управление! – подполковник положил руки на пульт. Ладынин, вопреки обыкновению, не возражал: он так и сидел, вперившись взглядом в одну точку. Николаев увеличил скорость почти до максимума. Их корабль вырвался вперёд, оставив далеко позади большинство вконец растерявшихся и деморализованных соперников: никто не ожидал, что всё будет по-настоящему. Лишь один звездолёт шёл с ними почти вровень, но не обгонял. «Заметили наши кульбиты и решили подстроиться! – понял Николаев. – Похоже, технически они нас превосходят и легко обгонят на безопасном участке!»

– Командир, осталось тридцать секунд! – раздался голос Петрова.

– Хорошо! – сказал подполковник и сделал ложный манёвр, имитируя торможение и уход в сторону. Пристроившийся корабль сделал то же самое, но он был более мощным, громоздким и тяжёлым, поэтому, когда Николаев вновь вернулся на прежний курс, соперники не смогли справиться с управлением, и их по-прежнему несло куда-то вбок.

– Десять секунд! – начал отсчёт старший лейтенант. – Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, две…

– Поехали! – командир сбросил скорость и рванул вправо и вниз. Один из астероидов пронёсся совсем рядом, свинцово поблёскивая, и Александр даже успел его рассмотреть: это был совершенно гладкий шар идеальной формы. Сзади, совсем близко, раздался одинокий взрыв. Корабль вновь слегка тряхнуло.

– Отлично! – Николаев вывел корабль на прежний курс и на полной скорости направил его к финишу. – Александр! Проверь, сколько до финиша!

– Две с половиной минуты, командир! – ответил за Петрова пришедший в себя майор. – Разрешите взять управление, я в порядке!

– Разрешаю! – подполковник снял руки с пульта. – Будем жить, ребята! Сегодня нам везёт!

На финиш они пришли первыми, но особой радости от победы спецназовцы не испытывали. После этого этапа соревнований осталось лишь четыре команды. Мелодичный голос объявил перерыв, и корабли участников погрузились в непроглядную тьму.

Когда члены экипажа привели себя в порядок после гонки, командир собрал военный совет. «Военный» в прямом смысле этого слова.

– Ну что же, общая ситуация вам известна. Какие будут соображения? – обратился подполковник к своим товарищам.

– Да какие могут быть соображения! – взорвался Сергей. – Вы же видите, что они вытворяют! Восемь звездолётов угробили и не поморщились! Это что за соревнования такие?! Я на такое не подписывался!

– Смею вам напомнить, майор, что вы офицер космического спецназа и давали присягу! – голос командира стал сух и официален. – От нас сейчас будущее наших семей, нашей страны, нашей планеты зависит! Кроме того, ребята, – просто добавил он, – выхода у нас всё равно нет. Что-то мне подсказывает: просто так нас не выпустят. Чтобы отсюда выбраться, придётся стать чемпионами! Это – наш единственный шанс.

– Да уж, шанс чемпионов … – усмехнулся Петров. – А вообще, чемпионы Галактических игр – это звучит круто! Остаётся только надеяться, что это высокое звание мы не получим посмертно.

– Не каркай! – вновь подал голос Сергей, но говорил он уже более спокойно: видимо, слова командира всё же оказали своё действие. – Прорвёмся! Кстати, командир, а как ты догадался, что астероиды будут менять направление движения одновременно, через равные промежутки времени и к тому же в строго заданном направлении?

– Да чёрт его знает! – улыбнувшись, ответил Николаев. – Вообще-то у нас был подобный случай во время экспедиции на Юпитер. Мы тогда попали в поток астероидов и всё удивлялись, что они странной правильной формы и направление меняют строго по алгоритму. Зацепило нас тогда крепко – еле добрались до базы. Доложили по форме, но внятного объяснения нам так никто и не дал: списали на неизвестную аномалию! Вот и вспомнил я эту историю, и, как оказалось, вовремя! – подполковник потёр седые виски. – Значит так, парни! Пока удача нас не покидала. Осталось всего трое соперников. Сражаемся до полной победы! А там будь что будет!

