КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604116 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239491
Пользователей - 109424

Последние комментарии

Впечатления

Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Билет на Луну [Самуил Бабин] (fb2) читать онлайн

- Билет на Луну 3.02 Мб, 110с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Самуил Бабин

Настройки текста:



Самуил Бабин Билет на Луну

Во двор, через высокую арку въехало желтое такси. Увидев машину, Кислый отчаянно замахал рукой и когда машина притормозила, открыл дверцу, втиснувшись внутрь и упав на задние сидение, назвал водителю адрес. «Все. Больше я сюда никогда не вернусь», – в изнеможении подумал он и, откинувшись на спинку, и закрывая глаза.

Алкид Фемистоклович Кислый, известный в городе артист разговорного жанра, отъезжал сейчас от своей шикарной квартиры в элитном доме на Наполеоновском шоссе. Точнее сказать, бежал от своей третьей, молодой жены, и с которой он прожил здесь, последние два года. Очередной брак Кислого, подошел к логическому финалу. Впереди светил долгий бракоразводный процесс, но об этом сейчас не хотелось думать. А хотелось скорее уехать от всего этого подальше, и залечь на дно, в небольшой родительской квартирке, расположенной в центре, в старом квасковском районе, с большим столетним тополем посредине двора, рядом с детской площадкой, отделенным от мира стеной кленов с причудливо изогнутыми стволами.

Уже совсем стемнело, когда они въехали в этот старый дворик. Кислый рассчитался и отпустил такси. В городе только установилась первая, по-настоящему теплая майская погода. Среди веток огромного тополя уходящего в небо, мелькнул тоненький лучик молодого месяца. Кислый вспомнил старую примету, если показать денежку такому месяцу, то это к возможному богатству. Он порылся в кармане пиджака, нащупал монетку и достав ее, протянув на открытой ладони вперед, задрав голову вверх, стал обходить тополь, стараясь лучше разглядеть месяц. «Здравствуйте», – неожиданно остановил его басистый голос. Кислый от неожиданности, застыл с вытянутой вперед рукой. Перед ним, на скамейке детской площадки, в слабом свете уличного фонаря, сидела парочка, молодой парень с желтой гитарой и девчушка в рваненьких джинсиках с сигареткой в руке.

– Вам нужны деньги, – затянувшись серьезным тоном, спросила девчушка.

– Зачем, – не понял Кислый.

– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Просто вы ходите с протянутой рукой как бомж в метро.

Кислый посмотрел на руку и отдернув ее, сунул ладонь в карман пиджака.

–Я не езжу в метро, – немного раздосадовано ответил он, и развернулся было уходить, как вдруг парень радостно произнес:

– А я вас узнал. Вы Кислый. Известный комик.

– Почему сразу комик, – раздраженно переспросил Кислый. Он очень не любил когда, его так называли.

– Ну, вы же ведете с веселые передачи по телеку. Я вас всегда с удовольствием смотрю. Очень смешно. Иногда.

– А при чем здесь комик, – подобрев, усмехнулся Кислый.

– Извините, я просто не знаю, как правильно называть, – растерянным голосом произнес парень.

– Артист. Просто артист, – вздохнув, ответил Кислый, – Ладно, пойду. Хорошо провести время, – и он, махнув рукой парочке, развернулся и собрался уходить.

– Подождите, – парень привстал с лавочки, – А как вы здесь оказались?

– Я здесь живу, – повернув вполоборота голову, ответил Кислый.

– Как, – еще больше удивился парень.

– Как все люди. У которых есть дом, своя квартира. Я не бомж, как решила ваша милая подружка.

– Я тоже. В четвертом подъезде, – обрадовался парень, – Только я вас раньше здесь не видел.

– Я из второго. Соседи значит. Тебя как зовут?

– Толик.

– Хорошее имя. Пойду я. Поздно уже.

– А это Лизка, моя подруга, – махнул рукой в сторону девушки Толик.

– Симпатичная. Как нибудь потом посидим здесь, пивка возьмем. Познакомимся поближе, – и Кислый помахав рукой, направился в сторону своего подъезда.

– Ты поняла, какой человек у нас теперь здесь будет жить, – глядя вслед Кислому, с восхищением произнес Толик, – Это же сам Кислый из Комик-шоу.

–Что-то мне их юмор не доходит, – безразличным тоном произнесла Лизка.

–Но у него есть классные номера.

– Отстой для гламурной тусовки, – вставая, зевнула Лизка, выстреливая окурком в кусты, – Мне домой пора. Проводишь?

– Конечно, – спрыгивая на землю, ответил Толик и они, обнявшись, через арку вышли со двора.

***

Кислый с грохотом поднялся на старом полуоткрытом лифте на четвертый этаж, где находились его и еще одна соседняя квартира, в которой по детским воспоминаниям проживала почтенная дама с белой болонкой, и которая по расчетам Кислого давно уже должна была покинуть этот мир.

Он вытащил из портфеля связку ключей и долго подбирая, нашел, наконец нужный и с трудом провернув его в замке, открыл дверь. Черное пространство внутри квартиры обдало его, чуть ли не подземным холодом. Он пошарил рукой по стене, и найдя рычажок выключателя, опустил его вниз. Тусклая лампочка, без абажура, висевшая под потолком осветила небольшой коридор, обклеенный желтыми, сильно потертыми обоями. Эти обои Кислый запомнил еще с детства. Их так и не переклеили, а прошло уже, наверное, более тридцати лет. Кислый положив портфель на столик у зеркала, прошел через высокую дверь в темную гостиннную. Здесь было немного потеплее, но тоже прохладно и совсем темно. Не найдя выключателя, он на ощупь пробрался к окну и с трудом отодвинул высокую, тяжелую штору. В комнате сразу возник полумрак от света неярких, уличных фонарей. Этого было достаточно, чтобы обозначились предметы, стоящие внутри. Здесь был большой круглый стол посередине, старинный стеклянный буфет с посудой у противоположной стены и кожаный диван с высокой, вертикальной спинкой. Кислый не включая свет, снял пиджак, повесив его на стул, подойдя к дивану, присел, откинувшись к спинке. «Сколько же я здесь не был», – вслух подумал он. И напрягшись, стал вспоминать. Лет десять назад умерла мама. Отец еще раньше. Они с сестрой тогда быстро поделили имущество. Она забрала себе дачу на Копейковском шоссе, а Кислый согласился на эту квартиру. Впрочем, к тому времени он уже жил со второй женой в ее элитной квартире у Папских прудов, а эту через агентство стал сдавать внаем. Однако вскоре ему это надоело. Денег больших это не приносило, а вот возникали постоянные проблемы из-за жильцов. Сначала одни устроили здесь наркопритон, потом вторые затопили соседей снизу, а тритии вообще не платили. И тогда Кислый перестал сдавать, но продавать не стал, договорившись с домоуправом, что тот будет присматривать за ней и раз в полгода приезжать к Сидору за квартплатой и небольшим вознаграждением. «Значит почти десять лет я здесь не был», – подытожил он, как вдруг неожиданно раздался громкий звонок. Сидор ошарашенно вскочило с дивана, не понимая, откуда раздается звонок, и бросился на свет в коридор. Но звонок снова раздался уже из-за спины и Сидор сообразил, что это звонил телефон и вернувшись в гостиннную, по звуку нашел телефон, стоящий на высокие этажерки рядом с дверью. Он поднял тяжелую, холодную трубку и приложив к уху, испуганно произнес, – Але?

– Алкид Фемистоклович, – раздался уверенный мужской голос.

– Да, – пересохшим горлом прошептал Кислый.

– Полковник Моржов, беспокоит. Помните такого?

– Моржов, – неуверенно переспросил Кислый, судорожно вспоминая.

– Начальник городской полиции Центрального округа, – подсказал голос и тихо засмеялся.

– Да, да, да. Припоминаю, – без энтузиазма произнес Кислый. – А как вы меня нашли?

– Работа у нас такая, – снова расхохотался полковник.

–Алкид Фемистоклович, у нас завтра праздник, – отсмеявшись, уже серьезным голосом продолжил полковник.

–Поздравляю, – автоматически ответил Кислый.

– Как всегда ждем вас на торжественном концерте.

– Завтра, – напрягся Кислый.

– Да. В семь вечера. Во Дворце Полиции.

– Я боюсь, что завтра я не смогу, – неопределенно протянул Кислый, – У меня на завтра…

– Постарайтесь. Я вас очень прошу, – перебил полковник, – Здесь завтра все будут, – и он, переходя на шепот, добавил, – Весь генералитет с женами. А машину я пришлю за вами в шесть, – бодро продолжил полковник, – Гонорар получите сразу после концерта.

– Я постараюсь, но не гарантирую, – сомневающимся тоном ответил Кислый.

– Постарайтесь пожалуйста. Очень рассчитываю на понимание, – с надеждой произнес полковник. – Не смею больше отвлекать. Вам обустроится еще надо в старой квартире. Вы же одиннадцать лет там не были?

– Мне кажется, десять, – засомневался Кислый.

– Одиннадцать. Мы точно знаем, – снова хохотнул полковник и отключился.

Кислый еще посидел, прислушиваясь к гудкам в трубке и только потом положил ее на аппарат.

–Все они знают, – невесело произнес он и вдруг почувствовал, что сильно проголодался. Он практически с утра ничего, да еще на нервах весь день.

Встав и подойдя к окну, он выглянул на улицу. Внизу, на противоположной стороне светился витриной торговый киоск.

– Подойдет, – обрадовался Кислый и прихватил со стула пиджак, вышел из квартиры и не дожидаясь лифта и перепрыгивая как в детстве через ступеньку, побежал вниз по лестнице, Спустившись он вышел через арку на улицу и подошел к киоску. Вся витрина была заставлена пивными бутылками и пачками сигарет.

– Скажите, а у вас поесть что-нибудь можно купить, – нагнувшись к окошку, спросил Кислый в грудь сидевшей внутри продавщицы.

–Чипсы, – всколыхнулась в ответ грудь.

– А еще что-нибудь, – с надеждой произнес Кислый.

– Чупа Чупс на палочке.

– Обойдёмся без десерта, – махнул рукой Кислый, – Давайте три пива, и две пачки чипсов.

– С чем чипсы, – уточнила продавщица.

– Так у вас еще и выбор есть оказывается, – раздраженно выдохнул Кислый, и уже успокоившись добавил, – Без разницы. На ваше усмотрение, мадам.

Рассчитавшись и взяв пакет, Кислый вернулся во двор и остановился в нерешительности у подъезда. На улице было тепло и уже чувствовался горьковатый запах раскрывшихся тополиных листьев. Возвращаться в квартиру с застоявшимся воздухом не было никакого желания и он, вспомнив про детскую площадку, развернулся и пошел в глубину двора. Скамейка была пуста и Кислый, опасаясь испачкать брюки, залез на нее с ногами, усевшись на спинку. Так он всегда сидел здесь в детстве с пацанами. Вытащив обе бутылки, он горлышком одной легко открыл другую с и наслаждением сделал первый глоток. «Это снова вы?», – неожиданно раздался голос и из темноты на площадку вышел прошлый парень, который раньше сидел здесь с девушкой.

– Ну, я – грубо ответил Кислый, – Что ты ко мне привязался?

– Извините. Я не специально. Я уйду, не буду мешать, – ответил тот и развернулся было уходить.

– Подожди, – остановил его Кислый. Ему вдруг стало неловко за свой тон, – Пиво будешь. – И он со стеклянным звоном потряс пакетом.

– Не откажусь, – обрадовался парень в один прыжок оказался на лавке.

Кислый открыл вторую бутылку и задержав в воздухе, спросил: «Тебе сколько лет?»

– Семнадцать, – ответил Толик.

– А семнадцать разве можно пить пиво?

– Так ведь с четырнадцати пью и ничего, – усмехнулся Толик.

– Тогда на, – Кислый протянул ему бутылку и достал пачку чипсов.

– Если тебе шестнадцать, – аппетитно хрустя чипсами, что-то прикидывая, произнес Кислый. –Я вполне мог знать твоих родителей. Кто они? Я уехал отсюда за год до твоего рождения.

– Отца не знаю, – доставая пачку сигарет и закуривая ответил Толик, – А мать звали Анна Селиванова.

– Аня, – поперхнулся Кислый.

– Да. Вы ее знали?

– Знал, – переспросил Кислый.

Он знал Анну со школы, она правда училась на два года младше. Но тогда он ее не замечал. А вот уже учась в институте, когда он стал выступать в КВН, с чего и началась его будущая артистическая карьера, Анна влюбилась в него и по вечерам, стояла у подъезда, дожидаясь его возвращения, которое заканчивалась быстрой интимной близостью, там же в подъезде, на подоконнике. А через некоторое время Кислый женился на дочке тогдашнего директора телекомпании и переехал к ней на квартиру, напрочь забыв про Анну.

– Так вы знали мою мать, – переспросил Толик.

– Кажется да, – растеряно ответил Кислый, и запрокинув голову махом выпил остатки пива, – Но точно не уверен. А кто отец?

– Я же говорю не знаю. Нагуляла меня с кем то, – равнодушно ответил Толик.

– Она сейчас здесь живет, – Кислый открыл следующую бутылку.

– Нет. В Австралии.

– В Австралии, – с облегчением перепросил Кислый.

– Да, вышла замуж за местного аборигена и уехала.

– А ты почему здесь?

– Мне здесь больше нравится, -ответил Толик, ставя бутылку, – А можно чипсы?

– Да, конечно, – Кислый протянул ему вторую пачку чипсов, продолжая отсчитывать в уме годы его романы с Анной и внимательно разглядывая лицо Толика. «А ведь похож», – подумал он, но в это время из кустов раздался злобный собачий лай и перед ними возникла фигура дородной дамы с маленькой, белой болонкой на поводке.

– Это, что здесь за притон, – прошипела дама, а собачка снова истерично залаяла.

«Как же она похожа на мою соседку по лестничной клетке из прошлого», – с удивлением подумал Сидор и примирительным голосом произнес:

– Да мы вроде никому не мешаем. Мы же тихо сидим.

– Тихо, – заорала в ответ тетка, – А с ногами и с пивом на детской площадке. Кто разрешил?

– Так, женщина, мы сейчас уйдем. И вы идите, а то поздно уже, – примирительно произнес Кислый.

– Я уйду, я сейчас так уйду, – замахала в ответ дама и потянув за собой собаку скрылась в темноте.

– Дура. Бесполезно с ней говорить, – махнул рукой Толик, – А у вас пиво больше нет?

– Нет, – пошарив рукой в пакете, Кислый, – Только чипсы. Сходи, возьми еще. Посидим, что-то домой не хочется. – И он, достав деньги и протянул их Толику и тот убежал в темноту.

«Может действительно сын? И что теперь делать», – озадачено потер лоб Кислый. – «А с другой стороны, ну, не встретились бы, так и бы и жил, не зная ничего», – рассудил он и эта мысль его вернула в равновесие.

Скоро вернулся Толик с пивом. Они открыли бутылки тем же способом и чокнулись

– Я очень рад, нашей встречи, – искренне произнес Толик.

–Почему, – насторожился Кислый.

–Вы знаете, я вырос на ваших миниатюрах.

– Что ты такое несешь, – чуть не поперхнулся Кислый, – Все нормальные дети вырастают на Жуль Верне, Дюма, в крайнем случае на Пушкине.

– На Пушкине конечно тоже, – согласился Толик, – Просто у нас в доме были все диски с вашими выступлениями. Мама почему-то их собирала.

– Я не одобряю вкус твоей мамы. Там же сплошная похабщина, как это можно было давать слушать детям, – искренне возмутился Кислый, – Через слово, жопа.

– Ну, почему. Ранние ваши вещи, когда вы высмеивали порядке в стране, очень даже ничего. А некоторые и сейчас очень актуально бы звучали.

– Глупость это все, – поморщился Кислый.

– Ничего не глупость, – обиженно ответил Толик, – Кстати, это не мое личное мнение.

– А чье еще, мамино, – насмешливо спросил Кислый.

– При чем здесь мамино. Моим товарищам по борьбе многим нравится ваш юмор.

– По какой еще борьбе, – опешил Кислый.

– С полицейским режимом, захватившим власть в стране. Кстати в воскресенье митинг будет против строительства на месте Собачьего сквера. Можем вместе сходить. Правда он несогласованный. Поэтому винтилово будет.

– Что будет, – с недоумением переспросил Кислый.

– Полиция будет задерживать, кто придет. Но вы можете на другой стороне дороги постоять. Там обычно не забирают.

– И зачем мне это надо, – сделал брезгливое выражение лица Кислый.

– Вам разве не безразлично, что происходит у нас в городе?

– Не безразлично. Но при чем здесь эти хулиганские сборища, – с негодованием воскликнул Кислый.

– Ну, вы же сами в своих миниатюрах, высмеивали власть и призывали быть не равнодушными.

– Это было давно и не правда, – спрыгивая на землю, усмехнулся Кислый, – Все, прощай. На сегодня концерт закончен. – И он было собрался уходить, как вдруг сзади раздался грозный окрик: «Стоять!», и из темноты вышли двое полицейских в сопровождении дамы с болонкой.

– Вот, они голубчики. Каждую ночь здесь собираются, напьются и песни орут. А этот, – дама указала рукой на Кислого, – У них, главный.

– Документики предъявите товарищ, – сделал шаг в направлении Сидора милиционер и крепко схватил его рукав.

– У меня нет с собой, – растерянно произнес Кислый. – Я тут живу.

– Вам придется проехать с нами, – милиционер с силой притянул к себе Кислого, – Вы арестованы.

– За что?

– За нарушение общественного порядка и распитие алкогольных напитков в не положенном месте, – и милиционер, отработанным приемом заломил руку Кислому и толкнув его в спину скомандовал, – Следуйте вперед.

А в это время второй уже тащил вырывающегося Толика и их вывели к дому, где возле подъезда стоял желтый полицейский Уазик.

***

–Значит, документы предъявить не можете, – сонно смотря на Кислого, спросил его дежурный майор, оформлявший протокол, когда их привезли в отделение полиции.

– Как же я могу, если они остались дома, – возмутился Кислый.

– Кто может подтвердить вашу личность, – невозмутимо продолжал допрос дежурный.

– Кто, кто, – задумался Кислый, – Наверное жена. Но она живет по другому адресу. Дайте телефон, я позвоню, она подтвердит. – Кислый протянул руку к столу, на котором лежали изъятые у него при осмотре вещи.

– Я сам позвоню, – ударил его по руке дежурный, – Номер телефона назови.

Кислый не задумываясь, быстро, назвал Светкин домашний телефон.

– Помедленнее, – приказал дежурный, набирая на диске номер.

– Але, – через некоторое время произнес дежурный в трубку, – Дежурный шестнадцатого отделения полиции Козлов. У нас находится без документов гражданин называющий себя Кислым, э-э-э…

– Алкид Фемистоклович, – радостно вытянулся к столу Кислый.

– Утверждает, что он ваш муж. Вы можете подтвердить личность задержанного, – отмахнулся от Кислого полицейский и сморщился, прислушиваюсь к ответу.

– Понял. Не знаете такого. Спасибо, – и положил трубку и внимательно посмотрев на Кислого, покачал головой, – Не знает она тебя.

– Врет, – возмутился Кислый. – Подождите. Ну вы то меня должны знать. Я известный артист. Юморист, если хотите. Меня по телевизору каждую неделю показывают в Комик-шоу. Не узнаете, – и он стал крутить головой, чтобы полицейский его лучше рассмотрел.

– Известные артисты в ресторанах дорогой коньяк пьют, а не дешевое пиво в песочнице, – не глядя на него, резюмировал дежурный и дал знак стоящим полицейским, чтобы они его увели.

– Вы не имеете право. Я буду жаловаться, – гневно крикнул Кислый, но согнулся от болезненного удара по печени.

Полицейские подхватив его под руки, протащили по длинному коридору и с грохотом открыв железную дверь, втолкнули в слабоосвещенную камеру с сидящим там на деревянных нарах Толиком.

– Ты тоже здесь, – потирая ушибленный бок, простонал Кислый.

– Ну, а где мне быть. У них бизнес класса нет, – ответил Толик, отодвигаясь, освобождая место Кислому, – Что били уже?

– Это беспредел, – гневно блеснул глазами Кислый.

– Я же вам говорил, в стране полицейский режим, а вы не верили.

– Кстати, насчет полиции. Я ведь могу сообщить полковнику Моржову. Он у них самый главный в районе, – и он, бодро вскочив и подбежав к двери стал с силой колотить, – Откройте, я хочу позвонить полковнику Моржову.

–Остановитесь, – подскочив, Толик с силой оттащил его от двери, – Они сейчас зайдут и изобьют нас дубинками.

– Но как мне сообщить полковнику, что я здесь, – тяжело дыша, произнес Кислый.

– У вас деньги с собой есть?

–Деньги, – Кислый стал шарить по карманам, – Нет. Они забрали кошелек, телефон все.

– Без денег они не дадут позвонить, – с сожалением произнес Толик.

– Кто, – не понял Кислый.

– Менты. Кто еще.

– У меня вот часы есть. Швейцарские. Дорогие, – задрав рукав пиджака показал запястье Кислый.

– Не жалко, – разглядывая часы, спросил Толик.

–Нет. У меня еще много таких.

–Тогда будем ждать, – Толик отошел и сел на нары.

– Чего ждать?

– Когда менты следующего задержанного приведут. Садитесь давайте. Здесь нельзя стоять у двери, – и Толик похлопал рукой по нарам.

– И что будет, когда они привезут следующего, – присаживаясь поинтересовался Кислый.

– Попытаюсь обменять ваши часы на звонок маме.

– Какой маме? Анне Селивановой?

– При чем здесь Анна Селиванова? Она в Австралии, – засмеялся Толик, – Полковнику вашему, как его?

–Моржову?

–Моржову, Дудкину. Какая разница. Вы номер телефона его помните?

– Помню. У меня профессиональная память, – успокаиваясь, ответил Кислый и с иронией добавил, – А ты я смотрю, в теме. Похоже часто тебя менты винтят, как ты сказал.

– В такой стране живем. Тут под раздачу каждый попасть может.

– А я вот почему-то не попадал еще ни разу, – с вызовом произнес Кислый.

В это время в двери раздался скрежет ключа. Через мгновение она открылась и в камеру давешний мент ввел худого молодого человека в очках.

– Давай часы,– прошептал Толик. Кислый судорожно расстегнул ремешок и сунул ему часы.

– Гражданин начальник, – Толик встал с нар и посмотрел на полицейского, – Можно сделать звонок маме. Чтобы не беспокоилась.

– У нас телефонная связь в стране платная, – взглянул на него полицейский.

– Денег нет. Вот возьмите это. А я потом выкуплю, – Толик протянул часы полицейскому.

Тот мельком взглянул на часы, сунул их в карман и достал оттуда старенькую модель мобильного телефона и протянул его Толику.

– Это его мама, – Толик кивнул в сторону и взяв телефон передал его Кислому и наклонившись прошептал, – Звони. Мы в шестнадцатом отделении.

– Ага, – Кислый схватил телефон и вспоминая набрал номер. -Але, это Кислый, – услышав голос Моржова, радостно воскликнул он. – Товарищ полковник, я в шестнадцатом отделении полиции. Меня задержали по ошибке. Спасите пожалуйста. Я вас…

Но тут Толик вырвал трубку и вернул ее полицейскому: «Спасибо. Господин начальник»

Полицейский, молча забрал, телефон и вышел, с грохотом закрыв дверь.

– Садись, – предложил Толик, скромно стоящему у стены парню в очках.

– Спасибо, – поблагодарил тот и присел на краешек нар.

– За что тебя повязали, – продолжил Толик.

– Я на скрипки играл в переходе метро.

– Серьезное правонарушение, – покачал головой Толик, – Тебя как зовут?

– Иоганн.

– А по отчеству не Себастьянович случайно,– автоматически пошутил Кислый.

–Нет. Иванович, – серьезно ответил парень. – Я студент. В музучилище учусь. А вас за что?

Кислый не успел ответить, как заскрежетал замок и в камеру заглянул все тот же полицейский.

– Кислый, выходи, – произнес полицейский.

– А ребят, когда, – подходя к двери, поинтересовался Кислый.

– Про ребят приказа не было,– кивнул полицейский и, вытолкнув его из камеры, и повел по коридору.

В комнате их уже встречал дежурный майор с виноватым лицом.

– Вы уж простите нас, товарищ Кислый. Свет у нас видите слабый, не признал вас сразу. Я ведь страстный поклонник вашего многогранного таланта, – и он протянул руки с телефоном и кошельком Кислого, – Вот ваши вещи, проверьте. А мои оболтусы, вас доставят к месту жительства.

– Спасибо, – не глядя, сунул вещи в карман Кислый. – А что с ребятами будет, которые в камере остались.

– Ничего с ними не будет. Не переживайте. Отвезем завтра в суд. Пятнадцать суток выпишут и на нары.

– На какие еще нары, – испугался Кислый.

– Да, это образно я сказал, – засмеялся майор, – В спецприемник конечно отправим. У нас здесь никаких условий. Сами видели.

– Подождите, – замялся Кислый, – а нельзя их тоже выпустить?

– Как выпустить, – майор растерянно захлопал глазами, – Без суда?

– Понимаете, – беря под руку майора, вкрадчивым голосом продолжил Кислый, – Мне с ними завтра на концерте ко Дню полиции выступать. Они мне ассистируют. Один на скрипочке, а другой, – тут Кислый задумался на мгновение, – А другой, свистит. Хотите, я позвоню полковнику Моржову.

– Не надо. Я все понял, – воскликнул майор, загораживаясь рукой и повернувшись к полицейскому, скомандовал, – Сержант, быстро сюда доставить задержанных.

–Есть, – козырнул тот и выбежал из помещения и через несколько минут ввел обратно Толика и Скрипача.

– Забирайте ваших ассистентов, – махнул рукой майор.

– Скрипку верните, пожалуйста, – вежливо произнес Иоганн.

– Ах, да, конечно. – Майор забежал за перегородку и вернулся, неся в руках футляр со скрипкой. – Вот ваша скрипка. А это вам свисток, – и он протянул Толику серебристый свисток на цепочке, – Настоящий, полицейский. Свистеть теперь на концертах будешь в него.

– Спасибо. Приятно было познакомиться, – поблагодарил Кислый, протягивая руку.

– Взаимно, – схватившись двумя руками за его руку с энтузиазмом ответил майор, – Сейчас вас отвезут по домам.

– Чего тут везти. Один квартал всего. Сами дойдем, – ответил Толик.

– Действительно. Не беспокойтесь. Мы прогуляемся, – с трудом вырывая руку у майора, ответил Кислый.

Они вышли на крыльцо

– А который сейчас час, – Кислый механически посмотрел на запястье руки.

– Сейчас, – воскликнул Толик и юркнув обратно в дверь, вернулся через несколько минут, протягивая часы Кислому.

– Первый час уже, – Кислый взглянул на циферблат.

