КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 605213 томов
Объем библиотеки - 923 Гб.
Всего авторов - 239745
Пользователей - 109694

Последние комментарии


Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Еще раз пишу, поскольку старую версию файла удалил вместе с комментарием.
Это полька не гитариста Марка Соколовского. Это полька русского композитора 19 века Ильи А. Соколова.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Лебедева: Артефакт оборотней (СИ) (Эротика)

жаль без окончания...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Рыбаченко: Николай Второй и покорение Китая (Альтернативная история)

Предупреждаю пользователей!
Буду блокировать каждого, кто зальет хотя бы одну книгу Олега Павловича Рыбаченко.

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Сентябринка про Никогосян: Лучший подарок (Сказки для детей)

Чудесная сказка

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Ирина Коваленко про Риная: Лэри - рыжая заноза (СИ) (Фэнтези: прочее)

Спасибо за книгу! Наконец хоть что-то читаемое в этом жанре. Однотипные герои и однотипные ситуации у других авторов уже бесят иногда начнешь одну книгу читать и не понимаешь - это новое, или я ее читала уже. В этой книге герои не шаблонные, главная героиня не бесит, мир интересный, но не сильно прописанный. Грамматика не лучшая, но читабельно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ирина Коваленко про серию Академия Стихий

Самая любимая серия у этого автора. Для любителей этого жанра однозначно рекомендую.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Не навреди [Джоанна Бертолуччи] (fb2) читать онлайн

- Не навреди 1.81 Мб, 136с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Джоанна Бертолуччи

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Джоанна Бертолуччи Не навреди

Часть 1. Психический статус


Утреннее солнце, поднимаясь всë выше, всë настойчивее пробивалось сквозь зеленые кроны деревьев. Умеренный июньский зной находился в прекрасной стадии «наконец-то тепло», за которой еще через пару недель неминуемо должна была наступить следующая – «заебала жара».

Небо, не успев выцвести, голубело над головами прохожих, суетливо спешащих по своим делам. Прохожие разглядывали заоблачные цены на новые коллекции в витринах бутиков и никакого внимания на небо не обращали.

Вика подошла к палатке под желто-синим тентом и купила шоколадное мороженое в вафельном стаканчике. Кончиком языка лизнула заиндевевший конус и подумала, что в утреннем сексе всë же есть своя прелесть. Хотя Светкино стремление к системе во всём превратило это увлекательное занятие почти в обязаловку, типа физзарядки, которую надо делать, чтобы мышцы не атрофировались. Вика иногда шутила, что где-то в голове у Нестеровой хранится виртуальный чеклист, в котором она отмечает Викины и свои оргазмы зелеными галочками, а прерванные акты – желтыми треугольниками с черным восклицательным знаком внутри.

После удовлетворения полового инстинкта Вику тянуло к эстетическим наслаждениям, поэтому она специально выбрала конечным пунктом Достоевскую, чтобы пройти через живописный Екатерининский парк, несмотря на то, что от Проспекта Мира до клиники психического здоровья «Праксис» было ближе. Любуясь аккуратно подстриженными газонами и декоративными кустарниками причудливых форм, Вика с наслаждением вдыхала запах свежескошенной травы. Утренний променад по парку хоть как-то будет ее утешать, если летняя подработка в частной клинике окажется полным отстоем.

После окончания четвертого курса Вика начала подумывать об ординатуре по психиатрии. Причина, скорее всего, крылась в том, что основы клинической психологии у них читала очень симпатичная дама с чарующей улыбкой. Посчитав, что этого вполне достаточно, Вика попросила маму устроить ее на лето медсестрой в клинику психического здоровья «Праксис», где главврачом работал мамин бывший однокурсник Илюша Шадхан.

Илюша маминому звонку обрадовался, и это, по словам ехидно ухмыляющегося папы, было вполне ожидаемо. После бесконечно долгого разговора, за время которого мама перегладила все белье, приготовила обед и, несомненно, успела бы еще и связать шарф, если бы умела вязать, Шадхан назначил встречу на вторник.

***
Без пяти десять, пройдя по дорожке мимо клумбы с умиротворяющими флоксами и геранью, Вика вошла в мрачное трехэтажное здание, фасад которого украшало панно с улыбающимися и, видимо, абсолютно психически здоровыми людьми. Тем не менее стены вестибюля, как бы намекая на что-то, завесили огромными репродукциями Ван Гога. Впечатление было такое, что дизайнеры никак не могли договориться по поводу основной концепции.

Женщина из регистратуры, лицом напоминающая Николая Баскова, куда-то позвонила, и уже через пять минут перед Викой возникла миловидная блондинка, у которой на бейджике было написано Алла. Алла туманно представилась ассистенткой и, пока они поднимались по широкой лестнице с чугунными перилами, успела рассказать, что закончила медицинский колледж и сумела устроиться в «Праксис» только благодаря дяде, который трудился здесь же завхозом. «А так просто сюда даже санитаркой не попасть», – Алла подмигнула ей, очевидно, уже заранее определив, что Вика тоже «блатная».

Уже у самой двери, критически осмотрев Вику с ног до головы, она ухмыльнулась:

– Мне нравится твоя стрижка, за такие короткие волосы трудно будет уцепиться, – увидев Викины округлившиеся глаза, Алла довольно рассмеялась. – Ха-ха, не бойся, шутка. У нас тут скука – в основном депрессия и булимия, иногда для разнообразия шиза, но буйных нет.

Илья Александрович выглядел так же, как и на маминых студенческих фотографиях, – за двадцать пять лет у него даже волосы не поредели. Наверняка папе, стремительно теряющему шевелюру, это не понравилось бы.

– Ну здравствуйте, Виктория Романовна, – профессионально вкрадчивым голосом произнес Шадхан и, приподнявшись, пожал ей руку.

Вика широко улыбнулась, подражая людям, изображенным на панно, и подумала, что рукопожатие у него довольно вялое, для мужчины.

– Здравствуйте. Можно на «ты». Вы ведь, наверное, меня в коляске видели, или что-то в этом роде.

– На велосипеде, трехколесном, один раз встретил твоих родителей на Москворецкой набережной, – он рассмеялся и кивнул в сторону одного из мягких кресел. – Садись.

И уставился на Вику, разглядывая без смущения.

– Да ты – копия Кати. Только глаза не голубые.

– Глаза папины, – согласно кивнула Вика и уселась в желтое кожаное кресло.

– Ну, это справедливо, – Шадхан усмехнулся. – Должно же быть хоть что-то и от него, – взгляд его посерьезнел. – Слушай, тут такое дело, я, конечно, маме обещал, что лично присмотрю, но обстоятельства внезапно изменились… уезжаю на месяц в Штаты на курсы.

– Ладно.

Значит, как и прошлым летом, пойдет работать в хирургическое. В мамином отделении все Вику знали и любили, жаль, она не фанатела от крови и запаха гноя.

– Но ты не переживай, – жизнерадостно продолжил Шадхан. – Я уже договорился с Шишкиной. Галина Петровна – психоневролог с большим стажем, отличный специалист. Сейчас она должна подойти, и я тебя представлю.

В этот момент в кабинет вошла немолодая полноватая женщина в белом халате. Илья Александрович поспешно вскочил.

– А вот и Галина Петровна. Как раз вовремя. Знакомьтесь – это Виктория, – он направился к двери. – В общем, берите ее под крыло, учите уму-разуму, передавайте опыт, а я побегу, у меня пациент на десять тридцать.

Уже стоя на пороге, он подмигнул Вике:

– Маме привет.

– Ну давайте знакомиться, Виктория, – Шишкина усмехнулась и уселась на диван. – Илья Александрович сказал, вы четвертый курс медфака МГУ закончили?

– Да, – Вика гордо выпрямила спину. Учеба в одном из лучших медицинских вузов страны казалась ей самым охуенным фактом в ее биографии, ну, помимо того, что она когда-то трахалась с классной руководительницей.

– Бардышевская Ира у вас клиническую читает?

– Да, – Вика невольно расплылась в улыбке. – А вы ее знаете?

– Работали вместе в Кащенко, – Шишкина поправила платиново-голубую прядь, упавшую ей на лоб. – Она даром время не теряла: материал собрала, диссертацию защитила и ушла, так сказать, из практики в теорию.

– Бардышевская – отличный преподаватель, – Вика решила проявить принципиальность. – На парах у нее очень интересно.

– Ну, пиздеть – не мешки таскать, – с иронией произнесла Шишкина. – Ладно. Ты иди, оформляйся, а потом приходи ко мне в двести двенадцатый.

***
Получив пару белоснежных брючных хлопчатобумажных костюмов, плохо отпечатанную брошюру с правилами для персонала и пропуск, Вика приступила к работе, которая заключалась в заполнении анкет «Психический статус пациента».

Первыми на прием пришли мать и сын-подросток. Судя по предыдущим записям, у сына было диагностировано ОКР. Мать, эдакая холеная MILF, начала жаловаться, что у него «опять обострение», из ее слов Вика поняла, что одевается парень не меньше часа, потому что соблюдает одному ему понятный ритуал и раскладывает на диване одежду в виде некоей геометрической фигуры, да еще и в определенном порядке, строго придерживаясь единой цветовой гаммы.

Вика с тревогой вспомнила, что и сама недавно истерила, когда перед экзаменом по неврологии не могла найти свою счастливую красную футболку с принтом «Che-хов».

Она украдкой написала Свете: «Как ты думаешь, у меня есть ОКР?»

Света ответила: «Лучше бы было – в квартире было бы куда чище».

Мама-мильф расстроенно попросила «сделать что-нибудь с этим кошмаром».

Воркующим голосом рассказав о новейших «намного более эффективных, но, к сожалению, более дорогих» препаратах, Галина Петровна поменяла нейролептики и назначила дату следующего приема.

После этого в кабинет втиснулся полный мужчина в гавайской рубахе, расходящейся на животе. По документам ему было всего тридцать восемь, но мужик выглядел на полтинник, дышал перегаром и жаловался на боль в пояснице. Рентген и УЗИ ничего не выявили, и терапевт перекинула его «дальше по этапу», как выражалась Шишкина, которая тут же поставила ему соматическую депрессию. После того как он, забрав пухлую папку со всеми своими снимками и анализами, выкатился за дверь, Галина Петровна, усмехаясь, прокомментировала: «Маскированные депрессии можно лечить годами, может, и поясницу отпустит за это время».

Следующей по списку значилась женщина со смешной фамилией Свистун. Вот ей как раз Вика бы в жизни не дала указанные в карте тридцать пять. Маленькая худенькая Свистун напоминала истощенного подростка и, после развода, страдала от невротической депрессии. На приём она приходила регулярно и с Шишкиной вела себя практически как с родственницей. Они даже успели обсудить трудные роды у кошки Галины Петровны. Кошку звали Дуняша, и слушать о ней Вике было куда интереснее, чем о бессовестном экс-супруге Свистун.

Через полчаса после ухода Свистун в кабинет вошли женщина с мужчиной. Вежливо поздоровавшись, они расположились в креслах. Только усевшись, женщина достала из явно дорогой брендовой сумки телефон и начала что-то быстро в нем печатать. Ее спутник, сильно смахивающий на Джона Сноу1, со смущенной улыбкой произнес:

– Лена, милая, мы пришли на приём к врачу. Может, ты отложишь свои дела хотя бы на десять минут?

Вика быстро пробежалась глазами по информации из регистратуры. Первый визит. Елена Владимировна Бородина, тридцать четыре года, замужем, детей нет. Жалобы на бессонницу и рассеянность.

– Вы супруг? – спросила Шишкина.

– Да, Олег Михайлович Бородин, – после небольшой паузы он добавил с легкой усмешкой: – Можно просто Олег. Я ведь могу поприсутствовать?

– Если ваша жена не возражает, – Галина перевела неодобрительный взгляд на Бородину, которая преспокойно продолжала печатать сообщения.

– Лена! – немного нервно произнес Бородин. – К тебе обращаются.

Вике стало его немного жаль.

– Простите, – женщина с явной неохотой оторвалась от телефона. – По работе важный вопрос, – выключив мобильный, она опустила его в сумку. – И нет, я не возражаю против присутствия моего мужа.

– Замечательно, – с подозрительным воодушевлением произнесла Шишкина.

Не исключено, что ей нравились длинноволосые красавцы с мужественной улыбкой.

Разглядывая пару, Вика отметила, что деловой костюм (Прада-хуяда какая-нибудь) так себе сочетается с фланелевой рубашкой и дорого потертыми штанами. Эти двое были словно с разных планет.

– Итак, Елена Владимировна, что вас беспокоит?

Вика в который раз за день восхитилась волшебной метаморфозой. Во время бесед с пациентами грубоватая Галина Петровна буквально преображалась, превращаясь во внимательную и заботливую женщину с участливым блеском в глазах, словно перед приходом пациента незаметно нашептывала какое-нибудь трансфигурационное «Инаниматус Коньюрус».

– Ничего, кроме бессонницы, – поспешно ответила Бородина. – Просто выпишите мне снотворное, и я пойду. У меня еще совещание.

«Понты», – подумала Вика. И тем не менее властность, звучащая в голосе женщины, произвела на нее впечатление.

– Лен, но… – протестующе начал ее супруг.

– Олег, я же сказала, всё нормально, – резко произнесла Елена Владимировна.

Присмотревшись к ней, Вика решила, что ее можно назвать весьма симпатичной. Прямой нос с почти незаметной горбинкой, тонкие губы, ямочка на подбородке, подчеркнутая линия скул на худощавых щеках и, в довершение ко всему, большие серые глаза, в которых конечно же плескалась загадочная грусть.

– Снотворное выписать не проблема, – Галина Петровна ласково улыбалась и, видимо, уже размышляла, как не выпустить состоятельную пациентку из своих цепких психиатрических объятий. Во время инструктажа она объяснила Вике, что одноразовые встречи – это провал. Пациента надо растянуть, как леденец, надолго. – Но вы же сами понимаете, что нарушения сна могут являться симптомом более серьезного заболевания.

– Вот, а я что тебе говорил? – с укоризной произнес Бородин. Столкнувшись с ледяным взглядом своей супруги, он, совершенно не смутившись, продолжил: – Может, если не меня, то хоть специалиста послушаешь.

– Вы можете выделить какие-то особые причины? – спросила Шишкина. – Перенапряжение? Проблемы на работе? Чем вы занимаетесь?

Елена Владимировна пожала плечами.

– Я руковожу компанией. Может, слышали – Pure Pleasure? Поставки натуральной косметики. Сотрудничаю с салонами красоты. У нас довольно известный бренд.

Шишкина неопределенно кивнула. А Вика с иронией подумала о том, что Бородина явно переоценивает популярность натуральной косметики.

– Разумеется, работа нервная. Ну и сейчас вообще – кризис, многие закрылись. Не знаю. Может быть, из-за этого.

– Может, может, – Галина Петровна энергично закивала головой. – У меня много пациентов бизнесом занимается, это очень распространенная причина. Вам надо…

– Извините, что вмешиваюсь… – вдруг перебил ее Бородин, – но Лена сейчас умолчала о том, что в апреле погибла ее близкая подруга.

– Олег, прекрати, – раздосадованно воскликнула Бородина, но он продолжил говорить:

– И теперь ей кажется, что ее преследует та самая машина, что задавила Аню.

– Мне не кажется! – Елена резко оборвала его. – Я действительно своими глазами уже несколько раз за последние две недели видела «Фольксваген-Туарег», который совершенно точно ехал за мной, я уверена… – она запнулась. – Может быть, это совпадение.

– С тех пор, как она узнала, что наезд совершил «Фольксваген-Туарег», ей всюду мерещится эта машина. Понимаете? – Олег выразительно посмотрел на Галину Петровну.

– Не всюду, – упрямо возразила Елена. – А на дороге. Всегда сзади. Я даже специально резко поворачивала, она продолжала ехать за мной.

– Вас глубоко потрясла смерть близкого человека, это нормально, не нужно это отрицать, – у Шишкиной неожиданно сделалось сочувствующее лицо. Примерно с таким же выражением она слушала о том, как Свистун каждый день пишет бывшему мужу письма, но не отправляет их.

– Машина сбила ее на переходе. Но виновника так и не нашли. Свидетелей нет. Только запись камеры, видео плохого качества. Дело в итоге закрыли, – голос Елены был ровным и спокойным, словно она говорила не о смерти подруги, а просто пересказывала новости из криминальной хроники.

– Все были в шоке… – на широких мужественных скулах Бородина заходили желваки. – Все это внезапно и, конечно, тяжело принять, потому что очень нелепо и несправедливо.

Очевидно, он был куда более чувствителен, чем его слишком деловая жена. Потому что на ее лице не дрогнул ни один мускул.

– Да, я переживаю, и это нормально. И я не знаю, почему мне бросается в глаза этот «Фольксваген». Возможно, у меня действительно расшатана нервная система. Пропишите мне какой-нибудь феназепам и мы пойдем, – Бородина нетерпеливо дернула ремень сумки.

Она вела себя довольно высокомерно. И тем не менее Вике она нравилась. Ничего удивительного в этом, конечно, не было – она питала неконтролируемую слабость к женщинам со сложным характером.

– Нормально?! Расскажи, как ты плакала, что тебе страшно, – требовательно произнес Олег, повернувшись к жене всем корпусом.

Она залилась румянцем и опустила глаза.

– Не надо делать из мухи слона. Я просто перенервничала.

– Ничего себе перенервничала! – он дернулся раздраженно. – Ты уже голоса слышишь!

– Голоса? – заскучавшая было Галина Петровна заметно оживилась. – Расскажите подробнее?

– Не голоса, а звук, – смущаясь еще больше, поправила мужа Бородина, – позавчера я была одна дома, Олег только должен был приехать, и вдруг звук, такой пронзительный, похожий на писк, мне показалось, это из вентиляции…

– Прихожу, смотрю – она решетку сняла и ищет там что-то, – «Джон Сноу» бросил на Шишкину умоляющий взгляд. – Вы же не думаете, что это что-то серьезное… может, ей просто надо отдохнуть, в отпуск съездить.

Его короткие сильные пальцы беспомощно скользнули по тонкому запястью жены. Как будто он хотел взять ее за руку, чтобы поддержать, но отчего-то передумал.

Галина Петровна надела очки.

– Я пока ничего не думаю. Диагнозы ставятся не так быстро. А отдыхать, безусловно, надо, – она вежливо улыбнулась. – Давайте поступим так: я сейчас сделаю назначение – попьете легкие препараты недельки две. За руль садиться в это время не рекомендуется, – Шишкина торопливо начеркала пару строк на рецептурном бланке. – Если сон не вернётся, или появятся еще какие-нибудь тревожные симптомы, запишитесь ко мне, и мы проведем полное обследование, – она протянула листок Елене Владимировне.

Взяв рецепт, Бородина небрежно кинула его в сумку.

– Я не думаю, что в этом есть необходимость, – Бородина встала. – Пошли, Олег.

Ее муж покачал головой и, поднявшись, пригладил рукой волосы.

– Извините, – с грустью в голосе сказал он Галине Петровне. – Спасибо вам большое.

Когда дверь за ними закрылась, Галина Петровна подошла к Вике и, бросив мимолетный взгляд на монитор, усмехнулась:

– «Война и мир», том первый пишешь? Зря. Вряд ли она еще раз здесь появится, скорее всего, в стационар сразу загремит, кинь ее в папку «Одноразовые» и можешь быть на сегодня свободна.

Примечание:

Психический статус – описание текущего психического состояние пациента.

Часть 2. Анамнез


На следующий день Вика опоздала на целых пятнадцать минут – у Светки утром вместе с «эрекцией» проснулось желание опробовать новую игрушку.

Чувствуя себя оверудовлетворенной и затраханной одновременно, Вика, запыхавшись, подбежала к двери кабинета и столкнулась с выходящей оттуда Галиной Петровной.

– Я на симпозиум, – бросила та небрежно, – записку тебе на столе оставила, наведи порядок в картах и можешь гулять.

Закончив с рутинной работой, Вика заметила, что за окном начался дождь. Зонта у нее с собой не было, да и домой идти не хотелось. Нестерова, три дня в неделю работая на удаленке, заполняла собой все пространство их маленькой однушки, громко обсуждала во время бесконечных митингов «статус апдейты», «тикеты», «релизы» и «демо» и требовала ходить на цыпочках.

Взяв с полки книгу Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу, и другие истории из врачебной практики», Вика улеглась на диван и начала читать, чувствуя, как с каждой минутой веки становятся всё тяжелее.

Разбудил ее стук. Через мгновение дверь открылась. В вошедшей женщине Вика сразу узнала вчерашнюю пациентку. Сегодня на ней был не деловой костюм, а светлое прямое платье с разрезом на боку.

Вчера по дороге домой Вика из любопытства забила в поиске Pure Pleasure. Компания действительно оказалась довольно известной, гугл выдал ссылку на сайт первой строчкой. И, действительно, Бородина Елена Владимировна являлась генеральным директором и единственным учредителем компании.

В московском филиале работали около ста человек, еще столько же – на Алтае. На главной странице сайта гордо сообщалось о «ведущей позиции на развивающемся отечественном рынке натуральной косметики», «постоянном росте», «контроле качества» и «сертификации». В разделе «Наши мероприятия» Вика зацепила глазом фоторепортаж о ярмарке здоровья, на одном из снимков Бородина стояла рядом с Анной Самгиной – владелицей сети СПА-центров. Отчего-то Вика решила, что эта высокая спортивная брюнетка с короткой стрижкой и есть та самая погибшая подруга. Интуиция ее не подвела: на странице Самгиной в Facebook она обнаружила несколько десятков соболезнований.

Вика не думала, что встретит Бородину еще раз. Но, к своему удивлению, при взгляде на нее испытала необъяснимый эмоциональный подъем.

– Здравствуйте. А Галина Петровна…

– Она на симпозиуме, – Вика спустила ноги с дивана. – Сегодня ее уже не будет. Но вообще к ней только по записи.

Шишкина всегда так отвечала пациентам, Вика подозревала, что цену себе набивала – график у нее был совсем не таким плотным, как у терапевта в районной поликлинике.

– Но мне надо… надо поговорить с кем-то. Вас как зовут?

Только сейчас Вика обратила внимание на лихорадочный блеск в глазах и дрожащие губы.

– Вика. Но я не врач, – честно призналась она и тут же добавила: – Пока не врач. Я закончила четвертый курс. Но если нужно, я могу вас выслушать…

Она вдруг поняла, что хочет, чтобы Бородина осталась и рассказала ей о своих проблемах. Почему бы не поиграть в доктора, да еще когда в роли пациента такая очаровательная женщина.

– Студентка… уверена, вы все же знаете больше, чем я, – Бородиной шла горькая усмешка. – Тем более, что я, кажется, вообще уже…

Она прошла в кабинет и, опустившись в кресло, двумя пальцами надавила на переносицу.

– Вам плохо? – осторожно спросила Вика. – Хотите воды? Давайте измерим давление.

Конечно, куда эффектнее смотрелась бы внутривенная инъекция успокоительного. Вика представила себе, как перетягивает нежную персиковую кожу над локтевым суставом резиновым жгутом, как строго просит «поработать кулаком», и ощутила легкое возбуждение.

– Нет, все нормально, спасибо, – Бородина мотнула головой и отняла руку от лица. – Вчера я пришла только потому, что Олег настаивал. Но сегодня… – она немного понизила голос, – кажется, со мной действительно что-то не в порядке. И я ужасно боюсь. Понимаете? Боюсь, что схожу с ума.

– Почему?

– Потому что со мной происходит какой-то сюр! Я не могла вчера говорить при Олеге всё, он и так паникует уже… И, если честно… о таком и рассказывать-то стыдно.

Елена вдруг рассмеялась ломким болезненным смехом. Глаза ее расширились, и в них загорелся странноватый огонь. Вика покосилась на стол Галины Петровны: именно под ним находилась тревожная кнопка, на которую, согласно инструкции, следовало жать, если с пациентом случится буйный припадок.

– Стыд – это очень условное понятие.

Нет ничего лучше общих расплывчатых формулировок, никак не выражающих отношения к сказанному. В сериалах психоаналитики всегда несли подобную хрень.

– Относительное, да? – губы Бородиной скривились в саркастичной усмешке. – Вы же здесь разное от пациентов слышите, наверное, привыкли.

Вика немного расслабилась. Сарказм – доказательство вменяемости.

– Разумеется, – она пожалела, что не носит очки, сейчас самое время было бы многозначительно поправить их на переносице. – И что же такого сюрреалистичного с вами происходит?

– Про машину я вчера сказала. Но помимо этого… – Елена вздохнула, – больше двух недель я замечаю то на парковке, то на заправке одного и того же мужчину в красной бейсболке… – серые глаза неотрывно следили за Викой, словно по реакции Бородина пыталась оценить, насколько безумно звучит ее заявление. – Может, из-за цвета я запомнила… лицо я толком описать не могу, но сложение у него такое… мощное, – она провела рукой по плечу, обозначая бицепсы.

Вика кивнула, любуясь ровным золотистым загаром, покрывающим гладкую кожу ее обнаженных рук.

– Сегодня я обедала в ресторане, и этот парень стоял на противоположной стороне улицы и смотрел прямо на меня, – красиво очерченные губы задрожали. – Скажите, может такое быть, что мне это просто кажется?

«Да откуда ж мне знать», – Вика судорожно пыталась припомнить, что в учебнике было написано про различие между истинными и псевдогаллюцинациями. Но вспоминалось только про алкогольный делирий и синдром Кандинского-Клерамбо.

– И что он делает, этот мужчина?

– Ничего! – нервно произнесла Бородина. – Он ничего не делает! Не приближается. Просто смотрит издалека и уходит.

Она достала из сумки упаковку салфеток.

– То есть не исчезает, не испаряется, как призрак, а именно уходит?

– Уходит. Но иногда у меня такое ощущение… – в серых глазах мелькнуло неопределенное выражение, то ли растерянности, то ли испуга. – Я уже вообще ни в чем не уверена. В последнее время я всë путаю и забываю.

– Это бывает от перенапряжения, – успокаивающе произнесла Вика, завороженно следя за взволнованным лицом. Нервозность делала его еще более утонченным. Определенно, легкую сумасшедшинку в женщине вполне можно было засчитать за изюминку.

Внутренний голос предостерег: «А если не легкую?», но Вика предпочитала его не слушать.

– А вы не пробовали его сфотографировать?

– Нет, – Елена приподняла бровь. – Мне в голову не пришло. По-моему, это неприлично – без разрешения снимать человека. Послушайте… – голос ее вдруг стал резким, – я не знаю, зачем сюда вернулась. Но со мной и вправду что-то происходит. И это действительно началось после Аниной смерти.

Вика сделала глубокий вдох и, презирая себя за явное клише, проникновенно произнесла:

– Может, вы хотите об этом поговорить?

Елена повертела в руках упаковку салфеток, которую так и не открыла.

– Не думаю, что в этом есть смысл.

– Иногда это помогает, – не очень уверенно сказала Вика.

– Ее больше нет и… я не понимаю, что толку в словах. В этом пустом сотрясении воздуха. Что это меняет? Ее не вернуть и надо просто… – уронив упаковку на пол, Елена прижала руки к лицу. Услышав глухие звуки рыданий, Вика немного растерялась. Она, конечно, сама предложила «поговорить», но не ожидала, что добьется такого эффекта.

Встав, она осторожно дотронулась до вздрагивающего плеча. Из-за того, что ей часто приходилось утешать брошенных лесбиянок, в голове автоматически всплыло: «Эта сука тебя не стоит». Не далее как на прошлой неделе она твердила эту мантру одной из Светкиных подруг, два часа ревущей у них на кухне из-за безответной любви к лысой тетке с татуажем бровей.

– Это нормально, что вам больно и что вы плачете. Это естественная реакция, и это надо пережить, и плакать надо, и грустить, и не надо скрывать свои чувства… – продолжая говорить, она подняла с пола упаковку и, вытащив из нее салфетку, протянула Елене. – Возьмите.

Реакция Бородиной была естественной, а вот ее собственная – не очень. Вике вот уже несколько минут мучительно хотелось обнять совершенно чужую женщину. А ведь она никогда не страдала от излишней тактильности, особенно когда речь шла о незнакомых людях.

– Спасибо. Извините меня. Я очень давно не плакала и вообще редко это делаю. – Елена аккуратно утерла слезы. – И вдруг прямо потоп какой-то.

Она достала из сумки косметичку и посмотрела на себя в зеркальце.

– Боже, какой кошмар. Я на самом деле похожа на невменяемую. И еще и время ваше трачу, гружу своими проблемами.

– Не грýзите. Вы ведь пришли в клинику, а я здесь работаю, – разозлившись на себя за то, что теперь ей хотелось коснуться слегка вьющихся темно-каштановых волос, чтобы заправить за ухо выбившийся локон, Вика предприняла попытку вести себя как профессионал. – Вы принимали снотворное, которое вам вчера выписали?

– Нет, – Бородина аккуратно подвела глаза. – У меня важная встреча была рано утром, я боялась проспать. И вообще, если честно, я не хочу глушить себя таблетками.

Она достала пудру «Шанель» и, легко постучав пуховкой о тыльную сторону ладони, в несколько касаний поправила макияж.

– Послушайте, Елена Владимировна…

– Елена.

– Елена, – она старалась говорить вкрадчиво и проникновенно, как Шишкина, но, кажется, скорее походила на миссионеров, толкающих на улице брошюрки про конец света. – Все, что вы рассказали – это очень важно, и я уверена, Галина Петровна сумеет определить, есть ли тут действительно проблема. Вам просто надо записаться к ней на прием в самое ближайшее время. А сейчас… может быть, вам стоит позвонить вашему мужу, чтобы не добираться домой самой?

– Олег после обеда уехал за город, работать… – Елена пожала плечами. – Да я и не хочу его нервировать, вы же видели, как он реагирует на всё это.

– Ну он переживает за вас. Его можно понять.

– Можно, – вяло согласилась Елена. – Ладно, спасибо, что выслушали. Поговорила с вами, и легче стало, – поднявшись с кресла, она взмахнула рукой, сжатой в кулак. – Куда я могу это выкинуть?

– Давайте, – Вика забрала у нее скомканную салфетку и выбросила в урну, стоящую под столом Шишкиной.

– А вы где живете? – спросила она, заметив, что пальцы у Бородиной слегка дрожат.

– На Чистых прудах, Фурманный десять, квартира десять, – Елена будто автоматически произнесла полный адрес и тут же уточнила: – Недалеко от «Табакерки».

– Хотите, я прокачусь с вами до дома? Просто, чтобы вам было спокойнее? – Вика посмотрела на большие настенные часы, висящие над дверью – полпятого, ее рабочий день уже почти закончился. На полвосьмого они со Светкой пригласили друзей, поиграть в «Имаджинариум». Времени было еще полно. Она проедется до Чистых, перейдет на светло-зеленую ветку и через полчаса будет дома.

– Это вас не затруднит?

– Нисколько, – изобразив на лице улыбку техасского рейнджера, всегда готового прийти на помощь женщинам и детям, Вика со стыдом подумала, что ею движет вовсе не альтруизм. Она не собиралась себя обманывать – ей нравилось ощущать трепетный холодок интриги, который пробегал у нее по спине, когда она смотрела на Бородину. И сама Бородина ей тоже нравилась.

***
Стоило только Елене завести двигатель красной ауди, и она моментально преобразилась, сосредоточившись на дороге. Черты ее лица разгладились, и она могла бы даже показаться спокойной, если бы не сжимала руль пальцами, на которых проступали заметно побелевшие костяшки.

– Так вы здесь на практике? – вдруг спросила Бородина.

– Просто подрабатываю, присматриваюсь. Надо определяться с ординатурой, через два года.

– Решили выбрать психиатрию? – в голосе Елены послышалась явная ирония. – Не очень веселое занятие. И по-моему, безнадежное. Мозги не починишь.

– Ну вы знаете, можно сделать жизнь человека счастливой…

– Да-да, если правильно подобрать антидепрессанты, – Елена поменяла позу, словно расслабляясь. – Надеюсь, я вас не обидела. Если что, не обращайте внимания, это просто мое личное предубеждение.

– Зачем же мне обижаться? – Вика заставила себя отвести взгляд от неглубокого, но тем не менее странно волнующего выреза на платье, в котором виднелась белая полоска высокой полной груди. – Я еще не психиатр.

Елена вдруг снова нахмурилась.

– И все же что-то со мной не так. Какая-то рассеянность дикая появилась. Назначила встречу с поставщиком на следующий четверг, а он приехал сегодня и сказал, что я сама позвонила его помощнику и перенесла. Но я абсолютно не помню этого разговора, – сжав губы, она шумно выдохнула через нос и повторила: – Не помню!

– Такое бывает от переутомления и бессонницы. Сколько часов в сутки вы спите?

– По-разному. Последние две недели почти не сплю. С тех пор, как стала видеть этого парня… и еще машина. А что если и вправду… – в голосе Елены появилась опасная дрожь, – …что если мне всё это кажется?

Она вдруг резко затормозила, чуть не проскочив на красный свет.

– Извините, – пробормотала Елена и, смахнув пальцем повисшую на нижних ресницах слезу, заморгала.

И все же садиться в машину с женщиной, находящейся на грани нервного срыва, было весьма опрометчиво. Вика открыла окно, впуская в салон запах бензина и гари, смешанный со сладким ароматом липы.