Внимание! До следующего этапа соревнований осталось полчаса! – объявил мелодичный голос. – Вам предстоит совершить посадку на незнакомую планету! Команды, выдержавшие этот конкурс, получают пропуск в финал!

– Ну вот, началось! А вот интересно, что они имеют в виду под словом «выдержавшие»? Наверное, выжившие? – съехидничал Ладынин, но под строгим взглядом подполковника быстро сменил тон и деловито спросил: «Какие будут указания, командир?»

– Экипажу приготовиться к старту! – скомандовал Николаев. Корабль вновь дёрнуло и куда-то потащило. Через несколько минут они увидели окутанную лёгкой дымкой планету. Она была совсем недалеко. Ровные, геометрически точные очертания материков и островов не оставляли никаких сомнений в её искусственном происхождении. Четыре корабля участников находились на орбите. Четыре экипажа напряжённо вглядывались в дымчатую поверхность, на которую им предстояло приземлиться. «Гигантская бутафория, – подумал старший лейтенант, – и к тому же смертельно опасная».

– Проверить работу всех систем! – скомандовал подполковник.

– Приборы контроля работают нормально! – доложил Петров.

– Двигатели в порядке, командир! – раздался голос Ладынина.

– Всем быть предельно внимательными! – ещё раз предупредил Николаев. – Наверняка опять будут сюрпризы!

– Экипажам начать снижение! – раздалось из динамиков. – Ваша задача проста – посадить свой корабль на планету. Место для приземления каждый выбирает самостоятельно. Экипаж, прибывший последним, выбывает из соревнований.

– Они же говорили: все, кто выдержит этот конкурс, пройдут в финал! – возмутился Ладынин.

– Правила изменились! – словно услышав его, бесстрастно заявил голос. – В соответствии с Уставом Содружества организаторы Игр могут менять правила соревнований по своему усмотрению. Неизменным остаётся лишь предоставление свободы выбора планете команды-победителя.

– Ясно! – тихо сказал Петров. – Эти ребята в одни ворота играют.

– Кто бы сомневался! – отозвался Ладынин.

– Отставить разговоры! – строгий голос подполковника вернул всех к действительности. – Идём на снижение!

– Есть, командир! – отточенными до автоматизма движениями майор нажал несколько клавиш на панели управления, словно профессиональный музыкант, исполняющий свою партию. Звездолёт слегка дрогнул и медленно начал снижение. Планета постепенно приближалась, и стало ещё заметнее, что острова и континенты напоминали геометрические фигуры.

– Да-а, – протянул Сергей. – Здесь явно всё ненастоящее!

– Вот только посадка будет вполне настоящей, судя по конкурсу с астероидами! – ответил ему Александр.

– Старший лейтенант! Доложите, какая температура воздуха в рубке! – раздался голос командира.

Петров бросил взгляд на контрольные приборы.

– Тридцать два градуса тепла по Цельсию! – доложил он. И действительно, увлекшись наблюдением за планетой, никто сразу и не почувствовал, что в рубке стало, мягко говоря, жарковато. Первым заметил это подполковник. Вскоре стало ясно, что температура продолжает расти. И расти весьма быстро.

– Но это невозможно, командир! – удивился Ладынин. – Наш звездолёт рассчитан с большим запасом и может сохранять стабильный микроклимат даже в самых жёстких температурных условиях!

– Это нам привет от организаторов Игр! – ответил Николаев.

– Умеют, гады! – выругался Ладынин. – Значит, они решили нам внутри корабля преисподнюю устроить! Хотят нас поджарить, как цыплят в микроволновке!

– Может, скафандры наденем? – предложил Петров.

– Боюсь, это не поможет: судя по всему, наши имперские братья по разуму каким-то образом умудряются нагревать изнутри любое замкнутое пространство! – сказал подполковник. – Только время потеряем! Да и кислород в скафандрах нам ещё пригодится. Саша, а ну-ка сгоняй в холодильную камеру, возьми канистру воды и захвати из кладовки три комплекта термобелья, медицинские респираторы и перчатки.

Петров бросился выполнять приказ, а когда вернулся в рубку, температура была уже далеко за сорок. Все быстро смочили ткань и переоделись.