– До свидания, – вежливо произнес стоящий в стороне скрипач, – Я тут недалеко в общежитие консерватории живу.

Они, попрощавшись со скрипачом, и направились дворами к своему дому.

– А ты один, что ли живешь, – остановившись у подъезда, поинтересовался Кислый.

– Нет, конечно. Там много нас. Бабушка. Дядя с семьей, – невесело ответил Толик, – Я, поэтому стараюсь попозже возвращаться.

– Знаешь, что, – Кислый сунул руку в карман, достал связку ключей, перебрал, отсоединил ключ от квартиры и протянул Толику, – Вот возьми.

– Что это, – удивленно посмотрел на него Толик.

– Ключ от моей квартиры. Она большая, трехкомнатная. Я там один и то не всегда приезжать буду. Так, что пользуйся.

– Зачем?

– Чтоб не болтался во дворе и в полицию не залетал, – раздраженно ответ Кислый и потянул к дверной ручке, – Да и, – тут он сделал паузу, подумал и, отвернувшись, добавил, – Можешь девушку эту свою приводить. Как ее зовут, забыл?

– Лизку?

– Лизку. А то трахаются в темноте по подъездам, и не помнят, потом от кого у них дети рождаются, – и он, быстро шагнув в подъезд, с силой захлопнул за собой дверную створку.

Поднявшись в квартиру, он сразу принял душ. Нашел в шкафу постельное белье, застелил его на диване и лег, включив настольную лампу, стоящую в изголовье на этажерке, рядом с телефоном.

«Что на меня нашло? Зачем я ему ключи отдал?», – с сомнением подумал Кислый, укладываясь на диване, как вдруг резко зазвонил телефон, стоящий рядом на этажерке.

– Да, – подскочив, он схватил трубку и прижал к уху.

– Все нормально надеюсь,– раздался немного насмешливый голос полковника Моржова.

– Да, спасибо товарищ полковник. Я просто вышел в магазин, забыл документы, а тут эти полицейские, – быстро стал рассказывать Кислый.

– Да, ладно. Общее дело делаем, – остановил его Моржов.

– Общее, – удивленно переспросил Кислый.

– Конечно. Мы порядок в стране наводим, а вы нам настроение создаете. Не

Забыл кстати насчет концерта?

– Нет, конечно. Буду. Обязательно буду.

– Это правильный ответ, – самодовольно пробасил Моржов. – Только ты это. Будешь выступать, про жопу не надо, это их будет шокировать. Они этого не понимают.

– Кто они, – не понял Кислый.

– Жены генералов. Они же все домохозяйки, жизнь улицы не знают, – объяснил полковник.

–А про что тогда можно?

– Ну, хотя бы про студента этого, из кулинарного техникума. Который ногти все грыз и в женскую консультацию на практику попал, – захохотал в ответ полковник.

– Ну, это очень старое и не я написал, – застонал Кислый.

– Какая разница кто. Им это точно понравится. Все, остановились на студенте. Спокойной ночи, – закончил полковник и отключился.

– Ладно, завтра в интернете найду эту миниатюру. С ней кажется Казанский выступал тогда, – успокаивая себя, подумал Кислый.

Он еще полежал немного, пытаясь заснуть. Потом резко скинув одело, достал из кармана пиджака висевшего на стуле сигареты, и пройдя босиком на кухню, подошел к окну и закурил, выпуская дым через открытую форточку. На небе из темноты облаков, вдруг появился узенький серпик месяца. Кислый сразу вспомнил, как бабушка, еще в детстве учила его, давая пятачок, увидев молодой месяц: «Положи перед ним монетку. Это к богатству». Кислый усмехнулся, и пошел в комнату. Поискав по карманам пиджака, достал какую мелочь и вернувшись на кухню, положил ее на подоконник и подумал: «А хорошо, что я вернулся домой».

***

Проснулся Кислый поздно. Из открытой форточки доносились негромкие звуки улицы. На стене тихо тикали часы. Из кухни доносился негромкий звук от радиоточки. Ему вдруг показалось, что он снова оказался в детстве. «Так бы лежал и не вставал», – подумал он, но тут раздался звонок с мобильного лежащего на стуле у дивана. Кислый дотянулся и включил экран телефон. «Жена», – высветилось на экране.

– Да, – с неудовольствием ответил Кислый.

– Я собрала, твои вещи, – не здороваясь, вызывающим тоном, произнесла Света, – До двенадцати должен приехать, забрать.

– К чему такая спешка, – недовольно засопел Кислый.

–Я в двенадцать уезжаю в аэропорт и улетаю на две недели.

– Я могу не успеть, – он посмотрел на настенные часы, которые показывали половину десятого, – Ты езжай тогда. У меня есть ключи. Я заеду потом.

– Я сменила замки. Не приедешь. Выброшу все с балкона, – безразличным тоном ответила Светка и отключилась.

– А ведь точно выбросит, – с досадой произнес Кислый.

Он, быстро умывшись и зайдя на кухню, нашел в шкафах банку растворимого кофейного напитка «Летний» и поставил чайник на старую газовую плиту. Вдруг из гостиной раздался громкий, пугающий звонок домашнего телефона.

– Доброе, утро, – сняв трубку, он услышал уже знакомый голос полковника Моржова.

– Здравия желаю, – выдавил Кислый.

– Это по-нашему, по-армейски, – захохотал в трубку полковник и Кислому даже показалось, что от трубки пошел, запахло портупеи и крепкого табака. – Уточняю задачу, – перестав смеяться, командным голосом продолжил полковник. – В шесть приезжает машина. В семь начало концерта. Вы выступаете третьим номером. Студент кулинарного техникума на практике в горбольнице.

– Подождите. А может все-таки, что нибудь другое. Я уже не помню текст, – взмолился Кислый.

– Поздно. Все программки распечатаны и разосланы гостям, – почему то обрадовался полковник. – До шести времени много. Вспомните.

– Постараюсь, – согласился Кислый, кладя трубку, но тут на весь дом, сигналом воздушной тревоги засвистел чайник. Он подскочил со стула и бросился на кухню.

Выключив плиту, он насыпал в стакан две ложки кофе и залил кипятком. Кофе всплыл двумя большими горками, но растворяться не стал. Только активно размешав ложкой, ему удалось, наконец, частично утопить часть нерастворимого порошка. Но как только он сделал первый глоток, с улицы раздалось противное завывание сирены. Кислый подошел к окну и выглянул наружу. Внизу, мимо дома, в сопровождении полицейской машины с мигалкой и сиреной проезжал огромный трейлер, груженый какой-то металлоконструкцией. Чуть впереди дорога расходилась, образуя небольшой пустырь, на котором спокон веков, местные собачники выгуливали своих четвероногих друзей, поэтому в простонародье это место и называлось «Собачим сквером». Теперь же, вся площадка была огорожена временным забором, за которым виднелись стрела большого автокрана. В это время, полицейская машина остановилась. Из нее вышли двое гаишников и перекрыли дорогу, освобождая проезд трейлеру и тот мощно зарычав двигателями, переехал бордюр и с трудом вписываясь в узкий проезд в заборе, въехал на площадку.

– Ну, и где же ты тихий двор моего детства, – простонал Кислый и вылив в раковину недопитый кофе, набросил пиджак и выбежал из квартиры.

Пройдя через соседний двор, он вышел на магистральную улицу и остановив проезжающее такси и назвав Светкин адрес, упал на задние сидение.

Но и в дороге не заладилось. Не смотря на то, что была суббота, машины, двигались в сплошной пробке.

– Почему стоим, – спросил он, с нетерпением поглядывая на часы, когда они, пропустив очередной зеленый свет, остались стоять на месте.

– Спортивный забег сегодня по Огородному кольцу, в честь дня полиции. Вот менты и перекрыли подъезды там, – ответил таксист и зло добавил, – А завтра слышал, пацаны акцию претесную в Собачьем сквере собираются устроить. Вообще не проедешь. Пересажать бы их всех.

– Кого, ментов, – не особо вникая, спросил Кислый.

– Причем здесь менты. Кто же их посадит, – подозрительно посмотрел на него таксист.

Наконец-то машины стали двигаться, и они медленно поехали вперед, но все равно опоздали на пол часа к назначенному Светкой времени.

Выйдя из такси, Кислы в первую очередь огляделся по сторонам. Выброшенных вещей вроде нигде не валялось. Тогда войдя в подъезд, он поднялся на свой этаж и там, на лестничной клетки, обнаружил две большие клеенчатые сумки, в которых обычно челночники возили товар на вещевые рынки.

– Это, что все, – удивленно произнес он, нажимая кнопку звонка, но ему не открыли. Он достал ключи и попытался открыть, но и они не подошли. Светка действительно сменили личинки. «А компьютер где», – и он с трудом расстегнув сумки, стал рыться внутри, выбрасывая из сумки одежда и через некоторое время с облегчением извлек ноутбук, в котором были забиты все его выступления и миниатюры. Миниатюр про студента кулинарного техникума, которые заказал ему Моржов для сегодняшнего концерта там естественно не было. Это были старые миниатюры, с которыми выступал когда-то известный эстрадный юморист Казанский. Кислый никогда не исполнял чужие тексты, а тем более из советского репертуара. Но надо было выполнять обещание Моржову и он, присев на ступеньку, включил компьютер, стал искать их в интернете.

– Вот, – обрадовался Кислый, найдя наконец-то тридцатилетней давности миниатюру, в которой бестолковый студент кулинарного техникума, направляют на практику в городскую поликлинику и он, ошибаясь дверью попадает вместо столовой в кабинет женской консультации. Начинается прием, к нему входит представительная дама и он, осмотрев ее, выписывает рецепт украинского борща, рекомендуя принимать его в течении недели, а на ужин картофельные драники. Прием продолжается дальше, под неумолкающий хохот зала.

– Бред какой то, – бессильно опустил руки Кислый, досмотрев до конца. – Значит про жопу нельзя, а про передок можно. Это же еще и по телеку будут показывать. Меня же свои засмеют потом. С этим выступать нельзя. Но что делать? – И он, застонав, сунув компьютер в сумку, схватился руками за голову.

В это время дверь лифта раздвинулась и из него на лестничную клетку вышел мальчик из соседней квартиры, держа в руках сравнительно большой для него футляр для скрипки.

– Здравствуйте дядя Алкид, – вежливо поздоровался малыш.

– А-а, – вскинул голову Кислый, – А, это ты Сережа, здравствуй.

– А почему вы здесь сидите?

–Я, – приходя в себя переспросил Кислый, – Да устал немного. Присел отдохнуть

– А меня в музыкальную школу отдали, – гордо ответил малыш, показывая футляр. – На скрипке буду теперь играть.

– Поздравляю, -натянуто улыбнулся Кислый.

– До свидания, – попрощавшись, мальчик открыл дверь и зашел в свою квартиру.

– Пока, – махнул ему рукой Кислый и подскочил. – А что, если этого дебила из кулинарного техникума, заменить на скрипача? И он вместо украинского борща, будет им полонез Огинского или Танец с саблями исполнять. Это выход! Теперь надо срочно найти этого Себастьяна Баха из музучилища, – вскакивая, загорелся идеей Кислый. Он быстро покидал вещи в сумку и спустившись вниз, бросил ее в багажник и приказал таксисту: Ищи адрес. Общежитие музучилища. Это где-то в центре.

– Тут их целых три, – набрав в навигаторе ответил таксист, – Куда ехать то?

– Будем искать. Начнем с ближайшего, – садясь в машину, уверенно ответил Кислый.

***

Скрипача удалось найти в последнем общежитии, которое располагалось в двух кварталах от дома Кислого. Это было четырехэтажное, серое здание из силикатного кирпича, постройки 50-х годов прошлого века и производило удручающее впечатление. Зато из всех окон разносилась какофония звуков от множества музыкальных инструментов вперемешку с орущими из магнитофонов записями рок исполнителей. «Как тут можно, что-то расслышать, а тем более научиться музыки». – Подумал Кислый, входя в подъезд общежития.

Дежурный на входе его сразу узнал и, взяв автограф, по журналу нашел номер комнаты скрипача. Кислый поднялся по полутемной лестнице на четвертый этаж, где на каждом пролете стояли, обнявшись, влюбленные парочки и постучавшись, вошел в комнату скрипача. Тот сидел на кровати и натягивал струны на скрипке. На двух других кроватях, прямо в одежде спали двое длинноволосых студентов.

– Привет, Себастьян, – с облегчением выдохнул Кислых.

– Иоганн, – посмотрел на него скрипач и взяв смычок провел по струнам издав не приятный, царапающий звук.

– У меня к тебе деловое предложение. Мне нужен скрипач на концерт, – сморщившись от звука, произнес Кислый. А в это время за стеной раздался, барабанная дробь и громко застучала ударная установка.

– Послушай, может, выйдем на улицу, там переговорим, – закричал Кислый.

Скрипач кивнул головой, убрал скрипку в футляр и они, спустившись вниз, прошли в соседний двор, куда не долетали звуки из общаги.

– Как вы только здесь только можете жить и учиться, – с недоумением спросил Кислый, когда они присели на скамейку под большим кустом цветущей сирени, рядом с потрепанного вида мужичком похожего на бомжа с большой сумкой, стоящей на земле.

– Нормально. Привыкли уже, – пожал плечами скрипач. – Если, совсем припрет, или к экзаменам надо готовиться, можно в метро пойти играть, или в подземный переход.

– Я думал, вы из-за денег там играете, – удивился Кислый.

– Из-за денег тоже. Только не очень-то там заработаешь.

– Кстати о заработке, – вернулся к началу разговора Кислый и изложил скрипачу идею. Он Кислый выступает в роли студента музучилища в женской консультации и выписывает в качестве лечения короткое музыкальное произведение, которое тут же исполняет. Точнее сказать исполняет их скрипач, стоящий за кулисами, а он просто водит смычком по скрипочке.

– Вообщем ничего сложного. Нужна еще одна скрипка. Что играть, ты сам решай. Двадцать процентов с гонорара твои, как положено. Концерт сегодня в семь. Во дворце полиции. Договорились, – закончил Кислый и выжидательно посмотрел на скрипача.

– Без проблем, – согласился скрипач, – Вечер у меня сегодня свободный.

– Вот и отлично, – обрадовался Кислый, – Сейчас еще сценарий с полковником Моржовым согласую. Думаю, он не буде против.

Он достал телефон и, поискав, набрал номер.

– Слушаю, Алкид Фемистоклович, – ответил голос полковника.

– Товарищ Моржов. Тут я хотел небольшое изменение внести в выступление. Вместо студента кулинарного техникума, там будет скрипач из музучилища, и музыка еще добавится живая.

– Мне все равно, что за студент. Главное, чтобы это все в женской консультации происходило. Это же самое интересное, – немного подумав, ответил полковник.

– Даже не сомневайтесь. Тема женской консультации остается без изменений, в первоначальном варианте, – заверил его Кислый.

– Тогда пусть будет скрипач, – добродушно согласился полковник.

– Ну, вот с заказчиком договорился, – Кислый отключил телефон и немного задумавшись, добавил, – Еще надо достать где-то белый халат и докторскую шапочку. Нет у тебя никого в медицине?

– Сейчас узнаю, – ответил скрипач и обратился к сидящему бомжу, который в это время пил из пластиковой бутылки молоко, держа в другой руке кусок батона. – Вить. У тебя случайно белого халата не будет?

– Сейчас, подожди, доем, посмотрю, – ответил Витя-бомж, прикладываясь к бутылке.

Он не спеша допил молоко, собрал с колен крошки батона и кинув их под лавку, сидящим там воробьям, открыл свою огромную сумку. Недолго порывшись, он извлек белый сверток и протянул его скрипачу, – Тут все, что надо и стробоскоп еще есть.

– Спасибо. Откуда это у вас. – Кислый с опасением, покосился на сверток.

– У Витя всегда все есть, – забирая сверток, ответил за бомжа скрипач, – Вы посидите пока здесь, а сбегаю за второй скрипкой.

– Сколько я вам должен за костюм, – доставая кошелек, обратился к бомжу Кислый, когда скрипач ушел.

– Сколько не жалко, – пожал плечами Витя-бомж.

Кислый немного задумался, открывая кошелек и отсчитав несколько купюр, протянул их Вите, – Хватит?

– Хватит, – согласился тот, не глядя, забирая деньги.

Кислый, чтобы не терять время, достал телефон и найдя на ютьюбе старое выступление Казанского в женской консультации, сделав погромче, стал слушать, стараясь запомнить монолог. Однако речь Казанского все время перекрывал хохот и аплодисменты зрителей.

– Вот, что он сказал, – со злостью хлопнул по лавке Кислый после очередного взрыва хохота. – И текс сейчас ведь нигде не достанешь.

– Вот возьмите. Здесь, кажется это есть, – достав из сумки свернутую в рулон пачку пожелтевшего машинописного текста, протягивая его Кислому.

– Что это, – Кислый развернул завязки и открыв первую страницу, увидел оглавления. Проведя пальцем вниз, нашел на искомый заголовок: «Прием в женской консультации» и полистав, открыл искомую страницу. Это был тот самым текст с какими-то карандашными пометками.

– Откуда это у вас, – с изумлением посмотрел он на Витю-бомжа, доставая из кошелька и протягивая ему тысячу.

– Выбрасывают люди на помойку, – пожал плечами Витя, – А зря. Все в этом мире, когда нибудь да пригодится. – Если, что понадобится еще. Обращайся. Я в этом районе обитаю, – забирая деньги, ответил Витя.

В это время вернулся скрипач, неся два футляра и они, попрощавшись с Витей, пошли к дороге ловить такси.

***

Дверь в квартиру была чуть приоткрыта. Кислый потянул на себя дверную ручку, и из глубины донесся шум работающего пылесоса, а в воздухе ароматно запахло чем-то съедобным.

– Вы же говорили, что один живете, – спросил стоящий сзади скрипача, – Это точно ваша квартира?

– Моя, – Кислый взглянув на номер на двери, утвердительно добавил, – Точно моя. Пошли.

Они прошли через полутемную прихожую в гостиную, из которой и доносился основной шум, и увидели, стоящую к ним нагнувшись спиной стройную фигурку девушки, пылесосившую пол. Кислый огляделся по сторонам и, подойдя к розетке, в которую был, воткнут шнур от пылесоса, выдернул его. Пылесос тут же выключился, а девушка распрямилась и повернулась в их сторону.

–Что здесь происходит, – подозрительно посмотрел на нее Кислый.

–Убираюсь вот, – девушка рукой поправила свалившийся на лицо локон.

– На каком основании, – официальным тоном продолжил Кислый.

– Ни на каком, – пожала плечами девушка, – Меня Толик попросил.

– Толик, – переспросил Кислый, и он сразу узнал в девушке вчерашнюю подружку Толика, которая была с ним на детской площадке.

– А чем это пахнет, – Кислый вытянул голову и заводил носом.

– Пиццей. Она на кухне, в духовке. Это Толик вам приготовил.

– А где Толик?

– Ушел куда-то, – пожала плечами девушка. – Включите, пожалуйста, пылесос. Мне немного осталось.

– Хорошо, – Кислый воткнул вилку и, сделав знак Скрипачу, прошел на кухню.

Аппетитный запах пиццы, шел из приоткрытой дверцы духовки. На столе стояла большая бутылка колы.

– Вкусно у вас здесь пахнет, – завистливо вздохнул из-за спины Скрипач.

– Тогда может, и пообедаем, раз приготовили. – Кислый нагнулся к духовке и стал вытаскивать противень с пиццей.

– А куда это положить, – Скрипач протянул сверток с халатом, который им отдал Витя-бомж.

– Подожди, – с опаской остановил его Кислый, брезгливо смотря на сверток. – Брось под раковину. Его постирать надо сначала. И руки помой.

Кислый разрезал пиццу, достал из шкафа чайные чашки, разлил в них колу и выдвинул два стула: «Давай присаживайся, а то я что-то тоже проголодался».

В это время на кухню заглянула девушка.

– Я закончила. Надо бы еще окна помыть. Но у меня сегодня нет времени.

– Спасибо, – с полным ртом, вскочил из-за стола Кислый, – Давайте с нами. Очень вкусная пицца. Вас, кажется, Лиза зовут?

– Да, Лиза. Мы с Толиком поели перед вами. Пока, – и она, перекинув через плечо рюкзачок, развернулась к выходу.

– Подождите, – протянул в ее сторону руку с куском пиццы Кислый, – Вы бы не могли помочь постирать мне, вон там вещи под раковиной.

– Помочь, – удивленно посмотрела на него девушка.

– Не помочь, а взять и постирать. А то я честно не умею.

– Хорошо, – наклоняясь и поднимаясь сверток, согласилась Лиза, – К какому времени они нужны?

– К шести часам, – обрадовался Кислый, – И еще ведь их погладить надо. Я заплачу. Сколько надо?

– Не надо. Толик занесет вам к шести, – и Лиза, сунув сверток под мышку, вышла из кухни.

– Фу, – с облегчением выдохнул Кислый, – Непросто одному жить. Сколько дел сразу вылезает. Ты вот как один справляешься, Себастьян?

– Иоганн я, – откусывая большой кусок пиццы, поправил скрипач. – Я же не один живу?

– А с кем?

– Нас там много в общаге. Триста человек. Хотите, я с завхозом поговорю, он вам за небольшую плату койку выделит.

– Нет. Я уж, как-нибудь сам здесь перебьюсь, – с испугом произнес Кислый, – Давай, доедай и нам еще прорепетировать, надо успеть.

Через два часа, когда позвонил полковник Моржов, предупредить, что машина внизу, они до мелочей, как привык Кислый, отработали номер. Внизу, во дворе, их уже дожидался Толик, принесшего постиранный и отглаженный халат.

– Спасибо, за пиццу, – Кислый вытащил из кошелька деньги и протянул Толику, – Купи, пожалуйста, еще продуктов. Чтобы полный холодильник был.

– Это много, – беря и рассматривая деньги, ответил Толик.

– Не много. Останутся, Лизе купи, что нибудь.

–Что, – удивленно посмотрел на него Толик.

– Цветы, духи. А не знаю. Ну, что она любит?

–Зачем, – еще больше удивился Толик.

– Ладно, – садясь в машину, грустно посмотрел на него Кислый, – Приеду, расскажу. Поехали, Скрипач.

Они сели в поджидавший их у подъезда черный авто, с проблесковым маячком на крыше и маневрируя между стоящими машинами, выехали со двора.

***

Они подъехали к отдельному входу Дворца Полиции для vip- персон, где их встретили двое плотных охранников в темных костюмах и провели в какое-то помещение с большим темным телевизионным экраном на стене и рядом кресел, напротив.

– Как же я рад тебя видеть, дорогой Алкид Фемистоклович, – раздался голос входящего в комнату полковника Моржова. Он даже не вошел, а вкатился. Это был среднего роста человек, с большим свисающим животом и огромной фуражкой с задранной вверх тульей. Он, мелко перебирая ногами, подкатился к Кислому протягивая руку с короткими, толстыми пальчиками, и обдавая запахом свежее выпитого коньяка.

– А это кто, – полковник бросил подозрительный взгляд на стоящего с двумя футлярами Скрипача.

– Иоганн Себастьянович, мой ассистент. Он на скрипке будет играть.

–Где-то я уже слышал, это имя, – кивнул Скрипачу полковник.

В это время в дверь, запыхавшись, вбежал капитан с выпученными глазами.

– Приехали, – просипел взволнованно капитан.

– Генералитет пожаловал, – с восторгом произнес полковник, заваливаясь в кресло напротив экрана, – Давай включай, Жора. Посмотрим на гостей.

Капитан схватил пульт, лежащий на столе, и включил телевизор. На экране возникла картинка главного входа Дворца, к которому подъехали черные лимузины, из которых стали выходить генералы в парадной форме с дамами в каких-то старомодных нарядах и шляпках с перьями.

– Отсюда плохо видно. Включи внутреннюю камеру, – приказал полковник, и капитан переключил картинку. Теперь на экране крупным планом возникли лица генералов и сопровождающих дам, идущих по коридору в сторону зала.

– Это первый замминистра, – срывающимся голосом, произнес полковник, когда на экране возникло строгое лицо еще бодрого старичка, с колючим взглядом. Рядом с ним шла такая же сухонькая старушка с театральным веером. – Юлия Петровна, жена, – с почтением произнес полковник. – Очень строгая женщина. Это она больше всего про жопу не любит. Остальные-то нормально воспринимают. Но с этой лучше не шутить на эту тему, – прокомментировал полковник и, посмотрев на Кислого уточнил на всякий случай, – Ты про жопу то надеюсь, убрал?

– Убрал, убрал, – покивал в ответ Кислый. – Нет, там ни одной жопы.

– Это хорошо, – одобрил полковник.

Следующим на экране появился толстый дядечка в синей генеральской форме, в сопровождении крупной дамы в перьях и двух молодых людей, такой же комплекции, как и генерал.

– Генеральный прокурор, со всем семейством пожаловал. Это, кстати, его супруга очень про студента хотела. Так, что ты не подведи Алкид Фемистоклович.

– Не подведу,– натянуто улыбаясь, покивал в ответ Кислый.

Потом пошли генералы рангом поменьше. Это были в основном добродушные с виду старички, идущие под ручку со своими женами, похожими больше на обычных домохозяек, чем на дам из элиты. «И эти божьи одуванчики, командуют огромной ментовской армией, держащей в страхе все сильно пьющее, но мирное и доверчивое население моего города», – с грустной иронией думал Кислый, слушая почтительные комментарии Моржова. Пару раз правда прошли бравые, молодые генералы в синей камуфляжной форме, не то из ОМОНа или, из спецназа. Последним шел, еще не старый генерал, тоже плотного сложения в темно синей форме и такой же высокой фуражке, как у Моржова. Проходя по коридору, этот генерал вдруг остановился и вытянув волосатый кулак в сторону камеры, произнес с делано грозным видом: «Я же знаю, что ты подсматриваешь, Моржов. Я тебя без камеры насквозь вижу». И вдруг, громко рассмеялся и отдав честь, побежал догонять остальных.

– Генерал Хвостов, – тоже рассмеялся Моржов, помахав рукой телевизору, – Мой прямой начальник. Вот он как раз про жопу очень уважает. Как нибудь возьмем тебя на рыбалку, или в баню, выступишь там.

– Выступлю, – послушно согласился Кислый.

Генералитет вошел в зал, когда уже все остальные, должностями поменьше, собрались. Как только они расселись в первых рядах, раздались звуки фанфар и на сцену строевым шагом вышли курсанты почетного караула с карабинами и под музыку военного оркестра, стоящего сзади, стали ходить по сцене, выполняя строевые упражнения.

–Ну, вот и началось, – с облегчением произнес Моржов, и наклонившись к стоящему рядом столику, и извлек с нижней полки толстую бутылку виски. – Выпьем за начало мероприятия, – плеснув из бутылки в стоящие на столе стаканы, – Ты как?

– Не за рулем вроде, – подходя и беря стакан, согласился Кислый.

–Ну, ты артист, – хохотнул Моржов, протягивая стакан, – Давай. За нас. За ментов. Что бы они без нас делали?