– Не надо себя накручивать, еще ничего не ясно. Тем более, видите, – Вика потерла плечо, в которое врезался ремень, – рефлексы у вас отлично работают.

Телефон Бородиной, установленный на держателе, издал звонкую трель. Ответив, она нажала на спикер:

– Я за рулем, Леша, говори быстро.

– Лен, у них только помас испанский остался, зато много и с хорошей скидкой, забираем?

Услышав бодрый мужской голос, Елена сразу выпрямилась в кресле, прищурилась и снова стала походить на начальницу.

– Они все документы предоставили? Качество соответствует? Ты проверил?

– Да, проверил, копия у тебя в почте. В целом, у нас все готово.

– Тогда оплачивай и пусть транспортируют на склад.

– Принято. Спасибо, Лен.

«Двоюродный брат, – сказала Бородина, отключаясь. – Заведует нашим филиалом в Горно-Алтайске. Я там родилась и выросла… в колыбели человечества, как называют это место».

Она улыбнулась своим мыслям и внезапно начала рассказывать о себе.

Выяснилось, что ее семья до сих пор там живет и активно участвует в Еленином бизнесе, занимаясь добычей и изготовлением эфирных масел.

«Москва мне как мачеха. Но не злая», – пошутила Елена, рассказывая, как, выучившись на факультете международных экономических отношений МГИМО, после двухлетней практики в Амстердаме вернулась в столицу и начала работать в крупной фирме-дистрибьютере европейской косметики. А потом открыла свое дело, превратив скромное предприятие «Травы Алтая», расположенное на окраине Чемала, в компанию Pure Pleasure с офисом в Москва-Сити.

Проехав мимо застекленных афиш «Табакерки», Елена притормозила возле своего двора:

– Ну вот, я почти дома. Могу я вас попросить об еще одном одолжении?

– Можете, – Вика слегка наклонила голову и подумала о том, что какого-то черта вот-вот и начнет флиртовать.

– Вы не согласитесь… заглянуть ко мне. Хотя бы на полчаса. Мне все еще немного не по себе. Если вы не торопитесь, конечно.

– Никаких проблем, – ответила Вика.

Они поднялись на лифте на пятый этаж и оказались в стильно обставленных апартаментах с высокими потолками и арками со встроенной подсветкой.

После того как они разулись, оказалось, что Вика даже чуточку выше. Она посмотрела на себя в зеркало в прихожей и прищурилась – интересно, считает ли Елена ее симпатичной.

– Чай или кофе? – спросила Елена, когда они прошли в огромную гостиную, совмещенную с кухней и столовой.

– Кофе, – поспешно ответила Вика, усаживаясь за высокий барный стол с массивной столешницей из светлого дерева. От чая она отказалась еще четыре года назад. Даже само слово «чай» вызывало у нее отвращение. Хорошо, что Света всем напиткам предпочитала простую фильтрованную воду и не заморачивалась по поводу отсутствия в их доме пакетиков с «Липтоном».

Елена открыла холодильник, посмотрела на пустые полки, закрыла его и достала из шкафчика здоровенный молочный «Тоблерон».

– Будете? Я, в основном, питаюсь не дома. Так что это все, что у меня есть… О, и еще крекеры с кунжутом, кажется, где-то… – она обвела глазами кухню и, заметив в хлебнице надорванную пачку «Бэйкер хаус», победно воскликнула: – Вот они!

– Спасибо, – Вика, вдруг вспомнив, что не обедала, с вожделением посмотрела на пачку.

– А хотите вина? – Елена бросила взгляд на стеклянный бар, полки которого ломились от бутылок со спиртным.

– Нет, спасибо.

– Я тоже днем не пью, привыкла вечером перед сном. Один бокал и расслабляющая ванна. Раньше после этого спала как убитая, а теперь удается только на пару часов заснуть. И потом я просыпаюсь и до утра думаю, думаю…

Вика с опаской наблюдала за тем, как нервными движениями Бородина шеф-ножом рубила шоколад, складывая неровные куски на прямоугольную тарелку.

– Кофе! – Елена подскочила к плите и выключила ее в момент, когда пена в турке уже начала угрожающе подниматься. – Успела. Так хорошо, что вы здесь, – вдруг сказала она, прижимая руки к груди. – Мне с вами как-то легче.

– А ваш муж, он когда вернется?

– Не знаю. Он интенсивно работает над третьим романом. И когда он в процессе, ему нужно уединение. У него сейчас как раз вдохновение. Сахар положить?

– Не-а, – Вика подперла подбородок рукой и откусила крекер. – А о чем первые два?

То, что «Джон Сноу» оказался писателем, удивило и даже слегка расстроило. И она даже толком не могла понять почему.

– Восемь лет назад, еще до нашего знакомства, он написал книгу, которая стала бестселлером. «Анаконда». По ней даже сериал сняли. Вы видели? Он в прайм-тайме шел. Его и сейчас повторяют иногда по разным каналам.

Вика помотала головой. Отечественные сериалы она смотрела только изредка, и то за компанию с мамой.

– Ну хотя восемь лет назад вы ребенком были, – Елена вдруг посмотрела на нее с какой-то странной теплотой. – Вы же юная совсем еще.

– Не такая уж и юная. Мне двадцать два, – Вика отпила кофе, который оказался удивительно вкусным.

– Еще года три вы можете смело говорить, что вы уже взрослая, и называть точную цифру, а потом вам точно расхочется это делать, – она невесело улыбнулась. – В общем, «Анаконда» имела оглушительный успех, у Олега брали интервью, приглашали на передачи, ток-шоу. И конечно, ожидали нового шедевра. «Эксмо» подписало с ним контракт на следующий роман.

– Это сложно, наверное, на заказ писать, – задумчиво произнесла Вика.

– Возможно, – Елена отхлебнула кофе. – Я плохо разбираюсь в таких тонких материях. Но, к сожалению, вторая книга, как писали критики – стала разочарованием. Он этот «Стоматит» писал почти четыре года. Нарушил все сроки. И в итоге издательство со скрипом издало его малым тиражом.

– Почему такое название? Это про зубных врачей? – спросила Вика, прожевав крекер.

– Нет. Про некоего Владимира Чорина, уставшего бывшего менеджера крупной компании, переживающего экзистенциальный кризис. Он отправляется в глухомань, живет в лесу, обсуждает свою неудавшуюся жизнь с сорокой и познает свои темные стороны через тотальное одиночество, – Елена закатила глаза. – Ну, начало там было ничего так, даже забавное, но когда дошло до сороки… Я, если честно, сдалась, не смогла читать.

– Наверное, это как «кино не для всех», – Вика сделала несколько маленьких глотков и откинулась на удобную спинку стула.

– Могу дать почитать, – Елена усмехнулась. – У нас в подвале лежат коробки с непроданными экземплярами.

– Нет, спасибо, – вежливо отказалась Вика. – Я и артхаусное кино не понимаю, и Пелевина еле осилила, нам по внеклассному задавали когда-то.

Вика тут же прикусила язык: «По внеклассному задавали», так только школота выражается, и взрослости в глазах Бородиной это ей точно не прибавило.

– А что вы читали, когда я пришла?

Вика мельком отметила, что даже если Бородина спросила из вежливости, интерес ее выглядит вполне искренним, и уже открыла было рот, чтобы рассказать про Оливера Сакса, как вдруг ее телефон зазвонил.

– Не поняла, ты где?! Почему не отвечаешь, я тебе пишу, пишу! – возмущенный Светкин голос ввел ее в ступор.

– Я? – стараясь выиграть время, Вика лихорадочно придумывала оправдание.

– Нет, блядь, не ты, – живо подхватила Светка. – А папа римский. Сегодня среда. Я в «Пятерочке» уже. Скоро гости придут.

Вика схватилась за голову. По расписанию, составленному Нестеровой и не допускающему никаких изменений, по средам они закупались провизией в магазине под домом.

– Ой, блин, извини! Я еще на работе… задержали меня… – Вика виновато посмотрела на Елену, которая, не обращая на нее внимания, писала что-то в телефоне.

– Уже полседьмого! – мелодичная просьба к покупателям не забывать свои сумки перебила гневную реплику.

– Не сердись, пожалуйста, я прямо сейчас выезжаю.

– Ладно, – Света вздохнула и отсоединилась.

– Мне надо идти, – Вика спрятала телефон в карман брюк и сползла с высокого стула.

– У вас из-за меня проблемы, – произнесла Елена, откладывая мобильный в сторону. – Мне очень жаль, – в ее глазах отразилась грусть и еще что-то, неясное, не дающее сразу уйти.

– Вы тут ни при чем, это я не слежу за временем никогда. Для таких, как я, жизнь с суперорганизованным человеком – это челлендж, – Вика рассмеялась, чувствуя себя странно: ей надо было торопиться, но вместо этого она несла какую-то чушь, словно специально тянула время. – А для моей девушки жизнь со мной, видимо, ад. Хотя я вообще-то перфекционист, но рядом с ней чувствую себя какой-то распиз… разгильдяйкой, – поправилась она, не сводя взгляда с Бородиной.

– Есть мнение, что в отношениях с суперорганизованными людьми перфекционисты превращаются в прокрастинаторов, – Елена смотрела на нее в упор. – Те, кто стремится к совершенству, боятся допустить ошибку. Им проще ничего не делать, чем делать это плохо.

Вика кивнула, радуясь, что обошлось без стеснительной улыбки, которая проступала на лицах многих, даже самых толерантных, когда они слышали об ее ориентации. Словно им становилось неловко за то, что с Викой случился такой казус.

– Мне будто воздуха не хватает иногда… но это только из-за моего характера. Во всем вижу насилие над моей личностью, – тут же добавила она веселым тоном. Это было правдой: беззлобное занудство Нестеровой вряд ли можно было назвать «давлением».

– Как там Лем сказал: «Человеку нужен человек», – задумчиво процитировала Елена. – Но человеку сложно с человеком, – на лице ее вдруг набежала тень. – Мы с Аней как раз очень сильно поругались перед тем как… как… перед тем как она…

– Погибла, – закончила за нее Вика.

– Да, погибла. И я ничего не могу вернуть. И сказать ей… – голос Елены надломился, словно она снова собиралась разрыдаться, – попросить прощения.

– За что? – зачем-то спросила Вика, старательно отгоняя от себя образ Светки, одиноко бродящей по «Пятерочке».

– За то, что не сдержала своего обещания. За то, что не смогла…

По тому, как она закусила губу, Вика наметанным взглядом определила, что вероятность истерики приближается к девяноста процентам. Но любопытство уже разгорелось.

– Что не смогли?

– Уйти от мужа. К ней.

На этом месте гомофоб презрительно скривился бы, либерал незаметно приподнял бровь и попросил еще кофе. Вика нахмурилась – либо у нее гей-радар не сработал, либо всё это время она его подсознательно глушила…

– Почему?

Интересно, чего так испугалось ее слишком сознательное подсознание?

– Потому… – Елена нервно отодвинула от себя чашку. – Я обещала все решить до весны. Но затянула… Не знала, как сделать это без скандала. Олег о разводе и слышать не хочет, стоит мне намекнуть, он впадает в истерику. А если бы узнал, что я ухожу к Анне, то я уверена, он не стал бы молчать и непременно рассказал бы моим близким… – из груди ее вырвался судорожный вздох. – Мои родные… мама, дядя, братья… они прекрасные люди, но очень консервативные. Для них однополые отношения абсолютное табу.

– Ее не устраивали тайные отношения? – тихо спросила Вика.

Взгляд у Елены стал безучастным и в то же время сосредоточенно-глубоким, как будто она смотрела внутрь себя.

– Она устала. Устала от того, что я замужем и вынуждена уделять Олегу внимание. Мы с ним уже давно не близкие люди, но тем не менее есть определенные обязанности, есть устоявшийся круг друзей и знакомых и какая-то привычка… – голос Елена стал жестче: – Меня ждали на другом берегу, но я боялась войти в холодную воду.

Она потерла лоб, словно стараясь отогнать неприятные мысли.

– В тот день мы с ней договаривались встретиться. Но Олег попросил меня приехать к нему за город. У него, как назло, случился приступ мигрени, и он не захватил с собой лекарство. Лежал пластом, абсолютно без сил. Аня знала, что с ним такое бывает и что он не может обойтись без таблеток. Но ужасно рассердилась, что я отменила встречу. Сказала, что я всегда выбираю его. И я ответила ей… – прервавшись, Елена сделала глубокий вдох. – Сказала, что если бы она меня любила, то не мучила бы. А она ответила, что больше не будет меня мучить и повесила трубку. Я не стала перезванивать, решила, пусть остынет. А когда я уже была на даче, мне позвонила ее сестра… – Елена замолчала.

Вика почувствовала, что обязана сказать что-то утешительное. Но в голову ничего не пришло, кроме: «Я уверена, вы бы помирились».

– Наверное. Теперь я этого никогда не узнаю. Если только мы не встретимся там, – Елена посмотрела на потолок. – Как думаешь, там есть что-то?

– Не знаю, – Вика вдруг сообразила, что с ней перешли на «ты». – Может быть. Но было бы неплохо, если бы душа и вправду оказалась бессмертна.

– Она не у всех имеется, – Елена пристально посмотрела ей в глаза. – Спасибо тебе. Мне действительно надо было выговориться.

Уже у дверей Вика, заметив ручку с блокнотом на тумбочке в прихожей, сказала:

– Я оставлю вам свой номер. Если что-то будет нужно, звоните… В любое время, – добавила она, выводя на бумаге цифры. – Не стесняйтесь.

– Надеюсь, не понадобится. Можно я тебя обниму? – вдруг спросила Елена.

– Конечно, – Вика неловко ткнулась в разведенные руки и почувствовала, как они крепко сжимаются на ее спине. Она замерла, ощущая на шее теплое дыхание. «Спасибо тебе, хорошая моя», – прошептала Елена и поцеловала ее в щеку.

Пробормотав: «Берегите себя», Вика выскочила из квартиры как ошпаренная. Мягкие нежные губы были так пьяняще близко, что у нее закружилась голова. Она посмотрела на телефон, беззвучно мигающий сообщениями от Светки. На часах было без двадцати восемь.

Примечание:

Анамнез – (от греч. ἀνάμνησις – воспоминание) – совокупность сведений, получаемых при медицинском обследовании путём расспроса самого обследуемого и/или знающих его лиц.

Часть 3. Конвергентное мышление


Несмотря на жару, мужчина был упакован в строгий черный костюм.

– Я чувствую, они хотят от меня избавиться, – он вытер бисеринки пота со лба белоснежным платком.

– Кто именно они? – Шишкина с серьезным видом пометила что-то в своем блокноте.

– Коллеги.

Вика скосила глаза на экран телефона. Светка прислала мем с Гретой Тунберг. «Хватит убивать докторов, чтобы сделать докторскую колбасу». Не удержавшись, она прыснула и тут же, натолкнувшись на укоризненный взгляд Галины, сделала серьезное лицо.

– Почему вы так решили? – устало спросила Шишкина.

Мужчина снова провел платком по лбу.

– Они намекают, смеются, перестают разговаривать, когда я вхожу в кабинет. Резко так обрывают разговор, будто меня обсуждали.

– И давно это началось?

Улучив момент, Вика ответила веселым смайлом. В душе зашевелилось нечто неприятное, похожее на угрызения совести. Это чувство преследовало ее со среды, когда, вернувшись, она рассказала о Бородиной, и Светка не стала выносить ей мозг и даже немного прониклась, но тут же, со свойственной ей прагматичностью, посоветовала не вовлекаться: «Ты разве не знаешь, что врач должен уметь выстраивать вокруг себя стену и не впускать в себя чужие эмоции». Совет ценный, но запоздалый – Елена не выходила из головы. И даже приснилась как-то. Вика не помнила, что происходило между ними во сне, но проснувшись с рукой между ног, чувствовала себя так, словно изменила, и в порыве раскаяния даже пропылесосила всю квартиру вне очереди.

– С тех пор, как меня повысили. Они специально это делают. Давят на меня психологически. Мне плохо, доктор. Я весь извелся. Есть не могу, спать, – его пальцы заскользили по узлу галстука так, словно он намеревался развязать его, но вместо этого он, кажется, затянул узел еще туже. – И зам мой смотрит на меня тоже как-то не так. Я уверен, меня подсиживают. Компромат на меня собирают. Специально слабые места ищут. Генеральный вызвал недавно, у меня голова закружилась. В обморок упал. Пошел к терапевту районному, она говорит, идите к неврологу. А у них там очереди аж на август. Вот, решил к вам прийти.

– И правильно решили, – Шишкина бодро закивала головой. – У нас тут лучшие специалисты. Я вам пока выпишу этифоксин – по две капсулы утром и вечером. А вы еще к психологу нашему зайдите – Ариадна Степнева, прекрасный молодой специалист.

Ариадна приходилась Шишкиной родной дочерью и специализировалась на когнитивной терапии.

– Так а психолог мне зачем? Мне надо, чтобы я в обмороки не падал.

– Вам необходимо обучаться релаксации. Всё в комплексе лечить надо, Григорий Иванович, – шариковая ручка Шишкиной резво забегала по бланку. – Всё в комплексе. Сейчас мы вам назначим МРТ, чтобы точно исключить органику, а вы, когда будете внизу, в регистратуре очередь к психологу возьмите. Она только по средам и пятницам принимает.

В левом верхнем углу монитора со звоном вспыхнул красный флажок. Программа уведомляла о том, что к Шишкиной на сегодня записался еще один пациент. Ровно через пятнадцать минут к ним должен был явиться Олег Бородин. Вика нервно повела плечами. За те двое суток, что прошли с момента ее встречи с Еленой, она успела смириться с мыслью, что больше никогда ее не увидит. Мысль эта была грустной, но приносила определенное облегчение – общение с нестабильными людьми ей было противопоказано. Как сказал когда-то Костя: «Ты явно любишь качели, но с твоим вестибулярным аппаратом тебе на них лучше не садиться».

И вот, когда она уже почти перестала думать о Елене (сон не в счет), та снова замаячила на горизонте. И ей совсем не понравился радостный трепет в сердце, который она ощутила при виде знакомой фамилии.

Бородин в три широких шага пересек кабинет и, скомкано поздоровавшись, уселся в кресло. Он не изменил своему подчеркнуто-небрежному стилю, на этот раз облачившись в мятый светло-кремовый костюм и бежевые сандалии.

– Извините, что беспокою вас. Но я уже не знаю, что делать! Все это прогрессирует… – он накрыл ладонью подрагивающее колено, пытаясь унять дрожь. – Может быть, я себя накручиваю, но я боюсь за нее.

– Спокойней, спокойней, не торопитесь… – Шишкина заглянула в свои записи, – …Олег Михайлович, – добрым материнским голосом прожурчала она. – Расскажите мне по порядку. Что случилось?

– Сегодня у Лены на работе произошел неприятный инцидент. И… – он остановился и сделал глубокий вдох. – Секунду…

– Воды? – участливо спросила Галина Петровна и кивнула Вике.

Взяв протянутый стакан, Олег несколькими большими глотками осушил его, пролив часть на себя. На светлой льняной ткани расплылись темные пятна.

– Я сегодня несколько часов не мог до нее дозвониться по срочному вопросу. Сообщения мои она тоже не читала. Позвонил Юле, и она сказала, что у Лены истерический припадок, она всё крушит в своем кабинете, и никто не понимает, что делать…

– Юля – это кто? – перебила Галина Петровна.

– Секретарь Леночки, она работает у нее уже давно и хорошо знает ее характер, поэтому и была в шоке. Лена очень редко повышает голос и вообще человек сдержанный, – привстав, Бородин поставил стакан на стол. – Я приехал за ней, уговорил открыть мне дверь. Ее всю трясло… я никогда раньше ее такой не видел. И она всё время повторяла, что ей всё надоело.

– Так по какой причине она сорвалась? – Галина Петровна надела очки и начала что-то писать.

– Да там странно все… – Бородин слегка замялся. Может быть, внезапно сообразил, что обсуждать свою жену за глаза – не очень красиво. Вика и сама сейчас испытывала двойственные чувства: после их разговора у Елены дома абстрагироваться не получалось. Наверное, правило стены всё же не зря придумали.

– Продолжайте, пожалуйста, – мягко произнесла Шишкина. Бородин тяжело вздохнул и потер темнеющую на подбородке щетину.

– Лена еще неделю назад подписала официальное письмо в Росаккредитацию, запечатала в конверт, и секретарь в тот же день отправила конверт с курьером. А сегодня ей позвонили и сказали, что ее вопрос не будет решен, потому что вместо письма она вложила… просто чистый лист бумаги… Ее это буквально выбило из колеи и вот… – он развел руками.

– Интересно, – задумчиво произнесла Галина Петровна.

Вике это не понравилось. «Интересно» у Шишкиной обозначало, что речь идет не о какой-нибудь легкой фобии, встречающейся у каждого второго человека, живущего в эпоху пандемий, глобального потепления и повышения цен на коммуналку.

– И в результате она устроила самую настоящую истерику. Вещи швыряла, кричала, рвала какие-то бумаги. Когда я приехал, на Юле… секретаре, – пояснил он опять, как будто боялся, что Шишкина не запомнила, – лица не было. Говорит, чуть в голову ей чашка не прилетела.

– Так вы говорите, раньше не было таких приступов агрессии? – спросила Шишкина.

Бородин энергично замотал головой.

– Нет, что вы. Нет. Лена очень спокойная, выдержанная… она вообще закрытый человек, замкнутый даже. Наружу эмоции никогда не выплескивает. Характер очень сильный, и думаю у нее еще с детства травма осталась из-за того, как отец умер. Может, это повлияло…

– А что случилось с ее отцом? – тонко выщипанные брови Шишкиной взлетели вверх.

– Это давняя история, конечно… – Бородин снова замялся в нерешительности. – Покончил с собой, когда ей было четырнадцать. Повесился в сарае и именно Лена обнаружила тело.

– А причины известны?

– Нет, – Бородин задумался. – Он воевал в Афганистане, потом пить начал, вроде… Но я не расспрашивал особо… в душу не лез. Есть такие воспоминания, с которыми человеку лучше оставаться наедине.

Последнее высказывание походило на цитату из книги, возможно даже из его собственной.

– Говорила ли она о том, что он страдал психическим заболеванием?

Вика почувствовала, как грудь сдавило ледяным грузом. Перед глазами всплыли строки из учебника по клинической психиатрии – слуховые псевдогаллюцинации, ложные воспоминания, параноидный синдром с манией преследования. Признаки шизофрении налицо.

– Нет, конечно, – Бородин пожал плечами. – Лена из глубинки, там не стесняются алкоголизма, но все, что касается душевного нездоровья, достаточно стигматизировано.

– А где сейчас ваша супруга? – Шишкина откинулась на спинку кресла. – Вы предлагали ей обратиться ко мне после того, что случилось?

– Да, естественно… я уговаривал ее, можно сказать, умолял, – он усмехнулся и взлохматил свои и без того растрепанные волосы. – Но она только еще больше начала из-за этого нервничать. Сказала: «Езжай, пиши свой роман, а меня оставь в покое». Всё время повторяет, что с ней всё в порядке, но я же вижу… да все уже видят, что нет.

– Вы писатель? – Шишкина удивленно взглянула на Олега Михайловича из-под очков.

– Да, – он вздохнул. – Я сейчас над третьей книгой работаю и поэтому, в основном, нахожусь за городом. Не могу отвлекаться ни на что… мне нужна абсолютная тишина, – он вздохнул. – Но, конечно, сегодня я все бросил и приехал…

– Ей нужно обследоваться, – Галина Петровна сняла очки и двумя пальцами начала массировать переносицу. – Убедите ее прийти ко мне на прием.

– А если она не согласится? – его колени опять задергались. – Если она что-то с собой сделает?

– Ну что вам сказать, – Шишкина сложила очки и положила их в футляр. – Уговаривайте. Против воли мы никого госпитализировать не можем. Если только человек не представляет опасности для окружающих. Или если будет попытка суицида…

Вика представила Елену в смирительной рубашке и поморщилась.

– Понимаю… – Бородин поднялся с кресла. – Попробую ее убедить.

– Я ей заменю таблеточки на более сильные. Но с ними поосторожнее, за руль точно не садиться, – Шишкина быстро начала заполнять рецептурный бланк. – Неплохо бы и легкие антидепрессанты попить. Флувоксамин по сто миллиграмм тоже два раза в день. Звоните мне в любое время, – Галина Петровна протянула бланк вместе с визиткой. – Здесь мой мобильный.

– Спасибо! – Бородин, не глядя, сунул их в карман. – Большое вам спасибо! С меня книга с автографом.

Шишкина изумленно приподняла бровь и широко улыбнулась:

– Даже так. Ну спасибо.

– Только лишней макулатуры мне дома не хватало, – проворчала она, как только за ним закрылась дверь. – Я, вон, дефицитные когда-то подписки не знаю кому сбагрить. Тебе Гюго не нужен, кстати?

– На «Авито» дайте объявление, – Вика выключила компьютер.

– Хорошая идея, – пробормотала Шишкина и подошла к шкафу.

– Думаете, у нее что-то серьезное? – вопрос вырвался непроизвольно.

– У кого? – Галина достала из шкафа удобные мокасины и с явным наслаждением на лице скинула лодочки на каблуках.

– У Бородиной.

– А… ну там все может быть. Ты же слышала про отца. Такое часто передается по наследству. Хотя, конечно, вот так с кондачка диагнозы не ставятся. Кое-какие намеки на продуктивную симптоматику есть, ну и когнитивные нарушения. Чистый лист вместо письма… – Шишкина покачала головой. – Пока что я больше склонна считать, что это реактивная психогенная депрессия с тревожными состояниями – на фоне тревоги возникают сверхценные идеи персекуторного характера. Но возможно, это шизофрения.

– За ней еще и человек следует, по ее словам. В красной бейсболке…

Галина Петровна остановилась на полдороги к двери.

– Что-то я такого не припомню.

Вика вздохнула – повинную голову не секут, или как там.

– Бородина мне об этом сказала, когда приходила. Вы тогда на симпозиум уезжали… в среду. Она была очень расстроена, мы поговорили немного, и я порекомендовала к вам записаться.

– Поговорили? – Галина Петровна приподняла бровь. – Ты себя кем возомнила? Фрейдом? Юнгом? Или этим… прости господи, Лабковским?

– Никем… она нервничала, плакала, я просто не знала, что мне делать.

– Тебе? Что тебе делать? Да ничего! – прочеканила Галина Петровна. – В таких ситуациях пациента направляют к дипломированному специалисту. У нас тут их до хрена. Только на этом этаже сидят три доцента, – слово «доцент» в устах Шишкиной почему-то звучало как оскорбление.

– Извините, я не подумала, – Вика опустила глаза.

– Рrimum non nocere2! – Шишкина подняла вверх указательный палец. – Слышала про такое? Или вас сейчас учат только, как диагнозы гуглить?

– Слышала, – тихо произнесла Вика.

– Ну вот и замечательно, – голос у Галины смягчился. – Твое счастье, что муж ее не в курсе и не пожаловался начальству. А то хорошая история получится: младший медперсонал в нашей клинике консультирует направо и налево. Еще немного – и санитарки начнут сеансы психоанализа устраивать.

– Я поняла, – сообщать о том, что она еще и дома у Бородиной кофе пила, после такой бурной реакции было бы чистым безумием.

– Ладно, – Галина Петровна сурово улыбнулась. – Молодая и энергичная. Больше никакой инициативы. Карточки заполняй и не рыпайся.

***
В субботу они со Светой поехали в ТЦ – покупать новые подушки. Старые уже давно выводили Нестерову из себя, поскольку не отвечали ее критериям. Все окружающие ее предметы должны были быть ортопедическими или эргономическими, обязательно гипоаллергенными, а если речь шла о бытовых электроприборах – еще и мультирежимными и программируемыми.

В поисках подушек они забрели в огромный павильон с инсталляциями спален «под ключ».

Блуждать среди установленных на низких пъедесталах «королевских будуаров» Вике надоело довольно быстро.

– Приляжем, – скомандовала она и завалилась на устрашающе огромную кровать с тяжелым пологом из бархата цвета индиго, обрамленным золотыми кисточками.

Света остановилась рядом в нерешительности.

– Ну давай, иди сюда, – улыбаясь, Вика чуть согнула ноги в коленях. – Мы же потенциальные покупатели. Имеем право проверить, мягко ли нам будет спать.

Света прикусила губу, сдерживая улыбку.

– Ну, в общем-то, имеем, – с напускной серьезностью произнесла она и, вороватым движением задернув полог, плюхнулась на кровать рядом с Викой.

– Ну как? – Вика словно невзначай коснулась светлых волос. – Нравится ли вам сие ложе, ваше Величество?

– Очень. Особенно его цена, – Света показала на ценник с многочисленными нулями, висящий на стене над кроватью. – Матрас Jysk с латексной пеной, микроклеточная структура – должно быть очень круто.

– Расскажи мне еще про микроклеточную структуру… – она провела рукой по оголившемуся Светкиному бедру (как удачно, что сегодня она надела короткую юбку), чувствуя, как ее накрывает возбуждение. – Ты же знаешь, как на меня действует, когда ты занудствуешь?

– Не сходи с ума, – тихо сказала Света, но вместо того, чтобы отстраниться, придвинулась ближе, позволяя Викиной ладони нырнуть под юбку.

Где-то послышались отдаленные шаги и голоса.

– Позволь мне сорвать твой бутон, – прошептала Вика, давясь от смеха, – он уже почти распустился под моими пальцами…

– Сучка, – выдохнула Света ей в ухо и подалась навстречу.

Голоса то приближались, то удалялись. Матрас под ними ортопедично спружинил, а вместе с ним дрогнул полог… По прерывистому Светкиному дыханию было ясно, что та возбудилась не на шутку.

– Поехали домой, потрахаемся? – Вика надавила костяшкой безымянного на нужную точку…

Нестерова неожиданно громко застонала, будто позабыв, что вообще-то лежит на выставочной кровати в магазине, а вовсе не у себя дома.

Где-то снова послышались шаги.

Давясь от смеха, Вика вытащила пальцы из-под юбки.

– Там челядь в опочивальне толпится, волнуются, как принцессе понравилась латексная пена.

– Бля, – шлепнув ее по заду, Света зашлась в беззвучном смехе, и сползла с кровати.

Озираясь как воры, они выбрались из-под полога и с облегчением вздохнули – в зале никого не было. Вика кивнула на подушку, валяющуюся у изголовья:

– Берем в качестве трофея?

– По такой цене? – Света нахмурилась. – Я на eBay дешевле найду.

Вика ухмыльнулась. Обычно все их прогулки по ТЦ заканчивались именно этой фразой.

– Ну тогда пошли бургеров похаваем?

Они стояли в очереди в Макдональдсе, когда Вика услышала трель своего мобильного. На экране высветился незнакомый номер: «Реклама или соцопрос», подумала она, но почему-то нажала на «Ответить».

– Здравствуйте, Вика. Это Елена Бородина.

Сердце заколотилось с такой силой, что, казалось, пробьет грудную клетку.

– Ты картошку будешь? – Света бросила на нее вопросительный взгляд.

Вика помотала головой и приложила указательный палец к губам.

– Вот прямо сейчас за мной опять следует эта машина.

Несмотря на шум, она расслышала, что голос Елены дрожит.

– «Фольксваген»? – Вика вытерла о брюки неожиданно вспотевшую ладонь. И отошла в сторону, оставив Свету стоять в очереди.

– Да. «Туарег» синего цвета. Я уверена, что это не галлюцинация. Он едет за мной уже несколько кварталов. Сейчас свернула в Трехпрудный… и он тоже. Понимаешь? – Елена опять перешла на «ты».

– Понимаю, – Вика судорожно пыталась вспомнить, как именно нужно говорить с пациентом в стадии обострения. Стоит ли ей сделать вид, что она верит в бредовые фантазии? А вдруг Елена только еще больше разнервничается и, потеряв управление, врежется во что-то… – Всё нормально, – она облизала пересохшие от волнения губы. – Всё хорошо. Ничего страшного не происходит. Вы можете где-нибудь сейчас припарковаться?

– Сейчас… – в трубке раздались непонятные шорохи и щелчки.

– Вы здесь? – осторожно спросила Вика.

– Да, я съехала на обочину. Попыталась сфотографировать его, но всё вышло смазано. Могу послать, если хочешь.

Вика почувствовала острую жалость. Все-таки Елена была нездорова. Интересно, сколько синих «Фольксвагенов-Туарегов» в Москве. Существует ли такая статистика?

– Не надо ничего посылать. Я все равно не врач. Вам лучше обсудить всё со специалистом. Хотите запишу вас к Шишкиной?

В трубке повисла тишина.

– Нет, не хочу, – раздался громкий выдох, а может, это был фоновый шум. – Я сама решу, что мне делать, – дрожь в голосе сменилась на стальные нотки.

– Пожалуйста, Елена, я просто хочу помочь… это для вашего же блага. Вам нужно…

– Извините, что побеспокоила. До свидания.

Она отсоединилась, оставляя Вику наедине с терзаниями: «А может, не стоило так?.. Она там совсем одна, и ей не к кому обратиться». Мысль о том, что эта красивая успешная женщина может оказаться параноиком с рекуррентной формой шизофрении, вызывала когнитивный диссонанс.