На термометре было уже почти шестьдесят градусов: приходилось постоянно брызгать водой на респираторы и одежду. Правда, помогало это слабо. Горячий воздух обжигал лицо, сердце ухало кузнечным молотом, мутная пелена застилала глаза. «Только бы не потерять сознание!» – думал Петров, пытаясь сфокусировать взгляд на показаниях приборов. Он был уже на пределе, но через какое-то время температура начала падать: видимо, организаторы решили, что уже достаточно «согрели» экипажи спускаемых аппаратов.

– Живём, командир! – стирая пот со лба и блеснув зубами, весело воскликнул Ладынин. Но радоваться было рано. Внезапно над головами у экипажа зазвучал сигнал тревоги: это означало, что из рубки уходит воздух. Петров схватил сканер утечек и стал проверять внутреннюю поверхность обшивки.

– Ну что там?! – спросил подполковник, не отрывая взгляд от медленно надвигающейся на них планеты. – Давай быстрее: потом начнётся ускорение, и мы уже ничего сделать не сможем!

– Да чисто всё, командир! – обескураженно ответил Александр. – У нас последняя модель сканера: обычно находит пробоины за минуты, а здесь – ничего!

– Так! – Николаев на секунду задумался. – Беги на кухню, там у меня есть немного муки в загашнике: когда-то пытался блины приготовить. Бери его и мигом сюда!

Через пару минут лейтенант вернулся в рубку с небольшим бумажным пакетом.

– Давай, Саша, разбрасывай муку аккуратно по воздуху! – командир сказал это так уверенно, что, несмотря на нелепость ситуации, Петров сделал, как ему сказали.

– Вот она, родимая! Здесь она, утечечка! – Николаев показал рукой куда-то в сторону шкафов с оборудованием. И точно – мука в этом месте вела себя странно: не плавала себе спокойно в воздухе, а вихрем закручивалась вокруг одной точки пространства примерно в метре над полом.

– Это как же они устроили? – недоумённо спросил Ладынин. – Разве такое вообще возможно?

– Вообще – нет! – отрезал подполковник. – Но не забывай, где мы находимся! Да они здесь творят с пространством всё, что захотят! Ладно, не время рассуждать! Надо эту дыру срочно заделать. Сергей, где там у тебя суперклей, которым ты кнопки на пульте клеишь? Приставь его к той точке вплотную и дави на тюбик! Да не жалей ты его, дави весь! —прикрикнул он, заметив, что майор не очень-то старается, экономит. Ладынин, вздохнув, выдавил остатки: клей тонкой струйкой потёк к «дырке» в пространстве, и, частично втянувшись внутрь, закупорил её намертво. Остатки тягучей жидкости так и остались висеть в воздухе, постепенно твердея и превращаясь в прозрачный кусочек витиевато изогнутого стекла. Ладынин грустным взглядом проводил плавный полёт остатков своего суперклея, желтовато поблёскивающего в свете ламп. Сигнал тревоги наконец умолк. И вовремя: началось ускорение, экипаж занял свои места и пристегнулся ремнями безопасности.

Далее посадкой управлял бортовой компьютер. В иллюминаторах появился и стал приближаться остров в океане: он был правильной прямоугольной формы и сплошь покрыт тёмно-зелёной растительностью, за исключением лишь нескольких скальных площадок. Автопилот выбрал подходящее место, и, маневрируя, мягко посадил корабль на широкое и ровное каменное плато, c одной стороны от которого до самого горизонта расстилалась серая неподвижная гладь моря, а с другой – густой, без единого просвета, лес, за которым вновь вставал океан, молчаливый и безжизненный.

Приятный женский голос от имени организаторов Игр поздравил экипаж с успешным приземлением и сообщил, что они стали вторыми, что команда, которая прибыла на планету вслед за ними, была третьей и последней. Теперь она считается проигравшей и не будет участвовать в финале, потому что один из четырёх экипажей не справился с управлением во время посадки и выбыл из соревнования.

