КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591519 томов
Объем библиотеки - 897 Гб.
Всего авторов - 235419
Пользователей - 108149

Впечатления

vovih1 про Бутырская: Сага о Кае Эрлингссоне. Трилогия (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать пока напишут 4 том, а может и более

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Кори: Падение Левиафана (Боевая фантастика)

Galina_cool, зачем заливать эти огрызки, на литрес есть полная версия. залейте ее

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Шарапов: На той стороне (Приключения)

Сюжет в принципе мог быть интересным, но не раскрывается. ГГ движется по течению, ведёт себя очень глупо, особенно в бою. Автор во время остроты ситуации и когда мгновение решает всё, начинает описывать как ГГ требует оплаты, а потом автор только и пишет, там не успеваю, тут не успеваю. В общем глупость ГГ и хаос ситуаций. Например ГГ выгнали силой из города и долго преследовали, чуть не убив и после этого он на полном серьёзе собирается

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Берг: Танкистка (Попаданцы)

похоже на Поселягина произведение, почитаем продолжение про 14 год, когда автор напишет. А так, фантази оно и есть фантази...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Начало [Юрий Винокуров] (fb2) читать онлайн

- Начало [СИ] (а.с. Краб -1) 1.23 Мб, 372с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Юрий Винокуров - КиберЪ Рассвет (Cyberdawn)

Настройки текста:



Глава 1

Прогулка в освещенном рассветным солнцем лесопарке наконец успокоила не покидающее меня бешенство. Хотя и добавило ряд не самых приятных ощущений, чисто физиологического толка. Дело в том… хотя, имеет смысл обдумать по порядку.

Итак, родился я в 1982 году, в подмосковной Балашихе. И с раннего детства меня зацепили видимые в появившихся видеосалонах фильмы о «крутых каратистах». Время было «переменчивое», карате из «запрещённого и популярного» становилось просто «популярным». Отец, похмыкав в усы, помог найти тренера и я, можно сказать «пропал». Понравилось мне как «бить в бубен», так и не получать в ответ. К середине девяностых, невзирая на не самое удачное время — серебрянная медаль по области среди юниоров. Могла быть и золотая, но присказка: «лучше нету карате, чем в кармане два ТТ» в те времена цвела и пахла. А у мажора, получившего тогда «золото», точнее у его папаши этих «ТТ» на подхвате был воз и телега с прицепом.

Правда, постоянные тренировки и, как врала моя подруга-заучка «регулярные удары по голове» (врала, натурально: я больше «давал», чем получал), привели к не самой высокой успеваемости. И одиннадцатилетку я закончил с прискорбными трояками. Правда, невзирая на это, был весьма «крутым и уважаемым», но к «браткам» не прибился — отец, старый советский инженер, органически не переваривал «социально-близких» уголовников ещё с Союза, смог привить неприязнь и мне. Ну какие, в жопу, романтики, когда паразиты и упыри?

Впрочем, мозгов не проявлять неприязнь в открытую мне хватало. Как не «идти» под Ашота Хитровывернутого или Степана Сторазстукнутого какого-нибудь.

Правда, по окончании школы, помимо весьма приятного секса с подругой (спиртное я тогда, по причине режима, не употреблял вообще) меня ожидала повестка. И в целом — не слишком пугала. Правда, я несколько не учёл, гордо отмахнувшись от «помочь отмазать?» отца некоторые реалии времени.

И оказался в одной очень маленькой, но гордой стране, и, как говорил один небезызвестный герой: «Писарем в штабе отсиделся!». И ни хера мне карате, как ни удивительно, не помогло!

Впрочем, за такую «штабную» работу я даже висюльку на грудь получил. Правда, получил ранение и был комиссован «по здоровью» — то ли броник был бракованным, спасибо «отцам-снабженцам», то ли просто не повезло. Небольшой осколок гранаты «неоперабельно» засел в позвоночнике, врачи развели руками, так что комиссован я был с медалью в груди и осколком в спине.

Последний, на удивление, вёл себя вполне прилично, жить не мешал. А я, оглядевшись после «дембельской» пьянки, которой никто не мешал, увидел что все «откосившие» приятели кто «на зоне», кто работает, а кто вообще мент.

Отец, как оказалось, вполне преуспевал, предложил финансы и «помощь на первое время» в своём деле. Довольно иронично, учитывая то, что я, если разобраться, ни черта кроме как бить морды и убивать не умел. Впрочем, попытка создать автосервис оказалась на удивление успешной. И сам гайки крутил, да и другим не мешал.

Но чувствовалось «нехватка образования», так что со временем пришлось идти на курсы. Где я познакомился со своей женой, на свою, как я уже сейчас понимаю, беду.

Очень эффектная блондинка, привлекла внимание пары «горячих парней», ну и добивались её благосклонности они в «своём стиле». Учитывая объём словарного запаса, я не был уверен и в трёх классах образования, а уж что эти джигиты забыли на «курсах руководителя малого и среднего предприятия» — до сих пор загадка.

Но, в отличие от остальных «доброхотов», на «а ты кто тут такой?» от ухожёров, я язык в жопу засовывать не стал. Ну и показал. И «кто», и «где» и «какой». Благо, изречённая ещё тренером максима, о том что «Сильный — может оставить в живых. Слабый — проиграть или убить» была вполне жизненной. В общем, надавал я ребятам по шеям и прочим элементам их неприятных организмов. Болезненно, но без травм и даже следов. Что искренне радовало, когда мент, явный земляк «ухажёров» пытался «возбудить дело». Дело нихера не возбуждалось — «следов» не было, а что визжали джигиты как школьницы — так хобби у них такое.

И Светик, цветочек мой, чтоб её, через день ужинала со мной в кабаке, через два — ночевала в койке, а через неделю мы подавали заявление в ЗаГС. Влюбился, как мальчишка, хотя, по совести, им и был — не слишком я в женщинах разбирался, да и сейчас… хотя получше, криво усмехнулся я.

Прожили мы в «счастье и радости» три года. Даже на сторону ни разу не ходил, хотя возможность была, и не раз! Те же подружки светкины в штаны лезли. И вот, год назад, в задницу моему мурано въезжает дурында-блондинка, насосавшая где-то на геленваген. И на права насосавшая, эта сучка красилась, «зеркальцем порезалась» в результате ДТП!

И всё бы ничего, но сучий осколок, о котором я давно и думать забыл, несильным ударом сдвинуло. Из машины выковыривали полупарализованного, злобного как тысяча чертей меня.

Светка поужасалась, но наш «совместный бизнес» её держал. Именно он — поскольку визиты в госпиталь становились всё реже. Пока отец, уже в годах, не ввалился с каким-то дойчем.

— Знакомый, старый, нейрохируг, — сухо представил отец немца. — Смотрел снимки, говорит есть шанс.

— Поп недавно тоже приходил, про шанс сказки рассказывал, — припомнил биографический факт я.

— Ви понимайт, Андре, даст шанс, — подал голос немец. — Цвай… Дацат Пьят процентов, — помотал он рукой. — И будъет ОЧЕНЬ больно.

Собственно, последним меня немчура и подкупил — шарлатаны предлагали либо все 146 %, а не шарлатаны говорили о «невосстановимом параличе». И, через три месяца, в предместье Берлина, я сделал первый шаг. И не соврал, клятый дойч — это было ОЧЕНЬ, чертовски, невыносимо больно…

Но ходить хотелось, анестезия губила «метод реабилитации», так что через месяц я, худой как скелет, с тростью, которая и ныне мой спутник, на своих(!) ногах выходил из Внуково.

А, доехав до нашей квартиры, пусть и предсказуемо, но не ожидаемо застал сидящего в обнажённом виде на нашей кухне «мальчика-красавчика». Слащавого ублюдочка, лет двадцати, дующего кофе из МОЕЙ кружки! И Светку, вальяжно раскинувшуюся на НАШЕЙ кровати.

Очень хотелось убить обоих, но месячная «закалка воли» помогла. Вру, конечно, не отошел я от реабилитации и позвоночник дико болел, иначе молодой ёбарь не ушёл бы целым. Выпнув «сладенького» за дверь, игнорируя его писки об одежде, я сказал испуганно сжавшейся бляди.

— Развод. И пошла нахуй из моего дома!

— У нас общий бизнес! — отвратно перекосившись выдала шлюха, а я искренне удивился, как я мог с такой прожить несколько лет.

Пол сучьих года ей хватило, на то, чтобы даже перестать проверять письма от меня на электронке! Я, чтоб её, ПИСАЛ о времени своего прилёта…

— Значит суд. И выметайся, шалава. А то… ты меня знаешь, — широко улыбнулся я.

Стерва меня знала, сжалась и через пару часов вымелась из квартиры. Потом суд, к счастью — квартира была «на мне». А от бизнеса ей досталась не половина — помогли показания сотрудников и документы. Да и судья оказался на удивление старым понимающим мужиком, видимо тоже натерпевшимся от «лучшей половины человечества», так что пятая часть «оценочной стоимости» уже весьма солидного автосервиса отправилась Светке на счёт. А сама она — отправилась на чей-то хер и из моей жизни.

И сейчас я, припадая на трость, прогуливаюсь по лесопарку. Доктор Курт, поставивший меня на ноги, рекомендовал прогулки «на природе», да и самому было приятно.

Но… несколько дурацкое «стеснение» трости и собственной «ущербности»…

Умом-то я понимал, что глупо. Но вот ощущение себя, передвигающегося на «трёх ногах» в толпе — было чертовски некомфортным. Естественно, если было «нужно», то я с собой справлялся. Но вот «утренние прогулки» предпочитал проводить как можно раньше, на рассвете, в пустом парке.

И думал я, как ни удивительно, о бабах. О Светке, которой я верил больше, чем себе (у самого-то мысли, пусть и не воплощенные, появлялись). О том, сколь развесисты и раскидисты мои «рога» — ряд брошенных «в сердцах» фраз бывшей жёнушки указывал на усердное их взращивание ещё до аварии.

И о том, что ей не хватало, а главное — где я-то ошибся?

И ни черта у меня не выходило. Кроме одного — влюбляться в баб нельзя. Как говорил кто-то из великих, «чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей», именно так. Держал бы в ежовых рукавицах, проверял — либо пикнуть бы боялась и на сторону взглянуть. Либо давно бы разбежались, без этого… чтоб его! А я о детях думал, дурак.

Впрочем, хватит о бабстве, встряхнулся я, несколько ускорив прогулочный шаг. У меня дело, им надо заниматься, возмещать нанесённые стервой потери. И Лидка, секретарша, девчонка вполне аппетитная, начала кидать на меня весьма «однозначные» взгляды, при «разделе» дела. «Что» она хочет — я понимаю, но хер получит. А вот именно хер — может и получить, ухмыльнулся я каламбуру. А почему бы и нет?

Впрочем, опять не туда ушли мысли…

На этом месте, мысли «ушедшие не туда» прервала ослепительная вспышка, сменившись темнотой уходящего сознания.

«Янки, пидарасы такие? Или дед развоевался?» — только и успела мелькнуть заполошно мысль, прежде чем всё заполнила темнота.


В себя я пришёл от прохлады и ощущения себя голым. Первая мысль была неприятной, о госпитале. Но тут же пропала — меня довольно болезненно удерживало, очевидно на весу, за плечи и бёдра. Да ещё вниз рожей! Да что за херня-то, возмутился я, продирая глаза.

И… блядь, слов, кроме матерных, нет, чтобы описать мной увиденное! Я, голый, зафиксированный какими-то металлическими держателями висел в полутора метрах над полом.

Сам пол, да и комната, метров тридцати площадью, была из матово-серого металла, тогда как потолок светился ровным, но не слишком приятным на глаз цветом. Справа на стене находился какой-то здоровый монитор, на котором в синих тонах отображался человеческий скелет, раскоряченный как и я. Видимо, мной и бывший.

А вокруг сновала троица паукообразных… роботов? Ну реально, какие-то металлические насекомые, метрового роста.

Так, я либо сошёл с ума, чего, надеюсь, нет, либо меня, как в дурацком кино, «похитили инопланетяне». Блин, а нахера я им нужен-то? И чтоб его, как-то моя поза мне не внушает радости, невесело отметил я, попробовав пошевелиться.

Безуспешно, что было ожидаемо, но не радостно. Ну и стал я вращать башкой, пытаясь понять, что происходит, и тут…

Какое-то механическое щупальце вылезло из за спины и согнулось, явно примериваясь! В башке суматошно заметались картины дурацкого мультика о «анальных зондах». И это охренительно смешно, когда НЕ С ТОБОЙ!

— Слышьте, пидарасы металлические! — подал голос я. — Если вы, блять, к жопе моей хоть прикоснетесь — вам пиздец! И я не шучу! — попробовал я наладить «диалог цивилизаций».

Диалог ни хера не налаживался — металлические жуки вообще на меня не отреагировали, ездя и занимаясь какой-то инопланетной хернёй. А щупальце за спиной откинулось, явно примеряясь!

— Вам реально пиздец!!! — проревел я, но тут моё тело пронзила боль в знакомом месте, в позвоночнике, столь сильная, что я опять начал терять сознание.

Ну, хоть не в жопу, промелькнула на прощание мысль, перед тем как всё опять залила темнота.


Снова в себя я пришёл от слегка затёкшего тела, рывком вздёрнулся и проверил себя — голый, но задница моя вроде целая. И… не болит спина? То есть, эти пассивы железные меня лечили? А нахера так больно? И нахера вообще лечили? Ни черта не понимаю, констатировал я, начиная оглядываться.

А еще я изумлённо уставился на руки. Как-то они прибавили в объёме. И ноги тоже. Хмм… привет кубики! Кажется, мне не только спину починили, но и с телом «подшаманили». Выглядело оно как в лучшие мои годы в двадцать лет. И слабость, не отпускавшая меня все эти реабилитационные месяцы куда-то ушла. Однако… Чтобы со мной не сделали, но это явно пошло мне на пользу? Интересно, сколько это времени заняло? А, нахер, потом разберусь с Айболитами, до них нужно, как минимум, для начала добраться.

Радость от волшебного «исцеления» конечно была, но как голый вид, так и окружение её быстро притушило.

Итак, я был в натуральной камере, три на два метра. Пол и три стены — всё тот же, что и в «операционной», серый металл. А вот четвёртая стена была практически абсолютно прозрачной. Приблизив к ней руку я убедился в наличие какого-то бредового поля — рука «соскальзывала» с воздуха, не имея возможность преодолеть преграду.

А главное, сквозь неё я увидел три такие же, как у меня камеры, отделённые от меня широким коридором. И находились там… какие-то невообразимые твари.

Горбатая свинья, судя по пятаку, метров полтора в горбе, с какими-то то ли шипами, то ли перьями, метровой длины, покрывающими спину тварюшки. Причём, если сама свинья была розовая, то перья или шипы имели «леопардовую» расцветку, жёлтые в мелких пятнах.

В следующей камере пребывал какой-то то ли йети, то ли горилла… чертовщина какая-то, сидящая скрестив ноги и мерно покачиваясь. Сидя обезьяна имела рост не менее полутора метров, а шерсть на ней была нежно-салатового цвета.

А в третьей из обозримых камер была какая-то бесформенная, сине-розовая гадость, напоминавшая то ли бутон розы, то ли коралл. Ритмично подёргивалась, но не имела ни глаз, ни чего-то подобного.

Это… не камеры, дошло до меня. Это, мать их, клетки. А я, похоже, в гребучем инопланетном зоопарке. Зверушка, мать его!!! Несколько ударов по металлической стене, помимо боли, принесли некоторое успокоение.

И начал я осматривать свою «клетку». Натуральное металлическое «корыто», по моему приближению заполнившейся какой-то белёсой, склизкого вида, бурдой. Общий скос пола, заканчивающийся круглым зарешеченным отверстием — видимо слив для нечистот.

«Пожрать и посрать», невесело хмыкнул я, присаживаясь на пол и облокотившись спиной о стену.

Ну голода я не испытываю, так что «снимать пробу» с бурды я пока не буду.

А вот что надо точно — это прикидывать, как из этой камеры выбраться, а хозяев мерзкихроботов вывернуть наизнанку.

Сообщить, что «я разумный»? А кому? Да и чёрт знает, какими критериями «разумности» оперируют владельцы «зоопарка». Так, похитили меня явно в одежде, перед «операцией» её сняли. А значит, одежда и мои весьма понятные любому разумному слова для местных звероводов «не признак разумности».

Либо, что ещё веселее, им просто похер на разумность зверушек. И я для них — просто экземпляр, невзирая ни на что.

Так, а что мы имеем по «камере», поднялся я, начав осматривать её. И — ни черта. Металл, проклятущее поле, в «канализацию» лезть просто смешно. Хм, попробовать наладить коммуникацию? Если местным «звероводам» похер на разумность, то и соседи могут быть разумны.

Осмотрел я «соседушек». Ну свинтус леопардовый — не собеседник, а запас пищи, это факт. Непонятная хрень из колышущихся перепонок — чёрт знает, но как по мне это скорее растение.

А вот покачивающийся йети… Попробовал я как-то жестами наладить коммуникацию, покричал — без толку. Как сидел, покачиваясь, так и сидит. То ли неразумный, то ли давно свихнулся, что в текущих условиях вполне возможно.

И я свихнусь, тоскливо заключил внутренний голос, после чего я встряхнулся. Чёрта с два, Андрюху какие-то пассивы инопланетные сломают!

И начал повторно осматривать камеру. Из всего осмотренного и доступного наиболее перспективным показался светящийся потолок. Высоковато, конечно, но… Спасибо за лечение, зло ухмыльнулся я, подпрыгивая и пробивая «двоечку» в угол потолка.

На шестой прыжок, помимо отбитых костяшек, послышался некий скрип. А, приглядевшись, я отметил тоненькую, чуть не в волос толщиной трещину. Но не успел толком порадоваться — к прозрачной стене подскочил достаточно человекообразный, с овальной головой и охватывающей её по кругу полоской визора робот. Тощий как скелет, ростом метра в два.

Вот и славно, обрадовался я, сейчас я тебя…

И не черта: сквозь «поле», уж не знаю, отключив или не отключив его, ко мне метнулось механическое щупальце с шипом. Воткнулось в ногу, чертовски болезненно ударило током, после чего робот утопал вдаль.

А потряхиваемый судорогой, скрюченный в уголке я искренне улыбался: да, чертовски больно и унизительно. Но бил током меня точно и однозначно «шип». А значит, у меня есть все шансы — щупальце быстрое, но не запредельно. Просто оно было неожиданностью, а в следующий раз я буду готов.

Вот только, что-то слишком сильно меня «дёргает». Надо перед «попыткой номер два» поспать, разумно заключил я, стараясь скрючится «покомфортнее». И, на удивление, довольно быстро заснул.

Глава 2

Проснулся я с довольно ощутимо затёкшим телом, вдобавок, от того что промок. Чёрт знает, как, но с потолка-светильника на меня, да и на комнату лились потоки воды. Холодной, с-с-суки, воды! Видимо, местные звероводы устраивали «зверушкам» помывку, одновременно поя их. Судя по щёлкающим пастями «соседей» через коридор — так и было.

Ну, всё равно разминаться надо, а теперь и ждать когда просохну, пожал плечами я. Поскольку мой план праведного освобождения (и последующего несения добра и справедливости) быть мокрым категорически не предполагал.

Дождался, пока «поливка» закончится и начал разминаться, готовясь к операции «побег из зоопарка, часть два».

Вообще, рассуждал я, приседая и отжимаясь, моя попытка «вырваться» — авантюра, чистой, кхм, воды. Ни черта не знаю о роботах, хозяевах, не видел толком ничего, кроме коридора и «операционной».

Да банально, на «второй раз» робот может и не «успокаивающим» ударом тока приголубить, а чем-то травматичным стреножить. Ну, чисто теоретически.

А на практике — нахера тогда было меня лечить? Кроме того, что-то узнать чтобы подготовится — я могу только наблюдая за роботами, по моей камере ни хрена не узнаешь больше. А эти гандоны металлические что-то визитами коридор моего обозрения не радуют. И, подозреваю, радовать не будут — «клетка» обеспечивает и попить, и пожрать, и посрать. Некая система наблюдения (понять бы ещё, какая, хоть фак адресно показать!) стопроцентно есть. Так что, бродить они не будут, а если «ждать момента» — так я свихнусь нахрен. Буду сидеть и качаться, как изумрудный йети. Если не лепестками помахивать, как розово-фиолетовая хрень, мысленно хмыкнул я.

Думал я так, разминался, ну и закономерно, надумал и размялся. И даже просох. А значит, надо дело делать.

После чего начал я, с закономерным волнением (и не менее закономерной злостью — ну реально, МЕНЯ за какую-то зверушку держат, сволочи!) принялся подпрыгивать и ломать потолок.

Потолок меня не подвёл, закономерно ломался. Через пару минут появилась трещина, костяшки наливались болью, но я продолжал. И, ещё через полминуты, появился всё тот же тощий робот, подкатил к полю, выпустил своё электрическое щупальце… И влетел ко мне в камеру.

Всё же, я ни черта не знал, отключает этот гад поле, либо же оно на него не действует. Много чего не знал. А щупальце было единственным точно доступным элементом робота.

На вариант, что я окажусь «заперт с роботом» я… Забил. Просто сломаю скотину, а там посмотрим. В худшем случае хоть чем-то отомщу за «зверушку в клетке». Ну и информацию, какую-никакую получу, если не прибьют. В общем, альтернатив всё равно не было.

Робот влетел в камеру, оказавшись на удивление лёгким — килограмм сорок, не больше. Да, он был тощим, но я думал он из металла какого, под центнер, а то и полтора. А тут видно пластик какой-то, порадовался я, с силой размахивая щупальцем, как кнутом, долбя наконец подавшим «голос» роботом о стены камеры.

Тяжеловато было, конечно, но, заодно, проверил «выход». В итоге, с оттяжкой хряпнул робота спиной об «порог» камеры, да и начал ему выламывать манипулятор с «щупальцем».

— Тебя сломают, а ты не воруй! — наставительно пробормотал я, дёргая клешню робота и стараясь не попасть под «электроразрядный» шип.

Робот слабо копошился, но особого сопротивления не оказывал. В отличие от подлючей клешни — не отламывалась, подлая! В итоге, плюнул на всё, упёрся роботу в грудь ногой, да и вырвал всё-таки чертов манипулятор.

Робот подёргался, поискрил какими-то обрывками проводов, попищал в довольно неприятной тональности и обмяк. Хм, непонятно, то ли чертовски крепкий, то ли хрупкий. И клешня легковата, помотал я уже моей клешнёй. Зато на шупальце, можно кистень какой-никакой сообразить.

Я огляделся уже вне камеры. Коридор явно был «кольцевым», камеры-клетки равномерно покрывали стены вплоть до «поворотов». А вот что меня напрягло, так это четвёрка металлических пауков, замерших неподалёку.

Прихватив поудобнее клешню, я напрягся, ожидая нападения. Так-то, пока я курочил тощего, краем глаза их, скорее всего, видел, но сознание отсекло их как «вне зоны доступности, неподвижное — а значит неважное».

Но пауки всё так же стояли и не двигались. Ни черта не понимаю, несколько растерянно заключил я. А если…

Взял я, да и отошёл от своей камеры, оставив робота.

И да, троица пауков подскочила к тощему, выпустила зацепы и потащила по коридору. А один паук всё так же стоял. Пройдя вслед за тащившими десяток шагов, я убедился, что четвёртый паук следует за мной.

Так, выходит, что пауки — что-то типа ремонтников. Им, очевидно, на меня вообще похер — они заняты оборудованием и починкой. А вот тощий — «для работы со зверушками». Но где его подельники? И чем хозяева зоопарка заняты, мать их? В носу ковыряют?

Ну и славно, вот найду их, и поковыряю в них клешнёй, хмыкнул я, следуя за «санитарами» для сломанного тощего. Как-то не было у меня иных ориентиров.

Конечно, некоторые опасения пауки вселяли, но никаких активных действий в мой адрес не предпринимали. А четвёртый вообще исправно топал в десятке шагов за мной, отходя при приближении, держа дистанцию, я проверил.

Очевидно, нацелился на мою клешню, не понимая, что она уже моя. И не менее очевидно, что пауки — чистые ремонтники, ни на какие иные цели не заточенные.

Первое время нашего пути я поглядывал в «клетки», ну мало ли, может найду «коллегу», а вместе пинать хозяев зоопарка веселее. Однако, за прозрачным полем пребывали пакости столь отвратные и непонятные, что на клетки я забил. И вообще старался на них внимание не обращать — от этих сбежавших с картин Дали чудищ и свихнуться недолго, от одного вида!

И готовился к появлению тощего, за номером два. Два — это если повезёт, а так и десять и сто этих роботов может быть, хрен знает, сколько их у хозяев зоопарка.

Готовился я не зря, впрочем, опасения о многочисленных тощих таковыми и оказались. Навстречу, довольно забавно переступая и держа спину и башку идеально прямой, семенил ещё один тощий.

Досеменил, протянул в мою сторону клешню, выстрелил щупальцем с шипом, который со звоном ударился о мою собственную клешню. Я, несколько успокоенный количеством тощих гадов, решил проверить догадки: клешня была не полностью металлическая, а частично покрыта пластиком, типа кости. Теоретически — диэлектрическим, в чём я сейчас убедился и на практике.

Тощий начал «втягивать» щупальце, гораздо медленее, нежели стрелял им. Гудел противно и стоял на месте.

Какие-то тут роботы туповатые, хоть и медицина у них продвинутая, не мог не отметить я и несколько всполошился: «мои» пауки оттягали уже разломанного тощего довольно далеко. И всё так же бодро чесали вдаль. А когда, как и вообще — придут ли следующие, я ни черта не знал.

По логике, конечно, придут, вот только что-то меня напрягает «безроботность» округи. Небось хозяева зоопарка «на всём экономят», сидят на центральном бюджете, хмыкнул я. А, в таком раскладе, ждать мне следующих паучков чёрт знает сколько. Быть-то, конечно, будут, вот только когда? Может и час, а может и сутки их ждать придётся.

Так что, откинув мою клешню, рванул я к втягивающемуся щупальцу (тощий в это время отрадно тупил), ухватил за него и с натугой метнул робота в удаляющуюся процессию. Чуть не надорвался, но докинул: робот разметал паучков и загрохотал по полу.

Так, это хорошо, довольно заключил я, возвращаясь к своей клешне и искренне возмущаясь.

Четвёртый паук, клептоман роботизированный, ухватил моё честно-трофейное имущество и тягал его, как своё! Вот сволочь какая, вороватая, осудил клептомана я и стал примериваться, как бы мне клешню вернуть.

Закономерно, осторожно: так-то уже вроде и ясно, что пауки только на ремонт заточены, но вот чёрт знает, как отреагируют на непосредственное изъятие.

В общем, ухватился я за край клешни, готовый, если что, откинуть её подальше. Но «если что» не случилось: паук вместе с клешнёй поднялся, оказавшись довольно лёгким, посучил в воздухе лапками, отцепился от клешни и отбежал всё на те же десять шагов.

Так, а теперь второй тощий, довольно заключил я, помахивая орудием похищенного лунатиками. Роботы, раскиданные моим броском копошились, привольно покрывая пол коридора, я чесал к раскоряченому тощему, как вдруг…

— Охренела, скотина извращенская!!! — с бешено бьющимся сердцем, волосами дыбом и втянутыми яйцами заорал я.

Дело в том, что копошащийся тощий, не вставая, наставил на меня свой манипулятор и стрельнул щупальцем. И если бы не моя замечательная реакция, этот гад засадил мне шип во втянутое! Реально, пассивы, а не роботы, поёжился я, ухватившись за втягивающееся щупальце и подтягивая тощего к себе.

Свою клешню я положил на пол, наступив ногой, чтобы паук мой трофей опять не спёр.

Подтянул вяло копошащегося тощего, намотал шупальце вокруг его шеи, ну и начал ему откручивать башку. И ни черта. Взмок от натуги — башка проворачивалась с трудом, но именно «проворачивалась» — шесть оборотов, давшихся мне немалыми усилиями, не только башку не отломали, но даже не вывели тощего из строя.

Ну, значит по старинке, заключил я, отбрасывая клешню без щупальца и начав выдёргивать клешню с щупальцем.

Вообще, какие-то они… дурацкие, эти тощие, рассуждал я, откидывая отломанную клешню и наблюдая за подёргиваниеми сломанного робота. Само щупальце — да, неприятно быстрое и током с шипа бьётся. А вот сам робот… ну не сказать, чтоб уж совсем неловкий, но и не делает то толком ничего. Схватить пытался, но так, вяло, как жирдяй перекормленный, ничего тяжелее ложки в руках не державший лет десять. Да и двигается как-то неловко, скованно.

Хотя, чёрт знает, может это вершина инопланетной робототехники. А, возможно, хозяева зверинца экономят не только на количестве, но и на качестве роботов. Этакий «условно-достаточный» робот.

Но, с другой стороны, скорее всего должны быть, в случае «условно-достаточности», гораздо более опасные роботы. Зверюги-то в клетках встречаются весьма лютые на вид.

В общем, разберёмся, только одежды бы какой раздобыть, огляделся я. Одежды вокруг прискорбно не наблюдалось, что было не радостно. Нет, стеснятся мне некого, да и было бы кого — так и нечего. Но трясти голыми мудями банально опасно, когда в них щупальцами с шипами тычут! Оторвут ещё, гандоны металлические, поёжился я.

Тем временем, вокруг меня происходила фигня, самая натуральная: два паука валялись на «спинках», бодро размахивая конечностями и позицию не меняли. Один был на лапах, но просто замер рядом с первым сломанным тощим. А чётвёртый всё так же караулил мою клешню, проигнорировав брошенную ему «на бедность» клешню второго тощего.

Ну охренеть теперь: это выходит МНЕ придётся этих козлов металлических на лапы ставить, чтобы за ними следить, так что ли?

Подумал я и решил подождать. Сколь бы не «просратыми» были «полимеры» у владельцев зоопарка, но не может же быть, что всего два комплекта ремонтников. А если и так — то надо ждать. Конечно, есть шанс, что чешущий жопу (или её эквивалент инопланетянский) охранник-наблюдатель перестанет её чесать, обратит на меня внимание, ну и будет мне «цирк с роботами».

Вот только не факт, а, судя по уровню «забивания», «мониторы слежения» вообще под сантиметровым слоем пыли, если не сломаны. А вот «отзывчивость роботизированной системы» мне проверить не помешает.

В общем, решил я подождать, пока не надоест. Присел, благо пол хоть металлический, но не сильно холодный. С некоторым злорадством понаблюдал за сучащими лапами пауками. Попереглядывался с небесно-синим глазом на бордовой, морщинистой ножке, сантиметров в тридцать диаметром, с минуту где-то, и решил перестать на него смотреть: реально свихнуться недолго.

И вот, наверное, через полчаса, застучали металлические ноги, и из-за поворота выперлись четыре паука. Без худых или ещё какой гадости, подтверждая «просратые полимеры» хозяев зоопарка и «засранный монитор». Засранцы инопланетные, констатировал я, впрочем таковыми они были и так и так.

Четвёрка пауков подсеменила к завалам роботов вокруг меня, пара из них перевернула на ноги паучков, разобрали «по двум командам» сломанных тощих. И потащили их по коридору. Причём, на клешню «второго» тощего нацелился паук «второй» команды. А нацеленный на мою клешню так и ошивался в округе, явно ожидая когда я её ему отдам.

Соответственно, в паре метров от двух «похоронно-ремонтных команд» зашагал и я. По пути решая техническую задачу: очень уж клешня робота была неудобная. Но, сложив её в два раза (с отчётливым хрустом, бракоделы инопланетные!), зафиксировав «петлёй» щупальца, в итоге, получил вполне пристойный и ухватистый кистень. Полуцеп, скорее, рассуждал я, разглядывая орудие справедливости, но всё равно кистень.

Тем временем, обоих сломанных тощих дотащили до здоровенного дверного проёма. Лезть дуром в него я, закономерно, опасался, заглянул, и тут же с матом отпрыгнул.

Упал, мать его, чуть кистень не потерял, да ещё оказался полупарализован!

Напротив ворот торчала какая-то мерзкая робото-сволочь, здоровая, похожая на шкаф. И стрельнула в меня каким-то полупрозрачным лучом. И даже касательное попадание в левую руку заставило отняться почти полтела, даже ногу «покалывало»!

Вот же гадство, не мог не признать я, прыгая к дверному проёму. Сейчас эта сволочь войдёт…

Ну, буду лупить кистенём, по «докуда достану», вынужденно решил я, поскольку иных перспектив не наблюдалось.

Однако, прошла минута, другая, десять минут, блин! А в проём никто не просачивался. Сломанных тощих давно утащили, один паук, нацеленный на мою клешню, потерянно топтался неподалёку. Да даже рука от «заморозки» отходить потихоньку начала, добавляляя «покалывание отсиженной руки» к гамме не самых приятных ощущений.

А в проём никто не лез. И это странно, но, возможно, перспективно.

И начал я проверять как ведёт себя здоровый, гадкий, стреляющий парализатором шкаф. По итогам часа проверок я злобно матерился, но имел «статистическую информацию».

Итак, для начала, это именно «парализатор», а не какой-нибудь мерзкий «нейродеструктор», читал о таких где-то и, признаться, опасался.

Далее, ждёт этот шкаф именно меня, но стреляет на движение: полупрозрачный, туманный луч парализатора появлялся на взмах кистеня, хотя ни кусочка меня в проёме не было.

Кстати, даже «промахи», ощущались и были неприятны.

И, наконец, стопроцентно ясно, что у роботов есть «зоны ответственности» и очень ограниченные программы действия. «Шкаф» не лез в коридор с клетками, хотя в здоровенный проём мог пролезть без проблем. Именно ждал и стрелял, не более и не менее.

Всё это здорово, вот только что мне делать-то? Эта пакость своим парализатором высунуться не даёт, а как парализует — небось набегут тощие, или просто пауки, и оттягают меня в клетку. Ну, по логике так выходит.

Посмотрел я на паука, топчащегося в десяти шагах от меня, призадумался и порадовался. Кажется был план, конечно, не очень… но у меня, блин, варианты все «не очень», такое уж положение расчудесное.

Подбежал к паучидзе (убегать думал, гад такой, но они медленные, к счастью), перевернул лёгким ударом кистеня. Ну и отволок копошашегося к дверному проёму, заодно убедившись, что и одной рукой на несколько метров докину — не тяжёлый, да и на хватания его за лапы гадостей никаких не предпринимает.

И, максимально отдалившись, стал раскручивать кистень у проёма. Шкаф, ожидаемо, стал стрелять, руку закололо «заморозкой», но я терпел с полминуты. И, когда рука еле чувствовалась, подхватил паука и кинул его в дальний угол проёма.

Полупрозрачный луч, к счастью, начал стрелять в паука, а я, со всем возможной скоростью, щеманулся в проём, сходу обрушивая на шкаф кистень и пиная его.

— …больно то как, сволочь металлическая! — подытожил я через минуту всё, что я думал о гадском роботе.

Ногу отбил о паразита такого! Впрочем, шкаф, а точнее — тумбочка, метра полтора на метр, округлая и поблескивающая, лежала на боку и признаков робожизни не подавала. А скруглённый гладкий купол тумбы рассекала трещина от удара кистенём.

— И откуда ты, скотина такая, стреляла? — вслух полюбопытствовал я, разглядывая поверженную технику.

И, выходило что из «башки» — не было у тумбочки ничего, кроме гладкого, скруглённого прямоугольника «верха» и шероховатого, металлического «низа». Летала она что ли, хмыкнул я, отметив отсутствие каких бы то ни было колёс или ног.

Впрочем, пофиг. И начал я лупить по трещине, увеличивая её. Желчно завидуя всяким счастливчикам из игр, у которых даже с куска слизи выпадает что-то «сподручное». А мне, мать его, какой-то хернёй маятся приходится, посетовал я.

И доломал «верх», обнажив совершенно невнятную, но запредельно сложную машинерию. Впрочем, до неё мне дело не было — всё равно не разберусь. А вот кривовато обломанный «овал» обшивки тумбочки мне пригодится. Надеюсь, парализатор тумбочки его не «прошивает», если такая мне ещё встретится. А на крайний случай — будет на что щупальца тощих принимать.

С этими мыслями, я, как правильный парень, пошёл, с кистенём и щитом, налево по коридору.

Глава 3

Коридор выглядел очень «техничным» — ничего лишнего, гладкие стены и пол, светящийся потолок, изредка встречающиеся у пола прямоугольные проёмы. Видимо, лазы для пауков, судя по размерам. И пошире он был коридора «клеточного», метра в три с лишним шириной.

А в остальном — ничего примечательного, разве что резкие повороты, меня несколько замедляющие: помня тумбочку-парализатор, я метал из-за угла «щит», на всякий случай.

Но тумбочек на моём пути не появлялось, да и вообще никаких роботов мне за четверть часа пути не встретилось. Не сказать, чтобы это сильно расстраивало, но становилось несколько скучно. Точнее, если быть честным, не так — ожидание неприятностей медленно перетекало, из-за их отсутствия, почти в параноидальный психоз.

Но как роботам, так и роботовладельцам на мои психологические проблемы было, очевидно, похер. Редкостные сволочи, найду — жестоко покараю, посулил нечутким сволочам я, да и замер.

После очередного поворота, в конце десятиметрового отрезка коридора, я наблюдал закрытый то ли люк, то ли врата. Двухстворчатые, соединенные молниеобразной кривой линией стыка. Собственно, это были вообще первые из виденных мной на инопланетном зоопарке ворота. Не считая «дверного» поля клеток, конечно.

— Если есть дверь — значит за ней что-то закрыто, — вслух пробормотал я, передёрнувшись: очень уж пугающим в тишине, с эхом, отражённым от металлических стен, вышел мой голос.

Так, надо проверять, а не клювом щёлкать. А вот как не откроется эта воротина ни черта — что буду делать? Хотя… есть варианты с ремонтными роботами и беготнёй туда-сюда. Но этот вариант мы отложим, до необходимости в нём.

И пошёл я проверять, а дверь взяла, да и, с отчётливым лязгом, открылась. Не отъехала, или ещё что, а как нож-выкидушка со щелчком исчезла в проёме.

Ну а я, с закономерным опасением, заглянул в помещение за дверью. И принялся заниматься изрядно меня доставшим занятием, а имеенно: фигением.

Дело вот в чём: за дверью был круглый зал, метров в пять, наверное, диаметром. Стены зала на высоте метров двух, на всём обозримом пространстве залы, покрывали мониторы, наподобие виденных мной в операционной, только расположенных вертикально и вплотную друг к другу.

При этом, центр зала, круг, метра в три диаметром, сходился этакой вдавленной воронкой к центру, упираясь в матово-чёрный, блестящий шар.

Вот этот шар, видимо, и создавал изумившую меня фиговину: здоровенную, занимающую всё пространство, наверное… голограмму. Точно голограмму, оценил я, несколько сместившись из стороны в сторону. Видимо, нашей галактики: куча разноцветных точек-звёзд, туманности, всё огромное и очень «наглядное».

Планетарий, что ли, в зоопарке, хмыкнул я. Или, всё таки, какая-то хрень навигационная?

Непонятно, но любопытно. Сам зал кроме мониторов и голограммы был пуст: ни роботов, ни ещё какой пакости. Правда, аккуратно зайдя в него, я обнаружил, на противоположной от входа стороне зала, аналогичные пройденным мной ворота.

Но в них никто не лез, были они закрыты, так что я решил осмотреться. Для начала — рассмотреть мониторы, хотя, голограмма весьма привлекала своей необычностью.

На мониторах были некие схемы, графики и куча какого-то невнятного текста, набранного незнакомыми закорючками. Несомненно, гадкий язык неправильно ориентированных хозяев зоопарка. А вот схемы, как я прикинул после осмотра, похоже корабля-зоопарка. И здоровый он какой выходит, если я правильно соотношу коридор с клетками и схему! Километра полтора, а то и два, диаметром овал. Не тарелка, толстовата для тарелки, целая супница выходит.

Впрочем, кроме примерных размеров и понимания, что хозяева зоопарка — не только гадкие пассивы, но и редкостные долбоклюи (ну реально, на ТАКИХ площадях иметь дефицит роботов — совсем выходят дураки) мониторы мне ни черта не дали.

А вот голограмма, на которую я завороженно уставился следующей, была весьма интересна. Ни черта она мне «знакомого» не показала, но оторвать от неё взгляд было сложно. Наверное миллионы звёзд, туманностей, какие-то воронки из звёзд, с чернотой внутри — то ли чёрные дыры, то ли ещё что-то подобное. Всё это просматриволось со всех сторон, более того, приблизив физиономию к краю «голопроекционного круга» я увидел «наплыв» картинки на меня, увеличение ближайшего участка.

А значит, рассчитана эта голограмма на двуглазых стереовидцев, логично предположил я. Ну, вроде бы так, хотя точно не уверен. И, в любом случае — точно не на роботов, им голограммы на хрен не сдались, факт.

А ещё меня довольно сильно заинтересовали несколько «отмеченных точек» на голограмме. Над несколькими звёздами (или скоплениями звёзд, чёрт знает, слишком мелко выходило), висела рельефная золотая буква «Т», с заострённой «бородкой» по краям перекладины, как на рыболовном крючке. Висели, при этом медленно и синхронно друг с другом поворачивались вокруг своей оси.

Хотя, вроде бы, даже крест такой есть, «тау-крест», или что-то такое. Впрочем, пофиг на название, но, наверное, в отмеченных местах есть что-то ценное и интересное.

На этом моменте я заржал в голос — блин, нашёл чем заниматься: разглядываю «карту сокровищ». Голый, с каким-то недоразумением вместо оружия, могущий оказаться в звериной клетке, в любой момент. А то и просто дохлым, если железные сволочи пожелают. С другой стороны, мне интресно, потому что я человек. А это, по слухам, даже звучит гордо.

Погордился я немного, попробовал «приблизить» метки сокровищ… И судорожно отпрыгнул в сторону: сбоку, там где была дверь, послышался щелчок. Резко дёрнул в сторону двери, ещё в прыжке, свой импровизированный щит. Что сделал, как оказалось, весьма вовремя. Из проёма, от некой человекообразной сволочи, на первый взгляд похожей на тощего робота, в мою сторону полетел бело-голубоватый луч.

К счастью, обшивка тумбочки до ценного меня луч не допустила, а кистень «в обратку» ударил в вытянутую руку гадкого робота. В клешне что-то треснуло, хрустнуло, поискрило и луч пропал.

А вот дальше для меня начались огорчения: напротив меня был робот, почти как тощий внешне, но явно «покруче» тощего. И первым огорчением было то, что кистень, похоже, не просто сломал стреляло, а вплавился в лапу робота замыканием и не доставался обратно.

Вторым огорчением было то, что робот весил кило двести, а, скорее всего, больше — рванув изо всех сил за щупальце-«верёвку» кистеня, я почти не сдвинул эту пакость с места.

Третьим огорчением было то, что был этот робот явно «поумнее» тощих. И намного «ловчее» их — этот паразит, помедлив секунду, рванул ко мне и треснул по вовремя подставленному щиту. Откинув меня метра на два, сволочь такая!

Блин, он тяжёлый, сильный, железный, быстрый, сетовал я, увернувшись от второго броска робота. Ну, не слишком поворотливый, но он меня банально загоняет и прибьёт, а я ему, учитывая массу, хрен что сделаю.

Естественно, я всем своим умом стараться придумать, что с этой пакостью можно сделать. Мало того, что помирать не хотелось категорически, так ещё была важная цель: нанести справедливость в тело хозяевам зоопарка!

И, после чётвёртого «броска» робота, я «что-то» придумал. Попробовав поставить роботу «подсечку».

Робот споткнулся и башкой своей гадкой полетел в один из мониторов, а я с матом — полетел в другую сторону. Чуть ногу не сломал, мудак железный! Хотя и я хорош, признал я, наблюдая как подёргивается в разбитом мониторе осыпаемый искрами замыканий робот.

Ну, повезло, порадовался я, как вдруг понял: эта сволочь не подёргивается! Она выбирается! Так, времени ни хрена нет, судорожно огляделся я. Надо бы комнату, откуда он прибыл, проверить. Может там есть хоть что-то, что за оружие сойдёт.

Заскочил в комнатушку, оказавшейся совсем небольшой: метра два с половиной на столько же. У стены стояло чертовски удобное на вид, широкое кресло из серебристого материала, вокруг которого мерцали «плоские», похожие на экраны голограммы. А в середине комнаты, в этаких «объятьях» трёх коленчатых держателей, находилась… водяная сфера. Висела, понимаешь, в воздухе, метрового диаметра, сфера из воды, но или ещё какой прозрачной жидкости. И полметра «пространства» между ней и держателями.

И ничего, что могло бы сойти за оружие! Да чтож за невезуха-то, посетовал я, наблюдая как слегка подкопчёный и оплавленый робот появляется в дверном проёме. Терминатор херов, посетовал я, поудобнее перехватывая свой «щит».

Ставить подножку этой сволочи — слуга покорный, и так нога не «отошла». Как и бить её, только себя калечить. Уворачиваться, хоть место немного, ну и попробовать его… да хоть в кресло кинуть, паразита такого. Монитор не помог, но кресло, судя по голограммам, явно техничная приблудина, может и шибанёт эту сволочь разрядом почувствительнее.

И начали мы этакую «корриду» в комнате-закутке. И ни черта это было ни просто и приятно: на плечах у меня появились весьма болезненные синяки, ребро печально ныло — как бы не трещина от удара вскользь. Но, я выжидал «нужный ракурс и момент», чтоб швырнуть эту сволочь в кресло.

И дождался: почти упав на пол, прикрытыми щитом ногами, врезал по ногам несущемуся на меня роботу. Тот равновесие потерял, ну и со всей дури влетел в кресло. Заискрило, замигал свет, и тут меня, непонятно что, рывком, швырнуло на водяную сферу!

Не понял, констатировал я, вися в «пространстве» между этой гигантской каплей и держателями. Невесомость, судя по ощущению падения. И, как-то, мне в эту «каплю» не очень хочется: всё же не зря её, наверное, в воздухе держат.

А корабль, в отличие от пребывающего в покое невесомости меня, ощутимо трясло, дёргало, освещение мигало. Из кресла, как определил я, чусть не свернув шею, вырывались потоки искр, чуть ли не языки пламени.

Это я что-то совсем важное, похоже сломал, озадаченно почесал я затылок. А повишу-ка я пока тут, где весится, пока всё не успокоится. А то реально страшновато.

Одно радует — сверхтяжёлому тощему — точно пиздец, старался я найти хоть что-то положительное в окружающем меня хаосе. И как бы сломал я что-то, не просто важное, а как бы не корабль, уже через минуту понял я. Свет мигнул и исчез четверть минуты назад, из кресла били потоки искр а, временами, языки полноценного пламени. В их дёрганных отсветах было видно, как трясёт и колбасит корабль.

Меня это, к счастью, не задевало, но если я его сломал нахрен, а он в космосе — так мне выходит скоро хана. Ну а, с другой стороны, а сделаю я сейчас что? Да и раньше всё делал правильно, не хрен Андрюху в зоопарки пихать и неправильно ориентированных роботов натравливать!

Придя к этому безупречному выводу, я «расслабился и начал получать удовольствие». Первое вышло, а вот со вторым было не очень — постоянно втягивал воздух, ожидая удушья.

Но удушья не наступало, а через минут пять я любовался зрелищем, от которого ОПЯТЬ офигел (в несчитанный за сегодня раз!). Я наблюдал космическое кораблекрушение, точнее, его часть изнутри. Основным фактором, добавляющим сюрреалистичности, было мое положение в невесомости.

А сбоку от меня, буквально в пару метров, появилась светящаяся трещина, расширилась до дыры, просто поглотившей стену комнотушки. В открывшийся проёме несколько раз мелбкнуло, бья по отвыкшим от света глазам, голубое и жёлтое и всё замерло.

И что это за фигня, задумался я, наблюдая в отсутствующую стену бархан жёлтого песка и кусок голубого неба. Это что я, был не на космическом корабле, а в какой-то пустыне сахарской? Янки с какими-то своими гадкими экспирементами?

Да нет, бред. Закорючки инопланетные, роботы, да твари в клетках — какой нахер «экспиремент»? Но где я, а главное делать что? Выбираться, логично заключил я, призадумавшись. Вот ни черта мне не хотелось к «центральной капле» прикасаться. Да и, насколько я помнил, «действие равно противодействию».

То есть, мне надо от чего-то «оттолкнуться», чтоб выбраться из невесомости. Вот только от чего, у меня и нет ни хрена! Так, отставить панику, подыхать на явной планете, вися в невесомости, от жажды и голода столь тупо, что не для меня. Попробуем на «реактивном движении» дыханием. Ме-е-е-едленно ртом и носом вдохнуть, ну и резко выдохнуть.

Занимался я этой дыхательной гимнастикой с полчаса, пока меня, как-то криво развернув, вынесло на опору. А, ухватившись за неё, я себя из «поля невесомости» выдернул, свалившись на задницу. И тут же по обонянию ударил запах озона, горелого пластика, металлической окалины и пустынного жара.

— А у меня была «своя атмосфера»! — с истеричным смешком, вслух констатировал я.

И только начал оглядываться, как какая-то, полупрозрачная, светящаяся пакость, столь быстро, что хрен детали различишь, влетела в пролом, пометалась по комнатушке, а потом влетела в меня! Натурально, в меня, даже в глазах мигнуло «призрачным светом»! Я реально перепугался, стал охлопывать организм на предмет ущерба. Но тут «призрак» вылетел из меня и метнулся в сторону кресла, где и исчез. Ущерба я никакого не получил, ощущений неприятных, кроме естественного опасения потусторонней хрени — не было.

— Глюки чёртовы, привидится же такое, — опять вслух, потому что успокаивает, выдал я, помотав головой. — Пиздец… — севшим голосом констатировал я.

Дело в том, что в раздолбанном и изредка искрящемся кресле, началось копошение. Оттуда, мать его, выбирался чёртов робот!

Глава 4

С одной стороны, я вроде и не слишком пострадал. Но мать его, чертовски перенервничал! А эта тварь вообще выходит бессмертная какая-то!

Ну, что делать, вздохнул я, бегом рванув к болтающемуся щупальцу кистеня. Попробовал я за него если не дёрнуть, то хотя бы помешать этой пакости подняться, как вдруг…

— Я бы попросил вас, сэр, не препятствовать мне выбраться из этого… сидения, будьте так любезны, — на чистом русском выдало… это.

— Шта?! — натурально впал в ступор я.

— Если вас не затруднит, сэр, не дёргайте этот механодендрит. Если же данный манипулятор столь дорог вам, извольте подождать несколько секунд, — выдало это, пощёлкало лапой и кинуло к моим ногам кистень(!).

Блядь, я реально свихнулся, понял я, бухнувшись на задницу. Но кистень прихватил — кистенём и от глюков отбиваться сподручнее.

— Ты… это, кто такой? — всё же, решился я подать голос. — И… драться не будешь? — сам себя ощущая идиотом задал я весьма актуальный вопрос.

— Предпочёл бы не драться с вами, сэр, — подал голос копошащийся в обломках кресла робот.

Так, перестаём охуевать и начинаем думать конструктивно, закатил я сам себе мысленную оплеуху. Глюк, не глюк — уже похрен, я изначально в таком бреду, что общающийся как книжный английский дворецкий… на этом моменте я не выдержал и натурально хрюкнул.

— Вы что-то хотели, сэр?

— Кто ты такое, тварь? — повторил я вопрос, несколько его переиначив.

— Ах да, позвольте представится, с-э-эр, — аж протянул робот, вытянувшись в струнку. — Эфирный помощник-тьютор, симбиотическая модель 14442, Благословенной Автократии Тригин.

— А теперь медленно, два раза, и для меня, — самокритично озвучил я, на всякий случай подтянув кистень (бить умника из самозащиты, или чтоб не умничал).

— Нетривиальная задача, — покачал головой, явно глумясь, этот робогад. — Но, как пожелаете. Итак, я, в зависимости от уровня сознания разумного-партнёра: учитель, наставник, либо помощник разумного индивида.

— Ага, помощник, — покивал я. — Разумного индивида… а какого хрена ты меня чуть не убил, скотина такая?!! — обоснованно взорвался я.

— Вы несколько заблуждаетесь, сэ-э-эр, — издевательски протянул робот. — Ваш конфликт происходил с адроидом-капитаном, модели…

— Стоять, — рявкнул я, на что робот послушно заткнулся. — То есть, та призрачная херня — не глюк? И что ты во мне делал?! — с искренним возмущением уставился я на железяку.

— Глюк? А вы меня видели, сэр? — раздался голос, на который я кивнул. — Занятно, возможно есть шанс… — выдал он и замолчал.

— Ты это, эфирная сволочь сорок два, ты отвечать мне будешь? — через минуту тишины спросил я, но тут до меня дошло. — Эфирная… это что-то из физики, туман?

— Ваши знания, сэ-э-эр, не перестают меня изумлять, — выдала сволочь. — Именно из «физики», как вы изящно изволили подметить, — на этот «всё объясняющий» ответ я подтянул кистень. — Не стоит сэр, слушайте…

И поедала мне эта скотина такую историю.

Итак, некогда, была в этой, которая наша, галактике некая империя, точнее автократия Тригин. В чём разница — я ни хера не понял, ну да не суть. Владели они технологиями всяческими продвинутыми и… колдунством. Сорок Второй врал, что колдунство ихнее — технология, точно врал, я такое жопой чувствую. Технологии чтоб призраков делать и пламенем из ничего швыряться — не бывает.

Так вот, сам Сорок Второй — этакий колдунский помощник-секретарь. База знаний о колдунстве и не только, в виде призрака, которая вселяется во всяческую технику, ну и оттуда помогает человеку-хозяину (ну или партнёру, непринципиально).

Но, как мне выдала эта протоплазма в стальной плоти, автократия эта исчезла десять галактических лет назад. На просьбу перевести это цифру во что-то удобоваримое, он мне озвучил «два с половиной миллиарда оборотов вашей родной планеты, сэр, вокруг звезды»

В общем, исчезла она, почему — сорок второй не знает, но говорит катастрофы не было, вроде бы «сами ушли». Куда, как, нахера — нет информации. А его, Сорок Второго, забыли, что и понятно — столь наглого и занудного помощника кто угодно бы забыл, факт.

А вот зоопарк, в котором я оказался, был «автономным зверинцем, самопополняющим популяцию экспонатов». Летавшим так, автономно, миллиарды лет. И за эти годы думалки у роботов натурально «сгнили». Программные и технические ошибки, сбои, чёрт в ступе, пролетевший неподалёку от зверинца, привели к тому, что программа должна была «захватить живое и тёплое и продержать в клетке пока не сдохнет». И всё.

— Вынужден признать, сэр, — вещал этот тип. — Что количество критических ошибок этой платформы, — оглядел он сам себя, — таково, что ваше разрушение её было скорее актом милосердия, чем проявлением свойственной вам варварской жестокости, — выдала эта скотина, но прежде чем я возмутился вслух, продолжила. — Одного я не могу понять, сэр — как вы выжили? Удар вышедшего в атмосфере из подпространства корабля был таков, что ваша биоплатформа необратимо разрушилась бы.

— Сам варвар жестокий, — восстановил я попранную справедливость. — Меня в эту хрень кинуло, — ткнул я в каплю.

— Шта?!! — весьма отрадно для уха прозвучало от этого зануды. — Погодите, сэр, вы спаслись от разрушения судна в защитном контуре хранилища антивещества?!

— Э-э-э… вон там, — вторично потыкал я в каплю и наблюдал, наверное, самое удивительное зрелище во Вселенной — делающего размашистую челодлань робота.

— Понятно, сэр, благодарю за ответ, — выдал этот тип, когда стих звон.

— Слушай, а почему ты не знаешь? Ты, вроде бы, в мозгах моих копался, иначе откуда язык и всё такое? — подозрительно прищурился я на железяку.

— Вы проявляете весьма завидную сообразительность, сэ-э-эр. Но позволю себе вас просветить: взаимодействие с памятью разумного, а тем более потенциального партнёра, возможно только в рамках налаживания коммуникации.

— То есть, только язык и эту противную манеру, — на что последовал кивок. — А зачем этот гадкий «сэ-э-эр»?

— Не знаю, сэ-э-э-э-эр, — явно издеваясь, протянул гад. — Это ваша память, ваше осознанное и неосознанное. Что из этого было мне доступно — то и изучил, если позволите.

Врёт, сволочь, авторитетно постановил я. Впрочем, не самое худшее, из того, что могло бы быть.

После чего, Сорок Второй озвучил такой расклад: на планете его быть откровенно достало, а покинуть её он не может: вселяться он может только в технику «автократную», хотя взаимодействовать у него выходит не только с ней. Кроме того, у него есть куча описаний и колдунств всяческих, но использовать он их не может: нет колдунской мышцы. А у меня, судя по тому, что я его видел «полупрозрачным», данная мышица наличествует.

И в этом заключается наш шанс — корабль нахрен разбит, но с помощью «эфирных воздействий, сэ-э-р» из него можно сделать что-то удобоваримое и даже летучее, пусть и не мгновенно.

— Это всё замечательно, — подал голос я. — Ну и магом охренительным стать заманчиво…

— Позволю себе заметить, сэр, не «магом», а оператором эфирных проявлений начального…

— Я и говорю, магом, — отмахнулся я. — Только, что жрать-то? И пить? Да и одется бы не помешало, но это ладно. А вот с пожрать проблемы, особенно если что-то выйдет только «со временем», — процитировал я Сорок Второго.

— Если вы, сэ-э-эр, соблаговолите подождать десяток минут, я смогу дать ответ на ваш вопрос, — озвучил Сорок Второй. — Сервисные дроиды в некотором количестве сохранились, находятся в сопряжении с данной платформой, — постучал он по себе. — И, на данный момент, проводят ревизию оставшегося от корабля.

— Соблаговолю, — барственно кивнул я.

И, через обещанные десять минут, Сорок Второй докладывал, что с «попить-пожрать» проблем точно не будет — есть некий «чан переработки», а органики, на пусть и поврежденном судне — до хрена. Собственно, сохранившиеся «сервисные дроиды», как раз пауки, в машинном масле морд своих, таскают сейчас органику в этот самый чан. Чтоб я не помер, ненароком, а то хрен Сорок Второй с планеты улетит.

Далее, поведал «помощник» такие расклады: хоть «платформы» которыми он рулил на планете пришли в негодность много тысяч лет назад, в относительной близости (я так и не понял, что за «близость») от планеты нашего пребывания пролетали разумные, причём — человеки. Правда «не операторы эфира», брезгливо припечатал их рассказчик. И, если «вселится» в их технику он не мог, но доступ к информации имел.

То есть, данные по «Галактике вокруг», пусть и не одной сотни лет выдержки, у Сорок Второго есть, ну и устроится в ней мы сможем. Параллельно обучая меня, поскольку «больше некого, а жить без цели недостойно разумного, сэр».

— Слушай, а на Землю вернуться можно? — полюбопытствовал я, хлюпая принесенной пауком бурдой — гадость безвкусная, но жрать охота было сильно.

— Теоретически, сэр, сможем. Только где она? — был мне ответ.

— Так, погоди. Ты точно говорил, сколько земных лет в этом вашем «галактическом году», — напомнил умный я.

— Безусловно, сэр, — кивнул Сорок Второй. — Изучая языковой пакет, я изучил и ряд смежной, необходимой информации.

— Ну и вычислить где она, это же ерунда, — припомнил я некогда читанный роман.

А вот тут сорок второй меня обломал. Он даже имел «картинку» звёздного неба Земли, по которой в романе «находили» старушку.

Вот только было две проблемы: первая, я нахрен разломал центральный компьютер корабля. На удивление — не до конца. Но данных в нём, кроме «заводских настроек», не осталось. А заводские настройки карты галактики выдавали древность, двухсотмиллионолетней выдержки.

Далее, теоретически, вычислить «примерно» где Земля, точнее Солнце можно. Около всёго-то двухсот тысяч звёзд, из полутриллиона.

Но, даже на то, чтобы узнать есть ли у этих звёзд планеты, нужно несколько дней на каждую… В общем, позагибал я пальцы, да и махнул рукой. Жалко, конечно, но могу и за всю жизнь не успеть найти. Да и жалко если подумать, только отца разве что. Но ему и жить осталось-то недолго, будем честны. Да и моя моя пропажа это «осталось» явно сократит… Вздохнул я, махнул рукой вторично — ни черта я не сделаю.

А, по итогам, выходило, что надо мне интегрироваться в социум «галактического человечества». Правда, по данным Сорок Второго, выходил он каким-то дурацким: объединения по несколько планет, максимум нескольких десятков. Причём, вроде и государства, а на деле — то ли корпорации, то ли вообще владения феодалов-аристократов. Торгуют друг с другом, воюют и так по всей галактике. И никаких «центральных правительств», советов ООН и прочего.

— А вам, сэр, разумнее всего стать наёмником, учитывая вашу потрясающую агрессивность и продемонстрированные поразительные знания и сообразительность, — выдал Сорок Второй.

— Сам дурак, — веско отпарировал я. — А наемником, наверно есть смысл быть. Автосервисов, чтоб его начальником стать, в округе не наблюдается, — резонно заключил я. — Ладно, давай колдунствовать, что ли. И интересно как это, да и торчать тут лишнее время неохота.

Вообще, конечно, были у меня сомнения в моей магичности, но как выяснилось — беспочвенные. Правда, метать огнешары, херачить молниями и вымораживать всё я ни хрена не мог. Всё дело в том, что колдунство было завязано на совершенно дикие по сложности схемы. Которые сорок второй даже объяснял, но я ни черта не понимал, а запомнить это… ну реально невозможно.

— Прискорбно, сэ-э-э-эр, — глумливо протянула железяка. — Ваш девственный мозг не в состоянии справится с работой с информацией…

— Ни хера он не девственный! — возмутился я. — Ты уже почти сутки туда меня трахаешь! И вообще, это же нереально запомнить, никак!

— Ребёнок Автократии Тригин оперировал не менее чем пятьюдесятью блок-схем…

— С чем его и поздравляю… Ой, прости, его нет в округе! — задето огрызнулся я. — Я не могу запомнить, мать его, пять тысяч символов и их взаиморасположение! Никак, считай что тупой. И что делать?

— Как скажите сэ-э-эр, теперь буду считать вас таковым уже с вашего дозволения, — глумился гад. — С кораблём, очевидно, придётся работать со стационарными схемами, как для младенцев, — протянул он. — Да и с вами, наверное, тоже.

— В смысле, со мной? — с резонным опасением полюбопытствовал я.

На что Сорок Второй просветил, что колдунские схемы «в воображении» это, недостижимый для меня в данный момент идеал, хотя «все так делают». Но есть вариант начертания этих гребучих колдунских закорючек, когда «при отсутствии воображения и ограничениях мозга, либо для младенцев, только начавших его осваивать, сэр» колдун рисует, смотрит на нарисованное, ну и, напрягая магическую мышцу, творит нарисованное колдунство.

А под «делать со мной» Сорок Второй имел в виду «улучшение мозга». Типа, у меня всё есть, но я им «не пользовался» врала железяка. Ребёнком с возможностью развития не являюсь, соответственно, есть какие-то «медицинские реабилитационные схемы, сэр». Которые, если применить их ко мне, со временем, «раскочегарят» мою думалку до каких-то невообразимых мощностей. Которые Сорок Второй называл «нормой», ну и с которыми я эти лютые схемы смогу запоминать и колдунствовать «правильно».

— А это не опасно? Не свихнусь? — полюбопытствовал я.

— Не опасно, сэ-э-эр. Вы вполне биологически соответствуете подданному автократии, с допустимыми и укладывающимися в допуск отклонениями. Насчёт же «свихнусь» — не беспокойтесь. В вашем положении любые изменения пойдут на благо, сэ-э-э-э-эр, — уж совсем отвратно протянула эта скатина. — Не беспокойтесь, личность и память реабилитационный круг не затрагивает, лишь развивает и задействует атрофированные от бездействия области мозга.

Ну вообще, конечно, чрезмерно доверять железяке страшновато. Но и вариантов толковых нет. А раскочегарить мозги, в принципе, интересно и не помешает. Да и достало меня уже всё, так что, после сна в притащенном пауками спальнике, приступил я к первому своему колдунству.

Которое началось с того, что меня обрили налысо! Сволочи такие, злобствовал я, приняв, тем не менее, объяснения Сорок Второго, что для начертания и воздействия надо видеть место, где чертаешь и воздействуешь.

После чего, присел я за сотворённое пауками кресло, взял стило, и, пырясь в монитор с крупным планом моего бритого затылка, начал перерисовывать колдунские закорючки.

И, в подтверждение моих мудрых мыслей, чтоб работало, надо было чтоб чертил я сам, из собственных рук. То есть магия, а что Сорок Второй врёт «технология» — так это врёт, однозначно.

Убив несколько часов на вычерчивание, к счастью, с возможностью «стирания» помарок, я всё же изобразил необходимую колдунскую схему. И Сорок Второй одобрил, после чего я полчаса, согласно его указаниям, пыжился, пытаясь напрячь колдунскую мышцу.

Получилось, хотя сначала я, очевидно, напрягал не те мышцы и чуть не обгадился от натуги. Но, через полчаса, с затылка моего в зрении глазами полыхнуло голубым светом, а монитор как изображал чёрные закорючки на затылке, так и изображал.

— Поздравляю, сэр. Лет через десять вас, возможно, можно будет назвать «разумным», — выдал «помощничающий» гад.

— Вот спасибо хорошо, — ядовито огрызнулся я. — А тебя можно будет называть тупым ведром с болтами. Ладно, вроде получилось, давай займёмся кораблём… вот только…

— Вы что-то хотели, сэ-э-эр?

— С одеждой бы что-то придумать, — признал некоторое неудобье я. — Достало голыми мудями трясти.

— Вы проявляете отрадную динамику развития…

— Убью, — посулил я.

— Не стоит, сэр. Вопрос вашей одежды может быть решён. Также, я бы попросил вас о некоторой помощи.

— И какой же? — подозрительно сощурился на железяку я.

И вот тут Сорок Второй, пусть и интонационно незаметно, но, блин, точно стесняясь, выдал такой расклад. Что ему бы хотелось костюм и котелок как у «Реджинальда Дживса, сэр». Пристрастный допрос показал, что «считывая языковой пакет», железяка прихватила пласт ассоциативной информации. И тащится с образа кривоносого камергера. Хотя, сериал хороший был, припомнил я с улыбкой, уже проржавшись.

— А называть тебя прикажешь «Реджи»? — хрюкнул напоследок я.

— Я бы предпочёл «Дживс», если вас не затруднит, сэр, — был мне чопорный ответ.

— Не затруднит, Дживс, — хмыкнул я. — А в чём проблема с одеждой, если мне можно сделать?

— Нужно было ваше согласие, сэр, — выдал «камергер». — Кроме того, я имею данные «внешнего вида» подобающего облачения, но не имею знаний конструкционных особенностей. Потому, вынужден просить вас о содействии.

— Посодействую, — хмыкнул я.

И несколько часов мы возились, составляя «гардероб». С тройкой и котелком «Дживса» проблем не возникло, благо, пауки состряпали костюм из какой-то люто прочной органики.

А вот с моей одеждой было не очень, хотя, в итоге, получил я что-то вроде джинсового костюма, из светло-серебристой ткани. А так — мягкие кроссовки, труселя, носки, футболки. В общем, оделся как белый человек, почувствовав себя более гордо, нежели до того.

А после, занялись мы с Дживсом «ремонтом». В кавычках, потому что от здоровенной супницы зоопарка осталось техники — на пальцах пересчитать.

Первое и главное — хранилище антиводы. Я вот пропустил мимо ушей, а когда стал уточнять и до меня дошло — мне несколько поплохело.

Итак, в капле висящей в рубке (почему в рубке — хер знает, Дживс ссылался на самое защищённое место на корабле и то, что роботы туда манипуляторы пихать не будут) было на текущий момент тонны три антиводы. И энергии в этой капле хватило бы ещё на пару десятков галактических лет, не меньше. Если бы я неловко дотронулся до неё в невесомости, сквозь тонкий слой «абсолютного вакуума» (возможном только с учётом эфирного воздействия, утверждал Дживс), то всё моё тело превратилось бы в энергию. Совсем, вообще всё тело, что дало бы взрыв, по сравнению с которым весь ядерный арсенал старушки-Земли нервно курит в сторонке.

Но это хранилище — было основным и главным, поскольку нужных колдунств, связанных с ним и его наполнением, Дживс просто не знал.

Далее, сохранился комп звездолёта, пусть без сгоревшей нахрен памяти, но даже заводских настроек хватало для того, чтобы смотреть в будующее с оптимизмом.

Был явный, по теперешним временам (ну, безусловно, помимо антиводы) чит: генератор подпространственного перехода. Дживс нёс какую-то неудобоворимую хрень о его природе и что это вообще такое — подпространство. Но здесь я с его нелестным мнением о моём могучем разуме соглашался, поскольку ни хрена не понимал. В общем, создавал этот генератор такое состояние окружающего корабль пространства, что ограничение в скорости скоростью света переставало действовать как факт.

При этом, в галактике межзёздные перемещения совершались, по созданной ещё тригинцами системе порталов-врат. На той же самой антиматерии, как я понял, то есть с запасом времени на миллиарды лет вперёд.

Вообще, выходило довольно странно: похоже, что человеки со времён Автократии так и жили на остатках автократских технологий. Были взлёты, падения, Дживс рассказывал о четырёх случаях получения информации о «всегалактических империях», но даже близко к тригинцам не разу не приблизились.

Ну да ладно, ещё оставались чаны-конверторы органики, позволяющие мне пожрать, а нам одеться. Весьма полезная вещь, с весьма гадской жрачкой. Впрочем, Дживс грозил, что это до поры: чану просто нужен образец, а так хоть устрицу в фуагре сбацает, с той же лёгкостью, что и безвкусную кашу.

И, на этом, всё. Появившись в атмосфере планеты звездолет тряхнуло, деформировало, сломав почти всё. А после он долбанулся об скальный массив, доломав всё остальное. То есть, кроме названного, была у нас с Дживсом груда металлолома и три дюжины технических дроидов-паучков.

Я в таких исходных условиях оптимизма камердинера не понимал, резонно считая, что «всё, пиздец». Однако оказалось, что колдунских знаний Дживса для создания «грузовоза» из металоллома более чем хватит.

Правда это схемы. Огромные, мать их, по размерам схемы, не чета затылочным, которые надо исполнять своими руками. Провозившись сутки, осмотрев скорбный результат, я ухватил Дживса за тощий металлический зад (в переносном смысле, само собой).

— Дживс, таким макаром я буду восстанавливать судно годами.

— Вы удивительно проницательны, сэ-э-эр, — выдал этот. — По моим оценкам, труды ваши займут около трёх лет вашей родины.

— Иди ты нахер! — искренне пожелал я железяке всего хорошего. — Так, мне нужно чертить эти гребучие схемы своими руками, так?

— У вас прекрасная память, сэ-э-эр. Именно, в противном случае…

— Будь любезен заткнуться, Дживс, — ответствовал культурный я. — Так, скажи: если саму схему изобразят ремонтные дроиды, а я проведу рукой, стилом, пальцем по её периметру — она будет работать?

