КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 577380 томов
Объем библиотеки - 863 Гб.
Всего авторов - 231237
Пользователей - 106328

Впечатления

медвежонок про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

Это фрагмент. Без оценки. Выкладателю - замечание за невнимательность.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Выдревич: Блюда из овощей и грибов в микроволновой печи (Справочная литература: прочее)

Ребята, начинается сезон "Тихой охоты", поэтому я начинаю подготавливать и выкладывать в нашу библиотеку книги в жанре "Сбор и выращивание грибов", а так же по грибной "Кулинарии". Всего книг о грибах у меня около 2 тысяч. По мере возможности буду подготавливать и выкладывать.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 3 (Альтернативная история)

да, как-то часто ГГ по голове получает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 2 (Альтернативная история)

про чехов автор здорово прошелся. На сегодняшний день они опять гадят России впереди всей еврожопы...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 4-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Байки из этого сборника - это не выдумки. Это реальные случаи из жизни.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Marine13 про Истон: Борьба за Рейн (Триллер)

Отредактированная версия (от 2022г.) первой части трилогии есть на странице группы перевода.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Гончарова: Цена счастья (Фэнтези: прочее)

да, Автор капитально переделала историю...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Тёмные самоцветы [Челси Ярбро] (fb2) читать онлайн

- Тёмные самоцветы (а.с. Сен-Жермен -7) 1.36 Мб, 384с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Челси Куинн Ярбро

Настройки текста:



Челси Куинн Ярбро «Тёмные самоцветы»

Луи Пьюполо, который знаком с графом почти так же коротко, как и я

ПРЕДИСЛОВИЕ

На протяжении очень долгого времени, исключая последние три сотни лет, для большей части Европы Россия оставалась землей более загадочной, чем, скажем, Китай или Африка. Считанным вояжерам, что там побывали, не уделяли достаточного внимания — в отличие от путешественников, исследовавших иные края. Россия в европейском сознании существовала — и только. Знали о ней очень мало или совсем ничего.

Разумеется, не как правило, ибо история Польши пестрит эпизодами соперничества с этой огромной страной, да и у шведов случались с ней стычки, а народам Прибалтики (эстонцам, ливонцам и пр.) взаимоотношения с русскими доставляли множество неудобств, эти трения не улеглись и по сей день. Бремя такого соседства не было ослаблено даже нашествием орд Чингисхана, потомки которого правили Русью около трех веков.

Восточная Европа и Ближний Восток через ортодоксальное христианство в какой-то степени поддерживали контакты с Московией, однако Европе западной и сплошь католической этот путь был заказан начиная с 1237 года, когда рыцари германского тевтонского ордена попытались обратить русичей в свою веру. Молодой новгородский князь Александр Невский разгромил их на Чудском озере в 1242 году. За этот подвиг, а также за мудрую политику в отношениях с Золотой Ордой Православная церковь позднее причислила его к лику святых.

Сарай, откуда монголы пытались распространить свое влияние на север и юг, занимал все внимание средневековой России. Великий князь Иван III (годы правления: 1462–1505), именовавшийся царем всея Руси, направлял титанические усилия на восстановление своих прав в завоеванных татарами землях. Вследствие этой борьбы Россия несла потери на западе, где Польша и Швеция отсекли ее от Балтийского моря. Сложившуюся ситуацию попытался переменить сын Ивана III Василий, но не добился значительного успеха.

Его преемник — энергичный, жестокий, честолюбивый Иван IV, впоследствии прозванный Грозным, взошел на российский престол в 1533 году. Он проявил необычайное упорство, отвоевывая у монголов центральные земли страны, а кроме того, правда временно, вновь завладел балтийским портом, что привлекло к России внимание Европы — и как раз тогда, когда сама она озиралась в поисках возможных союзников, ибо ей грозили крупные неприятности. Оттоманская империя расширялась, захватывая территории на Балканах и выше, что не могло не внушать тревогу. Предпринимались попытки объединения Православной церкви с Католической для совместной борьбы против исламистов. Но подобные союзы, как показывала практика, не могли быть успешными вследствие своеобразного шока, вызываемого столкновением различных культур. Кроме того, возникали конкретные проблемы, связанные с огромными пространствами России и суровостью ее климата.

Одной из причин, по которым жизнь столь гигантского государства начиная с XI и вплоть по XVII век изучена плохо, является то, что в те бурные времена главные его города постоянно подвергались осадам и разграблениям, вследствие чего регулярно уничтожались все могущие поведать о них письменные свидетельства, каковых и так было мало в связи с подавляющей безграмотностью российского населения. В ту пору лишь пять или девять процентов россиян умели читать и писать, причем наибольшей образованностью отличались жители Новгорода, а Мурома — наименьшей. Православные пастыри в большинстве своем никаких записей не вели, и русские церкви практически не имеют архивов, какими гордятся европейские храмы. По иронии судьбы грамотный русич средневековья свободно владел не только русским письмом, но также греческим и латинским. Однако шанс получить такое образование был очень мизерным и выпадал в основном мужчинам. Грамотные россиянки в то время были чрезвычайно редки.

По свойственному повествованиям подобного рода обыкновению прототипами многих героев романа являются существовавшие в истории лица, но их поведенческие черты отвечают реальности лишь в той мере, в какой этого требует авторский замысел. Таковы: Иштван (Стефан) Баторий, князь Трансильвании (часть Венгрии XI–XVI вв.) и польский король; царевич Иван — двадцативосьмилетний наследник престола российского, нечаянно убитый Иваном Грозным в 1581 году; сам Иван Грозный вкупе с другим своим сыном, царевичем Федором, возможно дауном; отец Антонио Поссевино — иезуит и папский эмиссар при российском дворе; папа Григорий XIII Великий; королева Англии Елизавета Тюдор; отец Эдмунд Кэмпион; Ричард Чанселлор — первый английский посол в России; сэр Джером Горсей — английский посол времен данного повествования; Николас Бауэр — писец или секретарь сэра Джерома; князь Василий Андреевич Шуйский, хотя мне и пришлось сдвинуть его возраст на целое десятилетие; Иван и Дмитрий Шуйские, его братья; все Нагие; все Курбские; Никита Романович Романов; Борис Федорович Годунов — фактический регент при Федоре Иоанновиче, женатом на сестре Бориса Ирине, и Мария Скуратова, жена Бориса; Эржебет (Елизавета) Баторий — двоюродная сестра Иштвана, позже прозванная Кровавой графиней.

Хочу добавить, что кое-какие географические названия, а также названия некоторых исторических сооружений не соответствуют современным. Эпитеты «красивый» и «красный» в России шестнадцатого века были равнозначными. Архангельский порт на Белом море еще не был построен, и первые английские корабли прибывали для закупки российской пушнины и рыбы в Новые Холмогоры. В те времена Россия еще не производила собственной водки, а картофель, только-только завезенный в Европу из Нового Света, там почитался за редкость. Водку русские узнали через поляков, поставлявших ее в Россию с 1596 года.

Хотя личности посланников Иштвана Батория целиком и полностью вымышлены, тот действительно направлял в Россию отдельных монахов-иезуитов. Не только с ведома Папы, но и по собственному почину.

Хочу поблагодарить за помощь в подборе конкретных исторических сведений несравненного Дейва Ни (снова), затем Иосифа Линдстрома (впервые) и Лежанон Барвелл (также впервые). В любых ошибках исторического характера повинна лишь я, а не они. Низко кланяюсь Морин Моррис и комитету всемирного съезда поклонников всего жуткого (1991), моему литературному агенту Эллен Левайн, моему адвокату Робин Дабнер, моему издателю Бет Мичэм и всему издательству «Top Books» за трепетное отношение к жизни и здравию графа.

Беркли, Калифорния.

Часть I Иван Грозный Царь

Письмо неизвестного русского дворянина к Стефану Баторию Польскому, написанное по-гречески и врученное адресату 6 августа 1582 года.

«Высокочтимому правителю Польши шлет самые искренние приветствия один московит, взыскующий его помощи и совета.

После смерти царевича царь Иван сильно переменился, терзаемый бесконечными душевными муками, ибо наследник трона российского пал от его руки. Он непрестанно молится, заявляя, что Господь, позволивший умереть его сыну, возможно дарует прощение и ему — за преступление, содеянное в момент беспричинного гнева. Захлестываемый приступами безумия, царь Иван теперь стал, лишь тенью правителя, изгнавшего татар и восстановившего государство. Он объят страхами и видениями, столь же отчетливыми, что и его прозрения в прошлом, и мечтает об отречении от престола, чему всемерно противится митрополит, ибо царевич Федор неспособен возглавить страну: ему любезны лишь колокольные звоны. Его нисколько не занимает ни Русь, ни собственная жена, как и ничто другое, выдающее во властителе разум и силу. А потому решено, что царю Ивану надлежит править Русью и далее — до тех пор, пока сам Господь не положит тому предел. Это ныне — единственное, что может на какое-то время предотвратить растущую смуту.

Двор внешне спокоен, но недовольство в нем зреет. Каждый новый день умножает тревоги, покуда царь сварится сам с собой. Поддерживает Ивана лишь вера в могущество драгоценных камней, его влечение к ним воистину безгранично. Он часами просиживает над ними, ибо полагает, что именно через камни ему будет даровано избавление от мук и прощение, как некогда была дарована благодатная мощь, позволившая восторжествовать над врагами.

Вот что, например, изрекал он вчера, копаясь в заветных ларцах.

„В алмазах таится великая сила. Особенно в тех, что сверкают ярче других. Касаться их может лишь человек крепкий духом, а существам слабым, изнеженным от них выйдет один только вред. Более скромные камни не столь опасны для малодушных, но они утрачивают свои свойства в слабых руках, ибо их слава воспламеняется мужеством.

Жемчуга — единственные драгоценности, назначенные для жен, ибо блестят словно слезы. Они несут свет, указующий на чистоту, таящуюся как в радости, так и в печали.

Но существуют и темные самоцветы: рубины, изумруды, аметисты, сапфиры, способные прорываться сквозь страсти к глубинам сердец. Никому из живущих не дано постичь их загадку. Они сияют внутренним светом души“.

Царь Иван страстно мечтает познать очищение через возможности этих темных камней. Погруженный в ночные кошмары, он блуждает по Кремлю словно видение, неожиданно появляясь то в жилых горницах, то в молельнях. Я не знаю, что станется с нами, если положение не изменится. Смерть царевича, бесспорно, была ужасным событием, но, боюсь, грядет много большая катастрофа, если никто не обережет власть царя в пору его безумия.

Мы будем рады любой помощи, способной спасти Русь от разорения той же самой рукой, что возвратила ей былое могущество.

Письмо это посылается тайно. Моя жизнь, как и жизни всех моих близких, отныне лишь в вашей воле. Не говорите никому, как дошли до вас эти вести. Клянусь Господом нашим Иисусом Христом, что я вовсе не забочусь о собственном благе, а только стремлюсь сохранить Московию и сплотившиеся вокруг нее русские земли. Ежели вы и дальше намерены оставаться врагом русичей, сожгите это послание и забудьте о нем. Если же пожелаете поддержать нас, знайте, мы будем денно и нощно молить Господа указать вам путь, могущий привести Ивана в сознание, к чему он страстно стремится и сам.

Некто,
проливающий слезы над возможной юдолью страны,
в какой он живет».

ГЛАВА 1

Старательно потирая лоб, Стефан Баторий пытался прогнать усталость, уже поглотившую все его силы, хотя ему еще предстояло дать три аудиенции, прежде чем отправиться к мессе. Опуская руку, король машинально огладил бороду, подавляя зевок. Сон, несомненно, освежил бы его, но даже мысли о нем были непозволительной роскошью. А ведь еще пяток лет назад подобное напряженное состояние души и ума доставило бы ему наслаждение, однако теперь он ощущал бремя времени, несмотря на его быстротечность. Стефан вздохнул и попытался устроиться поудобнее в большом резном кресле, предоставленном в его распоряжение владельцем поместья, как, собственно, и весь дом. Рана годичной давности тут же заныла, боль — от колена к бедру — прошлась по ноге. Эта боль почти не беспокоила его летом, но с наступлением холодов взялась за дело всерьез. Стефан поворотился к камину и ощутил прилив благодарности к пламени, дававшему ему хоть какое-то облегчение.

— Ракоци уже здесь, — промолвил молодой священник-иезуит, исполнявший при королевской особе обязанности секретаря. — Он прибыл около часа назад.

— Ракоци? — удивился Стефан, распрямляясь. — Здесь? Однако он разворотлив.

— Вызов был срочным, так почему бы не поспешить. — Священник обычно не улыбался, но иногда в его тоне проскальзывала ирония, смешанная с чувством глубокого внутреннего довольства, и момент для того сейчас был подходящим. — Пусть он там граф или князь, но вы ведь — король.

— Да, — согласился Стефан. Взгляд его сделался настороженным. Он поправил корону на голове. — И все же это знак уважения.

— Турки усеяли Трансильванию, — напомнил иезуит. Хотя ему было всего двадцать шесть, между бровями его уже пролегала морщина, обещавшая сделаться неизгладимой. — Он вылетел оттуда как пробка. Таков сейчас удел многих венгров. Им должно льстить любое проявление интереса со стороны тех, кто сильнее.

Стефан, прищурившись, глянул на секретаря.

— Отец Митек, — произнес он с нажимом, — именно на таких людей мы и опираемся, намереваясь выполнить повеление Папы. Без них у нас не набралось бы достаточных сил для противостояния царю Ивану, а надежда склонить русских к союзу против Оттоманской империи превратилась бы в прах. То обстоятельство, что турки захватили родину Ракоци, никоим образом не позорит его самого. Многие его соотечественники просто сдались на милость завоевателей, другие переметнулись на их сторону, и именно в этом я вижу бесчестье, а вовсе не в упорном сопротивлении, какое оказывал захватчикам граф. — Он редко позволял себе говорить с иезуитом в таком тоне — во-первых, из почтения к его сану, а во-вторых, страшась гнева церковников, обладавших немалым могуществом в столь смутные времена.

— Да, говорят, этот Ракоци доблестно дрался. Его род славен издревле, — сказал отец Митек, как бы предлагая собеседнику мировую, и указал жестом на массивные закрытые двери, ведущие в коридор. — Он ожидает приема.

— В коридоре? — спросил ошеломленно Стефан.

— В прихожей, — уточнил отец Митек. — Я оставил его там на попечении двоих караульных, это достойный прием.

— Надеюсь, у него создалось такое же впечатление, — сухо заметил король. — И все же лучше поскорее пригласить его к нам. Графа не должно томить в прихожей словно какого-то лавочника, с охраной или без оной. — Он раздраженно поморщился. — Куда подевался мой адъютант? И где капитан? Ты ведь мой секретарь, а не мажордом, не посыльный! Почему я должен тебя куда-то гонять?

— Они ужинают, ваше величество, — ответил иезуит. — Вы сами их отпустили.

— Ах да, разумеется. — Стефан кивнул. — Остальные, как я полагаю, готовятся к инспекционной проверке, и потому все идет вкривь и вкось. — Он оглядел комнату, пытаясь по ней оценить объем всего здания. — Есть ли поблизости какая-нибудь деревушка, пригодная для размещения наших солдат, или нам тут придется сидеть друг у друга на голове?

Он понимал, каким риском чревато последнее. Враг, прознав, что все его силы сосредоточены в пределах одной усадьбы, не преминет с ним разделаться. На такой шаг нетрудно решиться, не чувствуя за спиной неприятельского резерва, способного выручить своего короля или хотя бы отомстить за его гибель.

— Неподалеку отсюда есть маленький городок. Большая часть ваших солдат уже туда направляется, — сообщил отец Митек. Он помолчал и прибавил: — Проверка необходима. Мы не имеем представления, что у нас с вооружением, с амуницией, с провиантом. Вы сами не раз говорили о том.

Король дернул бровью.

— Да, знаю я, знаю, — поморщился он. — Хорошо, я надеюсь, что граф войдет в мое положение.

— Я все ему объясню, — сказал отец Митек, направляясь к дверям.

— Нет, — возразил Стефан. — Если понадобятся какие-то объяснения, я дам их сам. Не вижу необходимости препоручать это тебе.

Иезуит покорно склонил голову.

— Как вашему величеству будет угодно, — произнес, потупившись, он.

Стефан Баторий смягчился.

— Терпение и расчетливость — вот путь к выигрышу, отец Митек. Мне нужен граф, он единственный человек, способный воплотить мой замысел в жизнь. И потому сейчас для меня по-настоящему важно лишь это.

— Счастлив служить вам, ваше величество, — пробормотал монах, покидая гостиную загородной усадьбы, прихотью случая превращенную в воинский штаб.

Как только он удалился, Стефан встал с кресла и заходил по комнате — быстро, но немного враскачку, чтобы не чувствовать неприятного щелканья в суставе больной ноги. Несмотря на сильное утомление, в нем оживала привычная тяга к авантюризму. Надо бы помолиться, подумал он, но перед его внутренним взором уже всплывало письмо некоего московита. Торговец одеждой, часто наведывавшийся на Русь, клялся, что этот промасленный, облепленный воском пакет вручил ему прямо в Москве какой-то с виду служивый русский. Если послание и впрямь подлинное, могла завязаться нешуточная интрига, позволяющая обрести влияние на царя Ивана и укротить к своей выгоде его нрав. Ракоци, судя по тому, что о нем говорили, вполне годился на роль ее главного действующего лица.

В дверях появился отец Митек.

— Граф Сен-Жермен, — объявил он, неохотно давая гостю дорогу.

— Ваше величество, — с ясно выраженным старомодным акцентом произнес гость, снимая соболью шапку, но не опустился перед королем на колено, а поклонился ему на итальянский манер. Во всем его одеянии — от черного бархатного ментика до черного же, расшитого серебром доломана, по которому шел ряд рубиновых пуговиц, — угадывался отменнейший вкус. Костюм дополняли великолепной шерсти рейтузы и маленькие сапожки на каблуках, явно стачанные на заказ, а не купленные в какой-нибудь лавке.

Темные, слегка вьющиеся волосы графа имели ухоженный вид, и, вопреки моде, он был чисто выбрит. На маленькой узкой руке вошедшего поблескивал крупный рубин со знаком затмения, врезанным в его верхнюю грань. Будучи человеком не очень высоким, гость держался с таким достоинством, какому могли бы позавидовать и куда более рослые люди. Его самообладание казалось неколебимым и произвело должное впечатление.

— Мне импонирует ваша выдержка, граф, — сказал Стефан, помедлив. — Как и отзывчивость, с какой вы отреагировали на мое приглашение.

В присутствии Батория начинали ежиться многие титулованные персоны, но венгр-изгнанник с невозмутимостью перенес его взгляд.

— Вы слишком великодушны, ваше величество. — Он вновь поклонился.

— Отнюдь не всегда, — отозвался Стефан и повернулся к монаху: — Отец Митек, не сомневаюсь, что у вас есть дела, требующие вашего незамедлительного присутствия.

Молодой иезуит исподлобья глянул на короля.

— Разумеется, — сказал он с запинкой.

— Разрешаю вам ими заняться. — Стефан подождал, пока двери закрылись, затем приблизился к Ракоци. — Как мне представляется, вы много путешествуете?

— То, что случилось с моей родиной, невольно меня к тому принуждает, — спокойно ответил гость.

— Да, это большая беда. Но, возможно, вы согласитесь еще раз пуститься в вояж? По моей настоятельной просьбе.

— Через Богемию, по меньшей мере, — сказал Ракоци, вскользь улыбнувшись. — Приказывайте, ваше величество.

Он проделал весь путь до королевской ставки верхом, в сопровождении единственного слуги. Осенняя распутица не располагала к передвижению на колесах, а более пышный эскорт мог привлечь внимание придорожных бандитов, весьма расплодившихся в последние времена.

— Много дальше, — отрывисто бросил Стефан. — Если, конечно, вы таковы, каким мне представляетесь.

Ничто не изменилось в выражении лица Ракоци, хотя его и встревожил намек. Неужели Баторию стало что-то известно? Он спросил, рискуя навлечь на себя монаршую неприязнь:

— Каким же, ваше величество, я вам представляюсь?

— Здравомыслящим человеком, имеющим репутацию храбреца, умеющего сохранять хладнокровие, — ответил Стефан. — А может быть, сверх того обладающим и другими ценными качествами.

Опасения Ракоци лишь усилились, но он овладел собой.

— Какими бы качествами, по вашему мнению, я ни обладал, они к вашим услугам.

Стефан хрипло и коротко хохотнул.

— Вот и чудесно. И где это вы обучились подобной любезности? Определенно не в Венгрии. И уж точно не в Польше.

Ракоци пожал плечами.

— Я живал в разных странах. В Италии, например. — С последней фразой в нем всколыхнулись воспоминания. Болезненные, ибо им не было и ста лет. Усилием воли он изгнал из сознания лица Лоренцо и Деметриче, но яркие краски картин Сандро Боттичелли не желали тускнеть и погружались в глубины памяти много медленнее, чем дорогие черты.

— У вас были там какие-то неприятности? — спросил Стефан, уловив тень, промелькнувшую в глазах гостя.

— Италия полнится неприятностями, — спокойно ответил тот. — Они там длятся веками.

Уловка не прошла незамеченной, но Стефан решил все оставить как есть.

— Ладно, что было, то минуло. Надвигаются новые времена.

— Вы так полагаете? — Ракоци поднял тонкие брови.

— Да, — кивнул сухо Стефан и сунул руку в рукав, чтобы извлечь из него письмо, пришедшее из России. — Вот, — властно сказал он. — Прочтите-ка это. — Приказ был проверкой, и оба знали о том.

Ракоци быстро пробежал глазами письмо, слегка хмурясь над неразборчивыми местами.

— Любопытное сообщение, — произнес после паузы он. — Автор его обладает некоторыми познаниями в греческом языке, но, подозреваю, не часто им пользуется. Однако, правдиво ли это послание, сказать навскидку нельзя.

— Именно этим вопросом я и задаюсь с момента его получения. — Стефан раздраженно прищелкнул языком. — До меня, конечно, доходят какие-то слухи.

— Слухи доходят до всех, — сказал Ракоци. — О русском царе судачат даже крестьяне.

— Что он обедает с дьяволом и пожирает девственниц? — вкрадчиво осведомился Стефан. — Все это чушь. Не пойму, кому нужно распускать подобные сплетни.

По губам Ракоци проскользнула усмешка.

— Действительно, кому?

Стефан перестал расхаживать по гостиной и потер ноющее колено.

— Но это письмо… Оно тревожит меня. Если оно подлинное, нас ждут сюрпризы. В Московии назревают волнения. Что может послужить к нашей пользе, а может и нет.

— Но ведь у вас и у шведов с Московией, кажется, нет разногласий, — возразил Ракоци. — Военные действия приостановлены, разве не так?

— Мы заключили с Иваном нечто вроде перемирия, — с неудовольствием подтвердил Стефан Баторий. — Но, если он впадает в безумие, что это будет за мир? И останется ли у нас хоть мизерная возможность убедить московитов войти с нами в союз, чтобы окоротить турок? Отцу Поссевино это пока что не удалось. — Он встряхнул отобранным у гостя письмом. — Ну, что скажете? Каковы ваши прогнозы?

Ракоци понимал, чего от него ожидают, и посмотрел Стефану прямо в глаза.

— Возможно, если российский царь столь сильно алчет искупления своих… прегрешений, он выкажет большую склонность к единению с вами, чем когда-либо прежде.

Стефан счел за лучшее притвориться, что сказанное явилось для него откровением.

— Да, — сказал он с восторженным придыханием, — такое возможно. Да.

— Ваше величество, — сказал Ракоци с грустью, и лицо его вдруг выразило крайнюю степень усталости, — давайте оставим игры. Скажите прямо, чего вы хотите. Чтобы я поехал в Московию, дабы воочию убедиться в справедливости данного сообщения?

Такой поворот в разговоре не пришелся по вкусу Стефану, но ему ничего не осталось, как принять заданный собеседником тон.

— Да, это часть моего желания, — сказал он. — Я хочу, чтобы вы как можно скорее оказались в Москве. Я рассчитываю получить от вас правдивый отчет о состоянии рассудка Ивана и о том, что творится в его окружении. Ждать ли нам бунта или все удержится в рамках политического соперничества претендентов на трон? Вот вещи, которые сейчас меня беспокоят.

— А почему вы хотите, чтобы всем этим занялся именно я? — спросил Ракоци. — В Польше много дворян, способных с честью справиться с таким поручением. Но вы гоните своих офицеров через Богемию, чтобы те разыскали меня. В чем причина такого внимания к моей скромной персоне?

Стефан кивнул, признавая справедливость вопроса.

— Мне говорили о вашей проницательности. — Задумавшись, он оттопырил нижнюю губу. — Хорошо, я отвечу. Во-первых, вы, как и я, отпрыск благородного венгерского рода. Ваше семейство даже более древнее и именитое, чем мое, но мы это оставим. — Он жестом отмел возможные возражения и сухо продолжил: — А турки сделали вас в каком-то смысле изгнанником.

— Это правда… в каком-то смысле. — Ракоци иронически усмехнулся.

— …И потому русские могут отнестись к вам с меньшим подозрением, — продолжил король, игнорируя несколько ошеломившую его неучтивость. — Они с большой настороженностью поглядывают на всех иностранцев, но все же более благосклонны к тем, кого гонит судьба. — Он уже решился идти до конца, но ему мешало присущее всем дипломатам пристрастие к уверткам и экивокам. — Кроме того, есть еще причина, по какой я избрал именно вас.

— И в чем же она заключается, ваше величество?

Дворяне, пытавшиеся столь настойчиво что-либо выведать у Стефана Батория, встречались нечасто, и еще реже им это удавалось, но сейчас ситуация была совершенно иной.

— Мне говорили, что вы алхимик. — Король подошел к закрытым дверям и прислушался. — Отец Митек ушел. Вы можете быть откровенны.

Так вот оно что, подумал Ракоци с облегчением.

— Да, я в какой-то степени владею великим искусством, — сказал он негромко, но ничуть не таясь.

— В весьма высокой степени, насколько я знаю. — Король улыбнулся. — Мне сообщили, что вам известен секрет выращивания драгоценных камней.

— И кто же сообщил это вам? — спросил Ракоци, вновь ощутив укол беспокойства.

— Его святейшество папа Григорий. Он говорил, что вы поднесли ему четыре рубина и четыре алмаза, изготовленные в вашей лаборатории. То было лет восемь назад. Не станете же вы утверждать, что его святейшеству вздумалось по-приятельски надо мной подшутить? — Несмотря на усталость, Стефан не мог упустить возможность подчеркнуть, что имеет вес в Ватикане. — Его святейшество мне доверяет и полностью одобряет мою политику в отношениях с русским соседом.

— Понимаю. — Ракоци устремил взгляд на огонь, словно за языками пламени что-то скрывалось. — Прекрасно. — Он помолчал. — У меня есть собственность в Риме. Иногда я наведываюсь туда.

— В связи с чем и решили сделать Папе подарок? — спросил Стефан с нарочитой беспечностью, вуалирующей неожиданный прилив любопытства.

— Не совсем так, — отвечал Ракоци. — Я преподнес ему эти камни по случаю учреждения в Риме германской коллегии иезуитов. — «А также затем, чтобы отвести от себя подозрения в причастности к сатанизму», — прибавил мысленно он. Многие из церковников считали алхимию дьявольским порождением. Дар Папе автоматически выводил дарителя из-под удара.

Стефан удовлетворенно кивнул.

— Значит, рубины с алмазами действительно изготовлены вами? — уточнил он.

— Именно так. — Взгляды польского короля и венгерского графа скрестились.

— И вы способны повторить этот опыт? — спросил монарх, помолчав.

— Если буду располагать соответствующим оборудованием и необходимыми материалами, — сказал Ракоци. — Без этого у меня ничего не получится.

— Понимаю, — буркнул Баторий. — Все, что потребуется, вам предоставят. Сможете ли вы в этом случае изготовить к весне коллекцию таких самоцветов?

— Безусловно, ваше величество, — сказал Ракоци. По спине его проскользнул холодок, не имеющий ни малейшего отношения к гулявшим по комнате сквознякам.

Стефан решительно хлопнул в ладоши.

— Как только улягутся снегопады, в Москву отправится группа иезуитов. Я хочу, чтобы вы к ним примкнули.

— В сутане? — спросил Ракоци.

— В своем одеянии. Как мой посланник и дворянин, изгнанный турками из родового гнезда. Вы знаете, что они собой представляют, и сможете это красочно описать. — Баторий поморщился и вновь потер ногу. — Если окажется, что царь Иван слишком взвинчен, чтобы воспринимать разумную речь, поднесите ему ваши камни. Блеск самоцветов должен сделать его покладистым, раз уж он верит в их силу.

Ракоци поклонился.

— Ваше величество беспокоят какие-то боли? — спросил он осторожно.

Баторий неохотно повел плечами.

— По временам. В прошлом году попал под пулю, и вот… — Его голос дрогнул, смягчился. — Сегодня рана особенно разыгралась.

— У меня есть снадобье, способное вам помочь. Не соизволите ли им воспользоваться?

Стефан покачал головой.

— Нет. Меня давно уговаривают решиться на что-то такое. Я знаю, настойка из маковых зерен прекрасно снимает боль, но она также воздействует и на мозг, лишая нас возможности связно мыслить.

Ракоци улыбнулся.

— Это средство ничуть не влияет на ясность мышления. В нем нет усыпляющих компонентов. — Он помолчал, давая Баторию возможность обдумать его слова. — Применение этого снадобья не сопряжено с чем-либо сложным. Принимайте его раз в день перед ужином — вот и все.

— Интересное предложение, — проговорил Стефан, невольно загораясь надеждой. — Что же это — еще один плод алхимических экспериментов?

— Да, — кивнул Ракоци, не очень греша против истины. Ведь алхимия зародилась в Египте, а именно там он и научился изготавливать это лекарство — более трех тысячелетий тому назад.

— Сколь же разнообразны ваши таланты, — задумчиво пробормотал король и, пожевав губами, прибавил: — Я, возможно, воспользуюсь вашей любезностью. — Граф вызывал в нем все большее уважение. — Признаюсь, я полагал, что молва несколько преувеличивает ваши достоинства, теперь же начинаю думать, что они скорее недооценены. — Он похлопал собеседника по плечу с той дружеской фамильярностью, которая вознесла бы на седьмое небо многих из его приближенных. Но Ракоци хорошо знал цену подобным жестам. Милость монархов подчас таит в себе больше опасности, чем их гнев.

— Ваше величество, — произнес он с надлежащей учтивостью, — все мои скромные навыки в вашем распоряжении. — Он отвесил поклон и прибавил: — Даже в Москве.

Эти слова заставили короля ухмыльнуться.

— Я также слышал, что вы недурной музыкант и владеете несколькими языками.

Ракоци понял, что лед под ним все еще тонок, и потому ответ его был осторожен:

— Я иногда музицирую, развлекая себя, и немного знаком с некоторыми из европейских наречий.

Стефан с глубокомысленным видом кивнул.

— Но Англия — не Европа. Входит ли в ваши познания и английский язык? Ведь в Московию наведываются британцы, закупая канаты для своих кораблей. Из бесед с ними, мне думается, можно было бы многое почерпнуть.

— Я понимаю английский говор, — сказал Ракоци, владевший английским столь же свободно, как и дюжиной других языков.

Что-то еще занимало мысли Стефана. Он озабоченно тряхнул головой.

— Да, чуть не забыл! А русский вам внятен?

Ракоци поклонился еще раз.

— Служить вам, ваше величество, огромная честь для меня, — сказал он по-русски, подавляя невольный вздох.

* * *
Письмо Этты Оливии Клеменс. Лондон. Написано по-латыни.

«Ракоци Сен-Жермену Франциску Оливия-римлянка шлет свой привет!

Значит, теперь Московия, как я понимаю? Мало тебе было турок, ты собираешься к русским? И не пытайся вкрутить мне, будто тебя туда гонит не собственное желание а приказ польского короля. Ты, если бы захотел, легко убедил бы. Батория не посылать тебя в эти дикие земли. Я не приму никаких оправданий. Впрочем, ты к ним и не прибегнешь, как не прибегал никогда.

И все же я раздосадована, мой друг, и даже раздражена, если хочешь. Я давно свыклась с жизнью от тебя вдалеке, но ведь не настолько! И потом, как мы будем сноситься? Разумеется, мне приятно было узнать из твоего письма, что ее величество королева английская намеревается отправить в Москву своих дипломатов (я проверяла, это действительно так), но твое предположение, что посольских курьеров можно будет использовать как почтальонов, полнейшая чушь. Ты не знаком с Елизаветой Тюдор и не имеешь представления о ее нраве. Достаточно сказать, что она унаследовала от своего отца приступы бешеного неистовства и добавила к ним железную волю. Я видела ее в ярости, и этого мне хватило, чтобы, в любой момент быть готовой взять ноги в руки и перемахнуть через пролив.

Еще меня удручает твое удаление от мест, где ты рожден. Я сама давно не бывала в милом мне Риме и знаю, что это такое. Ящики с землей родины, не то же, что родина. Они, конечно, дают нам поддержку, но отнюдь не с лихвой. Ты пишешь, что в твоем багаже их достаточно. Надеюсь, это соответствует истине, ибо слишком огромное расстояние отделяет Москву от Венгрии, или Дакии, или как там еще называются твои горы. Только не говори, что у тебя есть опыт длительных путешествий. Опыт опытом, но ты сильно рискуешь: ты единственный пострадаешь, если что-то пойдет не так.

Да, а все же насколько длительным обещает быть твой вояж? Ты об этом почему-то помалкиваешь и лишь сообщаешь, что Баторий каких-либо сроков не называет. Быть может, попробуешь сам догадаться? Возможно, он хочет томить тебя там, покуда Русь не войдет в состав Польши? Ха-ха. Это шутка, хотя и не очень смешная. Впрочем, от твоего Батория можно всего ожидать.

Кстати сказать, ее величество упорно именует его Стефаном, а не Иштваном, хотя русский царь для нее по-прежнему Иван, а не Иоанн. Елизавета — женщина весьма жесткая и не терпит даже намека на непокорство, в чем пришлось, к несчастью, убедиться отцу Эдмунду Кэмпиону. Кроме того, она игнорирует перемены в календаре, провозглашенные Папой. Можно было бы счесть это чем-то из ряда вон выходящим, если бы хоть какое-нибудь начинание Ватикана было одобрено ею. Поэтому Англия и католическая Европа будут расходиться в календарном счислении на десять дней, что, если вдуматься, сулит одни неприятности, но это, собственно, не наша забота.

Зато в составе английского посольства, отбывающего в Россию, имеется человек, с которым ты, возможно, сойдешься. Его зовут Бенедикт Лавелл, он выпускник Оксфорда, и какое-то время состоял при российском после, изучая язык московитов, поскольку уже в совершенстве освоил и греческий, и немецкий. В то время как лондонский люд глазел на русского увальня, молодой человек прилежно заносил в книжечку все его выражения и словечки — к большому неудовольствию своего братца, страстно желавшего получить при дворе хоть какую-то должность, но не обладавшего для того ни одаренностью, ни манерами, ни деньгами. Бенедикт и я в прошлом были близки, однако он не посвящен в наш с тобой общий секрет, ибо, как ты хорошо знаешь, двух-трех свиданий для того недостаточно. Ему где-то за тридцать, он отозван из Оксфорда и включен в состав посольства по требованию возглавляющего его сэра Джерома Горсея.[1] Не вздумай хохотать, дорогой: бедняга не выбирал себе имя. Я дважды виделась с ним, но мнения не составила, а потому обращайся за справками к Бенедикту.

Желаю тебе легкой дороги и приятного времяпрепровождения, хотя и боюсь за тебя. Пока ты отсутствуешь, я буду грустить о тебе словно о теплом плаще в непогоду. Дай знать о себе, когда сможешь. И помни, нет на земле такой глухомани, куда не могло бы проникнуть мое чувство к тебе.

Собственноручно,
Оливия.
Грингейдж, близ Харроу.
11 ноября 1582 года
по английскому календарю».

ГЛАВА 2

Два года назад дом Анастасия Сергеевича Шуйского сгорел дотла, а в том, что теперь стоял на его месте, все еще суетились плотники и маляры.

— Был уговор закончить эту комнату к Рождеству, — выговаривал Анастасий съежившемуся от страха детине, — а погляди, что выходит! — Он рывком распахнул дверь светелки. — Можно ли справиться с этакой прорвой работы к празднику, а?

— Князь-батюшка, мы кликнем подмогу. Будем трудиться и днями, и по ночам.

— И, возможно, спалите и этот дом, — мрачно сказал Анастасий. — Нет, толкотни здесь я не допущу. — Он прошелся по горнице, чтобы унять приступ ярости.

Плотник опустил голову, предчувствуя порку.

— Проклятый пожар. — Шуйский остановился и обернулся. Плотник мял в руках шапку. — Надо бы тебя выдрать, но кто тогда будет работать? Я? Или моя сестра? Нет, шалишь. Ты, братец, ты — и пара твоих обалдуев. Без сна, без отдыха, пока не свалитесь замертво. Ты понял меня?

Плотник понял одно: порки не будет — и, перекрестившись, потупил глаза.

— Мы все исполним, княже. Исполним, да.

— Я буду сам за вами следить — ежечасно. Если в срок не управитесь или начнете отлынивать, будете биты и высланы из Москвы.

— Да, — пискнул плотник. От мысли о предстоящей каторге у него заныла спина.

— Ну, смотри же. — Это была уже не угроза, а окончательный приговор.

— Мы управимся, — сказал плотник, отчаянно сожалея, что его не выпороли прямо сейчас.

Будущее, если работа не сладится, рисовалось ему в черном свете. Он и двое его племянников пойдут тогда по миру, если останутся живы. Как и их жены с детишками, и вся родня.

Москва часто горела, ибо по большей части была деревянной. Даже сугробы, подчас до крыш ее заносившие, не служили помехой огню. Но обитатели русской столицы приспособились держать в деревеньках готовые срубы, так что погорельцы довольно быстро отстраивались, не особо страдая от капризов погоды. Двухэтажный дом Анастасия Шуйского был попросторнее прочих, как это и подобало его званию, но возводился он по заведенному образцу. В нем размещались четырнадцать жилых светелок и горниц с кухней, пекарней и баней в задней пристройке, далее — уже за забором — зияла помойная яма, окруженная отхожими будками. Хозяйство казалось весьма скромным, но Анастасию, и так известному своей знатностью и родовитостью, незачем было выставлять свое богачество напоказ.

Восьмерых домочадцев Шуйского, как и его самого, обихаживали три дюжины слуг. Анастасий держал жену и детей в своем деревенском поместье, подальше от царя. Московский же дом вела вдовая двоюродная сестра князя Галина. Будучи десятью годами старше своего знатного родича, она тем не менее старалась во всем угождать ему, страшась нищеты. Ее дочь, Ксения Евгеньевна Кошкина, в свои двадцать три года все еще оставалась в девках, что считалось позором по тем временам. Она проводила все дни в молитвах и благотворительных хлопотах, намереваясь уйти в монахини и тем самым снять с себя удручающее клеймо. Еще при Шуйском проживали двое родственников, очень дальних, — тех вместе с их женами содержали из милости. Они сознавали свое положение и предпочитали держаться в тени. Духовник дома, пожилой и благообразный отец Илья, слыл человеком ученым и потому занимал две комнаты, одна из которых служила ему кабинетом. Восьмым захребетником князя был Петр Григорьевич Смольников, дряхлый слепой ветеран былых войн — ратник еще Василия III, отца теперешнего властелина Руси. Шуйский призрел старика в знак уважения к его воинской славе, а также в поддержание благосклонного к себе отношения престарелых воителей, все еще не утративших влияния на войска.

Не удостоив нерадивого плотника взглядом, боярин скрылся в своих покоях, где, уныло вздохнув, сел к столу, на котором были разложены письма из Польши. Последнее из этих безрадостных донесений дошло до него месяца три назад, и более сообщений не поступало. Их не будет и впредь, до тех пор пока зима держит в своих объятиях западные дороги. Он уже выбрал из скудных сведений по крупицам, что мог, но решил просмотреть документы еще раз — в надежде отыскать в них что-нибудь важное, невидимое доселе. Его беспокоило намерение Батория прислать в Москву группу монахов. Иезуиты. Чего-чего, а добра ждать от них не приходится. Шуйский с неудовольствием покачал головой.

— Что-то случилось? Плохие новости? — спросила Галина. Она вошла в горницу незаметно, как тень, и остановилась на почтительном расстоянии от хмурого брата. Под большим вдовьим платком робко поблескивали выцветшие сочувственные глаза. Попытка сестры проявить родственную заботливость вызвала в князе привычное раздражение.

— Ничего, что тебя бы касалось, — отрезал он.

— Ты, видно, не в духе. Прости, — пробормотала вдова.

— Нет, все в порядке, но я очень занят. Сейчас меня лучше не отвлекать. — Он сознавал, что поступает бесцеремонно, но Галина — нахлебница и должна знать границы.

Вдова поклонилась.

— Прости за докуку. Я буду у батюшки, — сказала она и побрела к дверям, шаркая по полу домашними меховыми туфлями.

— Да. Ступай. — Князь отмахнулся и уставился в стол. Иезуиты. Им нельзя доверять. Их конечная цель: развалить Православную церковь. Куда бы эти монахи ни двинулись, они всюду пытаются насадить свою веру. Рим давно пробует втереться в доверие к русичам и теперь, как видно, пытается действовать через польского короля.

Анастасий поморщился, придвинул к себе донесение, составленное на греческом, и раз в десятый принялся его изучать. Он вчитывался в документ с ревностным тщанием, взвешивая каждую фразу, ведь любая из них могла быть носителем сокровенного смысла, способного пролить свет на события, известные ему лишь понаслышке.

Возня с бумагами заняла больше часа, потом в дверях возник коридорный холуй.

— Пришел человек, — сказал, кланяясь, он.

— Кто таков? — строго спросил Анастасий, собирая сообщения в стопку и внутренне радуясь передышке.

— Он из Иерусалима, — ответил холуй. Анастасий кивнул. Этот святой город после падения Константинополя сделался центром юго-восточного православия. — Его зовут Ставрос Никодемиос, он гидриот.

— Гидриот, — уверенно повторил Анастасий, хотя знать не знал, что сие означает, и слыхом не слыхивал об островке с названием Гидра. Он встал. — Принеси сюда полотенце и таз с водой. Да смотри, поживее.

Холуй выскочил в коридор и, лишь исполнив порученное, ввел в горницу гостя.

— Добро пожаловать в мой дом, гидриот, — сказал Анастасий, беря обе руки чужеземца в свои. — Позволь оказать тебе уважение.

Он повернулся к тазу и сполоснул руки гостя водой, а затем тщательно вытер их полотенцем.

Грек невозмутимо кивнул. Приветное омовение, очевидно, не было ему внове.

— Благодарю, княже, — сказал он почти без акцента. — Путешествие оказалось нелегким. В Курске мы чуть было не застряли. Если бы не нужда, погнавшая меня далее, пришлось бы там зимовать. — Он протянул письмо. — От Юрия Костромы. В нем сказано многое, но не все.

Анастасий, напустив на себя равнодушие, стал читать. Двоюродный брат сообщал, что грек Никодемиос располагает сведениями о настроениях патриарха Иерусалима, и высказывал предположение, что эти сведения могут оказаться полезными для Руси. Далее он справлялся о здоровье царя и убеждал Анастасия прислушаться к доводам грека. Письмо заканчивалось обычными пожеланиями здравия и просьбами передать тем-то и тем-то поклоны. Анастасий поднял глаза.

— Правильно ли я понимаю, что ты уже сообщил моему родичу кое-что, о чем мне пока неизвестно?

— Мы обсудили кое-какие вопросы, но не пришли к окончательным выводам в том ряде дел, что зависят от твоей доброй воли. — Ответ выдавал в посетителе искусного дипломата.

— Признаться, я озадачен, — сказал Анастасий, жестом приказывая холую подать гостю стул и убраться из горницы. — Что вынудило тебя пуститься в дорогу в столь неудобные для странствия дни?

— Необходимость, княже. Ты ведь прочел письмо. Приходит время решительных действий. — Грек сел, глядя князю в глаза. — Нам всем сейчас следует…

— Твоя нужда — не моя нужда, — прервал его Анастасий. — Если ты прибыл сюда в надежде склонить меня на сторону тех, кто смотрит в рот иерусалимскому патриарху, то твой вояж был напрасен. Москва — третий Рим, а Константинополь пал. Мы с Юрием никогда не сходились во взглядах. У вас нет прав указывать нам, что творить. Я не стану поддерживать Иерусалим. Слишком многое поставлено на кон, а вы в том не смыслите ничего.

Взгляд гостя сделался жестким.

— Должен ли я верить, что ты собираешься сидеть сложа руки и ждать у моря погоды, во всем оглядываясь на занедужившего царя?

— Разумеется, — холодно заявил Анастасий, хотя лицо его омрачилось. — Царь Иван, как и прежде, опора страны. Даже теперь. — Последние слова прозвучали не очень-то убедительно, и он счел нужным их подкрепить: — Те, кто мыслит иначе, глупцы и предатели.

— Глупцы и предатели? — поразился Никодемиос и огляделся вокруг, словно ища поддержки у стен. — Ты и вправду так думаешь? Но тогда объясни почему.

— Потому, что я — русский князь, а еще потому, что я — Шуйский. Мы всегда были преданы престолу Руси. Царь Иван окончательно согнал татар с наших земель и привел отечество к славе. Все мы — и опричники, и бояре, — не щадя живота, помогали ему. Кем я буду, если решусь об этом забыть? — Анастасий прошелся по всей длине горницы, уже не обращая внимания на стук молотков за стеной. — Ты прибыл сюда для важного разговора, а начинаешь с попыток настроить меня против моего государя. Это, во-первых, глупо, а во-вторых, за такое у нас забивают плетьми. Думай, прежде чем что-то молвить.

— Ты ведь не донесешь на меня, — вкрадчиво сказал Никодемиос. — Ты слишком честолюбив, чтобы упустить случай выведать, с чем я ехал к тебе. Да и брат твой тебе тоже дорог. Пострадаю я, пострадает и он. На Руси ныне каждый кричит о своей верности государю, хотя царь Иван уже конченый человек.

— Нет, не конченый. — Шуйский возвысил голос. — Просто сейчас его душу снедает великая скорбь. Бремя это не снять без глубокого покаяния. А на то нужно время. Все мы веруем, что он вскоре воспрянет и воссияет в прежнем величии.

— Воспрянет? — вскинулся Никодемиос. — Безумец? Когда такое бывало? — Он тоже почти кричал.

— Наш царь не безумен. Просто его рассудок чересчур утомлен. — Шуйский облизнул пересохшие губы. — Пойми, гидриот, царь Иван нам не ровня. Мы греховны, слабы, малодушны, он же — велик. А великие люди могут сносить страдания много большие, чем прочие смертные. Он отряхнет с себя свой недуг словно прах.

Никодемиос чуть поморщился.

— Я не единожды наезжал на Москву, я бывал при дворе и вижу, как царь изменился. Он теперь не таков, каким был еще три года назад. Не понимаю, почему ты не хочешь это признать. Особенно после того, как отправил Баторию весточку.

— Я? — Анастасий побагровел и, отстранившись, воззрился на гостя. — Откуда ты взял это, грек?

— Именно ты. Этим летом. Письмо вручил Стефану торговец одеждой. — Никодемиус с удовольствием цедил фразы, наслаждаясь бессильным гневом боярина. — Интересно, для чего оно послано? Чтобы обрести сильного союзника за спиной своего государя? А взамен пообещать Польше покорство Руси? Чтобы шляхта руками русичей урезонила турок? В том, скажи, княже, была твоя цель?

— Это предательство, а я предан Ивану, и слова твои ложны. — Руки князя судорожно сжимались, глаза полыхали. — Если ты опять повторишь их, я кликну опричников — и тебя сведут к живодерам.

— Как и любого, не важно, знатного или нет, московита, стоит Ивану мигнуть. По его прихоти тут каждого могут казнить, разорить, вздернуть на дыбу. Так было всегда. А теперь кто знает, что он замыслит? — Никодемиос с большим прилежанием оглядел свои руки. — Как оберечься от капризов безумца? Их ведь разумом не постичь.

Шуйский знал, что в ответ на подобные речи ему следует велеть дворне стащить грека в тюрьму, но он подумал о Юрке, о детях и неохотно сказал:

— Безумен Иван или нет, он все равно наш господин. В нем средоточие всех наших чаяний и защита от происков недругов: шведов, поляков, татар. Если Польша опять зашевелится, кто заступит ей путь? Царь Иван, вкруг которого соберется несчетное войско.

— Ох, соберется ли? — вздохнул иронически грек. — Ратники разбегутся, услышав его причитания. Кто их вернет в строй, кто воодушевит? Кто поведет на ворога? Может, наследник? — Никодемиос ехидно прищурился и устремил взор на князя. — Как полагаешь, Федор любезен войскам?

— У нас много славных воителей, — глядя себе под ноги, сказал Анастасий. — Царь-батюшка может выбрать любого. Ему незачем подвергать свое чадо опасности. — Он выпрямился. — Я сам, если доведется, сумею возглавить рать.

Никодемиос оскорбительно засмеялся.

— Не сомневаюсь, боярин. Но царь окажет себя совсем слабоумным, если доверит командование тебе. Твой меч спознается с его шеей еще до вечерних колоколов. — Хохоток грека походил на кудахтанье. — Княже, не злись. Я знаю, к чему ты стремишься. К скипетру и короне. У вас, у Шуйских, на уме лишь одно.

— Желание послужить отечеству и престолу, — заявил Анастасий, оправившийся от первого потрясения. Он поостыл, но продолжал выказывать возбуждение, провоцируя грека на необдуманные ходы. Игра все более занимала его — рискованная, но сулящая множество выгод.

— Несмотря на то, что Федор больше ценит колокольные перезвоны, чем супружеские услады? Да неужели ты станешь служить и такому царю? — Грек встал со стула. — Боярин, опомнись. Когда придешь в чувство, дай знать. Иерусалим в эти смутные времена для тебя лучший союзник, и твой брат это понимает. Ибо Иерусалим — средоточие православия, а значит, и власть.

— Власть — это Русь, а в ней — Иван Грозный, — отрезал Шуйский, намеренно употребив самое мрачное и зловещее из прозвищ царя.

— Грозный? Едва ли. Конечно, он был таковым. Но прежнее не вернется. — Никодемиос потеребил пальцами мех оторочки плаща. — Не все ли едино, чем тешатся русские государи — игрой самоцветов или колокольными звонами? — ехидно осведомился он. — Одно стоит другого. Будьте признательны, что Стефан Баторий стоит, где стоял, а не движется на Москву. Надежда, которую в вас вселяет Иван, изначально порочна. Ты видишь царя, ты знаешь, как он ведет себя ныне. Как уставляется в пустоту, объявляя, что зрит свое окровавленное чадо. Как рыдает во мраке ночи, моля Господа положить предел его жизни. Ты понимаешь, чем это чревато, и все же не хочешь тому воспротивиться?

— Нет, поскольку у царя есть наследник. Я присягал и не отрекусь от присяги, — заявил Анастасий, внезапно похолодев. Грек проницателен. Если ему откроется, как далеко идут его, Шуйского, планы, то он, Шуйский, станет пешкой в руках иерусалимского патриарха. Страшно даже подумать, куда это все заведет.

— Федор Иванович никогда не взойдет на престол, — возразил Никодемиос. — Царского скипетра ему не подъять. У него в голове нет и двух связных мыслей. Он плохо говорит, когда не молчит. Возможно, у Ивана достанет рассудка, чтобы назначить регента. А ну как этого не случится? Федор совсем растеряется, он ни к чему не способен. Конечно, жена его довольно умна, но она женщина и наполовину татарка. Знать восстанет, и править ей не дадут.

— Эти слова, грек, могут стоить тебе шкуры, — уронил веско князь. — Если я укажу на тебя.

— Ты не осмелишься. — Гость побледнел. — Я в таком случае укажу на тебя. И на всех твоих домочадцев.

Теперь фыркнул Шуйский. Резко, словно стегнул ремешком.

— Укажешь? Но ты — чужеземец, а я — знатный боярин, — доверительно сообщил он. — Тебе не поверят. Чужеземцы у нас никто, прах и пыль. Особенно те, что возводят напраслину на царя и царевича. Кожу с тебя начнут спускать очень медленно, чтобы кровь не сошла слишком быстро. Ты будешь долго корчиться на крюке.

— Не думаю. — Никодемиос усмехнулся, хотя лоб его покрыла испарина, а голосу не хватало дыхания. — Мне ведомо нечто, способное смутить в Москве многих.

— Что ж, опричники позабавятся, но это тебе не поможет. — Анастасий склонил голову набок. — Впрочем, возможно, я и не выдам тебя. Если тебе удастся убедить меня, что это разумно. — Он чуть подался вперед, наслаждаясь смятением грека. — Скажи, почему в Иерусалиме решили, что письмо Баторию послал именно я?

— Мм… — поморщился Никодемиос. — Ладно, скажу. Некий московский священник сообщил патриарху, что видел его и что оно вышло из этого дома. У нас нет причин не верить ему, ведь прежде все подтверждалось. — Он старался держаться спокойно, но душой трепетал. Шуйский уперся, с ним нету сладу. Дичь ускользнула, и стало неясно, к какому берегу плыть.

— Что за священник? Надеюсь не тот, что живет в моем доме? — небрежно спросил Анастасий. Нет, он не верил, что такое возможно, но в животе его вдруг разверзлась щемящая пустота.

— Нет, не тот, — подтвердил Никодемиос. Слишком рьяно и слишком поспешно.

Шуйский сузил глаза. В голове его зашумело.

— А отец Илья объяснил, как ему удалось подобраться к письму? — пробормотал хрипло он.

— Мне это неведомо, княже. — Наткнувшись на потемневший от ярости взгляд, грек суетливо оправил плащ и решил выложить еще кое-что, опережая боярский гнев: — Но, будучи истинным служителем Господа, он обратился к нашему патриарху, ибо не знал, как поступит с его сообщением московский митрополит, пастырь ревностный, праведный, но благосклонный к боярам. — Гидриот был испуган. Его блеклые карие глазки беспокойно задергались.

— Понимаю, — кивнул Анастасий. Он был готов придушить и заморского гостя, и предателя-старика, но вдруг подумал, что из всего открывшегося могла выйти польза. Надо только сообразить, как правильнее себя повести. — А с кем он отправил свое сообщение?

— Его нам доставил какой-то монах, — сказал с готовностью Никодемиос и несколько раз кивнул, как китайский болванчик.

— Значит, странничек Божий, — протянул Анастасий, лихорадочно размышляя. Перво-наперво надо бы удалить из Москвы вконец перетрусившего гидриота. — Теперь помолчи и послушай. Ты тут же вернешься к брату. Доставишь ему письмо от меня и станешь ждать моих указаний. — Он покачался на каблуках. — Не подчинишься — пеняй на себя. За твою жизнь в этом случае не дадут и коровьей лепешки.

Никодемиос смотрел на Анастасия словно мышь на кота. Наконец в его горле что-то забулькало, и он выдавил через силу:

— А патриарх?

— Что патриарх? — Анастасий пожал плечами. — Мне до него нет дела. Если попытаешься с ним снестись, помни: Юрий, хотя и молод, но скор на расправу. — Он уже обдумывал, что напишет легковерному родичу и какими резонами его образумит.

— Он ждет отчетов, — проскрипел Никодемиос. — И если их не получит…

— О, он их получит, — уверенно заявил Анастасий. — Он будет получать их исправно. — В его жестких глазах проскочили искры веселья. — Все устроится.

Никодемиос обомлел.

— Княже, обманывать патриарха грешно.

Анастасий медленно покачал головой, на лице его, словно солнце на льду, засияла усмешка.

— На мне и без того немало грехов. Нет разницы, если к ним добавится еще что-то. Жизнь не течет без грехов, гидриот, от них не уйти ни единому человеку. Запомни это, — добавил он, глядя, как Никодемиос пятится к двери. — Подумай сам. Что мне обман? Или, скажем, убийство? — Он с усталым презрением отвернул голову в сторону и на гостя более не смотрел. — Теперь уходи. Ступай на кухню. Тебя там покормят. Потом двое моих людей отвезут тебя к брату… Завтра. — Отсрочка была дана ради слуг, не ради грека. — Повара покажут тебе, где ночевать.

— Хвала Господу, — произнес по-гречески Никодемиос, горько раскаиваясь, что не отправился прямо к митрополиту, а решил завернуть по пути к этому сильному, насмешливому и смертельно опасному московиту.

* * *
Письмо от Войцеха Ковновского к сестре в Гниезно.

«Во имя Святой Троицы, приветствую тебя, дорогая Данута, как и твоего уважаемого супруга!

Молюсь, чтобы Господь защитил вас и дозволил вам пережить эту жестокую зиму без какого-либо урона или вреда. Священник, который прочтет вам это письмо, несомненно проникнется духом миссии, что возложили на нас Папа и король Стефан, и, если понадобится, разъяснит, какая честь нам оказана. Я же со своей стороны, безмерно счастлив возможностью употребить все свои силы во славу Господа нашего и нашей матери Церкви.

Думаю, что из Московии личные письма будет посылать затруднительно, а посему это послание можно рассматривать как прощальное. Не отчаивайся, если пройдут годы до новой весточки от меня. Милостью Божией мы еще, полагаю, увидимся, а если нет, то разделим радость свидания на небесах.

Пока же я не могу представить себе никакой иной радости, чем служение Католической церкви во времена испытаний. Заблудшие души, обольщенные происками православия, жаждут найти очищение в лоне истинной веры. Я временами даже словно бы слышу, как они взывают ко мне. Опыт более ранних попыток слияния Польши с Русью непреложно свидетельствует, что очень многие русичи страстно стремятся к католицизму, и в этот раз мы оправдаем их надежды.

Мы отправимся на Русь вместе с уланским полком, что послужит надежной защитой от кишащих на восточных дорогах разбойников и прочих бандитов. Нам также разрешено взять с собой слуг. Вместе с нами тут проживает венгерский граф (или принц — иногда его называют и так), соотечественник короля Стефана, тоже причисленный к составу посольства. Мне сказали, что он алхимик. Я стал приглядываться, но пока ничего дьявольского в нем не заметил. Желание короля состоит в том, чтобы этот человек умягчил нрав властелина Московии прихотливыми подношениями. Духовным лицам негоже действовать таким образом, а потому это щекотливое поручение возложено на особу светского толка.

Ты ведь знаешь, Данута, я по натуре довольно скромен и не ропщу на свое не слишком высокое положение в церкви, но предприятие, какое замыслили его святейшество и наш король, сулит грандиозные перспективы. В случае, конечно, удачного его завершения, о чем я неустанно молюсь. Нет, я не ищу сана епископа, но, с другой стороны, и не вижу, почему такое продвижение невозможно, если зерна истинной веры, посеянные нами в Москве, дадут хорошие всходы. Мой духовник корит меня за гордыню. Я принимаю упрек, однако все-таки не считаю свои надежды необоснованными или надменными.

Да благословит Господь тебя и твое семейство, дорогая сестра, и да пошлет вышний промысел вам всем процветание.

С глубокой привязанностью и братской любовью,

отец Войцех Ковновский.
Собственноручно, в день Иоанна Крестителя,
21 января 1583 года.
Храм Святого Иосифа католической армянской общины».

ГЛАВА 3

Февраль пришел с ветром, с метелями, затягивая отправку посольства. Стефан Баторий перенес свою ставку поближе к русской границе, и теперь его донимали молодые пылкие шляхтичи, готовые незамедлительно выступить в путь.

— На наших лошадках дурно сказывается бесконечное ожидание. Они гложут стойки в стойлах, у них пухнут ноги! — обиженно восклицал граф Дариуш Зари, метавшийся по караульному помещению, как запертый в клетку тигр. — Их утомляют недвижность и теснота.

— Лошадей нельзя выводить из конюшен в такие метели, — раздраженно возразил Стефан. Он плохо выспался, у него ломило в висках. — Прикажи подмести помещение старого арсенала и выгуливай их там.

— Ха! — глумливо воскликнул Зари, тряхнув головой. — Что толку — гонять коней от стены к стене? Дворня умрет от хохота, а уланы — от скуки. — Он с вызывающим видом сложил на груди руки, показывая, что не страшится королевского гнева.

Развлечься графу не удалось. Дверь с шумом отворилась, и четверо мужчин в заиндевевших грязных плащах, спотыкаясь, вошли в пустующую караулку. Последний из них надсадно закашлялся, остальные принялись разоблачаться.

— Отец Казимир Погнер, — хмуро представился старший, брезгливо кривясь. Двое дворян в простом будничном платье не вызвали у него интереса. — Со мной отец Милан Краббе, отец Станислав Бродский и отец Додек Корнель. — Он огляделся, прикидывая, куда пристроить свой плащ. Его сотоварищи били себя руками по бедрам и притоптывали ногами, чтобы согреться.

— Вчера, кажется, прибыл кто-то еще? — с безразличным видом спросил Стефан у графа.

— Отец Эниоль Тимон и отец Вицус Феликено, — ответил незамедлительно тот. — Ломза и Ковновский в дороге. Будут здесь через день или два.

Отец Погнер поморщился.

— Им туговато придется, упаси их Господь.

— Да уж, — кивнул юный Дариуш, начиная осознавать, что Баторий, не слишком жаловавший монахов, решил сыграть с ними шутку. — Но зато с вами теперь все в порядке. Скажите, чего вам желательно? Представиться королю?

— Не помешало бы, — сухо подтвердил отец Погнер. От него исходил сильный запах сырой шерсти и мокрого снега. — После того как нас примет епископ.

Дариуш взглянул на Стефана, усердно натиравшего воском седло, перекинутое через спинку высокого кресла.

— А разве вам не следует поначалу увидеться с королем?

— Король — наш попечитель, и только. Конечно, как уроженцы Польши, мы почитаем его. Но служим церкви, — ответил иезуит, отметая небрежным жестом возможные возражения. — Поэтому перво-наперво нам надлежит склониться пред тем, кто выше нас саном. — Его тонкие губы дрогнули, изобразив подобие мрачной усмешки.

— Королю это может не понравиться, — заявил юный граф. — Ведь именно по его повелению вы отправляетесь в русские земли.

— Мы едем туда как носители истинной веры, — возразил отец Бродский, самый молодой из четверки. Он покосился на отца Погнера — словно бы в ожидании похвалы.

— Вот-вот, — кивнул тот и отрывисто бросил: — Где размещается иерарх?

На вопрос отозвался Стефан.

— В соседней деревне, достойные пастыри. В доме, что возле церкви. Его нетрудно найти. Но прежде не лучше ли вам обсушиться и подождать, когда стихнет метель?

Иезуит выпрямился.

— Нам некогда ждать. — Он посмотрел на спутников. — Надевайте плащи, мы уходим.

— К епископу можно отправить посыльного, — не отступался Стефан.

— Не думаю, что это уместно, — холодно возразил отец Погнер. Он перевел глаза на натужно покашливающего соседа. — Останьтесь тут, отец Краббе и спросите врача. Если, конечно, хотите окрепнуть к отъезду.

Отец Краббе перекрестился.

— Боже милостивый, — прошептал он на латыни и кашлянул снова. Ему было где-то под тридцать, но болезненная сутулость и землистый оттенок лица делали его старше.

— Отец Корнель, отец Бродский, ступайте за мной, — приказал отец Погнер и поинтересовался: — Кто доложит о нашем прибытии королю?

— Я, — сказал Стефан. — И незамедлительно, добрые пастыри, — добавил он, не скрывая иронии.

Но стрела прошла мимо, ибо те уже исчезали за дверью — хмурые, неприступные, один за одним.

Отец Краббе, пошатываясь, прошел к огню. Сутана на плечах его была совершенно мокра. Он помедлил мгновение, опершись о каменную каминную полку, затем преклонил колени и стал молиться. Было заметно, что его бьет озноб.

— Зари, немедленно разыщи графа Ракоци, — приказал Стефан Баторий и отошел от кресла, разом сбросив с себя личину полировщика седел.

Мгновенно сообразив, чего от него ожидают и внутренне веселясь, Зари опустился на колено и поцеловал Стефану руку.

— Будет исполнено, ваше величество, — произнес с придыханием он и стремглав выбежал из помещения.

Глаза отца Краббе округлились, лицо побледнело. Вмиг превратившись в коленопреклоненное изваяние, он испуганно прошептал:

— Государь?

Стефан медленно наклонил голову.

— Да восстановит Господь твои силы, достойный отец. Я — Стефан Баторий, а ты — Милан Краббе. Так, кажется, называл тебя отец Погнер? — Видя, что бедный монах не может оправиться от потрясения, он счел возможным продолжить: — Сожалею, что ты прихворнул. Не подобает людям, мне служащим, терпеть без надобности излишние муки. Поэтому я послал за алхимиком, что стоит всех местных врачей. Те только прижигают да мажут, а более ни на что не способны, но человек, какого я вызвал, разберет твою хворь.

— Простите моих спутников, государь, — взмолился обретший дар речи иезуит. — Никто из них не хотел нанести вам оскорбление. Просто отец Погнер вас не признал. — Он закрывал рот рукой, стремясь удержать кашель. — Истинно говорю, ваше величество, он не признал вас.

— Ну разумеется, — сухо сказал Стефан, вовсе не убежденный, что это действительно так. — Однако ему следовало бы знать, что его долг повиноваться в первую очередь мне, независимо от своих пристрастий и предпочтений.

— Ох, он все сознает, ваше величество… он повинится… — Монах снова закашлялся, впервые за долгое время мысленно возблагодарив свой недуг, давший ему возможность умолкнуть, не кончив фразы.

— Он сам поставил себя в неприятное положение, — отрезал король. Больная нога его вдруг заныла, и ему пришлось привалиться к каминной полке, чтобы дать ей передохнуть. — Впрочем, я ценю искренность в людях и приму его извинения. При условии что он и впрямь переменит свою точку зрения. Или ему придется настаивать на своем в каком-то другом месте. — Стефан потер ноющее бедро. — Зима никого не обходит. Мои люди тоже болеют. Нескольких даже пришлось отослать в монастырь.

— Слуги Господа вылечат их, — отозвался монах.

— Возможно. — Король поднял глаза и увидел юного графа. — Ну, — буркнул он, — почему ты один? — Глаза его потемнели.

— Ракоци сейчас явится, ваше величество, — произнес Зари с небрежным поклоном. — Он просит не гневаться на него за вынужденную заминку.

В другой ситуации Стефан вскипел бы, но запасы его раздражительности уже исчерпал проступок отца Погнера, и он ограничился тем, что спросил:

— Чем же он занят?

— Загружает печку. Ту, что походит на улей. — Юноша пренебрежительно фыркнул. — А слуга его промывает какие-то зеленые камешки. Если бросить их в кислоту, получится медь. — Он неодобрительно покачал головой. — Так они мне сказали.

— Ты поторопил их? — осведомился Стефан с легким оттенком неудовольствия.

— Я сказал, что прибыла новая группа иезуитов и что один из них болен. — Зари тряхнул головой, отчего его белокурые волосы разметались и легли веером на меховой воротник. — Он ответил, что прерывать процедуру нельзя. Иначе труды его будут напрасны.

— В таком случае, подождем, — спокойно сказал Стефан, хотя морщинка над его переносицей углубилась. — Надеюсь, не очень долго.

— Будьте уверены, — откликнулся Зари, картинно подвытащив свою саблю из ножен. — Не то я поговорю ним по-свойски.

— Лучше не суйся, — остерег фаворита Стефан. — Граф мигом тебя урезонит.

Юноша рассмеялся.

— Не думаю, государь. Графу за сорок, и одевается он как для танцев.

— Не суди о людях по внешности.

Король усмехнулся и покосился на иезуита. Тот пытался творить молитву, продолжая мучительно кашлять.

— Я солдат и сужу обо всем по-солдатски, — заявил заносчиво Зари, но тут же смолк, ибо в караулку вошел человек средних лет в отороченном мехом и серебром черном ментике поверх красного доломана. Легкой походкой приблизившись к королю, он склонился к его руке.

— Простите за опоздание, ваше величество, но мой атанор наконец разогрелся и я какое-то время не мог от него отойти. Зато через три дня, вы получите то, что хотели. Думаю, все пройдет хорошо. — Ракоци посмотрел на монаха. — Это ему нужна помощь?

— Ему. Слышите, как он кашляет? — Стефан Баторий отошел от камина и опустился в кресло. — Можно его как-либо поддержать? — спросил он, пытаясь расположиться так, чтобы нога меньше ныла.

Ракоци ответил не сразу. Он для начала склонил голову, прислушиваясь к свистящим хрипам, вырывающимся из груди отца Краббе, потом ощупал его лоб, шею, руки и лишь затем, выпрямляясь, сказал:

— Полагаю, да. Болезнь зашла далеко, однако есть способы справиться с ней. — Граф щелкнул пальцами, привлекая внимание иезуита. — Я приготовлю некое снадобье. Оно не из средств, одобренных церковью, но в нем нет ничего дьявольского. Смесь можно освятить для вящей уверенности. Вы согласитесь ее принимать?

Отец Краббе попытался вздохнуть поглубже, но лишь закашлялся и просипел еле слышно:

— Да, соглашусь.

— В таком случае можно надеяться, что вскоре вам полегчает, — сказал Ракоци и повернул голову к королю. — Горячее вино и постель — вот что ему сейчас нужно.

— Разумеется, — кивнул Стефан и дал знак Зари: — Ты слышал? Распорядись.

Тот театрально вздохнул и поклонился, карикатурно копируя недавний поклон Сен-Жермена.

— Еще его надо бы напоить крепким бульоном, — спокойно продолжил Ракоци, игнорируя выходку королевского фаворита. — Я загляну к поварам.

Зари скривился и двинулся к двери.

— Весь мир заполонили иезуиты, — пробормотал он, ничуть не таясь.

Ракоци вновь склонился к больному.

— Скажите, в груди у вас сильные боли?

— По временам, — ответил монах.

— Тяжесть? Стеснение? Ломота?

Отец Краббе кивнул.

— Отец Погнер говорит, что на меня давят мои прегрешения.

Ракоци покачал головой.

— Скорее наоборот. — Он не надеялся, что слова его будут восприняты, но все же сказал: — Угрызения усугубляют болезнь. Не кляните себя — и она перестанет терзать вас. — Его узкая маленькая рука вновь прикоснулась к шее иезуита. Пульс больного был слабым и учащенным. — Вам надо выспаться и поесть. Вы сильно утомлены прицепившейся к вам хворобой и, плюс к тому предельно истощены. Кто в таком состоянии погнал вас в дорогу? — Он вдруг догадался. — Отец Погнер?