Она вернулась к Свете, которая, продвигаясь вместе с очередью, надела наушники и тихо объясняла невидимому собеседнику что-то про очистку кэша и режим инкогнито.

Закончив разговор, Нестерова небрежно спросила.

– Кто звонил?

– Та самая Бородина… машину снова видела, которая, якобы, ее преследует. Хотела фото послать.

Малодушно вставленное в предложение «якобы» четко обозначало ее скептическое отношение.

– Ой, а летающую тарелку она заодно не сфоткала? – Света рассмеялась.

– Знаешь, такое может с каждым случиться, – мрачно произнесла Вика, чувствуя себя предателем. – Ничего смешного.

– Ну сорри, это, конечно, не самая удачная шутка, – Света виновато посмотрела на нее.

– Просто я вот думаю… Может, у нее из-за смерти этой ее Ани что-то действительно щелкнуло в голове, и она фиксируется на машинах этой марки? Ну, то есть едет по городу, видит «Фольксваген-Туарег» и всё… ей кажется, что он за ней следит.

– Это довольно несложно выяснить. У нее что, нет даш камеры? Если высокое разрешение, то даже на приличном расстоянии номер можно будет разглядеть.

– Не знаю, – Вика покачала головой. – Наверное, нет.

– Ну посоветуй ей, пусть поставит, и всё станет ясно. Если это будет один и тот же номер, для Москвы достаточно и двух раз в разных районах, чтобы понять, что это не рандомное совпадение.

– Не знаю… – если Бородина больна, то сказать ей про камеру – все равно, что предложить человеку, которому мерещатся мыши, купить ловушку, вместо того, чтобы убедить его принимать лекарства. – Лучше пусть с врачом поговорит. Не хочу вмешиваться.

– Это правильно, – Света посмотрела на висящее над головой меню. – Так ты картошку будешь?

Примечание:

Конвергентное мышление (от лат. cоnvergere – сходиться) – форма мышления. Основано на стратегии точного использования предварительно усвоенных алгоритмов решения определенной задачи.

Часть 4. Дивергентное мышление


За окном, не на шутку разойдясь, палило солнце, а в кабинете царил арктический режим. От постоянных перепадов температуры у Вики начался насморк и разболелось горло. И к тому же мучил жесткий ПМС. Она была зла на весь свет, хотела сладкого и думала о Бородиной. Вернее о том, насколько хуевой по шкале от одного до десяти является идея позвонить ей и спросить про самочувствие. Будет ли это считаться «вредом»? Или вполне сойдет за мероприятие по маркетингу медицинских услуг.

Последняя на сегодня пациентка ушла с пачкой выписанных рецептов и направлений, и Шишкина тут же, с необычайной резвостью сбросив белоснежные одеяния, подскочила к настенному зеркалу и начала взбивать свои свежеокрашенные платиново-голубые волосы. Обводя губы коралловой помадой, она вдруг сообщила, что идет встречаться «со старым другом». Кокетливое подмигивание, которым она сопроводила эту фразу, обозначало, что секс после пятидесяти все же существует. Эту мысль Вика сразу же постаралась заблокировать и, как только за Галиной Петровной закрылась дверь, нажала на сохранившийся во входящих звонках номер. Она просто извинится и предложит посетить «Праксис».

«Раз, два, три», – считала она про себя гудки, собираясь после четвертого скинуть, но Бородина ответила

– Я слушаю.

– Это Вика, – уточнила на случай, если Бородина, сочтя ее номер бесполезным, удалила контакт. – Извините, что я так резко позавчера вам ответила.

– Ничего страшного, – сказала Елена чарующим хрипловатым голосом.

– Мы можем сегодня встретиться и поговорить? – выпалила Вика, охреневая от своей потрясающей силы воли.

Елена молчала. Вике даже показалось, что разговор прервался. Но в этот момент Бородина произнесла:

– Хорошо. Подъезжай на «Международную» к шести, я сейчас на встрече в «Ламбике». Как раз где-то через час закончу. Тебе подходит?

– Ага, нормально, – сказала Вика назло внутреннему голосу, нагло твердящему, что ничего нормального в ее поведении нет.

Чтобы окончательно легитимизировать свой неэтичный поступок, она написала Нестеровой, объяснив, что едет исправлять свою ошибку.

***
До прозрачных дверей с надписью Brasserie Lambic оставалось около десятка шагов, когда Вика заметила высокого крепкого парня в красной бейсболке. Он стоял в нескольких метрах слева от входа, и взгляд его был направлен на окна ресторана. Как раз в это время из ресторана торопливо вышла Елена. Мужчина тут же развернулся и быстрыми шагами начал удаляться. Вика метнулась было за ним, но он свернул в ближайший проулок, быстрее, чем она успела глазом моргнуть. А когда она добежала до поворота, его уже и след простыл.

Елена подлетела к ней взволнованная и запыхавшаяся. Лицо ее заливала мертвенная бледность, а зрачки расширились так, словно в них закапали двойную дозу атропина.

– Ты видела его?! Видела?!

– Да. Жаль, догнать не успела, – с досадой произнесла Вика.

Погоня, пусть и безрезультатная, разбудила в ней то ли охотничий азарт, то ли ностальгию по игре в «казаки-разбойники».

Они медленно направились к ресторану.

– Ну вот, – сокрушенно сказала Елена. – Я же говорила. Я его даже толком рассмотреть не могу. Он никогда близко не подходит.

– Я рассмотрела его. Хотите нарисую?

– Ты можешь? – изумленно спросила Бородина.

– Если найдете карандаш и бумагу.

Она перестала таскать с собой скетчбук еще четыре года назад, чтобы избавиться от компульсивной потребности изображать Туманову на каждом чистом листе, а потом и вовсе забросила рисование.

Пока Елена обсуждала с кем-то по телефону рабочие проблемы, Вика по памяти набросала портрет сталкера. Темные глаза, круглое лицо, короткая щетина над тонкими губами и на подбородке, мощная шея – она грубоватыми штрихами подчеркнула квадратные скулы и придвинула к Елене лист.

Некоторое время та разглядывала портрет без всяких эмоций, а затем медленно произнесла:

– Я, конечно, видела его только издали, но мне кажется, очень похоже. Ты училась где-то? Здорово рисуешь!

Вика пожала плечами: похвала вызвала неприятные ассоциации.

– Художку закончила. Но суть не в этом. Главное, теперь вы знаете, что это не галлюцинация и вас реально кто-то преследует. С чем я вас и поздравляю, – она усмехнулась.

– Не представляешь себе, как много это для меня значит, – на мгновение лицо Бородиной осветила слабая улыбка. – Я так боялась… очень не хотелось сходить с ума.

Сама Вика пребывала по этому поводу в легком смятении – она только-только начала привыкать к мысли, что ей нравится красивая сумасшедшая женщина, и вдруг новые вводные.

– Осталось понять, зачем он за вами ходит? И как узнал, что в это время вы будете в этом ресторане?

Елена пожала плечами:

– Я здесь почти каждый день, все это знают. Мой офис недалеко, в «Северной башне». Пешком десять минут. Сегодня в пять со знакомым риск-менеджером кофе пили.

Может, и с Самгиной она здесь так же сидела, украдкой держала ее за руку под столом, говорила ей о любви… Вику охватила неясная тоска. У Бородиной была своя история и своя жизнь, в которую Вике определенно не стоило вмешиваться. Но она каким-то образом умудрилась ввязаться и теперь не совсем понимала, какую роль должна играть: стороннего наблюдателя, помощника, спасателя? Или домохозяйки, которая насмотрелась детективных сериалов:

– Интересно, что ему от вас нужно? Может быть, это конкуренты под вас роют? Ну, типа, промышленный шпионаж.

– Вряд ли. У меня своя ниша, и никому это не нужно… Хотя… – после небольшой паузы Елена махнула рукой. – Да нет, это абсурд.

– Что именно?

– Просто вспомнила, что полгода назад один товарищ меня очень активно уговаривал продать компанию. Такой напористый тип. Даже на яхту свою нас с Олегом приглашал в круиз.

– А вы не хотели продавать?

– Ну разумеется нет. Два миллиона, конечно, заманчиво звучало, но для меня это не просто бизнес, я этим живу. Так что я вежливо отказалась. Хотя на яхте мы прекрасно отдохнули, – Елена усмехнулась, – в общем, я даже не знаю, почему о нем вспомнила, это никак не связано… – она будто вела диалог с изображением, длинными пальцами почти ласково касаясь лица на портрете.

Вика невольно вообразила, как эти пальцы нежно скользят по ее коже, и, ощущая пугающий прилив возбуждения, заставила себя подумать о Нестеровой и о том, что фантазии это тоже измена.

– Моя девушка сказала, что вам надо установить видеорегистратор заднего обзора, чтобы засечь номер «Фольксвагена». Двух совпадений будет достаточно.

– Хорошая мысль. И как я сразу не сообразила… – взяв телефон, Бородина начала в нем что-то искать.

– Я тоже не додумалась. Просто у нас мозги не так, как у айтишников, устроены. Любой нормальный человек рядом с ними чувствует себя немного тупицей.

Елена рассеянно улыбнулась и, нажав на нужную кнопку, приложила трубку к уху.

– Прямо сейчас договорюсь с сервисом.

Пока она общалась с каким-то Максимом, Вика злилась на себя за сковывающее бедра сладкой мукой, почти невыносимое желание коснуться изящных пальцев, нервно постукивающих по столу в такт репликам: «Мне нужно сегодня или в крайнем случае завтра рано утром… Не думала, что у вас такое отношение к вип-клиентам, Максим… ”

Елена раздраженно попрощалась и, прищурившись, заскользила пальцами по экрану телефона.

– Ауди центр. До чего милые люди. В порядке очереди, очередь до Красной площади и все, как один, випы. Буду искать другую фирму. Но боюсь, что нигде срочно не получится.

– Я сейчас вернусь.

Вика быстро вышла из зала на улицу и позвонила Нестеровой.

Не стоило этого делать. Но желание «достать с неба луну» уже завладело ею наперекор всякому здравому смыслу.

На вопрос, может ли она самолично установить видеорегистратор, Света отреагировала без всякого энтузиазма. По расписанию у нее сейчас были игры на выживание в «Фортнайт».

– А чего ты вдруг решила вмешаться? Безумие становится коллективным?

– Она абсолютно нормальная, как выяснилось. Но за ней реально бродит какой-то урод.

Вика красочно описала, как увидела парня в бейсболке. И как Елена выбежала из ресторана и спугнула его.

– В общем, все довольно мутно, – резюмировала она.

– А ты теперь решила поиграть не в доктора, а в детектива? – с сарказмом спросила Света. Но по тону ее голоса было заметно, что она заинтересовалась.

– Ну почему бы и нет, – подыграла Вика. – Кстати, прототипом Шерлока был врач…

– Меня это охуенно должно мотивировать, по-твоему? – мрачно произнесла Света. – Ладно, короче. Заедьте в «М.Видео», я тебе сейчас скину название. И кстати, чтобы не палиться, нужно какого-нибудь чебурашку. Я в пузо вмонтирую, и всё будет заебок.

Вика ожидала увидеть на лице у Бородиной восторг, ну или как минимум радостное удивление, но Елена, услышав про Нестерову, тут же нахмурилась.

– Нет. Мне неудобно напрягать твою Свету.

– Света обожает возиться с техникой. Для нее, можно сказать, это хобби. И я уже договорилась.

– Стоило прежде спросить меня, – в голосе Елены появился необычный холод. – Я бы сказала, что меня этот вариант не устраивает.

– Это, – медленно произнесла Вика, – лучший вариант из всех возможных. И в вашей ситуации идти на принцип, как минимум, неразумно. Но кто я, чтобы вас учить? – встав, она излишне резко отодвинула стул. Смотрелось немного истерично, но ей было плевать. Пусть Бородина думает о ней что угодно. – Мне пора.

– Подожди, – Елена поспешно поднялась следом. – Не сердись. Ты права – в моем положении не выбирают. Но я…

– Но вы сейчас перестанете говорить глупости и поедете со мной в М.Видео за видеорегистратором марки, – она заглянула в чат, куда уже пришло сообщение от Светы, – «Ксиоми». И какую-нибудь мягкую игрушку нужно купить, будем в нее камеру прятать.

Как только Бородина встала, Вика поняла, что выиграла, и вдруг ощутила власть над ней. Это было совершенно сумасшедшее и вместе с тем пьянящее ощущение, которое, однако, быстро исчезло.

– Ну всё, всё, – губы Елены растянулись в улыбке. – Твоя взяла, я сдаюсь… только не шуми.

***
Они заехали в ТЦ на Таганской, где довольно быстро отыскали нужную модель. В том же центре, только на другом этаже, располагался магазин мягких игрушек «Эксперто». Войдя в павильон, обе застыли в растерянности. Плюшевая живность с комфортом расположилась на стеллажах, в корзинах и просто свисала гроздьями с полок. От всех этих медвежат, зайчиков, обезьян и лисят у Вики зарябило в глазах.

– Ну давай выбирать, – Елена усмехнулась. – Тебе кто больше нравится?

– Он, – Вика ткнула пальцем в медведя-панду с красным атласным сердцем в лапах.

– Почему именно панда? – Елена вытащила из корзины розового кота. – А не этот красавчик, например.

– Потому что, – Вика улыбнулась. – Он забавней. А вы в курсе, что за сутки он вынужден сжирать около тридцати килограмм бамбука, чтобы нормально наесться?

– Нет, – Елена улыбнулась в ответ и положила кота обратно в корзину. – Но впечатляет.

– А еще, чтобы половчее захватывать тонкие стебли, панды постепенно отрастили себе шестой палец, – Вика понимала, что ее несет, но остановиться уже не могла. – И это поразительно, потому что новый палец – результат эволюционного давления. Не слопал за день достаточно бамбука и лежишь без сил – и вот потомство оставил уже не ты, а твой шестипалый сосед.

Она цитировала дословно. Туманова умела преподавать так, что факты оставались в голове надолго, а может, и навсегда. «Изменчивость, наследственность, естественный отбор, пупсики. Если бы скорость набора сообщений в телефоне давала эволюционное преимущество, как знать, какую форму рук мы бы наблюдали у людей спустя несколько поколений».

– Любопытно, – Елена сняла панду с полки и повертела в руках. – Любишь биологию?

– Ненавижу, – губы против воли расползлись в кривой усмешке.

Елена улыбнулась понимающей улыбкой человека, который ничего не понял, но ничего больше не спросила.

***
Чудом проскочив пробки, красная ауди притормозила у подъезда дома в Ковровом переулке. Света ждала во дворе. На ней был ее любимый ярко-бирюзовый «Адидас» с радужными лампасами («Вот разрешат у нас гей-парады, а у меня уже наряд фрика-гопника готов»). На поясе как патронташ висел набор инструментов.

Сдержанно поздоровавшись с Еленой, Света взяла из рук Вики коробку с камерой.

– Как тебе? – Вика протянула ей яркий пакет из «Эксперто».

Света прыснула, доставая панду.

– Неожиданно. Она такая милая. И как мы будем ее потрошить?

– Под наркозом, – Вика достала из рюкзака банку любимого Светкиного Adrenaline Rush, которую успела прихватить в «Перекрестке».

– О, вот это отлично, – с шумом открыв жестянку, Света сделала несколько глотков и протянула ее Вике. Допив содержимое, Вика швырнула банку в урну возле подъезда и покосилась на Елену, быстро набирающую что-то в своем телефоне. Наверняка воспринимает их с Нестеровой, как парочку милых, но стремноватых тинейджеров. Ну и пусть.

– Ладно, – Света достала из патронташа пинцет. – Обойдемся без хирургического вмешательства. Пусть это будет супер-панда с третьим глазом прямо здесь, – она пожала двумя пальцами пушистую лапку и включила свет в салоне.

Вика и Елена следили за ее манипуляциями, затаив дыхание: маленькая камера отлично поместилась между лап, объектив торчал наружу и, если специально не приглядываться, был практически незаметен. Покончив с пандой, Света вытащила монтерский нож: «Подключу провода к прикуривателю, а кабель протяну между креслами», прокомментировала она и принялась зачищать контакты.

Стоя возле машины, Вика ощущала, что ее знобит – к вечеру жара спала, и легкий ветер начал теребить засыпающие кроны деревьев. Ей вдруг отчаянно захотелось произнести: «Мне холодно» – и почувствовать, как Елена прижимает ее к себе, чтобы согреть.

– Неплохой район. Вы тут давно живете? – Елена перевела глаза на подъездную дверь, из которой как раз в эту минуту выходил пожилой сосед с овчаркой.

Вика представила себя в уютном теплом кольце ее рук и нервно пнула носком кроссовки бордюр.

– Год уже.

– Это съемная? Или своя?

– Съемная. Нам повезло, всего сорок платим.

– Да уж. Арендная плата в Москве и десять лет назад была неадекватной, – Елена внимательно посмотрела на нее. – А родители как относятся к тому, что вы вместе? Или они не в курсе? Извини, что спрашиваю. Просто вдруг любопытно стало.

– В курсе. Нормально относятся. Денег дают, чтобы я у Светки на содержании не жила. Да, Свет? – громко спросила Вика, наклоняясь к окну.

– Жаль, они за моральный ущерб мне не доплачивают, – отозвалась Нестерова и, погладив панду по голове, прикрепила ее скотчем к заднему стеклу. – Смотри в оба, – наказала она ей.

– Отсюда точно получится? – Елена приблизилась и встала за спиной у Вики, заглядывая в салон.

Ощутив лопатками полную упругую грудь, Вика замерла, боясь пошевелиться. Остановись, мгновение, ты прекрасно. В том, что она так возбудилась от чужих сисек в присутствии Светы, было нечто запредельно гадкое, но от этого штырило только сильнее.

– Да, у этой камеры крутое разрешение, и все пишется на MicroSD. Дайте ваш мобильный, я установлю аппликуху.

Елена протянула телефон. Грудь ее еще теснее прижалась к Викиной спине. В висках застучало от нестерпимого желания.

– Все готово, – произнесла Света, проверяя еще раз, хорошо ли закреплен провод. – Сейчас потестим. Главное, убедиться, что номерные знаки распознаются. Можете проехать мимо этих машин и сделать пару разворотов?

Следя за тем, как «Ауди» медленно движется вдоль ряда припаркованных во дворе автомобилей, Вика сжала Светину ладонь:

– Спасибо. Ты охуенно крута.

– Почаще это повторяй, – Света хмыкнула. – Чтоб не забыть.

Сделав пару кругов по двору, Елена притормозила рядом с ними. Выйдя из машины, она взволнованно спросила:

– Ну как?

– Сейчас проверим.

Открыв приложение в ее мобильном, Света продемонстрировала видео. Зум давал четкую картинку номеров машин, несмотря на сумерки.

– В общем, пишет нормально, – она вернула Елене телефон. – Советую проверять ежедневно, потому что, если диск переполнится, будет писать поверх старых файлов. А вообще, простите за мои пять копеек, но мне кажется, вам стоит нанять профессионала из какого-нибудь частного агентства, а не заниматься самодеятельностью.

Молча выслушав, Бородина качнула головой и ничего не ответила. И только усевшись за руль, произнесла:

– Меня не устраивает, что этот профессионал будет копаться в моей личной жизни. К сожалению, как вы знаете, мне есть, что скрывать. И я не доверяю посторонним. Спасибо вам еще раз за помощь.

Когда красное «Ауди» скрылось из виду, Света саркастично усмехнулась:

– Поздравляю. Ты, видимо, для нее уже не посторонняя. Лесбуха на доверии.

– А чо так зло? – Вика прищурилась. – Тебе какая разница?

– Да просто бесят все эти овцы, сидят в своих шкафах и трясутся, чтоб про них не узнали. «Мне есть, что скрывать», – кривя губы, передразнила Нестерова.

Едкое замечание было в точку, и если бы речь шла о ком-то другом, Вика непременно слилась бы с Нестеровой в совместном порыве праведного гнева против трусливых овец с внутренней гомофобией. Но двойные стандарты уже работали на полную мощность.

Они вошли в лифт.

– Я же тебе говорила, она с Алтая, семья скрепная, что ты хочешь от нее? Плюс, она вообще-то замужем.

Света нажала на кнопку и прищурилась:

– Ты много чего о ней говорила, только почему-то забыла рассказать, что она так охуенно выглядит. Я себе как-то иначе эту твою лжесумасшедшую представляла. Теперь понятно, откуда в тебе столько энтузиазма.

Если бы они шли по ступенькам, Вика бы непременно споткнулась.

– Пфф, – фыркнула она, глядя в упор в потемневшие от возмущения голубые глаза. – Причем тут внешность?!

– При том! Знаешь, что такое синдром пизды в поле from? Твой диагноз.

Лифт остановился. Света выскочила на площадку первой.

– Что-что? Какой синдром? – Вика нагнала ее уже, когда она, звеня ключами, отпирала замок.

– Ну знаешь… когда на техническом форуме появляется какая-нибудь типичная ванилька и начинает задавать очевидные вопросы, все парни буквально из штанов выпрыгивают, чтобы ей помочь. Хотя, если бы с таким вопросом пришел мужик, его бы скорее всего высмеяли и послали нахуй.

Света с ожесточением сорвала с ног кроссовки, швырнула их в тумбу для обуви так, что она покачнулась, и стремительно прошла в ванную.

– Бред какой, – разувшись, Вика подошла к открытой двери и встала в проеме. – Она симпатичная. Но вообще не в моем вкусе.

– Да неужели? Я вот уверена, что у тебя на нее стоит, – с враждебной интонацией произнесла Нестерова, срывая с крючка полотенце.

– Да с чего ты взяла? – Вика нервно улыбнулась и облизнула губу, уже точно зная, чем закончится этот разговор.

– Да с того, – Света вдруг яростно толкнула ее к стене и запустила руку в штаны.

– Что ты… – Вика почувствовала, как костяшки Светкиных пальцев больно уперлись в лобок, и вместо того, чтобы отстраниться, вжалась еще сильнее.

– Стоит? – низким голосом спросила Света и вошла в нее глубоко и резко, но двигать рукой не стала.

Чувствуя себя насаженной на руку тряпичной куклой, Вика безвольно мотнула головой.

– Не слышу! – пальцы толкнулись в ней требовательно и снова замерли.

– Только на тебя, – соврала Вика.

– Повтори.

От нового резкого толчка мышцы бедер свело сладкой истомой.

– Только на тебя, – Вика подалась вперед и нашла сжатые Светины губы. – Только на тебя, – соврала она снова, прежде чем впиться в них поцелуем.


Примечание:

Дивергентное мышление (от лат. divergere – расходиться) – форма мышления. Основано на стратегии генерирования множества решений одной единственной задачи.

Часть 5. Елена. Алголагния


С утра Елена не поехала на работу – позвонив заму, велела самой провести совещание, к которому почти месяц готовились три отдела. Услышав удивленный голос Натальи, рявкнула: «Справишься».

Машина застряла в небольшой пробке. Поворотник отстукивал метрономом, как бомба с часовым механизмом, готовая вот-вот взорваться. Елена и сама была на грани… нервы натянулись до предела. Она ехала в прошлое, которое не хотела не то что ворошить, она прикасаться к нему не желала. Но в ресторане, когда Вика спросила про конкурентов, вдруг подумала, а что если… Рассказывая о Фаркове, предложившем два миллиона за фирму, размышляла о той, у кого действительно могли быть мотивы и цели. Слежка вполне в духе Эвы Сабеевой. Ведь караулила же она у подъезда когда-то давно. Телефон Еленин из рук выхватывала, проверяя переписку. И даже после того, как Елена уволилась, еще полгода не оставляла в покое. Звонила по ночам, надрывно умоляя приехать, а потом, злобно брызгая матом, проклинала и обещала отомстить.

Вике она, конечно, ничего о Сабеевой говорить не стала. Пришлось бы объяснять необъяснимые вещи и суетливо искать оправдания своим поступкам, оберегая репутацию selfmade woman от неверных выводов, которые Вика наверняка сделала бы, услышав эту давнюю историю.

Несомненно в прелестной светловолосой головке существовала иерархия, по которой женщины, изменяющие мужьям с женщинами, стоят намного выше блядей, раздвигающих ноги ради карьеры.

Вику разочаровывать не хотелось. Ее хотелось восхищать. А еще сажать на колени, баловать, трепать по волосам и говорить нежности. Щекотно отзываясь внизу живота, желания эти слегка пугали. Вика ей нравилась. Нравилась так сильно, что кровь отливала от мозга даже при случайном прикосновении. «Пизде не прикажешь», – любила приговаривать Сабеева, когда Елена, требуя оставить ее в покое, орала: «Да почему именно я? Что, мало девок вокруг?»

Решив срезать, она поехала через дворы, чтобы не тормозить на светофорах и переходах, пропуская бесконечные потоки пешеходов. Сабеева, скорее всего, сейчас толкает вдохновляющий спич на утренней планерке. Если, конечно, распорядок за шесть лет не изменился.

Между блядями, с раздвинутыми ногами карабкающимися по карьерной лестнице, и жертвами служебного харассмента существовала огромная разница. Но Елена не относила себя ни к той, ни к другой категории. В те годы она была просто серфером, скользила по волнам реального мира и изо всех сил пыталась удержаться на доске, подбадривая себя грубым «не сотрется». Волны хлестали в лицо влажными жаркими поцелуями и запахом чужого вожделения.

Она свернула в Озерцовский переулок. Небоскреб, в котором по-прежнему располагался офис EVAS, вот-вот должен был вынырнуть из-за сверкающих в солнечных лучах зеркальных зданий.

Когда-то она ехала сюда на метро, трепеща перед важным собеседованием с «хозяйкой». Так на предварительной встрече назвала гендира (и по совместительству владелицу компании) девушка из HR.

«Оптовая дистрибуция европейской косметики» звучало скучно, но многообещающе. Честолюбивые мечты о преобразовании кустарного производства, которым владел ее дядя в родном захолустье, в успешную респектабельную фирму находились пока в режиме standby. Несмотря на ласкающие слух слова «натуральное» и «отечественное», раскрутиться без опыта, начального капитала и связей было нереально.

Лозунг EVAS «Мы улучшаем жизнь» Елена восприняла буквально, тем более, что в объявлении о вакансии сулили достойную зарплату и профессиональный рост. После Амстердама она горела энтузиазмом и была уверена, что ее нешаблонное мышление и умение видеть возможности там, где большинство видят проблемы, впечатлят любого работодателя.

Все свои блистательные идеи Елена четко изложила во время собеседования, не скрывая, что готова добиваться целей в бизнесе любыми средствами.

Сказала об этом как бы в шутку, подстегнутая интересом в каре-зеленых глазах сидящей напротив сорокалетней (вранье, на самом деле ей было сорок пять) женщины. И в итоге получила место аналитика по исследованию бизнес-операций, с очень высокой ставкой и отдельным кабинетом. Елена искренне верила, что ее кандидатуру выбрали благодаря прекрасному резюме и остроумным ответам на вопросы.

Эту иллюзию Сабеева безжалостно разрушила через год, когда, лежа с ней в постели, со смехом сделала признание, ненужное, как флаер о распродаже, всученный на улице замызганным кроликом-аниматором: «Потекла, как только увидела, а когда услышала голос – кончила. Поэтому и взяла тебя, а не парня из «Фаберлик», у которого резюме точно длиннее члена».

Войдя в здание, Бородина задержалась у цветочного киоска в вестибюле. Вспомнила, как покупала здесь любимые Сабеевой мрачные фиолетовые розы. Как вручила их утром перед корпоративом, приложив к букету открытку-сердечко «самому очаровательному боссу в мире». Наивно полагая, что флирт с замужней гетеросексуальной начальницей – это всего лишь игра. Голова у Елены, несмотря на амстердамский апгрейд, все еще была набита провинциальными стереотипами – она свято верила в то, что склонять к сексу могут только начальники мужского пола.

И поэтому седьмого марта, сидя за столом среди топ-менеджеров, она весело пила текилу на брудершафт и вежливо целовала захмелевшую Сабееву в краешек рта. Елене казалось, что она контролирует ситуацию, даже когда Эва, тяжело поднимаясь со стула, попросила проводить ее в кабинет – она хотела сменить туфли на более удобные.

И даже когда Сабеева, стоя в одном лабутене, словно теряя равновесие, оперлась на Елену, прижалась всем телом и часто задышала в ухо нежным восторгом, она все еще не верила, что между ними что-то может произойти.

Поверила, когда шепот перешел в глубокий поцелуй, когда чужой язык требовательно завибрировал под небом и с нее сползла впервые надетая в честь Международного женского дня дорогущая брендовая юбка из коллекции ANArKH.

А окончательно поняла, что назад хода нет, когда голова Сабеевой оказалась у нее между ног. Сопротивляться было неудобно, да и неприятно ей не было, и в конце концов мысль о предстоящем повышении вызвала сладкий спазм. Решив, что рефлексировать она будет потом, Елена застонала.

«Сучка не захочет, другая сучка не отлижет», – позже скажет ей Эва, когда она обвинит ее в домогательстве во время одной из многочисленных ссор. Но в тот вечер Елена еще не знала, что секс с гендиректором станет чем-то вроде еще одной функциональной обязанности. И, разумеется, даже в самом кошмарном сне не могла представить, что Сабеева будет в буквальном смысле сходить по ней с ума.

Лифт открылся с мелодичным звоном, шумные манагеры внутри обсуждали чью-то презентацию, не стесняясь нецензурных реплик. Войдя, Бородина опустила голову – вдруг в толпе затесался кто-то из бывших коллег. Видеть изумленные взгляды не хотелось – ведь по официальной версии, которую Сабеева всем озвучила, Елена – неблагодарная сука, которая предала компанию, бросив важный проект, да еще и позже, открыв свой бизнес, увела несколько крупных клиентов.

Разумеется, никто из коллег не подозревал, что творилось между Сабеевой и Еленой. О конфиденциальности заботились обе. А публичные разносы, крики и оскорбления никого не удивляли. В EVAS истерики Сабеевой считались классикой, и обязанность их терпеть негласно входила в должностную инструкцию.

Но основные разборки, конечно, проходили за закрытыми дверьми. Поводы для скандалов Сабеева высасывала из воздуха: обмен улыбками во время совещания с симпатичным начальником айти отдела: «Трахнуть его хочешь, сучка, по глазам вижу. Чешется в одном месте, да?»; или слишком долгий разговор с кем-то по телефону: «Я час не могла дозвониться, и не ври мне, что это по работе»; новая прическа: «Какого хуя не посоветовалась? Я что, ничего не значу для тебя?»; отказ от секса: «С кем-то уже ебешься, дрянь? Вышибу тебя отсюда с волчьим билетом. Тебя ни в одну приличную компанию не возьмут, уж я позабочусь об этом, не сомневайся. Поедешь к себе на Алтай шишками торговать».

Но Елена больше не собиралась ни на кого работать. Поэтому не слишком боялась угроз. Не увольнялась, потому что хотела основательней изучить подноготную косметического бизнеса, поднакопить управленческого опыта и обзавестись связями. Да и внушительные суммы бонусов в конце каждого квартала приятно утяжеляли растущий в банке счет и приближали «выход на свободу».

Скандалы всегда заканчивались одинаково. Сценарий не менялся: «Прости меня, я плохо себя вела. Ты ведь накажешь меня, да?» Сатанея, Елена не без удовольствия хлестала ладонью по бесстыже заголенному пышному заду. Никакая эксклюзивная косметика не спасала Сабееву от целлюлита.

Елена быстро отыскала в лабиринте коридоров нужную дверь – кабинет гендиректора оставался там же.

Игнорируя склонившуюся над телефоном светловолосую девушку в приемной, Елена толкнула дверь, не обращая внимания на запоздалое: «Женщина, вы куда?»

Эва ела «Творог мягкий Danone» с нулевой жирностью.

«Все в порядке, Зоя», – произнесла она, вытирая рот салфеткой.

Елена отметила свежую пластику: куда-то делась глубокая складка между бровями и лучистые морщины вокруг глаз. Волосы зато как всегда были выкрашены иссиня-черным.

Дверь за спиной мягко прикрылась, отрезая пути к отступлению.

– Лена, – улыбаясь, Эва встала ей навстречу. – Я почему-то чувствовала, что ты придешь.

Елена шагнула вперед, вблизи лишенное морщин лицо казалось восковой маской. Исчезли даже ямочки на щеках. Жаль, они ей нравились.

– Чувствовала? Да неужели? Скажи еще, ждала.

– Ждала.

– Ну и зачем парня наняла ходить за мной? Чего сама не приехала, не позвонила?

– Парня? – улыбка мягко сползла с неестественно полных губ. – Какого парня?

– Да ладно, – Елена усмехнулась, – не ломай комедию. Я все уже поняла. Ты захотела привлечь мое внимание? Ну вот я здесь, и?..

– Не знаю, о чем ты, но я рада, что ты здесь… – Сабеева разглядывала ее так, словно не могла насмотреться, а потом улыбнулась. И эта гнусная гиалуроновая улыбка переполнила чашу терпения. Сейчас Елена почти не сомневалась в том, что ее догадка оказалась правильной.

– Что тебе нужно от меня? Это месть? Ты совсем с ума сошла? Семь лет прошло. Я думала, ты успокоилась.

– Какая месть, Лена?! – каре-зеленые глаза изумленно расширились. – Если бы я хотела тебе отомстить, поверь, сделала бы это сразу, как только ты, как последняя тварь, кинула меня.