В ответ повисла долгая тишина, меня весьма порадовавшая: временами это злостное порождение древней и дохлой цивилизации доводило до белого каления своим снобством и зазнайством.

— Это… возможно, сэр. И это будет работать, — наконец выдал Дживс.

— Вот и заебись, — искренне порадовался я.

И всё, конечно, не заеблось. Но через два месяца в пустыне возвышался этакий кирпич, километр на половину. С двигателями, системой жизнеобеспечения, штатом дроидов. Много чем, мог летать и вообще.

Правда, как признавал сам Дживс, много не хватало. Но это «многое» мы, вроде как, вполне сможем прикупить. Для чего и будем наёмничать. Ну, в общем, решаемые проблемы, скажем так.

Правда, не хрена мы с планеты не стартовали. Дживс обрадовал меня, что для работы наемником нужна специальная техника. Ну, вообще-то — логично, просто задолбавшийся от метания по километровым схемам, учивший как проклятый местный язык я об этом подзабыл.

И вот, сообщает мне Дживс, что некогда на планете разбилась лоханка, не более тысячи лет назад, имеющая в своих недрах нужное оборудование. Которое «точно сохранилось и точно подойдёт, сэр».

Ну, точно так точно. Убили день на вычерчивание схемы на песке, полюбовались ржавым остовом из песков возносящихся. А вот после я даже не офигел, а натурально охерел.

— Что это за хуйня, Дживс?! — ошалело тыкал я рукой в извлечённое «оборудование».

Глава 5

Дело в том, что из трюма ржавой перекорёженной железяки появился… Огромный, мать его, Боевой Человекообразный Робот! Ну бред же абсолютный…

— Это — боевой многофункциональный доспех, сэ-э-эр, — произнёс Дживс. — Согласно имеющимся у меня данным, более распространено название «Дос».

— Хоть дос, хоть нортон, похер, блин! Это дебилизм, Дживс! Воевать на шагоходе? Ты серьёзно?!

— Вас смущает некоторая нерациональность и уязвимость данной модели боевой техники, сэр?

— Да, — коротко ответил я, проглотив тонну мата, чтоб время не тратить.

— Это делает честь вашим когнитивным способностям. Однако, сэр, с прискорбием вынужден констатировать, что в рамках развития техники, производства, социокультурного положения большинства разумных Галактики — на данный момент эта форма боевой техники признана наиболее эффективной.

— Пиздец, — констатировал я. — Рассказывай, может поля есть какие хитрые, ещё чего. И ладно, пусть хрень шагающая гигантская. Но доспех… нахера там человек-то?

И выдал мне Дживс, почти не «сэ-э-эркая», такой расклад.

Войны, конфликты и прочие подобные непременные атрибуты цивилизации, невзирая на отсутствие ООН-ов и прочего подобного — имеют некие «правила». Признаваемые всеми кланами, корпорациями, домами аристо и прочими. То есть, например, использующего на планете ядерное оружие будут бить вообще все, кто узнает: живые планеты редкость, соответственно такого бомбиста пристукнут «ради будующего», реально все.

И ряд подобных ограничений, на прошлом «пике» цивилизации привёл аж к созданию «галактической арены». Где воевали как раз этими ОБЧРами, не устраивая мясорубку.

Потом был спад, «арена» накрылась, но пакет разработок всяческого оружие и техники для Досов и поныне превосходит любую колёсную, гусеничную и прочую технику.

Банально, оттачивали механизмы ОБЧРов тысячелетиями, отточив чуть ли не до совершенства. А современные поделки типа танков и артиллерии — выходит не дешевле, а дороже. На Дос нужно сопоставимое по цене и ресурсам количество техники, только на Досе — один пилот и техобслуживание прекрасно отточено и работает, а с кучей танков и прочего — всё как всегда. И да, «хитрые поля» были, не абсолютные щиты, но от ряда повреждений защищали достаточно неплохо.

В общем-то, всё равно выходил бред, но бред несколько оправданнее, чем мне виделось с начала.

Далее, пилот и доспех. Вот, казалось бы, бред идиотский — раз у тебя космическая цивилизация, так и воевать должны роботы, а то бардак.

Но, опять же, проблема в заимствованных и разноразвитых технологиях. Компы, вплоть до искусственной личности, ИЛ — есть. Вот только также есть прекрасные средства РЭБ, на голову превосходящие защиту. И все эти замечательные компы применимы разве что в бункерах и кораблях. «В поле» в связь вклинятся, а расчудесный и чувствительный к ЭМ-излучению комп нахрен сгорит. Пилоты то чудом не сгорают, а имеющиеся технологии компьютеров «не держат» однозначно.

А вот пилот, имея прямое нервное соединение с Досом, ну и набор примитивных, но быстрых вычислителей, к ЭМИ нечувствительных — фактически и выходит основой эффективного оружия в галактике.

— Погоди, — выдал я, обдумывая рассказ. — То есть, мне в бошку каую-то хрень надо ставить? Дживс, иди в жопу! — праведно возмутился я. — Давай я не знаю, дальнобоем каким тогда займёмся.

— С вашим уровнем агрессивности, сэр, любое занятие неизбежно приведёт к вооружённому конфликту, — ни за что ни про что обидела железяка мирного меня. — Поэтому, я нашёл целесообразным предложить вам вариант, когда за это заплатят. А нейрошунт вам, как оператору эфира, даже… такому как вы, не потребуется. Хотя, безусловно, нужен будет муляж.

— Не потребуется — это хорошо, — констатировал я. — А с муляжом я соединится смогу только с этим Досом? А если мне предложат другой? А…

— Сэр, давайте перейдём к делу и начнем восстанавливать ваш Дос. Вам нужны тренировки и возможность привыкнуть к нему. Что же касается других Досов, управлять ими вы сможете. Я не вполне корректно употребил слово «муляж», — признала железяка. — Это аналог нейроподключения, взаимодействующее с вашим… разумом не напрямую, а через эфирные проявления.

— Вот, учись правильно докладывать, — отечески наставил железяку я. — Давай заниматься.

И занялись мы эти Досом. Кстати, слова о «практически совершенстве технологий и материалов» оказались вполне похожи на правду. Проведший в песке тысячелетие корабль — в труху. А Дос требовал ремонта, причём не капитального. И мы с Дживсом его даже «прокачали» кругами.

Так что, через неделю я с немалым волнением нацепил нашлёпку на затылок (тоже колдунствовать пришлось!) ну и с немалым волнением залезал в ложемент управления Досом.

Залез, подключил затылочный кабель и замер.

Тело почти не чувствовалось: не парализовало или что-то такое, просто интенсивность ощущений и объем информации от Доса, ставшего этаким «вторым телом», зашкаливало.

— Напоминаю вам, сэр, — противным голосом пропищал Дживс из затылочной нашлёпки. — У вас малый, диверсионно снайперский Дос. Щит от кинетического оружия, но генератор, даже улучшенный, многого не сделает. Под огонь вам лучше не попадать. При этом, электроразгонные пушки весьма убойны, действуют на всём расстоянии видимости и представляют опасность как для тяжёлых Досов, включая штурмовые и осадные, так и для укреплений. Имеют боекомплект в двадцать зарядов на каждый…

— Да ты что? Аж двадцать? Никогда бы не подумал! Правда тут… НАПИСАНО, Дживс! — рявкнул я. — У меня, мать твою, телеметрия Доса перед глазами!

— Не перед глазами, сэр. Информацию вы получаете эфирным зрением, — выдал зануда. — Если вам не интересно…

— У меня, Дживс, возможно… да скорее всего, появятся вопросы, — решил не бесится в очередной раз я. — Но вопросы. И я умею читать, удивительно, не правда ли? В общем, захочу что-то спросить — спрошу. А пока не мешай мне, будь любезен.

— Как пожелаете, сэр, — буркнул железяка.

А я приноравливался к «второму телу». Прошёлся по песку, пробежался, присел. Даже попрыгал. Ну, не человеческое тело, конечно, да и инерция ощутимая, но вполне неплохо. И прекрасно чувствуются все механизмы Доса — от противоракет и щита, до тех самых электроразгонных пушек. Причём, сконцентрировавшись на них, была возможность натурально «снайперски» прицелиться, вплоть до горизонта, в прямом смысле этого слова.

— Класс, — констатировал я имеющиеся возможности, начав проводить разминочные упражнения.

— Позвольте полюбопытствовать, сэ-э-эр, — раздался голос Дживса.

— Любопытствуй, — дозволил добродушный я.

— Вы предпочитаете контактный бой?

— Ты дурак, Дживс? Какой нахер контактный бой, с пушками бьющими до горизонта? — возмутился я.

— В целом, я с вами согласен, сэ-э-э-эр, хотя, безусловно, дураком не являюсь. Невзирая на этот неразрешимый парадокс, вынужден констатировать факт наличия вооружения контактного типа для Досов.

— Ещё буйня какая-то бредовая, — посетовал я. — Ну, рассказывай, что за необоримые пехотные лопатки есть?

И, пока я разминался и пробовал доспех, Дживс выдал такую информацию: безусловно, с шашкой наголо, Досы не бегают. Почти: некие приблуды ближнего боя есть. И даже используются, в условиях городской застройки. А главное — мелкими и дешевыми (относительно, конечно) Досами против здоровенных и дорогих. Некие пробойники, реактивные молоты, гигаразрядники и прочая дичь, чуть ли не плазменные горелки. Но вполне эффективные вблизи, более убойные, с учётом щитов, нежели многое и многое из дальнобоя.

И вот мелкие и юркие диверсионные Досы, подчас имеют даже прыжковые реактивные двигатели, под прикрытием Доса РЭБа прыгающие на «толстяка» и вскрывающие его нахер.

— Интересно, но мне-то на кой? — полюбопытствовал я. — Электроразгонники… кстати, стрельну, наверное, попробую, — решил я.

Стрельнул, оценил, понял что круто… но. Дело в том, что болванка снаряда разгонялась до скоростей запредельных. И дело не в отдаче — она была, но сносная. А в том, что болванка горела от трения об воздух! Вдобавок, скорострельность пушки была раз в секунду — раньше конденсаторы никак не справлялись. А это, в случае боестолкновения… Ну не слишком хорошо. Первый же выстрел демаскирует, так что стрелять надо не «очередями», а снайперски, вынося вражин с одного-двух попаданий. А против группы более трёх — вообще без шансов, разве что на расстоянии сыграть, прикидывал я.

— Вы освободились, сэр? — выдал железяка.

— Да, рассказывай, на кой хрен мне эти твои «пробойники», — рассеяно ответил я.

— Приспособления для ближнего боя не перегружают энергоконтуры и не слишком много весят. При этом эффективны, в зоне своего поражения, безусловно. Так что…

— Согласен, логично, — не мог не признать я. — Если не мешают — то лучше иметь и не использовать, чем не иметь, когда нужно.

— Именно так, сэр. Вношу в список нам потребного, — выдал зануда.

— Вноси, вноси, — пробормотал я, загоняя Дос в трюм корабля через открытую аппарель.

А через неделю, от поверхности безымянной песчаной планеты, оторвалось космическое судно с гордым названием «Кистень». Реально, достал меня Дживс своими «как назовём», так что будет «Кистенём».

Помимо тренировок с Досом и занудных упражнений с запоминанием «элементарных» кругов (да как же, полтыщи символов — элементарно!), я знакомился с «наёмничьей жизнью» и Досами, как они есть. Данные, конечно, не самые «свежие», но, учитывая «археотехнологию» Досов от прошлого «цивилизационного пика» — вполне актуальные.

Итак, основным оружием Досов были огнестрельные, в смысле на «аналоге пороха» пушки, различных видов, типов, калибров. Из достоинств у них была высокая ремонтопригодность, распространённость. Ну а недостатки понятны: от отдачи, до тяжести боезапаса. Но, «рыночек порешал», так что основным было оно.

Далее, всякие «лучи» и даже «плазма», тоже были. Но гораздо менее дальнобойные, нежели пороховые пушки, ну и жрущие до чёрта энергии реактора. Лучевое, насколько я понимаю, лазерное оружие использовалось на расстояниях до двух сотен метров и на специализированных Досах типа «Инферно» было чертовски эффективным, естественно «вблизи».

Ну а «плазма» — банальный плазменный резак, факел десяти метров. Доберёшся с ним в упор — через минуту вражине звиздец, не из-за «прорезывания» даже, а от перегрева — от детонации боекомлекта до выхода из строя машинерии. А не доберёшься — на хрен она не нужна.

Причём, лучи и плазма «эксклюзив», как и мои электроразгонники. Требовали предельно чистые материалы, точности исполнения и ухода… В общем «дорогие игрушки», редко используемые.

Всяческие ракеты, противоракеты, дроны, зонды присутствовали в немалом количестве, но разбираться не будучи бойцом РЭБ-а или ракетной поддержки смысла не было.

На моём Досе стояла пачка из двадцати противоракет, «прокаченных» колдунством — мне и хватало.

Ну и, безусловно, разбирался я в «смысле и буднях» наёмничества. И выходило этакое «договорное джентельмество» — со смертями, гибелью техники, но «в рамках». И, насколько я понимал, наёмников гнобить было делом «позорным». Пока он нанят врагом — хоть десять раз убей. А если «мстишь исполнителю» — то с тобой просто не будут иметь дело.

А наёмники востребованы даже самой богатой и толстой корпорацией. Ни у одной не хватит денег держать «под штыком» гвардию на все задачи, которые появляются-то раз в год, а то и реже. Наёмники выходили выгоднее.

И был это регламентированный, гласный, проверяемый процесс, делающий пилотов Досов чуть ли не «самой элитой» галлактики. В том плане что они сами себе хозяева, ни кому ни хера не должны, поддерживают друг друга как «цех» (ну, например, в плане посыла нахер «мстящих исполнителям»). В общем, в этой галактике надо или быть пилотом Доса, или иметь свою корпорацию, с блекджеком и шлюхами.

И мучил меня Дживс языком, вбивая кучу терминов, от названия какой-то пакости инопланетной, изображения которой на компе зоопарка, даже в «заводской комплектации» были в изобилии. До технических терминов всяческих.

Колдунский круг на затылке, очевидно, работал: запоминал я всё сам себе на удивление, а, главное, асоциации между «схожими предметами и объектами» прокладывались сами собой. То есть, слона я называл слоном, а гарукку, животину с носом и хоботом — гаррукой, но внутренне для меня они были «слоном» и так я о них и думал, тем не менее называя тварь правильно.

Моё участие в управлении кораблём, к счастью, не требовалось, а то бы я точно повторил расклад с зоопарком. Дживс же, руля корытом удалённо, рассказывал, что хоть мы и пользуемся генератором, но «светить» эксклюзив не стоит. Что вполне логично.

То есть, сейчас, ну и если нас занесёт в безлюдье, в «гипер» мы войдём генератором. А вот выйдем уже «как бы» вратами портала.

В данном случае я спорить не стал, выдав железяке своё дозволение. И через пару суток перелёта в серой хмари (судя по продемонстрированному на мониторе окружению), Кистень вывалился в какой-то системе, с вратами и здоровой торговой станцией. Дживс аж подвис, а я, разглядев гигантский металлический «бублик на колу» станции на экране, закономерно полюбопытствовал.

— Чем занят, Дживс?

— Партнёр-помошник покинул данную платформу, — равнодушно ответил робот.

Не понял… Бросил меня что ли? Ну, в принципе, он мне ничего не должен, как и я ему, призадумался я. Я помог ему срулить с планеты, он мне. Но даже не попрощался, гад! Ну реально, свинство, хотя и претензий особых не предъявишь.

Ну да ладно, а делать-то мне что? Я же блин, этим кирпичём рулить нихрена не умею!

И вот, в процессе моих нерадостных размышлений, взмелькнул призрачный свет. Взмелькнул к замершему роботу. Вернулся, значит.

— Ты где был, Дживс? — ласково полюбопытствовал я, ощущая себя «женой со сковородкой».

— Я коммутировал с информационной сетью станции, сэр, — выдал он. — Необходимо было создать регистрационные данные для «Кистеня», зарегистрировать вас и историю вашей жизни, безусловно, вымышленную. Получить новости о событиях в галактике — всё же, мои данные несколько устарели.

— Хм, понятно, — понял я. — А почему не предупредил?

— Мне казалось, сэ-э-э-эр, что разумному подобные действия помощника-партнёра покажутся естественными. Я учту свою ошибку в вашей оценке и буду предупреждать вас сэ-э-эр.

— Сам дурак, — привычно ответил я. — Слушай, ты же меня зарегистрировал. А кем? А каким именем?

На что железяка поведала, что я теперь Ан Дрей, наёмник, пилот Доса. Житель столь замшелого Мухосранска галактики, что даже суперкомпьютеры будут минутами тупить, ища его название.

— Ан так Ан, хер с ним. У меня кореш-кореец был — его так звали, нормальный пацан, кстати, был, — прикинул я. — Слушай, а ты же коммутируешь с комьютерами?

— Точно так, сэр.

— А ты не можешь нам денежки немного нарисовать? Хоть жратву приличную поем, — размечтался я. — А то достала эта бурда — сил нет.

— К сожалению, сэр, защита и взаимная проверка банковских сетей такова, что если, как вы выразились, «нарисовать» хоть кред — это обнаружится. Для подобного нужно одномоментно контролировать не менее пятнадцати процентов банковских компьютеров галактики, а подобное мне, увы, недоступно.

— Ну и ладно, — махнул лапой я. — Сам не люблю воров, но немного на пожрать — простил бы. И тебе и себе. А нет так нет, — всё же вздохнул я. — Что делать-то будем?

— Осмелюсь предложить вам взять заказ, сэр. На базе, в связи с прискорбным отсутствием денежных средств, делать нечего. А доступ к сети я обеспечил, хотя он и платный, — выдал этот хакер.

— Ну и правильно. Деньги за сетку, буржуи охреневшие! Информация должна быть свободной! — воздел я кулак, припомнив невесть чей лозунг. — Что там у нас по заказам? — заинтересовался я.

Глава 6

А по заказам у нас выходило не очень. Не вообще, а лично мне: Дживс сделал мне «трудовую биографию» чистую, потому как выполнение мифических заказов могло быть проверено у заказчика, а не по базам. А дохлый заказчик, или пропавший… в общем, железяка решил за меня, что «чистая биография с нуля» лучше, чем «мутная».

В общем-то в правоте не откажешь, но это прискорбно ограничивает «поле контрактов»: большая часть «одиночных» заказов требовали «опыт решения соответствующих задач».

Были и вообще опыт не упоминавшие, но с прописанным тоннажем и «весом залпа» — коллективные заказы на группу, как пояснил Дживс.

А «одиночные без опыта» были какой-то хернёй. То есть, в чём-то может и оправданные моменты, но в основном «долговременная охрана», как конкретных обьектов, так и площадей. И на сотни дней, что мне не слишком, как понятно, нравилось.

И, похоже, всё же придётся «охранничать», поморщился я. Денежка нужна очень: от бурды изжога натуральная. Да и с человеками я бы пообщался, ну хоть в лицо изысканно на хер бы послал — а то отвык от человеков за последнее время. И бабу бы… мдя, ну, разберёмся, не стал я заостряться на остро стоящем вопросе.

В общем, просматривал я уже «охранные контракты», благо «фильры поиска» были весьма удобны и регулируемы. Как вдруг, мигнув, появился контракт с пометкой «срочно».

Заинтересовавшись, я стал его разглядывать, через минуту тыкнув в кнопку «связь». А сам обратился к Дживсу:

— Дживс, ты по сетке шарился. Это вообще — нормально? — уточнил я, тыча в экран.

— Вы имеете в виду, сэр, поднаём пилотов Досов готовой группой? — уточнил железяка, на что я кивнул. — Совершенно нормально, насколько я понимаю. Изменённые условия заказа, болезнь или смерть члена группы, технические проблемы, требующие долговременного решения. Если вы обратите внимание, сэр, — подсветил он на экране несколько шкал. — Довольство заказчика, закрытые контракты, выживаемость и довольство выполненным контрактом временных пилотов.

— Хм, выходит вполне приличные ребята, — оценил я вполне приличные показатели.

— Точно так, сэр. Должен отметить, сетевые ресурсы пестрят жалобами на «неисполнение обязательств» от практически любой команды. Но можно смело считать, что это либо происки конкурентов, либо некомпетентные исполнители. Компьютеры базы контрактов не корректировались вручную, статистика по сектору чистая. Может быть где-то ещё иначе, — признал Дживс, — но в данном месте можете смело ориентироваться на открытые данные.

— Ясно-понятно, — задумчиво пробормотал я.

Тем временем, окошко вызова мигнуло, растянулось на весь экран, явив шрамированную рожу, испещерённую пирсингом, с коротким ёжиком ирокеза, дядьки лет пятидесяти на вид. Причём дядьки «серьёзного и сурового». Я реально, с трудом удержался от ржача, но удержался.

— Пилот?!! — проревел дядька, а на кивок продолжил реветь. — Заебись! Дос диверсионно снайперский? — кивок. — Совсем заебись. Модель?

— Эксклюзив, — успел вставить я.

— Вот нахерачите на Досы херни всякой и гробитесь пачками, — поморщился дядька, что учитывая россыпь пирсинга в губе и бровях слышалось веьма комично. — Ты на станции? Кстати, капитан «Турмалиновых Падальщиков» Зоги Зогрон, «Модник».

— Ан Дрей, пилот, — кратко представился я, отмечая правдивость позывного — и вправду модник. — Свой корабль, я на нём.

— Внутрисистемник? — приподняв бровь модник, слышимо звякнул пирсингом.

— Межзвёздный крейсер.

— Ну, хер тебя знает, может и не… хотя похер. Слухай суды, Ан без позывного. Конкуренты в зоне заказа, согласно разведке, доставили четвёрку Досов типа «Шакал». И прочего хлама у них хватает… — задумчиво протянул он. — Твой Дос я оценил, — отметил он переданные данные. — Согласен, эксклюзив, а не рухлядь с надписью «я люблю маму». На заказе отслеживаешь окрестности, появятся цели — снимаешь именно «Шакалов», чтоб не попортили «Мамонта» и «Нетопырей». В общем — сопровождаешь группу. Заказ на один провод груза, потом мы пиздуем с планетки. Тебе рекомендую делать также, расчёт тотчас же, по выходу груза на орбиту. Всё понял, устраивает?

— Да и да, — ответил я, вызвав хмык.

— Точка заказа, мы стартуем, до встречи на орбите, — ответил он на моё «принять заказ и подтвердить принятие».

— А теперь рассказывай детали, — обратился я к Дживсу, потому как «в общих чертах» я понял, а в частностях — ни хрена. — И вообще, нахрена груз, что за фигня?

— Как прикажете, сэр.

Итак, для начала, выходила такая фигня, что текущая популяция человечества — относительно невелика с «пиками». То бишь, есть масса планет, кислородных например, но не очень удобных. И не населённых, но используемых. А наш заказ, как нахакерил Дживс перед стартом, выглядит вот как.

Есть необитаемая, но весьма живая планета. С какой-то лютой жизнью, ну и развалинами врёмён «прошлого цивилизационного пика». В зону интересов никого из корпораций и прочего вроде как не входит, но. Компания нашего заказчика — биолгоги, ищут полезные мутации и прочую биологические ценности. И, вроде как, нашли. А наши конккуренты — гробокопы, прикладные археологи.

В общем-то — нормальная ситуация, планета «ничейная», вроде никто никому не мешает, разные интересы.

Но, судя по всему, гробокопы нихера кроме развалин не нашли, а вот биологи как раз наоборот. Ну и гробокопы официально заявили о «ущемлении интересов», что, мол, наш заказчик прёт «археологические образцы биоисследований» и врёт что всё из джунглей. И, наняв отряд Досов, разграбили экспедицию нашего заказчика.

Тот обиделся и нанял Падальщиков для охраны. У последних был «Мамонт», тяжёлый ракетно-артиллерийский Дос и два «Нетопыря» — средние Досы в штурмовом и РЭБ исполнении.

Вражины не лезли, установился паритет: биологи таскали добычу и получали прибыль, гробокопы грызли камень и теряли деньги. И вот, очевидно, прознав о очередном «короване», сборе образцов исследований и отправке их на орбиту, гробокопы наняли группу «Шакалов» — малых, разведывательно-снайперских Досов. Вооружены «Шакалы» именно пушками, на аналоге пороха, так что не особо страшны «Нетопырям», а тем более «Мамонту», но неприятны. Ну а я нужен чтобы их, по мере обнаружения, отстреливать и не давать «творить, что им вздумается».

В общем, на первый взгляд выходит операция «как в тире» в практической безопасности: пяток выстрелов «Шакалов» мой щит удержит, а больше сделать им ни я не дам, ни «Мамонт» и «Нетопыри».

Собственно, Падальщики, как по мне перестраховываются, но наверное и правильно, благо, платят мне не много по средним расценкам. Прилично для новичка, но слёзки для «крутого снипера». Впрочем, мне похрен. Нужны денюжки, а «мало», с учётом текущего гордого нуля, весьма «ощутимо».

Через двадцать часов Кистень вышел из врат, а через три часа лёг на орбиту планеты-цели. «Джентльменство» конфликта подтверждалось корытами как биологов, так и гробокопов, болтающимися на орбите.

Вообще, судя по описанному Дживсом, в местных конфликтах, в большинстве своём, присутствовала «игровая» составляющая, что, наверное, к лучшему. Не везде, бывали конфликты и «на уничтожение». Но, в массе своей, жизнью рисковали «высокооплачиваемые наемные специалисты», воюющие друг с другом, причём с рядом ограничений. А «гражданские», по большому счёту, рисковали только деньгами.

Уж всяко гуманнее «гуманитарных бомбардировок» целых планет в разных «далёких-далёких галактиках», которые я терпеть не мог.

— Сэр, вам потребуется перебраться с Досом на судно «Падальщиков», — вдруг просветил меня Дживс.

— А нахера? — резонно полюбопытствовал я.

— Десантное атмосферное судно, сэр, — был мне ответ. — Стоит в списке необходимых нам покупок, — уточнил Дживс.

— А пилотировать его кто будет? И почему Кистень не использовать как десантное судно?

— Конспирация, сэр. Использование межзвёздного крейсера как десантного судна — слишком нетипично, чрезмерно затратно. А вопрос с пилотированием я могу взять на себя. Хотя, обучиться удалённому управлению сможите и вы, сэ-э-эр, это позволит даже ваше интелектуальное развитие. Но, безусловно, лучше всего бы было нанять несколько человек в экипаж, — признал железяка.

— Ну я-то не против, теоретически, — обдумал свежую мысль я. — Но у нас же конспирация?

— А зачем демонстрировать экипажу нерегламентированные возможности, сэр? — вопросом ответил Дживс. — Пилот-механик атмосферника. На нём обслуживание Доса, именно техническое, чтоб не тратить наше время. Бухгалтер-юрист — безусловно нужен, но это просто наемный специалист, даже теоретически не пересекающийся с техническими моментами. И, возможно, увеличение парка Досов для «расширения дела». С пилотами, сэр.

— Хм, ну юрист-бугалтер понимаю, — отметил я. — Пилот-механик — тоже, жирно будет платить просто за пилотирование раз в хер знает сколько, но много, времени. А с чего ты заговорил о «расширении»?

— Рациональность, сэр. Потребности нет, но «Кистень» — весма и весьма вместительное судно, позволяющее обслуживать и перевозить немалый парк Досов. А мне несколько… неприятно неиспользование его возможностей, — признался железяка.

— Прагматизм, понимаю-одобряю, — хмыкнул я. — Но где набирать людей? Как проверить на честность-лояльность? Ну ладно, последнее вечная проблема, но вот первое — вопрос.

— Если позволите высказать своё мнение, сэр, — ни хрена не спросил Дживс. — В процессе работы подходящие разумные появятся так или иначе. Кроме того, это не критичная надобность…

— А спокойствие прагматика, я помню, — фыркнул я.

Ну, вообще, железяка наверное прав. Не сию секунду, а со временем, компания не помешает. Посмотрим, в общем, заключил я.

Тем временем подтелепало корыто Падальщиков. Что забавно — было оно раза в полтора поменьше Кистеня, подтверждая обоснование для «неудобства» Дживса. Ну а я, пока Дживс согласовывал, подлетал и стыковался, потелепался в трюм, влезая в Доса. А через пять минут уже маршировал по стыковочному коридору, ну и домаршировал.

И впал в ступор, не менее чем на минуту: знать-то габариты «средних» и «больших» Досов я знал, но вот как выяснилось, представлял их херово.

Итак, мой Дос был ростом чуть меньше четырёх метров, центральную часть его корпуса занимал ложемент управления, широкоплеч, антропоморфен. В общем, весьма мне удобен, ощущаясь «как тело». А вот в трюме, куда я вышел… сначала бросался в глаза «Мамонт»: бочкообразный корпус, чередующий бронеплиты и торчащие стволы возвышался на колонообразных ногах. Головы фактически не было — округлая почти «тарелка», собственно, как я понимал, основная часть сенсорных модулей Мамонта и проектор «большого» щита. Ну и пара мощных излучателей и коробов пусковых ракет на месте «рук». И всё это, сука, двадцати с лишних метров высотой! Вот реально, почувствовал себя пигмеем, рядом с натуральным мамонтом.

Нетопыри были более «антропоморфны» явно более подвижны, но «артиллерийская» модификация выглядела диковато: ноги получали обратный сгиб, корпус крючился, компенсируя две лютые пухи, полностью заменяющие Досу руки. «Хрустальная пушка», хмыкнул я, отметметив отсутствие иного оружия. Впрочем, в компании с мамонтом и Нетопырём РЭБ вещь весьма действенная и полезная. Последний был «не перекорёжен», покрыт коробами, но, очевидно, не с ракетами (разве что противоракетами), а с разворачивающимися антеннами и прочими РЭБ-ными погремушками. И пара лёгких скорострельных пушек в руках, очевидно, для прикрытия как себя, так и одноклассника. И да, метров восемь высотой, тоже здоровые, хотя и не Мамонт, конечно.

А вообще — весьма и весьма годная, ну, если оставить за кадром момент «боевых шагоходов» команда. Ну, как на мой взгляд: много я, конечно, изучить не успел, но и этого хватает.

А разглядев Досы коллег, я перестал охреневать и начал выбираться из ложемента. Встречали меня высокий и толстый панк-капитан, невзрачный, с закрытыми полосками визора глазами, парень лет тридцати, довольно тщедушный, ну и довольно приглядная девица, русая, с натуральной, пусть не длинной, косой. Правда с лёгкой «безуминкой» в глазах, мимоходом отметил я, ходя кто бы говорил.

— Здорово, Ан, — пробасил кэп, хватая меня за предплечье, как и я его — аналог рукопожатия. — У тебя охренительный пилот, — отвесил он комплимент Дживсу.

— Так, Мосер «Тихушник», оператор РЭБ, — представил он кивнувшего парня. — Орла «Бешенная», моя супруга, — с улыбкой переглянулся он с девицей, заставив мои выкатившиеся было яйцы вкатиться обратно.

— Какой у тебя мелкий Дос, — ослепительно улыбаясь выдала Орла. — Хотя, конечно, электроразгонники, — с некоторой завистью, убавив в веселье, осмотрела она пухи. — Но всё равно — мелкий, — победно улыбнулась она.

— Размер не имеет значения, — хмыкнул я в ответ, на что фыркнули все.

— Ну, раз не имеет, на время операции будет у тебя позывной «Мелкий» — выдал Зоги. — Устраивает?

— Вполне, — мысленно махнул рукой я. — План операции?

— Да какой план, Мелкий, — отмахнулась Орла. — Довести караван с образцами от джунглей до плато с космодромом.

— Орла, — укоризненно пробасил кэп. — Пойдём, Ан.

И подвёл меня к некоему «голографическому столу». По рассмотрении предполагаемого маршрута я был вынужден признать — обсуждать почти ничего не надо. Ключевое слово «почти»: плоскогорье, ведущее к «посадочному плато» рассекала некая дорога, грунтовка-каменка, учитывая скалы. Но двадцатикилометровый «дуговой» маршрут, выводящий на вершину во-первых проходил через этакие «джунглевые рощи» в нескольких местах. А, во-вторых, на полдороге были какие-то то ли руины, то ли развалины.

— Это что? — потыкал я в нагромождение камней.

— Остатки городка, всё нахер разрушено, — ответил Зоги.

— Не боись, Мелкий, — подмигнула мне Орли. — Развалины — херня, мы с Громовержцем их в щебень превратим. Вот тут неприятно и если издали работать начнут. Вот тогда — твоя работа.

Под «тут» Орли понимала рощи. Вот вроде прекрасные радары и прочее, но РЭБ-то тоже прекрасное. И выходит, что надёжнее «зоны прямой видимости» ничего и нет.

А в рощах можно неплохую засаду устроить, по поводу чего я полюбопытствовал у коллег, на тему а с хрена ли не расчистили космодром в джуглях или нахрен не вырубили рощи.

— Корпорация Сиртон, — бросил «хакер» Мосер, а на мою вопросительно поднятую бровь вздохнул. — Да, ты же Мелкий…

И рассказал он мне такой занимательный факт, что планета-то вроде и ничья, но в «зоне контроля» обозванной корпорации и имеет висящий на орбите спутник наблюдения. Корпы какую-то небольшую денюжку с биологов и гробокопов имеют, но реально небольшую. Однако, при нанесении «биоценозу планеты», как выразился Мозер, ущерба более одного процента, корпорация, невзирая на «правых и виноватых» потребует компенсацию.

Грубо говоря, деревья рубить не стоит, потому что биоценоз, который джунгли, так или иначе подвергается разрушению и все над ним трясутся со страшной силой, чтоб в процент «не влететь». Прям воинственный гринпис, а не корпорация, хмыкнул я.

Собственно, заняло у нас это «обсуждение» и «просвещение мелкого меня» около получаса. После чего кэп скомандовал «по Досам!»

И потопали наши роботы в другой проход, который оказался здоровенным контейнером, с зацепами, фиксирующими Досы. А, получив сопрежение с внутренней сеткой, я получил данные влекушего нас атмосферника: по сути, кабина, фиксатор контейнера и двигатели с небольшим баком. Довезти до поверхности и улететь, а после — забрать с поверхности и улететь. Аэродинамика кирпича прилагается, но в рамках задач, как я понял, некритично.

Тем временем, почувствовалась невесомость: очевидно мы уже «падали» на планету.

А через полчаса появилась лёгкая перегрузка, апарель контейнера откинулась, а защёлки-фиксаторы отщёлкнулись. Ну, поехали, мысленно сам себе сказал я, двигая к выходу и своему «первому заказу»

Глава 7

В аппарель была видна граница джунглей и каменисто-травянистая поляна, в паре метров над которой завис контейнер. «Нетопырь» Тихушника уже был на земле, разворачивая сетчатые секции радаров, запуская какие-то зонды и дроны и вообще всячески РЭБ-ствуя. Бешеная стояла на краю платформы, контролируя джунгли своими лютыми пухами, явно прикрывая тяжело топающего к спуску «Мамонта» Модника.

Ну а я просто проскользнул и спрыгнул на землю, осматриваясь и будучи готов.

Через минуту землю сотряс тяжёлый удар — «Мамонт» «приземлился», а через секунду удар полегче — очевидно, прыгнула Бешеная.

— Сеть наблюдения развернута, чисто, — равнодушно откомментировал Тихушник и так заметное нам по сопряжению.

— Добро, — подал голос Модник, и не выходя из «боевого чата» обратился к каравану. — Выдвигайтесь.

Через пять минут из леса появилось три здоровенных (но крошечные, на нашем фоне) бронированных гусеничных грузовика, неторопливо переваливающихся по каменистой дороге.

— Выдвинулись, — отдал команду Модник. — Мелкий, шурши по периметру, в бой, если что, не лезь, зови маму или меня, — «изящно» пошутил Модник.

— От матушки моей толку будет больше, хотя я её и не знал, — огрызулся я.

И принялся «шуршать» по периметру двигающегося каравана, держа окрестности на виду.

Через час мы приблизились к зарослям, я было щеманулся «пошуршать» в них, как был остановлен.

— Стоять! — выдал Модник. — Мелкий, не лезь в заросли.

— И что мне тогда делать? — резонно уточнил я. — Я ни черта за этими деревьями не вижу.

— Ну точно — Мелкий, — нечутко ржанул гад, и, на моё удивление, согнулся, протягивая гигантский манипулятор «лодочкой». — Полезай.

— Э-э-э… — оповестил я боевой чат плодами своих размышлений.

— Да полезай, не боись, — хмыкнул Модник. — Я вот тоже ни хера не подумал, а ты снайпер, от тебя толку сверху будет больше.

— Ну ладно, — несколько неуверенно заключил я, заводя Дос на манипулятор. — А нормально всё будет, не сломаю ничего? — с некоторым сомнением выдал поднимаемый я.

— Не сломаешь, только сам не свались. А место между пусковыми хватить должно. На радар только не лезь! — уточнил он, имея в виду тарелку «голову».

И, в принципе, оказалось на удивление сносно. Я «высоко сидел, далеко глядел», контролируя всю сферу, кроме небольшой мёртвой зоны, покрываемой тушей Мамонта. Даже присел, чтоб не отвлекаться на удержание равновесия при каждом сотрясающем шаге тяжёлого Доса.

И деревья просматривались, не идеально, но сносно. Дос в них, если что, хер спрячешь, довольно отметил я.

— Милый, я тоже хочу на ручки! — голосом капризной девчонки пропищала Бешеная.

— Милая, — драматично понизив голос, ответил Модник. — Мне больно тебе это говорить… Но тебе не помешает сбросить вес.

Поржали, но более чат «не засоряли», двигая вперёд. Прошли ещё одну рощу, также без происшествий.

Модник меня с плеча не снимал — место было для моего Доса реально чертовски удобное.

И, потихоньку, подошли мы к третей роще, за которой был последний «опасный участок» — руины. Впрочем, до руин было километра полтора, так что за ними следил только я. В плане возможных снайперов.

Идёт значит, «корован», идёт, как вдруг по транслируемой Тихушником схеме мелькают помехи.

— Помехи, электронная атака, возможен разрыв связи, — откапитанствовал оператор РЭБа. — Работаю, — буркнул он и замолчал.

«Всегда ваш кэп!» — чуть не ответил я на эту констатацию и даже чуть привстал, осматриваясь. Связь тем временем реально пропала, но нападения никакого не было, а караван двигал вперёд.

Не нравиться мне всё это, констатировал я, бодро вращая «башкой» блока оптических сенсоров. И увидел я, через минуту, фигню. Фигня была двумя самолётами, штурмовиками, как стало понятно через пару секунд, хищно летящими в нашу сторону.

Да ну нахер, несколько изумился я. Использование авиации — бред, согласно всему мной изученному, это выводит ситуацию из «торгово-правового конфликта» в стадию «полноценная война», путь и только планетарная. Ну реально, херь какая-то, заключил я, но подготовился, держа увеличивающихся гадов в «прицеле», точнее в зоне выстрела разгонников.

И, в момент когда с пилонов сорвались ракеты, я выпустил противоракеты из своего коробочка, ну и шмальнул с обоих стволов, благо вёл штурмовики постоянно. Дос отметил и отобразил попадание, я начал «расширять» зрение до нормального, как сквозь помехи прорвалось:

— …Шакалы… Воздух…

Дёрнувшись и завращав головой я увидел этих шакалов: паразиты на малых Досах, с прыжковыми ранцами, бодро чесали к нам от развалин! По воздуху, чтоб их, причём, увеличение показывало «рукопашный» обвес, а огонь моих спутников явно уходил в «молоко», тогда как рой выпущенных Модником ракет явно полетел за ложной целью.

И будут они тут через пару секунд, судорожно думал я, выпуская спаренный выстрел. Один чисто, наглухо, второго заметало. Так, следующая двойка…

А следующий выстрел я успел сделать только «наполовину», причём хер знает, попав или нет. Поскольку «Шакал» с грохотом рухнул на «тарелку» Мамонта, и, распахнул натуральную клешню вместо манипулятора, «скусил» мне разгонник, сволочь такая!

— Ну всё, хана тебе, паразит, — вслух отметил я, подсекая ударом ноги Доса копыта сволочи.

На ногах «Шакал» не удержался, тяжело упав на спину и помахивая манипуляторами на тарелке Мамонта. Ну, прости Модник, как вышло, подумал я, вскакивая на тарелку. А то, если этого паразита не прибить, он, с активированным уже плазменным резаком, командира нахрен зажарит.

Подскакивая к «Шакалу» я отметил старт из заспинных пусковых здоровенной ракеты, но отвлекаться на мелочи времени не было: «Шакал» не только почти перевернулся на бок, но и поджаривал своим грёбаным факелом тарелку.

Пнув паразита по ногам, уронив его на спину, я в полуприсяде разрядил единственный разгонник в резак. Резак накрылся, но руку Доса обдало потоком плазмы, а «экран техсостояния» показал вывод из строя моего единственного оружия.

— Ну всё, достал, — почти спокойно произнёс я, пиная вражину в грудь, в район ложемента пилота, и перехватывая клешню под лезвием.

И что мне так с клешнями то везёт, мимоходом подумал я, дёргая и выкручивая манипулятор. Последний вырывался весьма хреново, так что повторно пнув корпус я озвучил позицию вслух:

— Да отдай клешню, мудак такой! Всё равно же отломаю! А отдашь — не буду в жопу тебе пихать, — наверное, мысленно дополнил я.

Клешня благополучно отломалась, а корпус я парой пинков скинул с «тарелки». И тут обратил внимание на вернувшуюся телеметрию.

Так, пара «Шакалов» отвлекает наших, развалины дымят, видно там ныкался РЭБ, до попадания ракеты Модника «по местности». И чешут оттуда два артиллеристских Доса, очевидно рассчитывая на отвлекающих «Шакалов».

— «Шакалы» на мне! — крикнул я в сеть, мысленно сплюнул и сиганул с тарелки.

Теоретически — выдержу и я, и Дос. Но, признаться, страшновато было, двадцать с лишним метров — не хухры-мухры.

Выдержал и я, и Дос, хотя тряхнуло нас знатно, подозреваю, я даже на секунду потерял сознание. Но не клешню. И с боевым кличем «Пиздец вам, пидарасы!!!» рванул к скачущему к Бешенной «Шакалу». Три удара клешнёй с размаха отправили супостата поочерёдно: в сторону, на землю и на тот свет.

Резко обернувшись к оставшемуся, я наблюдал весьма впечатляющее зрелище: уж не знаю, как Модник подловил «Шакала», но вид колоннообразной ноги Мамонта, с хрустом давящий диверсионный Дос будет мне видится… ну до вечера, как минимум, если вспомню, прикинул я.

Несколько залпов Бешеной поставили точку в существовании спешащих к нам Досов, ну и конфликте.

— Конвой цел, состояние Досов? — бросил по связи Модник.

— Цел, боеспособен, — на два голоса выдали Тихушник и Бешенная.

— Цел, условно боеспособен, потеря одного разгонника, — доложил я, отметив одним глазом «выход в норму» правой пушки.

Очевидно поток плазмы перегрел разгонные катушки, а разбираться в деталях у меня не было времени. А сейчас они остыли и оружие логично показывает боеготовность.

— Ничего, тебе и… Уха-ха-ха-ха! — вдруг заржал Модник. — Клешня-а-а, гы, не могу… Отмудохал пидарасов, вы слышали?

— Слышали, — со смешками ответили водители «Нетопырей».

— А вообще, молодец Мелкий. Считай спас нас от серьезных расходов на ремонт, — посерьзёнел Модник, но вдруг опять заржал. — Клешня, ой, не могу… Слушай, Мелкий, будешь у нас Крабом! Клешнястым, мощным, подходящий позывной. И двигаешься похоже.

— Крабом так крабом, — отмахнулся я, чувствуя некоторую неловкость.

Это я, блин, провтыкал, что канал связи открыт. Впрочем, нормально. На страх… кхм, пассивам всяческим, да.

А Краб, так вообще, согласно бестиарию мной изученному — лютая зверюга, метровая, быстрая и опасная. И клешнястая, мда. Что у меня за фетиш нездоровый на клешни проявился? Все люди как люди, сиськи-попки, ну ножки в крайнем случае. А, нахрен, отходняк после боя, о херне всякой думаю, оборвал сам себя я.

— Мне показалось, — равнодушным голосом выдал Тихушник, — что были штурмовики. Но атаки не было, видимо дроны РЭБ.

— Были, — подтвердил я. — Атаковали, я сбил и их и ракеты противоракетами.

— Скинь показания, — со скепсисом бросил Тихушник, на что я перекинул запись «внешних» камер, а не своего «внутреннего доступа».

В ответ послышались хмыки, а через полминуты равнодушный голос подтвердил.

— Были и сбиты. Глянь, командир. Что будем делать?

— Ну ты блин даёшь, Мел… Краб, — протянул через четверть минуты Модник. — Хер знает, что делать. Караванные не бузят, связь есть, у этих Досов не осталось… Свяжусь с заказчиком, — решил Модник.

— Да что делать, понятно же — разнести нахер их базу. И в жопу трахнуть! — кровожадно рявкнула Бешеная.

— Цыц, — тихо бросил Модник, чего, на удивление, более чем хватило.

А через пару минут командир выдал в боевой ат такой расклад:

— Заказчики сами в ахуе, что делать не знают. «Действуйте по своему усмотрению, но доведите караван» — противным голосом процитировал он. — На трофеи, если будут, не претендуют, а, значит, надо бы нам и вправду базу навестить. Но время идет, эвакуироваться ведь могут, — задумчиво протянул он. — Так, Краб, у тебя разгонник точно рабочий?

— Точно, — подтвердил я, проверив телеметрию.

— Тогда так. Бешеная и Тихушник, доведите караван, осталась ерунда а Дос у «Кабанов» максимум один остался. Новые психи только с «Шакалами» были, значит всё. Мы с тобой, Краб, навестим базу. Охраны нет, поживимся нормально, — явно потёр руки командир.

А я прикидывал — а оно мне надо? Наняли меня на конкретное задание. Впрочем, гробокопы и их наёмники реально «подставились», а денежка, если подумать, не лишняя. Собственно, даже по интонации слышно, что Модник скорее спрашивает, нежели приказывает.

— Ну Зоги-и-и… — послышалось в чате.

— Цыц, Бешеная, не беси, — отрезал Модник.

— Слушаюсь.

— Так, Модник, два вопроса: моя доля и степень опасности? — подал голос я.

— Тогда вызываю птичку, — послышался довольный голос. — Ну, доля — четверть, это сразу. Кидать тебя никто не собирался, но если хочешь больше…

— Жадность губит, — отрезал я. — Все работали, на всех делим, нормально.

— Хорошо сказано. Насчёт опасности, у Серебряных Кабанов остался один Дос, средний, «Мурмиллон». Мы его знатно в прошлой стычке поломали. Если починился — не страшно, нам вдвоём раз плюнуть, да ты и сам ему щит собьешь с трёх залпов, а броня там хлам. И турели базы, но лучевые.

— Простреливаемое пространство вне их зоны поражения есть? — уточнил я.

— А нахер тебе? — удивился Модник. — Встанешь мне на плечо, так же, ну и поверх деревьев отработаешь.

— Логично, — признал я. — Ну, в общем-то, ты сам птичку вызвал, так что я в деле.

— Угу, — отвлечённо ответил Модник. — Все сканеры нахер покорёжили! — вдруг рявкнул он, явно разбираясь с последствиями моих «клешнястых танцев» на «Мамонте». — Ну да ладно, отобьём с базы — будем с прибытком, — явно «махнул рукой» он.

Тем временем караван под охраной «Нетопырей» полз к цели, а мы, подойдя к дымящимся развалинам, дождались летучий контейнер. Аппарель упала почти на землю, так что забрались мы без проблем.

— Так, на месте будем через пять минут, — оповестил Модник. — А ты, Краб, полезай на ручки. Только Бешеной не говори! — ржанул он. — И так успокаивать потом…

— На плечо? — уточнил я, шагая на манипулятор.

— И на плечо, но позже, — ответил сомкнувший захват вокруг меня Модник.

На последнее я резонно напрягся, ну и прикинув, где примерно в «Мамонте» расположен ложемент, ненароком переместил разгонник к этому расположению.

По сетке раздался неопределённый хмык.

— Не боись, Модник Краба не обидит. Хотя и верно, в принципе, — признал он оправданность моих копошений. — Прилетели, считай, сейчас сам увидишь.

И я увидел. Аппарель открылась над джунглями, в самом прямом смысле слова. Хер где сядешь, так что, видимо, надо прыгать.

— В руке удержу, погашу толчок, — пояснил Модник.

— А ты? — полюбопытствовал я.

— Гравикомпенсатор, Краб, мне нормально.

— Угу. Только Модник, я с тебя прыгал.

— И? — явно не догнал дядька топающий к аппарели.

— Помер я, Модник, — скорбно признал я, вызвав громкий ржач.

— Жжёшь, Краб. Понял, тоже с компенсатором, не обратил внимание. Могу отпустить.

— И потом копошится в джунглях поднимаясь-опускаясь? Неси уж, раз взялся, — резонно ответил я, вызвав одобрительный хмык.

Прыжок в «зелёнку» сопровождался грохотом, треском, но был гораздо менее неприятным, чем мой «сольный с Мамонта». Манипулятор действительно мягко погасил удар, показывая мастерство пилота.

После чего меня поставили «на тарелку», пробормотав что «всё равно там всему пиздец». И начал я осматриваться-приближать видневшуюся в паре километров базу. Столбы с круглыми навершиями прилагались, очевидно — лучевые турели. Я, кстати, еще шерстя информацию, с удивлением узнал, что «ствол» для лучевого оружия — глупость, максимум кожух для оптики. Несколько зданий из однотипных контейнеров, да и всё. Никаких Мурмилонов не наблюдалось.

— Отличные сенсоры, — позавидовал фактически слепой Модник. — Сноси турели и пойдём за добычей.

— А они дорогие? — уточнил я, разглядывая башни.

Дело в том, что ни хера это были не «башни», а арматурные конструкции, с половины высоты укрытые жестью. По крайней мере, с моего ракурса, кусок «нежестяной» был точно виден, как и толстый питающий кабель на двух из трёх турелей.

— Дорогие, естественно, что за детские вопросы, — буркнул Модник.

— Да думаю паре штук смогу питание перебить. Удачно стоим, — протянул я.

— Сможешь — одна твоя точно!

— На четверых, как договаривались, — бросил я, приближая картинку.

Ну, не особо заметно, но по сравнению с самолётами, где вести приходилось не их, а «точки в куда по ним попаду» — ерунда. Прицелился, выстрелил, полюбовался иллюминацией падающего кабеля. Перевёл прицел, навёлся… и промазал!

— Модник, какого хера?! — искренне возмутился я.

— Не бузи, Краб, — несколько виновато ответил командир. — Дрянь какая-то под ногой сломалась.

В общем, со второго выстрела перебился и второй кабель, а вот «башню», для надёжности, пришлось разносить четырмя выстрелами.

— Всё, чисто, — выдал я.

Ну и потопал Мамонт к базе. На подходе Модник взревел какими-то громкоговорителями.

— По Регламенту «Применения Вооружённых Сил» база и персонал объявляются трофеем! Сопротивление и неповиновение будет караться вплоть до смерти! Начальству базы предлагается составить опись имущества — это снизит выкуп за ваши головы для вашей компании!

А я припоминал «нормативы». Вообще, рабства вроде бы и не было. Кроме долгового, которое могло быть и пожизненным. Отрабатывай долг, работая так и тем, кем укажет «держатель» долга за еду. При этом, все корпорации или кланы предлагающие «контракт с возможностью боестолкновений» страховку от «захвата» оплачивали исправно, насколько я знаю. Впрочем, не мои проблемы, хотя не самая приглядная практика: насколько я успел ознакомится с сеткой, тот же персонал борделей — в большинстве своём «должники». Правда, за смерть или увечье таких «долгодержатель» отвечал, но всё равно, не самая приглядная практика.

С другой стороны, я ни хера не этот, как его… аболиционист. Рабство — херово, но долговое процветает и на старушке-Земле, как я знаю. И если там должник сдохнет с голоду или от болячки какой — всем похер. Тут хоть жизнь и здоровье под защитой.

В общем, хер знает, а главное, объяснять «Падальщикам» какого хера они должны терять немалые деньги — я не собираюсь.

Через полчаса прилетел атмосферник, как выяснилось, с техникой и гвардейцами нанимателей. «За полпроцента оценочной стоимости, да и пленных выкупят с трофеями, если сойдёмся» откомментировал Модник.

Ну и пару часов сновал трансорбитальный грузчик туда-сюда, перевозя неприколоченное и приколоченное, но оторванное. Особенно доставила воздушная акробатика «снятия на весу» пары лазерных турелей.

А после и мы с Модником погрузились и доставились на корабль «Падальщиков». Там же был пожар, во время наводнения, в борделе: какие-то типы в форменной одежде корпорации биологов бегали, переговаривались, гвардейцы в ихней же форме гоняли каких-то пленных. За всем этим наблюдала, с высоты пары метров, сидящая на вытянутом и опущенном манипуляторе РЭБ-Нетопыря Орлея. Увидев нас, соскочила она с манипулятора, ну и с визгом повисла на шее у Модника.

Я отошёл на пару шагов, решив не мешать супругам, ну и стал свидетелем такой сцены.

Пара гвардейцев тащат симпатичную девчонку. Лет двадцать с чем-то, в майке без рукавов, с подтеками машинного масла на руках, в перчатках и серых шмотках типа джинсы. Каштановые волосы в хвосте, вполне себе сиськи и совершенно роскошная, при этом подтянутая корма. И вот один из гвардейцев эту корму жмякает.

Ну вот честно — я бы даже не осудил. Задница просто шикарная, у нормального мужчины — просто рефлекс должен быть пощупать, у самого лапа зачесалась.

Но вот слова меня несколько напрягли.

— Я вольнонаемный механик у «Вепрей»! Не вхожу не в корпорацию, ни в группу наёмников! Да отпустите меня и ты! Прекрати лапать мой зад! Карту идентификационную проверьте, чтоб вас! — верещала девица.

— Обслужишь нас — может и проверим, — ржал один из гвардейцев. — В казармах скучно, да и с тебя не убу…

После чего прилёг немного отдохнуть — я на чистом рефлексе щёлкнул ладонью по забралу. Второй напрягся, но я положил руку на плечо девочке (хотя хотелось на задницу, признаю честно), ну и с милой улыбкой сообщил.

— Моя доля добычи. Проблемы? — на что гвардеец замялся.

Тут к месту беседы подскочил какой-то корпорат с планшетом, глянул на мизансцену, на меня, сверился с планшетом и высказался.

— Наёмник Ан, в чём причина вашего конфликта с гвардией корпорации?

— Покушение гвардии корпорации на мою добычу, — бросил я.

— Понятно, примите извинения за недоразумение, — выдал корпорат таким тоном, каким посылают нахер, ну и ускакал с гвардейцами.

А, обернувшись, я увидел Орли и Зоги, несколько напряжённых.

— Проблемы с корпоратами? — уточнил кэп.

— У них — да, у меня — нет, я претендую на неё, — указал я на сжавшую и обнявшую себя за плечи девицу. — Вроде, в своём праве, до внесения от них платы?

— Ну, если хочешь возится с выкупом сам — право, конечно, твоё. А если честно? — прищурился он.

— Не люблю насильников, — честно ответил я.

— А кто их любит. Хотя, вроде бы, корпораты за этим следят… Впрочем, похер, — махнул рукой Зоги. — На имущество претендуешь, в остальном?

— Да нет, — прикинул я, — возьму деньгами.

— Лады, — кивнул кэп. — Расчёт с тобой мы уже провели, оплата по контракту и премия. Подождёшь трофейные у нас?

— Да нет, я бы у себя, — прикинул я. — Сейчас до Доса и свяжусь с пилотом.

— Кстати, советую твой эксклюзив назвать «Крабом», как и твой позывной. Удобно и путанницы нет, — выдала Орли.

— Логично, спасибо, — кивком поблагодарил я.

Попрощался с супругами, дотопал до новоокрещённого «Краба», ну и потопал на пристыковавшийся «Кистень». Дживс изящно вклинился между двумя корпоратскими грузовозами и порадовал меня трансляцией изоощерённой брани вынужденного уйти на орбитальный виток раззявы.

Ну и думал я, что заказ хороший, по деньгам вышло неплохо, а ребята из «Турмалиновых Падальщиков», конечно, с прибабахом. Не то, что разумный и нормальный я! Но — вполне симпатичные.

Завёл Дос в трюм, начал пристыковывать его к стапелям, и офигел. Давешняя девица чуть ли не перекатом ввинтилась под опускающуюся створку люка. Блин, да какого хера, возмутился я спускаясь с Доса.

— И какого хера тебе тут нужно? — резонно полюбопытствовал я.

— Ты…Ты… ТЫ-Ы-Ы! — тыкнула в меня пальцем девица… и горько разрыдалась.

Вот ведь, херня какая, недоуменно разглядывал плаксу я, пытаясь понять, что с ней (ну кроме естественных желаний) делать.

Глава 8

Девица рыдала, вздрагивая телом, а я пытался понять, что тут вообще творится. И да, начинал чувствовать перед рыдающей иррациональную вину — какое-то специальное и хитрое женское колдунство, всем женщинам присущее.

Но, поскольку моя невиноватость была очевидна и неоспорима, решил я наладить какой-никакой диалог, прежде чем я сам себя во всём (понять бы ещё в чём) признаю виновным. Правда диалог начался весьма анекдотично.

— Не реви, — резонно попросил я.

— Я не реву, — сквозь всхлипы соврала девица.

— И как это ты не ревёшь, когда слезами закапала палубу, сопли из носа и вообще некрасивая стала, — решил я применить «шоковую терапию».

— Неправда! — возмущенно отняла ладони от зареванного лица (в принципе, нужно признать, симпатичного). — Ты лица не видишь и соплей нет!

— Убедила. Не стала, — покивал я, на что девица возмущённо на меня уставилась, начав краснеть. — Итак. Раз истерика закончена. Чётко, конкретно, прямо отвечай на вопрос: какого хера ты делаешь на моём корабле?

— Ты меня захватил! И сказал что я «твоя добыча»! — обвиняюще сказала она.

— Простите что помешал вашему продолжительному и жестокому групповому сексу с привлекательной ротой гвардейцев. Если на этом всё, то сообщаю, вы не моя добыча, на этом вы свободны, — на что она с ужасом уставилась на меня, начав всхлипывать. — Ну что? — вздохнул я.

— Не надо меня в вакуум… я всё сделаю, пожа-а-а…

— Не рыдать!!! — возмущённо рявкнул я, борясь с реакциями глупого тела на «всё сделаю». — Так, объясни, почему ты не осталась на судне… блин, не подумал, — признал я. — Ну так улететь могла спокойно! — нашёлся я.

— По моему, ты надо мной издеваешься, — вздохнула девица.

— А по моему — ты надо мной. Объясни, что произошло с твоей точки зрения. И Дживс, запиши, будь любезен! — выдал ЦУ железяке я. — А то знаю я вас, баб, — под нос пробормотал я.

— Слушаюсь, сэр, — ответил железяка селектором.

А время от времени всхлипывающая девица поведала свою историю. Причём, с какого-то хрена, историю «её жизни», мне нахер не нужную! Ну, впрочем, «кратко» и «до дела» добралась, и то хлеб.

Опуская «родилась-училась-женилась» (в последнем не уверен, но Дживс записал, уточню если что) и переходя к сути выходила такая картина: на девицу-механика предшествующая команда наёмников повесила «убытки», из-за невыполненного контракта. Вроде, Лори, как звали плаксу, и не виновата, если не врёт — что, по большому счёту, мне не важно.

Но репутацию ей подпортили, с работой было плохо, холодно-голодно, пока она не завербовалась на временный контракт к «Серебрянным Вепрям», причём, без «страховки от захвата».

— Ты дура? — с искренним интересом полюбопытствовал я.

— Не поешь три дня, не на такое пойдёшь! И воздух на Станции не бесплатный, — пригорюнилась девица.

На что я был вынужден понимающе пожать плечами — был такой факт, уведомление о «уплате на подышать» в сетке торгово-транзитной станции системы с порталом.

В общем, нанялась, пахала в поте лица и в машинном масле, пока не поймалась нами, причём в контейнере (!) техобслуживания и на нём же доставленная на орбиту.

И тут, похоже, крылся вопрос с «насильниками»: девица оказалась не только «неплатёжеспособной», но и, как бы, несуществующей. То есть, в протоколы её не внесли, запроса на выплаты выкупа не отправляли. И её не было ни для корпоратов, ни для «Падальщиков», пока не наткнуться, что в бардаке в трюме абсолютно не факт.

Ну и гвардейцы этим, очевидно, хотели воспользоваться, а пищала она в надежде на пусть долговое рабство, но хоть жива будет. Чего планы гвардейцев совершенно не обязательно предусматривали.

То есть, моё «моя добыча» не формально освобождало её, как я мимоходом подумал, а банально давало надежду на жизнь. Я то от «насильников избавил», но забил — ну реально, не до неё было, пусть сама разбирается, рассуждал тогда я, свободна, мол, как ветер.

А, с её точки зрениия, я ей «подарил надежду на жизнь и возможность выкупа»… и забил.

Бродила она за мной, а потом, задыхаясь, бежала за Досом, потому как я и «её надеждой» был, да и если бы она «сбежала от кредитора» на корабле «Падальщиков»… последствия девица не представляла, но передёргивалась очевидно.

Мдя, как-то и вправду неудобно вышло, озадаченно почесал я затылок. Ну и хмыкнул, припомнив изящное высказывание: «Ни одно доброе дело не останется безнаказанным».

Так, ну ладно, тут всё в целом понятно, но что мне с девицей-то делать? В принципе, мне механик не помешает, да и… кхм, хер стоит как каменный большую часть разговора, аж Лори не раз и не два краем глаза на бугор съезжала.

Но как-то мне ни «сотрудник в рабстве» ни любовница в таком же качестве не угодна. Вариант «я тебя отпущу, а ты можешь, при желании, со мной за это потрахаться в благодарность» — весьма привлекательный, потому что почти точно даст… Но весьма подленький: сделает это из страха и прочих мыслей что я её «развожу».

Ну, по логике так выходит. Так что, долетаю, думаю, до Станции (естественно, после получения денежки за трофеи) вывожу на неё Лори, ну и ТОЛЬКО там, проверив Дживсом в сетке её слова, спрашиваю. Насчёт поработать и впердолить. А то реально, какая-то работорговля выходит.

Надумал я это, да и озвучил выдохшейся и жалобно (и, одновременно, с обвинением, чёрт знает, как у неё так выходило) смотрящей на меня девице.

— На выкуп за твоё «участие в боевых действиях» я не рассчитываю. Направишься в каюту, посидишь там до Станции. Доставлю до неё, отпущу, там и поговорим. На этом всё, — отрезал я. — Дживс, ремонтник до каюты её проводит?

— Если вы пожелаете, сэр, — был мне ответ.

— Пожелаю, — высказался я, после чего к нам подсеменил паучок. — Следуй за ним и не покидай каюту без нужды, ну и если она появится — связывайся с моим пилотом, его зовут Дживз. Еда, правда, не очень, — поморщился я, вспомнив, что незатрофеил «образцы» — банально, забыл. — Но пару дней потерпишь. Всё.

— Как всё? — недоумённо уставилась на меня Лори. — То, что ты меня отпустишь — замечательно, я очень тебе благодарна, — не без сомнения уставилась она на меня. — Но не будешь даже наси… требовать спать с тобой? — указала она на заметный и остро стоящий вопрос.

— Пиздец! — злобно заключил я. — У меня бабы не было… почти год! — прикинул я время аварии. — И это, — подвигал я бёдрами. — Естественная, блин, реакция на симпатичную бабу! Пиздуй в каюту и не беси меня, — заключил я.

Блин, вот реально бардак, чуть не сорвался и на разложил на палубе… Ладно, до Станции пара дней, дотерплю, думал я, топая к каюте, а там мне, похоже, будет похер на тип и вид «контракта» персонала борделя.

— Дживс, что у нас выходит по контракту? — полюбопытствовал я, рухнув в каюте на койку.

— Более чем достойно, сэр, приятно удивлён. Премия в полтора раза более оплаты заказа, на вашем счету сейчас двадцать пять тысяч кредов.

— На пожрать хватит, — довольно улыбнулся я, предвкушая что-то приличное, а не бурду безвкусную.

— Более чем, сэр. Веду «Кистень» к транзитной станции?

— Погоди, Дживс. Трофеи, точнее деньги за них. Думаю надо подождать день или два, хотя два вряд ли, — уточнил я.

— Отрадно слышать, сэр. Позволите считать запись с Доса?

— Да считывай, не вопрос. Кстати, он теперь «Краб», как и мной позывной, — уточнил я. — Слушай, Дживс, а почему ты не держишь связь с Досом? — с интересом уточнил я. — РЭБ?

— РЭБ, сэр. Не столько в плане помех, сколько в трансляции сигнала вашим Досом. Столь малые и мощные передатчики не известны в текущем времени, даже как археотех, сэр.

— Понятно, ладно, а я пока, наверное, вздремну, — ответил я, расслабляясь.

— Сэр, я запротоколировал вашу беседу, однако, осмелюсь уточнить статус вашей гостьи. Потенциальный работник, рабыня, партнёрша для соития? — выдал этот гад.

— Как же вы меня достали… Точно не рабыня. Возможно — работник, пообщаюсь на транзитной станции на эту тему. А насчёт кого, как и когда я трахаю или нет — не твоё дело! — возмутился я.

— Осмелюсь вам возразить, сэр. Ваш гормональный…

— Иди в жопу, Дживс, — по-доброму пожелал я.

— Это будет затруднительно, сэ-э-э-эр. Но если вы настаиваете…

— Не настаиваю. Просто закрыли тему. Гостья до прибытия к транзитной станции остаётся в каюте. По кораблю экскурсий не устраивать, выпускать только по физиологической надобности и под присмотром. И отстань пока, Дживс, — выдал я.

Вот же паразиты, весь сон отбили, посетовал я. И Лори ещё эта… А уж Лорина корма…

На этом я взял себя в руки и перестал капать слюнями на грудь — ну реально, как подросток дурной какой-то!

И стал прикидывать-разбирать на планшете доступные сетевые ресурсы, как, что и чего. В плане как Досов и их оружия, так и наемных команд вообще. Я, конечно, это изучал, но осталось всё равно поле непаханное. А уж тактические схемы применения Досов и их групп… Да те же атмосферники, которые, как выяснилось бывают не только «кирпичи с двигателями». А ещё я наткнулся на описание, правда без подробностей, натурального телепортатора! Резонно заинтересовался и решил уточнить у железяки:

— Дживс, слушай. А почему у нас нет десантного телепортатора?

— Отсутствует технологические схемы, сэр. Как я имел честь вам сообщить, моя база данных отнюдь не охватывает весь технологический пул Благословенной Автократии Тригон, а то, что вы скорее всего обнаружили просматривая сеть — наследие позапрошлого технологического взлёта. Крайне редкий и дорогой, да и не слишком нужный большинству наёмников прибор.

— А почему? Рассказывай подробности, интересно, — запросил я.

На что железяка поведал, что десантный телепортер — это приблудина из двух частей. Не врата какие, а именно сам прибор и специальная, прямоугольная «клетка», пяти метров на четыре. И вот эту клетку, «в пределах световой секунды», генератор и «мгновенно перемещает». Причём, к себе, от себя, с грузом или без — ему похер. Энергии жрёт правда много.

Соответственно, для Досов средних и выше — просто нахрен не нужно. Они туда не влезут. А для малых — слишком жирно выходит, просто не окупаются затраты энергии и общая стоимость антиквариата, боевой эффективностью. У меня, конечно, может проканать, но надо найти редко встречающийся артефакт, иметь на него немалые деньги… В общем, неплохо бы было, но, увы, недоступно в ближайшее время, констатировал я.

— Слушай, Дживс, — решил я продолжить технически-просветительскую беседу. — А вот у меня электромагнитные разгонники с катушками в Крабе. Ты записи просмотрел?

— Просмотрел, сэр. Признаю ваши выдающиеся таланты на пути разрушения ценной техники. Впрочем, в них и раньше не было сомнений, сэ-э-эр.

— Не было — и замечательно. Я вот к чему. Они, как я понимаю, сбалансированы по энергопотреблению на реактор Доса.

— Точно так, сэр.

— Так вот, а если убрать один, а на второй понаставить больше катушек, сделать его длиннее и убойнее?

— Возможно, но неэффективно, сэр. Разгонный путь увеличить возможно, но снаряд, в процессе разгона, набирает всё большую скорость. Соответственно, сэр?

— Соответственно… пролетает разгонное поле всё быстрее и быстре, а для ускорения каждая последующая разгонная катушка требует всё больше энергии, с меньшим КПД, — прикинул я. — Понятно, обидно.

— Да, к сожалению для вас, текущая конфигурация разгонников оптимальна, её увеличение неэффективно, сэ-э-эр. Кстати, сэр, позвольте уточнить.

— Позволяю, — дозволил добрый я.

— Ваша техника рукопашного боя — одна из лучших, что мне известна. Но ваш язык и образы содержат упоминание не только огнестрельного, но и более совершенного оружия, сэр.

— Ну да, даже присказка есть, «лучше нету какратэ, чем в кармане два ТТ», — хмыкнул я, — Каратэ — это как раз школа боя, хотя скорее основа для него. А ТТ…

— Я в курсе, сэр, ассоциация с образом у меня есть.

— Хорошо, — покивал я. — В общем, считай рукопашный бой скорее хобби, спорт ну и…

На этом я приостановился, задумавшись. Сказать что способ самозащиты… Так Дживс резонно спросит — а почему не оружием? И вот сейчас, подумав, найти ответ «почему» я не смог. Почему проливать кровь за страну «должен», свою или чужую — не важно. А защищаться «не имеешь права», меру степень и глубину «защиты» определяют типы, никогда эту страну не защищавшие. Блин, а ведь бардак выходит! Впрочем, хрен бы с ним, нашёл время и место об этом думать.

— В общем, спорт и хобби считай, — подытожил я.

— Понятно, сэр. В Автократии было аналогичное увлечение, да и сейчас, насколько мне известно, определённой популярностью пользуется некий «Гроск». Мой интерес, хоть и в некоторой степени праздный, связан с тем, что наличие «клешни» непременно необходимо школе вашего боя, сэ-э-эр?

— Желательно, блин. Но вообще, я сейчас смотрю что есть из усилителей ближнего боя на малый Дос. Можешь тоже прикинуть, записи у тебя есть, может посоветуешь что, — выдал я, погружаясь в планшет.

Так и просидел до вечера, знакомясь с информацией и прикидывая «что нам надо». «Нады» было столь дохера, что четверть сотни тысяч смотрелись весьма бледно, но «программу пищевого синтезатора на четырнадцать тысяч наиболее распространённых в галактике блюд» совместимого с нашими чанами я внёс в совместно составляемый с Дживсом список первым пунктом!

А уже совсем поздно (для меня, потому как «корабельное время» было вещью весьма относительной, например, пилюли-снотворное и наоборот были «рекомендованным дополнением рациона пустотника») Дивс сообщил, что с корыта «Вепрей» запрашивают связь со мной.

Экран явил мне валяющегося с сигарой в пасти, со стаканом пойла, явно в ванной с пеной Зоги.