— Он учит нас проявлять усердие и непреклонность на нашей стезе, — заявил, выпрямляясь, монах, и тут же зашелся в новом приступе кашля, не сводя с врачевателя измученных глаз, глубоко провалившихся и окруженных тенями. — Скажите по чести, ваше средство и впрямь способно помочь? Или вы лишь хотите облегчить мои муки? Если так, то оставьте это, прошу вас. Я смиренно приму свой удел, а вам не придется входить в напрасные траты.

Улыбка Ракоци была мимолетной.

— Ценю ваше мужество, добрый отец. Но, полагаю, у вас достаточно сил, чтобы не заставлять меня сожалеть о расходах. — Он похлопал недужного по плечу, затем встал и отошел к королевскому креслу, где, понизив голос, сказал: — Вскоре больной впадет в забытье. Ему необходим постоянный уход в ближайшие четверо суток.

— У него плохо с легкими? — с сомнением спросил Стефан.

— Да, — подтвердил Ракоци, — но он не умрет, если кто-нибудь будет рядом.

Стефан пожал плечами.

— Тут много монахов, которые…

— Ваше величество, — ровным тоном произнес Ракоци — так, словно прерывать сильных мира сего было для него делом самым обыкновенным, — монахи прекрасно способствуют переходу людей в иной мир, но этот человек еще жив и нуждается в помощи более материальной, чем звуки молитвенных песнопений.

Стефан в знак предостережения подался вперед.

— Граф, — укоризненно сказал он, — я ничего не слышал. А вы, в свою очередь, дайте мне слово впредь не произносить ничего подобного, если не ради спасения страждущего, то хотя бы ради себя. Ни ваше имя, ни титул не защитят вас, если иезуиты решат, что вы служите сатане.

Ракоци кивнул, принимая упрек, и его взгляд на мгновение затуманился.

— Ваша правда, ваше величество. Мне в свое время давали уроки.

Он припомнил рьяное рвение к благочестию доминиканца Савонаролы и неистовую разнузданность княжны Тамазрайши. Устремления католического аббата и индийской язычницы были диаметрально разными, но природой их гибельных для многих безумств являлось одно: фанатизм.

— Так ли? — усомнился король, но, вглядевшись в лицо соотечественника, прибавил: — Не забывайте об этих уроках, мой друг.

Ракоци жестом показал, что надеется удержать себя в рамках, а вслух осторожно сказал:

— Хватит двоих-троих слуг, сердобольных и расторопных. Что же до нынешней ночи, то мой Роджер присмотрит за ним.

Иезуит закашлялся снова, и Стефан заколебался.

— Вы уверены, что он выживет? На моей памяти это удавалось не многим.

— Он молод, силен, — возразил Ракоци. — Ему нужны только уход и тепло, с остальным я управлюсь. Сытная пища и отдых творят чудеса. — Он оглянулся и с озабоченным видом прибавил: — Хорошо бы заняться им прямо сейчас.

— Вижу, вы искренни в своем сострадании к ближнему, — протянул уважительно Стефан. — Ладно, поступайте как считаете правильным. Где же замешкался Зари? — Он снял с выступа на подлокотнике кресла небольшой колокольчик и требовательно позвонил. — Вы хотите сопроводить отца Краббе?

— Так было бы лучше всего. И, с вашего позволения, я прикажу Роджеру отобрать из вашей челяди троих человек для присмотра за ним.

Король милостиво кивнул.

Ракоци поклонился.

— Благодарю вас, ваше величество.

Он повернулся и пошел к отцу Краббе, чтобы помочь ему встать.

Тот моргнул несколько раз, прежде чем понял, что происходит, затем запротестовал. Негоже благородному господину служить подпоркой простому монаху, хотел заявить он, но вновь закашлялся, и протест его пропал втуне.

К тому времени, как трое иезуитов вернулись из деревеньки, больной уже лежал в теплой каморке, укрытый меховым одеялом, и Роджер поил его с ложки настоем, основой которого была хлебная плесень.

Войдя в помещение, отец Погнер был несколько удивлен тем, что пожилой дворянин все еще возится там с конской упряжью. Прежде чем обратиться к нему, он расстелил свой плащ перед огнем, потом неприязненно бросил:

— Что с отцом Краббе?

Стефан с нескрываемым интересом посмотрел на вошедших.

— Его осмотрели и уложили в постель, где он и будет теперь пребывать до полного исцеления.

— Молитвы и пост принесли бы ему больше пользы, — заявил недовольно иезуит, — ибо над нами в недугах и в радости властен один лишь Господь.

— Это, разумеется, так, но Писание учит нас искать разрешения мирского в миру. — В тоне Батория сквозила ирония, а глаза светились довольством. Он чувствовал себя много лучше, с тех пор как стал принимать рекомендованную графом настойку из анютиных глазок, почек ивы и дудника; нога его уже не болела, а лишь изредка поднывала.

— Человеку вашего положения простителен такой образ мыслей, — высокомерно произнес отец Погнер. — Кому поручены заботы о нашем товарище? Нам надо взглянуть на него. Чтобы одобрить его или отвергнуть.

— Я пошлю за ним, добрые пастыри.

Король потянулся к колокольчику, но был избавлен от беспокойства. Боковая дверь отворилась, и в караулку, служившую одновременно холлом, гостиной и королевской приемной, вступил Ференц Ракоци. Стремительно приблизившись к сюзерену, он против обыкновения не дежурно раскланялся, а опустился перед ним на колено, ибо заметил у огня толкотню и тут же сообразил, что к чему.

— Ваше величество, — сказал он достаточно громко. — Я оставил отца Краббе на попечение отца Митека, он исповедовался и теперь спит.

— Очень хорошо. — Заметив вспышку неуправляемой ярости в глазах отца Погнера, Стефан Баторий внутренне усмехнулся.

Отец Корнель перекрестился.

— Спаси нас, Господь!

Отец Бродский уставился на сидящего дворянина.

— Так вы — государь? — вырвалось у него.

— Милостью Господа, — серьезно ответил Стефан, испытывая немалое удовлетворение. Если бы в столь сильное замешательство ввергалась при нем и польская шляхта, ему нечего было бы больше желать. — А вот человек, взявший под опеку вашего сотоварища. Граф Сен-Жермен, из рода Ракоци. Он, как и я, венгр. — Король жестом велел Ракоци встать по правую руку от кресла, выказывая ему таким образом уважение, каким редко баловал своих приближенных.

— Досточтимые пастыри, — сказал Ракоци, приветствуя иезуитов поклоном, в котором не было и намека на какую-либо искательность.

Отцы Бродский и Корнель ответили полупоклонами, отец Погнер остался недвижен.

— Ваше родовое имя не кажется мне незнакомым, — процедил после паузы он.

— Я принадлежу к более древней ветви рода, чем та, чье имя ношу, — счел нужным пояснить Ракоци, — но все же весьма приятно, что твоих родичей помнят. — Он сопроводил эти слова самой обезоруживающей из арсенала своих улыбок.

Отец Погнер неприязненно поджал губы и проворчал:

— Только глупцы кичатся мирским положением. — Он обратил взор на короля, невозмутимо продолжившего полировку седла. — Надеюсь, ваше величество не в обиде на нас. Здесь почему-то никто не сказал нам, кто вы, а рассыпаться в любезностях и деликатничать мы не привыкли.

Стефан отложил седло и выпрямился.

— Очень жаль, добрые пастыри, — бросил с неодобрением он. — Вам бы не помешали уроки любезного обхождения, ведь вы едете ко двору, где невежливости не потерпят. Царь Иван строг, и даже намек на какое-то неуважение может стоить обидчику головы.

Отец Бродский, спохватившись, упал на колено.

— Ваше величество, лишь наше невежество ответственно за нашу непочтительность к вам. Никто ведь из нас никогда не видел вас ранее. И к тому же ваша одежда, — он выразительно посмотрел на толстую поношенную куртку Батория, — не могла ничего нам сказать. Произошло недоразумение, безмерно нас удручающее, но, возможно, вы согласитесь его извинить.

Стефан благосклонно кивнул:

— Так-то лучше. Вы успокоили меня, отец Бродский. А то я уже стал опасаться, что и впрямь возлагаю столь важную миссию на каких-то невежд.

Последние слова назначались отцу Погнеру, но отозвался на них отец Корнель. Становясь на колено подле отца Бродского, он заявил:

— Государь! Мы готовы служить вашему величеству в любом вам желательном качестве, нам следует лишь разъяснить, каким оно должно быть, чтобы мы не терялись в догадках и не поставили под угрозу ваш план.

Отец Погнер, мрачно косясь на товарищей, также счел нужным склониться перед королем.

— Мы не хотели оскорбить вас, ваше величество, — проскрипел он с большой неохотой.

— Я и не чувствую себя оскорбленным, — усмехнулся Баторий, — но впредь советую вам быть осмотрительнее. — Он взялся за колокольчик. — Вы, полагаю, изголодались в дороге. Ужин уже состоялся, но на кухне должно было что-то остаться. Повара ждут в буфетной. Вас проводят туда. — Он помолчал и с невинным видом прибавил: — Если только вам не захочется навестить поначалу больного.

Глаза отца Погнера сверкнули.

— Разумеется, ваше величество, — поднимаясь на ноги, пробормотал он. — Мы окропим его святой водой и устроим бдение возле ложа.

Лица отца Бродского и отца Корнеля вытянулись. Первый облизнул губы, второй неприметно вздохнул.

Ракоци обменялся с Баторием взглядом.

— Отцу Краббе надо бы выспаться, — сказал он, адресуясь к отцу Погнеру. — Не лучше ли вам отложить свой визит?

— Самое для него сейчас лучшее — присоединиться к нашим молитвам о спасении его грешной души и сохранении бренного тела, уповая на волю Господню, — возразил резко тот. Длинные руки его были скрещены на груди, уголки губ спесиво кривились.

— В руках отца Краббе сейчас четки, на подушке молитвенник, а Господь уже проявил свою волю, ниспослав ему целительный сон, через который ангел-хранитель восстанавливает его силы. Благоразумно ли останавливать ангела в этих трудах?

— Вы, я гляжу, изрядный теолог, — восхитился, внутренне закипая, отец Погнер. — Что очень странно для человека, не имеющего духовного звания.

— В детстве меня готовили к посвящению, — сказал Ракоци, ничуть не греша против истины. Правда, даже воспоминания о культе, исповедовать который ему предстояло, развеялись еще до строительства вавилонских садов.

Впервые в тоне отца Погнера проскользнула тень некоего уважения.

— Но что же тогда помешало вам стать духовным лицом?

И вновь ответ был правдив.

— Мне пришлось встать на защиту отечества. К несчастью, захватчики нас одолели. — Это были не турки, но уточнения не понадобились.

— Прискорбно, прискорбно, — пробормотал отец Погнер. Он какое-то время сверлил собеседника взглядом, потом объявил: — И все же вам следовало предпочесть служение Господу интересам семьи. Враги попирают земли мирян, но Церковь все крепнет.

— Меня вел зов крови, — ответствовал Ракоци со странной полуулыбкой. Он выдержал осуждающий взгляд иезуита, потом повернулся к королю: — Если ваше величество во мне более не нуждается…

— Ступайте, Ракоци, — сказал ласково Стефан. — Мы поговорим с вами позже.

— Да, государь. — Ракоци поклонился. — Ваша снисходительность не имеет границ.

* * *
Депеша одного из польских географов своему государю.

«Всемилостивейшему Стефану Баторию, волею Господа королю Польши, шлет приветы Павел Энецкий, его преданнейший слуга!

Я тут потолковал с торговцами мехом, проезжавшими мимо нас из Московии. Они сообщили, что дорога тяжелая, но пригодная для путешествий без опасения где-либо застрять. Их проводник прибавил, что речная вода в этот год стоит высоко и потому путникам при пересечении рек благоразумнее уповать на переправы, чем на мосты, ибо те ненадежны.

У меня также был разговор с коннозаводчиком, тот готов отобрать для вашей миссии две дюжины самых сильных молодых лошадей. Он назвал разумную сумму, и мы ударили по рукам. Думаю, ваши уланы будут довольны. Что касается сроков, то, скорее всего, посольский кортеж доберется до нас за семнадцать или даже четырнадцать дней, если, конечно, прекратятся дожди. Дорога от Минска к Смоленску идет через болота.

Должен предупредить, что московские вести не радуют. Царь Иван, говорят, совсем плох и в своих мыслях гоним убиенным царевичем. В таком состоянии он легко может похерить любой заключенный с ним ранее договор. Послам вашего величества придется трудненько. Впрочем, на то они и послы.

Мы же со своей стороны стараемся собирать все мало-мальски важные сведения о городах и селах Руси и постоянно вносим изменения в имеющиеся у нас карты. Но что находится за Московией, по-прежнему остается неведомым, как мы ни тщимся это узнать. Ученых людей, могущих нам помочь, тут очень мало, поэтому я с удовольствием побеседую с вашим алхимиком, когда кортеж остановится в наших местах. Судя по вашим рекомендациям, он человек образованный и много где побывал.

До сей поры, ваше величество, Господь благоволил к вам. Мы молимся, чтобы так было и дальше, а карты храним в тайниках, недоступных стороннему глазу. Будьте уверены, никакая сила не вынудит нас передать их кому-то. Вы часто говаривали, что знающий побеждает, — мы хорошо помним эти слова. И надеемся, что волей Господней вами будут укрощены и русские, и ливонцы, и прочие супостаты, и даже вся оттоманская мощь.

Позвольте еще раз заверить вас в моей преданности и постоянной готовности повиноваться всем вашим распоряжениям.

Павел Донецкий.
Библиотека Анатолия Гришакова, Смоленск.
16 апреля 1583 года».

ГЛАВА 4

— Почему мы встали? — требовательно спросил отец Погнер, как только граф Зари велел уланам остановиться. Те тут же окружили кортеж плотным кольцом, приготовившись к отражению возможной атаки. Мулы, тащившие на себе багаж миссии, явно обрадовались передышке.

— Потому что мы уже не на польской земле, — ответил граф с плохо скрываемым раздражением. — Теперь мы простые путники на чужой стороне.

— Мы эмиссары польского короля и слуги его святейшества Папы, — заявил возмущенно иезуит. — Мы не враги, а послы, приглашенные ко двору.

— Русские могут посмотреть на это иначе, — спокойно заметил Ракоци и, толкнув своего серого, подъехал вместе с Зари к уланам. Роджер и отец Краббе последовали за ним. — Как бы там ни было, становится поздно. Есть ли поблизости какое-нибудь село?

— Была деревушка, но ее пару лет как спалили, — сказал неохотно Зари. Щеголеватый венгр-изгнанник был другом его сюзерена, но лично ему доверия не внушал.

— И там не осталось строений, где можно укрыться?

— Нет. — Зари ощущал неловкость, всегда возникавшую в нем в присутствии этого странного человека. — Стычка была нешуточной, все сгорело дотла.

— Понимаю, — кивнул Ракоци и дал знак слуге: — Роджер, думаю, нам придется отправиться в небольшую разведку.

Роджер — молчаливый синеглазый и светловолосый мужчина среднего возраста — восседал на высоком гнедом жеребце с таким видом, словно не провел в седле целый день, а совершил небольшой предобеденный моцион. Предложение ничуть не смутило его.

— Прекрасно, хозяин. Но хорошо бы сменить лошадей. Они изрядно устали.

— Разумеется, — сказал Ракоци. — Нет никакой причины их мучить. — Он повернулся к Зари: — Граф, вы не хотите послать с нами кого-нибудь из улан?

Зари вздрогнул.

— Я… распоряжусь, — сказал он с заминкой.

— Возьмите меня, — попросил отец Краббе. — Я продержусь еще пару часов, пока не запротестует седалище. — Он хохотнул, довольный тем, что его смех подхватил кое-кто из солдат, без особой симпатии относившихся к наездникам в длинных сутанах. Их мимолетное одобрение добавило ему уверенности в себе.

Ракоци на секунду задумался.

— Если отец Погнер не возражает, я вас возьму.

Лицо отца Краббе разочарованно вытянулось.

— Отец Погнер не отвечает за патрульные вылазки.

— Зато он старший в группе духовных лиц, — возразил веско Зари. — Он должен дать свое разрешение, иначе я вас не отпущу.

— Он разрешит, — сказал отец Краббе, поворачивая коня и толкая его каблуками. — Я тут же вернусь.

— Он запретит. — Зари посмотрел на соседа. — Отцу Погнеру не по нраву привязанность отца Краббе к вам.

— Знаю, — откликнулся опечаленно Ракоци. — Он считает его попытки выразить мне благодарность чрезмерными. И, как ни странно, я с ним согласен.

— Отец Погнер невзлюбил вас потому, что не имеет над вами власти. Он рассчитывал тут главенствовать, и вы для него — гвоздь в подошве. Впрочем, все это, мне кажется, запланировано. И знаете кем? Королем. — Зари слегка выгнул тонкую бровь и покосился на собеседника. — Вы удивлены?

— Тем, что вы мне сказали, или тем, что решились это сказать? — спокойно уточнил тот, но не стал дожидаться ответа. — Нет, не удивлен. Но ваша наблюдательность впечатляет. Противоречия внутри миссии существуют, и они еще обострятся. — В темных глазах его блеснула ирония. — Приготовьтесь, отец Погнер вот-вот кинется и на вас.

— Я давно готов к этому, — сказал Зари, хотя был озадачен. Он намеревался сказать что-то еще, но тут к ним на вороной длинноногой Фурии подъехал отец Ковновский.

— Отец Погнер велел мне присоединиться к разведке, — с явной гордостью сообщил он. — Наш духовник полагает, что отец Краббе пока еще недостаточно крепок.

— Ему виднее, — сказал Ракоци. — В таком случае прихватите с собой хлеба и сыра и запаситесь водой. — Он посмотрел на Зари. — Буду признателен, если вы отрядите с нами человека поопытнее. До заката всего три часа. — Его взгляд обратился к Роджеру. — Возьмешь три фонаря со сменными фитилями и три пары смоляных факелов.

Роджер спешился и с достоинством поклонился, а молодой Зари, ощутив укол ревности, решил дать понять, кто тут есть кто.

— Вам следует поторопиться, ибо мы вовсе не собираемся ночевать на дороге.

— Разумеется, — спокойно откликнулся Ракоци и с невозмутимым видом прибавил: — Не сочтите за труд на время моего отсутствия выделить троих улан для охраны повозок. На двух из них находится весьма ценный для меня груз.

Зари мог возразить, что обоз и так охраняется, но ему не хотелось терять союзника в будущих сварах с иезуитами.

— Конечно, — покладисто кивнул он.

Словно заглянув в его мысли, Ракоци улыбнулся.

— Вы очень любезны, граф.

Отец Ковновский вслушивался в разговор двух дворян с одобрением, ибо не чувствовал в нем подводных камней. Свешиваясь с седла, он сообщил:

— Я возьму хлеб и сыр. — Как и большинство сотоварищей, он не знал, как ему следует обращаться к алхимику, и потому говорил с ним почтительно, но избегал его как-либо называть.

— Превосходно, — откликнулся Ракоци. Он уже стоял на земле, оглядывая вороную кобылу. — Фурия, вижу, еще не устала.

— Да, — сказал Роджер. — Ее зануздали недавно. Вам оставить это седло?

— Оставь, но поменяй подушку. Боюсь, эта слишком примялась. — Ракоци знаком отпустил Роджера и еще раз оценивающе глянул на Фурию. Та была его собственностью, как и девять других лошадей, не считая четверки мулов. Солидная прибавка к четвероногому снаряжению экспедиции, но Ракоци заявил, что сам обеспечит своим животным и корм, и уход, чем положил конец всем протестам.

Отец Ковновский меж тем наседал на графа Зари.

— Нам нужны деньги, — втолковывал напористо он. — Мы не в Польше, тут нам придется платить за ночлег и услуги. И уж, наверное, немало, а церковные средства скудны. Вы должны выделить часть проездных на расходы.

Ракоци внимательно посмотрел на иезуита.

— У меня есть золото, — сказал он.

Такой оборот дела заметно обескуражил святого отца, но он попытался и здесь соблюсти свои интересы.

— Я мог бы принять его на хранение. Ведь расплачиваться благоразумнее кому-нибудь одному, и лучше, если это будет лицо духовного звания.

— Прошу прощения, благочестивый отец, — возразил Ракоци, слегка поклонившись — в этих краях духовенство живет небогато, и блеск золота в ваших руках может заставить людей заподозрить, что вы вовсе не тот, за кого себя выдаете.

Отец Ковновский захлопал глазами, но сдаться не пожелал.

— Но еще более подозрительным может показаться им то, что квартирьером отряда солдат является человек невоенный. Подумайте сами, как они это воспримут.

— Как должное, — невозмутимо парировал Ракоци. — Иноземцам прощаются странности, если их поведение не вызывает тревоги. Нам лишь не следует раздражать местных жителей и давать им пищу для кривотолков, иначе мы далеко не уедем и возложенная на нас миссия окажется под угрозой.

Граф Зари расхохотался.

— Вы правы, Ракоци. Риск должен быть минимальным. Это не шутка — провалить поручение короля.

— Мы преуспеем, — буркнул сквозь зубы иезуит.

— Будем надеяться, — сказал Ракоци и поклонился. — Я схожу к лошадям и вскоре вернусь.

Он большими шагами двинулся прочь, предоставив отцу Ковновскому и графу Зари возможность либо продолжить спор, либо разъехаться в разные стороны и заняться своими делами.

После полуторачасовых блужданий по раскисшим проселкам маленький поисковый отряд наконец выбрался к монастырю, окруженному редкими избами. В последних лучах заходящего солнца стены обители отливали золотом, а крыши сельца казались покрытыми чешуйчатой медью. Семеро женщин, одетые буднично, но в нарядных цветастых платках, толклись возле колодца. Заметив на кромке леса движение, они словно по команде застыли, со страхом взирая на направлявшихся к ним верховых, освещавших себе дорогу зажженными фонарями. Самая молодая из них, испуганно вскрикнув, подхватила с лавки младенца, но не решилась бежать.

— Стойте, — приказал спутникам Ракоци, — и не прикасайтесь к оружию. — Он бросил поводья и положил руки на луку седла. Убедившись, что его соседи сделали то же самое, Ракоци крикнул:

— Добрые женщины, мы вам не сделаем зла. — Он произнес это по-польски, затем по-русски, надеясь, что его смогут понять, ибо практически не говорил по-литовски.

— Ха! Все солдаты так говорят! — ответила пожилая селянка. Она смачно сплюнула и перекрестилась — размашисто, в православной манере, потом вновь замерла. Ее польский говор был редким, но Ракоци его знал.

— Здесь только один солдат, — сказал он. — А с ним мой слуга и священник.

— Где-то есть и другие, — отозвалась мрачно селянка. — Разве в такой богатой одежде ты сунулся бы сюда без солдат?

Молодка с младенцем метнулась в сторону и скрылась за избами. Ракоци неприметно вздохнул.

— Мы посланы королем Польши Стефаном к царю Ивану — в Москву. Восемь священников и команда улан.

— Уланы — это солдаты, — сказала женщина с осуждением.

— Да, — подтвердил торопливо Ракоци. — Их двадцать шесть. Вас тут наверняка больше. А есть ведь еще и монахи, живущие в монастыре.

— Нас сорок семь, — заявила женщина, что-то в уме подсчитав. — Наши мужчины в поле, но они скоро вернутся. У них есть вилы, цепы, они пустят их в ход. Монахи тоже хорошие воины.

Ракоци покачал головой.

— Мы не хотим воевать. Нам нужен ночлег. На две ночи. Мы очень устали. И хорошо заплатим за пищу и кров.

— Чем заплатите? — спросила самая рослая женщина. Голос у нее был хриплый и сильный, как у рыночных зазывал.

— Золотом. — Ракоци вынул из поясной сумки монету. — Вот, поглядите. — Он швырнул золотой к ногам женщин, тот угодил в лужицу, подняв фонтанчики брызг.

Пожилая крестьянка подобрала монету и, осмотрев, прикусила ее, после чего прошептала что-то своей рослой товарке.

Та, сдвинув брови, задумалась, затем сказала:

— Две монеты с каждого человека — вот наше слово. — Пошевелив губами, она прибавила: — За каждую ночь. — В лице ее промелькнула растерянность, ибо запрос был чудовищным и мог разгневать важного господина.

— Договорились, — кивнул Ракоци, прежде чем отец Ковновский успел открыть рот. — У вас уже есть один золотой. Я дам вам сейчас еще девятнадцать. Всего будет двадцать монет. Это задаток. Вам его передаст мой слуга. — Властным жестом Ракоци приказал Роджеру спешиться, а сам стал отсчитывать деньги. — Смотрите внимательно, — крикнул он женщинам, но те и так, сбившись в плотную кучку, не сводили глаз с его рук. — Видите? Мой человек берет у меня монеты и сейчас отнесет их к вам.

Роджер стал шаг за шагом продвигаться к колодцу.

— Эй, — крикнула пожилая крестьянка, — не вздумай взяться за меч!

Роджер энергично потряс головой, показывая, что ничего такого делать не собирается. Приблизившись к женщинам, он высыпал золотые на лавку.

— Пересчитайте их! — крикнул Ракоци и, когда золотые были разобраны, продолжил переговоры: — Я и сержант сейчас поедем за остальными людьми. Здесь останутся мой слуга и святой отец. С ними вы сможете обсудить, как разумнее разместить нас в вашей деревне, чтобы никого не обидеть и не стеснить.

Отец Ковновский сверкнул глазами.

— Я думаю, именно мне надлежит сообщить отцу Погнеру о результатах разведки. Ему ведь решать, остановимся мы здесь или нет.

Ракоци искоса глянул на иезуита.

— Это единственная деревня в округе. Что тут решать? Вряд ли отцу Погнеру улыбается провести ночь в лесу. Что же до прочего, то вернувшихся с поля крестьян меньше обеспокоят слуга и священник, чем дворянин и солдат.

— Почему? — поджал губы иезуит.

— Разве не ясно? — Ракоци сдвинул брови. — Посмотрите, в селе совсем нет ребятни. Мы видели лишь младенца, а это значит, что год-два назад здесь побывала шайка каких-нибудь дезертиров, охотников за рабами, забравшая с собой всех детей. Сержанта просто-напросто могут зарезать, вы же — лицо духовное, с вами другой разговор. Вас не тронут, но все же будьте поосмотрительнее. Монастырь тут не католический, а православный. Сочтите-ка перекладины на надвратном кресте.

— Их три, — прошептал, машинально перекрестившись, священник и вздрогнул, заметив, что женщины пораженно уставились на него.

— Не смущайтесь, святой отец, ищите пути к примирению. И перво-наперво навестите настоятеля этой обители. Расскажите ему о нашей миссии и постарайтесь произвести благоприятное впечатление.

Не хотелось бы, чтобы монахи встретили нас градом камней.

— А вдруг эти женщины, когда вы уедете, решат нас прогнать? Чтобы присвоить то, что вы им дали? — Отец Ковновский с опаской посмотрел на крестьянок и нервно поежился, словно те уже мчались к нему с ухватами, крынками и горшками.

— Думаю, они захотят получить остальное, — сказал Ракоци. — За деньги день-два нас потерпят. А то и все три.

Отец Ковновский заколебался. С одной стороны, ему было боязно оставаться в деревне, с другой — не хотелось, чтобы кто-то заметил, что он празднует труса, особенно бравый сержант.

— Я не согласен с вашим решением, — заявил он наконец, — но обстоятельства вынуждают меня подчиниться.

— Вот и прекрасно, — сказал Ракоци. — Приятно слышать разумную речь.

Иезуит помолчал, потом, потрепав лошадь по холке, оставил седло и, приосанившись, побрел к Роджеру. Тот уже со свойственной ему обстоятельностью оглядывал соседствующую с колодцем избу.

— Крепкое хозяйство, — заметил он одобрительно. — Добрые женщины, чье оно? С кем я могу переговорить о постое?

Рослая крестьянка тряхнула головой.

— Со мной, — заявила она, пряча доставшиеся ей золотые. — Здесь живу я. Со своим мужем и свекром.

— Полагаю, вас не стеснят два или три постояльца?

Ответом был почти благосклонный кивок. Крестьянке нравилась уважительность квартирьера.

— А найдутся ли у вас лишние стойла?

Женщина широко улыбнулась.

— Нет, но есть огороженный выгон. Овец мы выведем, но возьмем с вас еще по монете. За сено, за выпас. — Она осеклась, опасаясь, что зашла чересчур далеко.

— Что ж, это разумно, — отозвался Роджер. — А не сможем ли мы разжиться у вас и овсом? Наши лошади голодны, а путь предстоит неблизкий.

Женщина вновь усмехнулась. Несмотря на молодость, во рту ее не хватало половины зубов, но она тем ничуть не смущалась.

— У нас его мало, но мы поищем. Разумеется, за отдельную плату. — Она сознавала, что односельчанки глядят на нее, и вся светилась от самодовольства. — Если понадобится заколоть какую-нибудь животину, чтобы накормить ваших людей, мы спросим за нее как на рынке. — Это была очевидная дерзость, и остальные крестьянки затаили дыхание.

— Именно на то мы и рассчитывали, — невозмутимо отреагировал Роджер. И получил тычок в бок.

— Это просто грабеж! — прошипел возмущенно иезуит.

— Помолчите, — обрезал его с неожиданной властностью Роджер. — Деньги не ваши, с чего бы вам возражать? — Он повернулся к крестьянке. — Добрая женщина, не согласишься ли ты вести разговор от всей деревни? Так мы могли бы скорее сладиться, и ни одна хозяйка не получила бы меньше другой, что представляется мне справедливым.

Крестьянки одобрительно закивали, но самая пожилая из них возразила:

— Я понимаю, Анеля умнее всех нас и считает быстрее. Но вдруг мне что-нибудь не понравится? Как в этом случае быть?

— Тогда обсудите между собой, чего вы хотите, — спокойно предложил Роджер.

— Ладно. — Пожилая женщина взглянула на рослую. — Сначала я ее выслушаю. — Она умолкла, довольная, что вставила в разговор свое слово.

— Это благоразумно, — кивнул Роджер, игнорируя тяжкие вздохи иезуита. Тот, считая, что всякие сделки с женщинами бессмысленны, сокрушенно покачивал головой.

К тому времени, когда уланы с иезуитами добрались до монастыря, сумерки совсем загустели. Всадники выезжали из леса один за одним, пляшущие огоньки фонарей придавали им сходство с призрачными охотниками святого Губерта.[2] Крестьяне, выстроившиеся вдоль улицы, опасливо закрестились, пораженные численностью отряда. Женщин нигде не было видно — те, похоже, попрятались по домам.

— Надо сказать, картина не очень-то обнадеживающая, — сказал граф Зари, заметив в руках встречающих лопаты и вилы.

— Они беспокоятся за своих жен, — уронил Ракоци. — И не без причины. — Кивком головы он указал на худощавого человека в черной рясе и клобуке, стоявшего возле монастырских ворот. — Вот к кому нам следует обратиться. Если не ошибаюсь, этот священнослужитель представляет здесь высшую власть.

— Православный священник не может считаться истинным служителем Господа, — возразил отец Погнер.

— Не советую вам сморозить нечто подобное при московском царе, — сухо сказал Ракоци. — Иезуиты главенствуют отнюдь не везде.

Отец Погнер не снизошел до ответа и поплотней закутался в плащ. Граф Зари меж тем жестом велел всадникам остановиться, и православный пастырь двинулся к ним. Он приближался медленно, вскинув наперсный крест и нараспев читая молитву. Голос его был негромок, но звучен.

— Да дарует Господь вам спокойную ночь, святой отец, — произнес Ракоци, спешившись.

— Желаю того же и вам, чужеземцы, — ответил с достоинством тот, хотя в глазах его ворохнулась тревога.

Ракоци взглянул на насупившихся крестьян.

— Сожалею, что мы столь навязчиво набиваемся к вам на постой, но, как вы наверное уже знаете, нами движет не своеволие, а повеление польского короля. Долгие дни пути истомили нас и истощили наших животных, а до Московии еще далеко. Нам нужен отдых, и я надеюсь, что плата в два золотых за ночь с каждого постояльца удовлетворит ваших прихожан.

Настоятель кашлянул.

— Прихожанки довольны. Если их мужья и отцы не потребует большего, все должно сладиться. Братии нашей тоже радостен прибыток мирян, ведь монастырь очень беден и существует только за счет доброхотных даяний.

Вот оно что, сказал себе Ракоци, этим следовало озаботиться прежде всего. Он расстегнул клапан своей поясной сумки, невольно подумав о шести мешках золотых монет, припрятанных среди его личного обозного скарба.

— Почту за честь сделать скромное подношение вашей обители. Сумма в пятьдесят золотых не покажется вам пустячной?

Настоятель замер, словно сомневаясь, что правильно все расслышал.

— Это — щедрый… — произнес он, помедлив, — весьма щедрый дар.

— В память о моем отце, — пояснил Ракоци со слабой улыбкой, — который утратил свое отечество прежде, чем жизнь.

— Господь да будет к нему милостив, — с чувством сказал настоятель и покосился на всадников в однообразных темных плащах. — Вы ведь иезуиты? Что-то вас многовато.

— Восемь персон, — прозвучал сварливый ответ. Отец Погнер, надменно хмурясь, стал сползать с украшенного погремушками мула.

— Восемь иезуитов едут к царю? — озадаченно произнес настоятель. — Зачем?

— Такова воля польского короля, — торжественно заявил отец Погнер. — И его святейшества Папы. Нас ждут в Москве.

Глаза православного пастыря сузились.

— Вместе с уланами?

Назревала ссора, и Ракоци поспешил пресечь перебранку.

— Мы голодны и очень устали, — сказал он со вздохом. — А ведь надо еще осмотреться, разместиться и задать корм лошадям. Святой отец, укажите, где нам расставить своих караульных? Я берусь в первую половину дежурства обходить, проверяя, все ли в порядке, посты. — Он, не ощущая каких-либо неудобств, мог бы бодрствовать и до утра, ибо в длительном сне не нуждался, но столь замечательная выносливость, скорее всего, навела бы его спутников на нежелательные размышления. — Разумеется, мы будем рады усилить свой караул добровольцами из монахов.

Напряженность момента постепенно ослабевала. Настоятель монастыря благосклонно кивнул, и его высокий клобук придал кивку надлежащую вескость. Крестьяне задвигались, побросали наземь лопаты и вилы и сконфуженно поклонились гостям. Разводя путников по домам, они держались приветливо, но с иезуитами старались не говорить и лишь молчаливо указывали на избы, отведенные тем для ночлега.

Ракоци осматривал упряжь своей запасной лошади, когда к нему подбежала пожилая крестьянка. У нее был весьма взволнованный и воинственный вид.

— Я всем сказала, что беру вас в свой дом. Я вдова, но мой возраст дает мне на это право. Вы ведь такой знатный барин. — Она восхищенно поцокала языком.

Ракоци, оглянувшись через плечо, решил, что ей где-то под пятьдесят.

— Благодарю, — сказал он, поворачиваясь.

Женщина усмехнулась.

— Они от зависти чуть не полопались, но со мной не поспоришь. Я знаю подход к важным людям и умею стелить им постель. — Ее усталые, выцветшие глаза вдруг озорно засинели. — Я потом год буду о вас рассказывать, а этим ротозеям и распустехам останется только ахать да слушать.

Ракоци фыркнул и сморщил нос, зараженный ее наивной, проказливой радостью. — Вам будет что рассказать. Я постараюсь не обмануть ваших ожиданий.

— Ох, не старайтесь, коли нету охоты, — сказала женщина, и глаза ее вновь засияли. — Я и сама напридумываю такое, чего и представить нельзя.

* * *
Письмо Ференца Ракоци, графа, к Стефану Баторию, польскому королю.

«Милостивому правителю Польши шлет из Можайска привет его соотечественник и порученец!

Хочу сообщить, что всех наших улан, за исключением графа Зари и четверых его подчиненных, завернули обратно царские лучники, встретившиеся нам в Вязьме. Они, как им было поручено, взяли нас под охрану, отчего наше путешествие намного ускорилось, ибо отпала надобность в постоянных поисках ночного приюта и корма для лошадей. Теперь этим занимаются наши сопровождающие, без стеснения занимая любые дома и требуя от хозяев безоговорочного почтения как к себе, так и к нам. Первый пункт требования неукоснительно исполняется, со вторым дело хуже, ибо недоверчивое отношение к чужеземцам у русских в крови. Здесь иностранец не встретит и тени того радушия, каким славятся Венгрия, Польша, Австрия и прочие европейские страны. Щедро снабжая нас провиантом и всем остальным, местные жители в то же время старательно избегают малейших с нами контактов, а когда их не избегнуть — отмалчиваются, отворачиваются, прячут глаза. Граф Зари думает, что причина такого недружелюбия кроется в том, что мы пока еще не представлены русскому государю, отчего его подданные не знают, как к нам относиться. Но я полагаю, что неприязнь к чужакам является чуть ли не неотъемлемым свойством характера населяющего эти земли народа. После общения с нами тут тщательно моют руки, лицо, словно страшась сглаза или заразы. Я воспринимаю все это спокойно, но мои спутники не на шутку раздражены.

Говорят, до Москвы осталась всего неделя пути, и это походит на правду. Дома по мере нашего продвижения к цели становятся все богаче, владельцы поместий одеваются и живут с большим шиком, а над церквами сплошь и рядом сияют золоченые купола. Русские чрезвычайно привержены к пышности, это, надо думать, у них от монголов, чьими данниками они являлись в течение множества лет.

Весна здесь в разгаре, всюду цветут сады, своей обширностью напоминая леса. Вчера нас окружали яблони, сегодня в окно ломятся вишни. Лучники говорят, что для крестьян эти сады лишь подспорье, а основная работа идет на полях. Угодья богатые. Плохо то, что местные жители весьма безалаберны и не могут собрать себе на зиму соответствующие своим нуждам припасы. Эти несчастные в студеную пору во множестве гибнут от скудости пропитания, не имея возможности дотянуть до весны. Они нуждаются в поддержке и руководстве, по крайней мере, так говорит наш здешний хозяин. Он из новой знати, то есть опричник, а не боярин, и сторонник реформы, какая должна закрепить крестьян за поместьями, вокруг которых они проживают, что защитит их голода, холода и прочих бед. Командир лучников вторит ему и утверждает, что корень этого зла в отсутствии надлежащего религиозного воспитания. Большинство крестьян все еще поклоняются земле и солнцу, верша в период зимнего равноденствия языческие обряды, подчас заканчивающиеся убийством детей, что тут считается делом, возможно, греховным, но никак не преступным. По его словам, до недавнего времени за реформу стоял и царь Иван, но каковы сейчас его настроения, сказать невозможно. Сей офицер вообще говорит о своем государе весьма неохотно, предпочитая уклончивость прямоте, чем наводит меня на мысль, что слухи о состоянии рассудка Ивана в достаточной мере верны.

Я отдам это письмо улану, какого граф Зари назначит в гонцы, и впредь буду пользоваться услугами воинской эстафеты. Когда все уланы отстанут от миссии, я постараюсь найти другой способ пересылки своих отчетов в обход помощи, настойчиво предлагаемой мне святыми отцами.

С почтением, собственноручно,
Ференц Ракоци, граф Сен-Жермен
28 мая 1583 года, по дороге в Московию
(печать в виде солнечного затмения)».

ГЛАВА 5

С рассветом звоны кремлевских колоколов поглотили стенания государя. К ним присоединились ответные звоны других колоколен, и вскоре весь воздух столицы завибрировал от медного гула. Когда первые лучи яркого июньского солнца коснулись многочисленных луковок городских церквей и соборов, те воссияли — и Москва расцвела.

Великий князь Иван, единовластный господин всея Руси, прислонился спиной к двери молельни. Со стены на него бесстрастно взирали святые братья-мученики Борис и Глеб, как и он, ожидавшие своего часа. Царь вскинул руку к глазам, заслоняясь от хлынувших в узенькое оконце лучей, и горячо зашептал:

— Господи, помоги мне! Господи, помоги!

Он повторял это страстно, как заклинание, меж тем ту же дверь, но с другой стороны потихонечку дергал косоглазый согбенный старше. Убедившись, что она заперта, он боязливо воззвал:

— О государь, выслушай своего раба. Я пришел к тебе с почитанием и любовью. Ты повелел мне напомнить твоей милости об иноземцах, прибывших ко двору. Ты хотел принять их сегодня. — Голос скопца даже в робости был сладостен, как у ребенка.

— Ты что-то путаешь, Ярослав, — ответил, досадливо хмурясь, Иван. — Иноземцы прибыли на прошлой неделе. Я уже принимал их.

— То были англичане, батюшка, — залебезил слуга, охваченный страхом. — Они торговцы, их прислала в помощь сэру Хоси твоя приятельница королева Елизавета. Ты уже оказал им великую честь, позволив себя лицезреть. А это другие иноземцы, от Стефана Батория. Они прибыли две ночи назад.

— Поляки! — встрепенулся царь, широко раскрывая глаза, голубизну которых подернула гневная зелень. — Кого же он осмелился ко мне подослать?

Ярослав был так напуган, что едва мог говорить.

— Восьмерых священников и алхимика-венгра. Их сопровождают четыре улана и один офицер знатного рода. Алхимик привез с собой также слугу. Вот все. Никого более с ними нету. — Он знал дотошность царя и страшился, что тот потребует перечислить ему всех вновь прибывших поименно — возможно, даже улан.

— Уланы, — пробормотал Иван, с трудом поднимаясь на ноги. — Стефан Баторий направил ко мне войска?

— Нет, нет, — поспешно возразил Ярослав. — Он направил к тебе послов. Церковников, батюшка, и какого-то книгочея. С ними нет войск, только охрана. Совсем небольшая. Пять человек.

— Стефан Баторий — мой враг, — сказал Иван, уже с некоторым замешательством. — Он напал на меня.

— То было давно. А сейчас он хочет мира, — в полном отчаянии возопил Ярослав. Дверь по-прежнему не подавалась, а ему нужно было взглянуть на царя, чтобы понять, возможно ли привести его в чувство.

— Так, говоришь, они священники? — переспросил Иван. Его голос на сей раз звучал почти осмысленно. — Иезуиты?

— Восемь персон, — напомнил ему Ярослав. — Ты захотел их увидеть. Есть и другие дела. Бояре совета смиренно надеются, что ты явишь им свою мудрость, а также крестьянские ходоки, собравшиеся под окошком просителей. Дозволь войти к тебе, батюшка. Ты ведь много молился и, наверное, нуждаешься в помощи.

— Да, я молился, но все еще жив, ибо Господь не снизошел к моим просьбам, — сказал устало Иван. — А мой сын обвиняет меня. Он обвиняет меня! — Последнее вырвалось с криком. Царь прислонился к стене и отодвинул запор. — Хорошо, — произнес он спокойно, разглядывая слугу. — Расскажи мне подробнее об этих поляках.

Ярослав слишком долго служил при дворе, чтобы позволять себе как-либо проявлять свои чувства, но тут он не удержался от вскрика, пораженный изможденным видом царя.

— О, государь! — Сообразив, чем ему это может грозить, скопец согнулся в глубоком поклоне. — Вижу, твое бдение было усердным!

— Я лежал на камнях. Я взывал к Господу со смирением Иуды, ужаснувшегося деянию своих рук. Но Господь отказался унять мои муки. Я опять видел поверженного Ивана, кровь сочилась из его ран, его кроткий голос упрекал меня в совершенном.

Ярослав подступал к государю маленькими шажками, словно псарь к злобному волкодаву.

— Батюшка, — приговаривал он, — пойдем-ка со мной. Многие заботы ожидают тебя. Тебе нужно поесть, хотя бы немного, и выкупаться перед приемом. Двор соберется после полуденной службы.

— Почему в такой час? — потребовал ответа Иван с внезапной обеспокоенностью. Взгляд царя вдруг обострился, и в его облике проступила на миг какая-то доля былой проницательности.

— Потому что ты так повелел, — ответил скопец. — Еще третьего дня, когда разрешил польским послам въехать в город. А до тех пор лучники держали их за воротами, ожидая твоих приказаний, как и каждый из нас.

— Да, — произнес Иван тихо. — Конечно. Как каждый из нас.

— Батюшка, — запричитал Ярослав, вновь уловив в голосе государя слезливые нотки. — То, что Стефан решил оказать тебе подобные почести, весьма добрый знак. Митрополит уже объявил, что зрит в том Господню десницу и что для Руси наступают новые времена.

— Новые времена? — Иван поднял руку и внимательно оглядел свои пальцы, костяшки которых распухли и кровоточили. — Как они могут прийти, когда на мне кровь моего чада?

— Милосердный Господь смоет ее, — машинально откликнулся Ярослав, понемногу тесня царя к выходу из молельни.

Иван с неохотой прошел через дверь, которую со стороны коридора обрамлял поразительной пышности иконостас, словно бы охраняемый двумя гигантскими ангелами. Их позолоченные одеяния и крылья сияли, один держал в руке перо, другой — копье. Иконы апостолов, теснившиеся вокруг них, также имели золотые оклады.

— Тут — третий Рим, — многозначительно произнес Иван, трижды перекрестившись. — Отсюда по новом пришествии будет править Христос.

Умудренный опытом Ярослав тоже перекрестился.

— Моление, батюшка, состоится в Успенском соборе, — сказал он, неприметно вздохнув, ибо по давней традиции службы, на которых присутствовал государь, надлежало вершить в соборе Михаила Архангела, где находили последнее упокоение властители русских земель. Однако после трагической гибели сына Иван упорно отказывался переступать порог этого храма, заявляя, что все равно вскоре окажется там.

— Приятное место, — пробормотал Иван, позволяя скопцу увести себя в лабиринт переходов.

Через какое-то время государь всея Руси покинул свои покои, уже облаченный в роскошный, расшитый золотой нитью и усыпанный драгоценными камнями кафтан. Его волосы были свежевымыты и расчесаны, а на голове красовалась опушенная мехом корона. Теперь он казался совершенно другим человеком — величественным и властным, и только люди, хорошо с ним знакомые, могли распознать нечто болезненное в мерцающем блеске его глаз и едва заметном дрожании рук.

За порогом покоев Ярослав препоручил государя заботам Бориса Федоровича Годунова. Будучи братом жены царевича Федора, тот, действуя энергично и осмотрительно, успел возыметь при дворе немалую власть. Скопец шепотом предупредил:

— Он плох, ибо не спал всю ночь.

— Понимаю, — отозвался Борис, склоняясь в глубоком поклоне. — Доброго тебе здравия, батюшка. Да прольет на тебя Господь свою милость, — сказал громко он и, перекрестившись на иконы, жестом велел страже распахнуть створки тяжелых дубовых дверей.

Иван стоял, не сводя глаз с икон.

— Они наблюдают за мной. Куда бы я ни двинулся, они смотрят.

— Напоминая, что Господь все прозревает, — мягко заметил Борис. — Пойдем, батюшка. Все уже собрались. Но служение без тебя не начнется.

— Да уж. — Иван горделиво выпрямился и увидел стрельцов, стоявших двумя шеренгами по обе стороны от дверей. — Вот, — указал он на них, — вот люди, какими крепка наша матушка-Русь. На земле нет им равных.

— Верно сказано, батюшка, — согласился Борис, стараясь ласковым тоном унять в царе всплеск истерии. — Это они шли с тобой на Казань и на Псков. Это они ежедневно и еженощно несут государеву службу, на деле доказывая свою верность тебе.

— Да, — прошептал Иван. — На них я могу положиться.

Крестьяне, толпившиеся во дворе, попадали на колени, уткнув лица в землю. Так они и лежали, пока царь не вошел в Успенский собор, моментально оцепленный стражей.

Внутри собора было тесно и дымно. Вдоль стен его, сплошь увешанных иконами, сновали священники. Они, помахивая кадилами, благословляли собравшийся люд. Миряне кланялись и крестились, порой задевая друг друга локтями. Все стояли, ибо в храме не имелось скамеек. Сидеть пред оком Господним в православной Руси почиталось кощунством.

Толпа в мгновение ока расступилась перед царем, и тот прошествовал к своему месту. Патриарх звучным речитативом завел литургию, ему вторил хор. Служба была долгой, но Иван отстоял ее на удивление смирно. Он зарыдал лишь единожды, когда началось восславление девы Марии.

Борис Годунов все это время держался возле царя.

— Иноземцев уже доставили, батюшка, — сказал он, когда все закончилось. — Они ожидают тебя в Грановитой палате. Позволь известить их, что ты направляешься туда.

— Пусть ждут, — отрезал Иван. — Мы тут не прохлаждаемся, а возносим восхваления Господу. Пусть терпят, раз не желают с нами молиться. — Насупившись, он умолк.

— Иезуитам подобное не дозволено, — рискнул напомнить Борис. — Вероучением, что они исповедуют.

Иван метнул в него гневный взгляд.

— Значит, это вероучение ложно. Мы никому не возбраняем посещать наши храмы, и тот, кто отвергает эту возможность, стоит на непрочной стезе.

— Конечно, батюшка, — быстро ответил Борис, чтобы предупредить новую вспышку гнева. — Но дозволь им самим найти путь к спасению. Это, как ты наставлял нас недавно, тоже не возбраняется никому.

— Хм… — Иван, поразмыслив, кивнул. Вид Грановитой палаты, к которой они уже приближались, как и всегда, оказал на него умиротворяющее воздействие. Это век назад возведенное трудами Марко Руффо и Антонио Соларио здание до сих пор считалось одним из самых великолепных строений Кремля.

— Эти люди присланы к нам не для войны, но для мира, — продолжил Борис, косясь на царя. — Они — слуги Церкви и не хотят, чтобы чьи-либо воины гибли в сражениях.

— И все же они гибли, когда те же иезуиты пытались насадить на Руси свою веру. — Иван, вскинув руку, поправил корону. — Ладно, я, так и быть, их послушаю, но поступлю так, как порешу.

— Твоя мудрость, как и всегда, не имеет границ, государь, — поклонился Борис.

Уличную охрану во дворец не пустили. Новые стражи бесшумно и деловито окружили царя. Мрачноватый приемный зал походил на пещеру, под его сводами толпились придворные, препираясь, кому где стоять.

— В какой палате они ожидают? — спросил Иван старшего стража.

— В Красной, батюшка, — ответил тот.

— Не велика ли честь? — пробормотал Иван. — Я туда и своих-то пускаю не часто.

— Уважение оказывается не послам, а Папе Римскому, что их направил, — пояснил стражник. — Так порешили князья Василий и Анастасий.

— Шуйские! — полупрезрительно выдохнул царь. — Что-то в них много благоволения к иноземцам.

— Это сделано с ведома митрополита, — осмелился уточнить стражник. — Ведь Папа Римский тоже верит в Христа.

— Хм. — Довод пришелся Ивану по нраву. Он кивнул, поглаживая бороду, и стал глядеть на бояр. Потом встрепенулся: — Где полотенце и таз?

— Их сейчас вынесут, — был ответ. — Как только царевич Федор займет свое место.

Иван оглянулся, ища взглядом сына. Нос его брезгливо наморщился.

— Я не подумал. Так будет правильней. Да.

Всего год назад на подобном приеме царевич опозорил его, помочившись прилюдно в тазик для омовений. Все сделали вид, будто выходка была милой шуткой, но слуги с тех пор держались настороже.

— Не сомневайся, батюшка, мы тебя не подведем. — Стражник стоял за спиной царя, но тому казалось, что голос его снисходит к нему с немыслимой высоты.

Внезапно люди в зале задвигались, давая дорогу наследнику трона, и князь Анастасий Сергеевич Шуйский воспринял это как знак. Придерживая свою высокую шапку, он проскользнул в Красную палату и поклонился томившимся там послам.

— У нас все готово, — сказал князь по-гречески.

Отец Погнер, понимавший греческий, но очень скверно на нем изъяснявшийся, обратился к Ференцу Ракоци.

— Скажите ему, что мы тоже готовы.

Ракоци перевел фразу иезуита на русский, потом — уже от себя — добавил:

— Объясните, как нам держаться. Никто пока еще нас не наставил, и мы несколько смущены. — Он умолк и небрежным движением плеча поправил свой соболий ментик, отчего нагрудное украшение в виде крылатого темного диска шевельнулось и тускло блеснуло. Ментик был слишком теплым для июньского дня, но удивительно шел к доломану из серебристой парчи, расшитой красными и черными нитями.

Анастасий, избавленный от необходимости говорить на чужом языке, облегченно вздохнул.

— Главное — не приближайтесь к царю. Держитесь на расстоянии, говорите почтительно и уходите, как только он вымоет руки. В ноги государю падать не надобно, но приветствовать его надлежит с тем же тщанием, что и польского короля. Вам все понятно?

— Думаю, да. Что еще?

— Ничего, раз уж вы владеете нашей речью. Батюшке ведомы многие языки, но ему нравится, когда иноземцы говорят с ним по-русски. — Анастасий обвел взглядом послов. — Ну, ступайте. Не заставляйте батюшку ждать. Там будет Василий, мой двоюродный брат, он вас представит.

— А почему не вы? — спросил Ракоци с удивлением.

— Так уж выходит, — с неудовольствием сказал Анастасий. — Разве для вас есть какая-то разница?

— Думаю, нет, — сказал Ракоци, игнорируя возмущенное сопение отца Погнера. — Когда все закончится, куда нам идти?

— Обратно сюда. Я выйду чуть позже. Объявить вам государеву волю. — Князь сухо кивнул всем, потом отвернулся и возвратился в зал.

Как только Ракоци изложил суть полученных рекомендаций иезуитам, отец Погнер задохнулся от ярости.

— Кто они, собственно, чтобы указывать нам, как держаться?

— Они — люди, к которым мы посланы, — спокойно сказал Ракоци. — И мы должны с ними столковаться, даже если нам вменят в обязанность ощипывать для них кур. — Он посмотрел на прочих иезуитов. — Вы в России, святые отцы. Тут не вполне безопасно.

Те словно по команде зашевелились, пряча глаза. Взгляда не опустил лишь отец Ковновский, снедаемый жаждой скорее себя проявить. Отцы Таймон и Феликено совсем стушевались, отец Краббе взволнованно отдувался, отцы Бродский, Корнель и Ломза пытались молиться, но дело у них не шло. Их парадные, расшитые золотом пояса и массивные, усыпанные драгоценными камнями распятия выглядели почти жалко на фоне избыточной роскоши, царившей вокруг.

Отец Погнер уже приготовился дать оппоненту отпор, но тут в палату вошли два рослых стражника с татарскими алебардами. Они неприязненно поклонились и указали на дверь.

Стены церемониального зала казались сплошь золотыми. Причиной тому была пышность нарядов стоявших возле них и сидевших на длинных лавках бояр. В глаза бросались меховые высокие шапки, отягощенные крупными самоцветами и жемчугами. Бояр было около сотни, и все они смотрели на худощавого, изможденного старика властного и свирепого вида. Помявшись, маленькая группа послов, сопровождаемая всеобщим молчанием, стала медленно продвигаться к нему.

Поскольку никто из придворных, несмотря на обещание князя, не вызвался отрекомендовать делегацию, Ракоци пришлось взять на себя труд самолично определить, на каком расстоянии остановиться, чтобы не нанести обиды царю. Решив, что дистанция в две вытянутые руки будет достаточной, он опустился на одно колено и снял с головы бархатную черную шляпу.

— Великий государь, князь Иван, господин всея Руси, — разнесся по залу его звучный голос. — Мы явились к тебе по велению Стефана Батория Польского, приветствующего тебя как брата и лелеющего мечту похоронить ваши прежние противоречия, дабы оградить весь христианский мир от нашествия турок.

Иван склонил голову на плечо, внимательно всматриваясь в лицо чужеземца.

— Ты ведь не поляк, — буркнул он наконец.

— Нет, не поляк. Я из Венгрии, как и сам Стефан. Я носил княжеский титул, до тех пор пока вероломные и воинственные соседи не захватили нашу страну. Теперь я лишь граф и удел мой — изгнание, но король Стефан счел меня все же достойным предстать перед самым могущественным из властителей, верующих в Христа. — Все это Ракоци произнес спокойно, отчетливо выговаривая слова, однако губы царя исказила болезненная гримаса.

— Но эти люди — поляки? — спросил он обвиняющим тоном, глядя на коленопреклоненных иезуитов.

Отец Погнер дернулся.

— Не все, государь. Отец Краббе — чех, отец Корнель — пруссак, я — уроженец Галиции. Но все мы служим одной церкви, и потому король Стефан решил довериться нам.

— Отрадно, — сказал Иван, когда Ракоци перевел ему заявление иезуита. — Отрадно, что ты ни словечка не изменил. Лживый толмач достоин проклятия. — Он хотел сказать еще что-то, но запнулся, ибо его вниманием завладело лунообразное лицо сына, начинавшего проявлять признаки нетерпения.

Из толпы бояр тут же вывернулся темноглазый скуластый красавец. Он что-то шепнул царю, и тот неохотно кивнул Ракоци поразили кошачье проворство придворного и очевидная смелость его обращения со все еще грозным и непредсказуемым властелином.

— Борис прав, — объявил с мрачным видом Иван. — Эти люди заслуживают нашего одобрения. Они достойно представились, их должно не менее достойно принять. — Последовал тяжкий вздох. — Я хочу оказать им особую милость. — Царь двинулся к Ракоци и взял его за руки, поднимая с колен. — Да благословит тебя Господь на святой Руси, иноземец.

— Аминь, — выдохнул Ракоци, смущенный странными огоньками, плясавшими в глазах государя, но тот уже шел к изумленным иезуитам. Поочередно приветив каждого, Иван с видимым облегчением отступил к тазу с водой. Совершив омовение, он швырнул полотенце прислужнику и торжественно вскинул вверх руки, демонстрируя всем собравшимся их чистоту.

Царевич издал пронзительный вопль, ничьего внимания не привлекший. Бояре, привычные к выходкам слабоумного Федора, замерли в ожидании повеления разойтись.

Но случилось невероятное. Царь, вместо того чтобы отдать долгожданный приказ, вдруг стронулся с места и, влекомый незримыми силами, снова приблизился к чужеземному дворянину. Подойдя к нему, он склонил голову и прикоснулся к его нагрудному знаку. Бояре раскрыли рты.

— Государь? — осторожно сказал Ракоци, не понимая, как быть.

Иван, словно не слыша, ощупывал украшение. Странные огоньки в глазах его разрослись. Наконец он взглянул на Ракоци.

— Я не могу определить природу главного камня.

Ракоци осторожно ответил:

— Это сапфир, государь.

— Сапфир? — Иван отпрянул на шаг. — Но ведь он черный. В нем светится сама тьма!

— Встречаются иногда и такие сапфиры, — сказал Ракоци, чтобы что-то сказать.

Иван опять потянулся к нагрудному знаку, но, словно ожегшись, отдернул руку.

— У него есть цена?

Ракоци чуть помедлил, ибо сапфир был ему дорог. Он назначался в дар Ранегунде — почти семь столетий назад.

— Не у этого, государь. Сей кабошон — своеобразная родовая реликвия, я не могу с ним расстаться, не потеряв при этом лица. — Он помолчал, надеясь, что Иван сочтет уважительной причину отказа, потом добавил: — Но у меня есть подобные камни. На них можно взглянуть.

— Сколько штук? — потребовал ответа Иван. Лицо его отражало крайнюю степень волнения.

— Одиннадцать, государь. Они столь же крупны, но разнятся в цвете. Чисто черных немного, остальные прохвачены синевой. — Ракоци вновь помолчал. — У меня есть также изумруды, аметисты, рубины. И черный жемчуг. — Он внутренне покривился, браня себя за последнее заявление. Черный жемчуг у многих народов почитался средоточием скорби, сулящим своим обладателям немалые беды. Но… возможно, у русских это не так.

— Я хочу видеть их, — заявил Иван, озираясь в поисках Годунова. — Устрой мне это, Борис. Проведешь позже графа ко мне. Его спутников тоже. — Он повернулся к иезуитам. — Вы поможете графу. Он друг вашего короля, и ваш долг неукоснительно подчиняться его повелениям. — Царь помолчал, уставившись на кабошон. Его явно притягивало тусклое гипнотическое мерцание камня. — Одиннадцать темных сапфиров. И изумруды. И аметисты. Ты принесешь все это. Свой жемчуг тоже. Не заставляй меня ждать.

В толпе бояр послышался слабый шелест, но тут же стих, ибо в присутствии повелителя никто не осмеливался роптать.

Иван хлопнул в ладоши, давая знать, что прием окончен, и скорым, размашистым шагом побежал через зал. Опешившая охрана замешкалась, потом бросилась следом. Царь словно помолодел лет на двадцать, и это внушало страх.

Шум в толпе придворных усилился и уже не ослабевал. Лица бояр были мрачны, глаза их сверкали. К группе послов, на которую изливались волны всеобщего недовольства, подошел Борис Годунов.

— Батюшка не омыл руки, после того как прикоснулся к вашему камню, — пояснил он доверительно. — Это расстроило многих.

Ракоци внимательно вгляделся в умное лицо государева фаворита.

— Причина их раздражения только в этом? — спросил после паузы он.

Борис посмотрел на бояр, растекавшихся по огромному залу. От золотых кафтанов рябило в глазах.

— Частично, — сказал он наконец. — Еще их насторожил цвет вашего камня. Ну и, конечно, черные жемчуга.

* * *
Письмо отца Милана Краббе к архиепископу Антонину Катнелю, похищенное кем-то из челяди и потому не дошедшее до адресата.

«Во имя Святой Троицы шлю вам свои приветствия, ваша честь, да благоволит Господь ко всем вашим начинаниям!

Вот уж два месяца мы проживаем в Московии, а нас все еще сторонятся как зачумленных. Бояре убеждены, что одно наше присутствие портит их государя. С нами время от времени общаются лишь англичане и некоторые православные духовные лица, правда, последние смотрят на нас свысока. Им не по нраву ни наша склонность к толкованию Святого Писания, ни наши латинские ритуалы. Одно хорошо: граф Сен-Жермен таки взласкан царем и даже стал для него чем-то вроде наперсника. Отец Погнер внушает графу, что тот должен убедить царя пролить свое радушие и на нас, но его замыслы от воплощения пока что весьма далеки.

Москва бурно строится. Плотники тут очень смышленые и изловчились заранее заготавливать бревна, аккуратно напиленные, с уже выбранными пазами. Заказчику надобно лишь сообщить о желательном количестве комнат, и заготовки нужной длины присылают прямо на место постройки. Дом из них можно собрать менее чем в неделю, что очень выгодно горожанам, особенно погорельцам, ибо им не приходится прозябать без угла.

Граф Сен-Жермен, он же венгерский дворянин Ференц Ракоци, уже обзавелся таким домом в ювелирном квартале — вблизи Кремля. Он намерен обставить его в русском стиле, к чему с большим одобрением относятся такие важные царедворцы, как братья Шуйские и Борис Годунов. Последнего здесь считают первым кандидатом в регенты при государевом отпрыске Федоре, в случае если он унаследует трон. Но местная знать Годунова не любит, несмотря на его осмотрительность и приветливость. У него мать — татарка, а такого обстоятельства вполне достаточно, чтобы подозревать человека в двурушничестве. Я попытался обсудить это с Ракоци, но тот заявил, что сей вопрос отношения к нашей миссии не имеет, а Годунов — правая рука государя, и потому союз с ним выгоден нам.

Хочу также сообщить, ваша честь, что вы совершенно правы. У православного духовенства нет орденов. Имеется лишь некое всеобщее монашеское братство, подчиняющееся единой верхушке, состоящей из высших духовных чинов. Русские батюшки говорят, что деление внутри церкви способно породить только свары и не соответствует духу Христова учения. Все это изрекается с непреложной уверенностью в правоте своих слов, но представьте мое изумление, когда я узнал, что на Руси всего лишь малая толика священнослужителей умеет читать, а грамотные монахи вообще попадаются редко. Здешние пастыри в большинстве своем знакомы с Евангелием лишь в приблизительной мере и бубнят прихожанам тексты, заученные наизусть. К библейским историям они относятся как к легендам и знают их очень поверхностно, зато хранят память о некоем князе Игоре и прочих давно опочивших русских князьях. Тяга к знаниям тут не только не поощряется, но меня даже пытаются убедить в ее вредности для христианства. Знания умножают сомнения, а вера должна быть крепка. Вот довод, какой мне обычно приводят, а еще заявляют, что, не будь католики грамотны, нас, иезуитов, не было бы вообще, чем устранились бы многие скорби. Еще нашу церковь корят в том, что она ведет летосчисление от Рождества Христова, а не от сотворения мира, как ведут его здесь. Мне твердят, что соблюдение иного календаря равносильно возвышению Бога-Сына над Богом-Отцом, а это ересь.

В завершение затронутой темы хочу прибавить, что в исполнение вашего пожелания отсылаю вам несколько здешних книг, но прошу меня извинить за скудность посылки. Книжный выбор тут довольно богатый, однако на греческом ничего практически нет. Почему, спросил я, и мне пояснили, что русские книги пишутся для русских людей, а не для тех, кто живет за границей. Странное рассуждение. Неужели русские сочинители опасаются, что их мысли увянут при пересадке из родной почвы в другую? Когда я привел это соображение Ракоци, тот заметил, что без родной почвы гибнут не только идеи. Я так и не понял, что он хотел мне сказать.

Все, что у нас дома можно услышать о центральном рынке Москвы, пустое в сравнении реальной картиной. Он разбит под кремлевскими стенами, прямо у главных ворот, и поражает воображение. Подобного изобилия мне не доводилось видеть нигде — ни в Богемии, ни даже в Польше. Ягод — море, все разных видов, сортов: от северной морошки до южных арбузов. Прилавки ломятся от яблок, груш, слив и прочих фруктов, порою диковинных, каким я не знаю названия. Зерна — горы, а рыбу сюда доставляют живьем — на громадных подводах, из которых сочится соленая вода Черного моря. Хуже с тканями, ибо простому люду предлагается только грубое полотно. Атлас, шелка дозволено покупать лишь боярам. То же с оружием: его закупают войска. Продаются ножи, топоры, без которых в хозяйстве не обойдешься. Зато изделий из дерева великое множество. Мебель — любая, подчас даже очень изящная: стулья на гнутых ножках, столы, табуреты, резные шкафы, комоды, лари. У восточных ворот существует еще один рынок. Там идет весьма бойкая торговля домашним скотом. Говорят, в удачный базарный день из рук в руки переходит до пяти тысяч голов лошадей. Невероятные обороты.

И вот еще что. Русских бояр, хотя и со стороны, мы тут видим частенько. Однако их жены — загадка для нас, при дворе их не видно. Боярыни и боярышни на Руси живут взаперти, практически как в гаремах. Быт мещанок имеет меньше ограничений — их можно встретить на улице и на рынках. А знатные женщины скрыты за крепкими стенами и заняты в основном шитьем и вязанием. Впрочем, бывают случаи, когда их зовут ко двору. Боярин, явившийся на такой сбор без родовитой спутницы, рискует попасть в немилость, и потому для подобных надобностей многие именитые люди содержат в своих домах двух-трех родственниц победнее, не имеющих иных средств к пропитанию.

Мы тоже живем довольно уединенно, томясь, и много довольны обществом англичан, когда они нас приглашают, хотя эти люди, конечно же, грубоваты и, поднимая тосты во здравие королевы, порой отпускают такие шутки, за какие поляк поплатился бы головой. Ракоци, правда, считает, что человеку полезно изучать нравы иных народов, но, кажется, пребывая в Московии, мы лучше всего ознакомимся с повадками жителей Лондона и Ливерпуля.

Здесь теперь жарко, в воздухе висит духота, ночами случаются грозы. Когда блещут молнии, до нас доносятся крики царя, молящего о прощении. Грозы подчас вызывают пожары, но с ними быстро справляются и прямо на пепелищах возводят другие дома. Самое худшее в этой погоде то, что она создает условия для размножения всяческих паразитов, и главные из них — вши. Кожа моя непрестанно зудит, и сделать с этим ничего невозможно. Я где-то читал, что некоторые отшельники воспринимают нашествие этих тварей как свидетельство своего духовного очищения и достаточного умерщвления плоти, однако мне, ставшему провиантом для столь отвратительных насекомых, трудно усмотреть в этом знак вышнего благоволения к моим скромным заслугам. Ракоци предлагает какую-то пудру, я, пожалуй, возьму. Он избавил меня от гнили в легких — возможно, ему удастся разделаться и со вшами.

С полным сознанием своего долга и с заверениями в неизбывной преданности единственно истинной Церкви и спасителю нашему Иисусу Христу,

собственноручно,
Милан Краббе, орден иезуитов.
9 августа 1583 года.
Квартал ювелиров, Москва».

ГЛАВА 6

Роджер стоял наверху — возле двери, ведущей в лабораторию. Дом был погружен в тишину, лишь изредка нарушаемую криками ночных хищных птиц. Им вторили жалобные подвывания ветра.

Поднимаясь по лестнице, Ракоци взглянул на слугу.

— Ты встревожен, дружище?

Молчание Роджера было достаточно красноречивым.

— Не стоило так беспокоиться, — сказал Ракоци. Его черный, тонкой шерсти кунтуш был прорван на рукаве, другая прореха раздваивала полу чуть ли не до колена.

— Уже светает, — сказал Роджер, словно не замечая изъянов в одежде хозяина.

— Да, — раздраженно откликнулся Ракоци. — Я понимаю. Да. — Он прикоснулся к своим голландским часам, проверяя их целость, затем стащил с головы меховую шапку и сел прямо на площадку, потирая затылок. — Не вздумай читать мне нотации, я сам на них мастер. — Пламя масляной лампы осветило его левую бровь, часть щеки и резкую линию носа; другая половина лица оставалась в тени.

Роджер сел рядом, чтобы не глядеть на хозяина свысока.

— Я… удивлен.

— Как и я, — кивнул Ракоци. Он передвинулся, ибо угол балясины резал ему поясницу. — Сегодня… все было сложней.

— Чем всегда?

— Да. Она чуть было не проснулась. — Ракоци рассмеялся, хрипло и коротко. — Я… я забылся, когда в ней вспыхнула страсть. — Он досадливо тряхнул головой. — Мне следовало это предвидеть.

— Она вас видела? И может теперь опознать? — быстро спросил Роджер.

— Как? И где? Я для нее лишь порождение ночных грез. Кроме того, ей заказано выходить за порог: она ведь боярыня, ее удел — дом и молитва. — Ракоци смолк, и в лице его проступила усталость. — Но она могла испугаться и закричать, последствия чего были бы просто ужасны. Нрав бояр крут, они бы убили ее.

— Как и вас, — заметил холодно Роджер.

— За дело, по крайней мере, — спокойно заметил Ракоци. — По их, разумеется, представлениям. Но она пострадала бы без вины. Лишь за сны, дарящие толику утешения. — Он покачал головой. — Я вынужден был вновь ее усыпить, чтобы скрыться без риска.

— Без риска? — шевельнул бровью Роджер.

— Хм, — нахмурился Ракоци. — Ну, скажем, почти.