– Кто, – не понял Кислый.

– Да, все остальные, – серьезным видом ответил Моржов и чокнувшись залпом выпив весь стакан.

В это время курсанты, отмаршировав, ушли со сцены и на их место вышел оперный певец и спел песню о Родине. Потом, как всегда водится на таких концертах вышел академический хор с казацкими песнями и плясками. И уже когда обязательно-патриотическая программа закончилась, появились двое популярных телеведущих, выступавших вместе с Кислым в Комик –шоу и стали, с юмором, приглашать самых популярных в городе звезд эстрады.

– Твои кажется, – указал бутылку в руке, на экран Моржов и посмотрев в бумажку, лежащую перед ним, предупредил, – Ты после Газмазова пойдешь, Алкид. Еще по одной?

– Нет. Потом, – отказался Кислый.

В это время на сцену выбежал, как раз Газмазов, в майке, размахивая над головой саблей. Он запрыгал по сцене и запел, про Есаула и Коня.

– Пошли, Себастьян. Нам пора, – поманил скрипача Кислый, направляясь к выходу.

***

Аплодисменты в зале продолжались, но Кислый больше не стал выходить на поклоны. Капитан, помощник Моржова, проводил его, в небольшой банкетный зал, где у сервированных столиков с едой и выпивкой уже собрались выступившие артисты.

– Мне домой вообще то надо, – остановился в проходе Кислый. У него не было никакого желание встречаться с собратьями по цеху. – Может рассчитаетесь и я пойду?

– Не положено, – выдавил капитан, вращая глазами, – Надо дождаться руководства. Концерт закончится. Они придут, поздравят всех. Только потом расчет. Осталось немного, – и капитан провел их к столику, за которым стоял уже хорошо выпивший певец исполнявший песню про Родину.

– Прекрасный номер коллега, – наливая полный фужер водки из графина и протягивая его Кислому, чуть заикаясь произнес оперный.

– Спасибо, я минералочки, – и Кислый потянулся было за бутылкой с водой, но тут в зал вкатился полковник Моржов, размахивая руками: «Товарищи, артисты прошу всем налить. Они уже идут».

В это время распахнулась высокая двухстворчатая дверь и в зал медленно вошли генералы с женами и выстроились в шеренгу перед столами с артистами. К ним тут же подбежали два официанта с подносами, на которых стояли бокалы шампанского.

– Берите, берите, – оперный снова протянул фужер с водкой, – Сейчас тост будет. У них здесь везде камеры понатыканы. Они все фиксируют, а потом проверят.

– Спасибо, – криво улыбнулся Кислый беря фужер.

– Господа артисты, прошу тишины, – поднял над головой руки Моржов, хотя все уже давно и так стояли молча, разглядывая вошедших.

– Спасибо, за прекрасный концерт, – взяв рюмку с водкой, равнодушным голосом произнес сухонький замминистра, оглядывая всех холодным взглядом. – Сегодня вы еще раз доказали своим выступлением, что наши артисты самые лучшие в мире. И разрешите всех присутствующих, от лица руководства города, поздравить с этим великим праздником. С Днем Полиции!

– Ура-а, – вызывающе радостно закричали в ответ артисты, салютуя поднятыми рюмки и бокалами.

– Обязательно надо выпить, – потянувшись рюмкой к фужеру Кислого тоном знатока произнес оперный. – Они не любят, кто не пьет. Если не пьешь, значит, не уважаешь.

– Это я знаю, – ответил Кислый и пригубил фужер.

–До дна надо, – добавил оперный и Кислый махнул рукой и осушил фужер.

В это время генералы с женами стали обходить артистов, чокаясь и произнося хвалебные фразы.

– Очень, очень понравилось, – протягивая рюмку, подошел к их столику расплывшийся в улыбке генпрокурор с супругой.

– Спасибо, – заулыбался в ответ Кислый.

– Мы, с супругой давние поклонник вашего таланта, – приставил пистолетом палец в грудь Кислого прокурор. – Только, честно, студент кулинарного техникума нам больше нравился. Он ближе к народу что ли.

– И более, сексуальней, – жеманно вставила супруга.

–Все течет, все меняется, – уклончиво ответил Кислый.

– Не все, – возразил прокурор, – Традиции должны сохраняться и поддерживаться, а иначе мы с вами знаете, куда зайдем?

– Догадываюсь, – сделал виноватое лицо Кислый.

–Очень хорошо, что вы меня понимаете, – потянулся к нему рюмкой прокурор,– Тут, скоро будем отмечать, День прокуратуры. Буду рад вас видеть в старом образе. – И он, чокнувшись с Кислым, направился дальше, к следующему столику, увлекая за собой супругу, бросавшую на Кислого томные взгляды.

– Налей-ка еще, – протянул фужер оперному, когда прокурор отошел.

Кислый залпом выпил второй фужер и наклонился к столу за бутербродом с икрой. «Спасибо, за прекрасно выступление», – раздался сзади женский голос. Он распрямился. Перед ним стоял старичок зам министр с супругой, смотревшей на Кислого взглядом учительницы младших классов.

– Ваш номер был бы еще лучше, если вы просто играли на скрипки без этой геникалогии, – улыбнулась женщина и посмотрела на замминистра, – Правда Федор?

Тот, втянув воздух, и молча, кивнул в ответ.

– Скоро у Феди юбилей. Мы будем рады увидеть ваше сольное выступление.

– Спасибо за приглашение. Буду, – поклонился Кислый.

Женщина учтиво улыбнулась и, взяв под руку генерала, медленно пошла к выходу.

– Налей еще, – Кислый протянул фужер оперному.

–А вы оказываетесь популярны здесь, – с завистью произнес оперный, наливая водки, – Я вот кроме бани генерала Хвостова еще ни у кого не был из начальства. Может, замолвите за меня словечко, – и он протянул красивую визитку, в золотых вензелях.

– Постараюсь, – пряча визитку в карман, ответил Кислый и выпил.

Как только процессия генералов удалилась, в зал вкатился полковник Моржов в сопровождении капитана с большим подносом, на котором лежали почтовые конверты, различной толщины. Моржов, брал с подноса конверт, и взглянув на надпись, находил глазами адресата, подходил к его столику, и прежде чем вручить наливал рюмку и чокнувшись выпивал.

Наконец очередь дошла до их столика. Моржов взял толстый конверт и протянул его Кислову и взглянув на оперного спросил, – А ты у нас кто?

– Сидоров. Вокалист. Песня про Родину, – голосом конферансье представился тот.

–Есть такой, – порывшись на подносе, протянул ему тоненький конверт капитан.

– Наливай, – сделал рукой жест Моржов.

«Оперный» услужливо протянул ему рюмку и вилку с куском осетрины.

– На тебя Алкид уже три заявки поступили на следующую неделю. Я тебе завтра перезвоню, – и Моржов выпил и занюхав осетриной, направился к следующему столику.

– Вы же про меня не забудьте замолвить, – напомнил Оперный. – Я тоже мог, в вашем номере, из-за сцены подпевать, как ваш скрипач.

– Кстати, а где он, – огляделся по сторонам Кислый.

– Их там, в отдельной комнате кормят, вместе с оркестром.

– Извините. Мне его надо срочно найти. А про вас я обязательно замолвлю, – бросил на ходу Кислый и побежал к выходу.

– Сидоров, моя фамилия. Не забудьте, – успел вдогонку крикнуть ему Оперный.

Когда он нашел Скрипача и вывел его в коридор, мимо них, два огромных Омоновца пронесли тело крепко спящего полковника Моржова с вытянутой вперед рукой, в которой была крепко зажата рюмка. «Сами доберемся», – махнул рукой Кислый, направляясь к выходу.

Они вышли на улицу, где перед входом во дворец, уже стояла вереница желтых такси. Сев в машину, Кислый назвал адрес и вытащив из кармана конверт, отсчитав деньги и протянул их Скрипачу, – Твой гонорар.

– Так много, – ошарашено ответил Скрипач, – Я в метро за все время столько не заработал.

– Что поделаешь. Мир вообще устроен не справедливо. В метро ты работаешь за гроши и вынужден бегать от ментов, а здесь менты тебе сами платят. Считай, что с сегодняшнего дня ты попал в обойму. Кстати на следующей недели, у нас еще три подобных концерта. Привыкай, – и Кислый похлопав по плечу таксиста, попросил, – Остановите здесь.

Они вышли, на развилке, возле Собачьего сквера, куда утром заезжал огромный трейлер. Теперь сквер был огорожен временным, легким, строительным забором, за которым виднелся автокран с поднятой стрелой, на которой висело что-то похожее на кусок трубы большого диаметра.

– Что тут они собираются строить, – раздраженно произнес Кислый, рассматривая стройку. – Скоро ни одного тихого места в Кваскве не останется.

– На ракету похоже, – задумчиво произнес Скрипач.

– Зачем здесь ракета?

– Не знаю, – пожал плечами Скрипач, – Я тогда пойду?

– Дай мне свой номер телефона. Я позвоню насчет концерта.

– У меня нет телефона.

– Тогда купи. Деньги есть теперь, – раздраженно ответил Кислый и достав из портмоне визитку, протянул ее Скрипачу, – Позвони мне завтра на этот номер.

Скрипач спрятал визитку и пошел по улице слабо освещенной фонарями, слегка раскачивая в руках футлярами скрипок.

Кислый постоял немного в нерешительности. Вечер был теплый, алкоголь постепенно выветривался, и хотелось продлить это состояние душевного равновесия. Он оглянулся по сторонам, и радостно увидел киоск, в котором вчера с Толиком покупал пиво.

– Бутылочку пива, только по холодней, – протянул он в окошко смятую купюру, – И откройте, пожалуйста.

Взяв бутылку он, чуть отойдя в сторону, и с наслаждением приложился к горлышку. Но не успел он сделать первый большой глоток, как раздался звук тормозов и перед ним остановился желтый милицейский Уазик.

–Распиваем товарищ. В неположенном месте, – из кабины Уазика показалась наглое лицо вчерашнего полицейского.

– Вам, что больше некого задерживать, – сорвался вдруг Кислый, – Вы, что уже всех бандитов переловили?

– А, это вы товарищ Кислый, – испуганно произнес полицейский, – Извините, не признали.– И Уазик, быстро развернувшись на дороге, скрылся в темноте улице.

–Не узнали, – раздраженно произнес Кислый, возвращаясь к киоску. – Дай мне, что нибудь покрепче, и закусить,– Он протянул в окошко несколько смятых купюр.

Продавец забрал деньги и через некоторое время выставил увесистый целлофановый пакет: Только стаканчики все закончились.

– Ничего. Обойдусь. – Он, заглянув в пакет, в котором стояла пузатая бутылка виски, и лежало несколько оранжевых апельсин и, забрав сдачу, отошел от киоска. Идти домой ему все равно не хотелось. Он оглянулся по сторонам и увидел огонек, мелькнувший из-за забора, огораживающего стройку. Подойдя ближе, и прислонившись к небольшой щели в заборе, он увидел стоящую внутри строительную бытовку со светящимся окошком, возле которой, на деревянном стуле сидел какой-то мужчина и курил.

– Эй, товарищ, – постучал по забору рукой Кислый, – У вас стакана не найдется?

– Найдется. Заходите, – нисколько не удивившись, ответил мужчина. – Там справа, дверь. Толкните.

Кислый провел рукой по прохладному листу профнастила и, нащупав ручку, потянул ее на себя, открывая небольшую калитку в заборе. Зайдя внутрь он, осторожно ступая в темноте, подошел, к сидящему мужчине, в котором с удивлением узнав Витю-бомжа, продавшему ему сегодня врачебный халат.

– Это вы, – продолжая рассматривать Витю, недоверчиво спросил Кислый, – Что вы здесь делаете?

– Охраняю. Присаживайтесь,– произнес Витя, указывая на такой же стул стоящий рядом. – Я сейчас принесу стакан.

Он зашел в вагончик и скоро вернулся, неся граненый, стеклянный стакан.

– Подойдет, – Витя поставил стакан на деревянный ящик, стоящий между стульями.

– А себе, – вытаскивая из пакета бутылку и апельсины, раскладывая их на ящике, спросил Кислый.

Витя наклонился к стоящей рядом, большой сумке, и вытащив из нее алюминиевую солдатскую кружку и поставил рядом со стаканом. Кислый открутил пробку у бутылки, плеснув немного в стакан, ополоснул его, а потом налил себе и Вите виски.

– Давай. За все хорошее, – они чокнулись и с удовольствием выпили. Витя вытащил из кармана раскладной нож, разрезал им апельсин на четыре части и протянул одну дольку Кислому.

– Спасибо, – понюхав апельсиновую дольку, произнес Кислый и налил еще по одной. Они, молча, чокнулись и выпили.

– Так ты значит, здесь живешь, – с удовольствием высасывая сок из мякоти апельсина, спросил Кислый.

– Пока здесь, – ответил Витя, – Меня их прораб попросил присмотреть.

– А что это за стройка, – наливая следующую, поинтересовался Кислый.

– А вот, – Витя приподнялся и снял со стены вагончика информационную табличку и протянул Кислому.

«Памятник покорителям космоса », – стал читать вслух Кислый, – Заказчик ГУП Мирный атом, Подрядчик ООО Белка и Стрелка ».

– А какое отношение наш район к космосу имеет, – недоуменно произнес Кислый, разглядывая торчащую вверх трубу – Здесь всегда была собачья площадка.

– Может как раз Белка со Стрелку здесь, и гуляли до полета в космос, – пожал плечами Витя.

– Давай еще по одной, и пойдем, посмотрим, что это за памятник, – предложил Кислый, наливая.

Они выпили и Витя, достав из сумки электрический фонарик, подсвечивая им дорогу, пошел в сторону памятника. Кислый прихватив бутылку, осторожно двинулся следом. Вблизи труба, оказалась настоящей хвостовой частью ракеты, с торчащими по бокам конусовидными соплами. Вокруг лежали еще множество, каких-то фрагментов, и стояла опалубка под заливку постамента. К ракете была приставлена металлическая лестница, поднимающаяся к чернеющему наверху отверстию.

– Как настоящая ракета, – задрав голову с уважением произнес Кислый, – Интересно, а что там внутри.

– Можно залезть посмотреть, – подойдя к лестнице, предложил Витя.

– Давай сначала выпьем, – И Кислый сделал большой глоток из бутылки, протянул ее Вите.

Тот отхлебнул и, вернув бутылку, полез наверх.

– Ну, что там, – негромко крикнул Кислый, когда Витя, добравшись до отверстия, исчез внутри ракеты.

– Нормально. Залезай, – раздался в ответ Витин голос, и Кислый нащупывая в темноте поручни, стал осторожно подниматься по лестнице.

Добравшись до входа, он просунул голову внутрь и увидел в свете фонаря площадку, со стоящими по кругу креслами, как в самолете, в одном из которых, вытянув вперед ноги, сидел Витя.

– А здесь ничего, жить можно, – весело произнес Витя, – Ну, что осталось еще выпить?

Кислый осторожно подошел к нему и, протянув бутылку сел рядом. Кресло действительно было как в самолете, даже оборудованное ремнями безопасности. Он поднял голову вверх и увидел вверху, в отверстие трубы, улыбающийся месяц.

–На, хлебни, – Витя протянул ему бутылку, – Как раз тебе осталось.

– Мы, что все выпили, – с сожалением произнес Кислый и покрутил бутылку вылил в себя содержимое.

–Могу сходить, если хочешь. Киоск здесь круглосуточно работает.

– Сходи, если не трудно, – Кислый протянул Вите деньги и тот, громыхая по железному полу, подошел к отверстию и полез вниз.

Кислый снова поднял голову на улыбающийся месяц, и его вдруг отпустило напряжение последних дней. Ему стало очень хорошо, от этой необычной обстановки, этого добродушно улыбающегося месяца и конечно от выпитого и он, улыбнувшись в ответ и закрыв глаза, и быстро заснул.

***

Сон Кислого.

Через сон он услышал голоса, доносившиеся с улицы. Потом кто-то стал подниматься по лестнице, и скоро в проеме появилось, лицо мужчины в военной фуражке.

– Здравия желаю, – мужчина, приложив ладонь к фуражке, отдал честь.

– Здравствуйте, – Кислый тоже потянулся рукой к голове.

– Это хорошо, что вы пришли пораньше, – произнес мужчина, залезая внутрь ракеты и втаскивая за собой две какие-то клетки, и ставя их на пол. На мужчине оказался надет синий летный комбинезон с погонами майора.

–Гагарин, – белозубо улыбаясь, протянул руку майор.

– Юрий Алексеевич, – с удивлением воскликнул Кислый. – Так это ваша ракета?

– Нет, я на следующей полечу. А на этой Белку со Стрелкой отправим, – ответил Гагарин и ударил ногой по клетке, откуда раздалось злобное собачье рычание.

–Злые, – с опаской произнес Гагарин. – Но ничего, доктора говорят, в невесомости, успокоятся. Так, что вы не волнуйтесь.

– Я – вопросительно взглянул на него Кислый.

– Кстати. Давайте я вам инструктаж проведу, – вспомнил вдруг Гагарин. – Кормить их будете гранулированным кормом. Он тут в мешках хранится, – и он, нагнувшись, вытащил из-под кресла бумажный мешок с изображение веселой собаки. – Но много не давайте. А то от него пить хочется, а вода в космосе в ограниченном объеме. Пока не научились ее из безвоздушного пространства выделять. Поэтому она вот здесь хранится, в пластиковых бутылках, – И он снова нагнулся и поднял с пола пустую бутылку из-под виски, и посмотрев подозрительно на Кислого, с удивлением спросил, – А это откуда здесь взялась?

– Не знаю, – испугался Кислый, – Я пришел, она уже лежала.

-Не по-нашему написано, – покрутил бутылку в руке Гагарин, – Снова, наверное, американские шпионы шастали.

– Тогда, скорее всего, шотландские, – предположил Кислый.

– Ладно. Заберу. Отдам чекистам. Они там разберутся чьи, – сунул в карман бутылку Гагарин. – А сейчас давай ближе к делу.

– К какому делу, – насторожился Кислый.

– Буду тебя управлению ракеты учить. – Гагарин, подошел, и сев рядом с Кислым, вытащил дистанционный пульт, как от компьютерных игр». – Большая красная кнопка. Это пуск. Нажимаешь ее по команде «Поехали». Все, ракета полетела. Кнопками слева и справа меняешь направление полета».

– Подождите, я не понял. А почему я должен управлять ракетой?

– Ну, а кто? Не Белка со Стрелкой же. Да не переживай ты. Тут все просто. Погода сейчас хорошая, летная. Месяц видно. На него ориентируйся и рули. А когда на орбиту вылетишь, нижняя ступень у ракеты отвалится, а там уже в свободном полете по орбите. Только за собаками присматривай. – И Гагарин, отложив пульт, с сочувствием посмотрел на Кислого и добавил. – Ничего здесь сложного нет. Что тебе непонятно?

– А дышать там, чем я буду, – тыча пальцем в сторону отверстия выдавил Кислый. – Там же безвоздушное пространство вы сказали.

– Хорошо, что напомнил. Молодец, – похвалил Гагарин и нагнувшись вытащил из-под кресла противогаз с длинным шлангом. – Вот, оденешь, как только отвалится первая ступень. А это, – он достал второй шланг, – Подключишь к клеткам с собаками.– И он показал на небольшое отверстие на клетке.– Понятно?

– Нет, – прохрипел Кислый, – Зачем мне это все надо?

– Тебе, может и не надо, – строго произнес Гагарин, вставая, – Стране надо. Американцы вон на пятки наступают. Ты патриот вообще?

– Нет, – радостно замотал головой Кислый.

–Вот это плохо. Вот за это могут лишить партбилета.

– У меня нету партбилета.

– Нету, – немного озадаченно произнес Гагарин и порывшись в карманах, вытащил небольшую красную книжечку и протянул ее Кислому, – Вот, торжественно вручаю. Теперь у тебя обратной дороги нет, – и он быстро подошел к люку и, обернувшись, радостно крикнул, – Поехали, – и исчез.

–Я не хочу в космос, Гагарин, – закричал Кислый и открыл глаза. Перед ним стоял с испуганным лицом Витя, с бутылкой в руке.

– Ты, чего, кричишь? Это я Витя. Какой я тебе Гагарин?

– Извини. Сон приснился, – тряся головой, с облегчением ответил Кислый, – Как будто меня на ракете этой на Луну Гагарин отправляет.

– Странно, – отвинчивая пробку, произнес Витя, – Вроде и виски не паленые. Это, что-то внутри тебя накопилось. К психиатру бы тебе надо обратиться, – И он, сделав хороший глоток, протянул бутылку Кислому, – А пока вот выпей.

Они, молча, допили бутылку, каждый думая о своем, закусывая апельсинами и поглядывая в отверстие трубы на все еще весящий на небе месяц. А вот за третьей уже пошли вдвоем, и не допив ее, заснули прямо на полу ракеты.

***

Кислый открыл глаза. Над ним, зияло серое отверстие трубы, из которого вниз летели редкие капли дождя, а откуда-то с улицы доносился монотонный, повторяющийся голос, усиленного мегафоном: «Товарищи. Ваша акция не согласована властями. Просьба разойтись»

– Витя, – приподняв голову и оглядевшись, пересохшим горлом просипел Кислый. Но ни Вити, ни его сумки не было. На полу лишь валялась апельсиновая кожура и стояла пластиковая бутылка с водой. Кислый приподнялся и, дотянувшись, взял бутылку и с жадностью начал пить.

«Товарищи. Ваша акция не согласована. Просьба разойтись», – снова раздался голос с улицы. Кислый облегченно выдохнул, поставил бутылку и, пригнувшись к иллюминатору, выглянул на улицу. В переулке, выходящем к скверу, собралась группа людей, держащих над головой самодельный транспарант, «Скверы вместо ракет». А чуть другой стороне, стояла полицейская машина с включенным проблесковым маячком, из которой и раздавался этот, похоже, записанный на магнитофон голос о незаконности акции. Кислый, дотянулся до бутылки и полив из нее себе на голову, протер лицо ладонью и снова выглянул в иллюминатор. В это время, со стороны другого переулка, на площадь перед сквером выехал огромный трейлер, груженный, как понял теперь Кислый, очередной секцией ракеты. Когда он, развернувшись, стал медленно подъезжать к воротам строительной площадке, из толпы протестующих вдруг выбежала девушка, в рваных джинсиках и, подбежав к трейлеру, села перед ним на дорогу. Трейлер, резко затормозил, выпустив клубы сизого дыма, а к въездным воротам бросились люди, стоявшие в переулке и сцепившись руками, встали плотной стеной, перекрывая въезд. Полицейская машина в это время медленно стала ездить кругами по площади, призывая собравшихся разойтись. Но в ответ протестующие стали дружно скандировать, заглушая полицейский мегафон: «Это наш сквер. Это наш сквер». И тогда полицейская машина, крякнув напоследок, развернулась и под радостные крики «Ура!», скрылась в переулке.

«Пора отсюда валить, пока не начались боевые действия», – вслух подумал Кислый и, отодвинув крышку люка, закрывающую отверстие в полу, спустился по лестнице вниз и направился к калитке в заборе. Подойдя, он потянул на себя ручку, но дверь оказалась заперта снаружи. Оглянувшись по сторонам, он увидел стоящие возле вагончика металлические бочки и, подкатив одну к забору, забрался на нее и выглянул на улицу. Возле ворот, по-прежнему скандируя, стояли протестующие люди. Девушка, которая легла перед трейлером, теперь залезла на крышу кабины и держала на вытянутых руках плакат с изображением перечеркнутой ракеты и надписью «Губернатор Вор». Кислый внимательно присмотревшись, и с удивлением узнал в ней Лизку, подружку Толика. А потом и среди протестующих людей увидел самого Толика, дующего в детскую дудку, издающую какие-то крякающие звуки. В это время снова раздался рев моторов, и на площадь выехал синий полицейский автобус и два автозака в сопровождении все той же милицейской машины. Они разъехались и выстроились колонной вдоль улицы, а из милицейской машины вылез, упитанный офицер в высокой фуражке с мегафоном, в котором Кислый узнал вчерашнего майора из отделения полиции. Тот вразвалку подошел к трейлеру и направив мегафон на стоящую на кабине Лизку, произнес заученную фразу: Товарищи, ваша акция не согласована. Просьба разойтись.

– Да пошел ты сам, – с задором ответила Лизка и показала майору средний палец.

Майор печально вздохнул и, повернувшись в сторону автобуса, махнул рукой. Тут же из него выскочили несколько полицейских и, подбежав к стоящим у ворот людям, выхватили одного из них и под гневные крики: «Позор! Позор!», потащили его в автозак. В это время на площадь выехали еще несколько автобусов, из которых выбегали полицейские и набрасываясь на толпу, вырывая из нее очередную жертву и скрутив руки утаскивая в автозаки. Народ сначала пытался сопротивляться, переплетясь руками, и полицейским сначала даже не удавалось вырвать никого. Но в это время из переулка показались синие омоновцы, в пластиковых шлемах. Они, размахивая резиновыми дубинками, бросились и, разорвав сцепившихся людей, стали валить их на землю, избивая дубинками. В конце концов, люди не выдержали и стали разбегаться по сторонам, где их хватали уже обыкновенные полицейские. И тут Кислый увидел Толика, который вырвался от двух здоровых омоновца, бросился бежать как раз в сторону сквера

– Сюда, Толик. Сюда, – заорал Кислый, размахивая руками.

Толик, на мгновенье остановился и, увидев Кислого, бросился к забору и подпрыгнув, зацепившись руками за кромку, легко перелез на другую сторону. Но омоновцы, уже бежали следом.

–Давай, за мной, – крикнул Кислый, спрыгивая с бочки и подбегая к лестнице, приставленной к ракете.

Они быстро поднялись вверх и Кислый тяжело дыша, задвинув крышку люка, закрыл ее на задвижку.

В это время омоновцы, выбив калитку, вбежали на стройплощадку и порыскав среди лежащих строительных конструкций, и не найдя нигде Толика, скоро ушли.

– Спасибо, – облегченно произнес Толик, покивав головой Кислому, – А вы, что тут делаете?

– В космос собрался лететь, – язвительно ответил Кислый и прильнул к иллюминатору.

На площади в это время, полиция, разогнав основную массу протестующих, отлавливала последних одиночек, бегающих с самодельными плакатиками, а двое синих омоновцев, забравшись на кабину трейлера, схватили сопротивлявшуюся Лизку и передавали ее внизу стоящим.

– Твою, кажется, тоже повязали, – с некоторым сарказмов прокомментировал происходящее Кислый.

– Лизку, – взглянул в иллюминатор Толик и бросился открывать люк.

– Ты, куда, – схватил его сзади Кислый и оттащил в сторону, – Сам только под раздачу попадешь. Какой смысл?

– И что сидеть и ничего не делать, – вызывающе посмотрел на него Толик.

– Успокойся. Я потом попробую позвонить Моржову. Может, договоримся.