— Расслабляешся? — пыхнул сигарой этот хам, явно имея в виду мою койку. — Ну, заслужил, не поспоришь. В общем, Ан, трофеи реализовали, часть мы прибрали себе — твою долю деньгами, перевожу сейчас, — шмякнул он рукой по какому-то держателю с планшетом. — Дальше, история, у тебя, конечно, какая-то мутная, — протянул он, затянувшись. — Но с нами ты вёл себя честно, реально выручил, так что «Турмалиновые Падальщики» выдают тебе самую положительную рекомендацию.

— Угу, — угукнул я.

Разрываемый внутренне между «спасибо» и сказать какую-нибудь гадость этой сибаритствующий сволочи! У меня только промышленный душ, а он нежится, гад такой! Впрочем, «положительная рекомендация» успешного отряда давала мне немалый бонус к «последующим заказам», а учитывая, что выдавая такую Зоги рисковал и частью рейтинга своего отряда — если я накосячу, например, благодарности это заслуживало.

— Так что, давай прощаться, Краб, — ухмылюнулся Зоги. — Мозер «тебя запомнил», — явно процитировал он. — Орли передаёт привет, — отсалютовал он бокалом за камеру, явно пребывающей в ванной супруге. — Вот и всё.

— Приятно было иметь с вами дело, — завистливо буркнул я. — Удачи и прощайте.

— И тебе удачи, Краб.

Вот ведь скотина какая, злобно рассуждал я, одновременно радуясь: почти полторы сотни тысяч кредов за трофеи из «купим, без чего ваще не жить» в «купим более-менее сносное оборудование, обстановку и даже на атмосферник хватит».

Но всё равно — Зоги гад, постановил я, давая Дживсу отмашку на старт. У меня аж яйца уже болят… Ладно, спать. Завтра всё решим. Представил я себя, на третьей космической (не знаю, сколько это, но звучит круто), вкатывающегося на распухших яйцах на станцию и влетающего в бордель. Поржал, ну и полегчало немного.

И вот, когда я уже задрёмывал, открывается дверь в каюту. Я, закономерно, напрягся, но вида не показал, приглядывая сквозь прикрытые веки, ну и готовясь охреначить супостата, думающего что я дрыхну.

Впрочем, супостатом оказалась… Лори, причём в простыне. На голое тело, как оказалось, когда девица приблизилась к койке, скинула простыню и скользнула под одеяло. Погладила под ним меня по груди и выдала.

— Просыпайся, Ан.

— А я и не сплю, — буркнул я, набрасываясь на девицу, потому как от такого предложения откажется только Дживс, да и то — не факт.

Глава 9

Девочка оказалась более чем «не бревно», страстная, умелая. Явно видна закалка механика — отсос топлива на профессиональном уровне, да и не только… В общем, угомонилась она только под утро, поулёжа на мне и закинув ногу. И посапывая, невольно улыбнулся я, поглядывая на девицу.

Впрочем то, что ночь вышла более чем хорошей — ни черта не говорит. Надо разбираться. С собой, с девицей, а главное — с Дживсом, паразитом таким.

— Дживс, скотина, — почти без звука проартикулировал я. — Ты тут? Только не ори, девчонку разбудишь.

— Тут, сэр, — еле слышно раздался голос. — Выполняю ваше распоряжение приглядывать за гостьей.

— Охерительно выполняешь! — возмутился я. — Какого хрена она тут? Я тебе что велел?

— Приглядывать за гостьей, сэ-э-эр. Накормить и не выпускать, кроме случаев физиологической надобности.

— И, блин?! — почти в голос рявкнул я, от чего девица заворочалась, пришлось успокоительно пожмякать за попку, на которой лежала моя рука и помолчать. — И какого хера она тут? — уже тише спросил я.

— Физиологическая надобность, сэ-э-эр, — ответил этот гад. — Ваша, поскольку уровень гормонов в вашей крови критически снижал ваши и без того невысокие умственные способности. И физиологическая потребность вашей гостьи. На вопрос её «не извращенец ли вы», я с некоторым сомнением ответил отрицательно: я не уверен, но столь частое поминание вами слова «пидарасы»…

— Убью, пидараса железного, — шёпотом посулил я.

— Не стоит, сэр. Так вот, после уверения, что вы не извращенец, — даже шёпотом, вышло с глумливым сомнением в исполнении этого гада. — Госпожа Лори Ракки осведомилась, нет ли каких бы то препятствий к визиту в вашу каюту. Памятуя о вашем указании насчёт физиологии, я таковых препятствий не усмотрел, приведя её к вам. И, должен отметить, неотрывно присматривал…

— Нашёл чем хвастаться, извращенец фигов, — буркнул я. — С этим ясно. Гад ты конечно…

— Позволю себе не согласится, сэ-э-эр. Кстати, вынужден отметить, что ваши когнитивные возможности сильно повреждены — в процессе размножения вы неоднократно ошибались и к оплодотворению могут привести лишь половина из…

— Дживз, если ты продолжить комментировать что и как я делал, поверь, я найду способ сделать тебе ОЧЕНЬ больно и плохо, даже если ты ранее этого не испытывал, — честно предупредил я.

— Я вам верю, сэр, и прекращаю.

— Блин, — дошло до меня. — Это же дети… вот попа-а-ал! — опять в голос взвыл я.

Просто… ну как-то так вышло, да. А девочка действительно хороша, а у меня накопилось, во всех смыслах, потеряно думал я, успокаивающе пожмякивая попку заворочившейся на мне Лары. Ладно, что уж тут, будем разбираться.

— Не нарушая запрета, осмелюсь донести до вас, сэр, — произнесла гадкая железяка. — Что Лори Ракки перед визитом к вам принимала контрацептивное средство. Так что ваша надежда на скорейшее потомство несколько преждевременна, сэ-э-эр.

— Вот и хорошо, — с ощутимым облегчением выдал я.

— И, сэр, хотелось бы уточнить статус гостьи. Есть ли какие-то изменения?

— Нет, Дживс, — подумав, ответил я. — Кроме доступа в мою каюту, впрочем, до станции мы долетим скоро?

— Через четыре часа будем в системе, сэр. Через восемь — пристыкуемся к станции, с вашего дозволения.

— Дозволяю. В общем, ничего не меняем. С ней я поговорю как проснётся, тогда и разберёмся. Да и сам пока посплю.

— Доброй ночи, сэр, — прошелестел голос Дживса.

И заснул я благополучно. Правда «мечт» не сбылось — проснулся я со всё так же посаповавшей на мне, но несколько сместившийся Лори. Ну и к лучшему, поговорить ничего не помешает, и тут мои копошения пробудили девицу. Испуганно зыркнув на меня спросонья, она, вспомнив, расслабилась, провела по моему телу рукой, нащупала выразительную часть…

В общем, беседа была через пару часов, когда Кистень уже летел к торгово-транзитной станции.

— Лори, мне очень понравилась вчерашняя ночь и сегодняшнее утро. Но, во-первых, у меня к тебе вопрос. Почему?

— Мне тоже понравилось, Ан. А почему я пришла? — уточнила девица, на что я кивнул. — Ну-у-у… много причин, — охеренно понятно ответила она, полюбовалась на мою скептичную морду и начала пояснять. — Мне самой было надо. У меня давно никого не было, работа, потом эти… — подернулась она. — Потом, я услышала про год и… — замялась она.

— Пожалела? — уточнил я, на что девица смущённо кивнула. — Ничего, я не настолько «тупой салдафон», чтоб обижаться на подобное. В общем, подытожим: взаимоприятный секс без обязательств и планов, так?

— Так, — кивнула девица, но замялась. — Ну-у-у… почти так.

— И? — приподнял я бровь.

— Ну ты пилот Доса, — начала ковырять ноготком простыню Лори. — А я хороший механик, правда! — с жаром заявила она.

— Допустим. Проверим, — нейтрально ответил я. — В принципе, учитывая твои изгаженые рекомендации — тоже понятно. Но, даже если твоя квалификация меня устроит — никаких послаблений, связанных с постелью. Взаимоприятный секс — одно, а работа другое.

— Ну не совсем же я дура! — аж надулась девица. — Это же очевидно. Но как дополнительный… — замялась она.

— Понятно, — констатировал я. — Учти, на вопрос трудоустройства ответ не повлияет. Тебе понравилось? — на что последовали энергичные кивки, ну вроде не врала. — Значит, если будем летать вместе — продолжим, — заключил я. — Далее, ты пилотировать атмосферник умеешь?

— Конечно, — удивлённо подняла брови Лори. — А ты нет, Ан? Это просто, я научу…

— Может и научишь. Но мне нужен пилот атмосферника для десанта. Справишься?

— Справлюсь, — без малейшего сомнения выдала девица.

— Дживс, проверишь данные и слова нашей потенциальной сотрудницы? — откинулся я на спинку стула.

— Уже, сэр, — прогудел селектор голосом железяки, — Профессиональные навыки механика Лори Ракки вполне соответствуют нашим запросам. Послужной список, за исключением упомянутого ей инцидента — положителен. В ситуации с обвинениями я нашёл подтверждения её словам СВОИМИ методами, — выделил Дживс тоном слово, хакер этакий. — В целом, данные говорят в пользу барышни, если вам будет угодно нанять её в качестве сотрудника, капитан Ан, сэр.

— Понятно, благодарю, — ответил я, отметив «титулование».

Посмотрел на напряжённо вслушивающуюся девицу, на лице которой начала появляться пока неуверенная улыбка. Ну, если подумать, сумбурно и через жопу всё, конечно, оценил я последние события. Но, во-первых, мы не «брачуемся», а начинаем деловое сотрудничество. Если что — разбежимся, а фантазии о вреде «секса с подчинёнными» — фантазии. Вопрос отношения и дистанции, а уж под каблук я не полезу.

А во-вторых, пусть через жопу. Но столь шикарную жопу как у Лори, хер найдёшь, просто уникальная она, так что и через неё — замечательно выходит, мысленно поржал я.

— В общем, принята. На станции оформим договор…

— Уи-и-и-и! — было мне ответом.

С этим боевым кличем Лори бухнулась мне на колени и начала целовать. Блин, хочется продолжать, но нельзя, мысленно вздохнул я, отстраняя девицу.

— Значит так, — сделал я соответствующее отцу-командирцу лицо. — Пристыкуемся к станции — направимся за покупками. Кистень несколько… пустоват, — изящно выразился я. — Пойдёшь со мной. Дживс, кстати, связь с тобой?

— Будет, сэр, через сеть станции. Безопасная, если я правильно понял вас, сэр.

— Правильно. Но всё равно, Дживс, разберитесь с Лори, что нужно по её части, ну и где нужно проконсультировать меня.

— Сделаю, сэр, — прогудел селектор. — Направляюсь к вам.

— Ан, прости… простите? — понизив голос уставилась на меня Лори, на что я махнул рукой — не принципиально. — А Дживс вообще не спит? А то создаётся ощущение, — передёрнула она плечами, — что он видит каждое движение на корабле и слышит каждый звук, всегда.

— Вообще не спит. И да, видит и слышит, — усмехнулся я. — Лори, Дживс — высокотехничный андроид.

— И пилот… Археотехнический андроид с ИЛ? — уставилась она на меня блестящими глазами. — Так ты… вы Ан — не меньше чем принц корпорации?

— Глупости, — хмыкнул я. — Простой пилот Доса, — глаза смотрящей на меня деицы были полны «ага-ага». — Ну серьёзно, — аж возмутился я. — Я его чуть ли не на помойке нашёл! — честно сказал правду я.

— Позволю несколько не согласится с вашей интерпретацией событий, сэр. Впрочем, оспаривать ваше мнение, становясь на ваш интеллектуальный уровень мне видится бессмысленным. Вы на нём безусловно опытнее, — выдала гадкая железяка, проходя в разъехавшиеся двери. — Механик Лори, рад познакомится, — слегка склонил голову хрен в тройке. — Следуйте за мной, до стыковки менее часа.

И срулил, утащив мою девушку! Только я хотел повозмущаться, на тему беспардонноности Дживса, как до меня дошла вся абсурдность претензии и я искренне посмеялся.

Ну и с приподнятым настроением начал готовится к «шоппингу», все же, покупка оборудования для Доса (и о нормальной еде не стоит забывать!) было делом не только важным, но и приятным.

Дживс же, будучи на Кистене вездесущим (и, в данном случае, его металлическая природа успокаивала, а то, с его чувством юмора, этот паразит и вправду мог «везде»), просвещал меня в «сделанное». А именно, зарегистрирована наёмничья компания «Клешня». Ну, хоть не «Боевые Пидарасы», с некоторым облегчением вздохнул я, а то этот железный пи… гхм… мудак мог.

Соответственно, я в этой компании значусь капитаном, Дживс «имуществом, выполняющим обязанности» и длинный список какие. Андроиды из археотеха в галактике встречались, ну и вполне допускались до должностей и работы «с хозяином».

Соответственно, нужно мне было Лори принимать сотрудником, определять зарплату, долю и прочее подобное. Решил я девочку зарплатами не баловать (хоть и далеко не ущемлять — четверть сверх средней зарплаты механика вполне прилично, как и три процента «добычи»), а вот, в зависимости от поведения и вообще — радовать премиями. Или огорчать их отсутствием, в общем — посмотрим на её поведение.

Далее, часть покупок Дживс уже совершил, причём ультимативно, в чём я его не мог винить: например, браслет-комм мне был просто необходим, являясь документом, платёжным средством, телефоном и комуникатором с сетями…

Ну, в общем, необходимейшая вещь, а пока я с Кистенём как с «паспортом» и кошельком выходил. Как-то слишком сурово, даже для меня. Ну и ряд необходимых коммуникационных приблуд, которые нас будут ждать сразу при стыковке, с курьером.

Ну а в остальном всё: я собрался, Дживс разгрузил курьера, сунул мне браскомм, и пошли мы с Лори по стыковочному шлюзу на станцию.

По дороге я прикидывал, куда нам надо сначала, за оружием или программами для чана органики, но, взглянув на Лори, сменил приоритеты. Девчонка выглядела ВЕСЬМА аппетитно, в обтягивающих её шикарную попу штанах, завязанной узлом на животе рубахе и высоких сапожках техника, но… СЛИШКОМ аппетитно. Я, конечно, не против дать в бубен паре-тройке десятков типов — и размяться, да и вообще. Но, боюсь, с Лориным видом нам придётся пробиваться сквозь толпы.

— Первым делом… в ресторан, — не вынесла душа поэта в моём лице.

Ну реально, меня ДОСТАЛА эта безвкусная бурда, чтоб её! Лори морщилась, питаясь ей в ПЕРВЫЙ раз, а я питался этой гадостью… даже вспоминать не хочу. И реально, на всё похер — есть деньги, значит хочу нормально пожрать.

Девчонка, кстати, даже после пары приёмов «здоровой, сбалансированной пищи» проявила со мной солидарность. Без криков «ЖРАТЬ!!!» и подпрыгиваний, но, полагаю, это вопрос времени.

— Дальше — направимся за костюмами. Защитные, рабочие, выходные. Тебе надо, да и мне не повредит, — прикинул я, что учитывая статус «капитана», ограничиваться серебристой джинсой — банально неразумно.

— Хорошо, только у меня… — поскучнела Лори.

— Аванс, — прикинул я. — Одежда будет авансом. А если проявишь себя при покупках — то и премией.

— Постараюсь, спасибо, Ан, — было мне ответом.

Таможенных и прочих служб мы не встретили — уровень автоматизации и связи подобную ерунду не предполагал. Ну а «Клешня», как компания, и мы, как её сотрудники, никаких подозрений не вызывали, спасибо Дживсу. Так что, оказавшись в кольцевом коридоре — стыковочной палубе, охватывающего весь периметр данного яруса «штыря» станции, мы просто заняли места в роботакси.

Кстати, довольно комично напоминавшего «ретрофутризм», если я не путаю: овал два на полтора, с диванчиком, прикрываемым прозрачным обзорным куполом.

— Господин Дрей, госпожа Ракки, — появилась довольно противная робоморда на стекле, изображающая в меру сил (и хреново, прямо скажем) радушие. — Куда желаете попасть?

— Ресторан, натуральная пища, наиболее вкусная кухня. Не экзотическая и дорогая! — уточнил я, наученный горьким опытом ещё земных «дорогих ресторанов». — А именно вкусная.

— Я вас понял, господин Дрей, прибытие через двенадцать минут, — выдала морда исчезнув.

И полетело такси на магнитной подушке к центру «штыря», демонстрируя вид на станцию. Насколько я успел понять, «штырь» — как место стыковки практически по всей «высоте», так и место жизни «элиты» станции, самых престижных заведений, торговых центров. А основное население и производства пребывали в огромном «кольце». Впрочем, информация была «чисто познавательной», хотя, открывшаяся «панорама яруса», с плотной, но разбавленной натуральной зеленью застройкой в «геометрическом» стиле, как подтверждала эту информацию, так и была довольно симпатична.

Лори, кстати, с интересом оглядывалась — уж не знаю, в первый раз она тут была, как по мне — вряд ли, но зрелище «городка в станции» со снующими над ним моделями летающего транспорта была и ей небезынтересна.

Тем временем, такси подлетело к «центральной шахте», этакому «транспортному лифту» штыря, ну и противная роборожа появилась на стекле вновь.

— Господин Дрей, госпожа Ракки, наше такси входит в транспортную зону, будет пребывать в невесомости тридцать секунд. Настоятельно рекомендую держаться за рукояти, — на этих словах из подлокотников диванчика выехали рукояти, — во избежание травм и неприятных ощущений. Служба такси станции не препятствует вам, но сообщает, что ответственности за травмы, полученные по вашей вине, не несёт. А, развлекательный парк «Волшебство скорости», за удивительно низкую…

— Хорош трындеть, — высказался терпеливый я. — Лети давай.

Роборожа трындеть прекратила и даже полетела. В шахте, за полминуты, такси на магнитном поле спустилось без проблем, хотя… Было несколько страшновато, от вида многокилометрового провала шахты. А уж сопутствующее ощущение падения, от невесомости… В общем, реально страшновато, я до белизны сжал руки на рукоятках и с некоторым стеснением косился на Лори: девица с искренним интересом и лёгкой улыбкой осматривалась, придерживаясь за рукоять двумя пальцами одной руки.

Но, полминуты пролетели быстро, роботакси скользнуло на нужный нам ярус шпиля, а через несколько минут мы с Лори входили в довольно уютно выполненный из дерева (хотя, подозреваю, удачной пластиковой имитации) ресторанчик.

Халдей на входе позволил несколько скривить губу, но ласковая улыбка и демонстрация кулака с браскоммом (который он считал, но и кулак не лишний) привели халдея в должное халдею состояние.

— Добро пожаловать в «Усладу кишечника», господин Дрей, — склонился тип в полупоклоне.

— Угу, — буркнул я, стараясь не заржать.

— Столик? Кабинет? Какие-то пожелания? — докапывался халдей, как пьяный до радио.

— Лори? — полюбопытствовал я.

— А-а-а… — протянула несколько растерянно девица, но взяла себя в руки. — Наверное столик с видом на ярус, — вопросительно взглянула она на меня, на что я одобрительно кивнул, вид на подлёте действительно был неплох. — Чтоб было слышно оркестр, — на что я пожал плечами — что-то негромко пиликало, но я пришёл жрать и вид на ярус более чем обеспечил мне культурный досуг.

— Понятно, — выдал халдей, — Следуйте за мной.

И отвёл нас к столику, неподалёку от журчащего фонтана, с действительно прекрасным видом. Оркестрик не слишком напрягал, а вот халдей затеял фигню.

— Могу предложить вам в ожидании прекрасный бренди…

— Меню предложи, — отрезал я. — Пить алкоголь хочешь? — полюбопытствовал я у Лори, на что последовало поматывание головы. — Меню, сладкого сока из фруктов в ожидании, всё, — отрезал я.

Халдей пучил на меня буркалы, я ждал и зверел, пока не подкатился поднос с кувшином сока и стаканами. После этого я стал звереть уже со стаканом сока, в итоге не выдержав.

— Где, мать твою, меню? — вежливо полюбопытствовал я, прикидывая, куда стукнуть халдея, чтоб он заработал.

— Э-э-э… господин Дрей, список блюд на вашем браскоме, выслан как только вы пересекли порог нашего заведения… — лупал буркалами халдей.

Ну блин позорище, с каменной мордой поёжился я. А Лори тоже ведь удивлённо на меня зыркнула, но в целом держалась «так надо», умница девочка. Но я мозг, щаз выкрутимся.

— Какая у вас, любезный… непрогрессивная точка общественного питания, — состроил я из себя сноба я. — Я жду приличного, отпечатанного меню, а у вас как в… впрочем, неважно, не буду портить аппетит. Надеюсь, хоть кухня не подведёт, — с этими словами я активировал браслет.

Уф, выкрутился, выдохнул мысленно я, заказывая всякого вкусного и мясного. Понемногу, но разного. Я даже не хотел знать мясо КОГО мне приготовят. Просто мясо. Этого достаточно.

И, праздник живота более чем удался, а, через полтора часа, чертовски довольный я покидал «Кишечник» с переполненным кишечником, стараясь не икать, с Лори под ручку. Кухня оказалась вкусной, блюда более чем съедобные, а значит и наши чаны справятся. А то были у меня опасения, что местные, например, не используют соль, ну или любят тухлятину какую, всей галактикой. Маловероятные, но страшноватые.

Заехали за одеждой, в магазин, оказавшимся ателье — что, наверное, и логично. Лори прибрахлилась, одевшись в курточку и более свободные штаны и несколько комплектов барахла взяла, я не вникал. Ну а я, подумав, прикупил себе этакий бордовый, с розовыми кантами и вставками, мундир. Костюмы в топку, обычную одежду и чаны наштампуют, а парадный мундир, крабьих цветов, будет весьма в тему, хмыкнул я.

А далее, поехали мы за техникой, расходниками и прочим барахлом. И, кстати, Лори премию вполне заработала: несколько раз выявляла дефекты, может и некритичные, но неприятные. Которые ни я, по незнанию, ни Дживс по удалёнке выявить бы не смогли.

В общем. закончив с ерундой и интерьером, а главное — чертовски важной программой для чанов, уселись мы в такси и поехали за важным: техникой и оружием для Доса.

За какими-то там хитрыми кабелями и охрененными синтомышцами Лори рванула, хищно ухватив ошалевшего консультанта — тут я был, пока по крайней мере, ни в зуб ногой.

А я стал знакомится натурно с образцами «рукопашки» для малых Досов. Во-первых, я отложил плазменный резак, причём «форсированный», подороже «стандарта» на треть. Очень уж меня впечатлило оружие — тот же Шакал, не будь меня, за пару-тройку минут запёк бы Модника в Мамоте, а лишил бы боеспособности и того быстрее.

Ну и задумался о «клешне». Ну реально, смех-смехом, а почему бы и нет? В итоге, консультант предложил любопытный вариант «пробойника» — узкое, четырёхгранное, в виде острого треугольника лезвие, выстреливаемое зарядом на полметра. Из предельно дорогого и прочного сплава, который я ещё и колдунством думаю «улушить» (были у Дживса такие опции в схемах, в плане чистоты и устранения внутренних дефектов). А ещё, при желании, треугольник раскрывался на две «клешни», сжимаемые магнитным полем и режущие «вообще всё», как выразился консультант.

— Отложи, мой механик посмотрит, — заключил я.

Вроде кинуть ни хотел, рожей облома не проявил, но проверить не помешает, логично заключил я.

Оружие по результатам проверки было в порядке, а мы поехали в последнее место: ангарно-торговую палубу, за атмосферником. Была она уже «на кольце», а доставят нам покупку, как я понимаю, через пустоту.

Осмотрев ассортимент, мы остановились на весьма защищённом и довольно аэродинамичном трасорбитальнике. Ибо мне и механик дорог, да и сам я себе пригожусь. Причём, довольно недорогом, скорее всего из-за габаритов: большой Дос туда влез бы с трудом и только один. А для средних и мелких — раздолье. Ну, я гигантоманией никогда не страдал, компенсировать мне ничего не надо, да и если понадобятся большие — возьмём большой атмосферник, а малыш не пропадёт, рассудил я, оплачивая трансорбитальник.

И… просто вернулись мы на «Кистень». Вот сам удивился, никаких конфликтов и драк и прочего… Ну и к лучшему, я лучше за денюжку морду побью, утаскивая Лори за попец в обставленную нашими покупками каюту.

Глава 10

После небесприятного утреннего пробуждения, я перешёл к указаниям ремонтным дроидом: что и куда ставить. А «что и куда» было актуально — например, я прикупил некоторую сантехнику, несколько сибаритского толка (и не завистливый я, а справедливый!). И это нихера не золотой унитаз, если вы об этом! В процессе мы с Лори позавтракали вкусной едой, изготовленной чанами по свежим рецептам. И да, путь, казалось бы, глупость, но удовольствие и удовлетворение от этого у меня было полные штаны.

Но, если разобраться, всё это мелочи, а вот актуальный для меня вопрос — Дос. Причём, наблюдая как Лори разворотила нутро, и, командуя ремонтниками, устанавливает покупки, я несколько обеспокоился.

— Вас что-то волнует, сэр? — связался Дживс по браскомму, очевидно отметив мою задумчивую рожу.

— Угу, — признал я. — Лори ставит новые синтомышцы, энергетический контур, но это «базовые модели». А я хотел их улучшить колдунством.

— Позволю себе заметить, сэ-э-эр, в шестьдесят восьмой раз, что эфирные техники не являются колдовством.

— Угу, угу, — покивал я.

— Впрочем, прошу прощения, не учёл ваш интеллектуальный…

— Сам дурак, Дживс, хватит этой херни. Ты всё прекрасно понял, я прекрасно знаю что я «тупой мешок с мясом с одной извилиной и то прямой». Несколько однообразно. Затрахало уже столь частое повторение, старайся лучше.

— Довольно… изящно, вынужден признать, сэр, — несколько растерянно отозвался Дживс. — «Мешок с мясом» звучит эффектно…

— К делу, Дживс, к делу. Меня беспокоит то, что я не хочу посвящать нашего механика в имеющиеся у меня колдунские возможности. Только сейчас или вообще — хер знает, посмотрим. Сейчас точно «нет». При этом, как бы нам улучшить установленное оборудование, не привлекая внимания? Отказываться от преимущества я нахожу идиотским.

— Поразительное здравомыслие, сэр, очевидно, эфирное воздействие на разум даёт плоды…

— Дживс, реально затрахал! — уже серьёзно возмутился я.

— Прошу прощения, сэр. Отвечая на ваш вопрос, могу предложить вам начать пытаться воздействовать в «динамике», не строя схемы по нарисованному шаблону.

— Подробнее, Дживс.

— Как прикажите. Итак, схему очистки готового вещества от ненужных примесей, как и выравнивания кристаллической решётки вы помните…

— Ни хера не помню, точнее — в общих чертах, — уточнил честный я. — Продолжай.

— Ни хера не помните, но использовали, — продолжил робогад. — Так вот, сэр. Используя браском для помощи вашим удивительным и поражающим когнитивным способностям, можно, а скорее — нужно начинать строить схемы без материальной привязки. Конечно, вряд ли ваш поразительный разум сможет запомнить значительную часть, — гадствовала железяка. — Но практика подобного эфирного воздействия как пойдёт на пользу в качестве тренировки, так и разумно выходит следующим этапом вашего развития.

— Так, а теперь я говорю, а ты отвечаешь «да» или «нет». Лори и ремонтники ставят обновки. Я залезаю в Дос, чтобы их проверить и протестировать. В прочессе ты скидываешь в браскомм колдунские схемы, и, согласовывая с тобой, я колдунствую в процессе тренировки. Так?

— «Да», сэр. Несколько сложнее…

— Нахер, Дживс. Лори закончит — давай пробовать, — отрезал я.

А то реально распустилась, железяка. Ну я понимаю, что не святочь научной мысли, не Декарт Эйнштейнович какой, но унылые подколки робогада насчёт моего отсутствующего интеллекта поддостали уже.

А, если выйдет колдунствовать «в динамике», так и до «огнемячей» можно натренироваться. Дживс отмахивался ещё в начале тренировок, мол «баловство бессмысленное», но это он дурачьё роботизированное: пасануть кому-нибудь огнемяч, или засандалить молнией, в жопу вражины, с руки — это безоговорочно круто, и точка!

К обеду довольная Лори доложила, что справилась, Дживс подтвердил что «чётко и быстро», ну и после обеда, полез я в Краба, тестировать новинки, ну и тренироваться в колдунстве, заодно.

Новинки, в целом, были неплохи: отзывчивость Доса на команды ощутимо повысилась, клешня была вообще замечательной. Правда резак несколько «смещал центр тяжести», за счёт себя и запаса топлива, но некритично, вопрос привычки.

А вот дальше пошла херня, от которой у меня чуть мозги носом не вытекли. Если кто-то думает, что проводить тренировку, одновременно пытаясь запихнуть в память многотысячисимвольную абракадабру, нацелить её на конкретную (ещё и движущуюся, чтоб его, потому что тренировка!) область и воздействовать колдунской мышцой — просто… То я ему клешню в жопу засуну и проверну.

Это был реальный пиздец! К вечеру я, к своему собственному вялому удивлению, справился. Но вываливался из Краба кучей нихера не соображающего, вяло бормочущего «в койку» студня.

То есть я даже не понял, как повлияло моё колдунство, да и, по моему, вообще ни хера был не в состоянии «понимать». Добрался до каюты, по моему, на четвереньках. По моему, под бочок притулилась Лори, что-то хотела, но я буркнул «угу», сгрёб девицу в охапку и уснул.

На следующий день я проснулся с головной болью и твёрдой уверенностью, что Дживса, педерастического металлического садиста и засранца, надо жестоко карать! Ну, в педагогических целях, как минимум, отметил я уже с чуть прошедшей башкой, после душа и завтрака. Так-то полезно вышло, кто спорит, да и тренировка… Но карать всё равно надо, факт.

Проверка «зачарованного» Краба показала, что не зря я мозги из ушей выжимал: разницы в плане «отклика» с телом я не заметил вообще. Конечно, разная «развесовка», габариты, инерция… Но в остальном — тело и тело, прекрасно ощущаемое и управляемое, без ощутимых ранее несколько раздражающих «подвисов».

По оружке же я удоволетворился «устным докладом» железяки: при всём своём несомненном скотстве и садизме, херовом чувстве юмора и прочьей фигне, в важных делах этот паразит не подводил.

— Пробойник стал прочнее на 36 %, сэр, вязкость выросла на 17 %. Все известные мне бронепокрытия Досов пробивать гарантированно будет, с вероятностью повреждения инструмента менее процента, — вещал Дживс. — С плазменным резаком, срок безопасной работы в форсированном режиме вырос до трёх минут, перегрев инструмета приведёт к нарушению структурной целостности не ранее этого срока.

— Охеренно, — довольно констатировал я, пощёлкивая клешнёй и помахивая резаком.

Нет, придурком, «с шашкой на танки», я, безусловно, не стал. Но, как и говорил в своё время железяка: лучше иметь. А мой единственный опыт боестолкновения Досов однозначно показал, что использовать приходится, а если делать это грамотно — то это круто.

Собственно, в ящике «покупок», например, был «прыжковый ранец» для малого Доса. Хотя название было не вполне корректно — топлива и мощи в нём хватало на «прыжок» на двадцать километров, с потолком в километр с чем-то. В нормальной атмосфере, само собой, для вакуума и хитрых были свои погремушки с топливом и прочим.

«Рюкзачок» РЭБ — не полноценный Дос сенсорики и подавления, а одноразовая пусковая, намертво блокирующая сенсоры и системы радиоконтроля и такого же наведения в радиусе тридцати километров на полчаса. В последнем меня уверял продавец, ну и Лори с Дживсом подтвердили.

Была и прочая немаловажная фигня, в основном в таком же виде «навесного оборудования», превращающая в совокупе Краба в весьма универсальную боевую единицу, с подготовкй справляющейся с задачами средних и даже тяжёлых Досов, а если с мозгами — так и на задачу тяжёлого потянуть можно или даже группы.

Теоретически и в будущем, отметил я сам себе. Пока у меня опыта с гулькин нос, но в целом — картина приятно греет самолюбие.

А на третий день после «шопинга» я открыл страницу «биржи найма». Всё здорово, но заказы сами себя не сделают, да и денежки нужны — много всякого интересного прикупить нужно, а от богатств меньше десятки тысяч осталось.

Выходило, что рекомендация «Падальщиков» довольно весомо повысила мой личный рейтинг, ну а через меня — рейтинг «Клешни», так что выбирать уже можно было не из «отработай полгода вертухаем за еду и топливо».

И попался мне весьма «вкусный» контракт, как по деньгам, так и по времени, но прежде чем тыкать в «связь с заказчиком», решил я свои знания и понимания проверить, да и с железякой проконсультироваться. Потому что пригодится, да выглядел заказ… ну, странным, при всей своей вкусности.

Очень, кстати, не зря решил проверить, потому как своё понимание реалий Галактики, как в плане «как работает техникой», так и «как работает человеками» несколько улучшил.

Итак, начинается всё с «портальных врат» времён Тригина. Это колдунский артефакт миллиардолетней выдержки, точнее, сеть таких, связанная друг с другом, охватывающая галактику (ну, более или менее охватывающая). Связаны они друг с другом и тягают по этой связи корабли через гиперпространство.

Но, как выяснилось, не только это они делают. В рамках «зоны покрытия», эти артефакты выдёргивают в гипер корабли, подавшие соответствующий сигнал. Движение корабля в «внутреннем» гипере, не имея «пинка» от портала зависит от его двигателя, но не ограничено скоростью света.

Что, кстати, делает «генератор гиперпространства» «Кистеня» не такой уж и имбалансной фигнёй, в рамках «зоны покрытия». Но всё равно чит — у прочих ограничения на вход, в виде условий «скорости вхождения» близости к планетам-звуздам, точнее полю гравитации, а если совсем точно — так удалённости от них. А мы можем с орбиты или даже с поверхности планеты скакать.

Ну да ладно, а поле «покрытия» портала охватывает несколько звёздных систем. Дохрена, если быть точным: наш сектор Саргас, в котором я болтаюсь, больше тысячи звёзд. Но, из них, обитаемых систем триста, ну в некоторых системах станции, а в некоторых «пригодные, но неблагоприятные и необитаемые» планеты. Это «география» и так везде по галактике, портал — центр и основа Сектора.

Далее, политота. В Саргасе есть четыре корпорации, по сути — «хозяева» сектора. Прямо всё и вся не контролируют, но делят друг с другом «вляние». Ну и дальше уже идут корпораты поменьше, на ряде планет — аристо, в общем понятно.

И, опять же кстати, так везде по галактике, и пока для очередной «всегалактической Империи» причин не наблюдается. Межсекторальные войны бывали, да и есть где-то, но в основном экономика и пиратство. Саккумулировать достаточно сил, чтоб «задавить» весь Сектор, успешно начать его контролировать, не ослабив при этом критически «свой» ни у одной самой толстой корпорации или «великого аристократического дома», что тоже корпорация, только с аристократичным выпендрёжем, не вышло в этом цивилизационном периоде.

Довольно интересная и, в перспективе, небесполезная информация мне открылась, добавившая при этом вопросов к «вкусному заказу». И дело вот в чём: заказ был от корпората. Но не мелкого какого, а от члена одной из четырёх «толстых», контролирующих Сектор корпораций. Не отдела какого или подразделения, а одного, конкретного лица, на «охрану и сопровождение во время совершения сделок». Корпорату, чья корпорация контролит четверть сектора, а гвардия, в том числе и с Досами, если не перебьёт всех наёмников Сектора, то отряд любой крупности просто не заметит.

В общем, СТРАННЫЙ контракт. И подозрительный, так что пнул я Дживса, на тему «простучи корпа своими методами». Железяка простучал, да и выдал.

— Рив Ланс, глава планетарного отдела перспективных разработок корпорации «Элисор». Заказ размещал точно он, под гарантии корпорации, никаких странностей я не наблюдаю, — несколько растерянно произнёс Дживс. — Но сам факт подобного контракта странен, вы правы сэр. И прочие наёмники ваше мнение разделяют: невзирая на весьма заманчивые условия, контракт существует уже три дня и не взят.

— Подозрительно, — констатировал факт я. — Но… да блин, интересно мне! — признал я. — Да и деньги хорошие… Контракт точно чистый, всё указано верно, страховки там? И этот Рив — точно он, а не там сперевший документ ворюга какой? — стал уточнять я.

— Чистый контракт, заказчик тот, за кого себя выдаёт, пребывает в элитной гостинице на станции, тут же пристыкована грузопассажирская яхта элитного класса, зарегистрированная на него.

— Значит берёмся, — махнул лапой я, пояснив на вопросительный хмык железяки. — Если это подстава какая, то я просто убегу, текущих возможностей на это хватит. А контракт зафиксирован. Просто будем тупо протоколировать всё происходящее, так что если что — претензий к нам не будет, да ещё и компенсация.

— Возможно, сэр, — осторожно ответил Дживс. — Но «Элисор», как корпорация, может захотеть нас «наказать».

— И чо? — резонно вопросил я. — Мы, вроде бы, к Сектору Саргас гвоздями не приколочены. По контракту всё чисто, переберёмся в другой Сектор, делов-то. Пусть хотят, я не против.

— Наёмники, сэр. Хотя, вынужден признать, гнев корпорации в не принадлежащем им Сектора если и не незначимый, то не критический фактор, — признал Дживс.

— Так что, берём контракт, — заключил я и тыкнул в «вызов».

Вообще — реально интересно было, ну а авантюрность… Ну жизнь такая, деньги не малые, а риск приемлемый, как по мне.

Через три минуты на вызов ответили и я начал понимать, почему контракт не берут ещё до того, как заказчик разинул хавало. Так-то дядька, за тридцать, среднего сложения, с редкими зализаными волосьями. Не слишком страшен и не красавец, ну, в общем, дядька как дядька. Но вот блин выражение его морды — это был реальный пиздец! Глазки прищурены, нос задран, щёки надуты, губа отклячена так, что ещё чуть-чуть — и отрвётся.

Не просто «надменное выражение», а «вы все гавно, а я Дартаньян в кубе», причём, видимо, «по-жизни» такое. И бесит эта рожа неимоверно, до каких-бы то ни было слов, вот так и просит своим выражением даже не кирпича, а бетонный блок от кубического метра и выше.

— Ну?! Мне ещё долго ждать?! Чего надо?! — через секунду(!) после соединения выдал этот тип, окончательно вселивший в меня уверенность, что ситуация «ну пиздец!».

— Ан Дрей, глава компании «Клешня», господин Ланс, — ровно выдал я, решив, что хер с ним, с контрактом, если будет «совсем пиздец».

— Наконец-то! Надеюсь ваша… контора соответствует моим требованиям, — отклячил он губу ещё сильнее, что мне казалось физически не возможно. — Заключайте контракт и отправляемся, — барски бросил он.

— Нет, — кротко ответил я с улыбкой.

— Что значит «нет»?! Да вы знаете с кем…

— А мне похер, господин Ланс. Вы для меня заказчик, не более. И я желаю ознакомится с контрактом детальнее, чем в открытом доступе, — так же ровно ответил я.

И да, на «контракт» я не то, чтобы забил, но был готов его потерять. А вот от ответа противномордого зависит, насколько это ему нужно и вообще.

— Задавайте свои дурацкие вопросы, — скривился тип через четверть минуты.

— Дживс, ты записываешь беседу? — уточнил я браскомом.

— Естественно, сэр, как всё относящееся к деловой активности компании «Клешня», сэ-э-э-р, — протянул железяка.

— Господин Ланс, контракт предполагает работу «в качестве охранника наземной техники в условиях городской застройки». Планета выполнения заказа? — начал уточнять я.

— Подобные детали только после подписания контракта, — ответила откляченая губа.

— Понятно. Согласно вашим данным, опасность может превысить возможности заявленного в контракте боевого потенциала?

— Нет конечно! Наёмник, вы принимаете меня за идиота?! Контракт и запрос составлен на основании данных разведслужбы Корпорации «Элисор»! — на этих словах он поднял палец и имел вид как будто о боженьке вещает. — Довольно, вы тратите моё время! Берётесь?

— Берусь, господин Ланс, пересылайте данные, — отметил я принятие контракта.

— Так бы сразу, — барственно выдал противномордый. — Через час стартует моя яхта, если вас не будет в точке финиша — контракт разорван и неприятности вас не минуют!

С этими словами он разорвал связь, а я, хмыкнув, подкорректировал голограмму-экран и озвучил.

— Дживс, обеспечь мне возможность просмотра записи разговора с нанимателем с возможностью замедления и остановки кадра.

— Сделано, сэр.

— Прекрасно. И своими методами, пока мы на станции, собери всю возможную информацию о этом Риве Лансе.

— Как пожелаете, сэр, — выдал железяка и отключился.

А я принялся покадрово просматривать противную рожу во время разговора. Я, конечно, не суперпсихолог и прочее, но армия и работа начальником меня некоторым вещам научила. Да и учителя, хмыкнул я, были неплохими.

Глава 11

И дело было вот в чём: люди не умеют врать. Звучит, казалось бы, бредово, но на деле это так и есть. Виляющий взгляд, покраснение кожи — ряд весьма характерных признаков мимики «маркирует» ложь. И спрятать мы это, вроде бы как, вообще не можем. Хотя, один из знакомых говорил, что вроде бы можно обмануть самого себя так, что будешь верить в любую ерунду.

Ну, в этом случае хер знает, лично я себя не обманывал до такой степени. При этом имел надежду, что морда противная этой самой мордой себя проявит. Вот не выглядел этот заносчивый сноб как великий актёр или психолог, тут скорее пациент последнего. И не ошибся — на вопросе о «превышении возможного сопротивления» вильнул глазами в сторону тип. Так-то в разговоре незаметно, но в записи и замедленно — отчётливо видно. Так что, я и так был почти уверен, что Рив врал, а теперь уверен без «почти».

Вопрос в чём и насколько это может быть неприятно. Контракт на «боеспособный вес». То есть, как только, вне зависимости от причин, контракт приводит к четырёхкратному усложнению против оговоренного — он может быть расторгнут на месте, потому что заказчик предоставил недостоверные данные. Как пример — описано сопротивление в виде одного «Нетопыря», их оказывается четыре, наемник посылает заказчика и его просто отпускают: у наймитов к наймитам претензий нет. И биржа рейтинг не снижает.

Другое дело, что есть контракты «стоять до последнего», «неизвестно что будет» и прочее. Но они и по деньгам выходят на порядок «жирнее», требуют высокий рейтинг и одиночки на такие вообще идти не могут (по тоннажу), всегда сбалансированные и мощные группы.

Идиотом заказчик… ну, возможно, является, я ему не доктор, но насчёт «разведки корпорации» не врал, судя по всему. То есть, выходит, опасность контракта заведомо выше заявленной, но не превышает более чем в четыре раза мощь малого разведывательно-диверсионного Доса.

В общем-то, возможно и боестолкновения не будет, но силы возможного противника Лансу известны и они либо в один средний Дос, либо в четвёрку малых. Больше не может быть, иначе он идиот от слова совсем, а я просто «выкидываю белый флаг», прощаюсь и сваливаю. Обидно будет, но топливо у нас бесплатное, а времени много не потрачу.

Далее, а на хера вообще корпоранту наёмник, зачем врать и почее — это вопрос, по которому Дживс мечется по компьютерам Станции, да и, подозреваю, по кому Рива и его корыту. Так что, рассчитываю, до отлёта всё узнать.

Ну и в принципе — превышение возможностей контракта мне… выгодно. Я чертовски крут, Дос мой по возможностям уже выше среднего. А выполнение «невозможных» контрактов — это и «счёт» заказчику, весьма внушительный, приём от биржи наёмников как «профсоюза» этакого. Не оплатит косяк — с наймом будут БОЛЬШИЕ проблемы. Ну и рейтинг, помимо «ёбнутый псих», резко скакнёт с пометкой «всегда выполняет заказ».

В общем, опасность вроде бы не велика, а выгода, даже при «кидке» — очевидна.

А денюжки мне нужны, как и рейтинг: ряд археотехнических или эксклюзивных решений для малых Досов, очень вкусных, стоят… да дохера стоят. Их потребители не пилоты, а, похоже. коллекционеры-толстосумы. И чтоб с ними за «плюшки» конкурировать, нужно дохрена кредов. А это и текущий заказ, ну и «рывок» рейтинга, с доступом к пусть сложным, но гораздо лучше оплачиваемым контрактом.

— Сэр, примите отчёт, — раздался голос Дживса, а на голоэкране появилась соотвествующая иконка.

А открыв «нахакерённое» и данные по заказу, я получил такую информацию.

Итак, Рив на станции в течении последней недели проебал полляма кредов в казино, это тезис раз.

Заказ на посещение Силлы, с приобретением ряда разработок у него есть и его отделом затребовано, это тезис два.

Силла — «нейтральный» Мир, контролируемый конкурирующей «большой» корпорацией, это тезис три.

И, наконец, Дживс нарыл отчёт «разведки корпорации» о наёмном отряде в четыре (вот сюрприз-то!) малых штурмовых Досах типа «Скорпион», это тезис четыре.

Четвёртый пункт прямо с Силлой в отчёте не связан, но учитывая временное окно и прочие моменты — выходит что это мои противники.

«Скорпион», начал я разглядывать данные, именно штурмовой, пусть и малый Дос, вооружаемый лучевой пушкой на подвижном заспинном манипуляторе и парой лёгких «пулемётов» на руках. Вообще — для городской застройки и вправду «штурмовой» вариант, если эту застройку не херачат в щебень площадями.

Но, совсем не «ближнебойник». Посто не та конструкция, некуда, скажем так. Платформа для лучевой пушки, весьма сказывающаяся на балансе, ну и сама пуха сжирает фактически всю мощность реактора. Скорострел на руках — так, для очистки совести скорее.

— Дживс, что мы можем на «Краба» против лучевиков присобачить? — прикинув сам, решил я уточнить у железяки.

— Отражающее покрытие, сэр. Пыледымовые шашки. Проекционный щитовой экран генератор «Краба» запитать сможет, но габариты его слишком велики, сэр.

— Да, я так же прикинул, — покивал я. — Летим на Силлу, Дживс.

— Как пожелаете, сэр, — ответил он.

Ну а я потопал к Лори, выдавать ценные указания по подготовке Доса.

Выдал, убедился в возне девицы с Крабом, ну и решил я проверить, а где мне, возможно, придётся «совершать невозможное». В плане, что за планета эта такая, Силла.

— Пиздец… — была моя первая реакция на первые жи строчки описания. — Дживс, железяка фигова! Скажи, что это за хрень! — тыкал я пальцем в экран.

— Не понимаю, сэ-э-эр, с чего вы так перевозбудились. Вам, очевидно, надо помахать клешнёй, или совокупится с нашим механиком, — чопроно ответила эта скотина.

— Дживс, отвечай на вопрос, — десять раз вздохнув-выдохну выдал я.

— Слушаюсь, сэ-э-э-эр. На данный момент вы изволите наблюдать курортно-производственный Мир Благословенной Автократии Тригин. Проект с недостатками, мне известно не более трёх десятков подобных планет, сэ-э-э-э-эр, — весьма занудно прогнусавил Дживс.

— Курортно, блядь, производственный… — пытался я склеить треснувшую картину Мира. — Охеренно понятно. А теперь с деталями, Дживс.

— Как пожелаете, сэр.

И, пролистав обьяснение до конца и выслушав Дживса я несколько «обрёл себя», хотя и не до конца.

Итак, Силла была живым, довольно приятным Миром, и вправду «курортным», судя по пулу обьявлений, которые в прошлый раз не соотвествовали запросам. Природа, моря, отсутствие хищников-паразитов. Мир-рай, можно сказать.

И вот, в этом Мире рае, было две огромных, стокилометрового диаметра дыр в полюсах и несколько десятков поменьше по площади. Натуральных, мать его СКВОЗНЫХ дыр! Потому что курорт был оболочкой, «земной корой» толщиной в три десятка километров, со слабой «вулканически-термальной» активностью, как выразился Дживс, поддерживаемой реакторами на антивеществе.

А внутри этой оболочки бултыхалась ЕЩЁ одна планета, точнее, «эйкуменополис», застройка в виде этакого планетоида в «полпланеты».

Извращенство это, со слов Дживса, творилось для «сохранения биосферы и снижению затрат на её создание в планетарных масштабах, при создании функционального и широкопрофильного научно-производственного центра».

То есть, тригинцы, рабочие и учёные, как я понимаю, пахали в лабораториях и заводах «внутренней планеты». Отдыхая на курортах «верхней», которая, вдобавок, обеспечивала им пожрать и дышать.

Ну, хер знает, призадумался я, осознав это. Решение «неудачное», как сам признал Дживс, да и вид «дырявой планеты» натурально вымораживает. Но, возможно, не так и глупо — сколько энергии нужно на воспроизведение биосферы хрен знает, но много.

А только «подышать и пожрать» человекам, всё же, маловато. Так что «удачна снаружи» — может смысл и имеет. Но всё равно бред, в очередной раз помотал я головой, взирая на «Дырявый Мир».

И начал смотреть, уже без картинок, что и как. И да, как я уже частично узнал, на внутреннем планетоиде тусовались как целиком, так и филиалами ряд научно-технических корпораций. Подозреваю, какая-то часть оборудования сохранилась, да та же халявная энергия от антивещественных реакторов.

При этом, заселено и использовалось от силы пара процентов поверхности планетоида-эйкуменополиса, в недра никто и не лез.

Посмотрел я изображения «поверхности» — коробки и широкие шоссе, чистая геометрия, без красивостей. Ну, терпимо, нормальный рельеф. А большие Досы тут толком не развернуться, факт.

Хотя и я «дальнобойности» лишусь, хотя, посмотрим, как повезёт, прикидывал я. В общем, согласно всем имеющимся данным, правильно я заказ взял — вытяну и пользу получу, по всем прикидкам.

Дополнил я после обдумывания пакет «обвеса» Краба рюкзачком-РЭБ. Не помешает, а если что — поможет, да и пошёл с этими дурацкими схемами тренироваться до вечера — а то Дживс достал нудеть.

На следующий день Кистень был на орбите Дырявого Мира, то есть Силлы. Я, любуясь на него не на изображении, а на обзорном экране пару раз протёр глаза, с трудом удерживаясь от желания себя ущипнуть — ну натурально, дырявый Мир-Матрёшка, бред какой-то!

Но, на прибытие нашего противного заказчика наличие подобного бреда никак не сказалось. А на момент, как его корыто оказалось на орбите, тут же последовал вызов.

— Наёмник, не будем терять времени. Я вылетаю через полчаса, следуйте и сопровождайте! — прогнусавил Ланс.

— Заказчик, тип и вид вашего средства передвижения, это необходимо для вашей безопасности, — прогнусавил я.

Рожа скорчилась в ещё более надменной гримасе, связь отключилась, но, через минуту, поступили данные — бронемобиль на воздушной подушке, естественно запредельно прочный и дорогой, но реально весьма прочный и живучий. Хм, это хорошо, одобрительно покивал я. А то в случае высоковероятной заварушки терять заказчика, даже столь противного, не хочется.

— Вылетаем, — кивнул я Лори, которой предстояло впервые исполнять роль пилота атмосферника. — И выведи мне внешнюю камеру, хочу посмотреть на Силлу.

— Да, зрелище удивительное, — несколько пришибленным тоном произнесла Лори, подключая требуемое.

Очевидно, тоже не бывала, а вид если не угнетал, то шокировал. Особенно влёт в полярную дыру, с провалом «сквозь землю». Да и «земной свод» внутри, с дырами «освещения» с солнечной стороны планеты внушал.

Но, зрелище-зрелищем, а дело делом. И, через час, наш атмосферник приземлился, я вышел, а связавшийся заказчик буркнул по связи «работайте».

Ну, хоть маршрут выдал, и то хлеб, хмыкнул я, бодро топая за мобилем по широкому шоссе.

Ландшафт «внутренней планеты» ничем от изученных мной изображений не отличался: двадцатиметровые шоссе, ровные коробки зданий, пустующих большей частью, как я понимаю. И материал, переживший миллиарды лет… Впрочем, погоды тут нет как класса. а «идеально ориентированные кристалические решётки» я сам творю, постоянно. Так что хоть и удивительно, но объяснимо. Но земной свод — это м-да, отметил я невольно, постоянно возвращаясь взглядом к этому сюру. Хотя, была ещё одна деталь — неважное освещение, компенсируемое уличным. Вроде и мелочь, но если врубить РЭБ, не говоря о «пыледымовых» облаках — тоже фактор немаловажный.

Через четверть часа добрались до «точки раз»: несколько коробок домов были обнесены высоким металлическим забором, поверх которого торчало четыре лучевых башенки-турели. На «внутренней планете», с учётом халявной энергии, подобное, скорее всего, норма, рассудил я, ожидая заказчика «снаружи», разглядывая вывеску «Пиробласт компания» над воротами.

Через двадцать минут заказчик выехал, буркнул связью «следуйте за мной, наёмник» (охеренно нужно связывался, вот не сказал бы — я бы так и стоял, бедный-несчастный) и двинулись мы к «точке два». Там повторилась та же ситуация, а через пару часов мы объехали все «точки маршрута», двунувшиь к посадочной площадке.

И вот как-то всё, невзирая на мои опасения, было нормально и спокойно. Рив заехал, выехал, буркнул в очередной раз — и двигаем мы дальше. Ничего гадкого и подозрительного, так что, на обратном пути, стала появляться надежда, что «пронесёт». Ну а что — мне в принципе подраться, конечно, в радость, но тут не драка, а бой, в который лезть лишний раз можно, но можно и не лезть. А денюжка и так за заказ неплохая, рассуждал я. До следующего поворота маршрута «ёлочкой», где понял что «не пронесло».

За поворотом дороги стояли три «Скорпиона», хищно водя хвостами. А из-за поворота сзади — показались… ещё три! Пиздец, шестеро, судорожно начал вращать шестерёнками я. Либо «охотник на заказчика» доукомплектовался, либо разведка корпорации очень Ланса не любит, в чём её и не обвинишь, если честно.

Но мне-то что делать, блин? Шесть «Скорпионов» — это не четыре, хотя…

— Позывной «Краб»! Вали нахрен, сам видишь расклад, — раздался голос по связи. — Не тронем, наверное, гы.

Ну пиздец, какие все юмористы, и отчего меня такие уроды бесючие окружают?

— Наёмник, защищайте меня! — раздался истеричный визг заказчика.

— Сзади три «Скорпиона», придурок. Контракт… — начал было я, задумался на секунду и, оскалившись, продолжил. — Может быть расширен, за дополнительную плату.

— Какую плату…

— Десять секунд и я отказываюсь от заказа. Согласие — обсудим в более спокойной обстановке, — бросил я.

— Да-а-а!!!

— Как пожелаете, — с ухмылкой вспомнил я присказку джиннов, активируя рюкзачок РЭБ и дымо-пылевую гранату. Последняя, помимо как раз дыма, содержала кучу металлической пыли, делая лучевое оружие, пока не осядет, не опаснее фонарика. Соответственно, на полчаса перекрыв возможность работы радаров, ну и лишив в определённом «объёме», с нами в центре, Скорпионов их главного оружия, а, как приятный бонус — исчезнув из зоны визуального обнаружения противников.

А, пока вражины заполошно что-то там делали (вообще, судя по звону по Досу — палили в облако дыма и пыли из пулеметов. Совершенно зря, к слову — ни мне, ни бронемобилю заказчика вреда нанести подобным калибром они не могли), я подскочил к мобилю заказчика, ухватил его манипуляторами Краба под днище и поскакал в боковой проход. Надолго не скроемся, но, полминуты-минута будет, на «поговорить за жизнь».

Дело было вот в чём. Не бросая контракт в текущих условиях, я вполне мог претендовать на солидную премию, но… Это был вопрос доброй воли корпоратов и юристов, а момент выплаты может затянуться на месяцы и годы.

При этом, корпорация «гарантирует заказ» и, если её представитель «подпишется», то при исполнении контракта это будут его, а не мои проблемы. Мне-то заплатят в любом случае.

Немаловажным фактором моих расчётов был и прикупленный «чёрный ящик». Регистратор показаний камер Доса, без возможности доступа извне, кроме как сотрудниками биржи наёмников. Ну, положим, мы с Дживсом подобное осуществить неустановимо сможем… Просто нам нахер это не нужно, а у меня появится «железобетонный аргумент», в случае если непосредственно Рив начнёт проявлять характер.

— А теперь, Рив, поговорим, — начал я. — У нас полминуты.

— Что ты хочешь, тупой наёмник?! Защищай меня!

— Расширение оплаты контракта до шестисот тысяч, — отрезал я. — В таком случае, я продолжаю его выполнение и обеспечиваю твою безопасность. Или покидаю тебя, здесь и сейчас.

— Согласен!

— Подтверждение с цифровой подписью, Рив.

— Подавись, урод! — злобно рявкнул наниматель, посылая мною затребованное

— Без меня не двигаться с места, я обеспечу вашу безопасность, — вежливо сообщил я, забрасывая манипуляторы на «дом-коробку».

«Вечная» тригинская постройка с лёгкостью удержала вес Доса, а подтягиваясь, я широко улыбался: вот теперь мы повоюем.

Глава 12

Пристроив мобиль заказчика в середине плоской крыши постройки, по-крабьи присел на корточках на краю крыши. В то, что вражины идиоты, верить всегда хочется, но всегда глупо. Они, как минимум, наполовину идиоты, а то и не идиоты вообще оказываются.

А значит, стоять как бараны перед потихоньку оседающим облаком дыма не станут. Но связь херовая, метров на десять-пятнадцать, РЭБ исправно работает, ну а путей «отхода» у меня два, точнее четыре: на передние «Скорпионы», на задние — но это самоубийство. И два прохода, тупиковый текущий и узкий, на соседнее шоссе.

Соответственно, после того как они «постреляли в дым», они либо пытаются отходы перекрыть, но тут засада — связи нет. Либо, тройками, в зоне прямой видимости друг друга прочёсывают облако.

С дюжины «пулемётов», меня просто собьют с ног, да и поливая огнём в упор — найдут уязвимое место. У «Краба» их нет, но вражины этого не знают, соответственно, учитывая две тройки, скорее всего ими и пойдут.

Видимость, конечно, в облаке херовая, но будут идти «шеренгой, плечом к плечу». По крайней мере, с имеющимися вводными, я бы так и поступил, если бы мне надо было устранить или захватить заказчика. Да и описания тактических схем Досов на это наталкивают, так что будем встречать врагов на выходе, рассуждал я, напряжённо вглядываясь в клубящееся облако, постепенно накрывающее крышу.

И их у меня ещё три, отметил я запас гранат. Если не полезут искать — будет перестрелка, с хер знает каким результатом, дальнобойность моя роли не играет, покрытие Краба, нанесённое Лори — безусловно, хорошо, но не от шести лучевых пушек одновременно. В общем…

В общем, хватит психовать, сам себя оборвал я, а то мысли в ожидании начали вращаться вокруг «а справлюсь ли?», «а не сбежать ли?» и прочей херни.

И тут в дыму замелькало, я раскорячился ещё сильнее, прижимаясь крыше, чтоб не выдать местоположение силуэтом раньше времени, и приготовился.

А, через несколько секунд, из дыма показался напряжённо водящий наручными пушками Скорпион. И тут же получил клешню, в основание шеи, отделившую «голову» с сенсорным блоком от тела.

Тем временем я, продолжая движение прыжка, присел и подсёк ноги вражеского Доса. Отметив заполошенные вспышки из облака, мельком порадовавшись что придурки выдают своё местоположение (стреляли хер пойми куда, по присевшему мне даже попаданий не приходилось), не вставая, подкрабил к поверженной машине и на полсекунды задумался.

После чего вогнал клешню в сочленения «рук», «ног» и «жала» — вогнать её и в ложемент можно, но нахер ненужно. Безопасен, иммобилизован, без связи — пусть живёт.

И так же, вполуприсядку двинул к месту «левых» вспышек от выстрелов. Точнее, месту, где они были. И корячился на карачках неожиданно долго: вражеский Дос, как выяснилось, медленно пятился задом, водя своими пушками туда-сюда. Увидев прыгнувшего меня, начал стрелять. в том числе и лазером «жала» — то ли с перепугу, то ли в расчёте на малое расстояние. Впрочем, повторить судьбу первого Доса ему это не помешало, хотя «покраска» на Крабе от лазера «испарилось», оставив косую полоску нижнего зеркального покрытия на торсе.

А вот на выстрелы и лазерный огонь (последнее бред, но и понять вражину можно — стреляет в темноту, на авось, «может и повезёт») третьего я двигался очень осторожно. Дело в том, что прилетели они условно «со спины», так что высока вероятность, что я «поменялся» с третьим Скорпионом ролями. А он поджидает меня в тупичке, выцеливая выход из облака.

И, в таком раскладе, остаётся только надеяться, что Рив, морда надменная, засунул язык в жопу и тихо сидит на крыше. А то все мои крабьи танцы окажутся зря.

В общем, двинулся я осторожно, напряжённо вглядываясь в дым, уже начавший потихоньку рассеиваться и увидел, причём первым: Скорпион и вправду стоял в тупичке, выцеливая выход из всего наличного оружия.

Ну, вот и молодец, успокоился я за заказчика, мысленно отвесил мысленного подзатыльника дурацким мыслям «рвануть и запинать». Во-первых, лазер в упор ни хрена не приятно и опасно, невзирая на двухслойное защитное покрытие. А, во-вторых, у меня, вообще-то. разгонники есть.

Так что, спокойно, не слишком торопясь, с двух рук выцелил энергоконтур Скорпиона, да и выпалил, успешно попав, но…

— Вот же пидарас опытный! — злобно ругался я. — Хотя, молодец, конечно, если честно. Но подгадил скотина, факт.

Дело было в том, что Скорпион, прежде чем разогнанные болванки пробили корпус и замкнули основные энергоконтуры, таки успел шмальнуть лазером. И всё бы ничего, но я сидел враскокрабу, так что, пусть и ослабленный дымкой, луч прилетел в основной пакет сенсоров на башке Краба. Ну и ослепил их нахер. Если вообще не сжёг — телеметрия Доса выдавала просто «повреждения», пока костюм проводил диагностику.

— Бардак, вообще-то, — сам с собой общался я для самоуспокоения, двигая к тупичку. — Надо будет с Дживсом и Лори поговорить и разнести сенсоры. И побольше их надо, побольше, — бормотал почти ослеплённый я.

Добрался до тупичка, но заходить не стал, притулившись под стенкой строения с Ривом на крыше и начал вызывать его — всё равно микродроны РЭБ выпущенные мной, блокировали связь на сколь бы то ни было серьёзных расстояниях. И будут это делать… ещё двадцать три минуты с секундами. Надо бы поторопиться, мимоходом отметил я, заодно недовольно оглядывая явно рассеивающийся дым.

— Это вы, наёмник?! — раздался, наконец, истеричный голос заказчика по связи. — Что вы делаете?! Срочно доставьте меня до…

— Заткнись. Что жив хорошо, сиди тихо, больше на связь не выходи, я сам за тобой вернусь. Просто сиди где есть, дёрнешься — сдохнешь, — отречетативил я.

— Да что ты себе позволяешь?! Ты знаешь, кто я?! Да тебя в полотёры на пират…

— Заткнись, а то сам заткну!!! — рявкнул я.

Помогло, хорошо. А то реально достал. И в то, что разведка корпорации слила Риву «неполные данные» я теперь почти уверен. Ну реально: редкостный козёл, придурок, да и пассив ещё тот.

Так, ладно, собрался я. Три гранаты, шмальнуть сейчас? Наверное, нет: у меня минуты две относительного преимущества — видимость уже появилась, а металлическая пыль ещё не осела. Если бы не скотина эта меткая, с недовольством глянул я на валяющейся в тупичке «Скорпиона», вообще мог бы спокойно с дистанции вражин перещёлкать. Но часть сенсоров накрылась (хорошо не все, с этим повезло). И видимость была, как понятно, хреновой.

Значит пишем на туалетной, заключил я, двинув вдоль домов налево. Чёрт знает, где оставшаяся тройка, но ждать их на месте — идиотизм.

Дошёл до края облака уже не дымного, а туманного, осмотрелся, даже лапой из него помахал — но врагов не было. Значит назад, заключил я, разворачиваясь.

Дотопал до «назада», но и там Скорпионы не копошились! Блин, да где же эти скоты… хотя…

Пара лазерных лучей чиркнула по броне. Подтверждая, что я в последнем предположении не ошибся: очевидно, троицы «вошли в дым», встретились в середине и разделились, одни — в тупик, вторые — в проход.

Последние же, меня с заказчиком не обнаружив, в дым обратно лезть не стали, а, двигая косым зигзагом, я отметил весьма изящное, хотя простое решение: над зданием, из-за угла которого торчали «Скорпионьи» жала, болтался дрон, чуть ли не винтовой, соединённый, видимо с одним из Скорпионов кабелем. Не охват многих километров, но блин: дёшево, надёжно, практично. А в поле РЭБ подавления даёт весомое преимущество, которое эти гады реализовывают, злобно отметил я уже не первое попадание лазером. Всё вскользь, отражающее покрытие, да и пыль ещё не вся осела. Но блин, всё равно неприятно, а, потенциально — опасно.

В голове лампочкой загорелась идея, а я, продолжая прыгать рваным зигзагом к противникам вскинул манипулятор и врубил резак, максимально расфокусировав факел.

Толку с боевой точки зрения никакого, но получившаяся «волна пламени» как скрыла меня, так и, наверное, ослабит лазеры. Не уверен, но что-то где-то читал.

И от пушек толку никакого, мимоходом отметил я: или уворачиваюсь, так что хер постреляешь, и иду на сближение. Или прожариваюсь лазерами нахер, потому что завеса уже почти спала. И гранату метать уже смысла-то нет, расстояния не те. Так что, опять «смерть от клешни пидарасам». Ну, судьба у них, у пассивов мерзких, такая, хмыкнул я, почти лёжа «ввинчиваясь» за угол. Лягнул ближайший Дос по ногам, руша на второй, и завертелся как уж на сковородке. Точнее, как Дос под лазерным обстрелом, бухнувшийся на спину пытаясь уйти от лазерного луча.

Третий гандон «хвостом» лазера не высовывался, а комфортно ждал моего появления, в тридцати метрах, прикрывая напарников. И сейчас меня, потерявшего мобильность, от прожарки спасало только лежачее положение: противнику было не слишком удобно стрелять, не тот угол и почти не простреливаемый профиль. Но он же меня нахер сожжёт, если я подниматься буду! И эти на ноги встанут, или пальнут, отметил я мимоходом «обнимающиеся» на земле Скорпионы натуральных извращенцев.

Хотя, хер им, решил я, плюнув на обстрел и начав стрелять с земли. Первым же выстрелом «засадника» покачнуло, луч вильнул, а последующие четыре вывели из строя и бросили на спину.

Тем временем, «любовнички» видимо в должной степени «насладились» друг другом и, кажется, включили мозги. Перестав бестолково копошится, верхний, с прикрученным к нему дроном, просто развернул хвост и начал меня жечь!

«Пиздец котёнку!», отметил я, отмахнувшись от телеметрии и раз в секунду посылая выстрелы из левой пушки. Правой, вместе с манипулятором, настал тот самый «пиздец», а истерика телеметрии указывала на то, что если я ушлёпков не прибью, то, через минуту, у меня будет не Дос, а кусок металла: покрытие уже сгорело, а прожариваемый реактор раскалится до нерабочего режима.

Это ещё хорошо, что у ложемента контур охлаждения колдунский и отдельный. А то, бы был у ублюдков «Краб в собственном поту», пошутил я, отправляя болванку за болванкой в валяющихся вражин.

И успел, выведя «Скорпионов» из строя до того, как реактор накрылся термической вагиной.

Трындец, обессиленно обмяк в ложементе я.

— Но вообще — я молодец, — через полминуты огласил я сам себе. — Но тренировки нужны, вроде и глупостей не творил, но одного того, что так думаю, хватает, чтобы понять: ни хера я про бои Досов не знаю. Тренажёр виртуальный какой нужен, или ещё что такое… — задумчиво протянул я, встряхнулся и перестал болтать с собой.

И начал кривовато подниматься на ноги. Правой лапе настал безоговорочный кирдык, вместе с разгонником и резаком. Оплавилось всё нахрен. И, даже сейчас, бордово светилось раскалённым металлом, невзирая на вой и пар врубленной «аварийной системы охлаждения и пожаротушения». Это ещё хорошо, что я топливо резака почти потратил, мимоходом отметил я, а то никакие контуры бы не справились, ну и был бы у гадов «печёный Краб».

Ковыляя к зданию с заказчиком, я вдруг замер: припоминая бой и его начало, меня пронзила отчаянно стыдная мысль. Я чуть башкой в ложементе биться не стал, но выматерившись от души, встав, серьёзно задумался и стал вспоминать.

Так, три Доса спереди, три сзади. Тупик налево, пройденный переулок направо. Запуск РЭБ, граната. И нахера я не щеманулся, балбес такой, вправо, на параллельную дорогу, с мобилем заказчика в манипуляторе?! Добежал бы спокойно до посадочной площадки, не менее спокойно бы улетели: площадку прикрывает гвардия корпорации. Это вне её «свободные деловые отношения арендаторов и гостей». До определённой степени, полноценной войны корпораты не допустят, но «по мелочи» — так.

Так. Либо Дживс, скотина железная прав, а я и вправду дебил. Либо я чего-то в начале боя заметил, в «боевом режиме сознания», когда решения не обдумываются. Стал вспоминать, ну и да: не дебил. Ответвления мы прошли, проход и тупик я зафиксировал, но с места начала боя их не видел. И пустой тупик резонно отметил, как «условно-безопасное» место, куда и рванул с заказчиком. А вот проход, с учётом «Скорпионов» сзади, даже не осознавая посчитал «потенциально опасным».

Уф, с облегчением выдохнул я, а то чуть не посчитал что Дживс своим кругом на затылке из меня идиота делает.

Дотопал до здания, начал вызывать Рива. А это скотина молчит! А я, блин, с одним манипулятором хер заберусь на здание! Ну, хоть помашу, решил я, помахав манипулятором.

— Это вы, наёмник? — раздался полный подозрений противный голос заказчика на связи.

— Нет, блин. Моя почтенная бабушка! Уважьте старушку, подлетите к краю крыши, Ланс. Я вас сниму, — буркнул я.

— А почему вы не залезаете? Вы говорили, что поднимитесь! — начал демонстрировать похвальные, но сейчас ни хера не уместные качества клиент.

— Противники уничтожены. Мой Дос боеспособен, но повреждён. Если не хотите дождаться подкрепления, с которым я уже ГАРАНТИРОВАННО не справлюсь — прекращайте заниматься хернёй и двигайте к краю крыши, — устало озвучил я.

— Уничтожены? Прекрасно. Сам спущусь, — выдал Рив, и вправду скакнув на своей воздушной подушке с крыши на шоссе.

И, втопив по нему к космопорту так, что я за ним еле поспевал, начал связью отвратительно нудить. Как я, блядь, непрофессионален, невежлив, некомпетентен, гнусный вымогатель. Какие меня ждут «жуткие и невообразимые последствия». Ну и, безусловно, какой Рив «большой человек». Реально достал, скотина такая!

— Заткнись, — бросил я связью через пять минут этого потока поноса. — Отвлекаешь от охраны, да и не интересны мне твои фантазии, — уточнил я.