– Я тебя не кидала. Я ушла, потому что так захотела, ясно? Я не твоя собственность и никогда не была! И трахаться с тобой мне противно было, – соврала, чтоб ужалить побольнее, и достигла своей цели: Сабеева отшатнулась. Это не успокоило, только взбесило еще больше. Елена схватилась за широкий лацкан тонкого трикотажного пиджака от Gucci, притянула к себе близко, ощущая знакомый запах табака и мятной жвачки.

– Я в полицию напишу заявление! Расскажу, что ты меня преследуешь. У меня переписка сохранилась с угрозами твоими. «Чтоб ты сдохла и Олег твой сдох», – ты мне в день свадьбы написала. Ты…

– Ха-ха-ха, – Сабеева не вырвалась, только откинула голову назад, смеясь. – Давай, жги, Ленусик. Пиши, кому хочешь, если не ссышь. Твоему Олегу всё понравится. А вдруг и до деревни твоей докатятся слухи, – грудь под трикотажем заходила ходуном. – Там все староверы, нафиг, охуеют, когда узнают, как гордость их села пизду бабам лижет.

– Заткнись! – она наотмашь ударила безукоризненно гладкую щеку. – Заткнись! Заткнись! – Сабеева хохотала, а она продолжала бить. – Заткнись, сука.

Увидев, как знакомо мутнеют от возбуждения каре-зеленые глаза, она попятилась, но Сабеева схватила ее за локоть, потянула руку вниз.

– Пожалуйста, ты не можешь так уйти. Пожалуйста…

– Признайся, что это ты. Обещаю, я никому не скажу, – ласково произнесла Елена. – Будем знать только ты и я.

Свободной рукой, не отрывая взгляда от лица, на котором виднелись следы ее пятерни, она расстегнула пуговицу на брюках, игриво ущипнула пальцами складки живота, обозначая серьезность своих намерений.

– Только ты и я, – повторила Сабеева, задыхаясь. – Что… что мне сказать?

– Чья эта машина? Кто за рулем? Ты или этот парень?.. Кто он? Это он сбил Аню?

В глазах Сабеевой замелькало растерянное недоумение, такое невозможно подделать. Да и артистизмом она никогда не отличалась.

– Я не знаю, не знаю, не знаю… накажи меня…

Всхлипнув, Сабеева навалилась на нее всем телом, толкая на кресло. Елена почувствовала, что кисть её оказалась в капкане, между полных ляжек.

– Прекрати немедленно. Отпусти! – в бешенстве она задергала рукой. Но безрезультатно, ляжки расслабились только после того, как по ее запястью тонкой струйкой потекла влага. Черт, она и забыла про сквирт.

– Все? – она брезгливо повела плечом, на которое Сабеева в изнеможении опустила голову. – Салфетку дай.

Поднявшись на ноги, та, не застегивая брюк, прошла к столу и вытащила из ящика влажные салфетки. Вытянула одну и протянула пачку Елене.

– Подумай, кому еще кроме меня подлость сделала. С тебя станется, – не стесняясь, она, слегка нагнувшись, вытерла промежность.

– Извращенка, – сказала Елена, не чувствуя никакой злости. – Старая, больная на голову извращенка.

Она кинула использованную салфетку в урну и встала.

– Приходи еще, – усмехнувшись, Сабеева подмигнула ей. – Повод придумывать необязательно, если что.

***
Словно по закону подлости, как только она завела мотор, позвонила мама. Елена торопливо нажала «Ответить», пальцы всё еще казались липкими, хотя по дороге на парковку она специально забежала в туалет вымыть руки.

– Привет, мам, все в порядке? – она пристегнулась и тронулась с места.

– Да у нас всё как обычно, только вот что-то ночью плохо спала, опять видела тебя во сне маленькой. Нехорошо это…

– Да перестань, – ее мать была достаточно религиозна, но это не мешало ей верить сонникам, астропрогнозам и пророчествам Блаватской.

– Ты как себя чувствуешь?

– Прекрасно. А у тебя как поясница?

– Да Валентин пчел «проставил» и отпустило. Лен, зачем ты меня обманываешь? Я ведь всё знаю.

Сердце забилось с такой силой, что, казалось, ее грудь разорвется на клочья. Онемевшими от волнения губами она спросила:

– Что всё? Ты о чем?

– Олег вчера звонил. Оказывается, у тебя серьезное нервное истощение. Ты когда мне рассказать об этом собиралась? – строгим голосом спросила мать. – Он говорит, ты от обследования отказываешься.

«Идиот». Елена облегченно выдохнула и, затормозив на светофоре, вытерла о брюки вспотевшие ладони.

– Олег преувеличивает, мамочка, – произнесла она спокойно, стараясь скрыть недовольство. – Он человек творческий, ты же знаешь. Сочиняет истории. Я себя чувствую абсолютно нормально…

– Может, я приеду? А? Или давай ты? Это у тебя всё от переутомления и от Москвы этой… Ешь там что попало, дышишь бензином…

– Мама, не начинай, пожалуйста. Всё хорошо, я тебе клянусь. У Олега паника по любому поводу. Вспомни, как он переживал, что его укусил энцефалитный клещ. Вспомни… как он дядю Валика доставал, чтобы тот его в больницу отвез пункцию делать. Все симптомы у себя нашел.

Мать хмыкнула в трубку. Елена представила себе, как на ее лице появляется насмешливая улыбка, и вздохнула – когда-то давно они понимали друг друга с полувзгляда.

– Так, ну-ка не гони на моего любимого зятя. Ты же знаешь, я этого терпеть не могу.

– Я ему язык вырву за то, что он тебя разволновал попусту, – зло сказала она.

– Сейчас! Смотри на нее, разошлась как вшивый по бане. Он святой, что тебя, выдергу, терпит, другой бы не стал….

Свет сменился на зеленый, и она втопила педаль.

– …и заботится, и не пьет…

Ей показалось, что сзади между машинами мелькнуло что-то синее, и она сбавила скорость, медленно закипая от назидательных интонаций.

– У вас там сегодня погода как? Жарко, как и на прошлой неделе? – из-за едущего следом «Лексуса» показалась синяя «Хонда».

– Да печет, – тут же переключилась мать. – В Майме уже тайга горит, боимся, чтобы к нам не перекинулось. Ты там береги себя, Лен. Душа у меня неспокойна. Еще и сон этот дурацкий.

Елена сглотнула внезапно появившийся в горле ком.

– Всё это ерунда. Но если ты хочешь приехать, я всегда рада, ты же знаешь.

– Знаю, доча, знаю. Ты когда прилетишь-то?

– Я же говорила: раньше сентября не вырвусь, мам.

Ей вдруг остро захотелось лечь на мягкую шелковистую траву возле дома и, успокоив глаза бескрайней синевой, глубоко вдохнуть сухой смолистый аромат сосен.

– Ну и хорошо, – мать умиротворенно вздохнула. – За грибами пойдем, пироги напечем. Выспишься. Валик вот вчера мне хариуса принес, три кило, наверное. Сейчас уху сварю. Может, Лешка с малой заедут.

Мать говорила еще какое-то время об уютных житейских мелочах, а затем вспомнила, что начинается ее любимый сериал «Слепая», и попрощалась.

Нажав на «Отбой», Елена посмотрела в зеркало заднего вида. Прямо за ней ехал синий «Фольксваген-Туарег».


Примечание:

Алголагния – (от греческих слов «алгос» – боль и «лагния» – сладострастие).

Часть 6. Амбивалентность


В среду Вика вернулась домой позже обычного. Усилившаяся жара плохо влияла на людскую психику – прием растянулся до шести вечера.

Судя по густому аромату специй и женскому голосу, вещающему из кухни: «Аккуратно перекладываем содержимое в другую кастрюлю…», у Светы случился затык в проекте, и она совершала перезагрузку мозга с помощью кулинарных инстаблогерок.

Вика вымыла руки и прошла на кухню:

– Привет. Чем так вкусно пахнет?

– Фаршированными перцами с шампиньонами и белыми грибами, – поверх короткой майки и спортивных шорт Света нацепила фартук, разрисованный микки-маусами и гуфи. Вика подошла и обняла ее сзади, сомкнув руки на животе.

– Очень соблазнительно…

– Ммм, – Света откинула голову назад, подставляя шею для поцелуя. – Ты о перцах?

– Жаль, я не мужчина, и ты не можешь задницей ощутить, о чем я сейчас мечтаю.

Губами она дотронулась до мочки уха – зная, какой эффект это произведет, и не ошиблась: ложка, которой Света помешивала соус, дрогнула в ее руках и застыла над кастрюлей.

Самое ужасное, что мечтала она последнее время совсем не о Нестеровой. Но раз за разом сама провоцировала ее, чтобы хоть как-то искупить вину за неправильные мысли.

– Пригорит, – пробормотала Света.

– Выключи пока, – целуя ее за ухом, она грубо сжала упругие ягодицы, обтянутые синтетической тканью.

Из рюкзака, брошенного в коридоре, заиграла Xena: Warrior Princess3, которую она в каком-то странном порыве установила для звонков от Бородиной.

– Я сейчас, – пообещала Вика и кинулась за телефоном.

С замирающим сердцем она как можно тише произнесла: «Привет» – и сразу поспешила выйти на балкон. Последний раз они говорили позавчера, когда Елена прислала ей скрин записи, на которой отчетливо был виден синий «Фольксваген».

– Привет, – голос в трубке звучал словно издалека, – слушай… – Елена замолчала. Выждав паузу, Вика произнесла в трубку нетерпеливое «Алло?».

– Опять этот странный писк. Час назад вернулась домой и… – Вика услышала судорожный вздох. – Олегу позвонила. Спрашиваю, что может пищать? Может, это электроника какая-то поломалась. А он сразу начал истерить, что я не пью таблетки. Мы поругались, – Елена снова вздохнула. – Но это как обычно…

– При чем тут таблетки? Скажите ему, что мы видели этого мужика в красной бейсболке. Я могу подтвердить, если надо.

– Нет. Ты не представляешь, в какой панике он будет, если поймет, что за мной действительно следят. У него и так по жизни паранойя, – в трубке раздался смешок. – Даже не понимаю, почему я ему позвонила, лучше бы сразу тебе.

– Лучше бы, – Вика прижала к уху телефон и тихо произнесла: – Я сейчас приеду. Хочешь?

Граница была стерта окончательно. Ответное «хочу», прозвучавшее после длинной паузы, пронзило электрическим разрядом.

Она вернулась на кухню совершенно опьяненная этим «хочу» и тут же протрезвела, увидев сервированный по всем правилам стол, на котором сквозь сдвинутую набок крышку исходила паром кастрюля с перцами.

– Бородина звонила. Опять какой-то писк. Я смотаюсь быстро, посмотрю, что там.

Нестерова взяла половник и сняла крышку.

– Ты сейчас пошутила?

От сильного запаха специй Вику замутило, она инстинктивно отступила к двери и опустила взгляд, чтобы не видеть, как темнеют от гнева светло-голубые глаза и как трепещут крылья точеного маленького Светкиного носика.

– В смысле, пошутила? Ей реально страшно. Она не понимает, что это за хрень. Может быть, это прослушка? Ну, типа, сломалось в ней что-то, и она пищит? Может так быть?

– Да мне поебать, как там может быть. Слышишь? Мне поебать, где у твоей Бородиной пищит. В голове или, блядь, в трусах! Ты на себя посмотри! Она позвонила – и ты уже побежала, волосы назад!

– Не ори! Что ты орешь?! У человека стресс. Она там одна сидит и слышит какую-то хрень. И фиг знает, что с ней может случиться.

– А ты тут при чем?! – Вике сделалось не по себе. С таким же зверским выражением лица Нестерова обычно отстреливала мутантов в Fallout. – У нее муж есть. Да хуй с ним. С ее бабками, она, блядь, может охрану нанять. Не разорится. Ты тут при чем? А?! Ты, блядь, кто? Кто ты ей вообще?

– Ты же сама слышала, не хочет она привлекать никого.

Света швырнула половник на стол, продолжая в упор смотреть на Вику.

– Всë, блядь! Меня уже эта твоя слишком до хуя о себе понимающая тётка задолбала! Поедешь сейчас к ней – можешь не возвращаться!

– Глупости не говори. Я быстро. Обещаю, – пролепетала Вика, пятясь в коридор. Напялив кеды, она даже не стала их зашнуровывать. В полурасстегнутой рубашке с рюкзаком наперевес выскочила за дверь. Не дожидаясь лифта, слетела вниз по ступенькам и почти бегом направилась в сторону «Римской». В вагоне она ехала стоя, потея от духоты, угрызений совести и неуёмных эротических фантазий.

Выбравшись из метро, удивилась тому, как всё переменилось. Сумрачное небо заволокло тучами, а ветер, угрожающе шумя в вершинах деревьев, агрессивно бросался в лицо пылью. Стремительной походкой она направилась в сторону Фурманного переулка, стараясь не думать о том, что происходит сейчас со Светой. Мысли эти были неудобными, и отравляли удовольствие от постоянно проигрываемого в голове хрипловатого «хочу».

***
Бородина встретила Вику в строгом деловом костюме. Жакет металлического цвета придавал серым глазам стальной блеск. Каштановые волосы были собраны на макушке в чопорный пучок.

Держа у уха телефон, она бросила короткое: «Проходи» – и ушла в гостиную. Разувшись, Вика отправилась следом. Елена продолжала разговаривать, стоя у окна, за которым ветер в припадке ярости гнул ветви старых деревьев. Присев в кресло, Вика вытащила телефон, написала Нестеровой: «Сними с балкона белье, плиз» – и послала поцелуй. Уверенный твердый голос за спиной вызывал желание снять собственное белье: внутри всё звенело, реагируя на сталь, как рамка металлоискателя.

Наконец, Бородина произнесла финальное: «Договаривайся с ними о личной встрече на следующей неделе… это нужно им, так что пусть решают», – и положила трубку.

– Будешь виски? – Елена кивнула на открытую бутылку «Бушмилса», стоящую на барной стойке. – Вообще-то я предпочитаю вино, но сейчас мне точно нужно что-то покрепче.

– Буду, – ей тоже был нужен алкоголь, чем больше, тем лучше. Чтобы потом трусливо на него списать, если натворит глупостей.

Пригубив из наполненного на четверть квадратного бокала, она спросила:

– Где конкретно пищало?

– На этот раз в спальне. Хотела переодеться, и внезапно… так громко… – Елена сделала большой глоток из стакана. – Я сразу ушла оттуда, даже дверь прикрыла – такое ощущение противное, будто что-то за мной следит и попискивает. Вот сижу тут… – Елена усмехнулась и кивнула в сторону бутылки, стоящей на стеклянном столике. – Решила напиться, чтобы не нервничать.

– Может, пойдем туда? – в предложении отправиться в спальню двусмысленность неловко громоздилась, как лед на толстом дне ее стакана. – Вдруг повторится.

– Всë возможно, – Елена взяла со стола бутылку. – Пойдем.

В спальню вел длинный коридор, увешанный кричащими репродукциями Уорхола. Наверняка это писатель решил выпендриться и загрузить пространство поп-артом.

– Ты присаживайся, я сейчас вернусь, – Елена указала на небольшую винтажную кушетку, стоящую возле широченной двуспальной кровати. – Переоденусь только.

Она скрылась в гардеробной комнате.

Вика отпила из бокала и огляделась. С фотографии, стоящей на трюмо среди рассыпанной косметики и парфюмерии, смотрела счастливая пара Бородиных. За спиной у них белели вершины Алтайских (вероятно) гор. Никаких других следов присутствия Бородина не наблюдалось.

Она допила остаток и налила себе еще. Всё вокруг казалось излучающим бешеную сексуальную энергетику: даже кремовые шторы из органзы, даже камин, облицованный серым мрамором, и бежевое пушистое покрывало – всё это ощущалось как одна сплошная провокация. Видимо, дело было в виски, а еще в том, что в нескольких метрах от нее, за дверью, Елена снимала с себя одежду.

Мысли, устремившиеся по опасному вектору, перебил звонок телефона, оставленного Еленой на кровати. Любопытство одержало верх над тактичностью. Вика по-страусиному вытянула голову и, заглянув в экран, увидела короткое «Олег».

Елена вышла из гардеробной в тренировочных брюках и футболке, разрушив Викины влажные мечты о полупрозрачном халатике. Посмотрев на экран, вздохнула, но всё же ответила сухим: «Да».

– Ничего, спать ложусь… всё нормально уже, – на ее лице появилось скучающее выражение. – Не переживай. Да… наверное… показалось…

Она замолчала, прислушиваясь, а затем, подняв глаза на Вику, приглашающе хлопнула рукой по покрывалу. Вика пересела на край кровати. Елена полулегла, облокотившись на подушки.

– Нет… но, если не смогу заснуть, то обязательно. Да, обещаю. Хорошо, я поняла. Да, напишу, если что… – она опять сделала паузу и, повернувшись к Вике, одними губами произнесла: «Приляг». Вика послушно опустила голову на подушку, едва ощутимо пахнущую мужским парфюмом, и, чтобы не сойти с ума от перевозбуждения, представила себе, как «Джон Сноу» трахает Елену в этой самой спальне, на этой самой кровати. Это немного помогло, но всё равно затылок начало ломить от невозможности дотронуться до той, которая находилась на расстоянии вытянутой руки.

– Нормальный у меня голос. Нет, я не обманываю тебя. Всё действительно в порядке. Соседку? Зачем? Ты ей позвонил? Олег, ты в своем уме? Только этого мне не хватало… я еще не отошла от маминых расспросов, – она резким движением вытащила из волос шпильки и тряхнула головой – волнистые каштановые волосы легли на плечи мерцающим каскадом.

Вика вдруг отчетливо представила себе, как ложится на нее сверху и целует в губы и как Елена, не прекращая разговора, раздвигает бедра и властным движением руки нажимает на ее макушку, заставляя спуститься ниже.

Судорожно сжимая стакан, она отпила маленький глоток.

– Не надо было ни о чем ее предупреждать. Я же сказала, со мной всё отлично. Нет, я не упрямлюсь, Олег! И не нужно вмешивать еще и Наталью Петровну… – она снова тряхнула головой и с ожесточением произнесла: – Да!.. – пауза, – Да!.. – и еще одна. – Нет, уже не боюсь… Я не отрицаю… Боже, – Елена закатила глаза. – Хватит лезть мне под кожу… не смей больше ни с кем это обсуждать… Потому. Всё, спокойной ночи.

Елена сердито швырнула телефон на тумбочку и уставилась в потолок. Вика не стала ждать окончания скорбной паузы и произнесла универсальное:

– Давай выпьем.

«А давай», – нарочито бодро прозвучало в ответ.

Губы болезненно обожгло. Она инстинктивно облизнула их.

– Любишь виски? – спросила Елена, отставляя бокал в сторону.

– Люблю всё, что расслабляет, – Вика села повыше, поудобнее устраиваясь среди многочисленных подушек.

По лицу Елены заскользила неопределенная улыбка.

– Это всё обманчиво, конечно. Лучше не злоупотреблять… у меня отец так в свое время начал пить, чтобы снять напряжение, и уже не мог остановиться.

– Я знаю, что он покончил с собой, – алкоголь определенно развязал ей язык.

– Откуда? – привстав на локте, Елена посмотрела на нее с изумлением.

– Твой муж рассказал Шишкиной, когда приходил в пятницу.

– Вот как, – на переносице у Елены появились вертикальные складки. – Что же еще он говорил?

– Что тебе плохо на работе стало.

– Ах, да… – Елена недовольно поморщилась. – Дурацкая история. До сих пор не понимаю, как так вышло. Отправила вместо письма в инстанцию чистый лист, хотя абсолютно точно помню… не знаю, не важно… неприятный момент, и я ужасно расстроилась, сорвалась, – она вздохнула. – Думала – ну неужели крыша, действительно, съехала, – на ее губах заиграла насмешливая улыбка. – У меня всегда идеальный порядок в документах и тут такой нонсенс. Понимаешь?

Вика кивнула, отпила глоток из бокала и подумала о том, что хотела бы каждый вечер так лежать и слушать этот хрипловатый голос.

– Твой муж сказал, что ты была на себя не похожа.

– Да, обычно я не швыряю в сотрудников вещи. Я вообще редко повышаю голос. Поэтому на них это и произвело такое впечатление. Юлька, моя секретарь, так перепугалась, что реветь начала, бедная. Мне до сих пор стыдно, между прочим. Терпеть не могу всех этих психованных начальников, которые орут и унижают, потом извиняются и чуть ли не целоваться лезут к подчиненным, и так по кругу. Встречала таких… давно, – Елена прикрыла глаза.

– Так что там Олег сказал про моего отца?

– Сказал, что он покончил с собой, но неясно почему.

– Всё он знает, – Елена возмущенно фыркнула. – И на могиле у моего отца был на кладбище под Чемалом. Мы вместе на годовщину ездили, и я говорила ему, что отец из Афганистана вернулся совсем другим человеком. Не мог жить нормально после того, что он там видел и делал. Зачем Олег вообще его упомянул, непонятно.

– Ну вообще-то это нужно для сбора анамнеза. Если у твоего отца, к примеру, был диагноз – шизофрения… – Вика взяла Еленин опустевший бокал и подлила в него виски, – это могло передаться по наследству.

– У папы был посттравматический синдром… – выдохнула Елена и залпом осушила бокал. – Какое же Бородин невозможное трепло и врун! Про себя выдумывал всегда невероятные истории для журналистов, а теперь и про меня начал.

– Какие истории? – Вика придвинулась чуть ближе, любуясь темно-каштановыми локонами, рассыпавшимися на подушке.

– Да много чего, – губы Елены презрительно искривились. – Во всех интервью рассказывает про репрессированного деда и родителей диссидентов. Только на самом деле деда его на год сажали за хулиганство и уже не при Сталине, а при Хрущеве. И родители… самиздат читали, а кто тогда его не читал в Москве?

– Действительно, – заплетающимся языком произнесла Вика, уже без всякого стеснения разглядывая соблазнительные формы, обтянутые тонкой хлопковой тканью. Ее начало развозить.

– Выпьем еще, – Елена сама налила в бокалы. – Опасный сорт, кстати, – она улыбнулась.

– Почему? – их глаза встретились.

– Потому что именно его я пила, когда впервые переспала с девушкой, – медленно, но отчетливо произнесла Елена. Взгляд она не отвела, словно хотела проследить за реакцией.

– Аня не была первой?

– Нет, – Елена мотнула головой, а Вика подумала, что у нее очень красивые губы и что они уже совсем близко. – Я тогда в Амстердаме жила, – она отхлебнула из бокала. – Со мной училась Николь. Израильтянка, рожденная в Киеве. Ее увезли, когда ей года три было, – Елена улыбнулась и слегка качнулась вперед, словно теряя равновесие. – Очень красивая. Чем-то на тебя похожа.

Вика почувствовала, что заливается краской от смущения. А Елена, словно не замечая этого, продолжала совершенно беззастенчиво рассматривать ее.

– Тоже волосы коротко стригла, и цвет глаз такой же – серо-зеленый. Только она рыжая была, как огонь, и веснушчатая.

Вика молчала, не зная, радоваться ей или огорчаться, что она напоминает Елене ее первую девушку.

– В Москве я встречалась, конечно, с мальчиками, монашкой не была. Но всё равно всегда рамки эти… – опустив глаза, Бородина слегка взболтала янтарную жидкость в бокале, словно решала, стоит ли пить еще, – в Амстердаме по-другому всё. Свобода, заграница, все чужие, никому до тебя дела нет, и вместе с тем все друг друга любят… – она отпила, подержала виски немного во рту и проглотила. – Мы с Николь жили в одной комнате. Вернулись после очередной вечеринки и, не включая свет, начали целоваться. Вначале в шутку. А потом всерьез.

Вика вдруг явственно почувствовала горький аромат ее духов – дистанция между ними неумолимо сокращалась.

– А на следующий день повторили. И на следующий… в общем, – уголок губы ее слегка дернулся. – Я расширяла горизонты, а у Николь это был далеко не первый опыт, позже она призналась, что в Тель-Авиве у нее есть девушка.

Елена замолчала, то ли окончательно погружаясь в воспоминания, то ли ожидая реакции.

– Ты, – Вика кашлянула, прочищая внезапно осипшее горло, – ты расстроилась, когда узнала?

– Нет, конечно, – Елена улыбнулась. – Я всегда мыслила рационально. Никакого продолжения у этой истории быть не могло. Это сумасшествие длилось пару месяцев. Мы насытились, и каждая пошла своей дорогой.

– И никогда с ней больше не общались?

– Почему же? Она у меня в друзьях, где-то в соцсетях, – Елена усмехнулась. – Живет с той самой девушкой и даже родила близнецов. Две рыжие веснушчатые девочки… так мило.

– Очень…

От желания дотронуться до мерно вздымающихся под футболкой с логотипом D&G соблазнительных полушарий темнело в глазах.

– Света была твоей первой девушкой?

– Нет, – упоминание, как ни странно, не обрушилось как ушат холодной воды. – Первой была Люба, студентка мединститута, кстати. Мне тогда семнадцать было.

Елена вытянула руку, разглаживая невидимые складки на покрывале.

Вика сглотнула, зачарованно глядя на длинные пальцы со светло-розовым маникюром. Каково это – ощущать их внутри себя? Неудовлетворенность липкой тяжестью легла между бедер.

– А с мальчиками ты не пробовала? – в серых глазах замелькали насмешливые искры.

– Нет, – Вика слегка скривилась. – Я не воспринимаю их как сексуальный объект. В отличие от тебя, – добавила она, вдруг разозлившись.

– Видимо, – веселые огоньки в зрачках разгорались все сильнее. – Если у меня есть определенный настрой, мужчина может доставить мне удовольствие. Но настоящее физическое и эмоциональное удовлетворение я получаю только с женщинами.

Запах ее духов стал еще ощутимей. Расстояние между ними сократилось до полуметра. Вика облизала пересохшие губы, морщась от болезненного ощущения.

Елена отставила недопитый бокал и внимательно посмотрела на нее.

– Больно?

– Немного, – от чересчур пристального взгляда сделалось неловко.

Елена выдвинула ящик в тумбочке и достала оттуда небольшой белый тюбик без этикетки. Выдавила на палец горошинку прозрачного бальзама.

– Иди сюда.

Она ласково взяла Вику ладонью под подбородок и провела пальцем по нижней губе.

– Это что? – еле слышно произнесла Вика, плавясь от возбуждения.

– Угадаешь?

Она отрицательно мотнула головой. Палец коснулся верхней губы, и по телу пробежал разряд тока.

– Кедровое масло. Нравится?

Вика кивнула и поцеловала мягкую нежную кожу ладони. Еще через мгновение теплые губы накрыли ее рот. Голова счастливо закружилась, она прикрыла глаза. Все сомнения и принципы растаяли в сладости поцелуя, смялись, как тонкая ткань под руками, жадно ласкающими тело.

Вдруг Елена напряглась и отстранилась, и в то же мгновение Вика услышала звук. Как же это было не вовремя.

– Слышишь? – лицо Бородиной стремительно побледнело.

Звук, похожий на писк, постепенно нарастал, становясь пронзительно тонким.

– Слышишь? – серые глаза наполнились страхом.

Вика быстро вскочила с кровати. Звук, как ей казалось, исходил от трюмо.

Она облокотилась о край мраморной столешницы и прислушалась. Пищало где-то совсем рядом. Вика начала перетряхивать содержимое ящиков, швыряя на пол роскошное нижнее белье, презервативы, таблетки от головной боли. Елена, стоя рядом, убирала с трюмо косметику и бижутерию, ощупывая, подносила к уху помады и айланеры, а затем клала на пол. Очень скоро комната стала выглядеть как после налета грабителей. Писк прекратился. Пустую поверхность трюмо заливал яркий белый свет настольной лампы.

Елена вздохнула.

– Ничего нет. Я не понимаю.

– Погоди.

Вика выдернула из розетки штепсель и аккуратно открутила плафон. Рядом с патроном скотчем была прикреплена маленькая темно-зеленая плата.

– Бинго, – шепотом произнесла Вика. – Ты видишь?

– Да, – так же шепотом ответила Елена. Найдя маникюрные ножницы, она, подцепив скотч, сняла микроплату. – Наверное, на кухне тоже где-то есть.

– Хочешь и там поискать? – Вика надела плафон обратно на лампу.

– Нет, не сейчас. Я устала, – пробормотала Елена, уставившись на прибор. – Как это сюда попало вообще? Получается, кто-то был здесь? В моей спальне?

– А у кого ключи есть?

– У меня, Олега и Веры. Это моя дальняя родственница. Она недавно переехала в Москву… убирает у нас, иногда готовит, – Елена покачала головой. – Нет, это невозможно. Вера абсолютно порядочный человек.

– Может, еще кто-то приходил? Гости? Ну или просто службы какие-то, может, проверка газа? – она улыбнулась. – Сорри, вспомнила про сериал «Мосгаз». Там маньяк… но я не имею в виду, что… – Вика смутилась, – в общем, я неудачно пошутила.

– Нормально, – Елена усмехнулась. – Мне нравится черный юмор. В конце мая были техники, два молодых парня, кондиционеры новые устанавливали. Я за ними не следила, в кабинете сидела, у меня в это время был важный разговор с инвесторами.

– А что за фирма?

– У меня где-то записано, поищу. Но сомневаюсь, – Елена пожала плечами. – Я же сама их вызывала.

– С Верой поговори. Вдруг кто-то приходил, пока она убирала.

– Она бы мне сказала, уж поверь. В общем, – Елена нервно сжала руку в кулак, – завтра сменю замок. Олегу скажу, что сломался, и сменю.

– Может, стоит ему показать эту штуку?

– О нет, – Елена покачала головой. – Я и так-то жалею, что с перепугу ему про всё рассказала. Но я тогда была не в себе. То, как Аня погибла… так ужасно и так странно, меня это подкосило просто.

– Неудивительно.

Она вспомнила фото, на котором Самгина стояла рядом с Еленой и радостно улыбалась, не подозревая, что для нее обратный отсчет уже запущен.

– Да, я когда начала замечать этот «Фольксваген», вся извелась, постоянно стала в заднее зеркало смотреть. А в один из вечеров Олег приехал, мы с ним выпили, разговорились, и он так сочувственно сказал, что я выгляжу усталой. Спросил, всё ли у меня в порядке. Я не выдержала, разревелась и сказала, что за мной ездит машина, которая сбила Аню, что на работе какая-то чертовщина творится. А еще и это, – Елена кивнула на устройство. – Когда на кухне в вентиляции искала, он меня застал… Любой бы на его месте сделал вывод, что у меня крыша едет. Но я решила, что пока не выясню сама, в чем дело, посвящать его больше ни во что не буду.

– Ладно, – Вика пожала плечами. – Я попробую узнать у тех, кто разбирается.

– У Светы?

Интонацию Вика не разобрала, но невинное уточнение восприняла как вызов.

– Тебя что-то смущает? – она посмотрела на Елену в упор. – Что-то не так?

– Не знаю. С учетом того, что мы…

– Чуть не трахнулись? – Вика устало посмотрела на нее. – Это не в счет. Спишем на «Бушмилс».

– Как скажешь, – Елена иронично приподняла бровь и протянула ей устройство. – Сейчас принесу пакет.

***
Света не спала. Сидя перед экраном компьютера, слушала лекцию Екатерины Шульман. Когда Вика положила руки ей на плечи, она вздрогнула и вывернулась из объятий.

– Сними, – Вика показала на уши.

Света неохотно сдернула наушники.

– Ты что, пила там? От тебя разит какой-то сивухой.

– Совсем чуть-чуть виски. Смотри, – Вика достала из рюкзака микроплату. – Видишь, я не зря ездила. Вот, нашли жучок внутри плафона. Скотчем кто-то закрепил. Странно, что он пищит.

«Ничего не случилось, – стучало в висках, отдавая в затылок, – ничего не было и ничего не будет». Всё плыло как в тумане, она плохо соображала сейчас, просто выдавала заготовленный по дороге текст.

– Это не жучок, – Света повертела плату в руках.

– В смысле? А что это? – ее мысли наконец приобрели ясность, и она сфокусировалась на вопросе.

– Просто плата с микроконтроллером и пьезопищалкой, – она вложила устройство Вике в руку и, снова напялив наушники, отвернулась к компьютеру. Шульман с тонкой ироничной улыбкой рассказывала что-то интересное.

– Ну, Свет? Ты серьезно? – Вика похлопала ее по плечу и громко крикнула: – Можешь нормально объяснить?

– Да, блядь. Что ты хочешь от меня? – Света раздраженно сорвала наушники и отшвырнула их в сторону. – Задолбала, честно, Вик. Не знаю я, какого хера эту дрянь ей установили. Она просто рандомно пищит. Пока батарейка не кончится.

Ненавидя себя, Вика уселась к ней на колени и обняла.

– Я голодная, – выдохнула она в клетчатую рубашку, привычно пахнущую «Вернелем», – там перцы остались?

Важно вести себя как ни в чем не бывало и не показывать, что ты в чем-то виноват. И тогда можно представить, что ничего и не было.

Света прижала ее к себе, слишком крепко, слишком отчаянно.

– Остались, – неожиданной лаской кольнуло как шипом, коварно прячущимся под букетной фольгой. – Разогреть?

– Разогрей, – покорно согласилась Вика, не представляя, как будет есть. Горло, как удавкой, стянуло раскаянием.