Последовала короткая пауза, потом Роджер сказал:

— Не следует ли нам переменить кое-что в нашем домоустройстве?

— Предполагается, что иноземцы не содержат наложниц, — возразил Ракоци. — Это слишком сильно попахивало бы обычаями Орды. Брак также для меня исключен, как ты понимаешь. Можно, правда, взять кого-нибудь в дом. Какую-нибудь мещанку на роль ключницы, способную оказать мне… помощь. Но русские набожны, и существует опасность, что о странностях в наших с ней отношениях вскоре прознает ее духовник.

— А разве ваши нынешние ночные скитания не опасны? — спросил с вызовом Роджер.

Ракоци встал, зябко подергивая плечами.

— Похоже, ты прав. — Он склонил голову и оглядел свой кунтуш. — Как думаешь, это можно заштопать?

— Я посмотрю, — сказал Роджер. — Сам. Вы ведь знаете, каковы наши слуги. — Он тоже встал. — Хотите выкупаться или ляжете спать?

— Выкупаюсь, — решительно бросил Ракоци, быстро шагая по коридору. — Грязь уже прямо сохнет на мне, а это не очень приятно. — Он, не глядя, через плечо швырнул Роджеру свою шапку. Тот, поспешая за господином, поймал ее на лету и невозмутимо заметил:

— Хорошо хоть она уцелела. Не то что одежда. Кстати, что с ней стряслось?

— Ничего. — Ракоци деланно улыбнулся. — Зацепился за какой-то карниз, когда уходил. Неудачный прыжок, а крыша там очень крутая.

— За один карниз? Рукавом и полой? — спросил с сомнением Роджер. — Прореха на локте кажется чересчур аккуратной.

— Словно там поработало лезвие — ты это хочешь сказать? — спросил Ракоци, останавливаясь.

Взгляды темных и синих глаз на какое-то время скрестились.

— Нечего на меня так смотреть, — не выдержал Ракоци. — Ночные грабители орудуют во всех городах. Один из таких любителей легкой поживы имел глупость наскочить на меня. — Он недовольно поморщился. — Его найдут позже. В реке. Живым. Но изрядно помятым.

— При нем был нож, — уточнил Роджер.

— Какой-то топор. — Ракоци мотнул головой, и на правой щеке его, на мгновение попавшей в свет лампы, обнаружился длинный порез. — С узким лезвием, насаженным на копейное древко. — Он притронулся пальцами к ране. — Ерунда, скоро все заживет.

— Разумеется, — отозвался Роджер. — Это и впрямь был грабитель?

— А кто же еще? — задал Ракоци встречный вопрос. Да и какая разница, хотел он добавить, но счел за лучшее промолчать, чтобы не нагнетать обстановку.

— Ладно, — кивнул Роджер. — Пусть будет так. Пойду прикажу согреть воду.

— Благодарю. — Глаза Ракоци потеплели. — Слушай, дружище, ну ладно, хватит. Каюсь, я попытался схитрить, но мне это не удалось. Ты, как всегда, оказался на высоте и разоблачил мои плутни.

— Это было нетрудно, — ответил сухо слуга, но лед в его синих глазах начал понемногу таять.

К тому времени, когда воду согрели, небо уже посветлело и приобрело бледно-серый оттенок, в просветах между облаками засверкали первые солнечные лучи. Челядь проснулась: двое поваров хлопотали на кухне, истопник ворошил в печи спящие угли, вздувая огонь; еще трое слуг расставляли в не до конца отделанных комнатах дома верстаки для рабочих, обещавшихся этим утром пораньше прийти.

Все были заняты, но Ракоци сознавал, что ни один его шаг не укроется от внимательных взоров, и потому облачился в широкий халат с капюшоном, для пущей верности перекрестившись на лик архангела Гавриила. В предбаннике, где никого более не было, он сбросил халат и остался нагим. Утренний свет, проникавший в тесное помещение сквозь узенькое оконце, падал на его впалый живот, изборожденный белыми шрамами — от подреберья до основания таза. Эти шрамы были следами жестокой расправы, учиненной над ним еще в прежней жизни. Все же остальные ранения, полученные им после, быстро затягивались, не оставляя о себе никаких видимых напоминаний.

Баня была не единственным помещением в доме, где ему удалось настелить под полами слой венгерской, а точнее трансильванской, земли, однако здесь он ощущал особенное успокоение, которое даровали не только целительная энергия родной почвы, но также пар, запахи мокрого дерева и ласкающее кожу тепло. Он погрузился в просторную дубовую кадку и, прежде чем опуститься на дощатое днище, дал воде покачать себя на плаву. Потом с тихим вздохом сел, привалившись спиной к клиновидной доске, выступающей над другими клепками этой охваченной обручами купальни, которая, конечно, и в роскоши и в размерах уступала бассейну его римской виллы, но все же прекрасно отвечала своему назначению. Постепенно боль в спине стихла, затем исчезла вообще.

Его спальня, небольшая и строгая, скорее походила на келью, кроватью в которой служил продолговатый сундук, заполненный тем же карпатским грунтом. Скинув халат, Ракоци повалился на жесткий матрас и натянул на себя тонкое однослойное одеяло. Вскоре его веки сомкнулись, а дыхание постепенно замедлилось.

Роджер вошел к хозяину после третьей церковной службы и какое-то время стоял, ожидая, когда его тихий оклик возвратит того из скитаний по пространству, лишенному света и сновидений.

Ракоци проснулся и мгновенно сел.

— Что Годунов? — спросил он, ища взглядом часы, потом вспомнил, что те лежат в соседней комнате на комоде.

— Обещался заехать, — сказал слуга, изучая лицо господина. — Похоже, вам уже лучше. — Он удовлетворенно кивнул. — Рана почти затянулась и выглядит как царапина.

— Прекрасно! — Ракоци встал с постели. — Исчезновение пустячной царапины никого не смутит. Полагаю, кунтуш пойдет на тряпки?

Роджер кивнул еще раз.

— Уже. Я его распорол. Рукава отданы резчикам для вощения досок, остальное ушло в собор Александра Невского. При нем есть детский приют, а в складках вашего кунтуша уйма ткани. Хватит, чтобы тепло одеть нескольких ребятишек.

Правильное решение, — одобрил Ракоци, облачаясь в тонкую итальянскую блузу с узким стоячим воротником. Он потер материю пальцами, наслаждаясь ее мягкостью. — Сколько таких рубашек у нас осталось?

— Пять штук, — ответил Роджер, подавая ему шерстяной доломан сочного красного цвета и широкий серебряный пояс. — Я принес и рейтузы.

— Превосходно. — Застегнув одну за одной все десять пуговиц из гранатовых кабошонов, Ракоци натянул рейтузы и только тут заметил, что Роджер слишком старательно встряхивает его ментик. — Эй, дружище, в чем дело?

Роджер еще раз охлопал черную с серебром бархатистую ткань.

— Я вспомнил Ло-Янг. И то, сколько добра мы там бросили, когда началась охота на иноземцев.

— Ты думаешь, что-то такое может случиться и здесь? — спросил Ракоци, затягивая пояс. — Если тебе станет легче, могу сказать, что разделяю твои опасения.

— Слабое утешение, — констатировал Роджер, вовсе не удивленный ответом. — Но хорошо хоть, что вы сознаете угрозу.

Ракоци бесцеремонно забрал у слуги свой ментик и накинул его на плечо.

— Иными словами, ты полагаешь, что нам не стоило сюда приезжать? — Он склонил голову набок. — Ответь тогда, где бы ты предпочел сейчас оказаться? В Карпатах, раздражая своим присутствием турок? Они, несомненно, нашли бы и убили нас. А заодно и еще очень многих. Но я устал от резни. — Его темные глаза, обычно спокойные, гневно сверкнули. — Я не хочу быть ни убийцей, ни жертвой. Я мог бы рискнуть вернуться в Италию, но, похоже, у Папы ко мне накопились вопросы. Я мог бы поехать во Францию, но французам все еще нужна моя голова; и потом, католики там опять ждут малейшего повода, чтобы накинуться на гугенотов. А половина германцев уже вцепилась в глотку другой половине. Повсюду кровь и грызня. Подскажи, куда нам податься? К Оливии в Англию? Или прямиком — через океан — в Новый Свет? — Он проверил надежность шнуровки и похлопал себя по бокам. — Ну, все в порядке?

— С одеждой — да, — был ответ.

Ракоци досадливо крякнул, нагибаясь к своим сапогам.

— Подумай сам, мог ли я отклонить предложения польского короля?

Сапоги были прочные, на толстых подошвах, снабженных прослойками карпатской земли. Ближе стоял левый сапог, но он взялся за правый, следуя обыкновению, приобретенному им еще в Риме пятнадцать столетий назад.

— Думаю, при желании, вам это удалось бы, — парировал с вызовом Роджер.

— Вот как? — Ракоци взял с прикроватной стойки два перстня. Тусклые камни их мягко вспыхнули и засияли в его маленьких, узких руках. — Что ж, возможно, ты прав.

Роджер пренебрежительно дернул плечами, потом словно нехотя сообщил:

— Второй атанор готов к запуску.

Ракоци встрепенулся.

— Хорошая новость, мой друг. Царю Ивану любезны сапфиры и аметисты. Мы ведь сумеем его порадовать, а?

— Похоже, это уже входит в привычку. Как у него, так и у нас, — неуступчиво заметил слуга. — Полагаю, с моей стороны бессмысленно напоминать вам, что подобные подношения только приумножают опасность? — Ответа он не ждал, а потому почти тут же прибавил: — Мне нужно сходить на кухню — проверить, все ли готово к приему.

— Ладно, — со вздохом сказал Ракоци. — Тебя не переупрямишь. Ступай.

Годунова провели во вторую гостиную, где еще не был отделан потолок, зато висели превосходно выполненные иконы. Мельком взглянув на обильное угощение, тот поочередно перекрестился на лики евангелистов и архангела Гавриила, а возле образа преподобного Феодосия Печерского даже и постоял.

— Чудесно, — с живостью произнес он, поворачиваясь. — Ваш выбор великолепен. Святого Феодосия чтят как на Руси, так и в Польше. Похвально, граф. Это весьма тонкий ход. Угодный, как говорится, и вашим, и нашим. — Борис потянулся и взял со стола пирожок. — Приятно видеть, как вы обживаетесь. Со вкусом, с размахом. Труды ваши говорят за себя.

— Трудятся мастера, — уточнил Ракоци с любезной улыбкой. — Я только плачу им.

— Вы еще и скромны! — Борис хохотнул и подхватил с блюда другой пирожок. — С яблоками, — одобрительно констатировал он. — Они просто превосходны. Вы уверены, что не хотите отведать их вместе со мной? — Прожевав кусок, он добавил: — Вы, европейцы, очень уж худосочны. Мы, русские, считаем, что худоба — это уродство, и стараемся всеми силами ее избежать. — Он похлопал себя по брюшку, весьма, впрочем, умеренному по московским стандартам.

— Мне кажется, тут все зависит от восприятия, — возразил осторожно Ракоци, пытаясь сбить гостя со скользкой темы. — Одним людям нравится, например, красное, другим зеленое или голубое. Кто-то более ценит шерсть, кто-то шелк. И на каждого, кому по вкусу светловолосые женщины, найдется любитель чернокудрых красавиц.

Он смолк, ожидая, что Годунов заглотит приманку и пустится в обсуждение женских статей, но тот пренебрежительно отмахнулся и, опускаясь на лавку, сказал:

— Вы скудно питаетесь для своего сложения, не позволяя ему себя оказать. У вас сильная грудь и широкая кость, но как нагулять телеса тому, кто привык трапезничать в одиночку?

Ракоци усмехнулся.

— Я с уважением отношусь к русским обычаям, однако в нашем роду прием пищи считается делом сугубо личным, интимным. И потому мы взяли за правило не делить с посторонними стол.

— Весьма безосновательно, если вдуматься. И не пытайтесь мне возражать. Впрочем, странности есть у каждого иноземца. Тут ничего не поделаешь, таков уж ваш нрав. — Борис подтянул к себе блюдо с брусникой в сметане и вытащил из-за пояса ложку. — Что может быть радушнее приглашения гостя к столу? — рассуждал он, насыщаясь. — Ведь даже едва народившемуся ребенку мать первым делом предлагает еду. Еду же мы оставляем и на могилах, когда люди уходят. Иисус Христос насытил голодных, и угощать с радением ближнего чуть ли не самое благое из истинно христианских деяний. А? Что? — Он встрепенулся, заслышав стук молотков. — Это ваши хваленые мастера? Поздненько они начинают.

— Поздненько, — хмуро кивнул Ракоци, пытаясь понять, зачем пожаловал к нему царедворец. Ведь не затем же, чтобы порассуждать о преимуществах полноты перед худобой.

— Так прикажите их выдрать. Хорошая порка бодрит нерадивцев. Это уже проверено, и не раз. — Борис умолк, разделываясь с последней взваренной на меду грушей. — Не представляю, как подступиться к тому, с чем я пришел, — заявил он, деловито облизывая липкие пальцы. — Я томился этой мыслью вчера, томлюсь ею и ныне. Сядьте-ка, я попробую все объяснить.

— От души желаю, чтобы это вам удалось, — произнес Ракоци с чувством, опускаясь на резной стул.

Борис счел шутку удачной и позволил себе громко фыркнуть, но тут же стер улыбку с лица.

— Вы ведь вот уже две недели как не видались с царем, не так ли? — спросил вкрадчиво он.

Семнадцать дней, уточнил мысленно Ракоци, но вслух подтвердил:

— Примерно так, да.

— Вот-вот, — закивал Борис и поморщился. — К несчастью, наш батюшка в последние дни… — Он шумно сглотнул, пытаясь сложить в мозгу оборот, не позволяющий заподозрить его в измене государеву делу, и наконец, понизив голос, сказал: — Царь Иван чрезвычайно удручен своими ночными видениями, ибо теперь к неотступному облику им убиенного сына присоединился и жезл, каким он его поразил. Государь много молится и весьма удивлен, что в ответ на столь искреннее покаяние его мучения усугубляются, а не сходят на нет.

— Это, — откликнулся Ракоци, — невыразимо печально.

— Ваши сотоварищи уже трижды пытались его навестить и каждый раз получали отказ. — Гость снова заколебался. — Ему было внушено, — осторожно продолжил он — что кое-кто скрытно вершит обряды, умножающие усилия призраков, а иезуиты известны своей суровостью и совсем не похожи на англичан. К великому сожалению, вынужден сообщить, что государь начинает верить в подобные небылицы. — Борис выжидающе глянул на собеседника и умолк.

— То есть государю нашептывают, будто иезуиты повинны в усугублении его мук? — решился уточнить Ракоци. — И кто же за этим стоит?

Борис вздохнул.

— Как это ни печально, я не могу ответить на этот вопрос, по крайней мере с какой-то уверенностью. У меня есть некие подозрения, но подозрениям при дворе грош цена. Слухи у нас плодятся, что черви на залежавшемся мясе. — Лицо его делалось все угрюмее.

— Борис Федорович, чего вы хотите от меня? — прямо спросил Ракоци. — Я вовсе не собираюсь задеть вас. Однако я прибыл сюда по велению польского короля и должен ясно себе представлять, чего от меня ожидают.

Борис чуть откинулся назад, сверля собеседника проницательным взглядом, в котором читались одобрение и приязнь.

— Надеюсь, король Стефан сознает, насколько ему повезло с эмиссаром. Будь у меня пара-тройка подобных людей, я не страшился бы при дворе никого, включая разбойников Шуйских. — Он хлопнул по столу левой ладонью, но та была все еще липкой от меда, и надлежащего звука не получилось.

Ракоци поклонился.

— Я польщен, Борис Федорович, но вы не ответили на вопрос.

— Нет, не ответил, — согласился Борис, устремляя взгляд в дальнюю стену. — Ладно, зайдем с другого конца. Обстоятельства таковы, что польскому представительству при московском дворе весьма помогло бы еще одно подношение государю. Думаю, так будет понятнее, к чему я веду.

— Царю нужны новые камни? — с оттенком недоумения спросил Ракоци, пытаясь осмыслить, на что ему пробуют намекнуть.

— Но не алмазы и не топазы, — откликнулся живо Борис, довольный, что разговор входит в нужное русло. Батюшка утверждает, что яркие самоцветы сейчас его только слепят.

— У меня есть три крупных граната: один — с небольшим изъяном, но два других безупречны, — сообщил Ракоци. — И бирюза: девять камней с ноготь большого пальца, схожих с камнями в Казанской короне царя. — Все это было изготовлено еще месяц назад — в предвосхищении такого запроса, но, к его удивлению, Борис отрицательно мотнул головой.

— Придержите их, они пригодятся, но позже. — Царедворец побарабанил пальцами по столу. — Нет ли у вас чего-либо более темного? Темнее, чем нефрит или лазурит? Того, что удерживает свет, а не отражает?

Ракоци ответил не сразу.

— У меня есть берилл, тигровый глаз, темно-золотистого цвета. Размер его примерно таков. — Он поднял руку и свел большой и указательный палец в подобие буквы «о», не уточняя, что выращивал столь крупный берилл исключительно для себя и что это ему удалось только с пятой попытки.

— Темно-золотистого цвета… — пробормотал в раздумье Борис. — Насколько темного?

— Темнее дикого меда, — сказал Ракоци, и в уголках его рта промелькнула усмешка. — Если бы не свечение, невежда счел бы его коричневым, хотя это не так.

Борис одобрительно рассмеялся.

— Да. Такой камень мог бы привлечь внимание государя. Давайте сделаем вот что. Я устрою вам встречу с ним, а вы постарайтесь, чтобы ваши иезуиты пошли на нее вместе с вами и после визита, встав на колени, поцеловали край царского одеяния. Царь Иван с благосклонностью это воспримет и перестанет внимать россказням ваших врагов. По крайней мере, на какое-то время. — Борис с неожиданным проворством встал. — Я знал, что найду в вас понимание.

Ракоци поклонился, но взгляд не опустил.

— Скажите, — спросил он почти требовательно, — что вам во мне? Баша приязнь, безусловно, лестна, но она озадачивает меня. Бояре смотрят на польскую миссию крайне недружелюбно, а вы, невзирая на то, посещаете мой дом, хотя вам ничего не стоило бы обойти его стороной.

Борис поджал губы и оглядел стол, словно раздумывая, не угоститься ли еще и орехами.

— Иными словами, вы намекаете, — заговорил медленно он, — что вам известно и о моих трениях с приближенными государя. И полагаете, что расположенность к вам может сделать мое положение еще более шатким. — Он рассмеялся, но смех в этот раз был неприятно резким. — Успокойтесь, моих кичливых недругов более беспокоит татарское происхождение моей матери, чем что-либо другое, а мне, в свою очередь, грех не воспользоваться возможностью еще раз им насолить.

— Понимаю, — сказал Ракоци, хотя ответ хитрого царедворца мало что для него прояснял. — И высоко ценю ваше доверие.

— Как и я ваше, — усмехнулся Борис. — Если через год мы сумеем повторить это друг другу, счастлива наша судьба. — Он вскинул голову и заглянул хозяину дома в глаза. — Я устрою встречу во вторник, после четвертого богослужения. Прихватите с собой свой берилл. И смотрите, не обмолвитесь кому-либо, что это я присоветовал вам поднести сей дар государю. Если начнут спрашивать, говорите, что таково желание польского короля.

— Но… — заикнулся Ракоци.

— Никаких «но», — отрезал Борис. — Это не прихоть, а необходимость. — Он, давая понять, что беседа закончена, повернулся на каблуках и вдруг замер перед фигурой с лазурными крыльями, держащей в руках изогнутый медный рог. — Почему вы избрали своим покровителем архангела Гавриила?

— День его чествования приходится на самое темное время года, как и день моего рождения, — пояснил Ракоци с полупоклоном.

— Архангел, возвещающий воскрешение, — пробормотал Борис, осеняя себя крестным знамением. — В сем прозревается многое.

— Да, — улыбнулся Ракоци, но глаза его были серьезны. — Это именно так.

* * *
Письмо отца Погнера к Ференцу Ракоци, переданное тому отцом Краббе.

«Граф, поскольку вы злоупотребляете доверием польского короля, я позволяю себе обратиться к вам без привета!

По какому праву вы приказываете нам завтра предстать вместе с вами перед московским царем? Ведь руководство политикой миссии осуществляете вовсе не вы, и ваша выходка есть проявление нехристианской гордыни, что заставляет нас сомневаться в искренности вашей приверженности к истинной вере.

К тому же ваше намерение одарить царя новой безделицей якобы для того, чтобы унять снедающую его болезнь, шито белыми нитками, вздорно и не способно никого обмануть. Все узрят в вашем подношении лишь новую взятку Ивану за благоволение к вам, что только укрепит русских бояр в убеждении, будто все иноземцы движимы лишь бесчестными помыслами. Но вас это, видимо, ничуть не волнует, ибо вы жаждете всеми способами упрочить свое положение при московском дворе. Граф Зари, например, убежден, что ваша главная цель — завладеть на Руси возможно большим земельным поместьем, чтобы вновь вести беззаботную жизнь, отказавшись от уготованной вам вышним промыслом роли изгнанника, смиренно переносящего удары судьбы. Но я смотрю глубже и вижу, что на деле вы жаждете занять выгодную позицию между русским и польским престолами, чтобы купаться в милостях от обоих властителей, один из которых безумен. Не сумасшествие ли — опираться на сумасшествие, граф? Вы подносите русскому государю один самоцвет за другим, чтобы снискать его благорасположение на день. Как можно столь безответственно расточать сокровища, какие могли бы пойти на достойные, угодные Господу и Его Церкви дела? Сколько еще таких драгоценных камней вы утаиваете? И откуда берете?

Ваше ни с чем не сообразное поведение лишь разжигает алчность в русских боярах. Пройдет совсем короткое время — и к вам начнут подступаться семьи Романовых, Шуйских, Нагих. Им также потребуется мзда за терпимость к вам. Курбские тоже придут урвать свой кусок. Вы породите чудовище, какое пожрет вас в ущерб королю Стефану и его святейшеству, ибо камни, которыми они вас снабжают, к ним не вернутся уже никогда. Миф, что вы сами умеете их изготавливать, смехотворен и может всерьез быть воспринят только горсткой невежественных московитов, но остальные не столь легковерны. Они, как нам представляется, смеются над этими заявлениями, считая вас авантюристом и шарлатаном, злоупотребляющим доверием Папы и короля.

Итак, шарлатан, мошенник, обманщик, возможно предатель. Спросите себя, оскорбляют ли вас эти слова? Того, кто еще не лишен последних крох совестливости и стремления к покаянию, они должны жечь, наполняя его сознание смрадом, ибо ничто не клеймит человека так, как порок. Не ужасает ли вас наличие таких пятен на вашей совести, граф? Если вы ощущаете в душе своей подобное жжение, вам, чтобы избавиться от него, следует в корне перемениться, дабы не вызывать в дальнейшем моего осуждения. Но помните, я умею распознавать фальшивую добродетель. Вам надлежит полностью отречься от своих прежних деяний и открыто принести свои извинения как королю Стефану, так и русскому государю за нечестные умыслы против них, а также возместить все убытки, вами им причиненные. Вы должны также покаяться и перед церковью, причем искренне, а не нарочито, ибо мы, иезуиты, приучены к бдительности и уничтожаем порок с той же безжалостностью, с какой крестьянин отсекает ветви безмерно разросшейся виноградной лозы, сознавая, что без столь жестких мер ему не видать хорошего урожая. Предупреждаю еще раз: дальнейшее лицемерие чревато для вас не только нашим неудовольствием, но и возможностью тесно спознаться с ухватками русского правосудия, весьма своенравного и скорого на расправу.

Поскольку даже самые ревностные священнослужители подчас становятся жертвами проявлений ненавистного им коварства, то обстоятельство, что один из наших пастырей подпал под ваше влияние, глубоко печалит, но не удивляет меня. Русские тоже льнут к вам, однако отнюдь не из почтения к вашим недюжинным способностям. Принимая во внимание, сколь велика в этой варварской стране тяга к роскоши, нетрудно понять, что им любезно в вас.

Когда мне доложат, что вы начинаете возвращаться на путь добродетели, я стану отзываться на ваши ко мне обращения, а до тех пор буду ежедневно молиться о спасении вашей души, уповая на то, что Господня милость превышает меру Его терпения.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа,

Казимир Погнер, орден иезуитов.
Сентября 21-го по новому календарю
в 1583 лето Господне
Исполнено рукой отца Додека Корнеля
на Москве».

ГЛАВА 7

Терем Василия Шуйского стоял на кремлевской земле — невдалеке от Спасских ворот, где наряду с хоромами богатеев размещались конюшни и домишки мещан. В это октябрьское промозглое утро боярин проснулся рано, ибо договорился о встрече со своим двоюродным братом, который уже входил в дверь.

— Полагаю, тебе сообщили, в чем дело? — осведомился Василий. Он потирал руки, чтобы унять озноб.

— Ты имеешь в виду великое чествование полячишек? — спросил Анастасий с легкой улыбкой, высвобождаясь из огромной овчинной шубы. — Да, мне говорили. Полный сбор и все прочее. Пиршество на восемь сотен гостей. — Он умолк, стягивая с рук шерстяные перчатки. — Кажется, званы и женки?

— Званы, — кивнул Василий. — Иван Васильевич вновь самодурствует. Может быть, ему просто хочется осмотреть их драгоценности, чтобы сравнить со своими? — с сарказмом спросил он. — Весь тарарам устраивается для чужих, не для нас. — Князь хлопнул в ладоши. — Нам угодно испить горячего чаю с вишневкой, — объявил он двум заспанным холуям, прибежавшим на зов, и грозно мотнул головой. Те, оторопев, разбежались.

Василий повел гостя наверх, неодобрительно хмурясь.

— Следовало бы их выдрать за неряшливый вид. Челядь совсем распустилась. Всех заботит здоровье батюшки, а не служба. Каждый ночной вопль Ивана ввергает моих увальней в дрожь.

— Не только твоих. Такое творится всюду, — заметил Анастасий. — Царь слабеет, и все идет вкривь и вкось. — Он опасливо оглянулся и смолк.

— Можешь не беспокоиться, братец, — сказал Василий. — За ними хороший пригляд. Женки наши пускай глуповаты, однако…

— Однако, — подхватил Анастасий, — без них как без рук. Так говаривали наши отцы. Они хоть и сварились, но в этом сходились. — Он опять усмехнулся. — Значит, ты слушаешь женскую болтовню?

Василий пожал плечами.

— Они слышат многое. И многое видят. Что-то порой пригождается. Что-то найдет себе место потом. — Он взмахнул рукой. — Кто может знать?

— Да, твои женщины любят посплетничать, — подтвердил Анастасий. — А мои, напротив, молчуньи. Как сестрица, так и ее чертова дочь! Слова из них не вытянешь, совсем на твоих не похожи. — Он мотнул головой в сторону большой кованой двери, которую охранял дюжий детина в кафтане ржавого цвета и с пикой в руке. За широкой спиной стража размещались покои, где проживали жена Василия, его мать, теща и две дочери с оравой служанок. — Ума не приложу, почему это так?

— Ты живешь не в Кремле, — заметил Василий с таким видом, будто это все объясняло. Он прошел мимо охранника и, вынув из рукава ключ, отпер другую дверь, после чего ввел гостя в просторную горницу со сводчатым расписным потолком. — У нас тут все близко. — Князь прищурился и поглядел в окно — на царский терем.

Анастасий помедлил в дверях.

— Близко — что?

— А все. — Взгляд Василия перешел на луковки Благовещенского собора. — То, что могло в свою пору стать нашим, — уронил словно нехотя он.

— Брат, — Анастасий предусмотрительно прикрыл за собой дверь, прежде чем осенить крестным знамением горницу и подойти к окну. — Это все еще может стать нашим, — сказал он и после короткой паузы прибавил: — Если я правильно понимаю тебя.

— Правильно, — ответил Василий. — Правильно, и даже очень. — Он медленно отошел от окна. — Галина будет с тобой?

— И Ксения тоже. Она еще не постриглась в монахини, Иван может оскорбиться.

— Почему она с этим тянет? — Василий перекрестился на икону святого Владимира. — Ей давно уже следовало бы удалиться от мирской суеты.

— Она заявляет, что не готова к монашеской жизни настолько, чтобы Господь это признал. — Анастасий в нарочитом отчаянии всплеснул руками и даже слегка заломил их. — Что я могу поделать? Она мне не дочь, я не могу принудить ее. Она говорит, что вполне довольна своим положением и будет заботиться обо мне и моих домочадцах, пока Господь не подаст ей знак.

— В каких еще знаках она нуждается? — вскипел вдруг Василий. — Ксению надлежало отправить в обитель прямо в тот день, когда схоронили ее отца.

— Но Галина была в таком горе, а монастыри переполнились беглянками, ускользнувшими от ордынцев.

Анастасий умолк, молчал и Василий, изображая сочувственную опечаленность.

Выдержав паузу, младший из братьев прокашлялся и сказал:

— Выдать бы ее замуж.

— Вот как? — хмыкнул Василий. — И за кого?

— А за любого, у кого хватит ума не ворошить былое. — Анастасий вздохнул и толкнул ногой стул. — Но она говорит, что ей вообще не надобно мужа.

— Она просто дура, — вспыхнул Василий. — Пусть идет либо замуж, либо в монахини, а нет — гони ее прочь.

Анастасий обернулся, оглядывая помещение. Заметил четыре новые иконы и машинально перекрестился на них.

— Значит, так вот и гнать?

Василий ничего не ответил. Потоптавшись на месте, он отошел от окошка, сел к грубо сколоченному столу и лишь тогда заговорил, буднично и устало:

— Мне стало известно, что двор собирают не только для чтения писем польского короля. Среди челяди иезуитов у меня есть свой человек. Он шепнул, что Ивану собираются сделать новое подношение: редкостный темный берилл. А вручит его все тот же венгр-алхимик, что уже передарил государю невесть сколько камней. — Василий нахмурился и досадливо крякнул. — Я пытался вызнать подробности, но…

В дверь постучали, и братья насторожились.

— Кто там? — крикнул Василий и встал.

— Серко, — отозвались из коридора. — С чаем, с вишневкой — таков был приказ.

Братья переглянулись.

— Войди, но тут же оставь нас, — приказал Василий.

Дверь отворилась, и рослый слуга, двигаясь с большой осторожностью, внес в помещение огромный поднос с гневно шипевшим при каждом шаге его самоваром. К мощному боку медного исполина жались четыре серебряных чарки, над которыми возвышалась грушевидной формы бутыль. Она покачнулась, когда Серко водрузил свою ношу на стол, а чарки жалобно звякнули. Слуга низко поклонился Василию, затем — не столь глубоко — Анастасию, перекрестился на иконы и вышел.

— Ты его опасаешься? — спросил Анастасий, когда шаги в коридоре затихли.

— Серко? Нет, ему ведомо, что болтливость может лишить его языка, да и потом, что он знает? — Василий взял в руки малую чарку, затем потянулся к бутыли. — Давай-ка поздравствуемся. За общее дело. — Вишневка аппетитно забулькала. — Налей себе сам, брат, и выпей со мной.

— Охотно, — сказал Анастасий, принимая бутыль. — Твоя вишневка не то что у Дмитрия — она мне больше по вкусу.

Упоминание о родном брате Василия словно бы не задело его. Он даже заставил себя улыбнуться.

— Иван ее тоже хвалит. — Князь удовлетворенно кивнул, довольный той ловкостью, с какой он ввернул в разговор имя еще одного своего брата.

Анастасий примирительно склонил голову и поднял чарку.

— За процветание нашего рода, за успех наших замыслов и во здравие государя, что должен вновь укрепить наш престол.

Василий подался через стол к Анастасию, тому пришлось наклониться. Бороды бояр — темно-коричневая и соломенно-желтая — соприкасались, пока они пили.

— Неплохая здравица, — одобрительно сказал Василий, усаживаясь. Снова наполнив свою чарку, он толкнул бутыль к Анастасию.

— Недурна, — отозвался тот, явно довольный, и, наполнив свою чарку, сказал: — За разрастание наших богатств.

Эта здравица не отличалась особенной новизной, и потому Василий оставил ее без внимания.

— Вернемся к венгру. Похоже, иезуиты, посланные Баторием, с ним не очень-то ладят. — Он раскрыл лежавшую на столе кожаную суму, сплошь усыпанную металлическими заклепками, и извлек из нее лист бумаги. — Согласно сему доношению, руководитель миссии отец Пох… нет, кажется, Погнер — что за несусветные у них имена! — приказал своим сотоварищам прекратить с алхимиком все отношения и запретил польским уланам его охранять. — Князь постучал пальцем по документу. — Что тебе известно о том?

Анастасий мельком взглянул на бумагу и потупил глаза.

— Я дважды говорил с отцом Краббе. Тот отказался повиноваться столь вздорному повелению. — Он мог бы ответить Василию по-иному, но сознавал, что сейчас лучше не лгать. — Ему также известно, что граф Зари недоволен распоряжением отца Погнера, хотя и принял его к исполнению.

— Эти иезуиты совсем не походят на отца Поссевино, — раздумчиво заметил Василий.

— Тот не из Польши, — сказал Анастасий.

— Ну так и что же? — буркнул Василий. — Корень не в том. — Он осушил свою чарку и вновь наполнил ее. — Кто еще трется около венгра?

— Гришка Нагой. Он приглашал гостя отобедать, но тот отказался. Очень учтиво, однако твердо. — Анастасий не упомянул о том, что разделить с венгром трапезу пытался еще кое-кто.

— Возможно, ему не хочется выказывать предпочтение кому-либо из опасения прогневать царя, — пробормотал глухо Василий, и глаза его сошлись в щелки. — Это благоразумно, и все же… Все же… Я почему-то уверен, что венгр этот очень непрост. Ты не хотел бы сойтись с ним поближе?

Анастасий пригубил вишневку и заглянул в чарку, скрывая внезапную дрожь. Василий сам вкладывал в его руки оружие, способное обратиться против него.

— Я… буду стараться, — сказал хрипло он. — Если только царь меня не одернет.

— Больше беспокойся о том, что это сделает Годунов. Он сам, похоже, имеет на алхимика виды. И окоротит всякого, в ком почует помеху себе. — В глазах Василия вспыхнула злоба. — Этот татарин хуже иных иноземцев. Он льнет к католикам.

— И покровительствует англичанам, — подхватил Анастасий. — Те, по его словам, способны закупать у нас не только канаты, но также золото и меха.

— Мы, — взорвался Василий, — не купцы, а князья! — Резко вскочив со стула, он побежал к окну, где трижды дернул себя за бороду, чтобы унять ярость.

— А у него сестра за царевичем. — Анастасий пожал плечами. — И покуда он Федору шурин.

— Это уже не к делу. Тут идет слух, что государь наш, забывшись, попытался склонить свою сношеньку к любострастию, но та взъерепенилась. И вмешался Борис. Все вроде бы улеглось, но Иван теперь гневен и ждет случая прижать строптивице хвост. — Василий помедлил, смакуя в уме новую фразу. — Если Ирину ожидает немилость, что станется с ее братом? Федор ведь не способен постоять за жену. Он удалится на звонницу дергать веревки. Падет Ирина, падет и Борис. — Князь хохотнул, но его смешки прозвучали зловеще, как предсмертные хрипы.

— А алхимик возвысится, — подсказал Анастасий.

— Прием уже дважды откладывали, и каждый раз назначали с еще большим размахом, — пояснил Василий, возвращаясь к столу. — Если Годунову не дозволят вести церемонию, многие всполошатся, а мы получим возможность забросить свою сеть. — Он глянул на Анастасия и потребовал: — Сойдись с иноземцем. Наверняка венгр уже чует, что Годунов не в чести. — Он налил себе еще чарку вишневки. — Ему понадобится новый союзник, а тут появишься ты.

Анастасий кивнул, радуясь ходу мыслей Василия. Он допил свою вишневку и потянулся за добавкой.

— Надо подумать, как к нему подступиться.

— Думать тут нечего, ты образован, умен. Лишь докажи, что ты понадежнее Годунова, и венгр будет твой.

— Ну разумеется, — подтвердил Анастасий. Он молчал, пока Василий наполнял его чарку, потом все же спросил: — Чем же я докажу это, а?

Василий покачал головой.

— Тем, что не станешь, как Годунов, болтать о новых поветриях и переменах, а выкажешь себя человеком солидным и основательным. Иноземцы весьма легковерны и любят таких.

Анастасий, облизнув губы, переступил с ноги на ногу.

— Он может что-нибудь заподозрить.

— Разумеется, заподозрит, — кивнул Василий. — И ты ему в том поможешь. Намекнешь, что ищешь свою выгоду в содружестве с ним. Скажешь, что хочешь выскользнуть из-под туч, нависших надо мной и моей ближайшей родней. Всем известно, что Шуйских у нас стригут под одну гребенку. А ты мне всего лишь сродник, и твое приятельство с иноземцем лучше всего способно доказать и боярам, и государю, что ты не со мной.

План Василия настолько совпадал с тайными помыслами самого Анастасия, что руки его задрожали, и он, чтобы скрыть это, осторожно поставил чарку на стол. И заставил себя сказать, отвлекая внимание брата:

— Я затрудняюсь, Василий. Дело сложное. Он ведь может и не поверить.

— Ох, поверит, — протянул лениво Василий. — Поверит, когда мы с тобой полаемся у него на глазах. — Он усмехнулся и потер руки, восхваляя себя за удачную мысль.

Анастасий смолчал, потом заявил:

— Тогда для начала мне стоит признаться кое в чем патриарху.

— Митрополиту, — поправил Василий.

— Патриарху, — возразил Анастасий. — Все в скором времени будут звать его именно так. Константинополь утрачен для христианства, и Церковь Руси должна главенствовать над Церковью Иерусалима, окруженного теми, кто презирает Христа. — Он истово перекрестился.

Василий хлопнул ладонью по столу.

— Держи это при себе. Иноземцам не следует знать о расколе внутри православного мира.

— Почему? — с невинной улыбкой осведомился Анастасий. — Они и так ведают, что Москва — третий Рим. — Он подхватил со стола свою чарку и залпом ее осушил. — Я не солгу патриарху. Мы ведь и вправду не ладим. Так что совесть моя будет чиста. — Лицо его осветила усмешка. — Наши раздоры послужат нам, брат.

— А ты получишь двойную выгоду? — съязвил Василий.

— Если смогу, — процедил Анастасий, нахмурившись. — Как поступил бы на моем месте и ты. — Он отступил от стола. — Я переговорю с патриархом завтра, перед второй литургией. Новость дойдет до священников, потом до прислуги и к началу чествования поляков будет у всех на устах. — Он поклонился, глубоко и шутливо, наслаждаясь замешательством брата.

— Но смотри, — остерег его тот. — Ты и я пока в одной лодке, но позже может случится всякое.

Уловив в его тоне угрозу, Анастасий расхохотался.

— Тебе нужен человек, знающий греческий и латынь, да к тому же способный служить без обмана и с пониманием. Я — твой единственный двоюродный брат. Есть еще Игорь, но тот погряз в распутстве и пьянстве, а мне ведь знаком и английский, со мной уже говорил сэр Джером. Ты знаешь мои обстоятельства, братец, я буду служить тебе верно, но вовсе не собираюсь делаться твоим псом. — Он подтянул к самовару чайную чару и молча наполнил ее кипятком.

Василий, насупясь, проделал то же. Братья сели к столу, щедро подсластили чай медом и принялись с фырканьем пить. Напиток был слишком горячим и обжигал язык, но его ароматная крепость рассеивала алкогольный дурман. Лица бояр помягчели и раскраснелись. Через какое-то время старший глянул на младшего.

— Мне ведь ведомо, что Никита Романов заглядывал к венгру. Зачем?

— Ищет поддержки, — сказал Анастасий. — Метит взамен Годунова в регенты при Федоре, если Господь призовет Ивана к себе. — Он помолчал, вертя в руке чару. — Тут не о чем беспокоиться. Романовы нам не страшны.

— А что с Нагими? Они ведь тоже чего-нибудь добиваются, раз уж Григорий звал венгра к себе.

Анастасий откашлялся.

— Нагие сильны. Но недостаточно, им нужен союзник.

— Почему иноземец?

— Они ищут дорогу на Запад. Не для себя, для московских купцов. Убедив тех, что торговля с Западом выгодна, они укрепятся настолько, что попытаются подмять нас под себя.

Василий сжал кулаки.

— Ну, этому не бывать.

— Не бывать, — кивнул Анастасий. — Если мы их опередим и потянемся к новгородцам. Те уже биты царем и знают дороги на Запад. Они будут сговорчивы, если их припугнуть.

— Нет, — отрезал Василий. — Мы не купцы. Мы — князья.

— Причем великие, — напомнил, смеясь, Анастасий и с удовольствием потянул в себя чай.

Василий сложил на груди руки, машинально проверив, на месте ли образок святого Ефрема Сирина.[3]

— Лучше оставь свои хитрости, Анастасий. Если ты задумал неладное, поплатишься головой. Сам ведаешь, что поставлено на кон.

— Ведаю и потому все исполню по чести, — откликнулся Анастасий. — Мы ведь Шуйские, мы своего не упустим. — Он продолжал смаковать терпкий напиток, и в глазах его, полускрытых краем серебряной чары, прыгали искорки хищного озорства.

Воцарилось молчание, его нарушил Василий:

— Если я вдруг прознаю, что ты плутуешь, тебе от меня не скрыться нигде. Как и жене твоей вместе с детьми и всем твоим домочадцам. Я не прощу измены, а мои руки длинны.

Анастасий, хмыкнув, аккуратно поставил на стол свою чару.

— Я бы еще посидел с тобой, братец, но существует некий алхимик, с каким я пока незнаком. — Он не спеша встал, потом подчеркнуто глубоко поклонился и спиной попятился к двери, словно домашний холуй.

Лишь убедившись, что гость покинул хоромы, Василий дал себе волю. Схватив чару, из которой пил Анастасий, он, изрыгая брань, принялся колотить ею по столешнице, пока чара не превратилась в уродливую серебряную лепешку.

* * *
Письмо Бенедикта Лавелла к Ференцу Ракоци. Написано по-английски и по-латыни.

«Высокочтимый граф! С надеждой на наше доброе будущее товарищество беру я в руки перо, чтобы снестись с вами по рекомендации известной вам мадам Клеменс, полученной мною от нее еще в Англии около года назад. Прежде чем вы ослепили своим блеском Московию, я уже был наслышан о ваших изумительных качествах и талантах. Умоляю, не сочтите неуклюжести, какими страдает это послание, свидетельством моего высокомерного или пренебрежительного отношения к вам. Если у нас появится возможность хоть изредка видеться, я охотно на это пойду, но, поскольку все иноземцы в Москве обложены соглядатаями, мне пришлось доверить бумаге то, что, вне всяких сомнений, лучше воспринималось бы с глазу на глаз. Мадам Клеменс, заверив меня, что вам известен английский язык, сообщила также, что вы сведущи и в латыни, а потому я посылаю это письмо в двух вариантах, надеясь вызвать в вас чувство симпатии если не к англичанину, то к оксфордскому латинисту — или наоборот.

Я взял на себя смелость обратиться к вам непосредственно, а не официально, через польскую миссию, ибо знаю о нарастающей напряженности между вами и остальными порученцами польского короля. Кроме того, те ведь иезуиты и могут наложить запрет на наше общение просто из раздражения, какое вызывает в католиках этого толка англиканская церковь. Если я ошибаюсь, простите мою осторожность и примите самые искренние заверения в том, что причина, заставившая меня занять на какое-то время ваше внимание, ничем не повредит вашей репутации доверенного лица европейского государя, ибо моя просьба продиктована заботой, общей для всех иностранных посольств на московской земле.

Граф Ракоци, прошу вас, сделайте хотя бы попытку развеять тучи, сгущающиеся над всеми нами. Попробуйте разубедить царя Ивана в том, что его здоровье разрушается под влиянием иноземного колдовства. С тем, что подобные подозрения вздорны, согласится любой здравомыслящий человек. Объясните ему, что ни полякам, ни англичанам, ни немцам, ни даже шведам не под силу нанести столь могущественной персоне урон — и особенно в области, касающейся душевных страданий, целить или насылать каковые властен лишь вышний промысел, в чьи проявления не способны вмешаться никакие чародеи, кудесники и колдуны.

Кажется, царь Иван с вами любезен более, чем с любым из проживающих в Москве иностранцев. Возможно, он пожелает прислушаться к вам. Как достаточно просвещенный монарх, Иван Грозный некогда обещал королеве Елизавете заключить с ней договор о неприкосновенности ее дипломатов в России, как и русских послов на английской земле. Дело взаимовыгодное и перспективное для соседних народов, однако оно не движется вследствие болезненной мнительности русского государя. Если ваш голос будет услышан, царь Иван, может статься, откажется от своих необоснованных предубеждений и вернет свою благосклонность тем, кто никогда и не помышлял причинить ему вред. Я признаю, что прошу о любезности, выходящей за рамки обычного в отношениях между дипломатами стран, даже не соседствующих друг с другом. Поверьте, располагая иными способами обратиться к русскому государю без опасения усугубить его подозрения, я непременно бы ими воспользовался, однако подобных возможностей пока не сыскалось, а обстановка день ото дня становится все серьезнее.

Прошу также о чести приватно побеседовать с вами на званом обеде, что состоится после завтрашнего большого сбора бояр. С упованиями на вашу помощь и искренним уважением остаюсь вашим покорным слугой и т. д.

Бенедикт Лавелл,
доктор философии,
стипендиат колледжа Брэйзноуса, Оксфорд.
9 октября 1583 года по английскому календарю.
Заверено Николасом Бауэром,
секретарем английского посольства в Москве,
с ведома главы упомянутого посольства
сэра Джерома Хоси»

ГЛАВА 8

Снегопад задержал начало большого приема; Москва содрогалась под напором метели, предвещавшей раннюю и суровую зиму. Редкие горожане, спеша по делам, зябко сутулились и кутались в свои одеяния, спасаясь от жгучего ветра и колкого снега, немилосердно жалящего их щеки.

На каждой ступени лестницы, ведущей к главному залу Грановитой палаты, стояли стражники; их топоры были начищены, кафтаны сияли. Бояре неспешно поднимались наверх, соперничая друг с другом в пышности парадного облачения и высоте меховых шапок. Никакого оружия при них не имелось, ибо носителя такового тут же обвинили бы в измене и потащили в тюрьму.

Женщин, прибывавших в крытых возках, вели к боковому входу, где их встречала царица вместе с группой скопцов, препровождавших боярынь на отведенные им места. Взглянув хотя бы мельком на них, даже не очень внимательный наблюдатель мог заключить, что их наряды не уступают в богатстве мужским. Лица красавиц над перегруженными драгоценностями сарафанами были обрамлены кокошниками в жемчугах и от белил и румян походили на маски.

Годунов проводил Ракоци в небольшую палату нижнего этажа.

— Прием не начнется, пока все бояре не соберутся. Вас о том известят.

— А вы? — спросил Ракоци. — Где будете вы? Здесь или наверху? — Его венгерский серебряной парчи доломан был расшит красной нитью, в узорах угадывались парящие крылья, и такие же крылья, только жемчужные, шли по полю черных рейтуз. Наряд, основным украшением которого служил все тот же крылатый сапфир идеально правильной формы, довершали соболий ментик и серебристые на толстой подошве сапожки, а голову посланца Батория охватывала серебряная, усеянная рубинами диадема.

— Я поднимусь наверх, — буркнул Борис, оправляя свой воротник, отчего алмазы на нем вспыхнули и заискрились. — Вы же со своим провожатым должны…

— С провожатым? — прервал его Ракоци. — Могу я узнать, с каким? — Вопрос был задан с умеренным удивлением, хотя неожиданное заявление Годунова таило в себе нешуточную угрозу. Наличие непонятного провожатого в такой обстановке могло означать, что известный своей непредсказуемостью государь всея Руси замыслил расправиться с визитером, как только тот вручит ему редкостный дар.

Борис обернулся и удивленно глянул на собеседника.

— Это граф Зари, ваш офицер. На его участии в церемонии настоял отец Погнер, желая подчеркнуть ценность подношения и беспокоясь за сохранность берилла. Я возражал, однако… — Борис сдвинул брови. — Что у вас происходит? — спросил, хмурясь, он.

— Ничего серьезного, — поспешно заверил Ракоци и добавил: — Я просто об этом не знал. — Сообразив, что ответ лишь усугубил недоумение царедворца, он пояснил: — Видимо, сей достойный пастырь считает, что я с недостаточной долей почтения отношусь к драгоценным камням.

— А почему он так считает? — прозвучал новый вопрос.

Ракоци, уже овладевший собой, улыбнулся.

— Потому что я сам их изготовляю. И отвечаю больше за их качество, чем за что-то еще.

Борис обдумал ответ.

— А за силу воздействия?

Ракоци снова насторожился.

— На нее я влиять не могу, но полагаю, что многое тут зависит от восприятия человека. — Он взвесил на руке шкатулку из бледно-зеленого халцедона, в которой лежал берилл. — Царь Иван очень трепетно относится к драгоценным камням — не так, как другие. Он их ценит не за высокую стоимость или красоту, а за внутреннее могущество, каким, по его мнению, они обладают. Предложите такой кабошон боярам, реакция будет различной. Кто-то возрадуется, кто-то перепугается, кто-то разгневается, а кто-нибудь вообще отвернется. Сколько людей, столько нюансов.

— Вы говорите так, словно не раз сталкивались с чем-то подобным, — сказал Борис, ощупывая взглядом шкатулку.

— Более чем, — уронил Ракоци, думая, как уклониться от дальнейших расспросов.

— Что изображено на вашей укладке? — не отступался Борис. Черные глаза его настороженно сузились.

— Бык, ангел, орел, — сказал Ракоци, поворачивая шкатулку. — На крышке звезда в двенадцать лучей.

— Апостольская, — с одобрением отозвался Борис, облегченно вздыхая. — Превосходный выбор. Батюшке это понравится.

— Надеюсь. — Ракоци прошелся по помещению и задержался возле иконы Бориса и Глеба. — Греческая манера, — сказал он, осеняя себя крестным знамением. — Мне доводилось видеть это письмо. В Адрианополисе, а также на родине. — И еще, подумалось ему, в Требизонде[4] — восемьсот лет назад, когда тот еще был византийским.

— В отличие от западных христиан мы почитаем иконы, — несколько неприязненно отозвался Борис. Впрочем, его неприязнь относилась скорее к вошедшему в дверь польскому офицеру. Тот, ни на кого не глядя, раздраженно расправил складки своей короткой, подбитой волчьим мехом накидки и сообщил:

— Они разоружили меня. Забрали и саблю и пику. Просто отобрали — и все.

— Это неудивительно, — сказал Ракоци, опережая ошеломленного такой неучтивостью царедворца. — Носить оружие в этих стенах дозволено только охране. — Он произнес это тихо и вежливо, но с нажимом, пытаясь одернуть юного графа, однако мало в том преуспел.

— Ну и глупо, — заявил Зари, кривясь. — Я офицер, а не баба. Где вы видали эскорт без оружия? Скажите мне — где?

— Вы находитесь в Грановитой палате, — заговорил кротко Борис, намеренно игнорируя грубость пылкого шляхтича, — где все весьма рады приветствовать вас. Как персонально, так и в качестве представителя польского короля. — Он помолчал, как бы давая возможность вошедшему сгладить неловкость и поздороваться по всем правилам, но, ничего не дождавшись, продолжил: — Сейчас у Руси и у Польши появилась возможность отринуть старые распри. Чтобы наладить новые связи, необходимо держаться не заносчиво, а с учтивостью, особенно в присутствии нашего государя. Я полагаю, для успешного прохождения церемонии мне надлежит кое в чем вас наставить.

Заметив, что оцепеневший от изумления Зари вот-вот взорвется, Ракоци поспешил разрядить ситуацию.

— Борис Федорович — боярин, облеченный особым доверием русского государя, — сказал он увещевающим тоном, — а также тонкий знаток местного придворного этикета, о котором мы с вами, граф, имеем весьма туманное представление. Впрочем, быть может, вы уже подготовлены к встречам такого размаха, но я — нет, и хотел бы вникнуть в детали.

— Боже правый, — процедил Зари сквозь зубы.

Борис, по-прежнему игнорируя выходки шляхтича, продолжил прерванный монолог:

— В зал вы должны войти справа от графа Ракоци, но не плечом к плечу, а отставая шага на три. Вы опуститесь, как и он, на колено и будете так стоять, пока батюшка вас не отпустит.

— Ладно, — проворчал Зари пренебрежительно. — Я это сделаю, раз уж так тут заведено. — Он дернул плечом, демонстрируя свое отношение к подобным обрядам.

— Тако деется издревле, — властно сказал Борис, и глаза его грозно блеснули. — Вы, я вижу, любитель поговорить. Так вот, в зале молчите. Отвечайте только тогда, когда у вас что-нибудь спросят или когда граф даст вам знак.

Молодой офицер вскинул голову.

— Так надлежит вести себя слугам. Но я дворянин, а не слуга.

— Вы слуга, — возразил Годунов. — Все мы здесь слуги своих государей. — Он обернулся к Ракоци. — Ждать уж недолго. Слышите, шум на лестнице почти стих?

Ракоци кивком показал, что слышит, и, проводив взглядом шляхтича, отошедшего к окнам, сказал:

— Извините его, Борис Федорович. Ему, как и мне, несколько не по себе. Честь, что нам здесь хотят оказать, чересчур велика, и сознавать это без волнения трудно.

Борис улыбнулся.

— Что-то вы не походите на истомленного волнением человека. Впрочем, тревога вам на руку ей свойственно разжигать аппетит. — Он засмеялся и щелкнул пальцами. — Надеюсь, вы не упустите случая показать себя за обедом? Царь благосклонен к тем, кто любит поесть. Не забудьте только попробовать каждое блюдо, иначе он решит, будто вы опасаетесь, что вас хотят отравить.

Воцарилось молчание, затем Ракоци кашлянул.

— Прошу прощения, Борис Федорович, — начал он с легкой долей укора. — Мне кажется, я уже говорил вам, что в нашем роду не принято делить с кем-либо стол. Кроме того, во время изготовления драгоценных камней я пощусь, чтобы процессы шли гладко.

— Да, но камни уже изготовлены, — отозвался Борис, и в глазах его ворохнулась обеспокоенность. — А трапеза с государем стоит того, чтобы на время отказаться от семейных предубеждений.

Слова его не произвели должного впечатления. Ракоци лишь поморщился и сузил глаза.

— Видимо, я выразился недостаточно ясно, — возразил с твердостью он. — Существуют некие предписания, каким должен неукоснительно следовать каждый алхимик, желающий дать долгую жизнь плодам своих изысканий. Так и с камнями. Если я слишком рано прерву свой пост, они могут затуманиться, потускнеть или подвергнуться другим изменениям. — Говоря это, Ракоци почти не кривил душой, ибо знал многих алхимиков, верящих, что успех в их занятиях недостижим без духовного и телесного очищения. — Этот берилл, например, вполне может утратить пронизывающий его луч или попросту расслоится. — Он поглядел на царедворца. — Вы же не хотите, чтобы с ним произошло нечто подобное, а? Или мы все же рискнем?

Борис покачал головой.

— Нет, не стоит. С нашей стороны это было бы безрассудством. — Он прошелся вдоль увешанных иконами стен, задумчиво оглаживая бородку, потом остановился и решительно произнес: — Я сделаю что смогу. Обещаю. Думаю, все уладится, но посмотрим, как поведет себя царь.

— Понимаю, — сказал Ракоци, лишь неделю назад видевший, как Иван бьется в падучей.

Годунов коротко поклонился.

— Сделаю, что смогу, — повторил он и повернулся к ведущей на лестницу двери.

— Я не доверяю ему, — заявил граф Зари, как только Борис удалился.

— Думайте что говорите, — остерег его Ракоци, хмурясь. — Он сегодня, возможно, единственный наш союзник.

За дверью что-то повелительно прокричали, и Ракоци оглянулся.

— Нас вызывают, — едко прокомментировал Зари. — Пришла пора строиться по ранжиру. Значит, сзади и справа?

Ракоци мрачно кивнул, вышел на лестницу и слегка поклонился ожидавшему стражу.

— Сохрани тебя Господи, — сказал он и двинулся вверх по ступеням, кажется, ничуть не заботясь, подчинился ли бравый граф повелениям Годунова. Спиной он чувствовал, что за ним наблюдают, но без суровости, предназначенной для бояр, а с завистливым и почтительным любопытством.

На сей раз тронный зал Грановитой палаты был забит чуть ли не до отказа. Бояре побогаче и познатнее сидели на лавках, остальные стояли; боярыни вместе с царицей занимали отдельный угол, их окружала охрана. В кольце охраны находились и приглашенные на церемонию иноземцы, англичане, поляки, немцы и греки; им расчистили место у входа — на максимальном удалении от царя.

Сам государь восседал на троне слоновой кости под двуглавым орлом, заимствованным его оборотистым тезкой[5] у византийцев. В руке он держал усыпанный самоцветами жезл, а его голову венчала знаменитая Казанская корона, филигранно сработанная из золота с бирюзой. Парчовый кафтан Ивана, покрытый гранатами и отделанный кружевами, слепил глаза, а его воротник являл собой подлинную алмазную россыпь.

Ракоци, не смущаясь всем этим великолепием, прошел прямо к трону и встал на колени в шести шагах от царя. Наряд его на фоне переполнявшей зал пышности казался буднично скромным.

— Господь да взыщет тебя своей милостью, государь, — сказал он, и его звучный голос заставил бояр притихнуть.

Иван, встрепенувшись, воззрился на визитера, его зелено-голубые глаза возбужденно сверкнули.

— Мы рады приветствовать тебя, Ракоци Сен-Жермен. Ты своими деяниями сумел заслужить нашу приязнь, и о том будет сообщено нашему польскому брату. Он поступил разумно, направив тебя к нам. — Иван наморщился и озабоченно помотал головой, потом вновь встрепенулся. — Я напишу Стефану сам, — объявил с живостью он и ткнул жезлом в сторону Зари. — Ты отвезешь это послание. И не мешкая. Отправишься завтра, с рассветом.

Зари, стоявший позади Ракоци на коленях, вытаращил глаза.

— Великий государь, но ведь скоро зима! — выпалил он потрясенно.

— Ты отвезешь депешу, — повторил Иван тоном, не допускающим возражений.

— Кланяйся, благодари, идиот, — прошептал, не разжимая губ, Ракоци. — И поскорее.

Зари опомнился лишь после паузы и с огромным усилием произнес:

— Это великая честь, государь. Не по моим заслугам.

Иван кивнул.

— Да. Да. Но Стефан поймет, что я не чураюсь и малостей, чтобы снестись с ним. — Он повернулся к Ракоци. — У тебя есть что предложить мне, алхимик?

— Да, — ответствовал Ракоци, простирая руки перед собой, чтобы царь мог осмотреть подношение. — В сей шкатулке лежит драгоценный камень, не знающий себе равных. Это дар тебе, государь. От Батория, польского короля, считающего веру в Христа единственным прибежищем душ человеческих. Прими его как дань глубокого уважения к себе и к престолу, на котором ты восседаешь, а также в залог возможного добрососедства между странами, долгое время не знавшими мира. — По тишине, воцарившейся в зале, он понял, что речь его, заранее составленная и отрепетированная, произвела впечатление на бояр.

В уголках губ Ивана блеснула слюна, он повелительно дернул бровями.

— Разрешаю тебе передать дар Стефана мне. И не ползи. Можешь приблизиться на коленях.

Ракоци повиновался приказу, проклиная полы своего доломана, затруднявшие его и без того неуклюжее продвижение к трону. Оказавшись в достаточной близости от Ивана, он замер.

— Прими сей дар, государь.

Иван наклонился и взял в руки шкатулку, потом, рассматривая, поднял ее к глазам.

— Это тоже твоя работа?

— Да, государь.

— Ты, я гляжу, большой мастер, алхимик, — сказал Иван, но вдруг насупился, засопел, лицо его омрачилось. Он резким жестом вернул шкатулку дарителю. — Ты ее делал. Ты и открой.

По залу прошел легкий гул, бояре зашевелились. Подобное повеление могло означать лишь одно: царь заподозрил неладное и страшится. Дернувшись на своем месте, князь Анастасий Шуйский повернулся к сидевшему рядом слепцу и скорым шепотом сообщил тому, что случилось.

— Плохо дело, — пробормотал Петр Смольников, ветеран многих войн. — Стефан Польский будет в обиде.

— Цыц, — шикнул на старика Анастасий, думая про себя то же самое, что и он.

Если Ракоци и осознавал глубину нанесенного его поручителю оскорбления, то ничем этого не показал и совершенно естественным жестом огладил крышку укладки.

— Тут вырезана апостольская звезда, — пояснил безмятежно он. — Если поднести к ней свечу, она засияет.

Иван чуть поежился, сжимая в руке сверкающий жезл.

— Делай что сказано, — потребовал он. — Я хочу видеть, что там.

Ракоци поднял крышку шкатулки и указал на лежащий в ней камень.

— Это темный берилл, государь. Имя ему — «Меч архангела Михаила». — Камень был наречен так всего два дня назад, но, похоже, удачно, ибо глаза царя вновь загорелись. Протягивая свой дар Ивану, Ракоци счел возможным добавить: — В нем живет свет, рассекающий мрак.

Иван схватил камень, и лицо его отразило крайнюю степень довольства, смешанного с благоговейным испугом.

— О, я чувствую его силу, — выдохнул он. — Этот камень могуч, его крепость несокрушима. Ни одной женщине не дано прикоснуться к нему, ни одному недостойному мужу. — Он разогнул пальцы, чтобы внимательно вглядеться в необычайно крупный берилл, мягко мерцающий у него на ладони. — В нем больше тьмы, чем свечения, но тем ярче сияние. — Царь говорил монотонно, словно завороженный, весь погруженный в умиленное созерцание. — Он, как душа, в коей по воле Божией очень многое скрыто за сумрачной пеленой. — Внезапно рука его вскинулась, за ней метнулись глаза и застыли, прикованные к лучу, воссиявшему в толще берилла. — Да, его сердцевина и вправду походит на огненный, пронзающий все нечистое меч. Этот камень может увлечь своего обладателя в бездну или вознести к благодатным вершинам. — Царь раскрыл глаза шире, словно втягивая в себя бледно-золотое свечение. — В нем сила страсти соседствует с торжеством непорочности. С его помощью человек может познать свою сокровенную суть. Так, будто был от рождения безгреховным. — Испустив тяжкий стон, Иван судорожно сжал пальцы и принялся заталкивать камень под меховую опушку короны. Плечи его затряслись от рыданий.

Ракоци, продолжая стоять на коленях, вдруг ощутил в области живота сосущую пустоту.

— Великий государь… — заговорил было он и осекся.

Царский жезл, едва не срубив ему ухо, с грохотом покатился к дверям, царапая инкрустацию пола.

— Не сметь! — прогремел Иван. — Замолчи, иноземец!

Граф Зари дернулся, собираясь броситься на защиту посланника своего господина.

— Сидеть, — грозным шепотом приказал ему Ракоци, не сводя глаз с царя.

Стражники, стоящие за колонной с двуглавым орлом, подняли пики.

Иван привалился к резной спинке трона, дрожь его перешла в конвульсивные спазмы. Глаза властителя всея Руси закатились, в уголках губ вскипела слюна.

Из толпы бояр выбежал царевич Федор, лунообразное лицо его исказилось от беспокойства. Сронив с головы высокую шапку, он ухватил Ивана за бороду и принялся ее дергать, как веревку на колокольне.

Царица в голос рыдала, размазывая белила с румянами по щекам. Ближайшие к ней боярыни бестолково хлопотали вокруг, остальные застыли в оцепенении, прикрывая рукавами глаза. Все знали, что сильные потрясения чреваты бесплодием для женской утробы, и караульные сбились в шеренгу, чтобы отгородить от ужасного зрелища жен и родственниц наизнатнейших российских бояр.

Борис Годунов с Никитой Романовым вскочили со своих мест. Никита кинулся к Федору, Борис — к государю. Василий Шуйский остался сидеть, бесстрастно наблюдая за происходящим. Зал гудел, бояре привстали с лавок, многие озирались, не зная, что предпринять.

Стражники приблизились к трону, но сохраняли нейтралитет. Их командир, похоже, тоже не очень-то понимал, как надо действовать в такой обстановке. Он опустил заостренный конец своей пики и жестом велел сделать то же самое остальным.

Дюжий Никита Романов с немалой натугой оторвал царевича от отца. Тот извернулся, сдернул с головы Ракоци диадему и, блаженно заворковав, позволил себя увести. Борис Годунов с покрасневшим лицом пытался удержать государя на троне. Тот стучал пятками по полу и нечленораздельно мычал.

— Смею ли я предложить свою помощь? — улучив момент, спросил Ракоци. — У меня есть некоторая практика обращения с… нарушениями рассудка.

— Боже праведный и все архангелы, если можете, помогите хоть как-то, — взмолился Борис.

Ракоци, встав с колен, вынул из поясного кошелька пузырек.

— Это успокоительное, — сказал он Борису. — Облегчает страдания подобного рода.

Борис подозрительно покосился на склянку.

— Если там что-то иное, живым отсюда вам не уйти.

— Уйду, — сказал Ракоци с легкой улыбкой. — Как вы и как государь. — Он вынул из горлышка склянки притертую пробку. — Нам надо влить это снадобье ему в рот.

— Он захлебнется, — буркнул Борис, задыхаясь. Со лба его крупными каплями стекал пот.

— Не захлебнется, — заверил Ракоци. — Я проделывал подобное раньше, Борис Федорович. Все получится и сейчас. — Он замер, ожидая ответа, ничуть не смущаясь тем, что Иван принялся выть и плеваться.

Борис мрачно кивнул.

— Что ж, будь по-вашему. Но если батюшке вдруг станет хуже…

— Придержите ему подбородок, — невозмутимо посоветовал Ракоци, не желая тратить время на болтовню. Он ловко вставил в рот государя горлышко пузырька, тот захрипел, сглатывая тягучую жидкость.

Когда склянка опорожнилась, Ракоци отступил в сторону.

— Все, — сказал он.

Стражники, возбужденно сопя и косясь на Бориса, придвинулись к иноземцу, но тот их словно не замечал.

— Он не унимается, — пожаловался, не ослабляя хватки, Борис.

— Это пройдет, — уронил Ракоци, не сводя глаз с горла царя и следя за биением его пульса. Когда толчки сделались редкими, он кивнул и, отстранив жестом стражников, вновь встал на колени.

Царь Иван содрогнулся в последний раз, затем кашлянул и поднял руку, чтобы отереть себе рот. Его движения были неловкими, как у младенца.

— Господи милосердный, — пробормотал он.

По залу вновь прошел шепот, бояре усаживались на лавки. Тревога постепенно сходила с их лиц. Федор, отвлекшийся от игры с диадемой, громко расхохотался и ткнул пальцем в сторону трона.

— Дядя, отец очнулся, — сообщил он Никите. — Он очнулся, смотри!

Борис медленно выпрямился и в замешательстве оглянулся на Ракоци, затем вновь повернулся к Ивану.

— Батюшка, как ты?

Тот широко зевнул, потянулся.

— Господи! Все болит. Голова, жилы. Что это было, а? — Иван сел, оправил кафтан и уставился на свой кулак, все еще удерживающий берилл, потом медленно разжал пальцы. — Ах, какой камень! — вырвалось у него. — Прогоняющий мрак, чудодейственный, ни с чем не сравнимый! Луч, сияющий в нем, и впрямь походит на меч архангела Михаила. — Полюбовавшись камнем с минуту, он сел поудобнее и поднял глаза. — Ты угодил мне, венгр.

— Я рад, государь, — просто сказал Ракоци и добавил: — Эти слова для меня — великая честь.

Борис, внимательно за ним наблюдавший, дал знак стражникам отойти за колонну.

— И воздано будет по чести. — Иван, возвысив голос, обратился к собравшимся: — Сей человек весьма успевает в том, в чем нимало не успеваете вы. А посему с этих пор вам, как и всем моим подданным, надлежит относиться к нему как к самому именитому из бояр. — Он снова глянул на Ракоци. — Королю Стефану будет ведомо о твоих славных делах.

— Государь слишком милостив. — Ракоци поклонился.

Иван медленно встал на ноги, властно вздымая услужливо поданный ему жезл. Невозможно было представить, что лишь минуту назад он корчился в сильном припадке. Бояре смолкли, забыв закрыть рты, и в тронном зале установилась не нарушаемая ничем тишина.

— Ты сумел услужить мне, венгр, — громко сказал царь. — Горе тому, кто об этом забудет. Знай, твое усердие не останется без награды, и ты получишь ее, как только я решу, чем тебя одарить.

На этот раз Ракоци промолчал и только склонил голову, лихорадочно размышляя, как уклониться от обещанных милостей, ибо знал цену монаршей любви. Поднимая глаза, он перехватил взгляд Бориса, в котором светилось сочувственное понимание.

— Твой дар станет сердцем моей сокровищницы, — объявил Иван, снова садясь, и поманил к себе Годунова. — Забери у него укладку, Борис. Я сам положу в нее камень.

Тот, пока исполнял приказание, успел послать Ракоци еще один предостерегающий взгляд.

Иван заботливо огладил шкатулку.

— Тебя ждет воистину щедрое вознаграждение, — повторил почти шепотом он.

Ракоци, так и не придумавший, как уклониться от царских щедрот, вновь склонил голову.

— Мне ничего не надобно, государь. Служить двум таким великим правителям, как ты и король Стефан, уже само по себе и награда, и честь.

Упоминание о польском соседе вызвало на губах Ивана усмешку.

— Похвальное рвение, — кивнул иронически он и поерзал на троне, оглядывая перешептывающихся бояр. — Любому правителю лестно иметь таких слуг. — Царь усмехнулся еще раз. Тут на глаза ему попался царевич, все еще забавлявшийся с диадемой. — Тебе возвратят твою вещь.

— В этом нет необходимости, государь, — поспешно сказал Ракоци. — Царевич может оставить ее себе, как подарок.

Он хотел рассыпаться в завершающих встречу любезностях, но царь уже не глядел на него и говорил с Годуновым.

* * *
Письмо Анастасия Шуйского к отцу Погнеру, написанное на греческом языке и доставленное последнему глухонемым челядинцем.

«Почтенному иезуиту, возглавляющему польское посольство в Москве, шлет искренние приветствия и предлагает союз для взаимного блага некий о многом осведомленный подданный русского государя, обеспокоенный ситуацией, складывающейся при московском дворе.

Разумеется, мне хорошо ведомы ваши чувства к алхимику Ракоци, неосмотрительно включенному в состав вашей миссии велением польского короля. Добавлю, что я их разделяю. Да и какой добронравный и здравомыслящий человек не придет в смятение, наблюдая, с какой рьяностью и коварством он плетет свои сети вокруг Ивана, некогда грозного, но ныне дряхлеющего и нуждающегося в опеке царя?