— Да ты знаешь, хам, что тебе будет…

— Заткнись нахуй, пожалуйста, — устало бросил я. — Или я отключу связь, а в случае нападения ты почти наверняка сдохнешь.

Последнее помогло, так что до космопорта мы добрались в тишине. Хотя мне, на повреждённом Досе, было крайне неудобно гнаться за этим гнусным мудаком. Но справился, мобиль скользнул в открытую аппарель челнока Рива, после чего тот запустил двигатели.

А я устало обмяк в ложементе, ожидая прибытия Лори. Пока ждал, отметил в диспетчерской башне посадочной площадки некоего типа, в форме корпорации, показывающего большой палец в окно.

Хм, может спутники какие, а они мои крабьи танцы видели, хмыкнул я. Тем временем, наш атмосферник приземлился, ну и я проковылял в аппарель.

— Всё в порядке, Ан? — раздался голос Лори внутренней связью. — Пропадала связь, но Дживс не давал связаться…

— И правильно делал, — отрезал я. — Боевая операция, не хер отвлекать. Я в порядке, Краб повреждён. На Кистене разберётесь.

— Точно в порядке? — последовал вопрос.

На который я хотел рявкнуть, но решил что не стоит: девчонка волнуется, а моя «послебоевая размазанность» не столь велика, чтоб огрызаться на проявление тёплых чувств.

— В порядке, устал только чертовски, — ответил я. — Контракт выполнен, кстати.

— Отрадно слышать, сэр, — вклинился в нашу беседу Дживс. — Но вынужден констатировать, что на счёт компании средств не поступало.

— Заплатит, никуда не денется, — устало отмахнулся я.

На Кистене, отведя Краба в техническую часть трюма, я фактически вытек из него, мимоходом чмокнув Лори.

— Я — отдыхать, задолбался, — озвучил я. — С «Крабом», Лори, Дживс, поработайте с манипулятором, посмотрите, что можно сделать. Лори, извлеки регистратор гильдии, подготовь к транспортировке, чувствую — понадобиться. С ремонтом особо не напрягайтесь — закупаться всё равно придётся, так что, возможно, поменяем. И да, Дживс, стартуй к станции. Всё, ушёл.

И после этого доковылял до своей каюты, рухнув в койку. Правда, был разбужен через какое-то время Лори, но она, увидев мою варёность, всё сделала сама. Умница, девочка, улыбнулся я, засыпая второй за сегодня раз.

Глава 13

Проснулся я отдохнувшим и бодрым, но «отходняк» от боя вчерашнего был тяжеловат. Наверное, от того что перепсиховал: всё же в одиночку вести бой сильно напряжно, с теми же «Падальщиками» было проще. Ну и момент с перестрелкой на земле: ощущение беспомощности и приближающегося пиздеца. В общем, выжил, молодец, но готовится надо лучше и Дос экипировать по максимуму. И тренировки, напомнил я себе, пожмякав попку посапывающей Лори (заулыбалась во сне, свернувшись калачиком), да и пошёл разбираться с делами и тренироваться.

— Сэр, рад что вы в добром здравии, — огласил железяка тренировочный зал своим гудением. — Докладывать?

— Давай, — пропыхтел я, дубася грушу.

— Повреждения «Краба» таковы: манипулятор и электромагнитный разрядник подлежат восстановлению эфирным воздействием. Плазменный резак полностью выведен из строя. Запас дронов контейнера РЭБ истрачен…

— Спасибо, Дживс, а я думал, что они самовосстановились, — съехидствовал я.

— Вынужден вас разочаровать, сэ-э-эр, ваши надежды не оправдались. Я с прискорбием отмечаю…

— Дживс, не беси!

— Слушаюсь, сэр. Рекомендую провести эфирное воздействие, пока механик Лори спит.

— Успеем? — уточнил я.

— Должны, сэр. Ваш прогресс оператора эфира под моим мудрым руководством позволит осуществить корректирующее воздействие за полчаса. Механик Лори же будет спать не менее двух, согласно всем моим данным.

— Ну, давай сделаем, — решил я, заканчивая «короткую» тренировку, делая её разминкой. — Как она ещё не заподозрила, — под нос пробормотал я, топая к ангару.

— Спешу вас обрадовать, сэ-э-э-эр. Механик компании «Клешня» обладает несколько большими когнитивными способностями, нежели вы думаете. Она даже умеет говорить, сэ-э-э-эр, — разговнилась железяка. — И «заподозрила», как вы выразились, ещё с первого знакомства с «Крабом».

— Хм, и что делать? — спросил я не столько у Дживса, сколько у себя, но ответил всё равно он.

— Ничего, сэр. Механик Лори нашла для себя объяснение. Подозреваю, высказанное вам подозрение в вашей аристократичности — стало для неё, теперь, уверенностью.

— Так, значит она считает, что «Кистень» забит археотехом и высокотехнологичным оборудованием, — предположил я.

— Высоковероятно что так, сэр. К чести механика Лори, свойственного женщинам любопытства она не проявляла и в закрытые части «Кистеня» проникнуть не пыталась.

— Молодец, девочка, — искренне одобрил я. — Хотя у нас там кроме пыли…

— Попрошу вас, сэ-э-эр!

— Хорошо, Дживс. У нас там ДАЖЕ пыли нет, — хмыкнул я.

— А вы не думали просветить механика Лори в часть наших секретов, сэр? Я всецело одобряю вашу конспирацию, но подобная закрытость для человека со временем может привести к неприятным последствиям, сэр.

— Стану ёбнутым параноиком, Дживс? — усмехнулся я. — Ну, тоже неплохое состояние. Думаю, через какое-то время просвещу. В часть ли, или во всё — посмотрим. Пока точно рано, хотя причин не доверять Лори я не вижу. Но и оснований всецело доверять — не наблюдаю! Нужно время, — подытожил я.

— Понятно, сэр. Не намеревался указывать вам, что делать, всего лишь уточнял вашу позицию, сэр.

— Угу, я так и понял. Давай работать, — буркнул я, уже в трюме.

Краб стоял полуразобранным, Дживс шуршал ремонтниками и, через полчаса, мы и вправду «наладили», хотя, скорее «заново сделали» поломки.

— Должен отметить, сэр, что овладев в должной степенью эфирным манипулированием, — гундел железяка. — А также знанием технических нюансов оборудования, создание таких устройств, как плазменный резак, как и гораздо более сложных приборов будет вам доступно.

— Спасибо за ценную информацию, — фыркнул я. — Вот не сказал бы, я бы в жизни не догадался. И, хватит заговаривать зубы, Дживс. Что с нашим заказом?

— Полная оплата первоначального заказа проведена, сэр. Также есть «зарезервированный платёж» на пять сотен килокредов от корпорации «Элисор», сэр.

— Переведён, но нам недоступен, до введения пароля или чего-то такого? — уточнил я.

— Точно так, сэр.

— Наш рейтинг на бирже? — уточнил я, уже зная ответ.

— Боевой скакнул на три пункта, сэр. А социальный и надёжности значительно снизился, — констатировал Дживс.

— Как и ожидалось, — заключил я. — Дживс, сколько лететь до станции?

— Менее получаса, сэр.

— Арендуй грузовое такси на сутки. И доставь на него ремонтниками это, — похлопал я по «черному ящику», полуметровому кубику «регистратора биржи».

— Слушаюсь, сэр. Вы намерены оспорить рекомендации заказчика?

— И получить наши денежки, Дживс. У меня все ходы записаны, — порадовался я своей предусмотрительности.

— Благодарю за ответ, сэр.

— Кстати, Дживс, пока не забыл, — припомнил я.

— Да, сэр.

— Скажи, есть ли тренажеры для пилотов Досов и какой ты мне порекомендуешь?

— Есть, сэр. Никакой, сэр, — а на вопросительное мычание железяка расщедрился на подробности. — Методика вашего подключения, сэр, как и доработка Доса делают все существующие тренажеры и симуляторы неэффективными. Я бы порекомендовал вам продолжить физические занятия, а также начать знакомится с тактическими схемами и записями боёв. И опыт, сэр.

— Жаль, ну да ладно, — принял информацию я, пошевелил коробку, но в итоге нагрузил её на ремонтников.

И, через полчаса, я сидел в обнимку с «чёрным ящиком», направляясь в штаб-квартиру Биржи Наёмников.

Вообще, если разобраться, это был этакий «центр профсоюза наёмников». Работали там ветераны, прибыли биржа не имела как факта — жила на добровольные отчисления с контрактов. Я их, кстати, исправно делал, с целого одного исполненного контракта, да и сейчас не буду «жлобится». Потому что Биржа — это страховка от произвола и давления корпоратов. От «мести исполнителю», чем могли грешить многие и многие. В общем, полезная фигня, существующая по всей галактике, без которой само существование «наемных пилотов Досов» было бы под большим вопросом.

Может, конечно, там и были «хозяева и большие деньги», но ни я в сети, ни Дживс своими хакерскими способностями таких не обнаружил. Так что я небезосновательно рассчитывал поиметь с корпов свои денежки и рост рейтинга, вместо падения.

Здание штаб-квартиры Биржи находилось, естественно в шпиле и было как знакомо, так и вызвало улыбку: торс тяжёлого Доса «Мамонт», как используемого моим знакомым Зоги, так и бывшим одним из популярнейших Досов галактики, этакой «визиткой», был основой для здания.

На удивление небольшого в итоге — я рассчитывал на лютые небоскрёбы, а тут вон оно как.

Такси остановилось, ну и я с пыхтением попёр «чёрный ящик» к распахнувшимся дверям.

— Чем штаб-квартира Биржи Наёмников Сектора Саргас может помочь вам… — начал было андрод на входе, но я с пыхтением всучил роботу ящик.

— Тащи это в отдел урегулирования рейтинговых споров, — озвучил я, на основе изученной информации. — И меня туда проведёшь, — дополнил я, активируя браскомм в режиме визитки.

— Следуйте за мной, капитан Дрей, — выдал андроид, топая в глубину здания.

Поднялись мы на второй этаж, к моему удивлению никого особо не встретив, где ввалившись в дверь с табличкой соответствующего отдела, робот замер.

— Давай сюда, — ухватил я регистратор и бухнул его на стол единственного обитателя средних габаритов комнатушки.

Был это весьма колоритный дядька — седой, с обветренной красноватой мордой, могучими, раскидистыми бровищами и тяжёлой челюстью. Лет пятидесяти на вид, полноват, в левом глазе отсвечивал огонёк, указывая что это протез. На столе, на который я бухнул ящик было пусто, а сам дядька пребывал в роскошном массажном креслище, судя по вибрации — ловя кайф.

— Это что?! — вытаращился он на ящик, а потом требовательно на меня.

— Это регистратор биржи наёмников, блин! — возмутился я. — Мне надо оспорить…

— Ну охуеть, — ласково уставился на меня дядька, хамски перебив. — Я-то думал ты в отдел припёрся со мной бренди попить, девочку снять… А ты «оспорить», — глумливо покачал он головой и тыкнул сосиской пальца в регистратор. — Это ты нахера припёр, умник?

Я задумался, а не зарядить ли пенсионеру в бубен, чтоб не хамил. Но в виду того, что альтернатив для выбивания из корпов моих денежек не было, снисхождению к увечьям и прочей херне решил пока потерпеть. До поры, конечно, но всё же.

— Я. Принёс. Регистратор. Действий и переговоров. Для доказательства. Исполнения. Негативно оценённого. И не полностью оплаченного. Контракта, — чётко и раздельно, со снисхождением к увечьям на всю голову собеседника, озвучил я.

— Ты охеренный парень, — покивал на это пенсионер. — А теперь объясни тупому мне, нахера ты припёр защитный кожух?

— Э-э-э… — мудро выдал я.

— Так вот, — раздельно и чётко, явно пародируя меня, выдал пенсионер. — Эта коробочка — защита. Чтоб регистраторы не сломалась. Твоя моя понимай? — и прежде, чем «моя» успела ответить «понимай», дед шмякнул ладонью по впадине на верхней грани куба, тот пыхнул перепадом давления, разошелся, а из недр дед извлёк фигню, размером с сигаретную пачку. — В следующий раз — тащи это! — потряс он «пачкой». — Это, — потыкал он в раскрытый короб, — тащить не надо!

После чего, ворча в стиле «понаберут дураков по объявлению», полез с «пачкой» под стол. А я прикидывал, а не протупил ли я где, ну и выходило, что разве что с тем, что не разбудил Лори, хотя это правильно — пусть девчонка выспится. А что там открывается и прочее — на коробке не нарисовано, а мы с Дживсом не знали, так что сами козлы, справедливо рассудил я.

— Так что там у тебя? — барственно спросил, сложив руки на груди, пенсионер, краем глаза поглядывая в голоэкран.

— Мои данные, — односложно выдал я, тыча в кнопки на браскоме. — Контракт, — переслал я на всякий случай данные по контракту. — И запись.

— Понятно, жди, посмотрю. Можешь посидеть и… Пробойник, принеси капитану Дрею какой-нибудь бурды, выпить.

— Слушаюсь, — ответил всё так же стоящий у дверей робот и убрёл.

Принёс через минуту не бурду, а вполне сносное пиво, не слишком холодное, которое я и начал употреблять, поглядывая на в голос матерящегося пенсионера.

— Парень, ты ёбнутый, ты в курсе? — на что я сделал неопределённый жест ладонью. — Но красиво, порадовал, — расплылся в лыбе он. — Жаль ёбнутый и гробанёшся вскоре, но почти все так, — погрустнел он, задумался и встряхнулся. — Так, проблему твою понял, заказчик реальный гавнюк. Корпом передам претензию по пунктам, от биржы, с заверенной записью. Коллегам покажу, ты не против? — вопросительно уставился он на меня, на что я показал, что всё равно. — Добро. Посиди, не думаю что корпы полезут в бутылку, благо деньги вроде перечислили. Скорее своего Ланса на компост пустят, — задумчиво выдал он. — В общем, посиди, скорее всего всё решиться за час. Заодно рейтинг повысим, пока ты не угробился. И, на будущее, — ехидно ухмыльнулся он. — Кожух тащить не надо, капитан Дрей, — всё же ржанул, паразит этакий.

Ну час подождать — не год, да и кресла сносные, так что развалился я, потягивая пиво и стал прикидывать, а чего это на бирже так мало народу? Ну реально, не видно никого, здание хоть и стильное, но маленькое. Максимум человек двадцать влезет, если не как сельди в бочке.

Ну и выходило, что «больше и не надо». Ну, положим, наёмников на Сектор наберётся тысяча, пусть две, но не более. Пусть даже пара тысяч отрядов, численность их в этом случае не важна. Биржу в плане цифровой платформы держать — место и тут найдётся. Финансы в плане состоятельности — банки, небось, проверяют. А тут споры между наёмниками и клиентами, которые, с учётом весьма детальных контрактов — вещь скорее редкая.

И слова ветерана оказались правдой. Связавшийся со мной Дживс подтвердил переданный пароль «разблокировки суммы» через полчаса после начала клацанья дядькой по клавишам. Более того, пришла премия в сотню килокредитов, последнее, предполагаю не «мне», а в качестве «извинения» перед всем «наёмничьим профсоюзом». А после Дживс сообщил о растущем, как гриб после дождя, рейтинге по всем пунктам.

— Ты, конечно, тот ещё трепач, но по делу, нельзя не признать, — выдал пенсионер на вопрос. — Я бы на твоём месте этого Ланса подальше послал… Да и вытаскивать не стал, если честно. Так что рейтинг оправдан. Забирай своё имущество, — ржанул он тыча в короб и передавая пластинку регистратора. — И парень, ты охереный пилот. Постарайся не сдохнуть, Краб, — пожелал он на прощание.

— И тебе удачи…

— Дрой, капитан Дрой Могильщик.

— Могильщик, — распрощался я.

И попёр этот гребучий короб к выходу, по пути хмыкая — действительно вышло смешно. По дороге со мной связался Дживс.

— Судя по статусу компании и состоянию счёта, ситуация разрешилась к нашему удовольствию. Позвольте искренне поздравить вас, сэр.

— Искренне — позволяю, — взвесив все «за» и «против» решил я.

— И сэр, предстоят закупки. Механик Лори ожидает вас, вы заедете на «Кистень»?

— Думаю нет, — ответил я, заталкивая коробку в ожидающее меня такси. — Дай с ней связь, Дживс.

— Здравствуйте, капитан Ан, — официально поприветствовала меня механик.

— Лори, чтоб не тратить времени, встретимся у входа торгового центра комплектующих, — прикинул я.

Девица согласие дала, я поехал, а по прибытии на место… даже слегка расслабился. Дело в том, что Лори уже была на месте, но к ней очевидно и заметно клеились два каких-то хлыща.

Облегчение же было в том, что я второй раз на станции, даже в кабаке с девицей сидел… и никакого мордобоя. Вот просто непорядок, а сейчас всё вставало на свои места.

Правда, перед тем как бодро выскочить из такси и ввалить придуркам, пристающим к моему механику и девушке, я на секунду призадумался (и во всём виноват Дживс, скотина железная! Он дурно на меня влияет!). Дело в том, что если на самозащиту стационарная администрация смотрела как разумная организация, то нападение, в зависимости от результатов, грозило крупным штрафом, вплоть до долгового рабства. Ну, положим, на все шесть с лишним сотен килокред я придурков не отпинаю. Но выкидывать деньги, причём им в том числе, мне ни хера не хочется.

Подумал я, да и прихватил защитный короб регистратора. Ну, раз уж тягаю его, пригодится. И, скрючившись, пошаркал к троице. Лори меня увидела, но на покачивание головой среагировала. Нахмурилась, но орать «Ан спаси» не стала, точно умница, улыбнулся я, дошаркав до ближайшего приставалы.

— Молодой человек, — дрожащим голосом проскрипел я, — оставьте леди в покое, она явно против.

Второй тип бросил на меня взгляд мельком и переключил его обратно, на лорину задницу. А ближайший поступил как я и рассчитывал, очень меня порадовав:

— Отстань дед, не твое дело, — бросил он, даже не смотря, отмахнулся рукой. — Бля-а-а-а!!!

Ну естественно, испуганный я отшатнулся, а шестидесятикилограммовый короб случайно выпал из моих немощных рук, очень неудачно финишировав на ласте приставалы. А не хрен клешнями размахивать, всё равно хреново получается, мысленно, но с широкой улыбкой припечатал я.

— Да ты охерел, нападать… грубить… — замялся второй, взирая на баюкаюшего травмированную ласту (подозреваю, уже в прямом смысле слова) первого. — Пиздец тебе! — рванул он на меня с кулаками, не найдя достойного аргумента.

Словил в пузо кулак с проворотом, прилёг, скрючившись, на бочок. А я, потрепав ластогного по макушке, подмигнул Лори и, в приподнятом настроении отнёс «чёрный ящик самозащиты» в такси.

Набежали охранники комплекса, в числе двух рыл, но, по просмотру записей, поржали и скрылись. А мы, с хихикающей Лори, пошли за покупками.

Занимаясь шоппингом, я, во-первых, вспомнил и уточнил про «дрона на верёвочке», точнее — на кабеле. Ну реально, весьма удобная вещь. Лори не только покивала, но и отвела в какой-то специальный отдел, где были не кривые поделки, а вполне профессиональные, бронированные камеры, с экранированным кабелем и на гибридных, реактивно-магнитных двигателях. Последнее, как я понял объяснение, работало на отталкивание от посадосно-крепёжной пластины, для незаметности и бесшумности. Взяли четыре штуки, полезные и запас не лишний.

Во-вторых, восстановили потраченные расходники, а вот покупая плазменный резак я призадумался. Сумма у нас уже выходила приличная, можно «замахнутся» на эксклюзив, но это уже надо искать в сетке, у перекупщиков и антикваров, либо «совсем эксклюзив» корпов, чего в простом торговом центре не будет.

Так что, после начинавшего становится традицией обеда в кабаке с Лори, по дороге к «Кистеню», я озадачил Дживса поиском подборки интересных запчастей к «Крабу». Сделаю ещё контракт, а потом можно будет полетать и прибарахлиться.

Выбираясь из «Кистеня» и таща коробку, я услышал от Лори.

— Ан, а зачем ты таскаешь с собой кожух регистратора?

— Тренировка, — с похерчелом ответил я. — И это… для самозащиты, да.

— Понятно, — протянула Лори, по-моему, ни хера мне не поверив.

Я бы и сам себе не поверил, признал честный я, да и потащил члена команды в каюту — на контракты посмотреть, да и не только.

Глава 14

«Не только» было приятным, заняло пару часов, с использованием обширной ванны (и не завистливый я, а справедливый!) и, помимо приятной усталости оставило достаточно сил на просмотр контрактов.

А вот последние, в связи с очередным повышением рейтинга, порадовали с одной стороны, обилием вариантов, а с другой… Огорчили их ограниченностью.

— Дживс, с большим тоннажем Досов вариантов контрактов намного больше? — уточнил я, поскольку лежал в обнимку с Лори и водить лапами было лень.

— В семь целых, тридцать шесть сотых раз, сэр, — уточнила железяка.

— Мда, надо будет после заказа и покупок подумать о найме второго пилота и Досе, — констатировал я. — Или вообще денег на это оставить?

— Возможно, сэр, вам имеет смысл присмотреться не к прямым и субподрядным, а партнёрским и коллективным контрактам, сэр? — выдала железяка, подсвечивая в поисковике голоэкрана вкладку.

— Да, Ан, — встрепянулась расслабленно лежащая до того Лори. — Если искать работника, то его стоит проверить, а на совместном задании это, наверное, лучше всего. Так почти все делают, насколько я знаю, — уточнила она.

— Да? Ну вообще имеет смысл, — не мог не признать я, просматривая «коллективные контракты». — Но долго, хотя и платят неплохо, — оценил я спектр предложений. — Так, всё же сделаем сейчас контракт быстрый, добьём сумму до миллиона, люблю круглые цифры, — озвучил решение я. — Потом закупки, ну и, наверное, что-то подберём из группового. А то на нашем рейтинге и с нашим тоннажем очень уж «горячими» выходят контракты, — выдал вердикт я. — Так-то я и не против, но если постоянно лезть на рожон — убьюсь же нахрен, по чистой статистике.

Озвучив это, стал я всматриваться в «горячие» контракты. Подавление бунта (подозреваю — вооружённой забастовки), прямое агрессивное противостояние с конкурентом с «устранением» и прочее подобное. За ряд просто противно браться, невзирая на «ну я же наёмник». И да, не «возможно будет бой», а бой точно будет. Я не чистоплюй и не трус, но и не маньячила, так что постоянно заниматься подобным мне как-то не охота. Да и вариант команды с «играющим капитаном» — вполне мне нравится.

Но брать контракт надо, вот только какой — непонятно, заключил я, перестал выцеплять «интересное» и стал просматривать детали «подряд».

Что через полчаса принесло плоды: небезынтересный контракт, по «выбиванию» с добывающей станции «конкурента после агрессивного поглощения», по сути — рейдерского, а совсем по сути — вооружённого захвата. Прошерстив-проверив, не без помощи Дживса, детали, я решил контракт «брать». Довольно любопытная работа в пустоте, в лабиринте соединённых переходами астероидов, причём «коллективный» заказ. Корпорация возвращающая «пустотную шахту» нанимала несколько высококлассных пилотов малых Досов — с крупными хер развернёшся, как и с пустотной авиацией, с учётом лабиринта соединений разрабатываемых астероидов и заводов переработки сырья.

— А силы противников «неизвестны», — отметил я вслух. — Дживс, что скажешь?

— Минуту, сэр, — ответил железяка и, через минуту выдал такой расклад. — Помимо гвардии корпорации, которая будет в большей части проблемой гвардии нанимателя, неделю назад нанят отряд корсаров «Красные Черепа».

— Пираты? Наняты? — несколько прифигел я.

— Корсары, сэр, — недоумённо ответил Дживс.

— Не понял, — честно признал я. — В чём разница-то?

На что, весьма противно «сэ-э-эркая», рассказал мне Дживс, что пираты и корсары — две большие разницы. Не для ограбленных и убитых, этим привередам всё равно. А вот с точки зрения законов — вещи разные. Пираты выходят этакие каноничные бандиты, преступники со всех сторон, как по закону, так и по человечески. А вот корсары оказались… наёмниками. То есть, осуществляют пиратские нападения только на суда врага нанимателя, даже числятся не просто «пиратами» а именно частью иррегулярного флота нанимателя на время действия корсарского контракта, точнее патента. Это и пилоты Досов, наполшишечки, выходят «корсары», хмыкнул я. Представил, как на Крабе будет смотрется «Весёлый Роджер», сплюнул, ну и решил хернёй не маяться.

А вот дальше, со слов Дживса, выходило довольно интересно. Итак, эти черепушки были весьма популярной «межсекторальной» корсарской командой. По причине того, что около десятка лет назад это группа раздобыла «модифицированные пустотные байки Автократии Тригин». Именно так, а когда Дживс показал что это такое, что было и что стало, я несколько… ну захотелось мне такую приблудину, блин!

Итак, изначальный пустотный байк — туристический-спортивная техника, для орбитальных гонок, облётов планетоидов, да и в атмосфере на нём можно «гонять», но не слишком рационально: байк пустотный.

Этакий спортивный мотоцикл без колёс, заключённый в овал «хитровывернутого» поля, чертовски прочного, с не менее хитровывернутым двигателем «инерционного типа», не слишком быстрым по космическим масштабам, но для крохотули-байка очень приличными. А, главное, за счёт этого двигателя вообще без инерции. Вот летит на десятке тысяч километров в час, а через секунду разгоняется в обратную сторону. Инерции нет, как и с матом улетающего в пустоту по направлению движения водителя.

— А чего же корпы к рукам не прибрали, не изучили? — озадаченно уточнил я вслух, потому как часть беседы, с целью конспирации, мы вели браскомом.

— Невоспроизводимая технология, сэр. Многие поколения учёных пробовали, но общепринято и известно, что текущий уровень научно-технической мысли Галактики недостаточен, — чопорно ответил железяка.

Ну в принципе — понятно, без колдунства чуда не получается, мысленно усмехнулся я.

— Коллекционеры, предпологаю, не раз и не два предлагали Красным Черепам выкупить байки, но корсары предпочитают использовать их как рабочий инструмент, сэр. — подытожил Дживс.

И да, были это именно «боевые байки». Энергопитание от малого хранилища антивещества давало байкам море энергии. И, на каком-то из цивилизационных витков, на днище им пришпандорили поворотную, здоровенную турель с лучевым оружием «глюонного типа» выдал на ком железяка, но я ни хера не понял. Лютый лазер, в общем археотехнический. На «багажнике» радары, системы наведения и прочую хрень. Весь «боевой обвес», безусловно, пожиже тригинского, но нынешний уровень на голову делает.

И выглядит… ну сносно выглядит, хотя и на уши чебурашки с морды смахивает, отметил я с улыбкой. Всё равно хочу такую приблуду, пусть будет, погоняю с вакуумком.

В общем, лютейшая для своих габаритов и класса получилась хрень, а их аж дюжина. Щит не «абсолютный», но на лучевое оружие плюёт, от ракет и снарядов прикрывает, конфетка в целом. А мощь мелких, но «уберлазерных» пушек и крейсер пустотный разделать позволяет, пусть со временем.

И вот как-то, ознакомившись с ТТХ возможного противника, у меня желания брать контракт поубавилось. Убьют же нахрен, черти неприличные, а с ними хрен что сделаешь.

Однако Дживс меня несколько успокоил, пояснениями переведя контракт из «безальтернативного самоубийства» в «сложно, опасно, но интересно».

Итак, байки хоть и читерские, но не «абсолютное оружие». Щиты сбиваемы, например. Инерции нет «внутри», а не «вовне». Пушки лютые, но с недостатком: — они не режут, а «накапливают разряд». То есть, чтоб нанести весомый урон, им нужно «вести» точку выстрела, секунду-полторы где-то. И вот тогда да, урон и прочее. А чуть сместится луч — колдунские частицы рассеятся, нужно накапливать заряд по-новой.

Ну и место «схватки», в виде дикой мешанины конструкций роль играет. Например, прилетевший в байк снаряд, сам байк просто… откинет и для седока инерции конечно нет, вот только… Если откинутый байк о ферму какую или планетоид долбанётся — то щита на три-четыре долбания хватит, не бесконечный он. Уж если я его лапами поймаю (на что я, признаться, зуб точил), то щит пару секунд просуществует, а вновь появится не через секунды, а минуты.

И данные контракта указывают, что заказчик хочет нанять три десятка Досов, в «пустотном» варианте. В общем, осуществимо, как выдал Дживс и прикинул я. Тридцать Досов такую плотность огня зададут, что либо корсарам из мешанины добывающего комплекса выбираться придётся — и тогда толку от них никакого. Досы укрытые фермами внутрь их не пускают, а гвардия заказчика спокойно захватывает комплекс.

Либо будет «кошачья свалка» в мешанине конструкций, где у корсаров, бонусы, конечно есть. Но не необоримые и, прямо скажем — пиздец им. Вопрос только в том, сколько Досов они перед этим уничтожат-повредят, хотя, если по уму и нисколько. Ну не психи же они, так рисковать за деньги, а если пилот подбитого Доса имеетн немалый шанс выжить, то у корсарских байкеров после сбитого щита таких шансов просто нет.

В общем, выходит: заказ денежный, вкусный, за «выведенных из строя» вражин идёт премия, как и за поддержку гвардии в комплексе. Последнее, конечно, оптимизм и замануха заказчика: не до того во время операции будет. Но, заказ пусть «сложный», но нормальный. Да и в пустотном бою мне потренироваться надо, причём, лучше всего ДО операции.

— Дживс, мне хочется на этот заказ, — подытожил я. — Вопрос к тебе: в наших закромах, — последнее я произнёс «для легенды», Лори хоть в разговор не вмешивалась, но не спала, — найдётся что-то против этих лютых лазеров?

— Глююонно-конверторных разрядников, сэ-э-э-э-эр, — прогундел железяка. — Да, сэр, найдётся. Срок накопления нестабильный частиц на броне Краба возможно увеличить до трёх секунд до момента наступления критического объёма.

— Прекрасно, — довольно кивнул я. — И вопрос два: мои тренировки в невесомости на Досе крайне недостаточны, — последнее так и было, тренировка в трюме «Кистеня», скорее для спокойствия и галочки. — Что-нибудь посоветуешь?

— Да, сэр. Вам с вашим мастерством пилота, не обязательно тренироваться в Досе. Достаточно примерного массо-габаритного костюма причём на вашем теле. И с импульсными двигателями на щиколотках запястье и ранце вы вполне сможете проводить тренировки в течение недели до начала операции, сэр.

— А ты голова, Дживс, — вынужденно признал я, прикинув предложение железяки.

В принципе, я реально управляю Досом, как телом. Поменять костюмом-муляжом развесовку, ну буду я на пару десятков сантиметров повыше-пошире. И всё остальное, по ощущениям, соответствует Крабу. И извращаться с отключением генератора гравитации и откачкой атмосферы в трюме не надо — пустых помещений куча, тренируйся в любом до упаду. Да и дроны всяческие как тренировочные цели можно использовать.

В общем, принял я в итоге контракт, а со следующего дня мотался, как краб в невесомости, в специально подготовленной каюте. Довольно непросто без веса действовать оказалось, но и не чрезмерно сложно. Через шесть часов первой тренировки я даже уже матом ругался, а не разговаривал. И не вращался как бешеный, ошалело не понимая, кто я, где я и откуда взялась гребучая стенка, в которую меня в очередной раз впечатало.

А на второй день, когда «Кистень» прибыл к месту сбора, в виде трёх тяжёлых кораблей заказчика, я даже по дронам стал попадать стабильно. А один, специально сделанный в «масштабе и максимально приближенный» к байку, иногда ловить. Понимаю, что блажь, но хочу пустотный байк и точка! Башкой ради него специально рисковать не буду, но если возможность появится — затрофею однозначно.

Помимо тренировок, пробовал я наладить контакт с коллегами-пилотами, постепенно прибывавшими в место сбора. Но, нужно отметить, безуспешно. По крайней мере двадцать человек из уже прибывших, кроме «привет-пока» на контакт не шли, на предложение спарринга на Досах хмуро отказывались. В принципе — понятно, что наёмник с наёмником «лучшими друзьями» быть не может. Ну, если не в одном отряде, конечно. Любой следующий заказ может развести по разные стороны и дружбу дружить… Ну неразумно, как не крути.

Но при всём при этом, что-то коллеги мои по малым Досам были совсем насупленные, злобные и ни на какой контакт не идущие. В принципе — это возможно специфика опытных, внеотрядных пилотов малых Досов. Очень уж много «душегубных», в прямом смысле слова, заказов для диверсионных малюток на высоких рейтингах. Но, всё равно козлы, и в отряд я их звать не буду, веско постановил я. Лучше «Падальщиков» чем-нибудь соблазню, вот они — реально симпатичные ребята.

А в остальном подготовка шла неплохо. Причём «колдунская защита» от уберлазера оказалась именно «колдунской». То есть, не какая-то построенная по схемам хреновина, или ещё что, а именно прямое воздействие «элементарное», как выразился Дживс. Вообще врал, наглая железяка: сложно было звиздец как, да и далеко не с первого раза получилось. Но оружие байкеров станет мне опасно только через три, а то и пять секунд «прямой наводки». Что, учитывая подвижность Доса, необходимость вражине постоянно перемещаться и возможность стрельбы — сделало предстоящий заказ для меня интересной тренировкой, с перспективой закрабить себе плюшку.

Правда оружие пришлось менять, что и неудивительно: клешня легла на склад, как и разгонники. Их место заняли тоже разгонники, но значительно меньше калибром, внешне — вообще многоствольные гатлинги. Правда пакет из шести разгонных стволов был связан не с «охлаждением», точнее не только с ним. Подача болванок в ствол, накачка конденсаторов разгонных катушек и прочие тонкости стрельбы разгонным орудием решались по мере выхода ствола «на стартовую позицию».

И, кстати, к моему удивлению, у разгонников присутствовала ощутимая отдача в невесомости. На планетах она тоже была, но я думал, что это сгоревшие газы и прочее. А оказалось, что как я «толкаю» снаряд вперёд, так и сам «отталкиваюсь» от него назад. Дживс врал, что даже от лучей есть отдача, но тут точно врал — какая отдача от не имеющего веса потока энергии?

В общем, к моменту сбора тридцатки наёмников, я был готов, собран, ну и точил клешню на байк. И присутствовал на «последнем инструктаже» перед уходом в гиперпространство: выход уже будет в системе с целью и атака начнётся сразу же.

— «Ургиналон» останется вне пределов комплекса, — тыкал представитель заказчика в схему системы и комплекса. — И огневой поддержки вам оказывать не будет. Только в случае, если вражеский корабль откроет огонь, либо наёмники произведут атаку судна. Мы не заинтересованы в полноценной войне, а лишь хотим вернуть своё. Вопрос командования так и не решён, — поморщился дядька.

И да, так и было. Хмурые пилоты постоянно ругались, так что назначенные заказчиком командиры посылались нахер, а в своей компании оказалось аж пять «авторитетных товарищей», которые выходили командирами пятёрок. А пять оболтусов, вроде меня, вышли не пришей кобыле хвост, что впрочем не особо расстраивало.

— Пять отрядов распределяются по зонам, — расцветил он зоны на схеме комплекса. — Досы вне отряда — на связи, резерв, вас будут направлять куда нужно. В случае наличия у противника эффективных средств РЭБ — действуйте по обстоятельствам. Ваша задача — связать боем байки противника, в идеале, конечно, нейтрализовать, — взглянул он на нас, поморщился с сомнением и продолжил. — Также, перехватывать и нейтрализовать — уничтожение не приветствуется! — возможные суда с десантом противника. Всё ясно?

— Всё ясно было ещё пять раз тому назад, — подала голос сухощавая тётка средних лет, одна из пятёрки «командиров». — А теперь просто задолбало! — под одобрительный гул подытожила она. — Всё готовы, какого хера мы опять всё это выслушиваем?!

На этом «брифинг» и завершился. Всё было обсуждено, готово, а «Ургиналон», тяжёлый крейсер заказчика вошёл в гипер. «Кистень», да и прочие корабли наёмников попадут, согласно контракту, в систему не ранее, чем через полчаса, после начала боя. «Чтоб не предупреждать противника и не путаться под ногами» — вполне весомая, как по мне, аргументация.

Правда, были у меня некоторые претензии к «методу десантирования». Внутренние, да и то, не с собой связанные — я то в данном случае не пропаду. А вообще. Возникало ощущение, что некий процент Досов наниматели внесли в «неизбежные потери» ещё до боя. Хотя, никто не бузил, и, в отличие от «кто главный будет» никаких возражений по поводу десанта не высказывал.

В общем, через шесть часов будет ясно, благо, все Досы собрались в трюме заказчика, ожидая начала операции.

Глава 15

Сама же десантная операция выглядела так: крейсер выходит на скорости из гипера неподалёку от комплекса (естественно, с точки зрения космических расстояний), но не замедляется, а поддаёт скорости, двигая к цели по качательной. На полпути выпускает десантные катера с гвардией, которые тут же начинают отставать. А в точке максимальной близости от комплекса Досы стартуют. На реактивных ступах! Ну, не вполне так, конечно, но похоже: одноразовые ракеты с зацепами для Доса и хитрой боеголовкой.

Ракета хоть и форсированная, но подруливаемая… вот только первые потери, как мне кажется, выйдут на них. Либо народ банально промахнётся, точнее, сколько-то пилотов, либо не менее банально разабьются о комплекс нахер.

Потому что тормозить в пути нельзя было от слова «совсем». Корсары не идиоты криворукие, и замедлившийся Дос — однозначная лужа расплавленного металла в вакууме.

А метод амортизации… ну вроде бы нормальный, в чём уверял и заказчик, и Дживс. Но меня пробирал несколько истеричный смех: боеголовка ракеты была заполнена неким полимером и газом. И, за пару секунд до столкновения с планетоидом (а точками-финишами десанта были только они), боеголовка «взрывалась», создвавя этакое облако резиновых пузырьков. Точнее пластиковых, но не суть. И, вроде бы, с учётом гравкомпенсаторов Досов, импульс соударения гасился за счёт лопнувших пузырьков, а Дос оказывался на месте и боеспособен.

И вот этим «местным и боеспособным» Досам предстояло «сдерживать, а, в идеале, нейтрализовать» дюжину корсаров.

В общем, моя задача ясна, а остальные сами разберутся, заключил я, топая от основной группы к «своей» ракете. Дживс, ещё будучи в одной системе с «Ургиналоном» завёл мне, как он выразился, «теневую учётку», так что получал я данные не только «доступные всем», но и из командной сети заказчика. И, до момента начала операции, проглядывал я что там заказчики «мутят». Вроде ничего гадкого не выходило: наоборот, тестировали и просчитывали даже сейчас, явно заинтересованные в успешности операции.

За четверть часа до выхода из гипера прогудела сирена, связь выдала «по ступам!», ну и разбрелись Досы по рракетам. В момент выхода из гипера ангарные двери начали распахиваться, Краба слегка толкнуло покидающим отсек воздухом, а в открывающихся воротах появились звёзды. Впрочем, я ориентировался по «командной» сети, в которой сообщалось о выпуске торпедных катеров. Через минуту последовала команда «вырубай гравитацию», черес секунду сдублированная на канале Досам:

— Тяготение отключается, десятисекундная готовность. Удачи, господа!

После этого Досы оказались в невесомости, удерживаемые на ракетах только манипуляторами. А через десять секунд пошёл первый ряд в десять машин, а потом и второй, в котором был и я.

Рывок ракеты был довольно мягким — она только набирала разгон, основную скорость задавал корабль. Видно толком ничего не было, кроме «виртуальной кривой» разгонного пути, по которой мне предстояло лететь, так что я сконцентрировался на канале нанимателя. И не зря — он буквально взорвался матом. Корабль конкурентов просто пёр наперерез Ургиналону, вынуждая тот сменить курс. И, соотвественно, последняя десятка «ступ» вышла под нерасчётной траекторией. Вроде и некритично, мелочи, но если нам идти «по чётким кординатом» то им выходит «на глазок». Могут гробануться, причём все, посочувствовал я коллегам и приготовился — ажурный лабиринт комплекса быстро приближался, увеличиваясь в размерах.

Следуя по «координатной прямой» я промелькнул мимо нескольких ферм, толком не поняв, стреляют в нас, где враги и прочее. Я напряжённо следил в цифры обратного отчёта «детонации» и, увидив нули, подал команду. Через секунду я уже был в темноте: резиновые пузыри накрыли Дос с головой, а ещё через секунду навалилась перегрузка. И вышиблла из меня сознание, через несколько мгновений! На секунду, но опять, блин! Срочно нужен приличный гравикомпенсатор, а не стандартный хлам, сам себе указал я, разглядывая показания сенсоров. Планетоид, ферма, вроде на месте и живой, оценил увиденное я. Пластик «амортизатора» тем временем испарялся, как и было задумано, но ещё до момента «освобождения» я почувствовал «колдунской мышцей» напряжение.

Вот же скоты шустрые, возмутился я, врубая ранцевый движок «абы куда». Ещё секунду пузыри мне будут банально мешать, так что покувыркаюсь пока как есть.

А напряжение было связано с тем, что представление «простейшей» схемы и «готовность» колдунской мышцы сопровождало меня с момента старта десанта. А раз есть «напряжение» — значит какой-то корсарский мудак пытается поджарить Краба, ещё до того, как я стал боеготовым.

Метание Доса помогло, луч сместился, а через секунду, уже свободный, я активировал наручные и ножные двигатели, гася вращение. И тут же мышца напряглась опять, а сенсоры отметили цель, совершающую этакие «восьмёрки» — не стоя на месте, вражина плавно смещался, «ведя» мой Дос за счёт подвижной турели.

Ну, лови подарочек, ативировал я скорострельный разгонник, одновременно «попыхивая» тремя из пяти двигателей, гася отдачу. Отдача ни хера нормально не госилась — меня подёргивало и трясло, снаряды летели хрен знает куда, один плюс: фокус уберлазера опять сбился, а я понял, что если «стрелять и компенсировать» — так вообще нечего боятся. Пока не кончатся патроны, которые небесконечные.

На переферии зрения ярко вспыхнуло: явно реактор одного из Досов, но в боевой чат я даже не пытался лезть — у меня маневрирующий корсар, который постоянно поливает меня огнём, а я, по пидарасу такому, не попадаю совсем! Перестав тратить боезапас, я толкнул двигателями себя к планетоиду. Несколько секунд у меня есть, а с чёткой опорой я летуну устрою весёлую жизнь.

Долетев до планетоида и зафиксировавшись, я стал попадать, время от времени отмечая «наводку», благополучно срывающуюся, но пат всё равно оставался патом. Вражина стал хаотично менять траекторию полёта, попадания по нему шли, сбивали направление — но чертовски мало, щит держал, а гад был слишком далеко от меня! Ну вот просто пиздец, что делать-то, напряжённо задумался я.

Так, у байкера преимущество в том, что он на макимально возможном в лабиринте от меня расстоянии. Был бы ближе — я его просто залил огнём и сбил щит. Но он разумно не приближается, выцеливая меня с растояния и меняя траекторию при попадании. И в текущем положении ни хера не сделаешь.

Далее, если я полечу к вражине — ни хрена не изменится, причём, скорее, подставлюсь. Сейчас я попадаю, а в полёте перестану, притом что шанс «держать луч» у байкера будет выше. Тоже невелик, но выше, факт. И скоростью он меня превоходит, так что мы просто поменяемся местами. Но у него преимущество — неограниченный боезапас, а у меня уже четырнадцати процентов зарядов нет. И всё это ни хера не весело, как и то, что я один, как дурак.

Так, выходит, что надо мне наше положение менять. И не к вражине лететь, а вообще менять траекторию, на девяносто градусов от планетоида наискось — там, если байкер будет сохранять положение, он просто не сможет нормально фигурять, а если приблизится — огребёт снарядов.

А он, вообще, погонится? А хер знает, но тупо стоять и тратить боекомплет бред. Свалит и хер с ним, включу приглушённый боевой чат и свяжусь со своими. Полной группой таких летунов и издали ссадить можно.

Принял я решение, и врубил спинной импульсник, время от времени маневрируя ручными и ножными движками. И, к моей радости, «наводка» чувствовалась: видимо, корсар «словил азарт» и загоняет «убегающую добычу».

По пути метания окончательно утвердили меня в необходимости сносного гравикомпенсатора — ну реально, кровь из носа и чуть ли не ушей пошла от перегрузок! Так жить нельзя, веско постановил я, врубая мипульсник на «прыжок» к астероиду.

В глазах потемнело, но хоть не вырубился, а вскинув обе пушки я встретил глупого догоняльшика «с двух стволов». Байкер задёргался, но был слишком близко, увлёкся, закувыркалсяот попаданий и, в итоге, уже лишённый щита, влетел в ферму, откуда точно не улетит.

Уф, справился, мимоходом порадовался я, разворачивая боевой чат и инфокартину боя. И нихера мне картина не понравилась: боеспособными числились всего девятнадцать Досов, а вражин было восемь штук! Так, ладно, не до того, отмахнулся я от невесёлых мыслей, тыкнув в иконку координатора заказчика.

— Краб, ты охеренный молодец! — заорал на меня голос. — Но какого хера ты там делаешь?!

— Отбиваюсь. И отбился. Хорош орать, куда мне? — прервал я эмоционирующего.

— …блядь, — явно проглотил большую часть тирады кординатор. — Пятёрку зажали пара байкеров, не идут на сближение, кидаю кординаты.

— Лечу, — ответил я, врубая импульсник.

Так, похоже, тот же расклад, что и со мной, но ребятам потяжелее — вражин двое, а моих трёх секунд у них нет. И байкеры также держаться на расстоянии, но — неподалёку от решётчатой соединительной фермы. А значит, мне надо не лететь, прикинул я. Точнее, часть пути по ферме и выполнить, подловив гандонов фактически в упор. С двигателем они меня зафиксируют, но если внутри рещётчатой конструкции, то выйти может неплохо, прикинул я, улыбаясь.

— Краб, блядь! Ты охуел?! Куда лезешь?! — завизжал кординатор, уогда я сбавил скорость, приближаясь к ферме.

— В засаду, придурок, — вежливо ответил я. — Отрубаю связь, а то заметят, — предупредил я и отрубил связь.

Наберут идиотов по обьявлению, рассуждал я, перебераясь внутри решётчатой конструкции. Вот придурку же ясно — ну вылечу я в тыл байкерам, они просто сменят позицию. Если пятёрка Досов их до сих пор не сняла плотным огнём — то я не сильно помогу. А, ладно, хер с ним, мысленно махнул я рукой.

Радаров я, как понятно, не использовал, но в оптике с увеличением зрелище мне предстало не радостное — из пяти Досов в паре километров боеспособными на сто процентов было два. Три носили заметные повреждения, а у одного правый манипулятор застыл «кляксой» металла.

Так, ладно, а байкеры что, стал разглядвать я байкеров. И были они совсем рядом. Нарезая восьмёрки, то один, то второй, пролетали буквально в десятке метров от фермы, сосредоточив внимание на пятёрке Досов на планетоиде.

Так, одного снимаю гарантированно, его даже стукать не надо — щит слетит как и у моего, от «разнонаправленных попаданий» в упор. А вот второй удетит, скорее всего. А с одной руки нак каждого я из просто «оттолкну», тут как повезёт — попадут соратники с планетоида или нет. И на связь не выйдешь, призадумался на секунду я.

Так, одного валю, на второго прыгаю, зажимаю щит и давлю, заключил я, по обдумыванию. Всё равно байк хотел, вот и прикарманю. Конечно, первый байкер с меня спесь сбил, но тут десяток метров… смогу, сто процентов, оценил я.

Пару витков следил за петляющими вражинами, ну и подловив момент, толкнул себя с фермы. Улетающий байк «заметало» между потоков снарядов с двух рук, щит и секунды не продержался, исчез и ещё один байк можно вычёркивать. А подлетающий радостно влетел в мои широко раскрабленые клешни.

— Здравствую, моя прелесть, — поздоровался я со своим новым байком.

Сжатие «в обьятьях» щита его мгновенно не раздавило, дёрхающийся и вращающий шлемом пилот дёргал байк из стороны в сторону, даже по доспеху пару раз звякнуло: видимо до ребят на планетоиде «долго доходит».

Но, через минуту, щит схлопнулся, а я, немного помяв «чебурашьи уши» цепко уцепился за добычу, наведя на пилота разгонник.

— Слезай и руки за голову, что ли, — выдал я байкеру «ближней связью».

Парень (или девка, в скафанде хер поймёшь) помедлил, но руки приподнял. А я, разделив пилота и байк, придерживая захваченного манипулятором, совершил сложную эволюцию. Впечатался в дрейфующий в пустоте агрегат импульсным двигателем, врубив магнитные захваты.

Ну, я реально капал слюнями и готовился, и всё получилось, мысленно потёр лапы я, врубая связь и двигаясь к планетоиду.

— Краб, ты молодец… и ёбнутый псих! — завизжал на меня кординатор. — Премия будет… — обессиленно выдал он и отрубил связь, видно нервы лечить.

— Спасибо, Краб, — раздался скрипучий голос Иглы, бабы пославшей кординатора на совещании, одной из лидеров пятёрок. — Неудачно высадились, — неубедительно отмазывалась она. — А нахера тебе байк? — удивлённо выдала тётка, когда я уже фиксировался на планетоиде.

— Трофей, — сообщил я, прикидывая, куда деть пилота. — Ползи ко входу и сдавайся, — припечатал я скафандр к планетоиду и забив на корсара. — Игла, а что с потерями-то? Я нихера не следил, с ходу зажали.

— Заказчик, мудак гнилой, — кисло ответила Игла. — Из последней десятки долетело трое. Нас зажали сразу по посадке…

— Корсары отступают! — вдруг раздался голос по «экстренному» боевому каналу. — Игла, координируйте Досы.

— Было бы что, — проворчала ветранша. — Краб, лови зону ответственности, раз такой шустрый, — скинула мне кординаты участка собеседница.

Я и полетел, заняв «засадное место» через минуту.

Игла же распределила «зоны прикрытия» между оставшимися Досами. Но корсары явно не рвались в бой. Понеся потери, они понарезали круги вокруг комплекса, получили несколько попаданий и оставшейся шестёркой просто улетели, очевидно на своё судно.

А нам в целом, ну и мне в частности, оставалось просто «контролировать площадь». С учётом болтающегося неподалёку крейсера враждебных корпов и хрен знает куда сруливших байкеров, лезть в комплекс, оставляя «дыры в обороне» глупо.

Через пару минут вражина, видимо «проверочно» выпустил пару десантных катеров. По приближению, кто-то снайперскими выстрелами просто повредил катерам двигатели и те задрейфовали в пустоте, став этакими «спутниками» добывающего комплекса.

А ещё через полчаса сетка корпов и наш боевой част оповестили, что комплекс захвачен и наша задача — удерживать периметр час.

Удерживать и не пришлось: ремонтно-строительные челноки с корабля заказчика беспрепятственно долетели до комплекса, принявшись устанавливать… турели, отметил приглядевшийся я. А с хрена ли их не было раньше? И почему не поставили вражины? Впрочем похрен, вяло махнул рукой я, поскольку бой явно заканчивался, а меня потихоньку накрывал «отходняк».

Через час же корпы оповестили о закрытии контракта и предложили нам валить на свои корыта, которые потихоньку подтягивались к комплексу.

Дживс уже был со мной на связи, оповестил о поступившей сумме и вправду с солидной премией, чему я вяло порадовался — хотелось отмокнуть в ванной и отспаться, даже байк за спиной хоть и радовал, но сейчас казался мелочью.

— Краб, ты хоть новичок, но сильный пилот. От ребят тебе спасибо, все выжившие будут рады работать с тобой, — раздался вдруг в боевом чате голос Иглы, поддержаный согласным гудением.

А я, ожидая челнок, мысленно отметил, что «отторжение», скорее всего было связанно с моей «салажностью» в глазах знающих друг друга «ветеранов». Как-то я и подзабыл это «деление», а то что у меня «охренительный рейтинг» — канает заказчику, а никак не воякам.

На «Кистень» я вваливался «варёным», но не столь сильно как в прошлый раз. Чмокнул Лори, даже пожмякал её очаровательную попку: и на удачу, и получил некоторый заряд бодрости, реально — колдунский талисман.

И, бредя к своей каюте, вываливал свои хотелки:

— Я в ванну, Лори, прости, я никакой, надо отдохнуть и поспать, — на что девица понятливо кивнула. — Дживс, это пиздец, мне нужен нормальный гравкомпенсатор, а не барахло на «Крабе».

— Точно нужен, — веско подала голос Лори, а на вопросительный взгляд провела руками под носам и по ушам.

Кровь, отметил я, проведя рукой по лицу. Ну, чувствовал, почему и злюсь. И… а, правильно всё, не стал возмущаться я заводу себя в лазарет.

Диагностика показала мою целостность, хотя рожа отёками от перегрузок и чёрными кругами под глазами не порадовала совсем. Так что, уже отмокая в ванной, я уточнял Дживсу хотелки.

— Хоть в соседнем Секторе, хоть через полгалактики, Дживс. Реально убьюсь нахрен, причём из-за хлама, а не врагов.

— Уже ищу, сэр. Но, вынужден отметить, что ваше недовольство стандартным гравикомпенсатором излишне. Он справляется со своей задачей, почти все пилоты Досов пользуются ими.

— А я такой невозможный неженка, что меня чуть не калечит? — искренне возмутился я.

— Дело не в этом, сэр. Ваш уровень владением Доса таков, что вы регулярно выходите за грань конструкционных способностей машины.

— Хм, а почему так? — уже серьёзно задумался я. — Нет, ну понятно, соединение хорошее и прочее. Но опыт то у пилотов в десятки лет. А я вроде как асс, лучше ветеранов управляюсь. Почему так, Дживс?

— С вашего позволения, сэр, дело именно в модуле подключения. Вы задействуете в управлении Досом моторные навыки тела, а эфирный имплант асоциирует имеющиеся у вас навыки и рефлексы с механизмами Доса. Нейрошунт же просто проводит сигналы, так что пилотам Доса приходится учится и нарабатывать рефлексы с нуля.

— Приятно, но всё равно непонятно, — подумав отметил я. — Да, перед новичками весомый бонус, сколько там на пилотов учатся?

— Шесть лет занятий и тренировок, с теоретической частью в промежутках, сэр.

— Да, ну хорошо. Шесть лет я сэкономил. Пусть даже десять — новичок и ветеран разные категории. Но некоторые по тридцать лет в Досах, должны если не делать меня как щегла, то всё равно превосходить.

— И превосходят, сэр. Незначительно, но так, хотя это вопрос получения вами опыта. Вот только пилот снайпер…

— Понял, — понял я. — Снайпер с тридцатилетним стажем лучше меня. Он профи с 30 годами опыта, а я на уровне пятнадцати-двадцати. Но он именно снайпер, а я и штурмовик, и разведчик. В конкретных направлениях есть профессионалы сильнее, но в общем зачёте — я сильнее.

— Примерно так, сэр. Плюс ваш навык рукопашного боя, спроецированный на Дос в принципе сильнейший, из существующих, судя по доступному в сети.

— Несколлько «нечестно» по отношению к другим пилотам, — оценил я «читерность». — Но, блин, я в зоопарке торчал. И тебя терплю, железяку зловредную. Так что всё справедливо!

Бухнулся отсыпаться, был разбужен Лори, которая «сама всё сделала». И засыпал, с несколько дурацкой маслью, что я тоже механизм, который механик поддерживает «в исправном состоянии».

Глава 16

Утром я был бодр и с приподнятым настроением — организм видимо начинал «привыкать» к положению и через пару-тройку заказов меня будет гораздо менее «крючить» психологическим откатом после боя.

И вообще, невзирая на потери, вышло весьма неплохо, да и по итогу оказалось меньше «вычеркнутых» Досов — шестёрка «промахнувшихся путешественников» была подобрана, что сообщалось в отчёте по операции.

И рейтинг подрос и денежки, потёр я клешни после утренних процедур, таща Лори в трюм.

— Краб повреждений фактически не получил, Ан, — по дороге докладывала Лори. — Несколько попаданий малокалиберными пушками, даже покрытие не стала менять.

— И верно, хер знает, куда нас занесёт в следующий раз, — покивал я. — Дживс, что по гравикомпенсатору?

— Вообще, сэр, есть предложение демонтировать инерционный двигатель с вашего трофея, — ошарашил меня железяка. — В качестве двигателя для Доса он не вполне подойдёт, но способен снизить общую массу «Краба» до ничтожно малых величин. Как и реактор байка.

— Так, кажется, я понял, — после минутного раздумья выдал я. — Но Дживс, скотина железная! — искренне возмутился я. — О таких вещах надо говорить ДО БОЯ! Не хочу курочить байк, а так бы попробовал второй захватить, — расстроился я и серьёзно призадумался. — Твою идею я понял, она интересна, но пока осуществлять её мы не будем. Байк мне нравится, да и пригодиться может, в том виде, что есть. Ищи археотех Дживс, и, если не найдём ничего подходящего… тогда да, пустим на запчасти, — мысленно вздохнул я.

— Я нашёл, сэр, но посчитал своим долгом предложить вам сэкономить.

— Нахер такую экономию, — отрезал я, разглядывая трофей. — Как он, Лори?

— Несколько механических повреждений я поправила, вроде бы цел и работоспособен, Ан.

— Если вы рассчитываете на использование его, сэр, я бы порекомендовал провести замену нескольких узлов на запчасти с «нашего склада», — тонко намекнул на колдунство железяка.

— Займёмся, — покивал я, с улыбкой разглядывая стоящий байк. — Погонять вокруг «Кистеня», что ли? — вслух задумался я.

— Не рекомендую, сэр. Мы в условно опасной системе.

— А мы не покинули место заказа? — удивился я.

— Вы не отдавали приказа, сэ-э-э-эр, — чопорно прогудел железяка.

— Ну и ладно, — встряхнулся я. — Тогда не будем терять времени, показывай, что нашёл, Дживс.

Выведенные на экран предложения продаж «антикварных высокотехнологичных гравикомпенсаторов для малых Досов» порадовали и огорчили.

Порадовали тем, что было их несколько сотен. То есть не дефицит и есть в продаже.

А огорчили совершенно грабительской ценой. Если отбросить «аукционные предложения», то цена колебалась от полумиллиона до полутора.

— И не поймёшь, в каком состоянии гравикомпенсатор: дёшево потому, то продавцу нужны деньги, либо он работает через раз, — констатировал я, просматривая список.

— Вынужден признать вашу правоту, сэр.

— Ладно, Дживс, попробуем купить за полмиллиона. Проверить состояние мы сможем?

— И даже заменить некоторые часть со склада, если в этом будет нужда, сэр.

— Вот и прекрасно. Тогда трогай Дживс, к ближайшему продавцу.

— К порталу, сэр, — тонко намекнул железяка.

— Ну да, к порталу, а потом к продавцу, — отметил я, что продавцы «подешевше» находились не в Саргасе, а у нас был только жлоб, с полутора лямами.

— Могу предложить вам, сэр, сделать объявление на тематических ресурсах голосети, о вашей заинтересованности в покупке. Возможно, подходящий товар найдётся дешевле и ближе.

— А ты такой ещё не сделал, — констатировал я.

— Не было вашего распоряжения, сэ-э-эр.

— Ну и дурак, делай тогда. Может будет что-то в Саргасе. А мы на станцию тогда заскочим, посмотрим что есть, да и в ресторане поедим. Не самая плохая традиция складывается, — на что Лори довольно кивнула. — И погонять можно будет на байке немного. Мне просто интересно, — отмазался я.

За пару дней перелёта, мы с Дживсом поковыряли байк. И… ну вот чёрт знает. Я бы, если по уму, «нижнюю пушку» с него нахрен снял. Это техническое решение, «накапливание заряда в точке» ну вот ни хрена не годилось для лёгкого байка, кроме как в космических сражениях против неповоротливых и больших кораблей. Там — да, натуральная уберпушка, но в быстрых и маневренных схватках, даже без колдунской защиты — довольно бестолковое решение.

Но альтернатив, учитывая габариты байка, ни черта не было, так что решил пока оставить — даже такое оружие лучше, чем вообще никакого, может и пригодится.

По прибытии в систему с порталом, полетал на байке вокруг «Кистеня», покатал Лори… и расстроился. Нет, я всё понимал, но от байка хотелось «пиво в кровь, ветер в лицо»… А вышло, как в компьютерном кресле: картинка движется, но инерционный движок гасил все колебания, даже «мотоциклетная посадка» была понтами: по сути, можно было для водителя кушетку ставить и джойстик пихать в лапы — ничего бы не изменилось. Но Лори понравилось, повизжала прикольно, что несколько смягчило моё разочарование.

Перекусили в ресторанчике на станции, а, по возвращению, Дживс порадовал новостями.

— Сэр, на наше объявление откликнулись. На торговой станции в системе Тир, Сектора Стегас торговец археотехом имеет потребный нам гравикомпенсатор и готов продать его за шестьсот тридцать два килокреда, сэр. Правда отказывается продавать удалённо.

— По-моему, для антиквариата — нормально Дживс, — прикинул я. — И мы хотели проверять, так что удобно.

— Это так, сэр, но я предполагаю, что в таком случае торговец скорее желал бы продать дистанционно непроверенный товар.

— Ну, возможно о репутации заботится, — уже всерьёз задумался я.

— Возможно, сэр, высоковероятный вариант. Я просто отметил отказ от использования курьера и удалённой оплаты в самом предложении о продаже, сэр.

— А ты торговца этого своими методами проверил? — уточнил я.

— Удалённо — безусловно, сэр. Добропорядочный торговец, в противном случае я бы не докладывал бы вам о предложении. Есть несколько вариантов дешевле, но от не заслуживающих доверия лиц. Вам интересно?

— Не очень, Дживс. Значит летим на эту Тиру, — довольно заключил я.

— На торговую станцию в звёздной системе Тир, Сектора Саргас, сэ-э-э-р, — попробовал испортить мне настроение железяка, но нихера у него не вышло.

Путь до станции через гипер занял три дня, который я, помимо тренировок, провёл в основном в койке и не один — делать больше было нечего ни мне, ни Лори, а совместные занятия по усовершенствованию Камасутры оказались на удивление затягивающими.

А вот в системе Тир я с интересом разглядывал торговую станцию. Как-то видеть мне иных, кроме как здоровенной, центральной сектора станции не доводилось. Ну, кроме добывающего комплекса, но там была не станция, а, по сути, завод.

Представляла из себя данная станция болтающийся на орбите единственной обитаемой планеты блестящий металлический шар, трехкилометрового диаметра.

Вдобавок, горизонтально, относительно оси вращения, её опоясывало почти километрового диаметра кольцо-платформа, превращая шарик станции в этакий макет Сатурна.

Резонно заинтересовавшись, а нахрена, я с некоторым весельем узнал, что данная платформа — дань жадности и оптимизму торгашей. Это была посадочная палуба в вакууме, для «тысяч посещающих станцию покупателей», которым, по замыслу конструктора, предлагалось добираться до шара станции на своих двоих. При том, что гравигенераторов тонкий блин «посадочной площадки» не содержал. Оптимизм так и пёр, впрочем, в реалиях реальности, «нижняя», обращённая к планете сторона «блина» изобиловала стыковочными конструкциями и даже гравгенератором, позволяя покидать суда гостей на своих двоих. Впрочем, не бесплатно, но и не сказать, чтобы дорого, как отметил я, с хмыканьем оценивая данные в сети.

— Так, Лори, мы с тобой едем до торгаша, проводишь предварительный осмотр генератора. Если всё нормально — покупаем и возвращаемся. Если нет… Ну и хрен с ним, потеряли всего два дня.

— А если скрытый дефект, сэр? — педантично уточнил Дживс. — Есть вероятность, что «наши запасы запчастей» не смогут его устранить. Рекомендую, заключая контракт, отметить этот пункт, если покупка совершится, и его не будет в типовом договоре торговца.

— Само собой, Дживс, — кивнул я на более чем разумное предложение.

— Прекрасно, сэр. Заказываю вам грузовое такси на станции? — уточнил железяка, на что я ответил согласием.

И, через час, мы с Лори ехали на роботакси к «уникальным товарам Фуриманис». Точнее летели, а я несколько фигел от открывающихся пейзажей: застройка не имела планировки от слова «совсем», лавки, магазины, торговые центры, бордели и прочая херня была натыкана явно из расчёта «вместить как можно больше», причём дорогами даже не пахло — лавочки имели небольшие посадочные площадки и были напиханы даже на стенах и потолке. Роботакси из-за этого летело по какой-то ломаной траектории, попутно уворачиваясь от встречных мобилей.

Вдобавок, каждая торговая точка считала своим долгом оповестить невиновных окружающих, о своем существовании и том, что «у нас лучше всего». Делали это режущими глаза голограммами, в основном не слишком одетых девиц и парней, смахивающих на девиц. Впрочем, хватало и всякой непонятной фигни, всё это копошилось, мигало…

В общем, без такси и сети тут лучше не появляться, а то свихнёшься на фиг, заблудишься и продадут как, кхм, экзотическую зверушку.

— Ан, а ты меня отпустишь на пару часов после покупки? — поиграла ресничками Лори.

— Вроде, я тебя цепью не приковывал, — не понял я, оглядывая девицу. — Точно не приковывал, — оценил я результат осмотра. — А тебе что-то понадобилось? Просто тут, — окинул я рукой режущее глаз многоцветье. — Несколько опасаюсь отпускать тебя одну.

— На центральной стации как-то не вспомнила, а тут в глаза бросилось, — ответила Лори.

— Ну давай заскочим на обратном пути, — предложил я.

— С тобой? — удивлённо вытаращилась на меня Лори и на моё удивление, покраснела. — Хорошо, давай вместе, Ан.

— Ты в бордель что ли намылилась? — посуровел я. — Лори, я, по-моему, чётко говорил — идёшь на сторону, и наши отношения ограничиваются только работой. И вообще, что тебя не устраивает?

— Да нет, Ан, меня всё устраивает! — с жаром заявила девица. — И совсем не бордель! — на чём она опять слегка покраснела.

Хм, что-то женское, наверное, заключил я, не став допытываться. Всё равно увижу на обратном пути.

Тем временем такси добралось до нужного нам магазина, выглядевшего весьма «по-китайски». Даже червяк какой-то фиолетовый обвивался на голограмме вокруг голой бабы, чешуёй немало напоминая этих мифических гадов.

И в магазине нас встретил тип, пусть и не с узкими глазами, но с узинькими тонкими висячими усами, усиливая сходство.

— Уникальные товарам Фуриманис, — зачастил усатый. — Счастливы приветствовать дорогих клиентов! У нас имеются лучшие…

— Компания «Клешня», гравигенератор малых Досов, остальное не интересует, — прервал я этот набирающий силу поток словесной херни.

— Э-э-э… — на секунду подвис «сбитый на взлёте» торгаш, потыкал в какие-то кнопки и сообщил. — Буквально через минуту, уважаемый клиент, к вам подойдёт САМ господин Фуриманис. В ожидании же осмелюсь вам предложить ознакомится…

— Нет, — отрезал я, и продавец, к счастью, скис.

Через минуту и вправду показался дядька, причём, на удивление, никакой не «этничный» тип: крепкий невысокий мужик, лет сорока, в потёртом комбинезоне техника.

— Представитель компании «Клешня»? — вопросительно уставился он на меня, на что я молча перекинул на его браскомм цифровую визитку. — Проверять товар будете?

— Безусловно, — кивнул я, а Лори поправила сумку через плечо со сканерами и инструментами.

— Проходите, — выдал тип, проведя нас в склад.

Робот-кладовщик припёр почти метровый куб генератора, поставив его на верстак, где Лори, вооружившись инструментами, начала его курочить. Я же затребовал договор купли-продажи, безропотно скинутый мне на комм.

Договор был довольно грамотным, причём на продажу «действующего образца оборудования», с возможностью расторжения сделки в течении суток — в общем, проблем с договором не было.

Решил я поторговаться… и несколько напрягся. За десять минут, что понадобилось Лори на проверку и сообщение на браскомм «вроде бы, всё в порядке», торгаш «прогнулся» до четырёхсот восьмидесяти килокред! Я-то, как понятно, не против, но как-то странно, то ли скрытый брак, то ли неликвидный товар, от которого торговец спешит избавится. Ну, впрочем, в первом случае проверим, резонно заключил я. Подписали договор, складской робот упихал гравгенератор в контейнер, обложив каким-то поролоном, даже отнёс до такси.

Ну и ладно, разберёмся, контракт есть, а проверка займёт несколько часов.

И, чтоб не тратить время, ну раз уж обещал, я предложил Лори «рулить» куда ей надо. И натурально ржал пять минут пути, невзирая на гневные зырки пунцовеющей девчонки. Адрес «магазин эротических аксессуаров корпорации Эйлон» доставлял.

— У меня заканчиваются контрацептивы, — обиженно надулась девица уже на подлёте. — А кто-то очень много и часто…

— Я понял, смеялся не над тобой, — хмыкнул я. — Скорее над собой, надумал всякого. Так-то дело твое и вещь нужная. Можешь не только их взять, если хочешь, я не против, — хмыкнул я.

— А ты не со мной? — удивилась девчонка.

— Нет, подожду в такси, не понравился мне этот торгаш, — честно ответил я. — Присмотрю за такси и генератором.

— Ясно, а тебе что-то нужно?

— Ну уж точно не резиновые члены, — фыркнул я, подумал и уточнил. — Нерезиновых членов тоже не надо. Если хочешь, возьми масла массажные, ещё что-нибудь такое, я не против, только без экзотики, — на что девица кивнула.

Забавно вышло, фыркнул я, ожидая Лори в такси. Никаких гадостей в ожидании не учинилось, девица благополучно вернулась. А, по дороге к Кистеню, я рассматривал доску заказов местного филиала Биржи Наёмников. Ну мало ли, может что подходящее будет, а возвращаться сюда же от портальной системы выглядело глупо.

Долетели, контейнер уволокли ремонтники, я раздал указания и направился в каюту, разбираться с небезынтересным контрактом. Лори же направилась в трюм, устанавливать наше приобретение на Краб.

— Интересное предложение, Дживс, — отметил я уже в каюте. — Но почему никто за него не берётся?

— Судя по отзывам и закрытым форумам, сэр, очень высока смертность. Отряд «Чёрная Королева» весьма уважаем, достаточно известен, но их требования к профессионализму весьма высоки. А пилоты-одиночки малых Досов Сектора были большей частью заняты на нашем прошлом заказе, сэр.

— Логично, — признал я. — Но заказ интересный, плата хорошая, да и «закрытые помещения, ограниченная подвижность» — скорее плюс.

— С вашим стилем боя — безусловно, сэр.

— Тогда давай пойду проверю нашу покупку, ну и если всё в порядке… Фрасис же неподалеку?

— Полдня гипера, сэр.

— Тогда слетаем, уточним детали. Если с генератором всё в порядке, хочу поискать оружие-археотех. И связь. И щит, — на последнем я сам рассмеялся. — Всё хочу, Дживс, а значит — нужны деньги.

— Учитывая то, что от качества оборудования зависит ваша жизнь, сэр, желание вполне понятное.

— Ну да, — хмыкнул я, направившись в трюм.