– Давай на выходные съездим в Ярославль. Если дождя не будет, – Света поцеловала ее в уголок рта.

– Отличная идея, – с веселой улыбкой ответила она, чувствуя, что вот-вот разревется от раздирающих ее эмоций. – Просто офигенная!


Примечание:

Амбивалентность (от лат. ambo – «оба» и лат. valentia – «сила») – двойственность (расщепление) отношения к чему-либо.

Часть 7. Аддикция


В Ярославль они запланировали поехать на все выходные – поболтаться по городу, прокатиться по Волге и заняться сексом в отеле с видом на какой-нибудь памятник русского зодчества. Света была полна энтузиазма и в пятницу после работы пару часов просидела в гугле, прокладывая маршруты. Вика не вникала, кивая, соглашалась со всеми предложениями: «Можем сразу с вокзала пройти до… А потом позавтракаем в… заодно и позырим на… А еще прикольно будет заехать…» – и изо всех сил пыталась не думать об Елене. Получалось плохо.

Поздно вечером в пятницу они приступили к сборам. Роясь в шкафу, Вика обнаружила, что у нее появились новые носки с тигрятами, и чуть не расплакалась от горестного умиления. Нестерова не могла пройти мимо экстраординарных расцветок и рисунков. Носки и белье пестрели легкомысленным горошком, полосками всех цветов радуги и мультяшными героями Диснея. Вика достала из стопки трусы с Губкой Бобом и замерла от внезапно всплывшей в памяти картины. Ей мучительно захотелось вернуться в тот день, когда она в спешке швыряла на пол шелк и кружева, и сполна насладиться проникновением в интимную жизнь, пропитанную запахом дорогого парфюма.

Светка влетела в комнату с озабоченным лицом:

– У тебя есть еще место в рюкзаке? У меня уже контейнеры с бутерами и фруктами не влезут. Ты чего такая красная?

– Жарко… зачем нам бутеры?

Пошлая проза жизни на корню убила зарождающееся желание тихо подрочить в ванной.

– Мы же не будем в поезде всякую байду покупать. В общем, место оставь.

Вика хотела было пошутить, что это как раз и есть одна из прелестей любого путешествия – жрать непонятно что, непонятно где, но Света уже умчалась.

***
Умытое поливочными машинами московское утро розовело небом в лучах восходящего солнца и всё еще хранило ночную прохладу. Вынырнув из метро, они перешли на аллюр, направляясь к зданию Ярославского вокзала.

Как только состав тронулся, в кармане завибрировал мобильный: Елена отправила ей в телеграм новые скриншоты с комментарием: «Просматривала предыдущую запись и вот. Совпадает». Номер был виден отчетливо, еще с прошлого раза в память врезались буквы и цифры – без сомнений, это был тот же московский «С 966 КТ».

«Я попробую выяснить, на кого он зареген», – ответила она сухо. Елена объявилась впервые с четверга. И мучаясь от неизвестности, Вика успела возненавидеть ее за это молчание.

«Если получится, – написала Елена и через секунду добавила: – Спасибо».

Сдержанно и дружелюбно. Где та женщина, которая страстно целовала ее рот и шею?

– Номер совпал, – громко сообщила она Нестеровой, погруженной в чтение исторической справки о Спасо-Преображенском соборе.

Света подняла глаза.

– Вот, смотри, – Вика отдала ей свой телефон с тонким расчетом: пусть увидит переписку – всё сугубо по делу, придраться не к чему. Ни сердечек, ни поцелуев, ни даже ебаных обнимашек.

– Угу, – мельком глянув, Света вернула мобильный и, опустив голову Вике на плечо, зевнула. – Водитель в темных очках и в белой кепке. Не тот тип?

– Сложно сказать, – Вика всмотрелась в увеличенное до зернистости изображение. – Вроде щетина как у того и линия подбородка, но что-то это твое хваленое высокое разрешение ничего толком не разрешает.

– Нормальная камера, – Света пожала плечами. – Главное, номер хорошо видно.

– Сейчас Косте позвоню. Спрошу, может ли узнать, чей он.

– Боже…

От недовольного вздоха Вика сбежала в тамбур и набрала Супруненко, радуясь, что они не успели выйти из зоны покрытия.

– Шевелева! В субботу… семь тридцать. Ты озверела? – хрипло ответил Костя.

– Привет, – Вика посторонилась, давая пройти женщине, везущей тележку с напитками. – Можешь говорить? У меня к тебе просьба.

– А попозже нельзя? У меня там сон был интересный.

– Досмотришь на порнхабе, – она ухмыльнулась и подумала, что в последнее время совсем ничего не знает о его личной жизни. Год назад он как-то уклончиво сообщил, что есть кое-кто, но на подробности не раскололся. Да Вика особо и не допытывалась. Она тогда была слишком погружена в учебу и в интенсивно развивающиеся отношения с Нестеровой.

– Блин… – в трубке раздалось сопение. – Ну так что за просьба?

– Можешь по номеру машины узнать, кто владелец? Мне очень нужно…

– А что случилось?

Дверь тамбура снова распахнулась. На этот раз в соседний вагон направлялся парень в вельветовых тапочках с двумя коробками доширака в руках.

Вика вкратце обрисовала ситуацию, но как только начала объяснять про то, как ей жаль несчастную женщину, Костя ее перебил:

– Так короче, она тебе нравится? Симпатичная телочка?

– Не будь таким циничным, Супруненко, – она вздохнула, – симпатичная. Но дело не в…

– Ну конечно! – он даже не дослушал ее. – За тридцать, статусная – прямо твой фасон.

– Ты можешь помочь или нет? – прошипела она, не желая вступать в дискуссию, в которой заведомо бы проиграла.

– Вообще-то, это не совсем законно… – слова утонули в каком-то шуме. Связь оборвалась.

Открыв Ватсап, Вика отправила фото и написала: «Пожалуйста. Мне очень нужно».

Прислонившись к стеклу, подождала, когда рядом с сообщением возникнут две голубые галочки. Сразу вслед за этим Костя перезвонил.

– Ладно. Я пробью по базе. И вообще, встретиться не пора ли? Или тебе с ментом западло общаться? – он хохотнул, но она все равно уловила оттенок обиды. Конечно же, она свинья. Звонит только, когда на душе херово или когда что-то нужно.

– Пора конечно. В понедельник сможешь? А то мы на выхи в Ярославле.

– Со Светой? – уточнил Костя.

– Ну да, – вяло произнесла Вика. – Давай где-нибудь в центре пересечемся после пяти.

– «Погребок» в Банковском, говорят, уж не тот, но я бы проверил лично. Смогу не раньше восьми. Подходит?

– Подходит, Кость, спасибо тебе. Как узнаешь что-то, пиши, – отключившись, она заглянула в чат. Бородина больше ничего не написала. Злясь на себя за вспыхнувшее снова чувство разочарования, Вика вернулась на свое место. Завышенные ожидания – верный путь к депрессии.

Света спала, прислонившись головой к окну. Взглянув на ее безмятежное лицо, Вика ощутила приступ тоски по утраченному покою и очередной укол совести.

***
Телефон звякнул входящим, как раз когда они шли по переулку к отелю. Вика на ходу прочла сообщение от Кости: «Вадим Александрович Соловьев, 1983 года рождения. Адрес: Академика Королева 9, корпус 2, квартира 77. С тебя пиво!»

Она сразу переслала информацию Елене. Ответ пришел, когда они уже заселились в номер.

«Никогда о нем не слышала. Через часа два смогу подъехать туда. Посмотрю, стоит ли возле дома эта машина. Хочешь присоединиться?»

Разумеется, она хотела, вот только телепортация была возможна только в фантастических романах.

– Можем купить сейчас…

Вика подняла глаза на Свету, которая, оказывается, к ней обращалась.

– Купить что?

– Оторвись от телефона. Я говорю, тут холодильник есть. Можем купить сейчас йогурт на утро в магазе.

– Да, хорошо, – ответила она, подавляя раздражение, и тут же снова уставилась в экран.

Елена все еще светилась онлайн.

Вика напечатала: «Я не в Москве на этих выходных. Давай отложим до понедельника».

– Ну что, идем? – Света стояла над головой, не давая сформулировать мысль.

– Секунду, – она дописала: «Одной тебе туда ехать небезопасно».

– Да что там такое случилось у тебя?

Вика оторвала взгляд от надписи «Елена печатает…». Может быть, Светка перестанет злиться, когда узнает новости.

– Костя пробил машину. Какой-то Вадим Соловьев. 83-го года рождения. И адрес есть. Бородина хочет туда смотаться. Я ее отговорить пытаюсь.

– Она взрослая женщина, Вик. Разберется.

Тайная надежда на то, что Света начнет воспринимать ее бурную деятельность как увлекательный квест, не оправдалась. В голубых глазах по-прежнему плескалось мрачное недовольство.

Телефон пискнул уведомлением.

«Я не на своей машине буду. Возьму напрокат. Отдыхай спокойно».

Вике в этом «отдыхай» почудилось пренебрежение. Возможно, Елена намекала, что прекрасно справится без нее.

– Ты собираешься тут час сидеть и переписываться?

Как же не вовремя они поехали в этот Ярославль.

– Нет конечно, сейчас только… – она быстро заскользила пальцами по виртуальной клавиатуре.

«Никуда этот Вадим не денется. У меня друг работает в оперативном отделе, я в понедельник с ним встречусь, и он посоветует, что делать дальше».

Убрав звук, Вика демонстративно спрятала мобильный в карман джинсов и встала.

– Всё, пошли. Я ей сказала, что в понедельник встречаюсь с Костей. Может, он что-то посоветует.

– В понедельник мы собирались вроде за микроволновкой новой.

– Значит, поедем во вторник, – твердо сказала Вика и быстро направилась к входной двери, стараясь не столкнуться со Светой взглядом, чтобы не опалить сетчатку.

***
– Не соврали блогеры. Набережная, действительно, классная! Обожаю липы, – После полуторачасовой ходьбы по проложенному маршруту настроение у Светы значительно улучшилось. Вика «вела себя прилично», мужественно держалась, ни разу не вытащив телефон из кармана. Но с каждым следующим памятником старинной русской архитектуры ее стойкость слабела. Мучительно хотелось проверить, что ответила Елена.

– Смотри, какой вид отсюда, – они подошли к Стрелке, и Света указала на фонтаны.

Вика с равнодушием осмотрелась вокруг. Покатая береговая линия, Волга, бликующая солнечными зайчиками. Никогда еще путешествие не казалось ей таким бессмысленным. Время медленно утекало сквозь пальцы.

Воспользовавшись тем, что Света отвернулась, она быстро вытащила мобильный.

«Мне приятно, что ты за меня переживаешь. Правда. Но не волнуйся, я очень осторожный человек. Все будет хорошо. Обещаю».

Вика быстро набрала: «Из машины не выходи и пиши мне, пожалуйста».

«Обязательно. Скоро буду там и напишу».

С набережной они переместились в музей-заповедник. Заглянули в Успенскую церковь и Ильинский собор. Случайно попали на службу. Паства пела под руководством щуплого тенора – думать о возвышенном не получалось: бедро прожигал телефон, а запах ладана и горящего воска тяжело оседал в бронхах.

Не обращая внимания на гневный Светкин взгляд, она проверила входящие, как только они вышли из церкви.

«Я на месте. Фольксвагена во дворе не вижу. Сижу, слушаю музыку».

«Что слушаешь?» – спросила Вика.

«Океан Эльзы. Люблю эту группу! Где гуляешь?»

«По злачным местам))», – Вика послала фото собора.

«Красиво. Хотя в храм редко хожу. Только когда домой приезжаю».

Уважительное «храм» вызвало легкий кринж и циничную догадку о поспешном замаливании грехов после измены.

– Вика!

– Что? – она с сожалением оторвалась от телефона, так и не придумав, что написать в ответ.

– Хватит уже. Нам на ту сторону. Пошли, – Света кивнула в сторону перехода.

Следующим пунктом в программе шла экскурсия на речном трамвае. Солнце уже вовсю припекало макушки, от воды пахло бензином и рыбой. Короткая, отпечатанная на глянцевой бумаге рекламка, которую им выдали в кассе при покупке билета, обещала незабываемое зрелище впадения реки Которосль в Волгу и охуенные виды на достопримечательности.

«Ты там не проголодалась?)» – написала Вика, устав внимать голосу из динамика, монотонно вещающему о Толгском монастыре, мимо которого они проплывали.

Елена ответила сразу, словно ждала ее сообщения.

«У меня по субботам разгрузочный день, так что все удачно совпало))».

Кончики пальцев закололо от воспоминаний о талии, бедрах, ягодицах – всё, до чего ей удалось дотянуться, было упругим и одновременно ласково мягким – идеальным.

Послав гифку толстого копа с пончиком в машине она написала: «Надо вот так))».

Света толкнула ее в бок.

– Ты хоть послушай. Интересно же.

– Я слушаю, – положив телефон на колени, Вика посмотрела на водную гладь, по которой бежала легкая рябь.

– Шашлыка хочется, – Света шумно втянула воздух. – Чувствуешь запах? Где-то жарят.

– Ну вот причалим и поищем что-нибудь, – телефон на коленях тихо дрогнул, но она не стала его трогать. – Я бы шаурмы навернула.

– Как же я обожаю плавать по реке! Ой, – Света смешно зажмурилась, уворачиваясь от брызг, летящих из-за борта, ее льняные волосы растрепало порывом ветра, а на щеках выступил румянец. – Помнишь, как мы в Питере дважды за один день катались по каналам?

– Конечно. А помнишь того мужика с фотоаппаратом, который к тебе приставал?

– Эй, что значит приставал? Он меня в модели звал, – уголки ее губ растянулись в ироничной улыбке. – Ты тогда так бесилась. А сейчас, наверное, и не заметила бы. Такая движуха в телефоне.

– Я сейчас в телефоне? – Вика приподняла бровь.

– Ой, ну спасибо, милая, что тратишь на меня время, – Нестерова прижала руки к груди. – Наверное, нелегко тебе отрываться.

– Нормально, – Вика прищурилась. – Ты специально меня сейчас провоцируешь?

– Серьезно?! Ты еще спрашиваешь?! Ты весь день не со мной, ты с ней!

Женщина, сидящая впереди них, оглянулась, посмотрела с укоризной и снова повернулась к ним спиной.

– Лесбийские разборки заказывали? – процедила Вика. – Давай, не стесняйся, им это поинтересней будет послушать, чем про тринадцатый век и ебаную орду.

– Ха-ха, – Света скривила гримасу. – Очень смешно.

Всю оставшуюся дорогу они молчали. Заглянуть в телефон удалось, лишь только когда они высадились на берег и добрались до кафе. Кинув рюкзак на стул, Вика тут же ринулась в туалет.

«Сразу слюна потекла, не провоцируй меня)».

Она быстро напечатала: «Сорри, не было связи. Ты все еще там?»

«Да. На горизонте пока чисто. Может, он переехал? А адрес регистрации остался старый? Или вообще это другой мужик, который катается по доверенности от этого Вадима ((».

«Всё может быть. Но, я думаю, Костя выяснит, когда я ему всё расскажу в понедельник. Возвращайся домой. Нет смысла там сидеть».

«Еще часик посижу, и баста. Тем более, что Олег звонил, сказал, приедет вечером».

«Ты ему рассказала про этого Вадима?»

«Нет. Пока не выясню причину, не буду ему ничего говорить».

Хочет убедиться, что это не связано со смертью ее любовницы. Вика подумала, что, очевидно, Елена никогда не уйдет от мужа. Раз так перестраховывается, значит, боится, что он узнает о ее измене.

«Ясно, – коротко ответила она и после небольшой паузы дописала: – Напиши, когда будешь дома» – и вышла из чата, не дожидаясь ответа.

Когда она вернулась в зал, Света уже держала в руке бокал с надписью «Старопрамен».

– Заказала еду? – спросила Вика, с вожделением глядя на пенную шапку.

– Нет, – Света пожала плечами и подула на пену. – Откуда я знала, когда ты вернешься. Неохота было есть холодный шашлык.

– Мне в туалет нельзя сходить? – Вика притянула к себе бокал и отпила. – Скажи, ты решила сегодня весь день посвятить мозгоебле?

У пива был приятный солодовый привкус.

– Не надо делать вид, что ничего не происходит и я цепляюсь к пустякам! Два шашлыка, пожалуйста, и греческий салат, – рявкнула Нестерова подошедшему официанту.

– И пиво то же, что у нее. Поллитра, – Вика откинулась на спинку стула и посмотрела в голубые глаза. – Ты цепляешься к пустякам. Ты и сама зависаешь иногда в телефоне часами. Вспомни, как мы в театр ходи…

– Это было по работе! Что ты сравниваешь?

– Больше ничего? – официант, оказывается, всё еще стоял возле их столика.

– Нет! – хором ответили они.

– Ну и у меня тоже был профессиональный интерес вначале… – Вика осеклась. – А сейчас уже просто прикольно. Будто участвую в детективном реалити-шоу.

– Мне всё это не нравится. И она мне не нравится, – Света посмотрела на нее в упор. – И я хочу, чтобы ты прекратила это общение.

– Как ты себе это представляешь? – Вика сделала большой глоток из ее бокала. – Просто взять и послать нахер человека?

– А что? – Света тоже отхлебнула. – Она тебе настолько дорога, что ты не можешь?

Вика изумленно взглянула на нее. Нестерова еще никогда не вела себя настолько агрессивно. Вот что значит интуиция.

– Не надо мне ставить условия и говорить со мной таким тоном.

– Да я могу вообще не говорить, – Света пожала плечами. – Продолжай писать своей женщине-загадке, на меня не обращай внимания.

Ели они молча. Без удовольствия жуя пережаренный шашлык, она воображала себе, как «Джон Сноу» по-хозяйски входит в квартиру, целует Елену в щеку, садится в кресло, небрежно закинув ногу на ногу. Понимала, что не имеет никакого права злиться, но ничего не могла с собой поделать.

Они вернулись в отель, и Света, по-прежнему не проронив ни слова, начала собирать разбросанные вещи в рюкзак.

– Что ты делаешь?

– Собираюсь домой. Через полтора часа есть поезд.

– Ну прости, – приблизившись, Вика схватилась за лямку рюкзака. – Я, действительно, не права. Давай не будем ссориться.

– Я сказала тебе, что именно меня не устраивает. Если какая-то левая тетка для тебя важнее… что ж.

– Свет, – это было слишком уж резко. Растерявшись, Вика судорожно искала аргументы. – Ну дело же не в ней. А в принципе. Ты же сама всегда топишь за личное пространство…

– Ты его до фига расширила, – хмуро произнесла Света. – Так сильно, что для меня уже места не осталось.

– Неправда, – на глаза у Вики навернулись слезы. От того, что Света была права, становилось еще обиднее. – Ты сама отстранилась. Я же тебе все рассказываю.

– Да не хочу я слушать про чужие проблемы, у меня своих навалом. Я думала, мы нормально отдохнем, сменим обстановку, расслабимся. Но блядь, эта баба не оставляет тебя в покое.

– Но это же просто так совпало… что эта машина второй раз засветилась. И вообще, может быть ей угрожает реальная опасность… может, эту ее Аню и вправду убили и теперь и ее собираются…

– Тем более не тебе этим заниматься. Чего ты лезешь? Только не говори, что из чистого альтруизма. Я же видела, как ты улыбаешься, когда читаешь ее сообщения… – Света дернула рюкзак. – Пусти, я поеду.

– Мне что, улыбаться нельзя? Да не сходи с ума. Поедем вместе. Подожди, я вещи соберу.

– Я в вестибюле ждать буду. Кофе куплю, – бросила Света и вышла из номера.

По дороге на вокзал они еще раз поругались. В половину девятого их поезд тронулся в сторону Москвы. Света демонстративно ушла в другой вагон.

В поезде Вика от нечего делать загуглила в телефоне Олега Бородина. Давно хотела это сделать, но всё руки не доходили. На фотографиях он, как и в жизни, выглядел симпатягой в хипстерском прикиде. Она пробежала глазами пару статей и интервью, где он, пространно рассуждая о современной литературе, действительно упоминал деда-сидельца и родителей диссидентов. Жену он гордо называл своей музой и как бы невзначай рекламировал ее компанию, советуя всем «повышать качество жизни с помощью натуральной косметики, созданной в самом сердце Алтая».

А еще оказалось – ВКонтакте существовала фан-группа «Анаконда», немногочисленные участники которой на полном серьезе шиперили главных героев, устраивали холивары, публиковали фан-видео и поклонялись гению автора.

Уже собираясь закрыть приложение, Вика вдруг заметила непрочитанное еще с февраля сообщение от Оксаны. Та спрашивала, как дела, и приглашала потусоваться с девчонками из класса. Вика зашла на ее страницу – судя по всему, Оксана серьезно увлеклась астрологией. Стена сплошь была увешана прогнозами для всех знаков Зодиака и расчерченными линиями и стрелками картами созвездий. Одно из фото, датированное 13 февраля, было подписано «А мы всё те же». На снимке, в окружении нескольких одноклассниц, которых действительно несложно было узнать, радостно улыбаясь, стояла Ольга. Она тоже не изменилась – даже прическа осталась той же. Вика присмотрелась – нет, всё же лицо немного округлилось. «Обрюзгло», – подсказал злорадный внутренний голос. Но, в общем-то, если быть объективной, выглядела Туманова неплохо. Вика прислушалась к себе, пытаясь разобрать, что она чувствует. Если бы можно было приставить к душе стетоскоп, она бы всё же уловила что-то. Не судорожные хрипы астматика, но жесткое дыхание бывшего курильщика. Остаточные явления после травмы. Интересно, сможет ли она когда-нибудь смотреть на фото Ольги без эмоций?

Ее меланхолические размышления прервал звук входящего. С отвращением закрыв ВК, она решила, что вообще стоит удалиться из этого отстойника. Ресурс всё равно уже оккупировали продвинутые пользователи Одноклассников. Она открыла Ватсап.

«Докладываю)) я уже дома. Можешь спокойно гулять)) и не волноваться))».

Вика написала: «Я в поезде. Возвращаюсь в Москву.»

После небольшой паузы Елена ответила: «Что-то случилось?»

«Ничего особенного, просто решили вернуться. Твой муж уже приехал?»

«Нет. У него тоже изменились планы)) Наверное, день сегодня такой – какой-нибудь ретроградный меркурий влияет».

«Ха-ха, не пугай меня. Ты ведь не веришь в эту фигню?»

«Хотела бы напугать, но увы, и правда не верю))».

Вика послала весело смеющийся смайл и тут же спросила: «Завтра ты собираешься снова туда?»

«Да. Я не теряю надежды))».

Вика занесла руку над клавиатурой, размышляя над тем, что ответить. Больше всего ей хотелось написать: «Я с тобой», но как она объяснит Свете. Впервые отношения ее стесняли. И ей не нравилось это чувство несвободы.

Пока она думала, Елена снова написала.

«Хочешь поехать со мной?»

«Я отвечу позже», – набрала Вика, удивляясь тому, как у нее хватило сил не ответить радостным «Да».

На экране появилось лаконичное «Ок». Елена вышла из сети.

Вика написала Свете: «И что дальше?»

Мобильный интернет как назло в этот момент пропал. Дожидаясь его появления, она задремала и увидела Светкино: «Ничего. Я тебе уже все объяснила», когда поезд уже подъезжал к Москве.

Выйдя на перрон, Вика отыскала ее в толпе и, нагнав, преградила дорогу.

– Давай не будем ссориться. Я же извинилась.

– Не надо мне извинений. Я просто хочу, чтобы ты сейчас пообещала, что реально забьешь на всю эту историю и пошлешь эту даму на хер.

– Я не… – Вика вытерла неожиданно вспотевший лоб. – Я… господи… ну как я…

– В пизду всё! – оттолкнув ее, Света быстро зашагала к выходу.

– Что – всё? – Вика еле поспевала за ней. – Почему ты вообще ставишь мне условия? Какого хера ты меня прогнуть пытаешься?

Света резко притормозила и, схватив ее за руку, притянула к себе.

– Не надо только из себя жертву делать. В этой ситуации ты не жертва, а эгоистичное говно. Или просто дура.

– Прекрасно, – Вика выдернула руку. – Знаешь что? Меня всё это реально заебало. Я к родителям поеду. Давно у них не была все равно. Успокоишься – позвони.

– Супер, – тусклым голосом произнесла Света. – Тогда пока.

Заблестевшие в голубых глазах слезы заставили сердце сжаться. Всё еще можно было исправить – просто раскрыть объятия и пообещать. Стать заложницей своего слова и позволить собой манипулировать. Вика сделала шаг в сторону, уступая Свете дорогу.

– Пока, – она проглотила подступивший к горлу ком. – Я люблю тебя.

Ничего не ответив, Света опустила голову и направилась к выходу.

Вика с колотящимся сердцем смотрела ей вслед, пока она не скрылась в толпе, и только потом достала из кармана телефон и позвонила маме, предупредила, что приедет.

А потом написала сообщение: «Можешь меня забрать утром?»

Елена как раз была в сети и ответила почти моментально: «Да. Адрес я помню. Заеду в восемь».

Вика вздохнула и набрала адрес родителей, дописав: «Я у родителей».

Елена прислала лайк. Он нисколько не взбодрил. Наоборот, на душе стало еще хреновей. В многолюдной суете ее вдруг накрыло страшным ощущением пустоты так, что еще немного – и она написала бы Свете: «Вернись и забери меня домой». Но в этот момент Елена вдруг написала: «Я так тебе благодарна. Не представляю, как справилась бы со всем этим без тебя. Ты очень-очень хороший и добрый человек, Вика. И я рада, что ты появилась в моей жизни».

От того, что в этом сообщении не было даже малейшего намека на флирт, ей стало легче. Она даже почувствовала себя почти праведницей. Почти. Как будто не было ни поступков, ни намерений, и она и вправду просто помогала. Давящее чувство вины не то чтобы отпустило, но хотя бы немного ослабло, еще немного – и можно привыкнуть к нему, как к вечно натирающим туфлям.

Послав в ответ такой же целомудренный лайк, она поспешила к входу в метро.


Примечание:

Аддикция (англ. addiction – зависимость, пагубная привычка, привыкание) – это форма деструктивного поведения, ощущаемая человеком навязчивая потребность в определённой деятельности.

Часть 8. Елена. Haltlose


Елена припарковалась у подъезда пятиэтажки и еще раз проверила адрес. Всё было правильно: переулок Первый Колобковский, дом четырнадцать. Хотя бы здесь она не сделала ошибки. С недавних пор ее жизнь, кажется, превратилась в сплошную череду неверных поступков и событий, не поддающихся объяснению. Иногда в голову закрадывалась мысль о наказании за грехи. От мысли пахло ладаном и старой пожелтевшей библией на церковнославянском, которую мама бережно хранила в углу возле иконы.

И всё же вот она сидит в машине в незнакомом дворе и, как похотливая самка павиана, предвкушает встречу с юной сексуальной девушкой.

Глядя на Вику, выходящую из подъезда, Елена успела подумать, что у слов «предвкушение» и «искушение» один корень, и галантно распахнула перед ней дверь взятой напрокат «Киа Рио». А затем, усугубляя, потянулась, чтобы помочь с ремнем. Щёлк – и девочка в западне.

– Поехали? – в сиянии зеленых глаз предвкушение не меньшее. По спине пробежал тревожный холодок, как будто она сидела в кабинке колеса обозрения, покачивающейся на ветру, и вот-вот должна была подплыть к верхней точке.

– Ты завтракала? – спросила Елена. В ней самой притаился голод совсем иного рода.

– Кофе пила, – Вика нетерпеливо подалась вперед. Ремень натянулся, рубашка сползла ниже, обнажая торчащие из-под воротника ключицы. Если дотронуться – можно почувствовать, как бьется голубая венка под белоснежной нежной кожей.

Елена завела мотор.

– Заедем купим что-нибудь в «Старбакс», это по пути.

– Можно, – Вика кивнула и расплылась в улыбке, будто они уже вступили в некий сговор, ничего не говоря напрямую.

Они взяли сэндвичи с курицей и грибами и две бутылки «Эвиана». В последний момент Елена купила еще и коробку с чизкейком – и, заметив довольное выражение лица, умилилась и тут же удивилась своей сентиментальности. С Аней всё было иначе – у нее был железный характер, склонность к черному юмору и замашки деспота. Но рядом с Еленой она становилась пушистой и ручной. Это заводило, ей даже нравилось, когда Самгина выпускала когти, знала, что та всё равно попросит прощения. Только вот в последний раз не дождалась…

***
Они увидели припаркованный прямо возле подъезда синий «Фольксваген» сразу, как только въехали во двор.

– Есть, – выпалила Вика. – Номер тот же!

– Вижу, – стиснув зубы, Елена медленно проехала мимо и остановилась за детской площадкой. Подъезд и авто хорошо просматривались. Им оставалось дождаться водителя.

– Будем надеяться, что он сегодня выйдет, – расстегнув ремень, она спросила: – Перекусим?

– О да, – с энтузиазмом поддержала Вика. – У меня на нервной почве прорезался аппетит. Чувствую себя персонажем триллера. Даже в дрожь кидает.

Елена повела плечами – стряхивая желание обнять и согреть. «По-моему, тебе холодно», – она покрутила регулятор, повышая градус до двадцати пяти.

Разворачивая сэндвич, Вика произнесла:

– Я пыталась разыскать этого Вадима в соцсетях вчера ночью. Ничего толком не обнаружила. Только то, что он играет в футбол.

– В футбол? – Елена приподняла бровь. – В смысле?

Вытащив свою порцию, она откусила и начала жевать. Сэндвич был вполне ничего. Она уже и забыла, когда так нездорово питалась.

– Его имя в списке футбольного клуба «Родина», он там нападающий. Рост 180, вес сто четыре, – оттарабанила Вика. – Бесполезная информация, конечно, но это пока всё, что есть.

– Понять бы, зачем этот футболист за мной таскается! И если это та же машина, что сбила Аню, то… – ей вдруг на мгновение стало трудно дышать. – Тогда это не просто несчастный случай.

Вика положила недоеденный сэндвич обратно в пакет и достала бутылку с водой.

– У нее были враги?

Елена пожала плечами.

– Враги – это слишком громко сказано. Завистники, недовольные… в бизнесе без этого не обходится.

Заметив, что Вика никак не может открутить крышку, она, не спрашивая разрешения, забрала у нее бутылку и принялась открывать ее сама.

– Например, прошлой весной у нее случилась неприятная история с администратором одного из спа-салонов. Та посчитала, что ее несправедливо уволили, подала иск в суд. Но Аня решила не связываться и пошла на мировую, заплатив компенсацию.

Наконец крышка, поддавшись, сдвинулась с места. Елена отдала бутылку.

– Спасибо, – сделав несколько глотков, Вика спросила: – А может, у нее была ревнивая бывшая или бывший?..

Из подъезда вышла пара и направилась к арке.

– Нет, – Елена проводила их глазами и снова посмотрела на Вику. – Когда мы начали встречаться, Аня была уже больше года одна. А до этого долгое время жила с женщиной, но они расстались друзьями. Просто чувства исчерпались. Так бывает.

Вика задумчиво качнула головой, и в эту минуту Елене захотелось, чтобы она сказала: «Знаю, у меня и у самой так сейчас». Подкованная в технике голубоглазая блондинка с ироничным взглядом и ногами от ушей навязчиво маячила на задворках сознания. Ее присутствие в Викиной жизни, словно знак «Стоп», мешало разогнаться по полной.

Двор продолжал жить своей жизнью: волоча продуктовые сумки на колесиках, пенсионеры целеустремленно шли за провизией, на площадке яростно резвились дети, а скучающие мамочки, развалившись на скамейках, лениво наблюдали за их броуновским движением. Елена включила радио и тут же, услышав Лепса, выключила.

Из подъезда торопливо вышел мужчина в спортивном костюме и стремительно направился в сторону припаркованных машин. Елена не успела и глазом моргнуть, как он неожиданно нырнул в «Фольксваген».

– Опа, – Вика кинула туда же пустую бутылку и пристегнулась. – Есть. Кажется, он. Сука, такой молниеносный. Я толком не успела рассмотреть.

– Я тоже, – стиснув зубы, Елена завела машину. – Но ничего…

Она представила себе, как таранит синюю машину, и даже услышала удар. Ладони, моментально став влажными, заскользили по рулю.

«Фольксваген» неторопливо выехал из двора и покатил в сторону Проспекта Мира. Елена поехала следом, стараясь не приближаться.

Вика напряженно молчала. Только на одном из светофоров, когда они не успели проскочить и синее авто скрылось в сверкающем на солнце потоке машин, сокрушенно цокнула языком.

Еще раз повторив «ничего», Елена резко сорвалась с места и перестроилась в соседний ряд, не обращая внимания на включенный поворотник едущего перед ней «Форда».

– Вот он! – воскликнула Вика, когда они обогнали еще несколько машин.

Елена кивнула, чувствуя как по спине стекают струйки пота.

Вслед за проклятым «Фольксвагеном» они протащились по Садовому кольцу до офисов у Смоленского пассажа и наконец заехали на подземную парковку. Где-то в глубине тускло освещенного лабиринта мигнули фары. Елена притормозила.

– Я выйду, – сказала Вика. – Посмотрю, куда он пойдет.