–А сейчас, что делать?

– Сейчас узнаем, – снова выглянул в иллюминатор Кислый. Там в это время, полицейские грузили в автозак последних задержанных, а бригада строителей гастарбайтеров, в оранжевых жилетах, раздвигали железные створки ворот, для проезда на площадку трейлера.

В это время, снизу, кто-то стал дергать люк и раздался приглушенный голос.

– Алкид, ты здесь? Открывай. Это я Витя.

Кислый дал знак Толику, чтобы отодвинул люк, и в отверстии появилась радостное лицо Вити бомжа.

–У нас гости, – увидев Толика, произнес Витя, залезая в ракету, держа в руке, пластиковый пакет из которого доносилось легкое позвякивание. – Вот. Пока ты спал, я тут по парку прошелся, пустые бутылки собирал, и пивка купил на обмен. – И он вытащил, две бутылки и легко открыв их одну об другую, протянул Кислому.

– Спасибо, – Кислый взял бутылку и жадно приложился к горлышку.

– Что тут у вас было, – открывая, вторую бутылку и протягивая ее Толику, спросил Витя, – Смотрю, вроде менты приезжали.

В это время из отверстия возникла голова мужчины, в белой, строительной каске и произнесла строго: Так, ребята. Спускайтесь вниз. Мы секции начинаем монтировать.

– Сейчас, Петрович. Только пиво допьем, – и Витя протянул третью бутылку строителю.

Они, чокнувшись бутылками, допили пиво и спустились вниз. На стройплощадке уже вовсю кипела работа. Одни рабочие крепили стропами привезенную секцию ракеты к крюку стрелы крана. Другие устанавливали строительные туры вышки к смонтированной уже части.

– Вы куда теперь, – спросил Витя, прикуривая сигаретку.

– Домой. Хватит мне на сегодня полетов, – устало ответил Кислый.

– А я теперь здесь остаюсь, пока ракету не построят. Меня Петрович в штат зачислил, – он кивнул головой в сторону мужика в белой каске, распоряжавшегося на стройплощадке, – Так, что приходите вечером, если что.

– Ладно, – ответил устало Кислый и, взяв угрюмо смотрящего Толика под руку, повел его к выходу из сквера.

***

У подъезда они разошлись. Толик пошел выяснять в какое отделение увезли Лизку, а Кислый поднялся к себе, принял душ, и заварив крепкого чая, сел в кресло, включив телевизор. На экране появилась, загримированная косметикой в три слоя телеведущая с большой грудью и красными губами, которая стала рассказывать последние городские новости, периодически переключая репортаж на место событий. Тут на экране появилась ракета, стоящая на постаменте, в парке возле какого-то пруда. Ракету, со строительной люльки, красили серебристой краской двое рабочих в оранжевых жилетках. « В этом году. Мы отмечаем шестидесятую годовщину полета в космос, первого человека, – с пафосом произнесла ведущая, снова появившаяся в кадре. – Для увековечивания этого события, губернатор города издал указ о возведении в каждом районе, на территориях парков и скверов, памятников ракете, точной копии, той на которой улетел первый космонавт. А городская дума, на экстренном заседании, уже утвердила сто шестьдесят два таких места в городе и еще на рассмотрении находятся сто сорок восемь, непосредственно на дворовых территориях. Таким образом, общее количество памятников должно будет составить двести десять штук. Одновременное открытие всех памятников, намечено к этой знаменательной дате».

– Что за бред, – удивленно произнес Кислый, и в это время зазвонил мобильный.

Он взглянул на экран, но номер почему-то не высветился.

– Да, – убирая пультом громкость телевизора, раздраженно произнес он в телефон.

– Здравствуйте, – раздался в ответ спокойный женский голос, – Это Юлия Петровна вас беспокоит. Надеюсь, я не помешала?

– Юлия Петровна, – небрежно произнес Кислый.

– Да. Супруга генерала Сухожилова. Мы вчера с вами встречались после концерта в Доме полиции, – тем же ровным голосом подтвердила дама.

–Да, да, конечно Юлия Петровна. Простите, сразу не узнал, – почему-то засуетился Кислый. – Чем обязан.

– Я хотела вас попросить, выступить у нас в загородной резиденции. Со своим сольным скрипичным номером. У нас с Федей завтра юбилей.

–Завтра, – растерялся Кислый. -

– Но вы ведь вчера согласились, – немного удивленно Юлия Петровна.

–Да, да конечно. Но я подумал, что юбилей скоро будет, – запинаясь, ответил Кислый.

– Правильно. Вот это скоро завтра и наступает, – подтвердила Юлия Петровна.

– Ну, раз так. Тогда конечно. Я. Мы будем.

–Вот и прекрасно, – голос Юлии Петровны снова сделался мягким. – Только прошу, как мы договорились. Без этого пошлого юмора. И если можно, поменяйте немного образ.

– В каком смысле, – совсем растерялся Кислый.

– Ну, пусть это будет, молодой доктор, типа Чехова, – романтичным голосом произнесла Юлия Павловна, – Такой в пенсне, с бородкой. В Белом халате. И никаких слов, только одна скрипочка.

–Да, конечно. Только скрипочка и пенсне, – эхом повторил Кислый.

– Значит, договорились. Завтра в шесть вечера. Адрес я вам сброшу по эсэмэс, – попрощалась Юлия Петровна и отключилась.

– Так. А как же я буду играть на скрипочке один, без скрипача, – застонал Кислый, массируя руками виски. В это время снова зазвонил мобильный.

– Да, да, Юлия Петровна. Я слушаю, – схватил телефон Кислый.

– Это не Юлия Петровна, – раздался в ответ строгий мужской голос, – С вами говорит, помощник генерального прокурора, капитан Жеребёнков.

– Простите, товарищ Жеребенков. Чем обязан?

–Я хотел вас предупредить, что завтра в семь часов за вами придет машина из прокуратуры. Будьте готовым с вещами.

– А почему я? В чем меня обвиняют, – испуганно воскликнул Кислый.

–Да, не переживайте вы так, – рассмеялся капитан, – Это не в том смысле, что вы подумали.

– Ха-ха, – дрожащим голосом, подхватил смех Кислый, – А в каком тогда?

– Завтра же мы юбилей отмечаем во Дворце Правосудия. А вы обещали генеральному выступить со своим студентом кулинарного техникума.

– А это никак нельзя перенести на послезавтра, – с надеждой произнес Кислый.

– Нет. Это государственный праздник. А расчет получите на месте.

– Понимаете, у меня скрипач заболел. Он там по сюжету играть должен.

– А скрипач нам не нужен, дорогой Алкид Фемистоклович. Генеральный, как раз хотел, чтобы вы один без оркестра. Как раньше. Так, что завтра в семь, с вещами, – и трубка с Жеребенковым отключилась.

– Так, и что же мне теперь делать. – Кислый вскочил с кресла и судорожно соображая, заходил по квартире. В это время из прихожей раздался звонок в дверь.

–Это еще кого принесло, – он бросился к двери, и с опаской посмотрел в глазок. С той стороны, стоял Толик.

–Тебе чего, – раздраженно произнес Кислый, открывая дверь.

– Она в шестом отделении полиции, – входя с порога, ответил Толик.

– Кто?

– Лизка. Ее и еще пятерых отвезли туда. В нашем отделении уже не было свободных мест.

– И что из этого?

– Надо позвоните этому вашему полковнику. Чтобы ее отпустили.

– Почему я должен кому-то звонить, – развел руками Кислый, – Я знать не знаю, эту твою Лизку. Ну, убралась она один раз в квартире. И что? А вдруг она мошенница. И ее задержали на месте преступления.

–Какая она мошенница? Она за сквер, протии строительства ракеты сегодня протестовала. Вы, же сами видели?

– Допустим, не мошенница. Но чем ей эта ракета не угодила? Нормальная ведь ракета. Мне лично нравится. Я там даже отдохнул сегодня ночью, не плохо.

– Ну, не хотите звонить и не надо, – Толик развернулся и направился к выходу.

– Подожди, – остановил его Кислый, – У меня была сегодня очень тяжелая ночь. Я плохо себя чувствую, и даже еще позавтракать не успел. Кстати. Я просил тебя купить продукты. Где они?

– В холодильнике. – Толик прошел на кухню и открыл дверь холодильника. – Вот. Масло, молоко, сосиски, яйца, хлеб. И пиво взял на всякий случай.

– Пиво! Какой ты молодец, – обрадовался Кислый, доставая холодную банку пива. – Но это же надо как-то приготовить теперь? Ну, не сырыми же их есть. – Он открыл банку и с наслаждением сделал глоток. Потом с облегчением выдохнул и просительно посмотрел на Толика, – Слушай, а может ты, приготовишь? Позавтракаем, а потом я позвоню Моржову.

Толик, открыл дверки шкафа, нашел там сковородку. Поставил ее на плитку. Снял разделочную доску, порубил сосиски, бросил их в сковородку и немного обжарив, разбил туда же несколько яиц. Через несколько минут, сковородка с аппетитно пахнувшей яичницей, стояла на столе перед Кислым.

– А ты я смотрю хозяйственный, – открывая вторую банку пива и поддевая кусок яичницы, с уважением произнес Кислый.

– Ума много не надо, – усмехнулся Толик.

– А я вот так и не научился готовить, – с аппетитом уплетая яичницу, произнес Кислый, – Нет. Коктейль умею делать. Кровавый Мэрии. Слышал?

– Нет.

– Я тебя научу.

– Вы лучше позвоните Моржову.

– Дай спокойно поесть, – недовольно ответил Кислый тыкая вилкой в сковородку.

Доев он без желания достал телефон и найдя номер Моржова, включив громкую связь и нажал вызов.

– Привет, Алкид, – раздался грубоватый голос Моржова, – А как раз тебе хотел звонить.

– Да, – обрадовался Кислый, – А в чем вопрос?

–Вопрос наиважнейший. Завтра у моего шефа, генерала Хвостова, день рождения.

– Поздравляю, – вставил Кислый.

– Так вот, надо чтобы ты его лично поздравил.

–Это как, – Кислый испуганно сморщился.

– У нас по этому случаю, на завтра мальчишник в Головинских банях. Хорошо если бы ты со своим номером, про баб, там выступил.

– Про каких баб?

– Ну, к которым скрипач твой пришел в больничку. Кстати этот твой номер генералу больше всего понравился из вчерашнего концерта. Так, что выручай Алкид.

– Я бы не против, но у меня скрипач заболел, – не поддельно расстроенным голосом ответил Кислый.

– Да и хер с ним скрипачом. Возьми кого-нибудь еще.

–Кого?

– Ну, хотя бы этого, с которым ты вчера за столом бухал. Он, кажется уже у нас выступал в бане.

– Он не скрипач, он вокалист Сидоров, – растерялся Кислый.

– Это даже лучше. Пусть, что нибудь народное исполняет. Генерал это уважает. И платим, кстати, по двойному счетчику, как в горячем цеху, – И Моржов захохотал, довольный своей шуткой.

– Во сколько баня, – с надеждой спросил Кислый, дождавшись, когда полковник успокоится.

– В восемь. А ты, что хотел от меня то?

– Понимаете. У меня девушку забрали ваши, – Кислый прикрыл ладонью динамик, и кивнул Толику. – Как фамилия?

– Лиза Ефремова. Ее в шестое отделение увезли, – прошел Толик.

– Ефремова Елизавета. В шестом отделении, – убрав руку от трубки, повторил Кислый.

– Шестое, это не мой район, – вздохнул в ответ Моржов. – Но ты не расстраивайся. Завтра в бане все наши будут, со всего города. Решим вопрос, ерунда. Пусть денек посидит. Это всем на пользу идет. Ну, что договорились?

–Я постараюсь, – вздохнул Кислый.

–Завтра, отзвоню, куда прислать машину. Будь, – бодро ответил Моржов и отключился.

– Ну, и что мне теперь делать, – пряча телефон, Кислый грустно посмотрел на Толика. – Завтра три выступления. В шесть перед женой замминистра. В семь перед Генпрокурором, в восемь перед генералом Хвостовым в бане. Как мне везде успеть? Разорваться?

– Вам, с такой популярность, двойники нужны. – Посочувствовал Толик. – Я слышал, на Западе многие артисты так делают.

– Мы же не Западе. Тут личный контакт важен. «Тем боле с представителями власти. Тем более такие деньги платят», – произнес Кислый и добавил, задумавшись, – Хотя. Моржов прав. Я бы мог с этим солистом Сидоровым в баню съездить. Скрипач один, без меня может исполнить. Там лицедействовать не надо. Загримировать под юного Чехова и пусть пилит на скрипочке. – И он уже радостно посмотрел на Толика, -У нас Комик шоу, такие мастера работают. Загримируют, мать родная не узнает. А вот с прокурором сложнее. Там, наоборот хотят, студента кулинарного техникума, одного, без оркестра.

– Может тоже, кого нибудь загримируете, – предположил Толик.

– Загримировать можно. Но ведь там, реально выступать надо. Даже не знаю, что делать.

– Ну, а про Лизку не забудьте, пожалуйста, – напомнил Толик, забирая со стола, пустую сковородку и унося ее к раковине. – Я пойду, тогда.

– Иди, – махнул ему рукой Кислый.

После ухода Толика, Кислый выкурил сигарету, задумчиво глядя в окно, на рабочих в сквере, монтирующих очередную секцию ракету. Потом допив пиво и вернувшись в зал, включил радиоточку, из которой неожиданно тихо заиграла какая-то оркестровая музыка, и прилег на диван. Музыка сразу успокаивающе подействовала на его уставший мозг, и он медленно погрузился в сон.

Второй сон Кислого.

Музыка стала заполнять все пространство и вдруг из темноты возникла, освещённая цветными прожекторами цирковая арена, на которую в черном фраке выбежал ведущий, держа в поднятых руках цилиндр и тросточку. «Здравствуйте, дорогие зрители», – крикнул в пространство человек во фраке и в ответ раздались громкие аплодисменты. Кислый с удивлением оглянулся по сторонам, и увидел в полумраке сидящие силуэты, аплодирующих зрителей. «Наше представление начинается», – снова взмахнул руками ведущий, лицо которого, показалось Кислому на кого-то похожее. В это время зазвучал цирковой туш и на сцену стали выходить артисты, хлопая и кланяясь залу. Справа от Кислого сидел солидный мужчина, периодически поднося к глазам маленький, театральный бинокль.

– Вы не разрешите мне взглянуть разочек, – вежливо обратился к нему Кислый, когда дяденька опустил бинокль.

Тот не глядя протянул ему бинокль и Кислый приложив его к глазам, поискал немного и навел на ведущего, и удивленно воскликнул: «Это же я». И чуть подвинув бинокль в сторону, снова увидел себя, но уже в виде клоуна. За клоуном, с хлыстом в руке стоял, в искрящемся красном фраке, стоял дрессировщик, у которого тоже было лицо Кислого, только с длинными черными усами, торчащими в разные стороны. За дрессировщиком выстроилась целая команда акробатов, с разными прическами, но одним и тем же его лицом. Кислый водил биноклем по стоящим артистам, и у всех у них, включая женщин акробаток и даже лилипутов, было его лицо.

– Верните бинокль, – попросил вежливо сосед, когда часть артистом ушли и остались воздушные гимнасты, которые по веревочным лестницам стали подниматься под купол цирка.

– Извините. – Кислый протянул бинокль хозяину.

Он подождал пока закончат выступления акробаты и вежливо произнес, обращаясь к соседу с биноклем: «Простите, а вам не кажется, что у них у всех одно, и тоже лицо?»

– И что из этого? Это же артисты, – немного раздраженно ответил сосед. А на арене в это время появились рабочие сцены, вынося, какие-то металлические тумбы и высокие решетчатые секции. У рабочих, к радости Кислого были лица обычных рабочих. Они быстро соединили секции между собой, соорудив клетку вокруг арены. Раздалась громкая барабанная дробь и на сцену выбежал, укротитель с черными усами в искрящемся фраке. Укротитель хлопнул хлыстом по полу и через проход в клетку стали забегать тигры со львами. « Але!», – снова хлопнул хлыстом усатый укротитель, и хищники послушно расселись по тумбам. У Кислого от увиденного открылся рот. В мордах хищников легко узнавалось лицо Кислого, слегка покрытое шерстью и с торчащими кошачьими усами.

– Но у тигров ведь такие же лиц. В смысле морды, – забыв о представление, он стал трясти за руку соседа.

– Да, оставьте меня в покое, – вырвал руку сосед. – На себя лучше посмотрите.

–А что со мной, – он испуганно поднес руки к лицу.

– У вас такое же лицо, почему вас это не смущает?

– Но это мое же лицо, – вскрикнул в недоумении Кислый.

– Вы уверены, – с иронией произнес сосед.

–Да, – неуверенно ответил Кислый.

В это время со всех сторон на них зашикали зрители, требуя, чтобы перестали мешать. Кислый оглянувшись по сторонам, увидел светящийся плафон с надписью «выход», привстал, и стал пробираться в его направлении.

Выйдя в освещенное дневным светом фойе, он остановился перед дверью с табличкой «Директор» и немного подумав, осторожно постучался. «Входите», – раздался из-за двери мужской голос и Кислый слегка приоткрыв дверь вошел в большой кабинет, увешанный цирковыми афишами. По середине кабинета стоял большой старинный стол, заваленный бумагами, за которым сидел небольшой лысоватый человек в белой рубашке с огромным желтым бантом- бабочкой.

– Вы кто товарищ, – немного грассируя, спросил человек за столом.

– Кислый, – представился он, с удивлением рассматривая афиши, на которых были изображены цирковые артисты и почти все с его лицом. Даже морские котики, играющие большим мячом, были неуловимо похожи на него.

– Я вижу, что Кислый. В каком амплуа выступаете?

– В амплуа, – отвлекшись от афиш, переспросил Кислый.

– Кто вы жонглёр, музыкант, может морской котик, – усмехнувшись ответил директор.

– А-а-а, – дошло до Кислого, – Нет, не котик. Я комик.

–В смысле, клоун?

– В каком-то роде, да.

– К сожалению, у нас сейчас вакансии клоунов заняты, – явно потеряв интерес, развел руками маленький директор, – Осенью приходите. Может, что-то появится.

– Хорошо, зайду осенью, – улыбнулся в ответ Кислый, – А можно у вас узнать?

–Что?

– А почему у вас все артисты, с этим вот лицом, – и Кислый обвел указательным пальцем овал вокруг головы.

– Ну, не все допустим. А большинство, – с нотками гордости произнес директор, – Мы, же как никак, первый цирк в городе.

– И что, – не понял Кислый.

– А то, что у нас выступают в основном заслуженные артисты и пять народных даже, – и директор указал пальцем почему-то на афишу с котиками. – Так, что заслуженных мы принимаем, но сейчас конец сезона. Потерпите до осени.

– Хорошо. Потерплю, – согласился Кислый.

– А вы кстати, где выступаете? В Госкоцерте или Театре Эстрады, – поинтересовался директор.

– Нет. Я в Комик –шоу.

– О-о-о, – одобрительно произнес директор, – И много у вас там заслуженных, – и он пальцем обвел овал лица.

– Нет. С таким лицом я один.

В это время на столе у директора зазвонил телефон и схватив одной рукой трубку второй показал Кислому на дверь, нетерпеливо прошептал, – До, осени. До осени.

– До свидания, – поклонился Кислый и вышел из кабинета.

Смотреть дальше представление ему уже не хотелось, и он направился на выход, к большим стеклянным дверям, рядом с которыми стояли два крепких охранника в костюмах. «До свидания», – поравнявшись с ними произнес Кислый.

– Подождите, – придержал его рукой охранник.

– Что такое?

– У вас документик имеется заслуженного артиста?

– Нет у меня никакого документа, – попытался вырваться Кислый.

– Без документа в маске заслуженного артиста, велено не выпускать из цирка.

– И что же мне теперь делать прикажете, – он недоуменно взглянул на охранника.

– Да, ничего. Снимите маску и идите со своим лицом, – ответил охранник, и схватив руками Кислого за щеки, с силой потянула на себя.

–Вы не имеете право. Это мое настоящее лицо. А-а-а, – закричал Кислый и…открыл глаза.

Он все также лежал на диване, а над ним склонилась пожилая дама, которая вчера вызвала полицию, когда они с Толиком пили пиво на детской площадке. Только сейчас она держала над лицом Кислого большого белого, пушистого кота.

– Что это значит. Вы кто, – Кислый отполз назад и испуганно прислонился спиной к стене.

– Я ваша соседка по лестничной клетке, – ответила низким голосом дама, – У вас дверь была приоткрыта. Вот мой Акимушка и пробрался к вам в квартиру и на лице вашем пристроился. От вас пивом пахло. На него этот запах, как валерьянка действует.

– Кто такой Акимушка, – еще не отойдя ото сна, потряс головой Кислый.

– Вот, мой Акимушка, – и дама протянула вперед кота, который достаточно противным голосом мяукнул. – Вы дверь то зря так оставляете. Тут ходят разные. А у вас квартира то богатая. Вмиг что-нибудь украдут, – прижимая к себе кота, нравоучительно заметила дама.

– Это Толик не закрыл, наверное, – окончательно проснувшись, пришел в себя Кислый.

– Вы, я смотрю, один здесь живете, без супруги, – дама критически осмотрела комнату.

– Один. И что, – Кислого уже начинала раздражать дама.

– Я могла бы у вас убираться раз в неделю, за умеренную плату конечно. Меня Роза Ивановна зовут, – добродушно ответила дама.

–Алкид, – представился Кислый.

– Я знаю, что вы Алкид. Я вас еще вот таким помню, – она опустила руку на уровень дивана. – Я и вашу матушку хорошо знала.

– Приятно слышать. Я вас к сожалению, не припоминаю.

– Мы же уезжали с мужем. Он военный. А когда вернулись. Вас уже здесь не было, – с грустью произнесла дама. – А муж умер уже пять лет назад.

– Сочувствую, – ответил Кислый.

–Так, что насчет уборки договорились? Я по понедельникам могу. С утра.

– Хорошо, – согласно кивнул Кислый и Роза Ивановна, любезно раскланявшись, вышла.

Кислый взял пульт и включил телевизор, но в это время из прихожей раздался громкий телефонный звонок. Он быстро поднялся, выйдя из комнаты, подошел звонившему телефону и, сняв трубку, молча, приложил ее к уху.

– Але, алле, – раздался мужской немного картавый голос. – Я знаю, что вы там есть. Не молчите, – произнесла трубка.

– А, что я должен говорить, – ответил, настороженно, Кислый.

– На каком основании вы используете в своих выступлениях мои тексты, – негодующе взвизгнула трубка.

–Какие, еще тексты, – ничего не понимая, удивился Кислый.

–Про студента кулинарного техникума. Я вчера вечером видел ваше выступление по телевизору на концерте ко Дню полиции.

– Вы кто, – перебил его Кислый.

– С вами говорит заслуженный артист Геннадий Казанский, – гордо ответила трубка. – Моего студента кулинарного техникума, весь город, когда то знал.

– А-а, понятно, – протянул Кислый, – Но у меня там вообще-то студент музучилища.

– Не имеет значения, какой студент, – перебил его Казанский, – Главное смысл и содержание. Вы нарушили мои авторские права. И я предам это огласки. Вас больше не то, что на концерт полиции, вас, в тюрьму не пустят. Если только раньше не посадят.

– Подождите, подождите, – успокаивающе остановил его Кислый. – Я не отказываюсь и готов компенсировать вам ваши права, и отчислять определенную сумму с каждого выступления. Я согласен.

– Это уже деловой разговор, – сразу перешел на миролюбивый тон Казанский, – Но не телефонный.

– Я понимаю, – с готовностью ответил Кислый. – Мы можем встретиться и обсудить условия. Сегодня тем более у меня свободный день.

– Давайте тогда на Грязных прудах. Часа в три. Я там гуляю после обеда.

– Договорились, – Кислый облегченно выдохнул в сторону.

– Скажите, а где вы нашли этот текст? Это же с моего самого первого выступления. Потом его неоднократно редактировали, но этот никогда не записывался, – неожиданно поинтересовался Казанский.

–Текст, – задумался Кислый и, на всякий случай не сознаваясь, добавил, – Я не помню точно, как он ко мне попал. Он в машинописном виде.

– А вы не могли бы мне его привезти, показать, – с явным интересом спросил Казанский.

–Да. Конечно.

– Тогда до встречи, – Казанский отключился.

Кислый положил трубку, и осмотрел прихожую, задумчиво произнес: «Кстати, а куда я дел этот его текст? В сумке с компьютером», – вспомнил он и быстро прошел на кухню. Сумки там не было. Он стал бегать по комнатам, заглядывая везде, но безрезультатно.

–А куда могла деться сумка, – испуганно воскликнул он.

В это время на улице завыла сирена, он подошел к окну и выглянул наружу. В сквере, в это время автокран на вытянутой стреле, издавая предупреждающие звуки, поднимал очередную секцию ракеты. «Я оставил ее в ракете, – вдруг пронзила его мысль и он бросился к двери и не вызывая лифта, побежал вниз по ступеням.

Ворота на стройку были закрыты, и Кислый стал с силой стучать в них кулаками.

– Чего надо, – раздался сверху недовольный голос.

Кислый поднял голову. На него строго смотрел прораб в белой каске. «Кажется, Петрович», – вспомнил Кислый.

– Товарищ Петрович, вы меня должны помнить. Мы с вами и Витей-бомжем с утра в ракете пиво пили. – Кислый молитвенно прижал руки к груди. – Я там сумку компьютерную забыл. Вы, не могли бы Витю попросить, что бы он посмотрел. «Сейчас скажу», – голова прораба исчезла, а Кислый стал нервно ходить взад – вперед, с надеждой поглядывая на ворота.

Наконец, калитка распахнулась, и появился Витя, неся в руке его сумку.

–Я ее сразу нашел, после твоего ухода, – протянул сумку Витя.

– А текст, здесь, – Кислый судорожно стал рыться в сумке, – Его здесь нет. Где я его мог забыть?

– Я думал, ты его запомнил уже. Я его забрал, – Витя вытащил из кармана рукопись, свернутую в трубку.

– Запомнил. Только хозяин объявился. Требует вернуть, – с облегчением засмеялся Кислый, потянувшись к тексту.

–Какой еще хозяин, – спросил Витя, отводя руку в сторону.

– Казанский. Тот самый студент кулинарного техникума. Теперь платить придется ему авторские.

– Это мой текст, – с вызовом произнес Витя, пряча рукопись под куртку.

– Конечно твой, но написал его Казанский, – Кислый покровительственно посмотрел на Витю.

– Это я его написал. Я автор всех его текстов.

–Вить, ты, похоже, уже хорошо бухнул, – раздраженно произнес Кислый, – Верни мне рукопись. Я тебе, кстати, за нее заплатил.

– Я и есть Казанский. Точнее сказать его вторая половина.

– Что еще за вторая половина? Как ты это представляешь?