Взять недавнее нанесенное всем оскорбление. Поражаешься, с какой наглостью этот хитрец творит свои козни! Отравить царя, а потом исцелить заранее приготовленным противоядием, чтобы тем самым возвыситься, решится не всякий. Но он решается, и во всем успевает, и действует прямо у нас на глазах! Нет сомнений, что этот наглец наносит много урона и репутации возглавляемого вами посольства, причем вы, достойный священнослужитель, уверенно движущийся по стезе благочестия, оказываетесь замаранным и виноватым, а он остается чистым, отсиживаясь в вашей тени. Я полагаю, мне не надо более ничего добавлять, чтобы склонить вас к союзу со мной, дабы сорвать покровы с предательской деятельности всех раздражающего авантюриста.

Но, должен предупредить, ситуация щекотливая. Если мы вздумаем открыто выступить против нашего недруга, ничего хорошего нам это не принесет. Ракоци сейчас взласкан царем, а тот не станет добродушно взирать на людей, стремящихся умалить достоинства его нынешнего любимца. Вчера он, например, обронил, что запорет кнутом всякого, кто осмелится причинить алхимику вред. Царь на ветер слов не бросает, а потому нам необходимо действовать скрытно, исходя из чего я и предпочитаю не называть вам себя. Меньше ведаешь, меньше спрос, а неосведомленность у нас на Руси порой защищает лучше, чем меч или молитва.

И все же нельзя допустить, чтобы царь возвеличил плута настолько, чтобы тот управлял всеми нами. А слухи о том ходят, хотя никто на деле не знает, какова будет награда, принародно обещанная государем тому, кто чуть было не отправил его на тот свет. Прискорбно, что разум батюшки поврежден. Мы все просим Господа вернуть ему былое величие. Однако сидеть сложа руки преступно, нам нужно, объединив усилия, отринуть беду.

И то, что Ракоци стремится служить двум хозяевам, для нас большое подспорье. Угодив одному, можно сильно прогневать другого. Подумайте хорошенько, на чем тут стоит сыграть. Я ж со своей стороны обещаю вам всяческую поддержку во всем, что вы замыслите, как только узнаю, что дело тронулось, ибо, повторяю еще раз, осведомленность моя велика.

Пока же позвольте мне посоветовать вам устроить большой прием — по случаю, например, Рождества, которое уже близится. Гостеприимство ценится на Руси и будет благожелательно встречено как царем, так и большинством бояр из тех, что не одобряют плутни злонравного венгра.


Некто, стремящийся, как и вы,

искоренить ростки всего сорного,

составляющего причину нашего общего беспокойства».

ГЛАВА 9

Лошадей укрывала от холода зимняя сбруя, в которую входили удерживаемая подпругой попона и нагрудник из мягкой овчины. Ракоци ехал на вороной Фурии — рослой рысистой венгерской кобыле. Рядом покачивался Бенедикт Лавелл, он с трудом правил весьма бестолковым мышастым меринком, приобретенным им на одном из московских базарчиков около полугода назад. Третий член маленькой кавалькады, Анастасий Шуйский, сидел на великолепной гнедой с лебединой, круто изогнутой шеей.

— Значит, опричники не бояре? — спросил с сомнением Лавелл. Его русский был достаточно сносным, но имел сильный английский акцент. — А я и не знал.

— Как и я, — отозвался Ракоци. — До недавней поры.

— Нет. Это скопище худородные людишек, возвеличенных государем, — неохотно сказал Анастасий, прикидывая, с какой стороны подъехать к южным воротам. — Они присягнули Ивану на верность и с песьими головами на метлах принялись искоренять порок и измену всюду, куда могли доскакать. — Он смахнул с бороды хлопья снега. — Они переворошили всю Русь, но в своей рьяности не заметили, как сами ступили на кривую стезю. Так часто бывает с теми, на ком нет узды.

Лавелл кивнул, соглашаясь.

— Примеров тому весьма много, — заметил он, потуже закутываясь в овчинную русскую шубу. — Что же, их власть теперь кончилась?

— Для большинства — да. Многих казнили, но горстка осталась, и сейчас она очень сильна, — мрачно сказал Анастасий, переводя гнедую на шаг, чтобы пробиться сквозь людскую толчею, основательно загустевшую ближе к воротам. Конный рынок назавтра уже закрывался, и поэтому ведущие к нему узкие московские улочки были запружены толпами барышников и мещан.

Ракоци сознавал, что ступает на зыбкую почву, и все же сказал:

— Царь Иван воистину очень удачлив. Многих правителей ниспровергала ими же взласканная охрана.

Анастасий, ничего не ответив, послал гнедую вперед, чтобы сообщить стражникам имена своих спутников и перекреститься на лик Александра Невского.

— Мне претит это идолопоклонство, это почитание позолоченных и раскрашенных досок, — шепнул по-английски Ракоци Лавелл. — Невозможно войти куда-либо или откуда-то выйти без исполнения некоего ритуала. Подобное совершенно немыслимо для англичан.

— Придется и вам перекреститься, что делать, — откликнулся Ракоци, осеняя себя крестным знамением. — Невский, конечно, не мой святой, но я считаю своим долгом склониться перед его образом, раз уж живу здесь.

Лавелл пожал плечами, но последовал примеру спутника.

— Нельзя почитать доску, — вздохнул он, проезжая под аркой ворот.

— А вы думайте в эти моменты о чем-то своем, — посоветовал Ракоци. — Будьте терпимы к чужому вероучению. Обряды могут быть разными, но их подоплека одна.

— Те, что следуют за Папой Римским, тоже погрязли в язычестве, — заявил Лавелл, упрямясь. — В Англии все заведено по-другому.

— Как всегда и во всем, — подтвердил иронически Ракоци. — Оставьте в покое иконы, смотрите на лошадей. — Он кивком указал на ярмарку, являвшую собой настоящее море волнующихся конских холок, грив, крупов и морд.

Лавелл натянул поводья.

— Потрясающе! — выдохнул он. — Я ничего подобного в жизни не видел. Как полагаете, сколько же здесь голов?

— Около двух тысяч или чуть более. — Ракоци подтянул свою вороную к мышастому мерину, брезгливо косящемуся на дорожную жижу. — Говорите по-русски, — посоветовал он. — Иначе все эти добрые люди решат, что мы что-нибудь замышляем.

— Они же видят, что мы иностранцы, — удивленно сказал Лавелл. — И должны понимать, что нам легче переговариваться на своем языке.

— И тем не менее говорите так, чтобы вас понимали, если не хотите нажить неприятности. — Ракоци движением подбородка указал на порядочно удалившегося от них Анастасия. — И будьте поосторожнее в присутствии нашего провожатого.

— Разумеется, — ответил Лавелл и смолк, составляя в уме русские фразы. — Он обязан докладывать о нас кому следует, — заявил он уже на московском наречии. — Он государев слуга.

Ракоци внимательно всмотрелся в широкую спину боярина.

— Не уверен, — обронил после паузы он.

Анастасий взмахнул рукой, поторапливая своих спутников.

— Здесь надо быть расторопнее, — проворчал он, когда те подъехали. — Неча считать ворон. Иначе всех лошадей разберут прежде нас. — Боярин нахмурился, но тут же сменил гнев на милость, заметив кучку татар в плотных кожаных одеяниях, напоминавших халаты. — Вот торговцы, которых мы ищем. Они, конечно, большие мошенники, но выбор у них довольно хорош. Будь здрав, Келуман, — прокричал он татарину, одежда которого выглядела богаче, чем у других. — Сколько коней ты пригнал?

— Не так уж много, — ответил тот, усердно кланяясь и улыбаясь. — Шести сотен не наберется. Сезон заканчивается. — Он развел руками, выражая горделивое сожаление. — Много двухлеток и однолеток.

— Сокращаете молодняк, чтобы дать место новому ожеребу? — спросил Ракоци, соскакивая со своей Фурии в дорожную грязь. — Разумная мера. — Избавляющая табун от наиболее заурядных особей, пока те не начали проявлять интерес к кобылицам, мог он добавить, но не добавил. — Что ж, поглядим.

— Граф Сен-Жермен — человек весьма сведущий во многих вещах, — счел нужным пояснить Анастасий.

Келуман с недоверием покосился на Ракоци.

— Откуда он знает, зачем мы продаем молодняк?

— Я сам разводил лошадей, правда давненько, — ответил Ракоци, и в груди его защемило от нежности, смешанной с горечью, при воспоминании о просторных конюшнях, которые он держал под Римом пятнадцать столетий назад. Потом, три или четыре века спустя, был Требизонд и табун в восемьсот голов, доставшийся позже Оливии, когда ему пришлось вместе с Роджером бежать из тех мест. Ничего, она справилась, ведь с ней оставался Никлос, подумал он и сказал: — Как я понимаю, лошади, каких ты выводишь, на Западе не известны.

— Существует много пород, которых на Западе не видали в глаза, — пренебрежительным тоном ответил татарин. Он указал рукой на ближайший к ним табунок. — Вот, например, донцы. Их можно без стыда предлагать самым лучшим наездникам мира.

— Казачьи коньки, — пояснил Анастасий, спрыгивая с седла. Подобно многим тучным мужчинам, он был поворотлив и изящен в движениях. — Хороши в бою, выносливы, неприхотливы. Но это не те лошадки, о которых я вам говорил.

Ракоци молча кивнул. Он понимал, что ему как покупателю, проявлять излишний интерес неразумно, и потому неспешно прошелся вдоль табунка.

— Что ж, норов у них спокойный, хороши также ноги. Но в зимнюю пору, похоже, они теряют вес. Холод поедает их плоть.

Татарин пустился в длинные, путаные объяснения, виня в худосочном виде животных мороку длительных перегонов.

— Со временем они свыкаются с холодами, — заключил свои рассуждения он.

Улыбка Ракоци была более чем любезной, но в темных глазах его поблескивал лед.

— Я позволю себе усомниться. У них слишком тонкая шкура. — Не обращая внимания на протесты торговца, он двинулся к соседнему табунку. — Расскажи мне об этих.

— Ах, они тоже с дороги. Путь от Сарая далек. — Заметив, как помрачнел Анастасий, Келуман усмехнулся. — Хочешь сытых коней, приезжай к нам в Сарай.

— Что это за порода? — Ракоци подошел к низкорослым стройным лошадкам. — Степного завода, не так ли?

— Точно. — Келуман со вниманием оглядел иноземца. — Мы зовем их карабаирами.

Ракоци втерся в стадо.

— Они еще вырастут или такими же и останутся? Всем хороши, но для двухлеток мелки.

Келуман сплюнул.

— Они вообще невысокие, но очень сильные. Чего еще надо от лошадей?

Лавелл следил за происходящим с нескрываемым интересом. Он тоже спешился и тянулся за Ракоци, предпочитая венгерскую манеру вести торг российской, ибо отставший от них Анастасий уже на кого-то кричал. Карабаиры явно понравились англичанину.

— Мадам Клеменс, кажется, держит похожих, — заметил застенчиво он.

— Вы имеете в виду ее берберов? — осведомился Ракоци. — Да, сходство есть. — Он повернулся к Лавеллу и отвел его в сторону от татарина, тут же сделавшего скучающее лицо. — Быть может, вы захотите послать ей пару таких кобылок? Вон они ходят, чепрачная и каштановая. Мне думается, Оливия будет в восторге от них.

Лавелл пожал плечами, его бледные щеки порозовели.

— Я… я боюсь, мой кошелек не позволит мне выразить таким образом, насколько ценна для меня ее дружба. — Англичанин потупился, с нарочитой старательностью натягивая на уши мохнатую русскую шапку. — А если бы даже позволил, как бы мне удалось переправить сей знак внимания в Англию? До весны дороги на запад закрыты, а если Россия вновь схватится с Польшей, о перегоне животных через Европу вообще придется забыть. Гавань Новые Холмогоры на Белом море, куда обычно заходят наши суда, затянута льдами, те вскроются только к маю. Я, возможно, и взял бы этих лошадок, но где мне их держать? Вот разве весной… — Он смешался, не зная, как выйти из ситуации, не потеряв при этом лица.

— Многие стойла в моей конюшне пустуют, — спокойно сказал Ракоци. — Я с удовольствием предоставлю их вам. Берите лошадок, не сомневайтесь. Тех, что я показал, а хотите — других. Лишняя лошадь в конюшне никогда не обуза. — Он слегка усмехнулся, и Лавеллу в этой усмешке почудился некий странный намек на что-то не относящееся к предмету их разговора.

— О нет, граф, вы слишком любезны, — запротестовал он уже на английском. — Я не могу принять столь щедрое предложение. Это ни на что не похоже, мы ведь почти не знакомы и…

— Я возьму на себя все хлопоты, Лавелл, — прервал его Ракоци. — Рекомендаций Оливии мне достаточно, чтобы считать вас своим старым знакомцем. Кроме того, жизнь дипломата полна неожиданностей. Всегда может появиться нужда спешно отправиться куда-либо… в Польшу, скажем, или в Новые Холмогоры, а казенные лошади не всегда под рукой. — Он просверлил филолога пристальным взглядом. — Что скажете, а?

Лавелл растерянно завертел головой.

— Я… я не знаю.

— Но вам бы хотелось порадовать мадам Клеменс?

Англичанин совсем потерялся.

— Да, но мне не хотелось бы обременять при том вас. — Он мучительно покраснел и набрал в грудь воздуха, собираясь выяснить, что венгр с него спросит за содержание и прокорм лошадей, но тот уже шел к Келуману.

— Пока доктор Лавелл делает выбор, я хочу осмотреть других лошадей.

— Да, — закивал головой подоспевший к ним Анастасий. — Покажи-ка нам своих лунных коней.

Татарин вздрогнул и одарил боярина неласковым взглядом.

— У меня их всего двадцать голов, — пробурчал он и, помедлив, сказал со значением: — Только трехлетки. Но этот товар не для всех.

— Двадцать?! — воскликнул Ракоци удивленно. — Ты ничего не путаешь, Келуман? Лошади этой масти встречаются крайне редко. Я имел с ними дело, но так давно, что они превратились в моей памяти в миф. — Так называемые лунные кони, именуемые в Китае небесными, покорили его сердце около тысячи лет назад.

Татарин полупрезрительно усмехнулся.

— Ступай за мной, недоверчивый иноземец. Ты увидишь все сам.

Даже в столь хмурый по-зимнему день лошади, к каким они подошли, поражали воображение. Они словно сияли, опушенные дивным светло-серебристым свечением, и были крупнее донских и татарских коньков. Правда, хвосты и гривы этих великолепных созданий имели не слишком ухоженный вид, но Ракоци знал, что, если их вымыть и расчесать, они обретут цвет серебра с чуть красноватым оттенком.

— Лунные кони, влекущие колесницу Смерти, — выспренно объявил Келуман. — Ахал-Теке.

Темные, обычно холодные глаза Ракоци вдруг помягчели. Он подался вперед и своей маленькой, облаченной в перчатку рукой погладил тянущуюся к нему морду, потом потер нос другой любопытствующей кобылке и двинулся вдоль коновязи, дружелюбно похлопывая застоявшихся лошадей и внимательно наблюдая, как они к тому отнесутся.

Возвратившись к Келуману, он твердо сказал:

— Три жеребца и шесть кобыл. Я хочу осмотреть их.

Келуман удивленно раскрыл рот и глянул на Анастасия.

— У него есть разрешение, князь?

Ответ был уклончив.

— Он западный человек, Келуман. И обычаев наших не разбирает. Но он богат, и к нему благоволит государь.

— Да продлит Всевышний его дни, — торопливо подхватил Келуман.

Анастасий кивнул и перекрестился. Он был озадачен, ибо не думал, что венгр решится на столь большую закупку, и попытался сообразить, как поступил бы на его месте Василий, но тут же оборвал эту мысль. Если бы того заботил визит иностранцев на рынок, он был бы здесь, а не посиживал дома. Значит, ему, Анастасию, оглядываться на брата не след. Кашлянув для внушительности, боярин огладил бороду.

— Граф принародно удостоился государевой похвалы, и всем было велено ни в чем ему не перечить. А второй иноземец, — он взмахом руки указал на филолога, все еще озабоченно озиравшего карабаиров, — учитель. Он человек грамотный, многодумный и должен везде поспевать. С ним загвоздки не будет тоже, ибо батюшка к нему добр.

— Воля властителя — воля небес, — сказал Келуман. — Мы прах, по которому он ступает.

— Батюшка ведает о твоем здравомыслии, Келуман, — вкрадчиво произнес Анастасий. — Знай, в скором времени ты получишь награду.

Татарин сделал рукой отстраняющий жест.

— Царь Иван очень щедр, но мне не подобает брать у него что-либо, — заявил он, оглядываясь на лошадей, будто те своим ржанием уже подзывали к нему отряд царевых допытчиков.

Анастасий изобразил на лице озабоченность.

— Но ведь ты столько делаешь для…

— Пустое, — повторил Келуман. — Если мне что-нибудь причитается, оставь это себе. — Он с большой резкостью повернулся и едва не упал, поскользнувшись на тонком ледке. Но его поддержали.

Это был Ракоци.

— Близится ночь, — сказал он бесстрастно. — Лужи покрываются льдом, и даже осторожному человеку не всегда удается сыскать, на что опереться.

Келуман внимательно посмотрел на него.

— Да, — сказал он после краткого размышления. — Это верная мысль.

Ракоци, усмехнувшись, кивнул.

— Я рад, что мы понимаем друг друга. — Он протянул руку к лошадям. — Так я осмотрю их?

Келуман глубоко поклонился, прижав ладонь к сердцу. В глазах его больше не было неприязни.

Ракоци стянул с рук перчатки, неспешно размял пальцы и подошел к ближайшему жеребцу. Взявшись за веревочный недоуздок, он подтянул его морду к себе, осмотрел глаза, обследовал уши. Потом, удовлетворенный увиденным, взялся за мягкие губы и, растянув их, приоткрыл конскую пасть.

Жеребец, удивленный происходящим, взволнованно засопел, потом угрожающе фыркнул.

— Ну-ну, успокойся, — прошептали ему. — Тебе не сделают больно. — Маленькая рука поднялась и потрепала грязно-серую гриву. Конь переступив с ноги на ногу, нагнул голову и боднул носом человеческий локоть. — Молодец, умный мальчик, — похвалил его Ракоци, ощупывая широкую грудь.

Анастасий — отменный наездник, но, как боярин, не утруждавший себя заботами о своих лошадях, невольно почувствовал зависть. У этого венгра есть чему поучиться, сказал он себе и придвинулся ближе.

— Досадно, что тут негде проверить, каков он в беге, — заметил Ракоци, выпрямляясь. — Я беру его. Замечательный конь. Хорошо, если таковы же будут и остальные.

Келуман мысленно возблагодарил небеса, хотя сейчас они выглядели мрачновато. В них плавали низкие темно-серые облака, рассеивавшие над Москвой мелкий снег. Холодало уже ощутимо, а солнце неумолимо клонилось к закату. Успеть бы к ночи в ночлежку, беззлобно подумал татарин, но ничего, пусть смотрит, пусть.

Прошел добрый час, прежде чем Ракоци закончил осмотр и вынул из кошелька четыре алмаза. Протягивая плату татарину, он взглянул на своих истомившихся спутников и сказал:

— О, простите! Вам совсем не обязательно было дожидаться меня. Но я весьма благодарен вам за любезность.

Анастасий скривил изрядно озябшие губы в улыбке.

— Нечего говорить о том, граф. Я вас завез сюда, да и Келуман бы обиделся. — Заметив искру недоумения в темных глазах, он пояснил: — Как бы он понял, что с ним обойдутся по чести?

— Да, — кивнул Ракоци. — От незнакомца всегда ждешь подвоха.

— Истинно так. — Анастасий перекрестился. — Но теперь все, к общему удовольствию, кончено. Вы оба получили лошадок, а Келуман неплохой барыш. — Глаза его против воли блеснули. Он вспомнил об огромном берилле в руках безумного государя и сам подивился силе алчности, ворохнувшейся в нем.

— Иначе в вашем присутствии и быть не могло, — заметил Ракоци, наблюдая, как Келуман подвязывает к одной веревке отобранных лошадей. Лавелл уже держал в руках длинный повод. Степные кобылки его пританцовывали и заигрывали друг с другом, чтобы согреться.

Случай был слишком благоприятным, чтобы им не воспользоваться, и Анастасий предложил:

— Едем ко мне. Подкрепимся малиновкой и пирожками с капустой и мясом.

Ракоци, уже севший в седло, придержал коленями Фурию, потом взял повод у Келумана и обернулся к Шуйскому.

— Ваше радушие, князь, не имеет границ, однако мне не хотелось бы вновь утруждать вас. Да и с лошадьми еще много хлопот. Надо завести их в конюшню, накормить теплой кашей. — Он вежливо улыбнулся. — Как-нибудь в другой раз.

— Вот-вот, — подхватил Лавелл, полязгивая зубами. — О бедных животных следует позаботиться, и как можно скорее. Как, впрочем, и обо мне. — Последнее вырвалось у него с такой деланной бесшабашностью, что Ракоци насторожился.

— С вами все в порядке? — обеспокоенно спросил он.

— Да, просто я немного продрог, — ответил англичанин.

— В таком случае будет лучше, если вы заночуете у меня. Я дам вам снадобье и прикажу согреть ванну. — Ракоци повернулся к боярину. — Сожалею, что не можем ответить согласием на ваше любезное приглашение, князь.

Он поклонился, поднял в знак расставания руку и пустил свою вороную к южному въезду в Москву. Лавелл со своими лошадками потащился за ним, искренне недоумевая, как это его угораздило сделать покупку, о какой еще утром он даже не помышлял.

Наблюдая, как они удаляются, Анастасий боролся с искушением пустить свою лошадь в карьер и, обогнав маленький караван, повелеть стражникам не пускать иноземцев в столицу. Мысль сама по себе была очень приятной, но, прознай о ней царь Иван, голова Анастасия уже торчала бы на колу над московской базарной площадью, а его двоюродный смеялся бы, наблюдая, как вороны склевывают с черепа плоть.

— В чем дело, Неммин? — спросил Ракоци, когда все лошади были заведены в застланные свежей соломой стойла. — Ну, говори же.

Старому ливонцу понадобилось какое-то время, чтобы составить ответ.

— Я не хочу ни во что вмешиваться. Вы здесь хозяин.

— А ты здесь конюх, — возразил Ракоци. — Что тебя беспокоит?

Конюх упорно прятал глаза, потом повернулся к стойлам.

— Эти лошади, — пробурчал он наконец. — Вы их испортите.

Ракоци облегченно и в то же время устало вздохнул, понимая, что ливонец заводит старую песню.

— Чем же я их испорчу? — спросил с иронией он. — Зерновой кашей и снадобьем от вздутия брюха?

— Они от этого только слабеют, — пробормотал Неммин. — У них недостанет сил ходить под седлом.

— Чепуха, — сказал Ракоци. — Пусть я чужак здесь и барин, но все же понимаю кое-что в лошадях. Я прибыл сюда не пешком и не на колесах, я пересек в седле Венгрию, Богемию, Польшу. — А также Китай, Индию и Египет, мог бы добавить он.

Неммин мрачно кивнул.

— И пусть Господь на вас не осердится за то, что лошади весь день не биты. — Он сокрушенно помотал головой. — Они распустятся без кнута. Позабудут науку и перестанут слушаться вас.

Ракоци стиснул зубы.

— Вот что, Неммин, — произнес с твердостью он. — Я ведь и впрямь здесь хозяин. И повторяю тебе еще раз: спрячь подальше свой кнут. Я не желаю, чтобы моих лошадей запугивали. Не желаю, чтобы их били. Они, как и мы, Господни создания, их следует уважать.

— Да ну? — Неммин сплюнул в сердцах и оградил себя жестом от сглаза. — Над вами станут смеяться, если узнают о том, что тут творится. — Он яростно пнул сапогом клок соломы и пошел прочь, прибавив: — А после решат, что вы колдун.

— А кто об этом расскажет, если не я и не ты? — поинтересовался Ракоци.

Неммин остановился.

— Я-то не скажу никому. Я не накличу позора на дом, в котором служу, хотя и вижу в нем много неладного.

Прислушиваясь к удаляющемуся подшаркиванию сапог, Ракоци сознавал, что конюх легко может изменить своему слову. Все шепотки за его спиной так и останутся шепотками, пока царь Иван к нему благосклонен, но, как только монарх от него отвернется, они сольются в единый — немолчный и обвиняющий — вопль. Он в последний раз оглядел коней и пошел к боковой двери конюшни, за которой его уже ожидали.

— Англичанин принял ванну и уже одевается, — сообщил ему Роджер.

— Прекрасно, — кивнул Ракоци. — Мы найдем, чем его угостить?

— Все улажено, — сказал Роджер. — А для вас приготовлен кунтуш. Вы ведь наверняка захотите с ним посидеть.

Ракоци помолчал, потом поглядел на слугу.

— Ты думаешь, это не очень… благоразумно?

Ответ был уклончив:

— Нет, раз уж он дружил с мадам Клеменс.

— Ладно, — сказал Ракоци. — Одним слухом больше. Я поднимусь переодеться. Принеси мне кунтуш.

* * *
Указ царя Ивана, составленный на русском, греческом и польском языках.

«В день светлого Рождества, когда мы вознаграждаем за усердие наших слуг, я, Иван Четвертый, прозванный Грозным, единовластный господин и царь всея Руси, желаю выразить благодарность иноземному алхимику Ференцу Ракоци, посланнику Стефана Батория, польского короля.

Да будет всем ведомо, что милость моя будет пролита на упомянутого иноземца за его многотрудные, угодные мне деяния, и да не посмеет никто пустозвонить, что имеется какая-либо иная причина тому.

Моим повелением Ференцу Ракоци, иноземному графу, на 27-й день января, в праздник Святого Иоанна Златоуста, надлежит обвенчаться в Успенском соборе с дворянкой Ксенией Евгеньевной Кошкиной, сродницей великого князя Анастасия Сергеевича Шуйского.

Венчание должно отметить пиршеством на тысячу персон мужского пола с позволением тысяче женщин отобедать за занавесками рядом.

Весть об этом событии будет доведена до Стефана Батория Польского, как только оттают и просохнут дороги.

Такова моя воля и воля небесная.

Иван IV, царь».

Часть II Ксения Евгеньевна Кошкина Новобрачная

Письмо отца Казимира Погнера к Ференцу Ракоци, графу Сен-Жермену.

«О вероломный предатель! Неужели же ты, пренебрегши предупреждением, посланным тебе мною в надежде пробудить твою совесть, и впрямь стремишься окончательно опозорить как себя самого, так и того, кто послал тебя в эти края, решившись на брак с русской дворянкой, который якобы против твоей воли устраивает сам государь? На что ты надеешься, вступая в этот союз? На обещание царя оставить тебя в воле Стефана Батория, твоего соотечественника и короля? Подумай, как ты сможешь в будущем отстаивать его интересы, если во всем покоряешься Ивану сейчас?

Твои уверения в том, что происходящее от тебя не зависит, звучат откровенно фальшиво. Я располагаю вполне надежными сведениями, что ты сам добивался этого брака, чтобы упрочить свое положение при московском дворе и обрести тут права на какой-либо земельный надел в качестве компенсации за то, что отобрано у тебя турками. Вот резон твоих действий, достойный не только человеческого презрения, но также церковного осуждения, ибо ради корысти ты готов стать на путь вероотступничества, собираясь связать свою жизнь с женщиной, исповедующей православие. Так знай же, ты не оставляешь мне выбора. Если венчание состоится, я буду вынужден отлучить тебя от Истинной Церкви, а посему не могу далее считаться с тобой как с заслуживающим доверия сотрудником нашей миссии, даже если мы с огромной натяжкой допустим, что ранее ты был таковым.

Меня, увы, также удручает и другое обстоятельство: я, как священник, обязан сообщить тебе, что твоя невеста отнюдь не невинна. Впрочем, скорее всего, ты знаешь об этом и сам. То, что тебе якобы ничего, кроме имени, о ней не известно, грубая и неприкрытая ложь. Думаю, что между тобой и родичами опороченной и отвергаемой всеми женщины заключена грязная сделка, ибо ни одну добропорядочную русскую девушку за тебя бы не отдали. Полагаю, не отдали бы и эту, стыдясь ее прошлого, но, похоже, ты сумел улестить свою будущую родню. Чем же, скажи? Уж не очередным ли алмазом из казны Папы Римского? Все твои действия на Московии подтверждают, что это именно так.

Как только просохнут дороги и графу Зари вручат подорожную, я отошлю сообщения о твоем поведении Стефану Баторию и его святейшеству папе Григорию, чтобы они указали мне способ исправить последствия твоих нечестивых деяний.

Казимир Погнер, орден иезуитов.
9 января по новому календарю в 1584 лето Господне».

ГЛАВА 1

С неделю над Москвой бушевали метели, но в день свадьбы заяснило прямо с утра, однако сверкающий солнечный свет принес с собой жгучий холод. Студеный ветер, разбиваясь о плотные стены московских домов, ярился и, взметаясь над крышами, мгновенно уносил дымы тысяч труб в небо. Крестьяне, отряженные на расчистку снега в Кремле, кутались в овчинные шубы и сами выглядели как сугробы, которые им предстояло убрать.

В Успенском соборе усердно трудились священники и монахи, готовя храм к обряду венчания. Колонны увили еловым лапником, им же застлали пол; терпкий смоляной дух мешался с запахом ладана.

Царь, распростершись перед иконой Владимирской Богоматери, то неустанно молился, то, гневаясь, упрекал Богородицу в нежелании снизойти к его просьбам. Скопец Ярослав терся неподалеку, явно встревоженный состоянием своего подопечного. Время от времени он крестился на образа и что-то шептал.

Перед началом второй заутрени к нему приблизился отец Симеон.

— Нужно бы увести его, — сказал он, движением клочковатых бровей указывая на государя. — Иначе мы тут ничего не успеем.

— Разумеется, отче, — кивнул Ярослав.

Отец Симеон осенил себя крестным знамением, наблюдая, как Ивана уводят из храма.

— Смилуйся над ним, Боже, — промолвил он с чувством и поспешил к алтарю.

Выйдя на свет, Иван вскинул руки к глазам, ослепленный искрящимся снегом.

— Господь привечает меня, — сказал он Ярославу. — Он послал своих ангелов мне в защиту.

— Да, батюшка, — отозвался скопец, знаком веля стражникам вести царя к Благовещенскому собору.

Тем же часом в хоромы Василия Шуйского входил его двоюродный брат Анастасий, сопровождаемый Галиной Александровной Кошкиной и ее дочерью Ксенией.

Обе женщины в пояс поклонились хозяину. Тот небрежно махнул им рукой.

— Худа, бледна, — проворчал он, глядя на Ксению. — Ладно, с худобой ничего не поделаешь, а лицо женки как-нибудь подрумянят. — Князь ткнул пальцем в шкатулку, стоявшую на столе. — Твой жених, как и должно, прислал тебе подношение. Ожерелье из белых камней. — Последнее было сказано с легкой заминкой, ибо редкостные молочно-белые самоцветы не совсем отвечали сложившейся ситуации. На Руси женщинам, и в особенности невестам, обыкновенно дарили одни жемчуга. — Он инородец и обычаев наших не разбирает, а посему ты наденешь дарованное.

— Раз надо, надену. — Ксения вздернула подбородок и стиснула кулаки. Острые ногти впились ей в ладони.

Галина, заметив в глазах дочери вызов, попыталась сгладить неловкость:

— Она слишком переживает, Василий, ты уж не обессудь.

— Вовсе нет, просто я не хочу идти замуж, — сказала Ксения ровно.

— Думай, дуреха, что говоришь, — одернул ее Анастасий. — Замужество — счастие для тебя, оно покроет твое бесчестье. Вместо того чтобы упрямиться, пала бы на колени и возблагодарила Пречистую Деву.

— Если бы Пречистая Дева хотела оградить меня от бесчестья, она сделала бы что-нибудь еще лет двенадцать назад, — возразила с горечью Ксения. Ее большие глаза цвета меда предательски заблестели, но она раздраженно нахмурилась и смахнула слезы рукой. — Не беспокойтесь, я покорюсь вашей воле. И буду молчать.

Галина прижала руку к губам, понимая, что творится в душе дочери. Она сама была в свое время красавицей, и лишь войдя в возраст, избавилась от мужских посягательств, да и то…

— И правильно, и молчи, — одобрил Василий. — Поступай только так, как велит тебе мать. Чти память отца, да простит Господь и его, и твое прегрешение, иначе всей нашей семье позора не избежать. А ты тогда пойдешь по миру, отторгнутая всем нашим родом. Это ужасный удел.

Ксения, еще не обряженная в роскошный, белый с золотом, свадебный сарафан, пошитый для нее по велению Анастасия, пристально посмотрела на родича.

— Но… если муж мой меня о чем-нибудь спросит, что мне ему сказать?

— Придумаешь что-нибудь, — пропела Галина. — Вот погоди, я тебя научу. Ведь все вопросы пойдут от чистых простынок, а мне ведомы способы их замарать.

— Замолчите, бесстыдницы! — прикрикнул Василий.

Галина тут же притихла и поклонилась Василию с Анастасием, толкая в бок дочь.

— Благодари, глупая, своих сродников за заботу. Что бы мы с тобой делали, если бы не они?

— Ну, я тут ни при чем, — отмахнулся Василий. — К царю ходил Анастасий, а я лишь его поддержал. — Он снова критически оглядел Ксению. — Побольше румян — и получится девица хоть куда. — Князь улыбнулся, но ответной улыбки не получил, ибо его племянница уже открывала шкатулку.

— Я хочу поглядеть, что там, — вызывающим тоном заявила она и, прежде чем Анастасий с Василием успели обменяться тревожными взглядами, вытянула из бархатного гнезда череду сверкающих бусин. Губы ее, готовые пренебрежительно искривиться, растерянно дрогнули, а в глазах вспыхнуло неподдельное восхищение. Ожерелье походило на кружево из сорока серебристых камней, хитроумно соединенных между собой мелкими крылышками из какого-то белого, благородного вида металла. Оно сияло и переливалось при каждом движении Ксении, ошеломленной его красотой.

— Где же он взял это чудо? — вырвалось у нее.

— Говорит, сделал сам, — с великим сомнением произнес Анастасий. — Не знаю, верить тому али нет.

— Диво дивное, — ввернула Галина, искренне радуясь, что дочь начинает оттаивать. — И в аккурат по тебе. Примерь-ка его.

Но Ксения уже убирала подарок в укладку.

— Ладно, — вздохнула она и с решительным видом повернулась к Василию. — Раз уж дело затеяно, нельзя ли его поскорей завершить?

Василий грозно повел плечами, но тут же смирился, невольно любуясь племянницей, и хлопнул в ладоши, призывая слугу.

— Проводи моих сродниц на женскую половину. Думаю, их там уже заждались.

Борис Годунов в это время спускался по главной лестнице своих просторных хором, чтобы поприветствовать гостя. Жена его, Мария Скуратова, будучи в положении, опиралась на руку мужа.

— Рад видеть вас в своем доме, — улыбнулся Борис.

Ракоци в итальянской манере поклонился хозяину и хозяйке и, указывая на сопровождавшего его Роджера, торопливо сказал:

— У него мои вещи. Прошу вас, распорядитесь, чтобы его проводили в комнату, где их можно было бы разложить. — Он спохватился и попытался иронически усмехнуться. — Фи, что за тон? Не судите меня слишком строго, ибо я который уж день не в себе.

— А вы ведь и вправду обеспокоены, — сказал несколько удивленно Борис и покосился на супругу, спокойно направившуюся к окну, где стояли резные деревянные кресла. Ракоци не был задет тем, что ее не представили, ибо по русским обычаям, знатным дворянкам не полагалось заговаривать с кем-либо, кроме родни.

— Именно так, — кивнул он. — И весьма глубоко. Видите ли, я никогда еще не был женат.

— Да что вы? — В черных глазах царедворца колыхнулось искреннее сочувствие. — А ведь вы лет на десять старше меня. — Он в свои тридцать два ощущал себя уже пожившим и многое изведавшим мужем. — Вот она — доля изгнанника. Впрочем, тем больше у вас причин возрадоваться подарку судьбы. — Он подозвал одного из челядинцев. — Проводите слугу графа в нужную комнату. Да убедитесь, что там начищены зеркала.

— Зеркала?! — не удержался от восклицания Ракоци, вот уже почти сорок столетий не видевший своего отражения. — Думаю, мы с моим Роджером вполне обошлись бы без них, — прибавил он, словно бы извиняясь. — Но, конечно, благодарю.

— Упражняетесь в скромности? — спросил непринужденно Борис, как только двое слуг увели Роджера, прихватив с собой его сумки. — Это чудесное качество, но оно, безусловно, не помешает нам выпить за вашу новую и счастливую жизнь. Как вы считаете, а?

Ракоци вскинул руку в протестующем жесте.

— Еще раз простите меня, мой добрый друг, но, похоже, я опять буду вынужден отказаться. Не говорите сейчас мне о выпивке. Хмель туманит мозги. Я слышал, венчание длится более двух часов. Мне необходимо сохранять трезвый рассудок.

Борис рассмеялся.

— Ах, иноземцы! Предусмотрительность — главная ваша черта. Но всего не предугадаешь. Вам пора перестраиваться на русский манер, чтобы вкусить все радости жизни. Осторожничай, не осторожничай — судьба все равно извернется и оставит тебя в дураках.

— Да, — засмеялся в ответ Ракоци. — Похоже, вы правы.

Борис с удовлетворением хохотнул.

— Вот и прекрасно. Ловлю вас на слове. Когда венчание закончится, я напою вас так, что зашатаются звезды.

— Ну, это уже чересчур, — сказал Ракоци с деланной укоризной, высвобождаясь из мехового плаща и перекидывая его через руку. — Боюсь, мне придется сейчас вас покинуть, — сказал озабоченно он. — Час церемонии близится, а процедура облачения в новое платье долга. — Это была правда, служившая, впрочем, хорошим предлогом не мешкая удалиться, пока дружелюбие хозяина дома не переросло в панибратство, чреватое лишней докукой.

— Скажите мне, правда ли, что обычаи в вашей стране предписывают жениху быть во всем белом? — покосившись на жену, спросил Борис.

— Да, особенно если брак для него первый, — ответил Ракоци, осторожно подбирая слова и пытаясь понять, что стоит за этим вопросом.

— Значит, и вы будете в белом?

— В белом, отороченном черным, — уточнил Ракоци и добавил: — В знак уважения к предкам.

Ответ, похоже, удовлетворил царедворца, ибо он энергично потер руки.

— Это понравится государю. — Борис жестом подозвал к себе слуг. — Ну, не буду вас долее мучить, ступайте. А я еще должен свидеться с батюшкой, чтобы все ему объяснить. Ведь женихи у нас одеваются в красное, и ваш наряд его может смутить. — Он умолк, но, когда Ракоци, поклонившись, двинулся к двери, сказал: — Вам окажут двойную почесть.

— Двойную? — спросил Ракоци, останавливаясь. — Что это значит?

— Царь Иван повелел присовокупить к молитвенным песнопениям еще три псалма. Он сам сочинил их: два — в восхваление Богородицы, а третий — во спасение заблудшей души. — Борис поиграл руками. — Это весьма достойные песнопения, но они несколько длинноваты.

— Понимаю, — кивнул Ракоци. — Буду иметь это в виду. — Он обернулся в дверях. — Когда будете у государя, поблагодарите его от меня за столь приятный подарок.

— Непременно. — Борис улыбнулся и, когда гость ушел, повернулся к жене: — Ну, Маша, что скажешь?

Та призадумалась, потом объявила:

— Он несомненно умен, но не сказала бы, что добронравен. И все же, если у Ксении достанет ума его к себе привязать, она до конца своих дней будет жить, ни о чем не тревожась.

— Это ты у меня умница, — усмехнулся Борис. — И, похоже, читаешь мои мысли много лучше, чем я.

В покоях, любезно предоставленных гостю Борисом, было светло от бьющего в окна солнца. Роджер, успевший разложить всю одежду, стоял над ней в почтительном ожидании.

— Я все думаю, — сказал Ракоци, стаскивая с себя доломан и отстегивая рейтузы, — когда я в последний раз надевал такой белый наряд?

— Во Фьоренце. — Роджер называл Флоренцию, как ему больше нравилось — по-старинке.

— Да-да, это было около века назад. Я выдавал тогда себя за собственного племянника.

Ракоци застыл на мгновение, полураздетый, темные глаза его, устремленные в одну точку, утратили яркость, а перед мысленным взором встали громадные языки пламени, лижущие худенькую женскую фигурку, танцующую среди них.

— Господин? — окликнул его Роджер.

Ракоци сморгнул.

— Да. Ты прав. — Он быстро разоблачился и какое-то время стоял, поеживаясь, пока Роджер обтирал влажной губкой и обрызгивал ароматной эссенцией его тело, потом медленно натянул на себя черную облегающую рубашку и — поверх ее — белую шелковую сорочку. После того как передняя шнуровка была надежно затянута, прозвучал новый вопрос: — Тебе удалось хоть что-то узнать?

— Ей, говорят, за двадцать, отец был убит татарами, — ответил Роджер. — С тех пор она вместе с матерью проживает в доме Анастасия Шуйского.

— Другими словами — бедная родственница, — заключил Ракоци. — Что ж, это кое-что проясняет, но о ней лично не говорит ничего. Почему царь Иван ее выбрал? — Он сдвинул брови и, хмурясь, пристегнул к нательному поясу белые, пробитые серебристой ниткой рейтузы.

— Возможно, сами Шуйские нашли способ подъехать к царю, — сказал Роджер, встряхивая сверкающий доломан, отороченный черными кружевами.

— Возможно, — кивнул Ракоци. — Но все остальное — загадка.

Роджер вынул из сумки горностаевый ментик и подал хозяину его талисман — большой, оправленный в серебро кабошон, словно парящий на двух распростертых крыльях.

— Хорошее дополнение к их орлу, — заметил он, и в его голубых, обычно невозмутимых глазах блеснула усмешка.

Примерно через час Успенский собор стал заполняться. Бояре, сопя и косясь друг на друга, проталкивались к аналою. Солнечный свет, проникавший в храм через три небольших оконца, был лишь подспорьем величественному золотому сиянию гигантских иконостасов; перед иконой Владимирской Богоматери теплилось море свечей.

Толкотня усилилась, когда в храм вступил царь, за которым чинно следовал сын его Федор. Ему за хорошее поведение обещали дозволить после венчания подняться на звонницу. Царские стражи бесцеремонно расталкивали бояр, когда Иван падал ниц перед очередной из икон. Федор с добродушной улыбкой взирал на отца, на лбу его посверкивала отобранная у Ракоци диадема.

Отец Симеон сменил простую черную рясу на епископское облачение, расшитое жемчугами, и строгий клобук. Он глубоко поклонился царю.

— Батюшка, что прикажешь? Дозволишь начать богослужение или велишь задержаться, пока ты не обойдешь весь храм?

Царь Иван огляделся по сторонам, его зелено-голубые глаза лукаво сверкнули. — Нет, — ответил он после паузы. — Нет. Ждать не надо. Венгр, что сегодня венчается, щедро одаривал нас восхитительными камнями, пора и ему в свой черед получить от нас самоцвет. — Он рассмеялся и встал с колен. — А что, молодые тут ли?

— Тут, батюшка, — сказал отец Симеон. — У нас все готово.

— Готово, — пробормотал Иван и опять огляделся. — Стало быть, пора начинать. — Царь пошел было к аналою, но вдруг повернулся к сыну. — Мне сказали, что он и она будут в белом, как в саванах, так ты не бойся. Таков уж обычай в Венгрии или в Польше, или где там еще. — Он дважды осенил себя крестным знамением. — Прости их Господь.

Как только государь всея Руси занял свое место, в церкви установилась полная тишина и скрытый от взоров хор певчих завел на двенадцать тонов хвалу Господнему милосердию. Священники пошли кругом по храму, за ними двинулся князь Анастасий с Ксенией, которой он приходился крестным отцом. Жениха, замыкающего процессию, сопровождал Борис Годунов.

У аналоя Ракоци впервые увидел свою невесту. Та была одного с ним роста и не по русскому обычаю стройна. Белый, расшитый золотом сарафан свободно сбегал по ней, напоминая римскую столу, что лишь подчеркивало горделивость ее осанки. Толстый слой белил и румян мешал понять, хороша ли она, но ясные золотисто-коричневые глаза, встретившись с его взглядом, не дрогнули.

Венчание было долгим, и, когда оно наконец завершилось, на улице стало смеркаться. Бояре, простоявшие на ногах более трех часов, потекли из собора, облегченно вздыхая и мечтая поскорее усесться за пиршественные столы. На звоннице дружно ударили в колокола, но продвижение толпы приостановилось. Царю вздумалось еще раз пасть ниц перед образом Богоматери, и, пока он молился, все, ожидая его, терпеливо топтались на церковном дворе.

Иван вышел на морозный вечерний воздух и благодушно кивнул новобрачной.

— Господь милостив, — объявил он, поднимая голову к небесам, и вдруг пошатнулся, оскалив в ужасе рот.

Там — высоко над ним — шла комета.

Бояре стали вскидывать бороды к небу, вид хвостатой звезды изумлял их. Одни мелко крестились, другие падали на колени — прямо в снежное месиво, марая праздничные одежды. А колокольный звон все нарастал. Вскоре самый воздух вокруг завибрировал от немолчного гуда, усугубляя всеобщее замешательство.

— Святые угодники! — воскликнул Борис и, дважды перекрестившись, глянул на Ракоци. — Вам не следует здесь оставаться, — сказал он торопливо, — Уезжайте. Уезжайте, пока это возможно.

Ксения, передернувшись, отвернулась, Ракоци не шевельнулся. Он с нескрываемым любопытством разглядывал ярко светившуюся звезду.

— Перекрестись, дурень! — взъярился Борис, пытаясь перекричать звон набата. Он толкнул Ракоци локтем, и тот машинально осенил себя крестным знамением, плохо, впрочем, соображая, чего от него хотят.

Царь Иван упал навзничь, тыча подъятой рукой в небеса, изо рта его хлынула пена. Он дико вскрикивал и в исступлении колотил каблуками по обледеневшим ступеням.

Теперь на колени попадали все, кроме священников, поспешивших укрыться под сводами храма. Царь искусал себе губы, по бороде его текла кровь, корона, сползшая с головы, валялась рядом, словно дешевая побрякушка. Стражники, потупясь, топтались вокруг, не смея взглянуть на диковинную звезду и не зная, чем помочь своему государю. А тот страшно хрипел и вскидывался, закатывая глаза.

Борис горячо дохнул Ракоци в ухо.

— Забирайте свою суженую и уезжайте. Кто знает, чем это все обернется? Какая жалость, что нынче не пасмурно, — добавил он с горечью и побежал к Ивану.

Ракоци обернулся к жене.

— Ксения, — сказал он, морщась от непрерывного звона. — Ксения Евгеньевна, не угодно ли вам будет поехать со мной?

Она упорно молчала, словно ее заворожил вид его перстня с кроваво-красным рубином, потом, вздрогнув, вздернула подбородок.

— Куда же мне еще деться?

— Вот и прекрасно, — сказал Ракоци и повел ее в сторону от бояр, уже начинавших заполошно метаться и вскрикивать, что неминуемо должно было привести к приступу массовой истерии.

Возле хором Годунова молодых ожидал крытый возок, который через минуту затерялся в узких улочках, освещенных призрачным светом кометы, неспешно пересекавшей московское зимнее небо.

* * *
Отрывок из донесения отца Милана Краббе архиепископу Антонину Катнелю, доставленного тому графом Зари.

«…Что же касается бракосочетания графа Сен-Жермена с русской дворянкой, то оно было омрачено появлением в небе громадной хвостатой звезды, приведшей всех в состояние благоговейного ужаса, а царь Иван, говорят, даже грянулся в обморок. Вследствие этого происшествия свадебный пир был расстроен, всю снедь со столов в тот же вечер отдали беднякам, а в каждой церкви Москвы отслужили молебны. Еще слышно, что царь Иван послал за лопарскими колдунами, чтобы узнать от них, что предвещает сие знамение. Эти шаманы, так же как финские, почитаются самыми могущественными на Руси.

Сам Ракоци с той поры при дворе больше не появлялся, хотя и послал царю два изумительных аметиста. Я слышал, что тот принял дары, но видеть алхимика не пожелал. Он ждет лопарей, чтобы те сказали, опасно это или не опасно. Если нет, Ракоци вновь будет в милости, что благоприятно отзовется и на положении нашей миссии, ибо нас ко двору тоже теперь не зовут. Иван опять укрепился в уверенности, что католики ослабляют его связь с небесами, и делает вид, что нас как бы нет. В Москве один лишь князь Анастасий не брезгует нами. Он говорит, что царь не любезен и с отцом Поссевино, хотя тот по-прежнему важничает и чурается нас.

Наши неприятности еще более настроили отца Погнера против Ракоци. Он убежден, что граф из единомышленника Стефана превратился в его врага, чему я лично не верю и склоняюсь к версии, что царь сам решил привязать покрепче к России того, кто регулярно пополняет его сокровищницу. У него ведь в заводе выбирать жен для своих приближенных, почему бы ему не поступить так и с иноземным послом? Сам Ракоци до последнего времени никогда не изъявлял желания вступить в брак, а даже если и изъявил бы, не понимаю, как из этого можно вывести, что он предатель и повинен во всех смертных грехах?

В Хлебном квартале случился, пожар. Небольшой, но в нем виноватят комету. Здесь ее наблюдали две ночи, а потом новая буря принесла облака. Когда небо очистилось, комета пропала. Одни говорят, что она рухнула в море, другие — что Господь отозвал ее в выси, недоступные нашим взорам. Что случилось на деле, известно лишь мудрецам да, возможно, лопарским шаманам, которых тут все с нетерпением ждут.

Что до телег, доставляющих сюда рыбу из Черного моря, то, как их конопатят, я воочию не видал, однако вызнал, что в большинстве случаев их смолят, как морские суда, а затем покрывают для надежности лаком, и таким образом вода не уходит, а рыбы живут…»

ГЛАВА 2

Их одежда, пошитая из оленьих и волчьих шкур, была отделана полосками и кусочками кожи. Головы лопарей облегали меховые остроконечные шапки, ноги — загнутые в носках сапоги. Светлоглазые и по-азиатски скуластые, они с любопытством оглядывали Золотую опочивальню, но наотрез отказались пасть ниц перед царем.

Здоровье того в последние три недели заметно ухудшилось. Узрев в небе знамение, Иван перестал мыться и носил все тот же кафтан, что был на нем в злополучный вечер. Волосы на голове и в бороде его спутались, а глаза, и без того выпуклые, теперь, казалось, вываливались из глазниц. Ткнув жезлом в лопарей, он резким тоном велел им назвать день его смерти.

Старший шаман — старик с изборожденным глубокими морщинами лицом и бестрепетным взглядом — вышел вперед. Странная просьба ничуть его не смутила.

— Нам нужен огонь, — заявил он, тщательно подбирая слова, поскольку русский знал плохо. — Вели разложить костер.

— Зачем? — встрепенулся Иван и осенил себя крестным знамением. — Вы замыслили сжечь меня, чтобы послать прямо в ад?

Старший колдун отрицательно покачал головой.

— Мы этого не умеем. Ад ваш, а не наш. — Он повернулся к остальным лопарям, и те утвердительно закивали. — Звезда — огонь неба. Чтобы понять, что она сказала, нам надо посоветоваться с огнем на земле.

Иван недоверчиво усмехнулся, потом поманил к себе ближайшего стражника.

— Вели кому-нибудь развести костер перед собором Михаила Архангела. Меч его защитит нас от происков сатаны. — Он подскочил на месте, размахивая руками. — Поторопись же! Не мешкай!

Лопари рассмеялись, глядя на пляску хозяина огромного чума, но под грозными взглядами стражников мгновенно притихли.

— Вон! Все вон! Разведите огонь! — взвыл Иван.

Стражники, торопливо скликая челядь, выскочили на улицу. Иван, прижавшись лицом к оконным стеклам, следил за поднявшейся внизу суетой. На лопарей, обступивших его, он не смотрел и часто крестился, опасаясь злых чар.

Когда наконец огонь запылал, старший шаман дал соплеменникам знак следовать за собой. Спустившись во двор, лопари окружили костер и завели монотонную песнь, затем хороводом пошли вокруг пламени, время от времени что-то бросая в него и принюхиваясь к жирному дыму. Иван наблюдал за происходящим с таким неослабным вниманием, что даже не обернулся на шорох шагов за спиной.

— Великий государь, — произнес князь Шуйский, преклоняя колени и касаясь лбом пола. — Я молю Господа ниспослать тебе помощь в час испытаний.

Иван отмахнулся.

— Я не могу сейчас с тобой говорить. Есть более важное дело. Они уже начали.

— Кто, государь? — спросил Василий, вставая.

— Лопари. — Царь повернулся. Лицо его исказила гримаса. — Они сейчас пытают судьбу, чтобы подсказать мне, как быть. У них есть способы читать знаки свыше.

— Батюшка, потолкуй лучше с митрополитом, — сказал Василий. Ласково, словно ребенку. — Зачем тебе эти нехристи? Стоит ли множить свои несчастья, прибегая к помощи колдовства?

— Они ведают многое, — не сдавался Иван. — Их мудрость известна всему свету. А митрополит закоснел в упрямстве. Он не внемлет моим просьбам, говоря, что царевичу не совладать с государством, и не дает мне оставить трон.

Князь укоризненно улыбнулся.

— Пусть эти люди мудры, но, батюшка, как ты узнаешь, что они тебя не обманывают?

— Я послал за алхимиком. Он разберет, где правда, где плутни, — заявил царь сварливо.

— А как ты поймешь, что алхимик не лжет? — резко спросил Василий. — Он добивается твоих милостей, невзирая на неудовольствие своих сотоварищей. Почему раскол в польском посольстве не тревожит тебя, государь? — Князь чуть не вплотную подступился к Ивану. — Этот человек совсем не таков, каким хочет казаться. Всем это ведомо, все о том говорят. Ты, батюшка, даришь его благосклонностью, но, сам посуди, можно ли доверять человеку, какой от тебя не зависит? — Он сокрушенно покачал головой и нахмурился, словно и впрямь удрученный сложившимся положением.

— Вы все тут зависите от меня! — вдруг взвился Иван. — Без царя нет Руси! Я — ваш оплот и ваша надежда! — Глаза его вновь страшно выкатились, в уголках рта заблестела слюна.

Василий вмиг присмирел.

— Да, батюшка, да, — залебезил он с потерянным видом. — Ты единственный наш господин, о том ведает каждый русич. Но, — голос боярина вновь отвердел, — сей алхимик — чужак.

Иван обеспокоенно завертел головой.

— Так говоришь, он мне не предан?

— Он присягал Баторию, — уронил князь.

— А женат на твоей сроднице, Васька, — язвительно возразил царь. — Он теперь словно бы Шуйский. А разве Шуйские не преданы трону?

Василий захлопал глазами.

— Нам есть что терять, мы держимся за свое, — выпалил он надменно. — А сей венгр гол как сокол, у него нет ни родины, ни земли, он — изгнанник.

— Прикуси язык, Васька! — крикнул Иван и глаза его позеленели от гнева. — Ты хочешь подбить меня на неправое дело. Но ты не заставишь царя ополчиться против невинного и покрыть свое имя позором. Нет, не заставишь! И никто не заставит!

— Нет. Конечно же нет, — спохватился Василий, опасаясь, что царь метнет в него жезл. — Но и меня не след упрекать за излишнее беспокойство. Если инородец оступится, он бросит тень и на нас.

— Он не держит в мыслях худого, — устало сказал Иван, поворачиваясь к окну. — Я это чувствую, и ты не перечь мне. — Он вдруг умолк, ибо шаманы во дворе пронзительно закричали, глядя на столб ярких искр, возносящийся к черным тучам.

Василий кашлянул.

— Батюшка, рассуди, какой мне прок возводить напраслину на инородца? Но если он замыслил недоброе…

— Если, если, — передразнил Иван, указывая на дверь. — Сперва все вызнай, а потом уж наушничай, князь Василий. Я не желаю тебя больше видеть. Ступай.

Василию оставалось только повиноваться. Он согнулся в поклоне и попятился к выходу, едва не метя шапкой пол. За дверью князь выпрямился и с минуту постоял, отдуваясь, обескураженный неудачей, потом приосанился и выпятил грудь, заметив в конце коридора того, из-за кого у него с царем вышел разлад. Венгр шел к нему в окружении четырех рослых стражей. Ладно уж то, что с ним нет Годунова, подумал Василий и заступил зятю путь.

— Бог в помощь, княже, — сказал Ракоци, останавливаясь. Он торопился, но сознавал, что без разговора не обойтись.

— Тебе того же, — буркнул Василий. — Как там моя племянница? Здорова ли и довольна ли? Доволен ли ею ты? — Князь искал ссоры, ведь любые расспросы о чужих женах считались среди бояр оскорбительными. Но венгр лишь кивнул.

— Была здорова, по крайней мере с утра, когда понесла в монастырь еду больным, не встающим с постели.

— По-прежнему таскается по приютам? — презрительно усмехнулся Василий. — И ты дозволяешь ей это?

— Да, — сказал Ракоци. — С чего бы мне вдруг противиться?

— Да с того, что она теперь замужем! — воскликнул Василий, потрясенный вопросом. — Ей надлежит сидеть дома и нянчить детей.

Ракоци какое-то время молча разглядывал кичливого родича Ксении, потом спокойно сказал:

— Ну, детей у нас пока нет, а потом — я ведь не русский. Мы не запираем своих женщин — не важно, замужних или незамужних — в домах, считая, что собственное здравомыслие обережет их лучше, чем стража. — Он коротко поклонился. — Князь, меня ожидает царь, и с моей стороны было бы нелюбезно опаздывать.

Василий не мог допустить, чтобы последнее слово не осталось за ним, к тому же он был возмущен.

— Их надо пороть — вот и все здравомыслие, пока не возьмутся за ум.

Что-то вспыхнуло в темных глазах венгра, но тут же потухло.

— Я буду иметь в виду это, князь. — Сказав так, он дал стражникам знак и направился к царской опочивальне.

Провожая противника взглядом, Василий внезапно подумал, что, если дошло бы до драки, ему от самоуверенного и хитрого венгра досталось бы много больше, чем тому от него.

Войдя в опочивальню, Ракоци перекрестился на образа и, согласно польскому этикету, встал на одно колено, ожидая, когда властелин всея Руси соизволит к нему обернуться. Но тот даже не шевельнулся и все так же внимательно глядел в окно.

— Государь, — наконец сказал Ракоци после длительной паузы, и царь Иван подскочил на месте, испустив испуганный крик.

— Фу, это ты, — пробормотал он, крестясь.

— Прибыл по твоему велению, государь, — откликнулся Ракоци, ощущая спиной взгляды стражников.

— По моему. Да, да, да, — согласился Иван и указал на окно. — Там лопарские колдуны.

— Я видел их, когда шел сюда, государь, — произнес Ракоци осторожно, пытаясь навскидку определить, в каком состоянии царь. — Они, похоже, греются у костра.

— Не греются, — возразил поспешно Иван. — Они смотрят в огонь, чтобы узнать, что мне уготовано.

Ракоци помедлил, соображая, какого ответа от него ожидают.

— А надо ли это знать? — спросил после паузы он.

— Обыкновенному смертному — нет, — ответил Иван и, задрав голову, поскреб подбородок. — Но я царь, и моя судьба — это судьба всего государства. Волей-неволей мне надобно ведать, что со мной станется, чтобы не кинуть Русь на иноверцев или татар.

Ракоци вслед за царем осенил себя крестным знамением, словно бы разделяя его тревогу.

— Истолкование знаков — трудная вещь. Эти люди… Они действительно могут заглядывать в будущее?

— Надеюсь, — сказал Иван и вдруг горько всхлипнул. — Я уже так измучился, что хватаюсь за все. — Он кашлянул. — Мне надобно знать свою участь. Господь милостив, однако митрополит не дает мне пойти по стезе вышнего промысла. Я вынужден обратиться к нехристям, раз уж наш главный церковник не знает, как снять пелену с моих глаз. Или не хочет. О, он великий упрямец, московский митрополит. Я мог бы объявить его патриархом, однако не стану, если он не склонится предо мной. Что думаешь, венгр, прав ли я?

— О, государь, на этот вопрос у меня нет ответа. — Ракоци опечаленно покачал головой. — Король, приславший меня сюда, католик. Высказав свое мнение, я его подведу.

— Странно, — сухо заметил Иван. — При чем тут король? — В глазах его появился лихорадочный блеск. — Ведь мы говорим о промысле Божьем?

— Я не настолько мудр, чтобы разбирать, чего Господь от нас хочет, — сказал тихо Ракоци, опуская глаза.

— С твоими-то самоцветами? — сварливо осведомился Иван. — Что-то ты скромен, алхимик. Камень — опора, а вера есть луч к сердцу каждого человека.

— Или так принято полагать, — заметил Ракоци, против воли припоминая разнообразных священнослужителей: вавилонских, египетских, римских, испанских, индийских, — считавших, что сердце его — открытая книга. Но читать в ней из них умел лишь один, самый первый, разделивший с ним кровь.

— Святотатственно в том сомневаться! — внезапно разгневавшись, крикнул Иван. Он вскинул жезл, но пошатнулся и, придя в изумление от собственной слабости, взволнованно зашептал: — Нет, я не должен вновь воздевать свою руку! Это грех, тяжкий грех.

Ракоци, видя, что царь близок к припадку, попытался его успокоить.

— Что минуло, то прошло, государь.

— Да, да, прошло, но что будет — загадка. — Иван повернулся к окну. Он с минуту прислушивался к заклинаниям лопарей, потом мрачно пообещал: — Если они собираются скакать там до ночи, то далее попляшут в аду.

Ракоци обеспокоенно передернул бровями.

— Ах, государь, — сказал укоризненно он, — яви этим людям свое снисхождение. Требуется огромное мужество, чтобы не отрываясь взирать на огонь.

— Верно, — прошептал Иван. — Да, да, да, да. — Он отер ладонью лицо, сгоняя бегущие слезы. — Они весьма искусные колдуны. Самые искусные в мире. Я щедро вознагражу их. Да, да.

Ракоци, знавший по опыту, какой бывает царева милость, поспешно заметил:

— То, что этим людям дали увидеть Москву и первого из властителей мира, само по себе вознаграждение, государь. Ничто другое теперь им просто не нужно. — Ибо не произведет большего впечатления, хотел он прибавить, но царь не дал ему говорить.

— Вот-вот! — вскричал он. — Совершенная правда! Тебе моя щедрость тоже не нужна. У тебя нет резона жить в моей воле.

— Если сбросить со счета сокровище, каким меня тут одарили, — быстро произнес Ракоци, вовремя сообразивший, куда клонит Иван. — Разве верная и ласковая супруга не стоит того, чтобы быть за нее в неоплатном долгу?

— Разумное рассуждение, — сказал Иван, успокаиваясь. — Русские женки куда лучше иных, даже если немного костлявы. — Он хохотнул и вдруг воззрился на стражников: — Эй, служивые, чего вам тут надобно? Ну-ка, ступайте за дверь.

Четверо стражников, недоуменно переглянувшись, в пояс поклонились царю и поспешили исполнить приказ. Тут со двора донеслись громкие крики, и Иван снова приник к окну, жадно всматриваясь в кружащихся по двору лопарей.

— Они вызнали что-то. Что же? Что?

Царь молчал несколько долгих минут, затем оглянулся и ткнул в Ракоци пальцем.

— Ты! — сказал он. — Ты разберешь, правдиво ли их гадание?

— Я? — озадаченно спросил Ракоци. — Но… Государь, наверняка у тебя есть люди, сведущие в дикарских обрядах. Не лучше ли дать подобное поручение им?

Иван усмехнулся.

— Я уже говорил, ты слишком скромен, и это можно понять. Изгнаннику, вечно зависящему от чьего-то расположения, заноситься не след. Но тебе ведомы тайны камней, а те дают прозорливость. — Он помотал головой, потом зашептал: — Я сам был прозорлив… до смерти Ивана. Камни говорили со мной, но ныне — молчат.

Ракоци сокрушенно развел руками.

— Я не владею таким даром. Сам посуди, разве могу я быть равным тебе, государь?

— Верно, да, это верно, — согласно закивал тот. — Но ты единственный, кому я могу довериться. И будешь единственным, кто услышит, о чем мне поведают колдуны.

Ракоци поклонился, решив все оставить как есть. В конце концов, предсказания прорицателей наверняка будут туманными, что даст ему простор для маневра.

— Если таково твое желание, государь, я попытаюсь что-нибудь сделать.

— Они скоро придут, — мрачно сказал Иван. — Я ведь почти не сплю, знаешь? Забываюсь на время, но спать не могу.

— Сон — благословение Божие, государь, — отозвался Ракоци, в три последние тысячелетия редко спавший долее двух часов кряду.

— Сон навевают ангелы, а мои ангелы теперь далеко. Их отпугнули мои прегрешения. — Иван усмехнулся. — Смерть — это сон ангелов, так говорит митрополит, и, если он прав, я засну еще до конца года. — Он оглядел двор. — Они гасят огонь.

За окном поднялась суета, послышались гортанные крики.

— Сейчас их приведут, — зашептал возбужденно Иван. — Ты открой дверь и встань за нею. Так, чтобы тебя не заметили. Пусть им будет свободнее. Колдуны недоверчивы и пугливы, им нужен простор.

Старший шаман пал царю в ноги, и тот удовлетворенно заулыбался, но Ракоци содрогнулся, почувствовав, что предсказание будет дурным.

— Мы глядели в костер, — объявил старик, не поднимаясь с пола.

— Я это знаю, — отмахнулся Иван. — Что вы там видели? Говори!

Колдун поежился.

— Царь, огонь нам сказал, что твой Бог призовет тебя на восемнадцатый день марта.

Золотую опочивальню охватило молчание. Колдуны перестали дышать, а царь застыл, словно охваченный льдом.

— Ты уверен? — спросил он наконец, затем поманил пальцем Ракоци. — Ну, венгр мой, что скажешь?

Ракоци покачал головой.

— Я не знаю, справедливо ли предсказание, однако уверен, что человек этот честен. Возможно, он не так что-то понял, но он не лжет, государь. — Узкая маленькая рука его легла на крылатый сапфир. — Клянусь в том сим камнем.

Иван одобрительно склонил голову набок.

— Я понял тебя. И готов верить этим кудесникам, но хочу, чтобы они еще раз провели свой обряд. Надобно убедиться, нет ли ошибки. — Он посмотрел на шамана. — Сейчас разложат новый костер. Вы опять посоветуетесь с огнем и вернетесь.

Лопарь поднял голову.

— Царь, если мы снова станем тревожить наших богов, они могут озлиться.

— Пусть, — заявил Иван. — Иначе разгневаюсь я. — Он хлопнул в ладоши и сказал вбежавшим в опочивальню стражникам: — Разожгите другой костер. И поскорее.

После секундного колебания стражники выскочили за дверь. Иван устремил взгляд на Ракоци.

— Теперь ты, — сказал он. — Ты спустишься вниз и присмотришь за колдунами. Чтобы в их деяниях не было даже намека на участие сатаны.

Не имело ни малейшего смысла уточнять, что это значит. Ракоци покорно склонил голову.

— Если таково желание государя, — пробормотал он, сам желая лишь одного: поскорее уйти.

— Да таково, — отрезал Иван и вдруг горестно всхлипнул. — Ты должен поддержать меня, венгр. Если бы ты только знал, как я одинок в своей муке. Мне горько чувствовать, что судьба моя решена. Мой сын ждет меня, он хочет содеять со мной то же самое, что содеял с ним я. — Затрясшись в судорожных рыданиях, царь привалился к стене.

Старший шаман внимательно посмотрел на него, потом перевел взгляд на Ракоци.

— Ты будешь за нами следить?

— Так мне приказано, — прозвучало в ответ.

Колдун вновь посмотрел на Ивана.

— Очень трудно разбирать знаки для этого человека. Можно запутаться. Слишком много всего.

— Не сомневаюсь, — сказал Ракоци и подошел к царю. Тот, забившись в угол, яростно грыз ногти, из-под которых уже выступала кровь.

— Он здесь, ты зришь ли? Он здесь! Он глядит на меня, он меня упрекает. Его череп расколот, а глаза полыхают как угли. Он ждет моей смерти, чтобы сбросить меня в ад. — Иван умолк и воззрился на колдуна, сосредоточенно разгребавшего воздух руками. — Эй, что ты делаешь?

— Отгоняю от тебя дьявольских духов, — пояснил, задыхаясь от усердия, тот.

— Стой, нехристь! — крикнул Иван. — Мой сын не дьявольский дух и тебе не подвластен. Один лишь Господь может его отозвать. — Он медленно выпрямился на дрожащих ногах и пожаловался: — Но Господь меня словно не слышит.

— Мы будем просить наших богов, — сказал кто-то из лопарей. — Быть может, они смогут что-нибудь сделать.

— Нет! — взвыл Иван. — Нет! Нет! Я запрещаю вам это! — Он шагнул к старшему колдуну. — Уйми своих волхователей, нехристь. Я не желаю, чтобы мой сын из-за вас лишился царствия Божия. Это мой грех удерживает его здесь, и Господь взыщет с меня за него полной мерой. Иван вознесется в рай, когда я пойду в ад. Горе тому, кто попытается встать у него на дороге!

Старший шаман покачал головой.

— Царь, — сказал он недоуменно, вставая с колен, — мы не хотим зла твоему сыну. Нет худа в том, что наши духи будут его охранять.

— Его охраняют ангелы, — пробурчал недовольно Иван, отворачиваясь к окну.

Ракоци облегченно вздохнул и пошарил за поясом. Там, где бояре обыкновенно прятали вилки и ложки, у него хранился небольшой пузырек. Раздумывая, не пришла ли пора предложить царю снадобье, он вдруг почувствовал, что кто-то тронул его за рукав.

— Я хочу помочь этому человеку, — сказал старик тихо. — Но скажи, чего же он хочет от нас?

— Боюсь, того, чего никто из нас дать ему не способен, — прошептал в ответ Ракоци, делая вид, что внимательно изучает лицо лопаря. — Он говорит что думает, государь, — сказал он обернувшемуся на его голос Ивану. — Ни от него, ни от его сотоварищей не исходит вреда.

Иван благожелательно покивал.

— Это хорошо, хорошо, — пробормотал он задумчиво и посмотрел на шамана: — Костер уже разгорелся, колдун.

Тот устало кивнул.

— Да. Мы уходим.

— Велю вам творить обряд с прилежанием, иначе вы спознаетесь с плетью, — напутствовал его с грозным видом Иван. Голос царя окреп, глаза прояснились и столь свирепо прищурились, что лопари, пришедшие в ужас, побежали, толкаясь, к дверям.