– Как это? – Елена растерялась, такой вариант она не предвидела. – Погоди… не хочу, чтобы ты одна. Это опасно. Я пойду с тобой.

– Исключено! Это абсолютное палево, – Вика вытянула шею, следя за проходом между машинами. – Девяносто девять процентов, что это тот же самый мужик, что за тобой следит. Меня он видел всего-то пару секунд. Короче, не надо спорить. Мы теряем время. Вот он уже к лифту идет.

Водитель «Фольксвагена» прошел всего в нескольких метрах от «Киа».

– Секунду, – Елена торопливо вытащила из сумки солнечные очки и белый шелковый платок от Hermes. – Вот.

Повязав платок как бандану и нацепив очки, Вика выскочила из машины и понеслась к лифту, возле которого, к счастью, застыли в ожидании еще несколько человек. Это немного успокоило, но тем не менее, когда двери лифта закрылись, Елена впала в состояние, близкое к панике. А что если люди выйдут раньше и Вике придется остаться наедине с этим типом? Она нервно дернула ручку двери, намереваясь выйти и ринуться следом, но потом остановилась, сообразив, что не знает, на каком этаже выходить.

Телефон звякнул входящим.

«Всё норм. Скоро вернусь. Кстати, я его узнала)) это тот самый в красной бейсболке!»

Занервничав еще больше, Елена набрала: «Не приближайся к нему. Ни в коем случае!»

Наконец Вика вышла из лифта. Усевшись в машину, она с видимым облегчением сорвала с себя платок и очки.

– В общем, этот мудила сидит здесь охранником. Лифт везет только до первого, там пост с турникетом. Он как вышел – сразу в дверь «Служебное помещение» ломанулся. В вестибюле киоск, я за ним спряталась, чтобы не светиться. Смотрю – выходит в форме. Вот, – она протянула Елене телефон. – Даже резко вышло.

На снимке Соловьев, облаченный в серую униформу с эмблемой, стоя возле стеклянных дверей, здоровался за руку с таким же охранником, как он.

Сверху на экране всплыло уведомление: Света: «Пиццу тебе с чем заказать?»

– Видимо, он смену принимает, – пробормотала Елена, возвращая телефон.

– Стопудово, – не глядя на экран, Вика сунула телефон в карман брюк. – Черт! Если честно, это реально крутой экшен! Я себя чувствую практически одним из ангелов Чарли.

– Да ты и есть ангел. Мой ангел-хранитель, – Елена через силу улыбнулась. – Нельзя было тебя отпускать одну. Он всё же мог тебя узнать…

– В этом вряд ли, – Вика положила платок и очки на переднюю панель. – В общем, я сейчас, пока шла сюда, позвонила Косте и объяснила ему ситуацию. Он скоро подъедет.

– Косте?

– Мой бывший одноклассник. Тот, что пробил номер… он опером работает.

– Зачем? – Елена приподняла бровь, невольно раздражаясь от того, что Вика, не посоветовавшись, позвала незнакомого ей человека. Да еще и сотрудника полиции. При том, что она еще раньше ясно дала понять, что не хочет никакого вмешательства извне.

– Обещал поставить маячок. Мы же не можем караулить этого Вадима двадцать четыре на семь. Пока машина не на виду – самый удобный момент.

– Спасибо, конечно… – она смягчила тон, не желая обижать, и всё же добавила: – Но надо было вначале у меня спросить.

По тому, как изменилось Викино выражение лица, поняла – обидела.

– Я могу перезвонить и всё отменить, нет проблем, – мягкие чувственные губы, дрогнув, вытянулись в тонкую демаркационную линию. В зеленых глазах метнулся дерзкий насмешливый огонь.

Границы Елену провоцировали – быть благоразумной больше не получалось. Тусклый свет парковочного подземелья обещающе кутал всё в полутона, стирая условности.

Ничего не отвечая, она накрыла сжатые губы своими, наклонилась, рукой нажимая на рычаг сбоку от сиденья. Плавно опускаясь вместе со спинкой кресла, она не прерывала поцелуя.

Свет фар проезжающей мимо машины на секунду выхватил из полутьмы блестящие от волнения глаза. Ладони без всякой робости стиснули ее ягодицы. Требовательный жест возбудил до дрожи, на какое-то время Елена замерла, боясь, что кончит, не начав, что оборвется эта густая томительная сладостная боль внизу живота. Справившись с собой, она отстранилась и быстро сняла с себя блузку. Расслышав тихий стон, улыбнулась. Да, именно так. Этого она и ждала. Может быть, даже с той самой минуты, когда, войдя в пугающе пахнущий антисептиком кабинет, подумала: «Какая милая девочка». В тесноте между бедер ее пальцы нащупали мокрую полоску белья. Дразня, она чуть надавила и тут же переместила руку выше – не так быстро. Уперевшись ягодицами в приподнятое колено, вжалась в него с силой, чувствуя, как собственное тело, изнывая, требует разрядки. Освободив грудь от бюстгальтера, поднесла ее к жадно приоткрытым губам.

– Пососи, – прошептала, уже не контролируя себя, и наконец забралась рукой под трусики. Сдвинув тонкую ткань в сторону, она с наслаждением проникла в жаркую влажность. Довести до финала получилось легко. Не успев насладиться своей победой, Елена ощутила, как под юбкой в нее с хлюпающим звуком входят пальцы. Прильнув губами к тонкой изящной шее, она, уже не думая ни о чем, задвигалась в бешеном темпе, желая поскорее избавиться от ставшего невыносимым напряжения.

Худенькие пальцы с облупившимся местами маникюром заполняли зияющую в душе пустоту и заставляли чувствовать себя живой. Их встреча была фатальной неизбежностью – мысль приводила Елену в трепетное возбуждение, заставляя насаживаться на руку по самое запястье.

Кончив, она обессиленно прижалась лбом к Викиному плечу, восстанавливая дыхание. Ощутив, как из нее осторожно выскальзывают пальцы, зажмурилась. «Я идиотка», – подумала она, не представляя, что делать дальше, и в этот момент что-то завибрировало под правым бедром.

– Телефон, – обессиленно выдохнула Вика, – Костя, наверное. Надо ответить.

Это было как нельзя кстати. Избегая прямого взгляда, Елена перебралась в кресло водителя и, отыскав под сиденьем верхнюю часть своего гардероба, принялась одеваться. Хорошо, что сегодня на ней была юбка. Елена вспомнила свой первый раз с Аней и тесные штаны в обтяжку, которые никак не могла с себя стянуть. Тогда, всё происходило совсем в иных условиях: загородный коттедж, романтический ужин… – и ощущения были другими. Менее острыми, но, пожалуй, более комфортными.

– Мы в секторе «А»… Левая сторона…

Взгляд упал на расстегнутую молнию, под ней виднелась синяя ткань в трогательный розовый горошек. Она вздохнула, пытаясь справиться с приступом нежности, и осторожно потянула молнию вверх, а затем, стремительно наклонившись, поцеловала мягкую кожу живота.

Голос дрогнул:

– …здесь в ряду одна белая «Киа Рио», не ошибешься.

Нажав на рычаг, Елена подняла сиденье.

Вика спрятала телефон в карман и принялась застегивать рубашку.

– Костя подъедет через пять минут, – спокойный голос не соответствовал тому, как путались в пуговицах дрожащие пальцы.

– Волосы поправь, – смущение спрятав в командном тоне, Елена наклонилась к ней. – Ну-ка…– она аккуратно заправила выбившиеся пряди за уши и потянулась к перекошенному воротнику.

– Я сама, – Вика недовольно повела плечами. Елена не настаивала, убрав руку, вытащила помаду из сумки. Глядя в зеркало заднего вида, уверенно провела ею по губам. Смахнула с щеки упавшую ресницу. Убрать бы еще лихорадочный блеск в глазах – и можно будет считать, что ничего не было.

Буквально через две минуты рядом с «Киа» припарковался здоровенный джип. Долговязый белобрысый парень приветливо кивнул и уселся сзади. Они выполнили принятую церемонию: «Костя, Елена, очень приятно, взаимно», Вика кивала с натянутой улыбкой, вероятно, в этот момент думала о том, как страшно виновата перед своей голубоглазой айтишницей.

– В общем, ваша ситуация пока не разрешает официально начать ОРМ, – он запнулся, – в смысле, оперативно-розыскные мероприятия, поэтому всё, что мы творим – нелегально. И эту штучку я позаимствовал кое у кого в срочном порядке. Придется бутылку выставить, – он широко улыбнулся, – чего-нибудь дорогого и приличного.

– Я вам отдам деньгами, а вы уж сами выберете на ваш вкус, – не дожидаясь ответа, Елена вытащила из кошелька несколько пятитысячных купюр.

– Хватит?

– Нормально, – Викин друг кашлянул и, слегка покраснев, спрятал деньги в карман, а затем достал из рюкзака черную пластиковую коробочку и, подкинув на ладони, вручил Елене.

– Подержите.

И наклонился к Вике:

– Телефон дай мне.

Вика разблокировала мобильный и протянула ему, в сторону Елены она старалась не смотреть. Это было заметно и начало немного напрягать. В конце концов, ничего особенного не случилось, измены могут навредить отношениям, только если в них признаться.

– Координаты передаются раз в минуту, строится карта перемещений, – Костя вернул телефон Вике. – Приложение я настроил, в целом, там всё интуитивно понятно, кинешь ссылку потом нам для коллективного просмотра, – он улыбнулся: – Где эта тачка? – он взял из Елениных рук маячок.

– Пошли покажу, – Вика повернула голову к Елене. – Вы на всякий случай останьтесь в машине. Последите за лифтом.

Отстраненный тон и вежливо-безличное «вы» полоснули по самолюбию неожиданно сильно. Елена отреагировала легким кивком и тут же отвернулась, уставившись на двери лифта, возле которых стояла женщина с пекинесом. Может, и ей завести собаку. В детстве у нее всегда были животные, там на Алтае и сейчас у матери живет Вуйко – огромный волкодав, лающий на каждую проезжающую машину и пробегающую кошку.

Пассажирская дверь открылась, и Вика наклонилась, забирая рюкзаки – свой и Костин.

– Всё! Мы всё сделали, всё работает. Костя меня подвезет. Позже скину ссылку на карту, – вдруг ее тон стал менее решительным. – Будем на связи, да?

– Будем, – безразличным голосом произнесла Елена. Холодные щупальца стиснули сердце ощущением пустоты. – Вот, возьми, – повернувшись, она достала с заднего сиденья коробку с чизкейком и, небрежно улыбнувшись, протянула ее Вике.

– Зачем? Нет. Не надо, – та яростно замотала головой.

Отказ вызвал неясное раздражение: «Детский сад, трусы в горошек». Отчего-то вспомнилось, как айтишница собственническим жестом положила руку на Викино плечо.

– Возьми, пожалуйста, – неизвестно почему ей было важно, чтобы Вика унесла этот чертов чизкейк с собой.

Ледяной тон подействовал безотказно. Вика молча забрала из ее рук коробку и тут же вздрогнула, реагируя на нетерпеливый гудок за спиной.

– Я позвоню, – Вика открыла рот, будто хотела еще что-то добавить, но передумав, просто качнула головой и захлопнула дверь.


Примечание:

Haltlose (в переводе с нем. – безудержность, отсутствие торможения) – расстройство личности, характеризующееся недостаточным торможением и контролем потребностей, желаний и побуждений, особенно проявляющееся в сфере нравственности.

Часть 9. Паранойя


«Гранд Чероки» вырулил из подземки.

– Куда тебя везти?

За рулем навороченного джипа Супруненко смотрелся так же естественно, как эльф на танке. Гораздо больше ему подошла бы тачка наподобие Aston Martin.

– Ковров переулок, – Вика открыла чат. Когда она следила за Соловьевым, стоя в вестибюле офисного центра, Света неожиданно спросила: «Домой собираешься?» И она, тогда с еще чистой совестью, ответила: «Да».

Выставляя навигатор, Костя спросил:

– Вы уже сколько… почти год там живете? Как так случилось, что я ни разу у вас не был?

– Действительно, – Вика хмыкнула, обнаружив, что еще сорок минут назад Нестерова написала: «С чем заказать пиццу?» – Я тебя приглашала, между прочим, сто раз. Но ты же занят всегда.

Не дождавшись ответа, Света прислала фотку грустного ждуна.

– Ой, да ладно. Ты и сама на днюху ко мне не пришла, – Костя включил поворотник.

Из-за пробки джип двигался рывками – ее замутило то ли от этого, то ли от добродушно смотрящего на нее с экрана ждуна.

– Болела же, температура под сорок, думала, легкие выкашляю, – Вика вздохнула и, борясь с тошнотой, набрала: «Любую». – Завтра вечером в силе?

– Надеюсь. Если форс-мажора не будет.

– Машина служебная?

Навигатор сочным мужским голосом предупредил, что через двести метров надо свернуть направо.

– Нет.

Нераспространенное предложение в качестве ответа она не приняла. Личные секреты не подходили Косте так же, как и джип.

– Чья тачка, колись? И что это за женщина была в твоей квартире, когда я звонила? Я слышала голос.

– Я не дома был.

– Супруненко! – она возмущенно уставилась на него. – Ты охренел так мне отвечать? С каких пор ты стал таким загадочным?

– А ты? – он усмехнулся. – Трахаешься с ней уже?

– С кем? – и тут же решила, что совсем отмораживаться глупо. – С чего ты взял?!

– С того, что она прямо женщина твоей мечты, – от его уверенной ухмылки стало совсем уж тошно. – Сестра-близнец Тумановой.

– Хуйню не неси, – зло прошипела Вика. – Они вообще не похожи.

– Внешне нет. А параметры совпадают. Статус, повадки, взгляд. И Ольга теперь, кстати, тоже бизнес-леди. Может, ты как-то проецируешь? – в Косте появилась какая-то чужая, почти женская вкрадчивость, которая ей не нравилась.

– Они совершенно разные. Абсолютно! – Вика упрямо тряхнула головой. – И что ты за десять минут вообще про человека понять мог?

– Я бы и за три понял. Взрослая тетка с заебами. Твой фасон.

– Да что ты? И давно ты профайлером заделался?

И ведь не скажешь, что не прав.

– Я сейчас с женщиной встречаюсь… она старше меня на двадцать лет, —

на его тщательно выбритых щеках выступил легкий румянец. – Больше ничего не спрашивай пока, – добавил он поспешно. – И комментариев тоже не надо. Созрею, сам расскажу.

– Ну и ты тогда не спрашивай меня, – Вика сделала вид, что кровно обижена, хотя на самом деле даже обрадовалась возможности увильнуть от разговора. Не нужен ей этот трезвый взгляд со стороны. Ей хватало и своих собственных мучительных сомнений.

– Не дуйся. Слушай. О том, якобы, убийстве. Я посмотрел материалы по делу, – голос Супруненко вдруг зазвучал низко и жестко, точно как в бесконечных ментовских сериалах, под которые засыпали ее родители. – Анна Юрьевна Самгина, погибла в ДТП 13 апреля 2021 года предположительно в период с 21:00 до 22:00. Квалифицировано как дорожка с трупом, – он вздохнул. – Это у нас так называют нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть. Водителя не нашли. Дело приостановлено. Следак, который его вёл, уволился, но я перепроверил, там всё сделано по уму. Опытные люди сказали, что в таких делах найти водилу практически нереально.

Вика раздосадованно хмыкнула, но он, не обращая внимания, продолжил:

– Свидетелей нет. Есть предположительно относящееся к делу видео ужасного качества. Камера находилась в трехстах метрах от места происшествия, и в радиус съемки сам наезд не попал. В предположительный период аварии мимо на скорости проезжала всего одна машина. Если учесть, что осталось от жертвы, с высокой долей вероятности именно это авто стало причиной. Видео отдавали экспертам. Номеров не разглядеть. Цвет не определен. Модель «Фольксваген Туарег».

– Блять, а ты мог бы не повторять слово «предположительно» в каждом, блядь, предложении?! – выпалила Вика и нервно дернула неудобный ремень, впившийся в плечо.

– Это было бы некорректно, – равнодушным голосом произнес Костя. – В общем, конечно, почти полное отсутствие тормозного следа вызывает подозрение, как и время, и место ДТП: пешеходный переход без штрафующих камер, пустынно – и можно пофантазировать, что это убийство, но ты статистику видела? Люди мрут как мухи, и ДТП – один из самых популярных способов уйти на перерождение. И чтобы так подгадать, надо долго пасти человека, знать куда и когда он обычно ходит. Аня эта на слежку твоей Елене не жаловалась?

Вика тяжело вздохнула:

– Нет, вроде. То есть, точно нет. Бородина бы сказала… Спасибо тебе большое, что выяснил, – уныло произнесла она. – Извини, что наорала. Просто я надеялась, вдруг обнаружатся новые улики.

– Если бы был повод, можно было бы машину задержать, провести экспертизу. Кто знает, может, что-то бы и нашли.

– Какой повод?

– Ну, к примеру, если бы с его стороны были открытые угрозы в адрес Бородиной или физическое насилие… короче, я еще поговорю кое с кем на эту тему. А пока что следи по трекеру и не дергайся.

– Восхитительно, – буркнула она в ответ и заглянула в навигатор – до Коврова переулка оставался всего один километр.

Вика набрала в чате: «Скоро буду» – и, спрятав телефон, поднесла пальцы к носу. Терпкий чужой запах, проникая в ноздри, отозвался сладким пронзительным спазмом между ног. Она мысленно обозвала себя блядью и снова сделала глубокий вдох.

***
Нестерова вышла ей навстречу в коридор, радостно улыбаясь. Пришлось растянуть зацелованные чужим ртом губы в ответной улыбке. И даже не было больно – вероятно долбаное кедровое масло обладало охуенной эффективностью.

– Привет. Я сейчас… только руки помою.

В ванной Вика долго умывалась холодной водой, потом, опустив голову, наблюдала, как пена утекает в воронку раковины, и только после посмотрела на себя в зеркало. Собственное лицо показалось чужим. Это уже была не она, а лживая бессовестная притворщица в мокрых трусах.

Пиццу Света заказала Викину любимую, с анчоусами. И эта незначительная деталь добила: дьявол, прячущийся в мелочах, злобно ухмыльнулся и показал кукиш. Притворяться стало еще противнее. Усевшись за стол, Вика молча положила треугольник себе на тарелку и, откусив, сосредоточенно начала жевать.

– Как родители? – спросила Нестерова и отрезала от своей порции маленький кусочек, наколола на вилку и отправила в рот. Вот так по-варварски она всегда ела пиццу. Но это была ее фишка. Вику это абсолютно не раздражало, только смешило.

– Всё хорошо, – она всё никак не могла прожевать. Пицца казалась сделанной из резины.

– А чего ты долго не отвечала? Занята была чем-то?

Сделав над собой усилие, Вика всё-таки сумела проглотить.

– Да… Ты, кстати, видела там на двери в подъезде объявление, во вторник будут свет отключать. На восемь часов.

– Не-а, – Света покачала головой. – Я сегодня не выходила. Допиливала модуль и думала…

Чувствуя, как ее начинает бить нервная дрожь, Вика спросила: «О чем?»

– О себе, в основном. Веду себя как тупая ревнивая пизда, – Света невесело рассмеялась. – Даже не знаю, что на меня нашло. Я ведь никогда такой не была. Всегда считала, что такие заебы у людей от неуверенности и комплексов.

Она отрезала еще кусок и улыбнулась смущенно. Вика замерла, завороженно наблюдая за движениями челюстей. Прожевав, Света продолжила:

– В общем, то, что меня колбасит – моя проблема, а не твоя. И это было реально несправедливо ставить тебе какие-то условия, – налив себе колы, она пожала плечами. – И все мои подозрения – просто идиотская паранойя. Но я не такая ведь на самом деле. Ты же знаешь.

Их взгляды скрестились, и Вика, не выдержав, опустила глаза.

– Почему ты молчишь?

Она сжала пальцами переносицу, слезы щекотно побежали по щекам.

– Что с тобой? Вика?

Горло словно сдавило обручем, Вика мотнула головой, склоняясь над тарелкой. Лицо ее горело от стыда – наверняка оно стало пунцовым. Нестерова не может не заметить…

– Вика?!

Она опустила голову еще ниже, почти утыкаясь в недоеденный кусок.

– Не молчи. Слышишь? Скажи что-нибудь! – резко отодвинутая табуретка со стуком опрокинулась на пол. – Да, блядь, ты серьезно?!

Крик ударил в уши, окончательно лишая ее способности говорить. И даже когда Света толкнула ее в плечо, она смогла открыть рот, только чтобы выдавить пошлое «прости».

Света вылетела из кухни, хлопнув дверью так, что оконное стекло задребезжало. Вика встала, выкинула пиццу в мусор вместе с тарелкой. И опять почувствовала, как мокрое белье липнет телу. Неожиданно к чувству раскаяния примешалось животное возбуждение. Она не могла себя контролировать: в памяти навязчиво всплывали образы. Тёмный напряженный сосок, заполняющий рот, и уютный кокон объятий, в котором хотелось остаться навсегда. Легкая ткань юбки, щекочущая ее бедра при каждом движении, и раскачивающаяся над ее лицом тяжелая грудь. «Пососи», – в очередной раз пронеслось в голове и в очередной раз отозвалось сладкой судорогой внизу живота.

Когда она вошла в комнату и, достав с антресолей походный рюкзак, начала собирать вещи, Света резко поднялась, закрыла ноутбук и вышла. От дверного стука сердце захолонуло осознанием непоправимости происшедшего.

Наверное, пора было уже смириться с тем, что она урод, не способный на нормальные отношения: властный тон, ласковые шлепки и возбуждающая разница в возрасте – останутся ее криптонитом до старости.

***
Родители, увидев ее с рюкзаком, деликатно промолчали. Их стойкое невмешательство в ее личную жизнь радовало, хотя и попахивало пренебрежительным отношением к лесбийским пиздостраданиям. Возможно, в их гибкой, но все же стереотипной системе ценностей расставание с парнем стояло на уровень выше по трагичности.

Она подумала о друзьях, которые считали их с Нестеровой идеальной парой. Наверняка они охренеют, когда узнают об этой истории. Скорее всего, Света сейчас перемывает в вискаре Викины кости со своей лучшей подругой Соней. А значит, уже завтра всей их лесби-тусовке станет известно, что она – Шевелева – корыстная сука, которая замутила с sugar mummy. В том, что Соня именно так интерпретирует, Вика не сомневалась. Но ее это не трогало. Почти.

Вика заглянула в установленное Костей приложение. Красная точка мертво стояла на парковке.

Внезапно вся эта история начала казаться полным бредом, напоминающим фантасмагорический сюжет мистического детектива – слежка на машине, пищащее устройство, спрятанное в лампе, смерть любовницы. Не хватало только скелетов, демонов и привидений. А еще Бородина что-то недоговаривала и вообще играла в какую-то свою игру, используя Вику вслепую.

Мысли сгущались, превращаясь в обиду, еще немного и закипят на ресницах горячими слезами. Все правильно, надо было залипнуть на властный голос и ласковую улыбку, дать в машине, а после начать дергаться и ждать звонка. А не дождавшись, разочароваться и приступить к страданиям. У невротиков всегда всё по плану.

***
Утром Елена написала сама.

«Доброе утро. У тебя тоже показывает, что он пока на месте?»

Коротко и деловито. А могла бы романтично написать, что Вика ей снилась голой.

Вика еще раз вошла в приложение, в которое и так к неудовольствию Шишкиной косилась каждые пять минут, и ответила: «Да, там же, смена, видимо, до двенадцати».

После лаконичного: «Видимо)» – Бородина вышла из сети. Возможно, она считала, что необузданный секс в машине не повод для вопроса «Как ты себя чувствуешь?». В конце концов, она не хирург на послеоперационном обходе. Не обязана спрашивать.

В полдень точка ожила.

Вика быстро набрала: «Он выехал».

Елена отреагировала только через минут десять: «Вижу. Едет по Садовому».

В течение нескольких часов «Фольксваген» хаотично перемещался по городу: судя по карте, Соловьев посетил магазины, заправку и качалку. Хотя рядом с качалкой находился Московский драматический театр, но Вика свято верила в бритву Оккама.

Пациенты сегодня шли непрерывным потоком. Фобии сменялись мигренями, мигрени – расстройствами сна, а красная точка продолжала кружить в районе центра. К трем дня у нее самой уже начало давить на виски и рябить в глазах от напряжения. Пациент, сидящий напротив Шишкиной, больше часа нудил про свою странную чувствительность к лунному затмению и явно не собирался закругляться.

Вдруг точка с Нового Арбата свернула на Краснопресненскую набережную и направилась в сторону Сити.

Сердце в груди тут же отозвалось лихорадочной дробью тревожного предчувствия.

«Кажется, он едет к твоему офису», – поторопилась она написать в чате.

Елена не отреагировала ни минуту, ни пять спустя. Не обращая внимания на всё еще бубнящего что-то пациента, Вика выпалила:

– Галина Петровна! У меня внезапный форс-мажор случился… личного характера, можно я…

– Иди-иди уж, – отмахнулась Шишкина. – Мажорь. Только осторожно, – она усмехнулась. – И завтра можешь не приходить, меня не будет.

– Спасибо! – крикнула Вика на бегу и, пулей вылетев из кабинета, набрала номер Бородиной. Но та не отзывалась.

Она позвонила Косте, но и он не взял трубку. Все словно сговорились – в самый ответственный момент решили отойти от телефонов.

«Ты мне срочно нужен», – написала она Косте и помчалась к метро.

Елена перезвонила, когда она уже ехала по кольцевой.

– Я еду к тебе, – вагон качнуло, и Вика схватилась за поручень. – Слышишь меня? Я уже на Красной Пресне.

– Он, наверное… – голос Елены прервался. – Алло. Алло. Вика.

– Что?! Алло! Я в метро.

Еще несколько безрезультатных «алло» – и связь оборвалась. Она написала: «Он может быть где-то рядом с твоим офисом. Я в метро. Еду к тебе».

Нажав на «Отправить», дописала:

«Приложение виснет. Никуда не выходи».

Отметка о доставке появилась одновременно с сообщениями от Бородиной.

«Была на совещании». «Не волнуйся, всё нормально, я сижу у себя в кабинете, и в офисе еще полно народу».

На очередной остановке в вагон ворвалась стая галдящих мальчишек в футбольной форме. Совпадение, или вселенная на что-то намекала? Вставив наушники, Вика набрала: «Буду через пятнадцать минут».

В наушниках звучала NaturalImagine Dragons – Natural https://www.youtube.com/watch?v=0I647GU3Jsc, тревога нарастала. В отравленном Голливудом мозгу невольно возник образ одинокого шутера в маске, с М-16 в руках.

Поезд мчался по тоннелю, гремя на стыках. Мальчики-футболисты, усевшись на свободную скамью, потирали синяки на ногах и над чем-то зловеще смеялись.

Шутер перестрелял обалдевших сотрудников компании, как куропаток, ногой выбил дверь в кабинет Бородиной и… на этом месте Вика, врываясь, набрасывалась на него со скромным кинжалом (всё же катана выглядела бы слишком театрально). При ударе в заднюю часть бедра, под ягодицу, повреждается бедренный нерв, и нога отказывает. А если изловчиться и пырнуть во внутреннюю часть верхней трети бедра, то можно перерезать бедренную артерию. Или лучше бить сзади в подколенную область, тогда повреждается сразу и артерия, и нерв. Смерть в течение пяти-семи минут от потери крови. Вику вынесло из вагона вместе с толпой, плывущей к эскалатору, как огромная стая идущих на нерест лососей. «Лососи обречены на нерест в реке», – она вдруг отчетливо вспомнила, как когда-то на уроке биологии от этой фразы по коже поползли мурашки. Хотя, возможно, всё дело было в Ольгином голосе. «Обречены», – воображаемый кинжал разрезал пустоту.

На входе в здание пришлось выстоять очередь, чтобы пройти досмотр. Молодой охранник словно нарочно проверял содержимое сумки со скоростью черепахи, а потом другой парень с такой же скоростью сличал данные ее паспорта с пропуском, выписанным Еленой.

«Я здесь», – написала она, входя в лифт. Лифт полз медленно, периодически останавливаясь, чтобы впустить и выпустить однотипных юбочно-пиджачных офис-менеджеров. Манагеры, очевидно, весело провели выходные, так как чересчур сильно благоухали парфюмом и жвачкой и угрюмо молчали, опустив глаза в пол. Вика засмотрелась на неровные слои тональника, нанесенные на щеки стройной девицы в эротично-строгом костюме, и чуть не пропустила свой этаж.

Быстрым шагом она проследовала вдоль прозрачных дверей, за которыми суетились в трудовом угаре люди в дресс-коде. Мысль о том, что вся эта империя принадлежит женщине, которая вчера бурно кончила на её пальцах, казалась фантастической, но не переставала будоражить. Апофеоза её не поддающееся контролю возбуждение достигло в конце коридора, у дверей с массивной табличкой «Елена Бородина. Генеральный директор».

Не обнаружив в приемной секретаря, Вика не стала церемониться – без стука распахнула дверь и застыла, в ошеломлении глядя на стеклянную стену, за которой сверкали на солнце зеркальные небоскребы.

Прямо на фоне этого дивного урбанистического пейзажа, за столом, в кресле с высокой спинкой, сидела Бородина. Увидев Вику, она рукой указала на огромный диван у стены и продолжила говорить по телефону:

– Макеты четырнадцатый и семнадцатый посмотри внимательно, это всё-таки крем для лица, а не моющее средство.

Проваливаясь в мягкие подушки, Вика прислушалась к хрипловатому голосу:

– …можно в более нежных тонах сделать упаковку? Крышечки нормально. Да, оставь так.

Со стен на Вику глядели красотки с безупречной кожей, втирающие продукцию Pure Pleasure в эротично оголенные участки тела. Елена, в своем элегантном светло-голубом костюме из льна, прекрасно вписывалась в эту гламурную композицию и казалась совершенно чужой.

– И пульверизаторы – уточни, когда можно будет получить образцы… Да. Все. Всю линейку. И, пожалуйста, помни, что срок до следующего понедельника.

Несмотря на «пожалуйста», в голосе было достаточно жесткости, чтобы от затылка до ступней пробежали мурашки. Вика совершенно четко представила себя под столом, между раздвинутых бедер. На слове «пульверизаторы» Бородина должна была запнуться и громко застонать в трубку. Вика сжала кулак с такой силой, что ногти вонзились в ладонь, – с фантазиями пора было завязывать. Они никогда не доводили ее до добра.

Елена закончила разговор и вдруг ласково улыбнулась, превратившись из холодной деловой тетки – в женщину, которая застегивала на ней штаны.

– Что-то ты вся красная. Дать воды? Или может чай, кофе? Жарко на улице?

– Жарко, – нервно взлохматив пятерней волосы, Вика с удивлением поняла, что они влажные. – Воды, если можно, с лимоном. Спасибо, – тут же добавила она и посмотрела в приложение. Красная точка застыла неподвижно.

– Сейчас, – Елена потянулась к кнопке селектора, но тут же отдернула руку, хлопнув себя по лбу. – Юля же только что ушла. Придется без лимона.

Из встроенного в стену небольшого холодильника она достала бутылку замерзшей «Бонаквы».

Ледяной удар по гландам отвлек от созерцания опасно приблизившегося декольте.

– Что будем делать дальше? – спросила она. – Он явно ждет тебя. Снова пасти начнет.

– Он пасет меня, а я пасу его, – Елена усмехнулась и напела: – я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я.

Она взяла бутылку из Викиных рук и сделала большой глоток.

– Больше всего бесит, что мы не понимаем его мотивов, – Вика посмотрела в телефон, чтобы не видеть каплю от растаявшей изморози, упавшую на соблазнительную ложбинку в вырезе блузки.

Красная точка вдруг плавно поплыла по Тестовской улице.

– Странно, но, кажется, он уезжает.

Не отрываясь от экрана, Вика поднялась с дивана. Елена заглянула к ней через плечо.

– Действительно странно. Почему не дождался? Даже обидно.

Виски их соприкоснулись, и Вика перестала дышать.

– Интересно, куда он поедет, – процедила она, медленно выпуская воздух сквозь зубы.

– Сейчас увидим, – Елена отошла и, взяв в руки телефон, снова уселась в свое кресло. – Скорее всего – домой. Она забарабанила пальцами по столу. – Какой-то дурдом. Мы так и будем, что ли, в кошки-мышки играть?

– Есть другие варианты? – с иронией поинтересовалась Вика.

– Не знаю, – Бородина качнула головой и приблизила телефон к глазам. – Может быть, мне и вправду пора уже кого-то нанять, чтобы с этим мудаком пообщались. Жаль, я не могу дядю своего попросить, он бы решил этот вопрос быстро, – она невесело усмехнулась. – Школа девяностых. Такая классика: бывший боксер – рэкетир. Даже огнестрел получил. Естественно, сейчас он ничем таким не занимается, но опыт и связи, я думаю, не растерял.

– Так может, стоит с ним поговорить? Чем ты так рискуешь? Может, это вообще никакого отношения к Самгиной не имеет, и это другой «Фольксваген», – Вика посмотрела в телефон: красная точка сместилась к Третьему кольцу и на развязке двинулась по Кутузовскому в сторону МКАДа.