– Знаем мы, как они выбыли, – угрюмо проворчал Ладынин. Больше никто не проронил ни слова: не было сил. Пару часов приводили себя в порядок. Петров даже умудрился немного поспать: казалось, лишь на минуту прикрыл глаза и тут же провалился в глубокую дрёму. Разбудил его всё тот же мелодичный голос, объявлявший условия заключительного этапа состязаний. Лейтенант спустился в кают-компанию: там уже находились Николаев с Ладыниным.

– Организаторы объявили, что финал начнётся через двадцать минут, – сказал командир вошедшему Александру. – Задача проста: нас забрасывают в заданную точку на этой так называемой «планете», километров за двадцать отсюда, а мы должны будем сориентироваться на местности и выйти к своему кораблю. Наши соперники в это время будут двигаться к своему звездолёту. Команда, выполнившая это задание первой, и станет чемпионом.

– Ну, это мы можем! – бодро сказал лейтенант, после отдыха чувствовавший прилив сил. – Сколько мы марш-бросков совершили – и не сосчитать!

– Не всё так просто! – ответил подполковник. – Приборы показывают, что содержание кислорода здесь – около девятнадцати процентов! Идти будет тяжело!

– Ничего, командир, живы будем – не помрём! – воскликнул Ладынин. Успешная посадка добавила ему оптимизма.

– Дойдём обязательно! – поддержал Александр. Короткий сон взбодрил его, придав сил и желания добиться победы во что бы то ни стало.

– Хорошо! – Николаев посмотрел на часы. – С собой берём только самое необходимое: воду, сухой паёк и спасательные комплекты. Сбор в кают-компании через десять минут.

Действия экипажа были отработаны до автоматизма – через несколько минут все, полностью экипированные, были на месте, и вовремя: раздался щелчок, будто кто-то далёкий и могущественный переключил невидимый тумблер на гигантском пульте управления, и они очутились на берегу незнакомого моря. Пейзаж разнообразием не радовал: серая вода сливалась на горизонте с таким же серым небом. Вдоль берега протянулась полоса грязно-жёлтого песка шириною метров двадцать. За ней высилась чёрная и безмолвная стена леса. Деревья в нём были прямые, ровные и абсолютно одинаковые по высоте. Вокруг стояла гробовая тишина: ни дуновения ветра, ни плеска волн, ни пения птиц.

– Ну и ну, хреновато тут у них! – протянул Ладынин, оглядываясь по сторонам. – Не курорт! Могли бы что-нибудь и получше придумать для соревнований!

– Экипажу сориентироваться на местности и доложить обстановку! – прервал его комментарии подполковник.

– Да вон же он, наш корабль, командир! – показал в сторону леса Петров. И действительно, в серой дали, над ровными рядами чёрных деревьев, виднелась верхняя часть их звездолёта.

– Молодец, старлей! – обрадовался Ладынин. – Вот что значит молодые глаза!

– До звездолёта километров двадцать-двадцать пять, – Николаев задумался. – Напрямую идти опасно: в лесу легко сбиться с дороги, а компас здесь бесполезен: вон как стрелка крутится во все стороны. И всю электронику организаторы Игр нам отключили напрочь.

– В дороге я могу взбираться на самые высокие деревья и сверять направление! – предложил Петров.

– Не получится! – ответил командир. – Весь лес здесь одинаковой высоты, и не факт, что ты что-то увидишь. К тому же мы не знаем, не окажутся ли эти деревья ядовитыми или, к примеру, под электрическим напряжением. Вдобавок неизвестно, какие твари могут там обитать, а из средств защиты у нас – только ножи: всё остальное оружие господа имперцы нам привели в негодность. Пойдём вдоль берега моря. Во время посадки я заметил, что остров этот – прямоугольной, почти квадратной формы, а плато, на котором стоит наш корабль, находится на берегу, так что мы в любом случае выйдем к звездолёту.

– Но это в полтора, а то и в два раза увеличит путь! – не смог скрыть разочарования Ладынин.

– Другого выхода нет! – отрезал подполковник. – Времени на сомнения – тоже! Начинаем движение!

И они быстро, насколько это было возможно, двинулись по песчаной полосе вдоль океана. Идти по песку, да ещё в разряженном воздухе – то ещё удовольствие! По счастью, грунт был достаточно плотный и ноги в нём почти не вязли. Часа за полтора прошли примерно десять километров.