– Я был частью его, – серьезно ответил Витя, – Творческое наполнение. А этот, который с тебя деньги требует, просто оболочка.

– Вить. Тебе пить надо меньше. У тебя, похоже, уже белая горячка началась. – Рассерженно воскликнул Кислый, размахивая перед лицо Вити указательным пальцем. – Тебе реально к психиатру надо. У меня есть один знакомый профессор. Хочешь, я договорюсь?

– Не надо профессора. Я с тобой поеду. Подожди, – и Витя, развернувшись, скрылся за воротами стройки.

–Ну, везет же мне на идиотов, – простонал Кислый, нервно расхаживая перед воротами.

Прошло, наверное, минут пятнадцать, наконец, из-за ворот появился Витя. Только сейчас он был чисто выбрит и одет не в грязные джинсы и потертую куртку, а хорошего кроя, светло серый костюм с бабочкой.

– Что все это значит, – подозрительно рассматривая его, произнес Кислый.

– Мы едем вместе к Казанскому. И устроим ему очную ставку. – Торжественно произнес Витя.

–Так. С Казанским у меня встреча назначена на три часа. Поэтому сейчас сначала зайдем к скрипачу в общагу. Он мне завтра нужен на концерте. А ты мне по дороге расскажешь, что там у тебя была за история с этим Казанским.

***

Рассказ Вити от лица Казанского.

Сначала, шло все хорошо. Я учился в эстрадно-цирковом училище и жил в общаге, вместе другими студентами из разных учебных заведений. Там я и встретил, этого застенчивого парня, из кулинарного техникума, который всего стеснялся и постоянно нервно дергал себя за ногти. И первую миниатюру, я записал с его рассказа, как он на экзамене готовил борщ, забыв с испугу правильный рецепт и добавлял в него, все что лежало на столе. В результате, его исключили из училища по профнепригодности, а я показал эту миниатюру у себя в эстрадном, на экзамене, изображая, один в один этого парня, дергающего себя за ногти. Это так понравилось экзаменационной комиссии, что меня отправили с ней сначала на районный, а потом и на городской конкурс артистов эстрады, где я без проблем занимал первые места. И тут началось. Меня стали приглашать на все концерты и телепередачи, вплоть до Новогоднего голубого огонька. Я выступал на слетах работников сельского хозяйства, образования и медицинских учреждений. Его образ, казалось, вселял в меня вдохновение. Конечно, я начал переделывать сюжеты под профессиональные особенности публики и писать новые миниатюры, но студент оставался главным действующим лицом. Кстати, так и появился этот вариант с женским отделением в больнице. Вообщем, моя звезда стремительно всходила. Через два года я был уже заслуженным артистом, через четыре народным и лауреатом госпремий. Ни один Новогодний голубой огонек или правительственный концерт не обходился уже без моего участия. Без ложной скромности скажу, я стал первым комиком страны. Акакий Райский к тому времени уже был совсем стареньким, а других конкурентов практически не было. Извини, но твоя сегодняшняя популярность и сотой части не составляет, того, моего звездного успеха. Это была какая-то всенародная любовь. Все, от доярки в колхозе, до члена Политбюро, не могли уже представить жизни без моего этого студента кулинарного техникума. Почему? Не знаю. Видно он так попал в характер людей той эпохи и задел их какие-то их скрытые струны. Народ тогда был в большинстве воспитан в духе коллективизма. Вот и мой студент понравился одинаково всем. Сейчас такое уже не может случиться. Сейчас все стали индивидуальностями, и выбор развлечений вырос многократно.

– Да вот снова похоже, спрос на этого студента начинает расти. Мне уже три выступления на завтра. Не знаю, как разорваться, – задумчиво произнес Кислый.

– Но, это, наверное, какие-то фантомные воспоминания остались у людей, – пожал плечами Витя.

– Ага. Только эти люди уровня замминистра и генпрокурора. Про рядовых генералов и полковников даже не говорю, – усмехнулся Кислый, – Ладно дальше рассказывай. Как ты до такой жизни докатился.

А, что дальше? Казанского понесло. Он вошел во вкус и стал рубить бабло, как сегодня говорят. Он не отказывался ни от одного выступления, дающего какие-то деньги. Он гастролировал по стране, давая по несколько концерт в день. Выступал, на закрытых концертах перед сильными мира сего, от прокуроров, до воров закона. Не брезговал и выпуском записей на магнитофон, в подпольных студиях. Не знаю, откуда у него такая жадность к деньгам вдруг проявилась?

–Деньги всех портят. Ничего нового. Ну, или почти всех, – снова вставил Кислый.

– Может быть, – согласился Витя, – Но в нашем случае наступил кризис. Началось раздвоение личности. Я, больше так не мог. А он не мог остановиться. Вообщем, одним пасмурным, осенним утром, я вышел из него. Бросил в сумку пару сменного белья, какие-то старые вещи и ушел.

– Куда, – с испугом взглянул на него Кислый.

– Сначала бродил по городу, ночевал в подвалах. А как похолодало, прибился к стайке городских бомжей, которые научили меня выживать на улице, в любое время года. А по весне, я уже мог самостоятельно жить в городе, обходясь без всей этой надстройки, что довлеет над людьми. И мне это честно очень понравилось. Я понял, что значит быть по настоящему свободным. И не хочу возвращаться назад.

–А, что же сталось со вторым Казанским, который остался, – с явным любопытством спросил Кислый.

–Ничего. Он остался жить в своей роскошной квартире. Но выступать без меня уже не смог и через какое-то время о нем стали забывать. Заработанных денег ему хватило на несколько лет. Но потом я слышал, он продал квартиру в центре и переехал куда-то на окраину. Короче тоже превратился в бомжа, только с пропиской.

– Я хорошо помню внешность Казанского по фотографиям в интернете. Ты на него совершенно не похож, – выслушав Витю, с сомнением произнес Кислый.

– Правильно, мы абсолютно разные. Это как разнояйцовые близнецы. Они совсем не похожи внешне, хоть и родились вместе от одних родителей.

– Ладно. Посмотри, что на все это ответит Казанский.

–Посмотрим, – согласился Витя.

Они как раз подошли к общаге музучилища. На этот раз вокруг стояла какая-то непривычная тишина. Ни одного звука не доносилось из здания общежития, хотя некоторые окна были полностью открыты.

– Мы туда пришли, – Кислый с сомнением оглянулся по сторонам.

– Туда, – подтвердил Витя и потянул за дверную ручку.

На проходной, за столом, положив голову на руки, спал дежурный. В коридорах и на лестничных клетках, где в прошлый раз целовались и курили влюбленные парочки, никого не было.

– Странно. Может менты ночью шмон устроили и свинтили всех, – почесал затылок Витя.

– Зачем?

– Кто же знает, что там у них в голове. Это же менты.

Они поднялись по лестнице на третий этаж и постучавшись в дверь вошли в комнату скрипача. На трех кроватях спали в одежде несколько человек. На столе лежали грудой смятые коробки из-под пиццы, а на полу валялись пустые пивные банки.

–Хорошо похоже погуляли студенты, – обходя комнату, и заглядывая в лица спящих с уважением произнес Витя.

– Скрипача, что-то я не вижу, – с тревогой произнес Кислый.

– Эй, друг, – похлопал ладонью по щекам, лежащего на спине парня.

–А-а-а, – открыв глаза, вопросительно протянул тот.

–Что тут у вас было?

– Иоганн вчера поляну накрывал, – прохрипел в ответ студент.

– На всю общагу что ли, – удивился Витя.

–Ну, да. Ему где-то заплатили хорошо. Вот и отмечали всей общагой.

– А где он сам сейчас?

– Наверное, к метро пошел, – раздался сонный голос с соседней кровати. – Сегодня же суббота. Его очередь по графику там играть.

– Понятно, – со злостью отфутболил пустую банку, произнес Кислый, – Пошли, Витя к метро.

На скрипача они сразу вышли по доносившейся музыке. Он стоял чуть в стороне от входа, наигрывая какой-то мадьярский танец, а на земле лежала небольшая коробка из-под обуви, в которую иногда бросали мелочь проходившие мимо пассажиры метро.

– Привет Себастьян, – подойдя и угрюмо смотря на скрипача, поздоровался Кислый.

–Я Иоганн, – опустил скрипку, улыбнулся в ответ скрипач.

–Тебе, что денег мало я вчера заплатил, что ты тут концерты устраиваешь?

–Нет. Нормально. Просто они закончились быстро, – простодушно ответил скрипач.

В это время из-за угла на площадь выехал милицейский Уазик и подъехав к ним. Остановился. Боковое стекло медленно опустилось, и показалась уже знакомого лицо патрульного.

– Какие проблемы, – лениво зевнул полицейский.

–Так, товарищ сержант. Езжайте, пожалуйста, ловите бандитов лучше. А мы здесь сами разберемся. Без вас, – повернувшись у Уазику, строго произнес Кислый.

–Ой, товарищ Кислый. Это снова вы, – полицейский испугано поправил на голове фуражку. – Извините. Нам ложный сигнал поступил. Трогай, Вася, – и Уазик, прибавляя скорость, быстро поехал по алее.

– Вовремя мы пришли. А то бы в кутузке выходные провести пришлось.

– Спасибо, – виновато вздохнул скрипач.

– Значит так, завтра в шесть часов у нас с тобой концерт. Что мне надо сделать, чтобы тебя до завтра не замели менты или бы ты не упился в общаге?

–Ничего. Я вообще не пью. Ребят угостил просто.

– Это уже обнадеживает. Телефон ты купил?

– Нет. У меня денег не хватило.

– Пойдем, – и Кислый схватив скрипача за руку потащил к витрине уличного магазина сотовой связи.

Они купили модный смартфон, и Кислый записав номер, вызвал такси.

– Значит так. Я буду звонить тебе каждые три часа. И не дай бог, ты не ответишь. Я сразу вызываю в общагу ментовский Уазик. Договорились, – садясь в такси, продолжал наставлять скрипача Кислый

– Не переживайте вы. Никуда я не денусь, – заверял в ответ его скрипач.

– И кошелек свой, студент, не забудь, – Витя протянул ему коробку из-под обуви с какой-то мелочью на дне.

– Куда едем, – спросил водитель.

– Минутку подожди. Мне позвонить надо, – ответил Кислый и порывшись в карманах, достал визитку. – С скрипачом вроде закрыли. Теперь еще вокалиста Сидорова надо будет выдернуть на завтра. – Он прищурившись рассмотрел визитку и набрал номер телефона.

–Але, – через некоторое время раздался в ответ скрипучий женский голос.

– Мне бы вокалиста Сидорова, бабушка.

–Не выходит он из комнаты, дедушка. Заперся и не выходит, – ответила тетя.

– Что с ним?

– Творческий кризис у него это называется, – уточнила та.

–А вы не могли бы ему сейчас передать, что это Кислый из Комик-шоу звонит. У меня для него как раз творческое предложение.

– Попробую, – вздохнула тетя и было слышно, как она пошла, шаркая по полу и крикнула, – Эй, Паваротти. Тебе похоже из Ла Скала. Ответишь?

– Слушаю вас, – через некоторое время раздался несколько манерный голос вокалиста Сидорова.

– Это Кислый вас беспокоит. Мы вчера свами выступали.

– Да, Алкид Фемистоклович. Очень рад. Чем обязан?

– Ты надолго запил, – выжидательно произнес Кислый и добавил, – А то у меня есть к тебе деловое предложение. Мне вокалист нужен.

– Считайте, что я уже зашился, – с готовностью произнес вокалист.

– Хорошо. Я к тебе заеду, часа- три через два. Будь дома. Обсудим условия и репертуар. Какой адрес?

– Самодельный переулок шесть, квартира три.

– Жди, – и Кислый отключив телефон, хлопнул по плечу водителя такси, – Поехали, шеф на Грязные пруды.

– Ну, вот снова перекрыли дорогу, – немного отъехав, раздражено произнес таксист, нажимая на тормоз. Впереди стоял дорожный полицейский с поднятой вверх палочкой. В это время, за его спиной огромный трейлер, разворачивался поперек дороги, пытаясь подъехать к стоящей в стороне на пьедестале, уже почти собранной ракете, очертания которой легко угадывались в ее контуре.

– Что это, – опустив стекло, выглянул наружу Кислый. – Ракет везде понастроили. Для чего, не понятно, – тяжело вздохнул, таксист, – Я сегодня уже мимо шестой проезжаю. И это только в этом районе.

В это время у Кислого зазвонил мобильник и высветился номер Агольянца, создателя и владельца Комик-шоу.

– Привет Гарик, – улыбаясь, поднес к уху трубку Кислый.

–Ну, ты чего. Сказал, что со Светкой развелся и переезжаешь на старую хату, а сам перед ментами концерты устраиваешь, – с откровенным укором произнес Гарик.

– Извини, брат. Обстоятельства так сложились, – искренне, от души, ответил Кислый. – Не мог я им никак отказать.

–Ладно. Верю. Знаю я их как облупленных. Смотри, как бы в бани они потом тебя не стали зазывать, – в точку попал Гарик. – Но я про другое. Я по делу звоню.

– Что за дело, – напрягся Кислый.

– Не телефонный разговор. Встретится надо, – голос Гарика сделался серьезным. – Давай к семи, подъезжай в офис. Здесь все и обсудим.

– Хорошо, – взглянул на часы Кислый. – Буду к семи.

– Грязные пруды, – сообщил водитель, притормаживая.

Кислый рассчитался, и они вышли из машины.

***

Была суббота и в сквере у Грязных прудов гуляло достаточно много народа. Они обошли вокруг пруда, но Казанского найти негде не удалось. Вдруг у Кислого зазвонил телефон.

– Где вы ходите, – раздался недовольный голос Казанского.

– Здесь, но я вас не вижу нигде, – оглядываясь по сторонам ответил Кислый.

– Я в кафе на веранде. Я же вам назвал место встречи, – строго выговорил Казанский.

– Точно. Это его любимое место, – обрадовался Витя и взяв Кислого под руку повел в сторону желтого здания, нависавшего над гладью пруда.

Казанского они сразу увидели. Он сидел за столиком, перед открытой бутылкой шампанского, в сером костюме, и внешне из-за крючковатого носа и взъерошенных волос, очень напоминал сердитого скворца.

– Только похудел немного и щеки ввалились, – остановившись, разглядывая Казанского усмехнулся Витя. Он протянул Кислому рукопись, – Иди первый, а я подключусь по обстановке.

– Здравствуйте, – Кислый опустился на стул рядом с Казанским.

– Текст принесли, – мельком взглянув на него строго спросил Казанский.

– Да, – Кислый положил перед ним рукопись.

– Я тут заказал за ваш счет шампанское и устриц, – Казанский потянулся к бутылке и налил себе шампанского в бокал. – Можете угощаться.

– Нет, спасибо. У меня еще одна встреча скоро. Давайте лучше обсудим наши дела.

– А чего тут обсуждать, – Казанский пододвинул Кислому несколько бумаг лежавших рядом с ним на столе, – Вот, ознакомьтесь, подпишите. У вас ручка есть?

– Есть. Но я бы хотел бы сначала показать это юристу.

– Никакой юрист здесь не нужен. Там все просто. Вы с каждого выступления, отчисляете мне половину. И аванс небольшой, сегодня выдадите. Мне надо коммуналку срочно оплатить.

– Половина, – изумился Кислый.

– А, что вы хотели. Знаете, сколько сейчас услуги стоматолога стоят?

– При чем здесь стоматолог?

– А при том, что у меня не осталось зубов. Вот видите, – и он в доказательство открыл беззубый рот, и наклонившись к Кислому добавил, – Я поэтому и устрицы заказал, что их глотать можно не разжёвывая. Так, что все по-честному. Подписывайте.

– У тебя же наверняка есть вставные протезы, Гена, – раздался неожиданно голос Вити, – Он отодвинул стул и присел за столик. – Ты их, наверное, просто забыл надеть. Или спрятал в карман?

–Что, – Казанский взглянул на Витю и застыл с открытым ртом.

– Надень протезы. Не эстетично смотришься, – поморщился Витя.

– Да, сейчас. – Казанский, не сводя глаз с Вити, пошарил руками в карманах пиджака и вытащив протезы, вставил их в рот.

– Совсем другое дело, – одобрительно произнес Витя, – Сразу лицо преобразилось. Ты даже еще можешь нравиться женщинам. Некоторым.

– Спасибо, – автоматически выдавил Казанский.

– Как вообще поживаешь, – Витя взял его бокал и сделал глоток, – Фу. Как ты можешь это пить? Закажи лучше портвейна.

–Сейчас, – не сводя глаз с Вити произнес Казанский и рукой помахал официанту.

– Бутылку портвейна, «Три семерки» или «Южный», – сделал заказ Витя, подошедшему официанту.

– У нас нет такой марки, – развел руками официант, – У нас только португальский.

– Неси. И три граненых стакана прихвати, – одобрил Витя и снова посмотрел на Казанского, – Ну, рассказывай, как живешь.

– Плохо. На одну пенсию, – сделал печальное лицо Казанский.

– Подработку бы нашел, – с сочувствие произнес Витя.

– У меня радикулит и грыжа, – Казанский почему-то постучал себя по голове. – Вот хотел, чтобы товарищ Кислый мне немного помог материально.

– Ничего себе немного. Половину от гонорара, – засмеялся Витя, – Ты, что забыл, сколько авторские в наше время стоили?

– Помню, десять процентов, – покивал головой Казанский, – Но ведь и времена изменились.

В это время к столику подбежал официант с подносом и поставил на столик экзотического вида бутылку и три граненых стакана: «Ваш портвейн и устрицы».

–Я сам налью, – Витя взял бутылку и разлил портвейн, – Ну, со свиданьицем что ли. Сколько мы с тобой не виделись, Гена?

– Так считай с концерта последнего съезда партии, – немного подумав ответил Казанский.

– Похоже так, – подтвердил Витя, – И партии той давно уже нет. Впрочем, люди мало изменились с тех времен. До дна.

Они громко чокнулись стаканами и выпили.

– Портвейн как портвейн, – выпив и немного подумав произнес Витя, беря ракушку, выдавливая на нее сок лимона и втягивая в рот мякоть.

–Ну, а ты как поживаешь, – поставил стакан на стол, Казанский и робко взглянув на Витю.

– У меня все нормально. Я живу как хочу, – самоуверенно произнес Витя.

–Я знал, что ты найдешь свое место в жизни, – с завистью посмотрел на него Казанский и кивнув в сторону Кислого, добавил, – На него тоже работаешь?

– Иногда, реквизит поставляю, – пожал плечами Витя.

– Простите, Геннадий, а вы не хотите снова выйти на эстраду, – деловым тоном спросил вдруг Кислый.

– Я, – испуганно заморгал глазами Казанский, – Да, кому я там нужен. Там же ваши пираньи из Комик-шоу все захватили. Только сунься, до костей обглодают.

– Я бы мог вам выступить вашим продюсером. Кстати и откладывать не надо. Завтра концерт по случаю Дня Прокуратуры. Там и номер уже этот включен. – Кислый выжидающе посмотрел на растерявшегося Казанского и взяв бутылку, разлил портвейн по стаканам. – Предлагаю, выпить за студента кулинарного техникума. За его счастливое воскрешение и продолжение.

Они снова громко чокнулись и выпили.

– Я бы в принципе не против, – поставил стакан на стол Казанский, – Но я без него не могу выступать. У меня не получиться.

– А, что он должен делать?

– Дать согласие.

– Виктор. Предлагаю деловое соглашение. Я беру на себя организацию концертов Геннадия Казанского. Вам гарантирую с каждого выступления, – тут Кислый достал из внутреннего кармана авторучку и написав на салфетки цифру положил ее на стол.

–Это очень хорошие деньги, – слегка откашлявшись, произнес Казанский.

– А, ты Витя что скажешь?

– Меня это не интересует. Поэтому без меня, – даже не взглянув на салфетку ответил Витя, выливая остатки портвейна в стакан.

– Ну, без тебя же не получится. Я не смогу двух слов связать, – протянул к нему руки Казанский.

– Я это учел, поэтому у меня есть дополнительное предложение, – произнес Кислый и взял салфетку, написал на ней еще одну цифру в три раза больше первой, и добавил спокойным голосом, – Эта сумма будет перечисляться с каждого вашего выступления на строительство городского общежития для бездомных.

– Что-то я ничего не слышал про такое общежитие, – с подозрением посмотрел на него Витя.

– Его пока нет. Но будет. Обязательно будет. Мы зарегистрируем благотворительный фонд имени Геннадия Казанского. Наши юристы из Комик-шоу помогут мне все оформить.

–Я преклоняюсь перед вашими деловыми качествами, господин Кислый. И счастлив работать под вашим руководством, – с восторгом произнес Казанский.

– Ну, а ты Витя, что скажешь?

Витя задумался, засопел, взял в руки салфетку и почему-то посмотрев ее на свет. Потом протянул ее Казанскому и сказал: Закажи еще портвейна. Это надо обмыть.

– Официант, портвейна, – подскочив из-за стола закричал на весь зал Казанский.

– Мне к сожалению, надо уже ехать, встретится в еще одним членом нашей концессии, вокалистом Сидоровым, – посмотрев на часы и приподнимаясь из-за стола произнес Кислый. –Поэтому вы тут заканчивайте. Но прошу, не усугублять. Завтра в два репетиция. Приезжайте к театру Эстрады, я там арендую у них зал, – и он, помахав рукой, подозвал к столику официанта.

– Простите, – подождав, когда отойдет официант, произнес Казанский, – А вы не могли бы мне авансом одолжить небольшую сумму. Мне за коммуналку надо рассчитаться, – и он посмотрел на него печальными глазами охотничий собаки.

– Десять тысяч хватит, – вытащил из кошелька две красные купюры Кислый.

– Вполне, – сглотнул слюну Казанский.

– Только предупреждаю. Деньги тратить по назначению.

– Не сомневайтесь, – Казанский аккуратно сложил деньги и убрал их в нагрудный карман пиджака.

– Витя, я загляну к тебе еще вечером, – попрощался Кислый спускаясь с веранды на аллею, и увидел проезжающее по дороге такси, замахал рукой.

***

Самодельный переулок, где проживал вокалист Сидоров, хоть и находился в относительном центре города, но выглядел достаточно запущено, явно специально доводился вороватыми чиновниками из мэрии до аварийного состояния, чтобы расселить местных и построить здесь, через аффилированные фирмы, дорогое, элитное жилье. Дверь открыла, похоже та самая женщина с скрипучем голосом, с которой Кислый разговаривал по телефону. Она подозрительно осмотрела Кислого, попыхивая папироской во рту.

–Похож. Не соврал Паваротти. Как из телевизора прямо, – произнесла наконец дама, признав Кислого и провела его по длинному слабоосвещенному коридору, заставленному домашним скарбом к облезшей филенчатой двери с цифрой 3 и повернувшись, кивнула, – Здесь он квартирует у меня.

– Спасибо, – поблагодарил Кислый и без стука открыл дверь.

Это была совсем маленькая комнатушка, в одно окно, с круглым столом посередине, раскладушкой у стены. Единственным украшением были, несколько концертных костюмов висевших на гвоздях, вбитых прямо в стены комнаты. За столом, в серой майке и синих трениках, сидел с грустным лицом вокалист Сидоров.

– Здравствуйте, Алкид Фемистоклович, – подскочил Сидоров, пододвигая Кислому, единственный стул на котором он сидел.

–Не надо постою, – Кислый продолжил внимательно разглядывать жилище вокалиста. – Бухаете, – увидев стоящий под столом пустой шкалик из-под водки, вопросительно посмотрел он на Сидорова.

– Я бы может и бухнул. Только не на что, – усмехнулся в ответ Сидоров.

– А как же вчерашний гонорар? Неужели только на шкалик хватило?

– Эх, Алкид Фемистоклович. Ничего вы, звезды не знаете о жизни простого рабочего артиста. Присаживайтесь, – Он снова подвинул стул.

– Что же я такого не знаю, – немного подумав, Кислый присел на стул и с любопытством посмотрел на Сидорова.

– А того, например, что из вчерашнего, небольшого гонорара, я добрую половину должен отдать администратору концерта, чтобы он в следующий раз не забыл меня включить в программу. Из оставшейся половины, надо перечислить алименты второй жене, отложить на учебу старшего сына от первого брака. Заплатить хозяйке за квартиру. Привести в порядок костюмы. Ну и самому жить на что-то надо… Так, что на бухнуть, как вы изволили выразиться, особо то и не остается. Разве, что на этот жалкий шкалик, – и он достал из-под стола пустую бутылку и перевернув ее горлышком вниз, потряс в воздухе.

–И зачем надо было тогда такую ношу на себя взваливать, с женами этими и многочисленными детьми?

– Так это ведь все по молодости. А подсказать не кому было.

– Ну, а что вам помешало стать звездой и позволить другую, роскошную жизнь, – усмехнулся Кислый. – Или таланта не хватает?

– Смеетесь, Алкид Фемистоклович. Сейчас одного таланта маловато будет. Сейчас главное продюсер. Тот, кто продать сможет выгодно твой талант.

–Вы разве без продюсера, работаете, – удивился Кислый.

– На всех артистов, продюсеров не напасёшься, – развел руками Сидоров, – Так, что кручусь, один, сам, без ансамбля, так сказать. Поэтому, честно был несказанно рад вашему звонку. Подумал, а вдруг повезет.

– Не исключено, – согласился Кислый, – Попробовать вас хочу в своем номере про студента, вместо скрипача.

–А, что же скрипач не подошел? Мне показалась публика была в восторге, – с некоторым опасением спросил Сидоров.

– Подошел. Просто вкусы у публики разные. А надо, чтобы всех окучить, по всем направлениям ударить. Хотите поучаствовать?

–Я в вашем полном распоряжении, – с готовностью воскликнул Сидоров.

–Вот и замечательно. Тогда не будем откладывать. Проверю завтра вас, в деле, на дне рождении генерала Хвостова. Сюжет тот же самый. Я студент музучилища, на практике в женском отделении. Только вместо скрипки вы будете петь. Кстати вы говорили, что выступали как-то у него?

– Это было всего один раз. Два года назад.

– Ну и какой репертуар он больше предпочитает?

– В общем то обычный. Батяня комбат, рюмка водки на столе и, наверное, что-нибудь из шансона, типа «Владимирский централ», – немного подумав ответил Сидоров.

– Да? А я думал это все и есть шансон, – искренне удивился Кислый, – Вы сможете это исполнить?

– Я, Алкид Фемистоклович, партию Сусанина исполнял, – с гордостью произнес Сидоров, – В концертном конечно варианте. Так, что можете не сомневаться, шансон будет в лучшем виде.

– Тогда договорились, – взглянув на часы, приподнялся Кислый, – Завтра перед выступлением заеду. А сейчас извините. Дела, – и он протянул руку Сидорову.

– Простите. А какой костюм лучше? Вот взгляните на мой гардероб, – Сидоров указал рукой на стену с висевшими костюмами.