— Подожди, — рыкнул Иван, когда Ракоци двинулся следом. — Я хочу говорить с тобой с глазу на глаз.

— Я весь внимание, государь, — сказал настороженно Ракоци. Молниеносное прояснение рассудка безумца сулило так же мало хорошего, как и вспышки его необузданной ярости.

— Нельзя, чтобы эти кудесники зачаровали меня, — заявил Иван, пристукнув жезлом. — Следи за тем строго. Каждый, кто лелеет зломыслие, будет забит кнутами у Спасских ворот. — Он злобно ощерился, потом глаза его потеплели. — Встретишь Годунова, вели ему не говорить Федору о лопарях. Тот может узреть в них забаву.

— Да, государь. — Ракоци поклонился. — Я все исполню.

Исполнять, собственно, было нечего. Годунов еще загодя удалил царевича из Кремля, а от лопарских шаманов не исходило злой силы. Однако Ракоци спустился во двор и встал, приготовившись к долгому бдению, невдалеке от костра, жар которого превращал окружающий его снег в грязноватую слякоть.

Костры разводились еще не раз и пылали до поздней ночи, но предрекали они мятущемуся царю лишь одно: смерть на восемнадцатый день марта.

* * *
Письмо Бориса Годунова к сэру Джерому Горсею, написанное на латыни.

«Высокочтимому исполнителю воли Елизаветы Английской шлю мой привет!

К сожалению, я вынужден согласиться, что многие ваши наблюдения справедливы. Царю Ивану уже пятьдесят три, силы его, несмотря на наши молитвы, слабеют, а на царевича Федора надежда плохая, ибо он, безусловно, не сумеет управиться с государственными делами, когда придет срок. Он, если вообще останется жив, будет нуждаться в помощи, которую я надеюсь оказать ему, как его тесть. Кроме того, батюшка объявил, что намерен поручить пригляд за царевичем Никите Романову, и таким образом тот окажется под надзором сразу двоих сведущих в дипломатии и радеющих о процветании России бояр.

Что же касается недавнего казуса с царскими стражниками, то он вполне объясним. Федор Иванович в своем развитии больше ребенок, нежели зрелый муж, и потому полон детского любопытства. Он вовсе не собирался содеять что-то дурное, когда повелел раздеть этих стражников догола, ему просто хотелось сравнить себя с ними. Умысли он нечто сходное с вашими подозрениями, путь ему был бы один: в монастырь — тут и отец не помог бы. Православная церковь к этого рода прегрешениям очень строга. Не знаю, как там заведено у вас или у католиков, но у нас за такое бывает что и казнят. Но к простодушию суд всегда снисходителен, а царевич более чем простодушен. Он снедаем одной лишь страстию: трезвонить в колокола. Федор отнюдь не тянется к любострастным утехам и не предается им ни сам, ни с Ириной, моей сестрой, даже митрополит однажды: заметил, что наш царевич не запятнан плотскими вожделениями в той же степени, что и любой осиянный нимбом святой.

Далее хочу сообщить, что развитие торговых отношений с Англией представляется мне делом для России полезным и весьма перспективным. Вы ведь сами как-то сказали, что русские меха считаются самими превосходными в мире. Так почему бы нашим странам не извлечь из этого обоюдную выгоду? Поставка нашей пушнины на английские рынки сулит как вам, так и нам огромные барыши, и заверяю вас, что с моей стороны препон здесь не будет. Дело следует двигать. А поскольку Федору Ивановичу принимать решения самому затруднительно, то было бы не худо нам с вами заранее обговаривать все спорные пункты наших будущих соглашений, чтобы не выходило разлада при официальном их утверждении. Во всяком случае, давайте встретимся через неделю еще раз и разберем, что в первую голову важно для взаимного процветания наших стран. А пока примите совет: не ищите сейчас встречи с батюшкой. Он вряд ли вас примет, ибо его полностью обескуражило предсказание колдунов-лопарей. Царь убежден, что умрет на восемнадцатый день марта, и, поскольку до срока осталось чуть менее месяца, ищет утешения то в ласках супруги, то в неустанных молитвах, то в созерцании драгоценных камней.

Да будет милостив к вам Господь.
Борис Федорович Годунов».

ГЛАВА 3

Близилась полночь, когда Роджер вошел в алхимическую лабораторию, занимавшую чуть ли не половину верхнего этажа дома его господина. Там стояли два атанора; ближний к дверям тихо гудел, нагреваясь.

— Еще один камень? — осведомился Роджер, кивком головы указывая на тигль.

— Царю понадобился темный топаз. Но он не избавит его от мучений.

— Царя страшит предсказание колдунов? — спросил Роджер.

Ракоци сел к письменному столу и подтянул к себе стопку бумаги.

— Дело не в этом. Иван объят душевной агонией, отнимающей у него последние силы. — Взяв в руки угольный стерженек, он углубился в расчеты. Крупный топаз нуждался в большем количестве материалов, к тому же пропорции ингредиентов требовали корректировки.

— Он умрет? — спросил Роджер бесстрастно.

— Все умирают, — сказал Ракоци, потянувшись за новым листком. Он, как и его слуга, говорил на обиходной латыни. — Каждый — в свое время.

— В свое время, — повторил Роджер и надолго умолк. Его вполне устраивала царившая в помещении тишина, нарушаемая лишь завыванием зимнего ветра. Только когда хозяин оторвал глаза от бумаг, Роджер разрешил себе задать ему новый вопрос: — Вы провели тут весь вечер?

Ракоци усмехнулся.

— На деле, дружище, ты хочешь спросить, заглядывал ли я сегодня к супруге. Нет, не заглядывал. — Он помолчал и, не дождавшись ответа, продолжил: — После венчания я посетил ее покои лишь раз, чтобы убедиться, все ли в порядке. Но она была холодна. Признаться, я тем не огорчился, ибо решил, что смогу навещать ее по ночам, однако… — Темные глаза его помрачнели. — Когда в ней начинало разгораться желание, она почему-то пугалась и просыпалась. И пару раз чуть было меня не увидела, так что я оставил попытки. — Он удрученно махнул рукой.

— Что же она о вас думает? — пробормотал Роджер, явно обеспокоенный щекотливостью ситуации, уничижающей его господина.

— Вернее, о моей сдержанности? Я не знаю, — ответил Ракоци, помолчав.

— Прискорбно, — уронил Роджер. Ветер за окнами взвыл, что-то заскрежетало, и он невольно покосился на ставни. — Не развести ли огонь?

— Пока не стоит, — сказал Ракоци, затем спокойным тоном добавил: — Конечно, прискорбно. Как для меня, так и для нее. — Он встал с табурета и принялся расхаживать перед тиглями, тщательно оправляя фланелевый черный халат. — Я ведь как-никак дал клятву хранить этой женщине верность. — Взгляд его упал на большой высокий сундук. — Сколько у нас их осталось?

— Четыре, — ответил Роджер, ничуть не смущенный внезапным поворотом в беседе. — А еще свежей землей набиты ваши матрасы, подметки и каблуки.

— Я хочу доверить доставку новой партии карпатского грунта графу Зари. — Поймав удивленный взгляд Роджера, Ракоци рассмеялся. — Да-да, он еще здесь. Спасибо Борису Федоровичу, это ему удалось убедить Ивана, что Баторию не понравится, если его уланы погибнут в снегах. Так что отъезд отложили еще раз.

— А граф не задастся вопросом, зачем вам нужна венгерская почва? Да и короля Стефана это вполне может заинтересовать.

— Король Стефан — венгр и знает наши легенды, — махнул рукой Ракоци. — А я алхимик. Скажу, что мне это нужно для каких-нибудь трансформаций, вот и все. Он поверит, можешь не сомневаться.

Однако Роджер все-таки сомневался и вновь открыл было рот, но тут откуда-то из-за двери донесся громкий, пронзительный вскрик, словно рассекший надвое тишину зимней ночи.

Ракоци мгновенно соскочил с табурета.

— Это Ксения, — бросил он Роджеру. — Прихвати на кухне что-нибудь горячительное: медовуху, вишневку — не важно, и следуй за мной.

Он выскочил из лаборатории и побежал к покоям жены, надеясь, что ее крик не поднял прислугу.

Ей были отведены три комнаты, самая малая из которых, не смежная с остальными, являла собой спальню, в которой стояли два бельевых комода и довольно внушительная кровать. Первое, что сделала Ксения в доме супруга, это обнесла свое ложе плотными тканями, словно желая отгородиться ими от мира. Как только Ракоци тронул эти занавеси, она вскрикнула снова, на этот раз совсем уж пронзительно и отчаянно.

Ракоци понял: она еще не проснулась. Глаза молодой женщины были открыты, но сознание ее оставалось во власти ночного кошмара. Он постоял какое-то время, потом очень тихо сказал:

— Ксения Евгеньевна, пожалуйста, успокойтесь. Никто здесь не причинит вам зла.

Третий стон, едва ли более громкий, чем шепот, показал, что та, к кому он обращался, окончательно пробудилась. Она в недоумении смотрела на него, пытаясь совладать с дрожью.

— Муж? — Это прозвучало с усилием.

— Да. Что тут случилось? — спросил он сочувственно.

Ветер с силой ударил в окна, и Ксения съежилась.

— Я… мне что-то приснилось. — Это было все, что она хотела сказать, но человек в черном не уходил, и ей стало неловко. — Какое-то наваждение.

— Конечно. Я так и понял, — сказал. Ракоци.

— Всего лишь сон. Не понимаю, с чего это я закричала. — Ксения поплотнее закуталась в одеяло. С левого плеча ее ниспадала коса, шелковая ночная рубашка была зашнурована до подбородка.

Беспокойство Ракоци отнюдь не рассеялось.

— Что это было, Ксения? — Вопрос прозвучал очень мягко, но Ксения поняла, что ее не оставят в покое. Сегодня, завтра, на следующей ли неделе, но ответ придется давать.

— Пустое. Детские страхи, — уклончиво сказала она. — Со мной это бывает.

— Что за страхи? — не отступал иноземец. — Не хотите о них рассказать?

Ксения деланно рассмеялась и взмахнула рукой, словно пытаясь стряхнуть с нее что-то липкое.

— Тут не о чем говорить. — Она поглядела на мужа и отвернулась. — Все это чепуха.

— Чепуха не приводит людей в такой ужас, — возразил Ракоци, присаживаясь на край кровати. — Что же вам снилось? Пожалуйста, расскажите.

За окном послышалось лязганье, перешедшее в грохот. Ветер сорвал плохо закрепленный ставень с петель. Тот полетел вниз и, отскочив от крыши конюшни, повис на заборе, окружавшем хозяйственные пристройки и дом.

Ксения, казалось, не обратила на это внимания.

— Грешно пересказывать сновидения, — заявила она. — В них к людям является дьявол.

— Да ну? — Ракоци иронически усмехнулся.

Он не двинулся с места, но в глазах Ксении вспыхнуло подозрение.

— Вы решили сегодня взять меня, да?

Ракоци покачал головой.

— Если даже и так, то чего вы страшитесь? Что я вдруг потеряю человеческий облик и накинусь на вас? — Он помолчал, давая ей возможность ответить, и, не дождавшись отклика, сказал: — Ксения Евгеньевна, мы с вами совершенно не знаем друг друга. До венчания мы не встречались и никто из нас не стремился к тому. Мы поженились по капризу царя, решившего убедиться в моей покорности его воле. Я подчинился ему, подчинились и вы. Теперь усвойте, что я отнюдь не тиран и что повиноваться мне вам вовсе не обязательно, тем более что я не собираюсь требовать чего-либо от вас.

Глаза Ксении изумленно расширились.

— Вы не хотите меня? — со странным придыханием в голосе спросила она. — Я вас оскорбила?

— Нет, — недоуменно откликнулся Ракоци, видя ее нешуточное волнение и не понимая, чем оно вызвано. — Я не чувствую себя оскорбленным, да и чем вы могли бы меня оскорбить?

— Ясно, — сказала потерянно Ксения. — Значит, вам обо всем рассказали. Что ж, вы вправе брезговать мной.

Ракоци был огорошен.

— Брезговать? Да с чего бы? У меня на то нет причин.

Растерянность в глазах ее сменилась подлинной болью.

— Нет? Господь и святые угодники! Что ж это, Анастасий с Василием? Они ведь обещались молчать.

— Они ничего мне и не говорили. По крайней мере такого, что могло бы вас опорочить, — возразил ласково Ракоци. — Даю вам в том слово.

Она словно не слышала, борясь со слезами, наворачивавшимися ей на глаза, потом глухо произнесла:

— Ладно, чему быть, того уж не миновать. Что они вам насказали?

— Что вы дочь обедневшего русского дворянина, геройски погибшего в стычке с татарами лет двенадцать назад. Что из прямой родни у вас остался лишь дядюшка весьма преклонных годов и что наследства вам ждать от него не приходится, ибо ему нечего завещать и собственным детям. Еще я знаю, что вы с вашей матушкой проживали в доме Анастасия Шуйского и что матушка ваша и по сей день там живет. На чужих хлебах, как у вас говорят. Но я лично ничего в том дурного не вижу. — Последнее Ракоци произнес самым искренним тоном, подозревая, что Ксения стыдится своей нищеты. Возможно, именно это гнетущее сознание шаткости своего положения и выливается у нее в страх перед будущим, порождающий неприятные сновидения? Надежда была на замужество, но ей сосватали иноземца. Кто поручится, что тот не бросит ее? Он помолчал и, улыбнувшись, прибавил: — Разве все это неправда?

— Правда лишь то, что не ложно. — Черты лица Ксении ожесточились, она сидела в постели нахохленная, вцепившись в край одеяла.

Ракоци покачал головой.

— Что же тут ложно, Ксения?

— Вы сами знаете. — Она подтянула одеяло чуть ли не к подбородку, пытаясь поглубже зарыться в него. — Я ведь не слепая.

— Что же тут ложного? — повторил он вопрос.

Прежде чем она успела ответить, раздался стук в дверь. Это был Роджер.

— Я принес подогретого вина, господин. — Он кивком указал на поднос с золотым кубком, заботливо обернутым красной салфеткой. — Внизу мне встретились повар и пекарь. Им показалось, что в доме воры, но я их разубедил: сказал, что это ветер бьет в окна. Они успокоились и отправились спать. Сегодня и впрямь очень ветрено — вы не находите, госпожа?

Ксения, ничего не ответив, отвернулась к стене.

— Выпейте вина, Ксения, — сказал Ракоци. — Оно вас подбодрит.

Он кивнул Роджеру, и тот двинулся к ложу.

— Выпейте, госпожа, — поддержал он хозяина. — Об этом не будет знать никто, кроме нас.

— Разве что капельку, — прошептала Ксения и потянулась к кубку, но тут же отдернула руку. — Зачем он здесь? — спросила она, пристально глядя на Роджера, потом посмотрела на мужа. — Он ведь мужчина. Ко мне не должен входить никто, кроме вас.

Где-то внизу загремел другой ставень, ударяясь о стену.

— Несомненно, — отозвался Ракоци, призывая на помощь весь свой дипломатический дар. — Если бы в нашем доме имелась женская половина, все было бы именно так. Но у нас ее нет. Вы ведь сами со мной согласились, что жизнь взаперти скучна. И потом, такое домоустройство помешало бы вам по-прежнему навещать монастырь и оказывать страждущим помощь. — Говоря это, он забрал у Роджера кубок и знаком велел слуге удалиться.

Тот, поклонившись, ушел.

— Это все так, — сказала Ксения, хмурясь. — Однако что скажут люди? — Не зная, как выйти из сложного положения, она выхватила из рук мужа кубок, приложилась к нему и, ойкнув, зажмурилась: горячая жидкость обожгла ей язык.

— Не все ли нам равно, Ксения? — по губам Ракоци скользнула легкая улыбка. — Пусть говорят что хотят.

— Нет! — вскрикнула Ксения. — Людям дай только повод. Их подозрения превратятся в уверенность, и тогда… — Она опустила глаза.

— Что за подозрения? — спросил Ракоци, но вопрос его повис в воздухе.

— Меня ждет бесчестье, отец будет опозорен, а дядюшка выгонит из дому мать, — пробормотала Ксения и, вновь отхлебнув из кубка, с укором обратилась к супругу: — Не притворяйтесь, что вам ничего не известно.

— Но мне и впрямь ничего не известно. Решительно ничего. — Ракоци положил ногу на ногу и обхватил руками колено. — Клянусь всеми забытыми богами, Ксения, никто мне не говорил ничего дурного о вас. Правда князю Василию не по душе ваша худощавость, а кое-кто полагает, что вы вышли замуж позже, чем надо бы, но все это чепуха. О каком бесчестье идет речь? Я теряюсь в догадках и полагаю, что для нас обоих было бы лучше, если бы вы доверились мне.

Ее глаза налились слезами.

— Лучше ли, нет ли — не знаю.

— Лучше, Ксения, ибо я ваш супруг и обязан оберегать вас.

— Оберегать? — спросила она еле слышно. — Вы, узнав правду, уже не посмотрите на меня.

— Еще как посмотрю, — заверил ласково Ракоци. — Обещаю, ничто в вашем прошлом не повлияет на мое отношение к вам.

Молчание длилось вечность. Ставень внизу перестал громыхать. То ли его заклинило, то ли унесло безжалостным вихрем.

Ксения допила вино и протянула Ракоци кубок. Руки ее заметно дрожали.

— Говорят, отца убили, когда монголы ворвались в наш дом. Говорят, он долго сдерживал их натиск. Говорят… — Она осеклась, не находя нужных слов.

— Говорят? — сочувственно спросил Ракоци. — А как было на деле?

Ее затрясло.

— Он струсил и убежал. Его догнали, убили. Я слышала, как он кричал. Но их было восемь. — Она согнулась, обхватив ладонями локти, ее била крупная дрожь.

Ракоци ожидал услышать нечто подобное, но все равно был ошеломлен развернувшейся перед его внутренним взором картиной. Людская жестокость все та же, что и во времена Вавилона, подумал с горечью он.

— Сколько же лет вам тогда было?

— Одиннадцать, — уронила она, с трудом сдерживая рыдания.

— Одиннадцать, — повторил Ракоци. — А где была ваша матушка?

— В Богоявленском монастыре, на острове, где призревают беременных женщин. Она… у нее случился выкидыш. — Ксения отвернулась. — Господь покарал ее за мой грех.

Веков десять лет назад Ракоци не преминул бы оспорить подобное заявление, сейчас же он только вздохнул и спросил:

— Это она так сказала?

— Да, прямо в день похорон. Она объявила, что на моей совести также и смерти моих младших братьев. Их было четверо, но никто не прожил долее года, что, по ее словам, предвещало мой грядущий позор. И духовник наш Илья много позже сказал то же самое. Согрешивший единожды изначально греховен, так что, похоже, и в гибели батюшки повинна именно я.

Ракоци весь кипел, слушая этот вздор, но постарался держать себя в рамках.

— Вы не должны винить себя в том, что с ним случилось, — сказал рассудительно он. — Вашего отца убили монголы, они и в ответе за все.

— Он… — запальчиво вскинулась Ксения и вдруг задохнулась, в глазах ее вспыхнули слезы. — Он бросил меня, — совсем по-детски пожаловалась она, стискивая ладони. — Мы собирались бежать, во дворе стояла повозка. Он пошел вниз, сказав, что будет ждать меня там, но не сдержал слова. Монголы неслись к дому, и он хлестнул лошадей. — Голос ее упал. — О, Господи Боже! Слуги сбежали раньше, а у монголов были луки и пики. Они закололи нянюшку, крича, что та ни на что не годна, и… и…

— И изнасиловали тебя, — сказал Ракоци тихо, перейдя от волнения на ты.

Ксения лишь кивнула, осенив себя крестным знамением.

— Это мой грех и позор, — пробормотала она.

— Нет, — отозвался Ракоци, наклоняясь, чтобы поставить пустой кубок на пол. — Нет, Ксения, нет. Вы тут не виноваты ни в чем.

Она уставилась на него словно на сумасшедшего.

— Вы разве не поняли? — Тело ее сотрясалось как в лихорадке. — Восемь монголов по очереди забавлялись со мной. Они…

— Надругались над вами, я понял. — Голос Ракоци был полон сочувствия. — Но это было давно.

Она отказывалась верить ушам.

— И вам не противно? Нет, я не верю. Я вижу, мне не стоило ничего говорить.

— Стоило, — сказал Ракоци. — Мы ведь муж и жена.

— Нет, нет, — забормотала она как помешанная. — Мне следовало молчать. — Что-то с грохотом вновь пронеслось мимо окон, и Ксения вжалась в стену, но тут же выпрямилась и заключила: — Чтобы никто-никто на свете не мог прознать о случившемся, ни одна живая душа.

— Но вы ведь сами знаете о том, Ксения, — произнес Ракоци с состраданием, отразившимся в его темных глазах.

Ксения снова перекрестилась.

— Я стараюсь забыть. Я хочу стереть это из памяти.

Ракоци покачал головой.

— Вам этого не дадут. Все ваши родичи, как я понял, сочли себя обесчещенными — им надобно, чтобы и вы вместе с ними казнились за то, что навсегда кануло в прошлое, развеялось и ушло.

— Не ушло. Я осквернена, — прошептала она.

— Нет, — возразил твердо Ракоци. — Скверна вас не коснулась. Пусть все ваше семейство на меня ополчится, я знаю, что это так. Я встречал на своем веку слишком много женщин, несущих подобное бремя, и заявляю: они невиновны, а вместе с ними — и вы! — Он порадовался, что сумел скрыть закипавшую в нем злость на всех Шуйских, ведь Ксения могла отнести ее на свой счет. Она и так уже тихо постанывала от вновь пережитого унижения, но вскинулась, чтобы встать на защиту родни.

— Они ко мне очень добры и хранят мою тайну. — Она попыталась отереть слезы, но не смогла и махнула рукой. — Мне тоже следовало молчать.

— Нет, — сказал Ракоци. — Иногда лучше выговориться. Если рядом есть тот, кто не станет стыдить тебя и стращать.

— Никто меня не стращает, — возразила она. — Наоборот, все твердят, что я должна все забыть.

— Постоянно напоминая о том, что с вами было? — спросил он уже почти нежно, с волнением глядя на ее заплаканное, осунувшееся лицо. — Ксения, Ксения, как вы все это выносите? Вы, похоже, не понимаете, что на вас свалилась двойная беда. Ваши родичи даже хуже монголов, ибо они не дают зажить ране, которую те нанесли.

Во взгляде Ксении мелькнула легкая озадаченность.

— Они — опора моя и защита, — пробормотала она.

— Нет, — сказал Ракоци. — Нет, как это ни горько. Ваш отец предал вас, предает и семья. Но отныне я буду вас защищать. Разумеется, с вашего позволения.

— С моего позволения? — переспросила она, будто не понимая.

— Да, — подтвердил он и сел чуть вольнее. — Вы не дадите мне руку?

— Руку? — Она удивленно вскинула брови. — Я вся в вашей власти — зачем вам рука?

Ракоци покачал головой.

— Вы в своей власти, Ксения. Так должно быть и так теперь будет — отныне и навсегда. А рука меня просто порадует, если вы мне ее подадите, если нет — я ничуть не обижусь и не огорчусь.

Ксения напряженно сморгнула, ее щеки порозовели. От конюшен донеслось громкое ржанье, к нему примешались сонные крики конюших, но она все сидела, не опуская встревоженных глаз. Потом голова ее виновато склонилась.

— Я, видно, дурочка, и чего-то не понимаю. Простите меня.

Ракоци не изменил положения.

— Не вижу в вас ничего, что следовало бы прощать.

Она вновь закуталось в одеяло.

— Однако Господь меня не прощает. Так говорит отец Илья.

Ему отчаянно захотелось вслух выбранить недалекого служителя церкви или, по крайней мере, с помощью цитат из Святого Писания показать, насколько тот глуп. Однако Ксения вряд ли сейчас сумела бы это правильно воспринять, и поэтому Ракоци ограничился тем, что сказал:

— Дорогая, я лишь хочу вас уверить, что никогда не стану вас ни за что-либо упрекать, ни к чему-либо принуждать.

Она вновь сморгнула.

— И чего же теперь мне от вас ожидать? — В ее голосе прозвучала язвительность, порожденная внутренней напряженностью и усталостью. — Сейчас вы говорите одно, а завтра решите другое. Захотите уехать или сочтете, что мне пора подарить вам детей. Вам ведь тогда понадобится мое тело. Для завода потомства, а может, и… для другого. — Она запнулась и, покраснев, выпалила: — Для плотских утех.

Ракоци совершенно искренне рассмеялся.

— Не беспокойтесь, Ксения, — сказал он. — Раз уж вы завели речь о своем теле, то уверяю, что оно мне понадобится лишь для того, чтобы давать ему кров, одевать его и в должной мере питать. — Он опять усмехнулся, заметив, что она отвернулась и уже чисто по-женски дуется на него. — Если что-то когда-нибудь между нами случится, то без какого-либо насилия с моей стороны. Пока же давайте попробуем жить, не особенно докучая друг другу.

Она посидела с минуту, уставясь в стену, потом повернулась и с неожиданной страстью воскликнула:

— Я стану молиться за вас!

Все, решил Ракоци, она успокоилась, и с коротким поклоном произнес:

— Благодарю, но я предпочел бы молитвам уроки.

— Уроки? — У нее округлились глаза.

— Да, — кивнул Ракоци. — Вы не ослышались. Я нуждаюсь в уроках. Я иноземец и мало знаю о вашей стране. Вы же здесь родились — почему бы вам не помочь мне? Почему бы вам изредка не уделять мне час-другой для собеседований о жизни в России? Уверяю, я буду прилежным учеником. — Он оставался серьезным, но глаза его улыбались.

Ксения робко улыбнулась в ответ, правда пока что одними губами.

— Мне кажется, такое возможно, — сказала она.

— Вот и прекрасно. — Ракоци помолчал, раздумывая, не пора ли откланяться. По всему выходило — пора, и он уже приготовился встать, но был остановлен горловым странным звуком.

— Я… я не знаю, как к вам обращаться, — жалобно прошептала Ксения, поймав его взгляд.

— Ну, мы это поправим, — заверил ее Ракоци. — Мое… хм, христианское имя — Ференц. А моего отца звали… — Он вдруг умолк, вспоминая отца правителя горного края, пересечь который было возможно деньков этак в пять, имея, правда, с десяток коней на подставах. — Полагаю, его здесь звали бы Немо.

Хорошая выдумка, мысленно похвалил он себя, и с двойной подоплекой. «Nemo» по-гречески значит «из рощи», а именно в священной роще в пору зимнего солнцестояния ему впервые довелось ощутить в себе кровь предков. На латыни же «nemo» означает «никто». Правда, отец никогда и слыхом не слыхивал об этих ставших много позже классическими языках.

— Ференц Немович… — произнесла застенчиво Ксения.

— Да, Ксения Евгеньевна? — откликнулся Ракоци, с удовольствием вступая в игру, в которой угадывался первый намек на сближение.

— Зачем это вам? — Она уже не цеплялась за одеяло, но пальцы все еще бегали по его крайчику, как неусыпные сторожа.

Ракоци понял тайный смысл заданного вопроса, но предпочел не углубляться в него.

— Я здесь чужой, — объявил он. — Мне одиноко. Не с кем перемолвится словом, а слуги все — молчуны. Думаю, они служат еще и Скуратову и говорят только с ним. — Он не поворачивал головы, но слышал, как она дышит. — Жаль будет уезжать из России, ничего толком о ней не узнав.

Она затаила дыхание.

— Когда вы хотите ехать?

— Не знаю. — Ракоци опять рассмеялся. — Я ведь слуга двух господ. С одной стороны, меня держит ваш Царь, с другой — Стефан Польский. Я вынужден повиноваться обоим.

Ксения дважды сморгнула.

— Понимаю.

— О, — сказал Ракоци, — вам не следует волноваться. Мы в любом случае уедем вдвоем.

Ветер за окнами на секунду затих, затем ударил с утроенной силой, на что гребень крыши отозвался пронзительным стоном. Где-то вдали бухнул колокол. Ксения вздрогнула и ухватила Ракоци за руку. Тот чуть подвинулся, чтобы сесть поудобнее. Оба молчали, глядя в разные стороны, опасаясь пошевелиться, и не заметили, как таким образом скоротали всю непогожую ночь.

* * *
От графа Зари Ференцу Ракоци.

«Граф!

Нашим несчетным задержкам наконец-то положен предел. Мы отбываем через неделю, царские лучники во избежание дорожных эксцессов будут сопровождать нас до Вязьмы.

Отец Погнер запретил нам брать вашу почту, но я служу не ему, а моему королю. Предупреждаю, что этот достойный священник всерьез вознамерился вас опорочить и делает для этого все. Я не стал бы мешаться в ваши с ним дрязги, но король Стефан вам доверяет, а кроме того, все ваши поступки свидетельствуют о том, что вы его верный слуга. В связи с вышесказанным я посылаю вам три кожаные сумки с двойными клапанами и надежными пряжками — для упаковки ваших бумаг. В этих укладках им будут не страшны ни ветер, ни дождь, так что они дойдут до Батория в целости и сохранности.

Считаю также своим долгом сообщить вам, что отец Погнер посылает с нами чернящий вас документ с перечнем ваших якобы неблаговидных деяний, главным из которых, по его мнению, является недавний ваш брак. Мне известно о том из наших с ним разговоров, но отнюдь не известно, как отнесется к этому доносу король. Если осердится, то путь в Польшу для вас будет заказан и вам придется искать приюта у турок, индусов или китайцев. Впрочем, я постараюсь, чтобы ничего подобного не произошло.

Пусть ваш доверенный человек доставит мне сумки с вашими доношениями завтра к закату. В Хлебный квартал — вы ведь знаете, где мы стоим. Я лично прослежу, чтобы их приторочили к седлу самой крепкой из лошадок обоза, и, кстати, благодарю вас за четырех присланных нам лошадей. Они, как и четыре дополнительных мула, будут в дороге вовсе не лишними. Ваша щедрость равна вашей одаренности, граф, о которой ходят самые невероятные слухи. Говорят даже, что вы можете влиять на погоду. Если так, умерьте, пожалуйста, все снегопады в западном направлении, чтобы нам не испытывать затруднений в пути.

Это, конечно же, шутка, а вот кошель с золотыми монетами, что вы мне прислали, вовсе нешуточное подспорье в дороге, еще раз благодарю. Но принимаю его лишь с условием, что в Польше вас будет дожидаться точно такое же количество золота, с ежегодным приростом причитающейся вам суммы на треть. Таким образом, даже если король Стефан ополчится на вас или по каким-то причинам не сможет выказать вам признательность, ваши труды не останутся без награды. Польша издревле славится смутами, но нам, шляхтичам старого склада, дорога ее честь. Пока я жив, сие обязательство будет неукоснительно соблюдаться, а если Господь призовет меня, мой долг перейдет к сыну, и он, вне сомнений, исполнит его.

Ах, как же я хочу поскорее с ним увидеться! С ним и с моей бесконечно любимой женой! Я постоянно их вспоминаю в этом пасмурном снежном краю. Они, знаю, тоже стремятся ко мне, но прозябать в этой жуткой Московии я им не позволю. Дома много теплее и безопаснее. Солдатская жизнь не игра.

Несколько лучников отправятся с нами до Польши, чтобы, забрать обратную почту, так что я смогу с ними переслать вам письмо. Но, поскольку существует опасность, что оно может попасть не в те руки, давайте уговоримся о шифре. Если обстановка более-менее благоприятна, я напишу: „Злаки в полях хороши“. Если наметятся позитивные перемены, добавлю: „Все мы ждем доброго урожая“. Ну а если обнаружится прямая угроза для вас, вы прочтете: „Похоже, вскоре грядет сильнейшее наводнение“. Так, думаю, мы оба убережемся от обвинения в сговоре, если дело зайдет далеко.

Я иду на все это из чувства приязни, которая появилась не сразу. Но вы покорили меня. Вы оказались надежным спутником в нелегкой дороге — редкое качество для невоенного человека; вы, не чинясь, заступали на ночные дежурства; вы помогали раненым и недужным; вы, не скупясь, раскрывали свой кошелек, когда наши расходы превышали наши возможности. Думаю, что и своим сносным положением в этом, городе мы обязаны именно вам, иначе скорый на расправу российский царь давно бы разделался с нами.

Да хранит вас Господь в этой непонятной стране.

Граф Д. Зари.
Посольство Стефана Батория Польского
на Руси».

ГЛАВА 4

В последние несколько дней с колоколен Кремля на волю было отпущено около тысячи снежной белизны голубей во здравие государя. Эти птицы порхали повсюду, и московиты крестились на них, прозревая в их чистоте образ Святого Духа. В церквах постоянно распевались все сочиненные Иваном псалмы. Их гармоничный строй призывал людей к благочестию, правда, дивные звуки молитвенных песнопений быстро гасили студеные мартовские ветра.

Прошедшая ночь была для Ивана особо мучительной, и он учащенно дышал, а руки его так тряслись, что плохо удерживали самоцветы, сиявшие перед ним в открытых ларцах. В свои пятьдесят три властелин всея Руси выглядел ветхим, неприбранным стариком. Он охрип от стенаний, от него исходило зловоние, и Борис Годунов его чувствовал, прижимаясь щекой к холодному полу казначейской палаты.

— Батюшка, — сказал он. — Дозволь своим лекарям тебя посетить, а также митрополиту.

— Зачем? — сварливо поинтересовался Иван. — Ведь колдуны определили мне срок. Он наступает не сегодня, а завтра. Вижу, вы уже заждались. Но потерпите: завтра я вас покину. — Он прижал к груди громадный рубин с таким напряжением, словно хотел, чтобы тот, пройдя сквозь ребра, заменил ему сердце.

— Батюшка, верить в это все равно что отрицать милосердие Божие, — возразил осторожно Борис, не зная, чего ожидать от царя, уже, похоже, лишившегося остатков здравого смысла.

Иван устремил на него жесткий взгляд.

— Бог теперь слушает лишь попов, желающих моей смерти. Да, это так, я знаю! Они просят Господа меня истребить за то, что я не хочу объявить их верховного пастыря патриархом. Но они этого не дождутся! Нет, нет!

Борис замер, решив ничему не противоречить, чтобы не гневить своенравного старика, и заговорил лишь тогда когда тот, отложив рубин в сторону, занялся яшмовым медальоном, на полированных гранях которого играли солнечные лучи.

— Еще, государь, тебя хочет видеть твой венгр. Он вырастил для тебя новый камень.

— Камень? Способный рассеять бесовские чары? — В глазах Ивана мелькнул проблеск надежды. — Отвечай, этот камень таков?

— Не ведаю, батюшка, — сказал несколько громче, чем надо, Борис. — Знаю лишь, что алхимик принес его и ожидает за дверью. — Он надеялся, что караульные, замершие у стен казначейской, запомнят его слова и сообщат о них дознавателям, если случится что-то дурное. Ракоци ему нравился, но вдруг он и впрямь подослан к царю, чтобы лишить того жизни. Так думают многие, да и момент сейчас подходящий. Заговоры готовят годами, а осуществляют в один краткий миг.

— Если мне камень понравится, я приму его дар. Если же я усмотрю в нем проклятие, иноземца запорют тяжелым бичом, разбивающим кости до мозга. — Царь Иван поигрывал длинной связкой нешлифованных изумрудов. — Скажи ему это, пусть сам решает, идти ко мне или нет.

Борис тяжко вздохнул и поднялся на ноги, отчаянно сожалея, что ему нельзя отряхнуть от пыли совсем еще новенький расшитый золотой нитью кафтан. Царю могло показаться, что он отгоняет заразу, последствия чего были вполне предсказуемы и ужасны.

— Передам все в точности, государь.

Иван отпустил его взмахом руки, уже поглощенный осмотром великолепного турмалина, тускло сиявшего розовато-зеленым огнем.

На этот раз Ракоци оделся весьма однотонно. Все облачение его было черным: доломан, ментик, кунтуш, рейтузы и сапоги. Черным же был и нагрудный сапфир, и лишь рубиновая печатка на пальце малиново тлела, чем удивительно походила на уголь, вынутый из раскаленной печи.

— Что государь? — спросил он, пренебрегая правилами этикета.

Борис неопределенно пожал плечами.

— Не знаю, что и сказать. Если ему покажется, что самоцвет хорош, вам выйдет награда, хотя и неясно какая, если же получится по-другому, вас запорют кнутом. — Он потупился, изучая носки своих татарских сапожек, потом угрюмо прибавил: — Решайте сами, идти к нему или нет. Это его слова.

— А что бы вы посоветовали? — осведомился Ракоци, ничем не показывая, насколько его взволновало услышанное.

— Я? — Борис вздохнул. — Я не знаю. Гляжу на него и не понимаю, что с ним содеется через миг.

— Так, — хмыкнул Ракоци и кивнул. — Стало быть, выбора мне не оставили. — Он прошелся по узкому коридору вдоль шеренги молодцеватых стрельцов, затем развернулся на каблуках и вновь подошел к Борису. — Что ж, проводите меня к нему. Если я не пойду, он заподозрит неладное, и все это кончится тем же кнутом.

— Вы могли бы бежать, — сказал Борис со смешком, но глаза его были серьезны.

— Разумеется, — рассмеялся ответно Ракоци. — Но скажите мне — как? Без охраны? Без подорожных бумаг? По дорогам, покрытым подмерзающей грязью? И опять же, куда мне бежать? В Польшу? Но западные пути заступают стрельцы. К Черному морю? Но там казаки. В лучшем случае они продадут меня туркам; что будет в худшем, не стоит и говорить. Север завален снегом и льдами, а на востоке одна лишь Сибирь — с лесом, болотами и дикарями. Я знавал двоих самоедов, но этого мало для того, чтобы осесть в тех краях. — Он покачал головой. — И потом, у меня есть жена. Я не могу ее бросить. Что же прикажете — тащить ее за собой? Туда, где и с войском-то трудно пробиться? Нет уж, увольте. Я остаюсь.

Борис вскинул руки.

— Вы правы, правы. И все же… — прибавил он после краткого колебания.

Но Ракоци уже шел к дверям.

— Не будем сердить царя, — сказал он, обернувшись. — Властители нетерпеливы. Доложите ему обо мне, а потом, если сможете, уходите. Ни к чему рисковать двоим.

Борис отрицательно мотнул головой.

— Нет. Я буду с вами. — Он пожевал губами. — К царю может заглянуть Никита Романов. За ним теперь сила. Он назначен опекуном царевича Федора, как и я.

— А это не кажется вам нерасчетливым раздвоением власти? — спросил осторожно Ракоци, не зная, как Годунов воспримет вопрос.

— Не думаю, ведь Иван Васильевич полагает, что возможным заговорщикам будет сложнее злоумышлять против Федора, если за ним станут присматривать две именитые семьи. — Молчание, последовавшее за столь уклончивой фразой, было более красноречивым, чем сам ответ.

Ракоци только кивнул.

— Что ж, все понятно. Наверное, в действиях государя имеется свой резон. — На деле понятного было мало. Что это за заговорщики, на которых ему намекнули? Знает ли их имена Годунов? Действительно ли царевичу угрожает опасность? Или это всего лишь умышленно пущенный слух? Вопросы все множились, но их надлежало отринуть. Сейчас надо было беречь свои силы для встречи с царем. Он расправил плечи и поднял голову. — Ладно, Борис Федорович. Впускайте меня. Я готов.

Борис показал знаком, что понял его, и резким движением распахнул тяжелые двери.

— Батюшка, тебя хочет почтить граф Ференц Ракоци, большой знаток самоцветов и преданный твой слуга.

Иван стоял возле огромного, инкрустированного лазуритом, агатами и бирюзой сундука, держа в руках нитку речного жемчуга и небольшую золотую икону, тыльная сторона которой алмазно искрилась.

— Это апостол Варфоломей, — пояснил он вошедшим. — Я молюсь ему, прошу поддержать мою жизнь. Говорят, он всегда был кроток и милосерд, никогда никого не обманывал, никогда не делал дурного. Я пытаюсь внушить ему, что в душе моей тоже нет зла, хотя мир вкруг меня опутан дьявольскими сетями. Ничего не поделаешь, таково бремя тех, кто отмечен достоинством и благонравными устремлениями. — Он смешался и тупо воззрился на Ракоци. — Ты принес самоцвет?

— Да, государь, — сказал Ракоци, преклоняя колено.

— Если в нем обнаружится что-то от дьявола, ты за это ответишь, — предупредил Иван.

— Если такое произойдет, государь, я безропотно приму кару. — Ракоци запустил руку в рукав и извлек из него небольшую коробочку, обитую шелком.

— Нет. Нет. — Иван отшатнулся. — Я не возьму ее, венгр. Я ведаю, ты искусен во многом, а потому открой ее сам. И поднеси прямо к лицу, дабы вдохнуть ядовитые испарения или принять в свою плоть смертоносное жало. — Он поджал губы и выкинул вперед руку, как полководец, двигающий в атаку войска.

— Да, государь, — сказал Ракоци кротко, склоняясь к укладке. Откинув блестящую крышку, он поднял глаза. — Ну вот, никто меня не ужалил, я совершенно спокойно дышу. В этой коробке находится лишь аметист, темный, как вино Венгрии, и столь же великолепный. — Он покосился на камень. Тот и впрямь был хорош. Лучший из девяти, вынутых этим утром из атанора, он тихо сиял изнутри, словно капля росы ранним утром. — Прими этот дар, великий властитель, от своего собрата польского короля в знак его неизбывного к тебе уважения.

С явным опасением Иван взял укладку и провел пальцем по ее ребрам, словно бы проверяя, нет ли в них скрытых лезвий, затем заглянул внутрь. Опустошенное страданиями лицо его вдруг исказилось, а из горла вырвался хриплый крик.

В казначейскую с грохотом впрыгнули стражники.

— Батюшка! — вскричали они, стуча по полу древками пик.

— Пошли прочь! — грозно рыкнул Иван, не отрывая взгляда от аметиста.

Старший стражник склонился к лежащему на полу Годунову.

— Боярин, как быть?

— Уходите, — ответил тот, резко дернув плечом. — И побыстрее.

Стражник выпрямился, негромко рявкнул на подчиненных, и они тут же покинули казначейскую, не преминув при том выразительно хлопнуть дверьми.

Иван, не обратив на то никакого внимания, вынул самоцвет из коробочки и с восторгом в глазах принялся над ним ворковать. «Богородице, Дево, радуйся, Господь с тобой, яви нам свою великую милость», — тихо пел царь, лаская взором и пальцами камень.

— Это душа женщины, — забормотал он, обрывая псалом. — Да, да, я это вижу. В нем свет и тьма, а еще нежность, какую мужчине дано постигнуть разве что в раннем детстве своем. Это сама чистота, а в ней — тайна и грех. Сей самоцвет достоин того, чтобы украсить мою корону. — Он поцеловал камень, затем лизнул его раз, другой — и застыл, погрузившись в раздумье.

Ракоци тоже не шевелился, боясь потревожить царя, а тот с тихим стоном вскинул глаза к потолку и закружился по казначейской, странно дергаясь и подскакивая, словно пол под его ногами был усыпан незримыми нечистотами. Аметист выпал из его рук, но Иван не обратил на это внимания. Он танцевал старательно, сосредоточенно, ни на кого не глядя и, похоже, совсем позабыв, что в помещении находится кто-то еще.

Внезапно двери со стуком раскрылись, и на пороге воздвигся Никита Романов. Перекрестившись на иконы, он столь проворно пал ниц, что вилка и ложка, спрятанные в кушаке, жалобно звякнули.

— Батюшка, ныне вся Москва неустанно молится о твоем здравии. Все соборы и церкви окрест переполнены, то же, я чаю, деется и по всей нашей необъятной Руси. — К концу фразы боярин слегка задохнулся, но цели достиг, ибо Иван взглянул на него.

— Ты усерден, вельми усерден, Никита Романович. Вижу, ты сумеешь внушить царевичу, как должно вершить государственные дела.

Дородный Никита, не получив дозволения встать, ударил лбом об пол.

— Надеюсь, батюшка, Господь меня вдохновит.

— Да, да, — закивал согласно Иван, потом пожаловался: — Ожидание истомило меня. Но колдуны, видимо, правы. Если же нет, я велю их выпороть и бросить живьем на съедение голодным волкам. — В глазах его вдруг вспыхнула ярость. — Каждый умышляющий против меня пострадает. Пусть мне сейчас больно, но им будет больнее. В десять раз! В тысячу раз! Я взыщу с каждой семьи, я выдерну с корнем все ядовитые злаки. — Он покачнулся, затем обхватил руками голову и зарыдал.

Борис вскочил на ноги.

— Батюшка, ради Господа нашего позволь я тебе помогу.

Иван гневно отмахнулся рукой.

— Где Ярослав? Приведите ко мне Ярослава!

Никита тихо выругался, прижимая бороду к полу.

Борис замер на месте.

— Ох, батюшка, или ты все забыл? Ярослава нет, он упал с большой лестницы в Грановитой палате, а затем уснул и боле уже не вставал. Он и умер во сне, безмятежно и благостно, вверившись смерти, как вверяется рукам материнским дитя. — Царедворец умолк, ожидая очередной вспышки гнева, но ее не последовало.

— Ярослав умер? — спросил еле слышно Иван и вопросительно посмотрел на Никиту.

— Да, батюшка, — сказал с придыханием тот.

Иван повернулся к Борису.

— Кто убил его? Не молчи, отвечай! Я тут же велю подпалить ему волосы и распустить на полосы кожу. — В уголках губ царя запузырилась пена, а глаза словно остекленели и утратили цвет.

— Молчи, Борис, — шепнул с пола Никита. — От него всего можно ждать.

— Ярослав сам упал, батюшка, — с несчастным видом сказал Годунов. — Его не убили. Это был случай, беда. — Он и без подсказки Никиты не решился бы напомнить Ивану, что тот сам толкнул в спину замешкавшегося скопца.

— Он не мог упасть. Я поддержал бы его, — бормотал мрачно Иван. — Должно быть, ему помогли, не иначе.

— Он оступился, — спокойно, но твердо ответил Борис. — И покатился вниз. Пересчитал все ступени.

— Это так, государь, — подтвердил тихо Ракоци. — Ярослав упал, и спасти его было уже невозможно.

— Ярослав мертв, — жалобно произнес Иван, кулаки его то сжимались, то разжимались.

— Господь да смилуется над ним, — отозвались одновременно оба боярина. Борис перекрестился, Никита, не имевший возможности это сделать, просто воздел глаза к потолку.

Наконец Иван знаком велел ему встать и кивком дал понять Ракоци, что тот тоже может подняться, а сам опять пошел к груде шкатулок и сундучков, содержимое которых было по большей части рассыпано по полу.

— Слишком много смертей, — произнес он почти будничным тоном. — Слишком много смертей.

— Разделяю твое горе, батюшка, и скорблю, — отозвался Борис, приближаясь к Ивану. — Отведи свою душу на мне, если хочешь развеять кручину. Отдай мне любой, какой пожелаешь, приказ — и я его беспрекословно исполню.

Это был рискованный ход. Царь, находясь во взвинченном состоянии, мог приказать Годунову убить себя, или собственную жену, или детей, и Ракоци попытался смягчить ситуацию. Оттесняя боярина в сторону, он сказал:

— Подобная преданность редко встречается, государь. И заслуживает поощрения, а не порицания.

— В твоих словах есть зерно истины, венгр, — сказал Иван, поразмыслив. Грязный лоб его покрывала испарина, дышал он с трудом и время от времени вскидывал к глазам руку, словно бы заслоняясь ею от света. — Преданных людей мало. Гораздо больше тех, что противятся воле своих попечителей, хотя те… — Царь вдруг умолк и схватился за голову, лицо его перекосилось от муки.

— Батюшка, — произнес Борис с состраданием.

Иван вновь отмахнулся.

— Сыграем-ка в шахматы! — заявил неожиданно он. — Именно так, шахматы развлекут нас. Твой ход будет первым, слышишь, Борис? Я дам тебе послабление. А ты, — он с живостью повернулся к Никите, — сбегай к челяди и прикажи принести шахматный стол.

— Как повелишь, батюшка, — сказал тот и, глубоко поклонившись, попятился к двери.

— Шахматы, — повторил Иван с видимым удовольствием. — Замечательная игра. Она расстроит дьявольские козни шаманов. — Он покачался на пятках. — Эти шаманы большие плуты. Все нехристи большие плуты. И греховодники, как, впрочем, и добрая половина всех христиан. Только Бог знает правду. — Царь быстро побежал к дальней стене, потом резко повернулся. — А посему их слова для меня пустой звук. — Сказав это, он нечаянно пнул ногой аметист, едва различимый в сумраке казначейской, и, издав мучительный стон, наклонился, чтобы подобрать его с пола.

— Батюшка, — пробормотал вновь Борис, но предпочел остаться на месте.

Иван зажал камень в ладонях, заботливо, будто бы огонек на ветру.

— Это женское сердце, а я причинил ему муки, — сказал растроганно он. — Как причинял их когда-то моей Анастасии. — Вспомнив о своей первой жене, царь пригорюнился, затем лицо его просветлело. — Вскоре я снова увижусь с ней, если Господь смилуется надо мною. Ах, Анастасия-Анастасия, не было на Руси никого благочестивее тебя. И через образ твой, что я зрю в этом камне, Владыка Небесный вновь напоминает мне о моей вине.

Понимая, что царь опять близок к припадку, Ракоци попытался погасить в нем истерический импульс.

— Или Господь указует тебе, государь, что видит, сколь изранено твое сердце, — сказал рассудительно он. — Он, возможно, прислушивается к молитвам усопшей праведницы и через лик ее возглашает, что готов умерить свой гнев.

Иван в изумлении поднял глаза.

— Так говорит тебе твой самоцвет?

Ракоци ощутил, что ступает по лезвию бритвы, но внешне ничем этого не показал.

— Государь, я всего лишь алхимик, и мне не дано знать, до какой степени способны выращенные мной самоцветы воздействовать на людей, однако раз уж Господь дозволяет мне их создавать, то, возможно, на них снисходит вышняя благодать, способная приносить утешение праведным душам.

Иван не замедлил с ответом, вид у него был довольный.

— Ты скромен, венгр, как и подобает изгнаннику, — прочувствованно произнес он и резко обернулся к Борису. — Шахматы. Приготовься, мы вскоре сразимся. — Он отошел к дальнему иконостасу и упал перед ним на колени, по-прежнему сжимая в руках аметист.

Борис осторожно приблизился к Ракоци и прошептал:

— Что вы сказали ему?

Полуулыбка тронула губы Ракоци и тут же исчезла.

— Софизм, с малой долей истины для приправы.

— Опасная игра, — предостерег Борис, глядя на отбивавшего поклоны Ивана.

— Не более, чем ваши шахматы, — заметил спокойно Ракоци.

Борис хмуро кивнул.

— Вы останетесь поглядеть?

— Нет, — сказал Ракоци. — Я бы и рад, но к государю чуть позже заявится отец Погнер. Мне сообщили, что мое присутствие нежелательно. Я проведу этот вечер с женой.

— Игра, Борис Федорович, — крикнул Иван, прерывая молитву, но не давая себе труда обернуться. — Поторопи-ка Никиту. А иноземцу скажи, что он может идти.

— Сейчас, батюшка, — отозвался Борис, крестясь на иконы и пятясь к дверям. Ракоци молча скопировал его действия.

— Ну, что скажете? — поинтересовался Борис в коридоре, но уже не по-русски, а на греческом языке.

— О царе? — спросил Ракоци, переходя на тот же язык. — Ему все хуже. Дело идет к развязке, даже если она произойдет и не завтра.

— Он опасен, по-вашему?

— Он — государь, — сказал Ракоци просто.

— И какой! — подхватил Борис, с наслаждением выбивая пыль из своего кафтана. — Он ведь и впрямь был велик. Сумел отбросить татар обратно к Сараю, окончательно присоединил к Руси Новгород. Трудно представить, кем мы были бы без него.

Ракоци помолчал, глядя на бледное небо за окном в конце коридора — там плавали редкие облака. Московия утопала в снегу, и не было тому конца и края.

— А теперь великий властитель сделался немощен и скорбит по им же убиенному сыну, — сказал с долей горечи в голосе он. — Если ваши враги опять зашевелятся, как вы отобьетесь от них? От царевича Федора проку не будет.

— Есть другие воители, — возразил Борис с живостью и, осекшись, умолк.

— Из тех, что не откажутся от скипетра и державы? — уточнил Ракоци и добавил: — С войском можно потребовать и престол. — Он пожал плечами и без малейшего колебания подошел к выходящему на площадь окну, зная, что слой родной почвы в подошвах нейтрализует силу светового потока.

И все же ему пришлось испытать неприятное чувство, которое вызвал в нем диссонанс в молитвенных песнопениях, доносившихся от храма Михаила Архангела и Благовещенского собора.

Борис нахмурился, вслушиваясь.

— Плохо дело, — пробормотал он по-русски.

— Вы о пении? — спросил Ракоци, в свою очередь возвращаясь к русскому языку.

— Не совсем, — буркнул Борис. — Громче поют в храме Святого Михаила, а там у нас хоронят царей. Батюшка может усмотреть в том дурной знак. — Он зябко поежился и потер руки. — Мне лучше вернуться к нему, пока он настроен на шахматы.

Они поглядели друг другу в глаза. Татарин был выше своего собеседника, но почему-то казалось, что сверху вниз смотрит вовсе не он. Ракоци покачал головой.

— Будьте осторожны, Борис Федорович. Приязнь подобных вашему государю людей страшнее лап тигра.

Борис перекрестился.

— Со мной мой ангел-хранитель и милосердие Божие, я надеюсь. Они меня защитят. Сестра моя замужем за царевичем, я для нее — единственная опора. Как, собственно, и для ее блаженного мужа. Так что выбора у меня нет. — Он помялся и кивнул в сторону казначейской палаты. — Ладно. Мне уж пора. Помяните меня в своих обращениях к Господу.

По лицу Ракоци вновь скользнула полуулыбка.

— Когда буду молиться, — сказал он с легкой заминкой и указал на окно. — Почему мы который уж день не слышим колоколов?

— По приказу Ивана, — пояснил Годунов. — Он повелел звонарям закрепить их языки до истечения восемнадцатого дня месяца, чтобы те потом праздничным звоном оповестили Москву о его торжестве над пророчеством колдунов. Ранее может послышаться лишь похоронный набат. — Борис, прищурившись, покосился на маковку колокольни. — Федор расстраивается, — сказал он с неожиданной горечью. — Думает, что его наказали. Как ему объяснить, что дело в другом?

Ответа не было, да никто его и не ждал. Ракоци слегка поклонился, натягивая перчатки.

— А что будет, если колдуны окажутся правы?

— Россию и так лихорадит в связи с безумием государя, но кончина его еще более все обострит. — Борис, хотя и произнес эту фразу на греческом, внимательно огляделся по сторонам, затем развернулся на каблуках и торопливо пошел к казначейской. Блестящий кафтан его, пропадая в сумраке коридора, стал вдруг казаться коричнево-ржавым.

* * *
Письмо сэра Джерома Горсея к Елизавете Английской.

«Ее величеству королеве Елизавете по долгу службы представляет доклад ее посол при московском дворе царя Федора, самодержца всея Руси.

Как вы уже поняли, моя королева, Иван IV таки преставился от многочисленных снедавших его тело недугов. Жизнь покинула его поздним вечером семнадцатого марта по местному календарю, соответствующему летосчислению Англии. Это случилось примерно на шесть часов ранее срока, предреченного лопарскими колдунами, что тем не менее привело в ужас невежественных жителей русской столицы, ибо они лишь укрепились во мнении, что смерть Ивана вызвало само предсказание, а не ужасное состояние его здоровья и расстройство рассудка. Я же имел случай видеться с ним прямо перед кончиной и спешу сообщить, что он был действительно плох, а изможденное лицо его явственно говорило о жутких мучениях, какие доставлял ему сильно изношенный организм.

Теперь вся Русь погрузилась в траур, повсюду звучат погребальные колокола, во всех церквах и соборах проводятся заупокойные службы и слышатся песнопения, весьма странные на слух англичан, ибо на Руси, как и в Греции, голоса певчих не должно поддерживать музыкой, а потому их звучание производит щемящее, тревожное впечатление. Я внимал этим молениям как в кремлевском Успенском соборе, так и в соборе Пресвятой Богородицы, что расположен на Красной Площади, куда съехалась половина Москвы, чтобы помолиться у гробницы Василия Блаженного, который, как говорят, обладал провидческим даром.

Там был и Годунов, сделавшийся советником нового самодержца. Он заверил меня, что взаимоотношения Англии и России останутся теми же, что и при прежнем царе. Нет сомнений, что так все и будет, ибо Годунов доводится Федору шурином и такое родство защищает его от интриг. Загвоздка лишь в том, что опека над Федором, который весьма в ней нуждается, поручена Никите Романову; сестра его, Анастасия, была первой супругой Ивана и, соответственно, матерью нового государя всея Руси. Столь неожиданное возвышение рода Романовых обеспокоило многих, однако оно поддержано указом Ивана, против которого никто не осмелится возражать.

Еще я имел разговор с князем Василием Андреевичем Шуйским, человеком весьма влиятельным среди московских бояр. Он убеждал меня склонить взоры, наших торговцев в сторону новгородских купцов, имеющих выходы к Балтийскому морю, неизмеримо более судоходному, чем северные моря, через какие нами осуществляется торговля с Россией, ведь навигация там прерывается с ноября по апрель, тогда как Балтийское море если и покрывается льдами, то на весьма незначительный срок. Усматривая в сем предложении наличие определенного здравого смысла, я все-таки не испытываю особого удовольствия от перспективы сотрудничества с этим князем, ибо наслышан о его нешуточных чаяниях взойти на российский престол, а Англии в нынешней ситуации неразумно поддерживать чьи-то амбиции, сердя таким образом и московские власти, и остальных, не менее амбициозных, бояр. Мы ведь для них иноземцы, а Русь страшится всего иноземного много более, чем внутренних свар.

Мое осторожное отношение к Шуйскому поддерживает и наш молодой дипломат доктор Лавелл, несколько лучше, чем я, разбирающийся в тонкостях русской политической жизни. Он, во-первых, хорошо знает русский язык, а во-вторых, бояре с ним держатся достаточно вольно, ибо не видят в нем значащую персону.

Как бы там ни было, к тому времени, когда в Новые Холмогоры прибудет наш „Геркулес“, я постараюсь заключить втрое больше торговых контрактов, чем прежде, на случай каких-либо неурядиц при московском дворе, которые очень возможны. Смута смутой, а барыши барышами, торговля должна идти своим чередом. Мы уже много лет бесперебойно берем здесь пеньку, теперь наша шерсть идет в обмен на меха, и нет причин сомневаться в успешности наших других начинаний.

Я отправляю это письмо в Каргополь — с особым курьером и отрядом лучников, что должны встретить там наши грузы и препроводить их до Москвы. Подобная практика уже весьма хорошо себя оказала. К письму прилагаю и другие посольские документы, а засим остаюсь вашим самым покорным слугой, пребывая в надежде, что Господь одобрит наши усилия.

Верноподданный Елизаветы Тюдор,
милостью Божией правящей в Англии королевы,
сэр Джером Горсей,
полномочный посол при дворе российского самодержца.
13-й день мая по английскому календарю, год Господень 1584».

ГЛАВА 5

Яркий утренний свет пробивался сквозь двойные оконные стекла, мягко ложась на боковые поверхности атаноров и большую часть рабочего алхимического стола, где одетый во все черное человек осторожно сливал жидкости из двух узкогорлых сосудов в один алебастровый высокий кувшин. Он был так поглощен этим занятием, что не обратил внимания на вошедшего в лабораторию Роджера, и тот рискнул сам обратиться к нему:

— Мой господин, я бы вас не тревожил, но обстоятельства вынуждают меня.

— Вынуждают? — переспросил Ракоци, поворачиваясь, и только тут заметил, что Роджер пришел не один.

У дверей стоял юноша с бледным лицом и большими аквамариновыми глазами. Его ноги были слепо расставлены, словно он собирался бежать или драться.

— Это Юрий, — сказал Роджер.

Ракоци усмехнулся.

— Я знаю. Он работает у нас с января. Вместо Клавдия — ливрейным лакеем или привратником, как их тут называют. Его обязанность принимать почту, разносить письма и встречать посетителей. — Он посмотрел в глаза юноше. — Я ничего не забыл?

Погода для мая стояла довольно теплая: суровая зима уступила место бурной весне. Воздух Москвы был густо напоен запахом молодой зелени. Трава пробивалась повсюду, она проступала даже на Красной Площади, окаймляя ее брусчатку. Сквозь проемы распахнутых форточек в лабораторию залетал щебет птиц, смешанный с отдаленными перезвонами колоколов монастыря Иоанна Крестителя.

Юрий молчал. Он выдерживал взгляд хозяина сколько мог, потом, потупясь, уставился в пол.

— Я застал его за чтением письма, пришедшего от отца Краббе, — произнес Роджер почти извиняющимся тоном. — Я не сразу понял, чем он там занят: мне и в голову не приходило, что парень умеет читать.

— Это весьма впечатляет, — откликнулся Ракоци. Он посмотрел на Юрия с нескрываемым любопытством. — Значит, ты сведущ в грамоте? А насколько? Умеешь ли разбирать различные языки?

— Господин ошибается, я не умею читать, — забубнил глухо привратник. — Письмо было уже распечатано, я только взглянул на него. Мне захотелось узнать, как оно выглядит, какие там знаки. — Он прокашлялся и добавил для верности: — Польские буквы такие странные, совсем не похожи на наши, но ни те, ни другие ничего мне не говорят.

— Ты не умеешь читать, но при этом сообразил, что письмо писали по-польски? — с любезной улыбкой справился Ракоци. — Что же заставило тебя так решить?

Чтобы уйти от его пытливого взгляда, Юрий оглядел атаноры, потом посмотрел на Роджера и со вздохом сказал:

— Я ничего не решал. Я обычный слуга. А слуг у нас грамоте не обучают.

— Значит, ты обладаешь неслыханными талантами, — ответил Ракоци, отставляя в сторону пустые сосуды. — Чтобы обычный слуга распознал польский язык, столкнувшись с ним в своей жизни впервые, такого себе и представить нельзя.

— Но я ничего не распознавал. Я просто подумал, что это польский язык, потому что письмо пришло от иноземных священников — так посыльный сказал, а они ведь поляки. Посыльный сказал, что письмо от них, — упорствовал Юрий. — Ваш человек считает, что я его прочитал, но он ошибается. Он не прав. Я лишь слуга, обычный слуга. Я не умею читать. Это правда.

— Правда, — задумчиво повторил Ракоци. — Но и наш Роджер не стал бы зря наговаривать на тебя. Вот ты утверждаешь, будто знал, что письмо пришло от поляков-иезуитов, но как ты понял, что слова в нем польские, а не латинские, это вопрос. Даже вам, православным, должно быть известно, что западные священники и в молитвах, и в обиходе предпочитают латынь. — Он встал со своего табурета и подошел к юноше, оценивая его пристальным взглядом темных, чуть прищуренных глаз. — Или Роджер ошибся, или ты не обычный привратник.

— Он ошибся.

Ракоци ничего не ответил.

— Мне любопытно, — медленно произнес он, прохаживаясь вдоль окон, — почему ты не в той одежде, что тебе выдали здесь?

Юноша, опустив голову, оглядел свою длинную косоворотку из плотного полотна.

— Это моя рубаха. Ее сшила мне мать. — Он потеребил пальцами узорчатый ворот, пытаясь мечтательно улыбнуться, но на лбу его и над верхней губой выступил пот. — Она подарила мне ее к Рождеству, когда я уезжал на работы.

— Весьма похвально, — с чувством отозвался Ракоци. — Прекрасно, когда сын так ценит материнский подарок.

— Она действительно мне ее подарила, — уныло пробормотал Юрий.

— А я и не сомневаюсь, — заметил Ракоци. — И вовсе не собираюсь это оспаривать. Хотя мне все-таки интересно, почему ты отправился в столицу зимой, когда все пути завалены снегом. — Он отошел от окон и вернулся к столу. — И, знаешь ли, меня еще озадачивает, откуда матери простых слуг берут полотно для таких великолепных рубашек. Это ткань дорогая, отборная. Впрочем, я, как инородец, возможно, чего-то не понимаю. — Его улыбка была добродушной, но Юрий совсем потерялся.

— Она живет в большом селе, близ Твери. Боярин наш — человек богатый и щедрый, — сказал он, облизнув нервно губы.

Ракоци спокойно выслушал объяснение и знаком велел Роджеру закрыть форточки, отчего лицо юноши стало бледным как мел. Он подумал, что хозяин решил накинуться на него и не хочет, чтобы на улице слышали крики. На деле же Ракоци просто мешал гомон птиц.

— Странно, однако, что твой боярин позволил тебе покинуть свои владения.

Юрий моргнул, зрачки его задрожали.

. — Это… это… — Он явно не знал, что сказать.

— Возможно, — доброжелательным тоном предположил Ракоци, — тебе попросту наскучила сельская жизнь. Ты пожаловался на это боярину, и тот отпустил тебя по своей доброте.

— Да! — Глаза Юрия заметались, а на щеках его проступили два ярких пятна. — Да. Все было именно так. Я попросил боярина разрешить мне уехать. И боярин сказал: «Поезжай».

Ракоци с самым сердечным вниманием его выслушал и покачал головой.

— Он и в самом деле весьма щедр, твой боярин, ибо далеко не каждый решился бы отпустить от себя столь рослого и разумного молодца. На селе ведь немало работы. — Он одарил привратника безмятежной улыбкой. — Но, может быть, у него были какие-то другие соображения на твой счет?

— Боярин дал мне письмо к своему двоюродному брату, — объявил Юрий, несколько оживившись. Он выпрямился и сцепил руки на поясе, очевидно, решив, что сумел провести чужака. — Сказал, что тот пристроит меня где-нибудь.

— Юрия к нам привел человек из дома Нагих, — пояснил из угла Роджер. — В их хозяйстве для него не было места.

— А у нас, значит, нашлось? — сухо произнес Ракоци, и Юрий вдруг осознал, что затянутый во все черное инородец не верит ни единому его слову. — Одно из двух: либо ты незаконный сын родовитого дворянина и боишься это раскрыть, либо просто не тот, за кого себя выдаешь. Сожалею, но я подозреваю второе… — Он жестом отмел возможные возражения. — А из этого следует, что ты соглядатай, шпион.

— Господин ошибается, — с жаром возразил Юрий. — Я вовсе не…

— Ты не первый выявленный у нас соглядатай, — сказал Ракоци скучно. — И, по всей вероятности, не последний. Иностранцы привлекают внимание, от этого не уйдешь.

— Нет. Нет. Я не шпион. — Юрий отчаянно замотал головой.

Ракоци вскинул руку.

— Довольно лжи, прекрати. У меня нет на нее аппетита. — Он слегка отклонился назад, разглядывая доносчика. — Ты доставляешь нам затруднения. Как же теперь с тобой поступить?

Юрий вновь побледнел.

— Господин…

— Я хотел бы заключить с тобой соглашение, Юрий. — Ракоци сел к столу и жестом велел Роджеру придвинуть к нему шкатулку с письменными принадлежностями и лист плотной писчей бумаги. — Оставим в покое дурную игру, все равно она мало тебе помогает. Как, говоришь, твое отчество?

— Я… — Юрий помотал головой и решился: — Петрович.

— Прекрасно, — кивнул Ракоци. — Итак, Юрий Петрович, ты знаешь, что ждет тебя за соглядатайство в чужом доме. В лучшем случае порка, в худшем — смертная казнь.

— Допытчики не послушают инородца, — возразил Юрий, храбрясь.

— Послушают, можешь не сомневаться. — Ракоци помолчал, потом брезгливо поморщился. — Одного из соглядатаев, обнаруженных среди нашей челяди, забили кнутом по приказу Никиты Романова. — Он не добавил, что, скорее всего, шпион наушничал именно для Никиты и потому расправа была столь крутой. — Если хочешь, расспроси о том других слуг.

Слуги из всего делают небылицы, — заявил Юрий, дернув плечом. Впрочем, язвительность в его тоне прозвучала фальшиво.

— Его звали Геннадием, — сказал хмуро Роджер. — Родом он был из Владимира, из семьи скорняков. До него в пыточную отправились еще трое. Но тех лишь поучили.

Пыточная. Ракоци внутренне передернулся. На своем веку он перебывал во многих застенках, но ни в одном из них не имелось бичей с массивными железными кольцами на концах, из которых торчали железные когти. Кольца перебивали кости, когти терзали плоть.

— Его смерть устрашила бы многих, — произнес он, глядя в стену.

— А я не боюсь, — заявил дерзко Юрий. — Я ни в чем не виновен, и вы не решитесь так со мной обойтись.

— Только потому, что твой отец из семейства Нагих? — поинтересовался Ракоци, вновь становясь предельно учтивым. — Но я, например, Петра Нагого не знаю. Григория знаю, мне ведомо и о других, но о Петре я что-то ни разу не слышал. Либо это крупный землевладелец, предпочитающий покой суете, либо ему приходится жить вдалеке от Москвы, поскольку он запятнал себя каким-то бесчестным поступком. Сын такого боярина вполне может постигнуть и грамоту, и другие науки, чтобы потом отправиться искать счастья к более взласканной удачей родне.

— Это все выдумки! — затравленно выкрикнул Юрий. — Я не умею читать. Нагие мне не родня. Не понимаю, откуда вы это взяли?

Ракоци покачал головой.

— Когда живешь долго, волей-неволей становишься проницательным. — Он покосился на Роджера и продолжил: — Ладно, Юрий Петрович. Я не отринул мысли заключить с тобой соглашение. Послушай меня. Мы можем все оставить как есть. Ты будешь жить в моем доме и по-прежнему доносить Нагим о каждом моем шаге, если возьмешься с другой стороны докладывать обо всех их замыслах мне. Я в этом случае не отправлю тебя на расправу к Скуратову и даже увеличу твое жалованье. Если проявишь себя на этом поприще, получишь награду. Если попытаешься со мною хитрить, пойдешь на дыбу. И будь уверен, все твои родственники тут же от тебя отвернутся, ибо не захотят рисковать. — Он помолчал. — Пусть я инородец, но мое положение гораздо надежнее твоего. Так-то, Юрий Петрович.

— Вы думаете, что я способен предать своих родичей? — Юрий высокомерно задрал подбородок.

Ракоци лишь усмехнулся.

— А почему бы и нет? Ведь ты уже ступил на эту дорожку, с нее не так просто сойти.

— Я не шпион! — вскинулся Юрий. — И ничего плохого не сделал. Почему вы не верите мне?