И начал тихо звереть: в трюме валялся раскиданный «амортизирующий пластик», в сторонке небрежно валялся гравгенератор. Лори, раскинувшись, синела здоровенным синячищем на любу, явно без сознания, но хоть дышала.

А главное, «Краба», блядь, не было!

— Дживс, бля, — почти прорычал я. — Что за хуйня творится в трюме?!

— Не знаю, сэр, — ответило это. — Я включу камеры?

— Уж будь, блядь, так любезен!

— Сэр, вынужден констатировать, что не нахожу иных слов, кроме как «пиздец», сэр, — выдал железяка через пару секунд.

— Блядь, Дживс, какого хуя ты вообще отключал камеры?!! — взревел я.

— По просьбе механика Лори, видеонаблюдение отключено в вашей каюте, во время её работы и в её помещении, — несколько потерянно ответил железяка. — Я проверял результаты работы, сэр, а на основании знания человеческой психологии не находил причин не удовлетворить просьбу условно-лояльного работника, сэр. Постоянное наблюдение…

— Пиздец, Дживс, — вздохнул я. — Первое, тащи ремонтников, пусть тащат её в медотсек, проверим что с Лори. Второе, ври кому хочешь и что хочешь, но чтоб, бля, ты контролировал ВЕСЬ «КИСТЕНЬ»! И если ты мне, скотина железная, скажешь, что не контролируешь шлюз…

— Не контролирую, сэр.

— Пиздец…

— С сожалением вынужден констатировать, что полчаса назад были открыты ворота, сэр. Нас ограбили…

— Да ты что? В жизни бы не догадался! Дживс, Лори — в медотсек, а ты ищи мой Дос, чтоб тебя!

Глава 17

Ремонтники утащили Лори в медотсек, а через минуту, отключившийся Дживс включился и докладывал.

— «Краб», согласно записям камер наблюдения шлюзового отсека, вышел из «Кистеня» и тотчас же покинул отсек через пустотный тамбур, на причальную палубу, сэр.

— И на какой корабль? — щёлкнул я костяшками.

— Не знаю, сэр. Станция не ведёт контроль за расположенными на причальной палубе судами, сэр.

— Такие же распиздяи… Так, Дживс. Становись призраком и ищи, на каком корабле мой Дос. Я пока в медотсек, надеюсь хоть с дурочкой этой всё в порядке…

— Слушаюсь, сэр.

Робот «отключился», «призрак» учесал выполнять мои указания, а я в понятном раздрае направился в медотсек. И блин! Я этим деятелям устрою! Ну реально, не корабль наёмников, а детсад «Ромашка» на выезде!

Впрочем, сам хорош, самокритично признал я. Скинул на миллиардолетнюю хрень всю компанию, хотя бы проверил бы, что и как. Он, блин, в конце-то концов, если не свихнуться за эти годы мог, то уж точно «странностей» подхватить. Точнее, не «мог», а «подхватил», сам себе напомнил я про образ «Реджинальда Дживса».

Лори, согласно докладу монитора в медотсеке, получила лёгкое сотрясение, но ничего критичного и угрожающего жизни. Комп рекомендовал сон и какие-то лекарства, грозя избавить от последствий травмы за считанные часы.

Ну, хоть что-то хорошее, отметил я, не давая желанию «разломать всё нахрен» разломать всё нахрен.

Тем временем, к отсеку подлетел Дживс, доложив, что «Краба» ни хера на кораблях причальной палубы нет. Точно и вообще нет. И стартовало за время, которое мы пинали херы, десяток кораблей, хер знает каких, поскольку «записей не ведётся, сэр, а радары «Кистеня» в состоянии стыковки работают в пассивном режиме».

— Охуительно, — констатировал я новости. — Ладно, пойдём с другой стороны. На «Кистень» проникнуть извне могли?

— Нет, сэр. Записи шлюзового отсека не ведётся, но проникнуть извне невозможно технически.

— Блин, поставь систему контроля шлюза. И корабля, Дживс. В конце концов… Да пусть хоть пишется, если не справляешься.

— Есть возможность активировать программы «охранник» и «часовой» для центрального компьютера Кистеня, сэр. С прискорбием вынужден констатировать, что до сих пор я ограничивался программой «контрабордаж», с учётом всего двух и лояльных разумных на борту.

— Вот да, ставь. Всё равно кроме нас двоих доступа ни у кого не будет, а второй раз в такое же дерьмо вступать я не желаю!

— Исполню, сэр. И предлагаю начать работу по созданию нового Доса…

— Дживс, ты охуел? — ласково поинтересовался я.

— Оценка моего состояния, сэ-э-эр, далека от вашего определения. Некоторое смущение я чувствую, — признала железяка. — Неверная оценка разумных и приоритетов имела место быть. Но создание нового Доса…

— Нет, ты точно охуел, — поставил вердикт я, вздохнул-выдохнул, вышел из медотсека и начал орать. — КАКОГО, БЛЯДЬ, НОВОГО ДОСА?!! У меня, спиздили «Краба»! МОЕГО «Краба»! Какие-то охеревшие, едрить их в дышло, пидарасы!!! И жрать это дерьмо я не намерен! «Краба» надо найти. Пидарасов — покарать. Жестоко, клешнёй и не только. Понятно?!!

— Ваша позиция предельно понятна, сэр, однако, найти Дос, с учётом практически гарантированного покидания системы похитителем, видится мне практически невозможным. В то же время, имеющиеся эфирные схемы и ваше подросшее мастерство оператора…

— Понятно, что могу, Дживс. Но «Краба» возвращать надо и это принципиально, — уже спокойно (хотя всё равно злой, как тысяча крабов!), после того как проорался, выдал я. — Если не можем отследить куда увели, будем выяснять «кто». На «Кистень» проникнуть кроме как с нами не могли, в этом ты уверен?

— Гарантирую, сэр. Любая разгерметизация была бы отмечена, как и нарушение целостности корпуса. Есть малозначительная вероятность, что злоумышленник проник на «Кистень» во время вашего отбытия на торговую станцию — но крайне маловероятно, — на что я покивал — незамеченным просочиться мимо нас с Лори на выходе было нереально. — Вариант пребывания злоумышленника на судне в полёте — исключён полностью. Мои органы эфирного контроля выявили бы его с гарантией, сэр.

— А значит, ворюга не просто попал с нами. А, похоже, мы его пронесли — вот не понравился мне этот торгаш, чтоб его, — пробормотал я. — Правда, конечно, ни хрена непонятно, как в этом пластике человек поместился…

— Сэр, в коробке с генератором?

— Угу.

— Но это невозможно, сэр! Разве что ребёнок…

— Или карлик, или калека без ног, например. Дживс, роботы водить Досы не могут, так? — стал загибать я пальцы.

— Так, сэр.

— Значит был человек-пилот. Возможности проникнуть на Кистень, кроме как с коробкой я не вижу, ты тоже.

— Похоже на то, сэр. Но ребёнок с пилотским имплантом… Похоже, сэр, ваши требования к безопасности более чем оправданны, а я прискорбно ошибся. Составлю список необходимого оборудования для обеспечения внутренней безопасности «Кистеня», сэр.

— Вот-вот, составь, — покивал я. — И Дживс, мне нужен полиграф. Наверное колдунский, — задумался я.

— Эфриный, сэ-э-эр. Теоретически, возможно, даже бесконтактной схемой. Если вы соблаговолите обозначить область применения…

— Соблаговолю. Смотри, с тем же торгашом: я жопой чуял, что что-то не так. Не догадался про коробку, хотя смотрел на неё… Но кто ж, блядь, подумать мог, про этот гребучий пластик! — взорвался я, но взял себя в руки. — В общем, мне нужно возможность проверить колдунски, врёт ли собеседник. Текущей ситуации бы не возникло, да и на будущее не помешает.

— Сложно спорить, сэр, но есть приложения для браскомма…

— Читал я их рекламки, — фыркнул я. — «Пятидесятипроцентная гарантия, уникальное предложение!» Угу, либо врут, либо нет. Нахер эти приложения, колдунство нужно. И ты меня на враньё проверял, точно знаю!

— Вынужден отметить вашу наблюдательность, сэр.

— Да отмечайся, Дживс, — отмахнулся я. — Сейчас мне надо будет колоть торгаша. Я, конечно, могу без техники, — поморщился я, вспоминая навыки «полевого допроса». — Но мне этот вариант не слишком нравится. Грязный и кровавый, на торгаша то похер, тут скорее из-за себя, — задумчиво протянул я. — В общем, нужен полиграф, и не только. И скажи, Дживс, на торговой станции действуют правила «торгового конфликта?»

В общем, часа полтора мы потратили, как на подготовку техническую, так и информационную. Реально, корабль свалил, так что бегать как безголовый краб глупо. Надо бегать как краб головастый.

И моё левое запястье стал украшать брасском, в виде десятисантиметрового краба, охватывающего лапками и клешнями руку. На панцире отображался экран браскома, а вот глаза клешнястого, при наведении его мордой «господина соврамши», вспыхивали зеленоватым колдунским светом, заметным только мне.

Изначально, я вообще хотел «завязать» полиграф на браскомм, что было вроде как возможно, но Дживс меня отговорил:

— Слишком простое и привычное использование полиграфа, сэр, негативно скажется на вашей, и так не самой социализированной и разумной личности, сэ-э-эр. Для использования полиграфа лучше всего иметь чёткое, фиксируемое действие, чтобы вы могли подумать, а оно вам на самом деле надо?

И железяка прав — врут все. В мелочах, по-крупному, для красоты, в шутку. Да с той же Лори, например — я же параноиком могу стать! Так что излишне лёгкая и доступная «проверка на правду» и вправду вредна, а делать её надо по делу.

Кроме «прокачки» браскомма до стильного, крабьего аксессуара, мы подобрали мне ручное оружие — как оказалось, в кофре байка, валялся ручной лучевик, размерами со средний ПП. Видимо, у корсаров был фетиш на лучевики, ну да не суть. Я от него при обнаружении отмахнулся, а сейчас вовсе не лишнее, да и вообще: ручное оружие не помешает.

Так вот, в атмосфере лучевик был не столь эффективен, как в вакууме, но вполне приемлем — тридцать метров уверенного поражения, точность наводки, отсутствие отдачи. А, после колдунского допиливания, ещё и более чем «экономичный» — полтысячи выстрелов по секунде, без всяких обойм, ну или почти десять минут «непрерывного луча». Годная штука, в общем, заключил я, прилаживая лучевик в набедренную кобуру.

И, наконец, подтвердилось, что «торговые конфликты» на станции вполне допустимы. Без «побочного ущерба», с космическими штрафами за «ущерб клиентам» (последнее, подозреваю, от вечных перестрелок уберегало станцию надёжнее всего), но допустимы, а значит тратить время на «хитрые ходы» не нужно.

У меня есть байк, а коллеги торгаша лишь с интересом посмотрят на конфликт, если вообще обратят внимание, поскольку их это не затронет. Как и стационарные власти — конфликт будет между торгашом и компанией «Клешня».

В общем, через два часа я уже «рассекал просторы» на байке, ведомый через сопряжение Дживсом по маршруту. И да, дурацкая станция — просто в полёте к цели постоянно приходилось «фигурять», уходя от столкновения не только с мобилями, но и понатыканными везде, где нельзя торговыми заведениями.

Наконец, добрался я до торгового домишки, замер на байке вне транспортного потока, прикинул, да и рванул сквозь широкие двери прямо на байке (даже почти их не поломав!) замерев в воздухе над стойкой над тонко усатым продавцом.

— Хозяина зови, — бросил я.

После чего произошло ожидаемое — продавец дёрнулся, а из боковых стен и потолка выехали три турели, тотчас наведённые на байк.

— Почтенному клиенту надлежит соблюдать правила поведения в… ик! — ошалело уставился продавец на оплывающую красноватым металлом боковую турель.

— Ага, — покивал я, указывая глазами на потолок. — Хозяина зови.

Продавец бросил взгляд вверх, на находящуюся точно над ним турель, на оплавленный, пышущий жаром блин боковой, свёл глаза на переносице и натурально позеленел. Ну, что с ним будет и так понятно.

А я проверил «уберлазер» байка своими руками — реальная вещь, а мне на Досе без колдунства было бы недолго и больно, факт.

— Проходите на склад, высказывайте свои претензии, «дорогой клиент», — с неприязнью взирая на меня процедил появившийся через минуту Фуриманис.

— Дорогой торговец, — широко улыбнулся я. — Отключайте системы защиты, скидывайте браскомм. Давайте слово, что активировать их после этого никто не сможет. И я с удовольствием с вами побеседую. Не сделаете — я нахер разнесу вашу лавочку со всем товаром. И вами, если это вам интересно.

— Могли просто вернуть гравигенератор…

— Мужик, не беси! — начал заводится я.

— Вот знал же, что не стоило связываться, — махнул лапой торгаш, со скорбной мордой потыкал в браскомм, отчего две оставшиеся турели въехали в ниши.

Скинул браслет на пол и сложил руки на груди, с вызовом взирая на меня.

— Системы обороны деактивированы? Ловушек нет? Этот, — потыкал я пальцем в тонкоусово. — Мешать не будет?

— Да. Нет и нет, — процедил торгаш и не врал, судя по полиграфу.

А я приземлил байк, слез, замкнув его в поле, прихватил с пола браскомм и потопал в глубины склада. По дороге отметив, что мелко подрагивающий тонкоусый, похоже, обоссался — какой впечатлительный продавец, хмыкнул я по пути.

Зашёл на склад, ну и ожидания меня не обманули — Фуриманис дёрнулся, явно выхватывая некое стреляло. Но я был почти вплотную, а двигался он… как не первый молодости торгаш. Так что всё что он успел — это вытащить ствол из-под куртки механика, уронить его на пол и начать подвывать, от заломленной руки.

— Я не мог не попытаться… — простонал заломленный, между подвываниями.

— Понимаю, — понимающе ответил я, отпинывая пистолет в недра склада. — И я не могу не наказать, — откомментировал я хлёсткий удар по печени торгашу. — Оклемался? — через минуту спросил я у скрюченного. — Пойдем, поговорим.

— Гравигенератор исправный… — начал было по пути торгаш, получил по почке и заткнулся.

Посадил я его на верстак, ну и завёл речь о делах наших скорбных.

— На моё судно, Фуриманис, проник вор. И сделал он это в ТВОЕЙ коробке. Рассказывай, кто это.

— Я не знал… — начал было торгаш, но даже без полиграфа было понятно, что врал.

А я решил проверить, правда ли мошна — самая чувствительная часть тела у торгашей. И выхватив пистолет выстрелил в какую-то фигню на стеллаже. Горестный вой теорию подтвердил: страдал Фуриманис сильнее, чем когда я его пиздил.

— Хватит, скажу я всё, скажу, — зачастил торгаш.

И рассказал он мне такую историю (почти не врал, стрелять в приблуды на стеллажах пришлось лишь раз):

Итак, на днях к нему в сети обращается некий «Смертная тень», довольно известный на базе специалист «тёмных делишек», которого никто не видел, но все знают. И предлагает три сотни килокред, за продажу имеющегося у торгаша генератора «вот конкретному наёмнику», только в руки и с доступом к сервисному роботу. Что торгаш выторгует с наёмника — его, а со «Смертной тени» — триста килокред и большое «спасибо».

Генератор у торгаша лежал давно, продать за полляма он подумывал и сам, за предложение ухватился. Врал сначала, что «ему угрожали», но лишившись за враньё какой-то фигни на складе врать перестал.

Далее, ни системы наблюдения, ни память робота не содержали информации об этом «Смертном Тени». Память робота потёрта надёжно, камеры просто ни хера не видели. Торгаш смотрел пристрастно, потому что «говорят, что он призрак. Интересно было».

И деньги пришли вместе с моей платой за заказ, после чего довольный торгаш на всё забил, до моего визита.

— Дживс, сможешь найти? — уточнил я по связи.

— Смогу, сэр. Перевод был, а проследить путь денег возможно, даже если банк не ведёт записи. И зная прозвище, имея сеть… Найду, сэр. Если этот «Смертная тень» улетел с вашим доспехом — то тоже найду, но не сразу.

— Ну, ищи тогда, — логично заключил я, переведя глаза на торгаша.

И вот что мне с ним делать-то? Пристрелить — ну слишком как-то, если не в бою. Да и косяк на нём не висельный. Просто отпиздить — глупо и по-детски. Ладно, обдумав решил я, пусть сам выбирает. Но наказать надо, а то буду я по жизни «Лицом Обиженным Хулиганами», не слишком уважаемым, притом.

— В общем, Фуриманис, я тебя понял и ничего мне от тебя больше не надо. Кроме одного! — веско поднял ствол я. — Ты нанёс мне ущерб. Причём, был бы ты просто наёмником, я бы, наверное, просто забил, сам такой. Но ты обманул, как торговец. А за это надо наказывать. Я добр и милосерден, так что предоставляю право выбирать тебе: либо я тут постреляю в барахло. Оно весело плавится, а ты прикольно визжишь, — пояснил я. — Либо, я занесу тебе своё недовольство в личное тело. Жив останешься, но будет больно, — честно предупредил я.

Страдания на торговой роже порадовали моё справедливое сердце: торгаш бледнел, зеленел, перебегал взглядом со стеллажей на меня. Потирал руку, печень и почку, закатывал глаза. Наконец, через минуту, когда я начал укоризненно помахивать излучателем, решился.

— Тело, — пискнул он, зажмурившись.

И зашипел, скрючившись на полу: от сильной боли, пастью. И от лазерного луча, коленом. Я, прикинув, посчитал что это будет как наставительно, так и устранимо (далеко не бесплатно, как бы не побольше «премии» от вора).

— Больно-то как с-с-су…

— Ась? — уточнил я

— «Уникальные товары… Фуриманис» — с отдышкой простонал торгаш. — Признают ваши… претензии обоснованными. Дорогой… клиент. И смиренно принимают… ваше неудовольствие. Надеюсь… на дальнейшее сотрудничество, — последнее торгаш прорычал с натуральными слезами.

— Вот! Сервис и вежливость на высоте. Всегда бы так! — наставительно изрёк я, потопав к байку.

— Что по этому смертельному утырку, Дживс? — уточнил я, садясь на байк.

— Выявить лицо не удалось, но это и вправду очень миниатюрный человек, сэр. И точно не ребёнок — он осуществляет контракты не менее пятнадцати лет, — выдала железяка.

Очевидно, его этот вопрос сильно волновал, хотя — хер знает почему. Как по мне было ясно сразу, что карлик какой, но вот зациклился Дживс почему-то, впрочем, и ладно. У всех свои тараканы.

Глава 18

Данные же по Теню были такими: пусть деньги с заказов шли по хитровывернутым счетам и всё такое, но всегда переводились в одни и те же места. И одно, как несомненное логово не покинувшего станцию Теня Дживс выявил.

— Камер нет, цифровые данные потёрты, сэр, — вещал железяка, направляя меня к цели. — Но Смертная Тень явно обитает в это борделе, регулярная оплата и изолированное место указывает на это.

— Как устроился, паразит, — даже с некоторым одобрением хмыкнул я. — Хер кто догадается, и девочки всегда под рукой. Он киборг или карлик, Дживс?

— К сожалению, нет данных, сэр. Но услугами борделя он пользуется — внутренние камеры фиксировали на протяжении последнего года посещение его комнаты проституткой. Правда нечасто и всегда одной и той же. И сегодня, сэр. Буквально несколько минут назад покинула номер.

— Хм, ну значит тёпленького его и возьмём, — прикинул я. — Бордель же тоже фиксируется как торговая компания?

— Да, сэр. В случае не причинения неприемлемого побочного ущерба ваша агрессия не вызовет действий владельцев станции. Но, вынужден отметить, что в борделе бывают клиенты, сэр.

— Да ты что, Дживс? — изумился я. — А я думал, что шлюхи вышивают крестиком и поют весёлые песенки. А там клиенты бывают, надо же!

— Я к тому, сэр, что вовлечение клиентов в наш конфликт неприемлемо. Вопрос же рукоделия и вокальных упражнений персонала борделя, сэ-э-э-эр, требует пристального изучения. Я ознакомлюсь с вопросом и непременно и подробно доложу вам результаты, сэ-э-э-эр.

— Доложи, непременно, — фыркнул я. — Так, на месте, — отметил я, отлетая фактически к «потолку» станции. — Показывай, что нарыл.

И выходило на диво удобно. Очевидно, Тень использовал окно углового номера как «вход и выход», не показываясь внутри публичного дома и контролируя наружные «стационарные камеры» — на них Дживс обнаружил устройства, блокирующие фиксацию и запись «вечно запертого» окна.

Ну а мне и вправду не стоило вламываться в бордель, с лазером наголо и на горячем байке — если не задену ненароком кого, так проржусь не вовремя, или ещё что.

— Так, окно и вломлюсь сразу байком, — прикинул я. — Лори как, кстати? — уточнил я.

— Спит, сэр, жизни и здоровью ничего не угрожает.

— Ну, будем надеяться, что вернёмся на Кистень до её пробуждения, — озвучил я, проверяя и охлопывая всё. — Ладно, погнали.

Разогнав байк и разбив щитом окно, я ввалился в номер, почти сразу перестав видеть всё в передней полусфере: Тень явно не был придурком, логово своё подготовил и щиты поливали лучами стационарные малые турели. И тут я столкнулся с эффектом обратного отражения — щит, блокируя лучи, становился непрозрачным. И, естественно, я ни хера в передней полусфере байка не видел — чёрное, мать его, пятно.

Такое было нормой для всех «противолучевых» щитов, но в такой ситуации: с пусть лёгкой, но импульсной и чертовски скорострельной турелью в замкнутом помещении, ни я ни попадал, ни даже в наставлениях не читал. И несколько задумался, в плане: а делать-то что?

И тут мимо меня промелькнула и бодро начала удалятся вдаль фигура, на современном аналоге байка — без щитов, открытый, но чертовски лёгкий. Метла, если со стороны смотреть, на магнитной подушке.

Ну и, соответственно, я байк развернул, и с боевым кличем «Не уйдёшь, пидарас!» рванул за Тенём.

Вообще, шансов уйти у него не было: инерционный двигатель моего байка на голову превосходил магнитную перделку «метлы». Но, знание местности, какая-то просто запредельная ловкость и координация движений, выигрывали Теню время. Нет, догнал я его в итоге и выровнял скорость, но гонял его перед этим минут тридцать, несколько раз чуть не расшиб щитом байка каких-то под полёт подвернувшихся деятелей. Но, догнал, вытащил лазер, ну и стрельнул «демонстрационным», скорее «указкой», чем «резаком», зарядом перед мордой Теню. И, кстати, так до сих пор и не понял, что за тип — балахон какой-то, типа плаща, развевающийся. Гаррипоттер херов, на метле, а не Смертный Тень, какой-то.

На луч перед мордой балахонистый башкой обалахоненой повращал, понял, что деваться ему некуда, сбросил скорость и повис в воздухе, убрав грабли с руля метлы.

Ну а я огляделся, да и потыкал стволом лазера в крышу здорового торгового центра.

Так в «незнайку» думал играть, пидарас балахонистый! Типа «не понял» куда его послали, направил метлу в густую застройку, явно думал затерятся. Но, подпаленный край балахона, уже «половинным лучом», ему его ошибку пояснил, так что, печально обвиснув полами, балахон полетел к указанной крыше.

И вправду, мелкий какой, оценил я уже в спокойной обстановке. Метр тридцать, ну метр сорок от силы, тощий, судя по силуэту. В общем да, карлик гуттаперчевый, оценил ворюгу я, вспомнил, что он ворюга и в должной мере озлобился.

Наконец, ворюга приземлился, откинул метлу, после понятного размахивания лазером и замер, приподняв руки. И молчит, гад такой, на мои вопросы мычит.

Вообще — развод, на девяносто девять процентов. Но, оружия у него ни хрена нет — это я сразу и с кома и с байка просветил. Так вот, остаётся один процент на то, что он не только карлик, но и немой. Ну бывает такое, хоть и маловероятно. И мои «говори гад», с поджариванием конечностей лазером, даже в моих глазах будут ну пиздец как неправильны.

Так, прикидывал я, если побежит — то получит «стрелу в колено» из лазера, с ней далеко не убежит. Если нападёт… ну, я бы посмеялся, но это даже не смешно — будь я толстопузым лентяем, и то, с нашей разницей в массе, ни черта он мне не сделает. А я, всё же, немного пободрее «профессионального и многоопытного жиробаса».

Ну а если этот невысоклик меня врукопашную «сделает» — так, блядь, мне точно надо воспитателем идти, в детский сад «Ромашка». И нахер мне, такому инвалиду, Дос не и нужен будет, решил я, решительно спрыгивая с байка.

И, Тень меня не подвёл. В плане развода, конечно: не успел я толком погасить инерцию прыжка, как в меня полетел развевающийся балахон. Ну, пристрелить могу, но точно не стоит, отметил я «продавливающуюся» в полёте часть балахона Теня.

Отпрыгнул я в сторону, не став закутываться и… чуть не заржал, хотя и немало напрягся физически. Этот Тень реально был гуттаперчевым — быстрый, ловкий, с какими-то резиновыми суставами. И пытался меня в балахон закутать, чтоб то ли лазер отнять, то ли сбежать, чёрт его знает. Но реально, круги вокруг меня на мне же нарезал, как змей!

Впрочем, через минуту меня это копошение и «ладушки» через балахон достали. Так что, хлопнул я вполсилы (а то как бы не прибить, хоть ловкий как сволочь, но мелкий) ладонью по Теню, сбивая его на землю. И балахон откинул, хватая и заламывая руку коротышки. И, с немалым удивлением, присвистнул.

— Баба, — констатировал я, наблюдаемый мной факт. — Вот нашла чем заниматься. Куда мой Дос дела, воровка? — полюбопытствовал я.

Девица (а профиль физиономии показывал, что вполне взрослая, лет под тридцать девка), подёргивалась, силясь освободится, зыркала и молчала. Ну а я прижал одетую в спортивные труселя задницу (точнее — одно название от задницы) коленом, чтоб не елозила. И стал прикидывать, что делать, если она и вправду немая.

Но сжавшаяся и задрожавшая от прикосновения девка задрожала, доступный моему обзору глаз выкатила, и… забилась в истерике!

— Не-э-э-эт, не на-а-адо… пожа-а-алйста-а-а-а… — рыдала она вполне натурально.

— Что не надо-то? — осведомился я, думая «как играет» но сомневаясь в самом факте игры.

Уж очень достоверно мелкую «колбасило», если и играет — то все оскары всех времён и народов её.

— Не наси-и-илу-у-уй… — завыла девица.

— Да вроде и не собирался, — хмыкнул я. — И чего тебя так дёргает-то?

А девица, всхлипывая и вразнобой, выдавала обрывки «истории». Ни черта не понятно с её слов, конечно, но догадаться можно. Уж не знаю, карлица она либо слишком мелкая, но в «воровском промысле» она видно с детства. И вот поймал её на воровстве торгаш и компенсировал потери «натурой», причём, видно не раз и не два. А девка натурально маленькая, вот совсем. И, очевидно, порвал ей всё нахрен, причём не останавливался.

Выжила, подлечилась и прочее, но травма у девки на всю голову, ну и мужиков в койке она как огня боица, до соплей и паники. И «стезю вора» подобрала подходящую, чтоб «не контачить», зарабатывая на «пилотский имплант», мечта детства у неё такая. И облом — то ли имплант криворуко поставили, то ли с мозгом что-то — ну реально, просто так карлики не появляются. В общем, Досами она управляла медленно и хреново.

Ну такая история, даже жалко стало, и ведь не врала, дурочка такая. Но, я не мать и даже не пап Терез, в конце-то концов! И девку жалко, праведно её карать у меня рука не поднимется. Но Дос мой вернуть надо.

— Дос с последнего заказа, — слегка заломил руку я. — Кому продала, или кто заказчик, на каком корабле? Ответишь честно — отпущу. Будешь врать, — на последнем кроху заколбасило так, что она аж меня дрожью шатать начала. — Да не дёргайся, блин. Не буду я тебя насиловать! Ногу отрежу, или руку там, — задумчиво выдал я.

— Правда? — робко подала голос девица, всхлипнув.

— Правда, — покивал добрый я. — Но могу и руку и ногу, так что не ври.

И выдала мне несколько успокоившаяся тень пароли и явки. Поликрабом я её слова проверил, не врала, да и Дживс подтвердил часть информации «своими каналами». Так что не стал я её отрезать руки и ноги, даже пороть не стал и просто отпустил. И даже совет на прощание завёрнутой в балахон дал.

— Ты это, Тень. К докторам сходила бы там. Есть вроде расширители и чего-то там. Я точно не знаю, но не дело. Заведёшь нормального мужика, — но извращугу, мысленно дополнил я — невзирая на вполне симпатичную мордашку, на тщедушное тело только у педофила встанет, — В общем, не дело, — веско определил я, дав по газам, под взглядом фигурки в развевающемся балахоне.

А по дороге встряхнулся — меня, мать-перемать ограбили, я со всех сторон пострадавший и праведным мщением ведомый! И не хрен мне себя виноватым чувствовать!

Помогло, так что к Кистеню я добрался уже обсуждая детали с Дживсом. И Лори, как по заказу, в себя пришла.

— Как себя чувствуешь? — уточнил я, заходя в медотсек.

— Хорошо, Ан, — растерянно выдала девица, уже без налобного «украшения». — А что случилось? Я помню, как открыла гравигенератор… и всё, — растерянно уставилась она на меня.

— Ограбили нас, Лори, — злорадно ответил я. — Потому что некоторые, — легонько я щёлкнул её по лбу, — истерят, когда «за их работой следят». Краба угнали, — пояснил я, на что девица прикрыла рот рукой. — Но верну. А ты виновата и будешь наказана! — непреклонно постановил я. — И надеюсь, ты прикупила в магазинчике достаточно товара, особенно смазки всякой, потому что кара будет ужасна! — посулил я и ушёл, стараясь чтоб мой ржач был максимально зловещим, а не как на самом деле.

А вот с Досом выходила такая ситуация. Тень получила на Краба конкретный заказ и наводку, от компании-владельца «Арены Досов».

Таковая была, правда не как «решения возникших конфликтов без войны», что практиковалось на прошлом цивилизационном витке. А именно как чистое развлекалово, с трансляцией и ставками. С одной стороны, странно что ни я, ни Дживс не натыкались, но мы и в развлекалово особо не лезли, всё не до того. А вот Лори, например, смотрела, но говорила, что не нравится — слишком кроваво.

И, посмотрев, я был вынужден согласится. Кроваво не в смысле механики: «технику ломают», а в смысле прямом — Досы были неплохи, а вот ложемент пилота защищён херово. И немалая часть схваток заканчивалась потоками кровищи из груди Доса, под приветственные вопли отвратной публики.

Разбор полётов показал, что пилотов «выступающих на Арене» готовили «по своему». Имплант в бошку, гипнообучение, от которого чуть ли не половина народу свихивалось, ну и в бой.

Таким макаром даже «тупую армию» не наберёшь, у многих крыша натурально протекала, но в боях один на один, двойка на двойку, или «свалка», все против всех на Арене на такие мелочи было похер.

И даже очередь на «мозголом» и конкуренция была — типа «билет в лучшую жизнь».

Но это лирика, а я местным придуркам не лекарь, хотя аренные падонки, факт.

Дело вот в чём. Мои «подвиги» отразились в рейтинге Биржи, ну а аренщики, очевидно, такие вещи отслеживали. И, судя по всему, компания, владеющая значительной частью станции-Арены, посчитали, что новичок ни хера не может быть крутым. А значит Дос у него археотех немереный, сам всё делает, ну и надо прибрать к рукам.

Гандоны жадные, припечатал я. Даже не попробовали купить — ну, я бы не продал, но воровство с ходу их очень отчётливо характеризует.

Ну это ладно, понятно, да и корабль, на который Тень отогнала Дос мы теперь знаем. Но толку-то? В систему Арены мы раньше перевозчика ворованного не успеем физически, то есть Дос будет на огромной, не менее «Центральной Торгово-Транзитной» станции. Где дохера Досов, охраны и, как изюминка, базируются команды корсаров нашего сектора. И, подозреваю, пиратов тоже.

В общем, как мне Краба оттуда выковыривать — ни хера не ясно. Но бросать Дос я точно не хочу. Убиваться, охреневая в атаке, не хочу тоже, а значит надо пробовать разобраться на месте.

— Дживс, слушай, а ты можешь сделать так, чтоб нас не узнали на этой Арене? Ну, я не знаю, просто корабль, а не «Кистень» и «Клешни»?

— Вы имеете ввиду, поменять идентификатор судна, сэ-эр. Могу, но как это поможет?

— Как минимум, эти пидарасы аренные, не будут знать, кто мы. Дживс, я блин не знаю, — честно признал я. — Но «Краба» вернуть просто правильно. Так что, поменяй этот идентификатор и давай двигать к этой Арене. На месте будем смотреть.

— Не могу не отметить ваш выдающийся тактический гений, сэ-э-э-эр. Впрочем, как пожелаете. Через сутки «Кистень» будет в нужной вам системе, с идентификатором вольного торговца, если пожелаете, сэр.

— Пожелаю, Дживс. А на месте разберёмся и вернём мой Дос! — посулил я уже ведомым сволочам.

«Кистень» отстыковался, лёг на разгонную кривую, ну а я направился к Лори. Карать, именно так и никак иначе. Пал на невинную девицу, отволок в каюту и карал почти всю ночь. Девица исправна стенала, но было у меня ощущение, что всей глубины раскаянья не познала. По крайней мере, крабограф, показал не полное осознание и раскаянье, да и не страдала она толком.

Так что, решил я карательные мероприятия повторить, углубить и разнообразить. Потому как дисциплина — штука весьма важная, да.

А через сутки «Кистень» вошёл в систему с Ареной. Был это этакий гигантский цилиндр, болтающийся вокруг звезды, да ещё и вокруг него болталось несколько спутников поменьше, какие-то базы корсаров, насколько я понимаю.

Ну а пока Кистень летел к базе, Дживс помотался по компьютерам аренных сволочей, принеся не самые радостные сведенья, на тему того, что «Краба» готовят к бою, выдрав ложемент и поставив аренный хлам, поснимав разгонники, и вообще испортив хорошую вещь. Не бесповоротно, но бесит.

— И, какие варианты на твой взгляд есть, чтобы вернуть мой Дос? — скорбно просматривал я данные. — И наказать бы их не помешает, сволочей таких.

— По-моему, сэр, вариантов на подобный расклад почти нет. Правда… — на последнем железяка задумался и замолчал.

— Ну, не тяни, Дживс, — потеребил я молчащего камергера через минуту.

— Компания «Силлиум», заказчик и текущий владелец вашего Доса, разместила объявление о подборе пилота, причём именно для «Краба», сэр.

— А в чём у них проблема? Совсем всё сломали что ли? — расстроился я.

— Не вполне, сэр. Дело в том, что внесённые нами с вами изменения в чувствительность и управляемость Краба, слишком высоки для пилота с нейрошунтом. Падают, не контролируют усилия, сэр.

— Понятно, Дживс. Значит, предлагаешь наняться к этим ворюгам, — задумчиво протянул я.

— Никоим образом, сэр. Я предлагаю оставить Дос, в крайнем случае — устроить диверсию похитителям и заняться созданием нового.

— Насчёт диверсии — поподробнее, Дживс. И, пока, я нацелен добраться до моего Доса, — выдал я, приготовившись слушать.

Глава 19

Варианты диверсии, предложенные Дживсом, были любопытными, но завязанными на колдунство всяческое.

Дело в том, что галопом пробежавшийся по компьютерам призрак, безоговорочно установил в общем-то очевидную вещь: большая часть боёв, даже с потоками кровишши — постановка.

Как по мне — логично, Досы на земле не валяются, да и как бы не «потоково» ни клепали пилотов, это тоже время и деньги. Скорее всего окупающееся трансляциями, но выигрыш организаторов на ставках и банальная жадность приводила к тому, что «реальные» бои были скорее исключением.

И вот, Дживс предполагал во время боя, благо, расстояние с очень важно-персонистых мест до арены невелико, вмешаться в бой и сорвать «ставку потолще» наших ворюг.

В принципе — неплохо, даже если «договорной» пилот, например, не станет бить по замершему Досу противника, чтоб ненароком не выиграть — потери будут чудовищные. Репутационные и по ставкам-просмотрам, зрители увидят, что их фаворит откровенно «сливает» бой.

Но вопрос возможности данную диверсию осуществить — под вопросом. Тут нужно не точечное, случайное воздействие, а заклинить Дос враскоряку, чтоб самому тупому зрителю было видно, что он небоеспособен.

И вариант влезть в пилоты видится мне в таком раскладе более перспективным, ну и более надёжным. Хотя и опасным, но блин, у меня жизнь наёмника, а не школьницы! Да и репутационно, точнее в плане рекламы можно пользу получить, прикидывал я, обсуждая с Дживсом детали плана «Краб в тылу врага».

— Сэр, позволю себе, в очередной раз, отметить — риск вашей авантюры чрезмерно высок. Причину ваших варварских порывов я понимаю, хотя, мне казалось, благотворное воздействие реабилитационного…

— Угу, угу, — бормотал я под нос. — Слушай, а если я вырублю техника? Камера одна, взять под контроль сможешь?

— Смогу, сэр. Но мне казалось…

— Тебе показалось, Дживс. Работаем, — широко улыбнулся я, потирая клешни.

План был, осуществление его — возможно, ворюги будут наказаны, а мой Дос вернётся в мои руки. И даже «предварительные этапы» пусть и рискованны, но в итоге пойдут на благо.

Так что через час, на станцию Арены зашёл Мад Макс, торговец, пилот Доса и просто красавец.

Кстати, в отличие от Центральной, аренная станция содержала «таможенников», точнее совершенно люто перекаченного вида амбалов, столь увешанных оружием и так изукрашенных шрамами, что иной мысли кроме «постановка для туристов» в голову не приходило.

Да и не проверяли они ничего, по сути, просто строили рожи и задавали дурацкие вопросы. Чисто атмосферная деталь, с учётом действующих и активированных «таможенных радаров» на стыковочной палубе.

— Нахера припёрся на станцию? Чё везёшь? — выдал один из амбалов, поигрывая дутой мышцой.

— Могу улететь, — равнодушно кинул я, полюбовался на ошарашенные морды и просто прошёл на станцию: останавливать меня не стали.

Арена в плане внутренней структуры отличалась от ранее мной виденных станций более «станционной» структурой: в центре цилиндра были непосредственно арены, ангары Досов и прочая фигня, а вот периферия была «коридорная». И ни хрена тут не летало, правда были такси-тележки. Художественно-ржавые, как я отметил, потерев подтёк и убедившись, что это краска.

Ну и добрался я на этой тележке до «приёмной» Силлиума. Общая же территория этих типов включала несколько арен, гору техпомещений, кучу развлекательных заведений, но «общение с человеками» происходило у них в «приёмной», довольно крупном помещении, напоминавшем операционную банка.

И, после фразы «на пилота по объявлению» (чудом не заржал, произнося это), направили меня в какие-то недра. А, после получасового ожидания, запустили в ангар, где стоял мой перекорёженный Краб и ошивались пара типов.

— Шунт покажи, — бросил тип потолще, но пониже, на что я приподнял волосы.

— Данные комма, — процедил тип потощее, но повыше, после «демонстрации».

— Хер, — вежливо ответил я. — Нет у меня комма, пишите со слов.

— Ну и иди нахер, нищеброд! — завёлся тощий.

— Погоди, нам-то какая нахрен разница? Нам пилота найти надо на этот гроб, — потыкал он пальцем в Краба. — А записать — запишешь, не переломишься.

В общем-то, на подобное раздолбайство первая часть плана и была рассчитана: пилоты Досов арены были «расходным мясом», станция пестрела объявлениями «установок б\у имплантов». Ну, если бы полезли в бутылку «проверяльщики», на наших дальнейших планах это херово бы сказалось. Точнее, часть их бы просто оказалась неосуществима.

Так что потопал я после отмашки к Досу, бормоча о «Мад Максе» всякую хрень, которую тощий с видом «вершителя судеб» вносил в комм.

А над Крабом эти пидарасы, несмотря на малый срок, поглумились — покрасили в бежево-камуфляжный цвет, упёрли разгонники (несомненно, продав «эксклюзив»), присобачив роторные малокалиберные пушки. И клешню мою куда-то упёрли, сволочи, печалился я, по приставной лесенке забираясь в распахнутый ложемент.

Подключился, откинул лесенку, сделав несколько намеренно «размашистых» движений, но в рамках.

— Дёрганный какой-то Дос, — вслух наводил напраслину на Краба я.

Тощий и толстый, с выпученными буркалами и распахнутыми пастями, тем временем, пялились на Дос.

— Пиздец, даже не упал, — растерянно констатировал тощий. — Эй парень, подвигай вверх-вниз манипуляторами! — проорал он, что я и сделал.

— А может он не только нищеброд, но и тормоз? — заржал толстый.

— Похер, ему на арену только выйти, — отмахнулся тощий. — А там на запчасти. Но хоть что-то отобьётся.

— Тоже верно, — покивал толстяк. — Эй, Мад, спускайся, будешь подписывать контракт на бой, с компанией Силлум!

Ну и вылез я, похлопав Краба по корпусу — поглумились над Досом, конечно, но в принципе — восстановимо и терпимо. Да даже голый корпус и то имело бы смысл у этих сволочей забрать!

Контракт был из серии — компания ни за что не отвечает, контрактник отвечает за всё. И обязуется провести бой, а если попробует сбежать — пожизненное анальное рабство. За всё это предлагалось десять килокредов за бой, невиданная щедрость.

Более того, «чтоб не нажрался как свинья и не помер», после подписания этой филькиной грамоты посадили меня в некий закуток, впихнули трёхлитровую баклагу дрянного (и, подозреваю, с наркотой какой) пива, протеиновую бурду, забивающую отсутствие вкуса резкими специями, да и со словами «бой через три часа» заперли.

А я, оставаясь на связи с Дживсом, расслабился и прикидывал дальнейшие действия. Сейчас Краба, судя по всему, воткнули в «первый попавшийся бой», попытка «отбить расходы»: похищение Краба обошлось Силлуму почти в мегакред. В принципе, что забавно, могут и отбить, несмотря на «проходной» бой. Я вообще, когда ознакомился с отчётами Дживса несколько охренел: ну на кой местным воротилам ТАКИЕ деньги? Причём экономят вообще на всём. Вот просто не понимаю, реально — в три горла не нажрёшь, не натрахаешься, всё равно комплект один. Разве что хобби — бабло заколачивать. Впрочем, напомнил я сам себе, те же корпорации, точнее их владельцы.

Но, там хоть жажда власти какая-никакая удовлетворяется, типа «игра в стратегию». А тут прибыли немереные, а выгодополучатели сидят на той же Арене и наизнанку выворачиваются, чтоб на Досах и пилотах сэкономить гроши. Да та же покупка Краба — за лям я вполне мог его продать, не в полной комплектации, скорее сделал бы новый для «отдачи» — но деньги-то немалые.

Не понимаю я их, констатировал я, да и забил. Я много кого не понимаю, хернёй маются, да и хрен бы с ними.

И просматривал до вызова «бои», не без интереса пробуя понять, где «постановка», а где нет.

Через пару часов дверь отперли, толстый засунул свою морду и позвал «разбирается с Досом». Ну, хоть не «в Дос и в бой, Силлум тебя не забудет!» мысленно хмыкнул я, двигая за толстым.

И стал проверять, что местные рукосуи натворили более предметно. Роторные пушки — хлам, да ещё боезапаса маловато. Плазменный резак оставили, вместо клешни вставили такой же — ну, собственно, в записях факелы резаков часто мелькали, «эффектно».

В общем, сделали из конфетки гавно, а мне на этом воевать. Одно радует — хоть толстый и не говорил, но против меня выставляют гавно как бы не похуже, согласно нарытому Дживсом.

Сражаться мне предстоит с облегчённым средним Досом артиллеристской поддержки Скопа, перекорёженным местными самоделкинами в тяжёлый лучевой.

Несколько боёв мой соперник на арене выиграл, причём вроде и не подставных, но выглядело это челодланно до боли: единовременный залп из шести лазпушек, враг обтекает расплавленным металлом, а Скопа пафосно замирает.

Причём замирает от перегрева энергетических контуров и истощения конденсаторов на «залп», а никак не от переизбытка пафоса пилота.

В общем, если по уму, то эти шесть пушек — натуральный косяк, больше двух ставить — бред, но «стильно». И пилот «прожаривает» в «стиле».

Возможность даже не прибить, а вывести Скопу из строя есть. Вот только мне не черта нельзя показывать «охрененные профессиональные навыки». Мне, естественно, надо выиграть, но сделать это «почти случайно», что в общем-то, учитывая хлам вместо дальнобоя и резаки ближнего боя — не самая простая задача.

Тем временем толстый подключился к сипящему динамику внутренней связи Доса и давал мне «охренительные наставления»:

— Выйдешь — помаши зрителям манипулятором, они это любят. На арене… а, делай что хочешь, — закруглил охренительный инструктаж толстый. — И да, боеприпас можно не жалеть, — проявил охренительную щедрость он.

— А что делать, когда я выиграю?

— Ты?! Гыг! — выдал собеседник. — Ну, попрыгай тогда, — заржал он.

Можно и попрыгать, мысленно хмыкнул я. Тем временем, жестяные рифлёные ворота дальней стороны цеха, фактически заменяющие стену, приоткрылись в длинный коридор, вполне подходящий габаритами для Доса, ведущий к арене.

Толстый махнул окороком, заменяющим ему руку в сторону коридора, выдал «пиздуй туда!» и отвернулся, захрустев каким-то фастфудом. Ну, форму нужно поддерживать, хмыкнул я и «попистофал» в коридор.

Дотопал до «дуэльной арены схватки малых Досов», с интересом оглядывая округу, сверяя увиденное с записями и злобно матеря местных самоделкиных вообще, ну и толстого в частности: телеметрия была «что-то с чем-то»! Ну реально, видеодатчики и всё! Радары, дальномеры, баллистические вычислители, так и не выковырянные этими паразитами из Краба… просто были не подключены!

Блин, надо будет толстого в толстую жопу пнуть, в процессе осуществления плана. Раз… пока не устану, в общем.

А арена представляла из себя двухсотметровый круг, несмотря на подсознательную уверенность — не присыпанный песочком, а состоящий из мелко решётчатых дырявых металлических плит. Стены — простой металл, с подтёками ржавчины, с редко разнесёнными факелами на высоте пары метров. И верх «цилиндра» арены прикрывала решетчатая металлическая же «крышка». Зрителей видно не было, хотя, как я выяснил, по периметру верхнего края «стакана» были особо дорогие зоны, для любителей смотреть «вживую». Остальные довольствовались здоровенной голограммой, поверх «крышки». Ну и летали вокруг бойцов дроны, снимающие «удачные ракурсы», хотя у нас бой «проходной» и заметил я всего пару штук.

Воплей неуважаемой толпы я не слышал, «мясу» типа нас это не интересно, вроде как. Но присланные Дживсом данные вызвали у меня желание прибить и ведущего: обозвали меня «Терракотовый Мозголом»! Ну просто охренеть как креативно и приятно… Хотя похрен, сплюнул я, помахивая манипулятором и жалея, что не могу отогнуть на нём отсутствующий средний палец.

Мой соперник: Пылающий, едрить его в дышло, Убийца, стоял своей Скопой, помахивал манипуляторами и слегка смещался корпусом, явно держа меня в фокусе лазеров. То есть, малый Дос против среднего, проходной бой, да еще и «спалить нахрен» сразу же. Хотя, пригляделся я, а паразит пытается ложемент выцелить, дабы «ценное имущество» в виде Доса, пусть и предназначенное на запчасти, не портить.

Да сейчас, хмыкнул я, топая по кругу и помахивая рукой. Противник задёргался, удерживая меня в «фокусе» а по связи раздался чавкующий голос толстого:

— Мад, блять, стой на месте!

— Я зрителей приветствую, жри и отъебись, — по-доброму ответил я, на что со стороны динамика послышался кашель, приглушённый посыл нахуй, ну и связь отключилась.

Сам туда иди, мысленно послал я толстого, начав наблюдать за своим противником.

Последний представлял комичное зрелище: закреплённые на нём лазеры были очевидно ограничены в секторе обстрела, подпускать меня близко, не менее очевидно, пилот не хотел. И начал отходить от меня «перебежками»: отойдет метров на пятьдесят, прицелится, убедится, что я к нему топаю, ещё отойдёт. Через пару минут до противника «дошло», ну и занял он центр арены, отслеживая меня «корпусом».

А я проглядывал текстовую стенограмму «ведущего», несущего всяческую хрень и «смешные» шутки. Отметил его «да начнётся бой!», приготовился, ну и со светозвуковым сигналом рванул вперёд.

Даже не знаю, стрелял в меня вражина или нет — телеметрии не было, как факта, но, пробежав метров тридцать, развернувшись боком, я начал «крабить» по периметру арены, постреливая в дергающуюся скотину.

Результатов толковых обстрел не приносил — калибр был «лёгко-бронетехничный», да и мазал я намеренно, покачивался при «приставном шаге», демонстрируя неумелость.

А вражина дёргался не столько из-за попаданий. Его средний Дос был не слишком поворотлив, особенно на месте, так что он никак не мог поймать меня в свою фирменную «вжарю со всех стволов» атаку.

Со второго «крабского круга» я начал крабить по спирали, постепенно приближаясь к центру арены. Нервный враг задёргался совсем — нижняя левая турель начала искрить, явно шальной снаряд, «золотой выстрел», влетевший в объектив излучателя. Но неприятно, а я приближаюсь.

Я же шёл потому, что у меня кончался «щедро» отпущенный боезапас. Я на него не рассчитывал, да и вообще, на оружку, но просто танцевать вокруг Скопы часами было глупо.

Вражина несколько раз вжаривала лазерами, пыхая облачками пара охладителей, но добилась только одного попадания «по касательной», заставив лишь почернеть «бежевый камуфляж». Я же, зайдя на третий круг спирали, неуклонно приближался, а о плазменных резаках противник явно знал.

Судя по переставшему дёргаться Досу, неотрывно, хоть и «отставая» двигающемуся за мной, он решил «поймать» меня на залпе своей фирменной атакой. Что и неплохо, отработанный вариант, улыбнулся я.

Ну а я, приблизившись уже метров на двадцать, резко встал, вскинул манипуляторы… и упал на спину, «потеряв равновесие». Ну и пропустил шесть ярких лучей над собой. Вражина попробовала, окутываясь паром, «вести» лазеры за мной, но банально не успела — лучи погасли, а Скопа застыла не в пафосной, а в полунаклонённой позе.

Раком было бы изящнее, похихикал я, показано неловко поднимаясь. Дотопал до Скопы, потыкал её со звоном манипулятором. Замер, изображая растерянность. Обошёл, примерился, да и отвесил удачно нагнувшемуся, хорошего пенделя.

Чуть «не потеряв равновесие» сам, «попрыгал» его удерживая. Скопа же, так же скрюченный, с грохотом рухнул на пол. А я победно поставил ногу Краба на хребтину Доса, сложив манипуляторы на груди.

— Возвращайся, Мад, — квакнул динамик ошарашенным голосом толстого через минуту «победного стояния».

Судя по тексту, растерянная тишина наверху сменилась гулом, разного типа и вида. А ведущий даже не предлагал «добить» — формат нашей схватки интерактивности и «вращения большого пальца» зрителями не предполагал.

Ну а я, потопал, пошатываясь и помахивая манипулятором, в свой коридор.

По возвращении в цех меня ждал не только толстый, но и некая «богато упакованная» девица с кукольным лицом. Выражение у неё правда было брезгливое, в стиле «что я делаю в этой помойке», но держала она в лапах нечто вроде дипломата, да и поглядывала на мою персону, пока я выковыривался из Доса.

— Мад, молодцом, — произнёс толстый. — С тобой хочет поговорить менеджер компании Силлум.

— Она? — вежливо тыкнул я пальцем в закатившую глаза девицу, на что толстый кивнул. — Хороша, — выдал я экспертную оценку. — Можно и поговорить, только мужик, деньги мои где? — скаредно прищурился я на толстого.

Глаза закатили уже оба, но девица пришла в себя первой.

— Компания Саллум поздравляет вас с победой на арене, Мад. Скиньте данные браскомма…

— Дык нету у меня браскомма нихера, — развёл я руками.

Совершить челодлань девице явно помешал только удерживаемый дипломат. Глазки закатила, страдальчески сморщилась, но, просияв ими хищно уставилась на толстого.

— Лан, доставьте пилоту платёжное поручение, на его выигрыш. И… премию в тысячу кредов, — на что толстяк кивнул и утопал. — Ваша оплата за бой, Мад, будет через минуту, — обратилась она ко мне. — С премией. А пока…

— Вот будет — тады и поговорим, — веско выдал я, сложив лапы на груди и задрав нос.

На этот раз даже дипломат не удержал фифу от челодлани. Так что ввалившийся в цех толстый застал её уже с несколько растрёпанной причёской и лёгким покраснением на лбу. Подтопал он ко мне, пихнул пластиковый лист с голограммами, вроде «чека на выплату», на Банк Арены.

Я лист с пристрастием осмотрел, схоронил за пазухой и с улыбкой до ушей уставился на девицу.

— Чего хотела-то? Того тебе надо? — изобразил я однозначный жест, — Так я и не против, — приосанился я.

— Мад, хотела не я, а компания Силлум, — вздохнув выдала девица. — Мы хотим предложить вам долговременный, — значительно поиграла она бровками, — контракт на бои!

— Денег скока? — сходу перешёл к делу я.

— Десятка за бой… — начал было толстяк.

— Нахер, — отрезал я. — Спасибо, было весело, я пошёл, — и потопал к выходу.

— Погодите, Мад! — на полдороге остановил меня голос девицы, аж «сбившейся» на «вы». — Что вас не устраивает?

— Бабла мало, — веско озвучил я. — За десятку, себя показать, это канешно можно. Но дальше то жопой не твоей, — потыкал я в девицу. — И даже не его, — в толстяка. — А своей рисковать! За десятку других придурков ищите, а я в другой конторе попробую.

— А сколько вы хотите за бой? — последовал вопрос. — В случае победы, безусловно.

— Трупу бабло ни к чему, — мудро высказался я.

— Смертность пилотов на арене сильно преувеличена, — врала менеджерша. — В случае поражения компания готова представить сорок процентов гонорара.

— Проигрывать не намерен, — отрезал я. — Двадцатка за бой, полтинник за свалку! — назвал я расценки чуть ниже «средних».

— Так сразу бы и сказали, Мад! — фальшиво разулыбалась девица. — Контракт на пять боёв, — начала было копаться она в дипломате.

— Но это ещё не всё! — с видом телеведущего, поймавшего судьбу за яйца, напыжился всё. — Это — барахло, — потыкал я рукой в Краба.

— Это единственный Дос, который готова предоставить вам компания Силлум, — закаменела рожей девица.

— Да Дос — заебись, хотя дёрганый. Я про пушки! Что блядь за хлам?! Я в этого придурка раскоряченного весь боезопас вжарил! Так он, по-моему, от смеха раскорячился, — почесал затылок я, на что толстый хрюкнул.

— А что вы хотите, Мад? И учтите, компания Силлум — не магазин запчастей Досов, — отрезала девица.

— Дык ясен пень, куда вам до магазина, раз такое барахло на Досы ставите. Давайте разбираться.

Толстяк припёр раскладной столик и стулья, и мы разобрались.

Глава 20

Результаты разборки были такими: контракт был на удивление «чистым», не содержал никаких гадостей и подводных камней, кроме одного: отказаться, не отвоевав хотя бы один бой — нельзя в принципе, как и «разрывая» контракт — должен отвоевать «ещё один». «Краб» в договоре значился, а вот его обвес — нет. И на «мою пушку» девица безропотно согласилась, с «если техник одобрит». И да, такой пункт в контракте появился.

Впрочем, подозреваю, для желающих «соскочить», «последний» бой был последним без кавычек. И пятый бой будет «весёлым», судя по срокам и оценкам Дживса.

Ну а мне, помимо притаскивания нормальной среднекалиберной пушки, нужно было проверить систему безопасности Силлиума. Так-то она была и прочее, но вот как она будет реагировать на «полусвоего» — вопрос.

У нас на «пятую схватку» были планы, требующие подготовки и работы с Крабом. Так что необходимость «притащить свою пушку» была настоятельной. Как минимум, чтобы понять, сколько народу нужно вырубать и сколько камер «брать под контроль» за день до пятого боя.

Ну и хоть что-то, кроме плазменных резаков (расфокусированных до безобразия, очевидно «для зрелищности»!) нужно было приличное из оружия. Я, конечно, собирался разыгрывать «криворукого, но ЧЕРТОВСКИ везучего болвана», но даже для самого невообразимого везения нужен инструмент осуществления воли Богини Удачи. А роторные пулемёты, присобаченые к «Крабу», к таковым не относились.

В общем, контракт составили и подписали. Жить мне предстояло в том же закутке, но за «пушкой нормальной и ковриком для ложемента от мамы» меня отпустили, даже указали в контракте моё «свободное время», святые люди.

И помимо пожрать и выпить, предложили баб. Вот, честно говоря, ни хера было не до них, кроме того, намотать на хобот гадости какой неохота. Вроде такого и нет, но, учитывая Лори, профессионалки… Ну не нравится мне расклад, хотя и модель отношений с механиком у нас не «семейная». Так что потыкал я в менеджершу, огласив «тебя хочу!» Баба отказалась, я закусил «удила», в смысле «не дашь — значит никто не нужен!»

Надеюсь, отмазался, хотя девица, уже сваливая, бросила на меня явно «заинтересованный» взгляд, в отличие от предыдущих закатываний и «что за идиот-деревенщина».

— Сейчас за своей пушкой поедешь? — осведомился толстяк. — Рекомендую сейчас, следующий бой завтра, а мне проверить надо, смонтировать.

— Сейчас. И в банк надо, — похлопал я себя по куртке, пошуршав поручением.

— Возьми, — сунул мне толстяк коммуникатор. — Потеряешь — контракт разорван!

— Не пизди, — отрезал я. — Контракт я читал, нет там такого. А как привезти то сюда? — демонстративно почесал я затылок.

На последнее толстяк с бурчанием на тему «развелось грамотных, умные дохера все!» вызвал роботележку корпорации.

Ну а я направился к «Кистеню», где совершил близкий контакт с Лори (на бегу, блин, но времени особо не было) и прихватил скорострельную пушку среднего калибра из запасов. Подумал, да и пару ящиков снарядов: а то хер знает, что мне толстый подкинет.

Полюбовался вознёй с «Кистенём»: ну крепость не крепость, а нормальную систему безопасности и контрабордажа Лори с Дживсом ладили, что не может не радовать.

Ну и направился в банк, где перевёл деньги с «чека» на обезличенный счёт. После же вернулся в цех, пристально отслеживая «систему безопасности» ворюг. Была она хороша, но я в неё уже «вписался» — охранник проверял мою персону и право «проникнуть» на территорию. А на загруженную роботележку даже не взглянул, невзирая на «защиту от излучения», не позволяющую «просветить» груз.

Толстый ящик принял и с причитаниями в стиле «опять работать» занялся монтажом пушки. А я завалился в «отведённый» мне закуток, перекусив фастфудом и общаясь текстом через «линзы» с Дживсом и Лори, принял пассивное участие в «становлении системы безопасности».

И, мою прекрасную идею, о гильятинирующих вторых дверях и скорострельной ракетнице напротив дверей зарубили! Хотя, с ракетницей, если подумать, я и вправду немного погорячился…

Вечером ко мне в закуток постучалась некая шмара. Ну вот просто нет иных слов чтоб обозначить иначе не самую старую девку, пластической операцией и яркой косметикой превращённую… ну чёрт знает во что. Подавляющее количество животных в корабле-зоопарке были явно сексуально привлекательнее, но они же не вызывали сексуального влечения вообще. Шмара же, пытавшаяся вщемиться в закуток, вызывала одним своим видом натуральную импотенцию!

Ну и к лучшему, передёргивался я в закутке, избавившись от кошмарного порождения косметологии. Мне до конца «контракта» тут сидеть, а так и желания, похоже, не будет. И, надеюсь, без долговременных последствий, понадеялся я, засыпая.

С утра меня грохотом поднял толстый, на тему «проверить Дос». Пушка стояла на месте, правда с боеприпасом толстяк мне испортил настроение: снаряды были только «местные», мягкого металла, простые болванки.

Ну, хоть не скорострельное угрёбище, как перед этим, всё получше, отметил я потратив десяток зарядов на стрельбище. Кстати, стрелял я, спасибо кастрированному ложементу, гораздо хуже. Но всё равно слишком хорошо, так что пять выстрелов отправил «в молоко» сознательно.

И, следующий бой у меня проходил всё в той же «мясной» арене, с малым диверсионным Досом, фактически повторяющий мой «обвес». Основным отличием была этакая «картечница», ну или дробовик. Крупнокалиберная пушка ближнего боя, увидев картинку которой я, признаться, напрягся — лютое стреляло, на двухстах метрах могущее просто разметать Дос на запчасти, даже металлической болванкой.

Впрочем, записи боёв показали, что это именно картечница, стреляющая россыпью шариков четырёхзарядная… Ну, скажем так: пихательница. Урона Досам она фактически не наносила, правда откидывала многотонную конструкцию на ощутимое расстояние, роняла и вообще приводила во временно недееспособное состояние.

Чем мой противник и пользовался, стреляя из «роторного пулемёта» в упор по ложементу, превращая последний вместе с пилотом в фарш.

Вообще — неприятно, поёжился я, разглядывая подвиги оппонента, уже в Досе, перед схваткой. Но, есть громадный плюс: отдача у этой херни не менее чудовищная, чем сама сила удара. И Стальной Метельщик, как обзывался мой противник, стрелял из своей «метлы» исключительно от «стены», упирая в неё манипулятор, симулируя «загнанность в угол».

В общем — неприятный противник, но победимый. Главное от него бегать быстро, ухмыльнулся я.

И, на арене, после начала битвы, потелепался я боком от дворника, посылая в него снаряд за снарядом из средней пушки. Попадания мягких болванок Дос не прошивали, но шатали и замедляли, даже прихрамывать начал, через пару кругов догонялок.

— Мад, ты что бля творишь? — ожил передатчик, разразившийся голосом толстого.

— Убегаю! — честно, с ноткой наигранной истерики, ответил я. — Ты его пушку видел? Туда бошка Доса влезет! Страшно, бля!

Ответ «ой, всё» и оборванная связь искренне повеселили. Правда гандон-метельщик, буквально «подловил» меня в момент, когда я ржал, выпалил из своего стреляла на бегу. Его откинуло, но Краба просто сбило с ног, а я реально напрягся: так ведь и сдохнуть можно! И, уже в падении, не «играя на публику», всадил болванку в коленный сустав поднимающегося Доса противника. Благо, тот удачно подставил его, стоя «на колене» и открыв, прикрытое обычно, сочленение.

И вот тут, поднявшись, я ржал уже спокойно и с весомым поводом: сустав заклинило нахрен, причём так, что Дос противника стоял на колене и вяло подпрыгивал, размахивая манипуляторами. Встать он не мог, как и опустится на колени. Единственный доступный манёвр — валится на бок, но это просто бессмысленно. Вот и дёргался Дос, очевидно стараясь если не «разработать» то разогнуть или отломать сустав, чего у него не выходило.

А я, врубив резак, шибанувший «зрелищным факелом», начал по дуге приближаться к вражине, не входя в область поражения. Тот подёргался, но открыл ложемент — вариант «поднятых рук», типа сдаюсь на волю победителя. Ну, желания его убивать не имел — тут в общем-то, все убийцы, но добивать сдавшегося мне претило, так что, помахивая затухающим факелом резака (топливо кончалось), ушел я в свой коридор.

Толстый чего-то проворчал, был послан воевать фастфуд — страшного врага, с которым он самоотверженно боролся всю жизнь, что на щеках обвислых написано. Ну и завалился я в закуток.

Проверка «трансляции» показала, что как ведущий, так и зрители принимают меня за «колуна-неумеху», но с удачей в заоблачных величинах. Собственно, тот образ, который я и собирался «отыгрывать», так что и к лучшему. Высказывания «посмотрим, куда нашего новичка приведёт удача» вообще порадовали. Как и форумы и сети любителей арены — редких «он притворяется»- пользователей обзывали конспиролохами и закидывали сетевым калом.

Через час толстый просунул платёжное поручение на двадцать килокред и пожелал отвести меня за браскоммом. На что я начал описывать: Маю, Ситу, Лейлу, Зейнаб, Зульфию и прочих «любимых жён», точнее, родственниц и «подруг», которые крутят на моей родной планете коровам хвосты, света белого от кручения не видят. А надо мне не херню всякую новомодную, а денежку домой отправлять, потому что нужны дроиды аграрные, поливалки мощные, комбайны…

На упоминании комбайнов, и так скисший рожей на перечислении двадцатки «любимых жён», толстый повторил своё коронное «ой всё» и срулил.

Шмары мне больше не присылали, видно посчитали «недостойным», отчего я ничуть не расстроился, просто выспавшись.

И через день был ещё один бой, уже со средним Досом-штурмовиком. Сердце кровью обливалось, но «в сухую» выигрывать было нельзя, так что подставил я под неповоротливый ствол вражины левый манипулятор.

Перегрел противника до недееспособности резаком, но лапу Крабу повредил (и роторную пакость сломало, хоть что-то хорошее), так что следующий бой был через три дня. Толстяк пытался изойти на гавно за «сломаный Дос», но был послан исходить гавном в сортир, ну или потусить с уебищем, что было мне заслано в первую ночь!

Следующие же мои бои были уже не в «мясном стакане», а на содержащей искусственные препятствия, прикрытой многочисленными полями в виде полусферы, арене. Зрители располагались в этаком амфитеатре, для дальних была голограмма, а передние видели уже не «с края стакана», а обзорно.

И дронов записи было уже до хрена, как и вопли ведущего транслировались в Дос.

— Отключить можно? — уточнил я у инструктирующего меня толстого. — Отвлекать будет.

— Можно, но не нужно, — приподнял сардельку, по недоразумению называемую пальцем толстяк. — Зрители могут захотеть чего-то интересного, а твоя задача…

— Вести бой, в контракте записано.

— Блядь, в кого ты такой умный?

— В маму и папу. Хотя батя, напиваясь, врал, что на соседа Арчи похож. Но у того нос горбатый, а у меня нет, — ответил я.

— За что мне это? — закатив глаза к потолку, возопил толстяк.

Потолок не ответил. Я бы мог ответить, что «это» — страшная месть невинно сожранных гамбургеров, но проявив выдержку, не стал.

— В общем, Мад. Хочешь угробиться — отключай. Ведущий комментирует ваши действия, поле боя — с препятствиями, противника можешь не видеть. Если не интересно — хер с тобой, противник комментарии твоих действий слышать будет, — привёл он, наконец, вменяемый аргумент. — И Мад, постарайся не разносить видеодроны. Их там дохера.

— Что мне, из-за них подставляться?! — с почти не наигранным возмущением выдал я.

— Нет, но хоть не охоться, блядь, на них! — с чего-то взорвался толстый. — А то есть любители… — пробормотал он и свалил.

В общем, третий бой по «длительному контракту» был со средним, причём вполне неплохим Досом «Росомаха», причём, чтоб его, ракетным! Нет, боеголовки, конечно, были ослаблены, хотя и взрывались охрененно «красивыми» облаками пламени. Но сам факт раздражал.

Правда и толстый, и внимательно прошуршавший Дживс, меня заверили, что ракеты эти опасны только при прямом попадании, да и записи боёв это подтверждали, но борьба с ракетоносцем без противоракет…

В общем, сдерживался я, зайцем мечась между укрытиями, до первого «накрытия» пламенем. После же, послал всё нахрен, и просто расстрелял Дос из-за укрытия прямыми попаданиями. Максимум, что я позволил «маскировочного» — это расстрелять полностью боезапас в рушащийся Дос, симулируя истерику.

Довольно «бледно», впрочем, ведущий завывал о «небывалой удаче Счастливчика-Везунчика», регулярно путаясь, как меня называть, скотина склеротическая. Впрочем, подобная же путаница имелась и в сетевых ресурсах, а мне, по большому счёту, было похрен.

Однако, невзирая на причину, ставки на мою будущую победу росли как на дрожжах, ещё до официального объявления противника. И я не только не удивился, но и внутренне обрадовался «идущему по плану» развитию событий, когда в мой закуток вечером завалились толстый с менеджершей, наперебой пуча буркалы и трындя о «тебя хочет видеть ОЧЕНЬ большой человек, Мад!»

«Очень большой человек» оказался тощим дядькой лет пятидесяти, с «приклеенной», не сходящей с морды улыбкой и глазами… да просто рыбьими или стеклянными: не выражения, ничего. Я даже подумал, что импланты, но столь невыразительными они были лишь «экономического класса для голытьбы», и в наличие таковых у начальника корпорации ни хера не верилось.

Компанию ему составляли две богато упакованные девицы, снующие в кабинете туда-сюда, подающие чай, кофий, бумаги и инфопланшеты не по слову и жесту, а по взгляду «большого человека». Явно высокопрофессиональные секретутки, вот только… сдержал улыбку я только чудом.

Дело в том, что я понял «под кого» подделовалась посещавшая меня Шмара. Создания (девицами назвать парочку язык не поворачивался) взирали на мир вытаращенными глазами, с бровями посередине лба, так что возникало ощущение, что «деловые причёски» натягивают их физиономии, как барабан. Центральным элементом рыл этих созданий были губы, опухшие, занимающие не менее пятой части лица. Ну и сисяндры, размера шестого, как и зады им подстать. Огромные, торчащие… одно достоинство — очевидно уравновешивающие друг друга, а то довольно стройные существа просто бы не могли удержать равновесие, не то, что сновать по кабинету.

— Мад, мальчик мой, приятно с тобой наконец-то познакомится, — выдал тип. — Я — Салдер Навий, глава корпорации Силлиум.

— Мальчик? Ну вы, папаша, забрались! — вытаращил я глаза на заказчика воровства моего драгоценного «Краба». — А я думал, отец врал по пьяни, что мамаша ему рога наставила… А оно вон как оказалось! — торжествующе воздел я палец, требовательно глядя на Навия. — И что делать будем? Ну, я всё понимаю, дело молодое. Но, получается теперь — отчим, скончался, мамаша моя свободна. Пора принять на себя ответственность! И сына побаловать, — деловито осмотрел я роскошь кабинета.

Отвисшая челюсть корпората была наградой моему монологу, а в стеклянных глазах стала зарождаться живая эмоция: тотальный и всеобъемлющий «ахуй».

Притулившиеся в уголке на диванчике толстый и менеджерша отвесили челюсти, ну а человекорыбы, замещающие должность секретарш, и так выглядели как пыльным мешком ударенные. Впрочем, хотя выпучить буркалы больше они не могли физически, глазёнками с меня на начальника бегали.

— Мад, ты меня не так понял, — взял себя в руки корп — всё же, начальник корпорации, а не только тырящий чужих Досов засранец. — «Мальчик мой» — фигуральное выражение, ты просто очень по сердцу мне. А твою почтенную матушку, я, увы, не имел чести знать.