–Без разницы, – приостановился Кислый, – Правильнее будет взять плавки. Это же в бане будет происходить. Прощайте, – и он вышел из комнаты, чуть не сбив хозяйку квартиры, подслушивающую под дверью.

***

Штаб квартира Комик-шоу находился в Сити-Центре, в одной из стеклянных небоскребов, на сто втором этаже.

Они обнялись с Гариком, и тот сразу протянув ему, бокал с виски, обнял за плечи и подвел к панорамному окну, из которого очень хорошо просматривался город в лучах закатного солнца.

– Ну, что разобрался со Светкой, – с участием посмотрел на него Гарик.

– Долгая история. Квартиру хочет забрать. Ну, ее, – поморщился Кислый.

– Если, что, скажи, я юристов наших подключу, – Гарик, подлил еще виски.

–Красивый вид отсюда, – Кислый обвел взглядом, лежащий внизу город, – Может ты в курсе, зачем эти ракеты они везде начали строить. – И он стал считать, водя пальцем по панораме города. – Один, два. Три…

– Отсюда двадцать шесть видно, не считай, – постановил его Гарик. – Это же памятники покорителям космоса. И правильно делают, я считаю. Надо что-то народу втирать патриотическое. А космос это наше все.

– Видел бы ты эти памятники изнутри. Там все как в настоящей ракете. И кресла с ремнями безопасности.

– Тебе как разница? Кстати, мы в трех подрядах уже приняли участие. Деньги хорошие выделяют. А, что там у них внутри, мне по фиг.

– Ну, ты везде успеваешь Гарик, – с уважением посмотрел на него Кислый.

– Бизнес, у меня на первом месте, ты же знаешь. Кстати, давай перейдем к нашим делам. – Он подлил еще виски и расположился на большом кожаном диване, в глубине кабинета. – Слушай, а мне понравился этот твой студент в гинекологии. Наша ведь тема.

– Что ты имеешь в виду, – не понял Кислый.

– Я тут подумал, а не поставить ли нам такое шоу, только вместо скрипочки настоящих реперов подключить?

– Не знаю, даже, – без энтузиазма протянул Кислый.

– Зато я знаю. И я уже с Пастой переговорил. Он согласен. И сценаристы текст переработали под наши требования. А то у тебя там ни одного слова про жопу. Вот, посмотри, – и он достал из-под стола папку и протянул Кислому, – В общем, давай заканчивай личные дела. И завтра в восемь будем пускать в прямой эфир.

– Гарик, я не могу завтра, – прижал руки к груди Кислый. – Я в бане завтра перед ментами выступать должен.

– Я тебя предупреждал, что этим закончится. Ты меня не послушал, – с укором ответил Гарик. – Вообщем как хочешь, но завтра ты должен быть в студии. Мы уже анонсировали. Будет аншлаг.

– Гарик, дорогой. Ну, давай хотя бы на послезавтра перенесем, – Кислый выпил одним глотком виски и с мольбой посмотрел на Гарика.

– Не получится на послезавтра. Я бы рад, но Паста уезжает на гастроли.

– Ну, что же мне делать? Я же им уже пообещал и тоже в восемь – плачущим голосом произнес Кислый.

– Знаешь, что, – немного подумав, предложил Гарик, – Я перенесу шоу на девять. А ты с ментами за это время успеешь закончить. Идет?

– Я не знаю. Они же могут меня пить еще заставить потом

– А ты откажись. Скажи что у тебя пендикулез, – и Гарик с аппетитом отпил из бокала.

– Что такое пендикулез?

–Какая разница. Водка, мол, внутрь не лезет.

– Я с ними вчера пил уже. И нормально лезла, – всхлипнул в ответ Кислый.

– Ну, и что. Пендикулез. Он в любое время может прихватить. Это как глисты, – настаивал на своем Гарик. – Вообщем. Завтра в девять в студии. Разрешаю опоздать только на пятнадцать минут. Чую, Алкид, бабла нарубим мы на этом студенте, не меряно. Не меньше чем на ракетах. Понял?

– Понял, – безвольно согласился Кислый.

В это время зазвонил лежащий на столе телефон Гарика.

– Хорошо. Сейчас Кислый выйдет, и пусть заходят. – Выслушав, ответил, Гарик и устало посмотрел на Кислого. – Извини, аудиенция закончена. Ко мне люди из мусорной мафии подошли. Тема городского мусора очень актуальной становится.

– Эксплуататор, вот ты кто, – не злобно произнес Кислый.

– Жизнь такая. Завтра в девять. Народ по тебе уже соскучился, – отпустил воздушный поцелуй Гарик.

Кислый криво улыбнулся и направился к лифту.

***

Подъехав к дому, он отпустил такси и решил пройтись до Собачьего сквера, навестить Виктора. Уже стемнело, но фонари освещения были выключены. Небо тоже затянуло вечерними облаками. Только, уличный киоск освещал немного тротуар и давал свет на забор, огораживающий стройку. Кислый подошел к забору и постучал в калитку. «Витя, это я. Ты на месте?» Через некоторое время, калитка распахнулась, и появился привычно одетый в грязные джинсы и куртку Витя, держа в одной руке кисть, а в другой ведро, от которого тянуло резким запахом краски.

– Что это ты делаешь, – удивился Кислый.

–Ракету крашу, – покрутил кистью Витя, – Ты вовремя пришел. Пойдем, подержишь лестницу.

Они прошли на территорию, освещенную прожектором, прикрученным к крыше бытовки, и подошли к ракете с приставленной к ней раздвижной лестницей над которой, выше на корпусе ракеты, черной краской были выведено большими буквами слово ЙУХ.

– Вот. Пока меня не было, написали, – вздохнул Витя.

–Кто?

– Да, пацанчик этот твой. Которого, ты с утра, в ракете прятал от ментов.

–Толик, что ли, – удивился Кислый. – Откуда ты знаешь?

– Так тут камеры видеонаблюдения везде. А в бытовке монитор.

– Послушай, Вить, – просительно посмотрел на него Кислый, – А нельзя как-то это видео стереть. А я с ним поговорю. Я ему такого вставлю. Дурак ведь еще.

– Да, я уже в компьютере почистил. Теперь вот на ракете надо замазать, – Витя повернулся к лестнице и осторожно полез наверх. – Придержи лестницу, – добравшись до конца, крикнул он сверху.

Кислый крепко вцепился обеими руками в лестницу: «У тебя завтра выступление с Казанским, в генпрокуратуре. В семь часов. Не забыл?»

– Помню. Только вот на кого я ракету оставлю, – задумчиво ответил Витя, – Может скрипача попросить? Он парень надежный.

– Не получится со скрипачом. У него тоже завтра выступление. Перед заместителем министра, – ответил Кислый и немного подумав, добавил вопросительно, – Может с Толиком переговорить? Он меня послушает.

– Чтобы он тут вообще все йухами расписал, – спускаясь, скептически посмотрел на него Витя.

– Он просто не знал, что это твой объект. Я договорюсь с ним.

– Смотри. Под твою ответственность, – пожал плечами Витя.

– Слушай, а можно я немного внутри посижу, – Кислый указал пальцем на днище ракеты. – Расслабляет там, почему то.

– Да, хоть ночуй, – согласился Витя и, наклонившись над ведром, стал отмывать кисть.

Кислый переставил лестницу и полез к открытому люку. Внутри все было, как и вчера, и он с удовольствием растянулся в удобном кресле и, закрыв глаза, через какое-то время, заснул.

Сон Кислого.

Он быстро шел по длинному коридору Поставленного телецентра к помещению телестудия, где Комик-шоу снимал все свои телевизионные программы. Добираться по городу из-за постоянных пробок становилось с каждым разом все труднее и труднее. И он стал, подумывал, а не купить, где нибудь рядом квартиру, как сделали уже многие его коллеги по цеху, чтобы не опаздывать в день трансляции. Подойдя к общей комнате, он потянул дверь на себя, ожидая услышать как всегда радостные приветствия коллег, и застыл в изумлении. Все, достаточно вместительное помещение было заполнено бойцами ОМОНа, в характерной синей камуфляжной форме и полном боевом снаряжении. Головы бойцом были закрыты огромными черными шлемами с тонированными забралами, делающих их похожими на космонавтов-инопланетян из фильмов ужасов.

– Извините. Я, кажется, не туда попал, – и он развернулся обратно, но был остановлен веселым возгласом Гарика Агольянца. «Туда, Туда. Кислый. Это и есть самое веселое Комик-шоу в нашем городе».

Кислый испуганно оглянулся и вдруг Омоновцы стали снимать с себя эти ужасные шлемы, под которыми оказались давно знакомые и такие любимые ему лица друзей. Они немного разошлись, освобождая проход, по которому к Кислому с неизменным бокалом виски в руке шел улыбающийся Гарик.

– Что ты растерялся, – Гарик протянул бокал Кислому, – Выпей лучше.

Кислый залпом осушил бокал и, почувствовав некоторое облегчение, произнес с юмор: Что, в ментов сегодня будем играть?

– Почему играть, – загадочно улыбнулся Гарик. – Все будет по-настоящему.

– Что значит по-настоящему?

– Сейчас отрепетируем винтилово немного на зрителях в студии, а через час на Кушкинскую площадь уже по-настоящему будем разгонять несогласных.

– Для чего, – продолжая беспечно улыбаться, спросил Кислый.

– Оттуда заказ поступил, – и Гарик показал пальцем на потолок.

– От генерального продюсера Первого канала, – Кислый поднял глаза на палец Гарика.

– Выше бери. С самого верха.

– А мы, то здесь причем? Мы же не менты.

–Были не менты, а стали меты. Я тендер выиграл, – потер руки Гарик.

– Зачем это нам нужно?

– Бизнес и ничего личного, – любимой фразой ответил Гарик, – Зато знаешь, сколько бабла мы на этом срубим?

В это время в студии раздался звуковой сигнал, оповещающий, что до начала съемок осталось пять минут и Гарик строго крикнул: «Всем приготовиться». К Кислому тут же подбежали костюмеры и быстро, стащив с него цивильное платье, облачили в Омоновскую амуницию, сунули в одну руку резиновую дубинку, а в другую пластмассовый шлем.

– Значит так, – скомандовал Гарик и в это время на большом экране появился вид зрительного зала, – Работаем по людям в красном. Подбежали вдвоем, схватили под руки и на выход. Там их уже в автозаках будут менты прессовать дальше.

–А если сопротивляться будут, – подняв вверх рук, спросил Петя Татарский, постоянный партнер Кислого по выступлениям.

– А дубинка вам зачем, – вдруг из-за спины Гарика вышел огромный омоновец в звании майора.

– Прошу любить и жаловать. Это мой новый помощник по работе с общественностью, майор Козлов…

– Здесь все очень просто, – с какой-то садисткой улыбкой произнес майор Козлов. Дубинка, это самый веский аргумент при работе с гражданами. – Он взял лежащую на столе дубинку и, согнув руку, прижал ее к груди, – Дубинку сначала надо держать так. Потом, – тут он поманил второй рукой Кислого, – Подойдите ко мне товарищ боец.

Кислый испуганно улыбаясь, под жидкие аплодисменты, подошел к омоновцу.

– Второй рукой вы хватаете, за предмет одежды подозрительного гражданина и наносите первый удар чуть ниже пояса. – И майор замедленным движением отвел руку с дубинкой в сторону и приложил ее к ягодице Кислого. – После чего, повторяете аналогичный удар с противоположной стороны. – Майор оточенным движением приложил дубинкой по второй ягодицу. – Ну, и если клиент продолжает сопротивляться, наносите третий удар в область почек. После чего, клиент успокаивается и готов безропотно проследовать в автозак. Всем, все понятно?

– Всем, – радостным хором ответили юмористы.

– Тогда работаем, – хлопнул в ладоши майор Козлов и тут же ассистенты открыли нараспашку двери в студию, а омоновцы, размахивая дубинками, с криками бросились в зал.

– Ну, а вам, что отдельное приглашение требуется, – повернулся к Кислому майор Козлов и схватив за рукав потащил к выходу.

– Я не хочу, я не буду, – закричал, пытаясь вырваться Кислый, и открыл глаза.

Он сполз с кресла и лежал на полу ракеты, а над ним склонился Витя, дергая за рукав. Сверху, через круглое, не заделанное еще отверстие, снова проглядывала небольшая часть луны.

– С тобой все, нормально, – спросил Витя и протянул ему бутылку. – Может на тебя так Луна действует. Выпей.

– Что это, – Кислый автоматически взял бутылку.

– Портвейн. Я забрал из ресторана. Там немного оставалось. Не выбрасывать же.

Кислый сделал глоток и, поморщившись, вернул бутылку.

– Согласен. Наш, три семерки, лучше был, – взболтнув бутылку, Витя вылил в себя остатки.

– До завтра, – попрощавшись, Кислый спустившись вниз, побрел домой.

Дверь квартиры была чуть приоткрыта, а на кухни горел свет, и оттуда тянуло чем-то съедобным. Он прошел на кухню. На столе стояла бутылка колы и лежала, еще теплые треугольники пицца. Сполоснув руки под краном, он присел за стол и с наслаждением принялся за еду. «Вы пришли», – раздался сзади сонный голос Толика.

– Угу, – полным ртом пробурчал Кислый.

– Ну, а насчет Лизки, ничего пока?

– Завтра, в бане у генерала Хвостова будем решать твой вопрос, – запивая колой, проглотил пиццу Кислый.

– А я со своими поругался и у вас там, в соседней комнате расположился. Не возражаете?

– Правильно сделал. – Кислый, достал пачку сигарет из кармана. – Слушай. Мне помощь нужна будет твоя завтра.

– Я готов прямо сейчас.

–Завтра, – покачал головой Кислый. – Ты, сможешь завтра, подежуришь в сквере у ракеты?

–Зачем?

–Чтобы хулиганы на ней непристойности всякие не писали. А я с Витей сторожем, поеду выступать перед ментами, чтобы Лизку твою из тюрьмы вытащить. Понял, – и Кислый внимательно посмотрел на Толика.

– Понял, – отводя взгляд в сторону, согласился Толик.

– Вот и договорились. А сейчас иди спать. Завтра у меня трудный день, – и добавил вдогонку, – И свет выключи здесь, пожалуйста

– Спокойной ночи, – выходя, щелкнул выключателем Толик, а Кислый посидев немного в темноте, встал и, подойдя к окну, с удовольствием закурил, выпуская дым в открытую форточку.

Небо совсем расчистилось от облаков и яркий полу диск луны, заливал серебристым светом ночное пространство вокруг.

–Зачем мне все это нужно, – вслух произнес Кислый, – Взять бы и улететь отсюда на луну.

– А еще лучше их всех отправить, – раздался сзади чей-то глуховатый голос.

– Что?– Испуганно, обернулся Кислый. Но сзади никого не было, а вся кухня хорошо просматривалась от проникающего из окна света. Он осторожно прошел в коридор и заглянул в комнату к Толику. Тот лежал на кровати с включенным смартфоном.

–Ты не слышал сейчас никакие голоса здесь, – покашлял в кулак Кислый. – А то мне показалось, что кто ходит.

– Нет, здесь никого. Я дверь закрыл на задвижку.

– Показалось, значит. Извини, – с облегчением выдохнул Кислый. – Прав Витя. Или Луна на меня как-то так действует, или портвейн паленый. – И он, успокоившись, снимая на ходу рубашку, побрел к своему дивану.

***

Он проснулся от непонятного гула, доносившегося откуда-то из зала и полежав немного, встал и набросив на плечи одеяло вышел в коридор, где ему злобно лая, преградила дорогу, белая болонка.

– Ты откуда здесь взялась, – испуганно отступил назад Кислый.

В это время гул в зале затих и в проеме со шлангом от пылесоса появилась Роза Ивановна.

– Доброе утро, Алкид Фемистоклович, – с достоинством поздоровалась Роза Ивановна и ласково прикрикнула на болону, – Успокойся Фима, это свои.

– А, что вы здесь делаете, – подтянул повыше одеяло Кислый.

– Я ваша соседка, Роза Ивановна Самострелова. Вдова генерала Самострелова. Пришла убираться, как договаривались. Уже два часа здесь, а вы все спите.

– А который сейчас час?

– Одиннадцать.

– Ничего себе я проспал, – удивился он и приоткрыв дверь, заглянул в спальню, – А Толик где?

– Никого здесь не было, когда я пришла, – Роза Ивановна взяла на руки продолжающую злобно рычать болонку, – Я кстати вам, оладушек принесла и кофе сварила. Там на кухне. Умывайтесь и идите завтракать, – приказала она, – А я пока в вашей комнате уберусь.

– Слушаюсь, – козырнул Кислый и зашел в ванную.

Приняв душ и побрившись он, надев еще отцовский банный халат прошел на кухню, где на плите стояла турка с ароматно пахнущем кофе, а на столе, на большом блюде лежали пышные, золотистые оладьи. Он перелил кофе в кружку и присев за стол, принялся за завтрак.

–Приятного аппетита, – вошла в кухню Роза Ивановна, – Вот еще сметану возьмите, – Она поставила перед ним блюдце с белоснежной горкой сметаны. – Без женщины то трудно, наверное, одному жить?

– Почему это?

– Некому за порядком следить.

– А вы этом плане, – пожал плечами Кислый, – Ничего. Я привык уже к беспорядку.

– То- то я смотрю, у вас в холодильнике, кроме пиццы и колы ничего нет. Хотите, я вам борща сварю, настоящего?

– Хочу, – неожиданно для себя обрадовался Кислый.

– Тогда деньги давайте на продукты.

– Конечно, – Кислый вышел в коридор и вернулся с кошельком, – Вот, десять тысяч хватит?

– Это много, – замахала руками Роза Ивановна, – Три тысячи вся моя месячная зарплата, ну тысячи четыре на продукты еще.

– Берите, берите. Чтобы и на борщ, и на оладьи хватило, – Кислый сунул ей в карман фартука деньги.

– Ну раз так. Я вам тогда еще окна помою, – подумав, предложила Роза Ивановна.

– Прекрасная идея, – согласился Кислый, – Только вы не торопитесь с борщом. Я сегодня поздно вернусь.

– Хорошо. Я на базар тогда схожу. Там выбор больше, – рассудила Роза Ивановна, – Все отдыхайте. Если что, обращайтесь, я в соседней квартире, – и подхватив болонку она вышла.

– Настоящая генеральша, – вслух подумал Кислый, взглянув на висевшие на стену часы, -Уже почти двенадцать. Куда пропал этот непутевый Толик. – И он, быстро допив кофе, оделся и выйдя из квартиры направился в сквер к ракете.

Калитка на стройку была приоткрыта и Кислый войдя увидел сидящих на лавочке перед вагончиком Витю и Толика.

– А я тебя искал везде, – недовольно высказал он Толику.

– Вы же сами меня отправили дежурить сюда.

– В общем я ему все объяснил. Парень толковый. Справится. Тем более сегодня выходной, – закуривая вставил Витя, – Какие планы шеф?

– Надо сначала собрать коллектив, – присев на лавочку, Кислый стал планировать мероприятия, загибая пальцы, – Провести репетицию. Потом к шести отвезти Скрипача к замминистра, вас с Казанским к генпрокурору к семи, меня в баню к восьми, – и он, вспомнив, схватился за голову, – У меня же еще в девять Комик шоу, по телеку будут показывать. Как я все успею?

– Про Лизку не забудьте, – осторожно напомнил Толик.

– Что?

– С ментами договориться. Чтобы ее отпустили.

– Слушаюсь товарищ полковник, – бросил он раздраженный взгляд на Толика.

В это время у Кислого зазвонил телефон. – Да?

– Алкид Фемистоклович. Вокалист Сидоров, беспокоит. Вы, когда подъедите?

– Через час, полтора. Что-то случилось, – напрягся Кислый.

– Нет. Просто уточнить. Я жду.

– Ждите. – Кислый отключив телефон и подумав стал набирать номер полковника Моржова,

– Какие проблемы, Алкид Фемистоклович, – раздался бодрый голос полковника.

– Никаких, – поспешно ответил Кислый, – Я насчет машины хотел уточнить. Боюсь в обычную легковушку все не поместятся. Тут со мной реквизит, помощники. И мне она сейчас уже нужна.

– Не проблема. Пришлю патрульный Уазик. Туда мои ребята, одиннадцать человек за один раз запихнуть могут, – загоготал в ответ Моржов. – Куда отправить?

– Мы тут в Собачьем сквере. На стройке. Только он мне сейчас уже нужен.

– Все понял. Высылаю.

Кислый отключил телефон и внимательно посмотрел на Витю: «Ты, хоть переоденься что ли. Что за вид? На концерт едем».

– Как скажите, товарищ полковник. – Витя сделал ещё пару затяжек и бросив окурок в стоящее ведро, зашел в вагончик.

– И вот еще возьмите, пожалуйста, если не трудно, – Толик пододвинул Кислому пластиковый пакет.

– Что это, – Кислый раскрыл пакет, в котором лежало несколько упаковок пиццы и две бутылки колы

– Лизке передача. Они сразу могут ее не отпустить.

– Вы кроме этого что-нибудь едите, – сделал брезгливое лицо Кислый.

– А что еще?

– Борщ, например. Или оладьи, – подумав немного, вспомнил он.

– Едим. Только менты это не принимают.

В это время из вагончика вышел Витя, в синей милицейской форме, еще советского образца, в галифе и начищенных до блеска сапогах, перетянутый портупеей, таща с собой свою огромную сумку.

– Так пойдет, – вопросительно посмотрел он на Кислого, – Все-таки на ментовском Уазике поедем.

– Пойдет, – выдержав паузу, обреченно согласился Кислый.

***

Довольно скоро подъехал желтый полицейский Уазик, с тем же дежурным сержантом, который задерживал их во дворе, на детской площадке.

– Направлен в ваше распоряжение, Алкид Фемистоклович, – выскочил из машины сержант и вытянулся, отдавая честь.

– Вольно, – отмахнулся Кислый, – Зови меня просто, шеф.

– Есть, шеф, – открывая перед ним дверь, расплылся в улыбке сержант.

– Нет, я сзади сяду. Пусть Витя, он в форме, впереди едет.

– Общежитие музучилища знаешь, – когда все расселись, спросил Кислый.

–Так точно. Это рядом. Могу проблесковый маячок включить, если хотите.

– Зачем?

– Что бы видели кто едет и уступали, – гордо ответил сержант.

– Пока не надо. Может быть потом, – И Кислый достал телефон и стал набирать номер Скрипача.

Общежитие музучилища, снова исторгала из себя разнообразные музыкальные звуки, а внизу их уже ждал в черном концертном фраке Скрипач.

– Это, что значит, – спросил он, с удивлением разглядывая сидящих в салоне.

– Теперь мы ансамбль песни и пляски имени полковника Моржова, – ответил Кислый, а сержант не удержался, громко захохотал. – Садись, давай Себастьян, нам еще вокалиста Сидорова забрать надо.

Вокалист Сидоров уже ждал их, расхаживая у подъезда, в плавках, концертной бабочке и черных лакированных туфлях.

– Ты, это куда, на пляж собрался. – высунулся из окна Кислый, когда Уазик притормозил перед Сидоровым.

– Вы же сами сказали вчера в плавках, – немного растерялся тот, – Что бабочка лишняя?

– Это выступать в плавках. А ходить то надо в одежде. Или хочешь, чтобы тебя менты забрали?

– А, что же теперь делать, – испуганно захлопал глазами Сидоров, – Я ключи не взял, а хозяйка ушла в магазин.

– Вить, – посмотри там у себя в сумке, есть что-нибудь из ментовской одежды, чтобы не выделялся, – спросил Кислый отворачиваясь в сторону, еле сдерживая смех.

Витя, вылез из машины и открыв заднюю дверцу, стал рыться в своей сумке.

– Нет. Ментовской нет больше. Дорожника есть.

– Дорожника, -с сомнением произнес Кислый, – Ну, пусть примерит дорожника.

Витя помог Сидорову залезть в багажник Уазика и протянул ему вещи.

– Ну, выйди покажись, – через некоторое время крикнул Кислый.

Вокалист Сидоров спрыгнул на асфальт и подошел к дверке, из которой с любопытством выглядывал Кислый. На нем был одет ярко оранжевый комбинезон и почему-то желтый жилет со светоотражающими буквами ДПС.

– Вот из ментовской одежды, только жилет остался, – прокомментировал Витя.

– Нормально. Лучше чем просто в плавках, – согласился Кислый и скомандовал, – А теперь сержант, к театру Эстрады. Там еще один заслуженный член нашего коллектива должен ждать уже.

Действительно перед входом в театр Эстрады, в белоснежных брюках, синем кителе с золотыми вензелями на рукавах и капитанской фуражке с крабом расхаживал Казанский.

– Вы перепутали. У нас выступление на Дне прокуратуры, а не военно-морского флота, – выпрыгивая из Уазика, Кислый протянул руку Казанскому.

– Это мой любимый концертный костюм, Алкид Фемистоклович, – с пафосом произнес Казанский, – Я в нем в круизе по Средиземному морю выступал когда-то. «Или я не в теме получился», – спросил он, с удивлением рассматривая вылезающего из Уазика Витю, вокалиста Сидорова и скрипача в белом халате и шапочке.

– Нормально, – одобрил Кислый – Вить, может и мне, что-нибудь подберешь на голову, чтобы, не выделялся от коллектива?

Витя, снова открыл задние дверки Уазика и, порывшись в сумке, достал индейское украшение из перьев и ковбойскую шляпу со звездой шерифа вместо кокарды: Вот, только это осталось.

–О! Шерифская шляпа подойдет, – примеривая ее и рассматривая отражение в боковом зеркале Уазика, одобрил Кислый и протянул телефон, сержанту, – сфотографируй нас сержант. Давай, ребята подходи ближе.

Они выстроили перед Уазиком. Кислый в центре, в обнимку со скрипачом, по бокам, Казанским с вокалистом Сидоровым, а Витя, не поместившийся в кадр, присел внизу. И сержант сделал несколько снимков.

***

Все сегодня складывалось, как нельзя лучше. И в этом очень помог полицейский Уазик, с проблесковыми маячками, благодаря которому они проскочили мимо частых пробок и заторов на дорогах и вовремя успели на все выступления. Первым, на дачу генерала Сухожилова, отвезли Скрипача, загримировав его в театре Эстрады под молодого Чехова. А чтобы его не отвлекали разговорами, замотали шею шарфом и на все вопросы, он, виновато улыбался, и кашлял в кулак. Оставив Скрипача играть на даче, они успели отвезти Казанского с Витей, в Дом Правосудия на празднование Дня Прокуратуры. Казанского решили вообще не гримировать, на что в прокуратуре даже не обратили внимания.

Кислый не стал там задерживаться, а оставив с ним Витю, уже в расслабленном состоянии поехал с вокалистом Сидоровым на день рождение к генералу Хвостову.