— Значит, ты стоишь на своем? — Ракоци взял в руки перо и внимательно оглядел его кончик. — Что ж, я, возможно, и впрямь зря сержусь на тебя. — Он подтянул к себе лист бумаги и набросал на нем несколько слов, затем вынул из поясного кошелька две золотые монеты. — Вот, возьми их себе. Как залог того, что с тобой будут честно тут поступать, если ты, в свой черед, будешь честен.

Юрий с нескрываемой радостью принял монеты.

— Что я в обмен должен сделать? — спросил почти весело он.

— Всего лишь доставить по адресу небольшое послание. Не слишком трудное поручение, правда? Отнесешь письмо в Кремль, Годунову, и дождешься ответа. Весьма несложное поручение. — Ракоци небрежно указал на лежащий перед ним лист. — Можешь прочесть его, если хочешь.

— Я не умею читать, господин, — с заминкой откликнулся Юрий. — Вы мне не верите, но это действительно так.

— И все же взгляни, как бы там ни было, — сказал Ракоци с долей строгости в голосе.

Юрий пожал плечами и с напускным безразличием взял в руки бумагу.

«Задержите сего вероломного челядинца и бросьте в узилище», — было по-польски начертано там.

С громким криком Юрий отпрянул назад, лист, выскользнув из его рук, упал на пол. Юноша быстро перекрестился и вдруг поймал на себе изучающий взгляд.

— Ох! — вырвалось у него. — Чтоб вас тут всех заломали медведи!

— Вот уж этого нам не надо бы, — пробормотал Ракоци на обиходной латыни и по блеску в глазах перепутанного привратника определил, что тот понял его. — Итак, читать ты умеешь. И даже знаешь латынь.

— Господь вас накажет, — заявил Юрий хрипло.

— А Скуратов накажет тебя. Юрий Петрович, подумай, останешься ли ты жив после сей процедуры?

— Вы дьявол, — сказал мрачно Юрий.

— Ох, нет, — возразил Ракоци, усмехаясь. — Инородец, изгнанник, алхимик — да, но не дьявол. — Он задумчиво оглядел юношу и удрученно вздохнул. — Значит, заключить со мной сделку ты все же не пожелал и, следовательно, оставаться тут дольше не можешь. Но твоим хозяевам это вряд ли понравится, ведь ты нужен им лишь как шпион, а вовсе не как докучливый приживальщик. — Он склонил голову набок. — В лучшем случае они просто прогонят тебя, что будет в худшем — не знаю.

В глазах Юрия снова мелькнул страх.

— Я хочу быть при вас, — сказал он угрюмо. — Я буду исполнять все, что вы скажете. Честно, ревностно и без обмана.

— Я так не думаю, — мягко ответил Ракоци и, подтянув к себе другой лист, принялся покрывать его мелким убористым почерком. — Ты ведь понимаешь латынь? Ну так ознакомься и с этим. — Он услужливо сдвинул в сторону локоть, выставляя написанное на обозрение.

— Я… — У Юрия хватило здравомыслия отрицательно мотнуть головой.

— Хорошо, — похвалил Ракоци, продолжая писать. — Ты начинаешь мне нравиться. Это рекомендация. В польскую миссию. Думаю, тебя там возьмут. Любому посольству нужны грамотеи. Да и Нагие будут довольны: ты сможешь рассказывать им о поляках, не подвергаясь опасности себя запятнать. А под моей крышей одним шпионом будет меньше. — Он нахмурился, бегло оглядывая письмо, потом продолжил: — Но к отцу Погнеру не ходи, тот недолюбливает меня и слишком высокомерен. Ступай прямиком к отцу Краббе. — Его рука потянулась к металлической баночке, которую Роджер уже держал над свечой. Как только капля разогретого сургуча шлепнулась на бумагу, в нее тут же вдавилась рубиновая печатка. — Готово, — сказал Ракоци, протягивая молодому человеку письмо, но тот спрятал за спину руки.

— Вы хотите меня обмануть! — вскричал он в отчаянии. — Я вам не верю.

Ракоци протянул письмо Роджеру.

— Проследи, чтобы отец Краббе прочел его до того, как он будет говорить с этим малым. А потом для верности потолкуй с ним с глазу на глаз. Чтобы всем и все было ясно.

— Вы хотите меня погубить, — сказал потерянно Юрий. — Но я не шпион. Я верой и правдой служил вам. Я…

— Расскажи это Нагим, — посоветовал Ракоци, теряя терпение. — А я, если надо, добавлю что-нибудь от себя.

Юрий злорадно расхохотался.

— Добавите? Да кто вам поверит? Вам, инородцу, которому Шуйские навязали супругу с изъяном? Никто не захочет даже выслушать вас. Не сомневайтесь, все как один отвернутся.

Ракоци не шевельнулся, но в лице его что-то переменилось, и Юрия вдруг пронзил дикий страх. Он замер, как зверь, почуявший приближение следопыта.

— Не изволишь ли ты повторить сказанное? — прозвучал тихий голос.

Юрий поежился, браня себя за несдержанность, и промямлил:

— Что тут повторять? Я ведь ничего не сказал. Просто, ну… по Москве ходят слухи…

— Если, — перебил его Ракоци, с великим тщанием выговаривая каждое слово, — если ты позволишь себе еще хотя бы раз сболтнуть что-нибудь порочащее мою жену, то берегись: тебе придется ответить за это.

— Но все знают эту историю, — возразил в смятении Юрий. — Отца жены вашей убили монголы, когда он попытался ее защитить. Они убили и няньку, а все слуги сбежали — в доме, кроме нее и захватчиков, уже не осталось никого. Нрав монголов известен, и… и… — Он запнулся, лихорадочно размышляя, чем подкрепить свои доводы. — И теперь она много молится и помогает убогим, чтобы…

— Чтобы, — с нажимом произнес Ракоци, — почтить память отца.

— О да. Почтить память, — хохотнул Юрий, мысли которого уже путались. Ужас расстраивал их и толкал его к безрассудству. — Так бы хотелось Шуйским и Кошкиным, именно так они и говорят. А на деле… — Он вдруг осознал, как далеко зашла его дерзость, и огорошенно смолк.

Молчание длилось, казалось, вечность. Наконец Ракоци поднял глаза.

— Лучше тебе уйти. И как можно скорее.

Роджер вышел вперед, заслонив собой юношу, нервно теребившего ворот косоворотки.

— Я распоряжусь, чтобы его вещи перенесли в польскую миссию, — сказал он будничным тоном.

— Превосходно, — кивнул Ракоци и еще раз глянул на Юрия. — Оставь себе те монеты, что я тебе дал, и помни, как ты их получил. А еще помни, что подлость оплачивается золотом далеко не всегда. Иногда в ход идут изделия из металлов потверже. — С этими словами он отвернулся и продолжал сидеть молча, пока Роджер с Юрием не ушли.

Роджер вернулся с вечерними звонами колоколов.

— Отец Краббе шлет вам добрые пожелания, — сказал он, убедившись, что дверь за ним плотно закрыта.

— Благодарю, — рассеянно отозвался Ракоци, пристально изучая горсть мелких топазов. — Надеюсь, ты передал ему приветствия от меня?

— Можете не сомневаться, — откликнулся Роджер. — Я сообщил ему и еще кое-что.

— И что он сказал?

— Сказал, что все учтет. — Жесткие черты лица Роджера на секунду смягчила усмешка. — В посольстве полно шпионов и так. Одним больше, одним меньше — разницы никакой, а грамотный человек всегда большое подспорье. К тому же с такой именитой родней. Отец Краббе весьма вам признателен.

— Похоже, мы совершили благое деяние, — заметил Ракоци вскользь, возвращаясь к топазам, на хорошо отшлифованных гранях которых играл свет масляных ламп. — Царь Федор не в батюшку, у него нет тяги к драгоценным камням, зато в них знает толк Никита Романов.

Роджер счел за лучшее промолчать, наблюдая, как его господин убирает камни в шкатулку. Когда резная крышка защелкнулась, он сказал:

— И все же вся эта история меня беспокоит. Юрий, сдается мне, не из тех, кто будет испытывать к вам благодарность за то, что вы пощадили его. Скорее он сочтет себя оскорбленным и попытается отомстить.

— Боюсь, что ты прав, — отозвался Ракоци. — Он знает также, что оскорбил меня, и страшится расплаты, а потому постарается нанести удар первым. Но это не повод, чтобы удар нанес ему я.

— Господин… — Роджер поджал губы.

— Не одобряешь, — с некоторой долей иронии констатировал Ракоци.

— Не мое дело оценивать ваши поступки, — сказал Роджер чопорно. — Вы — господин, я — слуга.

Ответом ему был краткий смешок.

— Какая великолепная демонстрация равнодушия! — Ракоци покачал головой. — Ну-ну, старый друг, не сердись, я вижу, что ты встревожен. Чтобы тебя хоть как-то утешить, скажу, что мне тоже не по себе.

— Но это никак не мешает вам здесь оставаться, — заметил угрюмо Роджер.

Ракоци похлопал рукой по шкатулке.

— А куда нам податься, скажи! На войну? К дикарям? В Новый Свет? — Он ронял вопросы один за другим совершенно будничным тоном, потом с неожиданной горечью заключил: — Россия, Европа — разницы нет.

— Но мы почему-то предпочитаем Россию. — Роджер переступил с ноги на ногу и потупил глаза.

Последовала короткая пауза.

— Возможно, ты прав, а я полный глупец, — вздохнул Ракоци, потирая виски.

— Это не так, — сказал Роджер.

— Так, — вскинулся Ракоци. — Так. Этого у меня не отнимешь. И все же я тут исполняю свой долг, а алчность русских придворных, — он опять указал на шкатулку, — служит нам хоть какой-то защитой. Курочку, несущую драгоценные яйца, никто в обиду не даст.

— Отец Погнер с радостью освободил бы вас от всех ваших обязательств, — заметил, глядя в сторону, Роджер.

— Мои обязательства имеют отношение к Стефану Баторию, а не к нему, — возразил Ракоци скучно. Блеск в его темных глазах внезапно угас, а в лице проступила усталость. — Стефан Баторий приветил меня в дни изгнания, что для монархов большая редкость. Я должен хранить ему верность хотя бы из одной признательности за то.

Роджеру, служившему Ракоци почти шестнадцать веков, не раз приходилось выслушивать подобные рассуждения, и все же он осмелился возразить.

— Разумеется, король Стефан не полагает, что вы тут засидитесь перед лицом прямой угрозы для вас.

Ракоци засмеялся.

— Разумеется, полагает — и даже не сомневается в том. Вот почему он и составил посольство не только из иезуитов. — Он встал и убрал укладку с топазами в секретер. — Но ты прав: меры предосторожности надо принять. Для начала вели нашей челяди не пускать Юрия на порог. Естественно, это даст пищу для пересудов, однако другого выхода у нас нет.

— А ваша жена? — поинтересовался вскользь Роджер.

— Ксения? — Глаза Ракоци словно подернулись поволокой. — Что ты имеешь в виду?

— Не следует ли приставить к ней охрану?

— А где ты найдешь верных слуг? — Ракоци усмехнулся, но тут же нахмурился. — Тут я не знаю, как быть. Самая большая опасность для нее исходит от родственников, но я не могу запретить им видеться с нею.

— Зато вы можете запретить ей покидать пределы вашего дома. Никто не усмотрит в том ничего странного. Здесь многие женщины живут очень замкнуто.

— Могу, но это разрушит ту хрупкую доверительность, что только сейчас между нами возникла.

— Но что-то ведь нужно делать, — сказал хмуро Роджер.

— Конечно, — согласно кивнул Ракоци.

— Шуйские и Нагие — могущественные враги.

— Разумеется.

— Отец Погнер намерен вас уничтожить.

— Да, — кивнул Ракоци. — Это именно так.

В раздражении Роджер развернулся на каблуках и оставил хозяина в абсолютнейшем одиночестве.

* * *
Письмо, адресованное Стефану Баторию его двоюродным братом Тибором; прислано из Венгрии.

«Будь благословен под польскими небесами, мой царственный брат! Шлю тебе наилучшие пожелания из осажденного нехристями Триеста.

С великой неохотой пишу я эти строки, ибо мне очень не хочется тебя волновать. Но позору, постигшему нашу семью, не видно конца и края. А посему позволь мне с прискорбием сообщить, что мою единокровную сестру и твою кузину Эржебет сбила с пути истинного прислужница самого дьявола, исполнявшая в ее доме роль экономки. Эта особа, будучи мерзкой колдуньей, завлекла госпожу в свои сети и обучила безбожным обрядам, отрицающим наше спасение через Иисуса Христа. Эржебет превратилась в пособницу этого пагубного создания и объявила, что отказывается от христианства в угоду каким-то ужасающим темным богам.

Истинно говорят, что праздность ввергает женщину в грех. Такого бы не случилось, будь у сестры дети: они отвлекли бы ее от подобных вещей. Но вот уже девять лет, как она и Надасди в союзе, какой не приносит плодов. Надасди большую часть своего времени проводит вдали от родового замка Баториев, нередко наскакивая с войсками на турок, но еще чаще ища развлечений другого вида в Вене и в других известных попустительством к тайным порокам людским городах. Хотя очень многие высоко ценят его личные качества, находятся и те, что поглядывают с неодобрением на поведение зрелого мужа, сходное с выходками блудливых щенят.

Одно тянет другое. Постоянное отсутствие супруга оставляло Эржебет много времени для докучных томлений и толкало на безрассудства. Ей совершенно нечем было себя занять. В угоду Надасди она не устраивала светских приемов и жила замкнуто, довольствуясь обществом экономки; та же не преминула пустить в ход свои чары, внушенные ей наущением самого сатаны.

Брат, подумай, можешь ли ты не принять во внимание то, что твоя кузина стала усердной прислужницей дьявола и с неустанным рвением занимается изучением заклинаний, способных наделить ее темной силой, направленной к разрушению всего светлого и укреплению царствия мрака? Ты должен всемерно воспротивиться этому злу, иначе дурная слава распространится и на тебя, а в наше время никто не убережется от неприятностей, будучи заподозренным даже в малейшей причастности к сатанизму.

Да будет твой суд скорым и праведным, мой царственный брат. Поразим дьявола в самое сердце и очистим имя Баториев от всяческой скверны. Ты наделен властью, ты можешь повлиять на несчастную, убедив ее искренне и чистосердечно раскаяться в своих прегрешениях. Если же Эржебет этому воспротивится, то тебе ничего не останется, кроме как с чистой душой снять со своей совести все заботы о ней и передать ее на попечение церкви. Моля Господа ниспослать тебе мудрости для разрешения сего деликатного дела, остаюсь твоим верным слугой и кузеном.

Тибор Баторий.
29 мая, год Господень 1584».

ГЛАВА 6

Перекрестившись на иконы, Анастасий Сергеевич Шуйский попросил у хозяина дома дозволения повидаться «со своей любимой племянницей Ксенюшкой». Его губы, изогнутые, как лук Купидона, ярко алели под пшеничного цвета усами и выдавали в нем скрытую чувственность, почему-то неприятную Ракоци.

— Вы разрешите нам побеседовать с ней по-родственному — с глазу на глаз?

— Разумеется, — сказал Ракоци, тщетно пытаясь прогнать из сознания образ Корнелия Юста, подглядывавшего за свиданиями своей супруги с любовниками, которых сам же к ней подсылал. Бедняжка Оливия! Он дважды хлопнул в ладоши и велел прибежавшему из коридора слуге: — Будь добр, сообщи госпоже, что пришел ее двоюродный дядя.

Слуга, поклонившись хозяину с гостем, торопливо ушел.

— Как погляжу, у вас нет привратника, — заметил с удивлением Анастасий.

Ракоци пожал плечами.

— Юрий пожелал перейти к отцу Погнеру, и я тому не перечил, поскольку и сам являюсь сотрудником миссии. — Его черный доломан был полурасстегнут, и под ним ярким пятном выделялась красная шелковая сорочка. — Со временем я кого-нибудь подыщу.

Вечер был очень теплым, духота предвещала грозу. Торговцы на рынках совсем истомились, лошади обвисали в упряжи, белые голуби, обычно заполонявшие небо Москвы, вернулись в свои голубятни. Ров, окружавший кремлевские стены, источал ужасающее зловоние.

— Ну-ну, — проворчал Анастасий и огляделся. — Вы превосходно обустроили дом.

— Благодарю, — сказал Ракоци, — Я, если вы не против, дождусь с вами Ксению, а потом схожу к поварам. Скажите, чего бы вам хотелось отведать?

Анастасий потер руки.

— Пряников и вина, если можно. Лучшего по такой жаре не придумать. Вы хорошо освоились у нас, Ракоци, не то что ваши иезуиты. — Его блестящие глаза вновь с живостью обежали гостиную, чуть задержавшись на штофных английских шторах; впрочем, боярин хвалить их не стал. — Что у вас там? — Он указал на комод с инкрустацией. — Не Ледовое ли побоище? Выбор странный для инородца, но приятный русскому сердцу. А этот фонарь определенно делали наши московские медники, или я буду не я. Что до потолочной резьбы, то и она выше всяких похвал, ибо строга и искусна.

— Благодарю, — опять сказал Ракоци и повернулся навстречу Ксении, появившейся наверху.

Та, розовая от жары и смущения, казалась совсем юной; впечатление дополняли две длинные бронзовые косы, заплетенные просто — без лент. В сарафане поверх льняной блузы она была так хороша, что Анастасий одобрительно крякнул и масляно прищурил глаза.

— Да окажет Господь вам благоволение, Анастасий Сергеевич, — сказала Ксения, спустившись по лестнице вниз.

— И тебе желаю того же, племянница, — ответствовал чинно боярин.

— Надеюсь, вы в добром здравии?

— Господь милостив. — Анастасий широким жестом обвел гостиную. — Вижу, что и твои молитвы услышаны, чему я очень рад. Не всякой красавице удается достичь подобного благополучия, а уж в твои-то лета… — Он махнул рукой и заговорщически подмигнул. — Возможно, все это тебе ниспослано во искупление вины, моя милая. Что ты сама-то думаешь, а?

Ракоци не понравился тон Анастасия, но он постарался ничем не выдать свое недовольство и ограничился тем, что с вежливой укоризной заметил:

— Замужество вряд ли кому-либо посылается во искупление, Анастасий Сергеевич.

— Возможно, возможно, — хохотнул Анастасий. — Тогда скажем так во спасение — да и кончим на том. — Он наслаждался собственным остроумием в той же мере, что и возникшей неловкостью. Ситуация, похоже, его забавляла.

Ксения не сочла нужным как-либо отреагировать на выходку родственника. Ракоци поклонился и распахнул ближайшую к нему дверь.

— Думаю, вам будет удобнее побеседовать в малой гостиной, а я, с вашего разрешения, удалюсь, чтобы отдать распоряжения слугам и поварам.

— Конечно, конечно, — закивал Анастасий, сопровождая слова свои беспечным взмахом руки и уже больше не глядя на хозяина дома.

Малая гостиная являла собой приятную комнату с четырьмя мягкими стульями вокруг низенького стола, с книжными полками на стенах и картинами между ними. Особенное внимание привлекало одно полотно: обнаженная светловолосая женщина припадала к ногам грозного вида мужчины в раззолоченных одеяниях и короне из молний. То были Юпитер с Семелой,[6] матерью Диониса, которым итальянский художник своевольно придал черты Джулиано Медичи и Симонетты Веспуччи.

Ксения выждала, когда Анастасий усядется, и лишь после этого села сама.

— Ты огорчаешь меня, — с места в карьер заявил Анастасий.

Ксения невольно вздрогнула.

— Что же еще я натворила? — спросила она, поджимаясь.

— Вот уж два месяца, как ты избегаешь меня и молчишь. — Он подался вперед и навис над столом, всем своим видом напоминая рассерженного медведя. — Тебе ведь было поручено сообщать о своем муженьке все, что удастся узнать. И что же ты нам до сих пор сообщила? То, что он сам изготавливает свои драгоценные камни. Этой дурацкой выдумке у нас веры нет!

— Он мало говорит со мной о себе, — вяло пробормотала Ксения. — Сказал, что рожден в горах Трансильвании, вот и все.

— Сомневаюсь, — возразил Анастасий, вновь опускаясь на стул. — Ксения, Ксения, — заговорил он увещевающим тоном. — Ты не имеешь права скрывать что-либо от меня, ты слишком многим обязана мне, дорогая. Эта ведь я предоставил тебе пищу и кров, когда все были готовы от тебя отвернуться. Я употребил всю мою власть, чтобы сберечь твое доброе имя. Я устроил твое замужество, когда все потеряли надежду на то, что такое может случиться. Я, правда, не предвидел того, что ты станешь женой именно этого человека, но, раз уж так вышло, не забывай, что семья твоя сделала для тебя. И для твоей матери тоже. — Он внимательно оглядел свои руки. — Она, кстати, шлет тебе свои благословения и молится, чтобы ты к Рождеству выносила дитя.

Ксения в замешательстве отвернулась.

— Передайте матушке, что я благодарю ее и молюсь о ней тоже.

— Передам, — проговорил Анастасий с напускным одобрением. — Знаю, что ты также молишься о ребенке. Любой женщине хочется обзавестись детьми, а тебе, чаю, пуще других — при муженьке-инородце. — Он уселся поглубже, но продолжал угрожающе горбиться. — Но, кроме того, ты должна прилежно служить как своему супругу, так и взрастившей тебя семье.

— Я стараюсь, Анастасий Сергеевич, — произнесла она почти шепотом. — Я только желала бы…

— Одного желания недостаточно, — назидательно произнес Анастасий. — Наши желания — суетный сор на ветру. — Он поднял палец. — Ты не можешь мнить себя равной другим честным женам, но при этом должна забыть свое прошлое напрочь. Так, словно никто не свершал насилия над тобой. По крайней мере, от одного горя ты избавлена, ибо не понесла от монголов. Никто не спас бы тебя, случись такая беда. Мы должны радоваться, что ты была слишком мала. — Он кашлянул, чтобы подчеркнуть значение сказанного. — Не беспокойся, если ты будешь вести себя правильно, твой супруг никогда ни о чем не узнает. Жизнь твоя потечет безопасно и гладко.

— Зато опасность будет грозить ему. — Ксения встала со стула, ее била нервная дрожь. — Послушайте, дядюшка, все, что вы тут говорите, напрасно. Он ведь… он… он… — Все знает, хотелось выкрикнуть ей, но она удержалась от крика. Кто ведает, что выкинут Шуйские, уяснив, что уже не могут воздействовать на нее.

— Он что же… хм… недоволен тобой? — хмурясь, спросил Анастасий.

— Нет, — сказала она, пытаясь взять себя в руки. — Но он очень странный. Я не понимаю его. — Последнее было истинной правдой.

— Так учись понимать, — проворчал Анастасий. — Иначе в два счета потеряешь и мужа и кров. Если я вдруг решу, что ты для нас бесполезна. Делай все, чтобы выведать его тайны. Если он суров в постели — крепись: ты знавала и худшие времена.

Ксения стиснула кулаки, ее всю ломало.

— Он… не суров, — трудно выдохнула она. И еще не касался меня, хотелось ей признаться, но это было бы катастрофой. Анастасий, взъярившись, мог опротестовать и ославить столь странный брак.

Тут, к ее радости, дверь отворилась, и она получила возможность передохнуть. В гостиную вошел Роджер с подносом, уставленным всевозможными блюдцами с пряниками и сдобой; впрочем, там были и персики, вываренные в меду, и корзиночка с миндалем, и откупоренная бутылка венгерского вина в соседстве с двумя золотыми кубками.

— Примите привет от моего господина, — проговорил Роджер по-русски, но с ударениями, присущими обиходной латыни, а комнату вмиг наполнили ароматы корицы, имбиря и душистого перца.

— Весьма приятное зрелище, — произнес Анастасий, оглядывая угощение, помещенное в центре стола. — Весьма. — Он подался вперед вместе со стулом, размышляя, с чего бы начать.

— Я доложу господину, что вы остались довольны. — Роджер, поклонившись, ушел.

— Я и сам скажу ему это, — уронил Анастасий и потянулся к булочке, начиненной цукатами. — Надо же, сколько тут специй! Ракоци вовсе не скуп. Тебя должно это радовать, Ксения.

Та все стояла напрягшись.

— Он хорошо со мной обращается, — прошептала она.

Анастасий в два приема расправился с булочкой, энергично разжевывая и глотая откушенные куски, потом ухватил бутылку.

— Венгры гордятся своими винами. — Он залихватски осушил до краев наполненный кубок и, отерев губы, поставил его на стол. — Скажи-ка, Ксенюшка, дают ли тебе тут мясо? Ты такая худая, а красота — она в полноте. Кроме того, если хочешь родить здорового малыша, надо реже поститься.

— Меня хорошо кормят, дядюшка, — отозвалась она, стоя по-прежнему прямо и неподвижно.

— Значит, ты должна есть еще больше. Отведай-ка этот пряник. Он, похоже, со сливками, не стесняйся, возьми. Впрочем, что тебя потчевать, я ведь гость, а ты тут — хозяйка. — Анастасий дерзко расхохотался и опять налил себе вина. — Выпей со мной! — добавил он, наполняя второй кубок.

— Мне нельзя, — вспыхнула Ксения. — Если мужа нет рядом, нельзя.

— Ну так мы его пригласим, — хохотнул Анастасий. Вино начинало его веселить. — Ладно, слушай: я хочу знать, как поступят поляки и Рим, если царь порвет все отношения с патриархом Иерусалима и назначит патриархом православной России нашего митрополита. Ты обязана это все выведать не через месяц и более, а через несколько дней.

— Вы, верно, шутите? — Ксения удивленно посмотрела на сродника. — Я ничего не смыслю в подобных вещах. Мой удел — молить Господа о прощении и помогать убогим в приютах во искупление прошлых грехов.

— Замечательно сказано, — похвалил Анастасий. — Но ничего не меняет. Я должен знать о настроениях наших соседей, чтобы понять, на чью сторону встать.

— Боже милостивый, — прошептала Ксения и перекрестилась.

— Время сейчас смутное, милая, тут уж молись, не молись. Возвышение Шуйских должно сделаться твоей главной заботой, иначе я перестану тебя защищать. Подумай, кому ты будешь нужна, если станет известно, что тебя опоганили. — Боярин вздохнул и молниеносно расправился еще с одной булочкой. — А на тебе ведь лежит и грех твоего отца.

— Но у меня нет резонов интересоваться Римом или Польшей. Если я примусь расспрашивать о них мужа, он заподозрит, что я выполняю чей-то приказ. Вам легче это выведать самому — у польских священников. Зачем же вы мучаете меня? — Ксения понимала, что возражать бесполезно, но удержаться уже не могла. — Вы даете мне невыполнимые поручения, Анастасий Сергеевич, чтобы было потом чем меня попрекать.

Анастасий самодовольно прищурился.

— Если бы даже дело обстояло именно так, все равно тебе надлежало бы повиноваться. Помни об этом, не забывайся. — Он выпил вина и с неожиданной злобой упрекнул: — Ты скверно ведешь себя, женка.

— Об этом может судить только мой муж, — возразила она, хотя голова ее пошла кругом от страха.

— Твой муж — иноземец, изгнанник, у него мягкий нрав. Он понятия не имеет о здешних обычаях, но мы не терпим в своих женах упрямства. — Анастасий вскинул руку и помотал ею в воздухе, словно размахивая незримым ремнем. — Мы хорошо знаем, как их учить.

Ксения нервно сморгнула.

— И что же мне делать?

— Делай что хочешь, — сказал Анастасий, — но правду мне вынь да положь.

— Где? — воскликнула Ксения, ожесточаясь. — Где я возьму эту правду?

Анастасий поморщился.

— Там, где и все. Мужчины обычно с женами откровенны, особенно по ночам. Надо лишь улучить подходящий момент и повернуть разговор куда нужно. Ты ведь сказала, что ничего не знаешь о Риме. С него и начни. Уговори его рассказать о нем что-то. — Он плотоядно облизывал губы, запивая медовый пряник вином, потом отставил в сторону кубок. — Так-то, племянница. Ты не уйдешь от ответа.

Хотя внутри у Ксении по-прежнему все трепетало, она нашла в себе мужество, чтобы заявить:

— Я не предам его, дядюшка Анастасий.

Тот очень пристально посмотрел ей в глаза.

— В чем дело, племянница? — Он принялся оглаживать бороду, зная, что взгляд его беспокоит женщину. — Что ты сказала?

Она вызывающе повторила:

— Своего мужа я не предам.

— Ты не предашь интересы семьи, — вкрадчиво заявил Анастасий. — Даже и не пытайся мне возражать.

Зубы у Ксении предательски лязгнули, но она все же воскликнула:

— Нет! Наймите себе других соглядатаев, а я не хочу причинять ему вред.

— А себе, значит, хочешь? — Позволив вопросу повиснуть в воздухе, Анастасий занялся выбором нового пряника и лишь через минуту прибавил: — И не только себе. Даже инородец сочтет себя опозоренным, если ославят тебя.

— Вы тоже будете опозорены, — заявила Ксения.

— Да, к сожалению. Бесчестье падет на всех членов нашей семьи. А твоя мать будет вынуждена уйти в монастырь, чтобы замолить твои прегрешения. Не знаю, как поступит твой муж, но лично я не позволю тебе вернуться в мой дом, и вряд ли тебя призрит какая-нибудь обитель. — Он деловито обкусывал пряник с изюмом и в паузах продолжал говорить: — Ты будешь вынуждена попрошайничать, ночевать в ужасных приютах, где сейчас бываешь лишь иногда, занимаясь хваленым своим милосердием.

— Перестаньте! — вырвалось наконец у нее. — Вам все равно не суметь…

— Чего не суметь? — медоточиво спросил Анастасий. — Сыскать на тебя управу? Сыщу. Правда, это будет не просто. Будь ты женой какого-нибудь боярина, я бы посоветовал тому тебя выдрать. Но твой муженек не русский, а какой-то там венгр. — Он тихо рассмеялся.

— Не какой-то, а из древнего рода, — возразила задиристо Ксения. — Он говорил, в его жилах течет королевская кровь.

— Без сомнения, — решительно заявил Анастасий. — И, разумеется, до того, как его родину заграбастали турки, он ел с золотых тарелок, а сам восседал на троне, усыпанном сплошь алмазами, и в руке у него был скипетр с жемчужинами, превосходившими величиной голубиные яйца. А еще у него было войско в десять тысяч солдат, отменно вооруженных и посаженных на породистых скакунов. — Он щедро плеснул в свой кубок вина. — Но здесь… здесь твой венгр владеет лишь этим домом и сундучком с дорогими камнями, а еще несколькими лошадьми, ну и тобой. Таково его положение, и тут ничего не попишешь. Изгой всегда лишь изгой.

Ксения нервно переплела пальцы.

— Вам не сбить меня с толку, — сказала она.

— С толку? — Анастасий хлопнул ладонью по столу. — Да какой в тебе толк? Кто ты есть? Вероломная шлюха, скрывающая свой изъян от людей. Но все-таки ты не полная дура, ты таскаешься по приютам и должна понимать, что ждет женщину, изменившую своей кровной родне.

На этот раз Ксения промолчала, подавляя желание вцепиться своему кровному родственнику в глаза, а тот, словно не замечая ее состояния, отпихнул задом стул, схватил со стола кубок и прошелся по комнате, критически вздернув бровь.

— Оглянись вокруг, милая. Ты попала в чужую страну. Эта картина, — он указал на работу Сандро Боттичелли, — вещает о многом. Какой достойный русич повесит такой срам туда, де должны быть иконы? Какой инородец может противиться силе московских бояр? Твое бесчестье его вмиг погубит. Ты думаешь, что он вступится за тебя? Не надейся. Он будет слишком занят спасением собственной шкуры. Но не сможет никого провести. На это способен лишь я. Тебе придется ходить подо мной, как все мы ходим под Господом Богом. — Анастасий поспешно допил вино и снова наполнил свой кубок, жадно встряхивая опустевшую наполовину бутылку.

— Дядюшка, — выдохнула Ксения, но не смогла говорить, ибо внезапный спазм перехватил горло. «Нет, я не заплачу, — пронеслось в ее голове. — Все, что угодно, но слез моих он не увидит».

— Что с тобой, Ксения? — спросил гость с притворным участием. — Думаю, тебе надо выпить вина. Оно вмиг прогонит кручину. — Он взял со стола второй кубок и протянул ей. — Возьми-ка скорей. Выпей и ни о чем не тревожься.

Отвратительно было брать что-то из этих холеных веснушчатых рук, но Ксения приняла угощение. И даже пробормотала нечто похожее на благодарность, прежде чем поднести кубок к губам.

— Вот молодец. Винцо — хорошая вещь, оно усмиряет норов. — В глазах Анастасия промелькнула усмешка. Заметив, как дрожат пальцы племянницы, он широко ухмыльнулся. Потом забубнил доверительным тоном: — Римская церковь очень заботит меня. Нам надобно ведать, что скажет Папа на возвышение нашего митрополита. Он ведь может решиться на новый крестовый поход против нас, но вряд ли святой Александр восстанет из усыпальницы, чтобы оборонить нашу землю.

Ксения плохо слушала, вдыхая кружащий ей голову аромат дорогого вина. Слова Анастасия, скользкие и увертливые, ее уже словно бы не задевали.

— Скажи-ка, зачем здесь толкутся иезуиты? Они заявляют, что служат Баторию, но это всего лишь прикрытие, ложь, а цели католиков совершенно иные. Твой Ракоци в нужный час непременно узнает о них, а ты про все сведаешь и мне расскажешь. — Он протянул руку и осторожно погладил племянницу по голове. — Мы ведь свои люди, Ксенюшка. Ты будешь умницей? Да?

Та не могла ни ответить, ни уклониться, ибо вино заполняло ей рот.

— Больше разговаривай с ним, лучше ласкай его, милая, иначе я сам с ним потолкую. Но уже о другом. — Анастасий быстрым движением накрутил на кулак одну из бронзовых кос бывшей своей подопечной, но тут же ее отпустил, ибо за дверью послышался сдержанный кашель.

— Надеюсь, я вам не помешаю? — Ракоци вошел в комнату и с легкой улыбкой глянул на Анастасия. — Было бы неприличным с моей стороны долее попирать законы гостеприимства.

Анастасий отшагнул от племянницы, ощущая неловкость. Ему вдруг на мгновение показалось, что венгр уже находился в гостиной, прежде чем дал знать о себе. Чтобы прогнать неприятное ощущение, он сказал:

— Ваше вино выше всяких похвал.

Ракоци вновь улыбнулся.

— Приятно слышать такое из уст знатока, но сам я хмельного не пью.

— Быстро пьянеете, да? — спросил с легкой долей презрения Анастасий. — Вот уж не думал, что венгры подвержены такой слабости. — Он одним махом прикончил свой кубок и слил в него почти все, что оставалось в бутылке. — Впрочем, возможно, вы переняли это у турок — они ведь, я слышал, тоже не пьют.

Ракоци постарался не показать, насколько его задело развязное замечание, и спокойно ответил:

— Приходится так считать, ибо им запрещают прикасаться к вину их священные книги. — Он пожал плечами. — Но есть ли на свете люди, всегда придерживающиеся канонических правил?

Анастасий расхохотался.

— Умно и верно сказано. — Он взмахнул кубком, обливая вином свои пальцы. — Это истинно так.

Ксения, заметив, что муж глядит на нее, торопливо поставила кубок на стол.

— Дядюшка, — покраснев, сказала она, — упрекал меня в нерадивом отношении к близким. Стыдно сказать, как давно мы с ним не видались. А уж о матушке я и не говорю.

— Так пригласи ее к нам, — предложил Ракоци и покосился на гостя, в глубине глаз которого промелькнуло легкое раздражение. — Отведайте еще пряников, Анастасий Сергеевич. Они не только вкусны, но и полезны, ибо снимают боли в висках и в затылке, обычные для такой духоты.

— Радостно слышать, — одобрил Анастасий и потянулся к прянику, начиненному сливками: они ему нравились более остальных. — У вас замечательный пекарь.

— Так многие говорят, однако ваша хвала особенно мне приятна, — довольно сухо откликнулся Ракоци. Он чувствовал, что Ксения доведена до полного изнеможения, и знал, что мучения ее будут длиться, пока неожиданный визитер не уйдет. — Быть может, вы пожелаете привезти сюда матушку Ксении и отобедаете по-родственному у нас? Мы выберем день, какой вам удобен.

Анастасий довольно кивнул.

— А нельзя ли мне прихватить с собой одного старичка, бывшего ратника, ветерана? — спросил с полупьяной улыбочкой он. — У бедняги совсем мало радостей, с тех пор как он сделался слеп. Поскольку жена моя проживает в деревне, я должен заботиться о своих нахлебниках сам.

— Весьма похвально, мы будем рады, — произнес с напускным радушием Ракоци и, помолчав немного, прибавил: — Я не хочу поторапливать вас, но мне надо вскоре уехать, а в доме нельзя никому находиться, когда меня нет.

— Еще один странный венгерский обычай? — Анастасий засунул в рот испачканный сливками палец и с видимым удовольствием его обсосал. — Возьму, пожалуй, себе еще что-нибудь, а потом уж поеду. Ваши пряники и вправду невероятно вкусны. Я доволен, что смог поболтать с любимой племянницей. Ее нам недостает весьма и весьма. — Он откусил чуть ли не половину очередного громадного пряника и занялся удалением крошек с усов. Покончив с этим, боярин допил остаток вина и повертел в руках мягко сияющий кубок. — Помнится, на пирах у царя Ивана такие кубки раздаривали приглашенным. У меня их, наверное, три.

Ракоци ослепительно улыбнулся.

— Если моя дерзость не преуменьшит ценность царских подарков, примите его от меня. В знак моего уважения к русскому образу жизни.

Анастасий глубокомысленно закивал.

— Это очень любезно. Я помещу его прямо под царскими кубками, — заявил он, дожевывая свой пряник. — Да, несомненно, так будет правильнее всего. Любо глядеть на этакую красоту. Я очень тронут.

— Благодарю, — сказал Ракоци, плавно подвигаясь к дверям и вынуждая гостя двигаться следом. — Я и сам в известной степени испытываю чувство гордости, когда гляжу на изделия своих рук.

Анастасий остановился, его чуть шатнуло.

— Ха, — рассмеялся он, озираясь по сторонам. — Изделия ваших рук? Это забавно. Чрезвычайно забавно. Вы большой мастер, мой милый зятек. Золото, самоцветы. Хочешь — строй дом, хочешь — заводи лошадей. Если чего-то мало, можно наделать еще. Это ведь так? Ну, скажите!

— Именно так, — улыбнулся Ракоци, открывая массивную дверь.

— Как замечательно! — вновь рассмеялся боярин. — И многие ваши поляки верят в подобную чепуху?

— Не многие, — сказал Ракоци с подкупающей честностью. — Но ответьте, Анастасий Сергеевич: как бы мне удалось провезти незаметно в Россию столько золота и драгоценных камней?

— Я отвечу, — заявил Анастасий, потирая ладонью слегка увлажнившийся лоб. — Вы ведь прибыли сюда не гольем, а с огромными сундуками, — произнес он, вываливаясь в прихожую. — С сундуками, перехваченными ремнями и запертыми на большие замки. Вот так вы и провезли сюда все ваше достояние.

— Не знаю, что и сказать. — Ракоци слепо поклонился и, заметив в отдалении Роджера, знаком велел тому распахнуть парадные двери. — У вас на все есть ответ.

— Или найдется, — веско уронил Анастасий, двигаясь вперевалочку к выходу. — Скоро я снова вас навещу.

— Разумеется. В обществе моей тещи и ее компаньона. Я же со своей стороны прикажу приготовить для вас флорентийское угощение. — Ракоци еще раз поклонился.

Анастасий шутливо погрозил ему пальцем.

— Итальянцы нам очень даже известны. Взять хотя бы отца Поссевино или зодчих, работающих в Кремле. Мы тут вовсе не простофили, которым что ни дай, все съедят. Если я только увижу, что ваш обед состряпан не так, как вы мне обещали…

— Великий князь, я живал во Флоренции, — перебил его Ракоци, не уточняя, что это было около века назад. — А также в Венеции, в Риме.

— Такова участь любого изгнанника, — заключил Анастасий, кивком веля Роджеру подвести лошадь к крыльцу. — Скоро мы свидимся. За вашим столом.

— Я с удовольствием буду ждать этого часа, — солгал бестрепетно Ракоци.

Анастасий перекрестил иконы над выходом, хохотнул и неторопливо переступил через порог долга, где ему нежданно-негаданно довелось весьма хорошо угоститься.

Как только затих цокот копыт его лошади, в прихожую вышла Ксения.

— Я ничего ему не сказала, — сообщила она с потерянным видом.

Ракоци уже стоял возле боковой лестницы, ведущей к лаборатории.

— Я ничего иного и не полагал, — откликнулся он дружелюбно. — Но… надеюсь, тебя это не удручает?

С тонким, пронзительным криком она подбежала к нему и рухнула на колени.

— Нет! Нет, клянусь перед Господом Иисусом Христом и Пресвятой Девой Марией, нет, я не хочу ничего говорить им. — В ее широко распахнутых золотисто-карих глазах вспыхнули слезы. — Не гневайтесь на меня, мой супруг, умоляю. Если и вы на меня осерчаете, куда мне идти? Что я тогда буду делать?

— Ксения! — Ракоци опустился рядом с нею на колени. — Ксения, ты в любом случае не должна страшиться меня. Как и своей родни — в лице только что у нас побывавшего князя.

Она в отчаянии затрясла головой.

— Он может меня уничтожить. Когда-нибудь он так и сделает. Он погубит меня. И вас, если вы захотите вмешаться.

— Он никого не погубит, ибо не настолько глуп. — Ракоци старался говорить размеренно и спокойно. — Твой дядюшка Анастасий слишком честолюбив, чтобы рисковать своим положением.

Карие глаза встретились с темными, затем осторожно скользнули в сторону.

— Я не сказала ему, что вам все известно. Я вдруг подумала, что ему не надо об этом знать.

— Очень хорошо, — кивнул Ракоци, обнимая дрожащие плечи, чтобы поднять Ксению на ноги и встать самому рядом с ней. — Ты правильно все решила. Но можешь и не таиться, меня это не смутит.

Внезапно ее опять затрясло.

— Я очень перепугалась. — Признание само сорвалось с ее уст, и Ксения съежилась, ожидая насмешки или удара.

Ракоци и впрямь поднял руку, но лишь для того, чтобы погладить ее по лицу.

— Я знаю.

Со слабым вздохом Ксения прильнула к нему и склонила голову на плечо, оказавшееся неожиданно мускулистым и твердым. Медленно и заботливо Ракоци обнял ее, и время для них обоих словно остановилось.

* * *
Письмо отца Погнера к Стефану Баторию Польскому, написанное на латыни.

«Досточтимому правителю Польши шлют самые искренние приветствия его эмиссары в Москве!

С момента учреждения нашей миссии я счел наиважнейшей ее целью службу интересам польского трона в определяемых Церковью рамках и вот уж который месяц на этой ниве тружусь. Другие священники по мере сил своих поддерживают меня. Исключение составляет лишь отец Краббе, возымевший собственные взгляды, отличные от тех, каким следуем мы. Я, признаться, с трудом терплю его среди нас и готов по первому вашему слову отправить строптивца обратно в Польшу — либо до осенней распутицы, либо новой весной. Более суровых дорожных условий отец Краббе не выдержит, ибо его легкие пострадали от гнилостной лихорадки. За время зимы он дважды сказывался больным и оба раза настаивал на том, чтобы его лечил известный вам так называемый доктор Ракоци — по моему мнению, отъявленный шарлатан. Я дозволял ему пользовать отца Краббе лишь потому, что русские лекари еще хуже и мало чем отличаются от торговок всевозможными зельями и травой.

Хочу, кстати, отметить, что упомянутый Ракоци после своей женитьбы бывал у нас весьма редко, а потом и вовсе перестал заходить. В свое оправдание он распускает слухи, будто бы я запретил ему появляться в доме, где расположено наше посольство, что несказанно сердит меня. Я никоим образом не против того, чтобы он нас навещал, мне лишь не по душе его алхимические занятия, а потом, мы, конечно, не можем признать действительным его брак.

Должен сказать также, что, невзирая на благосклонность, с которой к нему относился прежний российский царь, Ракоци продолжает жить весьма уединенно, подобно большинству других иностранцев в Москве. Уклад русской жизни таков, что мы постоянно сталкиваемся с затруднениями при соблюдении местных обычаев и традиций, многие из которых и вовсе неприемлемы для добрых католиков. Мы, по сути дела, во всем зависим от радивости наших слуг и потому с большой осмотрительностью занимаемся их подбором. Ракоци и тут отличился: он отказался от услуг весьма дельного человека, но у него хватило ума прислать его к нам. Русича этого зовут Юрий, он грамотен и расторопен. Мы назначили его старшим рассыльным и много довольны им. Носом крутит лишь отец Краббе, утверждая, что этот Юрий — шпион одного из русских вельмож. Так-де сказал ему Ракоци, чему нельзя верить, ибо тот только и делает, что пытается внести в нашу работу разлад.

Полагаю, граф Зари уж доложил вам о сложившейся здесь ситуации. После смерти царя Ивана русский двор держит сторону Годунова, постоянно враждующего с Никитой Романовым. Эти два боярина по воле Ивана призваны опекать и направлять его сына, унаследовавшего российский престол. К сожалению, они и прежде не очень-то ладили друг с другом, а ныне их взгляды совсем разохались, что чревато большой нестабильностью в русской политике, пока молодой царь не обретет способность самостоятельно править страной.

Такое, впрочем, возможно едва ли. Если на то не будет воли Господней, Федор так и останется великовозрастным простодушным ребенком. По натуре он добр и ласков, однако ни в коей мере не наделен свойствами, отмечающими великих людей. Он по-прежнему увлекается колокольными звонами, а усидчивость его столь мала, что все дворцовые церемонии проводятся в спешке и неотложную дипломатию вершит потом Борис Годунов.

Мы ищем подходы к нему, правда отец Ковновский взял на себя задачу сблизиться с Никитой Романовым, утверждая, что звезда того может взойти высоко. Я допускаю такое, однако ставлю на Годунова, не порицая, впрочем, усилий Ковновского: пусть все идет, как идет. Главное, чтобы работа наша увенчивалась неизменным успехом, а при каком это будет правителе, не все ли равно?

Я по мере сил своих неустанно забочусь об интересах подвластного вам государства, а потому прошу вас, ваше величество, дозволить мне и впредь держать Ракоци на значительном от себя удалении. Он доказал свою ненадежность, женившись на россиянке, и демонстративно не подчиняется мне. Хочу заверить, что в моем к нему отношении нет и тени личной вражды, просто я хлопочу о репутации нашей миссии, которой его поведение наносит огромный урон. Не удивительно, что изгнанник из собственного отечества ищет себе выгод в какой-либо стране. Ракоци в данном случае выбрал Россию. Что ж, это дело его совести, но людям, всецело преданным Польше и Католической церкви, должно отринуть его претензии укрепить свой авторитет среди них.

С непреклонным намерением молиться за процветание Польши, с Божьей помощью и упованием на нее

отец Казимир Погнер,
орден иезуитов,
польский посланник при дворе царя Федора.
Москва, 12 июля по преобразованному календарю,
год Господень 1584».

ГЛАВА 7

Они столкнулись у Спасских ворот. Князь Василий шел из дому, а Борис Годунов в сопровождении двенадцати конников возвращался из поездки по западным крепостям. Остановившись на мосту, перекинутом через ров, чтобы перекреститься, он вдруг заметил, что за ним наблюдают. Бояре раскланялись. Достаточно уважительно, но без особого дружелюбия.

— Какая удача заставила тебя воротиться столь быстро, Борис Федорович? — спросил с некоторой подковыркой Василий.

— Добрая, — кратко ответил Борис. Он провел в седле шесть часов кряду, у него ныли ягодицы и спина. — Поляки ведут себя мирно, да и шведы, и новгородцы, так что у нас нет оснований для особых тревог.

— Ты действительно в этом уверен? — усмехнулся Василий.

— В наше время вряд ли можно быть непреложно уверенным в чем-то, — заметил Борис. — Именно потому я и решил взглянуть на все сам. Зато теперь мы доподлинно знаем, как укреплены наши границы и какой крепостям нужен припас, чтобы зимой люди не бедовали.

Василий демонстративно вскинул руку, заслоняясь от жаркого солнца.

— Об этом можно не беспокоиться еще с месяц-другой.

— Сентябрь не за горами, а листья в лесах начинают желтеть, что предвещает суровую и раннюю зиму, — возразил раздраженно Борис, заметив, что вокруг них начинают скапливаться зеваки. Им было лестно послушать беседу именитых бояр.

Василий пренебрежительно отмахнулся и оглядел теснившихся на мосту верховых.

— Не слишком ли грозен твой караул, если границы спокойны?

— Это не караул, а отряд сведущих в ратном деле людей. Их опыт помог мне сделать осмотр подлинно доскональным. Я многое упустил бы, если бы не они.

— Стало быть, ты доверяешь им? — осведомился, ехидно щурясь, Василий. — Так, будто ты и сам у нас русский? — Укол был сознательным, и его порадовала боль, колыхнувшаяся в черных азиатских глазах.

— Можно ли не доверять людям, испытанным в боях за отечество? — спросил, хмурясь, Борис. — Тем, что являются главной опорой России?

Василий заулыбался, зная, как хорошеет его лицо от улыбки и какое неотразимое впечатление она производит на всех. Расположив таким образом к себе обступивших всадников горожан, он задал новый вопрос:

— И когда же ты думаешь отчитаться перед царем?

— Завтра же, — скрипнул зубами Борис. — В Золотой палате, на боярском совете. — Он хотел дать знак своим людям двинуться дальше, но Василий по-прежнему заступал ему путь.

— Думаешь, царь выслушает тебя? Ты ведь в колокола бить не будешь. — Василий опять засмеялся, вызвав в толпе одобрительные ухмылки.

— Царь выслушает меня, — отрезал Борис. — Ты можешь лично в том убедиться. Приходи в Золотую палату, Василий Андреевич, — и увидишь, какой там пойдет разговор. — Он внутренне передернулся, раздосадованный, что дал втянуть себя в глупую перепалку, и чтобы успокоиться, подумал об ожидающей его жаркой парной, где можно будет расслабиться после долгой дороги.

— А как я пойму, что услышу там правду? — не отступался Василий, чувствуя, что перевес на его стороне.

— Поспрошай моих спутников, — неожиданно рассмеялся Борис. — Или сам поезжай на западные заставы. — Наскоки Василия вконец его разозлили, и он решил нанести ответный удар. — Но помни, царь вряд ли сумеет взять в толк, с чего тебе вздумалось разъезжать по окраинам: он может принять это за подстрекательство к бунту.

Честолюбивые устремления Шуйских были известны Москве, насмешка возымела успех, толпа захихикала, но уже по-другому. Василий свирепо ощерился на зевак, потом отступил в сторону и небрежно кивнул Годунову.

Борис чуть склонился к нему и, проезжая мимо, заметил:

— Федор Иванович, возможно, и прост, да мы-то при нем. И шиты вовсе не лыком. — С этими словами он хлопнул свою кобылу по крупу и пустил ее легким галопом сквозь спешно расступавшийся люд к главным кремлевским воротам.

Конники рысью последовали за ним. Василий, не удостоив их взглядом, перекрестился на громадную икону Спасителя и зашагал к Красной площади, где кипела торговля. Горожане сновали между прилавками, раскупая последние дары щедрого лета. Особенно людно было у лотков с ягодами и фруктами, но торговцы капустой и луком тоже не унывали, зная, что к концу года, когда изобилие схлынет, товар их неизмеримо подскочит в цене.

Василий миновал Лобное место, прошел мимо царского зоопарка и, обогнув маленькую часовенку Святого Петра, нырнул в лабиринт узеньких улочек, расползавшихся в разные стороны от центрального рынка Москвы. Поплутав по нему какое-то время, он наконец вышел к бондарне, возле которой ютилась харчевня, где торговали квасом и молодым крымским вином. Василий решительно прошел в распивочный зал и расположился за бочками, в стороне от нескольких выпивох, не сумевших сыскать себе на день работу. Там он стал ждать под стук молотков, крики бондарей и перезвоны дальних колоколов.

Приблизительно через четверть часа на пороге харчевни возник светловолосый молодой человек в плотной косоворотке. Он снял шапку и повертел ее руках, с некоторой опаской оглядывая пивную, затем прошел дальше, близоруко моргая, засунул шапку за пояс и распрямился.

— Ты, что ли, звал меня? — спросил Василий, выступая из тени.

— Княже, — мгновенно откликнулся Юрий и поклонился, косясь на четверку ломовиков, уткнувшихся в свои кружки. — Я думал, вы не придете.

— Твоя записка заинтересовала меня, вернее, то, где я ее обнаружил. — Василий сказал это без улыбки, но и не строго, понимая, что юноша может замкнуться в себе. — Как она оказалась в моей переметной суме?

Ответ был учтив, но не искателен.

— Вы ехали очень медленно, княже, вокруг толпился народ…

— А ты был проворен, — усмехнулся Василий. — Ладно, я пока не хочу ничего уточнять. Ты добился того, чего хотел, давай двинемся дальше. — Он оперся руками на грубо сколоченный стол. — Почему ты решил, что мне захочется знать, что происходит в польском посольстве?

Вопрос был не из тех, к каким готовился Юрий. Он озадаченно потер руки и сдвинул брови, обдумывая ответ.

— Вы князь, а у нас не так уж много князей.

— Есть и другие персоны. Почему ты обратился ко мне, а не к ним?

Юрий встревоженно оглянулся, затем посмотрел на боярина.

— Я состою в родстве с Петром Нагим и…

— Погоди-погоди, — поднял брови Василий. — Петр Нагой, Петр Нагой, — произнес он, задумчиво морщась. — Это который? Иванович или Михайлович?

— Михайлович, — с явной неохотой ответил Юрий.

— Да ну? — удивился Василий. — Вот так родство!

Широкое лицо юноши омрачилось.

— У него дурная слава, я знаю.

— Хуже некуда, — с отвращением хмыкнул боярин. — Петр Михайлович — распутник, невежда и мот. В Москве много домов закрыты для него наглухо. — Он внимательно посмотрел на Юрия. — Догадываюсь, что ты его отпрыск.

Юрий глубоко вздохнул.

— Да, как и дюжина мне подобных. Но он относился к моей матушке лучше, чем к остальным. Она упросила его обучить меня грамоте и отослать из наших мест.

— И он не придумал ничего лучше, как отправить тебя к Григорию Дмитриевичу? — спросил с долей изумления князь и, не дожидаясь ответа, прибавил: — Но вряд ли позволил тебе уйти из своей воли, несмотря на обещания, данные твоей матери. Так?

— Да.

— И ты по сей день обязан отчитываться перед ним?

Юрий ответил не сразу, а когда все же решился, в глазах его вспыхнула злость.

— Я… я вижусь с ним примерно раз в месяц и доношу обо всем, что было со мной. Иногда это его забавляет. Он долго смеялся, узнав, как со мной обошлись в доме алхимика-инородца, когда застали меня за чтением чужого письма.

— В доме Ракоци? Ты служил там? — встрепенулся Василий.

— Григорий Дмитриевич устроил меня туда. Но я там пробыл недолго. У венгра есть доверенный человек, он сущий дьявол. Всюду сует свой нос, за всеми следит. — Юрий угрюмо уставился на оконце, затянутое бумагой. — Алхимик, правда, ничего мне не сделал, а просто направил к полякам.

— Направил к полякам? Но почему? — удивился Василий. — Исходя из каких резонов?

— Не знаю, — мрачно ответил Юрий. — Он известил их о том, что я у него натворил.

— Что за нескладица? — размышлял вслух Василий, задумчиво теребя бороду. — И вопреки столь нелестной характеристике поляки взяли тебя?

На бондарном дворе послышался грохот, затем раздался истошный вопль. Большая дубовая бочка, свалившись с подводы, сломала кому-то из грузчиков ногу.

— Не думаю, что отец Погнер поверил ей, — рассмеявшись, сказал Юрий.

— А и верно, — покладисто согласился Василий, решив наконец, что юноша может быть полезен ему. — Ты хочешь служить мне, чтобы избавиться от назойливости собственного семейства — я правильно понимаю? — спросил он с деланным сочувствием в голосе.

— Да, — решительно сказал Юрий. — А если вы не возьмете меня к себе, я буду искать кого-то еще, кто на то согласится. Я более не собираюсь служить интересам Нагих, которые не дают мне ни имени, ни положения.

— Слуга-честолюбец подобен змее, — напомнил мягко Василий. — Многих забивают кнутом и за меньшие, куда меньшие прегрешения.

— Со мной до кнута не дойдет, — произнес Юрий с такой убежденностью, что Василий невольно вздрогнул. — Скорее я сам покончу с собой, чем дам палачам прикоснуться к себе. Мне известно, что это такое. Отец приказал отхлестать кнутом десятерых крестьян лишь за то, что они прирезали пару хозяйских цыплят в голодную зиму. Почти все скончались, а двое остались калеками. Сидят и просят милостыню с чашками для подаяний. Оба не могут передвигаться, а один вообще не в себе. Их семьям не велено помогать им.

— Но… если тебя поймают до того, как ты лишишь себя жизни, что будет тогда? — спросил Василий, внутренне восхищенный решимостью юноши.

— Всегда есть способы покончить собой. Некоторые не слишком приятны, но кнут еще хуже. Я знаю о них. — Юрий взглянул в глаза князя. — Я уже был готов к этому, когда стоял перед алхимиком, ожидая расправы. Но он почему-то не тронул меня.

Василий помял в руке бороду:

— Инородцы трусливы.

— Нет, тут другое. — Юрий потупил взгляд и со вздохом признался: — Не могу разобраться, каков он.

— Он инородец, остальное не должно нас касаться, — обронил равнодушно Василий, хотя речи Юрия разожгли его любопытство. Он жестом предложил юноше сесть, потом сел сам и продолжил расспросы: — Как мне увериться, что ты будешь служить только мне, а не кому-то другому? Сейчас ты готов предать и своих родичей, и хозяев. Что удержит тебя от новых предательств, хотел бы я знать?

Услышав эти слова, Юрий заметно взбодрился. Этот вопрос он продумал и с видимым удовольствием принялся на него отвечать.

— Предложите мне нечто столь выгодное, чем я не решусь пожертвовать. Например, наделите меня угодьями в одном из своих поместий, и мы с вами прекрасно договоримся. Обустройте все так, чтобы в будущем ни вы, ни ваши наследники, ни даже их внуки не могли у меня отнять мой надел. Чтобы я смог в свое время спокойно жениться, зная, что сумею обеспечить своих детей и помочь им продвинуться дальше меня. Сделайте так — и, клянусь, вы нигде уж не сыщете более верного вам человека. Я стану докладывать вам о каждом шаге поляков и составлять по вашей указке отчеты Нагим. Да что там, я пойду на все ради вас. Я сделаюсь вашей правой рукой, а захотите — и левой. — Он устремил на Василия пылающий взгляд.

— Левой? — спросил Василий, удивленный тем, что юноша столь дерзостно прочит себя в убийцы по наущению. — Опасное заявление, паренек, особенно если ты к этому не подготовлен.

— Я подготовлен, — откликнулся Юрий, и с такой рьяностью, что Василий слегка подался назад. — Моей преданности не будет предела, если я дам вам клятву.

— Так ли? — усомнился Василий. — Ты ведь уже давал подобную клятву отцу. Разумеется, добрый сын должен почитать своего родителя.

— Только в том случае, если родитель дает ему свое имя и обеспечивает поддержкой хотя бы в начале пути. Но меня так и не признали, и потому я свободен от родственных уз. — Юрий сидел по-прежнему прямо, но в глаза князю уже не глядел.

— И все же ты поклялся ему, — заметил Василий.

— На условиях, которые не были соблюдены. — Юрий напрягся, в глазах его вспыхнула ярость. — В душе своей я отринул свои обязательства как перед ним, так и перед всеми Нагими. Для него и для них я всего лишь ублюдок, раб, которому дают кров и пищу, когда он полезен, и которого можно прогнать, когда пользы нет. Отныне они не вправе ожидать от меня ничего, хотя сами об этом пока что не знают.

В пивную ввалилась компания грузчиков с намерением хорошо погулять. Они заняли два стола и велели хозяину принести им вина и хлеба. Старший держал в руке пригоршню серебра, показывая, что у них имеется чем расплатиться.

— Ты можешь отринуть и клятву, какую дашь мне, — стоял на своем Василий.

— Да, если вы не исполните данные мне обещания, — усмехнулся юноша, дерзость которого все возрастала, поскольку беседа текла в том направлении, какое он и хотел ей придать. — Клятва, нарушенная одной стороной, освобождает от обязательств другую.

— Ты мнишь, что вправе меня поучать? — сдвинул брови Василий. — А что, если я сейчас кликну стражу? Тебя ведь могут свести в тюрьму по одному моему слову. — Он умолк, ожидая ответа.

— Тогда я скажу, что вы хотели меня подкупить, чтобы вредить Нагим, и осерчали, когда у вас это не вышло. Я, может быть, всего лишь слуга, но Григорий Дмитриевич придет мне на помощь. А ему поверят. На Москве многих не удивит мой рассказ, ведь нрав ваш повсюду прекрасно известен. — Юрий побарабанил пальцами по столу и даже позволил себе хохотнуть, ибо и этот ответ был у него заготовлен. Боярин должен понять, что имеет дело вовсе не с простофилей, приехавшим искать счастья в столицу из деревенской глуши.

— А если Григорий не вступится за тебя, что тогда? — вкрадчиво осведомился Василий. — Ты окажешься дважды преступником, возводя напраслину на именитого человека и впутывая в свои делишки Нагих.

Такого поворота в беседе Юрий не ожидал. Он замялся, подыскивая слова для ответа.

— А ты еще и рожден в беззаконии, у тебя много резонов ненавидеть собственное семейство. — Василий, изображая сочувствие, покачал головой. — Подумай, где будут тогда твои планы? — Он выложил руки на стол и сплел пальцы в замок. — Я понял, чего ты ждешь от меня. Теперь послушай, чего я от тебя ожидаю. — Боярин говорил тихо, размеренно, словно рассуждая о качестве завезенной на рынок муки. — Ты будешь честно и безропотно докладывать обо всем, что творится в польском посольстве, а также о том, что сможешь проведать о венгре. Ты будешь так поступать до тех пор, покуда мне это нужно. Ты станешь снабжать своих родственников Нагих только теми сведениями, на которые я укажу тебе сам, и никакими другими. Тебе придется сообщать мне обо всей без исключения переписке поляков, какой бы незначащей, на твой взгляд, она ни была. Ты будешь вести учет всех, кто бывает в посольстве, от бояр до прислуги, от русских до инородцев, и раз в две недели представлять такой список мне. Если обнаружится хотя бы намек на какие-либо сношения католиков с Ракоци, я должен быть немедленно о том извещен. Исполняй все это без обмана и с рвением, и лет через пять я подумаю, куда мне пристроить тебя. Посмеешь ослушаться, я тут же тебя обвиню. — Он откинулся на спинку стула, со все возрастающим удовлетворением наблюдая, как цепенеет от ужаса тот, кто пытался только что одержать над ним верх.

Один из грузчиков сильным высоким голосом завел песню, призывая жестами сотоварищей присоединиться: «О Китеж, Китеж, светлый град! Сияй, сияй в средине лета!»

— Если я вдруг почую обман, Юрий Петрович, ты пожалеешь, что родился на свет. — Василий смолк, давая юноше время обдумать его слова. — Я приму твою клятву в верности мне, и, если она будет крепка, тебя ждет награда. Поразмысли над тем, что я сказал. В нужное время я воздам тебе по заслугам.

Это был совсем не тот договор, на который рассчитывал Юрий. Он с изумлением посмотрел на Василия.

— Ладно, допустим, я предоставлю себя в ваше распоряжение. Но что в таком случае, когда я все честно исполню, помешает вам указать на меня?

— Ничто, разумеется, — ответил Василий. — Но я так не сделаю. Порукой тому мое слово. Или оно для тебя пустой звук? — Он вынужден был повысить голос, чтобы Юрий мог расслышать его, ибо пение грузчиков делалось все более разудалым и громким. — Ты пришел ко мне потому, что хочешь получить то, чего тебе не смогла дать родня. Прекрасно, я тебя понимаю. Но для этого нужно работать так, чтобы я был доволен. Учти, строптивости и непослушания я не потерплю.

Глаза Юрия округлились совсем.

— Я готов помогать вам кое в чем, однако… — промямлил он и осекся, наткнувшись на грозный княжеский взгляд.

— Ты лучше готовься к другому, милок. — Василий подался вперед, и Юрий невольно скопировал это движение. — Ты лучше готовься служить мне так, словно для тебя ничего нет превыше. Будешь небрежничать или кобениться, я тут же выдам тебя. И знаешь кому? Твоим родственничкам, Нагим. Надеюсь, ты меня понимаешь?

Юрий медленно склонил голову и удрученно подумал, что заключает худшую сделку на свете.

— Да, — сказал он, осознав, что князь ждет ответа. — Я понимаю вас, да.

— Главное для тебя теперь — лишь мои указания. Ничьи другие — ты понял? Только мои. Ты теперь мой слуга, только мой, ты служишь отнюдь не всем Шуйским. Ты не должен что-либо делать для моих родичей. Ни для Дмитрия, ни для Игоря, ни даже для Анастасия. Я говорю достаточно ясно?

— Да. — Юрий опять склонил голову, презирая себя за невольное раболепие.

— Повтори еще раз.

Юрий поднялся из-за стола и поклонился боярину в пояс.

— Да, я все понял и буду вам честно служить.

— Превосходно, — засмеялся Василий.

Грузчики добрались до шестого куплета, обличавшего жестокость монголов, окруживших сияющий град. Запевала, похоже, взялся за вторую кружку хмельного, ибо голос его пронзительно зазвенел.

— А вы, ваша милость, станете соблюдать наш уговор? — рискнул спросить Юрий, робко надеясь, что все еще сложится хорошо.

Василий словно не слышал его.

— Сколько языков ты знаешь?

Озадаченный и раздраженный, Юрий неохотно ответил:

— Русский, польский, латынь, греческий, немного немецкий.

Василий медленно поднялся на ноги и простер вперед правую руку.

— Что ж, я согласен. Я с честью исполню все, что тебе обещал, если и ты все исполнишь с усердием и не ложно. — «Наконец, — подумал он, — наконец-то мне не нужно будет бежать к Анастасию с каждой иноземной писулькой». На лице его расцвела довольная и покровительственная улыбка. — Запомни: отныне ты служишь лишь мне.

Юрий пал на колени, схватил руку боярина и прижал ее к своему горячему лбу.

Грузчики с чувством запели о том, как дивный град Китеж чудодейственно погрузился в пучину озера, посрамляя монголов, намеревавшихся опоганить его.

* * *
Письмо Этты Оливии Клеменс к Сен-Жермену Франциску, написанное на латыни и доставленное адресату 9 октября 1584 года.

«Привет тебе, мой дражайший, стариннейший друг, с английского беспокойного побережья! Но гораздо менее пугающего меня, чем Россия, о ситуации в каковой сообщил мне наш добрый Лавелл. Королева Елизавета может свариться с Соммервиллем и Трогмортоном,[7] но это все мелкие дрязги в сравнении с тем, что творится у вас. Неужто и впрямь каждый знатный московский боярин замешан не менее чем в трех заговорах, мечтая о власти, какой обладал царь Иван? Чём же все это может закончиться для бедного простака Федора, а?

Размышляя над этой загадкой, чтобы дать мне достойный ответ, задумайся еще и о том, как могло получиться, что ты женился. Если бы мне довелось узнать об этом только от Лавелла, я бы просто ему не поверила, но тут подоспело и твое письмецо. Отправленное в начале апреля, оно дошло до меня лишь в июле, и в нем ты уведомляешь о том же. Кто ж такая эта Ксения Кошкина? Отвечай! С чего ей вдруг выпала честь выйти в твои невесты? Ты говоришь, что вынужден был жениться на ней, подчиняясь приказу русского государя, что Ивану нравилось бывать сватом и что он очень многих в России переженил. Пусть так, но при чем же здесь ты? Уж кому-кому, но тебе-то легко удалось бы уклониться от этого брака. По моим представлениям, ты имел определенное влияние на царя. Ты пишешь, будто тебе таким образом была явлена высочайшая милость, но в чем она состоит, я что-то не разберу. И не пойму, почему ты не воспротивился столь экстравагантной форме насилия и почему не выразило протеста посольство, членом которого ты состоишь.

Ах, Сен-Жермен, призадумайся, что ты творишь. Ты ведь сам не раз говорил мне, что связь поневоле в конечном счете ведет нас к депрессии. Что может дать тебе супружница из-под палки? Какую бодрость вольет она в твои жилы? Говорят, у русских хороший тон не знать свою суженую до свадьбы, но ты ведь не русский. Кроме того, существам, нам подобным, и без того грозит прорва различных опасностей. Зачем же их умножать, вступая в браки такого рода или вообще в любой брак? Ты пишешь, что не решаешься навещать ее даже во снах и поддерживаешь себя ночными визитами к другим женщинам, не оделяя своих любовниц ничем, кроме прелестных грез и незначительной летаргии. Сколь долго, по-твоему, все это будет длиться? И как скоро жена твоя начнет задавать вопросы, на которые тебе не захочется отвечать?

Ты говоришь, что Ксения ничего не подозревает о твоей подлинной сущности. Ради всех римских богов, что же тогда она думает о тебе? Лавелл пишет, что на Руси бедолаг, склонных к тому, что англичане зовут „французским пороком“, замуровывают в стены монашеских келий. Не решит ли она, поскольку ты к ней не входишь, что твои плотские помыслы устремлены к мужскому, а не к женскому естеству? Как ты тогда докажешь вздорность подобного обвинения? Я знаю, что значит быть замурованной: я умерла в склепе, наглухо заложенном кирпичами. Ты спас меня, но это было в цивилизованном Риме и много столетий назад. Как я смогу отплатить тебе тем же в варварской современной России, если бояре приговорят тебя к столь же ужасной казни?

Вот что. Завершив это письмо, я тут же примусь писать Лавеллу. Попрошу его присматривать за тобой, раз уж ты желаешь позаботиться о себе сам. Это в тебе пошло с флорентийских событий. Ты словно бы махнул на себя рукой и все чаще стал заявлять, что мир катится к гибели, что культурные накопления человечества попираются, уничтожаются или уходят под землю и что поля, где взрастала надежда, сплошь покрываются сорняками безверия и тоски. Возможно, так все и есть, но из этого вовсе не следует, что мы должны опускать руки и с безвольной покорностью погружаться в океан ненависти и страданий, окружающий нас. Это твои слова, ты утешал меня ими в минуты уныния. Я стараюсь им следовать, хотя в результате скопила немногое. А теперь позволь мне вернуть их тебе. Береги себя хотя бы ради меня, если ты сам себе сделался безразличен.