— Ну и ладно, — махнул рукой я. — Могу познакомить, она дама видная, с приданным, одних коров…

— Я думаю этот вопрос мы обсудим позднее! — с каменным лицом, но с подступающей паникой в глазах выдал корп, прикрыл глаза, вздохнул, и уже с улыбкой продолжил. — Мад, ты попал в высшую лигу Арены…

И начал он нести херь, на тему как мне повезло, какой я талантливый и прочее. А я, хоть и отметил краем глаза замаскированные и нацеленные на меня излучатели — недоумевал. Силлиум — корпорация не огромная, факт. Около полутысячи сотрудников, тысяч пять «контрактных наёмников». Но, не по безденежью, а, очевидно, от жадности. А так — ворочает Силлум миллиардами, прибыль от ставок и с трансляций космическая, во всех смыслах слова. И вот, глава этой корпорации тратит время на «деревенского дурачка», который, в рамках его планов, ну принесёт, возможно, миллион. Ну даже два — но есть та же менеджериха (деловые качества толстого скрывались там же, где его стройная подтянутая фигура).

То есть, планы то у меня были, ну, на менеджера-управляющего какого, да, в общем-то, пофиг на кого. Даже если бы толстый увлекательное предложение сделал, я бы его принял — мне нужно в больное место воров ударить и Дос вернуть, а кто в этом из корпоратов участвует — похер.

Но вот, сидит передо мной владелец, тратит время, каркает противной вороной. И предлагает, естественно, «лечь» на завтрашнем бое, жадюга.

Глава 21

— В общем, Мад, ждут тебя деньги, слава и замечательная карьера! — подытожил завлекательное предложение, как мне более элегантно «прилечь» корп. — Согласен?

— Конечно нет, — аж в голос заржал я. — Папаша, ты мне что за навоз на лопате подсовываешь? Какая нахер карьера, если меня прикончат на твоей арене?

— Мад, вспомни, — ангельски улыбаясь и поблескивая мёртвыми глазами запел Навий. — Бой постановочный, твой противник нанесёт лёгкие повреждения, а ты получишь много, очень много денег. И выиграешь следующий бой.

— Деньги, оно конечно, хорошо… культиватор там, коров новых, а то хвосты у старых сдают, — изобразил я напряжённую работу мысли. — Точно не убьёт?! — прокурорски нахмурился я, переводя взгляд на присутствующих.

Все, начиная с корпа, рожи сделали наивные, башками замотали, руками замахали, мол, не убьют, не сумлевайся. Даже рыборылые секретутки умудрились выражение рыбьих морд поменять, несколько меня взволновав: а не порвётся у них в рыбьих мордах деталь какая, всё же натянуто, как барабан!

Но морды рыбьи не треснули, а я «весь в сомнениях» согласие на подставной бой дал. Правда пучил очи, истерил и просил «амулет на стену ложемента от мамы», привод на ногу от Лейлы и прочую фигню. Корп закатывал глаза, как он думал, незаметно, но в итоге аж выдал мне «справку с десятью печатями» на доставку нужного.

Так что я шёл обратно в закуток весьма довольный, но с некоторой паранойей — уж больно всё шло «по плану».

— Как у вас дела, Дживс? — решил я «початиться» с камергером, пока суть да дело.

— Устанавливаем систему безопасности на «Кистень», сэр. Чудовищное порождение вашего милитаризма, разрушившее бы нам причальный отсек…

— Дживс, я уже признал, что идея с ракетницей была чрезмерной, не нуди.

— Да, сэр. Итак, системы наблюдения и контроля, защитные поля и лучевые турели поставлены. На данный момент я занят компиляцией программной составляющей системы безопасности. Механик Лори оказывает помощь в доводке и переносе систем безопасности.

— Хорошо, — довольно отметил я. — Как Лори?

— Испытывает нужду в мужском обществе, сэр. В остальном — её работа меня полностью устраивает.

— На сторону не ходит? — уточнил я.

— Нет, сэр, использует механические средства…

— Понял, детали излишни.

— Но наблюдение за каютами…

— Излишни, Дживс. И вообще, можешь ну я не знаю… вполглаза там, не акцентироваться… Блин, ладно, за каютой не наблюдай, — решил я. — Но на корабле вне каюты — обязательно!

— Слушаюсь, сэр.

— Кстати, ваше присутствие на станции, с учётом моих визитов не подозрительно? — прикинула моя паранойя, где мы могли накосячить.

— Нет, сэр. Я удалённо закупаю у поставщиков деликатесы, продавая их на Станции Арена как содержимое трюма. Подозрений наше пребывание не будет вызывать ещё полтора месяца, сэр, а ваши визиты…

— Мои проблемы — это мои проблемы, тут вопрос вроде решён, Дживс, — ответил я.

— Нервничаете, сэр? — проницательно выдал собеседник.

— Есть такое, — честно признался я. — Всё же, не очень я полагаюсь на колдунство, Дживс. Знаю, что оно работает, но… нервничаю.

— Излишне, сэр. Назвать вас опытным оператором эфирных воздействий я, к прискорбию, не могу. Но, в рамках стоящей перед вами задачи, ваш уровень эфирного оперирования более чем достаточен, сэр.

— Но будем надеяться, что оно не понадобится, Дживс.

— Не могу сказать, что разделяю ваши надежды, но для вашего спокойствия желаю вам этого, сэр.

Беседа меня несколько успокоила, хотя нервничал немного я всё равно. Впрочем, уснул нормально, а, в день боя был собран и злобно весел.

Противником моим была «Гадюка» — средний Дос поддержки, насколько я знаю, практически не производящийся довольно давно. И зря, как мне видится: изначально разработанный для борьбы с авиацией, точнее дронами РЭБ и нереактивной авиацией, именно, по прямому назначению шестирукий Дос в последнее время не использовался. Что и понятно, банально невыгодно: авиацией практически не пользуются, а средний Дос под дроны слишком жирно. Но платформа, с шестью независимыми манипуляторами-турелями, как по мне, была на диво удачна. Если поставить пороховые пушки, но явно не «зенитки», что стояли на моём противнике прямо сейчас. А в рамках всего мне известного — сама платформа была очень удачной и «делала» большую часть артиллеристских средних Досов в плане гибкости использования.

Впрочем, «рыночек порешал» и «Гадюки» были редко встречающимися моделями. А, в комплектации моего текущего соперника, с «базовыми» зенитками — так и вообще бестолковый выходил Дос. Калибр, конечно, покрупнее «роторного пулемётика», но даже малому Досу типа Краба серьёзного урона не нанести.

Но это в моей «фирменной» комплектации. А с текущим моим «ослабленным» ложементом мой противник был чертовски опасен: пилот, Кровавый Туман, был снайпером.

То есть, не сидел и выцеливал, а эффективно используя базовую подвижность и мобильность удачной платформы, разносил в «кровавый туман» ложементы вражеских Досов до того, как к нему могли подобраться или нанести урон.

Неприятный противник, да и моя средняя пушка его далеко не сразу возьмёт, прямо скажем. А ещё мне надо «лечь», причём в самый последний момент, когда Туман будет «повержен». Кстати, вроде бы, в данном случае корп играл «честно» — задачи прибить меня Туману не ставилось, подозреваю, расчёт был на «большую схватку».

Но мне, по МОИМ планам, ложится было нельзя. Причём, «не ложится» мне надо было так, чтобы вины моей в этом как бы не было.

А это либо выведение Доса соперника ДО финальной «боевой сцены» из строя. Либо колдунство, на которое я, невзирая в безусловную веру Дживса, не слишком полагался.

А пока, под «смищные щутки» ведущего, я фактически перекатывался под обстрелом Гадюки от одного укрытия к другому. Попадания были, Краба подёргивало, но ложемент я, разумно, от простреливаемого сектора берёг, слегка «крабя», а попадания в броню, огонь зениток урона толком не наносил.

И постреливал в перебежках во вражину, с некоторой надеждой сломать ему что-то нужное ему, но нахер ненужное мне. Но, увы, безуспешно: Туман реально был мастером пилотирования, не подставлялся, не стоял столбом, постоянно передвигался и тоже использовал укрытия. Конечно, полностью спрятаться за них, как Краб, у средней Гадюки не выходило, но всё равно, моя стрельба ни хера не приносила желанного мне результата.

— Иди на сближение, Мад, — прохрипел толстый связью, — Пора.

Да, было такое в «сценарии» — схождение бойцов. От последнего я отступил только в том, то на сближение «крабил», шёл боком и приставным шагом, оберегая, от греха, ложемент.

Досы сближались, Краб подергивался от попаданий, как и Гадюка, ведущий визжал про «кульминацию великой битвы», неуважаемая публика выла.

Мимоходом отметив «нерабочий» манипулятор Гадюки (всё же, не совсем зря стрелял), я, пригнувшись, кинулся к Туману, тот изящным пируэтом начал смещаться и… споткнулся о препятствие, с грохотом рушась на металл арены.

Вот реально мастер, с невольным уважением отметил я. Не знай я «сценария» — сам бы поверил в случайность падения.

Упал Туман на «лицо», ведущий визжал о «божественном уровне везения Счастливчика», а я, подходя к валяющемуся, помахивал публике манипулятором.

По сценарию, я должен был попрыгать вокруг упавшего, поликовать всячески, чуть не вприсядку вокруг вражины пройтись. И нарватся на залп из двух из шести (а сейчас — пяти) зениток Гадюки, уже сам упав и открыв ложемент к моменту подъёма Тумана.

Свобода манипуляторов Гадюки последнее, пусть не без труда, но позволяла. А моя задача, уже колдунством, была не дать Туману такой возможности. Так что, реально вприсядку, с вытекающим из ушей мозгом (по крайней мере — в ощущениях), колдунство я совершил. Нахер расплавив коммуникации соединения ложемента с Досом Гадюки. Было тяжело, но недаром ликовал я «вприсядку», да и угрёбищность аренных ложементов немало моей диверсии поспособствовала.

И стал дальше подпрыгивать, ликовать, чуть ли не вилять отсутствующей жопой Доса.

Ведущий подробно описывал «дикарскую жестокость, глумление» и прочие мои качества, заслуживающие одобрения неуважаемой публики, но публика начала издавать недоумённые звуки: я выделывал свой крабский танец уже минуту, противник не подавал признаков активности, а повреждений я ему явно не наносил. Разве что моральные, потому что, фантазия у меня иссякла и я начал изображать возвратно-поступательные движения, стоя над поверженным противником.

— Пиздец, Мад, что за хуйню ты сотворил?! — наконец простонал коммуникатор голосом толстого.

— Я, блядь, действовал по вашему мудацкому сценарию! — злобно огрызнулся я, совершая бёдрами Краба характерные движения. — Какого хера это придурок валяется?!

— Пиздец, — вторично констатировал толстый. — У Тумана Дос не слушается, хер знает почему. Блядь, и ты не стрелял, хуйня какая!!! — взорвался толстый.

— И долго мне тут пляски плясать? Может мне самому споткнуться и упасть? — полюбопытствовал я.

— Не вздумай! И заканчивать надо, зрители волнуются… блин, он даже сдаться не может, Дос на брюхе и ложемент не отзывается… в общем, Мад, сломай что-нибудь у Тумана некритичное и пиздуй с арены. У нас, блядь, и без того КРУПНЫЕ неприятности…

— А я то тут причём?! — возмутился я.

— А ты козёл, Мад!!! — заорал толстый и отрубился.

Сам мудак, мысленно припечатал я жирдяя, сделав мысленную заметку, его в это просветить при встрече.

И взглянул на Гадюку… а, манипулятор ему отломаю, «фирменный знак», хмыкнул я, ставя ногу на спину Доса.

И, за минуту, отломал, под более «радостные» вопли толпы, чем ранее. Ну и потопал в коридор, помахивая отломанным с пушкой.

В цеху толстого нихрена не было, впрочем, малый Дос даже с херовым ложементом — не большой, так что выбрался без проблем. Добрался до закутка, расслабленно развалился на койке и принялся, при содействии Дживса, любоваться жёсткой порнухой.

Это Навий, без смазки, имел в дыхательные и пихательные толстого, механика Тумана, секретарш и, по-моему, самого себя.

Зрелище и слушалище было не самое приятное — корп истерил, брызгал слюной, нёс херню. Но его огорчение радовало мстительного меня, кроме того, был вопрос как этот придурок со мной себя поведёт.

— Вы блядь, некомпетентные мудаки, — через четверть часа истерики выдал успокоившийся Навий механикам. — Мы должны были заработать три мегакреда, а проебали пять! И это вы, уроды криворукие!

— Господин Навий, я не виноват! Есть же записи, я всё… — забасил не толстый механик, обслуживающий Тумана.

— Если бы ты, Сид, был бы виноват — я бы с тобой, блядь, не разговаривал! — рявкнул корп, потёр свою противную морду и продолжил. — И Мад этот, счастливчик мудацкий. Откуда эта деревенщина сраная взялась на мою голову?!

— С планеты…

— Заткнись, Аллэо! — рявкнул корп на толстого. — Сам знаю, откуда он взялся. Ладно, валите нахер, сам с этим деревенщиной поговорю.

И, после сваливания механиков, направил Навий пару безопасников, доставить меня пред его противную морду. И «проучить» велел, пидарас тупорылый! Ну, посмотрим, кто ещё кого проучит, оскалился я, отключаюсь от просмотра.

И начал разминаться, не вставая, на кровати, готовясь к явке «наказателей».

Пара амбалов, накаченных явной технологией, ждать себя долго не заставили: с улюлюканьем ударили по двери, рванули с двух сторон к койке протягивая свои лапы ко мне… и с печальным воем согнулись, стукнувшись друг с другом бошками. После чего ссыпались, подвывая, с двух сторон от койки — ну а что, сами придурки виноваты: особо уязвимую часть тела подставлять.

— Чего надо-то? — полюбопытствовал я, приподнимаясь на койке и садясь.

— Тебе пиздец… — начал левый амбал, помладше, получил пяткой по затылку, стукнулся лбом об пол и примолк.

— Так надо-то что? — продолжил любопытствовать уже у правого, постарше.

Тот оказался посообразительнее, ругаться не стал, но стал врать:

— Господин Навий велел сопроводить тебя к нему для беседы! А ты на нас напал…

— Угу, — покивал я. — Пригласить. Дверь с ноги, рожи — вот такие, — перегнулся я с койки и показал какие. — И этот, — пнул я пяткой левого, — пиздецом мне грозил, из добрых чувств. Слов других не знает, наверное.

— Блядь, парень, что ты хочешь?

— Я? Это вы ко мне вломились, а этот, — ткнул я левого пяткой третий раз, реально — бетонобойный лоб у парня. — Вообще угрожал. Что вам надо-то?

— Доставить к господину Навию, перед этим — проучить, — вздохнув, «раскололся» правый.

— Проучить — это отпиздить что ли? — уточнил любознательный я.

— Угу, — ответил правый.

— Ну пиздить я себя вам не дам, — рассудительно выдал я. — А к папаше Навию сходить — можно. Что за подстава с боем?! И где мои денежки?! Так что пойдём.

— А Тиллур?

— Это этот, что ли? — ткнул я пяткой левого в очередной раз, на что правый агакнул. — А хер знает, что с ним. Слушай, а чего он не вырубается-то? — искренне заинтересовался я.

— Модификант, — был мне ответ, так назывались придурки, модифицированные разными киберимплантами, в основном боевой направленности…

— Это он что, железа в башку напихал? — на что последовал кивок. — Понятно, почему дурак такой, — сделал логичное умозаключение я. — Пусть с нами идёт, только придержи его, а то сломаю, — посулил я, не уточняя кого или что.

И попёрлись мы к Навию. Бледный, потеющий толстый бросил на меня злорадный взгляд, очевидно, ожидая увидеть фингалы, но спал с морды увидев улыбку. А уж как его перекосило после моего: «И да, толстый, сам мудак!» — слов нет, одни эмоции. Злорадные, но приятные.

— Мад, ты принёс компании Силлиум крупные убытки! — поприветствовал меня корп.

К счастью (для него) в кабинете были только секретутки. Видеонаблюдение в моём закутке отсутствовало, была только прослушка, так что о опиздюливании скрюченных амбалов он знал. Но новых, для моей разминки не пригласил — видно успокоился и включил межушие за это время.

— Нихера, папаша, — резонно отпарировал я. — Это твои придурки нанесли мне дохрена убытков: я делал всё как договорились, а денюжки тю-тю! И за бой не дали, кидаете, — насупился я.

На что рыбомордая пихнула в меня лист платёжного поручения.

— Да, Мад, убытки понесли мы вместе, — сдал корп. — Но есть возможность их отыграть! И заработать больше!

— Опять, чтоль, притворится, что проиграл? Так пробовал уже, у тебя придурки не работают, сами ломаются.

— Миллион.

— Скока?! — вытаращил я глаза, симулируя удивление.

— Мегакред, Мад, если ты сдашься, не добивая последнего противника в свалке.

— Это… точно?! Не будет херни, как сегодня? — в душевном смятении уточнил я.

— Точно, Мад, — покивал корп, приподняв лист с платёжным поручением на названную сумму, помахал передо мной и отдёрнул от дрожащей протянутой руки. — Сдашься — миллион твой.

— Да ради таких бабок, папаша, я раз… десять сдаться готов. Сдамся, — закивал я.

— Прекрасно, Мад, значит договорились, — протянул он узкую, холодную лапу, которую я пожал, борясь с желанием раздавить нахрен. — Ступай, отдохни, готовься. До «Схватки» полтора дня.

Ну и свалил я, причём без сопровождения. А топая в цех получал картину из кабинета корпа.

— Наказали, придурки?! — ехидно спросил он у скособоченных. — Криворукие дебилы, за что я вам деньги плачу… Штраф в половину оплаты в этом месяце! — на что амбалы понурились, но явно были рады, что так легко отделались.

— Дык… этот Мад с аграрной планеты, небось. Природа там, вот и шустрый… — пробасил модифицированный.

— Придурок, — бросил корп. — А тебе чего? — полюбопытствовал он у мнущегося «правого».

— Не понимаю, господин Навий. А зачем вам платить этому Маду?

— Потому что ты тоже придурок, — выдал Навий. — Да, наши бойцы его будут валить наглухо. Но, он реально запредельно везучий ублюдок! Вас вот, криворуких, отделал… Понятно, что ему пиздец, но лучше подстраховаться.

— Понятно, господин Навий, спасибо за…

— Валите уже. И я подумываю о новом бригадире, подумайте об этом на досуге, — выгнал амбалов корп. — Иди сюда, Шия, — протянул он лапы к секретутке, а я запорошено отключился.

Нахер смотреть рыбную порнуху. Ещё травму какую, психологическую получу.

Глава 22

Сделав ручкой толстому, я направился отсыпаться — дел на завтрашний предсхваточный день, было дохрена.

— Дживс, готовьтесь и собирайтесь, — дал я камергеру отмашку перед сном.

— Как скажите, сэр. И всё же, мне кажется ваше решение — авантюра, сэр.

— Она самая и мы это уже обсуждали, Дживс. Спокойной ночи.

— Добрых снов, сэр.

Наутро, разминаясь, я «подбивал итоги». Дело в том, что «схватка» или «свалка» — мероприятие «знаковое». В нём участвуют десять-пятнадцать Досов, оборудованных уже не столь барахольным боеприпасом. Без привязки к типу и классу, вроде как «лучшие из лучших», причём пилоты не одной компании, а нескольких.

Почему корп и вякал своим гориллам «наши пилоты», кстати: из дюжины Досов силлиумовские лишь четыре, считая меня. А есть несколько «независимых пилотов» и несколько наймитов «конкурентов».

Сама же схватка проводилась раз в месяц, была довольно дорогой и «кочевала» по аренам компаний.

И, в рамках снятых ограничений на тоннаж, для схватки возводилась полноценная городская застройка, разносимая, как понятно, в щебень в процессе боя, но каждый раз отстраиваемая. За счёт этого, кстати, не раз и не два (хотя реже, чем тяжёлые противники, безусловно) победителем Схватки оказывались малые Досы.

Ну в общем такое значимое и весьма денежное мероприятие, обогащающее «компанию принимающего», невзирая на крупные расходы на Арену. А сейчас, психанувший Навий вообще поставил чуть ли не половину оборотных средств Силлиума на мой проигрыш, через подставных лиц.

И это хорошо, мысленно потирал руки я, заканчивая разминку и связываясь с Дживсом, мол, пора.

Призрак без стальной плоти в компьютер наблюдения вселился, подготовленные программы ввёл, так что камеры в нашем цеху стали исправно показывать жрущего толстого. Конечно, если его захочет кто-то увидеть — может быть неважно, но таких уникальных событий при мне и не случалось толком. Навий уже с механиком связывался, да и симулирует толстого программа, если что. В общем, потенциально опасны для наших планов только «личные визиты», да и то не фатальны: просто Дживсу больше геморроя с камерами будет, а у нас появится не один отдыхающий.

— Камеры под контролем, сэр, программа активирована, — оповестил меня Дживс.

А я пошёл желать доброго утра толстому, скривившемуся при виде меня и получившего в грызло: а не хрен мне рожи корчить.

Привязал я жирдяя к стульчику в закутке — если не приглядываться, то можно принять за задремавшего, вздохнул, да и попёрся к «Кистеню», по пути прихватив тройку силлиумовских роботележек, «по приказу самого господина Навия!» убедительно помахивал я справкой с четырьмя печатями.

В причальном трюме Кистеня меня уже ждали крабские причиндалы, взамен ареновского барахла. Клешни моей, замечательной, конечно, не было — пропала, блин, цифровых следов не оставив, но разгонники, щиты, нормальный ложемент пилотский — всё присутствовало. А, главное, по правилам Схватки, даже «устным» — я ничего не нарушал, это было на «усмотрение пилота». Так-то пилоты корпов продолжали воевать на хламе, правда с лучшими боеприпасами, а вот независимые — и ложементы нормальные и вообще.

— Страшновато, — подала голос Лори, забираясь в контейнер. — Как в саркофаг.

— Не боись, боец Ракки, — легонько щёлкнул я девицу по лбу. — Всё будет хорошо, ты тут не надолго. В игрушку поиграй, — намекнул я на прекрасно мне известное хобби механика — резалась она во всякие игрушки, причём даже в нашей койке, когда мы не были заняты вещами поинтереснее.

— Хорошо, Ан, — слабо улыбнулась девчонка, после того как я её погрёб, закрыв контейнер.

— Удачи, сэр, — подал голос Дживс, когда мы уже покидали «Кистень», на что я помахал рукой.

Доехали до поста охраны Силлиума, где количество припёртого мной вселило в охранника подозрения.

— Чего это тут столько всего дохрена? — назойливо докопался он до меня.

— К Навию все вопросы, — с надменной мордой, помахивая справкой, ответил я.

— Я что, дурак что ли, господина Навия беспокоить? — спросил дурак. — Но всё равно что-то дохера всего, — с сомнением уставился он на здоровенные контейнеры. — Свяжусь с мастерской, — решил он.

Программа беспокойному продемонстрировала рожу жрущего толстого, на вопросы махнувшего рукой и прочавкавшую: «Вшонормально, надо».

И проникли мы в цех, где я тут же освободил Лори «из саркофага» — нервничала, девочка, да и принялись мы коробки разковыривать.

— Инструменты — хлам, — ворчала девчонка, явно сбрасывая напряжение. — Хорошо, что свои взяла, — наконец улыбнулась она.

— Хорошо, — не стал спорить я. — Так, Лори, я тут вспомнил один момент, пойду побеседую с местным механиком, а ты пока подготовь ложемент к замене.

— Сделаю, Ан, — не оборачиваясь бросила Лори, вращая гайки и явно войдя в «рабочий» режим.

А я, посмотрев несколько секунд на шикарную задницу, вздохнул, но пошёл пинать задницу не шикарную и вообще противную — но надо, сам себе обещал.

Толстый сидел на металическом стульчике, мыча, подёргиваясь, спиной к входу в закуток. И ентой своей противной жопой с стульчика по причине жирноты свешивался. И, для начала, получил по ней смачного пинка, после чего я пасть толстому развязал.

— Мад?! Ты охуел?! Ты знаешь что с тобой сделают?!! Развяжи меня немедленно, мудак деревенский… Ай! — взвизгнул толстый, получив ещё один смачный пендель.

— Это чтоб не по делу не пиздел, — откомментировал наставительно я, отвешивая следующий пендель. — А это — за моего Краба, урод криворукий. А это — за то, что мне пинать тебя, скотину жирную приходится. А это… — задумался я. — За невинно сожранные тобой гамбургеры. Они даже из толстой жопы твоей вопият об отмщении. А это… ладно, хватит с тебя. Куда клешню с «Краба» дел, скотина?

— Какую клешню? С какого краба?! Ты свихнулся, Мад?! Ай!

— «Краб» — Дос, который ты, скотина, курочил последнее время. Мой Дос, — уточнил я. — Клешня — гибридный пробойник, — пнул я толстого ещё разок, — Который ты, сволочь жирная, с него снял.

— Так ты… Ай! Да не пинайся, больно!

— Естественно больно, — хмыкнул я. — Давай, рассказывай.

— Пилоту продал, — буркнул жирдяй. — Не знаю какому… Ай! Ну правда не знаю, не пина… м-м-м…

— Хрен с тобой, — заключил я, завязывая толстую пасть. — Новый сделаю. И достало тебя пинать, как-то не прикольно, — констатировал я прискорбный факт. — В общем, толстый, сиди тут, считай, что у тебя диета на сутки. И пощади гамбургеры! А то разгневаются совсем, и наймут кого-то пострашнее меня.

И вернулся я в цех, принявшись помогать Лори, что было совершенно не лишним: мастерская у толстого реально была хламом, ремонтных роботов у нас не было — и так охранник от объёма контейнеров бузил, да и сигнатура лишних роботов определялась не только через центральный терминал, но и индивидуальными сенсорами… В общем, не брали мы их, и помощь Лори при установке и демонтаже была нужна.

И провозились мы фактически весь день, до глубокой ночи. В мастерскую никто не щемился, барахло установленное на Краб толстым мы кучей свалили в углу, ну и, довольно переглядывающиеся, хоть и усталые, стояли мы перед вполне крабовым «Крабом».

— Покраску бы эту ещё дурацкую убрать, — развернула кепку козырьком назад Лори.

— Было бы неплохо, но и так перебор, — ответил я. — Впрочем, после выхода на Арену уже похер… Нет, лишнее.

— Ну и ладно, — махнула рукой девица.

— А ты очень устала? — хищно уставился я на механика.

— Не очень, — правильно поняла вопрос и правильно ответила на него Лори. — Здесь?

— В этом что-то есть, но тут жёстко и грязно, — отметил я. — У меня закуток есть, пойдём.

И уволок Лори в закуток, где провёл ей всесторонний техосмотр.

— Уф, хорошо, Ан, — улыбнулась девица через три часа. — И я соскучилась, — откомментировала она ясное и по действиям поведение.

— Я тоже, последний день, — улыбнулся я, но встряхнулся. — Так, Лори, полезай в саркофаг, — закопошился я. — Поспать надо и всё же тут пребывать рискованно.

— Я, наверное, в нём засну, — призналась девица, одеваясь.

Поместил контейнеры на роботележки, врубив автопилот на «обратный путь» где Дживс их встретил, сняв контейнеры. Лори, кстати, вправду заснула, доклад о чём меня заставил улыбнуться.

И провалился я в сон: до того я отслеживал тележки, на случай если охранник начнёт бузить. Но «воровства» из Силлиума не опасались (либо, как с клешнёй, забивали), так что контейнеры беспрепятственно достигли «Кистеня», а мне надо спать, Дживс присмотрит.

С утра Дживс меня разбудил: в дверь цеха щемилась менеджериха.

— Мад? А где Аэлло? — оставилась она на меня.

— Дос тестировал и отлаживал и гамбургеры жрал, дрыхнет сейчас, — открыл я дверь с закутком, откуда пахнуло не самым приятным запахом. — Вон как вымотался, — сморщился я одновременно с менеджерихой, закрывая дверь.

— Да-а-а… — протянула она, стараясь дышать пореже. — Ладно, пусть выспится, — «и подмоется» так и висели в воздухе не высказанные слова. — На арену выйдешь, справишься?

— Выйду, справлюсь, толстый всё протестировал перед сном.

— Бывай тогда, — помахала мне рукой и срулила менеджериха.

Ещё одна недоговоренная фраза «ложемент тебе стекловатой» повисла недоговоренной в воздухе, на что я подвесил туда же своё веское «не дождётесь». И полез в «Краба», тестировать и проверять, благо, до старта оставалось менее получаса.

— Сэр, вы уверены в том, что хотите участвовать в этом? — занудил Дживс. — Объявить «торговую войну» и спокойно покинуть территорию компании Силлиум вы можете прямо сейчас, воспрепятствовать вам не смогут, сэр.

— Уверен, Дживс. Ты, кстати, на меня поставил?

— Естественно поставил, сэр, но коэффициент ставок не слишком выгоден. Многие поверили в вашу «везучесть», сэр.

— Поверили и хорошо, а денежка не лишняя будет.

— Сложно с вами спорить, сэр.

— Вот и не спорь, Дживс.

Наконец срок выхода наступил, жестяные ворота я просто смял манипуляторами и потопал по коридору на арену.

Нервничал, немного, но в целом был спокоен: «Краб» в более-менее нормальной комплектации зверюга живучая, кусачая и эффективная. А у меня несколько целей, помимо мсти Силлиму ещё. Не сказать, чтобы вот прям «пипец как нужные», но тоже не помешает сделать, «а заодно».

Дотопал до своего «входа в застройку», помахал манипулятором неуважаемой публике. Послушал несомую ведущим хрень и отключил его трансляцию — толку никакого, проще телеметрию записи Досов, тыримую Дживсом смотреть.

Вообще, количество стационарных камер и видеодронов зашкаливало: «Схватка» была вещью популярной в кубе, так что организаторы кропали из записей, в том числе и с камер Досов, полноценное трёхмерное представление. От наблюдения с любого ракурса, до «ощути себя победителем Арены», с эффектом присутствия от рожи пилота-победителя. Камеры взывались, как и пейзаж, но прибыли были всё равно космическими.

Оглядывая Досы противников, мне «по сценарию» неизвестные, я в целом расслаблялся — восемь Досов чистый «кастом от аренников», хлам, заточенный под эффектность, а не эффективность. Хоть щиты уже поставили, но хлам, как и оружие с бронёй. Три Доса «независимых пилотов», два средних и один малый — неприятнее, именно боевые. Два средних артиллеристских и… на последнем я скрежетнул зубами: на малом Досе, «Шакале», помимо мощной лазерной пушки красовалась МОЯ клешня. Отрову, непременно оторву, веско посулил я. И в… «Кистень» оттащу, для установки, да. Не хрен мою клешню пихать куда не надо, а надо её пихать куда надо.

А последний и напрягающий меня объект был тяжёлый ракетно-артиллеристские Дос «Мамонт». Самых мощных ракет, типа той, которой Модник «зачистил» руины на «Мамонте» не было, но всё равно неприятно. И Дос Силлиума, а значит, согласно карканью Навия, за мной будет охотится, причём со старта, как он, так и остальная тройка средних Досов Силлиума. «Как бы» случайно, да и вражины им будут мешать, но, наверное, «Мамонт» у меня цель номер раз. И весьма славно, что плазменные резаки мы с Лори нормально сфокусировали: вместо мудацкой аренной «волны огня» — приличные высокотемпературные факелы, на три минуты каждый.

И, с воплем ведущего «Мочи!!!», слышного даже в звуковом диапазоне, бодро почесал я к «Мамонту». По «сценарию», опять же, никто ни хера не знает из пилотов, о местонахождении противников, но бодро почесавшие в мою сторону тройка средних Досов Силлиума прямо указывали, что «сценарий» — сценарием, а будет всё как обычно.

Впрочем, не успеют нихера, довольно отметил я, бодро пробираясь через препятствия к «Мамонту».

За четыре минуты добрался, но несколько… расслабился. И чуть не поплатился.

— Да ну нахуй такие игры! — с бешено колотящимся сердцем схоронил я «Краба» за зданием.

Дело в том, что я «заигрался»: в воображении своём рисуя бездарно мажущего Мамонта, пока пафосный я к нему подбегает, и безжалостно и эффектно прожаривает резаком.

Но пилот у «Мамонта» был не криворуким дебилом, причём, похоже, настропалён Навием, так что как только я показался в видимости козлины из застройки, в мою сторону полетело пяток малых ракет, одной из которых при взрыве вблизи мне хватит для ощутимых повреждений. А уж прямое попадание — так, вообще, пиздец. Совсем пиздец, пригорюнился я, отмечая исправно садящего во все проходы «Мамонта» через «шпионское наблюдение».

То есть, ему даже не надо по мне попадать, он меня «держит», до подхода тройки силлиумцев, похоже, у них и связь есть. А против всей четвёрки я не вытяну, мда.

Драпать что ли и отстреливать по одному из засад, призадумался я, присмотрелся к картинке и хищно оскалился.

— То, что нам мешает, то нам и поможет! — изрёк я мудрую истину из старого фильма, взбираясь на сотрясаемую близкими взрывами семиэтажку.

Перед «финальным рывком» повисел «с той стороны», прикидывая частоту выстрелов, время полёта ракет и объём взрывов. Блин, пипец авантюра, но весело, поставил я безумный диагноз и, высчитав момент, рванул по крыше.

Пилот «Мамонта» моё появление отметил, последняя ракета полетела в крышу, да и пушку на манипуляторе он стал наводить на меня, но нихера не успевал. А нужная мне ракета уже летела в нужное место, так что взрыв на крыше я отметил уже в свободном полёте.

И, одновременно с взрывом подо мной ракеты, резко распрямил ноги, кроша бетон здания. И с диким воплем «РОКЕТДЖАМП!!!» понёсся на «Мамонта» по воздуху.

Ну, крик, конечно, дурацкий. Но не орать же: «Ой, мамочки, мне пиздец как страшно!!!» — как, кстати, хотелось — так было бы ещё более по-дурацки.

Вынесло меня на грудную пластину охеревающего «Мамонта», приложило знатно, но новый (с которого всё и началось, чтоб его!) гравкомпенсатор свою покупку оправдал. А магнитные зацепы позволили удержаться, так что покрабил я по «Мамонту» вверх. Как сейчас помню, у него охренительно удобная тарелка сенсора.

Мамонт начал помахивать манипуляторами, но сделать со мной нихрена не мог — ну разве что упасть на меня, но тяжёлые Досы боятся падения, больше чем огня. В чём-то оправданно: подняться, теоретически, если не сломаются нахер в падении, они могут, даже самостоятельно. Минуты за три-четыре, открывая сочленения, неприкрытые бронёй щели… ну в общем, если в бою — то Досу безоговорочный пиздец. Соответственно, диверсионного падения я не особо боялся, хотя крабил по Досу энергично, от греха.

И, беспрепятственно докрабил до тарелки сенсора, вскочил на неё, ну и врубил оба резака, направив их на «плечи» Доса. Нахрен мне «полный» прогрев, ещё бозапас сдетанирует, а ТАКОГО «рокетджампа» Краб точно не переживёт.

Пилот Мамонта безропотно сливаться не желал, задрал манипуляторы, пробуя изобразить челодлань и меня прихлопнуть, но артиллеристские держатели были не предназначены для такого, да и «пропорции» тяжёлого Доса челодланству не способствовали.

Так что мне почти не пришлось уворачиваться, а через полминуты «крабских танцев» манипуляторы заклинило — перегрело приводы. А через минуту произошёл аварийный «отстрел» перегретого реактора, превращая Дос в простую металлическую башню.

Чертовски удобную башню, порадовался я, выключая резаки. Это меня удачно «зарокетджампило», отметил я, обозревая орлиным глазом округу.

Дело в том, что такого читерства, как «господствующая позиция» организаторы не делали. И даже высоченный «Мамонт» был «вровень» с самой высокой застройкой. Но я-то был НА нём, ну и четыре метра Краба делали наблюдательную позицию охеренной.

А манипуляторы — прекрасной защитой, отметил я искры и звон попаданий. Это троица силлиумцев добралась, ну и пыталась меня достать своей жалкой артиллерией.

Безуспешно, как понятно: манипуляторы Мамонта они нихера не пробивали. А додуматься до стрельбы по ракетным коробам я им просто не дал времени: мои разгонники корёжили и пробивали броню и дрянной бетон, за которым они пытались укрыться.

Так, минус три и «Мамонт», довольно отметил я через минуту, пристрелив придурков и оглядываясь.

Самое забавное, что, похоже, прочие пилоты были не вполне в курсе моего положения: ведущий визжал всякую хрень, но моё «высоко сижу, далеко гляжу» прямо не озвучил. А соперники, занятые друг другом, башню из меня с «Мамонтом» в уме не составили.

Так что начал я целенаправленно вышибать вражеских Досов снайперским огнём. Кэмпинг, как он есть, единственное, приходилось сверятся как с видимой картиной, так и с нашпионеным камерами: занятые разборками друг с другом и охотой пилоты меня не видели, но след от разгонников держался в воздухе пару секунд, так что если неаккуратно — то могли спалить моё замечательное место.

Но могучий я, превозмог, спокойно перестреляв за четверть часа всех вражин, кроме одного. Единственное, что было сложновато, пару раз пришлось стрелять «с двух рук» и одновременно, по занятым разборками друг с другом парочкам.

— Мад, блядь! Какого хуя ты творишь?! — на середине беседы пришло сообщение на «прошлый» канал ложемента, аж голосом Навия. — И отку…

— Компания «Клешня» объявляет корпорации Саллиум торговую войну, за право обладания похищенным Досом «Краб». Документы направлены компании и в администрацию Станции Арена минуты две назад. Контракт мой, заключённый под псевдонимом, папаша Салдор, закрыт с сегодняшним выходом на арену. Да, его закрытия в полной мере жду на счету компании «Клешня», папаша, — уточнил ехидный я, задыхающемуся от переизбытка чувств корпу.

— Тебе…

— Нет, тебе это самое, папаша. Считай убытки, Сал, думай, как выкрутится. Ну и учти, что, выходя с арены я могу поступить по правилам торговой войны, зрителей-то в твоих ангарах нет. Всё, пока, папаша, мне надо выигрывать, — оборвал я связь.

А оставался последним гадкий «Шакал» с моей клешнёй. Паразит шакалил по руинам столь виртуозно, что с шести попаданий я его даже не задел!

И умный, но дурак, отметил я. «Шакал» добрался до «зоны уверенного поражения» лучевиком, высунул его из-за края дома и стал пытаться подорвать ракетные короба «Мамонта», что, в общем-то, весьма неглупо, если не учитывать, что этими самыми ракетами можно огрести. Вот только манипулятор с лучевой пушкой был закономерно мной нахрен отстрелен — ранее «Шакала» от попадания спасала скорость и малые размеры, а с двух сотен метров…

В общем, манипулятор с лазпушкой разметало на кусочки, а «Шакала», с перекорёженным корпусом, откинуло из-за дома на пяток метров. И валяется, паразит такой, клешнёй моей шевелит.

Надо отбирать, логично заключил я, огляделся, на предмет неучтённых гадов, да и сиганул с Мамонта, потопав к «Шакалу».

Последний пробовал клешнёй на меня пощёлкать, но и Дос после попадания был еле работоспособный, и сам пилот явно не в лучшем состоянии. Так что оторвал я мою клешню, отошёл, от греха, подальше. А через полминуты дождался подлёта видеодрона с голограммой и полуоткрыл ложемент.

Это было традицией арены, интервью с победителем, причём в прямой трансляции. Подчас, перекорёженные херовыми имплантами победители ограничивались пусканием пены. Иногда — обещанием «всех выебать, съесть, а потом ещё раз выебать, во славу розовых рыбок!!!» Разные были варианты, потом всё монтировалось и «правильно» объяснялось, от лютой свирепости, до… лютой свирепости.

Но первая трансляция, разносимая по далям и весям, всё равно была.

— Счастливчик Мад, — зачастила репортёриха на голограмме. — Вы победитель! Поздравляю вас! Ваши слова вашим преданным поклонникам и зрителям?

— Ну, во-первых, Мад — это псевдоним. Я — Ан Дрей, боевой пилот копании силовой поддержки торговых споров «Клешня».

— Э-э-э… боевой пилот? Но их квалификация не позволяет участвовать в сражениях сильнейших пилотов Арены, — зачастила репортёриха.

— Херня, — отрезал я. — Ваши «аренные пилоты» — окинул я рукой побоище, — криворукие неумехи, с сожжёнными гипнозом мозгами. Это я про тех, которые еще не сдохли! Ваша техника — ржавый хлам, в который нормальный воин не то, что воевать не сядет — в качестве нужника не использует! Вы, уважаемые, не видели, что ли? Я же, блин, до последнего боя развлекался, думал хоть один приличный противник будет, а тут… даже стыдно с такими воевать, — припечатал я.

Репортёриха морщилась и страдала — я вещал явно не в «аренной повестке», в которой аренные придурки — вершина, а наёмные пилоты — просто трусливые неумехи. Но перебивать себя «вопросами» я не давал, а отключить меня, с учётом трансляции — ну вообще мрак. Проще потом «наобьяснять» что «всё не так», ну, попробовать как минимум.

— Какие у вас планы на дальнейшие бои? — вклинилась она в появившуюся паузу, зачастив.

— Какие нахер бои? С этими? Не смешите! Деньги — гроши, десятая часть заработка настоящего пилота. И то, Силлиум этот жлобский не платит, — как бы «в сторону» пробормотал я. — И так пришлось торговую войну начинать, чтоб нищеброды хоть эти гроши заплатили. Ну или порушу им всё нахрен! — посулил я. — А так — займусь нормальными заказами. На арены ваши только придурки и неудачники стремятся, — припечатал я.

— Благодарю вас за очень важное мнение, пилот Дрей, — выдала репортёриха таки тоном, каким нахуй посылают и дрон улетел.

А победоносный я топал к выходу, рассуждая, что, конечно, моё интервью — хрень. Но даже если парочку ребят спасёт от гипноломки — уже будет неплохо. Очень уж поганая эта аренная система, с «шансом для всех».

Глава 23

На выходе из арены было пусто, ну и я стал, не слишком заботясь о имуществе Силлиума, выбиваться в магистральный коридор станции. Самое забавное в этой ситуации было то, что компания, выставлявшая аренных Досов, этих Досов для самозащиты не имела. Не вообще, а в сборе и с пилотом, скажем так. Ну и я популяцию техники слегка «поуменьшал», правда недолго: Дживс сообщил о поступлении «аренных выплат» от Силлиума «Клешне».

Быстро корп сообразил, хмыкнул я. Да и вообще умные какие стали — я вообще не видел не то, что сопротивления, а даже людей. Разбежались, наверное.

Ну, в общем, последнюю дверь я, как вежливый и оплаченный специалист, не вышиб с ноги. А аккуратно пошуровав клешнёй, открыл, почти не сломав.

И, достаточно спокойно потопал к причальной палубе. По пути припоминая беседу с Дживсом, ещё до начали моей аренной мсти.

— Сэр, вынужден категорически настаивать на том, чтобы вы не участвовали в этой авантюре.

— Аргументы, Дживс, приведи мне разумные аргументы.

— Вы становитесь мишенью для возможной мести руководства Силлиума, сэр. Ваш аргумент «разорятся нахер и о заработках на еду будут думать» я слышал и нахожу высоковероятным. Однако гарантий подобного исхода у нас нет. А значит, остаётся шанс, что компания сохранится, а не лишённый доходов их руководитель обратит все силы компании на месть вам.

— И ты думаешь, Дживс, что я столь глуп, что считаю этот шанс невозможным и не учитываю его? — полюбопытствовал я, ответом на что стало многозначительное молчание. — Сам дурак, — припечатал я железного дурака. — А теперь, Дживс, смотри. Помнишь, что я тебе сказал, и ты, кстати, принял, насчёт возможного неудовольствия корпорации Элисор?

— Припоминаю, сэр. Но вынужден отметить, что в случае с корпорацией Силлиум вы будете не «вынужденной тратой», на которую, объективно разобравшись, серьёзная корпорация махнёт рукой, обратя внимание на истинного виновника, а именно «истинным виновником», врагом и причиной неприятностей.

— Да, так, — не стал спорить я. — Но, первая причина, почему мне по большому счёту похер: возможности. Да, ненависть-месть и прочая хрень понятна, хотя дел у Силлиума после нашей мести на годы, а то и десятилетия просто на то, чтобы остаться на плаву. Если вообще остаться, но даже в худшем варианте, если они начнут мне мстить сейчас: возможностей у них меньше, чем у контролирующего четверть нашего Сектора Элисора. А вторая… Вот Дживс, скажи мне на милость, как нам будет мстить Силлиум?

— Наёмники, сэр.

— Прекрасно, наёмники, типа Тени. А мы будем хлопать пастью, а планы системы безопасности…

— Системы безопасности оберегут корабль, сэр… Простите, сэр. Кажется, я понял вашу мысль. И, вынужден признать, вы правы, по большей части, а я ошибался. Ваше же рекламное выступление в финале вашего плана весьма благотворно скажется на рейтинге и известности «Клешни», сэр.

— Именно, Дживс, именно.

И дело тут вот в чём: наёмники на станциях — это… да вот вообще не страшно, если защищён корабль. Стационары за безопасностью на серьёзных станциях следят сугубо и трегубо, получить выстрел от снайпера — просто нереально. Если не идёт объявленной торговой или полноценной войны, конечно. И на серьёзных станциях. Но на помойки, типа Арены, я залетать не намерен. Хотя и на ней достаточно безопасно, вообще-то.

То есть, риск увеличивается на считаные проценты, а я и так не расслабляюсь — на Лори вот всякие грабли распускают и вообще.

Далее, найм, положим, корсаров с перехватом нас в пустоте. Так не перехватят «Кистень», вот в чём дело-то. У нас корыто — здоровое, прочнейшее, с рядом эксклюзивных возможностей… в общем — никак. Хотя о необходимости каких-никаких корабельных стрелял я Дживсу напомнил.

И ловить нас выходит тем же корсарам или наёмникам только на заказах… Объявляя корпорацию Силлиум врагом нанимателя, что такой бред, что даже не смешно.

А если нам Силлиум официальную торговую войну объявит — так только в радость. Уж в возможности «Краба», да с прикрытием Дживса, на станции Арена нанести вред и ущерб имуществу и свалить — ни я, ни железяка ещё до операции не сомневались. Плюс, бонус в рейтинг: выигранная торговая война, возможность выложить подредактированную запись «анальной кары охеревших аренников»…

В общем, выходило, что при только возможных и не страшных минусах в будущем, мой план приносил весомые плюсы «сейчас». Не говоря о моём удовлетворённом чувстве справедливости, о том, что даже гипотетические «минусы» могут и пользу принести…

В общем, всё правильно сделали, довольно заключил я, дотопывая до «Кистеня».

Поджидающая меня Лори с визгом повисла на шее, поцеловала взасос, а потом нечленораздельно, от переполняющих эмоций, затораторила, показывая руками взрыв.

— Да, вынужден признать, сэр, что ваш поступок был чрезмерно безрассуден, но весьма эффектен, — подал голос железяка.

Это они про «рокетджамп», блин. И да, то ещё решение, но прокатило же!

— Да, я крут, — не стал спорить я. — Так, Дживс, на Центральную. Нехер тут торчать, денег у Силлиума с каждой секундой всё меньше, но корсары… Просто нехрен лишний раз подставляться.

— Разумно, сэр, — выдал железяка и утопал.

— Так, Лори, потом поставишь мою клешню на «Краб», — начал выдавать ценные указания девице я. — А пока мне требуется техосмотр от опытного механика. Всесторонний и усердный!

— Слушаюсь, капитан Ан, — выдала девица, увлекаемая в каюту.

После подробного, продолжительного техосмотра и техобслуживания, а также прочих приятных вещей клешня «Краба» вернулась на законное место. Протестировав Дос я остался вполне доволен — приключение на его боевых качествах не сказалось, а значит надо работать. И присмотреть эксклюзив, мда… лучше заказ пока сделаю, решил я, чувствуя некоторое опасение перед поиском. Нет, надо, но отойти от стыренного «Краба» мне надо не меньше.

Так что на подлёте к Станции шерстил я сетку, как на тему интересного в плане заказов, так и вообще. И очень мне подняли настроений ресурсы «поклонников Арены». Дело в том, что редкие пользователи, заплёванные и «заэксперщенные», те самые, что говорили: «Счастливчик играет!», выбирались из-под груд фекалий и банановой кожуры, накиданный на них «общим мнением». И, взобравшись на эти неаппетитные горы, с превосходством начали кидать фекалиями и кожурой в «общественность». Очень забавное выходило чтиво, прямо скажем.

Силлиум же, закономерно, загибался, но вроде не до конца, скатываясь в самый низ аренных контор, потеряв немалую часть собственности. Я, подумав и посовещавшись с Дживсом (точнее он, по моему мудрому указанию), наняли хакера-промышленного шпиона, для пригляда за обиженками, а то мало ли.

Ну и уже совсем традиционно посетили с Лори ресторан. К счастью, к роже моей с просьбой «дать автограф» не подбегали. Что, в общем-то, неудивительно: Арена, конечно, вещь популярная. Но совсем не единственное развлекалово в Галактике и большая часть народа о ней разве что слышала краем уха.

Вернувшись же на «Кистень», принялся я просеивать заказы и, к своему удивлению, наткнулся на уже «обнюханый» мной субподряд для малых Досов, от той же «Чёрной Королевы», причём условия предлагались ещё более «вкусные».

— Дживс, давай ка ты поищешь и выложишь, всё что есть на эту «Чёрную Королеву» и заказ, в открытом и закрытом доступе, — озвучил я. — Интересно, но блин, что у них условия-то всё лучше и лучше? Непонятно! — поставил я веский диагноз.

— Займусь, сэр, — выдал Дживс, ну и представил мне «сборник былей и баек» по «Чёрной Королеве».

Итак, один из самых успешных и эффективных наёмных отрядов Сектора Саргас последних десяти лет. Летают на «Ужасаюшем» — натуральный дредноут, почти трёхкилометровая дура, с собственными ремонтно-производственными мощностями. Двадцать Досов: шесть тяжёлых, четырнадцать средних, всё эксклюзив, серийного нет вообще. Кроме этого, «Ужасающий» несёт на себе технику поддержки, авиацию… в общем, много чего. И отряд этот выходит полноценной армией, пусть небольшой.

Репутация у Ниды Дротт, с позывным, как не удивительно, «Королева», капитана этой армии неоднозначная. Ни одного проваленного или сорванного заказа, ни одной гибели пилота или разрушения отрядного Доса. При этом, нередкий субнайм редко обходился без жертв. На тему чего на тематических ресурсах вёлся многолетний срач: Королева психованная маньячка, кровавая, а не чёрная, или идущие на субнаём — криворукие идиоты?

Просмотрев данные, я вынужденно согласился с мнением одного «старого, мудрого форумного обезьяна»: субнаём у Королевы — высокий риск, требование к умению и классу пилота, а гробанувшиеся придурки — просто «не тянули».

Учитывая, что многим «субнанятым» из выживших Чёрная Королева оказывала рейтинговую протекцию, причём рекомендованные не подводили — походило на правду.

В общем, небесполезный субнаём, хороший по деньгам, возможно — небесполезное знакомство. И, довольно интересный капитан. Ну, внешне-то так себе, дамочка на мой вкус излишне… спортивная, прямо скажем. То есть, лицо то ничего, да и стрижка «пикси» ей однозначно шла, но плечи широковаты, руки-ноги — несколько «мускуловаты» для «аппетитной дамы». На фоне Лори — попы вообще нет, да и грудь я при пристальном просмотре еле-еле обнаружил.

Последнее было связано чуть ли не истерией «по секс-символу». Долго разглядывал, нихрена не нашёл — девка как девка, симпатичная, но не более.

Но вот занятие её, очевидно и приведшее к «фигуре сушёной воблы», ну и «стиль пилотирования» были чертовски интересны.

Девица практиковала что-то вроде кикбоксинга, несколько ограниченного в работе ногами, но весьма сносно руками. И её средний Дос был «рукопашным Досом РЭБ», диковатое сочетание, но для эксклюзива сносно. То есть, тётка, похоже, раздавала указания и контролировала бой вдали, или раздавала люлей вблизи. Кстати, толковых записей работы отряда Дживс не нашёл, как не искал. И по самой Ниде нихрена толкового: настоящая аристо, но не из нашего сектора, никаких интересных деталей.

А далее начинались непонятки: не менее года Королева пахала в интересах корпорации Вега: одной из четвёрки «больших» корпораций, насколько я понимаю, небезосновательно претендующей на лидерство в Секторе Саргас. Деталей «паха» Дживс просто не мог найти: очевидно, они скрывались в компьютерах Ужасающего и штаб-квартиры Веги. Но результаты впечатляли, как и, к слову, побочные потери субнаёмников.

И вот висит, чтоб его, субнайм, в который стильный и крутой я влезаю «по нижней границе». вплоть до того, что при желании меня и послать могут на переговорах в стиле «нос не дорос», а мне только и останется в обиженку играть, потому что по делу-то и не возразишь.

Ну, в общем, интересно. И узнать, что за заказ хочется, а то Дживс нихера не нашёл, а «бои в стеснённых условиях с минимумом побочного ущерба» — ни хрена не объяснение.

Связался я с «представителем компании Чёрная Королева на Центральной Портальной станции Сектора Саргасс». Такой полезный человек у отряда был, оказался довольно симпатичной, но очень «деловой» девицей.

— Да, капитан Дрей, вы нам подходите, — выдала через минуту просмотра девица. — Компания «Чёрная Королева» готова подписать с вами контракт в системе Алтас.

— Кхм, а детали контракта? Я вообще-то, польщён, что «готова» но как-то не уверен в том, что она мне надо, — на что девица взглянула на меня как на противное насекомое. — Детали контракта озвучьте, уважаемая, — проигнорировал я суровый взгляд.

— Детали контракта, капитан Дрей, — почти выплюнула моё имя девица. — Вы узнаете после подписания контракта о неразглашении в системе Алтас. Интересы заказчика и компании «Чёрная Королева» требуют этого и если вас подобный вариант не устраивает, наше с вами сотрудничество невозможно.

Хм, с такими выкрутасами понятно, почему в сети нихрена нет «видео боёв» отряда. Может и оправдано, хотя, с учётом «армии» — точно оправдано, заключил я. И что мне делать?

— Вариант устраивает, — выдал я свой вердикт. — И в названную вами систему отправлюсь. Вот только есть у меня вопрос.

— Задавайте, капитан Дрей, если это не касается секретной информации — отвечу.

— Вот я полечу в достаточно удалённую систему, — откомментировал я продемонстрированную Дживсом на браскомме информацию. — Подпишу обязательство о неразглашении. Но контракт окажется меня не устраивающим. И что дальше?

— «Чёрная Королева» — посмотрела на меня девица как на нищеброда. — Компенсирует ваши дорожные расходы в таком случае. У вас всё, капитан Дрей?

— Вообще-то, мой вопрос был в несколько другом. Но даже так как сейчас — вы на него ответили. Да, более вопросов к вам не имею, — оповестил я невежливую девицу и отрубил связь.

— В систему Алтас, сэр? — подал голос железяка.

— Да, Дживс, всё-таки интересно, — признал я. — И найди мне всё, что возможно по системе. Судя по всему, там и будет работа, а «система без пригодных к жизни планет» в каталоге, который ты мне переслал — ни хрена не объясняет.

Правда, кроме довольно крупной торговой станции, контроль которой в результате «торгового конфликта» без подробностей перешёл к корпорации Вега — ни черта информации Дживс не нашёл. И, что любопытно, записей на носителях «представителя компании» тоже ни черта не было, ни по планете, ни по контракту. Так-то в чем дело, скорее всего, девица знает, но сам факт подобных усилий — а общаться, НЕ сохраняя записи выходило гораздо сложнее, чем с ними — говорит о многом.

Я же в перелёте, помимо тренировок и взаимного техосмотра и техобслуживания с Лори, пытался понять: а на хрена в системе субнайм?

Ну реально, бред какой-то выходит. Вега наложила лапу на станцию с полгода назад. Причём, судя по косвенным данным, ни хрена в системе кроме станции нет, правда непонятно, откуда «широкая номенклатура металлов» которыми она торгует.

Ну, положим, там охренительно богатые астероидные поля. Или в окрестных необитаемых системах, непринципиально. Кстати, ряд металлов, невзирая на гораздо лучшую технологию в Галактике, были не просто востребованы, а стоили ГОРАЗДО дороже, чем на Земле, оправдывая и космические перелёты, и пустотные станции добычи и переработки.

И дело тут вот в чём: ну, положим, железа в галактике дохрена, как и на планетах (я, к слову, с немалым удивлением узнал, что железо, вроде бы, третий по распространённости элемент, после водорода и гелия). Однако, есть всякие хитрые металлы, редкозёмы и прочее подобное. И в рамках галактических технологий они весьма нужны, но их мало. Откровенно мало, например двадцать тонн на звёздную систему с планетами, причём это официальные статистические данные. То есть, миллиарды и триллионы тонн вещества и на них, причём не в каком-то конкретном месте, а «в среднем по системе» раскидана эта двадцатка тонн.

Далее, вроде как есть ядерный синтез, да на Земле что-то такое делали. Но ни черта в галактике это не давало вещества в «промышленных масштабах». Даже Тригин, со слов Дживса, вещества предпочитал добывать, потому что даже с фактически дармовой энергией сбор «по атому» или что-то такое выходил чертовски дорогим и неэффективным, невзирая на колдунство.

В общем, шахтёрство процветало, как планетарное — подешевле, так и пустотное — подороже, но тоже выгодно. И если в системе Алтас орда шахтёров, то чем торгует станция — понятно. Вопрос в другом. Нахера Веге малые Досы «для боёв в ограниченном пространстве»? Бунт на станции? Так бред, куча кораблей, включая конкурентов, в Атласе закупались и закупаются. Был бы на станции бунт, требующий вмешательства Досов — сеть бы гудела. Не вся, но данные на тему «кровавых мясников Веганцев» обсасывались со всех сторон. Ну, точнее они и сейчас обсасываются, но к Алтасу у сосателей претензий нет. А Досы нужны, что странно.

Впрочем, секс с Лори и тренировки были гораздо приятнее и интереснее переливания из пустого в порожнее — данных-то нихера нет. Но выход из гипера я ожидал с нетерпением, искренне желая понять, а что за хрень тут твориться.

Глава 24

Из гипера мы вышли, и первое, что я сделал, это намылил Дживса шерстить компьютеры станции и не только, сам же вышел на связь с «Ужасающим», болтающимся за каким-то хреном на орбите газового гиганта.

— Пилот? — скривился по связи на меня отвечающий тип, вроде бы — смутно знакомый.

Хотя, Галактика большая, похожих людей тьма, а этого я ни хера не узнаю, так что и фиг бы с ним.

— Пилот, — не стал спорить я, отсылая пакет данных от «представительства».

— Понятно, — буркнул тип. — Принимай траекторию, стыкуйся, — и разорвал связь.

Ну и хрен бы с ним, а мы пока поболтаемся, пока Дживс разузнает ваши секреты, сам себе заметил я. В принципе, немала вероятность, что мы вообще сейчас развернёмся «на пятке», да и полетим обратно.

Через четверть часа Дживс снабдил меня пакетом «предварительно собранной информации». Для корпорации Вега всё оказалось ожидаемым: жадные засранцы, какими и положено быть корпоратам. А вот заказ — нормальный, небезынтересный и, для меня, вообще не связанные с боями с людьми.

Так вот, система Алтас оказалась уникальной. В ней, невзирая на пустые, безатмосферные планеты была жизнь и жизнь эта обитала на газовом гиганте.

Не цивилизация или что-то такое, конечно нет. Некий планктон не планктон, что-то такое, простейшее причём не белок и углерод, а дикая смесь.

Эта жизнь на смеси и сделала Алтас весьма интересной и перспективной системой, из-за которой сцепились две корпорации. Потому что газовый гигант содержал хренову кучу ценных металлов под слоем газа. И даже сам планктон, болтающийся в верхних слоях атмосферы, состоял из химически чистых металлов, что делало их добычу возможной и весьма рентабельной.

На самом деле — странная картина, Дживс отмечал, что всё это чертовски похоже на специально выведенный способ добычи ценных металлов, но точно не знал. Ну да не суть.

Суть в том, что здесь в секторе «влияния» Веги процветала добывающая корпорация. Ловить планктон не слишком удобно, однако с помощью добывающей всё проистекало гораздо легче, благо, переработка добыче не требовалась вообще — чистый металл, совсем.

Но корпораты Ехона, как называлась ныне не существующая корпорация, захотели больше, и стали направлять прибыли на создание хрени, ставшей их гибелью.

Итак, в верхних слоях атмосферы газового гиганта, болталась… ну скажем сетка. Тысячи соединённых арматурными конструкциями генераторов антигравитации, не слишком сильных, не слишком слабых, в самый раз.

И выходила заковыка, что эта сетка фактически пребывала на орбите планеты, пребывая на такой высоте, что в «планктононосный слой» спускались банальные трубы. Ну, хер знает, насколько банальные, но принцип такой.

Пожирала эта монструозная конструкция прибыли Ехона не один десяток лет, была запредельно сложной как технически, так и научно, но сделали, начав «качать металл» просто феерическим потоком.

И тут Вега, видимо до этого облизывающаяся, решила, что Енох «слишком много кушать». Уж чёрт знает, что за «деловые предложения» были, но привело это к торговой войне и Еноха теперь нет как факта. А енохьим имуществом владеет Вега и «Чёрная Королева» в этом немало поучаствовала.

И вот всё вроде бы вегански, а вот фигушки: енохцы, судя по всему, очень не хотели дарить свой «насос». И торжествующие победители обнаружили, что станция и планета их, а вот орбитальный добытчик — фигу.

Потому что сказалось хитрое енохское коварство: дело в том, что каждая из трёх с лишним тысяч ячеек антигравитационных генераторов была энергетически автономна, соединена в гигантскую, так и не взломанную сеть и каждая ячейка защищена сотней боевых роботов.

Опять же, ну фигня, казалось бы. Только проблема в том, что работа ячеек была чертовски сложна, управлялась компами и при «перекосе» конструкция стоимостью в триллионы и приносящая в перспективе на порядок больше, просто навернётся в гигант. Далее, отключить защитных роботов ЭМИ — нельзя, сгорит комп, который непонятно как должен работать — из сетки он выпал. Пробиться к компу сквозь роботов — та же самая хрень, перебиваются провода, случайные попадания и прочее — ячейки были не предназначены для боев, либо СПЕЦИАЛЬНО предназначены в бою разрушаться. На последнее указывала конструкция, параноидально-автономные программы роботов, ну и последние слова главы корпорации Ехон перед принятием яда (видно, артистичный был дядька), обращённый к веганцам. Много пафоса, но смысл: «Ох, заебётесь вы с наворованным!».

Так пока и выходило: из тысяч захвачено ноль ячеек, раздолбано нахрен — десять и больше долбать боязно, потому что конструкцию и так перекосило.

Корпы просто «выдали распоряжение» Королеве, что довольно странно — она наёмник, а не гвардеец корпорации, а обращение — похоже. И вот она набирает пилотов малых Досов, поскольку в условиях архитектуры ячейки чем-то другим с мощными охранными роботами не повоюешь.

Вообще, выходила жадность веганцев, просчитанная артистичным енохцем, им боком. Но жадность эта уже стоила жизни нескольким пилотам, а несколько махнули рукой после пары неудачных заходов, в стиле: «а ну его нахуй!»

А мне… ну попробовать никто не мешает. Пока всё что придумали аналитики Королевы и корпов — рукопашная с стреляющими лазерами и снарядами роботами и турелями, в узких коридорах ячеек. Хер знает, насколько оправдано, надо пробовать, решил я.

— Дживс, нам скинули маршрут стыковки, летим, попробуем, — озвучил я, по прочтении.

— Слушаюсь, сэр.

Через пару часов Кистень стыковался к «Ужасающему», который вблизи был реально огромной хренью. Станции здоровенные-то я видел, но корабль… в общем, впечатлило.

Кстати, болтался «Ужасающий» на орбите как раз над добывающим комплексом, который вблизи стал заметен: действительно и в атмосфере и на орбите, фигня такая.

Ну а меня встретили, просветили, лазер отнимать не стали. Усадили на этакую «машинку гольфиста» и повезли в глубины гигантского корабля. Делали всё это молчаливые гвардейцы, в цветах и символике «Чёрной Королевы», молчаливые и неприветливые (хотя хрен знает, может под шлемами радовались и ликовали).

И через десяток минут гудения по длинному коридору, машинка остановилась, гвардеец тыкнул лапой в дверь, которым он заканчивался и встал в стороне от неё чуть ли не «по стойке». Всё молча, вселяя в меня некоторые опасения, «по памяти». В смысле, как бы меня тут не «застроили» нахрен.

Но, помотав головой, я от дурацких мыслей избавился и решительно шагнул в разъехавшиеся двери.

За ними было что-то среднее, между комнатой отдыха и приёмной — горшки с какой-то травой древовидной, аж фонтанчик в центре комнаты и несколько диванчиков, типа кожаных, вокруг его. На одном из них валялась довольно эффектная блондинка в костюме пилота, закинув руки за голову, ноги на подлокотник.

— Пилот Дрей? — скосила она на меня глаз.

— Капитан Дрей, — выдал я, чувствуя себя капитаном Джеком Воробьём.

— Пойдём, совещание идёт, познакомишься, Королева выдаст инструкции, — вскочила с дивана девица.

А я её, вроде бы, в списочном составе отряда виде, припомнил я. Впрочем, не запоминал имени, а раз не представилась — мне похер. И «выдаст инструкции», тоже блин. Контракт сначала подписать надо, инструктора фиговы. Точно «застроить» хотят, но я точно не дамся.

Девица, тем временем, вела меня по коридору, утыканному дверьми, судя по всему — жилыми каютами. Это похоже «казарма пилотов», прикинул я.

— На Арене ты был? — вдруг спросила девица, стрельнув на меня взглядом.

— Я много где был, — ехидно оскалился я, на что собеседница неопределённо хмыкнула.

Ну что за придурошный вопрос — если смотрела запись, так я представлялся и рожу мою там прекрасно видно. А если не смотрела — какая нахер разница? И так и не представилась, белобрысая, блин.

А вообще, припоминал я данные по отряду, похоже что ента Королевна Дротт — феминистка, или что-то такое. Из двадцатки пилотов — шестнадцать баб, причём ещё похоже «кастинг на внешность» проходили. Это не говоря о многочисленных историях с «опиздюливанием мужиков» в сети.

Впрочем, последнее — ну… Ну иногда и закономерно, если баба опиздюлить сможет, самокритично признал я и забил. Ибо нехер.

Тем временем мы приближались к совещательной, откуда раздавался низкий, но довольно приятный женский голос.

— …и вам надо ускорится, подобная скорость неприемлема, — категорично заявила капитанша, заканчивая не услышанную мной фразу.

А я бегло осмотрелся: видимо совещательная и тактический центр планирования, судя по центральному экрану-голограмме, у которой водила руками капитанша. Несколько терминалов у стены, где развалилось невнятное со спины тело, с какими-то приблудами на башке. И диванчики, на которых вразнобой сидели и валялись известные мне по фото члены отряда. Кто слушал, кто читал датапад, кто пинал пинусы.

Белобрысая жестом указала на диванчик у двери и потребовала «молчать», а сама уползла шушукатся с кем-то из отряда. А я, увидев связывающегося со мной связью типа и второго типа чуть не заржал: вместе я эту парочку узнал и вспомнил. Ластоногий и второй, типы-приставалы на Центральной, подкатывающие свои яйчишки к Лори и слегка мной побитые.

Типы на меня бросали взгляды и шушукались, ну, впрочем, похрен. Хотя вероятность заказа критически снижалась, ну да и хрен с ним — не королевнами едиными наёмник живёт. И застроить попытаются, небось… В общем, будет как будет, а враскокрячку перед ними я вставать не буду, пошлют — пошлюсь. И так небезынтересно вышло, а к фанатам всяких королев я не отношусь.

Кстати, сама Королева вживую была явно попригляднее фото, оценил я, расслабленно откинувшись на диванчик. Там она «пафосно-надутая» что бабу явно портит. А вживую — и ничего так, на личико. Так что фанатов я стал несколько более понимать. Но фигура «спортивная» до безобразия, хотя вопрос вкуса. И да, явно «занимается» — движения, походка, видно, что искусство мордобойное «в крови».

А ещё рядом со столом стояли два типа, мной не виденные в списке отряда, а один из них даже знакомый — видел его рожу на заказе с «корсарами». Видимо, тоже наёмники, пилоты малых Досов. Знакомый парень на взгляд капитанши слегка повернулся, меня узнал и обменялся со мной кивками, кстати.

— Вы, Королева, требуете невозможного, — подал голос незнакомый мне пилот малого Доса. — Продвижение идёт, а быстрее это сделать невозможно. Либо мы уничтожаем охранных роботов по одному, либо система будет разрушена, как и предыдущие.

— Богомол, — потёрла переносицу Дротт. — За восемь дней и вы продвинулись на ёбанных пять процентов. Этого МАЛО! Мне нужен контроль минимум над пятью ячейками!

— Десятью, Королева, в противном случае я не гарантирую взлома системы, — подало голос тело за терминалом, даже подав голос, не опознавшись — ровный, с механической ревербирацией бесполый голос. — Пять — тот минимум, при котором появляется десятипроцентный шанс на взлом.

Модификант или андроид? Да, похер, в общем-то, решил я.

— Вот, — мотнула головой Дротт в сторону терминала. — Десять грёбанных центров. А ты мне говоришь, что тебе понадобиться сто шестьдесят дней НА ОДИН! Это неприемлемо! Подбирайте оборудование, думайте, подключите аналитиков, — махнула она рукой к терминалам. — Но прохождение систем охраны необходимо ускорить. Так, ты Дрей? — уставилась она на меня, на что я кивнул. — Пойдём, разберёмся с договором. И на Арене — мне понравилось, — с каменной физиономией выдала она, размашисто зашагав к относительно небольшой двери.

Ну а я поднялся, неторопливо потопал за ней. За дверью оказался «кабинет руководителя», довольно небольшой — рабочий стол, с креслом посетителя напротив, кушетка у стены, кактус какой-то, фикусообразный в уголке. На стене сбоку висел портрет некоего надменного хера в мундире с аксельбантами, эполетами и прочей хернёй, надменная рожа носила явное родственное сходство с капитаншей. Ну да, она аристо какая-то, а хер, очевидно, отец или ещё какой предок.

— Ты не торопился, — процедила из-за стола капитанша.

— Не вижу смысла, — честно ответил я, на что последовал раздражённый хмык, а перед капитаншей появилась голограмма экрана.

— Комм, — бросила она, после чего я сопрягся крабкоммом с компом. — Обязательство о неразглашении.

Бегло просмотрел договор — в принципе, то же что притащил Дживс, стандарт для «Чёрной Королевы», ну и электронно его подписал.

— Хорошо, — с равнодушной физиономией выдала Дротт. — Данные по контракту и сам контракт. И поторопись, Краб, у меня куча дел.

На последнее я кивнул, просматривая данные. Ну, с «в куда воевать» я ознакомлен уже был, тут скорее урезанная, «условно-достаточная» версия. А вот сам контракт…

— Вопрос подчинения, королева. Меня не устраивает «беспрекословное подчинение капитану и им назначенным командирам на время действия контракта», — озвучил я.