– А если имеет?! Ты просто не понимаешь. У моих родных зироу толерантности к подобным вещам. Мама даже развод считает отклонением от нормы. «Семью создают раз и навсегда», – с горькой усмешкой произнесла Елена. – Это она мне сказала, когда я год назад намекнула, что с Олегом хочу развестись. Она с этим принципом жила всю жизнь. Поэтому, видимо, терпела, когда отец пьяный на нее руку поднимал, – серые глаза гневно сверкнули.

– Да, я не понимаю, – честно сказала Вика. – У меня совсем другая семья.

– Ну вот именно… – пробормотала Елена, уставившись в свой телефон. – Интересно… этой дорогой я обычно еду в Давыдково. Там у нас дом.

Вика опустила глаза на экран: точка застряла в красной полосе трафика и еле ползла по Внуковскому шоссе.

Они некоторое время сидели молча, следя за тем, как машина медленно, но верно продвигается к Боровскому шоссе. Всё ближе к Давыдково.

– Олег сейчас там, – Елена встала. – Может, позвонить ему? Хотя… что я ему скажу? Что ему угрожает опасность? Он ведь не воспринимает всерьез ничего из того, что я говорю. Боже, – она нервно улыбнулась. – Это как в сказке про мальчика, который кричал «Волки!».

– С поправкой на то, что ты ничего не выдумала, – Вика тоже поднялась с дивана.

– А что если мы вообще всё неправильно понимаем? – Бородина схватила сумочку. – Может, всё дело не во мне, а в Олеге? Может, это за ним охотятся? Не знаю, во что там он впутался, но я сейчас поеду туда и просто закопаю этого Соловьева. Реально, меня достало всё! – в бешенстве она швырнула телефон в сумку.

– Мы вряд ли успеем его догнать, – Вика посмотрела на карту. – Если только он не застрянет в пробке, вот тут вроде впереди затор…

– Не мы, – прочеканила Бородина. – Если это касается моего мужа, то тебе там точно делать нечего. Я сама разберусь.

В дверь постучали, и они обе как по команде вздрогнули.

– Лена, хорошо, что ты еще не ушла, – невысокая плотная блондинка с каре протянула черную папку. – Договор от юристов с комментариями пришел, просмотришь?

– Завтра! – отрубила Елена и стремительно вышла из кабинета. Чуть не сбив с ног оторопевшую блондинку, Вика кинулась за ней следом. Нагнав, сердито произнесла:

– Чушь какая. Конечно, я поеду с тобой.

– Нет, – Елена быстро шла по коридору, кивая встречным «До свидания» и «Хорошего вечера, Елена Владимировна». – Не поедешь.

– Потому что там твой муж? – обогнав, Вика забежала вперед, не обращая внимание на сотрудников за стеклянными стенами. – Не знаешь, как объяснить ему, кто я? – она попыталась презрительно усмехнуться, но вместо этого как-то жалко скривила рот.

– Об этом я думаю в последнюю очередь, – Елена вошла в открывшуюся дверь лифта и нажала на минус один. – Я же сказала, я не знаю, что там может случиться. И не хочу тебя втягивать.

– Ты меня уже и так втянула… – она замолчала, потому что в лифт вошли люди.

И только когда они очутились на подземной парковке, она, идя следом за Еленой, сказала:

– А вдруг этот Соловьев одержим тобой и хочет убрать всех, кто тебе близок? Вначале Аню, теперь твоего мужа. Ты хоть понимаешь, как это опасно?

– Не выдумывай, – Елена вытащила из сумки брелок и пискнула сигнализацией.

Вика встала перед бампером.

– Без меня ты не поедешь. Только через меня.

– Какая же ты, оказывается, упрямая, – Елена провела рукой по ее волосам и ухмыльнулась: – Ну что мне с тобой делать?

– Дверь открой, – буркнула Вика.

Костя позвонил, когда они выезжали на Можайское шоссе.

– Что-то случилось? Я не мог говорить.

– Случилось. Соловьев в пятнадцати километрах сейчас от Давыдково, там у Лены загородный дом. Мы едем за ним.

Впервые произнесенное «Лена» интимно щекотнуло нёбо.

– Вижу локацию. Я не понял, что значит «едем за ним»? Что вы собираетесь делать?

– Не знаю еще, сориентируемся на месте. Муж ее там, в доме. И мы…

Костя перебил её:

– И вы? Что вы? Вик! Не вздумайте лезть к нему сами. Я сейчас выеду к вам. Сидите там тихо и не рыпайтесь. Ты поняла? Я бы тебе сказал вернуться, но по факту я даже не могу туда участкового направить. Полномочий не хватает. Разве что анонимный сигнал.

– И что сказать? – поселковый участковый ассоциировался у нее с толстым мужиком в мятом мундире с огурцом вместо пистолета в кобуре.

– Скажи, что проникновение незаконное. Бля, но не такими словами, человеческими. Типа: «Грабят дом, кажись, у писателя», – зашамкал Костя по-старушечьи.

Вика прыснула.

– Хорошо, я позвоню, когда доедем и точно поймем, что он там.

– Правильно. Всё, не ссы. Я выезжаю через пять минут. На связи будем. Пиши, если говорить не сможешь.

Закончив разговор, Вика всё еще улыбалась. С Костей было как-то спокойнее.

– Всё в порядке. Он подъедет. Если что, сказал вызывать наряд. Ну если этот Вадим и правда войдет в дом.

– Поцелуй меня, – произнесла вдруг Елена, останавливаясь на светофоре.


Примечание:

Паранойя (МКБ 297.1) – редкий хронический психоз, при котором логически построенный систематизированный бред развивается постепенно, не сопровождаясь галлюцинациями или расстройством мышления шизофренического типа.

Часть 10. Гиперестезия


Они припарковались у небольшого продуктового магазина, в ста метрах от точки, замершей прямо возле ворот дома Бородиных.

– Может, подождешь меня здесь? – Елена отстегнула ремень.

– Да прекрати, – раздраженно произнесла Вика, все еще ощущая на губах вкус чужой помады.

Она вылезла из машины и глубоко вдохнула воздух, пропитанный ароматом леса.

– Смотрела «Тельму и Луизу»? – вдруг спросила Елена.

– Ну а как же, – Вика усмехнулась. – Золотой лесбийский фонд. Феминизм девяностых. Хотя между ними ничего, кроме дружбы, не было. «Связь» мне гораздо больше нравится. Думаешь, мы кого-то замочим сейчас?

– До мексиканской границы далековато, – Елена махнула рукой в сторону деревьев. – Пойдем в обход. Там сзади есть калитка.

Они обогнули участок по узкой тропинке, которая пролегала мимо высоченных каменных заборов, деревьев и диких кустарников. По прутьям металлической калитки вился дикий плющ. Елена достала из сумки связку ключей, выбрала нужный и, вставив его в замочную скважину, дважды повернула. С силой толкнула ржавую решетку и посмотрела на Вику:

– Идем? – в голосе ее прозвучало легкое сомнение. Оторвав лист лопуха, она оттерла ухоженные пальцы от рыжины.

– Конечно, – Вика улыбнулась. Обычно в кино с такой же бодрой улыбкой тупые американские домохозяйки прутся в подозрительные заросли и попадают на обед к сидящему в засаде маньячиле.

По выложенной плиткой дорожке они прошли через сад со старыми яблонями к небольшому сараю. Вдруг Елена, которая шла первой, резко притормозила и прижалась к стене.

– Стой… – она снова выглянула и прошептала: – Обалдеть. Что она здесь делает?!

Пригнувшись, Вика сама заглянула за угол. Где-то в пятидесяти метрах от них, перед застекленной верандой, на качелях сидела симпатичная блондинка в тесно облегающем цветастом сарафане.

– Кто это? – тихо спросила она.

– Юля. Моя секретарь, – Елена усмехнулась и, отступив на шаг, прислонилась к сараю. – В моем сарафане.

Во дворе зазвенел женский смех. Оставаясь в полусогнутом положении, Вика осторожно вытянула шею. К блондинке подошел Бородин в расстегнутой рубашке и начал легко раскачивать ее, каждый раз целуя, когда ее лицо приближалось.

– Что там? – теплые руки ласково легли на Викины плечи. По телу разлилась сладкая истома.

– Твой муж… – произнесла она. Где-то в глубине души вспыхнуло легкое злорадство. Довольно мелкое чувство, но она ничего не могла с собой поделать. Ее совсем не огорчало и даже отчасти веселило, что Бородин оказался таким уродом. И то, что Елена сейчас увидит это собственными глазами, ей тоже нравилось.

– Ну-ка, – опираясь на нее, Елена осторожно высунула голову. Вика вздрогнула, ощущая, как ногти впиваются в кожу через ткань рубашки.

– Полегче, – прошипела она.

– Прости, – Елена убрала руки с ее плеч. – Вот гаденыш, – пробормотала она и снова прижалась спиной к стене сарая.

Выпрямившись, Вика встала рядом с ней и, повинуясь внезапному порыву, поцеловала в висок. Елена повернула к ней голову и посмотрела в глаза так, словно собиралась сказать что-то важное. Может быть, даже судьбоносное. Вика затаила дыхание…

– Юля! – завопил громкий мужской голос откуда-то из дома. – Вы идете?! Я жрать хочу!

Бородин крикнул: «Сейчас» – и добавил что-то неразборчиво. Юля залилась переливчатым счастливым смехом. Качели скрипнули. Раздались удаляющиеся шаги. А затем наступила тишина, которую через пару мгновений нарушил стук закрывающейся двери.

Подождав некоторое время, Вика снова заглянула за угол. Во дворе покачивались пустые качели.

– Они ушли.

– Нам нужно подойти ближе, – Елена потянула её за кисть, – окна открыты – Олегу вечно дышать нечем. Может, что-то услышим.

Обогнув дом по узкой бетонной отмостке, они остановились под окном, из которого звучали голоса.

– Пережарила. Весь сок ушел.

Недовольный мужской баритон, очевидно, принадлежал Соловьеву.

– Нормальные битки. Олежек, тебе вкусно?

– Божественно, – пророкотал Бородин.

Вика бросила взгляд на Елену. На лице у той не дрогнул ни один мускул.

– Доложить тебе салату? – не унималась Юля.

– Да, солнце, спасибо.

Викино сознание на автомате отреагировало «блюющим смайлом».

Все умолкли. В тишине было слышно только жужжание шмеля, кружившего над клумбой возле их ног, и тихое позвякивание столовых приборов.

Почувствовав вибрацию, Вика вытащила из заднего кармана брюк телефон.

«Где вы?» – спрашивал Костя.

Она коротко написала о том, что происходит.

«Не лезьте никуда», – ответил Супруненко. «Буду через минут 25».

– Как она сегодня? – голос принадлежал Олегу. – Ты сделала то, что я сказал, по поводу договора с этим… как его?

– «Эмбоксом», – подсказала Юля, все еще жуя. – Не полуфилось. Она фесь день прошидела на месте… Совещание за совещанием. А потом Вадик приехал за мной.

Елена приподняла бровь. Вика открыла диктофон и, нажав на «Запись», протянула руку под самый подоконник.

– Плохо, – прокомментировал Бородин. – Нельзя, чтобы она успокаивалась. Пусть думает, что не помнит ничего. Пусть орет и истерит. Все должны видеть, что у нее крыша едет.

Вика приоткрыла рот от изумления и с тревогой взглянула на Елену. Лицо у той по-прежнему оставалось неподвижным, только глаза сузились в недобром прищуре.

– О, кстати, меня на днях финдир спросила: типа, не знаю ли я, что с Бородиной? Сказала ей по секрету, что никак отойти от смерти Анны Николаевны не может.

– Вот-вот, хорошо, – удовлетворенно произнес Олег. – Ну, так чего вы приехали? Что за срочность?

– Приехали, потому что я заебался ждать, – хриплый баритон звучал агрессивно. – Мы уже дохуя долго возимся с твоей бабой! Чего мы еще ждем?

– Мы не ждем, мы действуем, создаем достоверную картину…

– Хуину, блядь! – громко сказал Вадим. – Всё. Хватит мне эту лапшу на уши вешать. Ты сказал, она мою тачку пару раз увидит и сразу с катушек слетит. Я, блядь, за ней с мая как гондон катаюсь.

– И это сработало, ты же видел… – Бородин попробовал его перебить, но, похоже, Вадик его не слушал:

– Потом еще в пидорской шапке красной за ней гуляю. Что ты, блядь, еще придумаешь, чтобы время потянуть?

– Вадик, ну хватит.

Робкий голос Юли тут же заглушил Бородин:

– Я не тяну время! Успокойся, всё идет по плану. Все уже видят, что с ней что-то не так… но еще недостаточно. Я хочу, чтобы никто вообще не удивился, когда она якобы покончит с собой. Ни мать, ни дядя, ни коллеги… мы уже близки к цели…

Не веря своим ушам, Вика подняла телефон чуть выше и покосилась на Елену.

– Хватит пиздеть! – перебил его Соловьев. – Ты что обещал? Врачихе ее покажешь, и мочить будем. Так чего теперь-то резину тянешь, хуеплёт?

Скулы Бородиной напряглись, кожа побледнела, а глаза засверкали. Сейчас она походила на хищника, готовящегося к броску, и это показалось Вике невыносимо сексуальным.

– Вадик, ну успокойся. Что ты разорался?! – опять вмешалась Юля. – Олег знает, что делает, у него все под контролем! Не надо его торопить.

– Да блядь! Ты вообще заткнись! – от громкого стука по столу задребезжали даже стекла в оконных рамах. – Сейчас не посмотрю, что ты мне сестра, и схлопочешь по ебалу. Дура безмозглая. Соображать начни! Или тебя только хуй его интересует? А я ему его сейчас оторву и в жопу засуну. Иди сюда, ебаный ты кибасос. Скажи, что ты ссышь просто. Давай…

«Вот что бывает, когда говоришь кому-то «ну успокойся», – подумала Вика, еле удерживая в себе подкативший к горлу истерический смех.

Что-то загрохотало и звякнуло, будто разбившись. Юля завопила:

– Вадик! Вадик! Отпусти его.

Вадик продолжал орать как сумасшедший:

– Мне уже похуй, реально. Мне бабки нужны. Еб назад не бывает, понял? Когда ты ее травить собираешься? Когда? Когда? Говори, сучара!

– На следующей неделе… – голос Бородина звучал еле слышно.

– Нет!

– Но я же должен…

Раздался хлесткий звук затрещины.

– А так?!

– В выходные.

Вика заметила, как на губах у Бородиной заиграла презрительная усмешка.

– Завтра, – твердо произнес Соловьев. – Ты сделаешь это завтра. Иначе я тебя, сучонок, замочу. Ты знаешь, что я могу…

– Я не готов завтра, мне на…

Раздался глухой звук удара, и Олег застонал.

– А так… Хочешь, почки отобью?

– Вадик, прекрати! – опять завизжала Юля.

– Хорошо, хорошо, завтра, – дрожащим голосом произнес Бородин. – Завтра я поеду туда и все сделаю.

Елена прикрыла на секунду глаза, словно ей стало стыдно, что муж ее – трусливое чмо.

– Да хватит трястись. Блядь, ясно теперь, чего твоя жена к бабе от тебя сбежать хотела. Пива налей ему, а то аж посинел весь.

– Погоди, Олежек, дай я вытру? Ой, тут на рубашку… я сейчас…

– Не надо, я сам потом. Отойди от меня! – раздраженно выпалил Бородин.

– А ты не нервничай, Олежек, – вкрадчиво произнес Вадик. – Лучше моли бога, чтобы она выпила. А то вдруг ей завтра бухать не захочется.

– Я уже сто раз говорил, – у Бородина в голосе появились визгливые истеричные нотки, – у нее ритуал! Вино, ванна, спать!

– Да я уж и не знаю. А вдруг решит не мыться. У тебя баба непредсказуемая, то хуй сосет, то пизду лижет, – Вадик довольно заржал.

– Все будет как надо, – голос у Бородина затвердел, стал громче и уверенней. – Она выпьет, заснет и захлебнется.

– Блядь, как-то это все стремно. Говорил я, лучше с крыши… – прогудел Соловьев.

– Не лучше, следы все равно останутся. А здесь она сама.

– А если соседки дома не будет? – спросил Соловьев.

– Ты уже это в который раз спрашиваешь? Запомнить не можешь? Я же говорил, ей восемьдесят! Она всегда вечером дома. И я ей сообщу заранее, что зайду черновик статьи почитать. Он, кстати, еще не готов, и если бы у меня было больше времени…

– Ничего, Гоголь, сегодня заебашишь свою статью, – что-то упало и покатилось по полу. – Я тебя, что, не вдохновил? – последовал очередной раскат сиплого смеха. – А? Гоголь? Чего ты молчишь, грустный? Ладно, – издевательский тон сменился на деловой: – Короче, сколько времени ты у этой старухи торчать собираешься?

– Часа достаточно. Я вернусь и… – Бородин осекся. – Скорую вызову. А они уже полицию, наверное.

Не выдержав, Вика беспомощно опустила затекшую руку. Елена быстро вытащила из негнущихся пальцев телефон и подняла его вверх.

– Ну вот видишь, всё пучком. Смотри не обделайся, Гоголь, – Соловьев снова забулькал своим мерзким смехом. – Всё. Поехали мы. Я после ночи, не спал. Пиши свой черновик и не бзди. И это… слышь… не дури только, слиться не вздумай. Я тебя, если что, из-под земли достану.

– Я понял.

– Олежек, не переживай, у нас всё получится. Слышишь? Всё будет, как мы мечтали. Это ведь стоит того, – бодро пропела Юля. – Письмо отправлять?

– Ты что, дура? – устало произнес Бородин. – Не отправлять, а создать документ на рабочем столе и в корзину кинуть. Будто она написала и передумала. Смотри, не перепутай!

– Всё помню я, – обиженно произнесла Юля. – Просто оговорилась.

– Все чаты наши удалите полностью. И контакт мой сотрите.

– Да понятно, не дебилы мы тут, хоть и книжек не пишем. Ты, главное, порошок мимо бокала не просыпь от страха, – с издевкой произнес Соловьев. – Всё, Юля, харэ тут вату катать, пошли.

– Сейчас, переоденусь только…

– Да уже можешь так ехать, ей ее тряпки больше не понадобятся.

Услышав очередной раскат смеха, Вика сжала кулаки: как было бы прекрасно сейчас ворваться и ударить Вадика табуреткой по голове. Она с наслаждением представила себе, как с хрустом ломаются лобные кости черепа и как испуганно верещит блондинистая Юля…

В комнате раздались удаляющиеся шаги, где-то гулко хлопнула дверь.

– Бежим, – прошептала Елена, засовывая телефон к Вике в задний карман брюк. Мимолетное прикосновение приятно отозвалось покалыванием в затылке.

Они помчались к саду, оттуда к калитке. Костин джип уже ждал их на соседней улице. Влетев в него, они уселись на заднее сиденье.

– Ты должен это услышать, – Вика включила аудиозапись. – Женский голос – это секретарь Елены, Юля. Быдлан – это Соловьев, и он походу этой Юле брат.

– Наверное, наполовину, – сказала Елена, – у них разные фамилии.

– Ну и второй мужчина – Бородин, – продолжила Вика. – Да там всё понятно будет.

Пока они слушали, Елена, не проявляя никаких эмоций, глядела в окно, за которым зловеще багровел закат и ветер уже раскачивал кроны, обещая непогоду.

Дослушав запись, Костя протянул Вике телефон и попросил: «Перешли это мне».

– И что будет дальше? – поинтересовалась она, нажимая на «Отправить».

– Дальше будем работать. Для возбуждения уголовного дела этой записи недостаточно.

– Разумеется, – фыркнула Елена. – Нужно, чтобы был труп. Только тогда наши доблестные органы смогут что-то сделать. Вам тут фактически признались в покушении на убийство. Чего вам не хватает?!

– Вещественных доказательств, – услышав звук входящего, Костя достал свой мобильный и начал быстро набирать текст. – Все, что мы услышали, – это пока только лишь бла-бла. И вообще ваш муж – писатель, он может, к примеру, сказать, что это всё было обсуждением сюжета… сценария пьесы.

– Да что за глупости! – Елена дернула за ручку двери. – Ладно, я поняла. Видимо, это у вас норма. Не зря же пишут, что в полицию обращаться с жалобами на угрозы бесполезно, ответ один: «Вот когда убьет, тогда и приходите». Откройте мне дверь, пожалуйста.

– Лен, да подожди, – Вика схватила ее за запястье. – Костя, ну что ты в самом деле. Какая пьеса! Ее завтра травить собира…

– Успокойтесь обе, – гаркнул Костя. – Что у вас, женщин, за привычки кидаться в крайности? Чуть что сразу истерика. Я не сказал, что мы будем бездействовать. Я просто попытался объяснить, что необходимо провести доследственные мероприятия. У нас теперь есть основание установить в вашей квартире камеры, чтобы взять вашего мужа с поличным.

– Извините.

Вика почувствовала, как Еленина рука расслабилась, и, не удержавшись, погладила большим пальцем по тыльной стороне ладони.

– В общем, вы напишете заявление, к которому мы приложим запись разговора, и на основании этого будут проведены оперативно-розыскные мероприятия.

– Хорошо. Прямо сейчас надо написать?

– Да… секунду, – он взглянул в светящийся экран телефона. Так, мне нужно позвонить… – он вытащил из папки, лежащей на передней панели, бланк. – Вот. Там сверху паспортные данные, внизу подпись и дата.

Костя достал ручку и передал Елене вместе с папкой, на которую сверху положил бланк.

– Так что именно там должно быть?

– Всё в подробностях: что вы поехали в свой дом, увидели, как человек, который вас до этого преследовал, а так же ваша секретарь беседуют с вашим мужем, и решили записать их разговор. До этого про пищалку напишите. И про установку видеорегистратора – укажите даты, мы потом к делу приложим записи и вещдок. О незаконной слежке упоминать, конечно, не стоит. Мы только с сегодняшнего дня имеем право установить трекер.

Он вылез из джипа и отошел в сторону, прижимая к уху телефон.

– Ладно, – будто самой себе сказала Елена. – Только вот зачем я вдруг поехала сюда? Причина какая?

Вика пожала плечами.

– Чтобы поехать в свой собственный дом, не нужны причины. Но вообще для драматизма можно написать, что хотела рассказать мужу о преследовании.

– Боже, – Елена вздохнула. – Представляю, как он радовался про себя, когда я ему жаловалась! Все у него шло по плану, – на губах ее появилась кривая усмешка. – У меня пока в голове всё это не умещается. Получается, он про нас с Аней знал всё. И никогда, ни словом… – она покачала головой, сокрушаясь то ли о притворстве мужа, то ли о своей невнимательности.

– Получается, да. Но откуда?

– Я не… – Елена замолчала, задумавшись. – Ну, вероятно, это Винокурова. Юля, – тут же уточнила она. – Аня часто заезжала в офис, и мы… – она слегка покраснела. – Ничего такого… но мы говорили о многом, сидели близко… может, дверь была неплотно прикрыта…

Опустив голову, она принялась писать, так и не закончив фразы.

Разглядывать склонившийся над листом бумаги профиль Вика сочла неприличным. Отвернувшись, она посмотрела на Костю, который говорил по мобильному, курил и улыбался той самой идиотской счастливой улыбкой, которая бывает только у влюбленных. Только бы ей не впасть в это состояние, только бы не потерять контроль и не превратиться в блаженную дуру, парящую в небесах.

– Помнишь, какого числа мы установили камеру?

Вика повернулась: брови у Елены напряженно сошлись на переносице. Вот бы сейчас поцеловать ее в маленькую вертикальную складку, образовавшуюся на лбу. Что бы она сказала? Как бы отреагировала?

– Двадцать четвертого.

Пометив дату, Елена произнесла:

– Передай, пожалуйста, еще раз спасибо своей девушке.

– Мы больше не вместе, – Вика затаила дыхание, ожидая вопроса «Почему?»

– Извини, – сказала Елена, продолжив писать.

На бумаге выстраивались ровные ряды слегка наклоненных вправо букв. Строчки складывались в личную Еленину драму, в которую никак не вписывались Викины чувства и эмоции.

– Не думаю, что тебе жаль… – она не стала договаривать, ощущая, как слова вязнут в густом киселе чужой беды.

Елена некоторое время молча дописывала, наконец, поставив размашистую подпись, резюмировала:

– Недооценила я Олега. Знала, что он деньги любит, но чтобы так… – она усмехнулась.

– Дело в деньгах?

– Думаю, да. У нас оговорено в брачном контракте, что я не претендую на его гонорары и проценты с продаж, а он – на мой бизнес. Когда мы его составляли, я только открыла фирму, а он еще рассчитывал заработать миллионы на своем втором романе. В общем, если бы мы развелись, он остался бы ни с чем.

– А в случае твоей смерти он всё наследует?

– Не всё, но контрольный пакет достался бы ему…

Бородина аккуратно положила лист в папку.

– У меня все деньги в дело вложены. Видимо, он не слишком осознавал масштабов, но когда Фарков предложил за компанию два миллиона долларов, понял, что нельзя птицу удачи из рук выпускать, – Елена усмехнулась. – В общем, что тут говорить… гадко все это, – она закрыла папку и, меняя позу на более удобную, слегка отодвинулась к окну. – А теперь еще и полиция вмешается… – она кивнула в сторону Кости, который как раз направлялся к машине.

– Готово? – спросил он, садясь в джип.

– Вот, – Елена отдала ему папку. – Проверьте, всё ли там в порядке. Может, я что-то упустила или не так написала.

Костя быстро пробежал глазами по тексту.

– Вроде всё нормально. Мы сейчас заедем в управление на Новослободской. Там нас ждут уже.

Они вышли из джипа и сели в Киа.

– Хороший парень, – сказала Елена и завела машину. Мотор заурчал с какой-то грустной безнадежностью, и Вика, ответив: «Да, замечательный», откинулась на спинку сиденья и прикрыла глаза.


Примечание:

Гиперестезия (болезненно повышенное половое влечение) – одной из существенных аномалий половой жизни является ненормальное увеличение половых ощущений и представлений и вытекающая отсюда сильная и частая потребность в половом удовлетворении.

Часть 11. Интрапсихический конфликт


Костя встретил Вику с Бородиной у входа в семиэтажное кирпичное здание управления и, сверкнув пропуском перед дежурным, повел их к лифту. Взлетев в нем на шестой, они побрели следом за Супруненко по сумрачному коридору, устланному темно-бордовым ковролином, до покрытой лаком дубовой двери с табличкой «Полковник Давиташвили Майя Ираклиевна, заместитель начальника главного следственного управления МВД г. Москвы».

В просторном кабинете за большим столом их ожидала хрупкая рыжеволосая женщина в темно-синей форме. Поздоровавшись, она кивнула на стоящие в ряд перед столом стулья: «Присаживайтесь».

Вика расположилась подальше, чтобы не маячить. Ее роль и статус во всей этой истории были довольно размытыми, и сейчас в официальной обстановке она чувствовала себя странным персонажем с неясными мотивами. Ей казалось, что еще немного – и эта худощавая полковница нахмурится недоуменно и спросит: «А ты, девочка, что тут вообще делаешь?»

Но Майя Ираклиевна обращалась только к Елене, изредка посматривая на Костю чуть насмешливым строгим взглядом вышестоящего начальника, который всегда всё знает лучше любого подчиненного.

– Константин Юрьевич переслал мне запись и копию вашего обращения. Мы собираемся возбудить дело о покушении на убийство группой лиц по предварительному сговору, – она произнесла это со спокойной, почти мечтательной интонацией, так, словно рассказывала о планах на отпуск. – Завтра будут работать две группы: одна будет в машине возле вашего дома, займется задержанием вашего мужа, а вторая параллельно будет работать по Соловьеву и Винокуровой. Супруга вашего будем брать после того, как он добавит в бокал снотворное и выйдет к соседке.

– Хорошо, – Елена пожала плечами. – Я в этом не разбираюсь, если вы считаете, что так лучше…

Ярко-голубые глаза Майи Ираклиевны хитро прищурились.

– От вашей выдержки многое зависит. Вам надо вести себя так, чтобы он ничего не заподозрил.

– Я понимаю.

– Он может испугаться и в последний момент передумать, такое бывает. Мы, конечно, всё равно произведем задержание и, скорее всего, обнаружим у него таблетки или порошок, но хотелось бы… Взять его с поличным, так сказать, – губы ее тронула легкая усмешка.

– Я постараюсь вести себя естественно, – Бородина усмехнулась в ответ. – Я умею держать себя в руках.

– Прекрасно, – в голосе Майи Ираклиевны прозвучало одобрение.

Костя кашлянул.

– Муж вообще может испугаться и сбежать. Может, послать к дому людей?

Майя Ираклиевна бросила на него быстрый цепкий взгляд, будто кинжалом пронзила. Щеки у Кости слегка покраснели, но он глаз не отвел и поспешно прибавил:

– Если никого нет, я и сам справлюсь.

– Ну ты ведь знаешь, что у нас сейчас нехватка. А еще и… – она не договорила, – ладно, я скажу Боровскому, чтобы двоих снял с Митина и отправил туда.

– Спасибо, – в голосе Елены прозвучала искренняя теплота. – Я понимаю, что это ваша работа, но всë равно вам очень благодарна.

Уголки окрашенных в светло-розовый губ чуть приподнялись, Майя Ираклиевна, оказывается, умела обаятельно улыбаться.

– Главное, во всем слушайтесь наших инструкций. И всë пройдет так, как надо. – Давиташвили встала, давая понять, что разговор окончен. – Держи меня в курсе, – негромко сказала она Косте.

Супруненко кивнул в ответ и еле заметно улыбнулся. Вике этой, практически невидимой, улыбки вполне хватило. Мысль, которая вдруг ее посетила, вызвала нервный смешок. Хорошо, что они уже как раз вышли в коридор.

– Ш-ш-шевелева, заткнис-сь, – Костино шипение за спиной окончательно подтверждало догадку.

– Сам заткнись, – она ткнула его локтем. – Не переживай, мне всё нравится. Особенно форма, – тихо добавила она, стараясь, чтобы Елена не расслышала.

– С-с-сучка, – на этот раз шипение вырвалось сквозь растянутые в довольной ухмылке губы.

***
В Фурманный переулок следовали тем же кортежем: впереди джип, позади Киа. Только теперь Костя ехал не один, а с Серегой, которого он представил им как «специалиста по технической части».

Как только они отъехали от управления, Елена врубила радио. Нудная джазовая музыка подействовала на Вику как снотворное – прислонившись к окну, она задремала, но моментально проснулась, почувствовав прикосновение к своей руке.

«Приехали», – без улыбки произнесла Елена и первой вышла из машины на парковочную площадку, освещенную мощными фонарями.

***
Как только они поднялись в квартиру, Костя достал из рюкзака плату.

– Пока не забыл… надо вернуть ее на место, покажете куда?

Елена кивнула: «Вика знает».

В спальне Супруненко низко наклонился к Викиному уху и ехидно произнес:

– А я не сомневался, что ты знаешь.

Вика невольно покосилась на кровать. На бежевом пушистом покрывале валялся кружевной пеньюар. Представить себе, как утром Елена небрежно сбросила его с обнаженного тела, оказалось делом одной секунды. «Заткнись», – зло прошипела она, чувствуя, как между ног становится влажно.

Установка камер заняла около двух часов. За это время им успели доставить лапшу удон, заказанную Еленой на четверых. Бородина заметно повеселела, оживилась и даже несколько раз улыбнулась Костиным шуткам.

Закончив, они уселись на кухне и принялись поглощать обжигающе-горячую лапшу из картонных контейнеров. Телефон Бородиной зазвонил. Вика сразу поняла, кто это, увидев, как Елена меняется в лице, глядя на экран. «Олег», – произнесла она с нескрываемым отвращением.

Костя шумно втянул лапшу.

– Поставьте на громкую.

– Привет, любимая, – Бородин в трубке зазвучал бодро, как инстадива, начинающая трансляцию в прямом эфире.

– Привет, – в тон ему произнесла Елена.

– Как дела?

– Да ничего, устала. На работе все как сговорились, выводят меня из себя.

– Тебе надо больше отдыхать. Ты уже в кроватке? – сексуально-вкрадчивым голосом произнес Бородин.

Елена бросила взгляд на настенные часы.

– Нет, в ванну только иду. Домой пришла и еще часа полтора убила на разговор с клиентом – голова чугунная.

– Ну вот, выпей… винца и ложись, – на слове «винцо» он запнулся, как бездарный актер. – Я завтра, наверное, приеду. Договорился в обед о встрече с редактором по поводу статьи.

– Хорошо, – вяло произнесла Елена. – Надеюсь, пройдет удачно.

– Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить, да? – Бородин невесело рассмеялся. – Хотя это вообще не мое, но выбирать не приходится.

– Всё будет нормально, – бесцветно сказала Елена.

– Спокойной ночи, – внезапно, так, словно в нем села батарея, пожелал Бородин.

– И тебе, милый, – пропела в трубку Елена и, отсоединившись, швырнула телефон на стол. – Всё, – отрывисто бросила она. Крылья носа ее вздрагивали так, словно она собиралась заплакать.

– Волнуется, – бесстрастно прокомментировал Костя и отправил в рот еще одну порцию лапши. – Прямо в каком-то моменте я думал, сейчас сорвется, – проговорил он с набитым ртом.

– Ну чела можно понять, день-то у него завтра ответственный, – хохотнул Серега.