Засим, чтобы мое послание не показалось тебе совсем уж пустым, я расскажу об одном дивном растении, завезенном к нам из Нового Света. С недавних пор я принялась деятельно выращивать его в Грингейдже: оно называется „потато“.[8] Это корнеплод, весьма урожайный, питательный и неприхотливый в хранении. Мои повара находят его превосходным. Я уже сняла один урожай и предлагаю соседям клубни, но те на них смотрят с опасливым любопытством. Их можно понять. Я ведь сама потерпела фиаско с маисом. Наш климат, что ли, ему нелюбезен? Не знаю, но попытаюсь в том разобраться. Побьюсь год-два, и если не достигну успеха, то вырву все с корнем, а пустоши засажу потато.

Да, я теперь тут одна. Отправила Никлоса на год в Италию, в Рим. Хозяйство мое там ведется неважно; пусть восстановит порядок, а кроме того, и на вилле Ракоци, если в том будет нужда. Я также велела ему привезти сюда нескольких жеребцов из тамошних наших конюшен. Хочу скрестить их с английскими кобылицами и до своего отъезда надеюсь обзавестись неплохим племенным табунком.

Вот-вот, я уже думаю об отъезде, хотя не слишком уж долго здесь пробыла. Но так и должно быть, не правда ли, мой дорогой? Мы не можем нигде подолгу засиживаться, чтобы не вызывать осложнений. Тебе ведь в Московии тоже осесть не придется: люди заметят, что ты не стареешь, пойдут разговоры. Нельзя же вечно внушать окружающим, что все дело в алхимии. И не вздумай напоминать мне, что это действительно так, ибо кровь — эликсир. Подобные утверждения лишь упрочат нелестные подозрения, а жена твоя встревожится первой, ибо у нее есть возможность наблюдать тебя каждый день. Дай слово, что проживешь там лет десять, не долее. Тогда мне будет спокойнее тебя ждать. Умоляю тебя, мой друг, будь осторожен и знай, что я по первому зову готова примчаться к тебе. Даже на корабле, хотя, конечно, с немалой бранью в твой адрес. Водные путешествия сильно изматывают меня.

Кстати сказать, Дрейк[9] посвящен в рыцари, теперь его называют сэр Френсис. Официальная причина тому — его недавнее кругосветное плавание, а на деле — за удачливые наскоки на испанские корабли. Во всяком случае, многие так считают. В число этих многих вхожу, безусловно, и я.

Позволь мне надеяться на скорый твой отклик. Хотелось бы получить его еще до зимы. Зло берет, как долго сейчас идут письма. В пору моей молодости почта Цезаря шла со скоростью восьмидесяти миль в сутки. Нынешним же курьерам не одолеть такую дистанцию и за три дня. Но я не желаю оплакивать прошлые времена. Ты сам всегда говоришь, что былому не сбыться еще раз.

С нежной любовью, как, впрочем, и с легким укором,

собственноручно, Оливия.
11 июля 1584 года по английскому календарю».

ГЛАВА 8

Три дня и три ночи Москву заливал дождь. Серые космы его торчали из облаков словно клочья рваной конской попоны. Ливень, настойчивый и вездесущий, барабанил по крышам домов, рьяный немолчный стук этот не сулил ни малейшего облегчения.

Ракоци после двух часов возни с лошадьми около получаса пробыл в парной и вышел из рук Роджера значительно помолодевшим. Бритье и массаж освежили его. Завернутый в темно-красную университетскую мантию с узким белым плоеным воротничком, он сидел в малой, примыкающей к лаборатории библиотеке и перечитывал «Аминту» Торквато Тассо. Вскоре сквозь шум дождя до его слуха донесся грохот колес подъехавшей к дому повозки. Взглянув на часы, Ракоци отложил книгу и поднялся на ноги, удивляясь, кто бы мог это мог быть. Среда — день поста, а не праздных визитов; кроме того, шло время вечерни. Сам же он никого сегодня не ждал.

Его новый привратник, длиннолицый и мрачный русич, уже распахнул парадные двери и стоял на пороге, вглядываясь в колыхающуюся завесу воды.

Узнав повозку, Ракоци вдруг ощутил беспокойство. Ксения, еще с утра уехавшая в Благовещенский монастырь, предполагала остаться там на вечерню, и ее раннее возвращение могло означать все, что угодно. Он торопливо пошел вниз по ступеням, следя, как кучер устанавливает подле дверцы повозки небольшой табурет.

То и впрямь была Ксения, вся промокшая и дрожащая. Выйдя из крытого экипажа, она осталась стоять на дощатом помосте, словно страшась войти в дом.

Не обращая внимания на потоки дождя, Ракоци выскочил на крыльцо, подхватил ее на руки и внес в прихожую, на ходу отдавая приказания:

— Алексей, вели банщику согреть воду, а Роджеру скажи, чтобы принес госпоже вина.

Он легко взбежал вверх по лестнице и понес свою ношу по коридору.

— Отпустите меня, — пробормотала Ксения глухо. Лицо ее было заплакано, с одежды ручьями стекала вода. — Вы ведь промокнете.

— Чепуха, — откликнулся Ракоци, толкая ногой дверь ее спальни. — Вы продрогли, вас что-то расстроило, да? — Он осторожно поставил Ксению на ноги. — Первым делом вам нужно немедленно разоблачиться.

— Мои горничные сейчас на вечерне, — ответила она в замешательстве, принимаясь неловкими от холода пальцами дергать шнуровку.

— Если позволите, я вам помогу.

Она совсем растерялась.

— Но…

— Несомненно, супруг имеет право помочь супруге переодеться, — сказал Ракоци с деланной беззаботностью. Он вдруг заметил, что скромный образок Богоматери Умиления, который она обычно носила на шее, исчез.

— Это неподобающе, — выдохнула она.

— Такие соображения меня не волнуют. — Ракоци прикоснулся к ее руке. — Вам нужно согреться, что невозможно в промокшей одежде.

Ксения с трудом сглотнула слюну.

— А вдруг о том кто-то узнает? — Ее глаза налились слезами.

— Никто не узнает, — заверил Ракоци. — Если вы сами кому-нибудь не скажете.

— А кому я могла бы сказать? — спросила она, несколько сбитая с толку. — Своим горничным? Они бы расхохотались.

Ракоци осторожно снял с ее мокрого лба несколько слипшихся прядей.

— Ксения Евгеньевна, так что же произошло?

Она торопливо перекрестилась и зашептала:

— Меня нашел слуга Анастасия Сергеевича и сказал, что мать моя при смерти, что у нее отнялась половина лица. Святые угодники! Ее отвезли в обитель Господнего Милосердия, куда свозят всех безнадежных больных.

Ракоци понимал, что это далеко не вся правда, но продолжал молчать, глядя на нее темными, сочувственными глазами.

— Я в это время разговаривала с сестрами Благовещенского монастыря и попросила у настоятельницы разрешения навестить свою матушку. Та благословила меня, и я поехала. Но эта распутица. — Ксения судорожно вздохнула. — Монахини обители Господнего Милосердия не впускали меня. Но я настояла на своем и заставила их провести меня к матери. Ее положили с другими страдалицами. Такими же, как она. — Дыхание молодой женщины вновь пресеклось, и ей пришлось смолкнуть. — Я бросилась на колени, — продолжила она после паузы, — я стала звать ее и, кажется, плакала. Матушка наконец глянула на меня. Но только одним глазом — левым. — Ксения вздрогнула и быстро перекрестилась.

— Узнала ли она вас? — спросил Ракоци. Ему на своем веку не однажды встречались жертвы удара, но помочь большинству из них он не мог.

— Да! — В коротеньком восклицании таилась такая горечь, что по спине его прошелся мороз. — Она поняла, кто я. И потянулась к моей иконке. Также лишь левой рукой. Матушка сорвала ее с моей шеи. — Рыдания Ксении все усиливались, плечи тряслись.

— Ох, Ксения, — произнес Ракоци тихо и тут же оглянулся на двойной стук в дверь.

Роджер ждал в коридоре — с большой керамической кружкой, наполненной горячим вином с гвоздикой, имбирем и корицей.

— Вам что-нибудь еще нужно, хозяин? — спросил полушепотом он.

— Воду уже греют, — сказал Ракоци. — Сообщи, когда она будет готова.

— Конечно, — кивнул Роджер и прибавил: — Алексей, видимо, восхищен вашей силой. Он с восторгом рассказывает всей челяди, с какой легкостью вы несли госпожу вверх по лестнице. «Прямо как овчинный тулупчик» — это его слова.

Ракоци досадливо дернул бровью.

— Я, похоже, забылся. — Губы его сложились в язвительную гримасу. — Сделай что сможешь, чтобы все сгладить, ладно? А не то, чего доброго, пойдут слухи, что я порхаю с кузнечными наковальнями по этажам.

— Ну, на такое вы не способны, — заметил Роджер с глубокомысленной миной.

— Как знать, — парировал Ракоци, уже от души улыбаясь. — В общем, сообрази что-нибудь.

Роджер, слегка поклонившись, ушел.

Ксения стояла на коленях перед постелью и, сомкнув руки, рыдала, но тут же затихла, поймав на себе взгляд мужа. Впервые с момента свидания с матерью она ощутила, что ее не на шутку знобит.

Ракоци протянул руку, чтобы помочь ей подняться, затем указал на кружку.

— Это согреет вас, Ксения. Пейте, прошу.

Ксения приняла кружку как нечто невиданное, вцепившись в ручку побелевшими от усилия пальцами.

— Мать прокляла меня, — сказала она. — Когда, ухватилась за мой образок.

— Быть может, он попросту ей приглянулся, — предположил Ракоци, пытаясь хоть как-то смягчить ее боль.

— Она отбросила его в сторону! — воскликнула Ксения. — Монахини видели все и поняли все. — Она попыталась еще раз перекреститься, но не смогла.

— Наверное, ей что-нибудь померещилось, — ласково утешал Ракоци. — Люди в таком положении часто не понимают, что делают и что с ними стряслось.

— Она узнала меня, — повторила потерянно Ксения. — Она узнала меня.

Ракоци не нашелся что возразить и заговорил лишь тогда когда Ксения пригубила пряный напиток.

— Что бы вам хотелось надеть?

Она заморгала словно бы наконец осознав, где находится.

— Что-нибудь теплое.

Он достал из комода широкую ночную рубашку, которую подарил ей в день именин.

— Возможно, это? Шелк достаточно плотный.

— Да, — сказала покладисто Ксения. — Пусть будет так. — Она еще раз глотнула вина, потом поставила кружку на столик и покорно позволила ему сражаться с завязками на ее сарафане, затем — на длинной блузе под ним.

— Как получилось, что вы… — Так промокли, хотел он спросить, но осекся, опасаясь этим вопросом снова разбередить ее рану.

Ушедшая в себя и уже полураздетая Ксения встрепенулась.

— А? Вы хотите знать, почему я промокла?

— Да, — ответил он, продолжая высвобождать ее из одежд.

По ее телу прошла крупная дрожь. То ли от холода, то ли… Ему не хотелось додумывать от чего.

— Монахини видели, как матушка отшвырнула иконку, и повелели мне покинуть обитель. А я не сразу разыскала возницу. Забыла, где он обещал меня ждать.

Не поднимая глаз, он совлек с нее все и скатал в плотный сверток, затем потянулся к рубашке.

Ксения отвернулась, стыдливо прикрываясь руками.

— Дайте мне. Я сама.

Ракоци протянул ей рубашку и краем глаза следил, как она воздевает ее над головой. Мелькнули груди, белые словно взбитые сливки и более полные, чем ему представлялось; их крутизна соперничала с крутизной белых как снег ягодиц. Тут же все скрылось под пышными складками шелка, и на какое-то время в спальне установилась неловкая тишина, нарушаемая лишь немолчным рокотом ливня.

— Теперь и вы прогоните меня прочь? — Шепот Ксении показался неожиданно громким. — Надо мной ведь довлеет проклятие.

— Хоть сотня проклятий! — твердо заявил Ракоци. — Я никогда вас не прогоню.

— Правда? — с сомнением в голосе спросила она.

— Правда, — подтвердил Ракоци, удрученный ее недоверием.

— И вы не отступитесь от своего обещания?

— Не отступлюсь.

Она не осмеливалась поднять потупленные глаза.

— Я ведь для вас так мало значу.

— Вы жена моя, — терпеливо откликнулся он.

— Разве? — Ксения вскинула голову. — Вы этого ничем не показываете. Словно я вам совсем не нужна.

Губы Ракоци искривились в печальной улыбке.

— Вот как? — выдохнул он, сознавая, что пришла пора объясниться. — Ксения, я ведь уже говорил вам, что отличаюсь от всех известных вам мужчин.

— Как иноземец? — полуутвердительно спросила она, надеясь, что все сейчас станет понятно.

— Нет, не совсем, — сказал он. — Я всем чужой не только в России, но и в любой точке света. Люди одной со мной крови изгои везде.

Краткий смешок, вырвавшийся у нее, был столь же язвительным, сколь и внезапным. Она, устыдившись, прижала ладони ко рту.

— Ксения, Ксения, — произнес Ракоци с грустью. — Неужели же ты никогда не доверишься мне?

— Я бы и рада, — ответила она с напряжением, — да мне никак не заставить себя.

Ракоци понял, что в ней всколыхнулись нелегкие воспоминания.

— Ксения, я никогда не причиню вам страданий, — заверил со всей возможной мягкостью он.

Она раздраженным движением взбила влажные волосы.

— Вы не можете мне это обещать.

— Могу, — сказал Ракоци. — Я ведь бесплоден.

Ксения резко поворотилась.

— Вы что же — скопец?

Три, даже еще две тысячи лет назад подобный вопрос его бы разгневал, теперь же он рассмеялся.

— Нет, дело вовсе не в том.

— Вы были ранены? — В ней вспыхнуло любопытство.

— Можно сказать и так, — кивнул он. Смерть, вызванная потерей всех внутренностей, и впрямь в его случае могла считаться всего лишь ранением. — Это случилось давно.

— Когда вы были ребенком? — Ужас, прозвучавший в голосе Ксении, относился и к ее загубленной юности — и Ракоци это понял.

— Когда я был гораздо моложе, — сказал тихо он.

С уст ее был готов сорваться новый вопрос, но тут в дверь постучали. Роджер почтительно сообщил, что вода нагрелась и перелита в большую купальню.

Темнота, сгустившаяся в спальне, не препятствовала передвижениям Ракоци. Он уверенно подошел к высокому шкафу и выдернул из него шерстяную накидку.

— Набросьте ее на себя, — посоветовал он, — так вам будет удобнее дойти до парной.

Она завернулась в плотную ткань и, близоруко щурясь, попыталась поймать его взгляд.

— Мои служанки вернутся не скоро.

— Тогда я помогу вам искупаться, — сказал Ракоци и, не дожидаясь ответа открыл перед ней дверь, за которой ждал Роджер с подслеповато моргавшим масляным фонарем. — А ваши горничные смогут спокойно поужинать, прежде тем подняться наверх. Роджер, эту одежду, — он указал на мокрую скатку, лежавшую на полу, — следует незамедлительно отнести к прачкам.

— Нет! — воскликнула Ксения с отвращением. — Нет. Я хочу, чтобы все это выбросили. Или сожгли.

Роджер вопросительно глянул на господина.

— Разумеется, — кивнул тот. — Избавься от этого одеяния, а главное, проследи, чтобы оно не попало к кому-то из челяди. — Он покосился на Ксению. — Я правильно понял вас?

Она раздраженно кивнула.

— Конечно, — и тут же потупилась: — Простите меня. А вам Роджер, я заранее благодарна.

Тот поклонился.

— Я все сделаю, госпожа. — Он передал масляную лампу Ракоци, потом подобрал с пола сверток и неторопливо убрел в темноту.

Ракоци жестом предложил Ксении следовать за собой и вдруг заметил, что та все еще топчется в спальне.

— Вас что-нибудь беспокоит? — спросил быстро он.

В его тоне не было и следа раздражения, но Ксения нервно сморгнула — так, словно получила незаслуженный нагоняй.

— Слуги будут удивлены, что вы идете со мной, они станут шептаться, — сказала она жалобным тоном. — Мужьям не пристало ходить с женами в баню, по крайней мере у нас.

— Они пошепчутся и решат, что это еще одна моя странность, — беззаботно откликнулся Ракоци. — Смелей, моя Ксения. Я вас в обиду не дам.

В неровном свете масляной лампы ей удалось разглядеть, что он улыбается, и она робко улыбнулась сама.

— У вас, должно быть, много привычек, которые кажутся странными слугам.

— Несомненно, — с самодовольным видом подтвердил Ракоци, помогая ей спуститься по лестнице. В прихожей он отпустил руку Ксении и зашагал по извилистым переходам в дальнее крыло здания, не обращая внимания на изумленные взгляды встречавшихся им челядинцев.

Над деревянной кадкой, служившей купальней, витал легкий запах смолы; ноздреватое мыло, лежащее на приступке, благоухало сандалом.

— Дайте-ка мне свои вещи, — сказал Ракоци, притворив тяжелую дверь.

Но Ксению вновь охватили сомнения.

— Вы не должны смотреть на меня, — объявила она.

Ракоци аккуратно повесил лампу на крюк, вкрученный в низенький потолок. — Но почему, Ксения? Вы так красивы.

Она залилась краской и затрясла головой.

— Нет, я слишком худа — так все говорят.

— Возможно, но мои глаза твердят мне обратное, — возразил ласково Ракоци. — Ксения, я готов во всем с вами согласиться, однако лгать вам никак не намерен. На мой взгляд, вы просто красавица, и это действительно так.

— Я не хочу, чтобы вы смотрели, — раздраженно сказала она, чувствуя, как внутри шевельнулся страх.

— Ладно, — кивнул Ракоци, отворачиваясь и протягивая к ней руку. — Давайте ваши одежки. Видите, я стою к вам спиной.

Недоверчиво косясь на него, Ксения быстро разоблачилась и пошла к лесенке, приставленной к кадке.

— Не смотрите, — вновь повторила она, вскарабкиваясь наверх и переваливаясь через бортик купальни, вода в которой тяжко плеснулась и окропила пол ливнем брызг.

Ракоци повесил накидку с рубашкой на вбитые в стену деревянные клинья, затем вынул из шкафа сухую простынку и заботливо разложил ее на широкой скамье.

— Как вода? Горяча ли? — поинтересовался буднично он. — Если нет, я схожу за добавкой.

— Не надо! — испуганно вскрикнула Ксения, — Мне хорошо и так. — Ей и впрямь сделалась хорошо. Горячая вода обнимала ее, призывая расслабиться и позабыть обо всех неприятностях дня.

— Если захочешь чего-то, скажи. — Ракоци встал возле кадки.

— Захочу? — Она рассмеялась, отдаваясь дремотному ощущению, переносящему ее в другой мир. — Чего я хотела бы, так это стать невидимкой.

— Невидимкой? — переспросил с удивлением он.

Его не услышали.

— Вот было бы славно: исчезнуть для всех, раствориться и начать новую, чистую жизнь. Но вы не способны сделать такое, не так ли? Хотя вы большой кудесник, алхимик и непонятно кто там еще. — Ксения, как расшалившаяся девчонка, сладостно извернулась и легла на спину, опираясь затылком на истертую, погруженную в воду ступень.

— Может, и нет, — согласился с ней Ракоци, пытаясь подавить шевельнувшийся в нем голод. — Но помочь вам утешиться я бы, наверное, смог.

— Утешиться? — повторила она, сонно играя со своими длинными, прихотливо вьющимися в воде волосами.

Ракоци отозвался не сразу.

— Утешиться, да.

— Утешиться… — вновь повторила Ксения. — Разве это возможно?

Он вновь помолчал, опасаясь разрушить возникшую близость, потом очень мягко сказал:

— Это единственное, что доступно тем, кто похож на меня. Мы дарим радость и сами ее получаем, если те, с кем сближаемся, неравнодушны к нам.

— Радость… — Она чуть подвинулась и, упершись ладонями в скользкие клепки, закачалась на жаркой волне. — А в чем она?

— В удовольствии, — спокойно пояснил он. — Получаемом через того, кто с нами рядом.

— Ха! — обвиняюще усмехнулась она. — Значит, вы ищете удовольствий? А почему? Удовольствия прогоняют печаль?

— Нет, — сказал честно Ракоци, пораженный одновременно как почти детской наивностью своей собеседницы, так и глубиной ее проницательности. — Но они помогают нам с ней мириться. И не только нам, но и всем людям земли. — Произнеся слово «земля», он невольно покосился на свои сапоги, подошвы которых заполнял слой карпатского грунта.

Дождь все стучал, громко, назойливо, поливая Москву, уже полностью погруженную в темноту. Через две улицы бухнули колокола церкви Святого Павла, знаменуя окончание службы, затем о том подали весть и остальные храмы столицы. Вскоре над городом заметался всеобщий заполошный трезвон, смешанный с рокотом неотступного ливня.

— Это удовольствие… — продолжила допрос Ксения, когда последний отзвук вечернего звона угас. — Как вы его получаете?

— Удовлетворяя других, — сказал он, смущенный практической невозможностью что-либо ей втолковать. — Тогда удовлетворение испытываем и мы. — Ракоци замолчал, чувствуя себя мерзким растлителем, пытающимся совратить ни о чем не подозревающего ребенка.

Ксения одарила его внимательным взглядом.

— Что вы хотите этим сказать? Для женщины единственное удовлетворение — в детях.

Ракоци в полном отчаянии прислонился к бортику кадки, глядя в сияющие золотисто-коричневые глаза наивной молодой женщины.

— Я хочу сказать, что могу обрести удовлетворение лишь вместе с вами.

— Но ведь детей у вас быть не может, — не преминули бесцеремонно напомнить ему.

— Да, но я все же способен любить.

Ксения булькнула, притонув в своем жарком убежище, — теперь над водой виднелась только ее голова, облепленная мокрыми спутанными волосами.

— Любить? — потрясенно повторила она, с большой настороженностью за ним наблюдая.

— Да, — подтвердил Ракоци, наклонившись над ней. Он сам был потрясен силой снедающей его жажды и благодарил всех забытых богов за то, что давно научился держать свои страсти в узде.

— Так вы пытаетесь склонить меня к… — Она замахала руками от возмущения. — Именно этого вы хотите добиться?

Момент был слишком удобным, чтобы его упустить, и у Ракоци вырвалось:

— Все, чего я пытаюсь добиться, это вашей любви.

Она отпрянула к дальней стенке купальни, завороженно глядя в его глаза.

— Моей любви?

Его магнетический взгляд стал бездонным.

— Да, Ксения, да. Это именно так. Попробуйте довериться мне. Хотя бы на йоту. Я ничем не обижу вас. — Он протянул к ней руку, замочив рукав мантии, но Ксения даже не шелохнулась. — Я не причиню вам боли, поймите. Боль убьет то, к чему я стремлюсь. Обещаю действовать мято и осторожно и при малейшем признаке вашего недовольства уйти.

Ксения продолжала смотреть на него, охваченная одновременно и страхом, и любопытством. Она вдруг подумала, что он и впрямь не похож ни на одного из мужчин, каких ей доводилось встречать в своей жизни.

— Что… что же вы собираетесь делать?

— Для начала немного взбодрить вас, — сказал Ракоци, не опуская руки. — Ну же, Ксения. Не упрямьтесь.

На мгновение Ксения вспомнила мать и ту настойчивость, с какой она уговаривала ее ни в чем не перечить своему будущему супругу. Матери чувствуют сердцем. Возможно, Галина снимет проклятие со своей дочери, как-нибудь ощутив, что та ей послушна. Она боязливо вынула из воды руку и протянула ее искусителю, стараясь заранее примириться со всем, что сейчас ей придется стерпеть.

Ничего страшного не случилось. Сильные жесткие пальцы переплелись с ее пальчиками и слегка их пожали.

— Теперь мне хотелось бы чуть разогнать вашу кровь. Вы позволите?

— Как я могу воспротивиться? — Несмотря на твердость намерений, голос Ксении предательски дрогнул.

Ракоци тут же отпустил ее руку.

— Вы все же боитесь. Вижу, мне лучше уйти.

Ксения, испугавшись, сама нашла его пальцы.

— Делайте что вам нужно. Я потерплю.

Он даже не шевельнулся.

— Мы будем делать лишь то, чего хочется вам. Скажите, чего вы хотите?

— Не знаю, — озлилась она, но руку не отняла. — Делайте — и я узнаю.

— Отлично, — спокойно сказал Ракоци и свободной рукой потянулся за мягкой щеткой. Плавно, замедленно, чтобы ей стало ясно, что он не собирается что-то от нее скрывать. Легкими и в то же время уверенными движениями он принялся тереть щеткой ее руку — ту, что держал. От руки перешел к плечам, затем к спине.

— Что происходит? — пробормотала Ксения, совершенно сбитая с толку.

— Вам это нравится? — спросил он в ответ.

— Да, — выдохнула она и хотела что-то добавить, но дыхание ее пресеклось.

— Тогда я продолжу, — спокойно откликнулся Ракоци. — Раз уж вам это приятно.

Вскоре он отложил щетку в сторону и стал массировать ее плечи, завернув ей волосы на затылок. Оба молчали: он — поглощенный занятием, она — не зная, что тут сказать.

Ксения удивлялась. Удивлялась и… млела. Не помня себя, она льнула к его рукам, то подчиняясь им, то становясь неподатливой, когда те усиливали нажим. Глаза ее полузакрылись, она целиком отдалась странной неге и даже не сразу разобрала, что он ей говорит.

— Я хотел бы размять вашу грудь.

Она встрепенулась, выныривая из мира грез.

— Что?

— Я хотел бы размять вашу грудь, — повторил мягко Ракоци. — Разумеется, если вы позволите.

— Я… — Она прикусила губу. — Что ж, пожалуйста, если так надо. — Ей стало страшно, но тело словно само по себе изогнулось, а лопатки коснулись стенки купальни.

Сначала пальцы его словно замерли, потом осторожно легли на соски и затеяли круговое движение. Он, в мокрой до нитки мантии, по-прежнему стоял у нее за спиной, постепенно превращая массаж в пробуждающие вожделение ласки.

Ошеломленная, Ксения не могла бы с уверенностью ответить, нравится ей или нет то, что с ней происходит. Что-то гулко екало у нее животе в такт раскачивающим ее тело толчкам; это было мучительно и одновременно приятно, но она не знала, что из этого выйдет, и страшилась развязки, обмирая от сладкого ужаса перед ней и желая продлить этот ужас.

— Мне хотелось бы, — сказал он с придыханием, — прикоснуться к тому, что сокрыто внутри вас.

Она изумленно сглотнула слюну. Чудовищность предложения лишила ее дара речи.

Его руки тут же прекратили сладкую пытку и отдернулись от ее тела.

— Нет! — выкрикнула она. — Продолжайте!

Пальцы его моментально продолжили свое вкрадчивое и все расширяющееся исследование, потом снова замерли, чуть шевельнув сокровенные складки.

— Продолжайте же! — простонала, дернувшись, Ксения. — Это… это должно совершиться.

Она не стала уточнять, что имеет в виду, да в этом никто и не нуждался. Дерзостное вторжение едва не лишило ее чувств и подарило дивную муку, которая все нагнеталась. Разрешение от нее было упоительно бурным. Она забилась в сильных конвульсиях, он припал к ее горлу — и они разом ощутили восторг, освободивший обоих от бремени вечно терзающего каждого из них одиночества.

* * *
Письмо отца Краббе к архиепископу Антонину Катнелю, тайно вскрытое и прочтенное Юрием, наемным работником польского посольства в Москве.

«Во имя Святой Троицы да благословит и защитит вас Господь, оберегающий и направляющий нас в часы испытаний!

Письмо мое будет последним в этом году, ибо дороги вскоре пресекутся снегами. Вследствие этого спешу сообщить, что в последние пару месяцев ситуация тут заметно ухудшилась. Царь Федор не в состоянии управлять государственными делами и вынужден полагаться на помощь Никиты Романова и Бориса Годунова, а эти мужи не имеют согласия меж собой, что приводит к раздорам, усиливающим брожение среди бояр, либо зарящихся на трон, либо преследующих корыстные цели.

Считаю, однако, своей обязанностью заявить, что не могу согласиться с отцом Погнером, полагающим, будто в скором времени русский царь будет свергнут с престола. Смею надеяться, дело до этого не дойдет, хотя отец Погнер уже высматривает бояр познатнее, чьи притязания Польша могла бы поддержать в расчете на благодарность того, кому посчастливиться обойти конкурентов. Думаю, что вести такую политику возможно лишь с ведома польского короля, который, конечно же, не пойдет на подобное безрассудство, ибо слишком многие московиты не решатся выступить против сына почившего государя. Не только из почтения к его памяти, но и из опасения, что их головы будут отрублены и выставлены для острастки на всеобщее обозрение возле Спасских ворот.

Я продолжаю видеться с Ференцем Ракоци, игнорируя запрет отца Погнера на всяческие сношения с ним. Мне кажется, официальное мнение миссии должно отражать взгляды всех ее сотрудников — независимо от несовпадения их со взглядами большинства. Кстати, Ракоци тоже не верит, что очевидная слабость царя подстрекнет бояр к открытому мятежу, ведь в них нет единства. Они не решатся на кровопролитие и будут грызться между собой, надеясь возвыситься в результате интриг, а не на поле брани.

Я также дважды, беседовал с Годуновым, которому официально поручено вести дела с иностранцами от имени государя. Он убежден, что будущее России — Запад, а не Восток. Его мнение, правда, разделяют немногие. Двор опасается, что монголы опять ринутся на Москву, а потому обращает взгляды к Сараю, хотя последний набег этих азиатов на город произошел лет двадцать назад. Годунов же со своей стороны говорит, что с тех пор Россия отвоевала у Золотой Орды слишком многие земли и что той уже не оправиться от урона. Он тоже весьма высоко ставит Ракоци, отчасти потому, что тот — человек опытный и бывалый, но также и за его щедрые подношения государю в виде драгоценных камней. Царь Федор, правда, к ним равнодушен, однако Годунов камни очень ценит — как за красоту, так и за немалую стоимость, ибо они являются ощутимым прибытком казне.

Мне думается, что, вопреки политике отца Погнера, нам следовало бы поддерживать Годунова, поощряя его начинания в части приобщения России к европейскому миру, ведь мы очень нуждаемся в сильном союзнике против расширяющегося влияния турок. Предполагать, что сей дальновидный и проницательный царедворец — двурушник, вследствие татарского происхождения его матери, огромное заблуждение, какому подвержены многие из бояр. Я же не сомневаюсь, что, если мы отнесемся к Годунову с одобрением и пониманием, Европа обретет в нем верного друга.

Хочу отметить, что мои разногласия с отцом Погнером не являются результатом каких-либо личных мелочных антипатий — просто я стараюсь быть беспристрастным и, как вы сами же мне повелели, пытаюсь обрисовать здешнюю ситуацию во всей ее полноте. Уверен, что доношение Ракоци совпадает с моим, а потому покорно прошу вас принять во внимание все, о чем я вам доложил, прежде чем вы приметесь размышлять над отчетом главы нашей миссии.

С постоянной преданностью Церкви, которой мы служим, и вам, а также с почтением к королю Стефану, пребывая в уверенности, что Господь наш зрит правду, даруя победу своим сыновьям,

Милан Краббе,
орден Иисуса.
14 ноября 1584 года.
Москва, Ювелирный квартал».

ГЛАВА 9

Уже в четвертый раз на неделе отцу Погнеру отказывали в приеме. Царь Федор Иванович не желал ни видеть его самого, ни разговаривать с кем-либо из его подчиненных. Почтенный иезуит кипел от негодования, пробираясь по изрытым колесами и покрытым наледью улицам к Спасским воротам, и с неприязнью посматривал на своего долговязого спутника, не сумевшего урезонить высокомерных бояр.

В прошлую ночь выпал снег, затем его растопило солнышко, но к вечеру слякоть опять стала льдом — грязным, ненадежным, коварным.

Отец Ковновский тоже передвигался с трудом, постоянно поправляя свой меховой капюшон, сбиваемый с его головы порывами студеного ветра.

— Истинно, отец Погнер, — произнес он успокоительным тоном, — эти русские настоящие варвары. Ни один европейский правитель не позволил бы себе столь бесцеремонно обращаться с послами дружественной страны.

— Это все Годунов! — вскричал отец Погнер. — Вот уж кто воистину достоин одного лишь презрения! Заявляет мне, что намерен общаться лишь с Ракоци! С Ракоци! Тот давно уже сделался русской марионеткой, утратив всяческий стыд. А Годунов полагает, что нам о том неизвестно. Притворяется, что блюдет польские интересы, а сам якшается с венгром! — Он понизил голос, испугавшись, что может привлечь к себе нежелательное внимание, и поспешил перейти с польского на латынь: — Эти русские сплошь предерзостные глупцы!

— Истинно, отец мой, они и понятия не имеют о какой-либо субординации в отношениях, — сказал отец Ковновский, потупив глаза. Он не любил переливать из пустого в порожнее, но вынужден был терпеть разглагольствования старшего иезуита, сознавая, что доверительность, установившаяся между ними, может когда-нибудь принести пользу.

— Нет, не имеют, — угрюмо кивнул отец Погнер. — Как они смеют ставить какого-то там изгнанника выше нас? Ведь это величайшее оскорбление! — Он всмотрелся в снежную пелену и гневно махнул рукой. — Еще одна такая неделя — и ледяной капкан захлопнется на всю зиму.

— Что нам не страшно, ведь король Стефан не зовет нас обратно, — рассудительно ответил отец Ковновский. — А посему мы обязаны продолжать наши труды. Во славу Господа и Польского государства.

Отец Погнер покосился на золотые луковки, сиявшие над деревянной кровлей хором Василия Шуйского.

— Да, — согласился он и продолжил, растягивая слова: — Жуткий город, жуткие дома, жуткие храмы! Эти Русские еще смеют называть Москву третьим Римом. Ха! — Он обернулся к своему спутнику и в возмущении выпалил: — И не вздумайте защищать их, отче, ибо они уже прокляты! Господом нашим!

— Все дело в невежестве, — вздохнул отец Ковновский, стараясь утихомирить расходившегося патрона.

Они шли мимо высоких — затейливой ковки — ворот. Отец Погнер гневно качал головой.

— Русские вероломны и лживы! Все, все!

— Их сбивают с толку пастыри, — сказал отец Ковновский, чтобы что-то сказать, — исповедующие учение, ошибочное в своей сути.

— И князья, — добавил отец Погнер, злобно поглядывая на нескончаемый добротный фасад сложенных из огромных бревен хором. — Властолюбивые негодяи, накажи их Господь!

— Аминь, — вполне искренне произнес отец Ковновский, ничего не имевший против последнего пожелания. — Они совершенно лишены благочестия.

— И за это Господь ниспошлет в их снедь скорпионов, а в сновидения — всяческие кошмары, — заявил отец Погнер. — Они будут жить в нужде и стыде, пока не созреют для покаяния. — Он поскользнулся на укатанном льду и чуть было не упал, но отец Ковновский подхватил его под руку.

Они зашатались, быстро перебирая ногами, затем с большим напряжением выпрямились, боясь шелохнуться и тяжело отдуваясь. Прохожие вокруг захихикали. Пришлось притвориться, что их не касаются эти смешки.

— Едва упаслись, — послышалось откуда-то сверху. Говорили по-польски.

Отец Ковновский вывернул шею и увидел плотного светловолосого мужчину верхом на нетерпеливо пританцовывавшей рыжеватой кобыле — боярина, судя по бороде и расшитому золотом полушубку.

— Едва, — нехотя откликнулся он.

— Недавно один тут так хлопнулся, что его унесли. Можно считать, вам еще повезло, — сочувственно продолжал незнакомец. — Вы, меня, верно, не помните, но мы встречались. В Грановитой палате, около года назад. — Он повернул лошадь и, слегка поклонившись, подъехал к иезуитам. — Я Анастасий Сергеевич Шуйский.

Отец Погнер недружелюбно нахохлился, однако отец Ковновский счел нужным вступить в разговор:

— Да. Я припоминаю. Это было перед аудиенцией у прежнего государя. Сочту за честь возобновить наше знакомство, князь.

— Нет, — поспешил поправить его Анастасий. — Князь — мой двоюродный брат. — Он спешился и кивнул на хоромы. — Я же — простой боярин, младшая ветвь.

— Ага, — протянул отец Погнер, словно ему все стало ясно. — Весьма интересно. Весьма.

— Такова судьба младших — служить старшим, и я в этом смысле не исключение, — сказал Анастасий с неожиданной злобой, но тут же взял себя в руки. — Когда старший приказывает, младший вынужден повиноваться. — Он сдержанно улыбнулся. — А в Польше у вас тоже так?

— Как и во всем мире, — ответил отец Ковновский, философски пожимая плечами. — Приятно, что вы решились с нами заговорить. В Москве обычно от нас отворачиваются, а потому… — Поймав грозный взгляд отца Погнера, он осекся и замолчал.

— Не стоит обижаться на всю Москву за невежливое поведение некоторых чванливых бояр, — примирительным тоном проговорил Анастасий, почуяв, что удача сама плывет в руки. И как раз вовремя, ибо не минуло и получаса с того момента, как Василий объявил ему, что более не нуждается в услугах каких бы то ни было грамотеев. Брат явно кого-то нашел. Но кого? Это предстояло выяснить, и как можно скорее. Он улыбнулся еще раз. — Вы сейчас от царя?

— Нет, — ответил с неудовольствием отец Погнер. — Нам сказали, что Федор Иванович уже побеседовал с англичанами и весьма утомлен. Мы ходим в Кремль каждый день, но всякий раз натыкаемся на всевозможные отговорки.

Анастасий сочувственно покачал головой.

— Непростительное небрежение. Но все же не вините в нем бедного царя Федора. Не он выбирает собеседников, а другие. Он лишен возможности как-то влиять на события, а если и попытается, никто не обратит на это внимания. Никита Романов вообще хочет освободить его от участия в дипломатических переговорах, но Борису Федоровичу угодно, чтобы все шло по-прежнему. — Заметив, как гневно сверкнули глаза отца Погнера, он счел возможным продолжить игру: — Конечно, от Годунова все терпят: тот ведь не жалует ни своих, ни чужих.

— Годунов, — с презрительной миной вновь заговорил отец Погнер, — соизволил принять вчера Ракоци, но к нам сегодня не вышел. Он заявляет, что Польша получит все, что ей требуется, но без наших хлопот.

— Вот видите, — подхватил Анастасий. — Видите, что за люди сейчас окружают царя? — Он одарил иезуитов самой ангельской из своих улыбок. — Я понимаю вас, достойные пастыри. Я ведь и сам все это хлебал, и не раз.

Отец Погнер с удивлением посмотрел на боярина.

— Вы? Вы ведь так родовиты…

— Ах, достойный отец, вы даже не представляете, насколько запутана сейчас наша жизнь. — Анастасий осенил себя крестным знамением. — Двор лихорадит, там не на кого опереться. И доверять, соответственно, нельзя никому. — Он позволил себе многозначительно помолчать и продолжил: — Я молю Господа положить конец распрям, но на небе, видно, молитвам моим внимать не хотят. Их, я думаю, там даже не слышат.

— Господь не глух, — сухо отозвался отец Погнер. — Он слышит, он зрит, он судит, а нам должно склоняться перед этим судом. — Он хотел было повернуться, чтобы уйти, но отец Ковновский понимающе закивал.

— Доля придворного нелегка, — произнес он участливо.

— Вряд ли можно сказать, что я состою при дворе, — возразил Анастасий, снова мрачнея. — Шуйских там представляет мой двоюродный брат. Он обошел всех наших родичей, включая родных своих братьев, и тоже замешан во все интриги, нацелившись чуть ли не Казанское княжество, а может быть, и на что-то другое, о чем мне не хочется говорить. — Он удрученно покашлял, косясь на иезуитов. — Боюсь, он без колебаний поступится честью семьи, чтобы достичь своих целей. Я сознаю, что мои подозрения грешны, но не могу их отринуть.

Отец Ковновский был глубоко потрясен.

— Неужто князь Василий так честолюбив?

— Не только честолюбив, но и решителен, — сказал Анастасий. — От него всего можно ждать. — Заметив, как алчно блеснули глаза отца Погнера, он понял, что избрал верный путь, и продолжил: — Некоторым боярам ведомы его планы. Но они боятся воспротивиться им, зная, насколько коварен и изворотлив Василий. Несомненно, и мне следовало бы молчать, однако когда речь заходит о достоинстве рода…

— Да! Да! — с воодушевлением подхватил отец Погнер. — Бывают ситуации, когда человек не может не возмущаться.

— Значит, вы меня понимаете, — с чувством произнес Анастасий. — В таком случае вы должны разделять и мою тревогу за судьбу царя Федора.

— Мы ежедневно молимся о его здравии, — заверил отец Ковновский.

— Как и о процветании вашей великой страны, — елейным голосом прибавил отец Погнер.

Анастасий же в свой черед вознесся к самым вершинам чистосердечия.

— Таковы и мои молитвы, достойные пастыри, хотя я молюсь на русском, а не на латыни. И, могу вам признаться, меня особенно удручает положение нашей Церкви. Скажите мне, почему нам во всем следует оглядываться на Иерусалим? С какой такой стати наш государь должен склоняться перед велениями тамошнего патриарха?

— Мы, католики, признаем правление Папы, — сказал отец Погнер бесцветно.

— Да, но ваш Папа со всех сторон окружен мудрыми кардиналами, являющимися его представителями при правительствах разных стран. У иерусалимского патриарха таких советников нет. И тем не менее он все же требует, чтобы мы подчинялись ему. — Анастасий демонстративно поежился, заслоняясь от ветра рукой. — Любезные пастыри, мне приятно беседовать с вами, но здесь, я сказал бы, не очень уютно. Позвольте мне пригласить вас в свой дом. Там тихо, тепло, там мы сможем поговорить без помех и более откровенно. Окажите мне столь великую честь. В эти смутные времена мы, возможно, нашли бы друг в друге опору.

Отец Погнер прочистил горло и сплюнул.

— Нам не советовали сближаться с местными жителями.

— И кто же? Годунов? Нагой? Романов? Курбский? Скуратов? Кто попытался внушить это вам? — Анастасий пренебрежительно хмыкнул. — Однако вашему сотоварищу Ракоци что-то таких вещей не внушают. Подумайте почему. Я вам отвечу: люди злой воли стараются разъединить людей достойных, опасаясь, что те найдут общий язык и воспротивятся их гнусным козням. — Он специально сослался на венгра, подстрекая тем самым иезуитов принять приглашение.

— Вы… — Отец Погнер, колеблясь, прищурился, потом решительно произнес: — Вы, я думаю, правы. От собеседования никому не будет вреда.

— Тогда не угодно ли вам навестить меня завтра? — вкрадчиво спросил Анастасий, и его губы, схожие в очертаниях с оружием древнеримского бога любви, изогнулись в улыбке. — Я велю слугам подать изысканные закуски, а повара приготовят телятину с луком.

Отец Ковновский, занервничав, возразил:

— Вам не стоит так беспокоиться, князь. Лучше отдать свое время благочестивой беседе, чем ублажению чрева.

— Чепуха, — отмахнулся отец Погнер. — Одно не мешает другому. Князь примет нас в соответствии с обычаями, царящими здесь, а мы, в свой черед, смиренно примем его угощение и возблагодарим Господа за благорасположение к нашим молитвам. — Он испытующе оглядел Анастасия. — Возможно, этот визит принесет нам большее удовлетворение, чем постоянное обивание порогов Кремля. Мы непременно будем у вас.

— После полуденной службы, — поспешил уточнить Анастасий, готовый на все, чтобы заманить иезуитов к себе. — Я пришлю за вами повозку. — Ему самому такая навязчивость показалась бы оскорбительной, но инородцам, похоже, она пришлась по душе. — Вся моя челядь будет к вашим услугам. — Он для вескости помолчал. — Я пригласил бы и музыкантов, однако домочадцы все еще скорбят по моей сроднице, умершей всего месяц назад.

Иезуиты перекрестились.

— Господь да упокоит ее, — пробормотал отец Ковновский.

Отец Погнер насупился.

— Уместен ли будет в таком случае наш визит?

Анастасий показал жестом, что прискорбное обстоятельство его нимало не беспокоит.

— Это не прямое родство. Она просто жила в моем доме. Да вы, возможно, о ней слышали, ведь это ее дочь вышла замуж за вашего венгра.

— За этого шарлатана? — прошипел отец Погнер. — Пусть дьявол пожрет его требуху.

Ответ порадовал Анастасия, однако показывать это ему не хотелось.

— В нем много лукавства, — заметил чуть опечаленно он.

— Лукавства? — повторил отец Погнер. — Да, как в любом хищнике — в волке или в гепарде…

Отец Ковновский в смущении промолчал.

— Как бы там ни было, с музыкой придется повременить, — произнес Анастасий с умеренным сожалением. — Впрочем, вас, как священнослужителей, это, возможно, не очень-то раздосадует.

Отец Погнер не позволил себе рассмеяться, но в глазах его промелькнуло нечто похожее на одобрение.

— Вы проницательны, князь.

— А вы очень любезны, — отозвался вежливо Анастасий и сделал шаг к своей лошади, но с большой осторожностью, чтобы не поскользнуться на льду. — Тогда всего доброго. Завтра в полдень, достойные пастыри, я буду вас ждать.

Отец Погнер кивнул и осенил его благословляющим жестом.

Анастасий почтительно склонил голову, потом вспрыгнул в седло и направил лошадь к Спасским воротам, позволив ей самой выбирать путь. Он ехал, погрузившись в нелегкие размышления, которые не оставляли его до конца дня.

Впрочем, наутро он уже был готов к приему гостей и, когда подошел назначенный час, сам открыл двери, чтобы впустить их.

— Добро пожаловать, добрые пастыри. Входите же, не стесняйтесь. И знайте: тут все в вашей воле. — Он поклонился и провел визитеров в пышно обставленную гостиную, где, указав на мягкие кресла, поклонился еще раз: — Надеюсь, вам в них будет удобно. — Анастасий прокашлялся. — Священника, что живет в моем доме, сейчас, к сожалению, нет. Он еще с вечера собирался пойти помолиться за упокой души Галины Александровны и возвратится лишь после вечерни.

— Мы привыкли к тому, что многие православные пастыри нас избегают, — заметил чопорно отец Погнер. — Тем не менее мы помолимся за него, как и за вашу почившую родственницу.

Отец Ковновский тут же перекрестился.

— Сочувствую вам и скорблю.

Анастасий несколько растерялся, не готовый к такому началу беседы, и потому отозвался не сразу.

— Благодарствуйте. Галину внезапно разбил паралич, и через пять дней она скончалась на руках у благочестивых монахинь. Жизнь не баловала бедняжку, но умирала она в благости, ибо ей довелось все же узреть, как ее чадо идет под венец. — Боярин перекрестился. — Добрые сестры денно и нощно поминают ее имя в молитвах. — Он не добавил, что труд молельщиц оплатил зять, а не он.

— Достойное поведение, — одобрительно кивнул отец Погнер. Он опустился в кресло, но сел совершенно прямо и даже чуть наклонился вперед. — Мне бы хотелось, князь, знать ваши планы.

— А мне — ваши, — откликнулся Анастасий, внутренне морщась. При всей своей разворотливости он не любил поспешать. — Однако позвольте мне поначалу поторопить своих слуг. Эй, кто-нибудь! — Он хлопнул в ладоши и с укоризной сказал двум вбежавшим в комнату холуям: — Где вы там прячетесь? Бегите за угощением. Не заставляйте этих достойных пастырей ждать.

Те, увидев иезуитов, изумленно вытаращили глаза, потом поклонились и, толкая друг друга локтями, попятились к двери. Можно было не сомневаться, что угощение не будет доставлено, пока весь дом не узнает о прибытии странных гостей.

Холуи убежали, но им на смену на пороге гостиной возник худой высокий старик.

— У тебя гости, что ль, Анастасий? — спросил он, хватаясь рукой за косяк. — Тут вроде слышалась иноземная речь. Уж не греки ли это?

— Я действительно принимаю гостей, старина, и очень важных. Это посланцы польского короля: отец Погнер и отец Ковновский. — Анастасий повернулся к иезуитам: — Разрешите представить вам Петра Григорьевича Смольникова. Он ветеран многих битв и защищал. Оружейный квартал при последнем набеге монголов. А до того сражался везде — от Казани до Брянска. Его за ратную доблесть весьма почитал сам царь Иван.

— Честь и хвала, — сухо сказал отец Погнер.

Отец Ковновский проявил большую доброжелательность.

— Ваш героизм восхищает.

— Монгольский копейщик лишил меня глаз, — спокойно сказал старик, кланяясь на голоса. — Господь оставил мне жизнь, а Анастасий Сергеевич из милости взял меня в приживалы.

— Пустое, — с чувством откликнулся Анастасий. — Ты оказал мне великую честь, согласившись жить в моем доме. — Он помолчал, позволяя полякам оценить сказанное, затем продолжил: — Ежели хочешь, посиди вместе с нами. Мы собираемся побеседовать о церковных делах.

Ветеран машинально перекрестился.

— Это не про меня. Я человек неученый. Я молюсь, крещусь и пощусь, а все остальное оставляю на суд тех, кто более сведущ. — Он вновь поклонился и, придерживаясь за стену, неторопливо двинулся прочь.

— Надеюсь, это вторжение не расстроило вас, — обратился к гостям Анастасий. — Петр Григорьевич всю жизнь провел на приволье, в седле, и нынешнее стесненное существование чрезвычайно его удручает.

— Ваше милосердие достойно похвал, — произнес отец Погнер, нетерпеливо постукивая пальцами по подлокотнику кресла. — Но, надеюсь, теперь мы сможем перейти к обсуждению более насущных вопросов. — Он взглянул прямо в глаза Анастасию. — Если только ваши намерения не изменились со вчерашнего дня.

— Никоим образом, — ответствовал Анастасий, подходя к своим иноземным гостям. — Присаживайтесь, отец Ковновский, так вам будет свободнее. — Он указал на ближайшее кресло, и отец Ковновский послушно сел. — Разумеется, у нас есть о чем побеседовать. Конечно, приватно, но все-таки не без надежды на пользу. Вам ведь известно, что Русская православная церковь ныне сама в себе словно бы не вольна. Патриарх Иерусалима назначает наших митрополитов и делает это, не обращая внимания на пожелания нашего государя и совета бояр. Это постыдно, ибо никому не известные, но преданные патриарху священники вдруг возвышаются и получают власть над теми, кто остается верным отечеству и сознает его нужды. — Он истово перекрестился. — Вы ведь не только священнослужители, но и поляки — вы должны понимать, что править из-за моря нельзя. Но у нас так выходит, и это ослабляет страну, которая на сей день является настоящим оплотом православного мира. Кроме того, я думаю, что и вас тревожит вопрос, какое будущее уготовано всему христианству в целом. — Он огладил ладонью бороду. — Я лично не хочу, чтобы на наши иконы легла тень зеленых знамен Магомета.

— Всех нас печалит опасность, какую являют собой турки, — осторожно высказался отец Погнер. — Это одна из причин нашего пребывания здесь. Христианским странам не следует свариться между собой, когда на них зарятся нечестивцы.

— Да. Именно так, — согласился с ним Анастасий. — Ваша проницательность не имеет границ. — Он потупил взор. — Но многие из нас словно ослепли, считая, что раз мы разбили монголов, то и магометане не осмелятся выступить против нас.

Отец Ковновский неловко поерзал в кресле и, взглянув на отца Погнера, произнес:

— Еще среди бояр говорят, что туркам не нужны ваши непроходимые леса и бесконечные зимы. Как можно убедить их в обратном?

— Сказав, что война уже начата. Ибо турки захватили Константинополь, вынудив патриарха бежать в Иерусалим, со всех сторон окруженный войсками ислама. — Анастасий стукнул кулаком по ладони. — Это прямой удар в сердце всего православия, вот почему я и утверждаю, что Русь, смотрящая в рот Иерусалиму, в скором времени превратит нас в турецких рабов!

Отца Погнера так поразил этот довод, что во взгляде его промелькнуло невольное уважение.

— От такого удара можно и не оправиться, — заметил он словно бы вскользь, но на деле недвусмысленно намекая, что в такой ситуации у россиян нет иного пути, чем поголовное обращение в католичество.

. — Да, это именно так, — кивнул Анастасий, глазами показывая, что прекрасно все понял. — Вы могли бы послужить нам оплотом против врагов и тем самым спасти нас. — Он вскинул руку, призывая иезуитов к молчанию, ибо заслышал приближение слуг. — Прибыло угощение, достойные пастыри. Прошу отведать его, ибо оно предлагается вам с добрым сердцем и с немалой надеждой на ваш аппетит.

Слуги вдвоем втащили в гостиную огромный поднос, загруженный разнообразными кулебяками, тушеной телятиной, жареной дичью, а также всяческими сластями и золотыми чашами, где в вишневой наливке плавали ломтики дыни.

— Князь наш просит вас не гневаться на него за столь скромную снедь, — объявили в один голос они.

— Какое роскошество! — воскликнул отец Ковновский и вновь покосился на отца Погнера, проверяя, то ли он говорит. — Ваше гостеприимство воистину безгранично.

Анастасий слегка поклонился и обратился к слугам:

— Принесите гостям чистые ложки и вилки. Для них непривычно носить их с собой, а иноземный обычай не позволяет им трапезничать с помощью рук.

Те вновь вытаращили глаза, но со всех ног бросились исполнять повеление.

— Все это выглядит весьма соблазнительно, — отметил отец Погнер, кривя уголки губ. — Господь возблагодарит вас за щедрость.

— Аминь, — заключил Анастасий, перекрестившись, и двинулся к печке, чтобы проверить, хорошо ли она горит, а заодно дать возможность иезуитам посовещаться. Он обладал тонким слухом и знал, что услышит, о чем они говорят.

— Надо бы сообщить королю Стефану об открывающихся возможностях, — неуверенно пробормотал отец Ковновский, — но сейчас ведь зима. Полагаю, нам следует все осмотрительно взвесить и решить, как бы он поступил на…

— Мы не можем решать за короля Стефана, — с привычной суровостью прервал его отец Погнер. — Но мы должны выслушать этого человека. Он родовит, мыслит здраво и, вероятно, найдет для нас способ получить доступ к царю или к Годунову в обход изменника-венгра.

— Ему будет мало одних благодарностей, — предостерег с дрожью в голосе отец Ковновский. — Поддержав его, мы можем поставить нашу репутацию под угрозу.

— Она и так уже под угрозой, и все из-за действий того же Ракоци, — вспыхнул отец Погнер. — Он позорит всю нашу миссию своим поведением, и я не желаю долее терпеть его произвол.

Тут возвратились слуги — с ложками, с вилками. Вручив их иезуитам, они поклонились в пояс и торопливо ушли.

Улыбающийся Анастасий неспешно вернулся к гостям. Он понял, что рыбка заглатывает наживку. Еще немного усилий — и это знакомство обратится в союз, достаточно мощный, чтобы крепко тряхнуть вконец обнаглевшего братца. А свалив Василия, нетрудно дотянуться и до Годунова. Столь блестящие перспективы пьянили его без вина.

— Поскольку вам неугоден Ракоци, — заявил он, дерзко поигрывая глазами, — быть может, вы пожелаете вступить в сотрудничество со мной?

— Что? — вскинулся отец Погнер, сразу сообразивший, что боярин все слышал.

Синие глаза Анастасия безмятежно сияли.

— Да, собственно, ничего. Просто мне подумалось, любезные пастыри, что у нас с вами общие цели и что, объединившись, мы можем достигнуть гораздо больших успехов, чем порознь.

Отец Погнер поджал губы.

— Возможно, в ваших словах есть резон, — признал он после длительного молчания.

— То, что успешно послужит интересам нашей Церкви и нашего короля, не может не обернуться благом для вас, — пробормотал отец Ковновский и, взмокнув от напряжения, вдруг задумался, имеется ли в его словах хоть какой-нибудь смысл.

— Безусловно не может, — с легкой долей иронии подтвердил Анастасий, принимаясь за кулебяку.

* * *
Отрывок из донесения капитана английского судна «Эксетер» сэру Джерому Горсею.

«…Через трое суток мы покидаем Новые Холмогоры и отправляемся в Лондон с полным грузом мехов, янтаря, пеньки, китового жира и шелка. Мы пополнили свои съестные запасы, закупив в том числе тридцать живых гусей и двух свиней, которых забьем уж в море.

В команде насчитывается тридцать один человек, включая двух коков. Все члены экипажа признаны годными для перехода, всем им объявлено о хорошей прибавке к жалованью, если судно придет в порт прибытия досрочно и без потерь. Матросы у нас сплошь англичане, кроме троих наемников. Это два норвежца, мастерски штопающие паруса, и один датчанин — цирюльник.

Пока мы готовили „Эксетер“ к обратному переходу, в местную гавань вошло немецкое судно — с намерением там и зазимовать. Я побеседовал с капитаном Хенгелем, возбудившим во мне дурные предчувствия. Он, правда, был очень сердечен, но, как мне стало известно, его люди за моей спиной принялись деятельно собирать любые сведения о нас, вплоть до названия фирмы, в которой мы застрахованы, и суммы страховки. Опасаюсь, что этот пройдоха намеревается перевербовать всех наших поставщиков, посулив им большие барыши, и потому прошу вас в этой связи что-нибудь предпринять.

Я планирую возвратиться в Белое море в мае или в июне — в зависимости от погоды — с полным грузом добротных английских товаров. До тех пор производить у русских закупки будет экипаж „Катрин Монморанси“. Это судно окружат плотами из рубленых бревен — такова русская практика защиты кораблей от сокрушительного давления льдов. Я поручил капитану Персивалю присматривать за капитаном Хенгелем. Если тот хоть в малой степени попытается подорвать нашу торговлю, Генри ему воспротивится и начнет искать способы вам о том сообщить.

Настоятельно прошу вас развивать наши торговые отношения в этих краях. Я, как и многие судоводители, весьма заинтересован в увеличении количества грузов и фрахтов. Если уровень прибыли застынет на одном месте или начнет вдруг снижаться, я не уверен, что возобновлю наш контракт. Есть ведь еще Китай, Индия, Африка, Новый Свет…»

Часть III Ференц Ракоци Граф Сен-Жермен

Отчет наемного работника польского посольства в Москве Юрия князю Василию Шуйскому. Написан по-русски.

«Княже!

Вот любопытная вещь. Хотя поляки ценят меня по большей части за то, что я владею латынью и польским, они словно начисто забывают о том и разговаривают на них при мне без малейшей опаски. Этим глупцам представляется, что я обучен лишь чтению и письму, а не речи, а я притворяюсь, что оно так и есть, и очень успешно, ибо среди них нет никого, кто обладал бы проницательностью алхимика, с легкостью разоблачившего мое воровство.

С начала рождественского поста и вплоть до рождественской службы здесь ничего примечательного не произошло. Миссию в последние три недели навестили лишь два посетителя: упомянутый Ракоци и Николас Бауэр, доверенный человек английского посла, лорда Горсея. С ними беседовали при закрытых дверях, им вручали какие-то письма, но я сумел ознакомиться лишь с одним. Оно написано на латыни и адресовано лорду Горсею. В нем отцы Станислав Бродский и Эниоль Тимон напомнили лорду, что западные дороги очищаются от снега и льда быстрее, чем северные, в связи с чем тому много выгоднее отправлять депеши своей королеве через Польшу по суше, а не по водам Белого и прочих морей. Польская миссия любезно готова принимать почту в запечатанном виде и со своими курьерами отправлять. Пока не знаю, как лорд Горсей отнесся к этому предложению, но, как узнаю, незамедлительно о том сообщу.

Что до Ракоци, то тут много неясностей. По бумагам он все еще числится сотрудником миссии, хотя лишь отец Милан Краббе отваживается считать его таковым. Остальные поляки убеждены, что венгр променял доверие польского короля на дружбу с Борисом Федоровичем Годуновым. Впрочем, в открытую его никто не поносит, за исключением отца Погнера, который в запале даже велел не пускать Ракоци на порог. Оно так и было бы, но все расстроила последняя депеша польского короля. Стефан потребовал, чтобы миссия продолжала знакомить Ракоци со всеми приходящими из Польши бумагами, а также держала того в курсе всех своих дел. Отец Погнер не может проигнорировать монаршее распоряжение, но исполняет его с небрежением, то есть не делает практически ничего. Если бы Ракоци не посылал регулярно в миссию своего человека, вряд ли бы с ним попытались снестись, так что причастность венгра к работе посольства поддерживается лишь его прилежанием.

Как я уже вам докладывал, поляки порой посещают Кремль, добиваясь встречи с царем, но успеха в том не имеют. Их даже не пригласили на рождественские торжества. Помимо того, отец Краббе уже дважды виделся с венгром в его собственном доме, но что там происходило — не знаю. Он ничего не рассказывает об этих визитах, а я опасаюсь пускаться в расспросы.

Отец Погнер с отцом Ковновским также отлучались из миссии. Трижды, по крайней мере, и каждый раз — на полдня. Где они пропадали, мне тоже неведомо, ведь отец Ковновский дневников не ведет, а отец Погнер зашифровывает все свои записи, и ключа к ним я пока что не подобрал.

После снежной бури, разразившейся два дня назад, наши католики вообще никуда не выходят, исполняя приказ государя, повелевшего всем, кроме Ракоци, инородцам сидеть по домам до тех пор, пока улицы не будут расчищены и опять не появится возможность должным порядком за ними следить. Если Федор Иванович разрешит, в миссии будет праздноваться Крещение — со службой, которую они называют торжественной мессой, и последующим постом, запрещающим употреблять красное мясо. Этот праздник с ними разделят и немцы, но не англичане, оборвавшие с Римом все связи.

Клянусь спасением души моей матери, что все, о чем здесь написано, изложено точно. Обязуюсь в ближайшем времени разгадать код шифра, которым пользуется отец Погнер, и вызнать, где он бывает помимо царских палат.

Собственноручно, Юрий.
4 января 1585 года по польскому календарю».

ГЛАВА 1

Государь всея Руси пихнул пухлой ручкой корону, и та свалилась с его головы. Двор замер, но Федор ничуть не смутился.

— Братец Борис, — позвал он высоким, ребяческим голосом. — Я снова обронил эту шапку. От нее у меня зудит голова.

Борис, великолепный в своем золотом роскошном кафтане, встал на колени и протянул корону царю.

— Не послать за митрополитом, батюшка, чтобы тот вновь водрузил ее на тебя?

Именно так поступил бы Иван, и все о том знали.

— Нет, — сказал Федор, кладя корону себе на бедро. — Она тяжела, а мне жарко. — Он поморщился. — Встань с пола, Борис Федорович, сделай милость. Вы все вечно тут ползаете передо мной на коленях, а мне надоело на это смотреть.

Новая незадача, подумал Борис, поднимаясь.

— Что ты собираешься предложить мне? — живо поинтересовался Федор, и лунообразное лицо его засветилось от предвкушения. Одна нога царя нетерпеливо раскачивалась, ударяя каблуком по вычурной ножке трона. — Новое увеселение, да?

— Да, — с неприметным вздохом ответил Борис. — Да, тут собрались люди, желающие порадовать тебя, батюшка. Они инородцы. — Он вновь поклонился царю, но уже не падая ниц, и поспешил покинуть пределы тронного зала.

Среди полудюжины ожидающих был и Ракоци, и Борис обрадовался, завидев его. Подойдя, он заговорил с ним на греческом языке:

— Боюсь, новая драгоценность не очень-то развлечет государя.

— На этот раз при мне вовсе не камни, — откликнулся Ракоци, оглядываясь на пожилого долговязого немца. — Поскольку германец все носит царю миниатюрных лошадок, я также решился не отставать от него. — Он похлопал ладонью по блестящему боку небольшого ларца.

Борис явно приободрился.

— Прекрасно. Тогда вы войдете первым. — Он, спохватившись, поклонился митрополиту, ведавшему вопросами очередности на приемах. — Позвольте, ваше святейшество. Так будет лучше всего.

Митрополит огладил бороду и пробежался пальцами по расшитой жемчугом ризе.

— Что ж, если разум царя тем успокоится, то пожалуй, — сказал с достоинством он.

— Благодарю, — с чувством проговорил Борис и обратился к остальным ожидающим: — К сожалению, мы не можем вести прием по полному протоколу, но царь Федор все равно не держит в памяти имена.

— Не то что отец, — громко высказался татарин, тряхнув сонмом черных косичек.

Борис раздражено кивнул.

— Но он — государь, которому мы присягнули на верность и которого вам вменено уважать. — Он быстро перекрестился и повел Ракоци за собой, уже не оглядываясь на митрополита.

Сэр Джером Горсей, стоявший в дальнем углу помещения, наклонился к соседу.

— Заметьте, грядут неприятности.

— Для Ракоци? — удивился Лавелл.

— Нет, для Годунова. Этот несчастный царь-недоумок во всем опирается на него, а двор того не приемлет. Во всяком случае, нам и далее стоит держать нос по ветру, оставаясь в хвосте.

Вступая под своды просторного зала, Ракоци тихо спросил:

— Спокоен ли он?

— Нет, уже суетится, — не разжимая губ, сказал Годунов.

Федор задумчиво ковырял бирюзу Казанской короны.

— Борис Федорович, мне уже скучно, — пробурчал жалобно он. — Никто тут не хочет со мной говорить.

Ракоци, опускаясь на одно колено, промолвил:

— Счастливых дней тебе и приятных ночей, государь.

— Ты не склонил голову, — заметил царь Федор.

Борис, почуяв в его голосе отзвуки присущей Ивану Грозному непреклонности, выдвинулся вперед.

— Граф Ракоци послан к тебе королем Стефаном, батюшка, — пояснил ласково он, — а в Польше того приветствуют именно так. Ему не подобает выказывать тебе большие почести, чем Баторию.

— Пусть склонится, — повторил Федор с ослиным упрямством. — Я так желаю, и я своего добьюсь.

— Но батюшка…

— Если государю угодно, — прервал царедворца Ракоци и встал на другое колено, за что был вознагражден довольной ухмылкой. — Россия великое государство, а я в нем всего лишь маленький чужеземец. Я буду рад обучиться новому обхождению, ведь наставляет меня сам монарх.

Борис, наблюдая, как венгр по всем правилам простирается ниц, с ужасом думал, что будет, если Федору вздумается потребовать того же от немца или британца.

Царь между тем восхищенно всплеснул руками.

— Ах, как прекрасно. Мне это понравилось. Ты можешь оторвать грудь от пола. — Он глянул на шурина. — Борис Федорович, мне нравится его платье. Русь — страна золотого и красного, а он одет в черное с серебром. Это очень красиво.

— Благодарю, государь, — произнес Ракоци выпрямляясь, но не вставая с колен. — Нам, инородцам, не разрешается рядиться во что-нибудь русское, но суровость сего запрета неизмеримо для меня умаляется от сознания, что скромность моего одеяния приятна для царских глаз.

— И говоришь ты красиво. Лучше, чем дядя Никита. — Федор милостиво кивнул. — Ты принес мне подарок, верно? Люди всегда несут мне подарки, и я это очень люблю.

— Подарки всегда приятны, — сказал Ракоци, поднимая с пола ларец.

— Надеюсь, у тебя там не самоцветы? — насторожился вдруг Федор. — Ты задарил отца самоцветами. Но это лишь камни — и все.

— Прекрасно сказано, государь, — отозвался Ракоци. — Весьма мудрое замечание.

Комплимент пришелся по вкусу. Федор весело захихикал.

— Никто из бояр не говорит, что я мудр.

— Мудрость не всем и не сразу видна, государь, — откликнулся Ракоци с искренней теплотой, потрясшей стоящего невдалеке Годунова. — Нет, если в ларце и имеются самоцветы, то их весьма малая толика, а главная ценность моего дара в другом.

Глаза молодого монарха расширились от любопытства, лицо его закраснелось.

— Что же там? Что ты хочешь мне подарить?

Ракоци улыбнулся.

— Я покажу, если государь мне дозволит. — Он посмотрел на шевельнувшихся караульных. — Или сначала пусть кто-нибудь подойдет и убедится, что мое подношение совершенно безвредно.

— Нет, — подал голос Борис, жестом останавливая охрану. — Этого вовсе не надобно. Я готов поручиться, что в сем ларце ничего опасного нет. — Он придвинулся к Ракоци и едва слышно шепнул: — Надеюсь, вы меня не подведете?

— Ни в малейшей степени, — ответил Ракоци, откидывая снабженную пружинами крышку и выставляя на обозрение миниатюрную звонницу, где мягко посверкивали шестнадцать крохотных разнокалиберных колоколов. — Взгляни, государь. Сии колокольчики отлиты из бронзы, а затем позолочены, каждый имеет отменный по качеству звук. Система их строя подобна дорической, а высоты тонов — от верхней к нижним — обозначены мелкими самоцветами и жемчугами.

Федор сполз с трона, оставив корону, и устремился к подарку.

— Ох, диво дивное! — падая на колени, еле слышно выдохнул он. — Ты говоришь, они все настроены, а?

— Испытай их сам, государь.

Федор трясущимися руками, потянул за один из разноцветных шнурков и по притихшему тронному залу разнесся удивительно нежный и чистый звук; он мягко пульсировал, словно внутри колокольчика забилось маленькое сердечко. Большой ребенок, вслушиваясь, склонил голову набок и потянул за соседний шнурок. Звук был другим, но столь же безупречным.

— Чудо, чудо, — приговаривал Федор, забыв обо всем.

— Эту похвалу я отношу не к себе, государь, — сказал Ракоци, — а к моему повелителю, польскому королю.

— Который может по праву гордиться своим посланцем, — подхватил Годунов, чувствуя, что ситуация выходит из-под контроля. — Не правда ли, батюшка? — спросил он, пытаясь отвлечь Федора от игрушки. — Он ведь своими руками создал столь замечательную вещицу.

— Замечательную, — согласился Федор, завороженно подергивая шнурки и с несвойственной ему в обиходе сосредоточенностью прислушиваясь к чарующим звонам.

— Мне лестны эти слова, государь, — произнес громко Ракоци, подключаясь к усилиям Годунова. — Лишь повели — и я сделаю все, что прикажешь.

— Великолепно! — отозвался поглощенный своим занятием музыкант. — Мне это по сердцу. Скажи ему, Борис Федорович. — Он прозвонил к заутрене, сияя от счастья. — Как станут завидовать мне звонари, ведь я уже не полезу в ненастье на колокольню! Пусть звонят, а я буду вторить им у себя. Вот что! — вскричал он, осененный прекрасной идеей. — Изготовь для меня и другие колокола. Побольше, даже очень большие.

Ракоци в демонстративном отчаянии воздел кверху руки.