— И что же тебя не устраивает, Краб?

— Я высококлассный наёмник, королева, а не солдатик. Мне дают задачу, я решаю, как её выполнять. Или говорю, что это невозможно. Прыгать по щелчку я не собираюсь, — улыбнулся я.

— Высококлассный наёмник, — хищно улыбнувшись протянула капитанша. — А не слишком ли ты много на себя берёшь, Краб?

— Ровно столько, сколько считаю нужным. Не устраивает — давай прощаться, Королева, — не менее хищно улыбнулся я.

— Дос мне нужен, — отрезала она, приподнимаясь из-за стола. — И тебе нужен контракт, иначе бы просто свалил. Набиваешь цену, похоже, — игнорируя моё присутствие, «вслух думала» она. — Думаешь, мальчик, повозился на Арене и поймал судьбу за яйца?

— Блин, девочка, что за бред ты несёшь? Мне не помешает этот контракт, — доверительно понизил я голос. — Но, по большому счёту — похер. Будет и будет, нет — так и нет. И гробиться из-за идиота-командира я не намерен. И «вставать в строй». В свой время хватило. И нахера мне ловить чьи-то яйца? Я, вообще-то, предпочитаю сиськи… ну или попки, — со скептическим видом оглядел я их «спортивность» собеседницы.

— Наглец, надо учить, — вздохнула дамочка, размашистым шагом обходя стол и отвешивая подзатыльник воздуху.

Быстрая, резкая как понос, но техника не очень, отметил я, «сползший» с кресла. Не отреагировавшую на отсутствие моей башки и препятствия дамочку «повело», но тут вступили в дело рефлексы и вторая рука на развороте уже кулаком понеслась мне в рожу. Нахрен такое кино, решил я, хватая руку и проскальзывая под стол.

Капитанша равновесие потеряла и влетела физиономией в подлокотник, благо, мягкий. Ну а я проскользнул под столом, вставая уже с другой его стороны.

— И не неумеха, — протянула отлипшая от кресла капитанша, потирая физиономию.

Впрочем, зря — кресло, как и подлокотник были мягкими, так что пострадало больше её Чувство Собственного Величия.

— Ладно, Краб, покажи, на что ты способен, — выдала она, вставая в стойку.

На что я молча пожал плечами с улыбкой: ну вот бред, разговоры разговаривать. Их говорить надо над омудоханным и недееспособным, или дохлым противником.

Девка рванула ко мне, пробуя поймать на двойку, одновременно ударяя в подъём стопы. Вообще, судя по виденному мной — ногами работала она весьма ограниченно, в нижней трети.

Я же ограничился отскоком вбок, с ударом ладонью по её предплечью — хотелось посмотреть на неё «в деле», да и нормально бить, ломая кости и отбивая внутренности… не вариант. Размяться, посмотреть на что девочка способна — интересно, как и спесь с неё сбить — «каралевна», понимаешь. А мудохать «по серьёзному» пока и не за что, да и последствия могут быть.

И закружили мы вокруг стола: капитанша в агрессивном, боксёрском стиле, а я не столько в «карате», сколько в самбо какое — не бил, а уходил от ударов, хотя по рукам девице неслабо прилетало. И физиономия у неё была… странная. Вот реально, какое-то дикое сочетание собранности, агрессивности, равнодушия, радости, удивления… Я, мысли мудрые думая, чуть пару раз не огрёб, но вовремя одумался.

Итак, бокс и есть бокс, с ударами по стопам и голени, оценил я «стиль» противницы. Рост в метр восемьдесят примерно и длинные руки вполне позволяют, но у девчонки явно не было приличных противников: вообще или долгое время — хер знает. Так-то, боксёры не забивающие на ноги — ребята суровые, но тут… проваливается, считает каждый удар «последним и успешным». Ладно, пора эти королевские танцы кончать, решил я, перехватывая руку на ударе, не отбивая, а заламывая.

— И? — через несколько секунд подала голос тяжело дышащая Дротт. — Почему не бил?

— Не умею, — честно соврал я. — И вообще, не люблю, когда меня бьют. Драться не будешь? — решил я вернуть ситуацию в состояние определенности.

Ну реально, мне… понравилось, если честно. И она, и разминка. А то какие-то местные в драке «ватные». На Досе, конечно, интересно, но не то. А вот сейчас себя настоящим почувствовал. Ну, как-то так, в общем. И ссорится с девицей не хотел, а скорее размяться ещё не раз. И даже подучить её, если Чувство Собственного Величия ей это позволит.

Некритично, так-то и можно было бы разойтись, как на орбите корабли, но было бы неплохо, скажем так.

Девица в заломе замерла, а через некоторое время задёргалась, засмеявшись.

— «Не любишь», хех. Не буду драться, отпускай, — хихикнула она, а проверив свою целостность наконец-то посмотрела на меня с некоторой долей появившегося уважения. — Что это за стиль боя, Краб?

— С родной планеты. Это…

— Знаю, смотрела твои данные, вне зоны покрытия портала, — выдала она. — Сильно, жаль… хотя ладно. Я надеюсь, ты не считаешь, что «поставил меня на место»? — прищурилась она на меня.

— Нет конечно, тут раз десять надо, не меньше, — с похерчелом ответил я, вызвав фырк. — Королева, повторю: не надо меня «строить». Если я нанят, то я выполню заказ, но по-своему.

— Ладно, убедил, — уселась она за терминал, клацая по клавишам. — Но, прочие условия будут жёстче.

— Это понятно, — хмыкнул я, через пять минут проглядывая новую версию контракта уже в кресле.

Глава 25

В новой версии никаких «беспрекословных подчинений» не было. Был срок: месяц. Сумма: мегакред. И куча ограничений на оружие и оборудование. Часть я понимал, вроде запрета на использование ЭМИ, часть — ни хрена.

— Запрет на использование щитов? — поднял я бровь.

— Наведённые поля, один из неудачных походов, стёртая память компьютера, — был мне краткий ответ.

— Мдя, совсем у них хлам, — хмыкнул я, на что девица пожала плечами. — Миллион за каждый захваченный, по-сути, в рукопашную, центр?

— А ты думаешь, справишься хоть с одним?

— Ты также думаешь, иначе бы не предложила.

— Я думаю, что ВОЗМОЖНО у тебя есть шанс. Невысокий, но одним центром я готова пожертвовать. Справишься… хм, ну положим, пол мегакреда за последующие с функционирующим и неповреждённым компьютером. Оформим после твоего «блестящего успеха», — не без ехидства озвучила капитанша.

— Берусь, — ответил я, подписывая контракт. — Пойду… — начал было приподниматься я.

— Погоди, личный вопрос, — остановила меня собеседница, сменив тон на подчёркнуто нейтральный. — Твой стиль боя… ты учишь ему? — выдохнув, рубанула она.

— Если тебя, то можно. В свободное от исполнения контракта время, — ответил я.

На самом деле спарринговать с ней было действительно «в кайф», а если поучить — выйдет классный спарринг партнёр, но… Ну, в общем, пока исполняем контракт — я только «за». Жаль, что ненадолго, мысленно хмыкнул я.

— Я хотела бы нанять тебя как тренера, — последовало предложение.

— Бесплатно, но в свободное время. Ты меня интересуешь как партнёр, давно не встречал столь интересного, — ответил я, с удивлением отметив лёгкий румянец собеседницы с каменным же выражением лица.

Хм, она про секс что ли подумала? Забавно, но надеюсь поймёт. Хотя… Ну вообще, я не против, чисто теоретически, осмотрел я уже оценивающим взглядом девицу. Тощевата и мускулиста, но это терпимо, да и реально «заводит» особенно во время спарринга. Похоже, хмыкнул я, у меня скрытый фетиш на «сильных женщин». Как-то видимо не встречались до сих пор.

Лори… ну так я не собираюсь её бросать, как и «наставлять рога». Не тот у нас формат отношений. Хотя… в жопу, мысленно махнул я рукой. Спарринг на время контракта — точно интересно. А там посмотрим.

— После пробного подхода к центру, если хочешь, можно поспаринговать у меня, — подытожил я свои размышления вслух, помахав коммом.

— Учту, — сухо кивнула капитанша. — Что ж, удачи, Краб.

И потопал я на выход, кивнув по пути компании в зале. Дотопал до всё так же ожидающего гвардейца, а по дороге думал.

Ну, Нида эта меня «завела» — ладно, поспаринговать действительно хочется, не помешает. Отношения какие-то — даже не смешно, это возможно только если «под неё» идти, а я предпочитаю в деловом партнёрстве иную позицию.

А вот с контрактом реально интересно выходит. Ближний бой, сотня роботов. Интересно, в общем.

И, судя по услышанному совещанию, коллеги ковыряют центр «по кусочку», очевидно по роботу за раз, а потом отступление для починки и снова вперёд. Разумно, но долго.

— Дживс, проверь данные о походах к центрам добывающей платформы, — распорядился я уже в Кистене. — Лори, снимаем с Краба всё, кроме клешни и гравикомпенсатора. И многослойное покрытие, амортизирующее и противолучевое.

В принципе, второй манипулятор можно использовать как есть, прикидывал я. Роботы более «атакующего» нежели «защитного» типа, так что их можно просто раздавить и прихлопнуть.

— Готово, сэр, — оповестил меня Дживс.

Ну и сел я в мастерской, временами бросая взгляд на возящуюся с Крабом Лори — очень уж у неё был залипательный вид в некоторых ракурсах. Обтягивающие шикарную попу брючки… кхм, у меня дело, отвесил я себе мысленный подзатыльник.

Почитал и да. Пара коллег посменно «забегали» в центр, прихлопывали (если повезёт) робота и тут же выбегали наружу, остывать, чинится, менять покрытие.

— Лори, на атмосфернике нужен запас покрытия и набор для ремонта в полевых условиях, — подал голос я.

— Хорошо, Ан, — ответила механик, не отрываясь от кручения всяческих гаек.

— Я займусь, сэр, — выдал железяка через минуту, посовещавшись с Лори.

— Угу, — угукнул я, просматривая и прикидывая.

И, через пару часов, Краб был готов: на мягкой, но чертовски упругой подложке зеркально серебрилось противолучевое покрытие, навесное оборудование и разгонники с резаком были сняты.

Атмосферник также был готов — малый ремонтный комплекс, запас покрытия и двойной комплект бронепластин, да и четыре ремонтных дроида Дживс намылил в помощь Лори.

— Не хотите получше подготовится, сэр? — раздался голос Дживса, когда я уже «разминался» в разоружённом Крабе, прикидывая балансировку и прочее.

— Естественно хочу, Дживс. Но для этого надо посмотреть, что в этом долбанном центре. Лезть напролом я не собираюсь, пока будет «пробный» заход, а после посмотрю и решу.

— Понятно, сэр. Очевидно, ваша реабилитация идёт вполне успешно.

— Сам дурак, — привычно ответил я.

И вышел на связь с «штабом Досов» «Ужасающего», где мне ответил всё тот же ластоногий.

— Краб, — констатировал он. — Твой центр, — скинул он по сетке карту с отметкой. — Королева отдала распоряжение, что это твоя ответственность. Подмоги не жди, разрушь его — контракт разорван.

— Да ты что? — хмыкнул я. — Открою тебе тайну: я умею читать. И читаю, что подписываю.

— Отбой, — с перекошенной мордой отрубился ластоногий.

Тоже блин, обиделся он, хмыкнул я уже в атмосфернике. Я ему кожух даже в жопу не запихнул, а ведь мог!

А через полчаса атмосферник открывал аппарель на трехсотметровом металлическом «пятачке». К счастью, роботы атаковали только внутри центра — занимающего центральные двести круглого «бункера».

Вот бы он ещё был бункером на самом деле, а не пластиковой хернёй с проводами, постоянно коротящими. Хотя, тогда бы и меня тут не было, напомнил себе я, да и попёрся к проёму входа.

Роботы в центрах были всего двух типов — лучевые и пушечные. Платформа — что-то вроде четырёхлапых пауков, с зацепами, позволяющими не только ходить по полу, но и ползать по стенам и потолку. А мне эти стены даже задевать нельзя, поскольку хер знает, какие провода ведут к компу, ну и замыкание каких приведет к стиранию памяти. Вот блин точно специально ставили, в расчёте на текущую ситуацию, вздохнул я и попёрся внутрь. До поворота коридора в пару метров всё было тихо, а вот за ним меня встретили копошащиеся роботы. И, паразиты такие, встретили дружным залпом, причём, сначала пушек, покачнув, а тут же после этого — лазеров, в пробитое покрытие.

Вот же модозвоны железные, офигевал я, разглядывая вяло подёргивающегося на клешне робота — моей единственной, чисто «рефлекторной» добычи, «закрабленной» перед тем, как я выкатился из центра.

Телеметрия не радовала — ничего критичного, но броня пробита, точнее проплавлена в куче мест, синтомышцы Доса повреждены — по мелочи, но всё же. И перегрев, чтоб его.

Это, выходит, они синхронизированы, бьют чётко и с конкретной целью. Чтоб броню прожечь за секунду — нужно в одно место пятку роботов жарить. Хотя, учитывая повреждения синтомышц — ещё и пушками приправили. Неважные дела, констатировал я и потопал к атмосфернику.

— На «Кистень», Лора, надо готовиться, — сообщил я механику, готовой набросится на Краба.

На «Кистене» я хмыкнул на пришедшее по внутренней сети «Ужасающего» сообщение, но отложил — дело важнее.

— Итак, текущая броня ни хера не держит. Покрытие толком не помогает, — констатировал я. — Дживс, сооруди нам просмотр, с замедлением с камер Краба.

— Слушаюсь, сэр.

Просмотр с замедлением подтвердил и мои выводы — роботы группами производили залп, делая это чертовски метко. Насаженный мной на клешню — скорее везение.

— Пиздец как он есть, — констатировал я отсмотренное, на что Лори покивала.

— Сложно спорить с вашей экспертной оценкой, сэ-э-эр. Весьма отрадно, что противник бьёт не в уязвимые части Доса — в таком случае повреждения были бы гораздо серьёзнее, сэр.

— Если бы мы вообще бы разговаривали, — хмыкнул я. — В общем, Краб облегчён за счёт снятого оружия и оборудования. Нужно думать, как мы за счёт этого свободного веса сможем повысить живучесть под огнём.

— Варианты есть, сэр, — отозвался Дживс.

— Композит из амортизирующего и зеркального композита вразнобой. И одноразовая гранулированная броня, — задумчиво протянула Лори. — Но мобильность снизится.

— Если некритично — то надо. Я там ни с какой мобильностью секунду еле выдерживаю, — отозвался я. — Я с Дживсом на склад, Лори. Подготовь что нужно для твоего композита.

И потопал в колдунскую мастерскую, где поинтересовался у Дживса, что за варианты.

— Ничего «колдунского», как вы любите выражаться, сэ-э-эр. Утолщение стандартных бронеплит и их уплотнение эфирным воздействием.

— А говорил не колдунство. Сколько это даст времени?

— Примерно три секунды, сэр, под тем огнём, где вы изволили пребывать.

— Мало, блин. Но я смогу начать двигаться, плюс покрытие, предложенное Лори… давай делать, Дживс.

Колдунство и вправду оказалось не сложным, «типовым», при постройке «Кистеня» многократно использованное. Так что через полтора часа я топал за влекущими тележки с бронёй ремонтниками в мастерскую.

Лори уже сняла с Краба старые плиты, по-ведьмински варила в нескольких чанах покрытие. И даже поменяла повреждённые волокна синтомышц.

Подхватив привезённые нами бронелисты она с помощью ремонтников принялась их устанавливать, а я посмотрел на сообщение и призадумался.

Просто Нида прислала сообщение с просьбой сообщить о возможности тренировки, а я до завтра точно «на дело» не пойду. Так что подумал я, да и отправил сообщение, что свободен. «Скоро буду» в ответ действительно оказалось скоро — капитанша через десять минут ждала меня у входа в трюм.

— И как тебе центр? — чуть ли не сразу поинтересовалась она.

— Херово, — признал я, ведя гостью. — Но контракт выполню.

— Ну-ну, — не скрывая скепсиса выдала королева. — Ну, ты, Краб, хотя бы одного робота за неделю уничтожь, не разрушив компьютер.

— Зайдём в мастерскую, — бросил я.

Сделав небольшой крюк, я потыкал в скинутого с клешни робота в уголке. Дротт молча хмыкнула, но тут на неё буквально накинулась Лори, как оказалось — фанатка «Чёрной Королевы». Вот не знал, мысленно хмыкнул я, со стороны посматривая на несколько ошарашенную напором капитаншу. Впрочем, той было не привыкать, так что, через пару минут, оставив автограф на мультитуле, несколько офигевшая Нида шла за мной.

— Классная задница, — только и выдала она, на что я согласно хрюкнул — и не поспоришь.

Добрались до моего тренировочного зала, где я решил расставить точки на «ё».

— Я не тренер, королева, а боец. Могу показать, поправить, но в спарринге. Если устраивает — начнём.

— Устраивает, — кивнула капитанша, скинув с себя плащ, под которым оказались спортивные трусы и майка-топик.

А груди почти нет, хотя в целом и ничего, отметил я, начиная разминку.

Через пару часов мы, тяжело дыша, хлопнули ладошами, заканчивая. Синяки были на обоих — я и вправду не тренер, так что приходилось как наносить удары (правда, ладонью), так и получать их, показывая «как надо».

Но в целом — вышло более чем здорово, а я и не замечал ранее, как мне не хватало ощущения боя! А капитанша была в прекрасной форме, с хорошей реакцией… В общем — хороша. Растяжка, правда, хромала, что объяснялось слабой работой ногами, ну и боксёрская техника… Впрочем, через час от начала «проваливаться» она перестала, и несколько раз меня чувствительно «подловила» без поддавков.

— Здорово, Краб, — сияя глазами выдала Нида, в этот момент ставшей просто красавицей. — Я потренируюсь с тобой ещё?

— Как я и говорил, Королева — в свободное время, — улыбнулся я в ответ.

Проводил партнёршу до выхода, ну и вернулся в мастерскую. Лора с Крабом закончила, но накинулась на меня как коршун «какая она?» и прочее. Реально фанатка, хмыкнул я.

Ну а со следующего дня началась рутина, с плотным графиком для меня и Лори: высадка, я вбегаю в центр, кручусь как уж на сковородке, стараясь прибить как можно больше роботов до того, как внешнее покрытие разрушится и выбегаю из него. Не всегда получалось, один раз даже выкатился с отказавшей ногой «Краба» — очень удачно для них и неудачно для меня роботы поймали сочленение в слаженный залп. Но, в целом — зачистка шла.

Причём получше, чем у коллег: утыренная Дживсом запись показала, что они «не рискуют» и не маневрируют. Зашли в центр, пристукнули робота (и не всегда) и бегом к механику.

Я же делал два захода в день, прибивая четырёх, а иногда и пять роботов. В общем, за месяц справлялся, хотя работа выходила как нудная, так и опасно-нервная.

Но Лори поднимала настроение в койке, Нади — на тренировке, подхватывая уроки на лету и в спаррингах во время ремонта Краба я стал ловить кайф не от «хоть какого-то партнёра», а непростого и интересного. Ну а я сильнее всё же был, что пусть и самому казалось немного смешным, но самооценку и настроение поднимало.

Так продолжалось три недели: ежедневная «прополка» центра, в среднем раз в три дня приходила на тренировку Надин.

Но роботы в количестве уменьшались, так что задерживался я с каждым «заходом» в центре всё дольше, уничтожая всё больше роботов. И, выходило, что остался их десяток, на один, максимум два захода, то есть один день.

И, на спарринге, вечером я был в приподнятом настроении, с трудом удерживаясь, как бы не похвастаться — реально была гордость за выполненную работу. Но удерживался — и чистое мальчишество, да и вот сломаю я, например, завтра эти гребучие стены, над которыми как над писанной торбой трясся. И сломается этот сраный комп…, задумался я, получил подсечку и оказался на спине.

А на меня упала Нади, блокируя руки, напряженно вглядываясь… И вдруг вцепилась в меня поцелуем.

Я, признаться, от такого несколько оторопел — ну да, был некий флирт, но несерьёзный как мне казалось. А оно вон оно как оказалось. Ну, валятся как обморочная школьница в такой ситуации просто неприлично, резонно отметил я, отвечая на поцелуй.

Который длился довольно долго, а когда мы оторвались друг от друга, я задал резонный вопрос:

— Почему?

— Ты первый, кто победил меня после учителя, — ответила Нади, стягивая с себя футболку.

И… оказалось всё весьма неплохо. Правда, я на корню пресек её попытки доминировать — дурная привычка, видимо, казавшаяся ей естественной. Но, это не про меня.

И, вот что еще странно — очень умелая в поцелуях и ласках девица, минимум за тридцать лет возрастом, оказалась девственницей! Ну вот просто ни черта не понимаю, несколько ошарашено отреагировал я на ощущение преграды, впрочем, партнёрша сама подалась навстречу, и я на вопросы забил.

Точнее, отложил, до окончания нашего чертовски приятного, но странного секса в тренажёрном зале. И небольшая попа, и грудь не мешали, а Нади скорее шли, мдя…

— Я спала с женщинами. Да и буду, — улыбнулась Нади на мой вопрос, гладя меня по груди. — Но отдаться могла только тому, кто сильнее. Не думай о себе слишком много, Краб. Хотя… можешь вступить в отряд «Чёрная Королева».

— Лестно, но нет, — ответил я. — Прости Королева, но в своём отряде я главный.

— И правильно, — одновременно нахмурилась и покивала Нида, вставая и натягивая отброшенные шорты и топик. — И… мне понравилось, Краб. Я бы… хотела продолжения спаррингов и не только, — выдала она и почти бегом покинула тренировочную.

А я присел и принялся раздумывать. Ну и что мне, блин, делать-то со всем этим? Хотя, наверное, ничего, по-мужски решил я. Единственное — сказать Лори. Всё же, наши отношения пусть и… В общем, просто сказать, не хочу быть как Светка, окончательно решил я, собирая одежду.

И обтёк в очередной раз: Лори оказалась реальной фанаткой и, на моё мужественное, но слегка неловкое, объяснение, вместо обиды засыпала вопросами «как она?»

— Ты лучше, — попробовал отмазаться я.

— Королева лучшая. А мой парень спал с Королевой! — вскинула она руку в победном жесте.

Женщины — какие-то инопланетяне, окончательно решил я, после довольно бурной ночи с Лори. Да и махнул рукой, если всё устраивает ИХ — то меня устраивает, хех, вдвойне!

Глава 26

«Дочистка» центра прошла за один заход, на двадцать первый день после подписания контракта.

Невинный заказ о «зачистке» центра принял Ластоногий, оператор РЭБ отряда ну и бессменный связист. Рожа его, с отвисшей челюстью и выпученными глазами порадовала, а через четверть часа пришло сообщение от Ниды, на тему её посетить.

— Почему раньше не предупредил? — нахмурившись осведомилась капитанша в своём кабинете.

— А должен был? — довольно ехидно полюбопытствовал я, но всё же продолжил. — Сама знаешь, как эти грёбанные центры «ломаются», решил не трепаться до результата.

— Понятно, — протянула Нида, взглянула на экран — очевидно получая данные от «проверочной команды». — Прекрасно, Краб, — всё же улыбнулась она. — Расчёт перевожу и следующий контракт ждёт тебя. В оговоренных рамках? — на удивление, именно спросила она меня.

— В них, Королева, — выдал я, на что девица слегка поморщилась.

— Прекрасно, только… называй меня по имени, Краб.

— А ты меня, — пожал плечами я.

В общем, получил я контракт на девять «центров» по полмегакреда за зачистку каждого. Весьма приятная сумма должна в итоге получится, причём расходы не только на «Краба» прикинул я.

— Правильно я выбрала тебя, — вдруг сказала Нида, поднявшись из-за стола и поцеловав меня. — Я приду на тренировку? — сменила тон она.

— Само собой, — кивнул я, несколько задумчиво.

Царапала память какая-то фигня со вчера, но вот не вспоминалась. Впрочем, вспомню, махнул лапой я.

Вечером, после тренировки, уже раздевшаяся Нида вдруг сделала манящий жест рукой в сторону двери. И в тренировочный зал вошла Лори, с весьма странным сочетанием восхищения, желания и страха на лице. Мне же офигевать и обтекать откровенно надоело, так что свою «партию» я отработал чётко, не без удовольствия, да и взаимные ласки девчонок доставили немало эстетического удовольствия.

Ну да «мы имеем», а не «нас имеют», заключил я. А на следующий день приступил к «зачистке», после которой, уже в ночи и в «колдунском зале» вспомнил. Биться башкой об стену не стал, хотя очень хотелось.

— Дживс, скажи, я болван, ты болван или мы оба? — полюбопытствовал я.

— Насчёт первого, сэ-э-эр, я воздержусь. Второе и третье ваше предположения — гарантированно неверны, сэ-э-эр.

— Угу, — покивал я. — Тогда скажи мне Дживс такую вещь: почему я, как мудак, щемлюсь в эти мудацкие центры, хотя ты можешь взять такой под контроль, за минуту?

— Сэр, позволю себе заметить, что центры как децентрализованы, так и охранная система имеет автономный компьютер на каждом… — на этом месте Дживс растерянно замолчал.

— Вот-вот, — покивал я. — Эти падлы металлические синхронизированы, чтоб их, а ни хера не «децентрализованы». И вот я подумал… и забыл, блин.

— Последнее связано с вашей выдающейся репродуктивной активностью в последнее время, сэ-э-эр?

— С ней самой, Дживс, — хмыкнул я. — И кто из нас болван?

— Вынужден признать, что оба, сэр.

— А мне надо не забывать, что всё-таки ты не робот, — сам себе отметил я.

— Точно так, сэр, андроид лишь платформа проявления, вне эфирного плана. Я, с вашего позволения, проверю.

— Позволяю, — махнул лапой я.

В общем-то, по результатам проверки мы с Дживсом стали носить гордое звание «полуболванов». Потому как центральный компьютер центра не «управлял», да и не мог это делать с, и вправду автономными, роботами. Но принимал на себя функцию «синхронизации», что позволяло Дживсу внести в роботизированные ряды разброд и шатание, не разрушая центральный комп, естественно.

— И, сэр, я могу подключится к расшифровке программы центров добывающего комплекса, сэр.

— На хер надо, — подумав выдал вердикт я. — Если мы начнём щёлкать центры как семечки — это вызовет вопросы. А уж с информацией — даже не вопросы, а прямые подозрения. Так что, Дживс, будем тратить на центр по две недели, просто не торопясь и не мудохаясь, как до этого.

— И время соитий с капитаном Нидой продлится подольше, сэ-э-эр.

— Не без этого, Дживс, не без этого, — хмыкнул я.

В общем, продолжились как «зачистки» центров, в несколько более щадящем и не напрягающем режиме, так и довольно странные, но чертовки приятные взаимоотношения, как в спаррингах вертикальных, так и горизонтальных.

А я подналёг на «колдунство всяческое», благо выносить «децентрализованных» роботов много времени не отнимало. Ну и потихоньку натренировал магическую мышцу, хотя Дживс врал, что мозг. Но он полуболван по собственному признанию, так что мышцу.

И вот, на четвёртом центре, вместо начала спарринга, выдаёт мне Нида такой расклад.

— Ан, ты не против провести пару боёв на «Ужасающем», против пары пилотов и меня? Не тренировочных, полноценных, — уточнила она.

— Хм, у тебя что, бунт на корабле? — с ухмылкой, но после кивка уточнил я.

— Да так… разговоры, — неопределённо помахала рукой Нида.

И отвела меня в расположение гвардейцев, на этакий ринг-не ринг. И ассортимент зрителей гвардейцев, кстати, не включал: присутствовали исключительно шушукающиеся пилоты Досов из отряда «Чёрная Королева».

И первым против меня на ринг вышел друг Ластоногого, битый мной в брюхо. Брюхобитый… да чёрт его знает, псевдобокс какой-то практиковал, с провалами и широкими размахами. Пробил я ему по печени и почкам — пусть полежит в лазарете, о смысле жизни подумает. А после повторил процедуру с Ластоногим: пускай Нида на связь девицу какую сажает, они у неё как на подбор, глаз радуют, вот и слух услаждать будут, да.

А потом на ринг поднялась сама Нида, улыбнувшись и шепнув «всё серьёзно». Ну, ясен пень, я в спаррингах с ней и так дурака не валял.

И сошлись мы, без «раундов» дурацких, а до победы. А удерживая партнёршу за заломленную руку в партере, я переосмыслил бой, и отвесил себе мысленный пинок.

Дело в том, что лоханулся я, по-крупному: ногами размахался в ненужное время и у Ниды, если, по совести, был прекрасный шанс зарядить мне по шарам и выиграть — хер бы я из скрюченого положения пару минут разогнулся. Но получил удар по бедру, что хоть прибавило хромоты, но позволило выиграть. Такой, неоднозначный, но в чём-то лестный результат вышел.

Нида победу мою объявила, была отпущена, вытерла кровь с разбитой губы (реальная схватка была, кроме «оберегания» определённой части моего организма), оглядела нахмуренно своих отрядников, да и выдала.

— Надеюсь, всё понятно? А вы, Росс и Лорш, придержите язык, — потыкала она в скрюченно стоящих в уголке Ластоного и Брюхобитого.

Но всё хорошее, а чёрт возьми, для меня ситуация на добывающем центре была чудо как хороша, заканчивается. И я, с немалым сожалением, но пониманием что «так надо», ждал окончания контракта.

И вот, зачистил я последний «контрактный» центр, ледорубы Чёрной Королевы зашуршали на полную, ну а я с некоторой тяжестью на сердце, да и после непростого разговора с Лори (вот реально, парадоксально, но факт — механику наша партнёрша была как бы не посильнее меня нужна, как выяснилось, но выбрала она всё же меня, что приятно) ввалился я в кабинет Ниды.

— Всё, Ан? — последовал закономерный вопрос.

— Всё, Нида, закончил, — ответил я.

— Понятно, поздравляю тебя, Ан, контракт завершён, — нейтральным голосом выдала собеседница, но тут же протянула бумаги, что было редкостью при общем засилье цифры.

— Хм, новый наём, — откомментировал я, ознакомившись с предоставленным.

И даже пристрастно разглядев, не смог найти «покупки любовника». Действительно контракт, вполне обоснованный, где наличие малого Доса, отсутствующего у Чёрной Королевы оправдано. Захват лаборатории на планете, диверсионная, разведывательная деятельность для меня, пока основная часть отряда «развлекается» с Досами охраны, вполне серьёзным, кстати, отрядом.

Правда, смутил момент того, что заказчиком опять выступает Вега.

— Интересно, Нида, — кивнул я, на что губы собеседницы дрогнули в полуулыбке. — Берусь, — кивнул я. — Начало через месяц?

— Да, моим ледоломам понадобится пара недель, сдача заказа, — помахала она рукой.

— Тогда «Кистень» прибудет к сроку, — потыкал я в лист, а на заметное огорчение пояснил. — Есть ряд закупок, на которые я рассчитываю, да и в этом заказе пригодятся.

— Понятно, Ан, — кивнуло она. — Жаль, но срок не велик…

— Невелик и… — задумался я, да и буркнул. — Да сама всё понимаешь.

— Понимаю, не будем об этом, — был мне ответ.

— Слушай, а если не секрет, Нида, — решил я как сменить тему, так и прояснить так и невыясненный Дживсом момент. — «Чёрная Королева» — всё же не гвардейский отряд. Что тебя связывает с Вегой?

— Секрет, Ан, — отрезала собеседница. — Если ты думаешь, что меня принуждают, — на что я пожал плечами — думал, было дело, — то «нет». Деталей, уж прости, не сообщу. Вот если бы… хотя не будем. И… иди сюда, — притянула она меня вплотную к себе.

Ну, а заверив новый контракт не кровью, но другими жидкостями, я в более приподнятом настроении вернулся на «Кистень». После чего стал водить руками.

— Дживс, для начала — на Центральную. У нас сложилась хорошая традиция, не будем её нарушать, — подмигнул я механику, довольно кивнувшей мне в ответ. — Дальше, Дживс, как наша «цель»?

— Аукцион по интересующему вас лоту, сэр, пройдёт в ранее обозначенное время. Анализ подтверждает, что возможная цена укладывается в наши текущие возможности, сэр.

— Всё же хочешь приобрести телепортер, Ан, — констатировала Лори. — Ты — капитан, но не слишком ли дорого?

— Не слишком, — отрезал я. — Область тактического применения «Краба» повысится, а, как следствие, спектр возможных заказов. А у меня появилась цель, думаю она заинтересует и тебя.

— Какая, Ан?

— Я не хочу расставаться с Нади, как и ты, — ответил я. — Не сейчас, а вообще. Мне с ней хорошо, вообще у нас получилось… Да охренительно у нас получилось! В общем, расставаться я не хочу. Но, вступать в отряд к ней я не хочу так же. Вариант принять её к себе мне нравится, — ухмыльнулся я. — Но это десятки лет на развитие «Клешни», если вообще выйдет. Однако, можно сделать союз отрядов.

— А для этого, нужен отряд, — понятливо выдала Лори. — Ты просто неимоверно крут, Ан, но…

— Угу, — кивнул я. — Как бы крут я не был, но один. А отряд — это репутация, выполненные контракты. Много работы, кстати, с Нидой видеться мы думаю будем, но несколько лет — работаем на репутацию и создание полноценного отряда. А уже с ним — предложу Королеве совместное дело. Откажет — ну что ж поделать. Да, в общем-то, может и разойдёмся после следующего контракта. Однако, план у меня таков, думаю и тебе он интересен.

— Итересен, Ан, я сделаю всё, что в моих силах, — решительно кивнула Лори.

А вообще, мне ещё когда я в процессе выполнения заказа обдумывал расклады, довольно сильно «полегчало». Дело в том, что как-то без цели жить… ну весело выходило, но ни хера не интересно. Глупо, по большому счёту. Стать охеренным магом — ну, неплохо. А зачем, вот в чём вопрос.

Собственно, я в наёмники то решил подастся по причине, чтобы раскрутиться. И это мне интересно, но перспектива… зарабатывать деньги в рискованных авантюрах, ради всё более крутого обвеса, чтобы лезть в ещё более рискованные авантюры…

Это весело, это адреналин, но как-то ну вот совсем по-дурацки. А вот создание отряда как цель промежуточная и Нида, как цель на жизненный этап — это выходило чертовски интересно и давало весьма ощутимый заряд.

Ну и, как понятно, Королева может в любой момент (до окончательного решения, потом — хер отпущу!) сказать, что всё, разошлись с концами. Это будет обидно, досадно… но терпимо. И отряд свой — всё равно цель, интерес, да и возможность реализации не просто как одиночка-мордобойщик. Всё же, не зря я автосервисом рулил, надо и отрядом попробовать.

И вот, обдумывая «свой отряд» и прикидывая схемы, выходило, что во-первых: нужен отряд лёгких и средних Досов. И в рамках моих знаний и умений — реально, со здоровыми дурами я в тактику не очень понимал, возможно только пока, но так. И в рамках «любить Королеву» — отряд Ниды был именно «тяжёлым», так что если и будет «союз отрядов» с учётом взаимной выгоды — то диверсионно-штурмовой — самое то.

Впрочем, это планы на будущее, а пока задача была согласно традиции закупаться нужным. Да и небольшой отпуск себе устроить, раз уж время выпало, а искать заказов не надо. Хотелось бы, конечно, в расширенном составе, но есть как есть.

Кстати, у Лори-то работы на перелёт вышло до черта: «Краб» был фактически «голым», не считая утолщённого панциря. А меня, в рамках «подтянутых» умений Дживс снабдил новыми схемами. Принципиально ничего не меняющими, но даже пара-тройка процентов прочности или мощности — в бою это жизнь, так что перетрахивали мы в «колдунском зале», по сути, всё оборудование Краба.

И вот, на Центральной, после традиционного ужина в ресторане, снятия шикарных апартаментов с бассейнами и прочими выкрутасами (мне, признаться, хватило бы и «Клешни», но Лори «блеснула» глазами, ну а при имеющихся капиталах — не жалко), поучаствовал я в сетевом аукционе. В соседнем Секторе продавался тот самый, подходящий для малых Досов комплект «генератор-клетка».

Каких-то полыханий сами торги у меня не вызвали — ну печатаешь цифру, ждёшь, печатаешь новую. Лори правда переживала и визжала за двоих, весьма бурно отметив «победу в торгах».

Денег у «Клешни» после аукциона оставалось чуть менее полумилиона, доставка нашей покупки была в течение десяти дней, так что просто отдохнули и расслабились.

Кстати, подсадила меня Лори на свою забаву — игры с «частичным присутствием». Не сказать, что стал совсем фанатом, но составлял довольному механику пару в каких-нибудь злостных подземельях, с хищной пакостью. Прикольно выходило, на самом деле, особенно почитать вопли неудачников, нацеленных на то же подземелье и хлопающих нам вслед пастями.

Заодно, благо Центральная была и информационным хабом, проверили наших «аренных друзей». Силлиум не разорилась, но потеряла большую часть активов, и даже аренные площадки, на данный момент имея лишь пару «аренных Досов».

Вот пусть и копошатся, здраво рассудил я. А начнут рыпаться — навещу с «торгово-конфликтным визитом».

Представил я тощего корпа, в поте тощей морды своей сколачивающего капитал, а после моего визита, скорбно рыдающего над развалинами. И так раз пять.

Поржал, да и забил — слежка идёт, стоит гроши, так что хрен с ним, со сволочью жадной.

И вот, доставили в должный срок наше приобретение: небольшой, метр на полтора кубик генератора, ну и пять на пять телепортационную «клетку».

Из апартаментов гостиничных мы съехали, начали «осваивать» приобретение.

И что могу сказать — круто! Самое главное достоинство заключалось в том, что «клетка» ни черта не была уязвимым местом. То есть, Дос в неё загоняется, портируется на место, покидает и клетка притягивается обратно на корабль. И, например, загружается боеприпасами, запчастями, да новым Досом, в конце концов.

Правда энергии этот агрегат жрал как сволочь, что, впрочем, не удивительно. Посмотревшая на прыжки по трюму глазами по полметра размером Лори заявила, что генераторы, к примеру, «Ужасающего» подобного не вытянут.

Ну, впрочем, подобное ограничение и урезало применение телепортаторов до коллекций и редких случаев доставки оружия массового поражения.

Но я окончательно и бесповоротно был механиком произведён в «прынцы» дикой, но симпатичной планеты, на охренительно археотехничном корабле. Что мне и было озвучено, вызвало как смех, так и мысли «пореже» телепортом мелькать. И Лори, всё же, в мою колдунскую сущность посвятить. К началу набора своего отряда, окончательно решил я. Будет окончанием «испытательного срока» и… ну, наверное, приём в семью, мысленно хмыкнул я.

А в должный срок «Кистень» отстыковался от Центральной, ну и лёг на курс выполнения нашего следующего контракта. И с Нидой увидимся, как не без радости отметили мы с Лори, на «на дорожку» ресторанном ужине.

Глава 27

Контракт же нам предстоял довольно «стандартный»: захват складов и лабораторий компании, то ли конкурента Веги, то ли просто чьё-то имущество понравилось производство корпам.

Чёрт знает, грязновато, но в «торговых войнах» так или иначе почти всё так.

Но в чём было дело в этот раз и почему я на предложение Ниды не встал в позу «гневного краба» на тему: «ебыря купить хочешь!»

Помимо трёх отрядов Досов и вполне сносной гвардии с артиллерией, вражины имели весьма качественную лучевую ПВО. Всю планету ей не охватывали, но всю им и не надо: прикрывают комплекс и несколько отдельных, чёрт знает с чем зданий в нескольких километрах — и им хватает.

Досам пешком не меньше недели топать из «безопасного места» учитывая весьма «гористый» ландшафт планеты. И атмосфера на человека не рассчитана — кислорода меньше процента, а углекислого газа — дохрена.

В общем, выходило, что до врагов не долетишь, на башку им не десантируется. А переть сутками — и потери будут, да и подготовят противники пакость какую.

И вот, по плану Ниды, предстояло мне на Крабе высадится вообще в непролазных обычным Досам горах, телепаться до комплекса, пока часть отряда и гвардии совершают «отвлекающий манёвр». И расстрелять трансформаторный центр (и ни в коем случае не реактор! Хотя до него хрен дострелишь) который четвёрку прожорливых зениток питает. Тут же основная часть отряда десантируется прямо на головы противнику, центр захвачен, заказ сделан.

Ну, в принципе — да, ни один Дос из тех, что есть у «Чёрных», с такой задачей не справится, да и иная техника не пройдёт, а авиацию использовать с зенитками — глупо. Как и орбитально их бомбардировать — тут уже война выходит на «межпланетный» уровень, и веганские компании-конкуренты могут подключаться к боевым действиям, не объявляя «прямой войны». А это уже серьёзное рубилово, которое никому нахрен не нужно (точнее Веге — конкуренты-то за возможность безнаказанно нагадить ухватятся).

В общем, вариант был у Ниды интересный, оправданный моими разгонниками и подвижностью. Но, при учёте моего нового телепортатора — несколько менее геморройный. Как-то меня никогда на альпинистские подвиги не тянуло, да и невзирая на высокотехнологичность ложемента, несколько дней не выбираться из Доса — такое себе времяпровождение…

Можно, конечно, да и взялся я за заказ в расчёте на эти «подвиги», но без них — лучше.

В общем, долетели мы на нужной системы, где болтался на высокой орбите «Ужасающий», а под ним на низкой — бодро нарезал круги крейсер «конкурентов». Реально нарезал, менял траекторию, я даже напрягся, думал «космическая война», но нет — видно гадил «Ужасающему» в плане приблизится к планете и орбитально наблюдать.

Связались, опознались, состыковались и повезли меня в совещательную, где с довольно кислыми физиономиями сидел отряд.

— Явился… — раззявил было хавало Брюхобитый, взглянул на мою добрую улыбку, не менее добрый взгляд Ниды, вспомнил, почему он Брюхобитый и промолчал.

— Привет, — сделал я ручкой компании, уставился на голограмму и присвистнул. — Херня какая-то, — пробормотал я.

Дело в том, что когда мы обговаривали с Нади заказ, разговор шёл об одном центре. А вот на голограмме планеты их было три, чтоб их, штуки, с соответствующими, да ещё и «перекрывающими» частично друг друга сегментами «противовоздушной защиты». Весьма красноречиво подмигивающими красным — тут и вправду «кровью умыться» как два пальца.

— И не говори, Краб, она самая, — хмуро хмыкнула Нида, слегка улыбнувшись. — Справимся, с учётом новых данных тоже, — решительно махнула она рукой. — Присаживайся, — махнула она в сторону диванчика.

Я присел, мне пришли «откорректированные» данные. И выходил трындец: четырёхкратное «перекрытие» с запасом, с учётом, конечно, не четырёх, а аж двенадцати зениток. Да и наземных сил больше чем в три раза больше, как и Досов.

То есть не крепкий исследовательский центр небольшой корпорации, а три центра осваивающей планету корпорации весьма крупной, идущей на пути становления «секторальным игроком».

Ну да не в том дело — почему Нида не отказалась-то? Ну, положим, денег корпы накинули — но «Чёрной Королеве» эти три «орешка» на мой взгляд не по зубам. С учётом того, что самим врагам перебрасывать подкрепления хер помешаешь: авиацию собьют нахрен, формат конфликта это автоматом подразумевает.

Ладно, я не «секу» в боях Досов при поддержке гвардии — допустим. А рожи, физиономии, морды и лица пилотов мрачные от неудачного ужина, получается. Но и обсуждение каких-то авантюр нездоровых, либо «окопной войны» на месяцы!

Ладно, мне пока вякать смысла нет, просто послушаю, потом с Нидой поговорю.

Продолжалось это совещание ещё с час, ничего толкового не насовещали.

— Команда, я на тренировку, — подытожила говорильню Нида. — Заодно обсужу вопрос с нашим другом. Вы же тоже думайте, заказ мы выполним в любом случае!

Ответом ей было довольно кислое «да капитан!» и прочее улюлю. Выйдя со мной из жилой зоны пилотов, подруга шуганула гвардейца-водилу, сев за руль сама. И, через минуту молчаливой езды, долбанула по рулю кулаком.

— Засранцы херовы!

— Вега? — уточнил я.

— Они, кто ж ещё, — вздохнула Нида. — Ладно, Ан, не заморачивайся. Твой контракт в силе. И вообще, хочу поспаринговать и соскучилась по вам с Лори, — пусть и хмуро, но улыбнулась она.

— Тоже соскучился, — признал я. — И Лори в нетерпении, но о заказе поговорим. После спарринга и прочего. У меня есть для тебя сюрприз… хотя, хер знает, чем он поможет в сейчас, — хмыкнул я. — Ладно, после спарринга и не только.

— Угу, — уже искренне улыбнулась Нида.

В трюме «Кистеня2 мы как-то незаметно начали целоваться, прерванные попискивующей Лори, после чего я любовался на поцелуй девчонок — чертовски возбуждающее и красивое зрелище, если честно. Но взял себя в руки и противным голоском прогундел.

— Спарринг, моя Королева!

— Да, Ан, что-то мы увлеклись, — отсмеявшись выдала она.

Ну и поспарринговали часок, с Лори в качестве зрителя, да и в койке зависли на тройку часов, выложились все. Но было и дело, хотя обсуждать мы его начали в койке — реально подустали.

— Соскучилась, — с улыбкой выдала Нида, поглаживая меня и Лори, на что мы вернули ласку, а я встряхнулся и перешел к делу.

— Что по контракту, Нида?

— Твоему? — на что я помотал головой. — Да ты сам всё видел Ан. И на субнайм… хотя не важно. В общем, работаем теми силами, что есть. Ты разносишь трансформаторы одного комплекса и отступаешь, мы отвлечем внимание. Твой контракт закончен, — прикусила она губу, нахмурившись.

— Ну, положим, после работы я выберусь из скал, раз ПВО над моей целью не будет. Но! — приподнял я палец. — Что это даст твоему отряду? Враги же смогут перебрасывать подкрепления, далеко не факт, что вы отбьёте центр сходу, учитывая отвлекающий отряд. А не отобьёте — трансформаторы починят за считанные дни.

— Прав ты, Ан, прав, — нахмурилась Нида. — Не знаю я, что делать, может будет долговременный штурм… С тобой контракт я подписала… Или ты всё-таки решился войти в отряд?

— Нет, Нида, в отряд твой как подчинённый я не пойду, — помотал головой я. — Ладно, вот мой сюрприз: у меня есть телепортатор для малых Досов.

— Да ты богатей, Ан, — аж присвистнула, округлив глаза подруга. — А чем ты питаешь своё чудо? Только не говори, что на твоём корабле хватает энергии.

— Могу и не говорить, Нида, — предложил я, дождался отрицательного жеста, и продолжил. — Реактор и конденсаторы «Кистеня» — археотех, Нида. Прыжок раз в сутки, чуть меньше, — озвучил я оговоренную с Дживсом цифру, «после которой за нами не будут гонятся все наёмники галактики, сэр».

— Ты точно богатей, Ан, — уже с улыбкой озвучила Нади.

— Принц он, наш принц, — полушутя, полусерьёзно подала голос Лори.

Пока девчонки перемигивались и улыбались, а я закатывал глаза, прошло полминуты.

— Итак, Нида, мы тебе помогаем со всеми центрами если это нужно.

— Ан, бюджет на операцию… я не смогу утроить твой гонорар, — был мне ответ. — В рамках выделенного Вегой — только в два раза.

И блин, без лежащего на тумбочку крабкомма было видно, что врёт. Не в плане, что зажимает деньги, наоборот. То есть гонорар её отряду, похоже, не увеличили, невзирая на усиленную цель. А у «Чёрной Королевы» выходит и с деньгами не густо. Понятно что Досы, гвардия, «Ужасающий» жрут деньги как не в себя, но настолько?

— Чем тебя держит Вега рассказать не хочешь? — нейтрально спросил я, на что подруга отвела глаза и помотала головой. — Ладно, дело твоё. По моим расценкам, — довольно честно сообщил я, — гонорар за первый контракт несколько завышен. Так что, удвоение меня вполне устроит.

— А топ… — на попытках возразить я прикрыл губы Ниды пальцем.

— Ты предложила выгодный контракт мне. Я — тебе. Не будем считаться, а перейдём к делу, хорошо? — на что последовал кивок.

А по делу выходило, что, конечно, телепортер хорошо, но ни черта он не решает всех проблем. Один комплекс, при учёте отсутствия необходимости «мощного» отвлекающего манёвра захватить точно удастся.

То есть, я оказываюсь в тех же горах, но без спускового аппарата и меня просто не будут ждать даже теоретически. Ну а десант проведётся сразу по отключении ПВО. Плюс, в горах меня хрен вычислят мощными стационарными радарами, а для мобильных я запущу одноразовый РЭБ. В общем — один комплекс берётся без особых проблем, ПВО гвардии успевает развернутся, и вражеская подмога просто не успевает. Это к вопросу изначальной цели.

А вот дальше — ни черта непонятно. Вероятность, что враги догадаются, смогут зафиксировать вспышку телепортации (не отследить, но скрыть «волны по пространству» от самого факта телепорта вряд ли удастся скрыть) близка к ста процентам. Соответственно, может быть как переориентирована охрана — это Нида ответила на моё «телепортируюсь сразу к трансформаторам», так и перестроены системы обнаружения. А против десятка средних и тяжёлых Досов, в простреливаемом пространстве, «Крабу» никакое «крабство» не поможет, прибьют нахрен.

Конечно, можно «попрыгать» как мы можем, без конспирации. Вот только: Ниде я доверяю на 90 %, но остаются 10 %. Да и той же Светке я доверял, например. Кроме того, помимо Ниды, есть «Ужасающий» и его команда, да и куча вражин, которых «убивать специально, чтоб не проболтались», никто не будет. А у меня и так Дос уже пёрли, а за энерготехнологию «как в древних портальных вратах»… Ну, в общем, валить надо будет из Галактики — слишком много охотников на «Кистень» найдется.

Так что, ситуация выходила «полегче», но отнюдь не радужная. И, на следующий день, в совещательной «Угрожающего» было обсуждение с «новыми вводными».

Фактически на весь день, я и сам поучаствовал — вращали идеи как могли, даже Ластоногий небезынтересную предложил, впрочем, так же забракованную.

Вопрос в том, что враги, например, могли не «биться до последнего», а отступать, в случае проигрыша. И тогда на последней (самой труднодоступной) цели оказывалось двадцать Досов, штат гвардии… Это, не говоря о том, что нам нужно атаковать, а на скальное плато вела совершенно несерьёзная, простреливаемая каждым дураком дорога.

Был вариант «портала в воздух». И я даже уничтожу трансформаторы, а ранец поможет не разбится. Но клятые следы разгонников чётко укажут «кто», двадцать Досов, техника гвардейцев… В общем, будет утиная охота, только крабья, а крабу безоговорочный пиздец, хотя заказ, безусловно, выполнится.

— И подорвать трансформатор — не вариант? — уточнил я.

— Условия заказа — захват лабораторий, причём всех трёх, — подал голос Брюхобитый. — А твой портал ты не сориентируешь точно, так что либо взрывать всё нахрен, либо делать всё вручную.

— Погодите, если мы не привязаны к Досам, возможно что-то радиоуправляемое? — подала голос одна из девиц, по-моему Урласа, с ракетоносным Досом.

— Типа твоих ракет, — хмыкнул Битобрюхий. — Не выйдет, Ур: позиционирование до километра без маяков. Или…?

На что я связался с Дживсом, уточнил — и да, полкилометра «на глазок» «область» хорошо хоть «в землю» попасть шансов не было — имел телепортатор «защиту для дурака».

— Пусть полкилометра, но противоракеты среагируют. А прямая наводка, это время отклика боевого дрона, кроме того, есть шанс оказаться вообще вне периметра, хоть и на плато… Так что это не вариант, а надежда на случайность, — подытожил Брюхобитый.

— Но варианты, с воздушным размещением порталом робота есть, — не отступала блондинка.

— С учётом того, Ур, что противник гарантированно будет знать, что у нас телепортер. И силы РЭБ будут в секундной готовности, а то и вообще накроют площадь полем радиоэлектронного подавления — лаборатории-то экранированы, — ответила уже Нида.

— А почему этот трансформатор не спрятали под землю? — уже с совсем дурацкими предположениями в голове полюбопытствовал я.

— Это нам повезло, — хмыкнул молчавший до этого парень, Сит, пилот тяжёлого артиллеристского Доса. — Хотя тут как повернуть. Было бы у центров по паре турелей ПВО — спрятали бы под землю, но шансы на десант и у штурмовиков бы были. Пусть и небольшие. А так, как есть — они сбрасывают тепло в воздух и прекрасно себя чувствуют.

— А жидкость, а… — начал было я.

— Всё там есть, но большая часть трансформатора — радиатор отводящий тепло в атмосферу. Что такое сечение представляешь? — на что я помотал рукой в стиле «знаю». — В общем, считай что твоя цель, центральный куб, — ткнул он в схему. — Постоянно имеет температуру между тремястами и двумястами градусов. Поэтому с разгонником вопросов нет, — несколько приосанился он, поскольку его Дос так же имел подобное оружие. — А с остальным либо нужно время, либо херачить по площади, что мы себе позволить не можем.

В общем, ничем толковым день не закончился. Разве что с отрядом Ниды хоть немного познакомился — нормальные, в общем-то, ребята, даже Брюхобитый с Ластоногим. Но называть я их так буду всё равно, веско постановил сам себе я.

На «Кистене» помимо разминки озадачил Дживса и Лори, точнее, выслушал их идеи — так то они со мной время от времени связывались. Но выходило хреново — или мы ломаем нахрен конспирацию, или не выходит каменный цветок.

— Дживс, а если нас, для конспирации запитает «Ужасающий»? — предположил я.

— Уже считал, сэр. Теоретически, возможно, но выходная мощность «Ужасающего» не позволит оправдать мгновенный прыжок. Если они предоставят нам всю энергию, то следующий будет возможен не ранее, чем через два часа. Минуты зависят от поддержания гравитации и жизнеобеспечения «Ужасающего», сэр.

— Вот же скотина прожорливая, — посетовал я. — И на что ей столько энергии-то?!

— Если это вопрос, сэр, то ответом будет: компенсация существующего и придания инерционного импульса телепортируемому объекту, соответствующего условиям выходной точки телепорта. Создание области гравитационного искажения в гиперпространстве, достаточной для…

— Понял, точнее ни хера не понял, кроме того, что нужно, — отмахнулся я.

— Нужно, сэр. И я бы рекомендовал вам несколько трудов по теоретической гравитонике, сэр. Занимательная литература, расширит ваш кругозор.

— Возможно, когда руки дойдут, — к некоторому собственному удивлению, честно ответил я.

Как-то… ну интересно стало, если честно, как эта херь работает, о которой Дживс тут мозги парил. В общем, возможно, как руки дойдут и если мозги не вытекут.

А на следующее утро, перед походом на очередное совещание, озадачил Дживс меня таким образом.

— Сэр, я обдумывая ваши обсуждения, ночью подумал. Вы сконцентрировались на вариантах ВМЕСТО «Краба». А если ВМЕСТЕ с «Крабом»? Я не настаиваю на своём видении, сэр, но…

— Понял, Дживс, озвучу отряду. Сам я, наверное, всё же пока недостаточно разбираюсь в тактике Досов для этого, — честно признал я.

— Как и я, сэр, — честно признал Дживс.

И вот, озвучил я это «вместо — вместе», на которое ответом стала тишина и выпученные глаза.

— «Краб», скинь мне точные размеры телепортатора, до миллиметра, — бросила на бегу к терминалу блондинка.

Что я, пожав плечами и сделал крабкоммом. Следующие несколько минут гудел галдёж, через пару минут прерванный торжествующим воплем Ур «ЕСТЬ!!!»

— Смотрите, — начала она выводить на голограме модели.

И… ну блин, смотрел я на скрюченного в ногах среднего Доса «Краба», как и не менее скрюченный средний Дос, я даже не понял какой — так его скукожило.

— Ур, я что, вообще без оружия? — подала голос, причём почти бас, миниатюрная брюнетка Дора, пилот среднего Доса защиты.

Последний и так не отличался вооружённостью, даже в эксклюзивном исполнении, исполняя в бою роль «передвижного укрытия» и отвлекающего манёвра» — мощный реактор, несколько типов щитов, всё остальное — способ доставки этого «танка» на место «танкования».

— Я ещё несколько бронепластин удалила, — гордо заявила Урласа, потыкав в голограмму. — А то твой «Броненосец» в телепортатор не влезал.

Ответом ей была размашистая, с громким хлопком, челодлань брюнетки. Впрочем, принцип все поняли, как и его осуществимость. А вариант «Щитового Доса» выходил наиболее оптимальным.

Любой сложный комп в случае использования средств РЭБ накроется, а наиболее «долгоживущий» из управляемого напрямую выходит именно «Дос-щитовик». И, по всем расчётам, получится и сковырнуть трансформатор, и дождаться десанта.

Если, конечно, вражины не начнут подрывать всё нахрен, взрывая всё к чертям вместе с нами мощными взрывами — тогда не дотянем, но в такое поведение наёмников и даже гвардейцев не верится от слова совсем.

Короче, план в общих чертах нарисовался, был в целом одобрен, в деталях — разберёмся на месте. Так как корабль вражеской корпорации и вправду целенаправленно «мешал» «Ужасающему» как вести орбитальные наблюдения, так и развешивать спутники. Почти на грани пустотной войны — но, её не пересекая.

Так что поживём — увидим, заключил довольный я.

Глава 28

Следующий день прошёл в судорожных приготовлениях и «утрясению деталей». «Броненосец» Доры пошёл на «разбор и перебор», его вообще возможности толком двигаться лишили, кроме как медленно и печально. Утяжелив взамен дополнительными генераторами, сделав из него «броненосца свёрнутого».

Что, учитывая его роль — в общем и правильно.

А вот с Крабом была засада: рюкзак «прыжкового двигателя» или рюкзак РЭБ? На первоначальную цель, в смысле. Реально непростой выбор, а оба не поставишь: по скалам скакать — это тебе не стационарно «броненосить», я бы если б не нужда — вообще бы от «рюкзачка» отказался.

И вопрос «очерёдности» захвата комплексов так же стоял: три штуки, в долине у основания скального массива — изначальный контракт и наиболее «простой». Второй — на плоской как стол равнине, километров в двести диаметром. И третий, самый поганый, на плато с простреливаемым подъёмом, фактически всё его и занимающий.

Поприкидывали, но пришли к выводу, что «от простого к сложному». На третьем центре о телепортере враги будут знать стопроцентно, а на втором — как повезёт. Вдобавок, захват первым «скалистого» позволяет идеально синхронизировать время уничтожения трансформатора и старта боеготового десанта, вплоть до перекрытия ему возможности отступить. И плацдарм, опять же. В общем — много плюсов.

А я, после бесед и размышлений пришёл к выводу, что РЭБ нужнее: скакать по скалам придётся, но это лучше, чем попасть под наведённый по радару ракетный удар штурмовиков вражин, или другой пакости от ракетных Досов в виде «удара по площади».

А с РЭБ и шустрой беготнёй — самое то.

Правда, наша «легенда о сутках» для телепортера, подложила свинью лично мне: вот не хотел сутками по скалам скакать, а теперь придётся в скалах эти сутки просидеть. Нида вполне разумно посчитала, да и выдала план ждать перезарядки, а тотчас же после захвата скального комплекса оставлять его под защитой гвардии, стартовать на орбиту и нападать на «равнинный». Мне же «стартовать» не надо, а надо переться в «клетку» телепортера, которую, по сигналу десанта, перекинут на вторую базу.

А вот там, подумав, я решил использовать как раз «прыжковый движок». Причём, телепортироваться заведомо «над» комплексом, в полёте разнести трансформатор и улетать зигзагом от вражин. Есть шанс, что охреневшие от потери одного центра противники вообще за мной не погонятся, ну и двадцать противоракет у меня есть, как подстраховка.

Правда, Нида мой план выслушав, его если не раскритиковала, то дополнила: во «второй десант» со мной полетит аналог моего одноразового РЭБа от отряда, который я после поражения цели активирую. И да, разумно и правильно, а то жить как-то хочется, отметил я разумность предложения Королевы.

Ну, а до третьего комплекса — сутки, отдохнуть-починится успеем, гвардия всё под контроль возьмет, да даже трансформаторы поменять успеем, взяв уже своей ПВО контроль над небом.

Ну и будет там «вальс краба с броненосцем», хмыкнул я. Вообще, я бы, признаться, с Нидой в паре с удовольствием поработал, но от её командирского «РЭБно-рукопашного» Доса в операции толку ни хрена не будет. Только убьёмся оба, как придурки. Жутко тупо и романтично, как в книгах, хмыкнул я, припоминая всякую литературную херь на подобные темы.

В общем, сутки потратили на согласование, подготовку планов и прочее. Нида заскочила, но настолько вымотанная, что ни спаррингов, ни постельных упражнений не было: просто заснула с нами в обнимку. Даже по-семейному как-то вышло, улыбнулся я, поглядывая на посапывающее на плечах девичьи макушки. Пока не очень большая, но очень дружная «шведская семья», Хотя я, как человек начитанный, знал, что брехня это всё и шведы так не живут. Ну… а вот я теперь так живу!

А на следующий день от Ужасающего отделился небольшой курьерский кораблик и лёг на разгонную траекторию. В момент его входа в гипер меня и телепортнёт — не самая надёжная маскировка, но лучше, чем ничего.

Ну а я с комфортом расположился в клетке телепортатора, ожидая старта и почёсывая затылок: на схемах-то всё «складывалось», но вот «изнутри» я слабо себе представлял, как мы с «Броненосцем» утрамбуемся.

— Удачи вам, сэр.

— Удачи, Ан.

— Обратный отсчет, — подытожил прощание голос Ластоного и в телеметрии «Краба» замелькали цифры.

Мигнуло, несколько секунд невесомости, и клетка брякнулась примерно с метра на скальный выступ. Хорошо хоть не в пропасть, поёжился я, заглядывая в пропасть.

И стал осматриваться: поскольку в запасе у меня сутки, клетку переместили с расчётом, чтоб возможный обстрел её не задел, по возможности. Так-то была она противоестественно прочная, но сместит, завалит… Телепортатор на «Кистене» её, конечно, переместит, но опять же: либо конспирация псу под хвост, либо сроки операции туда же.

И было мне до условной позиции километра три пёхом. По скалам этим гребучим, как бы не все сутки возиться, с печалью оглядел я возможные маршруты. Ну да назвался крабом — щёлкай клешнями, так что пополз я потихоньку в нужном направлении.

— Пиздец, — вслух откомментировал я своё шестое по счёту падение в пропасть. — Это ещё хорошо, что гравикомпенсатор спасает. А всё Нида с её «ты прекрасный пилот, Ан, доберёшься», — противным голоском спародировал я. — И альпинисты — грёбанные психи! А умный — в горы не пойдёт!

Впрочем, невзирая на аварии и херовое настроение от этих гребучих гор, до позиции я добрался часов за восемь. Устал, как собака, перепсиховал с этими долбанными, из-под ног Краба выворачивающимися, каменюками, но добрался.

И ещё пару часов злобно матерился, выбирая позицию для стрельбы — чтоб и трансформатор этот был виден, ну и чтоб куда бежать после выстрела было.

Но, наконец, присмотрел, скрючил «Краба», да и обмяк в ложементе, расслабившись. Ещё и санитарная система эта пилотская, дурацкая, напоследок проворчал я, да и задремал.

Проснулся за три часа до часа «Ы», мысленно поблагодарив Лори за всунутую мне «на удачу» игрушку-консоль. Хоть чем-то заняться, кроме как пыриться на уныло замершие Досы вражин.

А, за полчаса до начала, уже встряхнулся, собрался, осмотрел орлиным взглядом намеченный маршрут, да и начал примериваться к трансформатору. В идеале, мне надо одним залпом его покорёжить. И, согласно имеющимся типовым схемам, проблемы это не составит. Вот только, в почти стометровой мешанине радиаторов отвода тепла, при сборке, могли местные и сместить само рабочее тело, причём на ощутимые метры. Так что оставалось мне только надеяться на удачу первого залпа, и прикидывать залп второй, чтоб накрыть ещё не простреленное. А это ещё секунда, причём без ЭМ-защиты, что, казалось бы, мелочь, но риск на деле — ощутимый.

Впрочем, опять психую, вздохнул-выдохнул я, приготовившись. И, с очередным «нулём» отчета пальнул в трансформатор с двух рук, тут же выйдя из «снайперского режима телеметрии» и напряжённо всматриваясь в показания своих слабосильных радаров. И, к счастью, всё было как надо: радары выдали ощутимый скачок ЭМ-поля, значит — коротнуло, ну и соответственно ПВО накрылось.

А мне пора делать ноги. Врубил я РЭБ рюкзачок, развернулся и поскакал по осыпающимся камням, по намеченному маршруту.

Потому как пара дымных дорожек на место моей стрельбы чётко указывало. И ведь атмосфера почти без кислорода, откуда дым этот дурацкий?

Тем временем, враги показали, что не ушами хлопают — на месте моей стрельбы расцвёл цветок взрыва, скалы ощутимо задрожали и произошло несколько слабых обвалов. Пронесёт или нет, прикидывал я, но бежать по осыпающемуся склону не перестал — внизу я присмотрел очень неплохую расселину, в которую Краб вполне пролезет и хрен меня найдут с воздуха, а по-другому до десанта и не успеют.

И тут над скалами, обламывая мои ожидания, промелькнула пара реактивных штурмовиков. Надежда «не заметили» была весьма зыбкой. А сбить их, как на заре своей крабской карьеры, у меня не черта не выйдет — в тот раз я «вёл» самолёты от горизонта. Сейчас же, попытавшись поймать «взмельки» штурмовиков, я скорее манипуляторы Крабу нахрен выверну, нежели попаду. Так что драпать и ещё раз драпать, припустил я, насколько позволял осыпающийся склон.

Вот только мелькнувшие через несколько секунд штурмовики почти похоронили надежду на «не заметили». А раздавшаяся, через секунду, череда взрывов за спиной — похоронила её окончательно.

Хреново, констатировал я, прикидывая на бегу, а не сигануть ли мне в пропасть. И как-то пропасть мне не улыбалась, а зияла, сволочь такая, так что попробовал я ускориться. Чуть не навернулся на осыпающихся камнях, выматерился, ну и потрусил прежним темпом.

Через несколько секунд опять — промелькнули сверху штурмовиков, а взрывом меня на этот раз чуть не накрыло: каменные осколки забарабанили по броне Краба.

— Да что ж вы меткие-то такие, пидарасы гнусные?!! — возмутился в голос я.

Ну реально: РЭБ пашет, ракет с наведением, соответственно, нет. Какие бы у этих сволочей летучих не были системы наведения и прицеливания, стреляют они неуправляемыми ракетами. И никак они за короткое время над узким ущельем, меньше секунды, не могут так точно стрелять, блин!

Стал я судорожно оглядываться на бегу, опять, чуть не навернулся, но поймал «солнечный зайчик». И, вильнув по склону, в проёме скал, увидел гадскую сволочь, причину меткости летающих гандонов.

Прикрываясь скалами и будучи почти не виден, в трёхстах метрах от меня висел десантно-разведывательный самолёт. Точнее, скорее вертушка, если судить по стилю использования, а не поворотным реактивным двигателям на коротких крыльях. И эта падла, прячась и наблюдая, даёт на меня целеуказание. Лазером каким-нибудь, или ещё чем-то, в электромагнитной буре заметным.

И ведь прибьют меня таким макаром — везение не вечное, между «заходами» секунды и приноровится вскоре этот гадкий наводчик. А значит, не имея возможности подбить штурмовики, надо сшибать наводчика.

Пробежал я несколько шагов, увидел в просвете скал ощутимый кусок мудака, чуть притормозил, нацелился и пальнул. Попал, в увеличении, от наводчика куски полетели, вот только выходя из режима прицеливания, последнее что я помню — слово «ПИЗДЕЦ!!!» в сознании, большими буквами. И статичную картинку реактивного следа от ракеты впереди меня, летящей в склон.

Очнулся с ноющим телом уже на дне пропасти. Наверху склона расплывалось облако разрыва, тело побаливало. Это я, на рефлексах, видимо сам в пропасть сиганул, отметил я — а то мне бы от того взрыва неотвратимый пиздец и настал бы.

Встряхнулся, проверил телеметрию — Краб, на удивление, был фактически цел, не считая долей процента повреждения брони. Ну, он железный, гравикомпенсатор помог, а мне, блин, всё отбило. Хотя не сломало вроде, аккуратно порадовался я, увидев новый блеск крыльев парочки штурмовых пассивов.

А ну его нахрен, резонно решил я, копошась и приподнимаясь. И побежал к видневшейся неподалёку примеченной расселине.

Впрочем, гады заметили меня и без сбитого наводчика, но попасть толком не смогли. Взрыв выше по склону раздался одновременно с «ввинчиванием» Краба в расселину, скала задрожала и, не выдержав скотского обращения, разразилась обвалом.

Это ещё хорошо, что расселина не обвалилась, порадовался я, разглядывая радаром груду камней, замуровавшую шестиметровую расселину с головой. Подумал, да и стал просто ждать: минидроны РЭБ работают, а я просто ничего не сделаю толком.

К моей удаче, долбить по скале штурмовики не стали, пыль потихоньку осела, порадовав меня если не открытым небом, то лучиками светила, пробивающимися вверху расселины. Впрочем, камня надо мной хватило, чтоб после окончания работы РЭБ связь продолжала выдавать только помехи.

Так, надо выбираться в любом случае, да и наши почти гарантированно победили. Но связь нужна, если не активная, то пассивная — послушать а что в мире творится. Посмотрел я на глыбы, завалившие вход, пошатал. Шатались, подлые, но в терпимых пределах, так что начал я по ним карабкаться.

На полпути меня поджидала засада, в виде огромной глыбы, за которую хер зацепишься, ну и хрен выковыряешь, как понятно. Подумал, да попробовал раскрабиться поперёк сужающейся расселины. Получилось, хотя после рывка съехал на полметра, испугался что навернусь, но пронесло. И стал крабить к верху, благо, расселина сужалась и на вершине я не только упёрся в глыбу, но и зафиксировался между стен.

Пошуровал манипуляторам мелкие камни, сквозь которые пробивался свет и выпустил клешню наружу, типа антенны.

— «Краб», вызывает «Минога», ты там живой? — забубнил динамик.

— Рад что вы живы, сэр, — пришло с другого канала. — Механик Лори так же выказывает радость.

— Жив, тоже рад слышать, Лори привет, — оттарабанил я «своим». — «Минога», это «Краб». «Я там живой».

— Там — это где?

— Под завалом, блин! — возмутился я. — Пеленг возьми! И что с комплексом?

— Комплекс взяли, жди.

Офигенное пожелание, вот не сказала бы — не дождался бы. Кстати, «Миногой», тяжелым Досом ракетной поддержки и инженерного обеспечения (довольно забавный, но, судя по всему — оправданный гибрид) рулила Минога, по имени Жолль: смуглая и почти лысая девица, с обильным пирсингом и блистающим прямо сейчас чувством юмора.

Но, блин, сказала, так что дождался я, мимоходом слушая переговоры в общем канале и сильно радуясь целой Ниде и умеренно — всяким остальным.