Елена вдруг истерически рассмеялась. Костя начал хихикать следом. Вика тоже, не выдержав, прыснула.

– Кстати, выпить не хотите? – отсмеявшись, спросила Елена.

– Пожалуй, употреблять никому из нас сегодня не стоит, – серьезным голосом сказал Костя. – И вот что, по поводу ночи. Никаких форс-мажоров не ожидается, вроде, но безопаснее будет, если вы проведете ее не дома, а, к примеру, в отеле.

Елена наморщила лоб:

– Ну нет, я ненавижу отели. Да и поздно уже. Всё будет нормально, закроюсь на цепочку и выставлю сигнализацию.

Досада накатила, заставив сжать кулаки: ну конечно, при посторонних – как она попросит?

– Я останусь здесь, – обращаясь к Косте, Вика даже не посмотрела в ее сторону. – Ты же знаешь, я легко могу ночь не спать. Если что-то пойдет не так, сразу наберу тебя. Только телефон не отключай, – с намеком добавила она.

– Не отключу, – буркнул он и даже демонстративно заглянул в свой мобильный, проверяя уровень громкости.

– Спасибо, Вик, – Еленин голос ударился в спину вдогонку, когда она пошла в коридор провожать ребят.

Отвечать не хотелось. Почему-то показалось, что в этом сказанном из гребаной вежливости «спасибо» не было ни грамма искренности. Да и наплевать. Вика чувствовала себя опустошенной. Сейчас ей больше всего хотелось, чтобы всё поскорее закончилось. И тогда она сможет убраться из жизни этой, по сути, совершенно чужой ей женщины, с которой, если быть объективной, их не связывало ничего, кроме странной криминальной истории.

У самой двери Костя подмигнул ей и тихо шепнул на ухо:

– Свете что ты скажешь?

– Ничего, – она усмехнулась. – Мы расстались вчера.

– Упс, – произнес он. – Ты такая молниеносная.

– Ненавижу, когда ты из себя умника корчишь. А сам… – с усталой злостью промолвила она и толкнула его в грудь. – Три мудреца в одном тазу…

– Два, – улыбнулся Костя, – но да, я понял. Кстати, камеры я отключу до десяти утра. Можешь не благодарить.

Вика повела плечами.

– И не собиралась. Мусор прихватите с собой. А то Бородин охуеет, если завтра обнаружит, что тут четыре человека ужинали.

***
Как только они остались одни, Елена засуетилась, даже заговорила громче, будто сознательно избегая интимного тона.

– Вот это, я думаю, подойдет, – она положила на столик темно-зеленую футболку с надписью Lacoste, запечатанную зубную щетку и даже трусы с еще не оторванным ценником, которые были на размер больше того, что Вика носила.

– Ты иди первая, а я потом. Хочу маме позвонить, голос ее услышать просто.

– Всё будет хорошо, вот увидишь, – вырвалось из Викиного рта и улетело куда-то в теплую страну ни хуя не значащих слов.

Закрывшись в кабинке, она дала волю своему воображению и представила, как Елена по утрам стоит под душем, подставляя свою упругую грудь тугим струям, нечаянно касаясь обнаженными ягодицами светло-серого кафеля. Глядя на висящую на крючке ярко-розовую мочалку, представила, как Елена проводит ею между ног… Не выдержав, Вика сняла мочалку и поднесла к лицу. Она была слегка влажной и пахла чем-то приятным, горьковато-травяным. Вика повесила ее на место и взяла с полки черный флакон с надписью Pure pleasure – Artemisia absinthium et Filipendula. Выдавив на ладонь немного нежно-салатового геля, она включила воду.

Вытеревшись мягким мышино-серым полотенцем, Вика оделась и подошла к ванне, наклонившись, провела рукой по бортику и представила, как медленно сползает вниз по скользкому литьевому мрамору Еленина голова, опускаясь под воду. На мгновение Вика рефлекторно задержала дыхание, словно она сама вот-вот могла утонуть и пыталась выиграть время. До нее только сейчас дошло, что если бы они не следили за Соловьевым, если бы не подслушали разговор, то уже завтра в это время Елена лежала бы мертвой в остывающей воде и ничего не имело бы значения.

Осознание ничтожности человеческой жизни, зависящей всего лишь от стечения обстоятельств, от какого-то тупого рандомного события, ударило будто обухом по голове и заставило Вику присесть на белый плетеный стул.

Когда она вышла в спальню, Елена сидела там перед зеркалом, расчесывая волосы. В отражении Вика заметила покрасневшие веки и легкую припухлость возле глаз.

– Всё хорошо? – спросила она, не поворачиваясь.

– Да, всё отлично, – Вика быстро прошла мимо зеркала и затормозила уже у самой двери. – Я свет оставлю в коридоре и в зале тоже. Мешать не будет?

– Будет, – Елена усмехнулась. – Будет мешать, что ты не спишь. Я закрыла дверь на цепочку и поставила квартиру на сигнализацию. Могу и шваброй припереть для надежности, – в глазах ее заплясали насмешливые огоньки. – Ложись спокойно и не волнуйся. Бабайки не придут.

– Или серые волчки, – пробормотала Вика. – Ты сама-то спи. За меня не беспокойся.

Вышло у нее это как-то грубо, хотя ей хотелось сказать совсем другие слова. Не произнеслось, что думалось, да и мысли ее спотыкались, как стреноженные лошади, сталкиваясь друг с другом в противоречиях.

На широком диване в гостиной уже было заботливо постелено. Накрывшись лëгким летним одеялом, Вика прислушивалась к сонному тиканью винтажных настенных часов. Хорошо, что Елена не предложила остаться в спальне. Еще больше секса – еще больше привыкания, и привет, невроз навязчивого состояния.

Сзади раздался шорох. Вика вздрогнула и повернулась.

– Не спишь? – Елена присела на край дивана.

– Нет, – Вика выпростала руки из-под одеяла. – Не могу…

– Извини, – прошептала вдруг Елена, наклоняясь к ней. – Хотела тебе сказать, мне и вправду не жаль, что ты рассталась…

Вике следовало оттолкнуть ее, увернуться от поцелуя. Нельзя было разрешать этим мягким губам касаться ее рта, ее щек, ее шеи, сосков. Нельзя было, услышав: «Сними трусики», дрожащими руками тянуть вниз за кружевной пояс.

И уж, конечно, не стоило раздвигать колени, позволяя жадным, настойчивым губам спускаться всё ниже и ниже. Ничего не осталось от здравого смысла, всё расплавилось в жарком всепроникающем «хочу» и взорвалось фейерверком между ног. Они уснули обе, не меняя положения.

Утром, открыв глаза, Вика почувствовала на своем животе приятную тяжесть. Пальцами перебирая шелковистые пряди волос, она поклялась себе в том, что это был последний раз. И нарушила обещание, как только Елена хриплым от сна голосом, потягиваясь, произнесла: «Доброе утро, моя хорошая» – и поцеловала ее там так спокойно, словно они каждое утро просыпались вместе обнаженными.

Отдохнувшие, они, словно обезумев, с новой силой накинулись друг на друга. И даже услышав мелодию будильника, всё равно не прекратили двигаться, выскребая удовольствие до донышка, терлись друг о друга, совсем перестав стесняться стонов и вырывающихся междометий.

Остановились они, только когда услышали стук двери и лязганье цепочки. И сразу вслед за этим – пронзительный звонок.


Примечание:

Интрапсихический конфликт – это конфликт между двумя составляющими психики одного и того же человека.

Часть 12. Прогредиентность


Длинные волнистые волосы резко взметнулись над Викиным лицом, когда из коридора раздался громкий женский голос:

– Елена Владимировна! Вы дома? Дверь не могу открыть.

– Черт! Сегодня же вторник! Вера пришла убирать.

Елена вскочила с дивана, завертела головой и, наконец обнаружив свой пеньюар, схватила его и судорожно принялась надевать, не попадая в рукава. Справившись, нервно затянула пояс на талии. В дверь опять позвонили.

– Сейчас я ее выпровожу. Только, прошу тебя, не высовывайся. Ох, еще ж и сигнализацию надо… – комнату она покинула почти бегом.

Вика неторопливо поднялась с дивана и начала одеваться, стараясь не сосредотачиваться на неприятном ощущении. В коридоре Елена рассыпалась в извинениях и врала про жуткую головную боль, а Вера сочувственно охала, отказывалась от оплаты и предлагала помощь: «Может, в аптеку или в магазин сбегать?»

Дождавшись, когда за услужливой и многословной Верой закроется дверь, Вика вышла в прихожую.

– Ты куда? А кофе? – Елена растерянно посмотрела на нее.

– На работу опаздываю, – проще было соврать.

– Я подброшу. Попьем кофе и поедем.

Да, она бы с радостью позволила распоряжаться собой, но сейчас ей нравилось наслаждаться праведным гневом, набухающим под веками обидой. «Не высовывайся» больно ударило по самолюбию.

– Нет, – Вика рванула на себя дверь и вышла на площадку. – Будем на связи.

– Вика! – встревоженный оклик не заставил обернуться, но тем не менее ласкал ухо. Видимо, с женщинами всегда надо поступать именно так, и они выбегут за тобой в пеньюаре.

– Подожди. Ну подожди, – Елена схватила ее за руку. – Ты что, обиделась на меня?

– Нет, – она пожала плечами и сжала губы, которые так и норовили предательски скривиться. – Всё нормально.

– Я тебе говорила, это дальняя родственница и…

– Я понимаю.

Двери лифта раскрылись, и она поторопилась нырнуть вовнутрь, но Елена шагнула следом и, нажав на «Стоп», прижала ее к стене.

– Ты потрясающая, – горячий шепот обжег щеку. Внутри сладко защемило и она, сдавшись под натиском, встретила губами пылкий поцелуй.

Елена ушла, пообещав быть осторожной и всё время писать, а Вика поехала вниз, ощущая, как в груди стремительно нарастает тоскливое томление. Симптом указывал на развивающуюся патологию. Слишком хорошо она знала, как это опасно, когда, еще не успев расстаться, уже начинаешь скучать по кому-то.

В метро она погрузилась в сонное оцепенение и даже успела задремать, хотя ехать было одну остановку. Краем сознания, однако, зацепила громкое «Трубная» и в последний момент выскочила из вагона. Вика не помнила, что ей снилось, но на душе стало нехорошо и тревожно до такой степени, что она набрала Костю.

Супруненко от ее расспросов по поводу боевой готовности опергрупп отмахнулся раздраженным: «Не суетись», коротко рассказал, что писателя пасут, но он всё еще в Давыдково, и поклялся, что позвонит сразу, как только тот выедет в Москву.

– Я буду с вами там, – Вика решила сразу расставить точки над «i». – И не говори мне, что это не положено.

– Это не положено, но хуй с тобой. Оформим в протоколе как служебную овчарку.

– Пошел в жопу, – она засмеялась, чувствуя, что к ней возвращается некое подобие спокойствия.

Дома Вика сходила в душ и решила пожарить яичницу. Под громкое шипение сворачивающегося на раскаленной сковородке белка она размышляла над тем, что могло означать слово «потрясающая». Говорила ли Елена о прекрасных душевных качествах или имела в виду, что секс был неплох.

Вика уже поглощала обжигающую яичницу, когда телефон, стоящий на зарядке, пиликнул входящим.

«Всё спокойно, я плодотворно работаю, надеюсь, ты тоже))»

«Я не поехала в клинику. Сижу дома, жду сигнала от Кости».

«Поспи. Ты устала».

«В метро поспала пять минут))».

«Не надо было упрямиться, я могла бы тебя отвезти».

Вика послала в ответ смайл с разведенными руками.

Елена прислала смайлик с рожками и написала: «Сейчас выйду, пусть Винокурова отправит письмо, а то смотрю, она с утра как на иголках, от волнения бумаги уже роняет))».

«Только не проси ее принести кофе. Мало ли…»

«Ну почему же, пусть принесет. Кто сказал, что я буду его пить)».

Палец замер над «целующим смайлом» – подсознание подсовывало свои варианты реагирования, но она всё же выбрала «смеющийся до слез» и вышла из чата. В ту же секунду на экране всплыло сообщение от Нестеровой: «Ты забыла забрать оранжевый свитер и пару конспектов».

Строчка тригернула, вызвав уже привычное чувство вины. Но оно тут же испарилось. Ей больше не было стыдно. То, что она испытывала, стоило предательства. Этой ночью Елена будто разом затронула все ее потайные струны, нажала на все нужные кнопки и сорвала крышку с долбаного ящика, в котором Вика хранила нереализованные секретные фантазии.

«Выбрось», – написала она, хотя свитер было жаль, его подарила Даша, и он был не оранжевым, а сочно-апельсиновым и, казалось, грел уже одним только цветом.

«Окей».

Повинуясь внезапному порыву, она написала: «Прости. Дело только во мне. И мне очень жаль, что так получилось». Отправив, подумала, что даже искренность – гибкое понятие. Она не врала, но и правда была гораздо сложнее, чем эта банальщина.

«Еще удачи мне пожелай и встретить новую любовь)), – Света добавила блюющий смайл и дописала: – Ты за коммуналку за июнь еще штуку должна».

Вика скинула ей на карту тысячу рублей и, включив воду, начала с ожесточением драить сковородку.

Ожидание тянулось мучительно долго, не помогал даже просмотр документалки про маньяков, который обычно успокаивал. Елена периодически коротко сообщала, что всё хорошо, Вика реагировала безличными «ок», пряча в них граничащее с маниакальным желание зацеловать каждый миллиметр Елениного тела.

После обеда Бородина написала, что в корзине ее лэптопа появился черновик неотправленного письма, и переслала текст: «Я так больше не могу. НИ В ЧЕМ НЕТ СМЫСЛА. Мамочка, прости меня, если сможешь. Я тебя люблю»,

прокомментировав: «Очень правдоподобно) я бы, пожалуй, так и написала)))».

От желания обнять ее заломило в затылке. И в это время пришло сообщение от Кости: «Муж едет в Москву». Вика вспомнила, как в шпионских триллерах в такие моменты кто-нибудь говорит по рации: «Первый-первый, я второй, птичка вылетела из гнезда, повторяю, птичка вылетела из гнезда…»

Она переслала сообщение Елене. И чтобы хоть как-то унять нервную дрожь, охватившую ее при мысли, что развязка близится, продолжила смотреть документалку про «земляного дьявола», который похищал школьниц.

Через часа полтора Костя написал, что Бородин уже дома, вытащил пищалку из плафона в спальне, а потом такую же – из подвесного шкафа с посудой на кухне и вынес на мусорку. «Пришлось копаться в этом дерьме», – пожаловался Супруненко.

В шесть вечера Вика переоделась в удобные полуспортивные брюки и худи и вышла из дома. Доехав до «Сретенского бульвара», она позвонила Косте:

– Где вы стоите?

– В Малом Козловском, дом десять, микроавтобус с надписью «ИНСИС – информационные системы».

– Ясно. И что сейчас происходит?

– Ничего. По телику футбол смотрит. Яйца чешет, нервничает, – Костя хохотнул в трубку.

– Скоро буду, – Вика увидела входящий от Бородиной и переключилась на вторую линию.

– Я уже выехала, – Елена была само спокойствие. – Ты где?

– Почти на месте, – Вика почувствовала, как от тревоги у нее перехватывает горло. – Костя сказал, он телевизор смотрит. Ты только осторожнее, когда придешь домой. Если почувствуешь, что что-то идет не по плану, просто ори. Я сразу прибегу и убью его.

– Мне приятно это слышать, – Вике показалось, что дыхание в трубке участилось. – Очень…

Вика остановилась перед микроавтобусом, прижимая телефон к уху.

– Я пришла. Буду сейчас за тобой следить.

– Хорошо, буду выбирать удачный ракурс, – Елена рассмеялась. – Вообще-то, я киногенична, говорят.

– Мне все твои ракурсы нравятся, – так себе комплимент, но лучше во время стресса не придумался.

– Тогда я не стану загоняться, – Елена весело рассмеялась. Чересчур весело.

– Правильно. Всё, я захожу.

– Вика…

– Да? – она поставила одну ногу на бордюр, пытаясь избавиться от мгновенно сковавшего тело напряжения.

– Ты только не принимай ничего близко к сердцу, если что. Жизнь длинная.

– И бессмысленная, да?

Вика услышала короткий смешок.

– Типа того. Ладно, не слушай меня. Я бред несу.

– Согласна, бред.

– До встречи, да?

– Да.

Звучало красиво. И даже трогательно. Но проникаться не стоило. Ничем. Все эти эмоции под влиянием адреналина, кортизола и прочей гормональной поебени скоро пройдут, криминальные страсти улягутся, и Бородина придет в себя. Нельзя было забывать, что они друг другу просто попутчики на время путешествия, которое сегодня закончится. Попутчики, которые выпивают вместе, трахаются в СВ-вагоне, а на следующий день пьют чай, жалуются на головную боль и потом выходят из поезда и расстаются на перроне навсегда.

Вика постучала в дверь микроавтобуса.

***
Опергруппа состояла из Кости и еще трех мужчин постарше в гражданском. Это ее несколько смутило: она ожидала, что в машине будут сидеть мощные спецназовцы в полной экипировке. Костя протянул ей наушники и пачку чипсов и подвинул стул.

– Только без комментариев, – предостерег он и ткнул пальцем в экран. – Еще немного и будет гол.

На экране Бородин по-прежнему смотрел футбол, кощунственно сидя на диване, ставшем для Вики сакральным.

Глядя на его мужественное лицо, Вика представила себе, как оно исказится от страха, когда Бородина закуют в наручники. Чтобы случайно не застонать от удовольствия, она принялась энергично хрустеть чипсами.

Вдруг он встал и посмотрел на дверь. На другом мониторе появилась Елена. Через мгновение она вошла в гостиную.

– Здравствуй, любимая, – приблизившись, Бородин легко клюнул ее в щеку.

– Ты ел? – она устало уселась в кресло и потерла виски.

– Перекусил днем, а ты?

Из-за шума телевизора слова были еле различимы.

– И я. Честно говоря, так устала, что аппетита нет. Ноги гудят. Так что, если захочешь поужинать, закажи что-нибудь…

– Наталья Петровна пирог испекла. Звонил ей вчера, сказал, что зайду статью почитать. Набрать тебе ванну? – он выключил телевизор и подошел к ней. – С мятой или ромашкой?

– Лучше с душицей, – Елена улыбнулась. – Синяя бутылочка. Несколько капель. У тебя какое-то необычно хорошее настроение сегодня. Что-то случилось?

– Пока нет, – Бородин пригладил свои волосы. – Но скоро… не хочу говорить пока, чтоб не сглазить. Ты же знаешь, какой я суеверный, – он положил ей руку на плечо.

– Не переживай, – Елена похлопала его по руке. – Я верю, что у тебя всё получится.

Вика придвинула к себе второй пакет с чипсами.

– И кстати, я закончил статью.

– Отлично, – Елена встала с кресла и, подойдя к окну, подняла приспущенные жалюзи.

– Тебе не интересно, о чем она?

– Олег, – не оборачиваясь, произнесла она. – Давай не будем в сотый раз поднимать эту тему. Почитаю, когда выйдет.

– Хорошо. Да, извини, ты права. Я поставил вино в холодильник.

– Какое? – Елена отошла от окна и приблизилась к Бородину.

– Пино нуар.

– Прекрасно, – она кивнула. – Откроешь?

– И даже налью, – он улыбнулся.

– Определенно, у тебя прекрасное настроение сегодня.

– Определенно.

Бородин вышел из комнаты и отправился в ванную. Заткнув ванну пробкой, он включил воду и небрежно плеснул в нее из бутылки, стоявшей на полке. Затем вернулся в гостиную.

Елена тем временем вышла в спальню и скрылась в гардеробной, исчезнув из поля зрения камер. Вика сразу занервничала. Она была спокойна, только когда видела ее.

На кухне Олег неторопливо открыл бутылку и, аккуратно наполнив бокал, ушел с ним в ванную. Заперев дверь, поставил бокал на стул, вытащил из кармана джинсов пакет и потряс его над бокалом. Вика бросила взгляд на оперативников, в напряжении столпившихся у монитора.

– Всё? – спросила она у Кости.

– Нет, когда он выйдет из квартиры, тогда будет всё.

– Да блин, ясно ведь уже, – она вскочила на ноги. – Зачем ждать?

– Затем…– он неотрывно смотрел на монитор, где Бородин концом зубной щетки размешивал в вине отраву. – Не должно быть сомнений в том, что он не передумал. Пусть доведет до конца.

– Блядь, до какого конца? – воскликнула Вика. – Может, ей еще и выпить?

– Тише, девушка, – шикнул на нее один из мужчин. – Смотрите молча, а то выйдете.

Костя укоризненно покрутил пальцем у виска и приложил палец к губам.

Бородин тщательно вытер бокал полотенцем. Вода в ванной набралась быстро. Он опустил пальцы, проверяя температуру, и закрутил кран.

Елена уже вернулась в столовую и налила себе воды в стакан. Вика смотрела, как она пьет, и сердце ее сжималось от внезапного прилива нежности.

Бородин крадучись подошел к ней и застыл, точно как Джон Сноу напротив Дейнерис, перед тем как воткнуть в нее нож.

– Я схожу пока к Наталье Петровне, почитаю ей статью. Ванна готова. Поторопись, а то остынет.

– Спасибо, – Елена опустила стакан на стол и с грациозной небрежностью облокотилась о столешницу. Бородин уже повернулся к ней спиной, когда она вдруг громко произнесла: – Я подаю на развод.

Он обернулся.

– Что?

– Что она творит? – один из оперативников вскочил. – Костян, с ней работали?

– То, что ты слышал. Я подаю на развод. Жить с тобой больше не хочу, – спокойно произнесла Елена.

– Да блядь, работали, конечно. Она адекватной была, – Костя покачал головой. – Насколько вообще это возможно для женщины – быть адекватной.

– Чего это ты вдруг? – Олег усмехнулся. – ПМС?

– Что, даже истерить не станешь для вида? – Елена выпрямилась и подошла к нему. – Нож не будешь в ладонь втыкать, лицо не станешь царапать в горе, как в прошлые разы?

– Лен, ну ты зачем сейчас? – он отступил на шаг. – Я понимаю, ты устала. Но давай потом…

– А куда ты торопишься так?

– Вот же бабы… – произнес кто-то у Вики за спиной. – Как же не попиздеть.

– Я же сказал. Наталья Петровна ждет. Пирог испекла с яблоками. Хочешь, принесу кусок? – даже несмотря на нечеткое изображение было заметно, насколько вымученная у него улыбка.

– У Натальи Петровны отвратительные пироги, – Елена улыбнулась в ответ. – Тесто никогда не пропекается. И начинка вытекает. Но это неважно. Главное, ей нравится тот бред, который ты ей читаешь.

Оперативники продолжали завороженно наблюдать за происходящим, так, будто на экранах мониторов шел остросюжетный триллер и никто не мог умереть по-настоящему.

– Ха! – Бородин потер глаз и взлохматил свою длинную шевелюру. – Этот бред нравится десяткам тысяч людей. Сотням! Ясно? И да, мы разведемся. Потому что меня задолбало с тобой жить. Ты поняла? Мне не нужна провинциальная баба, у которой в голове катастрофа и которая вообще не смыслит ни в чем, кроме ебучих трав и кремов. Ты же тупая! Понимаешь?! Ты тупая пизда!

Елена рванулась к нему и наотмашь ударила по щеке.

Высокий брюнет, сидящий возле Вики, присвистнул.

Бородин схватился за щеку. Елена ударила его по другой. А потом процедила:

– Пошел вон.

– Я тебя сейчас… Ты… Ты… – он открыл рот, потом закрыл его, потом снова открыл и сказал: – Прости, я погорячился. Ты просто устала. Тебе надо отдохнуть. Прими ванну, выпей, расслабься. Я вернусь, и мы поговорим спокойно, без эмоций. Хорошо?

– Думаешь, после бокала вина я не буду чувствовать к тебе омерзения? – она театрально расхохоталась. – Его и водкой не снять. И кислотой не вытравить. Но да, ты прав, лучше напиться, чем смотреть на твою гнусную рожу.

– Не знаю, что на тебя нашло, – он попятился в направлении коридора, будто боялся, что если отвернется, Елена накинется на него со спины.

– Пошли, – скомандовал хмурый мужик, который сделал Вике замечание.

– А ты сиди тут, – добавил он, когда заметил, что она встала.

Двое вместе с Костей выскочили из машины и скрылись в подъезде. В микроавтобусе остался только брюнет, который продолжал следить за мониторами и говорил с остальными по рации.

– Он вышел, – произнес он, когда Бородин скрылся за дверью.

Елена приблизилась к камере и, устало улыбнувшись прямо в объектив, спросила: «Всё нормально?»

«Да», – одними губами прошептала Вика и кинулась вон из микроавтобуса. Не дожидаясь лифта, она взмыла на пятый этаж. Оперативники уже звонили в квартиру напротив, приглашая понятых. Бородин, в наручниках, сидел у стены на корточках. На его побледневшем лице отчетливо были видны багровые отметины от Елениных ногтей.

Квартира была открыта. Елена стояла в дверном проеме и разговаривала с главным опером. Вика подошла ближе. Бородина лишь мельком взглянула на нее, и ее тут же отвлекли вопросом. На этажах хлопали двери, звучали встревоженные голоса. Из квартиры справа выглянул небритый мужик с маленькой, истошно тявкающей болонкой на руках. Вика тронула за локоть проходящего мимо Костю.

– Слушай. Я пойду. Спасибо тебе. Позвонишь мне потом, когда закончишь тут?

Костя на секунду задержался на ней внимательным взглядом, а потом кивнул.

– Конечно. Обязательно.

Вика неторопливо спустилась по лестнице и вышла в неожиданно прохладный июльский вечер. Она закинула голову и, посмотрев на затянутое облаками небо, подумала, что было бы охеренно, если бы пошел дождь и косые струи смешались бы с соленой влагой на ее щеках.

Брюнет из микроавтобуса бежал по направлению к дому, продолжая с кем-то переговариваться по рации. Жизнь других людей казалась наполненной смыслом. Вика медленно шла, чувствуя, как сама она растворяется в надвигающихся сумерках, с каждым шагом становясь призрачной и ненастоящей. Как будто ничего и не было.

Часть 13. Эпилог

Сообщение от Елены пришло утром, когда Вика собиралась на работу: «Привет. Как ты? Спасибо, что всё время была рядом вчера. Меня это очень поддерживало».

В душе разлилось тепло, а сердце застучало громче. Сев в кресло, Вика ответила: «Рада, если так. У меня всё нормально, выезжаю на работу. А ты как себя чувствуешь?»

Из кухни доносился запах кофе. Мама готовила завтрак и тихо переговаривалась с кем-то по телефону. Дожидаясь ответа, Вика быстро натянула джинсы и футболку.

«Ужасно. По мне будто трактор проехался. Следователь ушел в три ночи. У меня такое гадкое ощущение, будто меня раздели перед всеми».

– Вика, блины готовы. Иди скорее, стынут! – мамин голос звучал раздраженно.

Крикнув: «Сейчас!», она быстро напечатала: «Понимаю. Но главное, что тебе больше ничего не угрожает. А остальное рано или поздно закончится».

Уже сидя за столом, она получила ответное сообщение: «Веришь, если бы можно было это как-то замять, я бы так и сделала. Не знаю, что скажу семье, когда они узнают обо всей этой грязи».

– Вика, отвлекись на секунду от телефона. Ты слышишь, что я тебя спросила?

– Что? – она непонимающе уставилась на маму.

– Тебе сметану или варенье?

– Сметану. Спасибо, – пробормотала она.

«Какой грязи? Ты не виновата, что твой муж оказался подонком».

Хлопнула дверь холодильника. Мама со стуком поставила на стол сметану и вышла.

«На следствии выяснится, что я изменяла ему с женщиной. И об этом будут говорить в суде! Это стыд и позор!»

Вика подняла глаза, посмотрела на стопку румяных, аппетитно пахнущих блинов, на дымящуюся перед ней чашку кофе и написала: «Если ты и вправду считаешь, что это стыдно, то ты не заслуживала любви этой женщины!»

С яростью вжимая кнопку, Вика отключила телефон и встала из-за стола. Она не хотела знать, что ответит Бородина, и ответит ли вообще. Внутри нее всё клокотало от злости. Как же ее заебали все эти лесбиянки, «не любящие ярлыки» и падающие в обморок от «слова на букву Л». Лесбиянки, которые мучительно стеснялись, что предпочитают лизать клитор, а не канонично сосать член. Лесбиянки, которые, притворяясь «нормальными», хотели вечно оставаться невидимыми. Елена была именно такой.

Дни однообразно потянулись один за другим. Июльская жара окончательно превратила город в пропахшую бензином и выхлопными газами сауну. Ни звонков, ни сообщений от Елены больше не было.

К следователю Вику вызвали только через неделю, задали вопросы, к которым она была готова, и пообещали, что постараются больше не дергать.

Костя, с которым она все же в один из вечеров встретилась в «Погребке», ввел ее в курс событий. Бородин на допросе вину не отрицал и с гордостью сообщил, что гениальная идея с инсценировкой пришла ему в голову в тот самый день, когда Елена, увидев в их дворе «Туарег», сказала, что теперь «Фольксвагены» ее нервируют.

«Я вдруг представил, как моя жена видит на перекрестке машину Вадима и думает, что это та самая, как она дергается и давит на тормоза, как попадает в аварию… а потом меня осенило, – сказал он следователю. – Я не должен был ждать или надеяться, я просто всё взял в свои руки».

О романе Елены он к тому времени давно уже знал от Юли, но притворялся, что не в курсе, не желая подталкивать ее к разводу. Лишаться источника дохода ему категорически не хотелось. Понимал, что Елена использует их брак как ширму, но в любой момент может сорваться и уйти – тогда жизнь могла стать куда менее комфортной. Его угнетала финансовая зависимость, и он даже пожаловался следователю, что «ощущал себя заложником ситуации».

Он ненавидел жену не за измену, а за то, что она называла его «автором одного романа» и «посредственностью с претензиями на гениальность», – именно этих слов он не мог ей простить.

«Полный ебанат», – констатировал Супруненко, на которого запись допроса произвела сильное впечатление. «Говорит: эти деньги мои по праву, я ее, дуру деревенскую, в люди вывел. И не собирался ждать, когда она меня кинет ради очередной извращенки».

Упоминая в разговоре свою начальницу, Костя даже тон голоса менял, а глаза его затягивались мечтательной поволокой – это было смешно и немного грустно. Вика никогда раньше не видела его влюбленным, и, возможно, из-за этого он казался немного чужим.

Узнав про Викин последний диалог с Бородиной, Костя похлопал ее по плечу и пробормотал: «Не грузись, она того не стоит».

Но она стоила. И мысли о ней никуда не исчезли. Вика стерла чат, удалила контакт и изо всех сил старалась забыть. Получалось довольно хреново. Болезненное чувство потери вызывали даже рекламные постеры косметики в метро. Ее триггерило всякий раз, когда она проходила мимо стены с фотообоями в клинике: там над горной грядой плыли облака. Тогда она, тоскуя о том, чего никогда не было, думала об Алтае и воображала, как в какой-нибудь параллельной вселенной они с Бородиной могли бы…

Она даже не смогла вытерпеть, когда родители смотрели по телевизору «Трою», – выбежала из дома и час бесцельно бродила по улицам.

Рано или поздно якоря утонут в бурном течении времени, рано или поздно все эти мысли, непрерывно кружащие по одной орбите, сгорят в атмосфере. Вика хорошо это знала, но все равно злилась на себя за то, что не умеет мгновенно переключаться и продолжает мусолить ненужные воспоминания.

Ничего не исчезло. Она не была готова. Потому что, когда в один из жарких августовских вечеров увидела красное ауди, припаркованное перед клиникой, ее сердце предательски замерло, пропустив удар.

Вика шагнула к машине со ступенек, просто чтобы убедиться, что ошиблась и за рулем сидит совсем другой человек. Но никакой ошибки не было. Пассажирская дверь распахнулась перед ней, будто не оставляя выбора, и Вика забралась в салон, пахнущий хорошо знакомыми духами.

– Может, хватит?

– Что хватит? – спросила она и зачем-то пристегнулась.

– Мучить друг друга.

Правильнее было бы усмехнуться и сказать: «С чего ты взяла, что я мучаюсь?», но она произнесла: «Хочешь меня?» – и, услышав в ответ протяжный вздох, закрыла глаза и откинулась на спинку сиденья, чувствуя, как машина плавно трогается с места.

Примечания

1

Персонаж сериала «Игра престолов»

(обратно)

2

Рrimum non nocere (лат.) – прежде всего не вредить. Медицинский афоризм.

(обратно)

3

Main Title – Xena Warrior Princess (OST)

(обратно)

Оглавление

  • Часть 1. Психический статус
  • Часть 2. Анамнез
  • Часть 3. Конвергентное мышление
  • Часть 4. Дивергентное мышление
  • Часть 5. Елена. Алголагния
  • Часть 6. Амбивалентность
  • Часть 7. Аддикция
  • Часть 8. Елена. Haltlose
  • Часть 9. Паранойя
  • Часть 10. Гиперестезия
  • Часть 11. Интрапсихический конфликт
  • Часть 12. Прогредиентность
  • Часть 13. Эпилог
  • *** Примечания ***