Баня, где собралась вся верхушка городской полиции, отмечать торжество, находилась в Центральном плавательном бассейне Национальной Гвардии. Распаренные полицейские начальники, выскакивая из парилки, ныряли в огромный бассейн, борта которого были заставлены разнообразными закусками и алкоголем. Приглашенные артисты, после выступления, тоже ныряли с подкидного трамплина и присоединялись к находящейся в бассейне публике. Сам генерал Хвостов, на колесном катамаране, в обнимку с двумя пышногрудыми блондинками, плавал по бассейну, принимая поздравления и благодарил артистов.

Кислым с вокалистом Сидоровым после выступления, сорвав, бурные аплодисменты, тоже погрузились в бассейн, расположились у бортика с экзотическими фруктами и шампанским.

– Умеют, же в полиции праздники устраивать, – с завистью произнес вокалист Сидоров, отпивая шампанское, – Разве только налоговая инспекция с ними может сравниться.

– Когда же он догребет, – раздраженно поглядывая на генерала, произнес Кислый,– Мне уже пора на «Комик-шоу» ехать, – И он, увидев плывущего за генеральским катамараном полковника Моржова, в своей неизменной фуражке с высоким верхом, стал махать ему рукой, и жестами показывая на часы.

Моржов заметив его, и подтолкнул катамаран в их сторону.

– Спасибо, порадовал. Хорошо поешь и смешно, – пробасил генерал Хвостов, когда катамаран поравнялся с ними, – Но я бы на твоем месте туда баб настоящих добавил? Тогда просто цены твоему номеру не было, – и генерал с довольным видом притянул к себе одну из блондинок.

– Я подумаю, товарищ генерал.

– Да не хер тут думать. Хочешь, вот Люську бери. Или Верку, – загоготал генерал, – А то и обеих отдам!

– Товарищ генерал, меня другая девушка интересует, – подождав, когда тот отсмеется, осторожно напомнил Кислый, – Она у вас сейчас под арестом находится.

– Нет ее уже у нас, – развел руками Хвостов.

– Как нет? Полковник Моржов говорил…

– Была, – опередил его Моржов, – Но, ей служба безопасности заинтересовалась. Из-за плаката этого, про губернатора. А это брат, уже политика. Вот ее сегодня и жандармы, в Офертово увезли.

– Ты, уж извини, студент. Я бы рад помочь, но видишь, это уже не в моей компетенции, – ответил Хвостов и увидел плавающего невдалеке певца Кекса, направил катамаран в его сторону.

– И что же мне теперь делать, – Кислый придержал за плавки уплывающего Моржова.

– Ищи выход на жандармов. У нас с ними натянутые отношения. А еще лучше сразу на администрацию губернатора, – посоветовал Моржов и поплыл догонять катамаран с генералом.

– Где я найду эти выходы, – озадаченно произнес Кислый, и посмотрел на вокалиста Сидорова, – У тебя есть?

–Нет, – расстроено пожал плечами Сидоров.

– А вот у Гарика могут быть, – осенило Кислого, и он стал вылезать из бассейна.

– Мне тоже с вами, – крикнул ему вдогонку Сидоров.

– Нет, можешь поплавать. Там Паста сегодня будет петь.

***

В телецентр он приехал с запасом в пятнадцать минут.

– Молодец, – протянул ему бокал с виски Гарик. – Все уже готово.

– Слушай, Гарик. У тебя нет знакомых в администрации губернатора? Мне очень надо на них выйти.

– У меня даже в Организации Объединенных Наций и в Нобелевском комитете есть знакомые, – непринужденно ответил Гарик. – Но для этого нужны очень веские аргументы, – и он, выразительно посмотрев на Кислого. – В чем вопрос?

– У меня одну девушку задержали менты. С ментами я уже было, вопрос решил, но сегодня жандармы перевезли ее в Офертово. Теперь могут и двушечку впаять, – с серьезным видом доложил Кислый.

–Любовница?

–Невеста сына.

– Я не знал, что у тебя есть взрослый сын, – удивился Гарик.

– Внебрачный. Я тоже недавно узнал.

– Что она натворила?

– Вышла с плакатом «Долой Губера» на улицу, – Кислый вдруг вспомнил, что было написано у Лизки на плакате.

– И что сейчас за это могут посадить, – искренне удивился Гарик.

– Выходит, что так, – пожал плечами Кислый и в это время на стене замигала красная лампочка, предупреждающая о начале съемки.

– Я попробую, что-то для тебя сделать, – обнял его за плечи Гарик, и подведя к шторе, отделяющей их от студии, чуть отодвинул ее. – Посмотри, как мы тут подготовились к твоему выступлению.

Кислый заглянул за штору. На сцене стояло несколько гинекологических кресел, в которых в соответствующих позах расположились легко одетые фотомодели из рекламного агентства. А по кругу ходил в спущенных штанах, характерно пританцовывая, рэпер Паста.

– Жаль, генерал Хвостов сейчас всей этой красоты, – рассмеялся Кислый.

– По телеку еще увидит. Давай, твой выход, маэстро, – подтолкнул его в спину Гарик, и Кислый легкой, пружинистой походкой, под овации зала, вышел на сцену и произнес традиционную фразу:

– А вот и я. Приветствую вас, любимые мои жопы и жопочки. И сейчас мы вам покажем такое, что вам самим захочется этим заняться. Итак, наше искрометное Комик-шоу начинается!

***

Желтый, полицейский Уазик, подъехал и остановился у широкой, гранитной лестницы, ведущий к главному входу театра Эстрады. Здесь уже стояли, покуривая, Казанский с Витей. Выпрыгнувший из машины сержант, оббежав вокруг, и открыл заднюю дверцу, через которую из нее вылез Кислый разговаривающий по телефону. «Вы, отзвоните секретарю, он посмотрит график выступлений и запишет вас на свободный день», – произнес Кислый и, спрятав телефон, поздоровался за руку с Казанским и Витей, приказал сержанту: «Поступаешь в их распоряжение, а после обеда вернешься в офис»

– Слушаюсь шеф, – бодро ответил сержант.

Кислый развернулся и собрался подниматься по ступенькам, но остановился, рассматривая огромный баннер, висевший на фасаде театра эстрады, с красочной фотографией, сделанной когда- то сержантом, на этом самом месте. На баннере, под большой неоновой вывеской « Комик-шоу. Студента по вызову», была запечатлена вся их команда на фоне желтого Уазика. В верхнем ряду стояли: Казанский в синем капитанском кителе и фуражке с крабом; скрипач в белом халате и докторской шапочке, вокалист Сидоров в оранжевом комбинезоне и желтом жилете. С ними обнявшись, стоял сам Кислый в широкополой ковбойской шляпе, а внизу, на корточках, сидел Витя, в форме постового советского милиционера.

– Ничего вроде получилось, – Кислый вопросительно оглянул на стоявших у Уазика.

– Создает настроение, – одобрил Казанский.

– Езжайте, Работайте, – удовлетворенно кивнул им Кислый и стал медленно подниматься по ступенькам.

Прошло уже три недели, с того первого их совместного выступления. И уже на следующий день посыпались заказы на «студента музучилища» от солидных корпораций и министерств. Предприимчивый Гарик, тут же решил создать под это новый проект. Так, на третий день и появилось это новое шоу. В состав учредителей дальновидный Гарик включил, одну из блондинок генерала Хвостова, и тот в качестве бонуса выделил им в аренду на год желтый Уазик с сержантом. Офис, решили оставить в театре Эстрады, оформив под себя его фасад.

В офисе у компьютера сидел Толик, которого Кислый принял на работу офис менеджером.

– Что новенького, – поинтересовался Кислый присаживаясь в кресло.

– На Казанского два заказа на этой неделе. В Газпромпереработке и в Инвестбанке, – щелкая мышкой, стал с монитора читать Толик. – У вас два корпоратива со скрипачом и один день рождение с вокалистом Сидоровым у адмирала Мутилина.

– Где, день рождение то, – поморщился Кислый.

– В центральном бассейне военно-морского флота.

– Что у них за мода на бассейны пошла, – вздохнул тяжело Кислый, – Надо будет мне дублера среди пловцов поискать. Запусти пожалуйста кастинг у нас на сайте.

– Сделаю, – повернулся к нему Толик. – Ну, а что вам из администрации не звонили?

–Из какой администрации, – не понял Кислый.

–От губернатора. Насчет Лизки.

–А-а-а. Нет, – немного замялся Кислый, – Кстати. Можешь после обеда Уазик взять, отвезти ей передачу.

– Сегодня не приемный день. Я сам потом съезжу, – насупился Толик и отвернулся к монитору.

Кислый стало как-то неловко перед ним. Он действительно закрутился с организацией этого нового шоу и совсем забыл об этой истории с девушкой Толика. Он встал и, пройдя в свой кабинет, достал телефон и набрал номер Гарика. «Привет. Слушай. Я насчет невесты моего сына. Которая сейчас в тюрьме. Ты говорил, что у тебя в администрации губера кто-то есть?»

– Ну, а что ты не напомнил, – в голосе Гарик прозвучал укор. – Ты же знаешь, у меня тысяча дел.

– Извини, не хотел беспокоить.

– Жди. Я перезвоню, – ответил Гарик и отключился.

Кислый ослабил узел галстука, откинул спинку кресла назад и, дотянувшись до лежащего на столе пульта, включил висевшую на стене панель телевизора.

По телеку показывали городские новости. Передача велась из какой-то застекленной, расположенной на высоте студии. Дикторша вела репортаж за кадром, а камера оператора в это время брала панораму города, иногда приближалась к интересующему месту. «Начнем с главного события этого года, юбилейной дате, полету нашего первого космонавта », – торжественно сообщила дикторша и продолжила, – «Как вы уже знаете, чтобы достойно отметить эту знаменательную дату, принята специальная программа о строительстве в городе памятников ракетоносителям, напоминающих ту самую первую космическую ракету. И вот не прошло и нескольких месяцев, как пики ракет взметнулись вверх над крышами домов, изменив до неузнаваемости облик нашего города». – Тут на экране появилась панорамная картинка города, с возвышающимися в разных местах уже готовыми ракетами или еще незаконченными, в виде обрезок огромных труб, с приставленными к ним высотными кранами. «Наша ракетка в Собачьем скверике, просто детской смотрится по сравнению с этими монстрами, – ничего не понимая, покачал головой Кислый. «Но, это еще не все. – Тут панорамы города исчезла с экрана и появилась молодая, накрашенная ведущая, даже через телевизор сильно пахнущая парфюмом. Она, сделав многозначительную паузу, мило улыбаясь, сообщила:

«В настоящее время. под руководством главного городского архитектора, разрабатывается проект оснащения ракетными пиками уже ранее построенных высотных зданий и в первую очередь, комплекса небоскребов Квасква – Сити. Наш, корреспондент побывал в мастерской архитекторов занимающихся этим проектом». – На экране появилось видеоизображение группы людей, почему-то в белых халатах, ходивших, вслед за дяденькой с длинной указкой, по большой, заставленной разными макетами архитектурной мастерской. Дяденька, что-то им рассказывал, тыкал длинной указкой в развешанные по стенам цветные фотографии высотных зданий с дорисованными сверху остроконечными пиками.

– Кроме ракет, они, похоже, больше ничего придумать могут, – выключая телевизор, вслух произнес Кислый и, откинувшись на спинку кресла, прикрыл глаза.

Четвертый сон Кислого.

Он не знал, сколько времени так пролежал, когда вдруг раздался негромкий стук, и в кабинет осторожно просунулся сержант.

– Шеф, уже поздно. Пора домой, – осторожно покашлял в кулак сержант.

– А который час, – Кислый резко приподнялся и покрутил головой.

– Так уже второй.

– Значит обед, – обрадовался Кислый, – Тогда едем домой. Роза Ивановна свой фирменный борщ сегодня обещала приготовить. Я теперь только дома обедаю. Никаких ресторанов.

– Вы не поняли. Второй час ночи, – уточнил сержант.

– А, что же это, я так заработался, и не заметил, как наступила ночь – и Кислый подойдя к окну, раздвинул шторы. Действительно, площадь перед театром Эстрады погрузилось в полную темноту и только на небе ярко светила луна, озаряя неярким светом ночное небо.

– Значит, борщ отменяется, – с сожалением произнес Кислый. – Спать совсем не хочется. Чем бы тогда заняться?

– Хотите, я вас прокачу, – предложил сержант. – По ночному городу.

– Отличная идея, – обрадовался Кислый, – Что-то я давно не катался по ночному городу. Едем!

Они вышли на улицу и сели в Уазик. Сержант сделал круг вокруг театра, прогревая двигатель, и выехал на большую, освещенную магистраль, совершенно пустую в это время.

– Нам сегодня повезло, – прибавляя газу, радостно произнес Сержант, – Значит, сможет разогнаться по-настоящему. Уазик стал набирать скорость. Огни придорожных фонарей стали мелькать все быстрее и быстрее и в какой-то момент они оказались внизу и Кислый почувствовал, что Уазик уже не едет, а летит над дорогой.

– Сержант, вам не кажется, что мы летим, – Кислый скосил глаза на пригнувшегося и крепко сжимающего руль сержанта.

–Так точно, шеф. Десять минут, полет нормальный, – с каким-то странным весельем выкрикнул Сержант, – Пристегнитесь. Перехожу на вторую космическую.

Кислый ухватил за язык ремня, защелкнув его в замок, и опустил боковое стекло, выглянул наружу. Под ними множеством огней отсвечивал город. Он поднял голову и увидел над собой, огромный диск Луны, в несколько раз больший, чем его видно было с земли.

– А куда мы летим, сержант, на Луну, – воскликнул Кислый.

– Нет. До луны у нас топлива не хватит и туда только по спецпропускам псукают, – огорченно ответил сержант. – Нам на Уазике с мигалкой только до уровня третьей орбиты разрешено подниматься. Хотите посмотреть оттуда на город?

–Хочу, – обрадовался Кислый.

–Тогда, закрывайте окно. Там кислорода нет, – и он вдавил педаль акселератора в пол и Уазик с явным усилием пошел вверх.

–Все, – через некоторое время, произнес сержант, убирая руки с руля, – вышли на орбиту. Можно перекурить,– и он, достав сигарету Прима, закурил, с удовольствием затягиваясь и выпуская, горьковатый дым, через небольшую щель.

–Плохо, что то видно, – Кислый прижался лбом к стеклу, пытаясь рассмотреть пространство.

– А хотите выйти в открытый космос, – вдруг предложил сержант. – Оттуда самый лучший вид открывается.

– Так там же нет кислорода?

– А у нас для этого случая е специальные скафандры предусмотрены, – гордо ответил сержант и, привстав, стал достать с заднего сидения и передавать Кислому шлем с забралом, надувной жилет и еще какие-то пластмассовые элементы: латы, наколенники и налокотники. – Вот. Облачайтесь.

Кислый при помощи сержанта надел это все на себя и посмотрев в салонное зеркало, недовольно произнес: На Омоновца стал похож.

– Правильно, – согласился сержант,– Они только цветом различаются. У космонавтов она оранжевая, а у омоновцев, синий камуфляж. Поэтому их на земле и космонавтами зовут, – и он, нагнувшись, вытащил из-под сиденья трос, протянул его Кислому, – Вот пристегните. У вас на ремне специальное кольцо.

Кислый на ощупь нашел кольцо и, зацепив трос, спросил: А чем я там дышать буду?

– Там из жилета под шлем кислород будет поступать по специальной трубке. На полчаса хватит, а потом я вас за трос подтяну на Уазик.

Кислый надел шлем и доложил, – Космонавт Кислый к выходу на орбиту готов.

– Отлично, – одобрительно посмотрел на него сержант, – Вот это еще возьмите, – и он протянул, черную, резиновую дубинку.

– А это еще зачем?

– Вдруг инопланетяне появятся, – с серьезным видом ответил сержант, доставая второй шлем и надевая себе на голову. – А теперь, открывайте дверь, отталкивайтесь ногами и гребите руками, как будто плывете.

– Есть, – и Кислый отсалютовав дубинкой, распахнул дверь и, оттолкнувшись, плавно вылетел в темноту космического пространства. Это было самое настоящее состояние невесомости. Его плавно разворачивало и кружило, от любого резкого движения рукой или ногой. Но тут пригодился опыт, занятия подводным плаванием и он быстро освоился и научился управлять телом. Под ним проплывала, голубовато-синяя полусфера земли, а над головой висел огромный, желтоватый шар луны с пиками гор и кратерами вулканов. Почему то не было видно звезд, зато мимо, на приличной скорости пролетало, искрясь, множество предметов, некоторые из которых с глухим звуком попадали в шлем.

– Как состояние, – раздался в шлеме голос сержанта.

– Замечательное, – счастливо улыбнулся Кислый, – Только тут вокруг что-то летает и искрится. Может метеориты?

– Нет. Это космический мусор – тоном знатока ответил сержант. – Много его там?

– Все больше и больше, – заслоняясь от летящих предметов, ответил Кислый.

– Значит, мусоровозка с земли прилетела. Тогда пора заканчивать прогулку. Возвращайтесь на Уазик. Конец связи, – произнес сержант и Кислый почувствовал, как его кто-то стал тянуть за пояс и открыл глаза.

Над ним склонившись, стоял сержант и дергал его за рукав.

– Извините, шеф. Там уже все собрались. Вас ждут, – увидев, что Кислый открыл Глаза, улыбнулся Сержант.

– Где, – не понял Кислый озираясь по сторонам. Это был все тот же небольшой кабинет в театре Эстрады.

–В общей комнате, – ответил сержант, – Сегодня у Толика День Рождение. Вот он по этому случаю поляну накрыл.

– А, что же меня никто не предупредил?

–Так он никому ничего не говорил. Ну, что пойдемте, поздравим?

– Да, конечно, – окончательно проснулся Кислый и, встав с кресла, пошел следом за сержантом.

Вся компания уже была в сборе. Они сидели вокруг двух сдвинутых по центру столов, на которых стоял разрезанный торт и чайные чашки.

– Шефа по центру, – Казанский, указал на свободное место,– С вас первый тост.

– А что же ты не предупредил, – поднимая чашку с чаем, Кислый с укором взглянул на Толика.

– Обычный день рождение. Подумаешь, – пожал плечами Толик, – Я же не звезда, какая нибудь.

– Сколько тебе лет то стукнуло, – спросил Витя, разливая по чашкам чай.

– Восемнадцать.

– Так это же совершеннолетие, – воскликнул Кислый. – Это же важнейшая дата в жизни.

– Ага. Жениться можно уже, – хохотнул Казанский, выбирая себе кусок торта.

– Только не надо юморить, хотя бы здесь, – метнул на него строгий взгляд Кислый и поднял свою чашку. – Толик, я очень рад, что мы встретились. В смысле мы рады, – он обвел рукой всех вокруг стола, – Хоть эта наша встреча произошла случайно. Но ничего случайного не бывает. Ты потом в этом неоднократно убедишься. А сегодня разреши поздравить тебя и пожелать, найти себя в этой жизни. Стать кем ты хочешь, добиться чего мечтаешь. А мы, твои коллеги и я лично, всегда поможем, чем сможем. Так, что не стесняйся, обращайся в любое время. В общем, с днем рождения, – закончил Кислый и потянулся чашкой.

Все тоже стали приподниматься и чокаться.

– Ты извини, что без подарка, – вспомнил Кислый, – К вечеру, я обязательно, что нибудь придумаю.

В это время у него в кармане зазвонил телефон.

– Да, Гарик, – он, взглянув на табло, и выслушав, переспросил, – В администрации губернатора? Через сорок минут. Ты уже едешь? Хорошо я выхожу. – Кислый закончил, разговор, и изобразил на лице немой вопрос.

–Что-то случилось, шеф, – осторожно спросил Казанский.

– Меня вызывает помощник губернатора, – задумчиво ответил Кислый и махом выпил остывший чай.

– Не переживайте, шеф. Это, наверное, по поводу концерта, – предположил вокалист Сидоров.

– Наверное, – согласился Кислый.

– Ну вот, наконец-то, дожили, – радостно воскликнул Казанский, – Предлагая за это выпить.

– За что, – критически посмотрел на него Витя.

– За шефа хотя бы, – недоуменно пожал плечами Казанский.

– Так, когда едем, шеф, – застегивая китель, спросил сержант.

–Не надо ехать, – Кислый взглянул на часы, – Сейчас за мной Гарик заедет. А вы продолжайте тут, – и он, оглядевшись, увидел свою сумку и, взяв ее, направился к выходу, но перед самой дверью остановился и, оглянувшись, посмотрел на Толика и произнес, – А подарок вечером будет. Зайдешь.

– Спасибо, вам шеф, – радостно ответил Толик и Кислый быстро вышел за дверь.

***

–Привет, – протянул руку Гарик, когда Кислый сел на заднее сидение его роскошного лимузина, – Сейчас едем к Хериенко. Он, оказывается давно, на тебя, имел виды.

– Кто такой Хериенко, – напрягся Кислый.

– Хериенко, глава администрации губера, – назидательно произнес Гарик, – Фактически второй человек в городе. Ну, может быть третий, или четвертый. Но не пятый точно.

– Это что будет, юбилей администрации, – без энтузиазма поинтересовался Кислый, – Или чей-то день рождение?

– Чей-то день рождение, – загадочно посмотрел на него Гарик.

– Ну, не Хериенко надеюсь?

– Нет. С ним мы обговорим детали твоего выступления. Что можно, что нельзя. Что добавить, что наоборот убрать.

– Так чей день рождения, я не пойму, – озадаченно спросил Кислый.

– Самого, – Гарик с почтением поднял вверх палец, – Он оказывается давний поклонник твоего таланта.

В это время лимузин Гарика, притормозил перед неброскими металлическими воротами, которые тут же автоматически открылись, и они въехали в небольшой закрытый дворик. Из подъезда, желтого, двухэтажного дома, вышел человек в строгом, темном костюме и подошел к машине. Гарик опустил стекло и поздоровался.

– Вас, уже ждут, – учтиво произнес человек и указал на небольшую дверь. -

Спасибо, – поблагодарил Гарик и они, зайдя в дом, поднялись на второй этаж и оказались в большой, светлой, проходной комнате, отделанной в стиле городских усадьб 19 века, с лепным потолком, хрустальными люстрам и большими китайскими вазами на полу. На стенах висели старинные портреты в богатых, золоченых рамках, а из мебели стояло несколько кушеток вдоль стен.

– Сейчас выйдет, – шепотом произнес Гарик.

– А насчет девушки, когда можно будет узнать, – прошептал в ответ Кислый.

– Он все знает. Я ему уже все рассказал. Обещал разобраться, – отрицательно покачал головой Гарик.

В это время из противоположной двери вышел человек небольшого роста, в золотых очках с наголо бритой головой. Кислому показалось, что голова у него была независима от туловища. Она была похожа на колобка из сказки, то вращалась, то перекатывалась по плечам, то вдруг пропадала, то снова появлялась. «А от дедушки ушел, я от бабушки ушел, а от тебя Кислый и подавно уйду», – Кислый успел вспомнить отрывок сказки, когда Хериенко шел к ним с распростертыми руками. Он сначала обнялся с Гариком, как с добрым знакомым. Потом протянул маленькую, но крепкую ладошку Кислому: «Давно, мечтал познакомиться». При этом его голова-колобок скатилось немного на правое плечо.

– Приятно слышать, – Кислый тоже наклонил голову в эту сторону.

Тут голова на не которое время исчезла, и Кислый с недоумением взглянул на Гарика. Тот успокаивающе кивну, мол, все нормально. И действительно, минут через десять голова снова появилась и произнесла улыбаясь: «Извините, много дел. Надо везде успевать», – и он, поправив руками голову, продолжил:

–Итак. Завтрашнее мероприятие абсолютно закрытое. Выступать будете только вы, Газмазов и Кекс, – тут Хериенко отвел руку в сторону, и в ней появилась красная папка.

Он открыл ее, быстро пролистав, достал листок и протянул Кислому, – Вот сценарий вашего выступления, разработанный службой безопасности.

– Тут сказано на сцене стоит гинекологическое кресло, в котором лежит женщина. Что за женщина, – удивился Кислый.

– Это будет сотрудница безопасности. Вместо этих ваших фотомоделей из Комик шоу, – и Хериенко шутливо погрозил пальцем Гарику. – Что-то еще не понятно?

– Я здесь по сценарию ставлю ей диагноз и пою, – заглядывая в листок, произнес Кислый, – Но я не умею петь. Вместо меня там другой человек исполняет, за сценой.

– Вы не дочитали до конца, – постучал пальцем по листку Хериенко, – Там, рядом стоит второе кресло, в котором будет, лежит и петь ваш вокалист Сидоров, переодетый тоже в женщину. Его мы проверили, он подойдет.

– А, что петь, – Кислый покрутил листком, – Тут не написано.

– Не доработочка, – голова Хериенко прокатилась от плеча к плечу. – Знаете что, шеф очень любит песню о Родине. Вот ее и исполните.

– О Родину, – опешил Кислый.

– Ну, а что? Мне кажется очень даже в тему. Чем вам там не Родина, – с серьезным лицом согласился Гарик, – И в стиле Комик-шоу получится.

– Все, останавливаемся на Родине, – Хериенко забрал листок сунул его в папку и она тут же испарилась. – Тогда все вопросы обсудили. Мероприятие будет проводиться в Замке в два часа. Но вам надо будет подъехать к двенадцати. Пройти санитарную обработку, – и Хериенко пожал им руки и испарился, оставив в воздухе легкий запах авиационного керосина.

Они вышли на улицу и сели в лимузин. «Что значит санитарная обработка», – настороженно посмотрел на Гарика Кислый,

– Я откуда знаю. Позвони Газмазову. Он часто у них выступает, – отмахнулся Гарик.

– А тебе не показалось, что у этого Хериенко, что-то странное с головой, – все еще находясь под впечатлением от встречи, не отставал Кислый.

– Какая тебе разница, – застонал Гарик, – Да мне хоть они там совсем безголовые будут. Зато гонорар у них по тройному счетчику. Сечешь?

– Все. Вопросы исчерпаны, – согласился Кислый.

–Тебя куда подвезти?

–Толику сегодня восемнадцать лет стукнуло. Не знаю что подарить?

–Сыну, что ли внебрачному, – усмехнулся Гарик, – Мотоцикл опасно. Купи лучше машину. Не мелочись. Единственный сын все-таки.

–Не рано ему?

– Самый возраст. Вспомни себя. Деньги от Хериенко завтра придут, я тебе сразу перегоню.

– Хорошая идея, – обрадовался Кислый. – Тогда завези меня в автосалон.

В автосалоне ему посоветовали модную среди молодежи последнюю модель Жука. Кислый остановился на красном цвете, и оформив документы, прямо из автосалона в приподнятом настроении приехал на ней домой. Он прождал Толика до поздней ночи, готовясь сделать подарок и объявить себя его отцом. Однако Толик не пришел и Кислый даже с некоторым облегчением, перенес этот разговор на завтра, после выступления в Замке и лег спать. На этот раз ему ничего не приснилось.

***

Утром Кислому позвонили из Администрации губернатора, и мужчина строгим голосом предупредил, что за ним к двенадцати часам заедет служебный автомобиль и отвезет его в Замок на выступление.