Пейзаж не изменился: слева по-прежнему чернел ровный, словно подстриженный под огромную гребёнку, лес, справа – на длинной и тонкой верёвке горизонта гигантской серой простынёй висел безмолвный океан. Недвижимый воздух тяжёлым покрывалом окутал землю, плотно обволакивая тело и тормозя движение: ни звука, ни единого дуновения ветра. Идти стало тяжелее. Сердце стучало так, что казалось, вот-вот выскочит через барабанные перепонки. Петров поймал себя на том, что всё чаще смотрит на часы.

– Привал! – услышал он голос командира. Александр сбросил рюкзак со снаряжением и с наслаждением размял затёкшие плечи.

– Эх, сейчас бы окунуться! – мечтательно произнёс Ладынин, приближаясь к морю.

– Отставить, майор! – резкий окрик Николаева остановил его, заставив вздрогнуть и обернуться. – Мы не знаем, что там! Не будем рисковать.

Подкрепились сухим пайком, запили водой из бутылок и двинулись в путь. Майор бросил пустую бутылку в океан. Раздалось зловещее шипение, и пластиковая тара мгновенно растворилась. Ладынин побледнел и отошёл подальше от берега.

Через полтора километра вышли на угол острова. Ничего особенного: угол как угол. Просто береговая полоса поворачивала ровно на девяносто градусов. За поворотом – всё то же самое: прямая песчаная дорога под ногами, лес и море.

– Вышли на финишную прямую! – радостно воскликнул Петров. – Вон там наш корабль!

И действительно, теперь их звездолёт был виден целиком. Он стоял на каменном плато, край которого уходил в океан.

– Осталось пройти ещё около дести километров, – в голосе Николаева послышалось облегчение: его расчёт оказался верным. – Поднажмём, ребята!

Они ускорили шаг. Теперь, когда цель была ясно видна, шагалось намного легче. У всех открылось второе дыхание. Ладынин вырвался вперёд и шёл теперь метрах в двадцати от основной группы: кажется, он даже что-то насвистывал. «Горячий темперамент!» – улыбнувшись, подумал командир. Внезапно майор остановился и стал проваливаться: ноги его начали быстро уходить в песок. Петров бросился вперёд на помощь Ладынину.

– Стой! Туда нельзя! – крикнул Николаев. – Доставай верёвку! Верёвку! – повторил он, показывая на рюкзак. Лейтенант торопливо достал верёвку из спасательного комплекта, бросил конец Ладынину, но промахнулся. Майор был уже по пояс в песке. Тогда подполковник сам прицелился и бросил: на этот раз Сергею удалось за неё ухватиться.

– Намотай верёвку на руку! – крикнул Николаев, но Ладынин и сам знал, что делать. Быстрым движением обернув верёвку вокруг кисти, он пытался подтянуться, но ничего не получалось.

– Обвяжи её вокруг тела! – крикнул подполковник. – Вокруг! Вокруг! – громко повторил он несколько раз, видя, что Ладынин его не расслышал. Тот, наконец, понял, чего от него хотят, и, быстро пропустив верёвку под мышками, завязал её спереди специальным узлом.

Подполковник с лейтенантом упёрлись ногами в твёрдую почву и принялись вытаскивать товарища: со стороны это выглядело, наверное, как соревнование по перетягиванию каната. Через минуту майор был уже на поверхности. Все трое, тяжело дыша, повалились на песок.

– Что же это? Что это было? – только и смог сказать Ладынин.

– Очередная ловушка! – ответил подполковник. – Организаторы Игр и здесь отметились!

Отдышавшись, они приготовились преодолеть последний отрезок пути. Командир приказал всем привязать себя друг к другу верёвкой, наподобие альпинистов. Так и пошли: впереди Петров, как самый лёгкий, в пяти метрах за ним – Ладынин, замыкающий – командир. До корабля оставалось всего километра три, но шли они теперь медленно. Пару раз Александр проваливался в ямы, но теперь они были начеку, и товарищи успешно его вытаскивали. Наконец они достигли каменного плато. Высотой оно было метра два: для офицеров спецназа – не препятствие. Вначале подсадили лейтенанта, затем он помог остальным забраться наверх. Вскоре они уже были на своём корабле.