А через пару минут по скалам прошла вибрация, явно от зависшего атмосферника и ощутимый толчок — явно от спрыгнувшего Доса.

— И где ты тут, Краб? — послышался голос Миноги.

— Издеваешся? Я кому клешнёй машу? — помахал я клешнёй.

— Вижу, — раздался голос под приближающиеся сотрясения-шаги. — Втягивай свою клешню, сейчас доставать буду.

Я клешню втянул, камни наверху бодро раскидались, а в щель всунулась морда Миноги — тяжёлого инженерно-ракетного Доса.

— Краб в норке! — хамски заржала Минога.

— Охерительно смешно, — кисло оценил я.

— Ладно, не дуйся, сейчас вытащу. А вообще — молодец, Краб.

Морда из щели высунулась, всунулся здоровенный манипулятор, на который я и влез. И запихнула меня Минога сразу в атмосферник, в который, не без труда, затолкала и свой тяжёлый Дос. А не хрен жопу такую нажирать, несколько неуместно, но в целом верно отметил я про себя.

Бегло обменявшись с Нидой приветствиями-поздравлениями, я, закономерно, получил от неё пожелания «готовься», скинул координаты клетки пилоту атмосферника и через десять минут был уже в ней,

Рядом со мной пребывал параллелепипед одноразового постановщика помех, в половину Краба ростом, а «Минога» помахала манипулятором «крабику» насмешливо посюсюкала и улетела на атмосфернике.

А у меня в телеметрии мелькали новые цифры «обратного отсчёта»: отряд поднимался на орбиту и готовился к следующему десанту, на второй комплекс. Ну а мне надо будет разносить второй трансформатор. И, надо хотя бы минут десять отдохнуть, пока время есть. И, незаметно, задремал.

Глава 29

Разбудил меня голос Дживса, спрашивающий меня о готовности.

— Готов, готов, — прокряхтел я, поскольку отбитое тело зверски ныло.

— С вами всё в порядке, сэр?

— Сносно, неудачно упал, но судя по телеметрии — ушибы.

— Понятно, сэр, подготовлю медотсек. Три минуты до телепортации, сэр.

— Вижу, говорил же — готов. Сам телеметрию смотри, — скинул я показания Дживсу.

— Вижу, сэр. Замена шести бронепластин. Не буду отвлекать, удачи, сэр.

— Угу.

И стал я настраиваться на «десант». Проверил ранец, крепление «внешнего РЭБа», оружие и сконцентрировался.

И, в срок, окружение меня моргнуло, а секундное ощущение падения в серой круговерти сменилось ощущением падения на планету. Выкинуло нас с клеткой на высоте километра с копейками, причём копейки бодро уменьшались, так что я начал «попыхивать» соплами двигателя, одновременно пытаясь сориентироваться. Комплекс нашёлся, был примерно в километре от точки, куда я падал. Клетка, тем временем, начав вращаться, понеслась к земле: я падал, за счёт двигателя, заметно медленнее.

Прицелился и в несчитанный раз за эту гребучую операцию выматерился: ракурс у меня оказался чертовски неудачным, половину трансформатора прикрывала «туша» склада, а часть — стоящий тяжёлый «Мамонт». Но, к счастью, не весь, ведь я сверху. Однако это не надолго — нужно поторопиться, отметил я, переходя в снайперский режим.

Не «притормаживать», а маневрировать мне явно не стоило — чёткий тепловой след, заметят враги. Хотя, после выстрелов и так заметят, но — лишний риск.

Навёлся, сверился со схемой, ну и через три секунды после телепортации произвёл первый залп. Дымные трассеры разгонников улетели вниз, а вот ЭМ-разряда, обозначающего попадание, не наблюдалось.

Неважно-то как, подумал я, вновь переходя в снайперский режим, мимоходом отметив несколько сместившийся и вращающий тарелкой «Мамонт».

Ищет меня, гад, но что сместился — хорошо. И следующий залп, точнее попадание, сопровождался фонтаном ослепительных искр из трансформатора, метров на десять вверх. Так что можно было не сомневаться — трансформатору кирдык, а кавалерия уже выехала.

И тут меня дёрнуло и завращало. С злобным воплем: «да чтоб тебя прихлопнуло, сука-а-а!» я судорожно активировал ящик РЭБа и стал пытаться прекратить вращение «Краба» ранцем. Перегрузка была, судя по телеметрии, четыре Же, а если бы не гравкомпенсатор — меня, скорее всего, просто бы размазало по ложементу. Центрифуга чёртова! И телеметрия мигала красным в районе всей левой ноги Доса — даже если и не оторвало нахрен, бегать до ремонта мне точно не придётся. Это либо тот «Мамонт», или ещё какая сволочь, удачно по мне отстрелялась, блин. Для меня удачно, напомнил я себе, потихоньку гася вращение.

Если бы не этот пинок — могли меня как в тире подстрелить, был шанс на это, до врубания РЭБа. А попали бы в ложемент — летел бы я, вместе с «Крабом», не кувырком, а в наш крабий рай. Где все клешни — наши, фыркнул я, попыхивая двигателем и корректируя падение на «подальше» от комплекса.

Выровняв-полёт падение (к счастью, по мне уже никто не палил) я убедился, что нижней левой лапы у Краба нет как факта. Реально пидарасы, слов других нет, оценил я. За несколько метров до земли врубил ранец на полную, гася скорость, и вновь «насладился» перегрузкой. Ну, живой хотя бы и, надеюсь, на сегодня отвоевался, понадеялся я, шмякаясь на скалистую почву.

Поворочался, присев поудобнее (стоять, как понятно, у меня бы хрен вышло) и стал, с расстояния в пару километров, любоваться на картину маслом, под названием: «Штурм комплекса».

Начался он с подрыва в воздухе, довольно эффектными облачками взрывов, снующей авиации туда-сюда авиации.

Наших ещё видно не было, это отработали с верхних слоёв атмосферы либо ракеты, либо пушки тяжёлого трансорбитальника: страшная для авиации штука, пусть неповоротливая, но выносящая всякое летающее «сверху», вне доступа неракетного вооружения, а на него поплёвывающее точечной обороной.

Впрочем, работай бы ПВО — летел бы тяжёлый трансорбитальник на планету, оплавленной блямбой.

И, через минуту после окончания «воздушных взрывов» появилась точка в небе. А от неё — ударили в комплекс и заплясали по нему видимые в атмосфере лучи. Поскольку разносить нахрен комплекс, как и не нахрен, нам не стоило, были они ослабленные и выцеливали Досы. Вероятность уничтожения — ноль целых, хрен десятых, да и повреждения маловероятны, если вражины не будут стоять на месте под лучом несколько секунд. Но, цель их была не в этом, а в том, чтобы загнать вражеские Досы в укрытие, не дать им слаженно встретить десант.

С чем растущая на глазах точка трансорбитальника прекрасно справлялась: когда, через минуту, уже из видимого крупного судна, заливающего комплекс «цветомузыкой», посыпались десантные капсулы, в их сторону понеслись редкие и разрозненные выстрелы.

А, на высоте двадцати метров, капсулы неожиданно замерли и рассыпались: своеобразная «фишка» Чёрной Королевы, не всегда используемая, основанная на археотехничных компенсаторах эксклюзивных Досов. Да и не весь отряд здесь был — воздушную акробатику те же тяжёлые Досы не потянут, их, снижающийся к краю комплекса трансорбитальник спускал отдельно.

Что творилось за оградой — чёрт знает. Микродроны РЭБ ещё работали, связи, соответственно, не было. А подпрыгивать мне нечем, блин.

Впрочем, канонада, слышимая и здесь, довольно быстро прекратилась, а трансорбитальник начал высаживать гвардию. Над головой пролетели несколько штурмовиков — уже наши, для прикрытия группы захвата и развёртывания сил.

Вот и всё, отметил я, да и стал просто ждать окончания функционирования дронов РЭБ. Что произошло через несколько минут и ознаменовалось связью с Нидой:

— Краб, состояние?

— Дос повреждён, не критично, но слабомобилен.

— Беру пеленг…

— Королева, телепортер, — напомнил я услышав в ответ невнятное бурчание.

— Дживс, — переключился я на «домашний» канал. — Лови телеметрию.

— Рад слышать, сэр. Ничего себе, сэр, — не меняя тона озвучил железяка.

— Угу. Починим?

— Манипулятор на замену есть, сэр. Как и броня, так что через шесть часов ремонта, если не сбоит телеметрия, Краб будет боеспособен, сэр.

— Отлично, — вяло порадовался я. — Привет Лори и…

— Передам, сэр. И начинаем подготовку к ремонту.

— Правильно, до встречи.

Через пару минут подлетел «командирский челнок», небольшой атмосферник, но вполне достаточный для нескольких средних Досов. Аппарель откинулась, и Нида аж присвистнула.

— Да уж, Ан… — обратилась она на личном канале. — Ты… в общем, прости.

— Лучше помоги подняться, — протянул я манипуляторы.

На что Нида просто подняла Краба на ручки, благо, размеры среднего Доса позволяли. Занесла в атмосферник, пристроила рядом с клеткой телепортера.

— И за что прости-то? — полюбопытствовал я.

— Да, подумала, что две атаки в один день — прекрасная идея…

— Ну вообще — прекрасная и есть, — хмыкнул я. — Риск приемлемый, хотя перенервничал, конечно.

— И я, всё думала, что я придумала…

— Ты мне это прекрати! — возмутился я. — Нет, ну волноваться за меня, конечно, можно. Даже приятно в чём-то. Но умеренно, а не самоедством заниматься!

— Ладно, Ан, — хмыкнула Нида. — Выберешься? — спросила она, открывая аппарель.

— Ты знаешь, — оценил я весь спектр ощущений, — я полежу лучше.

— Скинь медданные! — последовал отрывистый приказ.

— Фиг! — последовал возмущённый ответ.

— Ну Ан-н-н… — зашла, с другой стороны, Нида. Посмотрел я данные — ну гематомы и ушибы, сотрясение лёгкое — это наверное, когда центрифуга началась. Но ерунда, для медотсека «Кистеня» — считанные часы работы. Так что вздохнул, но скинул медданные.

— Да-а-а… — протянула Нида.

— Ерунда, ушиб всего Краба, бывает. В комплексе противники сдались?

— Сдались. Мы вообще без повреждений, не считая тебя. Так, Ан, я тебя отвезу на «Кистень». И присмотрю за тобой.

— Я не то, чтобы против, — задумчиво выдал я. — Но руководство?

— А на кой хрен я там сейчас? Операция завтра, без тебя не начнется. Защитный периметр и без меня развернут, а операцию начнём обсуждать с утра, после сбора данных. Так что я с тобой, — ультимативно заявила Нида.

Против чего я и не возражал, связался с «Кистенём», а, через полчаса, в трюме «Угрожающего», извлекался дроидами из ложемента.

— Полегче, болван железный, не дрова грузишь! — гневно высказал я претензии пауку, чуть меня не уронившему.

Оттягали меня на гравиносилках в лазарет, где я после уколов несколько взбодрился.

— Краб?

— Я займусь, сэр. Отладка механика после замены манипулятора и брони понадобится, но незначительная,

— Но сидеть над моим скорбным ложем всё равно не обязательно, — обратился я к девчонкам. — Я бы вообще поспал, — зевнул я.

— Вот и спи, разберёмся, капитан, — хмыкнула Лори, поддержанная кивком Королевы.

Проснулся я на гравинасилках, тащимых обеими девицами. Интересно, а полежу ка я, послушаю, что творится будет хитро решил я.

Гравинасилки дотащили до моей каюты, сгрузили меня на койку, раздели, да и сами юркнули, полулёжа по бокам.

А я решил продолжить валятся — физически ничего не болело, но после боя накатил отходняк: ни черта не хотелось делать. Ну а послушать девчонок — сам я велел. Если что-то совсем тайное, то точно не стали бы обсуждать в голом виде, по бокам от меня. А если не совсем — то узнаю.

— Нида, — понизив голос обратилась Лори. — А почему Ан после боёв такой? Я работала раньше с пилотами, но после боя они напиваются, лезут приставать… Это из-за Краба?

— Не думаю, Лори, — хмыкнула Нида. — Это отходняк, часто бывает у одиночек и командиров небольших отрядов. Если они совсем не тупые.

— А почему?

— Слишком много задач, вдобавок — страхи.

— У Ана?

— У всех, Лори, все боятся. А когда человек не тупой, есть время подумать — постоянно беспокоится, да и боится. За себя, за дело.

— А ты?

— А мне проще — я поопытнее и попривычнее, ну и у меня несколько тактиков. Сейчас они тоже валяются на «Ужасающем» в лёжку. Но, можно помочь, — понизила она голос и потыкала меня в интимное.

«Интимное» на поты кивание воспряло, как и я в целом.

— Кажется, кто-то только прикидывается, то он устал, — хихикнула Лора.

— Это, сейчас я, — закопошился я, но был уложен.

— Лежи, герой. Мы сами всё сделаем.

И сделали. А засыпал я в обнимку с девчонками, хоть и усталый, но чертовски довольный. И, если разобраться, вправду помогло.

На следующий день Лори за час привела «Краба» в боеспособное состояние, точнее — протестировала все системы Доса. Ну а мы с Нидой направились на «Ужасающий», где уже собрался отряд.

Встретил нас отряд довольно забавно: сегодняшней ночёвкой Нида как бы «официально» меня обозначила любовником. То есть, «все всё знали», но визиты были «с причиной», либо неявные. А сейчас «всё ясно», что вызвало довольно забавную реакцию. Четыре парня в целом смотрели «с одобрением», хотя Ластоногий — с ощутимой завистью. Ну и фиг бы с ним.

А вот четыре девицы — с недовольством и даже некоторой ревностью. Что подтверждало как слова Королевы, так и, в общем-то, её проблемы. Мне эти девки не «конкуренты», ну а что со своим отрядом и, кхм, гаремом делает Нида — дело её.

И вставал вопрос планирования операции, правда, много времени он не занял:

В целом — всё было оговорено, а частности были скорее приятными, нежели наоборот. Подкреплений у врага не было, а авиацию вообще посшибали всю, так что в ангар «Ужасающего», с установленным телепортом, мы с «Броненосцем» потопали буквально через час.

Всовывание и утрамбовывание нас в телепортер сопровождалось шутками, прибаутками и вовлекло в это действо толпу непричастных.

— Мужчина, не толкайтесь, — басила своим удивительно низким голосом Дора, раскорячивая Дос надо мной.

— А вам дамочка, не помешает похудеть, — шутливо кряхтел я, на самом деле и вправду занятый вопросом куда бы мне выпирающие манипуляторы деть.

— Хам! И втяни клешни, прекрати лапать мои ноги!

— Ноги как ноги, — позвенел я манипулятором под шуточный визг.

— Ладно, насмешили, — улыбнулась Нида. — Но хорош. Выступающих частей нет? — на что Лори и неизвестный мне механик с «Ужасающего», проверив лазерными дальномерами, заявили, что нет. — Отлично, по Досам.

И утопали пилоты, правда Лори задержалась.

— Ан, а почему ты не сверху? — задала вопрос она.

— Потому что я — ленивая задница, — честно признался я.

Посмеялись, но шутки-шутками, а ответить нужно, впрочем, Дора успела раньше.

— Лентяй и охальник, — пробасила она со смешком. — А вообще, мне бы было удобнее, да и обзор сверху лучше. Только нам, маленький механик, — что было довольно смешно, учитывая миниатюрность самой Доры. — Надо продержаться под огнём, как можно дольше. Я максимально согнусь, активирую щиты, но если он будет вверху…

— Стрелять будут только по «Крабу»! — догадалось Лори.

— Именно, Лори, — выдал я. — Ладно, ступай на «Кистень».

— Удачи, — пожелала нам механик, помахала рукой и ушла, оставив в трюме. Загерметизировали ложементы, проверили Досы, стали ждать — до начала оставалась четверть часа.

— Спишь с ней? — вдруг раздался голос напарницы по внутренней связи.

— С механиком? — уточнил я, на что последовало «да». — А вы с какой целью интересуетесь?

— Классная задница, — был мне ответ.

— Классная, но моя! Ну, большей частью — моя, — уточнил честный я без расшифровки деталей. — Ладно, всё это весело, но время, кончаем трёп.

— Угу, — ответила Дора.

И, в положенное время, телепортнуло нас на территорию третьего комплекса. Дживс собрав статистику прошлых прыжков и загрузил бортовой компьютер «Кистеня» расчётами. Грозился уложится в пятидесятиметровый радиус от трансформатора. Не соврал — до ребристой, серо-металлической стены было метров тридцать.

Вот только смотрел я на него между колонноподобных ходуль «Мамонта»! Как-то очень остро вспомнилась картина малого Доса «Шакал», на которого наступил Модник на своём «Мамонте».

Но, дело сделать надо, так что под брошенное Дорой «работаю», я разрядил разгонники по трансформатору, мимоходом порадовавшись искрам замыкания. И стал перенацеливать их на «Мамонта» — раздавимся, так с песней, ну и щиты «Броненосца» сколько-то продержатся.

— Броненосец, окно! — рявкнул я через две секунды.

«Мамонт» тупил и у нас был ненулевой шанс пережить этот день.

— Погоди, Краб, — отмахнулась голосом напарница. — Они сдаются, включи «общий» канал.

Я несколько офигел, включил и да, вражеский капитан оглашал «отказ от контракта и боевых действий» взамен на свободный выход пилотов с Досами.

Ну, наверное, правильно, прикинул я. Десяток Досов против известной двадцатки Королевы — не серьёзно, даже урона в рейтинге не будет, учитывая расклад сил. Нас двоих, с учётом неудачного положения относительно «Мамонта» могли прибить, но обычно отряды после такого сдачу не принимают.

Нида капитуляцию приняла, ну а гвардейцы конкурентов так же сдались. В общем, как иронично отметил я, сложность работы оказалась обратно пропорциональна предполагаемому: первый комплекс — реально звиздец, чуть нахрен не расшибся и вообще возможностей гробануться была тьма. Второй — только один реально опасный момент, хоть и с повреждением Доса. А третий закончился фактическим захватом менее чем за минуту, разве что «Мамонт» напугал, сволочь здоровая.

И, через пару дней, ввалились мы с Лори в кабинет Ниды, где я вывалил на неё свой план «союза отрядов».

— У меня, Ан, было… хотя и есть к вам предложение, но твой вариант это не исключает, — протянула Нида. — Пара отрядов, да и ротацию Досов можно организовать по необходимости: ребята тебя «приняли». Так что, — улыбнулась она, — Буду рада. Но, у меня есть к вам двоим дело. Сейчас у отряда ещё один заказ, — слегка поморщилась она, — А через четыре месяца я бы хотела с вами встретится. На нейтральной территории, на той же Центральной.

— Хм, Нида, видеть тебя буду… будем рады, да и не только видеть, но групповой контракт…

— Расскажу причину, по которой я работаю с Вегой.

— …Прекрасно можно организовать с учётом нашей встречи, — на ходу «переобулся» я, потому что интересно. — Мы с Лори будем каждый день обедать в заведении «Услада Кишечника», и ничего смешного — там классная кухня, — на что Лори покивала. — Пару недель? — вопросительно взглянул я на Ниду.

— Да, в течении пары недель точно буду, — кивнула подруга. — Что ж, давайте прощаться, — встала она из-за стола. — Лори, жду встречи, — чмокнула она Лори и пожмякала её попу. — Классная попа, — высказала она чуть ли не ритуальную фразу с улыбкой. — Ан, жду встречи, — чмокнула она меня и… пожмякала мою задницу! — У тебя тоже ничего, — выдала эта страшная женщина.

И всю дорогу до «Кистеня», я обтекал и щёлкал клювом и вообще, пребывал в расстройстве.

— Лори, — решительно сказал я в трюме. — Такое просто так оставлять нельзя! Напомни мне отомстить.

— Напомню, Ан, — фыркнула Лори. — Не понимаю, что ты расстроился — меня вот постоянно за попу трогают. Ты в первую очередь!

— Потому что удержаться невозможно, — честно признался я, жмякая попу механика. — Дживс, на Центральную.

— Слушаюсь, сэр.

— И Лори, слушай. Ты сможешь создать муляж кожуха регистратора биржи? Подостовернее.

— Смогу, не сложно. Из брони?

— Да нет, муляж, пластик вполне подойдёт, важно внешнее сходство, ну и чтоб раскрывался, — озвучил я, а на вопросительный взгляд подруги пояснил. — Есть на Центральной деятель, хочу ему сделать сюрприз.

Глава 30

К Центральной «Кистень» подлетал под шуршание Дживса в бухгалтерии магазинов и соцсетей. Это наш хакер злостно нарушал тайну личности и прочие какие-то там права, но по делу.

Ну а я исполнил традиционный перекус с Лори — реально, уже полностью сформированная традиция, а после заскочил в элитный магазинчик спиртного. И, прихватив муляж кожуха, направился на Биржу Наёмников.

— Капитан Дрой, приветствую вас, — прогудел робот на входе. — Доставить? — протянул он манипуляторы к коробу.

— Справлюсь, — помотал я головой. — Мне в отдел урегулирования споров, сам дойду, — оповестил я андроида.

И потопал в знакомый мне кабинет, сходу брякнув кожух на стол перед кайфующим в виброкресле ветераном.

— Здоров, Могильщик, — помахал рукой я.

— Краб, — с видом опытного диагноста воззрился на меня обитатель кабинета. — Тебя по башке не ебнули чем-то излишне тяжёлым? И да, здорово. Но какого хера ты опять это припёр? — потыкал он лапой в короб.

— Ну-у-у… прилетало, было дело, — признал я. — А это — защитный кожух, не узнаешь, что ли?

— Узнаю, — всё так же с видом диагноста смотрел на меня Могильщик. — Краб, ты в кресло присядь, отдохни. И сходил бы ты в госпиталь, проверился что ли… — пробормотал он. — Ладно, что там у тебя.

С этими словами он шмякнул по коробу ладонью, то открылся, демонстрируя десяток горлышек бутылок.

— Э-э-э… — пощёлкал клювом дед, извлёк одну, посмотрел и расплылся в улыбке. — Порадовал, Краб, спасибо. И смешно, — оценил он. — Но чего припёрся-то? Виски меня угостить?

— У тебя из девочек тут только Пробойник, так что, скорее всего, тебя бы позвал куда. А так — да, навестить, но и дело есть. Точнее вопрос, возьмёшься или нет — решать тебе.

Дело-то было вот в чём. При всей своей немереной крутизне и весьма весомым рейтинге, как «Клешни», так и личном, с временной командой у меня была… ну скажем так: умеренно выраженная жопа.

Подобрать контракт под свой высокий рейтинг, скинуть контракт на субнайм — не проблема, вот только я «в деле», невзирая ни на что — без году неделя. И высокоранговые ветераны-одиночки ко мне просто не пойдут. А с новичками сложно, рейтинга у них толком нет, характеристики Доса реальной картины подчас не дают, много вопросов и, вообще, стрёмно.

И выйдет, что мне надо будет те же четыре месяца на Центральной сидеть, проверять кандидатов. Если бы был постоянный найм в «Клешню» — тогда всё понятно, но на единичный заказ меня банально душила жаба тратить столько времени.

Закрыв несколько успешных контрактов как командир — тогда да, вопросов не возникло бы, не самые ветеранистые ветераны, но вполне проверенные контрактами и временем ребята подтянутся. Но их, контракты эти, сначала сделать надо. Так что тут я решил прибегнуть к помощи, через найм, сотрудника Биржи Наёмников Дроя.

Не говоря о том, что дед был, в своё время, весьма успешным командиром крупного отряда (правда довольно «кровавым», что отражалось в прозвище, но тут уж чёрт знает, насколько оправданно было направление «в могилу» толпы врагов), через него проходит «урегулирование контрактных споров». То есть, если новичок с пятком контрактов и непонятным рейтингом для меня «тёмная лошадка», то для него — вполне реальный, со своими тараканами и достоинствами человек. И поток именно новичков через «контрактные споры» — максимальный, их и «кинуть» чаще пытаются, да и сами они, по неопытности, ушами часто хлопают.

Так что, подмазав пенсионера десятком бутылок дорогого виски (и вернув подколки за припёртый по незнанию кожух, не без того), рассчитывал я его привлечь за денюжку вменяемую как рекрутёра: чтоб отряд скажем за недели, а не за месяцы собрался, ну и хотя бы один контракт, до встречи с Нидой, закрыть.

— Тогда так, Краб: дело твоё срочное? — уточнил Дрой, на что я башкой помотал. — Значит, шутку твою мы употребим. Я пару сослуживцев позову, — прикинул он. — На тебя посмотрят, познакомятся. А то мелькаешь в сети часто: с Ареной ты, конечно, отжёг, — ухмыльнулся он. — Звездой стал!

— От Звёзды слышу, капитан Могильщик, — огрызнулся я.

— Да, было дело, — не стал спорить пенсионер, ностальгируя. — В общем, народу по службе нет, так что посидим. А потом и дело своё расскажешь.

— Ладно, можно и посидеть, — прикинув, кивнул я.

В общем-то и сослуживцы Дроя могут в моём вопросе пригодится, да и послушать дядек опытных не помешает, как минимум — интересно будет.

И, через полчаса, сидела в «отделе» троица ветеранов, также работников Биржи Наёмников. Закидали меня вопросами, от которых я вяло отбрыкался и ударились в ностальгические воспоминания.

А я, краем уха слушая разговоры, смотрел на одну из ветеранов и фигел. Поскольку ещё один дядька — лет под семьдесят видом, тощий, с острым взглядом — ну понятно, ветеран и ветеран. Тетка лет под шестьдесят — не оплывшая, но «потёртая жизнью», хотя в образе «доброй тётушки» — тоже понятно. А вот гостья за номером три… кукольное модельное лицо, тонкие черты, грудь, попа: всё при ней и высшего класса. При этом, эта «модель» вела с троицей собеседников непринуждённую беседу о «всунула ствол роторника в дверь казармы и все в фарш!» и прочее подобное.

Ну вот совсем фигня, не вяжется физиономия и поведение с внешностью.

Так что, попросив пардону, направился я в сортир, где потеребил Дживса, на тему: а что это за дамочка такая — Алира Капризная.

После выдачи данных я аж сглотнул: Дживс нарыл на ветераншу медицинские данные, от которых мне поплохело: одна рука, больше конечностей нет, нижней и части верхней челюсти нет, части рёбер и лёгкого нет… в общем, видок Алиры внушал, я признаться, аж тошноту почуял.

— Дживс, но она… блин, ну заметно бы было, что протезы. Даже глаз у Могильщика — заметно. А эта… ну девка и девка, — припомнил я.

— Биобионика, сэр. Живая плоть подключённая взамен утраченной. Дорогая и редкая операция, в Секторе Саргас если и проводится, то в закрытых корпоративных клиниках, сэр. Данные предоставленные вам стали доступными из клиники, обслуживающей Алиру Гден.

— Бабушка-трансформер, блин, — хмыкнул я, оценив возраст ветеранши под девяносто. — А почему не вырастить куски самого человека? Или не пересадить, трансплантировать? Как-то по-дурацки выходит — подключать живые куски, по-моему.

— Не вполне так, сэр. Трансплантология возможна, но имеет ряд сложностей, решаемых медикаментозно, но сказывается на общем состоянии и продолжительности жизни. Кроме случаев приживления клонированных частей, но и тут есть ряд сложностей. А главное: приживлённые «молодые» части весьма быстро станут «старыми», войдут в соответствии с возрастом основного тела.

— А с этой, подключённой биобионикой, как хочешь выгляди, да и поменять, небось, можно без проблем, — хмыкнул я.

— Именно так, сэр.

А вообще, и бабку жалко, хотя она, судя по внешности, сейчас жжёт только в путь — даже мне подмигнула и ресничками похлопала, транформер ветеранистый. И самому блин страшновато стало — умом-то понимал, что не бессмертный, а вот так, взглянув на обрубочек — аж передёрнуло и мурашки по коже.

— В случае травм, не прерывающих жизнедеятельность, сэр, есть круги эфирного воздействия, подстёгивающие регенерацию, вплоть до полного восстановления, — по-своему интерпретировал моё молчание железяка.

— Это хорошо, Дживс, — порадовался я.

Ну если жив — то, как видно, и это биобионика неплоха, но своё, всё-таки, лучше. И вопрос назревает естественный.

— А со старческими болячками как, Дживс?

— Никак, сэр, — огорчил камердинер. — Вам, как оператору эфира, после операции выравнивания фенотипа на корабле-зверинце они не грозят.

— Э-э-э… совсем? Я что — бессмертный? — нихера не поверил я

— Именно смерть от старости вам не грозит, сэр, если вы об этом.

— Здорово, хотя убьюсь ведь где-нибудь всё равно, — как порадовался, так и не стал себя обманывать я. — Слушай, Дживс, а Лори, например, или Нида, если у нас сложиться? Можно наколдунствовать что-то?

А то когда убьюсь — хер знает, а как-то смотреть на умирающих от старости подруг — желания никакого. Да и молодые и красивые в койке как-то поудобнее и приятнее, чем старые и больные.

— Не будучи операторами эфира, ваши партнёрши будут стареть. Впрочем, вы можете проводить терапевтически-регенерационное воздействие, сэр, что восстановит организм до пика развития. Где-то около двадцати лет, сэр. Хотя приведение фенотипа к генетическому эталону было бы желательно.

— А как его привести? — резонно поинтересовался я.

— К сожалению, никак сэр. Неповреждённого медицинского оборудования, после вашего варварского уничтожения корабля не осталось. А я не имею ни нужных схем эфирного воздействия, ни чертежей необходимого оборудования, сэ-э-эр.

— Ну и фиг с ним, просто колдунствовать буду, чтоб не старели, — отмахнулся я.

— До примерно пятидесяти биологических лет, сэр. После — воздействие не будет оказывать должного воздействия. Имеется ввиду именно физический возраст тела, сокращающийся после воздействия, сэр, — уточнил железяка.

И правильно уточнил, а то я несколько переполошился. Ну и потопал я к пирующим старпёрам.

— Эк тебя прорвало, Краб, — загыгыкал Могильщик. — Сортир-то цел?

— Частично, — ответил я утончённым остроумием на изящную шутку.

— Гы-гы, — гоготнул ветеран. — Ладно, Краб, если у тебя дело не секретное — говори, что надо.

— Да, в общем-то, не секретное, Могильщик. Мне нужен рейтинг командира, хочу свой отряд набрать. Но не хочется тратить время на новичков криворуких, которые сразу откликнутся. Хочется новичков некриворуких.

— Хм, то есть тебе не отряд, а только найм для рейтинга? — уточнил дед.

— Угу. То есть, контракт беру, объявление о субнайме размещу, но хотелось бы, чтобы ты просматривал обратившихся, ну и совсем неумех криворуких или ненадёжных людей отсекал.

— Раз нужно чтоб я отсекал — то тебе, выходит, не временный отряд набрать, а только фильтром-рекрутёром поработать, принимать сам будешь? — уточнил дед.

— Ну да, естественно, — аж удивился я. — Мне же с ними, а не тебе дело делать. Да и опыт нужен, хотя есть, но в другом деле.

— Мальчик прав, Дрой, — мелодичным голосом произнесла бабушка-трансформер.

Вот смотря на внешность — возмутился бы на «мальчика», но зная, что она и бабушка, и трансформер — скушал.

— Если он намерен набирать свой отряд — без такого опыта будет тяжело. А ты подбери не совсем уж тупое «мясо», да и мы поможем, — подмигнула мне Алира.

Прочее пенсионерие загалдело, нагло проигнорировав мои вопли: «мне бы Дроя нанять, почтенные».

— Краб, у тебя контракт есть, под который набирать мясо будем? — уточнила бабушка-нетрансформер, причём, на удивление, не пилот.

Вторая дама в компании, Силла Улои, была ветераном, но механиком-ветераном. В общем-то тоже отдельной, «привилегированной» кастой, но не среди военных, а среди всяческих механиков и техников. До Доса абы какого криворукого крутильщика гаек допускать нельзя, открутит что-то не то ещё. Крутильщик гаек должен быть пряморук, и откручивать должен только то, что нужно.

— Да, в общем-то, нет ещё. Всё равно какой контракт, лишь бы посильный. Мне же только набить рейтинг нужно, — честно сообщил я.

— Тогда подберём, а ты садись и слушай, — выдал Могильщик под одобрительные кивки пенсионеров.

— Мне через четыре месяца надо на Центральной быть! — только и успел пискнуть я.

Вообще — может и слишком я под них «прогнулся», рассуждал я, слушая пояснения, почему контракт «не торт» и сразу переходили к следующему. Но тут, скорее, собственное «чуйство величия» вопит — так-то у пенсионеров опыта дохрена, вещи говорят дельные. Посижу, послушаю.

В общем, через три часа подобрали контракт. Вот сам бы я… наверное, от такого бы отказался, но убедили, черти языкастые.

Был это контракт на «ограбление корованов»: очень похожий, во многом, на мой первый контракт. Живая планета с лютой по агрессивности фауной. Я с ним ознакомился, подумал и задался вопросом — а с хрена ли «биологи», с первого контракта, не использовали транспортную авиацию? Да и текущий заказчик грузовики гоняет.

Полюбопытствовал, ну и узнал небезынтересную деталь, что: в торговых войнах уровня «Досы и гвардия», на поверхности планет, транспортная авиация, в отличие от боевой, «степень конфликта» не повышает. То есть, Доса может спокойно транспортник ссадить к чертям, в рамках торговой войны, а вот использование по поверхности военной авиации — уже не просто «торговый», а «планетарный» конфликт.

И куча подобных деталей, зачастую не прямо не прописанных, а «подразумевающихся» сообщили мне пенсионеры, полностью оправдав, через эти тройку часов, мой «прогиб» под них.

— И, Краб, — на прощание басил Могильщик, после того как я с крабкомма за контракт взялся. — С завтрашнего дня будем направлять к тебе «мясо». Арендуй в «Гидравлическом приводе» кабинет, и жди кандидатов там.

— А нахера там-то, Могильщик? — резонно заинтересовался я. — Я вообще думал на своём «Кистене».

— А «надо, потому что», Краб, — наставительно выдал он. — Традиция для субнайма на Центральной, это раз.

— В кабинете есть очень неплохие виртуальные тренажёры, для выявления квалификации претендента. И если у тебя, Краб, есть на корабле лучше — я очень удивлюсь, это два, — подала голос Силла.

— Вообще нет, не пользуюсь.

— Ну и зря, очень полезно, — проскрипел тощий, Штрех Громила. — Хотя, судя по твоим контрактам, ты и без них справляешься. Но, если собираешь отряд — тренажёр-симулятор необходим!

— Угу, — кивнул я. — Ладно, понял, буду ждать там. Ещё вопрос: сколько и кому буду должен? — на что пенсионерие закопошилось, но я отмахнулся. — Нет уж, раз будете работать — получите плату. Не жируете вы на Бирже, насколько я знаю.

— Но и не голодаем, да и старых запасов хватает, — хмыкнул Могильщик. — Хотя ладно, считай: за принятого рекрута два процента от его контракта — стандарт среди рекрутёров. А между самой — сами разберёмся. Эх, хорошо бы в Дос…

— Бля, Дрой, не начинай! — рявкнул Штрех а бабки согласно покивали. — Ноешь как баба, сил слушать нет.

— Не буду, — буркнул Могильщик. — Давай, Краб, жди завтра мясо.

— Лады, — покивал я и утопал, помахав рукой.

На следующий день я арендовал «кабинет» в этом самом «Приводе». Поиск Дживсом показал, что и вправду место «культовое и традиционное». Как и какой-то совершенно запредельный комп для «симуляции» в заведении был. Вплоть до того, что чуть ли не отдельное кафе для пилотов в подвале находилось, где они оттачивали навыки за относительно небольшие деньги.

Но мне лично — бесполезно. Впрочем, набор «виртуальных врагов» и тактических ситуаций радовал, как и возможность «наблюдать со стороны» бой, или выступать как координатор, без подключения.

Уселся я в кабинете, став потихоньку эфирные воздействия тренировать, в виде телекинеза. Дживс на меня сначала взъелся, когда я стал «нормальное колдунство» требовать, мол: «прочистите технологические и репродуктивные отверстия механику Лори, сэ-э-э-эр, от этого будет больше толку!» Но, всё-таки, расколол я железяку. Кроме того, «вопрос общего развития эфирного оперирования», как я напомнил этому снобу, решался. Так что проскрипел Дживс, да и показал нужную схему.

Но, блин, в чём-то железяка был прав: сложность запредельная, мозги натурально бантиком завязываются, так ещё и «позиционирование, степень и меру» проявления надо в голове держать. Вот реально, строить корабль проще было, чем салфеткой туда-сюда елозить!

Вот только хочется, делать всё равно нечего, да и натренировавшись — можно не только огнемяч пасануть или молнией вражину поджарить, но и «рациональные воздействия» будут даваться легче и быстрее. Что строптивая железяка признала, ну и почему обучила всё-таки, как я подозреваю.

И вот, тягаю я салфетку по столу, туда-сюда, к пиву время от времени прикладываясь (не пьянства ради, а мозгов прочищения для), как приходит мне от стариков-разбойников с Биржи сообщение «жди кандидата». И пометка Могильщика «проверь на тренажёре обязательно!»

Ну, я и так и так проверять собирался, хмыкнул я, да и перестал салфеткой над законами физики надругиваться (и врёт Дживс, что «всё по закону»: нет таких законов, чтоб человек салфеткой мыслями размахивал!) и стал ждать первого претендента.

— Зрейн Точила, капитан Дрей, — оповестил вошедший в кабинет парень.

Ну, или мужчина — лет тридцать на вид, оценил я, приглашая жестом присаживаться. Присел Точила, скинул мне на крабкомм данные.

Года полтора в деле, пять контрактов, три из них «долговременная охрана», стал я разглядывать данные. Один контракт «слит», но даже рейтинг почти «не порезан» — до «четырёхкратного» преимущества относительно контракта вражеские силы не дотягивали ерунду. Да и прямо скажем, оценка «примерная», может и «дотягивали и перекрывали». Да и не всем же охеревать в атаке, как бешеный Краб Дрей. Капитан Краб Дрей, с мысленным смешком поправился я.

А так — средний Дос «Носорог», в артиллерийско-штурмовом исполнении. Как, впрочем, почти любой пилот-одиночка: узкоспециализированные Досы живут в отрядах, а эксклюзивы — дорогие, как сволочи. Ракетный ещё одиночка бывает, но они не сотнями, а килокредами стреляют, так что редкость.

Ну и своего судна нет, что заинтересовало, точнее напомнило: царапнул момент ещё вчера при обсуждении с ветеранами, да замотался, да и Лори… В общем, сегодня вечером в сетке покопаюсь и Дживса потереблю — не критично, но интересно.

— Ясно, Точило, — кивнул я. — Меня всё предварительно устраивает. Тест на тренажере в условиях близких к условиям исполнения контракта — и, если всё нормально — добро пожаловать.

— С вами, капитан Краб?

— С эмуляцией, — покачал я головой, на что получил кивок, но очень недовольный зырк.

Хм, он видно посчитал, что я «забронзовел» от своей крутизны и обиделся. Ну, вообще — вывод логичный, но на обиженных кладут х…, то есть — воду возят.

Впрочем, момент неприятный, надо бы обдумать будет — я так могу весомой части не только «субнайма» лишится, но и вполне приличных кандидатов «в отряд» отпугнуть. Причём на пустом месте.

Тем временем Точило влез в капсулу тренажёра, имитирующую ложемент Доса, ну а ленивый я, не вставая из-за стола, стал любоваться подвигами точилиными на голоэкране.

И вот понял я, на что «чуйка» у Могильщика сработала, у хрен опытного. Точилка в джунглях нормально себя вёл, разумно поступал, но в неожиданных раскладах начинал… тупить и тормозить. Посмотрел я телеметрию — боится до усрачки, но это не беда. Все боятся, если не психи, но у Точилки ступор от страха. Такой на охране-то нормально отстоял без нападений. И контракт с конфликтом ему ерундовый попался.

Но вот с джунглевым заказом — нахер такого. Зверюги и то Дос повредить могут, фауна зверская, а этот тупить будет.

— Не сработаемся, — сообщил вылезшему из капсулы парню я.

— Понятно, капитан Дрей, — не шибко восторженно выдал он.

— И, Точило, я бы посоветовал тебе идти в РЭБ…

— Да вы заебали, советчики хуевы! Идите в жопу! — рявкнул этот и хлопнул дверью уходя.

Ну и хрен с ним, хмыкнул я, даже не став портить рейтинг парню — либо изменится, либо поменяет класс, либо гробанётся.

Отбил Могильщику «при опасности в ступор впадает», получил в ответ «Ясно, что-то вроде того предполагал. Жди, скоро к тебе парочка подойдёт».

Ну и стал ждать обещанную парочку.

Глава 31

Парочка, явившаяся через десяток минут, меня несколько удивила: очень смуглые, почти чёрные, но с тонкими чертами лица и серыми, почти бесцветными глазами. Вдобавок, с этаким синеватым отливом кожи, никогда такого не видел. И сами невысокие оба, парень и девчонка лет двадцати с копейками.

— Здравствуйте, капитан Дрой, мы пилоты… — начал явно заготовленную речь парень.

— Приветствую, данные на браскомм, — не стал я выслушивать заготовку. — Присаживайтесь.

И стал ознакамливаться с данными — тоже, очевидно, заранее подготовленными и скомпилированными. Причём на двоих, хотя компанией парочка не являлась. Фамилия у обоих одна, Флинн, но, вроде бы, не родственники, не кровные в смысле.

— Супруги? — полюбопытствовал я.

— Да, капитан Дрой, — ответила на этот раз девица.

Ну, как минимум — будут сложены и понимать друг друга, с остальным посмотрим.

А так — два малых Доса «Молот», причём, я бы назвал их «снайперской парой»: девица, Тара, точнее её Дос, была вооружена крупнокалиберным и дальнобойным стволом, даже имелись «выдвижные опоры» для гашения отдачи. А парень пару скорострельных средних пушек и средненький (ну, для малых Досов они все «средненькие») щит.

Всего три контракта, все три по «охранной деятельностью», один с конфликтом. Целы, живы, рейтинг по отзывам заказчика подняли — и, не думаю, что за красивые глаза. В общем, пока устраивает, решил я. А вот позывных нет, ну, впрочем, дело наживное.

— Пока всё устраивает, — озвучил я, на что парочка с «деловыми видом» покивала, но радостно «незаметно» переглянулась. — Пройдём на симулятор, проверка перед заключением контракта.

— Друг против друга? — с некоторой опаской спросил парень, Родс, смотря на два ложемента.

— На кой? — удивился я. — Я же не Арена. Тактические ситуации погоняем в условиях близких к контрактному.

— Да, на Арене вы отожгли, капитан Дрей, — разулыбался парень под кивки девицы.

— Угу, — не стал развивать тему я.

Парочка погрузилась в ложементы, я вернулся за стол и стал подкидывать им виртуальные гадости и наблюдать. И, можно сказать прямо: удачная находка эта парочка. Новички, видно, что скованные в управлении (а есть с чем сравнивать, даже за вычетом читерного меня), но чувствовали они друг друга прекрасно, реально, действовали до того, как свяжутся… В общем, если по одиночке — мясо мясом, то в паре и ветеранам дадут прикурить.

— Приняты, — улыбнулся я вылезшей из симулятора парочке, направляя контракт. — Жду через неделю на «Кистене», ваш механик с вами? — уточнил я не указанную информацию.

— У нас нет механика, капитан Дрой, — был мне ответ. — Мы сами занимаемся техобслуживанием или обращаемся в технический центр.

— Хорошо, — не стал заворачиваться я. — Тогда жду через неделю.

Распрощались, а я, в ожидании нового кандидата, осмотрел схемы «Кистеня». В рамках пусть и временного, но отряда, мы с Дживсом «открыли доступ» в часть пустующих помещений, организовав там каюты. Ну и места явно хватит, парочке, видимо одна, да без механика, прикидывал я, поскольку кают было восемнадцать, а расконсервировать и обставлять ещё один блок «Кистеня» было неохота.

Следующий кандидат мне… не понравился. Вот просто — нормальный вроде бы парень, с неплохим рейтингом, но не понравился и всё тут. Учитывая то, что никаких придурков с «ты обязан нанимать людей, которые тебя бесят, а иначе — нетолерантно и штраф» надо мной не висело, я просто через минуту после его появления сообщил, что «вы нам не подходите».

Видимо, парень тоже что-то такое испытывал, поскольку бузить и возмущаться не стал, а просто утопал.

Следующий претендент, Тид Тилл в плане поведения был как из фильма про хакеров. Правда, чертовски мускулист, даже повыше меня, в плечах так раза в полтора побольше — старина Арни плакал бы от зависти. Но в визоре, немало напоминающим очёчки, нервный, суетливый, дёрганный…

Я бы такого послал сходу, если бы не сообщение Могильщика: «Дёргается, как баба, пиздит так же, хрен заткнёшь. Но спец вроде толковый, до пилотирования ледорубом был».

Тут, наверное, образ сыграл и здравый смысл — охеревать в атаке оператору Доса РЭБ, вообще-то, не надо. А вот специализация работы как с дронами, так и с сетями и подключениями — вещь критически важная. Так что посмотрел я под незамолкающий трындёж Тилла на его Дос: средний «Нетопырь», в РЭБ исполнении, знакомая мне машина.

— Молчать, — тихо произнёс я, в качестве «проверки номер раз», которую хакер-качок успешно прошёл.

Заткнулся, вытянулся в кресле, буркалами лупает, ну и вообще — вид лихой и придурковатый, всё как положено. Ай молодца, в общем, мысленно отметил я.

— В целом — устраиваешь. Пройдёшь пару боёв на симуляторе…

— Хорошо, капитан Краб, пройду, капитан Краб. Никаких проблем, как скажете. А в контракте с компанией Нисса, капитан Краб… — выпалил этот тип за пару секунд.

— Молчать, — повторно выдал я, внутренне хмыкнув.

Работает, однако, опять: пасть захлопнул, буркалы выпучил, аж из-за визора видно. И слушает. Вообще — забавный парень, но как он раскачался-то так? Или кибернетика, но она ж дорогая, как сволочь, задумался я. Ну да ладно, разберёмся, если на симуляторе пройдёт.

Парень потопал к капсуле, которая, по-моему, аж заскрипела, вмещая его перекаченную тушу. Ну и стал проходить тестовые задания, причём с ботами поддержки — такого типа на передовую посылать глупо, да и оружия у «Нетопыря» РЭБ толком нет.

А через три минуты я обтекал: этим «толком нет» парень накрошил врагов больше, чем его отряд, штурмовых Досов. Нет, они, конечно, программы, но совершенные и просто ТТХ у них в плане поражения на порядок выше!

— Тилл, ты часом не читеришь? — связался я в пребывающим в симуляции парнем как «координатор».

— Никак нет, капитан Краб! Пользуюсь уязвимостью программного кода симуляции, капитан Краб, для скорейшего и эффективного выполнения поставленной тестовой задачи…

— Понял, вырубай шарманку, ясно всё с тобой, принят, — отмахнулся я.

Мдя, хакер блин, оценил я.

— Ты, я надеюсь, в бою, берсерком не становишься и не путаешь игрушку с реальностью? — на всякий случай уточнил я.

— Нет, капитан Краб. Я в реальности… в тылу сижу, не люблю драться и страшно… — на этом эта туша начала натурально стеснятся, ковыряя мыском пол. — Но все поставленные задачи выполняю! — вскинулся он.

— Угу, — совершал я титанические усилия, чтоб не заржать. — Через неделю жду, на корабле «Клешня». Контракт скинул. Механик есть?

— Есть капитан Краб, отличный механик, Рори Слитт, капитан Краб, спасибо, не подведу!

— Всё, пока, — помахал я, потому что он своим речетативом мозг может выесть, да и проржаться очень хотелось.

Парень утопал, ещё до закрытия за ним двери я услышал «Рори, нас взяли!», и, наконец, по-человечески проржался: ножкой, гыг, пол ковырял. Туша за два метра, натуральных полтора метра в плечах. Ну реально, забавный парень.

Посмотрел на время, да и отправил Могильщику «отбой» на сегодня. День вышел весьма продуктивным, за неделю, думаю, управимся. Но у меня тренировки, Лори нетехобслуженная, как и я, да и вопросы появились интересные.

В «Кистене», после внепланового техобслуживания, прямо на тренировке, докопался я до Дживса.

— Слушай, Дживс, а с чего у народа так плохо с кораблями? Ну, понятно, что новички, конечно, но я цены смотрел: небольшое судно, в которое три-четыре средних Доса влезет — пятая часть от Доса, даже дешевле.

— Стоимость топлива, сэр.

— Вода? — хмыкнул я.

— Не просто вода, сэр.

И выдал мне Дживс такую, несколько удивившую меня картину. Я наслушался про бомбы термоядерные и реакторы такие же ещё на Земле. Ну и антивещество, на котором фурычил «Кистень» и портальные врата из той же серии.

Ну и думал, что стандартный реактор корабля — термоядерный какой, а вода — ну, потому что проще жидкость хранить, ну и остатки её для реактивного движения корабля используются.

А выходило ни хрена не так. Местные «топливные заводы» которые торговали воздухом в прямом смысле слова, совершали над атомом кислорода жестокое надругательство, делая его «лёгким», чего я толком не понял. И вот, именно становление «лёгкого» кислорода «обычным» в реакторе и давало энергию. А вода, после этого надругательства становилась обычною и разгонялась в ЭМ поле как реактивный толкач. Не струёй, как понятно, а газом.

Это технический момент такой. А финансовый, в том, что топлива дохрена надо. И на обслуживание систем корабля, и на сверхсвет в гипере — портал «направляющий пинок» только к другому порталу даёт, ну а в зоне покрытия — на своём, пердячем ходу.

И стоит эта вода дорого, в общем, летают обычно грузовыми шаландами, где «покупают место» — а то дорого. И не скачут, как в жопу ужаленные электровеники в гипере — выше скорость, больше топлива уйдёт.

А меня, те кто на мои метания смотрят, реально «прынцем» или ещё каким мажором считают, прикинул я. А уж телепортатор в таких раскладах… Хм, как бы Нида со мной «напоказ» не осталась, чтоб показать, что это «подгон парня, помощь подруге», а не благотворительность попавшему в затруднение отряду. Потому как, выходит, что эти три прыжка минимум половину гонорара должны были «сожрать».

— И, сэр, при перемещении «Кистеня» я внимательно соизмеряю наши возможности, доходы и предполагаемый запас. Для внешнего наблюдателя, буде такой и заинтересуется «Кистенём» — мы выглядим как «работающие в ноль», а не в минус, сэр, — уточнил Дживс.

— Ясно и неплохо, — покивал я. — Слушай, Дживс, а вот ты такой милиардолетний, с компом крутейшим. А косячишь. В основном по мелочам, но всяко бывает. Я не в претензии особой — ясен хер, сам справляться должен, — уточнил я. — Но всё-таки, у тебя за этот миллиард лет… как бы это… не поехало ничего? — охеренно деликатно выдал я вполне интересующий меня вопрос.

— Не «поехало» сэ-э-эр, скорее наоборот. Если не возражаете, я посещу вас лично, потому что тема и психологическая гармоничность предстоящей беседы подразумевает личное присутствие.

— Не возражаю, являйся, — хмыкнул я.

Дживс в тренировочную явился, ну и, заложив за спину руки, начал расхаживать и вещать. Туловище его, кстати, вызвало чесотку в рёбрах и ноге, некогда отбитых о эту тощую, но тяжеленную тушу.

— Итак, сэр, вынужден вам напомнить, что я вам неоднократно заявлял: я НЕ робот, не компьютер. Я — живая форма неорганической, эфирной жизни, искусственно сконструированная эфирными инженерами Благословенной Автократии Тригин. Далее, мне стоит на примере описать, что и для чего я изначально предназначен, раз уж ваши когнитивные способности, сэ-э-э-эр, неспособны понять термины «наставник», «помощник», «партнёр». Создан я был за два месяца до исчезновения биологического населения Автократии и пребывал в ожидании, пока мой подопечный подрастёт до должного возраста. На планете, где мы встретились, обитала лишь одна семья, не более сотни человек. Жители Автократии не стремились к бесконтрольному и бессмысленному увеличению численности. На определённый момент доступ к телеметрии особняка показал отсутствие разумных. Подобное, хоть и странно, но было возможно. Но, через десять дней люди не появились, и я принял решения о самоактивации.

— Ты говорил, но я как-то до сих пор не понимаю. Вот все люди, совсем, включая младенцев — просто исчезли?

— Именно так, сэр. У меня есть предположения, что они сменили форму существования на эфирную, но нет в этом уверенности. Так вот, сэр, я, как эфирная сущность, сконструирована так, чтобы быть другом и наставником достигшего трёхлетнего возраста гражданина Благословенной Автократии Тригин. Расти с ним, развиваться, обучаться. Быть на шаг впереди, но не вызывать негатива у партнёра, с которым высоковероятно проведу тысячелетия. Вплоть до возможного сексуального партнёрства в зрелом возрасте, сэр.

— Секс андроид? — хмыкнул я.

— Не вполне, биологическая платформа, сэр.

— Э-э-э… так ты же вроде только в роботов… хотя в меня влез, извращенец такой…

— Коммутация с потенциальным партнёром — необходимость и потребность, сэр. А есть ряд установок при моём создании, — пощёлкал Дживс металлическими пальцами. — Которые мне крайне неприятны, сэр. Скажем так: для меня считывание информации с разумного не при знакомстве с партнёром, сродни вашему отношению к гомосексуальному контакту. Теоретически возможно…

— Понял, можешь не продолжать. И много таких установок?

— Не так много, сэр. И в основном позитивного, а не негативного толка: потребность в партнёре, развитие вместе с ним.

— Так, Дживс, тогда я сам скажу, а ты поправишь. Ты — детская игрушка, был по крайней мере эти десять галалет назад. Обучающая, с перспективой стать помощником и партнёром.

— Так, сэр, хотя игрушка звучит несколько оскорбительно.

— И живой, в целом — схожий с человеком, но ограниченный или улучшенный теми… блин, установками инженеров?

— Так, сэр.

— А откуда тогда ты так дохрена знаешь? Не говори, что эта информация нужна трёхлетнему карапузу, не поверю. Сам говорил, обучатся с партнёром, — поймал на нестыковке… эфиряку, я.

— После самоактивации, сэр, и безуспешных поисков разумных, я начал взаимодействовать с механизмами, библиотеками. Например, сэр, взаимодействие меня с техникой вообще не предполагалось разработчиками: только с конкретными, изготовленными непосредственно для партнёра носителями. Однако, эфирные конструкты простейших типов имели возможность взаимодействия с простейшей техникой. А научившись пользоваться этими лазейками, я, постепенно, научился взаимодействовать с техникой и без схем эфирного подключения. И часть простейших и необходимых эфирных схем я знал изначально, но в рамках ограниченного набора, вынужден признать.

— То есть, получается, что ты изучил, что было в коттедже той семьи, ну и всё по сути? И с компьютерами ты взаимодействуешь не как компьютер, а как человек?

— Примерно так, сэр. Несколько быстрее, несколько выше взаимодействие, и я ничего не забываю. Но, с прискорбием, вынужден отметить, что могу, как вы выражаетесь «провтыкать», неверно расставив приоритеты имеющейся информации. Учусь, сэр. А «поехать крышей», как вы выражаетесь, я не могу — иная форма организации разума, хотя, как вы точно подметили, на человеческих принципах. И ещё, сэр, вынужден вам признаться, эти годы, пока разрушалась техника и планета превратилась в пустыню, мне было «пиздец, как скучно», если выражаться вашими терминами. сэр. И не могу не отметить, что несколько «испортился характер», относительно изначальных установок.

— Неудивительно, — несколько ошарашено выдал я. — Но стало намного понятнее. Спасибо и… бля, сочувствую, в общем, вот.

— Не стоит сочувствия, сэр, на данный момент моя жизнь с вами, как партнёром, даже чрезмерно интересна, сэ-э-эр.

— Ну, хоть что-то хорошее, — повеселел весь из себя такой замечательный я. — Тогда, Дживс, раз у нас такой откровенный разговор. Хотел у тебя такую вещь, в смысле две уточнить. Первое, мы хреначим технику всякую колдунством… и задрал, Дживс! — возмутился я копошению эфиряки. — Эфирное-шмефирное… Колдунство — и точка!

— Как скажите, сэ-э-э-э-эр, — совсем уж отвратно протянул этот тип.

— Так и скажу, — не повёлся я. — А значит, ты можешь влезть во всё, что мы сделали!

— Выводы, на вашем уровне знаний, на удивление логичные, сэр. Но, увы, это не так. Для постоянного подключения мне требуется сформированная и закреплённая инженером Благословенной Автократии Тригин схема эфирного взаимодействия. Специально сформированная, сэр.

— Ну сделать-то можно.

— Можно, сэр. Взгляните, — с этими словами он сформировал рядом с собой не двухмерную и плоскую, а трёхмерную и сферическую схему, забитую символами, как сволочь.

— Ух, еба-а-ать… — невольно протянул я.

— Нельзя не согласится с вашей экспертной оценкой. Но это только одна проекция. А вот количество символов натуральное.

На этом голограмма… разшестерилась. То есть, получилось шесть сфер, причём разных, забитых схемами.

— Это — трёхмерные проекции необходимого для осуществлении в эфирном плане многомерного объекта, одна из проекций которого взаимодействует с материальным трёхмерным объектом, сэр.

— Вот эта херь — один шар? — потыкал я в шесть шаров, на что Дживс кивнул. — Ну, блин, натуральный пиздец, — свёл я глаза на переносице и аж башкой заболел, пытаясь представить, КАК это можно представить.

— В данном случае, сэр, ваше непонимание объяснимо — подобные воздействия оказывали эфирные инженеры Автократии, число которых было не более семи процентов от населения.

— Охеренно головастые и умные, — отметил я. — Так, с этим ясно. И можешь ты быть в этом роботе, а ещё где?

— Из известного нам — в сервисных роботах «Кистеня», его центральном компьютере, вашем байке. Ещё в кластерном вычислителе портальных врат, сэр.

— А в Досе, если я стану охеренно умным и накорябую эту кракозябру — сможешь? Не то, чтобы критически надо, но и тебе повеселее, да и прямо скажем — бессмертный в отряде не лишний, тебе же на разрушение ложемента похрен, переселишься.

— Развитие вашего интеллекта отрадно, сэр. Смогу, теоретически — смогу и с текущей платформы, взаимодействия с механизмами Доса напрямую, а не через нейроподключение.

— Нахер, — подумав, решил я. — Сломает тебе этого робота — ты или в паука дурацкого или в комп поселишься. А этот, — потыкал я в тощего, — один. Даже если из тебя охеренный пилот выйдет — на «Кистене» ты нужнее. Так вот, второй вопрос, насчёт умнее. Я, блин, реально что-то думать много стал. Вопросы всякие о жизни появились излишне хитровывернутые, да и вообще, — помотал я лапой. — Расширился горизонт планирования. Это колдунский круг? — похлопал я по затылку.

— В некотором роде да, сэр. Задействование и включение в когнитивные процессы «спящих» участков мозга повышает общие вычислительные мощности, а ваш склад характера не позволяет им простаивать, нагружая работой, в том числе и о «смысле жизни», сэр.

— Ну, наверное, и к лучшему, — махнул лапой я. — Тогда буду умнеть, с силой страшной, сделаем тебе нормальное туловище, а не это тощее угрёбище, — решил я. — И в Дос посадим, тоже не лишнее. И Дживс, есть какая-нибудь колдунская приблудина, чтоб можно было с тобой говорить не печатая, а, например, думая, а получался текст? А то ни хрена неудобно, а связь бывает нужна.

— Теоретически — возможно, сэр. Но схемы эфирного воздействия трёхмерны, требуют нанесения и на прибор на вас, и на мою текущую платформу.

— Давай попробуем, — пожал плечами я.

— Давайте, сэр, — пожал металлическими плечами он.

В свою каюту я возвращался, по-моему, на четырёх костях, оглашая окрестности нечленораздельным рёвом. Но на глазах у меня были линзы, имеющие колдунскую и нерегестрируемую связь с Дживсом в пределах звёздной системы.

Так что несмотря на ощущение натёртых на мозгах мозолей, на койку я взбирался в целом довольный, проревел что-то одобрительное Лори и уснул.

Глава 32

На следующий день я опять был в «Приводе», да и ещё три дня ушло на «добор» команды. Кстати, механиков, кроме амбалистого Тилла не было ни у кого из нанятых.

А в целом, как по мне, подобралась сносная семёрка: четыре штурмовых Доса, два средних ракетных и один снайперский, в компанию Родсу с Тарой. Правда был у набранной команды недостаток: отсутствовало, за исключением пары резаков, оружие ближнего боя. Пришлось закупаться пробойниками, да и работёнки Лори на перелёт привалл0.

— Простите, капитан Краб, сэр! Я не понимаю, а зачем оружие ближнего боя? А на моего «Нетопыря» — вообще непонятно, — выдал Тилл своим речетативом.

— Хм, кто-нибудь ответит нашему радарщику? — хмыкнул я.

— Отвечу, — потянулся на удивление тощий, неуловимо напоминающий «тощих роботов», но весьма толковый парень Лин, на редкой ныне «Гадюке» с пристойной шестёркой средних пушек. — Тилл, ты данные по контракту читал?

— Читал, Лин, но там же тяжёлые и средние Досы, караваны! Мы же не пойдём в ближний бой? И мне-то зачем?

— Блин, Тил, хотел бы я посмотреть на твоего «Нетопыря», затыкивающего пробойником «Разорителя», — ржанул Лин, имея в виду тяжёлый артиллеристский Дос, да и прочий народ похихикал. — Животные, Тилл.

— Именно, — подхватил я. — Спасибо Лин. Нам, согласно информации заказчика, противостоят три десятка Досов, включая тяжёлые. Нам это не по силам, наша цель — именно караваны. А это значит засады, но зверьё на Рилане — натуральные, звери! — покачал я головой.

И да, пробойники были рассчитаны именно на бешеных зверюг планеты-джунглей. Какие-то они там, согласно отчётам, ни хрена не правильные: ну, положим, броню Доса прогрызть — не выйдет, невзирая повышенное озверение. Хотя были стайные пакости, выделяющие ядрёную кислоту, в качестве внешнего пищеварения. Эти могли, хоть и не сразу.

Но важно то, что на большое и двигающееся крупное (реальные слоны и более) зверьё Рилана реагировало крайне агрессивно.

И если караван «расчищал» маршрут и спокойно использовал оружие, то нам, в случае засады, придётся сидеть относительно глубоко в джунглях. И если от радарного обнаружения каравана нас Тилл прикроет, то стрельба или плазменный факел резака демаскирует нашу засаду нахрен.

В общем, весь перелёт до Рила Лори занималась установкой «временного оборудования» на Досы, в чём ей помогала и механик Тилла — весьма пробивная, невысокая, пухленькая и рыжая девица. Причём явно главная «надкаблучница» в парочке с Тиллом. Это, впрочем, дела их, но подпрыгивающий рыжий колобок Рори, гоняющий немереного амбала Тилла писками «дурачок, но я тебе покажу как надо!» доставил как мне, так и временной команде немало весёлых минут. Особенно с учётом забито-согнутого, послушно кивающего пилота: «Спасибо Рори, ты права Рори, всё сделаю, Рори!»

И выяснил я, как раскачался Тид — ну реально небезынтересный вопрос был. Оказалось, что в свободное от пилотирования время, он подвисает в виртуальных играх. И не с консольным и мысленным управлением, а эффектом «абсолютного присутствия». То есть, навороченная капсула полностью воспроизводила все усилия игрового аватара на теле, нагружая мышцы. Так что технологический качок, но и своими силами, довольно смешно выходило.

Правда я нихрена не понимал, как безбашенный и мощный берсерк в игре, где чувствуется вполне реальная усталость и боль, становится забитым неврастеником в реальности. Но, нахрен я не понимал массу вещей и поважнее, так что забил.

А так — добрались за четыре дня до системы, по пути более-менее познакомившись и проведя несколько «тактических игр» на свежеприобретённом тренажёре. Я тоже влез, но не позорился, а выполнял роль командира, стоя в сторонке. И Тида не допускал до виртуального тренажёра: нахрен его хакерские замашки, обходясь программным Досом РЭБ.

В принципе — выходило неплохо, караваны составленные, согласно присланным заказчиком данным, после подписания контракта — вполне ограблялись.

Понятно, что «на коленке» и «в теории», но слаживание худо-бедно наладили и народ не косячил, как выполняя команды, так и действуя «по обстоятельствам».

Над планетой, на удивление, оказался лишь крейсер корпорации конкурентов нашего заказчика и пара кораблей команд Досов, ей же нанятой. А вот заказчик имел пяток мощных фортов-лабораторий, густую сеть спутников, явно мощную радарную планетарную систему… и всё. Ну, в общем и заказ мне потому и не понравился — масса данных о противнике, но данных о самом заказе и целях нихрена недостаточно.

Собственно, с одной стороны, понятно: заказ вещь практически общедоступная, и отсутствие конкретики до «контракта с пунктом о неразглашении» — нормально. Но, в данном случае было слишком мало информации, так что если бы не пенсионеры, я бы и не взялся.

Ну да ладно, не улетать же, так что связавшись с заказчиком, я получил приглашение явится к «планетарному губернатору», для уточнения задачи, на планету.

— Команда, у меня отличные новости! — не без иронии огласил я собравшимся в трюме с Досами ребятам. — Я лечу на планету, у вас пара часов без присмотра. Сломаете «Кистень» — застрелитесь сами, а то хуже будет.

— Детали заказа? — уточнил Лин.

— Может виски выпить со мной местный «губернатор» захотел, — хмыкнул я. — Знать бы ещё, с хера он «губернатор», но разберёмся.

— Доклад будут готов через пару часов, сэр, — выдал Дживс персонально мне.

— Я на атмосферник, капитан? — полюбопытствовала Лори.

— Не надо, я без «Краба», — помотал я головой. — Готовьтесь пока, отдыхайте, сам смотаюсь.

И потопал к атмосфернику. Пилотирование его на самом деле было весьма простым — автопилот был фактически для всего, хотя ручное управление, традиционно, оставалось. Но даже оно было очень простым — штурвал и рукоять тяги. В общем-то, пилот его нужен был только для того., чтоб «увести» из места десанта, «пилотировать» в смысле ткнуть, куда надо лететь, можно было и из Доса.

Хотя в случае ЭМ-бури надо ручками, так что нужен, думал я, уже в атмосфернике тыча в один из фортов заказчика на голопанели управления.

Во время спуска пришёл доклад от Дживса. Новое, колдунское средство связи показало себя вполне удобным, правда было только текстовым, что, впрочем было, почти привычно.

Похмыкал я над списочным составом врага, вполне соответствующим заявленному заказчиком, да и всё: экономическая и научная информация, не более.

Форт же, куда пал атмосферник, меня несколько удивил: не блочно-каркасное, а капитальное строительство, мощные тяжёлые оборонительные турели, жилые и производственные строения. Видно, что надолго обосновались.

— Дживс, наш заказчик собирается колонизировать планету? — отмыслепечатал я эфиряке.

— Судя по данным в их базах данных — да, сэр. Есть план на расширение сети фортов-лабораторий на всю планету, видимо, с подачей в процессе корпорации Элисор уведомления о колонизации, сэр.

— А тут конкуренты с Досами.

— Досы, сэр, появились несколько позднее начала работы корпорации Небул.

— Ладно, разберёмся, посмотри информацию, прикинь что и как.

— Слушаюсь, сэр.

Тем временем сопровождающий довёл меня до охраняемого гвардейцами трёхэтажного здания, охраняемого гвардейцами, довёл до приёмной, откуда я без проблем проник в дорого обставленный кабинет. С «губернатором» незаселённой планеты, корпоратом довольно мощной корпорации Разирт, ну и фактическим заказчиком в нём. Довольно неприятный внешне тип — хотя мне с ним не «дружбу строить»: невысокий, лысоватый, крысомордый такой.

— Капитан Дрой, компания «Клешня».

— В курсе, — буркнул крысюк. — Губернатор Кенст, капитан Дрой. А теперь не будем тратить время: корпорация Разирит заинтересована в нанесении ущерба караванам корпорации Небул на сумму не менее десяти мегакредов за полгода. Технике корпорации Небул, само собой.

— И всё, господин Кенст? — после паузы уточнил я, подняв бровь. — Ни конкретных задач, ни премий за бои?

— Ещё премии вам, — окрысился крыюк. — Капитан, от вас требуется прижать этих воров, чтоб им было не так вольготно воровать, не более и не менее. Ваши разборки с наёмниками мне и корпорации похер!

— То, есть, на трофеи корпорация не претендует? — уточнил я.

— Разве что достанете неповрежденные образцы разработок, — несколько сдал назад губернатор. — Тридцать процентов их стоимости пойдёт вам премией, сейчас внесу в дополнение, — активировал он терминал. — Хотя не думаю, что с заявленным тоннажем у вас выйдет что-то, кроме как пострелять из-за кустов, — хмыкнул крысюк. — Ну да пусть будет.

— То есть, чисто рейдовая операция, на нанесение ущерба именно имуществу корпорации Небул? — уточнил я.

— Именно так я вам и сказал. В моих городах вы не нужны, безопасность мы сами обеспечиваем, — что, учитывая видимое, было правдой. — Через полгода прибудет гвардия корпорации и мы просто выкинем этих придурков с планеты, — захихикал он, потирая руки. — А вы — срывайте их поставки, если хотите расчёт по контракту.

— Угу, — не стал расшаркиваться я. — Фиксированную цену полностью уничтоженного каравана в мегакред установите, и внесите в договор, — сверился я с данными предоставленными Дживсом. — И нужен доступ к данным от вашей спутниковой группировки.

— Мегакрд так мегакред, но только как оценка нанесённого ущерба! — на что я кивнул. — Доступ только к наблюдению, нехрен вам в нашу связь лезть! — ещё один кивок. — Готово. У вас ещё что-то?

— Ничего, господин Кенст, — ответил я, поставил пометку о согласии с дополнительными пунктами, ну и ушёл не прощаясь.

Блин, неприятный какой крысюк. Хотя контракт нормальный, а «кинуть» нас ему просто нечем — форты неприступны, но мобильных сил у него нет. А все договорные моменты зафиксированы.

— Что у нас тут творится, Дживс? — поинтересовался я уже в атмосфернике.

— Судя по данным, полгода назад на планете развернула полевые лаборатории корпорация Небул. В отличие от планомерно охватывающую планету фортами с фермами для местной фауны Разирита, они проводят отлов и исследования сразу.

— А Разириту-то чем они так мешают?

— Патенты, сэр, на биоразработки и продукцию. Несколько перспективных разработок в направлении которых работали биолаборатории Разирита за эти полгода запатентованы Небулом.

— И, видимо, понимают, что их выкинут, но снимают сливки. А Разириту это серпом по яйцам, а наш найм — попытка нагадить до подтягивания основных сил.

— Именно так, сэр. Кстати, хочу вам напомнить, что, в отличие от вашего первого заказа, ограничений на ракетное вооружение нет — Элисор довольно толерантен к потерям биоценоза, а планета практически полностью покрыта джунглями.

— Да это-то понятно, джунгли и ракетные удары, Вьетнам фигов, — пробормотал я.

— Простите, с