– Еще надо будет забрать вокалиста Сидорова, – напомнил Кислый. На что, строгий из администрации заверил, что они все знает и чтобы он не беспокоился.

Толик так и не появился и на звонки не отвечал. Кислый вышел на лестничную клетку и посмотрел в окно, выходящее во двор, убедился, что купленный вчера красный Жук стоит на месте, поблескивая новым лаком. «Наконец то, я вас застала»,– распахнулась соседняя дверь и вышла Роза Ивановна.

– Вот забирала квитанцию о квартплате из почтового ящика. А там еще вот такое пришло письмо. – Она протянула распечатанный конверт, на котором крупными буквами было написано Правительство Города, и стояла большая гербовая печать. – Вам ничего подобного не приходило?

–Нет, я даже еще не проверял почтовый ящик. А что там в письме?

– Прочитайте, – и Роза Ивановна вытащила из конверта свернутый листок и протянула его Кислому.

Тот развернул и стал читать: «Доводим до вашего сведения, вам, как вдове генерала Самострелова, выделяется одно место в космическом корабле Селена 328, базирующемуся по адресу, Собачий сквер, дом 1. Настоящим письмом довожу, что Вам необходимо, сегодня до двадцати одного часа, зайти в ЖЭК по месту прописки, предъявить данное письмо и получить полагающейся вам билет на посадку в вышеназванный корабль. С уважением. Руководитель космической программы Луна 1. Брагозин»

– Что все это значит, – вопросительно посмотрела на него Роза Ивановна, забирая письмо.

– Шутка, какая то, – пожал плечами Кислый, – Сейчас столько везде юмористов развелось или авантюристов, что в принципе одно и тоже.

– Что же мне теперь делать, – расстроилась Роза Ивановна.

– Сходите в ЖЭК, покажите им это письмо. А еще лучше, сразу в отделение полиции. Напишите заявление. Пусть ищут этих хулиганов, – посоветовал Кислый, и он, извинившись, оставив расстроенную Розу Ивановну, вернулся в квартиру.

Через полчаса, позвонил водитель и сообщил, что он ждет внизу в машине. Кислый быстро собрался и спустился по лестнице вниз. Он вспомнив письмо Розы Ивановны, открыв свой почтовый ящик, вытащил из него кучу бумаг, и не разбирая, сунул все в сумку, и вышел на улицу, где у подъезда стоял черный авто с крутыми номерами и мигалкой на крыше.

***

Автомобиль проехал по каменному мосту, через крепостной ров, отделяющий стены Замка, от Города и въехали в открытые ворота на его территорию. Кислый, давно уже здесь не был. Последний раз на Новогоднем концерте, года два назад. С тех пор сюда вообще перестали пускать, даже на официальные мероприятия, отдав все под резиденцию Губернатора и его службам.

Машина, остановилась, возле не большого двухэтажного здания. Кислый вышел наружу и увидел стоящих возле двери Газмазова и Кекса. «Кто последний», – подойдя к ним, пошутил Кислый.

– Туда всех одновременно запускают, – серьезно ответил Газмазов.

– Куда. На сцену?

– В дезинфекционный блок сначала, – Газмазов указал на дверь здания.

– А зачем это надо, – не понял Кислый.

– Ты, что первый раз перед губером в Замке выступаешь, – критически посмотрел на него Кекс.

– Почему первый? Во Дворце съездов несколько раз выступал.

– Это совсем другое дело, – усмехнулся Кекс, и в это время дверь распахнулась и показалась женщина, похожая на продавщицу мясного отдела, в прорезиненном фартуке, поверх белого халата и черных резиновых сапогах.

– Заходи. Готово, – придерживая дверь, позвала женщина.

Они прошли в небольшую, облицованную кафелем комнату, где вдоль стены стояла длинная, крашеная лавка.

Кекс с Газмазовым, подойдя к лавке, начали раздеваться, вешая на крючки, прибитые прямо к стене одежду.

– Ты, чего стоишь, раздевайся быстрее, – уже раздевшись догола и надевая плавки, недовольно поторопил Кислого Кекс, – Здесь не топят.

Кислый быстро разделся, оставшись в одних трусах.

–Готово. Запускай, – крикнул Газмазов и из противоположной двери, появилась прежняя женщина и строго оглядев стоящих звезд, кивнула Кислому.

– А ты чего в трусах? Плавки надел бы.

– А у меня нет, – растерялся Кислый, – Мне никто не сказал, про плавки.

– В трусах не положено, – недовольным тоном произнесла женщина, – Сымай трусы.

Кислый одной рукой прикрывая интимное место, другой стянул с себя трусы.

–Проходите, – женщина вышла, наружу придерживая дверь.

Они вошли в слабоосвещенное помещение напоминающие парилку в бане. Через некоторое время помещение стало заполняться, не то газом, не то паром с запахом карболки.

– Что это такой, – зажимая нос, спросил, покашливая Кислый у Газмазова.

– Дезактивация, – ответил, закрывая ладонью глаза.

Где-то минут через десять дезактивация закончилась и в парилку снова зашла женщина с резиновым шлангом в руках.

– Яйца, прикрыли, – скомандовала она и, направив на них шланг, пустила мощную струю сначала горячей, а потом холодной воды.

–Все, активированные. Можете идти дальше, – через некоторое время, закончив поливать, объявила женщина и ушла.

Они вернулись в предбанник, где на лавке лежали банные полотенца, а на столике, в чашках, стоял чай заваренный из пакетиков.

– Как-то не очень здесь вежливо со звездами эстрады обращаются, – набросив на себя полотенце, недовольно произнес Кислый.

– Зато по тройному счетчику оплата. Можно потерпеть, – громко прихлебывая чай, довольным тоном ответил Кекс.

В это время дверь со стороны улицы распахнулась, и заглянул молодой майор с петлицами службы госбезопасности и вежливо произнес: «Одевайтесь товарищи артисты и выходите. Я вас провожу к месту выступления».

Они быстро оделись и вышли на улицу, во внутренний двор Замка. «Идите за мной», – приказал майор и повел их вдоль крепостной стены, засаженной елочками.

Дойдя до огромного памятника, Царь бутылке, с лежащей рядом с ней, отколотым дном, они свернули и обойдя ее, вышли на главную площадь Замка, где обычно устанавливали Новогоднюю елку. Только теперь вместо елки на площади, на металлической эстакаде, горизонтально лежала среднего размера ракета, очень похожая на ту, которая стояла в Собачьем сквере. Майор, подойдя к ракете, поднялся по невысокой металлической лестнице к двери в корпусе ракеты и постучал. Через некоторое время дверь плавно отъехала в сторону, и майор пригласил их пройти внутрь. «А причем здесь ракета», – успел, шепнул на ухо Газмазову Кислый, когда они поднимались по ступеням.

–Не знаю. Здесь не принято задавать лишних вопросы, – раздраженно ответил Кекс.

Они, молча, вошли во чрево ракеты и по длинному, достаточно узкому коридору прошли в сторону хвостовой части и остановились перед тремя дверями, на которых висели таблички с их именами. « Здесь будете ожидать выхода на сцену, – сообщил майор. – Заходите, располагайтесь. Вас вызовут по радиосвязи. А выступать будете там, – и он, отдернул тяжелую штору, закрывающую проход, за которой оказалась небольшая освещенная эстрада. – А теперь прошу всех занять исходные места».

Кислый зашел к себе и закрыл дверь. Это было совсем маленькое помещение, похожее на кубрик подводной лодки. Прямо на полу стоял унитаз, напротив него, к стене была прикручена раковина, над которой висело зеркало. Все, включая зеркало, было сделано из нержавейки. Никакой другой мебели не было и он, опустив крышку, присел на унитаз. В это время из небольшого динамика, висевшего под потолком, раздался знакомый голос майора госбезопасности. Он пригласил пройти на сцену Газмазова и скоро из динамика донеслась «песня про есаула». Песню Газмазов спел еще раз, после чего майор пригласил на сцену Кекса. Тот два раза спел свой «корку хлеба на столе» и еще одну песню, название которой Кислый забыл. « А теперь перед вами выступит Алкид Кислый с миниатюрой о студенте музучилища, попавшим в пикантную ситуацию», – объявил, из динамика майор. Кислый набросив на плечи белый халат и выйдя на сцену, начал привычный монолог, изображая растяпу студента, глупо посмеиваясь и дергая себя за ногти на руках. Дойдя до того места, когда студент идет на обход в больничную палату, неожиданно сзади разошлись кулисы, открывая два стоящих медицинских кресла с характерно выглядывающими женскими ножками. Не растерявшись, он подошел к одной, очень привлекательной блондинки и прочитав историю болезни, немного подумав, произнес придурковато: «Вам голубушка, я бы рекомендовал, песню о Родине».

В это время, из другого кресла приподнялась голова вокалиста Сидорова в женском парике и он, подмигнув Кислому запел красивым, поставленным голосом: «С чего начинается Родина…»

Кислый притянул к себе руку блондинки и, открывая рот, стал беззвучно повторять слова песни. Когда он закончил петь, вместо аплодисментов, раздался голос майора госбезопасности, с просьбой повторить песню еще раз.

После третьего повтора песни, из-за кулисы вышел уже майор и пригласил Кислого пройти за ним. На этот раз они пришли в небольшой зал, очень похожий на тот где обычно награждают заслуженных людей. Так, по крайней мере, показалось Кислому, хотя он и ни разу не был на награждении, но видел эту процедуру по телевизору. И действительно, через некоторое время в зал вошел, медленно ступая человек одетый в оранжевый космический скафандр, а следом за ним появился из воздуха весь светящийся, с перекатывающей головой Хериенко.

Космонавт протянул Кислому руку, в массивной перчатке и тут же на какой-то миг в зале прозвучал звук фанфар, а когда космонавт опустил руку Кислого, вышел вперед Хериенко, держа перед собой свиток и торжественным тоном зачитал: «Разрешите мне, многолетнему губернатору нашего города, поблагодарить вас за сегодняшнее выступление, присвоить вам звание заслуженного артиста». В это время в зале зазвучали фанфары, а как только они закончилась космонавт, сова приподнял руку и Хериенко зачитал дальше. «И учитывая сложную климатическую обстановку в стране, наградить вас билетом на Луну». Тут космонавт, взяв из рук Хериенко обычный почтовый конверт, в которых обычно дают серую зарплату, и протянул его Кислому.

– Спасибо, – беря конверт, автоматически произнес Кислый, а космонавт – губернатор, развернулся и все той же медленной, переваливающей походкой вышел из зала. «Подождите меня здесь. Я вам все объясню», – сделал ему знак рукой Хериенко и выбежал следом за космонавтом. А в зал вошла та самая блондинка, лежавшая в кресле при выступлении, с подносом на котором стоял бокал с шампанским.

– Ваше шампанское, – кокетливо улыбаясь, произнесла блондинка, протягивая поднос.

– Спасибо, – Кислый взяв бокал, сделал глоток и тут снова вернулся Хериенко и дождавшись, когда блондинка уйдет, произнес, пристально глядя в глаза Кислому:

–Хотел пояснить вам насчет билета на Луну. Сейчас готовится большая эвакуация. Я думаю, вы не раз обращали внимание на множество ракет, появившихся в нашем городе.

– Но это же памятники первому космонавту, – со знанием дела, произнес Кислый.

– Зачем ему столько памятников, – усмехнулся в ответ Хериенко. – Нет. Это настоящие ракетоносители. Которые будут переселять горожан на Луну. Спасая их от надвигающейся экологической катастрофы связанной с озоновыми дырами. Количество, которых с каждым днем становится все больше.

– Но там же нет кислорода, – вспомнив сон, про полет на Уазике, произнес Кислый, – На Луне я имею в виду.

– Там уже построен саркофаг и созданы все условия, – со знанием дела ответил Хериенко, – Другое дело для всех мест не хватает пока. Поэтому, в первую очередь, как только поступит сигнал от астрофизиков, полетят руководители города и все самые приближенные и ответственные лица. В их число губернатор включил и вас. Чтобы вы и там сеяли доброе, вечное. То есть свое искусство.

Кислый кулаками протер глаза, проверяя, не спит ли он. Но Хериенко, как был, так и продолжал стоять и смотреть на него. «А когда лететь, и откуда», – наконец решившись, спросил Кислый.

– Вам придет сообщение на телефон. Но вы сначала с этим билетом должны зайти в ЖЭК по месту жительства, зарегистрироваться. Они вас закрепят за конкретной ракетой. Ближайшей к вашему дому.

– У нас ближайшая ракета в Собачьем сквере стоит, – подтвердил Кислый.

– Значит, полетите из Собачьего сквера, – уже улыбаясь, ответил Хериенко и протянул руку для прощания. – Надеюсь, больше вопросов нет?

– Есть, – вспомнил вдруг Кислый про Лизку. – Вам Гарик должен был сообщить о девушке, которую незаконно задержали и заточили сейчас в тюрьме, в Офертово. Лиза Фомичева. Он вам говорил?

– Да, говорил. Но она задержана законно. За призыв к свержению губернатора. Представляете, какой мы сигнал дадим молодому поколению, если выпустим ее на волю. Надеюсь, вы меня понимаете?

–Понимаю, – автоматически в тон ему ответил Кислый.

– Поэтому, извините, ничем здесь помочь вам не могу. Это уже в компетенции суда. – И тут голова Хериенко покатавшись по плечам, вдруг провалилась в туловище, и оттуда донесся его глухой голос. – Еще раз спасибо за выступление. Ждите сигнала с ракеты, – и теперь весь Хериенко спарился, а в воздухе снова остался запах авиационного керосина.

– Я вас провожу к машине, – выводя Кислого из оцепенения, раздался сзади голос майора безопасности.

Они снова длинным коридором прошли вдоль ракеты, и вышли на площадь, где уже ожидала машина, привезшая Кислого в Замок. Майор открыл дверь и отдавая честь, пропустил его в салон. Водитель включил мотор, и они медленно проехав по площади, остановились перед закрытыми воротам Коровицкой башни. Водитель посигналил и в это время раздался сильный металлический скрежет. Кислый выглянул в окно и увидел как ракета, лежащая почти горизонтально, поддерживаемая металлическими мачтами, издающими это самый скрежет, стала медленно подниматься вверх.

– Что это, – испуганно воскликнул Кислый.

– Репетируют старт, – зевнул водитель и в это время ворота открылись и они выехали в Город.

***

К дому они подъехали, когда начинало темнеть. Кислый попросил водителя высадить его возле Собачьего сквера. Он решил зайти к Вите, но на стук из калитки вышел крепкого вида охранник в униформе и сообщил, что никакого Вити здесь больше нет, и объект охраняется частным охранным фирмой и вход сюда только по пропускам. Купив в киоске бутылку виски и пива он, позвякивая пакетом, вошел через арку во двор дома. На дороге поблескивая в свете уличного фонаря, стоял купленный им автомобиль Жук. Он направился сначала на детскую площадку, но там все было огорожено строительным забором и пришлось вернуться к дому. У подъезда, на лавочке сидела Роза Ивановна. Вдруг из кустов выскочила ее белая болонка и злобно залаяла на Кислого.

–Ой, это вы Алкид Фемистоклович, – подхватив собачонку, встала на встречу Воза Ивановна. – А я вас дожидаюсь весь вечер.

– Что-то случилось?

– Я как вы мне советовали, сходила в ЖЭК, выяснила насчет письма, которое они мне прислали.

– Какого письма?

–Ну, вот, – она достала конверт, точно такой же какой ему сегодня выдал в Замке Хериенко. – И они действительно выдали мне билет на ракету, которая стоит в нашем сквере. Но сказали, что Фиму, – она подняла болонку, – И Акимушку я с собой взять не могу.

– Кто такой Акимушка, – запутался совсем, Кислый.

– Это мой котик. Он у вас на лице еще сидел, когда вы спали, помните?

– А куда лететь то вы собрались?

– На Луну, – с опаской оглянувшись по сторонам, прошептала Роза

– От меня, что вы хотите Роза Ивановна, я же не работник ЖЭКа, – устало произнес Кислый.

– Они мне сказали, по секрету, что вас тоже включили в список. Может вы замолвите перед ними словечко за Фиму и Акимушку. Они о вас там очень высокого мнения.

– Роза Ивановна, я думаю это бесполезно. Там билеты распределяют на самом верху, – и он указал рукой на только что появившуюся на небе луну.

– В таком случае, без Фимы и Акимушки, я никуда не полечу, – с вызовом произнесла Роза Ивановна, прижав болонку к груди, так что так заскулила.

– Может вы и правы. У меня тоже нет никакого желания туда лететь.

–Это совсем другое дело, – засеяла Роза Ивановна, – Вы меня сейчас очень обнадежили. Тогда завтра готовлю борщ. Такого вы еще пробовали.

–Договорились, – с облегчением ответил Кислый, открывая дверь, – Спокойной ночи.

В квартире горел свет на кухне, и оттуда вкусно пахло свежеиспеченной пиццей. Позвякивая пакетом Кислый прошел на кухню. У духового шкафа возился Толик, вытаскивая противень с подогретой пиццей.

–Привет, – наигранно бодро произнес Кислый, – Вкусно пахнет. И я как раз пивка взял, – он стал вытаскивать из пакета бутылки.

– Ну, что удалось насчет Лизки переговорить, – ставя пиццу на стол, внимательно посмотрел на него Толик.

– Да. Обещали завтра разобраться и перезвонить, – тем же бодрым тоном продолжил Кислый. Он еще в Замке решил, сразу ничего не говорить Толику.

– Понятно, – без эмоций произнес Толик, доставая из шкафа и ставя на стол стаканы.

– А ты чего такой грустный? Не унывай, все будет хорошо, – Кислый, открыл бутылку и разлил пиво по стаканам, – Я, кстати, тебе подарок на день рождение приготовил. Внизу, у подъезда видел красный Жук стоит? Теперь он твой. Так, что давай, за тебя, за твое совершеннолетие, – и Кислый приподнял стакан.

– Спасибо, – все также без эмоций ответил Толик.

– Встряхнись, давай. Так, нельзя Толик. Все будет нормально. Освободим мы твою Лизку.

– Да я по другому поводу, – тяжело вздохнул Толик. – Мне тут мать звонила из Австралии.

–Что-то случилось с ней, – насторожился Кислый.

– Да, нет. С ней то, как раз все нормально, – и криво усмехнувшись, добавил, – Она мне тоже подарок преподнесла.

– Похвастайся, – снова перешел на бодрый тон Кислый.

– Сообщила, имя моего отца.

Кислый в это время сделал глоток из стакана и от неожиданности поперхнулся и закашлялся.

– И что она тебе сказала, – придя в себя через минуту, он пристально посмотрел на Толика.

–Мой отец, полковник Моржов, – ответил Толик, произнеся последние два слова по слогам.

– Этого не может быть, она просто тебя разыграла. А ты поверил, – засмеялся в ответ Кислый. – Этого не может быть!

– Он, конечно, тогда был не полковником, а лейтенантом Моржовым. Его назначили участковым к нам в район. А мать в это время бросил, ее любимый парень, вот она и закрутила тогда с этим Моржовым, и в результате получился я, Толик Моржов, – с иронией закончил Толик, вставая из-за стола.

–Подожди. А почему тогда он не женился на Анне. В смысле на твоей матери?

– А он был женат. И она закрутила с ним, просто чтобы отомстить своему бывшему. Ладно, пойду я. Переночую, сегодня у своих, – и он быстро вышел из кухни, громко хлопнув дверью в прихожей.

– И отомстила, – с искренним сожалением произнес Кислый. – А уже было себя, счастливым отцом почувствовал. Раскатал губу папаша.

В это время зазвонил лежащий на столе мобильник.

– Да, – не глядя, взял трубку Кислый.

– Алкид Фемистоклович. Это сержант Козлов вас беспокоит.

– Кто?

– Ваш водитель с Уазика. Извините, что так поздно.

– Нормально. Что ты хотел сержант?

– Мне сейчас на счет вас мой знакомый звонил. Он надзирателем в тюрьме в Офертово работает.

– А причем здесь я, – не понял Кислый.

– Там же девушку вашего Толика держат в заключении.

– А-а-а. Да-да-да. И что он говорит, – встрепенулся Кислый.

– Им приказ поступил. Всем срочно перебраться на какую-то ракету. А вашу заключенную оставить.

– И что из этого следует, я не понимаю, – потряс головой Кислый.

– Он, сказал. Что если вы подъедите в течение часа. Он сможет открыть камеру и выпустить ее. Только я не могу за вами заехать. Мне приказ поступил, семью генерала Хрякова сейчас на ракету, которая на площади Гагарина стоит, вывезти. Вы сможете сами подъехать?

– Да, конечно. У меня машина возле подъезда стоит.

– Его, Сережа зовут. Он вас будет ждать. Только не опаздывайте.

– Спасибо, сержант. Спасибо, дорогой. Я уже еду, – крикнул в телефон Кислый и, схватив со стола ключи от Жука, бросился бегом из квартиры.

***

Кислый остановил Жука перед большими металлических воротами Офертовской тюрьмы и вышел из машины. Тут же из двери проходной выбежал прапорщик в синем камуфляже и, помахав рукой, позвал его: «Идите сюда, я вас жду»

– Вы, Сергей да, – спросил он, подходя к прапорщику. – А я Кислый.

– Я вас сразу узнал, – заулыбался прапорщик, – Вы мой один из самых любимых артистов.

– Приятно слышать. А где девочка?

– Сейчас ее приведут. Можно ваш автограф, – и прапорщик протянул приготовленный листок и ручку.

– А что вообще происходит, – расписавшись и возвращая листок, спросил Кислый. – И причем здесь все эти ракеты?

– Как разве вы не курсе, – спросил прапорщик и, покрутив головой по сторонам, перешел на шепот, – Приказ поступил, от верховного главнокомандующего, об общей эвакуации, – он поднял указательный палец вверх – Туда.

– Куда, туда, – Кислый посмотрел на ночное небо.

– На Луну. Там мы теперь будем базироваться.

В это время дверь проходной открылась и наружу вышла Лизка с каким-то узелком в руке.

– Ваша, – кивнул в ее сторону прапорщик.

– Моя, – обрадовался Кислый, – Привет, Лиза.

– Здравствуйте, – неопределенно ответила Лизка.

– Ты меня не узнала? Вы с Толиком у меня в квартире убиралась.

– А где Толик, – оглянулась по сторонам Лизка.

–Дома. Он тебя очень ждет. Это он просил, чтобы я тебя забрал. Ну, что поедим?

– Я не против, – согласилась Лизка.

– Спасибо вам, большое товарищ прапорщик, – протянул охраннику руку Кислый. – И счастливого вам полета.

– И вам спасибо. Вы к нам прилетайте туда с концертами, – радостно произнес прапорщик, пожимая ему руку.

– Обязательно прилечу как нибудь.

Они сели в Жука и Кислый достав телефон, протянул его Лизке: «Звони своему Толику. Пусть встречает».

– Привет, Толян, – набрав номер, произнесла Лизка, – Меня тут твой папаша из тюрьмы забрал. Мы скоро будем. Жди во дворе. – И она вернула телефон Кислому.

– Почему ты назвала меня папашей, – среагировал на слова Лизки Кислый. – Шутка такая? Вы всех так взрослых называете?

– Не всех. Это Толик вас так называл. А разве вы не его отец?

– С чего ты взяла?

– Он сам мне говорил, что вы с Анной, его матерью дружили. А когда она забеременела, вы уехали куда-то. «Или это не правда", – произнесла Лизка и с любопытством взглянула на Кислого.

– Правда, – через некоторое время ответил Кислый.

– Вот поэтому и папаша, – пожала в ответ плечами Лизка.

Они подъехали к дому и через арку въехали во двор. У подъезда их уже ждал Толик.

– Вот твоя Лизка, – выходя из машины, произнес Кислый и, протянув Толику ключи, добавил, – А это ключи от твоей машины. Где ночевать то собираетесь? У меня для вас комната свободная есть.

– Мы погуляем пока, – прижав к себе Лизку, ответил Толик.

– Гуляйте. А я спать пошел, – и он, помахав им рукой, зашагал в сторону подъезда.

***

Поднявшись в квартиру он, зайдя на кухню, налил полный бокал виски, подошел к окну и закурил сигарету, выпуская дым через открытую форточку. Луна сегодня светила особенно ярко. Внизу, у входа в Собачий сквер наблюдалось активное движение. Постоянно подъезжали какие-то автомобили, в основном представительского класса и из них с чемоданами, рюкзаками, узлами, выходили люди и шли в направление к ракете, возле которой стояло несколько омоновцев, проверяя документы и помогая им подняться по небольшой, приставной лестницы к люку ракеты. Ему вдруг показалось, что из одной подъехавшей машины вышел человек похожий на генерального прокурора, а следом за ним из авто вылезли крупная женщина, похожая на его жену и двое молодых мужчин, похожих на сыновей генерального прокурора. Кислый выпил махом весь бокал и, взяв со стола бутылку, снова вернулся к окну, стал с интересом наблюдать за происходящим внизу, прикладываясь периодически к горлышку. Из подъезжающих авто стали выходить все знакомые высокопоставленные персонажи. На желтом милицейском Уазике приехал генерал Хряков в сопровождении двух блондинок, с которыми он плавал в бассейне на катамаране. Затем на черном джипе с мигалками подъехал замминистр внутренних дел генерал Сухожилов с женой Юлией Петровной. И на черном правительственном лимузине подкатил глава администрации Хериенко, в омоновском шлеме вместо головы. Последним, из красного Феррари вышел Гарик, держа на поводке двух собачек, похожих на Белку со Стрелкой – первых городских космонавтов.

– И ты тоже с ними Брут, – увидев Гарика, печально произнес Кислый и вылил в себя остатки виски.

После того, как Гарик с собаками, зашел в ракету, дежурившие омоновцы, закрыли люк, убрали приставную лестницу, и сев в дожидавшийся их желтый Уазик отъехали от сквера.

– Ну, и летите на свою Луну. А я остаюсь здесь, в моем Городе, вместе со своими настоящими друзьями, – махнул рукой, сильно захмелев Кислый. И порывшись в карманах, достал красные корочки – билет на Луну, которым его наградил Хериенко и, пьяно рассмеявшись, выбросив его в открытую форточку. Потом покачиваясь, вышел из кухни и, дойдя до гостиной, рухнул на диван и тут же уснул.

***

Он проснулся он сильного грохота доносящегося с улицы. Приподнявшись с дивана и осторожно ступая в темноте, он пробрался на кухню и подошел к окну. За окном лил сильный дождь, вспышки молний освещали ночное небо и доносились мощные раскаты грома. Деревья вдоль улицы сгибались под порывами ветра. В свете уличного фонаря, стоял одинокий торговый киоск. За ним растворялся в темноте Собачий сквер. «Только ракеты нигде нет», вдруг сообразил Кислый. « Значит, они все-таки улетели», – радостно произнес он и, подумав немного, добавил: «А может, и не было ничего и мне это все приснилось ».

Посвящаю Игорю Иосифовичу Привену