— Увы, государь. Я не располагаю таким количеством бронзы. Инородцам в Москве не разрешается ее запасать, — пояснил он и прибавил, опасаясь, что для него тут же сделают исключение: — Москва издревле славится колокольными мастерами, что много искуснее меня. Они выплавляют колокола с глубокими и мощными голосами.

— Но ведь твои колокольчики звучат правильнее, — подозрительно щурясь, возразил молодой царь.

— Потому что они очень маленькие, — пояснил Ракоци, кланяясь. — Гораздо проще изготовить что-либо совершенное размером с чашку, чем с лошадь. В малых долях металла гораздо меньше изъянов, и потому выплавка идет легче. — Он не стал объяснять, что набирал свою звонницу из доброй сотни отливок и все остальные забраковал.

— Венгр прав, Федор Иванович, — подтвердил, внушительно кашлянув, Годунов. — Никто в мире не может сравниться с нашими колокольными мастерами.

— Это так, государь, — подхватил Ракоци.

— Никто во всем мире, — с гордостью повторил Федор.

— Поэтому нам следует поблагодарить Ракоци за доброе отношение к нам. Он инородец, но понимает, что Москва — это сердце России. — Борис перекрестился. — И славу ее умножает торжественный звон.

Царь Федор радостно заулыбался.

— Да! Да! Борис Федорович, вознагради этого человека. Дай ему все, что он пожелает, и поскорее отпусти. — Он досадливо дернул плечом. — Я хочу, чтобы мне не мешали. Вели боярам оставить меня в покое. Пусть придут позже, после богослужения.

— После богослужения? — повторил Борис, возненавидев на миг простодушного дуралея, которому присягал. — Батюшка, ты уж сам объяви свою волю. Двор подчиняется тебе, а не мне.

— Хорошо, я повелеваю всем удалиться, — сказал Федор, неуклюже вставая с подарком в руках. — После службы я приму других инородцев и выслушаю бояр.

Борис поскреб бороду, выдавая волнение.

— Батюшка а почему бы не сделать это сейчас? Бояре устанут от ожидания, да и тебе не захочется прерываться. Заверши церемонию, а потом забавляйся в свое удовольствие. Так будет лучше для всех.

— Нет, — заупрямился Федор. — Раз уж бояре устали, пусть уходят совсем. Завтра я соберу их опять, — заявил он непреклонно. — А теперь пусть покинут дворец. Кто задержится, тот заговорщик — так учил меня мой отец.

— Многие будут разочарованы, батюшка, — возразил уныло Борис, понимая, что все теперь бесполезно. — Им ведь так редко доводится тебя лицезреть.

— Завтра они налюбуются на меня вдосталь. Я их послушаю и обласкаю, — отрезал Федор и поманил к себе старшего караульного. — Следуй за мной. Мы пойдем по Красной лестнице, и будем всех удивлять. — Он встряхнул звонницу, колокольчики зазвенели. — Это куда лучше драгоценностей, венгр. Ты меня очень обрадовал и заслужил мою благодарность.

— Эти слова стоят всех наград, государь, — мгновенно откликнулся Ракоци, но Федор уже отвернулся и зашагал к выходу из тронного зала.

— Как же с ним сложно, — произнес тихо Борис.

— Понимаю, — отозвался Ракоци, поднимаясь с колен и обводя быстрым взглядом огромное помещение, уже закипавшее по углам. — Бояре недаром тревожатся, Борис Федорович. Ваш зять не способен править страной. Всем это видно, всех это удручает. Орда не так уж давно согнана с русских земель, поляки и шведы значительно укрепились и готовы к войне. Завоевания могут легко превратиться в потери, а монголы вновь примутся грабить Московию, если Никита Романов запретит Федору противиться им.

— Послушайте, Ракоци, откуда вы знаете о последнем? — изумился Борис.

— Я? — усмехнулся Ракоци. — От бояр.

— Но мне они ничего такого не говорят.

— В силу высокого вашего положения. Они опасаются вас. Я же для них лишь изгой, а потому при мне они более откровенны. И винят вас во многом.

— М-да, — пожал плечами Борис. — Но я не виню их за то. Я ведь и сам разделяю все их тревоги, хотя мало кто понимает меня. Я, например, стремлюсь заручиться поддержкой Европы, чтобы в лихую годину нам не остаться одним, а Никита Романович заявляет, что сотрудничество с иностранцами сродни приглашению татей в свой дом. А есть еще… — Годунов кивнул в сторону Василия и Дмитрия Шуйских. — Есть еще и такие, кто ищет лишь собственных выгод, несмотря на свою родовитость. Максим Севастьянович, — окликнул он вдруг проходящего мимо боярина, — там, в трапезной, приготовлено угощение. Скажите всем, чтобы заходили, я тоже сейчас туда загляну. Никто не должен уйти голодным от государя.

Максим Севастьянович одобрительно склонил голову и прошествовал дальше вдоль длинного ряда бояр, весьма оживлявшихся по мере его продвижения.

— Быть может, и вы присоединитесь к нам? — предложил Борис.

— К сожалению, вынужден отказаться, — ответил Ракоци. — У меня еще много дел. Да и вряд ли моему появлению кто-либо обрадуется.

— А кроме того, — продолжил Борис, — вы никогда не едите на людях. В силу каких-то традиций, как вы объясняли, но я, грешным делом, думал, что вас просто страшит радушие Ивана Васильевича. Теперь же вижу, что загвоздка не в том.

— Не в том, — кивнул Ракоци, увлеченно разглядывая свою рубиновую печатку. — Считайте это странностью моего поведения, каковой, впрочем, я не хочу никого оскорбить.

— Я и не чувствую себя оскорбленным, — поспешил заверить Борис.

Уголки глаз Ракоци дрогнули.

— В связи с вашей душевной щедростью и терпимостью?

Борис утомленно улыбнулся в ответ.

— И это также не задевает меня.

* * *
Письмо Бенедикта Лавелла к Ференцу Ракоци. Написано по-английски.

«Шлю мой привет достойнейшему представителю его высочества польского короля в день праздника поминаемых на Руси святых дьякониц Татьяны и Приски, или, по ирландскому счету, в день праздника Святой Иты! Надеюсь, я расчислил все правильно, а? Возможно, и нет, но я очень старался.

Пожалуй, вы правы: английский тут столь же надежен, как и любой сложности шифр, ибо в Москве им владеет лишь горстка людей, да и то в основном европейцев, а подавляющее большинство россиян не умеет читать и по-русски. Во всяком случае, сэр Джером высоко оценил вашу сметку.

Недавно к нам заглядывал местный пастырь, отец Симеон, дабы прочесть всем желающим лекцию о православных обрядах. Урок был весьма занимательным, однако из него я вывел одно лишь: у русских все праздники, кроме Рождества, переносные. Притом что духовенство почти повально безграмотно и мало что смыслит в счете. Нет, это все же воистину ошеломляющая страна!

Что до английских кораблей, то лишь один из них стоит сейчас в Новых Холмогорах, дожидаясь конца зимы. Его название — „Катрин Монморанси“, командует им капитан Персиваль. Возврат других судов ожидается по весне, когда вскроются льды Белого моря. Я, разумеется, могу связаться с упомянутым Персивалем и попросить его взять ваши грузы под особый контроль. Как уходящие из России, так и вам адресованные, но тут, пренебрегая всеми правилами приличия, мне придется у вас кое-что уточнить. Нет, не из праздного любопытства, хотя мне, конечно же, интересно, чем именно вы желаете обменяться с леди Оливией. Однако если это серебряные лошадки, то надо предупредить капитана, чтобы тот велел обустроить под палубой несколько стойл. Столь же важен и характер обратного груза. Кроме того, вам не худо бы зарезервировать для него место и часть расходов оплатить вперед. Капитан Персиваль — человек здравомыслящий и практичный, ему, несомненно, понравится такая манера ведения дел.

Пользуясь возможностью, хочу поблагодарить за одолженные мне книги. Они просто прелестны, хотя я представить себе не могу, где вам удалось откопать рукопись поэмы Хью де Бордо, как и комедию, написанную на латыни и якобы вышедшую из-под пера какой-то германской монахини. Кто она — эта Розита из Гандершейма? Имя, разумеется, вымышленное, хотя в некоторых стихах так и сквозит что-то немецкое. Любопытная и очень талантливая вещица. Я непременно выкрою время, чтобы подоскональнее ее изучить.

К сожалению, мне так и не удалось выяснить, насколько правдива легенда, будто московский митрополит владеет греческой версией Евангелия от святого Луки, написанного, согласно некоторым намекам, еще в бытность святого Павла. Я говорил с отцом Симеоном, и он изволил мне сообщить, что некая рукопись была вроде бы вверена митрополиту — совсем перед тем, как турки вторглись в Константинополь. Еще он сказал, что такое сокровище, если оно и впрямь существует, должно храниться в царской часовне Благовещенского собора. Поскольку туда никому, кроме царя, входа нет, вам стоит, наверное, попытаться что-либо выведать у самого Федора. Ведь ваши колокольчики теперь всюду с ним, даже в церкви. Возможно, в знак благодарности за подарок он даст вам какой-то ответ.

Кстати, наши дары русскому государю не произвели на него столь сильного впечатления. Сэр Джером преподнес ему восемь стеклянных кубков от ткацко-прядильной гильдии Норвина, радеющей о развитии торговли с Россией, но один кубок Федор тут же выронил, осколком поранил руку и велел убрать подношение под замок — для его вящего сбережения.

Из Германии пишут, что нынешняя зима завалила Европу снегами (Богемии с Венгрией досталось пуще всего), в связи с чем западные дороги сделаются проезжими намного позже обычного. А потому, возможно, нам придется пробиваться в Новые Холмогоры, не дожидаясь подвод с товаром из Праги, ибо, хотя на севере и бушевали метели, они были менее злыми и затяжными, чем в другие года. О том сообщают как английские моряки, так и русские купцы, с какими мы имеем здесь дело.

Сэр Джером просит меня поблагодарить вас за карты, любезно нам предоставленные. Мы поступили с ними так, как вы посоветовали, то есть тщательно спрятали от посторонних глаз. Русским всюду мерещится шпионаж, поэтому лучше не давать им ни малейшего повода для подозрений. Увидь они эти карты, разразится гроза.

К сожалению, мне никак не удается поговорить с отцом Краббе. Похоже, отец Погнер не позволяет ему уходить со двора. Недоверие отца Погнера к вам все возрастает, не так ли? Меня раздражает поведение этого иезуита, ибо оно сказывается и на нас. Сэр Джером в открытую заявляет, что новое ужесточение условий нашего здесь пребывания является реакцией русских властей на происки отца Погнера против вас. Но тот упрям и все связывает с произволом Никиты Романова, уверяя, что сам он совсем ни при чем.

Надеюсь дня через четыре увидеться с вами, поводом к чему будет обмен прочитанных книг на другие, а засим остаюсь вашим преданным слугой и другом.

С одобрения сэра Джерома

Бенедикт Лавелл, собственноручно.
Английское посольство в Москве».

ГЛАВА 2

Лица людей, стоявших в длинной очереди, были красны от слякотного, носившегося над Красной площадью снега. Лед крепостного рва под кремлевскими стенами посерел, хотя все еще мог выдержать вес двух десятков всадников в боевом снаряжении. Небо под стать ему было таким же серым. В день Святого Порфирия из Газы погода несколько успокоилась, и сотни верующих, намеревавшихся помолиться у гробницы Василия Блаженного, усматривали в том добрый знак.

— Вы уверены, что митрополита не оскорбит мое появление? — спросил Ракоци у шагавшего рядом Бориса Федоровича Годунова. — Я ведь не вашей веры.

— Уверен, — неторопливо ответил Борис, делая взмах горностаевой рукавицей. Он выдохнул облачко пара. — Вы же христианин.

— В какой-то мере, — пробормотал Ракоци, поплотнее укутываясь в черную волчью шубу с большим капюшоном.

— Вы пострадали от турецкого ига и живете у нас как посланец христианского короля. Пустословия некоего римского пастыря не имеют значения. Вы слывете в Московии человеком достойным и религиозным. — Борис кивнул в ответ на приветствие дородного купчины с огромной сумой. — Вот и Николай Собримович Донецкий не отказался бы поручиться за ваше доброе имя.

— Разве? — спросил с легкой долей сарказма Ракоци, пряча ироничные искорки в глубине темных глаз. — За мое доброе имя?

— Разумеется. И тут нечему удивляться. Это Московия, где каждый сражался с захватчиками и уважает способность к сопротивлению в остальных. Неодобрение со стороны польских иезуитов никто не возьмет здесь в расчет. К вам благоволил царь Иван и благоволит царь Федор. А потому я не вижу причины, по которой митрополит мог бы воспротивиться вашему присутствию на богослужении. Вы человек многоопытный, дельный, вы венчались в кремлевском соборе в присутствии самого государя. Вы почитаете наши иконы. Ваша супруга известна своими благими деяниями, все знают о ее, а значит, и о ваших немалых пожертвованиях в казну многих наших церквей. Кроме того, никто ранее не восставал против вас. Следовательно, у вас нет резонов ожидать от кого-либо поношений и впредь. — Он произнес все это достаточно громко, чтобы слова его были слышны окружающим.

— За исключением отца Погнера, — возразил мягко Ракоци. — Он опять пытался не допустить меня к богослужению.

— Мы знаем о том. — Борис кивнул и остановился, ибо к подошвам его сапог прилипло столько рыхлого снега, что ему пришлось несколько раз притопнуть ногами. — К католическому богослужению. А тут — православная Русь. — Принявшись вновь прокладывать себе путь к огромному собору Богоматери Заступницы, увенчанному разнородными куполами, он покосился на спутника, словно бы проверяя, идет ли тот рядом. На четверых стражников, неотрывно следовавших за ними, Борис не смотрел. — Если по-настоящему распогодится, надо будет велеть расчистить здесь снег.

Ракоци неопределенно мотнул головой, усмотрев в перемене темы намек на то, что Годунов начинает сердиться, и сказал словно бы вскользь:

— Многие приметы указывают, что грядут новые бури.

Далее они шли в молчании и уже приблизились к храму, когда их нагнали легкие сани, влекомые разгоряченными лошадьми. Заслышав свое имя, Ракоци обернулся.

— Отец Краббе. — Он слегка поклонился. — Мне кажется, я не ошибся.

Отец Краббе, едва различимый за спиной дюжего кучера, напряженно кивнул.

— Я заезжал к вам домой, Ракоци. Нам надо бы поговорить.

Борис остановился, раздраженный заминкой, и внимательно оглядел встревоженного католика.

— Что-то случилось? — спросил Ракоци, настораживаясь. — Пришли дурные вести из Польши?

— Нет. — Отец Краббе опасливо огляделся. — То есть, возможно, они и пришли, но мне о них ничего не известно. Нет. Это местный вопрос. — Он снова окинул площадь быстрым встревоженным взглядом.

— Связанный с делами посольства?

— Да, — подтвердил отец Краббе. — Да, это именно так. — Он покосился на Годунова и заколебался опять. — Но мне не следует, сейчас не время для подобного разговора. Я загляну к вам потом.

— Завтра? Сегодня? Когда? — нетерпеливо спросил Ракоци, уже не скрывая растущего в нем беспокойства.

— Завтра, — поспешно откликнулся отец Краббе. — Мы служим мессу в шесть и в десять часов. Я навещу вас еще до полудня. Если, — прибавил он после некоторого размышления, — не разразится новый буран. В таком случае я приду, как только позволит погода. Я пошлю к вам кого-нибудь сообщить о визите. Но, конечно, не Юрия.

— Безусловно не Юрия, — кивнул Ракоци.

— Нет, кого-то другого. Ждите. Это… не слишком срочно, но тем не менее…

— Требует обсуждения? — предположил Ракоци. — Что ж, приходите. Я буду вас ждать. — Он поклонился, глядя, как кучер трогает тройку с места.

Борис, заслоняясь рукой от слякотного снежка, тоже глядел на сани, огибающие часовню Афанасия Афонского — приземистую, похожую на барабан.

— Знаете, этому не будет конца, пока один из вас не покинет Москву, — заключил он со вздохом.

— Кто? Отец Краббе? Или я? — спросил Ракоци с наигранным изумлением.

— Отец Погнер или вы, — отрезал Борис. — И вам это распрекрасно известно. Он ваш заклятый враг, Ракоци, и ничуть не меньший, чем турки. Вам о том никогда не следует забывать, ибо сам он, уж будьте уверены, о вас не забудет.

— Вы слишком преувеличиваете, — возразил Ракоци с деланным равнодушием. Долгий жизненный опыт научил его по возможности не обременять друзей собственными заботами. — Он может презирать меня самого, но у него есть обязательства перед Папой Римским и королем — он не осмелится в угоду своим мелким амбициям уронить себя в их глазах. — Еще до конца тирады ему стало ясно, насколько неубедительны такие доводы, и он, внутренне передернувшись, замолчал.

— Молю Господа, чтобы вы оказались правы, — чопорно отозвался Борис и, подойдя к входу в собор, остановился, чтобы перекреститься.

Ракоци последовал его примеру.

— Вы никогда не спрашивали себя, — размеренно произнес он, — почему Господу угодно, чтобы мы совершали подобные жесты? Для чего они предназначены? Для того, чтобы напоминать нам о Нем или для того чтобы напоминать Ему о нашем существовании?

— Нам, — не задумываясь, ответил Борис. — А римляне перед службами еще облачались в особые одеяния. Родись вы в Восточной Римской империи, у вас бы подобных вопросов не возникало. — Он отступил назад, указывая на огромную икону Спасителя, возводящего на небеса свою мать. Христос — в золотом и красном, с рыжей шапкой волос и такой же бородкой — более походил на облагороженного князя Шуйского, нежели на плотника из Галилеи, а Мария своими узкими миндалевидными глазами скорее напоминала одну из любимейших жен древнего русского правителя Владимира Мономаха, чем селянку с побережья Мертвого моря. Борис перекрестил себя и икону, и, пока Ракоци проделывал то же самое, сказал: — Мы не растрачиваем душевных усилий в бессмысленных церемониалах, как римляне. Наша вера — под стать Христову учению — до сих пор первозданно чиста.

— Изумительный храм, — заметил Ракоци с чувством.

— Подобного ему нет во всем мире, — удовлетворенно отозвался Борис. — Даже в Китае, — добавил он горделиво, хотя его всегда потрясали рассказы о грандиозных дворцах из золота с тысячами золотых статуй Будды, слепящих глаза.

Ракоци только кивнул, позволяя Борису оставаться при своем мнении, ибо убедился в абсолютной бесплодности религиозных дискуссий еще три с лишним тысячи лет назад. Он посторонился в дверях, пропуская группу паломников к гробнице Василия Блаженного. Этот юродивый, просивший некогда подаяния на Красной площади и поражавший мещан своими пророчествами, был причислен к лику святых и погребен в церкви Святой Троицы, на месте которой потом возвели величавый собор. Миряне, протискиваясь к усыпальнице, продолжали вести разговор.

— Я не мог тогда поднять и мешка с зерном, ведь мне было лет десять, — заявил один из них умиленно. — Но даже мне было ясно, что он совсем не безумец, однажды сошедший с ума или вообще не имевший его. К нему постоянно снисходили прозрения — те, что лишь изредка посещают даже отшельников, неустанно молящих о них. Его не заботило ни богатство, ни положение, все его помыслы были устремлены к небесам. — Мирянин вздохнул и перекрестился.

— С тех пор прошло тридцать лет или больше, — скептически возразил другой паломник. — Как ты можешь что-нибудь помнить о тех временах?

— Если бы ты сам увидел святого Василия, ты никогда не забыл бы его, — кротко ответил первый мирянин. — Уж поверь, никогда.

Борис повел Ракоци далее — к пышному золотому иконостасу, уходящему ввысь.

— Царь Иван считал его величайшим достижением московских искусников.

Ракоци кивнул.

— И не без оснований. — Он взглянул на иконы и спросил приглушенно: — Правда ли, что государь повелел ослепить создавших его мастеров, чтобы те более никогда не могли сотворить нечто столь же прекрасное?

Какое-то время Борис молчал, затем прикоснулся к бородке и дважды огладил ее — очень медленно, словно бы успокаивая перепуганного кота.

— Да. Такой слух идет. О том везде шепчутся — в Кремле, в церквах, на базарах. Но так это или нет, я лично не знаю. — Он оглянулся и прошептал: — Хотя с него конечно бы сталось.

Ракоци вновь набрал в грудь воздуха, но принужден был умолкнуть, ибо с хоров неожиданно грянуло восхваление святой Деве Марии, громкое и неослабное, словно грохот лавины.

Борис тут же замер в толпе других верующих, а когда протолкавшийся к ним молодой священник предложил ему занять более почетное место, сказал:

— Нет, это мне подобало бы за стенами храма. Там каждому надлежит помнить о своем положении, согласно воле Господа и царя. Но здесь мы все равны и стоим обнаженные, грешные, какими предстанем и на Страшном суде.

Молодой священник осенил его крестным знамением, затем, слегка помедлив, благословил Ракоци и, бормоча молитву, поспешил удалиться.

— Кроме того, здесь мы более незаметны, чем где-либо еще, — добавил Борис и умолк, ибо митрополит нараспев повел службу.

Литургия, поскольку ее служили не в пределах Кремля, была укорочена и длилась чуть более часа, после чего митрополит и другие священники принялись благословлять потянувшийся к выходу люд. Однако очередь к гробнице юродивого по-прежнему не скудела.

Борис опять остановился перед иконой Спасителя и истово перекрестился.

— Многие у нас верят, что нашествие турок побудит Христа вновь спуститься на землю, чтобы спасти всех истинных христиан, — сказал он, всматриваясь в снежную пелену за дверями. — Но я не думаю, что такое случится. Полагаю, что до второго пришествия пройдут еще годы и годы и что вовсе не происки турок будут причиной тому. А вы как считаете, Ракоци?

— Я знаю только, что мое мнение ничего не изменит, — спокойно ответил тот. — Все это из разряда фантазий, но если людям жить с ними легче, то от них нет никакого вреда. — Ему вдруг разом припомнились и соплеменники, в пору зимнего солнцестояния призывающие к себе незримых богов, и тысячные толпы недужных, осаждающие храм Имхотепа, и греческие мальчики, по локти погружающие руки в кровь жертвенных коз, и турецкие дервиши, часами кружащиеся в неистовых танцах, и мрачные доминиканцы, шагающие за Савонаролой по виа дель Баттистеро с прекраснейшими полотнами флорентийских художников, чтобы предать их огню. — Вера всегда благотворна, если ее не использовать в недобрых и суетных целях. — Произнеся это, Ракоци вышагнул за порог и вдруг услышал, как кто-то резко выкрикнул его имя.

Неподалеку от себя, между двумя высокими снежными грудами он обнаружил отца Погнера, поддерживаемого отцом Ковновским и отцом Феликено. Пальцы иезуита сжимали золотое распятие, искрящееся в сверкающем снежном тумане.

— Ты не достоин причастия, — кричал отец Погнер. — Ты не достоин быть и католиком, но отлучить тебя от Матери-Церкви я — увы! — не могу. Пока еще не могу. Однако очень надеюсь, что с концом весенней распутицы придет конец и тебе. Я снесусь с архиепископом, а тот обратится к королю Стефану. Помни, изменник, дни твоей безнаказанности сочтены! — Он подался вперед и вскинул распятие вверх.

Верующие, покидавшие храм, попятились и закрестились. Многие зароптали, ошеломленные вторжением польских католиков на освященную православную землю.

— Кликни-ка дюжину своих молодцов, — шепнул Борис своему охраннику. — Только не причиняйте этим людям вреда. Отнеситесь к ним уважительно, но немедленно уведите отсюда — иначе волнений не избежать.

— Будет исполнено, — кивнул понимающе стражник.

— Но не беги, — остерег его Годунов. — Чтобы до времени не будоражить народ. — Он отвернулся и придвинулся к Ракоци, вслушиваясь в стенания иезуита.

— Если бы я имел дозволение тех, кому служу, я тут же провозгласил бы анафему, — сипел с придыханием тот. — Пока же каждому члену миссии будет велено относиться к тебе как к уже отлученному. Им нельзя будет ни говорить, ни сноситься с тобой! Связь твоя с миссией — по крайней необходимости — будет осуществляться через посыльных!.. Чтобы ты не заразил кого-либо из нас тягой к вероотступничеству и сонмом прочих пороков!

Голос иезуита все возвышался, ибо ему приходилось перекрикивать торжественный звон многих звонниц, возвещавший Москве об окончании дневного богослужения. В этот немолчный и берущий за душу гуд не вносило разлада даже нестройное треньканье колоколов полуразвалившейся церковки Святой Варвары Великомученицы.

— Ты осквернил нашу веру! — кричал отец Погнер. — Ты обесчестил всю Польшу и предал польского короля!

— Жалко, что он не знает русского языка, — тихо заметил Борис, брезгливо кривя губы. — Польскую речь у нас мало кто понимает. Но тем не менее многие не преминут заявить, что распрекрасно все разобрали. И толкование этих воплей будет не к вашей пользе, да и не к моей.

Отец Погнер продолжал бесноваться, лицо его покраснело от холода и натуги.

— Ты по заслугам потерял все свои земли! Ты вечный предатель и вечный изгой!

Ракоци потер ладонями уши и покачал головой, словно не понимая, в чем его обвиняют.

— Ты позорище Венгрии и всех своих соплеменников! — возопил отец Погнер столь громко, что голос его сорвался и он на какое-то время вынужден был замолчать.

Что-то изменилось в глубине глаз Ракоци: там колыхнулась мгла, поглотившая их и без того темный цвет. Он вздохнул и с обманчивой медлительностью двинулся к иезуиту.

— Ракоци, — произнес Борис у него за спиной. — Оставьте. С ним разберется стража.

Ракоци лишь кивнул и продолжил движение, не обращая внимания на отца Ковновского и отца Феликено. Капюшон его все еще был откинут, хлопья снега и морось липли к темным, слегка вьющимся волосам. Дойдя до отца Погнера, он опустился на одно колено и поцеловал край полы его дождевика затем поднялся, чтобы приложиться к распятию. Если замерзший металл и обжег ему губы, он ничем этого не показал. Повернувшись к вмиг побледневшему иезуиту, Ракоци очень тихо и очень размеренно произнес:

— Запомните, все это затеяли именно вы, хотя я не раз искал пути к примирению с вами. Я никогда не позорил своих соплеменников и никогда не нарушал данных кому-либо мной обещаний. — Он снова опустился на колено и снова поцеловал полу мокрого дождевика, потом поднял голову. — Даже тех, что во многом касаются вас.

Борис стоял, с деланным равнодушием натягивая на руки рукавицы.

— Значит, у вас на Западе не принято трогать обидчиков? — пробурчал он с едва заметной усмешкой. — Или этот крикун чем-то лучше других?

— Этот крикун, как вы изволили выразиться, руководитель посольства, где я служу, — возразил Ракоци, вновь становясь с ним рядом. — По велению короля Стефана.

— Посольства? — медленно повторил Борис. — Вы служите делу, а не человеку. — Он усмехнулся, заметив в толпе стражников, пробиравшихся к группке иезуитов.

— Да, и потому не имею права все бросить, точно так же, как и вы сами не можете снять с себя обязательства, наложенные ушедшим от нас государем, хотя и не ладите с Никитой Романовым.

— Уместное сравнение, ничего не скажешь, — улыбнулся Борис и повелительно вскинул руку. — Уберите отсюда этих людей, — приказал он казакам. — Проследите, чтобы они подобру-поздорову возвратились в посольство.

Отец Погнер замахнулся распятием как копьем.

— Прочь! Убирайтесь все прочь! Не смейте ко мне приближаться! — Он просверлил Годунова ненавидящим взглядом. — Вы, я вижу, довольны услугами этого человека! Считаете его своим ставленником и думаете, что он всегда будет предан вам? А он даже не пес, он — простая дворняжка. И огрызнется на вас как на Польшу и Рим!

Отец Феликено, не выдержав, бросился в сторону и принялся продираться через толпу.

— Пусть его, — сказал равнодушно Борис и покосился на своего стража. — Он добежит куда надо.

— Ты слуга дьявола! — уже неизвестно кому кричал Отец Погнер. — Ты исчадие ада!

Ракоци, намеренно игнорируя его крик, обратился к католику помоложе.

— Отец Ковновский, — спросил он приветливым тоном, — скажите: сможете ли вы благополучно довести отца Погнера до посольства? Или вам лучше прибегнуть к услугам охраны?

Отец Погнер возмущенно всхрапнул, но Годунов вскинул руку, и надменный иезуит вдруг ощутил, что стал беспомощнее младенца, полупридушенный меховой рукавицей казака. Он попытался отпихнуть наглеца, но безуспешно: он не мог ни двигаться, ни протестовать, а его распятием завладел другой стражник, что было уж совсем возмутительно. Разбойники, идолопоклонники, варвары осмелились прикоснуться не только к нему, но и к тому, что священно для истинных христиан всего мира!

— О, уверяю, охрана нам не нужна, — с натянутым смехом ответил отец Ковновский. — Сейчас отец Погнер несколько не в себе, но он придет в разум, как только мы удалимся отсюда. Нет необходимости, чтобы нас кто-то сопровождал.

— Боюсь, что есть, — возразил на великолепном польском Борис. — Паломников оскорбило и взбудоражило ваше скандальное поведение, и я теперь не могу ручаться за них. Как и за то, что может случиться, если вы без защиты отправитесь восвояси. Не упрямьтесь, возьмите эскорт.

Весь облик отца Ковновского выразил крайнюю степень растерянности; он был взволнован, смущен и к тому же жутко продрог. При всем уважении к отцу Погнеру ему в этот момент мучительно захотелось, последовав примеру отца Феликено, бросить на произвол судьбы бесноватого пастыря. Тот повелел ему следовать за собой, даже не намекнув на то, что задумал. Отец Ковновский расправил плечи и вновь пожалел, что не надел недавно купленный плащ — длинный, уютный, подбитый кроличьим мехом. Его вдруг затрясло, но от холода — не от страха.

— Ну, я не знаю… — Он сплюнул, бравируя, затем жалобно глянул на Ракоци.

Тот пожал плечами.

— Примите предложение. В сложившихся обстоятельствах Борис Федорович поступает великодушно. Попробуйте внушить это отцу Погнеру. Хотя я не думаю, что он способен сейчас что-нибудь воспринять.

— Мысли отца Погнера занимает другое, — сказал молодой католик, пытаясь выйти из ситуации, не потеряв при этом лица. Он еще раз взглянул в глаза оппоненту. — Не могли бы вы перед ним повиниться?

— Я?! — искренне удивился Ракоци и покачал головой. — А с какой стати? Я ничем не оскорбил его и никогда не пытался оскорбить. Если он думает иначе, я огорчен, и только, но не чувствую никакой вины за собой. Ошибочные суждения всегда чреваты недоразумениями подобного рода. — Он помолчал, натягивая перчатки, затем слегка поклонился. — Дайте мне знать, если, паче чаяния, с вами случится что-либо неприятное. С любым из вас. Или с миссией вообще.

Борис хлопнул в ладоши, отдавая подручным короткий приказ, затем быстро шагнул вперед и оглядел притихших мирян.

— Я не хочу, чтобы с этими инородцами что-то произошло, — заявил, подбоченившись, он. — Причинивший им зло опозорит нашего государя, и расправа с ним будет короткой. Надеюсь, все слышали, что я сказал?

Годунов для вескости помолчал и чуть развел в стороны руки. В своей огромной шубе и рукавицах он удивительно походил на медведя — озлившегося и вставшего на дыбы. В толпе паломников пошла давка. Горячие головы, еще миг назад недобро взиравшие на чужеземцев, теперь спешили убраться с площади и делали вид, что потеряли к ним всяческий интерес.

Охранники окружили католиков, их командир подчеркнуто официальным тоном назвал отцу Ковновскому свое имя. Стражник, удерживавший отца Погнера, незамедлительно его отпустил.

— Ступайте за нами, — с трудом выговорил отец Ковновский по-русски и обернулся, чтобы найти взглядом Ракоци. — Боюсь, с этим делом еще не покончено, — сказал он ему.

— Я тоже, — ответил Ракоци, наблюдая, как двое католиков в окружении дюжины стражей исчезают в крутящейся снежной пыли. — Борис Федорович, — произнес он минуту спустя, — как вы считаете, дозволительно ли и мне нанять пару-другую охранников? Из ваших людей, разумеется.

— Вас так напугал этот пассаж? — спросил Борис резко.

— Нет, но у меня есть жена, — не менее резко откликнулся Ракоци. — На ней нет вины. Я просто обязан оградить ее от всяческих неожиданностей.

— А себя? — спросил Борис и, не дожидаясь ответа, двинулся к Спасским воротам, сделав знак Ракоци следовать за собой. — Ничего подобного не стряслось бы, пойди мы в Успенский собор, — после паузы заключил он.

— Не здесь, так там, не сегодня, так завтра, — спокойно парировал Ракоци. — Всего ведь не предусмотришь.

— Не предусмотришь, но управиться можно, — заметил Борис, отворачиваясь от снега. — Имеются способы. — Он, усмехнувшись, кивнул.

— Но… — Ракоци замедлил шаги, встревоженный странным намеком.

— Ох, нет, не сейчас и не завтра, — поспешно возразил Годунов. — Так нельзя, так не делают. — Он энергично отмахнулся рукой. — Но придет время, когда все останется позади, а сплетники перестанут чесать языками. Отцу Погнеру — если он не совсем сумасшедший — следовало бы этим обеспокоиться, то есть как можно скорее выйти в отставку, уехать куда-нибудь в сельскую глушь и окружить свою усадебку верными слугами. Чтобы не поплатиться за собственное безобразное поведение, спознавшись с незримым мечом или со сладким ядом, да мало ли с чем еще.

— Нет, — сказал Ракоци. — Нет. Ничего такого не нужно. Сводить мелкие счеты — увольте; это не для меня. Цель моя лишь одна: исправно служить королю, которому я присягнул, и никакой отец Погнер не в силах тут что-либо изменить.

— Возможно, но он будет очень стараться, — возразил мрачно Борис, слегка задыхаясь от напора встречного ветра. — Отец Погнер в Москве, король Стефан в Польше. — Остановившись, он пробуравил спутника взглядом. — В защите нуждается не только ваша жена.

— О, у меня ведь есть Роджер. Он достойный боец, могу вас уверить, — сказал Ракоци с нарочитой беспечностью, спокойно выдерживая пристальный взгляд черных глаз. — Без него я уже был бы мертв раз так с полсотни, если не более.

Борис недовольно кивнул, однако лицо его несколько смягчилось.

— Стало быть, это малый не промах. — Он повернулся и двинулся дальше, увязая в глубоком снегу. — Но и ему не дано толочься при вас все время. Ему нужно спать, есть и так далее. Его легко можно где-нибудь подстеречь и, хм, обезвредить, чтобы потом — уже без помех — добраться до вас.

Ракоци хохотнул.

— Борис Федорович, я ведь тоже чего-то стою. И уж как-нибудь прослежу, чтобы с Роджером ничего не стряслось.

— Как-нибудь… — проворчал Годунов, хмуря брови, — Жизнь, я вижу, пока еще вас не трепала.

— Вы и вправду так думаете?

Годунов не ответил, крестясь на надвратную икону Спасителя, а в пределах Кремля, как ни в чем не бывало, заговорил о предстоящем визите посланника шведского короля.

* * *
Письмо Василия Шуйского к двоюродному брату Анастасию Шуйскому, написанное на родном для обоих языке.

«Князь Анастасий! Любезный мой сродник! Прости мне оплошку в моем разговоре с тобой! Вот уже несколько месяцев ты не кажешь ко мне глаз, что меня очень тревожит. И день ото дня все сильнее и сильнее. Да, я бываю несдержан, горяч, но нам нельзя друг без друга. Дело Шуйских того от нас требует, и ты должен бы ведать о том.

Возможно, ты вдруг решил, что я более не нуждаюсь в тебе, раз нанял себе слугу-толмача, способного толковать иностранные письмена? Ах, Анастасий Сергеевич! Грешно тебе думать так! Разве могу я доверить стороннему человеку то, что должно оставаться лишь промеж нас, князей Шуйских? Разве я столь уж глуп? Мы оба знаем, к чему приводит подобное легкомыслие. Подумай сам, могу ли я заместить тебя каким-то слугой? Подумай — и выкинь из головы, столь безрассудные мысли. У тебя нет никаких резонов для них.

Разумеется, мы с тобой часто сваримся. Такова уж людская природа. Все мы видим одно, но по-разному о том судим: всяк взирает на мир со своей колокольни и всяк сам себе голова. Однако разве мы можем позволить себе из-за подобных нескладиц забыть о чаяниях, какие лелеет наш род? Нет, и ты сознаешь это не хуже, чем я. Мы оба радеем о славе и возвышении Шуйских, и оба уже немало сделали для того. Можем ли мы отвернуться один от другого, когда наша цель столь близка? Не важно, кто достигнет ее, — главное, чтобы это был кто-то из нас. Один возвеличится — с ним воспарят остальные, с радостью в сердце и упованием на Христа. Все это сбудется, если мы будем едины, если мы станем друг другу во всем помогать. Иного пути у нас нет, все иное — измена тому, чем живут и дышат все Шуйские, а из Шуйских сейчас сильны много более, чем кто-либо, лишь ты, Анастасий, да я.

А посему давай-ка увидимся, только тайно, чтобы до времени никого не дразнить. Поговорим ладком и обсудим, как нам потихоньку, без лишнего шума устранить все препоны, встающие у нас на пути. Ты ведь трешься сейчас при дворе, и в друзьях твоих много бояр, какие, быть может, мечтают возыметь над собой государя более сильного, чем скудный разумом Федор. Им надо лишь намекнуть, в какую сторону обратить свои взгляды, и у тебя есть возможность сплести для нас эту сеть.

Слуга, который доставит тебе это письмо, глух, нем и грамоты не разумеет. Что ты ему ни велишь и что с ним ни передашь, он все исполнит и сохранит это в тайне навечно, как хранят камни следки древних птиц. Он предан мне словно пес и доберется с твоим посланием до меня, даже если я окажусь в глубочайшей из всех пучин света.

Пусть Господь и впредь будет к тебе благосклонен, и да пребудешь ты гордостью нашего рода с сей поры и до Судного дня.

Василий».

ГЛАВА 3

Апрель вступал в свои права робко, словно не веря, что кто-либо этому рад, и почки на ветвях городских деревьев распускались неохотнее, чем всегда. Горожане, глядя на них, пожимали плечами и вновь погружались в обыденную суету.

Ракоци, не желавший зависеть от капризов московской погоды, превратил часть своей конюшни в некое подобие европейской оранжереи, приказав разобрать над ней крышу и установить вместо нее рамы, затянутые промасленным пергаментом, пропускавшим солнечные лучи. В расставленных вдоль стен кадках и конских кормушках, щедро наполненных черно- и красноземом, пустили побеги молодые растения, жадно стремящиеся к приглушенному верхнему свету. На ночь рамы с пергаментом накрывали сколоченными из досок щитами, и слуги с неудовольствием выполняли эту работу, несмотря на солидный прибавок к обычному вознаграждению за труды.

Четверо хмурых малых, осторожно спускавшиеся с крыши, думали только об ужине и в наступающих сумерках не заметили, как мимо них в конюшню проскользнула их госпожа. Ксения шла с гордо вздернутой головой, но глаза ее были тревожны.

Ракоци, разжигавший масляные светильники, приостановился и внимательно посмотрел на нее, ничем не показывая, что удивлен нежданным визитом.

— Входите, Ксения Евгеньевна, — сказал он приветливо. — Если позволите мне продолжить, здесь станет намного светлее.

Она стояла в проходе, озадаченная увиденным, потом выдохнула:

— Как тут хорошо!

— Благодарю, — сказал Ракоци, возвращаясь к светильникам. — Я еще не закончил всего, но сделана уже добрая половина.

— А они говорят… — начала было Ксения, но запнулась.

Они! Вечно — они. Ракоци внутренне передернулся.

— Что же? — спокойно спросил он.

На щеках ее вспыхнул румянец.

— Что у вас тут… — Она замолчала опять.

— Кладбище? — Ему удалось замаскировать иронией горечь.

Ксения красноречиво потупилась, потом прикоснулась к листьям тимьяна и наклонилась, чтобы вдохнуть их аромат.

— Вы устраиваете здесь сад?

Ракоци усмехнулся.

— Можно сказать и так. — Скорее, землехранилище, добавил он про себя. Все лучше, чем прятать карпатскую землю в дубовых ящиках и кожаных сундуках, разжигая и так уже сделавшееся назойливым любопытство прислуги.

— Разве это не сад? — спросила она, склоняясь над кадкой, в которой росла молодая березка.

— Королева Англии или Папа Римский определенно согласились бы с вами. Я же — алхимик, и эти растения нужны мне больше для дела, нежели для услаждения глаз, — произнес он мягко, раздумывая, что же заставило ее прийти на задворки, где русским боярыням вообще не пристало бывать. — Например, вон та ива, когда подрастет, позволит получать из ее коры средство для облегчения страданий от мышечных болей и лихорадки.

Она кивнула — скорее для того, чтобы показать, что слушает, — мало вникая в смысл его слов, и нахмурилась, глядя на ряд ушатов с сине-зелеными луковицеобразными всходами.

— Что это такое? Я видела нечто подобное… еще в детстве в деревне.

— Китайские маки, пока совсем юные, — пояснил Ракоци. — Когда они вызреют, из них можно будет готовить сироп для утоления боли при серьезных ранениях. У меня он был, но кончился, когда я вправлял Неммину перелом.

— Он очень страдал, — напомнила Ксения.

— А без снадобья мучился бы много больше, — спокойно возразил Ракоци, зажигая последний светильник и поворачиваясь. — Лекарство из анютиных глазок тоже хорошее средство от боли. Не столь сильное, как настойка из мака, но более действенное, чем ивовая кора.

Сделав еще шаг к нему, Ксения глубоко вздохнула.

— Ференц Немович, — сказала она, чуть помедлив. — Мне нужно поговорить с вами. Пожалуйста. Выслушайте меня. Я решила, что должна все вам сказать, хотя у меня были сомнения.

— Вот как? — Ракоци загасил свечу и поставил ее на бочонок с ламповым маслом. Его темные глаза потеплели.

Теперь, когда все внимание мужа было направлено на нее, Ксения снова заколебалась.

— Я… я давно ношу в себе это… с месяц, наверное… или больше… — Она отвернулась так резко, что край ее сарафана чуть было не опрокинул горшок с можжевельником. — Боже милостивый! Я так неуклюжа.

— Ничего страшного, — ласково произнес он. — Продолжайте, прошу вас.

— Я пыталась сказать вам все это и раньше, но вы были заняты или… были со мной… и я… и мне не хотелось… — Она всплеснула руками. — Это так скверно, что я…

Ракоци потянулся и тронул ее за плечо.

— Не стоит так мучиться, Ксения. Успокойтесь. Я вас не съем. Говорите.

Она — опять резко — повернулась к нему, но держалась по-прежнему на расстоянии.

— Да, ведь вы так добры… а я… я неблагодарная дура. Не понимаю, отчего вы не бьете меня. Но неустанно благодарю за то Господа и Пречистую Деву.

На этот раз отвернулся он.

— Я слишком хорошо знаю, что такое побои. И повторяю, что никогда не причиню вам зла.

— Вы можете и передумать. — Голос Ксении задрожал. Она глубоко вздохнула. — Я и сама на вашем месте не снесла бы предательства в своем доме.

Несмотря на большое желание утешить ее, ему захотелось узнать, что же она натворила.

— Если моего слова вам недостаточно, вот мой стилет. — Ракоци ощупью нашел на поясе ножны. — Я дам вам его, чтобы вы в крайнем случае смогли от меня защититься. — Он потупился, поймав ее изумленный, испуганный взгляд. — Простите, Ксения. Это шутка. Неуместная шутка.

Его смущение подбодрило ее, она выпрямилась и расправила плечи.

— Я сделала одну вещь… полагая, что в ней ничего нет дурного. Я рассудила, что тот, кто просит меня о ней, не стал бы просить, если бы в этом было что-то неправильное. Возможно, я и сглупила, но сделанного не воротишь. А теперь мне все кажется, что я обманулась и что я перед вами грешна, против собственной воли. Я ведь совсем не хотела вас подвести. Мне сказали, что к вам это отношения не имеет. Я, возможно, плохая жена, Ференц Немович, но я никогда бы не пошла бы на то, что посчитала бы опасным для вас. Никогда. Ни за какие блага, ни даже за все радости рая. — С каждой фразой она отступала на шаг и, замолчав, замерла в отдалении.

Тревога, которая в нем шевельнулась, не нашла отражения на лице Ракоци. Голос его звучал по-прежнему мягко.

— Что же вы сделали, Ксения?

Она всплеснула руками и вновь свела их в замок.

— Мой дядюшка попросил меня рассказать ему о Юрии. О том слуге, которого вы отослали к…

— Я знаю, о каком Юрии вы говорите, — прервал он ее.

— Да. — Ксения судорожно вздохнула. — Да, Анастасий Сергеевич хотел знать, почему его отослали к иезуитам. Он все выяснял, не сделали ли вы это, пытаясь примириться с отцом Погнером, но я ответила, что мне это неведомо. — Она прошлась по импровизированному питомнику, рассеянно оглядела маки, потом подошла к кадке с аконитом и, обогнув большой раскрытый дорожный сундук с землей и торчащим в ней садовым совком, вернулась на место. — Он сказал, что польское посольство настроено против вас и что отец Погнер обвиняет вас в ереси. Это правда?

Ракоци пожал плечами.

— Да. Это так. Мне запретили посещать мессу.

— А Юрий должен был рассказать, как все обстоит на деле и склонить их к перемене своего мнения? — допытывалась она в надежде на благополучный исход разговора.

— Надеюсь, что этого не случилось, — мрачно откликнулся Ракоци. — Несомненно, Юрий отозвался бы обо мне как о слуге сатаны, а отец Погнер весьма бы возрадовался такому свидетельству.

Ксения, побледнев, осенила себя крестным знамением.

— Как о слуге сатаны?

Ракоци саркастически рассмеялся.

— Ксения-Ксения, вы неглупая женщина и со временем непременно поймете, что людям свойственно объявлять слугами сатаны тех, кто не соглашается с ними или им почему-либо неугоден. — Темные глаза его помрачнели и устремились куда-то вдаль. — При всем при том они чествуют труса как храбреца, называют бессребреником корыстолюбца и нарекают благочестивым того… — Он внезапно умолк и потер лоб ладонью.

— Благочестивым — кого? — прошептала Ксения.

Ракоци тряхнул головой.

— Все это лишь досужая болтовня, дорогая. — Он какое время наблюдал, как она мнет в ладонях сборки шелкового сарафана, потом поднял руку. — Это все, что хотел узнать князь Анастасий? Почему Юрия отослали к отцу Погнеру?

Ксения отозвалась не сразу.

— Было еще кое-что. Он хотел, чтобы я сообщила ему, когда понесу. Сразу, как только месячные у меня прекратятся.

— Надо же! И что вы ответили?

— Я сказала, что пока что не в тягости… насколько возможно об этом судить, — заявила она, довольная, что смогла показать, как ловко ей удалось вывернуться из щекотливого положения. Неприятное объяснение, по ее мнению, на том должно было бы и закончиться, однако Ракоци так не считал.

— И что же он на это сказал?

— Сказал… — Дыхание ее стало прерывистым. — Сказал, что все складывается неплохо и что ему в таком случае будет легче позаботиться обо мне. Когда вас с позором отзовут в Польшу, где брак наш считается недействительным. Вам ведь придется меня тут оставить. Зачем я вам там?

— Никто никуда меня пока что не отзывает, — сказал, поморщившись, Ракоци. — А если такое все же случится, я обязательно заберу вас с собой. Если вы пожелаете, разумеется, — прибавил он, видя, что она чуть не плачет. — А если вы предпочтете остаться, то знайте, что ничья забота вам не понадобится. Я уже передал Борису Федоровичу деньги, достаточные для вашего безбедного существования. — Им через англичан были предприняты и другие шаги в обеспечение безопасности Ксении — на случай, если с Годуновым что-либо произойдет.

Ксения, выслушав его, несколько успокоилась, но все-таки заявила:

— Значит, отъезд ваш и вправду не за горами, раз вы ведете подготовку к нему. И то, что Юрий шпионит для вас у поляков, лишь доказывает, что все так и есть.

— Юрий и впрямь шпион, но определенно не мой, — спокойно парировал Ракоци.

Ксения пристально поглядела на мужа, потом догадалась:

— Так он… шпионил за вами?

— Да. — Ракоци рассмеялся, хотя на душе у него скребли кошки. — Не он первый, не он последний. Все это пустяки.

— Значит, поэтому вы и отослали его от себя? А почему к иноземным священникам? — Она боязливо перекрестилась.

— Чтобы знать, где он находится, — пояснил Ракоци. — А потом этот малый умеет читать и писать. — Он не стал говорить, что Юрий владеет не только русским, но глаза Ксении все равно округлились.

— Вот как? — пробормотала она, покачав головой. — А Анастасий Сергеевич говорит, что Юрий обязался сообщать вам обо всем, что происходит в польском посольстве.

— Для этого у меня есть отец Краббе, — сказал Ракоци, одновременно размышляя, чего добивается князь Анастасий и знает ли он об истинном положении дел. — Мы оба не делаем из этого тайны, ведь я как-никак сотрудник посольства, нравится это отцу Погнеру или нет. — Он прибавил, поймав ее недоверчивый взгляд: — Юрий был мной разоблачен как доносчик. Я полагаю, что он шпионит и в миссии, но не имею понятия для кого.

— Да, — Ксения несколько раз кивнула в знак того, что начинает верить его словам. — Да, на свете много лукавых и хитрых людей. Вот и Анастасий Сергеевич говорит, что вокруг нас одни змеиные гнезда. — Она машинально оперлась на верстак, заваленный какими-то ветками, но тут же охнула и, вскинув руку к губам, слизнула с ладони капельку крови. — Что это?

— Ежевика, — ответил Ракоци, подаваясь вперед. — Мне нужны ее корни. — Он торопливо шагнул к ней, но она пронзительно взвизгнула, попятилась и чуть было не упала, наткнувшись на горшок с драконовой бородой.

Ракоци тут же остановился.

— Сожалею, что напугал вас, — сказал он с долей горькой иронии в голосе. — Я лишь хотел осмотреть вашу ранку.

— Ничего страшного, — поспешно отозвалась она и покосилась на дверь.

Ракоци с нарочитой медлительностью отступил на два шага назад и, когда паника в ее взгляде угасла, спросил:

— Ксения Евгеньевна, не соизволите ли вы ответить на один мой вопрос?

Она мрачно взглянула на него.

— Конечно. Вы ведь мой муж.

— Нет, я хочу задать его не как муж, а как добрый знакомый. Ответите ли? — Он умолк и застыл в ожидании.

Она размышляла какое-то время, потом, еще раз лизнув ранку, кивнула.

— Хорошо. Я отвечу.

Взгляд Ракоци сделался жестким.

— Со времени нашей свадьбы я прикасался к вам трижды. Один раз — в купальне и дважды — в вашей опочивальне.

— Разве? — спросила она с напряжением и отвернула лицо.

Он постарался не показать, как больно его это задело.

— Как мы в те моменты располагались по отношению друг к другу? Где были вы? И где был я?

— Где? — Ксения растерялась и, чтобы скрыть это, попыталась схитрить: — Вы были со мной, а я была с вами. — Она машинально потрогала шею.

— Нет, где именно я находился? Перед вами или у вас за спиной?

— За спиной, — сказала Ксения раздраженно. — Именно это вы хотели узнать?

Он помолчал, унимая волнение.

— Как вы полагаете почему?

Она ответила с запинкой, не сразу, опасаясь попасть в расставленную ловушку.

— Чтобы я не видела вашу немощь.

— Немощь? — Ракоци коротко хохотнул. — Ладно. Давайте посмотрим. — Он развязал кушак и стал снимать доломан — столь поспешно, что даже не обратил внимания на стук упавшего на пол стилета. Затем распустил шнуровку нательной блузы и взялся за поясной ремешок, к которому крепились рейтузы и гульфик — деталь мужского нижнего облачения, особенно необходимая деятельному, подвижному человеку, проводящему свои дни в неустанных трудах. — Вот, извольте взглянуть.

Ксения дернулась, как от удара. Ей никогда в жизни не доводилось видеть столь жутких увечий. Впалый смуглый живот ее мужа уродовали ужасные шрамы, белыми пересекающимися хребтами спускавшиеся от подреберья к основанию пениса.

— Боже милостивый! — Она отвернулась и дважды перекрестилась.

— Я всегда находился за вашей спиной, — продолжил с пугающей невозмутимостью Ракоци, — чтобы не вызывать у вас отвращения, но теперь не вижу в том надобности, ибо вы все равно пренебрегаете мною. — Он порывисто затянул поясной ремешок, возвращая на место рейтузы и гульфик, затем поднял с пола доломан и швырнул его в пустую лохань, оставшись в распахнутой блузе.

— Ференц Немович, — произнесла потерянно Ксения. — Вы ошибаетесь. Это… это не так.

— Соизвольте хотя бы поворачиваться ко мне, когда желаете что-то сказать, — сказал он холодно, игнорируя ее заявление. — Вы теперь видели гораздо больше, чем те, кто когда-либо дарил мне близость.

— А… их было много? — Она резко повернулась, и ее руки невольно стиснулись в кулачки.

— Да, — уронил он спокойно.

— И все они были, конечно, блудницы, раз вы до сих пор вели холостяцкую жизнь? — Ксения замерла, испуганная как своей дерзостью, так и неожиданным всплеском ревности, внезапно потрясшим все ее существо.

Однако тот, к кому она обращалась, ничуть не разгневался и даже снизошел до ответа.

— Нет, блудниц среди них почти не было. Эти женщины… — Перед внутренним взором Ракоци вихрем пронеслась череда женских лиц, а в ушах зазвенели знакомые голоса. — У них по разным причинам не задавалась личная жизнь, и они искали забвения в моих ласках. — В тоне его не было и намека на сожаление или горечь, хотя воспоминание о Деметриче, как и всегда, отозвалось в нем болью. Не прошло и ста лет с того дня, как она отвергла бессмертие и предпочла умереть во второй раз — уже навсегда. — Но я любил их. И продолжаю любить. — Он пояснил, натолкнувшись на непонимающий взгляд. — Существуют некие неразрывные связи…

— Все связи когда-нибудь прерываются, — прошептала она.

— Но не скрепленные кровью.

Ксения помолчала, обдумывая услышанное.

— А со мной у вас есть подобная связь? — Она затаила дыхание.

— Я уже говорил вам о том. — Он смотрел, как она хмурится и покусывает губу, размышляя.

— Это было бы слишком прекрасно, — вырвалось у нее наконец. — Вам не следовало их прятать. — Она указала на шрамы. — Эти раны… Это они лишили вас силы?

— Отчасти, — произнес Ракоци, внутренне поджимаясь.

Ксения напряженно кивнула.

— В таком случае, думаю, мне следует постараться… не замечать их.

— Подавляя неприязнь? — спросил Ракоци хмуро. — Нет, Ксения, нет. Все будет лишь так, как вы пожелаете… если такое случится. Вам вовсе не обязательно к чему-то себя принуждать. Мне, как и вам, претит насилие всякого рода.

Претит! Конечно, претит. Но она как-никак взрослая женщина, а не испуганная девчонка. Ксения судорожно шагнула вперед. «Не бойся, — твердила она себе, — чего тут бояться? Да, он чужеземец, но это мало что значит. Чужеземцы тоже ведь люди, а этот — лучший из них. Он не дерется, не бранится и всегда очень вежлив. Он дал слово, что никогда не обидит тебя». Так она уговаривала себя, но уговоры не приносили ей облегчения. Ноги ее были словно свинцовыми и двигались так, будто она поднималась на ледяную гору, ежесекундно рискуя скатиться назад. Но Ксения все-таки шла, не сводя глаз с жутких шрамов и остановилась лишь тогда, когда ощутила, что может к ним прикоснуться.

— Вот. Я уже рядом.

— Не совсем, — сказал Ракоци. — Рядом, но… не совсем.

Она потупилась и кивнула.

— Правда, но… вы ведь можете… положить мне руки на бедра. — Сердце ее бешено колотилось, мешая ей говорить.

— Да. Могу. Но не стану. — Ракоци отклонился назад и привалился плечами к перегородке, разделявшей соседние стойла. — Я ведь уже не раз объяснял, что близость без взаимности ничего не может мне дать.

— Но я ведь сама предлагаю себя! — воскликнула Ксения раздраженно. — Отчего бы вам меня не обнять?

— Чтобы вызвать в вас ненависть? — спросил Ракоци. — И самому испытать отвращение — как к себе, так и к вам? Подумайте, есть ли в том смысл? — Он, наклонив голову, заглянул ей в глаза. — Ксения-Ксения, разве так сложно раз и навсегда взять в расчет, что вы — живой звук, а я — только отклик? И что достичь высот упоения я могу лишь тогда, когда их достигнете вы?

— Почему? — потребовала ответа она.

— Так я устроен.

— А я?

— Вы — дело другое. Суть вашей сущности — животворная сила, какой мне недостает.

Не зная, что на это сказать, Ксения подняла руку и положила ладонь мужу на грудь. Ткань распахнутой блузы чуть шевельнулась от его вздоха, ниже зашевелились и шрамы. Ксения вздрогнула, но руку не отняла.

— Как это случилось?

Ракоци покачал головой.

— Вам ведь известно, сколь велика людская жестокость. Враги, убившие моего отца, решили расправиться и со мной. — Он ощупью нашел у себя на груди руку Ксении и накрыл ее своей узкой ладонью. — Им вздумалось содрать кожу с моего живота. И они в том преуспели. — И даже в большем, пронеслось в его голове, однако ей о том знать, безусловно, не надо. — Но им не было ведомо, что люди одного со мной племени невероятно живучи. Нас следует сжечь или обезглавить, чтобы бесповоротно убить. А потому…

— Удалось ли вам отомстить? — перебила она, не желая слышать, что было дальше.

— О да, — отстраненно откликнулся Ракоци, радуясь, что глаза у нее опущены и что она не видит гримасу ярости, исказившую его лицо.

— Хорошо. — Ксения удовлетворенно кивнула и нерешительно подняла свободную руку. — Вы не рассердитесь, если я к ним прикоснусь?

— Нет, — сказал Ракоци, и глаза его затуманились. — Конечно же нет.

Пальцы ее принялись осторожно исследовать жуткие бугорки, постепенно спускаясь к паху. Жесткие, обесцвеченные, изборожденные поперечными стяжками, они уже не имели ничего общего с человеческой кожей и напоминали грубую вышивку на льняном полотне. Ксении вдруг показалось, что от них веет холодом, и она отдернула руку.

— Эти люди… они вас не оскопили.

— Я сын царя, — сказал Ракоци. — Завоеватели опасались прогневить небеса.

Она тут же истово перекрестилась и с благоговением заявила:

— Ибо сила Христова карает всякое зло!

Ни к чему было уточнять, что ужасная казнь состоялась за две тысячи лет до того, как родился Христос. Ракоци, кашлянув, отстранился.

— В общем, подумайте, как нам быть и чего вы хотите.

— Я не знаю, чего я хочу, — ответила с вызовом Ксения. — Как я могу это знать?

Он попытался растолковать.

— Припомните свои сны. Самые сокровенные, сладкие, полные неги. Расскажите о них, и мы попытаемся претворить грезы в явь. Если дело не сладится, мы попробуем что-нибудь изменить и будем пробовать до тех пор, пока не поймем, что вам нужно.

Воцарилось молчание. Долгое и неловкое. Оба стояли не шевелясь.

Наконец Ксения хрипло сказала.

— Меньше слов, больше дела. Вы подойдете ко мне со спины. Но лишь тогда, когда я дам знак. А пока стойте там, где стоите.

— Хорошо, — покорно откликнулся Ракоци, глядя, как она нервно расхаживает по границе света, льющегося от масляных ламп, и мрака, заполнявшего пустоту неотделанной части конюшни. — В будущем месяце здесь установят столы, а на стенах появятся полки.

— Не сомневаюсь, — оборвала его Ксения, останавливаясь. — Вот, я готова. Идите ко мне.

Ракоци, обладавший способностью передвигаться совершенно бесшумно, не стал сейчас пользоваться этим умением и пошел к ней, нарочито постукивая каблуками по булыжному полу. Шаги его были не слишком поспешными, чтобы Ксении не почудилось, будто он хочет накинуться на нее. Подойдя, Ракоци вытянул руку и плавно огладил талию Ксении, одновременно притягивая ее к себе, но с осторожностью, готовый при малейшем сопротивлении разжать пальцы. Она не противилась, и это обрадовало его.

— В крайнем стойле, — шепнул он, помедлив, — сложены овечьи шкуры. Шорники шьют из них седла. Они очень мягкие, теплые.

— Как вам будет угодно, — пробормотала она, помолчав. Зачатки решимости покидали ее, их замещала жгучая неприязнь. К нему, к тому, что вот-вот должно было произойти, и ко всему на свете. Все, чего сейчас ей хотелось, это вырваться и убежать.

— Нет, — шепнул Ракоци, ослабляя объятие. — Вам, а не мне. — Он наклонился, стал покрывать ее шею быстрыми мелкими поцелуями.

Ксению бросило в дрожь.

«Ну почему, почему это так неприятно? — мысленно восклицала она. — Он ведь твой муж. Вы, как положено, обвенчаны в церкви. Вас благословил сам московский митрополит. Он относится к тебе куда лучше, чем другие бояре к своим женам, он всегда добр, учтив, терпелив. Так почему бы тебе не откликнуться на его ласки? Почему ты сейчас вся обмираешь, дрожишь?»

Сквозь ткань сарафана Ксения ощущала жар, исходящий от его крепкого худощавого тела. «Боже милостивый, что же мне делать? Я… я закричу, если он не отпустит меня».

Словно прочтя ее мысли, Ракоци отстранился.

— Может быть, вы повернетесь и возьмете меня за руки. Тогда… они вас не будут пугать и… вы сами сможете направлять их.

— Какое странное предложение, — отозвалась в смятении Ксения и, собрав в кулак всю свою волю, резко, будто бросаясь с кручи, повернулась к нему.

Он стоял совершенно недвижно и смотрел на нее изучающим взглядом. Потом — очень мягко — сказал:

— Теперь дверь за вами, Ксения, но она, как вы помните, не заперта. Вы в любой момент можете скрыться.

Вот еще! Никто тут скрываться не собирается, но все же приятно иметь пути к отступлению. И приятно, что в нем столько чуткости. Ксении захотелось сказать ему это, однако она промолчала и в знак благодарности приложила руки к его рукам. Ладонь к ладони, палец к пальцу. И с удивлением отметила, что кисти мужа почти совпадают с ее собственными. Как странно, подумалось ей. То, что с минуту назад представлялось огромным и отвратительным, оказалось на деле небольшим и изящным.

Пока она, потупившись, привыкала к новому положению, Ракоци продолжал за ней наблюдать, почти физически ощущая, с каким трудом ей все это дается, и не зная, как снять с нее этот гнет. Колоссальная внутренняя борьба, происходившая в душе Ксении, вызвала в нем взрыв сострадания.

— Если бы я умел стирать прошлое, я бы без колебаний стер его, — сорвалось с его уст.

Она была потрясена.

— Гибель вашего батюшки? Пытки?

— Не мое прошлое. Ваше. — Ракоци наклонился и осторожно поцеловал ее в губы.

Озадаченная, она не ответила, но и не воспротивилась поцелую. Их руки были сомкнуты и опущены, их тела не соприкасались, но между ними не протиснулась бы и ложка. Осознав это, Ксения попыталась отпрянуть, но его пальцы даже не дрогнули: это были не пальцы — тиски. Она напряглась еще раз, и тиски стали разжиматься, покорные ее воле. Он весь в ее воле, поняла она вдруг и с изумлением вскинула голову.

— Это правда? Вы говорите, что думаете?

— Да. — Он кивнул.

Медленно, не сводя с него глаз, Ксения, завела его руки себе за спину и прошептала:

— Оставьте их там.

— Вы уверены? — спросил он.

Она кивнула, раздумывая, что делать дальше.

— Нам надо прижаться друг другу?

— Если вам этого хочется, — спокойно откликнулся он, но даже не шевельнулся.

Хочется?! Что значит — хочется? Хочется — перехочется! Да и хочется ли — вот вопрос. Надо признаться, ее все же тянет к этому сильному и непонятному человеку, однако… Не вполне понимая, что должно следовать за этим «однако», Ксения чуть помедлила и неуклюже прислонилась к мужу.

— Так?

— Так, — сказал он. — Но этого мало. Нужно бы и еще кое-что.

Что же? Ксения призадумалась, потом покраснела и покосилась на дверь.

— Вы хотите раздеть меня? — еле ворочая языком, спросила она.

— Нет, — усмехнулся мучитель. — Но вы бы весьма меня осчастливили, если бы сами сделали это.

— Что? — поперхнулась она, холодея от страха. — Мне раздеть вас?

Ракоци покачал головой.

— Нет, это уж точно бы походило на подвиг, а мы ведь уговорились следовать лишь вашим желаниям. Я же со своей стороны только пытаюсь вам намекнуть, что одежда порой нас стесняет и не дает нашей плоти заговорить на своем языке. А потому, если вы…

Ксения вскинула руку.

— Довольно. Все правильно. Не запутывайте меня. — Она решительно распустила завязки на сарафане, позволив тонкой шелковой ткани лечь золотисто-красной лужицей у своих ног, и обхватила себя руками, нервно комкая пальцами сборки нательной сорочки.

Видя, что она вся дрожит, Ракоци кивком указал на стойло с овчинами.

— Там вам сразу станет тепло и уютно, — сказал ласково он.

— Мне? — попыталась слукавить она. — Или нам обоим?

Он был серьезен и подтвердил:

— Да, нам обоим.

Ее опять затрясло, но уже от нахлынувших жутких воспоминаний. Давнее прошлое не давало забыть о себе. Переступив через сброшенный сарафан, Ксения передернулась и побрела к дальнему стойлу.

— Полагаю, вы правы, — храбрясь, заявила она. — С виду тут гораздо удобнее, чем на камнях.

Ракоци подошел к ней, но встал так, чтобы она могла видеть дверь.

— А теперь? Что будет дальше, Ксения?

Ответ был столь тихим, что он едва расслышал его.

— Приласкайте меня.

— Если таково ваше желание, — отозвался Ракоци, но не двинулся с места.

— Я хочу, чтобы вы ласкали меня, — повторила она напряженно.

— Скажите мне как.

— Я… я не знаю. — Ксения вдруг озлилась. — Как-нибудь. Как умеете. — Она повернулась к нему. — Я согласна на все.

— На все? — Он вгляделся в ее лицо, словно пытаясь понять, так ли это на деле. — Хорошо. И все же, если вам что-то покажется неприятным, дайте мне знак — и я сразу же вас отпущу.

— Да, — сдавленно пискнула Ксения, сглатывая комок, подкатившийся к горлу. — Я дам вам знать, — кашлянув, заявила она, приготовляясь к бурной и грубой атаке.

Ее не последовало. Ракоци лишь подался вперед и осторожно распустил завязки ее сорочки. Ткань, тонкая, как паутинка потекла с белых плеч, позволив ему поцеловать обнажившуюся ключицу; миг, еще миг — и руки его, отыскав ее груди, чуть придержали их в полураскрытых ладонях. Оставшись в одних коротких чулочках и войлочных обиходных туфлях, Ксения ощутила себя совсем беззащитной.

— Вы — само совершенство, — прошептал он, любуясь ее наготой. — Не стыдитесь меня, я ведь ваш муж. Мы не должны стесняться друг друга.

Ей захотелось броситься прочь, но легкий зуд в набухших сосках все нарастал, расходясь волнами по всему телу. «Нечего беспокоиться, пока я стою на ногах, — уверяла она себя, содрогаясь. — Нечего беспокоиться, я всегда могу вырваться, убежать. Пусть он насытится, пусть получит свое — я потерплю, от меня не убудет».

Между тем узкие твердые пальцы его уже дерзко пощипывали ее ягодицы. Поцелуем он раскрыл ее губы, не давая дышать. Второй поцелуй оказался необыкновенно долгим он длился и длился…

Его ласки становились все более жгучими, пьяня как вино и одаряя Ксению вихрем дотоле неведомых ощущений. Призрачный свет масляных ламп золотил ее кожу, но не мог скрыть лихорадочного румянца, разгорающегося на пылающих от сладостной пытки щеках, и она с возрастающим изумлением сознавала, насколько была глупа, принимая ранее за завершение путешествия то, что сейчас оборачивалось всего лишь его началом. Каждый нажим жестких пальцев будил в ней каскады восхитительных откликов, раздувая искры мучительного томления, какие, казалось, были грубо растоптаны и навечно угасли в ней многие годы назад.

Ракоци чувствовал этот трепет и, преклоняя колени, покрывал несметным числом поцелуев нежную кожу округлого живота, спускаясь к солоноватым и терпко пахнущим морем лепесткам ее лона. Ксения, жалобно вскрикнув, вцепилась в его волосы и затряслась в исступленных конвульсиях, отзывавшихся взрывами острого наслаждения в самых дальних и потаенных глубинах ее существа.

Опускаясь в полном изнеможении на груду овечьих шкур, она неотрывно смотрела на него, потом прошептала:

— Как вы… как вам… откуда вы знали? — По ее лицу неудержимым потоком струились слезы.

— Я знаю вас. — Он прилег рядом.

— Но… — Она прикоснулась пальцем к уголку его рта. — При этом вы сами ведь не…

— Нет, — откликнулся он, улыбаясь одними глазами. — Но это не страшно. У нас еще все впереди.

Она приподнялась на локте.

— Разве это возможно?

— Если вы пожелаете, — прошептал Ракоци, вновь легким танцем прикосновений бередя ее увлажненное лоно и возжигая в нем темный огонь вожделения. Через какое-то время Ксения застонала, потом громко вскрикнула, торжествуя победу, а он приник губами к ее шее. Оба затихли и позволили охватившему их упоению перейти в умиротворяющий, продолжительный сон.

* * *
Письмо Бенедикта Лавелла к Ференцу Ракоци, написанное по-английски.

«Граф! Я весьма рад приветствовать вас! Позвольте мне, в соответствии с указанием моего патрона — сэра Джерома Горсея, незамедлительно вам сообщить, что ваше появление на борту любого английского судна в любой день будет встречено с той же степенью одобрения, с какой ранее принимались все ваши грузы. Торговые соглашения, заключенные нами здесь с вашей помощью, выгодны нашим купцам, морякам, а значит, и ее величеству королеве, и посему Англия перед вами в долгу.

Сэр Джером также просил, чтобы, я уведомил вас о некоторых событиях, произошедших в английском посольстве в течение последней недели. Мы с великим прискорбием обнаружили, что как Никита Романов, так и Василий