– Поздравляем с прибытием! – встретил их знакомый голос. – Сообщаем: ваш экипаж победил! Вы получаете титул чемпионов, а ваша планета – право на свободное существование вне сферы влияния…

Петров не стал дослушивать торжественные рел. Огромная тяжесть свалилась с плеч. Захотелось просто выйти наружу и ещё раз взглянуть на этот искусственный мир, где они чуть не погибли. Старший лейтенант вышел из корабля на каменное плато. Вокруг по-прежнему стояла мёртвая тишина. И серое море, и серое небо были абсолютно неподвижны. «Как будто я нахожусь внутри огромной чёрно-белой фотографии, – подумал старший лейтенант. – Интересно, во что превратили бы они Землю в случае нашего проигрыша? Наверное, во что-то подобное…»

Внезапно Петров услышал чей-то тихий голос, окликнувший его по имени. Удивившись, он огляделся по сторонам и заметил на краю плато одинокую фигуру в белом. Она медленно приближалась к их кораблю. Петров узнал в ней одну из женщин, которая сопровождала седого организатора Игр, когда экипаж землян прибыл на «медузу».

– У меня мало времени, – сказала она, – поэтому слушайте внимательно и не перебивайте. Вы – чемпионы Игр, но Империи невыгодно упускать вашу планету из сферы своего влияния. Открыто захватить Землю они не могут: не позволяет Устав Сообщества Объединённых Галактик. Поэтому они сделают всё, чтобы вы «случайно» погибли на обратном пути. Так они поступают со всеми чемпионами. По правилам Игр, это автоматически лишит вашу планету свободного статуса.

– Но разве Содружество Объединённых Галактик не считает противозаконными подобные действия? – удивился Петров.

– Никто ничего не узнает! Технологии у Империи отработаны! А кто надо – давно куплен! – с горечью произнесла она. – Поверьте: разбираться по поводу того, что с вами случится в космосе, никто не станет! Возьмите вот это специальное устройство, – она дала ему небольшой матово-чёрный шар с кнопкой, – включите его после взлёта. После этого вы станете невидимы для радаров Империи. Это собьёт с толку их системы и не даст нанести удар по вашему кораблю. Они, конечно, всё равно попытаются вас уничтожить, но с этим устройством у вас будет шанс уцелеть.

– Но почему они не устранили нас раньше?

– Закон не позволяет. Они должны создать видимость честной борьбы. Устав Содружества Объединённых Галактик действует в радиусе миллиона километров от «медузы». Любое умышленное уничтожение разумных существ в этих пределах – серьёзное преступление, которое тщательно расследуется и строго карается.

– Скажите, а почему вы нам помогаете?

– Потому что не всем нравится то, что делает Империя. Есть группа единомышленников, которая понимает, что дальше так продолжаться не может: подобная стратегия ведёт к неминуемой деградации, распаду и самоуничтожению. Пока нас мало, но мы полны решимости бороться до полной победы. И ваше спасение станет ещё одним маленьким шагом к этой победе. Удачи вам!

Вернувшись на корабль, Петров рассказал своим товарищам о встрече и передал устройство командиру. Раздумывать было некогда. Николаев дал команду на немедленный старт.

– Что ж, по крайней мере у нас есть миллион километров форы! – бодро сказал Ладынин, запуская двигатели. – А потом включим этот приборчик, и пускай палят по нам из всех калибров: посмотрим, как они нас достанут!

Майор как в воду глядел: когда они вышли из зоны действия законов Сообщества, по ним действительно был открыт мощный огонь, но, благодаря полученному устройству, кораблю землян удалось ускользнуть.

Когда опасность миновала и наконец появилась радиосвязь, командир доложил на Землю о возвращении.

– Почему так долго молчали? – раздался в рубке взволнованный голос Президента. – что у вас там произошло?

– Докладывает подполковник Николаев, – спокойно ответил командир. – Задание выполнено! – и помолчав, добавил: «Чемпионы возвращаются домой!»